КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 350447 томов
Объем библиотеки - 406 гигабайт
Всего представлено авторов - 140455
Пользователей - 78750

Последние комментарии

Впечатления

ANSI про Вестерфельд: Левиафан (Стимпанк)

Неплохая книга для тех, кому приятно творчество Жюля Верна и Альбера Робиды. Простой язык, стилизованные картинки. А также - шагающие машины )))))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Тертлдав: Оружие юга (Альтернативная история)

скорее - исторические приключения, чем альтернативка... многабукаф, ниасилил... но, глянув, кто аффтор, домучал до конца. Сразу скажу, тут почти нету - попал, пострелял, победил, как в большинстве альтернативок. Да и главная идея - почему пытались изменить прошлое? Чтобы нигеры "на голову не сели"! а скатилось опять же - освободить бедных черномазых...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Тюриков: Полигон (Боевая фантастика)

До безобразия инфантильно. Что стиль, что сюжет...

И даже чудеса странные :) - типа идуших на одном аккумуляторе в течение 770 лет часов или чума (!), которую легко вылечили современными антибиотиками, и которой почему-то в средневековом городе болел единственный человек. Всяким нестыковкам - несть числа.

Зря потраченное время.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Медведева: Как не везет попаданкам! (Фэнтези)

Как-то от данного автора хотелось большего...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Трифон про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

О чем тут спорить. Название у книги самое что ни на есть неподходящее. То, что автор Христа грязью облил еще не значит, что избавился от иллюзий. Его рассуждения на тему религий так же поверхностны, как и рассуждения на тему древних учений Востока:йоги, даосизма, буддизма. Настоящие знания в этих учениях передаются только через учителя, так что все рассуждения и песнопения в честь возможностей медитации и других методов совершенствования лишь пустой звон.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Алюшина: Счастье любит тишину (Современные любовные романы)

Как то я разочаровалась немного в авторе..
При всем моем уважении к автору, немного в недоумении. Раньше ждала новые романы с нетерпением, но сейчас…Такое впечатление, что последние книги пишет кто-то другой под фамилией автора.
В этой книге про измену столько накручено и смешано . Большая , чистая, всепрощающая любовь после измены???!!! Как оправдание измены присутствует проститутка- суккуба от которой ни один мужик не может удержаться да еще и лесбиянки млеют. Советчица суккуба- бабушка - старая проститутка при членах ЦК и иностранцах...
Религия добавлена по полной программе - и православие и буддизм, причем философские размышления занимают едва не половину книги…. Н-да..

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Банши: "Ад" для поступающих (СИ) (Фэнтези)

Б-э-э..Только увидев обложку, а потом начав читать аннотацию, поняла , что книгу читать не буду, от слова совсем..
Если уж автор предупреждает о плохих словечках в данном опусе и предупреждает о процессе редактирования, но пишет аннотацию с ошибками ( это-э надо написать шара Ж кину контору.., вместо шарашкиной...) , то могу себе представить себе, что там можно встретить в тексте...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Смерть от тысячи ран (fb2)

- Смерть от тысячи ран (и.с. Детектив - международный бестселлер) 610K, 161с. (скачать fb2) - DOA

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



D.O.A Смерть от тысячи ран[1]

Я не спал два дня,
Я плыл в собственном поту,
Я бродил по коридорам разума, мне было о чем сожалеть.
Но теперь мои друзья снова со мной —
Это «дорожки», идущие сквозь меня.
Сегодня завяжу с наркотой.
Сегодня завяжу с наркотой.
«Интерпол». Пора завязывать с наркотой[2]


Шесть часов спустя

У него под ногами твердая, неровная земля. Промерзшая. Батист Латапи споткнулся, чуть было не упал, но в последний момент ухватился за металлический провод, которым подвязаны лозы. Он выругался и поднял глаза к небу. Едва заметная изогнутая рыжеватая полоска да серая тень свидетельствовали о появлении молодой луны. «Пепельный свет луны» — однажды Старик сказал ему, что это так называется. «Пепельный свет», говоришь, ни хрена не освещающий жалкий лунный рожок. Батист отлично знал эту местность, но тут ровным счетом ничего не видать, как у негра в заднице. У негра. Черно. Негр. Черный. Черножопый. Батист даже улыбнулся, так ему понравилась собственная шутка.

Ну да, почти улыбнулся.

Этот Старик со своими словечками, Старик, который все знал. На самом-то деле Старик ничего не знал, он и в школе-то почти не учился. Но вот книги любил. Все книги. Он их прямо-таки пожирал, целиком, ну да, целыми страницами и все такое. Merda,[3] когда у него крыша поехала, что вовсе не удивительно, эти самые словечки из него так и поперли. Полный бардак! Перед смертью Старик вообще болтал нон-стоп, как говорят молодые. А если не болтал, то просто орал во все горло! Правда, это длилось не долго. К счастью — потому что он всех достал с этой своей болезнью. Так что Старик угасал, отходил — вместе со своей поехавшей крышей.

Его Старик. Его отец. Почтенный папаша Латапи. Прежде-то в Муассаке все его уважали. Случись что с виноградниками или проблемы со сборщиками урожая, люди сразу бежали к его Старику.

Теперь там, на небе, ему, должно быть, лучше. Он хотя бы не обязан терпеть то, что приходится терпеть им всем здесь, на земле. Во-во, там Старику точно лучше, чем здесь. К примеру, он не видел, как появилась эта обезьяна. Уже почти три года, как чужак хозяйничает во владениях папаши Дюпрессуара. Это случилось как раз после смерти Старика. Свезло мартышке — Старик ни за что не допустил бы, чтобы тот укоренился на их земле. Будь Старик здесь, он бы не дал воли Дюпрессуару. Старику не нравилось, даже когда borges[4] с севера или Engles[5] покупали здесь фермы и земли и рыли свои бассейны, а уж поганый черномазый — никогда!

Вконец распалившись, Батист Латапи нервно дернул шерстяную перчатку, зацепившуюся за отросток лозы: он ухватился за него, чтобы не упасть. Перчатка порвалась; выругавшись по-провансальски, крестьянин злобно взялся за щипцы, чтобы перекусить чертов металлический провод. Затем второй, третий, по всей высоте подвязки и на добрый десяток метров в длину. Та же участь постигла ряды лоз за ограждением, а он двинулся дальше. Уже январь, скоро наступит сезон черенкования винограда шасла. И что будет делать этот черномазый, когда ему придется заново натягивать половину ограждения, а? Ну да, что?

Макака в Муассаке? Черный среди нас? Он, видите ли, хочет производить вина АОС![6] Режь! Не будет среди нас баклажана-крестьянина! Режь!

Вот уже час Батист без остановки трудился на участке обезьяны, несмотря на холод, усталость и темноту.

Режь! Должно быть, он уже перекромсал добрую сотню проводов. А конца им все не было. Режь!

Надо вбить в башку этому черномазому — так, чтобы он понял: нечего и думать, что у него здесь получится. Michanta herba, creis leu. Да, сорная трава быстро растет. А он до сих пор ничего не понял, обезьяна. Макака, вон отсюда! Режь! Чужакам здесь не место! Не будет среди нас баклажана-крестьянина! Режь! Черномазый! Режь! Режь! Обезьяна! Режь! Режь, режь, режь, режь… Убей!

Исчерпав в приступе мстительной ярости все силы, Батист Латапи сделал перерыв. Он задыхался. От возбуждения и желания помочиться он почувствовал тяжесть внизу живота и направился к опушке монашьего леса. Чертова стыдливость, унаследованная от Старика, — несмотря на ночное одиночество и кромешную тьму, чтобы облегчиться, ему необходимо укрыться под деревьями.

Батист шагнул среди стволов и, прежде чем расстегнуть ширинку, огляделся. Внизу, между участками и полями, вилась светлая лента ручья. Со всех сторон круглились серые в темноте холмы, покрытые лозами винограда шасла. Его холмы. Его pais, его прекрасная земля.

Его.

Взгляд крестьянина обратился к горной гряде, за которой, на расстоянии примерно в километр, находилась ферма, где жил черномазый со своей сукой — а как еще назвать белую бабу, которая спаривается с черным? — и их мерзкая девчонка. Эти скоты еще и расплодились!

Отсюда разглядеть невозможно, но это и к лучшему. Иначе Батист Латапи вряд ли удержался бы и не нагрянул к ним на ферму, чтобы навсегда покончить с ними. К тому же эти придурки еще и живут в полном одиночестве: вокруг только подсобные постройки или времянки. Так что зимой все закрыто и вообще никого нет.

Но люди предупреждали, что слишком приближаться не стоит: после недавних жалоб папаши Дюпрессуара и обезьяны в округе рыщут жандармы. Когда запахло жареным, они даже прибыли из Тулузы для расследования. Но ничего не обнаружили и теперь наблюдают.

Так что здесь началась герилья, как говорили люди: Катала, Виги, Фабейры и все мелкие землевладельцы, которые не желали терпеть мартышку на своей земле. Герилья. Они возьмут его измором. Крестьяне сменяли друг друга на участке чужака с постоянством плохой погоды. По ночам, запоздно, когда можно не опасаться случайного прохожего и известно, что поблизости нет жандармов.

Не вездесущие же они, эти жандармы.

Около десяти вечера на восток со стороны Лафрансез уже промчались, как нахлестанные, две патрульные бригады. Так что Латапи спокойно проводил свою мелкую дежурную спецоперацию против черномазого.

Занятый своими воинственными размышлениями, Батист Латапи не сразу различил урчание мотора, которое вот уже несколько секунд раздавалось со стороны проходившей поблизости дороги. Шум привлек его внимание, только когда звук изменился и автомобиль остановился возле ручья. В панике крестьянин на всякий случай присел и стал вслушиваться. Надо же: оставил свой мопед внизу, в канаве!

Мотора не слыхать. Никакого движения. Что они тут забыли? Жандармы, что ли? Нет, не может быть, к тому же у приехавших двигатель на бензине — помощнее, чем патрульный, на дизельном топливе.

Согнувшись пополам, Батист бросился бежать к краю леса, чтобы посмотреть, что за тачка издает так беспокоящий его звук. На расстоянии трехсот или четырехсот метров он обнаружил пару фар — этакую новомодную молочно-голубую штуковину, с зеноном или как там его. За ними крестьянин различил белеющий призрачный силуэт большого автомобиля, похоже внедорожника. Машина стояла посреди дороги прямо напротив него.

Кто-то из пассажиров зажег лампочку под потолком, и она осветила три мужских силуэта в салоне. Люди сердито и громко о чем-то спорили, но не по-французски. Но и не на провансальском диалекте. Батист заметил, что, оживленно жестикулируя, они поочередно разглядывают дорожную карту. Затем пассажир на заднем сиденье ткнул пальцем в приборную доску, и спустя несколько секунд машина тронулась.

В его сторону.

Прямо беда.

Батист Латапи осторожно попятился, по-прежнему согнувшись в три погибели, и постарался спрятаться среди деревьев. Если они слишком приблизятся, он махнет между виноградниками, через участок черномазого. Пока они его не схватили…

И все-таки кто они? Похитители инжира?


— Потише, Феито! И что там с подвеской? Приподними-ка «рендж», я не имею ни малейшего желания, чтобы ты раздолбал мне его о камни.

Человек, сухо и презрительно обратившийся к водителю на мадридском испанском, сидел на заднем сиденье и, как мог, старался удержаться на месте, а не болтаться в салоне от стенки к стенке по ухабистой каменистой дороге.

— И включи отопление, tengo frio![7] — Он запахнул кашемировое пальто, надетое поверх темно-серого костюма. У него было удлиненное ухоженное лицо недавно миновавшего сорокалетний рубеж мужчины. Красивого, состоявшегося, следящего за собой, в самом расцвете сил.

Феито поискал глазами на приборной доске, не особенно понимая, что делать. Он выглядел настолько же неотесанным и тупым, насколько тот, другой — породистым и утонченным. Его движения сковывал слишком тесный для бычьей мускулатуры костюм, раскосые, глубоко посаженные глаза выдавали наличие предков indios,[8] рубцы на широком, плоском и искривленном носу свидетельствовали о ласках мачете. Удар не убил, но обезобразил его и подарил ему кличку Феито, Урод.

Детина вопрошающим взглядом уставился на своего «босса», Хавьера Грео-Переса, устроившегося на пассажирском сиденье.

— Оставь, Родриго, — тихо проговорил Хавьер, и в голосе его прозвучали тягучие колумбийские интонации. Он обернулся к ворчуну. — Адриан, mi hermano,[9] расслабься. — Он произнес это слово на американский манер, рии-лэкс. — Обещаю, если Родриго разобьет твою машину, я куплю тебе другую такую же, со всеми примочками. Да нет, еще с десятком! У нас есть la plata,[10] а при тех делах, которыми мы здесь займемся, будет еще больше. No?[11]

— Да не в том дело. Я вовсе не горю желанием провести здесь ночь, если ты… — надменно поджав верхнюю губу, Адриан Руано некоторое время разглядывал складки на загривке водителя, — твой… твой телохранитель совершит оплошность. Он не привык к здешним дорогам, а случись что, в такое позднее время мы никого не найдем. Не говоря уже о том, что место для встречи выбрано не самое удачное…

Хавьер Грео-Перес громко прищелкнул языком:

— Chinga,[12] ты раздражен со вчерашнего дня, когда я велел Родриго вести твое авто. Тебе не в кайф давать другим свои вещи, no? Понимаешь ли, прислуге тоже надо развлечься… — Он бросил косой взгляд на своего sicario,[13] чтобы посмотреть, как он реагирует, но тот, сосредоточившись на дороге, даже бровью не повел. Сейчас не до игрушек.

Адриан взглянул на смутно очерченный в свете потолочной лампочки профиль молодого колумбийца. Привлекательный латинос: квадратное загорелое лицо, крупные белые зубы в обрамлении толстых мясистых губ, нос с легкой горбинкой, бездонные черные глаза и густая каштановая шапка волос, длинная и распрямленная гелем. Знай он толк в тряпках, был бы вполне соблазнительным. А так — всего лишь туповатый красавчик с туго набитым кошельком. К тому же он ненавидит jotos[14] вроде Руано.

— Потому же ты бесишься, что твоя штуковина, — Хавьер показал на экран GPS, — не работает. Зачем так дорого платить за приборы, которые не работают. Тебе не нравится, когда тебя имеют, no? Заметь, мне тоже, но я бы на твоем месте постарался наладить эту дрянь!

На заднем сиденье Адриан Руано вжался в подушки. Лучше было бы не намекать на то, что для GPS требовались четкие данные, а не смутные указания на «ничейные земли». Хавьер плохо переносил, когда ему перечили, и славился жестокими приступами убийственной ярости. Именно поэтому после того, как парень сильно нашалил с дочерью одного из представителей колумбийской верхушки, его отец, Альваро Грео-Перес, отправил сынка проветриться в Испанию. Даже старому Пересу оказалось не по силам замять подвиги такого рода.

А он, Адриан Руано, ни в чем не мог отказать старому Пересу. Ergo,[15] должен был заниматься сынком, а главное — занимать его, помогая развивать бизнес семьи в Испании. Дон Альваро «убедительно просил». Адриан Руано уже давно имел дело с подобными людьми, поэтому прекрасно знал, что значит, когда они «убедительно просят». Даже если клан Грео-Пересов сам согласился работать с ним и помочь ему сделать карьеру и даже если он, молодой успешный мадридский адвокат, взамен упрочил положение семьи здесь, в Европе, для них он остается всего лишь лакеем. А прислуге не следует оскорблять сыновей хозяина. И лакей, как это ни неприятно, должен подчиняться даже в своем собственном автомобиле, когда сынок хозяина говорит: «Садись сзади, а мы порулим».

Хавьер на переднем сиденье продолжал свой монолог:

— Кстати, место встречи выбрал не я, а твои друзья.

Адриан едва заметно покачал головой. Если бы Хавьер не поддался уговорам двадцатилетней представительницы усыхающей ветви английского рода, желающей соединить приятное с полезным в «Relais & Chateaux»,[16] они не заехали бы в эту дыру. Британка, puta,[17] обосновавшаяся в Мадриде в поисках солнца и богатого мужа, пару дней назад заарканила Хавьера на какой-то вечеринке. Y este idiota[18] захотел произвести на нее впечатление, доставить ей удовольствие. О да, задница у нее изумительная, и, вероятно, она элегантно трахается, эта чванливая pequena perra[19] — кому что нравится, но, putamadre,[20] бизнес есть бизнес.

— Надеюсь, твои дружки умеют держать язык за зубами?

Нынче утром кое-что позабавило Адриана: эта шлюха явилась к завтраку странной походкой, с низко опущенной головой, в черных очках, в косынке, обмотанной вокруг шеи, и села как можно дальше от Хавьера. По всему видать, ее первая ночь с прекрасным идальго оказалась нелегкой. Адвокат мог бы предупредить ее перед отъездом, но она с первых минут знакомства и в дороге вела себя с ним так надменно, что… Он улыбнулся…

— Эй! — Хавьер схватил его за руку и встряхнул. — Ты что ухмыляешься? Смешно, что я спрашиваю, не болтливы ли твои дружки? Животики надорвешь!

— Это солидные люди. И их famiglia,[21] — Адриан умышленно использовал итальянское слово; он вперился суровым взглядом в глаза колумбийца, — очень серьезная. Хорошие люди. Уважаемые. — Адриан сдержал вздох. Жаль, что отец Хавьера так рассчитывает на сынка. — И твой отец им доверяет.

При упоминании об отце Хавьер отвернулся, как обиженный ребенок, и скрестил руки на груди. Все, чем он владел, чем занимался, все, за что его уважали люди, которых он знал, — все это он имел лишь благодаря дону Альваро. И Хавьер не любил, когда ему слишком часто об этом напоминают.

Родриго притормозил, а потом и вовсе остановился. Он заглушил двигатель, не погасив фары. В бледно-голубом свечении перед ними плотно стояли голые деревья. Трое мужчин прибыли к месту назначения, в монаший лес, расположенный в конце одноименной дороги, неподалеку от деревушки под названием Пиак, в захолустье департамента Тарн-э-Гаронн на юго-западе Франции.

— Ну и где же твои уважаемые дружки? Мы приехали вовремя, а их нет. — Хавьер говорил, почти не разжимая губ и по-прежнему скрестив руки на груди. — Что будем делать ahora?[22]

— Теперь? — Адриан Руано откинулся на кожаные подушки заднего сиденья. Он посмотрел в окно, но из-за включенной в салоне лампочки и тьмы снаружи не увидел в стекле ничего, кроме отражения своего сероватого, точно у покойника, лица. — Теперь мы подождем.


— Еще одна! — Двое мужчин напряженно следили за несущейся по пересекающему национальную трассу шоссе полицейской машиной с зажженной мигалкой на крыше.

— Как ты думаешь, что происходит? — Жан Франсуа Нери в зеркале заднего вида проводил взглядом движение голубоватых проблесков. Вскоре они исчезли в темноте. — Кого-то ищут? За десять километров уже вторая. А только что на выезде с автотрассы заграждение…

— Non te apprenneti.[23]

Нери нетерпеливо хмыкнул:

— Ясное дело, я беспокоюсь!

Симоне Каннаваро изобразил улыбку, оставшуюся незамеченной его товарищем. Он ответил на неаполитанском диалекте. Из лени или чтобы поиздеваться, потому что Нери не владел своим родным языком, во всяком случае не особенно. Малыш Джанфранко родился во Франции, никогда не жил в Кампанье, интересовался итальянским лишь в практических целях и гораздо лучше изъяснялся по-английски и по-немецки, что сильно бесило Симоне Каннаваро. Неплохо бы помнить, кто ты и откуда родом.

— Ничего не происходит. — В словах Каннаваро слышался едва заметный акцент.

Он тоже говорил на нескольких языках, и даже бегло. Предмет его гордости. Единственное, что его интересовало в школе. Языки и умение делать дела. В этом плане они с Жаном Франсуа похожи. И к тому же сообщники. Симоне связан с ним гораздо более тесно, чем с другими Нери, там, на родине. Единственная разница — это кровь, ’o sango, что на самом деле не играет никакой роли.

— Не нравится мне это. Да еще из-за этой чертовой раздолбанной дороги мы опаздываем. Плохо дело. Брюхом чую. — Нери театральным жестом ткнул себя в живот.

В электрическом полумраке кабины «ауди» Каннаваро краем глаза увидел его движение. Жан Франсуа был сильно возбужден: он весь как-то скукожился и представлял собой сплошной комок нервов. На протяжении всех шестисот километров пути ему не пришло в голову отодвинуть сиденье машины, чтобы поудобнее пристроить свой узловатый длинный скелет.

Симоне Каннаваро догадывался, что его товарищ изо всех сил напрягает свои голубые глаза, пытаясь разглядеть во тьме следующий отрезок дороги, и изнемогает от нетерпения поскорее прибыть на место, покончить с этим делом. И боится.

— Gesu![24] Да ты суеверней старой шлюхи! Успокойся.

— Почему мы должны разговаривать с каким-то другим ублюдком, с этим Figo Loco, Придурочным Красавчиком.

Каннаваро усмехнулся:

— Hijo Loco. Придурочным Сынком.

— Тоже неплохая кликуха для кретина.

— Будь я на твоем месте, я бы фильтровал базар, папочка почему-то попросил именно сынка представлять его интересы, а мне этот папочка очень нравится.

Кивок. Нери ткнул пальцем в направлении только что появившегося в луче фар указателя «Лафрансез»:

— Подъезжаем.

— Откуда ты знаешь эту дыру?

— Не тебя ли интересовало спокойное местечко для ночной встречи недалеко от Кагора?

— Каприз Loco. — Симоне Каннаваро вздохнул. — Если бы все зависело от меня, мы бы встретились на побережье. Когда не сезон, там пустынно и пляж просматривается на много километров во все стороны.

— Нам и здесь не помешают. Зимой тут одни вороны. — Нери глянул в окно. Мимо на большой скорости проносилась серая обочина. Симоне Каннаваро последовал его примеру и замолк. — Год назад мы с Элен думали купить здесь ферму. Ей хотелось летний домик подальше от Марселя. Мы долго выбирали, но в конце концов остановились на Авейроне. Здесь полно черных и арабов.

— Их везде полно. Хорошо бы отправить их всех восвояси. А тех, кто не пожелает убираться, прикончить.


Адриан Руано снова взглянул на часы. Испытывая смутное беспокойство из-за опоздания партнеров, он надеялся, что те вот-вот подъедут. Оставалось еще добрых двадцать минут до времени, предусмотренного для полной и безоговорочной отмены встречи.

Хавьер втянул носом последнюю дорожку кокаина, насыпанную на приборную доску, шмыгнул, выпрямился:

— Сматываемся. Трогай, Феито.

— Нет! — Адвокат произнес это приказным тоном. И его тон остановил взявшегося за руль sicario.

Разъяренный Хавьер Грео-Перес обернулся:

— Que…[25]

— Твой отец заинтересован в этом сотрудничестве. Очень. Он еще раз повторил мне это нынче утром. Я заверил дона Альваро, что и ты понимаешь значимость этих переговоров. — Прежде чем продолжать, Руано немного помолчал. — Никогда и никому еще не удавалось за один раз ввезти такую большую партию во Францию. На нас многие рассчитывают. На тебя. Если ты сделаешь то, что еще ни у кого не получалось, ты будешь el rey[26] этого побережья Атлантики. El patron![27]

На лице молодого колумбийца отразились глубокие раздумья, взбудоражившие его крошечный, отравленный кокаином мозг. Он уже представлял себя, единственного, кому удалось завоевать новый гигантский и многообещающий рынок, на вершине власти — уважаемым, принимающим глав картелей, совершающих паломничество, чтобы выразить ему свое почтение.

В глазах молодого Грео-Переса Руано читал и свое будущее. Пока мальчишка еще нуждается в нем. Хуже того, Адриан получил приказ работать с ним, обучать этого сопляка. Сейчас дон Альваро не простил бы убийства адвоката даже своему сыну. Слишком рано. Но стоит бизнесу встать на твердые рельсы, что, как предполагал Хавьер, произойдет к осени, выждав достаточно приличное время — полгода, восемь месяцев, — сынок, разумеется, избавится от Адриана.

Если только не сдохнет прежде от передозировки паленого кокаина.

— Jefe?[28] — Родриго прервал размышления босса и знаком показал, что хочет выйти.

Досадливо махнув рукой, Хавьер выразил согласие.

Феито вышел из «ренджровера», и в кабину сразу хлынул сухой морозный воздух. Наемник захлопнул дверцу, сделал несколько шагов в свете фар перед машиной, оглянулся вокруг и смущенно скрылся направо в темноту. Пройдя с десяток метров до первых зарослей, он остановился перед каким-то пнем. Вот уже около получаса Родриго едва терпел и сейчас торопливо и неловко расстегивал ширинку.

Он уже начал мочиться, когда совсем близко, слева от себя, заметил что-то, прислоненное к дереву. Все случилось так неожиданно, что ему понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что это.

Мотоцикл.

Он поспешно прервал струю и, не застегнув штанов на мокром члене, быстро сунул руку за спину, чтобы выхватить «ка-бар»,[29] длинный боевой нож из черной анодированной стали. Несколько секунд он наблюдал, стараясь не производить шума, а затем принял решение пойти посмотреть.

Позади него, в машине, вполголоса продолжали спорить. Руано втолковывал красавчику, что неаполитанцы изобрели революционный метод фасовки продукта на предприятиях рыбного промысла, с осьминогами или кусками белой рыбы, в виде замороженного и упакованного филе. Уловка, призванная обмануть визуальный контроль и обоняние собак и позволяющая заменить наркотиком до сорока процентов общего веса груза.

Приблизившись к мотоциклу, Родриго разглядел, что это мощная японская модель, и, похоже, в приличном состоянии.

Он потрогал двигатель. Холодный. Прислушался. Голоса босса и мадридского педрилы, ветер.

Его глаза привыкли к темноте, он принялся обследовать почву вокруг мотоцикла и вскоре различил силуэт лежащего на животе мужчины.

На какую-то долю секунды Родриго задумался, следует ли ему предупредить своего jefe, однако колебания длились недолго, любопытство оказалось сильнее. Он вооружен. И убийца — он. Чего ждать от тех двоих? Хавьер еще туда-сюда, но на мадридского гомика вряд ли можно рассчитывать.

Феито сплюнул на землю и подошел поближе.

Человек не шелохнулся. Мертвый? На спине горб, а голова какая-то непомерно большая. На самом деле — рюкзак и шлем, закрывающий голову и лицо с повернутым в сторону Родриго опущенным зеркальным забралом. Видать, мужик даже не успел их снять, когда бросился в лес. Убийца ткнул его кончиком ботинка — первый раз осторожно, затем со всей силы. Ничего. Он перевернул тело ногой и тогда получил ответную реакцию — стон.

Мотоциклист был жив.

Родриго присел. Кончиком ножа потыкал в шлем. Новые приглушенные стоны. Жив, но в плохом состоянии. Если оставить его здесь, на мерзлой земле, этот guero[30] долго не протянет.

Вот теперь самое время поговорить с боссом, он знает, что делать. Феито распрямился, наконец застегнул штаны, просунул руки под мышки мотоциклиста и без малейшего усилия поднял его, чтобы почти стоймя втащить в круг ксенонового света.

— Jefe!

Хавьер и Адриан обернулись на прервавший их беседу голос Родриго. И увидели, что он стоит перед автомобилем, подхватив под руки какого-то человека, едва держащегося на ногах.

— Quien…[31] — Руано еще не успел договорить, а Хавьер уже открыл дверцу и высунул голову, чтобы отдать приказ своему телохранителю. — Нас никто не должен здесь видеть. Nadie![32]

Улыбка сына дона Альваро, движение его большого пальца поперек горла, адресованное Феито, мгновенно заставили мадридского адвоката запаниковать.

— Никаких свидетелей, да?

Sicario крепко схватил мотоциклиста за воротник кожаной куртки и приблизил лезвие своего ножа к забралу его шлема. Раздались хрипы.

Желая взглянуть в лицо того, кого собирался убить, Феито просунул лезвие в щель, чтобы поднять маску из непроницаемой пластмассы. Обнаружив под ней глядящие на него в упор глаза мотоциклиста, он догадался, что что-то не так, успел ощутить холодное прикосновение твердого предмета к своему виску и рухнул под грохот выстрела.

Двое в машине замерли, не веря своим глазам.

В какое-то мгновение мотоциклист, увлекаемый трупом убийцы, чуть было не рухнул навзничь, но удержался, оперся одним коленом о землю, быстро поднял пистолет и взял на мушку оставшиеся мишени.

Одну, две, три секунды он переводил дуло с одного на другого, затем открыл огонь по Хавьеру. Двойной выстрел сквозь стекло двери.

Пока его мертвый товарищ вываливался наружу, Адриан Руано рефлекторно отпрянул и наткнулся на спинку сиденья. В западне. Его рот округлился в умоляющем «о», и он тоже умер, получив в упор два выстрела в грудь.

Плечи мотоциклиста опустились, руки безвольно повисли. Прежде чем с трудом встать на ноги, он восстановил дыхание. Вскрикнув от боли, он прерывисто задышал, покачнулся и, волоча за собой правую ногу, болезненную и промокшую, приблизился к пассажиру на переднем сиденье, чтобы выстрелить ему в голову. То же он проделал и с типом в пальто, на заднем сиденье. И в раздумье прислонился к внедорожнику.

Потрескивание промерзших стволов.

Автомобиль. Уехать. Там теплее. Удобно. В салоне полно крови. Ключи на приборной доске. Вытащить трупы. Кто? Устал. Слишком. Кровь повсюду. Куда? Темные пятна на коже мягких сидений. Холодно. Уходить. Сколько времени? Автомобиль. Красное на сплошь пошедшем трещинами ветровом стекле. Тепло. Почистить. Сколько времени? Автомобиль. Куда? Нога болит. Мотоцикл. Сколько времени? Уехать! Мотоциклист потряс головой, чтобы избавиться от накатывающего на него безумного оцепенения.

Не терять голову.

Сконцентрироваться на мелочах.

Отыскать мотоцикл. Он медленно направился к лесу. Шаг за шагом он добрел до него, ощущая каждую неровность почвы как настоящее испытание для раненой ноги. Отвязал мотоцикл от ствола. Оседлывая свою машину, он вновь издал душераздирающий вопль.

Сцепление. Стартер. Движок японца сразу откликнулся. Первая. Рывок. Толчок. Дорога. Акселератор.

Мотоциклист исчез в темноте.


Омар Пети́ — высокий силуэт, закутанный в плед, — стоял на пороге кухни, выходящей на двор фермы. Вокруг была только тишина. Если бы мгновение назад пес не насторожился, чтобы, когда он приоткрыл дверь, дать ему понять, что снаружи что-то происходит, он бы и впрямь поверил, что сдавленный крик ему приснился.

— Ты ведь тоже слышал, да? Они вернулись.

Немецкая овчарка у его ног не шелохнулась.

Омар машинально оглянулся на большой обеденный стол в кухне. Некоторое время назад, еще вечером, жена с вызывающим видом положила на него охотничье ружье и заряженные зерном и крупной солью патроны. Очевидно, она предполагала, что муж воспользуется ими в случае необходимости, что будет сражаться. Если те вернутся. А он, разумеется, как только убедился, что Стефани спит, убрал оружие и боеприпасы в шкаф. Старая пукалка была совершенно бесполезна, их мучители и так пребывали в такой степени возбуждения, что ранили друг друга сами, без посторонней помощи.

Омар улыбнулся. Запустив руку в черную шерсть, он нежно почесал пса за ухом. Ксай поднял морду и лизнул запястье хозяина.

«Ксай» — «пес» на языке волоф.[33] Из единственного давнишнего путешествия на родину его матери, Сенегал, Омар запомнил только одно это слово. Возвращение дочери, приехавшей в родной дом из Франции несолоно хлебавши, после полнейшего провала и бесчестья, не состоялось. Семья, чьи традиции требовали изгнания опозоренной родной дочери, отвергла ее. Путешествие длилось всего несколько дней. Все это время Омар, дитя греха, считал часы, потому что никто не хотел с ним играть. Так что он привязался к голодному соседскому псу, на том языке «ксай», умершему под колесами автомобиля перед самым их отъездом во Францию. Где Омар родился. В его страну. Теоретически.

Долгие годы воспоминание о мертвой дворняге было его «любимым» детским кошмаром. До такой степени, что Стеф пришлось взять его за руку и отвести в приют для животных, чтобы он выбрал собаку. В то время у них уже не было средств, чтобы позволить себе «новую» сторожевую собаку. Да он в любом случае и не захотел бы. Но жена взяла его измором, поскольку в этом была необходимость. В приюте, прежде чем решиться, Омар Пети́ долго кружил между клетками. Ему было не по себе в этом заведении, источающем печальный смрад. Он выбрал Ксая, которого тогда звали по-другому. За его взгляд — покорный взгляд, присущий тем, кто, не возмущаясь, терпит, но не сдается.

Сколько раз Стефани упрекала его за этот выбор, обращая внимание мужа на то, что он предпочел единственного сторожевого пса, никогда не показывающего зубов — как и сам Омар.

Ксай, Пес, которого бил предыдущий хозяин, мечтавший о собаке-убийце, и любил новый, грезивший лишь об их общем спокойствии. Теперь пес был членом семьи и имел такое же право на внимание, как все остальные. На такое же уважение, такую же любовь. Перед вошедшей уже в привычку бессонной ночью в старом кожаном кресле у телевизора в гостиной Омар зашел в комнату дочери, чтобы поцеловать ее. Тоже ритуал. Зоэ ждала его и не отпустила, пока отец не пообещал, что как следует позаботится об Ае.

Ай — пес, превратившийся в ягненка, — разряженное и убранное ружье и упрямство. В этой дурацкой войне они были единственным оружием кроткого великана Омара. Слишком кроткого. Его мягкость, пленившая Стефани, когда они только познакомились, теперь представлялась ей пассивностью или, хуже того, трусостью.

Нет, Омар Пети́ сражался, но не так, как хотелось бы его жене: не отвечая ударом на удар. Он просто стоял на своем, начинал все сначала, по-бычьи наклонял голову и шел вперед, как научила его мать, когда они вернулись из Африки.

Немецкая овчарка подняла уши и с коротким стоном опустила морду. Рука Омара ощутила напряжение собаки еще до того, как ухо различило шум мотора. Увеличение числа оборотов, которое невозможно не услышать в ночной тишине. Оттуда же раздался крик — со стороны монашьего леса. Мотоцикл. Мощный — вроде того, какой ему хотелось бы купить, будь у них пара лишних су в кармане, чтобы катать Стеф и девочку.

У местных, которые злобствовали против него, мотоциклов нет. Кто-то чужой. Тот, кто кричал?

Или его палач.

Омар предпочел бы не ходить туда ночью, чтобы убедиться в ущербе, по всей видимости причиненном его винограднику, можно было подождать и до рассвета. Однако это новое обстоятельство меняло его планы, и теперь ему следовало предположить, что там на кого-то напали. И понадеяться, что этот инцидент никак не связан с его собственными невзгодами.

В последующие несколько секунд он ничего не слышал. Омар уже собрался было сходить за ключами от своей машины, когда вновь раздался шум мотора. На этот раз громче. Ближе. Мотоциклист ехал по дороге, идущей от шоссе D7 вдоль владений Пети́, где-то поблизости. Режим работы двигателя менялся как-то странно, рывками; похоже, мотоциклист не справляется с управлением. Обороты то слишком мощные, то слишком слабые. Омар подумал, что парень, который теперь уже был совсем недалеко, наверное, пьян.

Чтобы понять, что к чему, крестьянин в задумчивости сделал несколько шагов по направлению звука мотора. Ксай на некотором расстоянии двинулся следом. Машина вот-вот должна появиться.

Мотоцикл, вихляя, на малой скорости и больших оборотах проехал мимо фермы. Помогая обиженному двигателю, мышцы Омара Пети́ напряглись. Когда он шел через двор, ему показалось, что мотоциклист свернул к ним. Наверное, его внимание привлек свет в кухне. Раздался визг тормозов, скрежет колес и грохот металла.

Незнакомец свалился с мотоцикла.

Омар побежал к дороге и в двадцати метрах от ворот увидел лежащего на асфальте мотоциклиста. Тот шевелился и со стоном пытался подняться. Пети́ осторожно приблизился и склонился над человеком в шлеме. Ксай залаял.

— Поднимите меня. — Глухой мотоциклетный шлем тяжело оторвался от земли. — Мне нужна помощь!

— Тихо, Ксай! — Омар оттолкнул пса. — Не двигайтесь, я позвоню пожарным.

— Нет. — Сильный, властный голос из-под шлема. — Поднимите меня. Пожалуйста.

Не сразу решившись, Омар приподнял мотоциклиста, чтобы отвести его в дом.

— Стеф!

Ксай взволнованно кружил вокруг хозяина.

— Стефани!

Спустя несколько минут незнакомец опирался о кухонный стол, а Стефани, с жесткими темными волосами, обрамляющими угловатое бледное лицо, в спортивных штанах и кое-как наброшенной на плечи шерстяной кофте, пыталась понять, что происходит. Ее муж, держа телефонную трубку и продолжая говорить, все не набирал номер.

Черные кожаные штаны раненого потемнели и намокли на правом бедре. Но не порвались. Молодая женщина сразу подумала об открытом переломе, полученном при падении. Но Омар сказал, что парень ехал медленно. Разве что поранился раньше. Без сомнения, кричал именно он. Во всяком случае, если Стефани правильно поняла. Но когда кричал? И где?

Мотоциклист попытался снять шлем, но это ему не удалось, и она помогла, несмотря на предостережения Омара, который вновь предлагал вызвать кого-нибудь. Перед молодой женщиной возникло залитое потом бледное, изможденное лицо с глядящими на нее в упор лихорадочно горящими глазами.

У нее за спиной снова заговорил Омар:

— Необходимо вызвать жандармов.

— Нет! Прошу вас!

— Не нравится мне это. Почему он отказывается от помощи?

Жена не слушала его.

— Как вас зовут?

Мотоциклист даже не шелохнулся и продолжал пристально смотреть на нее неподвижным взглядом.

— Что с вами произошло?

— Надо предупредить…

— Кого? Жандармов? — Стефани обернулась к мужу. — Тех, кто вот уже два года безрезультатно ведет следствие по нашему делу? Или местных пожарных, половина которых, скорей всего, состоит в банде, спалившей наш амбар? Это им ты хочешь позвонить?

— А ты не думаешь, что у нас и так полно проблем?

— Вот именно!

— Это кто? — На пороге кухни, держась за Ксая, не подпускающего ее к чужаку, стояла Зоэ.

— Иди ко мне. — Мотоциклист улыбнулся и протянул девочке руку в перчатке.

Родители еще не успели отреагировать, как малышка доверчиво подошла к незнакомцу. Наклонившись, он приподнял ребенка, и его лицо исказила гримаса.

— Тебе больно? — спросила девочка.

— Да, но твои родители сейчас помогут мне, и все пройдет. — И, тихо обращаясь к Омару: — Пес хочет гулять.

Поскольку крестьянин не сдвинулся с места, мотоциклист выставил из-под куртки дуло своего «глока 19».[34]

Стефани прижала руки ко рту:

— Не причиняйте зла моей дочери.

— Собака действительно хочет выйти.

Омар схватил пса за холку. Ксай напрягся и с рычанием сопротивлялся до самой двери. Оказавшись на улице, он принялся лаять.

— Оставь ребенка.

Мотоциклист не спускал глаз со Стефани:

— Подвал есть?

Молодая женщина бессознательно перевела взгляд на закрытую дверь, соседнюю с той, через которую вошла Зоэ. В замочной скважине торчал ключ.

— Это единственный вход?

Кивок, слишком поспешный, чтобы быть притворным.

— Хорошо, а теперь ваш муж будет умницей и спустится туда.

