КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423324 томов
Объем библиотеки - 574 Гб.
Всего авторов - 201734
Пользователей - 96071

Впечатления

кирилл789 про Вонсович: Игроки (Фэнтези)

во-первых, сколько бы не жила экономка в доме, но вот так вести себя, как здесь описано, можно только в одном случае: она одинока и спит с хозяином-вдовцом, всё, тут вариантов нет. просто потому, что любой нормальный её сразу же сначала пришиб бы, а потом выгнал со свистом и без рекомендаций. обслуга, которая выносит мозг хозяину - безработная обслуга.
и, госспадя, ну ОТКУДА эта хрень, что "приличным иноритам" можно сесть на шею, свесить ножки и ехать??? чморить и доставать до скрипяще-крошащихся зубов инорит - без конца и края, без остановки??? да ещё и безнаказанно? откуда глупость-то такая? ни на одной приличной инорите вы в рай свой, быдло, не въедете. в сортир нечищенный лет десять они вас сбросят с полпинка. в общем, сказочка для дур.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про В: Бесполезный попаданец (Альтернативная история)

Книга ровно такая же как и название, совершенно бесполезная. Вдобавок ко всему, ГГ до попадания, жил в каком-то параллельном мире. У него, в том мире, в Украине гражданская война, а мы все знаем что у нас вооружённый захват территорий со стороны росии. Вот домучил ровно до "гражданской войны" и снёс эту КАЛОмуть с планшета

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
SubMarinka про «Дилетант»: Кузьминки. Спецпроект: Мой район. Москва (История)

Для интересующихся историей Москвы: на официальном сайте мэрии Москвы выложены для свободного чтения/скачивания выпуски спецпроекта "Мой район" журнала "Дилетант".
https://www.mos.ru/moi-raion/
К сожалению, в нашей библиотеке правообладатели не позволили размещать эти интересные и познавательные журналы! :(

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Вонсович: Розы на стене (Детективная фантастика)

да, вот за такие финты: подсунуть в жёны девушку многоразового пользования, отношения с родственниками рвут напрочь. хотя бы потому, что "у тебя может не быть детей от твоей жены, а вот у неё от тебя - запросто", никто не отменял.
но, ггня - бесхребетная тля. за неё даже говорит кто угодно, но только не она! не может быть умная, трудолюбивая, учащаяся за двоих (нашедшая возможность подрабатывать) девушка-сирота (знает, что нет никого) тлёй. вот не верю. это всегда очень целеустремлённые, деловые, активные девицы, и за словом в карман они не лезут просто потому, что за них это слово замолвить некому. или сама пробилась и сама себя представила, или - в канаве сдохла.
в общем, разрыв шаблона чёткий, дочитывать не буду.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Вонсович: Две стороны отражения (Любовная фантастика)

я бы ещё поставил "юмор" в жанры. отлично.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Вонсович: В паутине чужих заклинаний (Детективная фантастика)

отличный детективчик. влёт прочёл.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Вонсович: Убойная Академия (Фэнтези)

шикарная вещь.) а про кроликов - я плакал.)))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Позор семьи (fb2)

- Позор семьи 911 Кб, 224с. (скачать fb2) - Татьяна Королева

Настройки текста:



Татьяна Королева Позор семьи

Среда. 11:30

Мне никогда не стать настоящим позором семьи.

Грустно, конечно, что после стольких лет, проведенных в респектабельном Британском университете, я все еще говорю по-английски с удручающим русским акцентом, питаюсь фаст-фудом, вешу как две фотомодели, страдающие крайней формой анорексии, ношу одежду «винтаж» из-за врожденной неспособности отличить сумку «Биркин» от любой другой, в моей «бальной книжечке» нет ни одного известного плейбоя, и моя фотография вряд ли украсит колонку светской хроники, даже если в нее попадет.

Хотя для «настоящего позора семьи» все это слишком жидковато.

НО! Даже если бы я отощала до 40 кг, накачала губешки силиконом, в одиночку вынюхала весь кокаин, ввезенный албанской мафией в провинциальный английский Лидс, сошлась с арабским шейхом и в итоге попала в полицейский участок, обернутая поясом шахида, — мне все равно не стать настоящим «позором семьи».

Потому что достойным «позором семьи» может быть только СЫН!

А я дочь. Увы.

Максимальный ущерб, который способно нанести семейству такое никчемное создание, как дочь, — это выйти замуж за «полного негодяя».


Я убрала пальцы с клавиатуры, потерла запястье и глубоко задумалась. Конечно, когда отец упоминает «полного негодяя», речь не идет о человеке с избыточным весом. Может, этот «полный негодяй» на самом деле — худой, образованный, интеллектуальный и даже носит круглые очки? Тогда плохи мои дела, потому что Vik — мой самый-самый близкий человек — как раз соответствует описанию по формальным признакам…

С того дождливого дня, когда папа увез меня домой — в такой же скучный и провинциальный город, как Лидс, только на родине, a Vik остался за Ла-Маншем, между нами естественным образом протянулась прозрачная паутинка глобальной сети. Я стараюсь писать милому каждую свободную минуту — хорошим литературным слогом, разумно и информативно. Как-никак Vik с преподавательской кафедры внушает безнадежным, вроде меня, основы финансового анализа! И главная проблема, с которой я столкнулась в эпистолярном жанре, — даже не скудный словарный запас, а полное отсутствие в моей жизни ярких, значительных событий.

Да и откуда им взяться — изо дня в день я тупею в агентстве наружной рекламы «Магнификант» по той прозаической причине, что его хозяин — господин Чигарский — много лет приятельствует с моим одиозным папашей. Маюсь от тоски душевной — вот как сейчас — на митинге, которые здесь по старинке именуют «пятиминутками» независимо от продолжительности. Я вздохнула — тяжело или романтически, — но, во всяком случае, достаточно громко, чтобы привлечь внимание шефа.

— Давай, Ника, не скромничай — выскажись! — поощрил меня взмах руководящей длани.

Суть совещания я успешно пропустила мимо ушей, слагая очередную эпистолу для Vik’a, и теперь неопределенно промямлила:

— А мне нравится…. — Любой шеф любит, когда персонал одобряет его идеи!

— Мне тоже! — лояльно подхватила сухопарая мадам, ответственная за корпоративных клиентов, и продекламировала выборный слоган местного депутата: «Не будь лохом — голосуй за Блока!»

— Взялись инкриминировать нам этого «лоха»! Литературное слово! — наперебой возмущались коллеги, — Огляделись бы вокруг — мат на мате! На центральной площади висит спокойно плакат «СУКА-ЛЮБОВЬ», по три метра каждая буква, и всех устраивает!

— Альмодовара фильм рекламируют… — брезгливо скривился начальник производственного отдела. Единственный мужик, не считая охраны, в здешней богадельне, у него даже есть какое-то инженерное образование, и ведет себя он нагло.

Тоже мне большой эстет! Не знает, кто «Суку-любовь» снял! Я поправила:

— Режиссер фильма — Иньяриту Алехандро Гонсалес…

— Значит, всяким Альмодоварам — Гонсалесам можно матом гнуть! Им все здесь можно — только взятки плати! А русскому человеку, честному предпринимателю, в родной стране — нельзя! А я, между прочим, им, — шеф поднял указательный палец в направлении натяжного потолка, — я им не взятки — я им налоги плачу! И коммунальные, и федеральные! Я на них в суд подам и засужу!

Тучная тетенька с прытью, редкой в таком сильно постбальзаковском возрасте, взлетела с места, обогнула весь длиннющий стол и принялась беззвучно шевелить губами у самого бизнесменского уха. Здешний само-главный бухгалтер блюдет коммерческую тайну. Хотя то, что налоги шеф платит редко и мало, — не секрет даже для меня на третий рабочий день!

Господин Чигарский сразу сменил вектор атаки и презрительно скривился:

— Пусть Блок сам платит штраф за ненормативную лексику в рекламном сообщении! Он же будущий депутат — должен заботиться о бюджете! Его политтехнологи этот дефективный слоган придумали — ему и штраф платить! Помню, они уже готовый оригинал-макет привезли. Где заказ с приложением макета?

Аленка — юная барышня в загадочной должности «менеджер месяца» — хлопнула пышными ресничками, наращенными по новейшей технологии:

— А заказа нету… Вы же сами сказали — надо их макет забраковать и за верстку нового взять денег дополнительно…

— Значит, меня штрафуют, и я сам в этом виноват? — Шеф вскипел быстрее электрического чайника. — Я виноват, что мои сотрудники по-го-ло-вно пучеглазые гоблины? Вы истощили мое терпение! Особенно ты, Алена, — марш-марш в общий зал! Освободи кабинет менеджера месяца!

— Распоясались! Надо на них психолога нанять, хватит с ними миндальничать, — сурово констатировал начальник охраны и поправил совершенно неуместные в офисе антибликовые очки, — Дадим насчет психолога объявление в Интернете.

— Все — рассосались по рабочим местам!!

Я подхватила ноутбук и понуро поплелась вместе с прочими сотрудниками, но шеф поймал меня за локоть:

— Вероника, постой! Ты в самодеятельности — или что там есть, в университетах в Англии, — участвовала?

— Нет…

— Напрасно! — Господин Чигарский нахмурился сурово, как президент США при упоминании международного терроризма, и уведомил меня: — Значит, так: сейчас плакать будешь! Громко! — набрал номер и сунул трубку мне: — Начинай!

Я добросовестно, но ненатурально захлюпала носом.

— Слышал? Шеремета единственная дочка плачет… Да, Георгия Алексеевича. Дочка — у меня работает… Не важно, как я его уговорил, важно, до чего ее твои политтехнологи довели! — рокотал шеф в трубку как девятый вал, угрожая накрыть с головой того самого Блока, за которого не голосуют только полные лохи. — Просто псы-рыцари, а не люди! Ну, раз бабы — значит, суки… Только Шеремет разбираться не станет — московские они или урюпинские, может себе позволить. Что натворили-то? Оригинал-макет не предоставили в срок, еще и нахамили девочке! — Шеф понизил голос. — Едва отговорил отцу жаловаться… Ну что ты, ты же мне как родной! Пусть быстренько везут утвержденный оригинал-макет и договор подписанный… Жду!

Чигарский состроил умолкшей трубке удовлетворенную гримасу и сразу же поставил мне новую задачу:

— Так, Ника, как привезут эти политтехнологи «пучеглазку», давай сразу готовь ответ в органы, мол, разместили мы рекламу на законных основаниях, а штраф следует взыскать с заказчика рекламы — избирательного штаба господина Блока А. В.!

…Такие нехитрые стратагемы в стиле «батьки Махно» — конек шефа. Понятное дело, рекламное агентство — не единственный и даже не главный бизнес преуспевающего господина Чигарского. Зато нам, как всякой любимой игрушке, достается львиная доля хозяйского времени и внимания. Поэтому всем приходится здорово суетиться — как инфузориям, на которых придирчиво уставились в микроскоп!

Мои многочисленные коллеги — разновозрастные особи женского пола — блондинки и крашеные, худые и плотно подсевшие на диету, хронически беременные и временно свободные, уже разведенные и еще одинокие — с девяти до восемнадцати часов теснятся в душном общем зале, разделенном низкими стеклянными перегородками, как старомодная телефонная станция, и самоотверженно сражаются за почтенное звание менеджера месяца.

Вполне логично, что почетный титул «менеджер месяца» достается той, у кого больше всего заказчиков! И в погоне за этим самым клиентом девчонки день за днем, от восхода до отключения ламп дневного света, утюжат справочники предприятий, местную прессу и Интернет, рассылают тонны бумажных и мегабайты электронных писем, перегружают телефонные линии и руководящие уши заученными «говорилками». Как партизаны, опасливо озираясь, расклеивают рекламные листовки и запихивают буклеты РА «Магнификант» в почтовые ящики новостроек, подбрасывают в ячейки супермаркетов и «забывают» в салонах красоты. Они крадут друг у друга визитки корпоративных менеджеров и рабочие блокноты, чтобы первыми оповестить потенциальных заказчиков о наличии свободных рекламных мест и непременно потребовать предоплату. Потому что все они помнят слова нашего мудрого шефа: лучшая реклама для рекламы — это бесплатная реклама! Лучшая оплата — это наличные!

И только ко мне заказчики идут сами. Я не участвую в жалком спектакле под названием «Смертельная битва за клиента».

МОГУ СЕБЕ ПОЗВОЛИТЬ.


Вышло так ловко, что я сама залюбовалась последней фразой.

Готовый рекламный слоган!

Конечно, это правда только отчасти — но Vik… Нет… Это неправильно!

В моем сознании беззвучно клацнул внутренний переключатель шрифтов. Вик такой же русский, как я, просто живет в Британии слишком долго — с заброшенного в лабиринты памяти подросткового возраста.

Так вот, Вик не знает, что шеф отправляет ко мне исключительно проблемных или просто скандальных заказчиков, которых рассчитывает, в крайнем случае, припугнуть несгибаемым имиджем моего родного папки. Заказчиков с характером в агентстве хватает, даже с избытком. Только успевай окучивать.

В качестве подтверждения последнего факта на мой стол — прямо поверх документов и милых канцелярских мелочей — опустилась увесистая спортивная сумка, а следом в «гостевой стульчик» без всяких церемоний плюхнулся ее владелец — мужик лет тридцати, похожий на актера Брэда Питта. С поправкой на то, что нарочитая небрежность голливудских гениев создается при помощи специальной гримерной пасты, а у моего визави щетина самая настоящая, кожа покрыта неровным дачным загаром, а волосы на голове взъерошены так, что опытному стилисту не воспроизвести это даже в условиях конкурса. Грязюка у него на кроссовках тоже естественного происхождения и стекает прямо на пол.

— Ты Ника? — спросил мужик и улыбнулся мне очень неформально; вокруг светлых глаз обозначились озорные морщинки.

Если гипотетически представить, что я сижу в парке на лавочке — а он присел рядышком и с такой улыбочкой предлагает мне мороженое или горстку дачной малинки, — я бы, наверное, согласилась, а потом подумала, встала и убежала. Но я не гуляла в парке со времен средней школы, к тому же здесь — офис, бежать некуда, и подобное панибратство выглядит как минимум неуместно!

Я брезгливо указала пальцем на мокрый след сорок пятого размера:

— Ноги вытирать нужно. Здесь ОФИС! Грязная обувь в офисе — не приветствуется!

— А я еду со стройки…

Как раз вчера, после дождя, шеф велел украсить входные двери офиса табличкой «Просим вытирать ноги!», так что мне нужно не объяснение, а извинение.

Я саркастически уточнила:

— Значит, вы — строитель? Строителям можно не соблюдать правила?

— Почему строитель? Нет, я… — Визитер по-мальчишески смутился и заерзал на стуле, зацепился взглядом за приколотый к моему свитеру бейдж с крупной надписью «Менеджер ВЕРОНИКА» и объяснил: — Я… я тоже менеджер… Послушай, Ника…

Страшно раздражает, когда мне «тычут» малознакомые люди, а Никой меня называют исключительно в домашнем кругу, из-за того что крошкой я не умела выговаривать своего полного имени. Поэтому с первого рабочего дня я надежно заслонилась офисной культурой от травмирующих детских воспоминаний пресловутым бейджем. Хотя, строго говоря, — никакой я не менеджер. Для обозначения моих обязанностей в английском языке нету подходящего слова, а в русском — специальности в квалификационном справочнике. Но этот прискорбный факт не помешает мне нажаловаться на обнаглевшего посетителя в охрану.

— Мое имя Вероника, — я для доходчивости постучала ногтем по пластмассовому прямоугольнику, — и я иду за охраной!

И действительно пошла.

Охранник, вместо того чтобы стеречь вход, где-то болтался, пришлось толкнуться прямиком в дверь с табличкой «Департамент внутренней безопасности» и окликнуть мирно дремавшего главу отдела:

— Федор Владимирович! Мне нужна ваша профессиональная поддержка!


Я не-на-ви-жу охрану и тех, кто в ней работает, — мне никогда не понять ущербную логику людей, навечно застрявших между войной и миром. Например, сейчас, вместо того чтобы схватить моего обидчика за плечи и вышвырнуть из офиса вместе с замурзанной сумкой, Федор Владимирович тряхнул мужика за руку и просто-таки расцвел в улыбке:

— Андрей, как ты быстро доехал! Ну, пошли к шефу!

— Ждет? — потянулось на стуле лицо, обозначенное как «Андрей».

— Не ждет, но будет рад! Идем, Вероника, поможешь…

Через минуту я наблюдала, как в лучших традициях гангстерских боевиков из спортивной сумки прямо на хозяйский стол вываливают груду денежных знаков.

— Тут на тридцать постеров, за два месяца… Уже напечатали, я сказал, чтобы сразу везли к тебе в агентство… Успеешь разместить сегодня? — Небритый говорил с Чигарским об этой горе наличности буднично, как о бутылке пива.

— Угу… — Шеф сосредоточенно пересчитывал деньги. — Постер — не баннер. Быстро сделают… Будь спокоен — успеем…

Что постер — не баннер, знаю даже я!

Где-то в неведомой мне дали рекламодатели печатают постеры на бумаге, потом привозят а агентство. Здесь циничные люди из производственного отдела безжалостно режут чудеса полиграфии на несколько сегментов и приклеивают сегменты на стальные плоскости рекламных конструкций. Поэтому процесс именуется «поклейка».

А с баннерами все не так просто — здоровенные изображения, нанесенные на специальную прочную ткань, привязывают к щитам веревкой, которую продевают в специальные дырочки, расположенные по периметру. Этот сложный процесс называется «навеской». Что происходит быстрее — поклейка или навеска — вопрос для меня сугубо философский.

Но в любом случае в производственном отделе работают вовсе не мускулистые передовики производства с плаката сталинской поры, а гнусавые пьющие лузеры, мало приспособленные к физическому труду за весьма скромное вознаграждение. Так что шеф преувеличивает: дня три с поклейкой провозимся — как минимум.

Так небритому хаму и надо!

Я довольно улыбнулась. Шеф — тоже и похлопал меня по плечу:

— Вот, Вероника наша — в Англии училась. Специалист. Будет теперь тебе, Андрюша, рекламную кампанию делать! Креативную…

В Англии меня учили совсем другому — производить оценку страховых рисков или в крайнем случае кредитных — если кому сильно нужно. Моя специальность называется «актуарий» [1]. Это мудреное слово чуждо русским ушам, потому я робко прошептала:

— Я же… Я — финансист…

Шеф сразу пододвинул ко мне горку купюр:

— Тогда помогай считать! Андрей теперь твой заказчик! Если что, с тебя спросит…

Когда все деньги были рассортированы, а мой новый клиент отбыл, Чигарский сурово — как памятник Дзержинскому — сдвинул брови и напомнил:

— Вероника, ты слышала про конфиденциальность? Незачем тебе отца лишний раз обременять разговорами, что у нас тут происходит… Он и так человек занятой…

Я серьезно кивнула.

Людям свойственно преувеличивать степень моей близости с отцом.

В реальности мы никогда не говорим о делах.

Мы даже видимся редко, а разговариваем еще реже.

Конечно, папа меня любит. Если меня похитят и станут требовать выкуп, он сразу же заплатит. Только сперва сделает все обязательные налоговые платежи, внесет проценты по кредитам, рассчитается с зарубежными поставщиками и местным персоналом, оплатит аренду, амортизацию и автостоянку…

Только меня никогда не похитят — я под надежной защитой.

Да, вынуждена признаться, я прихожу раньше коллег и торчу в офисе допоздна вовсе не из фанатичного желания сайгачить на чужого дядю. Просто родительский водитель успевает привезти меня в офис исключительно до начала рабочего дня — потом он будет нужен отцу. А вечером я терпеливо жду, пока освободится подходящее транспортное средство и некто из охраны, чтобы отвезти меня домой.

Словом, времени для работы у меня достаточно, еще бы пару таких крупных заказчиков, как этот загадочный «Андрей», и у меня будут все шансы стать менеджером месяца! Это тебе не бессмысленное звание «ударника труда» и тряпичный вымпел из забытых советских времен.

Менеджеру месяца полагается отдельный кабинет с мощнейшим кондиционером и персональным туалетом. И самое главное — право предоставлять своим клиентам скидку до десяти процентов на размещение рекламы! Серьезные деньги.

На самом деле серьезные — особенно если клиенты платят наличными. Бумажные денежные знаки — древнее изобретение китайских императоров, почти забытое с тех пор, как мир объявил себя цивилизованным, — все еще пользуются преимуществом в землях диких нефтяных олигархов.

Об этом редко пишут в газетах, но российский рекламный бизнес по оборотам наличных средств давно оставил позади наркодилеров, торговцев оружием и донорскими органами, книгоиздателей, наемных убийц и проституток…

Тут я сбросила скорость щелканья по клавишам и призадумалась.

Насчет рекламного бизнеса не сомневаюсь — это чистая правда.

Сомневаюсь в другом — что мои скудные наблюдения над жизнью заинтригуют Вика. Вообще — как сложно поддерживать интерес у человека, от которого тебя отделяют два дисплея и много километров суши и моря. Может быть, Вик сейчас попросту закроет мое письмо и предпочтет штудировать сайт с биржевыми котировками.

Сложные многоходовые спекуляции активами или предполагаемое падение акций признанных монстров — вот о чем стоило бы написать Вику. Тогда он примчался бы ближайшим авиарейсом!

Но агентство Чигарского — частное, а не акционерное предприятие, и самая сложная финансовая операция, на которую способна его обрюзгшая бухгалтерша, — перевод прибыли в офшорную зону по фиктивному контракту!

Ничего достойного внимания Вика.

Может, порадовать милого остроумной бытовой зарисовкой?

Я высунулась из-за перегородки и оглядела территорию: рабочий день в разгаре — коллеги тупо таращатся на дисплеи либо бубнят в телефонные трубки, опасливо прикрыв мембрану рукой. Тоска…

В поисках сюжетной канвы я направилась в душную, крохотулечную комнатушку, функционирующую как кухня. Все самое интересное в жизни офиса происходит именно здесь — потому что тут нет видеокамеры, присматривающей за сотрудниками. Но стоило мне войти, как барышни настороженно притихли — понятно, производственных вопросов вроде «лазерной порезки — мускульной навески» здесь не обсуждают, здесь день-деньской жалуются друг другу на жадность шефа и измельчание мужского пола в целом.

Традиции демонстрировать новичку дружелюбие и командный дух в России напрочь отсутствуют. Да мне, в сущности, и так нормально. Я гордо пристроилась на неудобной высокой табуретке и стала хлебать чай вприкуску с глазированным сырком.

— Везет тебе… — принялась завистливо хныкать Аленка, — Вероника, я тебе сразу скажу: Анрик — тот еще кадр, сразу шефу жалуется… Знаешь, сколько раз меня из-за него штрафовали? А сколько я ему помогала? Нас хорошие клиенты всегда благодарят — правда, девочки? Так он меня хотя бы угостил чем-нибудь. Десертом, мороженым или сырком… А сам работает с молокозаводом, там глазированные сырки тоннами отгружают! Полный урод!

Меня в прямом смысле тоже не угощал.

Он просто забыл пакет с глазированными сырками около моего компьютера — не пропадать же добру? Да и сырков всего-то три штуки!

— Алена, не знаешь — этот молочник женатый? — донеслось из дальнего угла.

— Не знаю… Я его не спрашивала, он такой скандальный! Чуть что орет…

— Это из-за твоей одежды…

Аленка закаленная барышня и круглый год носит местную униформу «девушки на выданье» — мини-юбочку до половины ягодиц, топик до середины соска и сверкающую бирюльку в голом пупке.

— Эффект божьей коровки — мужиков твой прикид только отпугивает!

— Да было бы кого отпугивать!

— В этой стране давно нет свободных мужчин! Они уже родятся женатыми!

— Надо их разводить, а не комплексовать!

— Валить отсюда надо! За кордон…

— А кто пользовался сайтом «Натали-Шарман?» Серьезные знакомства в Германии… — Самая сладостная и тайна мечта русской женщины любого возраста и социального статуса — выйти замуж. По любви, но только за богатого… Или хотя бы просто по любви. Или хоть без любви и за бедного, но непременно — замуж!

Но лучше всего — замуж за рубеж.

Я снисходительно воззрилась на болтушек с высоты табурета и пяти лет, прожитых среди развитого капитализма. Наивные — для «зарубежа» вы навсегда останетесь слишком упитанными и суетливыми, ваши ногти всегда будут слишком длинными, макияж — слишком ярким, а одежда — неуместной. Вам никогда не понять назначения десятка социальных карт и предметов, которыми торгует секс-шоп, а время, сэкономленное на депиляции интимных частей, вы станете посвящать приготовлению блюд, более экзотичных для европейских желудков, чем кус-кус и скорпионы в карамели!

Вам никогда, никогда не стать настоящими леди!

Поверьте мне — уж я-то знаю наверняка!

Поэтому буду выходить замуж только за русского, как Вик! Я с теплотой погладила эмблему университета на чашке — милый подарил мне на прошлое Рождество, — размешала сахар и прямо с чашкой возвратилась за рабочий стол — закончить письмо.

…Пить чай на рабочем месте в офисе строго запрещено.

Но лично мне — МОЖНО. Так меня поощрили за…

Рука моя снова напряженно замерла над клавиатурой.

По правде говоря, меня поощрили за мастерски подделанный фотоотчет. Я вставила изображение с оригинал-макета заказчика в фотографию рекламного щита, поэтому истеричный хозяин канцелярского магазина до сих пор уверен, что его рекламу разместили вовремя, а не неделей позже. Как такое объяснить русскому человеку, который живет в Британии так долго, что успел забыть мелкие дефекты на лице матери-родины?

Мои сомнения прервал телефонный звонок.

— Рекламное агентство «Магнификант», Вероника!

— Вероника, я у вас на столе случайно оставил образцы упаковки сырков…

— Сырков глазированных «Сладкая долька»?

— Да, — обрадовался сложный клиент Андрей.

— Упаковка, по счастью, сохранилась… — Я осторожно — как в детстве, ногтем — разгладила обертку от последнего десерта. За остальными придется нырять в недра мусорной корзины!

— Вынесите их мне, пожалуйста, я внизу в машине…


Зря я набрасывала куртку — солнышко пригревало совсем по-летнему, и ветерок играючи смешивал первые опавшие листочки с серой пылью.

Несколько листков острыми золотыми искорками застряли в багажнике над крышей черного джипа. Серьезная зверюга — авто впечатляет! Только очень грязненькое.

Если завтра война — можно юзать как бронетранспортер или как танк.

Вместо пулеметных очередей из открытого окна боевым рокотом лился серьезный рок-концерт. Я все еще могу узнать некоторые старые темы с трех нот и сразу опознала звуки культовой группы «Нирвана»:

— Барахолка!

Андрей виновато оглядел салон, схватил пустой смятый пакет и стал искать, куда бы его убрать с моих строгих глаз. Ух, воспитательный эффект нашего общения налицо!

Я довольно улыбнулась и объяснила:

— Это композиция… «Swap Meet» часто переводят как «Барахолка»…

Анрик бросил попытки прибрать и просиял:

— Нравится?

Не так чтобы очень. Я вообще рок не люблю, просто деться мне от него в родительском доме некуда. Но объяснять постороннему человеку, что солидный и уважаемый бизнесмен Шеремет с дней моего раннего детства и по сию тоскливую пору слушает панк-рок, а то и роковую классику потяжелее, как-то неудобно. Я решила соскользнуть со щекотливой темы и ехидно полюбопытствовала:

— Андрей, а вы машину принципиально не моете?

Анрик опять смутился, покраснел под трехдневной щетиной — в сопровождении жесткой инструментовки это выглядело по-особенному старомодно, даже по-детски, словно я застукала его поедающим десертной ложкой бабушкино варенье прямо из банки, — и пробормотал:

— А это не моя машина… Я безлошадный, типа…

Правильно папа говорит: все работники — ворье и лодыри!

Был бы у него свой собственный джип за полтораста тысяч баксов — языком бы вылизывал! Я брезгливо протянула наемному труженику молочного фронта обертки.

— Уж простите, содержимое съела…

— А это вам — за труды… — Андрей вложил мне в ладонь сотенную купюру американского образца.

На редкость унизительное ощущение!

— Это что — на чай? Я столько не выпью…

— Вы присмотрите, пожалуйста, чтобы мои постеры действительно разместили!

— Мы же фотоотчет предоставим! — возмутилась я.

— Я Чиру, Чигарского, знаю уже много лет! Он же половину фотоотчетов подделывает! Про алчность вашего шефа здесь легенды рассказывают…

— Например?

Как человек лояльный, я не собираю сплетен про шефа. Легенда — совсем другое дело.

— Например, он на пари — за некоторую сумму — публично справил малую нужду в центральный фонтан…

Хорошо, что я училась в демократичной Англии, такой простецкой жизненной историей меня не шокировать.

— Очень смешно! Кто же с ним заключил такое пари?

— Нашлись любители. Чира из бандитов в бизнесмены выбился — как Гош или Дема… Он вам зарплату никогда не поднимет и премии не насчитает! Так что берите деньги, не сомневайтесь — это стандартная практика!

Я рассеянно запихнула хрусты в карман и уточнила:

— А Гош и Дема — это кто?

— Часть легенды, — терпеливо объяснил собеседник, — Есть у нас такие Шеремет и Духов, сейчас стали большие финансисты, считают себя олигархами, учат, как жить правильно, какую кому музыку слушать, а в перестройку бегали с пистолетами, как обычный криминалитет, — делили сферы влияния…

Мой отец — респектабельный бизнесмен с безупречной кредитной историей! В 1985 году он эмигрировал в США по политическим мотивам и провел там целых пять лет! Если бы я была настоящим сыном, то за слово «криминалитет» хрястнула бы в наглую небритую морду кулаком.

Но пришлось по-девчачьему ограничиться саркастической фразой:

— Вот узнает Шеремет про вашу легенду и подаст в суд за клевету, причинившую ущерб деловой репутации!

Магическая фамилия предка не произвела на собеседника обычного парализующего эффекта. Он только хмуро ухмыльнулся и отрезал:

— Руки коротки, — а потом галантно открыл мне дверцу чужого дорогого авто.

Смело!

Среда. 17:30

В офисе стоял жуткий гвалт — многочисленные менеджеры, которых я не в силах запомнить поименно, хором ругались с бухгалтершей из-за скидок. Я едва докричалась в телефон до начальника производства, припугнула именем шефа и огромными штрафами и уговорила развесить постеры с сырками «Сладкая долька» в ближайшую смену. Потерла виски — терпеть не могу шума! Чтобы отвлечься, стала скользить по глобальной сети в поисках портрета небритого Брэда Питта. Брэд просто душка — вылитый Андрюша Безлошадный, честный руководитель глазированных сырков.

Какой бред сегодня мне лезет в голову! Зато умные мысли разбежались и спрятались по углам. Для письма Вику день загублен.

Все из-за бабских склок!

Невозможно побыть наедине с близким человеком!

Придется включаться в гонку за отдельный кабинет.

VIK, любимый, знай, я делаю это только ради ТЕБЯ!

Четверг. 18:00

Четверг всегда наступает после среды. Утро проваливается в рабочий день, день липкой полосой тянется до самого вечера, и места для чуда, даже самого маленького, в солидных ежедневниках не предусмотрено.

Напрасно каждый вечер перед сном я читаю фэнтези или сказки. Там на страницах роятся эльфы, ведьмы и феи, и в соответствии с высшей волшебной справедливостью для каждого рыцаря предусмотрен дракон, для каждого Кота — сапоги, для Гарри Поттера — кубок огня, а для Золушки — добрая крестная.

Но утром я все равно просыпаюсь на жесткой кровати посреди реального мира — в серой, промозглой действительности. Здесь надо успеть в офис независимо от погоды, справедливость заменили Уголовным кодексом, волшебство карается по статье «мошенничество», а самый главный бал правят совсем другие крестные — крестные отцы.

У меня тоже есть такой — Дмитрий Дмитриевич Духов. Маг и чародей высшей пробы; делать настоящие деньги прямо из воздуха — занятие не для хрупких фей, и даже не для алхимиков.

Это прерогатива солидных банкиров.

Я стряпала для Вика очередную эпистолу, поглядывала на часы и тосковала в ожидании крестного. Он собирается вывезти меня в свет…

Конечно, балов в нашем благословенном городе не проводят со времен наполеоновского нашествия, поэтому Дим-Дим пригласил меня в ресторан.

На деловой ужин.

Дим-Дим — отличный мужик! Балагур и неисправимый гурман — даже пузцо через ремень перехлестывает и жизнелюбиво раздвигает полы респектабельной пиджачной пары. Если бы я была настоящим крестным сыном, то работала бы у крестного в банке, и мы частенько пили бы вместе водку.

А поскольку я все же дочь, то пьем мы редко — коньяк или саке, и только когда есть серьезный повод. Сегодня повод как раз подвернулся:

— Дим-Дим, может, тебе интересно будет? Столичный банк «Росназ» готовит масштабную кампанию в регионах! Откуда я узнала? А они мне сами сказали — у Чигарского рекламу планируют размещать. Я сразу подумала тебе сказать… С местами еще не определились, но щитов пятнадцать возьмут точно…

Вообще-то с «Росназом» сторговались на пяти щитах, но если хочешь быть менеджером месяца, надо мыслить масштабно.

Дим-Дим, как дальновидный человек, сразу разразился идеей «делового ужина». И раньше, чем успели принести минеральную воду, загреб все потенциальные пятнадцать щитов и еще два — рядом с центральным входом в здание Нацбанка. Сделку века мы обмыли тут же — в неоправданно дорогом ресторане, который считается японским. Японского здесь только шелковые распашонки на официантах, пара-тройка названий в меню да скверное изображение цветущей ветки на стене. Чтобы посетители не ошиблись с видом растения, заведение называется «Сакура».

После рюмашки-другой крестный пришел в достаточно доброе расположение духа, чтобы я смогла безбоязненно припасть к первоисточнику легенд и преданий и спросить:

— Дим-Дим, а почему папу называют Гош?

— Кто его так называет?

— Как «кто»? Люди… Чигарский, например…

— Чигарский ваш редкая бестолочь, а твой папа левша!

— Левша? — Я безуспешно попыталась найти в ответе логическую связь.

— Ника, ты какой язык в Англии учила? — подозрительно прищурился крестный.

— Английский… — Какой же еще можно учить в АНГЛИИ?

— А отец твой еще смолоду на каких хочешь языках говорит, от иностранца не отличить! И представлялся — Гош, это по-французски «левша». Вообще Гош у нас всегда был главный череп!

Правда — отцу присущ особый дипломатический лоск, внутренняя уверенность, которая не зависит ни от одежды, ни от жизненных обстоятельств. Он из тех людей, которым неведомы препоны фейс-контроля, его даже на таможне не останавливают. На людях рядом с папой я чувствую себя неуместно — такой простоватой шалопайкой, подобранной достопочтенным джентльменом в рамках благотворительности. Пока я инвентаризировала собственные комплексы, крестный продолжал щедро делиться житейской мудростью:

— Чира единственное, что умеет делать хорошо, — это кулаками махать. Ему в жизни очень повезло, что рядом с ним были такие толковые люди, как мы с твоим отцом, — иначе он бы и погряз! Он сам понимает, что дурак, говорит, сейчас себе любовницу нашел… — крестный хмыкнул и с видимым усилием удержался от подробностей, — тоже толковую. Но это его дела, а у меня своих полно!

Дим-Дим оглянулся на официанта и доверительно поманил меня пальцем:

— Ника, давай с тобой по-мужски… Тьфу, по-деловому договоримся. Я тут собираюсь хвалить свою дочку…

— Какую именно? — удивилась я.

После четырех счастливых браков детей у Дим-Дима больше, чем у Березовского. Найдется среди них и пара-тройка дочек.

— Ника, ну что ты! Не свою дочку! То есть, конечно, мою, но не родную! Ну, если прямо говорить — то она родная, только не чисто моя. А наша общая — с партнером… Подберезовик! Поняла?

Партнер у такого кристального юбколюба, как Дим-Дим, — это слишком, даже для моего британского образования. Я вытаращилась в полном недоумении.

Дим-Дим горько вздохнул, выпил еще рюмку, утер сократовскую лысину салфеткой и стал объяснять мне громко и внятно — как глухой или умственно отсталой:

— Смотри — у меня есть банк. Мы людям денег в долг даем. А тут, Ника, не Америка, это там на чужие убытки всем наплевать… А у нас за невозвраты гребут страшно! Налоговая гребет, Нацбанк гребет, всех и не упомнить! Говорят — страхуйте имущество, риски, все остальное… Ну, что мне остается делать — у дяди страховать? Договорились с человеком нормальным, с Пашей… Хотя какая тебе разница… Вот, он машинами торгует, и его тоже гребут за страховки! Открыли с ним «дочку» по страхованию… Но чтобы в эту страховую компанию еще и люди подтягивались, надо ее похвалить. Поняла?

У меня отлегло от сердца — значит, Дим-Дим говорит про дочернюю страховую компанию. Теперь понятно! Я оптимистично кивнула.

— Так я подошлю к тебе девочку, подберешь с ней программу рекламы для нашей страховой компании — ладно? Только убеди своего недалекого шефа сделать нам приличную скидочку… Мне самому на него давить будет неправильно… А я тебя отблагодарю… Ну, чисто по-семейному…

— Обещать не буду, но сделаю, что могу, — вы же мне как родной! — кивнула я.

Хоть Дим-Дим и не волшебник, но крестный все-таки.

Пятница. 18:15 Последний рабочий день Не в моей трудовой биографии, а всего лишь на этой неделе

Легко сказать — убеди шефа!

…Шеф — известный скопидом, потому-то девчонки и бьются за звание «менеджер месяца» с таким энтузиазмом. Это почти единственный шанс получить доступ к вожделенным скидкам! Ведь второе лицо, обладающее правом предоставлять высокие скидки — менеджер по работе с корпоративными клиентами, — единица штатная и очень недружелюбная!

Технически процесс предоставления скидки прост до примитивного.

Менеджеры агентства используют единую компьютерную программу.

В программе отображены рекламоносители, и есть специальные графы — «цена» и «скидка». Чтобы предоставить скидку в 10 % и больше, надо иметь специальный уровень доступа к программе.

Проще говоря — знать пароль.

Я не какой-то продвинутый компьютерный хакер, а всего лишь грамотный «мышевоз-виндузятник» — взлом пароля даже в доморощенной программе под Аксесс мне не по зубам. Потому я использую другой путь — другой путь, он всегда короче!

Вынужденная скучать в офисе до поздней ночи, я узнала маленький секрет — «корпоративная менеджерша» Ирина Николаевна весьма серьезно собирается «замуж за рубеж» и, считай, каждый вечер практикует Камасутру с главой отдела безопасности. Понятное дело, в его отдельном кабинете. А свой флагманский компьютер в рабочем зале бросает включенным, даже из программы выйти забывает. Я уже пару раз воспользовалась благоприятной возможностью туда влезть и порадовать своих заказчиков высокой скидкой. Главное, не переусердствовать с количеством рекламных единиц и не забыть тщательно подделать подпись шефа в документах внутреннего учета, тогда никто ничего не заметит! А десяток рекламоносителей крестного — это капля в общем полуторатысячном море. В этом далеком от столицы промасленном и покрытом металлической окалиной сити наше агентство — фактический монополист.

Я провожала коллег тоскливым взглядом, продолжая сочинять свежую партию размышлизмов для Вика — писать письма, оказывается, — очень кропотливое дело! Мирно почаевничала на кухне, выжидая, когда коридор перечеркнет крадущийся силуэт в узкой юбке.

Тихонечко подошла к двери Железного Дровосека и прислушалась, мысленно прошептав Вику: Не подумай чего дурного: секс, в котором не участвуешь, — вообще отталкивающее зрелище! Просто надо выяснить, как далеко зашел процесс, и прикинуть, сколько у меня есть времени. Затем я устремилась в рабочий зал и…

Столкнулась с неимоверной наглостью!

Новый психолог — дамочка, похожая на грызуна-переростка, — сосредоточенно возилась за столом Ирины Николаевны! Какая тварь: первый день в агентстве — а уже хочет добраться до наших маленьких уловок!

Я по праву «старослужащего» строго окликнула нахалку:

— Уважаемая, вы что за чужим столом забыли?

Психолог дернулась, подняла голову, враждебно осмотрела меня сквозь ресницы, редкие, как зубцы на кремлевской стене, и прошипела:

— Что — воровать мешаю?

Нет — это не воровство.

Это суровые законы свободного рынка, в котором всякий труд имеет объективную цену. И на тех, кто волею злой судьбы работает менеджером в рекламном бизнесе, возложена великая миссия. Скромные труженики, которым постоянно недоплачивают, которых штрафуют за каждую секунду опоздания, острое слово или косой взгляд, вынуждают забыть об отпусках, перерыве и больничном, для которых «комиссионные» не больше чем миф, — они принуждены извлекать дополнительную прибыль всеми возможными путями. И таким образом получать обусловленную объективными условиями рынка оплату за свой рабский труд, обеспечивая равновесие всей экономической системы!

Когда только эти ненаписанные строки проплыли перед моим мысленным взором, я гордо вздернула подбородок, презрительно махнула рукой и вытащила телефон:

— Вы знаете, кто мой отец? Он очень состоятельный человек, практически олигарх… Так что МНЕ красть незачем. А ВЫ что здесь делаете, за чужим компьютером? Сейчас позвоню Чигарскому и спрошу: что психолог делает в офисе среди ночи?

Бизнес-магия имени Чигарского — сильная штука.

Мое заклинание еще звучало, а тетка уже рассеялась в полумраке. Я торопливо защелкала по клавишам, настороженно поглядывая на двери. И когда рядом с локтем пронзительно взвыл городской телефон — меня словно током ударило; я попыталась ухватить трубку, но она выскользнула, шваркнулась на пол и разлетелась на половинки. Пришлось опуститься на корточки рядом, попытаться запихнуть клубок из проводков и микросхем в пластмассовые створки и скрепить единство всех частей трубки скотчем. Как у всякого неумелого механика, у меня остались «лишние детали» — на полу валялся маленький блестящий стальной диск, похожий на плоскую батарейку.

Я пригляделась к железке повнимательнее, тут же бросила безнадежно пострадавшую трубку, нырнула в сумочку за носовым платочком и осторожно обернула в него находку. Конечно, я видела подобные приспособления только в фильмах про шпионов. И там они назывались — «жучок»!

Суббота. 09:15 Выходной день. Теоретически выходной

Но только не у меня, я трезво оцениваю свои интеллектуальные возможности.

Самолично мне с неожиданной находкой не разобраться, здесь потребуется помощь профессионала. Практически это значит, что мне пришлось недоспать в долгожданное субботнее утро. Объясню: мой папаша — настоящий трудоголик, в выходные скучает без дел и в качестве компенсации приглашает к завтраку городских сановников или адвоката и начальника охраны. Вот я и рискнула присоединиться к отцовской трапезе и попытаться разжалобить мужественное сердце товарища Славина — полковника ГРУ, специалиста по Азиатско-Тихоокеанскому региону, давно вышедшего в отставку и берегущего покой моего родителя.


…Начальник охраны — важный статус-символ российского бизнесмена. Намного более весомый, чем любовница, и более массовый, чем самолет. Выше других котируются отставные полковники ГРУ и «военные советники», обретавшиеся в далеких странах, потом следуют всякие спецназовцы, и замыкают рейтинг скромные офицеры ВДВ.

Функции начальника охраны не имеют ничего общего с деятельностью «консилорос» итальянских мафиози. Деловые русские вообще не нуждаются ни в советах, ни в советниках. Начальник охраны — скорее, мужская ипостась гейши в высоком смысле этого слова.

Более двадцати лет он посвящает изучению боевых искусств, стрелкового оружия и взрывных устройств, штудирует экзотические языки и тонкости дипломатического этикета, чтобы, достигнув совершенства в дзенской невозмутимости, таинстве организации охоты и рыбной ловли, ритуальном смешивании «Кровавой Мери», умении скрашивать досуг нанимателя светской беседой, выгодно продать свое высокое искусство. Как и всякое высокое искусство, стоит оно очень дорого, но большей частью бесполезно на практике.

Действительно — как может пригодиться знание суахили в провинциальном рекламном агентстве или умение метко стрелять из базуки в успешном финансовом холдинге?


Я собрала волосы в два инфантильных хвостика, на манер японских школьниц, спустилась в гостиную, кивнула папе и тоненько пропищала:

— Коннити-ва! О — гэнки Славин-сэнсэй… [2]

В ответ отставной знаток самурайского этикета разразился длинной тирадой на японском, из которой я поняла только уничижительное «Ника-тян». «Тян» у японцев что-то вроде русского обращения «солнце», применимого к молодым недалеким, нижестоящим, а также белокурым особям женского пола.

Отцовский адвокат — господин Головачев — уважительно закряхтел:

— Георгий Алексеевич, какая у вас Ника молодчина — она и японский учила?

— Учила, — довольно улыбнулся отец.

Учила, но не выучила.

Я кротко уткнулась в тарелку. В Британии я действительно отстрадала на занятиях по японскому целых два семестра и еще семестр — в классе икебаны. Можно сказать, мне крупно повезло — будь я сыном, так Славин-сэнсэй заменил бы мне строгого участкового, армейскую дедовщину и даже монастырскую муштру в заоблачном Шаолине! Я рискнула перевести взгляд с тарелки на Славина.

— Пап, можно спросить у Сан Саныча?

— Спроси, — разрешил отец, заинтригованный моим нетипичным поведением.

— Сан Саныч, а как вы думаете, это «жучок», чтобы в телефон вставлять? — Я показала железную кругляшку, в ответ сэнсэй умиленно улыбнулся мне: как Будда — сельскому дурачку.

— Ника, жучком называется насекомое, которое живет в навозе! А это радиомикрофон прослушивающего устройства. Он прослушивает не телефон, а помещение — но электропитание получает посредством установки в телефонный аппарат, поэтому может использоваться продолжительное время, а радиус передачи для устройств подобного типа… — Славин принялся нудно перечислять всяческие технические нюансы.

— Где ты это взяла? — недоуменно поморщился отец.

Версия ответа у меня была заготовлена заранее — как шутки в КВН.

— Нашла на улице… Интересно, оно работает?

— При визуальном осмотре повреждений не выявлено! — Славин через стол передал кругляшку уважаемому адвокату.

— Дожили — такой дорогостоящий прибор на улицу выкинуть! Скоро уже мобильники и телевизоры будут выбрасывать, как в Японии! — возмутился юрист, вручая устройство отцу, а уже папа вернул трофей мне.

— Это типичное проявление экономики мыльного пузыря! Такие явления массово наблюдались в Юго-Восточной Азии в конце девяностых. А потом грянул кризис! Я вам сейчас кратко охарактеризую причины того кризиса… — стал вещать Славин с беспристрастным видом международного обозревателя.

Я изобразила крайнюю заинтересованность:

— А массированное использование наружной рекламы — тоже признак «экономики мыльного пузыря»? Дим-Дим берет в агентстве пятнадцать щитов, будет свой банк хвалить… Я подумала, может, тебе, папа, тоже надо?

— Да уж… Дима большо-о-ой любитель пыль в глаза пускать. А я человек рациональный, в моем бизнесе любая реклама — нецелесообразные расходы, — охладил мой пыл родитель.

К моему стыду, я очень отдаленно представляю, в чем заключается родительский бизнес. Знаю только, что «металл» папка не только слушает, но и продает. А может быть, судя по масштабам нового офисного комплекса, который я частенько наблюдаю из окна автомобиля, отец уже скупил тех, кто продает металл и прочие полезные ископаемые, и торгует теперь другими — которые разрешают продавать первым… В любом случае достойное занятие бывшего «металлиста» в излишнем внимании не нуждается. Я снова опустила голову и стала изучать игру световых бликов в пустой тарелке.

Оценив мой удрученный вид, родитель смягчился:

— Ника, зачем так усложнять, мы же не клан синоби…

— Щиноби, — поправил Славин, — Первый звук напоминает, скорее, русское «щ» с призвуком «с»…

— Короче, мы не якудза! Просто скажи, что ищешь новых заказчиков. Я рад, если работа тебе нравится. И посодействую. Например, могу завтра взять тебя на футбол…

Огорчать папу заявлением, что хуже моей работы только торговля «пилюлями счастья» в каком-нибудь сетевом маркетинге, я не стала, а недоуменно осведомилась:

— Пап, я не знала, что ты такой завзятый болельщик…

— Ника, я не болельщик — я обычный деловой человек!

Отец лукавит — он не обычный, он очень даже преуспевающий!

— Видишь ли, Вероника, для представителей российского делового мира футбольный матч — традиционный повод пообщаться друг с другом, кхм… кхм… Little bit formal, casual, — просветил меня, убогую, маститый адвокат.

Сомневается сердешный, что я в состоянии понимать по-русски.

Воскресенье. 16:45 Спортивно — оздоровительные мероприятия

Я совершенно не знаю футбольных правил, но глазеть, как воспетые «Комеди клабом» двадцать два молодых миллионера носятся по пыльной траве за мячом, мне пришлось недолго. Папуля засвидетельствовал лояльность, облобызавшись с губернатором, грузным субъектом в кургузом костюмчике, почтенных годах и достойных часах. Даже с почтительного расстояния ясно, что в денежном эквиваленте — вещь, сопоставимая со стратегическим бомбардировщиком. Пока я вертела головой, набираясь впечатлений, папка одну за другой пожал потные руки «светлым телам» из госадминистрации — прямо как в хронике времен счастливого брежневского застоя!

И без всякой машины времени переместил меня прямиком в новейшую историю.

— Орленко приехал, — многозначительно прошипел родителю Славин.

Отец понимающе кивнул и сразу исчез под прикрытием звуковой волны, поднятой очередным голом, завещав Чигарскому «присматривать за ребенком».

Шеф внял призыву, сгрузил на меня почтенное бремя потенциальных клиентов и устремился удобрять плодородную ниву из эффектных барышень. Просто поразительно, как можно интересоваться такими глупостями, когда сколько солидных людей нуждается в экстренном размещении наружной рекламы!

За каких-то полчаса я заполнила карту памяти мобильника номерами, а сумочку — визитками в таком изрядном количестве, что наверняка смогу удерживать кабинет менеджера месяца целый квартал! И, окрыленная успехом, решила использовать долгожданный перерыв для посещения места, куда строго заказан вход серьезным деловым мужчинам, даже когда они без галстуков.

И тут меня ждало суровое разочарование.

У единственной двери «дамской комнаты» VIP-сектора тянулась длиннющая очередь из блистательных спутниц деловых и просто состоятельных людей.

«Бедные богатые девочки» выстроились плотной вереницей, как на кастинг, — сплошь высоченные, с накладными ногтями и русалочьими хвостами, длинноногие и голопузые, в золотистых босоножках с дециметровыми каблуками и ослепительных бриллиантах — и нервозно тискали в руках микроскопические сумочки от великих кутюрье. Мне — в скудном прикиде поверх фигуры очень среднего росточку — стало неловко присоединяться к этой великосветской тусовке, да и писать хотелось больше, чем ждать так долго.

Я выскользнула из VIP-сектора через служебный выход, осторожно сползла по проржавевшей лестнице и решительно помчалась к «местам общего пользования», отведенным болельщикам попроще.

Тоже малоприятное место!

Я толкнулась в двери плечом, чтобы не пачкать тщательно протертых дезинфицирующей салфеткой рук, вывалилась прямо в плотную, агрессивную толпу и поняла — совсем рядом любители футбола лупцуют друг друга! Я прижала к груди сумку с драгоценной добычей и стала поскорее проталкиваться к служебной двери.

Но стало только хуже — меня сильно пихнули в ответ, и я отлетела в самую гущу событий.

Меня едва не удавили моим же клубным шарфиком, сильно дернули за волосы, я отчаянно замотала головой и тут же получила грозный удар по лбу. В глазах потемнело, из разбитого носа прямо на свитер ливанула кровища, но я не упала сразу — падать было просто некуда!

Сперва я ощутила, как ноги оторвались от пола, затем — как тело парит, плотно сжатое плечами и торсами, и, почти задохнувшись, стала съезжать в теплый сумрак. И тут меня поймали за плечи и выволокли на открытое пространство. Наверное, меня спас Бэтмен, человек — летучая мышь!


— Ребра целы, переносица тоже, — доносилось из другого и наверняка лучшего мира.

— А голова?

— Голова поболит и пройдет! Бабе голова вообще без надобности. — Незнакомое лицо в очках ухмыльнулось и исчезло из поля моего зрения, сменившись крупным планом Чигарского.

— Ника, как ты там оказалась?

Я застонала вместо ответа и осторожно повернулась. Кошмар! В стеклянных створках медицинского шкафчика отражалась голова — предположительно, моя. Такая мне точно не нужна! Растрепанная, с пластырем на лбу, эта лишняя голова покоилась на мужских коленях и выглядела ужасно! Я хотела поправить волосы — но руки все еще судорожно сжимали сумку с оторванной ручкой и плохо меня слушались.

— Не представляю, что ее отец мне скажет, когда увидит в таком состоянии… Ника, поверь, тебе он тоже оторвет все, что осталось от головы! Тебе нельзя даже близко ему на глаза показываться, — горестно вздохнул шеф. — Я ему уже позвонил, сказал, что отправил тебя в офис, переводить срочное письмо от иностранцев… Так что если позвонит — говори, что задерживаешься по делам. Так всем будет лучше!

Оказывается, Чира не такой простоватый рубаха-парень, как многие думают, а может, просто знает папу лучше, чем я.

— А кто ее отец? — спросил знакомый мужской голос.

— Ох, Анрик! Поверь — лучше тебе не знать!

Анрик? Знакомое имя… Сквозь ватное облако боли я уразумела, что лежу в неподобающем виде прямо на коленях у давешнего клиента — Андрея-Глазированного Сырка! Снова ужаснулась и срочно попыталась сесть — оказалось, подо мной, кроме коленей, еще и кожаный диванчик.

