КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402876 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171481
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Шляпсен про Бельский: Могущество Правителя (СИ) (Боевая фантастика)

Хз чё за книжка, но тёлка на обложке секс

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Силоч: Союз нерушимый… (Боевая фантастика)

Правообладателю наш пламенный привет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Вязовский: Я спас СССР! Том II (Альтернативная история)

Очередной бред из серии "как я был суперменом"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Александр: Следующая остановка – смерть (Альтернативная история)

А вот здесь всё без ошибки, исправлено вовремя.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Александр: Счастье волков (Боевая фантастика)

RATIBOR, это я лопухнулся. Библиотека сама присваивает имя великого собирателя сказок всем современным сказкам для взрослых с авторством Афанасьева. То же и на Флибусте и на ЛибРуСеке. Обычно я проверяю и исправляю, в этот раз на CoolLib вовремя не исправил. Большое Вам спасибо!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Олие: Целитель [СИ] (Юмористическая фантастика)

Чего ж здесь суперовского?? Это я на предыдущий отзыв..

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Вязовский: Я спас СССР! Дилогия (Альтернативная история)

пока не ясно, кто же и как будет спасать...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Укрепленный вход (fb2)

- Укрепленный вход (пер. С. В. Абашкина) (а.с. Стенли Мудроу-1) (и.с. Мастера остросюжетного романа) 1.44 Мб, 357с. (скачать fb2) - Стивен Соломита

Настройки текста:



Стивен Соломита Укрепленный вход

Посвящаю моему отцу

Выражаю особую благодарность Гарриет Смит и Джеку Финну, которые просветили меня относительно войн между владельцами жилых домов в течение последних десяти лет.

Благодарю также Джима Сильвера, который рассказал мне о строительстве и налогах. А кроме того, Эффи Седарбаума и Хови Круса, которые показали мне все особенности Джексон-Хайтс.

Это художественное произведение — вымысел, несмотря на реальность Джексон-Хайтс и документально подтвержденную жадность владельцев нью-йоркских трущоб. Например, в Джексон-Хайтс нет «Джексон Армз» и нет многоэтажного жилого дома на углу Тридцать седьмой улицы и Семьдесят пятой авеню. Остальное пусть каждый домыслит сам.

Пролог

11 октября

Марек Ножовски выглядел небрежно-элегантным в своем кашемировом свитере и брюках из шерстяной фланели. Так ему, по крайней мере, казалось. Мельком взглянув в зеркало и пригладив короткими толстыми пальцами светлые волосы, он вышел на балкон. Балкон собственного дома. Как обычно, открывающийся вид на нижний Манхэттен, ограниченный с севера Бруклинским мостом, успокоил его.

Этот октябрь в Нью-Йорке был необычно холодным, хотя Марек в своем тоненьком свитере чувствовал себя вполне нормально. Он увидел черную, в мелкой ряби, воду Восточной реки. Резкий ветер сдул весь смог к морю, выскоблив небо между небоскребами. Вот так же его мать выскабливала углы в их самой первой квартирке во Флет-Буше.

Марек проделал долгий путь из этой грязи Флет-Буша, чтобы теперь смотреть на небоскребы Южного Манхэттена, воплощавшие мечту его жизни.

Вдоль берега рядом с ними высились небоскребы из черного стекла, такие высокие, что старые каменные здания рядом с ними казались похожими на карликов, а некоторые совсем исчезли за ними из виду. Но здание Вулворта все же выделялось, и прежде всего своим светло-зеленым цветом, который ни с чем нельзя было сравнить. Мареку небоскреб напоминал старуху, которая только что вышла из салона красоты. Или нет, скорее — от хирурга после пластической операции и выставила напоказ омоложенные благодаря подтянутой коже лицо и грудь. При желании можно было бы даже представить себе, что здание сморит на вас голубыми глазами-окнами, которые благодаря тоновым контактным линзам становятся чуть зеленоватыми, под цвет изумруда на старушечьей шее без морщин.

Привет, Микки! Мареку Ножовски нравилось то, как его называла мать, чтобы досадить мужу-поляку, который не любил все американское.

— Микки, ты уже готов? — спросил он сам себя и быстро ответил: — Еще нет, сэр.

Словно спортсмен, набрасывающий на штангу диск за диском, он начал по очереди вспоминать небоскребы, расположенные на побережье. Уолл-стрит-Плаза, Свобода-Плаза, Нью-Йорк-Плаза, Бэттери-парк-Плаза… Каждое здание имело свое назначение в мире денег, и каждое символизировало их власть.

Размышляя об этом, Марек в восхищении помотал головой. Дональд Трампе и Херри Маклоуз в начале строительного бума (который длился пятнадцать лет и внезапно закончился в 1959 году), попав в точку, сколотили миллиардные состояния. С помощью политиков эти люди буквально изменили профиль Южного Манхэттена, особенно нижней части острова. На некоторых картах города, выпущенных в начале десятилетия, международный финансовый центр не был даже обозначен. Он вырос буквально на глазах на крошечном клочке земли, и в нем расположилось семнадцать тысяч людей. Марек Ножовски был в то время совсем, молодым человеком. Только что закончив колледж, он работал с отцом в компании, занимавшейся прокладкой труб, а потом переключился на недвижимость. Марек покупал в Хакенсаки и Джерси-Сити дома, рассчитанные на три-четыре семьи, и после ремонта продавал их, обычно не без прибыли. Он считал себя ничуть не глупее Зикендорфов и Каликовых. Взрывоподобное развитие района Джерси вдоль берега он предвидел с такой точностью, что даже сам был этим удивлен. Если бы тогда было достаточно денег, чтобы начать свое дело…

Не стоит терять времени на воспоминания. Он все еще жив и здоров, хотя годы совсем не упрощали дел. Светящийся флюоресцентными огнями горизонт наконец отпустил Марека. Он вновь ощутил себя в своей квартире, обычной квартире с двумя спальнями, в очередной раз почувствовав, как далеко до вершины, которая называется Манхэттеном. Впрочем, иметь собственную недвижимость на Бруклинских холмах стоимостью четыреста пятьдесят тысяч долларов, которая включает лучший — он это знал точно — вид на финансовый центр Нью-Йорка, достаточно, чтобы произвести благоприятное впечатление на партнера.

Марек взглянул на бронзовые часы, стоявшие на каминной полке, — четверть девятого. Через пятнадцать минут настанет долгожданный миг, который превратит Марека из куска нью-йоркского дерьма в значительную фигуру, хотя, конечно, не такого масштаба, как Каликов. В фантазиях Марека священнодейство происходило в безупречно обставленном офисе, в одном из тех, каких много у этих убеленных сединами сладкоречивых идиотов. Но нет, они и минуты своего драгоценного времени ему не пожертвуют. Откуда им знать, что для такой сделки и у них кишка тонка.

Он вновь взглянул на часы: двадцать пять минут девятого. Пора. Марек вернулся в спальню и внимательно осмотрел себя в большом зеркале. При росте шесть футов два дюйма он был атлетически сложен, подтянут. «В здоровом теле здоровый дух», — как любил говаривать его папаша. Мареку нельзя было дать и сорока. Блондин, более светлые, чем у отца, жесткие волосы еще не начали редеть. Лицо с мелкими правильными чертами спокойно и всего лишь несколько морщинок в углах узких зеленых глаз. Контактные линзы только усиливали жесткость их взгляда.

Возьмись за дело, Микки, как один из тех парней, сказал он своему отражению в зеркале, будь мужчиной, тебе предстоит сделка, настоящая сделка, может быть, главная в твоей чертовой жизни.

Звонок в дверь раздался ровно в половине девятого. Затем послышались резкие удары медного молоточка о дубовую дверь, и Марек Ножовски легкой походкой, с улыбкой на устах пошел встречать гостя.

Вместо одного он увидел на пороге троих мужчин. Неудивительно, если принять во внимание масштаб персоны, с которой он имел дело. Один из его гостей — низкий, толстый человек — имел привычку переводить пристальный взгляд с одного глаза собеседника на другой. Мартин Райан — так его звали от рождения — позже стал известен как Мартин Бленкс — Холостой. Кличку свою он получил после случая, когда восьмилетнего Мартина избил сильно разгневанный отец. Мальчик подождал, пока папаша отойдет ко сну, затем из укромного местечка извлек семейный пистолет 38-го калибра и три раза нажал на спусковой крючок.

К сожалению, незаряженный пистолет сделал несколько щелчков, достаточно громких, чтобы разбудить отца. Тот в очередной раз поколотил Мартина, но столь жестоко, что потребовалось хирургическое вмешательство и внимание полиции, которая передала Мартина в Бюро по общественной заботе о детях. Затем последовал ряд исправительных домов, в них он провел десять лет. Его насиловали, потом он сам насиловал и учился избегать насилия. Мартин вернулся домой только для того, чтобы всадить пулю в лоб отца. Тогда парнишке было восемнадцать лет — как раз столько, сколько требуется, чтобы попасть в настоящую тюрьму для взрослых, которая называлась Клинтон. Там он уже мог постоять за себя, дать достойный отпор насильникам и даже брат «цыплят» под свое крыло.

В течение десяти лет, проведенных за решеткой исправительного учреждения под названием Клинтон, ничего особенного в жизни Мартина не случилось. Он вышел из тюрьмы, имея достаточно связей, чтобы собрать банду из бывших заключенных и стать основной фигурой в процветавшей тогда торговле кокаином на территории, которая расположена к западу от площади Таймс, между Тридцать четвертой и Пятьдесят седьмой улицами и известна как Чертова Кухня.

Марек Ножовски кивнул невозмутимому Мартину Бленксу и отступил, давая возможность ему и сопровождавшим зайти в квартиру.

— Ты обещал явиться один, — напомнил он.

— Я соврал, — ответил Мартин Бленкс.

Не ожидая команды, сопровождавшие быстро осмотрели квартиру. Они искали нечто, угрожавшее жизни Мартина. Бленкса. Его паранойя на этот счет превратилась в легенду. Ничего не поделаешь, он получил закалку в колонии для несовершеннолетних.

— Послушай, Мартин, о некоторых вещах нельзя говорить, если при этом присутствуют больше, чем двое. Я не прав? Окажи мне услугу: как только они все осмотрят, отошли их, пожалуйста, домой, чтобы мы могли поговорить с глазу на глаз.

Мартин Бленкс ничего не ответил Мареку. Пока его люди работали, он изучал внешность хозяина: кашемировый свитер, шерстяные фланелевые брюки, кожаные ботинки от Белли и даже две тонкие золотые цепочки поверх свитера, одна из них с распятием. Бленкс вышел на Ножовски через юриста по имени О’Брейн, который работал в этом районе. О’Брейн был дитя Чертовой Кухни и, получив образование, не смотался в другой район. Он остался, чтобы предоставлять юридические услуги своим корешам, одним из которых был Мартин Бленкс.

— Ничего, — сказал Стив Пауэлл, за спиной которого стоял его брат Микки. Они вышли из кухни и ждали дальнейших инструкций. Оба брата в прошлом были тяжеловесами.

— Возвращайтесь домой, — кратко приказал Мартин Бленкс. — Вы знаете, что я имею в виду. Я вернусь, когда освобожусь.

— Нам взять машину?

— Да. Мистер Ножовски ничего не будет иметь против того, чтобы доставить меня домой? Ведь так?

Марек Ножовски усиленно закивал, а губы его растянулись в угодливой улыбке, как у заводной куклы, которую включил Мартин Бленкс. Интуиция подсказывала, что он не должен противоречить гостю. Пусть Мартин Бленкс получит удовольствие.

— Без проблем. Я даже надеялся, что мы вместе немного прокатимся. Хочу показать тебе одно место в Куинсе. — Марек терпеливо ждал, когда они наконец останутся одни. Потом предложил Бленксу бренди.

— Возьми бутылку в машину, — коротко ответил Мартин Бленкс. — У меня сегодня мало времени. Я должен вернуться в центр не позже одиннадцати: Время — деньги, тебе это известно?

Все еще улыбаясь, Марек передал бутылку «Поль Реми» Мартину, который немедленно попробовал ее содержимое. Марек надел шерстяной пиджак в косую клетку. Это был роскошный пиджак, но он не произвел на Мартина Бленкса ни малейшего впечатления.

Через десять минут белый «ягуар» Марека выехал на Монтаг-стрит. Повернувшись в Мартину Бленксу, он начал играть роль, которую заранее себе придуман.

— Скажи мне кое-что, Марти. Когда деньги перестают быть деньгами?

— Не называй меня Марти, — прервал его Бленкс.

— Ты что, обиделся? — «Ягуар» плавно и бесшумно набирал скорость. — Мне совсем не хотелось тебя оскорбить. Послушай, я такой же; как ты. Вырос во Флет-Буше. Я был смирным, первое причастие, представь себе, принял в церкви Святой Бернадетты.

Теперь «ягуар» Марекд плавно двигался среди огромной массы машин, немного превышая допустимую скорость.

Марек спокойно спросил:

— А как мне тебя называть?

— Мартин. — спокойно ответил Бленкс.

— Так к тебе обращаются друзья? — поинтересовался с невинным видом Марек и получил ответ, которого ожидал:

— Нет.

Марек саркастически рассмеялся, качая головой.

— Как скажешь. Каждому свое. Я не прав? А ты можешь называть меня Мареком. Раньше меня все звали по имени, его придумала моя мать. Она, кстати, ирландка. Знаешь, какое у меня имя? Микки. Когда мне стукнуло двадцать пять, я поменял документы на Майкла Ножовски. А в прошлом году опять их поменял и опять стал Мареком. Видишь ли, от самого себя не убежишь. Я говорю это в более широком смысле слова. Он оперся на кожаный подлокотник, который отделял его от Бленкса.

— Понятия не имею, о чем ты говоришь, — отвечал Бленкс, глядя на затертый другими машинами «бьюик», мимо которого медленно пробирался их «ягуар».

Марек Ножовски какое-то время помолчал, пытаясь вырулить на автомагистраль Бруклин — Куинс через поворот с Тиллари-стрит. Наконец спросил:

— Ты жил на Чертовой Кухне до того, как там начали хозяйничать пуэрториканцы? — Это был риторический вопрос, поскольку он знал, что Бленкс еще подростком расстался с семьей, а значит, и со своим районом. — Во Флет-Буше, когда мне было десять лет, жили только белые: итатьянцы, ирландцы, поляки, немцы. Я говорю о рабочих людях, Мартин. Полицейские, пожарники, водопроводчики. Каждое воскресное утро в церкви Святой Бернадетты служили по шесть месс, и на каждой мессе было много народу. Конечно, Флет-Буш раем не назовешь, но там было неплохо. Люди заботились друг о друге, о своих квартирах, районе. Я не прав?

Марек Ножовски уже несколько отклонился от своего первоначального плана. А потому был не в силах сдерживаться, в его голосе проскальзывал гнев, и этим он сумел привлечь внимание Мартина Бленкса: ирландец стал смотреть на него с любопытством, ожидая продолжения рассказа.

— Потом всякая шваль начала селиться в наших домах, — не заставил себя ждать Ножовски.

— Я так и понял, — впервые за всю дорогу ухмыльнулся Мартин Бленкс. — Они переезжали к нам с Атлантик-авеню. Сначала появились на Восточном Парк-Bee, затем на бульваре Империя, потом на бульваре Линден. Сначала всего несколько человек. Помнится, монашки убеждали нас жить с ними в мире: «Они ваши братья и сестры во Христе». И политики несли ту же ахинею.

— Но монашки жили в закрытом монастыре, а политиканы, наверное, и знать не знали, где находится Флет-Буш. Эти люди, приходя домой, не видели, как всякая шваль мочится в коридорах, выбрасывает мусор из окон, потому что слишком ленива, чтобы выносить собственное дерьмо. Мой отец приехал в Америку сразу после Второй мировой войны. Он был воспитан в строгой семье и пытался убедить мою мать уехать из этого района, а она говорила ему, что «надо проявлять христианскую добродетель». Только эти подонки христианскую добродетель понимали по-своему. Однажды мать возвращалась домой из магазина в три часа дня. Она поднималась по лестнице в свою квартиру, когда к ней подошли двое. Один выхватил кошелек. Такое случается, правда? Она отдала его. Но второму все же надо было ее ударить. Надо было ударить в лицо, и она скатилась вниз по ступенькам. Знаешь, Мартин, моя мать до сих пор жива. Конечно, она ничего не знает обо мне. Она вообще ничего не знает, кроме подземки и грязного белья.