Омар колебался. Он сжал кулаки, полуприкрыл глаза. Вены на его шее вздулись.

— Не обманывайтесь относительно моего состояния. — Пауза. — Есть всего два варианта того, что произойдет дальше. Я здесь немного отдохну вместе с вами троими. И я здесь немного отдохну без вас троих. — Рукой с зажатым в ней пистолетом мотоциклист принялся гладить Зоэ по голове.

Крестьянин вынужден был смириться с тем, чтобы жена заперла его.

— Молодцы. Я видел стойло. У вас есть скот?

— Да. То есть нет. Теперь нет.

— А ветеринарная аптечка сохранилась? — Мотоциклист покрепче ухватил девочку, которая стала вырываться, хотя и продолжала молчать.

— Успокойся, моя дорогая, все хорошо. — Стефани сделала шаг к дочери.

Дуло «глока» приподнялось.

— Аптечку.

— Она там, в мастерской.

— Принесите.


— Мать твою, черт бы тебя побрал! — Жан Франсуа схватился руками за голову. — Я ведь говорил? Черт возьми, говорил же я тебе! Я чувствовал еще вечером. — Он снова принялся ходить перед «ауди». — Надо валить отсюда. Те, кто это натворил, наверное, где-то недалеко. Мать твою, что делать будем? Эй, Симоне, что мы будем делать?

Он подошел к Каннаваро, который, стоя возле «ренджровера», разглядывал страшную картину, и дернул его за рукав:

— Давай, надо сматываться.

Неаполитанец высвободил руку:

— Спокойно! — Его резкого окрика оказалось достаточно, чтобы оттолкнуть Нери, и тот присел на капот автомобиля. Симоне надо подумать — и быстро — и расставить приоритеты. Кто, как и почему. А уж последствиями он займется позже. — Больше никого нет. — Подъезжая, они не встретили на шоссе и дороге ни одной машины. Убийца или убийцы уехали в другую сторону. — Иначе мы тоже уже были бы покойниками.

То, что они не встретили ни одной машины, еще не означало, что их с «ауди» здесь никто не видел. Но в настоящий момент нет никакого способа удостовериться в этом.

— Cazzo![35]

Потому-то он так не хотел встречи среди ночи в этом вонючем захолустье. Лучше было бы назначить ее в нормальное время в нормальном месте. Сделал кто-то этот pezzo di merda,[36] этого Хавьера! Пидор поганый! Однако теперь, если сомневаешься, хитри.

— Перчатки есть?

Нери кивнул.

— Надевай и помоги мне. — Каннаваро подошел к трупу Феито.

— Что ты задумал?

— Изменить декорации этого борделя, если все-таки кто-то видел нашу тачку. — Сейчас они оттащат подальше троих покойников и внедорожник. — Замести следы. — Симоне очень надеялся, что полицейская машина, которую они обогнали, когда ехали на место, уже где-то далеко.

— Чем дольше будем возиться, тем больше шансов, что нас обнаружат. Валим отсюда!

Каннаваро подскочил к Жану Франсуа Нери и схватил его за шиворот:

— У нас нет выбора и еще меньше времени. Так что шевели задницей, иначе я оставлю тебя здесь с этими козлами!

Каннаваро вернулся к sicario и, схватив его за руки, прикрикнул на сообщника:

— Muoviti![37]

Против своей воли Нери присоединился к нему и взялся за лодыжки колумбийца:

— Ладно, только я не поведу твой сраный катафалк.

Занятый делом, Каннаваро не ответил.

С трудом затолкав Родриго в багажник, они не дотронулись до Руано, распростертого на сиденье, с открытыми глазами и лицом, застывшим в странной гримасе. Два в корпус, один в голову. Профи. Факт, заставивший Симоне задуматься, пока они устраивали пассажиров в машине. Хавьер был усажен на переднее сиденье и укрыт найденной сзади ветровкой. В темноте отверстие на его виске, у самой кромки волос, было почти невидимым — к нему приклеились пряди волос. Каннаваро и Нери наспех протерли наиболее заметные брызги крови на стеклах и приборной доске.

— Так сойдет.

— Я весь уделался.

Каннаваро видел, что его товарищ пытается стереть кровь, но только больше размазывает пятна.

— В любом случае мы не можем их тут сторожить.

Мужчины обменялись взглядами.

— Что скажут колумбийцы?

— Я займусь доном Альваро, как только покончим с этими. — Каннаваро сел за руль «ренджровера». — А сейчас давай за мной.


Машины уехали, но прошло еще с четверть часа, прежде чем Батист Латапи осмелился встать. Его трясло. Прибывшие во втором автомобиле чуть было не застукали его, когда он решил подобраться поближе, чтобы полюбоваться на бойню.

Кое-что он видел, но не все.

Из своего укрытия Батист Латапи в свете фар внедорожника разглядел парня, который пошел отлить и вернулся с другим, взявшимся неизвестно откуда. Потом раздались выстрелы, всего семь. Батист за свою жизнь достаточно поохотился, чтобы узнать этот звук. Так что он пригнул голову, заткнул уши и закрыл глаза.

Открыв их, он различил удаляющийся звук мотоцикла. Очевидно, тот уехал недалеко. Батисту показалось, что он слышал крики, откуда-то со стороны фермы макаки. Но он не был уверен, поскольку сейчас ему больше всего хотелось взглянуть на оставшуюся позади машину. А там уже были эти двое, и он в ужасе бросился на землю. Так что теперь надо быть осторожным, раз уж появились другие чужаки.

Все они одинаковы, эти malagents.[38] Пусти одного — заявятся все. Хозяйничают как у себя дома. Michanta herba… Вполне возможно, тот парень и в самом деле притормозил у черномазого. А с чего ему тормозить у черномазого, если это не его дружок?

Некоторое время Батист Латапи предавался своей радости. Наконец-то он нашел способ избавиться от обезьяны! Он просто донесет на него жандармам как на соучастника убийства.

Он мысленно обратился к Старику, чтобы заранее поблагодарить за такой счастливый поворот событий и попросить его и впредь печься о них, и вышел из лесу. Но, спускаясь с холма к тому месту, где оставил свой мопед, Батист задумался. Если он расскажет жандармам, придется объяснять, что он делал здесь ночью. Эти олухи быстро скумекают. И заставят его говорить, донести на товарищей. И тогда те, другие, и мотоциклист прознают.

А Батист Латапи вовсе не был уверен, что ему хочется рассердить типа, способного вот так, не задумываясь, завалить троих.


Двенадцать часов спустя

Скрипнула пружина, и мотоциклист открыл глаза. Единственный свет шел от ночника над его головой. Он ощутил жесткие доски под собой, неотчетливую боль в ноге, приподнятой с помощью сложенной перины (вспомнил, что успел устроить ногу поудобнее, прежде чем вырубился), тяжесть пистолета на груди. Он отметил сочетание розового и зеленого на стенах комнаты, детскую мебель и игрушки, а также веревку, привязанную к его левой руке и поднимающуюся к кровати возле него. К девочке. Привязан к девочке.

Он на ферме, в комнате девочки, на втором этаже. На полу.

Оставил девчонку при себе. На всякий случай.

Мотоциклист приподнялся на локте. Зоэ, лежащая на боку лицом к нему, тут же закрыла глаза и сделала вид, что спит.

На ночном столике механический будильник в виде красного цветка показывал семь с какими-то минутами. Уже завтра. Слишком поздно, чтобы всех опередить. Он вспомнил о тех троих, в лесу, и впервые задумался, кто они и что там забыли. Убедительного ответа он не нашел. Не повезло им. Да и ему. Возможно.

— Тебе надо поесть.

Девочка не шелохнулась. Ночью она тоже ни разу не шевельнулась. И не плакала с тех пор, как, скрутив скотчем, он запер ее родителей в подвале. Она просто зло следила за ним, молчаливая и дрожащая от ярости. Будто уже видела что-то подобное в свои пять лет.

— И мне тоже, — вздохнул мотоциклист, глядя на повязку, закрывающую его бедро.

По-прежнему никакой реакции.

Женщина отменно поработала. Прежде чем позволить ей забинтовать ногу, он пытался дать ей кое-какие советы, но, успокоенный ее уверенными движениями, умолк. Настоящая фермерская дочь. Она сменила эластичный бинт и импровизированный компресс, использованные, чтобы зафиксировать внутренние ткани и предотвратить кровотечение, — это было болезненно. Затем промыла рану водой и с трудом извлекла деревянную щепку, засевшую в задней части ляжки, — эдакую дрянь десять сантиметров в длину и три в ширину, которая, к счастью, не задела бедренной артерии. Снова все промыла, зашила шовным материалом и продезинфицировала бетадином[39] из ветеринарной аптечки. Там же, как он и рассчитывал, нашелся окситетрациклин, антибиотик широкого спектра действия для домашних животных. Сразу же после перевязки он сам ввел себе в бедро лошадиную дозу препарата. И все это на глазах малышки, которая даже не вскрикнула, а перед сном едва буркнула, согласившись сообщить ему свой возраст.

— Ты с ними заодно? — Зоэ пристально смотрела на чужака.

— С кем «с ними»?

— С теми, кто хочет причинить нам зло.

— Я один. — Мотоциклист опустил голову. — Кто хочет причинить вам зло?

— Такие, как ты. Их полно. Они живут вокруг. — Девочка села, перестав прикидываться. — Нас не любят. Из-за папы.

Смуглая мордашка под жесткими курчавыми темно-рыжими волосами.

— И часто эти люди приходят?

Зоэ пожала плечами, утвердительно кивнула, задумалась.

— А если я поем, ты маме тоже дашь поесть?

Мотоциклист кивнул.

— А папе?

— Да.

— И Аю?

Псу.

— Потом.

Они спустились в кухню. Мотоциклист взял свой рюкзак, затем в скрытом под лестницей электрощите повернул отключенный на ночь предохранитель подвала. Он усадил Зоэ за стол, включил радио, поискал новости. Послушал несколько минут. План «Ястреб», развернутый ночью для поимки беглеца. Имя не называлось. В прессу просочилась очень незначительная информация. У него на этот счет не было никаких сомнений.

Он спустился в подвал посмотреть на своих пленников.

— Будь умницей, подумай о маме с папой.

Он устроил их друг напротив друга, с заткнутыми ртами, завязанными глазами, прикрутив скотчем за руки к идущим вдоль стены массивным трубам. И обнаружил почти в том же положении. Правда, мужчина пытался вырваться: об этом свидетельствовала потревоженная с его стороны пыль.

Стоя перед ним, мотоциклист принялся его разглядывать. Мужчина проснулся, насторожился, но не двигался.

— Будете суетиться, все равно ничего не добьетесь, но можете причинить себе боль.

Омар дернулся в жестоком спазме и снова попытался избавиться от своих пут, изо всех сил молотя связанными вместе ногами. Он что-то рычал, но скотч и тряпка у него во рту заглушали крики.

— С вашей дочерью все в порядке.

Бунт немедленно прекратился.

Мотоциклист развязал женщину, и они поднялись в кухню. Дав некоторое время матери побыть с Зоэ, он потребовал открыть все шкафы с продуктами, после чего, удовлетворенный, велел приготовить завтрак.

Снаружи, сквозь застекленную дверь кухни, молча наблюдал пес.

— Как зовут овчарку?

— Ай!

Стефани Пети́ ответила спустя пару секунд:

— Ксай. — Ее губы едва шевельнулись.

— Странная кличка. Что это значит?

— Это на языке волоф.

— Ваш муж сенегалец?

Молодая женщина со злостью отвернулась:

— Француз.

«Нас не любят. Из-за папы».

— Его тоже надо покормить… Ксая.

— А, так вы больше не хотите, чтобы он подыхал на улице?

— Лично мне плевать. — Мотоциклист положил левую руку на взлохмаченную голову Зоэ, которую держал возле себя, и погладил ее. — А вот ей — нет. — Правой рукой он поигрывал пистолетом, лежавшим на самом виду на столе.

— Оставьте ребенка в покое.

В кухне запахло горелыми яйцами.

— Сожгли.

Стефани Пети́ вскочила и быстро сдвинула сковородку с огня.

Мотоциклист порылся в рюкзаке, что-то достал и бросил через всю кухню в раковину.

— На расходы.

Молодая женщина взглянула и на несколько секунд задумалась. Ей никогда не приходилось видеть купюры в пятьсот евро. И уж тем более такую толстую пачку. Она чуть было не схватила деньги.

— Оставьте себе свою капусту. Она воняет!

— Эта? Ну разве что самую малость. Она ваша.


Яблони, сливы, виноградники, бледное солнце, а вдали, в створе петляющей среди полей дороги, — полицейские автомобили. Несколько штатских: зеваки или при деле. Подполковник Валери Массе дю Рео вздохнул.

Слева забеспокоился его шофер:

— Подполковник?

— Нет, ничего. Мысли вслух.

Когда сегодня утром позвонили из прокуратуры, Массе дю Рео сперва не захотел верить в серьезность происшествия. Какая-то операция, свара судейских. Очередная, еще одна. Вот и все, что пришло ему в голову. Новые заморочки — вот о чем он подумал. И еще о том, что принял решение вернуться в Тулузу вовсе не для того, чтобы заниматься этой ерундой.

«Перестрелка, сведение счетов, Муассак».

Услышав про Муассак, Массе дю Рео ощутил укол в сердце. Он спросил, опознаны ли жертвы. Имея в виду, «не идет ли речь о семье Пети́?». Нет. Нездешние. Судя по номерным знакам автомобиля, прибыли из Испании. Облегчение. Ничего общего с нашими местными «нездешними». Дурацкая мысль. Просто подполковнику Массе дю Рео нравились Омар Пети́ и его жена. И малышка Зоэ тоже. Когда он увидел ее впервые, девчушка напомнила ему его собственную дочь. И он винил себя в том, что до сих пор не помог им.

Не первоочередная задача.

Перед отъездом прокурор открыл юридическую информацию, в принципе касающуюся их, поскольку иначе поступить не мог. Инциденты против семьи Пети́ все учащались, что объяснялось отходом от ведения дела следственной бригады департамента после года бесплодных действий. Главным образом вялых. В действительности прокуратуре неохота было заниматься «баклажаном из Муассака», она тянула время, ее внимание занимали более неотложные дела. Например, как не брать на себя заморочки следственного отдела.

Шофер остановился за голубым «рено-трафик» уголовных дознавателей, припаркованным, как и весь остальной транспорт, в стороне от дороги: доступ запрещен. Он отметил наличие эвакуатора и двух похоронных пикапов. Среди зрителей подполковник узнал журналиста из «Ла Депеш». Постаравшись не встретиться с ним взглядом, он проскользнул под желтую ленту с надписью «Национальная жандармерия. Запретная зона» и затерялся среди многочисленных военных.

«Перестрелка, сведение счетов, Муассак».

Все же достаточно серьезное дело, поскольку около полудня прокурор дал ему знать, что требует его незамедлительного прибытия на место. Его способ сказать «вы мне там нужны».

Метрах в ста от шоссе, между двумя фруктовыми садами, перед тремя разложенными на земле черными пластиковыми чехлами, которыми были накрыты человеческие трупы, стоял один из его дознавателей, аджюдан[40] Кребен. Чуть поодаль торчал частично обгоревший остов «ренджровера».

Массе дю Рео сразу влился в человеческий водоворот. Он отвечал на приветствия, улыбался в постоянной готовности к приятному комментарию или милому вопросу, касающемуся настроения, семьи, младшенького. Создавалось впечатление, будто он знаком со всеми жандармами региона, что, безусловно, невозможно, но его заинтересованность не была наигранной. Этот скромный подполковник, который после штабной работы отказался от завидной должности в родном подразделении, чтобы гнить в тулузской судебно-политической трясине, обладал обаянием и достоинствами прирожденного лидера. Он говорил, что приехал в эти края ради жены, имеющей здесь родню, но Кребен не верил, во всяком случае не до конца, и это его интриговало.

Массе дю Рео во всем превосходил своего подчиненного, даже был выше его на голову, а аджюдан на рост не жаловался.

— Только этого нам не хватало. Вы не знаете, где прокурор, Кребен?

— На самом деле, подполковник, прибыл помощник прокурора Мартиньяк. — Пауза. — И уже уехал.

— Так быстро?

— Так точно! Наверное, не мог ждать лишние десять минут. Прокуратура, похоже, очень занята тем, что случится в следующем месяце…

Массе дю Рео бросил взгляд на аджюдана.

Тот, улыбаясь, продолжал:

— Убежден, они полностью нам доверяют.

— Я тоже. Ладно, раз уж я здесь, расскажите, в чем дело.

Кребен присел и один за другим снял пластиковые чехлы.

— Машина сожжена, три тела. Пожар, похоже, прекратился очень быстро сам по себе. Нынче ночью было очень холодно…

Одежда на трупах прилипла к коже, по большей части почерневшей, засохшей, потрескавшейся. В некоторых местах виднелась красно-розовая под черной коркой плоть. Волосы отсутствовали. Пальцы и конечности скрючены.

— Все жертвы мужского пола. Никаких документов, удостоверяющих личность. Багаж и документы на машину также отсутствуют, разве что регистрационный номер…

Черты лица пока что угадываются. В лишенных губ ртах — зубы, оскаленные в улыбке. Веко одного из мертвецов полностью сгорело, зато странным образом осталось нетронутым глазное яблоко. И неотрывно смотрело на двоих жандармов.

Кребен подбородком указал на внедорожник:

— Испанский. Да вы это уже знаете.

— Владельца зовут Адриан Руано, он адвокат в Мадриде — информация, поступившая от Guardia Civil,[41] когда я был в пути.

— Быстро сработали.

— Так быстро, что уже выяснили, чем он занимался. По словам представителя его фирмы, который, судя по всему, не пожелал сообщить какие-то детали, Руано «непригоден», то есть не может быть использован.

— Какая забота, — с иронией заметил Кребен.

— Испанская жандармерия кого-то нам послала. Чтобы наблюдать и присутствовать.

— То есть как? Не спросив нашего мнения?

— Так решили наверху. Я получил приказ. А приказ…

— Это приказ. Но кто все-таки этот Руано?

Массе дю Рео пожал плечами:

— Один из трех наших трупов? Полагаю, мы сможем больше узнать об этом, когда прибудет наш наблюдатель. Продолжайте.

— Возраст жертв определить трудно, вскрытие покажет. Не скажу ничего нового, если отмечу, что их смерть никак не связана с огнем. — Аджюдан Кребен указал пальцем на грудь лежащего посередине и живот того, что слева, а затем на три головы. — Два левых виска. Этого нашли в багажнике сложенным вчетверо. В него стреляли всего один раз. Тот сидел на переднем пассажирском сиденье. В общей сложности три пули. И также три для последнего, который находился сзади, полулежа на сиденье. Третью пулю он схлопотал прямо в лоб.

Массе дю Рео наклонился к торакальным входным отверстиям:

— Чисто. Кучно. Я бы не выстрелил лучше, когда еще блистал в этом деле.

— Спасибо, подполковник. Именно это я и хотел услышать.

— Вы обнаружили пули?

Кребен отрицательно покачал головой:

— Выходных отверстий нет. Видимо, все внутри.

— Гм… — Массе дю Рео нахмурился.

— Гильз тоже нет. И на мой взгляд, этого не может быть, потому что убийцы осторожны.

Жандармы выпрямились.

— Убийцы?

— Так точно. — Кребен направился к «ренджроверу». — Не думаю, чтобы трое наших туристов были убиты здесь.

Массе дю Рео тоже подошел и остановился возле передней пассажирской дверцы, стекло которой пошло трещинами вокруг двух пулевых отверстий.

— Положение тел и возможные траектории пуль не соответствуют результатам первого осмотра автомобиля. За исключением, возможно, человека на заднем сиденье. Но того, что в багажнике, сунули туда уже мертвым. Он лежал на боку, раной на голове к земле.

— А последний?

— Вероятно, убит в машине — это бы частично объяснило состояние бокового стекла; но не в положении сидя, как его обнаружили. — Стоящий возле внедорожника Кребен согнулся и изобразил сидящего на пассажирском сиденье человека. — Вообразите нашу жертву здесь. — Он указал на свой левый висок, обращенный внутрь салона, и живот, смотрящий на ветровое стекло, но расположенный гораздо ниже приборной доски. Полицейский с сомнением покачал головой. — Невозможно. Входные отверстия в центре ветрового стекла, эти два, относятся к выстрелу в парня на заднем сиденье. Но те, что на боковом стекле, плохо ориентированы относительно ранений в туловище. Если только… — Кребен сделал вид, будто открывает дверцу, — если только он не стоял за стеклом, как-нибудь так. Возможно, даже на подножке.

Массе дю Рео вернулся к капоту «ренджа»:

— Он смотрел вперед? Что…

— Скорей, кто.

— Убийца или убийцы. — И не дожидаясь ответа: — Вы приказали прочесать окрестности? По всей видимости, это произошло где-то поблизости.

— Нет еще. Людей не хватает. Операция «Ястреб».

Массе дю Рео вздохнул:

— Предполагаемый террорист, вооруженный и опасный? — Он присвистнул. — Я и забыл.

«Кончай его!»

Уже шесть лет прошло с тех пор, как другой террорист, уже доказанный, был схвачен в лачуге под Лионом. «Кончай его!» Стрельба. Искры. Человек — он не хотел даже вспоминать его имени — лежит на земле, прямо на дороге. Он еще шевелится, поднимает свое оружие. «Кончай его!» Тут же трое других жандармов. Поодаль снимают журналисты. Вокруг домá, люди. Их надо защитить. Всех. «Кончай его!» Не дать убить их. «Кончай его!» Опять выстрелы. Очередной особо опасный преступник мертв.

«Кончай его!»

В тот вечер приказы выкрикивал голос Массе дю Рео. В тот вечер для своих он стал героем. Разве он мог забыть?

Кребен продолжал:

— Внедорожник загнали сюда, достаточно далеко, затем водитель спрятал его, как мы видим, задом к шоссе. — Он указал выезд на дорогу, где сильно прибавилось народу. — Впереди специалисты ничего не обнаружили. А ведь стреляли в наших друзей спереди. Зато сзади, — теперь его палец указывал на небольшой участок за тремя телами, тоже огороженный желтой лентой, — прошла другая машина. И совсем недавно.

— Итак, подведем итоги. Три убийства: два трупа в салоне, один на переднем пассажирском сиденье, другой сзади, третий в багажнике. Один или несколько убийц. Фальсификация сцены убийства с имитацией барбекю.

— «Барбекю-82». Великолепно для следственного изолятора. Спасибо, подполковник.

Валери Массе дю Рео дружески похлопал аджюдана по плечу:

— Удачи!

Кребен сделал знак топчущимся в сторонке служащим похоронной команды. Они подошли и поставили носилки возле первого тела.

— Подождите!

Показались двое штатских: крепко сжатые квадратные челюсти, утомленные лица, спортивные фигуры, уверенная походка. Кребен сразу подумал о неподвижно стоящем возле него Массе дю Рео.

И тут подполковник заулыбался и обратился к одному из вновь прибывших:

— Доминик! Давненько…

— Да уж.

Ни приветствия, ни рукопожатия. Ни звания, ни фамилии.

Доминик представил своего коллегу:

— А это Мишель.

— Аджюдан Кребен, один из моих офицеров судебной полиции. Вы заблудились?

Доминик и Мишель переглянулись:

— Ищем кое-кого.

— «Ястреб»?

— Да.

— Тогда какого черта ты топчешься у меня на месте преступления?

Нарочитое тыканье.

— Совершаем беглый обход местности от департамента От-Луар.

— Хорошенький обход.

— Приказ…

— Это приказ, знаю. — Подполковник сделал вид, что не заметил внезапного приступа кашля своего аджюдана. — Долгая ночь?

— Мы прибыли вчера вечером, когда исчез наш беглец. У меня было две зацепки. — Массе дю Рео никак не отреагировал, но Кребен, не спускавший с него глаз, отметил промелькнувшее на его лице удивление. — Пришли взглянуть, не сможет ли ваша история нас заинтересовать.

Мишель подошел к чехлам, бегло осмотрел трупы и восхищенно присвистнул.

Как Массе дю Рео некоторое время назад. Та же реакция, те же привычки, то же подразделение, Группа.

Доминик продолжал:

— Нас предупредил Рони.

— Так быстро?

— Они получили предписания.

Кребен тоже приблизился к трупам.

— Ваш террорист так умеет?

Мишель утвердительно кивнул.

— Он один или с компанией?

— По правде говоря, об этом нам ничего неизвестно. На первый взгляд вроде один.

— Вы что, погулять вышли? Ведь вы даже не знаете, в какую сторону он побежал.

Снова утвердительный кивок. И вопрос:

— А вам известно, кто эти парни?

— Никак нет. — Кребен указал на автомобиль. — Только то, что машина прибыла из Испании и принадлежит адвокату. Скорей всего, он — один из этих троих. Или нет. — Он выдержал короткую паузу. — Наш убийца был не один.

— Вы уверены?

— По некоторым признакам, жертвы убиты не здесь… И была еще одна машина. Перемещение двух машин требует как минимум двоих участников.

— Они успели перевезти трупы?

— И «рендж». Прежде чем поджечь. Не похоже на находящегося в бегах человека, а?

Мишель выпрямился и обратился к Доминику:

— Не думаю, что это нас касается.

— ОК, значит, домой. Валери…

— Я с вами, мне тоже пора. — Массе дю Рео простился с Кребеном и последовал за двумя жандармами в штатском. — Ну как там у вас?

— Старики в порядке. Стареют и начинают ворчать, поскольку в какой-то момент их перестали заваливать тяжелой работой. Их не гонят. — Доминик помолчал, дал Мишелю обогнать их и, понизив голос, добавил: — Я много езжу.

Вокруг них завершалась работа криминалистов.

— В вашем сообщении относительно тревоги «Ястреб» нет ничего особенного. Антропометрические данные, фотография. Кстати, не то чтобы страшная.

— Нет, не страшная, — улыбнулся Доминик, — старая, подретушированная.

— И не бородатая рожа фундаменталиста. Обращенный?

Ответа не последовало.

Они вышли за желтую ленту заграждения. Толпа не убывала, но журналист из «Ла Депеш» уехал. Дойдя до машины, Мишель коротко простился с Массе дю Рео и сел за руль. Открыв дверцу автомобиля с другой стороны, Доминик посмотрел на свои ботинки, а потом перевел взгляд куда-то вдаль:

— Все никак не пойму, почему ты не вернулся в Группу.

«Кончай его!»

Массе дю Рео коротко пожал плечами:

— Думаю, перестал ощущать себя на своем месте. — Пауза. — Тебя что-то беспокоит? Давно уже вы совершаете обход?

— Брось. — Пауза. — Ты… да, ты прав, это не обращенный.

Они обменялись рукопожатием, и подполковник направился к своему шоферу.

— В Тулузу, подполковник?

— Нет, мне тоже надо совершить обход.

— Подполковник?

— Езжайте, я покажу.


Поль Катала был приземистый, почти лысый мужчина, с гладко выбритым черепом и круглым лицом, сверху донизу пересеченным сплюснутым носом, ниспадающим на выдающийся вперед и загнутый вверх подбородок. Проходя мимо витрины «Спортивного кафе», он отвернулся. Внутри полно арабов, он и так знает, нечего и смотреть. Повсюду одно арабье. Сто́ят они недорого и бывают очень кстати в период сбора урожая, тем более что местная молодежь неохотно соглашается батрачить, но в остальное время черномазых следовало бы отправлять восвояси. И все. А то эти баклажаны надолго устроятся на здешних грядках.

Это касается всех неместных.

Он ускорил шаг, миновал улицу Марше и вошел в бар «Дружеская встреча», в свой бар. До него было рукой подать от предыдущего, и окна его выходили на площадь Францисканцев, в самом центре Муассака.

— Привет, бойцы!

— Пауло, как дела? — Адриан Виги за стойкой вытирал чашки. Он точил лясы с Гаэтаном Фабейром, пришедшим, как обычно, пропустить вечерний стаканчик местного вина. А вечер в это время года наступал рано.

Прежде Виги был мелким землевладельцем, но продал свои лозы шасла Полю Катала, потому что однажды ему «надоели все эти козлы, особенно из профсоюза, которые ни во что не вмешиваются». Получив деньги, он купил бистро. А вот Фабейр вместе со своим братом Луи по-прежнему занимался сельским хозяйством. В основном они выращивали фрукты: яблоки и сливы, а также несколько грядок чеснока. В настоящий момент оба страдали от жажды.

— Прохладно. — Катала потер руки и указал на стакан Гаэтана Фабейра. — То же наказание.

Виги налил.

— Так что, Гаэтан, ты в субботу идешь с нами на косулю? — Не дожидаясь ответа, Катала обернулся к хозяину заведения. — Но ты-то идешь, а?

Виги кивнул и заткнул бутылку пластиковой пробкой.

Фабейр осушил свой стакан:

— Еще. — И пробормотал себе в усы: — Иду.

— Кстати, об охоте. — Катала отхлебнул. — Никто не знает, что нашло на этих жандармов, с чего это вчера вечером они так забеспокоились? — Он заговорщицки склонился к стойке и знаком пригласил двоих других придвинуться поближе. — Кажись, этой ночью Батист не собирался к…

Поль Катала заносчиво поднял подбородок. Он никак не мог произнести вслух это имя… Merda! Спустя два года он все еще не мог смириться с подлянкой, которую ему устроил старый Дюпрессуар, пожаловав участок своей дочурке и ее макаке. Получить это хозяйство должен был он, Катала, да еще и по хорошей цене. И никто другой. И уж конечно не черный.

— Как раз нынче ночью, — бросил Виги с таким видом, будто владеет государственной тайной, — кстати, он именно от меня туда и отправился. Со своим мопедом.

— Спятил он или как? — Фабейр залпом проглотил второй стакан. — Вчера вечером был лютый холод.

— Не бойсь, — Виги накрыл своей ладонью руку Катала, — он так набрался перед уходом, что ни в жизнь бы не замерз. — Он рассмеялся. — К счастью, жандармы были заняты в другом месте.

— То есть за ним не следили?

— Нет. Я ему только что звонил, чтобы убедиться. Он сказал, что даже не видел их.

— Он придет? Пусть расскажет, как все прошло.

Адриан Виги с сомнением покачал головой:

— Вряд ли. По телефону мне показалось, что он не в лучшей форме. Он будет дома весь день.

— Может, он все-таки замерз, — ухмыльнулся Катала.

Звякнул колокольчик, открылась дверь, и в бар ворвался поток морозного воздуха.

Появился закутанный в старую штормовку защитного цвета Пьер Бордес — высокий, кряжистый и курчавый.

— Привет всем мудилам. — Сняв куртку, он присоединился к троим друзьям. — Все то же? — Он обвел пальцем стаканы на стойке. — Кто-нибудь слыхал, что произошло неподалеку от Ла-Мулина?

Бордес говорил о местности на севере от Муассака.

Виги откупорил новую бутылку:

— Нет.

— Ну-ка, что за история? — Катала подтолкнул свой стакан к хозяину.

— Похоже, трупы. Три. Мне папаша Шомерак шепнул. И сгоревшая машина. Я, когда сюда ехал, даже остановился глянуть.

— И что?

— Да полный бардак. Давно уже не видел столько жандармов.

Катала похлопал Бордеса по спине:

— А помнишь, прошлым летом ездили на праздник в Кагор? — Взгляд его затуманился. — Мы тогда чуть не сдохли со смеху.

— Ага, хорошо мы тогда навешали этим ребятам. — Фабейр высосал из своего стакана последние капли и протянул его Виги. — Я уверен, история с покойниками связана с грязными черножопыми.

— В любом случае это доказательство того, что чужакам нельзя позволять селиться здесь. Что за дерьмо, в конце концов. Только что шел мимо «Спортивного». Видел бы ты этих козлов. — В завершение своей речи Поль Катала заложил за воротник.

— Может, потому жандармы и забеспокоились вчера вечером? — Адриан Виги поймал пущенный по стойке в его сторону стакан Бордеса, наполнил его и вернул приятелю.

— Вчера? Точно нет. Трупы обнаружили только сегодня утром, им сообщил сосед Шомерака. Приехал судья и все такое. Они даже вызвали парней из Тулузы. — Бордес умолк, чтобы отхлебнуть вина. — А что вчера произошло?

Катала пожал плечами.

Хозяин поставил бутылку на прилавок:

— Мы не знаем, да только ничего хорошего.

— Очередная заваруха арабов из Кадоссанга. — Гаэтан Фабейр выронил свой третий стакан, и его содержимое вылилось на рукав джинсовой куртки. — Merda!

— А кстати, — Пьер Бордес понизил голос, — не этой ли ночью Латапи должен был нанести свой ежемесячный визит к черной обезьяне? А главное, почему его здесь нет?


Полицейский пограничной службы переводил взгляд с удостоверения личности, которое держал в руках, на лицо стоящего перед ним по другую сторону стойки человека и обратно.

Паспорт немецкий, имя звучит как испанское, черты обрамленного черными, коротко стриженными волосами лица азиатские, на голове американская бейсболка. Глаза голубые, очень светлые, почти бесцветные, странные, раскосые. Чуть за тридцать, судя по дате рождения. Лицо запоминающееся. Он не понимал, что его особенно беспокоит в этом типе, только что прибывшем на зарегистрированном в Штатах «Гольфстриме»,[42] но по какой-то неясной для него самого причине чувствовал себя уверенней за бронированным стеклом.

— Мистер (он произнес «мисстерр») Мирелес-Тор…

— Торрес. Мирелес-Торрес.

— Why you here?

— Pleasure.

— Your friend, — полицейский указал на невысокого мужчину, полного, в сером костюме, дожидающегося возле багажной тележки с другой стороны пропускного пункта, — here for business? So?

— We are not friends.

— Sorry?

— Not friends. We just flew in together, then we go our separate ways.

— Sorry? Repeat, please.[43]

Из глубины кабинки появился второй полицейский:

— Он сказал, просто вместе летели. А теперь разбегутся каждый в свою сторону.

— Теперь и на частных самолетах так летают?

— А мне-то почем знать? Ладно, отправляй его, пошли-ка пропустим по стаканчику.

— Do you have things to declare?[44]

Антонио Мирелес-Торрес отрицательно покачал головой. Если бы он был совершенно честен, то сказал бы, что приехал работать, что его зовут не Антонио Мирелес-Торрес и что его немецкий паспорт фальшивый. Хотя он и вправду немец. По отцу. Но вообще-то, он колумбиец и известен в стране, где вырос, под именем Чен Тод Нимейер. «Тод» — «Смерть». Он также мог стать китайцем, стоило только попросить. По матери. Она, однако, по касающимся только ее причинам предпочла забыть, что родилась и провела первые четыре года своей жизни в Китае. Но уже давно избрала Колумбию в качестве приемной родины и до самого конца отказывалась иметь даже малейшие связи с отечеством.

Все это слишком сложно для мелкого французского чиновника в окошке. А Тод, который не слишком соответствовал тому, что принято называть честным человеком, предпочел держаться первоначального плана и в данный момент оставаться Антонио Мирелес-Торресом, обыкновенным немецким туристом с испанскими предками. Чтобы избежать бесполезной потери времени.

— Ну, тогда welcome in France.[45]

Тод нашел своего попутчика, и, покинув зал прибытия аэропорта Тулуза-Бланьяк, они наконец заговорили. По-испански.

— Я боялся, что они вас задержат. — Низенький с трудом толкал тележку. Взбудораженный срочным выездом, он, несмотря на роскошную обстановку личного воздушного средства дона Альваро Грео-Переса, дурно спал во время перелета.

Тод шествовал рядом с ним, неся только дорогую дорожную сумку из черной кожи.

— Я ничем не рисковал.

— И все же… ваш паспорт.

— Вы были рядом, сеньор Аранеда, и вы ведь адвокат, no?

— Я бы не… — залепетал Игнасио Аранеда, — мне надо беречь свою репутацию.

— В Боготе ваша репутация всем известна. Я даже думаю, что именно ее так щедро оплачивает el patron, no? — Тод пристально взглянул на Аранеду.

Слуга закона уклонился от ответа. Отведя взгляд, он всматривался в толпу:

— Мой коллега должен быть здесь.

Привстав на цыпочки, он разглядел табличку со своим именем. Аранеда нетерпеливо махнул рукой встречающему их человеку — в темном костюме, далеко за пятьдесят — и направился к нему, с облегчением понимая, что может передохнуть.


Мотоциклист запер Зоэ в детской с закрытыми ставнями, а ее родителей, связав, вновь поместил в подвал. Он решил совершить обход дома, чтобы заново проверить все выходы, и задержался в комнате, служившей хозяину кабинетом. Он искал, что бы почитать, когда его взгляд наткнулся на три папки с надписями: «Семья Пети́», «Судебные дела», «Нападения» — 2000, 2001 и 2002.

«Нас не любят. Из-за папы».

Он раскрыл первую папку и перелистал ее. В прозрачном кармашке, прикрепленном к внутренней стороне папки, лежали старые фотографии и недавние снимки, сделанные «поляроидом».

На самых старых отпечатках, соединенных скрепкой, какая-то ферма. Эта ферма. Сфотографированная под разными углами. Перед домом позирует семья: трое взрослых — две женщины и улыбающийся мужчина — и девочка лет десяти. На обороте мотоциклист прочел «Семья Дюпрессуар: Раймонда, Луи, Жаклин, Стефани». Он сразу узнал сарай, закрывающий правую часть двора фермы. Он также нашел стойло — с другой стороны, поменьше, и пристроенный к нему амбар из песчаника и дерева, с крышей из листового железа. Теперь его не было, и после короткого раздумья мотоциклист вспомнил полуразрушенную стену, оставшуюся на его месте. Руины. Постройки выглядели новыми, восстановленными. Эта серия была датирована 1982 годом.

Первые снимки «поляроидом» относились к середине 2000-го, последние — к текущему месяцу. Надписи на наружных стенах фермы, на сарае, на ветровом стекле машины: «Дюпрессуар предатель», «Шасла для муассакцев», «Нет крестьянину-баклажану», «Вали отсюда — или подохнешь», «Смерть черножопому», «Африканская подстилка», «Девчонка сдохнет в канаве, но сначала ее натянут». Амбар, забитый ящиками облитого красной жидкостью винограда, и две брошенные впопыхах канистры. Многочисленные следы пуль в стенах. Автомобиль с разбитыми стеклами и проколотыми покрышками. Мертвая крыса в бардачке машины. Ворона, прибитая гвоздем к двери большого сарая. Кошка, насаженная на металлическую ограду ворот. Трактор с проколотыми колесами и разнесенным кузовом. Амбар, уничтоженный пожаром, основание стены. Мертвые козы — с десяток — на лугу. Разоренный виноградник. Еще один. Еще.

Мотоциклист сложил фотографии.

Далее следовали официальные бумаги, страховые экспертизы, первые жалобы. Телефонные угрозы, унижения, состряпанные из обрывков газет анонимные письма. Семья Пети́ держалась несколько недель, прежде чем обратиться в жандармерию. Телефонные угрозы, унижения, другие письма. Зоэ, над которой издеваются в школе. Жандармы просыпаются только через три месяца. Позже, когда надписи стали особенно оскорбительными, Пети́ наняли адвоката. Подключилась прокуратура. Вяло. Первый испорченный мазутом урожай. Страховщики вмешались по-настоящему.

Вторая папка. Дело передано в полицию Кастельсарразена. Новые показания, несколько допросов, поскольку Пети́ указывали пальцем на некоторых соседей. Ничего утешительного. Весна 2001-го, все это длится уже год. Кое-какая поддержка от местных, потом адский цикл возобновляется. Угрозы, надписи, унижения. У отца, Луи Дюпрессуара, случился приступ. Будучи вдовцом, он жил отдельно, но сражался бок о бок с ними с самого начала. Близкие пытаются отстранить его от борьбы — для его же блага. Составлены медицинские документы, причиной криза признан стресс, спровоцированный всей этой историей. Адвокат готовил дело. В августе горел амбар. Статья в местной прессе. Прокуратура забеспокоилась, стала тянуть время. Выход полиции, добро пожаловать в отряд мгновенного реагирования Тулузы, «серьезные» жандармы, dixit[46] прокурор в адресованном гонимому семейству письме. И все сначала.

