КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406434 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147284
Пользователей - 92524
Загрузка...

Впечатления

медвежонок про Самороков: Библиотека Будущего (Постапокалипсис)

Цитируя автора : " Три хороших вещи. Во-первых - поржали..."
А так же есть мысль и стиль. И достойная опора на классику. Умклайдет, говоришь? Возьми с полки пирожок, автор. Молодец!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Головнин: Метель. Части 1 и 2 (Альтернативная история)

наивно, но интересно почитать продолжение

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Чапман: Девочка без имени. 5 лет моей жизни в джунглях среди обезьян (Биографии и Мемуары)

Ну вот что-то хочется с таким придыханием, как Калугина Новосельцеву - "я вам не верю..."

Нет никаких достоверных документов, что так оно и было, а не просто беспризорница не выдумала интересную историю. А уж по книге - чтобы ребенок в 5 лет был настолько умным и приспособленным к жизни?

В любом случае хлебнуть девочке пришлось по полной...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Белозеров: Эпоха Пятизонья (Боевая фантастика)

Вторая часть (которую я собственно случайно и купил) повествует о продолжении ГГ первой книги (журналиста, чудом попавшего в «зону отчуждения», где эизнь его несколько раз «прожевала и выплюнула» уже в качестве сталкера).

Сразу скажу — несмотря на «уже привычный стиль» (изложения) эта книга «пошла гораздо легче» (чем часть первая). И так же надо сразу сказать — что все описанное (от слова) НИКАК не стыкуется с представлениями о «классической Зоне» (путь даже и в заявленном формате «Пятизонья»). Вообще (как я понял в данном издательстве, несмотря на «общую линейку») нет какого-либо определенного формата. Кто-то пишет «новоделы» в стиле «А.Т.Р.И.У.М.а», кто-то про «Пятизонье», а кто-то и вообще (просто) в жанре «постапокалипсис» (руководствуясь только своими личными представлениями).

Что касается конкретно этой книги — то автора «так несет по мутным волнам, бурных потоков фантазии»... что как-то (более-менее) четко охарактеризовать все происходящее с героем — не представляется возможным. Однако (стоит отметить) что несмотря на подобный подход — (благодаря автору) ГГ становится читателю как-то (уже) знакомым (или родным), и поэтому очередные... хм... его приключения уже не вызывают столь бурных (как ранее) обидных эскапад.

Видимо тут все дело связано как раз с ожиданием «принадлежности к жанру»... а поскольку с этим «определенные» проблемы, то и первой реакцией станеовится именно (читательское) неприятие... Между тем если подойти (ко всему написанному) с позиций многоплановости миров (и разных законов мироздания) в которых возможны ЛЮБЫЕ... Хм... действия... — то все повествование покажется «гораздо логичным», чем на первый (предвзятый) взгляд...

P.S И даже если «отойти» от «путешествий ГГ» по «мирам» — читателю (выдержавшему первую часть) будет просто интересна жизнь ГГ, который уже понял что «то что с ним было» и есть настоящая жизнь... А вот в «обыденной реальности» ему все обрыдло и... пусто. Не знаю как это более точно выразить, но видимо лучше (другого автора пишущего в жанре S.t.a.l.k.e.r) Н.Грошева (из книги «Шепот мертвых», СИ «Велес») это сказать нельзя:

«...Велес покинул отель, чувствуя нечто новое для себя. Ему было противно видеть этих людей. Он чувствовал омерзение от контакта с городом и его обитателями. Он чувствовал себя обманутым – тут все играли в какие-то глупые игры с какими-то глупыми, надуманными, полностью искусственными и противными самой сути человека, правилами. Но ни один их этих игроков никогда не жил. Они все существовали, но никогда не жили. Эти люди были так же мертвы, как и псы из точки: Четыре. Они ходили, говорили, ели и даже имели некоторые чувства, эмоции, но они были мертвы внутри. Они не умели быть стойкими, их можно было ломать и увечить. Они были просто мясом, не способным жить. Тот же Гриша, будь он тогда в деревеньке этой, пришлось бы с ним поступить как с Рубиком. Просто все они спят мёртвым сном: и эта сломавшаяся девочка и тот, кто её сломал – все они спят, все мертвы. Сидят в коробках городов и ни разу они не видели жизни. Они уверены, что их комфортный тёплый сон и есть жизнь, но стоит им проснуться и ужас сминает их разум, делает их визжащими, ни на что не годными существами. Рубик проснулся. Скинул сон и увидел чистую, лишённую любых наслоений жизнь – он впервые увидел её такой и свихнулся от ужаса...»

