КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400438 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170287
Пользователей - 91010
Загрузка...

Впечатления

ZYRA про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Начал читать, действительно рояль на рояле. НО! Дочитав до момента, когда освобожденный инженер-китаец дает пояснения по поводу того, что предлагаемый арбалет будет стрелять болтами на расстояние до 150 МЕТРОВ, задумался, может не читать дальше? Это в описываемое время 1326 года, притом что метр, как единица измерения, был принят только в семнадцатом веке. До 1660года его вообще не существовало. Логичней было бы определить расстояние какими нибудь локтями.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

2 ZYRA & Гекк
Мой дед таких как вы ОУНовцев пачками убивал. Он в НКВД служил тоже, между войнами.
Я обязательно тоже буду вас убивать, когда придет время, как и мои украинские друзья.
И дети мои, и внуки, будут вас убивать, пока вы не исчезнете с лица Земли.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Гекк про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

Успокойтесь, горячие библиотечные парни (или девушки...).
Я вот тоже не могу понять, чего вы сами книжки не пишите? Ну хочется высказаться о голоде в США - выучил английский, написал книжку, раскрыл им глаза, стал губернатором Калифорнии, как Шварц...
Почему украинцы не записывались в СС? Они свободные люди, любят свою родину и убивают оккупантов на своей земле. ОУН-УПА одержала абсолютную победу над НКВД-МГБ-КГБ и СССР в целом в 1991, когда все эти аббревиатуры утратили смысл, а последние члены ОУН вышли из подполья. Справились сами, без СС.
Слава героям!

Досадно, что Stribog73 инвалид с жалкой российской пенсией. Ну, наверное его дедушка чекист много наворовал, вон, у полковника ФСБ кучу денег нашли....

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
ZYRA про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

stribog73: В НКВД говоришь дедуля служил? Я бы таким эпичным позорищем не хвастался бы. Он тебе лично рассказывал что украинцев убивал? Добрый дедушка! Садил внучка на коленки и погладив ему непослушные вихры говорил:" а расскажу я тебе, внучек, как я украинцев убивал пачками". Да? Так было? У твоего, если ты его не выдумал, дедули, руки в крови по плечи. Потому что он убивал людей, а не ОУНовцев. Почему-то никто не хвастается дедом который убивал власовцев, или так называемых казаков, которых на стороне Гитлера воевало около 80 000 человек, а про 400 000 русских воевавших на стороне немцев, почему не вспоминаешь? Да, украинцев воевало против союза около 250 000 человек, но при этом Украина была полностью под окупацией. Сложно представить себе сколько бы русских коллаборационистов появилось, если бы у россии была оккупирована равная с Украиной территория. Вот тебе ссылочки для развития той субстанции что у тебя в голове вместо мозгов. Почитаешь на досуге:http://likbez.org.ua/v-velikuyu-otechestvennuyu-russkie-razgromili-byi-germaniyu-i-bez-uchastiya-ukraintsev.html И еще: http://likbez.org.ua/bandera-never-fought-with-the-germans.html И по поводу того, что ты будешь убивать кого-там. Замучаешься **овно жрать!

Рейтинг: -3 ( 2 за, 5 против).
pva2408 про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

Никак не могу понять, почему бы американскому историку (родилась 25 июля 1964 года в Вашингтоне) не написать о жертвах Великой депресссии в США, по некоторым подсчетам порядка 5-7 млн человек, и кто в этом виноват?
Еврейке (родилась в еврейской реформисткой семье) польского происхождения и нынешней гражданке Польши (с 2013 года) не написать о том, как "несчастные, уничтожаемые Сталиным" украинцы, тысячами вырезали поляков и евреев, в частности про жертв Волынской резни?

А ещё, ей бы задаться вопросом, почему "моримые голодом" украинцы, за исключением "западенцев", не шли толпами в ОУН-УПА, дивизию СС "Галичина" и прочие свидомые отряды и батальоны, а шли служить в РККА?

Почему, наконец, не поинтересоваться вопросом, по какой причине у немцев не прошла голодоморная тематика в годы Великой Отечественной войны? А заодно, почему о "голодоморе" больше всех визжали и визжат западные украинцы и их американские хозяева?

Рейтинг: +5 ( 8 за, 3 против).
Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).

Бета-тестер. Переплетение реальностей (fb2)

- Бета-тестер. Переплетение реальностей (а.с. Звездный лабиринт) 1.05 Мб, 305с. (скачать fb2) - Юлия Амилева

Настройки текста:



Юлия Амилева Бета-тестер: Переплетение реальностей

Все нижеследующее вымышлено и никакого отношения к реальности не имеет. Все совпадения случайны и неумышленны.

Автор благодарит своих первых читателей за колоссальное терпение, сестричку Еньку за титанический труд и выражает особую признательность Trevil'y и администратору компьютерного клуба за тренировки и терпеливые ответы на все, даже самые глупые, вопросы.

Ребята, что бы я без вас делала…


Часть первая СМЕРТЕЛЬНЫЙ ВЫХОД

– Ну что там, Кир? – Широкоплечий мужчина среднего роста, русоволосый и кареглазый, подошел к одному из компьютерщиков и встал у него за спиной, скрестив на груди руки.

Тот в ответ вывел на экран какие-то графики и данные:

– Смотрите, Михаил, вот данные обычного персонажа, а вот персонажа по имени Эльза. Это точно Тестер. Тактика очень необычная. И больше подходит кому-то из этой надоевшей пятерки.

– Откуда сигнал?

– Москва, – отозвался Кир, немного помедлив и что-то изучив на одном из многочисленных графиков.

– Значит, Темная все же влезла в эту игру. – Михаил задумчиво потер подбородок.

– Точно? – поинтересовался парень, покосившись на коллегу. – Уверены?

– А у нас в Москве больше нет сильных Тестеров, – отозвался Лагин и спросил: – Там наблюдатели вообще есть? Ее кто-нибудь прикрывает?

– Нет, – Кир покачал головой. – Не засекли. Либо она без прикрытия, либо просто играет.

– Просто? – Брови мужчины иронично изогнулись. – Кир, эта девочка никогда и ничего не делает просто так! Запомни это!

– И все же я не понимаю… – Кирилл откинулся в кресле, не обращая внимания на тон босса и наблюдая за графиком активности персонажа. – Она ж девчонка!

– Она – Тестер! – отрезал Михаил. – Причем, заметь, один из лучших. Появилась в играх около полугода назад, и до сих пор мы не знаем, что она представляет из себя в жизни!

– Ну… одну-то нашли. – Кир пожал плечами. – Да и всем известно, что Наблюдатель Лис к Темному Тестеру неравнодушен.

– Меня это утешает слабо, – фыркнул Михаил. – И знаешь, я думаю, что пора убить двух зайцев одним ударом – и систему проверить, и на остальных выйти.

– Думаешь, сломается под допросом? – заинтересовался Кирилл.

– А как же, – мужчина нехорошо хмыкнул. – А пока потреплем ей нервы. Она что-то в последнее время какая-то дерганая стала. – Он обернулся к тому, кто сидел за дальним компьютером. – Дим, подключись-ка за Райвена.

Дмитрий кивнул и, уже натягивая перчатки, уточнил:

– Насколько далеко я могу зайти?

– Давай без зверского избиения, – попросил Михаил и задумчиво уставился в монитор Кирилла. – Психанет или нет? Кир, попробуй-ка ее все же запеленговать. Если Наблюдателя сейчас нет поблизости, то мы можем ее отсечь от реальности.

– Хорошо. – Руки компьютерщика метнулись к клавиатуре…

– Я подключился, – сообщил Дима и перехватил управление Райвеном на себя.

– Поиграем, малыш, – недобро ухмыльнулся Михаил, наблюдая за развитием событий.


Я медленно отступала, зажимая рукой кровоточащую рану на боку, а на меня так же медленно надвигался Райвен.

«Блин! Нематерных слов у меня сейчас просто нет! Вот так вот проиграть?!»

Что на этот раз пошло не так?

Ведь все было сделано правильно: СИ-4 обезврежены, Весельчак убит… Но… но… и еще раз но! Меня, как маленького и глупого ребенка, загнали в угол. И сейчас у меня не было достойного выхода из сложившейся ситуации! Я должна довести миссию до конца… Конечно, можно нажать «Escape», выйти из игры и сорвать с головы виртуальный шлем, но пока еще бодрствующая совесть скорей всего не даст мне этого сделать. Пока ведь ничего несценарного нет.

Хотя, если сравнить наши характеристики и мое снаряжение…

– Попалась, Темная. – Райвен широко улыбнулся и коротко ударил меня по лицу. Я даже не успела закрыться.

От удивления…

Отлетев в сторону, я врезалась в стенку и медленно осела на пол. Ребра протестующе хрустнули, и военная хэбэшка еще больше пропиталась моей кровью. Перед глазами на долю секунды вспыхнула короткая надпись: «Критический уровень! Возможен проигрыш!» Вот удивили-то! А я-то уж думала, что после такого контакта ничего не будет! Да я так загнусь раньше, чем враг решит меня банально пристрелить. Но он назвал мой позывной – Темная.

«Как?

Откуда?

Кто им сказал?!»

Больно… Ребра точно переломаны. Хорошо хоть, что броня здесь не такая тяжелая, а то добавила бы мне мучений своим весом… С трудом подняв голову, я обнаружила, что Райвен не спеша приближается. В его походке ощущалась какая-то ленность. Странно, но юн почему-то вовсе не торопится меня убивать.

Возможно, он просто пытается растянуть удовольствие. Вот сволочь! Но ясно одно – это уже не программа! Им управляет человек. Программа так не работает. Значит, это кто-то из организации… Вот черт!

Кто?

Кто способен перехватить управление персонажем за считанные секунды?

– Темная и глупая. – Райвен покачал головой. – Неужели ты так ничего до сих пор не поняла?

Ответить я просто не успела – короткий пинок под ребра вновь швырнул меня о стенку. Боль мгновенно затопила сознание, оставляя нетронутым лишь маленький уголок рассудка. И не давая времени подумать над вопросом Райвена, руки сами метнулись вперед…

«Все! Не могу больше!»

Пауза.

Выход!

Я сорвала шлем с головы и согнулась пополам, пытаясь убедить свой организм, что со мной все в порядке.

И ребра целы…

И я не ранена…

И не врезалась от жестких ударов противника в стенку два раза подряд!

Убедить себя, что это была только Игра!

ИГРА!!!

«Блин! Кто сказал, что Виртуальность безболезненна? Прибила бы!»

Голова немилосердно болела. Перед глазами все плыло. До таблеток я сейчас вряд ли сама дойду!

– Голова моя. – Я сжала виски ладонями в виртуальных перчатках, стараясь хоть чуть-чуть унять боль. Только бы дойти до кухни и выпить обезболивающее. Тогда я не загнусь. Боже мой!!! Сколько раз я зарекалась держать таблетки на кухне, и каждый раз все сначала! Все на русский авось надеюсь. Неисправимая идиотка! Хуже оскорбления придумать сложно.

– Выпей.

Перед моим носом возникла кружка с водой и обезболивающее на чьей-то большой ладони. Я медленно подняла голову, не взирая на сотни отбойных молотков разом ударивших мне в виски. Спасение мне предлагал темноволосый и сероглазый парень… Секунду спустя вспомнилось его имя – Лешка. Мой личный Наблюдатель. Вовремя он с работы пришел ничего не скажешь.

– Пей, не мучайся, – вновь посоветовал он. Я послушалась – залпом проглотила две таблетки и благодарно посмотрела на спасителя, не отвечая, – пока слишком больно.

– Сколько раз я тебе, Юльча, говорил, чтобы ты не торчала за этим монстром столько времени! – сказал Алексей, отставляя пустую кружку подальше.

Я в ответ чуть виновато улыбнулась, боль потихоньку стихала. Обезболивающее было самым сильным, другие в этом случае не действовали.

– Прости, но я должна доконать эту игру…

При этом слове у меня снова болезненно заныли ребра, и появился знакомый привкус крови на губах.

– Или она тебя доконает, – возразил парень. Немного помедлив, он присел на корточки и, осторожно сняв виртуальные перчатки, взял мои руки в свои, грея занемевшие от игры конечности. – Юльч, солнышко мое, почему себя не бережешь? Ведь я тебя просил, чтобы ты не играла в одиночку. Молчишь? Молчишь… тебя ведь так прикончат. Я ведь не вездесущ и могу не успеть.

– Леш. – Повинуясь минутному порыву, я обняла его, зарывшись носом в густые волосы. Любимый мой, родной. И почему-то сейчас такой далекий.

– Не могу иначе, – прошептала я, – просто не могу.

– Знаю, потому и говорю, – отозвался он и отстранился, обеспокоено спросив: – Что там случилось? Миссию опять провалила? Или на вирус напоролась?

Я легко встряхнула все еще побаливавшей головой, отчего мои сильно отросшие за последние два месяца волосы упали мне на глаза, и молча потянулась за сигаретами. Лешка немедленно поднес зажигалку, адресовав мне осуждающий взгляд, но все-таки промолчав. Спасибо, что не ругаешься. Из-за чертовой нервотрепки с этими играми я вновь начала курить. Это помогает думать и быстро успокаиваться. А в гневе и раздраженном состоянии я способна на самые глупые и дурацкие поступки и могу попросту сложить голову в этой войне. Руки почему-то подрагивали, отказываясь слушаться хозяйку…

Только целиком выкурив одну сигарету и начав вторую, я высказалась, постаравшись максимально опустить рвущиеся наружу нецензурные слова:

– Если кратко, то Райвеном сейчас управляет не программа, а кто-то из их Охотников. Вероятно, Димка Эйр. Он у них ас в переключении.

– ЧТО?! – Алексей вскочил на ноги, едва при этом не сломав мой открытый секретер. – Этого не может быть! Я же сделал пароль Райвена шестизначным!

– Может или нет. – Я пожала плечами. – Не знаю, но Райвен только что меня чуть не убил… – и кивнула на экран основного компьютера, где прямо посреди наглой морды большого врага горела красивая надпись: «Пауза».

Алексей внимательно изучил все подписи и надписи, все шкалы жизни героев и плюхнулся на соседний стул, стоявший немного в стороне.

– Тогда кранты. Если они научились менять вторые шестизначки после третьей проверки, то я не берусь утверждать, во что они теперь превратят Игру!

Я покачала головой, выдохнула дым и добавила:

– Это еще не все, Леш, они знают, что за спецагента Эльзу играю я…

В ответ Лис коротко, но емко выругался и вцепился в ноутбук, нацепив очки и моментально уйдя в дебри кодов игры. А я вновь задумалась: «Откуда они смогли это узнать? Я ведь играла как и все, то бишь от нулевого уровня. И ни разу не дала понять, что я – Бета-тестер. А они даже узнали, что именно я и есть Темная. Хотя кроме меня в этой игре участвуют еще три Тестера.

Выследили?

Возможно…

Возникает справедливый вопрос: как? У меня же, во-первых, плавающие данные, а во-вторых, меня прикрывает один из лучших Наблюдателей нового поколения! Вот жизнь-кочерга! Сколько головоломок на мою бедную голову! И мне их надо решить быстро, ведь с каждым вывертом Игры и тех, кто ей управляет, у меня все меньше шансов найти эту чертову дыру и этот код. Этот маленький значок, дающий им возможность управлять Игрой и менять ее по собственному усмотрению. Ну и задачка для Бета-тестера!»

Да, я – Бета-тестер. Единственный московский… хм, до сих пор живой и стабильно работающий, скажем так.

Неучтенный игрок.

Непредсказуемый фактор.

Нелинейное ответвление сюжета.

Неожиданный результат.

Все еще не понимаете? Я объясню. Все началось этим летом с Сетевых игр… Хотя нет, не так. Все началось несколько раньше с одной маленькой фразы: «Матрица в каждом из нас» из фильма братьев Вачовски, который я посмотрела с заметным опозданием. После этого я несколько дней провела в странных и не свойственных мне раздумьях и… на этом, собственно говоря, все и закончилось. У меня началась банальная депрессия на почве не слишком утешительных для этого мира выводов. Со своими-то недостатками я давно смирилась, от них уже не избавиться. Да и не очень-то хочется, если честно… Немного побью в мрачном и пессимистичном расположении духа, я, очертя голову, кинулась спасать саму себя, с головой уйдя в ролевые игры по Сети. Именно тогда я и поняла, насколько же люблю импровизировать… Так уж случилось, что в первой же игре из нашей команды по сценарию в живых остались только я да командир по прозвищу Лис. И мы должны были проиграть.

По всем параметрам.

По всем законам.

По всем логическим выкладкам.

Против всех правил – мы выиграли. С трудом и несколько нетрадиционными методами, но победителей не судят. Мы выиграли благодаря странному, но известному всем и каждому, тандему – с его стороны безукоризненная логика и точные математические расчеты, подкрепленные сильным интеллектом, с моей же – фантазия и импровизация, замешанная на голом энтузиазме с неиссякаемым черным оптимизмом и такого же цвета чувством юмора. Это был триумф.

После этого я забросила такие игры подальше, поняв, что с моей психикой более-менее все в порядке и опять ушла с головой в реальность. Лиса я потеряла из виду сразу же. А вот он меня, как оказалось – нет. Сначала были коротенькие записки по электронной почте, вроде того: «Как дела?», «Как жизнь?» и тому подобное, плавно перешедшие в долгие разговоры по телефону, и вот вам результат. Сейчас Алексей – Лис – один из самых дорогих для меня людей. Мы вместе уже более полугода, особенно если учесть, что со мной очень непросто ужиться. И именно тогда я, хоть это и произошло случайно, узнала правду о его настоящем занятии. Он поисковик…

Программист-любитель.

Наблюдатель.

Именно Лис и рассказал мне, что какая-то организация условно названная им «Моно» потихоньку устанавливает монополию на компьютерные программы. Все выглядит до банальности просто. Они переделывают игры. Маленький такой значок, или несколько, в нужном месте, и пока человек азартно режется по сети в какие-то игры, все данные с паролями – уже у них. Сейчас время Паутины, вот вам и результат. Игра начинает вести себя непредсказуемо. Потом осторожно запускается вирус, и все… человек в отчаянии: данные утеряны, компьютер – только на выброс и так далее. Естественно, что эта фирма тут как тут. Восстановить все данные, когда они и так у тебя имеются – несложно. Человек верит им и продолжает покупать у них различные программные дополнения, чтобы не было повторения… Как мне показалось, Лис все это выяснил чисто случайно: его друг попал в точно такую же ситуацию, и Лешка моментально забил тревогу. Он немного опоздал, но все же многое они выяснили.

Деньги!

Вот, что движет этими монополистами. А деньги – это власть. И ведь всем давно известно, что власть – один из самых сильных наркотиков…

Да, в какой-то момент я прекрасно поняла, что в этой истории многое притянуто за уши с огромной силой, но с другой стороны я сознавала, что не могу узнать правду, не достигнув нужного уровня информированности. Так что я пока держусь такой версии – простенько и понятно для обычных умов, хоть сплю спокойно.

«Моно» как-то бочком выдвинулась на просторы Интернета… Однако когда некоторые спохватились – было уже поздно! И все же у Организации нашлись противники. Те, кому ее монополия встала поперек горла. Именно они и создали достаточно засекреченное Сетевое общество Наблюдателей. В него входят люди из всех стран, и вычислить их весьма сложно. Но все-таки Наблюдателей до сих пор чертовски мало из-за некоторой специфики такого призвания.

Казалось бы, что вот оно, нормальное партизанское противостояние, но игры продолжали переписывать, данные продолжали воровать, а компьютеры ломались, теряя очень важную информацию. Наблюдатели не могли все сразу отследить, параллельно занимаясь и разработкой защиты от этих вирусов и кодов. Хакеров привлекали очень осторожно. А ведь нужно было еще скрывать свою истинную личность и истинное занятие. Реальность нельзя было забрасывать… В какой-то момент Наблюдатели решили, что с них хватит. Встал выбор «или – или»! И выбор был сделан. Тогда и появились мы, Бета-тестеры, вольные художники. Люди, с творческим потенциалом и неограниченной фантазией… Таких много, скажете вы, и будете правы, но не все способны поверить и, самое главное, проверить на собственной шкуре что это такое, когда Игра начинает идти по немыслимому сценарию и человека затягивает в омут безумных убийств и насилия.

В омут кровавого безумия.

В омут уничтожения.

В омут смерти.

Когда осознаешь: если обнаружат – достанется и тебе, и близким людям…

Я, как ни странно, осилила это. Не меняя имени, не меняя увлечений и привычек и выбив себе свободный график работы. Родственники не представляют, чем я занимаюсь на самом деле, но в случае чего – они меня поддержат и поймут. Да и авантюризма с искренней любовью к риску у меня предостаточно. Но, как бы то ни было, нас до сих пор очень мало. Сейчас в России всего восемь или девять Бета-тестеров, готовых биться за странные и немного устаревшие в некотором смысле идеалы. Тестеров, готовых рискнуть собственной головой…

Мы разобщены и разбросаны по всем городам нашей необъятной страны.

Мы работаем каждый сам по себе. Лично я из Москвы, как уже упоминала… Все мы прикрываемся стремлением к деньгам. И срабатывает ведь! Нас пытались перекупить, но свобода действий реально пока дороже…

Раньше нас было больше, но троих уже вычислили. Наступили черные дни. Но они зря решили, что это послужит нам хорошим уроком и заставит отступить. Мы только стали злей. И Светлых среди нас теперь практически не осталось, многие ушли в Сумерки, а некоторые и вовсе во Тьму. Увлечение фантастикой и играми наложило свой отпечаток на всех нас. Нейтральным быть нельзя! Нейтральных безжалостно сминают… Меня в Сети называют Темной, соответственно, Темный Бета-тестер или Темный Берс, Dark или Darkness. И они во многом правы, я давно преступила черту Света и теперь предпочитаю Тьму. Тьму Истинную. И меня это устраивает полностью. А кого нет…

Хотите света?

Включите лампочку!

И теперь, спустя какое-то время я могу сказать, почему программисты не всегда могут найти эти незаметные коды и символы.

Они ищут не там…

Они ищут не так…

Они ищут логически, а мы – как придется. По дебильной прихоти интуиции больше похожей на генератор случайных чисел. Именно этим мы и опасны для монополистов. Действия Тестеров невозможно предсказать, а Наблюдатели нас всеми возможными силами прикрывают от обнаружения.

Именно они вычисляют игры, где четко прослеживается отпечаток Организации.

Именно от них все и исходит, хотя Бетовики и сами частенько влипают. И пусть существует негласное правило, что Бет ни в коем случае не должен играть один, без прикрывающего, мы все же рискуем. Наблюдатель не может быть постоянно рядом. Просто не может. Это у меня Лис под боком, да и то не всегда, а у остальных… А вот остальных приходится прикрывать на расстоянии.

– Я тебе почту забрал, – отвлек меня от воспоминаний Лешка.

Я вопросительно на него посмотрела. Его ведь зовут Лисом не за внешность, а за ум и характер. Он самый отъявленный хулиган среди Наблюдателей, потому как, в силу специфики своей основной работы, предпочитает работать с максимальными разрушениями и с зубодробительной защитой, но его уважают и ценят. А некоторые, в моем лице, теперь еще и любят.

– От кого? – Я затушила в пепельнице полупотухшую сигарету и откинулась в кресле. – Ну?

– Да все от тех же, – сообщил он и значительно тише добавил: – Я по форумам твоим еще прошвырнулся – там Лиа объявилась.

«Лиа? Ну-ну. И как всегда небось мне ни слова».

– Тебе ни слова, – подтвердил Лешка мои мысли. – Глухой игнор.

– По фигу, не пишет и ладно. – Я задумчиво смотрела на экран, выбросив давнюю знакомую из головы, хотя какое-то время мы и считались подругами. – У меня сейчас другие проблемы. Как? Вот как можно разобраться с этим быстро и желательно безболезненно для меня?

– Уровень у Эльзы достаточный для того, чтобы одолеть Райвена, но у тебя не вышло, – с тяжелым вздохом констатировал Лис.

– Пока да, – призналась я и покосилась на монитор ноутбука. – Ты нашел?

– Да, три значка, образующие треугольник, но сделать ничего пока не могу, Райвена нужно вывести из игры, тогда я смогу вычислить жука, – отозвался Алексей, – и заделать дырку. С Димкой Эйром я еще могу в одиночку справиться. Но он ведь не один, сволочь такая! Там наверняка и Кирилл с кем-нибудь из этой шайки-лейки ошивается!

Я задумалась: «Лис прав… Против программистов-хакеров этой Организации мне не потянуть – я натуральный ламер, если не валенок с галошей, во всех этих значках и кодах. Черт! Значит, опять придется импровизировать. Знать бы только с какой стороны начинать эту самую импровизацию».

– Супера туда засунуть нельзя – персонаж должен быть исключительно человеком? – обреченно вопросила я, убирая челку с глаз.

– Да, к сожалению, – ответил Леша, что-то выстукивая на клавиатуре. – Иначе засекут!

– Ага! – В моем голосе неожиданно проскочил сарказм. – А там теперь гуляют и вампиры, и клоны, и гены всякие с мутантами, тут простому-то и не выжить.

– Это уж точно, ты уже что-то придумала? – с улыбкой поинтересовался он, покосившись на меня поверх очков.

– Пока нет. – Я потерла виски. – Ладно, пойдем по порядку! Тупо и в лоб! Кто из моих персонажей – истребителей вампиров и нечисти – у нас сейчас есть?

– Мэлоди, – пожал плечами Алексей, – но она полувампир.

– Не пойдет, – сказала я.

Алексей активно копался в моих бумажках, в какие-то секунды становясь похожим на ежика.

– Не то, Лисяра, не то!

– Ты же столько игр переиграла за спецназ! – возмутился в ответ парень, заталкивая бумаги обратно. – Вот и возьми этих девчонок.

– Это все не то!

– Н-да, – вздохнул Лешка и откинулся на стуле, уставившись куда-то за окно. Я молчала, пытаясь найти выход и нужный, а главное, подходящий персонаж. Мой взгляд равнодушно скользнул по комнате и… зацепился за любимую мной фотографию из нашего сериала «Спецназ» с соответствующими автографами. Против воли я заулыбалась: как же я люблю этих ребят! Мозг неожиданно зацепился за слово «спецназ». Вот он выход!

– Ты чего? – Лис подозрительным взглядом смерил широченную улыбку, выползшую на поверхность моего лица, а я с гордостью, словно сама в этом беспределе участвовала, процитировала:

– Заклинили лифт шестью охранниками и смылись по пожарной лестнице!

Взгляд Лешки быстро метнулся к фото.

– И?

– Что у тебя дальше по сценарию? – Я уже колдовала над переключением игры в режим с другим персонажем. Сейчас это несложно. Найти имя и запустить генератор, отлаженный до тошноты. Все делается в доли секунды.

– В дверь должен вломиться солдат из группы «Магма», – чуть помедлив, отозвался Лис. Он что-то внимательно изучал на экране ноутбука, изредка поглядывая поверх очков на меня.

– Райвен его убьет? – Я бросила короткий взгляд на таймер игры. «Восемь минут шестого уровня. Самое то!»

– Теперь да. – Алексей покачал головой и вдруг широко улыбнулся. – Но только что влез Паук. Он тут просемафорил.

– Паук? – Я удивленно вскинула брови и оторвалась от усиленных манипуляций с клавиатурой: «Ярослав-то тут что забыл? Он же в эту игру играет так, что «отвалитесь мои руки». Опять экстрима захотелось?»

– Ну да, если Яр успеет включиться в разборки чуть позже убийства, то спец не погибнет, – кивнул мой Наблюдатель.

– Отлично! – Я потерла ладони, словно предвкушая победу. – Если Ярослав успеет, то у нас есть шанс дать им по носу! Сильно дать!

– Что ты задумала? – заинтересовался Алексей.

– Эльза ведь у нас американка, так? – спросила я.

– Так, – подтвердил Наблюдатель.

– Значит, будем работать по-русски, запускай генератор личностей, – бросила я и злорадно ухмыльнулась.

– Кого вписываем? – заулыбался Лис. Он понял, что именно я задумала.

– Оторву! – провозгласила я. – Позади нас все пылает, впереди нас все рыдает!

– Рыжая! – Лешка удовлетворенно кивнул и включил программу. – Начали! Имя – Лидия Суворова. Возраст?

– Тридцать четыре года.

– Рост – метр восемьдесят. Цвет волос – огненно-рыжий, глаза – карие… Так? – уточнил Лис, вызывая на экран изображение персонажа, благо я совсем недавно его «забила» в программку генерирования.

– Так, – согласилась я, и он продолжил своеобразный «допрос».

– Звание?

– Пусть значится «топ сикрет».

– Боевые искусства – айкидо. Позывной – Нико! Особые приметы? – Руки моего личного Наблюдателя мелькали над клавиатурой с непостижимой для меня скоростью.

– Длинный старый шрам от ножа на левом боку! – Немного подумав, я решила не говорить про все шрамы. Просто этот – самый запоминающийся.

– Миссия? – Парень качнул головой, словно не веря своим ушам.

– Секретные бумаги, – улыбнулась я.

Лешка стукнул по «Энтеру» и с улыбкой откинулся на стуле. – Весело им станет, ведь они не ждут такую стерву-профессионала.

– Еще бы, и вот еще, поставь-ка интуицию на максимум и реакцию повысь. Человек-то человек, – я хитро прищурилась, – но нигде не сказано, что она не может чувствовать приближение врага.

Лис вновь покачал головой:

– Если тебе удастся доиграть по правилам, то за твою голову назначат награду.

Я только отмахнулась: мол, фиг с ним, доиграть бы.

– Какое вооружение? – моментально вернулся к делу Лешка. – Обычное?

– Да, – я пожала плечами и напомнила: – Про нож Духа не забудь. Про остальное сам знаешь – не маленький.

– Сделано, – кивнул парень. – Я буду на наносвязи с ноута, частоту помнишь?

– Сто десять тринадцать, – отозвалась я, вновь устраиваясь перед компьютером, натягивая перчатки и прилаживая виртуальный шлем. – Грузи за этим солдатом. Райвен не ждет сразу двоих.

Лис кивнул, поправил на переносице очки, и его пальцы замелькали над клавиатурой.

– Удачи, солнышко, будь осторожна!

– Как обычно, Леш. – Я опустила на глаза шлем. – Ты же знаешь…

– Знаю, в том-то и дело, что я тебя слишком хорошо знаю. Система! – начал Лис, и в его голосе прорезались стальные нотки. – Админский вход! Объект – Темный Берс. Кодовое имя – Нико!

– Вход! – привычно командую я, нажимая «Enter», и перед моими глазами мелькает знакомый зеленый туннель погружения в виртуальность.

Секунду спустя, обнаруживаю себя, сидящей за ящиками и наблюдающей за каким-то спецом. Короткий осмотр и я убеждаюсь, что все вышло, сейчас я – Нико. Воспитанница террориста Олега Тополева по прозвищу Дух, рыжая оторва российской контрразведки и головная боль всех своих командиров. Вот теперь посмотрим кто тут крутой. Я не бог весть кто в реальности, но почти всемогуща здесь.


Кирилл как-то нервно дернулся от резкого сигнала компьютера и быстро вывел на экран нужный сектор. Тот мигал двумя красными точками.

– Ого! – Он присвистнул и постучал по микрофону, закрепленному возле губ. – Фэйр!

– Чего? – несколько недовольно спросил Охотник.

– Ты был прав – она вернулась, – сообщил компьютерщик, его пальцы быстро летали над клавиатурой, выводя и закрывая какие-то графики и цифры. – Не одна.

– Лис?

– Да. – Парень проглядел еще что-то и хмыкнул. – А теперь еще и Паук влез, но пока без прикрытия.

– Прямо цвет Бетовиков… – недобро ухмыльнулся в ответ Охотник. – Ладно, не пропусти момент!

– Хорошо, – покорно отозвался Кир. – Так как действуем?

– Впаяем два «фотографа», чтоб не дергалась! – моментально ответил Лагин. – Остальных отсеем и вычислим, но мне нужна сейчас именно Темная!

Кирилл кивнул, словно Охотник мог это видеть и занял выжидательную позицию. Зачем им был нужен Бета-тестер он знал, но почему именно эта девчонка и не догадывался…


Несколько минут я все же тупо просидела за ящиками, ожидая нужного мне времени.

– Эльзе все-таки сломали шею! – бодро сообщил мне Лис по наносвязи.

– Когда? – заинтересовалась я, отвлекаясь от равнодушного созерцания деревяшек перед носом. – Когда ты отключил паузу?

– Да… Райвен понял, что игрок ушел. – Лешка призадумался. – Только как он это понял так быстро?

– Трудно не понять, если не реагируешь на происходящее, – я пожала плечами. – Особенно на пинки и удары.

– Логично! – признался Наблюдатель. – Ладно, вперед.

– Вива… – отозвалась я и медленно встала из-за ящиков, прижимаясь спиной к стене. В это же время спец вломился к Райвену, и потянулись томительные секунды ожидания. Оно оборвалось внезапно, едва раздались три выстрела и стук упавшего в полном снаряжении тела.

Вот теперь пора!

Я ворвалась следом, пинком открыв закрывшуюся было дверь, и дала короткую очередь в спину уже уходящего Райвена. А вы что думали? Я же сказала, что я Темная… А посему я совершенно спокойно в играх стреляю в спину. Совесть всегда можно уговорить, да и то если она проснуться успевает.

Это ведь Игра.

Всего лишь игра…

Хотя теперь, после всего случившегося, я уже не могу поручиться, что и в жизни не выстрелю в спину врагу. Это, конечно, подло. И противоречит Кодексу Тестеров, но иначе нельзя. Гуманизм нас погубит…

Тем временем Райвен с грохотом и стоном падает, но все же успевает обернуться.

– Что?! – В его голосе слышится искреннее, практически человеческое изумление.

– То! – отрезаю я, чуть смещая прицел. – Темная – это я! – И вновь нажимаю на спуск… все! Враг мертв. С двумя пулями в голове еще никто в живых не оставался. Райвен все же не бессмертный. К счастью для всех.

– Я засек жука, – шепчет Лешка. – Сейчас его заблокирую. И Димка пока не в курсах…

– Темная. – Убитый Райвеном боец как-то излишне резво встает на ноги и нагло подмигивает мне в прорези «ночки», в смысле спецовской маски. – А вот и я!

– И? – Я недвусмысленно нацеливаю винтовку ему в голову. Он поднимает руки и раздается звонок по наносвязи. Перед глазами замигал сигнал вызова. Занеся его в список разрешенных, включаю, и голос спеца прорезается по наносвязи:

– Тихо, Берс, не психуй, это всего лишь я.

– Яр! Все-таки подключился! – Я опустила винтовку.

– Жука Лис засек? – поинтересовался в ответ парень. Я только усмехнулась. Яр ведь отличный владивостокский Тестер. Тоже из нас, Истинных темных. И всегда сначала задает вопросы по делу, а потом уже треплется обо всем подряд. Иногда его и не заткнешь, кроме как кляпом или угрозой оторвать голову.

– Да, – я кивнула. – Ты сейчас со мной?

– Если возьмешь, – улыбнулся Ярослав.

– Возьму, конечно же, – и я представилась: – Капитан контрразведки РФ Лидия Суворова, позывной Нико. Тут – инкогнито.

– Приятно познакомиться, – отозвался Ярослав, едва не расшаркиваясь, – старлей Майкл Вигерс. Спецназ США. Позывной Арго.

Н-да. Такая ситуация, а мы тут расшаркиваемся. Высший свет тестеровского дома на прогулке… Но по крайней мере, теперь нас двое. Плюс Лис как прикрытие. Если бы еще у Яра было прикрытие, тогда вообще все замечательно…

– Куда дальше? – поинтересовалась я у Лешки, осматривая тело Райвена. Ничего необычного не было. Странно. Должно же быть хоть что-то несценарное. Но нет… все обычно и стандартно. Вооружение, какие-то пароли, ключи да карточки. Неужели просто переключили управление? Удивительно, на Организацию это очень не похоже.

– На уровень «Е», – сообщил Наблюдатель.

Паук кивнул, показывая, что тоже услышал.

– Идем… – Он подхватил автомат, и мы выбежали в коридор. У Райвена я все же забрала нужные нам и уже ненужные ему карточки-пропуска. Доиграть-то надо.

– Так. – Паук покрутил головой, осматриваясь, и кивнул влево. – Лифт там!

– Двинули! – Стараясь не тратить времени на разговоры, я быстро пробежалась по коридору до лифта, на ходу перезаряжая винтовку. За мной бежал Яр, не отставая ни на шаг…

– Теперь налево! – неожиданно скомандовал Лис, отчего мы едва не врезались в стенку. – Грузовым лучше.

– Ладно. – Мы покорно свернули налево и пробежали еще один коридор. Пусто и тихо… Хм. Может дальше кто-то есть?

Что самое странное, мы весьма быстро и благополучно добрались до лифта, так и не успев по пути обменяться новостями и подколками, как это происходило обычно. Да и убить-то мы никого не успели. Никто нам не попался.

Очень странно…

В душе зародились смутные подозрения, что-то тут не так. Но что?

Ответ – все!

Тихо, мирно, никого нет, включая даже неизбежных насекомых. Ловушка? Возможно, но не хотелось бы… Ярослав присел у лифта, посматривая на оставшийся позади коридор. Я нажала кнопку вызова и повернулась в другую сторону, не убирая пальца со спуска. Пусто, только едва слышный треск ламп дневного освещения. Напряжение скачет. Генератор почему-то не справляется с нагрузкой, хотя я до него еще не доползла. Его надо будет взорвать только на следующем уровне.

– Странно все это. – Паук прищурился.

– Еще как. – Шум прибывшего лифта избавил нас от тишины. Двери немедленно открылись, и опять наступила тишина. Мы переглянулись…

– Чисто? – Яр старательно держал свои руки подальше от гранат.

– Кажется. – Я нервно огляделась, крепче сжимая свою винтовку. – Ничего не чувствую. Шандарахнуть бы, да обнаружат.

– Я – за, – признался парень, – да лифт попортим!

После этих слов мы вошли в кабину, старательно фиксируя все окружающее. И первым делом я посмотрела наверх. Не хочу, чтобы из люка мне на голову кто-нибудь упал. Обычно оттуда падает кто-то из тех, кто не очень любит, когда по базе шатаются неизвестные спецназовцы с неизвестными, но весьма разрушительными, целями. А мы как раз из разряда таких вот неизвестных.

– Поехали? – Я чуть приподнялась на мыски и постучала дулом винтовки по люку в крыше лифта. Заперт. Отлично.

– Да. Если свалится кто – ему же хуже. – Паук быстро нажал на кнопку нужного нам этажа и устроился в углу, посматривая по сторонам, словно боясь нападения. Глаза подозрительно посверкивали из-под маски. Я замерла в другом углу… Тишина…

Лифт закрыл двери и пополз вниз непростительно медленно.

– Телефон бы, – вдруг признался Ярослав, – или терминал какой завалящий.

– «Что я, дура что ли?» – подумала Лара Крофт и засейвилась! – процитировала я в ответ анекдот. Мысль там одна, но очень мудрая: прошел какой-либо участок – сохрани игру, чтобы в случае чего можно было бы начать с этого места и не проходить все заново. Но как быть тем, у кого такие вот сейвы стоят в строго определенных местах?

Конечно, к этой игре это не относилось. Здесь все было продумано – достаточно было позвонить по наносвязи по определенному номеру, и нас бы сохранили. И полный порядок… Но было здесь одно большое «НО». При таком вот сохранении нас неминуемо бы засекли дежурные операторы, а нам это сейчас ни к черту. Вызовут еще Охотников, и все. Придется либо драться, либо ноги уносить! А, может, нас уже засекли, раз так тихо и пустынно?

«Черт!»

– Лис, что-то тут не то! – вывалила я на своего Наблюдателя «радостную» новость. При этом признании Яр несколько изумленно глянул на меня, но смолчал.

– Сам знаю, – отозвался Лешка и как-то странно вздохнул. – Да вот не знаю что. Димку я выпер, Охотников пока нет. Либо я проглядел, либо они что-то новое придумали.

– Ладно, будем верить, что это всего лишь моя паранойя!

– Да что он ползет как черепаха? – сквозь зубы процедил Паук, прерывая наш разговор, и вновь замолчал. Я в ответ только мотнула головой…

Но всему когда-нибудь приходит конец, и наше средство передвижения наконец остановилось. Двери медленно раскрылись – коридор был пуст. Вопросительно переглянувшись, мы аккуратно, крадучись, вышли из лифта и прислушались. До поворота было всего пару метров. Тишина, ни звука. Только лампы потрескивают.

«Да что же это такое?!»

– Тихо! – шепнул Яр.

– Я тоже никого не чувствую, – кивнула я.

– Тогда потопали. – Паук первым бросился за угол. Я за ним… и…

– Упс…

Реакция сработала мгновенно, до того как в голове вообще появились мысли о том, что нас могут превратить в дуршлаги, и мы попытались отскочить назад.

– Стоять!!! – раздался приказ, и пришлось замереть. Нас держали на прицеле трое. До ножа однозначно не дотянуться. Спустя несколько секунд террористов стало восемь, а я по-прежнему их не чувствовала.

«Что за черт… Почему?! Что происходит?!»

– Лис! – Я ничего не понимала в происходящем.

– Они переписали уровень, психозащита пятого уровня! – мрачно сообщил мой Наблюдатель, и я словно услышала, как он стучит по клавиатуре, пытаясь найти для нас максимально безболезненный выход.

«Значит, обвели нашу защиту. Вот черт! Вернусь – дам Винту по ушам за то, что отлынивает от своих прямых обязанностей!

Если вернусь…»

– Гаплык… – передала я Ярославу, а в ответ по связи прошла цветистая фраза на богатом и сочном русском языке. Матерном. Я едва не рассмеялась, не взирая на трагичность обстановки. Только Паук способен так органично вписать в одну фразу, пусть и трехэтажную, три поколения обезьян, архангелов, монополистов и кучу неизвестных нам личностей, включая большие разводные гаечные ключи с ангельскими крылышками и хвостами чертей.

– Руки! – Вперед выступил предводитель.

Я прищурилась, пытаясь понять кто это такой и… А вот теперь громко и дружно еще раз говорим: «Упс!» – кричим: «Мама-юма!» – и молимся всем богам, чтобы нас не убили сразу же.

Фэйр!

Один из лучших Охотников… Именно он нашел наших друзей: Антона, Рената и Артема.

Именно из-за него их не успели спасти.

Где-то внутри тихо загорелся огонек паники. Если здесь Фэйр, то у нас есть все шансы не дожить до завтра.

Все шансы.

На девяносто девять и девять десятых процента!

Неудивительно, что мы его не чувствовали. Он ушлый в этом деле, и способен обвести нас даже вокруг дырки от бублика. Например, как сейчас…

Разум бился в поисках выхода из создавшейся ситуации, одновременно пытаясь ответить на вопрос: «Что им сейчас от нас надо? Что конкретно? Почему не стреляют?»

Мы с Яром переглянулись, словно советуясь, потом медленно опустили оружие на пол и, выпрямившись, отступили на шаг назад, подняв руки вверх. Мы стояли ровно на середине коридора, до лифта метра полтора. Двери пока раскрыты… Это может нам помочь, но сейчас пока дергаться не стоит. В том, что нас пристрелят сразу, – пользы никакой. Вылетим и все, сердечко заболит, придется таблетки пить, а так хоть есть шанс выкрутиться без членовредительства для себя и доиграть. Нам бы всего секунд тридцать, чтобы вскрыть меню да нажать на «Выход».

Немного подумав, Ярослав так же медленно стянул маску. Светлые волосы тут же разлетелись во все стороны. Паук у нас классический блондин, как в игре, так и в жизни. И его до сих пор не поймали. Что удивительно. Он не особо и скрывается. Хотя во Владивостоке тоже есть отделение Организации…

Или просто ему так везет?

– Сразу два Тестера, – нехорошо усмехнулся Фэйр, почему-то подходя ко мне практически вплотную, – да еще каких! Берс, или Темная… и Яр! Он же Паук, которого фиг вытащишь на свет. А сейчас сам свое лицо с чего-то показал. С чего бы это, а?

– Да вот хочу, чтобы ты обзавидовался и помер от зависти, – хмыкнул Ярослав, но Охотник почему-то проигнорировал его выпад, обращаясь лишь ко мне:

– А вот теперь посмотрим и на ваше личико, дорогая моя, – и он одним резким движением сорвал с меня маску спеца. Я машинально тряхнула головой, отчего густые рыжие волосы рассыпались по плечам и, не сдержавшись, фыркнула, увидев неподдельное изумление противника. Паук от него не отставал. Неудивительно. Мы с ним давно знакомы, он даже в гости как-то к нам приезжал. Так что он знает, как я создаю свои персонажи.

– Удивлен, Фэйр? – съязвила я, старательно затаптывая панику. Я не понимала происходящего и это пугало меня. Люди боятся того, чего не понимают. Боюсь, но не сдамся.

– Не то слово. Я не думал что ты настолько… – ошеломленно произнес он и резко оборвал себя, в темных глазах вновь появилось жесткое выражение. – Неважно, тебя это не спасет.

– Бабуля надвое сказала, – вдруг ядовито прошептал Алексей. – Он думает, что перекрыл вам доступ к выходу.

– А он не перекрыл? – с некоторым удивлением поинтересовался Яр.

«Что-то он слишком спокоен… слишком!

Что-то знает?

Что-то задумал?

Что-то решил?»

– Перекрыл, конечно же, он же не полный дурак! Но я сейчас раскрыл код личности Райвена, Димка об этом пока не знает, так что я в любой момент могу вас вытащить, – усмехнулся Лис и посерьезнел. – И еще одно – не позволяйте ему прикасаться к открытым участкам ваших тел дольше, чем на десять секунд…

– Маркер? – Яр моментально напрягся, подобрался и быстро взглянул на Охотника. Тот не отреагировал, продолжая рассматривать меня. Я спокойно смотрела на него, пытаясь найти выход из создавшейся ситуации. Его бы руку – да поближе, и я просто смогу захватить его в заложники. Это их не остановит, но даст нужные нам для побега секунды.

– Именно, – как-то мрачно отозвался Алексей. – Со смертельным, мгновенно действующим вирусом. Рискуете не вернуться вообще.

Мы с Яром опять переглянулись и синхронно взглянули на противника, но Фэйр до сих почему-то смотрел только на меня.

«Почему?

Я же не…»

Я несколько недоуменно поймала задумчивый взгляд Охотника и… неожиданно мозаика произошедшего сложилась в моем мозгу отдельным кусочком: Райвен-Эльза-спец-тишина-Фэйр.

– Лешка! Вытаскивай Яра и включай «Парсек»! – в отчаянии крикнула я, с какой-то заторможенностью сообразив, что именно Фэйр пытается сделать: отрезать меня от реальной жизни совсем!!!

– НЕТ! Ты погибнешь!!! – мгновенно отозвался мой Наблюдатель, повышая голос.

– Делай что говорю!!! Иначе Яра убьют!!! – рявкнула я в ответ. – Их цель – я!!!

Лифт в итоге вздрогнул и пошел наверх.

«Фух… Послушался».

Двери шахты не закрылись. Сопровождение Охотника удивленно переглянулось, несколько не понимая, и…

– Беги! – Ровно на секунду опередив приказ Лагина открыть огонь, я толкнула Яра в сторону шахты лифта и подсекла ближайшего ко мне врага. Нож сам прыгнул ко мне в руку, и я крутанулась на месте, готовясь к длительной драке. Паук, умничка моя светловолосая, сгруппировался, перекатившись, и нырнул в шахту.

Мы оба знали, что Лис сумеет вытащить парня еще до того, как тот долетит до подвала и Тестеру все же не придется на своей шкуре испытывать ощущения при расплющивании в лепешку. А мне ничего не грозило. «Парсек» включен, и засечь меня теперь невозможно, одно «но» – я не могу сама выйти из игры, пока эта программа работает. И я осталась без связи… Программа эта слишком жесткая для физического тела. Основана на каких-то там импульсах головного мозга, но только так я могла сейчас вытащить друга. Зачем я понадобилась Фэйру – я до сих пор не знала, но твердо поняла, что он не может меня убить сейчас, при включенном «Парсеке»… Ведь тогда меня выкинет автоматически, и я слягу с сердечным приступом от такого перенапряга. А ему это сейчас нежелательно. Ему что-то нужно от меня, но что? Убей он меня сейчас, и я повторю судьбу своих погибших друзей. Враги давно об этом мечтают и все равно пока не стреляют, пытаясь одолеть меня врукопашную…

Да и мне, черт возьми, тоже не очень хочется умирать.

Мозаика упорно не желала складываться!

«А если… Нет, я все-таки полная и непроходимая дура! Райвен же сам дал мне подсказку. Опять купилась на этот намек, а еще ношу титул одного из лучших Тестеров…»

Услышав за спиной щелчок снятого с предохранителя пистолета, я замерла, остановив замах вместе с мыслями на половине. Повисла нехорошая тишина…

– Руки! – последовал тихий и короткий приказ. Я медленно подняла руки вверх, собираясь выпрыгнуть в шахту, чтобы зацепиться за тросы и съехать вниз, как…

Два выстрела слились в один! Меня швырнуло в стену, и я шмякнулась на пол, перед глазами все поплыло, нож звякнул по полу где-то дальше.

«Вот ты и допрыгалась, Темная. Все… финита ля…»

Мысли были какими-то вялыми, но это значило, что я все еще в Игре. Сознание медленно угасало. Не было боли, не было тошноты, не было стандартных симптомов резкого выхода. Больничного потолка тоже не наблюдалось, как и потолка моей комнаты. Наблюдался только грязный пол перед едва не разбитым носом. Все еще Игра…

– Не выкинуло? – раздался обеспокоенный голос Охотника над моей головой. Чья-то рука забралась под воротник и прощупала мой пульс на шее. Хотелось вздрогнуть, рука была ледяной, но я не могла – тупым бревном лежала на полу.

– Нет, она в оцепенении, – сказал кто-то, и меня не слишком бережно подняли. Спина отозвалась ноющей болью. «Так вот почему меня так швырнуло. Садисты! Стрелять в упор!»

– Отлично! – В голосе Фэйра послышалось странное удовлетворение. – Снимите броню и давайте ее на последний уровень.

И все. Сознание мне отказало. Наступила полная бесчувственность к окружающему.

Надеюсь, что Лис меня успеет вытащить. Ибо если нет, то остается надежда на то, что я выдержу сердечный приступ и меня успеют откачать, если Охотник решит меня прикончить…

Видит небо, я не хочу сейчас умирать. Тем более так глупо!

Я не готова к такой смерти. Попросту не готова…


Кирилл пощелкал какими-то выключателями и обернулся к Михаилу, как раз стягивавшему шлем:

– Ну как?

– Дрянь! – Охотник бросил шлем на стол, стянул перчатки и вцепился в бутылку минералки, стоявшую неподалеку. – Вытолкнула Паука, откуда-то узнав, что мне она нужна живой, а сама резню учинила! Вот тварь…

– Отчаянная она, – согласился компьютерщик, наблюдая, как Михаил жадно пьет. – И что дальше?

– Да глупая она, вот и все. Дура! – Фэйр оторвался от бутылки и выдохнул: – Давай ее в изоляционную и выясняй кто она, а потом уже будем подключать к «Панораме».

– А выдержит?

– Вот и проверим, – недобро ухмыльнулся мужчина и встал с кресла. – Все… я пока в душ, потом вернусь…

– Как скажешь. – Кирилл кивнул и посмотрел на монитор. – Миш, а ведь «Парсек»-то включен. Если ее пристукнуть, то она схлопочет сердечный приступ.

– Знаю, посему давай-ка пока без издевательств, – отозвался Охотник. – Либо мы выясним, кто она, и тогда отключим все сами, либо ее попытаются вытащить, и тогда мы выясним личность ее Наблюдателя.

– А если Мегало сунется? – поинтересовался Кир.

– Вряд ли, он давно не показывался. – Михаил вышел из операторской. Компьютерщик недолго смотрел на закрывшуюся дверь. Секунду спустя он встряхнулся и принялся за работу. Он прекрасно понимал, что теперь Темному Тестеру самой никуда не сбежать. Чудес в этой жизни давно не бывает…

Часть вторая КООРДИНАТОР

Пустая операторская была едва освещена многочисленными мониторами. Половина из них была в спящем режиме. Здесь и сейчас был только тот самый компьютерщик…

Кирилл спал, забросив ноги на край стола и максимально откинувшись на кресле. Он не мог отсюда уйти, пока его не сменят, а остальные отсыпались в соседних комнатах… Правда, правилами это запрещалось, но с усталостью бороться никто уже не мог. Поимка Темного Тестера и последующее ограждение ее от Наблюдателей их вымотала. И пусть все знали, что Наблюдатели не дремлют и никогда не бросают своих, но сейчас сотрудники Организации были уверены, что противникам пока не под силу вскрыть изоляционный контур последнего уровня. Туда мог пройти сейчас лишь Фэйр…

Совершенно неожиданно пискнул датчик, и на экране, на карте уровня, в ее изоляционном блоке, ослепительно полыхнула красная точка. Кирилл вздрогнул и открыл глаза, мгновенно проснувшись. Однако тех нескольких секунд, что зрение фокусировалось после сна, красной точке хватило, чтобы стать зеленой…

Парень какое-то время тупо смотрел в экран, потом зевнул и вновь закрыл глаза, пробурчав себе под нос:

– И чего Мишка к ней так цепляется? Даже спать не лег. Пристрелил бы, и проблемой меньше. Ох уж мне эти личные счеты… – Его голос стих, и через минуту Кир вновь уснул. А зеленая точка уверенно направилась к изоляционной камере, где держали пойманного Тестера…

Действие раз «ESCAPE»

1

Я меланхолично смотрела на неподвижную воду в озере, прислонившись спиной к какому-то дереву. Рубашка расстегнута от жары, в карманах возмутительно пусто…

«Боже, как же мне все надоело!

Надоело!»

Я сижу тут уже седьмые сутки… Да, меня все еще не убили, и из Игры не выкинуло, а следовательно, сердечного приступа у меня нет и в помине, но чувствуется, что скоро будет. И вы, кстати, зря думаете, что меня заковали, связали, избили и так далее или держат в буквальном смысле в камере в подвешенном состоянии и применяют всякие нехорошие вещи, вроде пыток раскаленным железом или электрошоком. Лучше бы уж подвесили, тогда был бы повод закатить истерику, попробовать отключить «Парсек» и выйти из игры… Я взаперти, но кроме выстрела в спину ко мне ничего членовредительского не применяли. Да и выстрел этот – сплошное надувательство. Виртуально – остался шрам, вон до сих пор болит, ибо броню вмяло в тело, причинив дикую боль. Стреляли, сволочи, практически вплотную, умудрившись при этом ничего мне не сломать, а вот что касаемо реальности… Болеть, конечно же, будет, но без визуального сопровождения. Обычный медицинский постфактумный синдром, когда болит то, чего нет… Утешает, что выстрел тот был парализующим. Такое допустимо.

Особенно в игре шпионского назначения…

Особенно при захвате какой-либо личности. Например, глупого Тестера вроде меня…

Если пересчитать, то семь суток здесь – это семь часов там, в реальности. Значит, запас времени у меня пока еще есть. Сознание мне еще не отказывает. И потом, там же Лешка. Я знаю, что он ищет выход. Фэйр все верно рассчитал – людей творческих убивает и ломает бездействие, однообразие окружающего…

Я не исключение.

Меня уже достало сидеть в этом изоляционном блоке, но я упряма. Это меня и держит. Пусть и предложения в ходе недавнего разговора Охотник выдвинул заманчивые. И опять мелькнула мысль, что лучше бы уж избили до полусмерти. Лучше мучиться от боли, нежели от осознания собственного бессилия, когда тупо сидишь здесь и не можешь ничего предпринять. Сидишь, зная, что полностью в руках противника, и он может сделать с тобой все, что захочет.

Все, на что способна его больная и извращенная фантазия.

Легкий шорох сминаемой ботинками травы заставил меня слегка напрячься. «Кто там еще?!»

– Сидишь? – раздался над ухом голос Фэйра.

«Опять пришел. Что-то он зачастил. Ведь был-то всего час назад».

– Летаю! – огрызнулась я, не поднимая головы: чего я там не видела…

Я не понимала, что ему от меня нужно, не понимала происходящего, как не понимала и отношения Фэйра ко мне. Другой Охотник, вроде того же Рея, Джеймса или Джерри, звездарезнул бы пару раз в челюсть да пристрелил. И лежать мне в больнице с сердечным приступом, и не было бы у них больше головной боли по имени Темная. Так нет же, морально, гад, изводит!

На чувства давит!

Еще пара таких игровых дней, и я могу сломаться.

«Что же делать? А! Будь что будет…»

– Не хочешь пройтись? – осведомился вдруг Охотник, пропустив мой грубый ответ мимо ушей.

– Иди ты! – Я решила хамить внаглую. Уж лучше с сердечным приступом там, дома, авось выдержу, чем тут… Постоянное нахождение в Виртуальности убивает тело и мозг. Такого экстрима в моей игровой жизни еще не было. Да и попытайся я самостоятельно выйти за пределы этой линии деревьев – меня попросту скрутит в бараний рог, там установлена болевая сетка, разработанная аккурат для Тестеров. Боли я побаивалась, при условии, что эта сетка не даст меня выкинуть из игры. Такой вот садизм! А тут эта сволочь еще предлагает пройтись!

– Нет. Не пойду один, только с тобой, – отозвался он с неясными интонациями в голосе, и я заинтересованно подняла голову.

– Фэйр, ты случайно за обедом не отравился?

– Я по твоей милости и не обедал еще. – Он как-то странно огляделся, потом рывком поднял меня за шкирку, как котенка, взвалил меня на плечо, как… как мешок картошки, и куда-то потащил.

Ни вскрикнуть, ни взбрыкнуть я попросту не успела, так как оказалась ошарашенной и… парализованной.

«Что за черт? У нас ведь нет такой программы!

Ни у нас, ни у них!

Так откуда?

Вот так – в одно касание!

Теперь самое время паниковать и психовать! А я даже пошевелиться не могу!

Уй! Мама-юма!»

Фэйр вытащил меня из этой своеобразной «камеры» и, не снижая темпа, поволок куда-то дальше по коридору.

«Куда он меня несет?! Зачем?»

Закралась предательская мысль, что сейчас затащит куда-нибудь в темный угол и…

Вот именно, что и…

Он сбросил меня, как все тот же мешок картошки, в каком-то действительно темном углу и отошел. Едва ощутив, что тело мне снова подчиняется, я чисто рефлекторно вскочила на ноги и красочно высказалась обо всех монополистах в целом и о нем в частности, прекрасно сознавая, что этим подписываю себе смертный приговор, но мне было все равно…

А в ответ короткое:

– Все?

Я только мотнула рыжей головой:

– Сейчас успокою дыхание и еще скажу!

Охотник ухмыльнулся и кинул мне мои нож и винтовку… У меня предательски отвисла челюсть, заставив забыть о своем намерении. Поймать свою отпадающую челюсть я успела где-то в районе колен.

– Челюсть подбери, – посоветовал Фэйр насмешливо, пока я недоверчиво осматривала свое оружие.

«Не верю! Либо я с ума сошла, либо он ведет какую-то странную игру…»

– Что-то ты темнишь, – пробормотала я, нацеливая на него винтовку. Палец уверенно и привычно лег на спуск.

«Что-то здесь явно не то! И проверить не могу, все настройки блокированы еще при выстреле».

– Ты у нас Темная, – хмыкнул в ответ Фэйр.

– Но не я же сейчас туману напускаю! – резонно, как мне показалось, возразила я. – Зачем ты меня вытащил?

– Лис тебе все скажет, – открыто улыбнулся Фэйр, и в ту же секунду в моей голове раздался встревоженный голос Лешки:

– Система! Выход!

Я еще успела подумать, что Охотник вообще-то ничего – симпатичный, когда не издевается, как меня рывком выдернуло из Виртуальности, и все… На меня навалилась боль.

Резкая.

Острая.

Реальная и… такая приятная. Я не мазохистка, просто боль подтверждала, что я все еще трепыхаюсь на этом свете. Перед глазами медленно задрейфовали разноцветные шарики…

– Юльча. – Меня бережно подхватили за плечи и, не давая сползти с кресла от боли, сняли шлем и перчатки. Происходящее я воспринимала на редкость плохо, не чувствуя тело.

Не чувствуя ничего из того, что привыкла чувствовать…

Пустота…

Однако буквально через минуту мне на голову обрушилась холодная вода.

– Блин! – Я с трудом устояла на ногах, едва не чебурехнувшись в ванную и взвыла, вцепившись в край. – Сбрендил?! Утопить хочешь?!

– Нет, – выдохнул Лешка в ответ и, набросив мне на голову полотенце, помог выпрямиться. – Живая, слава богу.

– А были подозрения? – устало осведомилась я, наблюдая, как сквозь пелену перед глазами проступает лицо Лиса, и ощущая, как под одежду за шиворот скатываются капли ледяной воды. Мне бы содрогнуться, но ничего приятней в данный момент не было!

Боже, как же я люблю реальность!

Я ее просто обожаю!

– Были. – Он крепко прижал меня к себе. – На тебе лица нет. Не пугай меня так больше!

– Постараюсь. – Я тряхнула головой, прогоняя остатки цветных шариков, и едва не взвыла от очередной волны боли. Голова просто отказывалась соображать. Да еще просьба эта! Гр-р-р…

– Вот и отлично. – Он заглянул в мои глаза. – Тебе что-нибудь нужно?

– Нет, в душ и спать! На ногах едва стою.

– Логично. – Парень отпустил меня и вышел из ванной. – Только без обмороков! Не хватало еще скорую вызывать.

– Не от меня зависит, – я только криво улыбнулась закрывшейся двери. Полотенце сползло на шею, не давая стекать воде с волос за воротник, и я присела на скамейку возле стиральной машины…

2

Кирилл без стука вломился в комнату, где спал Фэйр, и принялся его будить:

– Вставай!

– Кир! Я сплю! – Охотник даже не пошевелился. Голос был злой. – Отстань!

– Фэйр!

– Отвали!

– Да вставай же, черт тебя возьми! – не отставал Кир. – Да что случилось-то? – вспылил невыспавшийся Охотник, пытаясь забраться под подушку, но Кирилл рявкнул:

– Ты на хрена ее выпустил?

– Кого? – не понял Михаил, нехотя открывая глаза.

– Темную!

– ЧТО?! – Охотник так резко соскочил с кровати, что едва не навернулся носом об пол.

– То! – огрызнулся Кирилл. – На хрена, прости господи, ты ее ловил, если сам же и отпустил?!

– Да никого я не отпускал! – разозлился Охотник. – Как лег спать, так и не вставал!

– Правда?! – В голосе компьютерщика проскочило искренне недоверие.

– Да! С чего ты взял, что ее я отпус… – До мужчины наконец дошел смысл заданного вопроса, и он метнулся в операторскую.

Кирилл бросился за ним.

– Раз не ты, тогда кто? Какое-то время назад ты вошел в сеть…

– А ты где был? – Михаил пинком открыл дверь и ломанулся к своему компьютеру.

– Спал! – Парень плюхнулся в свое кресло. – У тебя же с лэптопа выход в изоляционную есть! А когда я окончательно проснулся, то и тебя, и пленницы след простыл.

– Черт! – Фэйр быстро просматривал данные побега. Дойдя до собственного пароля, он бессильно откинулся в кресле. – Приплыли…

– В чем дело? – встревожился компьютерщик, глядя на мужчину.

– Ничего хорошего! – процедил Охотник сквозь зубы. – Координатор, мать его! Кроме него больше некому.

– И что теперь? – с некоторым страхом поинтересовался Кирилл. Он вызвал на экран данные и присвистнул. Их защитную систему обвели вокруг пальца в два счета, подменив дубликатом.

– А нам мало что остается, посему ждем. Нужна зацепка, чтобы выйти на Темную в реальности. – Мужчина что-то быстро набирал на компьютере. – Но теперь я точно знаю, что она ему чем-то дорога. Иначе он не пошел бы сам, направив кого-нибудь из Бетов пятерки.

– Тогда придется подождать, – отозвался Кирилл, – и сменить твой пароль.

– И все-таки. – Фэйр откинулся в кресле, задумчиво смотря на экран. – Как он это сделал?

Компьютерщик просто пожал плечами в ответ. Он не знал…

Привалившись к стене, я созерцала свою измученную физиономию в зеркале над раковиной. Ничего хорошего я там не видела. Да-а-а, дорого мне дались эти семь с небольшим часов. Я сейчас похожа на случайно ожившего зомби. Как говорила одна хорошая девушка: «Может, я просто уже умерла, а утром по привычке проснулась?»

Черный юмор, но зато какой точный. Я сейчас именно так и выглядела. Тетушка Смерть собственной персоной.

– Солнца. – В ванную обеспокоенный моим долгим отсутствием заглянул Лис. Смерив взглядом мою уставшую и осунувшуюся физиономию, тяжело вздохнул: – Плохо?

– Да, я просто умираю, как спать хочу! – Я зевнула, не вовремя обнаружив, что конечности мне не подчиняются. Двигаться не хотелось, да и не могла я. За семь часов сидения в Виртуальности руки-ноги затекли. Каракатица, да и только.

– Леш, я не дойду. Все силы на душ ушли.

– Без вопросов. – Алексей легко подхватил меня на руки, и я моментально вырубилась, провалившись в какую-то непонятную и неприятную темноту.

И начались кошмары…

3

Проснулась я спустя несколько часов и то, только потому, что мне стало очень холодно. С некоторым трудом перевернувшись на правый бок, тело предательски занемело. Я нащупала сползший было край теплого одеяла из верблюжьей шерсти и закуталась по уши. Стало значительно теплей. Только после всех этих сложных манипуляций я обнаружила, что Лешки рядом нет… «Хм, а он вообще был?» Все же открыв глаза и высунув голову из-под одеяла, я обнаружила своего Наблюдателя перед светящимся экраном монитора. Лис сидел за основным компьютером. По его губам блуждала какая-то садистская ухмылка. На ноутбуке мелькали какие-то закорючки, отсюда неразличимые… Алексей опять работал над какой-то программой, поглядывая на экран ноута и тут же что-то набирая на основном компьютере.

– Леш. – Я все же решилась позвать его, хоть и не люблю отрывать Наблюдателя от работы.

– Секундочку. – Его пальцы еще раз пробежались по клавиатуре, и он посмотрел на меня. Взгляд заметно потеплел. – Чего, Юльч?

– Сколько времени? – Я зевнула, уткнув нос в одеяло, ибо прикрыть рот ладонью было просто лень.

– Десять вечера. – Он встал и, подойдя к кровати, сел рядом. – Как ты?

– Хреново, – честно отозвалась я и, поборов лень, вцепилась в его руку, как утопающий в спасательный круг. Тепло его руки меня немного успокоило. – Мне страшно, Леш.

– Все в порядке, милая. – Он перевернул руку ладонью вверх, и моя ладонь утонула в его. – Ты же сильная.

– Угу, когда хоть что-то ясно.

– Ничего, – Лис хмыкнул, – в ближайшие несколько дней я все выясню. Сдается мне, что Охотникам кто-то помог на тебя выйти в этой игре.

– Спасибо, – я немного помолчала, потом призналась: – Знаешь, такое чувство, что меня поездом раз двадцать переехали… как Анну Каренину! – и процитировала: – И поезд долго влачил ее существование!

– В какой-то мере так оно и есть. – Он мягко встрепал мою и без того встрепанную челку и улыбнулся. – Ближайшие три, а то и пять дней не сметь играть!

– Есть, товарищ генерал! – шутливо козырнула я, устраиваясь на подушке поудобней, но его руку так и не отпустила. Какое-то время я просто смотрела на него, пытаясь определить, насколько он замешан в моем спасении, потом все же спросила: – Леш, почему Фэйр меня отпустил?

– А то не Фэйр был, – отозвался Лис и, вытянувшись рядом, притянул меня к себе, предварительно замотав в одеяло.

– То есть? – Я непонимающе посмотрела на него, запрокинув голову.

– А вот так! – ухмыльнулся в ответ парень. – Фэйр сейчас рвет и мечет – он знает, кто тебя вытащил, но не знает как, и он так и не выяснил, кто ты в реальности.

– Подожди, сначала объясни, для чего я ему понадобилась, – попросила я.

– Вероятно, чтобы выйти на меня, – пожал плечами Лешка.

– Я, конечно, знаю, какой ты зверь, – в моем голосе ясно просквозило недоверие, – но ты пока не до такой степени разозлил их. Программирование же не твоя основная работа.

– Именно так, но я знаю Координатора лично. – Лис сделал ударение на последнем слове. – Им сейчас нужен он, а мы так, всего лишь разменные монеты в играх гениев.

– ЧТО?!

Я не про монеты. Так было всегда… Простые смертные были пешками. Часто – выдающими пешками, но суть от этого не менялась. Пешки они всегда пешки. Но я сейчас не про пешек. Я про этого человека. Ведь Координатор был легендой.

Реальной и живой.

