КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423868 томов
Объем библиотеки - 576 Гб.
Всего авторов - 201938
Пользователей - 96138

Впечатления

кирилл789 про Матеуш: Родовой артефакт (Любовная фантастика)

девочкам должно понравиться. но я бы такой ггней как женщиной не заинтересовался от слова "никогда": у дамочки от небогатой и кочевой жизни, видимо, глисты, потому что жрёт она суммарно - где-то треть написанного.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Годес: Алирская академия магии, или Спаси меня, Дракон (Любовная фантастика)

"- ты рада? - радостно сказал малыш.
- всегда вам рада!
- очень рад! - сказал джастин."
а уж как я обрадовался, что дальше эти помои читать не придётся.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ZYRA про Криптонов: Заметки на полях (Альтернативная история)

Гениально.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
SubMarinka про Турова: Лекарственные растения СССР и их применение (Медицина)

Одним из достоинств этой книги являются прекрасные иллюстрации.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Князькова: Планета мужчин, или Цветы жизни (Любовная фантастика)

С удовольствием прочитала первые части, а тут обломалась: это ознакомительный отрывок

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Shcola про Андрианов: Я — некромант. Часть 2 (Попаданцы)

Это на Андрианова бэта - ридеры работают что ли? Огромная им благодарность, но лучше б автор загнал своего героя доучиваться, чем без знаний по болотам шляться. Автору респект.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Андрианов: Я — некромант. Часть 1 (Попаданцы)

Смотри ка, книга вычитана и ошибки исправлены. Это кто ж так расстарался то? Респект за труд безвозмездный для людей.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Счастливого Рождества! (fb2)

- Счастливого Рождества! (пер. Татьяна Алексеевна Перцева) 375 Кб, 18с. (скачать fb2) - Кейдж Бейкер

Настройки текста:



Кейдж Бейкер Счастливого Рождества!










Этот сочельник Ив Долливер встретил в пути. Точнее говоря, на дороге, к югу от автострады № 1. А еще точнее, пытаясь добраться автостопом до Сан-Франциско. Нечего и объяснять: настроение у него было хуже некуда. И к тому же он упорно пытался найти причину собственного падения, восстановить ход событий, ввергнувших его в нынешнее состояние. Приходилось признать, что решение прожить некоторое время на пособие по безработице было, мягко говоря, опрометчивым. Но неужели только из-за этого он оказался здесь?

Очевидно, да. И пока Долливер неспешно трусил по узкому двухрядному шоссе, вьющемуся над скалами, его осенила еще одна унылая мысль, вернее, открытие: движение в сочельник было не слишком оживленным, и даже те, кому не сиделось дома в праздник, вряд ли остановятся ради оборванца в убогом засаленном пальтишке. Облака с каждым часом сгущались, небо мрачнело, машин становилось все меньше, а сырость пробирала одинокого путника едва ли не до костей.

Его уже не радовали великолепные пейзажи, зеленеющие рощи красного дерева, источающие легкий пряный аромат. Долливер успел миновать пару примостившихся на вершинах скал захолустных «спальных» городишек, жители которых в упор его не видели, хотя у него хватило гордости не просить милостыню. Только собаки обращали на него внимание, радуясь возможности выслужиться перед хозяевами: лаяли, рычали, рвались укусить незваного гостя.

Постепенно неумолчный шум прибоя, лизавшего черные утесы, стал манить его. Завораживать. Только мысль о том, какой грех он совершит, покончив с собой в святой праздник, удерживала Ива от прыжка вниз.

Вскоре совсем стемнело, и Долливеру пришлось передвигаться почти ощупью, чтобы не полететь в пропасть. Оставалось ориентироваться на плеск волн и тусклые отблески на невидимом горизонте: очевидно, бортовые огни танкера или рыболовного траулера. Наверное, придется переночевать в ближайшем городке, даже если для этого потребуется разбить витрину, чтобы попасть в кутузку.

За первым же поворотом его ослепило море света. Подковыляв к краю дороги, он увидел под самым холмом узкую лощину, разрезанную серой лентой дороги. В том месте, где речушка впадала в море, были разбросаны домишки. Прямо внизу возвышалась двускатная крыша большого здания. На черепице чернели огромные неровные буквы: НАВАРРО ЛОДЖ.

Надсадно кряхтя, Ив стал спускаться по серпантину и наконец нашел боковую тропинку, усыпанную гравием, рассекавшую заросли ольхи, серебристыми призраками отмечавшие контуры речных берегов. Сзади послышался скрежет, тьму прорезали узкие лучи, и Долливер, оглянувшись, поспешно отскочил на обочину. К его удивлению, автомобиль оказался настоящим раритетом: прекрасно отреставрированный экземпляр, выпущенный, скорее всего, в двадцатые годы. Живут же люди! Зря он не бросился под колеса, вчинил бы потом иск и наверняка озолотился бы!