P.S.S Обобщая «все вышеизложенное» не могу отметить так же образовавшуюся тенденцию... Если про покупку первой части я даже не задумывался), на «второй» — все таки не пожалел потраченных денег... Ну а третью (при наличии) может быть даже и куплю))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
plaxa70 про Абрамов: Школьник из девяностых (СИ) (Фэнтези)

Сразу оценю произведение - картон, не тратьте свое время. Теперь о том, что наболело. Стараюсь не комментировать книги, которые не понравились или не соответствуют моему мировозрению (каждому свое, как говорится), именно КНИГИ, а не макулатуру. Но иной раз, прочитав аннотацию, думаешь, может быть сегодня скоротаю приятный вечерок. Хренушки. И время впустую потрачено, и настроение на нуле. И в очередной раз приходит понимание, что либеральные ценности, декларирующий принцип: говори - что хочешь, пиши - что хочешь, это просто помойная яма, в которую человек не лезет с довольным лицом, а благоразумно обходит стороной.
Дорогие авторы! Если вас распирает и вы не можете не писать, попросите хотя бы десяток знакомых оценить ваш труд. Пожалейте других людей. Ведь свобода - это не только право говорить и писать, что вздумается, но и ответственность за свои слова и действия.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
citay про Корсуньский: Школа волшебства (Фэнтези)

Не смог пройти дальше первых предложений. Очень образованный человек, путает термех с начертательной геометрией. Дальше тоже самое, может и хуже.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Хайнс: Последний бойскаут (Боевик)

Комментируемый рассказ-Последний бойскаут

Я бы наверное никогда не купил (специально) данную книгу, но совершенно она случайно досталась мне (довеском к собранию книг серии «БГ» купленных «буквально даром»). Данная книга (другого издательства — не того что представлена здесь) — почти клон «БГ» по сути, а на деле является (видимо) малоизвестной попыткой запечатлеть «восторги от экранизации» очередного супербоевика (что «так кружили голову» во времена «вечного счастья от видаков, кассет и БигМака»). Сейчас же, несмотря на то - что 90 % этих «рассказов» (по факту) являются «полной дичью» порой «ностальгические чуства» берут верх и хочется чего-нибудь «эдакого» в духе «раннего и нетленного»., хотя... по прошествии времени некоторые их этих «вечных нетленок» внезапно «рассыпаются прахом»)).

В данной книге описан «стандартный сюжет» об очередном (фактически) супергерое, который однажды взявшись за дело (ГГ по профессии детектив) не бросает его несмотря ни на что (гибель клиентки, угрозу смерти для себя лично и своей семьи, неоднократные «попытки зажмурить всех причастных» и заинтересованность в этом «неких верхов» (против которых обычно выступать «… что писать против ветра...»). Но наш герой «наплевал на это» и мчится... эээ... в общем мчится невзирая на «огонь преследователей», обвинение в убийстве (в котором наш ГГ разумеется не виновен, т.к его подставили) и визг полицейских сирен (копы то тоже «на хвосте»).

В общем... очень похоже на очередной супербестселлер того времени — «Последний киногерой». Все взрывается, стреляет, куда-то бежит... и... совсем непонятно как «это» вообще могло «вызывать восторг». Хотя... если смотреть — то вполне вероятно, но вот читать... Хм... как-то не очень)

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
загрузка...

Кредо (fb2)

- Кредо 33 Кб (скачать fb2) - Николай Михайлович Амосов

Настройки текста:



Амосов Н Кредо

Знаю: марксистское мировоззрение так всем опротивело, что люди не хотят знать никакого. Но ведь нет, не может человек не думать «о вечном»: мир, разум, человек, общество, будущее. Бог! Наверное, и сейчас есть чудаки — всем этим интересуются. Для них и решился написать. А больше — для самовыражения.

Я — не философ. Профессионал: 53 года отдал хирургии и сейчас еще вшиваю клапаны в сердце… Но, кроме того, всю жизнь занимался не своим делом: сначала кончал технический вуз, потом — этими самыми проблемами. Имел свой подход: создание компьютерных моделей живых систем от клетки до общества. Достиг уровня: 30 лет заведовал отделом биокибернетики у академика В. М. Глушкова.

Вот к чему я пришел: не нужно философий. Уже возможен естественнонаучный подход для объяснения всего сущего. Нет, товарищи марксисты, не торопитесь, что «Это уже было 100 лет назад, — позитивизм Г. Спенсера», Нынче другой арсенал науки.

Вот мои посылки: Общий Алгоритм Разума (ОАР) и биология человека. Скажу сразу конечный вывод — биология человека пока еще сильнее разума.

О мире: он материален, но неуравновешен и изменчив. Создаются и распадаются новые структуры. Но есть «стрела времени» — усложнение дошло до человека, и замаячил новый виток развития, когда формируются искусственный разум и даже жизнь.

В связи с этим — о чудесах, что не поддаются объяснениям физики. Сам ни разу не видел, но так много пишут, что опасаюсь сказать: «Не может быть никогда». Мой покойный друг, физик, академик Вадим Евгеньевич Лашкарев говорил: «Существует другая физика. Иногда она замыкается на нашу, и тогда происходят чудеса». Не берусь комментировать. Это, может, имеет отношение и к Богу… Если есть «физика» с другими материей, пространством и временем, то почему не быть другому разуму и другой этике? Вот вам и Бог! Мне, однако, вполне достаточно нашего банального материализма: он все может объяснить о человеке и мире, в том числе потребность в чудесах и Боге.