Чира тут же схватил меня за локоть и с энтузиазмом возопил, обращаясь к Андрею:

— Надо отвезти ее к Лиде!

— К Лиде?

— А куда еще? Сам посуди: у нее — отец, у тебя — мать, а у меня — жена!

— Я к Лиде не поеду!

— Ну и напрасно!

— Напрасно или нет — только я не поеду!

— Тогда отвези меня и Нику!

Вяло препираясь, Чигарский с Андреем вынесли мои дребезжащие осколки из медпункта стадиона и сгрузили на заднее сиденье джипа. В процессе что-то больно укололо меня в бок. Я громко охнула, Анрик покраснел и убрал с сиденья спортивную сумку:

— Ой, Ника, прости, пожалуйста, совсем забыл! Там меч лежал. Для кен-до.

Я хотела сказать нечто соответствующее случаю по-японски — и поняла, что весь мой скудный ориентальный лексикон высыпался из головы, оставшись на поле битвы.

— Я в молодости много сидел, и мне, вернее маме, посоветовали начать заниматься кэн-до, — пытался развлечь меня светской беседой Андрей.

Он еще и сидел!

Мне оставалось только одно. По праву пострадавшей — закрыть глаза и надеяться, что дикий, немыслимый сон сам собой остановится!

Но вместо этого остановилась машина — я снова взглянула на мир, наивно полагая, что меня привезли в больницу!

Рядом нарядно поблескивала стеклами новостройка со стильным стаканом лифта. О предназначении сооружения любопытствующих уведомляла помпезная хромированная вывеска «Союз аудиторов». Пока я недоумевала, чем аудиторы могут помочь человеку с разбитым лбом, а Чигарский перемещал меня к лифту, Глазированный Сырок развернул джип и газанул так, что мгновенно растворился в изгаженном промышленными отходами воздухе.

На потемневшем небе размашистыми искрами рассыпался финальный фейерверк.

Где-то заканчивался праздник…

Все то же воскресенье. 20:45

Без четверти детское время. Поэтому в здание нас пустили.

Шеф пошептался с грозным охранником, и дюралевая капсула лифта беспрепятственно вознесла нас в пентхаус. Я проковыляла несколько шагов по пышному паласу, грудой перепачканного тряпья осыпалась в ближайшее кресло и уперлась взглядом в винтовку с оптическим прицелом, любовно выставленную на декоративной полочке. Рядом были развешаны медали — исключительно золотые — и фотографии хмурой биатлонистки, непременно на верхней ступени пьедестала почета. У меня даже голова прояснилась от внезапного озарения!

Любовница Чигарского — профессиональный киллер!

Точно киллер — в черной водолазке и обтягивающих брюках, с остриженным «а-ля парень из спецназа» затылком, она материализовалась в гостиной внезапно и беззвучно. Статная, спортивная и очень волевая.

Эффектная тетка, не чета Чигарскому.

Чигарский — безнадежно бывший. Может, в тревожные былые годы он был спортсмен и вообще парень хоть куда, но сейчас — тюфяк тюфяком. А дама вполне — абсолютно такая, как на фотографиях, — ни грамма веса не прибавила, легкая патина на веках и едва заметные строгие трещинки морщинок у губ только прибавили ей холодной харизмы.

— Лида, ты должна меня спасти! — театрально заломил руки Чигарский.

Леди-киллер безучастно изогнула одну бровь.

— Это… Это — дочка Шеремета! — запинаясь, объяснил шеф, — Она у меня работает. Девочка училась в Англии, приехала, традиций наших не знает — подралась на футболе… Счастье, что Анрик ее вытащил раньше, чем менты набежали!

Дама поджала тонкие губы и повела второй бровью.

Шеф примирительно замахал руками:

— Анрик не знает!

Дама молча коснулась коротких, выкрашенных в цвет разящей стали, волос.

— Шеремет девочку просто закопает, если увидит в таком состоянии!

— И тебя тоже закопает! Не уберег ребенка? — заорала Лида совершенно внезапно, зато так громко, что не только я, но даже винтовка на подставке вздрогнула. — Как люди тебе деньги доверяют? Ты полный идиот!

— Лида, я знаю, что дурак! Помоги, — противно захныкал Чигарский, — девочка — сиротка…

Мне сразу стало грустно. Так грустно, что я чуть не разревелась: хотя мамы нет уже пять лет, я так и не научилась чувствовать себя «сироткой», голова снова разболелась, и домой захотелось! Со стороны вид у меня был, наверное, очень жалостный, потому что платиновая леди, просканировав меня профессиональным взглядом, покачала головой, вздохнула и отвела в ванную. Я вымылась в жутком дискомфорте оттого, что приходится пользоваться чужой косметикой, замоталась в махровую простыню, как в чадру, снова высунулась в комнату. Надеть мне было нечего — мой замечательный небесно-голубой свитер ручной вязки навечно загублен пятнами крови!

— На, возьми, — Леди вынесла и протянула мне совершенно новый и совершенно черный свитер.

Видимо, в гардеробе успешной дамы других цветов просто не предусмотрено. Я же — существо скромное и серое, черный цвет вообще не ношу. Но выбирать не приходится. Я протиснулась в узкие трикотажные трубы, Лида еще раз оглядела меня и снисходительно кивнула:

— Можешь оставить свитер себе. Хотела тебе брюки подарить, только будут узкие… — Она сурово сдвинула брови и обернулась к Чигарскому: — Как можно единственного ребенка держать в черном теле? Ходит в джинсах, которые надо было выбросить лет пять назад!

Выбросить? Это же «Левис» — модель 1985 года! «Винтаж» в прекрасной сохранности! Я поскорее нацепила драгоценные штаны — они действительно стоят как хороший гардероб. Да что там деньги — за такие раритетные джинсы любой японский модник без колебаний отдаст почку или даже глаз! Но как человек слабый, спорить с леди-киллером убоялась, за что и была вознаграждена добрым советом.

— Попроси Игоря, пусть тебе зарплату прибавит, — сказала Лида сочувственно, понизив голос, протянула мне визитку и добавила: — А еще лучше — попроси отца, пусть тебя быстро выдаст замуж. Нормальная женщина здесь сама никогда не заработает!

Шокирующее откровение в устах успешной деловой особы, перед которой трепещут мужики — от здорового омоновца до хамоватого бизнесмена, апартаменты которой от пола до потолка заливает византийская роскошь! Я шагнула за порог, послав прощальный взгляд самому аскетическому предмету обстановки — снайперской винтовке. И вдруг поняла — Лида просто не причисляет себя к нашей касте. Презренной касте особей, неспособных дослать патрон, отличить арест от задержания или произвести эффективный рейдерский захват. Жалкой касте постельных одалисок, героических матерей, офисных подавалок и дачных рабынь. Она играет на одном поле с солидными дядьками по их взрослым пацанским правилам!

Воскресенье. 23:55

Ну и пусть!

Я никому не завидую, особенно сильным женщинам.

Сейчас, в полной темноте, укутавшись в одеяло вместе с больной головой, я могу вполголоса признаться, что не собираюсь умножать папашин капитал.

Я не собираюсь доказывать городу и миру, что дочка — почти настоящий сын, выстраивая блестящую карьеру.

Я вообще НИ-ЧЕ-ГО не собираюсь делать!

Даже если ради этого «ничего» придется выйти замуж.

Ну, максимум, на что я готова, — окопать раз в сезон цветочную клумбу или испечь кекс на Пасху. Я, правда, печь еще ни разу не пробовала. Но ничего — справлюсь! Должен же быть в Интернете рецепт подходящего кекса?

Поеду в Англию на Рождество, Вик встретит меня в аэропорту, вручит мне кольцо с лучистым камешком политкорректного размера, тактично попросит моей руки, и мы поженимся. Папа подарит мне на свадьбу малюсенький старинный домик с тихим садиком. В конце концов отец не такой уж изверг и хочет своему единственному ребенку только хорошего!

Главное, продержаться до Рождества…

Я уснула, преисполнившись сладких надежд.

Понедельник. 8:30 Недоброе утро

С выводом насчет того, что мой отец не изверг, я поспешила!

Кто же знал, что он так разозлится из-за моей злополучной шишки, даже музыку выключит и будет битый час орать со страшной силой:

— Ника, ты что, своего отца считаешь идиотом? Так удариться лбом о двери в офисе НЕЛЬЗЯ! Даже в таком идиотском офисе, как у Игоря! Я прекрасно вижу, что ты дралась! С кем? Я хочу услышать правду!

Меня в жизни ни разу не били — я росла послушным ребенком. Но сейчас папка, судя по всему, настроен серьезно — снял пиджак и по всем признакам собирается запоздало всыпать мне ремня!

Здорово будет…

Я сперва молча разглядывала блюдечко с голубой каемочкой, забытое на кофейном столике, в поисках подходящей к случаю «правды».

Потом неуверенно забормотала:

— Ну, я пообещала рекламный щит одному клиенту, а другая девочка его уже продала своему клиенту! Мы поссорились… Так получилась — она меня ударила, а я ее…

Папа посмотрел на меня с некоторым отстраненным интересом и уточнил:

— А что она в воскресенье делала на работе?

— Что и все… Работала!

Работать по выходным в агентстве — общее место, даже папка про это знает. Наверняка его шнурки тоже мантулят по выходным с удвоенным энтузиазмом, чтобы скрасить мрачный понедельник шефа победными реляциями об отгрузках и денежных поступлениях. Может, поверит и оставит меня в покое?

— У этой девочки есть имя, фамилия, адрес? — подозрительно уточнил Славин.

— Есть, конечно… — Я хлюпнула носом как можно жалостнее. — Только я их не знаю… Имя — Лена, она недавно работала… А когда я ей нос разбила, шеф ее сразу выгнал…

Мой экспромт окончательно вписался в отцовскую парадигму человеческих отношений, он внутренне успокоился и продолжал орать исключительно в силу инерции. Голос с богатым интонационным контуром заполнял просторное помещение, упирался в бордовые стены, в бежевый потолок и по сложной конструкции из хрома и хрусталя, служащей люстрой, осыпался вниз, на мою виноватую макушку.

— Идиот! Ваш Чигарский — просто недоумок! И ты, Ника, — балда! Другого места не нашла подраться, кроме офиса? Скажи, Дим, ну что с ней делать?

Мой добрый крестный присутствовал на экстренном семейном совете в качестве эксперта по воспитанию строптивых дочерей; он развалился в мягком кресле и действительно подошел к вопросу основательно, со знанием дела:

— Это все гормоны-феромоны… Гоша, поверь мне! Раз ты хочешь оставить ребенка здесь, значит, надо ее срочно выдать замуж!

— Дима, наверное, ты прав. Я не против выдать Нику замуж — только за кого? — дернул скулой озадаченный папочка.

Я напрасно пытаюсь вставить хоть словечко и верчу головой в поисках поддержки. В таком важном деле, как династический брак, мнение невесты не учитывается.

Осознавая фундаментальность опроса, крестный пристроил себе под локоть дополнительную подушку и наставительно объяснил отцу:

— Надо отдать за того, кому ты доверяешь!

— Я никому не доверяю! Никому! Дима, даже тебе — хоть и знаю тебя сто лет!

— Гоша, да ты что! — Дим-Дим смутился, как дореволюционная гимназистка при виде обнаженной натуры, — Я же уже старый, куда мне на такой молоденькой девочке жениться! И разводиться пятый раз — такой геморрой, ты не поверишь…

И тут же конструктивно добавил:

— Если не доверяешь, значит, надо выбрать ей такого мужа, которого ты сможешь контролировать!

— Например? — заинтересовался отец; я тоже напряженно вытянула шею.

— Например, моего Жеку! Парень он приличный, ответственный…

Здоровенный рыжий лоб, маячивший за спиной Дим-Дима, стеснительно улыбнулся и густо покраснел, и я с ужасом догадалась — он и есть тот самый Жека!

Парень, который однажды посрамил элитную охрану крестного. На футбольном матче он лихо отбил банку с пивом, летевшую прямо в привлекательно сияющую лысину Дим-Дима, за каковой геройский подвиг и был спешно принят на нынешнюю высокую должность. Жека быстро и намертво прижился в хозяйском доме, превратившись в полноправного члена благородного семейства, как иногда приживается подобранный по случаю беспородный щенок. Увы, отбеленные зубы и костюмчик категории «люкс» так и не смогли перечеркнуть деревенского прошлого отважного Жеки. Не удивлюсь, если в его тщательно проработанном пиджачном кармане обнаружится горсть-другая подсолнечных семечек!

После этого внезапного озарения жажда протеста накрыла меня, как цунами, — я уже набрала в легкие воздуха и собралась орать на весь крещеный мир, что люблю другого! Что у меня уже есть жених! Что он…

Воздух у меня в легких внезапно стал горячим, потом закончился сразу весь, по щекам беззвучно покатились слезы, я пыталась вдохнуть, но не могла, а только бессильно шевелила губами. Это отставной товарищ Славин незаметно ткнул меня железным пальцем в район солнечного сплетения, и теперь я не могу произнести ни слова!

Вместо моего задушенного вопля прозвучал учтивый и нейтральный голос сэнсэя:

— Если не ошибаюсь, Евгений Николаевич — бывший капитан милиции?

Его негромкие слова волшебным образом изменили настроение отца. Папа напрягся и посуровел:

— Дима, при всем моем уважении — и к тебе, и к твоему отцовскому опыту… Но я не могу! Я просто не могу отдать единственную дочь за мента! Ты же понимаешь!

— Да какой он мент, Гоша! — Дим-Дим ободряюще похлопал своего протеже по накачанному плечу. — Он же террорист!

— Да, я террорист, — послушно подтвердил Жека, — то есть был террорист…

— Он служил в составе того «Антитеррора», который является структурным подразделением МВД, — настаивал Славин.

— Вот видишь, Дима! Я человек принципов — я так не могу! Это будет неправильно!

Выражение папиного лица исключало любое сомнение — помолвка не состоится.

Я могла бы с облегчением вздохнуть, если бы грудь не душило спазмом.

Понедельник. 09:05

Интересно, почему отец так непримиримо относится к милиции?

Никогда не знала. На мое счастье! Понятно — это самое «мое счастье» мало волнует полковника Славина. Он просто недолюбливает Жеку — милицейского капитанишку, занявшего полковничью должность, как недолюбливают бойких выскочек в любом элитарном профессиональном сообществе!

В строгом соответствии с принципами дзен вернувшаяся ко мне ясность сознания привлекла в тело недостающую энергию Ци, я смогла сделать вдох, ощутила потребность в дополнительном кислороде, доплелась до открытого окна, стряхнула со щеки крупную слезинку и стала хватать воздух быстрыми короткими глотками. Могу предположить, что со стороны это было мелодраматическое зрелище! Даже твердокаменного родителя проняло до пошлой сентиментальности. Он подошел ко мне и стал утешать:

— Ника, солнышко! Ну успокойся! Найдем тебе другого жениха, правильного, а не мусора! — Отец слегка наклонился ко мне, обнял за плечи и поцеловал в макушку, — Можешь вообще сама себе мужа выбрать! Даю тебе слово, что соглашусь — на любого, даже на свинопаса!

— Георгий Павлович — человек слова! — обнадежил меня Славин.

— Это да… Он всегда все правильно делает! — весомо кивнул Дим-Дим.

Отцовское обещание меня всецело устраивало. Даже с учетом того, что знакомых свинопасов у меня нет. Зато можно смело написать Вику, что

ПАПОЧКА СОГЛАСИЛСЯ!

Я уже хотела бежать с этой радостной вестью к компьютеру, но профессиональный долг вынудил меня задержаться.

— Что это за безобразие? — Отец артистичным жестом указал в окно.

Действительно безобразие!

На противоположной стороне улицы располагался рекламный щит с баннером сырка «Сладкая долька».

Быстро повесили или привязали… То есть, пользуясь профессиональным сленгом, «разместили»! Реклама «Сладкой дольки» — мой первый крупный заказ, и я специально сосватала Анрику конструкцию напротив окон родительского дома, чтобы каждый день любоваться собственными успехами.

Но сейчас любоваться особо нечем — натянутая в спешке веревка соскользнула с крючков, и, почувствовав свободу, угол полотнища неподобающим образом трепетал на ветру, поминутно нанося ущерб позитивному имиджу рекламодателя.

Надо немедленно позвонить на производство, чтобы прислали бригаду — поправить!

— Сволочь! Издевается надо мной — развесил свои сырки прямо напротив моего дома! — По загадочной для меня причине папка опять начал заводиться, — Совсем обнаглел!

— Кто? — робко уточнила я.

— Дольников! — заорал папа громче Боба Дилана в колонках.

Дид-Дим с банкирской дипломатичностью принялся урезонивать вспыльчивого делового партнера:

— Гош, ну что ты взъелся на этого Дольникова! Из-за ерунды, из-за какой-то дурацкой пластинки! Говорят, к нему деньги вообще через мамочку прибежали…

— Не в деньгах дело… Даже не в пластинке! А в том, что все было неправильно! Пришел на аукцион — торгуйся честно, как все, а не разыгрывай шахматные партии. Все эти прятки, интриги мадридского двора… Дима, согласись, за такие вещи надо сразу бить по рукам! Иначе он нам на голову сядет и ноги свесит…

— Это ты, Гоша, гиперболизируешь, Дольников до сферы наших деловых интересов еще не скоро дорастет. Коровки, молочко, глазированные сырки — это просто смешно! Или что там у него еще есть?

— Два молокозавода, птицефабрика, импорт продуктов питания, — Славин напряг интеллект и стал перечислять чужую собственность, легко касаясь указательным пальцем правой руки подушечек пальцев на левой, — сеть продуктовых магазинов, гипермаркет…

— Да, гипермаркет на Гагарина — это уже серьезно! — покривился отец.

Вот это новость — родитель по каким-то причинам не ладит с Дольниковым! Понятно, чего Чира так осторожничает, когда размещает рекламу бизнесов Дольникова, — боится небось отцовского гнева больше, чем налоговой инспекции! Я прикусила кончик языка, опасаясь ляпнуть лишнего, и тихонечко вернулась на стул. Наблюдать за движением магмы, из которой рождается большой бизнес.

Дим-Дим в задумчивости промокнул лысый лоб платочком и протянул:

— Гипермаркет — это да… По прежней жизни — засандалить бы пару фугасов ему в… гм… в торговый зал! Сразу бы уразумел, кто он есть в этом городе!

— У меня как раз случайно остались два изъятых фугаса, — поддакнул верный Жека.

Отец ностальгически вздохнул и с недобрым прищуром глянул на изображение многометровой «Сладкой дольки», надкушенной неведомым гигантом.

— Не искушай меня, Дим… Нельзя сейчас! Пока на IPO выйдем — надо себя блюсти, по крайней мере не создавать дополнительных репутационных рисков. У нас и так деловой имидж далек от евростандарта…

— Знаем мы их двойной стандарт — наши деньги, сволочи, на просвет проверят. — Дим-Дим метко швырнул подушку на соседний диван, сразив условного вражину наповал, — За несчастных триста лет забыли, как сами раскрутились с пиастров капитана Моргана! Придумали фафты[3]-шмафты… Как с ними бороться?

— Будем с ними бороться правовыми методами! И на Дольникова найдем управу… Сейчас заедем к Дроздову, и болт этот прощелыга вместо земли около аэропорта получит!

— Гошка, ну ты череп! — Дим-Дим искренне пожал отцу руку, — На этого Дольникова вообще — посмотреть построже, и его бизнес распадется, как ядерное топливо!

— Ника, а ты чего ждешь? На работу опоздаешь! — снова заметил меня отец.

— Если меня отвезут, то успею, — робко намекнула я.

— Мы спешим. — Папа подозвал забракованного жениха, нервным пальцем музыканта указал в мою строну и наскоро распорядился: — Ладно, Жека, подбрось ее. Только без глупостей — лично башку отобью, если что!

Понедельник. 10:55 Разгар рабочего дня

Стильное алое купе неслось, вздымая из луж веера грязной воды.

Пострадавшие от брызг граждане замирали на скользкой тротуарной плитке, злобно хмурились или ругались нам вслед, а менее решительные молча отряхивали серые капли и жались поближе к витринам, хлопали зонтиками — пытались заслониться яркими кружками цвета, такими беспомощными и бесполезными среди размокшей осенней тоски.

Наконец стихийное бедствие прекратилось, машина лихо тормознула у входа в офис. Жека, движимый рефлексом охранника, вылез первым, повертел головой и только потом выпустил меня.

На эффектное действо таращилась, придерживая губами незажженную сигарету, Аленка. Я насупилась: рабочий день начался меньше часа назад, но глазастая коллега уже устроила себе перекур! Торчит у главного входа, раскачивается на высоченной платформе под терпким ветерком и чиркает спичками.

После каждой попытки прикурить Аленка ритуальным жестом опускала руку и поправляла крошечный кусочек клетчатой ткани на бедрах. На ее впалом голом животе целомудренно чернела полоска выбившихся трусиков-стрингов, напрочь перечеркивая мысли сластолюбцев об отсутствии у барышни белья.

Жека галантно протянул ей зажигалку, с белозубым оскалом осведомился:

— Слушай, белобрысая, тебе в такой юбочке не поддувает?

И заржал непосредственным смехом сельского аборигена.

Образованные девушки из книжек на английском в такой ситуации задаются риторическим вопросом: «Почему это происходит именно со мной?»

Я же патриотично взмолилась:

Мать моя Родина! Разверзни сыру землю у меня под ногами, чтобы я провалилась в пустоту Агартхи, пролетела ее насквозь, пробила еврогазон в далекой стране, оказалась среди антиподов, ни слова не знающих по-русски, и была избавлена от этого кошмара!

Но Родина меня игнорировала.

Пришлось спешно взять инициативу в свои озябшие руки и запихнуть коллегу в двери офиса вместе с сигаретой. Аленка не оценила моей заботы, даже наоборот — она наблюдала за отъезжающим авто, развернув голову почти на сто восемьдесят градусов — как сова! — и грустно простонала:

— Классный у тебя парень! И тачка разрывная…

— Он не мой парень! — возмущенно запротестовала я, — Большое дело — тормознула машину, вот и все! Я его вообще первый раз видела, этого дебила!

— Жалко! Значит, ты телефон его не знаешь… — Аленка растерянно повертела в руке зажигалку: — Смотри, клубная, «PARTYзан»… Там, наверное, круто — за вход двадцать баксов берут!

Двадцать баксов за вход… — представляю себе этот виварий!

Я вознамерилась просветить Аленку о сомнительном статусе подобных заведений, но по коридору, прямо на нас, развив крейсерскую скорость, неслась ответственная за корпоративных клиентов Ирина Николаевна с картонной коробкой в руках! Ее безуспешно пытались догнать бдительный глава службы безопасности и сам Чигарский.

— Ирина Николаевна, а вы куда? — Аленка исхитрилась тормознуть беглянку.

— Я уезжаю!

— В бюро регистраций?

— Нет — в Италию! — Ирина Николаевна отодвинула Аленку от входной двери и окатила преследователей ушатом презрения, затем, четко разделяя слоги, добавила: — НА-ВСЕГ-ДА!

— Замуж? — Аленка даже сигарету от зависти выронила.

— Да!

— За богатого?

— За весьма состоятельного…

— Ира, выйдешь ты замуж, а что ты потом будешь там делать? — печально шевелил тараканьими усиками отвергнутый любовник из службы безопасности.

— Ничего! Совсем ничего!

Вот это да!

А я думала, выйти замуж, чтобы «не делать ничего», — это мое ноу-хау!

Дверь за Ириной громко хлопнула, невидимая волна гнева Чигарского всей мощью ударилась о преграду и накрыла нас с Аленкой.

— Что улыбаетесь?

Улыбаемся — просто так. Улыбка не наказуема!

— Алена! Ты оштрафована на двадцать долларов за курение в офисе! — огласил приговор Чигарский, — А ты, Вероника, — на десять за опоздание!

— Я проводила мониторинг! С таким качеством экспонирования клиенты от нас начнут разбегаться! — оправдывалась я, вынимая из сумки блокнот и делая вид, что читаю, — На Титова — провисает растяжка, в панно ресторана «Сакура» перегорели две первые буквы, на Тимирязевской отлетели два сегмента в рекламе сигарет…

— Ладно, — насупился шеф, — На первый раз прощаю опоздание, взыщу только за разбитый телефон — пятьдесят долларов.

Психолог! Больше некому. Успела, гадина, насявать шефу про телефон!

Да такой телефон новый стоит меньше двадцатки! От такого беспредела даже я осмелела и резко сказала:

— Правда? А я думала, наоборот, вы мне премию дадите!

— Премию? — От непривычного слова лицо Чигарского свело нервной судорогой.

— Да! — Я твердо взяла шефа под локоть и уточнила: — Нам надо переговорить приватно — без никого.

Заинтригованный Чира поманил меня в свою святая святых — руководящий кабинет.


Между собой сотрудники офиса окрестили кабинет шефа «Ледниковый период». Из-за бивня мамонта, выставленного в стеклянной горке, белоснежных стен, а больше всего из-за мощнейших кондиционеров, которые охлаждают всю здешнюю кубатуру воздуха до такого состояния, что сопли в носу замерзают при первом вдохе!

Синеющими пальцами я выложила на стол свой козырь и прогундосила из недр заложенной носоглотки:

— Вот — нашла на днях в телефоне! Прослушивающее устройство типа… — не в силах вспомнить технических подробностей, я ограничилась неопределенным: — Типа устройство!

Чира зажал железную кругляшку между указательным и большим пальцами, поднес к глазам и стал смотреть на нее так пристально, что она могла разогреться и перегореть!

И угрожающе прошипел:

— Вот тварь… Если узнаю, что это жена моя мутит… Копейки не получит!

Я тут же поспешила внести в расследование альтернативную версию:

— Может, это конкуренты нам поставили?

— Ника, откуда у моего агентства возьмутся конкуренты? — поморщился шеф. — Конкуренты есть у «Пепси-колы» в Америке! А здесь наш родной город, и мы в нем — монополисты! Забыла?

Воистину так!

Юридически рекламные конструкции, на которых мы размещаем материалы клиентов, принадлежат четырем разным фирмам. Но де-факто все фирмы — собственность Чигарского! Верного друга местного губернатора, еще со времен последних вольных выборов. Выходит, расследование зашло в тупик.

— Монополисты… Точно! — Чира, несмотря на легкий морозец в помещении, покраснел, покрылся испариной и возопил: — Я понял! Антимонопольное расследование — им сейчас дали такие полномочия… Зачем только — мне не понятно! У нас на все щиты есть документы?

Я помотала головой из стороны в сторону, как мультяшный ослик:

— А чего только на щиты? У нас и на ситилайты документов нету, и на неон…

— И ты молчишь?

А что мне — бить в набат? Чира сам прекрасно знает, что документов нет и никогда не было! Нет документов — нет налогов. Потом, я не занимаюсь разрешительными документами. Это парафия менеджера по корпоративным клиентам.

— Слушай, Ника, я прямо сейчас поеду в город, выяснять, что это еще за гонения на добросовестных налогоплательщиков… Но сначала позвоню людям, скажу — подъедет от меня девочка… Ты ж такая — более-менее своя, давай выдвигайся в кадастр, там найдешь вот этого человечка… — Чира порылся в визитнице и дал мне карточку, потом залез в стол и вытащил запечатанный, но непустой конверт: — И отдашь ему… хм… открыточку, скажешь — от меня! А он тебе выдаст документы… Часть. Тогда ты поезжай сразу к гиббонам… Сидят сейчас вместо ГАИ… В общем, мой водитель знает, где это. Дождись такого Лешу, из тридцатого кабинета. Отдай ему тоже… — Чира вручил мне второй, более увесистый конверт, — А он побежит и быстро подпишет все согласования у генерала! Давай — только не перепутай!

Затянувшийся понедельник. 13:50 У государственных служащих обеденный перерыв

Я вернулась в офис и топталась у двери, обнимая двумя руками махровый бюрократический букет из выкопировок, протоколов, формуляров и прочих бесчисленных бумажек с подписями и печатями.

Естественно, что водитель шефа отказался мне помочь тащить такой груз ответственности под предлогом радикулита. Даже хорошая собака похожа на своего хозяина, а водитель на руководителя — тем более: хам и лодырь!

Только чудом, вернее, локтем мне удалось открыть двери и просочиться внутрь, и я побрела, оскальзываясь на мраморной напольной плитке и взывая о помощи.

Но мне отвечал только глухой рокот кондиционеров!

Пусто было в общем рабочем зале, компьютеры испуганно перемигивались с калькуляторами в бухгалтерии, беззвучно покачивалась от сквозняков дверь в опустевший кабинет начальника охраны… НИКОГО!

Маловероятно, чтобы в агентстве случился обеденный перерыв…

Я беспокойно вертела головой. Может, всех моих несчастных коллег уже арестовали и увезли в застенки или похитили? Я крепче обняла добытые титаническим усилием документы и засеменила на монотонный шум, постепенно превращавшийся в звуки мужского голоса, и так добралась до конференц-зала. Свободных рук, чтобы открыть двери, у меня нет, даже постучать не могу, пришлось осторожно приложить ухо к щелке между створок:

— …нецелевое использование Интернета — штраф в размере тройной стоимости трафика! Частные разговоры по телефону — штраф тридцать долларов! Документы, обнаруженные на столе в открытом доступе после окончания рабочего дня, — штраф пятьдесят долларов! Предоставление бухгалтерской или клиентской документации контролирующим органам без согласования с руководством — увольнение! Попытка выноса документа на любом носителе — штраф в размере месячной зарплаты и увольнение!

Нет, это не был бессмертный дух железного Бисмарка — немцы военнопленным из армии последнего российского императора обещали еще горячую еду и сухую одежду! Это профилактическое дрючилово под названием «совещание по внутренней безопасности», которое проводит доблестный начальник охраны — Федор Владимирович. Гроза африканских племенных вождей и режима апартеида был настроен серьезно:

— Контролировать буду лично! Когда я был военным советником в Анголе, то понял простую вещь…

Обожаю такие истории! Славин-сэнсэй тоже частенько рассказывает отцу, как надо лупить по пяткам бамбуковой палкой или правильно привязывать человека, чтобы плотоядные муравьи съели его быстро и с аппетитом. Жаль, меня на самом интересном месте всегда выгоняют! Может, хоть сейчас повезет?

Я плотнее прислонилась к двери и услышала:

— Лучшее поощрение — это отсутствие наказания!

Такого откровения даже двери не выдержали — они открылись, и я ввалилась внутрь, взметнув вокруг себя эффектный вихрь из казенных страниц.

— Вероника Шеремет! — громогласно объявил Чира; я перепугалась и сделала шаг назад в предвкушении очередной выволочки. — Новый менеджер по работе с корпоративными клиентами!

В офисе у Чиры все сотрудники равны и называются без затей — «менеджер по рекламе». «Равнее» остальных только «корпоративный менеджер», фактически являющийся заместителем шефа по работе с самыми крупными заказчиками и помощником в урегулировании всяких тонких вопросов с городской администрацией.


Я оцепенела в нелепой позе. ЧТО?

— Как? — ойкнула пухленькая Марина — она работает в агентстве дольше всех считай, три года.

— Почему? — нахмурилась Ленка-большая — у нее двое детей и ни одного мужа.

Остальные претендентки на высокооплачиваемую должность корпоративного менеджера молча метали в меня разящие взгляды горгон и василисков. Напрасно — я с готовностью уступлю эту должность любой желающей! Потому что мне не нужен ни карьерный рост, ни стабильнее жалованье — мне нужен всего лишь отдельный кабинет! А его-то для корпоративного менеджера как раз не предусмотрено!

— Все! По рабочим местам! — рявкнул шеф.

Народ послушно разбрелся, и только я стояла среди россыпи бумажек, усилием воли сдерживая слезы. Звонкая безысходность постепенно заполнялась каплями решимости, и я предприняла последнюю, отчаянную попытку изменить ситуацию так, чтобы сохранить отдельную территорию менеджера месяца за собой:

— Игорь Викторович, — это полное имя Чигарского, но в быту им пользуются крайне редко, — я хочу остаться менеджером! У меня сейчас комиссионные больше, чем такая стабильная зарплата!

Шеф скользнул по мне незнакомым шершавым взглядом и вздохнул:

— Тяжелая наследственность? Ладно… — Он впал в задумчивость, погрустнел и после суровой внутренней борьбы процедил: — Я тебе дам комиссионные. Если пристроишь ситилайты!

Для меня остается загадкой, кто и зачем убедил шефа в необходимости обзавестись ситилайтами, но теперь ситилайты — стеклянные коробки с подсветкой, похожие на гигантские, поставленные на ребро сигаретные пачки, — торчат по всему городу, но спросом у консервативных местных рекламодателей не пользуются.

Разве что похвалить их заезжим представителям глобальных корпораций? Вариант!

— Пять процентов!

— Ника?! Я себе столько не плачу!

— Я должна посоветоваться с папой про новую должность. Спрошу, на какую сумму справедливо штрафовать сотрудника за порчу старого китайского телефона…

Чигарский от возмущения даже подпрыгнул в кресле:

— Три процента — но только с ситилайтов! Это все!


Барышни в рабочем зале сгрудились у временно бесхозного компьютера Ирины, оценивали снимки жениха и, перебивая друг друга, обсуждали горячую новость:

— Смотри, он лысый!

— Он ее продаст в публичный дом!

— Да какой публичный дом купит эту старую вешалку?

— Зато она здоровая как лошадь!

— Здоровая? Значит, ее продадут на органы для имплантации! Вырежут почки…

— Ой, а он росточку мелкого — точно ей до почки!

— Какой он мерзкий, на жабу похож!

— Ну, милая, хочешь жить как принцесса — учись целовать лягушек!

— А он что, сильно богатый?

— Ирка сказала — состоятельный. У него даже яхта есть!

— Неважно, сколько у мужчины денег, — важно, сколько он готов на тебя потратить…

— В каком смысле?

— Как тебе объяснить? Ну, например, у отца Шеремет тоже есть яхта — а Ника эту яхту только в интернете видела!

Никогда я папину яхту не видела — ни в интернете, нив кошмарном сне: у меня морская болезнь!

— По-моему, Шеремет в секонде одевается…

— Чем люди богаче, тем они жаднее!

— Я бы такую сумку выбросила бы в мусорник!

Выбросить? Да это модель 1968 года! Уникальный экземпляр! В мире их осталось меньше, чем русских олигархов! Сама Йоко Оно носила точно такую — есть фотография! Эта сумка помнит дни славы Вудстока, и всех ваших сложенных вместе комиссионных не хватит, чтобы за нее заплатить!

Я всерьез разозлилась, влетела, включая голос на полную мощность, и заорала:

— Освободите мое рабочее место!!!

Гордо опустилась в высокое вертящееся кресло, переложила папки с одного угла стола на другой, водрузив на почетное место драгоценную сумку. И деловито уставилась в дисплей. Надо бы Вику написать, пока меня не нагрузили новой работой. Только о чем?

О том, что работодатель игнорирует мои пожелания по организации труда?

Нет, ни в коем случае! Будет похоже на профсоюзный конфликт, а мне нужно писать очень лично и исключительно в позитивном ключе. Что же делать?

Сообщить, что меня повысили за успешную раздачу взяток должностным лицам?

Тоже не покатит — Вик живет в политкорректном мире. Это не значит, что там взяток не берут. Естественно, и дают, и берут — просто не обсуждают…

Тяжело генерировать свежие идеи, когда тебя буравят пятнадцать ненавидящих взглядов!

Безрадостный понедельник. 15:15 Еще не вечер!

Я придала лицу суровое выражение и стала изучать сохранившееся в компьютере наследие предшественницы. Ирина Николаевна была организованной дамой — я быстренько разобралась, где хранятся данные о клиентах, счета, договора, планы экспонирования, и добралась до папки с таинственным названием «Uebki». Кликнула и просто задохнулась от восторга — в папке находился полный архив переписки с иностранными женихами.

Сюда входило тридцать аккуратно пронумерованных писем с обозначением тем от «Мой старинный город…» до «Интимные предпочтения». Я догадалась, что Ирина скверно знала английский и заказала все письма профессиональной переводчице или преподавателю — тексты написаны грамотно, но громоздко и без тени эмоций. Еще в папке обнаружился своеобразный «маркетинговый план» — по вертикали, как в школьном журнале, значились имена потенциальных женихов, а по горизонтали — номера писем. Ирина Николаевна педантично вписывала в клеточки на пересечении даты, когда указанное письмо ушло к адресату, чтобы не запутаться и не отправить мужику один и тот же текст два раза. Надо же — системный подход действительно принес результат. Из всех изученных мною фотографий корреспондентов итальянский избранник выглядел самым жизнерадостным и открытым.

Насчет жабы — это девчонки от зависти! Сами те еще твари…

Я принялась читать письма, начиная с номера один. Оказывается, в предместье нашего богоспасаемого города сохранился монастырь, построенный еще до татаро-монгольского нашествия! Вот уж не знала — наверное, и Вику будет интересно. Я скоренько настрочила вводную часть — про то, как сильно скучаю по нему и его бесподобному английскому и что, опасаясь лингвистической деградации, нуждаюсь в языковой практике. Присовокупила объемистый познавательный текст и отправила.

Гора с плеч!

Я успокоилась и попыталась вернуться мыслями к работе, но меня снова отвлекли.

Аленка положила мне на стол какие-то бумажки, наклонилась и зашептала:

— Круто, что ты будешь вместо этой сучары… Пойдем покурим!

Хоть один человек рад моему назначению — это стоит отметить! Я, правда, последний раз курила в средней школе. Точнее, даже не курила — а пыталась курить. Но все равно вышла на крыльцо, вытащила из чужой пачки тонкую розовую сигаретку. Аленка щелкнула зажигалкой и затараторила, настороженно оглядываясь на двери:

— Вот урод — оштрафовал нас! А мне так деньги нужны! Я за квартиру должна…

— И мне нужны!

— Тебе нужны деньги?

— Да! Я хочу в Англию уехать, к своему парню.

— Здорово… — Аленка прониклась ко мне доверием. — Знаешь, как Ирка делала? Бронировала рекламные места — вроде под социальные программы горсовета, мэрии — такое всякое, а сама потом на этих местах кого хотела размещала за наличку. Поняла? Ну, делилась, правда, с производством… и с этим усатым с охраны…

— Поэтому никто не делает мониторинг состояния размещенных материалов?

— Угу… Чтобы Чира не спалил случайно… — Аленка глубоко затянулась.

Я трезво оценила свое скромное положение в агентстве и взгрустнула:

— У меня так сразу не получится…

— И не надо! Я придумала другое… Смотри, у нас щиты часто стоят пустые по несколько дней…

Действительно — Чира не размещает заказчиков меньше чем на две недели, считается, что для агентства короткие заказы не рентабельны. Из-за такой недальновидной политики рекламные конструкции частенько пустуют по пять, а то и по десять дней. Бывает, даже дольше…

— Я собрала базу из клиентов, которые хотят разместиться на короткие сроки и при этом готовы платить наличкой, — продолжала лепетать Аленка. — Только надо этих заказчиков спрятать! Надо, чтобы ты включила перерывы в размещении под длинные корпоративные заказы в заявках… Тогда никто ничего не заметит!!!

А еще говорят, что блондинки — сплошь дурочки! Хотя, может, Аленка крашеная?

— И с производством договориться, — Потенциальная сообщница погрустнела.

Никогда! Никогда я не буду договариваться с этим обмылком с производства, который путает Альмодовара и Гонсалеса!

Я решительно сдвинула брови:

— Сами справимся!

— Сами будем клеить постеры? — засомневалась Аленка, — Ночью?

— Нет! Придумаем что-нибудь… В крайнем случае по газете пролетариев для поклейки наймем! А еще лучше… Подожди меня в офисе — ладно?

Решение пришло ко мне буквально само! Точнее, приехало на грязном джипе, расплескивая лужи и звуки старого доброго рок-н-ролла.

Видимо, у Анрика такая форма социального протеста — вовсю эксплуатировать тюнингованную акустическую систему и никогда не мыть хозяйскую машину! Как я его понимаю — я такой же протестный электорат и скоро смогу написать научный труд на тему «Финансовые махинации и воровство как формы социального протеста».

Я нырнула в салон и стала искать дополнительную аргументацию к своей теории:

— Андрей, а вас Дольников часто штрафует?

— Дольников? Меня? — Андрей опять смешался и покраснел.

— Он ведь ваш работодатель?

Андрюха засмущался еще сильнее, натянул рукава грубого вязаного свитера до самых кончиков пальцев, потом кивнул и лояльно добавил:

— Ну да… Но только по справедливости!

Знаем мы эту хозяйскую справедливость, — хмыкнула я про себя, а вслух сказала вполне серьезно:

— Значит, Дольников — рачительный человек и захочет сократить расходы?

— Наверное… — оживился Андрей.

Тоже небось приворовывает — как мы все.

— Он столько переплачивает Чире за рекламу! — вздохнула я и перешла к конструктивной части разговора: — Давайте я вам отдам несколько рекламных мест, забронированных под социальные программы, — с хорошей скидкой? Щиты в удобных местах! Если у вас есть карта, я покажу…

Андрей незамедлительно стал искать среди разнообразного хлама карту, я нежно проворковала:

— Мне очень-очень нужна ваша помощь!

— Моя помощь?

— Да. Именно ваша. Есть же у вас какие-то подсобники или чернорабочие в цеху, где делают сырки? Которые хотят подработать… — Я замялась. — Э-э-э… Сейчас начинается большая рекламная программа, наши производственники сами не успевают все материалы расклеивать в срок. Дело это нехитрое — любой, кто хоть раз наклеивал обои, справится! Может, дадите нам в помощь своих рабочих на пару дней? А мы им заплатим наличными, прямо на месте…

— Сейчас подумаю. У меня есть строители, частично загруженные. Можете с их бригадиром поговорить… — кивнул Андрей и продиктовал мне номер.

Я записала, кашлянула и деликатно добавила:

— Только… Мы хотим сделать шефу сюрприз… Не надо ему об этом говорить…

— Я понял, — проникновенно улыбнулся Андрей.

Как приятно иметь дело с разумным человеком! Глазированный Сырок — мой талисман в деловом мире! Мой любимый клиент — и краснеет так обаятельно! Пока я торжествовала, Анрик деловито извлек автомобильный атлас, мы склонились над пестрыми страничками, по-детски стукнулись лбами и стали выбирать самые подходящие рекламные места…

Деловой понедельник. 16:10 Прилив энергии

Когда я вернулась в офис, то незаметно показала Аленке поднятый вверх большой палец. Как говаривали во времена ранней демократии — процесс пошел! И тоже погрузилась в работу с удвоенной энергией — смастерила фиктивные маркетинговые отчеты, демонстрирующие эффективность ситилайтов для разных групп товаров, рассылала «заманухи» корпоративным клиентам, пока над моим рабочим местом не нависла массивная тень психолога:

— Вероника, я еду в Дом книги — хотите составить мне компанию? Я помогу вам подобрать литературу по брендингу…

Зачем мне брендинг, когда наше агентство занимается исключительно наружной рекламой и ничем другим! Не занимается и заниматься никогда не будет! Все зоны влияния давно распределены между ближними боярами губернатора — и Чигарскому отдана в кормление именно эта. Так что брендинг — это вряд ли, а вот толковая книжка по маркетингу или местный статистический справочник мне сейчас очень пригодится, и монотонная рассылка меня уже изрядно притомила. Я согласилась.

Понедельник. 17:35 Близился кровавый закат…

Алые лучи с трудом пробивались сквозь отяжелевшие тучи, и готовое свалиться в завтрашний день солнце удерживало на небе только безупречное знание астрономии.

Слегка подновленный Дом книги мало изменился со времен моего школьного детства — был таким же огромным, пустынным и бестолковым. Мы сперва сновали вдоль бесконечных полок вместе, живо обсуждая книжки, а потом разделились и стали бродить по разным залам, пока не потеряли друг друга из виду. Ничего достойного на полках не обнаружилось — сплошное старье. Надо будет написать Вику, чтобы прислал мне пару толковых работ о маркетинге на английском. Я оставила синюю пластмассовую корзинку и пошла на выход, но стоило мне миновать стальные воротца, как сигнализация залилась пронзительным визгом.

— Девушка, вернитесь! — бросился мне наперерез продавец, — Охрана!

— Наверное, ключи, — удивилась я, вернулась к кассе, расстегнула сумку и опешила.

Прямо сверху лежал дорогой кожаный органайзер в упаковке!

Вещь безвкусная и мне совершенно ненужная. Я не доверяю морально устаревшей бумаге или новомодным смартфонам и обычно таскаю за собой ноутбук. Сейчас преданный помощник дожидается моего возвращения в офисе. Я вытащила зацепившийся за ручку сумки органайзер, плюхнула на прилавок и удивленно заметила:

— Наверное, случайно ко мне попал! Он мне не нужен — я сейчас верну…

Пока я возилась с загадочно материализовавшимся канцелярским товаром, к кассе успели сбежаться с других отделов продавцы и с агрессивной радостью загомонили:

— Вернет она!.. Не надо было брать! Воровка! Воровку поймали! Зовите охрану!

Я вздохнула и попыталась замять разраставшийся скандал:

— Ладно, я за него заплачу! — вытащила и открыла кошелек, но наличных денег в нем не было ни рубля! Хотя с утра здесь лежало, по крайней мере, несколько купюр. Неужели выпали, когда я рассчитывалась за такси?

Пока я размышляла, что впредь надо быть внимательнее, события вокруг моей измученной трудовым днем личности набирали скорость и устремились в сторону необратимых последствий.

Стоило мне вполне невинно и мило спросить крашеную кассиршу: «Какие вы принимаете кредитные карточки?» — как она подозрительно прищурилась и процедила: «Издевается над нами! Какая наглая!»

А другая тетка с пронырливым острым носом возмущенно ахнула и всплеснула руками:

— Это ж она у той приличной женщины, с которой пришла, кошелек украла, — и тут же скомандовала дюжему лбу с бейджем «Охрана»: — Держи ее, Славик! Зовите директора! Звоните в милицию!

Охранник ухватил меня мускулистой лапищей за плечо, но я ловко вывернулась, дотянулась до сумки и стала шарить в привычной глубине, пытаясь найти телефон. Неужели я могла забыть его в офисе?

— Сейчас позвоню домой…

— Смотри какая прыткая! — истошно завопили продавщицы, — Аля, замкни кассу — пока не обворовали! Где ж эта милиция! Нас тут всех поубивают! Славик, что ты ждешь?

Исполнительный Славик без всякого предупреждения вырвал у меня сумку и тут же вывернул мне руку, потянул за волосы назад и с впечатляющим профессионализмом грохнул лбом о ближайший стол! Колени подогнулись, из не успевшего зажить многострадального носа снова хлынула кровища, было так больно, что время провалилось в мутную пропасть, поэтому я почти обрадовалась грохоту милицейских ботинок и жалобно заскулила:

— Дайте мне телефон, я позвоню папе… Мой папа — Георгий Алексеевич Шеремет!

— А может, Березовский? Или президент Путин? — цинично скалились менты, запихивая меня в машину, — Ты давно на себя в зеркало смотрела, сердешная? Лучше бы новый свитер себе украла или туфли, чем блокнотик…

Кошмарный понедельник. Безвременье

В милицейском отделении, роняя слезы и тычась носом в окровавленный платок, я написала, что меня зовут Вера Засулич, что я учусь в 11-м классе школы № 18, и продиктовала адрес своей школьной преподавательницы истории вместо домашнего, в слабой надежде, что добрая Ида Николаевна еще живет в той же квартире, услышит имя запоздало воскресшей революционерки, заинтересуется и приедет в милицию. А там уже видно будет…

И меня повели в застенок.


Почему зеленый цвет считают цветом надежды? На ржавой, скрипучей решетке и испещренных мелкими трещинками, царапинами и народными граффити стенах он выглядит отвратительно!

Я осторожно отодвинула платок от носа — и сразу пожалела:

— Ой, фу…

В застоявшемся пыльном воздухе вонь плавала неспешно и плотно, как медузы в августовском море, вместе с частичками пыли и жидким светом. Я огляделась, выбирая, куда лучше шагнуть, — в центре камеры прямо на полу сидела с закрытыми глазами, покачиваясь и подвывая, сухонькая старушка в живописных диккенсовских лохмотьях. Откуда под старушкой взялась лужа, лучше даже не думать. Справа на голой железной решетке, заменяющей лавочку, дремала крупная тетка в грязном спортивном костюме и наполняла окружающую атмосферу запахом перегара. Я не рискнула двигаться в том направлении.

— Ника?

Видимо, у меня начались галлюцинации — голова раскалывается!

— Ника! — повторила темнота. — Ты же Ника — дочка Шеремета? Правильно?

Я прищурилась и разобрала тонкий светлый силуэт, по мере приближения сгустившийся в худую и высокую особь с поджатыми босыми ногами.

— Помнишь, нас на футболе знакомил Чира? Я Лорик, девушка Трифона! Узнала?

Честно говоря, я не разглядывала барышень, в компании которых шеф укрылся от обременительных производственных переговоров, но все же всеми силами попыталась изобразить внимание.

Из сочувствия к моим усилиям «девушка» откинула растрепанные длинные пряди и продемонстрировала мне часть лица, не изуродованную здоровым кровоподтеком на скуле. На губе у нее тоже была поджившая ссадина, а громадный синяк на плече бесстыдно выглядывал из-под кокетливой шелковой пижамы. Оказывается, я не единственная «модная девушка», которая каждый день получает по морде! В войне полов вместо декадентского клюквенного сока давно уже льется настоящая кровь и равноправно хрустят мужские и женские носы и ребра. Хотя отчеты об этой стороне светской хроники редко попадают на страницы журналов-глосси!

Я неопределенно кивнула и села на краешек железяки.

— Урод! Уйду от него! Представь, мне говорит: остынь, отдохни! А сам заводится из-за всякой фигни! Просто достал! Весь акрил об его долбаный пиджак сломала!

Лорик продемонстрировала мне жалкие остатки алых вампирских ногтей с таким видом, вроде мы давние подружки и собрались почирикать в гламурной кафешке за чашечкой кофе с низкокалорийным заменителем сахара, и свойски спросила:

— Скажи, а твой папа правда вдовый?

— Правда. Чего ему врать? — удивилась я.

— Ну, мало ли. — Лорик передернула костлявыми плечиками профессиональной модели, — И что, Шеремет сейчас ни с кем, раз тебя из Англии выписал?

— Лариса, он мне не отчитывается!

— Он тебя что, тоже здесь воспитывает? — изумилась красавица.

— Нет, конечно! У меня кошелек украли в магазине, а продавец ментов вызвала, — почти честно призналась я.

— А отец тебе что, не поверил?

— Отец не знает!

— Так позвони ему, скажи — иначе тебя тут до утра промусолят!

— Позвонила бы, да телефона нет! — вздохнула я.

Лорик оживилась, улыбнулась, заерзала, перекладывая босые ноги в коротеньких пижамных штанишках, вытащила из кружевного кармашка плоскую розовую плиточку телефончика и протянула мне:

— Звони! Скажи, пусть едет за тобой в пятнадцатое отделение!

Никогда раньше мне не приходилось сталкиваться с профессиональными содержанками, но благодаря классическим произведениям Куприна, Толстого и Достоевского я знаю, что у них по определению доброе сердце. Я же, увы, эгоистка, и никакое доброе сердце не поможет мне ужиться под одним кровом с двухметровой биологической функцией! В том, что встрепанная, полуголая и побитая Лорик сразит наповал любую мужскую особь с одного взгляда — как гейша, я была совершенно уверена! Поэтому звонить отцу воздержалась и с ужасом поняла, что ни телефона его адвоката, ни даже номера крестного наизусть не помню!

Тут на меня снизошло озарение из разряда тех, которые посещают людей исключительно в экстремальных ситуациях, я опустила руку в карман джинсов — счастье, что я надела сегодня те же, что вчера! — вытащила визитку и торопливо набрала номер:

— Лидия Григорьевна? Это ваша… клиентка… Вероника Шеремет! Посоветуйте, пожалуйста, что мне делать, я сейчас в пятнадцатом отделении милиции…

Затянувшийся понедельник. 23:30

Лида твердой рукой запихала мою голову глубоко под воду и вытащила, когда я была готова уже захлебнуться. Вытерла полотенцем так, что у меня от тряски искры из глаз разлетелись, и подвела к зеркалу:

— По-моему, нормально!

— Только непривычно как-то, — пролепетала я, разглядывая собственный скальп, просвечивающий сквозь волосы платинового цвета.

— Все равно другой краски у меня нет, считай это форс-мажорными обстоятельствами!

Стальная леди прибыла в застенок за расчетное время кареты «скорой помощи», построила моих милицейских обидчиков вдоль стен, как перед расстрелом, зато моей истории поверила сразу, но велела в дальнейшей жизни на родине избегать крупных сумм наличности и дорогого мобильника.

— Отец утром так на меня орал, — пожаловалась я, утирая крупную слезинку, — не представляю, что он со мной сделает, когда узнает про телефон и милицию…

— Ты скажи, что была в парикмахерской, а телефон потеряла! — дальновидно посоветовала Лида.

— Думаете, папа мне поверит?

Леди-киллер снисходительно улыбнулась:

— Ника, я твоего папу лично не знаю — не закрывала, я вообще в вашем городе живу недавно. Но по жизни таких, как твой отец, посадила де-сят-ки! Они баб за людей не считают и про парикмахерскую верят безоговорочно.

В итоге я жду, когда приедет такси, и любуюсь новым цветом волос в помпезном зеркале своей спасительницы.

Наконец! Уже вторник. 00:51

Всего-то час ночи.

Самое время для загостившейся Золушки вернуться под отчий кров.

Но встречали меня вовсе не располневшие мыши-полевки в расшитых волшебных ливреях, и даже не суровая мачеха, а расширенный педсовет вполне солидного состава.

Отец и товарищ Славин не снимали деловых костюмов, прямо в галстуках нервничали за массивным обеденным столом, по поверхности которого очень удобно барабанить пальцами или переставлять классическую бутылку виски с тяжелыми стаканами. А крестный стащил пиджак и огорчался, полулежа на мягком турецком диванчике, пристроив бокал на резном подлокотнике.