Долливер немедленно устыдился собственных мыслей, но на душе отчего-то стало легче.

Он спустился к самой реке, с ревом перекатывавшей белые булыжники, и вскоре оказался в круге праздничного сияния. На подъездной аллее выстроились машины, окна Наварро Лодж были украшены красными свечками и гирляндами бессмертника. Двухэтажное здание самой неопределенной архитектуры задним фасадом выходило на реку и ольховые заросли.

К удивлению Долливера, все авто можно было смело отнести к разряду антикварных. Сверкающая латунь, хром; круглые, выпяченные, словно глаза стрекоз, фары; зеленая, черная, горчичная окраска; никаких багажников, кожаные сундуки громоздятся на задних сиденьях. Наверное, тут встреча клуба любителей старых машин. Как мило!

Зависть вспыхнула с новой силой.

Он потоптался у крыльца, не решаясь войти. За окнами мелькали силуэты людей, должно быть, автомобилистов, поскольку все были одеты в соответствующем стиле. В ночном воздухе приятно тянуло дымком. К этому времени уже успело подморозить, небо очистилось, и звезды казались крошечными бриллиантовыми искрами, жалящими и одновременно холодными.

До Ива донесся пьяный смех и металлический тренькающий звук: наверное, работал телевизор.

Тут он сообразил, что, если снимет пальто, наверняка произведет более благоприятное впечатление. Поэтому он повесил пальто на низкую изгородь, тянувшуюся вдоль подъездной аллеи, и немедленно поежился от холода. Пришлось рысцой вбежать на крыльцо и ворваться в вестибюль. Времени хватило лишь на то, чтобы отрепетировать короткую речь:

«Прошу прощения, господа, боюсь, что я попал в крайне неприятное положение. Видите ли, мы с моей приятельницей немного поспорили, и тут она останавливает машину и просит меня выйти посмотреть переднее колесо. Я, разумеется, так и сделал, и стоило мне захлопнуть дверцу, как она умчалась вместе с моими пальто, бумажником, кредитными карточками и сотовым. Не мог бы я рассчитывать на ваше милосердие, тем более, что сегодня сочельник. Я согласен спать в прихожей, на кухне, где угодно…»

Долливер подошел к стойке из темного дерева, украшенной праздничными венками из остролиста. Портье сосредоточенно склонился над книгой регистрации. Долливер, откашлявшись, робко пробормотал:

— Простите…

Мужчина не поднял головы. Долливер подступил ближе и снова начал:

— Простите…

Тот по-прежнему игнорировал посетителя. Странно. На вид парню было не более двадцати пяти лет. И одет скромно: простой коричневый свитер поверх рубашки из «рогожки», на носу очки в стальной оправе, словом, ничего такого, что могло бы насторожить Долливера, и кроме того, люди и так весь день напролет делали вид, что не замечают его.

Непонятно одно: в руках портье была длинная деревянная ручка с металлическим пером, которое он окунал в маленькую бутылочку чернил Шефера. Ни компьютера, ни телефона. Пустая стойка.

Долливер решительно шагнул вперед, оперся ладонями о стойку и почти прокричал:

— ИЗВИНИТЕ, НЕ МОГЛИ БЫ ВЫ…

Мужчина продолжал писать, спокойно, чуть улыбаясь своим мыслям, ничем не показывая, что слышит.

— Ну что же, ясно, — пробормотал Ив, подождав несколько минут, и решительно направился в салон. Там в большом камине, сложенном из речной гальки, ярко горели ольховый хворост и ветви хлопкового дерева. Он подошел к камину, протянул руки к огню и, согревшись, наконец повернулся, чтобы начать очередную заготовленную речь.

— Э… простите, но, кажется, та личность за стойкой глуха, как тетерев. Я пытался добиться от него хоть слова…

Но, оглядев присутствующих, он понял, что никаких объяснений не потребуется. Собравшиеся никак не реагировали на его присутствие. Молодая брюнетка с напудренным лицом и прической «паж» сидела на диване рядом с юношей, что-то настойчиво шептавшим ей на ухо. Парочка престарелых джентльменов, устроившись под оленьими рогами, громко спорила о чем-то, попивая пунш из маленьких стеклянных чашечек. Еще один старик, восседавший в огромном кресле, читал книгу в сафьяновом переплете, время от времени сбрасывая пепел сигары в напольную пепельницу из толстого оранжевого стекла.

Долливер видел немало фантастических фильмов, в том числе «На краю Вселенной», и потому смог понять: он каким-то образом попал во временной сдвиг и очутился в начале века. Господи, ну почему ему так не везет? Уж лучше оказаться в лапах пришельцев: было бы, по крайней мере, что продать.