Превыше всего — Разум. Ах — Разум! Таинственный Высший судья, предмет мифов. Может быть, я хвастун, но еще 30 лет назад предложил гипотезу об Общем Алгоритме Разума (ОАР). Будто бы он действует во всех живых системах — от клетки до общества. Говорю ответственно: написаны книги, защищены диссертации и делаются модели. Последнюю — оригинальный нейрокомпьютер — создали наши сотрудники во главе с Э. М. Куссулем. Описать Алгоритм — дело безнадежное. Все равно: либо поверите, либо не поверите. Но все же перечислю его главные черты. В основе ОАР модели: предметов, качеств, действий чувств; модели в коре мозга, в клетке, в книгах, в компьютерах, в головах правительств; из генов, нейронов, слов.

Определение Разума: аппарат для оптимального управления объектами через действия с их моделями. Действия с моделями — это изменение их активности. Она генерируется элементами, передается по связям, затухая в преодолении их сопротивления…

Главный источник активности — критерии управления, а если сказать просто — то чувства и убеждения. Разум управляет объектами, а чувства управляют самим разумом. Но есть одно важнейшее свойство Разума: модели способны к тренировке, между ними проторяются связи. За счет этого разум все время изменяется, преобразует себя. По-ученому это называется — самоорганизация. Она особенно выражена у человека: через тренировку корковые нейроны мозга «могут выйти из подчинения» биологических, чувств. Впрочем, что удается не часто.

Разум действует отдельными «порциями» — Функциональными Актами (ФА). Каждый состоит из этапов: восприятие, анализ, прогнозирование, целеполагание, планирование, действия. Все переключения этапов производятся под контролем критериев — чувств. Они различны, противоречивы и суммируются в Интегральном чувстве «Приятно — Неприятно».

В мозгу есть «центр реальности», в котором учитывается, какова значимость будущей цели сейчас, с учетом вероятности ее достижения и времени.

Одновременно разум прорабатывает много ФА разной направленности, важности и продолжительности. Чтобы доводить ФА до конца, должна существовать система приоритетов, которая в каждый данный момент дополнительно усиливает самую активную модель, притормаживая все остальные. В наших моделях Искусственного Интеллекта (ИИ) для этого задействована Система Усиления — Торможения (СУТ). Она, в частности, позволяет воспроизводить элементы психики. Например, «мысль» — усиленная в данный момент модель. «Сознание» — обеспечение выделения и активации наиболее значимых моделей, отражающих положение «Я» в пространстве, времени и в системе отношений. «Подсознание» — движение активности по приторможенным моделям, готовящее «кандидатов» в сознание, осуществляющих слежение за объектами мира и выполнение простейших ФА.

Элементарный разум животных обеспечивает реализацию инстинктов. Усложнение Алгоритма Разума у человека выражается в программах речи, творчества и высших уровней сознания, когда предметом слежения служат не только внешний мир, но и собственные мысли. Таким образом они получают возможность автономной жизни и саморазвития. (Гипотезы, наука, искусство.)

Три качества делают любой разум неразумным. Первое — он ограничен, потому, что модели всегда проще «живого» оригинала. Второе — он субъективен: оценки и действия прямо зависят от изменчивых чувств данного момента. Третье — он увлекается, т. е. способен сам себя натренировать за пределы объективности. К тому же природа животных предков придумала разум для оперативного управления: увидел картинку, распознал, оценил по чувствам — отреагировал. Модели в памяти — статичны и отрывочны. Поэтому для эффективного управления оперативный разум нужно усиливать внешними действующими моделями объектов. Вот их-то пока и нет.

В нашем отделе мы создали на компьютерах эвристические модели организма, личности, общества, чтобы вооружить ими оперативный разум врача, педагога, политика и главное, ученого. Не скажу, что много преуспели: нет спроса на настоящую разумность, а значит, и нет средств. Ленив пока наш разум!

И еще одно: пусть психологи не верят, но искусственный интеллект возможен — нужно только реализовать Алгоритм. Будет Разум — с чувствами, верой, убеждениями, сознанием, подсознанием, творчеством, фантазиями, обучаемый и воспитуемый. Одним словом, живой, человеческий. Нет, больше человеческого: с неограниченной памятью и бессмертный. Лучше всего для ИИ подходят так называемые нейронные сети с СУТ. Я говорю это серьезно: хотя отлично сознаю, что пока бездоказательно. Трудность в том, что нужно обуздать очень большую сложность. Ведь в человеческом Разуме представлены три уровня Разума: нейронов, мозга и общества, наполняющего мозг моделями.

Человек. Ученые сосчитали, что 95 % наших генов одинаковы с обезьяньими. Даже не верится. Были Христос, Будда, и рядом — гориллы. Грустно…

Природа человека: стадное животное, наделенное творческим разумом. Животное — значит, инстинкты. Разум — значит, учет обстоятельств, дальнего будущего, выбор целей. Но есть творчество — новые модели, по ним — знаки и вещи, и новая — искусственная — среда обитания, а значит, и переделка самого себя. Но насколько? Две тысячи лет психологии, а единого мнения нет, как нет. И продолжаются изобретения: социализм, фашизм, постиндустриальное, информационное и прочие общества… Все с расчетом на идеального человека.