В нем как-то сочетался и Бетовик, и Наблюдатель. Правда, он успешно ото всех скрывался. Никто не знал кто он и откуда. Знали только, как его найти в Сети, если нужна была помощь. Ходят слухи, что Координатор начал заниматься проблемой монополистов намного раньше, чем вообще появилась организация Наблюдателей, что вполне могло оказаться правдой. Он, Мегало и Гранд стояли у истоков нашего противостояния.

Его называли Координатором за то, что он помогал.

За то, что он всегда знал как выбраться из проблем.

За то, что он координировал наши действия…

– Леш. – Я наконец-то опомнилась. – Откуда?

– Это долгая история, – неожиданно поморщился мой личный Наблюдатель. – Когда-нибудь я ее тебе расскажу, но не сейчас.

– Тяжело?

– Да…

– А Яр?

«Вовремя вспомнила называется. Могла бы и пораньше сообразить. Паук все же друг».

– Он в норме, хоть и не я успел его вытащить. Его сеструха оказывается страховала, она ему и не дала раскваситься! – Губы Лиса мягко прервали мою следующую фразу. Мне сразу как-то стало не до всех этих компьютеров и всех этих вопросов. Вот ведь, а я так и не успела спросить, кто же все-таки меня вытащил.

Кто из нас обладает такими способностями и возможностями?

Кто?

Ответ здесь только один…

Меня вытащил сам Координатор, наплевав на противников и свое невмешательство в Игру. Но возникает вопрос – как он принял облик Фэйра? Ведь до сих пор подделать личный код считалось невозможным! Так почему же он скрывает эту программу?!

А Лис все-таки сволочь! Использовать одно из немногих действенных средств, чтобы прервать поток моих вопросов. И как ему не стыдно?

И какого тогда дьявола я ему подчиняюсь?!

Действие два ЖИЗНЕННЫЕ РЕАЛИИ

1

– Наконец-то! – Я выбралась из книжного магазина и теперь стояла на улице, пытаясь решить, что делать дальше. Пойти домой и завалиться на диван читать все свежекупленные книжки сразу, благо читаю я весьма быстро, или все же пройтись и подышать свежим ноябрьским воздухом? Дилемма. Хочется и того, и того…

С момента моего выхода из Игры прошло всего три дня. Я оклемалась. Правда, пришлось перед родителями долго оправдываться, почему это я так резко заболела, и с чего у меня такая зеленая физиономия, но это ладно. Моя мама, как ни странно, часто верит Лешке больше чем мне. И мы этим изредка пользуемся…

До сих пор я не включала игры, держа данное слово. Но с трудом… Да, мне было страшно и все же… и все же меня тянуло вновь окунуться в эту опасную работу! Кто пробовал, тот поймет. Это натуральный наркотик без инъекций. И я прекрасно понимаю, что стала просто наркоманкой. От этой зависимости не избавиться. Никогда. И меня почему-то это ни капли не огорчает…

Нет, все-таки лучше пойти домой и почитать. Однако едва я так решила, собираясь поднять с асфальта пакеты, как…

– Кристин Алексеевна, – раздался над моим ухом мужской голос. Изумленно вскинув голову, я обернулась: «Кто там еще по мою душу мог заявиться?»

Голос был незнакомый, но это не испугало. Толку дергаться, если ты в жизни не можешь провернуть того, что вытворяешь в играх? Да и потом, меня все-таки многие незнакомые мне люди в лицо знают. На работе я появляюсь; и заказы принимаю, и примерки провожу…

– А в чем дело? – Не отвечая на вопрос, я с толикой любопытства оглядела хорошо одетого мужчину на вид лет пятидесяти. Седые волосы, немногочисленные морщины. Обычный мужчина пожилого возраста, если бы не взгляд… Пронзительный, с легким налетом льда. Так смотрят люди, не понаслышке знающие об убийствах.

«А ему-то что от меня нужно?

Маньяк?

Как-то слабо верится. Средь бела дня-то, да еще и в центре Москвы!

И на клиента студии он не похож. Или он меня видел как-то издали? Девчонки не упускают случая похвастаться – читай: поиздеваться и попугать – моей неуловимой личностью. Мол, ваш заказ делала Алишева, если хотите сказать спасибо, то попробуйте – поймайте».

– Мне хотелось бы поговорить с вами, – он помолчал, потом уверенно добавил: – Темная.

Я изумленно вскинула брови:

– Вы о чем?

– Не отпирайтесь, прошу вас, – в голосе проскочила просьба, – я ведь о вас практически все знаю.

– И что? – Если честно, то мне моментально захотелось обрушить на него пакеты с книгами и дать деру. Желательно подальше…

Вместо ответа он протянул мне визитку, и я несколько ошарашено начала рассматривать голографическую печатку.

«Координатор.

Офигеть!

Такое трудно подделать.

Если вообще возможно».

Я недоверчиво посмотрела на него снизу вверх и вопросила:

– Ну и? С чего я вам верить-то должна? Таких координаторов в Сети пруд пруди!

Вместо ответа он просто наклонился к моему уху, я едва не отшатнулась. Едва, потому что он удержал меня за плечо. Всего два слова, тихо сказанные им, заставили меня замереть: имя и фамилия.

Мои.

Настоящие.

Реальные.

Их знают всего лишь единицы. И Координатор из их числа, так как именно он устраивал мне проверку, когда я только стала Тестером. С некоторой точки зрения я являюсь его протеже.

– Я вас убедил? – поинтересовался он, выпрямляясь и отпуская мое плечо.

– Более чем. – Я не то чтобы ему поверила, но… вот именно, но что?

– Это касается вашего Лиса. И меня. Мы можем где-нибудь поговорить? – Он все же убрал визитку в карман. И вообще вел себя довольно спокойно и уверенно.

– Можем, – отозвалась я со вздохом, понимая, что женское любопытство вещь страшная и самоубийственная, и кивнула в переулок. – Там есть маленькое кафе.

– Замечательно. – В его улыбке мелькнуло что-то до боли знакомое, но что именно я не успела понять, так как он вежливо отобрал у меня пакеты с книгами и первым двинулся в переулок. Немного подумав, я пошла за ним, гадая: Координатор он или все-таки врет?

Проверить это можно было либо в Сети, либо в жизни. Тогда пока берем за основу то, что вполне возможно, он говорит правду. Эх… и почему я не ходячий детектор лжи?

И все же на врага он не был похож.

Он был похож именно на Координатора…

2

– Так о чем вам так требуется поговорить со мной? – поинтересовалась я, когда мы приземлились за маленький столик в углу и сделали заказ. Я смотрела на него, пытаясь определиться, кого же он мне напоминает? Доверие оставила на потом. Дальше будет ясно, можно ему верить или не стоит.

– Ну, для начала я прошу у вас прощения за то, что вам довелось пережить, – несколько виновато произнес он. – Вы ведь пострадали из-за меня.

– Вам придется пояснить, – сухо отозвалась я.

– Знаю, – он вздохнул и прямо спросил: – Вам Алексей обо мне много рассказал?

– Нет. – Я осторожно подбирала слова, стараясь не выдать своего напряжения, из-за чего не заметила, как передо мной сок поставили. – Он только обмолвился, что знает вас лично, а должен был?

– Еще бы ему не знать, – вдруг криво улыбнулся Координатор и, дождавшись пока я сделаю глоток, закончил: – Все-таки он мой родной сын…

Я даже соком подавилась. «Ни фига себе поворотики сюжета! На всю Бразилию хватит».

– Чего?! – Сказать, что я была в шоке, значит не сказать ничего. Я была просто в ступоре.

– Сын он мой, вот чего, – сказал Координатор. – Родной.

– А можно поподробнее? – Я вздохнула и откинулась на стуле, начиная верить в «иллюзорность» окружающего мира.

Ну, нельзя же так!

Сериально.

Хуже «Звездных войн». Прямо плеваться хочется. Никогда не любила это «мыло». Тем временем Координатор помолчал и вдруг как-то весело улыбнулся:

– Вы мне, кстати, не верите.

– Ну и? – Я несколько сумрачно покосилась на него: «Чего тут веселого?»

– Решать вам. – Он покачал головой, улыбка исчезла так же быстро, как и появилась. – Я не буду вас убеждать в чем-либо, однако скажу, будь я Фэйром или другим Охотником, вы бы уже были в соответствующем месте.

– В морге? – съязвила я, рефлекторно оглядываясь. Страшно все-таки столкнуться с Охотниками в одиночку, да еще и в реальности.

– Ну, зачем же так круто, – усмехнулся он. – Нет, в московском офисе этой Организации, и беседовали бы с вами по-другому. И уж поверьте мне, гораздо менее приятными для вас способами. Насколько я в курсе, с боевыми искусствами вы не в ладах.

Я несколько скептически следила за его поведением, пытаясь определиться со своим отношением к этому человеку. Да, я не психолог, но… он не врал. Он говорил честно. И знал непозволительно много обо мне. И о моих разногласиях с боевыми искусствами.

– Ладно, координатор так координатор. – Я положила локти на стол, отставив пока стакан с соком. – Но почему вы с его матерью разошлись?

– Молодым был, глупым, – тяжело вздохнул Координатор. – Разошлись мы с Олесей, когда Лешке было семнадцать, с тех пор у меня с ним довольно натянутые отношения. Хотя до ненависти, слава богу, не доходит, он меня не простил.

Я какое-то время задумчиво смотрела на отца Лиса: «Вот кого он мне напоминал. Лешку… А ведь они и правда похожи. Жесты, улыбки, взгляды…»

Насмотревшись, я потянулась в карман висевшей на спинке стула куртки за сигаретами.

– Я вам не верю. Из-за чего вы все-таки на самом деле разошлись?

Он вежливо поднес мне зажигалку и усмехнулся, наблюдая, как я прикуриваю:

– Слухи о вашей интуиции правдивы.

– Все что есть, то мое! – ответила я стандартной фразой Темной и, выдохнув дым, вновь внимательно уставилась на него. Это была не интуиция, это – банальное недоверие…

– Не надо на меня смотреть как на врага народа, – попросил Максим – так, по крайней мере, он назвался еще при входе в кафе – и вздохнул. – Все дело в этой Организации. Япросто испугался…

Я изумленно вскинула брови: «Испугался?! Не может быть…»

Это его все боятся! И стараются не вставать на пути. Хоть он один и не всемогущ…

К сожалению.

Но один он редко действует. Его чаще всего Мегало прикрывает – мастодонт Наблюдателей, как я уже говорила.

Видимо, все это было у меня на лице написано, потому как он только головой покачал:

– Кристин, храбрость пришла позже, вместе с мудростью. – Он помолчал, потом добавил: – Когда погиб первый парень, почти десять лет назад – его звали Кевин, по прозвищу Дарвин – я не сделал того, что должен был сделать. И просто сбежал от этого.

– А теперь? – глухо спросила я, вспомнив своих умерших от сердечного приступа друзей, к которым мы просто не успели приехать.

Вспомнив имена…

Вспомнив даты…

Вспомнив лица…

– А теперь не могу, я упустил свой шанс. – Координатор покачал головой. – Я попытался поговорить с Алексеем после гибели Антона, но он просто не стал меня слушать. Хорошо хоть в челюсть не врезал. Монополия его боится, как и тебя.

– А меня-то за что? – абсолютно искренне возмутилась я. – Я ведь только играю!

– Только? – Его брови насмешливо изогнулись. – Берс, ты не просто играешь, ты переписываешь сценарий Игры, причем так, как тебе хочется. Предсказать, куда свернет твоя безумная фантазия, – невозможно!

– Но… – Я хотела возразить, но передумала: «Максим ведь прав. Я играю, как чувствую».

– Вот видите. – Он по-прежнему обращался ко мне на «вы».

– Вижу, – согласилась я, – но Наблюдатели опасней. Они ведь создают защиту, вирусы, они нас направляют и прикрывают. Они указывают хакерам, куда и чего.

– Это правильно, – кивнул Координатор, – это если говорить о простых Бетах, но этот принцип неприменим к вам: Пауку, Джипу, Бонду и Джейд.

– Почему? – Я невольно заинтересовалась. Да, я могу многое понять и на многое посмотреть сквозь призму юмора, ехидства и язвительности, но я не могу отмахиваться от врагов. А теперь всплывают такие вот подробности.

– И почему именно русские Бетовики? – дополнила я первый вопрос, так как он молчал.

– Это сложно объяснить…

– А вы попробуйте! – Каюсь, в моем голосе впервые проскочила злость. Меня всегда бесила и пугала неясность в чем-то.

– Ладно, вероятно, дело в вашем отношении к жизни. – Координатор явно подбирал слова. – Все вы ведь не просто играете, вы живете персонажем. Вы ведете себя как он, а не он ведет себя как вы. А русские… Все дело… даже не знаю в чем, но мы почему-то страшнее…

– Из-за безбашенности? Из-за веры? Из-за фантазии?

– Не знаю, честно.

Я глубоко вздохнула, затушив остатки сигареты в пепельнице:

– Значит, Кир был прав, говоря, что такие, как мы, опасны для Игры.

Координатор кивнул:

– Вероятно. Знаете, когда вы появились в Игре, я был несколько озадачен вашими действиями.

– Ну, поимпровизировала немного. – Я несколько смутилась, вспомнив, сколько глупостей нагородила своей в первой игре. Нагородила от испуга.

– Немного?! – Его брови изумленно взлетели вверх. – Вы разве не в курсе, что после вашей, так сказать, проверки-импровизации рухнул сервак Игры и ИИ, ответственный за действия, просто самоуничтожился?

– Э-э-э, то-то я не могла туда потом зайти, – отвечая сообразила я и быстро спросила: – Лешка знал?

– Да, – Максим усмехнулся, мгновенно переходя на «ты», – знаешь, он ведь до последнего упирался, не желая тебя в это втягивать.

– Но почему? – Я недоуменно посмотрела на собеседника. Что-то этот вопрос привязался. Вместо ответа Координатор протянул мне сложенный вчетверо лист обычной бумаги для принтера. Развернув его, я прочла собственные слова, написанные несколько лет назад…

Возьмем за основу то, что рассказали, и будем действовать дальше. На благо… – как там? – Великого Равновесия. Хотя я бы с большим удовольствием погрузила все это во Тьму. Не все стоит того, чтобы его спасать. Особенно ценой собственной жизни. Да, это во мне говорит моя сущность…

Темная сущность.

Истинное Зло…

Смешно. Я спасаю кого-то, постоянно рискую… ради чего?

Ради того, во что давно не верю?

Не знаю…

Ради лучшего?

У меня нет в это веры.

Ради жизни?

Но у меня нет нормальной жизни. Я проклята.

Ради будущего?

У меня его нет. Я обречена.

Ради любви?

Я не знаю, что это такое…

Ради Света?

Но я Темная…

Ради всего живого?

Но я практически всюду сею смерть…

– Это слова Ив, – тихо прошептала я, дочитав отрывок. Да, слова одного из моих игровых персонажей, Темного Хранителя, в чьем сердце живет зло.

– Именно из-за них я и начал присматриваться к тебе более пристально, а Лис… – Координатор отхлебнул кофе. – Алексей пытался всего лишь тебя уберечь, он ведь действительно любит тебя.

– Лешка. – Я покачала головой и невесело улыбнулась.

– Знаешь, – Максим вдруг тоже невесело усмехнулся, – этими строчками ты выразила наше положение и состояние. У нас теперь просто нет выбора.

– Но есть вера! – чуть резковато отозвалась я.

– Надежда. – Координатор пожал плечами.

– Не для нас! – отрезала я. – Человек, который надеется, всегда слабей и уязвимей того, кто просто верит и, не оглядываясь, идет вперед! И я под этим подпишусь.

– Я теперь тоже. – Максим покачал головой. – Странно слышать это от совсем юной девушки, но так даже лучше. – Он прямо взглянул на меня, резко меняя тему разговора. – У тебя есть ко мне какие-то вопросы? Время истекает…

– Да. Как вы приняли облик Фэйра и обошли «Парсек»? – моментально встрепенулась я: «Пусть у него ограничено время на общение со мной, но все, что смогу, я выясню».

– Когда… – Он несколько замялся, но потом твердо произнес: – Когда сын позвонил и зло сообщил, что Фэйр тебя зацепил из-за меня, я прошвырнулся по старым каналам, на основе которых созданы все их системы. Нашел парочку интересных строчек, а дальше дело исключительно техники, физиономию, ака пароль Фейра, в миру Михаила Лагина, подделать было трудно, но возможно. «Парсек» отключил сам Лис, он был со мной на связи все это время. Правда, этот пароль для подделки личности можно использовать в игре всего один раз. И я его использовал.

– Откуда Лешка узнал о том, что меня зацепили из-за вас? – поинтересовалась я. В моей душе шевельнулось нехорошее подозрение насчет БОЛЬШОЙ недоговоренности. Словно за моей спиной проворачивают нечистые делишки. Причем любимый человек.

– Я не могу ответить на этот вопрос, это источники Лиса.

– Подождите, а парализатор в одно касание?

«Так, с этой лисьей мордахой я потом разберусь, сначала тут выясню». Я не скрывала, что с каждым словом Координатора мне становилось все интереснее, через какие ходы он меня вытаскивал.

– Ну… – Максим слегка смутился, видимо вспомнив, как сбросил меня на пол. – Это моя новая программа. Правда, она требует основательной доработки, чтобы отловить Охотников и вывести их из строя на короткое время. Извини, не было времени на сантименты. Да и ты тогда мне просто шею свернула бы.

Я задумчиво потерла подбородок.

– Наверняка. Ладно уж… Но если вам удастся адаптировать эту программу…

– У Лиса она точно будет. И вот еще что. Ты ведь не просто так попалась. Отловить тебя на тот момент было непросто.

– Почему? – Опять этот чертов вопрос.

– Они кого-то перекупили из ваших. Или из наших. Того, кто знает эту цепочку: Ты – Лис – я…

– Кого? – насторожилась я. Ведь сама про эту цепочку узнала только что. «Вот только крота нам и не хватало! Черт!»

– Не знаю, – ответил Координатор. – И тебе скорей всего придется это выяснить. Для Фэйра теперь дело чести отомстить девчонке, так вот запросто его обыгравшей. И потом, я не уверен, что здесь только одна причина. Михаил почему-то заинтересован конкретно в твоей личности.

– Я опять крайняя? – несколько зло осведомилась я.

– А по-другому и не будет. – Максим вдруг открыто улыбнулся. – Нестандартная ты личность… и вот еще что, если понадобится моя помощь, вот моя визитка. – Он протянул мне прямоугольник мелованной бумаги. – А в Сети найдешь меня на Карт-порталах.

– Осьминожка? – Знала я эти места. Пробегала пару раз, хоть ничего особенно интересного для себя так и не обнаружила.

– Да.

– Вы думаете, за мной теперь начнут охоту? – Я убрала его визитку в задний карман джинсов. – Раз уж Фэйру что-то там от меня надо, да и мстить он так просто бросить не может.

– Да, – кивнул Координатор. – Ты теперь его личный враг номер один…

Я только тяжело вздохнула. «Начинается… Вот только этого мне сейчас и не хватает для полного и окончательного счастья!»

– Вы будете искать предателя?

– Будем, – усмехнулся он в ответ. – И будь уверена, Докопаемся до истины. Рано или поздно. Лучше раньше.

– Посмотрим, – отозвалась я, вставая. – Мне домой пора.

– Прости, – начал Максим и тоже встал, – но проводить тебя не могу. Не хочу пока сталкиваться с сыном.

– Я могу ему рассказать о встрече? – поинтересовалась я, выходя на улицу, благополучно дождавшись пока Координатор расплатится по счету.

– Дело твое. – Покачал головой он и, не прощаясь, удалился по улице в сторону метро. Я покрутила головой, стараясь уложить поудобнее и покомпактнее обрушившуюся на меня информацию, и медленно двинулась домой…

Вот тебе и ситуация. Вот тебе и приключения. А ведь казалось бы – всего лишь игра…

3

Этот разговор не давал мне покоя, и вернулась я в несколько расстроенных и порядком растрепанных чувствах. Что делать я пока не знала…

– Юльча. – Из кухни высунулся Лис, вслед за ним мой нос потревожил чудесный запах, и молодой организм сразу ощутил зверский голод, моментально отбросив все проблемы. Сначала еда! А потом уже развлечения в виде странных новостей… К тому же я пока так и не решила, стоит ли Лешке говорить о моей встрече с Координатором. Он все-таки его отец.

– Привет. – Улыбнувшись, я бросила пакеты с книгами на пол и быстро переобулась. – Давно пришел?

– Да, – кивнул он. – Босс просто попросил подежурить этой ночью, так как идет всеобщая проверка, вот я и коротаю время дома. – Он слегка обиженно насупился. – А тебя нету.

– Что-то случилось? – Напряжение вновь дало о себе знать, пробежавшись по нервам словно ток по оголенным проводам. Как же я не любила этих его ночных бдений!

– Да хрен его знает. – Лешка обнял меня и заглянул в глаза. – Но босс считает, что это кто-то из своих замешан.

– Ладно, ты только не рискуй сильно, – попросила я, прижавшись к нему и обхватив за талию.

– Как обычно, малыш, сама ведь знаешь.

– Знаю. – Я помрачнела. Память услужливо подсунула события трехмесячной давности, когда в пять утра раздался звонок и уставший голос его босса сообщил, что Лешка с двумя пулевыми ранениями в больнице. Бронежилет не помог. И это при условии, что Лис тогда был всего лишь компьютерно-связной подстраховкой. Тогда только чудом не было серьезных повреждений. Только чудом пули ничего не зацепили. Чоповец несчастный! Но я его понимала и только обняла покрепче. – Леш, я не хочу больше так переживать, пожалуйста, будь осторожен.

– Постараюсь. – Он зарылся носом в мои волосы и тише добавил: – Не хочу, чтобы ты вновь плакала из-за меня.

Я только закрыла глаза… Вот так мы и живем, и тут уже мало что изменишь. И нам хватает того, что есть…

Действие три ДОИГРЫШ

Я откинулась в кресле и, сняв очки, потерла уставшие глаза. Ну и модель!

Ну нельзя же так резать все изделие! А ведь режут же! Ох уж мне эта авангардная мода! Иногда фиг поймешь, что это такое! Я уставилась на свою работу. Передо мной лежали детали будущего изделия. Пока, правда, бумажные… о господи, простую трикотажную кофточку изрезать как… как американский флаг. Глупости какие.

Покрутив головой, чтобы размять изрядно затекшую шею, я остановила взгляд на виртуальном шлеме, водруженном на узкую полку над монитором. Рядом лежали перчатки. Провода были отключены. Система пока бездействовала… В мыслях сразу всплыл тот день, когда меня сцапали. А ведь я так и не доиграла из-за этого. И пусть в этом виновата не я, но все-таки игра ведь не закончена. Окончательные данные для Наблюдателей получить так и не удалось. Пусть меня из-за одного из них едва не погубили.

«Хм… А что если… – мелькнула совершенно безумная мысль – вернуться и доиграть! Против всех доводов разума и инстинкта самосохранения. Только вот есть одно «но» – сейчас меня некому прикрыть».

Хотя мы частенько играем без Наблюдателей, но в эту игру одной мне соваться было нельзя.

Теперь…

Я не самоубийца, что бы ни говорили остальные. По крайней мере, сейчас у меня нет желания подписывать себе смертный приговор еще раз. Одного мне вполне хватило… И Лис вернется нескоро. «Черт! Кто меня сейчас способен прикрыть? Не Бетовики же…» Немного поразмыслив, я решила, что все же есть человек способный мне помочь. Главное, чтобы он не отказался… Быстро переехав к компьютерному столу, я натянула перчатки, предварительно подключив провода, и включила ноутбук. Так… Экран немедленно засветился приветствием, и всплыла надпись: «Not connecting». Спустя секунду она исчезла, едва компьютеры нашли друг друга. Работа подождет. Я и так за эти несколько часов сделала больше, чем за три дня… Работа не волк, в лес не уйдет. Острой надобности в деньгах у нас на данный момент нет и будет нескоро – особо крупного и дорогого нам сейчас ничего не нужно. Ремонт уже был, техника работает исправно – все в порядке…

Сверкнувшая надпись «Добро пожаловать» оторвала меня от успокоения собственной совести, и я отбросила все ее претензии подальше. Ну ее к черту. Просыпается не вовремя… причем это у нее вошло в норму. Привычное окошко загрузки свернулось в строку состояния, и я набрала адрес Карт-портала. Где там у нас Осьминожка? Посмотрим, там ли он. Погружаться даже ради того, чтобы найти этого человека, не хотелось… обойдусь привычным способом.

– Уа! – Маленькой молнией пронеслось мое текстовое сообщение. – Кто видел, где Осьминога бегала?

– Никто! – был мне дружный вопль. Я только рассмеялась от такого единодушия. Все правильно. Это стандартный ответ. А потом начнутся уточнения, а кого именно из этих присосковых я ищу? Главное подождать. По идее Максим сам способен меня отследить. И насколько я поняла – должен отследить!

– Темная? – Минуту спустя пришел чуть удивленный вопрос на мое сообщение.

– Да. – Мои пальцы замелькали над клавиатурой. – Сейчас мне нужна твоя помощь. Потому и пришла…

– В чем?

– Я хочу закончить ту игру, и мне нужно прикрытие. – Я не стала долго «тянуть кота за хвост».

– Где Алексей? – Моментально насторожился Координатор.

– На работе, он сегодня ночью дежурит, – честно отозвалась я.

– Ладно, ну а в чем игра? – В вопросе Максима четко прослеживалось напряжение. – Месть?

– Да, и упрямство. Надо добить. – Я чуть задумалась, потом уверенно закончила: – Мне это спать не дает! Да и игра-то интересная. Мне она по душе, и я хочу, чтобы Охотники убрали от нее свои лапы!

– Тогда, принято! Я подключаюсь. – Координатор, казалось, усмехнулся.

– Жду! – отбила я ответ и покосилась на ноутбук.

Спустя несколько секунд на его мониторе появился зеленый символ включенного прикрытия.

Улыбнувшись, я подключила провода к шлему и перчаткам и опустила его на глаза.

– Система! Админский вход! Объект – Темный Берс! Позывной – Нико. Вход!!!

Перед моими глазами привычно мелькнул зеленый тоннель, и мне пришлось тряхнуть головой, прогоняя отсветы в глазах. Вот что значит не играть целую неделю. Побочные эффекты проявляются. Как будто вообще впервые погружаюсь… Ужас.

Огненно-рыжие волосы сверкнули пламенем в тусклом свете ламп, и я огляделась. Руки нервно сжали винтовку. Так, где меня загрузило? Уровень «Е». После драки у лифта, судя по кровавым следам на полу. Ну да. А вон моя маска валяется. Весело. Убирать не захотели, неряхи.

– А что собственно у меня на повестке дня? – несколько недоуменно осведомилась я, как-то запоздало осознав, что понятия не имею, что делать дальше. Сценарий-то изменился.

– Погром, – отозвался прикрывающий и посерьезнел. – Сейчас твоя цель дойти до последнего этажа, там нужно будет поменять Карт-ключи и запустить вирус в систему, может кого-то прикончить. Непредсказуемо. По ходу решим…

– Ясно. – Я огляделась и, взяв винтовку наизготовку, тихо двинулась вперед. Спустя полчаса такого целенаправленного блуждания по уровням, меня посетило огромнейшее и жесточайшее разочарование – в Игре было просто возмутительно мало народу! Стоит ли тогда говорить, что от меня такой наглости, как возвращение, никто не ждал? Я тоже думаю, что не стоит. Именно поэтому мне удалось почти беспрепятственно дойти до конца.

Я собрала все Карт-ключи.

Я запустила вирус в главный компьютер при помощи подробнейшей, вплоть до того – какую кнопку каким пальцем надо нажимать, инструкции Координатора. Такого терпения я от него не ожидала! Что самое интересное, не взирая на мою врожденную «левость» – вирус даже сработал…

Я истребила кучу террористов, намеренно не ввязываясь в открытую перестрелку и отстреливая всех исключительно из засады. ИИ ничего не понял и понять вряд ли успел…

Я установила нехилые заряды в основании несущих, попутно изведя нескольких боссов… Более того, я даже вскрыла сейфовые двери лабораторий и уничтожила все записи…

Мне никто не мешал и, видимо, не собирался. «Н-да, я что, зря стараюсь что ли?» – именно эта мысль и буянила в разуме, пока я вылезала на крышу всего полуподводного сооружения. Втащив за собой винтовку и захлопнув люк, я выпрямилась, окидывая взглядом открывшуюся панораму бескрайнего океана… Красивый вид все-таки открывается отсюда. А вон там на воде покачивается катер, на котором мне и надо убраться с этой базы. И все. Игра закончится. И для меня, и для этих Охотников – им перекроют доступ сюда. Однако я точно знала, что забыть произошедшее не смогу никогда. Эту ловушку, эту боль…

Поэтому, мне оставалось просто любоваться закатом солнца, не обращая внимания на червячок сомнения, зашевелившийся внутри:

Что же здесь не так?

Почему так тихо?

Господи, а я ведь черт-те сколько времени не видела реального заката!

Красиво.

Романтично…

Правда, это если не вспоминать, что я, собственно говоря, в финал игры вышла с половиной жизни и потрепанным бронежилетом. Видок у меня, наверное, сейчас тот еще. И до окончательного конца, вот ведь каламбур, надо произвести лишь финальный бумсик, а я чего-то жду…

Чего?

Появления Охотника?

Не знаю…

Видимо просто пытаюсь что-то понять.

– Четыре охранника. С севера, – коротко проинформировал Координатор. Я промолчала. Да и что могли сделать эти последние оставшиеся в живых мне, победителю игры?

Вот именно – ничего.

Уже ничего…

– Запись? – Я все-таки вспомнила, ради чего вернулась в этот кошмар.

– Минута! – отозвался Максим и вновь замолк.

«Минута? Отлично! Так, что там с гостями?»

Словно услышав мой молчаливый вопрос, на соседнем уцелевшем участке крыши показались несколько изумленные охранники. Смерив их скептическим взглядом, я не стала открывать по ним огонь. Короткое движение – нажать на единственную кнопку на пульте, который держала в руке. Кнопка красного цвета, как и полагается.

«Бум! Бум! Бум!» – серия взрывов волной прокатилась по опорам. Раздался скрежет, и сооружение начало медленно заваливаться на бок.

Самое время. Отбросив винтовку и пульт, я быстро расстегнула разгрузку, скинув эту тяжесть под ноги, и с разбегу ласточкой прыгнула в воду. Ощущение полета закончилось спустя секунд пять, когда я ушла под воду. Вынырнув и отфыркавшись, я пронаблюдала, как рухнул навесной переход, создавая хорошие волны, и только после этого поплыла к катеру. До него оказалось добраться не так уж и сложно. Или это я просто не обратила внимания на нагрузку от ощущения собственной непобедимости?

Не знаю…

Едва я поднялась на палубу и повернула ключ зажигания, как в ту же секунду перед моими глазами появилась надпись: «Поздравляем! Игра пройдена на 100%!»

Несколько скептически ухмыльнувшись, я поставила автопилот, направивший катер к далекому горизонту, и нажала «Escape». Перед глазами быстро проскочила линейка загрузки и появился зеленый отсвет.

Выход…

Вот теперь точно все. Привычная темнота перед глазами после выключения игры. И тишина. Я сняла шлем, стянула перчатки, глубоко вдохнула и выдохнула.

– Молодец, – искренне поздравил меня Максим. Его сообщение замигало на ноутбуке. Эта игра для меня закончилась. Не знаю, навсегда ли, но то, что надолго, определенно…

– Спасибо. Там еще что-то особо серьезное было? – Откинувшись в кресле, я как следует потянулась, разминая затекшее тело.

До хруста в костях.

До боли в мышцах…

– Было, и много, но это теперь работа Наблюдателей. Отдыхай. – И значок прикрытия, как и сам Координатор, исчезли с моего компьютера.

– Ну да. Дождешься от вас отпуска зимой, – фыркнула я, раздумывая над собственным успехом. Чему его приписать я догадываюсь. Все прошло отлично, и одна из причин: Фэйр не ожидал от меня такого свинства – возвращения на место захвата. Видимо, его просто не успели найти. И слава богу! Я вовсе не горела желанием встречаться с этим Охотником вновь, но я знаю, что не прекращу играть, пока живу. И будь что будет. Хотя я думаю, что в будущем одному из нас придется уйти. И я сделаю все, чтобы это был он. Это как в дешевых и дорогих боевиках: плохой и хороший. Только вот проблема в том, что все уже запутались, кто из нас плохой, а кто хороший… Но в любом случае Сеть для нас двоих теперь слишком тесна. И я не хочу быть проигравшей…

Не хочу!

Действие четыре СМЕРТЕЛЬНЫЙ ВЫХОД Дубль два: АВАНТЮРА

1

Оглядев шикарный холл дома, я поймала свое отражение в доспехах рыцаря: светлые волосы, серо-синие глаза, спортивная фигура…

Рост…

Пальцы рефлекторно метнулись к цифровой клавиатуре: «Добавим пару сантиметров, а то что-то не так. Для эффективного избиения противника нужно быть хотя бы метр семьдесят, чтоб не прыгать где-то под коленками. Так… Ввод!»

Чуть дернувшись от не слишком приятных ощущений в теле, я обнаружила, что теперь в характеристиках значится метр семьдесят пять. Вполне достаточно для этого мира. Раз у нас вроде как игра, то и нужна нормальная характеристика, чтобы при общем суммировании персонаж оказался сбалансированным. Конечно, при создании героя нам хочется все и сразу, но при «эффекте супермена» играть будет не столь интересно. Именно поэтому в моей внешности не было ничего необычного, если бы не одно «но» – сейчас я была мутантом. Электрическим. И теперь я бьюсь током очень даже неплохо…

Помнится мы с Магнето, тоже Бетовиком, только украинским, устроили в одной сцене погром, проверяя, кто из нас сильнее железки притягивает – я своим током или он природной силой магнита… Стыдно признаться, но выяснить мы просто не успели – нас из той игры выперли объединенными усилиями, прекратив на время распри между людьми и мутантами. Ну, подумаешь, раздолбали на фиг Центральный вокзал, и что, сразу выгонять взашей?! Усмехнувшись красочным воспоминаниям и подмигнув собственному отражению, я сунула руки в карманы полувоенных брюк и двинулась к лестнице.

– Бог ты мой, какие люди! – раздалось сбоку чье-то хриплое восклицание.

Я только фыркнула, не оборачиваясь:

– Росомаха! Давно током не били?

– Электра! Ты меня не зли! – предупредил он с усмешкой, возникая рядом со мной. – А то…

– А то что? – нагло спросила я, убирая прядь волос за ухо и поглядывая на него снизу вверх.

– Зацелую до смерти, – пообещал мутант и уже искренне улыбнулся. – Все в сборе, только нас не хватает, идем!

Мы двинулись вверх по главной лестнице…

Мир мутантов Икс – один из наших любимых. В этом игровом промежутке мы и договариваемся обо всех совместных действиях. Итак, здесь и сейчас 2003 год.

Нью-Йорк.

Распри между мутантами и людьми.

Война, в общем…

Появляясь в этом мире, кто-то выбирает известных всем мутантов, кто-то, как я, создает новых.

Я и создала.

Вот остальные и мучаются…

Размышляя, я и не заметила, как преодолела лестницу, и машинально свернула направо… «Блин! – Я едва не врезалась в дверь искомого кабинета. – Вот заразы! Опять с пространственными координатами играются! Узнаю кто – прибью на месте!»

– Прошу. – Росомаха галантно пропустил меня вперед и вошел сам, закрыв пинком дверь.

– Вы опоздали. – Профессор Чарльз Ксавьер развернулся к нам вместе с креслом. Его кабинет был полон народа.

«Оба-на… Тут и Кит…»

– Извини! – весело отозвалась я, пихнув Лиса локтем в бок. Он фыркнул и, легонько толкнув меня в ближайшее свободное кресло, пристроился на подлокотнике.

– Ну да, ты еще скажи, что больше не будешь, – вздохнул Чарльз.

– И проковыряй тапком до подвала пол! – обнявшись, как два заправских хулигана, пропели Циклоп и Шторм.

«От спелась парочка… Бетовик и Наблюдатель».

Ксавьер только усмехнулся и покачал головой:

– Итак, для тех, кто не успел сойти с бронепоезда, на всякий случай повторяю: Циклоп – Паук, Джина – Джейд, Электра – Берс, Росомаха – Лис, Шторм – Китана, Курт Вагнер – Бонд, Айс – Джип. Меня вы знаете: Мрак – Данил.

Мы кивнули друг другу и Наблюдателю и вновь посмотрели на Ксавьера. И он нас не разочаровал.

– Друзья мои, у нас появился реальный шанс прикрыть одно из российских отделений монополистов. Они допустили ошибку, что и позволило нам выяснить где, а самое главное как, они хранят основную информацию. Однако для этого вам придется сначала достать пароль. – Профессор внимательно посмотрел на меня и Лиса. – Сейчас он спрятан здесь, в этой Игре… И Лис, я прошу в этот раз сыграть и тебя. Росомаха нам очень нужен!

Мы с Лешкой удивленно переглянулись.

– Чарльз, ты уж прости, если я в игре буду, то кто ж нас прикрывать тогда будет? – осторожно вопросил Алексей.

– Я…

В комнате возник какой-то… человек. Среди мутантов.

Хм…

Мы с каким-то нездоровым и чуть ли не гастрономическим интересом осмотрели вошедшего. Седые волосы, средний рост. Ничего примечательного, если бы не… глаза. Так…

– Во блин! – первым высказался Росомаха, тоже узнав его. – Ты собираешься нас с Лекой прикрывать?!

– Да, – отозвался Координатор, а это был именно он, и по отечески улыбнулся мне. – Рад видеть тебя в добром здравии, Темная…

– Взаимно, – я тоже улыбнулась, покосившись на Лешку. Его реакцию сейчас трудно было предсказать. Хоть он и был в курсе моей встречи с его отцом, тогда просто промолчал. Вот и сейчас в кабинете повисла несколько нездоровая тишина. Все были в курсе, что Алексей почему-то не любит Координатора. Именно поэтому все молча ждали разрешения или обострения старого конфликта. Лис какое-то время думал, настороженно смотря на Максима, потом кивнул, словно принимая перемирие. – Ладно. На этот раз согласен.

– Отлично. – Ксавьер улыбнулся, отдавая мысленный приказ, и над столом во всей красе всплыла трехмерная карта каких-то катакомб.

– Не… – проглотив что-то явно нецензурное, Циклоп только покачал головой. – И что мы должны найти в этой «мать-куда-идти-кого-позвать»?

– Чип. – Координатор оперся о стол ладонями и чуть подался вперед. – Микрочип с данными, который вам потом придется вставить в головной компьютер. И тогда почти полная информация будет у нас в руках.

– Полагаю, – Росомаха рефлекторно выпустил свои когти, матюгнулся, убрал их и тоже подошел к карте, – что после получения всей информации нам потребуется еще и ноги унести?

– Да, но если со второй частью наши ребятки справятся и без твоего физического присутствия, – охотно отозвался Мрак, – то в первой нужны именно твои когти и регенерация.

– Почему это? – не понял Лис, но я невольно его перебила своим вопросом, так как у меня зашевелились нехорошие подозрения относительно второй части:

– Где находится головной компьютер?

– В Ракуун-сити.

Бетовики, в нашем лице, дружно выругались и сплюнули.

Черт!!!

Ракуун-сити…

Игра «Резидент Ивел»…

Ужас Бетовиков.

Мы терпеть не можем тупо бегать по уровням и отстреливать всяких зомби и Немезисов. Я, конечно, хорошо понимаю, что за эти слова фанаты Резидента нас и побить могут, но мы говорим что есть… Нам бы что-нибудь поинтеллектуальней, а не просто взять дробовик с разрывными и шпарить по этим неживым уродам! Так никакого ума не напасешься.

– Ну что же вы так, – усмехнулся Ксавьер, прекрасно понимая наши чувства.

– А что там хорошего? – искренне возмутился Ярослав, прекратив косить под спокойного и невозмутимого Циклопа. – Я и до этого не любил столь прямые игры а-ля «убил зомби – спас аптечку», а теперь еще больше плеваться буду! Ладно бы «КонтрСтрайк»! Тренировка отличная! Но «Резидент»!

– А вообще-то логично, – высказался вдруг Лис, чем вызвал удивленные взгляды остальных, – это же просто – прячь там, где Бетовик больше всего не любит появляться. И где у него минимум шансов пройти в одиночку…

Координатор и Ксавьер переглянулись и кивнули. Ход мыслей Лешки был им понятен.

– Ну ладно. – Шторм оторвалась от попытки ущипнуть Циклопа за пятую точку, от чего тот старательно отбивался, и вопросительно уставилась на старших. – Вернемся к нашим баранам, то есть к предстоящему делу. Возникает своевременный вопрос: где мы можем достать этот чип? Прошу уточнить, где эти катакомбы находятся!

Максим кивнул на карту, которая тут же угодливо изменила свою конфигурацию.

– Все просто, Кит, вот здесь, в лесах Канады, расположена целая сеть подземных коммуникаций – именно в этом центре управления и хранится пока этот пароль.

– Почему пока? – поинтересовалась Джина.

– Потому что, – мгновенно отозвался Чарльз с усмешкой, – ввиду удачной атаки нового вируса «I'll be back» их серваки полетели, и эти подземные коммуникации – временное хранилище. Единственно большое, потому как памятью в сотню гигов тут не отделаешься. Они спрятали его, как могли, но для нас эта маскировка белыми нитками шита.

– Кто вирус подсунул? – Вопрос у меня вырвался сам собой, когда я оценила масштабы информации. Хотелось бы мне знать, куда наши умники столько данных поместят?

– Да Винт, кто же еще! – улыбнулся Координатор.

– А-а-а… – понятливо протянул Циклоп. Этого хакера он знал лично. Мы же не встречались. Хотя именно Винт создавал для нас некоторые весьма интересные штучки-феньки для игр, я предпочитала общаться с ним по мере необходимости. Мне лишней головной боли не нужно.

– Погодите, – с неподражаемым немецким акцентом вмешался вдруг Вагнер, – но чтобы туда пройти, по идее, нужен допуск Президента, то есть для начала мы должны «взять» Белый дом?

– Ничего «брать» вам не придется, так как Координатор благополучно спер у них этот самый допуск, а вот устроить липовую драку – да… – Мрак вздохнул. – Мы представляем это так: Электра, Курт и Джина под нашим прикрытием устраивают шумиху в Белом доме, а остальные благополучно летят к катакомбам. И пока Охотники психуют и пытаются троицу поймать, другие проникают на базу.

– Круто, – ехидно высказалась Китана в лице Шторм, – креза точно начнется! Я-то знаю, без остальных на базе не разобраться. Допуск мы применим и на первый уровень пройдем, максимум – на второй, но ведь система, как вы сказали, старая. Ходов много. А это значит, что нам нужна Электра с ее блокировкой от психоатаки и возможностью открывать электронные замки электрическим же импульсом. Плюс возможность противостоять генераторам. Я не верю в эти двери с одного ключика уже давно.

Наблюдатель только вздохнул:

– Знаю, но других вариантов у меня пока нет…

– Почему? – вновь вмешалась я.

– Фэйр! – коротко бросил Максим, и я чертыхнулась.

«Все верно, где я, там будет и Фэйр.

Он уже в курсе, что личность Электры использую только я. В который раз уже закрадывался крамольный вопрос: кто же нас продает? Мы ведь и так свели все контакты между собой к минимуму… Если найду, то пусть пощады не ждет! Друзей я никому не прощу!»

Росомаха понимающе сжал мою ладонь, но промолчал.

– Я могу телепортироваться туда вместе с Электрой после заварушки, – сообщил Курт, что-то прикинув, – если мне дадут фотографии места прителепортения…

Вот! Только русские способны так коверкать свой язык! Но предложение вообще-то дельное… Ксавьер всерьез задумался. Координатор меланхолично изучал катакомбы под разным углом и в разных разрезах. Я задумчиво смотрела куда-то мимо Циклопа, который застыл памятником самому себе, устремив свой огненный взор на стенку…

«Выход есть, я точно знаю, я просто обязана успеть и туда, и туда, но для этого мне нужно как минимум раздвоиться. Раздвоиться? А что если…»

– Мистик и Магнето подключите, – вслух произнесла я и невольно улыбнулась. Мистик – это Анжелика, эстонка по национальности. Довольно сильный Бетовик, хотя очень старается быть гуманной. Из-за этого Охотники не всегда ее в расчет принимают, что оборачивается для них жуткими последствиями.

Все присутствующие на совещании посмотрели на меня с плохо скрытым интересом, и Данил попросил:

– Поясни…

– Они устроят переполох в Белом доме в виде нашего обычного противостояния с Магнето. – Я с удовольствием выполнила его просьбу. – Курт «тырит» документы, Джина устраивает всем психоглюки в стиле человека-невидимки и тому подобное. Фэйр мчится туда, пытаясь понять, что с нашими крышами, почему взбесилась я, ну а мы пока идем в те коммуникации.

– Ага, – с изрядным ехидством подключился к разговору Циклоп, вернувшись из статуеобразного состояния. – После чего разделяемся, типа «кто первый встал, того и тапки».

В глазах старшего поколения возник вопрос, и Яр пояснил, цыкнув на молодежь, чтобы слишком громко не смеялись. Старшие нередко не понимают наших аллегорий.

– В том смысле, что я сверлю, пилю и стреляю глазками по всему, что могу перепилить, засверлить и застрелять без ущерба для друзей, – охотно начал рассказывать план действий Паук, развивая мою идею в меру своей извращенности, – Росомаха всем устраивает раскогтевку в стиле «два удара – восемь…» – прости, Лис, в твоем случае шесть – «…дырок», а Электра занимается порчей более тонкого и хрупкого имущества, ко всему этому добавляется Курт, который своими телепортациями может даже ангела довести до посинения.

Бонд только фыркнул – он и так сейчас уже был синим. Так что ангелам синеть было вовсе необязательно.

– А я? – обиженно напомнил о себе Джип.

– А ты у нас занимаешься устройством ледового замка, – немедленно отозвался Циклоп и предупреждающе добавил: – Но только не под нашими ногами! А то с тебя станется…

– Да что же я, – возмутился Айс, – враг самому себе! Вы же меня потом на звездочки для американского флага порвете!

– Порвем! – Лис кровожадно выпустил когти.

Все только рассмеялись.

– План принят, – согласился профессор, – пока вы будете собираться, мы подключим Мистик и Магнето. Тем более, что они сейчас в Сети.

– Отлично.

Мы с Лисом с улыбками переглянулись.

– Кстати, – опомнилась вдруг Джина, – а чип-то сам как выглядит?

– То, что искать его надо в самой глубокой дырке, и без балды понятно. То есть идиотских вопросов по местности уже нету, – поддержал ее Вагнер.

– Выглядит он примерно так… – Ксавьер кивнул на карту, где возникло изображение чего-то… чего-то странного.

– Это… это что? – Циклоп даже к очкам потянулся, чтобы лучше видеть, забыв, чем нам это грозит, да Шторм успела остановить его руку и возмущенно осведомилась:

– Вы что, издеваетесь?!

– Нисколько! – отозвался Координатор. – Просто компьютер, в который вы чип будете вставлять, тоже не совсем обычный. Просьба это учесть.

– Красная Королева, – проинформировал нас Джип и вздохнул. – Находится на самом последнем этаже подземной корпорации «Амбрелла». «Улей» долбанный, вход к нему охраняют шесть компьютеров поменьше. Ну и плюс ловушек полные штаны. А ведь туда через весь город шлепать. С наглой мордой на последний уровень сразу фиг пройдешь.

– Невесело, – я покачала головой, – но трудностей с этим возникнуть не должно… по идее.

– На месте разберемся, – заявил Бонд, наш лидер в таких операциях.

– Когда тебя погрызут немножко, – съязвил Циклоп и схлопотал подзатыльник от Шторм с недвусмысленным предупреждением:

– Не нагнетай!

Яр зашипел, потирая затылок, но промолчал.

– Тогда, – произнес Максим, – раз всем все ясно, совещание закончено. Путевую информацию получите по ходу дела.

– Ладно. – Мы пожали плечами и встали.

– Вот и хорошо! – подытожил Чарльз. – У вас есть полчаса! И потом входите в игру. Мы будем вас ждать и прикроем.

– Так точно! – с ехидцей козырнул Лис, и его рука метнулась к кнопке «Escape».

Выход…

– Ну и дела. – Я сняла шлем и покосилась на Лиса, тоже снимавшего шлем.

– Делее некуда, – покачал головой он, поджав губы. – Заварушка будет, мама не горюй!

– Ну-у-у… – Я задумчиво посмотрела в окно: шел снег… – А там ведь холодно, – выдала я.

– Угу, – отозвался Алексей и поднял на меня тяжелый взгляд, – а если Фэйр расколет в чем дело?

– Расколет. Леша, он обязательно расколет. Он же не идиот, – вздохнула я и… – Лешка! Это не он! Это мы – идиоты!

– Э-э-э-э… – В глазах светилось изумление.

– Ну да! – Я была уверена в только что сделанном выводе. – Про чип спросили, а про охрану? Росомаха-то нам зачем с его регенерацией? Не для красоты же!

Лис коротко, но емко выругался и переключил ноутбук в обычный режим пользователя, набирая запрос. Ответ пришел практически мгновенно.

– Мутанты там охрана, – тихо произнес он. – Помощней, чем мы.

– Тогда мы попали, – изрекла я. – Тебе придется драться со своим подобием.

– Свернуть шею не удастся, – согласился Лешка, – адамантиевый скелет не ломается. Регенерация зашкаливает. Кранты. Приплыли.

Минуту мы молчали, потом он встряхнулся:

– Ни фига! Мне Винт по старой памяти вчера вирус на проверку скинул, вот и проверим.

– Как вирус называется? – осведомилась я не особо заинтересованно, просчитывая варианты того, с кем мне придется столкнуться.

– Сейчас. – Парень что-то проглядел на компьютере и фыркнул от смеха. – «Ма танте».

– Чего?! – Я едва не выпала из кресла. – «Моя тетушка»?! Слушай, а это точно вирус?

– Точно. – Алексей несколько неуверенно почесал в затылке. – Наверное.

– Это не смешно. – Теперь уже я фыркала. – Ну ладно, ты-то умница у меня, сам справишься, а вот если мне на пути генератор попадется…

– Один?

– Нет, – я мотнула головой, – с одним я справлюсь, просто отзеркалив и вернув его заряд… Хотя черт с ним! На месте разберусь!

– Максим тебя тогда прикроет, – кивнул Лешка, и мы синхронно покосились на часы. Двадцать минут. И мало, и много…

2

Раздавшийся щелчок убедил меня, что провод четко вошел в гнездо, и теперь его оттуда можно было только вырезать.

– Ну что? – Я проверила еще раз крепления перчаток и глянула на Алексея.

– Вперед. – Он нажал пару клавиш на ноутбуке и посмотрел на меня. – Ты первая.

Я кивнула и опустила шлем на глаза, прислушиваясь к монотонному голосу Лиса:

– Админский вход! Объект – Темный Берс. Кодовое имя – Электра Нейтро Ксавьер!

– Вход! – Я нажала «Enter». Перед глазами мелькнул привычный зеленый тоннель, и я огляделась. Возле входа в ангар никого не было. Тишина и покой…

– Админский вход! Объект – Лис. Кодовое имя – Росомаха! Вход! – услышала я слова Лешки, и мутант материализовался рядом со мной.

– Так. – Он прищурился, изучая строчки состояния и параметры. – Отлично, Координатор на связи.

– Тогда идем! – Я потащила его в ангар к самолету. Именно там мы и запрограммировали все снаряжение, когда только начинали эту игру…

Бр-р-р. Как же я не люблю эти латексные костюмы, кто б знал. Одна только мысль об этом заставляет меня передергиваться. Гадость этот латекс, а не одежда, хотя в такой даже под кислотным дождем не страшно. Но это ее не оправдывает вообще!

За несколько шагов до трапа, ведущего внутрь самолета, мы рефлекторно притормозили – уж очень тихо было. Не может быть, чтобы мы были первыми. Мы ведь с Лисом даже немного припоздали.

– Да тут они. – Парень мотнул лохматой головой, и мы поднялись в самолет. – Н-да-а-а-а… – недоумение Росомахи относилось к творящемуся на борту. Неудивительно, что снаружи не доносилось ни звука – они звукоизоляцию врубили на всю, но внутри кипела жизнь. Все бегали, ругались и периодически что-нибудь роняли… Причем, создавалось впечатление, что народу в салоне гораздо больше, нежели шесть человек. Среди этого бедлама островком спокойствия выделялась Мистик, сидевшая в кресле пилота и положившая ноги на соседнее кресло. На синем чешуйчатом лице была насмешливая и немного скептическая улыбка.

– И нам в этом участвовать? – риторически вопросила я, направляясь к отсеку с костюмами. – Мист, салют!

– Привет, Элли, – отсалютовала Анжелика, наблюдая, как я открываю шкафчик. – Поиграем?

– Угу. – Я вытащила этот костюм и обернулась к ней. – Пусть с ума сойдут.

– Эт точно, – хмыкнул Лис, ответив вместо эстонки и таки успев увернуться от предмета меблировки, по неосторожности запущенного Джиной. – Детка, полегче! – Он едва не зарычал. – Я ведь могу и обидеться!

– Прости, Лисенок! – отозвалась Ди, не глядя на него и продолжая копаться в шкафчике так, словно там по меньшей мере было закопано несколько кладов сразу.

– Вливайтесь! – несколько хмуро процитировал Курт всем известную рекламу, и они с Джипом хором закончили. – Городская канализация!

– Счас в глаз! – весело огрызнулась я, и мы присоединились к общему веселью. Мистик только головой покачала и негромко рассмеялась, наблюдая за такими чумовыми сборами.

«Ну да! Ей-то весело! Она может копировать кого угодно, как и создавать себе одежду. Везет некоторым штатским. – С такими мыслями я уставилась на свой комбинезон. – С какой, интересно, стороны в него залезать надо?»

Все-таки закончив одеваться и застегнув молнию на черном форменном комбинезоне людей Икс, я пару раз махнула руками: «М-да. Не так удобно, но сойдет…» По салону самолета тем временем в разных направлениях продолжала ходить-бегать вся остальная часть команды, умудряясь не сталкиваться. Мистик все так же сидела в кресле и, кажется, дремала. Росомаха сидел в самом темном углу, словно в засаде, и с кем-то ругался вслух. Его куртка была не застегнута. От выяснения в чем дело меня оторвала Ди:

– Ненавижу! – Она бодро покачивалась на одной ноге и пыталась застегнуть заклинившую молнию на сапоге. Картину можно было маслом писать, потому что с периодичностью в несколько секунд она порывалась упасть на пол и скатиться по все еще открытому трапу в ангар, но Циклоп ее с такой же периодичностью ловил. Идеальная пара! Особенно если учесть их хроническое неприятие друг друга как предмета возможной влюбленности. Что, в общем-то, было неудивительно. Оторвавшись от созерцания «семейной» сцены, я еще раз осмотрела свои перчатки, практически забыв про Лешку, и призадумалась: «Если дело повернется плохо, то моего заряда может и не хватить надолго. Я ведь не генератор… Мой заряд восстанавливается в течение суток, и хватает его на несколько очень сильных ударов и множество мелких, но если разрядка наступает, то тогда я бью током не сильней обычной трехвольтовой батарейки. В таких случаях остается только уповать на реакцию и чутье мутанта, большего у меня нет». С тяжелым вздохом я вновь оглядела друзей…

– Темная… – В моей голове неожиданно возник голос Координатора.

– Да, в чем дело? – Едва не вздрогнув от такого наглого вторжения, я передернула плечами: «Вот ведь! Я и забыла, что звонки Наблюдателей так просто не отобьешь, они сразу появляются на канале связи».

– Я кое-что изменил в твоих характеристиках на эту игру.

– Что именно? – Не любила я таких вот сюрпризов, предпочитая «собирать» персонажа сама.

– На твоих перчатках есть уплотнение на запястьях… – начал Координатор.

– Есть, – нащупав что-то металлическое, я несколько удивленно хмыкнула: «Надо же, а сразу и не заметишь».

– Это усилитель, – пояснил он. – Подзарядки может и не оказаться в пределах твоей видимости, а рвать проводку не советую.

– Логично, – признала я и поинтересовалась. – Насколько возросла сила удара?

– Черт его знает! – честно отозвался наш прикрывающий. – Это из новинок, и я еще не знаю, сколько и чего усилитель добавляет.

– Жаль, ну да ладно, – я невольно улыбнулась, – это все?

– Пока да, и действуй поосторожней, ладно? Ты сейчас для Фэйра как красная тряпка для быка.

– Постараюсь. – Я привычно прищурилась, и перед глазами вспыхнули характеристики персонажа. «Так, броня, заряд тока, не то… все не то… А, вот. Связь – частота Координатора 76. 67. Запомним, а то на автодозвон ставить не хочется, голова потом болеть будет – никаких таблеток не напасешься».

– Все! – вдруг выдохнула Джина и выпрямилась, застегнув-таки сапоги. Немного потоптавшись на месте, она фыркнула и посмотрела на меня. – Ну и на фиг им каблуки на форме?

– Спросила, – покачала я головой, покосившись на свою обувь, – видать ног не жалко.

– Только за это придушить их всех готова! – честно призналась Джейд и встала рядом с Бондом. – Я на месте…

Я кивнула и огляделась.

– Все остальные готовы?

– Готовы! – буквально хором отозвались ребята.

– Как пианэры! – ухмыльнулся Ярослав и пригнулся, успев увернуться от очередного подзатыльника, который вознамерилась ему отвесить Джейд.

– Ты хоть им был, двоечник? – Мистик перетекла в стоячее положение и потянулась. – Так что?

– Ничего. – Я встала напротив нее и подняла руки ладонями к ней.

– Работаем. – Анжелика аккуратно приложила свои ладошки к моим. Это было необходимо для почти полного копирования. Я словно видела, как ее Наблюдатель переписывает информацию. И Мистик начала трансформацию. Медленно, словно раздумывая, стоит ли вообще принимать мой облик. Секунду спустя я опустила руки – передо мной была вторая «я».

– Как тебе в моей шкуре? – мне не удалось удержаться от банального вопроса.

– Неплохо. – Эстонка качнулась с мыска на пятку, пару раз подпрыгнула на месте и, кивнув, встала рядом с Джейд. – Порядок! Все четко!

У нее даже голос теперь был моим.

– Тогда начинаем, – услышали все голос Чарльза на наносвязи, не обращавшего внимания на предшествующие привычные перебранки и ни одним словом или звуком не прокомментировавшего все наши действия. – Удачи, Беты! Ни пуха!

– К черту! – улыбнулся Курт, обнял Джину и Мистик, и они втроем исчезли.

«Так, значит, двадцать минут для разгона у нас есть. Если учесть, что за это время можно очень многое наворотить, то это много. И даже очень…»

– Взлетаем! – Яр плюхнулся в кресло пилота и быстро защелкал переключателями, запуская двигатели. Мы шустро расселись и пристегнулись на всякий случай. Паук, конечно, пилот хоть куда, но все-таки лучше без этого риска. Минуту спустя Тестер, когда наконец-то нащелкался переключателями, потянул на себя штурвал, поднимая самолет в воздух. Над нашими головами медленно открылась крыша ангара…

– Китана, солнышко, – как-то особенно ласково вклинился вдруг по связи Лис, – как исполнительница роли Шторм обеспечишь нам снежную бурю в Канаде при прохождении границы?

– Как не фиг делать, никто и не поймет! – отозвалась Кит и, немного подумав, добавила: – Берегите себя, умники.

И все…

Самолет команды Икс с нами на борту резко взмыл в небо, развивая максимальную скорость и направляясь к Канаде. «Боже мой, по ходу дела мы ввязались в смертоубийство…»

– Именно так, милая, – едва заметно усмехнулся Росомаха и хмыкнул. – Именно так.

– У меня все на лице написано? – спросила я.

– Нет, просто я тебя лучше всех знаю, – ответил парень. Я пожала плечами и уставилась в иллюминатор, чтобы хоть как-то отвлечься от не слишком веселых мыслей о предстоящем самоубийстве. Я как-то говорила, что мне адреналина не хватает?

Ну, судя по всему, сейчас я получу его в очень большом количестве…

3

Полет прошел нормально. Без всяких эксцессов. Расстояние до Канады мы преодолели в самые рекордные сроки. Даже удивительно…

Ярослав сделал еще пару километровых кругов, выискивая удобное место для приземления, и все же посадил самолет на небольшую полянку. Тряхнуло всех основательно.

– Мать… – Джип прикусил язык и не стал договаривать, однако Паук даже внимания на него не обратил.

– Все. – Циклоп выключил все системы и поднялся из кресла. – Вперед, ребята, раньше сядем – раньше выйдем.

– Это точно. – Лис первым вышел на улицу и поежился от бьющего в лицо снега. – Кит – молодец! Отличная погодка!

Я спустилась вслед за ним и огляделась. Вокруг, на сколько хватало глаз, стоял замерзший лес. Ветер словно стремился засыпать нас снегом по уши и не дать совершить то, что мы хотели.

– Вход в тридцати метрах от нас. – Джип появился вместе с Циклопом, держа в руках какие-то небольшие коробки. Вот кому не мешала эта погода. Хотя о чем это я? Мы же сами такую просили. Вот теперь и будем мучаться…

– Что за фигня? – Лешка внимательно смотрел на Яра, взглядом указав на коробки.

– Вот. – Парень раскрыл их, там лежали сюрикены, черные, не блестящие. – Возьмите. Мы, конечно, крутые, но без оружия тоже нельзя. Откликаются на короткий свист владельца, и ими хозяина не убьешь. А то последние данные показали, что некоторым противникам очень полюбилось бить нас нашим же оружием.

– Чья идея? – Я, недолго думая, укрепила их на поясе, куда они идеально вписались, и звездочки коротко вспыхнули зелеными индикаторами. «Хороши штучки, да только попаду ли? Если буду пользоваться, то надо не забыть автонаведение включить».

– Координатора, – улыбнулся Джип, зашвыривая обратно в самолет пустые коробки. Трап тут же закрылся.

– Тогда вперед! – Росомаха уверенно двинулся к лесу. Мы дружно потопали за ним, костеря сугробы и монополистов с их закидонами. Сами полезли, а теперь еще и ругаться изволим. Хорошо хоть, что идти пришлось недолго, потому как по таким буреломам мы и в жизни налазились, чтоб еще и в играх так развлекаться.

– Вижу, вон. – Алексей махнул рукой вперед и ловко перескочил через сугроб. Я прыгнула следом, очень надеясь, что ямы там не окажется.

Не оказалось…

– Как все запущено. – Циклоп оглядел наваленные ветки, из-под которых виднелись фрагменты двери, и взялся за регулятор своих термоочков. – Отойдите-ка! Сейчас немного посемафорю.

Мы послушно расступились, и луч ударил точно в ветки, расшвыривая и распыляя их. Мутанту понадобилась всего несколько коротких выстрелов для полной расчистки территории.

– Все! Прошу! – Он учтиво поклонился.

– Благодарю вас, сударь. – Джип скорчил рожу, долженствующую означать высшую степень благодарности, шагнул вперед и взялся за ручку обычной железной двери. И если не считать того, что вела эта дверь в узкую железобетонную коробку метр на метр, ничего интересного собой она не представляла.

– А если ловушка? – задумчиво поинтересовалась я, наблюдая, как Айс дергает за ручку, пытаясь открыть дверку общепринятым способом.

– Позняк метаться, – парировал он и обошел эту своеобразную коробку вокруг. – Почему она не отрывается?

– Попробуй еще раз, – попросил Яр, как-то излишне внимательно оглядывая заросли. – Надо же куда-нибудь пароль засунуть.

– Логично. – Джип принялся за скрупулезное исследование двери.

Мы молчали, не мешая ему и дожидаясь рождения какой-нибудь гениальной идеи у кого-нибудь из нас.

Тишину нарушил сам Джип.

– Не открывается, зараза! И что? – Он уже практически по третьему заходу обнюхивал вход на базу.

– В каком смысле «что»? – Лис подошел, попинал ногой дверь и покосился на друга.

– Куда тут код-карту совать? – возмутился в ответ Айс. – Где соответствующее отверстие?!

– А вон туда не пробовал? – Я указала на замочную скважину.

– Смеешься? – недобро посмотрел на меня парень.

– Угу, но ты все же попробуй! – Я на всякий случай придвинулась к Лешке поближе, чтобы если что спрятаться за его широкую спину. Джип скептически поднес карточку к замку и…

– Код доступа верен. Входите, – раздался «приятный» металлический голос и дверь открылась.

Внутрь.

Мутант коротко оглянулся на меня и повернулся к двери. Пола за ней не было. В следующую секунду высветилась железная лестница на манер пожарной, ведущая куда-то вниз. Подсветка была такая… хм, зеленоватая. На что они намекают?

– Так, я иду первым, Лека – второй, Джип, ты замыкающий, потому как оружие у нас с тобой дальнодействующее, – коротко распорядился Циклоп. Мы согласно кивнули, этот вариант был самым разумным, да и не до споров сейчас – времени в обрез.

Яр уцепился за лестницу и скрылся из поля зрения. Вслед за ним спустилась я, проклиная каблуки. Внизу не было ничего необычного. Просто полутемный с полукруглыми сводами коридор с большим количеством проводов по стенкам, правда, чистенький, без соответствующего запаха и без капающей и льющейся изо всех дыр воды, что и отличало его от канализации…

Выгодно отличало.

Пока было тихо и разветвлений в пределах видимости не наблюдалось.

– Идем! – Яр осторожно двинулся вперед, оглядывая стенки. Провода, провода, рубильник и опять провода. В таком темпе мы и прошли метров триста, пока не уперлись в первую закрытую дверь.

– Вот… – коротко высказался Айс и, вытащив вторую код-карту, приложил ее.

– Пароль устарел. Введите новый! – раздался механический голос, и дверь не открылась. Буквально в следующую секунду на нас были направлены лазеры. Яр схватился за свои шлемоочки, собираясь распылить орудия, едва они начнут стрелять. Я вскинула руки, с намерением подстраховать его. «Почему мы сразу не атаковали? Да нас тогда засекут…»

– У вас есть тридцать секунд, чтобы ввести новый пароль! – проинформировал нас тот же голос и пошел отчет.

– Включится тревога! – рявкнул Лис, с лязгом выпуская когти. Джип молча возился с замком.

– Пятнадцать… четырнадцать… тринадцать… двенадцать…

– Черт! – Айс теребил дверь, так и не сумев ее открыть.

– Дай я! – Лешка оттолкнул мутанта в сторону и вдарил по двери. Когти Росомахи вошли в металл как нож в масло, четко над замком. Замок крякнул и… лазеры убрались.

– Добро п-пожаловать. – С таким вот приветствием дверь открылась, пропуская нас внутрь. «Ну и чувство юмора. Убить за него мало!»

– Е-мое! – выдохнула я, только сейчас ощутив, что напряжение мое могло разнести все в щепки, и вопросительно глянула на своего Наблюдателя. – Как догадался?

– Максим подсказал, – немного помедлив, ответил парень, рассматривая открывшийся пустынный коридор.

«Чего-то стены тут очень толстые. Зачем?»

– Так. в темпе. – Циклоп втолкнул нас за дверь и… мы оказались на развилке.

«А, теперь ясно зачем. Скрывают ответвления». Три коридора уходили в разные стороны. Дверь за нашими спинами медленно закрылась. Все. Пути назад нет…

– Вот вам и катакомбы. – Я поежилась. Мне было несколько не по себе. – Получите и распишитесь, Ваш лабиринт к Вашим услугам.

– Ладно. – Ярослав покачал головой. – Времени как всегда в обрез. Особо думать некогда. Связь только при экстремальных ситуациях, а то засекут.

– Расходимся? – полувопросительно произнес Джип.

– Да, – отозвался Паук. – Расходимся, пока Наблюдатели высчитывают краткий маршрут и отсеивают обманки. Кому повезет – тому ставим пиво! Ящик! Чтоб на радостях упился. Лек, ты куда?

Я оглядела коридоры, принимая предоставленный мне выбор, и кивнула головой прямо:

– Я туда.

– Я с тобой, – моментально высказался Росомаха.

– Я налево, – произнес Айс с полуулыбочкой.

– Мне тогда направо. – Циклоп с легкой ехидцей улыбнулся. – Удачи.

– Тебе тоже!

Мы хлопнули друг друга по ладоням, затянутым в черные перчатки, и разошлись. Наш с Лешкой коридор был тихим и до боли однообразным. Никакой фантазии. Не думаю, что у остальных было веселее, хотя кто его знает…

– Вот тебе и Ариадна, – спустя пять минут буркнул себе под нос Лис, оглядывая уже приевшийся коридор. Хотя были и кое-какие изменения: кое-где протекала вода, стены становились все более грязными, но свет оставался прежним. Чувствовалось, что мы старательно спускаемся вниз. Хорошо хоть, что наши шаги практически неслышны. Вода на полу не накапливалась, что было просто великолепно. Я ведь электрический мутант: и саму протрясет, и остальных за компанию.

– Ты на Тесея не тянешь, – пошутила я, – слишком небритый.

– Угу, и маникюр окончательно испорчен. – На этом наш разговор оборвался, так как мы оказались на еще одной развилке.