На девушке красовалось модное по тем временам платье. Мужчины словно сошли со страниц старого каталога Л.Л.Бина [1] — все, как один, надели фланелевые охотничьи костюмы. И обстановка вполне обычна для начала века: полированные панели темного дерева, обои с рисунком на спортивные темы, на обивке мебели изображены сцены утиной охоты. В углу — небольшая елка со старомодной гирляндой лампочек в виде фруктов из толстого стекла и электрошнуром в тканевой изоляции.

На каминной доске тикали часы, слышные Долливеру лишь потому, что он стоял совсем рядом, иначе их заглушали бы громкие звуки патефона. Черная поцарапанная пластинка вертелась на удивление быстро. Совсем как нынешний компакт-диск.

Песня кончилась, девушка отпрянула от молодого человека и поднялась, чтобы сменить пластинку. Поставив «Сент-Луи Блюз», она с вызывающим видом сделала несколько па в одиночестве, то и дело поглядывая на своего кавалера из-под пушистых ресниц. Долливер обратил внимание на ее пикантное личико и на удивление холодные глаза. Молодой человек задумчиво смотрел в огонь, прямо сквозь ноги Долливера.

Какой бы интересной ни представлялась ему сцена, бродягу, однако, куда больше манил запах еды, доносившийся из соседней комнаты, очевидно, столовой. Не привлекая ничьего внимания, он пересек зал. Один из мужчин, пьющих пунш, раздраженно выговаривал другому.

— Еще бы вы не захотели! Представьте, что можете поставить чертову радиомачту на том холме, который смотрит едва ли не на Китай! Он будет последним идиотом, если не сделает этого. Я сказал ему…

Столовая также была обставлена в спортивном стиле, только на полу то тут, то там стояли небольшие столики. У дальней стены был устроен буфет. За столами сидели несколько пар: девушки в ярких платьях, отделанных бусами и бисером, весело щебетали с мужчинами в неизменных клетчатых костюмах. Чей-то маленький фокстерьер бегал по комнате, выпрашивая подачки. У буфета стоял хмырь с типичной физиономией биржевого маклера, слушая официанта, монотонно бормотавшего:

— Да, сэр, все наше собственное. Лососину готовили в нашей коптильне, той, что на холме. И оленина местная, сэр, как и ростбиф. Нет, сэр, сливовый джем консервированный, но…

— Черт с ним, с джемом, — завопил другой тип, похожий на первого, как две капли воды, и ткнул пальцем в чашку с пуншем.

— Что там, в этой штуке? Надеюсь, горючего тут достаточно? Понял, о чем я?

Он залихватски подмигнул.

— Яблочная водка, что же еще? — вмешался первый маклер. — Они гонят свою собственную в подвале, верно, малыш?

— Да, сэр. Нам привозят яблоки специальным рейсом, — подтвердил юноша.

— Похоже, придется снять здесь постоянный номер, — фыркнул пьяница, осушив чашку. — И пропади пропадом этот их сухой закон!

У буфетного стола стоял еще один мужчина, энергично наполнявший тарелку всем, до чего мог дотянуться: мясом, устрицами, спаржей, стилтонским сыром, крекерами и горячими бисквитами. Заслышав шаги Долливера, он поднял голову и расплылся в улыбке.

— Привет, братец, — промычал он с полным ртом. В отличие от остальных он был одет в голубые джинсы, футболку со слоганом какой-то группы, кожаную жилетку, бейсболку и кроссовки. Эспаньолка, длинные волосы…

Сам Долливер тоже носил джинсы и кроссовки: именно по этим признакам другая мятущаяся душа из будущего разгадала собрата по путешествиям во времени.

Долливер ошеломленно уставился на него. Незнакомец поспешно сглотнул и произнес:

— Добро пожаловать в Сумеречную Зону. Тра-ля-ля, тра-ля-ля.

— Еда настоящая? — осведомился Долливер, почти подбегая к столу и потянувшись за тарелкой.

— Скорее всего, призрачная, зато вкусная, — сообщил сосед, засовывая за щеку кусок ростбифа.

Долливер поднял тарелку, взвесил на руке. Приятная тяжесть, ничего не скажешь. По бортику рисунок из ольховых шишек и листьев, с буквами «Наварро Лодж». Чтобы лишний раз убедиться в нереальности происходящего, он взмахнул тарелкой перед лицом ближайшего маклера, который даже глазом не моргнул, как, впрочем, и официант, ни на секунду не прервавший своей литании:

— …А ежевика для пирога собрана прямо с кустов перед отелем, наша кухарка сама варит ягоды…

— Но мы можем вторгнуться в их "реальность и повлиять на события, — пробормотал Долливер, пробуя кусочек индейки. Он совсем изголодался, а индейка оказалась на удивление вкусной, так что пришлось наполнить тарелку с верхом.

