КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591569 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235432
Пользователей - 108171

Впечатления

Serg55 про Бушков: Нежный взгляд волчицы. Мир без теней. (Героическая фантастика)

непонятно, одна и та же книга, а идет под разными номерами?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Велтистов: Рэсси - неуловимый друг (Социальная фантастика)

Ох и нравилась мне серия про Электроника, когда детенышем мелким был. Несколько раз перечитывал.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
vovih1 про Бутырская: Сага о Кае Эрлингссоне. Трилогия (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать пока напишут 4 том, а может и более

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Легионы огня: Армии света и тьмы [Питер Дэвид] (fb2) читать онлайн

- Легионы огня: Армии света и тьмы (пер. Екатерина Гинина, ...) (а.с. babylon 5: legions of fire -2) (и.с. legions of fire-2) 1.03 Мб, 256с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Питер Дэвид

Настройки текста:



Питер Дэвид Легионы огня: Армии света и тьмы Книга 2

Из дневников Лондо Моллари — дипломата, императора и мученика, называвшего себя глупцом

Посмертная публикация. Под редакцией императора Котто.

Земное издание, перевод © 2280

Датировано (по земному календарю, приблизительно) 14 декабря 2267 года

Сегодня мои «хозяева» довольны мной.

Хотя сейчас, вспоминая события прошедшего дня, мне трудно в это поверить.

Я посмел ослушаться дракха по имени Шив'кала. Он приказал мне убить Вира Котто, моего бывшего помощника и, если верить предсказанию леди Мореллы, будущего императора Республики Центавр. И, судя по всему, одно из тех немногих живых существ в галактике, кто хоть иногда способен скрасить мое существование. Шив'кала хотел смерти Вира, потому что тот произнес его имя, показав тем самым, что откуда-то узнал то, что ему не положено знать.

Какой же он трус, этот Шив'кала! Проклятый трус. Но ничего удивительного — трусость присуща всем тварям, живущим в тени. Любой, кому когда-либо доводилось поднимать с земли камень, мог видеть, как жуки, нашедшие себе прибежище под ним, тотчас разбегались прочь. Так и Шив'кала. Он существовал в тени Теней и, по всей вероятности, должен был пуще всех бояться света.

Конечно же, он никогда не признает этого. Самые трусливые всегда стараются казаться излишне самоуверенными. Они полагают, что так скроют свой страх от глаз окружающих.

Один раз — всего лишь разочек, — я бы все отдал за то, чтобы увидеть хотя бы тень того страха, который, я точно знаю, он прячет внутри себя, на лице этого серокожего чешуйчатого монстра.

Не знаю, где и как Вир узнал это имя. Не имею ни малейшего представления о том, что заставило его придти сюда, в Императорский дворец Примы Центавра, и спросить меня о Шив'кале. Очевидно, Вир завел где-то неких тайных союзников, хотя я не уверен в том, что они способны прятаться так же искусно, как мои собственные. Они послали его сюда, попросили произнести это имя, то есть использовали его. Весьма опрометчивый поступок. И мне остается лишь уповать на то, что Виру представится возможность сурово наказать их за то, что поставили его в столь опасное положение.

Так что, когда Шив'кала приказал мне убить Вира, я отказался. Да, именно так. Я размахивал мечом и выкрикивал угрозы. Понятия не имею, удалось бы мне исполнить все, чем я грозил ему, но, можете мне поверить, в моем голосе звучала неподдельная уверенность в том, что я сделаю это. И Шив'кала — признаюсь, к моему большому удивлению, — не стал настаивать. Честно говоря, сам до сих пор не знаю, что я сделал бы, не уступи он. В самом деле напал бы на Шив'калу? Попытался бы прикончить его, зная, что смерть этого дракха аукнется весьма печально мне самому, и, потенциально, принесет гибель моей любимой Приме Центавра? Ведь ядерные бомбы дракхов все еще на своих местах — стоит всего лишь нажать на кнопку и миллионы моих подданных будут стерты с лица земли.

У дракхов был козырной туз.

Но, полагаю, они не станут спешить воспользоваться им. Мне кажется, что Шив'кала ставит на мне эксперимент, воплощает в жизнь некий план. Кажется, ему интересно проверить, сможет ли он каким-то способом сломить меня. Сломить мой дух, мою душу, если она все еще у меня есть. Тогда она, вероятно, ныне настолько черна и изуродована, что ее трудно узнать.

Не знаю, почему это так важно для него. Наверное, если бы им удалось окончательно сломать меня, то я был бы им более полезен. Но, с другой стороны, насколько я понял, Шив'кала заключил пари со своими соплеменниками, и предметом спора как раз и является способ, каким ему удастся сломить меня.

Дракхи так развлекаются, для них все происходящее — лишь игра, а я — пешка, передвигаемая с клетки на клетку.

Даже не король. Просто пешка.

Вир, как и Тимов, пришел во дворец, чтобы помочь мне. Воистину удивительно, как жизнь может изменить представление о ком-либо. В молодости я мечтал стать императором. О Тимов я тогда почти не думал. Когда я впервые прибыл на Вавилон 5, то встретил там Вира, и на него мне было тоже наплевать.

Как, впрочем, и на себя самого, потому я топил все свои печали в вине.

И как все обернулось. Просто поразительно. Теперь я думаю, что Вир — последняя надежда моей любимой Примы Центавра. Не станет Вира — следом не станет и ее. А Тимов, к которой я относился с таким презрением, ныне видится мне одной из самых достойных женщин, которых я имел честь повстречать на жизненном пути. Что же касается меня…

Ну…. на себя мне по-прежнему плевать. Интересно, сколько всего кардинально изменилось, но, тем не менее, многое не изменилось вовсе.

Дракхи вынашивают какой-то новый план. Я всегда чувствую, когда что-то назревает. Я уже раскусил, как Шив'кала — мой непосредственный страж, ведет себя, когда назревает что-то серьезное. Прямо, как сейчас. Но я не имею представления о том, что это может быть.

Мне кажется, что между тюремщиком и заключенным возникают своеобразные отношения — странная смесь любви и ненависти. Полагаю, что мы с Шив'калой тоже, в некоторой степени, до этого дошли. Да, ненависть может быть такой приятной. Ведь именно Шив'кала настоял на том, чтобы этот ублюдок Дурла занял пост министра Внутренней Безопасности. А Дурла, в свою очередь, посадил на все важные места своих ставленников, в результате чего я постепенно оказался в изоляции от всех потенциальных союзников. И сейчас я, одновременно, и самая могущественная и самая беспомощная фигура на Приме Центавра.

Во всем дворце одна лишь Сенна приносит мне радость. Девушка, поздняя дочь покойного лорда Рифы. Я взял ее под свое крыло, дал ей образование. У меня были виды на нее. Совершенно невинные — просто мне подумалось, что, если я смогу спасти хотя бы одну девушку, то, возможно, мне удастся спасти и всю Приму Центавра.

Однако девушка — тоже обуза для меня, хотя и не догадывается об этом.

Она — еще одна пешка в большой игре, которую ведут Шив'кала и дракхи. Пока она рядом, дракхи могут шантажировать меня, постоянно напоминать о том, что они управляют мной. Судя по всему, маленькой одноглазой твари, навечно поселившейся на моем плече, в одиночку это оказалось не под силу.

Я думаю о том, что могло бы случиться, вспоминаю обо всех возможностях, что были у меня в юности. Я всегда обещал себе, что не стану идти на уступки, если мне когда-либо доведется обладать реальной властью. Но вся моя жизнь состояла из сплошных уступок. Нет…. на самом деле, все обстояло гораздо хуже. По крайней мере, когда кто-либо уступает, он получает что-то взамен. Я не получил ничего, совершенно ничего. Моя власть иллюзорна, а все потуги защитить Приму Центавра — лишь бесполезная трата времени…

Ба!

Опять я за свое. Что-то я слишком часто начинаю жалеть себя.

Ничегонеделание — вот мое любимое времяпровождение, если не считать часов, когда я бываю пьян, или пребываю в отчаянии. Мне бы больше подошел титул «Главного Лежебоки», нежели императора.

Сколько всего еще необходимо сделать. Все-таки кое-что мне, пока, по силам. Шив'кала хотел устранить Вира, но мне угрозами удалось заставить его отступить. Я одержал пусть крошечную, но победу. И это принесло мне слабую надежду. Конечно же, я веду очень опасную игру. Надейся, не надейся, кто знает, что будет дальше? Но надежда порождает веру в то, что все получится.

Возможно. Возможно, все так и будет.

Если бы только я знал, что задумали дракхи. Если бы я только знал, сможет ли Вир остановить их.

Такая мысль может показаться абсолютно неправдоподобной. Но, несомненно, у Вира гораздо больше шансов. У меня нет более преданного друга и последователя. И, если верить предсказанию леди Мореллы, Виру суждено стать императором после меня. Как ни странно, эта мысль приносит мне облегчение.

По-моему, он лучше всех остальных моих знакомых подходит для этой роли.

Но, если дракхи задумали какую-то месть, то для того, чтобы их остановить, нужен настоящий герой. И, при всем моем уважении к Виру, при том, сколь сильно он вырос под моим «покровительством», ему все еще далеко до героя.

И я, как всегда, даже не могу никого предупредить. Если они собираются нанести удар по Межзвездному Альянсу, мне никак не удастся предупредить ни самого Шеридана, ни кого-либо из его подчиненных. Единственный шанс — использовать Вира, как посредника. И Шив'кала, похоже, чтобы избежать подобного развития событий, решил изгнать Вира с Примы Центавра.

Мне нужно как-то обойти это.

Мой страж шевельнулся — действие алкоголя, кажется, начинает слабеть.

Тогда пора, как всегда, спрятать свои записи, чтобы быть уверенным в том, что опасная игра, которую я веду, не будет раскрыта. Ведение дневника стало, в некотором роде, частью моего маленького личного сопротивления, единственного, что поддерживает мою волю и душу.

Но эта крошечная шпилька — все, на что я способен. Сказать по правде, из меня такой же герой, как и из Вира. Позор для Примы Центавра, что на этом перекрестке истории ей не на кого надеяться, кроме нас. Будем же надеяться на то, что герой появится.

И будем надеяться на то, что мне не придется выступать в роли смертоносного орудия, когда и если этот герой все же появится.

Глава 1

Вир стоял перед гигантскими энергетическими воротами. В воздухе разносился треск бушующих энергетических потоков. Земля вокруг была усеяна телами. За воротами таилось нечто огромное: настолько темное и злобное, что ужас на некоторое время просто парализовал его. А потом он вдруг вспомнил, как всего пару дней, даже часов тому назад, был уверен в том, что больше никто и ничто не в силах его испугать. Он бы посмеялся над своей самонадеянностью, если бы ужас не заморозил смех внутри него, и мысленно обратился к недавним событиям…

Виру показалось, что прошла целая жизнь с тех пор, как он в последний раз, дрожа от страха, стоял перед техномагами. На самом деле, там даже не было техномагов. Один вид угрожающе сгустившихся вокруг теней вызвал у него озноб.

Лондо поручил Виру встретиться с техномагами. Тогда задание показалось ему очень опасным. Лондо попросил передать техномагам его просьбу о встрече с ними.

Только это. Только и всего. Просто сказать им о том, что Лондо хочет встретиться с ними. Всего несколько слов. Но, о-хо-хо, как же подгибались колени, а дыхание застывало в груди, а ведь от него ничего не требовалось, кроме как передать это послание. Задание для мальчика на побегушках.

Вир вспомнил тот случай и пришел к выводу, что в то время выглядел посмешищем, шутом гороховым. Каким же милым и забавным созданием он был тогда.

Он всегда действовал ради блага других.

Но та личность в нем умерла.

Ее смерть не была внезапной. Нет, это был мучительно долгий процесс, прежний Вир умирал в нем постепенно. И окончательно умер, когда он убил императора Картажье…

Нет. Нет. Подумав секунду, он решил, что это произошло чуть позже. Парень по имени Вир Котто умер, когда весело помахал рукой отрубленной голове мистера Мордена, насаженной на пику перед резиденцией императора. О, конечно, когда-то он заявил, как сильно ему хочется увидеть это. Но тогда он не думал всерьез, что так случится на самом деле. Дело было в том, что, если бы тогда он увидел отрубленную голову, то просто упал бы в обморок.

А в тот раз он стоял и наслаждался созерцанием смерти врага. Конечно же, Морден был воплощением зла, но все равно… кара, постигшая его, была ужасной.

И прежний Вир никогда бы не получил удовольствия при виде такого наказания.

Но то был прежний Вир.

Вир многого боялся в жизни. Этих ужасных огромных кораблей Теней, или тех же техномагов. Как страшно было наблюдать за тем, как Лондо скатывался во тьму, в то время как он, Вир, ничего не мог поделать, чтобы это предотвратить.

Но больше всего он боялся того, что ожидало его в будущем. Великий Создатель, если за каких-то пару лет он превратился в нынешнего Вира Котто, то на что он станет похож по прошествии лет?

Нынешний Вир Котто отбросил подобные мысли, он не собирался задумываться о таких вещах. Вместо этого он бросился к маленькому кораблю, принадлежавшему тем, кого он так боялся всего несколько лет назад.

Он чувствовал, что ему есть чего опасаться на борту корабля техномагов.

Но на прошлой неделе Вир обнаружил, что его новая безумная и страстная любовь всей жизни, Мэриел, на самом деле использовала его. Она дурачила его, чтобы стать вхожей в круг дипломатов и послов на Вавилоне 5. Он мог лишь гадать, зачем ей это было нужно, но подозревал, что речь, наверняка, идет о шпионаже.

Потом он узнал, что Лондо связан с бывшими прислужниками Теней, называвшими себя дракхами. Одного из них звали Шив'кала, и простого упоминания этого имени оказалось достаточно для того, чтобы Вир Котто оказался в подземных темницах Примы Центавра. Если бы Лондо не вмешался и не освободил его, то Вир был бы уже мертв.

Он задумался о том, во что обошлась Лондо его свобода? Что он пообещал взамен? Какая часть души Лондо — если предположить, что у него еще осталась душа, — была продана ради того, чтобы Вир смог продолжить следовать путаным путем, предначертанным ему судьбой?

Он не помнил, когда в последний раз крепко и беззаботно спал. Но, стоило ему ступить на борт корабля техномагов, как женщина по имени Гвинн усадила его в кресло и приказала спать.

— Спать, — горько произнес он, все еще чувствуя зловоние подземелья. — Да вы шутите. Заснуть, моя дорогая, это последнее, на что я сейчас способен. Но, все равно, благодарю вас.

Тогда Гвинн прижала пальцы к его вискам. И вдруг комната поплыла. Веки Вира внезапно стали тяжелыми, будто камни, и он мгновенно отключился. Но это забытье не было похоже на спокойный сон. В его голове проносились, сменяя друг друга, образы Мэриел, Лондо, Тимов, Дурлы. Они спотыкались и падали, пытались оттолкнуть друг друга, заполнить собой разум Вира. Он увидел Лондо из далекого будущего: Лондо, седой и усталый, сжимал в руке бокал с какой-то жидкостью.

Казалось, он кого-то ждал.

А потом к нему кто-то подошел. Это был он — Вир. Вир увидел, как его собственные руки вцепились в горло Лондо, все сильнее и сильнее сжимая тиски.

Внезапно руки Вира превратились в руки нарна, и Вир мгновенно отлетел в сторону, наблюдая за тем, как Г'Кар склонился над Лондо, и в его глазах пылала жажда крови…. нет. В его глазу.

И тут же был Дурла, он танцевал… да, он танцевал с Мэриел, а советник Лион напевал бессвязный мотив, которого Вир не мог разобрать. Забавно, что Дурла и Мэриел были облиты кровью. Неподалеку находилось огромное, высотой во всю стену, зеркало. Взглянув в него, Вир увидел себя, облаченного в белый императорский мундир. Обернувшись, он увидел Лондо, но Г'Кара нигде не было видно. Того Лондо, каким он был при их первой встрече. Он выглядел таким молодым. С того дня минуло всего девять-десять лет, но, Великий Создатель, каких лет! Лондо в то время выглядел сильно озабоченным тем, что его надежды на возрождение прежнего величия Примы Центавра разлетались в клочья, но, в то же время, он был так беспечен по сравнению с тем, каким он стал. Он протянул Виру бокал и опрокинул его.

Из бокала хлынула кровь, залив лицо Лондо. Потом он поставил бокал и потянулся к Виру окровавленной рукой. Вир сделал шаг назад, еще один и уткнулся в стену. Ему больше некуда было идти, некуда отступать. Мэриел и Дурла кружили в танце где-то позади, на балконе, а потом переступили через перила и исчезли из виду. Вир открыл рот, чтобы закричать, но это был не его голос. Из его рта вырвался крик миллионов душ. С балкона, с которого только что прыгнули Дурла и Мэриел, он увидел Приму Центавра…. и она горела.

Огромные языки пламени и толстые клубы черного дыма вздымались в небо.

Вир проснулся. Ему показалось, что, вероятно, он закричал во сне и проснулся. Но это было не так. Казалось, его больше ничем не испугать.

— …глупость, — услышал он голос, принадлежащий женщине по имени Гвинн, — Это глупо, Кейн. По-другому это не назовешь. Мы не должны этого делать.

— Это приключение, Гвинн. Если нас не интересуют приключения, то лучше использовать наши способности как-нибудь еще…. например, встать на углу улицы и доставать из шляпы кроликов, чтобы люди кидали монеты…

Голос Кейна. До боли знакомый голос. Хотя Кейн спас ему жизнь, Вир уже начинал его ненавидеть. За то, что тот постоянно указывал ему на действительное положение вещей, делая его жизнь еще тяжелее. Что там говорили о блаженстве неведения?

— Финиан, скажи ему, что мы должны изменить курс, — потребовала Гвинн.

— Я не знаю, что мы должны делать, — ответил Финиан, третий из этой компании техномагов. — Ситуация требует расследования. И, раз мы уже влезли в это дело, то именно мы должны провести его.

— Ты всегда на стороне Кейна! Не имело смысла спрашивать тебя!

— Если ты знала об этом, то зачем спрашивала? — резонно ответил Финиан.

— Потому что я такая же дура, как и ты, вот почему!

— Тогда тебе повезло, что ты с нами. Кто еще захочет быть замеченным в обществе таких дураков?

Гвинн нетерпеливо зашипела и отвернулась от них. Она уставилась на Вира и недоуменно моргнула.

— О, вы не спите. Господа, он проснулся.

— А мне показалось, что он должен был спать еще, по крайней мере, час, — произнес Кейн, остановившись около Гвинн.

— И я так думала.

— Спать, — буркнул Вир, — это уж слишком.

Он посмотрел на троицу техномагов, и был поражен тем, насколько они похожи друг на друга, и, в то же время, разные.

Все они стояли, откинув капюшоны, и Вир увидел, что у всех них одинаковые прически, то есть, фактически, отсутствие причесок. У всех троих волосы были подстрижены так коротко, как будто они брили головы. Начинаясь сразу надо лбом, волосы образовывали две полосы в форме буквы V, а третья прядь опускалась строго назад.

Гвинн была самой высокой из всей троицы и держалась наиболее надменно.

Кажется, она принадлежала к той породе людей, которые не только не терпят глупостей, но и с радостью гоняют дураков. Вир искренне надеялся на то, что она не отнесет его самого к категории дураков. Кейн, благодаря своему острому, выдававшемуся вперед подбородку, казалось, постоянно бросал кому-то вызов. У него была темная кожа и глубокие, непроницаемые глаза. Финиан был самым низкорослым. У него было круглое лицо и выразительные голубые глаза, которые казались грустными или забавными… или, возможно, он удивлялся нерадостности всего происходящего.

— Итак, Вир, — живо произнес Кейн, потерев ладонь о ладонь, будто начинал партию в шахматы, — вы готовы помочь нам спасти галактику?

Гвинн закатив глаза, покачав головой. Кейн сделал вид, что не заметил ее жеста.

— Вы уже упоминали об этом раньше, — сказал Вир, — не вдаваясь в подробности. Я не предполагал, что вы… э… сейчас скажете мне об этом. И каким же образом мы собираемся спасти галактику?

— Мы направимся к К0643, где центавриане ведут раскопки, — ответил Кейн. — А там…

— Что там? — перебила его Гвинн. — Кейн, я думаю, будет лучше, если мы прямо сейчас остановимся. Когда мы выясним истинную природу этих раскопок, точнее, когда наши подозрения подтвердятся, то что, по твоему мнению, мы будем делать? Ты говоришь «спасти галактику», причем так, что твоя самоуверенность просто смешна. Ты в курсе, что уже превысил рамки наших полномочий?

— Как и ты, — заметил Финиан.

— Успокойся, Финиан. Я говорю все это лишь для того, чтобы убедиться в том, что он, — и она ткнула пальцем в Кейна, — не наломает дров.

— О, ну конечно же, этого не произойдет.

Гвинн изумленно подняла глаза. Эти слова произнес Вир, даже не пытаясь скрыть сарказм, явственно звучавший в его голосе.

— Нет, Кейн не наломает дров. Доверьтесь мне. Он поручит это мне, — он встал и продолжил говорить, качая головой, как будто с трудом верил в свои слова. — Кто-то пытался убить Шеридана, и Кейн мог это предотвратить безо всякого труда. Вместо этого, он впутал в это дело меня, и я чуть не погиб, прежде чем он вмешался. Потом Кейну захотелось убедить меня в том, что на Приме Центавра воцарилась «великая тьма», и, благодаря его усилиям, я оказался в тюрьме.

— Тем не менее, теперь вы здесь, — вставил Кейн.

— Но не благодаря вам.

— На самом деле, насколько мне помнится…

— Ладно-ладно, есть, по крайней мере, один случай, за который я должен быть вам благодарен, — продолжил Вир. — И, быть может, намного больше тех, о которых я ничего не знаю. Дело в том, что я не собираюсь влезать в опасные предприятия один.

— Не собираетесь? — Финиан приподнял безволосую бровь. — Я и сам не замечал, чтобы вы принадлежали к категории героев.

— Нет, я просто устал, и сыт этим по горло, — сказал Вир. — Иногда мне кажется, что герой — это просто трус, которому надоело всего бояться.

— В этом что-то есть, — заметила Гвинн.

— Как я сказал ранее, если уж мне суждено попасть в переделку, на этот раз, вы, Кейн, пойдете со мной. И вы двое тоже. Мне известно, что Кейн — техномаг-отшельник. Что он некоторое время… скрывался в вашем тайном месте.

Что он провел слишком мало времени на других мирах, поэтому…. не обижайтесь… вряд ли обладает должным опытом.

— Я не обижаюсь, — спокойно ответил Кейн.

— …вряд ли обладает должным опытом, — закончил Вир.

Кейн громко кашлянул.

— Незачем было повторять это дважды.

— О, простите. Ну, в любом случае он… ну, вы знаете, что я имею в виду.

Вся эта ваша техномагия и прочие магические штуки. Но с вами вместе мы…

— На самом деле я тоже отшельник, — сказала Гвинн.

— Да? — он не мог в это поверить.

Вир обернулся и посмотрел на Финиана, который скромно кивнул.

— И я тоже.

— О, превосходно, — сказал Вир. — Мы встряли в опасную историю, и никто из вас не является членом высшего эшелона техномагов, — он почесал переносицу. — Отлично. Тогда напомните мне: зачем нам понадобилось лететь к К0643?

— Потому что дракхи ищут все, что, возможно, имеет отношение к Теням. Ох, и потому что рабочие, которые там копали, умирали.

— О, ну, конечно же. Естественно. Если и есть на свете место, где таится зло, и гибнут люди, то именно туда я и мечтаю первым делом отправиться.

— Тогда вы счастливчик, — ответил Кейн.

— Я польщен.

— Мне тоже очень приятно.

Вир тряхнул головой и — уже не в первый раз, — его внутренний голос произнес: «Почему именно я?». Как обычно, он не получил ответа, хотя мог явственно представить, как Судьба прямо-таки катается по полу от смеха, потешаясь над его предназначением.

Смех. Да, он почти слышал, как Судьба смеется над ним. Он стоял перед энергетическими вратами, его мысли постоянно метались от событий прошлого к настоящему, и сейчас он слышал не только смех, но и какой-то неприятный вой.

Это были громкие презрительные голоса, которые будто говорили ему: «Наивное жалкое создание…. неужели ты думал, что можешь в одиночку спасти галактику?

Что ты лучше и достойнее окружающих, тех, кто погиб, столкнувшись с нашим могуществом, до тебя?»

— Я не достойнее их, — сказал Вир, зная, что это правда.

Вой нарастал, и Вир почувствовал, что его сбило с ног и потащило прямо навстречу гибели. Он был удивлен, что в реальности его смерть оказалась совершенно непредвиденной…

Глава 2

Вир имел весьма смутное представление о том, с чем именно им предстоит столкнуться на месте раскопок, но то, что они там увидели, превзошло все его ожидания.

Пустые здания. Целые кварталы пустых домов.

Вир с техномагами прочесали все узкие улочки рабочего поселка, в котором царили разруха и запустение. На самом деле, «улочки» — это слишком громко сказано. Тропинки, беспорядочной сетью разбегавшиеся по всему поселению, и ни одной нормальной, мощеной улицы. Некоторые были настолько узкими, что, попадись Виру со спутниками встречный прохожий, им вряд ли удалось бы разминуться. Однако такой возможности им не представилось.

Но кто-то здесь был. Где-то рядом. Местные жители не горели желанием попадаться им на глаза, но бриз доносил чьи-то голоса. Холодный бриз, почти ледяной, Вир чувствовал, как ветер пронизывает его до самых костей. То там, то здесь на перекрестках и около забегаловок они замечали группки рабочих. Вир слышал краем уха обрывки фраз, и эти слова были весьма тревожными. Например, «исчез», «смерть», «расплата», «страх», «мертв». Последние два слова повторялись чаще всего.

Было еще одно слово, которое раз за разом доносилось до ушей Вир, и это было слово «проклятие».

Проклятие.

В свое время Вир бы лишь посмеялся над всем этим. Но пребывание на Вавилоне 5 научило его верить в существование сверхъестественного… или, по крайней мере, подготовило его к тому, что на небе и земле есть нечто большее, чем он мог вообразить. Станция была местом, где появлялись то охотники за душами, то жуткие обитатели неизвестных миров бескрайней Вселенной, казавшиеся ожившими воплощениями ночных кошмаров.

Для тех, с кем Вир столкнулся в поселке на К0643, грань между реальностью и фантастикой, между явью и небылью, была размытой. Сам для себя Вир уже давно стер эту грань вообще. Он был уверен, что с ним может приключиться все, что угодно. Он чувствовал, сможет сохранить рассудок, лишь попытавшись хоть в какой-то степени привыкнуть к такому положению дел.

— Я тебя знаю.

Он поразился, услышав этот голос. Обернувшись, Вир увидел довольно неприметного с виду центаврианина, только что вышедшего из забегаловки. Но узнал его мгновенно.

Несколько месяцев назад некоего гражданина Центавра использовали втемную, как пешку, как контейнер для доставки живого орудия для покушения на жизнь президента Межзвездного Альянса. Сам он понятия не имел, что с ним происходило, что и зачем он должен был сделать, и лишь вмешательство Вира предотвратило преступление. Его звали Рем Ланас, и сейчас он стоял перед Виром, с выражением крайнего изумления на лице.

Прежде чем Вир успел что-либо сказать, Ланас вцепился в его одежду. В первое мгновенье Вир воспринял это как нападение, но потом понял, что Ланас его о чем-то умоляет.

— Пожалуйста, — ныл он, — не забирайте меня обратно на Вавилон 5. Вы… вы же сказали, что все останется между нами. Вы же никому не скажете, что я здесь? Я… я уеду, если вам этого захочется… Я…

— Успокойтесь же! Ради бога, успокойтесь! — воскликнул Вир, сильно встряхнув его за плечи. — Уймись, наконец! Я не больше, чем в прошлый раз, хочу сдать тебя властям. Что ты здесь делашь?

— Работаю, — ответил Ланас, явно удивленный вопросом Вира. — А что еще здесь можно делать? Кстати…. а вы что здесь делаете?

— Ну… мы приехали сюда для того, чтобы… кое-что выяснить. Мы слышали, что это место… в общем… проклятое. И нам показалось что, как бы глупо все это ни выглядело, в интересах Республики стоит посмотреть, что здесь творится.

Вир деланно рассмеялся — настолько нелепым показалось ему собственное объяснение.

Ланас странно взглянул на него.

— Кто это «мы»? Кого вы называете «мы»?

— Что? О! Нет-нет, «мы» — это я и мои… — он оглянулся и махнул рукой в сторону техномагов.

Но там уже никого не было. Он остался один.

Вир тупо уставился на свою вытянутую в направлении исчезнувших техномагов руку, а потом выдавил:

— Я и мои… пальцы. Да, именно так, — и он пошевелил пальцами, предоставляя Ланасу возможность хорошенько рассмотреть их. — Я хотел сказать: мои пальцы и я. У меня для каждого из них есть имя… Хотите, я вам их перечислю?..

— Нет. Нет, это… все в порядке, — осторожно произнес Ланас, явно не желая злить сумасшедшего, коим показался ему Вир.

Вдруг Вир, резко сменив тон, спросил, вернее, потребовал ответа:

— Мне показалось, что здесь меньше народу, чем я ожидал. В чем дело?

Ланас погрузился в раздумья. Наконец, он огляделся вокруг, будто боялся, что кто-то может их подслушивать, а затем произнес:

— Не здесь.

— Не здесь? Вы имеете в виду, что они находятся где-то в другом месте?

— Нет, я имел в виду то, что нам не стоит говорить об этом здесь.

Пойдемте.

Повернувшись, он стремительно пошел по импровизированной дорожке. Вир последовал за ним, задержавшись лишь на мгновение, чтобы оглянуться через плечо и убедиться в том, что его спутники действительно исчезли.

Через несколько минут Вир сидел в небольшой квартире, предоставленной администрацией Ланасу. Определение «неприглядная» было слишком мягким для ее описания. Скудно обставленная комната в большом бараке сборного типа — вот и вся недвижимость Ланаса.

— Простите за то, что не предлагаю выпить. Но я не ждал сегодня гостей.

Хотя, даже если бы я знал о вашем визите, вряд ли бы мне удалось разжиться чем-нибудь. Министр Дурла весьма строго к этому относится.

— Дурла?

— Да. Он не желает, чтобы мы тратили его время и деньги на выпивку. Он полагает, что наша жизнь здесь должна складываться всего из трех составляющих — работы, еды и сна.

— И вы это терпите? — Вир был потрясен. — Но ведь жизнь — это нечто большее! Это…

— О, он также обеспечил нам достаточное количество проституток.

— А, — понимающе кивнул Вир. — Он, хм… он это разрешил?

— Да. Он считает, что они являются необходимой разрядкой, — Ланас пожал плечами. — Вероятно, они лучше вписались в бюджет, нежели выпивка. Меньше расходов.

— Надо же, какая экономия, — заметил Вир.

— На самом деле существует программа поощрений, при помощи которой они…

Тут Вир быстро вскинул руки и выдавил улыбку:

— Все это… здорово. Но у меня есть одна мысль. На самом деле, мне не хочется знать больше, чем вы уже рассказали. Если честно, я бы не огорчился, узнав даже меньше.

Он откашлялся, а потом произнес:

— Итак, вы хотели мне сообщить о…

— Да, — кивнул Ланас.

Несмотря на то, что они были в комнате одни, он, по-прежнему, продолжал говорить тихим, заговорщицким шепотом: — После всех этих таинственных исчезновений испугавшиеся уволились, и объем производства упал на семьдесят процентов. Нас удерживает здесь то, что зарплата оставшихся сильно возросла.

Как и перспектива никогда больше не увидеть родных. Но меня это мало беспокоит — я одинок, — он пожал плечами. — Знаю, что это звучит глупо, но как вы узнали, что здесь исчезают люди?

— Могу предположить, что и вы это заметили, — буркнул Вир, думая о внезапном исчезновении техномагов. — А у вас есть какие-либо догадки?

Предположения, зацепки?

— Нет. Мне известно лишь то, что мы копаем на самом важном участке. Мы сумели глубоко вгрызться в поверхность этой богом забытой планеты. По ходу дела некоторые таинственно исчезли, другие просто сбежали. Мы не знаем, что ищем, что вообще здесь делаем. Но я расскажу вам о том, что произвело на меня сильное впечатление. Однажды сюда приезжал с инспекцией министр Дурла. Я мельком несколько раз видел его, и все время в его глазах что-то было.

— Вы имеете в виду ресницу?

— Нет, — Ланас раздраженно покачал головой. — Я имел в виду его взгляд…, выражение. Он смотрел так, будто ему очень хотелось завершить эти раскопки. Никто из нас не понимал, почему. Я точно понятия не имею.

— И он даже не намекнул вам о том, что вы ищете?

— Нет. Единственное, что мне известно, это то, что он увеличил рабочую нагрузку. Теперь мы работаем круглосуточно. Сейчас смена Странной Бригады.

— Э… кого?

— Есть тут такая группа крутых землекопов. Они вроде как сработались.

Говорят, это бывшие преступники и им подобные. Привыкшие к тяжелой работе. И они здорово работают. Они просто балдеют оттого, что все у них получается быстрее и лучше, чем у остальных, явно хотят что-то доказать самим себе, — он замолчал и пожал плечами. — Хотя мне не стоит гадать о мотивах окружающих.

Когда вы впрягаетесь в такое, кто знает, зачем вы это делаете, ведь так?

— О… я… э… определенно согласен с вами, — произнес Вир.

— В любом случае, если кто и сможет добраться до сути, то это Странная Бригада. Они заявляют, что чувствуют опасность и готовы с криками помчаться ей навстречу. Один из них…. кажется, его зовут Цирил… сказал, что с радостью встретится со смертью, лишь бы схватиться с нею и выбить из нее дух. Я не могу понять, зачем кому-то надо искушать смерть, но, опять же, это не выдумки. Как бы там ни было, эта Странная Бригада — самые одержимые люди из всех, кого мне доводилось видеть, — оснащена каким-то специальным оборудованием. По чьему-то распоряжению им выдали фонари. Это что-то, поверьте. Электроника — моя специальность, хотя, учитывая обстоятельства, при которых мы с вами встретились, я не удивлюсь, если вы сочли меня ни на что не годным…

Вдруг где-то внизу раздался грохот. Виром тотчас овладело беспокойство.

Звук был настолько глубоким и громким, что на мгновение ему показалось, будто в небе барражирует целый флот кораблей Теней, в клочья разрывая воздух и вызывая дрожь земли. Ланас, со своей стороны, не обратил на это никакого внимания.

— Это стало происходить все чаще, — сказал он, когда дрожь утихла.

— Отчего эта дрожь? Разве здесь проводятся взрывные работы?

— Нет. Насколько нам известно, нет. Но тряска то и дело повторяется.

Никто не знает, почему.

«Мы знаем».

Вир посмотрел в разные стороны, смущенный и удивленный этим голосом.

— Вы знаете? — спросил он.

— Нет, я же сказал, что мы не знаем, — в крайнем смущении ответил Ланас. — Разве я неясно выразился?

Мы знаем. Выбирайся оттуда, Вир. Все зашло слишком далеко, дальше, чем мы предполагали.

Теперь у Вира исчезли все сомнения. Он узнал, чей голос прозвучал непосредственно в его разуме. Он мгновенно вскочил на ноги и сквозь зубы бросил Ланасу:

— Мне пора. Спасибо за гостеприимство.

— Но я не отличался особой гостеприимностью…

— Вы не пытались преследовать меня, угрожать мне или посадить меня в тюрьму. Тогда мне этого было достаточно, чтобы считать себя во всеоружии. Это было здорово. Но теперь мне нужно идти. Пока.

Рем Ланас озадаченно наблюдал за тем, как Вир ринулся к двери, настолько быстро, что она едва успела отъехать в сторону перед ним. Затем покачал головой и пробормотал:

— Я слышал, что Вавилон 5 странно влияет на людей. Но до встречи с Виром Котто, не знал, насколько странно.

Едва выйдя из барка, Вир взглянул направо, затем налево. И тут кто-то сильно хлопнул его по плечу, так, что Вир едва не подскочил от неожиданности.

Он ошалело уставился на трех техномагов, которые стояли на том самом месте, куда он только что смотрел.

— Как вам это удается? — раздраженно спросил он.

— Маги никогда не раскрывают секретов, — ответил ему Кейн.

— Да, но вы не настоящие маги. Вы всего лишь затворники.

— Верно, — согласился Кейн.

— Не бойся, Кейн, — весело сказал Финиан. — Думаю, когда мы с этим покончим, мы уже не будем казаться монахами-отшельниками.

— Рада за вас, — саркастически произнесла Гвинн, а потом повернулась к Виру. — Вир, вы же посол. По центаврианским меркам, вы занимаете высокое положение в обществе. Вы должны приказать им немедленно прекратить раскопки.

— Отличная идея, — сказал Вир, помолчал, потом спросил. — Почему я должен это сделать?

— Потому что, если они будут продолжать в том же духе, то позволят великим злодеям обрести непозволительную силу. Они воспользуются ею для того, чтобы принести разрушение и смерть всему живому.

— Вряд ли такие доводы окажутся убедительными, — возразил Вир.

— Вир, — настойчиво произнес Кейн, — время не на нашей стороне.

— Тогда почему бы вам самим не остановить эти раскопки? Вызовите при помощи ваших заклинаний привидения, напугайте народ, заставьте их сбежать отсюда: ведь они думают, что это место проклято. Или… просто перенесите их на Приму Центавра — вы же маги. Это поможет вам выиграть время. Ну, не знаю.

Сделайте хоть что-нибудь.

— Нам было строго приказано — только наблюдать, — тотчас вклинилась Гвинн. По ее тону было ясно, что из них троих именно она являлась главным сторонником неукоснительного выполнения полученных инструкций. — Мы стараемся друг для друга, ради общего блага, но мы можем лишь это, пока нам не поручили чего-либо другого…

— Как мне поручили вмешаться, чтобы содействовать спасению Шеридана, — сказал Кейн.

— Ладно, хорошо, отлично, — произнес Вир, постепенно теряя терпение. — Но почему бы вам не попробовать получить новые распоряжения, а? Просто взмахните… этой вашей… волшебной палочкой, или что там у вас, и найдите выход из сложившегося положения. Вы лучше меня понимаете, какое вселенское зло вот-вот вырвется на свободу, пока мы тут примерзли к месту и обсуждаем параграф 101 «Инструкции техномагии».

Кейна идея явно не вдохновила.

— Я и мои союзники пытаемся разъяснить техномагам сложившуюся ситуацию, но, в данный момент…

— Пытаетесь? — Вир вопросительно уставился на них. — Что вы имели в виду, говоря «пытаетесь»? У вас что, какие-то трудности?

Маги переглянулись. Досада и неуверенность светились в их взглядах.

— Наши первоначальные попытки связаться с ними оказались… не вполне успешными, — признал Кейн.

— Не вполне успешными? Что? Как это понять? Насколько безуспешными?

— Мы не смогли с ними связаться, — ровным голосом ответила Гвинн. — Потому что наши заклинания связи не работают в этом месте.

— К черту заклинания! Позвоните им! Используйте какие-нибудь стандартные средства связи!

— Техномаги не пользуются стандартными средствами связи.

— Да, конечно! — раздраженно сказал Вир. — Это лишь доказывает то, насколько вы продвинутый народ: вы даже не можете друг с другом связаться!

— Но мы продолжаем пытаться, — ответил Кейн. — А пока ты должен делать то, что в твоих силах.

— Ладно, ладно, — ответил Вир. — Я разыщу местного начальника, и попробую надавить на него, чтобы, по крайней мере, приостановить раскопки. Но, я сразу предупреждаю, вряд ли местный начальник прислушается к моим словам. Кто меня станет воспринимать всерьез?

Кейн шагнул вперед и со значением положил руки на руки Вира.

— Мы. Мы верим в тебя. Мы уверены в твоих способностях, Вир. Если ты не сможешь этого сделать, то это никому не под силу.

— Никто не смеет указывать мне, что делать, — произнес Ренегар.

Вир впервые видел столь толстощекого центаврианина. Огромного роста, дородный мужчина, волосы подстрижены короче, чем того требовала мода. Толстые губы, маленькие глазки. Невероятно мощные руки — казалось, он с легкостью мог разорвать Вира пополам. А голос настолько глубокий и хриплый, будто исходил откуда-то из области коленей.

Явно не тот тип, с которым Вир был бы рад иметь дело.

Ренегар сидел за столом в своем кабинете, и стол и комната казались крошечными на фоне его габаритов. В комнате царил беспорядок. Если оценивать личность по внешности, то Вир никогда бы не подумал, что этот тип может занимать руководящую должность, тем паче, что он возглавляет раскопки, начатые по приказу самого министра Внутренней Безопасности Дурлы.

— Я вовсе не собирался указывать вам, что нужно делать, — быстро заверил его Вир.

— Это радует, — произнес Ренегар. Но довольным он не выглядел. И эти слова прозвучали так же раздраженно, как и прежде.

— Но, вне всякого сомнения, — отважно продолжил Вир, — вы должны уже понимать, что на этой планете не все чисто. У вас пропало слишком много народу.

— Центавриане — слизняки, — в его голосе явно слышалось презрение. — В этом всегда заключалась наша проблема. Мы пасуем перед каждой маломальской трудностью. Скажем так, сбегаем. В какой-то мере мы должны восхищаться нарнами. Как бы вы о них не думали, но они никогда не простят нам того, что мы их завоевали. В течение многих лет они сражались за свободу и, в конце концов, обрели ее. А мы не боремся за свободу. Нас завоевали, и мы тут же переворачиваемся вверх брюхом и дохнем — вот и все, на что мы способны.

— Был бы рад побеседовать на эту тему на досуге, — произнес Вир. — Но, если вы не возражаете, это не совсем то, о чем я хотел сейчас поговорить. Люди не просто уехали отсюда потому, что устали, или потому, что им все надоело, или потому что они решили со всем этим покончить. Здесь таится великое зло, и все ваши люди находятся в огромной опасности. В ужасной, ужасной опасности.

— Как… вы об этом узнали? — потребовал ответа Ренегар.

— У меня есть источники.

— Что еще за источники?

Вир постарался не забывать о том, какое положение занимал Ренегар. Он напустил на себя настолько высокомерный вид, какой только смог, и заявил:

— Те, которые сейчас не стоит называть.

— Значит, вы мне не скажете.

— Верно.

— И в чем именно заключается эта великая опасность… вы тоже не скажете.

— Боюсь, что нет.

— Но я ведь, по-вашему, должен прекратить все работы. Скажите мне, посол Котто, знакомы ли вы с министром Дурлой?

— Мне… приходилось иметь с ним дело, — уклончиво ответил Вир.

— Министр Дурла был предельно конкретен. Он ясно указал, что я должен сделать, и к какому сроку. Поэтому я намерен исполнить его распоряжения. А вы обсуждали с ним все это?

— Нет.

— А если бы обсуждали?

Вир знал, что обманщик из него никудышный.

— Сомневаюсь, что он станет меня слушать.

— Так почему же я должен это делать?

— Потому что, — с неожиданным пылом произнес Вир, — вы здесь, а он — нет.

Потому что его там, — и он ткнул пальцем в ту сторону, где на расстоянии многих световых лет должна была находиться Прима Центавра, — не беспокоят жизни тех, кто находится здесь. Но, сдается мне, это должно беспокоить вас, поскольку вы непосредственно ими руководите. Поймите, пока мы здесь тратим время на болтовню, ходя вокруг да около, опасность возрастает с каждым мгновением. Время уходит. На самом деле, у нас уже не осталось времени.

Неужели вы этого не понимаете? Люди не просто исчезают. Они гибнут.

Виру показалось, что на мгновение Ренегар смутился. Потом его лицо и душа снова окаменели.

— Но у меня нет доказательств.

— У вас есть мои слова и то, что вы видите собственными глазами. Вы теряете людей. Что же еще вам нужно?

И тут, как бы в подтверждение слов Вира — воистину, у Великого Создателя извращенное чувство юмора, — прогремел взрыв. Грохот шел со стороны раскопок, но, судя по звуку, это был не просто взрыв. Казалось, будто планета столкнулась с каким-то огромным объектом и едва не разлетелась вдребезги.

Кабинет тряхнуло так яростно, что Вир не смог удержаться на ногах. Секунду назад он стоял, а спустя мгновение уже лежал на спине. Ренегару тоже пришлось несладко: его кресло опрокинулось, и он очутился на полу.

Однако, оказалось, что ему крупно повезло, ибо огромный кусок потолка рухнул прямо туда, где Ренегар только что сидел. Не настолько тяжелый, чтобы убить, но, несомненно, достаточно массивный чтобы, как минимум, оглушить его.

Ренегар, двигаясь поразительно ловко для своих габаритов, выбрался из кресла и вскочил на ноги. Он смущенно посмотрел на Вира, и тому было приятно видеть, что — впервые с тех пор, как они встретились, — Ренегар не выглядел самоуверенным. Определенно, сейчас, после этой внезапно случившейся катастрофы, предупреждения Вира обрели гораздо больший вес.

Инстинкты Вира кричали, что сейчас надо убираться отсюда ко всем чертям.

Вернуться туда, где приземлился корабль техномагов, и улетать как можно дальше. Но Вир понимал, что в его жизни наступил такой этап, когда от инстинктов уже нет никакой пользы. Он заглушил голос инстинкта самосохранения, взывавший действовать с осторожностью. Сейчас это было очень нужно не только Приме Центавра, но и самому Виру. Ничто уже не могло заставить его поддаться инстинктам и вернуться на Вавилон 5, спрятаться в своей каюте, накрыть голову подушкой и закрыть глаза на ту тьму, что опустилась на родной мир, угрожая его народу. Вот почему, вдруг понял он, так трудно жить, зная о том, что прячется во тьме. От этого невозможно скрыться. Ты бледнеешь от ужаса, вглядываясь во тьму, и подпрыгиваешь, если показалось, будто там кто-то зашевелится. А свет не только ослепляет, но также постоянно напоминает о том, что надо делать все, что в твоих силах, чтобы уничтожить тьму. Свет не признает оправданий.

— Что… происходит? — охнул Ренегар. Кабинет продолжал дрожать, толчки становились все сильнее и продолжительнее.

Вир вдруг почувствовал странный запах. Пахло высвобожденной энергией, может быть, озоном, как будто неподалеку ударила огромная молния. Он прижался к стене, пытаясь удержаться на ногах. И несказанно удивился, услышав, насколько спокойно прозвучал его голос:

— Что происходит? — заорал он, пытаясь перекричать гул и продолжая балансировать на подгибающихся ногах. — Сейчас расскажу. То самое, о чем я вас предупреждал. Надо убираться отсюда подобру-поздорову. Сваливать с этой планеты. Вы вернетесь на Приму Центавра, — его голос стал еще громче и пронзительнее, — и сообщите министру Дурле, что все здесь закончилось полным крахом. И запомните, Вир Котто — единственный, кто вас предупреждал.

Запомните, кто ваши друзья, Ренегар. Однажды это может спасти вашу жизнь. А теперь бежим отсюда! Быстрее!

Ренегар настолько энергично кивнул, что Виру на мгновение почудилась голова Мордена на пике. Не говоря больше ни слова, Ренегар, спотыкаясь, поспешил к выходу из кабинета. Вир последовал за ним, но вскоре их пути разошлись — Ренегар направился к космопорту, а он поспешил в противоположную сторону.

Он должен увидеть это собственными глазами. Посмотреть в лицо таинственному противнику. И, хотя все его чувства приказывали бежать в другую сторону, Вир заставил себя двигаться навстречу опасности. Догадаться, куда идти, было нетрудно. Зарево виднелось совсем рядом, он видел вспышки хаотично высвобождаемой энергии, сверкающие, подобно сполохам полярного сияния.

И там было что-то.

Вир не мог понять, что именно. Оно находилось в самом центре раскопа. Вир смог разглядеть его верхний край — нечто изогнутое, и…

…оно поднималось.

Вир застыл на месте, но вовсе не от вида конструкции, взмывавшей в небо.

Он увидел на земле центаврианина. Точнее, верхнюю часть центаврианина. Его нижняя часть была так жутко обуглена, что с трудом можно было разобрать, что это вообще такое. Несомненно, он — не жилец. Но пока и не мертвец.

Единственный уцелевший глаз уставился на Вира с безмолвной мольбой.

Вир понял, что это первое испытание его храбрости и решительности. Рядом лежал большой обломок скалы, последняя надежда для этого несчастного. Если Вир испытывал к нему хоть немного сочувствия, то ему следовало схватить камень и обрушить на голову страдальцу.

Вир поднял небольшой булыжник, крепко сжал его в руках и подошел прямо к распростертому телу умирающего. Поднял руки над головой, глядя на выражающее ужас лицо искалеченного центаврианина.

— Прости, — прошептал Вир, когда камень выскользнул из его дрогнувших пальцев и упал на землю рядом с головой центаврианина, который и не подозревал о том, что хотел сделать Вир. Он вообще уже ничего не понимал.

Вир, спотыкаясь, двинулся назад, а земля продолжала дрожать. Перешагнул через обломок скалы, который секундой раньше закрывал ему видимость…. и его взору предстала куча разнообразных кусков тела других центавриан. Но больше всего было просто обгоревших до неузнаваемости тел. Вир заткнул уши, пытаясь не слушать предсмертных криков, и продолжал идти, стараясь убедить себя в том, что опасность миновала. Что бы ни случилось с этими беднягами, это произошло во время всплеска энергии.

Но что это была за энергия, и что явилось ее источником, он даже предполагать не пытался.

Потом земля под ногами Вира затряслась еще сильнее. Внезапно он вдруг понял, что источник этой дрожи находился не под поверхностью планеты, а над головой. С неба спускалось нечто — нечто огромное. Из-за облака тумана и дыма взрыва он толком не видел, что это такое — одни туманные, гигантские очертания. Они с каждой секундой приближались.

«Корабли дракхов», произнес кто-то прямо в его голове. Вир понятия не имел о том, откуда он это взял. Но знал, что это правда.

Вир огляделся вокруг, надеясь на то, что поблизости возникнет кто-либо из техномагов-отшельников. Но они так и не появились, и в его мозгу появилась паническая мысль: «А что, если они улетели? Что, если они оказались слишком близко к эпицентру взрыва и погибли, когда… это, чем бы оно ни было…. освободилось?»

Он старался убедить себя в том, что подобное невозможно в принципе. Ведь они, как-никак, техномаги. Но потом Вир напомнил себе о том, что они — отшельники, поэтому могли не обладать всем набором знаний и умений техномагов.

Истинные техномаги не должны ничего бояться.

«Если они ничего не боятся, то почему же они удрали? Почему они оставили исследованный космос?»

Для Вира, который, дабы понять окружающую его Вселенную, искал ответы на огромное число вопросов, ответ на этот казался самым легким.

«Потому что они гораздо умнее тебя».

Но, даже понимая, что поступает глупо, Вир продолжал двигаться вперед.

Как будто он пытался доказать что-то самому себе. Ведь он не выдержал первого испытания. Оставил того парня, обрек его на мучительную смерть. Но вокруг были и другие, и, как прикажете поступить с ними? Разбить им всем головы? С каких пор он заделался в главные палачи Примы Центавра?

Хотя… кое-что он мог сделать. То, что должен был. Хотя бы просто переставлять ноги, идти вперед, не обращая внимания на ужас над головой. Он раз за разом приказывал самому себе: «Просто иди. Чтобы идти вперед, особой храбрости не надо». По крайней мере, так он себя уговаривал.

Над его головой проносилось все больше кораблей, и он мог поклясться в том, что в его мозгу раздавалось что-то… похожее на песню. Множество голосов слились воедино, но слов он не мог разобрать. На каком-то животном подсознательном уровне эти голоса и неразличимые слова пугали, внутри все холодело. Казалось, их источник находился повсюду и нигде конкретно, но он, каким-то образом, понимал, что они исходили от пролетавших мимо кораблей.

Впереди показались вытянувшиеся цепочкой груды обломков, и он понял, что видит руины зданий, располагавшихся по периметру раскопа. Вир перебирался через них, стараясь не думать о тех, кто мог быть погребен под развалинами. Он понимал, что ничем не сможет помочь им, лишь продлит их страдания. Никогда еще он не чувствовал себя таким беспомощным.

И снова он почувствовал себя пешкой в какой-то большой игре, о правилах которой он не знал вообще ничего. Волна гнева зародилась где-то внутри, начала подниматься вверх. При обычных обстоятельствах он бы постарался подавить подобное чувство, зная, что такие эмоции или, того хуже, действия, начатые под их влиянием, — не приведут ни к чему, кроме катастрофы. Раньше он всегда старался действовать во благо других. Особенно во время конфликта с нарнами.

Но тогда он действовал в тайне, моля богов о том, чтобы его не застукали, так что риск был для него довольно абстрактным понятием. Если бы его уличили в пособничестве нарнам, то это имело бы для него весьма плачевные последствия.

Эта же опасность была не где-то, а здесь и сейчас, что, возможно, только поднимало боевой дух Вира.

Ему хотелось разозлиться, потому что эмоциональная усталость мешала идти дальше. Ему хотелось так разозлиться, чтобы пережить это, и покончить с этим… ужасным, ненавистным влиянием, окутавшим Приму Центавра. Ярость перенесла его через зону руин, хотя несколько раз он падал, споткнувшись на обломках, но всякий раз гнев поднимал его на ноги. Гнев помог ему забыть о том, что техномаги появились лишь за тем, чтобы опять исчезнуть. Заставил посмотреть вверх и бросить проклятия в адрес темных кораблей, которые все ниже и ниже опускались к земле. Этот гнев настойчиво толкал его к границе раскопок.

Но вспышка страха вдруг заставила его замереть на месте.

— Зона перехода, — прошептал он.

И оказался прав. Но такой зоны перехода Виру прежде видеть не доводилось.

Массивная конструкция поднялась из глубин земли, где, судя по всему, она была специально закопана. Настолько темная, что, казалось, она поглощала лившийся с небес свет. В отличие от обычной зоны перехода, ее поверхность и края вовсе не были гладкими, а, напротив, неровными, зазубренными, будто ее создатель предпочел хаос симметрии и изяществу.

Энергетические разряды с треском срывались с обводов этого гигантского образования. Затем появились три черных корабля — настолько огромных, что Вир даже предположить не мог численность их экипажей. Они вошли в сектор над зоной перехода, и зависли там, будто устанавливали с ней связь.

Затем сияние ворот усилилось. И Виру показалось, что он услышал вопль, и, следом, такой же ответный крик. Ничего более жуткого ему ни слышать, ни ощущать раньше не доводилось. Излучение, меж тем, усиливалось, и корабли начали дрожать синхронно с всплесками энергии на поверхности зоны. Зрелище вызывало ассоциации с каким-то извращенным актом любви. Энергия накапливалась для последующего выброса.

«Самое время думать о сексе», — мелькнуло в голове Вира. Это действительно было сейчас неуместно, но, все же, мысль его позабавила.

И тут его сбило с ног.

Ворота испустили рык, похожий на рев нападающего зверя, и Вир подумал о том, что, вероятно, ему доведется наблюдать очередной энергетический выброс.

Несколько запоздало он вспомнил о двух вещах. Первое: если это действительно так, то он сейчас находится как раз на линии огня и будет мгновенно испепелен.

И он вспомнил о предсказании леди Мореллы, которая утверждала, что он будет править после Лондо. Сам Лондо заявил, что это предсказание делает Вира практически неуязвимым. Но в данный момент Вир вовсе не чувствовал себя неуязвимым.

Его перевернуло и поволокло по направлению к воротам, вокруг летали камни и обломки строений. В одном месте из земли торчала перекрученная балка, кажется, она была неплохо вмурована в землю. В любом случае, выбирать не приходилось. Он ухватился за балку и сражался за жизнь, в то время как распахнувшиеся ворота продолжали рычать со звериной яростью. Вир заметил что-то в их глубине, за пеленой мерцающих вспышек энергии… гиперпространство? Или еще что-нибудь? Да, несомненно, там было что-то другое.

Он не раз проходил через обычные зоны перехода, и знал, как должно выглядеть гиперпространство. В данном случае он видел нечто совсем иное, ни с чем подобным ему не доводилось встречаться прежде.

Невероятно сильное притяжение ворот оторвало ноги Вира от земли, и теперь он висел параллельно земле. Его ноги болтались в разные стороны в поисках опоры. Он, с огромным трудом, зацепился ступней за балку. Из последних сил потянулся и обвился вокруг балки обеими ногами, как вокруг импровизированного якоря.

Кораблей над зоной было уже не три, и, с каждой секундой, их становилось все больше. Пять, шесть, десять спустились с небес…. он сбился со счета. Под треск энергетических разрядов они исчезали в гигантских воротах, и при каждом новом скачке в его голове раздавался тот же странный, ужасный вопль, как будто нечто в воротах приветствовало возвращение кораблей.

Земля вокруг была усеяна телами. По ту сторону ворот находилось нечто столь темное и злое… Великий Создатель, да как ему могло придти в голову, даже на миг, что он слишком устал, чтобы бояться?

Он знал, что храбрый человек — этот тот, кто делает то, что необходимо сделать, невзирая на свои страхи. Но как тогда назвать того, кто не просто парализован страхом, но и понятия не имеет, что делать? Единственное, что сейчас пришло ему на ум — «не из этой лиги».

В его лихорадочно скачущих мыслях звучали голоса, будто ворота разговаривали с ним. Они смеялись, и смех смешивался со словами, они презрительно кричали, высмеивая его амбиции: «Наивное жалкое создание…. неужели ты думал, что один можешь спасти галактику? Что ты лучше и достойнее окружающих, тех, кто погиб прежде тебя, став свидетелем проявления могучей силы?»

— Я не достойнее их, — произнес Вир, признавая, что нечто право.

Потом, казалось, планета сдалась. Сила ворот внезапно возросла, и стало ясно, что Вир долго не продержится. Фрагменты тел взвились с земли и понеслись к воротам. Балка вырвалась из крепления, и этот рывок вынудил Вира разжать руки…. но вряд ли стоило держаться за незакрепленную балку. Вир несколько раз перевернулся в воздухе, размахивая руками и ногами. Рокочущие ворота торжествующе потянулись к нему.

Но тут прямо перед ним в воздухе появилось еще одно небольшое отверстие.

В последний момент до Вира дошло, что он видит перед собой небольшой корабль.

Он удерживался на таком курсе, чтобы широко открытый люк был обращен в сторону Вира. Из-за того, что он продолжал кувыркаться в воздухе, Вир не мог толком все рассмотреть, но ему показалось, будто он мельком заметил стоявшего у самого отверстия люка Финиана. Затем он очутился внутри, ударился о переборку и, оглушенный, сполз на пол.

Он долго не мог пошевелиться и лежал, раскинув руки и ноги, сведенные судорогой. И там, действительно, стоял Финиан, который не стал тратить время на оценку положения Вира, а быстро побежал в носовую часть корабля, громко крича на бегу:

— Кейн! Мы поймали его! Улетаем!

Ответ Кейна Вир разобрать не смог, но услышал, как Финиан и Гвинн в один голос изумленно вскрикнули:

— Что?!

Вдруг корабль опять накренился. Вокруг Вира все завертелось, и он понял, что они направились к зоне перехода.

Когда Вир доковылял до носовой части корабля, то понял, что Финиан с Гвинн был в курсе происходящего. Они стояли рядом с Кейном, который спокойно управлял кораблем. По крайней мере, Вир решил, что он занимается именно этим, потому что панель управления этого корабля не походила ни на одну из тех, что ему доводилось видеть прежде. Внутри корабля не было ничего, кроме гладких, блестящих черных панелей, покрывавших стены. Не было понятно, каким образом они крепились к поверхности стен. Причем они никак не отличались друг от друга. Так же на них не было заметно никаких пояснительных надписей. Но Кейн, видимо, управлял кораблем, не касаясь их.

— Это же разведывательное задание, Кейн! — Виру показалось, что Гвинн повторила это уже в сотый раз. — Мы не герои!

— И не мученики, — добавил Финиан. На этот раз, он, похоже, был не на стороне Кейна.

— Я сам не рад…. но я должен это сделать, — произнес Кейн.

Гвинн протянула руки, сжав пальцы в кулаки, явно намереваясь совершить нечто совершенно не магическое, например, оторвать Кейну голову. Но, если она собиралась это сделать, то слишком промедлила. Потому что зона была уже прямо перед ними, и уйти от захвата их полем стало невозможно.

Корабль, вращаясь по спирали, влетел в ворота, растянулся, а потом снова резко сжался до нормальных размеров, и Вир услышал, как голоса смеются над ним…

Над раскопками на К0643 воцарилась мертвая тишина, которую нарушали лишь редкие завывания постепенно стихающего ветра да отдаленные рыдания безногого центаврианина, наблюдавшего за тем, как кровь вытекает из его тела. Чудо, но его не втянуло в ворота — он застрял в расщелине среди камней.