– Максим, куда? – поинтересовался Росомаха, вызывая нашего Наблюдателя.

– Не знаю, – мрачно ответил Координатор, – сигнал идет из двух коридоров. Выбирайте сами. Вполне возможно, что обманки оба, но выбора у нас нет – надо проверить все!

– Тогда расходимся. – И хотя мне ужасно не хотелось идти одной, но было надо.

– Удачи. – Лис аккуратно коснулся моего лба губами и быстро ушел направо, таким образом лишив меня права выбора.

– Это мужчины ходят налево, – пыталась я утешить сама себя, сворачивая в левый коридор, – а женщины просто развлекаются.

Скорее по привычке, я вновь поежилась. Вся эта атмосфера… Обычно, когда я куда-либо иду одна, то обязательно попадаю в ловушки. Карма у меня такая… Рыжая, как говорят мои немногочисленные подруги. И обычно оказываются правы. Однако в этот раз немедленных громов на одинокую нарушительницу покоя коридоров не последовало.

«Ладно, сделаем скидку на то, что мне пока везет и что ангелы, ответственные за мои извращенные приключения, просто вышли покурить…»

Тишина, прерываемая легким шумом воды, и спокойствие, которое было пронизано уже хорошо ощутимым напряжением. Идиллия…

Немного помедлив, я все же двинулась дальше. И потянулись минуты монотонного пути. И хотя я человек довольно терпеливый, но и меня уже порядком достала эта однообразие.

Спустя пять минут я поняла, что уже просто хочу с кем-нибудь подраться. А то что это вообще!

Ловушек нет.

Мутантов нет.

Врагов и противников тоже нет.

Они что, издеваются надо мной?!

О, поворот. Чуть прищурившись, я развернула перед глазами карту, отслеживая сигнал обманки. Так, судя по сигналу мне сейчас на первом же правом повороте надо свернуть. Покорно сделав это, я уперлась носом в дверь. Уже лучше! Дернув ее на себя, я обнаружила, что она не заперта. И моя светлость решительно шагнула вперед. «Уй-е!!!» – Я едва успела пригнуться – четко рядом с моей головой включился лазер, едва не отпилив мне левое ухо.

– Черт!!! – Шустро откатившись в угол, я попыталась проанализировать ситуацию. Так, что мы имеем?

Лазеры.

Узкий коридор.

Я в углу, куда почему-то не добивают лучи.

И… полнейший хаос на закуску.

Лазеры гасли на три секунды после десятисекундной работы и тут же загорались, но уже в другой последовательности. Предугадать в какую сетку-узор они включатся в следующий раз, было сложно. Пройти мимо них и сквозь них за десять секунд было нереально. Одной мне не справится, и я отдала команду включиться дозвону по наносвязи.

– Нафиг принцессу! Выпустите меня отсюда! – было первым, что я сказала Максиму, когда он отозвался, а потом уже более спокойно поинтересовалась: – Слушай, как их пройти?

– Никак, – Координатор аж фыркнул, – если я их отключу, то поднимется тревога, – и без перехода продолжил: – Видишь на другой стене кабель?

– Вижу.

Ровно на секунду над нужным кабелем вспыхнула желтая стрелочка с пояснениями. Вот за что я и ценю игры…

– Если попадешь в него, то собьешь цикл и при удачном стечении обстоятельств проскочишь лазеры, – пояснил он и поинтересовался: – Как у тебя с пластикой?

– Хреново, – несколько грубовато призналась я. – Если только под музыку. А ток?

– Не выйдет, – пришел мне ответ. – Тут генератор, он поглотит твой заряд.

– Ну как всегда, ладно, наведи меня, чтоб не промазала, – попросила я, снимая с пояса сюрикен и замахиваясь.

– Сейчас.

Перед глазами мелькнуло зеленое перекрестье прицела, как это бывает в играх, и я швырнула свой остроугольник. Вспышка и треск убедили меня, что я все-таки попала.

– В темпе! – рявкнул Координатор.

– Джови ставь! – крикнула я, едва уворачиваясь от взбесившегося лазера. – Everyday. Иначе не пройду!

Ровно на секунду в эфире воцарилась тишина, а потом в мои барабанные перепонки вломился неутомимый Джон Бон Джови с песней «Everyday». Я под нее тренировалась в реальности, а значит, не собьюсь и сейчас. Придется довериться рефлексам и верить в память тела…

Как и с какими ругательствами в адрес своих каблуков, ловушек, Охотников и еще кучи личностей я уворачивалась от лазеров, прыгала, приседала, перекатывалась, в общем, занималась полезным для фигуры видом спорта, пересказывать не буду. До сих пор вздрагиваю, и на язык просятся выражения отнюдь не цивилизованные и культурные. И все-таки я прошла, и меня ни разу не задело. Из последних сил я свернула за угол и просто рухнула на колени, пытаясь отдышаться.

– Еще пара таких вот «танцев», и я подам в отставку, – с трудом выдохнула я. Такого в моей обширной игровой практике еще не было. Новый вид экстремального спорта – танцы под лазером! Эффективность гарантирована. Ведь, если хочешь выжить, то точно справишься!

– Тебя никто не отпустит, – флегматично сообщил мне Максим и улыбнулся. – Молодец!

– Спасибо. – Я все-таки нашла в себе силы встать на ноги и глубоко вдохнуть, успокаивая дыхание. – Что там?

– Тихо пока, три-четыре обманки отсекли. Охотники пока не в курсе, что мы тут шарим.

– А Фэйр? – Местонахождение этого типа меня волновало сейчас больше всего. Не хочется с ним тут один на один столкнуться.

– Он в Белом доме, – усмехнулся Максим, – пытается понять, с чего ты все лампочки взрываешь!

– А я их взрываю? – несколько обескуражено поинтересовалась я. Раньше за собой страсти к внешним спецэффектам не замечала.

– Да, при активной помощи Мегало.

Приняв к сведению сообщение о собственных хулиганских выходках, но оставив его без ответа, я направилась вперед. Смысл отвечать, если сказать пока все равно нечего?

Окружающая атмосфера как-то незаметно начала давить на психику и вообще навевала острые приступы клаустрофобии. Пришлось даже чуть молнию на груди ослабить, чтобы дышать было легче и… я едва не пропустила удар из-за поворота, грозивший свернуть мне челюсть.

– Да блин! – Я отскочила, ставя блок и приседая в боевой стойке. Мышцы ощутимо напряглись, ненавязчиво намекая на то, что больше так развлекаться не надо, и что второго напряга они могут не выдержать.

– Шустрая какая! – фыркнул мужской голос, и я увидела противника. Передо мной возвышался мутант какого-то синеватого цвета и с подозрительными белыми глазами без зрачков.

«Это еще кто?»

– И кто ты?

Правило номер один: если не хочешь или не можешь драться – заболтай. А я еще не определилась, хочу ли познакомиться с этой кучей мышц поближе. Да, я знаю, что очень хотела подраться, но с равным противником, а не с этим… Он же явно сильней меня. Причем, судя по всему, не только по силе.

– Спайк, – улыбнулся он, обнажая треугольные зубы.

Бр-р-р…

Все-таки и Охотники, и Бетовики уже не совсем нормальные люди. Мы уже запутались в фильмах – играх – порталах – сюжетах и успешно перепутали всех действующих героев так, что простой непосвященный просто в ужас приходит.

– Костыль?! – Я изумленно вскинула брови, выпрямившись и аккуратно собирая энергию на кончиках пальцев опущенных и расслабленных рук.

«Ударить…

Ударить так, чтобы не встал.

Ударить без предупреждения».

– Шип, – педантично поправил он и вскинул руки, из которых в мою сторону устремились шипы. Я в момент швырнула в него шаровой молнией и отпрыгнула подальше. Треска было много, а вот результата… Правда, по мне не попали. Уже плюс. Кстати о «птичках», откуда в нем столько материала для шипов? Закона сохранения массы никто не отменял…

– Неплохо. – Мутант улыбнулся, глаза в долю секунды превратились в узкие, с трудом различимые щелки, и меня отбросило едва заметным щитом, возникшим перед ним и мгновенно разошедшимся ударной волной. Следующая моя атака, которую я умудрилась саккумулировать за несколько сотых долей секунды, пока летела к стене, разбилась об его щит, ставший поменьше радиусом.

«А вот это уже плохо, электричество щит не берет, шаровые молнии похоже тоже. – Размышления резко прервались ввиду столкновения с… – Блин! Да больно же!»

Стенка оказались намного жестче, чем могло показаться на первый взгляд. Я все-таки весьма ощутимо стукнулась, не сумев правильно сгруппироваться, и упала на колени. Легкие от удара выдохнули весь воздух.

«Дыши! Дыши, а то тебя выкинет!»

Легкие послушались, судорожно впустив в себя порцию воздуха.

– Кто тебе… такое… придумал, а? – поинтересовалась я, восстанавливая дыхание, чтобы потянуть время и прийти в себя. Голова немного кружилась. В полете я еще молниями с такой силой не швырялась. Мне ведь заземление нужно, чтобы последствий не было, а в воздухе какое заземление? Вот именно, что никакого, и именно поэтому мне будет плохо, если не уже.

– Фэйр, – был мне короткий ответ.

«И как я сама не догадалась? Хотя не Фэйром единым жива Организация».

– Убила бы. – Я все же поднялась на ноги, начиная лихорадочно придумывать способы изничтожения новых видов мутантов, вроде того, что передо мной. На ум приходила исключительно ядерная бомба и комплекс «Тополь – М» с нехилым радиусом поражения…

«Что-то я в пессимизм впадаю».

– Поиграем, детка. – Мутант вновь выбросил шипы, заставляя меня в экстренном порядке разбивать короткими молниями его атаки и уворачиваться от тех, разбить которые я просто не успевала. В рукопашную мутант благоразумно не ввязывался, да и втянуть себя не давал. На провокации тоже не поддавался. Значит, боялся не одолеть. Это хорошо, но как-то малоутешительно.

Минут через пять я поняла, что банально выдыхаюсь, не успевая аккумулировать заряды должной мощности. Удары мои заметно слабеют. Даже заземление уже не спасает. Спайк был быстрее. И шипы соответственно летали быстрей, четче и по хорошо просчитанной траектории.

– Проиграешь, – с усмешкой заметил противник, когда один из шипов все же полоснул меня по руке. – Сдайся по-хорошему.

– Не дождешься! – Я отскочила к стене, зажав поврежденную руку. Перед глазами вспыхнула короткая надпись: «Попадание! Ущерб – 3%»

«Ладно. Три не двадцать. Переживу. Глубокая царапина – это не проникающее ранение, так что справлюсь. Жаль, костюм порезал. Заражение может быть. Кто знает, что у него там в шипах. Может, яд…»

– Макс! Слабые места просчитать можешь? – воззвала я к своему Наблюдателю, поняв, что одна могу не справиться. А в ответ тишина.

«Та-а-ак… Опять я одна выкручиваться должна.

Надеюсь, что Макс просто на Лиса отвлекся…»

Спайк вновь собрался атаковать, а я не успевала ничего сделать. Какая пошлость – погибнуть в бою с этим шипор… шипов… в общем, нехорошим элементом мутантской ветви эволюции потомков выходцев из теплых стран! И не выговоришь в нормальном состоянии. Вот загнула. Хорошо хоть он этого не слышал, а то лежать бы мне в углу насквозь в шипах. И никакая реакция тогда не спасет.

– Подожди!!! – Я машинально подняла руки, прерывая свои раздумья и словно закрываясь от… так и не последовавшего удара?

«Чего это он?»

– Последнее желание? – Он опустил руки. В голосе была явная издевка.

– Не совсем. – Я убрала растрепавшуюся челку со лба. – Скорей последний вопрос. Ты что, стоял тут и ждал пока я приду?

На душе было как-то подозрительно спокойно.

– Не совсем. – Спайк чуть склонил голову, внимательно изучая меня и словно размышляя, отвечать или нет.

– Ясно. – Я вдохнула и вскинула руки быстрей, чем он, потому что успела подготовиться. Между ладонями проскочили искры.

Плюс и минус.

Север и юг.

Холод и жара.

Огонь и вода.

Две противоположности, дающие огромную разрушительную силу и уничтожающие друг друга. И я отпустила эту силу, выплеснув накопленное. Все дальнейшее происходило медленно…

Очень медленно…

Вот удар достиг его щита и буквально разлился по нему.

Вот Спайк пошатнулся – щит не выдерживал, но победу было праздновать рано – мутант выпрямился. Щит вновь проявился…

«Черт! Второй удар он явно предотвратит, а третий не переживу уже я. Мне просто никто не даст его нанести. Эта игра затягивалась. Теперь бы чуда. И побольше…»

Едва проскочила такая мысль, как чутье слабо тренькнуло, и я словно вросла в пол, ожидая любой гадости со стороны противника, собираясь реагировать по мере возможностей. В следующую секунду пол под нашими ногами стремительно покрылся толстым слоем льда.

Спайк не почувствовал происходящего и с громкими ругательствами распластался на импровизированном катке. Значит у этого «не-пойми-чего» с интуицией слабовато. Минус в актив Фэйра – не до конца он охранничка продумал… Решение пришло почти мгновенно – я сложила ладони лодочкой и обрушила максимальную силу удара на лед под ногами, используя усилители на всю катушку. Да, мне потом даже фонарика будет невозможно зажечь, и внутри будет пустота, но и пусть. Главное – добить этого мутанта.

Добить!

Или он добьет меня!

А я хочу жить и хочу выиграть!

Электричество разбило лед, и острые осколки взметнулись в воздух. Щит Спайка, который он, пока вставал на ноги, держал в полуметре от себя, пробило. Меня кто-то повалил, и раздавшийся взрыв намертво оглушил и ослепил все и всех в округе.

Банально как-то все произошло. Я, кажется, хотела ядерную бомбу?

Я ее получила.

А ведь и половины еще не прошла… Надеюсь, что меня не выкинет из игры, обидно будет не дойти из-за собственной глупости!

Перед глазами упорно шли какие-то помехи. В ушах раздавался непонятный шум. Компьютер изображал оглушение. Не будь я к такому привычной, то была бы просто уверена, что в моей квартире, там, по ту сторону монитора, что-то эффектно взорвалось.

– Ты псих?

Спустя минут десять сквозь шум в ушах я все-таки расслышала этот нехитрый и короткий вопрос и обнаружила себя сидящей в дальнем углу, зажмурившейся и намертво вцепившейся в форму Циклопа, который и закрыл меня от ледяных осколков своим телом.

– А? – Я все-таки открыла глаза и подняла голову. В ушах все еще звенело, по щеке медленно и как-то печально стекала тонкая струйка теплой крови.

– Псих-одиночка, говорю, – чуть громче повторил Яр, вставая и легко поднимая на ноги и меня. – Причем не состоящий на учете. Ты зачем лед разбила под своими ногами?! Трудно было за угол уйти?! А если бы тебя ранило?!

– Яр. – Я с трудом отцепила свои скрюченные пальцы от парня и вздохнула. – А как еще?

– Вот дурочка! – Тестер едва не сплюнул и оглянулся на тело Спайка. Возле него крутился Джип. Становилось понятным, кто пол, так сказать, тут залёдил, превратив его в импровизированный каток.

– Порядок. – Айс выпрямился и подошел к нам. – Кит его на крючке держит. Сейчас сигнал идет, что все в порядке.

– А он не помрет? – поинтересовалась я, чуть поморщившись и прикладывая выуженный из кармана платок к щеке: «Царапина, сама заживет».

– Не… – отмахнулся Айс и внимательно меня оглядел. – Задел?

– Да, на три процента. – Я одарила его кривой улыбкой. – Как вы тут оказались?

– Липа там была, – сообщил мне Яр и, убедившись, что я вполне могу стоять на ногах, отпустил. – И Максим нас сюда отправил, сказав, что тут тебя убивают! Мы и примчались.

– А чего он молчал?! – взвилась я, старательно не давая себе тряхнуть головой, – больно.

– Просчитывал ходы, иначе Спайк понял бы, в чем дело. За ним был Джерри, – проинформировал Координатор и добавил: – Прости…

– Фр-р-р!!! – громко сообщила я, чтобы выпустить пар, хотя прекрасно понимала, что иначе было нельзя. Джерри обмануть очень и очень непросто. Он один из лучших Охотников. – И что дальше?

– Ждем Лиса и топаем к настоящему чипу, тем более, что направление ты выбрала верно, – добродушно улыбнулся Ярослав и достал аптечку, покопавшись в своих настройках. – Дай перевяжу.

– Ладно. – Я не стала отказываться. Перевязка не помешает. У меня нет таких регенеративных способностей как у Росомахи.

– И как я, по-твоему, сквозь куртку это сделаю? – осведомился Паук с легкой ехидцей.

– Стриптиза не будет, – немного мрачновато предупредила я, расстегивая куртку и спуская ее до локтя. Зацепив рану, я едва не зашипела от боли. Кровь уже начала запекаться. «Промыть бы… Хотя о чем это я?»

– Да, от тебя такого подарка не дождешься, – вклинился в разговор Джип, настороженно осматривая ближайший коридор и изредка косясь на мою трикотажную хэбэшную майку, специально предназначенную для ношения под латексным костюмом. Игра игрой, но чесаться потом не хочется.

– А где Лис? – все же осведомилась я, пока Циклоп старательно наносил на мою царапину какую-то дрянь. «Вечно мне не везет: то ноги, то руки… хоть бы раз что другое».

Перед глазами опять вспыхнула короткая надпись: «Восстановлено 1, 5% здоровья». Не так уж и плохо, если как следует подумать… Ярослав коротко глянул на меня, но не ответил.

Я вздохнула, сворачивая настройки и натягивая куртку, так как Паук закончил экзекуцию, и повторила:

– Так почему молчишь? Лис где?

– Тут я, – раздался чуть хрипловатый голос и из того коридора, откуда пришла недавно я, показался Росомаха. Причем как-то странно он… О боже! Он хромал! И вообще выглядел очень плохо. Словно попал… да я даже слов таких не знаю. Под газонокосилку? Под снегоуборочную машину?

– Лешка. – Я кинулась к нему.

– Блин! Меня так последний раз метелили, когда я только в армию пошел, – неизвестно кому пожаловался Алексей, практически без сил опускаясь возле стенки, я плюхнулась на колени рядом, не зная за что хвататься, вдруг ему больно будет. – Ничего, сейчас все заживет… Ох, мама не горюй.

Циклоп и Джип синхронно присвистнули и подошли к другу.

– В армии так не метелят, – усмехнулся Айс, наблюдая, как на мутанте медленно затягиваются резаные раны.

– Кто тебя так? – поинтересовалась я.

– А черт его знает! – фыркнул Лис. – Шел себе, шел. Никого не трогал. Напала из-под потолка и ну пытаться мне голову спилить! Бензопила недоделанная!

– Она?! – изумился Ярослав, присаживаясь рядом на корточки.

– Угу. – Лешка хрустнул пальцами и выпрямился, прислоняясь к стенке поудобнее. – Меня спасло только чутье. Я не настолько быстр и легок, как хотелось бы…

– Ты ее вирусом? – хмуро вопросила я, жалея, что меня рядом с ним не было: «Я бы этой… Поднять руку на Лиса! Ревную и ничего сделать с этим не могу! Мое и все тут».

– Юльч. – Ладонь Лиса накрыла мою на своем локте. – Не надо.

Я несколько недоуменно посмотрела на него, с трудом оторвавшись от красочных картин расчлененки посмевшей…

– Не надо! – с нажимом повторил парень и улыбнулся. Ровно на секунду сквозь лицо мутанта проступили черты реального Алексея. Или мне так просто показалось.

– Ладно, не буду, – с тяжелым вздохом согласилась я. Наши взгляды пересеклись. «Как же мне хочется обнять его и крепко поцеловать!»

– Так, голубки, харэ тут романтику разводить! В темпе отсюда! – вернул нас в… в общем, к происходящему голос Циклопа. А сам он уже нетерпеливо переминался с ноги на ногу рядом. – Надо забрать чип и делать ноги! У меня скоро заряд закончится, – сообщил он в завершении фразы и напомнил: – Я же от дневного света так стреляю.

– Оки! – Лис стремительно поднялся, словно и не было тех ран. Только форма была порядком потрепана. – Пошли. Время не терпит.

– Тебя так тянет к зомбухам? – съехидничал Джип и немедленно схлопотал подзатыльник от меня.

– Лека! – Алексей обернулся и изобразил злобный оскал.

– Не страшно! – хмыкнула я, ни капельки не испугавшись.

– Не ссориться, песочница! – вклинился в нашу перепалку Яр и подтолкнул обоих в сторону дальнего коридора. – Дорога нас на подвиги зовет!

– Аж охрипла, – согласно хмыкнул Росомаха и, первым направившись в следующий коридор, добавил: – Может, она хоть когда-нибудь заткнется?

Все в ответ синхронно пожали плечами.

4

– Ну и? – Я смотрела на железную сейфовую дверь и изо всех сил пыталась не язвить. – Кто тут у нас спец по банкам, которые Банки, а не стеклянные банки? Насколько я в курсе, у меня нет персонажа по имени Карен Маккой!

– Блин! – беззлобно ругнулся Циклоп, не оглядываясь на нас, и взялся за регулятор своих шлемоочков. – Всем отойти!

Мы шустро смылись за его спину, и Яр вывернул регулятор на очках до упора. Луч ударил точно в замок. Железо мгновенно раскалилось…

– Стойте!!! – Крик Координатора едва не стоил нам барабанных перепонок.

Кто-то из нас выругался… кажется даже я, рефлекторно заткнув уши, хотя это не поможет. Связь-то не обычная.

– Орать-то так зачем? – возмутился Алексей, тряся головой. В ушах ощутимо звенело.

– Прости, – Максим значительно сбавил тон, – просто вам лучше пока не открывать эту дверь. Мы пытаемся нейтрализовать тех, кто за ней, не оповещая Охотников.

– Сколько их там? – спросил Джип.

– Восемь мутантов, – вместо Координатора отозвался Чарльз. – Они намного сильней вас.

Циклоп глубоко и как-то мученически вздохнул, поднял взгляд к потолку, а затем коротко и емко высказался на тему жизни обезьян в общем и монополистов в частности. Лис едва заметно улыбнулся. Айс сделал восхищенные глаза. Координатор только коротко рассмеялся, и перед нашими глазами возникла карта комнаты с восемью точками. За ними была еще одна комната с крестом.

– Вам туда, Тестеры мои антимонопольные, – с непередаваемым ехидством сообщил Максим.

– Да мы уж поняли! – хмыкнул Лис в том же тоне.

«Сразу видно родичей. Кажется, они успели немного помириться…»

Повисла удручающая тишина, потому как Тестеры, в нашем лице, молчали, не зная, как вообще грохнуть тех восьмерых и дойти до чипа. Я оглядывала стенки и кабели, Айс смотрел в потолок, Циклоп – в пол.

– И что? – первым нарушил молчание Джип. – Так и будем тут стоять как пасхальные истуканы? – Он по очереди оглядел всех нас.

– Нет. – Росомаха, чуть склонив голову на бок, внимательно изучал дверь. – Мы при большой удаче сами можем их нейтрализовать. Без Наблюдателей.

– А при неудаче – они нас, – жизнерадостно сообщила я и махнула рукой в сторону стенки. В моей голове зрел очередной самоубийственный план. – Там силовой кабель! Вольтов до фига, главное шандарахнуть точно!

– А переваришь?

– А у меня выбор есть? – Чуть прищурилась я, стягивая перчатки и убирая их за пояс. – План у меня прост до чертиков. Яр допиливает дверь. Лис ее приоткрывает, ибо, судя по его хитрой морде, что-то понял в этом механизме. И оба шарятся по углам и не отсвечивают. Айс устраивает заморозку, а я бью током в дверь и сношу всех к чертям! Осколками заденет всех! Силу инерции и энтропию все проходили.

– Классный план! – язвительно одобрил Циклоп. – А главное – жизнеутверждающий!

– На все про все – десять секунд! – усмехнулась я, не отвечая на подколку. – Ровно столько нужно генератору, чтобы переварить пойманную энергию. Если он там есть.

– А он там есть по всем законам подлости, – вздохнул Джип и кивнул, наблюдая, как я аккуратно выламываю кабель из стены. – Но его все равно ранит осколками льда. – Он немного помолчал и кивнул. – Я – за!

– Я тоже, – согласился Лис, отодвигаясь подальше, так как провод заискрил, а кости у мутанта ток отлично проводят. Адамантий хоть и нерушим, но проводник первоклассный.

– Единодушно! – признал Циклоп. – Тогда, все по местам. Связь вырубить, чтоб нас тормознуть не успели. Ставьте ограничитель на тридцать секунд, должно хватить.

– О'кей!

Я чуть прищурилась, вызывая настройки связи, и заблокировала ее. Теперь постоянно будет сигнал: вне доступа. И пусть думают, что хотят. Я очень хочу разобраться с этой мутатенью!

Вдохнув, я коснулась оголенных проводов, забирая энергию. Пока не всю, частично. Мне вся пока не нужна. По телу прошла волна, едва не поднявшая мне волосы дыбом. И лака не нужно…

– Готова? – тихо вопросил Лис.

– Да. – Я кивнула, прикрыв глаза, чтобы удержать ток: «Прямо богиня грома какая-то. Блин, Рэйден в юбке!»

– Начали, – тихо скомандовал Паук. Тестеры моментально включились в действие, не сбиваясь. Мы можем гордиться этим, потому что мы – единственная группа, работающая так слаженно в случае командного вмешательства. Так вышло как-то сразу, без особенных притирок и придирок. Мы просто подошли друг другу.

Все вышло, как я и предполагала, и заняло несколько секунд…

Яр доплавил дверь.

Лешка ее приоткрыл.

Оба нырнули в стороны по углам.

Айс из-за моего плеча заморозил разогревшуюся было дверь, а я ударила со всей силы своего заряда, в последний момент успев понять, что я, кажется, немного переборщила с силой тока… Эффект превзошел все ожидания – дверь вынесло вместе с частью стены, сила взрыва снесла обломки внутрь. Послышались крики. Такой заряд не переваришь сразу, а под осколками тем более…

– Лека! Добавь!!! – крикнул Лис, успев увернуться от металлического штыря, коротким броском направленного ему в голову когда он сунул нос внутрь.

– Айс! – крикнула я и вновь сыграла роль проводника, пропустив теперь уже полный заряд от кабеля через себя и вытянув руку открытой ладонью в сторону остатков двери. Джип меня понял без слов – на двери мгновенно выросла толстая ледяная стена, и я отпустила электричество. Ток ударил в лед, и осколки вновь снесло внутрь, добивая оставшихся.

– Вперед! – Циклоп прыгнул внутрь первым, включая свои шлемоочки.

– Быстро! – Джип вошел за ним, в руках загорелся ледяной шар. Я же осталась пока в коридоре, осторожно водрузив кабель назад, чтобы нас не дербалызнуло на обратном пути, и вновь натягивая перчатки. От заряда такой силы по кончикам пальцев проскакивали искорки оставшегося напряжения. Меня сейчас лучше не трогать, даже если не хочу – все равно стукну, а диэлектриков среди нас нет, и вряд ли будет.

– Твою мать! – Гневный вопль Циклопа перекрыл какой-то странный звук, и в ответ раздался грохот.

«Н-да, судя по звукам, добивать там очень даже есть кого!»

– Яр?

– Нормально, – отозвался Паук, хмыкая, – я его достал. Пошли?

– Стоп! – послышался резкий голос Лиса, и я поняла, что он аккуратно обходил комнату.

– Дверь как? – опросил Яр, не обратив внимания на резкий тон.

– Есть, – отозвался Росомаха, – я сейчас.

– Так! – раздался по связи голос Чарльза, поскольку ограничитель был автоматически снят. – На тему неподчинения разговаривать не будем. Молодцы! А теперь уносите ноги! Мы передаем сигнал тревоги, и катакомбы затопит.

– Зачем? – едва не испугался Джип. А я напряглась и замерла на пороге комнаты, оглядывая истерзанные ледяными осколками тела противников. «Здорово их… в реальности потом долго болеть все будут, и мне их не жалко. Сами виноваты!»

– Иначе Охотники заподозрят неладное! Росомаха продублировал чип, а мы смоделировали сигнал, – вклинился в разговор Максим. – Охотники решат, что у вас ни фига не вышло!

– Поняли! – прорезался Лешка, возвращаясь к нам.

– У черт! – вдруг возник Мрак. – Восьмой уровень защиты!!! В темпе!!! Иначе вас смоет!!!

Буквально в ту же секунду послышался нарастающий шум воды…

– Ма… – Дальнейший нецензурный и на редкость слаженный вопль потонул в шуме обрушившейся на нас со стороны комнаты воды. Айс вскинул руки в рефлекторном защитном жесте, и первая волна была надежно заморожена, давая нам возможность резво кинуться вон…

Ух, как мы удирали! Марафонцы по сравнению с нами просто новорожденные в мокрых и оттого тяжелых памперсах. Эти гонки были достойны какого-нибудь фильма-катастрофы, так как мы умудрились сшибить все двери, которые нашли. Координатор и Мрак только коротко командовали, подсказывая куда сворачивать! Мы побили все рекорды по бегу…

– Лека! Первая! – Циклоп и Росомаха подтолкнули меня на бегу, и я, птицей взлетев по той самой первой лестнице, вывалилась в сугроб. Следом вылетели ребята, сквозь зубы ругаясь на проводимость железа и мою электрическую сущность. И буквально через сотые доли секунды в потолок той входной каморки ударил столб воды и с шумом опал назад. Дверь медленно закрылась, и тишина зимнего леса вновь стала полноправной владычицей местности. Наши распростертые в сугробах тела были не в счет, они абсолютно не портили картины. Мы молчали минут пять, приводя в порядок дыхание и успокаивая сердце. Оно стучало как паровоз, отдавая в уши и напоминая, что оно все-таки не железное. А перед глазами мигала красивая надпись: «Миссия провалена!»

«Фиг с ней! Кому провалена, а кто и выиграл!»

– Чтоб я… – Яр с трудом перевернулся в сугробе на спину и уставился в небо.

– …еще раз сунулся… – согласился Лис, лежа рядом и все еще переводя дыхание, – вот так вот…

– Все, я так не играю. – Я все-таки села и мотнула головой, стряхивая с волос налипший снег и не обращая внимания на боль в поцарапанной руке. – Когда я так бегать научилась?

– Под воздействием таких веских аргументов, – Джип с трудом кивнул в сторону уже закрытой двери, – и летать научишься!

– Ох. – Ярослав встал и потер поясницу. – Надо персонажа больше тренировать, а то со своими глазками вконец обнаглел. Мутант, блин! Марафон бегает исключительно под влиянием внешних сил, то бишь пинков!

– Уходим. – Я тоже поднялась на ноги и принялась стряхивать с латексного костюма таявший снег. – Нам еще зомбухов гонять предстоит.

– Не напоминай!!! – Дружный стон ребят был мне ответом.

– Сама не хочу! – немедленно отреагировала я, пытаясь оценить насколько вообще сознание справилось с такими нагрузками. Оказалось, что почти на сто процентов. И если в жизни после такой встряски я бы вообще не встала, то здесь все было почти в норме. – Однако, мальчики, есть такое слово – надо.

– Плохое слово, – поморщился Росомаха, и все же выпрямился. – Ох, ладно, пошли назад. Ведь главное мы сделали.

– Так все-таки кому ящик пива ставим? – поинтересовался Джип, поднимаясь на ноги и небрежно отряхиваясь.

– Электре, – как-то вяло отозвался Циклоп, первым двинувшись через лес к оставленному самолету. – Она первая верной дорогой пошла.

– Тогда пьем все вместе, – довольно хмыкнул ледяной мутант. – Ведь всей Бетовской братии известно, что Темная у нас трезвенница.

– Джиппи. – Я чуть прищурилась. – Ты имеешь что-то против моего здорового… – При этом слове Лис скептически хмыкнул, но смолчал, и я продолжила: – … образа жизни?

– Нет, что ты! – Бет замахал на меня руками. – И не думал даже!

– Умничка! – одобрила я его слова и догнала Росомаху, успевшего уйти вперед.

– Здоровый образ жизни? – ехидно раздалось по наносвязи.

– Ну да, – вздохнула я, – ты же знаешь, пить – вредно, курить – противно, а помирать здоровым – жалко!

Лешка только рассмеялся, взяв меня за руку.

– Ну вот, – специально громко прошептал Джип за моей спиной, чтобы было слышно, – взялись за ручки, и больше ничего не надо, а я как всегда завидуй!

– Ну, кто ж виноват, – ответил Циклоп, не оборачиваясь, пока Лис не успел отреагировать, – что из твоей девушки Бета-тестер как из меня Монсерат Кабалье!

– Но-но! – Айс весьма резво обскакал нас по сугробам и догнал Яра. – Ты на мою Надюху не наезжай!

– И не думал даже, – фыркнул Паук и вздохнул. – Все. Последний сугробчик.

И действительно – мы вышли к нашему самолету, практически скрытому под толстым слоем снега. Мы бы так не смогли закопать, даже если бы очень постарались.

– Ну, Кит! – с легким укором покачал головой Росомаха. Яр с Джипом промолчали, переглянувшись. При их приближении трап самолета не спеша открылся, словно приглашая побыстрее взойти на борт.

– Занимайте места, дамы и господа, согласно купленным билетам. – Джип первым влетел внутрь и плюхнулся на свое кресло.

Яр сел в кресло пилота, пощелкал выключателями и развернулся к нам вместе с креслом.

– Первая часть закончена. – Он перешел на наносвязь. – Профессор, что дальше?

– У вас есть час на отдых… – немедленно отозвался Наблюдатель. – Я понимаю, что… – он не успел закончить.

– Макс, мы все понимаем, – перебила я его и прищурилась, вызывая меню перед глазами. – Параметры сохранить?

– Да, на всякий случай, – отозвался уже Мрак.

– Ладно. – Я выбрала пункт «Сохранить и выйти», и шлем отключился. Эта игра пока завершена. Однако самое сложное еще впереди. Нам предстояло наведаться в Ракуун-сити…

В гости к зомби.

Фу!

Не хочу!

Но надо…

Действие пять ГОРОД ЗОМБИ

Кирилл философски наблюдал, как Михаил вышагивает по операторской из угла в угол и курит. Мозаика упрямо не складывалась. Мутанты буянили в Нью-Йорке, подстегивая и дразня остальных. В чем дело, никто не знал. Михаил, попытавшись утихомирить Электру, схлопотал разряд и временно отстал.

Совершенно неожиданно истошный писк компьютера оторвал Кирилла от созерцания. Парень глянул на монитор изакашлялся.

– Ты чего? – Фэйр подошел, как следует похлопал его по спине и только после этого посмотрел на экран.

– Бонда и Джину убили! – Кирилл не мог поверить своим глазам.

– Чего?! – Охотник изумленно вгляделся в данные, в выведенных цифрах пытаясь уловить игровую смерть Тестеров.

– Убили их, вот что! – фыркнул Димка из своего угла. – Бонд не успел отбить удар.

– А Джина? – заинтересовался Фэйр.

– Отразили! Там блокиратор попался, – вклинился в разговор Вернер.

– А Темная? – не отставал настырный Охотник.

– Прыгает пока. – Кирилл пробежался по клавиатуре и хмыкнул: – Долго же они нам нервы портили. Осталась одна…

– Что там происходит-то?

– Магнето явился, – отозвался Эйр, после секундной паузы. – Сейчас очередная дуэль будет. Доведут они президента до срыва…

– Ну и черт с ним! Все равно – бестолочь! Так. – Михаил плюхнулся в свое кресло и решительно натянул шлем. – Я иду туда и все выясню сам! Кажется мне, что это большая подстава!

Компьютерщик пожал плечами и щелкнул клавишей входа. Игра продолжалась, и чем она закончится он не знал. Да и не стремился узнать, потому как предчувствие было неприятным. Димка Эйр и Вернер понимающе переглянулись и тоже потянулись к шлемам – пропускать дуэль они не хотели…

1

Медленно, кроваво-красными черточками, заполнялась линейка загрузки игры.

Я с каким-то отвращением смотрела на название, горевшее на экране монитора…

Resident Evil…

Гадость!!!

– Надо, солнышко мое, надо! – Лешка встрепал мою длинную челку и мягко улыбнулся.

– Да ну тебя. – Я уставилась на парня снизу вверх, с уютом пристроившись у него на коленях. – А теперь колись, наглая твоя лисья морда, что за интригу вы за нашими спинами провернули?

– В смысле?

Этому наглецу еще хватило духу сделать невинные глаза.

– Ну тогда хоть почему? – Я не собиралась отставать. – Я же знаю, что-то происходило! Не считай меня глупее, чем я есть!

– Надо было. Вы прекрасным прикрытием сработали. – Алексей вздохнул. – Пойми, если мы полученное расшифруем, то сможем уравнять шансы. Накроем одно из российских отделений. Не исключено, что московское. Большего сказать пока не могу. Прости. Это не моя тайна.

– И на том спасибо, – фыркнула я, уткнувшись носом в его плечо. – Сволочи все-таки все Наблюдатели!

– Не буду спорить. Но если бы не были сволочами, – заявил парень, приподнял мою голову за подбородок и заглянул в глаза. – то положили бы всех, а ваши жизни все-таки ценнее.

– Не ерунди, – бросила я и замолчала, в который раз за последние пять минут оценивая свое состояние. Играть не хотелось вообще, но, как я уже говорила, надо!

«Все, как вернусь – буду наяривать в один лишь тетрис целую неделю! Пока не возненавижу его. – Слегка приподнявшись, я коснулась губ Лиса. Легкий поцелуй оставил сладковатый привкус на губах. – Может все-таки выйти за него замуж?

– Иди, тебе пора. – Лешка с нежностью улыбнулся, оторвав меня от планов на будущее и спихивая со своих коленей.

– Угу, вот так всегда. – Я пересела в свое кресло и набрала в строке имя нужного мне файла.

– Будь осторожна, – предупредил парень, – зомби не мутанты. Закусают насмерть и все. Лечи тебя потом.

– Да уж. Не тянет меня быть пожеванной этими уродами. – Я натянула перчатки и приладила шлем, опуская его на глаза. Сейчас эта темнота до включения в Игру была для меня родней, чем Сеть…

Однако возникает слово «надо»! И все, аргументов против нет. Нельзя отступать.

– Эх, ладно! Лис, давай…

– Система! – начал Лешка. – Админский вход! Объект – Темный Берс. Кодовое имя – Дженифер Макни!

– Вход! – привычно добавляю я, нажимая «Enter». Перед глазами мелькнул до боли уже родной зеленый тоннель, и я оказалась в тренинг-комнате пятого уровня. Все, пора собираться. Остальные уже вовсю там копошились. Как всегда я последняя приползла. Ответственная какая…

– Привет. – Я прошлась до шкафа со снаряжением и принялась натягивать бронежилет поверх черной хэбэшки персонажа.

– Привет, – хмыкнула в ответ Джейд, застегивая разгрузочный жилет поверх спецовского броника.

– Салют, – хором отозвались остальные и вновь вернулись к сборам. Настроение было немного мрачным от предстоящего дела. И надо было все хоть как-то продумать. Ведь нам предстояло пройти почти все уровни на максимально возможной скорости. Персонажи сейчас были выбраны стандартные, с чуть улучшенными характеристиками, чтобы нас раньше времени не заподозрили… С первой частью в мире Иксов мы справились просто на ура. Значит и вторая должна быть выполнена не хуже. А ведь сейчас в Нью-Йорке мира Икс-людей Магнето и Мистик в моем обличье все еще буянят, прикрывая отход остальных, которым организовали «жестокий проигрыш». Буянят, втягивая в свои разборки все больше народа с обеих сторон. Плохие и злые мутанты охотно крошили в пыль различные строения и друг друга. Хорошие мутанты пытались это остановить. Люди бегали в панике, получая пинки со всех сторон. А Наблюдатели и некоторые свободные хакеры, в числе которых были вездесущие Винт со Степлером, умело подогревали ситуацию и умирали со смеху, глядя на старания Охотников и монополистов все уладить без ущерба для себя. В общем, все были заняты и неплохо проводили время… А мы, вместо того, чтобы повеселиться вместе со всеми, мрачно готовились к очередной игре. Так много времени в Виртуальности проводить было просто нельзя, но… Пришлось, собрав всю оставшуюся волю в кулак, двигаться на поиски очередных приключений на свои больные головы.

– Ладно. – Джип тряхнул патлатой головой, завязывая на лбу хайратку. – Вещай, буревестник!

– Итак. – Кивнув, мол, услышал, вещаю, Бонд сунул последний пистолет в кобуру и принялся выхаживать перед нами, пока мы продолжали упаковываться на небольшую войнушку. Он пришел одним из первых, потому и собрался быстрее всех. – На всякий случай информирую: вывести из строя зомби в этой игре можно несколькими способами. Первое, сломать ему шею так, чтобы мозг не соединялся с остальной нервной системой.

– Захват с разворотом, – прокомментировал Яр, большой любитель подраться в рукопашную.

– Да, – согласился командир. – Второе, сломать позвоночник, фатально, без вариантов, с парализацией нервной системы.

– Мы с Берс всегда говорили, что лучше разрывных патронов ничего нет! – хмыкнула Джейд, заправляя одноименный патрон в обойму, и, прищурившись, посмотрела на Бонда.

– Ди, солнышко, – едва не взмолился тот, – мне Берсяры хватает, чтоб ты еще тут про разрывные жужжала над ухом!

Я фыркнула в ответ, но промолчала. Потом его доводить буду.

– И третье, спалить его к чертям собачьим, – продолжил Бонд познавательную лекцию про уничтожение зомбухов.

– Самое сложное. – Джейд покачала головой. – Можно самому сгореть.

– Это на крайняк… Дальше. – Димка устало потер виски и вздохнул. – Первые два этапа идут по городу, третий – по тоннелям метро, а вот остальные два как раз по подземной лаборатории «Улей» корпорации «Амбрелла». Это самый сложный уровень, потому что там мало пространства для маневра.

– Мы это помним. Наша цель – пройти быстро, взять нужное и так же быстро унести ноги! – заявил Джин.

– Точнее не скажешь. – Я улыбнулась, застегивая ремешок разгрузки чуть крепче. – Пришли – надебоширили – ушли!

– Именно. – Бонд закинул рюкзак за спину и проверил все карманы, груженые под завязку. – Так, всем быть начеку. Берс!

– Ну? – Оторвавшись от застегивания кармана, куда уложила обоймы к пистолету, я подняла голову.

– Не запрягла, – огрызнулся он и уже мягче произнес: – Будь начеку! Ты со своей подсознательной реакцией стреляешь быстрей, чем мы. Не подведи нас!

– Димыч. – Я впервые назвала его по имени за последние дни. – Не нервничай. Не подведу!

Он только молча кивнул.

– Эх, жаль только, что мы не можем предчувствовать! – вмешался вдруг Ярослав. – Хотя бы на несколько метров.

– Это можно исправить, – вклинился Лис в наш разговор, – да вот только цена слишком большая, у вас потом голова болеть будет.

– А что за система? – заинтересовался Паук.

– Обычный радар на сетчатке глаз, – сообщил Алексей, – как в мета-игре.

– Лучше с головной болью, но живым, чем без, и загрызенным толпами зомби на полпути, – охотно отозвалась Джейд, передернув затвор винтовки.

– Ладно, – произнес Лешка, чуть подумав, – сейчас подключим, только пару минут не дергайтесь.

Мы замерли, кто где стоял, каменными изваяниями, словно памятники самому себе.

Минута.

Вторая…

Третья…

Неожиданная вспышка боли в голове заставила меня зажмуриться, а кого-то и ругнуться. Едва боль прошла, я открыла глаза и поняла, что… ничего не изменилось.

– Лис? – В моем голосе явно сквозило недоумение.

– Радар сейчас проявится, – заверил он.

И действительно, схематичная карта в серых тонах с несколькими зелеными точками проявилась перед глазами.

– Зелень – это мы, красные будут зомбики? – поинтересовался Яр.

– Да, – рассмеялась Китана, впервые проявив свое присутствие, – зомбики. Работает метров на пять, не больше.

– А синие? – съязвила я.

– Немезисы, – бодро отозвался Алексей.

«Вот черт, вечно он отговорку находит. И в кого он такой?»

– А я в стенку не впилюсь? – вдруг спросил Джип. – С такой хреновиной на глазах.

– Сверни ее в угловой радар и засунь в экран состояния, – посоветовала Китана. – В нужный момент она сама развернется. За несколько секунд до появления врага. И у тебя будет время отреагировать.

– Если это не Немезис. В общем, принято. – Джип буркнул себе под нос что-то еще, вероятно нецензурное, и закинул рюкзак за спину.

– Все готовы? – Бонд по очереди оглядел нас.

– Да. – Я поудобнее перехватила в руках свой автомат с подствольником и переступила с ноги на ногу, проверяя, как все закреплено: «Не громыхает, не торчит и не шатается. Отлично!»

– Готовы, – отозвалась Джейд за остальных.

– Тогда вперед. – Бонд подошел ко второй двери в тренинг-комнате и коротко набрал команду на пульте. Едва загорелась красная лампочка, как мы синхронно нажали «Start». Перед глазами мелькнула линейка загрузки, и все оказались на окраине города.

– Все, всем быть начеку! – коротко бросил Димка, оглядывая пустынные улицы. Красота. Разбитые полицейские машины, витрины, обрывки листовок и газет. Город словно вымер. Он был неживым…

В принципе так оно и было. Вот только эти самые вымершие и неживые и шатались где-то здесь по улицам, навевая мысли о немедленной кремации, и ее полезности для окружающих. Пепел, по крайней мере, не пытается тебя сжевать или разодрать на клочки.

– Вот. – Яр подобрал газету и показал крупный заголовок на первой полосе нам: «Мертвые ходят по городу!»

– Игра началась, – прищурилась Джейд. – Нам сейчас в центр, к мэрии!

– Двинули! – Бонд первым шагнул за невидимую нам линию, и город наполнил свист ветра.

Игра действительно началась…

Шли мы быстро, собирая аптечки, патроны и уничтожая всех тех зомби, которых встречали на пути.

Шли подобно вестникам катастрофы, не размениваясь на рукопашную и не подпуская этих близко. Никому не хотелось быть загрызенным живьем.

Шли, старательно избегая стычек в закрытых пространствах.

Наблюдатели изредка корректировали наше продвижение, но пока помалкивали. Правда, победное шествие продолжалось недолго. До мэрии мы дойти не успели, ибо оказалось, что карту надо было еще собрать. Новость малоутешительная, но именно с этого и началась серьезная игра. Обойти это правило, не привлекая к себе особого внимания со стороны Охотников, пока было невозможно. И вот теперь вся наша компания, находясь в пределах видимости друг у друга, обшаривала улицу на предмет клочков карты и тому подобного…

Никогда не думала, что буду копаться в мусоре, как последний бомж! Позорище! Я, фырча, как рассерженная кошка, переворачивала в поисках какого-то карты сломанный газетный автомат. И все было тихо, пока…

– Мама-юма-памперс-блин!!! – Первой среагировала Джейд, в одну секунду с диким воплем взлетая на козырек магазина, находящийся на высоте четырех метров, со всем снаряжением и мусорной корзиной, в которой пыталась найти клочок карты. Мы резко оглянулись, едва успев заметить, как какой-то монстр «не-пойми-какого-цвета-и-формы» скрылся в разбитой витрине. Я рефлекторно прижалась к косяку магазинной двери.

– Черт!

Радар мгновенно развернулся в карту, показывая синюю точку.

«Немезис!»

– Его тут быть не должно! – вмешался по наносвязи Бонд, занимая наблюдательный пункт у телефонной будки и гадая, как же мы проворонили появление монстра?

– Но он есть. – Пинком сбросив урну с козырька, Джейд взялась за винтовку.

– Охотники! – процедил Яр сквозь зубы. Он стоял на одном колене возле пожарного столбика на улице и ждал нападения. Джип сидел возле колес брошенной полицейской машины и тоже ждал. Немезис по всем правилам должен был напасть. Должен!

Потому что так устроена игра!

Должен!

Потому что он не мог уйти!

Должен!

Потому что здесь были живые!

Должен!

Потому что ему нужна свежая кровь для последующей мутации!

Должен!

На улице опять наступила тишина. Лишь ветер гонял обрывки бумаги…

Я пока молчала, замерев на месте возле входа в очередной раздолбанный магазин, и, прищурившись, осматривала улицу, держа чуть подрагивающие от напряжения пальцы на спусковом крючке пистолета, направленного в асфальт и заряженного разрывными патронами. Автомат был закреплен на спине, так как им с Немезисом сейчас не справиться. Его надо сначала замедлить. Встает вопрос как? Радар бездействовал, и я его свернула. Глазам очень мешал. Да и не факт, что он успеет отреагировать на бросок этой сволочи… Ветер погнал по улице обрывок газеты, и я рефлекторно проследила за ним взглядом, стараясь прочувствовать каждый камень на улице.

– Сзади! – Оглушительный крик Лиса по наносвязи раздался ровно за секунду до того, как радар развернулся в объемную карту и ослепительно вспыхнула синяя точка. Немезис был прямо за мной!

Как он успел?!

Как он обошел?!

Но это сейчас неважно! Важно, что он был за мной! И сейчас он уже нападал…

Еще не осознавая, что делаю, я прыгнула вперед из укрытия прямо на улицу, разворачиваясь в полете и выпуская почти всю обойму. Время словно замедлилось – я видела, как пули входят в его мутировавшую плоть и одна за другой взрываются. Полный боли рев Немезиса едва не рвет мои барабанные перепонки, но его движение уже не остановить. Монстр падает прямо на меня…

«Фу! Какая дрянь! Ночью встретишь – «обхохочешься». Хорошо хоть, что сейчас день, но все равно приятного мало…»

Для меня время вернулось к прежней скорости, когда я весьма ощутимо приложилась пятой точкой об асфальт и едва не прикусила от неожиданности язык. Немезис же падал на меня, раззявив пасть. Откатиться я просто не успевала. Выстрелить тоже…

– Черт! – Распластавшись на асфальте, я приняла эту тушу на ноги и с усилием – тяжелым оказался, подлюка, – перебросила через себя. В следующую секунду я вскочила, отбрасывая пистолет и выдергивая из-за спины автомат… Проехавшись по асфальту, монстр затормозил когтями и перевернулся, но встать не успел – очереди друзей, данные с разных концов маленькой улицы, заставили его корчиться от боли, не давая двинуться с места и прошивая насквозь его конечности. Пальнуть чем помощнее Тестеры боялись – я была слишком близко.

– Тварюка! – Я в долю секунду переключила автомат в режим подствольника и пальнула с неприлично близкого расстояния. Взрыв едва не опалил мое лицо, но я успела закрыться локтем.

«Прямое попадание! Уровень повышен!» – мелькнула короткая надпись перед глазами, но я не обратила на нее никакого внимания, пытаясь успокоить бешеное сердцебиение, а сердечко стучало не хуже паровозных колес. Пламя бушевало считанные секунды, а потом утихло само собой – гореть стало нечему. И теперь посреди улицы пылал маленький костерок. Глаза слезились, и видно было очень нечетко.

Больно…

Когда зрение восстановилось после яркой вспышки, я вытерла тыльной стороной ладони непрошеные слезы и взглянула на остатки этой дряни, обнаружив, что костяшки пальцев побелели от напряжения, с которым я сжимала автомат. Как меня судорога не скрутила – не знаю.

– Уф-ф. – Я опустила уставшие руки, задвинула за спину автомат и глубоко вдохнула: – Чтоб ему!

– Сковородка побольше досталась! – охотно поддержал меня Бонд, подходя вплотную. – Берсяра, ты как?

– Ну. – Я подняла с асфальта свой пистолет, заменила обойму, убрала его в кобуру и только после этого ответила. – Живая. Он меня не задел.

– Это радует, – улыбнулся Яр, тоже подходя, но не выпуская из поля зрения остальную улицу. Я молча кивнула, понимая, что будь тут одна, то была бы инфицирована этой дрянью. А значит, Игра бы закончилась. Одиночке здесь не пройти.

– Ребята! – Джейд подлетела к нам, невесть как спустившись без посторонней помощи с козырька. – Атас! Зомбухи идут! Много!

– Черт! – Бонд и Яр синхронно посмотрели наверх. – На крышу! Живо!!!

Джип стартанул первым. Буквально через несколько секунд мы уже сидели на крыше, забравшись по удобным трубам и проигнорировав лестницу внутри здания, и молча ожидали развития событий. До лестницы бежать было дальше. Зато зомби сработали как часы, появившись практически со всех сторон. Их было много.

Очень много.

– Кто-то направил? – тихо поинтересовался Яр, выцеливая в оптику отбившегося от группы.

– Вряд ли, – отозвалась я, внимательно изучая, как зомби шатаются по улице без какой-либо конкретной цели. Они наверняка чувствовали присутствие живых, но не могли определить, где мы находимся, – вроде по сценарию так, но точно не знаю.

– Вот и я гадаю. – Паук качнул головой, плавно нажимая на спуск. Глушитель сработал исправно, выстрел обозначился лишь негромким хлопком и упавшим вслед за этим на асфальт зомби. Половина головы была снесена напрочь. Тело билось в конвульсиях и пыталось что-то сделать, но быстро умирало. Клетки без головного мозга долго не проживут, что дает шанс игроку удрать подальше, либо добить монстра. Остальные неживые не обратили на произошедшее никакого внимания, с настойчивостью отбойного молотка долбясь в еще целые двери и окна и сшибая оставшиеся целыми скамейки и автоматы.

– Какая гадость, – поморщилась Джейд. – Поскользнешься еще на остатках гнилых мозгов.

– А ты хочешь туда идти? – сквозь зубы процедил Ярослав, выцеливая еще одного.

– Нет.

– Тогда молчи…

– Тихо! – Бонд стукнул ладонью по спине Джейд, другой рукой нажимая на ствол винтовки, тем самым заставив Яра опустить оружие и направить дуло в бортик. – Хватит. И пререкаться, и отстреливать. Толку нет ни от того, ни от другого. На всех патронов не напасешься.

– Ладно. – Паук нехотя подчинился.

Ди кивнула.

– Ты прав. Увлеклись. Что дальше?

– Думаем, – коротко отозвался Дмитрий.

Все замолчали, гадая, что теперь делать. Карта ведь не собрана полностью, у нас всего пять кусков из десяти, а идти дальше надо. И как тут быть?

– Леш, – позвал вдруг Джип, – а, прости, какого хрена нам нужно в мэрии?

– Сейв! – моментально ответил Лис. – И дальнейшее указание к действию. Обойти нельзя. Там документы и картагорода.

– Придется идти. – Джейд оглянулась и хмыкнула: – Ребят, там всего три метра расстояния. Допрыгнуть можно.

Мы синхронно посмотрели в указанную сторону. Она была права, расстояние до соседней крыши было всего три метра. Если с разбегу, то допрыгнем точно.

– Идет! – Бонд кивнул Яру, моментально приняв решение. – Давай, Паук, ты первый!

– О'кей! – Яр встал, закрепил автомат за спиной и, чуть попереминавшись с ноги на ногу, рванул вперед.

Разбег.

Три метра пропасти.

Прыжок.

Ярослав приземлился на полусогнутые ноги по всем правилам и перекатился дальше, амортизируя удар, и когда он встал на колено, то в руках уже был автомат, нацеленный на дверь, ведущую внутрь здания.

Тишина…

Карта услужливо развернулась, показывая пустое здание. Яр обернулся к нам и жестом показал, что все в порядке.

– Берс! – Бонд легонько хлопнул меня по плечу.

– Угу. – Я беспрекословно встала и отошла на максимальное расстояние для разбега. Да, хоть я вроде как и считаюсь перспективным лидером, среди Тестеров я им не являюсь. Официально, по крайней мере. Я предпочитаю тень – руководить из-за спины. И то не факт, что я на это могу согласиться. Это все объясняется просто. Я слишком долго была одна. И именно поэтому я одиночка по натуре.

Одиночество – это не когда ты один, одиночество – это когда проходящим мимо и окружающим тебя людям нет до тебя никакого дела.

Одиночество трудно принять.

Одиночество трудно понять.

С одиночеством трудно смириться.

Но еще трудней научиться находить в нем прелесть…

Тестеры умеют…

И все-таки я не люблю подчиняться…

Однако здесь я все-таки предпочитаю выполнять приказы Дмитрия. В подобных вылазках он более опытен, нежели я. И я ему верю, не до конца, но верю… Разбег закончился, и я оттолкнулась от бортика, взмыв в воздух. По какой-то дебильной прихоти память, воспроизведя результаты школьной физкультуры столетней давности, подсунула данные: прыжок с разбега – 2, 67 метра!

Не хватает!

Паника не успела родиться, как полет закончился. Я прекрасно допрыгнула и, перекатившись, встала на ноги, выхватив пистолет и наставив его на дверь.

– Тихо пока, – прошептал Паук, не разжимая губ.

– Угу. – Я встала и прошла до двери, чутко прислушиваясь к каждому звуку и развернув карту. На ней были зомби, но пока только внизу. На улице. Подвох?

– Мы так параноиками станем, – эхом моих мыслей отозвался парень, держа под прицелом открытое пространство возле пожарной лестницы. Вдруг кто из них додумается, как лезть…

Пока мы с Яром пытались выяснить есть ли тут кто-нибудь из неживых, остальные Беты благополучно оказались на нашей крыше.

– Там черный ход свободен, – сообщил Лешка, когда Джип после своего приземления коротко сказал, что он думает по поводу прыжков и слишком настырных зомби, и добавил: – К черту все, я могу, не привлекая внимания, засчитать вам собранную карту. Тут Степлер постарался. Идет?

– Идет! – хмыкнул Димка и кивнул нам. – Джи! Берс! Проверьте этаж!

– Сча! – Джейд взяла винтовку на изготовку, и мы с ней скользнули внутрь.

На лестнице было тихо… как и внизу. Первый этаж оказался разгромленным холлом какого-то офиса.

– Без балды! – Джейд осторожно выглянула в окно и поморщилась, словно от резкой зубной боли. – Их тут как тараканов.

– Мумии похуже будут, – проинформировала я ее, обшаривая на всякий случай помещение: вдруг какие интересные вещи найду. – Зомбухов хоть убить можно.

– Угу, – легко согласилась Джейд, видимо, вспомнив, как мы с ней на пару славно драпали от мумий в одной игрушке, и перешла на наносвязь: – Бонд, пока тихо, они шатаются по улице.

– В темпе, мальчики, – поторопила я парней, убирая найденные патроны и аптечку в карманы, – в темпе, если не хотите стать свежей закуской!

– Не хотим, – сообщил Яр, – спускаемся. Ждите с распростертыми объятиями.

– Хлеб с солью тоже надо? – не удержалась я от подколки.

– Из твоих рук хоть чашку с ядом, – парировал Паук, заставив меня улыбнуться…

Не прошло и минуты, как они по очереди спустились к нам. И мы умудрились уйти незамеченными. Правда, до мэрии пришлось добираться задворками. Да, столкновения с зомби совсем избежать не удалось, но их было немного, и мы их попросту перестреляли. Иногда такое тихушное и слегка позорное ныканье полезнее столкновения в лобовую. Они-то все равно мертвые, а мы нет. Нам и жить охота, и доиграть. Потому и разделывались с ними на расстоянии. В принципе, можно сказать, что мы дошли до мэрии незамеченными. Охотников не было. Зомби пока тоже. Яр прав, так мы станем параноиками…

2

Двери, как и полагалось, были высокими и красивыми. Однако, закрытыми.

– И что теперь? – Джейд лениво ковырялась в замке какой-то железкой, прекрасно понимая, что так дверь открыть ей не светит.

– Лис, где ключи? – несколько устало вопросила я, сидя на верхней ступеньке крыльца и осматривая пустынную площадь перед мэрией. Эти ходячие мертвецы сюда пока не пришли. Еще не вечер…

– Не знаю, – немного помедлив, отозвался Алексей. – В пределах моей видимости их нет. Может, кто слопал.

– А нам как быть? – спросил Джип с легким негодованием. – Внутренности перебирать?!

– Лазейку искать! – отреагировал Бонд, отлепившись от стены рядом с дверью. – Так, Берс, бери Яра и давай в обход здания слева. Остальные с правой стороны.

Я кивнула и, поднявшись со ступеньки, передернула затвор.

– Думаю, что лазейка будет. А нет, так по пожарной лестнице попробуем.

– Мысль, – согласился Паук, спускаясь с лестницы. Я двинулась за ним в обход мэрии. Однако возле угла мы замерли – в узком переулке шаталось десять зомбухов в полицейской форме, точнее в том, что от нее осталось.

– Ни минуты без этих остатков! – тихо ругнулся парень и глянул на меня.

– Давай гранатой! – от души предложила я, прекрасно понимая, что предложение садистское.

– Давай! – с радостью и довольно неожиданно поддержал меня Ярослав.

Я кивнула, достала гранату, выдернула чеку и, зашвырнув ее подальше к зомби, спряталась за угол. Яр замер рядом. Через две секунды ухнул взрыв, и нас основательно тряхнуло. «Н-да, видать усиленную кинула. Хотя так даже лучше».

– Чисто. – Паук первым вышел в проулок и поморщился. – Фу! Рай патологоанатома, да и только.

– М-да. – Я оглядела заваленный всеми внутренностями и частями тела проулок и вздохнула, тихо радуясь, что меня не выворачивает от этих игр. – Идем. Времени мало.

– Держись за мной, – посоветовал Яр, осторожно переступая через ошметки.

– Я и не лезу на передовую, а прячусь за твою широкую спину! – миролюбиво огрызнулась я, двинувшись следом.

– А как же Лис? – съязвил парень, кинув на меня короткий взгляд через плечо.

– Сейчас здесь ты, – парировала я, – тебя и использую в качестве щита.

– Нахалка! – вывел Паук.

– Не без этого, – согласилась я, и мы замолчали, продвигаясь вперед. Не взирая на досадные мелочи в виде размазанных внутренностей, мы преодолели проулок довольно быстро, умудрившись ни разу не шлепнуться, хотя поскальзывались очень часто. Все окна оказывались запертыми, а выбить стекло не представлялось возможным, потому что это не предусматривалось правилами. Да еще останки эти! Спецовские ботинки оказались не очень хорошо приспособлены для хождения по полусгнившим ошметкам человеческих тел…

Но все когда-нибудь заканчивается, закончился и этот проулок. Мы вышли к торцу здания и обнаружили всю нашу бравую команду из трех человек, взламывающих окно. Джейд стояла на плечах Юрия и старательно открывала раму. Бонд, заметив наше появление, отсалютовал винтовкой и вновь вернулся к созерцанию пустой части улицы, намереваясь прикрывать друзей при появлении ходячей мертвечины.

– О как! – Джейд наконец-то открыла окно на всю ширину и первой скрылась в здании. Через секунду она вновь появилась. – Пока чисто!

– Крис, давай. – Джип сложил руки и слегка присел. Я кивнула, закрепила винтовку за спиной и, упершись мыском ботинка в подставленные ладони, резко оттолкнулась, распрямляя согнутую ногу. В ту же секунду Юра сам выпрямился и приподнял руки, что позволило мне зацепиться на карниз и, подтянувшись, влезть в окно. Юная взломщица…

– Давай. – Джейд стянула меня с подоконника и выглянула на улицу. – Мальчики, вам особое приглашение надо?

Я отошла к двери и прислушалась – за ней была тишина.

– Оп-па. – Яр перекатился через подоконник и быстро встал на ноги. – Спецназ называется. Через окна, как домушники, лазит.

– Не бурчи. – Бонд спрыгнул с подоконника и махнул рукой в окно. – Юр, твоя очередь. Подтащить?

– Не, – раздалось в ответ. – Я сам. Отойди.

Дима кивнул и отошел. Что происходило на улице видно нам не было, однако спустя полминуты Джип уже подтягивался и залезал на подоконник.

– Никогда не думал, что когда-нибудь буду лезть в американскую мэрию через окно, – сообщил он нам, благополучно зацепившись за раму рукавом, – но мне это нравится!

– Всю жизнь мечтали, – согласилась Джейд, отцепляя его и помогая влезть до конца. Я по-прежнему молчала. Мне очень не нравилась эта тишина. Было в ней что-то мрачное. Что-то плохое. Словно запах неминуемой смерти, которым пропитан весь город, стал сильнее.

– Где игру записываем? – поинтересовался Яр у Китаны, высовывая любопытный нос в коридор.

– Третий этаж, комната секретаря, – сообщила Кит. – Служебная лестница через два коридора от вас. Сейчас вам надо направо.

– Тогда вперед. – И Бонд двинулся первым. Мы цепочкой направились к лестнице, прикрывая друг друга и просматривая всю территорию. К счастью, все было на редкость тихо. И до комнаты секретаря мы дошли без приключений. Три зомбуха, бывших служащих, не в счет – их разнесли на кусочки еще до того, как они вообще почувствовали живых. Интересно, а с чего это мэрия оказалась заперта? Ладно, запишем в непонятное. Хорошо хоть дверь в комнату с сейвом, как и полагалось по сценарию, была не заперта – хоть тут не придется взламывать!

– Все. – Джип скинул рюкзак на пол и, плюхнувшись в ближайшее к нему кресло, вытянул ноги. – Можно отдохнуть. Эта комната неприкосновенна!

– Если Охотники не вмешаются, тогда – да. – Я тоже сбросила рюкзак и подошла к окну.

– Не накаркай, – фыркнула Джейд, набирая на телефоне номер, чтобы сохранить свои параметры.

– Кар-р-р! – тут же отозвался Ярослав, активно шаря по ящикам стола на наличие всякой нужной мелочевки. Аптечками и патронами пренебрегать не стоит вообще, а в нашей ситуации тем более.

Бонд только вздохнул в ответ, присаживаясь на край стола и доставая фляжку с водой:

– Берс, записывайся.

– Сейчас. Яр, иди, я после тебя. – Я поднесла к глазам бинокль, находившийся в моем снаряжении, и оглядела крыши невысоких зданий. По счастливой случайности в этом районе не было зданий выше трех этажей.

– Что-то не так? – моментально напрягся Димка.

– Понять не могу. – Я нахмурилась и направилась к телефону, от которого уже отходил Паук. – То ли я от шока не отошла, то ли еще что. – Я прищурилась, вызывая параметры и характеристики и набирая телефонный номер. Так, вроде все в норме, однако ж что-то мне не давало покоя с момента драки с…

«Немезис!!!» – Перед глазами вновь полыхнул тот огонь от монстра.

– Здесь Немезис! – бросив телефон, после того как услышала: «Ваши данные сохранены!», сообщила я, схватившись за оружие.

– Где?! – Ребята в темпе похватали снаряжение и едва не засели по углам.

– В здании! – Я проверила пистолет и выдохнула. – Эта сволочь меня оглушила, и я теперь как-то чувствую его присутствие. Не знаю только на каком расстоянии.

– Джип! Живо! – Бонд кивнул на телефон, и Юрка бросился записывать свои данные.

– Подвал, – вдруг произнес Ярослав, до этого задумчиво смотревший куда-то в угол, и, встряхнувшись, достал одну из карт, выкопанную в недрах секретарского стола. – Он в подвале.

– Ты уверен?

– Нет, но это самое лучшее место во всем здании. – Покачал головой владивостокский Тестер, быстро просмотрев вторую карту и протянув ее Димке. Тот, одной рукой набирая номер для сохранения, убрал ее в карман. – Так. – Бонд прослушал сообщение о сохранении пройденного пути и присоединился к изучению схемы здания. – Если здраво рассуждать, то его надо загнать в угол и нашпиговать разрывными и гранатами по самое «не балуйся». Только он слишком быстрый.

– Вот только его нам и не хватало, – вздохнула Джейд и ткнула пальцем в карту: – Смотрите, утешает только то, что это единое помещение. Там нас по одному не выцепят. А он обычно нападает на одиночку.

– Лис, есть ли выход без убиения Немезиса? – спросил Бонд.

– Секунду, – отозвался Наблюдатель, – угу, есть… Для этого кому-нибудь нужно проползти по воздухозаборнику и подключить к системе кондиционирования в закрытой комнате аккурат в подвале газовый баллон со снотворным.

– А… – Джейд несколько ошалело хлопнула ресницами. – Он разве на зомбухов действует?

– Эта смесь рассчитана не на людей, а на Немезиса, одно из нововведений, – сообщил Алексей. – Пока он тут сопеть во все дырки будет, вы успеете уйти.

– Ясно. – Димка внимательным взглядом обвел всю компанию и поднял голову к решетке вентиляции. – Джейд. Берс. Решите сами, кто из вас лезет, приказывать не буду. Это сугубо добровольно.

– Она! – Мы, не сговариваясь, ткнули пальцем друг в друга.

– Ясно, – хмыкнул понимающе Бонд, – в таком случае бросайте жребий.

– Тогда я. – Пришлось мне становиться добровольцем.

– Ты уверена? – встревожилась Джейд.

– На девяносто процентов, – вздохнула я, снимая неудобную в этом случае разгрузку, освобождаясь от лишнего оружия, и оставив только пистолет, пару обойм и пару гранат. – Мне со жребием редко везет.