— По-моему, все вполне реально. Что тут происходит?

— Понятия не имею, приятель. Что-то вроде телешоу. Иисусе, до чего жаль, что у нас нет камеры! Могли бы пробиться на какую-нибудь программу и сколотить состояние.

Он снова прожевал, Сглотнул и критически оглядел Долливера:

— Добираешься автостопом, старина?

— Да, — кивнул Долливер, готовый побиться об заклад, что его собеседник всю жизнь провел в каком-нибудь ржавом трейлере.

— Ты откуда?

— Нью-Йорк.

— Bay!

Незнакомец жадно осушил чашку с пуншем.

— Попробуй-ка пойло! Шик!

— Согласен, — кивнул Ив и, наполнив чашку из крюшонницы, осторожно глотнул. Смесь обожгла пищевод и благополучно пролилась в желудок. Осторожно отставив чашку, Долливер принялся есть, серьезно, почти истово. Вот уже два дня, как во рту у него не было ни крошки.

— Сам я из Наварро, — сообщил сосед. — Это там, вверх по реке. Так каким ветром тебя сюда занесло?

Долливер представился и рассказал свою историю во всех унизительных деталях: разорение компании, ошибка с пособием по безработице, исчерпанный счет в сберегательном банке и последний удар судьбы: предложение старой приятельницы провести с ней Рождество. К тому времени, когда Долливер, истративший последние центы на автобусный билет, добрался до Мендосино, приятельница успела помириться с мужем и передумала насчет приглашения.

— Представляешь, парень, примерно то же стряслось и со мной, — восторженно выпалил незнакомец. — Моя старуха выставила меня сегодня из трейлера.

В точку! — подумал Долливер.

— Тот тип под елкой, что изображал из себя Санта-Клауса, не приготовил мне подарков, поэтому я пошел, куда глаза глядят, без цента в кармане, и оказался здесь. Вербал Суит, — без перерыва объявил сосед, и Долливер недоуменно заморгал глазами, но собеседник протянул руку, и он понял, что, должно быть, это имя такое.

— Рад познакомиться, Вербал, — промямлил он.

— Должно быть, ты и колледж закончил!

Долливер сознался, что так оно и есть, хотя особенного добра это ему не принесло. Суит прикрыл один глаз и удовлетворенно кивнул.

— Так я и думал. Уж больно кудряво выражаешься.

Тем временем брокеры уселись и принялись за еду. Официант вздохнул и сложил было руки на груди, но тут же встрепенулся: брюнетка с прической «паж» решительно приблизилась к нему. На этот раз она была одна.

— Привет Билли, — бросила девушка, взяв тарелку.

— А я уже думал, что ты и здороваться со мной не захочешь, — тихо ответил официант с вымученной улыбкой.

— По правде говоря, мне многое нужно тебе сказать, но сейчас не время и не место, — шепнула она, настороженно оглядываясь, и, наклонив голову набок, стала задумчиво рассматривать блюда с говядиной и олениной, словно не зная, что выбрать. Поводила пальцем над столом, и официант гордо сверкнул глазами:

— Если тебе вздумалось оскорблять меня… — Нет.

Девушка вскинула голову. Куда подевался игривый вид? Сейчас она выглядела очень серьезной.

— Не стоит воспринимать это именно так, Билли. Столько всего случилось… С тех пор я все время размышляю… Если бы мы могли спокойно поговорить…

Официант недоверчиво усмехнулся, обежал взглядом комнату и прошипел:

— Но что это даст, особенно сейчас?

И тут же громко добавил:

— Да, мэм, это тридцатифунтовая индейка. Мы откармливаем их в птичнике за коптильней. Одним яблочным пюре, так что у мяса особый аромат…

— Хелен!

В столовую ворвался молодой человек, перед этим сидевший с ней на диване. Он почти подбежал к девушке и положил руки ей на плечи.

— Дорогая, прости, но это так много значит для папы!

— Вот оно что! — догадался Суит. — Любовный треугольник! Хочешь побиться об заклад, что она наставляет ему рога?

Долливер равнодушно пожал плечами и продолжал жевать. Официант, бледный, как смерть, бесстрастно уставился куда-то в пространство. Девушка со вздохом прижалась к поклоннику и сварливо возразила:

— А для тебя? Что это значит для тебя, Эдгар?

— Ну… я, разумеется, тоже хочу этого, сама знаешь, — отбивался тот. Хелен презрительно поджала губы, снова встав перед проблемой: говядина или оленина.