Его звали Цирил, он мечтал бросить вызов смерти и выбить из нее дух.

Желание встретиться с ней угасало вместе с жизнью. И, когда его крики, наконец, стихли, тишину нарушал лишь шелест ветра.

Глава 3

Вир отлично знал, на что похож перелет в гиперпространстве, и сейчас с ним творилось, определенно, что-то иное.

Внешне и по ощущениям все было почти так же. Но даже Вир, который вовсе не был старым космическим волком, чувствовал разницу. В отличие от обычных гиперпространственных путешествий, когда корабли двигались по заранее тщательно проложенному курсу от одного маяка к другому, в этом случае некая сила несла в определенном направлении. Если бы они находились в атмосфере планеты, то Вир бы сказал, что их тащит попутным ветром.

— Куда мы летим? — спросил он.

Гвинн даже не посмотрела на него, но Финиан бросил взгляд в его сторону и пробормотал:

— Не просто куда, а зачем?

— Потому что нам предначертано, — ответил Кейн таким тоном, будто происходящее его не касалось, хотя в данный момент именно он номинально управлял кораблем.

— Что значит, «нам предначертано»? — Гвинн посмотрела на Финиана, явно надеясь получить какое-нибудь объяснение, но тот в ответ лишь беспомощно пожал плечами, показывая, что пребывает в таком же неведении, что и она.

— Ты хочешь сказать, что тебе дали какие-то… отдельные инструкции?

И снова Вир удивился тому, насколько эти отшельники отличались от тех техномагов, с которыми доводилось встречаться им с Лондо. Его компаньоны вовсе не заботились о создании вокруг себя ауры величия и превосходства над окружающими, коими обычно сопровождалось каждое слово техномагов.

Вир подумал, что из этой троицы Гвинн ближе остальных подошла к тому, чтобы со временем взять на вооружение именно такой стиль. Но сейчас неопытность не позволила ей обуздать раздражение, вызванное столь необычными обстоятельствами, к тому же, свалившимися на них, как снег на голову.

— Ну? — потребовала она, решив, что Кейн слишком медлит с ответом.

Кейн обернулся и посмотрел на нее. Странное выражение промелькнуло в его глазах. А голос прозвучал так, будто исходил из другого времени и пространства, возможно, даже из иного измерения:

— Я это видел.

Виру на ум пришла фраза, которую Кейн, однажды, произнес в дополнение к необычно туманному даже для него замечанию: «Я был послан разгадывать загадки».

«Вы в этом преуспели», сказал ему тогда Вир. Теперь же, по прошествии времени, он инстинктивно почувствовал, что Кейн еще на шаг приблизился к цели.

И снова Вир понятия не имел, о чем тот говорил.

Но его заинтриговала реакция Гвинн и Финиана. По-видимому, для них его слова что-то значили. Они разом перестали спорить и пререкаться. И, в звенящей тишине, Гвинн совершенно спокойно спросила:

— Ты в этом уверен?

— Да.

— Хорошо.

Вир был сбит с толку — Гвинн начала действовать так, будто получила некое разрешение предпринять нечто, о чем она не собиралась распространяться. Или, возможно… возможно, она дала понять Кейну, что догадалась, почему он несется прямо в зону перехода, вместо того, чтобы убраться от нее подальше в безопасное место.

Финиан тоже кивнул. Вир пожалел, что не родился сангвиником. Ему ужасно хотелось спросить о том, что же именно «видел» Кейн, но, по виду техномагов было ясно, что вопросы сейчас неуместны.

Вдруг корабль качнуло, на мгновение Виру показалось, что в них выстрелили из лучевого оружия. Но Кейн уверенно произнес:

— Мы вышли из свертки.

— Свертки? Какой еще свертки? Я никогда не слышал о свертке, — спросил Вир.

— Ты и не мог слышать. Это теория, — ответил Кейн.

— А, конечно, — Вир понятия не имел, о чем говорил Кейн.

Но Финиан, похоже, решил сжалиться над ним.

— Это технология Теней, — пояснил он. — Считайте ее своего рода червоточиной в гиперпространстве. Подсистемой или подпрограммой, если хотите.

Из точки входа можно попасть только в заданную точку выхода, больше никуда.

Используя свертку, ты остаешься невидимым для других кораблей, двигающихся одновременно с тобой в гиперпространстве. Сфера ее применения ограничена, но она полезна, когда нужно создать быстрый путь сообщения с чем-либо.

— И где это что-либо? Где мы сейчас находимся? — спросил Вир.

— Не знаю, — признался Кейн. — Мне необходима пара минут, чтобы определить…

Тут его голос сорвался. Он впился глазами в главный обзорный экран и Гвинн с Финианом последовали его примеру. Вир тоже повернулся, чтобы своими глазами увидеть то, что приковало к себе внимание всех остальных. Он смутно представлял себе, с чем они столкнулись, но…. учитывая реакцию техномагов, увидел он вовсе не то, чего, в принципе, можно было ожидать.

— Ничего, — произнес он. — Я ничего не вижу.

Так оно и было. Они вывалились в обычное пространство, но впереди ничего не было. То есть вообще ничего.

— Ничего из того, что ты ожидал увидеть, — сообщила Гвинн.

— А. Хорошо. Значит, я попал прямо туда, куда собирался.

— Давай туда, только медленно, Кейн, — продолжила Гвинн, не обращая внимания на слова Вира. Похоже, она просто его не услышала.

— У нас относительно маленький корабль, и, к тому же, не похоже, чтобы они нас ждали. Если повезет, то мы сможем пройти незамеченными.

— А если не повезет? — спросил Вир.

Убийственные взгляды были единственным ответом на его вопрос. К сожалению, он, по-прежнему, понятия не имел, что происходит. Очевидно, над ними нависла какая-то неминуемая опасность… но, он ее не видел. Более того, темные корабли, летевшие перед ними, тоже исчезли. Куда же они пропали? И что это за опасность? Казалось, там не было ничего…

Спустя мгновение он снова посмотрел туда… и увидел это. Точнее, не увидел.

Там должны были сиять звезды…. но их не было.

Космическое пространство перед ними было — Вир не нашел другого определения для своих впечатлений — скрыто. Будто кто-то перекрыл эту область пространства гигантской, достигавшей многих миль в поперечнике, черной заслонкой, закрывшей для них свет звезд. Перед ними ничего не было, но, в то же время, что-то было. У этого нечто не было определенной формы. Оно было невероятно огромным, бесформенным, так что, хотя Вир мог разглядеть его края, в его голове никак не складывался образ. Чем это могло бы быть, оставалось совершенно непонятно. Но, по крайней мере, он знал, что оно было, должно было быть, на что-то похожим. Или ни на что не похожим.

У него заболела голова.

— Теперь ты видишь? — в голосе Финиана послышалось одобрение. Виру показалось, что Финиан хотел подбодрить его.

— Что это? Или, возможно, мне следует спросить, чем это не является?

— Это нуль-поле, — ответил Финиан. — Полагаю, это своего рода перемещающаяся черная дыра… только в нее можно войти и выйти. Поглощает весь спектр волн света, все виды энергии и все сигналы. Обманет любой сканер. Те, кто с ним столкнутся, вряд ли станут разглядывать его глазами, потому что привыкли полагаться на свои приборы…

— …сказал техномаг, — заметил Вир.

На мгновение воцарилось молчание. Потом Финиан слабо улыбнулся:

— Туше.

— Так мы войдем? — спросила Гвинн у Кейна. Вир уже не удивлялся тому, что Гвинн всегда всем своим видом пыталась показать, что является главной. Но сейчас она, судя по всему, уступила это право Кейну, по крайней мере, временно.

Кейн просто кивнул.

Виру вдруг захотелось, чтобы у него в руках оказалось какое-нибудь оружие.

— Вот.

Как будто прочитав мысли Вира, Кейн извлек из складок своего балахона нечто твердое и круглое, размером примерно с кулак. Вир повертел предмет в руке, пытаясь понять, к чему клонит Кейн. Обычный булыжник, ничего особенного.

— Это же камень, — сказал Вир.

— Верно.

— Зачем вы дали его мне?

— Мне показалось, что вам может понадобиться оружие. Возможно, я угадал.

— Да, но я… — и он смущенно посмотрел на камень. — Камень? Почему именно камень?

— Естественное оружие. На самом деле, это единственное оружие, которым обладало человечество на заре существования, — сказал Кейн. — Вы должны хорошо им владеть.

— Спасибо. Похоже, мне ничего от вас не получить, — пробормотал Вир, засовывая камень в карман пиджака. Он в который раз напомнил себе, что не стоило связываться с техномагами.

В молчании они приближались к нуль-полю. Техномаги не проявляли особого беспокойства, но Вир был уверен в том, что их спокойствие напускное. Они просто не хотели выглядеть учениками в присутствии чужака.

— До контакта с нуль-полем осталось… одиннадцать секунд, — объявил Кейн.

Бросив взгляд на панель управления, Вир не заметил никакого хронометра.

Но, почему-то, он не сомневался в словах Кейна.

— Десять… девять… восемь…

Вир заставил себя собраться, хотя у него мелькнула мысль, не попросить ли развернуть этот проклятый корабль и вернуться к месту раскопок. Они обнаружили нечто, спрятанное Тенями, и, вероятно, когда эту находку пустят в дело, последствия будут самыми серьезными. Чем рисковать собственными шеями, не разумнее ли убраться отсюда подобру-поздорову и предупредить…

Кого?

Лондо? Но Лондо изгнал его с Примы Центавра. Возможно, со временем страсти поутихнут, и их отношения снова наладятся, но не сейчас, когда он едва стряхнул с себя пыль и тлен центаврианских подземелий.

Сообщить Шеридану? Альянсу? Но эта технология Теней была откопана центаврианами. Вир понимал, как будет выглядеть его поступок со стороны.

Скажут, что он пошел против собственного народа. К тому же, сами центавриане — в частности правительство Республики, — связались с ужасными тварями — слугами еще более жутких существ. Самое грустное заключалось в том, что, скорее всего, это было правдой. Значит, вряд ли в интересах Примы Центавра разглашать эту информацию. Это еще больше углубит пропасть между Центавром и членами Межзвездного Альянса.

Нет, влияние Теней, каким бы оно ни было, нужно устранить тихо, изнутри.

Если в Альянсе хотя бы заподозрят, что Центавр находится в сговоре с прислужниками Теней, то они могут повторить бомбардировку Примы Центавра. И тогда они не остановятся до тех пор, пока не уничтожат все, что удалось нам отстроить, пока Прима Центавра не превратится в летающий в космосе непригодный для жизни булыжник.

Надо сделать так, чтобы даже тень подозрений не легла Приму Центавра. Вир не мог позволить, чтобы это… чем бы оно ни было, ассоциировали с Республикой Центавр. В противном случае последствия будут фатальными. И он, Вир, будет нести за это ответственность.

Но был еще один аспект. Он не мог просто так взять и развернуться, забыв о том, что теперь является членом команды. Если там была технология Теней, предназначенная для применения против других рас, разве можно пройти мимо? Вир вздрогнул, осознав, что не было никаких гарантий того, что завтра эта технология не будет направлена против самой Примы Центавра.

Он что-то пробормотал, и Гвинн стрельнула глазами в его сторону. Кейн, тем временем, продолжал отсчет.

— Что ты сказал? — спросила она.

— То, что любила повторять моя мама, — ответил Вир. — Старая поговорка: «Единственный выбор — еще не выбор».

Она кивнула.

— Хорошо сказано.

— Три… два… один…

Пространство, казалось, растянулось, стало вязким, будто они пробивались сквозь толстый слой желатина или стену водоворота, образованного загустевшей водой. Вир молился, чтобы нуль-поле было только средством маскировки, и не предназначалось для уничтожения непрошенных гостей.

Потом они очутились внутри.

Даже техномаги ахнули. Это совсем не понравилось Виру. Вид изумленных техномагов не мог внушать оптимизма. Но, с другой стороны, ничего удивительного в их реакции не было.

То, что скрывалось за нуль-полем, далеко выходило за рамки воображения Вира. Вавилон 5 на фоне этого объекта был бы игрушечной моделью. Да что там говорить, целые планеты показались бы детскими шариками!

База Теней — так Вир окрестил этот объект — очертаниями напоминала гигантский коралловый риф. Ее края, казалось, терялись в бесконечности, шероховатая поверхность внешней обшивки была испещрена отверстиями многочисленных входов.

— Ка'Дам, — выдохнул Финиан.

Вир изобразил вежливое недоумение.

— Что?

— Ка'Дам, — повторил он. — Это же… легенда… миф. По нашим данным, самая-самая из баз Теней. Такая огромная, что…

— Это они так ее назвали?

Финиан закатил глаза и отвернулся.

В дальнем конце Ка'Дама Вир заметил какое-то движение и попытался рассмотреть, в чем дело. Вновь объявившиеся корабли дракхов группировались там. К изумлению Вира, кажется, в том месте находилось что-то вроде планеты.

Нечто…

Потом до него дошло.

— Великий Создатель, — выдохнул он. — Это… не планета.

— Это Облако Смерти, — произнес Кейн.

— Что?

— Облако Смерти. Теоретически, оно обволакивает планету и обрушивает на нее уничтожающий залп.

— Как… масс-драйверы, или тому подобное?

— Облако Смерти похоже на масс-драйвер, — ответил Финиан, — но сравнивать их — все равно, что сравнивать тяжелую артиллерию с игрушечным молотком.

Ужасающее сравнение. Лондо присутствовал при использовании масс-драйверов против Нарна и описал увиденное Виру. Даже рассказ был настолько ужасным, что Вир задумался о том, в своем ли уме были изобретатели такого оружия. Теперь же, столкнувшись с чем-то, неизмеримо превосходящим масс-драйверы, Вир подумал о Тенях и понял, что они были не просто чуждой расой. Тени были собирательным воплощением всех худших черт и побуждений, которыми только могло обладать разумное существо.

— Вы сказали «теоретически»? — переспросил Вир. — Вы имели в виду, что его никогда не использовали?..

— Насколько мы поняли, оно было почти достроено к тому времени, когда закончилась Война Теней, — ответил Финиан. — Естественно, наша информация далеко не полная. Мы — техномаги, но мы не всеведущи. Мы не знали, где оно находится, и насколько готово к действию. [1] — Глядя на него, можно сказать, что оно практически достроено, — заметила Гвинн.

— Вот почему нас так заинтересовали центаврианские раскопки, — сказал Финиан. — Мы думали, что они инициированы дракхами. Те, похоже, разыскивали некую потерянную технологию Теней, и мы подозревали, что она имеет отношение к этой штуке.

— Дракхи. Слуги Теней.

— Да. Но даже в самых смелых предположениях мы не могли подумать…

— Я думал, — произнес Кейн все тем же отстраненным тоном.

Да, конечно. Он же «видел» это. Вир, по-прежнему, чувствовал, что разумнее будет не задавать вопросов на эту тему.

— Так что же нам делать? Как остановить это?..

А потом они услышали.

Хотя в космосе звук не может распространяться, они все-таки это услышали.

Возможно, в Ка'Даме была какая-то атмосфера, или нуль-поле могло транслировать звук. Вир не знал, и вряд ли когда-нибудь узнает. Что он действительно знал, так это то, что вдруг раздался ужасающий грохот, идущий, казалось, отовсюду.

Они будто очутились внутри огромного смерча. Хотя их корабль не начал бешено вращаться вокруг оси, от грохота у Вира заныли все зубы разом. Кажется, они зашатались. Нет… хуже. Вир чувствовал, будто, его череп готов выскочить из головы.

Облако Смерти начало двигаться.

— Вот и ответ на ваш вопрос, мистер Котто, — язвительно произнесла Гвинн. — Мы не остановим его.

— Эта штука была не почти достроена, — сказал Финиан, с неприкрытым ужасом в голосе. — Она была полностью готова. Им надо было лишь включить ее.

Если бы Тени применили это во время войны…

— Тогда мы были готовы! — с растущей тревогой произнес Вир. — И с нами были ворлонцы! Лучше бы они использовали бы ее тогда. Когда у нас было больше шансов! А теперь их нет!

— Вир…

— Простите, Кейн, — Вир глубоко вздохнул и напомнил себе о том, что сейчас явно не подходящее время для причитаний. Просто Гвинн была права. Его нельзя остановить. Облако Смерти, окруженное эскортом из нескольких кораблей дракхов, уже миновало нуль-поле.

— Они хотят его испытать, — вдруг заявил Вир.

— Что? — переспросила Гвинн.

Но Финиан кивнул.

— Да. Держу пари, что Вир прав. Что бы они ни задумали сделать с этой штукой, они не могут сразу применить ее в бою. Им надо сначала испытать ее.

Кейн, мы уже можем определить, в каком районе находимся?

Кейн кивнул, рассматривая звездные карты, которые он вызвал на ближайшем экране.

— Мы находимся около системы Далтрон. Здесь есть один обитаемый мир… седьмая планета с населением около трех миллиардов. К сражениям в космосе они не готовы.

— Нам надо предупредить их, — сказал Вир.

Гвинн покачала головой.

— Мы не успеем. К тому же, если дракхи перехватят наше сообщение, то узнают, что мы здесь. Мы потеряем элемент неожиданности.

— Но ведь мы же не можем просто наблюдать, не предупредив их! Мы должны сказать им…!

— Что сказать? — холодно спросила Гвинн. — Посоветовать оставить планету?

Планета — это не круизный лайнер, мистер Котто, где всегда можно прыгнуть в спасательный бот, если дела пойдут скверно. У них нет надежной защиты, и они не могут удрать. Даже если бы мы были в состоянии предупредить Космофлот Земли или Межзвездный Альянс, все равно мы находимся слишком далеко от них.

Чересчур. Никто не успеет сюда вовремя.

Вир не знал, что расстроило его больше: реальность происходящего или холодное, бесстрастное заявление Гвинн.

— Неужели это вас не волнует?! — наконец, выпалил он.

— Волнует? Волнует ли меня то, что мне не под силу предотвратить? Нет, мистер Котто, не волнует. Лучше я стану беспокоиться о тех вещах, которые я могу предотвратить. Например, о том, что может строиться еще один планетокиллер.

— Еще один…

— Да. Вроде того, — она сопроводила слова указующим жестом.

Вир почувствовал, что у него пересохло горло. В том же самом дальнем конце Ка'Дама он заметил скелеты конструкций второго и третьего Облаков Смерти. Законченный образец оставил в его разуме неизгладимый отпечаток, поэтому Вир сразу понял, что именно там строится.

— Эти дракхи быстро учатся, — мрачно заметил Финиан.

— Возможно, они запустили автоматические строительные боты или подобные им машины, — предположил Кейн. — К тому же, здесь могло оставаться некоторое количество дракхов для наблюдения за всем хозяйством, — он помолчал, а потом продолжил: — летим туда.

Не больше секунды ушло у Вира на то, чтобы понять: они направлялись в Ка'Дам с совершенно очевидной целью — уничтожить его.

— Я обнаружил несколько главных источников энергии, — продолжил Кейн.

— А я-то думал, что наши сенсоры не функционируют.

— С внешней стороны нуль-поля, Вир, так оно и было. Но теперь, когда мы находимся внутри, ничто нам не препятствует. Я выбрал ближайший отсюда вход… или, по крайней мере, то, что кажется входом. Так мы сможем остаться на безопасном расстоянии от находящихся здесь дракхов. Если повезет, то мы войдем и выйдем отсюда без особых проблем.

— А охранные системы? — спросил Вир. — Ведь Тени, несомненно, должны были встроить…

— В них нет необходимости, мистер Котто, — ответила Гвинн. — Нуль-поле надежно защищает базу от обнаружения. А если кто-либо, что маловероятно, случайно наткнется на ее, то кораблей Теней вполне хватит, чтобы разнести на атомы любого незваного гостя. Скорее всего, они сочли излишним встраивать какие-либо ловушки в саму конструкцию базы.

— А если они, все-таки, это сделали? — не сдержался Вир.

— К счастью, у нас есть план, как разобраться с любой ловушкой, которая может встретиться нам по дороге, — ответил Финиан.

— Да? Точно? — новость слегка ободрила Вира. — И в чем он заключается?

— Мы отправим вас вперед.

Вир уставился на Финиана и увидел в его глазах насмешливые искорки. Но они мелькнули лишь на мгновенье, потом маг искусно скрыл их. Виру тоже захотелось найти в этой идее хоть что-то смешное.

— Меня кое-что беспокоит, — внезапно вмешался Кейн. — Допустим, нам удастся выжить…. если нам не повезет и на Ка'Даме окажутся дракхи, вряд ли будет мудро позволить им увидеть лицо мистера Котто. Один-единственный дракх может мысленно передать полученную информацию остальным. Незачем им знать в лицо своего противника. Вир… мне придется скрыть ваше лицо. Вы готовы?

Вир подумал секунду и кивнул. Но затем немного нервно добавил:

— Это больно?

— Вряд ли.

Кейн достал из складок своего балахона черную маску с завязками и вручил ее Виру. Вир уныло посмотрел на нее.

— Ничего лучше у вас не найдется?

— Может быть, вы предпочитаете, чтобы я надел вам на голову мешок? — поинтересовался Кейн.

— Это что, голосование? — спросил Финиан. — Если мы будем выбирать, что ему надеть…

— Ладно, оставь, — Вир, вздохнув, надел маску. Он был явно не в восторге от чувства юмора техномагов.

Проникнуть в Ка'Дам оказалось действительно легко, что, по идее, должно было развеять, хотя бы отчасти, опасения Вира. Но не тут-то было. Вместо этого Виром овладело предчувствие неминуемой катастрофы. Он рассуждал так: с каждой прошедшей минутой вероятность обнаружения их дракхами росла, и то, что этого до сих пор не случилось, не должно было их успокаивать — они лишь приближались к неизбежному.

Но техномаги действовали так, будто были абсолютно уверены в том, что их не засекут. Вир восхищался тем, как уверенно Кейн управлял кораблем. Он вел маленький кораблик сквозь лабиринт постепенно сужающихся проходов до тех пор, пока окончательно не убедился в том, что дальше не пройти. Несмотря на шутливое предложение Финиана стать живой приманкой, трое магов предложили Виру остаться на корабле.

Вир энергично помотал головой.

— Я собираюсь посмотреть, что здесь, — решительно заявил он. — К тому же, если появятся дракхи и захотят захватить тех, кто находится на борту, в общем…. я бы предпочел испытывать судьбу вместе с вами, нежели в одиночку.

— Вот и отлично, — все, что ответил ему Кейн.

Входной люк начал открываться, и Вир чуть не задохнулся. Дичь полная, предположение, показавшееся бредовым ему самому…. но ему почудилось, что здесь сам воздух пропитан злом. Он понимал, что это абсурд. Добро или зло не могут отражаться на составе атмосферы. Конечно же, все странные ощущения легко можно было списать на спертую атмосферу. Сам воздух, по сути своей, никак не мог быть злым.

Но, тем не менее, был.

Не то чтобы здесь очень дурно пахло. Просто, когда Вир сделал вдох, ему показалось, будто тьма заполнила не только его тело, но и душу. Ему захотелось выплюнуть обратно этот кислород. Выплеснуть из себя все то, что проникло в его кровь и плоть. Виру отчаянно захотелось как-нибудь перехватить управление кораблем и улететь прочь от этого ужасного места.

Но он заставил себя идти следом за тремя техномагами, надеясь, что это не станет последней и самой худшей в его жизни, ошибкой.

Стены были неоднородными, испещренными отверстиями. По дороге Вир несколько раз касался их ладонью, но каждый раз мгновенно отдергивал руку.

Стены были невероятно холодными. Более того: казалось, прикосновение к ним вытягивало из Вира тепло. Но если не трогать стен, подобного эффекта не наблюдалось.

Кейн, Финиан и Гвинн целенаправленно двигались вперед, Вир едва поспевал за ними. Несмотря на то, что тоннели образовывали настоящий лабиринт, они легко отыскивали нужное направление. Вир завидовал им белой завистью. Он даже задумался о том, не пропустил ли однажды зов судьбы. Вдруг ему суждено было стать техномагом? Вместо того чтобы обуздывать страх при одной мысли о научно обоснованной магии, он мог бы стать одним из них наводить ужас… на таких, как он сам.

Вир лишь на мгновение позволил себе погрузиться в столь прекрасные грезы.

Но этого оказалось достаточно — он завернул за угол… и обнаружил, что техномаги исчезли.

— О, только не снова, — тихо простонал он.

Но на этот раз он был твердо уверен, что они исчезли не просто для того, чтобы избежать обнаружения. Скорее всего, причина их отсутствия была более прозаичной — возможно, он просто не туда свернул и отстал от них. Но это было не страшно, потому что он знал, куда они направлялись.

Теоретически, они стремились к главному источнику энергии для того, чтобы взорвать его ко всем чертям и потом, каким-то образом, отсюда выбраться. Если повезет, взрыв энергоустановки уничтожит всю Базу Теней… и в идеале у них должно остаться достаточно времени для того, чтобы удрать куда подальше до того, как база взорвется.

Выяснить месторасположение источника энергии не представляло особого труда. Он отчетливо слышал, пусть пока отдаленный, но постоянный трубный звук, чувствовал размеренную пульсацию. Биения были настолько регулярными, что ему показалось, будто он ощущает пульс живого существа, в теле которого находится.

Вир направился к источнику, сначала наугад, а потом все более и более уверенно. Похоже, техномаги были правы. Ему не пришлось отключать какие-либо сигнализации, не попадались и ловушки. Видимо, Тени были чрезмерно самоуверенны.

Он тешил себя этими мыслями до тех самых пор, пока не завернул за угол и не наткнулся на дракха, который шел ему навстречу.

Вир вспомнил, как ребенком ходил в поход и вдруг в лесу столкнулся нос к носу с диким зверем. Животное не было опасным, но, тем не менее, юный Вир понимал, что вторгся на его территорию, и оно могло напасть. Но тут рядом с остолбеневшим сыном, казалось, из ниоткуда, возник отец и уверенно сказал: «Не бойся. Он так же удивлен встречей, как и ты».

Прямо, как сейчас. Дракх был захвачен врасплох. Все опасения Вира о том, что он может поднять тревогу, испарились, когда он увидел выражение лица дракха. По-видимому, он не представлял себе, откуда Вир здесь взялся. Он просто шел по своим делам, и вдруг столкнулся нос к носу с пришельцем.

Вир немедленно этим воспользовался. Он понимал, что, если бы этот дракх не был абсолютно не готов ко встрече с чужаком, у него возникли бы серьезные проблемы. Вир перенес вес тела на переднюю ногу и, собрав все свои силы и храбрость, нанес размашистый удар с разворотом бедра. Прямо как учил его отец в те далекие дни, когда его регулярно колотили мальчишки. Его правый кулак врезался прямо в голову дракха. Вир почувствовал, как волна боли пробежала по руке от кисти до плеча.

Дракх пошатнулся, но, похоже, удар не оглушил его.

Осознав, что у него возникли проблемы, Вир попятился. Дракх немедленно воспользовался этим — он испустил настолько яростный вопль, что Вир застыл на месте. Вдруг дракх замер, его глаза расширились от изумления. Он уставился куда-то за плечо Вира.

Будь Вир сообразительнее, он мог бы воспользоваться внезапно полученным преимуществом. Но он, вместо этого, обернулся посмотреть, что же там увидел дракх. И кровь застыла в его жилах.

Там стояла Тень.

Вир никогда раньше не видел Теней. Разве что в самых страшных кошмарах.

Но, тем не менее, тотчас узнал Воина Теней, стоило тому выпрыгнуть из темноты.

В его голове раздался крик, будто закричали разом тысячи проклятых душ. И еще он услышал скрежет, раздававшийся всякий раз, когда остроконечная лапа делала следующий шаг по каменному полу.

На лице дракха появилось изумленно-радостное выражение. Он явно ждал от Тени каких-нибудь распоряжений. Но вдруг с обеих сторон от его головы возникли две руки и ударили по вискам. Глаза дракха недоуменно выпучились — Воин Теней не встал на его защиту.

Потом Тень исчезла. Она не растворилась во тьме, из которой возникла. Она просто растаяла в воздухе. Дракх не успел понять, что происходит — он потерял сознание. Он начал оседать, и Вир увидел стоявшую позади него Гвинн. Ее длинные сильные пальцы ослабили хватку на лбу дракха, и слуга Теней упал на пол с радующим душу стуком.

— Я… отстал, — промямлил Вир.

— Это заметно, — сказала она, намекая на то, что подобные глупости вовсе ее не радуют. Чувствуя себя полным идиотом, Вир понимал ее нетерпение.

— Пошли.

Он последовал за ней, стараясь не отставать, из-за чего пару раз едва не наступил ей на пятки.

Туннели вокруг них, казалось, становились все шире, а звук, идущий откуда-то спереди — громче. Свет достиг ослепительной яркости, и Виру пришлось зажмуриться. Он спросил:

— Кейн говорил, что «видел», будто мы сюда попадем. Что он имел в виду?

Гвинн промолчала.

— Он имел в виду что-то вроде… предвидения, да? Что ему удалось, каким-то образом, заглянуть в будущее?

— Не суй свой нос в дела мудрецов, — предупредила она его. — Ибо ответы могут тебе не понравиться.

— Не совать носа?! — это все, что он мог произнести, не заикаясь. — Даже если вы этого еще не заметили, я уже по самую шею влез в дела мудрецов! Так уж простите меня, если я задам пару вопросов!

— Ладно, — насмешливо ответила она. — Прощаю тебя.

Вир закатил глаза, подумав о том, какого черта он так суетится.

Впереди показался высокий проход с арочным сводом, они вошли в него.

Звук, определенно, доносился с другой стороны прохода. Гремело так, что Вир не мог бы его не услышать, даже если бы был глухим. Оглушенный шумом, он начал беспокоиться о том, как бы ему и в самом деле не оглохнуть.

Помещение, как и предполагал Вир, оказалось огромным. Но там не было ничего, что походило бы на известные ему источники энергии. По всему залу безо всякой симметрии возвышались колонны. Местами они располагались едва не вплотную друг к другу, местами — на довольно значительном расстоянии. У Вира возникла лишь одна ассоциация — конструкция напомнила ему гигантскую каменную паутину… за исключением того, что это был не обычный камень, а какой-то черный пористый материал, отливающий изнутри синевой.

Вир не имел представления о том, что надо искать в первую очередь. Тем временем Гвинн крикнула:

— Кейн! Финиан!

Оба ее спутника появились с разных сторон.

— Вир столкнулся с дракхом. Видимо, они не все собрались на другом конце базы, как мы надеялись.

— Тогда нам надо спешить, — сказал Кейн.

— Ладно. Итак, что нам нужно делать? — спросил Вир. — Может, вы просто… ну, не знаю…. взмахнете своей волшебной палочкой или произнесете парочку заклинаний и разнесете все здесь вдребезги?

— Боюсь, что нет, — ответил Финиан. — Нам нельзя использовать нашу силу для разрушения. Только для созидания.

У Вира округлились глаза.

— Вы шутите.

Но остальные утвердительно кивнули.

— Ладно, хорошо. Тогда как, — бессвязно забормотал он, — как вы смотрите на то, чтобы воспользоваться вашей силой, чтобы создать на месте, где сейчас находится база, большой кусок чистого пространства?

— Это должен сделать ты, Вир.

— Я? — охнул он, уставившись на Кейна. Затем, поняв, что спорить бесполезно, махнул рукой и произнес. — Ладно. Отлично. И что мне делать?

— Взорвать все это.

— Как?

— Быстро, — Кейн указал куда-то за плечо Вира, и Вир, вопреки своей воле, обернулся.

Там появились дракхи — их было около дюжины или больше. Они прошли через тот же вход, что и Вир с Гвинн, то есть находились метрах в восемнадцати от них.

— Кажется, у нас неприятности, — пробормотал Финиан.

Вир подумал, что неприятности — это мягко сказано. Он попятился, не сводя глаз с накатывающейся на них темно-серой волны.

Вдруг, как по команде, Вир с техномагами бросились наутек.

Туда. Сюда. А потом еще и еще раз.

Вир понятия не имел, куда они бегут, как, к счастью, и дракхи. Вдруг помещение заполонила толпа Виров и техномагов, и понять, кто из них — настоящий, и в какую сторону они, реально, бегут, стало практически невозможно.

— Быстрее! Быстрее! — прошептал Кейн, толчком в спину заставляя Вира бежать. Потом техномаги бросились в разные стороны, и Вир остался посреди толпы иллюзорных Виров.

Дракхи молча двигались в ногу и буквально прорезали своими телами весь этот хаос. В руках они держали оружие, но Вир не мог определить, что именно это было. Оно смутно напоминало PPG, но лишь напоминало.

Внезапно нечто маленькое и, вероятно, смертоносное, просвистело в миллиметре от лица Вира. Оно с металлическим лязгом ударилось в стену рядом с ним, и Вир резко развернулся посмотреть, что это было. Предмет напоминал шип или дротик: узкий и острый, длиною с палец. Смертоносный. Он пронзил «каменную» колонну и все еще дрожал.

Виру пришлось отдать должное созданной техномагами иллюзии. Будь он единственным из присутствующих в зале, кто с видимым ужасом отреагировал на выстрел дракхов, то долго бы не протянул. Но все иллюзорные Виры тоже побежали, сломя голову, дрожа от ужаса. В некоторых из них «попали дротики», и они вели себя так, будто их смертельно ранило. Так как они то и дело путались между собой, сталкивались друг с другом, невозможно было определить, угодили смертоносные дротики в настоящего Вира, или же без толку пронзили пустое пространство, пробив насквозь очередную иллюзию. Технология, способная создать столь быстро изменяющиеся голограммы, была недоступна пониманию Вира.

Но у него не было времени на размышления. Он должен был сосредоточиться на одной-единственной цели: пройти сквозь это безумие, сохранив голову на плечах.

Он двигался среди возвышавшихся запутанным лабиринтом колонн, надеясь обнаружить какое-нибудь уязвимое место. Хотя не имел ни малейшего представления о том, что станет делать, если таковое вдруг обнаружится. Вряд ли там будет написано крупными буквами: «Чтобы уничтожить Базу Теней, нажмите здесь».

Он метнулся влево, затем — вправо, снова — влево… и вдруг заметил, что очутился в совершенно ином месте. Здесь, по-прежнему, был слышен тот ужасный гул, но, кроме грохота, было еще кое-что. Панели управления всегда будут выглядеть, как панели управления, вне зависимости от того, какая технология применялась при их создании. И именно на них он наткнулся. Более того, в воздухе рядом с панелью парило голографическое изображение, и Вир сразу узнал его: это было одно из недостроенных «облаков смерти». Вир с ужасом заметил, что за время, прошедшее с тех пор, как они видели Облако с борта своего корабля, его внешний вид сильно изменился. Теперь оно было практически достроено.

Вокруг него сновали маленькие автоматические боты, поразительно ловко координируя свои действуя. Но они работали не автономно. Дракх наблюдал за процессом, следя за тем, чтобы каждый бот выполнял свое задание наилучшим образом.

Вир понял это, потому что дракх сидел прямо перед ним. Тот работал себе, потом обернулся и увидел Вира. На мгновение они замерли, уставившись друг на друга.

Потом дракх испустил яростный вопль и выхватил из складок своей одежды стреляющее дротиками оружие.

Вир отреагировал автоматически. Впоследствии, анализируя случившееся, он так и не смог вспомнить, как выхватил из кармана камень. Он помнил лишь, что мгновением раньше камень лежал в кармане, и вот он уже у него в руке. Как только дракх начал поднимать оружие, явно намереваясь выстрелить, Вир изо всех сил швырнул в него камнем. Камень ударил дракха по голове, отчего тот с яростным воплем опрокинулся назад. Падая, он вцепился в свое оружие, и судорожно нажал на курок. В результате дротик вонзился в грудь ему самому.

Прислужник Теней испустил последний крик и затих.

Вир даже не успел испугаться. Тишина вокруг подсказала ему о том, что техномаги, должно быть, сумели увести дракхов в другую сторону. Он перешагнул через неподвижное тело и быстро подошел к панели управления. Секунду Вир рассматривал ее, пытаясь сообразить, что здесь к чему. Роботы, сновавшие вокруг Облака Смерти, замерли в пространстве, спокойно вращаясь на одном месте. Вероятно, они ждали дальнейших инструкций.

— Здесь.

Вир волей-неволей подскочил, услышав голос Кейна прямо над своим ухом.

Кейн, оказывается, стоял прямо за ним, через плечо Вира рассматривая панель управления. На его лице не было и тени сомнения, как будто ему все было ясно.

Он указал на несколько кнопок.

— Вот эта… затем — эта… потом положи руку на эту и скажи, что ты от нее хочешь. Она выполнит твою команду.

— Ты в этом уверен? Я же не дракх…

— Тебе не обязательно быть дракхом. Тени создали это оборудование настолько простым в управлении, насколько это было возможно. Даже полный невежда с минимальным уровнем подготовки сможет им управлять.

— А. Хорошо, — Вир не был уверен, что ему польстили эти слова, но сейчас было неподходящее время для того, чтобы обижаться. Он просто прикоснулся к кнопкам на панели в том порядке, в каком указал Кейн, а затем вытянул руку так, как его просили. Сначала, кажется, ничего не произошло, хотя Вир с таким усилием сосредоточился, что у него чуть мозги не взорвались.

— Просто помни, кто здесь главный, — посоветовал ему Кейн.

Вир кивнул, а потом понял, что ему элементарно трудно сосредоточиться, возможно, от излишнего волнения.

— Отойдите, — твердо приказал он, и роботы разлетелись в разные стороны от Облака Смерти.

Но вовсе не они являлись основной целью Вира. Он отдал команду лишь для того, чтобы проверить, сработает ли прием, и приготовиться приказать выполнить более значительное и, если повезет, последнее распоряжение.

Он глубоко вздохнул, затаил дыхание и приказал:

— Занять исходную позицию.

Некоторое время ничего не происходило, но потом Облако Смерти грациозно скользнуло вперед и вокруг края Ка'Дам. Движение вышло настолько плавным, что можно было подумать, будто Вир всю жизнь занимался управлением этой махиной.

Он успокоился, сосредоточился на дальнем конце Базы Теней, и спокойным, ясным голосом произнес:

— Огонь!

Ничего не произошло.

Вир первым делом подумал, что Облако Смерти, вероятно, достроено не до конца и пока не несет вооружения. Конечно…. почему бы и нет? Когда они впервые увидели его, это был голый каркас. Несмотря на все продвинутые технологии Теней, просто немыслимо достроить и полностью подготовить к использованию какое-либо оружие массового уничтожения в столь краткий срок…

Потом Облако Смерти слегка вздрогнуло от отдачи: его залп пришелся точно в дальний конец Базы Теней. Вир, несмотря на значительное расстояние отсюда до места попадания, почувствовал, как содрогнулась база.

Второй залп, третий — точки попаданий оспинами расходились по всей поверхности Базы. Облако Смерти, похоже, действуя под управлением автоматической программы, принялось наносить удары по всей площади базы — начав с ближнего к себе конца, оно постепенно переносило огонь на следующие секции. Взглянув на спроецированное для него системой голографическое изображение Ка'Дама, Вир увидел, что внешними повреждениями дело не ограничилось — внутри базы что-то начало взрываться. Их снова тряхнуло, на этот раз более ощутимо, хотя взрыв произошел за много миль отсюда.

— Теперь пора сматываться, — произнес Кейн. Он сказал эти слова так спокойно, будто его совершенно не беспокоил тот факт, что база вот-вот разлетится на кусочки.

Вир потряс головой.

— Да… да, полагаю, вы правы.

Он повернулся к двери, и вдруг Кейн толкнул его в бок. Вир упал на пол, не понимая, что происходит, и зачем Кейн напал на него. Потом он услышал легкое шипение, будто что-то свистнуло в воздухе, опираясь на руки, сел и оглянулся назад.

Кейн стоял, с видимым изумлением глядя вниз. Из его груди торчало три дротика. Скорее всего, первый поразил его в тот момент, когда он толкнул Вира.

Второй и третий дротики все еще дрожали, значит, они вонзились в него только что. Вир с ужасом увидел, что лежавший на полу дракх до сих пор нажимает на курок своего оружия. По-видимому, он оказался более живучим, чем они думали.

Все произошло так быстро, что Кейн не успел создать заклинание, которое остановило бы дротики. Он попытался воспользоваться посохом для опоры, но попытка не удалась, и он упал на колени, открывая дракху Вира. Дракх прицелился. Вир в отчаянии метнулся в сторону. Дракх быстро дважды выстрелил.

Оба дротика просвистели мимо, вынудив Вира рухнуть на пол рядом с дракхом.

Дракх развернул оружие, его дуло уставилось прямо на Вира.

— Я не могу умереть, — прошептал Вир. — Так говорил Лондо. Я неуязвим.

Наплевав на его предназначение, на центаврианские пророчества и на слова Лондо Моллари, дракх нажал на курок. Его оружие издало странный щелчок — звук, одинаковый у многих рас. Звук разряженного оружия.

Дракх что-то произнес. Вир лишь мог предположить, что это было какое-то дракхское ругательство. Потом существо начало подниматься. Вдруг помещение яростно тряхнуло, и дракха опрокинуло обратно на спину. На этот раз он не попытался подняться. Дракх издал звук, очень похожий на предсмертный хрип, а потом его голова бессильно свесилась набок.

Кейн все еще стоял на коленях, рассматривая металлические дротики в своей груди. Вир помог ему встать на ноги и закричал:

— Пойдем же! Быстрее! Нам нужно вернуться на корабль!

— Не думаю…. что в состоянии это сделать, — мягко ответил Кейн.

— О, только не это! — закричал на него Вир. — Я не могу вернуться к твоим друзьям-техномагам, и сказать им, что оставил тебя! Они скажут, что если бы я дотащил тебя к ним, то они бы смогли тебя спасти, а затем, я знаю, они оторвут мне голову. Нет уж, премного благодарен!

Кейн попытался еще что-то сказать, но Вир не стал его слушать. Он, с неожиданной для себя силой, поднял Кейна на ноги и потащил, положив его руку к себе на плечо. Они выбрались из центра управления и поплелись по коридору. Вир старался не думать о том, что с ними будет, если они столкнутся с дракхами, ибо сейчас они были совершенно беззащитны.

Тело Кейна обмякло, и Вир в отчаянии мысленно обратился к себе, и к какому-либо божеству, которое, быть может, вздумает его послушать: «Пожалуйста, пожалуйста, позволь нам добраться до корабля без проблем.

Пожалуйста».

Они завернули за угол и увидели дракха. Вир замер, чуть не выпустив из рук Кейна. Краем глаза он увидел, что Кейн грустно улыбнулся, и на мгновение Виру показалось, что техномаг окончательно свихнулся.

Потом Вир понял, что дракх не двигается. Он даже не смотрел на Вира и Кейна. Они проследили за направлением его застывшего взгляда. Дракх упал на пол, и прямо позади него возникла Гвинн.

— Мы тут с дракхом немного побеседовали, — сказала она.

Ее глаза округлились, стоило ей увидеть, в каком состоянии находится Кейн. На мгновение она потеряла самоконтроль, но потом быстро взяла себя в руки. Гвинн быстро подошла к ним и подхватила Кейна под другую руку, перекинув ее через свое плечо. Вдвоем они молча потащили его к кораблю. Тряска все усиливалась. К ним присоединился Финиан, они понеслись со всех ног. Он бросил на Кейна косой взгляд, но ничего не сказал.

Они наполовину вбежали, наполовину ввалились на корабль, и люк за ними тут же захлопнулся.

— Наконец-то мы избавились от дракхов! — выкрикнул Вир.

— На случай, если вы этого не заметили, мистер Котто, все здесь вот-вот разлетится на куски, — заметила Гвинн.

— Знаю. Я это сделал.

— Отличная работа, — заметил Финиан, взяв на себя управление кораблем. Но в его голосе не слышалось особой радости. Он то и дело отвлекался от управления и встревожено оглядывался на Кейна, который рассматривал дротики в своей груди так, будто они находились в каком-то чужом теле.

— Да вытащите же их! Неужели вы не можете ему помочь? Взмахните своей палочкой, или сделайте еще что-нибудь в этом роде! — нетерпеливо закричал Вир.

Пугающее спокойствие техномагов было выше его понимания.

На мгновение Гвинн посмотрела на Вира так, будто собиралась объяснить что-то очень важное. Но потом, очевидно, передумала и снова склонилась над Кейном, рассматривая дротики. Она встретилась глазами с Кейном, и тот просто покачал головой. На его лице появилась печаль, будто он больше жалел ее, чем себя.

Вир шагнул вперед, и тут корабль яростно накренился. Финиан с трудом справился с управлением, он держался с той же спокойной уверенностью, которую ранее демонстрировал Кейн. Решительно усмехнувшись, он выкрикнул:

— Держитесь!

Вира мгновенно отбросило в дальний угол корабля, и он, очутившись на куче вещей, подумал, что предупреждение, как всегда, несколько запоздало.

Посмотрев на монитор, он увидел быстро удалявшуюся Базу Теней, а потом она внезапно пропала из виду. Сначала он не мог понять, в чем дело, но потом вспомнил про нуль-поле. Они прошли сквозь него, и база снова стала невидимой для них.

На экране можно было наблюдать не только то место, откуда они пришли, но и то, куда они направлялись. Зона перехода появилась прямо по курсу. Ее сенсоры определили приближение корабля, и она перешла в рабочий режим.

Но потом что-то произошло. Перед самым прыжком они увидели, что нуль-поле внезапно разлетелось в клочья. Гигантские обломки Ка'Дама, вращаясь, полетели во все стороны. Среди них были и обломки Облака Смерти — взрыв базы уничтожил и его. Что ж, что посеял — то пожал. Огненный шар, разбухающий от продолжающихся на Ка'Даме взрывов, достиг таких размеров, что на мгновение Виру показалось, что он и их проглотит.

Но потом пространство снова будто растянулось вокруг них, и, секундой позже, они совершили прыжок. Ворота придали их кораблику такую скорость, какая, по мнению Вира, была в принципе недостижима для летательного аппарата.

Вир поднялся с пола и быстро подошел к Гвинн и Кейну. Лицо Кейна стало совершенно серым, глаза подернулись дымкой.

— Ну, сделайте хоть что-нибудь! — снова взмолился Вир.

Невозмутимое лицо Гвинн исказила судорога.

— Неужели ты не понимаешь, что я бы не стояла столбом, если бы это было в моих силах! — в ярости сказала она. — О, если бы только я могла ему помочь…. если бы можно было этого избежать…

Странный ответ, но тут Вира осенило:

— Когда он видел…. когда он сказал, что видел…. он увидел именно это, да?

— Что-то в этом роде, — тихо произнес Кейн. — Не все. Но этого… было

… достаточно. Это… пригодилось.

— Вы хотите сказать, что все техномаги могут…

— Видеть будущее? Картины того, что грядет? Некоторые. Немногие из взрослых, опытных техномагов способны на такое…. но начинающие, — Гвинн покачала головой и в ее взгляде, устремленном на Кейна, промелькнуло что-то, похожее на благоговение. — Никогда. Он обладал особым даром.

Вир беспомощно взмахнул руками.

— И вы называете это даром? Великий Создатель, хотя бы вытащите из него эти дротики!

— Слишком поздно… — прошептал Кейн. — Это только… порвет все внутри.

Вир… есть кое-что… для тебя. Ты должен знать. О том… что лишь ты можешь остановить.

Вир наклонился к Кейну поближе.

— Кто это?

Глаза Кейна мгновенно сфокусировались на нем.

— Не волнуйся. Ты уже знаешь их.

— Что? Я… я не понимаю.

Ответ Кейна просто поразил его.

— Хорошо. Я был послан… на поиски загадочного… — на его лице появилась слабая улыбка, потом его голова поникла, и он умер.

Вир вздохнул.

— И ты в этом преуспел, — произнес он, а потом закрыл Кейну глаза.

Глава 4

Их буквально выбросило из зоны перехода, корабль тут же свалился в штопор и на бешеной скорости понесся к поверхности планеты К0643. Финиан еле успел вздернуть нос корабля: еще секунда, и они врезались бы в землю. Корабль стрелой рванулся обратно вверх, будто ракета «земля-воздух».

— Что-то не так! — выкрикнул Финиан.

— Ох, что на этот раз? — спросил Вир, гадая, на сколько еще подобных фокусов его хватит. Он старался не смотреть в ту сторону, где лежал Кейн. Там, по-прежнему, сидела, склонившись над ним, Гвинн и нежно гладила ладонью подбородок павшего мага.

— Да не с нами! С зоной перехода!

Вир сразу увидел, о чем говорил Финиан. Вспышки энергетических разрядов то и дело с треском вспарывали область вокруг ворот, причем сейчас они стали даже более яростными, чем раньше. Зона перехода отчаянно вздрагивала, ее поверхность покрылась сетью трещин. Ворота начали разваливаться на части под воздействием какой-то страшной силы, природа которой оставалась для Вира загадкой. Потом они рассыпались. Дождь обломков с грохотом обрушился на землю.

Издав дикий рык, ворота окончательно развалились.

— Нам меньше проблем, — пробормотал Финиан.

— Но что могло уничтожить их? — потребовал объяснений Вир.

— Не что. Кто, — вдруг произнес Финиан, одновременно восстанавливая контроль над кораблем. — Смотри.

Видимо, желая проиллюстрировать свои слова, он скомандовал системе дать увеличение. На экране появилась одинокая фигура, стоявшая на самом краю высокой скалы. Силуэт в характерной длинной мантии с капюшоном, сейчас накинутым на голову. Правой рукой незнакомец крепко сжимал длинный, ростом с него самого, посох. Левая расслаблено лежала на бедре. Он стоял с таким видом, будто поджидал запаздывающий автобус.

— Это тот, о ком я думаю? — спросила Гвинн.

— Подозреваю, что так.

— Кто? Кто это? — спросил Вир.

Они не удостоили его ответом. Печально, но Вира это вовсе не удивило.

Финиан направил корабль прямо к пригодной для посадки площадке на внешней границе раскопок. Посмотрев на экран, Вир увидел, что незнакомец в мантии спускается им навстречу. Он передвигался весьма уверенно, несмотря на камни, усыпавшие склон. Вир решил, что тот, без всякого сомнения, техномаг. На самом деле, Вир до сих пор не мог до конца поверить в реальность происходящего.

После общения с Элриком на Вавилоне 5 он пребывал в приятном убеждении, что больше никогда не увидит техномагов. Он даже не вспоминал о них. Теперь же его судьба крепко переплелась с ними. Вир с мрачной ухмылкой подумал о том, не стоит ли ему выяснить местонахождение пункта приема желающих записаться в техномаги и просто стать одним из них.

Как только корабль приземлился, и все процедуры, связанные с посадкой, были завершены, Финиан и Гвинн подошли к шлюзу. Гвинн бережно, с уважением к погибшему, уложила тело Кейна на пол. Сняла с себя плащ и накрыла им павшего отшельника. В ожидании они застыли около люка. Потом люк распахнулся, и незнакомец в мантии шагнул внутрь.

Он откинул капюшон, и взору Вира предстала весьма любопытная личность.

Бритая голова, сильная линия подбородка и сверкающие глаза. В его взгляде горел мрачный огонек, будто он знал, что вся Вселенная основана на некоей космической шутке со смертью в качестве основной движущей силы.

— Гален, — утвердительно произнес Финиан и поклонился. Гвинн повторила его движение.

Гален внимательно оглядел все и всех, в том числе Вира и тело Кейна.

— Жаль, — произнес он. — Он подавал определенные надежды. Итак, — продолжил он, закрывая траурную тему, — может, вы соизволите рассказать мне, чем вы трое… простите, двое… думали, когда все это затеяли.

— Я тоже в этом участвовал, — осторожно сказал Вир.

— Да, однако, вы не в счет. Но не беспокойтесь. Ваш час придет.

— О. Ну, покорнейше благодарю. Я догадываюсь.

Гвинн коротко, в общих чертах, поведала ему о том, что случилось. Тот, кого они звали Галеном, слушал ее с абсолютно непроницаемым видом, будто каменный. Лишь то и дело бросал взгляд на тело Кейна, укрытое плащом. Большую часть того, о чем она говорила, Вир, конечно же, знал, но потом она сообщила нечто, до сих пор ему неизвестное.

— Когда мы уже отступали, — сказала она, — мне удалось поймать одного дракха и задать ему пару вопросов так, что он не мог не ответить мне. Они собирались использовать Облака Смерти…

— Эти огромные планеткиллеры, — уточнил для самого себя Гален.

— Да. Они должны были стать основой их нового флота. Дракхи и сами готовились, модернизируя свои корабли, но Облака Смерти должны были окончательно склонить чашу весов на их сторону.

— И как же они хотели их использовать?

— Дракхи считают, что в уходе Теней виноваты Шеридан и его жена, Деленн, — ответила Гвинн.

Гален медленно кивнул.

— Видимо, потому что именно Шеридан и Деленн приказали им убраться прочь.

В конце концов, надо отдать должное Теням — у них хватило такта покинуть вечеринку, когда их об этом попросили.

Фраза прозвучала весьма легкомысленно, но Вир мог поклясться, что за этими словами скрывалось многое. Ненависть Галена к Теням была почти физически осязаема, и Вир мог только строить догадки, какой вред они причинили ему лично своими руками… лапами… или чем там еще.

— Как вы думаете, дракхи последуют примеру Теней? Уйдут, если мы попросим их?

— Сомневаюсь, — ответила Гвинн.

— Я тоже. Ладно, двигаемся дальше. Дракхи обвиняют Шеридана и Деленн…

— Поэтому собираются покарать расы, породившие их. Они планируют уничтожить Землю при помощи Облака Смерти. И уже испытали его на Далтроне 7.

Если оно действует так, как я думаю, то там не осталось ничего живого. Ни птиц, ни насекомых… ничего. Ту же участь они уготовили Земле.

Вир почувствовал, что от этих слов у него мурашки побежали по коже, а внутри все застыло. Но лицо Галена сохраняло прежнее бесстрастное выражение.

Гвинн могла бы с тем же успехом сообщить ему о том, что дракхи собрались выйти на орбиту Земли, обложить человечество матом на всех языках и частотах, а затем свалить.

— А что для Минбара? — спросил он.

— Чума. Они хотят уничтожить столицу Межзвездного Альянса при помощи чумы.

Впервые по лицу Галена пробежала тень тревоги. Будто он был уверен, что сможет разделаться с Облаком Смерти, но вот биологическое оружие представлялось ему неразрешимой проблемой.

— Они сами создали эту чуму?

— Нет. Они не знают, как создавать или выращивать вирусы. Дракхи не настолько развитая раса. Они — отличные мусорщики, способны поддерживать в рабочем состоянии базы и обслуживать оставленную технику, которой умело пользуются. Но воссоздать вирусы, созданные Тенями, им не под силу. Однако, им удалось прихватить с За'ха'дума достаточную для воплощения своей затеи культуру вируса.

— Сколько?

— Хватит на целую планету.

К изумлению Вира, Гален облегчено выдохнул — Тогда нам очень повезло.

Вир не мог в это поверить.

— Повезло?! Они собираются уничтожить все живое на Минбаре, а вы называете это везением?!

— Ну… если ты не минбарец, конечно, — сказал Финиан. Гвинн сердито поморщилась, советуя ему заткнуться.

— Если они могут заразить только одну планету, то ситуацию можно взять под контроль, — произнес Гален. — Радуйся, что вируса не хватит, чтобы заразить сотни миров.

— И вы это допустите?

— Я постараюсь сделать все, что в моих силах. Все, что смогу.

— Но этого может оказаться недостаточно!

— А что будете делать вы, Вир Котто? — резко спросил Гален. — Раскроете причастность Примы Центавра к происходящему? Информируете Межзвездный Альянс о том, что именно центавриане помогали дракхам в поиске зоны перехода, открывавшей путь к оружию, к обладанию которым они так стремились? Откроете ваш мир для возможных обвинений в пособничестве попытке массового уничтожения?

Будете ли вы, Вир, делать все, что в ваших силах… или вы просто сделаете то, что можете?

Вир отвел глаза в сторону. Гален всего лишь облек в слова то, о чем он уже задумывался, но просто боялся признать. На кону стояли миллионы жизней, и Вир больше всего на свете стремился отвести угрозу от Примы Центавра и ее, по большей части, невинных жителей.

— Буду считать это ответом, — холодно произнес Гален. — Знайте, посол… какую бы глубокую неприязнь вы не питали к Теням, их прислужникам и их… технологиям… она бледнеет по сравнению с моей ненавистью.

— Сомневаюсь, — ответил Вир.

Гален слабо улыбнулся.

— Сомневаться всегда полезно. Ну, что ж, Вир Котто, я взмахну своей волшебной палочкой и… вуаля! Прима Центавра больше не будет связана с этой историей. Я уже устранил злосчастный артефакт, который вы раскопали. Я выполнил работу за вас — замел все ваши следы.

Изумленный Вир указал рукой на гору обломков, некогда бывшую зоной перехода Теней.

— Так это сделали вы?

— Естественно.

— А я думал, что техномаги не могут использовать свои способности для разрушения. Так они мне сказали, — он указал на Гвинн и Финиана.

— Все это верно… для них, — ответил Гален. — Но всегда есть… варианты.

— А для спасения Земли и Минбара есть варианты? — Мысль о том, что родные планеты Деленн или Шеридана, или обоих, могут быть уничтожены, приводила Вира в ужас. А знание, что Прима Центавра была повинна в этом, делала ее вовсе непереносимой. Но, по крайней мере, если повезет, он будет продолжать нести это бремя в одиночку.

Если повезет.

— Есть… вероятность. При определенном раскладе. И вы, Вир Котто, можете утешать себя мыслью, что, если бы не вы, все могло бы сложиться хуже, гораздо хуже. Настолько, что уже не имело бы значения, вскрылась ли роль Примы Центавра в этой истории или нет. По правде говоря, тогда просто не осталось бы ни одной планеты Альянса, чтобы захотеть расквитаться с ней.

Затем Гален, не сказав больше ни слова, развернулся и двинулся прочь. Вир посмотрел по сторонам, не понимая, чего ждать дальше. Финиан положил руку ему на плечо и сказал:

— Оставь это Галену. Он справится, если это вообще кому-либо по силам. Он посвятил свою жизнь уничтожению технологий Теней и знает их, как никто другой.

Что же касается тебя, Вир… — и его губы растянулись в усмешке, — неплохая маскировочка.

Вир осознал, что так и не снял маску, которую ему дал Кейн. Чувствуя себя идиотом, он стянул ее с головы. Гален величественно покачал головой, а потом сказал:

— Возвращайтесь домой, Вир Котто.

— Домой, — Вир покачал головой. — Вы не понимаете. У меня нет дома. Мне нечего больше делать на Приме Центавра, да и Вавилон 5… если я никогда не увижу его снова…

— Тогда ты потеряешь столько возможностей, — сказала Гвинн.

— Каких еще возможностей?

— Для начала, — ответил Финиан, — у тебя еще много дел. Ты чувствуешь себя на Приме Центавра нежеланным гостем. Возможно, ты прав. Но ты по-прежнему посол Центавра на Вавилоне 5. Вряд ли они пошлют замену: они считают этот пост незначительным и не станут назначать туда какую-нибудь шишку. Но посол на Вавилоне 5 все-таки способен кое-что сделать. У тебя есть прошлые связи… и связи нынешние, ведь так?

Вир вспомнил о Реме Ланасе и Ренегаре, которые, несомненно, должны уважать его после недавней катастрофы. Он ведь предупредил их о том, что случится. Они должны запомнить это. И понять, что следует прислушиваться к его словам. И убедиться в том, что ему можно доверять. Настолько, насколько вообще можно кому-либо доверять в такое время.

Есть и другие союзники: свободомыслящие центавриане, многие из которых совсем еще юнцы — те, кто помогал ему во время войны, когда он тайком оказывал помощь нарнам.

Минуту назад он чувствовал себя таким одиноким, а сейчас начал понимать, что это вовсе не так. Просто он до сих пор был убежден в том, что способен повлиять на Лондо. И когда Лондо отторгнул его, он растерялся. Но, ведь ничего страшного не случилось, если только себя не накручивать. Благодаря стараниям коварной любовницы Мэриел, его самоуважение и представление о нем среди дипломатов Альянса было с треском подорвано…. но ее можно победить. И, возможно, использовать в своих интересах.

Что ж, возможности действительно были, главное — захотеть их увидеть.

— Да, — медленно произнес Вир, лихорадочно обдумывая все это. — Да, у меня есть… кое-какие связи.

— Тогда мы будем поблизости.

Вир машинально кивнул, не вдумываясь в смысл слов. А потом до него дошло.

Вир повернулся и спросил:

— И, раз вы будете рядом, что вы будете?..

Но они исчезли. Финиан. Гвинн. И тот, кого они называли Галеном. Даже корабль.

Корабль, на котором он сюда прилетел.