— Естественно, ты во всем винишь чернокожих.

Ножовски покачал головой.

— Ты не понимаешь, что я имею в виду. В любом обществе, будь оно черное, белое или какого-либо другого цвета, есть низ и есть верх. И каждый тянется к поверхности, как в кастрюле, когда ее содержимое закипает. Или как в улье, где пчелы наползают друг на друга. Хоть в Швеции, где все белее белых, хоть в Уганде, где живут такие черные, что ночью кажутся невидимыми. Это естественно. Но сколько человек способны подняться вверх? Сколько поднимается, а сколько остается внизу? Моя мать старалась не остаться внизу, она боролась всю свою жизнь, но достаточно было одного насекомого с самого дна, чтобы жизнь оказалась разбитой. Для нее, но не для меня! Я уже достаточно высоко поднялся, чтобы это стало моей судьбой.

Некоторое время они ехали молча, и Марек Ножовски начал успокаиваться. Кажется, он уже был готов снова надеть маску, которую приготовил накануне встречи.

— Послушай, — сказал он. — Так когда же деньги перестают быть деньгами?

Мартин Бленкс, который за свою жизнь сталкивался со злом во многих его проявлениях, начиная от группового изнасилования до хладнокровного убийства, не решился остановить Ножовски.

— Когда они в чемодане под кроватью, тогда это всего лишь куча дерьма. Разве я не прав?

— Не понимаю, о чем речь, — ответил Бленкс. Ему не понравился такой поворот темы.

— Ты делаешь миллионы на наркотиках. И что потом? Как долго ты сможешь это делать — пока не накроют? Или пока соперник тебя не переиграет? Год, два, пять? Еще разок съездив в места не столь отдаленные, вернешься стариком. И нищим: они выметут каждый грош перед тем, как посадить тебя. И вот ты уже на государственном пособии. Понимаешь, Мартин Бленкс? У тебя в будущем только сума да тюрьма. — У Марека на губах играла самая обаятельная улыбка. — Ну что, я не прав?

Такая перспектива вполне реальна, и никто не станет этого отрицать. На прошлой неделе Али Рейнольс, «супербой», один из наркокоролей Южной Ямайки, был арестован, и вся его собственность конфискована. Али ожидал суда на Райкерс-Айленд. Все, на что федеральные власти могли наложить лапу, попало к ним. Они конфисковали два многоквартирных дома в Майами, магазин в Теннесси, яхту, стоявшую на якоре в бухте, и длинный «мерседес». Два года назад были приняты федеральные законы и законы против рэкета, по которым торговцы наркотиками теряли свою собственность еще до того, как представали перед судом. Теоретически, если бы удалось доказать свою невиновность, а также что они приобрели собственность честным трудом, то ее должны были им вернуть. Умному юристу, возможно, и удалось бы снять с крючка торговца наркотиками, но даже гений вряд ли смог объяснить, каким образом безработный вкладывал сотни тысяч, а иногда и миллионы долларов в недвижимость.

— Знаешь что, Ножовски, язык у тебя слишком длинный, — наконец сказал Бленкс.

Бленкс весил сто девяносто фунтов при росте пять футов шесть дюймов. Он был невысок, его квадратное тело казалось твердым как v камень. У него была тяжелая голова с широким лбом, нависавшим над маленькими голубыми ирландскими глазками. Именно благодаря им он производил впечатление тупого и скучного человека, но Мартин не был ни тем, ни другим.

— Да, — ответил Ножовски. — Но разве я не прав?

Он вывел «ягуар» на правую полосу, они съехали с автострады Бруклин — Куинс и повернули на восток, пересекая улицы, лежащие между Рузвельт-авеню и Тридцать седьмой улицей. Вдоль них тянулись основные торговые кварталы района, известные как Холмы Джексона. Десятки маленьких магазинчиков говорили о среднем достатке жителей: здесь торговали продуктами питания, одеждой, аппаратурой, косметикой, канцелярскими товарами. Такой район мог быть в любом большом городе, разве что половина вывесок имела бы надписи на двух языках, и на улице было так же много азиатов, как и белых.

— Пакистанцы и корейцы, — сказал Ножовски, не дожидаясь вопроса Бленкса. — Еще китайцы из Гонконга и индийцы. До конца шестидесятых здесь жили евреи. Итальянцы, ирландцы. Теперь у них достаточно денег, чтобы убраться из этих трущоб. Потом тут стали селиться латиносы: пуэрториканцы, доминиканцы, колумбийцы, мексиканцы, кубинцы. Корейцы появились в начале восьмидесятых, а сразу за ними — переселенцы с Ближнего Востока. Теперь ты видишь, каково приходится молодым людям, окончившем учебные заведения и пожелавшим жить в Манхэттене.

— А почему все начали сматываться? — спросил Бленкс. — Район-то чистый, на улицах спокойно. Люди выглядят так, будто только что вышли из церкви.

— Дальше, около Рузвельт-авеню, дело обстоит иначе. Там в барах продают наркотики, есть порнографический кинотеатр и бар со стриптизом. Шлюхи работают в барах, а иногда на улицах. На что мы и сделаем ставку. Это всего лишь в двух кварталах отсюда.

Ножовски остановил машину на тротуаре около дома номер 337–11 по Тридцать седьмой улице. В этом здании было восемьдесят квартир, а над входом красовалось название — «Джексон Армз». Откинувшись на сиденье, Ножовски наблюдал, как его гость осматривает все вокруг. Бленкс уже знал через своих людей, что Ножовски хочет предложить ему сделку по продаже недвижимости. Как Марек и надеялся, качество дома произвело на Бленкса благоприятное впечатление.

— Район выглядит неплохо, — равнодушно заметил Бленкс. — Жители здесь не оставляют свое дерьмо на улицах. Совсем не так, как во Флет-Буше — там, где ты жил раньше. — Ухмыльнувшись, он повернулся к своему собеседнику с невинным видом.

Ножовски, не обращая внимания на издевку, переменил тему разговора:

— Не секрет, что за определенный процент твои деньги отмывают уголовники. И у тебя нет другого выхода, как считать их своими, партнерами. Но сволочи всегда остаются сволочами. Какой им смысл делиться с ирландцем? Как только они найдут прямой путь к твоим поставщикам и покупателям, то, скорее всего, бросят тебя где-нибудь в поле с небольшой дырочкой за ухом. Я не прав?

— А ты придумал что-нибудь получше?

— Естественно.

— Да, знаю, речь идет о недвижимости. Я проконсультировался с юристом — моим старым другом. И он сообщил мне, что покупка домов, которые простояли более пятнадцати лет, не дает никакой прибыли. Государство контролирует плату за жилье. Юрист сказал: уж лучше класть деньги в банк. По процентам и то больше получится. К тому же все владельцы жилья заносятся сейчас в компьютер. Стоит лишь какому-нибудь одному подонку назвать мое имя — и собственность накрылась!

Ножовски отвернулся от Бленкса, уставившись в боковое стекло. Он смотрел в него так долго, что обоим стало не по себе. Когда Марек опять повернулся к своему гостю, лицо его выглядело расстроенным.

— Ты что думаешь, я об этом не знаю? Ведь я и сам владелец недвижимости, черт побери!

— Конечно, ты знаешь о контроле за квартплатой, — ответил Бленкс. — Но, может, ты думал, будто я не знаю об этом. Может, ты думал, я один из тех ирландцев, у которых вместо мозгов картошка и виски?

— А что ты сделаешь, если я заложу тебя, Мартин?

— Убью. У меня не будет другого выбора.

Ножовски ухмыльнулся. Все произошло так, как он и рассчитывал. Пускай кретин Бленкс наслаждается своей победой. Это была самая старшая карта в колоде. Теперь надо пускать в ход приманку.

— Слушай внимательно, Мартин. Здесь уже, что называется, тепло. Два года назад Моррис Катц — еврей, который владел этим зданием и еще двумя, между Семьдесят четвертой и Семьдесят пятой улицами, — направил жильцам письмо. В нем он сообщал, что собирается превратить свои дома в кооперативы. Не вдаваясь в подробности, скажу, что по закону об изменении статуса собственности владелец недвижимости должен просить жильцов выкупить ее или съехать. Он на может никого просто выбросить из квартиры, даже если бумаги на аренду просрочены. Пока жильцы платят, они имеют право продлевать контракт на эту самую аренду до тех пор, пока их не вынесут вперед ногами. Поэтому Моррис предложил жильцам выкупить квартиры по цене на тридцать процентов ниже рыночной. Это так называемая цена для своих, что означает, что жильцы могут купить квартиру, стоящую, допустим, сто тысяч долларов, за семьдесят тысяч. Как ты думаешь, кто-нибудь, у кого голова на плечах, может отказаться от тридцати тысяч долларов, которые падают с неба? Ну что, я не прав? Однако согласились на это три человека, Мартин. Три. — Он помолчал, дожидаясь, пока до собеседника дойдет смысл сказанного. — В этих домах двести сорок квартир. Я могу их купить за пятнадцать миллионов с небольшим. Два миллиона сразу, а на остальные Моррис дает рассрочку под десять процентов. Два миллиона для меня не проблема. Проблема — Моррис Катц. Он купил эти дома в тысяча девятьсот шестидесятом году за два с половиной миллиона, и его прибыль облагается налогом как обычный доход. Моррис хочет каким-то образом получить компенсацию. И еще, он не доверяет банкам, так же как и всему остальному, чем управляют христиане. Он хочет миллион долларов золотом. По обменному курсу накануне сделки. У меня нет наличности, Мартин. И я не могу ее достать без того, чтобы не привлечь к себе внимания. Но я знаю одно: Моррис Катц мог бы получить свои деньги от кого угодно, если бы он так не спешил.

— Какого черта собирается делать восьмидесятилетний старикан с такой уймой денег? — прервал его Бленкс. В этой сделке, считал он, было что-то явно не так.

— Все очень просто, Мартин. Еврей собирается на Ямайку, где отдаст все свои монеты первой же шлюхе, которая поможет ему кончить. Он потерял жену и детей в концентрационном лагере во время Второй мировой войны, а потом всего себя посвятил сколачиванию капитала. Теперь же считает, что пришло время для настоящей жизни, и хочет получить компенсацию.

— Все-таки я не понимаю, какое отношение это имеет ко мне? — настаивал Бленкс. — Зачем мне нужна недвижимость, из которой даже еврей не может выжать доход?

— Средняя цена за квартиру в каждом из домов Морриса Катца для посторонних превышает сто тысяч долларов. А теперь умножь это на количество квартир. Что мы получим?

— Двадцать четыре миллиона, — сразу ответил Бленкс. — Мы говорим примерно о девятимиллионной прибыли.

— Нет. — Ножовски ухмыльнулся. Приманка была проглочена. Теперь оставалось только потянуть леску. — Нет, не девять миллионов. Те, кто купит дома, ставшие кооперативными, возьмут ссуду, и прибыль, за вычетом расходов по нотариальному оформлению и на мелкий ремонт, составит фактически двадцать один миллион долларов. Но речь может идти только о пустых квартирах. Надо подтолкнуть корейцев, евреев и пакистанцев найти себе другое жилье. Должен признаться, сам я ничего такого сделать не могу. Не могу заставить этих кретинов расстаться с их жильем. Но ты — можешь. И разными способами.

Марек замолчал, продолжая ухмыляться.

— Послушай, Мартин, может, этот район и не смахивает на рай, но на самом-то деле дома Морриса всего лишь в трех кварталах от Бродвея. Я же тебе сказал, здесь есть кинотеатр, в котором крутят порнуху, и бар со стриптизом, а поздно ночью — наркотики и проститутки. И если все это дерьмо вдруг захочет поселиться в наших домах, то кому придет в голову винить нас? Жить там станет просто невозможно, и тогда мы сумеем освободить все квартиры. А ты, Мартин Бленкс, бросишь заниматься своими наркотиками. Ну что, я не прав?

— Все, что я должен сделать, — это доверить тебе кучу денег? — В словах Мартина заключался вызов, но в голосе его не было. Цифры действительно потрясали воображение.

— Наше соглашение основано совсем не на доверии, — объявил Ножовски. — Управление домами возьмет на себя компания, которая будет получать за это пять процентов от общей ренты. Всю собственность запишем на корпорацию, зарегистрированную в Нью-Йорке. Эта корпорация станет полностью подчиняться другой, зарегистрированной в штате Делавэр, где практически не действуют законы о контроле за такими операциями. Делавэрская фирма в свою очередь будет находиться во владении третьей компании, зарегистрированной на Багамских островах. А банкиры на Багамах работают так, что по сравнению с ними швейцарцы выглядят просто газетными сплетниками. Каждый из нас станет владельцем половины акций той, самой последней, корпорации. Ну, может быть, ЦРУ или ФБР и вышли бы на нас, но шанс, что такие организации заинтересуются кретинами, населяющими Холмы Джексона, минимальный.

К тому же, Мартин, ты должен принять во внимание, что я могу освободить пятнадцать процентов квартир, просто проверяя документы на аренду. Пакистанцы и индийцы ничего не делают напрямую. Один жилец въезжает, затем его сменяет двоюродный брат, но бумаги никто не переоформляет. А многие просто живут нелегально, и все они смотаются в ту же минуту, как только увидят уведомление о выселении. Корейцы, конечно же, гораздо серьезнее относятся к документам, но и они не станут бороться за свои права: как только появится опасность, немедленно съедут. Корейцы ведь очень не хотят, чтобы их дети выросли американизированными. Пустые квартиры наверняка привлекут всяких паразитов: наркоманов, проституток, алкоголиков. Евреи и христиане начнут с ними бороться. Они все еще думают, что закон может их защитить. Но, когда выяснится, что это не так, им тоже придется уехать. Ну а уж тех, кого не удастся выселить, нужно будет подкупить. Единственная проблема в том, сможешь ли ты помочь им преодолеть любовь к низкой квартирной плате.

Мартин Бленкс широко улыбнулся.

— Это самая пустяковая из проблем, парень. Сосунку пожелают скорее переехать в ад, чем жить на Холмах Джексона. — Он помолчал, водя пальцем по кожаному сиденью «ягуара». — Только хочу тебе напомнить: то, что я сказал раньше, остается в силе. Если ты меня кинешь, я тебя убью, даже если это будет стоить жизни мне самому.

Ножовски расплылся в ответной улыбке. Несмотря на репутацию собеседника и его грозный вид, он совсем не испугался.

— Слушай внимательно, Мартин. Если ты хочешь перестать быть уголовником, научись защищаться с помощью юриста, а не угрозами. Поищи юриста-профессионала, который берет наличными. Может быть, возьмешь того самого, который порекомендовал тебе эту сделку? Где тебя высадить?

Везти своего седока в Манхэттен Марек не спешил. Вместо того чтобы быстро проскочить по автостраде Бруклин — Куинс и проехать через туннель в центре города, он свернул на северо-восток по большой центральной Парк-Вей, а затем выехал на мост Триборо. На Сто шестнадцатой улице он снова повернул и через Испанский Гарлем попал на Пятую авеню, чтобы затем взять южное направление. Центральный парк остался с западной стороны. После нищенских домов и гетто по обеим сторонам улицы стали появляться здания, которые были самой дорогой недвижимостью на Манхэттене. Окружающая роскошь произвела на Мартина Бленкса сильное впечатление. Все эти ковровые дорожки чуть ли не до тротуара, вид мерцающих люстр в вестибюлях размером с бальный зал, великолепно одетые пары, направляющиеся к подъездам. В короткий промежуток времени, когда заканчивался срок его условного заключения, Мартин, по настоянию офицера полиции, работал помощником управляющего в похожем здании на Ньюрк-стрит. К людям, которых он видел тогда и теперь, Бленкс относился так же, как к своему отцу в тот день, когда трижды нажал на спусковой крючок. Он бы не хотел быть среди них, но годы, проведенные в заключении, заставили его быть осторожным. Несмотря на свою элегантность, эти люди умели кусаться. Если бы тогда, когда отбывал условное заключение, он их чем-нибудь разозлил или обидел, офицер, безусловно, отправил бы его обратно в тюрьму. В присутствии этих экзальтированных существ ему приходилось ходить на цыпочках. Теперь он их полностью игнорировал.