— А теперь десерт! — жизнерадостно провозгласил Суит, откусывая пирог с ежевикой. — Знаешь, что подают в баре? Настоящее французское шампанское. Пойду налью бокальчик. Тебе принести?

— Еще бы! — кивнул Ив. — Спасибо.

— Эдгар, я не собираюсь обсуждать это прямо сейчас, — отрезала девушка, отступая и тыкая вилкой в ломтик говядины.

— Так и быть, — сдался Эдгар. — Но подумай о Рождестве! Представляешь, что будет через пару лет? Елочка, игрушки, маленький чулочек. Ну не чудесно ли?

— Сироп для сиропчика [2], — загадочно обронила девушка. Эдгар улыбнулся. Официант кашлянул и, поспешно извинившись, бросился к боковой двери, ведущей, скорее всего, в кухню.

— А вот и я! — воскликнул Суит, отходя от бара и вручая Долливеру бокал с шампанским. Тот отставил тарелку и с благодарностью припал губами к живительной влаге. Суит по-воровски огляделся и поднял к губам два пальца, словно держа невидимый косячок.

— Ну, если есть в загашнике…

До Ива не сразу дошло, что имеет в виду сосед.

— А, это… нет, мне очень жаль.

— Что же, ничего не поделаешь. Может, и не стоит ничего портить. Пока мы здесь, нужно держать ухо востро. Пусть мы попали в прошлое, но ведь и не торопимся вернуться обратно, верно?

Долливер неспешно потянулся к вазе с фруктами и выбрал апельсин, прежде чем ответить:

— Еще бы. Лично мне и здесь хорошо. Я там ничего не потерял.

— Я тоже, — согласился Суит. — Только жаль, что мы невидимы.

— Да мы вот уже много лет как невидимы, — ответил Долливер.

— Думаешь, там, в нашем времени, кто-то замечает таких людей, как мы с тобой? Даже в такой холод? Достаточно грязного пальто и черной полосы в жизни, чтобы ты навек превратился в привидение, старина.

Терпеливо выслушав его тираду, Суит продолжал настаивать на своем:

— Да, но представляешь, как было бы здорово, если бы мы могли уболтать этих типов? Расписали бы им, какая выгода от компьютеров и тому подобное. Представляешь, изобрели бы телевизор аж в начале века и разбогатели бы.

— А ты сможешь собрать телевизор? — осадил его Долливер. Сияющая улыбка на лице Суита мгновенно погасла.

— Нет…

— Вот видишь, это все бредни. Зато ты мог бы купить акции, которые потом поднимутся до небес. Вроде как «Интернешнл Бизнес Мешинз».

Суит недоуменно хлопнул глазами.

— Или «Кока-кола», — сжалился над ним Долливер.

— Точно! — воскликнул Суит, но фальшиво пропев несколько тактов последней песенки из рекламного ролика «Кока-колы», призадумался: — Погоди-ка… это те, что на бирже? Ни за какие коврижки! Я все время слышу, что так можно легко потерять денежки. У меня другая идея. Если все это будет продолжаться…

Но как раз в этот момент старики, что спорили о радиоприемниках, подошли к буфету и оттеснили Долливера, совершенно не подозревая о его присутствии.

— Нет, это самая поразительная штука из всего, что я когда-либо видел! — с энтузиазмом объявил один, наполняя тарелку. — На свете ничего не может сравниться с фильмами и к тому же цветными, представляете? А кроме того, для приема, кроме мачты, нужно еще много всего…

— Говорите, парня зовут Бейрд? — перебил собеседник. — Что же, это может иметь успех. Интересно, ему еще нужны инвесторы?

— Давай вернемся к камину, — предложил Суит. Они взяли десерт, бокалы с шампанским, направились обратно в салон и вольготно раскинулись на диване.

— Вот что мы сделаем, — предложил Суит, прожевав пирог. — Поднимемся наверх, где сложены чемоданы, пороемся там, выберем, что подороже, и никто ничего не узнает — совсем как с ужином.

— Воровать? — охнул Долливер, забывший об апельсине, но уже через несколько мгновений пальцы его снова задвигались, сдирая кожуру. — Почему бы нет? Все они — просто шайка ни на что не годных пьяниц, бездельников и к тому же давно мертвых… я хочу сказать, в нашем времени. Если они не заметили исчезновения еды, может, и драгоценностей не хватятся. При условии, конечно, что таковые имеются.

— У этих богачей? — презрительно фыркнул Суит. — Еще бы не имеются! Разве не видел старые картины? Леди носили колье и все такое куда чаще, чем теперь. Да и денежки у них водятся.

— Они нам ни к чему, — покачал головой Долливер, пригубив шампанское. — Давно вышли из обращения.