Мое эффектное появление все трое встретили осуждающим молчанием.

— Где ты была? Мы тебя уже обыскались! — наконец сурово изрек отец.

Я легкомысленно повела рукой по еще влажной прическе:

— У парикмахерши сидела…

— Мы переживали, уже сводку по дорожным происшествиям запросили! — посетовал отставной товарищ Славин.

— Вы бы еще сводку по задержанным милицией запросили! — Я виновато улыбнулась.

— Ника, это не смешно! Ты что, разучилась пользоваться телефоном?

— Нет! Просто он потерялся. Выпал, наверное, — и продемонстрировала разорванную в сегодняшних баталиях сумку. — Вернусь в Лондон и сразу отнесу к реставратору — такую сумку обязательно нужно спасти!

Папа был вынужден смириться с моей врожденной женской неполноценностью:

— Ладно, иди… — и добавил, когда я уже стала послушно мигрировать в сторону лестницы: — Как твой новый цвет волос называется?

У меня нет стальной силы воли, у меня даже железной нету, я не выдержала:

— Папа! Если мне нельзя самой выбрать страну проживания, нельзя выбрать, где и как отдыхать, нельзя выбрать работу — хоть цвет волос мне можно выбрать?

Я хлопнула ближайшей дверью так, что она снова открылась, и услышала, как удивленный отец просит «поддержки клуба»:

— Чего она? Мне даже понравилось…

— Ты, Гоша, тоже — перегибаешь с воспитанием! — устыдил родителя добросердечный Дим-Дим, — Дал бы денег девочке на новую сумку, на шубки-юбки… Что ж она у тебя зимой и летом, как солдат, в одних ботинках ходит?

— Дима, что мне, денег для нее жалко? Так она же никогда не просит!

Я поняла, что лучше не слушать дальше, а удалиться ко сну.

Вторник. Утро делового человека. 10:10

Сейчас скверный астрологический период — планета Меркурий движется по звездному небу ретроградно. Поэтому каждый мой новый день начинается еще хуже, чем закончился предшествующий. Я узнала об этом из радиогороскопа, пока машина торчала в бесконечных, мало подобающих провинции пробках. На работу я, естественно, опоздала и даже компьютер не успела включить, когда ко мне подбежал взвинченный шеф, схватил за локоть и поволок в переговорную, на ходу злобно прошипев:

— Сигаретчики приехали, а ты где-то ходишь! Как у них появился новый маркетинговый отчет и откуда возникли эти дикие цены?

Я отнеслась к вопросу как к риторическому.

Ну не объяснять же шефу в присутствии потенциальных заказчиков, что цены московские и почерпнуты на просторах интернета?

Я открыла двери переговорной и нырнула в густую смесь тиканья механических хронометров, ароматов дорогого кофе, вычурного одеколона, натуральной кожи и больших денег. Теперь я знаю, как пахнет успех!

При виде меня вышколенные жертвы корпоративных тренингов подскочили с кожаных кресел и остались стоять — из вежливости. В долгополых сюртучках модного дизайна, с основательно измазанными гелем волосами, они больше похожи на ушлых приказчиков или мелких купчиков, описанных в классических пьесах Островского, чем на метросексуалов из девичьих грез.

Тот, что повыше, объявил тоном опытного клубного диджея:

— Я глава департамента по работе с региональной сетью — Артемий Иваницын! — и протянул мне визитку вместо ладони, затем повысил голос еще на октаву: — А это — Платон Николаенко, вице-директор по развитию…

— По девелопменту и контроллингу, — уточнил молодой человек в роскошном однотонном галстуке — ровно на два тона темнее, чем у зависшего в середке Артемия.

Изъяснялся Егор с авантажным английским акцентом и периодически брал паузу на поиск подходящих русских слов, а не обнаружив оных, использовал английский оригинал. Отвратительная манера — я никогда так не делаю. Даже слово «яппи» [4] не применяю к соотечественникам. Ну какие они популярные? Молодые — это да. Егор максимум на пять лет меня старше! И уже занимает ключевую должность в респектабельной международной корпорации.

Но волна тоскливой серой зависти накрыла меня не поэтому — MBA сейчас есть у каждого второго «манагера», а вот настоящая гавайка из беззаботных семидесятых и джинсы древние, как индийский эпос, — это совсем другое дело! Третий гость — счастливый обладатель «винтажа» — мало вписывался в нормативы корпоративной стилистики: сухопарый и подвижный, редеющие волосы стянуты резинкой в художественный пучок. Он процедил сквозь тонкие губы:

— Просто Алик, — и с пренебрежительным артистизмом съехал в кресло.

Действительно, с какого перепугу таким респектабельным лицам самолично бегать по рекламным агентствам? Я спросила честно и открыто, как учил дедушка Карнеги:

— Что вас привело?

— Не что, а кто! — едко уточнил Алик.

Желчный тип — наверное, язвенник, зато мой шеф — само радушие! Расцвел в счастливой улыбке и пододвинул визитерам поднос с кофейными чашками, сервированный в стиле «обед анархистов в дворянской усадьбе»:

— Угощайтесь печеничком, берите конфетки! Николай Иванович просил им помочь…

Николай Иванович Васин — наш достопочтенный губернатор. Чира с губернатором давно на «ты», но на людях держится в рамках светских условностей.

— Это мы его просили! — возопил глава Артемий, — Обычно мы работаем с ведущими сетевыми рекламными агентствами. И готовимся вынести адвертайзинг в самостоятельное направление…

— Но у нас в городе нет сетевых агентств! — притворно огорчился Чира.

— Поэтому мы и обратились к вам напрямую. Корпорация вводит в строй новые производственные мощности в этом регионе, и мы просили господина Васина устроить встречу…

— Я просил! — приструнил увлекшегося «младшенького» вице Платон, открыл ноутбук, похожий на дамскую пудреницу, и начал цедить слово за словом: — Я занимаю мой пост недавно, приходится вникать во все нюансы. Просмотрел маркетинговый отчет агентства «Магнификант», он меня заинтриговал. Довольно неожиданно, что в этом регионе ситилайты оказываются эффективнее, чем в других статистически аналогичных промышленных городах-миллионниках! Проверил лично, пересчитал математику… Но все правильно!

Глава Артемий едва шею не свернул, пытаясь заглянуть в руководящий дисплей, как двоечник в чужую контрольную, и поддакнул начальнику:

— Все верно!

Я скромно потупилась — конечно, все правильно!

Зря, что ли, мой богатый папка платил за те же самые университеты, в которых вы — парвеню — учились по грантам? Просто потом вы купили на распродаже строгие костюмчики, сдали на CAP, GAAP и прочие сертификаты, всюду спамили свои золотые резюме, получили должности с длинными названиями и мните себя на вершине мира.

А в яслях, наверное, писались в ползунки, а в детском садике получали по шее от ребят покрепче, хныкали и жаловались мамочке — как все прочие смертные. А мне повезло больше — я в детский сад не ходила, зато теперь родительским промышлением бреду по колено в правде жизни и точно знаю — ребятам вроде вас не придет в голову проверять достоверность исходных данных в расчетной формуле!

— Так не бывает, — устало вздохнул просто Алик.

— Пересчитайте!

— Да, можете проверить лично!

— Мне нечего пересчитывать, я занимаюсь рекламой миллион лет, — принялся брюзжать тощий эксперт. — Везде и все одно и то же! Я это понял давно, еще на гастролях группы «Ласковый май»! Кстати, приезжал в этот богоспасаемый городишко с первым составом…

При этих словах шеф ударил в ладоши неожиданно и звонко, как в медные тарелки, просиял, выскочил, сделал круг почета вокруг стола и, раскинув руки, кинулся к гостю:

— Ой, вы должны меня помнить! Я играл на разогреве — помните?

Алик брезгливо отстранился, прищурился, потянул одно веко за уголок к виску и моментально растворил недовольное выражение в жизнеутверждающих звуках:

— Господи боже… Прости, не узнал сразу — ты ударник Шеремета! Господи боже… Сколько лет прошло — но Шеремета помню… Басист был нереальный! Я много их слышал, начиная с консы… Но это было нечто! Жаль… Жаль, что у Гоша жизнь сложилась так удручающе…

Он экспансивно тараторил, прижимая крупное, покрытое умеренной жировой прослойкой тело шефа ко впалой груди под гавайкой, и едва не прослезился.

Мне тоже впору заплакать. Счастье, что я дочь! Сын, узнав, что его родной ботинок лабал на басу, разогревая «Ласковый май», должен был сразу пойти в туалет и застрелиться!

Моих сил хватило только слабовольно промямлить:

— А почему удручающе?

Алик мгновенно обернулся ледяным изваянием, обпрезирал меня через весь длинный стол:

— Солнце, богатых людей — здесь много тысяч, во всем мире — того больше! Их толпы. Какая радость быть частью толпы? Ради чего живет толпа? Ради хлеба и зрелищ. Ее боги — деньги и музыка. Настоящих богов мало… А больших музыкантов и того меньше — всех можно пересчитать по пальцам, — Алик начал загибать длинные желтоватые пальцы с крупными суставами: — Моцарт, Вагнер, Шёнберг, Леннон, Джаггер… Ну, кто еще?

— Курт Кобейн? — робко подсказала я.

— Ты его слышала?

— Кобейна?

— Нет — Шеремета?

— Как она могла слышать Шеремета! — ответил за меня Чигарский. — Это же дочка Георгия Алексеевича — Вероника Шеремет!

Я официально кивнула и насупилась.

Неприятно, когда на тебя таращится сразу столько народу.

— Давно это было, — умилялся шеф, — Вы, наверное, трешку с концерта подняли…

— Больше!

— На много?

— Ну, может, на полтишок… Слушай, я разволновался, даже дурно стало! — Алик продолжал стоять и держать Чиру за обмякший под пуловером трицепс и вдруг игриво хохотнул: — Где у вас комната для мальчиков?

— Пойдем… кхм… Идемте, я вас провожу, — Шеф увлек аксакала из кабинета.

Только зачем? Конференц-зал оборудован удобствами, они располагаются за той массивной дверью. Ага — поняла! Поняла и горько улыбнулась. Сейчас, за стенами переговорной, Чира предложит служителю рекламных муз богатый откат за содействие, исхудалый пророк согласится, и плакали мои комиссионные!

Напыщенных топ-«манагеров» тоже отымели — но им хоть невдомек. Они слишком заняты — сидят, пыхтят, источают неоновое обаяние и мысленно примеряются к должности «зять-того-самого-Шеремета».

Напрасно, господа! Вы даже на свинопасов не тянете, потому что хорошему свинопасу безразличны социальные статусы, он умеет быть собой! Вы не настоящие хозяева жизни, у вас даже собственных денег нет, вам всего лишь выпало счастье временно подержаться за чужой толстый кошелек. Вы наемные служащие, у которых нет ничего своего собственного — все корпоративное: от квартиры до воспоминаний — и вы останетесь такими до самой пенсии! Будете вечно рассылать резюме, строить графики продвижения товаров, замените семью болтовней о сексе с инкогнито в ICQ, а на склоне карьеры станете поучать барменов на корпоративных вечеринках, как готовить дайкири.

Больше хороших новостей для вас на сегодня нет.

Я вам даже скидку не предоставлю!

Действительно, пора нагнать на бравых менеджеров напряжения.

Я пододвинула к себе городской телефон и нервозно посмотрела на часы. Егор и Платон впились взглядами в мое запястье и, кажется, даже дышать перестали, исчисляя в уме, сколько льготных опционов им придется загнать, чтобы купить себе такие.

Я отношусь к часам утилитарно, вообще скверно разбираюсь в точной механике — просто мобилы у меня со вчерашнего дня нет, а заблудиться в лабиринтах времени для мечтательной особы вроде меня проще простого. Пришлось с утра надеть отцовские часы, которые первыми под руку подвернулись. Наверное, подвернулись вполне пристойные. Но за часы папка меня ругать не будет — он не стяжатель и к вещам относится философски.

— Что-то не так? — первым вышел из оцепенения вице Платон.

— Да тут должны звонить одни… По поводу рекламы шоколадок…

— Ника, о чем ты говоришь! Какие шоколадки? — Чира стоял в дверях и довольно улыбался. — Я обещал Николаю Ивановичу, что помогу! И я действительно помогу! Хотя рекламная программа у них большая, и будет сложно. Но исключительно ради нашей старой дружбы с Аликом — помогу!

— Знаешь, Платоша, ты — толковый человек и понял раньше меня… — Помолодевший Алик утирал мокрые руки пронзительно-алым платком. — Промышленный город — здесь много курят, потому такие цифры! Ты всегда мыслишь на опережение!

— По сигаретке? — Чира распечатал и протянул присутствующим пачку.

— Мы не курим!

— Корпоративный стандарт!

— Это оксюморон… Производить сигареты и не курить, — Алик глубоко затянулся.

Сами не курят — а травят потребителей! Я потянулась через стол и тоже взяла сигарету, исключительно из антиглобалистских соображений, дохнула дымком на Артемия — он сидел ближе. Глава департамента стоически снес моббинг, кашлянул и завел обязательную программу:

— Программа дополнительного размещения на ситилайтах — это интересное предложение, серьезный проект продвижения. Но оно требует анализа и обсуждения с наблюдательным советом…

— Прекращай, Тёма! С нами вице-директор, в его компетенции принять такое рядовое решение лично…

— Я решение уже принял. Готовьте договор, — объявил Платон и торжественно поднялся, — На следующей неделе оплатим…

Шеф пожал холеную кисть и скромно потупился:

— Извините… Не могу большую скидку дать — ну, максимум три процента! Просто физически не могу, — Чира таинственно склонился к Платону: — Знали бы люди в столицах, как нас здесь гребут! НДС-ы, прибыли, штрафы… Но вы — международная корпорация и неправильно будет вынуждать вас кормить местную бюрократию…

— Что же, мы готовы рассмотреть возможность оплаты на офшор.

— Ну, если вам не хлопотно… — скромненько потупился шеф.

— Я поговорю с самим, — заверил Алик и посмотрел на меня сквозь ироничный прищур: — Ника, вы действительно не слышали записи их группы? Неужели папа никогда не играет?

— Играет разве что в карты… — сострила я.

— Жаль… Передавай ему привет! Скажи, что Хруст — его вечный поклонник!

Двери захлопнулись.

Шеф, ностальгически напевая, открыл встроенный сейф и отслюнявил мне положенные комиссионные. С точностью до копейки.

Вот она — волшебная сила искусства!

Вторник. Рабочий полдень. 12:35

Впервые я вышла от шефа в самом благодушном настроении.

Но оно мигом испарилось, когда рядом с моим рабочим столом обнаружилась Алиса Духова — великовозрастная дочка крестного. Она меня старше года на три, а возможно, с учетом достижений пластической хирургии, на все пять лет и поет попсу по окрестным ночным клубам. Не дай бог, кто-то из нас двоих уродился бы сыном — отцы бы уже давно нас поженили, ради чистой мужской дружбы наплевав на нашу взаимную неприязнь. Я изобразила на лице мимический этюд «Радушие».

Местная дива презрительно сложила губки трубочкой и явила миру жевательную резинку в форме пузыря. Точно такого же пронзительно-розового цвета, как ее норковая кацавейка. Пузырь раздулся, выцвел и с треском разлетелся в мелкие клочья.

После арт-подготовки Алиса перестала меня разглядывать и томно прошелестела:

— Никуся, тебе нужен стилист…

Зачем мне стилист, когда у меня есть шопер! Платить человеку за то, что он ходит вместо тебя по большим и маленьким магазинам, в любой день недели, любую погоду и любом городе мира, — это намного прогрессивнее, чем материально поддерживать лузера, который просто роется в твоей гардеробной комнате.

Я гордо выпрямилась и спросила как можно официальнее:

— Алиса, ты пришла по поводу страховой компании Дим-Дима?

Закатная звездочка тут же указала мне на ошибку:

— Вероника, я не работаю — ни у папы, нигде вообще! Я пою. У вас буду размещаться с рекламной программой, рекламировать новый диск! Игорь сказал, ты мне должна выбрать пять билбордов с нулевой скидкой.

— С нулевой скидкой? Ты не ошиблась? — уточнила я, сильно подозревая что «ноль» — единственная арабская цифра, сохранившаяся в Алисиной девичьей памяти со средней школы.

— Игорь, скажи! — Алиса обернулась, поймала за рукав пробегавшего по офису шефа и обиженно засопела.

Чигарский остановился за спинкой стула, обнял диву за плечики, чтобы утешить, а мне приказал:

— Ника, поставь ей нулевую скидку!

Понятия не имею, как это сделать, да и вообще носиться с куцей программой размещения в пять билбордов недостойно функций корпоративного менеджера.

Пока я пыталась сформулировать вопрос — куда и что мне поставить, Алиса захныкала сладеньким капризным голосочком:

— Мася, ты свободен? Ты меня подбросишь?

Фу, какое гадкое словечко… неужели Чигарскому приятно, когда его так обзывают? Интересно, шеф за глаза Лиду тоже называет «девушкой»? Или у нее другое функциональное назначение?

— Угу, — мяукнул Чигарский, и чета удалилась с таинственно-счастливым видом.

Что мне теперь с этой нулевой скидкой сделать — отнять или прибавить? Или помножить? Я попробовала набрать нолик в графе «скидка», но программа испуганно мигнула и зависла. Придется идти в бухгалтерию, хотя я на дух не переношу тамошних теток — все, кроме Светки, как на подбор клуши и сплетницы!

К моей радости, в этот полуденный час главбухша, похожая на оплывшую свечку, тосковала в захламленной комнатушке, среди пыльных бумажных груд, в одиночестве. Она предусмотрительно прикрыла двери, выслушала про мои мытарства, покачала головой, сдвинула тяжелые старомодные очки на кончик носа и закудахтала:

— Вероника, нулевая скидка — это значит, что он забесплатно — за ноль целых ноль десятых — своей девахе щиты отдает! Это он умеет — девок менять… А как мне в учете проводить его нулевые скидки? Как мне отвечать, когда сюда налоговая нагрянет?!

Потом оглянулась на двери, привстала, чтобы дотянуться до моего уха, и спросила противным шепотком:

— Как он — уже развелся?

— Я не знаю!

— Не знаешь?

Почему люди никогда не верят в правду? Главбухша обиженно отстранилась, от огорчения вывалилась обратно на стул и всецело отдалась делу, которое я ненавижу больше всего на свете. Сплела пальцы в замок, стала покачиваться на стуле и поучать меня, как жить на белом свете:

— Напрасно ты, Вероника, со мной так разговариваешь. Твой отец тоже скоро найдет новую вертихвостку — дурное дело нехитрое! И быстренько забудет, что наш обещал поставить тебя финансовым директором. Я за три года на таких умниц насмотрелась! Приходят, каждая с амбициями — сделай им возмещение, лизинг, да пятое, да десятое! А потом замуж повыходят, и ищи-свищи их… А я должностное лицо, это мне и квартал, и год закрывай, и проверки, и взятки — все на мне! Ваш шеф дождется — уйду к предпринимателю на едином налоге и буду спать спокойно…

Надо срочно бежать в аудиторскую фирму!

Положа руку на сердце или на Уголовный кодекс, могу заявить: мне глубоко наплевать, даже если к Чире нагрянет самая грозная из всех проверок, признает его кругом виноватым и приговорит к казни через утопление в центральном городском фонтане. Придумывать, как шефу избежать подобной горькой участи, не входит в мои должностные обязанности.

Я вообще социально аморфная личность — не верю в женскую дружбу и принципиально против победы феминизма во всем мире, просто я — как порядочный человек — привыкла благодарить тех, кто мне помогает. А платиновая леди мне здорово помогла, даже дважды, и уж никак не заслуживает такого отношения от ничтожества, готового откликаться на обозначение «Мася»! И только поэтому я чувствую острую, настоятельную необходимость посоветоваться с аудитором!

Я стала быстренько пятиться к двери, автоматически соглашаясь с бухгалтершей:

— Конечно, идите отдыхайте! — и помчалась вызывать такси.

А убегая, краем уха успела услышать скрипучий бухгалтерский голос:

— Какая хамка Шеремет! Говорит мне: увольняйся, иди отдыхай! Ведет себя в офисе как дома!

Вторник. 14:05

У многих людей сейчас перерыв. Одни запивают безвкусным чаем домашние бутерброды, другие пытаются выбрать самое свежее блюдо в ближайшей забегаловке, а третьи пьют минеральную воду и играют в «Тетрис», чтобы сбросить вес.

Но в хорошей аудиторской фирме нет места подобным обывательским радостям.

На узеньких неудобных диванчиках в приемной Союза аудиторов сопели солидного вида дядечки с кейсами и папками. Но даже звуки дыхания сразу исчезали в безвоздушной атмосфере тишины. Здесь было тихо, как бывает тихо перед кабинетом зубного врача или в камерном кинозале во время хорошего триллера — когда люди дружно ждут чего-то страшного и еще слабо надеются, что ужас не коснется их лично. Секретарша выросла рядом со мной, бледная и безмолвная, как благовоспитанный призрак из английского замка, я невольно перешла на шепот и созналась, что я — Вероника Шеремет, и мне необходимо повидать Лидию Григорьевну по срочному делу.

Лида царила в высоком кресле на фоне охотничьих трофеев — сверкающих рамок с лицензиями и собственных фотографий в обществе всяких влиятельных лиц.

— Присаживайся. Что у Игоря опять стряслось?

Я присела на краешек стула и сбивчиво изложила:

— Еще ничего… Но у Игоря Викторовича семейные проблемы, а главбух хочет увольняться…

— Да что ты? — Хозяйка кабинета показала мне на стул поближе к ее тронному месту.

Я послушно пересела, облизнула губы и продолжила:

— Понимаете, шеф планирует размещать рекламу одной популярной певицы… Но — без оплаты… Я хотела посоветоваться: стоит ли оформлять это как социальную рекламу?

— Погоди… — Лида набрала номер и мелодично осведомилась: — Олечка Ивановна, как сыночек? Какой молодчина… — и, бесстрастно выслушав собеседницу, перешла к делу: — Говорят, Чигарский уже развод зарегистрировал… Нет, мне безынтересно! Зачем мне его контролировать — он мне не муж!

Она бросила трубку, провела рукой по стриженым волосам на затылке, сдержанно улыбнулась:

— Ника, никогда не занимай мужчинам деньги! Даже богатым. Ну ничего, я эту суку без копейки оставлю. Разорву на клочки силами судебных приставов. Он своей ляльке новых трусов купить не сможет. Пошли в машину!

Лида говорила тихо и уверенно — наверное, так профессиональный снайпер обещает досужим зрителям попасть в монетку со ста шагов.

На этот раз машина оказалась черная, похожая на торпеду, и само собой — двухместная! Я страдальчески скривилась. У меня есть позорная фобия — я панически боюсь ездить на переднем сиденье! Но говорить об этом Лиде бесполезно, такие люди не знают ни фобий, ни обычных страхов. Я зажмурилась посильнее, стала считать до ста, потом до тысячи и открыла глаза уже рядом с офисом. Движимая силой инерции, я семенила следом за Лидой, пока не уперлась лбом в двери руководящего кабинета. Остановилась, соображая — как я тут оказалась и куда мне идти дальше?

Дверь резко распахнулась, едва не хрястнув меня по лбу. В глубине кабинета просматривался Чира — выглядит как человек, которому только что крепко врезали коленом под дых. Лида замерла на пороге кабинета, — величественная, как античная статуя, которую скульптор-авангардист выкрасил черным до самого подбородка, высокомерно повернула голову и произнесла спокойно, но достаточно громко, чтобы было слышно во всем рабочем зале:

— Милый, как мужчина ты НИ-ЧЕ-ГО из себя не представляешь! Прости, тебе надо найти девочку попроще…

Она уверенно зашагала к выходу, не остановилась, не оглянулась, и длинное кожаное пальто с кроваво-красной подкладкой стелилось за ней, колыхалось и шуршало, как плащ Понтия Пилата.

Достойно!

Вторник. 15:10

Я возвратилась на рабочее место — надеюсь, Чира не видел, что я приехала вместе с Лидой, и будет долго терзаться, отчего стальная леди решила расстаться с ним столь радикальным образом именно в этот день и час. Признаться, я сама не ждала такого разящего эффекта — потому что ни за что бы так не смогла! Я попыталась вообразить себя на месте брошенной подруги — и сразу же представила

…как я понуро бреду под дождем без зонтика и горько, горько плачу…

Чтобы успокоить нервную систему, пришлось описать пару кругов на кресле с колесиками. Потом я открыла в компьютере почту с твердым намерением начать новую жизнь — жизнь сильного, уверенного, успешного человека! — стала громко щелкать по клавиатуре и в такт монотонным звукам погрузилась в дымку мечтаний цвета металлик — как разбогатею, закажу стильные визитки, найду себе офис на заоблачном этаже, вымуштрую персонал, заведу одомашненный болид, куплю серьезные мужские часы — точно такие же, как эти, только мои собственные, сменю с десяток любовников, займусь капопейрой, постройнею, физически окрепну, обрею затылок и с полным правом скажу обрюзгшему типу, завалявшемуся в моем величавом алькове: «Знаешь, милый, как мужчина — ты ни-че-го из себя не представляешь!»

Ой… ё…. Я это случайно набрала!

И едва не отправила многообещающую фразу Вику по электронной почте!

С мечтами надо быть поосторожнее — они имеют дурную привычку сбываться!

Лучше быстренько скопировать что-то нейтральное типа «травка зеленеет, солнышко блестит» из базы писем иностранным женихам и отправить Вику. Я привыкла называть Вика «милым», но сейчас мне как-то не хочется.

А уж работать хочется еще меньше обычного.

До конца рабочего дня осталось терпеть всего ничего! Пару часиков…

Хорошо бы сбежать из офиса, поехать к стилисту и постричься коротко-коротко!


Но сбежать я не успела — Чира быстро пришел в себя после встряски, разъярился, ворвался в наше трудовое пристанище и заорал:

— Кто додумался размесить деваху с голой грудью напротив окон губернатора? Это что за штучки?

— Моделирующий крем для бюста…

— У губернатора нет бюста! Зато есть полномочия! Звонит мне, возмущается: или убирай свои сиськи, или я твоему агентству такой стриптиз устрою — надолго запомнишь, как развращать население! И он прав!

Мы притихли и дружно зашуршали бумагами.

— Что молчите, как безголовые гоблины?

— Может, к такой матери, заклеим социалкой «Мой город — моя гордость»? — проявил оперативную смекалку начальник охраны.

— А штрафы? Штрафы заказчику за перерыв в экспонировании — с твоей зарплаты выплатить? — Великий и ужасный шеф окончательно утратил душевное равновесие. — Не хватит! Еще какие предложения?

— Надо заклеить! Но только… То, что голое!

— Чем?

Аленка нырнула в шкафчик, вытащила рулон тяжелой самоклейки, покрытый слоем жирной пыли, развернула его перед Чирой — «Новогодняя акция — на все товары скидка 5 %» — и примерила масштабный плакат к собственной узкой груди:

— Мы сейчас отрежем «новогодняя» и «скидка пять процентов». Как раз закроет…

Чира принялся звонить на производство, и стал фонтанировать в телефон фольклорными словами и выражениями, способными превратить в профессора филологии любого средненького этнографа. Я даже хотела законспектировать несколько фраз, чтобы сохранить для потомков в форме «Цитатника Шефа»! Но тут же убедилась, что фольклор — знание сугубо академическое, практической пользы от него мало.

Из телефонной трубки Чигарскому нагло и безбоязненно ответили, что с работниками полная катастрофа и послать на экстренное задание абсолютно некого, после чего многострадальный собственник рекламного бизнеса окончательно впал в агрессивный производственный экстаз:

— Все правильно! Раз это мой бизнес — я все должен делать сам! И заказчиков искать, и вопросы решать, и самоклейкой голых баб залепливать! Хорошо — я сделаю! Давай, бери стремянки, тряпки-ножницы! — Он ощутимо толкнул в плечо «главного по безопасности». — Поехали!

Вторник. 16:35

Похоже, сегодня мне посчастливится улизнуть с работы немножко пораньше.

Хорошего поклейщика наружной рекламы из шефа не получилось — он сверзился с самой верхней ступеньки стремянки. Сейчас я побросаю вещи в сумку и поеду в травматологию — узнаю, в каком Чигарский состоянии, и возвращаться в офис не собираюсь.

— Вероника, я вас провожу, — галантно подхватил меня под локоток начальник производства. Видимо, в офисе ему совершенно нечем себя занять! Уже на крыльце он деликатно кашлянул и вполголоса начал: — Вероника… Тут такой вопрос… Знаете…

— Не знаю!

Я широко шагнула к папашиной машине, но спутник всем потрепанным жизнью телом повис на моем предплечье и зачастил:

— Так я расскажу! Игорь Викторович собирался завтра ехать с губернатором… И те ребята… Что утром сегодня были, по сигаретам, должны с ними поехать — хотят посмотреть рекламу своих сигарет по городу, на щитах, ну как их, билбордах…

Я обреченно вздохнула:

— Придется обойтись без Игоря Викторовича. Это мои клиенты, я с ними поеду!

— Лучше не надо… Говорю, такое дело… бумага в постерах иностранная, наш клей плохо берет… и кое-где… отвалилось по несколько сегментов…

Каждый постер состоит из нескольких кусочков — сегментов, и, когда сегменты отрываются, рекламный щит выглядит катастрофически плохо! Корпоративные перфекционисты могут запросто отказаться не только от дополнительных ситилайтов, но и от услуг агентства вообще!

Я похолодела и приняла решение, которое лично мне может дорого стоить:

— Оплатим вашим работникам за сверхурочные, пусть за ночь все подклеят!

— Тридцать щитов они все равно не успеют… И нечем же подклеивать!

— По этой компании вся программа размещения — тридцать два щита!

Производственник кротко опустил глазки:

— Вот я говорю, дело деликатное…

— Я еду навестить Игоря Викторовича в больницу, спрошу у него, что делать, и вернусь… Вы обязательно меня дождитесь!

И поскорее забралась в машину. Учитывая прискорбное состояние шефа, папа, как настоящий друг, прислал мне для эскорта не просто водителя, а самого сэнсэя — Славина, вооруженного букетом траурных гвоздик, коньяком в коробке и тремя апельсинами, заключенными в желтую сеточку с язычком супермаркета.

— Сан Саныч, давайте проедем через центр — хочу глянуть, что стряслось со щитами… — попросила я, забираясь на заднее сиденье представительского авто.

После этого снова попросить Славина ехать «не быстро», как я прошу обычных отцовских водителей, наглости у меня уже не хватит.


Я переводила дух, радовалась редким светофорам и любовалась индустриальным пейзажем за автомобильным стеклом. Было видно, как из заводских труб на дальних окраинах вверх вылетают живописные клубы дыма. Отяжелевшие от промышленных отходов облака с трудом держались за сизое небо, готовые в любую минуту рухнуть вниз — то ли сажей то ли свинцовым ливнем.

Серые поношенные сооружения подслеповато подмигивали мне белыми пластиковым окнами, а высокие новостройки из красного кирпича и свеженькой облицовки торчали среди прочей архитектурной рухляди, как новые вставные зубы в прогнившей ротовой полости. Печальные, осыпавшиеся, как осенние деревья, щиты на высоких ножках вполне гармонично вписывались в окружающий супрематизм.

Зрелище удручающее — рекламные изображения зияли свежими дырами, зато у стальных изножий щитов шелестели под разленившимся к концу рабочего дня ветерком отвалившиеся куски бумаги! Я вышла из машины, подошла поближе, наклонилась, выбрала наименее мокрый кусок и взяла с собой. Бумага качественная, тяжелее стандартной, но и следов клея почти незаметно! Воруют…

Воруют и продают обойный клей! С горя я даже поделилась мрачным дедуктивным выводом со Славиным.

— Ника, зачем им клей? Ты же финансист, должна понимать: гораздо проще снять через бухгалтерию наличные деньги под фиктивные расходные документы.

Вынуждена согласиться — мудрый Сан Саныч скорее всего прав.

— Что же мне делать?

— Ничего!

Вот слова настоящего мастера дзен! Если бы рабочий день уже закончился, я бы испытала сатори. Славин продолжал:

— Ничего не следует предпринимать, пока не ясна цель. Какая у тебя цель?

— Чтобы заказчики не увидели этот кошмар и не вкатили штраф…

— Локальная задача решается локальными средствами.

Ядерная боеголовка мне не потребуется.

Обнадеживает.

Из локальных средств навскидку я вспомнила только базуку.

— Мне что же — по губернаторской машине из базуки палить?

— Совсем наоборот! Тебе надо договориться с Шевцовым, чтобы «Антитеррор» развернул кортеж губернатора, его сопровождение и гостей из центра на объездную, где нет их рекламных щитов. Вот и все. А когда Игорь выйдет из больницы, пусть сам разбирается, кто из его работничков нахомутал!

Конгениальный план — сам коварный Шелленберг не придумал бы лучшего!

— Как здорово! — Я попросила у Славина телефон и деликатно спросила: — А кто такой Шевцов?

Лицо Славина обрело выражение высшей беспристрастности:

— Евгений… Охранник Духова. Он же служил в «Антитерроре». Я лично с федеральными службами редко контактирую. Мне-ведомственная охрана успешно справляется собственными силами!

В больнице верный самурайской этике Сан Саныч остался дожидаться, пока загипсованный по рукам и ногам Чира придет в себя после обезболивающего, а я воспользовалась его телефоном и прямиком из больничного коридора набрала крестного:

— Дим-Дим, а можно поговорить с Евгением?

— Ника, я его отпустил до вечера… Если тебе скучно, намекну: Жека сейчас тусит с ребятами в «PARTYзане»!

Судя по игривому тону жизнелюбивого крестного, он совершенно уверен, для каких забав мне под вечерок понадобился Жека. Придется прихватить с собой очевидца делового характера будущей встречи. В родном городе у меня нет друзей, просто знакомых — и тех нету! У меня вообще плохо получается обзаводиться друзьями — даже в глобальной сети меня банят на форумах после третьего-четвертого сообщения, поэтому ЖЖ я не веду из чувства протеста.

Счастье, что в агентстве Чигарского рабочий день продлен до девятнадцати часов — я разглядела время на телефонном циферблате и без колебаний набрала рабочий номер, уверенная, что Аленка первая схватит трубку! Она еще вчера мечтала попасть в «PARTYзан». Конечно, Аленка мне не подружка, просто хороший человек — а у хороших людей мечты должны сбываться.

Вторник. 20:15 Досуг в гламурных тонах

Клуб «PARTYзан» оказался реликтом, какого давно не сыскать в Европах и окрестностях. Полнейший мезозой! Здесь вместо танцпола имеет место огороженная веревками рудиментарная яма с жидкой грязюкой, в которой по пояс голые питекантропы тузят друг друга кулаками, а другие интеллектуально недоразвитые мужские особи бегают вокруг ямы и делают ставки на исход поединка. Малочисленные барышни испуганно прячутся в темных уголках и утешаются иллюзией, что их спутники выиграют денег и перевезут подружек в более цивильное место.

Только одна отважная девушка бесстрашно восседала на высокой табуретке у бара и наслаждалась коктейлем. Девушка в роскошном туалете и золотых локонах, с толстенным слоем грима, надежно скрывавшего пожелтевшие в тон платью синяки, похожая на экранных див времен расцвета немого кино. Очень жаль, что эпоха благородной немоты в кинематографе давно окончилась, — таким девушкам, как моя бывшая сокамерница Лариса, лучше молчать, чем кричать!

Я оставила Алену бояться драчливых мужиков в одиночестве, направилась к бару и взгромоздилась у стойки рядом с Лориком.

— Ой, привет, Ника! — радостно зачирикала она, — Отдыхаешь?

— Да нет… Ищу одного…

— Кого? Я здесь всех знаю! — Судя по всему, Лорка уже здорово наглоталась алкогольных смесей и теперь с трудом соображает и движется.

Я хотела сразу спросить про Жеку, но вместо этого без всякой рациональной причины протянула:

— А… Дольников — часто сюда ходит?

— Дольников? Нет, ты что — он никогда никуда не ходит!

— Домосед?

— А чего ему ходить без толку? Он офис — классный, нулевый — только построил! И отдал той твари, которая Трифона закрывала… А дом — тоже у него был неплохой — отдал Элке — бывшей жене. Бедная Элка, столько девчонкам жаловалась, что он нудный — просто ужас, сидит и играет сам с собой в шахматы, и она с ним сидит дома целый вечер, вообще никуда не выходит… Так она, представь, научилась по компьютеру с мужиками знакомиться. Нашла одного в Сицилии, у него там яхта, отель, фейерверки каждый день, дом продала, уехала… Чего теперь Дольникову ходить, куда ему девушек приглашать — только в свой гастроном! Может, он тоже за границу подался… Здесь его точно нету! — В подтверждение слов Лорик раскинула руки, словно собиралась обнять сразу всех присутствующих, без разбора пола и возраста.

На запястье у нее блеснули золотые часики с плавающими брюликами.

Вещица пошловатая, но аутентичная и откровенно дорогая.

— Славные у тебя часики, — похвалила я обновку.

— Трифон подарил, мы помирились…

Бывает же такое! Раньше я была уверена, что в быту — за пределами виртуального мира любовных романов, слащавых мелодрам и утренних грез — настоящих бриллиантов девушкам не дарят! Вздохнула и созналась, что ищу вовсе не Дольникова, а всего лишь Жеку-«террориста».

— Идем, я тебя отведу!

Лорик неуверенно сползла с табуретки, покачиваясь, как механическая кукла, у которой вот-вот закончится завод, пошла вперед, указывая путь через зал, и деловито распахнула дверь с табличкой «Раздевалка».

За дверями едкий неоновый свет обливал голые потные торсы, шеи и бицепсы.

— Лорик, чего тебе? Давно голых мужиков не видела? — беззлобно поинтересовался у моей провожатой смуглый брюнет.

Я его почти не разглядела, поскольку стала излишне внимательно изучать мускулистое предплечье: среди средневековых острых шипов колючей проволоки томилась трепетная роза — тонкая работа, философский сюжет, достойный пособий по татуажу.

— У него еще саламандра есть на заднице… — уведомила меня Лорка.

— На какой заднице — на бедре! Лорик, чего ты вообще сюда прискакала?

— Я привела девушку к Жеке! — Моя провожатая обиженно качнулась и удалилась.

Я заглянула внутрь, пытаясь углядеть искомое мужское тело. Но ужас — там, в недрах помещения, огромное зеркало отразило бродячее недоразумение в армейских ботинках, старых джинсах, белесые лохмы торчат вокруг бледного лица, под глазами лежат синеватые готичные тени.

А ведь это я! Страдаю в мужской раздевалке, размышляю об обстоятельствах места и времени, когда мне надо немедленно бежать в парикмахерскую и солярий.

— Ника! Как ты меня нашла? — Перепуганный Жека натягивал штаны быстрее, чем солдат по сигналу тревоги, — Папа тебя наругает, а мне вообще голову отвинтит!

— Девушка, проходите, — ослепительно улыбнулся мне брюнет, сдвинул чьи-то вещи с лавочки, чтобы я могла сесть, и уточнил: — Я не стеснительный и вашего папу не боюсь!

— Паша, ты просто не знаешь, кто ее папа! — Жека нервно облизнул губы, — Это дочка Гоша Шеремета!

— А я думал, у Шеремета дочка маленькая, он рассказывал, за границей учится…

— Видишь — уже научилась!

Отважный Паша повернулся ко мне и радостно сообщил:

— Твой папка просто супер! Я его фанат!

Еще один поклонник? Моему родителю здорово повезло: если у него внезапно закончатся деньги, он сможет открыть фан-клуб имени себя!

Жека отодвинулся от меня подальше и двумя руками ухватил фаната за локоть:

— Если Шеремет меня будет закапывать, Паша, скажи ему, что ничего не было!

— Да откуда я знаю, что у вас было?

Мне пора вмешаться и перевести разговор в более конструктивное русло. Я снова изложила проблему, церемонно обращаясь к Жеке на «вы».

Он утешился, кивнул и объяснил:

— Ника, тебе мой бывший начальник не поможет, тебе надо попросить Геббельса! Он кого хочешь с маршрута развернет — хоть президента США. Он же федерал!

Мои брови невольно поползли к линии роста волос — хорошая шутка! Честно — не ожидала от агрария вроде Жеки иронии такого геополитического масштаба.

Благо за долгие годы пребывания в Британии я достаточно поднаторела в черном юморе и резко ответила:

— Может, лучше самого Берию попросить?

— Зачем тебе Берия — он же коррупционер! Чем он тебе поможет — только деньги с тебя возьмет… Без него сами договоримся! Правда, Паша?

— Легко! Я ему сейчас позвоню…

Паша извлек телефон в титановом, крепком, как кастет, корпусе, вызвал арийского духа на сеанс прямой связи, поинтересовался, хочет ли тот познакомиться с красивой девушкой, а Жека выдернул трубку и от себя добавил, что мой папа ужаснее любой жены.

— Можешь ехать, он тебя дождется! Только, Ника… — Жека засмущался и потянул меня за сумку. — Слушай… Ты мне, конечно, о-о-очень нравишься… и я — хоть завтра, хоть сейчас… Но раз твой папа запретил, я же не могу! Поэтому… Может, ты знаешь телефон той беленькой девочки, которая курила около офиса?

Я с трудом сообразила, о ком толкует Жека, устыдилась собственного эгоизма и махнула рукой в сторону зала:

— А… Она там сидит — ее зовут Алена…

— Я тебя подброшу, — Галантный Паша успел упаковать смуглое тело в хрустящую белую сорочку, поправил увесистые золотые запонки, завершил туалет двубортным пиджаком в тонюсенькую полосочку, и я поняла, что эпический образ дона Корлеоне продолжает смущать умы провинциальных бандюганов. Зато в таком великосветском прикиде можно отправляться прямиком хоть на свадьбу, хоть на похороны.

Колоритный персонаж!


— Погоди.

Паша бибикнул брелком, оставил меня глазеть, как пафосная машина почти бесшумно трансформируется в кабриолет, через минуту загрузил на переднее сиденье перебравшую Лорку, а моя новая приятельница уточнила:

— Ты с нами поедешь?

— Нет, — я нервозно заерзала на сиденье, — мне надо… к Геббельсу!

Лорка привстала и перегнулась ко мне через спинку сиденья:

— Ника, ну зачем тебе Геббельс? У него двое детей, он не разведется… Лучше поехали с нами, мы едем в «Марио» есть пиццу! Скажи, Трифон!

Значит, Паша — тот самый Трифон, обладатель тяжелой руки, догадалась я.

— Лорик, — Паша предусмотрительно стащил «девушку» обратно на сиденье, — Ника едет к нему решать вопросы. Это у тебя всего проблем — с кем перепихнуться и сходить в кабак! Ты прямо в кухне с голоду помрешь, ты даже спагетти варить не умеешь!

— От макарон толстеют — я их не ем!

— А я ем!

— Потому что ты на всю голову больной! — Лорка обиженно насупилась и потыкала Пашу острым когтем в вытачку пиджака, но споткнулась на длинном ругательном слове: — Ты, Тюфан, не-вми… не-мев… ми-нев… Ой!

Авто резко тормознуло перед стальными воротами, Лорик едва убереглась от столкновения с лобовым стеклом. Пашка посигналил, высунулся и помахал невидимым наблюдателям рукой. Железные ворота в кирпичном заборе, увитом проржавевшей колючей проволокой вместо плюща, плавно распахнулись, открыв мне путь к казенному сооружению.

— Видишь там дверь? Сейчас откроют. Поднимешься наверх по лестнице, — излишне подробно инструктировал меня Трифон, — Тебе нужен Глеб Васильевич Чупаха, третий этаж, третья дверь! Найдешь? Может, с тобой сходить?

Сексист! Думает, все женщины клинические идиотки вроде его «девушки»! Я выплюнула дорожную пыль, набившуюся в рот, и гордо ответила:

— Я умею считать до трех! Третий этаж, третья дверь! Я — найду!

Вторник. 22:10 По телевизору уже начались вечерние новости… А может, и закончились

Последнее время я совсем не слежу за политическим накалом общественной жизни. И вообще ни за какими новостями не слежу. И это очень плохо. Потому что если бы я послушала в машине новости вместо хриплого исполнителя шансона, то знала бы, что здание за кирпичным забором захватили террористы. Их главарь — типичный полевой командир, впечатляюще мужественный, но брутальный субъект — я таких полно видела на портретах в сетевых и газетных статьях про Чечню и «Аль-Каиду»! — уже успел обосноваться за нужной мне дверью и на вполне сносном русском языке нагло торговался с властями:

— Я не прошу у вас миллион! Но вы мне и пять копеек еще не перечислили, только обещаете! У вас не тротила нет, у вас совести нет! Мне все равно, пусть сам лезет и разминирует! Скажу, что это не моя компетенция! Жалуйтесь — можете замминистра, можете в ООН или сразу в Гаагский трибунал! Мое терпение исчерпалось…

Лучше тихо сбежать отсюда, проскользнуть обратно по обшитому пластиком коридору, а то меня заметят и возьмут в заложники. Я сделала шаг назад, но натолкнулась на огромного детину в камуфляже без знаков отличия.

Одной рукой этот громила тащил за шиворот перепуганного рыжеватого паренька в форме старлея, а в другой держал бронежилет, видимо, снятый со свежего трупа.

Какой кошмар!

— Вам кого? — вежливо спросил меня детина, еще крепче сжав свою добычу.

— Чу… чу… паху…

— Он говорит по телефону!

Амир отодвинул трубку и спросил приспешника:

— Что там еще стряслось?

— Вот — прислали забрать бронежилеты со второго склада…

Человек за столом выпрямился во весь рост, сдвинул высеченное из кремня и стали тело в сторону злополучного старлея:

— Какой вундервафель [5] вы ищете на федеральном складе среди ночи? А?

Ага — супероружие… Значит, я правильно посчитала двери и нашла Геббельса!

— Глеб Васильевич, я только спросил, чьи излишки… — обреченно пролепетал старлей.

— Излишки у балбесов, у рачительных людей — стратегические запасы! Отпусти его, Леха, — смилостивился Чупаха, — пусть идет и скажет своим хозяйственникам, что я лично им такую инвентаризацию устрою — бублик в задницу влезать будет!

Старлей поспешно ретировался из зоны видимости, а хозяин кабинета вручил детине забрызганную чернилами печать и кивнул на меня:

— Леха, видишь, у меня полный кабинет работы, я тебя прошу — собери мозги в ложку и давай беги быстренько опечатай склад! Справишься?

Леха кивнул и действительно убежал, а Чупаха скомандовал мне:

— Говори!

— С праздником вас! — Я быстренько вынула из сумки и положила на стол нарядный конвертик.

— Что за праздник?

— День борьбы с международным терроризмом!

— ?!

— ООН объявила! Вы открыточку читайте внимательно…

— А…

Чупаха заглянул внутрь, прикинул сумму условных единиц, разом подобрел и проникся моими бедами:

— Конечно, Вероника, поможем! Мне самому работать проще, когда губернатор движется по объездной — и ему с моими бойцами в сопровождении спокойнее! Он же разумный человек, понимает: если голову оторвет — обратно не приклеишь! И крайних не найдешь. Кругом лоботрясы — только бюджет умеют пилить, рыбу глушить казенным тротилом и инвентаризации проводить! Прямо сейчас позвоню охране губернатора и проинструктирую, как надо действовать…

Я выбежала от Чупахи довольная, вежливо попросила у молодого человека на КПП телефон и набрала начальника производства — надо его предупредить, чтобы начинал реставрировать поврежденные щиты с объездной дороги. Но вместо выражения энтузиазма услышала надменный голос:

— Вероника, вы, извиняюсь, мне не начальник! Я сам разберусь, что мне делать!

По большему счету, он прав — никаких официальных оснований руководить у меня нет. Значит, мне придется отложить конец рабочего дня еще на часок, вернуться в больницу к Чигарскому и попросить назначить меня кем-то главным! Например, исполнительным директором, хотя бы на время его болезни. Вот и все!

Я преисполнилась решимости, вызвала такси и снова покатила в травматологию.

Вторник 23:45

Когда, подгоняемая темнотой и ночным холодком, я вышла из машины, бодрой перебежкой пересекла больничный двор и, миновав задремавшую дежурную, проникла в больничный корпус, время неумолимо сползало к полуночи.

Больные давно стонали во сне, приняв вечернюю порцию пилюль и уколов. В коридорах тускло щурилось дежурное освещение, но я легко отыскала элитную палату шефа.

Чигарский бодрствовал.

Довольно сложно спать, когда у тебя в палате рокочет тяжелейший металл, а рядом с кроватью галдят сразу столько изрядно подвыпивших посетителей! За минусом густого музыкального фона, палату наполнила атмосфера почти новогодняя — пахло апельсинами, ментолом, алкоголем и чистой, безусловной радостью, не омраченной делом или деньгами, — былой музыкальный коллектив воссоединился в первом составе.

Крестный расположился на единственном стуле и зычно подпевал «настоящему музыканту», исторгавшему рулады из ноутбука, — причем ничуть не хуже любого мордатого дядьки с радио «Шансон».

Мой биологический родитель пристроился на тумбочке и отбивал ритм по спинке кровати неизвестно откуда взявшейся вилкой. Где уважаемые бизнесмены коротали вечерок, можно только догадываться, зато сейчас папуля выглядит как заправский ковбой (если найдется ковбой, который столько выпьет!), — джинсы заправлены в казаки, зато небрежно наброшенная рубашка расстегнута вообще и ниспадает живописными складками, как римская тога. Традиционные атрибуты бизнесменского гардероба в виде пиджака и галстука бережно держит в руках верный вассальному долгу сэнсэй Славин.

Жека, как младший по званию и возрасту, хлопотал рядом с подоконником и по первому зову разносил старшим товарищам пластиковые наполненные стаканчики и ломтики апельсинов.

А гость города Алик-Хруст занимал почетное место — под сенью капельницы, на краю функциональной кровати болящего, периодически поправлял наволочку с трогательным чернильным штампом, заботливо гладил Чиру по гипсу и сокрушался:

— Чем они его укололи? Называется, врачи! Его даже не прет!

— Ой, Ника, заходи — мы тебе тоже нальем! — обрадовался моему появлению Дим-Дим, стащил галстук, сунул Жеке в руку вместо стаканчика с коньяком.

Я за сегодня так изнервничалась и набегалась, что с удовольствием выпила бы, но папочка оставил музыкальные занятия, воспротивился и выпил вместо меня:

— Дима, прекращай спаивать ребенка! Ника, что у тебя стряслось?

— Еще ничего! Мне надо подписать приказ у Игоря Викторовича!

— Ника, ты большая девочка, посмотри на дядю внимательно! Чем он подпишет?

— У него рука в гипсе!

— Дима, ты подпиши за него — ты же можешь! А ему все равно, — предложил Алик, скорбно заглянул Чире в зрачок, — его не колбасит ни разу! Чем его укололи?

Дим-Дим поманил пальцем Жеку, изъял в его внутреннем кармане ручку и воспроизвел на трех чистых листках, которые я предусмотрительно принесла с собой, подпись Чиры так похоже, что я только охнула!

Папочка отдал листики мне, чмокнул в щеку и обнял:

— Ты довольна? Солнце, езжай домой…

Первый раз наблюдаю батю пьяным до состояния глухого рывка из реальности!

Я слышала, что многие девушки ловко клянчат у отцов или содержателей, впавших в хмельное благодушие, денег и прочих земных благ. Может, и мне пришла пора пустить слезу, обнять папочку и попроситься обратно в Англию?

Но я не умею… Не умею просить — даже у родного отца! За моей спиной хлопнула дверь, и Дим-Дим радостно всплеснул руками:

— А вот и медсестричка! Пришла поставить Чире клизму!

— Ему клизма не поможет, ему даже укол не помог!

Я тоже оглянулась и остолбенела — там стояла Лида!

Стальная леди поправляла небрежно наброшенный на плечи белый халат и брезгливо взирала на этот пьяный фарс. Лиде белое к лицу даже больше, чем черное. В белом она похожа на Снежную королеву, совершающую краткую контрольно-ревизионную вылазку из ледяного дворца.

Может, услыхав недобрую весть, решила уменьшить страдания болящего и помириться с ним? Хотя вряд ли, Лида слишком сильная личность для такого слащавого чувства, как элементарная жалость… Скорее, пришла убедится, что ее вечный должник останется жив и по выздоровлении может быть передан в руки судебных приставов!

Дим-Дим жизнелюбиво протянул Лиде стаканчик, свободной рукой указал на узел собственного галстука:

— Давайте выпьем за знакомство! Дима! — Затем крестный привстал и тем же пальцем потыкал моего папашу в грудь под расстегнутой рубашкой: — А это Джордж! Как президент Буш!

— Какой именно — младший или средний? — презрительно поинтересовалась Лида.

— Единственный и неповторимый! — объявил отец, совершил ряд сложных мышечных сокращений, в итоге смог подняться с тумбочки и даже попытался поцеловать Лиде руку.

Но она только поморщилась:

— Что, в тюрьме есть не только лазарет, но еще и КВН?

Родитель картинно задумался и изрек:

— Давно не был — не знаю!

— Джордж, ты сильно сказал! Молодец! Я всегда был твой поклонник — хочешь пяточку? — Алик потянулся к папке с подозрительного вида сигаретой, но зацепился о капельницу, рухнул сверху Чиры на кровать и попутно умудрился задеть стул с Дим-Димом — как в дешевой ситуационной комедии.

Лида снова поморщилась, крепко взяла меня за предплечье:

— Ника, что ты здесь делаешь? Пошли отсюда, позовем врача… — и выпихала в коридор.

Строго повелев ждать ее около машины, направилась в ординаторскую.

А когда мы сели в машину, отчитала:

— Вероника, где ты умудрилась познакомиться с этим ковбоем?

— С каким? — не уразумела я.