– Будь осторожна, – пожелал Джип, а Яр молча встал у стены и подставил сцепленные руки. Я забралась, довольно легко выдернула решетку и заползла в этот чертов воздухозаборник. Ну вот, опять маленькое и замкнутое помещение. Так и до клаустрофобии недолго. Карта, молчаливо повинуясь приказу, угодливо развернулась перед глазами. Одни линии, обозначающие стенки да мое местоположение. Поползли вслепую.

– Лис, подирижируй! – попросила я Лешку, когда оказалась на первой развилке. Вместо словесного ответа проявились стрелки, указывающие направление. И правильно, а то могу забраться в такие дебри, каких и на карте-то нет. Удовлетворенно кивнув, я шустро поползла вперед, стараясь не громыхать обоймами об углы. Пистолет благоразумно заткнула за пояс на спине…

Не буду утомлять пересказом всех поворотов, так как ничего интересного в этом не было и нет. Однообразные повороты. Изредка просветы. Связь молчала. Я тоже не горела желанием пообщаться.

– Ты на месте, – сообщил Лешка, когда я в очередной раз повернула в этих лабиринтах направо и съехала на полметра вниз, так как пол был под наклоном. В строке параметров ярко горел значок изолированной связи. Ладно, тайком так тайком. Карта, повинуясь моему приказу, свернулась в радар и не мешала.

– Вижу. – Я добралась до решетки и оглядела комнату. Там было пусто. Уже хорошо, не придется с зомби в рукопашную драться. Мне только размазывания кишок этих недопомерших по стенкам сейчас не хватало для полноты ощущений.

– Темная, – неожиданно раздался голос Бонда по связи, – ты там как, терминатор?

– Я почти… – Я перевернулась на спину и уперлась ногами в решетку.

– Сама справишься?

– Обижаешь! – Я чуть сместилась, выбирая наиболее удачный угол для удара и ища опору рукам. Нашла, остается надеяться, что не порежусь. Димка отключил связь.

Удар…

Решетка пошатнулась.

Еще один…

Два болта.

Удар…

Три болта.

– Да кто так крутит-то? – возмутилась я и долбанула еще раз со всей дури, а ее у меня оказалось предостаточно. Решетка со скрипом вылетела и грохнулась на пол, я легко спрыгнула-съехала вслед за ней, успев убрать руки и не пораниться. Так. Полдела сделано. До решетки метра три – невысоко. Подтянусь… Выяснив все про путь отхода, я оглядела комнату, напичканную непонятными мне вещами и одну единственную дверь, ведущую неизвестно куда.

– Лис! – Я смотрела на все эти непонятные вещи как чукча на паровоз. – Чего и где крутить? Или выламывать?

– Спокойно, – отозвался мой персональный Наблюдатель, – ничего ломать не надо! Просто следуй моим инструкциям.

– Ладно. – Я подошла к каким-то шлангам и проводам. – Руководи!

– Так, два провода на уровне груди по правую руку от тебя отключи… шланг с левой руки на том же уровне переключи в другое гнездо выше. – Лешка четко и быстро командовал, я так же быстро выполняла указания, стараясь не вдумываться в то, что делаю… Ни к чему сейчас это, а то тормозить начну. На объяснение уходит слишком много времени, а я в технике слабовата…

Вот так тупо следуя инструкциям, я управилась весьма быстро – за каких-то десять-пятнадцать минут.

– Умница, осталось только… – Он перевел дыхание и… – Уходи!!!

Его резкий окрик заставил меня инстинктивно шарахнуться от приборов к двери. На моментально развернувшейся карте ослепительно вспыхнула синяя точка, и из воздухозаборника показалась когтистая лапа, через секунду – вторая. Лапы вцепились в края и начали вытаскивать тело. Я вылетела в коридор и захлопнула дверь прямо перед монстром, который слишком быстро выполз из узкой трубы и ринулся ко мне с целью подзакусить.

– Чего они ко мне так липнут? – Я перевела дыхание. В дверь ломанулись, и я прижалась к ней спиной, успокаивая сердце. Мне казалось, что адреналина на этот уровень игры вообще-то хватит. Видимо нет…

«Как эта сволочь пролезла? Это вообще не по сценарию! У Немезиса нет формы, способной в буквальном смысле изменять контуры и размеры тела и как змея пролезать в воздухозаборник. Просто нет и быть не должно!

Но есть!

Немезис-метаморф – это вообще полный ататуй!»

А еще говорят, что Тестеры – непредсказуемые! Да по сравнению с этой игрой мы вообще самые логичные существа в мире.

– Находят тебя вкусной, – тем временем хмыкнул Лис в ответ и помрачнел. – Но не это самое страшное.

– А что? – Я знала, что именно, но все равно спросила, надеясь ошибиться. Зря…

– Тебе надо вернуться тем же путем.

Все мои надежды накрылись медным тазом, не успев родиться.

Теперь уже ругалась я.

Громко!

С выражением!

Витиевато!

Даже Немезис заслушался и на несколько секунд перестал тупо долбиться в дверь, которую я придерживала собственной спиной. Раньше я не позволяла себе таких слов вслух. Вывод тут один – порчусь, стремительно порчусь: и характером, и манерами… Я замолчала только от нехватки воздуха, и Немезис опомнился. В дверь ломанулись еще раз, и на ней появилась симпатичная вмятина. Я пригнулась…

– Леш, помоги мне, – я быстро прикинула шансы, окинув взглядом коридор с плиточным полом. – Когда эта тварь будет…

– Понял! – перебил меня парень и через секунду рявкнул: – Давай!!!

Я распахнула дверь, благоразумно находясь за ней. Не ожидавший такой подлости от какого-то человека Немезис вылетел из комнаты на полной скорости и заскрежетал когтями по полу, стремясь остановиться. Выдернув чеку, я швырнула в него гранату и, пока он разворачивался, успела выстрелить четыре раза из пистолета. После чего с чувством выполненного долга заперлась в комнате, не обращая внимания на рев монстра. В коридоре ухнул взрыв, и рев повторился. Теперь он был обиженным и очень злым.

– Он жив, – мрачно сообщил мне мой Наблюдатель.

Я не ответила, дернув рычаг открытия газового баллона и выпустив смесь на свободу. В дверь зло врезался монстр. И все-таки я успела до второго удара влезть в воздухозаборник и доползти до поворота. Вот если бы я в реальности так двигалась. Хотя кто знает, на что я на самом деле способна, ежели по-настоящему к стенке припереть…

Поворот.

Еще один…

Теперь по прямой.

Немезис полез за мной, на ходу меняя свою форму! Вот тварь! И я, кажется, знаю, чья извращенная фантазия подарила ему эту способность.

Фэйр.

Он сам не лучше.

И мне все меньше хочется с ним сталкиваться. Самой бы в живых остаться! Хотя по силе творческого потенциала я не уступаю ему, но до такого извращения я еще не доходила…

Я так стремительно ползла вперед, что даже не заметила, как монстр начал отставать. А когда заметила…

– Газ работает, – облегченно выдохнул Лешка, и я словно увидела, как он вытер лоб.

– Я так совсем… – Я не стала договаривать, что именно я совсем, устало вывалившись из воздухозаборника прямо на руки Ярослава и Бонда, старательно переводя дыхание. Ребята крепко меня держали.

– Крис. – Димка протянул мне фляжку с водой. – Что с тобой?

– С Немезисом пообщалась тет-а-тет, – выдавила из себя я, вставая на ноги. Сделав пару глотков, я вернула фляжку хозяину. Джип молча протянул мою разгрузку.

– Не ранена? – Джейд вскинула винтовку, цепко осматривая меня и наблюдая, как я застегиваю разгрузку. Дуло винтовки смотрело мне в грудь.

– Нет. Он не успел меня зацепить. – Я убрала выбившиеся волосы под хайратку и подняла руки вверх, уловив настороженное внимание к моей персоне. – Но если хотите – сделайте инъекцию. Не помешает, а то со мной что-то не так.

– Так будет лучше для всех, – кивнул Ярослав, доставая аптечку. – Джип, подержи ее.

Бонд пока не вмешивался, однако его рука лежала на рукоятке пистолета, а чуть сощуренные глаза внимательно следили за моим поведением.

– Опусти, – коротко посоветовал Юрка. Я молча подчинилась, не собираясь сопротивляться, когда Джип крепко прижал мои руки, завернув их мне же за спину. Они правы. Инъекция болезненна, но необходима.

– Придется потерпеть. – Паук заправил вакцину в медицинский пистолет и, подойдя ко мне, убрал волосы с шеи. Через секунду игла инъектора вошла в вену, и я едва не свернулась от боли. Из горла против воли вырвалось змеиное шипение. В глазах померкло. Я видела лишь мигающую надпись: «Инъекция! Одна доза!»

Постепенно глаза вновь стали видеть. Линейка жизни замигала, восстанавливаясь…

Восстанавливаясь?

Значит…

Значит, на улице он меня зацепил.

Но чем?

Я же его перекинула через себя! Он меня даже цапнуть не успел. И слюна меня не задела. Но ведь как-то зацепил же!

Ревом?

Звуковое инфицирование?

Только этого мне не хватало. Я аж передернулась и открыла глаза. Джип по-прежнему держал меня, Яр стоял неподалеку, держа инъектор наготове. В комнате царило напряженное молчание.

– Ну? – коротко поинтересовался Бонд.

– Лом согну, – огрызнулась я и, зябко поведя плечами, попросила: – Юр, отпусти, а то синяки останутся.

– Лис! – коротко позвал Димка.

– Все в норме, – отозвался тот.

– Точно? – не поверила Джейд.

– Она в норме.

– Ладно, это радует.

Меня моментально отпустили. Немного постояв, я повесила винтовку на плечо и кратко, но максимально информативно, высказалась:

– Изверги! Фэйр тоже сволочь! У нас в воздухозаборнике лежит дрыхнущий Немезис, способный изменять форму до мутации! Метаморф, блин!

На меня удивленно посмотрели, но промолчали. Тишину нарушил Бонд:

– Тогда в темпе, девочки и мальчики, в темпе! На выход! Не надо ждать «доброго утра». Берс!

– Знаю. – Я взяла винтовку на изготовку.

В следующую секунду вся команда дружно вывалилась в двери. Я шла в середине. Так было лучше, ведь если мутация все же начнется, то так меня быстрей уберут. Главное, чтобы я не успела больше никого инфицировать, потому что тогда наша миссия будет под большим вопросом. А ведь осталось всего чуть-чуть – дойти до головного центра. Но для этого нам требовалось добраться до окраины города, куда мы и двинулись в максимально возможном темпе…

3

Яр высунул нос из-за угла, внимательно осмотрел пустынные тротуары и махнул рукой: мол, чисто.

– Вперед! – тихо бросил Бонд, и мы осторожно двинулись вдоль улицы, придерживаясь стен зданий. Наша команда была практически на окраине города. Именно здесь, по сценарию, и был расположен вход в подземные тоннели. Уже оттуда мы должны были попасть в эту корпорацию, в этот подземный город.

В «Улей»!

И там уже найти компьютер…

Здесь, на поверхности, пока все было тихо. У меня не началась мутация, хотя изредка что-то появлялось перед глазами. Что-то вроде видений. Глюки, в общем… Делиться этим я ни с кем не собиралась, а то общими усилиями выпрут меня из игры, и все… Не надо меня жалеть! Меньше всего я перевариваю такую вот заботу а-ля жалость! Но пока, слава небу, все обходилось. Со встреченными зомбухами мы разбирались быстро и эффективно, а Немезисы больше не попадались. И хорошо, что так! Мне хватило двух первых встреч – до сих пор отойти не могу. Перед глазами так и пляшет адское пламя.

– Вижу люк. – Джип огляделся и нырнул в переулок.

– Открывай, – прошептала Джейд, и мы рассыпались полукругом, прижимаясь к стенам и прикрывая друга пока он возился с замком.

– Есть. – С тихим лязгом канализационная крышка была отброшена в сторону.

– Угу. – Бонд напряженно осматривал весь переулок. – Кто первый?

Ответа не последовало…

– СТОП! – вдруг раздался резкий окрик Алексея, и мы замерли, прижавшись спинами к стенам зданий, ожидая атаки.

Тишина…

Лишь ветер гоняет по улице обрывки бумажек. Радар мгновенно развернулся перед глазами, но он был пуст. «Ничего! В чем дело-то?»

– Что? – поинтересовался тихо Джип, озадаченно смотря по сторонам. Опасности не было, карта по-прежнему была пуста.

– Этот уровень изолирован. Радар не сможет работать! – отозвался Лис почти спокойно. – Как и мы. А мы не можем эту защиту взломать за несколько секунд, не привлекая к себе внимания.

Бонд удивленно вскинул брови, но упрямо мотнул головой:

– У нас нет времени ждать. И есть шанс пройти без последствий. Маленький, но есть. Охотники пока не знают, что мы Тестеры. – Он помолчал и продолжил: – Мы сыграем в диггеров! А вы как сможете, так и вскроете эту хрень. Аптечки у нас есть, вакцина тоже. Патронов в достатке. Глядишь, и пройдем без потерь.

– Ладно, – Алексей немного подумал и согласился, – если будет совсем туго, то вытащить вас мы сумеем, но это уже на крайняк!

– Да что мы, – возмутился Джип, чуть переместившись и упершись правым коленом в асфальт, – на паузу что ли нажать не осилим?

– Поправка. – Яр вдруг недобро усмехнулся, отчего заныли все нервные окончания. – На этих уровнях нет паузы и нет сейва, только чек-пойнты. И если выйдешь или выкинет, то придется начинать заново. При условии, что быстро оклемаешься, а это вообще нереально.

– Тогда хреново, – высказалась Джейд. – И все же выбора у нас нет.

– Удачи, – прорезался голос Китаны, и связь оборвалась. Совсем. Наблюдатели и хакеры пошли громить защиту в полном составе.

– Пошли! Покажем класс! – скомандовал Бонд и первым спустился в канализационный люк. Я спрыгнула следом и присела в метре от лестницы, держа на прицеле левое ответвление. Тишина. Только вода капает, создавая впечатление запущенности и навевая острые приступы депрессии.

– Куда? – тихо спросила Джейд, присаживаясь рядом. Она спустилась быстрей меня, попросту съехав по лестнице. Цена была невысока – всего лишь слегка потерлись перчатки на ладонях.

– Туда. – Я мотнула головой в сторону Бонда, сейчас внимательно изучавшего бумажную карту тоннелей. Эту карту мы еще из мэрии вынесли. Вот и пригодилась. Воришки недобитые…

– Дим. – Ди легонько коснулась плеча Бонда.

– Минутку. – Он чуть прищурился, изучая карту, и махнул рукой влево. – Джип, Яр, двигайте первыми в ту сторону.

– Есть. – Юрий быстро пробежался до поворота и замер. Яр спустя секунды оказался за его спиной и тоже замер, напряженно вслушиваясь. Ничего и никого. Только вода капает. Карта девственно чиста, словно кроме нас тут никого и нет, и не было.

Никогда.

Только наше местонахождение.

Только зеленые точки.

– Я дальше. – Яр хлопнул Джипа по плечу и осторожно двинулся за поворот, скрывшись с наших глаз. Юрка вскинул винтовку, провожая друга. Мы молчали, не нарушая тишины. Ее нарушило странное шипение. Мы несколько недоуменно переглянулись, как Джип вдруг отпрянул, вжимаясь в стенку, и… Паук кубарем вылетел обратно, подминая под себя зомби. Парень вскочил на ноги и подпрыгнул, приземляясь на грудную клетку не успевшего встать мертвеца.

Хруст. И вновь шипение…

Ярослав крутанулся еще раз, что-то там ломая неживому. Тот дернулся и затих… Парень вскинул винтовку на плечо и сплюнул:

– Вот мразь! Кемпер недобитый!

– Она что, в засаде сидела? – изумилась Джейд, рассматривая теперь уже стопроцентно мертвого врага.

– Я ж говорю, кемпер недобитый! – вновь ругнулся Яр. Мы невольно заулыбались. Вот еще одна вещь, которую он не любит.

– Твое счастье, – сообщил Джип, – что я выстрелить не успел, а то ведь в тебя бы попал.

Ярослав смерил его недобрым взглядом, но смолчал. На губах промелькнула кривая усмешка и вновь пропала.

– А мне вот что интересно, – задумчиво проговорила Ди, – если зомби сам себя укусит, то что будет? Как у кобры?

Мы переглянулись, вопрос был интересным, но несколько несвоевременным.

– Повеселились, и харэ, – оборвал нас Димка, – этот вопрос выясним потом, а сейчас – вперед. Берс, ты за Яром. Тебя не зацепило, балбес?

– Нет. Ни одним когтем. – Паук едва руку к сердцу не прижал.

– Отлично! Двигайте!

– Ладно. – Я пожала плечами, и мы двинулись вперед до следующего поворота. Было как-то странно, но нас никто не ждал больше в засаде ни за этим поворотом, ни за каким-либо другим. Несколько явно заблудившихся зомбухов не в счет. С ними разобрались быстро и без особого шума. Отклонений от сценария тоже не наблюдалось вплоть до того момента, как мы вошли в коридоры корпорации.

Они были пустынными.

Вымершими.

Холодными.

Пропитанными запахом смерти.

Крови.

Безвыходности.

Первобытного ужаса.

Паники.

Истерики…

– Всю жизнь мечтал в морге при жизни побывать, – процедил Ярослав, оглядываясь. Нам всем было сильно не по себе. Против воли хотелось вжаться в какой-нибудь угол и поскулить от души. А еще лучше выйти из игры и выпить обезболивающего с успокоительным. Голова начинала болеть.

– Я до сих пор не хочу, – отозвалась Джейд, передергивая плечами и подвигаясь ближе к Джипу. Так, на всякий случай. Я держалась рядом с Пауком, стараясь не поддаваться мрачному настроению. Вот и говори после этого, что и одной неплохо.

– Нам еще ниже? – спросил Юра, ободряюще похлопав Ди по плечу.

– Да, – ответил Бонд, – пойдем напрямки, к черту конспирацию. В конце концов, мы пока работаем по сценарию.

– Ну да, – не выдержав, съязвила я, – взрывы возле мэрии, дрыхнущий в воздухозаборнике Немезис, потоптанные в канализации зомбухи – это все точно по сценарию!

– Кристина! – грозно оглянулся на меня командир. (Я в ответ показала язык и фыркнула.) Он улыбнулся и махнул рукой. – Черт с тобой. Шути…

– Так лучше, – согласилась Джейд.

– Вперед, рахиты, – ухмыльнулся Паук, делая первый шаг. И все. Словно одинаковые кадры кино потянулись коридоры. Пустынные и белые, во многих местах заляпанные кровью. До ужаса однообразно!

Зомби.

Кабинеты.

Немезис…

И опять коридоры…

Зомби.

И опять Немезис, с которым мы не смогли справиться, но смогли запереть эту тушу в какой-то лаборатории, где он и бесновался до сих пор. Мы выдохлись и устали. Кроме отвращения окружающее больше не вызывало никаких чувств. Мозг после долгого пребывания в игре требовал отдыха. В таком напряжении нельзя находиться постоянно, а мы работали. И все ради нее!

Информации…

Наблюдателей так и не было слышно, но, судя по всему, Охотники нас еще не обнаружили, что радовало. Сейчас бы мы им проиграли. Нервы у всех уже были ни к черту, именно поэтому выскочивший, скажем прямо – вывалившийся, из-за угла зомби никого не испугал, Бонд только как-то устало сместил прицел винтовки. Последовало несколько выстрелов, и еще одним неживым в этом городе стало меньше.

– Я пас. – Ярослав плюхнулся возле стены, сбросив рюкзак на окровавленный пол. – Меня ломать начинает.

Мы с Ди переглянулись и тоже уселись на пол, побросав рюкзаки.

– Привал, – коротко объявил Бонд и опустился на колени возле Джейд. – Где эти чертовы Наблюдатели?!

– А кто их знает, – Джип покачал головой, – но без них фиг два мы вскроем защиту Красной Королевы.

– Не взломаем, так разнесем, – выдвинул предположение Паук, откупоривая фляжку. – У меня таблетки есть. Будете, чтоб руки не дрожали?

– Пока нет необходимости. – Покачал головой Бонд.

– Как скажете. – Яр пожал плечами, отпивая.

– Как же меня это все достало! – Я прислонилась спиной к стене и потерла лоб. Я поняла вторую причину того, почему они тут все это спрятали! Поздно, но поняла.

– Это ломает, – тяжело вздохнув, согласилась Джейд, – я уже готова поистеричить. У меня в особо острой форме клаустрофобия начинается, хочется побиться головой об стенку и сдаться Охотникам! Я даже расцелую их в придачу.

– Ты не одинока в этом, – поддержала я ее. – Расцеловывать не буду, но в истерике с удовольствием побьюсь за компанию. Выбирай стенку…

– Отставить! – отрезал Бонд. – Девушки, если уж Вы сдаетесь, то что говорить о нас, простых смертных?

– Вы – мужчины, – парировала Диана. – Вам легче.

– Намекаешь на меньшую кривизну извилин? – съязвил Ярослав, не сумев промолчать.

– Какой ты догадливый! – Я огрызнулась раньше, чем Джейд кинулась душить парня.

– Цыц!!! – прорезался вдруг Алексей. – Не хватало вам только еще подраться здесь!

– И хде ж ты был, ихтиандр? – В голосе Джипа был неподдельный интерес, обильно сдобренный сарказмом и желанием поубивать всех Наблюдателей.

– Пиво пил, – немедленно отреагировал Лис и сообщил: – Неужели не почувствовали? Сама лаборатория вас провоцирует на ссоры. Это один из уровней защиты.

Мы изумленно переглянулись.

– Так, ментальный контроль мы не проходили, – несколько обескуражено сообщил Паук.

– Придется экспресс-курсом, – усмехнулась я. – Где кончается эта защита?

– У комнаты с компьютерами.

– А где она? – вклинился в разговор Бонд. – Надеюсь, что мы хоть не заблудились?

– Нет, вы не заблудились. – Лешка как-то странно хмыкнул. – Что удивительно. А если серьезно, то вам надо пройти еще четыре коридора, и вы у цели!

На долю секунды перед глазами вспыхнул дальнейший маршрут и погас.

– Утешил, – буркнула я, оглядывая коридор, послуживший нам привалом. Потом отлепилась от стены, поднялась на ноги и развернула вновь заработавшую карту перед глазами. – Так, я, кажется, сообразила… смотрите, вот эта комната. Защита и компьютеры на Наблюдателях. Они ее обезвредят. Нам остается пройти коридор, войти в святая святых и перекачать все, что попадется под руку.

– Берс права. Уходить будем вот этим путем. – Бонд прочертил по карте маршрут, отразившийся у всех. – Это против правил и физики, но тут они устроили телепорт. В конце вот этого коридора. Ах да, уходить будем быстро!

– Это точно, – ухмыльнулся Ярослав. – Едва мы начнем перекачивание информации, как вся наша конспирация полетит к черту. Охотники примчатся сразу. И не дай бог нам не успеть. Мало никому не покажется!

– Я еще жить хочу, – признался Джип, опередив всех, и кивнул. – Вперед!

– Приготовились! – Бонд встал на ноги, закрепил рюкзак за спиной, перезарядил винтовку и взглянул на нас. – Ну?

Я кивнула. Джейд хмыкнула. Джип и Яр собрались за считанные секунды в абсолютном молчании.

– Установка всем ясна? – Димка осмотрел нас и дал разрешение действовать. И мы начали действовать, вступив отрядом смерти. Больше не хотелось скрываться, потому наша команда прошлась по оставшимся коридорам, словно ураган, и вломилась в комнату с компьютерами.

– Стоять! – Я едва успела схватить за ремни разгрузки споткнувшегося на пороге Джипа и дернуть его на себя. Перед нами на мгновение всплыла лазерная решетка. Как я ее ощутила – не знаю, скорей чисто подсознательно ждала ловушки, потому и среагировала быстрей. Да и я была ближе всех к Юрке…

– Вот … в … над … из! И еще под … и по …! Вот! – Яр закрутил трехэтажное словосочетание, благоразумно оставаясь на месте.

– В кои-то веки я с тобой согласна, – неожиданно присоединилась к нему Диана, не собираясь отвешивать ему дежурный подзатыльник.

– Лис, что там у вас? – обратился к Наблюдателям Бонд, цыкнув на парочку.

– Спасибо, я твой должник, – едва слышно буркнул Джип. Я молча кивнула: свои люди, сочтемся.

– Потерпите, – вместо Алексея отозвался Координатор.

Мы переглянулись и замерли возле косяка двери, не мешая наблюдателям обезвреживать компьютеры. Никто не мог зайти в комнату. Во-первых, решетка испилит на ровненькие кусочки, и тебя выкинет с сильнейшим потрясением, потому как, когда наживую пилят – это то еще удовольствием. Во-вторых, поднялась бы тревога, помешав остальным закончить дело, и наша миссия была бы провалена. Оставалось лишь ждать.

– Все! – неожиданно раздался голос Китаны, когда мы уже откровенно подумывали, а не пойти ли нам обратно. – Компьютеры нейтрализованы, дальше – коридор. Вам его следует пройти без жертв.

– Здесь одного оставлять надо? – поинтересовался Бонд. – На всякий случай.

– Нельзя, иначе потом не уйдете! – проинформировал Лис. – Вам же потом через телепорт топать!

– Ну да. – Мы осторожно прошли через эту умершую теперь комнату и открыли дверь. Яр аккуратно сунул нос за дверь, потом распахнул ее, не дождавшись атаки. Коридор был длиной метров тридцать и слишком ярко освещен. В душу, словно вор-домушник, закрались нехорошие сомнения. Коридор не мог так выглядеть. Более того, просто не должен был так выглядеть. Но выглядел.

Вывод лишь один – это ловушка. Больше вариантов нет. Дизайнерские задумки Охотников отбрасываем сразу.

– Я стал параноиком, или это все-таки ловушка? – озвучил наши мысли Ярослав, подозрительно осматривая «доброжелательный коридор».

– Хочешь быть первым? – Джип ткнул его локтем в бок.

– После вас, сударь, – любезно отозвался Паук, возвращая тычок. Юрка легонько в ответ стукнул его прикладом, и Димка не выдержал, прекрасно понимая, что поступает нечестно.

– Тогда вперед, вы – первопроходцы. – Он втолкнул ребят в коридор, и мы замерли, ожидая, что их немедленно убьет. Ничего подобного! Громов не было! Электричества тоже! Как и лазеров, металлических стрел, газа, ножей и тому подобного.

– Аба-алдеть. – Ярослав недоуменно и как-то нервно огляделся. – А где немедленное четвертование и прилюдное сожжение остатков?

– Блин! – возмутился Джип. – Нельзя же так нагло расстраивать людей! Можно сказать, что последней радости лишили!

– Не знаю, где тут немедленная кара, но мне это очень сильно не нравится, – пробормотала Джейд. Мы осторожно вошли следом, и Бонд прикрыл за собой дверь. Это и стало нашей ошибкой. Лазер включился немедленно и прошелся по коридору. Практически все рухнули носами в пол, кроме нас с Джейд. Мы подпрыгнули и уцепились за достаточно низкую потолочную балку, луч прошел под нашими ногами.

– Нельзя же так! – Ди спрыгнула и присела, ожидая следующей атаки.

– Потому и делают. – Я тоже приготовилась прыгнуть еще раз. Однако все было тихо.

– Ну-ка! – Бонд вытащил пустую обойму и швырнул ее подальше. Включившийся лазер мгновенно перерезал железку пополам и едва не перепилил самого Тестера. Джип только присвистнул, благоразумно застыв в нелепой позе. – Ни хрена себе игрушки-покемоны!

– Хуже. Гораздо хуже. – Я вспомнила, как прыгала от лазеров в мире людей Икс, и поняла, что здесь я этого просто не повторю.

– Как сказала бы Алиса… – Паук чуть вытянул шею. – Ой! – Он успел увернуться от прицельного лазера. – В общем, малоцензурно. Ну и?

– Как обезвредить эту с… – в кои-то веки используя ненормативную лексику, поинтересовалась Джейд, подпрыгивая повыше. Луч прошел под ней. Я в этот раз просто прокатилась под ним. Сил прыгать не наблюдалось.

– Мать-перемать! – Обычно невозмутимый Бонд высказался сейчас очень эмоционально, умудрившись в эти два слова вложить все свои чувства – от удивления до ненависти – ко всем, придумавшим эту дрянь. Джип перекатился через голову назад, вскочил на ноги и со всей силы дернул дверь, в которую мы вошли. Дверь не открылась.

– Не смешно, – высказался он, успевая увернуться от очередного прицельного выстрела.

Я прыгнула вперед и чуть вбок, намереваясь засесть в углу. Луч прошелся едва ли не зигзагом, срезав прядь волос и зацепив край рюкзака. «Тьфу ты!»

– Зато быстро и безболезненно, – вздохнула я, только теперь сочтя нужным отреагировать на фразу друга.

Что делать – неизвестно. Лис молчал, как и остальные Наблюдатели. Чего они там делали или думали, нам было невдомек.

– А стоит ли оно того? – вдруг выдал Ярослав, сидя возле стенки. Мы переглянулись.

– Стоит, – с тяжелым вздохом отозвалась Джейд, – в том то и дело, что стоит. Иначе бы так не мучились.

Мы вновь замерли. Лазеры тоже. Значит, реагируют на движение.

– Я подумываю о переподготовке! – Ди резко нырнула к стенке, так как там было несколько удобнее. Лазер прошил пространство над ее головой и отключился, так как Джейд замерла возле стены, аккуратно потирая ушибленную руку.

– Наблюдатели! – возмутился вдруг Бонд. – Мать вашу! Мы тут зайцев изображаем, а вы, небось, ржете там как лошади!

– Бараны, – поправил Яр с насмешкой.

– Помолчите! – В голосе Лиса прорезались металлические нотки. – Мы работаем над этим. – И, предупреждая мой вопль, добавил: – Крис, не приставай!

– Ребята, там, по ходу, Охотники. – Я задумчиво осмотрела друзей, стараясь не делать резких движений. – И судя по всему, они раскололи, что Электра – это Мистик.

– Упасть – отжаться! – выдал Паук и кивнул. – Лады, тогда дрыгаемся сами.

– Чем дрыгаем? – Джейд отвесила Яру подзатыльник, благо тот был рядом, и успела пригнуться от лазера.

– Да всем! – огрызнулся парень, благоразумно не двигаясь с места.

– Сижу за решеткой, в глубокой дыре! – пропел тихо Джип, и мы замолчали, поскольку тема себя исчерпала на какое-то время.

Кто-то решал что делать.

Кто-то думал о чем-то отвлеченном.

Кто-то жалел, что нельзя закурить.

А кто-то вообще тихо ждал, пока Наблюдатели разберутся с этими неприятностями.

– Знаете, что? – вдруг нарушил тишину Димка и, после того как мы на него вопросительно уставились, договорил: – Когда все это закончится, приезжайте ко мне в гости, в Жуковское, в имение, а?

– Обязательно, – незамедлительно заверил его Яр. – Всенепременнейше! Если нас не изрежут на куски, то приедем! Просто для того, чтобы дать тебе по морде за выталкивание нас в коридор! И вообще за само твое существование!

– Честно обещаю, – дружелюбно произнес Бонд, – что первые три секунды даже сопротивляться не буду.

Мы расхихикались, стараясь не шевелиться и не активировать лазеры. Слава богу, что они реагировали на… хм. Как это называется? Длинные движения? Короткие, вроде нервной дрожи, они не замечали, это-то нас и спасло. Реагируй лучи на все подряд, и в этом коридоре давно была бы куча мяса вперемешку со снаряжением и одеждой. То еще зрелище…

– Так приедете? – Димка терпеливо ждал ответа.

– Я приеду, – улыбнулась я. – У вас красиво, а в усадьбе вообще супер. Я как-то была на экскурсии.

– Лиса возьми, – хмыкнул Бонд в ответ.

– Как получится. – Я едва заметно пожала плечами. – Но вряд ли он поедет, работа у него. Это я вольная птица.

– Значит, у меня есть шанс? – вклинился в разговор Ярослав с ехидной улыбкой. Я только фыркнула, предоставляя Лешке самому отвадить от меня Тестера. Паук ведь какое-то время пытался завоевать мое внимание, но, столкнувшись пару раз с Лисом, отстал, предпочитая любить меня на расстоянии, что оказалось не так уж и проблематично, ибо жил он аж на другом краю нашего необъятного континента.

– Тогда мы тоже приедем, – глубокомысленно и почти хором сказали Джейд и Джип. А Диана, уже одна, продолжила:

– Только чтобы посмотреть, как Ярку поколотит наш Лисяра. Или сама Темная.

– Мы почти вскрыли защиту, – неожиданно возник этот самый Лис, проигнорировав выпад в свою сторону. – Но сквозь лазеры вам придется пройти самим.

– Почему?

– Кит перенастроила систему, иначе никак, все Охотники тогда сбегутся!

– Что делать-то надо? – как-то кротко проговорил Бонд.

– Видите красный порт у двери? – вместо ответа спросил мой Наблюдатель. Мы осторожно, по сантиметру в час, повернули головы в ту сторону. У самого пола мигал красный огонек.

– Так видите или как? – не отставал Лешка.

– Видим, – отозвался Джип за всех.

– Вам надо пройти коридор и перекрыть его чем-нибудь, – проинформировал Наблюдатель с каким-то странным сарказмом.

– Принято, – осторожно кивнул Бонд и уже вслух произнес: – Осталось только решить, кто. Есть камикадзеры?

– Нету, – вздохнул Ярослав. – Должен идти самый легкий и пластичный. Я не хочу наблюдать за шинкованием, как впрочем, и быть пошинкованным.

– Я пойду, – коротко сказала Джейд. – Я гибче вас, и потом, Темная уже рисковала, теперь моя очередь.

– Ладно, – согласился старший Тестер и оглядел нас. – Возражения есть?

– Нет. – Покачала я головой и увернулась от очередного луча.

Джейд молча принялась снимать разгрузку…

Вы когда-нибудь раздевались под работающими лазерами?

Нет?

Ваше счастье.

Удовольствие на самом деле так себе, ниже средней паршивости, и как Ди не зацепило, до сих пор остается загадкой. Тестер проявила чудеса гибкости и пластики. Экстрима ей хватит на всю оставшуюся жизнь точно. Это раздевание из разряда экзотических и изощренных самоубийств…

Наконец, она закончила снимать разгрузку с прочими дополнительными вещами и присела, готовясь к пробежке. Мы благоразумно молчали.

– Эх, держите меня трое, двое не удержат! – С такими словами Джейд бросилась вперед, перескочив через первый луч. Под второй – поднырнула, между двумя – кувырком пролетела в воздухе, перекатилась и встала на ноги.

Шаг…

Еще два метра…

Еще прыжок на грани возможностей, и лазер срезал ей прядь волос. Еще шаг, разворот и полуторное сальто спиной веред. Приземление на руки, толчок, еще один кувырок и Ди приземлилась на ноги возле красного порта.

– Фух! – Джейд присела возле него и приклеила обычный пластырь, выуженный из нагрудного кармана. Лазеры последний раз вспыхнули и погасли. Девушка облегченно выдохнула и устало посмотрела на нас, благоразумно не двигаясь. Бонд кинул нож на пол…

Ничего.

Лазеры молчали…

Отлично!

– Молодец, малышка, – одобрил Яр, поднимаясь с колен и подхватывая ее рюкзак.

– Я тебя тоже люблю, – усмехнулась Джейд и обратилась к Наблюдателю. – Лис, открывай!

– Минутку, – попросил Алешка и замолчал. Мы же, осторожно осматриваясь, направились к Ди… Спустя долгую минуту дверь распахнулась, открывая нам доступ в святая святых – головной компьютер Ракуун-сити. Осталось только вставить сдублированный чип и перекачать информацию. Мы буквально вкатились в комнату. Хотелось побыстрее закончить…

– Вперед! Быстро! – Димка сбросил рюкзак возле компьютера и начал доставать провода. За компьютером был еще один коридор, через который нам и предстояло уйти. Время начало свой стремительный отсчет до прихода Охотников. Красная Королева была необычным компьютером, в том смысле, что здесь не было монитора, не было клавиатуры. Был зеркальный куб на абсолютно черном подножии, и именно к нему Бонд подключился. Паук и Джип молча присоединились к нему. Юрка взялся за вторые провода, а Ярослав сноровисто воткнул чип в нужное гнездо, обнаружив его каким-то восьмым чувством. Я встала сбоку от куба, стараясь держать в поле зрения сразу два коридора. Два пистолета с разрывными смотрели в разные стороны.

– Ди, в темпе, – попросила я. Джейд не отозвалась, сноровисто надевая и застегивая разгрузку, и распихивая по карманам все лишнее.

– Почти готово! – Джип что-то набрал на клавиатуре ноутбука и глянул на Паука.

– Еще немного и доступ, – согласился Яр, колдуя над какими-то переходниками и разъемами.

– Зачем? – прозвучал вдруг женский голос.

– Что?! – Мы в легкой панике переглянулись.

– Зачем вы это делаете? – вновь повторился вопрос.

– Красная Королева, – прозвучало у нас в головах, – мы пока не можем с ней ничего сделать, защита слишком сложная.

– Степлера с Винтом привлеки, они больше знают, – попросил Яр, продолжая подключать и переподключать провода.

– Эксперимент переносится в другое место, – отозвалась я, нарушая гнетущую тишину. Джейд едва не покрутила пальцем у виска, да вовремя вспомнила, что у этого центра есть видеокамеры.

– Ты врешь…

– Нет. Проверь. – Я хмыкнула.

– Вы хотите меня уничтожить! – В голосе отчетливо прорезалась злость.

– Смотри какая догадливая, – молчаливо фыркнул Бонд, не прекращая своего занятия. Его пальцы мелькали над клавиатурой с максимальной скоростью. Информация потихоньку уходила к Наблюдателям.

– Ты уверена? – Пока остальные старательно работали, я добровольно взяла на себя миссию по заговариванию зу… чипов компьютеру.

– Да, – пришел ответ.

Я только покачала головой.

– Ну, а если еще раз подумать? Посуди сама, стоило ли нам лезть сквозь все дебри твоих защит, Немезисов и зомби, чтобы всего лишь уничтожить? На мой взгляд, оно того не стоит.

Ответом была тишина, и я более уверенно продолжила:

– Хотели бы уничтожить – стерли бы Ракуун-сити с лица земли! Вспомни историю войн человечества!

– Ты права, но вы все равно умрете, поскольку вошли в головной центр! Без моего разрешения!

– Королева, – вклинился в наш разговор Яр, отключая провода, – но это правила игры.

– Игра? – неожиданно раздался спокойный мужской голос, и мы с Джейд вскинули оружие – на другой стороне коридора с отключенными лазерами стоял Фэйр!

«Черт!!! Где Наблюдатели, мать их! Почему не предупредили?! И Королева замолчала.

Мы тоже хороши! Отвлеклись на разговоры с компьютером, вот и получили – Охотника на хвосте».

– Лис!!! – В короткое слово я умудрилась вложить все, что чувствовала в данный момент, от паники до истерики, не отводя взгляда от противника. Потому что чревато.

Ведь это был Фэйр!

При этом имени многие Тестеры вздрагивают.

Фэйр!

При этом имени некоторые Наблюдатели грязно ругаются.

Фэйр!

При этом имени хакеры моментально вспоминают самые зубодробительные вирусы.

Фэйр!

В миру Михаил Лагин. Он редко меняет лицо, но даже в чужом обличье его можно узнать.

Мы узнаем… Не знаю как, но узнаем против всех правил. И сейчас узнали…

Но на данный момент он был почему-то безоружен.

– Хотя вы правы. – Михаил уверенно шагнул в коридор. – Это всего лишь игра.

Я сжала рукоять пистолета до судорог, но стрелять пока не стала.

– Тихо, пускай подойдет к линии, – прорезался Наблюдатель.

– К какой? – съязвила Джейд, готовая в любой момент спустить курок.

– Узнаешь, – на редкость спокойно отозвалась Китана. И вновь повисла напряженная тишина.

– Темная. – Фэйр остановился в двух метрах от указанной линии и насмешливо поклонился мне. – Я должен был догадаться.

– А я-то тут причем? – Я удивленно вскинула брови. Палец на спусковом крючке давно побелел от напряжения. Руку начало сводить. Мне очень хотелось нашпиговать его разрывными и смыться подальше. Под бок к Лешке, а лучше всего спрятаться за его широкую спину, но игра еще шла. И я не могла так просто прервать ее!

Мы ведь почти ушли.

Мы ведь почти выиграли!

– Ты знаешь, о чем я, Берс, – Фэйр покачал головой, – ты ведь знаешь…

«Почему он не нападает? Опять?! Нет! Я больше не хочу!»

– УХОДИМ! – рявкнул Бонд, быстрей остальных сообразив, что происходит. Одновременно он рывком выдернул последние провода. Этот окрик подействовал на меня как приказ – я нажала на спуск. Выстрел, и пуля устремилась к цели – переносице Фэйра, но… Перед Охотником мгновенно выросла защитная стена. Он только усмехнулся, когда пуля просто растворилась перед его носом, но мы уже стартанули к выходу. В ту же секунду включилась тревога, и по стенам заметались отсветы красного. Лазеры молчали. Да и были ли они тут? Не факт… Краем глаза я еще успела заметить, как Фэйр метнулся вперед, преодолевая последние метры до комнаты, а заветный портал был все ближе.

– Давай. – Яр рыбкой нырнул в портал первым, втаскивая за собой снаряжение Бонда.

– Лазерная решетка… – тихо раздалось у меня в голове, и я все поняла. В такие минуты я на редкость быстро соображаю.

– Я прикрою!!! – крикнула я, останавливаясь посередине коридора, и, присев на колено, скинула с плеча винтовку.

– Берс! – Джейд остановилась.

– Это приказ! – крикнула я, давая короткую очередь под ноги Охотнику, тем самым заставив его притормозить. От одной пули он мог избавиться, но не от десятка сразу.

Бонд же ровно на секунду обернулся, понимающе кивнул, вталкивая Ди в портал. Следующим туда добрался Джип и тоже исчез.

– Бонд! Не медли! – Я прекратила огонь и медленно встала, не собираясь отступать. Фэйр уверенно сделал шаг вперед и молниеносно отпрыгнул – перед ним мгновенно выросла лазерная решетка.

– Получи! – раздался злорадный голос Лешки. Охотник скривился, словно услышал, но сделать ничего не мог. Отсалютовав ему оружием, я бросилась к порталу. Знаю я их программистов! В несколько минут разделаются с решеткой. Им-то не надо прятаться, как нашим Наблюдателям…

Уже преодолев последние метры до портала, после чего игра завершится по всем правилам, я непонятно зачем остановилась и оглянулась. Фэйр стоял за лазерной решеткой, которая не позволяла ему пробиться к нам, и как-то слишком спокойно смотрел, как мы уходим. Увидев, что я обернулась, он вскинул руку в прощальном салюте:

– Ты не уйдешь от меня, Темная. Не уйдешь! Слышишь? Жди встречи один на один!

Я только хмыкнула в ответ и шагнула в портал. Перед глазами мелькнул знакомый зеленый тоннель и надпись «Конец Игры! Вы прошли ее на 50%! Выход!»

Ну и пусть на пятьдесят процентов! Мы ведь тупо шли вперед, стараясь не размениваться на ответвления сюжета. А вот взгляд Михаила определенно заставлял задуматься. Меня даже передернуло от этого.

«Е-мое, опять угрозы в мою сторону!

Я-то ему что сделала?

Идея была не моя, лазеры тоже не я прошла! Или он на меня за лабораторию сердится?

Не знаю. Просто не знаю…»

Не хочу я с ним встречаться, разве что он будет связанным, сидеть на бочке с вирусами и кнопка активации будет у меня. И рядом со мной будет стоять Лис, вооруженный до зубов. А я ведь нажму на эту кнопку без всяких угрызений совести…

Я сняла шлем, стянула перчатки и как следует потянулась.

До хруста в костях.

До боли в затекших от долгого сидения мышцах.

Хорошо!

Хорошо, когда игру заканчиваешь по всем правилам!

«Так, надо выпить таблетку от головной боли, а то уже виски ломить начинает».

Алексей оторвался от своего ноутбука и, сняв очки, улыбнулся:

– Молодец!

Я улыбнулась и решительно встала:

– Все! Хочу в душ!

– Тебе не помочь? – предложил не без ехидства парень.

– В другой раз, – парировала я, – а то опять надолго там застрянем.

– Вот так всегда, – обиженно фыркнул Лис, пересаживаясь к основному компьютеру, – вечные обломы в личной жизни.

– Не дуйся. – Я коротко коснулась его губ, но он удержал меня, и поцелуй несколько затянулся.

– Не буду, – пообещал он, легонько отстраняя меня. – Иди, а я пока посмотрю, что вы там достали.

Я только кивнула в ответ. Я устала больше, чем ежели работала бы грузчиком. Все-таки умственное напряжение вызывает гораздо больше последствий, чем физическое, но хоть мозги подвернуть нельзя…

Вернувшись спустя десять минут, я узрела, как Алексей просматривает какие-то документы.

– Ну что? – Я облокотилась на его плечо и прищурилась, пытаясь разглядеть буквы на серьезной скорости и без очков. Не вышло.

– Ничего. – Лис улыбнулся и убрал документы с экрана. – То, что нужно. Документы уже у наших Старших. – И, предупреждая мой вопрос, сказал: – А вот тебе посмотреть не дам! Спать спокойнее будешь.

– Под твоим теплым боком и так спокойно, – отреагировала я и спихнула его с мягкого компьютерного кресла. – Кыш! Мое место!

Лешка смолчал и покорно перебрался на свой стул.

– Темная, ты там как? – пришло сообщение по «Тетнику», Бетовскому аналогу некоторых программ для общения, когда я плюхнулась в кресло и врубила Сетку. Отправителем значился Яр.

«Вот метеор, все успевает! Небось, уже даже в курсе, что за информация там была».

– Нормально. – Я даже улыбнулась, пока печатала ответ. – Правда, Фэйр пригрозил, что я с ним еще встречусь.

– Так оно ж к гадалке не ходить, – вмешалась Джейд. Ее веселая рожица появилась в списке присутствующих. – Играть-то ты будешь. Собственно такой гадости от нас не ожидали. Но что удивительно, они раскололи Мистик гораздо позже, нежели мы рассчитывали.

– Мы их прищучили! – моментально проявился Бонд и сменил тему: – Ребята, приглашение остается в силе. Я хочу вас лицезреть у себя, чтобы отметить столь важное событие, и ну всех остальных на фиг. Хоть пообщаемся нормально.

– Лично я закажу билет, как только Яр определится со временем прибытия! – сообщила Джейд с непередаваемой ехидцей. – Он же у нас дальше всех заехал!

– Да, – неожиданно согласился Лис, подключаясь через ноутбук. – Вам лучше быть подальше от Сети, когда их филиал накроют.

– Это уж точно, – весело отозвалась Ди. – Лисенок, я все же надеюсь получить свой обещанный поцелуй!

Алексей смущенно покосился на меня поверх своих очков:

– Джейди, солнышко, пожалей меня бедного! Темная ж меня домой не пустит.

– Ты уволен! – заголосили Яр и Бонд одновременно. Их цветные сообщения в разнобой замигали на моем экране. – Ты просто уволен! Ты просто уволен из сердца моего навсегда!

Мы только рассмеялись. Все-таки после этой игры нам почему-то стало легче дышать. Пусть мы устали, но осознание того, что не зря так напрягались, значительно улучшало состояние.

– Я сообщу, как только куплю билет на самолет, – хмыкнул Яр. – Раз уж я самый крутой из вас! До вечера! – И он исчез.

Через минуту, попрощавшись, разошлись и все остальные. Немного подзадержавшись, чтобы забрать почту, я тоже вырубила Сеть.

– Лис! – Развернувшись в кресле от компьютера, я постаралась изобразить взгляд злой анаконды. Вышло у меня не слишком успешно.

– Не смотри на меня так, – попросил он, легко пересаживая меня к себе на колени и откидываясь на спинку стула. Немного помедлив, он снял очки и отложил их подальше.

– Это еще почему?

– Все равно ведь не скажу. – Его ладонь легко прогулялась по моей спине и замерла на талии, крепко прижав к себе.

– Даже под пытками? – Я уткнулась носом в его шею и обняла, понимая, что вся интрига пройдет мимо меня. И я разве что узнаю последствия этих игр. Не люблю быть пешкой, но сил, чтобы стать ферзем – нет. Лис – вот ферзь Игры, а я так – погулять вышла.

– Тем более! – фыркнул Лешка, уткнувшись носом в мои волосы. – Я люблю тебя…

Я запрокинула голову, но промолчала. Взгляды пересеклись и губы соприкоснулись. Вот так он и уходит от ответа на мои вопросы.

«Эх ты, интриган… Вечно стараешься меня оградить. Зачем? Рано или поздно я ведь все равно узнаю правду. Так зачем скрывать? Не понимаю».

– Зараза ты, – сообщила я задумчиво, тихо наслаждаясь теплом его тела, но в памяти упорно всплывали последние слова Охотника. Они мне просто не давали покоя.

Если бы я только могла предвидеть…

* * *

В операторской было шумно, и только Фэйр сидел спокойно, уставившись на принтерный лист с каким-то изображением.

– Миш! У нас информацию сперли, а ты сидишь как на свадьбе, счастливый и радостный! – возмутился Димка Эйр.

Охотник повернулся к коллеге вместе с креслом, и сразу наступила тишина.

– Информацию-то не всю сперли, – возразил мужчина и добавил: – И в этот раз они потеряли больше, чем нашли.

– Ты о чем? – не понял Кирилл.

– Кристин Алексеевна Алишева, – ответил Фэйр и кинул на стол лист. – Это имя Темного Тестера.

Димка, Кирилл и выскочивший из своего угла Вернер жадно впились взглядами в нечеткое изображение на листе бумаги. На них с легкой ехидной полуулыбкой смотрела девчонка на вид лет двадцати двух… Длинные светло-русые волосы были встрепаны, в челке просвечивали несколько рыжих прядей. И только странные серо-зелено-желтые глаза смотрели слишком серьезно. Глаза не смеялись, и это было неприятно.

– Значит, вот эта испортила нам столько нервов?! – В голосе компьютерщика против воли послышалось изумление.

– Она самая, – отозвался Михаил и встал. – Где она живет – не знаю, но по некоторым сведениям чаще всего появляется возле Центрального телеграфа. Там и будем караулить… – Договорив, он вышел из комнаты.

Димка и Кирилл переглянулись и покачали головой – им это не нравилось. Игра не должна была покидать пределы Сети, но выходила за них под влиянием Охотника Фэйра.

– Что дальше? – Вернер свернул лист и убрал его в карман.

– Сдается мне, что он на ней напрямую систему новую испытать хочет. – Эйр пожал плечами. – Она пока единственная, кто подходит почти по всем параметрам.

Ребята синхронно посмотрели на монитор с какими-то данными и вновь переглянулись. Все слишком далеко зашло…

Часть третья ФЭЙР

Михаил сидел рядом с водителем и неторопливо попивал кофе из пластикового стаканчика, купленный в ближайшем киоске. Ожидание выматывало, но он держался. Ему потребовалось не день, и не три, чтобы все-таки выйти на Темную в реальной жизни, найти ее в огромной Москве. Теперь оставалось только ждать, пока она появится в поле зрения. И все это при условии, что сначала пришлось выдержать и пережить скандал вокруг одного из отделений Организации. Не всех и не все удалось спасти, и Михаил пообещал сам себе, что из этой пятерки за произошедшее кто-нибудь обязательно ответит. Он усмехнулся про себя: «Кристин – красивое имя, древнее. Означает что-то вроде гребешка или колючки. Подходит Тестеру, особенно Бетовику…»

Все это время Фэйр принципиально не выходил в Сеть, самоустранившись от исполнения обязанностей Охотника и переложив их на плечи Джерри. Сначала, потому что пытался вытащить и спасти все, что можно было, а теперь, чтобы Темная совсем расслабилась. Ему хотелось напугать ее до смерти, чтобы она и не помышляла о сопротивлении вообще, а потом уже испытать на ней эту программу. Ведь когда человек подавлен и испуган, то его гораздо легче использовать…


1

Я уже практически зашнуровала второй ботинок, когда меня обхватили за талию и, дунув в волосы, вкрадчиво поинтересовались:

– И куда намылилось мое сокровище?

– Лешка! Пусти! – Я вывернулась из его рук и оттолкнула: – Бросаю тебя на фиг! Достал! Из-за тебя не высыпаюсь!

– Ну да. – Парень зевнул, прикрывая рот рукой. – Дождешься от тебя такого подарка спустя столько месяцев!

– Ну, сразу бы сказал, – парировала я, – а то я надеялась, что ты умный и сам догадаешься.

– Юльча, не зли меня, милая, а то не уйдешь вообще! – предупредил Лис и улыбнулся: – Так в чем дело?

– Ни в чем. – Я натянула зимнюю куртку и принялась ее застегивать, мотнув головой в сторону пакета: – Прогуляюсь до работы – отдать заказ надо. Я ж с тобой вконец обнаглела – месяц там не появлялась.

– Ну и ладно, в конце концов, женщина не должна работать на износ, – немедленно отреагировал Алексей, – а я достаточно зарабатываю.

– Леш, – заныла я, этот спор уже не раз возникал, но мы умудрялись его сводить к шутке, – я так квалификацию потеряю.

– Да ясен пень – запрещать не буду. – Он усмехнулся и предложил, благоразумно не продолжая полемики. – Подвезти? Я все равно почти проснулся.

– Не стоит, – покачала я головой, – лучше пройдусь.

В его глазах мелькнуло неподдельное изумление. Еще бы, ведь до работы пешком было минут пятьдесят.

– На фига мне всякая дребедень в виде лишних документов в карманах? – объяснила я, не подозревая, что пророчу. – Да и мобильник не хочу брать! Достали!

– Логично. – Алексей поднял пакет и протянул его мне, открывая дверь. – Я скорей всего уйду на пару суток, так что не беспокойся, если не застанешь дома.

– Ладно. – Чмокнув его в небритую щеку, я вылетела из квартиры.

– Осторожнее! – полетело мне вслед.

– Обязательно! – крикнула я уже с третьего этажа и улыбнулась еще шире. В душе от хорошего настроения звучала музыка. Да и вообще все было просто отлично! Жизнь переливалась всеми красками радуги, и черному в ней не было места, как и серому. Хотелось петь и радоваться жизни.

Хотелось просто жить, не взирая на все препятствия и мелкие неурядицы. Я, черт возьми, люблю эту жизнь!

Слетев по заснеженным ступенькам подъездного крыльца, я замерла. Окружающие деревья были в серебре, которое бликовало на ярком серединоянварском солнце. Зима! Настоящая русская зима кругом. Белый снег и голубое бездонное небо…

Красота! Жизнь… Надо уметь радоваться любым хорошим мелочам, иначе рискуешь прожить букой и не увидеть всех красок. А я слепой быть не хочу!

Однако, подмораживает. Я надела перчатки, поглубже на уши натянула шапку и бодро направилась в сторону Павловской улицы.

С момента той командной и, не буду скромничать, блистательной операции прошло уже два месяца. Мы успели первоклассно отдохнуть у Димки – Бонда в Жуковском, практически в самой усадьбе известного человека, ударно встретить Новый год и побывать свидетелями громкого скандала вокруг одного московского офиса монополистов. И пока все, как ни странно, было тихо. Тестеры стали немного спокойнее. В Сети стало немного безопаснее.

Мы продолжали играть…

Охотники пытались нас поймать, правда их активность все же снизилась – сказывалась потеря информации.

Наблюдатели продолжали нас прикрывать, имея эту информацию в своем распоряжении и используя ее против Охотников. Те бесились, но сделать пока ничего не могли.

И никто не пытался нам отомстить за позорный проигрыш, но для меня не это было главным. Главным было то, что Фэйра в Сети с тех пор не было видно. Вообще! В чем дело – мы не знали, но все же надеялись, что его уволили. Он был одним из самых опасных противников-одиночек, а чтобы новичок набрался опыта, нужно было очень много времени и подопытные Тестеры. Сначала обычные, а потом уже и Беты в противниках…


Вылетев из душного офиса, я решила идти домой как и пришла, пешком! И чем я тогда думала? Ведь если бы я просто поехала на метро, то ничего бы дальнейшего не случилось. Но я решила, что дома я и так постоянно сижу, так что нечего ноги жалеть. Все-таки моя любовь к пешим прогулкам меня едва не погубила, но меня уже не изменить…

Произошедшее не сразу меня испугало. Все-таки наше восприятие окружающего, даже у Бетовиков, немного притормаживает. В самом начале организм просто отключает лишние эмоции, часто делая потом только хуже, так как истерика совпадает с посттравматическим синдромом. И я в этом убедилась.

Все случилось до банальности просто, как и показывают в многочисленные отечественных боевых сериалах… На одном из перекрестков я слегка притормозила, оглядываясь на предмет машин на улице. И… передо мной остановилась черная «газель» с затемненными стеклами. Дверь приоткрылась, оттуда выглянул какой-то мужчина.

– Девушка, Газетный переулок где?

– Там. – Я коротко махнула рукой вправо, инстинктивно отступая назад. Интуиция взорвалась истерическим воем, но было уже поздно. Я даже пикнуть не успела – меня с разгона втолкнули в эту «газель». Стукнувшись головой и ногами, я неприлично выругалась, все же сумев повернуться, уперев руки в пол, и замерла. На меня смотрело дуло пистолета, находившегося в руках какого-то шкафоподобного типа с недвусмысленно тупым взглядом.

«Телохранитель?!

Чей?

Что я им сделала?

А главное – кому?!»

Тот, что спрашивал, сидел дальше, смотрел на меня и как-то странно ухмылялся. Рядом с ним плюхнулся какой-то русоволосый мужчина, вскочивший следом, и машина двинулась по улице. Свидетелей не было… Хотя даже если и были бы, это ничего не меняло. Никто не кинется на помощь. Никому нет дела до чужих людей. Мы просто очерствели с такой жизнью…

Я молча смотрела на похитителей, не зная, в общем-то, что предпринять. Настроение резвым аллюром скакнуло к препаршивейшему, сердцем я уже чувствовала, что они не ошиблись.

«Но что мне делать? С такой ситуацией я пока не сталкивалась. Что им от меня надо? Кто они?»

Русоволосый меня внимательно изучил и вдруг открыто улыбнулся:

– Ну, здравствуй, Темная, вот мы и встретились.

Я удивленно вскинула брови, хотя бедное сердце моментально ушло в пятки, отказавшись нормально выполнять свои обязанности на положенном месте. Почему-то мне захотелось закричать и попытаться вырваться на улицу.

– Или мне называть тебя Кристиной? – задал он «невинный» вопрос.

Только по тону я узнала говорившего. Это был Фэйр…

Михаил Лагин.

Он… Он нашел меня.

Вот теперь точно кранты. Я ведь даже сотовый не взяла с собой. Хотя сейчас он бы мне только навредил. Там слишком много имеющего отношение ко мне настоящей. Ко мне реальной, не Кристин Алишевой. Это другая реальность…

И Лис ушел на двое суток…

Никто не знает, где я и что со мной. Точно хана котенку. В роли котенка в этот раз я. Хотя то, что он назвал мое ненастоящее имя, непаспортное, еще ни о чем не говорило и меня абсолютно не успокаивало. Да, выяснение моей личности займет у них прилично времени, но я все же числюсь в милицейских данных. Числюсь как получатель нового паспорта, а раз числюсь, значит, эти данные можно достать. Как за деньги, так и банально стырить. Они в этом профессионалы. И пусть компьютер не сразу сумеет сверить фотографии, три года со дня обмена паспорта не прошли для меня и моей внешности даром, но рано или поздно… Боже мой, лучше не думать об этом! Родные ведь пострадают первыми! На них повесят всех собак!

– Не слишком радостная встреча, не так ли? – съехидничал Михаил и коротко кивнул. – Сядь на кресло!

Пришлось подчиниться, но я пока молчала, отбрасывая такие безрадостные мысли подальше.

«Паниковать нельзя. Расслабься и веди себя спокойно, как обычно».

– Что ж, Кристин, рад с тобой познакомиться лично. – Он покачал головой. – А я тебя по-другому представлял.

– Сеть обманчива, – вздохнула я, устраиваясь поудобнее: «Толку трепыхаться, если тебя на прицеле держат».

– Твоя правда. – Фэйр вдруг усмехнулся. – Я же сказал, что мы встретимся.

– Я помню, что ты сказал тогда. – Я убрала челку с глаз и исподлобья посмотрела на Охотника. – Как ты меня нашел?

– С трудом, если честно. – Он еще раз хмыкнул, изучая меня чуть прищуренными глазами, и мне резко стало не по себе. – Потом узнаешь все. – Сказано это было таким тоном, что дальнейших вопросов я предпочла не задавать. Мне оставалось только сидеть, не делая резких движений, но я все же не удержалась:

– Тебе виднее, Охотник!

– Скоро ты все узнаешь, Темная! – еще раз усмехнулся Фэйр и замолчал, откинувшись в кресле и смотря куда-то мимо меня. Я внимательно осмотрела салон и тупо уставилась в пол – вариантов побега не было. Меня держат на прицеле и если что, банально пристрелят, и им за это ничего не будет. Совсем. Потому как меня нескоро найдут, точнее то, что от меня останется. Они вряд ли оставят меня в живых после всего, что случилось…

«Что же делать-то?!»

Ехали мы не слишком долго. Минут двадцать, если навскидку. При условии, что минут десять из них мы проторчали на светофорах, коих в центре Москвы всегда было предостаточно. Мне оставалось только радоваться, что меня не скрутили в бараний рог и в рот не воткнули кляп. Не хотелось побывать в образе упакованного кулька.

– Так… – Фэйр дотянулся до меня, и я только уперлась в сидение спиной, так как бежать мне было некуда, но он всего лишь стащил с моей шеи тонкий шарф. – Не стоит тебе видеть, куда мы приехали.

Я хотела было возразить, но в руке телохранителя недвусмысленно качнулся пистолет. Пришлось отказаться от сопротивления, когда на моих глазах завязывали шарф.

– Вот и отлично. – Машина кому-то просигналила, немного проехала вперед и остановилась. Дверь открылась, и меня не слишком вежливо вытащили на улицу. В лицо пахнуло снегом. «Значит, территория открытая. И что мне это дает? Абсолютно ничего, таких домов в центре Москвы навалом. Взять тот же Центральный телеграф. Там же сущие катакомбы, включая просторный внутренний двор».

– Куда ее? – поинтересовался чей-то голос.

– В триста семьдесят пятую, – отозвался Михаил, и меня толкнули вперед так, что я едва не упала.

– Повежливей! – последовал резкий окрик Охотника. Неизвестные прислушались к столь «корректному» пожеланию, уже мягче подталкивая меня вперед. Пришлось подчиниться. «С чего это Фэйр так обо мне беспокоится? Какая причина? Не знаю…» Вопросы, вопросы, вопросы, на которые у меня пока нет ответов. И вряд ли в ближайшее время появятся…

Вели меня довольно долго, весьма предупредительно поддерживая на лестницах и поворотах. Попытки все сосчитать провалились, потому как с математикой и запоминанием цифр у меня действительно плохо… Совершенно неожиданно меня остановили, потом резко повернули направо и втолкнули в какую-то комнату. Дверь за моей спиной тут же захлопнулась. Раздался характерный щелчок, заглушивший движение ключа в замочной скважине. Сорвав платок, я дернулась обратно, но дверь даже не пошатнулась. И открывалась она при помощи ключа с обеих сторон. Защелки не было.

Все.

Абзац…


2

Я сидела на полу, в углу, напротив двери в небольшой комнатке, куда меня заперли, и тихо паниковала. Я не могла сбежать. Просто не могла. В комнате не было ничего подходящего. Ни единого предмета меблировки. Кондиционер висел на потолке, но туда я не достану, как бы ни прыгала. Дверь открывалась внутрь. За дверью был охранник. У охранника был автомат. Вот и все…

Все, что я знала, но этого было предостаточно для истерики, которую я сдерживала. Пока сдерживала. Я прекрасно сознавала, что это уже реальность.

Что это не Игра.

Что я действительно влипла, и шансов у меня мало. Если совсем нет. Пока неясно.

Реальность…

Острое слово.

Слово, режущее не хуже ножа. Я ж не супер какой-нибудь. Я обычная девчонка двадцати с чем-то там лет за исключением некоторых аспектов, но даже они не могли сейчас мне помочь. Я отличный Тестер, но в реальной жизни грубой силе и оружию мне нечего противопоставить. Чисто машинально я потянулась за сигаретами в карман куртки, которую подстелила, чтоб не сидеть на холодном полу и, только прикуривая, обнаружила, что пальцы подрагивают. Нервы, матушка, нервы.

Я нервничаю и боюсь.

Выдохнув дым, я поежилась, решая, что же все-таки стоит делать дальше. Что? Как заставить охранника открыть мне дверь и как его убрать? Попроситься в туалет? А выпустят ли?

Даже если выпустят, то… Додумать мне не удалось, так как в замке повернулся ключ, раздался щелчок, и в проеме открывшейся двери возник Михаил:

– Не соскучилась? – В его голосе проскочила легкая издевка. Он втолкнул стул на колесиках в комнату и вошел сам. За ним вошла какая-то девчонка.

– Не успела, – старательно давя свои эмоции, отозвалась я, внимательно изучая незнакомку. Страх отступил под натиском обычного любопытства. Отлично, значит, я вполне могу себя контролировать. И я переключилась на «гостей».

К слову, эта неизвестная девчонка выглядела вполне обычно. Темные волосы, серые глаза, ростом с меня, если бы не каблуки. Довольно высокие каблуки.

«Где-то я ее уже видела! Но вот где?»

– Ну что тебе сказать, – Охотник уселся верхом на стул и ухмыльнулся, – знакомься, это Аня. Ангел.

Я изумленно вскинула брови, мол, Бета-тестер здесь?! Удивление быстро уступило место подозрению: что она тут делает? И проснулась… В этот раз логика меня не подвела, сопоставить события многомесячной давности и кое-какие факты оказалось делом одной минуты.

Аня или Ангел. Старший Бета-тестер. В последнее время она мало работала, почему-то устранившись от этого. Теперь понятно почему. А ведь Ангел – один из самых опасных Бетовиков. Она одной из первых русских стала именно Бета-тестером и встала на защиту Сети. Она знала, что Лис и Координатор связаны не только по играм, потому что какое-то время была протеже Максима.

Я это все недавно выяснила, когда мы с Китаной пытались решить, как разобраться с игрой «Пески времени». Кит случайно обмолвилась, а потом и призналась, под моим нажимом, что Ангел привел Максим. Неудивительно тогда, что странная и мало кому известная цепочка: я – Лис – Координатор, известна Фэйру. Это и стало причиной моего плена.

Она все это знала.

Она знала некоторые мои привычки, потому как мы немного работали вместе.

Она знала, потому что какое-то время учила меня…

Она знала…

Знала.

Это она – тот предатель! Стерва! Если не сказать хуже. Черт! Ведь я же сама ей сказала о той игре. Сама!!!

– Не ожидала? – Аня усмехнулась, видимо поняв по выражению моих глаз, что я сообразила кто она.

– Нет, я же не ясновидец. – Я поднялась и медленно подошла к ней. – Значит именно твоей продажной душонке я и обязана своей поимкой! Именно из-за тебя погибли они!

Фэйр молчал, заинтересованно наблюдая за развитием событий, пока я демонстративно осматривала Ангел. Она больше не имела права носить звание Тестера, Бета-тестера! Внутри закипала злость.

«И из-за этой погибли мои друзья! Из-за этой я сама едва не оказалась на больничной койке!»

– Фу. Зачем же так грубо. – Аня даже поморщилась.

– Ты… – Я покачала головой. – Даже слов нет.

– Ты как всегда веришь в идеалы, – фыркнула Ангел в ответ. – Проснись! Этот мир хуже, чем ты думаешь!

– Неужели? А я в него все равно верю! – Коротко замахнувшись, я отвесила ей оплеуху, вложив в нее все свое презрение, и оттолкнула к стене. – Тварь!!!

Она схватилась за горевшую щеку, и в серых глазах вспыхнула злость.

– Ах ты с…! – Голос ее зазвенел от негодования.

Дальнейшим разборкам помешал Фэйр. Он неторопливо встал со стула и коротко рявкнул:

– Тихо! Выйди!

– Но, Миш, – попыталась было возразить Ангел.

– Вон, я сказал!

Аня одарила меня ненавидящим взглядом и все же подчинилась. Дверь за ней закрылась.

– Ты зря так, Кристина. – Михаил обернулся ко мне, выражение его глаз чуть смягчилось, – теперь она твой враг навсегда.

– Не больше, чем ты. – Я пожала плечами.

– А ведь она в какой-то момент была уверена, что ты ее поймешь, – сообщил Охотник.

– Ну и дура! – Я зло втоптала окурок прямо в пол и устало посмотрела на Охотника снизу вверх. – Ты зачем ее привел?

– Я не люблю предателей, – хмыкнул Фэйр. – Вот и решил тебя просветить. Все равно тебе деваться некуда.

– Угу, я отсюда живой не выйду, так ведь? – Я убрала челку с глаз и чуть прищурилась, внимательно глядя на Охотника. – Слушай, Миш, чего тебе от меня надо, а? Убей, да и дело с концом.