Суит недоуменно нахмурился, но тут один из маклеров встал перед ними, протягивая ладони к огню.

— Сейчас покажу, — пообещал Долливер и демонстративно вытащил бумажник из кармана бедняги.

— Класс, — рассмеялся Суит и зааплодировал. Долливер открыл бумажник и вытащил банкноты нестандартного размера. Не то что теперешние. Суит поморщился и покачал головой.

— Вот это простыни!

— Видишь? Попробуй потратить их в нашем времени! — пояснил Долливер, возвращая бумажник обратно. — А вот драгоценности — дело другое. Если они, конечно, есть.

Маклер отошел и его место занял Эдгар. Немного постояв, он вытащил из кармана красный кожаный футляр, открыл и заглянул внутрь.

— Ну, что я говорил! — ахнул Суит, подталкивая локтем Долливера. — Драгоценности! Ты на все руки мастер, попробуй их раздобыть!

— Ладно, — кивнул Ив и, осушив стакан, поднялся. Картинно сгибая кисти, он дождался, пока Эдгар со вздохом сунет футляр обратно в карман, и немедленно вытянул его за кончик. Эдгар не шелохнулся, глядя прямо сквозь Долливера, что крайне действовало тому на нервы. Раздраженно дернув плечом, он уселся и снова поднял крышку.

— Бриллианты или что-то в этом роде, — провозгласил Суит, наклонившись, чтобы разглядеть поближе. — Неплохо.

— Наверное, рождественский подарок, — решил Долливер, виновато глядя в замкнутое лицо Эдгара.

— Что же, счастливого Рождества вам и мне, — усмехнулся Суит. — Нам обоим не повезло куда больше, чем всем этим пижонам вместе взятым. Так что… ну, будем делить поровну или как?

Он подцепил колье и поднес к огню. Камни переливались, отбрасывая снопы радужных искр.

— Конечно, — кивнул Долливер, — если мы вернемся в свое время, а не застрянем здесь, как привидения.

Он захлопнул пустой футляр и положил в карман Эдгара.

— Сумей мы отыскать ключи, можно было бы взять одну из машин, — предложил Суит.

— А как мы зарегистрируем в полиции «паккард» или «модель Т»?

— Чертов ДСП [3]! — печально заключил Суит, спрятав колье в жилетку. — Но если мы вообще не вернемся, тоже ничего страшного.

Молодые люди один за другим возвращались из столовой. Кто-то завел патефон, и парочки принялись танцевать фокстрот. Какая-то девушка подняла на ноги старичка, и тот попытался неуклюже изобразить модные па. Суит возбужденно привстал:

— Эй, а что если и с бабами, как с едой? Может, никто ничего не заметит?

— На твоем месте я был бы поосторожнее, — покачал головой Долливер. — А вдруг подцепишь что-нибудь? Учти, пенициллин еще не изобрели.

— Неужели? — в ужасе охнул Суит. — Иисусе, как же они жили?

— Эй, мистер Уоллес, как насчет пересадки обезьяньих желез? — весело вскричала девушка, когда маклер, пошатываясь, вернулся к дивану.

— Бедняга, — констатировал Долливер. — Пойдем посмотрим, что там наверху.

На верхней площадке горела единственная свеча. Они взяли ее с собой, поскольку на втором этаже, похоже, не было электропроводки. Большинство дверей не были заперты. Долливер и Суит пошарили по темным комнатам и нашли множество сундуков и чемоданов, оклеенных таким количеством гостиничных и корабельных ярлыков, что в современных антикварных лавках за них могли бы дать целое состояние. Ожидания Суита не оправдались — драгоценностей оказалось совсем немного: несколько дорогих запонок и булавка для галстука, в которую, по убеждению Долливера, был вставлен неплохой бриллиант. Кроме этого, добычу их составила пара брошек в стиле «арт деко» и два браслета не слишком высокой стоимости.

— Дьявол, — пожаловался Суит, когда они вернулись вниз под заикающуюся мелодию «Я танцую блюз». Один из молодых людей пьяно заливался канарейкой, изображая швейцарский йодельн. Суит возбужденно сверкнул глазами.

— Слушай, если раздобыть машину, можно смотататься в Сан-Франциско, ограбить банк или ювелирный магазин. Что скажешь? Нас никто не увидит.

— Пожалуй, — согласился Долливер, решив, что спорить нет смысла.

Они немного отдохнули и вновь отправились ревизовать буфет. Вечер все тянулся. Молодые люди чарльстонили, извивались в шимми, томно изгибались в танго. Рождественские огни весело подмигивали. Те, кто постарше, расселись вдоль стен и бесконечно толковали о биржевом рынке, Герберте Гувере, назревающей распре между сербами и хорватами, ловле форели и торжественном завтраке, ожидавшем их утром.