Тем не менее, наблюдая за мелькающими мимо ковровыми дорожками и кивающими портье, он не мог не признать, что богатым все это время кое в чем везло. Например, фараоны не охотились за ними, чтобы отправить в тюрьму. Конкуренты не стремились всадить пулю в лоб, а подчиненные не крали годовой доход, чтобы смотаться куда-нибудь на юг. Их экономическое положение не зависело от пистолетов или маленьких пузырьков с кокаином. Благополучие, которым наслаждались они, было ему недоступно.

Когда белый «ягуар» остановился на углу Сорок седьмой улицы, проститутки и продавцы наркотиков уже работали вовсю. Несмотря на холодную погоду, группы людей перемещались от одного дома к другому. Здесь продавали и покупали. Некоторые ньюйоркцы отваживались ремонтировать в этом районе здания, их привлекала близость к центру города. Но все же большинство домов тут представляли собой трущобы и общежития для существующих на государственное пособие. Эта среда всегда поставляла продавцам наркотиков большое количество клиентов. Сейчас торговля выглядела вполне мирной, но ближе к полуночи все станет по-другому: на улицы в поисках добычи выйдут стаи волков — чернокожих и латиноамериканские подростки.

Это место являлось территорией Мартина Бленкса. И несмотря на то что Бленкс давно уже не занимался розничной продажей наркотиков, он оставался для этих людей живым примером того, как достичь вершин славы и богатства. Как только Мартин вышел из белого «ягуара», дюжина голосов приветствовала его: проститутки, продавцы наркотиков, наемные убийцы.

Мартин помедлил, затем повернулся к Мареку Ножовски и сказал:

— Знаешь, первое, что я сделаю, — это переговорю с тем юристом, которого ты упомянул.

Глава 1

Четвертое января

Конни А. Аппастелло, семнадцати лет, нетерпеливо ждала в коридоре первого этажа «Джексон Армз», пока Иоланда Монтгомери не закончит работу. Иногда она прижималась ухом к двери квартиры 1Ф и тогда слышала слащавый голосок Иоланды вместе со сдавленными равномерными стенаниями клиента. Конни проклинала Солли Регза — своего сутенера — за то, что тот поселил двух девушек в однокомнатную квартиру. Если одна из них находила работу не в машине, то жизнь становилась просто невозможной. Ведь требовалось не меньше получала, чтобы разгорячить этих старых кретинов настолько, чтобы они согласились расстаться со своими пятьюдесятью баксами. Не сообщать же, что кровать занята и придется подождать в коридоре? Даже такой умнице, как она (а она, безусловно, была неглупой), приходилось прибегать к различным уловкам, чтобы удовлетворять неземное вожделение Солли Регза к деньгам. Ради этого ей приходилось постоянно мерзнуть, ошиваясь на улице. К тому же жильцы дома глазели на нее, как будто она какая-нибудь калека. Вот идиоты, будто никогда раньше не видели работающую женщину. Иоланда тем временем трудилась вовсю.

Наконец (казалось, прошла целая вечность) дверь открылась, и низенький, полный мужчина, застегивая пальто, поспешил мимо девушки к выходу. Конни стремительно вошла, не дожидаясь, пока за ним закроется дверь. Иоланда лежала на кровати обнаженная. Ее черное тело было расслаблено.

— Что случилось, детка? — спросила она. — Тебе все еще больно?

Конни проигнорировала вопрос. Она ринулась прямо к комоду у дальней стены, на котором мерцало зеркало и была насыпана горка белого порошка. С помощью лезвия быстро и умело она раздвинула горку в центре, приготовила две порции и вдохнула одну за другой. Наркотик немедленно подействовал, но хотелось чего-нибудь покрепче. Вот жалость какая — героин им запрещен, по крайней мере на время. Они начали работать на новой территории, так объяснил Солли: пока надо сохранять свежие головы.

— Чтобы у него член отвалился, — сказала Конни. Несколько минут она с удовольствием рассматривала свое отражение в зеркале, как бы стараясь увидеть действие кокаина в своих голубых глазах. Затем она увидела маленький прыщик на щеке. Совсем крошечную красную точку. Она успокоила себя, приготовив еще одну порцию кокаина и вдохнув его.

— Да не обращай ты внимания, детка, подумаешь, немножко поколотил, — успокоила Иоланда. — Больше не будет. Солли сказал, что вернется не скоро.

Вместо ответа Конни начала раздеваться. Розовый жакетик из перышек, ярко-голубая крошечная юбочка, туфли на пятидюймовом каблучке, ярко-красный лифчик и такие же трусики, черные чулки. Сняв все это, она забралась в кровать и прижалась к Иоланде, небрежно перебросив через нее тонкую ножку. Клиенты всегда находили такие моменты невообразимо эротичными, но Конни просто хотелось к кому-нибудь прижаться.

— Вот это ночь, — сказала Конни, — ты просто представить себе не можешь. — Она обняла подругу, и контраст между черным, как нефть, телом Иоланды и ее кожей, которая белизной напоминала детскую присыпку, был поразителен. Вот уже шесть месяцев они жили вместе, и Конни восхищалась Иоландой. Иоланда работала на улице много лет. За это время она побывала на Райкерс-Айленд шесть раз, а потом целых два года отсидела в Бедфорд-Хиллз за то, что чуть не убила своего сутенера. Иоланде удалось добиться того, чтобы Солли Регз не слишком часто бил Конни и каждый вечер давал им обеим наркотики. Вот когда они работали в восточной части города, на улице можно было купить любой порошок и прикарманить из чаевых несколько долларов, а теперь Солли засунул их в этот чертов Куинс.

— Слушай, Иоланда, — сказала Конни, — наш Солли просто полный кретин.

— Он тебя сильно избил, детка?

Иоланда, которая выпросила две двадцатки у предыдущего клиента, от счастья витала где-то между потолком и кроватью.

— Нет, так, вмазал пару раз. Мне даже не слишком больно. Только лучше бы он этого не желал в своей проклятой машине. Тони видел, и было ужасно неприятно. А потом меня просто выставил.

Она помолчала немного, как бы давая Иоланде возможность присоединиться к ее негодованию.

— Ты можешь себе представить? Я его так умоляла: Солли, Солли, ну пожалуйста, разреши мне поработать в баре! Но он сказал, квартира за тобой, а я должна работать по машинам и сдавать ему баксы. Он сказал, ему все равно, буду я работать всю ночь или нет, но если я не вернусь с пятьюдесятью баксами, то он сделает из меня котлету.

Конни прижалась к Иоланде еще теснее. Кокаин оказал более сильное действие, чем она предполагала. Слава Богу! Может быть, им это поможет — ей и Иоланде. Она прижалась грудью к спине подруги, кончиками пальцев ласкала крутые завитки волос в низу ее живота. Потом глубоко вздохнула и продолжила свое повествование:

— Ну вот, хожу я взад-вперед у кинотеатра, на улице ужасно холодно, никто и не собирается смотреть там порнуху. Черт возьми! И улицы совсем пустые. Наконец останавливается маленькая японская машина. Чувак около пятидесяти, выглядит как обычный клиент. Немного лысоват, немного толстоват, обручальное кольцо, дешевый костюм, галстук. Спрашивает — сколько? Я говорю — пятьдесят. Решила, буду делать все, что он захочет, чтобы отдать эти деньги Солли. Он даже особенно и не торговался. Ну вот, залезаю в машину, а там так тепло, что даже выходить не хочется. Так нет, этот козел говорит, что его машина недостаточно велика. Клянусь тебе, я все перепробовала. Сняла жакет, задрала ноги как можно выше, чтобы юбка поднялась. Ему все это понравилось, но он говорит, что должен трахнуть меня в постели или поедет дальше. Слушай, ну какого черта Солли засунул нас в район, где нет даже треклятого мотеля, в который пускают шлюх! — Неожиданно Конни замолчала. Обе женщины слезли с кровати и подошли к зеркалу. Сделали себе по две тонкие полоски кокаина. Конни ягодицами прижималась к бедрам Иоланды: она знала, что ей это нравилось, и кончила первой. Потом снова наклонилась к своим полоскам кокаина. Иоланда, предпочитавшая мужчинам женщин, как в дружбе, так и в сексе, ответила шлепком по заднице Конни.

Через несколько секунд, прижавшись к Иоланде в теплой постели, Конни снова стала рассказывать:

— Черт возьми, не могла же я отпустить этого жлоба. Сама понимаешь: вторник, вечер, машин вообще никаких нет. Ну вот я ему и говорю: ладно. Мы приехали сюда, но я так и думала, на ручке двери розовая лента, то есть до кровати мне не добраться. А я вижу, клиент уже готов. И руки его под моей юбкой. Вот я и говорю: слушай, давай займемся этим прямо здесь! Не прощаться же мне с пятьюдесятью долларами. И надо же, мысль о том, что можно трахнуться в коридоре, возбудила этого придурка еще больше.

Он полез в карман и выдал мне наличными. Я опустилась на колени, думала сделать все быстро, чтобы никто нас не застукал. Вдруг краем глаза вижу — стоит старушка и смотрит на нас с таким видом, будто собирается то ли каркать, то ли квакать.

Черт побери, думаю, сейчас у этого жлоба весь запал пройдет и придется с ним ругаться, чтобы оставить себе эти пятьдесят баксов. Но вдруг он как начнет смеяться и говорит: «Слушай, сука, ты тоже хочешь? Меня хватит на вас обеих. Иди сюда, спускайся!» И вот тут он начал трахать меня как сумасшедший, все время обзывая эту старуху. Предлагая сделать то и это. Старуха трясется, как под током, но молчит. Когда он кончил, старуха пробежала мимо нас. Ну это только так говорится, что старые женщины уже не могут бегать, они все время спотыкаются. Ты бы видела, каким взглядом она меня наградила, будто я демон из фильма ужасов! Пожалуй, ее и винить не в чем. Это же дом, где она небось прожила всю жизнь. И вообще мне повезло, что у старой суки не было пистолета, иначе бы она меня застрелила.

Иоланда, помолчав, спросила:

— Эта старая женщина ничего не сказала?

— Ни слова. Мы ее чертовски напугали, а может, она была в шоке. Только стояла и тряслась, как ненормальная.

Конни хмыкнула и подвинулась ближе. Ее пальцы с длинными наманикюренными ногтями скользнули вниз по гладкому животу Иоланды. Теперь она была уверена, что та на нее не сердится.

— А если бы сюда приперлись фараоны? — спросила Иоланда, отталкивая Конни. — Тогда что бы мы делали?

Конни, которая была сильно под кайфом, села в кровати.

— Что же мне, по-твоему, оставалось делать? Ты что, думаешь, я хотела трахаться с этим мужиком в коридоре? Мне же было холодно. На улице мороз, и ветер все время дул под юбку.

— Ладно, ладно. — Недавно полученные деньги привели Иоланду в состояние добродушного безразличия. Она и сама придвинулась к Конни. — Я ничего не разболтаю Солли Регзу, и ты помалкивай. — Она наклонилась и поцеловала Конни в губы. — Ведь мы только начинаем. Солли говорит, через несколько месяцев нам будет принадлежать все здание. Здесь станет так же классно, как в Восточной части. Героин на каждом углу. Он даст нам для работы три квартиры. Только бы нам самим все это не испортить. А вообще на будущее у меня есть планы для нас обеих.

Конни положила голову на плечо подруги. Иоланда такая классная девчонка! Может, ей удастся вырвать их обеих из-под контроля Солли. Конни пообещала себе: если такое случится, она никогда не будет перечить Иоланде. Девушка нежно поцеловала ее в шею.

— Я переброшусь парой слов с Солли Регзом, — заявила Иоланда.

— Черт возьми, какая ты красивая!

— Может, он даст нам какую-нибудь работу на телефоне, пока здесь все не образуется. Или в шоу. Ты будешь играть наивную девочку. Солли хочет, чтобы мы работали там, где нас увидят люди. Кому какая польза, если мы замерзнем здесь до смерти? Я с ним завтра же поговорю обо всем этом.

Опять, как некоторое время назад, обе женщины внезапно встали и пошли к комоду, где были зеркало и кокаин.

Глава 2

Пятое января

Сержант Пол Данлеп, по прозвищу Порки, ненавидел буквально все в своей работе. Он служил в пятнадцатом полицейском участке, занимаясь профилактикой преступности. Этот вид деятельности появился пятнадцать лет назад в результате скандальных разоблачений комиссии Кнаппа. Офицер по профилактике должен был заботиться о том, чтобы производила благоприятное впечатление Система зашиты правопорядка на обывателей и тем самым как-то сглаживала последствия прецедента, созданного прокурором по специальным делам, который обвинял полицейских в коррупции.

Сначала Пол Данлеп рассматривал свой пост как стартовую площадку в карьере полицейского. Двенадцать лет спустя, дважды провалив лейтенантский экзамен (последний раз в 1984 году), он перестал питать иллюзии на этот счет и понял, что его работа всего лишь способ продвижения к пенсии. Во-первых, и это главное, в обязанности офицера по профилактике не входили аресты. Если он и видел ограбления, то в нерабочее время. Во-вторых, что было почти столь же важно, он должен был носить отглаженные воротнички. И наконец, в-третьих, он не мог оставить свою должность.

Порки. Однажды он притворялся больным так долго, что этим заинтересовался офицер, наблюдающий за внутренней дисциплиной на службе. В результате Данлепу приказали явиться в кабинет капитана Серрано — начальника полицейского участка. Капитан объяснил, что у сержанта есть только две возможности: либо оставаться офицером по профилактике преступлений, либо раньше положенного срока выйти в отставку. Но Данлеп не надеялся ни на продвижение по службе, ни на перевод в другой полицейский участок, ни на работу в ином качестве.

— Слушай, — сказал ему Серрано, — да встряхнись ты наконец! У тебя прекрасная работа. Ты можешь заниматься ею, пока тебе не стукнет шестьдесят пять. Ты каждый день надеваешь аккуратный костюмчик, не то что те, кто сидит на унитазе, чтобы выследить каких-нибудь наркоманов. Что тебя не устраивает? Это же просто рай земной!

— Тогда почему никто не идет на эту работу? — спросил Данлеп.

Больше всего его беспокоило то, что он не был настоящим фараоном. Другие копы рассуждали о задержании на улице, драках, арестах. А Порки Данлеп держал язык за зубами, сидя в комнате отдыха. Он даже предпочитал не появляться в барах для полицейских.

— Большинство фараонов — глупые дети. Они играют в ковбоев и индейцев, — терпеливо объяснял Серрано.

— Ведь они смеются надо мной, капитан! — простонал Данлеп, — лучше бы я был постовым. Меня же никто не уважает!

— Чушь собачья! Делай свою работу или подавай заявление об уходе. В каждом участке должен быть офицер по профилактике преступлений. И на моем участке этот офицер — ты.

В первые же два года Порки Данлеп сильно прибавил в весе — с семидесяти пяти фунтов до ста восьмидесяти пяти, он раздулся, как баллон. Но всем было наплевать, будто он человек-невидимка. За все это время сержант отработал тексты четырех своих основных речей: о наркотиках, ограблениях, преступлениях на улице и квартирных кражах. В зависимости от места, куда его приглашали, он читал одну из этих лекций. Выбор зависел от того, какое преступление в тот день было самым шумным или какая возрастная группа его слушала. Ежегодно он читал даже лекции старшеклассникам, рассказывая об опасностях, которые таятся в наркотиках. Естественно, многие уже слышавшие его ученики помнили прошлогоднюю речь и просто покатывались со смеху, когда Пол Данлеп описывал агонию человека, который, пристрастившись к героину, пытался избавиться от этой пагубной привычки.