— И что мне теперь делать? Идти на Вавилон 5 пешком? — потребовал ответа Вир. Но отвечать было некому. В его собственной голове ни одной разумной идеи на этот счет не родилось, и поэтому он просто пожал плечами. Но главной причиной дискомфорта было то, что техномаги, пусть даже техномаги-отшельники, по-прежнему, чертовски его пугали. Он найдет другой способ добраться до Вавилона 5… и тогда, вот тогда начнется настоящая работа. Работа, которая приведет его к…

К чему? Куда она его заведет?

Он сказал Лондо, что останется его другом…. даже если тот причислит его к своим врагам. Тревожное предчувствие овладело Виром — если он продолжит действовать в том же духе, то этот миг настанет раньше, чем ему бы того хотелось. И тогда он выяснит, сохранятся ли на самом деле те дружеские чувства, о которых он заявлял.

От этих мыслей Виру стало еще хуже — ему все меньше нравилась возможная перспектива.

Из дневников Лондо Моллари

Датировано (по земному календарю, приблизительно) 9 января 2268 года

Полагаю, что здесь наиболее уместно выражение, которое любил повторять мой давний друг мистер Гарибальди: «Это была типа вечеринка». Все было именно так, и даже круче, уверяю вас.

Празднования неслись безостановочной чередой. Естественно, я не мог принять в них участия. Официально я должен был считать радость неуместной и осуждать веселье, и такое публичное выражение неодобрения даже вызвало недовольство среди части моих возлюбленных подданных. Ведь они, несмотря ни на что, ждали формальной поддержки со стороны своего императора. Да как я посмел даже намекнуть на то, что их радость при виде чужого несчастья неуместна и является признаком дурного тона, если не сказать, недальновидности!

Народ не станет долго слушать то, что ему не хочется слышать.

А если еще учесть количество желающих сбить меня с пути, который привел меня на этот проклятый трон, то я, определенно, последний, кто имеет право делать подобные замечания, не так ли?

Я пишу эти строки спустя неделю или, возможно, две по земному календарю, после того, как дракхи заразили чумой беспомощную Землю. Я не могу сказать точно, когда это случилось, потому что большую часть времени провел в алкогольном тумане. Как всегда, я пьянствовал отчасти из-за маленького приятеля на моем плече, а точнее — из-за его непереносимости алкоголя. Также это было вызвано моим номинальным участием в лихорадке празднеств, охвативших Приму Центавра и ввергнувших ее в пучину веселья. Такие поступки всегда опасны, ибо имеют обыкновение притягивать внимание Судьбы и ее проклятых сестер: Божественного Правосудия и Иронии.

С каждым прошедшим годом изоляция Примы Центавра все усугублялась. Мы будто сплели кокон вокруг себя и повесили на нем огромный знак с призывом ко всем остальным держаться от нас подальше. Раз Межзвездный Альянс решил прекратить с нами всякие отношения, то и мы будем питать к нему такую же антипатию. И, как обычно бывает в подобных случаях, нам пришлось пристально взглянуть на себя — как с точки зрения духовности, так и политики. Мы искали ответы, пытались понять, как и почему судьба оказалась столь жестокой и несправедливой к нам и бомбами едва не стерла нашу расу с карты галактики.

Кое-кто без передышки вопил о том, что наше общение с «низшими» расами вызвало гнев Великого Создателя. Мы позволили себе стать слабыми и утратили цель. Но сойтись во взглядах на цель они не могли и ударялись в философию. Межзвездный Альянс напал на нас, потому что на то была воля Великого Создателя. Такое странное сочетание паранойи и духовного смирения было распространено среди нас.

Но бытовала и другая точка зрения. Если мы постараемся вернуть себе милость Великого Создателя, восстановим Приму Центавра и поймем, что единственным другом центаврианина является другой центаврианин, в общем…. возможно, тогда Великий Создатель смилостивится над нами. Он направит нас по пути возрождения былого величия. И, что более важно, обрушит на наших врагов волну своего гнева и покарает их своей могучей дланью.

Возможно, поэтому министр Дурла назначил своего бывшего учителя религии, некоего Валлко, на недавно введенную должность министра духовности. Я счел ее совершенной нелепостью и был абсолютно уверен в том, что поднимется крик.

Я был прав. Я всегда прав. Это мое проклятие. Ну…. одно из многих.

К сожалению, крик поднялся в знак всеобщего одобрения. Многие были уверены в том, что это станет новым и, несомненно, положительным шагом к улучшению положения многих несчастных жителей Примы Центавра. Министр Дурла решил поддержать Валлко, устраивая ему добровольно-принудительные встречи с гражданами. Но оказалось, что нужды в этом нет. Службы Валлко проходили всякий раз в переполненных храмах. По крайней мере, так мне говорили. Я сам ни разу на них не был.

Министр Дурла укорял меня за это. Ну и пусть. Я ответил ему так: если Великий Создатель вездесущ, то почему его присутствие более ощутимо в храме министра Валлко, чем в тронном зале? У него гораздо больше поводов находиться именно в тронном зале, где сосредоточена истинная власть Примы Центавра, так что именно там Великий Создатель будет обладать наибольшим влиянием.

Возможно, я говорил обо всем этом не так настойчиво, как хотелось бы.

Вероятно потому, что мы оба понимали, какой бред я несу. Власть находится в другом месте. Несомненно, Дурла думает, что власть принадлежит ему, и я уверен, что он считает меня достаточно глупым, чтобы верить в то, будто она находится в моих руках. На самом деле, глупец — именно Дурла. Но я не спешу сообщить ему об этом его… заблуждении.

И, тем не мене, Дурла делал все, что хотел. Естественно, он не пропускал ни одной проповеди Валлко. Скорее всего, он считал весьма мудрым шагом, если его будут там видеть. Что ж, он был абсолютно прав. Если он в глазах народа становился составной частью Валлко и его службы, то связывал себя — через него, — с божественной сущностью. Это был очень ловкий ход. Очень мудрый прием. Я его оценил, потому что сам так поступил в свое время.

Когда-то давно я сам добивался видимости, будто получил благословение техномагов. Я хотел упрочить свой статус в глазах окружающих, что помогло бы мне подняться по лестнице власти. Трудно поверить, но теперь то время кажется мне таким невинным.

Новости о несчастье, обрушившемся на Землю, достигли нас во время одной из религиозных церемоний Валлко. В один миг все обезумели от радости. Валлко пришлось потратить немало времени на то, чтобы успокоить аудиторию. Его следующая фраза была весьма осторожной, а слова — тщательно обдуманными. Вот что он сказал: «Центаврианам не пристало радоваться горю других. На протяжении всей нашей истории мы относились с сочувствием к другим расам. С участием. Так было всегда. Конечно, были и такие расы, которые не принимали наше участие и сопротивлялись нам. На ум сразу приходят нарны. С ними, равно как и со всеми, кто действовал наперекор интересам Примы Центавра, мы обращались так, как было необходимо. Ни больше, ни меньше.

И мы никогда, ни при каких обстоятельствах, не радовались уничтожению. Не испытывали радости от гибели других. Гордость — да, мы гордились, это естественно, так и должно быть, потому что Великий Создатель желал, чтобы мы гордились своими свершениями. Когда мы вершим великие дела, мы делаем это во имя него и, таким образом, чтим его.

Но радоваться при виде боли и страданий других — нет, друзья, нам это не подобает.

Вместо этого… мы должны молиться. И наши молитвы продлятся столько, сколько мы, жители Примы Центавра, пожелаем. Теперь вы видите, что, напав на нас, Межзвездный Альянс совершил грех против народа, избранного Великим Создателем. Они разгневали Великого Создателя. И теперь расплачиваются за это.

Мы не можем и не должны, конечно, просить Великого Создателя укротить свой гнев, обрушившийся на них, ибо кто мы такие, чтобы перечить ему? Он делает то, что должен, как и все мы. Так что, мои добрые дорогие друзья, мы будем молить Великого Создателя о том, чтобы он наставил на путь истинный бедные души землян. Чтобы заставил их и их союзников осознать, что они на ложном пути.

Если они это поймут, то Великий Создатель пощадит их и избавит от мук, которые, в противном случае, им придется терпеть. Он будет счастлив помиловать их, ведь Великий Создатель изначально милостив и добр…. как и мы, ибо разве мы не созданы по его образу и подобию?

Так что молитесь, друзья мои. Молитесь громко и упорно. Возвысьте ваши голоса, доставьте своими криками радость Великому Создателю, ибо, услышав вас, он будет знать, что вы искренне почитаете его…»

Потрясающе. Как искусно он выкрутился. Я оценил. Какими бы мерзавцами я не считал тех, кто манипулирует духом и именем Великого Создателя ради своих целей, должен признать, что типы, подобные Валлко, обладают собственным стилем и изобретательностью, которым мне остается лишь завидовать.

Прима Центавра хотела радоваться несчастью людей. Но у них все еще оставались друзья и верные союзники, которым вряд ли пришлось бы по нраву то, как бурно и преждевременно добрые жители Примы Центавра радуются гибели всех, кто имел несчастье находиться на Земле в тот час, когда дракхи выпустили в ее атмосферу свой вирус.

Поэтому Валлко нашел для центавриан способ выразить свои чувства, не вызывая неудовольствия, а возможно, и гнева, со стороны других рас. Службы проходили по сценарию и под руководством Валлко, и больше походили на шумный карнавал. Однако, буянили на них, как бы, вовсе не выражая радость, а в надежде на то, что Великий Создатель поможет нашим бывшим мучителям.

Как хитро. Очень лицемерно. И дьявольски эффективно.

Но, все-таки, есть четкая граница между трагедией и фарсом. Я это знаю. Я сам, определенно, нарушал, и даже стирал эту границу множество раз.

Даже сейчас я слышу шум «траура», доносящийся снаружи. Весь город гулял, и это продолжалось целыми днями. Понятия не имею, откуда у моего народа взялось столько энергии.

Порой мне хочется выйти туда и сказать им правду.

О, да. Да, я знаю правду, Шив'кала все мне рассказал. О том, что именно наши рабочие вели раскопки и вытащили на свет божий зону перехода, которая привела дракхов к планетокиллеру. Не заполучи дракхи в свое распоряжение это страшное оружие — они никогда не рискнули бы напасть на Землю. Мы, гордые центавриане, несем ответственность за попытку уничтожить человечество. Это было возмездие — дракхи мечтали о реванше, хотели нанести удар по людям, отомстить за исход войны Теней. Это Тени принесли тьму на Приму Центавра, тьму, которая осталась здесь и по сей день, хотя сами Тени давно ушли за Предел. В любом случае, нам нужно целовать людям ноги и пытаться всеми силами помочь им отыскать лекарство от чумы.

А мы лицемерно ликуем, притворяясь, будто молимся об их выживании.

Не знаю, почему Шив'кала рассказал мне об этом. Возможно, он наслаждался моей беспомощностью, желал лишний раз уязвить меня, указав на мое сегодняшнее бессилие. Возможно, он просто садист.

Или это еще одна проверка.

Я так устал от проверок.

Я много от чего устал. И все же, если верить моему сну, в котором я гибну от рук Г'Кара, мне суждено прожить, как минимум, еще десяток лет. Но так я долго не выдержу. Мне нужно найти себе занятие.

Сенна все еще интересует меня. И Вир…

Вир… я должен найти способ вернуть его. Я в этом твердо убежден. Пусть его последний визит сюда завершился кошмаром, но, полагаю, он достаточно понятлив, чтобы впредь держать язык за зубами и не упоминать о Шив'кале. Но как мне убедить моих тюремщиков в том, что Виру можно позволить вернуться?

И Тимов. Как там она?

Всю прошлую неделю я периодически думал о том, услышу ли еще о ней. В душе я надеюсь, что она, как-нибудь, догадается. Поймет, что все лживые обвинения были выдвинуты лишь ради ее блага, что я отчаянно хотел выслать ее с этой планеты, чтобы он была в безопасности.

Как же глупо звучит все, что я сейчас пишу. Насколько безгранична способность индивида к самообману. У Тимов нет никаких причин искать каких-то иных поводов для моей выходки, кроме тех, что лежат на поверхности. Я больше ее не увижу. Никогда.

Что ж… возможно, так будет лучше.

Да. Это так.

Я был бы на седьмом небе от счастья, если бы больше никогда не увидел двух других моих жен. Но по Тимов я буду скучать. Она же, на мой взгляд, вряд ли будет тосковать по мне, и я не могу ее за это винить.

Праздники — простите, «службы», — проходили за этими стенами громко и бурно. Казалось, они никогда не кончатся. Мне не следовало бы принимать в них участие. Мне надо оставаться в стороне, быть выше всего этого. Легче легкого уйти в какую-нибудь дальнюю комнату и укрыться там от всего этого шума. Но я не смог заставить себя пойти на это. Понимаете…. мне до сих пор нравятся люди, несмотря на все случившееся. Я верю, что они восстанут из пепла и пойдут дальше. Я даже думаю, что они превзойдут нас. Я вижу, где сейчас находится Республика Центавр, и где — человечество. Они кажутся мне звездой, которая только начинает разгораться, она еще засияет. А наша звезда… напротив, меркнет. Конечно же, мой народ в это не верит. А почему они должны в это верить? Я и сам не желаю в это верить. Но я это чувствую. Возможно потому, что считаю себя воплощением центаврианского духа… к тому же, я чувствую, что моя собственная звезда, глубоко внутри, тоже начинает безвозвратно гаснуть.

Но пока что праздник продолжается.

Я бы мог пойти к ним и сказать, что они вымирающий народ, просто они еще этого не понимают. Но я не могу им это сказать, потому что они не желают этого слышать. Да и я, честно говоря, сам не желаю в это верить. Я, тем не менее, надеюсь на свой народ, но больше всего я надеюсь на людей.

Глава 5

Со временем Лондо пришел к выводу, что всеми управляют выработанные годами привычки, а уж императором и подавно. Поэтому внезапное резкое изменение привычного уклада жизни буквально выбило его из колеи. В одно прекрасное утро он не увидел Дансени.

Это был простолюдин, которому была оказана большая честь быть его личным слугой, камердинером и управляющим. Он с давних пор верой и правдой служил дому Моллари. Сколько Лондо себя помнил, Дансени всегда был рядом. Впервые он попал к ним, когда отец Лондо выиграл его в карты. Учитывая столь странные и необычные обстоятельства, приведшие Дансени на службу в Дом Моллари, от него не ждали ничего особенного. Но отец Лондо был приятно удивлен, когда Дансени за весьма короткий срок проявил себя с лучшей стороны — исполнительный и вежливый слуга, доказавший что ему, безусловно, можно доверять.

Лондо был еще мальчишкой, когда Дансени появился в их доме, и в то время казался ему стариком. Он был высокого роста, с мягким голосом. Пронизывающий взгляд, казалось, говорил о том, что он готов взяться за любое поручение и выполнить его как можно быстрее и эффективнее. Его волосы, уложенные в респектабельный, средней длины, гребень, были седыми всегда, сколько Лондо его помнил. Дансени неизменно носил черный, без всякой отделки костюм, застегнутый на все пуговицы до самого воротника. Император подозревал, что, если бы можно было заглянуть в прошлое, то он бы увидел, что Дансени на самом деле был тогда гораздо моложе, чем казалось ему. Тем не менее, Дансени в глазах Лондо с течением времени практически не менялся. Почти, как бессмертный. Он пришел в этот мир стариком и останется таким… ну… навсегда.

В самом начале правления Лондо разрешил Дансени остаться в Доме Моллари.

Но оказалось что: во-первых, ему часто требовались услуги камердинера, и, во-вторых, доверить эту работу он не мог никому, кроме преданного слуги. Лондо стал так часто просить, а затем и требовать Дансени об услугах, что тот начал — вежливо, но твердо, — роптать. Он указал на то, что, несмотря на внешнее впечатление, за прошедшие годы моложе он не стал и ему тяжело бегать из резиденции Дома Моллари в императорский дворец и обратно.

— Ну, наконец-то! Эту проблему, мне кажется, легко решить! — и Лондо живо хлопнул в ладоши, как будто собирался сдавать карты. Затем он заявил: — Я хочу, чтобы ты стал моим личным камердинером. Тебе и твоей семье выделят во дворце лучшие комнаты, и больше никакой утомительной беготни, а? Тебя это устраивает? Или тебе надо посоветоваться с женой и детьми?

— Моя жена умерла во время легочной эпидемии, обрушившейся на город три года назад, Ваше Высочество, — спокойно ответил Дансени. — А мой единственный сын погиб во время бомбардировок, устроенных Межзвездным Альянсом.

— О, — только и смог пробормотать Лондо. Его охватил какой-то непонятный ужас. Возможно потому, что за все время он ни разу даже не подумал о том, чтобы спросить у Дансени, хотя бы из вежливости: «Как поживает твоя семья?»

Вероятно, он думал, что Дансени сказал бы ему о том, что с ней что-то не так.

Но тот, по-прежнему, исполнял свои обязанности в доме и прислуживал Лондо, если тот просил его об этом.

Лондо откашлялся и одернул камзол, хотя он и так сидел идеально.

— Очень… жаль. Мне очень жаль, Дансени.

— Для меня это очень много значит, Ваше Высочество, — осторожно произнес Дансени. Лондо не понял, издевается ли он. Он решил трактовать ситуацию в пользу старика.

— Значит, договорились? — спросил Лондо.

Дансени чуть поклонился.

— Разве я могу отказать тому, кто носит белое?

Таким образом, Дансени поступил в полное распоряжение Лондо. Император нанял других, выбранных лично верным Дансени, слуг на замену ему в резиденции Дома. Каждое утро, едва проснувшись, Лондо видел Дансени, который приходил его будить. Он приносил ему одежду, готовил ванну, делал маникюр, следил за дегустацией императорской еды — нет, сам он этим не занимался, — сия сомнительная честь была предоставлена постоянно нервничающему парню по имени Фрит.

С течением времени в обязанности Дансени вошло также наблюдение за распорядком дня императора и за порядком приема посетителей. Вскоре все поняли, что, если нужно получить аудиенцию у Лондо, сначала нужно встретиться с Дансени. Нет, Дансени не являлся препятствием между посетителями и Лондо, не ограничивал доступ к нему. Вовсе нет. Просто он согласовывал время аудиенций, решал, кого следует принять раньше и какие проблемы Лондо сочтет наиболее важными, чтобы обсудить в первую очередь. Дансени никогда не ошибался.

Правда, пару раз из-за него разгорались небольшие скандалы, когда Лондо обращался за советом к старому камердинеру. Интересовался его мнением о ситуации. Шума было бы еще больше, не будь советы и наблюдения Дансени точными, своевременными и тщательно обдуманными. Дансени редко кого расстраивал, и, несомненно, его популярность в определенных кругах шла на пользу императору.

Неудивительно, что Лондо испустил совершенно не подобающий императору вопль, когда в одно прекрасное утро, проснувшись от легкого прикосновения к своему плечу, вместо своего верного слуги увидел кого-то другого.

Это был юноша семнадцати-восемнадцати лет от роду. Он был облачен в черный мундир с красной лентой через плечо. Его глаза горели, не мигая, подобно глазам хищника, сидящего в зарослях и оценивающего потенциальную добычу.

— Кто ты?! — закричал Лондо, присев в кровати. Он был несколько смущен собственным криком, и попытался вести себя так, как подобало его положению. — Что здесь делаешь?

— Меня зовут Трок, — произнес юноша. — Я служу министру Лиону, в качестве…

— Да, да, Первые Кандидаты, — нетерпеливо отмахнулся Лондо. Он прекрасно знал, кто такие Первые Кандидаты. Это молодежное объединение под началом советника Кастига Лиона существовало уже пятый год, и задачей его членов была служба Приме Центавра в самых различных областях. Однако способы несения этой службы зачастую действовали Лондо на нервы.

Потом он кое-что вспомнил. И удивленно нахмурился.

— Министр Лион? А я думал, что он был советником. Это ведь тот самый Лион, да? Советник из министерства?

— Он самый, — сказал Трок.

— И с каких это пор он стал министром?

— Министр Дурла повысил его в должности. Но разве с вами не советовались, Ваше Высочество?

— Нет, Мое Высочество не в курсе дела.

— У вас есть какие-то возражения по поводу этого назначения, Ваше Высочество?

В голове Лондо мгновенно включилась сирена.

Он не знал, каким образом сюда попал этот Трок. И не знал, где Дансени.

Он чувствовал, что этим известием ему нанесли удар, и должен был держать его.

Но одно он знал точно — у него не было желания разговаривать в присутствии этого парня. У этого Трока, у этого Первого Кандидата, на левом плече вполне могла быть голова Дурлы, а на правом — голова Лиона.

— Есть одна проблема — с протоколом, — холодно произнес Лондо. — По крайней мере, меня должны были непременно официально проинформировать, хотя бы для того, чтобы я не совершил какую-нибудь оплошность. Что было бы, назови я прилюдно министра Лиона советником? Определенно, мы попали бы в потенциально неловкое положение, ведь так?

— Да. Именно так, Ваше Высочество, — лицо Трока осталось совершенно невозмутимым. Лондо подумал, что с этим юношей в карты играть нельзя ни в коем случае. Потом снова напомнил себе, что не имеет никакого представления о том, что этот парень потерял в его покоях.

— А где Дансени? — спросил Лондо.

По лицу Трока промелькнула тень легкого удивления. Лондо не мог точно определить, что именно ему показалось: но, то ли лицо юноши на мгновение потеряло свою невозмутимость, то ли он умышленно позволил себе на секунду сбросить маску, дабы втереться в доверие к императору.

— Я думал, вы знаете, Ваше Высочество.

— Конечно же, знаю, — произнес Лондо. — Это просто мой каприз. Мне нравится, когда люди рассказывают о делах, про которые мне уже и так все известно. Итак, где же Дансени?

— Дансени сообщил министру Дурле о том, что уходит в отставку. Ему кажется, что он уже слишком стар, поэтому решил уйти на покой. Министр Дурла посоветовался с министром Лионом, и они решили — из соображений безопасности, или еще по каким-то причинам, — что должность Вашего личного камердинера лучше всего доверить Первому Кандидату. Эта честь выпала мне. Мне следует приготовить для вас ванну, Ваше Высочество?

— Мне плевать, приготовишь ты мне ванну или сдохнешь, — ответил Лондо. — Дансени ничего не говорил мне о своем уходе.

Трок слабо пожал плечами.

— Вероятно, он не хотел вас расстраивать, Ваше Высочество и, поэтому, не стал сообщать Вам лично.

— Возможно, — Лондо предпочел не распространяться вслух о других, более вероятных «возможностях». Особенно о «возможности» того, что Дансени вынудили покинуть свой пост. Если это было так, то следовало обязательно выяснить, как именно это случилось.

Он поднялся с постели и властно произнес:

— Трок, ты свободен.

— Сир, если я где-то ошибся и не устраиваю вас, как камердинер…

— Пока ты им не являешься, ты не можешь ошибиться. До тех пор пока я не поговорю с Дансени, ты не можешь занять это место.

— Но, Ваше Высочество, министр Лион отдал мне ясный приказ, что…

— А! — пробурчал Лондо, завязывая пояс на халате. — До чего же быстро продвигается этот Лион. Кто бы мог подумать, что за столь короткое время он сумел продвинуться от советника до министра… А теперь — кто бы мог подумать, что такое возможно! Кастиг Лион теперь император!

И снова Трок был изумлен, на сей раз — вполне искренне.

— Но, Ваше Высочество, император — это вы, — медленно произнес он, будто опасаясь, что Лондо мог об этом забыть.

— Да что ты говоришь? — саркастически спросил Лондо. — А мне на мгновение показалось, что произошло какое-то недоразумение, что ты ставишь его распоряжение выше моего. Или, возможно, ты просто не понял приказа, Трок?

Может быть, так?

Трок на мгновение открыл рот, но потом снова его захлопнул и кивнул.

— Полагаю, что так. А теперь ты можешь уйти, если, конечно, не хочешь и дальше испытывать мое терпение и, тем самым, вредить своему здоровью. Уверяю тебя, Трок, я казнил парней гораздо моложе и красивее тебя, у которых были связи гораздо лучше твоих. Правда, в течение некоторого времени мне не доводилось убивать таких сопляков. Что ж, одним юнцом больше, одним — меньше… — и он пожал плечами, показывая, какое значение имеет для него смерть одного мальчишки.

Трок больше не нуждался в намеках. Он покинул комнату.

Лондо, закутанный в плащ с капюшоном, скрывавший его знакомый всем облик, уверенно постучал в дверь дома Дансени. Этот маленький и скромный домик был подарен Дансени много лет назад отцом Лондо в качестве вознаграждения за верную службу. Подождав немного, Лондо снова постучал. На этот раз он услышал приближающееся шарканье ног. Эту медленную, размеренную походку он знал так же хорошо, как и собственный голос.

Дверь распахнулась, и из-за нее выглянул Дансени. Сначала он явно смутился, но потом его лицо прояснилось — он узнал Лондо. Дансени чуть поклонился.

— Ваше Высочество, — сказал он, — Чем могу служить?..

Лондо нетерпеливо отмахнулся.

— Тебе не стоит обращаться ко мне так церемонно, Дансени. Мы слишком давно знаем друг друга. Для тебя я, по-прежнему, просто Лондо, как всегда было.

— Хорошо, Лондо.

Возникла пауза, во время которой мужчины рассматривали друг друга, а потом Лондо произнес:

— Ну? Ты так и будешь держать меня на пороге, вместо того, чтобы пригласить в дом? Так ты обращаешься с императором?!

Он быстро оглядел Лондо.

— Вы сейчас не в белом. Вы пришли инкогнито?

— Можно сказать, что так. Я не буду повторять просьбу войти в твой дом… в дом, который тебе подарила моя семья.

— Я знаю. Ваша щедрость всегда была безграничной.

Тем не менее, он так и не отошел в сторону.

— Дансени, — ровным голосом произнес Лондо, — в чем дело? Я узнаю через третьи руки, что ты решил оставить службу у меня. Почему? И почему мы стоим с тобой здесь, на пороге, будто я нежданный торговец?

— Потому, — ответил Дансени, — что мне нечего от вас скрывать.

Лондо смущенно моргнул. Ничего подобного он от Дансени просто не ждал.

А потом, внезапно, будто молния сверкнула у него в голове — он все понял.

Кто-то следит за ним. Или Дансени подозревает, что за ним следят.

Оставаясь снаружи, у всех на виду и, если за ними вели наблюдение, в радиусе действия портативных микрофонов или, возможно, даже распространенных на Приме Центавра приспособлений для чтения по губам, они никому не давали повода обвинить Дансени в чем-либо. Дансени явно заметил понимание, промелькнувшее на лице Лондо, и едва заметно кивнул. Лондо попробовал, не поворачивая головы, осмотреться, но никого не заметил. Прохожие, кажется, не обращали на них никакого внимания, не догадываясь, что сам император — воплощение Примы Центавра — стоял здесь. Но, тем не менее, шпионом мог оказаться любой из них, как и скрываться где-то поблизости. К тому же, рядом находилось множество других домов, среди которых хватало многоэтажных зданий, откуда за ними можно было легко наблюдать.

Лондо, похоже, привык к тому, что он не один. Из-за Стража, из-за этой маленькой одноглазой твари, навсегда связанной с ним, ему больше никогда не остаться наедине с собой. Тем не менее, подозрения причиняли ему сильный дискомфорт.

Дансени говорил медленно, тщательно подбирая слова, будто старательно выучил текст.

Да, он был стар, но до этого момента никогда не выглядел стариком.

— Как я уже говорил министру Дурле…. я служил вам много лет, но теперь чувствую, что пора отдохнуть.

— Ты что, заболел? Чувствуешь слабость?

— Как я уже говорил министру Дурле…. я служил вам много лет, но теперь чувствую, что пора отдохнуть.

Он повторил свой ответ слово в слово, так, что у Лондо не осталось никаких сомнений по поводу сложившейся ситуации. Кто-то хотел лишить его советов Дансени, или просто еще больше изолировать его, или поставить на место Дансени одного из Первых Кандидатов, чтобы следить за действиями Лондо… не суть важно. Он тихо и напряженно произнес:

— Тебе что, угрожали? Он тебе угрожал?

— Как я уже говорил…

— Да-да, министру Дурле, я знаю! Ты достаточно ясно выразился.

— Лондо… — впервые в его голосе мелькнули трагические нотки. — Я — старик. Я достаточно послужил вам. Не просите меня сделать больше, чем я могу.

— Если тебе угрожали, я могу…

— Защитить меня? Если мне угрожали…. я не сказал, что так было на самом деле, я говорю об этом гипотетически… Лондо, вы хотите сказать, что смогли бы защитить меня в этом случае?

Мгновение он так пристально смотрел на Лондо, что, казалось, его глаза пронзили душу Лондо насквозь. Они оба знали ответ, хотя Лондо и не посмел произнести его вслух. Потом Дансени грустно улыбнулся и произнес слова, потрясшие Лондо своей неприкрытой правдой:

— Не уверен, что вы можете защитить даже себя.

Вот так. И, черт возьми, он был прав.

— Мне бы хотелось, чтобы ваше правление было удачным, Лондо Моллари. У вас нет более верного и стойкого сторонника, нежели я. Но, все же, думается мне, лучше всего будет, если я стану поддерживать вас… издали.

— Да, конечно. Будет так, как ты пожелаешь — чуть слышно прохрипел Лондо.

Дансени кивнул с явной признательностью. Лондо шагнул назад, позволив двери тихо затвориться.

В конце концов, он вел себя, именно, как торгаш — пытался всучить этому старику идею, что тот может на него положиться. Но, как оказалось, торгаш из него получился никудышный.

Когда дверь личных покоев императора отворилась, Сенна, конечно же, ожидала увидеть самого императора. Поэтому, увидев перед собой одного из этих несносных Первых Кандидатов, она изумленно моргнула. Он, в свою очередь, разглядывал ее так, будто изучал какую-то микроскопическую бактерию.

Нет. Вовсе не бактерию. Кажется, он ее оценивал, более того, ему явно понравилось то, что он увидел. Неудивительно: на ней было голубое платье из парчи с богатой золотой отделкой, которое выгодно облегало ее стройную фигуру.

Высокие скулы и спокойный взгляд придавали ей почти королевский вид. Сенне вдруг захотелось выскочить из собственной кожи, потому что она показалась ей настолько грязной и оскверненной, что больше не хотелось в ней оставаться, и с воплями помчаться по коридору.

Изо всех сил стараясь придерживаться этикета, Сенна спросила:

— Что вы здесь делаете? Это личные покои императора.

— Меня зовут Трок. Я — его новый камердинер.

— А где Дансени? — спросила она.

— Не знаю.

Она изогнула бровь.

— Вижу, что вы настоящий кладезь информации.

— А вас зовут Сенна, я угадал? — спустя секунду спросил он. — Вы — дочь лорда Рифы. Император подобрал вас на улице и приютил здесь, во дворце. Это произошло около четырех или пяти лет назад. Он дал вам образование, одел, накормил вас. Он обращается к вам «юная леди», как будто это титул. Вы стали ему дочерью, которой у него никогда не было.

Сенна насмешливо захлопала в ладоши.

— Прямо литания, Трок. Но это несправедливо. Вы так много знаете обо мне, а я почти ничего не знаю о вас.

— Меня зовут Трок. Я — Первый Кандидат. Остальное не имеет значения.

Но Сенна вовсе так не считала.

— О, но я же ничего не знаю, — произнесла она, подойдя к нему поближе. — Как вам удалось стать камердинером императора, сменив Дансени, который отлично служил ему столько лет? Меня это весьма интересует.

— У вас прямо-таки царственный вид, — ответил он.

Такого замечания она никак не ожидала. На миг она смутилась и тут же разозлилась на себя, потому что сейчас ей меньше всего на свете хотелось потерять дар речи в его присутствии.

— Спасибо, — с явным негодованием в голосе произнесла она.

— Пожалуйста.

Она повернулась, затылком ощущая его пронзительный взгляд. Этот взгляд напугал ее, он будто затягивал в омут. И не только. Ей показалось, что в его глазах горело невероятное желание служить своим повелителям. И она поняла, что ради исполнения их заданий этот парень с радостью пройдет по трупам.

По какому-то наитию она поняла, что справиться с Троком лучше всего одним способом — самой напасть на него.

Развернувшись назад, Сенна взглянула ему прямо в глаза. Не дожидаясь, пока его пристальный, немигающий взгляд собьет ее с толку, она взяла инициативу на себя.

— И сколько вас? — спросила она.

— Я один, — ответил он.

— Я имела в виду, сколько всего Первых Кандидатов?

— Ах, простите. Это закрытая информация.

— Почему?

— Потому что так сказал министр Лион.

— А почему, — спросила она, продолжая гнуть свою линию, — министр Лион так поступил?

— Потому что он так решил, — ответил Трок. Видимо, его вполне устраивало такое объяснение. Сенне пришлось признать, что она попала в замкнутый круг.

Это было сделано потому, что сделано. Таким образом, можно было бесконечно ходить кругами, постепенно сойти с ума, но ответа не добиться.

— Я не понимаю, — сказала она, делая последнюю попытку. — Зачем скрывать эту информацию? Он указал вам конкретные причины своего решения, кроме простой прихоти?

— В количестве — сила, но сила также в неожиданности, — ответил он, слегка удивив ее такими выражениями. — Скрыв численность нашей организации, мы получаем преимущество перед противником.

— Но, Трок, — слегка обиженно заметила она, — неужели вы считаете меня врагом?

Ее бросило в холод оттого, что он не сразу ответил на вопрос. На миг он показался ей хищником, который пытался решить, когда сожрать добычу.

— Я подумаю, Сенна. И это все.

— Леди Сенна, — поправила она его.

Мгновение Трок выглядел удивленным, но лишь мгновение.

— А я и не знал, что император пожаловал вам официальный титул.

— Ни я, ни император не считаем нужным распространяться обо всем подряд.

— Императору не следует держать такие вещи в тайне.

— Не думаю, что вам подобает, Трок, высказывать подобные замечания. Не вам решать, что должен придавать огласке император, а что — нет. Более того, — она прищурились, — учитывая то, что я не получила вразумительного ответа даже на простой вопрос о количестве членов вашего маленького клуба по интересам, я не считаю правомочным с вашей стороны жаловаться на такие вещи, как секретность.

Он чуть склонил голову, губы растянулись в невеселой улыбке.

— Леди Сенна.

— Так-так…. вижу, вы уже познакомились, — раздался вдруг сзади знакомый голос.

Сенна напряглась, услышав, каким тоном Лондо произнес эту фразу.

Казалось, он шутил, но она мгновенно поняла, что это вовсе не так. Сенна слишком много времени провела во дворце, чтобы этого не заметить.

Повернувшись, она увидела направляющегося к ним императора. Он шагал очень медленно и размеренно. Когда у Лондо было хорошее настроение, он двигался иначе.

— Да, Ваше Высочество. Знакомимся, — ответила она. — Трок утверждает, что он — ваш новый камердинер.

После долгой паузы Лондо с явным усилием выдавил:

— Насколько я понял, да.

— А как же Дансени?

Кажется, Лондо не собирался отвечать вовсе, но потом произнес всего одно слово:

— Нет.

Сенне показалось, будто она краешком глаза заметила довольную ухмылку, мелькнувшую на лице Трока.

— Я совершил небольшую прогулку по окрестностям дворца, Трок, — сказал Лондо. Приблизился к юноше и скрестил на груди руки. — Я уже давно этого не делал, как вам, вероятно, известно. Заглянул в пару местечек, кое-куда…. где раньше я чувствовал себя… более комфортно. Но теперь, стоило мне взглянуть по сторонам, знаете, что я увидел? Повсюду мундиры Первых Кандидатов! И, что самое поразительное, в этих мундирах находятся Первые Кандидаты! Некоторые из них даже занимают важные посты.

Он кивнул Сенне.

— Полагаю, Сенна, ты тоже это заметила, не так ли?

На самом деле Сенна этого не замечала. До недавнего времени она не уделяла особого внимания тому, что происходит вокруг. Сенна уже была достаточно взрослой, чтобы считать себя умнее своих учителей. Но, учитывая то, что женщины в центаврианском обществе обладали довольно ограниченными правами, ей толком нечем больше было заняться. Девушка ее возраста в первую очередь старалась найти себе мужа и занять подобающее положение в обществе. Но это вовсе не интересовало Сенну.

Поэтому она продолжила образование, хотя учителя больше не могли дать ей ничего нового. Она училась самостоятельно, впитывая каждое слово из попавших ей в руки книг. Сенна в глубине души понимала, что на ее глазах творится история. Поэтому она считала необходимым изучить всю информацию о прошлом, какую только могла отыскать. Она перелопатила множество книг, написанных представителями различных научных школ, философских доктрин, труды всех известных историков.

Но сейчас Сенна поняла, что так глубоко увлеклась прошлым, что совсем забыла об окружающей ее действительности, просто не уделяла ей внимания.

Также быстро она поняла, насколько это было глупо. Что толку в изучении прошлого, если она не может применить эти знания в настоящем? Но одно из первых правил выживания в настоящем гласило: никогда никому не раскрывать, что тебе известно, а что — нет. Если знание — сила, то скрывать информацию, или создавать видимость обладания — значит, усиливать свою позицию.

— Да, Ваше Высочество, я это заметила… Действительно, вокруг стало очень много этих… Первых Кандидатов, — дерзко солгала она.

— И что ты об этом думаешь, э?

— Что все равно трудно найти толкового помощника.

Она сама не ожидала от себя столь ядовитого замечания, но, кажется, эти слова пришлись по душе императору. Он хрипло рассмеялся и заметил:

— Отлично сказано, Сенна! Превосходно!

Не было бы ничего удивительного, если бы Трок хотя бы слегка смутился. Но он, по-прежнему, профессионально скрывал свои чувства. Единственной его реакцией на ее замечание были чуть поджатые губы.

— Она очень остроумна, эта наша юная леди, не так ли, Трок?

— Вам виднее, Ваше Высочество, — осторожно ответил Трок.

— Как мило, — веселье исчезло из голоса Лондо так же быстро, как и появилось. Он заговорил резко и сурово: — Приятно сознавать, что иногда мои слова что-то значат. Ты можешь подождать меня снаружи, Трок. Нам с Сенной надо обсудить одно личное дело.

— Ваше Высочество… я… — автоматически начал возражать Трок.

Но Лондо не стал это терпеть больше ни секунды.

— Мне кажется, Трок, — церемонно произнес он, — что ты недолго будешь моим помощником или камердинером, коли тебе не под силу выполнить столь простой приказ, как подождать меня в другой комнате. Это что, слишком сложное испытание для твоих мозгов Первого Кандидата?

Трок открыл было рот, чтобы ответить, но, видимо, решил, что ответ будет не просто неуместным, а крайне неразумным шагом. Поэтому он просто повернулся и вышел в другую комнату.

Стоило двери захлопнуться за ним, Сенна повернулась к Лондо и спросила:

— Ваше Высочество, неужели вы так просто спустите им то, что они совершили?

— Что спустить? — с легким удивлением спросил Лондо. — Людям свойственно уходить и приходить. Дансени решил уйти.

— Я в это не верю. Так же, как и вы.

Он мягко рассмеялся.

— Известно ли тебе о том, что еще совсем недавно жители Примы Центавра не верили в то, что наша планета круглая?

— Да, я знала об этом.

— Но ведь ты не веришь в то, что наш мир — плоский?

— Нет, — подтвердила она. — Но это не совсем то…

— На самом деле, Сенна, это именно то, — он положил руку ей на плечо. — Есть битвы, драться в которых можно и нужно. Но есть и такие, в которые вступать не следует. В первом случае ничто не должно остановить тебя. А во втором ничто не должно заставить тебя ввязаться в бой.

— Вы хотите сказать…

— Я говорю о том, что мир — это самая лучшая школа, он может дать тебе гораздо больше знаний, чем ты выучила за несколько прошлых лет. Но тебе самой придется выбирать класс, где ты будешь учиться, учителей и уроки, которые стоит выучить. Ты ведь понимаешь, о чем я?

— Я… думаю, что да. Вы говорите…

Но он поднял палец и прижал к ее губам.

— Ш-ш-ш, — запротестовал он. — В школе жизни зачеты сдаются молча, это не устный экзамен. Все свои мысли держи при себе. Учись действовать, а не говорить.

Видимо, это было все, что он хотел сказать, потому что Лондо удовлетворенно кивнул, вероятно, самому себе, повернулся и направился в свои покои.

Когда смысл его слов дошел до нее, она взорвалась. Как ни старалась, сдержаться Сенна не смогла и выпалила:

— Так чего же вы боитесь?

Она была готова поклясться в том, что доподлинно видела, как эти слова срываются с ее уст. Потянулась за ними, попыталась вернуть их обратно, но, естественно, из этого ничего не вышло. Лондо снова повернулся к ней, устремив на нее, как это часто бывало, строгий, немигающий взгляд.

К ее изумлению, он ответил:

— Темноты.

Такой простой ответ застал ее врасплох. Но потом она произнесла:

— Ну, Ваше Высочество… это вовсе не удивительно. В каком-то смысле, все мы боимся темноты.

— Верно. Совершенно верно.

Он поманил ее пальцем, а потом сказал:

— Но я один из тех немногих… кто точно знает, почему все мы боимся темноты. Остальные этого не знают. Если же они говорят, что знают, то они — или выдающиеся глупцы…. или очень осведомленные люди. Тебе придется научиться разбираться в людях.

— Мне? — она явно была смущена. — А как же вы?

— Я? — он хмыкнул. — Я едва могу разобраться со своими многочисленными императорскими нарядами. Как я рад, что… Трок здесь. Теперь я точно не натворю что-нибудь, неподобающее моему положению.

— Да. Теперь у вас есть Трок, — сказала она, не в силах сдержать горечи.

— Он — подходящий парень, Сенна. Перспективный. Знаешь, тебе мог попасться гораздо худший.

Она не могла поверить своим ушам.

— Трок? Вы шутите, Ваше Высочество?

— А ты не задумывалась об этом, Сенна? О муже, ведь все-таки, в нашем обществе женщина может получить власть…. только став спутницей влиятельного мужчины. В твоем возрасте уже пора подумать о замужестве. Никто не сочтет странным, если ты начнешь вращаться в коридорах власти и пылко интересоваться всем, что происходит вокруг.

— Я не стремлюсь к власти, Ваше Высочество.

— Как интересно, — улыбаясь, медленно произнес он. — Если не считать поваров, ты, возможно, единственная обитательница дворца, которую это не интересует, — он на мгновение задумался над дальнейшими словами, — да и насчет поваров я не стал бы ручаться.

— Мне бы хотелось, чтобы Тимов была здесь, — сказала Сенна.

— Мне тоже.

Она искоса посмотрела на него.

— Говорят, что она состояла в заговоре против вас. Это так?

— Я не знаю, — ответил он, хотя, заметив проблеск сожаления в его глазах, она подозревала, что он не был до конца откровенен. — Полагаю, что это позор.

Никогда не знать, кому из окружающих можно доверять.

— Вы можете довериться мне, Ваше Высочество.

— Да, — произнес он как-то уклончиво. — Хотя есть и другие. Трок, Дурла, прочие министры. Каждый преследует собственные цели, все шепчутся, планируют, спорят. Договариваются за моей спиной. Было бы просто здорово… если бы только я мог знать, о чем они там шепчутся… Жаль, что это невозможно. Ну, что ж, спокойной ночи, юная леди.

— Спокойной ночи, Ваше Высочество.

Она проследила взглядом за тем, как он удалялся в свои покои. Вот за ним бесшумно затворилась дверь… и, она не могла понять почему, но ей показалось, будто он стал… как-то меньше ростом.

Лишь поздно вечером, уже лежа в постели, Сенна вспомнила его слова и поняла, о чем ей говорил Лондо. Она резко села на постели и хотела было, невзирая на поздний час, помчаться прямо к императору, чтобы выяснить, правильно ли она его поняла. Но потом до Сенны дошло, что, поступи она так, его просьба станет невыполнимой, если считать, что она правильно поняла, о чем он ее просил. Поэтому она заставила себя лечь обратно, хотя и знала, что всю ночь проведет без сна, слушая взволнованный стук сердец.

Лондо лежал в постели, глядя в потолок, скрывающийся во тьме. Как всегда, тьма, в свою очередь, глядела на него.

— Вы здесь, — резко сказал он.

Около стены раздался шорох, и от нее отделилась одна из теней. Дракх по имени Шив'кала медленно подошел к нему, остановился в нескольких шагах.

— Мы всегда здесь, — сказал он.

— Я так и думал. Итак…. ведь это ваших рук дело, да?

— Какое дело?

Лондо приподнялся на локте.

— Если бы Дансени не ушел сам, то вы бы устроили ему неприятности? Это так?

Шив'кала рассмеялся. Это был самый ужасный звук, который он только мог издать, от него мороз продирал по коже. Стоило Лондо услышать этот смех, как ему тотчас захотелось вернуться в детство и спрятаться под материнскую юбку.

Хотя вряд ли он нашел бы убежище и там.

— Дракхам, — сказал Шив'кала, когда его веселье, наконец, утихло, — вовсе нет дела до ваших слуг, Лондо.

— Но разве не вы назначили Трока шпионить за мной?

— Не будьте идиотом. На вас уже сидит Страж. Зачем нам еще шпионы?

— Не знаю, — признал Лондо. — Не понимаю, зачем вы делаете большую часть того, что делаете. А если я попытаюсь пролить свет на ваши действия, сама ваша темная натура поглотит мою попытку.

— Ваша паранойя весьма нам льстит, но нет необходимости…

— В этом случае, — добавил Лондо.

Шив'кала на мгновение умолк, а потом произнес:

— Да. В этом случае. Министру Дурле не нужна наша помощь для того, чтобы приставить к вам соглядатая.

— Дурла. Ваш фаворит. Ваша марионетка. Если бы он знал…

— Если бы он узнал…. не было бы никакой разницы.

— Тогда почему бы вам не рассказать ему об этом? — спросил Лондо с ноткой вызова в голосе.

— Что ж, если вы хотите, расскажем.

Лондо был поражен.

— Вы ему расскажете? Расскажете о тьме, что окутала этот мир? О том, что он стал министром лишь потому, что вы добились его назначения на этот пост?

Что он на самом деле служит не Приме Центавра, а прихотям дракхов — слуг самых опасных и злобных существ за всю историю галактики? Что вы вторгаетесь в его сны, внушаете свои идеи, позволяя ему думать, будто они — его собственные?

— Именно так, — подтвердил Шив'кала. Затем его голос понизился от обычного зловещего сипения до полушепота: — А потом… я расскажу ему о вас.

Обо всем, что вы натворили, и что еще натворите. О том, что он, Дурла, обладает подобием свободы воли…. чего вы, находящийся под наблюдением Стража, лишены вовсе. О том, что вы оба — самые могущественные и, одновременно, самые беспомощные персоны на всей Приме Центавра. Я расскажу ему все. И, всякий раз, когда он будет смотреть на вас, вы будете знать…. что он знает. Он узнает, что вы из себя представляете. Вы… этого хотите?

Лондо промолчал. Действительно, что тут скажешь?

— Вы заметили, Лондо, — сказал Шив'кала, — как я защищаю вас от самого себя? Когда-нибудь… вы скажете мне за это спасибо.

— Когда-нибудь… я убью вас, — ответил Лондо.

— Мечтать не вредно, — сказал Шив'кала.

Тут, заскрипев, распахнулась дверь, и Лондо сел в постели, моргая от яркого света, лившегося из коридора. В дверях стоял Трок: черный силуэт на фоне света.

— Мне показалось, что вы с кем-то разговаривали, Ваше Высочество. К вам кто-то проник?

Лондо обернулся, не вставая с постели. Место, где совсем недавно стоял Шив'кала, сейчас было ярко освещено, и не было заметно никаких признаков того, что дракх там вообще был.

— Я… просто разговаривал сам с собой, — ответил Лондо.

— Но мне показалось, что вы с кем-то спорили, Ваше Высочество.

— Да, возможно, — он вздохнул. — Полагаю, это из-за того, что я все меньше себе нравлюсь, — Он замолчал, а потом произнес: — А ты все время стоял за дверью, Трок?

— Да, Ваше Высочество.

— И… зачем ты это делал?

— На случай, если я вам понадоблюсь, Ваше Высочество.

Отпустив Первого Кандидата до утра, Лондо попробовал решить, кто вызывает у него больше дурных предчувствий: Шив'кала… или Трок.

Из дневников Лондо Моллари

Датировано (по земному календарю, приблизительно) 17 июня 2268 года

Если бы только я мог регулярно вести эти записи. Но я чувствую, что могу писать без опаски лишь тогда, когда мой «приятель» в стельку пьян. Чтобы этого добиться, мне приходится напиваться. А потом трудно сосредоточиться на том, что я пишу. Надеюсь, что будущие поколения смогут разобрать мои каракули.

Надеюсь также, что читатели поймут, что иногда я добирался до своих записок лишь раз в несколько месяцев, так что моя ненадежная память могла кое-где подвести меня.

Сенна.

Я так горжусь ею. Она мгновенно понимает, что мне нужно, достаточно лишь намекнуть. После того многозначительного разговора она не вернулась ко мне, чтобы прямо заявить: «Вы хотите, чтобы я шпионила за ними! Вам хочется, чтобы я собирала информацию повсюду, где и как только смогу, и передавала ее вам!

Ведь я „всего лишь“ девушка, на первый взгляд, озабоченная поисками мужа. А мужчины откровенничают с теми женщинами, на которых хотят произвести впечатление».

Нет, она так и не спросила об этом, но я знал. То, как она посмотрела на меня за завтраком на следующее утро. Ее глаза горели от возбуждения. Это возбуждение буквально висело в воздухе между нами, будто у нас двоих был общий секрет, о котором никто из нас не осмеливался заговорить. Конечно же, я не мог указывать ей, что именно следует делать… Но, умница…. она сама во всем разобралась.

И, что еще более мудро — она выждала, не стала действовать немедленно.

Ведь могло показаться странным, если бы после столь прохладного отношения к Троку, она вдруг резко изменила свое мнение о нем. Трок мог быть кем угодно, но дураком он точно не был.

Поэтому она начала исподволь. Это было несложно, ибо мы с Сенной по нескольку раз в неделю ужинали вместе. И, конечно, при этом всегда присутствовал Трок. Однажды вечером, когда Трок долил вина в мой бокал, Сенна произнесла, будто его там не было:

— Он очень внимателен, не так ли?

Замечание было весьма неожиданным. Я замер, так и не донеся до рта вилку с едой.

— Он? — переспросил я. А потом увидел, как она бросила быстрый, многозначительный взгляд в сторону Трока. И тут до меня дошло. — А, ты имеешь в виду Трока?

Трок явно оживился. Но, должен признать, он быстро скрыл свои чувства.

Ему действительно потрясающе удавалось скрывать свои мысли и чувства от окружающих.

— Хотя ему следовало бы заметить, — лукаво продолжила Сенна, — что в моем бокале вообще пусто.

— Обычно вы не просите меня об этом, леди Сенна, — ответил Трок.

— Леди не должна просить, — высокомерно ответила она. — Ей предлагают.

Он кивнул, поняв намек, и взял бутылку.

— Не желаете ли, леди…

— Я думала, что ты никогда об этом не спросишь, — сказала она и весело засмеялась.

И я подумал про себя: Великий Создатель, да она рождена для этого. А потом вспомнил, что ее отцом был покойный лорд Рифа, и понял, что так оно и есть. Учитывая ее родовое древо, удивительно, что я до сих пор не получил кинжалом промеж ребер.

Но это было только начало.

Добившись своего, эта умница, эта замечательная девчонка… больше не обращала на Трока никакого внимания. Вне всякого сомнения, это заставило юношу счесть ее слова просто мимолетным капризом, попыткой слегка подшутить над ним.

В следующий раз, когда мы снова ели вместе, она уже завязала с ним разговор. Я был поражен тем, — хотя, полагаю, это не должно было меня удивить, — что Трок оказался более разговорчив с Сенной, нежели со мной. На мои вопросы о его прошлом я получил лишь почтительные, но краткие ответы.

Сенне же он поведал практически обо всей своей родословной. Когда Трок упомянул о своих родителях, назвал их имена, я мгновенно узнал их.

Трок принадлежал к Дому Милифы. Милифа входил в компанию приятелей Дурлы, которая называла себя Новой Гвардией. Я знал как их самих, так и характер подобных типов в принципе, даже слишком хорошо знал. Они противостояли императору Картажье…. но всегда все делали исподтишка. Никто из них никогда открыто не призывал низложить Картажье, не пытался сделать хоть что-то, чтобы прекратить его безумное правление, грозившее уничтожить саму Приму Центавра.

Дом Милифы, вместе со многими другими, был первым среди последних. Им очень хотелось перемен, но еще больше хотелось, чтобы всю работу сделали за них другие.

Да, я слишком хорошо знал таких, как они. Они действовали лишь тогда, когда были абсолютно уверены в том, что им ничто не грозит. Если Трок из Дома Милифы был назначен на этот пост, значит, скоро здесь появятся его родственники, когда решат, что путь свободен, помех нет.

А, раз уж именно я стою у них на пути, выходит, меня они помехой уже не считают.

Великий Создатель, помоги мне. Возможно, они правы, даже очень.

Конечно же, я мог попытаться изменить их мнение, заставить их потрудиться, чтобы добиться своей цели. Но, в данный момент я склонен пустить дело на самотек и посмотреть, что будет. Пусть орут везде о том, как Прима Центавра должна вернуться к своему прежнему величию. У них сердца бандитов с большой дороги, которые нападают только тогда, когда уверены, что могут уничтожить жертву, разорвать в клочья, не опасаясь возмездия.

Сейчас, когда я размышляю над своими словами, мне кажется, что это описание очень подходит и ко мне. Возможно, между старой и новой гвардиями гораздо меньше различий, чем мы готовы признать.

Итак, Сенна стала уделять Троку больше внимания, а тот явно был этим польщен. Не только потому, что Сенна была привлекательной и энергичной девушкой, но и потому, что статус Трока в компании Первых Кандидатов сильно вырос, стоило ему появиться среди них с «юной леди» под ручку. Сенна мастерски удерживала его на расстоянии вытянутой руки, одновременно заставляя думать, что он постепенно завоевывает ее любовь.

Время от времени она умудрялась передавать мне то, что ей удалось узнать.

Она могла просто при случае сказать: «О, вы не поверите, какие сплетни я недавно услышала», и с легкомысленным видом прощебетать мне всю информацию, которую я хоть как-то мог использовать. От большей ее части, конечно же, было мало толку. Сенна, юная и неопытная, еще не была способна распознать, что действительно важно. Она не могла фильтровать информацию, поэтому просто вываливала на меня все то, что ей удалось узнать, а уж я потом сам все раскладывал по полочкам.

Так продолжалось несколько месяцев, и я втянулся в эту игру. Я почувствовал себя пауком, сидящим в центре паутины, который наблюдает за попавшими в его сети насекомыми, пытаясь решить, какое из них окажется самым вкусным.

Недавно, например, она сообщила мне невероятно полезную информацию.

Теперь у меня появилась возможность манипулировать Дурлой так, что тот даже не заподозрит об этом. И, похоже, даже реальный шанс вернуть Вира безо всяких последствий для него.

Неожиданно я понял, как много значил для меня Вир. Я по-прежнему окружен врагами, за мной следят со всех сторон. Если добавить сюда Трока, подвизавшегося в моей свите, и не забывать о Шив'кале, скрывающемся где-то в тени, и о Страже, постоянно сидящем на моем плече, то, получится, что за мной следит больше народу, чем за кем-либо на всей Приме Центавра… а, быть может, и во всей Вселенной. Что же касается милой Сенны, то она и так делала все, что могла. Мне был нужен кто-то вне дворца, тот, у кого была бы свобода передвижения, кто смог бы обеспечить мне жизненно необходимую связь с внешним миром.

Дорогу жизни.

Интересный выбор слова. Иногда я чувствую, что тону в тишине.

Неважно. Вир должен вернуться, должен иметь возможность свободно приходить и уходить… и, если сделать все правильно, ха-ха-ха, с благословения самого Дурлы.

Этот шанс… этот маленький шанс… я сожалею, что мне пришлось бросить Сенну в трясину шпионажа. Несмотря на происхождение и образование, она все еще юна и наивна. Но, возможно, именно поэтому она и располагает к себе в наше страшное время. Чем скорее она научится лицемерить и манипулировать другими, тем больше у нее будет шансов выжить. На самом деле, если она действительно в этом поднатореет, мне стоит жениться на ней. А потом, конечно же, дать ей развод. Таким образом, она по праву пополнила бы милую коллекцию моих бывших жен.

Глава 6

Обычно Вир приходил в японский сад камней для того, чтобы предаться размышлениям. Туда не ходят в поисках потрясений. Но, все-таки, именно это и произошло.

Вир привык к тому, что все посетители сада избегали его общества. Ведь он был центаврианином, представителем расы, о которой ничего хорошего не говорили. Вир находил такое положение дел объяснимым. Когда одна раса превращает поверхность родной планеты другой расы в горы щебня, понятно, что это не останется без последствий.

Но Гален был прав: ему не прислали замены. Он не мог сказать, было ли это подачкой с их стороны, или расценивалось, как продолжение наказания.

Вообще-то, Вир давно свыкся с положением изгоя. Он все больше привыкал к тому, что хотя и считался послом Центавра, но, фактически, являлся нежеланной персоной на любом дипломатическом приеме. Но потом в его жизнь ворвалась Мэриел, и все изменилось. Очаровательная, полная жизни Мэриел собирала вокруг себя мужчин так же легко, как солнце притягивало космический мусор на свою орбиту. Все это время Вир грелся в её лучах. Ему вдруг показалось, что все смотрят на него теперь иначе, с каким-то подобием уважения. Когда он сталкивался с ними в коридорах станции, они улыбались, приветливо махали руками, хлопали его по спине и хихикали. Да, они всегда смеялись, или хихикали, а Вир принимал это за выражение симпатии и радости от встречи с ним.

Они и сейчас смеялись. Но теперь это злило его, потому что он знал правду. Теперь он знал, что Мэриел выставила его всем на посмешище. Когда они смотрели на него, то смеялись над дураком.

В последнее время Мэриел меньше болталась здесь, что вполне устраивало Вира. Он знал, что если просто бросит ее, ни с того ни с сего разорвет отношения, то это привлечет внимание не только ее самой, но и того, перед кем она отчитывалась… таинственного «советника». Вир знал, что так она называла своего руководителя, но не знал, кого именно.

Трудность заключалась еще и в том, что Вир настолько сильно был ею увлечен, что, если ли бы вдруг внезапно порвал бы с ней отношения, она бы наверняка догадалась, что дело нечисто. Ему не хотелось давать ей такого повода, поэтому он старался просто находить для себя срочные дела в других местах на то время, пока она крутилась здесь. Но, раз Мэриел расценивала его лишь как средство для достижения своих целей, то ее не волновало, что они находятся далеко друг от друга. Она продолжала оставлять видеосообщения, в которых кудахтала о том, как ей ненавистна сложившаяся в последнее время ситуация, сравнивала их двоих с кораблями, курсы которых лишь на краткий миг пересеклись в одной точке среди темной бездны пространства.

«Какая она потрясающая актриса», — думал Вир.

И все же, спустя несколько месяцев, Вир просто устал от такой игры. В один прекрасный день, когда она, согласно плану, собиралась вернуться оттуда, где ее черти носили, Виру вконец расхотелось уезжать с Вавилона 5, искать какое-то место для того, чтобы убить время. Его уже тошнило от такого времяпрепровождения.

Но не это было главным. Всякий раз, когда кто-нибудь на Вавилоне 5, с улыбкой глядя на него, спрашивал о местонахождении Мэриел, его душила холодная, жгучая ярость. Даже на Приме Центавра интересовались ею. Сенна, к примеру, на следующий же день прислала ему сообщение. Это было многословное, полное сплетен послание, показавшееся ему, по меньшей мере, странным, поскольку Вир не мог припомнить, когда она в последний раз общалась с ним.

Сообщение было отправлено не из дворца, он определил это по частоте. Оно пришло с какого-то городского общественного аппарата связи, воспользоваться которым мог любой.

— Я слышала от знакомого моего знакомого о том, что вы общаетесь с Мэриел, — сообщила она. — Как занятно. Еще этот знакомый сказал мне о том, что сам министр Дурла без ума от Мэриел. Так что вы — везунчик, потому что вы — единственный, кто смог перейти дорогу самому Дурле.

Так что даже на Приме Центавра, где он был персоной нон-грата, было известно о его проклятой связи с Мэриел. Вряд ли они могли представить, что для Вира она была вовсе не романтическим увлечением, а сущим ужасом. Вир чувствовал, что даже малейшие остававшиеся у него осколки собственной репутации в глазах окружающих теперь уничтожены безвозвратно.

Поэтому он задумал вернуть себе Мэриел. Хотя воспитание подсказывало ему, что в таких обстоятельствах не будет ничего из ряда вон выходящего, если он оттолкнет ее. Возможно, самым удобным выходом из положения было бы отравить ее. Но Вир не мог заставить себя пойти на это. Просто такие вещи были не в его духе.