Есть система с обратными связями: человек — общество. Важно знать, насколько устройство общества определяется человеком биологическим и насколько идеология способна его изменить. Значит, изучение человека — это задача на выбор оптимальной идеологии.

Всю жизнь читаю: самое умное о человеке написал Фрейд, потом — этологи и социопсихологи. Они, правда, изучали стадных животных, но гены-то общие… Однако наук много, а все слова и слова. Каждый вкладывает в них, что хочет, нет аппарата доказательств.

Нужны модели, а для них цифры. Их оказалось удивительно мало. С моими скудными средствами я попытался что-то сделать. К гипотезе об Алгоритме Разума добавлена глава о сущности человека. Человек — это действия от чувств и разума. Чувства — от потребностей и убеждений. То и другое замкнуто на общество. Но не очень!

У всех живых существ есть три генеральные программы, в порядке их значимости: сохранить себя, продолжить род, улучшить вид. Правда, этот порядок меняется в зависимости от цикла размножения, условий жизни, пола и возраста. Основные программы дробятся на много частных потребностей. Они в комбинации с разумом и временем дают великое разнообразие чувств. Их ни в какую модель не вместить. Нужны обобщения.

Вот что я наисследовал по гипотезе — от экспертов и анкет в «Литературной газете», «Неделе», «Комсомольской правде».

Люди — разные. По главному качеству — силе характера, что определяет способность к напряжениям и труду, 10 % самых сильных отличаются от 10 % слабых в 3 раза. Видимо, такие же различия по потребностям, хотя уточнить не удалось. У разных людей разные приоритеты потребностей. Они же зависят от степени удовлетворения. Несомненно, сильнейшие — боль, голод и собственность. На втором месте, а периодами и на первом — секс и любовь к детенышам. На третьем месте — не у всех и не одинаково — общественные потребности: общение, лидерство, свобода, но и подчинение авторитету, подражание.

Сюда же можно отнести корни этики: чувство справедливости при любых обменах — вещами, словами, поступками; тут же проявляются эгоизм и альтруизм. Потребность правды: чтобы слова соответствовали образам. А ложь — неприятна. Потребность веры. Симпатии и антипатии — до ненависти и агрессии. Четвертое место занимает интерес, любознательность, а также — игра.

Подо все это у меня есть цифры от экспертов. Расхождения мнений — от ±10 % до ±30 %. К биологии чувств есть еще важное дополнение — убеждения от идеологии. Это словесные формулы, привитые обществом: «хорошо — плохо» и «как надо». Так вот, значимость убеждений оценили в 30 % от чувств. Сюда же ложится качество воспитуемости как возможности изменения врожденных потребностей (думаю, что только в детстве). Их оценили в 25 %. Это значит, что «очень жадного» не превратишь в щедрого, а только уменьшишь жадность.

Воспитуемость и значимость убеждения — это единственные рычаги для идеологии, чтобы изменить гражданина. Как видите, возможности невелики. Если учесть, что эгоизм и альтруизм соотносятся как 10:1, то что стоят всякие фантазии по части «сделаем революцию, изменим условия, наладим воспитание…». Нет, в ангелочков граждан не переделать!

Спрашивается, на что же тогда рассчитывать? Как конструировать общество? Большинство сильных потребностей — жадности, лидерства — антиобщественно. Если их еще натренировать на 30 %, да вооружить ненавистью, то каких же можно получить подлецов! Может быть, эксперты преувеличили? Думаю, что все так. К счастью, имеются в запасе у природы еще несколько благоприятных факторов. Во-первых, лидеров и крайних эгоистов — меньшинство. Им противостоит масса средних и слабых, у которых есть потребность объединяться против насильников и властолюбцев. В этом — надежды демократии. Во-вторых, существуют лидеры-альтруисты, они могут и сами организовать общество так, чтобы «был порядок», не стесняясь использовать страх, убеждения и обман. И в-третьих, есть надежда на разум: если развить его образованием, то люди рассчитают компромиссы и найдут условия сосуществования. Так что дело наше не безнадежно. Разум нам поможет… Конечно, его тоже «заносит», но чем выше уровень, тем меньше. Поэтому и нужна наука — для правящей элиты, а образование — для всех граждан.

Психологию мы пытались воплотить в модели личности. В них суммируются Функциональные Акты, их мотивы и действия с замыканием на реакцию общества: сколько платить за труд и как наказывать за протесты. При крайнем упрощении модель личности — это система из четырех уравнений. От общества: «труд — плата» — это стимул. «Труд — утомительность» — это тормоз. От гражданина: «плата — чувство» — как растет приятность от платы и уменьшается от утомления, зависящего от тренированности и силы характера. Решив систему уравнений, определим, сколько человек выдаст труда, сколько заработает и какой Уровень Душевного Комфорта, т. е. сколько счастья или несчастья. Простой вариант модели расширяется с учетом многих потребностей, введением динамики, т. е. чувств «надежд и разочарований». Модели составляются для разных видов деятельности — труд, учение, развлечения — с учетом различного набора потребностей. Важнейшими «выходами» модели, кроме «труда», являются высказывания «за» и «против», отражающие отношение субъекта к правительству, идеологии, другой социальной группе. Мотивами высказываний являются «недовольства» из сферы материальной жизни и результаты оценки своей роли в обществе.