После рождественского вина с пряностями и сахаром все принялись тянуть бутлегерское виски из привезенных фляжек. Долливер был поражен и возмущен их идиотской манерой мешать спиртное, не говоря уже о количествах, которые они оказались способны поглощать без особых последствий. Правда, ноги танцующих немного заплетались, девичий смех становился громче и пронзительнее, и когда поставили «Тихую ночь» в исполнении нежно воркующей мадам Шуман-Хайнк, многие плакали. Вскоре все по одному или по двое стали исчезать наверху.

Брюнетка с прической «паж» почти ничего не пила и не танцевала. Сидела в одиночестве на диване между Долливером и Суитом, которые в изумлении пялились на Эдгара, скорчившегося у ее ног.

— Хелен, нам необязательно жить с ними, — тихо заметил Эдгар.

— С кем? — удивился Суит.

— Вероятно, с его родителями, — пояснил Долливер.

— У тебя смелости не хватит им сказать, — отмахнулась Хелен, не сводя глаз с огня. Эдгар на миг оцепенел, но тут же поднялся и вышел.

— Кажется, у Эдгара дела не слишком, — зевнув, заметил Долливер. Суит ухмыльнулся и похлопал себя по колену.

— Пойди ко мне, крошка, я дам тебе хороший совет. Не связывайся с этим недотепой. Выходи за другого парня, слышишь? За беднягу Билли.

— А вот и он, — обрадовался Долливер. Билли направился прямо к камину и начал подбрасывать дрова в огонь, старательно избегая встречаться взглядом с Хелен. Но та подалась вперед.

— Тебе идет эта куртка, — шепнула она.

— Форма официанта? — вскинулся парень. — Я никто и ничего не добьюсь, помнишь? Ни на Востоке, ни в Европе, ни в Стенфорде, ни в городской конторе.

Хелен сжала ладонями виски.

— Верно, но не нужно терять надежды, Билли. У тебя есть внутренняя сила.

— Кому она нужна? — сухо бросил тот. — Главное — деньги, Хелен. Ты сумела научить меня этому.

— Я ошибалась, — почти всхлипнула девушка. — Мужество и сила значат куда больше, чем я предполагала.

Парень отвернулся от огня и невольно потянулся к Хелен, но предостерегающего взгляда оказалось достаточно, чтобы он поспешно отдернул руку.

— Плачешь? — осведомился он. — Или снова притворяешься, Хелен? Но теперь меня слезами не возьмешь: довольно я разыгрывал из себя идиота! Даже у таких, как я, есть гордость.

— Кому ты это говоришь, братец, — вмешался Суит, снова хлопнув себя по ноге.

В комнате появился Эдгар. Билли захлопнул рот мгновенно, с некоторым зубовным лязгом, словно мышеловку, и отвернулся от камина, будто не замечая Хелен.

— Надеюсь, вы всем довольны, мистер? — осведомился он у Эдгара преувеличенно подобострастным тоном. Эдгар понуро кивнул.

— Прекрасно. Великолепно! — объявил Билли с таким видом, словно сам был готов зарыдать, и, поджав губы, вылетел из комнаты. Эдгар нерешительно подступил к девушке.

— Эй! — воскликнул Суит, вскакивая. — Я знаю, почему в комнатах не нашлось драгоценностей. Все они заперты в гостиничном сейфе!

— Думаешь, в подобном месте имеется таковой? — усмехнулся Долливер, но все же последовал примеру Суита. Они поспешили в вестибюль. Тем временем Эдгар опустился на колени перед Хелен и стал невнятно бормотать что-то.

Портье уже не было, но торопливый обыск за стойкой ничего не дал. Суит опустился на четвереньки, чтобы обстукать панели у самых плинтусов. Внимание Долливера привлекла книга регистрации постояльцев. Наклонившись, он пробежал глазами список гостей.

— Может, он за картиной или чем-то в этом роде… я видел как-то в кино… — причитал Суит, но услышав тихое восклицание подельника, поднялся и встал у него за спиной.


— Что там? — поинтересовался он, и не дождавшись ответа, вытянул шею и стал было читать, но тут же ткнул дрожащим пальцем в третью строчку.

— Дьявол! Взгляни на это! — прохрипел он.

Мистер Эдгар Суит, Пало-Альто, Калифорния.

Следующая строчка гласила:

Мисс Хелен Тистлуайт, Санта-Роза, Калифорния.

— Ну и фамилия, — фыркнул Долливер.

— Не может быть! Так звали моего прадеда!