Так прошло восемь, десять, двенадцать, пятнадцать лет. Порки научился хорошо выполнять свою работу. Некоторые влиятельные жители района, в отличие от полицейских сто пятнадцатого участка, его зауважали. Порки даже специально вызывали, если было необходимо приободрить добропорядочных обывателей. Жизнь его текла скучно и монотонно, но зарплата была приличной. По вечерам частенько приходилось появляться на собраниях в той или иной организации. Он ощущал себя гражданским служащим, хотя на самом, деле был нью-йоркским фараоном в третьем поколении. И лучшего приятеля, чем домашний компьютер, он себе не желал. С его помощью, войдя в сеть своего участка, он получал доступ к файловой системе всего штата.

Можно представить себе крайнее удивление Порки, когда Сильвия Кауфман настойчиво постучала в его дверь, а затем вошла, не дожидаясь разрешения. Порки пребывал в полудреме, раздумывая о лекции, которую он планировал прочитать в Американском легионе, и об огромном количестве спиртного после. Это были приятные мысли. Гораздо более приятные, чем лицезрение старушки, которая без разрешения подвинула стул к его письменному столу и села.

— Вы офицер по профилактике преступлений? — спросила она.

— Да. Сержант Данлеп. — У Порки были приятные манеры, ибо он часто общался с влиятельными гражданскими лицами. Сержант привычно улыбнулся, размышляя, что означает этот визит. Обычно те, с кем он имел дело, не появлялись в полицейском участке, разве что им нужно подать жалобу. И тогда он советовал поговорить с детективом. — Чем могу быть полезен?

— Офицер внизу у входа сказал, что мне нужно обратиться к вам по поводу преступления, свидетельницей которого я стала. Мое имя Сильвия Кауфман.

Порки Данлеп заерзал на стуле, так как хорошо понимал — над ними обоими зло пошутили. Эта женщина, должно быть, сумасшедшая, и дежурный просто хотел от нее отделаться. В то же время он не хотел ее обидеть: на случай, если внучок старушки работает в системе Си-би-эс.

— А когда случилось это преступление? — спросил Данлеп. Он пытался вспомнить, как оформляют жалобу, поскольку не работал с такими документами уже много лет.

— Вчера вечером. Я была к квартире Анны Боннастелло почти до полуночи. Два года назад у нее случился микроинфаркт, и ей требуется помощь в уборке квартиры. Квартира Анны на первом этаже, так же как и моя, только в противоположных концах дома…

— Назовите, пожалуйста, адрес, чтобы я представил себе, где это произошло. Дело в том, что наш сто пятнадцатый участок обслуживает довольно большую территорию.

— Дом номер. 337–11 по Тридцать седьмой улице. В двух кварталах от того места, где Бродвей пересекается с Рузвельт-авеню.

— Это место называется Холмы Джексона, не так ли?

— Да, так. — Сильвия Кауфман замолчала в ожидании следующего вопроса.

Она была худощава и держалась прямо. Лет шестьдесят пять, но все еще достаточно уверена в себе и выглядит довольно бойкой. Наверное, ей самой болезни незнакомы, если она еще помогает больным.

Правда, изредка она думала о смерти, но считала, что сможет продержаться на ногах до самого конца. Сильвия Кауфман не тратила жизненную энергию на недомогания, она провела тридцать пять лет в системе государственных школ, не взяв ни одного больничного.

Порки Данлеп все еще молчал, и она продолжала свой рассказ:

— Проходя по коридору западного крыла здания, в котором живу, я стала свидетельницей акта публичной проституции и хотела бы подать жалобу по этому поводу.

Услышав слова «публичная проституция», Порки Данлеп внутренне напрягся, хотя сохранил на лице выражение, которое появлялось, когда он выслушивал воспоминания какого-нибудь бизнесмена в клубе «Элкс». Обычно бизнесмены рассказывали ему, как их ограбили.

— Проституция? Публичная? В районе Холмов Джексона? Довольно редкий случай! — В душе Порки Данлеп все-таки был полицейским и повел себя так же, как тогда, когда возникала необычная ситуация.

— Вот это-то меня и волнует, — твердо сказала Сильвия Кауфман. — Хотя мы находимся всего лишь в одном квартале от Рузвельт-авеню, наш дом всегда пользовался хорошей репутацией. Никаких наркотиков, никаких оргий. И даже когда латиносы стали въезжать к нам двадцать лет назад и все говорили о том, что наш район потеряет свое лицо, мы смогли удержать порядок. Вот только в последнее время…

— Расскажите мне, что вы видели, — попросил Данлеп.

Сильвия Кауфман глубоко вздохнула. Она выросла в другую эпоху и помнила старые католические правила, а также список запрещенных фильмов. Ее подруга Анна Боннастелло всегда обращалась к этому списку перед тем, как пойти в кино. Во времена их молодости женщины не осмеливались даже говорить о сексе. А теперь, если верить прессе, девочки избавлялись от девственности до наступления половой зрелости.

— Я видела юную девушку, которая производила акт орального секса по отношению к довольно немолодому мужчине.

— Прямо в коридоре?

— Да. И этот мужчина бросал мерзкие реплики в мою сторону. Он даже предложил мне присоединиться к ним.

Порки старался, чтобы в его словах не прозвучало недоверие. Но тем не менее он пришел к тому же выводу, что и сержант внизу, — она была сумасшедшей. Теперь ему предстояло решить, как избавиться от посетительницы.

— До вас кто-нибудь из них дотронулся?

Сильвия пыталась найти слова, чтобы объяснить, что она видела и что при этом пережила. Она чувствовала себя очень уставшей после уборки в квартире Анны. У нее проблемы со зрением. К тому же в коридоре темновато (освещение с годами становится все хуже и хуже). Сначала она услышала шум — кто-то скрипел зубами, — а потом звук, похожий на поцелуй. Сначала Сильвия подумала, что это Фей Дзеларди, которая живет на пятом этаже. Родители ненавидят парня, с которым она встречается, и не разрешают ей с ним видеться. Дело в том, что они приехали из деревни и до смерти боятся соблазнов, подстерегающих подростков в Нью-Йорке. Сильвия всегда считала себя воспитанной женщиной. Чтобы предупредить подростков о своем появлении, она покашляла, но реакция оказалась весьма неожиданной. «Смотри-ка, старая сука! Что ты тут делаешь?» — услышала она и разглядела фигуры — мужчины и женщины. Женщина, совсем еще девочка, стояла на коленях, а брюки у мужчины были спущены до щиколоток.

Сильвия Кауфман глубоко вздохнула. Она все еще пыталась выразить свои оскорбленные чувства, ощущая себя первым человеком, который заметил инопланетян.

— Нет, — наконец ответила она сержанту. — После того как мужчина кончил, я прошла в свою квартиру.

— Вы видели, как он ей платил? Откуда вы знаете, что это не были подростки, которые увлеклись игрой?

— Мужчине около сорока. На нем был костюм и галстук. Девушка не старше восемнадцати, в ярко-розовом жакете, кажется, из перьев. И очень короткой юбчонке, едва прикрывавшей ягодицы. Жакет был расстегнут, и Я видела ее бюстгальтер. Он был красного цвета и оставлял открытыми соски.

Сержант заерзал на стуле. Его увлекло добросовестное подробное повествование женщины. Решив окончательно, что она сумасшедшая, он было расслабился. Но, выслушав рассказ, переменил мнение: вряд ли это сбрендившая старушка из тех, что иногда заходят в участок. Похоже, у этой голова работала, как компьютер.

— Девушка живет в квартире 1Ф вдвоем с еще одной особой, — продолжала Сильвия Кауфман. — Это однокомнатная квартира. Они спят весь день и работают всю ночь. — Она немного замялась, но затем продолжила: — Вы знаете, около двух месяцев назад поменялся хозяин дома. Сейчас «Джексон Армз» владеет новая компания. Прежнего управляющего выгнали и на его место никого не взяли. Теперь мы должны выносить мусор сами. Сейчас в здании много пустующих квартир. Жильцов выкинули, потому что представитель новой компании заявил, что они не подписывали документов об аренде. Предыдущего хозяина это не волновало. Он просто собирал квартплату.

— Подождите минуточку, — прервал посетительницу сержант. Этот рассказ был достаточно типичен для нищих районов, вроде Короны, с полуразвалившимися домами, населенными черными. Но дома на Холмах Джексона!.. Даже в шестидесятые годы латиноамериканцы — большинство из Пуэрто-Рико, с Доминиканских островов и из Колумбии, — когда они начали здесь селиться, все же были трудолюбивыми и целеустремленными людьми. Они хотели получить свой кусочек от пирога американской мечты: Уличная преступность не была тогда столь животрепещущей проблемой.

Раздумывая над услышанным, Порки Данлеп снова почувствовал, что здесь не все гладко. Казалось, ситуацией руководит кто-то посторонний, но он постарался отбросить сомнения и вернулся к реальности, красочно обрисованной в рассказе старушки Кауфман.

— Если у вас есть жалобы по поводу здания, вы должны обратиться в агентство по сохранению и развитию недвижимости. Добейтесь, чтобы комиссия направила в ваш дом инспектора, и он зафиксирует все нарушения правил проживания. Что же касается проституции, то мы можем произвести арест только в том случае, если вы видели, как были заплачены деньги за интимные услуги. Конечно, безнравственное поведение в общественном месте нарушает правила порядка, но вы должны будете все аргументированно доказать в суде. Самое большее, что получит девица, даже если предположить, что ее признают виновной и если у нее были приводы в полицейский участок либо аресты, это штраф или несколько дней тюрьмы. Но тогда уж и она и ее сутенер будут знать, кто подал жалобу. Возможно, вы окажетесь в ситуации, когда вас будут терроризировать. Боюсь, вам ничего не добиться, так что даже не стоит предпринимать усилий.

Порки был удовлетворен своей импровизацией и откинулся на спинку стула.

— Ну а что же делать? Просто забыть об этом? Мой муж и я прожили в этом доме тридцать лет. Я плачу за квартиру по триста долларов. Если мне придется съехать, то я не смогу за эти деньги найти приличное жилье. В дом въехало много новых людей, но у меня все же остались здесь друзья. Мы живем одной семьей.

— Вы должны были прийти сюда с мужем. Чем больше людей подпишут жалобу, тем более вероятно, что кто-нибудь займется этим делом. Примите сказанное мною к сведению. Количество пострадавших всегда производит впечатление:

— Мой муж скончался в тысяча девятьсот восемьдесят втором году, — ответила Сильвия.

— Извините. — Внезапно Порки Данлепу захотелось чем-нибудь помочь этой женщине. Он мечтал почувствовать себя настоящим полицейским хотя бы раз в жизни, но эта ситуация, даже если предположить, что все, о чем рассказала женщина, произошло на самом деле, выходила за рамки полномочий нью-йоркской полиции. — Послушайте, я думаю, вам нужно организовать жильцов. Достаточно мощный союз заставит владельца здания предпринять соответствующие шаги. Если вы окажете давление на хозяина, ему ничего на останется, кроме как принять меры к этой шлюхе и ее соседке по комнате. — Он заметил испуг на лице Сильвии. Она пришла в полицию, чтобы решить свои проблемы, а ей предлагали организовать массовое движение. — Послушайте, — сказал Порки. — Работая офицером по профилактике преступлений, я много раз бывал на собраниях жильцов, организующих протесты против высокой квартирной платы. Знаю как они проходят. Конечно, сразу всех вы организовать не сможете. Сначала надо составить список жильцов, которых вы дольше знаете, на кого можете рассчитывать. Соберите их вместе, объясните ситуацию, — и, если они согласятся с вами, можно будет предпринять следующий шаг. Сколько в вашем доме квартир?

— Восемьдесят.

— А сколько из них пустует?

— Точно не знаю, но думаю, около пятнадцати.

— Следовательно, шестьдесят пять заняты. Если вы организуете десять человек, а потом каждый из этих десяти постучится еще к пятерым, то вы сможете поговорить с каждым. Составьте петицию и в ней потребуйте от домовладельца удалить из дома проституток. Я не думаю, что у вас есть повод для волнений. Такие дома, как ваш, достаточно приличны. Это не строения, где жилье сдается на короткий срок. Вряд ли владелец дома, где вы живете, не думает о своей собственности. Знаете, когда здание переходит из одних рук в другие, необходимо время, чтобы компания поняла, как работать с жильцами. Тем не менее чем быстрее вы организуетесь, тем лучше.

Сильвии Кауфман дали понять, что ей пора идти, но ей это не понравилось, несмотря на то, что сержант казался симпатичным и искренним.

— А разве в вашем участке нет специальных людей, которые занимаются проблемами проституции?

— Есть, — признался Данлеп, — но наказание за проституцию такое легкое, что усилия, потраченные на привлечение этих особ к суду, не оправдывают себя. Если мы даже арестуем каких-то девиц, то ничего не изменится, потому что сутенер поселит в ту же квартиру других. А если вы хотите оказать на этих шлюх давление, то придется кому-нибудь постоянно дежурить под дверью и выкладывать клиентам неприятные вещи. Если же клиенты поймут, что их анонимность под угрозой, они перестанут ходить в эту квартиру.

Теперь Порки Данлеп дал недвусмысленно понять посетительнице, что беседа окончена. Раньше полицейский просто перебросится парочкой слов с проституткой и ее сутенером, и те перебираются в другое место, а теперь, даже если есть разрешение на арест, вся эта шваль просто смеется вам в лицо. Но вслух этого он не произнес.

Глава 3

Джеймс Тиллей (офицер по расследованию уголовных дел в нью-йоркской полиции) знал Стенли Мудроу (бывшего офицера по расследованию уголовных дел, та же полиция, ныне на пенсии) около года, но считал его своим лучшим другом. А лучшие друзья, по мнению Тиллея, не должны удивлять друг друга. Они слишком хорошо знакомы, чтобы преподносить сюрпризы или что-то скрывать.

Сам Тиллей придерживался этих правил, становясь все более положительным, особенно после того, как решил соединить свою судьбу с Розой Карилло и двумя ее детьми: Ли восьми лет и Жанеттой — шести. Мудроу же со своей стороны, хоть и был гораздо старше Тиллея, но продолжал удивлять всех, близко знавших его.

Например, Тиллей предрекал, говоря Розе, которая знала Мудроу дольше, чем он, что уход на пенсию станет концом знаменитого Стенли.

— Знаешь, Мудроу — одинокий по своей натуре человек, — объяснял он. — Сколько у него друзей в отделении? Всего полтора: капитан Эпштейн — номер один и половинка — я. А может, с Эпштейном он и дружит только потому, что тот является как бы связующим звеном между Мудроу и этими акулами из отдела внутренних дел. Со мной же, скорее всего, оттого, что наши столы стояли рядом перед тем, как Мудроу подал прошение об отставке.

И вот первый сюрприз для всех — новая работа Мудроу сразу после отставки. Тиллей предполагал, что Стенли начал думать о ней, еще служа в отделении, хотя тот все отрицал. По правде сказать, никого не удивляло, что полицейские довольно часто превращались в частных детективов. В данном случае необычным был только профессиональный уровень Мудроу, слишком высокий для подобной «карьеры». Таким образом, предсказания Тиллея не попали в точку, а Роза добавила еще, будто она-то всегда знала, что Стенли Мудроу способен преуспеть в любых обстоятельствах.

Нет, Стенли Мудроу не стал одним из тех скользких полууголовников, кто снимает кабинеты размером со шкаф около площади Таймс. Не следил за неверными мужьями и не искал компрометирующих снимков, которых было достаточно, чтобы всякие претензии на алименты отпали сами собой. Он работал исключительно с лучшими адвокатами, занимающимися уголовной практикой: проверял алиби, искал свидетелей, порой уличал прокуроров в их ошибках. Как бывший полицейский имел право на ношение оружия. А лицензию частного детектива нью-йоркской полиции получил через неделю. Многие работодатели были в восторге от того, что у прослужившего тридцать пять лет в полиции Стенли Мудроу остались там друзья, и он иногда получал доступ к самым секретным документам, какие прокуратура не показывает даже защите, заявляя, что они, мол, не имеют отношения к делу и не могут быть рассмотрены во время процесса.