Но ведь и рисковать своей жизнью ради уничтожения таинственной базы Теней тоже не было ему свойственно. Так же, как и убивать императоров, как тогда Картажье, пусть и не предумышленно. Его образ жизни так стремительно менялся, что ему стало трудно оставаться самим собой. Как будто не он, а другой Вир удрал вперед, оставив настоящего Вира беспомощно размахивать руками, умоляя не бросать его.

Он задумался о том, в кого он превращается, и, более того, понравится ли ему новый облик.

Тот Вир Котто, что некогда прибыл на Вавилон 5, во многом оставался ребенком.

— Но все дети когда-нибудь вырастают, — безо всякого выражения пробормотал он, сидя в саду камней, разглядывая песок под ногами.

— Все, кроме одного, — раздался чей-то голос, да так близко, что Вир вскочил со скамьи и обернулся, чтобы увидеть, кто смог так бесшумно подойти к нему.

— Гален!

Техномаг слегка наклонил голову в знак признания.

— Он самый.

— Что вы здесь делаете?

— Беседую с вами. Ваше время близится, Вир Котто. И, когда оно придет, вы должны быть к этому готовы.

— К чему готов? Для чего? — Вир с недоверием тряхнул головой. — С тех пор, как техномаги стали указывать мне, что делать, в мою жизнь вошла женщина, которая воодушевила меня, любила меня — или пыталась сделать вид, что любит, — ради того, чтобы иметь возможность шпионить за другими. Что я мог сделать, чтобы быть готовым к такому?

— Она использовала вас. Все мы используем друг друга, Вир Котто, манипулируем друг другом. Когда вы вырастете, вы это поймете, и станете величайшим манипулятором.

— Хотелось бы, — кисло произнес Вир, а потом нахмурился. — А кто не взрослеет? Вы сказали…

— Питер Пэн. Это земной мальчик, который отказался взрослеть и вместо этого поселился в стране под названием Страна, Которой Нет И Никогда Не Было… [2] куда можно попасть, если взять курс на вторую звезду по правую руку и лететь в этом направлении до самого утра.

— У меня нет времени на подобные сказки, — нетерпеливо сказал Вир. — Вам ведь что-то от меня нужно? Что именно?

Гален поднялся и неторопливо зашагал по дорожке. Вир тоже автоматически встал и двинулся следом.

— Вы должны вернуться, — сказал Гален.

Вир даже представить себе не мог, о каком месте он говорил.

— На Приму Центавра.

— Да. Есть некие силы, которые ведут этот мир навстречу судьбе, которой он воистину заслуживает. Но на каждое действие есть противодействие. Это незыблемый закон Вселенной. Вы станете этим противодействием.

— Ну, есть еще одно незыблемое правило: я не могу туда вернуться, — спокойно ответил Вир. — Да, у меня есть там контакты, мы обмениваемся с ними сообщениями. Но ведь вам нужен кто-то, кто мог бы свободно появляться там, и, к тому же, был бы вхож в высшее общество. Я — не тот, кто вам нужен.

— Да. Вы не тот, — согласился Гален, и его глаза сверкнули. — Но вам нужно определить, как вы сможете стать тем самым.

— Вы уже это определили. У вас на все есть ответы.

— Нет, — мягко ответил Гален. — У техномагов нет всех ответов.

— Да неужели?

— Именно так, — потом его губы сжались в подобии улыбки, хотя Вир не был уверен, так ли это. — Но мы, однако, задаем все мыслимые вопросы.

Вир сделал большие глаза, покачал головой.

— Не знаю, чего вы от меня ждете, — наконец, сказал он. — Вы ведете себя так, будто у меня есть какое-то реальное влияние. Но, на самом деле, все мое влияние связано с Мэриел.

— Разве она не без ума от вас? Неужели она вам не поможет?

Вир горько усмехнулся.

— Мэриел помогает только себе. Она не… она… он…

Его голос вдруг сорвался. Внезапно ему в голову пришла одна мысль.

— Вир Котто…? — спросил Гален.

— Тихо! — если бы кто-нибудь пару лет назад сказал Виру о том, что он прикажет техномагу заткнуться, Вир счел бы его сумасшедшим. Но, что самое поразительное, техномаг действительно замолчал. Он наклонил голову, на лице мага появились признаки любопытства, но он явно не думал мешать Виру собираться с мыслями.

Вир шел медленно, но, мысли его, напротив, неслись бурным потоком.

Огромное количество идей вертелось в его голове. Он быстро развернулся, подозревая, что Гален мог исчезнуть, также как некогда его помощники. Но Гален по-прежнему был здесь: стоял, сжимая в руке посох, и с холодной усмешкой наблюдал за Виром.

— Вы можете заставить ее влюбиться в меня?

Гален моргнул, как сова на свету.

— Влюбиться?

— Да.

— В вас?

— Да.

Некоторое время техномаг ничего не мог ответить. Он вообще не шевелился, могло показаться, будто его поразило какое-то заклинание.

— Вам хочется контролировать ее, — наконец, сказал он.

Вир кивнул.

— И вы хотите, чтобы я… заставил ее влюбиться в вас так, чтобы она исполняла все, что бы вы ни попросили, где и когда бы то ни было, лишь бы ни на йоту не огорчить вас.

— Именно так, — сказал Вир, нетерпеливо улыбаясь.

— А зачем вам… это?

— Вы же хотите, чтобы я вернулся на Приму Центавра. Я понял, что это невозможно и бессмысленно без нее. Лондо знал об этом… Лондо всегда все знает, — сказал Вир, неодобрительно качая головой. — Это он попросил Сенну передать мне то сообщение, вероятно потому, что находится под неусыпным наблюдением. Вот почему она отправила его не из дворца. Вы думаете, уже одно это должно было послужить мне достаточным намеком.

— Вы глупец, Вир Котто, — мягко произнес Гален.

— Возможно. Но я нужный вам глупец, — Вир не был настроен позволять кому бы то ни было себя запугивать, даже техномагу.

— Вы просите меня о том, чтобы эта женщина влюбилась в вас. Это можно устроить. Я могу заставить ее так сильно влюбиться, что она скорее умрет, чем расстанется с вами.

— Полагаю, что нам удастся… избежать…. понимаете ли…. перебора.

— Разумеется, — Гален на мгновение задумался. — Вы готовы признаться, почему просите меня это сделать?

— Я же уже сказал вам.

— Нет. Нет, — Гален покачал головой. Потом он вплотную приблизился к Виру, и тому, почему-то, показалось, будто техномаг с каждым шагом становится все выше, шире и выглядит внушительнее.

— Да, вы уже сказали. Неправду. Дело в том, что вам хочется ее наказать, а я, по-вашему, должен стать орудием этого наказания. Вы хотите не просто использовать ее, вы хотите ее унизить ради собственного удовольствия. Это слишком низко для вас, Вир Котто.

— Вы ошибаетесь, — твердо возразил Вир. — И я вас не понимаю. Вы, такие… техномаги… вы всегда говорите загадками или пророчествами. Сплошная мистика, намеки и окольные пути. Так зачем же вы анализируете, пытаетесь выяснить, почему люди делают то или это?

— Я оставляю окольные пути для дел галактической важности, — изрек Гален. — Когда же дело касается глупых поступков и глупцов, я стараюсь обходиться без двусмысленностей. Так в чем дело, Вир Котто? Я переборщил на ваш счет?

— Вы ошибаетесь, вот и все.

— Как скажете. Возможно, вы будете так говорить до гробовой доски, — Гален тихонько вздохнул. — Ладно, раз вы так настаиваете… Я исполню ваше желание. Но, когда вы вернетесь на Приму Центавра…. последствия расхлебывать вам.

Он вытянул руку так, что едва не коснулся лица Вира, вспышка света заставила того отскочить назад. Вир заметил на лице Галена выражение мрачного удовлетворения. Потом Вир нахмурился, увидев черное треугольное устройство на его ладони. Вир не был уверен, но, из-за странной игры бликов света на поверхности устройства, ему показалось, будто оно мерцало.

— Что это? — спросил он.

— Технология Теней, — объяснил Гален. — Предназначено для обнаружения всех видов сенсорных устройств, которые только можно вообразить. Когда вы вернетесь на Приму Центавра и окажетесь в окрестностях дворца, или еще где-нибудь на планете, оно соберет и передаст мне данные о наличии в вашем мире технологии Теней. К сожалению, радиус его действия ограничен — Тени умели очень хорошо прятаться. Так что вам придется вплотную приблизиться к образцу технологии Теней, чтобы это устройство её засекло.

— А как же я передам вам то, что мне удастся обнаружить?

— Вам не придется этим заниматься. Это сделает само устройство. Просто поместите его где-нибудь на себе, и оно само все сделает. Вот еще что, — его рука снова вспыхнула, и на ладони появился цилиндр в футляре, размером примерно с ноготь большого пальца Вира. — Это позволит мне связаться с вами во время поиска. Вставьте это в ухо, прежде чем прибудете на Приму Центавра. Его не обнаружат. Вы не сможете связаться со мной, но я смогу подсказать вам, где именно следует искать, если возникнет необходимость уточнения данных, переданных мне жучком.

Вир взял цилиндр и положил его в карман, а потом повертел в руке треугольное устройство.

— Так вы ищете доказательства присутствия дракхов на Приме Центавра?

— Мы знаем, что они там, Вир Котто. Но нам неизвестно, насколько они распространились по планете, куда проникли.

— А почему бы вам не поискать самим?

— У нас есть на то причины.

— Так и знал, что вы это скажете, — кисло ответил Вир. — Но скажите мне вот что…. если там окажутся дракхи… и если они обнаружат на мне эту штуку… то, что они сделают?

— Скорей всего, они вас убьют.

Вир тяжело вздохнул.

— Так и знал, что вы это скажете.

— Если они убьют вас, Вир Котто… возможно, вас утешит кое-что.

— Да неужели? И что же?

Гален насмешливо улыбнулся.

— Мэриел будет абсолютно искренне вас оплакивать.

С этими словами он повернулся и ушел. Пола его длинной одежды скользнула по полу, но, что удивительно, ни одна пылинка на нем не шевельнулась.

К появлению Мэриел Вир выпил уже полбутылки.

Больше всего его бесило то, что всякий раз, глядя на Мэриел, он безуспешно пытался забыть все то, что ему стало о ней известно. Виру хотелось вновь поверить в то, что при взгляде на него, Мэриел видит только его и мечтает только о нем. Что он не просто инструмент в ее руках, шут, которым она манипулировала также искусно, как и всеми остальными. Однако он так и не смог этого сделать, и был рад за себя потому, что теперь, несмотря на все ее уловки, на все ее умение скрывать то, что у нее на уме, он видел двуличие в ее глазах.

— Вир! — приветливо произнесла она, поставив свои сумки в комнате, которую они делили почти год. — Вир, ты здесь! Наконец-то!

— Да, это Вир, это Вир, — эхом повторил он, чувствуя, что захмелел сильнее, чем намеревался. Некоторые слова прозвучали невнятно.

— Как же давно я тебя не видела, милый, — сказала она, а потом наклонилась, взяв его за подбородок, и нежно поцеловала. Вир подумал о том, когда же Гален собирается наложить на нее заклинание.

Потом он внимательнее посмотрел ей в глаза…. и она ответила ему очень странным взглядом. Казалось, как ни парадоксально это звучало, что ее глаза были затуманенными и ясными одновременно. Как будто… будто она впервые видела его…. но встречалась с ним при очень специфических обстоятельствах.

«Великий Создатель», — подумал Вир, — «он уже ее заколдовал…»

А потом она прыгнула к нему в постель и принялась его ласкать. Это оказалось весьма необычно, и он почувствовал, что его голова пошла кругом.

Раньше он мог вообразить подобное лишь в смутных снах, и никогда не думал, что это может произойти на самом деле. Казалось, Мэриел была повсюду, он вертелся, пытаясь увернуться от нее, но это было невозможно. Он не мог оттолкнуть ее или отстраниться от нее сам. Его тело содрогалось, будто все его сосуды мгновенно переполнились кровью.

— Я люблю тебя, — снова и снова шептала она ему на ухо, — мой дорогой, мой милый…

Он попробовал ее оттолкнуть, но у него не хватало на это сил. Вир чувствовал, что сходит с ума, и, в конце концов, отчаяние придало ему сил. Он оттолкнул Мэриел, прежде чем ей удалось продолжить, и скатился на пол. Спиной вперед взобравшись в ближайшее кресло, он плюхнулся на него, не сводя глаз с полуобнаженной Мэриел, которая все еще извивалась на кровати. Ее горящие глаза были полны любви, и она снова направилась к нему:

— Довольно, — сказал он, — Просто… стой там, где стоишь. Хорошо?

Она в недоумении посмотрела на него.

— Ты в этом уверен?

— Да, уверен, — он встал и попытался привести свою растрепанную одежду в порядок. Сейчас надо было сосредоточиться на том, что было в данный момент правильным и наиболее уместным. В глубине души он посмеялся над собой: «Наиболее уместно? Ты попросил техномага о том, чтобы он промыл этой женщине мозги, заставил ее влюбиться в тебя. Ты оправдываешь свою маленькую месть, заявляя, что делаешь это ради блага Примы Центавра. Что ты сможешь использовать те преимущества, которые она предоставит. Что ты это заслужил, а она будет только счастлива». Но он тотчас подавил эти мысли.

Действительно ли ей промыли мозги? Мэриел вовсе не производила такого впечатления. Он опасался…. что она станет выглядеть бестолковой и безумной.

Но сейчас он видел, что это вовсе не так. Проницательность, ум и хитрость — все осталось при ней. Он испытал облегчение, заметив это, потому что в ином случае она бы стала для него бесполезной.

«…Бесполезной… для него…»

Он прогнал эту мысль, потому что ему не нравилось, когда так говорили про него самого.

Да, ее разум сохранился, но из всего спектра эмоций, ранее ошеломляющим потоком извергающимся из нее, осталось лишь поклонение. Он не планировал, что все случится так быстро. В глубине души он до сих пор с трудом верил в то, что техномаг действительно способен сделать то, что обещал. Когда Мэриел впервые подошла к нему, он все еще опасался того, что все происходящее могло оказаться розыгрышем. Но ее страсть рассеяла эти заблуждения.

Вир почувствовал себя последней скотиной.

Он попытался убедить себя в том, что это вовсе не так. Что из них двоих у Мэриел были более грязные руки. Эта женщина использовала секс и свою привлекательность в качестве оружия. Она не заслуживала ни капельки жалости за то, что теперь это оружие обернулось против нее. Но она вела себя непринужденно, потому что не понимала, что с ней случилось.

Хотя, возможно, именно то, что она не понимала сути происходящего, и делало всю эту историю такой отталкивающей в глазах Вира.

Вир изначально не собирался ложиться с ней в постель, какой бы заманчивой ни выглядела такая перспектива. Вместо этого он планировал держать ее на расстоянии вытянутой руки, чтобы она помучилась, на себе почувствовала, что такое безответная любовь. Сначала идея заколдовать Мэриел ему очень нравилась.

Но теперь не вызывала ничего, кроме отвращения. Надо разыскать Галена и упросить снять заклятие. Вернуть ее в прежнее состояние, чтобы она…

Чтобы она снова могла его разбирать его по винтикам. Дурачить его, распускать о нем сплетни, делать из него еще более бесполезную фигуру, чем он и без того был.

Он посмотрел на нее. Все вышло так, как и говорил Гален: было очевидно, что эта женщина готова покончить с собой, лишь бы не разочаровать его. Это в принципе не было свойственно той продажной твари, какой она была еще несколько часов назад. Его сердца ожесточились по отношению к ней, и, если ему не нравилось то, что он сейчас чувствовал…

Что ж… возможно, завтра он будет чувствовать себя иначе.

— Неужели ты не хочешь позабавить меня, любовь моя? — прошептала она. — Неужели я недостаточно доказала свою любовь к тебе?

Он хотел ответить утвердительно на оба ее вопроса, но, с решительностью и настойчивостью, каких сам от себя не ожидал, сумел сдержаться и не сказать правду. Вместо этого сказал:

— Не сомневаюсь, что это действительно было бы неплохо…

— Всего только неплохо? — ее разочарование было осязаемым. — Давай я тебе покажу. Позволь мне развеять все мыслимые твои сомнения и дать тебе безгранично…

— Что я от тебя хочу… я хочу, чтобы ты вообще не прикасалась ко мне некоторое время.

— Не… прикасалась к тебе?

— Верно.

Она выглядела потрясенной.

— Не ласкать тебя? Не чувствовать твое сильное тело под моими пальцами?

Не прикасаться к твоим извивающимся…

— Ничего такого, — ответил ей Вир. — Мне… хм… у меня сейчас много важных дел. Мне надо сосредоточиться, и я не могу некоторое время отвлекаться на… хм… романтические связи. Поэтому мне придется держаться в стороне от тебя.

— В стороне? Мой…

Он взглянул на нее, и она, казалось, поникла.

— Ладно, Вир, — очень тихо сказала она, — если это сделает тебя счастливым, то и я буду счастлива. Ведь я живу ради тебя, — она запнулась, а потом продолжила. — Значит, я должна держаться в стороне и на завтрашней вечеринке?

— Вечеринке?

— Приеме в честь посла Делгаши…

— О-о-о, верно. И то верно, — он совсем забыл про свое должностное расписание, потому что еще совсем недавно планировал исчезнуть на это время с Вавилона 5. — Нет, ты не должна держаться в стороне от меня на вечеринке. На самом деле…

Он задумался. Ведь именно ради таких случаев он и заказал Галену это маленькое волшебство.

— На самом деле, ты должна ходить со мной под ручку… и всячески выражать свое обожание… А когда ты станешь вертеться по залу и разговаривать с послами, то расскажешь им о моем величии. О том, какой я умный, какой… какой…. - его мысли понеслись вскачь, а потом он произнес: — Какой… какой я есть. Перечислишь все мои положительные качества.

— Все? Это займет уйму времени, любовь моя. Тогда нам придется пробыть на приеме гораздо дольше, чем ты ожидаешь.

— Ну и чудно, — ответил Вир, поудобнее устраиваясь в кресле. — Если повезет, мы пробудем там всю ночь. Могу я это тебе доверить, Мэриел? Это очень важно.

Казалось, Мэриел задохнулась от возбуждения и восторга. Ее реакция оказалась настолько бурной, что Вир на мгновение подумал, будто она чем-то подавилась. Отдышавшись, она, наконец, выговорила:

— Я не подведу тебя, Вир. Я подхожу для этого задания… и для тебя.

— Ну и чудненько.

— Тогда ты будешь со мной… — она поднялась с кровати и многозначительно направилась к нему.

— Нет. Нет, все в порядке, — быстро произнес он, откинувшись назад, отчего чуть не перевернул кресло. — Просто стой там, где стоишь.

— Хорошо, любовь моя, — она элегантно завернулась в одеяло и смирно уселась на кушетке. Ее глаза были до сих пор расширены, и она принялась с неприкрытым любопытством разглядывать его.

— Разве здесь тебе не будет удобнее? — и она похлопала по кровати рядом с собой.

— Нет. Не-е-ет, нет. Мне и здесь неплохо, — ответил Вир. — Вполне уютное местечко.

— Тогда ладно, Вир, — она откинулась назад, но продолжила сверлить его полным обожания взглядом. Так она разглядывала его до самого позднего вечера, пока усталость не взяла над ней верх. Ее веки сомкнулись, и она задремала. Вир остался наедине с собой, и мысленно поздравил себя с тем, что сегодня ему удалось хоть немного отомстить за все, что она ему причинила. Вернуть себе часть того, что она у него отняла.

Но утром к радости добавилась боль в спине — ведь он просидел в кресле всю ночь. Мэриел по-прежнему спала, и он залюбовался тем, как ровно поднимается и опускается ее бюст в такт дыханию.

— Что же я натворил? — прошептал он, надеясь на то, что сейчас, откуда ни возьмись, по мановению волшебной палочки появится Гален и даст ответ на этот вопрос. Но в тишине раздавался лишь шум размеренных вдохов и выдохов. Мэриел продолжала спать, и стук его собственных сердец, бьющихся о ребра.

Такого приема Виру не могло даже присниться.

Мэриел, как всегда, была полна жизни. Никто не замечал изменений в ее поведении и манерах… до тех пор, пока она не влепила пощечину помощнику посла дрази.

Вир не видел, как это случилось, потому что стоял к ней спиной. Он топтался у стойки бара, готовясь опрокинуть очередной бокал. Уже в который раз он поражался тому, насколько больше стал пить с тех пор, как занял место Лондо. Всего несколько лет назад одного бокала спиртного хватало, чтобы довести Вира до полубессознательного состояния. Два бокала укладывали его под стол, а на следующее утро жутко болела с похмелья голова. Теперь же приходилось выпивать гораздо больше только для того, чтобы почувствовать приятную расслабленность.

За его спиной безостановочно бурлил гул голосов: обычное явление для таких сборищ. А потом, неожиданно, подобно выстрелу из PPG, раздался звук пощечины. Звук удара ладонью ни с чем нельзя было спутать. Вир обернулся, отчасти из любопытства, отчасти от скуки, ибо делать ему было абсолютно нечего — никто не останавливался, чтобы поболтать с ним. Он даже обдумывал, не уйти ли, не дожидаясь наступления ночи по времени станции. Уже подняв свой бокал, Вир вдруг понял, что пощечину отвесила никто иная, как Мэриел. Она стояла лицом к лицу с помощником посла дрази, ее щеки пылали от гнева.

Помощник смотрел на нее, разинув рот в неприкрытом изумлении.

— Да как ты смеешь?! — заявила Мэриел, вовсе не собираясь приглушать голос. В этом, правда, уже не было смысла. Звука пощечины оказалось достаточно, чтобы привлечь внимание всех присутствующих. — Да как ты смеешь оскорблять его?

— Но вы… он… же не понимает языка дрази, — беспомощно промямлил помощник, и Вир сразу догадался, в чем дело. Очевидно, это был один из тех типов, с кем Мэриел совсем недавно так бесцеремонно обсуждала Вира. Но теперь она должна была его восхвалять, как он ей поручил, и внезапная перемена в ее поведении застала дрази врасплох. Вне всякого сомнения, окружающие тоже были потрясены.

Пытаясь не допустить перерастания ссоры в крупный конфликт, капитан Элизабет Локли незамедлительно вклинилась между Мэриел и дрази.

— В чем дело? — спросила командир станции. Затем, не дожидаясь ответа, повернулась к Мэриел и добавила: — Я не допущу физического насилия над дипломатами. Если быть более точной, я не потерплю подобного и в отношении всех остальных, но драк с дипломатами — тем более, — тут же поправилась она. — Дипломатические конфликты, а вслед за ними такая мелочь, как войны, часто вырастают из таких вот злосчастных инцидентов. Потрудитесь объяснить, что спровоцировало насилие?

— Это он виноват, — тут же ответила Мэриел. — Он позволил себе ехидные замечания в адрес Вира!

— Но вы же сами говорили… — начал было возражать смущенный дрази.

— Я? Но при чем здесь те глупости, что я могла говорить раньше? — риторически вопросила она. — Надо жить в настоящем. Вир Котто — это лучший мужчина… лучший посол… лучший любовник…

Вир слегка покраснел, а потом заметил, как на него смотрят те, кто тоже услышал Мэриел, то есть практически все присутствующие: в их глазах промелькнуло совсем новое выражение, близкое к уважению. Это быстро избавило его от чувства неловкости. Он расправил плечи и кивнул, как бы признавая свой новый статус.

— …лучший во всем, — продолжала Мэриел. — Я не стану безучастно глядеть на то, как его оскорбляют. Он — моя любовь, моя жизнь…

Она подошла к нему и нежно почесала своими пальчиками его подбородок. Вир улыбнулся и с любовью кивнул, одновременно стараясь подавить ледяную дрожь.

«Не забывай, она это заслужила, она сама на это напросилась». Но он не мог сказать, убедило ли это его совесть.

Локли увела дрази, и весь остаток вечера многие послы и дипломаты, казалось, заново оценивали Вира. Это была очень тонкая игра. В конце концов, они не знали, что ему известно, какой ущерб нанесла его репутации Мэриел.

Естественно, они пытались держаться так, чтобы он ни о чем не догадался. Но Вир, конечно, все понял, но, как мог, делал вид, что ни о чем таком не догадывается. Это был своего рода причудливый танец теней, но Вир не мог понять, когда и как его занесло в этот танцевальный зал?

Наконец, Вир больше не мог это выносить. Не в силах слышать, как Мэриел превозносит его до небес, он извинился и выскочил в коридор. Ему нужно было некоторое время побыть наедине с собой… и обрести уверенность в том, что все его нынешние деяния не окажутся впоследствии напрасными.

Его затея была предельно проста: раз Мэриел так легко покоряла представителей других рас, то насколько лучше она сможет вертеть соплеменниками? Если его выводы верны, тогда, стоит ему попросит Мэриел поговорить с нужными людьми на Приме Центавра, и он сможет вернуться прямо сейчас и чуть ли не с почестями. Вопрос только в том, кто эти «нужные люди»?

Определенно, Лондо не входил в их число. Он, в конце концов, некогда был на ней женат. Она чуть не убила его… «случайно» купив статуэтку-мину на Вавилоне 5. Благодарение небу, он дал ей развод. Поэтому Вир был уверен в том, что Лондо обладает иммунитетом к ее чарам. К тому же раньше Лондо, особенно когда напивался вдрызг, часто развлекал собеседников, рассказывая ужасные истории о своих женах.

И, наконец, Вир был абсолютно уверен в том, что весь двор… и даже Центарум… был ныне захвачен новыми, молодыми и агрессивными личностями. Их переполняло высокомерие и самоуверенность. Женщины, за редчайшим исключением, не входили во властные структуры Центавра. Поэтому, никто не стал бы рассматривать Мэриел, как противника. И на этой недооценке Вир собирался сыграть.

И все же… когда он задумывался над тем, во что она превратилась…. во что он ее превратил…

— Жалеете о содеянном?

Эти слова раздались у него прямо над ухом так неожиданно, что на мгновение ритм главного сердца Вира сбился.

Гален стоял позади него и смотрел сурово…. но с некоторой долей печали во взгляде.

Вир автоматически посмотрел по сторонам, дабы удостовериться в том, что он не оказался главным действующим лицом некоего тайного собрания. Но вокруг больше никого не было. У Вира сложилось нехорошее впечатление, что Гален показался здесь только потому, что их встречу никто не смог бы увидеть. Но сейчас это его мало волновало.

— Как вам удалось это сделать? — без всяких вступлений спросил Вир.

— Что «это»? — Гален насмешливо приподнял почти незаметную бровь. — Вы имеете в виду вспышку ее любви к вам?

— Да.

— Я поговорил с ней.

— Поговорили? — Вир ничего не понял. — И что же вы ей сказали?

— Четырнадцать слов. Четырнадцать слов, чтобы заставить кого-либо влюбиться.

Вир не поверил своим ушам.

— Что?… Это… Четырнадцать слов? Я думал…. мне казалось, что вы, это было какое-то устройство или некий… трюк… какой-нибудь прием техномагов, чтобы перестроить ее разум…. но… четырнадцать слов? Всего четырнадцать?

— Как всегда в жизни, — произнес Гален, — главное не количество, а качество.

— Если вы… сказали эти… если я… — Вир не знал, как лучше выразить свою мысль, а Гален явно не был настроен ему помогать. — Если когда-нибудь потом я передумаю… или, скажем, если это вдруг станет не нужно…

— А, ваша решимость уже покинула вас?

— Нет, — быстро ответил Вир. — Все в порядке. Я абсолютно уверен.

Спасибо.

— Приятно это слышать, — ответ мага прозвучал вовсе не радостно. — Ответ — нет. Сделанного не воротишь. Люди сначала что-то говорят, о чем впоследствии жалеют, и заявляют: «Я беру свои слова обратно». Слова невозможно взять обратно. Никогда. Вот почему необходимо как следует подумать, прежде чем что-либо сказать. Есть такой детский стишок: «Палки и камни ломают кости, но имена не приносят вреда». То дети. Что они знают об истинном положении вещей?

Отныне и навсегда вы, Вир, для нее — самое главное в жизни. Все ее способности остались при ней…. но ваше благополучие и ваши интересы теперь для нее на первом месте.

Что-то было в его голосе, Вир безошибочно узнал этот тон.

— Вам моя затея не по нраву, — спустя мгновение сказал он. — Вы исполнили то, о чем я вас просил…. но вы этого не одобряете.

— Кажется…. вы мне нравились больше, когда заикались. В вас было больше шарма, — заявил Гален с той же ледяной улыбочкой. — Что же касается содеянного вами… того, что я сделал…. я просто лишил эту женщину свободы воли.

— А что она со мной сделала? Как это называлось? — потребовал ответа Вир.

— А… — Он выдохнул, как показалось Виру, с облегчением. — В конце концов, все вышло так, как я и предсказывал. Вами движет уязвленное самолюбие.

Оно — мотив ваших поступков.

— Вы так и не ответили на мой вопрос, — произнес Вир, слегка повысив голос, но стараясь сохранить почтительность. Ему только не хватало вывести из себя Галена, а неуважительная речь легко могла привести к такому исходу. — Когда у нее была свобода воли…. она использовала ее, чтобы уязвить меня, манипулировала мной. Разве то, что я сделал с ней…. что я попросил вас сделать с ней… столь же скверно?

— Нет.

— Видите? В том то и дело…

— Это гораздо хуже, — произнес маг так, как будто не слышал слов Вира.

Вир молча нахмурился.

— Хотите знать, в чем заключается трагедия вашей затеи?

— А если не хочу? — ответил Вир.

Но Гален продолжал, не обращая внимания на его слова.

— Даже я не могу создать любовь из ничего. Какие-то чувства, эмоции должны присутствовать изначально. Какой-нибудь огонек, искорка, из которой я мог бы раздуть пламя. Что бы вы ни думали, Вир Котто… у этой женщины были какие-то чувства по отношению к вам. Что-то глубокое и искреннее. Возможно, со временем эти чувства выросли бы во что-нибудь по-настоящему сильное. Но вам никогда этого не узнать.

— Я и не хочу этого знать. В данный момент любовь — далеко не самое важное в моей жизни, — ответ Вира прозвучал более жестко, чем он хотел, и более убедительно, чем он сам в это верил. — По правде говоря, учитывая, какой путь мне предстоит, сомневаюсь, хочу ли я этого вообще. Я даже не знаю, что мне с этим делать, если это вдруг случится.

— Тогда, возможно, я был не прав. Возможно, в этой истории две трагические грани, а не одна.

И снова Вир промолчал.

— Удачи вам, Вир Котто. Вам она понадобится, — произнес Гален. Он повернулся и пошел прочь, завернул за угол коридора.

— Подождите! — окликнул мага Вир, последовав за ним. — Мне все-таки хотелось бы узнать, что…

Но, когда он завернул за угол, то, нисколько не удивился, обнаружив, что Галена и след простыл. К этому времени он уже успел привыкнуть к внезапным появлениям и исчезновениям техномагов…. хотя, нельзя сказать, что подобные трюки перестали действовать ему на нервы.

Глава 7

«Мы ждем тебя в Зокало», — сообщение Мэриел было предельно кратким.

Вир размышлял о том, кем могут быть эти загадочные «мы» уже на ходу, спеша в Зокало по зову Мэриел.

Прошедший месяц показался Виру очень странным. Постоянные отлучки Мэриел с Вавилона 5 прекратились. Она, напротив, теперь проводила все время на станции, продолжая развлекаться сама и развлекать других, при этом не преставая расхваливать Вира всем и вся. К счастью, она делала это так мило, что умудрилась никому не надоесть. Зато теперь все встречные подмигивали Виру или дружески пихали под ребра. Зак Аллен просто достал Вира своим вечным замечанием, что Мэриел «это все, что надо, плюс пакет чипсов». Смысла этого выражения Вир так и не понял, сколько бы раз ни слышал.

Даже капитан Локли, кажется, стала относиться к нему иначе. Сначала она ничего ему не говорила, просто оценивающе разглядывала, стоило им случайно встретиться в коридоре. Наконец, Вир не выдержал и спросил:

— Что-то не так, капитан?

— Что? Нет, все нормально.

— Но тогда почему вы ведете себя так, будто вы… ну, я не знаю…. оцениваете меня, или что-то в этом роде? — спросил он.

Она слегка улыбнулась.

— Простите. Не думала, что это так бросается в глаза.

— Что бросается в глаза?

— Я все гадаю о том, как такой мягкий и неуверенный в себе парень… мог…. как там она сказала… — Локли произнесла, неплохо подражая голосу Мэриел: — …мог довести женщину до слезного экстаза всего лишь легким прикосновением, — и она, хлопая ресницами, уставилась на него.

Этого с лихвой хватило, чтобы Вир начал избегать встреч с капитаном Локли.

Для него этот месяц стал каким-то сюрреалистическим опытом, учитывая то, что, хотя они с Мэриел продолжали жить вместе в его каюте, чтобы поддержать иллюзию отношений, Вир к ней ни разу не прикоснулся. Мэриел, кажется, сначала обижалась на него, но потом как-то устроилась и, наконец, смирилась с существующим положением дел, довольствуясь комфортным для Вира расстоянием.

Раз Вир так хочет, то для нее этого будет более чем достаточно.

По ночам, лежа на матрасе, который он снял с кровати и бросил на пол, Вир слышал, как она шепотом призывает его, пытаясь заманить, и, подобно сказочной сирене древности, искушает его. Слова Галена то и дело приходили ему на ум.

Вир чувствовал, что это своего рода наказание за то, что он сотворил. Он лишал себя удовольствия, когда тело кричало, толкая его поддаться соблазну. «Никто никогда не узнает. Она все равно твердит, что ты делаешь это. Она хочет этого.

Ты хочешь этого. Неважно, как до этого дошло. Хватай свой шанс, ты, слабовольный!» Так во весь голос твердила его внутренняя, темная сторона, в то время как совесть омерзительно помалкивала. Поэтому Вир все время чувствовал себя раздраженным и уже не помнил, когда в последний раз спокойно спал.

Это был очень долгий месяц.

«Мы ждем тебя в Зокало».

Кто бы это мог быть?

Он влетел в Зокало, самое популярное место встреч на станции, и огляделся вокруг. Некоторые инопланетяне помахали ему в знак приветствия, он ответил им тем же, правда, формально, без особого энтузиазма, продолжая, тем временем, изучать помещение. Он почти сразу заметил Мэриел, за столом напротив нее сидел какой-то центаврианин. Вир не мог узнать его, потому что тот сидел к нему спиной. Но Мэриел жестом указала на Вира, и центаврианин обернулся.

У Вира перехватило дыхание.

— Министр Дурла, — сказал он, стараясь выглядеть непринужденно, но так и не смог скрыть своего крайнего удивления. — Какая честь. Не думал, что столь… важная персона прибудет на Вавилон 5.

— Опасные времена ныне, Котто, — ответил Дурла. — И я решил, что лучше не предавать широкой огласке время и место своих визитов. У центавриан слишком много врагов. Нас все ненавидят.

Как бы отвечая на его слова, примерно полдюжины представителей различных рас прошли мимо Вира, и каждый из них тепло поздоровался с ним или подмигнул ему. А один даже игриво хлопнул его по плечу. Похоже, они выражали искреннее уважение к его безграничной мужской силе. Вир не знал, с чего бы это, у него не было даже догадок на этот счет. Возможно, это стало самым неприятным для него открытием за весь прошедший год.

— Вир здесь всеобщий любимец, — важно произнесла Мэриел, похоже, решив объяснить вполне очевидный факт.

— Да. Это заметно, — сказал Дурла и, хотя на его лице появилась улыбка, в ней не было тепла, а глаза излучали леденящий холод. — Я уже говорил Мэриел об этом и о многом другом. Леди Мэриел создана, чтобы блистать в обществе. Но, однако, пора с этим заканчивать. Она утверждает, что ей больше нравится проводить время здесь, на Вавилоне 5… потому что здесь находитесь вы, Вир Котто.

— Вероятно, министр приехал сюда, чтобы обсудить распорядок моих встреч, Вир. Разве это не забавно?

— У меня неподалеку было одно дело, — сухо поправил ее Дурла, — вот я и подумал, а не завернуть ли мне сюда, навестить нашего посла? А разве можно найти лучшего повода для визита, чем возможность обсудить то, как наш посол проводит свое рабочее время с женщиной, которую он называет… любимой?

Виру все стало ясно. Этих кратких замечаний было достаточно, чтобы он узнал все, что ему было нужно.

Когда-то Вир был одним из самых «бесхитростных»: он в упор не видел скрытого смысла и верил всему, что ему говорили. Но общение с Лондо, а потом и самостоятельная работа научили Вира тому, что люди редко говорят то, что у них на уме. Да зачастую они говорят все, что угодно, только не то, о чем думают. В отличие от техномага Галена, все остальные обитатели этой части галактики предпочитали выражать свои мысли иносказательно, и Виру пришлось стать докой по части Эзопова языка.

Он сразу сделал для себя несколько выводов, каждый из которых казался ему обоснованным. Он знал, что Мэриел исполняла здесь обязанности шпиона или сборщика информации. Чтобы выполнить свою задачу, она, обычно, путешествовала от одного источника к другому и отбирала крохи полезных сведений из разговоров тех, с кем она флиртовала… или, чем бы она с ними не занималась. Но с тех пор, как Вир стал для нее центром мироздания, она почти не покидала станцию.

И, раз она посылала отчеты кому-то на Приме Центавра, этот кто-то, должно быть, удивлялся, почему она так круто изменила свои привычки.

Вир был уверен в том, что Мэриел не стала бы тратить время на то, чтобы объяснить своему контакту причины, по которым она оставалась на станции.

Естественно, она ведь была увлечена чудным малым по имени Вир Котто. Подобное объяснение, несомненно, вызвало бы только большее любопытство.

Был ли ее контактом сам Дурла? Вир так не думал: в записи, которую ему продемонстрировал, в качестве свидетельства ее двуличия Кейн, она разговаривала с неким «советником». А Дурла в то время был министром. Стало быть, Мэриел разговаривала с кем-то из его подчиненных. Но тогда почему сюда прилетел Дурла, а не тот подчиненный?

Совпадение? Никогда не стоит приписывать совпадению то, что может быть частью некоего плана.

К тому же, Вир уже знал ответ. Об этом ему сказала Сенна. Дурла был увлечен Мэриел, значит, Вир охотно использует эту увлеченность в своих интересах.

Да он просто втрескался в нее. Министр Дурла по уши влюблен в Мэриел.

Вот и все, что нужно было знать Виру.

— Да, да, верно, — быстро произнес он, скользнув в кресло рядом с Мэриел и приобняв ее за талию. Казалось, ее будто током ударило от его прикосновения.

Ее руки тотчас потянулись в неподобающие места, и Вир тактично, но твердо переложил их в менее возбуждающее положение.

— Любовники. Моя любовь. Она и я. Что я могу еще сказать?

— Да, конечно, — холодно ответил Дурла. Потом, очевидно, попытался повернуть беседу в шутливое русло, но получилось не очень: — Просто я говорил леди Мэриел о том, что на Приме Центавра без нее очень скучно. Наш двор уже столько времени лишен ее блестящего общества…

— Трагично. Воистину трагично, — произнес Вир. Он повернулся к Мэриел и, набравшись решимости, сказал: — Мэриел, может, тебе стоит вернуться на Центавр? Я ведь знаю, что ты так долго не бывала в обществе.

И это было еще мягко сказано. Мэриел стала изгоем с тех пор, как с ней развелся Лондо. Хотя вернуться на Приму Центавра ей, конечно, не позволяли дела на Вавилоне 5, ее, определенно, считали парией.

К счастью для Вира, Мэриел ответила именно так, как он и ожидал.

— Что мне делать на Приме Центавра, когда у меня есть ты?

— Тем не менее, — сказал Вир, — Прима Центавра — дом. Ощутить ее землю под ногами, вдохнуть славный воздух родины…

— Без тебя я никуда не поеду.

Отлично. Даже если бы он заранее расписал все реплики, лучшего придумать бы не смог. Он повернулся к Дурле и с горечью произнес:

— Ну, что тут скажешь? Она никуда не хочет ехать без меня. А я, боюсь…. как бы это… нежеланный гость для некоторых на Приме Центавра, в том числе, к несчастью, и для императора. Так что мне приходится жить здесь, в изгнании.

И вздохнул так тяжело, что ему даже показалось, будто легкие вот-вот лопнут.

— Действительно, печально, — согласился Дурла. Вир ждал. Он знал, что будет дальше. И не ошибся.

— Нам надо что-то с этим делать.

— Но что тут поделаешь? — смиренно сказал Вир.

— Да, что тут можно поделать? — эхом вторила Мэриел.

— Я имею… кое-какое влияние, — медленно произнес Дурла. — Возможно, очень даже может обернуться так, что столь внезапное изгнание посла с родины явилось всего лишь результатом трагического недоразумения. Позвольте мне переговорить с императором. В конце концов, вы, по-прежнему — наш посол. Вы должны представлять величие нашей Республики перед другими мирами. Но, если республика смотрит на вас свысока…. если вас держат на расстоянии… ваши возможности становятся весьма ограниченными.

— Именно так я и думал! — изумленно воскликнул Вир. — Мы поразительно одинаково мыслим, министр! Кто бы мог подумать?

— Действительно, кто? — мрачно ответил Дурла, но тут же продолжил гораздо бодрее. — Полагаю, леди Мэриел, конечно, составит вам компанию?

— О, конечно. Естественно, — торопливо ответил Вир. — Можно было и не говорить… но, знаете, хуже не будет, если я скажу.

— Да. Есть вещи, о которых всегда надо говорить. Например…

Последовавшая пауза растянулась так надолго, что не на шутку заинтриговала Вира.

— Например, что? — поторопил он Дурлу.

— Ну… всегда нужно обсуждать наши успехи. И неудачи тоже. Мы должны быть искренними друг с другом. Так мы узнаем, кто где стоит.

— Искренность — это хорошо, — согласился Вир. — Я хочу сказать, что, в конце концов, мы все — на одной стороне, правда? Мы все хотим блага Приме Центавра.

— Точно, — сказал Дурла. — Взять, к примеру, археологические раскопки, которыми я руководил. Они обеспечили работой многих благодарных центавриан. Но этот проект, похоже, провалился. К несчастью, можно даже сказать, потерпел крах.

Он понизил голос и покачал головой.

— Были жертвы. Грустно, очень грустно. А вам… ничего об этом не известно…. а, посол?

Вир внутренне вскрикнул. Вдруг Дурла узнал о том, что он был на К0643?

Неужели Ренегар или Рем Ланас рассказали об этом Дурле? И связал ли он появление там Вира с уничтожением Базы Теней? Знал ли он вообще о существовании самой базы?

Первым порывом Вира было начать болтать без умолку. Он всегда так делал, когда нервничал. Но он так ясно, как никогда в жизни, понимал, что сейчас должен изменить стиль поведения. Стиснув зубы, чтобы сдержаться, с такой силой, что можно было заметить со стороны, Вир оценил ситуацию и решил, что последовать душевному порыву будет самым последним делом.

— А что может быть известно об этом, министр? — спросил он.

— Возможно, ничего. Возможно, что-то очень важное.

— Хм, ладно, — ответил Вир, сложив домиком пальцы и зафиксировав на Дурле спокойный, внимательный взгляд. — А когда вы это выясните, вы ведь дадите мне знать? Тогда мы сможем продолжить обсуждение этой темы. Не так ли, Мэриел?

И он снова получил вполне ожидаемый ответ.

— Как скажешь, Вир, — с улыбкой, от которой по его телу будто высоковольтный разряд пробежал, произнесла она. Потом она повернулась обратно к Дурле и спросила: — Разве он не гений?

— Гений, — уныло подтвердил Дурла и поднялся из-за стола. — Приятно было побеседовать с вами, посол. Надеюсь, что мы снова увидимся уже на родине. Жду вас с нетерпением, и как можно скорее.

— Взаимно, министр, — испытывая необычный прилив отваги, Вир настойчиво спросил. — А этот ваш проект… надеюсь, он — не последний, учитывая, что предыдущий, похоже, провалился?

— Да, конечно. Всегда есть разные варианты, — ответил Дурла. — Я переполнен новыми концепциями и новыми идеями.

— Как занимательно, — Вир наклонился вперед. — Меня всегда интересовало…. где великие мыслители, вроде вас, берут свои идеи?

Дурла тихонько рассмеялся, будто вопрос, или, быть может, ответ на него, был очень забавен. Он наклонился вперед, и, опершись костяшками пальцев о стол, сказал:

— Во сне, посол. Я черпаю их из моих снов.

— До чего же здорово вы используете свой отдых, — сказал Вир. — Что у меня здесь всегда было, так это спокойный сон ночью.

Дурла улыбнулся еще шире. Его губ практически не стало видно.

— Что ж, вам везет. До свидания, посол… миледи Мэриел, — он взял ее руку и учтиво поцеловал, а потом развернулся и ушел.

Вир, не сводя глаз, наблюдал за тем, как он уходил. Мэриел же, казалось, тут же забыла о нем. Вместо министра она задумалась о своем возвращении на Приму Центавра.

— Ну, разве это не здорово, Вир? Мы с тобой в самом сердце светского общества. Я буду идти под руку с тобой и буду гордиться. Я буду самой гордой женщиной там. Все будут на нас смотреть и можно только гадать, что они о нас скажут.

Вир то отлично представлял себе, как все произойдет. Лондо станет посмеиваться над его глупостью, в то время как Тимов во всеуслышание выразит крайнее удивление тем, что Вир связался со смертельно опасной женщиной. Дурла будет ждать возможной размолвки, чтобы попытаться занять его место. Возможно, он даже не станет ждать. Наверное, он уже давно вынашивал план относительно Мэриел, но только сейчас почувствовал достаточную уверенность в своем положении, чтобы начать действовать. Эта его уверенность может обернуться для Вира очень большими проблемами. К тому же, все остальные очень удивятся тому, что какой-то дурачок Вир Котто прогуливается под ручку с бывшей женой императора. Вряд ли они станут относиться к Мэриел с таким же пиететом, как дипломаты на Вавилоне 5. Как только они вернутся на Приму Центавра, для них откроется столько возможностей…. но ни одна из них не будет особо приятной.

Она взяла его под руку и прошептала:

— Я порадовала тебя, Вир? Тебе понравилось, как я расправилась с ним?

Он испытал укол совести и подумал о том, что ему сказал Гален. И почувствовал себя младенцем. Он снова ощутил, что, невзирая на те испытания, через которые ему довелось пройти, он по-прежнему является игрушкой техномагов. Всего месяц назад он считал себя героем галактики, бесстрашно сражавшимся с дракхами… или, по крайней мере, просто сражавшийся с дракхами.

Тем, кто собственноручно уничтожил секретную базу… ну, ладно, собственноручно с помощью других. Но теперь он смотрел в глаза Мэриел и чувствовал себя самым ничтожным центаврианином на свете.

В эту ночь, после того, как он лег в постель, ему приснился сон. Это был очень короткий, но необычайно яркий сон. Мэриел стояла и просто смотрела на него, не пытаясь к нему приблизиться. Верхняя часть ее головы отсутствовала.

Выше ободка на лбу ничего не было, будто верхняя часть мозга была удалена. По ее лицу катились слезы. Она плакала молча. Он потянулся было к ней, чтобы вытереть слезы, но не смог приблизиться. А в нескольких шагах позади нее стоял Гален, молча качая головой.

Вир от испуга подскочил на кровати и проснулся. Напротив него, на другой стороне комнаты спала Мэриел и громко сопела во сне. Что-то заставило его привстать и потянуться к ней поближе. Он пригляделся и увидел высохшие следы от слез на ее щеках. Сел обратно на кровать и принялся размышлять над словами мага о том, что нужно всего четырнадцать слов, чтобы заставить кого-то влюбиться в тебя.

Всего четырнадцать слов. Ему показалось так мало.

Он наклонился вперед и прошептал, обращаясь к Мэриел:

— Прости меня.

Всего два слова. Ему показалось, более чем достаточно.

Но этого было недостаточно. И он это знал. И он ничего, ничегошеньки не мог поделать, кроме как провалиться обратно в прерывистый сон и продолжить пытаться убедить себя в том, что поступил правильно. К сожалению, для этого во всем центаврианском языке не хватит слов.

Из дневников Лондо Моллари

Датировано (по земному календарю, приблизительно) 1 августа 2268 года

Это оказалось так просто.

Дурла ломился напролом, создавая впечатление абсолютной уверенности, но это было лишь впечатление. Поймите, он слишком быстро зашел очень далеко.

Портфель министра достался ему практически даром от дракхов, которые считали его удобным орудием для исполнения своих разнообразных планов. В результате он получил высокий пост, не обладая достаточным опытом в области придворных интриг. Он учился быстро, и легко усваивал уроки… но, тем не менее, все еще учился.

Я же, напротив, мог бы читать лекции по этой теме.

Отправить его с визитом на Вавилон 5 было плевым делом.

Секреты давно стали для всех объектом купли-продажи. Сенна провела небольшое расследование, поболтала кое с кем, прощупала кое-кого и сумела выудить все, что мне было нужно. Новая Гвардия, то есть Дурла со своей бандой, еще не до конца усвоила постулат, что если придержишь что-нибудь для себя, то лишь выиграешь. Они были все еще относительно молоды и глупы, поэтому, если им удавалось разузнать что-нибудь о ком-нибудь, они, обычно, разбалтывали все другим. А чем больше болтовни, тем больше вероятность того, что определенная информация достигнет определенных ушей.

Например, моих.

Это случилось во время одной из тех рутинных встреч с Дурлой, на которых мы обсуждали новые общественные проекты.

На сей раз ему хотелось получить мое одобрение на строительство здания, проект, за которым стояли новоиспеченный министр развития Лион вместе с министром информации Куто. Дизайн нового здания был прост и элегантен. Оно должно было стать самым высоким строением в этом районе города. Здание возвысилось бы над городом, подобно гигантской, строгой ослепительно белой башне, причем без окон. [3] У меня этот проект вызвал приступ легкой клаустрофобии. Но Дурла настаивал на таком дизайне из соображений секретности и ради безопасности тех, кто будет там работать.

— Здесь повсюду шпионы, — многозначительно сообщил он мне.

В здании планировалось разместить разнообразные офисы и бюро, курировавшие восстановление Примы Центавра и общественные работы.

Предполагалось, что один его вид станет для всей Примы Центавра источником вдохновения. У него даже уже было наготове название, которое все время твердил Куто, явившийся на один из наших мозговых штурмов. Он предложил назвать это строение Башней Власти. И это название — Великий Создатель, спаси и сохрани, — оказалось убийственно метким и сразу прилипло к проекту. Ужасное название, но им, кажется, оно пришлось по душе. И раз, в конце концов, оно было бельмом на их глазу, то я позволил им называть это гадкое строение так, как заблагорассудится.

Итак, Дурла явился в тронный зал и указал на место, где уже началось строительство Башни Власти.

— Она укажет путь, Ваше Высочество, — уверенно заявил он.

— Куда?

— К звездам. К нашей судьбе. К наследию, которое мы оставим потомкам.

— Понятно. Куда же еще, — и я тяжело вздохнул. — Но какой толк от звезд, если нам не с кем ими делиться, а?

Это замечание было сродни крючку, крючку для ловли Дурлы. И сработало оно превосходно. Он взглянул на меня с любопытством. Обычно во время наших «совещаний» я, в основном, отмалчивался. Говорил он. А я слушал, кивал и одобрял все, что бы он мне ни подсовывал. Мы не болтали и вообще не говорили ничего, напрямую не относящегося к делу. Поэтому то, что я вдруг произнес что-то, выходящее за рамки обсуждаемой темы, оказалось сюрпризом.

— Что вы имеете в виду, Ваше Высочество? — с любопытством спросил он.

Я вздохнул еще тяжелее.

— Мы говорим о наследии, Дурла. Но что конкретно мы имеем в виду?

Наследие — это наши свершения, плоды наших усилий? Изменения на лице Примы Центавра, оставшиеся после нас?

— Именно так, — кивнул он.

Но я покачал головой.

— Но то, что мы с вами сейчас делаем, кто-то другой сможет изменить, повернуть вспять после нашей смерти. Мы обманываем себя, думая, что все, созданное нами, сохранится навечно. Но это, определенно, не так. Нет, — я погрозил пальцем, — истинное наше наследие, то, ради которого мы трудимся и сражаемся, — это наши семьи. Те, кого мы любим. Те, для кого мы сами гораздо важнее, нежели все программы по строительству или императорские мандаты.

— Я… никогда об этом не задумывался, Ваше Высочество, — сказал Дурла, явно не понимая, что именно я хотел сказать.

— У меня нет любимых, Дурла. Моя единственная жена всегда будет меня ненавидеть…

— Но, Ваше Высочество, вы же сами попросили меня…

— Знаю, Дурла, знаю. Не беспокойтесь, я не намерен обвинять вас в том грубом разрыве наших с ней отношений, — и я покачал головой. — У меня были веские причины, чтобы так поступить, и вы сделали то, что должны были сделать.

Я не жалею о случившемся. Но теперь она далеко. И у меня нет детей. Даггер, одна из моих бывших жен, скрывается неизвестно где. А что касается Мэриел…

Он искоса посмотрел на меня. Я заметил, что мне, наконец-то, удалось завладеть его вниманием. Спасибо тебе, Сенна.

— И что с Мэриел, Ваше Высочество?

— Слышал, что она живет с моим бывшем атташе. Как удивительно, а? — я покачал головой. — Он не знает о ней того, что знаю я.

— А что особенного надо знать, Ваше Величество?

Я расслабленно махнул рукой.

— О, вряд ли стоит взваливать это на вас…

— Меня всегда интересовала женская логика, Ваше Высочество, — сказал он, и его губы растянулись в улыбочке, которую этот никудышный тип оказался способен из себя выдавить.

— Ну, — сказал я, потирая руки, как будто испытывал к этому делу огромный интерес, — Мэриел тянется к тем, кто наделен властью. Липнет к ним, подобно магниту. Полагаю, она привязалась к Виру лишь из-за его связей со мной.

Понимаете, я для нее являюсь кем-то вроде личного врага, и ей хочется как-нибудь отомстить мне. Таковы все женщины: они мстительны и полностью отдаются своей мести. Да, — и я усмехнулся так, словно давал понять, что сама идея кажется мне абсурдной, — готов биться об заклад, что она ищет способ вернуться ко двору, добиться некоего успеха, а потом продемонстрировать его мне. Зачем? Да она будет просто счастлива от этого. Она будет на седьмом небе от радости… но совершенно равнодушна к тому мужчине, кто поможет ей добиться такого положения. О! Я заболтался и отнимаю ваше время, Дурла, а ведь, уверен, у вас есть более важные и неотложные дела.

— Я… у меня всегда найдется время обсудить любой вопрос, который вы сочтете достойным внимания, Ваше Высочество, — с должным подобострастием произнес он. Когда-то он по-другому и не говорил. Но время шло, и чем больше росло его самомнение, тем более высокомерной становилась речь. Но сейчас, в необычной обстановке, прежний Дурла всплыл на поверхность.

Не прошло и десяти дней после этой встречи, как он отправился на Вавилон

5 встретиться с Мэриел. Вообще-то, я не представлял себе, что из этого выйдет.

Говоря правду, Дурла был не во вкусе Мэриел. Я был в этом уверен. Да, он обладал властью, а Мэриел действительно тянуло к подобным личностям. Но Дурла был марионеткой. Конечно, он сам об этом не знал.

Но Мэриел это сразу бы поняла. Она обладала необычайно острым чутьем на реальную власть, и инстинкт тотчас подсказал бы ей, что Дурла — всего лишь рупор кого-то другого, или других, кто обладал реальной властью. Поэтому, она бы просто не заинтересовалась Дурлой, вероятно, даже не осознавая, почему ее к нему вовсе не тянет.

Я знал, что она большую часть времени проводила с Виром. Я дал ему шанс, но это все, что я мог ему дать. Не знаю, что за привязанность питала Мэриел к Виру, но могу лишь предположить, что в ней было что-то искусственное. Однако не думаю, что Мэриел с ходу перепрыгнула бы на Дурлу. Она сделает это, только будучи абсолютно уверенной в том, что этот ход приведет ее к власти.

Итак, Вир должен понять, что это — возможность для него вернуться на Приму Центавра. Дурла явится за тем, чтобы найти способ вернуть Мэриел, а Вир, в свою очередь, должен найти способ, чтобы все это получилось, раз, и два, чтобы он сам смог воспользоваться случаем и поехать вместе с ней.

Это, полагаю, станет чем-то вроде теста. На самом деле, я не знал, сообразит ли он. Но я начал, в какой-то мере, верить в судьбу. Если ему суждено вернуться на Приму Центавра, то он найдет способ это сделать. Если же это не так, значит, он не приедет.

Итак, Дурла улетел на Вавилон 5 и вернулся обратно…

А сегодня на Приму Центавра вернулся Вир с Мэриел под ручку. Они уже во дворце и, судя по всему, она от него без ума. Должен признать, я потрясен.

Вир, судя по всему, прыгнул выше головы. Конечно, Мэриел могла просто притворяться, но тогда встает вопрос: зачем она стала плести такую интригу?

Полагаю, что могу им гордиться. Странно, но я не уверен, стоит ли. Любой, кто вступал в открытую игру с Мэриел, сильно рисковал. Надеюсь, что я не оказал себе дурную услугу. Какая ирония. Так стараться, потратить столько сил лишь для того, чтобы вернуть в свой дом злейшего врага. Хотя я всегда считал, что моим злейшим врагом был Г'Кар. Не думал, что этот заклятый враг станет моим другом.

Но судьба всегда поступает по-своему.

Глава 8

Сначала Гвинн не была уверена, туда ли она попала.

Она прошла через Гехану — одно из самых мрачных мест на всей Приме Центавра, и, определенно, самый худший район столицы. Шла проворно, легко скрывая свое присутствие — сказывался навык. Не то чтобы она стала невидимой, просто любой, кто случайно бросал взгляд в ее сторону, не замечал ее. Взгляды прохожих соскальзывали с ее силуэта, не отмечая присутствия кого-либо в этом месте.

Однако этот прием годился не на все случаи жизни. Она была уверена, потому что не сомневалась в своих способностях, что в этом районе города ее просто окружают тени, и заметила, что на ходу автоматически проверяет, какие тени там шевелятся. И это не было паранойей с ее стороны. Похоже, дракхи умели появляться из тьмы и исчезать обратно с такой же легкостью, как и их покинувшие галактику хозяева. Гвинн овладело весьма неприятное ощущение, что дракхи, вероятно, легко смогут ее обнаружить.

Остановилась около дома с нужным адресом. Гвинн полагала, что найдет здесь Галена. Она прикоснулась к парадной двери рукой и, закрыв глаза, мысленно потянулась внутрь. Да, да, Гален, действительно, там. Она почувствовала магическую энергию, которая могла принадлежать только ему.

Дверь, однако, была заперта.

Это оставалось препятствием не больше секунды — столько времени ей потребовалось на то, чтобы прикоснуться к двери и требовательно произнести:

— Откройся.

Дверь немедленно повиновалась и распахнулась. Интересен факт, что эта дверь вовсе не была автоматической. Лишь трое из всех находящихся ныне на Приме Центавра могли открыть ее, просто отдав приказ. Гвинн была одной из них, второй находился внутри и, насколько ей было известно, третий тоже мог быть там.

Так оно и оказалось. Когда дверь распахнулась, она увидела стоявшего прямо за ней Финиана, который поклонился ей, полы его плаща взлетели. Гвинн не стала лгать себе — пусть иногда он дико ее раздражал, сейчас она была рада видеть его. Прошедшие с момента смерти Кейна несколько месяцев были нелегкими для Финиана. Ведь они были давними друзьями, и Финиан до сих пор не смирился со смертью Кейна. Он был настолько подавлен случившимся, что начали уже поговаривать, способен ли он оставаться в их сообществе. В конце концов, к немалому удивлению Гвинн, за него заступился сам Гален. Гален никогда не работал вместе с Финианом, и, насколько ей было известно, за все время сказал ему не больше десяти слов. Однако Гален произнес настолько страстную речь в защиту Финиана, что старшие решили дать юному магу достаточное время для того, чтобы придти в себя.

По всей видимости, ему это удалось. Хотя Гвинн, кажется, заметила скорбь в его глазах.

— Где он?

— Как насчет того, чтобы поздороваться, Гвинн?

— Добрый вечер, Финиан. Где он?

— Наверху.

Гвинн последовала за Финианом вверх по узкой лестнице, скрипевшей под ногами. В воздухе чувствовался запах сырости, где-то явно что-то протекало.

Она также слышала, как внутри стен что-то грызут черви. Вряд ли бы она сняла такую дачу.

На верхней площадке ей пришлось сначала слегка пригнуться, чтобы не удариться о притолоку, потом перешагнуть через лужу на полу, и, наконец, они с Финианом очутились в небольшой комнате, где сидел Гален. Прямо перед ним в воздухе висел голографический дисплей, на котором постоянно менялось изображение. Гвинн хватило всего пара секунд, чтобы догадаться — она видит картины, передаваемые неким удаленным устройством. На ладони Галена лежал маленький черный предмет, мягко светящийся в полутьме. Она тотчас признала в нем записывающее устройство. Оно записывало все, что показывал дисплей.