– Не дождешься такого подарка. – Фэйр подошел и коротко взял меня за подбородок, заставив посмотреть ему в глаза. Пальцы с силой сжались. – Убить – самое простое! Ты мне живая нужна! Неужели ты так ни хрена и не поняла?

– Что я должна была понять? – Я с трудом оттолкнула его руку, потерла подбородок и отошла подальше, на всякий случай. – Я не гений, я всего лишь пешка.

– Талантливая пешка, – усмехнулся Охотник и толкнул ногой стул в мою сторону. – Сядь и слушай!

Стул остановился возле меня.

– Сядь, я сказал! – В голосе проскочили раскаты грома, и я подчинилась. Я не хотела быть избитой до полусмерти, а в том, что он может это сделать, не было никаких сомнений. И пусть Фэйр при мне никогда не переходил определенной грани, но кто сказал, что он не поступит подобным образом сейчас?

Михаил внимательно следил за моим выражением лица и молчал. Я тоже молчала, не собираясь задавать какие-либо наводящие вопросы. И Охотник начал первым, и начал с одобрения:

– Умница, что не сопротивляешься!

– У меня нет выбора, – мрачно отозвалась я.

– И хорошо, что ты это понимаешь. – Он покачал головой и без перехода продолжил. – Все это началось с твоего появления в той игре, где ты познакомилась с Лисом. – Михаил прошел до стены и чем-то там щелкнул.

«Неужели он видеокамеру отключил? Значит, она здесь все же есть? Получается, что есть, но зачем он ее отключил? Не знаю. Ладно, тогда просто запомню. Может, пригодится».

А Лагин продолжал:

– Уже тогда мы вели его, надеясь, что он выведет нас на кого-то из старших Наблюдателей. – Он недобро усмехнулся. – В случае его проигрыша мы бы беспрепятственно выяснили о нем все! Однако все испортило твое появление.

Я удивленно вскинула брови, но промолчала.

– Да. Именно ты, Темная, виновата в том нашем провале! Лис переключился на тебя и сменил все пароли и тактику поведения. – Лагин пожал плечами. – Хотя стоит признать, играла ты отменно. Я не ожидал от новичка такой прыти.

– Ну и? – Я пока не понимала, к чему он клонит.

Да, я превосходно помнила ту игру.

Помнила те планы действий, что вывалила на Лешку в порыве вдохновения.

Помнила как мы до часу ночи, сидя в Сети, забившись в угол какого-то дохлого и мрачного чата, просчитывали различные варианты с разными переменными.

– Что «ну и»? – с сарказмом вопросил Фэйр. – Ты сломала всю логическую цепочку. А потом откуда ни возьмись, на наши головы свалился Координатор с очередной каверзой, и все! Мы едва не потеряли все данные с того сервака.

– Кто ж знал… – Я задумчиво потянулась за сигаретами. Интересные вещи он, однако, рассказывал.

– Координатор, – отрезал Михаил. – Он знал, и он все просчитал.

– Да вы же все восстановили! – возмутилась я, закуривая и машинально отметив, что в пачке осталось всего пять сигарет.

– Не все, – покачав головой, признался Фэйр, – этим серваком занимался тогда я. И меня, признаться, удивило и озадачило твое поведение. Я думал, что ты – это кто-то из Старших, прикинувшихся новичком, чтобы спутать все карты. Такое уже бывало.

– Неужели так похоже? – Если честно, мне это польстило.

– Очень. – Михаил пристально взглянул на меня. – И каково же было мое удивление, когда спустя какое-то время странного молчания Тестеров рухнул сервак игры «Лорд Галактики» при активнейшей помощи некоей Темной, именуемой так же Темным Берсерком или просто Берс.

– Да случайно он рухнул. – Я поморщилась, как от зубной боли, так как считала ту игру своим провалом, и выдохнула дым. – Увлеклась немного.

– Этим ты и опасна. – Фэйр хмыкнул. – После этого Охотники, в том числе и я, тобой заинтересовались. И мы бы давно взяли тебя, если бы не Лис.

– Допустим… А эта? – Я кивнула на дверь, за которой скрылась Аня и, отметив, что докурила еще одну сигарету, вытащила из пачки следующую, третью за последние несколько минут.

– Ангел подвернулась нам чисто случайно, – покачал головой он, проследив, как я вмяла еще один окурок в пока еще чистый пол, – она умоляла оставить ее в живых в обмен на информацию. Именно тогда я и узнал, что Лис знает Координатора лично. А ты, как всем давно известно, сумела приручить этого лисьего Наблюдателя. Отличнейший шанс, не находишь?

Я молча пожала плечами, затянувшись: мол, ничего не знаю, а Лешка сам ко мне пришел.

– Именно тогда и появилась идея использовать тебя как приманку. – Михаил едва заметно улыбнулся. – Однако я не учел талантов Координатора… и твоих. Ну и получил.

– Ну, поймал ты меня теперь, ну а толку? – вздохнула я, в который уже раз задавая этот вопрос. Однако в этот раз я все-таки получила ответ.

– Система. – Охотник уже открыто улыбнулся. – Видишь ли, сначала мы просто хотели избавиться от вашей троицы. Несколько случайных автокатастроф или нападений хулиганов – и все…

– А… теперь? – Мой голос невольно дрогнул.

– А теперь ты нужна живая, я даже скажу зачем, просто мы изобрели новую систему и назвали ее «Панорама мира».

От этих слов у меня внутри все опустилось. Слишком много я смотрела боевиков. Намеки идут проще пареной репы! Монополия собиралась на мне проверить новинку. Фэйр тем временем продолжил, подтверждая мои сомнения:

– Три человека, к сожалению, сошли с ума. Не тот уровень.

– Хочешь сказать, что у меня тот? – в лоб спросила я.

– Именно. – Михаил уже откровенно издевался. – Умница! Систему почти настроили под твои параметры. Завтра увидишь, что это такое. Вопросы есть?

– А почему «Панорама мира»?

Это название мне напомнило что-то. Но что? Откуда? Где я могла его слышать? Когда?

– Узнаешь. Тебе понравится! – Лагин подмигнул. – Там твой потенциал раскроется полностью!

– Сильно сомневаюсь! – Я встала со стула.

– Завтра ты изменишь свое мнение. – Он подошел практически вплотную, заставив меня инстинктивно отступить назад и прижаться спиной к стене.

– Не уверена в этом, – упрямо произнесла я, прекрасно зная, что терять мне кроме собственной жизни в общем-то нечего. Мне не уйти живой… Вместо ответа Фэйр коротко ударил меня по лицу. Меня швырнуло на пол, в глазах потемнело.

– За Спайка! – несколько зло проинформировал Михаил и, не став дожидаться пока я оклемаюсь, вышел из комнаты. Щелкнул замок, и я осталась наедине со своими мыслями.

«Черт!»

На пол капнула кровь из носа.

«Великолепно! Теперь еще и это…»

Я тряхнула головой, прогоняя оставшуюся темноту и достала платок. «Весело, ничего не скажешь. Завтра еще не наступило, а избиения уже начались! И ударил он меня достаточно сильно. – Я устроилась на своей куртке и запрокинула голову, прижимая платок к губам и носу. – Лед бы приложить, да нету. Дьявол вас всех!»

Я осторожно надавила на переносицу, главное не перестараться…

Боль потихоньку стихала, и начали возвращаться невеселые мысли. «Я, конечно, все понимаю, ему есть за что меня ненавидеть, но нельзя же так. А если я психану? Что он тогда делать будет? Психушку вызовет или пристрелит, чтоб не мучилась?»

Еще раз промокнув остатки крови, одно утешает – быстро сворачивается, я сунула платок в карман и вновь прикурила, не обращая внимания на защипавшую ранку. Я раздумывала над словами Охотника. Выдохнув дым, прислонилась затылком к стене и запрокинула голову, уставившись в потолок.

«Веселенькое дело! Сделать из меня подопытного кролика! Садисты! А как же международная конвенция по правам человека? Вот именно, что никак. Здесь и сейчас исключительно грубая сила. Кто сильней, тот и прав! И я пока в числе проигравших. И все-таки… Где же я слышала это название? «Панорама мира». Где?»

Я закрыла глаза, пытаясь из известного мне вычленить хоть что-то нужное. Мысль о побеге отступила на второй план: вариантов пока не было.

«Где же я могла слышать это название? – Что-то там на периферии сознания мелькало про компьютеры, китайцев и катану… – Китайцы? Японцы? Мечи? Мечи! Катана и вакидзаси! – Словно молния вспыхнула в моем мозгу, когда разум провел анализ ассоциативных цепочек! – Вспомнила! Ну, конечно же! «Панорама мира» – это программа, дающая неограниченные возможности. Если уметь ею пользоваться, то можно будет подключиться практически к любой технике. К любой!

Компьютеры.

Камеры.

Телевизоры.

Следить неотрывно за любым объектом с постоянного спутника, переключаясь на ближайший, если тот уходит из зоны досягаемости. Делать голографии и выдавать на видеокамеру фальшивое изображение, которое будет как реальное. Обмануть тогда можно практически любую технику! Но это все было в фильме.

О небо, если они сделали ее в реальности… Секунду. Тогда почему им нужен Тестер? Причем именно Бетовик и именно из нашей пятерки? Зачем? Трое предыдущих сошли с ума. От чего? Не выдержали? Вероятно… Значит, остановимся на том, что система дает неограниченные возможности игроку. Тогда неудивительно, что подопытные сошли с ума. После всемогущества трудно вновь привыкнуть к обычной и, чего уж там скрывать, порядком сероватой реальности. И мне было трудно после первых игр, когда у меня только появился шлем, но я справилась… А вот теперь не знаю, сумею ли справиться с таким.

Вот черт! Я не хочу быть подопытным кроликом! Не хочу, но моего мнения и не спросят. Так, у меня есть время до завтра. А это… это чертовски мало!»

Придя к такому неутешительному выводу, я несколько затравленно огляделась. Бежать надо было. Бежать… Что-то подсказывало, что даже если я и выдержу эту программу, то живой я все равно не уйду! Сердце пропустило два удара, но я вновь загнала панику подальше: психовать буду потом, на свободе, а сейчас бежать! Но как?

Так! Расслабься и хорошенько подумай! Посмотри, что есть под рукой. Совет хороший. Своевременный. Главное – действовать стандартно при абсолютно нестандартном применении обычных вещей. Первым делом надо сосчитать и посмотреть, что у меня есть в наличии кроме резинки в волосах, часов и сережек-гвоздиков… Пошарив по всем отделениям одежды и вновь надев куртку, хотя холодно мне и не было, скорее жарко, я обнаружила зажигалку, пустая пачка сигарет не в счет, и еще несколько мелочей, включая деньги и ключи от дома. Меня ведь даже и не обыскивали…

Вероятно зря.

Я задумалась ровно на секунду. «Что там Фэйр у стенки сделал?» Вскочив на ноги, я кинулась туда, где Охотник что-то отключил. Посмотрим. Он выше меня… Я поднялась на цыпочки и провела ладонью по стене. Пальцы сразу зацепились за какой-то проводочек. Белый, практически вмурованный в стену. Не успели сделать до конца?

Возможно.

Ни капли не мучаясь угрызениями совести, я дернула провод на себя, вырывая его с корнем. Так, для отмычки не годится, слишком мягкий, но в качестве доказательства сойдет. Я свернула провод и сунула его в карман. С этим все. Теперь дальше… Первым делом нужно оружие, чтобы устранить или обезвредить охранника. Хорошее и тяжелое оружие, чтобы хватило одного удара. Для второго у меня может не хватить ни времени, ни сил.

Комната пуста, отломать нечего, кроме кондиционера, но до него я не допрыгну, даже со стула. Так что в качестве оружия у меня остается лишь сам стул. Я уселась на пол и перевернула стул, принявшись рассматривать его устройство. Улыбка невольно пробежалась по моим губам – Фэйр сам дал мне оружие.

А вот дальше я уповала только на свою силу, ибо болты были закручены на совесть. Все просто. В моей ключнице пять ключей разных форматов и размеров. Причем три иностранных и один пластмассовый от домофона. Только их наличие, в принципе, и позволило мне сбежать…

Плоским ключом марки «Kale» я открутила болты с обратной стороны сиденья, потом – бандуру, не знаю как называющуюся, но, что самое интересное, откручивающуюся по часовой стрелке, и аккуратно сняла сиденье. Оно – слишком мягкое, для оружия не годится, а вот труба, на которой оно располагается – очень даже ничего. Дальше пришлось откручивать болты у основания, не забыв про маленький такой болтик, из-за которого могло ни фига не получиться, чтобы снять ножки с колесами.

Все… В моих руках оказалась железная труба, заканчивающаяся своеобразной «чашей» с пятью ответвлениями. Пару раз для пробы взмахнув ею, я вновь собрала стул, но теперь без болтов, лишь для видимости, и двинулась изучать замок на двери. Теперь самое сложное – разобраться с ним.

Некоторое время я тупо переводила взгляд с ключей на замок, потом опустилась на колени. Болты крестообразные. Замечательно! Тут пригодился второй ключ с маркировкой «Fayn». Используя его как слабое подобие крестообразной отвертки, я открутила два болта на «обрамлении» замка. Сняла ручку, едва сумев открутить еще один потайной болт…

«Так! Вернусь, попрошу Лиса еще раз рассказать про замки. Гораздо подробнее. И буду таскать с собой перочинник! Ну. или хотя бы пилку для ногтей. А еще лучше сразу на танке ездить!»

Едва выдохнув и стараясь не шуметь, я сняла ручку, старательно не обращая внимания на слегка дрожавшие руки, затем сняла пластинку – «обрамление» замка и… И на этом, собственно говоря, все закончилось, ибо что дальше делать я просто не знала. Передо мной был механизм замка. И за что тут цеплять, чтоб его открыть? Крючки какие-то. Зубчики.

Не быть мне инженером.

Не быть…

Ладно, ломать – не строить. С некоторым трудом отогнув пластину, я сняла маленькую тугую пружинку. Единственную в этом замке… На этом мои подвиги прекратились, так как за дверью раздались недвусмысленно громкие голоса, один из которых принадлежал Фэйру, а второй – охраннику. Я замерла, едва подавив острое желание, забиться подальше в угол.

– Тихо?

– Да, Миш, – отозвался охранник, – сидит тише мыши.

– Не к добру это.

– Да брось, – отмахнулся мой тюремщик. – Она не боец в прямом смысле этого слова. Морально сильна, а вот физически! Ну не может она дверь выбить. В комнате же ничего нет.

– Стул и видеокамера, – как-то меланхолично напомнил Охотник.

– Ну да, – охранник уже откровенно издевался, – а еще кондиционер на потолке, и соорудит она из этого гранатомет!

– Не зарывайся! – отрезал Лагин и, уходя, бросил: – Проверь!

– Ладно.

Послышались удаляющиеся шаги Михаила.

«Почему он не стал заходить сам? Боялся не сдержаться? Крепко я его видать разозлила».

– Проверю, – буркнул охранник.

Я с наименьшим по возможности шумом отскочила от двери, задвинув запчасти за угол, и уселась возле стула. Сердце стучало как бешеное. «Если заметит… Тогда все! Прибьют сразу же!»

Охранник тем временем повернул ключ в замке, мне это было хорошо видно, и замер – щелчка открытия не было. «Черт! Забыла! Надо было пружинку на место поставить!» Охранник толкнул дверь и в упор уставился на меня, держа руку на автомате. Я ответила несколько затравленным взглядом, сидя прямо на полу. До двери было всего два метра. Страх накатил вновь.

– Хорошо сидишь, – хмыкнул мужчина. Я промолчала, боясь, что голос может мне отказать. Тюремщик покачал головой и попытался выйти, одновременно захлопывая за собой дверь. Ручка осталась у него в руке…

Опс…

Если он сразу…

Но нет.

Охранник сначала недоуменно заглянул за дверь, и счет пошел на секунды! Я никогда и нигде так быстро не двигалась. В одно мгновение вскочив на ноги и схватив трубу, я метнулась к своему тюремщику. Стул рассыпался грудой деталей. Охранник успел повернуться на звук, и удар пришелся по лицу. На белый пол брызнула кровь.

«О боже!»

Мужчина рухнул на пол, гремя снаряжением, и я замерла с трубой наперевес, старательно прислушиваясь и не глядя на покалеченного. Если выживет, то останется таким красавцем навсегда. И мне не очень хотелось думать о том, что со мной могут за это сделать. Избиение – самое слабенькое из возможных наказаний.

Тишина…

Я чуть сместилась и выглянула в коридор. От напряжения едва не звенело в ушах, но там пока было тихо и пусто. Отлично! Вот теперь надо быстро делать ноги отсюда, пока Охотники не опомнились. Радует, что от вида крови мне давно не было плохо. Спасибо нашему телевидению и таким играм.

Бросив трубу, я подхватила короткий автомат и, вытащив из поясной кобуры пистолет, отшвырнула его в угол. Кажется «беретта»…

Охранник слабо застонал, заставив меня вздрогнуть. Вот только этого мне не хватало! Пришлось втаскивать его внутрь и закреплять ручку в замке закрытой двери. Обмануть это могло разве что совсем слепого, но мне всего лишь нужно уйти.

«Так… вспоминай, как тебя вели сюда! Вспоминай! Комната была по правую руку. Значит, сейчас мне налево…» По возможности сохраняя максимальную тишину, я двинулась по коридору, удерживая автомат на весу и тихо радуясь, что не ношу зимой обуви на каблуках. Подошвы чуть слышно поскрипывали через шаг. Автомат ощутимо давил на напряженные руки, заставляя нервничать еще сильнее – вдруг уроню не вовремя и шуму наделаю. Тяжелое это оружие для девчонки. Очень тяжелое, но я все равно должна сбежать. Должна!

В коридорах пока было безлюдно и висела подозрительная тишина. «Странно, почему так долго не обнаруживается мой побег? Ведь Фэйр наверняка придет проверить. Почему так долго? Не знаю…»

Долго, в том смысле, что я успела пройти две лестницы, ведущие вверх и несколько практически пустых коридоров, прячась от очень редких сотрудников, переходящих из одной комнаты в другую, прежде чем взвыла сигнализация, и раздался топот многочисленной охраны. Я присела за углом под третьей лестницей, как-то машинально отметив, что здание похоже на лабиринт для подопытной мышки. И мне очень не хотелось, чтобы в этой роли оказалась я, но пока все к тому и шло.

– Что стряслось? – У моего укрытия остановились два охранника, и я вжалась в стенку.

– Девчонка сбежала!

– Как?!

– Разобрала стул и долбанула Сергея по голове! – В голосе первого слышалось раздражение. – Его обнаружили в той комнате, где она сидела!

– И Серега так просто стоял и ждал?! – изумился второй.

– Да она еще замок разобрала! Стерва! – В голосе первого послышалась такая злость, что я инстинктивно вжала голову в плечи, радуясь, что он меня не видит. А то бы точно убил, и никакой Охотник меня бы не спас.

– А Михаил еще твердил, что она не настолько талантлива! – фыркнул второй.

– Он ошибся! Ладно, вперед, обыщем все комнаты! Сбежать-то сбежала, но она не могла далеко уйти!

И они быстро ушли по коридору.

«Все. Влипла».

У меня было всего две-три минуты на то, чтобы добраться до выхода! Я выползла из-под лестницы и выглянула из-за угла – коридор был пуст. А вот в конце него было окно… Не знаю, о чем я подумала в тот момент, но было четко ясно, что до нормального выхода мне не дойти. Я ведь даже приблизительно не знаю, где он находится. Именно поэтому я бросилась бежать по коридору к окну, на ходу перехватывая автомат поудобнее. В голове не было ни одной сложной мысли. Только билось одно: «Успеть!»

– Стой!!! – раздался крик сзади, и над моей головой просвистела короткая очередь. Однако останавливаться я не собиралась. «Пусть лучше пристрелят, чем превратят в безмозглую куклу, сидящую в Виртуальности как наркоман на игле. Лучше смерть…» За два метра до окна я швырнула в стекло автомат и выпрыгнула следом, сопровождаемая дождем из осколков. Короткий полет и удар… Этажом ниже оказался козырек какой-то пристройки…

Блин! Больно! Дура! Надо было хоть узнать какой этаж!

Прокатившись, я ухнула в снег, стараясь не обращать внимание на боль. Холод моментально ударил мне в лицо, что и привело в чувство едва не погасшее сознание. Разбитую губу защипало, заставив застонать.

«Вставай! Лежать потом будешь… Вставай же!»

С трудом поднявшись на ноги, я обнаружила, что до земли еще два-три метра.

«Черт!»

– Вон она! – раздался сверху крик, и я рефлекторно обернулась. В окне, из которого я выпрыгнула, маячил охранник, и он уже вскидывал автомат. Не желая быть подстреленной, пришлось целенаправленно прыгать вниз, и в кои-то веки мне повезло – я плюхнулась в большой сугроб. После чего перекатилась и вскочила на ноги. Над головой прогремел одиночный выстрел, и я бросилась в ближайший проулок, проскакивая мимо изумленных и несколько испуганных неожиданной стрельбой прохожих. Они даже не пытались меня задержать. И слава небу, что не было милиции. Я была не в состоянии что-либо объяснять. Да и вряд ли мне бы поверили. У меня ведь ни документов, ничего. И мне и не нужно ничего. Я просто хотела уйти…

Однако спустя минуты три заячьего петляния наугад по коротким переулкам старой Москвы я поняла, что меня преследуют. И даже почти догнали. Каким-то восьмым-десятым чувством узнала, что они всего метрах в пятидесяти. Пока меня спасали лишь хаотично стоящие дома и бесконечные повороты. Вот тут-то паника и захлестнула остатки здравого рассудка, заставив свернуть в первый попавшийся двор в надежде затеряться между тесно поставленными домами или проскочить насквозь. Подъезды с железными дверями и домофонами мелькали неприлично быстро, сердце стучало как колеса паровоза, бежать становилось все труднее, пока на одном из поворотов я не поскользнулась и не врезалась какого-то человека. Он рефлекторно схватил меня за плечи, не давая упасть ни себе, ни мне.

– Отпусти!!! – Я инстинктивно пыталась вырваться, не имея сил справиться с истерикой.

Однако парень меня не послушал, лишь крепче сжал руки и грубо встряхнул.

– Крис!!! Едрит твою… что с тобой?

– Пусти!!!

Ответом мне была хлесткая пощечина. Охнув и схватившись за щеку, я прекратила вырываться и подняла голову, пытаясь рассмотреть грубияна. «Второй раз за сегодня бьют! Сволочи! – Но узнала этого неизвестного. – Сашка!»

– Они меня убьют! – вырвалось у меня. Сашка давно меня знает, но поможет ли?

– Что случилось? – В карих глазах моего старого знакомого появилась тревога.

– Они меня убьют! – тупо повторила я. На большее сил не было. Меня начинало трясти. Паника переросла в жуткий страх. Объяснить, что со мной и кто меня хочет убить, я уже не могла.

– Так… – парень быстро затолкал меня в ближайший подъезд, не задавая лишних вопросов. – Сиди тихо! – И закрыл дверь.

Я не слышала и не видела, что там происходило. Да мне уже было все равно, страх сковывал не хуже наручников. Никогда и никого я так не боялась. Силы резко закончились, и мне осталось только тихо осесть на грязный каменный пол, забившись в угол.

«Все! Я больше никуда не пойду. Пусть забирают и делают что хотят». – Меня трясло. Сейчас я понимаю, что совершила непростительную ошибку – поддалась панике. И у меня не было шанса с ней справиться самой. Просто не было…

Спустя пять минут в подъезде появился Сашка и внимательно посмотрел на меня:

– Я их направил подальше.

Я только молча кивнула в ответ.

– Крис. – Он присел возле меня. – Не паникуй!

Я промолчала. Парень тяжело вздохнул и выпрямился:

– Идем-ка. – Он резким рывком поднял меня на ноги и, поддерживая, потащил к лифту. – Не пугай меня так? Что ты натворила?

– Фэйр… – слабо проговорила я.

– Кто?!

Я опять промолчала, впав в какое-то дебильное состояние. Меня бросило в жар… Я уже слабо помню, как он довел меня до квартиры. Как помог снять куртку. Как усадил в кухне на диван. Как что-то говорил… Пришла я в себя оттого, что по моему горлу тонкой струйкой потек… Коньяк?! Распознав вкус и запах алкоголя, я закашлялась и согнулась, пытаясь восстановить дыхание. Никогда пить не умела.

– Как ты?

Подняв голову, я, сквозь выступившие на глазах слезы, узнала Александра.

– Саш… я… – На глаза вновь навернулись слезы.

– Тихо… Телефон своего Лешки сначала скажи! – пресек парень мою вновь начавшуюся истерику суровым голосом и вручил мне стакан с коньяком. – А потом истери сколько влезет! Мешать не буду!

– 3-з-зачем? – Зубы выбили мелкую дробь об стакан.

– Да чтоб он забрал тебя… ну!

– Я продиктовала телефон. Сашка быстро набрал номер и кивнул головой на стакан: мол, пей… Дальнейший разговор я слышала как в тумане, сидя в обнимку со стаканом.

– Алло! Алексей? Да… нет… Это Александр Санин… Пересмешник! Да, тот самый. Нет, по делу. Слушай, у меня тут в истерике твоя Кристин бьется… Не знаю… Да не кричи ты! Да! Нет… Твердит слова «Фэйр» и «убьют», и все тут. Хорошо, записывай… Скоро? Отлично… дождусь… Да не брошу! Она мне тоже живая нужна… Ладно…

Пересмешник бросил сотовый на стол и присел возле меня.

– Сейчас твой благоверный приедет, не психуй.

– Я боюсь. – Отставив так и не допитый стакан, я обхватила себя за плечи. – Сашка, я просто боюсь, до ужаса, до дрожи в коленях.

– Все будет хорошо, Темненький. – Он убрал челку, упавшую мне на глаза, и мягко повторил: – Все будет хорошо.

– Не будет, уже не будет. – Я тихо всхлипнула, сглотнув слезы. – Они нашли меня. Нашли!

– Мы не дадим тебя в обиду, – он улыбнулся, – не дадим обижать нашего штатного берсеркера.

Я только криво улыбнулась: «Какой из меня теперь берсеркер, после такого-то».

– Ну, не плачь. – Он ласково потрепал меня по щеке.

– Не могу. – Я вытерла слезы, но они вновь навернулись на глаза. Истерика нарастала как снежный ком, алкоголь ее не сдерживал. Парень вдруг приподнял мою голову за подбородок и нахмурился.

– Кто тебя ударил?

– Фэйр. – Мой голос звучал глухо и устало.

– Значит, женщин бьем. – В голосе Пересмешника прорезалось что-то злое и страшное, заставившее меня инстинктивно сжаться еще больше, хотя казалось дальше некуда.


Фэйр метался по операторской и громко ругался. Сотрудники вжались в углы и молчали.

– Какой ты, к черту, охранник после этого, твою мать! – Михаил остановился возле Сергея, державшего у раны тампон, пропитанный перекисью напополам с кровью.

– Да кто ж знал, что она стул разберет, – пытался оправдываться тот, едва шевеля поврежденной челюстью.

– Я тебе сразу сказал, что она далеко не дура! – наседал Охотник. – Пусть и испугалась!

– И что теперь? – Димка Эйр был более спокойным. Он очень хотел прекратить конфликт.

– Базы данных чистить! – Фэйр глубоко вдохнул, чтобы успокоиться. – Убрать с глаз все, что может сработать против нас! Что стоите? Выполняйте!

Сотрудники разбежались, а Охотник устало сел в кресло.

– Миш, Оливер хочет знать, что тут происходит, – тихо проинформировал Джерри, до сей минуты молчавший.

– Пошли его к черту, – отозвался Михаил и криво усмехнулся. – Сдается мне, что эту партию я проигрываю. И кому… девчонке!

– Ты пока не проиграл, – заметил Вернер из угла.

– Пока нет, – согласился Охотник, – но она будет мстить.

– Женщины этого не прощают, – кивнул Джерри и протянул минидиск. – Это «Панорама», я вычистил всю память. К этому не придерутся.

– Спасибо… – Фэйр убрал диск в карман и встал. – Ладно, идем, еще раз все просмотрим.

Джерри только кивнул…


3

Сколько прошло времени – не знаю.

Лис ворвался в квартиру Сашки подобно живому урагану.

– Юльча! – Он плюхнулся возле меня на колени и хорошенько встряхнул. – Посмотри на меня! Ну!

Я устало подняла глаза, по щекам непрерывно текли слезы. И тут паника неожиданно отступила. Он был рядом. Все закончилось…

– Тебя Фэйр так ударил? – быстро сложил два и два мой Наблюдатель. Я только кивнула.

– Убью гада! – коротко пригрозил он, бережно коснувшись моих губ кончиками пальцев.

– Леш… – На глаза вновь навернулись слезы.

– Тише. – Алексей сел рядом и крепко прижал меня к себе, обхватив обеими руками. Уткнувшись носом в его свитер, вцепившись в края куртки до судорог сжатыми пальцами, я просто расплакалась от облегчения…

Из-за слез и истерики я не сразу расслышала, о чем разговаривают Сашка и Лис, а когда прислушалась, то услышала лишь обрывок разговора…

– …надо выяснить…

– Леш, тебе же проще! – Сашка машинально взъерошил свои волосы. – Ты ж чоповец!

– Да как я Темноту свою брошу, – над моим ухом тихо возразил Лешка. – Она сейчас невменяемая и в истерику впасть может.

– Я присмотрю за ней, – пообещал Саша. – Если хочешь, то пусть у меня остается.

– Буду тебе очень признателен, – отозвался Алексей.

– Да о чем речь. – Сашка покачал головой и едва заметно улыбнулся. – Она нам всем нужна.

– Крис…

Я не отозвалась.

– Юльча! – Лис поднял мою голову за подбородок и заглянул в глаза. – Слышишь меня?

– Кажется. – Я отодвинула его руку, вытащила платок и принялась вытирать слезы, как-то отстраненно подумав, что тушь у меня на ресницах водостойкая и на Кошмар на улице Вязов я похожа не буду.

– А если подумать? – Он понимающе улыбнулся.

– Не знаю. – Я залпом выпила остатки коньяка и прислушалась к себе. Истерика ушла, не попрощавшись, и я вроде более-менее нормально теперь соображала. Наступило какое-то равнодушие и пофигизм. – Саш, где у тебя ванная? А то я сейчас не краше гоблина.

– Идем, провожу: – Пересмешник покачал головой и кивком пригласил следовать за собой. Вывернувшись из рук Лиса, я двинулась за Сашкой в коридор, оказавшийся весьма коротким.

– Защелка вот. – Парень указал на простейшую щеколду. – Перекись на полке, вата там же. – Сашка указал на зеркальный шкафчик возле раковины. – Тебя подождать или помочь?

– Нет, я в порядке, сама справлюсь. – Я зашла в ванную и, прикрыв дверь, заглянула в зеркало. На меня устало смотрело зареванное лицо с красным носом.

«Да, мной сейчас только бомжей пугать, – призналась я сама себе и включила холодную воду. – Надо хоть нормальный цвет лица вернуть. Сейчас домой ехать, и не хочется, чтобы возникли лишние вопросы. Да, и надо не забыть ссадину промокнуть перекисью, пусть уже поздно, но так, на всякий случай… Впадать в панику пока не стоит. Да, меня ударили. Да, я попала в руки Охотников, но сумела сбежать. Мне повезло. Причем сильно…

Вернулась я в комнату минут десять спустя и обнаружила, что Лешка с мрачной миной сидит на подоконнике, а Сашка на лице стоит возле стола. Причем такой же мрачный.

«Что они обсуждали? А какая разница? О чем они говорили, я даже знать сейчас не хочу!»

Только теперь я обнаружила, что Лис в черной униформе, поверх которой натянут теплый свитер, прикрытый легкой кожаной курткой без зимней подстежки. Сорвался прям так, даже не переоделся, а все из-за меня…

– Как себя чувствуешь? – Мой Наблюдатель спрыгнул с подоконника.

– Вроде в норме. – Я подошла к дивану и пошарила по карманам своей куртки. Сигарет не было. Был провод от скрытой видеокамеры. – Вот только сигареты потеряла.

– Возьми мои. – Сашка протянул мне пачку и поднес зажигалку. Я прикурила и, выпустив дым, глубоко вдохнула. – Спасибо.

– Не за что. – Парень придвинул еще один стул и, дождавшись пока я устроюсь на прежнем месте, уселся напротив меня.

– Можешь рассказать? – осторожно поинтересовался Алексей, когда я затянулась еще раз. Он присел рядом.

Я вздохнула словно перед прыжком с вышки и постаралась максимально коротко и связно пересказать произошедшее, начав с новой системы и не забыв поведать про встречу с Ангелом. При этом имени Лис резко встал.

– Вот с…! – Я аж подавилась дымом, так как впервые слышала, чтобы Леша так ругался на женщину. Впервые! Но на этом коротком слове он не остановился и успел много чего высказать нехорошего, прежде чем я опомнилась.

– Алеша. – Я несколько обалдело посмотрела на него снизу вверх. Он взглянул на меня.

– Прости, просто мы ведь ей верили, а из-за этого чуть ты не погибла.

– Да хрен с ней с этой дурой. – Я упрямо мотнула головой. – Прибить ее всегда успеем. Главное – это выяснить о «Панораме». Что они еще там за дрянь создали?

Лис задумался:

– Выяснить бы на ком они ее испытывали. Из наших никто не пропадал, значит, дилетанты погибли. Жаль… Полезли куда не следовало!

– Все равно Тестеры. – Я пожала плечами. – Дилетанты они или нет, а мы ведь даже имен не знаем, чтобы свечку поставить. За упокой…

– Твоя правда. – Наблюдатель машинально качнулся с мыска на пятку, и подошвы едва слышно скрипнули. – Однако надо действовать. И сейчас. Иначе они уйдут безнаказанными.

– Как ты адрес выяснишь? – вмешался Саша.

– Не надо ничего выяснять, я знаю это место.

– Знаешь?!

– Да, нас пытались нанять для охраны.

– Пытались? – Я затушила окурок в пепельнице и вопросительно посмотрела на него.

– Босс им отказал. – Лис хмыкнул. – У них репутация не очень. Зря я что ли столько на мозги боссу капал?

– Что ты дальше будешь делать? – Я поднялась на ноги и одернула свитер, пропустив слова про репутацию мимо ушей.

– Прикроем эту лавочку. – Лешка зло фыркнул. – Сфабриковать обвинение сейчас плевое дело! А ордер дадут позже. Плюс твои показания. – Он посмотрел на меня. – Ведь подпишешь?

– Да. – Я кивнула. Присутствие духа вернулось. «Со мной теперь все в порядке. Надо воспользоваться случаем и свернуть горы, а потом уже можно биться в истерике сколько влезет».

– Отлично. – Он усмехнулся, разворачиваясь к двери. – Тогда я поехал.

– Леш. – Я все же его остановила.

– А? – Он обернулся.

– Я с тобой! – Подхватив куртку, я адресовала ему самый жалобный взгляд, на который была способна в моем состоянии. Судя по его лицу, вышло у меня очень даже пробирающе.

– Но… – попытался возразить он, но я его опять остановила.

– Пожалуйста. Мне лучше быть с тобой.

Он думал недолго, потом выпрямился и достал из-под куртки пистолет, который был заткнут за пояс без всякой кобуры:

– Хорошо, только пусть это будет у тебя. – Алексей протянул мне оружие рукоятью вперед. – Здесь полная обойма. Помнишь, чему я тебя учил?

– Помню. – Я привычно, хоть и несколько нервно, передернула затвор пистолета и поставила на предохранитель, отметив, что все-таки это реальность. – Но зачем? Я же не профи.

– Пригодится. – Его теплые ладони легли поверх моей. – Да и я меньше беспокоиться буду. Даже в руках новичка эта штука опасна, а выстрелить ты сможешь. Там пятнадцать патронов. Свободная отдача ствола.

– Помню, что свободная. Выстрелить… наверное, осилю. – Я вздохнула, замявшись. – Не пробовала еще по живым стрелять в реальности. – Немного подумав, я убрала пистолет под свитер и заткнула за пояс джинсов сзади. Не слишком удобно, потому как непривычно, но сойдет. – Леш, а ты?

– За меня не беспокойся. – Он тряхнул головой. – Поехали?

Я согласилась:

– Поехали. Саш, спасибо тебе.

– Не за что, – улыбнулся он, – позвони, как сможешь.

– Ладно.

Мы быстро покинули его квартиру, прикрыв за собой дверь. Провожать нас Пересмешник не пошел по вполне понятным причинам. Мне стоило побыть рядом с Лисом одной.

– На лифте?

– Нет, – покачала головой я, – пешком. У меня приступ клаустрофобии.

– Как скажешь. – Наблюдатель ободряюще улыбнулся и крепко взял меня за руку. – У! Ладошки-то совсем холодные. Перчатки где?

– Потеряла. – Я действительно не помнила, где их забыла.

«Секунду! А где я их могла забыть? Когда меня втолкнули в машину, я была без перчаток. И позже меня не обыскивали. Вывод тут только один – банально забыла их на работе. Не хотелось бы оставить их у Охотников. По такому следу любая мало-мальски обученная собака пройдет до подъезда, и они выйдут на Сашку!»

Я потрясла головой, пытаясь отвлечься от воспоминаний и логических выкладок, потому как это грозило перейти в паранойю, и покосилась на Лешку. Мой Наблюдатель коротко завершил с кем-то разговор по сотовому и мягко улыбнулся…

– Спасибо. – Я просто взяла его за руку. Он улыбнулся, легонько сжав мою ладошку, и замолчал.

Полутемный подъезд мы прошли как можно быстрее – меня эта атмосфера коробила. Лис широко распахнул железную дверь, и в лицо пахнуло снегом. Машина стояла как раз возле подъезда, и Лешка сделал приглашающий жест.

– Прошу, миледи.

Я молча уселась рядом с водительским местом, положив куртку на колени. Мой Наблюдатель сел за руль и спокойно поехал. Прохожих не было. Я только оглянулась на окна Саши. Мне показалось или он действительно стоял у окна?

Наверное, показалось…

Дорога ровно ложилась под колеса, Лешка уверенно вел джип, изредка косясь на меня, но я на это не реагировала. Я была в каком-то странно равнодушном состоянии, когда все окружающее видится каким-то… нереальным, что ли. И хотя где-то там, на краю рассудка, четко сидела мысль, что это все реальность, поделать с собой ничего не могла. Может так оно и лучше. Так я не наделаю глупостей.

– Ты в порядке? – Лис остановил машину, благо ехать было всего ничего, и внимательно посмотрел на меня.

– Да, Леш, – слабо улыбнулась я, – со мной все нормально.

– Не уверен. – Он хмыкнул и чмокнул меня в нос. – Тебе лучше побыть в машине.

– Ты прав. – Я откинулась на сиденье и посмотрела на него. – Ты пойдешь внутрь?

Он молча кивнул, вышел из машины и, захлопнув дверь, быстрым шагом направился к своим. Хотя понятие «свои» здесь было несколько неуместно. Ведь здесь были и чоповцы, и милиция. Не знаю, как им удалось подключить милицию, не иначе Лешка что-то сделал или кто-то из Наблюдателей употребил свое влияние. Не все мы обычные гражданские с мирными профессиями. Отнюдь не все. Например, Мегало…

Проследив взглядом за Лисом, который, дойдя до своих ребят, сразу же включился в какое-то обсуждение, я открыла окно, неторопливо и с каким-то мазохистским интересом оглядывая то место, откуда совершила свой головоломный побег. Это был обычный старый четырехэтажный домик, отреставрированный и сданный в аренду, как сейчас принято, под офисы. Значит, двор должен быть с другой стороны, так как машин перед парадным входом не было. Да и не потащили бы они пленницу, в моем лице, на глазах у всех. Куда-то же они дели ту машину! Припомнив расположение старых построек, я уверилась, что двор сзади, а раз он там, то по логике вещей где-то сбоку должно быть то место, откуда я прыгала. Надо будет потом глянуть.

«Интересно, а по крыше я могла выбраться?»

Высунувшись из окна и осмотрев покатую крышу, я пришла к выводу, что слетела бы с нее, как птичка по имени страус, и спастись бы не удалось. Я бы просто разбилась. Правильно сделала, что выше не полезла! Эх, жизнь!

Очнувшись от дум о собственном везении-невезении, я вновь посмотрела на действующие лица и неожиданно обнаружила, что многие уже внутри. И Лис, судя по всему, тоже, раз его не было видно. Любопытствующим прохожим оставшиеся чоповцы и милиционеры терпеливо и доброжелательно объясняли, что идет съемка боевика по новейшей американской технологии, то есть скрытой камерой. Самое интересное, что люди верили в весь этот бред. Да и я бы поверила, если бы не знала всей правды…

– Юльч. – Рядом с машиной возник Лешка и открыл дверцу, я от неожиданности даже вздрогнула, парень был мрачен. – Идем, посмотришь кое-что.

Я молча выпрыгнула из машины, набросила на плечи куртку и двинулась за ним. Он привел меня в какой-то проулок, где уже топтались два милиционера и чоповец.

– Узнаешь? – Лис коротко мотнул лохматой головой. Я посмотрела вверх и моментально узнала разбитое окно на четвертом этаже и два козырька ступеньками под ним. Ушибленное в процессе падения тело сразу же заныло, вспомнив непередаваемые ощущения. Примерно прикинув высоту, я даже присвистнула. Правду говорят, что идиотам и сумасшедшим везет. Прыгни я сейчас, то разбилась бы едва ли не наверняка, но тогда мне повезло. Одно слово – идиотка!

– Я бросилась отсюда, – призналась я. – Прокатилась по первому козырьку, упала в сугроб на втором, а оттуда уже прыгала сама.

Милиционеры как-то недоверчиво переглянулись:

– Чем вы его разбили? – поинтересовался один из них.

– Автоматом. – Я повернулась к нему. – Тяжелый оказался, собака.

Он задумчиво посмотрел на, меня, потом коротко глянул на Алексея.

– За сколько шагов вы разбили окно?

Я честно постаралась припомнить.

– За четыре-пять. Точнее сказать не могу, над моей головой пули свистели. На козырьке должны быть осколки и сам автомат. Как я не покалечилась, ума не приложу.

Они вновь переглянулись, Лис пока молчал.

– Что-нибудь еще из таких доказательств есть? – вступил в разговор второй.

– Есть, – ответила я, – в комнате, которую они называют триста семьдесят пятая, валяются окурки от моих сигарет, а также разобранный стул на колесиках. Камера наблюдения отключена. Мебели больше нет. В углу должен валяться пистолет. Кажется, «Беретта-92». Замок на двери разобран изнутри, а один из охранников по имени Сергей… – Я замялась, вспомнив, как огрела его трубой.

– Что охранник? – «подтолкнул» меня первый милиционер. Я в отчаянии взглянула на Лешку, потому как обвинят еще в превышении необходимой самообороны, и все… абзац. Наблюдатель только ободряюще кивнул:

– Говори, не бойся. Он же был вооружен.

– Угу, – вздохнула я и продолжила: – Он покалечен. У него что-то с лицом.

– Что-то? – последовал чуть удивленный вопрос.

– Не знаю что, я его ударила, и он упал. – Меня аж передернуло. – На полу и двери кровь была.

– Чем вы его ударили?

«Мне показалось или милиция серьезно заинтересовалась этим? Не понимаю».

– Железкой от стула, там труба такая, на которой сиденье и ножки с колесиками крепятся. – Я решила признаться. Обвинят, так обвинят. – Этот стул разобрала я. Как и замок на двери.

– Чем разобрали? – Первый уже не скрывал своего неподдельного интереса.

– Ключами. – Я вытащила из кармана ключи и показала. – Вот этим я разобрала стул, а вот этим – замок.

Милиционеры склонились над ключами, но брать в руки пока не спешили. Потом один из них поднял на меня глаза:

– Вы разрешите их на экспертизу забрать? Дело в том, что и замок, и остатки стула мы нашли. Как и покалеченного охранника, но они рассказали нам совершенно другую версию.

Я вновь посмотрела на Лиса, он хмыкнул:

– Можно, но потом.

– Вы что, не верите?.. – Я не закончила фразу. Милиционеры переглянулись, а Алексей улыбнулся:

– Теперь верят. На крыше есть твои следы и сигареты промокшие. В комнате окурки той же марки, ну и стул с замком, микроследы опять же. Не отвертятся.

– Хотелось бы верить. – Я вытащила из кармана тот самый провод и показала милиционерам. – Это от камеры наблюдения в той комнате. Выдрала на всякий случай.

– Это тоже плюс, – сообщил один из них. Я поморщилась, отдав провод своему Наблюдателю, и потерла виски.

– Дашь показания и подпишешь заявление, – сообщил Лешка, небрежно убирая провод в карман.

– Подпишу. – Я слабо кивнула. Меня начинало клонить в сон. Алкоголь наконец-то начал действовать. Милиционеры кивнули и ушли. За ними ушел неизвестный мне чоповец. Лис же приобнял меня за плечи и наклонился к уху:

– Ты оформлена у нас внештатным сотрудником.

– А? – Я сонно моргнула.

– А как иначе объяснить твое похищение. – Лешка огляделся, словно проверяя, нет ли подслушивающих. – Не рассказывать же им о Тестерах.

– Ты охренел?! – Я едва не закипела, сонливость как рукой сняло. – И кем я у вас работаю?

– Секретарем.

– Кем?! – Я даже забыла, что хотела ему высказать о его мозгах и самочувствии.

– Секретарем. – Лис вновь улыбнулся. – В общем, слушай. Ты имеешь дело с официальными заказами, когда Марина не успевает. В этот раз все было так же… Они зарегистрированы как фирма «Монограмма». Занимаются компьютерами. Более конкретно знает босс – Николай Юрьевич. Неделю назад пришли с просьбой организовать охрану. Босс им отказал. Почему – не знаешь. Тебя и сперли. Зачем – пусть думают сами.

– Леш… – начала я и немного помолчала, переваривая информацию, – это ведь стопроцентная деза.

– Ну да. Зато получат по заслугам, – как-то недобро хмыкнул мой персональный Наблюдатель. – Вранье за вранье!

– Ох, – вздохнула я и развела руками. – Ладно. Принято.

– Вот и умница, – одобрил это решение парень, чуть сжав мои плечи. – Почти все закончилось, я тебя скоро домой отвезу.

– Да. – Я вновь посмотрела на разбитое мной же окно и устало покачала головой. – Я устала, Леш, я пойду?

– Подожди меня в машине. – Он легонько подтолкнул меня в сторону джипа. – И, Юльч, ничего не бойся.

– Да я и не боюсь. – Я прислушалась к себе. Я действительно не боялась, разве что где-то внутри зрело слабенькое раздражение всем происходящим.

Хотелось, чтоб все закончилось и побыстрее.

Хотелось домой.

Хотелось в душ.

Хотелось спать.

– Иди, радость моя. – Лешка коротко коснулся моих губ. – Замерзнешь ведь.

– Ладно. – Я кивнула, хотя и не чувствовала холода, и задумчиво двинулась обратно, не зная, что для меня еще ничего не закончилось.


Фэйр стоял в самом крайнем ряду зевак и наблюдал за происходящим. Его пока никто не замечал. Да и как его могли заметить, если кроме Темной его в лицо никто не знал? Охотник уже собрался уходить, когда заметил сверкнувшую на ярком солнце рыжину в волосах. Он застыл и попытался разглядеть их обладательницу… Ошибки быть не могло – это была Темная, Кристина. Она как-то потеряно смотрела на вход, потом тряхнула головой и двинулась в сторону машин. Михаил начал закипать – истерики в ней не было. Только апатия и какое-то равнодушие к окружающему. Девчонка опять его переиграла, не поддавшись панике и не совершив кучу ошибок. Немедленно появилось желание отомстить. Охотник огляделся и остановил свой взгляд на соседней стройке. Спустя секунду его лицо просветлело – это был шанс закончить начатое. Стройка идеально подходила для мести. Но вот пойдет ли она за ним, если заметит?

Немного подумав, Фэйр решил, что пойдет. Ведь, во-первых, он ее ударил, а во-вторых, она не простит ему смерти друзей… Ее чувство долга было излишне развито. На этом Охотник и собирался сыграть. Кивнув сам себе, Михаил выбрался из небольшой толпы и направился к небольшому коридорчику между двух зданий, так можно было выйти на стройку без обходных путей. Теперь дело было за Кристиной…


4

Я спокойно дошла до машины, собираясь немного посидеть, однако едва я взялась за ручку дверцы как заметила Фэйра. Он уходил через узкий коридор, ведущий к соседней стройке.

Уходил?!

Это наблюдение пинком выбросило меня из наступающей апатии. «Как он вышел незамеченным? Через внутренний двор? Тогда почему он с этой стороны? Так. Это потом! Сейчас вопрос в том, что теперь делать? Его надо остановить! Но как?»

Перед тем как войти в узкий коридорчик, Михаил обернулся на свой офис, не замечая меня за машиной. Но… мне показалось, или на его лице мелькнуло что-то похожее на досаду? Показалось, наверное… Лагин покачал головой и вошел в коридорчик.

«Что делать? Крикнуть? Но это привлечет внимание и фэйра. Ведь наверняка вся документация уже перенесена на диски и спрятана, а компьютерные базы данных вычищены до основания. А эта «Панорама мира»?

Нельзя дать ему уйти!

Он должен все рассказать!

Он должен за все ответить!»

Не думая ни о чем, я бросила куртку на сиденье и кинулась за Фэйром, едва не врезавшись в какого-то любопытного подростка.

– Осторожнее, ты! – Он ругнулся, но я этого даже не заметила. Переживет!

Тело вяло запротестовало против еще одного всплеска физической активности, но быстро заткнулось – меня такие мелочи сейчас не волновали. Уже возле коридорчика я обернулась, Лиса не было видно. Перед зданием по-прежнему было очень мало народа. Я никого не знала, к кому обращаться было неизвестно. Вот так всегда, и бремя ненормальной скинуть не на кого! Тяжело вздохнув, словно перед прыжком со скалы, хотя в какой-то мере так оно и было, я заглянула в коридорчик. Пусто. Значит, он уже возле строящегося дома. Да я так опоздать могу! Надо хотя бы проследить за ним! Логики в моих поступках сейчас не было никакой. Была только неоправданная глупость, но я просто знала, что должна помешать Фэйру уйти. В конце концов, именно из-за него погибли трое наших Тестеров. Я проскочила коридорчик и едва успела заметить, как Фэйр входит в почти законченный подъезд.

«Что он задумал? Ведь со стройки можно уйти и не входя в дом совсем. Так почему он поступил именно так? Почему?»

Только добежав до подъезда, я вспомнила о пистолете за поясом. Точно идиотка, забыла про оружие! Нельзя же так. Вытащив пистолет, я почувствовала себя намного спокойнее и уже более уверенно вошла в полутемный дом. Собиралась ли я стрелять в Охотника?

Да, черт возьми! Собиралась!

В подъезде было тихо и пусто. Я осторожно прошлась до поворота, заметив грязные следы, и выглянула. Там была лестница. Тихая и такая же полутемная. Свет с улицы не попадал сюда, из-за того, что окна были закрыты какими-то деревяшками, а те лампы, что горели, работали вполсилы. Уж не знаю почему. Вечно у нас так, все через пень-колоду. И где Фэйр? Я прошла до лестницы и еще раз огляделась, даже под лестницу заглянула – пусто. Не мог же он раствориться в воздухе… Неожиданно выше мелькнула тень, и я вновь выглянула, уже со ступенек. Определенно это был Фэйр. Я прижалась к стенке и начала медленно подниматься… «Боже мой, куда я лезу? Ведь Михаил меня просто по стенке размажет, он же даже в комнате ударил меня далеко не в полную силу. И почему я не Джеймс Бонд?» Я старательно прислушивалась, жалея, что не имею подобного опыта в реальности. Когда все это закончится, попрошу Лешку взять меня с собой на полигон, пусть немного поднатаскает. Хоть буду знать, что делать, а то весь мой опыт исчисляется пройденными играми и несколькими боевиками на военную тематику, которые я смотрела по несколько раз. То есть в итоге получаем исключительно теоретическо-кинематографический опыт…

Поднявшись на несколько этажей, я приблизилась к перилам и осторожно выглянула – на пять пролетов выше меня находился Охотник. Поднимался, не особо скрываясь. Он, видимо, не ждал погони, но скорость его передвижения была немного выше моей. Он уходил… Плюнув на маскировку, я кинулась следом, перепрыгивая через ступеньки и ругаясь сквозь зубы, что не занималась достаточно бегом. Пистолет я все еще судорожно сжимала в руке, хорошо хоть, что с предохранителя не сняла, а то точно сама себя бы поранила!

Пробежав пару-тройку пролетов, я обнаружила, что нахожусь на открытой площадке. Два проема вели в какие-то помещения, но Фэйра нигде не было. Пока я недоуменно оглядывала стройматериалы, сверху прошуршала штукатурка, заставив меня резко вскинуть голову – вот он! Михаил осторожно обходил банки с краской, уверенно продвигаясь к двери, ведущей, как я поняла, на крышу.

Не успею! Пока добегу, у него будет несколько минут, чтобы уйти в любом направлении. Не думая, что стреляю по живому человеку, я вскинула пистолет, вцепившись в него двумя руками, и нажала на курок. Пуля чиркнула по перилам, Лагин отшатнулся, едва не упав, и оглянулся. Я выстрелила еще раз… Мимо. Слава небу! Не попала!

Брови Охотника изумленно взлетели вверх, когда он меня увидел, но это не помешало ему метнуться дальше. Еще несколько метров и он окажется на крыше! И у него будет время уйти! Я ринулась за ним, в рекордное время преодолев оставшиеся пролеты и, на удивление, ни разу не споткнувшись. Выскочив, я успела заметить, как Охотник поднялся по железной лестнице на следующую крышу. Да кто придумал эти ступенчатые дома с плоскими крышами?! Сейчас я бы этого человека сама прибила бы. Архитекторы, мать их! Адреналин бурлил в крови, порой затмевая рассудок.

Выбравшись на вторую крышу, я огляделась – никого. И только следы в снегу вели в обход различных наваленных стройматериалов. И надо же мне было кинуться за Фэйром, не подумав, что он ведь не дурак и может поджидать меня за углом. Все мы умны задним числом… Так и оказалось, едва я выбежала из-за нагромождения, как меня перехватили за руку, дернули вперед, и короткий, но весьма сильный удар в спину швырнул меня носом в грязный снег. Я выронила пистолет и прокатилась до бетонных плит, сложенных возле лесов. Перед глазами вспыхнули знакомые звездочки, и волной накатила боль.

«Да я ж так и не оклемаюсь!

Думать раньше надо было!»

Тряхнув головой, я все же сумела с некоторым трудом встать на ноги.

«Все-таки нельзя так напрягаться по несколько раз в день. Так и до паралича недолго. Мышцы не отойдут… Пистолет! Где мой пистолет?»

В панике оглядевшись, я обнаружила оружие валяющимся в нескольких метрах от меня, и Фэйр был к нему намного ближе. Михаил неторопливо подошел к пистолету, превосходно понимая, что я просто не успею к нему раньше, и поднял его. Дуло теперь смотрело мне в лоб.

– Я недооценил тебя, Темная, – усмехнулся он, успокаивая сбитое дыхание, – во второй уже раз.

Я молчала, пытаясь решить, что мне следует делать. В голову не приходило ни одной путной мысли.

Пустота…

Только шум от удара…

– Ничего не хочешь сказать, Кристин? – поинтересовался Охотник.

«Хочу сказать! Очень! Все, что я о тебе думаю!

Все!!!

Даже то, что наше противостояние не должно было выйти за пределы Сети. Не должно было выйти в реальность! Но вышло же. Вон как вышло – меня второй раз за день держат на прицеле».

– Нет, – покачала я головой, противореча самой себе. – Смысл говорить, если это все ерунда?

– Жаль, что ты так считаешь, – вздохнул он и, немного помолчав, добавил: – Знаешь, извини, я не думал, что все перейдет в жизнь. Причем таким образом.

– Не я начала, Фэйр, не я… – Я отряхнулась от снега, стараясь не думать о пистолете в его руках.

– Ты прекрасно понимаешь, что в живых я тебя оставить не могу. – В голосе Охотника прорезалась жесткая нота. – Это решено, и не я проиграл этот поединок. Закрой глаза, тебе некуда деваться. – И он выстрелил.

Для меня время словно замедлилось. Я видела, как он медленно нажимает на спусковой крючок. За долю секунды до выстрела ноги мои подломились, и я навзничь рухнула в грязный снег. Пуля просвистела над головой, плечо пронзила дикая боль – я упала на какие-то камни и доски.

«Мать! Больно!»

Встать я пока не могла, прижав онемевшую руку к телу. Боль вновь накатывала волнами.

«Блин! Как я не убилась, когда он меня швырнул? Повезло?»

– Вот ведь. – Он подошел ближе, чтобы не промахнуться во второй раз. – И тут сопротивляешься.

– Не та порода, – прошипела я, с трудом поднимаясь на колени. В голове от боли шумело. И я точно знала, что теперь увернуться не смогу. Мне и так слишком долго везло.

– Лис тебя хорошо научил, – в голосе не было ни капли насмешки, – но сейчас тебе это не поможет. Встань!

Я оперлась обеими руками о крышу, собираясь с силами, чтобы встать. Неожиданно под ушибленную и медленно обретавшую чувствительность руку попалась какая-то железка, и пальцы рефлекторно сжались, обхватывая этот штырь. Судя по весу – он короткий.

– Встаешь?

– Да. – Я перенесла вес на левую ногу и, резко оттолкнувшись, обрушила найденный штырь на руку Фэйра. Он вскрикнул, и пистолет отлетел. Выпрямившись, я вновь ударила, теперь уже наотмашь, обеими руками сжав железку. Михаил упал, схватившись за челюсть, а я бросилась к пистолету. Пока Охотник поднимался, я успела подхватить оружие и прицелиться. Фэйр замер, держась за челюсть. По правой руке медленно струилась ярко-алая струйка крови – видимо, я задела сосуды. Н-да… Теперь между нами было гораздо большее расстояние. Перед глазами все прыгало. Сердце отчаянно билось о ребра, словно стремясь вырваться. Я медленно подняла вторую руку и теперь держала пистолет обеими, так было лучше и давало время на раздумье. Я не знала, что делать дальше: «Пристрелить его? Но попаду ли? Тогда всего лишь ранить? Опять же, не уверена, что попаду».

– Ну? – коротко и с ощутимым трудом спросил он.

Я промолчала, не различая его, я видела только деревяшки за его спиной, если попаду вон в ту, прыгающую, то вся конструкция рухнет на него. И не придется стрелять по нему. И я нажала на курок. Отдача прокатилась волной боли по раненому плечу, несмотря на то, что я держала пистолет обеими руками.

Фэйр все еще стоял.

– Ты промахнулась! – В голосе врага проскочила насмешка, но он не двигался, так как не знал, сколько у меня осталось патронов.

– Нет… – Я устало покачала головой, с трудом удерживая на весу ушибленную руку. – Фэйр я не промахнулась…

Ответить он не успел. Тонкая перекладина под весом остальной конструкции подломилась, и на Охотника рухнули двухэтажные леса, погребая его под собой. Короткий вскрик убедил меня, что его задело. Все кончено… Я тяжело осела на крышу и, выронив пистолет, закрыла лицо руками. Плечо взорвалось острой болью, но я не обратила на нее никакого внимания. На душе было погано, впервые в жизни я стреляла по живому человеку, а не по мишени в тире или на компьютере. Впервые в жизни я кого-то всерьез покалечила. И мне от этого было паршиво… И даже очень…

Глаза застилали слезы, а я сидела в холодном снегу, закрывая лицо руками и не имея сил встать и куда-то пойти. И тишина. Лишь ветер гуляет по открытому пространству…

Через минуту все ожило, и на крыше появилась целая толпа народа. Я не отреагировала, ожив только, когда услышала голос Лешки:

– Юльча.

– Я стреляла в безоружного, – безразлично сообщила я, отняв руки от лица и едва не согнувшись от острой боли в плече. Краем глаза я заметила, что Михаила осторожно начинают откапывать.

– Во врага, – бросил Лис и вздохнул. – Пойми, рано или поздно тебе пришлось бы это сделать. И не поддавайся этому состоянию. Ты ведь не убила Михаила, а всего лишь обезвредила. Малыш, ты ведь… – На этом у него слова закончились, и он опять вздохнул.

– Что я? Темная… Берс… – Я покачала головой. – Леш, это не игра.

– Любимая, это как раз самое то. – Он снял куртку и набросил мне на плечи. – Идем. Все, теперь уже все… Вспомни девиз: «Истина будь справедлива!» А ты ведь Темная и отстаивала нашу Истину.

Я кивнула и, машинально передернув плечами, едва не взвыла от боли.

– М-м…

– Что?!

– Плечо! – Я все же согнулась от боли. – Ушибла.

– Потерпи. Выпрямись-ка! – Руки Лиса прощупали плечо. – Вывих. – И без перехода: – Сейчас будет больно. – Он резко вправил плечо на место, и я не удержалась – вскрикнула. Слишком больно. Слезы вновь навернулись на глаза.

– Тише, теперь все в порядке. – Он прижал меня к себе, укачивая как маленького ребенка.

– Леш, помощь нужна? – К нам подошел какой-то мужчина.

– Да. – Алексей поднял голову. – У нее плечо выбито.

– Вправил? – Этот некто опустился рядом и без всякого зазрения совести расстегнул мой свитер, скинув куртку Лиса на крышу. Я как-то отстраненно подумала, что надо сказать что-то язвительное или возмущенное, но особого желания не было, и я смолчала.

– Да, перебинтуй.

– Хорошо, на первое время сделаю, но дома сделаешь как положено! – предупредил мужчина.

– Сделаю, Серж. – Лешка отодвинулся, давая ему пространство для маневра.

– Алексей! – раздался крик от кучи балок и досок, под которыми до сих пор лежал Охотник. Лис резко оглянулся.

– Что?

– На секунду!

– Сейчас. – Он улыбнулся мне. – Я ненадолго. – Он встал и подошел к звавшему. Тот показал на сломанные доски и начал что-то объяснять.

– А ты молодец, – неожиданно заговорил Сергей, старательно туго бинтуя мое плечо поверх трикотажной майки. Я устало посмотрела на него, плечо ныло и скулило от боли, но все же я поинтересовалась:

– В смысле?

– Не испугалась, – пояснил чоповец, – и держалась гораздо лучше многих наших молодых. Такую девушку стоит ценить. – И он мгновенно сменил тему: – Так, свитер застегивай сама, а руку на перевязи носить будешь! И не напрягаться!

Я покорно застегнула свитер, и этот так называемый врач зафиксировал руку в согнутом состоянии.

– Ну? – Рядом опустился Лис.

– Баранки гну, – фыркнул Сергей, собирая аптечку. – Руку пусть носит на перевязи дня три. И пусть поменьше ее напрягает. Дома вколешь обезболивающее. Понял? – В голосе проскочила угроза.

– Понял. – Алексей помог мне подняться и, вновь набросив свою куртку мне на плечи, крепко прижал к себе. – Я всегда знал, что ты ненормальная и везучая, зараза!

Я слабо всхлипнула, зарывшись лицом в его свитер. Слезы были где-то совсем рядом. Только бы не заплакать. Вот и не верь после этого, что у девчонок глаза «на мокром месте».

– Завидую я тебе, – признался Сергей и ушел.

– А что тебе еще остается? – насмешливо ответило мое чудо ему вслед и заглянуло в мои заплаканные глаза. – Идем домой?

– Да. – Я немного подумала, но все же решила спросить. – Леш… Как ты меня нашел?

– А ты как думаешь? – Он легонько потянул меня в сторону лестницы, потому что я стояла на месте и двигаться не желала.

– Не знаю. – Я едва удержалась, чтобы не пожать плечами. – Следы?

– Да уж, натоптали вы изрядно. – Лешка все же сдвинул меня с места. – Не стой столбом, пошли. – И без перехода продолжил: – Я, когда твою куртку в машине увидел, чуть с ума не сошел. Хорошо хоть какой-то мальчишка заметил, как ты рванула в тот коридорчик, едва его с ног не сбив и даже не обратив на это никакого внимания. А потом и выстрелы услышали. Дорогая, ты вообще чем думала? Зачем ты за Охотником поперлась?

– Леш, ему нельзя было дать уйти. – Я покачала головой. – И ты это прекрасно знаешь! А никого из знакомых мне на улице не было. Пришлось самой. И… да, вряд ли я головой думаю.

– И кто после этого у нас безбашенный? – с усмешкой спросил он и посерьезнел. – А если бы он тебя убил?

– Ну убил бы. – Я все-таки пожала плечами и едва не взвыла от боли. – Если учесть, что он меня запер в Игре, а потом похитил в реальности, собираясь сделать подопытным кроликом, то лучше уж смерть.

– Может ты и права, – согласился парень.

– Не может, а права! И ты бы сделал то же самое, хотя тогда Фэйра скрутили бы быстрее. У тебя же черный пояс по какому-то там тхеквондо.

– Вот и я о чем. – Лис улыбнулся и призадумался. – Но на фига он сюда поперся? Уйти он мог и так, по улице.

Я чуть не споткнулась, едва Лешка это произнес. Ответ нашелся быстро: «Он меня увидел со стороны. И понял, что я рвану за ним, если рядом никого не будет. Значит, целью была я. Лагин просто хотел меня добить».

– Фэйр хотел тебя добить, – тихо сообщил мой Наблюдатель, придя к такому же выводу, и посмотрел на меня. – Он просто не захотел проигрывать тебе.

Я судорожно вздохнула:

– Видимо да.

– Упрямая моя умница. – Лисяра осторожно сжал мою ладонь и огляделся, на стенах виднелись дырки от выстрелов. Мы как раз стояли на той площадке, по которой я и открыла огонь.

– Н-да, снайпер ты мой. – Он покачал головой и подхватил меня на руки. Протестовать я не стала. На это сил просто не было. Я хотела зарыться под подушку и пореветь от души, выплеснув всю боль и горечь…

Спустились мы не в пример быстрее, нежели я поднималась. Однако перед выходом, Лешка поставил меня на ноги и бережно отодвинул в сторону. Мимо нас понесли носилки, на которых лежал Михаил. Я не поняла, был ли он без сознания или просто сдался. Я просто не поняла этого… Однако на скуле был четкий отпечаток, сейчас медленно, но верно синевший, а кое-где виднелись рваные ранки. Это и был след от той железки. Везет мне на это, один останется «красавцем», а второй вот, лежит на носилках. Ну и денек.

Мы медленно вышли только после того как вынесли Охотника. Столпотворение перед подъездом было ого-го. Милиция все осматривала, чоповцы о чем-то яростно спорили, периодически поглядывая на зевак за забором стройки и заодно присматривая за милицией, врачи суетились возле двух карет скорой помощи.

«Двух? Значит, готовились к тому, что и меня придется госпитализировать».

– Жизнь кипит. – Я не удержалась от подколки. Наверное, это у меня в крови. Даже такое состояние не помеха.

– Какой кипит, – не согласился мой Наблюдатель, – с гаечными ключами бегает. С большими. А мы с тобой, как всегда, без касок. Вот и вертимся как можем.

Я не ответила, повернулась к подъезду и посмотрела внутрь. О чем мне думалось – не знаю. Скорей всего ни о чем. В голове ни одной мысли… Из размышлений меня выдернул непонятный шум, я обернулась, и время опять словно замедлилось: Фэйр, соскочив с носилок скорой помощи, оттолкнул врачей и кинулся ко мне. В руках у него что-то блеснуло. Если учесть, что я стояла на последней ступеньке у самого подъезда, а машина скорой помощи в паре метров от лестницы, то для Фэйра в таком взвинченном состоянии это было чертовски маленькое расстояние. Я не успела ни испугаться, ни среагировать. Однако Лис успел. Он мгновенно отшвырнул меня к стенке, за себя, выдернул из кобуры пистолет и всадил шесть пуль в Михаила. После чего привычным движением сбросил пустую обойму под ноги и вставил новую – на все это у него ушло секунды две. Я не сомневалась, что он будет стрелять и дальше, но не потребовалось – Фэйр рухнул буквально ему под ноги, не добежав каких-то четырех ступенек. Из обессилевшей и окровавленной руки выпал нож. Я даже не обратила внимания на то, что врезалась в стенку. Боль была просто проигнорирована моим уставшим телом и сознанием. Больно? Не знаю, ничего не чувствую.

«Но как он так быстро пришел в себя?»

Леша тяжело выдохнул и опустил пистолет.

«Вот и все. Неужели все?»

– Он жив! – Не соображая, что делаю, я кинулась к Фэйру и плюхнулась на колени рядом с ним. – Да зачем?! Зачем, твою мать!!!

Он открыл глаза, и я вздрогнула, столько в них было ненависти:

– Подумать только, меня сделала девчонка! – Он помолчал и неожиданно его взгляд смягчился: – Но кто бы мог подумать, что я вот так погибну. Не жалей меня.

– И не подумаю! – Сухие слова, казалось, сами слетали с моих губ. – Ответь только на один вопрос…

Я не подумала тогда, почему он жив после шести пуль? Я просто не думала об этом. Он должен был ответить на мои вопросы.