— С этим Джорджем, или кто он такой… Ника, у него два срока на лбу пропечатаны крупным шрифтом! Твой папа придет в ужас, когда узнает, с каким типом ты встречаешься!

Я смутилась и стала сбивчиво оправдываться:

— Я с ним не встречаюсь! Я его видела первый раз в жизни!

— Не пытайся меня обманывать, я десять лет отработала в следствии! Он же тебя обнимал, когда я зашла…

Пришлось капитулировать:

— Это мой… родственник… Но очень-очень дальний!


Если девушку некому обнять, кроме родного отца, — значит, вид у нее препоганый.

Я вылезла из-под душа, протерла зеркало в ванной и стала разглядывать собственную внешность. Гордиться нечем — вид у меня замордованный, как у узника совести. Мокрые волосы свисают сосульками на лоб, брови давно забыли про пинцет и прочий профессиональный уход, под глазами мешки, губы пересохли и потрескались, а кожа усталая и обессиленная.

Я порылась на полочке, выбрала маску, гарантирующую эффект сияния и оздоровления для кожи, подвергающейся ежедневным стрессам. Нанесла, старательно соблюдая указанные в рекомендации направления движения пальцев, обмотала голову полотенцем, устроилась на уютной софе, поджала ноги и закрыла глаза, отсчитывая положенные пятнадцать минут, и незаметно провалилась в хронодыру.

Среда. 10:25

Утро выдалось хмурым. Когда я с трудом вынырнула из липкой сонной мути и разлепила веки, солнце уже пробилось сквозь осенний туман к середине неба, часы безжалостно показывали не только дневное время, но и новую дату. Самую поганую дату в календарном году — мой день рождения. Я никогда не праздную, поэтому мне наплевать, что я плохо выгляжу. Задрыхла, не смыв маску, кожа у меня теперь бледная, как у фарфорового Пьеро, и даже накраситься уже не успею — но это фигня!

Гораздо хуже, что мне очень хочется есть…

Домработница к нам ходит всего три раза в неделю, сегодня не ее день, и готовая пища, скорее всего, закончилась, даже бутерброд смастерить займет какое-то время, а я уже и так безнадежно опоздала на работу!


Я поплелась на кухню по бесконечным рекреациям, размышляя, как тоскливо было отцу в этих красивых и нежилых комнатах совершенно одному. Представила, как поздней ночью папа брел по этой самой галерее, пытался вспомнить, каким хитрым способом здесь включается свет, одинокий, как Рыцарь печального образа, споткнулся, вспомнил про меня, просветлел челом и на следующий день решил вернуть домой…

А когда я стала осторожно скользить по винтовой лестнице со ступеньками из прозрачного стекла, цепляясь за сверкающие перила, то задавалась еще одним вопросом — зачем вообще строить такие крупнокалиберные особняки, если реально используются те же три-четыре комнаты, что и в обычной городской квартире? Но если ОНИ с маниакальным упорством строят махины, похожие на феодальные замки, почему в стандартном комплекте к сооружениям не поставляется многочисленной свиты, обряженной в турнюры и шлафроки, штата кухарок, лакеев и своры борзых собак? Из всей рыцарской атрибутики в отцовском замке присутствует только охрана, в функции которой приготовление пищи и последующее мытье посуды не входит.

Я добралась до кухни, но вместо завтрака обнаружила там Дим-Дима.

Крестный был бодр, весел и за неимением спортивного снаряда для утренней гимнастики упражнялся с джезвой.

— Ника, солнышко, поздравляю, с меня подарочек! — Он обнял меня свободной рукой, чмокнул в щеку и налил мне кофе.

Я вежливо кивнула, поставила горячую чашку на блюдце и понесла в гостиную, лавируя среди предметов обстановки, ковров и арт-объектов смутного функционального предназначения.

Среда 10:35

В отсутствие завтрака отец грустил в кресле, прижав к виску запотевшую банку пива, и сосредоточенно слушал «Пинк-Флойд». Крестный вошел следом за мной.

— Дим, скажи мне — за каким мы вчера так гасили?

— Алика-Хруста провожали в Москву!

— Да? — усомнился отец и оглядел распростертое прямо на ковре в йогической савасане [6] тело Алика: дух вольного музыканта бродил где-то за внешним пределом круга сансары.

— Он решил остаться? — робко предположила я.

Родитель перевел страдальческий взор с Алика на меня:

— Ника, а ты чего такая бледная? Неужели мы тебя вчера тоже напоили? — Он виновато вздохнул и протянул мне банку с пивом.

Я не люблю пиво, вообще не люблю жидкости с пузырьками — даже шампанское. Но папа так редко обо мне заботится, что я взяла банку, отхлебнула с ним за компанию. Пока у папы такое философское настроение, мне надо отважиться и задать ему самый главный вопрос — вопрос, который мучает меня со дня возвращения на родину:

— Папа, а как определить, полный негодяй человек или нет? Допустим, у человека грязные кроссовки или он машину редко моет — он полный негодяй или просто негодяй?

— Ника, ну что за глупость! Какой ты еще ребенок! Причем тут кроссовки? Негодяй — это человек, который не хочет жить правильно… Сознательно нарушает социальные нормы…

— Па, ты что, никогда не нарушаешь социальные нормы?

— Ника, ну сама подумай, какое отношение социальные нормы имеют ко мне? — Родитель иронично прищурил один глаз, но голос его звучал совершенно серьезно. — Я и так всегда поступаю по справедливости! Справедливость — самая главная норма…

Где-то я про моральный закон внутри нас уже слышала. Вспомнила: на курсе истории философской мысли! Мой отец — неокантианец, я наивно заблуждалась, когда считала его приверженцем панк-рока!

— Вон наглядный пример — негодяев видно сразу. — Отец указал на плазменный экран, по которому беззвучно и плавно, как рыба в аквариуме, проплывал крупный план Брэда Питта.

Брэд послал мне разочарованную улыбку, окруженную легкой щетиной, я поняла — это знак. Пора закинуть удочку насчет вернуться в Англию, но опять не успела — в нашу семейную идиллию вторгся Сан Саныч Славин. Возник внезапно, как ниндзя, и водрузил на стол икебану из плоских листьев с высокой экзотической колючкой в центре.

Самурайская вещь, наверное, это мне — подарочек. Я улыбнулась сэнсэю.

Он тоже просветлел лицом:

— Алексеич, тебе не надо ехать в травматологию, тебе достаточно спросить про стальную женщину у Ники! Они знакомы!

— Откуда ты знаешь?

— Я не знаю. Это элементарная логика: она назвала Нику по имени, а потом они вместе ушли — естественно предположить, что они знакомы и знакомы достаточно хорошо!

Я тоже поднаторела в дедуктивном методе и сразу сообразила — цветы не мне!

— Ника… — окольными путями начал папаша, но быстро сбился и стал оправдываться: — Ну, мы давно не виделись с друзьями, когда-то вместе одну музыку слушали, потом играли…

— Да, жили весело, — поддакнул Дим-Дим, — есть что вспомнить!

— Встретились, вспомнили, поехали проведать приболевшего приятеля, ну выпили, может даже лишнее, Дима понес какую-то ахинею…

— Это ты, Гошка, начал буровить про тюрьму и волю, и все девчонки разбежались… Ника, твой папа мизантроп — с ним нормальным людям пить нельзя!

— Дима, это ты меня не остановил!

— Гош, я тебя сто лет знаю, ты как на принцип упрешься, тебя танк не остановит…

— Георгий Алексеевич, никто не виноват, это следствие общего переутомления! Вы все слишком много работаете, — проявил дипломатическую сноровку товарищ Славин.

— Да!

— Ника, я просто хочу извиниться… перед доктором…

— Она не доктор!

— Ника, значит, ты ее действительно знаешь!

— Да, это аудитор… аудитор Чигарского…

— У Чигарского есть аудитор?

— Какой Чира сволочной! И сам скурвился, и ребенка тебе испортит, — возмутился Дим-Дим, деловито отобрал у меня банку с пивом и отпил. — Мало того, что денег нам должен, как Гондурас — Валютному фонду, так еще и таких аудиторов от нас скрывает!

— Бывших аудиторов… — Я скрепя сердце отдала папке визитку.

Папочка повеселел, откашлялся и запел в телефон романтическим баритоном:

— Лидия Григорьевна, это вас беспокоит Шеремет, отец Ники… Да, переживаю за ребенка… Очень… Вы правы, я ее плохо контролирую! Да, спасибо вам огромное… Да-да, мало уделяю… Хотел с вами посоветоваться… Конечно, завтра — значит, завтра, любое время меня устроит, без опозданий — я о-о-очень ответственный!

— Пап… — Я опасливо покосилась на чернильную колючку в букете, осознала, что еще не готова остаться сиротой, и намекнула: — Может, ты другие цветочки купишь… Попроще… Ну, лилии или розочки… А то у Лиды хобби специфическое…

— Какое же? — заинтересовался отец.

— Стрелять из снайперской винтовки по быстро движущимся целям!

— Алексеич, пригласи даму на охоту! — бесстрастным голосом присоветовал Славин. — Мы же собираемся… Уже вертолеты у МЧС заказали…

Отец благодарно кивнул советнику и взялся отвезти меня на работу лично.

Среда. 11:51

Рабочий день давно ступил в активную фазу, и в офис я попаду через считанные минуты. Вообще-то ездить с папой — занятие для сильных духом, я к их числу не отношусь. Пришлось намертво вцепиться в сиденье и успокаивать себя тем, что бледнеть дальше мне некуда и отец не заметит, что я боюсь.

На дальних подступах к офису свершилось чудо — папа не просто сбросил скорость, он вообще лихо тормознул около ряда однотипных ларечков из некогда белой, но за давностью лет посеревшей от пыли и грязи облицовки, в которых замордованные жизнью тетки торговали цветами, купил охапку роз — не торгуясь и вместе с пластмассовым ведерком, — протянул мне и извиняющимся тоном добавил:

— Ника, солнышко, прости, ради бога! Я тебя не поздравил с днем рождения, замотался, забыл…

— Ничего страшного, я….

Тут слова застряли у меня в горле, как рыбная косточка, — я подняла глаза и поняла, почему на отца внезапно накатил комплекс вины. Прямо над шоссе нависал баннер, не предусмотренный рекламным планом агентства «Магнификант»:

«С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, ВЕРОНИКА!»

Броская надпись бежала поверх моей фотографии, увеличенной до гигантских размеров. Я скверно получаюсь даже на маленьких снимках, а наблюдать свои недостатки в таком циклопическом увеличении просто немыслимо!

Я беззвучно зашевелила губами:

— Неужели это я? Неужели я так ужасно выгляжу? Кто, ну кто меня здесь возьмет замуж?!

В голове мгновенно образовался свинцовый шар, я ткнулась лицом в собственные колени, всхлипнула и сделала то, на что так долго не решалась, — стала умолять отца:

— Папа, папочка, я не могу здесь жить! Отошли меня обратно в Англию!

В Англию — туда, где по-русски говорят только профессора университетов, где мирные люди футбол смотрят по телевизору, где экологи победили смог, а потребители — рекламу, где нет «нулевых скидок», где принимают кредитные карточки даже в книжных магазинах, где девушки ходят в клубы без охраны и могут заработать достаточно, чтобы обходиться вообще без мужа!

Я набрала в грудь воздуха и хотела сказать все это отцу, но он меня все равно не услышал бы, так как слишком громко орал в телефон:

— Игорек, я тебя наизнанку выверну за такое поздравление! Мне безразлично, кто тебя попросил: хоть хороший клиент, хоть президент! У тебя есть час — сними эту грязную тряпку к такой матери! В гипсе ты или нет — отскребай, хоть зубами отгрызай! Твои люди — твоя проблема, что их нет! Ладно, — папа хмуро посмотрел на швейцарский циферблат, — два часа с учетом пробок!

Среда. Полдень

Я вошла в офис, пряча заплаканную физиономию среди бархатистых бутонов, и поскорее шмыгнула в кабинет к Аленке. Подружка услышала о моей беде, протянула мне пудреницу с зеркалом и носовой платок:

— Ника, не расстраивайся из-за фигни! Анрик попросил шефа разместить на день вместо глазированных сырков… Я не знала, что там, правда… Какой урод!

Я задумалась, вспоминая небритый подбородок и улыбку своего любимого клиента. Он улыбается совсем не так, как артист, который опасается выйти за метки для оператора или нарушить пределы режиссерского замысла. Андрей все делает очень естественно, такому человеку можно доверять. Он не урод, он очень хороший!

Просто плохо разбирается в наружной рекламе…

— Ну его, этого молочника! — Аленка презрительно махнула рукой, подсела поближе и интригующе зашептала: — Утром твой парень приезжал — такой классный, почти как Жека! И машина у него просто разрывная! Оставил тебе подарок!

Сердце у меня заколотилось часто-часто! Вик приехал! Он же меня тоже любит! Вик помнит про мой день рождения, он почувствовал, как мне здесь фигово, все бросил и прилетел. Поэтому не звонил и не писал два дня!

Я провезла по покрасневшему носу Аленкиной пуховкой и побежала в рабочий зал.


На моем стуле восседал полутораметровый плюшевый монстр, привязанный за передние лапы к большому букету цветов и маленькой коробочке. Канцелярскими ножницами я перерезала золотистую ленточку, освободила бедолагу, отправила розы в ведро — в компанию к папиным — и приступила к профессиональной упаковке из скрипучей бумаги и ленточек. Откинула крышку с вензелем уважаемого ювелирного дома и обнаружила сладострастно мерцающие среди черного бархата бриллианты!

Впечатляет!

Бриллиантов по такому ничтожному поводу, как день рождения, мне еще никогда не дарили. Честно говоря, и по другим поводам их никто не дарил! Я извлекла ювелирное украшение и взвесила на ладони — лучшие друзья девушек осыпали меня сверкающими искорками в такт телефонному звонку.

— Ника! Ты приехала! Я тебя поздравляю, целую! — чирикала где-то далеко Лорка, — Как тебе зайка? Скажи — славный?! А сережки? Трифон выбрал, мне другие понравились — эти такие тяжелые… Тебе уши не тянут?

— Нормально, — вздохнула я. Мне сложно оценить Лоркину заботу — в моих мочках до сих пор отсутствуют дырочки для сережек! — Большое вам спасибо! А Паша далеко?

— Не знаю! Где-то ездит… Я ему скажу, что тебе все понравилось.

Самый лучший подарок — тот, который ты выбрал себе сам.

Поэтому я включила комп, нашлепала приказ о назначении меня на высокую должность исполнительного директора, примерилась, зарядила в принтер листик с почти настоящей подписью Чиры. Получилось очень эстетично. Документ произвел фурор среди бухгалтеров и начальника производства, и я, довольная, стала просматривать почту.

Письмо от Вика уже болталось в списке с пометкой «spam».

Dear Foxy,

Я только вернулся из Честера и все еще недоумеваю по поводу семинара профессора Свенсона. За исключением общих положений — дебифер [7] составляет актуальную проблему, но применительно креали…

Дальше можно не читать — я напрасно переживала. По сравнению с глобальной проблемой единых стандартов учета человеческая жизнь — песчинка! Раз Вик так считает, значит, у него все нормально, он просто заработался и забыл про мой ДР, точно так же, как отец! Надо ему мягко напомнить — я выбрала в списке готовых шаблонов писем подходящее название — «Мой день рождения», — скопировала текст и отправила, даже не читая, ностальгически вставив в верхнюю строчку

Vick, darling… а в самый конец — your Foxy.

Когда мы с Виком познакомились, я только переехала в Англию и продолжала красить волосы по-домашнему — в цвет апельсиновой корки; с тех пор он называет меня Лисенок.

Насчет лисы — дельная мысль!

Лиса-оборотень из взрослой сказки Пелевина носила колечки — подарок любимого, — продев в уши, как серьги. Но можно сделать наоборот! Я снова вытащила коробочку, сняла цепочку, проверила тугой ювелирный замок и нанизала на цепочку, как кулон, — нет… Выглядит слишком банально! А еще я слышала, что разъединять парные предметы — серьги, башмаки и прочие чашки-блюдца — дурная примета: можно остаться без пары. А мне этого совсем не хочется. Я добавила вторую сережку, снова застегнула цепочку на шее и вышла в холл полюбоваться в большое зеркало.

Повертелась так и эдак.

Получилось необычно и очень стильно!

Среда. Вторая четверть после полудня

— Ника, ты очень хорошо выглядишь! — Андрей смотрел на меня с пристрастной внимательностью и говорил подкупающе искренне. Мне даже не хотелось сомневаться в правдивости комплимента.

— Спасибо… И за баннер с поздравлением тоже!

— Да, многообещающая технология…

— Вы так остроумно придумали! — соврала я и покраснела.

Анрик тоже покраснел. Когда взрослый мужчина краснеет, то кажется совсем беззащитным. Сразу хочется его обнять, прижать к щеке и унести домой, как грустного плюшевого медвежонка, засидевшегося в витрине! На душе у меня потеплело, я улыбнулась, подошла к Андрею поближе, протянула ему руку, и он сразу сунул мне объемистый пакет с названием близлежащего бутика.

Я заглянула внутрь — там обнаружилась кожаная сумка из прошлогодней коллекции «Шанель» с большим золотистым лого. Я стараюсь избегать пафосных брендов и узнаваемых логотипов. Они слишком похожи на подделки! И выйду с такой сумкой на улицу не раньше чем лет через пятнадцать-двадцать, когда она превратится в безусловный «винтаж»!

Все равно приятно — сумка дорогущая, Анрик наверняка вывалил за нее ползарплаты, а то и больше, даже на цветы не осталось! Может, этот занудный Дольников у него с зарплаты вычитает амортизацию за использование автомобиля? Действительно, не важно, сколько у мужчины денег, — важно, сколько он готов на тебя потратить!

А бриллианты — на самом деле это не мне, это отцу! Ведь согласно российской деловой этике один авторитетный бизнесмен не может непосредственно подарить другому еще более авторитетному бизнесмену женское ювелирное украшение. Так что это вообще не подарок — это деловое предложение. Как говаривал воспетый в прозе и кинематографе величавый дон Корлеоне, «Я сделал ему предложение, от которого невозможно отказаться!» Формально предложение Паша будет делать мне, а отказываться придется отцу. Во всяком случае, я рассчитываю именно на такое развитие событий!

Медленно и аккуратно я упаковала сумку обратно в пакет, а Андрей спросил:

— Ника, как ты будешь праздновать — дома с мамой?

Я неопределенно пожала плечами:

— Еще не знаю… — Сейчас возьмет меня за руку и пригласит в забегаловку вроде «Макдоналдса», но я решила, что все равно пойду!

Анрик мой самый первый клиент, и вообще…

— Извини, Андрей, тут срочное дело! Вероника, зайдите ко мне. — Начальник охраны пресек нашу приватную беседу и бесцеремонно потянул меня за свитер.

Я помахала Андрюхе рукой:

— Созвонимся!

Федор Владимирович увлек меня за железную дверь.

Плотно прикрыл двери кабинета и сбивчиво начал:

— Вероника… кхм… Георгиевна… Вот, к нам обратились… Просят документы…

— Мы к вам с проверкой! — прервал его монолог молодой человек в скромном костюмчике.

Он и сам был такой же, как серый пиджак, — среднестатистический, полинявший и сонный. Только глаза сверкали и утомительно буравили окружающую действительность, как алмазная дрель. Рядом переминался с ноги на ногу тип покрупнее и повеселее. В неформальной куртке с вышитой китайскими народными мастерами эмблемой «Ред булз», прикрывающей зачатки пивного животика. Оптимист взмахнул у меня перед лицом документом, который я даже рассмотреть не успела, и добавил:

— Со встречной проверкой! Изымем у вас документы в отношении рекламы подакцизных товаров…

Я радушно развела руками:

— Чаю хотите? Или кофе… с шоколадкой?

— Мы торопимся!

— Тогда вам лучше приехать завтра!

— У нас нет такой возможности…

— Но вы же не можете проверять нас в отсутствие директора?

— Пригласите исполняющего обязанности…

— Главбуха пусть позовет!

Я придала лицу печальное выражение и повысила голос, чтобы бухгалтерше, замаячившей в дверном проеме, тоже было слышно:

— Понимаете, с директором произошел несчастный случай — он сейчас в больнице и никого не успел назначить… А бухгалтер, когда узнала, что с директором плохо, слегла с сердечным приступом!

Деверь возмущенно хлопнула, и бухгалтер исчезла.

— Девушка, что за ерунду вы говорите! У вас есть устав предприятия? Несите учредительные документы, вместе посмотрим, кто у вас главный в отсутствие директора, — стал терпеливо объяснять мне «темный».

— Учредительные документы? А я не знаю, где они… Я совсем недавно работаю, стажером в отделе рекламы…

— А здесь что вы сейчас делаете?

— Сейчас жую жвачку, — честно сказала я и надула пузырь.

Получилось не так хорошо, как у певицы Алисы Духовой, но все же достаточно глупо. Оптимист фыркнул:

— Солнце, а из взрослых кто дома?

Я безнадежно пролепетала:

— Сейчас — никого! Вам лучше приехать завтра! А лучше — после выходных.

После упоминания выходного проверяющие вынуждены были идентифицировать меня как случай клинического идиотизма, снизошли, собрали в файл несколько бумажек, написали на листке телефон и загадочную аббревиатуру, скололи все для надежности канцелярскими скрепками и вручили мне с наказом не терять, а отдать лично в руки бухгалтеру.

Я проводила зловредных дядек до двери и вернулась к компьютеру с тяжелым сердцем — похоже, дела Чигарского совсем плохи, пора искать новую работу, иначе отец меня опять трудоустроит по своему усмотрению! Надо привести волосы в порядок, купить строгий костюмчик и начинать повсеместно спамить резюме!

Не стоит откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня, — я безотлагательно принялась выуживать поисковиком рекрутинговые компании и всякие сайты по трудоустройству. Придумала и разместила виртуальное резюме, ждала, когда хлопотный день закончится, и размышляла, как привести в порядок волосы в городе, в котором не знаешь ни одного приличного стилиста. Даже просто хорошего парикмахера я тут не знаю.

Я стала искать информацию о местных парикмахерских конкурсах, наковыряла пару фамилий и телефонов, принялась звонить и даже записалась на стрижку. Завтра на двенадцать — придется изобрести благовидный предлог и свинтить из офиса на пару часиков!

Остаток дня пролетел приятно и необременительно. А сон мой был здоровым и полноценным. Завтрашний день обещал благодатную лень, которая неизбежно, как зимняя эпидемия гриппа, разливается по фирмам и предприятиям в отсутствие строгого начальника.

Четверг. 10:35

Заехать посидеть в офисе перед стрижкой — плохая идея.

Стоило мне устроиться в рабочем кресле и включить монитор, как рядом раздалось характерное шарканье и сосредоточенное сопение. Главбухша шлепала разношенными туфлями без задников прямиком к моему столу:

— Вероника, где документы?

— Не беспокойтесь, я отвезу Игорю Викторовичу, — Конечно, отвезу.

Вот он — легальный повод сбежать из офиса и поехать к стилисту! Я вытащила файл с документами из ящика стола и демонстративно положила в сумку.

— Я здесь всегда занималась проверками! Кому это здесь надо — бегать, улаживать за вами за всеми, взятки давать — это подсудное дело!

Меня такими россказнями не проймешь, я и сама уже научилась взятки разносить. Радости от этого занятия мало — но недюжинного интеллекта не требует. Скорее, терпения и доброжелательности. Здесь, в провинции, среди мелких и мельчайших представителей власти царят патриархальные нравы позднего застоя — даже если некто готов дать взятку, еще не факт, что ее возьмут. Взятка — процесс почти интимный и требует не просто личного контакта, а определенной близости.

Прежде чем удастся осчастливить ближних хрустящей «открыточкой» с портретами американского президента, или блоком дорогих сигарет, или шоколадкой, или журналом с хитроумно запрятанной там денежкой, приходится вынести цунами семейных историй, грязные ливни рассказов о подковерных интригах в местных органах власти или красочный пересказ пары кинохитов! Я всегда слушаю терпеливо — в большом городе всем по-своему одиноко, и должность не имеет значения. За мое долготерпение люди мне охотно помогают.

Так что ходить нестриженой до самого конца проверки из-за бухгалтерской тыквы у меня нет никакой причины. Я строго сдвинула брови:

— Подождем и сделаем, как Игорь Викторович скажет…

— А я не буду ждать — у меня уже сердце колет! Я так не могу работать, я уволюсь!

Как она меня угомила — постоянно отвлекает работой от жизни!

Я тоже перешла на резкий голос:

— Увольняйтесь — здоровее будете! — Дверь в бухгалтерию хлопнула с такой силой, что по офису пролетел сквозняк, похожий на торнадо.

Письма, счета для заказчиков, заявки и планы рекламных кампаний слетели со стола на пол. Я бросилась подбирать бесценные составляющие производственного процесса и сквозь легкий флер зависти вспоминать менеджеров месяца — сидят небось в отдельных кабинетах — ни забот ни хлопот! Нарисуют пару диаграмм, проведут мини-конференцию без отрыва от компьютера, а потом целый день трещат по аське, шлют SMS-ки и пишут комменты в ЖЖ!

Точно — у таких образцовых метросексуалов обязательно должны быть блоги! Я быстренько вытащила визитки, просмотрела сайт сигаретной корпорации, погуглила по разным ресурсам, убедилась, что Артемий продолжает отсвечивать резюме в респектабельных хед-хантинговых компаниях и подыскивать должность посерьезнее, а вот Егор шаг за шагом строит успешную карьеру в корпорации уже третий год. На должности с приставкой «вице» обладатель блога под гордым готичным именем «Рinо4Ёт» вряд ли остановится!

Ну вот — у меня вообще со временем сложные отношения: любые часы, оказавшись на моем запястье, норовят остановиться. Уже

13:13,

значит, в парикмахерскую я безнадежно опоздала. Видно, капризная судьба предначертала мне отпустить косу до пояса, как у Василисы Прекрасной. Раз так, о стрижке придется на какое-то время забыть.

Я наморщила лоб, сгруппировала таким образом умные мысли и стала кропать письмо — о верности вассальному долгу в отдельно взятой корпорации, поделилась тайной мечтой работать по четырнадцать часов без всяких выходных, приправила избранными отрывками из вымышленного резюме и закончила письмо прямым вопросом о наличии вакансий.

И вознамерилась отправить, но вовремя спохватилась. В корпорациях не дураки сидят, и уровень компьютерной грамотности у них повыше, чем у здешнего главы департамента внутренней безопасности. Вдруг они проверят IP, с которого приходят письма от «идеального кандидата», и поймут, что человек работает в одиозном агентстве «Магнификант». Работать в агентстве у Чигарского — не самая лучшая рекомендация, даже если абстрагироваться от того факта, что в моем гладеньком новом резюме агентство вообще не упомянуто!

Я сбросила файлы с письмами и резюме на флешку, публично объявила, что уезжаю в больницу к шефу, взяла казенный мобильник и направилась прямиком в соседний интернет-клуб, чтобы избежать магии родительского имени и дурного влияния IP-адреса агентства Чигарского. В конце концов, документы подождут — шефа так закатали в гипс, что он никуда не убежит, а до понедельника еще полно времени!

Четверг. Виртуальное пространство — мир за пределами времени

Как давно я не посещала вольного виртуального пространства под названием «ливджорнал». Здесь появилось столько интересного!

Я наспех зарегистрировалась, с единственной целью — расточать хвалебные комментарии в блоге Рino4Ёта-Егора, а в перерывах между этим увлекательным занятием стала просматривать странички прочих пользователей, бродить по ссылкам и совершенно забыла о времени! В виртуальном мире время течет иначе — современная физика еще не раз столкнется с этой фундаментальной проблемой бытия.

Мои усилия вознаградились — я получила приватное послание. Егор уведомлял блоггера Sergeant-Pepper, что впечатлен его личными и профессиональными достижениями, что планирует развивать адвертайзинг в порядке диверсификации, а в стратегической перспективе намерен выводить рекламу в самостоятельное направление и будет нуждаться в ЛОЯЛЬНЫХ специалистах. Ох, нифигасе — если в полдевятого вечера Егор занимается деловыми вопросами и наверняка торчит в руководящем кабинете — тут без лояльности никак!

Я начала писать панегирик лояльности и как раз вставляла пространную цитату из Дерриды — потому что Деррида плохого не напишет! — когда зазвонил телефон и незнакомый мужской голос сухо представился:

— Капитан Костенко.

— Вы номером ошиблись — у меня нет знакомых моряков!

— Вероника Георгиевна, я два раза на один анекдот не смеюсь, — гневно заскрежетала трубка, — Вы меня и так уже сегодня разыгрывали, хватит — я держу в руках приказ о вашем назначении на должность исполнительного директора и заявление от вашего бухгалтера…

— Об увольнении?

— Хватит паясничать! Не будешь стоять передо мной через пятнадцать минут, здесь, в агентстве, — рявкнул Костенко, — вызываю физподдержку и ломаю ваши сейфы!

Я вытащила и развернула бумажку, которой наделили меня проверяющие. Недоуменно прочитала: Костенко Владимир Аркадьевич, точно — капитан! За званием следовала непроизносимая аббревиатура. Я попыталась набрать Лиду, чтобы узнать, какими икс-файлами занимается указанная милицейская структура, но телефон отвечал бесконечной сагой об абоненте, находящемся за пределами досягаемости.

Придется возвращаться в агентство!

Четверг. 21:03

В полутемном офисе было совершенно пусто, каждый шаг отдавался гулким эхом, как в подземелье, поблекшее в целях экономии электроэнергии освещение зловеще отражалось в зеркальной стене; охранник куда-то сгинул, и только Аленка жалостно хлюпала носом, сидя на гостевом стульчике в собственном кабинете.

А хмурый Костенко курил прямо за ее столом. Он молча придвинул мне рукописный текст, озаглавленный «Заявление», из которого я узнала, как принуждала главбуха искажать налоговую отчетность, шантажировала увольнением и даже угрожала мужественной гражданке физической расправой. Все эти злодейства я производила на глазах дамы, занимавшей должность психолога и готовой подтвердить вопиющие факты нарушения трудового и налогового законодательства в суде!

— Это какая-то ошибка! — Я удивленно хлопала глазами.

— Где?

— Здесь написано: «В прокуратуру…» — а вы сотрудник МВД!

— Шеремет, ты напрасно считаешь себя самой умной! Не Чигарский и не эта бедная женщина-бухгалтер будут отвечать за незаконное размещение рекламы — а ты с подружкой! Вы вдвоем понаставили левых щитов и брали с людей наличные деньги!

— Мы же не сами щиты вкопали — подумайте! Они такие тяжелые, их только краном можно поднять! Мы бы даже яму под бетонное основание вырыть не смогли, у нас руки слабые… — снова разревелась Аленка. — Может, мы как-то договоримся…

— Значит, Шеремет помимо срока за незаконную предпринимательскую деятельность получит еще три года за организацию преступного сообщества, а ты, Коробцева, сядешь за соучастие и провокацию взятки! Хотите меня подставить на коррупции? Нет, девочки-ромашки, не получится, своих денег у вас все равно нет…

— Мне надо позвонить адвокату!

— Солнце, бесплатные адвокаты бывают только в американском кино! Мне по-человечески жаль ваших бедных пап и мам!

Тут не выдержала уже я и непритворно хлюпнула носом:

— У меня нету мамы!

— А у меня — папы, и квартиры тоже нету… А Чигарский нас за все штрафует, заставляет работать и по субботам, и по воскресеньям! Мы вам благодарны будем, если его посадят!

— Тут все просматривается и записывается… — всхлипнула я и указала на заспанный глазок камеры. — Отсюда даже ластик не вынесешь!

Владимир Аркадьевич наконец смягчился и согласился обсудить с нами правовой беспредел Чигарского на нейтральной территории.

Четверг. 21:40

Из нейтральной территории в родном городе я знаю только ресторан русско-японской кухни «Сакура», в который ходила вместе с крестным. То, что заведение неразумно дорогое, меня даже устраивает — ведь надо как-то убедить дотошного капитана, что денег у нас достаточно — если не на всю долгую, беззаботную жизнь, то на серьезную взятку хватит!

Но идея культпохода разбилась о неприступную преграду.

Швейцар надменно кивнул на фундаментальную табличку «Санитарный день», а когда скромный американский полтинник перекочевал из моей ладони в рукав его форменной шелковой пижамы, мало похожей на одеяния эпохи сегуната, ресторанный самурай склонился к моему уху и интригующе сообщил:

— Сегодня — никак! У нас… сейчас… Шеремет отдыхает… с дамой — велел всех выгнать и никого не пускать…

Надо признать — папка тусит с большим художественным вкусом! По агрессивному черному транспортному средству, замершему на стоянке рядом с кабаком, я уверенно определила, кто его таинственная спутница, и попятилась от дверей назад.

— Послушай…те, Вероника, а этот Шеремет — вам родственник? — Гражданин капитан напрягся и перешел на «вы».

— Что вы, не родственник, даже не однофамилец!

Но так запросто провести профессионала мне не удалось — Костенко натянуто улыбнулся, сразу заторопился по сверхурочным делам, откланялся, пообещав нам с Аленкой повестки и скорую встречу в его рабочем кабинете. Я отвезла хнычущую «подельницу» домой на такси и стала думать, как выкрутиться самой и не впутывать отца в неприятную историю с милицией.

Но ничего не придумывалось!

Здешних законов — официальных и неписаных — я не знаю, придется искать консультанта с широкими взглядами на правовые нормы! Память услужливо нарисовала мне цветочный бутон, страдающий за жестокой колючкой. Следом на мысленном экране возникло голое мускулистое предплечье, закаленное в боях без правил с суровой действительностью. Я секунду поколебалась и набрала номер Паши, но в трубке раздался обиженный голосок его девушки.

— А Паша где?

— Я сама его жду… — Лорка всхлипнула, — Я поменяла симки в телефонах. Трифон как допрет, что его телефон у меня, — сразу сюда за мной приедет!

— Куда приедет?

— Как — куда? В долбаную ментовку, в пятнадцатое отделение!

— А что ты там делаешь? — похолодела я.

— Отдыхаю, — угрюмо объяснила Лорик, — Попросила этого урода купить колготы! Кот мне все колготы порвал… Ну куда я в рваных пойду — так?

— Так…

— А этот невменяемый стал орать, что пацан за колготами не ходит! Ну, я ему тоже все сказала, а он меня за волосы и в ментовку. Сказал: остынь! Представь, только утром три прядки нарастила, прическу сделала, а сейчас на голове вообще волос не осталось!

— Какой кошмар!

— Ника, он без телефона долго не сможет. Трифон же не дурак, сразу догадается, где его симка. Если он тебе срочно нужен — приезжай, подожди его здесь со мной.

— Да нет, я лучше перезвоню завтра…

Всякое желание дискутировать о жизни с Трифоном у меня сразу же истаяло. Вообще в моем сложном случае лучше обращаться к профессионалам, находящимся по ту… а может быть, по эту… словом, на стороне официального закона!

Я преисполнилась решимости и набрала телефон Чупахи.

Четверг. Непроглядная ночь

Несмотря на поздний час, гроза международных террористов откликнулся сразу, уточнил мое местонахождение и исчерпывающе проинструктировал:

— Стой, где стоишь, я за тобой пришлю бойца!

Действительно через четверть часа я, пытаясь отдышаться после скоростного заезда по ночной трассе, сидела в непосредственной близости от нарядного сооружения с заманчивой неоновой вывеской «СИЕСТА. Клуб семейного досуга», а Глеб Васильевич недрогнувшей рукой приглаживал мокрые волосы и слушал про мои беды.

— Ника, твоему шефу помогают серьезные люди, перед его бабой и налоговая, и прокуратура трепещут — какая на вашей фирме может быть проверка?

— Никто ему уже не помогает. — Я разочарованно развела руками. — Шеф рассорился с Лидой и может забыть о помощи «серьезных людей». Крестному и отцу он должен деньги. Скорее всего, он еще многим людям должен, просто я об этом не знаю!

— Чем я тебе смогу помочь? Я солдат, а не дознаватель, это они переносят из кабинета в кабинет папки и получают больше, чем мы, когда голову под пули подставляем. Ника, у этих людей просто нет совести, они умеют только одно — брать взятки! Раз они вас проверяют, значит, кто-то им за это заплатил.

Конечно — им уже заплатили! Потому уродский мяч Костенко отказывается от наших с Аленкой денег! Как я сама не додумалась до такой очевидной вещи?

— Может, надо в антикоррупцию на этих уродов пожаловаться?

— Ника, ты Иглина с антикоррупции хорошо знаешь?

— Вообще не знаю!

— Это Берия в полный рост: сперва возьмет с вас денег, чтобы дело открыть, а потом втрое больше, чтобы закрыть, и в итоге — останетесь ему должны по гроб жизни!

— Что же нам делать?

— Поговори с замом этого своего Костенко!

— Думаете, он захочет со мной договариваться?

— Конечно, захочет — он же дерет жопу за погоны, как мы все! А если его начальника выставят, угадай, кому новые звезды на погоны упадут? Он сейчас может Костенко сурово подставить — тот с вами один, без протокола разговаривал… Извини, секунду, отвечу жене…

Глеб Васильевич повернулся ко мне чеканным профилем.

— Ленусик, в каком круглосуточном я тебе куплю пельмени? Подумай головой! Когда я там буду ехать? У меня еще полная машина работы! — и поспешно отключил телефон — окно досугового учреждения распахнулось, наружу с визгом свесились две полуобнаженные гурии и принялись звонко призывать человека по имени Глеб, требуя, чтобы он все бросил и немедленно возвратился в их жаркие объятия.

Я почувствовала себя ужасно неловко и стала извиняться:

— Глеб Васильевич, я вас отвлекаю?

— Ника, я же семейный человек, меня уже ничто не отвлечет! — преспокойно отрапортовал мне образцовый семьянин и хмыкнул: — Слушай, Ника, вокруг меня одни солдаты — я сразу не подумал, что вы девчонки-кнопочки! Этот ваш Костенко просто любит девок, но без взаимности!

— В каком смысле?

— В прямом! Напоите его и спокойно пишите заявление, что он к вам… гм… до-могал-ся. Сейчас это модно!

— Харишмент?

Абу-Чупаха брезгливо поморщился:

— Долбаные америкосы — уже весь русский язык загадили своей матерщиной, совести у них нет, везде лезут! Только, Ника, сначала договорись с ментами, которых будешь вызывать, поняла? Ты же не посадить его хочешь, а договориться чисто по-человечески?

— Хорошо бы договориться по-человечески, и чтобы отец не знал…

— Договариваться ты умеешь, — обнадежил меня Чупаха, — ты вообще для девочки очень толковая, папа будет тобой доволен! Смотри, когда договоришься с ментами, у тебя будет вроде как уголовное дело, и зам сможет Костенко культурно пододвинуть плечом, за что тебе спасибо скажет. Дешево и сердито!

Действительно! Я принялась благодарить искушенного советчика:

— Огромное спасибо! Какую я вам должна спонсорскую помощь?

— Ника, посмотри на меня. — Я посмотрела.

Надо признаться, что в темном сумраке, на фоне неоновых вспышек Чупаха выглядит как настоящий конкистадор и источает роковое обаяние давно и безнадежно женатого мужчины.

— Я порядочный человек, а не адвокат, за разговоры денег не беру. Если смогу реально помочь — звони, буду рад.

Уже пятница. 00:35

принудила себя провести полчаса в удушливой тесноте круглосуточного интернет-клуба. Под отупляющий визг Дума нацарапала Егору благодарственное письмо с вопросом, в каком городе он планирует начать развивать свои рекламные стратегии, прибавив для солидности, что имею опыт взаимодействия с Земельным кадастром.

Компьютер отправил письмо, беспристрастно отбив на нем время. Ноль часов — тридцать пять минут — пусть знает мое трудолюбие!

Дома обошлось без скандала. Отец еще не вернулся.

А остальным на меня наплевать…

Кругом пусто, тихо, темно и очень страшно!

Я прокралась по темным коридорам, как тень вампира, опустилась на софу, зажгла лампу и оглядела свою комнатку. Хоть здесь мне комфортно — я специально выбрала спаленку самую малюсенькую и уютную во всем доме. Только надо стенки перекрасить в менее агрессивный цвет, купить живой цветок в керамическом горшочке и две диванные подушки, или сразу три, но это потом, а с утра меня ждут другие неотложные дела…

Надо будет: разыскАть-зАма-весельчакА, позво-нитьаленке…

Мысли плыли медленно, неохотно, то ломались на точки-тире, то сливались в одну беспросветную полоску, а потом распадались, как стеклышки калейдоскопа, и осыпались бесконечным дождем цветного конфетти, до тех пор пока меня не изъяли из этого пестрого крошева, тряхнув за плечо. Я открыла глаза, несколько раз моргнула и медленно осознала, что меня тормошит и куда-то тащит отец:

— Ника, вставай, пойдем со мной!

Пятница. 07:27 Раннее утро…

Папа перемещается очень быстро и тащит меня за собой, я болтаюсь, как щенок на поводке, только вместо веревочки его рука! Я едва не подвернула ногу, скатываясь по крутой лестнице, и только когда мы притормозили в гостиной, осознала, что мне очень повезло.

Я уснула одетой!

В гостиной толпилось полно народу — кроме крестного, папиного адвоката, пары охранников я здесь мало кого знаю. Выглядят они недобро, как будто собрались брать приступом областную администрацию. Кто в камуфляжных штанах и сапогах, кто в защитных куртках с множеством карманов и черных трикотажных шапочках или водонепроницаемых жилетах. Вон мелькнула чья-то кобура, армейские погоны, дребезжали молнии на сумках и чехлах, звонко щелкали замки в специальных чемоданчиках, из них вытаскивали ружья, у приземистого мужика на синей куртке буквы «МЧС»…

Кошмар! Потоп? Пожар? Война?

Я повернула голову к окну — за стеклом полыхало тревожное зарево. Всходило солнце — рыжее, лохматое, как моя голова.

— Что это такое?! — рявкнул отец, указывая на дневное светило.

— Рассвет? — неуверенно предположила я, осмотрела выставку сурово экипированных джипов, снова оглянулась на многолюдное сборище, продолжавшее громыхать и суетиться, и успокоилась.

На сегодня Армагеддон отменяется.

Будет охота!

Изыски восемнадцатого века давно пали жертвой истории, джентльмены обходятся без плащей, шпаг и шпор. Английских скакунов заменили вертолетами, бескрайние леса — заповедниками, голландское кружево с манжет — камуфляжем, загонщиков — оптическими прицелами, а грумов упразднили за ненадобностью.

В остальном патриархальная традиция сохранилась.

Папа собирается на охоту и хочет обнять единственное дитя на прощание…

Очень трогательно!

Только будить меня из-за такой малости было совсем не обязательно.

— Ника, я тебя спрашиваю не про рассвет, а кто повесил это безобразие? — заорал отец и подтолкнул меня к окну.

Со второго взгляда я обнаружила, что как раз за нашим забором, там, где еще недавно безмятежно размещалось изображение глазированного сырка «Сладкая долька», появился совсем другой баннер с кадром из фильма — между суровым лицом Высоцкого-Жеглова и хитрой миной Евстигнеева отчетливо и крупно читалось: «ВОР должен сидеть в тюрьме!» И совсем меленько — телефоны некой юридической ассоциации.

— Я не знаю…

Я действительно не знаю. В моем плане размещения рекламных материалов такого изображения нет. Но, сказать по-чесноку, подозреваю, кто мог освоить технологию передачи знаковых сообщений посредством наружной рекламы и самовольно поменять изображения. Вполне возможно, Андрей вдохновился моей похвалой «рекламного поздравления», поделился находкой со своим враждебным родителю шефом и…

Но абсолютной уверенности в этом у меня нет, так что спешить объявлять о смутных предположениях пока не стоит. Папка и так взбеленился больше обычного — того и гляди вместо охоты на птиц и зверей объявит облаву на злополучного Дольникова.

Я не представляю, как надо поступить, чтобы хоть немножко успокоить отца, и на всякий случай предпочла соврать:

— Пап, это не «Магнификанта» щит…

— Так узнай, чей он! Кто мог такое устроить?

— Это очевидно: «Фемида-консалт» — фирма Дольникова, — объяснил родителю штатный правовед, рассовывая по карманам какую-то необходимую мелочевку.

Отец не зря тратится на адвокатов — люди они сведущие!

— Я его разорву за эту хамскую выходку!

— Плакат безвкусный, права на использование кадра из фильма — сомнительные! — Лида спокойно вынула из черного чехла винтовку, поправила оптику, посмотрела на папочку через прицел, аккуратно опустила оружие на стол и стала укладывать. — К тебе, Георгий, к тебе лично, какое этот плакат имеет отношение?

Папочка резко развернулся:

— Какое? Самое прямое!

— Нет, никакого. — Лида так же спокойно до самого подбородка застегнула замок на черной куртке, так что мне даже боязно стало, на кого собирается охотиться профессиональный снайпер — на певчих птичек или на дичь покрупнее? — и тихо добавила: — Шеремет, ты не вор, ты вообще несудимый…

— Да? А кто, по-твоему, вор?

— Я воров не назначаю! — Лида сверкнула, как раскрытая опасная бритва. — Ты сам прекрасно знаешь и Басаргина, и Полторака, и Валежного…

— С формальной точки зрения Лидия Григорьевна права, — снова вмешался отцовский адвокат, — Но, безусловно, Георгий Алексеевич, ваш фактический авторитет среди комьюнити намного выше, чем того же Полторака…

— Только не надо рассказывать мне байки про Полторака, я Бориса Данилыча давно знаю, он у меня по делу проходил…

— Предлагаешь мне заказать футболку с надписью «Я пыль на штиблетах гражданина следователя»?

— Прокурора!

Лида упрятала под черную шапочку последнюю платиновую прядку и так дохнула холодком с высоты должностного авторитета, что родитель разом заметно присмирел.

— Гоша, сделай выводы и не уподобляйся!

Стальная леди взяла отца за запястье, выше часов, и добавила чуть-чуть теплее:

— Сам подумай, кто такой Дольников? Он теленок, он даже не понимает, кто вор, а кто нет, его Полторак на порог не пустит. Поверь мне!

Я вспомнила Анрика, посочувствовала трудолюбивому труженику — ему приходится мириться со скучным, жадным, склочным начальником! И уточнила:

— Папа, а Дольников судимый? Он сидел?

Вероятно, с точки зрения неведомого «авторитетного комьюнити», мой вопрос — вершина комизма. Дим-Дим фыркнул и безнадежно покачал головой:

— Ника, кто его посадит? Он же шахматист!

— Шахматистов даже Сталин не сажал! — подержал крестного сэнсэй Славин.

Все дружно рассмеялись, Лида сдержанно улыбнулась, а папочка окончательно угомонился и хохотал дольше всех, потом спросил адвоката:

— У нас остался с прошлых выборов плакат, который висел около штаба?

— Да, у меня в гараже лежит…

— Давай вези его Нике, пусть развесят напротив супермаркета на Гагарина! — Папа вытащил кошелек. — Никуся, повесь быстренько, ладно? Я тебе заплачу за срочность…

Баннерная война клиентов приносит мне приличные дивиденды!

Я кивнула:

— Ладно!

Довольный папка обнял меня за плечи, заметил обновку и полюбопытствовал:

— Ника, что это у тебя такое?

— Подарок…

— По какому случаю?

— На день рождения… Трифон подарил…

— Какой Павел Николаевич тебе Трифон? И с чего вдруг такие подарки?

— Жениться хочет! — объяснил Дим-Дим.

У крестного на все жизненные ситуации есть всего три универсальных объяснения. Любовь-секс-брак или их отсутствие — он убежденный фрейдист.

— Жениться?

— Пашка-то чем тебя не устраивает?

Дим-Дим потер крупные ладони, готовясь взяться за новое сватовство.

— Меня лично — он устраивает! Только зачем Пашке жениться? У него такая девушка красивая!

Спасибо, папочка, я тебя тоже люблю!

— Поехали, вертолеты ждут…

Народ заторопился к выходу, зашумел, стал толкаться в дверях.

Я помахала денежками вслед охотникам — на удачу, поправила диванные подушки, вернула на место большую напольную вазу и с наивной мечтой подкрепиться двинулась в кухню. Но в дверях столкнулась с домработницей.

— Вы уже уходите?

— Да! Шеремет сказал: ни обедать, ни ужинать сегодня не будет.

— А я? Я тоже есть хочу…

— Ника, купи себе пиццу! У тебя денег полные карманы! — Входная дверь громко хлопнула перед самым моим носом.

Не знаю, почему люди считают меня волевой, наглой или хамоватой: из всей моей кажущейся решительности даже полноценной социальной маски не вылепить!

Я жарила гренки вконец расстроенная — слезы капали на тефлоновую сковородку и злобно шипели.

Куда я лезу тягаться с настоящими взрослыми мусорами, я не могу урезонить даже собственную домработницу!

Но позвонила Аленка, и пришлось снова тащиться в опостылевший офис — бросить коллегу сейчас было бы настоящим свинством.

Пятница. 10:55

Реальная жизнь — грубая и одномерная штука. Даже когда события сменяются стремительно, как сцены в компьютерной игре, главный геймер лишен возможности выкачать из Интернета ключи-подсказки или создать собственный клон и находиться в двух местах одновременно.

Поэтому с утра в офис я не поехала: доверила Аленке хлопотать с заказчиками и гонять производственников. А сама разыскала зама-весельчака через милицейскую приемную, выманив под благовидным предлогом «отсутствия наличия» Костенко.

Мы устроились на венских стульчиках в соседней кондитерской, прямо напротив прозрачной витрины, похожей на хрустальный гроб для полутора десятка засохших пирожных. Я задушевно пожаловалась, что Костенко от мирного урегулирования ситуации отказывается, пугает нас — бедных тщедушных барышень! — уголовным делом и хватает за голые коленки!

Зам слушал меня, вертел кофейную чашечку — в крупных пальцах она выглядела фарфоровым наперстком — и сосредоточенно размышлял. Потом обозвал начальника дятлом, который всех подло долбит и редко делится, покосился на мои сребреники, но мзды не взял, зато пообещал — если что — помогать «чисто по-человечески». О людях, с которыми Костенко договаривался гнобить наше обреченное рекламное агентство, он смог сообщить только, что люди это «серьезные и заезжие». Негусто.

Пятница. 14:10

В пятнадцатом отделении милиции мне не то чтобы обрадовались — но вспомнили и после конфиденциальных переговоров настолько поверили в мою кредитоспособность, что согласились участвовать в пресечении похотливых поползновений.

Удовлетворенная, я вернулась в офис. И посвятила Аленку в тайны своего плана и подготовительных мероприятий. Теперь Аленке осталось сделать самую малость!

Она откашлялась, набрала номер и эротично пропела в ушную раковину Костенко, что мы боимся официальных повесток, всей девической душой истосковались по его капитанскому погону, твердым казенным корочкам, и пригласила в гости к себе. Не домой, конечно, — своего собственного жилья у Аленки нет — она назвала Костенко адрес временного съемного обиталища. Не тащить же милицию в офис!

Повесила трубку и испуганно посмотрела на меня.

— Согласился?

— Согласился, обещал подъехать к вечерку…

— Здорово!

— Ника… А вдруг он… много пьет?

Я почесала маковку:

— Ну, давай третью бутылку коньяка купим!

— Да нет — я про другое! Вдруг он успеет нас и правда отъебашить, пока менты приедут? А я уже пообещала Жеке замуж выйти… Ну, как только он квартиру купит…

— Здорово! Как все быстро!

Правда, почему в чужой жизни все происходит со скоростью голливудского блокбастера, а моя судьбина похожа на истерзанную жевательную резинку, в которой закончился и вкус, и цвет, и запах?

Аленка недовольно дернулась:

— Да какое «быстро»! Пока он кредит возьмет, пока купит, пока ремонт сделаем… Он тоже в съемной квартире живет — у нас даже мебели нет! Я бы лучше за уже богатого замуж вышла! А Женьку просто любила… Но все равно — с этим не хотелось бы!

И мне не хотелось бы! Ну был бы хоть генерал ФСБ, как у пелевинской лисички, или на крайний случай — подполковник спецназа вроде Чупахи. Кому в жизни повезло — так это супруге Глеба Васильевича, у нее наверняка ни забот ни хлопот! Она о работе не помышляет, даже не знает, где находится налоговая, видит ментов только в одноименном телесериале, сидит дома, а если и выходит — на рынок за покупками, — то надевает хиджаб…

Не жизнь, а мечта!

Я заглянула в шкаф, вытащила из рукава куртки шейную косынку. Натуральный шелк, ручная роспись, лимитированная серия, девяносто первый год прошлого века. Производитель не нуждается в представлении, не у каждой четвертой супруги шейха найдется такой платочек! Конечно, это не настоящий хиджаб, но для эксперимента сгодится. И тут же туго повязала косынку вокруг головы, на манер арабских женщин, сбегала посмотрелась в зеркало. Выглядит нормально, и прическу можно не делать!

Сразу же поделилась открытием с подружкой:

— Аленка, знаешь, что я поняла? Надо за муслимов замуж выходить!

— У них же по четыре жены!

— И все не работают!

— А я хочу работать! Мне нравится…

Я потрясенно смотрела на Аленку. Либо подружка переутомилась, либо это у нее от стресса. В нормальном состоянии человек не может хотеть работать!!!

Зато Аленку мысль о работе наполнила оптимизмом, и она предложила:

— Я в сериале про ментов видела, как проститутка мужику что-то подсыпала в кофе, и он сразу выпал в осадок… Вспомнила — называется клофелин!

— Он по рецепту продается… Может, ему димедрола хватит? Если много положить?

— Димедрол горький, он почувствует…

Мы притащили из офисной кухни аптечку, заперлись в кабинете менеджера месяца, вытряхнули всю коллекцию лекарственных форм на рабочий стол, стали читать аннотации, пробовать пилюли на язык и остановились на мощном антигистамине, в побочных эффектах которого числились обмороки и галлюцинации, а также категорический запрет на употребление алкоголя.