— Он уже внутри? — спросила она.

Гален кивнул.

— Пока дела идут нормально. Но все еще только начинается.

— До тех пор, пока его не застукают. Тогда все будет кончено в мгновение ока, — заметил Финиан.

— Он знал, на что идет, — ответила Гвинн.

Финиан прищурился.

— И что с того? По-твоему выходит, нам можно не беспокоиться? Скажи мне, Гвинн, как тебе удается оставаться такой хладнокровной?

Гвинн вспыхнула, но изо всех сил постаралась взять себя в руки.

— Послушай, Финиан…

— Будет лучше, — резко прервал их Гален, — если вы оба помолчите.

Он всматривался в голографическое изображение.

— Вир… пока пусто. Но продолжайте. Если я замечу что-то, требующее подробного изучения, то объясню вам, что делать. Понятно?

Голограмма дернулась вниз-вверх. Очевидно, Вир кивнул.

На мгновение все замолчали, а потом Гвинн тихо произнесла:

— Действительно, отважный малый.

— Он просто делает то, что приходится делать, — ответил Гален. — Ни больше, ни меньше.

— Как и все мы. Кстати, к месту пришлось, как там обстоят дела на «Экскалибуре»? Капитан… опять запамятовала его имя?

— Гидеон.

— Ему известно, где вы пропадаете во время своих отлучек?

— Нет. Но, полагаю, это его вообще не интересует. Если принять во внимание ситуацию на Земле, его волнуют проблемы, намного более важные, нежели мое местонахождение.

Они снова некоторое время помолчали, наблюдая за постоянными изменениями голограммы. Потом она вдруг застыла. Вир замер на месте. Гален наклонился вперед и настойчиво произнес:

— Вир Котто. Вы меня слышите? С вами все в порядке?

Ответа не было.

— Вир, — снова повторил Гален, на этот раз чуть более нервно, — Вир, вы…

Внезапно изображение снова зашевелилось, принялось раскачиваться из стороны в сторону, как будто Вира трясло крупной дрожью. Потом изображение выровнялось, его движение вперед возобновилось, значит, Вир пошел дальше.

Впервые за все это время Гален позволил себе показать, насколько он напряжен. Откинулся назад и испустил долгий вздох, потом снова собрался и вернулся к наблюдению за изображением, со стороны он казался бесчувственной статуей.

— Как вы думаете, кто-нибудь подозревает, чем там занимается Вир? Что он способен сделать? — так тихо, что с трудом сама себя расслышала, спросила Гвинн.

— Если заподозрят, — медленно ответил Гален, — то он, вероятнее всего, умрет.

— А ему об этом известно? — спросил Финиан.

Гален спокойно взглянул на него.

— Будем надеяться, что нет.

И тут Гален дернулся, как от удара током, сел прямо.

— Вир! — резко окликнул он. — Не ходите в эту комнату! Там что-то… нечто ужасно опасное!

Но голограмма снова зашевелилась. Вир не выполнил указаний Галена; напротив, он двинулся прямо к той самой комнате, куда Гален только что запретил ему входить.

— Он меня не слышит, — произнес Гален.

— Они знают. Вероятно, они его засекли, — сказал Финиан. — И мы никак не можем спасти его.

Гвинн еще не успела добраться до цели своего путешествия, а Вир уже был во дворце. Там все осталось так, как он помнил: шум, многолюдье, деловая суета. В Большом зале собралось много народу. Похоже, Дурла и его приспешники устроили по какому-то поводу вечеринку.

Виру стало не по себе, когда он присмотрелся и понял, что не видит ни одного знакомого лица. Лорды Тила и Суркел, министр Даков, главный советник Суласса… даже старый Моркел — все они исчезли, причем, Моркел ушел навсегда.

А ведь он сумел выжить даже при императоре Картажье, что было весьма нелегким делом. Теперь все они исчезли, все до единого, а их место заняли другие, по всей видимости, хорошо знавшие друг друга и, без сомнения, водящие дружбу с Дурлой.

Дурла, в свою очередь, был весьма заинтересован в том, чтобы Вир и Мэриел не скучали. Он лично представлял им новых придворных одного за другим: министров, советников, всевозможных Первых Кандидатов, и Вир с Мэриел просто не успевали запомнить все эти имена и лица. Они слились для них в бесконечную вереницу. Вир знал, что ему никогда их не вспомнить, какое имя соответствует какому лицу.

Мэриел, по-прежнему, была очаровательна. Казалось, клеймо бывшей, отвергнутой жены императора было стерто, во многом благодаря тому, что министр Дурла делал все, что только мог, чтобы Вир с Мэриел веселились наравне с остальными. Вир подумал, что Дурла просто из кожи вон лез, чтобы произвести впечатление на Мэриел, показать себя весьма могущественным и уважаемым лицом.

Вир быстро понял, что сбежать от всей этой суеты, творившейся вокруг них с самого прибытия, будет нелегко. Когда они получили приглашение с Примы Центавра, в котором говорилось, что император хочет отбросить все «разногласия» и готов принять Вира с распростертыми объятиями, Вир воспринял новость двойственно. С одной стороны, он обрадовался, потому что мог вернуться на родную планету, к которой питал столько нежных чувств. Приглашение также означало то, что теперь он сможет сделать все, как обещал Галену. И сам, своими глазами посмотрит, насколько велико влияние Теней на Приме Центавра, если оно там вообще есть. Что-то там, он знал, определенно, есть. Все-таки, Лондо разозлился на него потому, что он всего лишь назвал одно-единственное имя — Шив'кала. Очевидно, это имя было связано с чем-то настольно темным и ужасным, что Лондо не хотел о нем распространяться. Одного этого было достаточно для Вира, чтобы принять версию магов о том, что по Приме Центавра бродит нечто ужасное.

Лондо все не появился, и Вир начал гадать, придет ли он сюда вообще.

Все-таки, несмотря на глубокую уверенность в том, что вся история с его возвращением была умело срежиссирована Лондо, доказательств тому он не имел.

Жизнь научила Вира одному — ему не дано знать, что в конкретный момент на уме у Лондо. Уже давно Лондо, в какой-то степени, стал чужим ему. Хотя, частенько Вир видел в нем проблески того прежнего Лондо Моллари, которого когда-то знал, но лишь проблески. Как будто он был маяком в темноте, который вспыхивал лишь на краткие мгновения, а потом снова скрывался за завесой тьмы.

— Вы — Вир Котто?

Он обернулся и увидел типа, которого часто видел на экране, но еще ни разу не сталкивался с ним лично.

— Министр Валлко… да… хм… это так. Я — Вир Котто.

Министр духовности окинул его с головы до пят долгим взглядом. Он был почти на голову ниже Вира, и Вир не мог понять, откуда у него взялось впечатление, будто этот министр возвышается над ним.

— Очень приятно, — наконец, произнес он.

— Я тоже рад встрече с вами. Мне довелось увидеть несколько ваших собраний. Полагаю, это были проповеди. Ваши речи были очень убедительными.

Вы — великолепный оратор.

Валлко слегка поклонился, не отводя пронизывающего взгляда от Вира.

— Я — всего лишь орудие Великого Создателя. Своими скромными способностями я обязан ему.

Что там сказал ему Гален около месяца тому назад? Вроде заявил, что Вир казался ему более милым, когда заикался. За прошедшее с того дня время Вир понял: все остальные, скорее всего, согласятся с Галеном. В последние годы он начал замечать, что стал думать быстрее, а мысли стали более ясными. Так что, если бы он захотел, то, без труда, сумел бы придать своему лицу выражение утонченности и уверенности в себе. Но тогда его начнут опасаться. Так не лучше ли вести себя так, чтобы в глазах окружающих казаться мямлей? Пусть лучше недооценят, чем переоценят.

Поэтому сейчас, обращаясь к Валлко, он намеренно начал запинаться.

— Это очень… м-м-м… скромно… — произнес Вир. — Так самокритично и, ну… все такое.

— Благодарю вас, — снова ответил Валлко, и Вир смог заметить, как тот оценивает, будто процеживает его, своим холодным взглядом. — Это помогает нам понять, что мы все думаем об одном. Все мы должны приносить наибольшую пользу Приме Центавра.

— Несомненно, — сказал Вир, изо всех сил закивав.

— А что, по-вашему, наиболее полезно для Примы Центавра?

Вир перестал кивать. Он заметил, что пара министров прекратила бесцельно слоняться по зале и целенаправленно приблизилась, прислушиваясь к разговору.

— Я?

— Да. Вы.

Вир почувствовал, что его заманивают в ловушку. Он рассмеялся, а потом грустно улыбнулся.

— По-моему, наиболее полезным для Примы Центавра будет то, что считает таковым Великий Создатель. Полагаю, что вам с этим согласитесь. А я… я не… знаете, есть другие, кто намного более, ну… понимаете, как бы сказать…. квалифицирован… чтобы решать подобные вопросы. Так что я буду счастлив послушать их совета. Ваших. И подобных вам. Вы как думаете, что интересует Великого Создателя? Он, ну, знаете… прямо говорит с вами, так, между прочим?

Ну, в виде гласа свыше… или он… ну, не знаю… пишет вам?… Ну, черкнет пару строчек. Мне бы очень хотелось знать, как это бывает, — и он посмотрел на Валлко с неприкрытым любопытством, вероятно, ожидая услышать весьма интересный ответ.

Валлко мягко рассмеялся, как будто услышал нечто очень забавное.

— Я не настолько свят, чтобы непосредственно общаться с Великим Создателем. Я получаю свои знания от тех, с кем он говорил. От мудрейших из нас. И еще… ощущения, — явно неохотно признал он. — Я чувствую, что Великий Создатель желает своему народу, и передаю последователям.

— У вас много последователей, — восхищенно заметил Вир.

— Это последователи Великого Создателя. А я — всего лишь его покорный слуга.

— Что ж, это… очень мило, — сказал Вир, видимо, не находя нужных слов.

Он замер на месте, демонстрируя, что ему больше нечего сказать.

Валлко снова смерил его взглядом, потом хмыкнул, явно показывая Виру, что он свободен. Потом слегка наклонил голову и ушел, увлекая за собой свою разношерстную свиту, оставив Вира наедине с собой.

Вир заметил в углу Сенну, окруженную Первыми Кандидатами. Он узнал в одном из них Трока, которого видел во время предыдущих визитов на Приму Центавра. Парень вырос, как минимум, на полфута и выглядел еще более зловещим, чем в тот день, когда Вир увидел его впервые. Также он явно уделял много внимания Сенне, которая кокетничала с несколькими кандидатами. Она бросила быстрый взгляд в сторону Вира, и ему показалось, что ей хочется ускользнуть, но она не знает, как это сделать. Сенна едва заметно пожала плечами, и снова переключилась на Трока, который бормотал что-то, чего Вир разобрать никак не мог. Трок отвлекся от Сенны лишь однажды, когда мимо них проплыла Мэриел. Она явно не обратила на его никакого внимания, но он при виде ее на мгновение выпучил глаза, правда, быстро собрался и снова принялся очаровывать Сенну.

— Вам больше не представится такого шанса.

Вир едва не подскочил, услышав голос в своей голове. Он совсем забыл, что запихнул в ухо подслушивающее устройство. Теперь из него раздавался громкий, ясный голос Галена. Конечно, он был прав. Императора нигде не видно, никто из гостей явно не обращает на него внимания. Если он собирался прочесать дворец, то сейчас для этого самое подходящее время.

— Ладно, — промычал Вир, вспомнив, что у него нет обратной связи.

Проверил и убедился, что крошечный треугольник записывающего устройства на своем месте — спрятан под камзолом. Затем, стараясь выглядеть естественно, прогулочным шагом покинул Большой зал.

Вир бесцельно бродил по коридорам дворца, стараясь выглядеть непринужденно. Мурлыкал себе под нос любимую мелодию, хотя и подозревал, что безбожно фальшивит. Заходил в каждую комнату, будто устроил себе экскурсию.

Время от времени в его голове раздавался голос Галена.

— Вир… пока пусто. Но продолжайте. Если я замечу что-то, требующее подробного изучения, то объясню вам, что делать. Понятно?

В знак согласия Вир поклонился, поклон ничем не хуже кивка головой, и двинулся дальше.

Он забрался в ту часть дворца, где раньше не бывал. Вдруг он услышал звучный топот твердых и четких шагов. Гвардейцы. Никто не говорил ему, что сюда заходить нельзя…. но никто и не говорил, что можно.

Вир нервно огляделся, увидел справа от себя большую статую. Картажье. При виде императора, которого он когда-то убил, его сердца затрепетали. Статуя буквально излучала могущество, и до боли походила на оригинал. Мастерски изваяна. Скульптор так искусно передал его сумасшедшую ухмылку, что, казалось, статуя вот-вот оживет. Но кто-то обезобразил ее. Поперек груди императора были начерканы какие-то слова. По крайней мере, Вир решил, что видит слова. Он их прочитал, но смысл остался для него загадкой.

«Sic semper tyrannis».

Шаги приближались. Вир попятился и спрятался за статую, пытаясь стать еще худее, чем был. Мозг отчаянно работал, пытаясь придумать подходящую легенду.

Если его обнаружат, он скажет, что рассматривал статую сзади, чтобы выяснить, были ли на ней еще какие-нибудь повреждения.

Они вывернули из-за угла. Два Первых Кандидата. Он мог отлично рассмотреть их из своего убежища.

Их лица показались Виру удивительно вялыми. Парни выглядели неестественно, будто мысленно витали где-то далеко. Потом, прямо на глазах изумленно наблюдавшего Вира… выражение их лиц странным образом изменилось: по ним будто рябь пробежала, а потом кандидаты замедлили шаг и уставились друг на друга так, будто впервые увиделись. Огляделись. Сейчас они выглядели слегка озадаченными, словно не понимали, как здесь очутились. Потом один пожал плечами, второй повторил его жест, и кандидаты продолжили свой путь. Они были настолько поглощены своими ощущениями, сбиты с толку, что ни один из них даже не взглянул в сторону Вира. Вир не имел представления, с чем ему довелось столкнуться.

Он снова выглянул в коридор. Вир не понимал, с чего бы это, но вдруг почувствовал холод. Просто воображение разыгралось, но… он действительно чувствовал озноб. Хотя не понимал, почему…

Почему именно…

Почему…

Следующей его связной мыслью было осознание того, что он снова слышит голос в своей голове:

— Вир Котто. Вы меня слышите? С вами все в порядке?

Сначала Вир ничего не ответил. Как будто ему пришлось напоминать телу, как следует исполнять команды мозга. Что-то полностью выключило его.

— Вир, — голос Галена прозвучал более встревожено, чем раньше. «Как мило, что он беспокоится», — невесело подумал Вир. — Вир, вы…

Он по-прежнему не двигался, потребовалось невероятное усилие, чтобы толкнуть тело вперед. Ноги налились тяжестью, но с каждым шагом было все легче. Вскоре Вир уже шел вперед — если не уверенно, то, по крайней мере, достаточно свободно.

Он не был уверен в том, не было ли это опять игрой воображения, но ему показалось, что с каждым шагом здесь становится темнее. Да что же происходит с родным миром, а? Он будто проваливался в блуждающую черную дыру.

Слева от него располагалась комната. Заглянул туда. Пусто. Потом заглянул в комнату справа. Тоже пусто. Хотя с каждым шагом ему становилось все труднее сосредотачиваться. До него с опозданием дошло, что двое юных кандидатов вышли из другого коридора, пересекающего этот под прямым углом, а вовсе не отсюда.

Эта часть дворца была для него «терра инкогнита».

Каждая клеточка мозга Вира кричала, что ему пора уносить отсюда ноги. Но он подозревал, что больше у него не будет такой идеальной возможности побывать здесь. И он продолжал шагать вперед, надеясь, что сможет разобраться во всем этом — чем бы загадочное «это» ни оказалось. Неожиданно он пожалел о том, что безоружен. Н-да, это было бы весьма интересно, особенно, учитывая тот факт, что он никогда раньше не держал оружия в руках.

И тут он заметил, что уже некоторое время не слышит Галена. Возможно, техномагу просто нечего было сказать.

А потом он увидел дверь.

Он едва ее не пропустил, что само по себе было удивительно. Особенно, если учесть, что в этой части дворца ничего интересного ему до сих пор не встречалось. А тут большая, двустворчататая дверь, покрытая по краям причудливым узором. Казалось, она светилась красноватым светом, хотя Вир не был уверен, светилась ли сама дверь, или же это была странная игра света.

В течение долгой секунды он рассматривал ее, ожидая какого-нибудь ответа от Галена.

Ответа не было.

Тогда, выходит, здесь вполне безопасно. Или Гален хочет, чтобы он вошел внутрь и выяснил, что там находится.

Вир снова, в который раз, заколебался. Конечно, он вполне может направиться в обратную сторону. Но к сегодняшнему дню он прошел через такое, что глупо было бояться такой тривиальной вещи, как дверь. К тому же… ведь он — непобедимый…

Но все же… даже непобедимому не следует пренебрегать разумной осторожностью.

Вир прислонился ухом к двери и прислушался.

Дверь оказалась ледяной.

Он мгновенно отдернул голову, испугавшись, что может примерзнуть к ней. К счастью, дверь оказалась не настолько холодной, чтобы его ухо осталось на ней, но все равно, ощущение было весьма неприятным.

— Что же здесь творится? — вслух подумал он.

Дверь была старая, с резной ручкой. Она не скользила в сторону и не закрывалась автоматически, подобно большинству дверей в более новых частях дворца. Виру показалось, будто он очутился в ином времени.

Он решительно схватился за ручку.

За всю свою жизнь Вир не был так близок к смерти, как в этот миг.

Гален не поддался панике. Ни на мгновение. Но он мгновенно повернулся к Гвинн с Финианом и произнес:

— Мы должны пробиться к нему. Остановить его.

— Если мы вмешаемся, дракхи поймут, что мы здесь, — ровным голосом сказала Гвинн. — Они сумели засечь нас на Базе Теней, на незнакомой им территории. А здесь у них было несколько лет, чтобы напичкать дворец всеми мыслимыми датчиками. Они моментально засекут наше присутствие.

— Но мы должны сделать хоть что-нибудь! Взгляните! — сказал Финиан, указывая на голограмму, по-прежнему, плавающую в воздухе перед ними.

На переднем плане мерцали очертания двери. А за ней явно проглядывал характерный силуэт — дракх. Позади дракха скрывалось что-то еще: огромное, темное, пульсирующее, и Гвинн представить себе не могла, что это такое. Но она знала наверняка — это будет последним, что увидит Вир в своей жизни, если войдет туда. По позе дракха было ясно, что он бросится на несчастного центаврианина, как только тот шагнет внутрь. Видимо, дракх не мог просто запереть эту дверь, дабы предотвратить нежелательное вторжение. Но любой, кто окажется настолько любопытным, чтобы сюда войти, будет уничтожен этим дракхом.

— У нас нет времени. Против нас у них есть варды, — ответил Гален.

— Что? — слова Галена поразили Гвинн. — Они, на самом деле, вырастили вардов?

Но Гален не ответил ей. Он резко подался вперед, едва не упершись в голограмму, будто пытался прорваться к Виру единственно усилием воли. Он увидел, как рука Вира появилась в голограмме, потянулась к дверной ручке.

— Вир! — закричал он. — Вир, отойдите от нее! Не входите туда! Вы слышите меня, Вир? Вир! Вир!

— Вир!

Вир застыл на месте, внезапно услышав голос, который будто взорвался в его голове. Он обернулся и удивленно заморгал, как сова ярким, солнечным днем.

— Лондо?

В дальнем конце коридора стоял, собственной персоной, император великой Республики Центавр, и Вир понятия не имел, что у того на уме. Придет ли он в ярость оттого, что застал Вира в этой части дворца? Или станет читать нравоучения, укоряя за связь с Мэриел? Или потребует ответа, как Вир посмел ступить на землю Примы Центавра, когда ему было ясно указано покинуть родной мир навсегда?

Лондо медленно, слегка пошатываясь, приблизился к нему. Вир сначала решил, что тот пьян, но потом отмел это предположение. Затем до него дошло: Лондо запыхался. Как будто он бежал из другого конца дворца, чтобы остановить Вира до того, как…

…до того, как… что?

Виру захотелось оглянуться на дверь, но что-то его остановило. Он не знал, почему, но ему не хотелось, чтобы Лондо догадался о том, что он едва туда не вошел. Но, возможно… возможно, Лондо об этом уже знал. Трудно сказать. Теперь ни в чем нельзя быть уверенным.

Лондо медленно, размеренно шел к нему, и Вир напрягся, не зная, чего ждать дальше. А потом вдруг мелкими, торопливыми шажками одолел остававшееся между ними расстояние, развел руки и с такой силой сжал Вира в объятиях, что тому показалось, будто его ребра вот-вот сломаются.

— Рад тебя видеть, — прошептал он. — Это так здорово.

Потом отступил на шаг и крепко взял его за плечи.

— Ты, — решительно сказал он, — всегда должен быть со мной. Ведь именно так должно быть между нами, да?

— Ну, я больше в этом не уверен, Лондо, — медленно произнес Вир.

— Не уверен? Почему?

Лондо крепко вцепился в плечо Вира и потащил по коридору, прочь от этой двери. У Вира не оставалось иного выхода, кроме как последовать за ним.

— Ну, — взвешенно произнес Вир, — в последний раз, когда мы виделись, вы сказали мне о том, что у нас теперь разные пути, и что нам нужно держаться друг от друга подальше. А перед этим ударили меня, потому что я произнес… — он почувствовал, что пальцы Лондо так крепко стиснули его плечо, что, еще чуть нажать — и его рука выскочит из сустава, — …потому что я произнес нечто такое, чего никогда больше не должен произносить.

Хватка на его плече слегка ослабла.

— Это действительно так, — сказал Лондо. — Но то было в прошлом году, Вир. Все изменилось.

— Что изменилось, Лондо?

— Неужели ты не заметил? Полагаю, у тебя было достаточно времени здесь для того, чтобы присмотреться. Все эти встречи и приемы, различные министры и политические лидеры Примы Центавра. Несомненно, ты сделал какие-то выводы о них, а?

— Ну… — Вир замялся, — Если не брать в расчет то, что я никого из них не знаю…

— А… Я бы не придавал этому значения, Вир. Здесь все равно не осталось ни одного знакомого лица, Вир. А те, кто здесь… они, кажется, смотрят сквозь меня, будто меня не существует в природе. Ты ведь знаешь правила, Вир? Когда люди начинают смотреть на тебя так, будто ты — пустое место… знаешь, что происходит потом?

— Вы… исчезаете?

— Вот это, — вздохнул Лондо, — к сожалению, абсолютно верно. Я не прошу тебя торчать здесь постоянно, Вир.

Он остановился, повернулся к нему лицом, продолжая держать его за плечи, прямо, как добрый дядюшка.

— Но твой последний визит оказался настолько неудачным, настолько бурным… Просто мне хочется, чтобы ты чувствовал себя здесь совершенно свободно. Ты можешь приезжать и уезжать, когда вздумается. Ты не будешь здесь чужим.

— В таком случае, почему вы не взяли и просто не пригласили меня сюда? К чему все эти увертки?

— Увертки? — Лондо приподнял бровь. — Не уверен, что понял, о чем это ты?

Его голос прозвучал так, будто он хотел предупредить Вира, и тот сразу понял, что напортачил. Хотя не был уверен, в чем, или как. Здесь, кроме них, никого не было. По крайней мере, так Виру казалось. Лондо даже не сопровождал эскорт гвардейцев. Тогда почему надо следить за каждым словом? И все же… откуда Вир мог знать наверняка, что они одни? Допустим, здесь повсюду могут находиться жучки. Почему нет? В конце концов, на нем самом был жучок, который прямо сейчас передавал их разговор Галену.

Так что, если он углубится в подробности, то какая-нибудь крохотная толика информации, которую сообщит ему Лондо, может свести на нет все его усилия, потому что попадет к тем, кто сейчас внимает каждому их слову.

Вир едва заметно мигнул. Для Лондо этого было достаточно — он понял, что до Вира дошло. Но вслух Вир спокойно произнес:

— Полагаю… «увертки» — не совсем подходящее слово. Думаю, что я хотел спросить: почему вы просто не объявили о своем желании?

Лондо чуть заметно кивнул в знак одобрения.

Не произнося ни слова, они, тем не менее, сказали друг другу все. Все остальное пошло бы на пользу лишь тем, кто их подслушивает.

— Мне нелегко говорить об этом, — ответил Лондо. — В те дни пришлось принимать много непростых решений. Какой бы неограниченной властью я ни обладал, вокруг всегда полно тех, с чьми взглядами приходится считаться.

— Например, Дурла, — глухо заметил Вир.

Лондо едва заметно кивнул.

— Дурла — министр безопасности. А ты, Вир, кажется, водил дружбу с Тимов.

И мы оба знаем, что с ней произошло.

— Но это…

Лондо не дал ему договорить.

— И, не будем забывать, что ты живешь на Вавилоне 5.

Вир не понял, куда клонит Лондо.

— Что?

— Значит, ты проводишь много времени в контакте с членами Альянса. В конце концов, их на Вавилоне 5 хоть пруд пруди. Думаю — это всего лишь мои личные домыслы, имей в виду, — что Дурла не вполне уверен, кому ты на самом деле предан.

— Я предан? — Вир горько засмеялся. — Лондо, на Вавилоне 5 на меня смотрят с подозрением лишь потому, что я — центаврианин. Если бы их не очаровала Мэриел, то никто не стал бы даже говорить со мной. Да и теперь, когда они разговаривают со мной, я знаю, что они, все равно, не доверяют мне.

Возможно, нужно сказать Дурле об этом…

— О, да-а-а. Тебе придется сказать ему об этом, — не скрывая сарказма, сказал Лондо. — Ты пойдешь прямиком к Дурле и скажешь ему о том, что посол Центавра на Вавилоне 5 не пользуется ни доверием, ни уважением. Это, несомненно, поднимет твой статус при дворе.

Он знал, что Лондо прав, но все еще не был уверен в том, куда тот клонит.

— Так… что вы предлагаете?

— Ты здесь, Вир. И в данный момент… этого достаточно. Дурла, кажется, не против терпеть твое присутствие здесь, и, этого должно хватить для того, чтобы ситуация оставалась стабильной некоторое время. Насколько я понял, Мэриел сотворила здесь такое же чудо, что и на станции. Как видишь, у нас теперь новый двор. И для этих новичков — придворных ее пожизненное клеймо, печать бывшей жены Лондо Моллари, не так важно. И нас это не должно удивлять, Вир.

— Не должно…

— Нет. Потому что, понимаешь, центавриане не уважают историю. Люди говорят: «Тот, кто не помнит своей истории, обречен повторить ее». Знаешь, — и он хихикнул, — для отсталой расы эти земляне слишком много знают.

— Так это их слова написаны на статуе Картажье?

Они как раз прошли мимо нее, и Лондо быстро оглянулся, хотя статуя уже пропала из их поля зрения. Мгновение он озадаченно хмурился, а потом вспомнил и улыбнулся, оскалив зубы.

— Ах, да. Слова людей. Это я их написал.

— Вы? — Вир не смог сдержать удивления. — Это написали вы?

— Да. Это написал я в честь твоего… в качестве нашего своеобразного ответа земному президенту Аврааму Линкольну. О, не делай таких невинных глаз, Вир. Неужели ты думал, что я не узнаю? Да, ты помогал нарнам. Или ты думаешь, что у меня нет осведомителей? — он прищелкнул языком. — Должно быть, ты считаешь меня самым величайшим идиотом на Приме Центавра?

— О, нет, Лондо! — возразил Вир. — Это вовсе не так!

— Ладно. Ладно, — ответил Лондо. — По всей вероятности, это вполне подходящая надпись. Ведь Картажье пал от твоей руки. И часть тебя… — его голос смягчился, — какая-то часть тебя тоже тогда умерла. Ведь так?

— Да, — тихо ответил Вир.

— В общем… когда умер Авраам Линкольн, его убийца крикнул: «Sic semper tyrannnis». Это латынь, древний язык землян. В переводе означает: «Так всегда бывает с тиранами!» Каждого тирана обычно ожидает безрадостный конец. Эти слова касаются нас обоих. Меня… и тебя… когда ты, в конце концов, станешь императором.

— Пророчество, — вздохнул Вир. — Иногда я думаю, стоит ли в него верить.

А иногда я думаю, стоит ли вообще во что-либо верить.

— Я давным-давно перестал об этом думать.

— И к какому же ответу вы пришли?

— Не верить ни во что, — ответил Лондо. — Но все принимать.

Вир горько засмеялся.

— И, если вы так поступаете…. то что? Проживете дольше?

— О, Великий Создатель! Надеюсь, что нет, — вздохнул Лондо. — Но тогда время, которое ты проведешь в этом мире, будет намного более терпимым.

Министр Кастиг Лион проложил себе дорогу сквозь толпу придворных и остановился около Мэриел. Она была по уши увлечена беседой с несколькими из них, когда он дотронулся до ее руки и произнес:

— Леди Мэриел… не уделите ли мне минуту вашего драгоценного времени?

— Вам, министр? — она одарила его такой обворожительной улыбкой, которая могла бы заставить большинство простых смертных пасть к ее ногам. — Вам я готова уделить целых две.

Она взяла его под руку, и они покинули это сборище. Кастиг Лион, вежливо, но твердо направлял ее. Так они прошли в его кабинет, располагавшийся в другом крыле дворца. Из-за высоченного роста ему приходилось то и дело нагибаться, но он умудрялся делать все, что необходимо и при этом не выглядеть глупо. Как только двери кабинета захлопнулись за ними, он повернулся к ней лицом, которое было мрачным, как туча.

— Может, вы объясните мне, миледи, — отрывисто пролаял он, — что за игру вы ведете?

— Игру? — она выглядела искренне озадаченной. — Я вас не понимаю, министр.

— Предполагалось, что вы, леди Мэриел, — и он ткнул пальцем в ее сторону, — будете работать на наше ведомство. Предполагалось также, что вы будете докладывать мне. Но вместо этого, — он саркастически усмехнулся, — вы, кажется, все свое время проводите под послом Котто.

Но Мэриел ни капельки не смутилась.

— Вы намекаете на то, что я не выполняю свою работу, министр?

— Нет, я не намекаю. Я прямо заявляю вам об этом. Количество поставляемой вами информации о Межзвездном Альянсе заметно сократилось. Неужели мне придется напомнить вам, миледи, о том, что наше ведомство обеспечивает вам приемлемый уровень благосостояния? Вам следует хорошенько запомнить это, если только вы не думаете, что удачливости посла Котто хватит на то, чтобы содержать вас?

— Вир вовсе не богач, министр. Более того, я возмущена…

— А я возмущен той игрой, которую вы ведете, леди Мэриел, — прямо высказал ей Лион. — Котто по плану был просто прикрытием, плацдармом на крайний случай. Кажется, вы об этом забыли и чрезмерно увлеклись им. Это неприемлемо.

— Сердцу женщины не прикажешь, министр. Теперь моя очередь напоминать вам.

— А моя очередь напомнить вам, миледи, что Вир Котто…

— Это — не тема для обсуждения, министр. Это — один из аспектов моей личной жизни.

— Вы не можете позволить себе такую роскошь, как личную жизнь, миледи, — вернул удар Лион.

— До тех пор, пока я работаю на вас.

— Верно.

— Очень хорошо, — сказала она, слегка пожав плечами. — Тогда я подаю в отставку, причем немедленно.

— Это не так просто сделать, миледи, — произнес Лион.

— Для меня.

— Нет. Для кого угодно, — его голос стал более тихим и, что страшнее всего, более дружелюбным. — Вы — шпион, леди Мэриел. Ваши знакомые не обрадуются, узнав о том, что их тайны попадали в этот кабинет. Уверяю вас со всей серьезностью, что, даже без всякой связи с нашим ведомством, некоторые из них заподозрят вас в утечке информации.

Мэриел посмотрела на него, стиснув зубы.

— Вы не посмеете.

— Еще как посмею. Скажите мне, миледи…. сколько, как вы думаете, вам удастся протянуть после этого, а? Вам и вашему любовнику, Виру Котто? Не думаю, что долго.

Она надолго замолчала.

— Что вы хотите? — наконец, спросила она.

— Меня очень мало интересует то, как вы проводите свое свободное время, миледи. Но я хочу, чтобы вы больше времени уделяли мне. Я хочу, чтобы все было, как раньше. Если этого не будет, — и он улыбнулся, — то не будет ничего.

И вас тоже. Вам ясно… леди Мэриел?

— Абсолютно, — ее мрачное лицо ярко контрастировало с лицом Лиона.

— Вот и отлично. Можете развлекаться дальше. Надеюсь, что я скоро услышу от вас… о чем-нибудь другом.

И он расхохотался, чем окончательно вывел Мэриел из себя, и она поклялась себе, что он, при малейшей возможности, поплатится за свое высокомерие.

Глава 9

Стояло раннее утро, и большинство обитателей дворца еще спали, когда Вир тихо вышел наружу. Единственным, что сделало прошлый вечер вполне сносным, было то, что, вернувшись в отведенную им двоим комнату, Вир обнаружил, что Мэриел уже спит.

Но он заметил в ней какую-то перемену. Обычно она спала совершенно расслаблено, как спят те, кто доволен жизнью и всеми своими решениями. Но этой ночью она показалась ему… напряженной. Что-то ее беспокоило, и Виру очень захотелось проникнуть к ней в голову и узнать, о чем она сейчас думает.

Может быть, Гален мог бы…

Нет. Он выбросил эту идею из головы и продолжил свой путь по Гехане.

Несмотря на столь ранний час, улицы и тротуары этой самой неприглядной части Примы Центавра кишели различными личностями, с которыми Вир с превеликим удовольствием не стал бы иметь вообще никаких дел. Некоторые из них бросали взгляды в его сторону, но Вир старался не встречаться глазами ни с кем из них.

Он понимал, что это было возвращением в детство: считать, что, если не смотреть на кого-то, то он к тебе не пристанет. Одной этой идеи хватило бы, чтобы вызвать у него смех — настолько она была абсурдна. Но сейчас ему было вовсе не до смеха.

Он точно знал, куда идти, адрес ему шепнули на ухо. Вскоре после того, как Лондо привел его назад, в другое крыло дворца, голос Галена снова зазвучал в его ухе. Он подумал, что это ему показалось, но Гален говорил слегка взволновано, пожалуй, даже с облегчением. Это вовсе не понравилось Виру. Если что-то вывело техномага из равновесия, то Виру было страшно даже думать о том, что он, по всей вероятности, лично столкнулся с той напастью.

Он старался не обращать внимания на отвратительный запах, стоящий вокруг.

Недавно прошел дождь, и на улицах было полно куч мусора и грязных луж, поэтому Вир тщательно выбирал дорогу. Он подумал, что если прогулки по Гехане станут для него привычным делом, то ему придется обзавестись специальной обувью… или, хотя бы, надевать ту пару, что не жалко.

Вир почти добрался до цели своего путешествия, когда кто-то выпрыгнул из темноты пред ним, и он сначала подумал, что это кто-то из техномагов. Но это оказался какой-то угрюмый тип, сверливший Вира недобрым взглядом. Он произнес тихим, пьяным голосом:

— Гони бабки.

Вир остановился.

— Я… у меня нет денег, — осторожно ответил он.

Тут он увидел прямо перед глазами некий предмет, который парень держал в руке.

— Поищи как следует, — прохрипел он.

Инстинкт подсказывал Виру бежать. Но он вдруг, по причинам, совершенно ему непонятным, понял, что вовсе не боится. Он сейчас испытывал лишь досаду.

Воспоминания о том, через что ему довелось пройти, о тех эмоциональных переживаниях укрепили его дух. Он перестал пятиться и уверенно встал на месте.

— Убирайся! — резко ответил он.

Пьяный и воинственный центаврианин замер на месте, отпор явно смутил его.

Вир понял, что, вероятно, показался легкой добычей, и теперь горе-налетчик никак не мог взять в толк, почему поведение Вира так резко изменилось.

— Что? — тупо переспросил тот.

— Я сказал, убирайся отсюда. Я не собираюсь тратить на тебя время.

С характерным металлическим лязгом из рукоятки выскочило острое лезвие.

Не говоря больше ни слова, парень двинулся на Вира.

Вир наклонился, но вовсе не от страха. Он просто набрал полную горсть грязи. Слепил увесистый комок и швырнул его точно в лицо нападавшего.

Незнакомец закашлялся, ослепленный грязью, и начал размахивать руками в воздухе, пытаясь вслепую достать Вира. Но Вир не терял зря времени. Он быстро шагнул вперед и изо всех сил ударил правой рукой. Его кулак врезался прямо в подбородок налетчика, и Вир тут же пожалел о своем решении. Его рука будто вспыхнула от боли, и он невольно вскрикнул. Но налетчик этого уже не слышал, потому что рухнул без сознания на землю. Нож выпал из его руки и с лязгом ударился о мостовую.

Лишь спустя секунд тридцать Вир осознал, что случилось. Его начало трясти от одного вида бесчувственного парня, лежавшего у его ног. Ужас от случившегося на мгновение охватил его, он был испуган, но, в то же время, рад.

— Не похоже, что бой за собственную жизнь доставил вам радость, а?

Обернувшись, Вир заметил, что неподалеку стоит Финиан. В руках он держал нож. Поднес его к глазам, рассматривая свое отражение на прямом, длинном лезвии.

— Милое оружие. Вам нужно?

Вир автоматически начал было отнекиваться…. но вместо этого произнес «да».

— А, герой Вир Котто. Играет роль… до самой ручки, — с пафосом произнес он и протянул Виру нож рукояткой вперед. Вир тихо простонал что-то в ответ на этот каламбур, но, тем не менее, спрятал лезвие в рукоять и убрал нож во внутренний карман камзола.

— Пошли, — продолжал Финиан. — Нам сюда.

С легкой улыбкой он добавил:

— Рад, что вы здесь. Теперь я чувствую себя в безопасности.

Вир пропустил мимо ушей его замечание. Он последовал за Финианом в дом, бросив последний короткий взгляд на незадачливого грабителя. Так странно.

Сначала он показался Виру гигантом. Теперь же он выглядел таким маленьким и тщедушным. А он, Вир… чувствовал себя великаном.

Он вошел вслед за Финианом в ближайшее здание, и поднялся по узкой лестнице на верхнюю площадку, где его ожидал Гален. Гален просто стоял там, уверенно опираясь на посох, его глаза сверкали. Рядом стояла Гвинн, то и дело переводя взгляд с Вира на Галена, и обратно.

— Вы живы, — произнес Гален. Он выглядел чуть удивленным. Ясное дело, эти слова не особо взбодрили Вира. Он повернулся и прошел в комнату.

— А разве могло быть иначе? — все-таки продолжил тему Вир. Хотя и не был уверен, хочется ли ему узнать ответ.

— Вы были очень близки к этому, — ответил Гален. — Взгляните.

В воздухе перед ними возникло голографическое изображение того, что записало во дворце устройство, спрятанное на Вире. Он выпучил глаза, увидев тварь, которая притаилась за дверью, которую он чуть не открыл, и еще темные, смутные очертания позади нее. Вир почувствовал, что вся решимость и уверенность, завоеванная им в схватке снаружи, куда-то испарилась, стоило ему как следует взглянуть на это… на этого…

— Шив'кала, — это имя внезапно пришло ему на ум. Он посмотрел на Галена, ища подтверждения своей догадке.

Но ответила ему Гвинн.

— Вполне возможно, — сказала она. — Хотя мы не можем знать наверняка. Но это еще не самое жуткое из того, что вам предстоит увидеть.

— Чего? — то, что это было еще не самое худшее, повергло Вира в шок.

Когда он подумал о том, как умудрился, наобум блуждая по закоулкам дворца, влезть в самое сердце этого… этого… гнезда дракхов…

В его душе разгорался гнев, но он не был уверен, чем именно гнев вызван.

Сначала он хотел обвинить техномагов в том, что они отправили его прямо в лапы той жуткой твари. Потом ему захотелось наброситься на Лондо, который помог создать здесь атмосферу, в которой те… те твари могли скрываться.

— И что может быть ужаснее этого? — потребовал он ответа.

— Не задавайте таких вопросов, Вир Котто…. ответа на которые вам не захочется услышать, — ответил Гален, но его рука уже сделала характерный жест.

Рука прошла сквозь голограмму, изображение на которой успело смениться на другое, более близкое ему, нежели та тварь, что устроила засаду за дверью. Это был Лондо. Он улыбался. По крайней мере, он пытался улыбнуться. Он шел, раскрыв руки, с веселым выражением на лице и…

Было еще что-то.

Вир подался вперед, толком не понимая, что он видит.

— Что… что это? — прошептал он.

На плече Лондо был какой-то нарост. Его очертания были смутными, размытыми. Когда Лондо подошел ближе, контуры этой штуки стали более четкими, рельефными. Это было похоже на какой-то вид… опухоли, или… тому подобное.

Вир потрясенно замотал головой.

— Это… опухоль? Это… какая-то болезнь? Почему же я не замечал этого прежде?

— Да, это что-то вроде болезни. Болезнь души, наведенная дракхами, — ответила Гвинн, заметно мрачнея.

— Это Страж, — сказал ему Гален.

— Страж? Это… зовут? Что вы хотите сказать? Эта штука неживая, эта…

И тут Страж посмотрел на него. Вздутие из плоти — «веко» задергалось, будто промаргиваясь со сна, и его единственный злобный глаз раскрылся и уставился прямо на Вира.

Вир завопил от ужаса. Он, к своему стыду, испустил сдавленный звук, слабый, почти, как женский, но ничего не мог с собой поделать. Это был рефлекс. Он попятился, ноги подкосились, но Финиан успел подхватить его прежде, чем Вир упал. Несколько минут назад он дерзко схлестнулся с вооруженным противником и сумел выстоять в поединке. А теперь с криком убежал от того, чего даже здесь не было.

Хотя заорал он не просто от вида этой дряни. Тварь сидела на плече того, кому он когда-то верил.

В его голове пронеслось два слова: «Бедный Лондо».

— Ч-что оно делает? Оно контролирует его действия? Читает его мысли?

— Что-то в этом роде. Оно не может полностью навязать ему свою волю…. но наказывает его в случае неповиновения. Если он отказывается сотрудничать, то его ждут весьма… неприятные ощущения, — сказала ему Гвинн. Ее голос был полон отвращения: похоже, она испытывала к этой твари такие же чувства, что и Вир. Но ей лучше удавалось справляться с собой. Но Вир все равно получил какое-то удовлетворение от этого.

— Оно также не может читать его мысли… но докладывает дракхам о его действиях. Оно связано с Лондо, они — единое целое. Страж останется на нем до самой смерти.

Все случилось так быстро и абсолютно неожиданно для Вира, что он никак не мог прийти в себя. Глядел в единственный глаз этого чудовища и думал о том, каково Лондо жить с этой тварью на шее — никогда не остаться одному, никогда не знать покоя, — и он почувствовал, что внутри него поднимается волна тошноты. Все, съеденное вчера, явно просилось обратно, и он, спотыкаясь, отбежал в угол комнаты. Там он освободил свой желудок от содержимого… в том числе, как он подозревал, и от некоторых частей самого желудка. Вир хватал ртом воздух, его мутило от мерзкого запаха, исходившего от пола под его ботинками, а потом отступил назад. Ему было так стыдно, что он не осмеливался посмотреть в глаза техномагам. Когда же, наконец, он поднял на них взгляд, Гвинн смотрела куда-то в другую сторону, Финиан, похоже, ему сочувствовал, а лицо Галена являло собой непроницаемую маску.

Казалось, освобождение желудка от съеденной пищи помогло Виру сосредоточиться. Это было отвратительно, но странно действенно. Он медленно, с всхлипом, втянул в себя воздух, и даже не подумал извиняться за потерю самообладания. Да и что он мог сказать? Вместо этого он произнес:

— Эта… штука… этот Страж… можно ли его споить?

— Споить? — слегка озадаченно переспросила Гвинн. Вир подумал, что после всего, что с ним случилось, она просто не ожидала от него связной фразы вообще, а уж обдуманного предположения и подавно.

— Напоить допьяна. Отключить. Если Лондо выпьет достаточно…

— Да-а-а… — это произнес Гален. — Да. Страж восприимчив к алкоголю. В таком случае император сможет чувствовать себя в относительном уединении.

— Возможно, этой твари нужно выпить меньше, чем Лондо, для того, чтобы опьянеть, — задумчиво пробормотал Вир.

Теперь ему все стало ясно. Перед его мысленным взором стоял этот единственный, страшный глаз — он прямо-таки сверлил его мозг, и Вир, внезапно, с необычайной яркостью увидел все, что случилось раньше. Слова Лондо, его намеки и поведение… теперь все обрело смысл. И…

И Тимов… то, что казалось очевидным тогда, сейчас выглядело совсем иначе. Она должна была уйти, ее вынудили к этому. Значит, Вир не ошибся, его ощущение, что они с Лондо стали близки друг другу, не было игрой воображения.

Именно это предопределило ее внезапное изгнание. Лондо был вынужден состряпать это дело не потому, что хотел этого, а потому, что боялся подпускать ее к себе слишком близко. Какая может быть личная жизнь с разумной одноглазой тварью, которая сидит на плече и наблюдает за каждым твоим движением?

Теперь все поступки Лондо обрели разумное объяснение…. это было так грустно… так…

Великий Создатель, да как же такое случилось с Лондо?

— Могли ли они посадить на него эту тварь против воли? — глухо спросил Вир.

Гален покачал головой.

— Нет. Он мог бояться…. но обычно соединение возможно, только если будущий хозяин сам на это согласен.

Так как же они сумели сделать с ним такое? Как смогли заставить его согласиться на то, чтобы эта тварь вторглась в его тело, в его разум? Мог ли он сам пойти на это? Вир считал, что этого не может быть. Лондо был слишком горд. Смириться с тем, что эта тварь будет постоянно с ним, все время будет напоминать ему своим присутствием о том, что он превратился просто в марионетку этих чудовищ, прячущихся в тени — да никогда Лондо добровольно на такое не пойдет.

А что, если они каким-нибудь ужасным способом заставили его пойти на это?

Какой ужас он тогда испытывал? Беспомощно стоять…. наблюдая за тем, как эта тварь соединяется с ним… на всю жизнь…

Вир не знал, что и подумать. Подозрения, страх, жалость — все чувства одновременно нахлынули на него.

— Я должен поговорить с ним, — сказал Вир. — Сказать ему, что я все знаю.

Я должен…

— Вам не терпится умереть? — резко спросил Гален.

— Нет, конечно же, но…

— Заикнитесь, что знаете о Страже — и вы обречены. Но выбор за вами.

— Гален прав, — произнес Финиан. Он, казалось, сочувствовал тяжелому положению Вира, но был, очевидно, полностью согласен с Галеном. — Вспомни, что с тобой случилось, когда ты всего лишь упомянул имя Шив'калы, одного из дракхов. Если ты дашь Лондо понять, что тебе известно о Страже, то дракхи ликвидируют тебя еще до того, как ты успеешь сделать следующий вздох.

— Но разве не вы надоумили меня произнести это имя? И разве не по вашей вине я чуть не угодил в смертельную ловушку, здесь, во дворце? — запальчиво произнес Вир. — До чего же приятно узнать, что вы вдруг начали беспокоиться обо мне. Почему? Да потому, думается мне, что вы считаете, будто я вам еще пригожусь, не так ли?

— Мы вовсе не собирались заманивать вас в смертельную ловушку, — ответил Гален. — Мы потеряли с вами контакт. Несомненно, в потере связи повинна технология Теней. Прошу прощения за причиненное неудобство.

— Причиненное неудобство! Да если бы я вошел в ту комнату, то был бы уже мертв!

— Мы тоже беспокоились за вас, — ровно ответил Гален.

— Ха-ха-ха, — Вир даже не пытался скрыть свое недовольство «остроумным» ответом Галена. Потом снова повернулся к голограмме. Эта часть сцены в коридоре была записана с какого-то другого ракурса. Лондо положил руку на плечо Виру. И теперь, под таким углом, Страж оказался намного ближе к глазам Вира, чем раньше. Оно находилось всего в паре сантиметров от его лица и пялилось на него своим немигающим, неестественным глазом, а он тогда не знал об этом. Но теперь он чувствовал, что оно лезло в его мозг…

— Выключите это, — сказал Вир.

— Будет полезно изучить это…

— Выключите это!

Гален странно посмотрел на Вира, но потом коротко взмахнул рукой, и изображение исчезло.

Некоторое время никто не произнес ни слова. Наконец, Гвинн шагнула вперед и сказала, обращаясь к Виру:

— Вы начинаете понимать, против чего мы боремся.

— То, что мы сейчас увидели, — заметил Финиан, — мы обнаружили во дворце в результате всего лишь поверхностного осмотра. Но там, наверняка, таится больше, гораздо больше. Дракхи паразитируют в самом сердце, проникли глубоко в душу Примы Центавра.

— Сердце застыло. Душа почернела, — произнес Вир. Он покачал головой, его душа отказывалась принимать то, что видели глаза, но он знал, что это истинная правда. — Сказать ли мне об этом Лондо? Принести выпивки, вырубить Стража, и как-нибудь, намекнуть ему, что я знаю?

— Ни в коем случае, — настойчиво сказал Гален, и остальные техномаги закивали головами в знак согласия. — Положение даже не скверное, как мы ожидали, а гораздо хуже. Мы до сих пор надеялись на то, что вы сможете повлиять на Лондо, и он, с нашей помощью, изгонит дракхов. Но теперь мы видим, что это невозможно.

— Именно, — подтвердил Финиан. — Лондо нельзя доверять. Это очевидно.

— Все не так просто, — огрызнулся Вир. — Несмотря на все, что случилось — пусть теперь я знаю правду — нет, не так, из-за всего случившегося, Лондо — мой друг. Ему…

— Нельзя доверять, — закончил Гален, давая понять, что этот вопрос даже не обсуждается.

— Дело не в доверии. Нам нужно ему помочь.

— Вы хотите ему помочь? Тогда убейте его.

Подобное хладнокровное заявление Галена ужаснуло Вира.

— Убить его. Просто взять, и убить, — эхом повторил он.

— Да, взять и убить.

— Лично я не думаю, что вы способны на это, Вир, — сказала Гвинн, посмотрев на Галена. — Но, сделав так, вы бы оказали ему большую услугу.

— Забудьте про это. Он — мой друг.

— Он — их союзник. Только это имеет значение.

— Но не для меня, Гален. Только не для меня, — заявил он с яростью в голосе, его раздражение, вызванное словами техномагов, росло. — Знаете что?

Знаете что? Во многом вы похожи на этих дракхов. Черт побери, да вы ничем не отличаетесь от Теней. Вы используете людей в своих целях, а потом, когда они становятся вам не нужны, просто их отбрасываете.

— Мы похожи на наших врагов гораздо сильнее, чем сами готовы признать, — сказал Гален, поразив Вира этими словами. Он не ожидал, что тот согласится с его заявлением, сделанным просто от злости. — Тем не менее… между нами есть… разница.

— Например?

— Мы гораздо обаятельнее и лучше танцуем, — ответил Финиан.

Все уставились на него.

— Я подумал, что сейчас нам всем не помешает немного юмора, — сказал он.

— На самом деле, все смешное уже было сказано, — съязвила Гвинн.

— Отлично, тогда, — произнес Финиан, явно раздосадованный тем, что его легкомысленное замечание было так грубо оборвано, — тогда что же нам делать?

— Информация должна исходить от кого-то, пользующегося доверием, — сказал Гален, задумчиво потирая подбородок. — Техномагам не станут доверять. Тогда есть единственный разумный выход. Мне надо рассказать Гидеону. Он же, в свою очередь, передаст полученные сведения Межзвездному Альянсу, который…

— Который может нас окончательно стереть с лица земли бомбами? — встревожено спросил Вир. — Они узнают о том, что на Приме Центавра сохранились следы Теней, предположат худшее…

— Вероятно, здраво предположат, — заметила Гвинн.

Вир умышленно проигнорировал ее слова и продолжил:

— …и снова начнут бомбить нас. И на сей раз не успокоятся до тех пор, пока не уничтожат всех окончательно.

— Тогда Шеридану, — предложил Финиан. — Гидеон доверяет Шеридану. Если он…

— Только не Шеридану. И не Гидеону. Никому, — сказал Вир, будто отрезал. — Это внутренняя проблема Примы Центавра. Так что мы сами с этим разберемся. И точка.

— На кону стоит намного больше, чем один ваш мир, — попыталась убедить его Гвинн. — Речь идет не о мелких чиновниках, берущих взятки. Мы говорим о расе, которая использует Приму Центавра в качестве своей цитадели, и о биологическом оружии в виде Стража на плече императора вашего мира…

— Верно. Моего мира. Это мой мир, — убежденно произнес Вир. — И я сам справлюсь с проблемами моего мира, так что будем считать это нашим внутренним делом. Я не хочу, чтобы чужаки пронюхали про это. Если они это сделают, то начнется кровавая бойня, а мне вовсе не хочется стать ее участником.

Гвинн явно собиралась возразить, и, видимо, была готова спорить с ним до конца, возможно, чтобы доказать свою правоту, или просто потому, что представилась возможность побить его. Но легкого прикосновения руки Галена к ее плечу хватило, чтобы остановить ее. Вир гадал, удалось ли ему убедить Галена в своей правоте, или же тот просто хотел еще что-то предложить. Гален окинул его внимательным взглядом с головы до ног, а потом произнес:

— Что ж, значит, вы присоединитесь к нам, Вир Котто?

— Я не предам интересов Примы Центавра.

— Но вы же должны что-то делать. Вы же не можете, после того, что увидели здесь, просто взять и уйти.

— Я буду приглядывать за всем этим. Буду информировать вас. Узнаю все, что можно узнать, чтобы убедиться в том, что дело не зашло слишком далеко… или, если это все же произойдет… то смогу… я смогу…

— Тогда что вы сможете? — спросил Гален.

— Тогда я смогу заставить их уйти туда, откуда они пришли.

Гален покачал головой. Он явно не был с этим согласен, и Вир не мог его за это винить. Он и не сказал пока ничего особо убедительного. Но заговорил с такой убежденностью, какой на самом деле не ощущал:

— Послушайте, я ведь нужен вам.

— Да? — в глазах Галена отразилось холодное веселье.

— Вы сами это говорили. Я нужен вам для того, чтобы собрать части мозаики. Да, я могу это сделать, но действовать следует не торопясь, осторожно. Очевидно, что теперь я могу, если потребуется, приезжать сюда.

— Приезжать и уезжать может оказаться явно недостаточно.

— Тогда чего же будет достаточно, Гален? — раздраженно потребовал ответа Вир. Но, прежде чем техномаг успел ответить, поднял руку. — Нет. Не ломайте голову. Я знаю, что делать.

— И что же?

— Достаточно того, что я это знаю. Оставьте это мне.

— Ну уж нет, — твердо ответил Гален.

Их взгляды встретились, и Вир понял, что Гален не оставит это дело ему на откуп просто так. Было очевидно, что техномага вовсе не радовала идея продолжать скрывать информацию о той тьме, которой насквозь пропиталась Прима Центавра. Он явно продолжал склоняться к тому, чтобы предать огласке добытые ими из первых рук доказательства. Но Гален понимал, что, сделав это, он обречет Приму Центавра на гибель. Альянс не станет возиться с дракхами и их влиянием, как с мелкой раковой опухолью, которую можно осторожно удалить, они могут просто грубо вырезать ее, тем самым погубив пациента, а потом еще похвалят друг друга за хорошо проделанную работу.

Вдруг неожиданно заговорила Гвинн, она будто прочитала его мысли:

— Хотите узнать, чем мы отличаемся от дракхов, Вир? Дракхи подставили ваш народ под удар, и ничуть не жалеют об этом. Жизнь или смерть центавриан не имеет для них значения, какая разница, лишь бы только это было им на руку. Мы не хотим распространять информацию, которая может погубить Приму Центавра, без крайней необходимости. Докажите, почему нам не стоит этого делать, и мы будем сотрудничать с вами. Но вы должны предложить нам хоть что-нибудь, в противном случае мы не сможем вам помочь.

Тогда он рассказал им, что задумал.

Изложил им в общих чертах свою стратегию. Вир прекрасно осознавал, что им нужно время на размышление и ясно дал им это понять. Техномаги терпеливо и задумчиво выслушали его, а когда он закончил, переглянулись между собой. Виру показалось, что они общаются. Он понятия не имел, на что они вообще способны, но сейчас это его мало беспокоило. Его волновало лишь одно — как сделать, чтобы Прима Центавра просуществовала как можно дольше. С каждым днем влияние дракхов будет расти…. но, так же это будет означать, что его народ прожил еще один день, а там, где есть жизнь, есть надежда.

— Хорошо, Вир, — спустя некоторое время произнес Гален. — Но я, по-прежнему, не одобряю…

— Я не нуждаюсь в вашем одобрении, — перебил его Вир. — Лишь в молчании.

— Пока.

Вир в знак признания склонил голову.

— Да, пока.

— Тогда удачи вам, — сказал Финиан. — Вам придется хорошенько поднапрячься, чтобы исполнить задуманное, Вир.

— А вы думаете, я этого не понимаю? — ответил Вир. Слова прозвучали резче, чем ему хотелось бы, но он подумал, что, учитывая обстоятельства, это вполне объяснимо. — А теперь вы должны извинить меня…

Он уже повернулся, когда Гален окликнул его:

— О, Вир… еще кое-что…

Вир резко развернулся к техномагу, его терпение буквально слезло к ногам, как старая кожа.

— Что еще, Гален? Что «еще одно» вы собираетесь вывалить на меня? То, что я должен быть осторожен, потому что рискую не только своей жизнью, но и жизнями многих других? То, что я не должен рассчитывать на то, что вы будете хранить молчание? Что там, снаружи, жители Примы Центавра спят сном праведников, не догадываясь о том, что мы тайно пытаемся предотвратить их полное уничтожение, и что мне, вероятно, никогда больше не удастся заснуть спокойно? Что у моего лучшего и, возможно, единственного в мире друга, на плече сидит одноглазый паразит, который отравляет ему каждую секунду денно и нощно? И что покой он обретет лишь в могиле, но, раз я даже в мыслях не готов помочь ему таким проклятым способом, значит, мне, по-вашему, не стоит об этом беспокоиться? Вы это собирались мне сказать?

Гален ответил очень спокойно.

— Нет. Я просто хотел спросить, не желаете ли вы извлечь из вашего уха микрофон? Он ведь не может все время там находиться. И вам придется отвечать на неприятные вопросы, если он вдруг не вовремя вывалится.

— О… хм-м…

Вряд ли он мог связно ответить на этот вопрос.

Извлек устройство из своего уха на ладонь и опустил на стол, а потом вышел, не оглядываясь.

— И этот парень, — сказал Финиан, — последняя, лучшая надежда на мир в галактике.

— Думаю, что мне сегодня ночью не заснуть, — сухо откликнулась Гвинн.

Из дневников Лондо Моллари

Датировано (по земному календарю, приблизительно) 18 марта 2269 года

Как бы мне хотелось найти способ предотвратить это.

Увы, бедный Вир. Полагаю, это было неизбежно. Бедный парень, он прибыл сюда, на Приму Центавра, с очередным визитом в компании Мэриел. А улетел один.

В некотором смысле — это лучший для него вариант. А самым примечательным было отважное выражение, которое он смог придать своему лицу. Но я на этот трюк не поддамся. Если Вир любит, то любит всем сердцем, не обращая внимания на голос разума, поэтому он не мог совершить большей ошибки, чем отдать свое сердце Мэриел.

Но уступить ее… тому… типу? Фу. Какие бы проблемы не создавала мне Мэриел, какой бы ядовитой змеей я ее не считал, я так огорчен, видя Вира уязвленным… несмотря на то, что я продолжаю стоять на своем — вероятно, это лучший вариант для него.

Глава 10

Дурла наклонился вперед в кресле, явно не веря своим ушам.

— Я… что? — переспросил он.

— Хотите ее, — ровно произнес Вир. Он заявил это с такой скукой и презрением в голосе, которого Дурла вовсе не ожидал от посла. Возможно, он сильно недооценил Котто. Но, прежде чем он смог другими глазами взглянуть на Вира, до него, наконец, дошел смысл вопроса.

— Вы хотите Мэриел? — повторил Вир.

— Посол, — медленно произнес Дурла. — Давайте на минуту отложим в сторону мои личные желания и стремления… леди Мэриел — свободная женщина. Это не предмет сделки.

— Женщины, — сказал Вир, — делают то, что им говорят. Конечно же, — жестко добавил он, — они весьма занятным путем дают нам понять, что они хотят делать, чтобы мы потом им приказали, а?