Но никаких арестов.

Третья папка. Нынешний год. Почти пустая, всего две новые жалобы на разорение виноградников. Правда, сегодня только 17 января.

Мотоциклист закрыл папку и задумался о своем невезении. Сначала ранение, потом трое кретинов, а теперь еще эта семья с ее проблемами.

Если жандармы решили проявить рвение и следят за местностью, самым лучшим будет поскорее убраться отсюда. Хорошая мысль, впрочем несколько запоздалая… Они не ведут наблюдения за фермой, иначе уже обнаружили бы его и арестовали. Это дело надоело им, слишком уж затянулось.

А план «Ястреб» отвлекал все имеющиеся в распоряжении полиции средства.

Тревога продлится еще как минимум двадцать четыре часа. После этого поиски примут иной характер. При прочесывании жандармерией пустошей и пролесков близость беглеца к населенным пунктам будет лучшим козырем для преследователей. Всегда найдется кто-то, кто заметит нечто ненормальное у соседа, в таком-то поле, в таком-то лесу. В городе, где полиция дистанцировалась от населения, которое она должна знать и защищать, можно затеряться в толпе, и тогда риск быть замеченным минимален.

Мотоциклист не был готов к путешествию, а тем более к побегу. Его рана требовала нескольких дней покоя. Как минимум трех. Слишком долго. Сколько времени он ехал после того, как вчера вечером убил тех троих в лесу? Недолго: минут десять? Пять? Или меньше? Он уже не помнил. Сколько дорог, сколько домов в округе? Немного: один. Маловато. Место преступления слишком близко, сбор информации неминуемо приведет сюда.

Должен был бы привести. Уже сегодня.

Он выжидал весь день.

Никто не пришел.

Тела никто не обнаружил?

Это всего лишь вопрос времени. Дней трех?

Двинуться с места — и наткнуться на заграждение, не двигаться — и оказаться в центре воронки смерча.

Мотоциклист поднялся, понял, что нога его не слушается, ощутил, как боль поднимается от бедра до самой спины. Он ухватился за письменный стол и стиснул зубы.

Остаться, потому что выбора у него нет. Остаться, выбрать из двух зол меньшее. А потом другая мысль, хрупкая, тотчас же изгнанная из сознания. Остаться, чтобы перестать прятаться, остаться, чтобы его нашли. И наконец покончить с этим.

В животе заурчало. Он голоден. Часы показывали всего шесть часов вечера. Рано. Он заметил, что левая рука дрожит, постарался не обращать внимания. Ему надо закончить обход, потом он выпустит женщину из подвала, пусть приготовит поесть.

Мотоциклист вернулся в кухню, остановился перед застекленной дверью, увидел лежащего прямо возле нее пса. Ксай поднял голову, посмотрел на него.

Мотоциклист спросил себя, не наблюдает ли за ним кто-нибудь еще. Весь день он задавал себе этот вопрос. Трое заложников в доме. Преследователям стоит задуматься. Немного. Ничуть не бывало. Главное — его нейтрализовать. А с проблемными соседями, которые отравляют жизнь этой семье, те, кто его преследует, располагают идеальным оправданием для имитации кровавого нападения. Никаких причин для ожидания, для переговоров.

Мотоциклист положил руку на запястье, понял, что его все еще сотрясает дрожь, и передумал.

Во второй половине дня он дважды отправлял женщину во двор, чтобы не привлекать внимания соседей резкой переменой в обыденной жизни фермы. Чтобы выманить предполагаемого волка из лесу. Чтобы не подставляться. Он знал, что произойдет там, снаружи, если его поджидают.


Потертый, грязный пуховик Омара Пети́ висел на вешалке, закрепленной на стене у входа в кухню. Мотоциклист надел его и прикрыл голову торчащим из заношенного воротника капюшоном. Куртка пахла потом, фермой, работой, нормальной жизнью.

Он открыл дверь. Ксай поднялся, отступил на несколько шагов, не теряя его из виду. Они оценивали друг друга. Пес поднял уши, пригнул голову, зарычал.

— Пошел ты!

Мотоциклист сунул руки в карманы и сделал шаг во двор. Смутное вечернее солнце, луны еще нет. Только свечение из окон кухни, ни звука. Он дошел до стойла. На двери крупными буквами выцарапано: «Смерть черножопому». Он вспомнил одну из фотографий. Пробрался внутрь, ощупью нашел выключатель. Машинально втянул голову в плечи. Зажег свет.

Ничего.

Его мотоцикл под чехлом. Трактор, прицеп, беспорядочно наваленные в пустых загородках для скота инструменты. Он погасил свет, прижал руки к груди, чтобы запахнуть куртку, — было очень холодно — и вышел.

Ничего.

Ксай сидел на разумном расстоянии. При приближении человека его сложенные назад уши поднялись. Немного, не совсем. Человек и пес, следя друг за другом, вместе дошли до дороги, двигаясь по параллельным траекториям, и остановились у ворот. По другую сторону асфальтовой ленты простирались поля, неотличимые от неба. Ни одного соседа, или очень далеко. Ни одной искорки в темноте.

Ничего.

Они были одни, пес и он. И семья Пети́.

Мотоциклист вынул руку из кармана, протянул ее ладонью кверху, подождал. Влажная морда. Шершавый язык. Его пальцы подобрались к загривку Ксая. Ласка. Друзья — на данный момент.

Мотоциклист выдохнул, изо рта вырвался теплый воздух. Смерть, его единственный горизонт, удалялась. Ночь переставала быть враждебной. Такого давно не бывало.

— Есть хочу. А ты?

Стоило ему это произнести, как они появились. Два, близко один к другому, синхронные. Он зачарованно следил взглядом за огнями.

Наконец голова немецкой овчарки резко повернулась. Пес услышал.

Мотор. Фары. Единственная дорога. Ни одного соседа. Машина направлялась сюда.

Когда мотоциклист поспешно направился к дому, Ксай последовал за ним.


Двадцать четыре часа спустя

Стефани Пети́ открыла дверь кухни и заморгала: на улице холод, освещавшие фасад фермы фары слепили глаза, ей было страшно. Она тихонько плакала. На мгновение она обернулась и успела бросить взгляд в прихожую и на ведущую в их комнаты лестницу.

«Я буду с Зоэ. Я все услышу».

Мотоциклист грубо развязал ее и вытолкал из подвала по ступенькам наверх:

— Сюда кто-то едет, избавьтесь от него!

Жандармы. Она различала проблески мигалки на крыше голубого фургона. Сколько месяцев она обвиняла их в некомпетентности, как давно из-за безнаказанных нападений на свою ферму утратила веру в их помощь, сколько тревожных ночей провела, — и ни один представитель власти, призванный защищать ее, не смог обеспечить ее семье покой. А тут — вот и они. Явились не запылились. Очень кстати.

Моторизованные жандармы.

«Не подумайте, что я стану колебаться. Я уже давно лишен всяких сомнений».

Обрести уверенность, хоть капельку, хоть ненадолго.

Стефани Пети́ сделала глубокий вдох, вытерла лицо, бросила последний взгляд назад и вышла во двор, чтобы встретить подполковника Массе дю Рео, который, стоя возле своего автомобиля с шофером, поджидал ее за воротами.

— У нас… — Она осеклась, закашлялась, поднесла руку ко лбу, чтобы заслониться от света, и выпалила: — Какие-то проблемы?

«Я все услышу».

— Да. — Массе дю Рео увидел, как глаза молодой женщины внезапно широко раскрылись. — Впрочем, нет. Ничего, что касалось бы вас. Вы одна?

Краткое замешательство.

— Здесь? Да.

— Мужа нет?

— Он работает.

— Уже поздно. А где?

Стефани надоело.

— Зачем вам?

— Просто спросил. — Массе дю Рео приблизился к воротам. — Что-то не так?

— Нет.

— Вы уверены? Похоже, вы плакали?

— От холода.

— А у вашей дочурки все в порядке?

— Нет… («Я буду с Зоэ».) Да! — Стефани прикусила губу. («Я уже давно лишен всяких сомнений».) — У нее все в порядке. — До крови. («Не подумайте, что я стану колебаться».) — А вы почему здесь?

Неужели жандармы что-то заметили?

«Я буду с Зоэ».

Он-то уж точно заметил. Услышал. И отыграется на Зоэ. Надо бы сказать им. Она должна молчать. Иначе он отыграется на Зоэ. Причинит ей зло. Сделает Зоэ больно. Ее ребенку. Сказать. Спрятать ее. Или поверить, хоть капельку.

— У вас есть какие-то новости или вы приехали просто так, чтобы надоедать нам?

Нет. Не этим людям.

Смущенный Массе дю Рео с трудом выдержал враждебный тон Стефани Пети́.

— Нет, никаких новостей. В Ла-Мулине произошел несчастный случай. Три трупа, — испытывая неловкость, он взглянул на шофера, — и я решил воспользоваться, — внезапно он подумал, что выглядит ужасно глупо, — в общем, я приехал, чтобы убедиться, что у вас все в порядке.

— Это местные?

— Кто?

— Трое мертвых в Ла-Мулине.

— Нет.

— И ради этого вы приехали? Нас не надо держать за руку. — Стефани Пети́ повернулась к жандармам спиной. — Чем терять здесь время, пошли бы да арестовали тех, кто издевается над нами! — И она, встревоженная, направилась в сторону кухни.

Не успела она дойти до порога, как послышалось характерное щелканье автомобильных дверей. Служебная машина тронулась с места, дала задний ход. Тень Стефани плясала на фасаде фермы, пока фары светили ей в спину.

Войдя в дом, она тут же побежала в прихожую.

Мотоциклист ждал ее, сидя в полумраке у подножия лестницы. При ее появлении он встал:

— Где это, Ла-Мулин?

— Я хочу видеть свою дочь. — Молодая женщина попыталась подняться по лестнице.

— С ней все в порядке. — Мотоциклист ладонью оттолкнул ее. — Далеко?

— Что?

— Ла-Мулин.

— Отсюда километров десять! А вам-то что?… — Голос Стефани Пети́ дрогнул. Она сделала шаг назад. — Что произошло в Ла-Мулине?

Они пристально посмотрели друг на друга.

— Это вы их убили?

— Возможно. — Казалось, мотоциклист задумался. — Без сомнения.

— Вы не уверены?

— Да. — Пауза. — Я ехал недолго.

— Что? — Стефани отступила еще на шаг. — Вы сумасшедший.

— Возможно.

— С чего бы вам убивать этих людей?

— Это было необходимо. — Мотоциклист опустился на нижнюю ступеньку. — Они или я. — В руках у него ничего не было, пистолет исчез. И рюкзак тоже.

Зоэ наверху. Надо посмотреть на нее, прикоснуться к ней. Убедиться, что все в порядке. Молодая женщина рванулась вперед, решившись штурмовать проход. Ей удалось оттолкнуть мотоциклиста, он потерял равновесие, но все же поймал ее за руку. Она исступленно стала отбиваться, кричала, что хочет видеть свою дочь, звала ее по имени. Он схватил ее за другую руку. Они уже было сцепились, но тут он дал ей затрещину — и она рухнула наземь.

Наверху возле запертой двери плакала Зоэ и изо всех сил звала свою мамочку.

— Кто вы? — Губы Стефани Пети́ были в крови, она с трудом переводила дыхание. — Мы вам ничего не сделали. — Рыдания перехватили ей горло. — Оставьте нас в покое.

Мотоциклист вытащил свой «глок», засунутый сзади под ремень:

— Поднимитесь наверх и приготовьте поесть. И тогда сможете увидеть малышку. А ты там, наверху, заткнись!

— Не смейте с ней так разговаривать!

Дернув ее за волосы так, чтобы голова откинулась назад, мотоциклист ткнул Стефани дулом под глаз:

— Делайте, что говорю.


— Профессор Гибаль не отвечает, — администратор повесила трубку, — пойду поищу его.

Сидя поодаль от двух адвокатов, стоящих у стойки регистрации, Тод провожал женщину взглядом, пока она удалялась по освещенному бледным светом коридору с блеклыми стенами. Над широко распахнутой огнеупорной дверью посетитель мог прочесть на табличке: «Университетская клиника Тулузы, госпиталь Рангёй, судебно-медицинский сектор танатологии».[47]

На стульях, расположенных у противоположной стены зала ожидания, сидела какая-то семья: женщина лет шестидесяти и молодая пара слегка за тридцать. Они жались друг к другу, объятые общим горем. Тод решил, что молодые — пара, по тому, как они цеплялись друг за друга, по каким-то мелким жестам, знакам внимания, отличным от тех, что свойственны отношениям брата и сестры. Значит, мать, сын и невестка. Или мать, дочь и зять. Он пристально разглядывал их.

Очень скоро молодой муж заметил его нездоровый интерес. Он попытался встретиться с Тодом взглядом, ему это не совсем удалось, и он наклонился к жене, чтобы что-то сказать ей. Она повернула к навязчивому наблюдателю оскорбленное лицо. Осмелев от такой поддержки, муж воинственно выставил подбородок.

Никакой реакции, затем по-испански:

— Думаешь, я смотрю на твою жену или на старуху? — Тод отрицательно покачал головой, — Las mujeres[48] обладают способностью придавать нам храбрости. — Он по-прежнему не спускал глаз с сидящего напротив мужчины, который беспокоился, не понимая причины такого внимания. — Я всегда испытывал ужас при виде грустных женщин.

Супруг занервничал, этот непонятный монолог, в котором он предчувствовал провокацию, надоел ему. Он поискал взглядом поддержки присутствующих, в частности вернувшегося на шум Аранеды и его французского представителя, местной знаменитости Эдуара Риньи.

— А все из-за моей матери, sabes?[49] Она никогда не улыбалась, mi madre, у нее словно был груз на плечах, да к тому же тяжелый. И так всю жизнь.

Мужчина хотел перебить Тода и с вызывающим видом сопроводил свои слова жестом.

Колумбиец невозмутимо продолжал:

— Не люблю грустных женщин. Из-за своей работы я сделал грустными целую толпу женщин, sabes? И продолжаю. — Он на мгновение опустил глаза. — Но я не выношу их грустного вида, я от этого болею.

Вне себя, муж сделал вид, что встает, но мать удержала его.

— Я убиваю их мужчин: отцов, братьев, — и они грустят, это нормально. — Тод поднялся и медленно подошел к семье, члены которой инстинктивно еще теснее прижались друг к другу. — А я это ненавижу. Они заставляют меня вспоминать о моей матери. Тогда я их тоже убиваю.

Эдуар Риньи собирался вмешаться, но в этот момент появилась женщина-администратор в сопровождении врача, желающего незамедлительно понять, что происходит. Ему никто не ответил. Тод отвернулся от троицы в трауре и больше не обращал на нее ни малейшего внимания.

— Эти господа только что прибыли из Южной Америки, — пояснил Риньи и прокашлялся. — Они представляют семью, полагающую, что в результате несчастного случая, произошедшего вчера вечером на шоссе, потеряли родственника. Он в этих краях путешествовал с двумя друзьями. А мне известно, что сюда нынче во второй половине дня доставлены трое погибших в автомобиле.

— Я несколько удивлен столь… поспешным визитом. Кто вам сказал, что мы получили эти тела?

— Они здесь?

— Все зависит от того, кого вы подразумеваете, когда говорите «они».

— Будьте добры, профессор Гибаль, прекратим игру, мы знакомы уже достаточно давно.

— Я не играю, мэтр Риньи, — раздраженно ответил профессор. — Кто эти господа с вами? Я их не знаю. И я не владею никакой информацией относительно того или тех, кого они разыскивают. Что же до ваших потерпевших… Тела троих погибших этой ночью действительно только что доставлены в нашу службу, — он поднял руку, не давая собеседнику перебить его, — но мы ничего не знаем относительно их личностей. Кроме того, они умерли не в результате несчастного случая, — он особенно подчеркнул последние слова, — если только не квалифицировать как таковой умышленный поджог автомобиля.

— Умышленный поджог?

— Да.

— Не несчастный случай?

Гибаль отрицательно покачал головой:

— И родным будет затруднительно узнать их.

Адвокат из Тулузы повернулся к Аранеде и по-английски объяснил ему ситуацию. Какое-то время они напряженно переговаривались, пока вмешательство Тода не положило конец их беседе.

— Возможно ли увидеть… — Риньи запнулся, — тела?

— Кто эти господа?

— Это мэтр Аранеда…

Игнасио Аранеда кивнул.

— …из Боготы. Его клиента зовут Альваро Грео-Перес, они полагают, что один из покойников — сын дона Альваро. Что касается этого господина, — Риньи, отказываясь смотреть на Тода, не оборачиваясь, указал в его сторону, — если я правильно понял, это друг семьи Грео-Перес.

— И они только что прибыли в Тулузу?

— Именно так.

— Вы говорите, они были предупреждены вчера вечером?

— Да.

Профессор Гибаль позволил себе восхищенно присвистнуть:

— И кем же?

— Не вижу, почему это может быть важно.

— Это важно, мэтр Риньи, поскольку ваши «друзья» прибыли с другого конца света почти в то же время, что и трое чертовых — простите мне это выражение — покойников, обнаруженных всего в часе езды отсюда. И похоже, ваши «друзья» совершенно уверены в том, кто эти жертвы, а вот нам их имена пока неизвестны. Я говорю «жертвы», ибо именно так вам следует называть их в будущем, поскольку они являются объектом судебного расследования по разряду «умышленное убийство». — Врач развернулся, чтобы уйти. — А теперь, если вы изволите подождать здесь, мне надо позвонить.


Первый звонок поступил к Массе дю Рео, когда он еще находился в двадцати километрах от Тулузы. Он снял трубку в кабине, выслушал компьютерного оператора, приказал соединить его с гражданской телефонной сетью, снова что-то слушал, задал несколько вопросов, озабоченно ответил профессору Гибалю и положил трубку. Затем он попробовал связаться с Кребеном, потом со своим аджюданом в Сен-Мишеле. Безуспешно. Раздосадованный, взглянув на часы, он оставил обоим сообщения. Несмотря на позднее время, ему хотелось бы иметь возможность хотя бы поговорить с аджюданом.

— Планы меняются, едем в Рангёй.

Второй звонок раздался несколько минут спустя. Из казармы. Из Испании только что прибыл человек от Guardia Civil. Их привлекли по просьбе…

— Подполковник Массе дю Рео, командую следственным отделом Тулузы.

— Капитан Мигель Баррера… Из Мадрида.

— Мы ждали вас завтра. Сожалею, что сегодня вас никто не встретил.

— Я хотел прибыть неожиданно. — Его французский был правильным, с легким испанским акцентом и слегка шепелявыми «с».

— И правильно сделали. Вы офицер отдела взаимодействия?

— No, Antidroga.[50] — Прошло несколько секунд. — Подполковник?

— Этот Руано, которому принадлежит внедорожник, один из ваших объектов?

— Да. Он и двое других, которые нас… интересующих нас, три дня назад ушли от слежки.

— Исчезли?

Новая пауза.

— Как вы полагаете, когда я смогу увидеть… cuerpos, тела?

— В самое ближайшее время. — Массе дю Рео на мгновение задумался. — Аранеда, Грео-Перес — эти имена вам что-нибудь говорят?

— Одного из двоих других desaparecidos[51] зовут Грео-Перес. Разумеется, надо поговорить, но сначала я хотел бы видеть трупы.

— Там с вами рядом есть жандарм?

— Да.

— Передайте ему трубку.


— Вы закончили? — В голосе никакого волнения, простой вопрос, требующий простого ответа.

— Почти.

Держа пистолет на виду, мотоциклист сидел на стуле у входа в комнату Зоэ. Чтобы наблюдать за ужином малышки. Он всмотрелся в лицо Стефани. «Я знаю, что ты знаешь, что я знаю, что…» Она явно растягивала удовольствие, и он улыбнулся ей с полным безразличием.

— У вас две минуты.

Мать и дочь переглянулись, потом Зоэ уставилась на незваного гостя, постаравшись сконцентрировать в своем взгляде всю злость, на какую только была способна. Она перестала плакать, но глаза еще были красные. У Стефани тоже.

Они поспешно завершили ужин, и двое взрослых в молчании покинули комнату. Запирая девочку, мотоциклист слышал, как она спрыгнула с кровати, чтобы прильнуть ухом к двери. Он повернул ключ в замке, сунул его в карман и, подталкивая перед собой женщину, стал спускаться.

— Посуда, а потом в подвал.

— Там холодно, нельзя ли…

— Я принесу вам другие одеяла.

— Я запрещаю вам рыться в наших вещах!

— Посуда! — Дулом пистолета он указал на раковину и хромая проковылял от Стефани почти к самому концу обеденного стола. Она не двинулась с места.

— Не забудьте: с вами или без вас.

По щеке женщины скатилась одинокая слеза. Чтобы успокоиться, она вытерла лицо, шмыгнула носом и приступила к уборке.

— Кто вы? — Она включила воду. — То есть я хотела сказать… мне просто интересно, как можно превратиться в такого подонка, который срывает зло на детях. — Стефани обернулась к мотоциклисту. — Вы из тех, над кем издевались в детстве, и теперь мстите обществу, да?

— Поторапливайтесь.

— А что, мои вопросы вас смущают? — Пауза. — Тогда почему? Может, ваш отец бил вас или, что похуже, изнасиловал вас, когда…

— Я не сумасшедший, мадам Пети́, хотя вам очень хотелось бы так думать. Мне платят, вернее, платили за то, что я хорошо делаю свою работу. Хорошо платили. Потому что я всё, что угодно, только не сумасшедший. И чтобы зарабатывать на жизнь, мне случается убивать людей. И их детей тоже, если в этом есть необходимость. — Мотоциклист склонил голову набок. — Неужели такая необходимость появится? — Он снова махнул пистолетом в сторону раковины. — Посуда.

Стефани отвернулась к мойке.

— А что будет, — она шумно вздохнула, — когда вы уйдете?

— Ничего. Поторапливайтесь. Подумайте о Зоэ.

Они замолчали. Сквозь звяканье вилок и тарелок в раковине слышались едва сдерживаемые рыдания молодой женщины.

Вскоре мотоциклист уже не обращал на нее внимания. Визит жандармов озадачил его. Они упомянули о трех трупах в местности, расположенной в десяти километрах отсюда. Слишком далеко. Он не верил, что вчерашняя слабость могла так сильно подействовать на него, чтобы он оказался не в состоянии оценить дистанцию, которую проехал от места расстрела до этой фермы. Так что трудно вообразить, что речь идет о тех типах из леса. Однако предположение, что три других трупа, не имеющие отношения к его жертвам, могли быть обнаружены в том же пространстве-времени, представлялось нереальным.

Те же трупы. Этому может иметься всего два объяснения. Либо жандармы умышленно солгали и запустили дезу, что маловероятно — слишком сложно, бесполезно и нехарактерно для этой организации, — либо тела были перемещены.

Кем, для чего? Был ли он замечен тем или теми, кто это сделал? Чтобы понять, во что он влип, хорошо бы найти ответы на все эти вопросы.

А для этого мотоциклист располагал лишь очень небольшим количеством деталей. Трое мужчин, иностранцы, вероятно итальянцы или испанцы, он не расслышал. Граница с Испанией близко, кое-что об этом ему известно, первоначально он предполагал двинуться именно туда. Возможно, испанцы. Они прибыли на внедорожнике глубокой ночью в глухое место. Свидание. Не любовное. Один из них, вооруженный боевым ножом, похоже, готов был без колебаний, не задумываясь воспользоваться им. Просто чтобы убрать незнакомца, виноватого единственно в том, что оказался поблизости. Чтобы избавиться от свидетеля. Нежелательного. Никто не должен был их видеть. Высоки должны быть ставки, чтобы оправдать смерть человека. Тайная встреча. Один автомобиль. Выходит, те трое, которых он убил, первыми оказались на месте. Они ждали других. Которые прибыли позже. Нашли трупы и решили перетащить их. Чтобы замести следы.

Тайная встреча, решительные, хладнокровные, испанцы или… может, баски. ЭТА?[52] Что за черт, еще не хватало!

Мотоциклист увидел, что Стефани Пети́ закончила с посудой и теперь, подойдя к большому шкафу, стоящему возле стены в прихожей, внимательно смотрит на него. Он уловил в ее глазах сомнение, которое она тут же попыталась спрятать за вымученной улыбкой. Она не сдастся и попытается воспользоваться малейшей возможностью. Он невольно залюбовался ею и испытывал некоторое смущение.

— Ружья там нет, — вот и все, что он сумел выдавить из себя, прежде чем отвести ее вниз и снова связать в подвале на ночь.

Затем он проверил путы ее мужа и поднялся, чтобы в последний раз убедиться, что все выходы забаррикадированы.

Когда он вошел в комнату девочки, Зоэ лежала к нему спиной. Казалось, она спит. У изголовья горела лампа, он погасил ее и зажег ночник. Неподвижно стоя у постели ребенка, он некоторое время смотрел на девочку и чуть было не подскочил, когда через некоторое время ее голосок нарушил царящую в доме тишину:

— Не хочу, чтобы ты был тут, со мной. — Зоэ не пошевелилась. — Оставь нас в покое.

Некоторое время мотоциклист медлил у ее постели, затем отступил на несколько шагов к порогу, стараясь двигаться как можно тише, чтобы никого не побеспокоить.

Снаружи, сидя у входа, поджидал Ксай. Кухня была погружена во мрак, но пес, вероятно, услышал мотоциклиста, потому что, когда тот подошел к стеклянной двери, повернул голову в его сторону. Когда дверь отворилась, пес встал. Принюхавшись и явно успокоившись, вошел в кухню.


— Вы не могли их задержать? — Только что прибывший в госпиталь Рангёй подполковник Массе дю Рео плохо скрывал свое раздражение.

— Клиенты Риньи совершенно очевидно не испытывали желания ждать. — Доктор Гибаль пожал плечами. — К тому же мне есть чем заняться, и я не склонен предаваться пустой болтовне, чтобы удерживать кого-то. Я известил вас. Что касается всего остального…

— Они оставили свои координаты?

— Нет, но я полагаю, вам известно, как связаться с Риньи. Кстати, я слышал, как администратор что-то говорила про отель «Кроун…».

Слова врача прервало появление другого жандарма в сопровождении высокого сухощавого мужчины с такой огромной черной бородой и шевелюрой, что его голова казалась непропорционально большой. В руках у него были чемодан и сумка с ноутбуком.

Массе дю Рео обменялся рукопожатиями с Мигелем Баррера и после краткого изложения ситуации приступил к делу. Измученный Гибаль вынужден был вновь пересказать всю историю, затем, несмотря на его протесты — «день был слишком долгим», — направился вместе с обоими офицерами в «морозильник».

— Кто, по вашему мнению, эти люди? — спросил Массе дю Рео.

Мужчины быстро шагали по главному коридору службы судебной медицины. Впереди, торопясь покончить с делом, шел Гибаль.

— По их словам, это люди Альваро Грео-Переса.

— Кто это?

Баррера улыбнулся Массе дю Рео:

— Колумбийский traficante de cocaina,[53] который, чтобы сохранять и распространять свое дерьмо, скрывается за крайне жестокой полувоенной организацией под названием «Autodefensas Unidas de Colombia».[54] Опасный человек. Один из исчезнувших из Мадрида с Руано — его сын Хавьер.

— И отец считает, что парень среди наших утренних трупов.

— Ему это известно.

— Похоже, вы совершенно уверены в том, что говорите, капитан.

— Он приказал одному из своих адвокатов, очень дорогостоящему, лететь всю ночь, чтобы тот как можно скорей оказался здесь. И адвокат был не один. — Баррера обратился к доктору Гибалю: — Доктор, как выглядел второй мужчина?

— Я плохо его разглядел, — ответил врач, — не слишком разговорчив, довольно высокий, азиатского типа. Что-то в нем было странное, но я не возьмусь сказать, что именно.

Мигель Баррера кивнул и ничего не добавил.

Воздух морга был пропитан запахом горелого мяса, перекрывавшим обычный железистый дух смерти. Множество тел, обнаженных или одетых, ждали на расставленных повсюду носилках, когда их обследуют. В глубине комнаты выделялись три белых пластиковых чехла. Вместе с подошедшим следом помощником Гибаль принялся открывать их.

— Вы позволите? — Не ожидая ответа, Баррера установил на металлическом столе на колесиках свой ноутбук. Включив его, он приблизился к трупам, только что освобожденным врачом от чехлов, и какое-то время смотрел сразу на все три, а затем внимательно оглядел каждого по отдельности.

— Muy bien,[55] — пробормотал он скорей самому себе, нежели окружающим, — когда вы сделаете… — он поискал французское слово, — вскрытие?

— Вскрытие? — Гибаль повернулся к Массе дю Рео.

— Следствием руководит аджюдан Кребен. Он не занимается подготовкой процесса, назначенного на следующий месяц, так что все зависит только от вас.

— Значит, завтра или послезавтра, я надеюсь.

Баррера кивнул, сосредоточенно разглядывая обгоревшие останки и приваренные огнем к плоти обрывки одежды. Особенно его заинтересовали наручные часы одного из троих мертвецов.

Подошел Массе дю Рео:

— Что-то нашли?

— Вы любите хорошие часы, подполковник?

— Я не особенно в этом разбираюсь.

— Смотрите, вот «Мальта Суиза». Очень редкие и очень дорогие. — Пока его французский коллега вместе с заинтересовавшимся Гибалем рассматривал запястье, в которое буквально была инкрустирована драгоценность, Баррера копался в своем ноутбуке. Он достал множество файлов, открыл целую серию снимков, которые бегло просматривал, пока не нашел то, что искал. На фотографии был изображен молодой мужчина приятной наружности, испанского типа, снятый при помощи телеобъектива на светском рауте. Он держал бокал, а рукава черной шелковой сорочки были завернуты до самого локтя. На левом запястье те же самые часы — «Malte Tonneau Tourbillon Squelette» швейцарской фирмы «Vacheron Constantin».[56] — У нас проблема.

— Что? — Массе дю Рео выпрямился, чтобы посмотреть на испанца, а затем в его компьютер.

— Когда доктор закончит, он скажет нам, что этот человек, — Баррера указал на труп с часами, — Хавьер Грео-Перес. — Он кивнул на экран компьютера, а после нескольких мгновений — на один из двух других трупов, не такого высокого, но более плотного, чем первый. — А это, без сомнения, Родриго Мартес. Его младенцем нашли в церкви. Был вторник, отсюда его фамилия.[57] Но для колумбийцев он Феито. Он был телохранителем Хавьера Грео-Переса, всегда при нем. Убийца. Третий, я полагаю, Руано.

— Вы так думаете?

— Это логично, они ведь были в его автомобиле, no? И все они desaparecidos.

Массе дю Рео оглядел троих мертвецов:

— Тогда в чем проблема? Теперь у нас есть соображения относительно того, кто они.

— Вам известно, как свои называют Альваро Грео-Переса, отца Хавьера? El Triple Cero.

— Три Нуля? Он что, считает себя Джеймсом Бондом, этот ваш тип? — сострил Гибаль.

Баррера ответил ему печальной улыбкой:

— Его называют так потому, что он утверждает, будто в одиночку убил триста человек. Вот этим. — Испанец поднял перед собой обе руки, словно готовясь сжать горло воображаемого противника. — Я склонен верить, что так оно и есть. И еще — что по его приказу sicarios уничтожили mucho mas,[58] тысячи. — Баррера опустил руки. — Su hijo, его сын, был для дона Альваро всем.


«Ауди» с погашенными фарами и заглушенным двигателем был припаркован на обочине проселочной дороги. За рулем сидел Симоне Каннаваро, рядом с ним Жан Франсуа Нери. Тод расположился на заднем сиденье. Все трое наблюдали за входом в замок Меркюэс в нескольких десятках метров от них. Открытые ворота из кованого железа были освещены двумя прожекторами, установленными с обеих сторон на старых каменных столбах.

Нери заерзал на сиденье, ему было не по себе в кромешной тьме, с этим молчаливым колумбийцем за спиной, только что прибывшим во Францию и уже готовым втянуть их в новые неприятности. Одновременно его поражала та оперативность, с которой менее чем через двадцать четыре часа после тревожного звонка Каннаваро Грео-Перес выслал на место своих представителей. Поражала и пугала. Человек, сидящий сзади, похоже, хорошо осведомлен на их счет, на его, Нери, счет в частности.

Тод обратился к нему по-испански:

— Терпение. Еще десять минут и все побегут в ресторан. Я звонил. В отеле станет поспокойнее.

Каннаваро сквозь зубы пробормотал:

— Девушка еще там?

— Около восьми я попросил соединить меня с ней. Портье позвонил в номер Хавьера, она сняла трубку, я отключился. Она еще там, и мне надо с ней поговорить. — Тод нащупал на сиденье рядом с собой небольшую сумку с инструментами, открыл ее, проверил содержимое, снова закрыл, натянул кожаные перчатки и хлопнул Каннаваро по плечу. — Оружие есть?

Прежде чем ответить, неаполитанец некоторое время внимательно смотрел на него.

— Да, «беретта».

— Дай мне.

Без особой охоты Симоне Каннаваро расстался со своим пистолетом.

— Спасибо. — Тод улыбнулся. — Молодец, что перетащил трупы и все сжег. Дон Альваро поймет. Он всегда понимает действия, вызванные соображениями срочности и безопасности.

Каннаваро снова что-то пробормотал.

— Смотрите! — Нери указывал на что-то снаружи.

Женский силуэт, закутанный в дорогое меховое манто. Какая-то женщина, с трудом волоча чемодан на колесиках «Louis Vuitton» и внушительных размеров сумку для косметики, пешком покидала отель.

— Фары, — Тод, снова по-испански.

Захваченная врасплох внезапным ярким светом, незнакомка подняла руку, чтобы заслонить глаза. Манто распахнулось, обнажив мини-юбку и затянутые в черный нейлон ноги в высоких кожаных сапогах на головокружительных каблуках. Как раз под стать Хавьеру: девка, любящая роскошь и умеющая по-тихому свалить, когда рядом нет никого, кто бы оплатил счет. Попросту шлюха, разве что не с панели.

Колумбиец вышел.

— Excuse те, miss,[59] — начал он по-английски, — у вас какие-то проблемы?

После короткого колебания она ответила:

— Мне необходимо немедленно уехать. Я была с друзьями, они уехали, оставив меня без машины. Я хотела такси, но эти fucking french[60] не способны даже…

— Вы позволите? — Тод шагнул вперед, чтобы взять у нее чемодан. — Если хотите, мы можем отвезти вас в Кагор.

— Thank you, это было бы очень мило.

— Идемте. Меня зовут Тод.

— Английское имя, как у меня. Вы англичанин? Здесь их так много.

— Немецкое. А вас как зовут?

— Саския Джонс. Я из Лондона.

Ведя ее к автомобилю, возле которого ждали Нери и Каннаваро, Тод медленно кивал.

— Ваших друзей, случайно, звали не Руано и Грео-Перес? — Колумбиец спокойно открыл багажник «ауди» и уложил чемодан.

— Откуда вы?..

— Номера ваших комнат в отеле?

— Кто вы?

— Номера?! — Тод приподнял полу кожаной куртки и показал засунутый за ремень пистолет.

Молодая англичанка отступила назад и наткнулась на Нери.

— Мы… у нас было три люкса, каждый со своим названием. — Она пыталась припомнить названия, ей это удалось, лишь когда Тод схватил ее за руку и с силой встряхнул.

— Кто-нибудь из вас оставил какие-либо вещи или документы у администратора?

— Не знаю. Не думаю.

— В номерах есть сейфы?

— Да.

— Код вашего?

— Я его не… — От мощного удара в солнечное сплетение, за которым последовал апперкот в челюсть, у Саскии перехватило дыхание. Она потеряла сознание.

Каннаваро подхватил девушку, чтобы она не рухнула на землю, и затолкал ее в багажник.

Тод приказал не спускать с нее глаз и направился в сторону замка. Держась в тени деревьев, он миновал главную аллею, обогнул паркинг, стараясь не выходить на свет, и обошел замок вокруг, чтобы наметить возможные пути проникновения. Внутренний двор, терраса ресторана и расположенный за ним офис Тод сразу исключил. Слишком оживленно и полно посетителей — его заметят. Оставался главный вход с широкой стеклянной дверью. Он расположился против нее, спрятавшись в небольшой рощице, и был вынужден прождать минут двадцать, пока администратор соблаговолит покинуть рабочее место.

Тод вошел. Он думал добраться до стойки, чтобы взять ключи от апартаментов Хавьера и его гостей, но ему помешало появление в холле большой группы постояльцев отеля. Чтобы не быть замеченным, он свернул к главной лестнице и торопливо поднялся. На третьем этаже, пользуясь общими указаниями Саскии, он сориентировался и вычислил интересующие его комнаты.

Ближе всех располагался номер Руано. Подойдя к двери, Тод некоторое время осматривал ее, затем вытащил из-под куртки сумку, перебрал находящиеся в ней инструменты, остановил выбор на пистолете-отмычке, нашел подходящее лезвие и ввел его в личинку замка. Ему пришлось трижды нажать на гашетку и несколько раз легонько постучать по рукоятке, чтобы сдвинуть предохранительные штифты и освободить запорный цилиндр.

Номер был прибран и подготовлен к ночи: возле изголовья расстеленной кровати горели лампы. В отеле еще не знали, что остановившийся здесь постоялец уже никогда не вернется. Чемоданы мадридского адвоката были сложены в шкафу возле входной двери. Тод перерыл их и ничего не обнаружил. Сейф стандартной гостиничной модели с электронным табло для набора кода был заперт. Тод включил свой наладонник, сверился с карточкой Адриана Руано, которой его снабдил дон Альваро, и с пятой попытки подобрал правильные цифры: годы рождения родителей в порядке «отец — мать». Внутри ничего особенного: немного наличности, кое-какие драгоценности, кокаин, электронный ежедневник и ноутбук. Документы Руано, как и бумаги Хавьера и Родриго, ему уже передал Каннаваро, когда они встретились после визита в госпиталь. Тод засунул все в гостиничный мешок для грязного белья, проверил салон и ванную комнату, но больше ничего не обнаружил.

Комната Феито его ничем не порадовала. Сейф оказался пуст, гардероб скуден, а наркотиков телохранитель не употреблял — Тоду это было известно. В номере Хавьера также ничего компрометирующего, только большое количество денег и кокаина, которые Тод незамедлительно прибрал.

Он уже собирался выйти, но тут постучали. Беглый осмотр номера говорил о том, что комната в полном беспорядке. Уборку не делали, — видимо, шлюха провела здесь весь день. Эту деталь он упустил.

Дверь открылась, и появилась горничная.

Тод юркнул в ванную комнату, погруженное в темноту просторное помещение, отделанное бежевой плиткой. Закрывшись в расположенной в углублении стены душевой кабине с матовым стеклом, он стал ждать. Женщина в соседней комнате зажгла лампы у изголовья и принялась перестилать белье. Потом включила пылесос. Это продолжалось добрых пять минут. Звяканье посуды послужило Тоду сигналом того, что горничная занялась подносами с остатками еды, которые он заметил, войдя в номер.

Зажегся свет, она вошла в ванную.

Тод угадал ее силуэт, искаженный матовым стеклом. Один раз горничная прошла мимо него, чуть было не открыла створки душа, но передумала и, собрав полотенца, унесла их вместе с мусорной корзиной. Через какое-то время она вернулась и вымыла раковину, заменила набор санитарно-гигиенических принадлежностей, все протерла и, издав вздох отвращения, занялась унитазом. Затем вернулась в комнату.