Вот так получилось, что Стенли Мудроу, немало удивляясь этому и сам, быстро стал популярным: спрос на его услуги с каждым днем все рос. Мало того, недели через две он понял: для выполнения многих заданий вполне пригодны методы, которыми он в совершенстве владел, еще будучи полицейским, и это открытие ему очень пришлось по душе. Все случившееся было похоже на чудо. Тем более он удивил своего более молодого друга Тиллея, отказавшись от этой новой работы.

Наверное, он и был бы совершенно счастлив, если бы не один маленький, но важный момент. Практически все его усилия теперь были направлены на то, чтобы освобождать виновных людей, всю же предыдущую жизнь он делал обратное: сажал их за решетку. Это, казалось бы, незначительное обстоятельство сильно терзало его душу и совесть.

Стенли с Тиллеем ужинали в одном из многочисленных итальянских ресторанов, расположенных на Шестой улице, между Первой и Второй авеню.

— Да, я понимаю, такова система, — говорил Мудроу, — между защитой и прокуратурой всегда идет необъявленная война. Защитник обязан снять клиента с крючка. Но я не адвокат и не обязан работать для того, чтобы какой-нибудь очередной богатый клиент не попал в тюрьму. Признаю — они хорошо платят, но ведь я ушел в отставку на три четверти пенсии, к тому же в прошлом году немало работал сверхурочно. Этого вполне достаточно, чтобы обеспечить себе спокойную старость. Знаешь, я бы продолжал заниматься своей новой работой, но есть вещи, которые меня очень задевают.

Доконало его дело администратора с Уолл-стрит Эвана Ренкиста. Он открыто похвалялся своими преступлениями, когда встречался с адвокатом Джорджем Фейнгольдом. Фейнгольд был знаменит тем, что, подобно фокуснику, вытаскивающему кроликов из шляпы, мог добиться для любого своего клиента вердикта невиновности. С точки зрения Мудроу, разглагольствования Ренкиста были достаточно занимательны, но первое, что Стенли захотелось сделать, услышав их, так это двинуть кулаком в его холеную физиономию. Мысль о том, что Эван Ренкист опять оказался на свободе благодаря его, Мудроу, работе, была ему отвратительна.

— На самом-то деле я его не ударил, — говорил Мудроу в тот вечер, — потому что работал на Фейнгольда. Не могу же я взять у человека деньги, а потом из-за меня клиент откажется от его услуг. Но Ренкисту я все-таки сказал на прощание, что, если бы у него горели огнем внутренности, я был бы только рад. И после этого ушел. Правда, мое заявление его нисколько не взволновало. А теперь я просто не представляю, чем заняться. Есть, правда, одно предложение от моего друга капитана Эпштейна — возглавить охрану на складе медикаментов.

— А там-то что тебя не устраивает? — спродил Тиллей.

— Да склад этот где-то в центре. Переезжать мне, что ли, жить в этот гребаный Нью-Джерси? Хуже не придумаешь!

Мудроу пожал плечами и встал. Первый раз в жизни Тиллей видел его таким взвинченным. Даже когда они разматывали какое-нибудь запутанное дело, Мудроу неизменно оставался спокойным. А теперь Тиллей, наблюдая за своим бывшим коллегой, с болью в сердце понимал, что его предсказание в отношении Мудроу, вышедшего на пенсию, начинает сбываться. Возраст все же давал о себе знать, хотя на широком, без особых примет лице Мудроу он никак не отражался. Казалось, бывший полицейский прозрел свое будущее и сам понял, что оно ни к черту не годится.

Последующие недели нисколько не уменьшили беспокойства Тиллея, хотя Роза убеждала его, что Мудроу найдет выход из положения. Тогда в ресторане Мудроу здорово напился. С этого и началось. Теперь он пил много и подолгу. Пил до тех пор, пока поздно вечером не сваливался на кровать замертво. Тиллей знал, его друг не боится смерти, он считает, что жизнь — это как бы смерть, отложенная на потом. И секс он откладывал на потом, и заботу о деньгах. Иногда то или иное помогало ему подавлять депрессию, которая возникала, когда он пытался примирить справедливость с реальной жизнью. Но работа была превыше всего. Важнее жены. Многим полицейским работа заменяла жен, и Мудроу был одним из них. Подобные люди, выходя на пенсию, становятся вроде бы вдовцами. Не имея семьи, почти без друзей, они пожинают плоды своего рокового сговора с судьбой. Мудроу пожинал горькие плоды этого сговора, переходя от бара к бару на седьмом участке, совсем как в те времена, когда, работая в полиции, преследовал подозреваемого. Тогда ему угрожала пуля, теперь ее заменила бутылка — последнее утешение полицейского.

Но однажды, в четверг вечером, Тиллею позвонил вполне трезвый Мудроу и сказал, что он и его новая знакомая, юрист по имени Бетти Халука, имеют честь пригласить приятеля с женой на ужин в субботу. Посоветовавшись тут же с Розой, Тиллей с удовольствием согласился. С любознательностью полицейского он попытался сразу кое-что выяснить, но его вопросы остались без ответа. Мудроу сказал, что чувствует себя отлично, у него много дел и они поговорят обо всем за ужином. Тиллей решил не дожидаться вечера субботы, ведь на вечеринке будут Роза, дети, новая знакомая Мудроу, и, конечно, они толком поговорить не смогут. Поэтому он явился на квартиру Стенли в субботу днем.

— Что ты думаешь об этом костюме? — спросил Мудроу, поднося вешалку со своей обновой к свету. — Я купил его пару месяцев назад в одном из салонов на Седьмой авеню. Он стоил мне две сотни. Я довольно хорошо знаю владельца этого салона, и, по-моему, он оказал мне услугу.

Господи, да что тут думать? Шерстяной коричневый костюм, настолько обычный, что его можно было купить когда угодно и по самой низкой цене. Но вслух Тиллей сказал:

— Я думаю, этот костюм отражает твою сущность, Стенли.

— Слушай, окажи мне услугу, не хами, — попросил Мудроу. — Я хочу произвести хорошее впечатление. Бетти, черт возьми, юрист.

— Она что, специализируется на судопроизводстве, включающем интимные отношения? — Тиллей подождал ответа на свой вопрос и, не получив его, сделал паузу, чтобы Мудроу смог по достоинству оценить его юмор. — Не будь вредным, — попросил в свою очередь Тиллей, потягивая «Будвайзер» с заговорщицким видом. — Ты же все знаешь про нас с Розой, включая интимные подробности нашей жизни. Я тоже не прочь услышать, как ты встретил свою красотку.

— Роза бы тебе показала, где раки зимуют, если б узнала, что ты интересуешься красотками, — ответил Мудроу с невинным видом. Затем он тоже помолчал немного и ухмыльнулся, оценив собственное чувство юмора. — Бетти никому не дает спуска, это-то мне в ней и нравится.

— Что мне, тебя умолять, что ли? — рассердился Тиллей, швыряя подушкой в Мудроу. — Давай рассказывай. В последний раз, когда я тебя видел, ты падал со стула в баре «Килларни Харп», а теперь выглядишь так, будто всю жизнь заботился о своем здоровье по системе кришнаитов.

— Все началось очень просто: Бетти мне позвонила. Она юрист из отдела по работе с неимущими, ну, теми, кто не может оплатить судебные издержки.

Откуда взялась обида? Услышав про работу с неимущими, Тиллей почувствовал, что закипает. Эти крючкотворы вечно придирались к докладам полицейских и ордерам, ища в них буквы, над которыми те забыли поставить точку или нарисовать перекладинку. Если полицейский давал устные показания в суде, они тут же делали вывод, что сам факт свидетельствует о некомпетентности и коррумпированности полицейского.

— Однажды я сидел дома днем, — продолжал Мудроу, — пытаясь стряхнуть с себя сон, это было около недели назад. Зазвонил телефон. Ты знаешь, когда у меня похмелье, я обычно не реагирую, но на этот раз чертов звонок как будто звенел у меня в ухе, весь мозг аж вибрировал. Чтобы прекратить это мучение, мне ничего не осталось, как поднять трубку. И вот выясняется, звонит юрист по работе с неимущими Бетти Халука и говорит, будто мой номер ей дала Эстель Лопе, мать одного из ее клиентов, которую я знал. Халука считает, что клиент невиновен, но сама не может этого доказать. Речь идет о покушении на полицейского. У нее достаточно убедительных фактов, подтверждающих невиновность клиента. Но помощник окружного прокурора отказывается помочь в расследовании этого дела, а полицейские и слышать о нем не хотят.

Так вот где собака зарыта, подумал я! Генри Лопе обвиняется в покушении на полицейского, незаконном ношении оружия и торговле наркотиками, а также сопротивлении полиции при аресте. До этого у него уже были правонарушения, хотя и квалифицированные как мелкое хулиганство. Если дело дойдет до суда и его признают виновным, он получит лет двадцать. С другой стороны, если Лопе признается на следствии, то с него снимут большую часть обвинений, за исключением покушения, и, таким образом, он получит всего лишь год на Райкерс-Айленд.

Сначала я хотел повесить трубку, потому что с похмелья чувствовал себя омерзительно, но потом мне стало любопытно. Захотелось побольше услышать об этом деле и понять, почему юрист поверила в невиновность парня. Бывали случаи, когда стараешься сделать так, чтобы подонок ответил за поступки, которые он не совершал, если считаешь, что в районе будет лучше и спокойнее жить без него. Конечно, я не должен брать на себя роль Господа Бога, но иногда так бывало. Ну, в общем, я попросил ее коротко рассказать мне об этом деле. Оказывается, полицейский Лековски и обвиняемый Лопе рассказывают совершенно разные вещи, а свидетелей вообще нет. Полицейскому была поручена операция по поимке торговца наркотиками с поличным. Он действительно видел, как Генри положил в карман несколько конвертов, и на этом основании решил, что в них непременно содержится героин. Естественно, Лековски, будучи хорошим полицейским, постарался арестовать Лопе, на что тот ударил его в лицо, и Лековски, чтобы завершить операцию, вынужден был применить оружие. Последовавший затем обыск выявил четыре пакета, и в самом деле с наркотиками, кроме того, использованный шприц. Это решило исход дела.

— А что показывает Лопе?

— Лопе говорит, что стоял у одного из домов в Бушвике и кайфовал от введенного час назад героина. Он не отрицает, будто при нем были наркотики, но купленные с глазу на глаз, так что Лековски этого никак не мог видеть: при этом никто, кроме Лопе и продавца, не присутствовал. Он также признает, что дал Лековски в нос, но объясняет это провокацией со стороны полицейского, ибо тот не показал удостоверения. И если Лопе говорит правду, то действия Лековски могут быть рассмотрены как вовлечение в совершение преступления.

Знаешь, внезапно я заинтересовался всем этим, несмотря на чертово похмелье. Кстати, не забудь, женщина, с которой я разговаривал, в возрасте. Обычно такие бабы вызывали у меня всегда что-то вроде удушья. Вроде как приступ астмы. А уж если они еще и представители общественности, каким на самом деле является юрист по работе с неимущими!.. Ну так вот, по ее словам, Лопе клянется, что офицер Лековски, который выглядел как обычный наркоман, подошел к нему и что-то сказал по-английски, чего Лопе не понял. Лопе плохо говорит на английском, особенно под кайфом. Он и ответил полицейскому: «No habla».[1] Тогда Лековски, прекрасно изъясняясь по-испански, сказал мистеру Лопе, что мамаша (которой, кстати сказать, уже нет в живых) — шлюха, а между ногами у нее дырка не меньше, чем въезд в туннель. Далее он добавил, что Генри и сам голубой, patо,[2] и дыра у него в заднице заметно увеличилась в результате многочисленных вливаний.

До того как пристраститься к наркотикам, Генри занимался борьбой, и, естественно, он, хотя и был под кайфом, вмазал полицейскому как следует. Полицейский скатился вниз по ступенькам, но Лопе даже не пошевелил пальцем, чтобы помочь ему встать. Он говорит, что был просто в шоке, когда, поднявшись, Лековски предъявил одной рукой удостоверение, а другой наставил на него пистолет…

Затем Халука остановилась, по телефону возникла пауза, а я был так увлечен рассказом, что не мог произнести ни слова. Представь, Тиллей, женщину-адвоката, уже в возрасте, которая и глазом не моргнув рассказывает про въезд в туннель. И при этом не смеется. Ты много знаешь женщин, которые могут такое брякнуть?

Тиллей, любопытство которого все еще не было удовлетворено, воспринял этот вопрос серьезно.

— Я знаю многих женщин-полицейских, которые даже и не такое скажут и даже бровью не поведут. Думаю, и моя Роза может выдать что-нибудь подобное.

— Что, незнакомцу?

— Может быть, — настаивал Тиллей.

— Ну, хорошо, но ведь Роза гораздо моложе! По голосу Бетти было ясно, что я разговариваю с представительницей более старшего поколения. Эта женщина воспитывалась в те времена, когда люди так не разговаривали.

— Ну ладно, — согласился Тиллей, — не будем спорить, продолжай.

— С минуту мы оба помолчали, а затем Бетти говорит: «Я знаю, что вас беспокоит».

— Ну и что же? — спрашиваю я.

— Вы, наверное, думаете, — отвечает она, — что Генри Лопе просто подонок и все равно его следует посадить.

— А вы считаете, он не подонок?

— Послушайте, мистер Мудроу, — заявляет она, — я знаю, Генри — наркоман, но у него уже было шесть арестов за мелкое хулиганство и хранение героина. Четыре раза его сажали. Плюс арест и заключение за воровство со взломом. Но Генри Лопе не агрессивен и не заслужил двадцати лет тюрьмы только по той причине, что не захотел признать себя виновным. На самом-то деле это шантаж! Весь штат будет оплачивать судебные издержки только для того, чтобы поджаривать человеку задницу ближайшие два десятка лет, а ему сейчас только двадцать пять. У него семья, и он довольно много работает. Кто выиграет от того, что его посадят, особенно за преступление, которого он не совершай?

— Знаете, — говорю я ей, — обычно я не слушаю того, кто несет подобную чушь собачью, потому что считаю, что люди, которых арестовали с поличным, вряд ли невиновны. Довольно редко полицейские прижимают человека, который на самом деле не уголовник.

А сам думаю, разница между Бетти Халука и другими юристами в том, что Бетти не просила меня снять Лопе с крючка. Она просто хочет выяснить, виновен он или нет.

Конечно, тогда я еще не знал точно, что именно она хотела, и напрямую спросил ее об этом. И добавил, если я выясню, что Лопе на самом деле подонок, то ничего не сделаю для его защиты, даже если он невиновен.

Она сказала, что согласна. Оказывается, на слушании дела полицейский заявил, что он ни слова не говорил по-испански. Если бы она могла доказать, что Лековски соврал, то его показания полетели бы к черту. Лековски — единственный свидетель против Лопе. Естественно, я напомнил: юридический отдел по работе с неимущими имеет собственных следователей, но она сказала, будто их следственный отдел настолько мал, что работает только с крупными преступлениями, и, если я не проясню дела, никто Генри Лопе заниматься не будет.

Мудроу, сидя в углу кровати, уставился на своего бывшего коллегу.

Казалось, рассказ его был закончен. Однако Тиллей знал друга достаточно хорошо, а потому спросил, как разворачивались события дальше.

— Черт возьми, Джим, я хотел назначить ей свидание немедленно, но кишка оказалась тонка.

— Я спрашиваю о Лековски и Лопе, — мягко уточнил Тиллей. Он ценил долгие, обстоятельные разговоры с, Мудроу. Их доверительные отношения были особенно притягательными потому, что нынешний напарник Тиллея оказался порядочным мерзавцем и у него была замечательная привычка придерживать информацию, благодаря чему за дела, которые они вели вместе, лавры стяжал один он.

— Дальше? А все оказалось совсем несложно. Я сунул двадцатку клерку в участке Лековски за то, чтобы посмотреть его личное дело. Нашел запись — в течение трех лет он учился в колледже, а потом поступил на службу. Ну вот, я поехал в его колледж, истратил еще одну двадцатку, чтобы взглянуть на вкладыш к диплому. Пять семестров он занимался разговорным испанским, и его оценки по этому предмету были не ниже четверки с плюсом. Бетти представила все эти факты помощнику прокурора округа, и он отказался от обвинения. А теперь мне звонят юристы по работе с неимущими в Манхэттене, будто я волшебник.