Министр Дурла с трудом верил в то, что перед ним тот самый парень, с которым он встречался в Зокало на Вавилоне 5 меньше года тому назад. Вир показался ему таким… пресыщенным. Таким уставшим от мира. У Дурлы также сложилось впечатление, что при их первой встрече Вир побаивался его. Но теперь посол разговаривал с ним так, будто они были давними друзьями. Дурла не понимал, откуда взялась эта фамильярность и, хотя он не был уверен в том, что такое обращение ему нравится, но и неприятным это тоже не было. Он считал Вира Котто безобидным дурачком. Если он ошибался, значит, Вир, по всей вероятности, опасен. Но, с другой стороны, он так же может оказаться весьма полезным. В зависимости от того, с какой стороны смотреть.

— Вы наверняка заметили, — продолжил Вир, — что леди Мэриел, определенно, уделяет вам на редкость много внимания.

— Да… она по-дружески относится ко мне, — сказал Дурла, — но я не думал, что за этим стоит что-то большее, нежели обычная вежливость.

Но истина, конечно же, скрывалась гораздо глубже.

Дурла с юных лет знал Мэриел и, сколько себя помнил, был в нее влюблен.

Она всегда была для него самой желанной женщиной в мире. Чтобы привлечь ее внимание и возбудить интерес к себе, он вытащил ее из забвения, в котором она пребывала с тех пор, как Лондо прогнал ее, и пристроил на работу под началом советника, а потом — министра Лиона. Своим нынешним положением она была обязана ему, и он молча — и, судя по всему, глупо, — ждал, что она обратит на него внимание и выразит свою признательность.

Но, раз вместо этого она завязала роман с Виром, выходит, что Дурла не произвел на нее впечатления. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы привести его в неистовство.

Когда же ему удалось успокоиться — а на это ушло несколько месяцев — он решил, что хватит действовать окольными путями. Воспользовавшись желанием императора вернуть Вира Котто и восстановить с ним отношения, Дурла, заботясь, конечно, лишь о добром здравии императора, устроил так, чтобы Мэриел с Виром стали завсегдатаями его приемов. У Дурлы появилось время, и он из кожи вон лез, пытаясь привлечь ее внимание, произвести впечатление своей властью. Ведь она, больше всего на свете, жаждала именно ее.

Однако, кажется, все его усилия пропали зря. О, она была в меру вежлива и вполне очаровательна…. но она говорила только о Вире и о том, какой он удивительный. Дурле это уже стало действовать на нервы. Он решил было, что ему не суждено заполучить Мэриел, потому что не мог понять, как устроен разум женщины.

И тут, так неожиданно, Вир ввалился в его кабинет, уселся в кресло напротив стола и завел этот разговор. Непонятно, с чего это он решил «предложить» Мэриел ему. Дурле хотелось верить, что это всего лишь тупая шутка, не имеющая под собой серьезных оснований. Ведь после всех трудов, после хитрой, многоходовой комбинации с кучей участников…. неужели это выглядело настолько очевидно?

— Это больше, чем простая вежливость, уверяю вас, — сказал Вир. Секунду он смущенно ерзал в кресле. Потом, чуть понизив голос, спросил:

— Могу ли я надеяться на ваше благоразумие, министр?

— Конечно! Абсолютно! — ответил Дурла.

— Ведь у меня, как у любого мужчины, тоже есть гордость. А эта… в общем… эта ситуация… не доставляет мне особой радости.

— Все, что вы здесь скажете, никогда не покинет пределов этого кабинета, — заверил его Дурла.

Вир наклонился вперед, переплел между собой пальцы, и тихо-тихо, будто боясь, что их могут подслушать, произнес:

— Дело в том, что эта женщина постоянно говорит о вас, неважно, остаемся ли мы наедине, или находимся в компании на Вавилоне 5. Она ни о ком, кроме вас, не говорит!

— А мне она говорит только о вас.

Вир взмахнул рукой, будто отметая его доводы.

— Притворство, и ничего больше. Она — очень нежное создание, эта леди Мэриел, и ей не свойственно часто упоминать ваше имя, когда вы неподалеку. Но ей все труднее сдерживаться. И вы, должно быть, это заметили.

Дурла поразмыслил над его словами и решил, что Вир прав. Она, действительно, стала иначе на него смотреть. Ее рука, касавшаяся его плеча, оставалась там несколько дольше, чем того требовали приличия. Определенно, она заигрывала с ним.

Он боялся надеяться…. не смел позволить себе…

— Но то, что она говорит мне, когда мы остаемся наедине… — Вир покачал головой. — Она откровенно демонстрирует свои чувства. Ясно, что она хочет вас, Дурла. Умирает от страсти. И, проклятие, я чертовски устал слушать все это. А что касается нашей личной жизни… — и он резко оборвал себя. — Как вы думаете, что я чувствую, когда она кричит: «О, да-да, Дурла, да!» в тот самый момент, когда мне меньше всего хочется услышать имя другого мужчины? Это действительно так, честное слово!

— Как… как это, должно быть, ужасно для вас. А сейчас признать это…

Но… — он покачал головой. — Я не понимаю. Если она так хочет быть со мной, то почему бы ей просто не… ну, я имею в виду, что она же не является вашей собственностью или марионеткой…

Вир с еще большим смущением посмотрел на него.

— Ну, если честно… в какой-то мере, является.

Дурла прищурился.

— Что вы имеете в виду?

— Я имею в виду то, — сказал Вир с глубоким вздохом, как будто готовясь открыть какую-то страшную тайну, — что леди Мэриел не… как бы это сказать… не обладает полной свободой воли.

Сначала Дурла не мог понять, о чем именно говорит Вир. Но потом до него дошло.

— Вы… шантажируете ее? — хрипло прошептал он.

Вир был ошеломлен.

— Шантажирую? Неужели вы считаете, что я способен шантажировать собственную любовницу просто ради того, чтобы она была со мной?

— Простите меня, посол. Я вовсе не хотел…

— Не стоит извиняться. Вы почти угадали.

Дурла не знал, что сказать. С одной стороны, это выглядело омерзительно.

С другой, он почти проникся уважением к Виру — но вот каким способом он это признал.

— Что вы, хм… как вы… словом…

— Чем я ее шантажирую? — он пожал плечами. — Вряд ли будет честно раскрыть это.

— Возможно. Но, все же, вряд ли шантаж с вашей стороны делает вам честь в любом случае.

— Вполне вероятно, — признал Вир. — Но, все-таки, мужчина, в которого эта женщина влюблена по уши, может делать с ней все, что угодно. Тем не менее…. она все-таки принесла мне определенную выгоду. Она создала обо мне хорошее впечатление.

— Хорошее впечатление? — но до него быстро дошло. — В глазах других на Вавилоне 5?

— Именно. Вам это известно, Дурла, ведь вы же видели ее. Мужчина, возле которого находится подобная женщина…. это просто поднимает его в глазах других мужчин. Но давайте будем откровенны, а? — и он подался вперед. — Посмотрите на меня. Я серьезно, взгляните. Разве я похож на мужчину, который привлек бы Мэриел? Да, у меня есть некоторые достоинства, но давайте посмотрим правде в лицо: я не в ее вкусе. Теперь-то вы понимаете, почему мне не хочется, чтобы эти мои слова покинули пределы этого кабинета?

— Конечно, конечно. Другим может показаться, что она остается с вами просто из страха перед тем, что вы можете выставить ее… в неприглядном свете. И все же… вы говорите, что желаете избавиться от нее несмотря ни на что. Что вы готовы «отдать» ее мне, как вы сами выразились, — он откинулся назад в кресле, сцепил пальцы. — Почему? Жизненный опыт подсказывает мне, посол, что люди редко делают что-либо по доброте душевной. Если же сказать конкретнее, все они чего-то добиваются. А что хотите вы?

Вир испустил долгий вздох. На мгновение маска лощеного дипломата свалилась с него, и истинные чувства чуть не вырвались наружу. Он сказал, не глядя на Дурлу:

— Верите или нет, министр, но я некогда был порядочным парнем. Мне и не снилось, что я смогу силой привязать к себе женщину. Мне… пришлось к кое-кому обратиться. К тому, кто мне больше нравится, — он бросил взгляд в сторону Дурлы. — Мне прежде доводилось видеть некоторые выступления министра Валлко. С некоторым запозданием я получал их видеозаписи на Вавилоне 5. И даже лично посетил одно этим утром. И он говорил о том, какой должна стать Прима Центавра, и какими должны быть мы. О том, ради чего нам стоит жить, и как мы должны стремиться к тому, чтобы стать теми, кем мы были раньше.

— Министр невероятно сильный оратор, — согласился Дурла. Он с гордостью выпятил вперед грудь. — Знаете, это я его нашел. Сделал его нашим духовным лидером.

— Да? Не удивлен, — и Вир медленно выдохнул. — В любом случае… я задумался над тем, о чем он говорил… насчет того, чтобы вновь стать теми, кем мы были раньше. И я ощутил своего рода… ностальгию, полагаю, что это верное слово. Ностальгию по тому мужскому характеру. Такой мужчина никогда в жизни не поступил бы так, как поступил я. Полагаю, что это звучит забавно.

— Нет, вовсе нет.

— Естественно, у меня возник вопрос, интересует ли вас она? — его брови изогнулись, выражая любопытство. — А?

Дурле пришлось собрать всю свою выдержку, чтобы не закричать: «Да! Да!

Сколько себя помню, я о ней мечтал! С тех пор, как меня стали возбуждать женщины, я хочу только ее!» Но вместо этого он, с выражением абсолютного спокойствия на лице, произнес:

— Она… довольно привлекательная. Можно даже сказать, весьма жизнерадостная. Признаюсь, в последнее время я уделял очень мало внимания женщинам. У меня и без них полно забот. Очень трудно совмещать дела сердечные с делами государственными…

— О, абсолютно… абсолютно с вами согласен. И все же… есть одно затруднение. Главное — понимание, полагаю, вам это известно. Я хочу поступить как лучше, но мне бы не хотелось, чтобы люди начали говорить, что я уступил вам Мэриел, чтобы подлизаться. Не буду говорить вам, как в этом случае буду выглядеть, — Дурла кивнул, и Вир продолжил дальше: — Я не хочу, чтобы они узнали, при каких обстоятельствах мне досталась Мэриел. А вам, с другой стороны, вовсе не захочется, чтобы все считали, что вам досталась женщина, которую отверг не только император, но и посол с Вавилона 5. Вряд ли это пойдет на пользу вашей репутации.

— Веские доводы.

Вир нетерпеливо наклонился вперед.

— Насколько сильно она вам нравится? Действительно ли вы хотите ее получить?

Дурла искоса посмотрел на него.

— А что, — медленно спросил он, — вы предлагаете?

Вир улыбнулся.

— Вы игрок? — спросил он.

— Если того требуют обстоятельства, — ответил Дурла. — Расскажите, что у вас на уме?

После бомбардировок на Приме Центавра стало проводиться систематическое искоренение всего, что имело отношение к людям, Земле или к Межзвездному Альянсу вообще. Некоторое время земляне и их разнообразные безделушки были весьма популярны на Приме Центавра, но с тех пор, как Земля стала смертельным врагом, Валлко начал агрессивно призывать вернуться к центаврианским корням.

Естественно, центавриане с радостью отказались от всего заимствованного.

Точнее, почти от всего. Было одно примечательное исключение, которому отводилось важное место в плане Вира.

Покер.

Невероятно увлекательная и коварная игра настолько пришлась по душе центаврианам, что стала частью их культуры. Поэтому, чтобы там ни требовал Валлко в русле политики изоляционизма, никто — особенно в высших кругах общества, где покер стал особенно популярен, — не собирался лишаться столь увлекательного способа времяпрепровождения. Ходили слухи что, на самом деле, покер был изобретен первым центаврианским послом, который выучил ему землян, и так игра постепенно начала распространяться.

В этот вечер во дворце шла довольно оживленная игра. Лондо знал об этом и, сидя в тронном зале, думал о том, что раньше он бы к ней присоединился.

Теперь же он был императором. Императору неприлично появляться в игровой зале.

Что подумают в обществе?

— Я — император, — сказал он вслух, внезапно осознав этот факт. — Какое мне дело до того, что могут подумать другие?

Он поднялся с трона и направился к двери. К нему немедленно подошел Трок и произнес:

— Ваше Высочество, я думал, вы говорили, что этот вечер хотели провести здесь…

— Я делаю это каждый вечер. Я устал от однообразия. Жизнь слишком коротка, Трок. Пойдем.

— Куда, Ваше Высочество?

Лондо повернулся к нему и сказал:

— В свое время я слыл неплохим игроком в покер. Насколько я понял, здесь сейчас как раз идет игра. Проводи меня туда.

— Ваше Высочество, я не знаю, что…

— Я вовсе не собирался спрашивать твоего мнения по этому поводу, Трок, — жестко сказал ему Лондо. — Итак…. ты выполнишь то, о чем я тебя попросил, или мне придется сделать это самому…. а позднее найти способ выразить тебе мое неудовольствие?

Мгновением позже Трок с неохотой вел Лондо по длинному коридору. Из дальнего конца зала отчетливо доносился смех. Лондо уже успел забыть, когда в последний раз слышал во дворце по-настоящему веселый смех. Казалось, это место погрязло в интригах, закулисной политике и делах, которые не предвещали ничего хорошего народу Примы Центавра.

Смех становился все громче, и Лондо заметил, что все присутствующие явно недоверчиво обсуждали что-то, только что сказанное. Лондо удалось разобрать несколько фраз, раздававшихся с разных сторон.

— Да он шутит.

— Дерзкий ход.

— Вы не посмеете.

А потом вдруг все замолчали.

Сначала Лондо подумал, что внезапно наступившая тишина — это реакция на его появление, но потом, войдя в зал, увидел, что внимание всех присутствующих сосредоточено вовсе не на двери, а на двух игроках, сидящих за столом. Кровь застыла в жилах Лондо, когда он разглядел их.

Одним из них был Вир. Другим Дурла. Они смотрели друг на друга поверх вееров карт, зажатых в руках. Вокруг стола также сидели Куто, Кастиг Лион и Мунфис, новоиспеченный министр образования, один из самых непроходимых тупиц, которых Лондо доводилось встречать на своем веку. Их карты лежали на столе: очевидно, они уже выбыли из игры.

Лондо не знал, печалиться или радоваться тому, что Вир оказался среди игроков. То, что Вир находится в обществе министров и ведет себя так непринужденно, поможет ему появляться здесь, когда вздумается. А самому Лондо будет гораздо проще поймать его и поговорить, когда захочется. Но, с другой стороны, последнее, чего он хотел бы пожелать Виру, это превратиться в такого же, как они, жадного до власти хищника.

— Я вам не помешал? — спросил Лондо.

Они уставились на него, а потом начали автоматически подниматься.

— Нет, нет, не надо вставать, — сказал он, жестом приказывая им оставаться на своих местах. — Я хотел к вам присоединиться… но, похоже, сейчас обстановка слишком накалена. Полагаю, кто-то недавно поднял ставки?

— Можно сказать, что так, — заметил Вир.

Куто развернул в кресле свое массивное тело, чтобы взглянуть на императора и произнес:

— Посол только что поставил на кон свою любовницу.

— Что? — Лондо сначала не понял, о чем шла речь, но потом до него дошло.

Он недоверчиво уставился на Вира.

— Ты… шутишь.

Вир кивнул.

Как бы Лондо ни относился к Мэриел, происходящее вызвало у него тошноту.

— Вир, она же свободная женщина. Ты не можешь ставить ее на кон…

— На самом деле, могу. Она исполнит долг чести, если до этого дойдет… — ответил ему Вир.

— Но почему ты решил использовать ее в качестве… фишки?! — спросил Лондо.

— Потому что у меня закончились деньги, — резонно ответил Вир. — К тому же… — Вир поманил его к себе поближе и, когда Лондо наклонился к нему, показал свои карты. Лондо взглянул. Четыре короля.

— О. Вот как, — произнес Лондо.

— Посол ищет способ убедить меня изменить ставку, — задумчиво произнес Дурла. — И император на его стороне. Хм-м. Не знаю, стоит ли принимать ее. С одной стороны — внушительная сумма, с другой — женщина. Женщина не имеет денежной стоимости, а ее личные ресурсы весьма ограничены, но она, определенно… навевает какую-то ностальгию. Что же мне делать, что же делать… — он посмотрел на карты в своей руке, а потом сказал: — Ладно.

Ставка принята.

Вир с торжествующей улыбкой на лице выложил на стол свои карты. Дурла с удивлением моргнул.

— Этого, — сказал он, — я не ожидал.

— Благодарю вас, — сказал Вир и потянулся за фишками, которые должны были составить его выигрыш.

Но Дурла продолжил, даже не переведя дух:

— Но, уверен, вы тоже не ожидали… вот этого.

И он выложил на стол, одного за другим, четырех тузов.

Над столом воцарилась мертвая тишина. Лондо переводил взгляд с одного на другого, ожидая от игроков реплик или хоть какой-нибудь реакции. А потом Вир рассмеялся. Он долго и громко смеялся, а потом наклонился над столом, схватил руку Дурлы и крепко пожал ее.

— Хорошая игра! — сказал он. — Отлично сыграно! Я немедленно поставлю Мэриел в известность.

— Вы — человек чести, Вир Котто, — церемонно ответил Дурла, — и весьма опасный противник. Я не испытываю по отношению к вам ничего, кроме глубочайшего уважения.

Вир грациозно поклонился, и вылез из-за стола.

— Ви-и-р. Можно тебя на минутку, — произнес Лондо, шагнув следом за Виром, и они вместе покинули комнату. Лондо открыл было рот, но тут услышал звук чьих-то шагов позади них. Не оборачиваясь, произнес:

— Трок, можно нам с Виром поговорить наедине?

Трок к настоящему времени уже успел крепко усвоить, что спорить не следует, и отступил назад.

— Вир, — резко спросил Лондо, — ты хоть соображаешь, что творишь? А Мэриел спросить разве не надо?

— Не обязательно, — ответил Вир. — Она не будет возражать. На самом деле, думается мне, ей стало скучно на Вавилоне 5, она затосковала по обществу дома.

Но в чем дело, Ваше Высочество? Вам не по душе, что она будет жить во дворце?

Боитесь?

— Нет, я не боюсь…

— А надо бы, — Вир внезапно понизил голос. — Ведь она пыталась убить вас, Лондо. Мы оба знаем это. О, она заявила, что это была случайность. Сказала, что понятия не имела о том, что это статуэтка-ловушка. Но это неправда, — и слова полились из него потоком. — Еще до появления на Вавилоне 5 она знала, что вы решили развестись с двумя женами, и не собиралась испытывать удачу. В прошлом она уже имела дело со Стоунером и уговорила его привезти эту статуэтку на Вавилон 5 якобы для «перепродажи». Продавая ее торговцу, Стоунер намекнул на то, что некая привлекательная центаврианка очень ею интересовалась…. и она ведь просто указала на эту фигурку, не дотрагиваясь до нее, потому что триггер был настроен на прикосновение любого центаврианина. Я бы на вашем месте не испытывал к ней особой симпатии, Лондо.

Лондо был поражен этим потоком информации.

— Откуда ты все это узнал?

— Она рассказала.

— А, она тебе рассказала… почему?

— Потому что я попросил ее об этом. По правде говоря, совсем недавно. О, не волнуйтесь, Лондо… она больше не представляет для вас угрозы. У нее… теперь другое на уме.

— Вир, если отбросить все, что ты сейчас мне сказал, признаю, отбросить придется очень много, я гораздо больше беспокоюсь о тебе, нежели о Мэриел.

— Обо мне? Но почему? Мне казалось, что вы будете только рады, если я брошу ее.

— Потому что, — и Лондо беспомощно развел руками, — мне казалось, что она сделала тебя счастливым. Я думал, что она, возможно, изменилась. Но теперь я вижу, — и он пристально взглянул в лицо Вира, пытаясь увидеть хоть какие-то признаки того наивного юного центаврианина, которого он когда-то знал, — что она и на половину не изменилась так, как ты.

— Я вырос, Лондо. Вот и все, — ответил Вир. — Это происходит с каждым из нас. Ну… со всеми, кроме Питера Пэна.

— Что? — Лондо смущенно моргнул. — Кого?

Вир отмахнулся.

— Неважно. Лондо, послушайте…. я безмерно уважаю вас, ваше положение и вообще…. но, не вмешивайтесь, хорошо? Просто это не ваше дело.

С этими словами он прибавил шагу и поспешил к себе, оставив совершенно сбитого с толку императора наедине со своей бессонницей.

Мэриел почти закончила собирать вещи, когда раздался звонок в дверь.

— Да? — сказала она. Дверь распахнулась, и Мэриел удивленно моргнула.

— Надо же. Чем обязана такой честью?

Лондо вошел в комнату, держа руки сложенными за спиной.

— Привет, Мэриел, — произнес он. — Неплохо выглядишь.

— Приветствую вас, Ваше Высочество. Я должна поклониться? — и она сделала церемонный реверанс.

— Думаю, что нам ни к чему такие формальности, моя дорогая.

Он медленно и осторожно приблизился к ней, будто опасаясь, что она может взорваться.

— Итак, может, скажешь мне, Мэриел, что за игру ты ведешь на этот раз, а?

— Игру?

— Я слышал, что ты сменила покровителей. Перешла от Вира к Дурле. Решила, что он даст тебе больше надежд на возвышение?

— На случай, если этого вы не слышали, Лондо, — ровно ответила она, — я даже не присутствовала на игре, на которой меня проиграли. Никто даже не спросил моего мнения. Но Вир ясно дал мне понять, что на кон была поставлена его честь. У меня не оставалось иного выхода. К тому же, — и она пожала плечами, — Дурла достаточно привлекательный мужчина. Кажется, я ему нравлюсь.

Он занимает высокое положение в правительстве. Вир обаятельный и забавный, но это пока все, что у него есть. Так что, для меня все сложилось вполне удачно.

И я уже давно потеряла все иллюзии относительно моего предназначения в жизни.

— И что же это за предназначение?

— Ну, Лондо… конечно, делать мужчин счастливыми. Разве ты не был счастлив со мной? — она слащаво улыбнулась, проведя тонким пальчиком по складке на его подбородке. — Некоторые вещи мне всегда удавались превосходно.

— Например, манипулировать теми, кто поддался твоим чарам. Скажи мне честно, Мэриел, конечно, если ты в принципе способна что-либо делать честно, ты, каким-то образом, организовала эту игру? Ты режиссировала всю комбинацию?

— Почему я всегда должна что-то «устраивать»? — спросила она, и некоторая толика тщательно изображаемой любезности соскользнула с ее лица. — Если бы мне захотелось сменить Вира на Дурлу, то почему бы мне просто не прицепиться к Дурле…. особенно, учитывая твое мнение, что я ценю в Вире только то, как он служит моим целям? Зачем мне устраивать весь этот спектакль с картами?

— Не знаю, — задумчиво произнес Лондо. — Но, если я узнаю…

— Ну, даже если и узнаешь, что тогда, Лондо? Все участники удовлетворены результатами сегодняшней вечерней игры. Единственный, кому что-то не нравится — ты, но ведь ты не участвовал в игре.

Он шагнул к ней и ровным голосом произнес:

— Все произошло на Приме Центавра. Я, император, и есть Прима Центавра.

Так что это меня касается. Что-то здесь нечисто.

— На твоей планете тоже что-то нечисто, Лондо. Для Примы Центавра будет лучше, если ты станешь следить за порядком на ней, нежели за результатами игры в покер.

Дверь снова распахнулась, и в проеме появился один из Первых Кандидатов.

— Леди Мэриел, — поклонившись, произнес он, — меня прислал министр Дурла…

— Да, конечно. Вот эта сумка, и еще вот, — она указала на несколько закрытых чемоданов. — Мне необходима помощь в том, чтобы как можно быстрее перевезти мои вещи с Вавилона 5.

Она повернулась к Лондо и посмотрела на него широко распахнутыми невинными глазами.

— Что-нибудь еще, Ваше Высочество? Или я могу быть свободна?

Его челюсть дернулась несколько раз, будто он грыз орех.

— Ступай, — наконец, выговорил он.

— С вашего позволения, — сказала она, делая еще один сложный книксен, а потом направилась по коридору, оставив Лондо яростно хмуриться и гадать, ломая голову, что такое в этом мире только что произошло.

Она преследовала его во снах.

Год назад ему приснилась Мэриел и попросила начать раскопки на К0643.

Спустя несколько месяцев она стала раз за разом являться ему и просить выполнить другие вещи. Во снах она была его проводником, ведь именно во сне его мозг работал — планировал и определял грядущую судьбу Примы Центавра.

Сначала он не помнил, о чем именно она говорила с ним во снах. Но потом, спустя недели и месяцы, фрагменты складывались. Связь между ними — естественно, только духовная, — окрепла, стала более тесной. Теперь он помнил все, что слышал его спящий разум. Он даже стал ставить на ночь рядом записывающее устройство, на случай, если ему доведется проснуться во время такого вещего сна. Тогда он сможет записать все, каждую мысль, чтобы ничего не потерялось.

Во многих снах она обещала ему, что, рано или поздно, будет принадлежать ему. Просто требовалось набраться терпения и упорно трудиться, и она, в конце концов, придет к нему по собственной воле.

И вот этот день настал.

Ему с трудом верилось в это.

Она стояла посреди комнаты, облаченная в настолько тонкую и прозрачную ткань, которая, если взглянуть под определенным углом, казалась невидимой.

— Здравствуйте, министр, — сказала она.

Он вошел в комнату, и его ноги внезапно налились тяжестью.

— Приветствую вас, леди, — сказал он, и его голос прозвучал очень хрипло.

Дурла кашлянул, чтобы прочистить горло. — Думаю, вам стоит знать о том, что… если вы не желаете участвовать в этом…

Она медленно подошла к нему. Дурле показалось, что она скользит к нему, как по льду, настолько незаметными были ее шаги и так грациозна походка.

Мэриел подошла к нему и обняла руками за плечи.

— Я, — мягко произнесла она, — именно там, где хочу… и именно с тем, с кем я хочу быть…

— Это… все так неожиданно, — ответил он.

Но она покачала головой.

— Для вас — возможно. Но для меня это был долгий путь. Я восхищалась вами издали, Дурла… Наверняка вы почувствовали это там, на Вавилоне 5…

— Но там вы, в основном, говорили о Вире.

Она засмеялась, и ее смех зазвенел, подобно тысяче маленьких колокольчиков.

— Все это делалось лишь для того, дорогой Дурла, чтобы вызвать вашу ревность. Наверняка все мужчины, подобные вам, испытывали подобное чувство. А вы, — и она начала расстегивать свою рубашку, — единственный великий лидер на этой планете. Это всем известно.

— Да? — от этих слов не только его гордость зашевелилась.

— Ну, конечно. Разве не вы организовали и воплотили все эти проекты восстановления? Разве не вы поддерживаете императора, развиваете программы, подбираете нужных людей на ключевые посты? Кто, как не вы, видит наш мир именно таким, каким он должен стать? Кто заставляет трепетать сердце и душу народа? И разве не вы основали Башню Власти? Разве не вы выбрали Валлко на его пост, дабы он поднимал дух всего нашего народа? И, кто знает, сколько еще у вас грандиозных планов?

— Да, они грандиозны, — и он запнулся. — Вам хочется, чтобы я рассказал о них? Вам, действительно, интересно?

— Мне интересно лишь то, как они отразятся на вашем величии, — ответила Мэриел, жарко дохнув ему прямо в ухо. Он с трудом устоял на подкашивающихся ногах. — Но не стоит говорить об этом сейчас. Полагаю, мы займемся кое-чем другим… гораздо более интересным, — и она коснулась его лица рукой. — Остальное может подождать… некоторое время. Но не вы…

Он кивнул. Его горло перехватило судорогой, и он не мог издать ни звука.

— Пожалуй, не стоит дольше ждать, — сказала она и нежно поцеловала.

Когда их губы разъединились, он прошептал:

— Ты знала… ты ведь, как-то, всегда об этом знала…

— Конечно же, я знала.

— О моих снах… ты мне часто снилась…

На мгновение ее глаза сверкнули, и он принял это за знак согласия. Но в тот момент он был так поглощен происходящим, а она быстро произнесла:

— Да, все эти сны… Теперь все они сбылись, Дурла… и стали явью.

Она быстро расстегнула что-то на своем плече, и одежда соскользнула с ее тела. Потом он набросился на нее, как бешеный зверь, который наконец-то выпустил все, что так долго сдерживал…

Когда они были вместе, она заставила себя отрешиться от своих мыслей.

Весь ее разум, все тело заполнял образ Вира. Она задумалась о том, как оказалась здесь.

«Я была очень плохой», — думала она, — «и вела себя очень скверно, творила ужасные вещи, использовала людей и теперь это мое наказание. Потому что Вир сказал мне, что Дурла — ключ ко всему. Что у него есть нужная нам информация, поэтому я должна всегда быть рядом с Дурлой. Только так я смогу узнать и передать Виру то, что ему нужно. Если я буду рядом с Дурлой, то сделаю Вира счастливым. А я должна сделать его счастливым. Если мне это не удастся, то я умру.

Поэтому я должна расстаться с ним и быть рядом с Дурлой, быть там, где я больше всего нужна моему любимому Виру. Но, как бы Дурла не обнимал меня, как бы он меня не любил, я все время буду думать только о Вире. И однажды… однажды мой Вир вернется ко мне, и мы снова будем вместе, ныне и присно, в жизни и смерти… А нынешнее… все это не имеет никакого значения. Никакого.

Я буду улыбаться и ахать, буду шептать ласковые слова и говорить все, что необходимо, но самое сокровенное я приберегу для Вира. И я выведаю у Дурлы все, что нужно Виру.

Я стану шпионом, как назвал меня Кастиг Лион, и я буду с ним сотрудничать, и буду делать все, что захочет Дурла, потому что это нужно Виру.

Вир, я люблю тебя, я так люблю тебя, приходи поскорее, Вир, я буду ждать… ждать вечно…»

И, когда Дурла увидел слезы, текущие по ее лицу, она сказала, что это всего лишь слезы радости. И он поверил в это, потому что ему хотелось в это верить.

Вир стоял на балконе, с которого открывался вид на Приму Центавра. Он думал о том, что необходимо сделать, чтобы народ жил в безопасности, и о жертвах, на которые придется пойти ради этого.

Он думал о том, что теперь ему удалось завоевать расположение Дурлы, потому что он дал министру то, о чем тот больше всего мечтал, причем, никто из них не потерял своего лица. За это Дурла будет вечно в долгу перед ним.

Ему были слишком хорошо известны повадки таких, как Дурла. Они действуют так, будто являются вершителями судеб, думая, что судьба на их стороне и всегда даст им то, о чем они мечтают, стоит лишь об этом попросить. Возможно, у Дурлы, первоначально, и были какие-то сомнения, но Вир знал, что Дурла не будет особо расспрашивать Мэриел, насколько добровольно она на это согласилась. Ему вовсе не хотелось упустить ее из рук, когда она, наконец-то, досталась ему.

Надо действовать самим, тихо. Вся эта тьма, вся эта ложь, все эти ужасные твари, прячущиеся во тьме — вот с чем Виру предстояло справиться. Виру и тем, кто по своей воле или невольно, станет его союзниками. Ибо, если Межзвездный Альянс или Шеридан узнают о том, что здесь происходит, Прима Центавра сгорит в огне. Вир был в этом уверен. Он не хотел снова пройти через этот ужас. Ему хотелось сделать все возможное, чтобы избежать этого.

Потому что ситуация все ухудшалась.

Он должен сначала разыскать кое-кого. Ему нужно найти таких, как Рем Ланас и Ренегар, тех, кому удалось уцелеть после ужасной катастрофы на К0643.

Они знали о том, что Вир пытался их предупредить, и должны были усвоить, что, когда Вир о чем-то предупреждает, то будет крайне неблагоразумно не обращать на это внимания. И до них доходили слухи, странные байки, рассказы друзей и друзей их друзей. Истории о том, что часть Примы Центавра использовалась для не афишируемой работы, но в это дело допускали далеко не каждого центаврианского рабочего, вовсе нет. Нет, министерство определенно не было в восторге от результатов раскопок на К0643, и поскольку были нужны козлы отпущения, ими стали рабочие. Именно из-за небрежности рабочих были уничтожены эти раскопки.

Теперь начали новые работы, и велись они на этот раз в полной секретности, а вся рабочая сила набиралась исключительно среди Первых Кандидатов. Молодость Примы Центавра, надежда будущего, набиралась для какого-то темного и страшного дела, о сути которого Вир не имел ни малейшего представления.

Ему нужно было узнать гораздо больше, но Рем Ланас и Ренегар волновались, по крайней мере, в начале. Он знал, что они где-то рядом, и что они смогут много чем помочь ему. Они и им подобные, кому становилось известно о том, что на их любимой Приме Центавра творится что-то ужасное. Хотя, насколько ужасное, Вир не был готов сказать им. Пока не готов. Ему срочно нужен был свой человек в стане противника, причем, срочно.

Он смог подумать лишь об одной подходящей личности.

Вир твердил себе, что другого выбора у него нет. И, когда его совесть снова проснулась, он подумал о грешнице, и о том, что наказание должно соответствовать тяжести прегрешений. И о том, что те, кто назначает эти наказания, должны оценивать грехи беспристрастно, и при этом не иметь ни малейшего пятна на собственной душе.

Он думал обо всем этом, а потом почувствовал холодный ветер, проникающий даже под его одежду. Не по сезону ледяной. Он закутался потеплее, и принялся рассматривать безоблачное ночное небо, осознав, что больше не может себя оправдывать. Наконец, он произнес слова, правдивость которых знал только он.

— Я проклят, — сказал он в окружающую его пустоту, и не было никого поблизости, чтобы опровергнуть его слова.

Из дневников Лондо Моллари

Датировано (по земному календарю, приблизительно) 5 мая 2270 года

Идиоты. Слепые идиоты.

Неужели они думали, что смогут бесконечно проворачивать свои дела незаметно? Неужели решили, что Шеридан и его союзники будут все время закрывать глаза на их действия?

Я прекрасно знал, что зонды Межзвездного Альянса периодически ведут сканирование с орбиты. Мы вовсе не одни здесь, на Приме Центавра. Они следят за нами, как за детьми, чтобы те не вздумали играть со спичками. Они беспокоятся, что мы можем навредить самим себе… навредить самим себе, совершенствуя вооружения, проводя политику милитаризации, в результате чего можем пойти против них, и, тем самым вынудить их уничтожить нас.

Судя по всему, Дурла и его гениальные союзнички начали готовиться к войне на континенте Зонос. Некогда тот материк был оплотом зонов — второй разумной расы, развившейся на Приме Центавра, которую мы извели под корень много лет назад. Там начало усиленно развиваться производство, по словам Дурлы — сельскохозяйственное. Сельскохозяйственное! Как будто Шеридан в это поверит.

Потом меня обрадовали: мне оставлена роль приглаживать перышки раздраженных членов Альянса, уверять их в том, что, мы, центавриане, мирный народ, который никогда, никому не собирается угрожать.

Уверен, Шеридан ни на одну земную секунду не поверил в это. Он заявил, что промзона в Зоносе должна быть демонтирована. Что возникли подозрения, будто это военное производство. Дурла был оскорблен и возмущен. Валлко будоражил народ, вызывая гнев против этих новых претензий Альянса. Куто пытался строить хорошую мину при плохой игре, но не преуспел в этом, полагаю, из-за отвратительно продуманного плана действий.

А сегодня…

Сегодня я чуть не убил Трока.

Он просто помешался на Сенне. Хотя она была вежлива, приветлива и даже чуточку кокетлива с ним, ей, тем не менее, удавалось удерживать его на расстоянии вытянутой руки. Я заметил это несколько месяцев назад, значит, Трок, тем более, не мог не заметить. Его раздражение оттого, что их с Сенной отношения оставались на том же уровне, росло.

И вот, на той неделе он явился ко мне просить ее руки.

Когда он вошел в тронный зал, я был уверен, что его привело сюда какое-нибудь дело, ведь он — мой помощник. Представьте себе мое удивление, когда он произнес:

— Ваше Высочество… мне бы хотелось обсудить с вами мою будущую свадьбу.

Мгновение я смущенно разглядывал его, а потом ответил:

— Трок, признаю, что уже привык к вам, как к камердинеру, но мне трудно понять, зачем нужно оформлять наши отношения таким образом.

Эх, Трок. Никакого чувства юмора.

— Нет, Ваше Высочество. Мне бы хотелось поговорить о браке между мной и вашей воспитанницей, Сенной.

Только сейчас я осознал, что Сенна и Трок уже давно не дети, как я привык о них думать. Это заявление заставило меня понять, что она достигла брачного возраста, и что Трок явно не будет единственным, кто будет просить ее руки, если, конечно, я не соглашусь на его предложение.

Очень церемонно Трок произнес соответствующую фразу:

— Я хочу взять в жены Сенну. Я родом из уважаемого дома Милифы. Мой отец…

— Я знаю, из какого ты дома, Трок, — нетерпеливо ответил я. — Мне известна твоя родословная. Так ты хочешь жениться на Сенне? А ты знаешь, что это будет означать? Готов ли ты взять на себя такую ответственность?

— Да, Ваше Высочество. Думаю, из нее получится прекрасная первая жена.

— Конечно, — и как это я не задумывался о столь очевидном? — И что по этому поводу думает Сенна?

Он был изумлен.

— А разве это имеет значение?

— Не всегда, — согласился я. — Но, в данном случае, это имеет значение для меня.

Я повернулся к одному из гвардейцев и приказал ему позвать Сенну. Не прошло и минуты, как она уже была здесь: вполне взрослая женщина. Я беспокоился за нее, ибо в последние месяцы она слишком много времени проводила в обществе Первых Кандидатов, которых сейчас можно было встретить во дворце на каждом шагу. Зато женщин, если не считать прислуги, почти не было. Мне следовало бы найти ей подружек. Но, полагаю, сейчас уже поздно начинать заниматься этим.

— Сенна, — сказал я, — Трок просит у меня разрешения на брак.

В глазах Сенны промелькнул злорадный веселый огонек.

— Надеюсь, что вы будете счастливы в браке, Ваше Высочество.

Я повернулся к Троку.

— Она хорошо выучилась.

Но Трок даже не улыбнулся. Неудивительно, он всегда бы таким.

— Сенна, — сказал я, чувствуя, что отшутиться не удастся, — ты хочешь выйти замуж за Трока?

Она бросила быстрые взгляды на нас обоих, а потом без вызова, но твердо ответила:

— Раз уж вы спросили меня об этом, Ваше Высочество… я уважаю Трока и испытываю дружескую симпатию к нему. Но я не хочу выходить за него замуж. Нет.

Я не хочу его обидеть. Просто я вообще не хочу выходить замуж. Ни за кого.

— Вот так, Трок, — сказал я, повернувшись к нему.

Казалось, он был крайне удивлен.

— Что… «вот так»? И это не обсуждается?

— Она же сказала, что не хочет. Вряд ли стоит настаивать на своем. Нет, значит, нет. Раз Сенна так решила, то вряд ли наше дальнейшее обсуждение вопроса превратит ее «нет» в «да». Но Сенна, определенно, надеется, что вы останетесь друзьями. Надеюсь, что ты почтешь за честь исполнить ее просьбу.

— Но в таком деле слово женщины не имеет особого веса! — настаивал Трок.

— В большинстве случаев, да, — согласился я. — Но здесь случай особый.

Здесь решения принимаю я, а воля Сенны для меня значит больше, чем твоя. Вот и все.

Но, как оказалось, это был далеко еще не все. Вечером, проходя мимо комнаты Сенны, я услышал спор. Я сразу узнал, кто разговаривал там на повышенных тонах: Сенна и ее раздраженный поклонник явно разошлись во мнениях.

Сначала я хотел дать Сенне возможность самой со всем разобраться. Все-таки она была независимой молодой женщиной, у которой было свое собственное мнение. Она вполне могла противостоять таким, как Трок.

Но потом страсти явно накалились — я услышал звук пощечины. Сенна вскрикнула, следом раздался стук падающего тела. Я подошел к двери, но та была заперта. В гневе я повернулся к своим телохранителям и молча указал на дверь.

Без лишних колебаний, они шагнули вперед и вышибли ее. Я ворвался в комнату первым, тем самым нарушив протокол, но сомневаюсь, что гвардейцам удалось бы меня удержать.

Как я и подозревал, Сенна лежала на полу. Трок склонился над ней, сжав кулаки, и кричал:

— Ты опозорила меня перед императором! Ты должна…

Он заметил меня и мгновенно вскочил на ноги.

— Ваше Высочество, это не то, что вы…

Но я не стал слушать его объяснений, я вообще не слышал, что он говорил.

Меня уже не волновало, насколько велико влияние тех, кто устроил Трока на это место. В два быстрых шага я очутился прямо перед ним. Быть может, это несправедливо, но сейчас в этом парне я видел лишь воплощение всего, что раздражало меня в моем нынешнем окружении: высокомерия, крысиной драки за власть за моей спиной, всех моих проблем с ними.

Я размахнулся и ударил его. С радостью отмечу, что это был хороший удар, особенно если учесть, что я не практиковался очень давно. Оглушенный Трок без звука рухнул на пол. Это меня слегка смутило. Потом он поднял на меня взгляд, но так и не дотронулся до того места на подбородке, куда угодил мой кулак.

Возможно, он не желал доставить мне удовольствие, признав, что ему больно.

— Полагаю, Трок, — выразительно произнес я, — что твоя служба у меня подошла к концу.

— Меня назначил министр Дурла…

— Министр Дурла подчиняется мне! — загремел я. — И это я принимаю решения! Я, а не он! И не ты! Я! Министр Дурла может подыскать для тебя какое-нибудь другое место. Полагаю, что ради собственного здоровья, ты найдешь себе место как можно дальше от Сенны. А теперь убирайся вон с глаз моих!

Он спокойно, не суетясь, но и не медля, поднялся на ноги и некоторое время смотрел на меня. Я гневно взглянул на него. Он тут же опустил глаза, доставив мне этим хоть какое-то удовлетворение. А потом, не говоря ни слова, вышел.

— С вами все в порядке, юная леди? — спросил я.

— Я… вам не стоило заступаться за меня, Ваше Высочество, — ответила она. — Я могла бы справиться с ним сама.

Потом она криво улыбнулась и дотронулась рукой до щеки, на которой все еще горело красное пятно от удара.

— Но я рада, что мне не пришлось этого делать.

— Не думай больше об этом. Он никогда не будет докучать тебе, Сенна. Я за этим прослежу.

Завтра же я поговорю с лордом Дурлой и заставлю его перевести Трока в самое отдаленное от Сенны место. Надеюсь, этот случай не помешает Сенне поддерживать отношения с остальными Первыми Кандидатами. Мне бы хотелось, чтобы у нее были друзья получше, но, по крайней мере, они — ее сверстники, и с одной с ней ступени социальной лестницы. Им есть, о чем поговорить.

Эх, если бы уладить проблемы с Межзвездным Альянсом было бы так же легко, как услать Трока. Просто врезать кулаком по лицу — и все. К несчастью, государственная политика — куда более запутанная штука.

По крайней мере, мне так кажется.

Возможно, стоит, как-нибудь, попытаться съездить Шеридану по носу и посмотреть, будет ли от этого хоть какая-то польза.

Глава 11

— Мистер Гарибальди сейчас вас примет.

Секретарша оказалась настолько эффектной, что Лу Велш с трудом оторвал от нее взгляд.

— Обалдеть можно, — пробормотал он.

— Простите?

— Да весь этот офис, — быстро ответил Лу, обводя рукой помещение. — Весьма впечатляюще.

Он поднялся со стула и продолжил:

— Раньше мы с Майклом работали вместе. Боже, да его каюта была меньше, чем эта приемная! Он высоко забрался.

— Да, это так, — ее лицо, по-прежнему, оставалось милым, но губы растянулись в неприятную улыбку. — Если вы пройдете в кабинет, то, я уверена, он с радостью расскажет вам, насколько высоко ему удалось забраться.

— Хм. О! Да, конечно, — ответил Лу и шагнул в кабинет.

Гарибальди поднялся из-за стола, протянув руку, и на его лице расплылась широкая улыбка. Удивленному Велшу пришлось признать, что Гарибальди находится в отличной форме. Лу опасался, что годы, проведенные в кресле руководителя гигантской корпорации «Эдгарс-Гарибальди» могли сказаться на нем, как-то размягчить его, но эти опасения мгновенно развеялись. Гарибальди был таким же подтянутым, как и прежде. Шагнув вперед, он сказал:

— Лу! Лу, до чего же здорово…

Тут он прищурился.

— Что-то не так? — озадаченно спросил Лу.

— У тебя теперь есть волосы, — ответил Гарибальди.

— Ах, это, — Велш с притворной небрежностью запустил пальцы в густую черную шевелюру. — Да, теперь у меня есть прическа.

— Прическа. Ишь ты, — сказал Гарибальди.

— Я, похоже, теперь стал полной противоположностью вам, шеф? Лысина а-ля Гарибальди, а?

— Это мое секретное оружие, — ответил Гарибальди, погладив свою безволосую макушку. — Я направляю свет, отраженный от нее, прямо в глаза врагам и ослепляю их. К тому же, если я вдруг окажусь на необитаемом острове, то смогу, отражая солнечные лучи, послать сигнал пролетающим мимо самолетам. А если на этом острове окажешься ты, то тебя хватит лишь на то, чтобы обзавестись грудой песка в твоих фолликулах. Садись же, садись. Может, выпьешь чего-нибудь? Содовая или тому подобное?

— Нет-нет, все в порядке, спасибо, — ответил Велш.

Гарибальди вернулся обратно за стол и уселся в кресло.

— Итак, — сказал он, постукивая пальцами, — давай, рассказывай о том, где тебя все это время носило.

— Ну… шеф… вы единственный, кому удалось выследить меня и пригласить сюда, на Марс, для беседы, — медленно ответил Велш. — Так почему бы вам самому не рассказать мне о том, где меня все это время носило?

— Во-первых, перестань называть меня шефом, — сказал Гарибальди. — Мы больше не на Вавилоне 5. Лучше зови меня Майклом. Или Майком.

— О'кей, шеф.

Гарибальди закатил глаза, но потом снова сосредоточился.

— Ладно, — решительно начал он. — Сначала ты получил повышение и стал служить в личной охране президента Кларка…. но потом тебя вышибли из Вооруженных Сил во время… неприятностей. С тех пор ты работаешь частным консультантом по вопросам безопасности в нескольких мелких фирмах. Вдобавок ко всему, ты заслужил репутацию отличной ищейки. Люди называют тебя «Призраком».

Тебя невозможно обнаружить, пока ты сам этого не захочешь.

— Я умею прятаться, — сказал Велш. — Это все из-за волос.

— Уверен, что так, — ответил Гарибальди. — Тебе известно, что пару раз ты работал на корпорацию «Эдгарс-Гарибальди»? На некоторые наши небольшие филиалы?

— Этого я не знал.

— А на самом деле ты, скорее всего, об этом знал.

— Хорошо, знал, — согласился Велш. Он наклонился вперед, охваченный любопытством. — А в чем дело, шеф? Вряд ли ты пригласил бы меня сюда лишь для того, чтобы поболтать о том, чем я все эти годы занимался.

— Посмотри-ка на это, — сказал Гарибальди и вывел изображение на монитор за своей спиной. На экране появилось несколько снимков, сделанных с воздуха, на которых виднелись какие-то постройки. — Что ты видишь?

Велш нахмурился, изучая их. Пока он этим занимался, раздался писк интеркома. Гарибальди нажал на кнопку.

— Да?

Раздался бодрый голос секретарши:

— Звонил посетитель, которому назначено на одиннадцать часов. Он немного опоздает, но постарается добраться как можно быстрее. Он приносит извинения за задержку.

— Нет проблем. Передайте моей жене, что, возможно, мы перенесем ленч на полчаса, хорошо?

— Да, сэр.

— Твоя жена, — Велш удивленно покачал головой. — Не могу поверить в то, что слышу из твоих уст эти слова. Забавно… раньше я думал, что ты был увлечен этой дамочкой из Пси-Корпуса, как там ее звали?

— Талия, — сдержанно ответил Гарибальди. [4] — Да. Ты слышал что-нибудь о ней? Что с ней все-таки случилось?

Гарибальди долго думал, прежде чем ответить.

— Она… очень изменилась… Итак, — и он указал на изображение на экране.

Велш тут же понял, что невольно коснулся чего-то личного, и что настаивать на ответе невежливо. Поэтому он произнес:

— Ну… похоже на военный завод. Где это?

— Зонос. Малонаселенный материк Примы Центавра. Снимки сделаны зондом Межзвездного Альянса около недели назад. Центавриане утверждают, что это завод сельскохозяйственной техники. Производит оборудование для очистки земли.

— Да, оно может очистить землю, — медленно ответил Велш. — И попутно очистить землю от всего, что на ней обитает.

Он постучал пальцами по столу.

— И что ты обо всем этом думаешь, Лу? — спросил Гарибальди.

— Думаю, что это похоже на военный завод. Если бы они хотели, чтобы это было похоже на производство оборудования для сельского хозяйства, то могли бы замаскировать его. Думаю, они умышленно оставили все, как есть. Они знали, что за ними следят?

— О, да.

— О'кей. Тогда я думаю, что это прикрытие.

Гарибальди кивнул.

— Именно. Они построили все это, чтобы отвлечь наше внимание от того, чем они на самом деле занимаются.

— И это…

— Мы еще не знаем, — признался Гарибальди. — И выяснить, что это, президент Шеридан попросил нас.

— Нас?

— Он хочет, чтобы все прошло тихо, Лу. По крайней мере, сейчас. У Межзвездного Альянса и так достаточно проблем с Примой Центавра, чтобы ввязываться в споры по мелочам. Черт с ними. Если это все, что они нагородили, то незачем ставить на уши весь Альянс. Но, если за этим скрывается что-то большее, то президент хочет узнать об этом первым, чтобы, если повезет, ликвидировать до того, как ситуация выйдет из-под контроля.

— Похоже, он действует на Приме Центавра в лайковых перчатках. Почему конкретно?

— Не знаю, что ты понимаешь под словами «действовать в лайковых перчатках». Я знаю, что ему хочется избежать большой войны. Думаю, в некоторой степени, памятуя о прежних временах: он все еще надеется, что Лондо сам исправит текущее положение дел на Приме Центавра.

— Ты хочешь сказать, что вместо того, чтобы чувствовать себя подавленными и униженными, они считают себя готовыми к новой войне?

— Не совсем так, но близко, — ответил Гарибальди. — В любом случае, он хочет послать на Приму Центавра команду с задачами, отчасти дипломатическими, и, отчасти…

— Шпионскими?

— Именно. Поэтому президент хочет отправить туда несколько человек, с которыми Лондо некогда был знаком. Он надеется, что, в этом случае, сентиментальность Лондо не позволит ситуации резко выйти из-под контроля. В то же время он хочет, чтобы это были достаточно циничные и подозрительные ребята, которые смогут найти, что бы это ни было, выяснить, что это такое и сделать то, что необходимо сделать. Он хочет, чтобы я принял в этом участие. А я решил, что мне нужен ты, чтобы прикрыть мне спину, да и покопаться там втихаря было бы неплохо. Итак, ты в деле, Призрак?

— Это оплатят, или я должен участвовать в этом по доброте душевной?

— По доброте душевной.

— Тогда я в деле.

Гарибальди рассмеялся.

— Лу, я шучу. Конечно же, тебе за это заплатят. Считай, что ты нанят.

— Потрясающе. Тогда я еще больше хочу этим заняться. Звучит обалденно, шеф. Мы двое против всей Примы Центавра. У них нет ни единого шанса.

— Ну, полагаю, нас будет несколько больше. Нас будет трое.

Снова пискнул интерком.

— Ваш одиннадцатичасовой посетитель, сэр.

— Может, мне подождать пока снаружи? — спросил Лу.

— Нет-нет, не надо. На самом деле, это третий член нашей команды. Пусть войдет, — произнес Гарибальди уже в интерком.

— Этот третий парень готов к работе в условиях Примы Центавра?

— О, да, — ответил Гарибальди. — Он будет совершенно незаметен. Его почти невозможно заметить. Он может обойти кругом всю Приму Центавра, и никто даже на него не взглянет.

Дверь скользнула в сторону, и Велш повернулся и поднялся, чтобы взглянуть на посетителя. И замер в изумлении. А потом удивленно моргнул.

Вновь прибывший быстро прошел внутрь, остановился и чуть поклонился, прижав кулаки к груди.

— Приветствую вас, мистер Гарибальди. И вас, мистер Велш. Я ведь не обознался?

Велш был настолько поражен, что даже не стал скрывать своего изумления.

Он обернулся к Гарибальди и произнес:

— И он отправится с нами на Приму Центавра? Он подходит? Он?

— Доверьтесь мне, — произнес гражданин Г'Кар с Нарна, и в его единственном глазу промелькнула веселая искорка. — Вы даже не заметите моего присутствия там.

Глава 12

Лондо крайне редко позволял себе показывать свои истинные чувства перед Дурлой, но сейчас был именно такой случай. Он вскочил с трона, изумленно открыв рот.

— Вы в этом уверены? Это действительно они?

Дурла утвердительно кивнул.

— Вне всякого сомнения, Ваше Высочество. Их проверили на таможне. Это они.

— То, что он послал сюда мистера Гарибальди, меня не удивляет, — медленно произнес Лондо, начав расхаживать по тронному залу. — Да и Велша я припоминаю.

Очевидно, он должен прикрывать Гарибальди. Но Г'Кар? Здесь?

— Выдающаяся личность, — заметил Дурла. — Я был там, когда он разорвал свои цепи, отказавшись подчиняться Картажье. Это было… ничего более впечатляющего мне на своем веку видеть не довелось.

— Возможно, больше и не доведется, — ответил Лондо. — Но я так и не понял, Шеридан, что, гений, или он окончательно спятил, или и то и другое?

— Так что же нам делать, Ваше Высочество?

Лондо выглядел смущенным.

— Вы спрашиваете у меня, что нам делать дальше? Министр, я поражен.

Шокирован и испуган. Обычно это вы указываете, что надо делать, а я лишь следую вашим курсом. С чего это вы вдруг решили оказать мне такую честь?

— Ваше Высочество, вы преуменьшаете свой вклад, — сказал Дурла.

— Я прекрасно знаю, каков мой вклад, Дурла. Не вздумайте меня дурачить.

Это скверно для вас закончится. Или Мэриел уже успела научить вас более изощренным хитростям?

Дурла напрягся, услышав эти слова.

— Я не понимаю, зачем оскорблять леди Мэриел, Ваше Высочество.

— Поверьте мне, — твердо произнес Лондо, — леди Мэриел никому не удастся оскорбить.

Он взмахнул рукой, указывая, что тема закрыта.

— Ладно. Просто отнесемся к ним как можно более вежливо. Они пришли, чтобы поговорить. Так дадим им эту возможность. Видимо, Шеридан специально составил эту делегацию из моих старых знакомых, в надежде на то, что я буду верен прежним отношениям.

— И… это действительно так?

Лондо усмехнулся.

— В первую, последнюю и всякую другую очередь я верен Приме Центавра. И вам это прекрасно известно.

Дурла поклонился и произнес:

— Как скажете, Ваше Высочество.

— Да, — тихо ответил Лондо, и в его голосе прозвучало гораздо меньше убежденности, чем ему хотелось бы, — как я скажу.

Когда они поднимались по ступеням парадной дворцовой лестницы, Г'Кар слегка замедлил шаг. Гарибальди, заметив это, попятился, вынудив остановиться эскортирующих их гвардейцев. Положил руку Г'Кару на плечо и спросил:

— Что-то не так?

— Всего лишь… неприятные воспоминания, — медленно ответил Г'Кар. — Странно. А я-то думал, что они не будут меня беспокоить. Занятно: когда кажется, будто знаешь о себе все, всегда откроешь что-нибудь новое, до сих пор неизвестное.

— Действительно, занятно, — согласился Гарибальди. Но, судя по его лицу, сложно было сказать, понимает ли он суть разговора. — Может, вам лучше подождать здесь…

Но Г'Кар решительно покачал головой.

— Все будет нормально. Не беспокойтесь на мой счет. Полагаю, что после всех испытаний, через которые мне довелось пройти, я смогу справиться как с этими «неприятными воспоминаниями», так и с парой лестничных пролетов.

Он глубоко вздохнул, и, спустя пару секунд, они вошли во дворец.

Там их ожидали несколько министров. Ни одно лицо не показалось знакомым Г'Кару…. за исключением, пожалуй, одного. Г'Кар секунду пристально разглядывал этого центаврианина, а потом произнес:

— Мы не могли встречаться раньше, сэр?

— Вряд ли. Я — министр Дурла, — ответил центаврианин, а потом представил им остальных. Из всех министров Г'Кара больше всего заинтересовал Валлко, министр духовности.

— Император с нетерпением ждет встречи с вами, — сказал Дурла. — Пойдемте.

Сопровождаемые эскортом, они зашагали по длинному коридору. Г'Кар заметил, что гвардейцы не сводят с них настороженных взглядов… Точнее, с него. Они наблюдали за ним. Г'Кар задумался о том, не отведена ли ему роль приманки? Окружающие просто не сводили с него глаз, так что на Гарибальди с Велшем никто, скорее всего, не станет обращать внимания.

Некоторое время тишину нарушал лишь стук их шагов. Наконец, Валлко заговорил:

— Насколько я понял, вы являетесь на своей родине кем-то вроде религиозного лидера?

— Так меня называли, — признал Г'Кар. — Но, честно говоря, такой статус меня не устраивает. К счастью, мне удалось убедить мой народ воспринимать меня в более приемлемой форме.

— И в какой же?

— В качестве советника. Который призывает к сдержанности и, осмелюсь сказать, мудрости. Но мне претит мысль о том, что меня считают кем-то вроде бога или даже лидера. Пусть другие ведут за собой наш народ, а я постою в сторонке, похлопаю им. Или сделаю все, что в моих силах для того, чтобы их направлять.

— Сдержанность? — вмешался министр, представленный гостям, как Лион. Он произнес это слово так, будто оставшуюся часть тирады Г'Кара прослушал. — В устах нарна это слово звучит странно. Вы считаетесь весьма воинственной расой, для которой сдержанность вряд ли имеет особое значение.

— Да, мне уже приходилось слышать такое мнение. А еще я слышал, что центавриане сплошь лживые и жадные ублюдки.

Со всех сторон послышались гневные вздохи. Гарибальди бросил на Г'Кара испепеляющий взгляд, но нарн не обратил на это внимания. Он говорил настолько спокойно, что не похоже было, что он пытался кого-то оскорбить.

— Теперь, конечно же, если я услышу такие заявления, то выйду вперед и скажу: «Нет-нет! Нельзя верить россказням!» О, конечно, центавриане несколько раз хватали меня, выкололи мне глаз и украсили мою спину таким количеством шрамов, что я и по сей день не могу спокойно на ней спать. Но разве это причина для того, чтобы проклинать всю расу? Нет, конечно же, нет! Грубо и недостойно предавать всю цивилизацию анафеме из-за поступков отдельных членов общества, не так ли, министр? Вы согласны со мной?

Лион, возвышающийся над нарном, явно был готов задушить Г'Кара голыми руками, но Дурла лишь вежливо улыбнулся:

— Всецело, господин посол.

— Позвольте, позвольте… я больше не посол. «Гражданин» Г'Кар будет более уместно.

— Гражданин Г'Кар. Хорошо. Нам сюда.

Они перешли в другой коридор, и Г'Кар заметил, что Лу Велш отчего-то начал хмуриться. Он попытался рассмотреть, что так заинтересовало Велша, и быстро обнаружил причину: молодые парни в одинаковой униформе, которые, казалось, заполонили весь дворец. Черные мундиры с красной лентой поперек груди, вроде знака отличия.

— Кто это? — вдруг спросил Г'Кар, указав на одного из проходивших мимо юношей, того, который прямо-таки ожег его взглядом.

— Первые Кандидаты. Наша молодежная организация, — ответил министр Лион.

— А, Гитлер Югенд, — заметил Лу Велш.

Лион смущенно посмотрел на него.

— Что?

— Да так, ничего, — быстро ответил Велш, явно желая замять тему. Лион покачал головой так, будто хотел сказать, до чего же странными кажутся ему эти земляне.

Их ввели в тронный зал, который оказался пустым. «Лондо всегда предпочитал подготовить свое появление», подумал Г'Кар, и инстинкт его не обманул. Мгновением позже в зал вошел Лондо, преисполненный такого энтузиазма, что был похож на облаченное в белый мундир торнадо.

— Мистер Гарибальди! — закричал он, как будто Гарибальди находился на другом конце города. — Гражданин Г'Кар! Мистер Велч…

— Велш, — поправил его Лу.

— А, какая разница?! Вы здесь, как бы вас там ни звали. Садитесь, садитесь же, — он сделал знак центаврианам, которые их сопровождали: — Оставьте нас, вы все.

Г'Кар порадовался, увидев, что на лицах министров отразилось явное недоумение.