— Э… то есть как? Значит, Хелен — твоя бабка? Может, именно этим объясняется твое присутствие здесь. Если Хелен порвет с ним сегодня…

— Я так и не появлюсь на свет, — докончил Суит. — О, Господи!

Повернувшись, он метнулся в зал. Долливер неохотно последовал за ним. Эдгар по-прежнему стоял на коленях, протягивая Хелен маленький футляр.

— Клянусь, это не пустые обещания. Счастливого Рождества, Хелен.

— Нет! — прямо-таки взвыл Суит, ринувшись к парочке. Хелен, натянуто улыбаясь, взяла футляр и подняла крышку. И не увидела ничего, кроме белой шелковой подкладки. В глазах, устремленных на Эдгара, полыхнуло уничтожающее презрение.

И в этот миг Суит исчез. Просто исчез. Секунду назад он стоял тут, в ужасе взирая на происходящее, и вот теперь растворился в воздухе. Бриллиантовое колье, лежавшее в его кармане, бесшумно скользнуло на ковер блестящей змейкой. Долливер побелел. Впервые с минуты своего прихода сюда он по-настоящему испугался.

— Значит, не пустые обещания? — повторила Хелен, натянуто улыбаясь. Эдгар долго пялился на футляр, прежде чем лихорадочно обшарить все карманы, близлежащее пространство и даже заглянуть под диван.

— Хелен, я клянусь… — выдавил он, задыхаясь, — что там лежало колье!

Вскочив, бедняга выбежал в вестибюль. Долливер немного поколебался, прежде чем подхватить колье и сунуть в собственный карман.

— О-о, Господи, — в отчаянии возопил Эдгар, обыскав ковровую дорожку и принимаясь звонить в колокольчик. — Черт побери, Хелен, оно должно быть где-то здесь… сейчас вызову слуг, пусть помогут искать…

— Ты волен делать все, что угодно, Эдгар, — холодно отозвалась Хелен. — Я хочу кофе. Сообщишь, когда умудришься хоть что-то сделать, как полагается.

В вестибюле началась суматоха: портье и парочка официантов, среди которых не было Билли, выбежали из боковой двери и принялись за поиски. Трясущийся в ознобе Долливер спрятался в столовой. Хелен там не было. Немного погодя в вестибюле вновь воцарилась тишина, и Эдгар поднялся наверх. Долливер прокрался в салон и уселся на диван перед умирающим огнем. Он-то знал, где сейчас Хелен и что делает.

Официант, снова не Билли, прошелся по салону, собирая десертные тарелки и кофейные чашечки, оставленные гостями. Несколько минут спустя возник мужчина в коричневом свитере и принялся тушить лампы и гасить свечи. Сегодня ночью шум прибоя казался особенно громким.

* * *

Долливер был уверен, что после такого навеки лишится сна и отдыха, но перед рассветом все же сумел задремать. Проснулся он от леденящего холода. Все тело затекло и тупо ныло, словно от побоев. Кое-как обретя подвижность, он огляделся и обнаружил, что лежит на голом полу большого обветшалого помещения… чего, впрочем, и ожидал. Камин широко разевал черную пустую пасть, грязные доски пола поскрипывали, по углам скопились горы мусора. Ветки ежевики лезли в окна. Долливер выскочил наружу. Пальто так и висело на покосившихся перилах. Ни одной машины. Дорога заросла сорняками, верхние окна глядели на мир слепыми глазницами выбитых стекол. Долливер натянул пальто и пошел своей дорогой.

Ему удалось заложить одну из брошей в Сан-Франциско и получить достаточно денег, чтобы хватило на новый костюм. Это значительно облегчило ему сбыт остальных драгоценностей. Уже через неделю он нашел работу — очередная шутка судьбы, потому что теперь его обстоятельства не были столь отчаянными: одно колье сделало его состоятельным человеком.

Правда, угрызения совести по-прежнему донимали его, хотя он твердил себе, что ни сам он, ни Суит не могли повлиять на исход той ночи двадцать восьмого года. В конце концов, решение принадлежало не ему. И никому, кроме Хелен Тистлуайт, разорвавшей помолвку с молодым маклером и сбежавшей с официантом Юстасом Уильямом Долливером. По крайней мере, так гласила семейная легенда.

---

Kage Baker. "Merry Christmas from Navarro Lodge, 1928", 2000 г.

Перевела с английского Татьяна ПЕРЦЕВА

Журнал "Если", № 12, 2001


Примечания

1

Американская фирма, специализирующаяся на производстве одежды для охотников и рыболовов. (Здесь и далее прим. перев.)

(обратно)

2

«Sweet» (англ.) — сладкий.

(обратно)

3

Департамент Средств Передвижения.

(обратно)

Оглавление

  • Кейдж Бейкер Счастливого Рождества!
  • *** Примечания ***