Тод натянул перчатки.

Горничная появилась вновь, подошла к душевой кабине и открыла ее.

Тод этого ждал и не дал ей времени крикнуть. Одной рукой он зажал ей рот, а другой с силой притянул к себе. Затем развернул, несмотря на ее тщетное сопротивление, схватил за голову и резко крутанул. Сухой треск. Женское тело обвисло в его руках. Бросив убитую в душе, он выкатил ее тележку, захватил мешок со своей добычей и тем же путем, каким проник в отель, покинул здание. Его никто не видел.


— Ты чем-то озабочен?

Валери Массе дю Рео положил нож и вилку на край тарелки, вытер губы и взглянул на свою жену Мишель, перед которой стоял стакан вина. Она внимательно изучала его через кухонный стол. Она не ужинала — очень проголодалась и перекусила раньше, вместе с их дочерью Сюзанной. К тому же он опоздал, нарушив привычный тулузский ритуал совместной трапезы. Прежде они всегда его придерживались, и до сих пор даже недавним ухищрениям прокуратуры не удавалось отменить эту традицию. Сегодняшнее опоздание было отклонением. Он задумался, останется ли оно единственным в своем роде, или это предвестник будущих пропущенных ужинов.

Или хуже того.

Его беспокойство не укрылось от Мишель.

— Я сегодня видел Доминика. Помнишь, кто это? — Жена не отвечала, и Массе дю Рео продолжал: — Ну да, Ланжевен, брюнет, симпатичный мужик, который пришел в Группу в тот год, когда я из нее вышел. Все были недовольны, он ведь тогда только закончил Сен-Сир.[61]

— Что он забыл в Тулузе?

— Муассак.

— Что?

— Он был в Муассаке, на месте преступления, которое мы расследуем.

— Ты сегодня был в Муассаке? Я думала, у вас большое совещание по поводу процесса следующего месяца. Все та же история ссоры между соседями?

— Нет, тут другое. Кстати, там гораздо серьезнее, нежели простая ссора между соседями. Так вот, прокурорские поставили меня в известность, что прибудут в Муассак на тройное убийство, поэтому и мне пришлось туда поехать. А они и не появились.

— Похоже, в прокуратуре тебя обожают.

— Зато я повидал Доминика.

— Из-за трех трупов?

— Да. То есть нет, из-за операции «Ястреб».

Мишель Массе дю Рео вздохнула:

— Сложновато для меня.

— Кто-то сбежал, какой-то паразит, который интересует Группу.

— А какая связь с вашими убийствами?

— Никакой.

— Но тебя это беспокоит?

— Обычно Группа не совершает таких обходов местности. И Доминику явно было не по себе.

— Почему?

Подполковник пожал плечами:

— По всему видать, он очень устал. — Он положил в рот кусок и отхлебнул вина.

— Бывает.

Две-три минуты они молчали.

— Значит, трое?

— Да, убиты и сожжены. — Пауза. — Прости.

— Когда я была девчонкой, здесь такого не случалось.

— Об этом меньше говорили.

— Неужели?

Массе дю Рео удержался от ответа. Поспешно закончив ужин, он поцеловал Сюзанну, которая уже ложилась спать, и присоединился к жене в гостиной. Они поговорили о том, как она провела день, покритиковали телевизионные передачи и тихонько включили музыку. Рассказывать ей о мрачных предостережениях Барреры он не стал.


Тод не сразу нашел то, что искал, и наступившая ночь не способствовала ему в этом. Но в конце концов они все же остановились перед стоящей на отшибе строящейся виллой.

Иней тонким слоем покрывал унылый пейзаж вокруг стройки. При свете фар «ауди» Тод и Нери обыскали багаж Саскии Джонс. Привязанная к опорному столбу будущего гаража, обнаженная, девушка медленно приходила в себя. Ее трясло от страха и холода. На земле грудой валялась ее одежда, а прямо перед ней, плотоядно глядя на свою жертву, стоял Каннаваро.

Подошел Тод.

Глаза Саскии открылись, затрепетали ресницы, глаза снова закрылись. Она застонала.

Каннаваро ухватил ее за подбородок и грубо заставил поднять голову:

— Сейчас ты нам все расскажешь, слышь, ты, fucking bitch![62] — Его рука скользнула по грудям англичанки, взвешивая каждую; он обратился к Тоду по-испански: — Дай мне с ней поразвлечься, я заставлю ее вывалить все, что она знает.

Тод с безразличием скользнул по нему взглядом, затем посмотрел на автомобиль, его глаза остановились на табличках с итальянскими номерами.

— Твой «ауди»?

— Краденый. — Не обращая внимания на Тода, неаполитанец игриво подергивал волоски на лобке девушки. — Поддельные номера и документы к ним.

— Эй, Каннаваро!

Симоне Каннаваро чуть повернул голову в сторону окликнувшего его и даже не успел удивиться. Он едва ли осознал, что дуло его собственной «беретты» направлено прямо ему в лоб.

Саския Джонс взвыла не от звука выстрела, а от того, как разлетелись осколки костей и брызги мозга. Захваченный врасплох Жан Франсуа Нери, по-прежнему на корточках рывшийся в раскрытом чемодане девицы, осел на задницу.

Когда отгремело эхо выстрела, перестало звенеть в ушах и затихли крики ужаса, выждав паузу, Тод снова заговорил:

— Насчет дона Альваро я тебе солгал, — он плюнул на труп, — и кроме того, ты мне не понравился. — Не спуская глаз с тела, он приказал: — Нери, в машине, в моей дорожной сумке, большой нож. Ну-ка, принеси.

Мертвенно-бледный Нери быстро вернулся с кинжалом и неловко протянул его Тоду.

Перед лицом Саскии, пытающейся подавить жестокие приступы тошноты, возникло черное стальное анодированное лезвие.

— Это вот называется «ка-бар», — заговорил Тод по-английски. — Несколько лет назад мне подарил его американский инструктор. Прежде у меня уже был такой, но тупой, он хуже резал. Как раз в тот день, когда я получил этот нож в подарок, мы с другими paramilitares[63] совершали рейд в деревню, которую удерживали communistas. Так что я сразу его опробовал. — Какое-то время Тод ловко поигрывал лезвием, вертя его между пальцами. — Я неплохо им владею, no?

По лицу англичанки текли обильные слезы.

— Мы там перерезали с полсотни парней. Может, шестьдесят, уже точно не помню. Давно дело было. У нас это заняло почти неделю, это уж я не забуду. Каждый вечер несколько штук приводили на местную бойню. Им пускали кровь, потрошили, разделывали и потом бросали в протекающую рядом реку. Некоторых еще живыми. Но таких было немного. — Лицо колумбийца осветила улыбка. — Это было уроком, вы же понимаете, чтобы вывести регион на верный путь, наш путь. — Тод опустил нож. — Надо все мне рассказать, сеньорита Джонс, и мы быстро управимся, иначе… Иначе я не стану спешить. — Он подождал, пока утихнут рыдания. — Кто вам заплатил, чтобы вы предали Хавьера Грео-Переса?

— I don’t know anything, please, — взмолилась Саския. — Я ничего не знаю, клянусь вам.

— Wrong answer.[64]

Острие «ка-бара» вонзилось в кожу молодой женщины чуть ниже груди. Она взвыла таким нечеловеческим пронзительным голосом, что Нери заткнул уши. Резким и точным движением Тод повернул лезвие под правой грудью Саскии и извлек им оттуда длинную полоску плоти.

Жан Франсуа Нери согнулся пополам: его рвало.


Тридцать шесть часов спустя

— Не двигайся.

— Что?

Шепот:

— Доверься мне.

— Что ты делаешь?

— Не мешай. Ешь.

В рот связанного по рукам и ногам Омара Пети́ кто-то сует хлеб с маслом. Чья-то рука у него за спиной, под свитером.

— Стой, что ты?..

— Тсс. — Едва слышно. — Нож.

— Постой, сейчас…

— Ешь! — Голос Стефани, непреклонный. Еще кусок хлеба — и совсем тихо: — Когда пойдешь в туалет, перережешь скотч.

— Ты спятила!

— Слушай меня.

— Нет!

Снова бутерброд. Вкус кофе с молоком и соленого масла. Как Омар любил. И Зоэ тоже. Зоэ. Стефани. Он. Все они любили такой завтрак. Теперь конец. Теперь только страх. Не за себя, за них. Только за них. За жену: она сошла с ума.

— Он убьет нас. — С полным ртом. — Он тебя увидит.

— Успокойся, иначе он услышит. — Чуть громче: — Еще глоток.

Другая рука по-прежнему неловко шарила у него за спиной. Нож выскользнул. Едва слышно звякнул о бетонный пол. Омар закашлялся, сплюнул хлебные крошки, оттолкнул поднос. Заглушить звук падения ножа. Слюна, смешанная с едой, стекала по подбородку.

Стефани вытерла ему лицо влажной салфеткой.

— Поскорее там! — Мотоциклист — возле лестницы, метрах в семи-восьми от них.

В подвале плохое освещение. Омар это знает. Вот уже несколько месяцев он все собирался переделать электричество внизу. Заметил ли тот парень их действия? Шум посуды. Хлеб окунается в чашку, засовывается в рот. Нож у него под свитером, но лезвие… оно вонзилось в тело. Стиснуть зубы.

— Из-за тебя он убьет нас!

— Он в любом случае убьет нас. Видел его рожу?

— Откуда тебе знать? — Сквозь зубы: — Потише!

— Я не собираюсь ждать, пока он убьет мою дочь.

— Потише!

— Что вы там копаетесь? — Мотоциклист сдвинулся с места, подволакивая ногу, сделал два шага в их направлении.

Новый приступ кашля, более жестокий. Сзади, внизу спины, влажно от крови.

Его.

Его крови.

— Ты освободишься и убьешь его. — Голос жены в самое ухо. — Застанешь его врасплох. Он ранен. — Она сунула чашку Омару прямо в зубы и влила ему в рот остатки кофе. — Будь мужчиной, спаси свою дочь. — И она поднялась с колен.

Плоть от плоти его. Спасти ее, сегодня же. Сейчас.

Несколько секунд спустя:

— Кляп. Вставьте ему кляп.

Омар вдохнул запах засохшей слюны, глотнул едкой пыли, ему стало трудно дышать. Старая тряпка успела поваляться на полу.

Мотоциклист снова отвел Стефани в кухню.

Где-то в глубине дома, наверху, захлопнулась дверь. Прежняя темнота, а теперь еще и тишина.


Тод предусмотрительно решил сменить машину.

Ночью они с Нери вернулись в Тулузу, сделали остановку в ее южном пригороде Мирай и на каком-то паркинге оставили свой «ауди». Маловероятно, что она долго простоит нетронутой. Спустя сорок пять минут такси доставило их к небольшой гостинице неподалеку от вокзала Матабью. Утром, хорошо выспавшиеся и принявшие душ, они украли очередной автомобиль, старенький «вольво-универсал», и вернулись в Муассак, в монаший лес, где произошла роковая для Хавьера Грео-Переса встреча.

На поляну они прибыли около десяти утра.

Заглушив мотор, Тод оставил с некоторого времени словно потерявшего дар речи Жана Франсуа Нери в машине. Несчастный уже сделал попытку пойти на вокзал, чтобы вернуться домой. Колумбиец достаточно убедительно отговорил его, назвав по памяти его домашний адрес, а заодно адреса двух из четырех его фирм по упаковке и перевозкам, школы, где учатся его дети, и достаточное количество телефонных номеров его родственников. Но окончательным аргументом для Нери стала показанная ему Тодом на экране наладонника недавняя фотография обоих его детишек.

Местность была спокойная, окруженная деревьями, которые делали ее невидимой с дороги. Тод совершил первый быстрый обход, чтобы определить, где две ночи назад стояли автомобили. Поскольку Каннаваро и Нери описали, как здесь все выглядело, когда они прибыли на встречу, среди мятой травы и сломанных кустов ему оказалось несложно обнаружить следы колес, пятна почерневшей крови и, наконец, местоположение стрелка. Он походил вокруг, внимательно осмотрел почву, присел, снова вгляделся, поскреб землю и вытащил сначала одну девятимиллиметровую гильзу, затем совсем рядом нашел вторую. Две другие гильзы оказались поблизости, под упавшими гниющими листьями, на том же расстоянии от позиции стрелка.

Позиция стрелка.

Стрелок.

Один-единственный.

Бах-бах! Бах-бах! Два двойных, смещенных под очень небольшим углом. Тод представил себя на месте убийцы, прицелился в пустоту, в воображаемые мишени в автомобиле. Он бы лучше не сделал.

При помощи стебелька Тод собрал гильзы и сунул их в нагрудный карман кожаной куртки. Затем поднялся и принялся накручивать все расширяющиеся концентрические круги с центром в точке огня, пока не наступил на «ка-бар» Феито.

— Нери! — Он склонился над ножом.

У него за спиной хлопнула дверца.

На земле Тод заметил едва видные следы того, что какие-то двое бок о бок дошли до этого места. Из лесу.

Тод не стал ждать приближения Жана Франсуа и пошел взглянуть, куда приведут следы.

Царапины на стволе дерева, на уровне бедра, металлические обломки, следы резкого запуска двигателя, листья и сломанные ветки, расположенные на одной, почти непрерывной линии, ведущей к дороге. Колумбиец мог бы поспорить, что убийца ждал здесь. И что он был на мотоцикле.

Нери стоял над «ка-баром», смотрел прямо на него, но, казалось, не видел.

— Pick it up. — Никакой реакции. Тод настаивал: — Подбери его!

Нери протянул дрожащую руку и двумя пальцами, с видом глубочайшего отвращения поднял нож с земли.

— Такой же, как мой. Принадлежал солдату, который заслужил его в бою вместе со мной. Не может быть и речи о том, чтобы оставить его здесь, это не дело. Бери, он твой.

— Не хочу.

Тод подошел вплотную к Нери, возвышающемуся над ним на целую голову, и в упор посмотрел ему в глаза:

— Знаешь, почему я убил Каннаваро, а не тебя?

Тело Нери рванулось назад, готовое к бегству.

— Вы не должны были сжигать сына дона Альваро.

— Это Симоне, я не хотел.

Тод поднял руку, требуя, чтобы он умолк.

— Вы испугались, понимаю. И мне известно, что Каннаваро более привычен к подобным делам, но ты участвовал, а должен был бы пораскинуть мозгами. — Он сделал шаг вперед. — В нашем деле надо думать.

Нери отступил.

Рот Тода растянулся в улыбке.

— Но мне также известно, что дон Альваро желает сблизиться с твоей семьей. Он уважает и ценит ее. И хочет работать здесь с вами. — Он взял «ка-бар» из рук Нери и вытер лезвие, к которому прилипли комочки земли. — Ты можешь открыть ворота Франции. Радуйся — тебе повезло, ты жив. Каннаваро дурно обошелся с Хавьером. Он был всего лишь посредником. Таких, как он, полно, но… — Тод провел пальцем под своим подбородком, — надо уважать наших мертвых. — В Неаполе поймут. — Держа кинжал за лезвие, он протянул его Нери. — Надо уважать наших мертвых.

После некоторого колебания Нери взялся за рукоятку оружия.

— Молодец. — Колумбиец направился к деревьям, растущим на противоположной стороне дороги, по которой они приехали. — Пошли.

Вскоре они достигли участка замерших в зимней спячке виноградников. Лозы стояли ровными рядами, подпертые широкими, слабо натянутыми ограждениями, закрепленными на вбитых в землю крест-накрест деревянных столбах высотой не более двух метров. Вскоре мужчины заметили непорядок: некоторые столбы были вырваны и валялись на земле, а металлические провода загородок во многих местах были разрезаны.

— Похоже, кто-то не любит крестьян, — по-испански буркнул себе под нос Тод.

Его взгляд, блуждая по холмам с виноградниками, наткнулся на идущую низом дорогу. Петляя, она поднималась между полями, вновь исчезала в лощине, а потом опять появлялась возле развалин какого-то амбара, чтобы в конце концов затеряться за гребнем холма.

Дальше Тод мог только догадываться о ее направлении.

С запада лишь один подход. Никакого дома… Хотя нет: его глаза уперлись в крышу одинокой фермы. Она почти сливалась с серо-зеленым пейзажем. Дом. Обитаемый? Не важно, там не должно быть много народу. На востоке то же самое: два-три владения, довольно отдаленных.

— Место выбрал ты?

Нери кивнул.

— Пустынное. Даже слишком.

— Этот мадридский адвокат…

— Знаю, Каннаваро уже сказал, но на самом деле это Хавьер.

— Что Хавьер?

— Это он решил. Una erro. Заблуждение. Я бы поехал в другое место. И не ночью. Он не очень-то любил думать и никого не слушал, этот Хавьер. Слишком увлекался cocaina.

— Наркотический ад, — по-французски вполголоса съязвил Жан Франсуа Нери.

— Что ты говоришь?

— Ничего.

Тод показал на дорогу, на запад:

— Вы приехали, как мы?

— Да.

— И уехали в ту же сторону?

— Да.

— И никого не видели?

— Нет.

Тод развернул выпущенную Институтом национальной географии карту региона, которую утром купил в Муассаке:

— Сюда ведет единственная дорога, как минимум три километра. Какое опоздание?

— Не понимаю.

— Вчера вы говорили, что опоздали.

— Минут на пятнадцать, самое большее — на полчаса.

Тод кивнул, задумался.

— А тела? Какими они были, когда вы их перетаскивали? Теплыми?

Настал черед Нери поломать голову.

— Думаю, да.

— А в тот вечер было холодно, как сегодня?

— Да.

— Вы точно никого не встретили? Мотоцикл или?..

— Нет. Они что, прибыли на мотоцикле?

— Возможно. И я полагаю, он уехал в другую сторону, на запад.

— «Он»? Все это сотворил один парень?

Тод пожал плечами. «Феито был плохо вооружен, другие вообще безоружные, — думал он, по-прежнему не спуская глаз с крыши уединенной фермы. — Слишком много ошибок».


— Эй, Батист! Ты здесь? — Адриан Виги рассматривал входную дверь и фасад дома с запертыми ставнями. Ферма Батиста Латапи казалась пустынной. Адриан давно не бывал здесь и заметил, что хозяйство сильно запущено. Смерть прибрала Старика и много чего еще вместе с ним.

За его спиной переминался с ноги на ногу Поль Катала. Он кашлянул:

— Говорю, нет его. Должно быть, у сестры.

— Ты ведь знаешь, что это не так.

— Ладно, пошли. Мне еще лозы подвязывать. Да и тебе тоже работать надо. Твои дела тоже сами по себе не делаются.

Виги поискал глазами прислоненный к запертому сараю старый драндулет Батиста. Он не увидел мопеда, но машина могла быть внутри. Он попытался представить себе внутренность помещения:

— Помнишь, мы в детстве здесь играли? Тогда все выглядело иначе.

— Главное, я хорошо помню, как боялся Старика.

— С тех пор как Старик ушел, Батист сдал.

— Точно.

— И работать ему тяжело.

— Работать всем тяжело. Ты правильно сделал, что продал. В баре-то тебе получше. — Поль Катала закурил.

Адриан Виги снова постучал. На этот раз кулаком.

— Батист, открывай, если ты там!

— Я никого не хочу видеть, — раздался наконец сдавленный голос их приятеля.

— Ты чего дуришь, черт бы тебя побрал?

— Уходите!

Катала подошел к двери:

— Мы не уйдем, пока не откроешь.

— Не хочу никого, уйдите!

Посетители вдвоем забарабанили в дверь. Им было весело. Когда они все же прекратили стучать, щелкнула задвижка. Сначала они увидели два ржавых ствола старого охотничьего ружья, а уже потом Латапи, прислонившего приклад помпового ружья к бедру.

— Так вот, Латапи, как ты встречаешь друзей? — Катала предусмотрительно отвел от себя дуло. — Уж не знаю, чем ты заряжаешь эту старую дрянь, но тебе стоит поостеречься, как бы она не саданула тебе в морду.

Адриан Виги оказался на линии огня и сделал шаг в сторону:

— Я уже говорил, что не пойду с тобой на охоту, пока ты не купишь что-нибудь другое.

— Вы одни?

— А у тебя что, еще друзья есть? — Поль Катала двинулся напролом. Спертый воздух. — Что это ты вдруг пропал?

— Вы кого-нибудь видели?

— Да нет же! — Виги тоже вошел. — Наливай, мы что, зря пришли?

Латапи запер дверь и поспешил за приятелями, которые, не дожидаясь хозяина, направились в кухню.

— Что вам здесь надо?

Поль Катала притащил стул и устроил на нем свой зад.

— Посмотреть, все ли у тебя в порядке.

— Тебя уже два дня не видать, — добавил Виги, — трубку не снимаешь.

— Твоя сестра сказала, что вчера ты не приходил помогать.

— Она много болтает.

— Мы беспокоимся. Особенно после твоего подвига прошлой ночью.

— У тебя хотя бы не было проблем с этим поганым черномазым?

Батист Латапи не смог скрыть своей тревоги:

— А что, уже болтают?

— Болтают? О чем?

— Ни о чем.

— Как это ни о чем?

— Если эта обезьяна тебя достает, все пойдем!

Адриан Виги переглянулся с Катала.

— Скажи, Батист, что случилось. У Пети́ что-то произошло? Он тебя засек?

— Нет.

— Тогда что?

— Ничего. Просто я видел мотоциклиста. В виноградниках.

Катала угрожающе сунул ему под нос кулак:

— Что за шутки? Пьяный, что ли?

— Нет, правда! Там был мотоциклист, я его видел!

— И что он там делал, этот твой мотоциклист? Выращивал виноград?

— Если ты считаешь, что я вру, вали отсюда!

— Мы считаем, что ты в стельку, вот что!

Виги сделал знак Катала заткнуться и обратился к Латапи:

— И кто был этот мотоциклист, а, Батист?

— Так вы мне не верите?

— Верим. Кто это был?

— Никто.

— Да ладно, говори!

— Никто, говорю же!

В разговор снова вступил Поль Катала:

— Тогда почему ты с ружьем?

— Из-за крыс. У меня крысы.

— Крысы, — ухмыльнулся Катала, — и твои крысы умеют отпирать двери? Или, может, глазеют на тебя в окна, поэтому ты и забаррикадировался?

— А она, случайно, не высоченная и с дебильным именем, эта твоя крыса?[65]

Батист Латапи нахмурился:

— А то мне больше заняться нечем.

— Так ты нальешь или как?

— В другой раз. Не надо вам здесь оставаться.


Стоя возле запертых ворот фермы Пети́, Нери кивнул Тоду, оставшемуся сидеть за рулем «универсала». Звонка не было, так что они погудели. Ни одна живая душа не вышла им навстречу, но водитель не спешил уезжать. Из трубы выбивалась тонкая струйка белого дыма, а откуда-то из глубины дома доносился собачий лай. Ферма была обитаема. Видимо, в настоящий момент хозяева отсутствовали.

Тод вышел из автомобиля. Убедившись, что за ними никто не следит, он просунул руку сквозь прутья калитки и попробовал открыть ее. Не заперто. Он шагнул во двор:

— Входи.

Нери с сомнением последовал за ним.

Они уже подходили к дому, когда дверь отворилась и появилась собака. Пес бросился вперед и, не переставая лаять, замер примерно в метре от Тода. Женский голос дал ему команду молчать — на пороге, скрестив руки на груди, стояла женщина с белым как мел лицом.

Тод кивнул в сторону Нери, чтобы тот заговорил с ней.

— Здравствуйте.

— И часто вы вот так запросто вламываетесь к чужим людям?

Никто не отвечал.

— Я была занята. Чего вам?

Прежде чем обменяться с Тодом несколькими словами по-английски, Нери вопрошающе взглянул на него, а затем снова обратился к женщине:

— Один наш друг позапрошлой ночью попал в аварию. Вон там. — Он указал куда-то в сторону монашьего леса. — Виновный в дорожно-транспортном происшествии водитель скрылся, а свидетеля нет. А жандармы, ну, вы сами знаете, что это такое…

Стефани Пети́ не ответила.

— Мы подумали, вдруг той ночью вы заметили что-нибудь странное.

— По ночам мы спим.

— Было не очень поздно, между двенадцатью и часом.

— Мы в такое время уже ложимся. Здесь встают рано.

Женщина вела себя напряженно, вызывающе. Тод вновь перекинулся с Нери парой слов по-английски.

— А вы, случайно, не слышали или не видели мотоцикла?

Когда вопрос прозвучал по-французски, Стефани неосторожно бросила быстрый взгляд в сторону стойла.

К счастью, Нери этого не заметил, а Тод не спускал глаз с собаки.

— Говорю же вам, по вечерам мы не торчим возле окон.

— И все же мотоцикл — здесь, в разгар зимы, вечером — должен наделать много шуму.

— Мы ничего не видели. — Стефани заметила, что Ксай злобно зарычал. Она чувствовала, что он готов вцепиться этим парням в глотку. Обычно он вел себя так, только чтобы защитить Зоэ.

Тод по-прежнему в упор смотрел на немецкую овчарку. Если этот perro[66] посмеет тронуть его, он мигом прикончит мерзкую скотину. А потом и эту женщину тоже. Он оглядел двор. Ферма была убогая, почти такая же убогая, как большинство ферм в Колумбии. И тут кое-что привлекло его взгляд. Он увидел надпись, грубо нацарапанную на деревянной двери сарая: «Смерть черножопому». Вообще-то, он ее не совсем понял, но подумал, не значит ли «черножопый» то же самое, что negro.

Пес сократил дистанцию.

— Какие-то проблемы? — На пороге дома появился мужчина, одетый в грязный и чересчур большой для него пуховик. Он обнял женщину за плечи и притянул ее к себе. Она с неохотой позволила ему поцеловать себя в волосы.

— Никакой проблемы, — бросил Нери, взглядом согласовав ответ с Тодом.

Сосредоточившись на новом лице, Тод не сразу кивнул. Крестьяне везде одинаковы: не любят чужих. У себя на родине он бы их проучил, поставил бы на место, но здесь у него были более неотложные дела. Собравшись уходить, он бросил через плечо:

— Извините за беспокойство.

Незнакомцы вернулись к своей машине и уехали.

Стоило им исчезнуть из виду, Стефани резко освободилась из объятий мотоциклиста:

— Никогда больше так не делайте, ясно?

Не обратив внимания на ее слова, он за руку потянул женщину к воротам.

«Кто эти типы?»

Мотоциклист вышел на дорогу. Незваные гости уехали.


В достроенном виде вилла обещала быть великолепной. Современная, с застекленными террасами, спускающимися по пологому склону. Она располагалась в стороне от шоссе, в конце извилистой лесной дороги. Идеальное место для тех, кто предпочитает покой.

Аджюдан Кребен задумался, поселятся ли здесь когда-нибудь ее будущие владельцы.

— Никогда такого не видел, а вы? — Возле него появился лейтенант следственной бригады департамента Лот.

Кребен отрицательно покачал головой. Он определенно считал, что операция «Барбекю-82» должна была получить другое название, более официальное, и проводиться быстрее, поскольку список жертв удлинялся час от часу. Скоро они уже превзойдут официальный счет убойного отдела номер 31, хотя без такого подвига он бы охотно обошелся.

Утром, когда вместе с двумя другими жандармами из отдела он готовился присутствовать при вскрытии трупов из Ла-Мулина, его пригласили в Меркюэс, недалеко от Кагора, на убийство служащей дорогого отеля. Первые дознаватели, прибывшие на место, поторопились и быстро передали имеющиеся в их распоряжении данные в техническую службу криминальных расследований и документации — центральное хранилище информационной памяти Национальной жандармерии, в Рони-су-Буа. Среди этих данных оказалось имя, обнаруженное на этикетке найденного на месте преступления чемодана: Адриан Руано. Компьютеры совместили имеющуюся информацию, и следственный отдел Тулузы был вовлечен в историю.

Позже, когда Кребен прибыл в замок, поступило следующее сообщение из центрального каталога, полученное невзрачным выпускником Сен-Сира, в настоящее время стоящим слева от него. Оно возвещало о двух новых убийствах: мужчины и женщины. Эта последняя была опознана как мадемуазель Саския Джонс, гражданка Великобритании. Ее имя, значащееся в документах, обнаруженных у убитой на стройке, было использовано для заказа трех апартаментов в Меркюэсе. Именно в одном из этих номеров и была обнаружена горничная со свернутой шеей.

Саския Джонс, точнее, то, что от нее осталось, сейчас лежала у ног Кребена в пластмассовом ящике, обыкновенно используемом для хранения и переноски инструментов.

Если бы кто-нибудь предложил ему описать состояние трупа, аджюдан ответил бы «разрозненными кусками» или «кучей», иначе не скажешь.

Голова мадемуазель Джонс венчала вершину груды мяса, водруженной на ее же собственное горизонтально лежащее туловище с развороченным животом. Ее груди, мышцы плеч и бедер и другая мягкая плоть были срезаны и брошены в стоящее рядом ведро с потеками штукатурки. Руки и ноги отсечены приблизительно на уровне локтей и колен, и над краями ящика торчали их обрубки. Завершения конечностей — кисти и ступни — тоже были отрезаны и составляли нижний слой этого жуткого слоеного пирога.

Бледный как мел Кребен снял кепи и поскреб голову. Его взгляд блуждал по хаосу сцены преступления: кровь, брызги, фекалии, различные жидкости — всегда наступает момент, когда тело пытаемого перестает сопротивляться, — и встретился с глазами Мигеля Барреры. Он с облегчением принял молчаливое приглашение подойти к нему и второму трупу.

Лейтенант последовал за ним.

— Есть какие-то соображения относительно его личности? — Мы сняли отпечатки пальцев. Если он в картотеке, мы это скоро узнаем.

Прежде чем ответить Кребену, Баррера снисходительно улыбнулся молодому офицеру:

— Его имя Симоне Каннаваро. Он входит в состав преступной группировки, контролирующей бо́льшую часть северных кварталов Неаполя, семейство Нери и…

— Далековато от дома он забрался.

Кребен не удержался и поднял глаза к небу:

— Верно, он связан с Руано.

— Руано?

— Как связан? — перебил аджюдан.

— Руано был с los productores,[67] Грео-Пересами. Каннаваро — с los importadores.[68] Именно этим занимаются Нери. Официально — строительство, отходы, рыба оптом, но кроме этого, рэкет, а главное, они ввозят в Европу много кокаина. Каннаваро и Руано, — Баррера плотно сцепил обе руки, чтобы показать их взаимопонимание, пособничество друг другу, — они беседовали, вели переговоры. Бизнес.

— Как давно вам это известно?

— Я разрабатываю картели, размещающиеся в Испании. В Америке им сейчас не развернуться. Не то что здесь.

Кребен стал размышлять вслух:

— Те же убийцы, что у тех троих?

— Возможно. — Казалось, Баррера в этом не уверен.

Аджюдан поймал его взгляд, брошенный на другой труп:

— Вы чем-то озадачены?

— Эти двое, они были убиты вместе, мы можем так полагать, no?

— Да.

— Одними и теми же лицами, no?

— Двумя убийцами, — не удержался лейтенант, — если верить первым данным. Хотя действовал один. Второй, похоже, блевал поблизости.

— Нелогично.

— Почему нелогично?

— По многим причинам. Например, девушка умирала медленно.

— Тот, кто с ней это сделал, больной.

— Нет, именно так Альваро Грео-Перес заставляет людей говорить.

— Подобный случай был в Мадриде? — спросил Кребен.

— Однажды. Один из наших topos, внедренный. — Слова давались ему с трудом. Похоже, эти воспоминания были по-настоящему тяжелы для Барреры. — Человек, которого я хорошо знал. — Он быстро взял себя в руки и слегка пнул Каннаваро ногой. — Этот важная птица, но его убили быстро.

— Чистая работа. Из девятки «пара».[69] — Лейтенант показал в сторону гаража. — В стене обнаружили пулю.

— Они допрашивали девушку, а не… — Аджюдан Кребен кивнул на мертвого неаполитанца.

— Каннаваро, — пришел ему на помощь Баррера.

— Каннаваро. Хотя ему кое-что известно. И он дружок Руано. Скажите-ка, раз убийцы использовали методы Грео-Переса, означает ли это…

— Что они с Грео-Пересом? Si, — подтвердил Баррера.

— Почему Грео-Перес убивает людей, с которыми ведет дела?

— Нелогично.

Аджюдан кивнул:

— Да.

— Если только девица не донесла на Каннаваро.

Кребен и Баррера посмотрели на лейтенанта.


Подполковник Массе дю Рео вышел из трибунала раздосадованным. Битый час он беседовал с прокурором, помощником прокурора Мартиньяком, мэтром Риньи и его клиентом, этим Аранедой из Колумбии, но так и не добился ни малейших относящихся к расследованию деталей.

Да, жертвы — обыкновенные туристы. Нет, Аранеда не знает, есть ли у них враги. С чего бы это им иметь врагов? Тем более Аранеда всего лишь законный представитель отца одной из жертв, так что какой еще информацией на этот счет он может владеть? Нет, Аранеда почти ничего не знает о другом человеке, прибывшем в госпиталь. Они вместе летели, так что, скорей всего, просто из доброго расположения, понимая, какое тяжкое испытание его ожидает, попутчик предложил побыть с ним. А потом отправился по своим делам. Нет, Аранеде ничего не известно относительно цели пребывания того человека во Франции, как и о природе его отношений с Альваро Грео-Пересом. Хотя совершенно очевидно, что этот последний должен ценить его, поскольку позволил воспользоваться своим частным самолетом. Как этот человек может быть причастен к убийствам, произошедшим до его прибытия?

Допрос без права преследования подозреваемого на чужой территории, с соответствующими ответами, подготовленными заранее. Ответами адвоката.

Мэтр Аранеда был уважаемым специалистом, и ему «крайне досадно», что его допрашивают, как обычного преступника. Во время встречи он проявил достаточно благожелательности. Пусть полиция занимается своим делом, а ему следует выполнять свой долг перед отцом, тяжело удрученным потерей единственного ребенка. Вялые вопросы, чиновники, старающиеся уберечь свои зады двумя-тремя упреждающими ударами, выказывали доброжелательность по отношению к местным официальным лицам, во всяком случае присутствующим, а именно Эдуару Риньи. Быть может, взамен они надеялись получить какую-нибудь поддержку, если дело примет дурной оборот, в следующем месяце, с началом некоего нового процесса. А кое-кому из них очутиться по другую сторону барьера, на скамье подсудимых, вовсе не казалось дурацкой гипотезой.

Рабское великодушие чиновников из прокуратуры на самом деле не слишком дорого им стоило. Трое мертвых иностранцев в машине, убитых за что положено — за свою преступную деятельность — другими преступниками, никого не заинтересуют. И уж точно не в данный момент. Они передадут результаты вскрытия, а тела как можно скорее вышлют на родину с этим южно-американским адвокатом, единственным человеком, способным пролить хоть какой-то свет на предполагаемое сведение счетов. Строго следуя букве закона, без лишних отсрочек и мозгокрутства.

И последняя информация, переданная аджюданом Кребеном, ничего в этом деле не изменит. Кому охота копаться в чужом дерьме? У каждого свои тараканы. Это касается и подполковника Массе дю Рео, зажатого между иерархией, очень (или слишком?) заботящейся о поддержании имиджа организации, и судебной машиной, закоснелой в бюрократизме, где все занимают круговую оборону, стоит кому-то из своих оказаться в опасности?


Массе дю Рео пришел на паркинг, где его поджидал шофер, но не сел в машину, а заявил, что предпочитает прогуляться. Свернув на аллею Жюль-Гэд, он снова миновал здания трибунала и оказался возле сада Гран-Рон.

Зимой по вечерам парк закрывали для посетителей, и офицер несколько мгновений неподвижно простоял возле ограды, глядя на пустынные аллеи.

— Тяжелый день, генерал?

Поискав глазами собеседника, Массе дю Рео обнаружил человека, сидящего в темноте на картонной коробке в нескольких метрах от него. Подполковник подошел.

Клошар слоями напялил на себя какое-то тряпье. На шею было накручено несколько шарфов, один из которых закрывал уши и макушку. Вокруг валялись полиэтиленовые мешки, две винные бутылки, пустая и полная, кусок хлеба и открытая консервная банка.

— Тяжелый.

— Ты вовсе не выглядишь счастливым.

Массе дю Рео позволил себе улыбнуться.

— Мне это знакомо. — Бомж сказал что-то еще, но его слова потонули в шуме внезапно возникшего потока машин.

— Что вы сказали?

— Это твои парни доставляют тебе такое беспокойство, генерал?

— Скорее, те, что сверху.

— Ты слишком хорошо работаешь, вот что.

— Откуда у вас такие сведения?

— Когда начальники берутся за своих подчиненных, девять шансов из десяти: это потому, что подчиненные у них хорошие. — Своими гнилыми зубами клошар оторвал кусок резинового хлеба и протолкнул внутрь глотком вина. — Знаю, самого из-за этого уволили.

— Сочувствую. — Подполковник помолчал. — Моя история чуть более комическая.

— Верю. — Клошар порылся в одном из своих мешков. — Есть хочешь?

— Нет, спасибо.

Вокруг сквера несся бесконечный поток машин — час пик.

— Во народу-то! Все возвращаются домой. У меня был дружок, так он называл это «большим караваном». — Он снова впился зубами в хлеб. — Раньше я тоже возвращался домой на тачке, как эти козлы. — Бездомный продолжал свой монолог, не обращая внимания на Массе дю Рео. Он поносил всех этих долбаков без гордости и чести, которые обманули, сделали его, а прежде вышвырнули вон, как кусок дерьма, стоило ему открыть пасть, чтобы защитить правду.

— Где вы работали?

— В синдикате.

— В каком?

— Не суйся не в свое дело, генерал. У нас с тобой компании разные, и в моей еще есть нормальные парни.

— А я, значит, не отношусь к «нормальным парням», — начал Массе дю Рео притворно обиженным тоном.

— Откуда мне знать, я с тобой не знаком. Проблема-то не в синдикате, проблема во мне и моей чертовой глотке.

— Правда?

— Увы…

— Мне это знакомо.

Мужчины понимающе переглянулись.

— Тяжеленько копаться в себе, а, генерал?

— В общем, да. — Прислонившись спиной к ограде, Массе дю Рео присел возле клошара.

— Ты во всем разуверился?

— Возможно.

— У тебя и правда слегка потерянный вид. Черт подери! Солдат, который теряется. Мать твою, нам нельзя.

— Жандарм.

— Чего?

— Я жандарм, а не солдат. Но вы правы, нам тоже не давали приказа теряться.

— Никак не пойму, как я до этого дошел.

— Не важно, я тоже.

— Как я уже сказал, нам нельзя.

Массе дю Рео снова поднялся на ноги.

— Я пойду, — ему было неловко так резко обрывать разговор, — быть может, до скорого.

Он еще не сделал и нескольких шагов, когда клошар снова окликнул его:

— Эй, генерал, — он указывал на «большой караван», — если ты разуверился, этими-то кто займется?


Воткнув иглу в ляжку, мотоциклист скривился от боли.

Стефани Пети́ прекратила уборку и смотрела, как он делает себе укол.

— Занимайтесь своим делом, — бросил ей мотоциклист, не поднимая головы.

Она стояла возле раковины, он сидел за столом. Между ними пять метров и по-прежнему тот же пистолет, только руку протянуть.

— Дали бы мне сделать вам перевязку.

— Завтра я ухожу.

— Так бы… — Стефани вовремя спохватилась. Она чуть было не произнесла «быстро», как взволнованная неожиданностью девочка. А Омар ничего не сделал. Муж с места не сдвинулся. Даже ради Зоэ. Понять. Она обязана понять, почему этот тип уезжает с такой поспешностью. Чтобы выиграть время. Чтобы убедить Омара. Иначе они умрут все втроем. Зоэ умрет. Это беглый убийца, а они видели его лицо. Как же ему их не убить? — Вы чем-то обеспокоены?