Истолкли таблетки в мелкий порошок тяжеленной подставкой для скрепок, аккуратно отклеили акцизную марку, открыли коньяк, свернули листик воронкой, всыпали внутрь, разболтали адскую смесь, убедились, что порошок растворился полностью, без осадка, вызвали такси и поехали к Аленке — готовить поле для решительного сражения.

Пятница. Ближе к вечеру

Аленка снимает зачуханную квартирку на самом верхнем этаже некогда желтой, а теперь сплошь покрытой грязевыми потоками времени пятиэтажки.

От нервного перевозбуждения мы не заметили, как взлетели вверх по щербатой замусоренной лестнице, поскорее захлопнули двери, чтобы отгородиться от застоялой подъездной вони, и принялись маневрировать среди хозяйского хлама, сервируя шаткий стол. Кое-как отмыли хрустальные рюмки, сохранившие пыльную память еще от эпохи застоя, покромсали лимон с сырком в разрозненные блюдца и водрузили в центр спасительную бутылку.

Махнув рюмашку эдакого «сильнодействующего средства», наш притеснитель — капитан Костенко — шлепнулся замертво на протертый ковер, прямо к Аленкиным ногам!

Сообщница тихо ойкнула и прижала ладошками нарумяненные щеки:

— Ника, он умер!

Аленка отшатнулась от тела и всхлипнула:

— Что теперь делать?

Я тоже перепугалась, присела и притронулась к шее в том месте, где у живых людей должен прослушиваться пульс.

Но пальцы уперлись в тяжелое безмолвие!

Я тупо посмотрела на свежий труп и пробормотала:

— У него уже трупное окоченение началось… Надо его завернуть в ковер, вынести и закопать!

— Он такой тяжелый — мы не сможем сами его вытащить! Мы сейчас на пятом этаже… Надо попросить Жеку!

— Скажи ему, пусть сразу возьмет лопату…


Жека без всяких церемоний пнул тело ногой — тело издало тягучий стон.

Чудо воскрешения свершилось просто и обыденно, как в библейские времена!

— Что, девчонки, думали мента так просто ухайдакать? — строго просил наш спаситель и добавил, забирая со стола бутылку с адским зельем: — Вы вообще смешные — целую бутылку нормального коньяка зря испортили! Клофелин в рюмку льется!

— А у нас не было клофелина, — пробормотала Аленка и потянула Жеке пластинку с парой невостребованных таблеток, — у нас вот…

— Сказала бы, что тебе нужен клофелин, — у меня его валом! Для тебя, Аленка, — хоть звезду с неба, хоть клофелин! Давай снимай юбку!

— Зачем? — Аленка удивилась, но безропотно отдала милому набедренную повязку.

Жека запросто разодрал тряпочку почти напополам, вложил кусочек в ладонь ожившему телу. Потом изъял отраву, запихал опасные пилюли в карман «подозреваемому», велел нам помыть чашки-рюмки, открыть вторую бутылку коньяка, звонить в милицию и плакать навзрыд!

Мы преисполнились надежды, утерли сопли застиранным кухонным полотенцем, доставшимся Аленке со всем прочим хозяйским скарбом, по новой накрасили ресницы и стали дружно реветь.

Немолодых лет дяденька, прибывший из пятнадцатого отделения, обозрел место происшествия, задержал взгляд на практически голой Аленкиной заднице, изрядно пнул тело еще раз, поднял вывалившееся удостоверение и констатировал:

— Допился! Областник, подакцизник, а таких зазноб удовлетворить не смог! Ничего, девчонки, не расстраивайтесь! Мы ему за это выкатим по всем статьям!

Аленка отправилась в милицию писать заявление и прочие убедительные бумажки под бдительным эскортом Жеки.

Я проводила влюбленную пару взглядом.

Трясина мрачных мыслей о невозможном счастье в личной жизни стала втягивать меня в темные недра подсознания. Чтобы не утонуть окончательно, я задрала голову и стала любоваться ночным небом — там горели влажные осенние звезды, которые Жека еще не успел ободрать для Аленки.

Если я хочу сохранить бодрость духа, мне надо срочно отправляться туда, где человек не бывает одинок по определению. Мчаться с максимально доступной таксисту скоростью к сверкающему сахарному кубику, сладкой потребительской мечте, вознесшейся над обыденностью сталью, стеклом и неоном. Туда, где среди отсеков консьюмеристского райка царит главное и безусловное равенство всех людей — равенство в праве на выбор.

Мое хрупкое душевное равновесие может спасти от полного краха только визит в гипермаркет!

Пятница. 19:25 Канун уикенда

В городе великое множество гипер — и супермаркетов и просто больших магазинов. Наверное, лет десять назад коммерческих палаток было меньше.

Но когда я села в такси, то попросила водителя отвезти меня именно в гипермаркет на Гагарина. Мне необъяснимо сильно захотелось взглянуть на вотчину таинственного и неуловимого бизнесмена Дольникова изнутри.

В былинное советское время удаленный от центра проспект Гагарина упирался в пустырь с долгостроем, который острословы окрестили «космодром». Сейчас на месте бывшего долгостроя стартовала к вершинам финансового успеха махина торгового центра. Если не считать живые деревца, чахнущие в кадушках, и фонтан — водяную стену, разделившую торговый центр пополам, все как везде — плиточка на полу, ряды однотипных магазинчиков, нагло именующих себя «бутик», бездумно скользят вверх-вниз лифты и эскалаторы. Я отождествилась с людским потоком, торопливо перебегала из отдела в отдел, примеряла доспехи делового человека — суровые пиджачные пары и длинные плащи из черной кожи. Вожделенные плащи пришлось откапывать среди шуб и прочих меховых изделий. Жутко подумать о беззащитных зверушках, которых злые люди лишили жизни и превратили в бесформенные балахоны!

Я поскорее выбежала из отдела — не хочу здесь ничего покупать!

Лучше напишу моему лондонскому шоперу, пусть подберет мне пару винтажных деловых костюмов из эпохи торжества яппи и радикально-готический плащ, обязательно черный и длинный. Я устремилась на пяточек, в дословном переводе с английского именуемый «полянка для еды». На «полянке» паслись на стандартном меню семейные и одинокие овечки — покупатели.

Благо что ноутбук со мной — я решила не оставлять его в офисе на выходные и в результате таскаю за собой уже полдня, как вьючный ослик. Пристроила своего самого рационального, информированного, терпеливого и верного приятеля на мраморную столешницу, подключила к телефону и принялась щелкать по клавишам и размышлять. Интересно, как часто господин Дольников посещает свое детище?

Вообще, какой он из себя? Может, у него тоже есть блог? Или его портрет запечатлен в скрижалях Интернета?

Я стала гуглить Дольникова в русском и латинском варианте, добавила «скачать рисунок» и отыскала статью с картинкой! На англоязычном фан-сайте группы «Нирвана».

«Война российских олигархов» — интриговал заголовок.

А статья подробно описывала, как состоятельные бизнесмены из русского провинциального города, оба — поклонники группы «Нирвана», подрались на аукционе. Объектом спорных торгов был дискоальбом с автографом Курта Кобейна. Драку пресекла полиция, а вожделенный альбом достался мистеру Дольникову. От Дольникова на снимке виден только затылок, и тот расплывчато. Зато мой родной отец просматривается во всей красе: полицейские тянут его за локти, подальше от обладателя расплывчатого затылка, которому он успел, судя по всему, основательно врезать.

Подрался с папашей, слушает «Нирвану», ездит по европейским аукционам, отдал Лиде роскошный новый офис, а ветреной женушке — дом, по вечерам в шахматы играет… — может, Дольнико никакой не зануда, а просто романтическая личность?

Новый праздный класс с философским отношением к жизни и собственности?

Зачем ему наш провинциальный сити с задымленной металлургами экологией? Он давно купил себе необитаемый остров — изумрудный, как сказочный волшебный город! Выложил дорожки из желтого кирпича, выстроил замок с островерхими башнями, окружил стеной из друидских камней, шагнул в центр магического круга и держит ладонь над ледяным кристаллом, пробуждая древние чары. Стоит там и страдает — одинокий, как граф Дракула Брема Стокера! Я закрыла глаза и увидала — там, глубоко внутри себя

себя в черном длинном плаще, я бреду по дивным садам, среди цветов и щебета экзотических пичуг, вдыхаю сладострастный аромат, колдовская сила возносит меня над мрамором ступеней, неудержимо влечет по темным лабиринтам, я скольжу среди огромных шахматных фигур и замираю у стола с фламандской роскоши обедом, а из мрачных глубин галереи тянется ко мне теплый, влажный сумрак — густеет, собирается в трепещущую тень и шепчет, шепчет, шепчет:

— Вероника… спаси меня… разбуди мою душу… согрей мою кровь… верни мою плоть… коснись меня… поцелуй меня, Вероника… Ника…Ника!

— Ника!

От неожиданности я вздрогнула, открыла глаза и прищурилась от яркого света — рядом с моим столиком стояла средних габаритов мужская фигура. В домашнем свитере и светлых растрепанных волосах. Анрик — весь как есть!

Без приглашения хлопнулся на соседний пластмассовый стульчик, указал небритым подбородком в сторону прозрачной коробочки с салатом:

— Ника… ты что, собираешься это есть?

— Ага…

Анрик придвинулся ко мне, покосился на работников кафешки — те мгновенно расцвели дружелюбными улыбками, вроде получили от него чаевые — и понизил голос:

— Ника, я бы не ел на твоем месте! Запросто могли положить просроченный майонез или гнилые овощи… В любом крупном магазине так делают, чтобы снизить убытки… Везде персонал ворует — за ними не усмотришь!

— Я с утра не ела… Андрей, может, сходим куда-нибудь?

— Только я никаких таких мест не знаю… Я дома ем…

— А кто тебе дома готовит?

— Никто… То есть я сам готовлю, люблю готовить…

— Ты умеешь готовить? — Я даже пластмассовую вилочку сломала от неожиданности.

— Ника, я же технолог, пищевик по образованию…

— Везет тебе.

— Хочешь, я тебя тоже научу? Только…

Анрик замялся, опустил глаза, разглядывая разводы на мраморе.

— Столы протирают — безобразно! Надо им нагоняй устроить…

— Да ладно, мы же отсюда уходим…

— Ника, — Андрей виновато глянул на меня из-под светлых ресниц, — у меня дома ребенок. Так получилось… Но ты не переживай, он уже взрослый парень и спит крепко!

— А мама?

— Мама на дачу уехала…

УПС! Надо обуздать свои добрые чувства и заявить — ботулизм, плесень, гнилостные микробы в готовом салате лучше, чем разбитый семейный очаг! Даже если этот очаг чужой.

— Правда, неудачно совпало — дом еще строят, в квартире ремонт… Поэтому я живу у мамы. И нянька… В общем, уволилась… — Андрей перевел дух, посмотрел на часы и оптимистично закончил спич. — Но мама его обещала уложить и поехать на дачу!

УПС-2! Это ЕГО мама!

Жены у него нет. А ребеночек… наверное, аист поторопился!

Пока я в замешательстве хлопала глазами, Анрик сгреб мои пожитки, пошел на стоянку, а я засеменила следом, пока не уткнулась прямо ему в спину.

Он остановился и ошарашенно разглядывал потрепанный, но все еще грозный баннер, который уже успели разместить по отцовскому заказу. Щит располагался перед автостоянкой, аккурат напротив раздвижных дверей супермаркета. На девятиметровом полотнище огромное, как гаубица, дуло пистолета прижималось к виску жертвы. Серебристая надпись, такая же холодная и неотвратимая, как оружие, предостерегала: «Не стоит доводить до крайности!» Совет обращаться за юридической поддержкой в фирму «Кроникал-Консалт» был так мелок, что терялся среди общего впечатления.

— Ника, посмотри! Это он специально здесь повесил, какая сволочь!

— Кто сволочь?

— Шеремет! «Кроникал-Консалт» — фирма его продажного адвоката! Ника, это все знают! — Андрей вытащил телефон и запечатлел злополучный баннер под разными углами, — Он теперь не отвертится, я эту бандитскую рожу засужу — за призывы к насилию в общественном месте… Позвоню юристу, выставлю ему счет за косвенные убытки и моральный ущерб!

Стоит ли так переживать из-за хозяйского бизнеса?

Лично я точно не стала бы, но Андрей другой. Он гипертрофированно ответственный человек. Я попробовала ухватить своего спутника за запястье.

Ух ты — Анрик часы не носит, совсем как я!

Я сжала запястье покрепче и старательно, разделяя слова паузами, произнесла:

— Андрей, у тебя малыш дома заперт совсем один, а ты полчаса фотографируешь старую тряпку, которая не имеет к тебе никакого отношения!

Андрей посмотрел на меня, хотел что-то хотел сказать, потом передумал, глубоко вздохнул, открыл мне дверцу джипа, я загрузилась на заднее сиденье, он запрыгнул на водительское место и резко включил музыку.

Волна рваного ритма разом смыла вязкую тяжесть последнего рабочего дня, застучала в висках словом «забыть» — забыть проблемы без решений и страхи без дна, умчаться от них далеко-далеко…

— О чем замечталась, Ника?

— Об острове… Тебе когда-нибудь хотелось поселиться на необитаемом острове?

— Хотелось, мне и сейчас хочется! — рассмеялся Анрик и выжал из машины такую отчаянную скорость, которой я никак не ожидала от законопослушного служащего!

Мы понеслись от демократичной окраины к напыщенному центру и остановились в ухоженном зеленом оазисе у подножия длинного многоэтажного дома. Когда я училась в школе, эта высотка все еще считалась престижной и по старой памяти именовалась «обкомовский дом», хотя уже тогда его исконные обитатели утратили и должности, и лоск, сникли, стали продавать квартиры новым богатым, а потом и просто состоятельным людям. Флер привлекательности осыпался со стен дома вместе с мелкой керамической мозаикой. Теперь, если смотреть издалека, он напоминает парусную бригантину, давно и прочно севшую на мель.

Мы выгрузились; Андрей поколдовал над кодом и заботливо придержал тяжеленную сварную конструкцию, выполняющую функцию двери, пока я прошмыгнула внутрь подъезда.


Она стояла в дверном проеме и молча смотрела на нас.

Седая, со скрещенными на груди руками, осуждающе поджав губы над волевым подбородком, и смотрела сквозь прищур испепеляющим взглядом.

Еще чуть-чуть, и волосы у меня на голове начнут дымиться!

— Мама! Вы не уехали?

— Это очевидно!

— Вы вчера говорили…

Анрик обращается к своей матушке «вы», как фольклорный колхозник из музыкальных комедий эпохи культа личности. Хотя его мать еще не старая женщина — только обходится без краски для волос и косметики. Сугубо аскетично.

— Посмотри на меня, Андрей! Я похожа на них? На твоих? — Из-под прищура в меня заискрили персональной молнией. — Я могу оставить ребенка ночью одного?

Мы с Анриком молчали — перепуганные и пристыженные.

— Ты моя новая бонна? — Из-за темного подола осторожно высунулась белобрысая взъерошенная голова. — Будешь меня укладывать вместо бабушки?

Ну, не совсем. Хотя в годы беззаботного студенчества я иногда присматривала за малышами. Просто за компанию с соучениками, которые подрабатывали беби-ситерами на карманные расходы. Я опустилась на корточки — на вид «взрослому парню» годков четыре-пять, так что росточку в нем еще не много.

— Как тебя зовут?

— Саня!

— А меня — Ника… А кем ты хочешь быть?

Саня посмотрел на меня круглыми голубыми глазищами и ответил очень серьезно:

— Аудитором…

Анрик виновато улыбнулся и тоже присел, поближе к нашей мелкой компании:

— Он на прошлой неделе хотел быть таможенником, скажите, мама…

— Андрей, поднимись, я с тобой разговариваю!

— Саня, а где твои тапочки? Ты так не замерзнешь?

— Александр, в кровать, сейчас же! А вы…

— Вероника Георгиевна…

— Откуда вы?

— Из агентства. Из респектабельного агентства, я училась в Британии…

Андрюхина мать надела очки, перестала щуриться, посмотрела на меня сквозь стекла, словно изучала через микроскоп полезную лактобактерию:

— Принесите завтра резюме, отдадите мне лично или оставите у консьержки для Галины Витольдовны. Андрей Николаевич — занятой человек и может потерять. — Она повернулась к сыну и едва слышно, сквозь зубы добавила: — Он такой теленок…

Я мгновенно выскочила за двери квартиры, Анрик высунулся следом за мной, сдавленным шепотом бормоча извинения, и обещал позвонить…

Опустилась в дребезжащем лифте, выбралась наружу и плелась по аллее, пристроив на плечо сумку. Дышала воздухом, радовалась, что с утра надела именно эти башмаки — подошва толстая, можно с хлюпаньем форсировать лужи, пинать мелкие камушки и опавшие листья. Кругом ни души, осудить мое ребячество некому. Вздрогнула от внезапного резкого звука. Звенит у меня в кармане…

Офисная мобила — кто ж в нее такой рингтон закачал?

Я нажала кнопочку и услышала резкий голос отца:

— Ника, я уже обыскался, еле выяснил, какой у тебя телефон! Где ты?

— Гуляю…

— С Павлом Николаевичем? В смысле с Трифоном, с Пашей?

— Нет, сама…

— Ника, одиннадцать часов! Ты — не в Англии! Так нельзя делать: я переживаю, Лида переживает. Быстро скажи, где ты, я пришлю за тобой охрану…

— Папа, я ездила проверить, как повесили баннер на Гагарина, сейчас вызову такси и приеду… Я доберусь сама, без охраны. Деньги у меня есть — никто меня не украдет, никому я не нужна! Не переживайте.

Пятница. 23:33 Вместо ужина

Под отцовским кровом нет ни мира, ни гармонии!

Экстренно вызванная домработница стояла посреди гостиной, держала за крыло неощипанный птичий трупик и громко возмущалась:

— Вы напрасно подняли меня среди ночи! Я не умею этого делать! Я кандидат физико-математических наук, а не чучельник.

— Тогда найдите себе работу по специальности! — Лида решительно указала нахалке на дверь.

Мертвая птица тут же полетела в самый центр ковра, а двери снова хлопнули. Свершилось — ее выставили!

Я бы в жизни так не смогла.

Только кто теперь будет готовить? Придется мне взяться за хозяйство самой. Я шагнула в кухню, и действительность помутнела и расплылась, витражи на дверцах кухонных шкафчиков померкли, в глазах защипали слезы, а горло сдавило спазмом…

Пришлось облокотиться о дверной косяк, чтобы не съехать по стене: у моих ног громоздился целый курган из птичьих трупиков, на ярких перышках засохла кровь, крылышки вывернуты, маленькие головки неестественно запрокинуты, а в безвинных стеклянных глазках замер безмолвный упрек жестокому человечьему миру!

— Я не смогу… Меня сейчас стошнит…

— Ника, ты что, в положении? — Лида усадила меня на табуретку, набрала в горсть минералки и обрызгала мой бледный лик.

— Нет! Нет! — Я отрицательно мотала мокрой физиономией, рассыпая по сторонам водяные брызги, и простонала, чтобы не опозориться окончательно: — Я… Я съела салат в супермаркете…

Отец заглянул на кухню и уточнил:

— Ты ела в супермаркете на Гагарина?

— Да…

Отец посуровел, сдвинул брови, сложил руки на груди и объявил вердикт:

— Все, Дольников — покойник! Я его супермаркет взорву! Сровняю с землей!

— Шеремет, уймись! Вообще торчать на кухне — не пацанское дело. — Лида крепкой, спортивной рукой взяла папку за плечо и развернула к двери: — Пойди принеси аптечку из машины! Нике надо выпить таблетку…

Отец, к моему удивлению, послушался и вышел.

Можно подумать, ему нравится, когда стальная леди его отчитывает.

Наверное, когда становишься большим боссом, гораздо приятнее слушать чужой крик, чем орать самому?

Лида вытерла излишки влаги на моих щеках полотенцем и еще раз спросила:

— Ника, ты же гуляешь с Трюфановым, с Пашей, — ты точно не беременна?

— Я с ним не гуляю — я его один раз видела, я про него вообще ничего не знаю!

Она на минуту задумалась и сообщила мне про Трифона все, как в уголовном деле:

— У Трюфанова был игорный бизнес, прочая нелегальщина, он вообще рано начал. Даже незаконную торговлю подакцизными товарами ему инкриминировали. Потом он откупил пару-тройку казино, пару автосалонов, сервисный центр, сеть заправок, страховую компанию, ерундовые доли в разных предприятиях. Парень он неглупый и хваткий, денег у него полно, но толково их вложить — элементарных знаний не хватает!

— А какой он… как… — я на секунду замялась по причине пуританского воспитания и вздрогнувшим голосом довела свою мысль до конца: — Как… мужчина?

Лида презрительно улыбнулась:

— На рецидивиста не вытянул — одни понты! А так — парень он добрый…

А был бы злой — Лорку убил бы?

Незаданный вопрос погребла горсть таблеток и стакан воды.

Ужин прошел без меня.

Суббота — отсыпной день. 09:15

Я мечтала выспаться еще с прошлых выходных — но саднящая мысль пробудила меня и столкнула с кровати. Я не проверяла е-мелю больше суток! И не писала Вику — он уже изводится! О ужас — я щелкнула мышкой, но писем от Вика не было. Зато обнаружилось письмо с корпоративного адреса сигаретчиков, с объемистым вложением и краткой сопроводительной записочкой от Егора.

Егор писал, что потенциальная вакансия департамента адвертайзинга будет открыта в моем родном городе, и больше того — он готов встретиться с соискателем (это, значит, со мною!) лично, если департамент рекрутмента одобрит анкету. Ее надо заполнить и переслать ведущему менеджеру по HR[8]. Я заполнила анкету милыми сердцу каждого хе-ра — а как еще назвать человека, трудящегося в Хэ-Ар-департаменте? — ответами, увенчала фамилией и именем собственного сочинения — «Таня Королева», уткнула стрелочку курсора в прямоугольник «Доставить почту».

Кадровики большей частью — гуманитарии, поэтому с ними можно обходиться как с нормальными людьми — без особой электронной конспирации. И преисполнившись гордости за отлично выполненную работу, высунулась из комнаты. В доме было непривычно тихо, наверное, отец еще спит, значит, никаких высоких гостей к завтраку не ожидается, я смогу расслабиться и пополнять тело белком, а мозг — глюкозой, выдвинувшись на кухню прямо в пижаме.

Но как только я спустилась вниз, пришлось мысленно обругать себя за непомерный эгоизм. Если бы я не закопалась вчера во внутренний мир так глубоко, то могла бы догадаться, что в столь поздний час папка проявит джентльменство и оставит Лиду…э-ээ… погостить на всю ночь…

Сейчас спортивная гостья, размеренно дыша, отжималась от ковра в гостиной.

Но, обнаружив меня, сбавила темп, остановилась и приветственно кивнула:

— Ника, как вы живете совсем без тренажеров? Еле нашла скакалку; ты бы тоже фитнесом позанималась, ты такая бледненькая!

Я потерла щеки в надежде, что кровь прильет к лицу и избавит меня от фитнеса:

— Я просто устала — нас проверяют подакцизники… замордовали…

Лида поднялась, отряхнула колени и иронично вздернула уголок рта:

— Подакциз проверяет Чигарского — это смешно!

— Скорее грустно… я думаю, им за это заплатили…

Стальная женщина на секунду задумалась, сдвинула брови так, что между ними появилась легкая морщинка:

— Знаешь, Ника, люди будут тратить деньги на заказную проверку, только если они собираются прибрать к рукам вашу высокорентабельную, но безобразно организованную богадельню! Я повторяла Чигарскому каждый день: Игорь, наведи порядок, у тебя с правами собственности, и с учетом, и с землей, куда ни ткни — полный бардак!

Я опечалилась:

— Кто может такое сделать?

— Кто угодно! Но, с большой долей вероятности, если вас проверяет подакциз, за этим стоят люди, которые хорошо знакомы именно с отделом подакцизных товаров, потому что сами работают в их сфере. Например, те, кто ввозит подакцизный импорт, занимается алкоголем…

— Или сигаретами? — У меня в голове тихо зашуршали невидимые шестерни, пытаясь совместить разрозненные и непохожие кусочки информации.

— Вполне вероятно, — согласилась Лида.

Она сделала серию глубоких вдохов, резко переломилась в талии, коснулась лбом коленей, выпрямилась, подняла руки над головой, высоко вскинула ногу для очередного спортивно-акробатического па, задела носком большую фотографию на стене, прервала тренировку и аккуратно поправила рамочку:

— Родня ваша или знакомый папин?

— Курт Кобейн — лидер группы «Нирвана». Редкий портрет, он тут на себя не похож, поэтому вы его не узнали сразу…

Лида оглядела изображение с профессиональным пристрастием:

— Типичный наркоман!

— Он гениальный музыкант, какие раз в сто лет появляются, а все остальное не имеет значения! — Родитель появился внезапно, как герой старого доброго вестерна. Остановился в центре высокой галереи, устроенной над гостиной и сбегавшей вниз двумя вычурными, опасными лесенками, и громогласно вступился за своего кумира.

Лида не стала спорить, дернула плечом, взяла с дивана скакалку и принялась прыгать со скоростью супергероини японского аниме. Отец сделал несколько шагов вниз, присел на слюдяную ступеньку, устроился поудобнее и наблюдал за спортивным праздником, раскуривая сигаретку.

— Прекрати курить в доме! — Лида не сбавила темпа, у нее даже дыхание не сбилось.

— Я не курю — я медитирую, глядя на дым…

— Где ж ты такому научился? — Лида повернула голову в сторону адепта медитации и послала папочке скептическую улыбку.

— В одном бурятском дацане…

Я живо представила

литую статую пузатого медного Будды, с вечной мудрой улыбкой и пустыми глазницами, каменные стены, отсыревшие под расписанной немеркнущими красками штукатуркой, столбы из грубо тесанного камня, тяжелые монотонные звуки ритуальных барабанов и зависшие на протяжной ноте мантры. Из курительниц лениво всплывают тяжелые облака благовонного дыма, вытесняют запах сырости и горелого жира, наполняют зал плотным туманом; в этом субстрате астрального знания медитирует, усевшись в лотос, мой папочка. Его глаза закрыты, пальцы сложены в мудру, тело отрывается от пола и плавно воспаряет все выше и выше, под самый потолок, а он медитирует и даже не замечает, как высоко взлетел…

Я преисполнилась уважения к прошлому предка и восторженно спросила:

— Как здорово! Па, а чего ты никогда мне не рассказывал, как жил в буддистском монастыре?

— Ника, ну что я тебе могу рассказать…

— Лучше вообще молчи! Я представлю, что ты там делал, — Лида сбросила скорость, переместилась и приблизилась к лестнице на критическое расстояние.

— Да, я употреблял психотропы и прекурсоры! — Отец поднялся, спустился еще на несколько ступенек, склонил повинную голову, вытянул в сторону Лиды руки, сжал кулаки и сдвинул запястья, так, вроде в руках у нее была не скакалка, а пара наручников, хмыкнул: — Арестуй меня, шериф!

От неожиданности та перестала прыгать, остановилась, отец исхитрился, ухватился за скакалку, дернул к себе вместе со спортсменкой. Все произошло внезапно и очень быстро, Лида потеряла равновесие и оказалась прямо в крепких мужских объятиях, — очень эффектно, как в кино! Я просто залюбовалась.

Папа начал целовать свою даму сердца, но, вспомнив про меня, отвлекся:

— Ника, иди… Сходи во двор — тебя там ждет подарок!


В подарках богатых людей всегда таится упрек и изощренное унижение. Таково их природное свойство, а степень родства с дарителем не имеет значения!

Когда глаза свыклись с кислотно-желтым цветом новенького автомобиля, я поняла — модель такая же, как у Лиды! То есть двухместная и очень быстрая. Дверца была открыта, ключи лежали на сиденье. Я вздрогнула, забралась внутрь — стоять во дворе в одном свитере холодно, а возвращаться в дом я не хотела — придется идти через гостиную, мало ли что там происходит…

Устроилась на сиденье с ногами, натянула свитер на колени, уперлась в них подбородком и предалась безрадостным мыслям.

Как человек рациональный, мой отец даже предположить не может, что его дитятко исхитрилось прожить пять лет в туманном Альбионе и так и не сдать экзамен на водительские права. Не то чтобы я не пыталась — пыталась, и даже дважды. Но оба раза меня постигла неудача — и это даже хорошо. Хорошо — для остальных участников дорожного движения, потому что водитель из меня неважный. Единственное желание, которое у меня возникает, когда я оказываюсь наедине с рулем, — крепко зажмуриться! Если бы Вик не подбрасывал меня время от времени на своей машине в университет и прочие полезные места, я бы истратила на такси денег больше, чем стоит пара вполне приличных автомобилей.

Даже если допустить, что к ближайшему большому празднику некий доброхот подарит мне права, навряд ли это избавит меня от фобии. Я боюсь, патологически боюсь ездить впереди, особенно на скорости.

А еще я практически не умею готовить, категорически не могу плести интриги, как корпоративные менеджеры, орать на людей, как Лида или мама Андрея, — значит, карьера мне тоже не светит.

Со счастьем в личной жизни вообще плачевно: то есть прическа — дело поправимое, попка у меня нормальная и грудь тоже — даже без всякого силикона, просто все остальное тело недостаточно худое. Но даже это мелочи! В крайнем случае сяду на диету и научусь ходить на каблуках. Гораздо хуже другое — для правильной девушки я не умею выглядеть глупой и беспечно-счастливой независимо от жизненных обстоятельств. С таким послужным списком, как у меня, далеко до дацанов во внутренней Монголии — мне только во внутренний Бобруйск!

Суббота. 10:35

По крыше машины жизнерадостно забарабанили. Кого злобный осенний ветер принес в наш двор субботним утром? Неужели новую домработницу? Это вряд ли.

Мужики в костюмах редко претендуют на такую должность.

Я открыла дверцу и выглянула, чтобы точно идентифицировать гостя.

— Ника, какая у тебя понтовая машинка! Сколько отдала? — Рядом с моим авто улыбался Паша-Трифон и болтал со мною так, вроде мы расстались с полчаса назад, а до этого корефанили если не всю жизнь, то как минимум с детского сада для самых юных правонарушителей. Я вылезла, потянула вверх ворот свитера, засунула руки поглубже в карманы штанов — пальцы у меня быстро зябнут — и ответила:

— Не знаю — мне папа подарил…

— Тогда чего грустишь? Наверное, красную хотела?

— Паша, подумай головой, какой у нее повод для радости? — Крестный с пыхтением спешился с серьезного внедорожника и присоединился к нам.

Ясно — приехали к папочке с утра пораньше, по привычке рассчитывают совместить завтрак с деловой беседой. Привыкли заглядывать к нам по поводу и без оного, пока отец жил один.

Наивные люди! С тех пор так много успело измениться. Например, кушать приготовить некому, и в том, что родитель расположен говорить о бизнесе прямо сейчас, я тоже сильно сомневаюсь…

Я настороженно глянула в сторону входа, а Дим-Дим указал Пашке на агрессивно оскалившийся решеткой радиатора автомобиль Лиды:

— Видишь агрегат? Чей, знаешь?

— Ну, допустим, знаю… — признался Пашка, присмотревшись к авто.

— Тогда сам мог бы догадаться. Та — там, — прозорливый крестный указал сперва на дом, а потом обнял меня с искренним сочувствием, — а эта — здесь! Так чему ей радоваться? Отец у нее на глазах шпилит чужую тетку! Ты бы радовался?

— Не знаю, я своего отца никогда не видел. Может, он сейчас тоже кого-то шпилит — что тут такого? Или ты, Дим, намекаешь, что нам туда заходить не стоит? Поедем к Боде без Шеремета?

— Давай Нику возьмем… — Крестный обратился ко мне:

— Не расстраивайся, Никуся!

Почему все думают, что я расстраиваюсь из-за личной жизни отца? Я, наоборот, очень надеюсь, что папа наконец-то займет себя чем-то позитивным и сперва избавит меня от принудительной заботы, потом вообще забудет, зачем притащил сюда, а я смогу тихонько улизнуть в Англию на Рождество и больше не возвращаться!

Но по кислому виду Дим-Дима можно догадаться, что он не в восторге от папашиного романтического увлечения, а скорее — от предмета увлечения. Уж не знаю почему, но, если это так, добрейший крестный вряд ли оценит мой стратегический замысел сбежать подальше от дома. Я издала неопределенное мычание и снова поежилась — холодно тут торчать!

— Ника, поехали с нами! Что бы твой отец ни говорил, а Данилыч даже для него авторитет, быстро приведет его к общему знаменателю!

— Дим, давай заедем ей купим что-то из тряпок и туфельки. Или повезем ее к Боде прямо в рваных штанах?

Крестный взял меня за плечи, повертел, оценивая с разных сторон, даже задрал край свитера сзади, прочитал лейбл на джинсах и ностальгически вздохнул:

— «Ли Купер»? Мы с ее отцом такими штанами лет двадцать назад фарцевали!

Я оживилась — большая удача раздобыть джинсы такого возраста.

— Дим-Дим, а у вас хоть одна пара сохранилась?

— Откуда!.. Ника, это твой папа безнадежный романтик, всякий хлам хранит и таскает за собой из дома в дом — поищи у себя в гараже!

Я хотела сразу ринуться в гараж, но крестный удержал меня, снова окинул взглядом — от макушки до подошвы:

— Нормально! Она так даже жалостнее выглядит! Поехали…

— Поехали! — Паша собрался сесть на пассажирское место, а мне оставил руль!

— Я не умею!

— Я тебя научу, я даже Лорика всего за месяц научил!

— По методу дедушки Дурова? — тут же сострил Дим-Дим.

— Какого Дурова?

— Трифон, ты что, про Каштанку в школе не читал?

— Дим, если бы я учился в школе, то сейчас бы сосал вафли в твоем банке голимым бухгалтером!

Паша резко втянул меня в машину, звякнул ключами и отжег резину так, что мои волосы испытали состояние невесомости и встали дыбом на всю длину!

— Тогда такое было время, что учиться некогда… — объяснил мне Пашка, вроде речь шла о седой древности, вроде времен Наполеоновских походов, — Хотя учиться — по-любому толку никакого. Я недавно взял себе финансиста — с серьезной корпорации, дипломчик, резюме, вся срань при нем! Спрашиваю: сколько тебе надо денег, чтобы я весь твой учет никогда не видел и не слышал? Говорит — трешку!

Трифон действительно добрый, если столько платит финансисту!

— Так до чего ущербный человек — у него нет фантазии даже трешку за месяц потратить! Копит. Вот и толку, что он учился! В этом смысле твой батя молодец — живет, как хочет, никого не спрашивает, вызывает уважение! Он на всех забил — и на Полторака тоже, сама посмотришь!

И я посмотрела — когда сделала несколько шагов по твердой почве и открыла глаза. Высоченный забор, башенки по углам, как сторожевые вышки в концлагере. Милиционер с автоматом и злобным псом приоткрыл калитку ровно настолько, чтобы Дим-Дим смог протиснуть упитанное пузо. Молодой человек в костюме с красноречиво оттопыренной полой отконвоировал нас по мощеной дорожке между газонов.

Я никогда не видела настоящего вора в законе за пределами телевизионного экрана, вертела головой в поисках живой легенды и наконец углядела живописную сцену.

Числом изрядные, крепкие молодые люди в одинаковых деловых костюмах переминались с ноги на ногу, и с напряженными улыбками наблюдали, как почтенный человек «давно за пятьдесят» поливает из шланга пожухшую ботву, как пошлый дачник! Одет он тоже был сродни типичному филистеру — в простецкий свитер, дорогие спортивные штаны и банные тапочки поверх серых носков. Завидев Дим-Дима, человек вручил шланг ближайшему молодцу в костюме, тепло обнял крестного и повел в дом. А мы остались среди стриженых газончиков. Паша послал голливудскую улыбку в сторону внушительного особняка и вполголоса выругался:

— Видела концерт? Сука рваная — меня он даже в дом не зовет! Ну, ничего…

Из особняка выбежал еще один клон в костюмчике и официально пригласил меня:

— Вероника Георгиевна? Пройдите со мной!

Хорошо хоть паспорт не спросил, а то у меня с собой нету!

Суббота. 13:07

Особняк, хоть и помещался в престижном по местным меркам пригороде, грешил теми же архитектурными излишествами, что и дом моего родителя. Во всей планировке со скучными коридорами, громадной гостиной, непременной галерее с двумя лестницами и даже в облицованном мрамором камине чувствуется рука того же самого «неизвестного архитектора». Единственное отличие, помимо интерьера, заключалось в центре комнаты. Там, где у папы стоит громадный обеденный стол из цельного дерева, от модернового бренда, устроен белокаменный фонтан — вероятно, в знак высокого уважения к безусловному авторитету хозяина.

Неживая девушка куталась в холодное мраморное покрывало под самым потолком, а вода падала из чаши поменьше в такую же, только более вместительную, а потом в круглый бассейн. Реальный Версаль!

Из-за архитектурного излишества посетителей размещали подальше от брызг, у низенького кофейного столика, в кожаные кресла, какие частенько ставят в приемных офисов и учреждений.

Дим-Дим спрятал в карман тубу с валидолом и усадил меня рядышком:

— Данилыч, да бог с ним, с банком, не о бизнесе сейчас речь — жалко ребенка! Ей он за милиционера, даже за бывшего, выходить замуж запретил категорически!

— Прокуратура — не милиция. Надзорный орган! — Почтенный говорил тихо, медленно, с длинными паузами между словами, оттого речь его звучала весомо и значительно. — Прецеденты имеют место. Коваль… помнишь такого?

— Помню, — страдальчески скривился крестный.

— На судье женат. Алешка…

— Серый?

— Да, Серый, — на следователе. Нельзя сказать, что это не правильно!

Крестный разочарованно вздохнул, почтенный удостоил меня взгляда:

— Похожа… на ту, на девчонку Шеремета!

— Конечно, похожа! Это ее мать…

Почтенный сперва надолго умолк, потом снова заговорил:

— Дим, ты помоложе, вспомни, что Гош слушал, когда с ее матерью встречался? Что-то очень специфическое!

— Мотли Крю! — без запинки ответил крестный.

Ух, какую реальную музыку папка слушал по молодости!

— Погоди! Спроси… Этого…

Что-что надо сделать? — я не поняла и насторожилась.

Зато крестный легко дешифровал загадочный призыв и ухватился за телефон:

— Сан Саныч? Ты в машине Шеремета едешь? Глянь, что он слушает? Как — зачем? А… я там диск забыл… Ну, раз неподписанный — включи, я узнаю… — Дим-Дим прикрыл глаза, стал покачивать головой в ритм далеким звукам и поднес трубку к уху почтенного, — Оно! Скажи, Борис Данилыч, — серьезная была музыка! Теперь такую музыку уже не пишут, жизнь у них по офисам да за компьютером серая, и музыка серая — без эмоций. Чтобы такую музыку слушать, нужно иметь мужество! Нам повезло, что мы жестокий хард и металл слушали и играли…

Полторак устало поморщился и отстранился от трубки:

— Дима, ну и что музыка, какой итог? Чего вы добились, раз сюда приходите?

Почтенный снова замолчал, прикрыл прозрачные глаза тяжелым занавесом век, с лица его исчезли слабые тени эмоций; крестный нетерпеливо ерзал на кресле.

— Дима, ты сам слышал: если это Мотли Крю, теперь уже ничего не сделаешь! — И после паузы добавил: — А зачем ты Трифона с собой притащил? Стоит лыбится, как Петросян… тут что ему, концерт? Или он заявитель?

— Ему тоже девочку жалко!

— Жалко — пусть женится, никто не против!

Я — против, я категорически против, чтобы малообразованный фантазер в итальянском костюмчике лупцевал меня два раза в неделю невзирая на выходные и праздники. Я осмелела настолько, что тихо пискнула:

— А папа сказал… Сказал, у Трифона есть девушка красивая… И он лупит ее…

Почтенный обратил взор в далекую бесконечность, прямо сквозь меня, и изрек:

— Солнце, ты работаешь?

— Угу…

— А тебе нравится? Нравится ходить на работу?

Хотя мне и было очень стыдно, но врать авторитетному лицу я не осмелилась:

— Нет, не нравится!

— Но ты ходишь, ходишь каждый день, потому что тебе за это платят. Правильно?

— Правильно.

— Поэтому говорят: кто понял жизнь — работу бросил. Потому что деньги… Это мусор! Они на самом деле не нужны… не нужно это все, — почтенный коротким экономным жестом указал на фонтан, потом на камин: — И это не нужно… Какой смысл работать ради денег?

Сильно сказано!

— Никакого! — Я с энтузиазмом закивала.

— Тогда пойми простую вещь. У нас у всех есть девушки, все они — красивые! Мы всех их любим, — крестный одобрительно хохотнул, — но иногда бьем. Это их работа — за это они берут у нас деньги! В жизни вообще все очень просто. Ладно, я сегодня разболтался, не бери в голову, я поговорю с твоим отцом…

Совершенномудрый человек жестом подозвал охранника и повелительно указал на окно. Окно тотчас открыли, он встал, пересек комнату и выглянул:

— Паша, прекращай топтать газон! Заходи!

Трифон явился на пороге и был слабым мановением руки усажен в кресло.

— Мерседесовский сервис на объездной — твой?

— Допустим…

— И тюнинг делаешь?

— Ну, неплохо делают пацаны. Смотря что надо, Борис Данилыч…

— А скажи мне, Паша, почему не выпускают «Мерседесы» с вертикальным взлетом?

Паша задумался, даже лоб наморщил:

— Да Европа, там одни дебилы — думаю, технологии такой у них нету…

— Какие технологии! Понты, Паша! Понты — вот что не дает «Мерседесу» взлететь! — философски изрек почтенный.

Я даже рот открыла — чистый дзен!

Жаль, что Полторак не буддист: он стал бы бодхи-сатвой и вознесся.

Трифон тоже оценил коан, просиял голливудским оскалом и поднялся.

Визит был окончен.


У меня нет никакого желания снова оказаться в роли человека-торпеды, и я тихонько попросила крестного:

— Дим-Дим, а можно, я с тобой домой поеду?

— Конечно — залезай! — Дим-Дим послал водителя отогнать мое продвинутое транспортное средство в стойло, подсадив меня на высокую ступеньку джипа.

Трифон с мрачной решимостью двинулся в сторону внедорожника, и я успела перепугаться, что он, при полном попустительстве крестного, усядется рядом и начнет ко мне нагло приставать! Но рядом со мной сел крестный, а Пашка взнуздал руль джипа и предался буйству темных, шекспировских страстей:

— Слышал? Газон я вытоптал… Понты мои Боде покоя не дают!

— Насовал нам херов на ровном месте, — разделил возмущение младшего партнера крестный. — И музыку мы плохую слушаем, и по жизни никто, и деньги ему наши не нравятся. Один Бодя правильно живет и святым духом питается…

— Дим, какой он правильный? Я, когда перевелся с малолетки, еще застал тех, настоящих правильных воров, у которых даже зажигалки своей собственной не было! Даже паспорта! Я же не придумываю — так было! Ты сам помнишь!

— Помню!

— А этот расселился в особняке, охраны больше, чем на зоне, — зато рассказывает мне про понты! Хоть бы его уже завалили быстрее!

— Паша, ты как ребенок, ей-богу! Кто его завалит? Он простой вопрос решить не может — кому он нужен?

— Правильно Шеремет говорит — надо правовыми методами… Пора в суд подать, что его гребаный особняк портит экологию в природном заповеднике!

— Это Дольников во всем виноват! Уговорил бабу бросить прокуратуру, притащил сюда — сам и живи с ней! Так нет, он спрыгнул, а мы теперь выгребаем…

— Дима, а я его прекрасно понимаю, он и так долго промучился. Даже если бы за мной гнались с мешком денег, я бы к этой кобле близко не подошел!

— Паша, у тебя денег полно — зачем тебе еще мешок?

Трифон фыркнул, лихо, как каскадер, поставил машину на два колеса, я взвизгнула и, мягко съехав по сиденью, плюхнулась на крестного.

— Паша, прекращай! Ты Нику перепугал своей ездой! — Дим-Дим крепко обнял меня за плечи.

Паша оглянулся на нас:

— Дим, тебя все бабы любят! Может, ты Лиде подмигнешь, а?

— Паша, смотри на дорогу и думай головой! Дольников — здоровый, молодой хлопец, занимается какой-то ерундой, типа восточными единоборствами, — так он ей, видишь ли, был не мужик! А у меня — жена молодая и любовницы — соплюхи… А здоровье уже не железное — коньяк валидолом закусываю! — Дим-Дим извлек из внутреннего кармана тубу с валидолом, показал Трифону и ухватил меня за коленку далеко не по-отечески!

А ведь у крестного и без моих конечностей полно семейных проблем!

Просто надо про них напомнить:

— Дим-Дим, а когда у Алисы свадьба?

— Ника, она только развелась, месяца не прошло.

— Игорь Викторович тоже развелся, чтобы ее рекламу бесплатно размещать…

— Ох… — Крестный выпустил меня и положил таблетку под язык.

Суббота. 17:45

Бодренький шансон из Пашиного телефона сменился высокими, пронзительными звуками, долетавшими из трубки даже до заднего сиденья.

Трифон терпеливо выслушал собеседника и посоветовал:

— Лорик, ты МЧС вызови. Приедут быстрее, чем я… Нет, каблук они тебе не починят, они тебе задницу с головой местами поменяют! А чем тебе еще помочь? Ладно, заберу… — и стоически объяснил нам: — Сейчас, пять секунд, Лорку подберем, она каблук сломала, стоит — плачет слезами!

Едва внедорожник взял на борт заплаканную златовласку с оторванным каблуком в руках, крестный забыл о сердечном приступе и снова развеселился:

— Паша, купи ей роликовые коньки. На таких каблучищах далеко не убежишь!

— Я близко шла — в аптеку, за зеленкой, — Лорка подвернула рукав и обнажила поголливудски тощую руку со свежими глубокими ранами, а ее глаза округлились от пережитого ужаса: — Трифон, я с ним больше одна дома не останусь! Закрывай его, когда уходишь!

— Лорик, как я его закрою? Я не мент!

Обиженная подружка повернулась ко мне в поисках поддержки:

— Ника, ты его не знаешь! Он — невменяемый, он на меня специально охотится!

Мне стало жутковато — неужели у Паши тоже есть ребенок?

И тихо спросила:

— Кто невменяемый?

— Кот!

— Кот?!

— Да с таким котом охраны не надо!

— Маньяк!

— Лорка, у тебя когти длиннее, чем у кота, животное тебя боится, — заступался за домашнего любимца Трифон.

Крестный перегибался от смеха и свободной от меня рукой обнял пострадавшую за талию:

— Лорчик, ты для блондинки — в самый раз, а для мыши крупновата!


Крестный выгрузился в отцовском дворе вместе со мной, Паша тоже выпрыгнул из машины, на прощание пожал руку крестному и хмуро подытожил:

— Дим, в принципе, можно с ней поладить! Только очень тяжело и очень дорого!

— Ладно, Паша, пойду еще поговорю с Шереметом, пока он без конвоя, — Крестный показал на опустевший двор. Действительно, Лидиного авто не видно, — Мы с Гошкой уже столько лет вместе, люди столько в браке не живут! И никогда-никогда баб между нами не было…

Он решительно направился в дом, а Трифон удержал меня за холодные пальчики:

— Ника, если Лида тебя совсем достанет, можешь переехать ко мне. Папа тебя не отругает. Я с ним не так хорошо, как Дима, но тоже нормально. У нас казино в Испании в долях и много разного…

Мне никогда не делали официальных предложений руки и сердца. Я все представляла совсем иначе — пусть без ароматических свечей, шампанского с лепестками роз или старинного замка, но, во всяком случае, по-другому!

Поэтому не успела отреагировать адекватно, а промямлила с глупым видом:

— Спасибо, Паша… Я подумаю…

И сразу подумала: интересно, куда Трифон денет свою «девушку», если я к нему перееду? Скормит коту?

Лорик помахала мне из отъезжающего джипа.

Мы будем жить дружно — добрый Трифон накупит нам платьев из прошлогодних коллекций экзальтированных дизайнеров — с шуршащими подолами — и стриптизерских туфель на шпильках, Лорка будет замазывать мне синяки тональным кремом, а я — привозить ей в ментовский обезьянник тапочки, теплый свитер и утирать носовым платком слезы — потому что я эгоистка, но не сволочь же!

Я представила, как нелепо буду выглядеть в вечернем платье посреди пятнадцатого отделения милиции, вспомнила, что с трудом перемещаюсь даже на платформе, а каблуки вообще не мой фетиш!

И помчалась в гараж — пополнять гардероб более приемлемыми атрибутами.

Гараж — довольно условное название помещения в двух уровнях. Помимо нескольких единиц автотранспорта и всяких прибамбасов, скрашивающих жизнь автолюбителя, волей слепого случая превратившегося в профессионала, здесь есть каморка, в которой хранится вышедший из употребления и просто надоевший хлам.

Я основательно прочесала периметр, осмотрела полки, заглянула в кладовки и шкафы, проявила настойчивость и добилась успеха! Сперва обнаружила зачехленную электрогитару — папаша так и не смог расстаться со своей роковой гордостью, а рядом нашла припыленную спортивную сумку. Вытащила ее, бережно поставила на пол, отряхнула, расстегнула молнию и стала извлекать содержимое.

Один за другим в моих руках оказывались неотъемлемые атрибуты исчезнувшего с лица земли подвида homo sapiens, известного как «roker sovetikus». Я стала сортировать их по степени сохранности — из сильно поношенных джинсов вытащила пригодные кожаные ремни с добротными пряжками, взяла себе черную рубашку с мелкими кнопками и британским флагом на рукаве, коттоновую жилетку, шипастый напульсник и — главный приз! — кожаную куртку «American Legend». Неведомая рука усовершенствовала дизайн культового бренда, изобразив на спине свинцовый дирижабль, опоясанный золотыми буквами «Led Zappelin».

У меня дыхание сперло от восторга — надо уточнить в каталоге, но то, что куртке лет за двадцать, — очевидно! Главное, она мало ношенная и мне практически как раз, даже рукава уже подкатали! Я надела курточку, подвязала волосы банданой с черепом и полетела домой — любоваться раритетом в зеркало!

Суббота. 18:11

При виде моей экипировки отец замер в безмолвии, а Дим-Дим тихо охнул:

— Ника, это ты? Я чуть инфаркт не получил…

— Вероника, где ты это взяла?

Папа так переменился в лице, что я почувствовал себя виноватой. Наверняка куртка мамина. Как сильно люди меняются с возрастом. Я всегда считала себя похожей на отца и напрочь не могу представить маму оторвой в косухе! Но все же поспешно стащила куртку, свалив всю прочую добычу на пол:

— Я случайно нашла, в гараже…

Отец пришел в себя, вытащил бумажник и выдал мне кредитную карточку:

— Ника, прекрати таскать старье с помойки и купи себе нормальную одежду! Ты выглядишь как мой ночной кошмар — беспризорник, который обокрал дорогой магазин! Лида правильно меня ругает, что я плохой отец. Перед Пашкой просто неудобно, подумает, что я на тебе экономлю…

Пока отец говорил, Дим-Дим выловил из общей массы ремни, последовательно попытался подпоясаться каждым из них, разочарованно усмехнулся:

— Гоша, я действительно был такой худющий?

— Был! Помнишь, сколько мы с тобой одну куртку на двоих носили?

Дим-Дим романтически вздохнул:

— Да! Года два таскали не снимая, даже спали в ней. Такое время — со шмотьем было туго, зато все делали на совесть! И музыка была нормальная, и девки нас любили забесплатно, и вещи были прочные!

В принципе, даже из сильно потрепанной старой косухи можно извлечь много полезного — отодрать пряжки, квадратные стальные заклепки, шипы или молнию и обменять у винтажных энтузиастов на другие не менее ценные предметы. Так что имущество не должно пропадать зря.

Я уточнила:

— Что вы потом с курткой сделали?

— Продали!

— Чира ее натер сапожным кремом, привесил ценник и втюхал лоху на базаре! — ухохатывался, вспоминая былые подвиги, Дим-Дим.

— Хотел нас на двадцатку нажухать… Ох, мы ему навешали!

— Навешали, Чира всегда был сволочной! Он и сейчас такой: думает, женится на моей дурынде, и я ему все долги на радостях прощу, как вкладчики — Сбербанку! Вот мы с тобой — другое дело, мы никогда друг друга не кидали!

— Никогда, — согласился папик, вытащил из бара вискарь и стаканы. Правда, всего два. — Дима, надо ценить людей, которым можешь доверять, а я Лиде доверяю и согласен с ней, что в финансах должна быть система. А у нас все это выстроилось оказионально… Пусть едет, тряхнет этих британских банкиров и приводит офшорки в порядок или что там еще нужно…

Я начала догадываться, почему всеобъемлющая любовь крестного к женскому полу не распространяется на спортивных особей с короткой стрижкой и платиновым цветом волос. Лида бойко сунулась в папашины финансы, теперь его многолетний эксклюзивный финансист Дим-Дим испытывает нечто вроде профессиональной ревности.

Крестный изучающе посмотрел на отца, вручил ему ремни; папик направился к зеркалу — производить контрольную примерку аксессуаров, а его давний товарищ романтически взгрустнул:

— Гошка, полюбуйся на себя: ты классический однолюб!

Отец стал придирчиво изучать собственное отражение:

— Думаешь, я похож на однолюба?

— И думать нечего — ты сколько раз женился?

Отец покосился на меня и нервно потер висок:

— Официально — один…

— Значит, ты однолюб! — подытожил крестный, — Гоша, я не говорю что это плохо, просто я так не умею. Я даже готов согласиться, что это правильно, что Лида грамотная баба, и пусть она поедет в Лондон, влезет в наши офшорки. Ладно! Допустим, это своевременная мера, там действительно черт ногу сломит. Но неизвестно, сколько эти аудиты-дебиферы займут времени. Ведь неизвестно?