Должен!

– Нет. – Он с некоторым трудом покачал головой. – Больше Тестеров у нас на примете нет. «Панорама мира» всего лишь экспериментальная разработка московского отделения, ты пока единственная кто мог справиться с этой системой.

– Почему я? – То, что я одна такая-растакая, мне не льстило.

– Ты слышала о феномене тысячи лиц? – вместо ответа поинтересовался Охотник.

– Да. – Я кивнула и процитировала: – «У меня тысячи лиц и имен, у меня тысячи жизней и душ, значит ли это, что я безличен и бездушен?»

– Ответ – нет. – Он выдохнул, на губах выступила кровь. – Ты не безлична, такие Тестеры и погубят нашу Организацию. И меня радует, что ты пока одна.

– Вы сами виноваты.

– Знаю. – Он перевел взгляд на небо. – А ты ведь чем-то похожа на меня.

– Фэйр, – покачала я головой, но дальше говорить не стала. А что я могла сказать? Что я выиграла этот поединок? Что Сеть слишком мала для нас двоих? Что одному из нас требовалось уйти, и этим одним стал он? Это все пустые слова.

– Во внутреннем кармане возьми диски, там эта программа и некоторая информация, – вдруг сказал он. – Ты заслужила быть единственной владелицей.

– А если я применю программу против вас? – Глупей вопроса я задать не могла. Просто не могу не проколоться.

– Ты и так ее применишь, – усмехнулся он, превозмогая боль. – Только я уверен, что дальше вашей пятерки она не уйдет. А теперь слушай, есть совсем примитивный план – спровоцировать вас сыграть в игру по мотивам «Людей Икс – два». Как – не знаю. Под личиной Страйкера будет Рей, с вами просто разберутся по отдельности и спишут на несчастные случаи. Берегись, Тестер.

Я молча слушала, запоминая.

Он закашлялся, потом взглянул на меня и неожиданно сильно сжал мою ладонь.

– Ты была отличным противником, Кристин. Спасибо.

Я опять не ответила. В таких случаях в книгах и фильмах говорят что-то возвышенное или искреннее, но у меня не было желания распространяться на эту тему.

– Ты сумел меня напугать, – тихо отозвалась я, начиная чувствовать какую-то… злость что ли? Злость?

Лагин кивнул, словно только и ждал этих слов.

– Все… гораздо… серьезнее… «Панорама» лишь часть… – и закрыл глаза.

Все.

Теперь точно все…

Фэйр мертв.

И врачи почему-то не вмешались в беседу. Подняв голову, я поняла почему, их удержала милиция. «Почему? Да фиг с ним!» Мне не хотелось думать, мне хотелось плакать, но я все же вытащила диски и только после этого встала с грязных ступенек.

«Что значит лишь часть? Часть чего?»

Лис тут же, в который уже раз, набросил мне на плечи свою куртку, и я закуталась, впервые за последние часы осознав, что сильно замерзла.

Замерзла, ушиблась и хочу спать. Пошли все подальше со своими планами…

– Что он тебе отдал?

– «Панораму», – едва слышно отозвалась я, пытаясь проглотить ком в горле. Глаза подозрительно защипало, и я прижалась к Лешке. – Я больше не могу. Уведи меня…

Вместо ответа он обнял меня и повел к выходу со стройки…

Дорогу домой я просто не запомнила.

Как принимала душ тоже.

Как Алексей вкалывал мне обезболивающее и перебинтовывал плечо тоже…

Я помнила только, как рухнула носом в подушку, не взирая на боль, и стала плакать…

Тупо.

Долго.

До рези в глазах.

Мне было плохо. Ведь час назад на моих глазах погиб человек. Погиб из-за меня. Более того, я сама по нему стреляла.

– Эй, малыш, – раздался над самым ухом голос Наблюдателя.

– Уйди. – Я еще сильней уткнулась в подушку, попытавшись натянуть одеяло на голову.

– Ну нет. – Лешка забрал мой «носовой платок» и крепко обнял меня. – Ну что же ты, девочка моя, что ты…

Я прижалась к его груди и закрыла глаза. Слезы продолжали течь по щекам, быстро впитываясь в тонкую ткань его рубашки. Впервые в жизни мне хотелось тихо умереть. Уйти из этого мира, потому что убийство это ужасно. Но еще больше пугало другое – наше противостояние вышло за рамки Игры. Доказательством тому тело Михаила в морге. Я боюсь этого противостояния в жизни. Я не боец! Я всего лишь Тестер. Пусть и один из лучших…

Совершенно неожиданно Лешкины губы накрыли мои.

Жестко.

Властно.

Сильно.

В следующую секунду все мысли из моей головы сбежали, оставив только тупую боль от произошедшего с Фэйром. Яростные поцелуи просто не оставляли времени на раздумье. Закрыв глаза, я подчинилась… Я, наверное, сумею выстоять после такого убийства. Хотя нет, не наверное. Я просто обязана выстоять!

Обязана!

После всего случившегося я не смогу спокойно ходить по улицам. Просто не смогу… Я, наверное, ошиблась в выборе.

В выборе Тестера.

На место обычного настроения приходила отрешенность. И я не знаю, сумею ли я выйти из нее сама и не дойти до суицида. Одно было ясно точно, я не имела права опускать руки именно сейчас. Остальные мне этого просто не позволят. И первым в этой толпе возражающих будет Лис…

Я просто не имела права бросать своих друзей.

Друзей и Лиса!

Уже утомленная и измотанная, засыпая на плече Алексея, я подумала, что за все надо платить, и за тихое счастье тоже. Как и за возможность противостоять этой организации. А мне приходится платить двойную цену. Потому, что Лис рядом.

Потому что я противостою им.

Потому что, не взирая ни на что, я все-таки счастлива.

Я банально счастлива.


Джерри молча смотрел на экран, по другую сторону которого в высоком кресле сидел поджарый и темноволосый, с уже проблескивающей сединой на висках, мужчина.

– Значит, эта Темная справилась с Фэйром? – Голос у него был слегка хрипловатый.

– Да, сэр, справилась. – Охотник покачал головой. – Она его ранила.

– Тогда почему он в морге? – невольно съязвил Оливер и поинтересовался. – Кто его убил?

– Наблюдатель по прозвищу Лис. – Джерри покачал головой. – Он оказался из милиции. Сейчас в Сети обсуждается это.

– Что ты узнал?– В голосе проскочил интерес.

– Шесть пуль. – Охотника аж передернуло. – Почти в упор. Спасти не удалось. В протоколе написано: «При попытке повторного нападения на пострадавшую».

– Жаль, – произнес мужчина, – у тебя есть варианты?

– Есть. – Джерри кивнул. – Это старо как мир, им двоим просто было тесно в Сети и в жизни. Одному предстояло уйти.

– И им стал Михаил, – констатировал Оливер.

– Да. Но Темная всего лишь защищалась. Не она вынесла противостояние за пределы Сети. – Охотник покачал головой. – И ее можно понять. Она ведь совсем молоденькая девчонка.

– Дальше увидим, – недобро хмыкнул босс. – У вас был план?

– Был. Мы хотели их спровоцировать на игру по вторым Иксам и разделаться с ними поодиночке.

– Что с «Панорамой»?

– Ничего… У нас нет теперь полной информации. Восстанавливать придется очень долго…

– Все равно продолжайте! – В голосе Оливера Кэрри-дана зазвенела сталь. – Их все равно надо вывести из игры. Они мне мешают… Соберите программу заново, черт возьми!

– Я понял, босс!– кивнул Джерри и выключил связь. Однако он не был уверен в правильности выбора.

«Итак, один Охотник за одного вашего… – мелькнула совершенно неожиданная мысль. – Что дальше?» Охотник тяжело вздохнул и вышел из комнаты. Ему требовалось как следует подумать над происходящим…

Часть четвертая ВЕРНУТЬСЯ РАДИ…

1

И я хотел идти куда попало.

Закрыть свой дом и не найти ключа…


Колотый дворниками лед неприятно хрустел под ногами, пока я брела по улице, не обращая внимания на окружающее. Брела, куда глаза глядят. Мне было не просто плохо, мне было хреново!

Со дня смерти Охотника прошло всего четыре дня. И все это время меня терзало что-то непонятное. Как будто я совершила что-то очень плохое и отвратительное. Как будто я вся вывалялась в грязи и не могу отмыться – грязь въелась в кожу намертво.

«Господи, да что со мной такое?! – Я остановилась и потерла виски. – Почему я так мучаюсь? Почему?

Было ли это убийство оправдано?

Кто мне ответит: да или нет?

Правильно или неправильно?

Кто знает точный ответ?»

Пошевелив больным плечом, я раздраженно поморщилась. Рука все еще ощутимо немела при нагрузках, и так будет еще очень долго. Хорошо хоть не сломала еще, а то пришлось бы операцию делать, да штырь вбивать. Спасибо, не хочу. Лучше уж ушиб. Правда, если бы я сломала ключицу, то никакой штырь мне уже не понадобился – второй раз Фэйр бы не промахнулся и Темный Тестер прекратил бы свое существование в этом мире… Все эти дни я не играла и не выходила в Сеть ни под каким видом. Да я даже на телефонные звонки старалась не отвечать. Мне ничего не хотелось.

Я никого не хотела видеть.

Я никого не хотела слышать…

Все эти дни я была словно в тумане. Я просто не хотела чувствовать эту жизнь. Я не хотела ничего! Если б не Лис, то я бы даже не ела, но он был рядом. Навязчиво. Силой впихивая в меня необходимую еду. Он просто был сильнее. Зараза! И я ведь не могла ему ничего противопоставить.

«Черт! – Неловко шагнув на лед, я едва удержала равновесие, и пистолет вновь впился мне под ребра. – Тьфу ты! Совсем забыла о нем. Какая же эта штука неудобная! Особенно на боку. До жути неудобная. А с другой кобурой мне еще хуже…»

За эти четыре дня Лешка сделал невозможное – выбил мне разрешение на хранение, ношение и использование огнестрельного оружия. И – теперь обычный Стечкин лежал у меня дома, а по улицам я носила банальную игрушку фирмы «Аякс», на которую разрешение не требуется. Так ведь и до психушки дойти недолго. Особенно отстранившись от жизни как таковой, замкнувшись в себе, как устрица. А ведь мне нужно возвращаться к играм. Нужно!

Но я не хочу. И прекрасно сознаю, что просто боюсь! Боюсь, после всего произошедшего. В квартире одной оставаться боязно – клаустрофобия начинается, что и толкнуло меня бродить сегодня по улицам. А здесь подстерегает другая беда – боязнь людей. Хочется помчаться туда, где светло, открыто и никого нет, но таких мест в городе нет.

И отступать я просто не имею права! Ведь все еще только начинается. Особенно сейчас, когда у нас на руках такие козыри. И ими надо сыграть правильно. Любая ошибка будет стоить нам слишком многого. Да, еще надо будет решить, что делать с Ангелом. Только наша пятерка и несколько наших Наблюдатели в курсе, что она предатель. Координатор пока решил ее не трогать, сыграв на том, что Темная ничего не сообщила, так как впала в депрессию и истерику. И это было правильно. Это была полуправда…

Да, я впала в истерику, но сначала все рассказала и заявила, что с ней я потом разберусь! Она от меня никуда не денется. Ангел – это моя жертва. Я ей не прощу ничего! Правда, сейчас передо мной стояла другая проблема. Фэйр ведь передал мне два минидиска. Диск с информацией я отдала Лису, а «Панораму» оставила пока себе. И проблема заключалась в одном вопросе: как адаптировать к ней «Парсек»? Как? Столкновение скоро будет, и нам к этому надо было быть готовыми. И потом, был еще один подтекст моего нежелания обращаться к нашим штатным хакерам – мне нужен был человек вне нашего противостояния.

Человек, помимо Наблюдателей и хакеров способный прикрыть нас всех сразу во время Игры.

Человек, которого трудно засечь.

Человек уровня Мегало. И самое главное, это должен быть человек, которому я верю. Суммируя все это, вывод один – мне сейчас нужен Гений! Именно так, с большой буквы… Да вот где его взять сейчас, в наше нелегкое время? Каждый хакер на счету.

Машинально проследив взглядом за какой-то машиной, едва не познакомившейся со столбом поближе из-за заледенелости дороги, я перевела взгляд на другую сторону. Там приветливо светилась вывеска компьютерного клуба. «А может все же зайти и посмотреть почту? – Я перешла дорогу и двинулась вдоль забора ко входу в клуб. – За эти дни я наверняка сильно отстала от жизни, пора включаться. Потом буду разбираться в себе и своих страхах, потом! Все! Баста! – Тряхнув головой, я постаралась выключить мучившие меня проблемы. Выключить хотя бы на время. – Потом. Все потом…» Именно с таким настроем я открыла дверь.

Знакомая лестница в полуподвальное помещение, оборудованное всем необходимым.

Дверь за моей спиной захлопнулась, и я огляделась. Почти все компьютеры были заняты. Привычный шум голосов не оглушал, давая проникнуться атмосферой Игры. Немного постояв, я двинулась к админскому столу с тремя компьютерами, но парень там, как всегда, сидел один. И я его знала:

– Привет.

Он вскинул голову и недоуменно посмотрел на меня, потом признал:

– Привет! Кого я вижу!

– Меня, разумеется. – Я улыбнулась такой искренней радости. «Надо же – не забыл еще меня». – Как дела?

– Да у меня-то отлично. А у тебя? – Он тоже улыбнулся в ответ. – Я уж думал совсем меня, старика, забыла. Как и дорогу сюда.

– Никогда, – искренне заверила я. – Просто в этих краях практически не бываю.

– Ясно, – парень понимающе хмыкнул и сменил тему разговора. – Так ты просто поболтать зашла или по душу Великого Интернета?

– Сначала второе, потом первое, – вздохнула я. – Многое просмотреть надо. Отстала я что-то от жизни.

– О'кей. – Админ пару раз «проехался» по клавиатуре, не спрашивая, почему я отстала, и кивнул. – Сорок пятый в твоем полном распоряжении. Я безлимитку поставил, а то знаю я тебя, то тебе получаса хватает, а то и трех часов мало.

– Спасибо. – Я двинулась к указанному компьютеру. «Так, первым делом проверить почту. Потом посмотреть со стороны на ситуацию в целом. Она ведь должна быть весьма интересной и интригующей. Еще бы, Темный Тестер почему-то пропал без объяснения причин, а все остальные старательно делают вид, что так и нужно». Совесть тяжело заворочалась, грозя внеочередным пробуждением…


2

Ничего…

Тишина и неизвестность. Такой вот итог я получила, пробежавшись по всем известным Тестерским порталам под чужим именем. Тишина и сплошная асимметрия. Зато тишины было выше крыши…

– Есть! Я его сделал! – Излишне радостный вопль с соседнего компьютера оторвал меня от раздумий: спрашивать от чужого имени «что с Темной?» или не надо? Будет ли это этично с моей стороны?

Покосившись на соседний компьютер, я хмыкнула: «Угу, сделал он его! Дилетант недобитый! Чего так орать-то сразу? Ну, попал с такого расстояния, и что? С оптическим прицелом это и у идиота получится!»

В игре «КонтрСтрайк» звание «отца» давалось за мастерство и получить его можно было исключительно ввиду своей замечательной игры.

Ввиду своего стиля.

Особенно, если за один матч убиваешь больше пятидесяти противников честными… ну, почти честными, способами и обычным оружием. Тогда звание «отца» вам обеспечено. Когда-то я получила подобное звание (не «мамой» же меня за это называть), уничтожив всех противников в количестве двадцати пяти человек на арене «самолет». Хотя ничего странного в этом нет, я просто гранатами хорошо пользоваться в этой игре умею. Нажал клавишу, выдернул чеку, бросил гранату в «кишку» или салон и ныкайся подальше. Забросала всех по уши. Благо ничего сложного в этом нет, главное – не отпустить клавишу раньше времени, чтоб самому не подорваться. А то смеху будет много…

Противникам…

Над твоими кровавыми останками…

Да, чтобы стать первоклассным Тестером, именно Бета-тестером, я долгое время «зависала» в компьютерных клубах и училась играть. Реальные противники научат лучше компьютерных и гораздо быстрее. А конкретно в этом клубе противники вообще просто изумительные. Поистине цвет московского геймерства. Они меня многому научили. Я добилась чего хотела в рекордные сроки, и мое имя до сих пор красуется на своеобразной Доске почета возле админского компьютера. Я даже отсюда его вижу: Darkness и синий значок возле имени и моей шикарной подписи. Этот цвет значит, что обо мне давно не слышно. Еще бы! Я ведь как научилась более-менее правильно играть, прекратила сюда ходить – не тот уровень техники. А если и заглядывала, то только чтобы по Сети полазить, да и то, ровно до того момента, как провела себе выделенную линию. После чего меня здесь и не видели. В клубе просто не хватит ресурсов, чтобы справиться с Охотником. Нужно полное погружение, или проиграешь. А проигрывать не в наших правилах.

Теперь это чревато серьезными последствиями, хотя и раньше риск был велик.

– Это «КонтрСтрайк»! – доверительно сообщил мне парень, заметив, как я кошусь на его монитор.

– Знаю, – я кивнула, вновь глядя в свой монитор и выкинув из головы эту игру. Мне не до него, я просто просматриваю сайты и никого не трогаю. И Контра как таковая меня сейчас не интересует.

– Да что ты ей говоришь! – вдруг возник за моей спиной полупрезрительный голос. – Это ж девчонка! Они в этом не разбираются совсем! Им бы только в чатах посидеть да потрепаться ни о чем в письмах, особенно с сайтов знакомств.

– Аську забыл упомянуть, – невозмутимо напомнила я о сетевой программе ICQ для приватного общения.

– Вот! Сама сказала. – Он ненадолго замолчал и вдруг выдал с вызовом в голосе. – А слабо с нами сыграть?

– А слабо признать свое дилетантство в этой игре? – Я неожиданно вспылила и резко развернулась к наглецу.

«Ну, вот как всегда! Сижу и никого не трогаю, так нет же! Обязательно влезут и испортят настроение. Мне и без них плохо!»

– Это я-то дилетант?! – Белобрысый сероглазый паренек лет семнадцати возмущенно засопел. – Заходи на карту «Два бассейна» и посмотрим кто тут из нас дилетант!

– Сам напросился! – Я вновь повернулась к своему компьютеру, закрыла все программы и подняла голову, отыскав взглядом дежурного администратора Ивана. Он задумчиво изучал какие-то бумажки. Не докричишься отсюда, придется по другому. Я поднесла наушники к уху и опустила микрофон к губам. – Иван!

Он встрепенулся, услышав голос из колонок, и огляделся. Потом покосился на монитор и перевел взгляд на меня, надев наушники и кивнув: мол, слушаю. Я попросила:

– Мою машинку подключи к Контре, тут народ насчет девчонок выпендривается!

– О! – Он чуть со стула не упал и опустил микрофон для ответа. – Наконец-то! А то не хочу да не хочу! Секунду… – Он поколдовал над клавиатурой и кивнул. – Сделано! – И уже громче, на весь зал, через динамики проинформировал: – Внимание, приношу свои извинения, но игра «КонтрСтрайк» сейчас будет на какое-то время заблокирована!

– Почему? – раздался возмущенный и на редкость слаженный вопль, а я, пользуясь случаем, закурила и чуть расстегнула высокое горло свитера. Плечо отозвалось тупой ноющей болью, но я не обратила на него внимания – сейчас оно не будет напрягаться. Чуть-чуть пощелкаем клавишами мышки для гибкости пальцев.

Иван тем временем пояснил:

– Все просто! Сейчас на большом экране будет показана дуэль века! Вход по одному! На карте всего десять человек! Одна из них девчонка с сорок пятого компа! Еще шесть мест свободно…

«Ну, спасибо тебе, дружище!

За рекламу!

Мне только дуэли века сейчас и не хватало!»

Старые посетители, заслуженные «отцы» и просто мастера, встрепенулись, собираясь поучаствовать, но, разглядев меня, многозначительно хмыкнули и не стали заходить на карту. Спасибо им за это… Вероятно, при их командном и излишне активном участии я бы «пала смертью храбрых» весьма и весьма быстро. Зато толпой ломанулись непосвященные, стремясь поучаствовать… Я же нацепила на нос очки, приладила наушник на правое ухо, опустила микрофон и только после этого набрала свой извечный пароль: «Darkness».

Покачав головой, я выдохнула дым, и нажала «Start». В руках персонажа появился пистолет. Вот теперь и посмотрим кто здесь «папа»… Автоматически передернув затвор и быстрыми переключениями двух клавиш затарившись обоймами к нему по уши, я двинулась вперед.

Да, это не шлем и перчатки.

Да, это не тот уровень техники, что у меня дома.

Это не тот уровень игроков, что был раньше. Старички вон сидят и тихо посмеиваются, делая ставки за сколько «новоявленная» Темнота порвет дилетантов. Подобрав первую же винтовку, попавшуюся мне на уровне, и патроны к ней, я сосредоточилась на происходящем. Так, вот и первый. Крадется вдоль стены на той стороне бассейна. Прицел сместился. Пальцы привычно щелкнули клавишей мыши, и он упал, так и не увидев меня и словив пулю.

С некоторых пор (читай: с того времени, как научилась пользоваться снайперской винтовкой) я стреляю исключительно в голову. В быстром прицеливании мне в этих играх нет равных, до известных пределов. Да и стреляю я так по двум причинам: первая, из экономии патронов, вторая, из-за собственного садистского удовольствия.

Так почему же мне, черт возьми, так плохо из-за смерти Фэйра?!

Почему?

Игра и жизнь переплелись так тесно, что стало трудно разобраться в собственных чувствах. Тебе кажется, что ты погружаешься в топкую грязь и не имеешь сил выбраться из нее, хотя пытаешься. Пытаешься, отчаянно сопротивляясь силе, тянущей тебя на дно. Справлюсь ли я?

А куда я денусь? Есть такое слово «должна»…

Дальнейшее происходило исключительно на старых привычках и рефлексах. Я говорю только о матрице моего перемещения при последних противниках.

Перекат.

Выстрел.

Труп.

Еще один перекат, уходя от очереди в голову.

Я слышала и притихший зал с редкими возгласами восхищения или возмущения, и шум шагов в игре.

Выстрел…

Перекат и еще один выстрел.

Нырок в бассейн, чтобы подобрать патроны, и переворот, чтобы дать очередь из-под воды.

Вылезти и, оставляя мокрые следы, засесть за ближайшей стенкой, чтобы перевести дух и собраться с мыслями. Куда дальше?

– Слева… Да слева он… – слышится за моей спиной яростный шепот. Я кинула короткий взгляд на большой экран, где были видны наши хаотичные передвижения, и двинулась вправо. «На фиг мне налево, если он там в засаде?»

Труба на крышу… Вскарабкавшись, быстро оглядываю окрестности. Вот он! На том балкончике. Вскидываю винтовку, нажимаю на спуск и последний, теперь уже точно последний, противник падает. Все… Щелкнув клавишей выхода после появления надписи: «Darkness win» и сняв наушники, я насмешливо развернулась к разбитым «наголову» и «всухую» противникам.

– Кто там что про девчонок булькал?

– Да откуда ж мы знали, что ты и есть та самая Darkness, – как-то растерянно произнес белобрысый, что про дилетантство вопил до игры. Выглядел он сконфуженным до предела.

– А ты думай, прежде чем нарываться, – покачала я головой, туша окурок в ближайшей пепельнице. – Голова тебе не только для глаз с ушами нужна!

– Извини.

– «Извини» в карман не положишь! – влез Иван, который оказывается все это время торчал рядом, и похлопал меня по плечу. – Молодец!

Я аж передернулась от боли. Закон подлости – обязательно попадут по больному месту.

– Полегче!

– Извини, – тут же покаялся администратор и улыбнулся еще шире. – А я уж начал было думать, что ты заржавела, старушка.

– Обижаешь, старикан, – я тоже улыбнулась. – Я ведь до сих пор играю, но дома. Там удобнее.

– Знаю, но сейчас-то ты здесь. – Иван кивнул на Доску, где возле моего имени стоял теперь зеленый значок. Это значит «играю и титул ношу по праву».

«Надо же, успел поменять».

– И вот еще что, оплачивать время не нужно. – Он улыбнулся. – Клуб от своих предложений не отказывается.

Я недоуменно вскинула брови:

– Вань, я что-то не припомню такого правила.

– Бывать надо чаще, – фыркнул в ответ админ. – Это недавнее новшество.

– Тем более приятно. – Немного подумав, я все же согласилась с таким подарком. – Не буду отказываться.

– Тогда не буду мешать. – Иван шустро смылся, а я перевела взгляд на старых знакомых, всю игру простоявших рядом и наблюдавших за развитием событий с соседних мониторов. Помнится, кто-то из них меня учил, объясняя тонкости игры на разных картах, а кто-то был в одной команде. Потом я молча ушла, не объясняя причин. Кто ж знал, что нам доведется так столкнуться? Вот и довелось, вот и столкнулись. И сейчас между нами была незримая стена.

Я слишком давно тут не была.

Я слишком сильно изменилась за несколько месяцев.

Я больше не в их команде.

– Привет. – Инс придвинул ближайший стул и сел напротив. Бывший командир…

– Привет.

– Давно тебя здесь не было.

Остальные молча смотрели на меня, ожидая реакции Инса.

– Времени не было. – Едва удержавшись, чтобы не пожать плечами, я глянула на него поверх очков.

– Почему? – Вопрос был задан совершенно спокойным тоном, но чувствовалось скрытое напряжение.

Не люблю уходить без объяснений, но иначе я тогда не могла. Лучше молча, нежели врать тем, кто тебе доверял…

– Инс. – Я сняла очки и потерла переносицу. – Я… не могу больше играть в клубе постоянно. В моей жизни произошли серьезные изменения. – Поморщившись, я вновь посмотрела на него. – Скажу прямо, из-за этих изменений я едва не погибла. – И замолчала, ожидая ответа. Я не хотела ссориться с ним, но если придется… – Твое слово, Инс. Твое слово…

– Плохо? – коротко спросил он.

– Хуже есть куда, – сказала я.

Он прищурился, словно поняв все, потом неожиданно протянул руку:

– Ты можешь рассчитывать на меня.

Я несколько удивленно на него посмотрела:

– Ты же не знаешь всего, Инс.

– Плевать! – как-то резко ответил он. – Ты не из тех людей, кто может просто так подставить. Раз ушла, значит, так было нужно. Молча так молча, это все же лучше, чем врать. Я не люблю лжи от друзей, а ты – друг.

– Спасибо. – Я крепко пожала протянутую руку. – За все.

– Ты все-таки в моей команде. – Он улыбнулся. – Добро пожаловать обратно, Темнотушка.

– Инса!!! – Я возмущенно фыркнула – он знал, что я терпеть не могу эту интерпретацию моего никнейма.

– Да ладно тебе, подруга. – Инс поднялся. – Не буду мешать.

– Спасибо. – Я со спокойной душой вернулась к компьютеру – «хоть с ними воевать не придется», – и в клубе довольно быстро установилась привычная атмосфера. На меня косились, но с вопросами подходить не спешили. Все-таки очень хорошо, что не пришлось выяснять с ним отношения. Я не хотела, чтобы Инс стал моим врагом. Он слишком силен для меня.

Включив Сеть обратно, я успела уловить появление на портале Дек-Кера Ярослава и быстро отправила запрос от чужого имени, пока этот «вечный двигатель сети» не убежал в неизвестном направлении.

– День добрый, не подскажете, почему Темная не отвечает на письма и сообщения?

Молчание в ответ.

«Невежливый? Или просто думает?»

– А вы кто? – пришел настороженный вопрос.

«Значит, думал».

– Знакомая. Мы с ней пишем вместе одну историю.

– А, у Темноты сейчас трудное время. Вдохновения нет совсем, как и желания общаться, – отозвался Паук. – Она и меня отшила! Вам придется подождать, пока она оправится и выползет из депрессняка.

– А с чего он у нее?

«Вот врет! Я никого не отшивала! Я вообще трубку не брала! Лис со всеми разговаривал, объясняя, что у меня голос сел из-за простуды и вообще меня лучше не трогать. Весеннее обострение… Угу, шизофрении».

– Неважно. – И Ярослав вообще прекратил отвечать на мои сообщения. Успев проследить его перемещение, я поняла, что он действительно знает теперь все – его след терялся на портале, где можно было найти Мегало в случае крайней необходимости.

«Мегало? Неужели из-за меня этот мастодонт опять выполз на свет интернетский?»

Мегало был одним из первых Наблюдателей. И именно он был человеком власть предержащим, не самая верхушка, но чтобы нас прикрывать хватало. Из-за своего ума и влияния он был тем, к чьему мнению прислушивались всегда! Мегало редко вылезал на свет и редко давал советы, всегда находясь в курсе происходящего, но сейчас опять появился. Впервые после того, как мы разобрались с тем чипом и информацией. И появился он вновь из-за того, что меня едва не убили. Здесь не нужно быть гением, чтобы провести аналогии, да вот верить ему по-прежнему у меня пока не было причин. Кроме Лиса я вообще сейчас никому не верила. Да и Лешке не до конца – хотя моя жизнь и так в его руках.

«Переживу ли я это недоверие?

А куда я денусь?

Переживу…

Просто потому, что сама не хочу знать правду…»

Заглянув в свою Тестеровскую почту, я обнаружила коротенькое послание от Мегало. «Хм… Вот это новость…» Открыв послание, я прочла следующее: «Кристин, не сдавайся! Ты можешь выкарабкаться! Я в тебя верю… и все остальные тоже! Я решил вмешаться и теперь буду на старом месте… Если что, я тебя всегда выслушаю и пойму! Но не уходи… пожалуйста! Без тебя не будет пятерки Тестеров. Бета-тестеров… А ваша пятерка нам очень нужна! Вы же – сила!»

И короткая подпись «М». Он всегда так подписывался, часто проводя аналогии с Джеймсом Бондом. Там ведь тоже босс был «М». Только вот теперь это не выглядит смешным. Теперь просто страшно от таких совпадений, но короткая записка все же сделала свое дело. Не знаю почему, но от этих слов стало немного теплее на душе.

Верят.

Помнят.

Ждут.

Я знаю, что нужна Лису и остальным, но эти слова практически незнакомого мне человека – что-то особенное. Я не знаю, искренние они или нет, но мне действительно стало легче. «Я могу вернуться!»

Позакрывав все программы, я вновь подключила игру и отбила запрос Инсу:

– Инсик, я сейчас с вами. Можно?

– Валяй! – пришел веселый ответ, и смешная рожица замаячила на экране. – Вновь в строю?

– Не знаю, но пар спустить надо, – усмехнулась я. – Я тихо начинаю злиться!

– Идет, – словно кивнул командир. – Заходь на карту «Италия-3». Контров порвем шо восемь тузиков одну грелку. – Он сделал паузу и уточнил: – Правда, их там десятеро. Второго в качестве бонуса возьмешь?

– Запросто. Хоть третьего! – Я приладила наушники, опустила микрофон к губам и нажала «Start», намереваясь с головой уйти в банальную и тупую перестрелку.

– Не отдам! – парировал бывший командир. Я улыбнулась и начала игру. Все! Сейчас меня ни для кого нет! Даже для собственных мыслей… Думаю, что это поможет. Примитивно, но зато действенно. Главное не переборщить с дозой, а то начну на людей кидаться. А это никому не нужно сейчас. Особенно мне…


3

Я вышла из клуба и глубоко вдохнула свежий воздух, вентилируя легкие.

«Ну и поиграли! От души!»

Четыре часа беспрерывного мордобоя, ехидного обмена мнениями, язвительных комментариев и перестрелок кого угодно могут достать, но меня это успокоило. Я начала чувствовать вкус к жизни. И воздух какой-то странный… свежий, Я еще раз глубоко вдохнула чистый, непрокуренныи воздух и посмотрела на пасмурное зимнее небо. Серое и облачное.


Небо над нами свинцовыми тучами

Стелется низко туманами рваными.

Хочется верить, что все уже кончилось,

Только бы…


Да вот не кончилось и «только бы» не будет. А вот что будет, так это снег. Зима еще не закончилась. «Снег… Когда? Помнится, мы играли возле памятника с… – мысль даже не успела проскочить до конца! Вот оно. Решение пришло мгновенно. Только он! Теперь я твердо поняла, кто может прикрыть нас, когда будет работать «Панорама мира», и кто без проблем может адаптировать «Парсек» к ней. Оставалось надеяться, что он дома и не станет злиться на меня из-за прошлого. Здесь недалеко. Можно дойти пешком… Он должен быть дома, ведь он работает по ночам. Ночь – это его время.

Время темного хакера…


Кирилл несколько непонимающе смотрел на Рея снизу вверх. Охотник стоял рядом, скрестив руки на груди:

– Ты хочешь сменить тактику?

– Не совсем, – пояснил Охотник. – Пора слегка ускорить события. Они меня начинают злить, поэтому действуем так, как решили раньше, но с небольшими поправками. Заманиваем и разделываемся! Мобилизуем всех! Кир, слушай, придумай что-нибудь, что заставит их играть по сценарию! Почти строго по нему. Лишний персонаж допустить можно, иначе она не сунется вообще! А нам нужно разделить эту компанию.

– Не знаю, – призадумался компьютерщик, – их трудно чем-либо… Слушай, а если конкурс объявить? На лучшую игру?

– Хм… это может сработать. – Рей улыбнулся. – Надо пустить слух, что за это полагается неплохой денежный приз. Займись объявлением, а я пока подготовлю сервер и еще раз все проверю. Ввиду произошедшего надо кое-что сменить.

Кирилл кивнул и принялся за расчеты. Просто так, на голой импровизации, Тестеров было уже не взять.

Джерри неожиданно рассмеялся, и коллеги обернулись к Старшему Охотнику:

– Ты чего?

– Боже мой, какие же глупости мы творим. – Покачал головой Старший Охотник. – Мы прекрасно знаем, что все шито белыми нитками и через край. Тестеры прекрасно знают, что это ловушка. И все же и мы, и они продолжаем делать вид, что так и надо. Смешно.

– Смешно, – согласился Рей, – но есть одно «но»: и мы, и они прекрасно знаем, что так дальше продолжаться не может. Грядет бой. И победитель будет лишь один.

– Победителей не будет, – возразил Вернер. – Будет проигравший и тот, у кого меньше потерь. Однако, все старательно делают вид, что так и надо. Это как-то по-детски.

Старший Охотник похлопал по плечу компьютерщика:

– Но нет особого выбора.

– Так что продолжаем делать вид, что так и надо? – поинтересовался Рей.

– Да… – был ему короткий ответ. Охотники переглянулись и вздохнули.


Хлопнула за моей спиной дверь подъезда. Хрустнули под подошвами остатки лампочки, и показалась грязная лестница. Лифт работал, но… клаустрофобия же, пусть и временная. Сердце как-то странно дернулось, когда я начала подниматься по лестнице. Чувства смешались, и время словно остановилось, пока я поднималась по пролетам не забытого мной дома. Вот она, девятая квартира.

«Сколько же я тут не была? Много. Больше полугода…»

Странно чувствовать себя здесь гостем. Ведь это вроде тоже мой дом. По крайней мере, он был таковым лет шесть назад. Дверь была такая же: прессованная, оклеенная темно-коричневой, под дерево, пленкой с привинченной позолоченной цифрой. И подпаленный звонок.

«Опять хулиганы появились? Лиса на них нету!»

В нашем подъезде те, перь тишь да благодать. Лешка пару раз устроил показательные выступления с «торжественным выносом тела» за пределы подъезда, и теперь его стороной обходят, перешептываясь, что зверя из шестнадцатой лучше не будить совсем…

Немного помедлив, я все же надавила на кнопку звонка, и в квартире раздалась резкая трель. Тишина. Однако я чувствовала, что он дома. Кеннет дома. У нас всегда так было. Мы чувствовали присутствие друг друга… Спустя минуту последовала весьма своеобразная реакция на мой звонок. Из-за закрытой двери раздался полусонный, но немного заинтересованный голос:

– Кому там спать не хочется?

– Кен, открывай. – Я помолчала и добавила, словно сомневаясь, стоит ли это говорить: – Это я.

Секунду спустя резко, как выстрел, щелкнул замок, и дверь распахнулась, словно хозяин не поверил словам. Сам парень изумленно замер на пороге.

– Тин?.. – В голосе послышалось искреннее удивление.

– Привет. – Я несколько криво улыбнулась. – Не ждал?

– Нет, не ждал. – Он неожиданно шагнул через порог и крепко меня обнял. – Дураки мы оба. Идиоты! Прости меня! Я не понимал, что тебе тяжело вдвойне…

Я не ответила, крепко обняв брата и уткнувшись носом в его плечо. Да, Кеннет – мой брат. Младше всего на пять лет, но в прошлом нам сущей малости хватило, чтобы разбежаться по углам и постараться забыть о существовании друг друга. Когда в моей жизни появился Лешка и стало ясно, что так просто он из нее не уйдет, мы с братом впервые всерьез поссорились… Да еще родители решили оставить нашу трехкомнатную квартиру мне и переехали во вторую, оставленную бабушкой. Это стало последней каплей – Кеннет взбесился окончательно и ушел, громко хлопнув дверью.

Почему?

Зачем?

Мне было все равно. Я была слишком сильно зла на него.

Зла потому, что он не понял меня, а ведь всегда понимал.

Зла потому, что в тот момент он повел себя как последний эгоист!

Лис пробовал как-то нас помирить, сознавая, что в нашей ссоре в какой-то мере виноват и он, но, врезавшись в глухую стену непонимания с обеих сторон, бросил эти бесплодные попытки. Мы с братом впервые оказались по разные стороны этой жизни. И вот спустя практически год, без четырех месяцев, я пришла к нему в гости.

Пришла сама.

Он не знает кто я.

Он не знает, чем я рискую.

Он теперь не знает обо мне ничего…

А я знаю о нем – мать рассказывает. Я знаю, ей больно видеть, как мы не желаем мириться, но она не вмешивается. И правильно делает. Мы сами разберемся. Мы достаточно взрослые для этого.

– И ты меня прости, – едва слышно выдохнула я.

Вероятно, я дура, что не пошла младшему на уступки, но я не хотела ради него жертвовать своим личным счастьем. Слишком долго я была одна в этом мире.

– Да чего уж там. – Он отстранился и улыбнулся. – Ты ведь пришла. Проходи. – Кен втащил меня в квартиру и удивленно обернулся, так как я выдернула руку и потерла заболевшее плечо.

– Больно. Осторожнее! Ты же сильней меня!

– Прости. – Он кивнул на вешалку. – Давай помогу. – Но, заметив очертания поясной кобуры под свитером, когда я сняла куртку, Кеннет замер. – Ты… зачем тебе пистолет?

– Я объясню, Кен, – покачала я головой, – но не в коридоре же.

– Да, ты права. – Он повесил мою куртку. – Идем на кухню.

– Идем. – Я улыбнулась, позволив утащить себя по коридору.

«Вот ведь. А он изменился за это время. Повзрослел…»

– Садись и рассказывай. – Кен принялся звенеть чашками, собираясь заваривать чай, а я присела на свой любимый маленький диванчик у стены. – Родители на работе?

– Угу. – Он поставил на стол сахарницу, какие-то сладости, налил за минуту вскипевший чай и уселся напротив. – Ну и?

Я вздохнула и вместо ответа поинтересовалась:

– Ты знаешь о Тестерах?

– О которых? – Брат прищурился. Глаза мгновенно сменили выражение жизнелюбия и радости, став холодными.

– О Бетовиках, – уточнила я.

– «Монограмма»? – Короткий вопрос.

И такой же короткий ответ:

– Да.

– Бета-тестеры – головная боль, – хмыкнул он. – Ну не хочешь же ты сказать, что ты… – Братишка намеренно не договорил.

– Да, Кен, я одна из них. Мое имя – Темная. Дарк.

– А поподробнее?

Он точно повзрослел. Слишком уж пронзительным был его взгляд, раньше он бы сначала удивился. Теперь же он оставил удивление на потом. Я вздохнула, как перед прыжком с вышки, и… уложилась в полтора часа со всеми подробностями. Не упустила я и случая с Фэйром несколько дней назад. И чем все это для меня закончилось. Я умолчала только о том что Лагин меня ударил…

– Что ты матери сказала об этом? – Кен, последние пару минут смотревший в стол, поднял на меня тяжелый взгляд серо-зелено-желтых глаз. Таким взглядом кирпичи ломать можно при должной тренировке.

– Ничего, она не знает пока. – Я поболтала ложкой в чашке с чаем. – И не должна знать.

– Как ты ей тогда пистолет объяснишь?

– Скажу, что вечером напали и все. Лис подтвердит. – Я поморщилась. – Я не хочу ее впутывать. Кен, я не имею права.

– Скандал будет из-за того, что ты ей ничего не сказала, – заметил Кеннет: – И твоему черно-бурому попадет.

– Пусть, – легко согласилась я, – но мне все равно. Пусть ругается, главное, чтобы не нервничала из-за моей основной работы.

– Пусть так, но все это лирика, сестренка. – Кеннет в упор уставился на меня. – Тебе не кажется это притянутым за уши?

– В смысле? – не совсем поняла я.

– Власть через игры и так далее. – Брат задумчиво покачал головой. – Бредово звучит. Слишком примитивно.

Я только фыркнула:

– Тут ты прав, и я точно знаю, что все серьезнее. Лис знает намного больше, и он же старательно проводит все мимо меня, отсекая лишнее. И самое страшное знаешь что? – Дождавшись понимающего взгляда, я продолжила: – Меня устраивает такая простенькая, притянутая за уши, версия. Я не лезу в дебри этих перипетий, я не продумываю все на сто ходов вперед и сплю спокойно… Ну, по крайней мере, до недавней стычки с Охотником. – Я перевела дыхание и встретила взгляд брата. – И если честно, я пока не хочу знать больше. Я не желаю быть ферзем.

– Ты и так среди Тестеров известная личность, – не согласился Кеннет, – к тебе прислушиваются. Ты УЖЕ на пути ферзя. Посему, мой тебе совет: узнай правду сама, иначе рискуешь быть накормленной против собственной воли. А это чревато. Захлебнешься еще.

– Согласна. Как оклемаюсь и разберусь со всем произошедшем, так и постараюсь вникнуть.

– Ты только учти, – заметил брат, – тут спецструктуры замешаны, это не ваш уровень. Не обывательский.

Я поморщилась. «Он прав, это не мой уровень, но и просто остаться в стороне не могу. Ну замешаны спецструктуры, и что? Пока их нет в моей жизни и ладно. Я не знаю, с чем это связано и почему именно Игра. Но… незнание не освобождает от ответственности, не так ли?»

– Все равно буду играть, – изрекла я в итоге.

Кеннет усмехнулся и продолжил разговор:

– Это твое решение, сестрич, но тебе ведь помощь нужна. Ты ведь появляешься в чьей-то жизни не просто так. Я не исключение.

– Да, я не могу сказать, что зашла просто помириться, но все сложилось замечательно. Значит, так тому и быть. Я действительно пришла за помощью. – Я вытащила из кармана джинсов два диска. – Ты ведь вне нашего противостояния. И у тебя гениальная голова.

– Скажешь тоже. – Он смутился. – Голова гениальная… Скорей уж меня в детстве удачно уронили, – он улыбнулся. – Впрочем, я и не ждал другого. Ладно, идем к этому ящику. – Он встал и коротким кивком пригласил следовать за собой. Я прошла за ним короткий коридор и вошла в его комнату.

Н-да… как всегда бедлам. Футболки в смятом состоянии вперемешку с джинсами брошены на кресло. На стуле и диване какие-то книги, тетради с журналами, кажется, даже комиксы где-то мелькнули. На столе не лучше. Запчасти, запчасти и еще раз запчасти в вольном порядке живописно разложены по всей поверхности. Правда, компьютер собран, а не по частям, как уже бывало. Иногда даже не знаешь, как все это умудряется работать. Не зря же первым словом брата было: «Отвейточку!»

Я не преувеличиваю ни капли. Он так и сказал. «Отвейточку» ему дали, а потом пожалели. Этот охламон разобрал все, до чего смог добраться.

– Эх ты. – Я шутливо ткнула Кеннета пальцем в бок. – Все бедламишь?

– Сама такая, – миролюбиво огрызнулся брат, – завтра все уберу.

– Обычная отговорка. – Я покачала головой.

– Что от меня хоть требуется-то? – Кен буквально пинком включил компьютер и внимательно посмотрел на меня, устроившись на удобном кресле, пока по экрану бегали полоски загрузки.

– Адаптировать «Парсек», – объяснила я и подвинула к нему один из дисков, – к «Панораме». – Я ткнула во второй. – К той самой. Фэйр мне ее сам отдал.

– А ваши хакеры? – Братец внимательно осмотрел, едва не попробовав на зуб, диски и взглянул на меня снизу вверх.

– Я не хочу к ним обращаться. – Я уселась на второй стул. – И потом, они не справятся быстро и качественно, а мне нужно только так. Организация не будет ждать, а так хоть какой-то козырь будет. Мой козырь.

– Понял. Подожди, ладно? Я протестирую… – Кен вставил диск, запустил пробную версию и посмотрел на экран, где появились какие-то строчки. Потом вздохнул, нацепил перчатки, приладил шлем, устанавливая погружение на три четверти.

Я внимательно следила за его действиями.

– Так, вход! – Он нажал на «Start». Мелькнула полоска загрузки. Появились первые картины игры, и буквально через минуту послышался его восхищенный вздох. – Ни хрена себе! Это же чудо!

– Чудо! – передразнила я, следя по монитору за его передвижениями в какой-то совсем уж старой бродилке. – А меня хотели к ней напрямую подключить!

– Тогда неприятно, – согласился Кеннет, начиная копаться в параметрах. Появились какие-то непонятные таблички. – Хм… умно, но банально. Если через другой код, то было бы интереснее.

– Это ж экспериментальная версия, – напомнила я. – Они ее доработать не успели.

– Да помню я, – отмахнулся брат. – Слушай, вставь-ка ваш «Парсек» в нижний сидюшник! Я сейчас оторваться боюсь.

Я выполнила это требование молча, дотянувшись до дисковода. На секунду мне даже показалось, что я слышу, как работают мозги парня, но это было не более чем игрой воображения. Тишина нарушалась лишь тихим шорохом клавиш. Что-то менялось, какие-то строчки исчезали, а какие-то добавлялись. Я не успевала за ними уследить…

Совершенно неожиданно Кеннет снял шлем и переключился в режим программирования без погружения.

– Я понял, в чем дело, сейчас перегоню файлы на жесткий диск, и будут работать как миленькие!

– Сколько на это уйдет времени?

– Если по-хорошему, – прикинул брат, – то дня два-три.

– А по-плохому?

– Не отстану, пока не сделаю. – Кен побарабанил пальцами по подлокотнику, потом вспомнил, что перчатки не снял, и прекратил: – Только для тебя. Навскидку часов десять-двенадцать. Плюс-минус час-полтора.

– Отлично. – Немного поразмыслив, я уточнила: – Получается завтра?

– Я тебе позвоню. – Кен усмехнулся. – Твой мобильник мне мать дала. Надеялась, что помиримся.

– Помирились.

– Ну да, помирились. Только пообещай мне, что я поучаствую в финальном погроме, – вдруг попросил братец. – Не могу остаться в стороне! За тобой надо приглядывать, находясь в непосредственной близости!

– В роли кого? – Я решила пропустить слова про пригляд мимо ушей.

– В роли… – Он немного подумал. – Да хотя бы Бобби. Фэйр ведь говорил про вторые Иксы?

– Ну, говорил. – Отпираться было бессмысленно.

– Вот и ладушки, – неизвестно чему обрадовался Кеннет. – Кстати, эта ловушка – тоже глупость.

– Я это знаю, – тяжело вздохнула я, – но пока все делают вид, что так и надо, это будет продолжаться. Всем прекрасно известно, что в открытом противостоянии нас попросту сомнут, и спасает только то, что они не могут позволить себе играть в открытую. Так что пусть идет как идет, а там посмотрим.

– Согласен, – не стал спорить парень и взглянул на меня. – Ты наверняка будешь Электрой?

– Да. Как всегда. Лис сыграет за Росомаху.

– Принято. – Кен внимательно посмотрел на меня. – Я могу в игре воспользоваться «Панорамой»?

– Можешь, если справишься с ней. Но это между нами.

– Справлюсь, – он хмыкнул. – Чтоб какая-то программка мне не подчинилась? Обижаешь, сестричка! – И продолжил: – Так, в Игре я тогда подключусь на уровне с дорогой, когда ехали в Бостон…

– Договорились. До завтра?

– Да, и я лучше не буду звонить, я лучше зайду. Заодно посмотрю, что у тебя за монстер там теперь.

– Посмотришь, обычный монстер. Только сначала позвони, – попросила я. – Будет лучше, если о тебе до последнего момента знать не будут. Даже Лешка.

– Интриганка, – рассмеялся брат. – Договорились. Слушай, ты не обидишься, если я тебя сейчас выпру, чтобы заняться программой?

– Нет. – На моих губах мелькнула улыбка. – Не обижусь.

– Тогда давай я тебя провожу и засяду за адаптацию. – В его газах зажегся огонек азарта.

– Эй, не в ущерб остальному! Ты же учишься, – напомнила я, выходя в коридор.

«Знаю я этот азарт, за уши не оттащишь».

– У меня каникулы, – фыркнул Кен, обгоняя меня.

– Ври кому другому. – Ну не могла я промолчать, порода такая. Быстро обувшись, я при помощи брата натянула куртку. – Спасибо.

– Пока не за что. – Он открыл дверь. – Будь осторожна. И не бойся. Если что, я приду и помогу.

– Защитник. – Я чмокнула его в щеку и принялась спускаться по лестнице.

– Я мужчина все-таки! – весело прозвучало мне вслед, и раздался шум закрываемой двери.

«Мужчина. Ну да… А пока его не разозлить – обычный пацан. Ох уж мне эта фамильная черта!»

Я вышла из подъезда и глубоко вздохнула – так, одну проблему я скинула на здоровую голову. Пусть он теперь помучается. У него в этом отношении мозги лучше работают, а мне нужно разобраться со своими проблемами, и одна из них – страх. Странно, но после того, как я открылась братишке – мне стало легче. На душе просветлело. Да-а-а, все-таки не зря психоаналитики требуют все рассказать и просто разговаривать вслух. Действительно помогает. Хотя людей, говорящих вслух с самим собой обычно сторонятся и называют психами. Парадокс…

Едва слышно падал снег, и ноги сами свернули в давно знакомый парк. Здесь все так же – те же раздолбанные скамейки, те же кусты. Такое ощущение, что я и не уходила отсюда никуда. Что не было размолвки и переезда. С чего-то захотелось курить, и странное чувство ирреальности захватило душу. Машин не было совсем, хотя обычно по маленькой улочке они носятся туда-сюда. Я машинально достала сигарету и принялась хлопать по карманам в поисках зажигалки.

«Куда она делась? Ведь была же! Неужели в клубе забыла?

Приплыли!

Вот склеротик!»

Мой взгляд скользнул по парку в поисках курящих прохожих и наткнулся на пару, сидевшую на крайней скамейке – молодая, лет девятнадцати на первый взгляд, девчонка и пожилого возраста мужчина. Судя по всему, отец и дочь. Девушка была светловолосой, на переносице «сидели» изящные очки. Тоже из наших – четвероглазых. Мужчина сидел рядом и грел ее руки в своих. В его темных глазах застыло странное выражение – смесь нежности, сочувствия и вины. Странно. Он в чем-то виноват перед ней… Впрочем, это не мое дело. У каждого свои проблемы. И хоть он не был похож на курящего, я все же подошла.

– Простите, у вас зажигалки не найдется?

Девушка подняла голову, и по мне скользнул внимательный взгляд серых глаз. По тонким губам скользнула легкая, но укоризненная улыбка.

– Найдется. – Мужчина встал, вытащил зажигалку и поднес ее мне уже зажженную. – Губите себя?

– Спасибо. – Я затянулась и, выдохнув дым, ответила на укор: – А жить вообще вредно, от этого умирают.

– Вы знакомы со словом «смерть»? – неожиданно в разговор вмешалась девушка.

– Нат. – Мужчина быстро обернулся в сторону дочери, но она испытующе смотрела на меня, не обратив внимания на отца.

– Знаешь, – я жестко встретила ее взгляд, – четыре дня назад это слово для меня было синонимом свободы. Не говори о том, в чем не разбираешься.

– А с чего вы взяли, что я этого не знаю? – не отставала она. Вот упрямая. Она неожиданно оперлась на спинку скамейки и встала, оказавшись одного со мной роста. Только сейчас я заметила, что правый ботинок у нее с какими-то вставками.

«Ортопедический? У нее проблема с правой ногой? И не сдается… Молодец».

– А ты знаешь?

– Знаю, и не понаслышке.

Я вздохнула, разглядев в ее глазах желание поспорить и легкую грусть.

– Мне кажется, мы с разных сторон с этим столкнулись.

– Да? – В голосе отчетливо прозвучал скептицизм.

– Да. У слова «смерть» есть множество толкований.

Странно, но ее отец с интересом следил за спором, не вмешиваясь. Мой бы давно влез и дал обеим по шее.

– А с чего вы взяли, что я столкнулась с самым простым?

«Так, или мне кажется, или она начинает злиться?»

– Тебя глаза выдают. – Я улыбнулась. – Они слишком мягкие… Спасибо еще раз. Мне пора. – Я кивнула ее отцу и двинулась дальше.

– Убегаете от спора? – полетело мне в спину, и я остановилась. «Бегство? С чего ты так решила? Я не убегаю, я всего лишь отступаю. А у нее сильная воля. Возможно, она даже сильней меня». На секунду стало горько от обычной жалости к самой себе, но я отогнала это темное чувство. Ни к чему хорошему оно не приведет. Только к депрессии и выводу: «Меня никто не любит, и я никому не нужна в этой жизни»…

– Нет. – Я обернулась. – Просто не дай бог тебе испытать на собственной шкуре что такое «убей или будешь убит». – Я невесело усмехнулась и быстро двинулась дальше по заснеженной аллее, спиной чувствуя ошеломленный взгляд этой нежданной спорщицы. Я чувствовала ее изумление… Да, видимо, ей тоже досталось в этой жизни, раз она вот так в спор вступила. Мне почему-то казалось, что наши с ней дороги еще пересекутся…


4

Рей смял банку и, выбросив ее в урну, нервно закурил – только что в честном поединке на лайтсайберах его одолел разозленный Тестер.

Бета-тестер.

Ярослав.

Паук.

Охотник не сомневался, что остался неузнанным, однако он и не думал, что этот мальчишка настолько рассвирепеет, что «порвет» его, как тузик грелку, за рекордное время.

– И чего он так взбеленился? – Рей недоуменно пожал плечами.

– Не надо было про Темную язвить, – ухмыльнулся Джерри, сидевший в соседнем кресле и наблюдавший за позором коллеги с самого начала. – Ты же знаешь, что они ее теперь берегут, как драгоценность. Ты съязвил, ну вот и получи позорное преткновение джедайским мечом.

– Угу, – вклинился в разговор Кирилл, – вот вернется эта темная «драгоценность» с планом мести и наваляет нам «по самое не балуйся».

– Думаешь, что все-таки отомстит? – заинтересовался Вернер.

– Ну да. – Утвердительно кивнул компьютерщик, однако Рей покачал головой.

– Нет, она не будет мстить явно. Она постарается нас уделать на нашей же территории. Кир, ты следишь за порталом Ксавьера?

– Слежу. Тишина. – Парень пожал плечами. – Ответа на наш клич пока не поступало.

– Ну, хорошую команду собрать не так-то просто, – хмыкнул Джерри. – Так что подождем.

– А ничего другого нам и не остается. – Рей тяжело вздохнул и затянулся погасшей было сигаретой. Сизый дымок устремился к потолку…


Утро для меня началось как-то резко. Не люблю я таких побудок! Вот отключу сотовый на фиг, будете знать… Ну да, а потом мне Лисяра будет часа четыре трындеть, и мне опять станет стыдно! Жуть!

Но это жизнь. И я не хочу ее менять на какую-либо другую.

Как бы то ни было, раздавшийся звонок выдернул меня из полусонного состояния, в котором я пребывала последние два часа. Нащупав телефон на тумбочке, я даже не посмотрела на номер, а сразу поднесла трубку к уху:

– Кто там такой добрый в восемь ночи звонит? – Я намеренно выделила голосом слово «добрый».

– Это я, – коротко прозвучало в ответ, и меня просветили: – Вообще-то уже десять утра.

– Кен. – Я села, обнаружив, что Лешки рядом нет. Метнувшийся к прикрытой двери взгляд напоролся на записку на тумбочке, написанную не слишком ровными буквами: «Буду послезавтра! Люблю. Крепко целую. Твой Лис». – Утро, блин! – Улыбнувшись, я потянулась. – Ты меня разбудил.

– Ну извини, не утерпел, – буркнул парень и усмехнулся. – Соня.

– Угу, я не сова и не жаворонок, – процитировала я свои же слова столетней давности. – Я мутант, и за несвоевременную побудку убить могу!

– Да я помню, как ты в меня будильником запустила много лет назад, – фыркнул Кеннет и сменил тему: – В общем, сестричка, я все сделал, когда я могу приехать?

– Да хоть сейчас. – Я зевнула. – Лиса не будет до послезавтра.

– Хорошо, через сорок минут буду. До встречи.

– Пока. – Я нажала на «отбой», потом, немного подумав, набрала знакомый номер. – Ты почему меня не разбудил? – сурово вопросила я у этого наглеца, когда на том конце прозвучало жизнерадостное: «Доброе утро, солнышко!»

– Ты так сладко спала и улыбалась, – ответил Алексей, и я словно увидела, как он улыбается, – что я просто не посмел. Это было бы жестоко.

– Зараза! – привычно припечатала я его, а на лице против воли расцвела улыбка.

– Согласен. – Он даже спорить не стал.

И вот что с ним за это сделать можно? Только крепко любить, и я сдалась.

– Ладно уж, так и быть – не буду бить… ногами.

– Я польщен, – отозвался Алексей.

Я только хмыкнула в ответ:

– Будь осторожен, Лисенок.

– Я всегда осторожен, – вздохнул мой Наблюдатель. – Чудо ты мое колюче-кусачее, рука сильно болит?

– Пока нет. – Я пошевелила плечом и поморщилась. Сегодня боль была, но тупая. «Черт возьми, заживет этот вывих когда-нибудь?! Вчера – не больно, сегодня – больно! Не поймешь этот организм».

– Вечером или днем заеду – перевязку сделаю. Попробуем немного по-другому зафиксировать. Вчера-то не болело.

– Не болело…

– Я люблю тебя, – сказал он, и связь прервалась. Так, надо вставать, а то скоро братишка придет. И хотя мне очень не хотелось подниматься и что-то делать, пришлось себя пересиливать. Ох, за такое измывательство над собой любимой, мне орден за мужество дать надо… Я дошла до ванны и внимательно посмотрела на свое отражение. Кошмар просто – глаза сонные, волосы дыбом. Тут простым умыванием и не отделаешься…


5

Кеннет был точен как часы, что вообще-то странно, при его страстной нелюбви ко всяческим временным рамкам.

– Привет. – Я пропустила его в квартиру и закрыла дверь. – Проходи.

– Угу. – Он огляделся. – Здесь все по старому.

– Я ничего не трогала. – Я пожала плечами без особого труда – боль была совсем приглушенной. – Твоя комната всегда останется твоей. Помнишь?

– Помню. – Он переобулся. – Комп где?

– Чай или что-нибудь другое будешь? – поинтересовалась я вместо ответа.

– Все потом, сначала дело, – мотнул головой парень. – И прости, но с утра тебе будет проще в это вникнуть.

– Ну, только без намеков на мое труднопробиваемое гуманитарное образование.

– Да я что, я ничего, – рассмеялся брат. – Так где этот монcmep?

– Там же. – Я легонько подтолкнула его в сторону спальни. Кен упираться не стал и в мою комнату вошел с заметным интересом. Еще бы, теперь я тут не одна обитаю.

– Ты как всегда. – Он кивнул на фотографию из моего любимого русского сериала. Потом огляделся еще раз – почти все было как и год назад, до нашей ссоры. Разве что на стуле болтается чистая камуфляжка Лиса, да настроение комнаты немного другое. Миролюбивое и даже несколько семейное.

– Это и не изменится. – Я кивнула на стоявший в углу компьютер. Брат укоризненно покачал головой и, придвинув стул, включил микросхемного друга. По экрану забегали рыжие котята вперемешку с лисятами, и Кен едва мимо стула не промахнулся:

– Это Лис сделал?!

– Ну да. – Я недоуменно взглянула на него, открывая и включая ноутбук. Братец улыбнулся и выложил три каких-то диска на открытый секретер, продолжая наблюдать за снующими по экрану зверьками. – Это он хорошо придумал. – Тут его глаза посерьезнели. – Я программу адаптировал.

– Трудно было? – Я присела рядом.

– Нет, скорей муторно, пришлось менять все последовательно…

Компьютер тем временем загрузился, и Кен вставил все три диска сразу, благо дисководов у меня теперь хватало.

– Значит так, смотри. – Брат включил программу. – Я сейчас закину тебе в регистр загрузки несколько файлов. «Парсек» немного изменю прямо на харде, но копию на диске тебе оставлю. Запускаться они будут автоматически. При включенном «Парсеке» этой версии Охотники вас не засекут. Ты, как и водится, окажешься без связи со всеми, кроме меня, я работаю на других частотах. И еще одно – я нашел пару строчек, переделав которые, получил почти девяностопроцентную возможность при включенном «Парсеке» выйти из игры без сердечного приступа. – Он перевел дыхание. – Однако гарантии дать не могу, так как сама «Панорама» – экспериментальная версия. И моя фигня – тоже экспериментальная. Ваял на голом энтузиазме, потому что под правила она не попадает никаким краем.

– Как это будет работать? – поинтересовалась я, непривычно быстро переварив всю полученную информацию.

– Как обычно. – Руки Кена буквально летали над клавиатурой, меняя настройки. – Дедовскими методами ака «пинки кирзачами кислотной расцветки». Засечь, что ты используешь «Панораму», невозможно. Разве что сама им скажешь об этом. Или я ляпну.

– Тогда я тебя попросту прибью, – пообещала я.

Брат рассмеялся, продолжая что-то менять.

– Я не враг себе. – Он переключился на какое-то окно. – Так, смотри, чтобы все это вернуть на место, снимаешь вот эту галочку, вот эту, а вот здесь ее ставишь, после этого жмешь «Применить». Это на случай, если что-то не так пойдет, – предупредил меня он.

– А что может пойти не так? – Я достала лист бумаги и карандаш, намереваясь записать инструкции. А то водится за мной такая привычка – забыть все и работать исключительно методом тыка. Так и систему угробить недолго. Были уже случаи. Лисяра тогда полдня плевался, ибо я умудрилась загубить все! Хорошо хоть он регулярно все данные на отдельный диск копирует.

– Не знаю. – Он пожал плечами. – Ну, ты же знаешь, что у нас вечно с тобой все через пень-колоду и через тернии к звездам.

– Знаю, только вот это, – я ткнула пальцем в экран, – все равно мало понимаю.

– Не страшно. Со временем разберешься. – Брат мотнул головой. – Я это замаскировал и Лис не должен, по идее, сразу в этом разобраться.

– По идее? – съязвила я, откладывая лист в сторону.

– По идее, – эхом отозвался Кеннет и вдруг предложил: – Попробуешь?

– Ты прикрываешь? – осведомилась я, кивнув на ноутбук. – Если я в Сеть полезу?

– Запросто. – Кен пересел за ноутбук, освобождая мне место. Я уселась, натянула перчатки и приладила шлем. – Сейчас попробуем.

– Какую игру? – Брат закопошился в настойках, одновременно проверяя настройки Сети.

– Банальную – Лару Крофт. – Я не стала оригинальничать. – Тренинг.

Он улыбнулся, а я опустила на глаза шлем. Перед глазами мелькнула заставка, вспыхнул яркий зеленый свет вместо привычного тоннеля, заставивший меня зажмуриться.

«А где: «Система, админский вход?» – во дает! Я ж без этих слов…»

– Все, можешь начинать.

Раздавшийся в голове немного насмешливый голос Кена заставил меня открыть глаза.

– Блин! – Я ошарашено выдохнула. – Ни фига себе детализация!

– Вот и я о чем. Пройдись-ка, проверь чувства и ощущения, – посоветовал он.

Я послушно сделала шаг вперед, чувствуя, как спружинила рифленая подошва военных ботинок, потом прыгнула, совершив перекат. Мышцы заметно напряглись, без особого труда амортизируя резкое приземление, и все. Такое ощущение, словно я сама прыгнула. И тело это я ощущала своим. Именно своим. Возникло стойкое желание стать самой собой. Той, какая я в реальности! Мне не нужны такие габариты. Меня мои устраивают.

– Кен, я пройдусь. – Я двинулась к полосе препятствий.

– Пройдись, – согласился он. – Клавиши помнишь?

– Да. – Я встала на первый ящик тренировочной полосы, намереваясь стартовать по собственному сигналу…

Что сказать, я прошла всю полосу препятствий вместе с тиром в конце и поняла всю прелесть «Панорамы мира». Я быстро привыкла к этому телу и к этому миру. Мне не хотелось уходить. Здесь я могла все. Здесь я была всемогуща. И сейчас я не боялась Игры…

«Черт, а как же тогда при ранении?

Реальная кровь?

Реальная боль?

Не хочу!»

– Вытащи меня, Кен! – практически взмолилась я.

Экран мгновенно погас, я сорвала шлем и резко выдохнула, привыкая к серой реальности. Накатило острое чувство раздражения окружающим, и желание вернуться усилилось.

«Ясно теперь, в чем дело».

– Понятно, почему они сходили с ума. – Я покачала головой и стянула перчатки. – Это натуральный наркотик. Когда возвращаешься – жить не хочется! Здесь все серо.

Диссонанс.

– Да уж, я сам так подумал, едва осилив вчера нажать на «Выход». – Кеннет тяжело вздохнул. – Кто они были?

– Не знаю. – Я пожала плечами, вновь посмотрев на экран с заставкой. – Постараюсь с этим справиться. Оптимист я или где?

– Или как, – пошутил брат. – Ты так и так справишься. У тебя просто нет выбора.

– Не люблю я этих слов: «надо», «должна». – Я поморщилась. – Но выхода действительно нет, я не привыкла бросать все на середине. Слушай, запиши инструкцию, а?

Брат покорно принялся писать, пока я лазила по настройкам, с упрямством двухсотлетнего барана изучая изменения и новые цифры.

– Вот. – Он протянул мне исписанный кривым почерком лист. – Здесь все подробно. Если что не так – звони.

– Если время будет, – отозвалась я, закрыв все окна и вновь принявшись натягивать перчатки. – С этим все ясно, а теперь давай-ка единичный уровень.

– В Иксах? – понятливо осведомился Кеннет.

– Да, вторых. Грузи меня перед домом.

– Ладно, заодно связь отработаем, – легко согласился парень. – И проверим, как ты реагируешь на переключение.

– О'кей. – Я привычно проверила провода. – И еще, поставь переключатель, чтобы я могла сама включать и отключать эту «Панораму».

– Я понял. – Кен поколдовал над клавиатурой ноутбука. – Так, моя частота пять шестьдесят.

– А чего так? – Я приладила шлем, выбрала Электру из заложенных в базу персонажей и включила игру. На экране моментально всплыла линейка загрузки.

– Меня фиг засечешь на таких низких частотах! – гордо сообщил братец.

– И кто из нас интриган? – резонно поинтересовалась я. Он только рассмеялся в ответ:

– Одна ж семейка! Так что? Я включаю?

– Да. – Перед глазами быстро сверкнул зеленый тоннель. – Ты чего там сделал?! – возмутилась я.

– Ничего, это из-за «Парсека», – объяснил Кеннет и честно добавил: – Почти.

– Ладно уж, – ворчнула я и, толкнув калитку, шагнула на дорожку, ведущую к дому Чарльза Ксавьера. Тишина и покой. Сейчас здесь никого нет, потому что это тренировочный уровень – для адаптации новичков и изучения обстановки. Гравий тихо зашуршал под подошвами, пока я неторопливо шагала к дому.

«Ох, мне бы в реальности такое место…»

– Спокойно? – поинтересовался Кеннет, инстинктивно уловив мое настроение.

– Да не то слово. – Я толкнула дверь в дом. – Мне этого в жизни сейчас не хватает.

Я оглядела большой холл и привычно поймала свое отражение в доспехах. Все как всегда, разве что воспоминания заставляют меня нервничать и слишком часто оглядываться по сторонам.

Ведь именно после этой игры на меня вышли.

Именно после этого Ангел предала Тестеров и сдала меня Фэйру.

Именно после этого мне пришлось взяться за оружие, покалечить одного и довести до смерти другого…

– Пройдись по всему дому, – внес предложение брат. – И проверь.

– Мысль дельная, – одобрила я. – Какая клавиша? – И двинулась в свою комнату на второй этаж, оглядывая коридоры, словно видела их в первый раз. В принципе, в какой-то мере так это и было.