— Заканчивайте свое дело.

— Это из-за тех типов?

Мотоциклист отложил шприц, которым только что сделал себе укол окситетрациклина, и продезинфицировал ногу.

— Пошевеливайтесь.

— Что у них произошло? Кто это?

— Никто. Я отведу вас вниз, а потом закончу. — Мотоциклист встал, чтобы одеться.

— Никуда не пойду, пока вы мне не объясните. Сначала являетесь сюда, устраиваете весь этот бардак, а потом вот так запросто сваливаете, — Стефани щелкнула пальцами, — когда все пошло наперекосяк. Нам плевать на ваши заморочки, мы вас ни о чем не просили!

— Мои заморочки вас коснулись, я тут ничего не могу сделать, и вы тоже.

— Слишком просто! Нечего было приходить сюда.

— Это тоже слишком просто, — вполголоса бросил мотоциклист. Он взял свой «глок» и подошел к молодой женщине. — Ничего не видеть, ничего не слышать, ничего не знать о том, что происходит вокруг вас, гораздо удобнее, но порой не получается, и тогда реальность вцепляется вам в глотку.

Стефани отпрянула, стараясь держаться так, чтобы их по-прежнему разделял стол.

— Вы ничего не знаете о том, как мы живем последние два года, так что лучше вам заткнуться!

— Я видел ваши папки.

Молодая женщина замерла, одновременно изумленная и разъяренная тем, что этот незваный гость позволил себе рыться в их личной жизни.

— И вы находите, что мы еще недостаточно погрязли в дерьме?

— Эта ферма, эта жизнь много значат для вас, верно?

— Разумеется, за нее мы и боремся! Это все, что у нас есть. Но разве вы можете понять?

Мотоциклист приблизился к Стефани Пети́, между ними оставался едва ли один шаг.

— Там, снаружи, целый мир, а вы и понятия не имеете о том, что там происходит.

— Что? Что там происходит, в этом вашем мире? Парни вроде вас вламываются к людям, чтобы нагнать на них страху? Пугают детей и угрожают убить их? Ваш мир здесь, в моем доме!

— До этого не должно было дойти.

— Кто были эти люди? Полиция? — Едва задав вопрос, Стефани спохватилась. — Нет, они не из полиции, если бы они были сыщики, вы не вышли бы к ним. Тогда кто же?

— Не знаю, — мотоциклист оперся на кухонный прилавок, — но ищут они меня. — Он слишком натрудил больную ногу, стараясь угнаться за пленницей, и теперь рана снова беспокоила его. — Для вас будет лучше, если они не найдут меня здесь. — Он направил пистолет на Стефани Пети́. — Спускаемся.

Молодая женщина медлила, не совсем уверенная в том, хорошо ли поняла, что значило это «для вас», не уверенная, что может уже позволить себе надеяться.

— Спускаемся.


Омар различил звук их шагов на лестнице. Оба молчали. Он догадался, что жена присела возле него, и услышал металлическое позвякивание труб, когда его запястья вновь были закреплены у него над головой, различил потрескивание клейкой ленты, которую мотоциклист разматывал, чтобы закрутить вокруг его лодыжек. Участившееся дыхание жены, когда кляп снова оказался у нее во рту. Ее слезы. Она всхлипнула. Его жена тихонько плакала, она страдала. Страх, возможно, боль, Зоэ. А если он сделал им больно? Зоэ. Вот уже два дня он ничего о ней не знает. Вдруг она напугана? А он не может прижать ее к себе и успокоить. Конечно, она напугана. Он сам напуган. Он не решается ничего сделать, так он напуган. «Спаси свою дочь». Об этом его просила Стефани. Она умоляла его. «Спаси свою дочь». Он ничего не сделал. Напуган. Парализован страхом. Вот уже два дня. Вот уже много часов. Да еще этот нож, раздирающий ему спину.

«Будь мужчиной».

Мотоциклист слышал, как Омар что-то бормотал у него за спиной, пока он последний раз проверял, хорошо ли связана Стефани Пети́. Он обернулся, чтобы взглянуть. Тот пытался что-то сказать. Он вырвал у него изо рта тряпку. Пи́сать. Мотоциклист устало вздохнул. Женщина зашевелилась. Муж настаивал: скорей. Мотоциклист уступил. Женщина задергалась еще сильнее. Держа мужчину под прицелом, он развязал его и толкнул вперед.

Стефани изо всех сил что-то рычала сквозь тряпку.

Шаги удалялись.

Она подумала о Зоэ.

«Спаси свою дочь».

Она подумала, что, сказав «для вас», мотоциклист, вероятно, оставил бы их в живых.

Они поднимались по ступенькам.

Она вспомнила про нож.

«Будь мужчиной».

Дверь кухни закрылась.


Сорок восемь часов спустя

Как только хозяин появился в кухне, Ксай снаружи прижался носом к застекленной двери и залаял. Не теряя времени, мотоциклист отправил Омара в коридор первого этажа, где располагался туалет.

Крестьянин заперся там.

Нож проскользнул ему под джинсы, вонзился в кожу. Дотянуться до него было невозможно, поскольку запястья по-прежнему спереди стягивал скотч. Он расстегнул ремень и неловко справился с пуговицами, стараясь придерживать штаны из страха, что нож выпадет. Помещение было узким, а он — высоким и крупным. Омар изогнулся, чтобы попробовать перетащить нож вперед и ухватиться за него, но потерял равновесие и, чтобы удержаться, вынужден был выпустить все из рук. Нож выпал, ударился о фаянсовый унитаз, отскочил в стену и наконец стукнулся об пол. Многовато шума. Подозрительно.

— Какого черта вы там делаете?

Омар в панике распрямился:

— Сру. — Никакой реакции. — Или вы думаете, легко опорожниться, если вы связаны.

По-прежнему ничего.

Он как можно тише натянул на себя одежду и сел на унитаз. Обеими связанными руками он нащупал под собой кухонный нож: не очень большой, острый, узкий и с зубчиками.

«Будь мужчиной».

Омар долгое время рассматривал его, не в силах принять решение, что с ним делать и как лучше использовать. Неспособный взглянуть в глаза той реальности, которая должна свершиться.

— Поторапливайтесь!

По порядку. Сначала освободить руки.

— Сейчас, сейчас.

Омар дрожа просунул нож под скотч и с усилием сделал несколько движений туда-сюда. Ему удалось приноровиться так, чтобы зубчики ухватили и зацепили ленту. Скотч стал поддаваться, Омару осталось уже только разорвать его. Свободен. Теперь он мог захватить мотоциклиста врасплох. Но тот вооружен.

«Спаси свою дочь».

Его надо убить.

«Будь мужчиной».

Одним ударом. Быстро.

Омар встал, зажал лезвие в правой руке и спустил воду. Стиснув запястья, словно они у него по-прежнему связаны, он сделал глубокий вдох и отпер дверь.

Убить человека, чтобы быть мужчиной.

Мотоциклист отошел на несколько шагов и ждал его на пороге кухни, прижав оружие к бедру. Он сделал Омару знак подойти медленно.

Мотоциклист посторонился, уступая дорогу входящему в помещение Омару. Поравнявшись со своей мишенью, тот сделал резкий разворот. Движение круговое, горизонтальное, мощное, точное — которое в последнюю минуту было отбито…

Пистолет отлетел куда-то под стол.

Мужчины схватились врукопашную.

Немецкая овчарка зарычала и принялась скрестись в дверь.

Из комнаты Зоэ доносились пронзительные крики девочки, зовущей родителей.

Омар был сильным, он схватил мотоциклиста за оба плеча и попытался поднять его над землей. Град быстрых и проникающих ударов кулаками под ребра временно ослабил его хватку, но он снова вцепился в своего противника, обессиленного ранением и потерей крови. Он стукнулся спиной о комод, который от удара задрожал, зашатался, едва не рухнул, но удержался.

Омар не мог уступить. Наверху выла Зоэ.

Мотоциклист ощущал, как быстро теряет силы. Перед ним разлетались стулья. Противник одолеет его, если он ничего не предпримет. Он повернулся вокруг своей оси, чтобы расчистить пространство, отступил назад, ухватил Омара, упал на спину и здоровой ногой послал ему удар такой силы, какой только мог, постаравшись попасть повыше, чтобы сбить его с ног.

Маневр удался, и дерущиеся оказались на полу, оба на спине.

Их разделяло не более двух метров.

«Глок». Под столом. Можно достать.

Справа от него Омар, который уже очухался и пытается подняться.

Собака бесновалась за дверью и, казалось, вот-вот прогрызет ее.

Мотоциклист вытянул руку, и тут что-то ударило его в висок. Стол, ножка стола: квадратная, массивная, она только что продвинулась в его сторону. Омар Пети́. У него потемнело в глазах. Он понял, что уже не видит, как крестьянин бросается к его оружию. Он попытался встать, ноги разъехались, и он вновь рухнул на пол.

Омар поднялся. В руках у него был пистолет. Нацелив его на мотоциклиста, он угрожающе произнес:

— Не двигаться, мразь! Не двигаться!

Переводя дыхание, мужчины пристально смотрели друг на друга.

Ксай больше не лаял, он тоже смотрел.

Не умолкая, звала родителей малышка.

Мотоциклист, не теряя оружия из виду, уселся на полу.

— Ну и что ты теперь сделаешь?

Минутные сомнения.

— Сейчас ты встанешь, и мы оба спустимся.

— Уверен? А если я не в состоянии, ты меня понесешь на себе?

— Вставай!

— Ты меня понесешь, или тебе придется меня убить.

— Встать!

— Тебе придется быть поуверенней, чем прежде.

— Заткнись!

— Не так-то просто убить человека ножом, да?

— Встать!

— Непросто убить человека.

Омар подошел и сунул «глок» прямо в лицо мотоциклиста.

— Ну что же, давай, если чувствуешь в себе силы.

— Сейчас мы спустимся в подвал.

— Не хочешь сначала взглянуть на дочь?

Вопрос застал Омара врасплох, и он не нашелся что ответить.

Мотоциклист уловил его тревогу:

— Ей там наверху страшно, разве ты не слышишь? — Нетвердо держась на ногах, он покачнулся.

— Не подходи.

Пес сквозь застекленную дверь уловил страх в голосе Омара и вновь принялся скрестись, скалить зубы.

— Надо пойти посмотреть на нее. — Мотоциклист наклонился вперед, чтобы сократить дистанцию. Бедро словно ожгло огнем. Между ним и «глоком» больше метра. Он застонал от боли, под обезумевшим взглядом Омара закрыл глаза и открыл их, лишь когда почувствовал, что падает. Его тело качнулось вперед, он сделал вид, что пытается удержаться, в последний момент схватил Омара за запястье руки, держащей оружие, и дернул к себе. Дуло прошло мимо него. Другой рукой, свободной, он сильно ударил противника в шею.

Первым желанием Омара было все бросить и схватиться за горло. Он не мог дышать.

Мотоциклист раскачал его и оттолкнул назад, а сам удержался от падения. Когда противник оказался на земле, он нанес ему первый резкий удар ногой в живот.

— Так ты, кретин, хотел убить меня!

Царапанье в дверь.

Зоэ.

Новый удар — в лицо. Голова Омара откинулась назад.

— Эй, тварь!

Царапанье по стеклу.

Зоэ.

— Убить меня?! Меня?! — В голову, по ребрам, по ногам. Кровь.

Царапанье.

Зоэ.

— Тварь! — Стоны. В голову. — Ублюдок! — По ребрам. В живот. — Дерьмо паршивое!

Царапанье. По стеклу.

— Значит, тебе охота убивать?! — Мотоциклист наклонился и обрушил на свернувшегося в клубок противника град ударов. Бей. В голову. В голову. Бей. Кровь. Ребра. Бей. Кровь. — А мне охота показать тебе, как это делается!

Омар кричит от боли.

Зоэ кричит от ужаса.

Ксай прыгает на дверную ручку. Дверь открывается. Пес кидается на обидчика своего хозяина, тот от неожиданности неловко пытается уклониться и падает под его тяжестью. Пес снова набрасывается на него.

Мотоциклисту лишь в последний момент удается сдержать натиск немецкой овчарки. Ее челюсти щелкают в нескольких сантиметрах от его лица. Зверь опять переходит в атаку. Мотоциклисту приходится пожертвовать правой рукой, чтобы прикрыть от укусов голову. Клыки глубоко вонзаются в его свитер и мякоть предплечья, вырывая у него ругательство, на мгновение перекрывающее все остальные звуки.

Мотоциклист еще глубже засунул псу в глотку захваченную им руку, чтобы помешать зверю сжать челюсти. Свободной рукой схватил его за шерсть на загривке. Резко дернул и со всей силы двинул собаку ногой в живот, так что пес отлетел в сторону и тяжело рухнул на пол.

Ксай пытался встать, когти скользили по кафельному полу, и ему понадобилось несколько секунд, чтобы обрести равновесие. Едва ему это удалось, как теперь уже хозяин снова свалил его на пол, накрыв своим телом, чтобы обездвижить.

— Нет! — Чтобы защитить его.

Задыхаясь, мотоциклист навел на них пистолет. На Ксая.

Омар изо всех сил сдерживал немецкую овчарку.

Руки мотоциклиста дрожали. Он внимательно осмотрел их.

Суставы распухли и сочились кровью. Он взглянул на Омара: лицо крестьянина превратилось в кровавое месиво. Бросил взгляд на собаку. Осознал, что Зоэ больше не кричит. Ощутив порыв холодного воздуха, повернул голову: дверь кухни была открыта в кромешную ночь. Его мир был там, снаружи, а не среди этих людей.


Дверь открыла очень высокая женщина лет сорока с жесткими волосами цвета соломы. Холодное выражение не делало ее лицо с заострившимися чертами менее привлекательным. К тому же она улыбалась.

— Добрый вечер. Капитан Баррера? Я Мишель, супруга Валери. Входите.

Оказавшись в квартире Массе дю Рео, Баррера отметил, что она обставлена довольно беспорядочно: нагромождение мебели, безделушек и фотографий памятных событий. Типично для семьи, нигде по-настоящему не обживавшейся и предпочитающей стилю функциональность. Семья военного — ему это знакомо. Он отдал Мишель пальто и цветы — жалкий букет, с большим трудом найденный в столь поздний час, — и проследовал за ней в гостиную.

— Он укладывает дочь. Ежевечерний ритуал.

— Понимаю, у меня два сына. У нас тоже такая традиция. С младшим. Старший считает, что он уже большой.

— Сколько им лет?

— Пять и восемь. Они быстро растут.

— Наверное, вы гордитесь.

— Да, очень.

— Выпьете что-нибудь?

— Вина, пожалуйста. Белого.

Появился Валери Массе дю Рео; пожав руку испанцу, он задал ему несколько вежливых вопросов.

— Вы завтра возвращаетесь в Мадрид?

— Да. Думаю, я оказал аджюдану всю возможную помощь.

Появилась Мишель с бокалами и бутылкой «Пюлиньи-Монраше».[70] Разлив вино, они вновь заговорили о детях, и заинтересованность Барреры подтвердила ее первое впечатление.

Затем последовали расспросы о Мадриде, где Баррера родился, а они никогда не бывали. Он нарисовал им окрашенный в ностальгические тона портрет города.

— Мадрид изменился. Стал более жестким.

— Здесь то же самое.

— Да.

— Прежде таких историй у нас не бывало.

— Да.

— Людей не сжигали в их автомобилях. Да и автомобилей не сжигали.

— Да.

— Валери все же рассказал мне, почему вы сюда приехали.

— Да, — Баррера бросил смущенный взгляд на Массе дю Рео, — я полагаю, такие вещи касаются не только тех, кто здесь живет. Это работа.

Похоже, его ответ не удовлетворил хозяйку.

— У вас там, в Мадриде, тоже есть такие люди?

— Traficantes? Да. Первые трое погибших из моих краев. Очень умные люди, cinicos,[71] которые постигли сущность людей и продают им свои droga.[72]

Мишель Массе дю Рео не понравился тон ее гостя.

— Вас послушать, так вы чуть ли не сожалеете о том, что с ними случилось.

— Они играют, они проигрывают. Во всяком случае, они играют.

— Довольно странные суждения для представителя закона.

— Без них и мы бы не могли играть. — Баррера улыбнулся и отхлебнул из своего бокала.

— Это не игра, а такие люди — чудовища.

— Нет, больше чем чудовища. Будь они просто жестокими, это бы упростило нам задачу, верно? Но они обладают властью — повсюду. Их влияние многонационально. Они задействуют огромное количество людей, за доллары готовых на все, потому что для них это единственный способ выжить. Или потому, что так проще. Наркодельцы поняли это и пользуются. Платят они плохо, не дают seguridad social,[73] но никто не может пожаловаться — профсоюзов нет. Plomo о plata, как говорится, «свинец или серебро», вот и весь разговор.

— Выживает сильнейший. Таков закон.

— Да, чистый капитализм. У них там кое-что есть. Что нужно нам здесь. Любой ценой. Они показывают нам нашу истинную цену.

— Нам? Не понимаю, как мы…

— Двести миллиардов кокаиновых долларов в год — кто-то же должен их заплатить. А кто может платить? Nosostros.[74] Каждый раз, когда кто-то здесь покупает себе кокаин, он платит картелям. И именно он отвечает за mas violencia, mas miseria[75] там. — Баррера явно разгорячился. — Наркоманы не убивают, не воруют, даже не портят окружающей среды — они делают хуже: они потребляют. Ради удовольствия или нет, проблема не в этом, их никто не заставляет, они потребляют и ни о чем не желают слышать. А наркодельцы только богатеют. Из-за этого, из-за нас. Мы попустительствуем. Кокаин — это cool.[76]

— Европа — это не Америка.

Испанец грустно улыбнулся и кивнул:

— Наркодельцы добрались уже и сюда. Теперь и тут есть место, клиенты, возможности. Они идут вслед за бизнесом, за деньгами. Туда, где они есть. Глобализация, они это поняли.

— Похоже, один из этих двойников, которые круглый год достают нас. — Может, поужинаем? — предложил Валери Массе дю Рео.

— Капитан, вы левый?

— У меня двое сыновей. Я часто спрашиваю себя, какой мир мы им оставим.

Они сели за стол и больше не говорили на эту тему. После ужина Массе дю Рео уединился с Баррерой в своем кабинете. Вернувшись нынче вечером домой, он принес плотный коричневый конверт формата A4. Теперь конверт лежал на телевизоре, и он предложил испанцу взглянуть.

— В нем фотографии иностранца, прибывшего вместе с Аранедой. Они взяты с кассеты видеонаблюдения аэропорта. Далеки от идеальных, но на данный момент это все, чем мы располагаем.

Мигель Баррера вытащил четыре отпечатка. Изображения черно-белые, словно бы составленные из крошечных квадратиков, сделанные сверху вниз. Два панорамных снимка, запечатлевшие много народу, колумбийского адвоката, французских полицейских и таинственного человека. Он был на двух других фотографиях — крупных планах с увеличенных предыдущих отпечатков. На них человек был в бейсболке, низко надвинутой на лоб. Лицо по-прежнему оставалось невидимым.

— Откуда они у вас?

— От приятеля из полиции воздушных сообщений. Любезность.

— Судьи в курсе?

— Я еще не докладывал прокурору, что есть возможность получить отпечатки.

— Он везде старательно прячет лицо под головным убором. Его не видно.

— Вся видеозапись такая. Приятель передал мне самые лучшие кадры.

— Осмотрителен. — Баррера молча пролистал отпечатки, после чего, не глядя на Массе дю Рео, заявил: — Вы должны установить наблюдение за Аранедой. Немедленно. Он и человек из аэропорта заодно. Его необходимо опросить относительно троих сегодняшних трупов.

— Почему?

Не отвечая, испанец продолжал изучать фотодокументы.

— Чтобы установить наблюдение за адвокатом, мне нужно получить согласие прокурора республики. Довольно сложно — без достаточного основания.

— Нелегко с судьями, да? — Поскольку Массе дю Рео не отвечал, Баррера поднял голову от бумаг. — Аджюдан их не любит.

— Следаки редко любят судейских.

— Мне показалось, у него сильный стресс.

— Слишком много работы, слишком много дел. Бригады, которые обычно нам помогают, задействованы в операции «Ястреб». Ищут беглеца, — уточнил Массе дю Рео. — Так что шесть трупов сразу, отсутствие поддержки — это многовато.

Баррера согласился.

— А вы судей любите?

— У меня нет выбора.

— Они отдадут тела?

— Да.

— Скоро?

— Постараются как можно скорее.

— Почему?

— Потому что им так удобно. Они оказывают услугу. Не Аранеде или вашему Triple Сего. Риньи, местному адвокату. И тулузскому тоже. И здешним баронам. Виски?

Баррера кивнул.

Массе дю Рео плеснул виски в стаканы, поднял к глазам бутылку:

— «Мортлах». Односолодовый. Действительно очень редкий. Торговец, который мне его рекомендовал, уверял, что это любимый виски Черчилля. Якобы он любил добавлять его в чай.

— Mens sana in corpore sano.[77]

Массе дю Рео усмехнулся и, протянув гостю стакан, некоторое время смаковал первый глоток.

— Несколько лет назад жандармерия занималась одним затянувшимся местным делом. Затруднительным делом. Убийца. Убивал женщин. Главным образом проституток, но не только. Проще говоря, сначала этим занималась полиция, но поскольку она плохо справлялась со своей задачей, родственники жертв подняли шум, и прокуратура вынуждена была кликнуть других следователей, то есть нас, чтобы успокоить общественное мнение. — Прежде чем продолжить, Массе дю Рео отхлебнул виски.

Мигель Баррера внимательно смотрел на него.

— Это был политический жест, необходимый, но он сильно раздразнил судейских. И наших друзей, полицейских. А они нас здесь не любят.

— У нас то же самое.

— Население восприняло эту замену как признание судейскими собственной некомпетентности. К тому же в этом деле были кое-какие пугающие их детали. И не только их. Когда я сюда прибыл, то я получил все это в наследство.

— Когда это было?

— Год, нет, полтора года назад. Процесс уже сильно продвинулся. — Пауза. — Суд по этому делу состоится через несколько недель. Все опасаются того, что может вскрыться при слушаниях. Даже в приемной прокурора. Внезапно на мой сектор стали оказывать сильное давление. При каждом удобном случае нам усложняют жизнь. История с убийцей шлюх может навредить некоторым городским касикам. Влиятельным людям. И они сплотились.

— Оказывают друг другу услугу.

— Да. Или пытаются друг друга ухлопать. А мы оказались между жерновов.

— И в стрессе.

Офицеры молча выпили.

— В нашей работе всегда присутствует политика, — снова заговорил Баррера, — есть любители политики. Я не из их числа.

— Я тоже.

— Прежде я меньше обращал внимания, а теперь обязан. Я не в стороне. Я должен был… как это вы говорите — «соблюдать дистанцию»? — Взгляд Барреры затуманился. — Я был infiltrado[78] вместе с одним моим товарищем. Из офицерского училища. Хороший друг, надежный, отважный. Честный. И однажды люди Triple Сего его вычислили. И взяли. Он мертв. — Долгая пауза. — Он многое знал. Наши начальники решили извлечь из сети своих секретных агентов. — Он указал на фотографию человека в бейсболке. — Это он убил моего друга.

— Так что, вы знаете, как он выглядит?

— Нет, даже колумбийская полиция не знает. Или не хочет говорить.

— В таком случае как…

— По девушке, обнаруженной сегодня на стройке. Его методы. С моим другом он поступил точно так же. — Баррера допил свой виски. — Под каким именем он сюда прибыл?

— Кажется, это написано на обороте одного из снимков.

Баррера снова перебрал фотографии:

— Антонио Мирелес-Торрес, немецкий паспорт номер… — Он вполголоса дочитал до конца и покачал головой. — Паспорт определенно фальшивый, но это единственная… — Он как будто подыскивал слово.

— Деталь, зацепка?

— Зацепка, si, единственная зацепка. И ваши фотографии. Мы полагаем, что он связан с Грео-Пересом со времен участия в отрядах «колумбийской самообороны». В рапортах гуманитарных организаций относительно некоторых их операций есть описания трупов, наводящие на мысль о его причастности.

— Простите, что за «колумбийская самооборона»?

— «Объединенные силы самообороны Колумбии». Фашисты. Paramilitares. Официально они охраняют крупных собственников и крестьян от коммунистических герильеро. В настоящее время это параллельно существующая армия на службе у картелей и горстки политиков. Их руководители — братья Кастаньо. Альваро Грео-Перес долгое время дружил с младшим из них, Карлосом Кастаньо.

— Так наш убийца из отряда «колумбийской самообороны»?

— Думаю, да.

— У нас еще кое-что на него есть. Описание госпитального доктора, который сообщил, что у него азиатская внешность.

— Это правда.

— Не жуткая, а?

— Нет. Но другие знают…

— Кто?

— Американцы. И молчат.

— Что американцы там забыли?

Мигель Баррера пристально взглянул на своего коллегу:

— Колумбия принадлежит им. — Он показал на свой пустой стакан. — Можно еще?

Идя за виски, Массе дю Рео услышал за спиной шепот испанца:

— Два года назад нас позвали итальянцы. Они наблюдали за кланом Нери, обнаружили Руано и хотели повидаться с нами. Тогда я уже разрабатывал El Cartel de Madrid,[79] принадлежащий колумбийским эмигрантам. Благодаря Руано мы получили Хавьера Грео-Переса, который частенько наведывался в Испанию. Позже он там обосновался. Это был редкий cabron,[80] отец нашел ему убежище здесь, потому что в Колумбии его бы убили. Нам это стало известно позже.

— Промах.

— Когда в нашем расследовании появился Альваро Грео-Перес, мы позвонили в Боготу.

— А там уже орудовали американцы.

— Да. Они все взяли в свои руки.

— И ваше начальство это допустило?

— Наше правительство. Там пышным цветом цвел терроризм, следовало придерживаться правил вежливости. Политика…

— У вас-то там птицы более высокого полета.

— Американские специалисты из отдела по борьбе с наркотиками хотят взять руководителей Norte del Valle Cartel,[81] того, что появился после Меделлина и Кали. В нем заправляют братья Монтойя Санчес и братья Энао Монтойя. Особенно Аркангель де Хесус Энао Монтойя.

— Грео-Перес работает на этих людей?

— С ними. Дон Альваро — важный для нас объект. Для los Estados-Unidos,[82] — Баррера вздохнул, — это серьезная проблема. Из-за отрядов «колумбийской самообороны». Американцы не жалуют коммунистов и уже давно привлекают парамилитарес к сотрудничеству, поскольку AUC[83] против FARC.[84]

— Члены AUC продают наркотики?

— Сначала не продавали. Потом картели наняли их для охраны, и положение изменилось.

— Творения сбежали от своих творцов.

— Наркодельцы все отлично поняли. Они создали систему личного оповещения с возможностью купить все, что им угодно: материалы, оружие, людей.

— А что, американцы покровительствуют Грео-Пересу и его наемнику?

Баррера помрачнел.

— Они уже были привлечены к вашему расследованию, когда вашего друга раскрыли?

— Кто?

— Американцы.

Ответа не последовало. Испанец поднялся, прошелся по комнате:

— Знаете, я часто его вспоминаю.

Массе дю Рео не нашел что ответить. В ожидании, пока гость успокоится, он молча потягивал свой виски.

Баррера остановился перед стоящей на стеллаже фотографией хозяина дома в окружении других полицейских. Все были в десантной форме и вооружены.

— Где сделана эта фотография?

— В моем прежнем подразделении.

— Intervencion?[85]

— Да.

— Вы оттуда ушли?

— Когда получил повышение. Чтобы прийти сюда.

— Не жалеете?

— Зачастую там бывало проще. Не всегда, правда.

«Кончай его!»

— Мне не хватает улицы, действия, — начал Баррера, — но когда я остаюсь со своими сыновьями, то ни о чем не жалею.

— У меня уже не было такого рвения, как вначале. К тому же хотелось проводить больше времени с женой и дочкой.

Жалкая ложь. Массе дю Рео не хватало Группы. Напрасно он сотни, тысячи, десятки тысяч раз повторял себе, что принял это решение, заботясь о семье; в глубине души он знал, что не это было истинной причиной его ухода.

«Кончай его!»

В тот сентябрьский вечер 1995 года они нейтрализовали Халеда Келькаля[86] — бедолагу, вообразившего себя оружием Аллаха, — и хорошо сделали. Но он, Массе дю Рео, был совершенно бесполезен.

«Кончай его!»

Он всего лишь отдал приказ. Обезумевший, неспособный оценить ситуацию, он спрятался позади своих товарищей. Всего лишь приказ. Легко. Слишком.

«Кончай его!»

Кончено. Тем вечером он осознал, что стал опасен для тех, чья жизнь была поставлена на карту вместе с его собственной. И постарался как можно скорей самоустраниться. Никто понять не мог. Он предпочел сменить тему:

— Так, значит, итальянцы вместе с вами разрабатывают эту операцию? Кто еще?

— Я вам и так уже много сказал. Слишком. — Баррера снова сел.

— Французы?

— Нет, но ситуация может измениться.

— Вы имеете в виду мое расследование?

— Да. Руано и Хавьер прибыли сюда. Каннаваро также был здесь. Все вместе, во Франции — мне это не нравится.

— Все мертвы.

Баррера разгорячился:

— Не понимаю. Наемник Грео-Переса приезжает последним. Убивает девку. Каннаваро умирает там же. Он убивает Каннаваро? Зачем? А кто убивает Хавьера, Феито и Руано?

— Каннаваро?

— Невозможно. Без согласия Нери. К тому же это слишком рискованно для их бизнеса.

— Допустим, Каннаваро их предал.

— Слишком опасно.

— Его убили.

— Да. Но зачем они сюда приехали?

— Они все торговцы. — Массе дю Рео опустошил свой стакан. — Чтобы торговать, создать новый рынок.


Мотоциклист тихонько толкнул дверь.

Зоэ не спала. Она сидела на кровати, обхватив руками согнутые в коленях ноги.

Он сделал шаг в ее сторону, но она только еще плотнее сжалась в комок. Он остановился, отступил назад, прислонился спиной к стене и, соскользнув по ней, присел на корточки.

Некоторое время они смотрели друг на друга, Зоэ не сводила глаз с его рук, которыми он упирался в колени. Они были распухшие, потрескавшиеся, с черными и красными разводами. Эти руки причинили боль ее отцу. Поймав взгляд девочки, мотоциклист спрятал их:

— Ты меня боишься?

Молчание.

— Это естественно. — Пауза. — Я тоже.

Потянулись долгие секунды молчания.

Зоэ по-прежнему неотрывно смотрела на мотоциклиста. По ее щекам текли тихие слезы. Она всхлипнула.

— Хочешь воды?

— Папа, — начала девочка.

— С ним все в порядке. — Голос не слишком уверенный.

— Я хочу видеть папу.

— Скоро увидишь.

Снова слезы.

— Ксай тоже в порядке.

— Почему ты нас не любишь?

Мотоциклист внимательно посмотрел на искаженное страхом и грустью лицо девчушки.

«Почему ты нас не любишь?»

Он сильно сжал кулаки, до боли.

«Нас не любят. Из-за папы».

— Когда меня здесь не будет, станет лучше. — Мотоциклист с трудом поднялся. Рана беспокоила его, она снова кровоточила. — Спи, Зоэ, — он вышел в коридор, — прости меня.


Мигель Баррера попросил таксиста подвезти его к Капитолию.[87] Никакого желания возвращаться в казарму после ужина. Беседа с Массе дю Рео разбередила старые раны, и он ощущал охоту пропустить еще стаканчик. А может, и не один. Выспится завтра, в самолете.

Пятница, едва перевалило за полночь, на улице полно народу. Воздух сухой, холодный, упоительный.

Баррера обошел вокруг площади, понаблюдал за людьми, послушал обрывки разговоров — в основном очень короткие, так что смысла уловить не смог. И наконец вошел в бар. Атмосфера была более спокойной, чем снаружи. Приглушенный свет, типичный для заведений подобного рода, посетители солидного возраста. Он насчитал всего с десяток клиентов: трое мужчин, две пары, еще двое мужчин у барной стойки. Он устроился через несколько табуретов от них.

— Мсье? — К нему незамедлительно подошел бармен в белой сорочке и черных брюках, в полном расцвете своих двадцати лет.

Баррера внимательно изучил полки с алкоголем, остановился на шотландском виски «Ноканду».[88] Разумеется, не такой замечательный, как у Массе дю Рео, но и он сгодится.

— Лед?

— Нет. — Испанец пошарил в карманах в поисках пачки «Мальборо». Сунув сигарету в рот, он понял, что у него нет зажигалки, и знаком подозвал красавца-бармена. Тот указал ему на стеклянный бокал, наполненный коробками спичек с логотипом отеля «Кроун Плаза».

— Gracias,[89] — пробормотал Баррера.

— Испанец? — Бармен склонился над ним.

— Si.

— Откуда?

— Из Мадрида.

— А… — В голосе слышалось разочарование. — Барселону знаете?

— Немного. Не слишком.

— Я бы хотел поехать туда работать.

— Знаете язык?

— Un poquito.[90] Учу.

— Muy bien. Отлично. — Латте,[91] глоток виски.

— А что вы здесь делаете?

Баррера и сам хотел бы знать.

— Работаю.

— Тяжелый день.

— Печальный вечер. — Мигель Баррера поискал свое отражение в зеркале за прилавком. Его закрывали бутылки. Он затянулся, выдохнул дым.

— Тяжело быть вдали от дома и пахать в выходные.

— Простите, что?

— Я говорю, работать в выходные, когда ты вдали от дома, тяжело.

— Si.

— Вы в какой области работаете?

— В торговле. — Ставшая привычной, старая осторожность внедренного, рефлексия на пустом месте и профессиональные страхи, не оставляющие его в покое, хотя он всегда утверждал обратное.

— А что продаете?

Красавчик продолжал допрос, но Баррера больше не обращал на него внимания. В хорошо просматриваемом с его места холле отеля он только что разглядел знакомый профиль, недавно виденный на снимках дурного качества, которые час назад ему показывал Массе дю Рео. Голову Игнасио Аранеды, адвоката Альваро Грео-Переса. Случайность — великая вещь. Только ей надо помочь.

Аранеда получил магнитную карточку и направился к лифтам.

Баррера торопливо расплатился, засунул в карман сигареты и спички и поднялся. Перед стойкой администратора он на мгновение задержался, чтобы определить номер ячейки, откуда консьерж вынул волшебный ключик колумбийца, и тоже вошел в лифт.


Игнасио Аранеда ощущал легкое опьянение — многовато «Clos-Vougeot»[92] — ему с трудом удалось сунуть ключ в электронную замочную скважину своего номера. Он уронил карточку; наклонившись ее поднять, стукнулся головой о стену, некоторое время потратил на то, чтобы прийти в себя. Это получилось только с четвертой попытки. Услышав характерный щелчок, он раздраженно пнул дверь ногой, чуть было не угодил в нее лбом и бросился в туалет, чтобы отлить. Выйдя оттуда через некоторое время облегчившимся, с расстегнутой ширинкой, он сделал несколько шагов в темноте в поисках выключателя и, выругавшись, зажег свет.

В салоне, сидя в глубоком английском кресле, его поджидал Тод.

— Добрый вечер, сеньор Аранеда, — произнес он по-испански. Взяв со столика бутылку минеральной воды «Эвиан», он сделал несколько глотков. Затем взглянул на соотечественника, застывшего в нелепой позе:

— Вы задержались, поэтому я воспользовался мини-баром.

— Я был, — закашлялся Аранеда, — я был с мэтром Риньи. Документы…

Тод улыбнулся:

— Хорошо поужинали?

Аранеда попытался восстановить душевное равновесие:

— Очень легко. — Повернувшись спиной к собеседнику, он проковылял к ванной комнате. — У нас было мало времени.

Тод услышал, как он включил воду. Через приоткрытую дверь в зеркале ему было видно мокрое лицо склонившегося над раковиной адвоката. Он повысил голос:

— Когда собираетесь уехать?

— Через три-четыре дня. — Аранеда, промокая лицо полотенцем, вновь появился в комнате и тяжело рухнул в кресло напротив Тода. Глаза у него покраснели, он с трудом артикулировал. — Тело Хавьера я увезу с собой.

— Дон Альваро будет доволен.

— Я звонил ему сегодня вечером.

— Как он?

— Мне показалось, что он, — адвокат споткнулся на слове, — раздосадован.

Тод знал, с какой яростью Альваро Грео-Перес может реагировать на досадные обстоятельства.

— Еще какие-то дурные известия?

— Никаких известий.

— Никаких?

— No. Он разговаривал со многими людьми. Безрезультатно.

Кое-кому последние двадцать четыре часа должны были показаться испытанием.

— А что у вас?

— Nada.

— Ничего?

— Я прибрался в отеле у Хавьера. Нашел его puta, допросил ее. Она ничего не знает. Она и правда просто шлюха. Каннаваро мертв. Это он поджег.

— Dios mio![93] Почему?

— Паника, глупость.

— Да нет, по какой причине вы его убили?

— Паника, глупость.

— А другой?

— Он ничего не знает и еще может пригодиться. А там посмотрим.

— Кто, по вашему мнению, убил Хавьера и Руано?

— Исполнение профессиональное, а следовательно, дорогое. Это ограничивает выбор.

— Откуда вы знаете?

— Трое мертвых, единственный подстерегающий их убийца. Нери описал мне ранения. Чистая работа. Держите. — Тод протянул Аранеде небольшой бумажный пакет. — FedEx.[94] Для дона Альваро.

— Что это?

— Обнаруженные на месте убийства девятимиллиметровые гильзы. Если повезет, на них найдутся отпечатки. Известные. Дон Альваро знает, к кому обратиться.

— Что вы теперь собираетесь делать?

— Вернусь в этот город, Муассак, с el Frances.[95]

— Стрелок уже должен быть далеко, no?

— Кто-нибудь его, вероятно, все-таки видел: до или после. Проведу там день-два.

— Как он может выглядеть?

— Не имею ни малейшего представления. Но он был на мотоцикле; возможно, не из местных. Среди зимы не столь частое явление. Это зацепка.

— А если вы не найдете?

Тод пожал плечами:

— Вернусь. У вас есть что-нибудь для меня?

— Si. — Аранеда поднялся и направился к своему кофру. Вернулся он с пластиковым конвертом с застежкой. В нем находились два паспорта, соответствующие водительские права и кредитные карты. Наличные. — Двадцать пять тысяч евро. Здесь есть все.

Тод выбрался из кресла. Очередная улыбка адвокату.

— Знаю.


Мигель Баррера кинулся в конец коридора и спрятался за угол стены как раз вовремя, чтобы увидеть, как из апартаментов адвоката выходит какой-то человек. Среднего роста, атлетического сложения, черные волосы ежиком. Пронизывающий, даже с расстояния в пятнадцать метров, в этом плохо освещенном месте, взгляд. Глаза очень светлые, с бледно-серой радужкой — Баррера сразу подумал: ариец, немец и паспорт немецкий, — миндалевидные, с характерным эпикантусом, на монголоидном лице. Как это законник мог не заметить таких глаз?

Долгие месяцы он мечтал найти этого типа, бредил отмщением, арестом или хотя бы просто столкновением, а теперь, когда Немезида[96] сопутствовала ему, заколебался. В растерянности он принял решение проследить за убийцей. Посмотреть, куда он направляется, а потом позвонить. Может быть.

Sicario вошел в лифт.

Перепрыгивая через четыре ступеньки, Баррера сбежал по пожарной лестнице и через несколько секунд увидел, как, спустившись на первый этаж, человек покинул отель и сразу свернул налево.

Испанец поступил так же, слегка отстал, но не терял его из виду. Объект наблюдения углубился в улочку, названную в честь святой Урсулы. Баррера последовал за ним, отметив про себя, что здесь немноголюдно. Он выжидал. Рука в кармане поигрывала мобильным телефоном.