Модели «обобщенной личности» нужны нам для моделирования общества. Данные для них мы получили из газетных анкет. Я не переоцениваю ни анкеты, ни модели, ни экспертов, знаю, что нужна более солидная работа. Однако развитие общественных наук без моделей мне кажется невозможным.

Модели моделями, а мое словесное заключение о человеке таково: он скорее плох, чем хорош. Наша животная природа неискоренима, и ее можно лишь ввести в некоторые рамки, используя ограничения, образование и потребность в вере. И обязательно подкармливая материально. Для того чтобы определить, как это сделать, нужно поговорить об идеологиях…

Общество. Да, нашему предку выпал счастливый билет — творческий мозг. Да, речь и орудия расширили стаю, повысив выживаемость и управляемость. И тут же началась история идеологий.

Идеология — предмет изобретений, как и техника. Материалом для обобщений служат альтернативы из биологических потребностей и наблюдения над людьми. Такие, например: равны люди или нет? Если нет, то законна власть сильного, умного, богатого. Если равны — то демократия, Собственность: «Мое» или «Наше»? «Личное или Общее»? Так же и труд: отдельный или коллективный? Или вообще — отдых. «Око за око» или непротивление злу? Свобода или покорность? Агрессивность или терпимость? Наконец, материя или Бог?

Оптимальность как будто решается отбором. Но он оказался очень не простым и затягивается на десятилетия. Механизма отбора нет. Наука пока не придумала. Вот я и хочу предложить свой, конечно, через модели. (Не надеясь, что кто-то воспримет).

Предлагаю три основные координаты идеологий. Абсцисса «X» — собственность: соотношение государственной и личной. (У нас 9:1, на Западе — 2:8.) Сказать иначе — от социализма к капитализму. Ордината «У» — власть, от тоталитарной до плюрализма, через «хунту», однопартийное правление, президентскую республику с условными процентами свободы — 0 — 100. Третья координата «Z» — уровень экономики — Внутренний Валовой Продукт на душу населения (ВВП/д). Вроде бы она не имеет прямого отношения к идеям, а оказалась самой главной… Потому что в ней — вся цивилизация: и богатство, и техника, и образование, и удовлетворение биологических потребностей. Но далеко не каждый набор идей (X, У) позволяет «достигнуть уровня»…

Общество многообразно, и обязательно есть вспомогательные координаты идеологий, но они зависят от основных.

Это касается религии, морали, агрессивности и даже отношения к природе. Разумеется, если брать конкретную страну, то нужны еще ее размеры, ресурсы, традиции, политический опыт… Но это уже другая задача.

Оптимальность определяется по критериям — качествам. Самый общий — «благо народа». (Им клянутся все правители!) Из модели — это УДК (Уровень Душевного Комфорта) — средний с разбросом по социальным классам. Второй показатель — устойчивость политической системы, прирост экономики. Прогресс. Выживание.

Чтобы исследовать идеологии, нужно отражать их в модели государства. Для этого взять за основу экономику — «Z» уровень ВВП/д, а потом задавать «X» и «У» — собственность и власть. Три координаты определят распределение граждан по социальным классам и для каждого — «положение», «роль»: материальное, власть, подчиненность, образование, труд. Для расчетов я выбирал три класса: рабочие, специалисты, управляющие. Еще отдельно — «правительство». Психология каждого участника воплотилась в «модель личности». На «входах» в модель — условия, «шкалы плат», на «выходах» — интенсивность труда и высказывания. В середине — характеристики потребностей — их значимость и притязания. При расчете подсчитываются суммарные показатели государства по критериям: УДК граждан, прирост экономики. На него замыкается труд всех социальных классов, суммируясь с коэффициентами, характерными для каждого государственного строя.

В результате исследования получилось то, что можно было ожидать, исходя из природы человека. Вспомним цепочку убывающих приоритетов — мотивов труда и высказываний: боль, страх, голод, секс, дети, собственность, свобода, сопереживание, интерес и, наконец, убеждения. От степени удовлетворения потребностей меняется последовательность в цепочке: у богатого, свободного и образованного — одна, у бедного и замученного — другая. Соответственно разное и предвидение дальнего будущего, планирование. Экология, например…

Взяли мы богатые, средние и бедные страны и просчитали от социализма к капитализму в относительных цифрах, определили пределы координат для устойчивости общества, уровень прироста ВВП. Нет смысла приводить цифры — действительность последних лет все высветила. Частная собственность лучше общественной. Но 30 % нужно государству для улучшения капитализма по части социальной помощи. Социализм проигрывает — что у бедных стран, что у средних. Богатых социалистов вообще не бывает. Однако и капитализм мало помогает, когда в стране нет капитала, граждане неграмотны и рожают много детей. Очень трудно раскрутить экономику.

Что касается власти, то тут положение примерно такое: оптимум колеблется от ограниченной демократии и даже диктатуры у очень бедных — к плюрализму богатых стран.