— Ваше Высочество, — медленно начал Дурла, — если вы намереваетесь обсуждать дела, касающиеся Примы Центавра, то разве мы не должны при этом присутствовать, дабы представлять интересы народа?

— Народ — это я, — ответил Лондо. — Это нелегкое бремя, которое я несу с радостью, одно из многих. Когда встречаются старые друзья, Дурла, их общение называется болтовней. Но, стоит пригласить министров, как вечеринка тут же превратится в совет. Сейчас в этом нет надобности. Но будьте покойны: если я почувствую, что кто-то хочет обсудить что-то важное, то немедленно пошлю за вами. А теперь вы можете быть свободны.

— Но, Ваше Высочество, — начал Дурла.

В манерах Лондо произошла какая-то неуловимая перемена.

— Пусть вас не смущает слово «можете». На самом деле, у вас нет выбора.

Дурла молча проглотил эти слова, а потом махнул остальным министрам. Они последовали за ним и, когда за ними захлопнулась дверь, в помещении осталось лишь несколько гвардейцев.

Из того, что гвардейцы остались, Г'Кар тотчас сделал вывод, что Лондо вовсе не собирается сказать ничего, не предназначавшееся для ушей Дурлы. Это предположение он сделал, основываясь не только на недавних замечаниях Лондо, но и на изрядном знании кухни центаврианской политики. Лондо всегда находится под пристальным наблюдением.

— Итак, — Лондо потер руки, — вы к нам надолго, а? Если хотите, могу устроить вам тур по Приме Центавра, чтобы вы своими глазами увидели все наши свершения.

— Если честно… именно об этом мы и собирались поговорить, — ответил Гарибальди, заерзав в кресле. Он наклонился вперед, положил руки на колени. — Как вам известно, нас сюда послал президент…

— Да-да, Шеридан сообщил мне о вашем визите. Не могу сказать, что вам здесь рады, особенно учитывая, настолько Межзвездный Альянс обеспокоен нашим благополучием. До такой степени, что испытывает необходимость постоянно справляться о наших делах. Знаете, то, что нас так любят, сильно поднимает настроение.

Гарибальди проигнорировал внимания явный сарказм.

— Заводы в Зоносе…

Г'Кар внимательно наблюдал за Лондо. Моллари умел прятать карты в рукаве, но Г'Кар все-таки мог определить, когда Лондо явно лжет. Лондо же смотрел на Гарибальди широко распахнутыми глазами, излучавшими святую невинность.

— Вы имеете в виду тот сельскохозяйственный комплекс? Я уже обсуждал эту тему с президентом Шериданом. Мы, как вы, люди, говорите, перековали наши мечи на орала, мистер Гарибальди. Теперь вам хочется взглянуть, как у нас принято пахать землю?

— Просто нас беспокоит то, что они могут оказаться на самом деле не тем, за что их выдают.

— Вы намекаете на то, что мы лжем.

— Не намекаем, — подал голос Г'Кар. — Мы говорим ясно и прямо.

К удивлению Г'Кара, Лондо лишь тихонько рассмеялся в ответ.

— Теперь я понимаю, зачем он здесь, — сказал он, указывая на Г'Кара. — Его роль — говорить мне гадости, оставляя вам возможность продемонстрировать все мыслимое очарование. Или, по крайней мере, все очарование, на которое вы способны.

— Послушайте, не исходите из неверных…

Лондо поднялся с места.

— Я откровенен с вами, мистер Гарибальди. И мне нечего скрывать. Вы можете, если захотите, обшарить всю Приму Центавра, залезть во все щели.

Проверьте производство в Зоносе. К завтрашнему дню я организую для вас транспорт.

— А почему не сегодня вечером? — быстро спросил Гарибальди.

— Как пожелаете, — пожал плечами Лондо. — Просто я подумал, что вы, вероятно, устали и захотите отдохнуть после перелета. Но если вам хочется отправиться в поездку сегодня… — он повернулся к гвардейцам, чтобы отдать приказ.

— Нет-нет, все в порядке, — ответил Гарибальди. — Завтра нас вполне устраивает. Не стоит никого тревожить. Вы правы, мы используем паузу, чтобы отдохнуть.

— Вот и отлично, — довольным тоном сказал Лондо. — Ваши комнаты уже подготовлены, и завтра… завтра мы поедем в Зонос. А теперь извините меня — государственные дела и все такое.

— Благодарю вас, Ваше Высочество, — церемонно произнес Гарибальди.

— Ваше Высочество? — Лондо выглядел одновременно веселым и удивленным. — Позвольте, позвольте, мистер Гарибальди, ведь мы же давние знакомые. Вы и ваши спутники могут обращаться ко мне, — и он сделал драматическую паузу: — Ваше Величество.

— Зачем нам ждать до завтра? — спросил Велш.

Гарибальди занимался распаковкой тех немногих вещей, что он захватил с собой. Велш, у которого вещей было еще меньше, чем у Гарибальди, уже успел устроиться в своей комнате.

— Потому что там все равно ничего нет, — ровным голосом ответил Гарибальди. — Если кто-то очень хочет, чтобы вы проверили что-либо — их жилье, корабли, планету, — да все, что угодно, не имеет значения. Значит, они давно успели спрятать все, что вы ищете, туда, где, как им кажется, вы это никогда не найдете.

— То есть, ты хочешь сказать, что его открытость доказывает то, что он, действительно, что-то скрывает?

— Что-то в этом роде, — ответил Гарибальди. — Есть два варианта, Лу. Или центавриане на самом деле ничего не затевают…. или же они обделывают свои делишки не здесь.

— Следовательно, возникает вопрос: если они, все-таки, что-то мутят…. то где?

— Угу. Есть идеи?

Велш принялся размышлять, расхаживая по комнате и почесывая при этом за ухом, будто пытался таким способом расшевелить свои мозги. Наконец, он сказал:

— Верите ли вы в чутье, шеф?

— Ты же давно меня знаешь, так зачем спрашиваешь?

Велш хмыкнул, но потом снова стал серьезным.

— Эти парни. Первые Кандидаты. Они тут повсюду, вы заметили?

— О да, заметил. Это своего рода местные привидения. Куда бы ты ни сунулся, их там еще больше. Они настолько похожи друг на друга, что кажется, будто это клоны.

— Думаю, что они могут оказаться ключом к пониманию всего, происходящего здесь. Или, по крайней мере, достаточно интересными, чтобы познакомиться с ними поближе.

— Что у тебя на уме?

Велш вышел на узкий балкончик, поманив за собой Гарибальди. Жестом указал направление.

— Ты видишь?

Майкл подошел к нему и посмотрел туда, куда указывал Велш. Группка Первых Кандидатов направлялась в сторону города. Они так ритмично шагали в ногу, что могло показаться, будто это на самом деле клоны.

— Пару минут назад я уже наблюдал за ними с моего балкона. Та группа была многочисленнее и двигалась в том же направлении, а некоторые возвращались, явно оттуда.

— Ты хочешь за ними проследить?

— Да, шеф. Мне хочется выяснить, куда они ходят. И посмотреть, что из этого выйдет.

— Ладно, — ответил Гарибальди. — Когда ты задумал?

Вдруг Велш громко и хрипло раскашлялся. Потом, поежившись, произнес:

— Что-то здесь стало прохладно. Должно быть, завтра погода испортится.

— Искренне сожалею об этом, — ответил Гарибальди.

Г'Кар услышал за спиной чьи-то тихие шаги, но ему не нужно было поворачиваться, чтобы узнать, кто это.

— Здравствуйте, Ваше Величество, — сказал он.

Лондо подошел к нему сзади, заложив руки за спину. Его явно удивили эти слова.

— Лондо. Ты, Г'Кар, лучше, чем все остальные, понимаешь, что «Лондо» вполне подойдет. Мне сказали, что ты здесь. Почему? Неужели те апартаменты, что я тебе выделил, показались тебе настолько отвратительными, что ты предпочел эти темницы?

Они находились в подземных темницах дворца. Г'Кар стоял перед входом в одно из самых гнусных помещений, из которого исходило такое зловоние, что Лондо с трудом подавил тошноту. Пол покрывали следы от червей-древоточцев. Он услышал тихое клацанье когтей по полу и подумал, что за хищники могут бродить там внутри.

— О, нет, комната, выделенная мне, вполне меня устраивает, — ответил Г'Кар. — Просто я вспомнил об этом… моем доме вдали от дома.

Сначала Лондо не понял, о чем говорил Г'Кар, но потом его озарило.

— Ну, конечно. Ведь именно здесь тебя держал Картажье. В этой самой камере.

Г'Кар кивнул. Он дотронулся до двери, как будто был рад ее видеть.

— Лондо, ты, наверное, скажешь, что пути Великого Создателя неисповедимы.

И я склонен с этим согласиться. Картажье держал меня здесь, надеясь сломить врага Примы Центавра. Но его давно нет, а я выжил и стал куда более опасным, чем Картажье мог вообразить. Я многому научился, пока был здесь. И это помогло выковать меня таким, каков я сейчас.

— И… какой же ты сейчас?

— Ты хочешь спросить, враг ли я тебе? — спросил Г'Кар.

— Да.

— Ах, это самое занимательное из всего, что между нами происходит, Лондо, — он повернулся лицом к императору. — Мы не нуждаемся в лишних словах.

Ты и я. Нет, Лондо. Нет, я не враг тебе.

— А если бы ты был моим врагом, неужели ты сказал бы мне об этом?

— Резонный вопрос. Нет. Скорее всего, не сказал бы.

— Ясно, — вздохнул Лондо. — Ты до отвращения откровенен, Г'Кар. Прежде я находил это очаровательным. Но теперь это просто раздражает. И скажи мне…. если бы ты был моим другом, то сказал бы мне об этом?

— Конечно, сказал бы, — ответил Г'Кар.

Воцарилось молчание.

— Ты, — произнес Лондо, — раздражаешь меня больше, чем кто бы то ни было из тех, кого мне довелось повстречать на своем веку.

— Вот видишь! — ответил Г'Кар. — Что может быть лучшим доказательством моей дружбы, нежели это? Кто, кроме друга, способен быть таким невыносимым, как я?

Лондо едва слышно рассмеялся.

— Может, выпьешь со мной, Г'Кар? В память о прежних временах? В память о тех, кем мы когда-то были… или кем, возможно, сможем стать снова?

— Это, — оживился Г'Кар, — отличная идея.

Нарн повернулся спиной к бывшему месту своего заключения и последовал за Лондо в его личные покои. На полпути увидел того, кого никак не ожидал здесь встретить.

— Леди Мэриел! — произнес он, когда она приблизилась к ним с другого конца коридора. — Рад встрече с вами!

— И я тоже, Г'Кар, — мягко ответила она. — Слышала, что вы снова решили почтить нас своим присутствием.

— И вы, — и Г'Кар переводил вопросительный взгляд с Мэриел на Лондо, — снова в фаворе при дворе?

— Можно сказать, что так, — ответила она со своей обычной дразнящей улыбочкой. — Не в фаворе у императора, конечно… но, все же, в фаворе.

— Она, как всегда, очаровательна, не так ли? — весело сказал Лондо. Потом усмехнулся, будто собирался сказать что-то очень смешное. — Знаете, нам троим надо чаще видеться. Вместе нам всегда так весело.

— В последний раз, когда мы собирались, как мне помнится, ты чуть не умер, — напомнил ему Г'Кар.

— Да-да, помню. Но это и забавно, да? Понимать, что может случиться все, что угодно. Знаете, — и он заговорщицки понизил голос, — мне кажется, только не смейтесь, что между тобой, Г'Кар, и тобой, Мэриел, что-то было.

— Нет! — воскликнула потрясенная Мэриел. — Лондо, да как тебе могло придти такое в голову?

На лице Г'Кара тоже отразилось недоверие.

— О, воображение может вытворять невероятные вещи, моя дорогая, — ответил ей Лондо. — Во время того приема я заметил, что Г'Кар угостил тебя виноградом.

Обмен фруктами — это старинный нарнский обычай, один из ритуалов ухаживания.

Фрукт символизирует сексуальность, или что-то в этом роде. Ведь так, Г'Кар?

Да? Или нет? Я все верно вспомнил?

— Да, я слышал кое-что об этой древней традиции, но, — возразил Г'Кар, — иногда, Лондо, виноград — это просто виноград.

— Да, бывает и так, — сказал Лондо. — Как бы там ни было, что было, то прошло. Мэриел… может, составишь нам компанию?

— О, нет, вряд ли, Ваше Высочество, — ответила Мэриел. — Я собиралась ложиться. Ведь есть и другие, нуждающиеся в моей компании.

— Что ж, тогда ложись. Г'Кар… — и Лондо жестом поманил за собой нарна. — Надеюсь, что ты не обиделся на меня из-за этого небольшого домысла? — сказал он, пока они шли по коридору, в то время как леди Мэриел удалилась в противоположном направлении.

— Вовсе нет, Лондо.

А потом Лондо тихо произнес, и его слова прозвучали совсем недружелюбно:

— Я знаю, что вы двое были близки, Г'Кар. Только не делай из меня идиота, предполагая, будто я не замечу очевидного. Я вовсе не собираюсь снова враждовать с тобой, особенно из-за женщины, которая так мало для меня значит.

Ну, мы поняли друг друга? Вот и отлично! Что ж… известно ли тебе о том, что я, как император, обладаю лучшей коллекцией вин на всей Приме Центавра?

— Почему-то, — ответил Г'Кар, — это меня совсем не удивляет.

Глава 13

Лу понимал, что путешествие в Зонос является гарантией того, что Г'Кар, Гарибальди и Лондо, плюс все охранники, которые увяжутся их сопровождать, не вернутся до позднего вечера. На этом и строился его расчет, потому что плащ плохо работал при дневном свете. Лучше всего для этого подходили вечерние часы, а ночью…. ночью, ладно, забудь об этом. Ночью его невозможно увидеть, сколько ни старайся. Плащ будто растягивался во все стороны, и, сливаясь с тенями, растворялся во мраке, от него самого требовалось прилагать минимум усилий, чтобы оставаться незамеченным.

«Плащ» — вряд ли это было точное название. Велш понятия не имел, как это на самом деле следует называть. Быть может, «сеть». Или «экран». Но «плащ-невидимка» [5] звучало, на его взгляд, круто.

«Призрак». Он слышал, что его так называют, и прозвище изрядно его забавляло. Если бы они знали. Если бы хоть кто-то из них знал.

Естественно, до вечера он провалялся в постели. Раз уж сказался больным, то наименее уместным с его стороны было бы с цветущим видом шататься вокруг дворца. Поэтому весь день он провел за чтением, при закрытой двери. Еду ему приносили в комнату, а он при этом лежал в постели, закутавшись в одеяло, и настолько отвратительно чихал и кашлял, что слуги торопились как можно быстрее поставить еду и убраться.

Когда солнце коснулось линии горизонта, пришло время действовать.

Лу осторожно достал из двойного дна саквояжа аккуратно свернутый плащ и разложил его на кровати. Ему никогда не забыть того дня, когда он наткнулся на эту штуку во время расследования обстоятельств крушения корабля на Лебеде 4.

Тогда он работал в службе безопасности тамошней электростанции, основанной эксцентричным частным владельцем, который утверждал, что его завод намеревается захватить шайка марсиан, причем не реальных марсиан, а каких-то безумных зеленых человечков с усиками-антеннами. Когда он был там, планетарные датчики засекли вошедший в атмосферу корабль, который свалился в штопор и исчез с экранов радаров так же быстро, как и появился. Велш вошел в состав команды, которую отправили убедиться в том, что это не был корабль безумных марсиан с их смертоносными излучателями, вознамерившихся захватить относительно беззащитный Лебедь 4.

Вот так Велш обнаружил корабль, не похожий ни на один из тех, что ему доводилось видеть прежде. Он чем-то напоминал страшные паукообразные корабли, которые показывали несколько лет назад в «Межзвездных новостях», но, все же, существенно отличался от них. Как будто технология была одна, но стиль и предназначение значительно различались.

Внутри корабля оказался представитель неизвестной ему расы. Даже на Вавилоне 5 он не встречал похожих на него инопланетян. Этот был серокожим и костлявым. Он погиб во время столкновения с землей, но Велш был даже рад этому. Ему что-то не захотелось встретиться лицом к лицу с таким существом, пребывающим в добром здравии.

Пока Лу проводил дальнейший осмотр корабля, приказав своим людям держаться подальше, на случай непредвиденной опасности, он и обнаружил плащ.

Сначала он не только не понял, что это такое, но даже до смерти перепугался. Его привлекла отличная серебристая легкая ткань, из которой был сделан плащ, и он решил его примерить. Внезапно его рука исчезла, и он заорал от страха. Перепугавшись, что теперь навсегда остался калекой, отдернул руку, и она тотчас появилась, будто из ниоткуда. Велш тупо уставился на свою руку, повертел ею в разные стороны, чтобы убедиться в том, что она на самом деле цела и невредима. Затем снова взялся за ткань, но теперь он действовал осторожнее. Лу завернул в нее руку, и та снова исчезла, но, на сей раз, это уже не стало для него полной неожиданностью.

Никогда раньше он не видел ничего подобного. И здраво полагал, что такого просто не может быть при нынешнем уровне развития науки. Больше всего эта вещь походила на сеть-хамелеон, за исключением того, что она скрывала любого, кто бы ее ни надел, аккуратно заменяя его силуэт изображением фона окружающей обстановки. Экспериментальным путем Велш обнаружил пределы его возможностей. В свернутом состоянии плащ не работал. Но стоило его расправить, как он сразу начинал действовать. Ужасно неудобная особенность — однажды Лу оставил его разложенным на кровати, а потом потратил полдня на поиски этой проклятой штуки.

Никто из членов его группы не видел плаща, а он вовсе не горел желанием сообщать им о находке. Напротив, он тщательно спрятал плащ, и впоследствии разумно пользовался им для выполнения различных заданий. У него появилась, как говорил Гарибальди, своеобразная репутация, хотя люди не могли понять, каким образом ему удалось ее заработать.

Так что, оказавшись здесь, на Приме Центавра, Велш накинул плащ, закутавшись в него с ног до головы. Посмотрев вниз, он увидел свое тело. Это была одна из особенностей плаща, в которой он не сразу разобрался. Если полностью скрыться под плащом, то можно было видеть себя. Но, если под плащом оказывалась лишь часть тела, она исчезала с его глаз. Единственное, что он мог предположить, это то, что плащ, каким-то образом, преломлял световые лучи, выводя на передний план изображение подстилающей поверхности. В результате чего окружающие видели стену, а не фигуру на фоне стены. Если бы свет отражался в противоположную от носителя плаща сторону, то внутри него ничего не было бы видно. Определенно, плащ был изготовлен так, чтобы этого не происходило. О самих принципах его функционирования Велш не имел ни малейшего представления.

Лу не был уверен в том, что в лабораториях Правительства Земли или где-то еще, попади плащ им в руки, смогли бы объяснить принцип его действия. В чем Велш был стопроцентно уверен, так это в том, что тогда ему не видать плаща, как своих ушей, а ему вовсе не хотелось упускать из рук такую полезную вещь.

Итак, он вышел из комнаты, огляделся по сторонам и двинулся по коридору.

Навстречу шли двое гвардейцев. Просто, чтобы проверить, действует ли плащ, он скорчил им рожу, сопроводив ее неприличным жестом. Они не обратили на него никакого внимания.

Великолепно.

Лу направлялся к парадному входу во дворец, когда услышал юношеские голоса. Либо он — круглый дурак, либо наткнулся на группу Первых Кандидатов, шагавших к выходу. Велш поздравил себя с тем, что так вовремя вышел. Лучшего варианта и придумать было нельзя.

Их было, похоже, с полдюжины. Лу удивленно отметил, насколько сильно их поведение отличалось от манеры вести себя обычных подростков. Они не подшучивали друг над другом, не хорохорились, не задирались. Напротив, их речь была деловитой и прямолинейной. Они говорили очень тихо, видимо, желая сохранить дела Первых Кандидатов в тайне от всех остальных. Велш вспомнил свои юношеские годы и подумал, что ему вовсе не понравилось бы проводить досуг в подобной компании.

Они вышли из дворца и направились в ту же сторону, что и вчерашние группы, за которыми Велш наблюдал с балкона. Лу пристроился прямо за ними. Как обычно, он шагал быстро, но осторожно, стараясь не размахивать при ходьбе руками, дабы не распахнуть случайным движением плащ. Меньше всего на свете ему хотелось внезапно материализоваться у всех на виду. Нечего и говорить, какое внимание это привлекло бы к его персоне.

Кандидаты направлялись в город, и Велш заметил огромную башню, возвышавшуюся в самом его центре. В самом начале их визита на Приму Центавра, кто-то при нем упомянул ее название. Центавриане называли ее «Башней Власти».

Название с претензией на символичность. Но Лу подозревал, что это чудо являлось лишь символом того, сколько отвратительных глазу зданий можно настроить в своем городе, если очень сильно постараться.

Они, тем временем, продолжали свой путь, а Велш след в след шагал за ними. Чем дальше они углублялись в город, тем больше он нервничал. Да, он был невидимым, но вовсе не бесплотным. На улицах было людно, и ему приходилось быть бдительным, чтобы никто на него не налетел. Пока никто не пытался пересечь ему дорогу, так что Лу нужно было просто сохранять пару шагов дистанции от прохожих. Он едва не погиб под колесами, забыв про то, что водители проезжающих мимо машин тоже не видят его, и, следовательно, не станут останавливаться. Лишь быстрая реакция да удача выручили его.

Уворачиваясь от машины, Велш потерял из виду Первых Кандидатов. В первую секунду он даже подумал, что упустил их, но потом заметил, как они сворачивают за угол. Велш поспешил следом. И снова ему повезло: на этом участке тротуара пешеходов почти не было. В противном случае ему вряд ли удалось бы проскочить незаметно. Тогда это, скорее всего, походило бы на футбольный матч: [6] невидимый линейный сбивал бы прохожих с ног, дабы прорваться к своей цели.

Между делом он обратил внимание на то, как окружающие смотрели на Первых Кандидатов. Он-то считал их организацию внушающей ужас молодежной группировкой, но, кажется, встречные центавриане прямо-таки раздувались от гордости, когда те проходили мимо них. Велш не мог в это поверить. Ему самому все было ясно и казалось до банальности очевидным: этим юным центаврианам хорошенько промыли мозги, превратили в идеальных маленьких солдат, готовых выполнить любой приказ, безо всяких размышлений и сомнений. Как и любой военный, не важно, бывший или находящийся на действительной службе, Велш понимал важность единоначалия и значимость приказов. Но он также знал, что принятие присяги, по крайней мере, в Вооруженных Силах Земли, не означало, что следовало отбросить в сторону моральные принципы и выполнять любой приказ, пусть даже самый отвратительный. Хотя ему не доводилось видеть Первых Кандидатов в действии, он читал в их глазах, видел по манере их поведения, что размышлять они не станут. Этих юнцов не волновало ничего, кроме собственной организации и приказов руководства.

Он увидел, что они вошли в какое-то неприметное здание, стоявшее отдельно от соседних. На фасаде не было никаких вывесок, ничто не указывало на то, что именно там находится место сбора. Хотя он заметил, что в то время как его группа входила, еще несколько компаний Первых Кандидатов оттуда вышли. Этого хватило, чтобы Лу стало чертовски интересно, что прячется внутри этого здания.

Возможно, там ничего нет. Но, быть может, там есть что-нибудь полезное. Ничего нельзя сказать, не войдя туда и не увидев своими глазами…

Но он не думал заходить просто так. Входящего невидимку могли заметить.

Поэтому Лу выбрал место у двери и замер в ожидании. Спешить было некуда. Велш прислонился к стене и начал было тихо насвистывать, но, спохватившись, замолчал. Вовремя, ибо проходивший мимо центаврианин остановился и в легком недоумении огляделся по сторонам. Потом пожал плечами и пошел дальше.

Затем дверь открылась. Появились двое Первых Кандидатов, поглощенные беседой о каком-то Морбисе. Это название ничего не значило для Велша, но он, на всякий случай, запомнил его. Воспользовавшись моментом, Велш проскользнул в начавшую закрываться дверь. Дверь автоматически задержалась на мгновение: ее детекторы обнаружили присутствие Велша, невзирая на его невидимость. Но на двери не было охранной сигнализации, сканер лишь давал механизму информацию, когда двери надо открыться или закрыться. Заминка в работе механизма двери оказалась настолько непродолжительной, что не привлекла внимания Первых Кандидатов. Хотя, одному из них, вероятно, что-то показалось — он приостановился, оглянулся на дверь. Но та закрылась безо всяких проблем, поэтому он, списав задержку на секундный сбой в работе замка, вернулся к своим делам.

Это место не произвело на Велша впечатления — так, ничего особенного. Тем не менее, он не собирался расслабляться. Мебель строгая и утилитарная, но за ней явно педантично ухаживали. Все было начищено и сверкало. Он слышал голоса, доносившиеся из различных комнат, где небольшие группы Первых Кандидатов что-то обсуждали, но содержание их разговоров мало отличалось от того, что ему уже доводилось слышать на улице. Группки юношей беседовали, прямо как бизнесмены. Очевидно, Первые Кандидаты в принципе не испытывали потребности отрастить волосы… или же подшутить друг над другом.

Велш двигался очень осторожно. Ему вовсе не хотелось столкнуться с кем-нибудь из них в этих тесных коридорах. Тогда ему несдобровать. Но, даже действуя предельно осторожно, он сумел осмотреть нижний этаж здания. Большую его часть занимали небольшие комнаты для деловых встреч. Некоторые из них были пусты, в других находились небольшие группы Первых Кандидатов, которые разговаривали так, будто получали некоего рода инструктаж, или находились на какой-то другой официальной встрече. Их силуэты отражались на полированных поверхностях мебели, и он подумал о том, сколько центавриано-часов понадобилось для того, чтобы навести здесь такой лоск.

Справа от него показалась лестница. Велш осторожно попробовал ее ногой, проверяя, не заскрипит ли она. Лестница показалась ему достаточно прочной, и он постепенно перенес на нее вес всего тела. Ступенька не издала ни звука. Он неторопливо поднялся по лестнице, с каждым шагом двигаясь все увереннее, чего нельзя было сказать о его внутреннем состоянии. Внутренний голос торопил его.

Ведь если кому-то вздумается сбежать вниз по лестнице, то он просто в него врежется.

Велш поднялся на второй этаж, который заметно отличался от первого.

Комнаты здесь больше походили на аккуратные офисы, чем на конференц-залы. Он мог лишь предполагать, что здесь работало «высшее руководство» Первых Кандидатов. Однако здесь он сможет получить больше информации.

Из одного офиса вышел Первый Кандидат. На его лице застыло очень сосредоточенное выражение. Всем своим видом он излучал властность. Когда он проходил мимо Велша, вверх по лестнице взбежал еще один Первый Кандидат и окликнул его:

— Трок! Можно тебя на минутку? Пожалуйста, нам нужно обсудить отправку отрядов на Морбис. И еще, кажется, на Нефуе замедлилось строительство.

Тот, кого звали Трок, нетерпеливо фыркнул и последовал вниз за тем Первым Кандидатом. Кабинет слева оказался открытым и пустым. Велш не мог упустить такую возможность. Он скользнул туда, чтобы посмотреть, нет ли там чего интересного.

На первый взгляд, там не было ничего особенного. Такая же спартанская обстановка, как и в других помещениях. Стол с компьютером, да несколько стульев. Ни картин на стенах, или фотографий на столе. Но потом Велш заметил, что компьютер оставлен включенным, и уселся перед ним, чтобы посмотреть, что там есть.

Увиденное заставило его так широко разинуть рот, что он чуть челюсть не вывихнул. Хорошо, что его никто не мог видеть, ибо сейчас он походил на имбецила.

Трок был по уши занят курированием выполнения Первыми Кандидатами различных поручений, но Велша поразило то, где именно и в каких масштабах кипела работа. Лу с ужасом увидел, что, по предварительным расчетам, было задействовано свыше двух тысяч Первых Кандидатов, и большинство из них в данный момент отсутствовало на Приме Центавра. Названия, которые ему довелось услышать ранее — Морбис, Нефуе, — оказались названиями отдаленных колоний.

Пограничные миры, которые никому не пришло бы в голову сразу связать с Центавром, да и с другими могущественными расами тоже. И таких миров было множество: он насчитал в списке более дюжины названий.

И все эти планеты использовались в качестве мобилизационных пунктов.

Велш понял, что они с Гарибальди были абсолютно правы. Зонос был только прикрытием, отвлекающим маневром. Настоящие действия разворачивались на планетах, находящихся на расстоянии многих световых лет от Примы Центавра. Они наращивали производство вооружений. Комплектовали армию и обучали ее в строжайшей секретности. Хотя тайну сохранить было легко, потому что, по крайней мере, в начале основным ресурсом живой силы являлись Первые Кандидаты.

Юные рекруты не привлекали особого внимания, кроме того, на чью еще безусловную преданность и полную сосредоточенность на деле можно было положиться?

Выходит, центавриане последовательно продвигались от одного мира к другому, двигаясь дальше сразу после основания на каждом из них военной базы.

Не было никакого шума, никаких жалоб в Межзвездный Альянс о завоевании, потому что центавриане завоевывали собственные миры. Колонисты, думавшие, что смогли построить новую жизнь на отдаленных планетах, которые они считали своими, обнаружили, как сильно заблуждались. Первые Кандидаты, на пару с подпевалами — чиновниками разных ведомств, — появлялись на их мирах и заставляли участвовать в военном строительстве. У столкнувшихся с перспективой получения помощи для осуществления рывка в развитии своих планет колонистов не оставалось иного выбора, кроме как подчиниться. Таким образом, центаврианское правительство наращивало военную мощь, делая это совершенно незаметно для Межзвездного Альянса.

Вполне возможно, Лондо ничего не знал об этом. Похоже, что министры Дурла и Лион самостоятельно руководили Первыми Кандидатами. Велш чувствовал, что Лондо вообще мало занимался текущими государственными делами.

Однако, знал Лондо об этом, или нет, значения не имело. Надо что-то делать, потому что Межзвездный Альянс наложил на центавриан ограничения на военное строительство, а эта затея была всего лишь попыткой незаметно выйти за их рамки. Похоже, молва верно характеризовала центавриан. Им нельзя доверять, ни на йоту.

К счастью, у Велша сложилось впечатление, что строительство находилось еще в начальной стадии. Они сумели засечь их достаточно рано и смогут остановить до того, как дело зайдет слишком далеко. Как только Альянсу станет об этом известно, они смогут…

Кажется…. тени в комнате странным образом, удлинились.

Лу был уверен, что это ему привиделось. Но было еще кое-что: он почувствовал, как мурашки пробежали по его спине, холод сковал позвоночник. Лу попытался вернуться к исследованию компьютера, но не смог.

Что-то произошло. Что-то пошло не так, определенно, случилось что-то очень плохое, но он не представлял себе, что именно.

Холод, кажется, охватил теперь все его тело, будто во все поры его кожи сыпанули ледышек. Он посмотрел на себя, но не увидел никаких изменений на теле. Все было в порядке.

Однако этого было достаточно, чтобы убедить его в том, что пора сматываться отсюда ко всем чертям. Он не случайно положил в карман инфокристалл. Лу полагал, что может наткнуться на что-то полезное, и подготовился к этому. Велш вставил кристалл в гнездо и сбросил на него столько информации, сколько было возможно. Потом извлек его, сунул в карман и повернулся к выходу.

Там стоял Трок, загородив весь проход. Придется подождать, пока Трок отойдет в сторону, не толкать же его, пользуясь невидимостью…

Однако…

Трок смотрел прямо на него. Прямо на него.

Лу очень осторожно шагнул влево от стола. Взгляд Трока сместился вслед за его движением. Лу взглянул на отполированную поверхность стола и увидел на ней свое отражение.

— Тебе, — произнес Трок, — не стоило сюда приходить.

Велш не понимал, что произошло, как так случилось, что плащ вдруг подвел его. Но было очевидно, что его смогли засечь. Хотя и особой тревоги Лу не ощущал. Опытному профи не пристало вот так сразу поддаваться панике. Он напомнил себе о том, что противники — всего лишь дети, играющие в политиков. А он — взрослый представитель Межзвездного Альянса, который только что обнаружил, что они тайком вышли за рамки ограничений в области военного строительства. Они пойманы с поличным, вот и все.

К тому же, с точки зрения психологии командовать здесь должен он.

— Ладно, сынок, — сказал Лу, сняв маскировку, раз уж его плащ, все равно, больше не работал. — Почему бы тебе не отойти от двери? Ведь нам не нужны лишние проблемы…

— Тебе, — повторил Трок, и его голос прозвучал глухо, безо всякого выражения, даже несколько покорно, — не стоило сюда приходить.

С этими словами он протянул руку к поясу и достал оттуда пару тонких, мягких черных перчаток.

Потом двинулся к Велшу. Его шаги были экономными и неторопливыми. Велш начал смещаться вправо, но в небольшой комнате пространства для маневра не было. Куда бы они ни двинулся, Трок, сделав всего один шаг в сторону, легко перекрывал ему путь.

— Предупреждаю тебя, парень. Я тебя надвое порву. Так что не валяй дурака, — Велш про себя отметил, что Трок даже не пытался позвать на помощь.

Очевидно, он был уверен в том, что сможет справиться сам. Велш считал, что сейчас докажет ему обратное.

Трок уже был в зоне досягаемости, и Велш ринулся на него. Хотя его хорошо обучили во время службы в Вооруженных Силах Земли, еще до того Велш был завзятым кабацким драчуном. Он обладал отменным чутьем противника, хорошей реакцией и скоростью, чем не преминул воспользоваться сейчас. Он мгновенно шагнул влево-вперед и ударил правым боковым. Это был хороший свинг: снизу-сбоку от самого бедра, быстрый и увесистый.

Трок уклонился с такой легкостью, будто удар нанес младенец. Кулак Велша едва коснулся его груди, не причинив никакого вреда.

Лу ударил снова. Трок быстро отступил на пол-шага назад, провалив Лу, и прежде чем тот успел восстановить равновесие, ринулся в контратаку. Его движение было своеобразным, но быстрым, как молния. Кулаки Трока обрушились на Велша.

Лу попытался блокировать, но удар был такой силы, что пробил его защиту, будто на его пути оказалась не рука мужчины, а листок оберточной бумаги.

Первый удар заставил Лу согнуться пополам, а второй пришелся точно в лицо. Лу рухнул на пол, кровь фонтаном хлынула из раздробленного носа, который, судя по ощущениям, мгновенно распух.

Он попытался сказать что-нибудь бодрое, типа: «Отличный удар, парень», но не смог ничего произнести. У него возникло жуткое подозрение, что парень сломал ему челюсть, хотя боль пока в полной мере не ощущалась.

Потом Трок схватил его за недавно выращенные волосы и вздернул на ноги с такой легкостью, будто он ничего не весил. Велш не мог поверить в то, что этот парнишка обладает такой силой. Он пока не осознал страшного истинного смысла происходящего, потому что над всеми его чувствами до сих пор доминировало изумление невесть откуда взявшейся у такого противника силищей. Трок, крепко взявшись одной рукой за воротник, а другой — за пояс Лу, с размаху саданул его о стену. Удар оказался настолько сильным, что у Велша из глаз посыпались искры.

На мгновение ему показалось, будто он видит Вавилон 5, вращающийся среди звезд по своей орбите, потом к горлу подкатила тошнота, и он решил, что разберется с этим позже. Затем вспомнил, что сейчас дерется, хотя к данному моменту это больше походило на избиение.

«Ну же, дерись! Сделай хоть что-нибудь! Дай этому маленькому ублюдку понять, кто здесь главный!» Лу, с неведомо откуда взявшейся силой, извернулся и вырвался из рук Трока, а потом повернулся и со всей мочи ударил того под дых. Его кулак врезался в живот центаврианина, который, казалось, был сделан из камня. Лу подумал, что сломал костяшки пальцев.

Затем комната завертелась. Внезапно дверь оказалась совсем близко, и Лу попытался заставить себя выбраться через нее. Сначала тело отказалось ему повиноваться, но потом он двинулся вперед и…

…очутился в воздухе. На мгновение ему показалось, что он летит, а потом он понял, что Трок схватил его, поднял и держит над головой. Потом пол начал приближаться к нему с пугающей скоростью, он врезался в него и остался лежать, не в силах ни вздохнуть, ни пошевелиться. Все его тело пылало от боли.

Колено Трока врезалось ему в спину, и Велш почувствовал хватку его рук по бокам своей головы.

«Покажи же ему, кто здесь главный», — это была последняя мысль, проскользнувшая в голове Велша, прежде чем Трок жестоко, но эффективно, дернул его голову в сторону, сломав шею.

Трок не убирал рук с головы Велша до тех пор, пока не перестал чувствовать его пульс. Ему показался интересным с медицинской точки зрения тот факт, что пульс ощущался еще несколько мгновений после того, как Велш, практически, был уже мертв. Он задумался о том, был ли Велш действительно мертв до того, как сердце перестало биться, или же это был какой-то последний рефлекс. Какая разница, в конце концов, решил он. Все равно результат был один.

Он выпустил голову Лу и поднялся на ноги, отряхивая руки. Затем повернулся и увидел в углу комнаты серую фигуру. Она показалось ему куском тени, вдруг отделившейся от сумрачной занавеси, что заполняла своей массой угол.

Трок застыл на месте. Пока он убивал Лу Велша, его сердце билось так же ровно, как всегда. Он просто защищал Приму Центавра и делал это так быстро и эффективно, как мог. Он действовал абсолютно спокойно, и даже отстраненно, будто со стороны наблюдал за тем, как кто-то другой выполнял всю работу.

Но сейчас он был поражен. Он почувствовал странную смесь страха… и…

…гордости.

— Кто вы? — громко потребовал ответа Трок, но на самом деле из его горла вырвался только тихий шепот.

— Шив'кала, — ответило серое создание. Оно наклонилось и сняло с тела Велша странное покрывало. Обращаясь больше к себе, нежели к Троку, оно пробормотало: — Это принадлежало нам. Ему не стоило пользоваться этим здесь. Я не знаю, как оно к нему попало. Но, в конце концов, эта штука не смогла защитить его от меня. Я нейтрализовал ее действие, чтобы ты смог видеть его, а все остальное ты сделал сам…. и причем, весьма недурно. Наше присутствие не раскрыто, — и он уставился на Трока своими глазами цвета обсидиана. — Возможно, ты хочешь извлечь инфокристалл из его кармана.

— Кто вы? — спросил Трок. В его голосе больше не было ни толики бравады.

Шив'кала шагнул вперед и прикоснулся рукой к его виску. Трок попытался отпрянуть, но не смог.

— Я, — мягко произнес Шив'кала, — всего лишь плод твоего воображения.

Трок моргнул, вздрогнул, хотя так и не вспомнил впоследствии, почему, и окинул взглядом пустой кабинет. Потом услышал шаги на лестнице у себя за спиной и, повернувшись, увидел нескольких Первых Кандидатов. Они замерли с разинутыми ртами, увидев лежащий на полу труп, а потом молча подняли глаза на Трока.

Трок не стал ничего объяснять. В этом не было необходимости. Он просто сказал:

— Уберите его отсюда, — а потом добавил: — И выньте инфокристалл из его кармана.

Они сделали так, как он велел: достали инфокристалл, бросили его на пол, а потом подняли труп за руки — за ноги. Через мгновение тело Лу Велша засунули в мешок и бесцеремонно потащили вниз по лестнице. Его голова ритмично билась о ступеньки, будто он был каким-то мешком с овощами. Когда Первые Кандидаты оттащили его тело достаточно, на их взгляд, далеко от своего тайного прибежища, то посчитали задание выполненным и просто бросили его в переулке, а сами ушли.

Лу лежал там некоторое время. Прохожие не обращали никакого внимания на безжизненную груду непонятно чего. А потом к нему подошел некто, облаченный в мантию. Никто не увидел странной фигуры, ибо взгляды, случайно брошенные на нее, будто соскальзывали в сторону. Он склонился над телом, откинул верхнюю часть мешка и опустил вниз так, чтобы можно было рассмотреть его содержимое.

Что ж, он увидел то, что и ожидал. Голова Велша была покрыта синяками и кровоподтеками явно от удара о стену, лицо покрывали засохшие ручейки крови.

— Бедолага, — пробормотал Финиан. — Вряд ли Вир обрадуется, узнав об этом.

Глава 14

— Я хочу, чтобы он сдох. Кем бы он ни был, я хочу, чтобы он сдох.

Гарибальди трясло от еле сдерживаемого гнева. Он стоял в центаврианском морге, куда его вызвали на опознание трупа человека по имени Лу Велш. Тело Велша неподвижно лежало на столе, вокруг с мрачными лицами стояли Гарибальди, Г'Кар и Дурла. Поблизости стоял бесстрастный коронер.

— Император очень сожалеет о случившемся, — начал Дурла.

— Император сожалеет. А сам даже не потрудился придти сюда и сказать это лично.

— У него очень много неотложных дел, требующих…

— Да вы взгляните на то, что сделали с этим парнем! — отрезал Гарибальди, указывая пальцем на Велша. — Он не пришел сюда лишь потому, что это сотворил кто-то из ваших ублюдков!

— Мистер Гарибальди, я бы попросил вас выбирать выражения…

Но Гарибальди жестом оборвал его.

— Мне на это наплевать, — отрезал он. — Давайте начистоту, министр. Кто бы это ни сделал, я хочу, чтобы мне принесли его голову на блюде с приличным гарниром и парочкой лимонов, причем быстро!

— Майкл, но ведь это ничего не изменит, — мягко сказал Г'Кар.

— Знаете что, Г'Кар? Мне на это наплевать! Если бы я молчал, это тоже ничего не изменило бы, значит, с тем же успехом, я могу орать во все горло!

— Это весьма прискорбно, мистер Гарибальди, — сказал Дурла, — но на Приме Центавра, равно, как и на других мирах, никто не застрахован ни от посягательств со стороны преступников, ни и от неспровоцированного нападения…

Гарибальди обогнул стол и подошел к министру вплотную.

— Ведь это не было неспровоцированным нападением. Он что-то нашел, и поэтому кто-то из ваших убил его.

— Что-то нашел. Что бы это могло быть?

— Что-то, имеющее отношение к тому, чем ваши люди занимаются на самом деле.

Дурла прищурился.

— Если у вас есть какие-то конкретные обвинения, — сухо произнес он, — то, полагаю, вы доведете их до сведения президента Шеридана. Если же нет, то я бы попросил вас пока не разбрасываться ничем не подкрепленными заявлениями, они лишь усилят напряжение между нашими народами. На мой взгляд, будет гораздо лучше, если мы спокойно поговорим, откровенно ответим на все ваши вопросы и докажем, что ваши обвинения в гонке вооружений не имеют под собой никаких оснований. У нас и без этого хлопот полон рот, не хватало еще только пострадать от ложных обвинений.

Гарибальди выслушал все это, а потом медленно наклонился вперед так, чтобы смотреть прямо в лицо Дурле, и очень мягко произнес:

— Если я узнаю, — пробормотал он, — что вы, или кто-то, непосредственно подчиненный вам, приложили руку к этому… то, клянусь богом, министр, я сам убью вас.

— Я бы не советовал вам этого делать, — спокойно ответил Дурла. — Это может привести к межзвездному инциденту.

— У нас уже есть инцидент, — сказал Гарибальди, указывая на Велша. — И кое-кто поплатится за это.

Кулаки Гарибальди сжимались и разжимались, будто он искал, в чью глотку вцепиться.

И тут раздался чей-то резкий голос:

— Не думаю, что здесь помогут угрозы.

— Посол Котто, — быстро произнес Дурла. — Как вовремя вы появились.

— Или — совсем не вовремя, в зависимости от точки зрения, — ответил Вир.

Он, оглядываясь, пересек помещение морга. Ему явно было здесь не по себе. — А здесь прохладно. — Потом опустил глаза и с неприкрытым испугом уставился на тело, лежащее на столе. Что Гарибальди нравилось в Вире, так это то, что он не умел скрывать свои мысли. Лицо Вира можно было прочесть легче, чем инфокристалл.

По крайней мере, так казалось Гарибальди прежде. Но сейчас он заметил, что Вира окружала аура таинственности, которой раньше не наблюдалось. Выходит, за время, прошедшее с их последней встречи, Вир сильно изменился, причем, не в лучшую, по мнению Гарибальди, сторону.

Вир повернулся к коронеру, стоявшему чуть поодаль.

— Известна причина смерти? — спросил он.

Но услышал ответ от Гарибальди.

— Да-да. Просто он оказался не в том месте и не в то время, и обнаружил что-то, чего не должен был находить, поэтому его убили.

— Это серьезное обвинение, мистер Гарибальди.

— Эй! — сказал Гарибальди. — Не похоже, чтобы зазевавшегося Лу сбил на дороге неосторожный водитель! Человек мертв! Это преступление, самое серьезное из всех. А серьезные преступления требуют серьезных обвинений. И наказание следует серьезное.

— В данный момент, мистер Гарибальди, — сказал Г'Кар, — вы — единственный, кому можно предъявить обвинение. Вы отвечаете за гибель мистера Велша просто потому, что именно вы привезли его сюда.

— На чьей вы стороне? — спросил Гарибальди, пронзительно взглянув на Г'Кара.

— На вашей и на его, — быстро ответил Г'Кар. — Но он уже мертв, и я не думаю, что эти сцены чем-то помогут. Будет проведено расследование. Но, срывая зло на присутствующих здесь, вы не ускорите его, и не создадите продуктивной атмосферы для следствия.

— Благодарю вас за понимание, гражданин Г'Кар, — произнес Дурла.

Г'Кар наградил его таким испепеляющим взглядом, что слова благодарности застряли в глотке Дурлы.

— Я вовсе не нуждаюсь в ваших благодарностях, министр, и не желаю их выслушивать. Мне нужно только одно — ваше содействие… и ваше, господин посол. Если, конечно, вы намерены продолжать поддерживать хотя бы подобие нормальных отношений между вашим народом и Альянсом…

— Нормальных отношений? — Вир горько усмехнулся. — Послушайте, Г'Кар, как бы это ни было неприятно, напомню вам, что в данный момент слово «нормальные» переводится так: «Мы следим за каждым вашим поползновением к возможной агрессии, чтобы при случае послать людей, вроде нас, для наблюдения за вами… и получить вот такой результат», — он указал на тело Велша.

Г'Кар подошел к Виру, неторопливо сверля его своим единственным глазом.

— Мы рассчитываем на вашу помощь в этом деле, посол, — сказал он. — Невзирая ни на что…. я всегда относился к вам с большим уважением.

Вир ответил резче, чем ожидали Г'Кар с Гарибальди.

— Давайте будем говорить откровенно, Гражданин. Вы порезали себе руку и пролили кровь к моим ногам, символизируя этим всех умерших нарнов, будто я был повинен в их гибели. Никому и никогда не удавалось заставить меня чувствовать себя таким ничтожеством. Так что вы извините меня, если я сейчас скажу, что на ваше уважение… мне начхать.

Гарибальди с Г'Каром, кажется, не нашлись с ответом. Вместо этого Гарибальди еще раз взглянул на Велша, положил руку на его холодное плечо и сказал:

— Прости, Лу.

И они с Г'Каром, не оглядываясь, вышли из морга.

— Трагично, — сказал Дурла, грустно качая головой. — Весьма трагично.

— Министр… мне бы хотелось некоторое время побыть с ним наедине, — Вир посмотрел на Дурлу, потом перевел взгляд на коронера. — Если вы не против.

— Наедине? Зачем? — спросил коронер.

— Я знал этого человека, — ответил Вир. — И он, в некоторым роде, был моим другом. Мне… хочется помолиться за него. Это личное. Вы ведь понимаете?

— Конечно, конечно, — произнес Дурла. Ему эта затея явно пришлась не по вкусу, но и возражать особого желания не было. — Вы ведь найдете время посетить дворец, раз уж приехали? Может быть, поздороваетесь с Мэриел?

— Может быть, — ответил Вир. — Благодарю вас.

Оба центаврианина покинули морг, оставив Вира наедине с Велшем. Он, опустив глаза, рассматривал мертвеца, молча качая головой.

— Как вам удалось так быстро сюда добраться?

Казалось, Финиан возник рядом с Виром из ниоткуда. В руке он держал посох, чего раньше никогда не делал. К счастью, теперь Вира мало что могло удивить. Он едва взглянул на техномага и спросил:

— Коронер видел, как вы вошли?

Финиан одарил его многозначительным взглядом, как бы говоря.

«О, помилуйте».

Решив, что это вполне сойдет за ответ, Вир продолжил:

— Что вы имели в виду, когда спрашивали о том, как мне удалось так быстро сюда добраться?

— Я имел в виду, что совсем недавно послал вам на Вавилон 5 сообщение о случившемся. Как вам удалось так быстро сюда долететь?

— Я не получал вашего сообщения, — ответил Вир. — Я… — прежде чем продолжить, он рефлекторно огляделся по сторонам, дабы убедиться в том, что их не подслушивают. Потом тихо произнес: — Меня уже не было на Вавилоне 5. Со мной тайно связалась Мэриел, как только узнала, что сюда прилетели Гарибальди и Г'Кар. Она подумала, что будет лучше, если я тоже приеду сюда. Полагаю, что она была права, хотя сомневаюсь, что она ожидала чего-то, вроде этого, — он поднял глаза на Финиана. — Так в чем дело? Вы не пришли бы сюда, не будь у вас на уме чего-нибудь конкретного.

— Он использовал технологию Теней.

— Технологию Теней? — Вир с трудом мог в это поверить. — Откуда он ее взял?

— Не знаю, — ответил Финиан. — Быть может, случайно. Да, скорее всего. Он использовал «сеть прозрачности». Она делала его, в некоторых пределах, невидимым. Именно эффекты ее действия привлекли мое внимание. Я поспешил сюда, но опоздал и видел, лишь как его тело выволокли из здания. Я проследил за теми, кто это сделал.

— Какое еще здание? Ты можешь показать мне его?

— Да, — смущенно ответил Финиан. — Очевидно, это тайная штаб-квартира тех очаровательных ребят, известных тебе, как Первые Кандидаты.

Вир застонал. Новость ему вовсе не понравилась, не это он хотел услышать.

Первые Кандидаты — прислужники Дурлы, щенки Лиона. Это сильно усложняло дело.

— Он наверняка что-то раскопал.

— Полагаю, что так.

— Как мне хочется узнать, что он обнаружил.

Финиан некоторое время молчал, а потом произнес:

— Есть… один способ.

— Что? Какой способ?

Финиан повернулся к нему и медленно сказал:

— Мозг… это одно из величайших природных творений. Но, если взглянуть внимательнее, то станет ясно, что он представляет собой обыкновенный компьютер. Из любого компьютера можно извлечь информацию…. даже если он сломан.

— Вы можете… можете извлечь из него информацию? Даже сейчас, когда он мертв?

— Теоретически, да. Я никогда не делал этого лично…. но мне известна технология. Просто… мне бы не хотелось этого делать. Гален или Гвинн справились бы с этим гораздо лучше меня. Но у Галена сейчас полно дел с Гидеоном, да и Гвинн тоже занята. Так что, боюсь, этим придется заниматься мне.

— Это трудно?

— Немного. Мне понадобится помощь, — сказал он, крепче сжав посох.

— Могу ли я чем-то помочь?

— Да. Постарайся задержать снаружи коронера.

— Будет сделано, — решительно ответил Вир.

— Это займет всего несколько минут. Но он не должен сюда входить.

— Хорошо.

— О, вот еще что. Прежде чем ты уйдешь, дай мне вон те режущие инструменты, если сможешь.

Вир сделал, как он просил, а потом отправился отвлекать коронера. Тот уже собирался войти в комнату, и Вир сделал первое, что пришло в голову — разрыдался.

— Великий Создатель… этот парень был вам так близок? — спросил коронер.

— Я любил его как брата! — рыдал Вир. Он не стал даже пытаться добраться до стоящего поблизости стула, а просто осел на пол, содрогаясь от рыданий. Ему не составило труда расплакаться. Он лишь вспомнил все, что случилось за последние годы, через какие испытания ему пришлось пройти, и слезы сами навернулись на глаза. Вызвать слезы Виру было нетрудно: ему приходилось изо дня в день тратить гораздо больше сил, чтобы, наоборот, сдержать их.

В результате коронеру пришлось отправиться на поиски каких-нибудь успокоительных для Вира. В конце концов, этот малый что-то нашел и сунул лекарство в руки Вира, который с благодарностью положил его в рот и незаметно убрал языком за щеку, дабы не проглотить. Когда коронер на мгновение отвернулся, Вир тут же вытащил лекарство изо рта и спрятал в карман.

— Вам уже лучше? — наконец, спросил коронер.

Вир кивнул, продолжая притворяться глубоко потрясенным трагедией.

— Мне очень жаль, что вам пришлось перенести это, — сказал коронер. — У вас, посол, очень ранимая душа.

— Знаю, — честно признался Вир.

— Вам нужно выпить. Пойдемте…. я уже закончил работу на сегодня, так что мы можем отправиться поговорить о чем-нибудь более веселом.

С этими словами коронер поднялся и направился в сторону смотровой.

— Нет, подождите! — позвал его Вир. — Э-э… побудьте здесь еще несколько минут, пока лекарство не подействует.

— Все будет хорошо, посол. Я отойду всего на минутку. Тело уже слишком долго лежит без присмотра.

— Но если вы только…

Но коронер уже ушел. Вир почувствовал, как к горлу подкатила тошнота.

Наконец, в последней попытке предупредить Финиана, он крикнул так громко, как только мог:

— Неужели вам так необходимо возвращаться в смотровую? Вам действительно это нужно?

Потом он услышал тревожный крик коронера и решил, что Финиана заметили.

Он вскочил на ноги и вбежал в смотровую, не зная толком, сможет ли он что-нибудь сказать, или сделать с этим, но надо же было хоть что-то предпринять.

Влетев туда, он не увидел в комнате никого, кроме тела Велша и бледного, как мел, коронера. Не то, чтобы ему было плохо: несомненно, за свою жизнь он достаточно навидался. Он был просто вне себя от ярости.

— Кто это сделал? — вопрошал он. — Кто это сделал?

— Что случилось? — спросил смущенный Вир, а потом сам увидел, в чем дело.

Верхняя часть черепа Велша была аккуратно снята. Доли его мозга были аккуратно отделены друг от друга и методично извлечены. Они лежали на протвине рядом с телом и, — Вир надеялся, что это ему показалось, всего на миг — пульсировали, будто живые.

Потом пульсация, реальная или мнимая, стихла, и волна тошноты нахлынула на него. Он больше не мог сдерживаться. Ему удалось лишь добежать до ближайшего мусорного бачка и извергнуть туда все, что оказалось у него в желудке за последние двенадцать часов.

Вечер уже вступил в свои права, когда Вир оказался на улице. Он стоял, прислонившись к стене здания. Ноги подкашивались. Он извинился перед коронером, что оказалось делом несложным. Коронер, что было неудивительно при сложившихся обстоятельствах, явно раздумал идти куда-либо. Он пообещал Виру провести самое тщательное расследование, дабы выяснить, кто посмел так нагло и грубо осквернить тело Лу Велша, расчленив его.

— Вир.

Он осознал, что его уже в который раз окликают по имени. Похоже, он толком расслышал, что к нему обращаются, лишь на четвертый-пятый раз. Вир повернулся и увидел стоявшего на краю аллеи Финиана, тот поманил его к себе. В холодной ярости Вир решительно двинулся к техномагу, который прятался в относительном полумраке аллеи.

— Как вы могли? — яростно прошептал он. Он волнения его голос прозвучал хрипло.

Но на сей раз Финиан был взволнован не меньше его самого, традиционная невозмутимость техномагов куда-то подевалась. Он поднял испачканные кровью руки.

— Неужели вы думаете, что это далось мне так легко? — спросил он. — Вас-то хоть вырвало прямо там. А я не мог позволить себе такой роскоши. По крайней мере, до тех пор, пока не убрался оттуда.

Он прислонился к ограде аллеи, и только сейчас Вир почувствовал запах рвоты, исходящий от Финиана. Определенно, техномага недавно рвало, как и его самого. Это было нехорошим желанием, но Виру почему-то захотелось на это посмотреть.

— Должен был быть другой способ, — продолжал настаивать Вир.

— А ты знаешь, какой? — огрызнулся Финиан. — Наверное, это знание ты получил, посвятив долгие годы учению, чтобы стать техномагом? Я не кровопийца, Котто. И я вовсе не испытываю удовольствия от вскрытия тел мертвецов. Я просто сделал то, что должен был сделать. Как и все мы. Просто некоторые из нас менее щепетильны, чем другие.

— Просто я… — Вир сдержался. — Просто надо было предупредить меня.

— Поверьте мне, вам бы не захотелось знать об этом.

Вир понимал, что Финиан прав. Если бы он думал об том, что творит Финиан в соседней комнате, то не смог бы отвлечь коронера — созданные воображением жуткие образы помешали бы ему сосредоточиться на своей части работы. Вир вздохнул, решив, что нет смысла в дальнейшем обсуждении этого вопроса.

— Ладно… Итак, вам удалось обнаружить то, что нам нужно?

— Трок.

— Трок, — сначала Вир не понял, в чем дело, но потом догадался. — Трок?

Из Первых Кандидатов? Это он убил Лу Велша?

Финиан кивнул.

— Голыми руками.

— Великий Создатель, — прошептал Вир. — Я знаю его. Но он же… он же просто мальчишка.

— Я бы не хотел оказаться на пути этого юноши, — сказал Финиан.

— Но почему он убил его?

Финиан коротко и ясно изложил ему все, что смог узнать. Он рассказал о тайной гонке вооружений, о пограничных мирах, на которых велось военное строительство, о секретных планах, вынашиваемых Центарумом. Слушая все это, Вир просто стоял и качал головой. Нет, он не отрицал того, о чем ему говорили.

Просто он был потрясен тем, что творилось на его родине.

— Предполагаю, — добавил Финиан, — что к этому убийству причастен дракх.

Я не могу сказать точно, потому что, пока Лу был жив, это существо не выдало своего присутствия. Но это единственное разумное объяснение тому, почему вдруг технология, используемая Велшем, подвела его.

— Но… что же нам теперь делать? Нам надо рассказать…

— Рассказать кому? — спокойно спросил Финиан. — И что? Ни одному представителю властей нельзя доверять. А если ты вдруг сможешь найти подходящего, то что ты ему скажешь? «Техномаг извлек информацию из мозга Лу Велша и сказал, что того убил Трок». У тебя нет доказательств, и это приведет лишь к тому, что ты будешь следующей жертвой Первых Кандидатов.

Вир медленно кивнул. Ему снова нечего было возразить Финиану.

Повернувшись, он некоторое время шел вперед, а потом снова замер.

— Хорошо, — наконец, сказал он. — Моя главная задача — не допустить ухудшения ситуации. Есть лишь один способ. И вы должны мне помочь в этом…

Он повернулся к Финиану и понял, еще до того, как увидел, что техномаг исчез.

— Если он будет продолжать и дальше в этом духе, я его убью, — пробормотал Вир.

Вир сначала убедился в том, что Г'Кар с Гарибальди отошли достаточно далеко от дворца, прежде чем заговорить с ними. Для беседы он выбрал то самое место, где Сенна когда-то занималась с одним из своих учителей: они сидели на траве, разглядывали облака и размышляли о будущем Примы Центавра. Вир, конечно, не знал об этом, хотя будущее Примы Центавра беспокоило его больше всего на свете.

Хотя сейчас он больше беспокоился о том, не услышат ли во дворце гневных криков Гарибальди. Подобный инцидент явно не помог бы ему разрешить проблему верным, на его взгляд, способом.

Но он напрасно беспокоился. Когда Гарибальди бывал зол так, как сейчас, то начинал говорить тихим, зловещим шепотом.

— Во-первых, — медленно, с угрозой в голосе, произнес Гарибальди, — я хочу знать все, что вы от меня скрыли.

Вир отдал должное чутью Гарибальди. Он, действительно, о многом умолчал.

Он сказал, что в гибели Велша виновны Первые Кандидаты, но не назвал конкретных имен. Рассказал, как именно был убит Лу, но не упомянул о вероятном участии в этом дракхов. Сообщил, где и как ведется военное строительство, но ничего не сказал о том, каким образом ему удалось все это узнать.

— Я сообщил вам все, что мог.

— Вир…

— Ладно, я расскажу вам, — раздраженно бросил Вир. — Техномаг вскрыл черепную коробку вашего друга и сумел извлечь из его мозга эту информацию.

Довольны?

Гарибальди гневно всплеснул руками, а потом повернулся к Г'Кару.

— Поговори с ним, — сказал он, указав на Вира.

— Вир, — осторожно начал Г'Кар, — вы должны понимать: чтобы дать ход полученной от вас информации, нам нужно знать…

Но Вир не дал ему закончить фразу.

— Вы не можете никому ничего сообщать.

— Что? — в один голос воскликнули Г'Кар и Гарибальди.