Тод обогнул угол какого-то здания. Преследование продолжалось. Чуть дальше он вновь свернул, прошел вперед около пятиста метров до следующей эспланады, вдоль Гаронны, и исчез среди окружающих площадь деревьев.

Место было мало освещенным, поблизости ни одной живой души.

Баррера осторожно приблизился, поискал табличку с названием улицы и прочел: «Дорада». Вскоре он разглядел выдающиеся в реку мостки, два пришвартованных суденышка — одно из них казалось обитаемым, внутри горел свет — и несколько автомобилей, припаркованных на набережной. Он остановился в тени листвы, как раз в том месте, где испарился Тод, и стал наблюдать. Его пальцы безостановочно нервно перебирали кнопки мобильника.

Все автомобили, кроме одного, были пусты. Сквозь затемненные стекла красного «универсала» он различал мужской силуэт за рулем. Наемник дона Альваро? Он заново окинул взглядом берег. Человек в машине был единственным живым существом на ближайших ста метрах в окружности. Дверца открылась, он вышел. Это был не убийца. Слишком высокий, слишком худой, плохо постриженный. Просто какой-то бедолага, захотевший размять затекшие ноги.

Мигель Баррера вынул мобильник из кармана. Передумал. Предупредить Массе дю Рео и признать, что преследуемый сумел оторваться от наблюдения, уже не казалось ему хорошей идеей. Он подождал. Водитель кружил около автомобиля, размахивая руками, чтобы согреться. Сначала Баррера решил, что он ждет наемника, но, поскольку тот не появлялся, эта гипотеза показалась испанцу маловероятной. Быть может, парень хотя бы видел, в какую сторону ушел колумбиец.

Баррера покинул свое укрытие под деревьями и пошел к машине. Приблизившись к «универсалу», он вытащил из пачки сигарету.

— Добрый вечер, — начал он на своем французском со звонкими согласными, — я ищу друга. — Баррера достал спички. — Вы его случайно не видели?

— Никого не видел. — Голос одновременно вызывающий и неуверенный, почти дрожащий. — Как хоть он выглядит, этот ваш друг?

Баррера поднес горящую спичку к сигарете.

— Азиат, невысокого роста, — на мгновение огонек осветил их лица, — с очень светлыми глазами. — Во взгляде собеседника он прочел сомнение, заметил панику, желание защититься и отдался своим рефлексам. — Полиция! — Он бросил сигарету и спички, чтобы достать оружие. — Руки вверх! Руки наверх, я сказал! Где он?

— Кто?

— Где он? — рычал Баррера.

— Да кто же? — Держа руки над головой, водитель отступил к машине.

Сначала Мигель Баррера ощутил болезненный укол внизу спины. В глазах потемнело, он выронил пистолет, потрогал спину, пытаясь обнаружить источник боли, мгновенно парализовавшей его, не нащупал ничего, кроме теплой жидкости, и, покачнувшись, рухнул на землю.

Над ним стоял водитель. И Тод с кинжалом в руке.

— В багажник, — по-английски приказал он.


Шестьдесят часов спустя

Третий день заточения. Проснувшись и увидев разбитое в кровь лицо Омара, Стефани Пети́ заплакала. Она просила прощения, он шептал ей, что все хорошо, что он ее любит, что она ни при чем, что она должна быть сильной. Ради Зоэ, ради них обоих. Он с трудом мог разлеплять веки и шевелить губами, превращенными в сочащиеся сукровицей складки бесформенной плоти.

Мотоциклист принес аптечку, теплой воды и ватные кружочки для снятия макияжа. Отойдя в сторону, дал Стефани возможность заняться мужем. Когда она обработала и продезинфицировала раны, он снова скрутил скотчем Омара и поднялся с женщиной в кухню.

В подавленном состоянии она молча приготовила завтрак, и они пошли за Зоэ. Вскарабкавшаяся матери на колени девочка выглядела утомленной, возбужденной и плохо ела.

Затем мотоциклист проводил их наверх, чтобы они помылись, но запереться в ванной комнате не разрешил. Сам он остался в коридоре, прислушиваясь к звукам: полилась вода, звякая застежками, на пол упала одежда, изменился напор в душе.

Простая, недостижимая обыденность…

Ни единого слова в течение долгих минут.

Мотоциклист заглянул в приоткрытую дверь, чтобы посмотреть, как там они. Отражения матери и дочери он увидел в зеркале над раковиной. Присев в ванной, Стефани нежно терла Зоэ губкой. Она распрямилась, чтобы взять шампунь. У нее были широкие плечи, узкий мускулистый торс и маленькая грудь со светлыми сосками. На кончик носа скатилась капелька воды, Стефани стерла ее тыльной стороной ладони. Руки ее были в мыльной пене.

Мотоциклист про себя отметил, что на нее приятно смотреть и что это, возможно, последняя обнаженная женщина, которую он видит в жизни. Он задумался о том, куда его, к черту, занесло, что он здесь делает со своим пистолетом, почему держит в заточении этих людей, зачем вторгся в их личную жизнь. Он буквально перешел в зазеркалье, стал аватаром подпольного мира, жестокого, хаотичного, беззастенчивого, который врывается в жизнь каждого без приглашения под предлогом радения за общее благо. Мира невидимого. Теоретически.

Очнувшись от своих мыслей, он заметил, что Стефани Пети́ в упор смотрит на него. Она прекратила намыливать голову дочери и стоически отвечала на его любопытство, без вызова, без стыдливости. Так они разглядывали друг друга, пока малышка не пожаловалась, что шампунь щиплет ей глазки.

Контакт был нарушен. Стефани принялась ополаскивать голову дочери, а мотоциклист повернулся к ним спиной и прикрыл дверь, чтобы оставить их в покое.


В базарный день на площади Реколле в Муассаке шел дождь. Тод разглядывал витрину единственного в городе оружейного магазина. Удилища, подделки, много ножей и — самое полезное — охотничьи ружья. Нери уверял, что для приобретения чего-нибудь более или менее серьезного ему потребуется разрешение, так что выбор был небольшой. Он ненавидел страны, где люди не любят оружие, а Франция, похоже, одна из них. И все же Тод рассчитывал раздобыть себе дополнительное оружие, так что он заинтересованным взглядом следил за тем, что в данный момент делается в магазине.

Какой-то сгорбленный человек, несомненно крестьянин, грязный, выглядевший гораздо старше своих лет, вошел туда несколько минут назад, сразу после одиннадцати, как только владелец отпер двери. Когда Тод подошел, этот странный посетитель уже стоял возле своего допотопного мопеда и проявлял некоторые признаки беспокойства. В магазине продавец сразу предложил ему на выбор множество помповых ружей, крестьянин купил «ремингтон» и патроны к нему. Много патронов. И теперь расплачивался. Наличными.

В витрине нарисовался силуэт Жана Франсуа Нери. Проливной дождь заставил его глубоко втянуть голову в плечи. Тод не оборачивался, пока он не приблизился. На отливающем прозрачной белизной лице француза явственно читались следы усталости.

— Говенная погода. — Нери немедленно спохватился: — Fucking weather.

— Так ты связался со своей семьей?

— Да.

— Они переговорили с доном Альваро?

— Да, все хорошо.

— А Каннаваро?

— Об этом уже забыли.

— А что с остальным?

— Мы люди чести.

— Разумеется. — Тод заглянул в глаза Нери и, похоже, остался доволен.

— Они предложили помощь. В здешних делах.

— Нет необходимости. Что твои визиты?

— На данный момент ничего. Я заходил в две гостиницы к северу от площади. Nada. Обошел все открытые бары и рестораны. То же самое. Служащие в турбюро тоже ничего не смогли мне сказать. За последнее время никто не видел мотоциклиста, иностранца или, по крайней мере, кого-то не из местных.

Тод покачал головой, не теряя из виду покупателя помпового ружья, который как раз только что вышел из магазина со своим приобретением, упакованным в полиэтиленовый мешок, и теперь веревками привязывал его к мопеду.

Нери случайно загородил его:

— Ну, что будем делать?

Крестьянин тронулся с места. Проехав мимо них, он на первом же повороте свернул влево.

Тод раздраженно вздохнул:

— Займемся другой стороной базарной площади. Сколько там гостиниц?

— Три. И кемпинг, но он только для тех, у кого трейлер, я спрашивал.

— Далеко?

— Здесь все близко. Я пометил на плане. — Нери развернул перед Тодом карту города. — Сразу должен сказать, что их комментарии — полное дерьмо.

— Есть гостиница на той стороне площади. С нее и начнем.

— А потом?

— Потом? Бары, другие гостиницы. А потом все, что закрыто.

— Сколько это займет времени?

— А ты что, спешишь?

— Моя жена интересуется, чем я занимаюсь. Я мог отлучиться только на одну ночь.

Тод взглянул на него и улыбнулся:

— Может, хочешь, чтобы я позвонил и рассказал ей?

— Нет! Только не это. Спасибо. Я с ней поговорю.

— Значит, все cool?

— Да.

— Ну, вперед.

Они пересекли площадь Реколле и вошли в гостиницу «Шапон-Фен». Нери изложил придуманную им легенду и порасспросил администраторшу. Она сверилась со своими записями и сообщила, что в интересующие их двое суток — накануне и в ночь, когда произошло убийство, — в заведении не было посетителей. Низкий сезон. Жан Франсуа Нери поблагодарил, и они покинули гостиницу. Рядом оказалось кафе. Зайдя, они разыграли ту же комедию, спустя три минуты вышли оттуда ни с чем и направились в последний бар на площади, «Дружеская встреча».

Когда над дверью звякнул колокольчик, Адриан Виги едва повернул голову, он и так был по горло занят обслуживанием толпившихся в его заведении торговцев овощами и завсегдатаев. Поработав локтями, двое новичков протиснулись к стойке. Вид того, что поменьше, совершенно не понравился Виги: какой-то китаеза с невыразительными блеклыми глазами. Еще меньше ему понравился высокий парень, дружок коротышки, особенно когда они сказали, что ищут кое-кого. А у него такой принцип: с чужаками не болтать.

— Человек на мотоцикле. В это время года не такое уж частое явление, а? — Нери потер руки ладонь о ладонь; он сильно замерз.

Адриан Виги напрягся, неловко стараясь скрыть свое удивление.

— Наш приятель — большой оригинал. Три дня назад мы должны были с ним здесь повидаться, но пропустили встречу. С тех пор от него никаких вестей.

— Туристы — не мое дело. Только этого мне не хватало.

— Вы уверены? Тогда, может, мы поговорим с вашими клиентами?

— Оставьте моих клиентов в покое, не видели они никаких мотоциклистов.

В этот самый момент Поль Катала, тоже устроившийся за стойкой вместе с Гаэтаном Фабейром, услышал обрывок разговора и развернулся к ним:

— Снова какая-то история про мотоциклиста? Честное слово, все будто помешались на мотоциклистах. Не его Батист…

— Нет, Батист ничего не видел.

— Но когда мы были у него, разве он не говорил, что…

— Нет, он нажрался и болтал ерунду… — Виги выпучил глаза на Катала, тот понял, после чего хозяин вновь обратился к Нери: — Мы ничего не видели, — и расчистил перед ним место на стойке. — За бесплатно у меня не греются. Будете что-нибудь заказывать или нет?

Нери отрицательно покачал головой и вслед за Тодом послушно двинулся вон. Они перешли улицу и оказались возле кафе. Войдя, они сели в баре, предварительно проверив, хорошо ли с их места просматривается бистро Виги.

— Хозяин не больно приветливый, — пожаловался Нери.

— Да уж.

— Они что-то говорили про какого-то своего дружка, который…

— Я понял.

— Думаешь, он видел нашего мотоциклиста?

— Ему что-то известно про мотоциклиста.

— Что будем делать?

— Подождем. Может, придет навестить приятелей.

— А если нет?

— Тогда я схожу навестить его, — Тод пристально посмотрел на собеседника. — Отвяжись со своими вопросами и возьми мне кофе. Большой. А потом подгони сюда машину.

Опустив глаза, Нери повиновался.


Дежурный казармы Сен-Мишель позвонил подполковнику Массе дю Рео сразу после полудня. Извинившись, что побеспокоил его во время обеда, да еще в субботу, он сообщил, что, возможно, у капитана Guardia Civil возникли какие-то проблемы. Он не уехал. Или, если быть более точным, не вернулся. В общем, на самом деле и то и другое. Вчера вечером не вернулся, сегодня утром не уехал. И совершенно очевидно, что он пропустил свой самолет, потому что билет и паспорт по-прежнему находятся в комнате в комиссариате, которую жандармерия предоставила в его распоряжение. И все его вещи тоже.

Несколько секунд Массе дю Рео молчал. Находившаяся вместе с ним в кухне жена спросила, все ли в порядке. Он сделал ей знак подождать и велел жандарму на другом конце провода взять карандаш и бумагу. Сообщив, что накануне Баррера уехал на такси, он дал собеседнику телефонный номер компании, в которой автомобиль был заказан. Капитан отбыл с адреса Массе дю Рео приблизительно около полуночи. Дежурный получил задание уточнить время и место, куда Мигель Баррера был доставлен. Как только он получит эти сведения или объявится испанский капитан, дежурному следует незамедлительно перезвонить Массе дю Рео домой или на мобильный телефон.


Адриан Виги покинул свой бар около пятнадцати часов. Пешком.

И тут же по его следу двинулся Тод. Нери вернулся к машине с приказанием быть в постоянной готовности.

Виги пришел домой. Он жил в современном семиэтажном доме, расположенном в центре Муассака и имеющем собственный сквер и уличную парковку.

Тод позвонил Нери и велел подъехать. Прибыв на место, Нери припарковал машину на улице с односторонним движением возле дома хозяина бистро, неподалеку от входа, прямо перед пикапом. Они стали ждать.

Объект их наблюдения появился добрых полчаса спустя, прошел через парковку и сел в красный «гольф».

Нери тронулся с места, Тод развернул изданную Национальным географическим институтом карту, и, когда «фольксваген» обогнал их, они сели ему на хвост. Обе машины выехали из города на север по шоссе D7. По этой дороге Тод и Нери уже ездили накануне к месту убийства. Свернув по D60 на северо-восток перед самым Брассаком, они добрались до места под названием Ла-Перж и дали Виги уйти влево, на проселочную дорогу, петляющую среди обработанных участков. На плане это был окруженный тропками тупик длиной около километра, который вел к ферме.

Немного переждав, они тоже съехали на проселок и вскоре разглядели крышу. Остановившись, они загнали «универсал» на тропу.

Вооружившись биноклем, Тод один отправился в разведку. Пока это было безопасно, он шел по дороге, затем спустился на обочину, чтобы сзади обойти скрытую кустарником изгородь из колючей проволоки. Короткая пробежка до рощицы, и он оказался возле хозяйственных построек, окружающих жилой дом. Прежде всего он убедился, что «гольф» там, затем метнулся к готовому рухнуть старому ангару. Скрываясь за постройкой, он еще приблизился, по-прежнему оставаясь незамеченным. Еще один бросок — и ему удалось спрятаться за грудой старых тракторных покрышек. Встав на одно колено, он сразу ощутил, как сырость и холод проникают под джинсовую ткань. Он осмотрелся и увидел, что находится в каких-то двадцати метрах от объекта.

Виги вышел из автомобиля и теперь стучал в дверь стоящего в центре участка дома. Все ставни закрыты; несмотря на хмурый серый день, никакого света, никакого дымка из трубы, никого, кто бы мог ответить на стук.

Вскоре Тод приметил мопед, прислоненный к стене амбара в противоположной стороне двора, позади старого пикапа «Пежо 504». Мопед сразу показался ему знакомым, и он тут же вспомнил место, где уже видел его. Перед оружейным магазином в Муассаке, около полудня. Транспорт того старикана с помповым ружьем. Вот так удача! Он позволил себе улыбнуться.

Виги упорствовал и в течение нескольких минут молотил в дверь. Утомившись, он опустил руки и стал выкрикивать какие-то фразы по-французски.

Колумбиец понял только слова «мотоциклист», которое Нери при нем произносил не меньше пятидесяти раз, «сведения» и «люди». «La gente». «La gente», которые выспрашивали «informaciones» о «motero». Он и Нери.

Проклятия Виги тоже не возымели действия, и он в конце концов покинул ферму.

Тод дождался, пока автомобиль удалился, вернулся к Нери и изложил ему ситуацию. Они должны окопаться здесь, чтобы наблюдать за возвращением хозяев фермы, что может произойти не скоро, так что он отправил сообщника в ближайшую деревню кое-что прикупить.


Между вторым телефонным звонком из Сен-Мишель и прибытием Массе дю Рео в «Кроун Плаза» прошло менее двух часов.

Менее двух часов на то, чтобы узнать, что Баррера так и не объявился и что таксист, с которым не так-то просто оказалось связаться, поскольку были выходные, высадил его на площади Капитолия вскоре после полуночи. Менее двух часов на то, чтобы понять, что там расположена гостиница Игнасио Аранеды, вообразить худшее, встряхнуть следующего дежурного и получить его согласие на то, чтобы это исчезновение классифицировалось как тревожное и было добавлено к уже открытой информации о тройном убийстве в Муассаке. Это обеспечивало SR[97] свободу действий для принятия всех необходимых мер. Наконец, менее двух часов на то, чтобы представиться консьержу, получить объяснения относительно состояния видеонаблюдения в гостинице, усесться перед экраном и попытаться увидеть произошедшее накануне.

В это же самое время аджюдан Кребен готовился вместе с другими жандармами опросить колумбийского адвоката в его апартаментах. Эдуар Риньи не заставит себя ждать, он предупрежден.

В используемой как офис для служащих подсобке, где располагались мониторы и записывающие устройства, кто-то объяснил Массе дю Рео, что камеры фиксируют только вход и холл гостиницы, а также бар с террасой и служебные выходы на заднем фасаде. Ничего на этажах или в лифтах.

Быстрая перемотка, остановка на нужном тайм-коде, чтение.

Сначала Баррера был замечен во время продолжительной беседы с барменом. Массе дю Рео потребовал узнать имя парня и предположил, что его, вероятно, следует вызвать.

Разные кассеты из разных камер видеонаблюдения.

Скоро они восстановили хронологию краткого пребывания Барреры в гостинице, от его появления в баре до ухода, когда он вновь возникал в дверях площадки пожарной лестницы, чего-то ждал, а затем куда-то бежал. Потом его видели быстро промелькнувшим на картинке, записанной камерой в холле. На другой пленке Массе дю Рео отсмотрел возвращение Аранеды, как раз до того места, когда он входит в лифт, вскоре после чего за ним следует Мигель Баррера. В некий момент они оба поднялись наверх, один за другим. Разговаривали ли они?

— Нет, — сообщил им аджюдан Кребен после беседы с Риньи и его колумбийским собратом, — он утверждает, что пришел в номер и тут же лег.

— И вы ему верите?

Кребен пожал плечами:

— Баррера ушел один, совершенно очевидно — по своей доброй воле.

— Верно. — Массе дю Рео вновь просмотрел фрагменты, на которых испанец выходил из гостиницы вскоре после того, как поднялся. Если разговор и состоялся, то был очень коротким.

Поведение Барреры казалось странным. Он колебался, затем бросался на улицу. В этот момент Аранеда не зафиксировался ни одной камерой. И тому имелось основание: он находился в своих апартаментах, которые не покидал всю ночь. Значит, не его опасался или преследовал Мигель Баррера. Не его. Кого-то другого. Кого-то, кто мог прийти сюда, где проживал Аранеда. А здесь Аранеда знал Риньи и… Он прибыл в Тулузу не один, у него был попутчик. Баррера считал, что знает, кто этот второй пассажир: наемник Грео-Переса, тот, кто убил Саскию Джонс.

И ее дружка. Подполковник Массе дю Рео попросил перемотать запись из холла и показать ему, что происходило до появления Барреры. При повторном просмотре он разглядел описанного доктором Гибалем монголоида и указал на него Кребену:

— Он. — Развернувшись к нему всем телом, он приказал: — Фотографии. Объявить в розыск. Немедленно!


Наступил вечер, стемнело. За плотно закрытыми ставнями забрезжил огонек. Насквозь промерзший, усталый и злой Жан Франсуа Нери заметил его первым и подал знак Тоду.

— Засранцы, они все время были там! Почему же никто не откликнулся, когда приходил тот парень?

— Тот или те, кто внутри, чего-то боятся и прячутся.

— Ты думаешь? А от кого?

«От меня, — подумал Тод, — даже если они меня не знают. Возможно, от того мотоциклиста. Возможно, он сам в этот момент там и прячется. Дом накрепко заперт, новое помповое ружье, много патронов, отказ принять гостей — достаточно доказательств крайней степени страха».

Теперь предстояло войти, чтобы убедиться, что интуиция не подвела его. Говорить с обитателями фермы было преждевременно, они должны быть в состоянии разговаривать. Так что никакого насилия.

Только что, в ожидании возвращения Нери, Тод произвел разведку на местности. Единственная входная дверь, крепкая; узкие окна за толстыми деревянными ставнями; ни малейшего представления о расположении комнат, количестве людей внутри дома. Вторжение с двумя пистолетами, когда один из нападающих — любитель, исключено в принципе. «Хитрость», — пробормотал он по-испански.

— Что?

— Во-первых, надо подойти поближе.

— Если они прячутся, как ты говоришь, да к тому же вооружены, это опасно.

Тод ничего не сказал Нери про помповое ружье.

— Темнота нам на руку.

— Я уверен, что они вооружены. Вся местная деревенщина охотится, а бродяг они не любят. Лучше бы нам не делать этого в одиночку. Связались бы с моей семьей, они бы уже завтра были здесь, и…

Тод отрицательно покачал головой.

— Послушайте, я глава предприятия и совсем не по этой части.

— Теперь ты с нами. И будешь делать, как мы.

— Я никогда не участвовал в войне!

— Это не война. Пошли, — прервал его колумбиец.

— А дальше что?

— Что ты все спрашиваешь? — улыбнулся Тод. — Не беспокойся, я не пошлю тебя стучаться в их дверь. Подождем еще чуть-чуть. Будем надеяться, кто-нибудь выйдет — и мы сможем потихоньку проникнуть внутрь. Если же нет, я обрежу телефонный провод и мы подожжем их машину. Тогда уж они точно выйдут.

— Если у них есть мобильники, они смогут вызвать помощь.

Тод показал экран своего телефона. Вне зоны. Нери проверил свой. То же самое.

Они перебежали от ветхого сарая к груде покрышек. При свете дня колумбиец не рискнул так далеко углубиться во двор. Слишком заметно. Дверь в амбар, перед которым рядом с мопедом был припаркован старенький «пежо», была открыта. Они спрятались под крышей — собирался дождь.

Чтобы обрести уверенность, француз вытащил «беретту» Каннаваро и повернулся к Тоду, который, не спуская глаз с дома, поигрывал ножом.

— Сколько ждать?

— Час. Не больше.

Прошло тридцать минут, и Тод вышел, чтобы еще раз обойти ферму.

Нери остался один. Вскоре он ощутил запах горящего камина. Затем дверь дома отворилась, и в падающем из прихожей свете вырисовался мужской силуэт. Человек не был вооружен. Он шел по направлению к тому месту, где прятался Нери. Тод не возвращался. Нери запаниковал. Он отступил в глубину амбара, стараясь производить как можно меньше шума, и с трудом протиснулся за поленницу, оказавшуюся ближе всего.

Батист Латапи вошел, нащупал выключатель, и на потолке зажглись лампы дневного света. Прежде чем дать резкое ровное освещение, белый свет поморгал. Крестьянин посмотрел на поленья и увидел шевелящуюся тень Нери, который неловко — из-за своего высокого роста — старался кое-как выпрямиться в узком пространстве, куда сам себя загнал. Тут Батист заметил «беретту», не раздумывая схватил первое, что попалось под руку, — грабли — и бросился вперед, держа свое орудие, словно бейсбольную биту. Он сделал круговое движение, и вилы металлическими зубьями вонзились прямо в руку с пистолетом.

Раздался сухой треск. «Беретта» взлетела в воздух. Нери взвыл.

Не теряя времени, Батист снова размахнулся и ударил сверху. Он целился в голову незваного гостя. На сей раз грабли зацепились за стропила амбара, дернулись и выскользнули у него из рук. Он обернулся, чтобы поднять их, наклонился и, прежде чем потерять сознание и рухнуть у ног другого незнакомца, ощутил резкую боль в затылке. Последним, что он успел увидеть, был светлый, почти сияющий взгляд.


Стефани Пети́ поставила тарелку на край стола:

— Ракушки с маслом.

Мотоциклист сидел за столом и впервые не торопился запереть их всех, чтобы поесть.

— Это все, что осталось. Не нравится — уходите. Вы ведь так и собирались сделать, верно?

— Дать вашему мужу нож — плохая затея.

— Теперь что, вы нас накажете?

— Я не такой способный по части наложения швов, как вы. — Они смерили друг друга оценивающим взглядом. — Присядьте.

Стефани не двинулась с места. Стоя справа от мотоциклиста, она не сводила глаз с «глока», лежащего на столе как раз между ними.

Он принялся за еду, держа в одной руке вилку, а в другой — сухой хлебец.

— Присядьте, пожалуйста.

— Зачем?

— Поговорить.

— У меня нет желания разговаривать. Я… я хочу, чтобы вы убрались отсюда. — На последних словах голос молодой женщины, пораженной внезапным пристальным взглядом ее тюремщика, задрожал.

— Сидеть!

Стефани повиновалась. Ее глаза поочередно смотрели то на пистолет, то на мотоциклиста, то снова на пистолет.

— Спасибо. — Больше мотоциклист ничего не добавил. Просто накалывал макароны на вилку, засовывал очередную порцию в рот и тщательно пережевывал.

Хотя Стефани очень старалась, ее взгляд то и дело возвращался к «глоку».

— Соблазнительный, верно?

— Не понимаю, о чем вы.

— Это оружие — решение всех ваших проблем. Решение вообще всех проблем. В определенный момент люди всегда приходят к такому убеждению, дело в обстоятельствах.

— А вы нет?

— В точку. — Мотоциклист усмехнулся, потом вновь посерьезнел. — Это-то меня и печалит.

— Могли бы привыкнуть.

— Хотите — верьте, хотите — нет, но то, что здесь происходит, у меня впервые.

Стефани снова взглянула на пистолет.

— Возьмите. — Мотоциклист отпил глоток воды. — Вы увидите, он легкий и будет вам по руке. — Давайте же, я ничего вам не сделаю.

Молодая женщина схватила оружие и поспешно отпрянула назад. Стул покачнулся. Выставив пистолет перед собой, она неуверенно направила дуло на мотоциклиста:

— Вставайте!

Никакой реакции.

— Вставайте, мы с вами идем освобождать моего мужа! Встать!

— Нет.

— Встать, иначе…

— Иначе что, вы в меня выстрелите? — Они не мигая смотрели друг на друга. — Как далеко вы готовы зайти ради спасения своей шкуры? Про себя я знаю. Именно поэтому я удерживаю вас здесь в течение трех дней. А вы? — Мотоциклист проглотил последний кусок хлебца, вытер рот. — Вам ведь пока не приходилось задумываться над этим вопросом?

Стефани почувствовала дрожь во всем теле.

— Подумайте о Зоэ, она там, наверху, и вам станет легко сделать это.

— Я иду за мужем.

— Вы полагаете, он бы это сделал на вашем месте? Вчера он не сумел.

— Вы загнали его в ловушку.

— Это не в его характере. Вам кажется иначе? И вы бы любили его, если бы он мог убить?

Молодая женщина задумалась, потом робко кивнула. Не спуская глаз с мотоциклиста, она попятилась к висящему на стене телефону.

— Жандармы? Вы правы, если они приедут, то убьют меня. Они или другие. Заметьте, это отлично решит ваши проблемы. Это вообще решит все проблемы.

Стефани сняла трубку, приложила ее к уху и снова повесила. Гудка не было.

— Первое, что я вывел из строя. Так было бы слишком просто. — Он улыбнулся. — Остаетесь только вы. Вы сможете лучше прицелиться, если подойдете ближе. Не бойтесь, пушка-то у вас. Подойдите.

Стефани не двинулась с места. Ее беспокойные, испуганные, влажные от слез глаза шарили по комнате в поисках знака, поддержки, решения.

— Подойдите. Не то промажете. Вы увидите, надо просто нажать. У этих пистолетов только одна закавыка — второй курок, совсем маленький, поверх большого. Предохранитель. Прижмите первой фалангой указательного пальца сразу оба, и все получится. Имейте в виду, что дуло может дернуться. И подойдите.

Ничего.

— Подойдите.

Ничего. «Глок» дрожит в ее руке.

— Ну же!

Рука, которая целилась, застыла.

Мотоциклист закрыл глаза:

— Нажимайте.

Ничего. Рука, которая целилась, слегка согнулась в локте.

— Ну же, пора кончать.

— Что кончать, черт возьми! — Стефани запустила пистолетом через всю комнату и чуть было не попала им в голову мотоциклиста. Разрыдавшись, она прислонилась к стене и медленно сползла по ней на пол.

— Зачем вы пришли к нам?

Ее голос сорвался в крик:

— Что мы вам сделали?

— Ничего. — Мотоциклист встал и пошел за пистолетом. Положив его на стол, он, в ожидании, когда гроза минет, намочил тряпку и присел на корточки перед молодой женщиной. Его рана болела, но он не обращал внимания. Когда Стефани успокоилась, он протянул ей влажный комок, чтобы она протерла себе лицо. — Когда я говорю, что это впервые, надо мне верить.

— Мать вашу, — со слезами в голосе, — да кто же вы, в конце концов?

— Никто. Риск. Повышенный. — Мотоциклист огляделся. — Доказательство. — Он вздохнул. — Людей я убил немало. Хороших, не очень хороших. Подонков. Я делал это по заказу других людей, считающих, что эти смерти необходимы. Херня.

— А что у нас общего с этими людьми? Почему вы здесь? — Стефани схватила его за руки. — Вы хотите нас убить?

— Нет.

— Вы убьете мою дочь?

— Нет.

Разговор двух глухих.

— Не причиняйте ей зла.

Стоны.

— Не причиняйте нам зла.

Овцы, сторожевые псы, волки… он не знал, к какому виду принадлежит, наверное ни к одному из трех. Мотоциклист пристально посмотрел на Стефани Пети́ и не смог подавить разочарование. Он решил не говорить ей, что не причинит зла Зоэ, что бы ни случилось. И им тоже. Это средство устрашения ему еще пригодится. Он помог молодой женщине подняться:

— Идем вниз.


Вернувшись домой, Валери Массе дю Рео прошел прямо в спальню дочери. Она спала.

Жена обнаружила мужа сидящим в темноте в ногах кровати. Его рука, лежащая рядом с рукой Сюзанны, нежно перебирала ворсинки одеяла. Мишель тихонько подошла, присела возле него и прошептала на ухо:

— Есть новости?

— Никаких.

Они продолжали вполголоса.

— Ни в больницах, нигде?

— Ничего. Мы даже попросили испанцев объявить в розыск его мобильник.

— И что?

— На это понадобится время, процедура довольно сложная.

— Они пришлют людей?

— Двое приезжают завтра утром.

— А его семья?

— Этим занимаются.

Мишель погладила мужа по щеке:

— Ты выдохся. Иди поешь. Я хотела тебя подождать, и Бог знает чего мне стоило сесть за стол и поужинать.

Массе дю Рео повернулся к спящей дочери, и на мгновение его лицо осветила улыбка.

— Приду через пять минут.

Мишель оставила их наедине.


— You should eat.

— Not hungry.

— The ham is great. And the bread seems fresh enough.

— No, thanks. Really.

— Your loss.[98]

Непонятный разговор, пробивающийся сквозь звон приборов, стук тарелок и чавканье. Батист Латапи открыл глаза. Несмотря на тусклый свет, череп у него раскалывался. Сильно болел затылок, но он все же пошевелился, чтобы осмотреться. Стало еще больнее, он застонал.

— Просыпается.

В его столовой, за его столом сидели двое. Высокий поднялся и подошел к своему товарищу, китайцу, который ел его, Батиста, ветчину.

Батист вспомнил высокого: его он уже видел. В своем амбаре. С пушкой. Он его ударил. Теперь у него перевязана рука. И самодельный лубок. Батист снова уронил подбородок на грудь. Усталость, боль. Он заметил, что стоит совершенно голый, а широко разведенные руки привязаны к потолочным балкам гостиной. Его собственной веревкой. Он инстинктивно дернулся, пытаясь прикрыть гениталии.

— Смотри-ка, застенчивый, — язвительно сказал Тод по-английски. Он некоторое время разглядывал видавшее виды тело узника, местами дряблое, местами обвисшее. Тело, которое слишком много работало, не заботясь о себе. Высохшее и поросшее редкими седоватыми волосками. Потом встал, схватил лежавшее перед ним помповое ружье и подошел к Батисту:

— «Ремингтон 870». Хорошее ружье. — Он повернулся к Нери. — Переведи.

Нери прокашлялся и повиновался.

Тод сказал что-то еще.

— Он говорит, это хорошо для охоты. Годится и в помещении. — Нери сделал паузу, послушал. — Или для людей, которые боятся. Вы боитесь?

Батист ощущал, как в пересохшую глотку поднимается кислая отрыжка.

— Дайте… — он с трудом пошевелил губами, — воды.

— Он хочет воды.

Тод принес ему стакан и помог напиться. Потом снова взялся за «ремингтон», несколько раз пощелкал затвором, вытряхнул патроны — всего четыре штуки — и обвел взглядом пустую комнату.

— Ты чего-то боишься?

Латапи смотрел на высокого. Вроде он уловил, что его зовут Нери. Похоже, парню не по себе: бледный, усталый, с беспокойными глазами, он, постоянно морщась, здоровой рукой гладил раненое запястье. Батист услышал, что Нери закончил переводить слова того, другого. Ясное дело, боится. Их. Но он им не признался и предпочел ответить вопросом на вопрос:

— Кто вы?

Перевод.

— Сюда приехали наши друзья. Они мертвы. Мы не знаем почему и, как ты догадываешься, хотели бы это понять. Можешь нам помочь?

Перевод.

— Я ваших друзей не знаю.

— Жаль.

— Я простой крестьянин.

Тод вернулся к столу, прихватил свой Ка-Бар, вытащил его из чехла.

Батист задрожал:

— Клянусь, не видал я их!

Тод прошелся лезвием по телу Латапи, вперив взгляд своих серых глаз в глаза узника.

— Нравятся мои глаза?

— Я ничего не сделал.

Нери, парализованный и ослепленный видом черного металла на бледной коже, молчал.

— Нери, переводи! Тебе нравятся мои глаза? Подарок отца. Этот сукин сын был немец. Когда моя мать была девчонкой, он спас ее. А через несколько лет трахнул. — Тод ухмыльнулся. — И эта шлюшка ему дала. Не любила его, но дала. У нее имелся должок.

— Простой крестьянин, — простонал Батист.

Колумбиец слегка надавил на нож, острие лезвия вошло в плоть пониже соска. Выступила капелька крови.

Латапи икнул и коротко вскрикнул.

Капелька превратилась в струйку. Следуя по очертаниям мышцы, Тод провел лезвием к наружной части грудной клетки. Надавив сильнее, он почувствовал, что добрался до ребер. Струйка сделалась потоком, а крик перешел в протяжный вой. Когда Тод вытащил нож, вой затих, его сменило прерывистое дыхание.

Батист сглотнул, выдохнул, вдохнул, попытался поднять голову, передумал. Только бы не видеть этих глаз.

— Так что, ты по-прежнему не можешь нам помочь? Ты ничего не видел? Никого?

Между двумя судорожными вдохами крестьянин попытался убедить их, что он ничего не знает. Что они должны ему верить. Что ему ничего ни от кого не надо. Он боялся того, что они сделают с ним, если узнают, что он видел, и потому молчал.

Снова появился «ка-бар».

— Поработали слева, теперь займемся правой стороной. — Тод обернулся к Нери и кивком дал ему знак перевести.

Однако перевод не требовался: он прочел это во взгляде Батиста. Приложив нож к груди помертвевшего от ужаса крестьянина, палач сделал новый надрез.

Батист взвыл, задергался, стал рваться из своих пут, отталкиваться ногами, вертеться во все стороны, как только мог. Чтобы бежать, чтобы все это прекратилось.

Тод трудился старательно, невозмутимо, прерывая работу и поднимая лезвие, точно карандаш, когда его жертва слишком уж сильно двигалась. На сей раз он не ограничился нанесением перевернутой галочки под соском и обвел его кружком. Затем поддел плоть ножом и отрезал кусок, как от бифштекса. Свободной рукой он ухватился за отрезанный край и, резким движением оторвав от тела Батиста Латапи, бросил окровавленную плоть на землю.

Крестьянин обмочился и потерял сознание.

Помещение заполнил запах мочи. Тод вздохнул:

— Принеси воды. Ведро.

Нери отвел глаза и не отреагировал.

— Ведро!

Прежде чем спотыкаясь отправиться в кухню, Нери на какое-то мгновение уставился на измученное тело и выступающие сквозь красное мясо кости. Вскоре он вернулся.

Колумбиец оценивающим взглядом рассматривал свою работу.

— Жаль, герыча нет.

— Чего?

— Герыча. Героина. Наркоты. Чтобы он не окочурился. Раньше применяли опиум. Герыч действует так же, — Тод протянул руку к Нери. — Давай! — И окатил водой своего пленника; тот зашевелился, но в себя не пришел. Тод взглянул на Нери. — Глаза от папаши, а это, — он указал на окровавленного Батиста, — от мамочки. Хотя не совсем. La pobrecita[99] мало что знала о своей родине. Она была малышкой, когда покинула Нанкин, и никогда больше туда не возвращалась.

Нери вырвало.

Тод отвернулся.

— Я сам научился. Китайское название этой пытки «Leng T’che», «смерть от тысячи ран». Специально для предателей и убийц. — Сам он начал применять ее, когда вступил в батальон Альваро Грео-Переса, который в то время еще не был доном Альваро. — Просто капитаном. Но уже приближенным Кастаньо, нашего главного начальника.

Нери не прислушивался к монологу колумбийца — он не сводил глаз с крестьянина.

— Американцы научили нас, как вести psywar, психологическую войну. Главное — надо произвести впечатление, напугать, понимаешь? Потом уже у каждого свои примочки. Кастаньо, например, нравилась электропила. Это быстрее и не так утомительно. Он очень любил этой штукой вырезать парням живот. А я всегда предпочитал делать свою работу неторопливо. Дон Альваро позволял, для него главным был результат. — Заметив, как Нери ошеломлен, Тод язвительно хмыкнул и пощелкал пальцами, чтобы вернуть его к действительности. — Ты думаешь, мы кто, а? Тебе что, твоя семья и Каннаваро не объяснили? — Подойдя к Батисту, он несколькими пощечинами привел его в чувство. — Мысль всегда должна быть понятна.

Латапи заморгал. Вспомнил об огне, сжигающем его грудь. Боль вернулась, рот наполнился густой слюной. Издав протяжный вой, он попытался сплюнуть.

Схватив за волосы, Тод приподнял его голову:

— Продолжим.

Теперь не было нужды задавать вопросы.

— Автомобиль. Первый автомобиль. Семь выстрелов. Да, семь выстрелов. Семь. Семь выстрелов. Они хотели его убить. Они хотели убить того человека, но он их сам убил. Семь. Он кричал, ему было больно. Они хотели его убить. Семь раз. Он стрелял семь раз.

— Тихо, тихо. Ты видел, как приехал автомобиль.

— Да. — Батист отхаркнул слюну.

Подошел Нери:

— Что ты там делал?

— Я… Я… Ничего.

Тод показал ему «ка-бар».

— Нет! Черномазый! Я пришел из-за черномазого. На его виноградник.