Ну, а с «благом народа» дело совсем запутанно. Сильные и лидеры всегда счастливее, особенно при капитализме. Социализм не дает им развернуться, на том и проигрывает вся система. Слабым лучше при социализме: мало платят, но надежно, а работы не требуют.

А может быть, и вообще не нужно так напрягаться, как японцы? Утомление счастья не прибавляет. При социализме работать вольготно… Зачем большой прирост экономики? Потребительство — это плохо! Оказывается — нет, нужно вкалывать. Социализм детренирует и разлагает общество, порядка нет. КПД экономики, т. е. сколько гражданин потребляет с сотни наработанного, падает до 30–40 % вместо 60–70 %. Ресурсы тратятся непомерно. Если бы во всем мире так, то, может быть, привыкли бы и не знали, что можно жить лучше. Но когда рядом что-то совсем другое — богатое, то удержаться уже невозможно. Лидерство не позволяет.

Можно моделировать абстрактную оптимальную идеологию в ее устойчивом состоянии, но трудно рассчитать переходные периоды — революции: слишком скоротечны изменения, нужны другие алгоритмы.

Причины революций известны: вследствие технического и экономического прогресса и идеологических увлечений нарушается соответствие координат государства и убеждений у лидеров правительства или сильных социальных групп. Требуется восстановить гармонию. Правительства действуют реформами, народ — восстаниями. Модель революции должна воспроизводить действия участников событий — их стимулы и тормозы с учетом фондов, товаров, оружия и времени.

Возьмем для примера нашу перестройку — она, несомненно, «революция сверху». Серьезного повода для нее не было — общество было устойчиво, хотя и не эффективно. «Железный занавес», ложь, тотальная пропаганда, «образ врага» позволяли сохранять социалистические убеждения у 90 % граждан, а бдительность КГБ — контролировать раздражение народа в адрес властей и КПСС. Экономика поддерживалась нефтью и алмазами, несмотря на потери с вооружением до четверти производимого продукта. Социальная защита бедных по соотношению с ВНП на душу примерно соответствовала западным странам. Полное неприятие социализма охватывало не более 10 % интеллектуалов, для которых свобода стояла на первом месте в приоритетах потребностей. Остальные граждане привыкли к ограничениям и верили, что можно улучшить социализм. Только бы попался хороший Генеральный секретарь.

Революцию сделал Горбачев. Он освободил человечество от коммунизма, снял угрозу мировой войны и тем войдет в историю. Но для большинства народа революция принесла одни несчастья. Полагаю, что они продлятся годы и годы, пока не почувствуются прелести частной собственности, свободы и национальной независимости. История перестройки у всех на памяти, и мне не хочется ее пересказывать. Последний итог: гибель империи и экономический кризис.

У меня есть фактический материал для модели: много тысяч ответов на анкеты в «Неделе» (март 1990) и «Комсомольской правде» (октябрь 1991). Они показывают, как перестройка отозвалась на положении и умах граждан. Приведу самое главное. В пределах 70–90 % ответивших из каждой социальной группы и любого региона оказались бедными, недовольными жизнью и не верят никаким властям. Советы отвергают поголовно, большинство признают лишь президентов, губернаторов и мэров. На капитализм уже согласны, и к прежнему возвращаться не хотят. Пессимисты: улучшения жизни ожидают в среднем через 8 лет. При этом если будет хуже, то одна четверть — «перетерпят», каждый тринадцатый — готов бастовать, каждый двадцатый уповает на митинги, остальные — «не знают» и «будут как все».

Но в умах революция уже произошла: 22 % намерены работать в частном секторе, 24 % хотели бы завести собственное дело, 21 % эмигрировать на время, а 7 % — даже совсем. Лишь остальные 26 % не определились. (Все цифры — без пенсионеров.) Для сравнения: в марте 1990 г. даже в кооперативе работать соглашались только 18 %. Остальные — на государство.

Разумеется, большинство только так думают, но не готовы к капитализму. Например, притязают на увеличение заработков в среднем в 6 раз, а нарастить интенсивность труда обещают только на 50 %.

А вот материальная сфера. Производство к апрелю 1992 г. сократилось примерно на одну треть. Потребление на душу составляет 1/8 — 1/10 от США. Государственные фонды — значительны (3 триллиона руб. для СНГ), но изношены и устарели на 70 %. Притом каждый четвертый рубль фондов заключен в оружии… Прежняя организация экономики и финансов разрушена, а новая система собственности и рыночные отношения не созданы. Бюджет дефицитен, половина его идет на социальные нужды. Кроме того, одна четверть людей получает зарплату, ничего не производя. Еще: мораль низкая, коррупция и воровство процветают, психология иждивенческая. Переход к капитализму при этих условиях представляется трудным, а путь к достатку — долгим. Элементарный расчет нельзя надеяться на прирост производства больше 3 % в год — нет ни фондов, ни организации, ни капиталов, ни мотивов труда. Это значит, уйдет 8-10 лет только на восстановление доперестроечного уровня. А может, и дольше — поскольку падение производства еще не закончилось.