– Догадайся! – съязвил Кен.

Не поддержав шутку, я стукнула по «Табу» и вздрогнула – перед глазами мелькнул легкий туман, и будто пелена спала с глаз: детализация – словно стопроцентный дубликат реальности. Постараюсь поверить, что мне не придется использовать эту программу слишком часто.

– Ну как?

– Круто. – Я посмотрела на свои руки и оглядела коридор. «Интересно, а как выглядит мое оружие?» Недолго думая, я рефлекторно сконцентрировала заряд и швырнула шаровую молнию… Ой! Я едва успела закрыться от осколков раздолбанного и подпаленного шкафа. Кончики пальцев привычно кольнуло и отпустило. Щеку засаднило – одна из щепок все-таки задела меня. Ощутив тонкую струйку крови, я вытерла рукавом рубашки – на светлой ткани остался след. – Не фигово! – Я передернулась, представив себе, как будут выглядеть оружие Шторм или когти Росомахи.

– Садисты, – только и сказал брат. И я двинулась на осмотр дома, забыв про царапину. Кровь свернулась и застыла коркой на щеке…

Натурально все до слез!

До боли!

Описывать все, я так думаю, нет смысла, но детализация просто поражала. Это действительно была жизнь. Однако на «Escape» я все же нажала сама!

– Странно. – Покрутив шлем в руках, когда сняла его, я взглянула на брата. – У меня нет острого желания вернуться туда.

– Я же говорил, что ты справишься. – Улыбнулся Кеннет и глянул на часы. – Вопросы еще есть?

– Нет, пока нет. Ты мне точно все написал? – Я стянула перчатки и кинула их рядом с клавиатурой.

– Да, если что – звони. – Брат встал. – А мне пора, забежать кой-куда надо.

– Обязательно. – Я вышла его проводить.

Братец не стал задерживаться – сдается мне, что он все-таки от учебы отлынивает. Вот хакер недобитый! Но у него определенно талант, он до всего доходит сам, своими мозгами. В то время как мне все эти тонкости нужно объяснять и разжевывать, и не по одному разу…

Закрыв за ним дверь, я вернулась в комнату, уселась в кресло, максимально откинувшись на спинку, и уставилась в потолок, размышляя над случившейся переменой. Ведь и часа не прошло, а я умудрилась справиться с этой тягой. Виртуальность – определенно не то, что я искала. «Н-да, я всегда была стукнутой… и теперь оказывается, что всемогущество мне не нужно. Даже сетевое». На душе царило какое-то странное апатичное спокойствие. Вполне вероятно, что позже будут еще приступы, но, думаю, я справлюсь. А пока вперед – надо пользоваться случаем. Пора срыть горы под основание, если есть такая возможность. Я решительно натянула перчатки – играть без прикрытия пока не буду, но по Сети поброжу. Темной действительно пора возвращаться… Пальцы привычно нажали «Start» после выбора персонажа – тоннель промелькнул и исчез за доли секунды, оставив меня оглядываться. Где тут адрес набирают? Перед глазами послушно развернулось окошко с пустой строчкой и мигающим курсором. Ага, спасибо за подсказку для «особо одаренных». Я набрала знакомый адрес – вновь на мгновение показалась линейка загрузки и появилась стилизованная дверь. Ну что же, вперед. Практически машинально я набила свой извечный пароль, выбрала помещение «Таверна» и нажала «Вход», окунаясь в трехмерное пространство и шагая вперед сквозь пелену допуска.

Глаза рефлекторно прищурились, привыкая к полусумрачному освещению. Здесь никогда и ничего не изменится: легкий шум, столики, посетители. Как случайные, так и постоянные. Мне был нужен дальний угловой столик на трех человек. От входа не видно, есть там кто-нибудь или нет. Иногда жаль, что приходится переться через все помещение. Немного помедлив, я решительно двинулась в тот угол.

– Здесь занято, – небрежно бросил темноволосый мужчина, занимавший один целый столик, не обратив внимания на меня, не оторвав взгляда от кружки.

– Я в курсе. – Я легонько отпихнула в сторону свободный стул и добавила: – Мегало.

Он резко вскинул голову, по моим губам скользнула едва заметная улыбка.

– Привет. Давно не виделись.

Какое-то время мужчина изучал меня, потом усмехнулся.

– Темная, рад тебя вновь видеть в Сети, с чем пришла? – Он протянул мне руку, не вставая, и я пожала ее, ответив:

– Я возвращаюсь.

Мег изумленно вскинул брови… еще бы. Я его превосходно понимала. Ведь всем и каждому было известно, что я нахожусь в жутчайшем депрессняке и надежда на мое скорое возвращение весьма и весьма призрачна. Я присела на соседний стул, облокотившись на столешницу.

– Удивлен?

– Да, – он как-то мягко улыбнулся. – И все же – с возвращением. Я рад, что ты справилась.

– Не справилась, Мег. – Я покачала головой. – Просто не могу бросить все на половине. Истерить буду потом.

– Что ж, логично. – Мегало кивнул. – Твои дальнейшие действия?

– Общий сбор. – Я слегка поморщилась. – Цель – Охотник Рей. У меня есть кое-какие идеи, и мне нужна наша пятерка и пара Наблюдателей.

Наш мастодонт призадумался.

– Может, поделишься своими идеями со стариком? Я склонила голову на бок.

– Ты же знаешь, что и как случилось. Фэйр кое-чем со мной поделился.

– Знаю, «Панорамой», – согласился он.

– А то, что у меня адаптированная к «Парсеку» версия, ты тоже знаешь? – несколько ехидно осведомилась я.

Мегало теперь уже ошарашено на меня посмотрел, так и не донеся кружку до рта. В глазах мелькнуло подозрение.

– Откуда?

– Ветер принес. – Я жестом заказала себе сока и отпила из мгновенно появившегося передо мной на столике стакана. – Не волнуйся, этот хакер надежней меня.

– Не в этом дело. – Мегало отставил так и не допитую кружку и прищурился. – Винт сказал, что на адаптацию потребуется три дня.

– Да, мне он тоже сказал. – Я не стала спорить. – Но он не единственный гений в этом мире.

– Кто? – В голосе прозвучал четкий приказ.

– Это мое дело, – отрезала я, проигнорировав тон. – Так даете добро на сбор, или мне самой действовать?

– А ты изменилась. – Мег все-таки отпил из кружки.

– Меня вынудили, так что давай оставим это, – посоветовала я. – Потом я тебя выслушаю, если выживу.

– Как скажешь. – Немного поразмыслив, Наблюдатель принял решение. – Хорошо, ты командуешь. Где и когда?

– Мос Эйсли Кантина, Татуин, через два часа за виповским столиком. – Сообщив это, я встала, отодвинув недопитый стакан в сторону.

– Все будут! – пообещал Мегало.

– Отлично. До встречи. – И я вышла из Таверны. Немного постояв возле нарисованной двери и прислушавшись к своим странным ощущениям, я резко нажала на «Выход» и возмущенно сдернула шлем с головы. – Лис!

– Чего? – абсолютно невинно отозвался мой Наблюдатель, сидя на корточках возле кресла.

– Того самого, – огрызнулась я, бросив шлем на секретер и стягивая перчатки. «Ну нормально! Я там вся в серьезных раздумьях и разговорах, а он меня щекочет. Зараза!» О чем я ему прямо и заявила: – Зараза лисья!

– Поворчи мне еще. – Лешка поднялся и вытащил меня из кресла. – Пошли, я тебе перевязку сделаю.

– Пойдем. – Я подчинилась, позволив утащить себя в ванную. Да и не подчиниться я просто не могла. С него бы сталось меня силой туда затащить… И только когда он закончил перевязку, я сообщила.

– Я только что с Мегало разговаривала.

– И что? – Лис складывал медикаменты обратно на полку.

– Через два часа сбор в Мос Эйсли Кантина. Нашей пятерки. – Я наблюдала за его реакцией.

Руки парня на секунду замерли, потом продолжили движение, укладывая сверху всего бинты.

– Ты пойдешь?

Голос его был ровным и спокойным.

– Леш, я и есть инициатор этой встречи. – Я потерла вдруг зачесавшееся больное плечо и встала с края ванны. – Пора с этим заканчивать.

– Ну что же. – На губах моего Наблюдателя проскочила жесткая усмешка. – Я рад это слышать. Добьем, чем сможем.

– Ты будешь?

– Да, – кивнул он, поворачиваясь, – с работы.

– Отлично. – Шагнув вперед, я обняла его, зарывшись носом в камуфляжку. – С тобой мне спокойнее.

– Ох, котенок ты мой. – Он отстранил меня и, коснувшись губами лба, вздохнул. – Извини, мне уже пора.

– Знаю. – Я запрокинула голову, чтобы видеть его глаза. – Только «Панораму» прихвати.

– На фиг?

– У меня теперь адаптированная версия.

Лис какое-то время молча меня рассматривал, потом повернулся и вышел.

«А? Как-то я реакцию не уловила».

– Леш, ты чего? – Я вошла в комнату. Мне стало не по себе. Наблюдатель сидел за основным компом, что-то быстро просматривая.

– Ничего. – Он закрыл все окна, встал, подошел вплотную ко мне и коротко спросил: – Кто?

– Ему я верю. – Я упрямо не называла имени.

Лис покачал головой и вздохнул.

– Больше спрашивать не буду – захочешь, сама расскажешь.

«И почему я не удивлена, что он так сказал? Как-то странно, но он всегда меня понимает».

– Спасибо.

– Ты сейчас командуешь, – улыбнулся он, – интриганка.

– Сам не лучше. – Я дотянулась до диска и вручила его Лису. – Здесь «Панорама». Передашь остальным?

– Разумеется, у нас будет время ее опробовать. – Он повертел в руках прозрачную коробочку без опознавательных знаков. – Два часа есть, а наши все сейчас в Сети будут.

– Знаю, но это уже твоя стихия. Иди, иначе расплачусь. – Я вытолкала его из комнаты, понимая, что могу попросту не отпустить. Я очень хотела, чтобы он был сейчас рядом.

– Я ушел.

Через секунду входная дверь едва слышно хлопнула. Немного помедлив, я все же прошла в коридор и, закрыв дверь на замок, обернулась к зеркалу – на меня смотрели уставшие глаза старого человека…

Неужели я так постарела за эти дни?

Нет больше блеска, нет больше ехидства, есть только странная боль.

Что же ты натворил, Фэйр?

Что же ты со мной сделал?

Против воли на глаза навернулись слезы, поверхность зеркала дернулась и поплыла. Пальцы сжались в кулаки – не заплачу! Жалеть себя можно, но не в таких же количествах… Я сморгнула и вытерла глаза тыльной стороной ладони.

Что-то мелькнуло в зеркале… Что? Но поверхность была ровной и гладкой, как и прежде. Так, кажется, у меня начались галлюцинации. Только этого мне и не хватало…

Фэйр, будь ты проклят!!!


6

За столиком Мос Эйсли Кантона царило несколько напряженное молчание. Буквально пять минут назад я закончила свой подробный рассказ о произошедшем. Рассказала, ни о чем не умолчав. Ни о чем! Друзья молча потягивали какие-то коктейли, обдумывая услышанное. Как я уже знала, каждый из них получил адаптированную «Панораму» и успел ее опробовать. Последствия оптимизма не добавляли…

– Совсем хреново, – вздохнул вдруг Соло-Бонд и поморщился.

– Точнее не скажешь, – согласно отозвалась я, находясь сейчас в невзрачном облике наемницы Индико. На поясе болтался трофейный сдвоенный меч, честно отобранный у Дарта Мола – Бетовика из Питера – во время серьезнейшего поединка в карты еще до моего похищения.

– С этим надо что-то делать. – Скайвокер, он же Яр, поболтал в стакане жидкость непонятного цвета. – С нами хотят разобраться поодиночке – это ясно. Но! У нас есть адаптированная «Панорама». С ее помощью мы их одолеем. – Он криво усмехнулся. – И еще у нас есть Темная. Ведь пока никто не в курсе, что она вернулась. А есть Темная – значит, наша команда в сборе. А раз так – есть шанс выстоять.

– Они не должны заподозрить что-то раньше времени. – Джейд покачала головой, отчего ее косы, так как она была в роли принцессы Леи, едва не свалились с головы. – Они бросили клич о денежной игре по вторым Иксам. Пока поступило всего три заявки. Команды, кстати, послабее нашей.

– Значит, – заявил СЗПО, под личиной которого сейчас скрывался Координатор, – надо, чтобы все шло практически по сценарию. Надо все обсудить и обдумать, чтобы не влипнуть, и постараться обыграть их.

– А толку от этого обдумывания? – Я отпила из стакана. – Ангел все равно ведь предатель, хотя если специально через нее сработать…

– Что ты предлагаешь? – Мрак в лице пожилого Оби Вана вопросительно посмотрел на меня.

– Подыграть противнику. – Я склонила голову на бок. – Дать заявку с моим участием. Кое-где как бы проговориться, что Темная решила попробовать справиться с психологическим шоком. А в Иксах не так уж и много народу. Сами посудите: дети под присмотром Росомахи и Электры будут в доме. Джина и Шторм в Храме – с Куртом, Циклоп с Ксавьером – вообще в тюрьме вместе с Магнето. Больше серьезных противников там быть не может! И мое мнение, – прекратила объяснение я, – надо дать заявку. И через Ангела пустить слух, что я банально психую.

– Дела-а-а… – протянул-проревел Чуи, а точнее Джип. – Комбинация просто неприличная. Так и тянет грязно выругаться.

Мы переглянулись и замолчали. Выходов действительно было мало. В открытом поединке мы не выстоим, как бы не петушились, но и прятаться дальше нельзя.

– Под видом Страйкера, – вклинился в молчание Лис, трелями Р2Д2 заставив нас вздрогнуть. – Рей?

– Да. – Я вспомнила последние слова Фэйра, и меня передернуло. Мне до сих пор снился умирающий Охотник…

– Н-да. – Координатор качнул механической головой. – Выбор у нас в любом случае небольшой. Принимаем бой по приближенному сценарию. Если понадобится, включите эту чертову программу, остальных, сами понимаете, подставлять нельзя. Во-первых, у нас нет на это никакого права, а во-вторых, мы не можем дать им такое оружие. Мы уверены лишь в вас, друзья мои…

«Вот за доверие спасибо. Странно, что они не боятся того, что мы можем сломаться. Хотя их можно понять: если не верить в нас, то во что вообще верить в этом мире? А так, и нам это доверие не даст отступить, и им поможет сохранить душевное равновесие. Все правильно, хотя так не должно быть. Ибо из всего этого следует лишь одна фраза: «если не мы, то кто?»

Ответа нет, как нет и тех, кому ее можно адресовать».

– Когда? – Соло поднял лохматую голову, прерывая тем самым затянувшееся молчание.

– Через три дня начинаем, – сообщил Оби Ван.

Я помолчала, подсчитывая срок, и вдруг пристально посмотрела на друзей:

– Ангела оставьте мне, после всего я сама с ней разберусь.

– Берс!

– Не спорьте! – Я упрямо помотала головой. – За мной должок. А я этого не люблю.

Друзья переглянулись и отступили.

– Мы подключим еще нескольких Тестеров, – сообщил Чарльз, возвращаясь к первоначальной теме, – вместо детей.

– Потасовочка будет ого-го, – пропиликал Лис.

– Когда заявку проверят? – спросила Лея.

– До завтра точно, если подадим сегодня, – ответил Бонд. – А потом мы уже сами назначаем время вступления в игру. Ориентировочно – на следующей неделе.

– Тогда с завтрашнего дня потренируемся в Иксах. Они должны клюнуть на такое безобразие. – Я посмотрела на Максима и сменила тему: – Что со «Звездными войнами»?

Координатор, если б мог, поморщился.

– Не помешало бы вычислить и почистить немного.

Лешка вдруг радостно изобразил залихватский марш:

– Играем на издевательство.

– Играем. – Ухмыльнулась молчавшая доселе Китана, находившаяся в облике невзрачного джаваса и до сих пор тихо сидевшая под столом. Однако сейчас она выползла и, пыхтя от напряжения, забралась на колени к Соло, чтобы ее было всем видно. – У меня предложение начать прямо сейчас. Есть короткий отрезок игры, куда мы можем вклиниться без особого ущерба. Точнее, вклиниться могут три-четыре человека.

– Какой отрезок? – заинтересовался Ярослав.

– Когда Амидалу вытаскивают из камеры и доставляют до ангара, – отозвалась Кит.

– За королеву кто играет? – Теперь уже я задала вопрос. – Или она компьютерная болванка?

– Не, – качнула головой Наблюдатель, – она не НПС, в том отрезке за Амидалу играет какой-то Тестер-новичок. Недавно появился.

– Кто? – Даже робот Р2Д2 заинтересованно привстал на своих колесах.

– Девчонка, – откликнулся Максим. – Позывной – Тихоня.

– Ее кто-нибудь прикрывает? – осведомился Бонд.

– В том-то и дело, что нет, – сообщил СЗПО. – Однако отследить ее достаточно сложно. Как мне показалось, она сама себе прикрытие.

– Странно. – Я потерла подбородок. «Тестер? Да еще без прикрытия? Маловероятно, что она не подставное лицо. Хотя кто знает, иногда бывают и исключения из правил. И Тестеры могут быть Наблюдателями».

– Ясно. – Лешка тоже призадумался. – К сожалению, играть сейчас не смогу, чтобы посмотреть на этого новичка. Только прикрывать.

– Какие там роли? – неожиданно оживился Ярослав.

– Кай-Гон Джин, Оби Ван в молодости, Джар Джар, – хмыкнула Китана и хлопнула по руке Соло, попытавшегося ее ласково погладить по голове. – Отстань, противный!

Бонд обиженно фыркнул и ткнул ее пальцем в бок. Джавас зашипела не хуже змеи, но смолчала, ибо на них теперь смотрели все.

– Темная должна играть! – вмешался Мрак. – Иначе соответствовать не будет.

– В роли кого? – не удержалась я от ехидной реплики.

Ребята вновь переглянулись.

– В принципе, – задумчиво произнес мой Наблюдатель, – Оби Вана заменить на твою Индико плевое дело.

– Я тогда Кай-Гон, – заявил Яр и кивнул роботу. – Не волнуйся, Леш, я за ней присмотрю.

– Буду премного благодарен, – пропиликал дройд.

Я фыркнула, но опять смолчала. «Пусть, так лучше. Лис тогда будет спокоен. Пауку он может доверить приглядывать за мной… Хотя кто еще за кем присмотрит – это вопрос».

– Я тогда в роли Джар Джара! – выпалила Джейд раньше, нежели Джип сообразил, что остался последний персонаж. Вот уж кому по фигу в чьей шкуре скакать.

– А остальным тогда что делать? – несколько ревниво вопросил Юра, обиженный тем, что подраться не удастся.

– В Иксы идти, – посоветовал Координатор и обвел всех мрачным взглядом светящихся глаз-лампочек. – Обстановку разведывать и соответствовать легенде. Ясно?

– Ясно, – чуть ли не хором отозвались Тестеры.

– Тогда вперед, – подбодрил нас Мрак, и мы дружно встали, чтобы разойтись по играм.

– Дарк, – позвал вдруг Максим.

– А? – обернулась я, остановившись.

– Береги себя. – Глаза СЗПО сверкнули.

– Обязательно. – Я улыбнулась и направилась к выходу, чувствуя между лопаток встревоженный взгляд Наблюдателя. Ему страшно, что я сломаюсь, не выдержав психологического давления. И он прав – я на грани…

– Ну что? – вопросом встретил меня Скайвокер возле входа. – Двинули на подвиги?

– Да. – Китана путалась под ногами. – Я проведу до уровня, а дальше сами, меняйте облик и – вперед.

– Удачи, – пожелал нам Бонд.

– Спасибо. – Мы хлопнули друг друга по рукам и по лапам и разошлись. Лисий Наблюдатель просто растворился, выйдя из Игры. И пожать-то ему нечего. Только постучать по кумполу, а нельзя – обидится еще. Ведройд, блин!

– С чего все начинается? – поинтересовалась Ди у семенящей впереди Китаны.

– С коридора у камеры Амидалы. – Наблюдатель даже не обернулась. – Подхватываете ее и драпаете. Ваша задача провести Ее Занозное Высочество сквозь все имперские посты до корабля в ангаре целой и невредимой.

– Угу. Понял. – Яр о чем-то призадумался, пиная камешки под ногами.

– Яр! – Я ткнула его пальцем в плечо. – Не надо делать такое лицо, мне страшно становится. Ты явно гадость какую-то задумал!

– А? – Юный джедай очнулся и несколько ошалело уставился на меня. – Ты о чем?!

– Яр!

Сообразив, о чем я толкую, Бетовик успокоил меня:

– Мне просто интересно, что это за Тестер – Тихоня. Появилась не так давно, примерно после того, как мы от Бонда вернулись, но талант у нее определенно есть. Я долго наблюдал за ее игрой в «Дюне» – нестандартно мыслит, по-нашему.

– Опасно сейчас кого-то брать в нашу компанию, – бросила Китана. – Так что пока наблюдаем. Она – москвичка, мы отслеживаем ее поведение и сетевые связи. И все-таки странно, что она так удачно появилась. Ангела нет, Темная психует, и, на тебе, – явление талантливого новичка.

– Подозрительно, – кивнула я. – Но может быть и просто совпадением. Если во всем видеть лапу Организации, то так и до паранойи недолго, а я в психушку не хочу.

– Это не обсуждается, – задумчиво ответила Китана. – Никто туда не хочет. Решено, возьмемся за нее попозже. В Игре посмотрите, как она и что.

– Принято. – Я пнула какой-то камень, и он отлетел в стенку. Какой-то гуманоид зашипел в мой адрес что-то неприличное. Его счастье, что я не поняла что именно, посему я молча положила ладонь на рукоятку бластера, и тот понятливо исчез.

«Правильно, меня лучше не злить, мне лучше не перечить и на меня лучше не ругаться, а то пепла потом не соберешь…»

– Ну, тогда молчу, – согласился Паук, меняя тему. – Сейчас как поиграем! Как раздолбаем все во имя Силы! – Он наставительно поднял указательный палец вверх и, не выдержав, рассмеялся. – Ох и покрушим же.

– Не знаю. – Я равнодушно пожала плечами. – Мне как-то все равно.

– Кристин. – Яр чуть замедлил шаг, поравнявшись со мной, и приобнял за плечи. – Ну что ты пессимистничаешь, а?

– А то ты не знаешь, – поморщилась я. – Просто еще не пришла в себя.

Я не врала, мне действительно было не столько не по себе, сколько просто тяжело. Вполне вероятно, что я просто переоценила свои силы и так долго в Сети быть не могу. Потом будет еще хуже, но я должна разобраться сначала с Охотником, а потом и с Ангелом.

– Знаю. – Паук вздохнул, словно поняв, что я чувствовала сейчас. – Хочешь, в Москву приеду?

– Яр, а толку? – Я чуть склонила голову к нему на плечо. – Если уж Лис не может помочь.

– Лис это Лис, – хмыкнул парень, – а друг это друг. Пусть и влюбленный безответно.

– Это пройдет, как только встретишь подходящую девушку. – Я невольно улыбнулась такому признанию.

– Да когда это будет! – весело отозвался Тестер. – А пока я лучше тебя обожать буду! От Дианы все равно хрен чего хорошего дождешься. – Он кивнул на бредущую чуть впереди Лею. – Она меня даже поцеловать-то по-настоящему не хочет.

– Я все слышу! – предупредила девушка, не оборачиваясь. – Еще одна шпилька в мой адрес, и я тебя придушу!

– Не-а!

– Почему это? – Ди даже замедлила шаг, чтобы поравняться с нами. Темные глаза внимательно и заинтересованно следили за Скайвокером.

– Я за Темную спрячусь, а она тебя сильнее! – гордо возвестил Яр.

Джейд даже опешила от такого заявления.

Против воли я рассмеялась.

– Ох, ребята, как же я вас люблю.

– Мы тебя тоже, – заявила Ди. – И не позволим тебя обижать.

Я подумала: «Спасибо вам, друзья, что вы есть…»

– Не позволим, – заверил Паук и огляделся. – А эта шмакодявка где?

Мы встрепенулись – Китаны действительно впереди не было. За психологическими размышлениями мы и не заметили, как наша провожатая пропала. Рефлекторно схватившись за оружие, наша троица принялась изучать оживленную улицу.

«Куда она могла смыться? Или ее сперли? За джаваса много не дадут, но они вообще очень полезны в хозяйстве, а в этой игре рабство практикуется. Нацепят ошейник, и все: сиди – не пищи».

– Ох ты… – Ярослав вдруг едва не рухнул, получив сильный пинок под коленку. Он крутанулся, вытаскивая бластер, но успел себя сдержать: перед ним грозно «возвышалась» потерянная Китана.

– За шмакодявку ответишь! – фыркнула Наблюдатель и кивнула в какую-то темную подворотню. – Там замызганная дверь – за ней комната снаряжения, ну а дальше уже вход в игру, валите!

– Есть! – Яр и Ди выпрямились по стойке смирно и, козырнув, хором отрапортовали: – Рады стараться, вашь высокоблагородь!

– Вот балбесы, – беззлобно ругнулась девушка и перевела взгляд светящихся круглых глаз на меня. – Берс, все будет хорошо. – И Китана шустро смылась из поля нашего зрения, мгновенно затерявшись в толпе всяких гуманоидов и не очень.

– От зараза, – хохотнул Тестер и подхватил нас с Ди под руки. – Вперед, рахиты, на подвиги!

Мы с Джейд переглянулись и позволили себя утащить в подворотню. Там Яр нас отпустил и толкнул незапертую дверь – за ней была темнота. Паук решительно шагнул через порог, мы последовали за ним, и дверь закрылась. Спустя секунду зажегся свет.

– Я сейчас… – Скайвокер растворился в воздухе.

– Мне тоже приодеться надо, – согласилась Диана, так же исчезая.

Я пожала плечами и переключилась на наносвязь.

– Лис, снаряжение подновлять будем? – Я осмотрела себя: черные брюки, заправленные в высокие сапоги на шнуровке и с невысоким каблуком, черная куртка, надетая на темно-серую хэбэшную водолазку. На широком поясе – кобура с бластером и сдвоенный меч. На этом все заканчивалось.

– Да, – немного поразмыслив, сказал Лешка, – добавим трос и еще пару мелочей. Пригодится. Ты же наемница.

– Давай. – Я закрыла глаза, вызывая настройки. «Так, броня, бластер, уровень Силы, а вот… Инвентарь. Ну и мусора же тут. Порядок надо навести». Пока я раздумывала над тем, что и как надо выкинуть, в инвентаре наметилось заметное оживление: предметы начали переползать туда-сюда, некоторые исчезли, некоторые появились. Лис делал за меня всю работу.

– Все. Теперь у тебя полный комплект, – сообщил он мне, когда шевеление в вещах прекратилось.

– Спасибо. – Я только собралась устроиться возле стены, когда в помещении возник признанный Мастер-джедай Кай-Гон Джин и огляделся. Заметив меня, он церемонно склонился.

– Миледи, я к вашим услугам. Не желаете стать подованом?

– Благодарю вас, Мастер. – Я так же церемонно склонила голову, потом улыбнулась. – Слушать твои нотации постоянно? Увольте! Наемникам больше платят. Кстати, тебе идет эта внешность.

– Тебе тоже, – съязвил Ярослав и резко отшатнулся – на его месте тут же возник лопоухий Джар Джар.

– Хей хоп! Миру мир! Олени вне конкуренции! – жизнерадостно провопил он и, оглядев целого и невредимого джедая, обиженно засопел: – Ты можешь хоть раз сдаться на милость красивой девушке?

– Ни за что! – моментально открестился Паук. – Я не враг самому себе! Чтоб ты меня копытами затоптала, гуманоида неопознанная? Да ни в жисть!

– Бу! – Джейд вывалила длинный язык и подразнила Тестера.

В глазах старого джедая сверкнули молнии – предвестницы очередной разборки с применением подручных средств. Пришлось вклиниться:

– Цыц! Так, мы играем али как?

Они переглянулись и едва ли не хором произнесли:

– Играем.

– Тогда чего как «детский сад, штаны на лямках»? – справедливо возмутилась я.

– Ну-у… – Парочка потупила взоры и принялась разглядывать пол. Синхронность – первый класс.

– Ясно. – Я с тяжелым вздохом указала на вторую дверь. – Веди, джедай!

– Сама не лучше! – огрызнулся Яр, мгновенно настраиваясь на серьезный лад, и направился к двери. Синхронное нажатие кнопки «Start», и мы оказались в коридоре. Направо – пусто, налево – тоже ничего хорошего.

«И куда?»

– Лис. Нам куда? – в такт моим мыслям вопросил Паук у Алексея.

– Направо. Амидола в соседнем коридоре, – отозвался Наблюдатель. – Там тюремные камеры.

– Тогда вперед. – Джар Джар подтолкнул нас в ту сторону… В соседнем коридоре пока было тихо, однако едва мы подошли к нужной камере, как из разных щелей – и как только насверлить успели – понабежали роботы.

«Блин! Почему я ни капли не удивлена?»

– Черт! – Джейд, как единственная безоружная, прижалась спиной к двери, судорожно начиная подыскивать пароль, чтобы открыть камеру. Ну что поделаешь: правило игры – подобрать пароль вручную, а не разнести замок к чертям собачьим одним выстрелом в упор.

– Ведройды чертовы! – Яр крутанул меч, в одну секунду выуженный из-под плаща, и отбросил ближайших троих волной Силы. Лазерное салатовое лезвие ярко полыхнуло в свете ламп.

– Ди! Вытаскивай ее! – Я, включив один клинок и не разъединяя сдвоенную рукоятку, прикрывала подругу, отбивая бластерные выстрелы. Не желаю, чтобы она на дуршлаг походила. Да и мне тоже не очень хочется становиться дырявой и быть выкинутой из игры со скоростью света… Лайтсайбер выписывал диковинные петли и кривые, выполняя роль щита и отбивая лазерные выстрелы роботов. «Они нас что, живыми взять хотят?»

– Сейчас! – Тестер все-таки взломала пароль и вломилась в камеру с воплем: – Вашство, на выход! Иначе нас счас тут покрошат шо картошку в суп!

– Иду. – Амидала, оправдывая позывной играющего ее роль Тестера, осторожно высунула нос в коридор.

– О боги Тьмы и их любовницы! – выдохнул гуманоид и, не теряя времени, вытолкнул ее в коридор. После чего выскочил сам и, схватив за руку, поволок королеву направо – там дройдов уже не было. Мы с Яром быстро добивали остатки этой партии, буквально втаптывая запчасти в пол и крутясь как волчки, чтобы успеть отбить все выстрелы. Коридор теперь были похож на картину «они сражались за родину».

– Вот она – технократия и футуризм, – глубокомысленно выдала я, настороженно оглядываясь. Новых дройдов пока не было. Клинок в моих руках треснул и затих.

– Похоже пока все. – Кай-Гон вытер широким рукавом лоб и отключил меч. – Да, на этой карте пока по нулям.

– Если мы тут стоять так будем, – я потянула Мастера за рукав, – то сейчас еще партия прибежит. Куда столько металлолома потом девать?

– Тут ты права, – согласился Яр, и мы припустили вслед за королевой. Однако далеко уйти она не успела.

– Джедаи, вперед! – ядовитой репликой встретила нас Ди возле угла. Высовываться гуманоид явно не торопился.

– Типа, идите первыми, а мы потом за вас отомстим? – съязвил Кай-Гон и прищурился, сканируя пространство, а иначе говоря, смотрел на радар.

Я тоже вызвала панель ауросенорики и хмыкнула:

– Там никого.

– Да, тихо, в соседних коридорах тоже. – Джедай прекратил щуриться и посмотрел на меня. Я только пожала плечами. Ну что поделать, при его уровне, плевое дело просканировать на три коридора в радиусе. Это я недоучка – только на один чувствую и вижу.

– Держи-ка. – Я вытащила из кобуры бластер и протянула Джару рукояткой вперед. – Только нас не подстрели от избытка чувств.

– Постараюсь, – кивнул он, сжав оружие своей лапищей.

– Так, в темпе, – бросил Яр, и Ди осторожно двинулась вперед. Мы, чуть помедлив, пошли за ними. И… никого. В следующем коридоре было тихо и спокойно – словно ничего и не стряслось. Словно и не было тут диверсантов в нашем лице.

– А где… – начала было Амидала, но договорить не успела – из каких-то неожиданно открывшихся отверстий выкатились шустрые металлические мячики и начали разворачиваться в боевых дройдов класса «А-А». Колобки с защитным полем… Ну ничего нового и оригинального. Странно, что Организация не додумалась сюда что-нибудь помощнее затолкать, вроде танка. Наши джедайские рефлексы сработали мгновенно. На редкость синхронно включились клинки, и раздался привычный приглушенный гул лезвий.

– Тьфу на вас! – Кай-Гон мастерски пнул первого, отчего тот кубарем отлетел к стене, и воткнул меч по самую рукоятку во второго.

– Ходят тут всякие, – поддержала я его, с размаху перерубая еще одного, потом развернулась, проворачивая меч по замысловатой траектории и обрушивая его на третьего колобка.

«Так… что-то я слишком легко дройда сломала». Спустя секунду пришло понимание: пропала давящая тяжесть. Мне стало значительно легче. Не хотелось больше забиться в угол за чью-нибудь спину и тупо сидеть там, жалея себя. Ну что же, значит, так тому и быть!

Джар, прижав к стене Амидалу, методично расстреливал тех, у кого нашими стараниями было повреждено защитное поле.

– Бодры надо говорить бодрее! – Ди хмыкнула, заставив Тихоню пригнуться, спасая от порции выстрелов, прошивших стену точно над их головами. – Ну что, Тихоня, получила адреналину «по самое не балуйся»?

Мы с Кай-Гоном даже спинами ощутили, как напряглась королева:

– Откуда вы знаете?

– От верблюда! – огрызнулась Джейд. – Неужели Бетовиков не признала?

– Кай! Сзади! – Это уже был мой вопль.

Джедай увернулся и, едва не сплюнув, сообщил:

– Если в сердце дверь закрыта… – Он крутанул лайтсайбер вокруг своей оси, и еще два дройда пошли на металлолом.

– …Нужно в печень постучаться. – Я волной Силы разбила трех нападавших об стенку. – Нет печени – нет криминала. – Встряхнувшись, словно собака, я опустила меч, выключая клинок. – Мастер, кунды?

– Тунды. – Кай-Гон величественным жестом указал налево, не забыв показать мне кулак из-под поли длинного плаща.

– В тундру что ли? – не поняла Амидала.

– Сама ты тундра, село неасфальтированное, – вмешалась Диана. – Тунды – это значит ноги в руки – и вперед на подвиги по дороге из желтого кирпича!

Тихоня поперхнулась от столь многообещающих перспектив, но послушно пошла за гуманоидом, как буксир тянувшим ее за руку. Мы, в последний раз оглядев захламленный коридор, двинулись следом, однако я успела ткнуть Кай-Гона кулаком в бок, переходя на наносвязь:

– Ты мне еще погрози!

– Ну сама же спросила!– фыркнул Паук, но толкаться в ответ не стал. Я тоже фыркнула и принялась внимательно наблюдать за окружающей обстановкой. Н-да, пустыня: дройды, да и вообще живые существа как таковые, нам не попадались. Куда все делись? Вымерли что ли? Или просто этап такой?

Дальше коридоры в большинстве своем были однообразные: тихие, хорошо освещенные. Нас эта тишина и радовала и огорчала.

Радовала – не приходилось драться и отстреливаться.

Пугала – черт его знает, что нас ждет впереди.

– Так откуда вы меня знаете? – Королева решила проявить несвойственное ей любопытство, пользуясь свободным временем.

– Мы многое знаем, – пожал плечами Мастер-джедай. – Тебя это задевает?

– Есть немного, – призналась она. – Никогда не думала, что меня будут Бетовики спасать. Кто вы?

– На фиг тебе это? – не слишком дружелюбно спросила я.

– Инди! – Джар легонько толкнул меня локтем в плечо, ибо руку вытаскивать из-под плаща ему было в лом. – Не пугай ребятенка!

– Я не ребенок! – взвилась Тихоня. – Мне уже девятнадцать!

«Вот ты и прокололась. Нельзя вестись на такие скрытые подначки. Иначе можешь не дожить до следующего дня рождения. Хотя все можно списать на неопытность…»

– А мне – двадцать четыре, – философски сообщила я. – Кай-Гону – двадцать пять, Джару – тоже двадцать четыре. И играем мы уже прилично. Вопросы есть?

– Нет. – Амидала надулась.

Мы только с улыбками переглянулись: точно ребенок.

– А хотя есть. – Королева видимо решила оставить свою обиду на потом.

«Вот умница. Если она все-таки не подставное лицо, у нее есть шансы выжить в этой борьбе».

– Какой? – Ярослав на долю секунды оглянулся.

– Где Оби Ван?

– Извини. – Я едва опередила Паука, собиравшегося сказать какую-нибудь ехидную гадость, – Оби Вана не будет по техническим причинам – женится.

Ярослав от такой новости закашлялся, но я не обратила на это никакого внимания.

– Вместо него играю я. Мое имя Индико Перер Тейо, мой статус – наемница и по совместительству совесть вот этого типа! – Мой палец уперся в Мастера-джедая.

– Темнотыш, – как-то ласково и нежно проворчал Паук. – Я тебя, ей-Тьма… тьфу ты, Джин же светлый, в общем, сама придумаешь во имя чего, придушу когда-нибудь за столь страстное проявление чувств к моей скромной седой персоне.

– Или она тебя, – внесла лепту Джейд, сохраняя философское выражение ли… морды, – что наиболее вероятно.

– Темнотыш?

Я спиной чувствовала напряженный взгляд Тихони, почему и помедлила с ехидным ответом, ожидая продолжения.

– Индико… значит… значит, ты и есть Темная? Темный Бета-тестер? Та самая? Дарк?!

«Быстро же она сложила два и два. Черт, неужели она противник?! Не хотелось бы. Мне остальных вполне хватает».

– Ну, та самая, и что? – призналась я наконец и добавила, не оборачиваясь. – Будешь автограф просить – прибью!

– Не буду. – Амидала покачала головой. – Получается, что ты все-таки играешь?

– Ну да. – Я кинула слегка недоуменный короткий взгляд через плечо. «А она чего ожидала?»

– Куда она денется с подводной лодки? – вмешался Кай-Гон. – Ладно, девочки и мальчики, давайте решать… – Он оглядел развилку коридора. – Прямо пойдешь – много-много-много дройдов найдешь. Пункт приема металлолома задолбается взвешивать и упаковывать. Направо пойдешь – до ангара добредешь. Налево пойдешь – Дарт Мол собственной персоной морду тебе набить попытается. – И он перешел на наносвязь. – Так, Наблюдатели?

– Так, – отозвалась Китана. – Дарт Мол, кстати, уже весь извелся от нетерпения. Джедая Светлого заждался.

– Им кто-то управляет? – вклинилась в разговор я.

– Да.

– Эй, – неожиданно затормошила нас королева, не дав договорить, – вы чего так резко замолчали?

– Да вот дальнейшие действия обдумываем, – признался Ярослав и покосился на нас. Мы на редкость синхронно кивнули. Тихоня недоверчиво хмыкнула, но промолчала.

– Чувствую, что разделяться нам придется, – проговорила я задумчиво, переводя взгляд с одного коридора на другой.

– Это к гадалке не ходить, – согласился Паук и кивнул налево. – Я туда. А то Дарт Мол меня заждался, да не один, а скорей всего под управлением Охотника Джерри, ибо Рей сюда больше не сунется.

– Почему? – не поняла Ди.

– Я давеча его, Рея то есть, лайтсайбером своим пару раз проткнул, – неожиданно с ноткой хвастовства поделился Мастер.

– За что, изверг?! – Это уже мое возмущение нашло выход. Возмущение как таковое было весьма и весьма дохлым: пусть нарушаются законы гуманизма – лишь бы меня не трогали! Эгоистка, знаю, но я уже говорила, что не люблю боль. А боли в последнее время мне досталось выше среднестатистической нормы.

Амидала молча нас слушала, впитывая происходящее словно губка.

Еще бы!

Во-первых, информация. Одно дело, когда ты читаешь об этом на портале или слышишь в чате от знакомых. И все обсуждается с неподдельным интересом, обрастая новыми подробностями и превращая Бетовиков в каких-то супергероев. И совсем другое – слушать самих исполнителей. Во-вторых, мы, сейчас я говорю конкретно о нашей пятерке, в последнее время чертовски редко играли вот так запросто с простыми Тестерами. Нас найти было очень сложно, а уж собрать сразу нескольких – тем более. По вполне понятным причинам мы прячемся.

– За упоминание о тебе, сокровище мое, – невозмутимо отозвался Кай-Гон Джин, и я прикусила язык. Склеротиком так стану… Лис ведь рассказывал о драке на каком-то уровне игры. Паук тогда еще на дуэльную площадку вышел в обличье Люка Скайвокера. Против него играл кто-то из ситхов, под чьей маской скрывался Рей.

– Джар Джара возьми, – посоветовала я, решив ответить ему потом – в более спокойном месте. – А я пока Тихоню до ангара доведу.

– Ладно. Удачи. Ди, двинули! – Яр махнул Джейд, мол, топай за мной, и мы разошлись. Они – налево, а мы – направо. По пути самоубийц мы ходим чертовски редко. Хотя последние события показали, что суицидальный синдром как состоянье духа и нам не чужд. Поэтично получилось, не правда ли? Только как бы от этой поэтичности на том свете не оказаться с «любезной» помощью некоторых людей.

– А мы ошибку не сделали? – поинтересовалась Амидала, когда мы отошли на приличное расстояние от развилки. Все эти несколько минут она о чем-то сосредоточенно размышляла. Даже губу прикусила.

– Разделившись? – решила я уточнить.

– Да.

– Не сделали. – Я покачала головой. – Дарт Мол оттуда уйти сейчас не может.

– А если нападут? У меня ведь даже оружия нет, – не отставала Тестер.

«Вот дотошная. Ну, нападут. Ну, драка будет. Правда, у меня кроме лайтсайбера и парочки мелочей – оружия больше вообще никакого, как, впрочем, и желания драться».

– Нападут – им же хуже. – Фырканье у меня вырвались чисто рефлекторно. – А оружие тебе найдем. На худой конец у дройдов отберем.

Тихоня кивнула, огляделась и вновь посмотрела на меня:

– А… еще вопрос можно?

– Ну. – Я прищурилась, изучая настройки. Силовой радар, изображающий сверхчутье джедая, молчал. Хорошо…

– Кай-Гон – это Лис? – В голосе прозвучало с трудом сдерживаемое любопытство.

– С чего ты взяла? – Я несколько изумленно покосилась на нее.

– Ну… – Амидала отвела глаза.

«Да она же смутилась! С чего?»

– Что «ну»? – подтолкнула я ее.

– Он же всегда с тобой, – выдохнула королева.

Я пожала плечами и ехидно осведомилась:

– А тебе в голову не пришло, что Лис – это Наблюдатель, а не Бетовик?

Тихоня призадумалась, потом несколько неуверенно произнесла:

– Я слышала, что Лис тоже играет. Он во вторых Иксах играл за Росомаху.

– Было дело. – Я улыбнулась: «Да, после той игры много толков и слухов было. Самых разнообразных». – Рук тогда просто не хватало. Нет, Кай-Гон это не Лис.

– А кто именно, ты, конечно же, не скажешь, – констатировала она.

– Нет. – Ощутив предупредительный всплеск Силы, я быстро толкнула Тихоню к стене и встала рядом. Из-за угла показался офицер республиканской армии. Я слегка вытянула руку ладонью к нему: «Ты нас не видел. Нас здесь нет. Нас нет. Здесь нет. Нет…»

Он скользнул по нам безразличным взглядом и спокойно прошел мимо. И только когда он скрылся за ближайшим поворотом, напряжение спало.

– Я думала, что все. – Амидала вытерла лоб.

– Все будет, когда тебя прибьют, – несколько наставительно сказала я.

– Спасибо, не надо, – она ощутимо передернулась.

– Пожалуйста. – Я едва удержалась от издевки. – Но в последнее время этот пункт является основным блюдом этого заведения.

– Я лучше десертиками ограничусь, – немного поразмыслив, сообщила королева. В голосе проскочила самая настоящая ирония.

– Фигуру не блюдешь? – Взяв ее за руку, я двинулась вперед по коридору.

– Нет, просто здоровье дороже. – Девушка вцепилась в мою ладонь с такой силой, словно намеревалась ее оторвать.

«Тоже мне – спасательный круг нашла! – Однако возмутиться я не успела: перед моими глазами мелькнула карта с пятью красными точками. – Так, вот только дройдов мне тут и не хватало!»

– Полегче, Тестер. – Я выдернула свою ладонь из ее рук и, вытащив меч, перешла на наносвязь, впервые воспользовавшись частотой королевы, отслеженной чисто автоматически. – Тихо. Скелеты.

Амидала понятливо кивнула и прижалась к стене, а я выскользнула из-за угла с четким намерением прикончить всех пятерых. Ломать не строить, а так они нас не пропустят. С легким гулом вспыхнул красный клинок и врезался в ближайшего дройда, пройдя сквозь него, словно нож сквозь масло. С секундной задержкой включилось второе лезвие, и я развернулась, прокручивая своеобразное лайтсайберовское ниндзя-то по сложной петлеобразной траектории, – еще трое упали на пол простыми запчастями. Последний выстрелил да промахнулся. Одним жестом подхватив его при помощи Силы, я с разгону вогнала его в стенку: будет он тут мне права качать! Дройд пискнул, заискрил, дернул лапкой и потух. Все… Антракт по причине неработоспособности противника.

– Бери оружие и вперед, – бросила я, настороженно оглядывая пока еще пустой коридор. Тихоня вылетела из-за угла, подхватила два бластера и шустро бросилась вперед. Спустя секунду я нагнала ее, на ходу пристегивая рукоять к поясу.

– Кто тебя учил? – Девушка передала мне один бластер и посмотрела на меня.

– А что? – Я шла, не замедляя шага. Тяжеловатый для человека бластер слегка оттягивал руку.

– Стиль у тебя странный. – Тестер с некоторым трудом подстроилась под мою скорость: еще бы, моя наемница на полголовы выше Амидалы и более привычная к бегу. – Ты не Светлая.

«Вот удивила-то!»

– Ну, если у меня позывной Темная, то о какой принадлежности к Свету может идти речь? – несколько устало поинтересовалась я, засовывая бластер за пояс.

– Ой. – Королева явно смутилась. – Прости, не подумала.

– То-то. Впредь думай. – Я остановилась на очередной развилке и, не имея ни малейшего понятия куда идти, вызвала Наблюдателя. – Лис, куда дальше?

– Выбирай, – отозвался парень. – Прямо – через отсеки идти. Что-то вроде тех, из первой части, где Кай-Гона грохнули.

– Как он? – вспомнила я про Ярослава.

– Да чего ему сделается-то?! – фыркнул Лешка. – Дерутся они сейчас и, попутно рассказывая друг другу пошлые анекдоты, пытаются переманить на свою сторону.

– Не обманывай!– Я нахмурилась.

– Никогда! – клятвенно заверил меня мой Наблюдатель. – Дорт Мол организационный весь вышел.

– В смысле? – «Мне кажется или я опять тупить начинаю?» – Куда вышел?

– Из игры, – охотно пояснил Лешка. – Его Петруха ППК выпнул и сам занял его место. Сама знаешь – он это имя любит и никому не отдаст. Даже Организации.

У-у-у, тогда все. Это надолго. Когда сталкиваются Петр и Ярослав, можно спокойно хоть всю Вселенную завоевать, пока эти двое будут вспоминать друг другу синяки и шишки, включая когда-то недопитое вместе пиво и отобранные «игрушки». Два Тестера-джедая – это страшная сила, но еще страшней, когда они являются соперниками по какому-либо вопросу. Петр тоже Бета-тестер, слегка темноватый по принадлежности к пути-дорожке, с незалэжной Украины. Ему несколько проще, чем нам: у них эта зараза не так распространена, в том смысле, что филиалов Организации всего раз-два и обчелся, но и сложней: украинские Тестеры не настолько сильны и скоординированы по сравнению с нами. Правда, чего уж тут скрывать – техника у них иногда даже нашу перешибает. Ладно, если он выпер какого-то организационщика, то флаг ему в руки.

– А Джар?

– Джар сидит в углу и орет дурным голосом рэперские песни, заявляя таким образом протест против подобных анекдотов, – сообщил Наблюдатель. – Уже десятая пошла. – В голосе появилась некая претензия. – Блин, и откуда она столько знает? Ладно бы на русском, но она их на инглише орет! Я из-за нее анекдоты через слово слышу!

Я рассмеялась, не обращая внимания на изумление Тихони, и вернулась к насущному:

– Значит, прямо?

– Да. Там пока никого, – уведомил меня Лешка. Не ответив ему, я потянула королеву прямо по коридору.

– Ты уверена? – Она хоть и не сопротивлялась, но в голосе чувствовался явный протест.

– Не грузись, на этом пути пока никаких дройдов и иже с ними.

– Тогда ладно, – не слишком охотно согласилась девчонка, покорно шагая за мной.

На пути действительно не было никого. Мы дошли до так называемых отсеков, и я едва не присвистнула: сколько на этом уровне играю – столько удивляюсь. Помните первый фильм «Призрачная угроза»? Особенно тот эпизод, где убивают Кай-Гона? Вот именно на такую карту мы сейчас и вышли. Выше нас – мосты, ниже нас – такие же мостики. Красота!

– Идем. – Осмотрев окрестности, я кивнула Амидале и спокойно двинулась вперед. Высоты я не боюсь, в случае падения разбиться мне Лешка не даст. Да и на уровне пока чисто. Королева шла за мной, несколько нервно озираясь, но, впрочем, не переча. Еще бы, грохнешься в эти провалы – костей не соберешь и проиграешь в придачу. Мы практически дошли на противоположную сторону, откуда можно было спуститься на уровень ниже, когда начались законные для меня неприятности. Некто закутанный в черную мантию возник, загородив нам дорогу. Мы остановились, настороженно наблюдая за ним.

– Это кто? – У моего плеча раздался шепот Тихони.

– Темный джедай, – отозвалась я. – Ситх.

– А чего он тут делает?

«Ну, оригиналка, слов нет! Я-то откуда знаю, что он тут делает? Может, достопримечательности изучает…»

– Лис, это кто? – Я настороженно следила за негаданным противником, вовремя вспомнив про своего Наблюдателя. В том, что драка будет, я не сомневалась. Вопрос в том: выстою ли я против него? Я слишком давно не дралась в поединках не на жизнь, а насмерть. Ну, вот откуда он тут, а? По сценарию ничего такого не было и быть не должно, ибо единственный Темный джедай, принадлежащий к клану ситхов, сейчас убивает Кай-Гона. Ну, или Светлый джедай убивает Дарта Мола. Насколько я помню, героически погибать Яр не собирался. Если эта парочка чего-то не поделила, это затягивается надолго.

– Вернер, – сообщил парень и тревожно спросил: – Справишься?

– Постараюсь. – Я отцепила от пояса рукоять, но включать пока не спешила. Вернер. Игрок Организации. Не Охотник, а именно игрок. Он частенько тормозит удачливых геймеров. Тормозил когда-то и меня… Давненько наши пути-дорожки не пересекались. Интересно, он меня сразу узнает или нет? Заметив движение моей руки в сторону меча, Темный отбросил капюшон и усмехнулся, сверкнув красными глазищами.

– Ну что, вот мы и встретились. Сколько тебе заплатили за нее, Джейд?

– А? – Я обалдело обратилась к своему Наблюдателю, не отвечая на выпад. – Леш, он головой повредился?

– Да нет, – неожиданно хихикнул парень. – Он просто думает, что ты – это Джейд. Она же тоже наемницу играла.

– А-а-а! Ясно!

«Что-то я совсем в последнее время тупить стала», – подумала я и ответила Вернеру:

– Да, давно не виделись. – «Угу, и на черта ж мы встретились». – А что ты можешь предложить за жизнь Амидалы? Кстати, может, представишься?

– Айтэнос. – Он слегка склонил голову. – Я могу предложить тебе только одно – твою жизнь. Твою жизнь и могущество! Власть! В довесок.

– Come with me. – Привычные слова Скайвокера сорвались с губ сами собой, но я покачала головой. – Ты не можешь дать мне одного – свободы действия, ибо подованы не могут действовать и жить без вмешательства учителей. Ты это знаешь не хуже меня. Зачем предлагать?

– Чтобы у тебя была иллюзия выбора. – Тонкие губы изогнулись в кривой усмешке, и меч с треском зажегся.

«Так, кажись, у него энергетический кристалл барахлит, но обольщаться не стоит. Клинок, как и полагается, красный…»

– А может не надо, а? – Я отодвинула Амидалу в сторону и приказала: – Сядь где-нибудь в уголок и не отсвечивай. – Потом вновь обратилась к противнику. – Может, ты просто нас пропустишь? Мы мирно разойдемся. Я не хочу драться.

– Нет.

– А там Мола убивают, – попыталась я еще раз все уладить.

– А по фигу, – неожиданно весело ухмыльнулся Вернер. – Я здесь тусуюсь. Здесь и сейчас.

– Ну раз так. – Пальцы крепче сомкнулись на рукояти, с привычным гулом зажегся клинок.

Красный.

Одиночный.

– Темная?! – Его изумлению не было предела.

Мое глупое сердечко застучало быстрей, едва не сжавшись от нахлынувшего страха перед боем.

– Лис!– взмолилась я. Если этот сейчас сообщит, что я здесь, то пиши пропало: Охотников набежит столько, что будет не протолкнуться!

– Понял! Отсеку! – бросил Наблюдатель.

– Ну Темная, и что? – Я прищурилась, старательно игнорируя страх. – С чего это наемники должны быть светлыми? Кто сказал? Палпатин?

– Никто. – Он крепче сжал рукоять. – Ладно. К бою, леди.

– К вашим услугам, милорд. – Я выставила лайтсайбер перед собой. Секундное промедление и противник атаковал. Клинки столкнулись, высекая искры, и мы отскочили друг от друга.

– Вот уж не думал, что ты в одиночку сунешься сюда, – сказал Вернер, перемещаясь по дуге в обход меня.

– Я не одна. – Я двинулась в противоположную сторону. – Ты удивлен?

– Более чем, ты не должна была так быстро оклематься. – Он перехватил рукоять поудобнее.

Пожав плечами, я остановилась и подняла меч на уровень груди.

– Я просто пытаюсь делать свою работу.

– Логично. – Джедай атаковал, и два клинка вновь с треском столкнулись. Я резко рванула рукоять вверх, выключая лезвие и нанося удар ногой в голень.

– Черт! – Он рухнул на колено, не успев развернуть и выключить лайтсайбер, и меч отлетел в сторону. Через секунду клинок погас – сработала автоматика.

– Слабоват ты что-то стал, а, Вернер? – Я слегка отступила назад, давая ему время достать оружие – все же я не настолько озверела, пусть бой будет честным хоть сейчас.

– Кто бы говорил! – огрызнулся ситх. Рукоять, повинуясь порыву Силы, влетела к нему в руку, клинок вновь зажегся, и на меня обрушилась атака. Я развернулась, зажигая второй клинок и не разъединяя рукоятки.

– Что?! – Вернер изумленно отшатнулся.

– То! – Я крутанула «посох», словно пытаясь перерубить противника, и перетекла в привычную стойку. Появившееся острое желание включить «Панораму», пришлось жестоко подавить: «Нельзя. Я и так справлюсь. Но почему тогда я так не уверена в собственных силах?»

– Ты убила Дарта Мола??! – В голосе игрока прорезалась злость.

– Нет, – я усмехнулась, не собираясь опровергать домысел, – только покалечила.

Глаза Вернера недобро сверкнули, и он атаковал, нанося удары один за другим, проявляя чудеса фехтования сайберфайтинга. Сразу чувствуется хорошая школа. Однако восхищение восхищением, а так я долго не протяну. Значит, все… Пальцы щелкнули по клавише «Таб», и мир вокруг изменился. Стал четче, реальнее.

– Что ты делаешь?! – В сознании возник встревоженный голос Лиса.

– Не мешай, – бросила я, отбивая удары один за другим.

«Панорама» имеет еще одно неоспоримое достоинство: движения тех, непосвященных, становятся слегка замедленными и размытыми. Это и позволило мне уйти от опасной атаки, грозившей отрубленной конечностью. Все-таки, что ни говори, а мы достаточно жестокие игроки… Поднырнув по дуге под удар, я подсекла ситха под колени и воткнула клинок в грудь снизу вверх. Все замерло. Хорошо хоть не запахло паленым мясом. А то это такая гадость!

– Ты… – Вернер недоуменно смотрел на пробивший его лайтсайбер, потом перевел медленно тускнеющий взгляд красных глаз на меня.

– Я. – Я встала на ноги, одновременно выдергивая и выключая меч, и покачала головой. – Адьес! – Короткий пинок отправил джедая в полет с мостика. Вернер завалился на спину и устремился вниз. Я молча смотрела, как ситх падает, и… ничего не чувствовала. Мне было все равно. Ни радости победы, ни легкого сожаления, что бой так недолго, по общим меркам, длился. Лишь неприятный осадок, что пришлось так поступить. Щелкнув по «Табу», отключившему «Панораму», я едва раздраженно не поморщилась: все вокруг было как-то серо. Ладно, разберемся…

– Пошли. – Я вернула меч на место и кивнула Тестеру.

– Ты его… убила? – Королева аккуратно заглянула в пропасть и посмотрела на меня.

– Да. – Я глубоко вдохнула, отмечая, что напряжена сильнее, чем должна быть. Страх потихоньку отпускал сердце. – Если успеют – вытащат, а нет – в больнице окажется.

– За что? – В голосе Тихони проскочила легкая злость. Она сильнее сжала руку на бластере, даже костяшки побелели от напряжения.

– За то, что работает на Организацию! – отрезала я и потянула ее за локоть. – Идем, до ангара совсем чуть-чуть.

– За что ж ты их так не любишь? – Она не сдвинулась с места, и мне пришлось ее отпустить. Применять силу не хотелось, посему я просто холодно осведомилась:

– Тебе имена перечислить?

– Имена?

– Да, имена! – Теперь уже в моем голосе возникла злость. – Имена тех, кто погиб из-за этой корпорации! Имена мальчишек, которых они не пощадили!

– Прости. – Амидала опустила голову. – Я знаю о них, но…

– Это жизнь. Не мы первые начали, и не мы устанавливали правила. Идем!

Я решительно двинулась вниз, тем самым прекращая неприятную для меня беседу. Знаю, что могу сорваться и наговорить много лишнего.

– Лис, – вызывая Наблюдателя, я преследовала двойную цель. Во-первых, мне жутко захотелось услышать его голос. А во-вторых, получить слова одобрения, даже если я не права.

– Молодец! – отозвался Лешка.

Продолжить беседу мне не дали: из-за угла раздался радостный вопль, и на меня обрушилось что-то длинное.

«Какого черта?!» – Я отшатнулась, руки метнулись к оружию.

– Миру мир! Децл, йоу! – Вокруг меня радостно скакал гуманоид Джар Джар Бинкс.

– Тьфу на тебя, Джар! – Я убрала руки от бластера и меча. – А если бы я тебя проткнула?!

– Невелика была бы потеря. – Следом появился Кай-Гон. Выглядел он, мягко говоря, не очень. Потрепанный и помятый. Одежда в нескольких местах подпалена… Ясно, меч ситха его задел. И, видать, не раз…

– Злой! Джедай злой! – Джейд попыталась спрятаться за меня, сложившись чуть ли не пополам.

– Ты в порядке? – Глупей вопроса нет, но что поделаешь.

– Да, в основном да. – Мастер устало потер лоб и убрал седые пряди за ухо. – Ну и погоняли же меня. А персонажик немного староват для столь диких выкрутасов.

– Что не поделили в этот раз? – Я вытащила Джара из-за своей спины и отвесила подзатыльник, пока гуманоид не успел выпрямиться.

– Эй. – Он схватился за голову и, вытаращив глаза, немного присел.

– Ящик пива. – Ярослав фыркнул. – Петруха – сволочь!

– Вы когда-нибудь прекратите? – Я невольно улыбнулась.

– Больно же! – «обиделась» Джейд, сумев вклиниться в наш разговор. – Почто зверушку мучаете? Один анекдоты пошлые травит, вторая – подзатыльник отвесила.

Обида так презабавно смотрелась на морде гуманоида, что мы не выдержали и засмеялись.

– Это… тебе… за рэп! – выдохнул джедай, стараясь не сползти на пол от истерического хохота. Несколько секунд Джар оценивающе на нас смотрел, как психиатр на пациента с редким и не поддающимся лечению заболеванием, потом махнул рукой и тоже засмеялся.

– И за что я вас, извергов, только люблю?

– Вот это науке пока неизвестно. – Я с трудом подавила очередной приступ хохота и выпрямилась, вытирая навернувшиеся слезы. – Да, точно пора пить успокоительное. Истерика уже.

– Тут литры тогда нужны, этого успокоительного, – заметил Паук, прекратив смеяться, но продолжая улыбаться. Потом он оглядел площадку, и светлые глаза моментально превратились в щелки. – Что здесь произошло? – В голосе теперь был лед.

– Вернер. В качестве темного ситха. – Я пожала плечами, проследив за его взглядом, – на краю сиротливо лежал выключенный джедайский меч. При условии нахождения у меня на поясе моего собственного, нетрудно было сделать вполне логичные и правильные выводы.

– А бывают Светлые? – не удержался Джар.

– Если только их покрасить, – машинально ответил Кай-Гон и внимательно меня осмотрел. – Не пострадала?

– Нет, все нормально. – Проверив, чтобы не столкнуться с его пронзительным взглядом, как на поясе держится сдвоенная рукоятка, я вновь посмотрела на друга.

– А это тогда что? – Яр демонстративно двумя пальцами приподнял край разрезанной куртки возле локтя.

– Ну, до меня-то не достал. – Я постаралась добавить в голос максимум оптимизма, в то время как перед глазами мелькнула картина недавнего боя. Вернер все же задел меня, пусть и по касательной, но задел в тот момент, когда я уходила от смертельного удара, включив «Панораму». Силен…

– Ну-ка, дай! – выдал Паук не терпящим возражения тоном.

Я зло прищурилась.

– Брэк! – Совершенно неожиданно между нами вклинилась Джейд. – Вы не на ринге!

– Ты о чем? – Мы непонимающе уставились на гуманоида. Амидала стояла в стороне и с интересом следила за происходящим.

– Да если судить по взглядам, вы готовы друг друга на фарш извести! – Она хмыкнула. – Потому и говорю: брэк!

– На фарш?! – В голосе Мастера-джедая проскочило искреннее изумление. – Я?! Ее?! Ерунда какая!

– Я говорю о том, что вижу, – совершенно спокойно сообщила Тестер и двинулась к лестнице, ведущей вниз. – Пошли дальше…

Мы с Пауком переглянулись и посмотрели на Амидалу.

– Ты идешь?

– Да, иду. – Она как-то непонятно улыбнулась и пошла вслед за гуманоидом.

«Хорошо держится. Неужели подстава?»

– Прошу Вас, миледи. – Старый джедай предупредительно пропустил меня на один шаг вперед.

– Благодарю Вас, сударь. – Я усмехнулась. Наше общение иногда походит на издевательство, но никто и не обижается. Если все принимать всерьез, то надо было бы цепляться к каждому слову. Это просто глупо. Никаких сил на такое не хватит.

– Извини, но я просто за тебя беспокоюсь, – буквально спустя минуту молчаливого путешествия раздалось по наносвязи.

– Я понимаю, Яр, но и ты пойми. – Я покосилась на Кай-Гона, шагающего рядом.

– Во-первых, ты – девушка. – В его голосе проскользнули странные нотки. – Это автоматически ставит меня в положение защитника. Во-вторых, ты – друг, которого я очень не хочу терять. И в-третьих, – он вздохнул, – я все-таки к тебе неравнодушен.

– Яр, первое, вокруг тебя три девушки, причем одна в весьма экзотической личине. Второе, я тоже не хочу тебя терять и ссориться не хочу, но мнение свое не изменю. Сам знаешь… – Я перевела дыхание. – И последнее, мне на третий пункт ответить нечего. – «Кхм, интересно, а чего это Лис молчит?» – Мы ведь это уже обсуждали. Помнишь?

– Помню. Но все равно буду защищать ото всего! Дажеесли будешь против…

Я улыбнулась и, покачав головой, дернула его за рукав.

– Рыцарь, блин!

– Так, вы, герои мелодрамного мыла звездного разлива, – вклинился вдруг Лешка в наш разговор о высоком.

– Ну чего тебе, счастливчик? – съязвил Паук.

– Я тебе потом за это в глаз дам, – грозно пообещал Наблюдатель и переключился на более насущные проблемы. – Вы сейчас подходите к ангару, там возможны ловушки. Это последний этап.

– И что? – Ярослав тяжело вздохнул. – Опять умри все живое?

– Что-то на манер этого, – подтвердил Лешка.

– А как? – вмешалась Джейд.

Не сговариваясь, мы глянули вперед. Джар Джар скакал впереди, как каучуковый мячик, и едва слышно свистел что-то веселое.

«Во дает! Засыпет же всех!»

Амидала шла за ним. Шла молча, гордо выпрямив спину, не оглядываясь.

«Хотелось бы мне знать, о чем она сейчас думает, да не дано…»

– У нас из оружия три рогатки да две палки, – продолжила Тестер, не прерывая своего скакания.

«Как на прогулке, ей-Тьма. А мы ведь далеко не в самом безопасном месте Галактики!»

– Придется как всегда прорываться при помощи подручных средств, – заметил Ярослав и произнес вслух: – Вашество! Лопоухий! Притормозите!

Королева несколько изумленно обернулась. Гуманоид же на пару секунд замер на одной ноге, потом повернулся в нашу сторону. В лапе уже был бластер.

– Что твоя сказать? – Он плюнул и заговорил нормально. – Тьфу ты, с этим языком. В чем дело, джедай?

Ярослав не ответил, молча смотря в никуда. Светлые глаза сощурились.

– Впереди отряд. При выходе в ангар. Десять человек и… пять дройдов. Они на границе чутья. Их может быть и больше.

– Там разберемся. – Я скользнула вперед, вытаскивая бластер и не дожидаясь обсуждений на тему «что делать». – Ребята, время поджимает!

Кай-Гон двинулся следом за мной, вытаскивая меч, а по наносвязи прозвучало:

– Плохо?

– Давить начинает, – коротко сообщила я и замолчала. Если начнут утешать, то я и заплакать могу…

Через два коридора, когда до истребителя нам осталось преодолеть не слишком большое открытое пространство, мы поняли, что Паук не ошибся – противников было больше. Примерно в два с половиной раза… Вся наша компания, не сговариваясь, засела за ближайшими ящиками, не горя желанием гибнуть во славу королевского рода.

– И что теперь делать? Их слишком много. – Амидала прорезалась по наносвязи неожиданно.

Я едва не вздрогнула: «Черт, совсем забыла, что ее автоматически с нами связывают, без предупреждения.

– Сказал бы я, что именно, – сообщил Джар, выглядывая из-за ящика, – да это будет грубо.

– Их раскатать придется, – Ярослав с трудом удержался от нецензурных комментариев.

– С нашим-то вооружением?! – изумилась Бета-тестер. – Предлагаешь их камнями закидать?

– Нет, расстрелять. – Я махнула рукой в сторону второго истребителя. – Туда, кажись, можно забраться. Ну, а пушки истребителя заведомо круче каких-то бластеров.

– И не думай! – синхронно рявкнули мои друзья.

Я рефлекторно втянула голову в плечи.

– Вы чего?!

– Ты сейчас рисковать собой не будешь! – В голосе Паука проскочил металл.

– Почему? – Вопрос я задала уже вслух, сама не заметив, как перешла на нормальную речь.

Амидала в который уже раз за игру с недоумением следила за разговором, смысл которого улавливала достаточно обрывочно. Сказывалось незнание подтекста.

– По определению. – Яр еще раз окинул взглядом противников. – Так, Инди, ты давай с левой стороны. Джар, ты – с правой. Я останусь с королевой. И это не обсуждается!

– Ты – командир. – Джейд пожала плечами и скользнула к правой стене.

Кивнув, я двинулась влево. «Интересно, почему лево все время мне достается? Неужели я настолько крайняя?» Заняв удобную позицию возле каких-то ящиков, я прицелилась, глянув на заряд бластера – полный. Отлично.

– Яр, Ди, я на месте.

– Я тоже, – мгновенно отозвался гуманоид.

– Готовность пять секунд, – проинформировал нас Бетовик. Я даже отсюда видела, как он развернул в ладони рукоять, намереваясь вступить в бой…

Три секунды…

«И как нам удается так понимать друг друга? Без слов и наносвязи…» Две…

– А кто увидит нас, тот сразу ахнет, – процедила Диана.

Одна…

– И для кого-то жареным запахнет, – согласился Кай-Гон.