Отец без энтузиазма кивнул. Дим-Дим налил, отхлебнул и продолжал:

— Уедет она в Англию приводить дела в порядок, а ты будешь изводиться! Я тебя, Гоша, знаю наизусть: будешь вскакивать по ночам, мучаться, ревновать и мотаться туда каждую неделю, наплевав на все здешние дела… Ведь будешь?

Папа печально вздохнул.

— А тебе надо сейчас быть здесь, пока губернатор уйдет, пока все устаканится… Гоша, мы столько сил положили на это! Это ж не галстук поменять…

Я притулилась к плечу приунывшего родителя:

— Пап, давай вместе поедем в Англию, хоть на немножко…

— Ника, не сейчас! Губернатор меняется — надо контролировать ситуацию!

Если губернатор меняется — это серьезно, мне остается только отодвинуться и вздохнуть:

— Я не знала, что губернатор меняется…

— Все так сложно, мы долго человека на эту должность лоббировали. Димка, ты прав, я не могу все тут бросать… А там тоже надо срочно дела в порядок приводить, если хотим выглядеть концерном с достойной историей… Кто только придумал этот бред, эти проверки на прозрачность, капитализацию и дебифер!

Жаль, что не я!

Если бы я хоть немножко владела бухгалтерской технологией, означенной как «дебифер», то предложила бы себя в жертву отцовскому бизнесу и на долгие месяцы погреблась среди документов и таблиц, чтобы только вернуться обратно в Англию.

Уехать туда, к Вику…

Вик! Надо было сразу подумать: Вик только вернулся с семинара по дебиферу!

Я робко заикнулась:

— Папа, может, тебе попробовать пригласить независимого британского эксперта? Он будет готовить подробные отчеты, а ты сможешь здесь проверять, и Лида и Дим-Дим тоже…

— Ника, они не понимают ни нашего языка, ни наших отношений!

— А если он будет русский, который там долго живет?

— Солнце, у меня нет времени ковыряться в резюме, платить рекрутерам и еще потом узнавать его подноготную — это само по себе серьезная работа!

— Я тебе буду помогать… Я даже сама все сделаю! Ты посмотришь его документы, составишь ему тестовые задания; если специалист тебе понравится, ты его пригласишь на собеседование, а если не понравится — сразу выгонишь! Всего делов…

Старшие товарищи посмотрели на меня недоверчиво, как профессиональные шулеры смотрят на неофита, сорвавшего крупный куш на первой сдаче. Потом отец вытащил еще один стакан, и крестный налил мне тоже.

— Ну попробуй. В неделю уложишься?

Я кивнула и выпила. Крестный одобрительно подмигнул:

— Молодчина, Ника! Надо тебе найти хорошего водителя!

Ночь между субботой и воскресеньем

Я бережно спрятала мамины обноски в шкаф.

Буду спокойно носить, когда уберусь подальше от отцовских глаз — в Англию!

Устроила голову на плоской подушке и тихонько мурлыкала сквозь дрему: Англия, Англия… Великая Британия…

Воскресенье. 12:35

Я выспалась!

Хорошо, что сегодня выходной — нужно целиком посвятить его своему личному счастью. Нет, я не побегу в солярий или парикмахерскую. И не потому, что мне некого прельщать в этом богоспасаемом местечке. Просто у меня уже есть любимый, и мой выходной должен принадлежать ему весь без остатка!

Я планирую обдумать и написать Вику серьезное, рациональное письмо. Интригующий, обнадеживающий текст, способный воскресить настоящие чувства.

Судьбоносную эпистолу, которая соединит нас вместе на вечные времена!

Прежде чем взяться за текст письма, я суеверно проверила почту.

Вестей от милого опять не было, зато обнаружилось письмо от Егора!

Отправлено сегодня — в воскресенье, в 09:15.

Интересно, они там вообще отдыхают в этой своей корпорации, или корпоративный устав отводит им на сон суточную норму в четыре часа без отрыва от офисного кресла? Или им при приеме на работу вставляют в умные головы дополнительный аккумулятор, как Джонни-Мнемонику?

Скоро узнаю точно — Егор приглашал меня для личного собеседования, поскольку он почтит нашу местность личным визитом на днях. В связи с плотным деловым графиком он просил предварительно согласовать точное время встречи со старшим менеджером по рекрутмену и кризисным ситуациям, который уже находится в городе: далее следовало самое интересное!

Имя, отчество и фамилия специалиста совпадали с ФИО той твари, которая еще недавно числилась психологом в агентстве «Магнификант», — фамилия «Возжецкая» слишком редкая для случайного совпадения! Даже телефон Инга Юрьевна не соизволила поменять — надо полагать, номер тоже корпоративный.

Я была так шокирована открытием, что забыла обо всем на свете; сперва сплела пальцы в замок и сжала затылок двумя ладонями, чтобы мысли не разбежались, потом потерла виски, чтобы думалось быстрее, как всегда делала перед сложным экзаменом. Проверенный метод себя оправдал — все неприятности последних дней выстроились в линейку и развернулись передо мной, как шпаргалка, написанная чужим, но разборчивым почерком.

Воскресенье. 14:20

Я взяла листик и ручку и стала начерно восстанавливать последовательность событий, до поры коварно скрытую от меня.

Серьезная корпорация возжелала выделить рекламу в новое стратегическое направление. Чтобы убить двух зайцев — и на своей рекламе сэкономить, и на чужой заработать, — логично иметь отдельную бизнес-структуру. Но развивать новое направление, устанавливать контакты, искать клиентов — хлопотное и, главное, долгое дело. Гораздо проще прибрать к рукам уже существующую организацию. Так называемые сетевые рекламные агентства — по сути, корпоративные монстры, которых голыми руками не возьмешь. Поэтому опробовать модель корпоративные умники решили в провинции.

Для сбора конкурентной информации заслали в «Магнификант» своего человека под видом психолога. Двуличный «кризисный менеджер», действуя всеми возможными методами, выяснила, что «Магнификант» — высокорентабельное предприятие, фактический монополист в крупном промышленном регионе и при этом имеет слабенькую организационную структуру, примитивную систему учета, а управление фирмой далеко не только от совершенства, но и от действующих законодательных норм! Предприятие уязвимо и может быть отнято у неосмотрительного владельца легко и без всякого выкупа.

Надо отдать должное трудолюбию столичных «манагеров» — снизошли до того, чтобы измять костюмы в самолете, чтобы посмотреть на активы агентства лично, потом — как и следует по теории стратегического управления — включили локальную задачу в более масштабный проект. Заручились поддержкой городского начальства, нашли рядовых исполнителей — подакцизников с заказной проверкой, а те уже стали под чутким руководством «кризисного менеджера» прессовать нас с Аленкой!


Литература полна расхожих штампов и романтических заблуждений!

В жизненной прозе конкурентная разведка — забава вовсе не для сногсшибательных дамочек на шпильках и роковых брюнетов в смокингах. Облезлая, но дошлая Инга везде совала нос, постоянно торчала в бухгалтерии, и «жучок» кроме нее вкрутить было просто некому! Меня в магазине тоже она подставила — наверняка еще в офисе выудила наличность, а потом подбросила бессмысленный дорогой ежедневник!

Я, по собственной дури, все время путалась у нее под ногами и мешала выполнять задание. А бухгалтерше за заявление в прокуратуру наверняка посулили должность у новых хозяев и полную безнаказанность.

Хотя рекламное агентство принадлежит Чигарскому, а не мне, я тоже пострадавшая сторона! Теперь я прекрасно понимаю, почему Андрей так болезненно отреагировал на дурацкий старый баннер около хозяйского магазина. Когда столько сил вложишь в чужой бизнес, начинаешь воспринимать его как свой собственный. Я чувствовала себя идиоткой, которую пытаются обвести вокруг пальца самым примитивным образом. Методы «кризисного менеджера» от начала до конца незаконные! Должно же быть — даже в России — предусмотрено наказание за недобросовестную конкуренцию, экономический шпионаж или попытку незаконного захвата предприятия?

Могу я лично подать на Ингу в суд — за разбитый нос и попранную гордость?

Я выкачала из сети Уголовный кодекс, кучу всяких законов — по перекрестным ссылкам, — и много часов кряду прилежно изучала монотонные тексты, делая уйму заметок и выписок, и провозилась до самой глубокой ночи, пока не уснула, совершенно умаявшись…

Понедельник. 09:15

Насчет водителя — дельная мысль.

Иначе придется все свои возросшие доходы истратить на такси — сегодня действительно тяжелый день, и мне надо одномоментно оказаться в пяти местах. Но по объявлению в глобальной сети или из кадрового агентства я больше ни одного работника не возьму, а то опять нарвусь на хитромудрого «кризисного менеджера», агента конкурентов с криминальными замашками или мента под дешевеньким прикрытием водительских прав.

Что крестный попытается подсунуть мне вместо водителя сексуального маньяка — это уже аксиома. Значит, остается последняя надежда — на армию.

Надо срочно разыскать Чупаху.

Понедельник. 10:20

Крепкие парни в камуфляже носились по двору, закладывали красным кирпичом дыры в заборе, елозили по стенам здания валиками с краской, таскали туда-сюда лестницы и ведра, а Абу-Чупаха взирал на земную тщету с вершин суфийской философии, велящей сохранять отрешенность в теснинах житейской суеты.

Он выслушал меня, полюбовался фотографиями нового транспортного средства в телефоне, жестом подозвал особо доверенного бойца с террором:

— Леша, у тебя костюмчик приличный есть?

— Да!

— Тогда езжай быстренько переоденься — повозишь пару дней Нику Георгиевну и вообще за ней присмотришь! Возьми Стрельцова. Где он?

— У вас в кабинете — клеит обои!

— Хорошо, как поклеит — сменитесь! Справитесь?

Леша преданно кивнул, а Чупаха проникновенно добавил:

— Только смотрите, мужики, без фанатизма! Чтобы я опять не краснел за поломанные руки-ноги!

Я поблагодарила отзывчивого Глеба Васильевича, указав в сторону стройки:

— Нового губернатора ждете?

— Ника, зачем мне ждать губернатора? Я в федеральном подчинении, губернатор — тоже! Федеральное подчинение — это так: сегодня ты молодец, завтра тебя за то, что ты такой молодец, вышвырнут или бюджет срежут, охранные услуги запретят оказывать, и крутись как хочешь! Политика — как погода: даже если понимаешь динамику климатических явлений — возможности контроля и управления ограничены…

Видимо, за такие философские отступления от жизни Чупаху прозвали Геббельсом. Я так заслушалась, что даже бежать по делам расхотелось.

— Глеб Васильевич, вам бы в депутаты пойти!

— Неужели я произвожу на женщин впечатление человека, который испытывает оргазм, когда нажимает на кнопку? Я вообще сторонник такой демократии, чтобы поставить кого-то одного. И сразу будет порядок! А пятьсот человек орут без толку, им не договориться по определению. На учениях даже пятьдесят человек в штабе договориться не могут, хотя каждый второй там сам по себе умнейший человек! Начинают по карте малевать, выяснять, у кого фломастер толще, — в итоге бегаешь по пересеченной местности, прячешься за кустами, как в жопу раненная рысь! — Готичный образ, особенно если «жопа» написать через букву «Ё»; я хихикнула.

Чупаха безнадежно махнул рукой:

— Меня уже терроризм задолбал больше, чем президента США! Все — отмучаюсь на этих учениях с евросоюзниками, получу полковника, уйду в охрану, — Глеб посмотрел на меня, подмигнул и рассмеялся: — Ника, тебе начальник охраны нужен?

Сто процентов, что Чупаха сможет скрашивать досуг охраняемого лица ничуть не хуже сэнсэя Славина или любого другого суфия в отставке. А мне до таких высоких отношений еще расти и расти. Я печально ответила:

— У меня охранять нечего…

— А у кого есть?

— Ну, у Дольникова, например…

— У Дольникова нет службы безопасности?

На моей памяти Андрей ни разу не упоминал охрану как отдельную структуру в бизнесе загадочного Дольникова. Я задумалась:

— Точно не скажу, зато сама слышала, что в гипермаркет на Гагарина собираются фугас заложить… Даже два!

— Ника, два мало — там большая площадь, — заметил Чупаха, — Вообще ты для девочки очень толковая, отец тебе может смело отдать парочку бизнесов, тем более с Орленко он нормально… что Орленко утвердят на губернатора — уже решенный вопрос…

Я рада за Орленко — кто бы он ни был, только бизнес здесь мне не нужен — я совсем скоро вернусь к себе в Англию!

Мне надо торопиться.

Понедельник. 13:00

Я дождалась, пока исполнительный Леша предстанет передо мной в костюме, попросила его ехать согласно правил дорожного движения, скорость, предписанную в городской черте, не превышать и отправилась на новой машине с первым официальным визитом. Зам-весельчак уже заказал мне пропуск на входе, а когда я три раза вежливо стукнула кулаком по металлической двери, открыла ее и просунула голову внутрь, приветливо махнул рукой:

— Заходи!

И разразился здоровым смехом, уразумев, что книжечка с трепещущими лепесточками цветных закладок, которую я робко втиснула среди листков, папок и факсов, озаглавлена «Уголовный кодекс».

— Вероника, вы преждевременно тратили время на такой толстенный талмуд! Я звонил в прокуратуру — никаких заявлений на вас или Коробцеву не поступало. — Он принялся для доходчивости рисовать на листике квадратики, а потом перечеркивать жирными крестами. — Заявлений и быть не могло! Официально в ЧП РА «Магнификант» бухгалтера нет — финансовую и налоговую отчетность подписывал сам Чигарский или финансовый директор Чигарская Н. В, — жена, что ли?

— Бывшая…

— Коробцева Елена нигде не работает, получает пособие по безработице, представила справку за два квартала. Ты, Вероника, тоже официально не числишься в штате агентства. Я запросил в Пенсионном фонде копии ведомостей об отчислениях с зарплаты сотрудников. Вот, смотри: фамилии «Шеремет» тут нет. Так что без экспертизы понятно: подпись в приказе о твоем назначении — поддельная, — Следующую фразу он сопроводил жизнелюбивым жеребячьим ржанием, — Чего капитан Костенко ищет подружек такими сложными способами? Иди, Вероника Георгиевна, работай спокойно!

Но я не спешила уйти, а открыла кодекс, стала тыкать пальцем в желтые от маркера фразы, требуя справедливого возмездия за попранную корпоративным сапогом законность, и протестовать:

— Вы меня не поняли! Как же мне работать в условиях недобросовестной конкуренции? Я хочу себя обезопасить. Заявление в прокуратуру написать и подать на них в суд!

Собеседник улыбнулся на мою наивность и отдал мне ксерокопию бумаги из Пенсионного фонда:

— Вот все ваши сотрудники. Найди здесь психолога!

— Нету… — Психолога здесь быть не могло по той простой причине, что Чира официально оформляет сотрудников только на третий месяц работы, и то не всех. Зато я обнаружила, что пресловутый глава охраны «Магнификанта» подписал эту бумагу в качестве начальника отдела кадров!

Весельчак перевернул почерканный листок, взял другую ручку, стал рисовать и зачеркивать треугольники и терпеливо разъяснил мне:

— Вероника, документов, что тебя задерживали за кражу в магазине, не существует в природе. Даже если в вашем офисе остались прослушки, установить, откуда они взялись, очень проблематично, можно сказать, нереально, а возбуждать дело против такого монстра без серьезных оснований никто не будет!

— А что такое «серьезные основания»?

— Документы! Показания… И главное — команда! Будет команда — остальное за день соберем. В этой корпорации ребята наглые, особо не прячутся, у них здесь серьезный админресурс, — Мой собеседник многозначительно поднял глаза к потолку, — Контрольный пакет завода с грехом пополам купили, эмиссию вроде провели, но не оформили. Оборудование из-за границы ввезли — год работает нерастаможенное, где там контрабанда заканчивается и возмещение НДС начинается — хрен разберешься. Все об этом знают, но никто туда не сунется!

По натуре я не борец и легко смиряюсь с ударами судьбы, но мое природное чувство справедливости было задето настолько сильно, что я запальчиво воскликнула:

— Это неправильно!

Мой собеседник ответил ироничным смешком:

— Солнце, если хочешь по-правильному, иди к Полтораку! Слыхала про такого?

— Слыхала…

Гомеопатические дозы, в которых отвешивает своим подзащитным справедливость гражданин Полторак, меня не устраивают категорически.

— Слыхала, что он даже самый простой вопрос решить не может! — и добавила, обиженно сжимая УК: — И вообще, пришло время правовых методов!

Зам набросил куртку, проводил меня до машины, раскурил сигарету, чтобы был повод задержаться и подольше поглазеть на мое летучее авто, вознаградив меня за долготерпение познавательной историей:

— Насчет адвокатов… Мы с этой сигаретной корпорацией уже конфликт имели. Напарили нашего местного… кхм… бизнесмена, своего же покупателя, с сертификатами, того хлопнула защита прав потребителей. Ну и нас привлекли к тому делу… Покупателю бы в суд подать. Но попался не тот человек, а такой, что Голливуд отдыхает! Их главному по сбыту в морду, «лоера» отходил до повреждений средней тяжести. Очень они хотели Трифона — есть у нас такой персонаж — примерно наказать, но у Пашки в голове фейерверк, зато денег полные карманы; вообще он парень добрый — его все знают. А в корпорации люди пришлые, прижимистые. Так что замяли…

Он глубоко затянулся и подытожил с несвойственным пессимизмом:

— Если новый губернатор начнет их бодать, даст отмашку… Тогда — ой… Про такое резонансное дело любой мечтает. А пока, что могу — делаю, что не могу — извини!

Понедельник. 15:07

Когда я вернулась в офис, там успела воцариться тихая благодать — девчонки сгрудились на кухне, грызли яблоки, печенье, шоколадки, пили окрашенную пакетами с биркой «ТЕЕ» воду и болтали:

— Ты еще нормально рожала, а я вам расскажу, как меня кесарили…

Какой кошмар! Свыше моих сил понять неизбывное желание нормальных с виду теток стращать друг друга историями о визите к гинекологу или ужасами роддома. Меня от таких разговоров тошнит — просто физически. Если я не хочу, чтобы меня вырвало, придется разогнать эту женскую консультацию!

— Девочки, у вас перерыв затянулся! Пора браться за работу!

— Так Чиры нет!

— Игоря Викторовича! Какой он вам Чира?

— Шеремет звезду поймала!

Увы — не ловила, просто претендентов на «звезду», кроме меня, не нашлось!

— Ты что — новый директор?

— Да, я исполнительный директор. Вот приказ! — Я помахала лихой фальшивкой, которую мне возвратил зам-весельчак. — Кого не устраивает, может идти продолжать кушать дома!

Но кухонная вольница не спешила слушаться моих руководящих повелений:

— Всех не уволишь!

— Всех не уволю! — Я вытащила листик со списком, — Оставлю четверых, за которых уже уплачено в Пенсионный фонд!

— А работать кто у тебя будет? Лермонтов? Пушкин? Артист Безруков?

— А кто здесь сейчас работает? Семьдесят процентов заказчиков веду я и Алена Коробцева! А у тебя, Оля, сколько заказчиков?

— Я не помню!

— У тебя детей больше, чем заказчиков! Ты обоих своих заказчиков не помнишь? Зато я помню! Я всех ваших заказчиков знаю лучше вас! И знаю, сколько вы им даете скидок и что от них получаете!

Девки насупились и разбрелись по рабочим местам.

Ну вот — работа кипит!

Я могу с сознанием выполненного долга предпринять поиски улик, изобличающих преступные намерения корпорации. Я не иронизирую, нет — серьезна, как никогда раньше! Возможно, в офисе еще остались «жучки», а если мне повезет — камеры внутреннего наблюдения записали момент их установки. Обе миссии достойны того, чтобы возложить их на начальника охраны. На руководящей волне я толкнула двери его кабинета без стука и обнаружила натуральный натюрморт!


Живописная горка косточек от оливок и жестянка помещались в центре стола, рядом громоздился искромсанный лимон, тетрапак томата в красной лужице и практически опустошенная бутылка водки. Возможно, не первая бутылка, если судить по душевному и физиологическому состоянию, в котором Железный Дровосек с начальником производства пытались смешать очередную порцию «Кровавой Мери».

— Вероника? Вам налить? — галантно предложил начальник производства — его собутыльник предпочел молча скрыться за антибликовыми шторками очков.

Неадекват. Похоже, жучки сегодня продолжат бегать безнадзорно!

Я собрала в пучок всю нереализованную энергию и язвительно осведомилась:

— Отмечаете первый случай своевременного размещения постеров?

— Увы, душа моя, увы… Сегодня постеров не размещали! И баннеров тоже…

— Как?!

— Так! Работать нечем! Мне не выдали средств на расходные материалы…

— Бухгалтер на рабочем месте отсутствует! — вклинился сквозь очки охранник.

Я присела к столу и принялась торопливо выяснять загадочные нюансы работы производства, пока сознание его руководителя не угасло окончательно:

— Вы получаете в бухгалтерии наличные и сами закупаете расходные материалы?

— Закупаю сам — сам все делаю!

— Значит, у вас на производстве склад есть?

— Всенепременнейше!

— И кладовщик есть?

— О-бя-за-тель-но.

— А инвентаризацию когда последний раз проводили?

Фиолетовые уста производственника свело гримасой презрения, он противно и мокро рассмеялся:

— Вероника, вы шутите! Я военный инженер. Я умею делать подводные бомбы… Бомбы, у которых нет аналогов в мировой практике! А как проводить инвентаризацию, я не знаю и знать не хочу. Зачем мне это нужно? Я без этого обходился и проектировал даже глубинные бомбы!

— Такую страну развалили! — философски изрек Железный Дровосек и покачнулся. — Ника, ну что он может украсть — на нашем производстве?

— Вундервафель!

От такого асимметричного ответа оба стратега наполовину протрезвели.

— Клей, пластик, краску, лестницы, — перечислила я наиболее дорогостоящие позиции из того, что мы с Аленкой покупали для размещения «левых» заказчиков, и добавила: — Знаете, вам пора вернуться к работе по специальности!

И позвала одного из своих водителей:

— Сергей, ты хорошо умеешь клеить обои?

— Глеб Васильевич сказал — нормально!

— Тогда бери Свету и Лену из бухгалтерии, вот этого вот, и поезжай на склад… девочки покажут где, присмотри, чтобы им не мешали проводить инвентаризацию! Что найдешь неучтенного, все твое! Справишься?

Антибликовые очки опустились на кончик носа, мудрый взор отставного военного советника проводил спортивную фигуру и наполнился неприкрытым сочувствием:

— Ника, ему бы и половины хватило!

Понедельник. 16:45

Искать нового начальника производства — настоящая напасть.

Единственное, что может меня избавить от малоприятного занятия обзванивать стройбригады по газетным объявлениям, — это Андрей. Попрошу, чтобы он разрешил уйти в агентство своим строителям, которые и так клеят часть постеров. Их бригадир — молодой паренек, учится в инженерно-строительном, аккуратный и, главное, не вороватый — я уже убедились на практике!

Анрик опознал мой телефон и вместо приветствий стал монотонно извиняться:

— Ника, прости, что так получилось… Прости, что я тебе сразу не перезвонил… прости, пожалуйста! Ты Сане очень понравилась, он уже два раза спрашивал, когда ты придешь за ним присматривать… Извини, так по-идиотски получилось! Давай правда сходим посидим где-нибудь? Хорошо?

— Хорошо… Давай сходим вечерком… — Надо при случае расспросить Андрея, какой он, этот таинственный Дольников, как ему удается обходиться без охраны и где сейчас обитает его неуловимый шеф.

Голос в полифонической дали погрустнел:

— Ника, давай лучше на выходных — у меня тут столько проблем навалилось…

— Из-за Орленко? — предположила я. — Новый губернатор — это серьезно…

— Орленко утвердят? Ника, ты точно знаешь? Кто тебе сказал?

— Знаю точно. — Я едва не проболталась Анрику о своих недавних похождениях, но вовремя прикусила язык и соврала: — Знакомая из мэрии сказала…

Новость заставила Анрика скиснуть, как просроченный молочный продукт:

— Ника, спасибо, что сказала, большое спасибо, я твой должник! Никто мне не говорил… Уроды, погрязли в коррупции… Ладно — надо ехать, узнать, что там и как… А строителя бери, конечно, — ты очень толковая!

— Для девочки?

— Нет, просто толковая…

Понедельник. 18:10 Близится финал рабочего дня

Я в который раз наводила курсор на «Доставить почту» и безжалостно барабанила по мышке — все бесполезно! Никакой весточки от Вика не было, его домашний телефон молчал, с мобильного возвращались sms-ки. Я первый раз за эти месяцы по-настоящему испугалась! Как я всерьез надеялась удержать парня одними дурацкими письмами по электронной почте? У меня даже странички в ЖЖ с умными мыслями нету! Вик — преподаватель, около него всегда полно девчушек-студенток, и русских много, красивых, стройных, богатых — бедные редко учатся в заграничных университетах.

Наверное, нашлась дылдистая деваха с пирсингом в пупке и силиконом в грудях, сперва пригласила его в гости, оставила у себя пожить, и все…

Поток моих мыслей замер на полуслове — я поняла, что сама все испортила!

Когда мы только начали встречаться, Вик был еше студентом и жил в общежитии — там у него было здорово! Мне нравилось. Но потом я же прекрасно знала, что Вик снимает квартиру, что у него всегда денег в обрез из-за высокой аренды! И продолжала просто встречаться с ним — иногда у него, а чаще у меня.

Я никогда не предлагала Вику переехать ко мне насовсем, с вещами, и жить вместе. Просто я не воспринимаю ту, английскую квартиру как свою собственную! Я все время ждала, что Вик сделает мне предложение, я спрошу разрешения у папы, и тогда… Я даже ключи ему не додумалась оставить, когда уезжала! Могла же сочинить предлог — купить цветочек и попросить поливать.

Какая я дура!


Я уткнулась в ладони и всхлипнула.

— Ника, ты чего? — Аленка пододвинула стул к моему столу.

У меня не хватает наглости переехать в кабинет шефа, приходится делить с Аленкой апартаменты менеджера месяца, мало рассчитанные на двух хозяек.

Я вытерла слезы и обратилась к товарке за поддержкой:

— Аленка, слушай, вот, допустим, была бы у тебя квартира… Даже не здесь, а например, в Лидсе…

— Где?

— В Англии…

— Я бы там продала и купила здесь!

— Нет! Послушай! И допустим, был бы у тебя парень… И ты бы уезжала надолго…Ты бы парню ключи от квартиры оставила?

— Ника, если бы у меня была квартира в Англии, спортивная тачка, два водителя из спецназа и богатый папка, зачем мне оставлять ключи какому-то парню?

— Чтобы выйти за него замуж!

— Ника, прекращай! Отец и так тебе купит бизнес — любой, какой ты попросишь! Заработаешь денег, даже больше, чем он, и выберешь мужа — любого, какого захочешь!

— Алена, ну какой бизнес? Я ничего не умею! Это агентство — моя первая работа!

— Тогда попроси рекламное агентство! Я к тебе сразу пойду работать, и Светка с бухгалтерии тоже…

— Давай не будем одной наружкой заниматься, будем работать пакетно, как солидные агентства…

Мы стали планировать, как начнем обслуживать бренды, выбирать ролики для телевизионного проката, заказывать концептуальную рекламу дизайнерам… Я сама не заметила, как успокоилась, а рабочий день истек сам собой, как песок в часах.

Вторник. 00:35

Понятно, что рулить собственным бизнесом мне еще рановато. Мне бы с чужим разобраться! Даже ночью, уже в постельке, я вертелась под пледом, мысленно примеривая планы мести, как наряды в магазине. Надо поступить с этими тварями из корпорации так же, как они со мной: подставить им «засланного казачка» и отнять их бизнес. Ну, такой большой бизнес мне самой за один раз не отнять — но хоть кусок у них оттяпать!

В крайнем случае, хоть денег с них поиметь!

И тут меня осенило: никого не надо засылать.

Мой добровольный помощник уже там — просто он об этом еще не знает. Я щелкнула выключателем, засунула ноги в остывшие тапочки, притащила в постель ноут и еще раз просмотрела резюме голосистого Артемия. Яркий образчик идеальной карьеры менеджера — Артемий начинал на «Кока-коле» и первые годы работы выбирал исключительно компании мирового уровня. А когда его резюме стало достаточно впечатляющим, принялся шагать с должности на должность — так, чтобы каждая ступенька была немножко выше предшествующей, — но все равно оставался «вечно вторым». Ясно, что дальнейшая судьба покинутых компаний волновала Артемия меньше собственного «персонального роста» — с таким типом можно говорить без обиняков!

Я прямо написала Артемию, что подыскиваю для отца Первого Управляющего Директора Главного Центрально-Европейского Офиса, с перспективой работы в Британии, что его лидерские качества сильно впечатлили меня во время нашей встречи, попросила описать функции и достижения в корпорации и срочно со мной связаться, но соблюдая конфиденциальность — в его же собственных интересах.


Невидимая, но могучая рука снова и снова переворачивала песочные часы, способные отмерять только рабочие дни, и суровые будни текли один за другим. Вторник, среда, четверг…

Все эти дни я носилась по инстанциям, не чуя толстенной подошвы и шнурков на башмаках, — надо было утрясти множество вопросов «Магнификанта», на случай, если проверки возобновятся. Мне даже удалось взять главную стратегическую высоту — убедительно и естественно покраснеть в кабинете начальницы налоговой, изображая, будто бы я случайно перепутала ее день рождения и пришла с подарком и букетом на квартал раньше. А затем упросила надменную даму помочь мне с новым бухгалтером, потому что уже достоверно знала — ее племянница ищет работу по специальности! С такой тетей бухгалтеру никакой учет не страшен!

За это время мои многоопытные водители обшарили офис специальным сканером, но забытых прослушивающих устройств не обнаружилось. Зато начальник охраны огорошил меня шокирующим признанием. Оказывается, в целях экономии электроэнергии, дискового пространства в компьютере и в силу еще множества причин высшего порядка ни одну из камер, натыканных по углам во всех помещениях агентства, ни разу не включали!

Я не стала долго вникать в сакральный смысл многолетнего запугивания коллег тотальным наблюдением, а предпочла посвятить сэкономленное таким образом время сбору подробных сведений о вражеской корпорации. Не поленилась еще раз заглянуть в знакомые руководящие и исполняющие кабинеты — само собой не с пустыми руками! — и терпеливо выслушать рассказы их хозяев о наболевшем.

Большая часть организационных проблем монструозного образования, именуемого корпорацией, объяснялась простыми человеческими отношениями — задавленные админресурсом низовые звенья в чиновничьей цепочке попросту откладывали документы в самый долгий ящик и не спешили вынимать. Потому что, сказать правду, людишки из корпорации настолько подлючные и неприятные, что у них даже взяток брать не хочется!

Хороший человек — совсем другое дело. А я — сразу видно — хороший человек.

Хорошему человеку и помочь не грех.

И мне действительно помогали.

Среда. 16:07

Свет не без добрых людей — благодаря им я попиваю кофеек и сортирую добытые трофеи в папочки. Сам автор «десяти правил Глеба Жеглова» мог бы мне позавидовать! Я точно знаю, что на пресловутой сигаретной фабрике до сих пор не проводилось запланированное и объявленное акционерное собрание и эмиссия акций. Понятно — в корпорации прекрасно сознают, что сидят на пороховой бочке, а новый губернатор запросто может поднести к фитилю зажигалку и отправить их в путешествие на Луну, следом за славным бароном Мюнхгаузеном! Поэтому со дня на день наш убогий городишко почтит визитом корпоративное руководство в лице Егора. Ему доверена высокая миссия — посетить крупного чиновника, ведающего ценными бумагами, и передать ему взятку — такую же крупную, как должность. За это обрадованный чиновник быстренько дооформит нужные документы задним числом.

О тайной миссии корпоративного шефа мне поведал Артемий, оптимистично, не таясь, прямо по телефону, — он убежден, что Егор присвоил себе высокое право общаться с чиновниками и развозить такие взятки благодаря циничным интригам внутри корпорации. Мне показалось сложным с одного раза разобраться в отношениях топменеджеров, поэтому я записала разговор с Артемием функцией «диктофон». Теперь его могу прослушать не только я, но и любое заинтересованное должностное лицо!

Только должностное лицо вряд ли заинтересуется моим доморощенным расследованием. С точки зрения суда и даже милиции все, что мне удалось раздобыть, никак не тянет на доказательства.

Впрочем, в таком большом городе, как наш, найдутся люди с обостренным чувством бытовой справедливости, которых впечатлит мой набор обличительных фактов!

Я поискала номер и набрала:

— Здравствуйте, Павел Николаевич! Мы проводим социологический опрос. Какие сигареты вы предпочитаете?

— Чужие! — шаблонно сострил Паша Трюфанов.

— А могли бы курить свои! Свои собственные!

— Ника, это ты? Не узнал — богатая будешь! Подколола — супер! — Трифон рассмеялся: парень он не только добрый, но и веселый. — Ты обедала?

— Еще не успела, дел много, хочу с тобой посоветоваться…

— Ника, дела — у прокурора! У нас так… по мелочи. Подъезжай ко мне, я сейчас ем в «Марио».

Может, Пашка и правда неплохой?.


Кондовый антураж кафе «Марио» гармонично обрамлял господина Трюфанова. Супермены и люди-пауки улыбались ему с размалеванных комиксами стен шире, чем официанты. Наверное, неприхотливым супергероям смешно было наблюдать клетчатые скатерки, сложенные, как оригами, салфетки, богемское стекло и белоснежный фарфор на столиках.

Паша вкушал блюда средиземноморской кухни, оттого был настроен вполне благодушно, почти по-братски пододвинул мне остывший кусок пиццы, заглянул одним глазом в папку, но попросил рассказать все-как-есть-просто-доходчиво, без бумаг и церемоний.

Я рассказала далеко не все, а чуть меньше половины, причем в максимально доступной форме. Мол, размещало агентство рекламу сигаретчиков, и они, гады, агентству задолжали денег. Стала я про них наводить справки, кое-что узнала и хочу их прижать — исключительно по справедливости!

Я так волновалась, что от энергичного спича в горле у меня успело пересохнуть, и, пока я глотала газированную воду — другой за столом нет, а ждать мне не позволяла жажда, — Трифон мгновенно сделал собственные выводы:

— Короче, можно сейчас забрать у них завод, со всеми потрохами, если губернатор подмигнет и солидола в костюмчике повяжут на передаче взятки? Так?

Ну, я не предполагала такого радикального сценария — Паша парень действительно хваткий и рисковый. Хотя вынуждена была согласиться — его жесткий вариант вполне возможен. За это Паша заказал мне каппучино (я терпеть не могу кофейные напитки с молоком, просто не успела воспротивиться), пожурил официанта за кривое сердечко на пенке и, пока я, морщась, пила, стал звонить своему финансовому директору:

— Родион, надо одну тему закрыть — только быстро! Давай — вызови на офис пару головастых адвокатов и судебных приставов… Ну, ты спросил! Родион, мы как с тобой договаривались? Что ты мне будешь задавать один-единственный вопрос: где твоя зарплата! И все! На остальные вопросы ты должен мне отвечать… Нет! Если бы ты спросил, откуда дети берутся, я бы тебе объяснил!.. Какие шутки, я серьезен, как хозяйственный кодекс, а где брать судебных приставов — знает любой мужик! Даже моя девушка и то знает! — Паша отодвинул трубку от уха, посмотрел на меня и уточнил: — Ты же знаешь?

Я кивнула. В голове бегущей строкой пронеслось:

Привет! Мы девушки Трифона — он любит нас по очереди!

Но это лирика, а судебных приставов я могу попросить у Лиды. У нее этих приставов, как у дурака — фантиков: столько, что их силами можно разорвать средних лет мужика размером с Чигарского в мелкие клочья!

— Не знаешь, тогда вызывай нотариуса, и сидите ждите меня! Как — зачем нотариус? Деньги будешь мне отдавать… Перепишем, что у тебя есть: машина, квартира… Ну и мало ли, что за свои купил — это будет мне компенсация морального ущерба! Какой ущерб? Думаешь, я бесплатно тебя полгода учил работать? Щас, погоди… — Пашка стал отвечать на другой звонок, и его брови недоуменно ползли вверх с каждым словом: — Мам, погоди… Какая милиция? Это сигнализация у тебя орет? Какие маньяки? Ты хоть в кино видела маньяков с автогеном? У тебя двери бронированные — их только из танка можно прострелить… Ты с какой стороны двери стоишь? В квартире? Тогда закройся на замок!.. Лора кота принесла мыть? И тебе помогла с замком?.. Значит, Лора получит и за замок, и за кота… Откуда взялась вода? Так, иди отключи электричество — нет, лучше на лезь… Сейчас приеду!

Паша рассовал телефоны по карманам. Я часто задаю себе вопрос: зачем ОНИ всегда таскают по нескольку дорогущих телефонов? Что это — дань славному прошлому или вульгарный атавизм наподобие аппендицита? Но определиться с ответом так и не успела, потому что Трифон потянул меня с уютного диванчика:

— Смотрела фильм «Армагеддон»?

— С Брюсом Уиллисом?

— Гораздо более крутой ремейк! С моей маман… Мать такие фильмы обожает!

Трифон состроил уморительную рожу, протянул вперед руку, пошевелил пальцами, как скелеты из ужастиков, и замогильным голосом пропел:

— Кругом вода, летят искры… И тут среди мрака и ужаса появляются маньяки! — Я от души рассмеялась.

— Что у твоей мамы случилось?

— Не знаю, приедем — увидим, только эмчээсникам знакомым позвоню, а то мать весь квартал спалит!

Среда. Еще не вечер — всего 17:41

Сигнализацию уже отключили, около основательной бронированной двери толкалась милиция и МЧС, а внутри квартиры вода стояла по самую щиколотку.

В эпицентре разбушевавшейся стихии обнялись и горько плакали Лорик и вторая «девушка» — похожая на слегка пополневшую, но так и не повзрослевшую куклу Барби, а пушистый кот неопределенной породы взирал на вселенское бедствие, прикрыв один янтарный глаз, с сухой и безопасной вершины шкафа.

Я тихонько удивилась:

— Паша… А почему они воду не убирают?

— Потому что курицы! Ника, курицы — не водоплавающие птицы! Видишь, сколько наплакали? — Трифон снял и отдал эмчээснику ботинки с пуговичками — бутлегерский фасон явно изготовили под заказ на родине итальянской мафии — подкатал брюки, пошлепал в комнату, выловил намокший пульт от телевизора и положил на стол: — До Кубка УЕФА высохнет!

— Сына, я не смотрю футбол!

— Зато я смотрю!

Барби оставила Лорку, зазвенела сразу всей бижутерией, качнула модно тонированными локонами и со всхлипом уткнулась в плечо Трифона:

— Паша, мы так испугались…

Даже когда плачет, Пашина мама очень симпатичная, такая свеженькая, ухоженная до самых розовых ноготков и выглядит потрясающе, кажется, что избыточный стиль барокко придумали лично для нее. Если бы я случайно увидала ее вместе с Трифоном, то приняла бы за очередную девушку!

Пока люди оценивали обстановку, коварный зверь воспользовался случаем, распахнул глаза, слетел со шкафа, впился Лорику в плечо и съехал вниз по рукаву, бесцеремонно разодрав и платье, и руку. Бедная жертва завопила:

— Видели? Люся, ты видела, что он делает? А Трифон мне не верит!

Кот зашипел в ответ, едва коснулся лапами воды и с диким мявом взлетел на руки к Пашиной маме, укрываясь под защитой ее несметных звенящих цепочек.

— Лара! Я поняла — у него аллергия на акрил! Тебе надо завтра же поставить гель!

— Сдурел? — беззлобно поинтересовался Трифон у кота и почесал его за ухом, — Лорик, вылови себе тапки и иди в машину — тут без твоих слез сыро!

«Девушки» чмокнулись в щечки, и Лорка, придерживая промокший подол высоко над коленями, поплелась из квартиры.

— Николаич, у тебя девушка — оргазм мозгов! — засмотрелся на отпечатки бесконечных мокрых ног эмчээсник, и добавил: — Замок так заклинила — даже я не могу разблокировать! А сигнализацию чинят, воду перекрыли, вентиль меняют…

— Сейчас сделаю.

Трифон взял со стола маникюрные ножницы и направился к двери, а его хорошенькая мама с причитаниями поплыла следом:

— Паша, это же мои, я ими работаю!

— Вы, наверное, стилист, — догадалась я.

— Ну что ты, — засмущалась Люся, — Я обычный парикмахер… мастер… Сына, ты бы сказал, что котик боится воды. — Она чмокнула хитрую тварь в нос, кот зажмурился и сладко заурчал, — У меня в салоне есть шампунь для сухой чистки! Хороший, французский, с выставки…

Побежденный замок виновато звякнул, ножницы вернулись к хозяйке, а эмчээсник проверил механизм и уважительно сказал Трифону:

— Николаич, с твоими руками надо грабить сейфы!

— Что я найду в сейфах? Деньги? У меня их и так полно! — Паша продемонстрировал пачку банкнот, сколотую элегантной серебряной скрепкой, и отдал несколько штук борцу со стихией. Попросил: — Ковры мамашины в чистку завезешь?

Люся всецело предоставила судьбу жилища сыну и переключилась на меня — профессионально провела по моим сожженным краской волосам, обеспокоенно поинтересовавшись:

— Заинька, кто тебя красил?

— Это… Это я сама! — Посвящать артистическую натуру вроде Пашкиной мамы в сложные перипетии моих взаимоотношений с окружающей действительность бесполезно.

— Нельзя так делать, что ты! Приезжай ко мне, голову надо срочно лечить!

— Лечить — не поможет, надо ампутировать! — Паша хмыкнул, загрузил социально опасного кота в переносной домик, чмокнул маман: — Пока, ма, не балуйся больше!

— Сына, а покушать? У меня супчик…

— Ой, мама, твою готовку людям есть нельзя! Я уже посмотрел — там, в кастрюле, одно сено плавает!

— Это сельдерей — для похудения!

— Я и так худой!

— До свидания!

Сейфовая дверь захлопнулась; я посмотрела на Пашу с легкой завистью: везет — я бы домашнего супчика съела, даже с сельдереем, пахло очень вкусно.

Но Трифон торопился — в машине ждала девушка.

Я великодушно оставила переднее сиденье за Лориком и забралась назад:

— Паша, у тебя такая мама славная! А где она работает?

— Она не работает!

— У Люси салон, вон смотри, напротив дома, — Лорка показала мне на золотистую надпись с подсветкой «Люсинда» и продиктовала телефон.

— Там еще два жопника околачиваются, — Пашка принялся подтрунивать над мамашиным бизнесом, — Стилисты! А я не вмешиваюсь — хоть они трижды жопники, но все равно мужики. Без них мать любой салон за день спалит!

Среда. 20:10. Уже стемнело

Трифон высадил меня около дома, довел до крылечка, на прощание я пообещала поговорить с Лидой насчет судебных приставов.

— Ника, прекращай, не суетись! Я скажу Шеремету, что это ты все придумала. Он с новым очень хорошо! Он вроде крепко Орленко помог…

— Я ничего не придумала! — перебила я.

— Ника, ты молодчина, я бы тебя пригласил поужинать… Только Геббельс нас всех уже позвал сегодня вечером… Говорит, его маневры подкосили, хочет стресс снять и жуткие вещи расскажет…

Представляю себе — про погодные катастрофы, толстые фломастеры, тектоническое оружие и прочую геополитику!

Обожаю такие истории — гораздо больше, чем женские.

— Я тоже хочу…

Паша удивленно на меня посмотрел, потом оглянулся на Лорку в машине:

— Ника, но мы на водопады поедем, за объездной, туда не берут своих девушек… Вообще ты прикольно придумала, сразу видно — в Англии училась! Можно будет… Только надо заранее договориться, чтобы там всех повыгоняли и постели поменяли! Ну, давай!

Хорошо, сейчас темнеет рано. У меня щеки так покраснели, что вот-вот начнут светиться в темноте. Я хотела сказать, что люблю армейские байки, и все! Перепихнуться в придорожном борделе для остроты ощущений — мне бы в голову такое не пришло! У меня для таких прогулок ни кожаного лифчика, ни чулок, ни кружевных трусов нет!

Надо купить.

Четверг. 11:10

С самого утра я внимала ужасным рассказам по итогам инвентаризации — Люся сказала, что лучше всего приехать в салон около двенадцати. Но можно приехать раньше или позже — скучать мне не придется. Потому что в салоне есть итальянская каппучино-машина и груда — просто груда! — новых журналов. Плазма у них есть огромная, акустика — ух! — фильмы все хорошие, но я могу и свои диски привезти, если не люблю мистику и ужасы, и сидеть хоть целый день…

Мистику я как раз очень люблю, сразу устремилась душой в салон и вникала в проблемы производственного склада без энтузиазма, поглядывая на часы.

— Вероника, представляете, они выписывали пластик на ремонт рекламных конструкций — и обшивали за деньги балконы! — Бухгалтер Света с возмущением потрясала засаленным блокнотом, в который недалекий кладовщик, из опасения запутаться, записывал заказы на ремонт балконов. — А сортность пластика никто не сверял, не актировалось состояние конструкций до и после ремонта!

— Надо все конструкции объехать с новым строителем…

Отчет прервало явление мощной фигуры моего временного водителя Леши:

— Ника Георгиевна, можно сказать?

— Говори, Леша!

Вместо слов Леша вывалил на стол новенький бумажник, ручку, наручные часы, выключенный мобильный телефон, тоже новенький чехол для очков, пластинку жвачки, две леденцовые конфеты и упаковку влажных салфеток.

— Леша, что это?

— К вам мужчина просится…

— Что за мужчина?

— В очках, в галстуке…

— На налоговика он похож?

— Не похож! Похож на Гарри Поттера!

У меня в Хогвардсе знакомых точно нету! Кто это может быть?

— Спроси, по какому он вопросу!

— Сказал, по личному, а кто — не говорит. Но мы его сильно еще не спрашивали! Так, по карманам похлопали. — Ответственный Леша кивнул на вещи. — Оружия нет! А до трусов не раздевали — батя сказал: без фанатизма! Разрешите запустить?

Уже полдвенадцатого — пора ехать стричься. Я насупилась и распорядилась:

— Запускай, только быстро!

— Проходите! — Леша впустил посетителя и застыл за его спиной.

— Ника, у тебя серьезные адъютанты — они мне паспорт вернут?

— Паспорт на выходе! Я могу идти?

— Иди… Ле-ша… — Чтобы сказать еще хоть слово, мне надо прийти в себя! Хотя бы губы облизнуть.

Передо мной стоял раскрасневшийся, возмущенный Вик; знакомым жестом он поправил очки, потом подтянул узел галстука. Вик всегда поправляет галстук, когда нервничает, значит, это не сон! Что он здесь делает? Я обалдело бормотала:

— Здравствуй… А как ты сюда попал?

— Хороший вопрос. В письме был адрес, но я не предполагал, что здесь офис!

— В каком письме?..

Я такая растяпа! Заигралась в частного детектива-мстителя, совершенно забыла, что обещала отцу помочь подыскать ответственного менеджера… Но страшно другое — я так и не написала Вику то, самое главное письмо, про работу! Мне так неудобно, что я готова провалиться сквозь ламинированный пол!

— В твоем письме… Ника, что с тобой?

Я машинально прикоснулась рукой к растрепанным волосам:

— Так ужасно? Я сейчас поеду в парикмахерскую…

— Ну почему… ты очень… похудела…

— Да? Я уже не помню, когда последний раз нормально обедала… Столько всего — заказчики, налоговая, областники, подакцизники… Насовали херов на ровном месте, а мы разгребаем… скоро забуду, как меня зовут… — Глупо, но я не знаю, что сказать Вику!

То есть я рада, очень рада! Просто подходящих слов у меня нет.

— Фокси, соберись, вспомни! По твоим письмам мне казалось, что ты здесь повзрослела, стала гораздо серьезнее… Особенно когда ты пригласила меня на день рождения и написала, что соскучилась, что хочешь познакомить со всей своей семьей и родственниками…

У меня нет ни семьи, ни родственников — только отец, а день рождения был на прошлой неделе!

Я всеми силами пыталась адаптироваться к ситуации и пробормотала, указав на стульчик:

— Присаживайся… — Я пододвинула Вику изъятое личное имущество.

Приняв сидячее положение и распихав родимую мелочевку обратно по карманам, Вик почувствовал себя гораздо вольготнее:

— Знаешь, оказалось, быстро попасть в Россию довольно сложно, билетов нет, мне даже взятки пришлось давать в авиакомпании! — Он политкорректно понизил голос и иронично улыбнулся.

Я улыбнулась в ответ.

Мне внезапно открылась комическая суть происходящего — я отправляла Вику письма из запасников предшественницы не читая…

Это должны быть подлинные шедевры, если из-за них серьезный человек, вроде университетского профессора, в разгар семестра забросил кафедру, науку, студентов, лекции и семинары и прилетел на крыльях любви.

Надо срочно прочесть!

— Фокси, я привез тебе подарок, только он у твоих опричников!

Я набрала по внутреннему телефону охрану и с официальной интонацией призвала верного Jlexy:

— Алексей, зайдите ко мне и верните посетителю паспорт и вещи!

Водитель с широкими полномочиями притащил в кабинет и поставил у моих ног дорожную сумку и пакет с эмблемой авиалиний. На моих глазах пролистал паспорт, как таможенник на контроле, еще раз сверил фотографию и снова покрывшееся алыми пятнами лицо Вика, с чувством исполненного долга передал паспорт мне и удалился.

Я протянула документ милому.

Вик, прошуршав пакетом, извлек параллелепипед, обмотанный матовой подарочной бумагой с оттисками готических букв и оплетенный бежевой атласной ленточкой. Торжественно протянул мне через стол:

— Вот!

Ох — я едва не уронила презент. Тяжеленный! Интересно, что там — золотые слитки?

Я развязала ленточку, вытащила толстенный том, рассмотрела заглавие, перевернула несколько страничек в середине и улыбнулась во всю ширину лица:

— Как здорово! Бодрияр — в оригинале, на французском! Вик, ты просто ясновидящий! Как ты угадал — я как раз собираюсь изучать французский!

Я снова посмотрела на часы…

Четверг. 11:58 Считай, двенадцать

Хоть караул кричи — не успеваю!

А еще обязательно надо прочитать письмо, но как-то неудобно уставиться в дисплей при Вике. Значит, мне придется даже к стилисту тащить за собой ноутбук!

Я поднялась, по-мужски протянула Вику руку и стала смущенно объяснять:

— Вик, видишь, у меня еще полный офис работы… Тебе будет скучно здесь сидеть до конца дня! Давай ты поедешь ко мне, отдохнешь пару часиков, потом я тебя с папой познакомлю. Сейчас Леша тебя отвезет — без фанатизма…

— Ника, я самостоятельный человек! — Вик осторожно посмотрел на плотно прикрытые двери кабинета. — Просто скажи мне адрес, я доеду на такси!

Я позвонила Славину и предупредила сэнсэя, что Вик — ко мне и папе по срочному делу, попросила охраной его не тиранить, потом вызвала такси, усадила туда милого; на прощание Вик даже поцеловал меня в макушку.

Все хорошо — даже еще лучше!

Едва коронованное шашечками авто скрылось из зоны видимости, я, забыв про фобию, помчалась в салон с намерением почитать письма по дороге. Но не успела — салон «Люсинда» совсем рядом с офисом!


Люсинда — это полное имя Люси, официальное, по паспорту.

Люсина мама — Пашина бабушка — артистка цирка. Выступала с номером «Женщина-змея», как и ее мама — Пашина прабабушка, а Пашин прадедушка был факир. Да, пилил прабабушку пилой, а Люсю — крошку с бантом — запихивали в черный ящик, из которого она падала вниз на груду опилок! Люся сбежала из цирка — она боится всего, что летает, горит, ползает, взрывается и рычит! Но хранит старые афиши, фотографии, платья, боа из перьев попугая… Туфли? Туфли тоже, и французские тряпичные цветы, и старую бижутерию из цветного стекла! Такая красота! Когда я приду в гости, Люся мне все-все покажет, если я помогу найти нужные коробки. Она никогда ничего не выбрасывает — поэтому искать придется долго. Но расставаться с красивыми вещами так тяжело, поэтому она не смогла бы открыть бутик — платья пришлось бы продавать. И актрисой Люся не смогла бы стать — это каторжный труд, она насмотрелась, когда работала помощником гримера на «Мосфильме». Два раза поправляла грим Олегу Янковскому и делала укладку Тереховой — помню ли я эту величайшую актрису?

Я ответила, что помню, заподозрила, что Пашкин отец был каскадером или человеком другой, не менее романтической профессии, достойной девических грез, и спросила, почему Люся не стала профессиональным гримером — думаю, у нее бы здорово получалось!

Люсины тщательно оформленные специальным гелем бровки недоуменно вспорхнули:

— Ника, это же надо учиться… Хотя бы школу закончить!

А Люся родила сыночка и больше за парту не вернулась. Парикмахеру нечего делать в средней школе — он познает тонкости ремесла от других мастеров и делает имя на конкурсах.

Люся всегда на конкурсы брала Пашку. В младенчестве он был настоящим ангелочком! Люся покупала ему в валютном соски с медвежатами на колечке, башмачки с липучками, белые носочки и самолично выкрасила в брюнета, когда малыш подрос. От природы Пашка русый, но красавец мужчина просто обязан быть брюнетом!

Ранее эстетическое воспитание благотворно повлияло на ребенка — он вырос не гопником в трикотажном свитере, а элегантным молодым человеком, которому не зазорно сводить девушку в ресторан, ночной клуб или казино!

Я улыбнулась — Люся хороший стилист. Смуглая кожа, темные волосы и светлые глаза — эффектное сочетание. Трифон правда красивый парень, только чересчур…


Биографию Пашиной матушки мне пришлось фильтровать из посторонних шумов, как радару, — Люся втирала в мою облезлую голову чудодейственные средства и болтала одновременно со мной и всеми остальными посетителями салона, включая двух собачонок и годовалую малышку.