Тиллей откинулся на спинку очень старого мягкого стула, который Мудроу обычно использовал вместо вешалки, и покачал головой. Мудроу никогда не перестанет его удивлять.

— А теперь расскажи-ка мне наконец о Бетти Халука, — потребовал он.

— Ей около сорока пяти. Довольно приятной наружности, привлекательные черты лица. Крупный рот и нос. Когда мы видимся, она всегда одета для заседаний в суде, поэтому трудно сказать, какая у нее фигура. Думаю, немного полновата. Служит в отделе по работе с неимущими уже двадцать лет, но по-прежнему любит свою работу. Говорит, что получает удовлетворение при мысли, что делает все возможное, работая в нашей гребаной системе.

Помолчав немного, Мудроу подошел к шкафу и вытащил другой костюм — темно-синий. Тиллей знал, что этот костюм маловат для его массивной фигуры.

— Что за странная фамилия — Халука? — поинтересовался Тиллей.

— Турецкая. Ее отец был турок, но Бетти считает себя еврейкой. Она говорит, ее предки постоянно переезжали с места на место после того, как римляне вышвырнули их из Израиля. Турция, Армения, Испания, Англия, Венгрия… Куда бы они ни ехали, раньше или позже жизнь там для них становилась невыносимой, и семья научилась быстро сниматься с места, чтобы спасаться. Они приехали сюда из Берлина в тысяча девятьсот тридцать четвертом году, достаточно рано, чтобы получить возможность уехать из страны, сохранив банковский счет.

Мудроу прервал объяснение на середине фразы, держа теперь в руках на расстоянии вытянутой руки оба костюма — и синий и коричневый.

— Ну что ты думаешь, Джим, который все-таки?

Тиллей в свои двадцать восемь был слишком молод, чтобы знать о «последнем шансе». Тем не менее он понял: Бетти Халука стала очень важным человеком для Стенли Мудроу. Он не раздумывал почему. Хотя как-то видел одну из любовниц Мудроу, двадцатипятилетнюю официантку, от которой и сам бы не отказался, не будь женат на Розе. Но как выяснилось, молодость не так уж много значила для его друга, в то время как «полноватая» Бетти Халука вытащила Мудроу из долгого запоя.

— Знаешь что, Стенли, — сказал Тиллей, — тебе лучше покупать вещи в специальных магазинах для крупных мужчин. Стандартные костюмы это не то, даже если делаешь покупки у парня, который их и шьет и подгоняет по твоей фигуре.

Мудроу с грустью посмотрел на Тиллея, худощавого, с хорошо развитыми мышцами и классно смотрящегося в джинсах, фланелевой рубашке и шерстяном пиджаке от Харриса. Мудроу знал, что, если даже он очень захочет принарядиться и выложит штуку за специально сшитый костюм, даже тогда он будет выглядеть не лучше упакованного холодильника.

— А знаешь, какие цены в этих специальных магазинах? — Он внимательно и придирчиво рассматривал каждый свой костюм.

— Ладно, надень коричневый, — согласился наконец Тиллей. — Посмотрим, как ты в нем будешь выглядеть. Надеюсь, у тебя найдется чистая белая рубашка и пальто отглажено?

— Черт возьми! — спохватился Мудроу, направляясь к шкафу. — Я совсем забыл об этом проклятом пальто. Он поднял с пола нечто, оказавшееся сморщенной шерстяной тряпкой, и покачал головой. — Поеду без пальто.

— Дай-ка его сюда, — сказал Тиллей. — Я мигом съезжу к Мухаммеду на Первую авеню, там его быстренько отгладят, а ты пока поищи галстук и залезай в душ. Ведь эта женщина, Халука, — адвокат, черт возьми! А ты выглядишь как последний разгильдяй. Да она не захочет иметь с тобой ничего общего.

— А вот и нет! — не согласился Мудроу. — Она меня уже видела и знает, с кем ей придется иметь дело.

Глава 4

Семнадцатое января

Сильвия Кауфман сидела у себя в гостиной. Кресло было удобно, мягко, и она, потягивая третью чашечку чая, обозревала компанию, которая была зародышем ассоциации жильцов дома «Джексон Армз». Увы, командой суперменов их никак не назовешь. Улыбаясь про себя, Сильвия вспомнила то время, которое проводила с внуком и внучкой. Это было до того, как родители увезли их в Лос-Анджелес. Тогда внуков интересовали: Чудо-Женщина, Супермен и Аквекмен-блондин, который плавал, как моторная лодка. Среди проблем, занимавших детей, не было ничего подобного Лиге справедливости.

Ее самая старая приятельница Анна Боннастелло, естественно, пришла раньше всех, и Сильвия угостила ее холодным ужином. Анна отказывалась признать, что случившаяся после сильного сердечного приступа грудная жаба замедлила ритм ее жизни, и теперь она с трудом преодолевала коридор в квартире Кауфман, опираясь на палку. Особенно тяжело приходилось Анне по ночам. Ее суставы (впрочем, как и воля) теряли силу после захода солнца. Вот уже пятнадцать лет как Анна вдовствовала и вряд ли подходила для роли спасительницы, даже если бы владела самолетом-невидимкой Чудо-Женщины. Но проголосовать и подписать петицию Анна, конечно, могла.

А вот Йонг Пак, казалось, был способен расправиться с целой армией столь ненавистных ему проституток. Он был невысок и мускулист, с непроницаемым лицом и всегда выглядел собранным. Йонг Пак работал по шестнадцать часов — с пяти утра, когда выезжал на рынок Хантс-Пойнт, чтобы лично выбрать фрукты и овощи для своего продуктового магазинчика, и до девяти вечера, когда он, его жена и трое из четырех детей закрывали магазин. Пак сначала не хотел идти на собрание, поскольку это означало, что он должен закрыть магазин на два часа раньше. Но Сильвия пообещала встречу с Элом Розенкрантцем, представителем администрации, который выслушает жалобу и примет петицию.

К сожалению, было уже полдевятого, собрание началось полчаса назад, а Розенкрантц все не появлялся. Лицо Йонг Пака выглядело, как всегда, невозмутимым. Но вот Пэт Шиман проявлял признаки беспокойства. Сильвия давно знала: Луи, сосед Пэта по квартире, был гомосексуалистом, и предполагала, что Пэт тоже голубой, хотя он не выглядел женственным. Часто соседи по дому шутили над этой странной парочкой, которая жила в трех с половиной комнатах на четвертом этаже.

Эти шутки никогда не казались Сильвии смешными, хотя она и держала свое мнение при себе. Луи был тяжко болен и выглядел ужасно худым и слабым, почти как муж Сильвии перед кончиной. Конечно, Бенни Кауфман умер от рака, а любовник Пэта скорее всего болен СПИДом, но выглядели они почти одинаково. Пэт Шиман не являлся на самом деле одним из близких друзей, которых посоветовал мисс Кауфман пригласить сержант Данлеп, но всегда был очень приветливым, если им случалось столкнуться в магазине или в прачечной. Поэтому Сильвия попросила его прийти на собрание, следуя минутному порыву, и была удивлена, когда он принял предложение.

— Послушайте, Сильвия, этот самый Розенкрантц собирается появиться или нет? Потому что, если он не придет… — Инэ Алмейда скрестила руки на груди. Ей было двадцать восемь лет, и она постоянно на что-нибудь злилась. Впервые Сильвия встретила Инэ через несколько недель после того, как семья Алмейды переехала в квартиру на четвертом этаже, и та сразу же весьма красочно выразила свое отношение к неудобствам, с которыми пришлось столкнуться. Все вокруг было ужасно, правда, кроме мужа Инэ и того человека, с которым она в данный момент разговаривала. — А вот в моей стране избавляются от таких женщин, не подписывая никаких петиций, — продолжала Инэ. Это была ее вторая любимая тема — «в моей стране».

Как будто, подумала Сильвия, на Кубе — рай. Муж Инэ, упоминая Кубу, говорил об этой стране как об адской западне.

Андрэ Алмейда прервал жену на полуслове, как бы утверждая свою власть мужа и выражая личное мнение.

— Мы всего лишь должны ждать, — сказал он твердо, заставив замолчать Инэ. Это он умел делать, как никто другой. — Независимо от того, появится человек из администрации или нет, нужно что-то предпринять. Не можем же мы позволить нашим детям постоянно смотреть на этих путан в коридоре.

От негодования он чуть не сплюнул на ковер. Глаза Сильвии от удивления расширились, но она сразу поняла, что это был всего лишь жест: делать он этого не собирался. Все в кубинской семье Алмейды были христианами-евангелистами, дважды в неделю они посещали религиозные собрания. Их старший восьмилетний ребенок ходил в церковную школу, а не учебное заведение номер семьдесят восемь для детей младшего возраста, которое находилось прямо за углом.

— Кто-нибудь заметил, что случилось с дверью подъезда? Кто-нибудь заметил, что замок не работает и ключ не входит в него, а дверная защелка не попадает в этот чертов паз? Здесь стало небезопасно — хоть кто-то обратил на это внимание? — Майк Бенбаум гневно обвел взглядом всех присутствующих, прежде чем ответил на собственные вопросы. — Живет тут всякий сброд, наркоманы, шлюхи! Когда Моррис Катц владел домом, он управлял им, как управляют большинством нормальных зданий, а теперь у нас новое начальство, и никто вообще не знает, кто здесь хозяин. Разве компания, а не кто-то один, может быть хозяином? Надо было выкупить квартиры, когда нам это предлагали. Тогда бы мы сами решали, кому жить в нашем доме.

Майку Бенбауму шел восемьдесят первый год, он пережил свою жену и казался даже злее Инэ Алмейды. Понимал, что сам был еще более озлобленным, чем в юности, когда завоевывал приз за призом, боксируя с христианами на ринге. Он любил, когда его называли «воинствующим евреем». Бенбаум давно вышел на пенсию и кое-как перебивался на помощь от министерства здравоохранения, едва сводя концы с концами.

Разговор, который уже почти затих, так как все разуверились в приходе Эла Розенкрантца, вновь начал набирать силу. Сильвия тем временем занялась кофе и выкладывала на тарелку кусочки пирога (своего лучшего, с лимонной пудрой), но видела: всего лишь один из присутствующих, судя по виду, не придавал значения той опасности, которая грозила их спокойной жизни. Как и следовало ожидать, это был Майрон Гоулд. Так же как Майк и сама Сильвия, Майрон был одним из давнишних жильцов.

— Ну что здесь такого особенного? — спросил он, разводя руками, чтобы показать свое удивление.

Он вырос в этом доме, потом женился, развелся и вернулся в квартиру 2Б после смерти отца. Его мать, Шели Гоулд, проходила реабилитацию после операции на челюсти по удалению опухоли. Эта женщина покидала квартиру всего два раза в неделю для терапевтического лечения в госпитале, расположенном в нескольких кварталах от дома.

— А вы помните жильцов из квартиры 3Ф, что жили здесь два года назад? — Майрон терпеливо ждал, пока другие вспомнят. Это была банда, любившая мотоциклы, скорость и тяжелый рок. Их въехало сразу несколько человек, где обитала секретарша — крашеная блондинка. Она была маленькой, как мышка, но питала пристрастие к групповому сексу и Халею Хогзу. — Да, конечно, они жили у нас некоторое время, ну а что вы хотите? Вы же не можете отрицать того факта, что Моррис в конце концов выгнал их отсюда. Конечно, неприятно иметь таких жильцов, как в квартире 3Ф, но это всего лишь пустяк, который не может явиться причиной для каких-то коллективных протестов. Некоторые здесь присутствующие уже говорят о юристах и инспекторах по условиям проживания. Послушайте, вы же занимаетесь ерундой!

— Ну, а что говорит управляющий? — Майк Бенбаум с негодованием смотрел на Майрона Гоулда. Он чувствовал к нему отвращение, потому что Майрон был ассимилированным евреем, который хотел ладить со всеми. Таких людей Майк и его отец всегда ненавидели. От них вообще никакого толка, они готовы прятаться под материнской юбкой, как только жизнь им начинает казаться слишком жестокой штукой.

— Больше нет никакого управляющего. Прошлой ночью я отморозил, пардон, свою задницу, — сказал он, обращаясь к женщинам. — Мне восемьдесят один год, а я должен носить вниз мусор. С тех пор как Моррис уехал, все это место — просто кусок…

Заметив испуганный взгляд Андрэ Алмейды, старик умолк.

— Почему в других домах не случается ничего подобного? — Мухаммед Азиз был мусульманином из Пакистана и жил в «Джексон Армз» всего десять месяцев. Сильвия не приглашала его, ибо не знала достаточно хорошо. Но она хотела, чтобы кто-нибудь из азиатов присутствовал на собрании, и сказала об этом старому джентльмену, которого встретила около почтовых ящиков. Старика звали Афтаб. Он не мог прийти сам и послал вместо себя в качестве наблюдателя более молодого.

— Надо, чтобы мы могли понять, что происходит перед тем, как подписывать любые бумаги. Домовая администрация и так уже за нами охотится, — сказал он Сильвии. — Видите, многие квартиры пустуют. В них раньше жили азиаты, и ситуация становится все более опасной для нас. Я пошлю молодого человека, чтобы он сам все увидел и услышал. Мухаммед Азиз очень умен. На родине он был врачом, а здесь работает техником.

Сильвия ответила Афтабу широкой улыбкой, но на лице его увидела скрытую злость. Тем не менее ей пришлось смириться — в «Джексон Армз» проживало двенадцать пакистанских семей, и, если ситуация ухудшится, они все ей понадобятся.

— Многие пакистанцы живут в других домах, и у них нет подобных проблем. — На гладком смуглом лице Мухаммеда Азиза застыла вежливая улыбка, и голос звучал сладкоречиво.

Это, конечно, было серьезное замечание. Моррис владел тремя зданиями. После его отъезда в двух других заметных изменений не произошло. Те же управляющие, те же жильцы, которым по-прежнему оказывались коммунальные услуги.

— Совершенно справедливо! — Майрон Гоулд зацепился за мысль Мухаммеда, хотя не понимал, какие проблемы волнуют пакистанца. — Нет никаких причин считать, что лишь оттого, что выгнали пьяницу-управляющего, который, кстати, это заслужил, все пропало. Не нацисты же в самом деле оккупировали наш дом. — Последнюю фразу от произнес на повышенных тонах и многозначительно посмотрел в сторону Майка Бенбаума.

Майрон дал понять, что не позволит делать из себя дурака.

— Но ведь ты же не знаешь, правда? — Майк Бенбаум не переносил, если последнее слово в разговоре оставалось не за ним. Скорее его вынесут в простыне, чем он позволит ничтожеству вроде Майрона унизить себя. — Два дня назад я позвонил этим ворам, которые называют себя администрацией. Я так и сказал их секретарше: «Послушайте, мне ничего от вас не надо, мне надо, чтобы вы соединили меня с хозяином, я хочу напрямую поговорить с владельцем дома!» Вы знаете, что сделала эта дрянь? Она даже не сказала мне, чтобы я не лез не в свои дела! Она просто бросила трубку. Бряк, и все!

— Ну и что? — спросил Майрон, оглядывая присутствующих в поисках поддержки. — Какого черта ты все это рассказываешь?

Он не желал опускаться до уровня Бенбаума, но старый мерзавец его раздражал своим упрямством.

— А дело в том, — продолжал Майк Бенбаум, почти касаясь лица Майрона длинным крючковатым пальцем, — что, может быть, сам Гитлер владеет нашим домом, и у тебя нет никакой возможности доказать мне, что это не так. Ответь мне: если эти жулики не затевают ничего плохого, почему им надо прятаться?

Вопрос Майка, так же как и вопрос Мухаммеда Азиза, повис в воздухе. Сильвия Кауфман понятия не имела, каким образом дальше вести собрание и как сосредоточить внимание всех на главной теме. В конце концов, видела она, все свелось к выяснению личных счетов, и большинство жильцов осталось в стороне.