Я не считаю, что наступит «глад и мор», поскольку есть еще резервы, есть машины, есть квалифицированные люди. Устроится система, и природа возьмет свое: лидеры будут работать и богатеть, остальные — подтягиваться. Но не быстро.

Можно ли смоделировать эти процессы? Трудно. Нельзя рассчитывать на разумность правительства… Но варианты стратегии можно просчитывать, если иметь статистику и систематически проводить развернутые опросы населения.

Такие дела по части оптимальной идеологии. Скажем, «капитализм, слегка подправленный социализмом». Но идеальным он от этого не становится. Лично мне — противен. «…Но пряников сладких всегда не хватает на всех», — как поет мой любимый Окуджава.

Идеал вообще невозможен. Все философы всегда хотели перестроить человечество по разуму. Дело оказалось за малым: биология не позволяет. Человек «рассчитан» эволюцией для жесткой иерархической стаи, в которой прежде всего отрабатывается программа «для себя» — это уже голый эгоизм, потом «для рода» — это отвлечение для детенышей. И только в конце — «для вида», т. е. для всей стаи, но так, чтобы в ней отобрать для размножения самых сильных. Иначе биологический вид захиреет. Как видим — не захирел… Но отобрались не только умные, но и жестокие. А слабым всегда было плохо.

Но: выпал этот счастливый билет — с мозгом! Неужели нельзя из разума ничего извлечь для счастья всех? Есть же какая-то воспитуемость в человеке. Использовать ее, поискать компромиссы с природой…

Или уже все безнадежно, и человечество погибнет от жадности, эгоизма и агрессивности? Я говорю о так называемых «Глобальных проблемах». Атомной войны, похоже, не будет, но экологическая катастрофа по-прежнему пугает мир. Увеличивается население, растет потребление материальных благ на душу, ископаемые ресурсы стремительно тают, химия душит все живое. Погибнем от голода и генетических болезней.

Люди на планете смотрят в это мрачное будущее, как зачарованные, и ничего не предпринимают.

Наука говорит — нет: «Можно удержаться. Беритесь! Действуйте! Не нужно для жизни столько вещей и даже пищи. Тем более — оружия. Богатые, помогите бедным подняться из невежества. Вот вам совершенная техника, средства регулирования рождаемости — дешево и надежно. Переждите кризисы, и я обеспечу вам изобилие!»

Но все продолжают жить, как раньше.

Человечество может погибнуть от противоречий между мощью разума и своей животной природой.

Я сделал маленькую попытку разобраться в будущем планеты. Опять же через расчеты, учитывающие психику обитателей.

Основные идеи. Страны ведут себя, как люди: тот же разум и те же чувства. Разум — наука и техника — дает средство. Кроме того, предсказывает, прогнозирует. Но коэффициент реальности будущего у людей так мал, что будущие несчастья действуют гораздо слабее, чем день сегодняшний.

Вот так диктуют чувства: страх перед катастрофой. Но «коэффициент будущего» — у сытого и образованного — условно — 20 лет; у голодного и невежественного — 5. Ему дай Бог прожить сегодня. Еще одно: «Мое» (своя страна) — в 30 раз сильнее, чем «Наше» (вся планета). Агрессивность в 50 раз сильнее сопереживания. Результат: богатые страны на своей территории навели порядок и даже могут заткнуть озоновые дыры. Бедные развивают, как могут, самую дешевую, но вредную промышленность, сыплют пестициды, сводят леса, чтобы наесться. Им не до будущего. Прогресс идет и у них, но затруднен отсутствием капиталов, высокой рождаемостью, «серостью» народа, удорожанием ресурсов. Если прирост ВНП/д даже 5 %, а отставание от богатых в 20 раз, то, чтобы догнать, нужно 120 лет. Но у совсем бедных, а это 1/5 населения Земли, прирост 0–2 %. О «догнать» нет речи, лишь бы не умереть. Их подкармливают из милосердия, они не умирают, но продолжают рожать детей, следуя цепочке приоритетов чувств…

Еще факт: невежественный народ не может быстро стать умным. Даже если открыть массу школ, каждое поколение может освоить прибавление образования на пять классов. И здесь нужно 80 лет — до Японии и США. Поэтому очень сильно ускорить (в 5-10 раз) богатство и образование бедных стран невозможно. Естество человека не позволяет. Но все же подтолкнуть можно. Предложены всевозможные проекты в ООН — по инфраструктуре, подъему урожайности, развитию производства. Подсчитано: нужно по 150 миллиардов долларов в год. Пока дают около 20. Причем половина уходит на спасение жизней — продовольствие и лекарства. В то же время на военные нужды тратится 1000 миллиардов в год. В этом выражено соотношение силы чувств — агрессивности и альтруизма. Его нельзя сильно сдвинуть. Или еще: известно, что «слабые» и «средние» страны загрязняют воды и воздух втрое больше на единицу ВНП, чем сильные и богатые. Опять же нужна помощь… Но океан и атмосфера — это не «мое», а «наше».