— Вы не можете ничего никому сообщать, — повторил Вир. — Я рассказал вам все это просто в качестве жеста доброй воли. Вы не можете — не должны — ничего предпринимать. Вы можете рассказать все это только лично Шеридану, да и то, если он пообещает не вмешиваться в это дело.

— Вы сумасшедший, — произнес Гарибальди. — Г'Кар, скажите ему, что он псих.

— Ну, — начал Г'Кар, — думаю, если вы изучите…

— Г'Кар!

— Вы — сумасшедший, — сказал ему Г'Кар.

— Вовсе нет, — отрезал Вир. — Но я скажу вам, что будет истинным безумием: безумием будет позволить Межзвездному Альянсу придать огласке информацию о том, что происходит, чтобы его члены набросились на Приму Центавра.

— Мне нет дела до вашей чертовой Примы Центавра, — сказал Гарибальди.

— Да, вы ясно дали это понять. Но у меня, в отличие от вас, в этом вопросе нет выбора.

— И мы должны позволить всему идти своим чередом. Вы это хотите сказать?

— Я сказал, что не позволю продолжать это. Сказал, что намерен кое-что предпринять.

— Вы? — скептически произнес Гарибальди. — Вы. Вир Котто. Вы намерены что-то предпринять?

Вир подошел к нему ближе, и в его глазах было столько холодной ярости, что Гарибальди невольно попятился.

— Мистер Гарибальди, я слышу сомнение в вашем голосе. Знаю, о чем вы думаете. Вы думаете, что я ни на что не способен. Что я придурок. Вы думаете, что знаете меня.

Но вы не знаете меня, мистер Гарибальди. Бывают дни, когда я сам себя не узнаю. Но я знаю одно: это наше, центаврианское дело, и мы решим его нашим, центаврианским способом.

— И что же это за способ?

— Это мой способ, — ответил Вир. — Поверьте мне, мистер Гарибальди, вы хотите видеть меня вашим союзником, а не врагом. И я даю вам возможность прямо сейчас определить мой будущий статус. Выбор за вами.

Гарибальди набычился — он не терпел ультиматумов и явно демонстрировал свое недовольство. Но, прежде чем он открыл рот, Г'Кар слегка сжал его плечо пальцами и кивком головы отозвал в сторону. С трудом сдерживаясь, Гарибальди последовал за ним. Они отошли от Вира на приличное расстояние и заговорили вполголоса.

— Вы что, думаете, что я с этим смирюсь? Просто закрою на все глаза?! — выпалил Гарибальди, прежде чем Г'Кар успел открыть рот. — Шеридан послал нас сюда в качестве ищеек. А вы хотите, чтобы я вернулся к нему и сказал: «Мне очень жаль, господин президент, мы потеряли одного человека и да, мы нашли кое-что, но не можем ничего предпринимать, потому что я не хочу расстраивать Вира Котто». Но мы все знаем, что Вир — полное ничтожество. Отлично знаем, что он — ни на что не годный слабак!

— Успокойтесь, мистер Гарибальди, — произнес Г'Кар. — Вы сами не верите своим словам.

Гарибальди глубоко вздохнул.

— Ладно… хорошо, возможно. Но все-таки…

— Смерть Лу Велша — ужасное событие. Он не был мне близок так, как вам, но понимаю, что вы считаете себя виновным в его гибели, потому что именно вы втянули его в это дело. Но истина заключается в том, что да, нас послали сюда искать факты, и мы нашли их. А теперь нам решать, что с ними делать.

— Мы расскажем Шеридану…

— А он, опять же, склонен полагаться на ваше мнение. Прежде чем вы рекомендуете ему что-либо, мистер Гарибальди, я предлагаю вам задуматься вот о чем: ни Земле, ни Альянсу, ни мне лично сейчас вовсе не нужна новая война.

Пока не будет найдено средство от чумы дракхов, у них просто не хватит на это духа.

— «Экскалибур» занимается этой проблемой. Гидеон сказал, что почти у цели, — ответил Гарибальди.

— То же самое он говорил в прошлом году. Хотя, возможно, в этот раз ему улыбнется удача. Или, что так же возможно, он стал пленником так называемого парадокса Зено, [7] когда ты все время приближаешься к цели, но так никогда и не сможешь достичь ее.

— Что вы сказали?

— Я говорю, что вряд ли нам сейчас нужны дурные новости, причем настолько важные.

— И вы предлагаете нам все это скрыть?

— Я предлагаю выполнить просьбу Вира, дать ему возможность провести собственное расследование. Если мы поступим так, то вы с Шериданом приобретете влиятельного союзника при императорском дворе. Он может стать полезным источником информации. К тому же, задумайтесь о долговременной перспективе.

— Долговременной, — Гарибальди тряхнул головой, — вряд ли.

Г'Кар, еще понизив голос, мягко произнес:

— В один прекрасный день этот парень станет императором. Значит, вам стоит уже сейчас закладывать фундамент прочных взаимоотношений. Вир Котто — это будущее Примы Центавра.

Гарибальди потребовалось некоторое время на то, чтобы осмыслить слова Г'Кара.

— Будущее Примы Центавра? — он ткнул большим пальцем в Вира, стоявшего неподалеку и бессмысленно заламывающего пальцы. — Он. Этот парень?

Г'Кар кивнул.

— Может вы, великий знаток всех тайн, скажете мне, откуда вы это узнали?

Не обращая внимания на тон Гарибальди, Г'Кар невозмутимо ответил:

— Однажды вечером, когда Вир сильно напился, он рассказал Лите Александер о пророчестве некоей леди Мореллы… очень известной центаврианской провидицы, достоверность предсказаний которой общеизвестна, о ней слышали даже в моем мире. Не так давно мы с Литой провели немало времени вместе, так что она поведала мне об этом.

— Ладно, дайте мне расставить точки над «i», — заявил Гарибальди.

Несмотря на полушутливую фразу, в его голосе не слышалось ни капли веселья. — Вы хотите сказать, что из третьих рук слышали, что некая центаврианская пророчица предсказала, что Вир однажды станет императором. Поэтому я должен закрыть глаза на убийство Лу Велша, и на всю эту тайную гонку вооружений впридачу, да? «Достоверность предсказаний которой общеизвестна». Но я никогда о ней не слышал. Откуда же мне знать, действительно ли она так хороша?

— Леди Морелла также предсказала, что Лондо станет императором, за пару лет до того, как он действительно взошел на престол.

Гарибальди не сразу нашел, что ответить. Он почесал шею, а потом оглянулся на Вира, который не двигался с места.

— Это просто удачное совпадение, — наконец, выдавил он.

Г'Кар пристально посмотрел на Гарибальди и, когда он заговорил снова, Майкл понял, почему этот нарн стал лидером в своем мире. Он говорил спокойно, по существу и невероятно убедительно.

— Майкл, — насколько помнил Гарибальди, это был первый случай за все время их знакомства, когда Г'Кар обратился к нему по имени, — ты должен кое-что понять… возможно, ты, в какой-то мере, это уже понял. Ты, я, Вир Котто, Лондо, Шеридан… мы не такие, как все.

— Не такие, как все, — эхом вторил он, не зная, как реагировать на такое заявление.

— Да. Мы не такие как все. Мы — создания судьбы. Ты и я. Все, что мы говорим, делаем, думаем, чувствуем…. определяет судьбы миллиардов. Не то, чтобы мы какие-то особенные. Просто мы родились в определенное время и были поставлены судьбой в определенные обстоятельства, нам пришлось действовать и кое-чего добиваться, чтобы другие могли жить своей жизнью. Просто нам… выпал счастливый жребий. И, раз мы являемся созданиями судьбы, она иногда приоткрывается нам, пусть даже на мгновенье и едва-едва… и надо быть законченным глупцом, чтобы отвернуться от этого, пренебречь ее подсказками. А прислушаться, значит, начать действовать на свой страх и риск. Огромный риск.

Сейчас в Галактике хватает опасностей, мистер Гарибальди, так что, полагаю, незачем умножать их число.

Некоторое время Гарибальди переваривал услышанное. Потом, не глядя на Вира, взмахом руки подозвал его. Вир быстро подошел к ним, на его лице было написано явное беспокойство.

— Ладно, хочешь, чтобы это оставалось вашим внутренним делом — валяй, — произнес Гарибальди. — Заткни их. Но тихо, чтобы сюда не пришел Межзвездный Альянс со своими пушками и не стер вас в порошок так же… как некогда вы пытались поступить с нарнами.

— Я бы предпочел, чтобы вы не упоминали о последнем, но, в сущности, все верно, — сухо сказал Вир.

— Хорошо, — продолжал Гарибальди, — сыграем по вашим правилам… но с одним условием.

— И каким же?

— Вы просите меня сделать гигантское одолжение, основываясь лишь на доверии к вам, Вир. Но я не настолько легковерен. Я всегда предпочитаю знать, во что ввязываюсь. Хотите, чтобы я вам поверил? Тогда дайте мне знак.

Понимаете, о чем я говорю?

— Думаю… что да, — Вир кивнул, но потом покачал головой. — На самом деле я не вполне уверен, что…

— Кто-то убил Лу Велша. И этот кто-то должен поплатиться за это. Я требую сатисфакции. Вы ведь знаете, кто это сделал?

— Да, — ответил Вир.

— Тогда я требую его. Меня не волнует, как вы этого добьетесь. Я просто хочу, чтобы это было сделано.

— То, о чем вы просите, невозможно выполнить, — сказал ему Вир.

— Но вы тоже требуете от меня невозможного. Со своей стороны, я пытаюсь делать, по крайней мере, одну невыполнимую для меня вещь в день. Предлагаю и вам этим заняться, причем, начиная с сегодняшнего дня. Ясненько?

Вир долго молчал, а потом произнес:

— Если мне удастся добиться справедливости для Лу Велша…. то вы будете удерживать силы Межзвездного Альянса подальше от Примы Центавра?

— Покуда это в человеческих силах. У вас будет шанс во всем разобраться.

Но вы должны показать мне, что способны это сделать. Мне плевать, как именно вы этого добьетесь. Просто сделайте это. Итак, по рукам?

Он протянул руку. Но Вир не пожал ее. Он опустил на мгновение глаза, а потом сказал:

— Да. Я буду держать вас в курсе.

Потом повернулся и ушел. Г'Кар с Гарибальди молча переглянулись.

— Ему никогда с этим не справиться, — сказал Гарибальди. — Он подсунет нам не того. Или представит еще десять тысяч объяснений, почему он не может сделать это для нас.

— Думаю, что вы ошибаетесь, — возразил Г'Кар.

— Я, с одной стороны, тоже на это надеюсь. Мне бы хотелось, чтобы Вир преуспел. В глубине души я считаю его самым лучшим парнем на этой чертовой планете. Но, с другой стороны, я хочу, чтобы он потерпел неудачу, ибо мне хочется самому отыскать того ублюдка, который убил Лу… и сделать с ним то же самое, что он сотворил с Лу Велшем. Беспроигрышный вариант для меня.

Он улыбнулся, но его улыбка была полна боли.

Глава 15

В тот самый час, когда поздний вечер плавно перетекает в глубокую ночь, Трок подходил ко входу в тайное убежище Первых Кандидатов. Конечно, существовала официальная штаб-квартира Первых Кандидатов, где проходил набор добровольцев, и которая являлась символом всего великого и восхитительного в их организации, но настоящим их домом было именно это здание. Еще бы, он сам проводил здесь гораздо больше времени, нежели в своей резиденции.

Двое других Кандидатов, Муаад Джиб и Клецко Супра уверенно спешили вслед за Троком. Этих двоих новичков Трок лично принял в организацию. Он считал их своими протеже и намеревался лично заниматься их обучением, чтобы сделать из них настоящих членов самой славной и перспективной организации на всей Приме Центавра.

Муаад и Клецко до сих пор не пришли в себя после событий прошлой ночи, когда им поручили вынести тело землянина. Но Трок уже успел провести с ними долгую разъяснительную беседу, и теперь они, кажется, почти успокоились. У него отлегло от сердца. Они, в конце концов, были Первыми Кандидатами.

Кандидаты присматривали друг за другом и прикрывали спину друг другу. Эти парни из кожи вон лезли, стараясь выработать в себе такую же стойкость и решительность, что демонстрировал Трок, и он был абсолютно уверен в том, что вскоре они станут отличными членами их организации.

Как вдруг из тени перед ними возникло нечто.

Трок замедлил шаг и прищурился. Муаад и Клецко повторили его действия. На мгновение Трока охватило странное ощущение дежа вю. Фигура, шагнувшая из темноты…. почему она показалась ему такой знакомой?

Потом он разглядел его.

— Посол Котто? — спросил он. — В чем дело?

Вир широко улыбнулся, а потом развел руки так, что его движение казалось одновременно и скромным, едва заметным, и очевидным. Этот жест выглядел таким примирительным, обыденным и дружеским, а также являлся демонстрацией того, что в его руках нет ничего опасного.

— Я просто хотел поговорить с вами, Трок. Можете уделить мне пару минут?

— Конечно, — сказал Трок. Посол Котто — этот мямля, идиот, претендующий на звание дипломата, — не внушал ему особых опасений. Его назначение на Вавилон 5 было пустой тратой времени, потому что станцию населяли сплошь враги Примы Центавра. Но раз уж Альянс все равно ненавидит Приму Центавра, то вряд ли Вир Котто сможет нанести там еще больший ущерб их отношениям. К тому же, он проиграл свою любовницу в карты министру Дурле. Ну ни жалко ли все это было?

Но, кажется, министр, по одному ему ведомым причинам, с тех пор был странно расположен к нему. Но Трок все равно знал, что представлял собой Вир: он — тупица. Но даже капризам дураков время от времени надо потакать.

Он кивнул Муааду и Клецко, и те вошли в здание. Затем Трок медленно подошел к Виру.

— Итак, чем могу быть полезен?

— Я знаю, что это вы убили Лу Велша.

Трок гордился своей невозмутимостью. Он долго и упорно ее в себе вырабатывал, и, казалось, никто и ничто не могло застать его врасплох и вывести из равновесия. Но слова Вира, произнесенные безо всякого выражения, просто губы зашевелились на этом одутловатом, вялом лице, произвели на Трока такой эффект, будто его дубиной по голове стукнули. И с его губ непроизвольно сорвалось одно слово, всего одно неуместное сейчас слово:

— Как…

В тот самый миг, когда оно так предательски вылетело из его уст, Троку захотелось ударить самого себя. Из всего того, что он хотел бы сейчас сказать, это было самым распоследним. Но Трок не зря был одним из лучших, лидером Первых Кандидатов. И, не прошло и секунды, как он сумел обуздать эмоции.

— …вы только могли такое подумать? — пауза была почти незаметной.

Почти.

— Да брось ты, Трок, — произнес Вир, как будто они были давними знакомыми. — Как ты мог подумать, что я об этом не узнаю? Никто не защищает интересы Примы Центавра лучше Первых Кандидатов, а среди Кандидатов нет никого, лучше тебя. Коронер сказал, что кто-то убил Лу Велша голыми руками.

Ну, конечно, это образное выражение. Убийца был в перчатках. А ведь перчатки, кстати, являются частью вашей формы…. не так ли, Трок?

— Многие носят перчатки, — ответил Трок. — Ночами бывает очень холодно.

— Да-да. Это действительно так, — согласился Вир. — Но это также гарантирует невозможность обнаружить следы ДНК убийцы на теле жертвы.

— Посол, я не понимаю, о чем вы…

— Конечно же, не понимаешь, — ответил Вир. Он одной рукой приобнял Трока, тот напрягся. — Послушай, Трок, несмотря на мою внешность, я — не идиот. Я чувствую, куда дует ветер. Я знаю будущее Примы Центавра и могу сказать тебе вот что: его несут не люди, что нависают над нашими головами и следят за каждым нашим движением, все время контролируют нас. Его несут тебе подобные — Первые Кандидаты. Вы двигаетесь вперед, определяете форму и создаете наше будущее. Вы — следующее поколение, которое возродит наше величие. Однажды, — он засмеялся и потрепал Трока по спине, — однажды вы возьмете власть в свои руки. Возможно, ты даже, в конце концов, станешь моим начальником. Поэтому я решил, что лучше всего будет сейчас встать на вашу сторону, не так ли? Я прав?

— Правы, — медленно согласился Трок, все еще стараясь скрыть смущение.

— Тогда ты должен понимать, о чем я говорю.

— Вы хотите сказать, — предположил Трок, тщательно обдумывая каждое слово перед тем, как произнести его, — что если бы я, каким-то образом, был причастен к гибели… как там его звали?

— Велш. Лу Велш.

— Если бы я был причастен к гибели мистера Велша, то для вас это не имело бы значения?

— Мы, или они, Трок, — сказал Вир, подойдя поближе. Тут Первый Кандидат уловил сходящий от него запах спиртного. Вир был совершенно пьян. Вероятно, утром он даже не вспомнит сам факт разговора. — Мы, или они. И я… я хочу быть на нашей стороне. Пусть они будут сами по себе, а мы сами по себе.

Объединившись, мы выстоим, поодиночке — пропадем. Ведь так? Я прав?

— Правы, — снова повторил Трок.

Вир кивнул, пристально посмотрел ему в глаза. На этот раз он гораздо дольше буравил его своим пронизывающим взглядом, таким, что Троку показалось, будто тот пытается прочитать его мысли. Наконец, Вир отпустил его.

— Можешь идти… Трок.

Он повернулся и, побрел, слегка пошатываясь, скрылся во мраке ночи.

Трок наблюдал за ним, за этой жалкой оболочкой центаврианина, стремящейся… к чему-то. Трок не мог понять, к чему именно. Если Вир действительно верил в то, что на будущей Приме Центавра ему найдется место, значит он, как это ни прискорбно, обманывал самого себя.

Покачивая головой, Трок вошел в здание и уверенно направился в одну из комнат для совещаний. Там его уже ожидали Муаад и Клецко вкупе с несколькими другими Первыми Кандидатами.

— Что ему было нужно? — спросил Клецко.

— Да так, валял дурака, — усмехнувшись, ответил Трок. — В этом он, как всегда, преуспел, — потом он нахмурился. — Но ему известно о том, что я убил Велша. Нам надо выяснить, каким образом он смог это узнать, и, как только мы это узнаем, возможно, нам придется устранить и его.

Вир тяжело вздохнул, разглядывая лежащий на ладони маленький цилиндр. До чего неприметная, невзрачная вещица. И, тем не менее, она являлась ключом к его будущему.

Заявив о том, что знает, кто убил Лу Велша, он посмотрел Троку прямо в глаза. А к настоящему времени Вир развил в себе способность безошибочно угадывать, о чем думает его собеседник, а также он научился замечать даже малейший намек на ложь. Достаточно было просто взглянуть тому в глаза.

Возможно, дело было в том, сколько времени он провел в компании Лондо — тогда у него была бездна возможностей попрактиковаться.

Так что, упомянув имя Велша, он пристально вгляделся в лицо и глаза Трока, наблюдая, не появятся ли на них какие-либо признаки невиновности. Быть может, некое замешательство, которое Вир мог бы счесть таким признаком.

Но лицо Трок оставалось абсолютно невозмутимым. На мгновение он смутился, но это смущение было, наоборот, явным признаком вины. Он начал было говорить: «Как…» а потом запнулся, и явно попытался изменить фразу, добавив: «вы могли, с чего вы взяли?»

Но Вир знал. Он был уверен. Абсолютно, до жути уверен. Уверен в том, что Финиан ему не солгал. Техномаги были способны на многое, но лжецами они, определенно, не были. Казалось, они любили истину больше кого бы то ни было во Вселенной.

Но… все-таки он должен провести последнюю проверку. Не должно остаться никаких, даже малейших сомнений. Потому что Вир хорошо себя знал. Если сохранится хотя бы малейшая вероятность того, что он ошибся, то он будет мучаться всю оставшуюся жизнь.

Поэтому он ждал, что же сообщит ему подслушивающее устройство, приемник которого снова был в его ухе. Он слушал очень внимательно, и Трок, хвала его высокомерию, не стал терять времени, и первой же фразой сказал все, что Виру требовалось узнать. «Но ему известно, что я убил Лу Велша».

Значит… вот и улики. Все, что нужно Виру, чтобы придать огласке…

Придать огласке что?

Трок был родом из очень могущественной и авторитетной семьи. Дом Милифы входил в ближний круг соратников Дурлы. Это подтвердила Мэриел, хотя он и без нее в этом почти не сомневался, благо оснований для такой уверенности хватало.

К тому же, Трок одним из первых вступил в организацию Первых Кандидатов, и его ждало великое будущее. Гибель одного чрезмерно любопытного землянина не помешает исполнению его замыслов.

Конечно же, Вир мог нажать на все рычаги. Мог обратиться прямо к императору. Но он был убежден, и небезосновательно, в том, что Лондо не станет совать нос в это дело, особенно сейчас. Потому что уж слишком много желающих оторвать этот нос, причем вместе с головой. Особенно, если его поступок будет идти в разрез с кажущимися интересами Примы Центавра.

Более того, если Вир будет настаивать…

…то его убьют.

Это было очевидно. Если сам император не может пойти наперекор власть предержащим, то что уж там говорить о Вире. Его просто обвинят в противодействии движению к великому и славному будущему Примы Центавра, которое уже сейчас воплощается в Троке и его соратниках.

Так что если он будет пытаться воздать должное Троку официальным путем, то, наверняка, потерпит неудачу, и, быть может, даже поплатится жизнью. Скорее всего, ему придется просидеть остаток дней взаперти в своей каюте на Вавилоне

5 и носа оттуда не высовывать.

С другой стороны, он мог обратиться к Шеридану. Но тогда об этой истории узнают все. И это подставит под удар всю Приму Центавра. Хаоса в этом случае не избежать. И кто знает, сколько тысяч, сколько сотен тысяч могут погибнуть, если дела пойдут так?

Вир снова и снова обдумывал проблему, ища решение.

Ему нужна помощь. Нужно разыскать Рема Ланаса, который кое-что понимает в электронике. Встретиться с Ренегаром, он руководил раскопками на К0643 и, следовательно, сведущ во взрывных работах и взрывчатке. Со времени катастрофы на К0643 он регулярно встречался с ними, к тому же, из тех событий они вынесли главное: поняли, кому стоит доверять. Поняли, что фундамент, на котором строилась новая Прима Центавра, в действительности, возводился из песка.

Вир медленно, но верно, направлял их в нужную сторону, кирпичик за кирпичиком возводя собственный фундамент. И Ланас с Ренегаром начали разговаривать с другими. С теми, кому удалось выжить на К0643, которые избавились от наваждения и поняли, что их обманули, превратив в смертников. И с немногими уцелевшими вольнодумцами, которым пришлось или отправиться в изгнание, или уйти в подполье.

Но сейчас надо было действовать быстро. Намного быстрее, чем предпочитал Вир. Он был осторожным и методичным, любил все обдумать и не любил спешить.

Однако в данной ситуации надо было действовать именно быстро. Он должен был срочно что-то предпринять. Прима Центавра совершенно не готова к новой войне, а он не готов к тому, чтобы своими действиями обречь родной мир на новое нападение.

Гарибальди не успокоится, пока убийца не понесет наказания.

— У меня нет выхода, — прошептал Вир.

— Ты бы только видел его, — весело сказал Трок. — Он обнял меня. Как родного сына. Он…

Муаад внезапно прищурился.

— Погоди, — сказал он. — Повернись-ка.

Трок был озадачен.

— Зачем?

— Просто повернись.

Трок повернулся, и пальцы Муаада быстро пробежались по его спине, обтянутой форменной рубашкой.

— Здесь что-то есть, — сказал он. — Маленький выступ… какое-то устройство.

— Он что-то на меня посадил?! — немедленно взорвался Трок. — Да как он посмел! Что это?

— Какое-то передающее устройство, — ответил Муаад. — Он подслушивал нас.

Вир знал, что смертей не избежать. Но он хотел, чтобы жертв было как можно меньше.

— Я — хороший, — сказал он.

Его пальцы дрожали.

— Я — порядочный.

Он подумал о Картажье, как тот упал с изумленным выражением лица, когда Вир вонзил в его грудь отравленную иглу.

— Я — добрый.

И он вспомнил об убитом дракхе, там, на взорванной им базе Теней.

— Я — добродетельный.

Его голос стал почти не слышным, а рука тряслась.

Трок убил Велша. А другие помогли ему избавиться от тела и промолчали.

Они были виноваты, все виноваты в том, что почти втянули Приму Центавра в новую войну, которая, вероятно, приведет к ее полному уничтожению.

— У меня нет выхода, — сказал он.

— Я его убью! — бушевал Трок. — С меня хватит! Да как он посмел посадить на меня жучок?! Он…

А потом он вспомнил еще кое-что.

Вир также погладил его по голове.

Рука сама взлетела вверх, к волосам. И нащупала какой-то жесткий круглый диск, спрятанный в прическе. [8] Он попытался его извлечь.

Но тот был прикреплен надежно.

Вир открыл крышку в торце цилиндра. Под ней пряталась небольшая кнопка.

Капелька воды упала на нее, и он запоздало осознал, что это его слезы.

Он нашел и прочитал ту книгу. Ту самую, в которой говорилось о том, что все дети когда-нибудь становятся взрослыми, все, кроме одного. И ему, Виру, тоже пора взрослеть. Его детство закончится в тот миг, когда он нажмет на эту кнопку.

— Возможно… смерть — это очень большое приключение, — прошептал он. — Мне… очень жаль.

Он закрыл глаза и нажал на кнопку.

— Сенна! — вскрикнул Трок.

А потом на месте его головы возник столб пламени.

В здании вылетели все окна, мелкие осколки разлетелись далеко вокруг.

Прохожие, вовсе не ожидавшие ничего подобного, с криками разбежались кто куда, тотчас решив, что это дело рук Межзвездного Альянса. Мгновением позже обрушился фасад, и небольшое здание сложилось, превратилось в гору щебня, исчезло с глаз, объятое языками голодного пламени. Снова поднялись крики и беготня, все смотрели на небо, пытаясь понять, откуда будет нанесен следующий удар.

Увлеченные наблюдением за небесами, прохожие ни за что бы не заметили Вира, окажись он поблизости. Но его там не было. Он находился за несколько кварталов, стоял, привалившись к стене. Его тело так сильно содрогалось от рыданий, что ему показалось, что он больше никогда не сможет твердо стоять на ногах. Когда же прибыла команда спасателей, чтобы заняться извлечением из-под обломков того, что осталось от тел Первых Кандидатов, Вир был уже далеко.

Гарибальди, стоя на балконе дворца, наблюдал за суетой, возникшей вдруг неподалеку. Целый район был ярко освещен, прожекторы помогали командам спасателей выполнять свою работу. Раздался звонок в дверь.

— Войдите, — ответил Гарибальди, и в комнату своим обычным, стремительным, широким шагом вошел Г'Кар. Он прошел прямо на балкон и встал рядом с Гарибальди, который не сводил глаз с происходящего в зоне катастрофы. — Сумели выяснить, что там случилось?

— Да ничего определенного, — ответил Г'Кар. Потом он насмешливо указал на себя и добавил. — Вряд ли я являюсь той личностью, с которой центавриане с радостью станут чесать языками. А вы?

— Не похоже, чтобы они и с людьми особо желали общаться, — мрачно заметил Гарибальди. — Единственный вывод, который я смог пока сделать, собрав воедино все увиденное и услышанное, заключается в том, что в несчастный случай центавриане, похоже, не верят. Не знаю, есть ли погибшие…

— Да. Кое-кто умер.

Гарибальди и Г'Кар обернулись и увидели стоявшего в дверном проеме пороге Вира. Он даже не побеспокоился о том, чтобы позвонить в дверь. Вир выглядел так, будто за ним черти гнались.

— Кто? Кто умер? — спросил Гарибальди.

— Несколько Первых Кандидатов, — он на мгновение запнулся, а потом добавил, будто раздумывал про себя. — И я.

— Что? — Гарибальди в недоумении тряхнул головой. — Я не понима…

И тут до него дошло. Понимание пришло яркой вспышкой, подобной разряду молнии.

Вир, посмотрев ему глаза, понял, что тот обо всем догадался. Он молча кивнул в знак подтверждения.

— Г'Кар, — сказал Гарибальди, — думаю, нам лучше уехать завтра.

— Уехать?

— Да, уехать.

Потом Г'Кар тоже все понял.

— О, — сказал он, — да. Конечно же, мы уедем завтра.

Вир снова кивнул, а потом направился к двери. Голос Гарибальди заставил его остановиться.

— Вир… благодарю вас.

Он повернулся и посмотрел Гарибальди в лицо.

— Вы оба можете убираться ко всем чертям. И я тоже.

А потом ушел, больше не оглядываясь.

Глава 16

— Вы должны были поручить это мне, — тихо произнес Ренегар, сидя в каюте Вира на Вавилоне 5. Вир рассматривал свое отражение в бутылке вина и, похоже, отвечать даже не собирался.

— Вир, — настойчиво повторил Ренегар, — вы слышали, что я сказал? — Дородный центаврианин, казалось, заполнил своим телом не только кресло, но и все пространство каюты. — Вам следовало поручить это дело мне. Взрывы — моя специальность.

— Но это было мое дело, — ответил Вир. Первые слова, произнесенные им за последний час.

Прошло уже несколько дней с тех пор, как Вир вернулся на Вавилон 5. И на станцию, один за другим, уже начали прибывать те, кого он вызвал. Скоро все они должны собраться в этой каюте. Не в официальной резиденции Вира. Вир снял отдельную каюту, записав ее на фальшивое имя и заплатив за аренду не наличными, а переводом с обезличенного счета. Он принял все мыслимые меры предосторожности. Вир не питал иллюзий — так ему отныне предстояло жить, возможно, до самого конца.

— Вир… послушайте… вы пытались предупредить меня о том, на что я прежде не обращал внимания, — произнес Ренегар. — И именно вам я обязан своим прозрением. Я бы мог…

— Ренегар, — медленно сказал Вир, — нам нужно делать все, на что мы способны, чтобы спасти жизни. Необходимо соблюдать крайнюю осторожность. Но я вовсе не идиот. И не наивен. Я знаю, что рано или поздно, кто-то должен погибнуть. Возможно, это будут невинные люди. Я буду делать все, что в моих силах, чтобы избежать этого… но, скорее всего, у меня ничего не выйдет.

— О чем это вы?

— Я говорю о том, что не смогу больше держать чистыми свои руки.

— Так значит, вы решили, что следует испачкать их сразу по самые плечи?

Вир кивнул.

— Хорошо, — сказал Ренегар, тяжело вздохнув, — но если вы собираетесь продолжать в том же духе и, при этом, будете так же переживать из-за каждой смерти…. то сойдете с ума.

— Полагаю, что это уже со мной случилось, — ответил Вир.

Наконец, прибыли последние из приглашенных.

Вир окинул взглядом собравшихся в комнате. Примерно дюжина — те, кто смог прилететь сюда — он решил, что на данный момент это будет самым разумным количеством. Он подбирал их очень осторожно, ибо один неверный выбор — и погибнут все. Если же он все-таки ошибся, если среди них затесался шпион, то он подписал им всем смертный приговор.

Здесь не хватало только одного из приглашенных… но, мгновением позже, дверь отворилась, и он вошел. Вновь прибывший, несомненно, был старше всех, кто здесь находился, но, невзирая на возраст, двигался бодро, как старый боевой конь, вновь призванный на службу.

— Здравствуйте, Дансени, — сказал Вир.

— Здравствуйте, добрый господин, — бывший камердинер Лондо Моллари чуть склонил голову.

Некоторые из присутствующих бросили в его сторону тревожные и подозрительные взгляды. Наконец, над головами собравшихся раздался голос Рема Ланаса, который выразил всеобщее беспокойство:

— Он всю свою жизнь работал на Дом Моллари. Стоило ли приводить его сюда?

— Я, по-прежнему, служу Дому Моллари, — быстро ответил Дансени. — Но интересы Дома Моллари не совпадают с интересами ныне стоящих у власти ублюдков, — и он чуть поклонился Виру. — Все мои скромные способности в вашем распоряжении, посол, в любой момент, когда бы они ни понадобились.

— С благодарностью принимаю вашу помощь, — ответил Вир.

Он принялся рассматривать присутствующих. Они явно ждали, что он им скажет. Вир не помнил, когда еще окружающие с таким нетерпением ждали, когда он откроет рот. Он подумал, что Г'Кар, вероятно, чувствовал то же самое, когда вокруг него собирались нарны и ждали новых порций мудрости.

— Хорошо, — медленно произнес он. — Впереди масса дел, и многие из них обязаны сделать именно мы. Прима Центавра ступила на путь, по которому она идти не должна. Мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы это остановить. Даже сейчас, пока мы здесь болтаем, на дальних колониях полным ходом идет строительство тайных военных баз. Местных жителей силой заставили служить постоянно растущей военной машине. Мы должны это остановить.

— Вы имеете в виду саботаж? — спросил один центаврианин.

Вир кивнул.

— Именно. Всем вам пришлось несладко при нынешнем режиме. Все вы либо всегда были свободомыслящими, либо прозрели при различных обстоятельствах, в ситуациях, которых вы вовсе не ожидали…. но, раз уж это произошло, больше вы не можете закрывать на это глаза. Центарум ведет наш мир к разрушению, и мы должны сделать все, что в наших силах, дабы сбить его с этого пути.

— Но много ли толку от отсрочки? — спросил Рем Ланас. — Саботаж ведь не остановит их. Мы лишь замедлим развитие событий. Тогда возможен вариант, что, рано или поздно, Прима Центавра все-таки окажется в эпицентре войны?

— Да, это возможно, — согласился Вир. Потом, с неожиданной силой в голосе, он добавил: — Но, возможно, если нам удастся организовать серьезное сопротивление, то мы сумеем заставить людей — как тех, кто стоит во главе, так и тех, кого презрительно называют чернью, — задуматься над тем, что они творят. Ведь размеры насекомых не имеют значения — если они будут жалить, жалить, и жалить, то свалят и большого зверя.

Но я не говорю, что все будет легко и безопасно. Вы не одни в этом деле.

Просто я считаю разумным, если никто, кроме меня, не будет знать всех участников этого нашего маленького приключения.

— Таким образом, если даже кого-нибудь из нас схватят, он не сможет выдать всех участников подполья, — произнес Дансени.

Вир кивнул.

— Было бы идеально, конечно, если, упаси нас Великий Создатель, тот, кого схватят, не выдал бы никого из нас. Предпочел смерть бесчестью.

В комнате раздался одобрительный ропот.

Конечно, об этом легко говорить. Легко думать, что смерть придет раньше, чем из тебя вытянут имена всех соучастников.

Но у него не было иного выбора. Он зашел слишком далеко. Все зашло слишком далеко. Он не видел иного выбора, кроме как ступить на этот путь — и будь, что будет.

Несмотря на все заверения Лондо в обратном, никогда еще Вир не чувствовал себя столь уязвимым.

— Ладно, — сказал Вир. — Итак, вот что нам нужно сделать…

Из дневников Лондо Моллари

Датировано (по земному календарю, приблизительно) 18 января 2271 года

Дурла сказал, что это был единичный случай. По крайней мере, так он заявил публично.

Наедине он завел совсем другую песню и пообещал провести самое тщательное расследование инцидента, закончившегося уничтожением тайного убежища Первых Кандидатов, оказавшегося, как выяснилось, вовсе не таким безопасным. Громче всех вопил Милифа из Дома Милифы. Тот ужасный взрыв, о котором народ продолжал шептаться еще много месяцев спустя, унес жизнь сына старого патриарха.

И все же, даже спустя столько времени, расследование Дурлы никак не приносило конкретных результатов. У него были лишь подозрения. Он твердил на каждом углу о том, что появилось движение сопротивления, группа саботажников, которая несет ответственность за убийство Первых Кандидатов и, несомненно, при малейшей возможности нанесет удар снова. Но обстановка оставалась довольно спокойной, и, так как подобных инцидентов больше не повторялось, предположениям Дурлы особо не верили.

Но теперь все изменилось. Бесповоротно.

Сегодня мне сообщили о нападениях на пару наших колоний. Причем, их атаковали не просто так. Военные заводы — простите, я хотел сказать, учебные заведения, — на Морбисе взлетели на воздух. Военная научная лаборатория — простите, медицинский центр, — на Нефуе лежит в руинах. Причем это случилось в течение двух дней. Это явный знак, что мы больше не можем воспринимать происшествия как случайные, изолированные инциденты. Это, ни больше, ни меньше, объявление войны… причем, она разгорается изнутри.

Но Дурле, кажется, удалось просчитать ситуацию с обеих сторон. Казалось, происходящее его вовсе не занимало. То он заявлял, что это дело рук местных саботажников. А в другой раз утверждал, что за этими нападениями стоит Межзвездный Альянс. Иногда выдавал что-то среднее из обоих вариантов: мы имеем дело с группой внутренних саботажников, но поддерживаемых и получающих финансирование от Межзвездного Альянса. Никто, похоже, не замечал, что Дурла постоянно изменяет свои предположения. Либо никто не хотел указывать ему на это, опасаясь вспышки гнева.

Однако трудно оспаривать успех Дурлы. Министр Валлко поддерживал Дурлу, объявляя его примером всего лучшего и доброго, что только есть в центаврианском обществе, и из них получилась опасная для любого противника команда. Меня тревожит только направление, выбранное ими.

И вот я сижу здесь, ощущение беспомощности и крайнего разочарования все усиливается… но, одновременно, я чувствую, что у меня все под контролем. Ибо из всего происходящего, именно на присутствие императора меньше всего обращает внимание эта рвущаяся к власти свора. Они так шумно грызутся между собой, что создается стойкое впечатление, что, в конце концов, они накинутся друг на друга. А когда весь этот пожар отгорит, то, если мне повезет, я останусь единственным уцелевшим. И, какая ирония, наконец-то, посмеюсь над всеми ними.

Хотя один плюс из этой истории я уже извлек — Дансени снова служит мне.

После гибели Трока — как я рад, что меня избавили от него, — я остался без камердинера. Очевидно, Дурла был занят более важными делами, нежели поиск того, кто будет помогать мне одеваться и шептать в ухо советы, не касающиеся важнейших для Примы Центавра дел. Если честно, я не знал, радоваться ли мне по этому поводу, или обижаться.

В последнее время я почти не вижу Вира. Надо послать ему вызов, попросить приехать на Приму Центавра, чтобы мы могли поболтать.

Надеюсь, он держится в стороне от неприятностей.

Глава 17

Сколько бы раз Шеридан ни ступал на Марс, он никогда не переставал ему удивляться. Вот и сейчас, пока он сидел в конференц-зале корпорации «Эдгарс-Гарибальди», задумчиво постукивая пальцами по столу, ему вдруг подумалось, что не имеет значения, на скольких отдаленных мирах ему довелось побывать. Это ничего не меняло — Марс, по-прежнему, оставался загадкой.

Возможно, этому способствовали древние книги, которые превратили Марс в таинственное место, исчерченное странными каналами, где жили многорукие создания, [9] и откуда прилетали всевозможные захватчики, которым больше ничего не было нужно, кроме как захватить беспомощную Землю и выкрасть у землян их женщин.

— Президент Шеридан, — большой монитор, висевший на стене справа от него, ожил. — Поступило сообщение для вас.

— Выведите на экран, — ответил он невидимому обладателю голоса.

Спустя мгновение экран мигнул, и затем на нем появились Деленн с Дэвидом.

Ну и милашка же его Дэвид. По мнению Шеридана, его сын, несмотря на столь юный возраст, мог хоть кому вскружить голову. Светлые волосы, губы, с легкостью расплывающиеся в улыбке, в глазах отражается быстрый, пытливый ум и, одновременно, плещется холодное веселье — и то, и другое он унаследовал от матери. Джон чувствовал, что Дэвид на самом деле гораздо обаятельнее отца и гораздо умнее матери. Не самая слабая комбинация, скажем прямо.

Дэвид, однако, уже достиг того возраста, когда начал стыдиться открытого выражения родительской любви к нему. Деленн, обожавшая его — слишком сильно, по мнению Шеридана, которое он, впрочем, держал при себе, — обняла сына, приблизив к экрану. Но Дэвид не стал протестовать вслух. Он знал, что лучше сделать так, как хочет мать, особенно, когда она чем-то сильно обеспокоена.

— Просто хотела напомнить тебе о том, — сказала Деленн, — что ты обещал вернуться домой к тому времени, когда Дэвид пройдет церемонию поступления в школу.

Чуть жалобно Дэвид произнес:

— Я уже пытался ей сказать, что ничего страшного не случится, пап. Но она все равно продолжает настаивать.

— Ты обещал, что будешь присутствовать на церемонии, и я хочу, чтобы он знал: обещание его отца — не пустой звук.

— Не волнуйся, — засмеялся Шеридан. — У меня осталась последняя встреча на Марсе, а потом я вернусь домой.

— Ты встречаешься с Майклом, да?

— Да. И… — он замолчал.

Деленн сразу насторожилась.

— И с кем еще? — потребовала она ответа.

— Ну… так получилось, что поблизости оказался новый премьер-министр Примы Центавра. Когда он услышал, что я тоже здесь, он попросил о личной встрече. Естественно, я не смог ему отказать.

— Новый премьер-министр? — она нахмурилась. — Я ничего об этом не слышала. И когда это центавриане успели найти нового премьер-министра?

— Совсем недавно. Его зовут Дурла.

— Дурла, — она наморщила носик. — Я знаю его, Джон. Читала о нем. Любому центаврианину трудно доверять, но этот… он опасен. Это Лондо, только лишенный даже капли совести.

— Учитывая тот факт, что я не знаю, какое количество совести было у Лондо, если вообще было, это весьма пугающая характеристика, — заметил Шеридан.

Дэвид неловко поерзал перед экраном.

— Я еще нужен тебе, мамочка?

— Нет-нет. Ты можешь идти. Скажи папе, что любишь его.

Дэвид в ответ лишь закатил глаза и быстро исчез с экрана. Деленн невольно сделала шаг к экрану, будто хотела пройти сквозь него и оказаться рядом с Джоном.

— Деленн, — задумчиво произнес Шеридан, — связь в режиме реального времени между Минбаром и Марсом — довольно сложная штука. К тому же, это дорогое удовольствие. Неужели ты позвонила мне только для того, чтобы напомнить о предстоящей церемонии?

— Это так глупо, — сказала она, но, судя по тону ее голоса, она вовсе не считала это глупостью, — но в последнее время… мне не по себе, Джон.

Странные сны… мне никогда раньше не снились такие. Думаю… что это своего рода предупреждение… будто кто-то хочет мне что-то сказать…

— Что еще за сны? — спросил Шеридан. Он и не думал пытаться назвать ее тревогу беспочвенной, пусть даже основания для беспокойства казались очень странными. К тому же, минбарцы были очень чувствительны к сигналам подсознания, отсюда все истории с душами и пророчествами, поэтому он не стал игнорировать ее тревогу.

— Мне постоянно снится… Центавр. И Лондо. И еще я вижу… глаз…

— Глаз? Какой еще глаз?

— Он следит за мной. Просто глаз. Больше ничего. И всю ночь мне снится, что он смотрит сквозь меня, будто меня там нет, прямо на Дэвида. Не знаю, что все это значит.

— Я тоже, но, смею заметить, что ты меня этим чертовски встревожила, — сказал Шеридан.

— Джон… возвращайся как можно скорее. Я знаю, что президент Межзвездного Альянса весьма занятой человек, но…

— Я вернусь. Как только освобожусь, обещаю. И, Деленн…

— Да?

— Я буду глядеть в оба.

Она вздохнула, не пытаясь скрыть своего раздражения.

— Иногда я не знаю, из-за чего волнуюсь, — сказала она, а потом экран вспыхнул, и изображение исчезло. Он неожиданно расстроился, осознав, что забыл сказать, что любит ее. Оставалось лишь надеяться, что она на него не рассердится.

Проблема заключалась в том, что теперь он больше ни о чем не мог думать, кроме глаза, смотрящего прямо на него.

— Ну, спасибо тебе, Деленн, — пробормотал он.

Гарибальди уже появился в комнате для совещаний и разговаривал с Шериданом, когда прибыл премьер-министр Дурла. За ним следовала ослепительно красивая центаврианка, которую Шеридан тотчас узнал.

— Леди Мэриел, если не ошибаюсь? — спросил Шеридан. — Бывшая жена Лондо, верно?

— Должен уточнить, — сказал Дурла. — Теперь леди Мэриел — моя супруга. Мы поженились несколько недель назад.

— Мои поздравления!

— Благодарю вас, господин президент, — мягко сказала Мэриел. Она выглядела более сдержанной и гораздо меньше кокетничала, чем во время их прошлой встречи. Шеридан лишь подумал, что для недавно вновь вышедшей замуж центаврианки такая манера держаться кажется более подобающей, нежели прежняя.

Но он чувствовал, что здесь было что-то еще. В ее поведении просматривалась какая-то смутная меланхолия, будто выйдя замуж, она, скорее, что-то потеряла, нежели приобрела.

— И, конечно же, я помню мистера Гарибальди, — продолжил Дурла. — Насколько я помню, он приезжал к нам с визитом около года назад. Тогда творился, если так можно выразиться, какой-то бардак, должен с превеликим сожалением признать. Но с тех пор мы навели порядок.

Дурла уселся напротив Шеридана и Гарибальди. Шеридан заметил, что леди Мэриел осталась стоять, и жестом предложил ей присесть на свободное кресло. Но Мэриел вежливо, но твердо покачала головой.

— Я предпочитаю постоять, — ответила она.

— Ладно, — сказал Шеридан, пожав плечами, и переключился на Дурлу. — Итак… господин премьер-министр… чем могу служить?

Тут он увидел, что Дурла положил на стол какой-то маленький предмет.

— Можно поинтересоваться, что это? — спросил Шеридан.

Но, прежде, чем Дурла успел открыть рот, ему ответил Гарибальди.

— Это записывающее устройство, — сказал он. — Я раздумывал, догадается ли он показать его, или продолжит прятать.

— Вы знали, что оно у меня есть? — спросил явно удивленный Дурла.

— Вам бы не удалось войти в штаб-квартиру бывшего начальника службы безопасности без предварительного сканирования в нескольких диапазонах, о котором вы даже не подозревали, — как можно более небрежно произнес Гарибальди.

— Замечательно. Очень хорошо. Но, как видите, я намерен вести эти переговоры открыто и честно. Вы не против, если я буду вести запись, господин президент?

— Если только в беседе не будут затрагиваться вопросы, относящиеся к сфере безопасности, — шутливо ответил Шеридан.

— Вот и хорошо. Если честно, господин президент, у меня есть только один вопрос. А потом я не буду больше отнимать ваше время.

— Хорошо. И что же это за вопрос?

Дурла наклонился вперед, и на его лице появилось хищное выражение.

— Когда вы прекратите нападения на наши колонии?

Шеридан смущенно моргнул.

— Простите… что? Нападения? Но я не понимаю, о чем вы говорите…

— Неужели? — Дурла, напротив, кажется, вовсе не был озадачен. — Тогда я проясню ситуацию для вас. Агенты вашего Межзвездного Альянса тайно нападают на различные центаврианские аванпосты. Вы видите, что мы изо всех сил стремимся заново отстроиться, вернуть былое величие…

— Пожалуйста, ближе к делу, — резко прервал его Шеридан, моментально вспыхнув.

Но Дурла продолжал гнуть свое.

— …что мы пытаемся вернуть прежнюю славу и величие, подобающее Республике Центавр… и вы наносите точечные удары, стремясь повернуть наши усилия вспять. Шесть месяцев назад были атакованы наши колонии на Морбисе и Нефуе. Но на этом дело не закончилось. С тех пор нападению подверглись и некоторые другие миры. Все эти налеты и акты саботажа явно имеют цель задержать или вовсе свести на нет все наши усилия по восстановлению.

— Все это ложь, от начала и до конца.

— А разве я солгу, если скажу, что среди членов Межзвездного Альянса есть те, кто не успокоится до тех пор, пока Прима Центавра не исчезнет с лица галактики? — голос Дурлы зазвенел, и Шеридану показалось, будто он произносит речь прямо из конференц-зала.

— Несомненно, есть и такие, — ровно ответил Шеридан.

— И разве я солгу еще раз, если скажу, что ваш Альянс пытается нанести урон безопасности Примы Центавра, внедряя среди нашего народа своих людей, и добиваясь влияния на определенных центавриан, усиливая их склонность к попытке свергнуть существующее правительство?

— Это же нелепо. Господин премьер-министр, вы попросили меня о встрече, и я согласился. Но я не давал согласия выслушивать абсолютно беспочвенные обвинения в мой адрес.

— А когда мы согласились на условия мира, господин президент, мы не предполагали, что должны подписать отказ от центаврианской души, — внезапно он резко встал из-за стола. — Полагаю, вы учтете это на будущее, что в отношениях с Примой Центавра… если только мы не решим вести дела с вами таким образом, чтобы вы уяснили, кто такие центавриане, и что они из себя представляют.

С этими словами он развернулся и направился к дверям. Мэриел ничего не сказала, а едва бросив взгляд в их сторону, молча последовала за Дурлой.

Секунду Гарибальди с Шериданом молча смотрели друг на друга, а потом Джон произнес:

— Может быть, ты объяснишь мне, что это за чертовщина?

— Заметь, он приволок диктофон, — сказал Гарибальди, убедившись, что Дурла уже далеко.

— Да уж, заметил. Ты думаешь то же самое, что и я, Майкл?

— Позер.

Шеридан кивнул.

— Он пытается выставить себя в лучшем свете на родине. Записав встречу, на которой он сцепился со мной, он покажет ее на Центавре, и, таким образом, продемонстрирует им, что Альянс больше не станет третировать их. Будет много одобрительных воплей в его адрес, а меня освистают и закидают гнилыми помидорами…

— Еще одно бревно в топку новой войны.

Шеридан пристально посмотрел на Гарибальди.

— Ты действительно считаешь, что он всерьез собирается?

— А ты нет?

— Да. Да, считаю. Но проблема в том, что я ничего не могу с этим поделать… к сожалению, благодаря тебе.

— Мне? — спросил явно удивленный таким заявлением Гарибальди. Похоже, он подумал, что Шеридан просто шутит.

Но Шеридан явно не шутил.

— Послушай, Майкл… — и он уселся рядом с Гарибальди, навалившись на стол. — Ты попросил меня молчать о том, что тебе рассказал Вир. Ты сказал, что он умолял дать ему шанс решить проблему своими силами.

— И он делает свое дело, — сказал Гарибальди. — Все, на что жаловался Дурла, все эти взрывы и тому подобное… работа ребят Вира. Должно быть, его.

И если Дурла явился сюда обвинять вас, значит, Вир его конкретно достал. Если бы это были локальные комариные укусы, Дурла не стал бы тратить время, даже если встреча и сулила бы ему определенные бонусы дома.

— Но проблема в том, что Вир, похоже, слишком хорошо справился со своей работой. Или, по крайней мере, так кажется.

— Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду, Майкл, — явно нетерпеливо сказал Шеридан, — что месяцы, даже годы назад правительства членов Альянса были готовы, страстно желали и обладали реальными возможностями сделать все, что угодно, лишь бы удержать в узде Приму Центавра. Но со временем они поостыли. У людей короткая память, Майкл, даже если дело касается войны. Попробуй теперь скажи им, что Прима Центавра находится на пути к восстановлению, и ты никак не заставишь членов Альянса пошевелить задницей, чтобы что-то по этому поводу предпринять. Сейчас мирное время, Майкл, и людям это нравится. Я их понимаю. Но это меня чертовски раздражает. Потому что я не могу никого ничего заставить сделать до тех пор, пока Центавр не отстроится настолько, что в буквальном смысле слова начнет хватать людей за горло. Но, боюсь, тогда будет уже поздно.

— Может быть, тебе стоит собрать совещание…

Шеридан покачал головой.

— Зачем? Я уже выслушал от членов Альянса все, что мне и без того было известно, и Центавр может легко использовать это в качестве очередного примера анти-центаврианских настроений. И это вовсе не весело.

— Значит, ты предлагаешь ничего не предпринимать. Мы будем просто стоять в сторонке, и будь что будет.

— Мы будем наблюдать, — сказал Шеридан. — Мы будем ждать. И скрестим пальцы.

— Скрестим пальцы, — с неприкрытым сарказмом повторил Гарибальди. — В этом заключается наша новая военная стратегия?

— Это то, на что я с течением времени начинаю полагаться все больше, — произнес Шеридан, скрестив пальцы на обеих руках.

Из дневников Лондо Моллари

Примерная дата (по земному календарю) 18 апреля 2273 года

Сегодня я чуть не умер.

Прошедший год… можно было назвать «Годом Длинных Ножей». По крайней мере, так его называли в приватных беседах. Публично же его называли просто Временем Великой Лояльности.

С тех пор, как его назначили премьер-министром, Дурла, казалось, сделался вездесущим. Гехане настал конец. Он отправил солдат в это самое неприглядное место на Приме Центавра с приказом вычистить район от всех нежелательных элементов. Ведь они там, в конце концов, плели заговоры против нынешнего порядка. К тому же они, естественно, завидовали тем, у кого было все…. а не тем, у кого ничего не было.

Естественно, в высших слоях общества этот план получил всеобщее одобрение.

А потом Дурла взялся за сами высшие слои.

О, конечно же, он извел не всех. Только тех, кто не клялся ему в вечной преданности. Тех же, кто, на его взгляд, мог впоследствии пригодиться, он отобрал заранее. А те, кто был в состоянии купить звание преданного сторонника Дурлы, быстренько подсуетились.

Но были и другие — те, кто служил еще до меня, — гордые, достойные, успевшие немало совершить, люди, которым были не по душе методы Дурлы. Те, кто смел противоречить ему, кто имел собственное мнение и не боялся его высказывать. Те, кто наблюдали за тем, как сторонники Дурлы, мало помалу, отгрызали кусочки власти, пока все ключевые посты не оказались в их руках, и, тогда, наконец, решили, что больше не могут молчать.

Лицемерные глупцы.

Они с радостью молчали бы и дальше, если бы были уверены, что Дурла оставит их в покое. Но в один прекрасный день они осознали, что находятся в опасности, и только тогда они начали точить клинки…. хотя Дурла уже давно обрубил им руки.

Понимаете, ему было мало власти, как таковой. Он хотел властвовать над сердцами и мыслями, над душой самой Примы Центавра. И методично уничтожал тех, кто мог ему противостоять.

А сегодня он добрался до меня.

Я сидел в тронном зале. Рядом со мной была Сенна. Мы разговаривали, уже не в первый раз, о поиске для нее подходящего мужа. Я беспокоился, что не смогу вечно защищать ее.

— Но я не нуждаюсь в вашей защите, Ваше Высочество. Я уже взрослая женщина и сама могу позаботиться о себе, — говорила она. Юношеская хвастливость. Как забавно слушать эти слова. Как же мало она знает о жизни. Но тут, внезапно, распахнулась дверь, и вошел самодовольный и самоуверенный премьер-министр Дурла. За ним следовала небольшая группка его приспешников.

— Чем обязан такой честью? — спокойно спросил я.

Он сразу перешел к делу.

— Некоторые сомневаются в вашей преданности Приме Центавра, Ваше Высочество.

— Я в ней не сомневаюсь, — ответил я. Сенна нерешительно переводила взгляд с меня на Дурлу и обратно.

— Очень важно, чтобы народ Примы Центавра знал, что императору можно всецело доверять. Что император не находится под контролем врагов родины.

— Абсолютно с этим согласен, — сказал я.

— Мне хочется опровергнуть эти обвинения, Ваше Высочество.

— Неужели? Отлично.

Без колебаний я повернулся и поманил к себе ближайшего гвардейца. Он подошел ко мне с выражением неприкрытого смущения на лице.

— Дай мне свой кинжал, — сказал я, указав на церемониальный клинок, висевший у него на поясе.

Гвардеец молча посмотрел на Дурлу. Дурла, явно тоже слегка смущенный, тем не менее, молча кивнул. Даже моему личному гвардейцу требовалось получить подтверждение, прежде чем выполнить мой приказ. Одного этого достаточно, чтобы понять, в каком мире мы живем.

Наконец, гвардеец вручил мне кинжал, и я проверил его лезвие.

— Скажите мне, Дурла, — мягко произнес я, — вы верите в Великого Создателя?

— Конечно.

— Хорошо, — тут я внезапно схватил руку Дурлы и вложил в нее рукоять кинжала. Прежде чем до Дурлы дошло, что я хочу предпринять, я приставил клинок к своему горлу и закрыл глаза. — Тогда пусть Великий Создатель решит, насколько я предан Приме Центавра, и направит вашу руку.

Я стоял и ждал.

Понимаете, я знал кое-что.

Дурла — трус.

Ему нравилось рисоваться. Нравилось хорохориться. Он предпочитал загребать жар чужими руками, и руководить из-за кулис, в то время как другие страдали от его действий. Но ему вовсе не нравилось марать свои собственные руки. Никогда.

Он надеялся на то, что я стану кричать или возражать, что я испугаюсь или выйду из себя, в общем, дам ему хоть какой-то повод. Но вместо этого я отдал себя в руки Великого Создателя… и Дурлы.

Ему хотелось показать всем присутствующим здесь, насколько я слаб. Что я начну пресмыкаться перед своим подданным. Но я обратился напрямую к Всевышнему. А Дурлу поставил в положение всего лишь исполнителя его воли.

Как я и подозревал, Великий Создатель был слишком занят другими делами, чтобы обращать внимание на столь незначительное происшествие.

Дурла опустил клинок и с невероятным для него смирением в голосе произнес:

— Полагаю… нам стоит обсудить это позже, Ваше Высочество.

— Всегда к вашим услугам, премьер-министр, — ответил я, низко поклонившись. После чего Дурла и его прихвостни очистили тронный зал.

Сенна с облегчением вздохнула.

— Я думала… — начала было она, но я жестом приказал ей замолчать.

— Не думай, — сказал ей я. — От и до плохая игра.

Недавно я обнародовал свой первый за несколько месяцев важный эдикт: я закрыл наш мир для инопланетного посещения. Любого представителя инопланетной расы, обнаруженного на Центавре ждало тюремное заключение, или того хуже.

Формально я сделал это для того, чтобы показать нашу силу, открыто продемонстрировать, что Прима Центавра официально отвернулась от остальной галактики, подчеркнуть для всех, что мы желаем оставаться в гордом одиночестве.

На самом деле, я сделал это больше ради блага самих инопланетян. Тем самым я оградил их от тех неприятностей, с которыми им бы пришлось столкнуться, вздумай они посетить нашу планету, ошибочно полагая, что имеют дело с цивилизованным обществом.

Сейчас уже вечер. Я сижу один, наедине со своими занятиями, своими мыслями… или наедине с собой настолько, насколько мне позволено. Сегодня выдался удивительно теплый денек, но я почему-то ощущаю в воздухе какую-то прохладу. Обладай я богатым воображением, то сказал бы, что это задули ветры войны.

Но у меня не столь богатое воображение. Моя реальность настолько тесно переплетается с безумием, что никакая воображаемая картина и близко не встанет.

Тени удлиняются, они тянутся ко мне. И этой ночью я покорно отдамся им…

…но, возможно, ненадолго.

Примечания

1

Очень странное утверждение, поскольку в эпизоде «Долгая ночь» рейнджеры транслируют практически в прямом эфире применение «облака смерти» Тенями, и Шеридан специально позаботился о том, чтобы это увидели все. Может быть, техномаги просто не говорят Виру всей правды. — Прим. ред.

(обратно)

2

В русских переводах — Неверландия, Нигдения. — Прим. пер.

(обратно)

3

Нельзя не отметить сходства с описаниями зданий министерств из романа «1984» Дж. Оруэлла. — Прим. ред.

(обратно)

4

Возможно, это некоторое преувеличение со стороны автора. Судя по второму сезону сериала, Гарибальди был с Талией только в дружеских отношениях. — Прим. ред.

(обратно)

5

Даже по внешнему виду артефакт весьма напоминает плащ-невидимку из романов Дж. К. Роулинг о Гарри Поттере. — Прим. ред.

(обратно)

6

Имеется в виду американский футбол. — Прим. ред.

(обратно)

7

По-видимому, речь идет о знаменитой апории Зенона Элейского об Ахиллесе и черепахе. — Прим. ред.

(обратно)

8

С традиционной мужской центаврианской прической в виде гребня «анфас» такое возможно. — Прим. ред.

(обратно)

9

Например, раса зеленых марсиан из барсумского цикла Эдгара Райса Берроуза. — Прим. ред.

(обратно)

Оглавление

  • Из дневников Лондо Моллари — дипломата, императора и мученика, называвшего себя глупцом
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Из дневников Лондо Моллари
  • Глава 5
  • Из дневников Лондо Моллари
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Из дневников Лондо Моллари
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Из дневников Лондо Моллари
  • Глава 10
  • Из дневников Лондо Моллари
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Из дневников Лондо Моллари
  • Глава 17
  • Из дневников Лондо Моллари
  • *** Примечания ***