Но в этот момент внизу позвонили в дверь. Сильвия вскочила, чтобы открыть подъезд с помощью домофона, но вспомнила, что замок сломан, и мистер Розенкрантц (если это он) мог спокойно пройти прямо к ее квартире. Тем не менее она включила кнопку домофона, а затем открыла дверь в ожидании посетителя.

— Эл Розенкрантц. — Толстый человек пожал протянутую Сильвией руку и прошел мимо нее. — Прошу всех извинить меня за опоздание.

Он снял длинный водонепроницаемый плащ и вручил его хозяйке.

— У нас в Бронксе ЧП. Здание осталось без отопления. Мне пришлось принимать необходимые меры.

У Эла были маленькие глазки, тяжелые, нависающие над глазами брови и припухшие желтоватые щеки. Его взгляд перебегал с одного лица на другое, и он кивал, когда встречался с кем-либо глазами, машинально проводя пальцем по тонким темным усикам.

Майк Бенбаум первым обрел дар речи.

— А как по поводу ЧП в этом доме?

— Пожалуйста, называйте меня Эл, — начал Розенкрантц.

— Я никак не буду вас называть, пока не увижу каких-либо результатов, — парировал Бенбаум.

Вздохнув, Розенкрантц тяжело опустил свое большое тело на кухонный стульчик.

— Пожалуйста, называйте меня Эл, — повторил он, обращаясь ко всем. А потом, глядя на Майка Бенбаума, заметил: — Я даже не знаю, с кем разговариваю.

— С жильцом, — ответил Бенбаум, сложив руки на груди.

Розенкрантц, внимательно посмотрев на старика, подумал: лучшего начала для разговора не придумать.

— Миссис Кауфман, — сказал он, поворачиваясь к Сильвии, — я пришел сюда, чтобы услышать ваши жалобы. Как вы знаете, администрация занимается этим домом в течение неполных трех месяцев. За это время мы кое-что изменили, но считаем, в конечном итоге все перемены должны содействовать устранению проблем как для жильцов, так и для владельцев здания.

— И поэтому выбрасываете нас на улицу? — Голос Мухаммеда Азиза был слаще шербета. — С тех пор как поменялся хозяин, отсюда выселяют только пакистанцев. Скажите, почему это происходит?

Розенкрантц снисходительно улыбнулся.

— Пожалуйста, — сказал он, — назовите ваше имя.

— Мухаммед Азиз.

— Мухаммед, я занимаюсь этим бизнесом уже пятнадцать лет и знаю, что при купле-продаже недвижимости владелец первым делом проверяет документы на аренду квартир. Он хочет быть уверен в том, что люди проживают в них на законном основании.

— Чтобы потом поднять квартплату! — послышался голос Бенбаума.

Эл Розенкрантц взял чашечку кофе и деликатно стал отпивать его маленькими глотками.

— Договор об аренде, — начал он с почтением в голосе, — важнейший юридический документ, в котором оговариваются обязательства обеих сторон. Это соглашение рассчитано надолго. Договор об аренде очень важен для нормального течения городской жизни, и потому в Нью-Йорке даже создан специальный суд, который рассматривает спорные вопросы, возникающие между владельцами жилья и квартиросъемщиками. Закон гарантирует субъектам договора обоюдные права и обязанности.

Он помолчал, отыскав глазами Майрона Гоулда, который уставился на Майка Бенбаума, словно на внезапно выползшего таракана. Гоулд кивнул, признавая неоспоримость логики оратора. Эл продолжал:

— Через шесть месяцев пустующие квартиры будут сданы и нанят новый управляющий. Все будет нормально, и скоро вы станете смеяться над своими подозрениями. Мы преодолели переходный период без каких-либо помех, только дайте нам немного времени.

Андрэ Алмейда, опередив жену, начал первым:

— Мистер Розенкрантц…

— Называйте меня, пожалуйста, Эл.

— Нет, мистер Розенкрантц, я — кубинец. Родился на Кубе и там понял, что не каждый, кто пожимает тебе руку, на самом деле твой друг. Я хочу знать, почему вы позволяете шлюхам снимать квартиры в нашем доме? Я воспитываю своих девочек в истинной вере и не желаю, чтобы они видели подобные картины.

— Хорошо, что вы заговорили об этом. — Эл улыбнулся и взял кусочек торта, испеченного Сильвией Кауфман. Он почувствовал, как кожа у корней волос сильно потеет — это была одна из неконтролируемых им неприятностей. — Услышав о так называемых проститутках, я лично сразу же просмотрел файлы и проверил документы на аренду квартиры 1Ф. Она снята гражданином по имени Сэл Рагоззо. Один из наших проверяющих посетил мистера Рагоззо в его квартире, не нарушая договор, только потому, что у него там кто-то еще живет. Если виновность этих людей будет доказана, тогда мы уладим все без проблем. Основанием послужит нарушение морального кодекса квартиросъемщика.

Быстрым жестом, вздрогнув от отвращения, он вытер лоб белым платком.

— Все же, чтобы показать, насколько благосклонно мы настроены, я предлагаю вам петицию за… допустим, двадцатью подписями, и мы отправим Рагоззо уведомление о выселении, а затем посмотрим, решится ли он подать на нас в суд. Тем временем, мы считаем, вы должны просить вмешательства полиции. С этой швалью церемониться не надо. А пока я могу гарантировать только одно: наша администрация будет строже относиться к новым жильцам. Подобная неприятность больше не повторится, эти проблемы нами получены в наследство, так как квартира 1Ф была сдана мистеру Рагоззо Моррисом Катцем за три недели до того, как он уехал.

Наблюдая за спектаклем, разыгранным Элом Розенкрантцем, Пэт Шиман приходил в изумление. Сильвия считала Пэта голубым, что было верно лишь отчасти. Действительно, Луи Персио, сосед по квартире, был гомосексуалистом с женскими наклонностями. Эта пара встретилась, отбывая срок в тюрьме Даннимора. Так случилось, что Луи поместили в ту же камеру, где сидел Пэт Шиман. Между ним был заключен своего рода контракт: Луи соглашался удовлетворять сексуальные фантазии Пэта Шимана, который в свою очередь гарантировал физическое и сексуальное выживание Луи в тюрьме. После того как они год прожили вместе, не осталось ничего, кроме любви. Оба были более чем удивлены этим фактом, особенно Пэт Шиман, который после освобождения, проведя как-то уик-энд с семнадцатилетней шлюхой, отличавшейся небывалым энтузиазмом, понял, что хочет быть только с Луи Персио.

Они встретились на воле два, три, четыре раза, но это не остудило их чувства. И тогда Пэт Шиман, который всегда был реалистом, просто сел в поезд метро, доставивший его на Холмы Джексона. Он приехал всего с одним чемоданом. Это случилось четыре года назад. Двумя годами позже Луи проснулся однажды утром с ужасно опухшими гландами и лихорадкой, которую нельзя было вылечить ни аспирином, ни пакетами со льдом.

К счастью, никто ничего на знал о тюремном прошлом сожителей. Хватало и того, что они оба были известны как голубые. Пэт при небольшом росте — всего лишь пять футов семь дюймов — весил прилично, семьдесят пять фунтов, и был физически закален тюрьмой. Луи Персио, по стандартам тюрьмы Даннимора, был «лисой», а «лисам», как известно, защитить себя нечем. Пэт, однако, старался быть незаметным. Он работал водителем микроавтобуса. Это была очень хорошая работа для бывшего заключенного, и он не хотел, чтобы какие-нибудь жалобы дошли до офицера, контролирующего его поведение на воле.

Но даже если нюх Пэта Шимана притупится, он и через сто лет сможет распознать такое трепло, как Эл Розенкрантц. От того просто несло, и Пэт чувствовал этот запах, как старый заключенный чувствует страх новичка. Пэт уже все понял, едва первый раз увидел сутенера, поселившегося в квартире 1Ф с двумя шлюхами. Никто бы не смог подписать договор об аренде с Регзом Рагоззо, чтобы потом не броситься мыть руки. Этот парень просто потел оливковым маслом, так же как толстый Эл Розенкрантц, у которого капли пота текли по вискам. Фигура Розенкрантца была настолько ясна для Пэта, что ему просто хотелось кричать, бросать в этого человека его собственным дерьмом. Сейчас он вспоминал одного из охранников в тюрьме, который говорил те же слова, что и Розенкрантц: «Если только вы дадите шанс нашему заведению, то оно сделает для вас все необходимое». Пэта тошнило от такого вранья.

Но Шиман не терял контроль над собой. Он не стал рассказывать соседям, что стояло за всем этим, хотя уже на сомневался — новые жильцы напротив в квартире 4Б были наркоманами и употребляли героин. Он понял это, как только увидел их во время переезда. Черт возьми! Он кое-что знал о наркотиках и распрощался с ними из-за несчастного случая, когда участвовал однажды в вооруженном нападении, чтобы достать деньги и поддержать себя очередной дозой.

— Вы что, не можете распознать этого вора? — кричал Майк Бенбаум Майрону Гоулду. — Вам надо дождаться, пока он вам череп проломит? Вот тогда-то вы, наверное, проснетесь!

Глава 5

Двадцатое февраля

Среди особенностей наркомана, вора, педика, сутенера Джонатана Миллера по прозвищу Борн числилась еще одна — он был вегетарианцем. В свои двадцать четыре года, вернувшись с Райкерс-Айленд, он наконец почувствовал себя примиренным с окружающей его действительностью. Это правда, он опять кололся, но совсем не с той убийственной интенсивностью, которая предшествовала его заключению. Тогда он был просто сумасшедшим. Настолько сумасшедшим, что умудрился разбить боковое стекло машины, стоявшей на светофоре у перекрестка между Тридцать девятой и Девятой улицами около туннеля Линкольн. Он помнит, как, сунув руку в разбитое стекло, схватил старую потаскуху, сидевшую за рулем, и до сих пор слышит собственные вопли: он требовал от нее денег и при этом орал так, будто старуха была глухой. Несчастная в своем перламутрово-сером «Мерседес-Бенце» ничего не могла сделать: сзади и спереди впритирку стояли машины. Куда ей было деваться?

Она полезла за своим кошельком, за своим чертовым кошельком, но, как оказалось, за газовым баллончиком. Она брызнула этой дрянью ему в глаза. Джонатан попятился и ударился о зеркальце заднего вида тормозящего микроавтобуса, после чего был даже не в состоянии отползти в сторону до приезда полиции. Что за несчастье! В довершение ко всему старая шлюха вместо того, чтобы уехать, как люди обычно делают, спокойно дождалась фараонов и все им рассказала.

Арестовавшие его офицеры, хорошенько отколошматив, обвинили Джонатана в нападении с целью убийства с применением оружия (кусок стекла), уголовно наказуемом владении наркотическими веществами, а также создании угрозы для водителей на Девятой авеню. Этою было достаточно, принимая во внимание целую цепочку предыдущих задержаний за хулиганство, чтобы отправить его в места не столько отдаленные, гдё он мог в перспективе отпраздновать свой шестидесятилетний юбилей.

Но прокурор округа, несомненно, пошел бы на уступки в случае его, Джонатана, добровольного признания. Такие обвинения предъявлялись только, чтобы запугать, заставить сделать подследственного неправильный шаг. Об этом ему объяснили заключенные, кое-что понимающие в юриспруденции. Они выслушали его рассказ в обмен на бутерброды с курятиной, которые он воровал из офицерской столовой. Он обратился к этим доморощенным знатокам только потому, что у него никогда не было собственного юриста. Джонатана не вызвали в суд. Он никогда так и не увидел ни обвинителя, ни кого-либо еще, представляющего власть закона. Ему было предоставлено право иметь дело лишь с офицерами по воспитанию заключенных, которым абсолютно наплевать на его отношения с законом.

Через шесть месяцев, окрепнув после сотен часов, проведенных в спортзале, он вновь почувствовал себя нормальным человеком, не без помощи Брайана Петтерсона по прозвищу Дохлая Собака. Брайан научил его (в обмен на сексуальные услуги), как дисциплинировать свой ум, питаясь лишь фруктами и овощами. После того как Борн стал чист умом и телом, он начал трезво реагировать на окружающий мир и был готов снова вступить с ним в борьбу. Встретившись с инспектором по исправительным работам, он спросил, почему его дело не рассматривалось в суде. Через три дня заметно опечаленная помощница окружного прокурора, по имени Майра Бейнз, заявила саркастически настроенному Кельвину Смиту, что дело заключенного Миллера каким-то образом закрыто до суда, и Джонатан оказался на свободе.

Сильный и уверенный в себе, он вновь появился на улице Святого Николоса в Гарлеме и выпросил двадцать долларов у своей матери: «Мне же надо где-то жить, а то они меня опять посадят. Сейчас у меня испытательный срок».

Его мать Марла согласно кивнула и с выражением материнской заботы на лице отдала Джонатану деньги, потому что боялась его. Она знала все о предыдущих приводах и арестах сына, как в подростковом, так и в более зрелом возрасте, и не понимала, почему его выпустили.

Однако то, что двадцать долларов избавят ее от дорогого мальчика, по крайней мере на какое-то время, она понимала. Как и то, что, может быть, она даже не увидит его достаточно долго и успеет подготовиться к новому возвращению.

После шести месяцев воздержания первая затяжка произвела взрывообразный эффект у Борна в мозгу и половых органах. Он курил крэк в притоне на Сто сорок третьей улице, и одна из женщин — доминиканская проститутка-наркоманка — предложила ему трахнуться, если он даст ей трубку.

— Отсоси сначала, сука, — простонал он, пытаясь не выдать свое сильное желание.

Девушка, которую звали Чоч, сделала это быстро и умело. Миллер трахался и курил, пока у него не осталось героина. Потом он вышел на улицу в поисках денег.

Сначала подумал о том, чтобы вернуться к мамаше, но та уже знала, что он на свободе. И в квартире будет либо ее брат, либо она вообще не откроет дверь. Джонатан совсем не боялся своего дяди, однако ему нужен был крэк, а у мамы его все равно не было, сколько ее ни колоти. Лучше уж поискать счастья на улице.

Через десять минут он уже стоял на втором этаже заброшенного дома на Конвен-стрит, высматривая добычу. Мимо прошли трое мальчиков-подростков. Они были такие чистенькие в своих пиджачках, джинсах и кроссовках «Рибок». У самого маленького на груди висела цепочка толщиной с палец. Черт возьми, подумал Борн Миллер, с такой цепочкой можно быть под кайфом недели две. Этого достаточно, пока он не найдет Дохлую Собаку, который жил где-то в Бронксе.

Детишки остановились и начала трепаться. Миллер видел, как двигались их губы, но он не мог слышать, что они говорят. А потом случилось чудо. Два мальчика ушли по направлению к парку Риверсайд, а третий — тот самый, с цепочкой, расстегивая ширинку, — свернул в маленький переулочек, расположенный за домом.

У Миллера все так и подпрыгнуло внутри, как будто он уже набивал трубку. Кусок шлакобетона, который кто-то бросил у окна, казалось, сам так и прыгнул ему в руку. Мальчик с цепочкой оказался прямо под Миллером, как бы ожидая, когда на него опустится десница Господня. И Борн, наклонясь через пустую оконную раму, бросил этот кусок шлакобетона, как бомбардировщик метал бомбы на Берлин во время Второй мировой войны.

Кусок проплыл в воздухе и мягко, словно парашютист на весеннюю лужайку, опустился на голову мальчишке. Звук удара был отчетливо слышен. Мальчик упал на тротуар и, лежа уже неподвижно, все еще мочился, а кровь текла по его лицу. Под головой подростка образовалась целая лужица.

Борн Миллер отнес цепочку в ломбард в Чайнатауне. Там ее немедленно купили по сотне долларов за унцию. Старик в ломбарде так и пронизывал Миллера взглядом своих маленьких глазок из-за стекол толщиной в два дюйма. Старик получит в три раза больше, если продаст цепочку ювелиру. Но Борну было все равно. Эта чертова вещичка весила более двенадцати унций, и он с наслаждением почувствовал тяжесть денег, которые засунул в свои поношенные «ливайсы». Теперь у него было достаточно баксов, чтобы и покайфовать, и встать на ноги.