Таковы общие «качественные» рассуждения. А вот что говорят расчеты, очень приблизительные, на 75 лет вперед. Срок я определил, предполагая, что к тому времени начнется новая технологическая эра. Так вот: удвоится население, будет 10 миллиардов, ВВП возрастет почти в четыре раза, главным образом за счет средних и слабых стран. Они разбогатеют в 2,2 раза против 1,5 у богатых, но все равно останутся в пять раз беднее. Впрочем, для сносной жизни этого вполне хватит, если бы распределялось равномерно. Самые бедные — около 1 миллиарда — будут жить на грани голода. Только помощь богатых (не так много — около 50 миллиардов в год на хлеб) позволит удерживать их от голодной смерти. Хотя пищи будет достаточно. Был бы капитал…

Минеральные ресурсы. Учтенные на сегодня запасы будут исчерпаны почти полностью. Вероятные резервы — наполовину. Жизнь не остановится, техника справится, но КПД экономики — процент на личное потребление — сократится на четверть. Особенно чувствительно для бедных…

Наконец, «самое-самое» — загрязнение природы. Страх заставит тратиться на очистку выбросов. Богатых — хорошо, бедных — поменьше. Это снова сократит потребление. Баланс зависит от отношений между чувствами: жадность или страх будущего. Страх пропорционален вероятности угрозы для здоровья и коэффициенту будущего, т. е. зависит от образования, а жадность — от «степени голода». Уже сейчас активные ученые считают, что на экологию нужно тратить 5 % ВНП. В будущем понадобится 10–15 %. Сейчас тратят 1–2 %. Больше будет загрязнения — больше страха, больше затрат. Хотя бедные страны будут экономить, но, предполагаю, что ущерб для природы от единицы ВНП в масштабе планеты сократится на 30 %. Значит, «текущая» вредоносность нашей цивилизации возрастет в 2,3 раза. Если учесть процессы самоочищения, они все-таки идут, то суммарная загрязненность возрастет раза в два.

Ну и что? Начнем погибать? Нет, не начнем. Я — врач, и не только по болезням, но и по здоровью. На эту цифру среднего повышения вредности резервов хватит. Прибавление болезней будет, но, если культура и медицина улучшатся, потери компенсируются…

Не хочется фантазировать о будущем за пределами 75 лет. Человечество не погибнет. Разум все-таки победит, люди поумнеют. Население стабилизируется и начнет медленно убывать. НТП выдаст несколько крупных прорывов. Хотя планете будет трудно нести груз 10 миллиардов жителей и колоссальную инерцию устаревшей техники, но пути спасения человечеству не заказаны.

Полагаю, что основные координаты идеологии — частная собственность и демократия — сохранятся.

Скажу несколько слов о разуме человечества. Будет новая техническая база. Если не ИИ, то экспертные системы вкупе с информационными сетями, банками данных, моделями, — безбумажной документацией. Плюс к этому развитие психологии и социологии. Но главное, произойдет дальнейшая консолидация стран вокруг ООН. Биология человека на этом фоне не изменится: будут взрывы вражды и фанатизма, и потребуется гарантия военной мощи для сохранения устойчивости…

Что касается счастья, то это зависит от того, сумеют ли люди найти компромиссы разума и биологии. На них я и хочу остановиться, чтобы завершить статью во здравие…

Вот такими они мне представляются.

1. Бог — материя. От Бога нельзя отказываться. Даже если его нет. Только в нем надежное условие морали. Алгоритм Разума не позволяет поверить в материалистические теории морали типа «разумного эгоизма».

Бог — многообразен. Для одних он только запустил небесную механику и отстранился, для других — не позволяет даже волосу с головы упасть без воли его. Для неразумных нужен Ад и Бог карающий, для интеллектуалов достаточно верить, что существует (из какой-то материи?) носитель идеала, добра, укоряющий за грехи самим своим постоянным присутствием.

2. Главная линия противопоставления и компромиссов в моральных ценностях выглядит так:

Коллектив — Личность

Равенство — Свобода.

Коллектив и равенство — для слабых, личность и свобода — для сильного меньшинства, которое, однако, определяет прогресс. Религия не отвергает личность, но требует персональной ответственности сильных перед Богом за поступки в ущерб слабым. Разумное общество ищет компромисс, дозируя свободу в системе власти и повышая степень социальной защиты для слабых при частной собственности.

Есть еще несколько линий компромиссов, производных от первых, главных.

Терпимость — агрессивность. Идея непротивления злу насилием замечательна. Но природа человека требует «око за око». Возрастание разумности и обеспеченности общества сдвигает идеологии в сторону терпимости, не гарантируя от взрывов жестокости. Наказаний не избежать. Даже — смертью.

Труд — отдых. Есть собственность — будет труд, отдых — для коллективистов.

Компромисс: настоящее — будущее. Зависит от общественного Разума.

Материальное — духовное. Пересиливает материальное. Однако по мере роста разумности общества возрастает дискомфорт от осознания этого факта. Это вселяет надежду.

Хотелось бы жить в хорошем обществе, чтобы получать отдачу, если делаешь добро. Я бы выбрал социализм, но биология человека его не допускает. Остаются только компромиссы и надежды на прогресс Разума.


Оглавление

  • Амосов Н Кредо