Нери повторил, и Тод вспомнил разоренный виноградник на опушке леса, где умерли Хавьер, Феито и Руано.

— Ты хотел уничтожить его виноградники? Почему?

— Это… черномазый.

— И ты их не любишь?

Батист отрицательно покачал головой.

— И где живет эта обезьяна?

Выслушав, они переглянулись и кивком головы дали друг другу понять, что место им знакомо, они там были. Ферма молодой женщины с собакой. Никакого черномазого, только женщина, собака и… мужчина. Белый.

— Врешь! — Тод глубоко пырнул Латапи ножом и одним быстрым движением вырезал ему левую грудь.

Нери заткнул уши.

— Эй, не спим! — Тод отвесил крестьянину пощечину рукой с зажатым в ней окровавленным куском мяса. — Нет там черномазого!

Лицо Батиста покрылось брызгами крови. Он умолял, умолял и снова умолял. Он постарался перевести дух, застонал, стиснул зубы, сильно вспотел, поклялся, что черномазый там, что он с друзьями уже давно хочет заставить его убраться, но этот баклажан цепляется за свою землю, будто прирос к ней.

Тод решил, что он говорит правду. Попытавшись восстановить в памяти детали их визита на ферму, он вспомнил враждебность женщины, надпись, нацарапанную на двери сарая. «Смерть черножопому!» Он потребовал, чтобы Нери перевел ему надпись, задумался и спросил себя, где мог быть черномазый. Об этом он поразмыслит потом.

Он вернулся к первому признанию Латапи, касающемуся автомобиля, и заставил его рассказать обо всем, что тот видел. Прибытие «ренджа», ожидание, водитель, Феито, который вышел и углубился в лес. И вернулся с другим мужчиной, которого крестьянин не очень разглядел. Тод рявкнул на несчастного, представил себе Хавьера, выстрелы, новое ожидание. Крик боли. И мотоцикл.

— Так там был мотоциклист? Один?

— Да. Прибыл другой автомобиль, но это уже после. — Батист попросил пить.

Тод дал ему воды.

— После чего?

— После того, как мотоцикл уехал.

— Через сколько времени?

— Через пять минут, даже меньше.

Тод пристально взглянул на Нери.

— И куда уехал этот мотоцикл? — Карту он знал наизусть. — В сторону Лафрансез? — Город, расположенный к востоку от леса. Каннаваро и Нери прибыли именно оттуда. И сказали ему, что никого не встретили.

Француз замялся, перевел.

— Нет, в другую сторону. — Батист слабел, голова его упала на грудь. На мгновение показалось, что он снова потерял сознание, но внезапно он выпрямился, в глазах заблестел бешеный огонь. — Но он не мог далеко уехать! — И несчастный снова впал в забытье.

Допрос возобновился спустя полчаса. До этого Латапи невозможно было привести в чувство. Тод заставил его все повторить, попытался получить кое-какие дополнительные уточнения — но без особого успеха, несмотря на новые куски мяса, которые он вырезал из рук и ног, продолжая, как тушу, свежевать несчастную жертву. Оставалось некое сомнение: Батисту помнилось, будто мотоцикл остановился довольно скоро, но он не был уверен. Он истекал кровью и в третий раз потерял сознание.

Нери хотелось бы на этом остановиться, но Тод заявил, что еще не все сделано. Вонзив нож между ребрами Батиста, он добрался до сердца, чтобы прикончить его. А затем пояснил, что обязан был завершить начатое: таков его принцип.

Нери вышел. У него не было никакого желания присутствовать при продолжении. Усевшись на груду покрышек во дворе, он в темноте сосредоточился на ночных звуках. Дверь за собой он закрыл, но все равно ему было слышно. Хруст и хлюпанье, что-то капало, Тод натужно чертыхался. Нери подумал о жене, о детях и заплакал.

Позже, когда Тод присоединился к своему сообщнику, слезы у того уже давно высохли. Прежде чем отправиться в сарай, sicario несколько минут вдыхал свежий воздух. Он вышел с корзиной и топором и признался, что с трудом справился с суставами ног и шеи, а потом вернулся в дом. Дверь он оставил открытой.

Нери следил за ним взглядом, пока он не скрылся внутри, и не мог отделаться от воспоминания о девушке в ящике на стройке. Поднявшись на ноги, он, медленно пятясь, начал удаляться от дома, затем развернулся и бросился бежать. Тод показал ему, как без ключа заводить тачку.

Колумбиец появился спустя полчаса, держа под мышкой помповое ружье. Он поискал глазами Нери, позвал его, дошел до того места, где они оставили машину. Ее там не было. Он обреченно вздохнул. Теперь он должен позвонить дону Альваро, чтобы предупредить его и предоставить ему право решать участь Нери.

Тод вернулся назад, моля Бога, чтобы завелся пикап крестьянина. У него не было ни малейшего желания нынче вечером кататься на мопеде.


Восемьдесят четыре часа спустя

Дождь снова пошел около четырех часов утра.

Шлепанье первых капель о гравий и плиты во дворе вырвали мотоциклиста из сна без сновидений, куда он спрятался от своих дум. С закрытыми глазами он долго прислушивался и дрожал под шум воды, вспоминая иные ощущения, иные моменты, иные места. В воспоминаниях ему всегда принадлежала роль охотника, и никогда — добычи. Он снова задремал, погрузившись в размышления о причинах столь резкого изменения его отношений с миром.

Потом ночь уступила место серенькому рассвету.

Стоя в темной кухне, мотоциклист сквозь застекленную дверь внимательно осматривал двор. Небо постепенно светлело, но оставалось обложенным. Радио приглушенно предвещало на всем юге страны пасмурный день без осадков. Эта новость его устраивала: когда идет дождь, бдительность снижается.

Вокруг ни полей, ни лугов, одни обнаженные фруктовые сады и виноградники, темные от сырости и вытянувшиеся, точно живая колючая изгородь. Близкий горизонт, не позволяющий видеть дальше вытянутой руки.

Враждебный горизонт.

Привычный ему.

Мотоциклист решил дождаться, когда рассветет, и сварить себе кофе. Этим утром ему не хотелось обнаруживать ни малейшего движения на ферме. Он уедет сразу, как почувствует, что момент настал. Странно, но он, почти всегда выполнявший свои задания по ночам, на сей раз счел слишком рискованным отправляться в путь в темноте.

Необъяснимая тревога, тревога жертвы.

Он чуть наклонился, провел рукой по раненому бедру, пощупал, и по мере того, как он стискивал ногу, ощущалось сначала какое-то неудобство, потом настоящая боль. Оперся на больную ногу, присел. Ничего, выдержит.

Дом, до этого момента погруженный в тишину, слегка вздрогнул и заскрипел над головой мотоциклиста. Проснулась Зоэ. Он представил, как она выбралась из своей кроватки и крадучись подошла к приоткрытой двери, чтобы, прижав к ней ухо, послушать, что происходит внизу. Эта картинка вызвала у него улыбку. Он бы предпочел остаться.


«Приезжай к Батисту, там что-то произошло. Нам позвонили…»

Это все, что Поль Катала сказал ему на другом конце провода. Адриан Виги только что проснулся и собирался завтракать. Было еще рано, но он любил воскресным утром заняться своей бухгалтерией. Можно не опасаться, что в такое время его кто-нибудь потревожит.

«Нам позвонили…»

Поль Катала был пожарником-добровольцем. Пьер Бордес тоже. Должно быть, он тоже там, у Батиста. Потому что случилось что-то серьезное. Адриан всю дорогу размышлял об этом. Насколько серьезное? Очень серьезное. Слишком. Изменившийся голос «его Пауло» не оставлял никаких сомнений.

Десять минут, чтобы выйти из утреннего ступора, одеться и предупредить жену, двадцать минут на стремительную поездку с нарушением всех правил дорожного движения. Когда Виги прибыл, ферма уже почти не дымилась, во дворе было полно народу. Здесь собрались все службы экстренной помощи, включая жандармов, которые уже разматывали вокруг места трагедии свои желтые ленты.

Его друзья с помертвелыми лицами держались поодаль. Бордес держал в руке пожарный шлем. Катала зажал в зубах сигарету. Он плакал или только что перестал: сажу на его щеках пересекали светлые бороздки. Когда Адриан Виги подошел, он заговорил первым:

— Он мертв. — Поль прикрыл глаза, чтобы скрыть обуревающие его чувства.

— Кто?

— Наш Батист.

— То есть? Что случилось?

Чтобы дать другу возможность собраться с духом, ответил Бордес:

— Никто не знает. Пока. Только — что дом загорелся, а он был внутри. Мы приехали слишком поздно, огонь уже добрался до крыши.

Поль Катала шмыгнул носом.

— Ты говоришь, никто не знает! Нашего приятеля убили, его халупу спалили!

— Кто поджег?

Никакого ответа.

— А жандармы что говорят?

— Что они в этом смыслят, твои жандармы! К тому же они нас недолюбливают.

— Не волнуйся так, Поль. — Виги взял друга за руку.

— Еще бы мне не волноваться! Говорю же тебе, убили его! Вот он, — вырвав свою руку у Адриана, Катала указал на Бордеса, — он видел, на что теперь похож наш Батист. Он ведь не сам с собой такое начудил, а?

— Что начудил? Не понимаю.

— Пойди, покажи ему. Я не могу.

Бордес молча сделал Виги знак следовать за ним. Пробравшись между пожарными машинами, они остановились перед желтым ограждением. Дальше жандармы никого не пропускали. Друзья некоторое время смотрели на то, что осталось от дома, затем Бордес указал куда-то, метрах в десяти от них, посреди пожарища.

Адриану понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что он видит.

Почерневшая голова, обугленная со всех сторон так, что оголились кости черепа, стояла на груде чего-то. В том, что пощадил огонь, он с трудом угадал черты Латапи. Ему немного помогли оставшиеся кое-где прядки белых волос, а еще линия скулы, может, надбровная дуга, наполовину открытый глаз. Тут он осознал, что само по себе возвышение не совсем обычно. Он видел кое-как сваленные в груду разрозненные части человеческого тела. Начиная с головы, отделенной от всего остального.

Виги быстро поднес руку ко рту, пытаясь сдержаться, но не сумел; он отвернулся, его вырвало, и он покорно поплелся за Бордесом подальше от этого места.

Как только они снова встретились, Катала перешел в наступление. Печаль уступила место ярости. Их Батиста убили, ты согласен, Адриан, или как, а? При обычных пожарах люди не сгорают, разделанные на куски, а? Надо что-то делать.

— Что ты хочешь делать? — спросил Виги, как только ему полегчало.

— Да найти того, кто это сделал, черт побери, и заставить его заплатить!

— Ты знаешь, кто это?

— Ага. И ты тоже.

— Я?!

— Да, ты! Забыл, как наш Батист себя вел последние три дня?

— Нет, но что-то не понимаю…

— Что он делал три дня назад? — Катала покрутил пальцем перед носом Виги. — Где он был, наш Батист?

— Ходил к Омару Пети́.

— Вот именно, к черномазому!

Вмешался Бордес и велел им прекратить орать. Они уже стали привлекать внимание окружающих. Прежде чем продолжить разговор, друзья отошли в сторонку.

— Он сходил к черномазому, а потом спрятался, так? И тебя это не смущает? Ты же сам мне сказал, что он чем-то напуган.

— Да, помню.

— Я уверен, что это обезьяна. Надо пойти набить ему морду!

— Да подожди ты. Послушай, ты знаешь, мне этот Пети́ не нравится, но, по-моему, тут ты слишком торопишься.

— Нет, я уверен, все из-за него!

— Ты что, забыл про тех двоих парней, что вчера приходили в бар?

— Которые искали мотоциклиста?

— Ну да. Батист тоже говорил нам про мотоциклиста. Я, например, считаю, что Батист боялся его или тех двоих.

— Этот мотоциклист — он вроде отправился в сторону черномазого? Говорю тебе, чертова макака позвала своих дружков на помощь.

— Да нет у него дружков.

— Тебе-то откуда знать? — Катала уставился на Виги. — Ты, кроме выпивки, вообще ничего не знаешь. А я говорю, пойдем к нему и там посмотрим. — Он повернулся к Бордесу. — Согласен?

— Согласен.

— А ты, Адриан?

— Подумай хорошенько, Поль.

— Зачем? Они по кускам воруют наши земли, скоро мы останемся ни с чем! А теперь еще убивают нашего друга?

— Ты не можешь этого сделать!

— Ага, постесняюсь!

— Очень уж ты горяч, Поль, тебе бы успокоиться. Там ребенок.

— Плевать я хотел.

— Давай расскажем жандармам, если хочешь.

— Да что ты? И ты расскажешь им, какого черта Батист делал там три дня назад? А что ты им скажешь о нас, о себе? В жандармы идут одни слабаки и трусы.

— Заткни свою пасть, или это придется сделать мне.

— Ах так? Ну же, давай! — Глядя на Виги испепеляющим взглядом, Катала подошел к нему вплотную. — Ну и дерьмо же ты! — Он повернулся к Бордесу. — Заедем домой, это по дороге. Заодно позвоним Гаэтану.

Адриан Виги сделал последнюю попытку остановить их:

— Постой, Поль, что ты собираешься делать дома?

— Взять ружье.


На шоссе № 113, в нескольких километрах от Кастельсарразена, есть зона отдыха. В этом месте национальная трасса пересекает лес. Настоящей парковки там нет, подъездной путь не заасфальтирован, а просто покрыт гравием. Единственное удобство представляют три установленных на поросшем травой островке, грубо сколоченных крепких деревянных стола, каждый с двумя скамьями. Нет даже туалетов. Чтобы облегчиться, останавливающиеся здесь должны прятаться за деревьями, растущими вдоль уходящей в лес дороги. А таких желающих немало, судя по количеству усеивающих край полянки белых и розовых бумажек.

Массе дю Рео поморщился. Не из-за запаха — идущий дождь забивал все, — а потому, что представил, как люди испражняются, присев здесь со спущенными до щиколоток штанами. Отвратительное зрелище.

Упавшая с дерева капля попала ему за шиворот, и он вздрогнул.

— Сюда, подполковник. — Впереди с непроницаемым лицом шел аджюдан Кребен.

Они миновали возвращающихся к трассе двоих криминалистов в белых комбинезонах, поздоровались с охраняющими подход к месту преступления жандармами. Их пропустили, приподняв ленту заграждения, и они направились в сторону от тропинки, между деревьями, к другой группе криминалистов-дознавателей.

— Его обнаружила пара из Германии, с которой вы повстречались по прибытии. Муж дошел до этого места, чтобы… Он хотел… ну, вы меня поняли.

Массе дю Рео кивнул. Целая жизнь, полная самоотречения, неустанного и сопряженного с риском труда, часто без малейшей благодарности, и все для того, чтобы сдохнуть в подлеске, едва не обосранным тевтонцем в шортах. Эта мысль возмутила его.

— В котором часу его нашли?

— Около восьми.

Они приблизились. Массе дю Рео ощущал стремительно нарастающую в нем ярость.

— Какого черта они здесь делали в такую рань, ваши долбаные туристы?

— Они выехали ночью, чтобы добраться до своего домика, расположенного в здешних местах.

— Проверьте! — Массе дю Рео пристально посмотрел на Кребена. Не сразу, он не хотел смотреть сразу. Не хотел видеть тело.

— Есть, подполковник.

Мигель Баррера лежал на животе. Его лицо, повернутое влево, было очень бледно, открытые глаза удивленно смотрели на комок грязной туалетной бумаги. Влажные волосы прилипли к черепу, а совершенно распрямившаяся борода — к лицу. Правая рука была вытянута вдоль тела, вторая зацепилась за гнилой пень. Ноги были плотно сдвинуты, носками внутрь.

Аджюдан счел нужным прокомментировать:

— Он здесь по меньшей мере двадцать четыре часа.

Массе дю Рео едва расслышал его, голос прозвучал словно издалека.

Одежда испанца промокла, в некоторых местах на нее налипли травинки и ветки — свидетельство того, что он действительно провел здесь немало времени. Вывернутый внутренний карман его кожаного полупальто говорил о том, что его обыскивали.

— Бумажник с удостоверением Guardia Civil, кредитными картами, паспортом, карточкой видеоклуба, двумя фотографиями жены и детишек и все такое обнаружили вот здесь. — Кребен указал на мелкий кустарник в нескольких метрах от трупа.

— Деньги у него были?

— Да. Их не тронули.

Кожаное пальто на бедре Барреры вздыбилось, Массе дю Рео угадал: кобура.

— Что с его оружием?

— Украдено. И две дополнительные обоймы тоже.

— Как его убили?

Кребен вопросительно взглянул на одного из криминалистов, тот в знак согласия кивнул. Присев перед трупом, аджюдан вынул из кармана шариковую ручку и указал ею на коричневое пятно на спине светло-серого свитера Барреры. Затем слегка приподнял кожаное пальто и закинул его полы на плечи испанца. Их взорам предстал горизонтальный разрез шириной четыре сантиметра.

Массе дю Рео прикинул: рана должна располагаться точно на линии лопаток, чуть слева.

— Одним ударом?

— Да.

— Работа профи.

— Как в Ла-Мулине.

— Профессионал ножа.

— Парень с видео?

— И со стройки. Там их вроде было двое?

— Да.

— А здесь?

— Невозможно определить. Слишком много следов. В Ла-Мулине тоже они?

— Ничего об этом не знаю.

— Кто эти люди, подполковник?

Массе дю Рео пожал плечами.

— Я хочу сказать, то, что они творят, — это… Кончится это когда-нибудь? Как их остановить?

— Как обычно: их надо найти и посадить.

— Думаете, они позволят себя взять?

— Надо постараться. — Массе дю Рео помолчал. — Скажите, Кребен, вам не кажется, что события в Тулузе, здесь и на стройке между Кагором и замком Меркюэс крутятся вокруг первого эпизода убийства в Ла-Мулине?

— Так точно, подполковник. И возможно, это еще не конец.

Массе дю Рео нахмурился.

— Не хотелось бы слишком забегать вперед, но… — Кребен умолк.

— И что же?

— Зона отдыха, — аджюдан большим пальцем ткнул себе за спину, — расположена на той стороне трассы № 113, которая идет из Тулузы в Кастельсарразен. Баррера пропал в Тулузе.

— Да.

— По моему мнению, подозреваемые выбросили его здесь, когда двигались к северу, в ночь с пятницы на субботу.

— Вы проверили, сообщали ли местные бригады о каких-нибудь происшествиях вчера или сегодня?

— Нет еще, подполковник.

— Сделайте это, пожалуйста.

Кребен поднялся и направился к автомобилям.

Валери Массе дю Рео попросил дознавателей на пять минут оставить его одного. Провожая их взглядом, пока они не присоединились к другим жандармам, он заметил серую машину, съезжающую с трассы, чтобы припарковаться. Оттуда появился прокурор собственной персоной. Подполковник ни секунды не сомневался ни относительно того, какое замечание он услышит, как только встретится с высоким чином, ни относительно выводов, которые очень кстати можно сделать из этого печального инцидента, в результате которого погиб иностранный офицер, находящийся в распоряжении частей быстрого реагирования. Массе дю Рео даст ему это сказать, он осознает свою ответственность. И испытывает печаль. Мало у них с Баррерой оказалось времени.


Адриан Виги вернулся в Муассак не в себе. В состоянии полузабытья, ничего не чувствуя, не помня, как добрался домой, не зайдя в бар. Только раз он отдал себе в этом отчет, когда парковался возле дома на своем привычном месте. Заглушив двигатель, он несколько секунд, а может, минут пятнадцать или дольше просидел в машине, считая капли дождя, стекавшие по ветровому стеклу.

Спустя какое-то время он нагнулся вперед, протер запотевшее стекло и поднял голову, чтобы посмотреть в окна своей квартиры на третьем этаже. Балкон в гостиной был освещен.

В широком проеме появилась жена в халате, держа двумя руками чашку. Его чашку. Синюю снаружи, белую изнутри, всю в трещинках. Кофе с молоком, два кусочка сахару, без пенки. Она прихлебывала его, глядя вдаль, потом опустила глаза, увидела мужа и помахала ему. Виги не ответил. Только улыбнулся ей, не зная, видит ли она выражение его лица.

— Никогда не обращаешь внимания… — подумал он вслух.

Адриан Виги вновь включил зажигание. Мальчишество, он никогда этого себе не простит.


Мотоциклист допил кофе. Взяв свой рюкзак, он поставил его на кухонный стол, открыл и, чтобы проверить, аккуратно выложил перед собой все содержимое. Р90,[100] с прицелом «Рефлекс[101] день/ночь» и бесшумным лазерным наводчиком. Сменные обоймы — три, патроны для «глока» — пятьдесят, курки;[102] кое-какое имущество, включающее два оплаченных мобильных телефона с британскими сим-картами, наличные деньги в евро и долларах, немного золота… И три застегивающихся пластиковых конверта, каждый из которых содержал набор фальшивых документов (один бельгийский, очень давно собранный не им, — использовать лишь в крайнем случае — и два французских, которые он раздобыл себе самостоятельно, позаимствовав документы одной знакомой и соседа): паспорт, удостоверение личности, водительские права, кредитные карты. Одной кражи, многократного копания в мусорных баках и немного удачи хватило ему для того, чтобы обзавестись датой и местом рождения и получить документы на новое имя, счета за электричество и квитанции о квартплате. Два заявления об утрате документов, а затем несколько походов в префектуру, и вот у него подлинные фальшивые документы, с которыми он сумел, в частности, открыть немало банковских счетов. Все предосторожности, предусмотренные заранее.

Удовлетворенный осмотром, мотоциклист полностью разобрал пистолет-пулемет, верный своим принципам, почистил его, смазал обнаруженным в кухне парафиновым маслом, не слишком подходящим, но ничего другого не было, снова собрал его, неоднократно проверил затвор и прицел, а потом примкнул вдоль корпуса оружия одну из прозрачных обойм. Она, как и три ее подружки, содержала дозвуковые патроны, которые он предпочитал другим, потому что они не свистят в полете. Он передернул затвор и поставил оружие на предохранитель.

Та же участь постигла его «глок», после чего он снова сложил все в рюкзак, добавив туда несессер, собранный из того, что удалось обнаружить в аптечке Пети́. Он не убрал в рюкзак только деньги. Он отложил в сторону пять тысяч евро, затем отсчитал столько же в долларах, перетянул все купюры вместе при помощи резинки и спрятал в ящике буфета, а остальное сунул в рюкзак. Достав из буфета ключи и документы на машину Пети́, обнаруженные пару дней назад при осмотре дома, он заменил их ключами и документами на свой мотоцикл. Сумма, которую он оставлял, с лихвой компенсирует утрату их древнего «Рено 5».

После этого мотоциклист спустился в подвал.

Омар Пети́ спал, склонив голову набок. Услышав шаги на лестнице, он проснулся. Стефани тоже зашевелилась.

Мотоциклист снял с их глаз повязки и вынул кляпы.

— Я уезжаю на вашей машине. Оставляю вас связанными. Зоэ будет заперта наверху, в своей комнате. Через два часа, добравшись до Перпиньяна, я позвоню в жандармерию Муассака и скажу, чтобы они приехали и освободили вас.

— Мы хотим видеть дочь.

— Пожалуйста, — помертвевшими губами вторил жене Омар.

— Не может быть и речи.

— Позвольте нам увидеть ее.

— Вы ее убили, вы увозите ее?

— Почему мы не можем ее увидеть?

Мотоциклист подождал, пока они затихнут, и продолжал:

— Я положу ключ от ее комнаты в ящик со столовыми приборами на кухне. Всего каких-то два часика. — Он уже готов был покинуть их, но передумал. — Еще одна вещь. Ваше ружье спрятано в стойле, за моим мотоциклом. Патроны тоже. Как только вас освободят, заберите его, чтобы малышка не поранилась. — Поднявшись на три ступеньки, он опять остановился и, на сей раз не оборачиваясь, произнес: — Простите за все. Вы никогда больше обо мне не услышите.

Мотоциклист вышел из подвала и запер за собой дверь, оставив ключ в замочной скважине. Затем он поднялся к спальне Зоэ и остановился, не решаясь войти. Несколько мгновений он размышлял, затем постучал и, открыв дверь, сделал несколько шагов по комнате.

Зоэ ждала его, сидя на кровати.

Они молча смотрели друг на друга.

— Я ухожу.

Девочка едва шевельнулась.

— Твои родители в подвале. С ними все в порядке. — Мотоциклист прокашлялся. — Тебе придется еще некоторое время оставаться здесь. Потом кто-нибудь придет освободить вас, и все будет кончено. — Он ждал, что она что-нибудь скажет, но девчушка молчала. Он сделал шаг назад и развернулся, чтобы выйти.

— А где Ай?

— В стойле, под крышей.

— Ты его покормил?

— Да.

— Как тебя зовут?

Мотоциклист долгим взглядом посмотрел на девочку:

— Ронан.

— Ро-нан…

— Да.

— У тебя есть семья?

Ответа не последовало.

— Где твоя семья?

— Далеко.

— Ты едешь к ним?

— Может быть.

— Ты не причинишь нам зла?

— Нет.

Мотоциклист запер за собой дверь. Спустившись в кухню, убрал ключ от комнаты Зоэ в ящик, оделся и вышел.


Ждать. Четыре часа. Лежать посреди сада, завернувшись в этот коричневый пластиковый чехол. Под проливным дождем, в предельной усталости и все нарастающем нетерпении. В холоде. Он не любил холода. Никогда бы не стал жить в холодной стране. Ждать, глядя в бинокль воспаленными глазами, потому что это составляет часть его работы. Ждать, чтобы разгадать некую аномалию. Ферма еще не проснулась. Долго спит эта ферма. Ферма, которая ведет себя не как ферма. Крестьяне везде встают рано.

Тод зевнул. Долгая ночь. Заполненная разными событиями. Допрос, пожар, молниеносный, со взломом визит в гостиницу, чтобы уничтожить следы, — разумеется, Нери там не оказалось, — переезд сюда и ожидание после ночного пробуждения.

Эта аномалия могла иметь десятки объяснений. Самое очевидное — на ферме никого нет. Другое — кто-то хочет заставить поверить, что на ферме никого нет. Еще одна — на ферме никого нет в живых.

Хорошо было бы, если бы эта ферма действительно представляла для него хоть какой-нибудь интерес.

Латапи мог ошибиться, вероятно, он ошибся, мотоцикл остановился не здесь. Тод плохо представлял себе, чтобы профи спустя три дня еще околачивался поблизости от места выполнения своей работы.

Он бы так не поступил.

Но он не все. И не все видят те же аномалии, что он.

Тод стянул перчатку, высунул руку из-под чехла, чтобы набрать немного дождевой воды, осознал, что дождь закончился, и просто прикоснулся к чехлу снаружи, чтобы смочить ладонь.

Протирая лицо, он услышал щелчок. Дверь. Вокруг было тихо, так что этот единственный звук, страшно человеческий, разнесся далеко.

В бинокль Тод разглядел человека, пересекающего двор фермы в сторону постройки, на дверях которой была нацарапана эта надпись «Смерть черножопому», которую он заметил при первом визите. Человек нес на плече рюкзак среднего размера и с головы до ног был одет в черную кожу. Самый подходящий прикид для мотоциклиста. И он был белым. Эта вторая аномалия бросала особый свет на первую. Сообщники, пленные, трупы?

Мотоциклист широко распахнул ворота стойла. Мотоциклист исчез внутри. Мотоциклист что-то завел.

Тод выкатился из чехла. Зажав в руке помповое ружье, бросился бежать к украденному пикапу Латапи, оставленному им вдали от человеческих глаз, в пятистах метрах, на перекрестке, где проселочная дорога пересекалась с шоссе. Там-то он и перехватит свою жертву.


— Глянь-ка! — Сидящий на заднем сиденье рядом с братом Гаэтана, Луи Фабейром, Пьер Бордес перехватил охотничье ружье одной рукой и показал пальцем на что-то впереди. В их сторону направлялся какой-то автомобиль. — Это же тачка Пети́, нет?

— Да, похоже, — подтвердил ведущий машину Поль Катала. — Сейчас я его тормозну! — Он резко вывернул руль и направил свой «универсал» на середину шоссе.

— Подожди!

— Что? — Катала быстро повернулся к сидящему справа от него Гаэтану.

— Это не черномазый.

— Как не черномазый?

— Не он, говорю тебе! Водитель белый.

Поль Катала в сомнении сдал влево, чтобы освободить путь. Машины поравнялись. Трое крестьян старательно вглядывались в лицо водителя «рено», который ответил им тем же.

— Он ехал от черномазого?

— Откуда мне знать. — Пьер Бордес обернулся назад. «Рено» удалялся, не снижая скорости. Еще немного, и автомобиль уже исчез за поворотом.

— Как думаешь, кто это был? — спросил Гаэтан Фабейр своего соседа. — Один из тех парней в баре?

— Не уверен. Но и не черномазый. — Катала притормозил и остановился перед воротами Пети́. — Приехали.

Четверо мужчин немного подождали и вышли из машины. Все они были вооружены.


— Разумеется, мне необходимо переговорить об этом прискорбном инциденте с вашим начальством.

— Разумеется. — Массе дю Рео перевел взгляд на дорогу. Возле них останавливались коллеги, чтобы не пропустить зрелища. Он разглядел знакомое лицо.

Прокурор с любопытством проследил за его взглядом:

— Какая-то проблема, подполковник?

— Отнюдь. Я размышлял о том, что расскажу журналисту «Ла Депеш», который только что подъехал. Осторожность нынче в моде. Я слышал, будто кое-кто уже заинтересовался причинами — законными, — заставившими прокуратуру выказать такое расположение по отношению к мэтру Риньи и его колумбийскому клиенту.

— Да что вы?

— Да, хорошо бы сделать так, чтобы это расположение не было неверно интерпретировано. Или сошло за неловкость, то есть поблажку. — Массе дю Рео обернулся к чиновнику. — И хорошо бы связать это со смертью капитана Барреры.

— Не представляю, каким образом.

— Я тоже. Но в данном контексте, да еще имея в виду процесс, который начнется в следующем месяце, подобные заявления, как бы беспочвенны они ни были, будут услышаны. И очень некстати.

Мужчины смерили друг друга неприязненными взглядами.

Их молчание было прервано аджюданом Кребеном. Ему необходимо переговорить с командиром своего подразделения.

— Муассак.

— Ну?

— Сегодня ночью пожар на ферме. Крестьянин был в своем доме, но погиб не от огня. Судя по всему, умер раньше. Расчлененный, как та девушка.

— Надо ехать на место. — Массе дю Рео направился к зоне отдыха.

Кребен последовал за ним.

— Есть еще кое-что. Ферма принадлежала некоему Батисту Латапи. Это имя говорит вам что-нибудь?

— Смутно припоминаю. — Массе дю Рео покопался в памяти, понял. — Дело Пети́, один из наших подозреваемых?

Аджюдан кивнул:

— Двое крестьян, его приятели, оба пожарные-добровольцы, также находящиеся у нас под наблюдением, по тревоге прибыли к месту трагедии.

— Катала и… как его, не могу вспомнить имени…

— Бордес, Пьер Бордес. По непонятным причинам им пришло в голову, что в смерти Латапи виновен Омар Пети́. И теперь они поехали туда, чтобы отомстить.

— Откуда вы это взяли?

— Один из их знакомцев, Адриан Виги. Он тоже фигурирует в нашем деле. Виги добровольно явился в жандармерию Муассака, чтобы донести на дружков. И как раз когда я был с ними на проводе.

— Пети́ кто-нибудь предупредил?

— Телефон не отвечает. На место отправлена патрульная машина.

— Заканчивайте здесь, — Массе дю Рео бросился бежать, — а я еду в Муассак. Оттуда сразу позвоню.


Выбравшись к шоссе, Тод сбавил скорость. Ему никто не встретился. В следующую минуту ему по-прежнему никто не встретился. Мотоциклист исчез, как это ни невероятно. Во всяком случае, так быстро. Тод должен был хотя бы заметить его вдали на той дороге, где спрятал свою машину.

Колумбиец повернул к дому Пети́ и метров через сто увидел стоящий на обочине старенький «рено». Похоже, в нем никого не было.

Он резко затормозил, внимательно осмотрелся.

Слева от него луг, потом по обе стороны фруктовые сады и верхушки соседнего леса, а дальше располагается хозяйство Пети́. Ни одной живой души.

Он тоже припарковался, прихватил «ремингтон», покинул пикап Латапи и, выставив перед собой нацеленное на подозрительный автомобиль помповое ружье, мелкими шагами стал продвигаться вдоль посадок по той стороне, где стоял «рено». Когда до цели оставалось десять метров, Тод замер и встал на одно колено.

Он ждал, наблюдал.

Ничего.

Он приблизился, обыскал машину. Абсолютно пусто. Мотоциклиста по-прежнему не видно. Тод глянул в сторону фермы. Она была недалеко, но ее скрывали деревья. Тод двинулся вперед, теперь он шел по асфальту. Замедлив шаг, чтобы свернуть чуть-чуть вправо, он тут же заметил «универсал» Катала. Он пошел еще медленнее и поднял дуло ружья.


Поль Катала и трое его приятелей подобрались к приоткрытым воротам стойла и на некоторое время остановились перед угрожающей надписью, процарапанной на деревянной двери.

— «Смерть черножопому». Я и забыл о ней. Пьер, честное слово, ты совсем не умеешь писать.

Они еще позубоскалили, потом Бордес вошел.

— Ну-ка, ну-ка, что это у нас там? — В темноте он разглядел силуэт мотоцикла под чехлом. — У Пети́ что, мотоцикл есть?

— Вот уж чего не знаю.

— Я всегда знал, что он в чем-то замешан, этот пидор! — бросил Гаэтан Фабейр, резко сдергивая пластик.

Из-за мотоцикла выскочил Ксай и бросился на них. Его клыки щелкнули, он отпрянул назад, сдерживаемый веревкой, не позволившей ему прыгнуть на четверых пришедших, и принялся безостановочно лаять.

Фабейр прижал к плечу приклад:

— Ты у меня сейчас увидишь, чертов пес!

Катала остановил его:

— Брось, мы здесь не для этого.

— На что тебе сдалась эта дворняга?

— Оставь в покое псину, я не убиваю собак.

Они вышли и направились к дому. За их спинами по-прежнему надрывалась немецкая овчарка. Не совсем уверенный в том, что они собираются делать, Пьер Бордес постучал в кухонное окно.

— Ну, ты заходишь или что? — Поль Катала оттолкнул его и открыл дверь. — Пошли.

Все последовали за ним внутрь, кроме Луи Фабейра, которого брат попросил остаться снаружи и наблюдать за двором.

— И чего дочка Дюпрессуара за тебя не вышла?.. — Катала пошарил в шкафах.

Гаэтан Фабейр склонился над раковиной, чтобы попить из-под крана.

— Ты был такой красавчик!

Новый взрыв смеха.

— Здесь никого нет.

— А где же они, по-вашему?

Бордес пожал плечами:

— Понятия не имею, но вон там у них подвал. — Он указал на дверь позади себя и попытался открыть ее. Дверь была заперта. Ключ торчал в замочной скважине.

— Ну и что, ты думаешь, они прячутся внизу? — Поль Катала подошел к комоду, взялся за медную ручку ящика для столовых приборов, а потом убрал руку. — Пошли, Гаэтан, — он махнул рукой в сторону лестницы, — глянем вместе, что у них там наверху.

Выйдя в прихожую, он стал подниматься по лестнице. Гаэтан за ним.

Поднявшись на второй этаж, они резко замерли в коридоре: слева им почудился какой-то шум. Какой-то едва уловимый звук — и все.

— В спальне?

— Точно.

Катала дернул за ручку:

— Заперто.

— И ключа нет.

— Эй, подите-ка сюда! — Снизу раздался голос Бордеса. — Смотрите!

Поколебавшись, они спустились вниз и присоединились к своему товарищу. Тот стоял в подвале перед все еще связанными Омаром Пети́ и его женой.

— Ну, и что здесь происходит? — язвительно поинтересовался Фабейр.

Стефани дернулась:

— Развяжите нас.

— Еще чего?

— На нас напали.

— Сначала немного поболтаем. — Катала подошел к Омару и носком сапога ударил его по ноге. — Кто это тебя так отоварил? — Наклонившись, он разглядывая опухшее лицо Пети́. — Значит, ты теперь не можешь говорить?

Стефани собиралась сказать ему, чтобы он оставил ее мужа в покое, когда в некотором отдалении раздался первый выстрел. И тут же за ним последовал второй, уже ближе. Совсем близко.

Крестьяне заторопились наверх.


Мотоциклист видел, как трое из четверых приехавших вошли в дом. Последний остался во дворе наблюдать. Все они были вооружены.

Он находился на опушке леса и присел, чтобы развязать рюкзак. Достав пистолет-пулемет, он быстро привинтил к дулу глушитель, перекинул ремень орудия через шею и закрепил его на теле. Затем вынул из рюкзака миниатюрный нож, вложенный в чехол для курки и предназначенный для обыденных целей, и засунул в карман.

Краем глаза он наблюдал за часовым, который, прикуривая, шел по двору в сторону ворот.

Мотоциклист на ощупь нашел в рюкзаке вторую обойму дозвуковых патронов. Его рука наткнулась на плеер, на мгновение задержалась на нем и двинулась дальше. Он пристроил запасную обойму для Р90 у себя за спиной, рядом с «глоком», надел на плечи рюкзак.

И побежал к ферме, направив дуло оружия в сторону двора. Там, прижавшись к стене, он слегка высунулся из-за угла и понял, что повернувшийся к нему спиной курильщик его не видит.

Пригнувшись, он пробежал вдоль заднего фасада фермы до второго окна первого этажа и остановился под ним. Ставни были заперты, но не так хорошо, как остальные. Мотоциклист знал это. Скрываясь в доме, он специально задвинул шпингалет не до конца — на тот случай, если придется спешно бежать.

Достав из кармана нож, он просунул лезвие в щель между двумя деревянными щитами, закрывающими окно. Нащупав шпингалет, он резко дернул ножом вверх. Металлический ограничитель качнулся и отпустил ставень.

Мотоциклист собирался разбить стекло кулаком, когда вдали, по другую сторону постройки, раздался первый выстрел. Он вышиб стекло, раздался второй выстрел, гораздо ближе.

Мотоциклист открыл окно и проник в дом.


Тод по дороге дошел до фермы Пети́. Оказавшись возле «универсала» Катала, он заметил человека, который в одиночку бродил по двору. Он курил, а на плече у него висело охотничье ружье.

Тод свистнул, человек обернулся и с удивлением увидел, что в него кто-то целится. Он успел сдернуть ружье с плеча и уже начал опускать его, когда Тод выстрелил. Падая, Фабейр рефлективно выстрелил в воздух.

Тод перезарядил, сделал еще несколько осторожных шагов в сторону ворот и увидел, что из дому выбегают еще трое. Один из них сразу прицелился и открыл огонь. Колумбиец бросился на землю за автомобилем и, прежде чем ответить, услышал, как над его головой пролетают пули.

Трое его противников разделились. Один побежал влево и скрылся за обуглившейся стеной. Двое других сиганули к стойлу, направо.

Тод начал с них, и Гаэтан Фабейр рухнул в нескольких метрах от брата.

В отчаянном прыжке Полю Катала удалось добраться до строения и скрыться в нем. Он в ужасе прижался спиной к деревянной двери, и тут перед ним с лаем возник Ксай. От неожиданности и страха крестьянин убил его, выпустив целый заряд дроби. Откинутое выстрелом тело животного рухнуло возле стены загона посреди лужи чернеющей крови.

От грохота в ушах у Катала болезненно звенело.

Снаружи еще с минуту продолжалась приглушенная стрельба, прозвучало пять-шесть выстрелов, может, больше, а потом он услышал предсмертные хрипы. И больше ничего.

Гул в ушах утих.