Мне было так мягко и уютно, как внутри шкатулочки для драгоценностей. Все кругом напоминало маленькие и стильные лондонские бутики, в которых торгуют эксклюзивом от дизайнеров-фриков, микроскопическими партиями природной косметики, пирожными архитектурных форм, антиквариатом и моим любимым «винтажем»! Здесь стены и занавеси источают тот же запах — хорошего кофе, забытых духов и давно истлевшего счастья.


Честно признаться, я думала, Трифон купил своей симпатичной мамочке салон исключительно по доброте, успевшей войти в городской фольклор, чтобы она не томилась день-деньской среди опасных электроприборов. Но на диванчиках-ракушках, бархатных пуфиках и кожаных подушках сидели и ждали, когда освободятся именно их мастера, многочисленные клиентки. Разновозрастные «девушки» коротали время за каппучино, водой без газа, конфетками, листали журналы, наблюдали, как на экране очередной маньяк орудует бензопилой, дружно ахали и без умолку болтали о грядущих свадьбах, жадных мужьях и роскошных любовниках, показывали друг другу фотографии и сувениры, которые привезли Люсе из экзотических странствий, — считай, все они Люсины давние приятельницы. Или подружки приятельниц, или знакомые подружек. И все они будут ждать терпеливо — потому что им самим, домочадцам и питомцам придадут достойный вид только здесь! Люся даже не может обновить интерьер салона — потому что девчонки сейчас возвращаются с отдыха, и оставить их в этот критический для волос момент совершенно немыслимо! Она вымыла мне голову и отдала во власть страдающего мизантропией типа со множественным пирсингом.

Очень скоро я узнала, что сам тип пирсинг не делает — делает его друг. Друг сейчас на конкурсе, вернется и сразу проколет мне уши. Как я прожила столько лет без единой дополнительной дырки в теле! Маэстро повертел мою голову, как скульптор — глину, пощелкал ножницами, отступил на шаг, оценил и умиленно прошептал:

— Люся, посмотри: я не хирург, но все, что мог, — сделал!

Это что — про меня?

Я поспешно вывалилась из мира грез и заглянула в зеркало.

Волос на моей голове действительно осталось совсем немного. Зато остаток распределился так ловко, что изменил меня больше, чем иных меняет пластическая хирургия. Глаза, подчеркнутые острыми уголками прядок, кажутся большущими и яркими, носик и рот, даже подбородок, — легкие и изящные, — как будто их нарисовал художник японских комиксов манга, а сбросившая излишек волос голова держится прямо и гордо. Не верится, что я могу так выглядеть!

Люся отложила ножницы и всплеснула руками напротив скопления бус:

— Идеально…

Я оторвалась от зеркала и вручила мастеру заслуженные чаевые:

— У вас так славно! — Я бы запросто балаболила с Люсей дальше, весь остаток дня, как раз включили мою любимую «Тень вампира» с Малковичем.

— Да, Люся со всеми ладит, просто лапуля!

— Такая обаятельная, почему она не замужем?

— Зачем ей муж, у нее есть Паша! — Носитель пирсинга вздохнул. — Паша нереальный, я ему корректировал татуировку…

Может, раз я такая красавица, мне пора перестать заморачиваться с замужеством, а просто завести себе такого Пашу? То есть не целого Пашу-Трифона, а славненького маленького сыночка?

Я переспросила у скульптора человеческих стрижек:

— Нереальный?

— Просто потрясающий! — Скептически оглядел меня и бросил, как косточку: — Солнце, я с порога вижу, кто из них чего стоит — как мужчина…

Эх… Как в былые времена люди женились один раз и на всю жизнь — без долгой череды пробных браков и случайных связей?

Придется констатировать, что у прогресса есть и малоутешительные стороны: напрасно я истратила время на обратной дороге, ковыряясь среди дорогостоящего белья с прозрачными лямками, колючими кружевами, опасными косточками, крючьями и силиконовыми вставками, цветочками, блестками и заклепками, пытаясь самостоятельно разобраться, что предназначено исключительно для профессионалов, а что — для скромных любительниц. Кружевные трусы — плохая замена жизненному опыту. Порадовать «нереального Пашу» мне нечем: кроме Вика, у меня никого не было…

Вик сидит дома! У меня дома! Надо вернуться раньше отца, чтобы их познакомить и все объяснить. Я посмотрела на часы и помчалась, как Золушка с бала.

И все равно безнадежно опоздала!

Четверг. 19:05

Когда я ворвалась в дом, узнала от охранника, что папа успел вернуться, обнаружил Вика и увлек его в рабочий кабинет, то сразу устремилась вверх по лестнице, перепрыгивая ступеньки, скорее — к двустворчатой дубовой двери.

Отцовский кабинет — угрюмое место: из-за замшевых штор там стоит вечный сумрак, напольные часы каждый час захлебываются поминальным звоном, а диван укрыт шкурой зебры. Даже если допустить, что папку развели, как обычного туриста, и продали ему вместо настоящей зебры выкрашенную авангардными полосами шкуру коровы, все равно жалко животное, и я стараюсь в кабинет без нужды не заглядывать. Отец и сам там редко бывает, потому что в гостиной хорошая акустика и продвинутая система воспроизведения звука, а в кабинете безответственные дизайнеры меломанских радостей что-либо, помимо стандартных колонок в компьютере, предусмотреть позабыли.

Почему он повел Вика именно в кабинет?

Я с разбегу распахнула двери, движимая инерцией, сделала еще несколько шагов, остановилась на краю ковра, осознавая, что вломилась прямиком в чинную деловую беседу!

Отец сидел за столом, просматривал что-то на дисплее и обращался к Вику:

— Согласен, что такое размещение депозитов снизит риски финансового мониторинга, но как это повлияет на возможности оперативного управления?

— Георгий Алексеевич, это закономерный вопрос и я к нему готов, — Вик стоял слева от моего родителя, слегка наклонившись, и водил по дисплею ручкой, как указкой. — В файле «Ключевое управление» представлена демонстрационная версия программы, которую я разрабатывал по заказу банка…

Я отдышалась, насколько возможно, и шагнула из тени на свет, ближе к столу:

— Пап…

— Вероника, погоди, у нас серьезный разговор!

— Я хотела тебя познакомить…

— Спасибо, Вероника, мы с Виктором Владленовичем уже познакомились!

— Папа, нам надо поговорить по срочному делу!

— Ника, уймись! Павел Николаевич еще вчера поговорил со мной насчет завода. Будет ему группа поддержки, будут приставы и все остальное, но тебе лично там делать нечего, — Отец оторвал взгляд от дисплея и повернулся к Вику: — Мои партнеры… младшие партнеры… считают, что Веронике можно доверить достаточно серьезный бизнес, а мне кажется, она еще такое неразумное дитя! А каково ваше мнение, ведь вы у нее преподавали, — Ника справится?

Вик посмотрел на мой новый имидж через очки, мягко и внимательно, как хорошие учителя смотрят на отстающих пентюхов. Снисходительно улыбнулся:

— Это зависит от бизнеса. Большой бизнес требует большого трудолюбия!

— Да, вернемся к бизнесу! Мы обсуждали…

Я напустила на лицо максимум серьезности и твердо повторила:

— Георгий Алексеевич, уделите мне, пожалуйста, ровно две минуты!

Отец не смог игнорировать полного имени-отчества, сделал извиняющийся жест, плотно прикрыл двери кабинета и вышел со мною в холл.


— Ника, я все понимаю! Неужели ты думаешь, что я, отец, родился замшелым ретроградом или никогда не был молодым…

Я застыла с полуоткрытым ртом — неужели Вик сказал папе, что мы с ним…

— Пашка мне говорил, мы так смеялись! Если вам не терпится, поезжайте.

До меня дошел весь кошмар случившегося: добропорядочный Трифон публично попросил у отца индульгенцию на наш «совместный досуг», и теперь мои псевдоинтимные предпочтения будут долго обсуждать во всех окрестных саунах и мужских раздевалках. Надо хотя бы родному отцу объяснить, что все не так!

— Папа, я не…

— С Пашей — хоть на «Водопады»!

— Георгий, какие «Водопады», о чем ты говоришь? Это же не настоящий сын! Она женского пола!

Лида ходит очень тихо и очень быстро, а изощренную топографию моего нового родового гнезда освоила куда лучше нас — постоянных жильцов. Поэтому мы с папашей даже не заметили, когда платиновый росчерк волос и гибкое тело материализовались в холле, рядом с нами. Но, судя по всему, Лида успела услышать достаточно, чтобы подвергнуть «широкие взгляды» моего родителя обструкции.

— Ты вменяемый человек, или у тебя в голове такие же опилки с лесопилки, как у Трюфанова? У меня ощущение, что это ты хочешь вступить с Пашкой в счастливый брак! Хороший отец у него справку из кожвена потребовал бы… Там же гадюшник! Ты сам когда там последний раз был?

Папа с завидным спокойствием обогнул коварную ловушку и невинно улыбнулся:

— Очень, очень давно. Но! Даже тогда там было вполне приемлемо…

— Приемлемо? Я тебя просто не понимаю!

— Лида, а давай поспорим на пятихатку, что там нормально?

— Чтобы ты меня опять развел?

— Лида, я патологически порядочный человек!

— А когда мы ехали наперегонки, кто с гиббонами договорился и движение перекрыли, как только ты проехал?

— Это была непредсказуемая случайность… Социальная стохастика!

— Я не верю в стохастику — дай сюда телефон! Сейчас начнешь названивать, чтобы там убрали? Шеремет, со мной такие финты не пройдут!

Родитель с показной покорностью вручил Лиде телефон:

— А меня поощрят за сотрудничество со следствием?

— Гоша, не паясничай! Ты ведешь себя, как плохой тренер, который договаривается с судьями, чтобы его ребятам подсуживали, и не хочет воспитывать команду…

— Да, о команде… — Папа развернул Лиду за плечи, открыл двери и подтолкнул ее в кабинет. Указав на Вика, объяснил: — Это Виктор Владленович, специалист по трансформации отчетности, ученый-экономист с хорошими практическими навыками, отличный английский… Пообщайся с ним, оцени как потенциального члена команды!

Прошел следом, галантно пододвинул Лиде стул и спросил Вика:

— Виктор Владленович, вы какую музыку предпочитаете?

— Классическую…

— Хороший выбор! Я тоже истосковался по классике, с утра зарядил «Пинк-Флойд» — лучшей музыки уже никто не напишет, даже Лидия Григорьевна такую музыку со мной слушает, — Папа вернулся в деловой регистр: — Лидия Григорьевна возглавляет аудиторскую компанию, у нее тоже есть к вам несколько вопросов. Я присоединюсь через минуту…

Лида бросила отцовский телефон в сумку, подсела к столу и стала расспрашивать Вика, а папик скоренько вернулся в холл, прикрыл одну створку двери и шепнул мне:

— Ника, можешь взять у Славина ключ от квартиры… гм… для гостей! Только с Пашей — больше ни с кем, поняла?

Папа Трифону здорово подсуживает! Такая избирательная справедливость ввергла меня в ступор, и я молча наблюдала, как отец, отобрав мой телефон, стал украдкой звонить.

Лида опять проспорит!

Четверг. 20:35

Гостиницы — малоподходящее место для важных переговоров и приватных встреч. Коррумпированный персонал, скопление неконтролируемых постояльцев, многочисленные подсобные помещения, даже особенности архитектуры всячески усложняют работу секьюрити с охраняемым лицом. В то же время преимущества приватных апартаментов с точки зрения обеспечения конфиденциальности очевидны…

Если бы я собиралась открывать частное охранное предприятие, то непременно законспектировала бы объемистую лекцию о мерах безопасности, которой многоопытный сэнсэй Славин сопроводил передачу мне ключей от квартиры.

Но я не планирую ничего подобного, поэтому вместо записей то и дело поглядывала во двор. Там, за забором, препорученный отцом моим заботам Вик томился около такси и терпеливо ждал…

Четверг — накануне ночи

Во французских романах, отпечатанных так давно, что бумага успела пожелтеть и раскрошиться, как засохшие розы, а весь запах мускусных духов и стручков ванили из кожаных корешков вытянули еще в эпоху социалистического дефицита, жилища подобного рода называли «гарсоньерка» и описывали очень романтично.

Но времена сменились. Ваниль приобрела форму кристалликов, духи — запах кислорода, и «гарсоньерка» от евростандартного номера в гостинице отличалась не наличием огромного зеркала на потолке над кроватью, а только скромной кухонькой с дорогой кофеваркой.

Я добросовестно отмеряла коричневый порошок меркой, обнаруженной в початом пакете, заливала воду и слушала историю впечатляющего успеха, который настиг Вика заслуженно и исключительно своевременно.


Отец произвел на Вика огромное позитивное впечатление.

Когда мой папаша объявился дома и обнаружил гостя, то закономерно осведомился, кто Вик такой и по какому счастливому случаю стоит посреди гостиной. Вик вынужден был объяснить, что он мой университетский преподаватель, приехал по моей просьбе, постоянно проживает в Британии с такого-то года…

…Это только такая балбеска, как я, могла умудриться начисто забыть об обещании поискать кадры, достойные высокой должности, в Британии! Напрасно я так часто ворчу по поводу отца. Папка у меня отличный — он даже слишком хорошего мнения о своей безалаберной доченьке и все помнит! Поэтому прозорливо заподозрил в Вике достойного соискателя высокой должности, истребовал резюме и пригласил в кабинет.

— Вик, у тебя было с собой резюме?

— Фокси, у меня всегда с собой резюме — на флешке, — наставительно объяснил Вик; я кивнула, устыдившись собственной недальновидности, задумалась, в какой части готового платья Вик хранит драгоценную флешку, если в карманах ее не было, но подтрунивать над милым поостереглась. Главное — отец с Виком нашли общий язык! Я тоже стала искать — сахар — и один за другим открывала кухонные шкафчики. Все они зияли пустотой, только из самого последнего к моим ногам высыпалось впечатляющее количество презервативов.

Бинго!

Я скоренько запихала обратно эту джентльменскую заначку и захлопнула дверку, схватилась за щеку: не горячая, значит, я покраснела не слишком заметно. Мне очень неловко — я просто хотела помочь Вику сэкономить на гостинице, а выглядит все так, как будто я заманила его сюда, чтобы переспать. То есть я не против, только он…

Он, наверное, тоже по мне соскучился, раз приехал!

— Ника, уже так поздно! Георгий Алексеевич, вероятно, волнуется о тебе!

— Вик, он знает, что я поехала по… по делам!

— Ты еще планируешь сегодня работать? — удивился Вик.

— Нет, ну что ты, уже так поздно, — я сладко потянулась, — пора отдыхать…

— Значит, ты сможешь мне оставить ноутбук, — эживился Вик, — мой что-то не запускается. Боюсь, три перелете возникло какое-то механическое повреждение… Я хочу основательно подготовиться к встрече с Георгием Алексеевичем, он меня пригласил на завтра…

— Здорово! Папа пригласил тебя завтра к нам?

— Ну… Скорее, к себе. К себе в офис!

Вику повезло больше, чем мне.

Папин офис — это святое. Я в нем никогда не была, только изредка глазею на циклопическую перевернутую сосульку бизнес-центра, когда машина застрянет в пробках по дороге с работы, и пытаюсь представить аквариум с яркими рыбками в морской воде и живыми кораллами, за неопрятность которого отец частенько ругает безответственный персонал по телефону. Или прикидываю, насколько подрос за пять прошедших лет бонсай, который я подарила папе на сорокалетие. Надо будет попросить Вика посмотреть. Или лучше не позориться — Вик сразу догадается, что родитель меня в дела не особенно посвящает. Принять окончательное решение мне воспрепятствовал противный визг телефон — забыла сменить рингтон! Я поморщилась и ответила:

— Да!

— Что же вы, Вероника Георгиевна, сразу соглашаетесь? Вы ведь даже не знаете, что я вам предложу!

Я вышла на кухню, плотно прикрыла двери.

— Что молчите? Не узнаете!?

Узнаю, но не рада! Со мной говорил капитан Костенко. Причем резко и нагло.

— Шеремет, ты уснула? Или диктофон включать разучилась?

Мяч уродский, угрожает мне! Надо и правда диктофон включить.

— Так вот — если записываешь, послушай потом внимательно еще раз и сотри! Думаешь, если обкуренный папочка не угробил тебя в раннем детстве, ты можешь свободно разгуливать по чужим головам, и он тебя всегда отмажет? Так вот, папина девочка, знай, что отец — твое самое уязвимое место. И не я с тобой буду договариваться, а ты со мной, поняла?

Я поскребла по сусекам девической душеньки остатки смелости и постаралась как можно спокойнее объяснить своему оппоненту текущее состояние дел:

— Нам не о чем договариваться — проверка уже закончилась, нарушений не выявили, утром подписали итоговый акт! Почему вы не в курсе? Или вас уже от работы отстранили?

— Солнце, ты меня раззадорила — я тоже умею быть злым и нехорошим дядей! У нас все за деньги — можно и судимости снять, и в депутаты себя избрать, и любой скандал замять. Это здесь твой папа ходил как народный герой, когда мента закопал в землю! А на Западе — там пресса еще свободная, там — конкуренция. Ты, говорят, в Англии училась, про репутационные риски слышала? «Дикие нравы русских бизнесменов подрывают британский деловой мир». Хорошо звучит? Есть люди, желающие такую статью издать — с красивыми фотографиями из уголовного дела. И читатели найдутся, и правоохранительные органы там работают, дадут твоему папе по рукам — и на десять лет вперед в визе откажут! Тогда он тебя сам прибьет!

От громкого резкого голоса у меня голову словно обручем стиснуло, с осмыслением информации стало совсем туго.

Я устало спросила:

— Что вы от меня хотите?

— Хочу тебя ознакомить с одним уголовным делом твоего легендарного папочки! Покупатели у меня уже есть, я тебе звоню из человеколюбия. Иначе ты будешь продолжать в том же духе и тоже в тюрьму сядешь. Жалко мне тебя! Подумай, Шеремет: что у тебя есть мне предложить, кроме денег? Додумаешься — позвонишь.


— Деловой звонок? — улыбнулся Вик, когда я вернулась в комнату, сжимая телефон.

От этой последней капли невидимый обруч на голове разорвался — звуки, слова, слезы и вздохи стали разлетаться из меня, как конфетти из выстрелившей хлопушки, я швырнула телефон на кровать, рухнула, причитая и разбрызгивая слезы:

— Вик, я не хочу здесь жить… Здесь ужасно! У меня никаких сил нет, я хочу обратно в Англию! Увези меня отсюда… Я хочу домой — в свою квартиру! Я так устала от всех этих людей! Я не хочу, не могу работать… Я свою работу просто не-на-ви-жу!!!

Опешивший Вик побежал на кухню, бросился рыскать по холодильнику и шкафчикам в поисках стакана воды, налетел на презервативы, перепуганно запихал их внутрь, быстро вымыл кофейную чашку и принес мне, наполненную тепловатым кипятком из электрочайника. Погладил по подрагивающей макушке:

— Фокси, ты просто не привыкла работать, ты втянешься… Что у тебя за прическа, Ника? Ты как девочка с обложки журнала для тинейджеров…

— Правда? — Я посмотрела на Вика, но слезы превратили его в размазанный контур; шутит он или говорит всерьез — не понять! Ну и пусть глумится — я буду плакать дальше…

— Ника, не расстраивайся — волосы у тебя отрастут, а в работу ты втянешься!

— Я не хочу, не хочу втягиваться!

— Ника, тебе надо поехать домой, умыться, выспаться…

— Нельзя выспаться за пять часов!

— Ой! Ты действительно засиделась! Как здесь вызвать такси?

— Не надо, я вызову своего водителя!

Минута без времени 00:00

В лифте я пыталась носовым платком оттереть с физиономии размазанную тушь, но веер разводов от профессионального средства основательно въелся в кожу. Ответственный Лешка посмотрел на меня и серьезно спросил:

— Ника Георгиевна, у вас все в порядке?

Мне хотелось заорать: «НЕТ!» — и с причитаниями «Все плохо!» уткнуться в Лехино мускулистое плечо. Но, во-первых, я не знаю, где границы его фанатизма, а во-вторых, не хочу прослыть нимфоманкой еще и в окрестных «Барсах», СОБРах и прочих спецназах.

— Все в порядке, отвези меня домой… — и, плюнув на красоту, приплюснула нос и лоб к холодному боковому стеклу.

Пятница. 00:35

За родным порогом я стащила ботинки, не зажигая света, на цыпочках прокралась по сонному сумраку в отцовский кабинет — только бы комп отца включался и без пароля! — я не могу уснуть в неведении! У меня, как и у Вика, тоже есть своя секретная флешка. Только секреты мы прячем разные. Я включила компьютер, отыскала порт, пристроила флешку и защелкала мышкой в поисках магического письма. Вот оно.

Строчки, набранные непривычным шрифтом, казались мне сухими и банальными — навряд ли от тетушки из брачного агентства, владеющей английским на уровне старшеклассницы очень средней школы, можно ждать потока сознания в стилистике Джойса!

Я хочу поблагодарить тебя за твои теплые письма и все те приятные минуты, которое подарило мне наше общение. Я буду рада продолжать его дальше, сделать более близким, потому что осенняя погода с частым дождем заставляет меня чувствовать себя одинокой. Я часто сожалею, что мой день рождения приходится на этот унылый сезон года.

ТолLSтой нервно рвет бороду, ТургенеFF вАще убил себя Ап стену…

Надо было раньше хватиться и прочитать — нельзя было такой бред отправлять Вику! Я пожинаю плоды собственной неосмотрительности — милый вполне закономерно считает, что с момента приезда на родину я обленилась и отупела! Но ведь он прочел эту чушь и сразу приехал. Почему? Придется и мне читать дальше.

Моя семья, многочисленные родственники и друзья всегда спешат меня поздравить и преподнести мне приятные подарки; я была бы впечатлена, если бы в этом году среди них увидела твое лицо. Если ты имеешь возможность приехать, то сделал бы меня абсолютно счастливой. Мы встретимся, не просто чтобы убедиться в прочности наших чувств, я представлю тебя моим родителям и другим членам семьи, которые нуждаются в помощи надежного мужчины.

До моего дня рождения остается совсем мало времени — но для уверенного в себе человека нет ни преград, ни расстояний… Лучше, если ты известишь меня заранее: я смогу встретить тебя в аэропорту, заботливо поселить в отель и покажу местные достопримечательности. Но если ты захочешь сделать мне впечатляющий сюрприз — тебе стоит взять такси от аэропорта и назвать этот адрес…

Я сперва с недоумением прочла адрес агентства, а потом поняла, что деликатная коллега не хотела травмировать женихов видом убогой «хрущевки» и двух детей сразу.

Общение, доверие и взаимопонимание всех членов большой семьи — хорошая основа для взаимной симпатии.

Надо полагать, Вик разделяет этот тезис, раз приехал!

В жизни так часто бывает — ждешь чуда, а получаешь дешевенькую открытку со стандартным типографским текстом. Да и кто теперь рассчитывает на чудо?

Только наивные, глупцы и лодыри.

Умные, волевые и трудолюбивые не ждут милостей от Вселенной. Они сами умеют создавать свой жизненный успех. Может, поэтому Вику так сильно хотелось познакомиться с моим отцом.

Действительно — почему мне самой никогда не приходило в голову представить Вика папе? Почему я думала, что отец обязательно на меня разозлится, только потому, что Вик не из числа состоятельных людей? Папка вполне демократичный — и Вик тоже достойный жених для девушки, он перспективный профессионал…

Может, даже хорошо, что все устроилось само собой — как в любовном романе?

Я выключила компьютер, тихонько пробралась к себе и встала под душ — увы, моим деловым расписанием чудес на этой неделе не предусмотрено. Если какие-то мифические грешки папашиной молодости раздуют до масштабного скандала, мне тоже светит остаться без визы в самую демократическую страну Европы, и моя мечта о тихой семейной жизни растает как сон!

Утро — неминуемое, неотвратимое, мерзкое утро — уже сочилось сквозь фиолетовый мрак за окном серым светом. Наплевав на прическу, я засунула мокрую голову под подушку с мыслью, что хорошо бы сейчас уснуть крепко-крепко и никогда больше не просыпаться!

Пятница. 09:15

Я не сильна в российском делопроизводстве и не смогу отличить поддельные следственные документы от настоящих, а посвящать в мои сложные обстоятельства сторонних экспертов нельзя. Поэтому у меня осталась одна-единственная возможность узнать, существует ли опасный компромат в природе, — припасть к первоисточнику!

Чтобы случайно столкнуться с торопившимся в офис отцом, пришлось выжидать полчаса на кухне и сочинить благовидный предлог:

— Пап, я отправила машину за Вик… Виктором… в гостиницу! Сказала, чтобы его отвезли в офис… К тебе в офис — а то он сам не найдет!

— Ника, Виктор Владленович произвел на меня впечатление вполне самостоятельного, компетентного человека — уверен, он справился бы. Но ты молодчина… если он меня окончательно устроит, будет правильно поощрить тебя за хлопоты… в размере месячного оклада!

— Его оклада?

— Ну конечно, Ника! Я всегда поступаю с людьми по справедливости…

Хорошая штука — справедливость, и совсем не дорогая! Рекрутинговое агентство за специалиста берет тридцать процентов годового жалованья. Мне остается только рассчитывать, что Вик сохранит отцовское расположение и выторгует себе высокую зарплату. Я с чистой совестью стала развивать тему социальной справедливости:

— Папа, а правду говорят, что ты по справедливости живого милиционера закопал?

— Ника, разумеется, это неправда! Обо мне вообще много всякого болтают! И почти все — фольклор! Знаешь, что такое фольклор? Информация, о которой не сохранилось письменных источников. — В трудноизмеримой глубине отцовских глаз метнулись электрические искорки и сразу растворились в море ироничной доброжелательности. — Якобы взял у меня этот нехороший человек деньги, сказал — поможет. Но так и не помог, и якобы я восстановил справедливость — отвез его на кладбище, вырыл он себе могилку, положили мы его туда на какое-то время, обещали, правда, земелькой присыпать, если не одумается…

Готичная картина… просто сцена из фильма ужасов!

— А что было дальше?

— Дальше ничего хорошего не было! Оставили его по дури мокнуть под дождем одного, пошли посидеть со сторожем, а тварь ментовская выбралась из ямы и сбежала…

— Алексеич, в рамках фольклора вы действовали безграмотно, — прокомментировал историю обделенный кинематографическим талантом полковник Славин.

— Да, поленились утрамбовать земелькой…

— Вам следовало его предварительно обездвижить, — объяснил ошибку сэнсэй.

— Так мы его связали!

— Я сказал не связать, а обездвижить — например, перерезать сухожилия или ноги ему сломать!

— Эх, Сан Саныч, где ж ты тогда был со своим мастер-классом!

— Вероятно, в Кампучии, хотя… назови год — скажу точно!

Значит, история правдивая, только насчет фольклора отец заблуждается — каким-то чудом письменные источники сохранись. И мне придется снова целый день мотаться по инстанциям, юлить, улыбаться и раздавать подачки, чтобы собрать достойную дань за выкуп наследственного компромата.

Встречу с собой Костенко назначил мне по окончании трудового дня, рядом с воспетым фольклором кладбищем, велел явиться одной и подчеркнул раза три, что он работает «в обычном режиме», работу свою очень любит и намеревается оставить свой пост, только когда выйдет на полковничью пенсию.

Пятница. 16:51

К концу дня мои силы были на грани полного истощения — если я даже случайно столкнусь с Виком, то могу сморозить очередную благоглупость, да и остальным людям общаться со мной сейчас — одна маята! Я обезопасила мир от себя, укрывшись за отчими стенами, заперлась в кухне, залезла на высокую табуретку у барной стойки, нервно грызла печенье в ожидании судьбоносной встречи и, когда зазвонил телефон, дернулась всем телом, словно от электрошока. Белая вспышка нервного напряжения разом превратила мозги в пустыню, среди которой прозвучало:

— Ника, у тебя микроволновка работает?

Ложная тревога! Это Паша Трюфанов едва не угробил меня своим звонком с простым и естественным вопросом.

Я медленно вернулась к нормальной жизни, в которой стараюсь питаться экологично и не употреблять продуктов после микроволновой обработки. Поэтому понятия не имею, работает означенный бытовой прибор или нет.

— Сама печка есть, сейчас попробую включить…

— Не, лучше не трогай, я через пять минут приеду и включу! — заверил меня Паша.

Я вздохнула от безысходности, подумала — это только кажется, что хуже уже некуда, а на самом деле — всегда есть куда хуже, гораздо хуже!

Но даже не представляла, насколько окажусь права!


Через четверть часа Паша стоял около меня на кухне, источал оптимизм, искристую белизну сорочки и стойкое амбре одеколона. Снял пиджачок и загрузил в печку обледеневшую пиццу из коробки.

— Прикинь, Лорик опять печку взорвала — засунула туда бутылку кока-колы…

— Зачем?

— Хотела разморозить быстро…

— Разморозить?

— Ну, я положил бутылку в морозильник — остудить, она замерзла. А Лорка захотела напиться — решила растопить… Получила, сидит плачет, а я опять голодный! Лорик кого хочешь доведет, даже верблюда. Взял, дурак, их с маман в Египет — закаялся! Верблюд на Лорку плюнул, мамка плачет — фотик украли; я подошел к хозяину верблюда, прошу: дружище, продай мне две чадры или какие-то паранджи, чтобы я девчонок зашторил и больше не видел! Он мне: мистер Паша, у вас такие красивые жены! Я говорю: почтенный, если бы хоть одна из них была моей женой, я бы давно рехнулся!

Я не удержалась и рассмеялась — с Пашкой вообще легко.

Интересно — что подразумевают, когда говорят про Пашкины понты?

Что такое вообще эти загадочные «понты», которые нельзя ни отрезать, ни взвесить, ни измерить…

Микроволновка одобрительно звякнула.

— Есть хочу как собака, смотрю, уже никуда не успеваю, договорился у вас встретиться с Шереметом! Хоть перекусим заодно. — Трифон вытащил пиццу, налил в чашку заварку, потом воду из электрочайника, заглянул в сахарницу, но там было пусто.

— Я пью чай без сахара…

— А я с сахаром. Ника, ты прекращай ерундой с диетой заниматься, ты и так с этой стрижкой — просто супер, выглядишь как пацан!

— Спасибо… — промямлила я и задумалась, что соврать, если папа вернется рано и спросит, далеко ли я собралась, когда Паша сидит у нас? А если отец привезет с собой Вика и спросит, в какой гостинице ученый-практик остановился?

От такой мысли я разом помрачнела.

Но Трифон истолковал мою грусть превратно, решив, что я огорчилась из-за сигаретного завода. Точнее, из-за того, что папик категорически отказался брать меня поглазеть на переход прав собственности от обнаглевшей корпорации к поборникам справедливости местного масштаба — в лице самого отца и Паши.

И по доброте поведал мне, что все сложилось наилучшим образом. Новый губернатор дал долгожданную команду, факты, о которых я узнала с чужих слов, теперь подтвердят официально. На корпорацию надвинется серьезная проверка. Моих обидчиков в лице Егора и кризисной мадам Инги задержали при передаче взятки еще с утра.

На имущество, оказавшееся на территории завода, уже наложен арест, и очередное акционерное собрание, призванное узаконить смену собственников, начнется вот-вот. А потом принялся меня утешать:

— Ника, не расстраивайся! Ну что интересного на акционерном собрании? Будут бубнить два часа! Я бы сам туда не ездил, так Шеремет заставляет. — Трифон в качестве утешительного приза пододвинул мне кусок пиццы: — Хочешь оперативную съемку посмотреть, как этих коррупционеров сигаретных повязали, как они в ментовке плачут-каются? Единственно, снимали для прокуратуры, суда и все такое — не видно, как их прессуют… — Трифон недвусмысленно хлопнул кулаком об ладонь, хмыкнул и выловил в кармане визитку: — Держи! Позвонишь Берии, он же не зверь, скажешь, что ты моя девушка, и тебе все покажут. Только денег ему не давай — он уже на две жизни вперед заряженный!

Я вяло кивнула и сунула картонный прямоугольник в карман.

— Это кобла — Лида — твоего отца науськала, что ты лентяйка и бизнес не потянешь…

Вчерашний деловитый диалог папы с Виком всплыл в моей памяти сперва туманно, потом четко, как попавший в фокус кадр. Неужели Вик действительно считает меня бездельницей, если так сказал отцу? Горючий привкус обиды разлился по нёбу и стек по языку:

— Это не Лида!

— А кто еще? Ника, успокойся, — Простосердечный Пашка обнял меня и похлопал по спине, как тренеры хлопают спортсменов-любимчиков, всухую продувших ответственный матч: — Я тебе бутик какой-нибудь куплю, покрасишь там стенки фиолетовым, наймешь девочек, расставишь вазочки, платьица на плечики развесишь — и будет тебе бизнес!

Трифон правда парень хороший. Только надо восполнить пробелы в его образовании: выдать посмотреть с десяток европейских кинохитов образцовых семидесятых вроде «Танго в Париже» и переодеть сообразно — в яркую гавайку и классический «Левис».

Может, стоит все ему рассказать? Я почти решилась на этот шаг:

— Паша, а ты видел протоколы, которые на следствии пишут?

— Угу, — прогудел он набитым ртом, — сам до фига подписывал! Когда меня Лида мордовала, я мозоль на пальце натер подписывать! Знать бы, кто Шеремета с этой сучарой познакомил, я б такой твари сам лично голову открутил!

Ой, нет! Лучше Пашке этого не знать. И остального — тоже…

Пятница. 17:30

В гостиной загрохотала музыка, извещая о прибытии родителя. Через минуту папка стремительно вошел на кухню:

— Ника, не отвлекай его, мы опаздываем… — Он на ходу ухватил мою нетронутую пиццу, но откусить не успел — зазвенел телефон, отец глянул на номер, растянул губы в хищной улыбке и ответил:

— Да, Стас, конечно, узнал… Какие проблемы, говори: если смогу — помогу… Я ж не Дед Мороз! Ну, люди много чего говорят… Тяжело из-за границы руководить, ой как я тебя понимаю, воруют все… С новым — нормально… А что стряслось с твоим пареньком? Так он же не курит, зачем ему целая сигаретная фабрика? — Папик коротко хохотнул и показал Пашке поднятый вверх большой палец. — Какой же это бандитский беспредел, если его менты били… Так сильно отлупцевали? Ну, крепче будет. Мы свое в школе отучились, теперь их очередь… Стас, ну откуда я мог знать, что это твои ребята? Я не экстрасенс — доверяю открытым источникам информации, а тебя в них не упоминается… Так надо было раньше вспомнить, кто в этом городе твой давний друг, и прислать их сразу ко мне! А они побежали неизвестно куда — ну и кто такой Полторак? И кто такой губернатор… Он уже бывший… Ну, знаешь, сейчас не то, что раньше было: пусть идут в суд, чем я им помогу? Как я на Павла Николаевича повлияю? Он серьезный парень, действует на законных основаниях, там уже приставов полно… Какая разница, зять он мне или не зять, я всегда правильно поступаю — ты же знаешь… Справедливый человек — это не должность, с нее нельзя уволить!

Я стала заинтересованно прислушиваться к разговору. Трифон просто раздувался от гордости, а отец продолжал:

— Нет, поговорить мы можем всегда… Я понимаю, что не можешь сам в Россию ехать — тогда давай Алика-Хруста сюда пришли… Договоримся, мы же столько лет знакомы… Давай, жду! — Он убрал телефон и поторопил Трифона: — Паша, понял, кто звонил? Доедай быстрее, сейчас Лида должна подъехать с документами…

— Угу…

Трифон наскоро запихал внутрь здоровый кусок пиццы, торопливо набросил пиджак и чмокнул меня очень по-домашнему, вроде мы уже состоим в счастливом браке — причем лет десять:

— Сеич, раз мы Нику не берем, может, денег ей дадим — за идею?

— Паша, ты прекращай ее баловать! Она нормально зарабатывает, я ей завтра за специалиста заплачу…

— За этого, — Пашка сложил два колечка из больших и указательных пальцев, поднес к глазам, изображая очки, — Гарри Поттера?

— Что? — Если бы я была веселой и непосредственной девушкой, то захихикала вместе с Пашей, а если бы настоящим парнем — то есть осталась такой же смурной, как есть, только другого, лучшего пола, — Трифон бы огреб по морде, независимо от последствий для меня!

Но я всего лишь робкое создание, рука у меня слабая, мне приходится слушать старших и по возможности не перебивать.

— Прикинь, собеседование. Я далекий от бухгалтерии человек, спрашиваю: «Какое у вас хобби?» Паренек мне отвечает: «Я вице-президент местного клуба поклонников Гарри Поттера» — и понес пургу на полчаса! Сперва думал, он с меня стебается, но присмотрелся, — Трифон презрительно изогнул бровь, — очечки, галстук, подтяжки, рубашечка — тотал-лук!

Отец сдержанно улыбнулся:

— Паша, человек хотел предложить тебе волшебную палочку…

— А у меня уже есть одна — с пожизненной гарантией! — Папулю низкопошибная острота здорово рассмешила, он едва не подавился пиццей:

— Пашка, я тебя прошу — лучше молчи на собрании, как Ленин в Мавзолее!

Лида появилась в кухне внезапно, как молния. А поскольку за молнией неотвратимо следует гром, она вырвала у Пашки тарелку и тут же заорала:

— Веселитесь? Я вас обыскалась! Стоят ржут — нашли время! Трюфанов, ты председатель правления, СОБР не дает твоим акционерам разбежаться с собрания, приставы ждут команды! Какого ты еще пинка для рывка хочешь? Ника, едешь с нами?

— Не едет! — отрезал отец и торопливо вышел следом за Трифоном, а Лида на секунду задержалась утешить меня:

— Не знаю, какая муха его сегодня укусила…

— Сказал, что я ленивая бездельница?

— Ника, ну что ты… Какая же ты бездельница!

Напрасно Лида пытается меня ободрить. Сегодняшним непроглядным вечером меня ждут куда более увлекательные мероприятия, чем акционерное собрание! Но все равно приятно, что хоть кто-то за меня заступается! Я благодарно улыбнулась:

— Лида, я туда не хочу — правда! Я лучше пойду ногти наращивать!

— А мешать тебе длинные ногти не будут?

— Будут мешать — сделаю коррекцию!

Может, если убедить окружающих, что я, как и положено девушке, полная дурочка, меня оставят в покое?

Пятница. 20:02 Время «Ч»

Совершенномудрый человек прав — в жизни все просто.

Во всяком случае, проще, чем я себе представляла.

Итак, ни мира, ни войны — штык в землю.

Я нервничала напрасно — все получилось. Тяжело возобновить уголовное дело по вновь открывшимся обстоятельствам, и мало кто поверит копиям, у которых нет оригиналов. Костенко спасет свои погоны, а я — семейную репутацию.

Файл с копией закрытого дела и какими-то еще справками-выписками перекочевал в натруженные проверками руки капитана Костенко. Надо полагать, содержимое его удовлетворит, а мне взамен была вручена припыленная папочка с трогательным завязками и выцветшим штампиком «Архивное хранение». Я для проформы развязала ленточки, молча заглянула внутрь — на пожелтевшие машинописные страницы, захлопнула, прижала добычу к груди, развернулась и бегом рванула с рокового мостика.

Теперь я долго не смогу спокойно смотреть черно-белые фильмы, в которых разведчиков ведут по бесконечному мосту, в клубах свинцового тумана, и обменивают на точно таких же перепуганных бедолаг, которых конвой притащил с вражеского берега, — ради мира на земле.

Я бежала со всех ног, самым коротким путем — через городское кладбище.

Наверное, Лида права, и мне пора заняться фитнесом или любым другим массовым видом спорта. Сейчас я очень хилое создание. Стоило мне промчаться в спринтерском темпе метров сто, как мое неспортивное тело запротестовало — дыхание стало частым, сбилось, шаги замедлились, я свалилась на ближайшую мокрую скамейку, отдышалась и огляделась.

На ночном кладбище совсем не страшно — живые люди тут ходят, зато тихо и очень покойно. Я сидела под высоченным обелиском, а рядом со мной громоздились центнеры тяжелых цепей, тонны мрамора, помпезные детища безвестных скульпторов, и бесконечные золотые буквы складывались в грустную статистическую клинопись почти вычеркнутых из истории девяностых. Что бы со мной было, если бы папа уже лежал здесь? Как бы я сейчас жила — где и с кем…

Я поежилась от грустных мыслей, затхлой тишины и сырых струй осеннего ветра.

Наверное, отец просто не хотел упокоиться под таким безвкусным памятником!

Мой отец — творческая личность, у него есть и вкус, и стиль, и я — хотя и не сын.

Я дрожащими пальцами отряхнула пыль с семейной репутации. Здесь мне этих букв не прочесть — темно и видно плохо. Крепче прижала сокровище к груди и направилась по центральной аллее к выходу.

Вот — не догадалась упросить таксиста подождать, теперь пришлось уговаривать диспетчеров прислать машину к центральному кладбищу.


Апофеоз!

Мой папочка — реальный готик.

Я устроилась на диване с ногами, укуталась в плед, пододвинула лампу поближе и стала читать официальные странички одну за другой, как увлекательный кинороман. Вытащила фотографию из папки, чтобы рассмотреть во всех подробностях. Культовый персонаж — впалые щеки, циничная складочка у тонких губ, вампирская бледность и разочарование жизнью в горящем взоре — вряд ли можно ждать открытой искренней улыбки от двадцатилетнего студента престижного Иняза, схлопотавшего семь лет за горсть индийской конопли в кармане.

Пробитые печатной машинкой страницы с выцветшими чернильными подписями поведали мне, что социально опасного типа по фамилии Шеремет зачем-то отпустили из тюрьмы досрочно. За три года дурманящей свободы многогранный папелло успел наделать всякого и попутно обзавелся мной. Весьма талантливо играл на бас-гитаре по летним площадкам, провинциальным домам культуры и клубам железнодорожников на городских окраинах. Но не ограничил свою светскую жизнь узкими рамками тяжелого рока и помогал ближним, чем только мог. Устраивал для земляков левые концерты тогдашних звезд, приторговывал заграничными дисками, записями, музыкальной аппаратурой и дефицитным шмотьем, для удобства покупателей принимая к оплате валюту любых стран, отдавал заведшиеся деньжата в рост менее имущим согражданам и в конце концов сделал помощь ближнему своим главным призванием.

В те суровые годы подобная социальная активность вошла в большую моду и стала караться по статье «рэкет и вымогательство». В конечном итоге эффектный портрет родителя пополнил не «Историю русского рока», а уголовные анналы. Вместе с отцом на казенные страницы угодили ударник Чигарский и Дим-Дим. У крестного здорово получалось петь и играть на ритм-гитаре. Что тоже закономерно — чтобы человека поперли из консерватории, надо в нее сначала поступить!

В отличие от излишне графичного, резкого папки Дим-Дим в юные лета был стройным и очень симпатичным пареньком! Глупо ностальгировать о временах, которых даже по рассказам и снам не помнишь, но мне очень хотелось послушать ту эклектичную, тяжелую музыку, которую они играли… Единственно, Чиру усы в стиле Ринго Старра основательно портили.

Папа на другой фотографии тоже выглядит солидно — похож на дипломата, способного бескомпромиссно отвечать на внешние угрозы. А обложенная линейками криминалистов могильная яма казалась глубокой и страшной, как адские врата.

На следствии отцу инкриминировали все ужасы зари русского капитализма от приснопамятного рэкета и вымогательства до истязания.

Обвинительное заключение выглядело гораздо скромнее, и впаяли папаше меньше, чем в прошлый раз, — суд переквалифицировал его действия в хулиганские, зато в тюрьме ему пришлось проторчать все положенные пять лет.

Жертвы, принесенные отцом на алтарь справедливости, не пошли прахом!

Пострадавший от той справедливости — капитан милиции Иглин — из поучительной истории сделал правильные выводы. Всецело посвятил себя борьбе с коррупцией и, если верить визитной карточке, достиг на этом поприще почтенных чинов и званий.

А вот про меня — в гаишном протоколе. Отца строго предупредили, чтоб больше не возил на мотоцикле ребенка полутора лет. Я, по малолетству, своих байкерских похождений не помню, только быстро ездить боюсь до сих пор…

Надо найти для семейного архива безопасное место: сжечь или запихать в бумагорезку тяжко доставшийся компромат мне жаль. Я освободила цветастый пакет из магазина белья, положила туда папку и замаскировала на полке среди одежды.

Еще раз оглядела эротичные черные кружева, срезала ярлычки — можно с чистой совестью принять душ и съездить проведать Вика!

Пятница. 22:25 Непроглядный мрак

Вик успел облачиться в пижаму, но еще не спал, а продолжал разрываться между расчетами в ноутбуке и укладкой дорожной сумки.

Я тихонько подкралась сзади, закрыла ему очки ладошками.

— Ника, ну что за ребячество…

— Хочешь перебраться в гостиницу? — Я кивнула на сумку.

— Нет, я завтра утром планирую вылететь в Лондон…

— Вик, зачем тебе уезжать? — Я эффектно растянулась поперек кровати, среди раскиданных вещей, — Папа уже сказал, что берет тебя на работу!

— Да! Георгий Алексеевич хочет доверить мне довольно обширный и запущенный участок работы, который образовался в Британском представительстве его консорциума, — Вик потянул из-под меня примятую рубашку, — Фокси, осторожнее! Это очень серьезная, ответственная должность, признаться, я даже не рассчитывал на такую… Я ценю эту возможность и хочу приступить к работе в самые ближайшие дни…

Это, скорее, хорошая новость.

— А я? — Я села и обняла Вика. — Пригласишь меня в гости?

— Приезжай, конечно… — Вик нервно поправил очки.

— Надо хотя бы вещи из Лидса забрать сюда… В квартире все осталось — книги, диски, одежда, побрякушки всякие… Хочешь, я тебе дам ключи от той квартиры?

— Ника, что я буду делать с женской одеждой? — неловко отшутился Вик.

— Ну хорошо. Я тебя не буду отвлекать от работы! — Я поджала ноги и слегка отдвинулась, чтобы видеть лицо Вика, — Давай я приеду к Рождеству — мы можем пожениться на каникулах! И останусь. Правда, будет здорово?

— Ника… — лицо Вика посерьезнело до почти официального, — боюсь, Георгий Алексеевич этого не одобрит…

— А он разрешил мне самой выбрать мужа: какого захочу, только не милиционера, — Я озорно улыбнулась. — Ты же не милиционер?

— Вероника! При чем тут милиционер? Я ответственный человек, но даже я не готов к такому серьезному шагу! Тем более ты — ты вообще ребенок! Как отец мог делегировать тебе такое серьезное решение!

— Папа меня любит! Это ты меня считаешь бездельницей и лентяйкой…

— Ника, это слова-синонимы! — Вик положил ладони мне на плечи и поцеловал в затылок, — Солнце, я тебя тоже очень люблю! Не надо плакать, хорошо?

Плакать? За последние дни я израсходовала запас слез на много месяцев вперед. Теперь в моих глазницах горячо и сухо, как в аравийской пустыне.

— Брак — это больше чем романтические отношения. Если ты считаешь себя взрослым человеком, ты должна понимать, что семья требует эмоциональной зрелости, социального статуса! Я хотел бы сперва заслужить уважение Георгия Алексеевича, приобрести определенное положение в компании…

— Карьера для тебя важнее, чем я? Так?

— Ника, это не выбор, это вообще несравнимые вещи — как микроб и трактор! — нудел Вик, как на лекции по социологии. — Я очень серьезно отношусь к тебе и считаю социальный успех основой для брака, как любой нормальный мужчина…

— Не любой! Для меня, например, семья важнее!

— Ника, ты не мужчина. Ты просто избалованная девочка, которая не хочет работать и ищет подходящий предлог. Фокси, согласись, я ведь очень хорошо тебя знаю!

— Вик, ты знаешь меня лучше всех!


Я зашнуровала ботинки потуже, встала, забрала ноутбук, задернула молнию на куртке до подбородка, зашагала к выходу и остановилась только у входной двери:

— Вик, ты ничего не забыл?

Очень трогательно. Правда.

Милый подошел и нежно поцеловал меня в щечку. Я улыбнулась, положила руку ему на плечо и отодвинула от себя:

— Вик, я про деньги. Ты мне должен!

— Хочешь, чтобы я прямо сейчас вернул тебе деньги за машину?

— Почему только за машину? Ты занимал на аренду квартиры, на два костюма, пальто, часы, пуловер, билеты на самолет, еще по мелочи…

— А ты хорошо считаешь!

— Потому что деньги не мои, а папины!

— Можно узнать, сколько всего я задолжал за завтраки и носки Георгию Алексеевичу? — Вик снял со спинки стула пиджак и демонстративно вытащил бумажник.

— Тридцать четыре тысячи фунтов…

— Откуда эта дикая сумма? У меня машина скромная, дешевле твоих побрякушек!

— Они не мои — это мне парень подарил. — Если Трифон называет меня «девушкой», вполне справедливо, если я назову его «парень» — ну хотя бы разок!

— Ника, у тебя нет никакого парня! Если ты прекратишь вести себя как ребенок, которому запретили съесть шоколадку, мы сможем найти конструктивное решение. Машина обошлась в пять тысяч, а костюмы с распродажи. Но я готов вернуть тебе эти деньги с ближайшего жалованья…

— А остальное?

— Что остальное?

— Проценты за использование кредитных средств, плюс моральный ущерб.

— Какой моральный ущерб?

— Знаешь, Вик, — я поманила милого пальцем, облизнула губы, приподнялась на цыпочки и придвинулась к самому его уху, — ты ни-че-го из себя не представляешь как мужчина!

И вышла, аккуратно прикрыв двери.

Суббота. 00:10

Дома было темно и тихо — как в нежилом сооружении. Отец еще не вернулся.

Я села на кровать и включила ноут. Писать мне некому.

Ни далеких женихов, ни близких друзей у меня нет.

Читать я тоже не собираюсь. Что толку читать, когда все истории с пышной свадьбой в финале — сплошной обман! Неправдоподобная сладкая компенсация несовершенства настоящей жизни, такая же бесполезная, как дурманящие духи от знаменитого модного дома. Я собираюсь считать.

Длинные, симметричные столбики цифр не создают иллюзий. Самая большая ошибка, которая может от них произойти, — ошибка арифметическая.

По дороге домой я думала. Думала, стиснув виски пальцами. Вик прав.

Вик всегда прав.

На самом деле мне не нужен муж. Мне даже секс не так уж нужен!

Я просто не хочу работать. Надо признаться в этом хотя бы себе и решить, как жить дальше. Неизвестный, но великий, еще более мудрый, чем гражданин Полторак, человек сформулировал впечатляющую максиму: кто понял жизнь, работу бросил.

Что меня ждет, если я брошу работу?

Не просто брошу работу, а при этом еще не выйду замуж за Трюфанова…

Скандал с отцом и отсутствие денег.

Денег я трачу довольно немного — наверное, с фантазией плохо!

Если отказаться от винтажного тряпья, которое мне все равно некуда носить, от дорогущей косметики, которая все равно без вкуса, цвета и запаха, от книжек и фильмов — их у меня уже припасено на много лет вперед, — от всей буржуазной шелупони, то денег мне надо очень скромно. Если жить в Лидсе, не придется платить за жилье, только жизнь в Британии не из дешевых!

А вот если сдать ту квартиру состоятельным русским студиозусам, а самой остаться жить здесь…

Я нащелкала в столбик расходы за трафик и телефон, съестные припасы и прочее имущество, без которого не обойтись совсем никак. Раз с отцом я поругаюсь кардинально, значит, придется приплюсовать еще и деньги на съем квартиры.

Надо вспомнить, сколько платила за квартиру Аленка. Так…

Какие-то деньги у меня уже есть. Вытащила заначку и пересчитала. Получилось до обидного мало — почти все мои доходы пришлось выгрести на взятки и подачки!

Я попыталась вспомнить, кто и сколько денег мне заплатил за прошлый «отчетный период», и грубо прикинула, как долго мне придется проработать, чтобы потом просто жить и радоваться…

Ё… Не месяцев, а много лет! Мне придется сперва мантулить годы и годы, а потом едва сводить концы с концами…

Тем более жалко тратить деньги на одежду — но весь мой зимний гардероб остался в Англии! Я ничего не брала с собой, я ведь собиралась туда возвратиться. Придется попросить Вика, чтобы отправил вещи сюда курьерской почтой. Или не стоит…

Вик и так за последние дни пережил слишком много стрессов.

Человеку, который спит в пижаме с логотипом фан-клуба Гарри Поттера, вообще будет сложно строить карьеру в реальных условиях российского рынка.

Надо помочь ему адаптироваться.

Суббота. 11:10 Рабочий день

Плотный облысевший мужчина в сереньком гражданском костюме снял круглые очки, положил на стол рядом с газетой и стал увещевать Вика:

— Посмотрите в окно, молодой человек, что вы там видите? — За пыльным стеклом по потускневшим улицам мчались потоки грязной дождевой воды, уносили в небытие последние осенние листья, а на небе тоскливыми клиньями уплывали в будущее вчерашние серые тучи, — Это Россия! И какого консула я могу вызвать здесь российскому гражданину?