Мы одновременно открыли огонь, создав своеобразную сетку. К чести живых солдат, они быстро перегруппировались и принялись отстреливаться. Роботы же этого типа вообще бояться не умеют, и к нашему сожалению паники в их рядах не случилось. Мне пришлось нырнуть обратно за ящики, а Джар спрятался за выступ в стене. Две секунды спустя перед оставшимися упала дымовая шашка, выуженная из широких складок плаща Мастера-джедая, и пространство пронзило ярко-салатовое лезвие лайтсайбера.

Петля.

Поворот.

Еще одна петля…

Только по этим отсветам можно было понять, что там творится. Стрелять мы не могли из-за джедая. Заденем, и все: «Прости-прощай, Корускант-папа». Ярослав нам этого никогда не простит! А парень он мстительный до жути…

– Берс!!!

Крик Джейд заставил меня оторваться от попытки поддержать Паука, отстреливая выпадавших из уже практически рассеявшегося дыма, и обернуться. Секундная задержка позволила оценить, в чем дело: к нужному нам истребителю бежал солдат. Вон как латки гремят.

«Если он добежит…

Мама-юма!

Игра будет проиграна!»

Не думая больше ни секунды, я одним прыжком, используя Силу в качестве толчкового инструмента, взлетела на самый верх ящиков, сунула бластер за пояс, одновременно выдергивая из Инвентаря (и как я в клавишах не запуталась?) трос с катушкой.

Прицел в перекладину.

Спуск.

Трос устремляется вверх.

С глухим лязгом крюк ударяется о перекладину, намертво вцепившись в нее заостренными концами, и я прыгаю вперед с ящиков, включая максимально быструю смотку троса.

Ух-х…

Перед глазами изображение ангара смазалось.

Дыхание перехватило.

«Нет, я точно психопатка!»

Слегка качнувшись на лету, я, как в классических боевиках, выставила вперед ноги и со всей силы ударила солдата в спину. Он покатился по полу, а мне пришлось разжать руки, чтобы не впилиться в металлическую конструкцию, обозначавшую что-то ремонтное и, как всегда, возникшую на пути словно из ниоткуда.

«Полигоны и пикселя, блин!»

Приземление все же вышло не таким мягким, как мне бы хотелось, и я, кувыркнувшись вперед, по инерции прокатилась пару метров, успев перегруппироваться и вскочить на ноги, когда движение слегка замедлилось. Однако я зря беспокоилась – солдат даже не пытался встать, он был мертв.

– Лис, – позвала я Наблюдателя.

– Он мертв. У него шея сломана, – как-то сухо проинформировал Лешка и едва не взорвался: – Ты с ума сошла? А если бы не успела?

– Ну, сошла… – виновато согласилась я.

– Дома поговорим, – только и сказал парень и замолчал.

«Н-да, одно утешение – Лешка вернется лишь завтра утром. Скандал откладывается. Как же хорошо, что он на дежурстве!»

– Фух! – Я глубоко вздохнула, успокаивая бешено стучавшее сердце, и выпрямилась.

– Я вообще-то думала просто пристрелить его. Тебе-то было проще… – Джар Джар подошел и с каким-то нездоровым интересом посмотрел на меня.

– Я бы не попала. – Я пожала плечами и, запрокинув голову, вытянула руку в сторону рукоятки с тросом, применяя к ней Силу. Спуск щелкнул, крюк нехотя отцепился, и рукоятка «упала» четко мне в руку.

– Не смеши меня, – хмыкнул гуманоид. – Ты на упреждение стреляешь лучше Бонда.

– Не уверена, что сейчас я бы это сделала. – Я покачала головой, убирая трос за пояс, и он покорно вернулся в Инвентарь. – Я не… – и прикусила губу, вспомнив, как стреляла в реальности по Фэйру.

«Вот тебе и не…»

– Прости. – Джар легонько обнял меня и перешел на наносвязь. – Прости, я не подумала, что тебя все еще трясет.

– Меня еще долго трясти будет, – призналась я и обернулась – к нам шел Ярослав. За ним семенила Амидала, так и не сумевшая подстроиться под широкий шаг Мастера. Паук широким жестом убрал меч за пояс и восхищенно прищелкнул языком, останавливаясь в двух шагах.

– Инди, ну ты и выдала. Обалденное зрелище!

Я улыбнулась, и Кай-Гон продолжил:

– Я тебе потом этот ролик сброшу. У меня игра на запись стоит. Это мы поместим в раздел «Классика» и выставим на форуме. Хотя по шее тебе бы за это дать надо.

– А сам-то, – не выдержала Джейд и ехидно процитировала: – Я достаю из широких штанин…

– И все возмущенно кричат: «Гражданин!» – закончила я. – Ты откуда дымовуху надыбал?

– Да так. – Светлые глаза Яра были сама невинность в этот момент.

– Ну да, она просто заваляласъ! – Широкая улыбка Джар Джара была недвусмысленной.

– И как ты догадалась? – ехидно парировал джедай и мотнул седеющей головой. – Пригодилась же! – И, прерывая перепалку, грозившую затянуться очень и очень надолго, он повернулся к королеве и застыл в полупоклоне. – Ваше величество, прошу на борт.

– Благодарю вас, – так же церемонно склонила голову Амидала. – Спасибо за все. С вами так здорово и интересно играть! Это была лучшая игра в моей жизни!

– Выживешь – будет еще лучше, – «обнадежил» ее Паук и легонько подтолкнул. – Иди…

Как ни странно Тихоня не взбунтовалась, а только фыркнула и, дойдя до истребителя, быстро забралась в него. Секунду спустя кабину закрыло стекло, и корабль стартовал практически с места.

– Удачи вам, – раздалось по наносвязи.

Истребитель сверкнул в небе и пропал.

Вот вам и Игра…

Все!

Я тупо смотрела в вверх, когда мне в бок пришелся мощный удар локтем. Взвыть от боли я не успела, ибо тут же по наносвязи раздалось:

– Извини, не рассчитала!

– Озверела? – Я возмущенно взглянула на Ди, потирая ушибленное место.

– Нет. – Она кивнула в сторону Ярослава. – Ты на него посмотри. Памятник самому себе!

Я перевела взгляд на джедая и едва слышно хмыкнула: точно статуя. Тестер стоял, расслабленно опустив руки вдоль тела. Складки и свободные края одежды слегка шевелились под ветерком. Светлые глаза были задумчиво устремлены куда-то вдаль. На лице застыло какое-то умиротворенное выражение… Ощутив наши взгляды, Кай-Гон очнулся, сунул руки в рукава по старой привычке и на редкость сварливо поинтересовался:

– Я вам что? Экспонат? Так на меня пялиться?

– Не, памятник, – хохотнул гуманоид и покачал головой. – Яр, ты шикарно смотрелся.

– Ну уж…

«Ого, да наш Бетовик явно смущен».

– Яр, ты чего? – Это я спрашивала очень осторожно: вдруг сейчас его переклинит, и он взорвется на фиг.

– Да вот знаешь, – Мастер как-то странно посмотрел на меня, – мне еще ни разу не говорили: «Спасибо за игру». Вас я в расчет не беру, мы уже давно одна команда.

– Необычно, – согласился Джар Джар, – но приятно.

Мы немного помолчали. Паук прав, простые Тестеры, да и игроки редко такие слова нам говорят. Конечно, по большей части они и не подозревают, что рядом с ними Бетовики играют. И вот, на тебе: за все притеснения и диктат в свой адрес Тихоня искренне сказала спасибо.

Искренне ли?

Время покажет…

– Ну что? – Друзья покосились на меня.

– Миссия выполнена. – Я пожала плечами. – И что дальше? Идем на следующий этап или?

– Или! – отрезала Джейд. – Домой и отдыхать. Устала я от этой хрени. Дройды-шмойды, Сила-мазила, от джедаев и их лайтсайберов на вечных «энерджайзерах» деваться некуда, а я теперь спать хочу!

– Чё-чё ты про джедаев и мечи вякнула, морда лопоухая? – немедленно вскинулся Кай-Гон. – Я тебя за такие наезды счас пошинкую. – Он подумал и добавил: – Мелко!

– Не сможешь. – Джар Джар Бинкс отскочил подальше и показал язык.

– Это еще почему?! – не понял Паук.

– Заповедь «Не убий» – забыл, что ли, Кодекс? – Как Ди не зубоскальничала, зная, что ей за это максимум что будет – так это подзатыльник, подходить все же не торопилась.

– Ради тебя, любовь моя, я готов на все! – В голосе джедая отчетливо слышалось: «Убью мелкую пакость».

– Ребята, брэк! – Я вклинилась между ними. – Потом поубиваете друг друга. Я устала…

Джедай и гуманоид обменялись распиливающими взглядами и вздохнули.

– Ладно. – Ярослав положил руку мне на плечо. – Пока не будем.

– Вот спасибо, – не удержалась я от издевки и помотала головой. – Спасибо за компанию, я домой.

– До встречи, – кивнул Кай-Гон, и я нажала клавишу выхода. Перед моими глазами мелькнуло что-то зеленое, и экран как-то медленно погас. Не знаю, вышли они следом или остались выяснять отношения. К черту, потом выясню. Максимум, что они могут натворить, так это продуэлировать часа три и мирно разойтись. Так что беспокоиться не о чем… Я сняла шлем, стянула перчатки и как следует потянулась – плечо предательски хрустнуло, и я едва не навернулась с кресла от резкой боли.

– Вот только тебя мне и не хватало сейчас для полного счастья. – Я уселась поудобнее и принялась растирать поврежденное место.

Ну вот что такое… Н-да, нескоро я смогу потянуться так, чтобы плечо не болело.

– Ты как? – на экране замигало встревоженное сообщение от Лиса.

– Устала очень, – не стала врать я, оторвавшись от массирования поврежденной конечности. – Пойду немного дух переведу.

– Сообщи, как вернешься, ладно? – попросил он.

– Ладно, – отправила ответ я.

Что-то мне как-то плохо. Организм протестовал против такой психологической нагрузки. Точно надо отдохнуть. Немного поразмыслив, я все же встала и, дойдя до кровати, рухнула носом в подушку.

Мягко, удобно, хорошо…

Сейчас пять минут полежу и встану – кое-что доделать надо.

Всего лишь пять минут.

Однако я не выполнила своего обещания, ибо через пять минут меня уже не было в этом мире – вымотанная, я крепко спала после нервного напряжения… Посттравматический синдром – это вам не шутка. Я смогла вернуться за рекордно короткое время, и организм потребовал платы за садизм над собой. Все-таки не зря говорят, что сон – лучшее лекарство. В таком случае мне нужна убойная доза…


7

Знаете, иногда бывает так все замечательно, что гадости так и лезут изо всех щелей.

Знаете эти законы?

Знаете…

Я вот тоже знаю, только у меня сейчас далеко не все замечательно. Однако ж гадости все равно лезут. Хотя, если хорошенько подумать, то это не гадости, а мелочные особенности Тестерской жизни… И вот такая мелочь тихо дзынькнула, и на экране возник белый заштампованный конверт. Сетку-то я не выключала. Не дождавшись с моей стороны никакой реакции, прямоугольник начал интенсивно дергаться на экране, словно его просто распирало от информации, и та так и норовила сбежать из-под печати.

– Чего? – Я оторвалась от чтения распечатки и взглянула на конверт, призывно мигающий посреди экрана монитора.

Лис прекратил жестоко избивать грушу в коридоре и, прихватив из ванной полотенце, вошел, на ходу вытирая мокрое лицо и шею.

– Ты о чем?

– Да вот, письмо откуда-то. – Я отбросила распечатку и, нацепив на нос очки, щелкнула мышкой, переворачивая конверт, чтобы прочитать от кого.

«Наемнице класса А Индико Перер Тейо. Совет Республики» – значилось в единственной адресной графе письма. В левом нижнем углу переливалась печать Совета.

«Чего это они о простых смертных вспомнили?»

– Интересно. – Лешка придвинул стул и сел рядом. – Что произошло?

– Не знаю. – Я фыркнула и вопросительно взглянула на своего Наблюдателя. – Открывать или послать на фиг к антивирусу?

– Открывай.

Пожав плечами, я нажала на кнопку «Открыть». Конверт демонстративно медленно перевернулся и вскрылся, явив нам свое содержимое вполне обычным, то есть завитушечным, шрифтом:


«Уважаемая Индико Перер, урожденная Тейо, Совет Республики напоминает Вам, что десятого февраля сего года в четырнадцать ноль-ноль по московскому времени состоится встреча персонажей, входящих в основной состав независимых кланов. Будет решена дальнейшая судьба участка „Арена“, и составлены списки желающих поучаствовать в бою при Корусканте, в „Битве за столицу“ и „Спасении Шми Скайвокер. За и против“. Будем рады вас видеть…»


И все: ни подписи, ничего.

Впрочем, они и не подписывались никогда.

– Что еще за наказание невиновных и награждение непричастных? – искренне изумился мой Наблюдатель и включил ноутбук. – Опять, небось, происки Организации.

– Сомнительно. – Я покачала головой и включила тетник, – слишком сложно все это. Тестеров в составе независимых кланов раз-два и обчелся. А Бетовики – вообще сами по себе.

– Клан «Искариот», – негромко усмехнулся Алексей, бросив на меня короткий взгляд. – Не забыла?

– Но он ведь распался!

– Думаешь, они об этом знают? – парировал Лис. – Мы ведь не орали на всех перекрестках, что это клан Тестеров.

– Резонно. – Пришлось согласиться.

Да, есть такой клан. И там действительно – практически одни Тестеры. Со всех краев России.

– Пойдешь? – Алексей придвинул к себе ноутбук и пробежался по клавишам, что-то вызывая на монитор. – Что-то они без предупреждения… А нет, давно обсуждалось, и вот вам результат. Мы просто новости давно не читали. Как на необитаемом острове, право слово! И это москвичи!

– Не вопи! – поморщилась я. – Да, скорей всего пойду. – Взвесив все «за» и «против», решила, что ничего опасного не предвидится, и поинтересовалась. – Прикроешь?

– А куда я денусь с подводной-то лодки? – ухмыльнулось мое сокровище.

– А никуда. – Я показала ему язык и перевела взгляд на часы: «Всего час дня. До встречи еще есть время. Так, надо выяснить, кто там появится из наших».

Просмотрев списки присутствующих в Сети, я, к своему глубокому изумлению, обнаружила Ярослава. У него, кажется, тоже персонаж есть, вроде контрабандист, только не из «Искариота».

– Яр! Утро, вечер, ночь или что там сейчас у тебя! – Быстро набрав сообщение, я отправила его.

– Вечер, – пришел ответ. – Как ты?

– Нормально. Ты письмо получил? От Совета?

Парень не ответил. Видать полез почту проверять. Минут пять он молчал, потом выдал:

– Да, приглашение на какое-то сборище.

– Ты пойдешь?

Если он пойдет, то веселуха будет однозначная. Его мечтает придушить пол «Искариота». За подставу в одной из игр.

– Не. – Паук приписал грустный смайлик-улыбочку. – Я сейчас уже ухожу по делам. А ты?

– Пойду. – Я хмыкнула. – Лис – дома, прикроет.

– Потом рассказать не забудь, – попросил он.

– Уговорил.

– Тогда я побежал… – И Паук исчез из моего поля зрения. Ладно, поиграем и без него…


Проверив разъемы проводов, я натянула перчатки.

– Все, время.

– Секунду. – Лис что-то выстучал по клавиатуре ноута и кивнул. – Норма. Появление – небольшой зал. Что-то на манер прихожей или холла во втором дворце Совета на Корусканте.

– А почему не в первом? – Я удивленно посмотрела на Наблюдателя.

Лешка только плечами пожал.

– Видать не хотят, чтобы разнесли. Почти все же в розыске. Чтобы не было искушения арестовать и получить награду. И джедаи под ногами не путаются.

– Логично. – Я приладила шлем. – Ладно, грузи.

Перед моими глазами со скоростью экспресса, идущего без остановок, мелькнул зеленый свет, и я оказалась в игре. Вокруг появлялись персонажи и, оглядевшись, бодро топали к выходу из комнаты, сжимая в руках-лапах-манипуляторах-и-еще-Сила-знает-в-чем приглашения на собрание.

– Хм… – только и сказал Лис.

– Забей, это из-за адаптированной версии, – сообщила я и двинулась туда же, куда и остальные игроки.

– Куда и кого забивать будем? – деловито осведомился парень, но ответить я не успела.

– Ваше приглашение?! – рявкнул кто-то, едва я открыла дверь в коридор. Рефлексы сработали быстрей, чем я сообразила, что вытворяю – короткий удар дверью, благо ручку-то я не выпускала, и ответный мат.

– Сам такой. – Я вышла и, захлопнув дверь, принялась рассматривать пострадавшего. Бедняга… Попала куда не надо, и вот теперь парень, согнувшийся пополам, мучался от раскаяния. На его темной одежде красовалась эмблема Совета Корусканта.

– Больно же! – Он наконец выпрямился и выдохнул.

– Орать не будешь. – Я показала конверт. – А то некоторые у нас нервные – пристрелить могут.

– Не могут, у меня неуязвимость на лазер, – буркнул парень и махнул рукой. – Иди, не мешай работать.

– Твое счастье, что я в мирном настроении, – обрадовала я его и двинулась дальше по коридору.

– Чего-то ты действительно мирная, – согласился со мной Алексей. – Раньше бы давно его в стену впечатала.

– Я ж не зверь, – заявила я. – Лис, это все сложно, но…

– Не объясняй, я все понял, – излишне мягко отозвался Наблюдатель и замолчал.

Он правильно понял. Это из-за случившегося. Испытав боль и выйдя победителем из определенно нечестной схватки, я стала немного по-другому смотреть на все вещи. Даже на Игру… Двери зала раскрылись передо мной, пропуская внутрь, и плавно затворились. Ну и толпа! Яблоку просто упасть негде. В зале, отданном на растерзание и поругание сотням игроков из независимых кланов, толпились представители стольких рас, что за время собрания вполне можно было изучить население Республики без учебника. Твайлеки мирно беседовали с вуки. Ботаники… не смейтесь, это раса такая, о чем-то спорили с представителями диких песчаных народов Татуина. Присутствовали вуки, гуманоиды с Набу и даже дройды. То тут, то там мелькали однообразные шлемы клонов наемника Боббы Фета, отличавшиеся только цветом круглой голограммы. По этим голограммам только и можно было их идентифицировать. Джавасы и звонки шныряли у всех под ногами, кого-то пиная, кого-то щекоча. Кто успевал – пинал их в ответ. В общем, типичная разбойная идиллия.

«Может, я зря пришла? И знакомых что-то не видно».

– Инди! – Ко мне сквозь толпу шустро пробился какой-то вуки и приветственно зарычал. Окружающие невольно шарахнулись в стороны, чтобы тот своими лапищами не задел кого-нибудь ненароком.

– А, привет Миррзарр. – Я довольно быстро опознала этот ходячий «коврик», за что и была немедленно наказана сграбастыванием и «ласковым и нежным» прижиманием к широкой, но от этого не менее волосатой груди.

– Слушай, это ты у нас всегда был плюшевым мишкой, а не я! – возмутилась я, но вырваться не удалось. – Я тоже очень рада тебя видеть, несмотря на все твои попытки переломать мне ребра.

– Ни за что! – торжественно пообещал мне Мирр. – . Я тебя слишком люблю. Идем, почти весь «Искариот» собрался.

– Ух ты, с чего бы это?

«Вот это новость. Не было, не было – и на тебе, появились».

– Не догадываешься? – Вуки даже удивился.

– Нет. – Я помотала головой и услышала ядовитый вопрос:

– Ты сколько на новостной портал не заходила?

– Ну… – Оказалось, очень трудно поковырять носком сапога пол, когда ты в лапах этого мохнатика.

– Вот тебе и ну! – Вуки довольно бесцеремонно забросил меня на плечо и поволок сквозь толпу.

– Мирр, совсем охамел? – Я обрела способность говорить только секунд через десять.

«Ни фига себе! Так со мной еще не обращались!»

Буквально тут же по связи раздался хохот.

«Так, и Лис туда же! Придушу как котенка, когда вернусь!»

– Это чтобы тебя не задавили. – В голосе Миррзарра проскочила странная нежность.

– Да иди ты в баню кузнечиков считать! – огрызнулась я и постучала кулаком по его спине. – Мне неудобно! Ковер ходячий! Поставь меня, а то пинаться буду! Блохастый!

– Не ругайся. – Он поставил меня на ноги и потащил за собой. Упереться я не успела… В результате, буксирный вуки приволок меня к угловому столу, где восседала воистину разношерстная компания. Так и задумывалось… Клан «Искариот» – это практически все основные расы Республики.

– Смотрите, кто к нам пришел! – возвестил Мирр и выставил меня перед собой.

– Индико! – Народ радостно вскочил и кинулся обниматься.

Если честно, я с трудом подавила острое желание немедленно спрятаться за вуки. А то эти придушат от избытка чувств, и поди потом докажи, что не я первая начала.

– Ты молодец, что вернулась, – сообщил эвонк Тейдер.

– Кстати, я видел ролик, – вклинился в разговор МэтТью, глава клана. – Ну ты психа дала, девочка!

– В смысле? – Я непонимающе посмотрела на твайлека.

– Спасение Амидалы. В ангаре такой трюк совершила! Это нечто! Сердце даже у меня екнуло! – Он аж присвистнул от избытка чувств.

– Паук – поганец, – припечатала я Ярослава. Выложил, мерзавец, и не сказал!

– Да ладно тебе, Инди. – Вуки легонько, едва ощутимо, похлопал меня по плечу. – Зато новички сразу же поняли, что им до тебя, как до Татуина на карачках.

– Какие еще новички? – Я плюхнулась на любезно подставленный стул и внимательно оглядела ребят.

– Сразу видно занятого человека, – фыркнул Инши, джавас, первый асассин клана. – На форуме уже десяток давно пасется. В клан хотят. Биографиями всех наших героев интересуются. Восторженные детки… А после этой выходки с тарзанкой ты вообще на недосягаемую высоту ушла. Даже нас превзошла.

– Я не герой.

– Живая легенда, и неча тут отказываться. – Миррзарр поставил точку в этом старом споре и грохнул кулаком по столу. Пришлось согласиться. А то мало ли что этому «коврику» в голову взбредет, если я спорить начну…

– Как Паучелло это все выложил вчера ночью, – продолжил рассказ джавас, – так форум минут на сорок выпал в осадок и молчал. Ты, как-нибудь зайди, там наверняка куча личных сообщений для тебя.

– Как будет время – зайду, – честно пообещала я и попросила: – Давайте о чем-нибудь другом, а?

– Понял, не дурак, – кивнул Инши, – дурак бы не понял, – и сменил тему разговора.

Как всегда в таких случаях я больше слушала и отмалчивалась, если тема меня не затрагивала. Мне хватало односложных ответов и издевательских вопросов, если было что-то совсем уж непонятное…

«Значит, новички хотят в клан? То ли я превращаюсь в параноика, то ли это опять… Так, главное не зацикливаться на этом, а то опять уйду в чернейшую депру. Страх хорош лишь в малых количествах, тогда он приносит пользу, но когда он перерастает в панический ужас – это может окончиться летально…»

Резкий писк, раздавшийся в сознании, едва не заставил меня подпрыгнуть. «Наносвязь! Интересно кто это звонит? – Прикрыв глаза, я вызвала меню. – Частота странная и незнакомая, но посмотрим».

– Это кто там такой добрый, в восемь ночи звонит? – Эту длинную фразу Масяни я ввернула в качестве банального приветствия.

– Инди, привет. – На внутреннем экране возникло лицо… Видеофункция наносвязи есть у всех и по всем играм, только по молчаливому соглашению мы ей не пользуемся. Так проще и не отвлекает, но сейчас не игра.

– Нибула! – В моем голосе проскочили нотки радости. Нибула – заядлая пиратка, обожающая брать на абордаж любой мало-мальски симпатичный ей кораблик. Из клана «Шэка». Авантюристка и сорвиголова с безумными идеями и планами. Тоже немного джедай, ибо меч соорудить осилила самостоятельно. Ее тысячу раз ловили и тысячу же раз ее коллеги по клану, матерясь и плюясь, ее респавнили. То есть воскрешали…

Под личиной этого безбашенного персонажа скрывалась Тестер Афина, в жизни носящая имя Инга. Хорошая девчонка из Новосибирска. Тоже Бетовик с достаточно приличным стажем. Только немного левый и ограниченный в информации. Она сразу сказала, что о происходящем ей лучше знать поменьше, тем самым признавая, что готова слепо выполнять приказы высших Наблюдателей, не вникая в подтекст и смысл задания. И всех это устроило…

Мы с ней познакомились в самом начале моей жизни в шкуре Индико, когда по глупости Ниб штурманула мое «корыто». Мы подрались, но одолеть друг друга не смогли… Скажем так, не успели, потому что оба кораблика, оставшись без управления, ухнули на Эндор без всяких на то причин. Посему, с трудом избежав гибели при посадке, отпинав звонков, собравшихся нас пустить на шашлык, и подорвав два или три имперских шагохода, случайно оказавшихся поблизости, мы заключили пакт о ненападении и дружбе и на этом разошлись, изредка пересекаясь где-то в завихрениях Игры. К сожалению, редко. С ней было интересно. Она – нашего уровня мастерства.

– Ин, ты занята?

– Не особо, а что? – Я напряглась. – Учти, Совет помогать грабить не буду.

Голубая мечта Инги – грабануть сокровищницу Совета Республики средь бела дня.

– Я на такое не пойду, – тут же открестилась пиратка. – Там счас «чебурашка» буйствует. А я не псих под его световуху лезть. Пошинкует и фамилию не спросит.

– Мастер Йода?! Гранд?! – Мое изумление было абсолютно искренним. «Что этот Наблюдатель делает здесь и сейчас? Он же вообще старается в играх не показываться».

Гранд – из Наблюдателей старой закалки, как Мегало или Координатор с Мраком, и в силу возраста сейчас практически не играет, предпочитая помогать юным. Причем, помогает достаточно своеобразно. Однако без его совета бывает очень трудно что-либо решить или выбрать на первых порах. Я с ним столкнулась уже после того, как по уши завязла в этом деле…

– Он самый, – охотно согласилась Ниб. – Я тебя жду у левого выхода.

– На фиг? – Мое подозрение переросло в уверенность, что эта ненормальная что-то опять затевает.

– Предлагаю слетать во дворец и узнать в чем дело, – предложила она.

– Ниб, у тебя голова не болит? Меня ж Светлые расшифруют, как переклеенный кубик Рубика. Забыла, что я Квинси, мягко скажем, вывела из стройного ряда Мастеров-джедаев?

– Случайно! – отрезала подруга. – Он первый начал! Даи было это… Так идешь?

– Секунду… – Я переключила наносвязь: – Лис, что скажешь?

– Ничего опасного пока не вижу, – отозвался парень. – Так что, почему бы и нет.

– Ладно… – еще раз переключив частоту, я вызвала Мэт-Тью. – Мэт, я отойду.

– Что-то случилось? – Глава клана тут же насторожился.

– Нет, просто Нибула объявилась. – Я не стала ничего скрывать. Афину он знал.

– А, тогда если что, мы штурманем тюрьму. – Он рассмеялся. – Бывай…

– Пасиб. – Я встала и быстро скрылась в толпе, твердо зная, что и Инши, и Миррзарр не пропустили моего молчаливого ухода. На то они и командиры… Если честно, я была удивлена, что проскочила это сборище без скандалов…

– Ниб!

Пиратка ждала меня возле колонны, и на ее лице было скучающее выражение. Однако при виде меня она оживилась.

– Ин! Все еще коптишь небо, старая кошелка!

После такого приветствия мы крепко обнялись.

– Сама коптилка! Ты на три года меня старше!

– А по фигу метель, – отмахнулась Инга и потянула меня из зала, возбужденно тарахтя. – Я как тебя увидела – подумала, что глюки! Никто тебя не ждал на этом сходняке!

– А почему бы и нет? – Я вырвала руку из ее ладони и подстроилась под быстрый шаг. – Да и прикрывают меня.

– Я рада, что ты… – Она замялась, потом все же сказала: – Живой осталась.

– Ты знаешь? – На секунду глупое сердечко замерло.

– Да. – Афина покосилась на меня. – Тяжело было?

– Очень. – Я поморщилась. – Все в порядке, Ниб.

– Если я коснусь запретной или болезненной для тебя темы, – тут же предложила она, – говори сразу. Ладно?

Я усмехнулась.

– А куда мы так резво шагаем?

– На полосу. Там у меня «Ласточ» припаркован. – Пиратка тряхнула копной густых малопричесанных волос. – До дворца тут лету всего минут пятнадцать.

– До морга еще быстрее с твоей манерой водить эту хрень, – в тон ей съехидничала я. – Даже кремация не потребуется – собирать нечего будет.

– Хочешь – сама веди, – тут же «завелась» Тестер.

– И поведу!

– Злюка!

– Сама в зеркало посмотрись!

После обмена ядовитыми репликами мы не выдержали и расхохотались – вот что значит «одного поля ягоды». Такие как мы либо становятся врагами, либо подругами. Нам повезло, мы сумели избежать первого и теперь при встрече старательно поднимали друг другу настроение…

Так мы и добрались до стартовой площадки.

– Не поняла! – Нибула резко тормознула и обескуражено посмотрела вперед. Моя рука сама потянулась к бластеру: «Ласточа» пытались разобрать на запчасти три ремонтных дройда класса «Астромех многопалочный». Во дела!

Молча переглянувшись, мы синхронно открыли огонь по этим «паучкам». Хватило шести выстрелов. По два на каждого, причем второй был просто для контроля.

– Ты чего, не заплатила за парковку? – Подойдя к крылу, я пнула останки ремонтника и убрала бластер.

– Да все было в норме, – заверила пиратка, протягивая мне шлем. Во второй руке она держала свой. – Никого не грабила и вела себя прилично.

– Слабо верится. – Я уселась за руль, включила зажигание, и… тут же завыли сирены. Возле площадки медленно поднялся (все-таки мы – почти на крыше здания) бронированный истребитель. И вид у него был не очень миролюбивый. Корабль был немногим больше «Ласточа», с закрытой непрозрачным снаружи стеклом кабиной, но зато у него было оружие!

– Ба-алин! Полиция! – Нибула одним движением оказалась сзади меня, и по связи раздался ее голос: – Жми, подруга!

– Держись! – Я выжала газ и отпустила тормоз.

Ух… Скорость, с которой мы рванули с площадки, вряд ли разрешена. Афина вцепилась в меня, чтобы не слететь. Буквально сразу же я увела «Ласточа» в крутое пике, уходя от выстрелов.

«Полиция не церемонится. Что происходит-то?»

– Ниб! Что ты натворила? – Пришлось вспоминать, как я дурила полицию раньше. Иначе изрешетят до состояния дуршлага. А мне не хочется ни за что ни про что попадать в число зарубок на борту этой леталки. Считайте это еще одной фобией.

– Да так… – как-то стушевалась она, крепко держась за мою талию.

– Что «так»? Колись, или сброшу!

– За полицию сейчас Организация играет, – излишне спокойно сообщил мой Наблюдатель.

– Ниб! Твою мать. – Я уже не выбирала выражений, успев увести наше средство передвижения от очередной порции выстрелов. – Что произошло?

– Ну… – Пиратка как-то напряглась. – Я сгоряча их идиотами обозвала. И козлами…

После такого признания я едва штурвал из рук не выпустила: «Додумалась! Они же теперь ее затравят. Ну, и меня за компанию пригрохают…»


В операторской царило редкостное напряжение. Рей был в игре. Кирилл пытался высчитать Тестеров и траекторию их полета. Джерри молча стоял за креслом и наблюдал чумовые гонки по Корусканту. Появление Кристины их всех порядком удивило. Никто и не предполагал, что она пойдет с Нибулой. Более того, никто и не думал, что она так быстро объявится после первой игры.

Рей выругался не отрываясь от управления истребителем.

– Блин! Кто ее так водить научил?

– Это врожденное, – отозвался Джерри и хмыкнул. – Вот уж не думал, что Афина к ней за помощью обратится.

– Да я тоже не думал. – Руки Кирилла так и летали над клавиатурой. По экрану его монитора «скакали» какие-то окошки, закрываясь и открываясь. – Темную не могу вычислить. Ее Лис прикрывает!

– А Афину – Серго? – Да.

– Я все-таки их собью! – Рей принялся обстреливать верткий гравилет, больше напоминающий космический мотоцикл. – Не фига так обзываться!

– Если получится, – усмехнулся Джерри и поинтересовался: – А куда они вообще направляются?

– Секунду, – Кирилл на секунду переключился на второй монитор. – К первому дворцу. К Совету джедаев. И там сейчас Гранд.

Охотник замер, потом решительно плюхнулся в кресло и взялся за свой шлем:

– Я во дворец. Пошныряю дройдом.

– Не нарвись!– фыркнул Рей, ведя обстрел Тестеров. – Будь спокоен. Робота не тронут! – отреагировал

Джерри, быстро натягивая перчатки. Кир как всегда смолчал…


Перед глазами мелькали картины уровней Корусканта, иногда сливавшиеся в малоразличимую мешанину бэкграундных пикселей, когда я уворачивалась от лазерных выстрелов. Полиция висела на хвосте как приклеенная, и никакие трюки не заставили ее отстать.

– Это кто-то из опытных Охотников, – уведомил Лис.

– Да я поняла уже. – Только они способны так долго висеть на хвосте, методично нас обстреливая. – Ниби, ты их очень сильно разозлила!

– Я сглупила, – призналась Инга и шмыгнула носом. – Да еще тебя подставила, прости.

– Я тебе потом все скажу, – пообещала я, лихорадочно размышляя, как выбраться из этой ситуевины с наименьшими проблемами для собственной игровой шкуры. Нам срочно нужно найти выход из положения, иначе нас точно собьют. И пусть Наблюдатели нас вытащат до того, как мы распылимся на молекулы, но приятного все-таки будет мало. Попробую ближайшую парковку… Резко вывернув руль влево, я нырнула в первый попавшийся проем. Упс…

– Ты куда?! – Голоса Нибулы и Лиса по связи слились в один.

– Куда подальше, – ответствовала я обоим. Не признаваться же им, что я попросту ошиблась? И перепутала парковочный тоннель для гравилетов с тоннелем для ремонтников. На мониторе «Ласточа» высветился лабиринт этих коридоров и… Черт! Истребитель нырнул за нами. Перед глазами на бешеной скорости замелькали однообразные повороты и ответвления. «Ласточ», ведомый моей рукой, нырял то вправо, то влево, пытаясь оторваться от полиции, но это пока не удавалось. Детектор у них видать хороший…

– Скоро дворец, через три-четыре поворота будет выход! – возник Лешка.

– Командуй! – Моя реакция была поистине молниеносной.

– Направо! Направо! Проскочи два коридора! Налево! – Мой Наблюдатель руководил четко. – Вверх! Влево! Прямо до конца!

Выход из тоннеля был замаскирован под тупик качественной голограммой. И если бы не уверенность Лиса, вряд ли я сюда сунулась. Полутьма резко сменилась дневным светом Корусканта и «Ласточ» ласточкой (опять каламбур вышел) взмыл в небо, бесцеремонно вклиниваясь в размеренный поток машин на самом верху. На меня ругались со всех сторон, но эти проявления народного возмущения тут же стихли, едва мне на хвост плюхнулся полицейский истребитель…

«Ребята, как же вы меня достали!»

– Чуть-чуть осталось!– сообщила Нибула. Я смолчала…

Из-за очередного скопления зданий резко вынырнул дворец Совета. Площадки разных уровней, прикрытые защитными полями, призывно сверкали посадочными огнями. В голове моментально родился безумный план. Чую я, что после игры мне точно накостыляют! Определенно, ничто в этой жизни меня изменить не сможет!

– Лис, как только мы приблизимся к пятой площадке, выруби защиту секунды на четыре – мы должны успеть спрыгнуть! – попросила я, включив в список слышащих и Афину, и Серго – ее Наблюдателя…

– Расшибетесь! – отрезал Алексей. – Там пятнадцать метров!

– А иначе мы не уйдем!– огрызнулась я.

– Безумие, – неожиданно вклинился в разговор Серго и вздохнул. – Берс, делай, что считаешь нужным. У меня есть идея по поводу поля. Я его батутом для корабля сделаю.

– Сколько тебе нужно времени? – поинтересовался Лешка.

– Минута – надо перенастроить три параметра, – отозвался прикрывающий.

– Должно хватить! – На щитке моего шлема возникли цифры, отсчитывающие секунды, и я выжала максимальную мощность, закручивая штопором кораблик. Как он до сих пор не развалился – не знаю.

– Психи, – констатировала Афина.

– Кто бы говорил, – огрызнулся Алексей.

– На том стоим! – Мой ответ был на редкость демократичным.

Время утекало очень быстро, за пять секунд до нуля мы врубились в защитное поле. По всем правилам нас должно было расщепить на молекулы. Однако взрыва не последовало. Поле услужливо прогнулось едва ли не до самой полосы.

– Прыгайте! – рявкнул Лис, и мы послушно сиганули с «Ласточа». Едва мы кубарем прокатились по полосе, как поле начало стремительно выпрямляться, отшвыривая наше потрепанное транспортное средство подальше. Полицейский истребитель все-таки успел прянуть в сторону, чтобы не оказаться сбитым, и буквально тут же поле над площадкой стало абсолютно непрозрачным. Грохот взрыва многострадального гравилета нас не оглушил, хотя рвануло где-то неподалеку. Спасибо Наблюдателям…

– Ох, ё-моё. – Нибула со стоном встала на ноги и помотала головой. Ее ощутимо покачивало.

– Знаешь. – Я медленно поднималась, ожидая, когда перед глазами прекратит все троиться. – В следующий раз меня на это самоубийство не подписывай, ладно? – Я сорвала шлем и отшвырнула его подальше. – Иначе я тебя попросту прибью. И меня никто не остановит.

– Я больше так не буду, – торжественно пообещала мне пиратка, тоже снимая шлем. Ее волосы едва дыбом не стояли.

– Инга, на выход! – коротко пророкотал Серго.

Ниб мученически закатила глаза, но согласилась:

– Иду. До встречи, Ин, рада была тебя видеть.

Я кивнула, и Инга растворилась в воздухе. Ну ей сейчас и достанется от ее Наблюдателя. Серго – ее муж и очень рьяно следит за ее выкрутасами в играх, очень часто устраивая ей головомойки. Мне с этой точки зрения повезло – Алексей хоть и беспокоится обо мне, границ не переходит.

– Дуй под защиту здания, – бросил Лис, неожиданно подав признаки жизни. – Сейчас защита станет прежней.

– Черт! – Я рванула к выходу с площадки с максимально возможной в данном состоянии скоростью. Купол начал бледнеть…

И все-таки я успела!

Едва я вкатилась под крышу, как защита вновь стала прозрачной. Только два шлема с вмятинами валялись на площадке. И больше никаких наших следов.

– Смогла, – похвалил Наблюдатель.

– Вижу. – Я перевела дыхание. – Лис, ты мне вот что скажи: кто конкретно управлял коптилкой полиции? Рей или Джерри?

– Рей. – Алешка, как мне представилось, даже плечами передернул.

– Все, вопросов больше нет. – Я оглядела пустой коридор. – И что мне делать теперь? Выходить?

– А есть желание играть дальше? – вопросом на вопрос ответил Лис.

Я молча прислушалась к себе. Давящей тяжести не было, зато в глубине души обнаружился яркий, хоть и очень маленький, огонек азарта.

– Есть, Леш, есть. – Я отлепилась от стены. – Я поброжу по дворцу. Может, на что интересное наткнусь. Раз уж тут Гранд буянит.

– Только, ради бога, не нарывайся, – попросил парень.

– Не буду. – Я улыбнулась и двинулась к лифтам. Авось пронесет. Для непосвященных: лайтсайбер был надежным пропуском и сообщением, что я не чужая. Для остальных… Ну, если меня узнают, то смыться я успею… По крайней мере, буду в это старательно верить.


Я все-таки ненормальная. Суюсь в осиное гнездо. Здесь ведь могут быть и Охотники. Да и джедаям меня любить особо не за что. После дуэли с Квинси я здесь не очень желательный гость. Однако мне все же хотелось выяснить, с чего Гранд вновь появился. Можно было и напрямик, конечно же, но я пока не решила, хочу ли с ним сталкиваться. Кто знает, что у него на уме. Ниб меня своим сообщением заинтриговала. Гранд вообще очень редко показывал свои чувства…

– К тебе двое джедаев идут, – сообщил Лис.

Я резко обернулась: никого. Только дройд возле двери торчит. Видать не пускают. Что там на карте? Оп-па! Я быстро метнулась в тень неосвещенного участка коридора и прижалась к стене. Эти два джедая были очень сильными. Если застукают, то все… Могут меня и в предательстве обвинить, с них станется. Секунду спустя я пожалела, что не умею ходить сквозь стены: этими джедаями оказались Оби Ван Кеноби и Йода. И если Кеноби я способна обмануть, то Йоду не обманешь вообще!

«Меня тут нету… Нету…»

Как назло – они остановились возле моего укрытия, продолжая начатый разговор…

– …И все же Катарна нужно убрать, – покачал головой Йода. – Он слишком силен. Такой Темный ситх может совершенно спокойно перевернуть чашу весов.

– Но, Магистр, – Оби Ван изумленно смотрел на «Чебурашку». – Просто убить?

– Боюсь, что да. – Йода вздохнул, зеленые уши дернулись. – Убить на дуэли. Найди Анакина и попробуйте вдвоем. Один на один с Кайлом Катарном тебе не справиться.

– Хорошо, Магистр. – Кеноби поклонился и ушел. Гравилет, гравикаталка – или как там это кресло Йоды называется, немного повисела, потом повернулась в сторону моего укрытия. – Выходи, Инди, я же знаю, что ты здесь.

По связи раздалось короткое ругательство. У Лиса опять не получилось закрыть меня от Гранда. Нам всегда было интересно, как он нас так чувствует, но Магистр молчал, только посмеиваясь над самыми невероятными предположениями, вплоть до телепатической силы…

– А чего ты не знаешь? – Мне пришлось выйти. Гравикаталка опустилась, и зеленый спрыгнул на пол. Мне пришлось опуститься на колено, чтобы уж совсем не контрастировать. А то разница между нами была в добрый метр, если не больше.

– Я не знаю многого, девочка моя. – Магистр остановился возле меня и посмотрел в глаза. – Ходили слухи, что ты пострадала.

– Я?! – Мое изумление было искренним. – От чего?!

– От Фэйра, – спокойно ответствовал «чебурашка».

– Знающий какой, – огрызнулся Лешка.

– Ну, было дело. – Я пожала плечами, словно это все мелочи. – Так, поцапались немного.

– Немного? – Йода с укором покачал головой. – Тебя же чуть не убили.

– Откуда? – Я напряглась: идее Гранд не должен был знать.

– Координатор рассказал.

Я только вздохнула.

– Смерть приходит только раз, Магистр.

– Знаю, но я рад, что ты вернулась. – Уши зеленого смешно дрогнули, и я невольно заулыбалась.

– Я тоже рада.

– Это ты на верхней площадке отчебучила?

– Да. – Отпираться смысла не было.

– По какому поводу?

– Ниб от полиции в лице Охотников спасала. Эта ненормальная обозвала их идиотами и козлами. Рей и взбеленился.

Йода расхохотался:

– Вот уж от кого не ожидал.

– Да я тоже, – кивнула я и резко сменила тему: – Кто такой Катарн?

Смех резко оборвался. Какое-то время Магистр, не мигая, смотрел на меня, потом все же ответил:

– Темный. Ситх. Очень сильный.

– Насколько сильный? – Я нахмурилась.

– Почти равен Палпатину. – Магистр со вздохом вскарабкался на свою каталку, и она поднялась в воздух. – Только он еще и на мечах дерется лучше всех. – Йода направился по коридору.

– Организация? – Я поравнялась с его леталкой.

Ситх монополии – это мощный козырь.

– Боюсь, что да. – Зеленый запахнул плащ. – Он очень прокачанный и уже убил троих Светлых уровня Кай-Гон Джина.

– Не слабо. – Я аж присвистнула. – Именно поэтому ты и хочешь, чтобы Анакин и Кеноби убрали Катарна?

– Да, юный Скайвокер еще не готов, но у него может получиться. – Йода неторопливо двигался. – Мастера с Кайлом не справятся.

Я какое-то время молчала: «Вот тебе и на».

– А почему не ты, Магистр? – Я прищурилась.

– Специально его искать я не имею права, – сообщил он мне. – Если столкнусь, тогда – да.

Я только фыркнула. Так они вообще не столкнутся. Катарн, кто бы из Организации за него ни играл, ни за что не придет к Магистру, ибо даже самому непосвященному игроку известно, что за Йоду играет Гранд.

– Катарн не дурак, он не сунется сюда. – Я покачала головой и, помолчав, добавила: – Где он сейчас известно?

– Ты хочешь его найти? – поинтересовался Магистр, останавливая свою каталку.

– Да. – Мой ответ был коротким. – Ты против?

– Против – ты погибнешь.

Я усмехнулась:

– Меня этим не испугать. Да и не буду я с ним драться.

– Не будешь? – Кажется, зеленый искренне удивился.

– Не буду. – Я пожала плечами. – Просто хочу посмотреть. Пусть лучше с ним Эни разбирается. Он же тут у нас крутой джедай.

– А у тебя получится остаться в стороне? – осведомился Магистр.

– Запросто. – Я чуть склонила голову. – Смыться я всегда успею.

Йода некоторое время молчал, глядя на меня, после чего заговорил:

– С северной стороны есть выход. В трех пересадках отсюда его последний раз видели. Остановка «Космо».

– Тогда я пошла. – Я улыбнулась. – Увижу – звякну тебе. А дальше ты сам уж стучи Анакину и Кеноби. Я в дятлы не записывалась.

– Логично, – согласился он. – Удачи. Да пребудет с тобой Сила.

– Всегда, – откликнулась я и свернула в сторону лифтов. Мне на северную сторону…


В операторской стояла тишина, которую нарушил Джерри, сорвав шлем с голову: – Все слышали?

– Да, – отозвался Рей. – Знаешь, я начинаю ее уважать. После такого лезть еще раз в пекло…

Старший Охотник посмотрел на компьютерщика.

– Кто у нас за Катарна играет?

– Ти Джей, Санкт-питербургский филиал.

– Скинь ему данные Индико. – Джерри немного призадумался, стягивая перчатки. – Если он настолько силен, то есть шанс угробить Темную в поединке раньше Иксов.

– Не станет! – заметил Вернер. – Ты его принципы знаешь, он просто так не нападает.

– Да, об этом я не подумал. Ладно, тогда сообщи ему, что персонажа Вернера угрохала она, как и Квинси. И пусть сначала попробует перетянуть ее на Темную Сторону. Дальше уже мы сами, если он откажется добивать.

Кир какое-то время молчал, сосредоточенно над чем-то работая, потом сообщил:

– Данные отосланы. Ти Джей их получил. Катарн сейчас появится.

– Пусть отловит ее вот здесь. – Рей указал пальцем на участок карты. – До него не сразу доберутся. Глядишь и получится.

Джерри и Кирилл синхронно кивнули и вернулись к компьютерам. Рей переглянулся с Вернером, и они оба закурили – зрелище обещало быть интересным…


Опять я ввязалась в какое-то самоубийственное предприятие после такого же… предприятия. Казалось бы, ничего такого – просто хотела посмотреть на Катарна, но ввиду того, что это персонаж противника, вряд ли дело ограничится обменом любезностями.

– Лис, кто играет за Катарна? – Надо все-таки уточнить в какую петлю на этот раз я сую свою дурную голову.

– Секунду, – незамедлительно отозвался Лешка. – Ти Джей. Питерский филиал.

– Поняла. – Этого игрока я знала. Значит, немедленное убийство мне не грозит. Он на удивление щепетилен в этических вопросах. – А что там с дырами?

– Две я уже отловил, наверняка и еще есть. – Наблюдатель, кажется, покачал головой. – А ты не нарываешься?

– Да вряд ли. Ну что такого страшного, если я на него просто посмотрю?

– Да вроде ничего, – как-то нехотя согласился со мной Алексей, и перед моими глазами вспыхнула карта дворца. Я сейчас – в западной части, а мне нужно в северную, и на два уровня ниже. Топать и топать…

И пришлось мне прогуляться. Слава Силе, я не встретила никого из Мастеров или их учеников, а то драпать пришлось бы усиленно. Либо драться. Однако тут есть кое-какие уточнения: Светлые иногда хуже Темных – нападают скопом. А от троих я вряд ли успешно отобьюсь.

– Лис, почему у меня чувство, что убивать Катарна буду я? – обратилась я к своему Наблюдателю.

– Вот уж не знаю, любимая, – хмыкнул Лешка. – Ты, наверное, опять крайней окажешься.

– Типун тебе на язык!

Однако ж так и оказалось…

И когда же я, наконец, прекращу тешить себя пустыми надеждами, что хоть раз крайней буду не я?

Я дошла где-то до середины пути, с интересом рассматривая окружающее. Дизайнеры постарались на славу. Я не шучу. Каждая деталь подогнана и сочетается с остальным как по форме, так и по колористике. Я всем откровенно любовалась. Ну и долюбовалась.

– Берегись! – Предупреждение Лиса раздалось ровно за секунду до тревожного писка чутья джедаев. Я рефлекторно пригнулась. Как оказалось вовремя – над головой просвистело что-то тяжелое. Врезалось в стенку и грохнулось на пол. Выяснить, что это – времени не было. Меч метнулся в руку, лезвие вспыхнуло кроваво-красным отсветом, но… дальнейшего нападения не последовало. Чутье молчало… Секунду спустя стало понятно почему: в коридоре стоял Темный джедай. Причем темность была видна с первого взгляда. Я медленно выпрямилась, выключив меч и рассматривая Катарна… В том, что это он, не приходилось сомневаться.

А парень ничего, стоит признать. Темная Сторона его почему-то не изуродовала. Ровные черты лица, жгучие карие глаза, смоляные непокорные волосы, падающие на лоб. Одет он был просто: черная куртка и штаны, высокие сапоги. Из оружия только лайтсайбер. И все-таки он Мастер.

– Индико Перер, урожденная Тейо. – Он не спрашивал, он утверждал. Голос оказался близким к баритону. Сбалансировал персонаж – очко в его пользу.

– Кайл Катарн, – в тон ему отозвалась я, гадая, почему он решил напасть? Вроде я ему дорогу не переходила.

– К вашим услугам, леди. – Он слегка поклонился. Карие глаза продолжали внимательно, даже с некоторым интересом за мной наблюдать.

– С чего такая честь? – Я покрепче сжала рукоять лайтсайбера.

– Слухи о мастерстве, – последовал короткий ответ.

«Хм, а он не любитель рассуждать». – Я изумленно на него посмотрела, одновременно вызывая Наблюдателя. – Лешка, чего он лопочет? Какие еще слухи?

– Вернер, – объяснил Лис. – Я не удивлюсь, если окажется, что ему слили все твои характеристики. Вытаскивать?

– Нет, постараюсь так разобраться. – И я произнесла вслух: – Вы об Айтэносе?

– Вы угадали. – Он слегка улыбнулся. – С ним вообще-то трудно справиться.

Я пожала плечами:

– Я просто слишком разозлилась.

– Ваш позывной Вас оправдывает. И, поверьте, мне будет жаль, если Вы пострадаете в этом бою.

– Я, признаться, искренне удивлена, но мне это мало что дает. – Я опустила голову, настраиваясь на бой и прощупывая ранее запущенный в меня предмет на предмет, вот каламбур, отправки его по обратному адресу. – Ти Джей, один вопрос… – Я все же решила кое-что прояснить.

Катарн понял с полуслова:

– Нет, ничего личного, Кристина, ничего личного. Считай это обычной дуэлью.

«Он еще и имя мое знает! Охотнички чертовы! – Я молча прищурилась. – Обычная дуэль?! Мастер – против посвященного! Ни фига себе обычная!»

Взгляды столкнулись словно стальные клинки, вышибая снопы искр. Вслед за этим зажглись лайтсайберы. Зажглись одновременно и рванулись по одинаковой, зеркальной друг другу траектории. Удар…

От силы столкновения едва не сломались руки – вот это прокачка! Катарн отскочил в сторону, и я запустила в него импровизированный снаряд, уходя в сторону. Красное лезвие ситха метнулось наперерез, вычерчивая эвольвенту, и возникшие обломки, послушные Силе, нацелились в меня. Черт! Я вскинула меч, крутанув его, отбивая свистящие вокруг осколки, однако успела уловить короткое движение. Подняв руку, смогла выставить щит, и две Силы столкнулись… Моя оказалась слабей, и я отлетела к стенке. Блин! Перед глазами все померкло, заставив рухнуть на колени. Меч выключился и откатился куда-то в сторону.

«Ни фига себе удар! Он же раза в три сильнее меня! И Сила у него немереная! Как же он умудрился так прокачаться?»

Больно… Я согнулась, прижимая локоть к отбитому боку и пытаясь восстановить дыхание. Вот ведь! Едва успела появиться, как меня тут же пытаются размазать по стенке раз «-дцать»! Благоразумно умолчу о том, что я по своей воле вернулась к Игре, прекрасно зная, чем это мне грозит. Не могли что ли подождать пока совсем оклемаюсь?

– Выходи! – раздался по связи приказной голос Алешки.

Я помотала головой.

– Нет, Лис, нельзя.

– Его на тебя натравили, – пояснил парень и, помедлив, добавил: – Сейчас подправлю кое-что.

– Угу, на крайняк «Панораму» включу. – Я выдохнула. Ответом мне было короткое ругательство.

– Не ожидал. – Катарн подошел и рывком поднял меня с пола. В глазах почему-то просветлело. Мне стало немного легче. Значит, Лисяра там что-то уже делает.

– Чего именно? – Я рефлекторно вцепилась в его руки, но душить меня никто не собирался

– Ты устояла против «Молота». – Каил усмехнулся, а меня ощутимо передернуло: «Молот» был изобретением поистине стукнутых игроков. Удар Силы практически неограниченной. Мало кто осиливал эту концентрацию, и мало кто выживал после удара.

«Интересно, а я-то с чего выдержала?»

– Я сама удивлена. – Отпихнув его руки и заставив выпустить меня, я привалилась к стене спиной и встретила его взгляд.

– У меня нет особенного уж желания убивать тебя. – Ти Джей стоял спокойно.

– Да что ты говоришь?! – Краем глаза я заметила, где валяется моя игрушка. – Странно даже.

– Ничего странного. Я даю тебе выбор… – Кайл улыбнулся с оттенком превосходства.

– Какой еще выбор? – Перед моими глазами возникли параметры персонажа: «Так, переломов нет – хорошо. Линейка жизни медленно восстанавливается – совсем хорошо».

– Выбери Сторону, – Катарн пожал плечами.

– Сторону выбирают поступками, – отозвалась я. – И не говори мне про сознательный выбор. С чего ты взял, что я могу выбрать Тьму?

– Твой позывной, – ответил игрок и добавил: – Да и то, что Йода не взял тебя в ученики, тоже о многом говорит.

«Вот не поминай, а то придет по твою душу», – подумала я, а вслух произнесла:

– Чебурашка-то? Он и не мог меня взять в ученики.

– Почему? – В голосе ситха прорезался искренний интерес.

Из-за угла тихо выскользнул зеленый и замер, опираясь на свой посох и прислушиваясь к нашему разговору. «Ну я же сказала!»

– А ты у него спроси. – Я фыркнула, прижав локоть к боку, и кивнула в сторону Магистра.

Кайл так резко развернулся, что я немного испугалась – меня могло попросту снести.

– Магистр Йода! – В возгласе Катарна смешались удивление и легкий испуг. Он знал, что «чебурашка» его одолеет. Гранд был сильнейшим Светлым.

– Оставь девушку в покое, – спокойно попросил Йода.

«Какая забота!» – Я была уверена, что он знал о таком исходе!

Знал!

Я уже говорила, что обожаю его? Этого «чебурашку»! Он меня, впрочем, тоже сильно любит.

– Мне кажется, или Йода за тобой по пятам шел? – с каким-то непередаваемым ехидством поинтересовался Лис.

– У него спроси, – посоветовала я. Перед глазами мелькнули полные линейки Силы и ловкости. На еще один бой хватит. Спасибо!

– Йода явился. – Ситх хмыкнул, рассматривая самого сильного джедая Совета.

– Как ты, девочка? – проигнорировав Темного, осведомился Гранд.

– Жить буду. – Я выпрямилась, по-прежнему рефлекторно прижимая локоть к ушибленному боку и привалившись спиной к стене, чтобы устоять. – Наверное.

– Ты уж определись, Инди, – мягко пожурил меня джедай.

Я кивнула:

– Определюсь, Магистр.

– Тогда не медли. – Уши зеленого едва заметно дрогнули. В следующую секунду мой сдвоенный меч молнией метнулся мне в руку, зажегся красный клинок, и я, разъединив рукоятки, обрушилась на ситха со спины. Однако Катарн не растерялся и не промедлил. Красные клинки сошлись, вновь вышибая снопы искр… Жаль. Его бы так здорово распилило.

Удар.

Блок.

Ти Джей отбил сразу две атаки, попытавшись подсечь меня под колени. Я ушла перекатом в сторону и вновь встала на ноги.

Еще удар.

Блок, и теперь уже Катарн нападает. Я прогнулась, пропуская его клинок в опасной близости от себя, организм яростно запротестовал, словно его в реальности били, но я не обратила на него никакого внимания.

Я должна выиграть этот бой! Не люблю проигрывать. Да, он сильней, но это не повод так ко мне относиться…

Темный ушел от контратаки, нанося мне удар за ударом, и мне пришлось отступать. С таким темпом боя я даже «Панораму» включить не успею!

И чем я думала, закручивая веерную защиту? Как всегда – не головой. Проводить подобную защиту с лайтсайберами – чертовски опасный прием, но действенный. Катарн скользнул в сторону, целя в шею, и я развернулась, веером складывая лезвия. Сноп искр, боль, прошедшая по запястьям, и пойманный в крест меч ситха были результатом этого.

Секундное замешательство обеих сторон закончилось расчетливым ударом невысокого каблука в голень – мой излюбленный прием. Катарн поморщился, но вниз не просел, а я крутанулась вокруг своей оси, вырывая из его руки лайтсайбер. С легким шипением мой второй клинок выключился, тогда как первый продолжил свое движение. Рукоятка провернулась, и второе лезвие вновь зажглось, устремившись к груди Ти Джея. Секунда… Он вскинул руку, намереваясь остановить его. За первым он не успевал. Катарн это понял сразу, в карих глазах появилось изумленное выражение, смешанное с легким ужасом и восхищением… Плазменный клинок легко перерезал шею. Кровь брызнула на черную одежду, но я и не заметила этого. Тело поверженного врага кулем повалилось на пол.

– Чертовы Охотники! – Погасив клинок, я рухнула на колени. Ноги отказывались меня держать. Да, знаю, это всего лишь игра, но почему же так руки дрожат?

«Ужас, что-то я совсем ожесточилась. Уже головы рубить начала. Как бы не сорваться».

– Красивый бой, – одобрил Йода, подойдя ко мне. Посох привычно простучал по полу. – Ты держалась молодцом.

– И кровавые остатки, – поморщилась я. Меня слегка мутило от такого зверства.

– А иначе и быть не могло. – Зеленая лапка осторожно приподняла мою голову за подбородок, и наши взгляды перекрестились. – И ты еще спрашивала, почему я тебя не взял тогда в ученики?

– Спрашивала… – Признание далось с трудом. Легкие отказывались работать.

– Потерпи немного, – раздался голос Лиса, – сейчас станет легче.

Я на несколько секунд задержала дыхание, давая ему возможность действовать быстрее, и действительно стало легче. Боль потихоньку уходила.

– Теперь я тебе отвечу. – Джедай усмехнулся. – Ты не принадлежишь Свету, как, впрочем, и Тьме.

– Той Тьме, что и Палпатин, не принадлежу, – согласилась я, усевшись на пол. – Мне мое лицо жалко, но я и не Сумерки. Сумеречных джедаев нет. Их просто не бывает в природе.

– Не бывает, – подтвердил зеленый. – Но зато есть Тьма Истинная.

– Вот уж не ожидала от тебя таких слов. – Я прямо встретила взгляд Гранда.

Он едва заметно пожал плечами.

– Инди, это же ты начала проповедовать. Вспомни самое начало, ты просто встряхнула всех, уперто идя вперед, не мечась между сторонами. Тьма Истинная была всегда. – Он слегка переместился, чтобы было удобнее стоять. – Еще в самом начале создания Республики был клан подобных тебе.

– Чего??? – Впервые за последнее время я удивилась так искренне и сильно.

– Был клан Темных джедаев, – с некоторой злорадцей подтвердил «чебурашка», – проповедовавших то, что ты сейчас поддерживаешь всей душой. Истинная Тьма. Инертная субстанция, призванная стоять на страже, останавливая и Свет, и Тьму, если они зарвутся. Сама посуди… Мы проповедовали Свет и утратили бдительность, из-за чего ситхи стали так сильны. И вот результат.

– Всех вырезали. – Я ядовито хмыкнула. – Ну и что? Мне теперь провозгласить себя императрицей?

– Палпатин тебе этого тогда вообще не простит, – рассмеялся Йода. – И побег из-под ареста припомнит! Оклемалась?

– Да. – Я встала, коротким жестом подозвала к себе обе рукоятки и, соединив их в одну, прицепила к поясу на их законное место. – Что дальше?

– Сейчас – на Совет джедаев. – Йода двинулся вперед по коридору. Пройдя немного вперед, он подозвал свою гравикаталку, уселся и воспарил над полом.

«Ну, хоть это есть, а то мы так до Совета семенить будем еще три столетия».

– Вот поязви мне еще, – привычно огрызнулся Мастер.

Тело поверженного Катарна осталось на полу. Где-то возле стены лежала голова. Это ненадолго: спустя несколько минут останки исчезнут, а кровь смоют роботы. Вон как раз один выполз из-за угла.

– А ты мысли не читай, – парировала я и спросила: – Гранд, ответь честно, ты на это и рассчитывал?

– На что на это? – бесстрастно осведомился Магистр, даже не покосившись на меня.

– На исход боя. – Я прищурилась. – Только не ври мне.

– Не буду. – Он чуть притормозил и теперь «плыл» рядом со мной, глядя куда-то вперед. – Скрывать не буду, я отпустил тебя, зная, что бой будет.

– Откуда? – В моем голосе проскочило равнодушие.

«Опять подставили? Как же я устала от этого».

– Просчитал. – Магистр пристально посмотрел на меня. – После вчерашней выходки Организация так просто этого не оставила бы. А тут еще такой подарок – ты пришла на встречу. Знаешь, не появись ты сегодня, ничего бы и не было.

– Любопытство сгубило кошку. – Я только вздохнула – Неужели мои действия так легко предсказать?

– Не твои – их. – Зеленый несколько печально улыбнулся.

– Я про Катарна до последнего момента не знала.

– Это было не столь важно. – Йода качнул головой. – Ты вмешалась, когда пошла с Нибулой. Дальше – чистая импровизация. Тебе везет. Ты – отличный игрок!

Я скрипнула зубами, но смолчала.

Меня его слова не очень утешали. Что-то мое везение регулярно такие гадости подсовывает, что просто выть хочется. Я слишком часто теперь пересекаюсь с Организацией. Прекрасно понимаю, что после гибели Фэйра, гибели по моей вине, они будут стараться до меня дотянуться, но не до такой же степени. Они не могли знать, что я попрусь с Нибулой на стоянку. Более того – что я вообще объявлюсь на этом сборище…

Даже Ангел.

Я вышагивала рядом с леталкой Магистра и раздумывала над некоторыми фактами, пытаясь их сопоставить. Шла, не обращая внимания на удивленные лица встречных персонажей. Игроки натыкались взглядом на потрепанную меня, узревали меч на поясе и в недоумении смотрели на Йоду. Великий Магистр молчал, о чем-то размышляя…

«Так и параноиком стать недолго. Конечно, все произошло случайно! Это если отбросить Катарна… Ситх вовсе не случайность. Ему обо мне сообщили. Этот факт не требует подтверждения… Все плохо, что не так хорошо. Мне остается лишь выиграть и этот раунд. После Совета брошу все на фиг и выйду из Игры. Устала я что-то, мне нужно отдохнуть как следует, прежде чем подписываться на новое смертоубийство теперь уже по вторым Иксам».

– У меня к тебе просьба, Инди. – Голос «Чебурашки» излишне резко вторгся в вязь невеселых мыслей, заставив меня оторваться от попытки сложения «за» и «против» без приведения к единому знаменателю и посмотреть на него.

– Что за просьба?

– Первое время – помолчи, пожалуйста. Ладно? Просто стой и молчи. Я сам расскажу о произошедшем.

– Как пожелаешь. – Я передернула плечами, пытаясь понять, откуда взялось это глухое раздражение происходящим.

Вот откуда?

Магистр кивнул и пустил свою леталку чуть впереди. За своими размышлениями я и не заметила, как мы пришли. Двери зала Совета джедаев приветливо распахнулись, и я шагнула туда, в альма-матер Светлой Стороны Силы Галактики, вслед за «Чебурашкой». На меня несколько недружелюбно уставились Светлые, однако, не спеша разделывать под орех пришелицу.

– Да пребудет с вами Сила. – Я церемонно поклонилась. Нельзя же быть невежливой. Но слово «всегда» я не добавила.

Йода сполз с каталки и прошкандыбал к своему креслу. Я осталась возле двери, не горя желанием оказываться под перекрестьем взглядов.

– Какие новости, Магистр? – вежливо осведомился представитель негроидной расы. Кажется, Мэйс? А, Мэйс Винду…

– Вы нашли Анакина? – вопросом на вопрос отозвался зеленый.

– Да, он скоро будет здесь, – сообщил кто-то из темного угла возле окна.

– Как скоро? – Восклицание Йоды было странно требовательным.

– Магистр, – подал голос Джаирс, проигнорировав слова «Чебурашки». – Можно осведомиться, что эта наемница делает здесь?

– Слушает наш разговор, – невозмутимо ответствовал Гранд.

– Ей не положено находиться здесь, – уперся Джаирс. – Да, она, возможно, джедай, но…

– Она убила Катарна, – как-то меланхолично объявил «чебурашка», перебив коллегу.

Теперь стало понятно, почему Йода сразу не пресек это хамство. Джаирс осекся, и все восемь не посвященных в только что произошедшее джедаев уставились на меня, как на подопытного кролика.

– Убила Катарна? – Представитель темнокожей народности встал и подошел.

– Угу. – Я прищурилась, настраиваясь на долгий разговор, – голову ему спилила. Напрочь. В честном поединке. Хотя как вообще он мог быть честным при его уровне Силы? А вы против, Мастер Винду?

«Ответит или нет? Сдается мне, что нет. По лицу видно, что гадость сказать хочет. Если он мне сейчас нотацию читать начнет – прикончу, ей-Тьма. Уж и поиграть не дадут нормально. Не я начала бой и не я устроила эту заварушку».

– Магистр Йода, и давно вы знаете эту девушку? – спросил представитель твайлеков. Он первым переварил молчание.

«Соображает, ничего не скажешь».

– Да, я ее знаю давно. – Зеленый ободряюще мне улыбнулся.

– И чья она ученица? – поинтересовался представитель расы ботанов.

«Ах вот кто сидит в тени, не горя желанием выползать на свет. А еще Светлый…»

– Палпатина, – хмыкнул Пресветлый.

– Кого?!! – Возглас был таким дружным, что я рефлекторно отшатнулась назад, к дверям. Да еще эти рыцари за лайтсайберы похватались. Эй! У них восемь клинков против моих двух! При любом раскладе нечестно!

– Ученица Палпатина и дочь Грейсор Тейо, – проинформировал их Йода.

Мне кажется, или он искренне наслаждается происходящим? Он-то в курсе моей игровой биографии.

– Всем известно, что Грейсор Тейо была любовницей сенатора Палпатина, – как-то зло бросил Джаирс.

– Индико Перер, урожденная Тейо, к вашим услугам. – Я поклонилась, со скрытым злорадством наблюдая натуральное замешательство Совета. Считайте, я им прямо сказала, что являюсь незаконнорожденной дочерью Палпатина. Вот они и повыпадали в осадок. В принципе, теперь легко объясняется мое везение в Игре и исход боя против Катарна. Для них-то легко, а для меня?

– И все же, Магистр, – Мэйс Винду посмотрел на зеленого. – Что она тут делает?

– Ждет нашего решения. – «Чебурашка» неожиданно посерьезнел. – Палпатин забирает себе слишком много власти. Плюс он был заказчиком покушений на королеву Амидалу, и если бы не Кай-Гон Джин, Индико и Джар Джар, то убийцы бы добрались до девушки.

– Сколько длился поединок с Кайлом Катарном? – вновь влез твайлек.

– Недолго. – Я покачала головой. – Точнее сказать не могу. Мне было не до этого.

– Раз вы его одолели, – вздохнул Джаирс, – вам положено звание Мастера. Катарн не был слабым.

– Я это заметила, – не удержалась я от колкости и перевела взгляд на Гранда. – Ты меня для этого притащил?

– Да. – «Чебурашка» ни капли не смутился. – Совет должен подтвердить твое звание Мастера.

– Если еще один поединок, – предупредила я, – то на фиг