Постройка вокруг него трещала. Его руки, стиснувшие оружие, дрожали. Он боялся пошевелиться.

Вдали послышался звук полицейской сирены.


Мотоциклист услышал топот и в приоткрытую дверь увидел устремившихся во двор троих крестьян. Тут же раздались новые выстрелы. В них кто-то стрелял.

Не теряя времени, он, держа перед собой свой Р90, спустился в подвал. Омара и Стефани он обнаружил в том же положении, в каком оставил. Рукой в перчатке он сделал им знак молчать и подошел.

Сначала он развязал Стефани. Они пристально посмотрели друг на друга, и он дал ей свой нож, вполголоса бросив лишь «ваш муж», после чего встал у основания лестницы, чтобы преградить подступы к ней.

Когда Стефани закончила, он знаком приказал супругам следовать за ним.

Снаружи продолжалась стрельба.

Не задерживаясь в кухне, они поднялись наверх. Прикрывая их, шествие замыкал мотоциклист.

На втором этаже родители сразу бросились в комнату Зоэ, схватили свою малышку и, по-прежнему под защитой своего мучителя (их-то он не похищал), укрылись в ванной.

— Зачем вы вернулись?

— Уезжая, я повстречал четверых вооруженных ублюдков.

Взрослые переглянулись.

— Они уже два года отравляют нам жизнь.

— То есть мы думаем, что это они. — Стефани хотела еще что-то добавить, но мотоциклист знаком заставил ее умолкнуть.

Снаружи уже не стреляли.

— Не знаю, что там происходит, но кто-то пришел, чтобы испортить праздник вашим приятелям.

— Жандармы?

— Жандармы обычно делают предупредительные выстрелы. — Мотоциклист помолчал. — Обычно. Ну-ка, возьмите вот это. — Он передал «глок» Стефани. — Те люди, что снаружи, колебаться не станут, — он посмотрел прямо ей в глаза, — вы знаете, как это работает, так что вы тоже не должны колебаться. — Он кивнул в сторону Зоэ и Омара. — Подумайте о них.

Молодая женщина взяла пистолет и вдруг резко повернула голову:

— Слышите?

Они прислушались.

Приближалась сирена.


Тод поднялся на ноги позади автомобиля Катала. Вот уже несколько секунд никто не стрелял, а звук сирены становился все сильней. Он посмотрел на дорогу, увидел в сером воздухе голубоватое сверкание проблесковых маячков, бросил помповое ружье на землю и поднял руки. Слегка повернув голову в сторону фермы, он заметил какую-то тень, которая отделилась от заднего фасада дома и, слегка прихрамывая, спешила в сторону леса.

Мотоциклист убегал.

«Форд» жандармерии умолк и остановился метрах в пятнадцати от Тода. Из него вышли двое. Рука пассажира лежала на кобуре, водитель придерживал дверь.

— Руки не опускать! — Готовый выстрелить жандарм отошел от машины, чтобы двинуться в сторону Тода, на какую-то долю секунды наклонил голову, чтобы взглянуть, куда ступает.

Тод этим воспользовался. Схватив засунутый за пояс пистолет, позаимствованный у Барреры «зиг»,[103] он наповал сразил полицейского двойным выстрелом в грудь. Затем слегка качнулся из стороны в сторону и также дважды выстрелил во второго жандарма, слишком изумленного, чтобы успеть среагировать. Первый выстрел пришелся тому в живот, вторая пуля отскочила от кузова. Раненый скатился в канаву.

С другой стороны, у леса, взревел мотор.

Тод бросился к патрульной машине и уселся за руль. Он проехал несколько метров, задел бампером тачку Катала и развернулся. Пассажирская дверца захлопнулась.

Вскоре колумбиец заметил старенький «рено» Пети́. На всех парах он мчался метрах в трехстах-четырехстах впереди по направлению к трассе. Через минуту после того, как обе машины достигли шоссе D7, Тоду удалось сократить дистанцию более чем на сто метров.

«Рено», не останавливаясь, миновал перекресток прямо под носом у грузовика и взял курс к югу, на Муассак. Табло указывало, что до города восемь километров.

Жандармскому «форду» пришлось притормозить и подождать, прежде чем он в свою очередь выскочил на трассу: по встречной двигалось множество автомобилей, и среди них полицейский «трафик», спешащий на подмогу. Когда машины поравнялись, Тод, невзирая на обращенные к нему сигналы и треск бортовой рации, бросился вдогонку за мотоциклистом.


Восемьдесят восемь часов спустя

Массе дю Рео и его шофер услышали сигнал общей тревоги, когда находились поблизости от Муассака. Жандармский «форд-фокус» (далее следовал номер) угнан в местности, именуемой Ле Муан, неким человеком белой или монголоидной расы с коротко стриженными волосами. У него на хвосте патрульная машина. В настоящее время автомобиль направляется к центру города по трассе D7. В погоню включилась также третья машина — «рено» цвета зеленый металлик.

Приказы на полицейской волне то отдавались, то отзывались.

— Сверните туда, направо! — Массе дю Рео указал в сторону северной части объездной дороги. — И жмите на клаксон!

Если он не ошибся и им хоть немного повезет, очень скоро они пересекут траекторию беглеца или беглецов.


В зеркало заднего вида мотоциклист видел, как синий «форд» пытается объехать грузовик. Трасса была извилистая, движение довольно плотное. Сам он тоже тащился за белым пикапом, ползущим на шестидесяти в час. Они находились всего в километре от Муассака, и ему непременно надо было разогнаться, чтобы иметь шанс оторваться от своего преследователя на улицах городка.

Мотоциклист взял влево, убедился, что путь на ближайшие триста метров свободен, повернул вправо и начал обгон.

Жандармский «форд» тоже рванул вперед. Более мощный, чем «рено», он быстро обогнал грузовик с полуприцепом и приближался на большой скорости.

Очень скоро их закрутило.

«Форд» нагнал его и стукнул. Мотоциклист бросил быстрый взгляд назад. И мгновенно узнал одного из тех двоих, что сорок восемь часов назад задавали вопросы на ферме Пети́. Азиат, который говорил по-английски.

«Рено» заскользил по мокрому асфальту. Мотоциклист выровнял руль и вдавил педаль газа в пол — машину не занесло. Он видел, что его преследователь из-за скорости и веса своей тачки едва справляется с управлением.

Шоссе, по обе стороны застроенное виллами, сливаясь с проселочными дорогами, спускалось к Муассаку. Мотоциклисту удалось немного оторваться, он оказался у начала подъема, на правой полосе, входящей в город. Внизу замер поток машин, ожидающих зеленого сигнала светофора. Нет, ждать нельзя, и он ринулся их объезжать.

Он почти добрался до перекрестка, когда справа от него появился какой-то мотоцикл, который повернул и направился прямо к нему. За мотоциклом проследовал жандармский «форд» и остановился посреди перекрестка. Почувствовав удар сзади, он понял, что преследователь догнал его.

Мотоциклист резко крутанул руль влево, перед какими-то воротами въехал на тротуар и рванул вперед, давя на клаксон, чтобы заставить расступиться редких прохожих. Справа наперерез ему вылетел мотоцикл, но ему пришлось прижаться к обочине, чтобы избежать прямого столкновения с его преследователем; мотоцикл ударился о припаркованную машину, его водитель перелетел через руль, скатился по капоту и врезался в ветровое стекло.

«Рено» пересек перекресток по пешеходному переходу вслед за жандармами. В Муассаке он прибавил скорость и свернул в первую же боковую улочку.


Массе дю Рео приказал шоферу притормозить при подъезде к перекрестку. Они остановились позади мотоцикла, который включил сигнал левого поворота и собирался свернуть на север, на D7. Проводив мотоциклиста глазами, он перевел взгляд на вершину холма.

Какой-то автомобиль, потрепанный «рено», по встречной полосе спускался по склону. Цвета зеленого яблока. Водитель сигналил фарами.

За этой машиной Массе дю Рео разглядел голубые вспышки.

— Остановитесь! — приказал он шоферу, не отдавая себе отчета в том, что они находятся в гуще движения.

Водитель «рено», безусловно заметив их, резко свернул и въехал на тротуар. Подполковник услышал первые гудки клаксона в тот момент, когда мотоцикл, вывернувшийся прямо у них из-под колес, столкнулся с препятствием на обочине и его водитель вылетел из седла.

«Рено» на бешеной скорости проскочил за ними. Одну-две секунды спустя угнанный жандармский «форд», пытаясь проехать, стукнул их в передок.

Массе дю Рео с силой толкнуло вперед, к приборной доске, он ощутил, как ремень безопасности сдавил ему грудь, после чего его вновь резко отбросило назад, к спинке кресла. Автомобиль крутануло на девяносто градусов.

Другой «форд-фокус», не останавливаясь, свернул направо в ближайшую улочку следом за зеленым «рено».

— Все в порядке? — Массе дю Рео потряс шофера за плечо. Тот отпустил руль и тряс головой.

Их мотор все еще урчал.

— Все в порядке, подполковник.

— За ними!

В скрежете железа и обломков пластмассы они бросились в погоню.

Взяв трубку бортовой рации, Массе дю Рео сообщил свои координаты.

Через пару минут участники погони оказались на площади Реколле. Воскресным утром, да еще в базарный день, там было черно от наплыва людей.

Крики, разбитые машины, паника, в результате ее несколько ранений, но худшего удалось избежать. Головная машина поспешила покинуть толпу и свернула в первую же улицу направо. Это была улица Республики, ведущая к площади Роже-Дельтиль и аббатству Муассака.


Тод последовал за «рено», когда автомобиль, выбравшись с базарной площади, свернул в менее людное место. Улица, по которой они ехали, пересекала небольшую площадь, описывая синусоиду справа, вдоль многочисленных лавчонок. По левой стороне выстроились в ряд террасы бистро с тентами и перегородками из прозрачного пластика. В конце улицы возвышалось огромное здание монастыря. Прямо напротив, под сводом портала, увенчанного высокой башней, колумбиец увидел монументальную дверь, украшенную богатой резьбой, но у него не было времени любоваться этим архитектурным ансамблем.

«Рено» промчался прямо, соскочил с асфальта и задел квадратный вазон с цветами, который от удара раскололся. В воздух поднялось облако черной пыли и на мгновение ослепило Тода. Он метнулся вправо, влево, заскользил по влажным от ночного дождя плитам и потерял контроль над «фордом».

Он догадался, что идущий впереди автомобиль сметает террасы ресторанов. В грохоте разбросанных во все стороны столов и стульев взлетали в воздух обрывки полиэтиленовых крыш.

Тод почувствовал удар в днище, будто он скатывается по ступенькам. Затем последовал новый толчок. И еще один. Площадь заканчивалась рвом у монастыря, и автомобиль на всей скорости съезжал на дно этого рва.

И тот, кого он преследовал, тоже.

Напоследок «рено» подскочил, ткнулся носом в стену и завалился на левый бок, закончив свой бег у подножия колокольни.

Колумбиец проводил его взглядом, бросился на пассажирское сиденье, схватился за ремень безопасности, обернул его вокруг запястья и приготовился к удару.

Мощный удар, и Тоду сначала показалось, что у него вырвана рука, а переключатель скоростей воткнулся ему в живот. Левым боком он стукнулся о борт машины, головой ударился о приборную доску. Что-то внутри него сдвинулось, оборвалось, и он на несколько мгновений потерял сознание.

К реальности его вернули звуки, идущие снаружи. Звонили колокола. Кричали люди. Сзади приближался вой сирены, взвизгнули тормоза. Поблизости кто-то бил стекла, потом топтал их ногами.

Тод заметил тень, которая вывернулась из «рено» через разбитое ветровое стекло. Мотоциклист снова ушел от него. Кровавая пелена застилала колумбийцу глаза. Он провел по лицу рукой, стерев с него перемешанную с пылью и осколками стекла кровь. Выругавшись, он стал двигаться, несмотря на многочисленные травмы, вытащил вторую руку и обеими ногами толкнул дверцу машины. Она подалась. Выбравшись из «форда», он вынужден был ухватиться за крышу автомобиля, чтобы удержаться на ногах. У него чертовски болела грудь. Он кашлянул и сплюнул густую алую слюну.

Какой-то голос у него за спиной отдал приказ, которого он не понял. А если бы и понял, не послушался бы. Достав оружие Барреры, он выстрелил в направлении другого полицейского «форда», остановившегося у въезда на площадь. Именно оттуда кто-то что-то прокричал. Двое жандармов тоже открыли огонь, и он снова выстрелил. Увидев, что один из людей в форме упал возле машины со стороны водительского места, он отступил к дверям аббатства. Еще два выстрела для прикрытия — и он внутри.


Мотоциклист исчез добрых десять минут назад. Выстрелы раздались вскоре после его ухода, какая-то машина резко тронулась с места, и все стихло.

Стефани Пети́ приоткрыла дверь ванной. Она крепко сжимала в руке «глок». За ней шли муж и дочь. Прислушиваясь к каждому звуку, они медленно спустились по лестнице и молча, выждав какое-то время, пробрались в кухню.

Омар первым увидел через застекленную дверь тела убитых. Подойдя ближе, он узнал обоих братьев Фабейров, Гаэтана и Луи, лежащих во дворе в нескольких шагах друг от друга, и Пьера Бордеса, распластавшегося позади обломков стены их сарая. На месте его лица было сплошное месиво из красноватого мяса и свинца.

— Оставайся здесь с Зоэ, — приказал Омар жене.

— Но револьвер у меня.

— Оставайся здесь! — Его голос был твердым как никогда. — Нечего вам делать снаружи.

Крестьянин вышел, сделал несколько шагов. Обходя спереди припаркованную возле его хозяйства машину, он заметил рукав голубой жандармской куртки и руку, повернутую ладонью вверх.

Какой-то скрип слева заставил его повернуть голову.

Деревянная дверь с надписью «Смерть черножопому» открылась, и появился Поль Катала. Его лицо и одежда были заляпаны кровью, в руке он все еще держал ружье. Он непрерывно что-то бормотал с растерянным видом. Когда он подошел ближе, его слова уже можно было расслышать.

— Не хотел я, не хотел его убивать. Не убиваю я их. Нет, не хотел я.

Омар осторожно двинулся к стойлу.

Когда он проходил мимо Катала, тот напрягся и отступил к воротам, к своему «универсалу». Заметив, что Стефани и дочь смотрят на него с порога дома, Омар собрался.

Тишину нарушил душераздирающий крик.

Зоэ заткнула уши, ее мать покачнулась.

Наконец Омар вновь появился во дворе, держа на руках своего мертвого пса. Мертвенно-бледный, со слезами на глазах он твердым шагом шел прямо на Поля Катала.

— Омар!

Он не слышал крика жены.

— Оставь его! — Стефани бросилась к мужу и встала перед ним. — Пусть уходит, — она пыталась удержать его, — не надо!

За спиной молодой женщины Катала все отступал, держа ружье дулом вниз.

— Не надо! Напишем жалобу и отнесем в жандармерию. Его накажут.

Омар замедлил шаг, остановился. Он сверлил своего недруга взглядом.

— На сей раз им придется арестовать его.

Катала добрался до ворот и обошел «универсал», не спуская глаз с Пети́. Перешагнув через мертвого полицейского, он открыл дверцу. В последний раз наведя ружье на ненавистное семейство, послал им безумную улыбку.

Затем грянул выстрел.

Крестьянин ощутил резкую боль в спине, развернулся и, прежде чем умереть, увидел второго жандарма, того, что скатился в канаву. Пистолет раненого был направлен на него. Катала вздрогнул, ослабел и закрыл глаза с чувством выполненного долга.


Мотоциклист был в церкви.

Справа от него находилась стена, выходящая на площадь, с нишами через каждые три метра до самого нефа. Рядом с ним — ведущая на колокольню винтовая каменная лестница, перегороженная цепью. Конструкция зеркально повторялась на противоположной стороне.

Не теряя времени, он попятился и поднялся на хоры. В руке он сжимал свой пистолет-пулемет, и несколько сидящих на скамьях верующих, потревоженных его внезапным появлением, забеспокоились; раздались испуганные возгласы. Не обращая на них внимания, он добрался до алтаря.

В церкви послышались выстрелы и появился еще один человек. Его преследователь. Он двигался, согнувшись и держась за грудь. Его лицо было в крови, он постоянно озирался по сторонам, точно затравленный зверь.

Молящихся охватила паника, они стали вскакивать и забе́гали кто куда.

Раздались новые выстрелы.

Мотоциклист метнулся в ближайшую, находящуюся слева от него нишу за массивной деревянной дверью. Кюре устремился туда же, отпер дверь и скрылся во внутренней галерее.

Убийца непрестанно стрелял и повторял по-английски:

— Выходи, или я всех их перестреляю!

Он кашлял. Его голос, перекрывающий крики ужаса, приближался.

Мотоциклист выглянул наружу. Он стоял в нерешительности за выступом стены. Подняв пистолет-пулемет, он заметил, что глушитель перекошен: автомобильная авария привела его в негодность. Он поискал «глок», но не обнаружил его. Вспомнил о Пети́, усмехнулся и покачал головой.

— Покажись!

Снова раздался выстрел, застонала какая-то женщина, попадали скамьи.

— Ага! — Тод увидел, как мотоциклист вышел из-за выступа стены и сделал шаг в сторону. Он улыбнулся. — Наконец-то, — кашлянул, — вот ты и здесь, — и прицелился.

— Я здесь. И ты тоже.

— Да.

— Их оставь в покое. — Мотоциклист кивнул в сторону оставшихся в церкви прихожан.

— Они меня не интересуют. — Тод сплюнул сгусток крови, потер грудь свободной рукой, застонал. Его пистолет описал дугу, и дуло снова уставилось в цель. — Кто ты?

— Никто.

— Никто. — Лицо Тода исказилось в подобии улыбки. Ему было больно. — Четыре дня назад ты прикончил сына моего патрона.

— Он был в «ренджровере»?

— Si.

— Тогда да, это я его положил.

— Вот видишь? Значит, ты кто-то и работаешь на кого-то.

— Нет.

— Прежде чем попасть в тебя, я хочу знать. Почему ты его убил?

— Случайно. Я ни на кого не работаю.

— Я тебе не верю.

— Он оказался в плохое время в плохом месте, вот и все.

— И все?

Мотоциклист пожал плечами.

— Тогда сам-то ты что там делал? — Тод прицелился в лежащего рядом с ним на полу мужчину.

— Перестань, ты не понимаешь. Дело в том, что я с этим завязываю, — мотоциклист указал на оружие Тода, раненых, — есть люди, которых это не устраивает, и они пытаются мне помешать.

Убийцы обменялись пристальными взглядами.

— Bad timing.[104] Я случайно оказался в лесу. Они хотели убить меня, я защищался, теперь они мертвы. А что бы ты сделал на моем месте?

Подумав пару секунд, Тод рассмеялся:

— То же самое.

— Вот видишь.

— И все же я должен тебя убить.

— Знаю.

Тод сжал рукоятку своего оружия и с трудом подавил новый приступ кашля. Неожиданно его глаза удивленно раскрылись, он выпустил из рук «зиг» и упал на колени. Тело его слегка накренилось в сторону, ткнулось в край скамьи и уперлось в него. Голова бессильно упала вперед, и больше он не двигался.

Через несколько секунд мотоциклист приблизился к своему противнику. Снаружи, за стенами монастыря, ревели сирены, нарастал шум, слышались отрывистые приказы. У него оставалось мало времени. Он взял пистолет, обшарил карманы трупа, обнаружил вторую, наполовину заполненную обойму, деньги и поднялся, чтобы уходить.

— Стоять! — От двери его держал на прицеле жандарм, офицер, подполковник. — Бросить оружие!

Мотоциклист не шелохнулся:

— Не могу, подполковник.

Массе дю Рео узнал беглеца, ради поимки которого объявлена операция «Ястреб».

— Сдавайтесь! Все кончено.

К ним уже бежали.

— Я знаю.

— Не вынуждайте меня стрелять.

— Если я дам арестовать себя, то не проживу и двадцати четырех часов.

— Не болтайте ерунду и бросьте оружие!

— Делайте, что вам положено. — Мотоциклист сделал шаг назад, затем развернулся и направился в сторону внутренней галереи.

Массе дю Рео шагнул вперед и взялся за пистолет обеими руками.

«Кончай его!»

— Стоять! Стой, стреляю! — Он прицелился, замер в сомнении.

«Кончай его!»

— Но кто же вы, черт бы вас побрал?

Мотоциклист, не оборачиваясь, ответил:

— Я совесть государства; призрак, который добрым людям видеть не положено.

Он вышел из церкви и исчез.


Выдержка из протокола слушания

Сегодня, двадцатого января две тысячи второго года, мы слушаем господина Пети́ Омара, проживающего…

…Господин Пети́ утверждает, что ему не известны точные мотивы, двигавшие поступками личностей, державших его с семьей в заточении приблизительно с полуночи шестнадцатого января две тысячи второго года. Он предполагает, что это заточение может быть связано с конфликтом, возникшим в мае двухтысячного года между ним и некоторыми соседями, ниже поименованными Бордесом Пьером, Катала Полем, Фабейром Гаэтаном, Фабейром Луи, погибшими в тот день во владениях господина Пети́ Омара (см. прот. 242/02), а также господином Латапи Батистом, умершим у себя дома (см. прот. 233/02), и господином Виги Адрианом (см. прот. 239/02).

…Господин Пети́ утверждает, что не в состоянии опознать державших его в заточении, поскольку находился взаперти, с завязанными глазами и кляпом во рту в собственном подвале все время своего ареста. С ним находилась его супруга, мадам Пети́ Стефани, урожденная Дюпрессуар. Их дочь, Пети́ Зоэ, в свою очередь, была заперта наверху, в своей спальне, где родители и обнаружили ее, как только смогли освободиться, в тот же день около одиннадцати часов утра…

…Господин Пети́ тем не менее утверждает, что, судя по голосам, все державшие его в заточении относились к мужскому полу.

…Господин Пети́ утверждает, что ничего не знает об обстоятельствах перестрелки, в результате которой были обнаружены убитыми гг. Бордес, Катала, оба Фабейра (см. прот. 242/02), сержант артиллерии Буассо Корантен, а также жандарм Масон Орельен (см. прот. 243/02).


Выдержка из протокола слушания

Сегодня, двадцатого января две тысячи второго года, мы слушаем мадам Пети́ Стефани, урожденную Дюпрессуар, проживающую…

…Мадам Пети́ утверждает, что заточение, жертвой которого она стала вместе со своим супругом, господином Пети́ Омаром, и дочерью, Пети́ Зоэ, связано с конфликтом, возникшим в мае двухтысячного года между ее семьей и некоторыми соседями: Бордесом Пьером, Катала Полем, Фабейром Гаэтаном, Фабейром Луи. Все четверо погибли в тот день во владениях господина и госпожи Пети́ (см. прот. 242/02), а также господином Латапи Батистом, умершим у себя дома (см. прот. 233/02), и господином Виги Адрианом (см. прот. 239/02).

…Мадам Пети́ утверждает, что личность, захватившая их в плен, явилась в их дом в одиночестве около полуночи шестнадцатого января. Лицо скрывал сплошной мотоциклетный шлем, в руках было ружье не установленных марки и модели. Посему мадам Пети́ не в состоянии опознать данную личность.

…Мадам Пети́ тем не менее утверждает, что, судя по голосу, это был мужчина. Кроме того, она считает, что позже слышала, как он разговаривал с другими мужчинами.

…Мадам Пети́ утверждает, что не в состоянии опознать личностей, державших ее вместе с членами ее семьи в заложниках. Все время своего ареста мадам Пети́ была заперта в собственном подвале вместе со своим супругом, Пети́ Омаром.

Также мадам Пети́ утверждает, что все время своего заточения провела с завязанными глазами. Так что не имела возможности видеть людей, удерживавших ее против ее воли…


Выдержка из протокола слушания

Сегодня, двадцатого января две тысячи второго года, мы слушаем подполковника Массе дю Рео Валери, командующего разыскным подразделением Тулузы, проживающего…

…Подполковник Массе дю Рео в тот день проник в аббатство Муассака вскоре после одиннадцати утра, преследуя вооруженного и очень опасного преступника, обвиняемого во многих нарушениях правил дорожного движения (см. прот. 244/02), угоне полицейского автомобиля и смерти двоих служащих национальной жандармерии (см. прот. 243/02).

…Подполковник Массе дю Рео утверждает, что, покинув угнанную им полицейскую машину (см. прот. 243/02), преступник стрелял в полицейского Кювелье Жерома (см. прот. 255/02).

…По проникновении в церковь, утверждает подполковник Массе дю Рео, он услышал звуки, напоминающие выстрелы, и увидел многочисленных раненых (см. прот. 256/02). Также он увидел беглеца — одного, с оружием, похожим на винтовку. Беглец угрожал прихожанам, присутствующим на церковной службе.

…Подполковник Массе дю Рео утверждает, что отдал соответствующие приказы. Он также утверждает, что вооруженный преступник отказался подчиниться. Однако подполковник Массе дю Рео не применил оружия, чтобы обезвредить вооруженного преступника. Сразу после соответствующих приказов тот рухнул на землю, убитый наповал. Незамедлительно осмотрев тело, подполковник Массе дю Рео убедился, что преступник мертв…


Они прибыли в независимый порт Марселя около одиннадцати вечера.

Местный радиоканал начал выпуск новостей с сообщения о том, что днем в квартале Андум взорвалась вилла. К этому часу опознаны все четыре жертвы: мсье и мадам Нери и их двое детей. Взрывная волна нанесла серьезный ущерб окружающим домам. В настоящий момент следственными органами не обнаружено никаких следов, однако выяснено, что обитатели дома собирались отправиться в путешествие.

Водитель грузовика и его пассажир, остановивший машину в Тулузе, не обратили на сообщение внимания. Расставаясь поблизости от старых доков Ла-Пинед, они обменялись рукопожатием.

Мотоциклист вышел из кабины.

Вытащив из рюкзака плеер, он вставил наушники, отрегулировал звук и нажал на воспроизведение. Рифы электрогитары, первые такты «Dead Souls»[105] хлынули ему в уши.

Someone take these dreams away,
That point me to another day.
A duel of personalities,
That stretch all true realities.

Он запахнул куртку и долго смотрел вокруг: неоновые вывески, влажный асфальт, высокие силуэты судов у причала.

That keep calling me,
They keep calling me.

Он подошел к молу и стал вглядываться в темноту, пытаясь угадать горизонт.

Where figures from the past stand tall,
And mocking voices ring the halls.

Тщетно.

Imperialistic house of prayers,
Conquistador who took their share.

Мотоциклист видел только черноту и редкие красные вспышки. Он вспомнил о родителях, об Амели. Задумался, где она сейчас, все ли у нее в порядке, и позволил себе насладиться этим забавным поворотом дел. Завтра он попробует перебраться на другой берег Средиземного моря. Если ему повезет, Линкс умрет окончательно, а он наконец сможет заново начать свою жизнь.

Calling me, calling me, calling me, calling me.

Постскриптум

AUC, «Объединенные силы самообороны Колумбии», появились на свет в 1997 году в результате слияния многих военизированных группировок, сформировавшихся в восьмидесятые годы, как, например, MAS,[106] основанная Пабло Эскобаром и другими членами картеля Меделлин, и ACCU[107] братьев Кастаньо. Сначала речь шла о борьбе против превышения полномочий, вымогательств, убийств и похищений в ходе крайне левых революционных герилий. Затем к этой первоначальной цели прибавились безопасность и территориальное расширение зон выращивания коки. Позже собственно наркотрафик. В то же время эти группировки сблизились с колумбийским военным аппаратом и их американскими инструкторами. Карлос Кастаньо, долгое время пребывавший на посту руководителя AUC, в частности, получил известность, благодаря своей особой привязанности к пилам. Среди наиболее кровавых вооруженных подвигов этих людей была резня в Мапирипане, деревне в провинции Гуавьяре на юге Колумбии, в регионе производства кокаина в зоне влияния FARC. Эта акция устрашения, проведенная в июле 1997 года отрядом из сотни вооруженных бойцов при участии регулярной армии, длилась пять дней. От пятидесяти до шестидесяти человек — число погибших точно не установлено, жертвы были расчленены, и части их тел разбросаны или скинуты в ближайшую реку — подверглись пыткам, после чего были освежеваны, как скот на бойне. И никто не пришел на помощь, несмотря на призывы местных властей. Карлос Кастаньо умер в 2004 году. Возможно, был убит по приказу своего брата Висенте. С 2006 года AUC официально вступила в процесс расформирования.

* * *

В декабре 2007 года в порту Лиссабона было конфисковано девять тонн кокаина. Наркотик в жидком состоянии поступил в брикетах замороженного осьминога. Груз пришел из Венесуэлы. За последние десять лет подобные аресты грузов участились, главным образом по причине того, что сам трафик безудержно вырос из-за насыщения американского рынка и роста спроса на европейском рынке.

* * *

«Смерть от тысячи ран», или «Leng T’che», являлась формой публичной казни, применяемой в Китае до начала XX века. По некоторым слухам, она использовалась еще при Мао для наказания плохих революционеров. Эта казнь назначалась за самые страшные преступления, такие как предательство или убийство. Палач срезал и методично снимал пласты плоти с разных частей тела приговоренного, после чего расчленял и обезглавливал его.

* * *

С конца 2005 года крестьянин-виноградарь из Кастельсарразен Тефик Кенуш стал объектом угроз и вредительства. Среди надписей на стенах его владения можно прочесть: «Нет крестьянину-арабу», «Долой арабов». Его склады уже дважды сжигались, один из его урожаев был полностью залит бензином. В начале 2008 года другой крестьянин из Центрального массива подвергся подобным издевательствам, правда без расистской подоплеки. В регионе Комбрай фермер Жан-Юг Буржуа также стал объектом различных издевательств и преследований. После уничтожения его козьего стада он получал угрозы, среди них послание в форме гроба, гласившее: «Твою дочь бросят в канаву, прежде сделав из нее женщину».

* * *

Чтобы получить больше информации о мотоциклисте, смотрите: D.О.А. Время скорпионов. СПб.: Азбука-Аттикус, 2010.

* * *

Мы успели с вами послушать только небольшую вещицу «Dead Souls» группы «Joy Division». Ну, в следующий раз, если повезет…

Примечания

1

Линчи (Leng T’che — кит. «смерть от тысячи ран») — особо мучительный способ смертной казни путем отрезания от тела жертвы небольших фрагментов в течение длительного периода времени.

(обратно)

2

«Интерпол» («Interpol») — американская рок-группа, исполняющая музыку в жанрах инди-рока и постпанка. Образовалась в 1997 г. в Нью-Йорке. Первый альбом группы «Turn on the Bright Lights», появившийся в 2002 г., вошел в список «100 лучших альбомов 1990-х». Песня «Rest my Chemistry», отрывок из которой вынесен в эпиграф к роману, входит в альбом «Our Love to Admire» 2007 г. (Здесь и далее прим. пер.).

(обратно)

3

Черт (диал., прованс.).

(обратно)

4

Горожане, городские (диал., прованс.).

(обратно)

5

Англичане (диал., прованс.).

(обратно)

6

Appellation d’Origine Controllee (фр.) — вина, географическое происхождение, сорта винограда, методы изготовления которых определены законом для данного аппелласьона (небольшой винодельческой территории).

(обратно)

7

Я замерз (исп.).

(обратно)

8

Индейцев (исп.).

(обратно)

9

Брат мой (исп.).

(обратно)

10

Деньги (исп.).

(обратно)

11

Нет? (исп.).

(обратно)

12

Вонючка, скунс (исп.).

(обратно)

13

Наемного убийцу (исп.).

(обратно)

14

Женоподобных мужчин (исп.).

(обратно)

15

Следовательно (лат.).

(обратно)

16

«Relais & Chateaux» — сеть роскошных отелей и изысканных ресторанов.

(обратно)

17

Шлюха (исп.).

(обратно)

18

И этот идиот (исп.).

(обратно)

19

Сучка (исп.).

(обратно)

20

Вашу мать (исп.).

(обратно)

21

Семья (ит.).

(обратно)

22

Теперь (ит.).

(обратно)

23

Не запаривайся (ит.).

(обратно)

24

Господи Иисусе! (ит.).

(обратно)

25

Какого… (исп.).

(обратно)

26

Королем (исп.).

(обратно)

27

Хозяином! (исп.).

(обратно)

28

Шеф (исп.).

(обратно)

29

«Ка-бар» — нож морской пехоты. Первая модель была разработана в середине 1920-х гг. и нашла широкое применение у охотников на пушного зверя.

(обратно)

30

Белокурый, гринго, белый человек (исп.) (прим. авт.).

(обратно)

31

Кто… (исп.).

(обратно)

32

Никто! (исп.).

(обратно)

33

Волоф — один из официальных языков Республики Сенегал, нигеро-конголезская языковая семья.

(обратно)

34

Glock 19 (нем.) — пистолет австрийского производства (Glock GMBH); первая компактная модель с укороченным стволом, рассчитанная на 19 патронов.

(обратно)

35

Какого хрена! (ит.).

(обратно)

36

Кусок дерьма (ит.).

(обратно)

37

Шевелись! (ит.).

(обратно)

38

Плохие люди (диал., прованс.).

(обратно)

39

Бетадин — антибактериальный раствор, применяемый для дезинфекции кожи и слизистых тканей.

(обратно)

40

Adjudant (фр.) — старшее унтер-офицерское звание.

(обратно)

41

Испанской жандармерии (исп.).

(обратно)

42

«Гольфстрим» — небольшие, как правило частные, самолеты, берущие на борт до 19 пассажиров.

(обратно)

43

— Зачем вы здесь?

— Отдохнуть и развлечься.

— Ваш друг… здесь по делу? Так?

— Мы не друзья.

— Простите?

— Не друзья. Мы просто вместе летели, а теперь каждый пойдет своей дорогой.

— Простите? Повторите, пожалуйста (англ.).

(обратно)

44

Будете ли вы что-нибудь декларировать? (англ.).

(обратно)

45

Добро пожаловать во Францию (англ.).

(обратно)

46

Сказал (лат.).

(обратно)

47

Танатология — наука, занимающаяся изучением обстоятельств смерти.

(обратно)

48

Женщины (исп.).

(обратно)

49

Знаешь? (исп.).

(обратно)

50

Нет, отдел но борьбе с наркотиками (исп.).

(обратно)

51

Исчезнувших, пропавших без вести (исп.).

(обратно)

52

Euskadi Та Askatasuna (ETA) (баск.) — букв.: «Страна басков и свобода»; баскская леворадикальная сепаратистская организация, выступающая за независимость Страны басков — региона, расположенного на севере Испании и юго-западе Франции.

(обратно)

53

Торговец кокаином (исп.).

(обратно)

54

Autodefensas Unidas de Colombia (AUC), (исп.) — «Объединенные силы самообороны Колумбии», колумбийская праворадикальная террористическая организация.

(обратно)

55

Отлично (исп.).

(обратно)

56

«Vacheron Constantin» — эксклюзивная модель часов старейшей швейцарской часовой фирмы, основанной в 1755 г.

(обратно)

57

Martes (исп.) — вторник.

(обратно)

58

Гораздо больше (исп.).

(обратно)

59

Простите, мисс (англ.).

(обратно)

60

Долбаные французы (англ.).

(обратно)

61

Ecole spéciale militaire de Saint-Cyr (фр.) — Особая военная школа Сен-Сир, высшее учебное заведение, занимающееся подготовкой командного состава французской армии и жандармерии.

(обратно)

62

Сука гребаная! (англ.).

(обратно)

63

Военизированными отрядами (исп.).

(обратно)

64

Ответ неверный (англ.).

(обратно)

65

Raton (фр.) — крысенок. Пренебрежительное наименование выходцев из Северной Африки.

(обратно)

66

Собака, пес (исп.).

(обратно)

67

Производителями (исп.).

(обратно)

68

Импортерами (исп.).

(обратно)

69

Имеется в виду «парабеллум» девятого калибра.

(обратно)

70

«Puligny-Montrathet» (фр.) — белое сухое вино, производится из винограда сорта шардоне в Бургундии, Франция.

(обратно)

71

Циники (исп.).

(обратно)

72

Наркотики (исп.).

(обратно)

73

Страховки (исп.).

(обратно)

74

Мы (исп.).

(обратно)

75

Распространение насилия, нищеты (исп.).

(обратно)

76

Прикольно (англ.).

(обратно)

77

В здоровом теле здоровый дух (лат.).

(обратно)

78

Внедрен (исп.).

(обратно)

79

Мадридский картель (исп.).

(обратно)

80

Козел, здесь: мудак (исп.).

(обратно)

81

Картеля севера долины (исп.).

(обратно)

82

Соединенных Штатов (исп.).

(обратно)

83

Forces d’Autodefense unies de Colombie (AUC) (ucn.) — «Объединенные силы самообороны Колумбии».

(обратно)

84

Fuerzas Armadas Revolucionnarias de Colombia (FARC) (исп.) — «Революционные вооруженные силы Колумбии».

(обратно)

85

Десант? (исп.).

(обратно)

86

Келькаль, Халед — 24-летний выходец из Алжира, глава лионской исламской группировки. В результате проведенной жандармерией облавы был выслежен и застрелен в лесах под Лионом 29 сентября 1995 г.

(обратно)

87

В Капитолии Тулузы расположен муниципалитет. Здание построено на месте бывшего Капитолия 1190 г.

(обратно)

88

«Knockando» — шотландский виски с цветочным ароматом.

(обратно)

89

Спасибо (исп.).

(обратно)

90

Немного (исп.).

(обратно)

91

Латте (ит. latte) — кофе с молоком.

(обратно)

92

«Clos-de-Vougeot» (фр.) — «Кло-Вужо», вино Бургундского региона.

(обратно)

93

Бог мой! (исп.).

(обратно)

94

Federal Expedition (FedEx) (англ.) — быстрая служба доставки писем и посылок.

(обратно)

95

Французом (исп.).

(обратно)

96

Немезида — богиня мщения в древнегреческой мифологии.

(обратно)

97

Sans retard (SR) (фр.) — букв.: без опоздания, здесь: подразделения быстрого реагирования.

(обратно)

98

— Ты должен бы поесть.

— Не голоден.

— Ветчина великолепная. И хлеб как будто свежий.

— Нет, спасибо. Правда.

— Тебе же хуже. (англ.).

(обратно)

99

Бедняжка (исп.).

(обратно)

100

FN Р90 — бельгийский пистолет-пулемет (персональное оружие самообороны), разработанный в 1986–1987 гг. фирмой «FN Herstal» в первую очередь для танкистов и водителей боевых автомобилей.

(обратно)

101

Sightmark Laser Dual Shot Reflex Sight SM13002 — прицел открытого типа с возможностью изменения яркости свечения и размера прицельной марки.

(обратно)

102

Kurki (гуркх.) — непальский нож, традиционно изготавливаемый методом ручной ковки. Больше напоминает топор и в основном используется для рубки и расчистки пути в джунглях.

(обратно)

103

Sigsauer (нем.) — пистолет, выпускаемый одноименной швейцарско-германской фирмой. Популярен среди охранных структур и полицейских ведомств США, а также среди бойцов спецназа.

(обратно)

104

Плохое время (англ.).

(обратно)

105

«Dead Souls» («Мертвые души») (англ.) — песня британской рок-группы «Joy Division», одного из ведущих коллективов постпанка, образовавшейся в Солфорде, Большой Манчестер, Англия, в 1977 г. «Joy Division» и его солист Йен Кертис повлияли на большое количество музыкантов.

(обратно)

106

MAS («Muerte a Secuestradores») (исп.) — «Смерть похитителям», иначе — «эскадроны смерти», колумбийская парамилитаристская группировка.

(обратно)

107

ACCU (Autodefensas campesinas de Cordoba y Uraba) (исп.) — Отряды крестьянской самообороны Кордобы и Урабы.

(обратно)

Оглавление

  • Постскриптум