Мужчина сочувственно посмотрел на Вика:

— Виктор Владленович, история про пятьдесят фунтов клерку в билетной кассе, разумеется, характеризует вас как порядочного человека — но я в нее не верю. Уж простите — должность обязывает! Для вас же будет лучше вспомнить, кому из сотрудников посольств или консульских учреждений, здесь или в Британии, и при каких обстоятельствах вы передавали взятки. Вспоминайте, а я пока ознакомлю вас с тревожной статистикой, — Он снова водрузил на крупный нос очки и стал просматривать газету, — Число лиц, пропавших без вести, в нашей области растет…

Вздохнул, оторвался от печатного текста:

— А ведь я, Виктор Владленович, беседую с вами только из уважения к Веронике Георгиевне. Я здесь — добрый следователь! Был бы недобрый — порылись бы ребята у вас в вещичках, нашли кокаин или того хуже — тротил. Приедет сюда некий Чупаха, станет объяснять мне, следователю с тридцатилетним стажем, как надо проводить дознание, и отпинает вас ногами так, что арабский вспомните! Человек в федеральном подчинении, считает, что ему все можно. А я не сторонник таких методов. Я представитель старой школы — советской, и мне за это не стыдно. Я — гуманист, за каждой единичкой в статистике привык видеть живого человека. Ну, не будь я гуманистом — я давно позвонил бы Шеремету…

Иглин холодно посмотрел на Вика и тщательно вытер носовым платком ладони.

— Вы еще очень мало знаете своего работодателя, он человек с обостренным чувством справедливости! Учитывая все обстоятельства, вы не просто лишитесь работы, — он развернул газету перед Виком и отчеркнул ногтем нужную строку, — вы приумножите вот эту вот печальную статистику! Исчезнете. Вас просто не будут искать…

Изображение прервалось помехой и снова появилось. Заметно побледневший и очень испуганный Вик опасливо устраивался на стуле.

— Виктор Владленович, надо быть осторожнее! Мебель у нас старенькая, можете снова упасть и получить бытовую травму. Мой вам хороший, добрый, почти отеческий совет — не выносить сор из избы, а все подписать! Ведите себя разумно, и вы успеете на самолет, уже сегодня будете в Лондоне!


Я отвернулась.

Мне очень жалко Вика, но помочь ему я уже не могу — он сейчас летит в самолете в Лондон и скоро приступит к новым должностным обязанностям, а я смотрю видеозапись содержательной беседы, в которой Вику пришлось участвовать перед отлетом, и читаю аккуратно заверенные нотариусом долговые расписки.

— Огромное спасибо!

Александр Исаевич Иглин, известный в широких кругах как Берия, предпочитал скромный серый костюмчик полковничьему мундиру, кабинет имел опрятный и не по должности скромный, а деньги считал быстро, как банковский служащий. Пересчитал и выложил передо мной четыре американские сотни и двести фунтов в купюрах разного достоинства:

— Часы брать у него не стали — они новые максимум пятьсот долларов стоили, а остальные вещички очень скудные, — Александр Исаевич отечески похлопал меня сухой холодной ладонью по запястью: — Вероника, если вы хотите, чтобы эта история пришла к благополучному финалу, вам надо сказать папе…

— Сказать отцу, что Вик мне должен столько? — ужаснулась я и уверенно предположила: — Папа его сразу выгонит! И где же он тогда возьмет деньги, чтобы мне отдать? Он не богатый!

— Ника, для такой юной девушки вы производите впечатление разумного человека! Это у вас наследственное, — проникновенно улыбнулся Александр Исаевич, — Поэтому послушайте меня: я достаточно хорошо разбираюсь в людях и вашего папу знаю много лет, и знаю гораздо лучше, чем вы… Он человек эмоционально неустойчивый — это понятно, характерное свойство людей с синдромом ложной абстиненции, но тоже достаточно разумный. Зачем Шеремету держать вас здесь долго? Он же сам не может объяснить, в каком порыве привез вас сюда из Англии, не представляет, чем вас теперь занять, охотно выдаст замуж, отправит обратно и будет спокойно жить дальше…

Вот оно что?

Я замерла в изумлении, осознав, почему профессия психоаналитика так мало распространена в России — их давно заменила милиция. Когда у меня в следующий раз возникнут проблемы в отношениях с отцом или на меня накатит неконтролируемая фобия, я буду знать, что мне делать: звонить прямо милицию!

— Поскольку собственных средств у вашего молодого человека нет, — завершил психологический этюд Александр Исаевич, — выход у него только один — жениться на вас!

А еще лучше звонить непосредственно господину Берии на мобильный и услышать, как вкрадчивый голос произносит сакраментальную фразу: «Хотите поговорить об этом?»

НЕ ХОЧУ!

Увы, далеко идущие выводы ветерана следственной работы несколько запоздали. Со вчерашнего дня я не хочу говорить о замужестве, я вообще не хочу замуж! Ну, во всяком случае, за Вика. Я скромно и сдержанно улыбнулась.

— Вы напрасно беспокоитесь, Александр Исаевич. Пусть Виктор Владленович спокойно трудится и постепенно отдает — я никуда не тороплюсь. Так будет правильно!

И смущенно добавила, передвигая по столу деньги Вика:

— Как мне вас отблагодарить за… за участие?

— Ну что вы! — Иглин отодвинул деньги, стал протирать стареньким платочком очки и растроганно вспоминать: — По большому счету, это я Шеремету должен…

«Неужели еще с тех пор?» — удивилась я, но деликатно промолчала.

— Кем бы я был? Сидел бы в капитанах до самой пенсии… Тогда ведь было по-другому — это сейчас оторви человеку голову да и играй ею в футбол — мало кто заметит! А тогда резонансные дела сразу в обком докладывали, на повышение рекомендовали. — Мой собеседник ностальгически потянул носом воздух. — Вы, Вероника, на папу очень похожи, тоже умеете ладить с людьми! Шеремет всегда сам, без адвокатов с этим справлялся… Вероника, если вы останетесь здесь, отец смело может доверить вам бизнес. Тогда обращайтесь, не забывайте старинного друга вашей семьи!

— Всенепременнейше!

Я сгребла купюры в кошелек, свернула расписки пополам и опустила в сумку — в нарядную кожаную сумку с золотистым логотипом — и поскорее вырвалась из душного кабинета, от пыли и правды — под небо и солнце!

Суббота. Время отменяется Выходной день

Я отправляюсь на прогулку.

Анрик пригласил меня посидеть где-нибудь, и я решила прихватить сумку — его подарок. Наверное, ему будет приятно. Единственно, купить Сане игрушку, или книжку, или фломастеры не догадалась! Я вообще не предполагала, что Анрик притащит ребенка с собой на свидание, но не огорчилась.

Андрей — образцовый папа, много возится с сынишкой, а Саня — рассудительный и славный мальчуган, он не меньше взрослых заслужил порцию чахлого осеннего солнышка. В порядке компенсации я купила малышу воздушный шарик на пластмассовой палочке, и мы пошли гулять в парк. Крошили булку утке, обжившейся в фиолетовой луже с керосиновыми пятнами, катались на каруселях под громкий визг менее воспитанных ребятишек, пока цивилизация не вторглась в патриархальную идиллию телефонным звонком.

Андрей запихнул вредное изобретение в карман:

— Потребзащита в магазин нагрянула… Даже в выходной им спокойно не сидится! Надо туда съездить; и мама на даче, придется Саню с собой тащить…

Жалко мне Саню — чего ребенку сидеть в подсобке?

— Саня, давай я за тобой присмотрю…

— Ага! — с оптимизмом откликнулся Саня.

А его трудолюбивый папаша виновато улыбнулся и стал расшаркиваться:

— Ника, спасибо тебе громадное! Он не будет баловаться, правда, Саня?

Анрик опустился рядом с малым на корточки, поправил ребенку шарфик, потом поднялся и стал инструктировать меня так деловито, что даже в его приятном, мягком голосе слабым эхом проступили нотки и интонации любимой мамочки:

— Только не корми его фаст-фудом и шоколадки ему не покупай — у него аллергия! Я постараюсь быстро вернуться и сразу его заберу…

Мои познания в педагогике очень ограниченные — чем можно долго развлекать мальца, даже такого вымуштрованного, как Саня, я не знаю.

Поэтому помогла ему пару раз скатиться с горки, понаблюдала, как он грустно следит за стаканчиками с мороженым, и спросила:

— Саня, хочешь мороженое?

— Ника, что ты! Нельзя есть мороженое на улице — мы выпачкаемся и простудимся! — Саня взял меня за руку и притулился щечкой, — Знаешь, я уже нагулялся…

— Тогда пойдем ко мне в гости — хорошо? У меня мультфильмы есть…

— А шахматы у тебя дома есть?

— Нету…

Саня разочарованно вздохнул и спросил:

— А компьютер?

— Ноутбук тебя устроит?


Я привезла Саню к себе, старательно вымыла ему руки, выложила мороженое на тарелочку, обернула требовательного гостя кухонным полотенцем, чтобы он «не обляпался», и стала наблюдать, как ребенок чинно кушает.

— Привет! — Лида чувствует себя в отчих стенах очень запросто, уж точно комфортнее, чем я. Спрашивать прямо мне неловко, а догадаться по косвенным признакам очень сложно: она у нас еще в гостях или папа уже пригласил ее переехать сюда насовсем? Так сказать, с вещами? И если Лида приедет к нам — мы наймем новую домработницу или придется и дальше справляться с хозяйством собственными силами?

Пока я раздумывала, Лида зашла на кухню, потянулась за чашкой и зацепилась взглядом за моего временного воспитанника:

— Саня? Ты откуда здесь взялся?

— Ника меня привела. — Саня слез с табуретки, взял меня за руку, подтащил к Лиде и похвастался: — Ника моя бонна, будет за мной присматривать!

— А за твоим папой кто будет присматривать?

— Никто — бабушка на даче, папа уехал в магазин…

Я улыбнулась и потрепала Саню по белокурой умненькой головушке:

— За ним присматривать — легко! Он такой славный, совсем не шалит…

Лида презрительно дернула спортивным плечом, словно избавляясь от необременительного, но надоевшего груза:

— Шалит? Ника, он не представляет, что такое шалить, бегать-прыгать или в мяч играть. Он свежим воздухом раз в неделю дышит! У него любимая игрушка — шахматы.

И со вздохом добавила:

— Ребенок не виноват — это Андрей его так воспитывает, сам мамашей заорганизованный и малому шагу ступить не дает!

— Лида, вы Андрея хорошо знаете? — Я обрадовалась неожиданному совпадению и возможности расспросить про Анрика.

Но Лида нахмурилась и занервничала:

— Ох, Андрей такой сложный, его никто хорошо не знает! Он сам себя не знает…

— А давно Андрей у Дольникова работает?

Лида приподняла бровь, удивленно посмотрела на меня, потом вместо ответа наклонилась к Сане, улыбнулась и спросила:

— Солнце, я забыла, как твоя фамилия?

Санины белесые бровки удивленно сложились домиком от очевидности вопроса.

— Дольников…

— Как?

— Саша Дольников!

— А папина фамилия?

— Тоже Дольников…

Вот так. Есть вещи, которые знают даже малые дети!

Андрей сто раз расписывался при мне на официальных документах «за Дольникова». Но ведь я сама тоже постоянно расписываюсь за Чигарского!

Рот пора закрыть. Но я все равно выгляжу настолько глупо и жалко, что даже железная Лида обняла меня и стала утешать:

— Ника, он неплохой! Мы с ним почти год были… близкими людьми… Как человек, он даже хороший, он и и шахматы играет, и в делах просто умница, и мальчику с ним лучше, чем с этой алкоголичкой… Он даже мамочку свою любит… Просто у него отношение к жизни такое… Своеобразное! Эта музыка невозможная, этот идиотский пунктик — панически боится, что женщины его любят исключительно из-за денег… Только с деньгами или бедный, как мужчина он — ноль без палочки!

Кристальная дура, вроде меня, лучшего не заслуживает!

Суббота 16:16

Закатывать эффектные сцены — развлечение не для меня. Я не способна строго отчитать даже офисный персонал или хамоватую обслугу в ресторане. Ни визжать, ни кричать у меня просто нет физических сил!

Когда Андрей освободился достаточно, чтобы заехать за Саней, я без утайки назвала ему адрес укрепрайона для состоятельных людей, где находится отцовский дом, а потом и номер нескромного жилища. Села и стала терпеливо ждать.

Лида меня морально поддерживала — стояла рядом, скрестив на груди руки, как Наполеон с многочисленных портретов, и хмурилась.

Приехавший за мальчиком Андрей был препровожден охранником в гостиную, мы пошли друг к другу с разных концов огромной комнаты и замерли на некотором расстоянии — как дуэлянты в зачитанном романе. Я подняла глаза и сказала очень тихо:

— Дольников, как ты мог? Как ты мог так со мной поступить…

Андрей удрученно развел руками и попытался оправдаться:

— Ника, но я тоже не знал…

— Не знал, что ты Дольников?

— Нет, я не знал, кто твой папа. Ты тоже мне никогда не говорила!

— Ты никогда не спрашивал; если бы ты спросил — я бы ответила правду! А ты все время мне врал…

— Ника, пойми, очень тяжело заниматься бизнесом, если не любишь пить водку в саунах, ходить на футбол и водить общественных девок по клубам! Я стараюсь просто ни с кем не пересекаться. Вот и все. У меня методика…

— Методика, как обманывать девушек?

— Нет, методика организации бизнеса и жизни… Я все делаю сам!

— Никому не доверяешь?

— Не доверяю — ни им, ни их чиновникам, ни работникам! Я не бываю, где они, не делаю пафосных жестов, не прикуриваю от сотенных купюр, не заказываю фальшивых каминов, не слушаю шансон, у меня даже охраны нет… Она мне не нужна — я не бью морды официантам и взятки даю, только когда меня вынуждают!

— Ты действуешь правовыми методами!

Но Андрей проигнорировал мою горькую иронию:

— Да, я сужусь за каждую пядь земли и за каждую печать! И за это они все меня не-нави-дят! У меня в гипермаркете фугас недавно обезвредили, твой родной отец меня хочет убить, он мне ключицу едва не вывихнул! Лида, скажи, что это правда!

Лида продолжала стоять неподалеку от нас, как секундант.

— Андрей, меня на аукционе не было, я не знаю, что вы там вытворяли! Но если Шеремет тебя застанет здесь — точно убьет, и Нику тоже!

Андрей поискал глазами чадо — малой сидел на ковре и увлеченно извлекал из ноутбука истеричные звуки стрельбы и криков.

— Саня, кто тебе такую игру включил?

— Ника!

Андрей не стал журить меня за антипедагогический поступок и заторопился:

— Прекращай сейчас же, давай руку, мы едем домой!

— А Ника с нами едет?

— Ника придет к тебе в гости…

Саня поднял на меня большущие голубые глаза — такие же наивные, как у Андрея:

— Ника, когда ты к нам придешь?

— Не знаю, Саня…

Дольников сделал ко мне несколько шагов:

— Ника… Давай не будем ссориться из-за Шеремета? Ладно?

Я опустила голову и отвернулась:

— Андрей, иди, пожалуйста, сейчас папа вернется!

— Хорошо, я поговорю с твоим папой…

— Не сейчас!

— Завтра?


Я закрыла за Андреем тяжеленную входную дверь.

И снова пошла через гостиную — камин у отца не фальшивый, просто его еще не разжигали! А коридоры действительно длинные… Я юркнула в комнату и задернула шторы. Надо будет купить пестренькие вместо синих….

И снова задумалась о жизни. Такая жизнь мне не нравится!

Эпоха романтизма давно почила в бозе, девушке стало необязательно выходить замуж, чтобы быть счастливой. Необязательно выходить замуж, чтобы быть состоятельной. Девушка может заработать сама.

Ведь смог Андрей построить внушительный бизнес без мафиозных связей и пьянок, даже без охраны столько лет обходится! Но Андрей шахматист, у него есть стратегическое мышление. А я даже названий фигур не знаю и затрудняюсь предположить, куда меня забросит завтра.

С интеллектом у меня не очень — одни поверхностные знания. Хотя Люся без стратегий и образования отлично управляется в салоне. Работает в свое удовольствие, без скандалов и интриг, без изнурительных корпоративных марафонов за должностью с длинным названием. Но Люся мастер…

А я ничего не умею делать!

Я даже не представляю, какие практические шаги надо предпринять, чтобы обзавестись салоном красоты или бутиком. Единственное, что я сносно знаю, — это как работает рекламное агентство Чигарского. Конечно, в агентстве все критично — надо поменять систему внутреннего учета, набрать нормальный персонал, расширить спектр услуг до цивилизованного уровня и нормально построить отношения с клиентами.

Зато это готовый рентабельный бизнес!

Если бы Чигарский согласился мне его продать…

То есть прямо сейчас — в эту самую минуту — денег у меня нет.

Но папа обещал выплатить мне месячную зарплату Вика, сам Вик отдаст часть долга, что-то у меня осталось от заработков. Если Чигарский согласится продать мне агентство в рассрочку, этих денег хватит на первую выплату и переоформление права собственности, а потом хорошо бы выпросить у крестного льготный кредит под залог имущества агентства!

Только зачем это Чире и крестному?

За ответом я полезла на бельевую полку и выудила из пакета картонную папку.

В конце концов, и Чира, и Дим-Дим — разумные люди! Они хотят спокойно спать, ездить по миру и зарыть в братскую могилу недавнего прошлого память о снятых судимостях и прочих «репутационных рисках».

Я принялась сортировать содержимое на три стопочки, представляя, как за несколько лет успешной деловой активности накоплю капиталец, куплю себе необитаемый остров — скромный, где-нибудь в прибрежных водах Македонии, — буду жить там наедине с Интернетом и бездельничать круглый год. Загорю, похудею, научусь собирать икебану, прочитаю всего Толкиена и Кинга, пересмотрю полную версию сериала «Твин-Пикс»…

Но самое главное — мне больше не придется работать!

Суббота. 18:10 Опять рабочий день

Я запихнула первую порцию компромата в файл, призвала машину с Лешкой.

— Ника Георгиевна, — предупредил мой ответственный извозчик, — если я вам нужен в понедельник, позвоните нашему новому шефу: его Глеб Васильевич предупредил, когда сдавал дела, но лучше все равно позвоните…

— Чупаха увольняется?

— Да, уходит начальником охраны…

— Куда, не знаешь?

— Не-а… — Лешка вообще не из тех, кто проявляет любопытство без команды.

Я чувствую себя разочарованной: мне будет не хватать крепкого плеча и мудрых афоризмов Глеба Васильевича. Эх, если бы у меня уже был свой собственный взрослый бизнес, я бы сама охотно пригласила Чупаху на работу и называла его по отчеству, но на «ты», как частенько обращаются друг к другу в суровом мужском братстве.

Но бизнеса еще нет, я вообще не настоящий парень, мне остается только грустно ответить:

— Хорошо, Леша, я позвоню!

Мы отбыли в травматологию.

Суббота. 19:03

В семнадцатой палате, где излечивался Чигарский, я не обнаружила никаких признаков больного — только пустую функциональную кровать. И отправилась на поиски. Везде было пусто, я прошлась по коридору, обнаружила у открытого окна длинный медицинский силуэт в колпаке и распашонке с брюками; доктор курил.

— Извините…

— Что тебе, плюшечка? — Вблизи доктор оказался женского пола.

— Подскажите, где Чигарский из семнадцатой палаты?

— Его уже перевели из интенсивной терапии… Щас, погоди… — Врач вытащила тяжелый мужской телефон: — Костя, какая задача? У меня больной лежит на столе! Попроси папу… Что? Футбол смотрит? Скажи ему… Нет, лучше дай ему трубку. — Строгая тетка прикрыла рукой телефон и указала в окно: — Вон, сидит на лавочке, твой?

Я выглянула и попыталась отделить от сумрака фигуру Чиры.

А в ухо влетал звук хрипловатого голоса:

— …Глеб, у меня больной уже три раза умер! Прекращай ерунду, химию ты знаешь, ты рыбу глушить взрыв-пакетами… Значит, возьми ученик, отскребай мозги от черепной коробки и помоги ребенку…

Что-то в этом есть знакомое…

Врачиха снова прикрыла мембрану и критически посмотрела на меня:

— Плюшечка, ты малоподвижная, тебе надо худеть!

И хлопнула у меня перед носом дверью кабинета.

Мелкие буковки извещали: «Зав. отделением интенсивной терапии», а дальше было написано очень крупно: «ЧУПАХА Е. К.».

Ой! В гарем мне тоже нельзя — старшая жена меня посадит на диету!

Я пошла в больничный скверик.

Шеф выглядит отдохнувшим.

Заметно поправился, закованные в спицы конечности напоминают героев киберпанка, и встретил он меня вопросом, достойным этого высокого жанра:

— Ну, что у нас плохого?

— У нас только хорошие новости — мы же рекламное агентство! — улыбнулась я и хотела поведать Чире о тяготах проверки, беспринципной бухгалтерше, нечистом на руку производственнике и собственных новациях, но он сразу остановил меня:

— Ника, если ты привезла бумажки на подпись, давай сюда. Скажи, что там с учредительными происходит — вы их привели в нормальное состояние? А разрешения все получили: на конструкции, на неон?.. Да? Ну и отлично! Будет меньше возни с переоформлением…

Шеф с жизнеутверждающим пафосом объявил мне, что собирается некоторое время пожить в Европе, потому что там культурная жизнь не чета нашей.

Подальше от кредиторов, поближе к культуре — хороший рекламный слоган! Заграничная культурная жизнь кружит стремительным водоворотом, так быстро, что песенки из трех нот в исполнении Алисы Духовой навряд ли привлекут внимание тамошних меломанов!

Я с трудом проигнорировала злобный шепоток внутреннего голоса и с бьющимся сердцем спросила, не подумывает ли Чигарский перед отъездом расстаться с такой обременительной штукой, как рекламное агентство. И даже развила свою мысль, помахивая файлом с документами и листиком с расчетами.

— Это наследственность, — запоздало умилился Чира и бережно погладил файл ладонью, — Твой папка — настоящий череп! У нас с ним была веселая молодость, есть что вспомнить на старости лет. Ты, Ника, вся в отца, тоже очень толковый деловой человек! Если бы я знал, что ты интересуешься агентством, ну… скажем, неделю назад…

Неделю назад… неделю назад у меня были совсем другие интересы!

— Что могло измениться за одну коротенькую неделю?

— Ника, мне уже заплатили за агентство, наличные деньги… Ну, ты же сама понимаешь, как это бывает: договоренность достигнута, а переоформить документы — дело пары часов. Я уже не смогу отменить ту сделку — ни при каких обстоятельствах!

Ясное дело. Я понимаю даже больше, чем предполагает Чира! Он продал агентство, быстренько отдал должок крестному, или отцу, или Лиде, или еще кому-то из «должников первой очереди», а я со своими деловыми прожектами снова осталась на обочине настоящего мужского бизнеса!

Пора прощаться. Я встала с хилой больничной лавочки, хотела забрать файл, но шеф потянул его к себе:

— Я тебе благодарен за хлопоты, за этот… за твое предложение… — Бывший шеф поднялся, опираясь на мое поникшее плечо, и взвесил файл на ладони, — Давай, Ника, я тебе за это дело заплачу? Хоть будет чем внучатам похвалиться, а то ведь не поверят, какой я был красавец! Не сто тысяч миллионов, но разумную сумму…

Финансовый результат — это лучше, чем отсутствие результата.

Мы обсудили сумму. Прощаясь, я уточнила:

— Игорь Викторович, скажите, а кто покупатель?

— Ника, какая теперь разница?

Суббота. 23:13 После отбоя

Действительно, какая разница?

Я лежала и смотрела в потолок.

Потом закрыла глаза.

Какая разница, кто будет новым хозяином агентства: наглухо застегнутые в корпоративный стиль ребята из столичных компаний, авторитетный бизнесмен из местных или его заскучавшая «девушка» с полуметровыми ногтями из акрила…

Для меня это не имеет уже никакого значения — потому что завтра я увольняюсь.

Я уйду из агентства и открою свое собственное. На регистрацию и пару месяцев арендной платы за небольшой офис мне хватит. Возьму к себе работать Аленку и Светку из бухгалтерии — они сами просились.

Пригрожу чиновникам антимонопольным расследованием и наставлю себе щитов. Обзвоню старых заказчиков: алчным хозяевам пообещаю крупные скидки, а продажным менеджерам — жирные откаты. Мы поладим с защитой прав потребителей, обольем конкурентов грязью в прессе, наймем хороших адвокатов, а когда заработаем достаточно, раздадим взяток всяким контролирующим органам, их затретируют жестокими проверками, сотрут в порошок и развеют по ветру…

Пройдет совсем немного времени, и никто уже не вспомнит, что на карте нашего благословенного города-миллионника существовало агентство наружной рекламы «Магнификант»!

Я сладко зевнула и уснула почти счастливой.

Мне снился цветистый, праздничный, как забытая детская книжка с картинками, сон. Я гуляла среди зелени под пение райских птичек по своему собственному островку, а крутом ласково плескалось синее-синее море…

Над моим беззащитным островком сгустились свинцовые тучи, вода покрылась мертвой рябью и принесла к берегам строгие и злые торпедные катера. Загремели взрывы, вспенилась фонтанчиками вода, и скоро от моего тихого рая остался только шум и грохот!

Воскресенье. Уже утро… А может, день

Я вскрикнула, проснулась, села на кровати, испуганно хлопая глазами.

Но шум не утихал, наоборот, к нему примешались громкие нестройные звуки человеческих голосов. Люди кричали.

Я сунула ноги в тапки, выглянула из комнаты, пошла на галерею и свесилась вниз.

Шумели, как всегда, в гостиной.

Там, внизу, было полно людей, они сгрудились и кричали все одновременно:

— Сеич, сними пиджак, помнешь! Он никуда не убежит! — просил Паша-Трифон.

— Гоша, тебе что, совсем чердак снесло? — возмущался Дим-Дим.

— Может, он пришел продать тот диск, будь он неладен…

— Отпусти его, Алексеевич, пусть покупает ту чертову землю, это хорошо! Хорошо для бизнеса! — заглушая друг друга, кричали адвокат и сэнсэй Славин.

— Шеремет! Прекрати сейчас же, ты его убьешь, и тебя посадят! — орала Лида.

— Вы же одну музыку слушаете! Так нельзя! — резонировал Алик-Хруст.

Я старательно убеждала себя, что все еще сплю, в полусонном трансе спустилась до половины лестницы и тоже закричала:

— Папа, отпусти его — это мой муж!

— Что?! — взвился отец. — Ника, ты что?

— Ты сказал, что я могу выбрать сама, кого захочу, любого — хоть свинопаса! Я выбрала его! Отпусти его, отдай его мне — это будет правильно и по справедливости!

Отец повернул голову в мою сторону, но, как опытный стервятник, продолжал крепко сжимать свою добычу — бледного, побитого, наполовину удушенного Андрея Дольникова.

— Ты мне обещал! При них, — Я махнула рукой в сторону Дим-Дима и адвоката. — Паша, скажи, ты же разбираешься, скажи, что это правильно…

— Вообще, Сеич, Ника правильно говорит… — Трифон приблизился к окончательно опешившему отцу, четко рассчитанным жестом выдернул Андрея из его рук и оттолкнул подальше — так, что несчастный Анрик зацепил плоский кофейный столик и грохнулся на пол.

Но и его спаситель тоже молниеносно получил поставленный удар по носу.

Кровь закапала на белоснежную рубашку, и каждая капля хризантемой распускалась на белой ткани, как красная тушь на свитках в фильмах о самураях.

— Мастерство не пропьешь! — тихо ахнул Алик.

— Не отнять! — восхитился сэнсэй Славин.

— Руки быстрее мозгов! — ворчал крестный.

— Пашка, ну прости меня, не хотел, — Папа отдышался, начал приходить в себя, обнял Трифона, похлопал по плечу: — Прости, ради бога, что так получилось…

— Да ерунда это, Сеич… Между нами же никогда никаких баб не было и не будет…

Отец вынул носовой платок, прижал к Пашкиному разбитому носу, не поворачиваясь бросил мне:

— Вон из моего дома! Ты настоящий позор семьи!


Свершилось!

Не могу поверить, что отец сказал это МНЕ!

Мне — сонному, жалкому, слабосильному существу в пижаме.

Я замешкалась посреди лестницы, не в состоянии решить, что мне делать дальше — убираться сразу, то есть спуститься вниз и пройти мимо разгневанного родителя прямо к дверям, или сначала вернуться в комнату за курткой и сумкой…

А там, внизу, у подножия лестницы, отец вспомнил про несчастного Анрика, тихо скулившего на полу, и снова навис над ним:

— Я этого свинопаса сейчас в стену впечатаю… — и двинул моего жениха ногой.

Я взвизгнула, скатилась вниз, попыталась броситься к Андрею, но меня поймали и зашикали:

— Ника, не лезь!

— Ты тоже получишь!

— Не зли его…

— Лучше уйди отсюда…

Только Лида не стала присоединять голос к общему хору, а молча, решительным шагом направилась к двери.

Папа вынужден был отвлечься:

— Лида, куда ты?

— Все, хватит, я так от вас устала… Я ухожу!

— Лида, ты не можешь этого сделать!

— Могу! Кто меня остановит?

— Я!

Отец догнал Лиду, развернул к себе, взял за подбородок и поцеловал в губы.

Страстным, бесконечно длинным поцелуем.

Настолько долгим, что я успела добраться до Андрея и изо всех сил потянула его к выходу:

— Идем, идем отсюда быстрее…


Свадьба удалась.

Я шла и наслаждалась тихим шорохом собственного длинного подола.

Всемирная служба курьерской доставки не подвела: мое платье успело приехать из Лондона к самому торжеству. Роскошный, расшитый бисером шемиз. Бисер почти не потускнел, а легкая желтизна только добавляет ткани аристократического лоска — прекрасная сохранность для туалета, сшитого в двадцать четвертом году прошлого века! Такое платье могла бы носить девушка великого Гетсби, если бы он был больше чем литературным персонажем.

Чиновным женушкам в новеньких костюмчиках от посредственных апологетов мадам Шанель тонкого шарма столетий не понять. Я даже не посмотрела в их сторону, а пошла дальше, мимо штатных девушек, выстроившихся по периметру зала в однотипных и дорогих вечерних нарядах. Юбки в пол, обнаженные плечи, нереально высокие каблуки и неприлично глубокие разрезы, тщательные укладки и дареные бриллианты. Улыбаются так, будто ждут, что жених передумает бракосочетаться, спустится к ним по красной дорожке и вручит каждой по «Оскару» — у бедняжек больше шансов получить награду от американских киноакадемиков, строгого фестивального жюри «Теффи» или «Серебряную калошу» от разухабистых ребят с радио, чем скромное обручальное колечко!

Девушки перекладывали сумочки из руки в руку, хлопали ненастоящими ресницами, перешептывались, и влажные зубки хищно сверкали среди губной помады:

— Что она такого особого делает? Что надо делать, чтобы тебе подарили самолет?

Я на секунду приостановилась, коротко объяснила девчонкам:

— Дебифер!

И устремилась по проходу дальше, между рядами столиков с респектабельными крахмальными скатерками, сверкающими приборами, поправляла ароматные лилии в белоснежном букете и думала, что свадьба действительно роскошная!

Даже жалко, что не моя!


У нас с Андреем никакой свадьбы вообще не было. Мы даже не расписались, потому что мой паспорт остался дома, со всеми остальными вещами. А бежать в милицию за новым мне некогда, я присматриваю за ребенком, и вообще — теперь я знаю, что у человека, который не ходит на работу, сразу образовывается масса неотложных дел…

Мы живем все вместе в нескольких готовых комнатах Андрюхиного недостроенного дома, потому что в квартире у него ремонт вообще на зачаточной стадии.

Зато Сане здесь нравится: он может бегать во дворе и дышать свежим воздухом. Я спокойно его отпускаю, тут везде полно охраны.

После истории с фугасом Андрей был вынужден поступиться принципами.

С охраной действительно гораздо спокойнее — Чупаха человек мужественный, он не то что чеченских амиров или Талибана, он даже маму Анрика не боится, так ей и говорит:

— Галина Витольдовна, кто вы подведомственной мне охране?

— Я им дала указание убрать листья! Ваши лодыри ничего не хотят делать!

— Охрана делает не то, что хочет, а то, что я им командую. Я командую, когда получаю распоряжение от человека, который мне деньги платит!

— Очень жаль, что Андрей вас пригласил на работу и со мной не посоветовался!

— Я не обсуждаю действия работодателя, я выполняю приказы.

И я не обсуждаю. Я молчу — раскачиваюсь в плетеном кресле-качалке посреди полупустой комнаты и делаю вид, что мне все равно, и вроде не слышу…

— Тех, кто так говорил, повесили! — вспылила Галина Витольдовна.

— Значит, плохо выполняли!

— Андрей, — наконец Витольдовна уверилась в собственном бессилии и апеллировала к высшей командной инстанции, — слышишь меня? Немедленно выключи свою музыку! Оторвись от шахмат и подойди ко мне!

Андрей неохотно появился из соседней комнаты и тяжело вздохнул:

— Васильич, я тебя прошу, пусть ребята уберут листья!

Любит мамочку! Я папу тоже люблю и надеюсь с ним помириться. Только надо выбрать подходящий момент…

— Леша, уберите листья на газоне — только без фанатизма! Это не целина…

Чупаха скомандовал в переговорное устройство и вежливо подал Галине Витольдовне пальто. Она обиженно поджала губы, продела руки в рукава, взяла сумку и оглянулась на великовозрастное чадо, застрявшее в центре комнаты с нелепым видом:

— Андрей, ты в армии стал таким неуправляемым! Саша в армию не пойдет! Ребенку там делать нечего, а мне нечего делать здесь. Здесь слишком много полевых командиров!

Она торжественно вышла, наэлектризованный скандалом воздух уплыл за нею, как королевская мантия.

— Да не переживай, Саня, пойдешь ты в армию! — заверил прибежавшего на шум малого Чупаха. — Папа твою бабушку даже спрашивать не будет!

Саня сразу ткнулся ко мне:

— А Нику? Нику спросят?

Я посадила Саню рядышком на кресло — раскачиваться вместе:

— Саня, пока тебе восемнадцать лет исполнится, армия будет контрактной…

Наконец слепой случай встал на мою сторону — его сынуля здесь, рядом со мной, а Андрюхина мама уже далеко. Значит, мы практически одни. Можно задать любимому интимный вопрос:

— Андрей, а как ты умудрился переторговать папу на аукционе? — и кивнула в сторону стены.

Там под стеклом на свежей штукатурке красовался диск «Нирваны» с вожделенным росчерком руки самого Курта Кобейна на конверте.

Андрей пододвинул пуфик, присел и взял меня за руку:

— Переторговал? Ника, у меня нет таких денег! Я разыскал хозяев диска, договорился с ними за разумную сумму — больше, чем обещали аукционисты, оплатил неустойку, и лот сняли с аукциона… — Вот, значит, почему отец так взбеленился! Андрей поежился от неприятных воспоминаний, — Поехал забирать диск — и попал под Шеремета… Ника, я думал, он убьет меня прямо в аукционном зале…

— Николаич, тебе давно надо было нормальную охрану завести, — подсказал Чупаха, — не доводить до крайностей! Вот и все!

— Да плевать ему на охрану — он меня просто ненавидит!

Я обняла Андрюху и стала утешать:

— Ну что ты! Папа к тебе нормально относится — даже завидует, что у тебя такой гипермаркет, и землю под аэропортом он тебе продаст… Андрей, ведь ты не такой, как он, давай будем жить без скандалов? Помиримся…

— Помиримся?

— Да… Отдадим ему эту пластинку… Знаешь, как он обрадуется…

— Что значит «отдадим»? — Андрюха выпрямился и отодвинулся.

— Ну, не просто отдадим — подарим на свадьбу…

— Шеремет тебя пригласил на свадьбу?

— Конечно…

Конечно, папа не звал меня лично, зато меня пригласила Лида!

— Посмотри любой фильм: на свадьбе даже главари мафии всех прощают…

— Он меня будет прощать? За то, что сломал мне два ребра? Ника, он меня чуть не убил второй раз; если бы не ты — я бы его засудил!

Андрей ласково прижал меня к груди и погладил по волосам:

— Моя бедненькая… Шеремет тебя выгнал из дома в одной пижаме… Я своего ребенка на улицу в пижаме даже летом не пускаю, потому что я своего сына люблю… И тебя, Ника, люблю, люблю больше, чем он…

Мне было так тепло и уютно, я растрогалась — Андрюха меня правда любит больше всех! Он поцеловал меня в макушку, усадил обратно в кресло, оттащил пуфик к стенке, взгромоздился на него и при бдительной поддержке охраны снял рамочку с диском, но не отдал мне сразу, как я надеялась.

Зато еще раз поцеловал:

— Если тебе важно — можешь туда пойти… только без меня…

— Одна? На свадьбу?

— Почему одна? Хочешь, Глеб Василич с тобой сходит… Василич, присмотришь там за Никой, ладно?

— Легко!

— Вероника, не обижайся… Я тебя очень, очень люблю… И мне все равно, кто твой папа — даже если это Березовский или Берия… Но ни мою жену, ни мой бизнес, ни мой винил твой отец не получит!

Любимый прижал рамку к груди, пошел и запер свой драгоценный диск в сейф.

— Андрей про Берию сильно сказал, пронимает… — восхитился патроном Чупаха.

Возразить мне нечего — Глеб Васильевич начальник охраны Андрея, а не моей.

Такова счастливая семейная жизнь.

* * *

Мне пришлось серфить по Интернету почти целые сутки — если приложить усилия, во Всемирной сети, давно превратившейся в перекресток помойки и ярмарки, можно отыскать все, что угодно.

И чтобы раздобыть виниловый диск культовой группы вроде «Нирваны», пришлось заплатить не торгуясь и еще доплатить за срочную доставку. Но денег у меня полно — я еще старые заработки не истратила. Зато когда я разорвала посылку, там обнаружился вожделенный альбом в совершенно новеньком конверте! Как будто вчера из магазина… Интересно, его хоть раз слушали? А может, он вообще поддельный?

Но технических средств, способных вдохнуть жизнь в музыку, окаменевшую на древнем носителе, у меня просто нет, времени тоже — я потерла конверт по углам бруском для полировки ногтей, совершила экспедицию в недостроенную часть дома, присыпала блестящую поверхность белесой пылью, потом еще и обмахнула грязной тряпкой.

Теперь не стыдно представить сокровище на суд истинных знатоков!

* * *

Дим-Дим обрадовался, расцеловал меня в обе щеки и усадил за столик. Пока я ковыряла палочками слипшийся кусок риса, пытаясь определить, что же задумывали изготовить местные повара — суси или все же сасими, крестный с умилением перебирал пожелтевшие милицейские протоколы и стандартные фотографии:

— Ника, ты молодчина! Как ты это разыскала и догадалась мне принести? Хочешь, возьму тебя к нам в банк работать? У меня начальник ревизионной службы замуж вышла за немца, на ПМЖ уезжает…

— Я не хочу…

— Ника, да не переживай! Я отца твоего уговорю, я его сто лет знаю, — Дим-Дим жизнерадостно рассмеялся и хлопнул меня по коленке. — Я ему быстренько объясню, что такое брак: сегодня ты с человеком живешь, а завтра уже разведешься!

— Как же я с ним разведусь — мы еще не поженились?!

— Тем более! Если каждого дочкиного сожителя убивать и закапывать — кладбище придется расширять! Я от такой практики давно отказался…

А вот это смотря какая дочка.

Я насупилась, отдвинулась и попыталась донести до крестного свою выстраданную жизненную философию:

— Я работать не хочу вообще!

— Ну, будешь бизнес открывать — приходи, поможем, ты же нам не чужая!

— Дим-Дим, помоги мне прямо сейчас, — я постучала ногтем по конверту с пластинкой, — оставь мне автограф!

— И что тебе здесь написать? — удивился крестный, отвинтил колпачок со златоперой ручки, но я протянула ему простенькую шариковую и ответила:

— Напиши: «Курт Кобейн»! Ты же можешь?

— Ника, я сто лет этого не делал! — Как всякий истинный талант, крестный зарделся, прищурил один глаз, разглядывая фотографии конверта с автографом у меня в телефоне. Я с трудом разыскала снимки именно нашей пластинки в Интернете. На мое счастье, фотографии лота сохранились в архиве на сайте аукционного дома. Качество — отличное! Автограф видно крупно и во всех подробностях, и панорамный снимок конверта тоже имеется — с местом расположения не ошибешься.

Крестный ознакомился с иллюстративными материалами, прищурил один глаз, провел тренировочную сессию на листочке и артистично махнул рукой над конвертом.

— Получилось! Дим-Дим, тебе надо было идти в художественный институт, а не в консерваторию…

— Какая разница, откуда бы меня выгнали… Только, Ника, ты учти — Шеремет мой почерк хорошо знает!

— А… Это не отцу…

Я оставила крестного ностальгировать над протоколами и вернулась домой.

* * *

Сейф у Анрика старомодный — скрипучий, тяжеленный, но не банковский. Наверное, его мамаша держала здесь ведомости об уплате партийных взносов в бытность третьим секретарем райкома. Я присмотрелась к хранилищу домашних ценностей — никаких тебе электроприводов или сигнализаций. Замок механический, система довольно простенькая, чтобы не сказать примитивная. Запирается на буквенный код. Четыре ячейки и ключ. Ключ у меня есть — запасной, я взяла на охране. А вот что делать с кодом?

Андрей — шахматист, я своим романно-киношным умишком никогда не смогу одолеть его математической логики! Мой смелый план под угрозой срыва — исключительно из чувства протеста, граничащего с глупым озорством, я набрала: Н-И-К-А.

Дверца покорно щелкнула, я повернула ключик и заглянула в темное железное чрево. Ценностей у Андрюхи в домашнем сейфе хранится не густо — гора папок с документами да пластинка в рамке. Я вынула рамку, аккуратно отогнула фиксаторы, сняла стекло, вытащила подлинник и заменила… полуподдинником!

И только когда стала запихивать рамку обратно в сейф, заметила небольшую ювелирную коробочку, придержала тяжеленную дверь и открыла из женской любознательности. Какая безвкусица! Кольцо со здоровенной зеленой каменюкой в окружении пошленьких брюликов помельче.

Наверное, хранит память о бывшей супруге или мамаше собирается подарить — на именины. Во всяком случае, мне на безымянный палец кольцо великовато. Я примерила оскорбление эстетическим чувствам на средний палец, пошевелила кистью, полюбовалась искорками и тут же убрала на место.

И пошла готовиться к свадьбе!

* * *

Невеста удалилась отдыхать от поздравлений.

Я отыскала ее в маленькой комнатке, по соседству с главным залом. Первый раз вижу свою — теперь уже официальную — мачеху без брюк. В платье с пышной романтической юбкой и жемчуге Лида выглядит как императрица в день коронации. Взяла из моих рук букет, но целоваться мы не стали — чтобы не испортить макияж, ограничились почти мужским рукопожатием.

— Ты уже видела?

— Самолет?

Лида царственно кивнула и показала мне фотографии на дисплее телефона. Трап был обвязан громадным золотым бантом, как коробка конфет.

— Здоровенный…

— Твой отец просто ненормальный, я так на него наорала…

Лида недовольно повела бровью, спрятала телефон, приткнула мой букет в ведерко с розами и поправила лепесточки:

— Ника, ты умница, что приехала… Шеремет знает, что ты здесь?

Я интригующе подняла перед собой нарядно запакованный подарок:

— Не знает, но будет рад!

Лида холодно глянула за мое плечо, кивнула на Чупаху:

— Шеремет пошел курить, поищи его, раз ты с охраной…


Действительно, все остальные дамы обделены таким эротичным аксессуаром, как начальник охраны, — значит, можно смело вторгнуться на мужскую половину. Я подобрала подол и направилась к плотной группе представительских костюмов, разбавленной единственным женским телом. Очень худым, покрытым золотистой русалочьей чешуей поверх практически прозрачного платья. Тело неравномерно покачивалось под воздействием избыточного алкоголя, музыки и воздушных струй, словно собиралось взмыть к потолку. Поэтому Паша Трюфанов крепко держал свою девушку за запястье.

Лорик высвободила руку, обняла меня, звонко чмокнула и заверещала:

— Ника, ты пришла! А все говорили, что он тебя не отпустит… Трифон выиграл!

Мужики действительно полезли за кошельками, стали шуршать купюрами; Пашка с элегантностью профессионального крупье собирал деньги. Вот я и стала предметом пари — как героиня классической пьесы Островского. С единственной разницей: несчастная бесприданница была просто «вещь», а я штучка посерьезнее. Я — материальный актив!

Судя по сумме заклада, отец мало рассчитывал на мой визит.

Но действительно был рад! А когда увидел диск, даже поцеловал меня:

— Ника, как ты это сделала?

Украла! Как еще? Я же не виновата, что у меня дурная наследственность.

— Видишь, папа, я умею ладить с людьми…

— Ты просто молодчина! Давай, Ника, мы вернемся с сафари, я на тебя перепишу долю в сигаретной фабрике — это будет правильно… Или не жди нас — приезжай в понедельник ко мне в офис, я предупрежу, все сделают… Пашка, ты не против?

— Я — нет… Ника, хочешь, мы тебя директором по маркетингу назначим?

— Не хочу! Папа, мне не нужен бизнес… Я работать вообще не хочу… Кто понял жизнь — работу бросил!

Деловая общественность дружно рассмеялась, а Трифон пригласил меня танцевать и тихо спросил:

— Ника, ты не жалеешь? Правда? У него же ребенок…

— У тебя тоже, — пробормотала я.

— Что?

— Паша, посмотри туда!

Лорка здорово наклюкалась, взобралась на мраморный бортик фонтана в центре клубного зала и омывала руки в прозрачных струях.

— Лора, слезь оттуда сейчас же! — заорал Трифон.

— Не указывай мне, ты мне не муж! — обиделась Лорка.

Паша незамедлительно толкнул зарвавшуюся девушку в плечо, жертва покачнулась и свалилась в воду, взметнув фейерверк брызг. Мокрая и холодная среда обитания вернула Лорке трезвый взгляд на мир; она попыталась выбраться, влажная и сверкающая, как настоящая русалка. Пяток джентльменов, разного возраста и семейного статуса, мгновенно бросился ей на помощь. Трифон снял пиджак, торжественно вручил официанту, объявил, что лично оторвет голову любому и каждому, кто посмеет притронуться к его девушке, и ударил ближайшего мужика.

Мужчины, оставив респектабельность, дружно потянулись к фонтану — поддержать своих, охранники помчались следом, чтобы успеть спасти патронов, дамы в костюмах кинулись за охранниками в надежде извлечь из общей свалки влиятельных супругов, а девушки застыли на месте и завистливо наблюдали, как насквозь промокшая Лорка вылезает с другой стороны фонтана.

— Василич, отвези меня домой! — попросила я Чупаху.

Свадьба действительно удалась.

Эпилог

Саня ждал меня.

Малыш сидел на клетчатом диване, с которого еще не успели снять упаковку, и играл с Андреем в шахматы.

— Ника, мы тебя ждем! Ты привезла мне тортик?

Нельзя разочаровывать ребенка. По дороге домой я купила Сане славненький кусочек торта в кондитерской.

— Конечно — смотри какой красивый…

— Ника, сперва позвони маме, спроси, вдруг у него от крема аллергия?

— Не будет ничего — у меня дети все время крем едят, — авторитетно заверил Чупаха, — Пойдем, Саня, я тебе выдам тарелку и ложку… Когда тебе бонну найдут?

— А мне бонна не нужна, я сижу с Никой!

Мы с Андреем остались одни — точнее, вдвоем, среди дразнящей ночной тишины.

— Понравилась свадьба?

Разочаровывать любимого мужчину нельзя тем более!

Я присела около загрустившего Андрея:

— Не понравилась, одна суета! Когда люди друг друга любят, что свадьба изменит?

Лирик тут же подскочил с дивана:

— Ника, раз ты не хочешь свадьбу, я подарю тебе свадебный подарок прямо сейчас!

Через минуту на моем пальце сверкала достопамятная зеленая каменюка. Вообще, когда тебе дарят кольцо с изумрудом и бриллиантами, грех жаловаться на дизайн.

— Какое красивое! Я его буду носить на среднем пальце — так стильно!

— Ника, у тебя такой тонкий вкус! Ты вообще умница, а это тоже тебе…

Андрей вручил мне громоздкий документосшиватель на кольцах. Плотные картонные створки раздувались, силясь вместить массу документов.

— Что это?

— Посмотри… Я знаю, что ты об этом давно мечтала, и ты заслуживаешь… Я только недавно забрал… Просто переоформить собственность на тебя не успел…

Мне не надо открывать эту папку, я и так точно знаю, что там.

Там действительно документы на право собственности! Там настоящий необитаемый остров! Как здорово! Мой любимый — единственный человек, который может угадать все мои мысли, даже самые тайные, и умеет делать действительно хорошие, добрые подарки. Потому что он не сноб. И понтов у него нет. И деньги для него средство, а близкие значат больше, чем бизнес. И меня он любит без всяких условий!

Я почувствовала, что сейчас растворюсь в эфире от счастья, подняла крышку папки, просто для проформы:

Устав частного предприятия

«Рекламное агентство, МАГНИФИКАНТ“»

ЧТО?

Это оптический обман зрения.

Я сильно зажмурилась, потом резко открыла глаза.

Но на серебристых кольцах продолжали болтаться прозрачные конвертики, в которых залегли мои давние знакомцы — учредиловка с подписями Чигарского… копия отчета за прошлый квартал… акты проверок… план-схемы… Я переворачивала файлы и чувствовала, как с каждым новым разворотом сердце съезжает вниз-вниз-вниз: вот разрешения, с которыми я обошла столько кабинетов… даже затрепанная копия отчета в Пенсионный фонд…

— Игорь сказал, там все. Или чего-то не хватает?

Тяжелая папка выскользнула из рук и с грохотом свалилась на пол.

— Ника, ты такая бледная! Наверное, устала, спать хочешь…

— Андрей, я просто очень рада….

Я обняла Андрея и поцеловала страстным, долгим поцелуем.

Красивым, как в старом фильме без пауз на рекламу!

Примечания

1

Актуарий — специалист по расчетам страховых тарифов, страховых рисков, ссудных рисков и рисков по страховым выплатам.

(обратно)

2

Здравствуйте! Как поживаете, уважаемый Славин? (искаж. яп.)

(обратно)

3

FAFT — Международная организация по борьбе с отмыванием незаконных доходов; разработала жесткие рекомендации по мониторингу источников денежных средств, поступающих в банки.

(обратно)

4

Яппи — сокращение от «young popular person» — американское сленговое обозначение успешных менеджеров периода экономического бума в начале восьмидесятых годов прошлого века.

(обратно)

5

Wunderwaffe (нем.) — мифическое сверхоружие, разрабатывавшееся нацистами в конце Второй мировой войны.

(обратно)

6

Савасана — переводится как «поза трупа».

(обратно)

7

Дебифер — трансформация бухгалтерской отчетности из национальных стандартов к общепринятым международным стандартам.

(обратно)

8

HR — Human Relations — обозначение отдела кадров в ряде корпоративных структур.

(обратно)

Оглавление

  • Среда. 11:30
  • Среда. 17:30
  • Четверг. 18:00
  • Пятница. 18:15 Последний рабочий день Не в моей трудовой биографии, а всего лишь на этой неделе
  • Суббота. 09:15 Выходной день. Теоретически выходной
  • Воскресенье. 16:45 Спортивно — оздоровительные мероприятия
  • Все то же воскресенье. 20:45
  • Воскресенье. 23:55
  • Понедельник. 8:30 Недоброе утро
  • Понедельник. 09:05
  • Понедельник. 10:55 Разгар рабочего дня
  • Затянувшийся понедельник. 13:50 У государственных служащих обеденный перерыв
  • Безрадостный понедельник. 15:15 Еще не вечер!
  • Деловой понедельник. 16:10 Прилив энергии
  • Понедельник. 17:35 Близился кровавый закат…
  • Кошмарный понедельник. Безвременье
  • Затянувшийся понедельник. 23:30
  • Наконец! Уже вторник. 00:51
  • Вторник. Утро делового человека. 10:10
  • Вторник. Рабочий полдень. 12:35
  • Вторник. 14:05
  • Вторник. 15:10
  • Вторник. 16:35
  • Вторник. 20:15 Досуг в гламурных тонах
  • Вторник. 22:10 По телевизору уже начались вечерние новости… А может, и закончились
  • Вторник 23:45
  • Среда. 10:25
  • Среда 10:35
  • Среда. 11:51
  • Среда. Полдень
  • Среда. Вторая четверть после полудня
  • Четверг. 10:35
  • 13:13,
  • Четверг. Виртуальное пространство — мир за пределами времени
  • Четверг. 21:03
  • Четверг. 21:40
  • Четверг. Непроглядная ночь
  • Уже пятница. 00:35
  • Пятница. 07:27 Раннее утро…
  • Пятница. 10:55
  • Пятница. 14:10
  • Пятница. Ближе к вечеру
  • Пятница. 19:25 Канун уикенда
  • Пятница. 23:33 Вместо ужина
  • Суббота — отсыпной день. 09:15
  • Суббота. 10:35
  • Суббота. 13:07
  • Суббота. 17:45
  • Суббота. 18:11
  • Ночь между субботой и воскресеньем
  • Воскресенье. 12:35
  • Воскресенье. 14:20
  • Понедельник. 09:15
  • Понедельник. 10:20
  • Понедельник. 13:00
  • Понедельник. 15:07
  • Понедельник. 16:45
  • Понедельник. 18:10 Близится финал рабочего дня
  • Вторник. 00:35
  • Среда. 16:07
  • Среда. Еще не вечер — всего 17:41
  • Среда. 20:10. Уже стемнело
  • Четверг. 11:10
  • Четверг. 11:58 Считай, двенадцать
  • Четверг. 19:05
  • Четверг. 20:35
  • Четверг — накануне ночи
  • Минута без времени 00:00
  • Пятница. 00:35
  • Пятница. 09:15
  • Пятница. 16:51
  • Пятница. 17:30
  • Пятница. 20:02 Время «Ч»
  • Пятница. 22:25 Непроглядный мрак
  • Суббота. 00:10
  • Суббота. 11:10 Рабочий день
  • Суббота. Время отменяется Выходной день
  • Суббота 16:16
  • Суббота. 18:10 Опять рабочий день
  • Суббота. 19:03
  • Суббота. 23:13 После отбоя
  • Воскресенье. Уже утро… А может, день
  • Эпилог
  • *** Примечания ***