— Послушай, старик, — сказал он китайцу перед уходом, — где у вас тут телефон? Мне надо сделать важный звонок.

Старик разразился потоком слов на китайском, но Миллер не был этим оскорблен.

— Пока, маленький китаец, — попрощался он. — Не ешь слишком много пресмыкающихся.

Миллер нашел телефон на углу, который не только работал, но — уже совсем чудеса — был не занят. Он набрал номер Дохлой Собаки.

— Говорите, — послышалось в трубке.

— Это ты, Дохлая Собака? — спросил Миллер.

— Борн Миллер?

— Именно так меня зовут. И я любитель героина. — Он пытался казаться учтивым. Дохлой Собаке всегда нравилось, когда Джонатан был именно таким.

— Слушай, парень, — сказал Дохлая Собака. — Ты и есть тот человек, которого я искал. У меня на тебя виды. Мы берем под опеку новую территорию, и ты будешь там основным моим банкиром.

Миллеру показалось, что он снова на Райкерс-Айленд. Он слушал и кивал. Как правило, операции с наркотиками производились с помощью двух человек: банкира, который собирает деньги, и мула, который выдает товар. Сразу двоих ограбить не так-то просто. Дохлая Собака как раз разместил новую точку по торговле наркотиками в Куинсе.

— Нетронутая территория, понимаешь, о чем я говорю? Никакой конкуренции. Сначала мы будем работать в квартирах, но уже через месяц — на улице. Только предложим этим белым и желтым парням хороший крэк, и у нас будет больше покупателей, чем сможем обслужить. Понимаешь, о чем я говорю? Если только у тебя будет голова на месте, ты станешь очень богатым черножопым, и очень скоро.

Борн Миллер запомнил адрес, который дал ему Дохлая Собака, но, повесив телефонную трубку, тут же направился в район Боуэри в восточной части города. Там всегда можно найти любой наркотик. Первого продавца он увидел на Аллен-стрит. Тот продал ему двадцать пузырьков с крэком и порядком потрепанный «чартер армз бульдог» 44-го калибра. Все это обошлось в три сотни долларов, и продавец еще добавил дюжину пакетиков — на добрую память.

Было приятно ощущать за поясом пистолет, своего рода страховой полис на случай нападения какого-нибудь подонка, который захотел бы все у него отобрать, так же как он сам недавно содрал золотую цепочку с шеи того мальчишки. Борн уже собирался в Куинс, но все же сначала заскочил в притон, чтобы курнуть совсем чуть-чуть. Там он два дня без остановки тянул трубку. На третий день у него случилась вспышка паранойи, и он сумел сообразить, что если немедленно не убраться отсюда, то предложение Дохлой Собаки и в самом деле станет «дохлым». Через два часа Миллер стоял напротив дома номер 337–11 по Тридцать седьмой улице, удивляясь, какую дурацкую идею подсунул ему Дохлая Собака. На улице не было ни одного черного лица, кроме трех грузчиков, складывающих мебель в грузовик. Рабочая одежда Борна состояла из грязнущих «ливайсов», дешевых кроссовок, удлиненного пиджака, цвет которого менялся от черного к синему, и никудышной бейсболки с надписью «Янки». Волосы коротко подстрижены без всяких модных штучек, которые черные парикмахеры иногда выбривают на черепах своих клиентов.

— На этих улицах надо вести себя очень спокойно, старик, — объяснил Дохлая Собака. — У этих ребят дорогие машины, у них есть что украсть. Но попробуй только нахамить одному из них — он тебя и через двадцать лет достанет! У этих свиней денег сколько хочешь, и они могут себе позволить ждать. Ты понимаешь, о чем речь?

Но о каком хладнокровии можно говорить, находясь в районе, где узкоглазые сходят за белых. Если открытие притона здесь не «хамство», то тогда он не наркоман. Борн Миллер, родом из Гарлема, знал, что такое дома, сдаваемые внаем. Он научился спокойно чувствовать себя в ситуациях, которые парализовали бы обычного городского жителя. Например, мог безлунной ночью проникнуть в брошенное здание в поисках продавца наркотиков или добычи.

Кругом были многоквартирные дома или коттеджи на две семьи. Борна поразила чистота. Даже кустики и лужайки выглядели так, будто здешние жители противопоставили себя остальному населению.

И как Дохлая Собака мог быть таким идиотом? Да любого, кто попробует работать на этих улицах, заберут через минуту! В такое место имеет смысл приехать, быстро кого-нибудь грабануть, а затем смотаться в Корону, где все свои. Но как только он собрался уходить, из двери дома номер 337–11 вышла чернокожая женщина Иоланда Монтгомери и направилась в сторону Бродвея.

— Да, старина, — вслух сказал Борн Миллер, — эта сестричка одна из наших. Здесь все не так просто.

Миллеру не нравилось, когда что-то не сходилось. Ему не нравилось, когда его путали. В тюремной жизни никогда ни в чем не запутаешься, и это его устраивало. В тюряге всегда все напрямик. Не так, как здесь. Он понимал сейчас, после двухдневного кайфа, что не готов ко всему этому. Но и уйти ни с чем тоже не мог. Подыскав подходящую лестницу в подвал, которой, как видно, никто никогда не пользовался, он сразу же вытащил свою трубку.

Через пять минут все было в норме, но Борн так и не заставил себя войти в дом.

— Да, я не готов к этому, — прошептал он, чувствуя мерное биение пульса в висках. — Дохлая Собака знает, как я ненавижу этих белых сосунков. Но мне здесь не развернуться.

Под кайфом трудно стоять на месте, и он двинулся по Тридцать седьмой улице, пытаясь смешаться с прохожими. Но прохожие были в основном белыми или узкоглазыми, что делало его еще более заметным среди них. Он чувствовал себя, как беззубый тигр в стаде слонов. Если бы они на него наступили, то он был бы раздавлен в ту же секунду.

Подчиняясь внезапному импульсу, Борн зашел в продуктовый магазин. Он не ел два дня. Может быть, яблоко или виноград пойдут ему на пользу. Выбирая яблоки, он заметил, что Ми Сак Пак наблюдает за ним. В ее взгляде не было ничего необычного. Казалось, она даже рада посетителю, но Борн Миллер почувствовал в ней ярость, такую же непримиримую, как во взглядах офицеров на Райкерс-Айленд. Почему эта проклятая азиатка уставилась на него, чего глазеет? Миллер ненавидел корейцев еще больше, чем евреев. Евреи по крайней мере брали черных на работу, используя их как ширму. А эти сволочи не доверяют никому.

Он подошел к кассе, глядя кореянке прямо в глаза. Если бы эта сука была еврейкой, подумал он, она бы уже отвернулась. Но азиатов тяжело понять, черт бы их подрал. Он ничего не мог прочесть в ее глазах. Между тем она взяла яблоки, бросила их на весы и привычно нажала кнопки кассы. Когда он заплатил, она положила мелочь на прилавок, игнорируя его протянутую руку, и стала обслуживать следующего покупателя. В этот момент беспокойство, охватившее его, превратилось в злость. Оба кармана набиты пузырьками с крэком, за поясом тяжесть пистолета 44-го калибра — почему он должен бояться эту узкоглазую. Борн Миллер был «вором по случаю» и был рад поживиться всем, что плохо лежало. Поэтому, когда взгляд его упал на конверт от компании «Телефоны Нью-Йорка», лежащий на прилавке, он автоматически запомнил написанный на нем адрес: Янг-парк, 337–11, Тридцать седьмая улица, квартира 3Х. Борн еще раз окинул взглядом магазин, сосчитав всех азиатов, работающих здесь. Корейцы всегда вкалывают, бизнесом, как правило, занимается вся семья, особенно если дело прибыльное. Может быть, он ненадолго остановится в квартире 3Х, чтобы посмотреть, что же ему собирается предложить Дохлая Собака. Все знают, азиаты не доверяют банкам. Вероятно, какие-нибудь деньжата и завалялись там под матрасом.

Возвращаясь в «Джексон Армз», он зашел в какой-то подъезд и подзаправился как следует, хорошо зная, что по крайней мере два дня еще будет витать в облаках. Когда он переходил улицу, направляясь к дому номер 337–11, у него звенело в ушах и по всему телу бегали мурашки. Однако Борн не мог не удивиться, заметив сломанный замок на двери в подъезде. И вправду, что-то не так в этом раю. — Разломанные стальным прутом и оторванные от стены почтовые ящики висели, как поломанные зубы. В лифте пахло мочой, и дверь закрывалась неплотно. Кабину лифта трясло так, что ему вспомнились родные трущобы.

Как он и ожидал, квартира 3Х закрывалась на два болтовых замка, дополнительно к той защитной системе, которую ставил хозяин дома. Дохлая Собака объяснил ему основы вскрытия замков еще на Райкерсе, но сейчас у него не хватило бы терпения подбирать отмычки. Он знал, что должен быть гораздо более короткий путь, чтобы проникнуть к корейцам, но для этого нужно понять, как располагаются квартиры в «Джексон Армз». Миллер спустился вниз, зашел во двор и начал взбираться по пожарной лестнице.

Было около трех часов дня, когда большинство домашних хозяек, собрав своих чад, удалились на кухню. Солнце начало опускаться за линию горизонта. Оно едва просвечивало сквозь легкие набегающие облака. И то и другое было, бесспорно, на руку Борну Миллеру, но об этом он даже не думал. Борн считал, дело уже сделано, и остановился на площадке у первого этажа. Он зажег свою трубку, прислушиваясь к голосам, доносившимся из квартиры 1X.

Через пять минут Борн оказался около окна и не без страха уставился в него. Затем, держась за перила, перебрался на карниз и уже готов был разбить стекло рукояткой пистолета, как рама вдруг легко поднялась, и он практически беззвучно попал внутрь квартиры. На какое-то время Борн замер, припав к краю кровати. Квартира была пуста. Он чувствовал только успокаивающий шепот наркотика, который танцевал вдоль спинного мозга. Все еще настороже, Миллер прошел по комнатам, аккуратно открывая двери. «Инструмент» 44-го калибра он держал в руке.

Миллер знал, самое главное при квартирной краже — это зайти и выйти как можно скорее. Как в банке, каждая секунда на счету. Разве что ты под кайфом, голова забита всякой чертовщиной или просто надеешься — хозяева-кретины не появятся.

Борн Миллер усмехнулся, засунул ствол своего «бульдога» за пояс и вытащил трубку. На этот раз наркотик осветил то, что называлось «зоной безопасности». У него был пистолет, двенадцать почти полных пузырьков с белым веществом и карман, набитый двадцатидолларовыми банкнотами. Он надеялся здесь еще как следует пополнить свой бюджет — он поможет ему попасть не просто в «зону безопасности», а в Пещеру Неприкасаемых. Борн чувствовал себя свежим и готовым ко всему.

Он начал с самой дальней комнаты — спальня родителей. Стал вспарывать матрасы и подушки, разгребая желтый поролон. Потом принялся за шкафы, вытаскивая ящики, переворачивая их, и просматривал содержимое. Ему попалась коробочка с драгоценностями, в которой он нашел только дешевые костюмные аксессуары, и расплющил всю эту дребедень кулаком на крышке комода.

«Ну же, ну, покажи мне, где твое золото!» — приговаривал он. Ага, из потайного ящика выпирали две цепочки и золотые серьги. Борн засунул их в карман, он знал, что это только начало. Затем отодвинул от стены два шкафчика, осмотрел их задние стенки в поисках прикрепленных изолентой пакетиков. Потом перевернул шкафы, чтобы проверить, нет ли чего на дне. Стенное зеркало он разбил на кусочки.

Миллер уже чувствовал себя хозяином положения. Пот выступил у него на лбу. Учеба на Райкерс-Айленд пошла на пользу, он чувствовал себя таким крутым. Полюбуйтесь, как он тут работает!

Он снял большой крест, висящий на стене, и собирался на него помочиться. Он покажет этим придуркам, что о них следует думать! Борн Миллер бросил крест на кровать, и вдруг его задняя стенка отвалилась. Выпал сверток банкнот. На гору одежды, брошенную поверх разорванного матраса.

Банкноты были двадцати- и пятидесятидолларового достоинства, толстенная пачка. Он с вожделением сжал их в руке, как будто это была грудь любовницы. Кто-то тихо прошептал: «А теперь сматывайся! Быстро зашел и быстро вышел». Это был голос Дохлой Собаки. Но все слишком удачно складывалось, чтобы прислушиваться к советам посторонних. Миллер сел на край кровати, достал трубку и довел себя до нужной кондиции. Он уже готовился посчитать добычу, как вдруг услышал щелчки многочисленных замков — звук закрывающейся входной двери и певучий говорок старой женщины, которая отчитывала за что-то ребенка.

Борн Миллер спокойно огляделся. «Посмотрим, что за чертовщина!» — тихо прошептал он. Трубка все еще была у него в руке, и ему хотелось зажечь ее вместо того, чтобы готовиться либо к побегу, либо к борьбе. Но он решил с тем и другим подождать и пошел к открытому окну мимо разгрома, который собственноручно учинил. Старая женщина (он представлял себе ее морщинистое лицо и глубоко посаженные глаза — такие узенькие, что они казались черными черточками, окруженными желтой кожей) все еще продолжала что-то бормотать. Почему он должен кого-то бояться? В его памяти промелькнули первые годы в школе и несколько узкоглазых детей, которые всегда все знали, и их желтые бабульки встречали внуков, чтобы без приключений доставить их домой.

Миллер посмотрел на оконный карниз и представил себе, как выберется наружу и перепрыгнет на пожарную лестницу. В свое время он сделал бы это не раздумывая, чтобы произвести впечатление на своих дружков, но Дохлая Собака потом вышиб эту ерунду из его башки.

— Ты вошел через окно, а выйди в дверь, — наставлял его Дохлая Собака, когда они вместе лежали на койке в камере. — И никогда не бери того, что не можешь унести в карманах: никаких телевизоров, никаких видаков, никаких стерео… Понимаешь, о чем я говорю? Не давай повода к обыску. А как только вышел из двери, уже можешь не торопиться и спокойно, добираться до дома.

Вот я и выйду в дверь, подумал он, никакие узкоглазые не заставят Борна Миллера выпрыгивать из окна. Елки зеленые, чего бояться парню, у которого на ногу давит «бульдог» 44-го калибра.

Он подкрался к двери комнаты и прислушался. Старуха и ребенок все еще продолжали болтать, и резкие, ничего не значащие для него звуки отдавались в голове. Ему снова дико захотелось покурить, но он знал, что не сможет этого сделать, пока не разберется с той сукой. Миллер уже хотел вломиться в коридор и покончить с ней, но вспомнил еще один совет Дохлой Собаки — надо оставаться хладнокровным, иначе рискуешь все испоганить. Если уж говорить откровенно, именно из-за своей нетерпеливости он и попал на Райкерс. Быстро, все еще прислушиваясь к голосам, Борн вытащил из кучи барахла, сваленного на кровати, колготки, разорвал их пополам и получившийся чулок натянул на лицо. «О'кей, старуха, — прошептал он, — вот и я!»

Он опустился на колени и посмотрел в замочную скважину. Старушка вела ребенка по коридору в туалет. Девочка не больше трех или четырех лет была совсем крошечной. Она тихо плакала. Бабушка казалась совершенно без возраста, а ее тело, засунутое в розовое домашнее платье, как в мешок, походило на толстую сардельку. Глаза старухи — он их хорошо видел, потому что она шла прямо на него, — были глубоко запрятаны на морщинистом, цвета слоновой кости, лице.

Миллер подождал, пока между старухой и дверью осталось ровно столько места, чтобы выскочить в коридор с поднятым над головой пистолетом. Старая женщина смотрела на него распахнувшимися от испуга глазами, которые стали почти такими же круглыми, как и его.

— Это тебе на пользу, сука, — сказал он, ударяя старуху рукояткой пистолета по голове. — Теперь у тебя глаза будут круглые, и люди подумают, что ты белая.

Миллер еще раз замахнулся на старуху пистолетом, но она уже падала на коричневый ковер. Кровь капала с концов ее черных жестких волос, а домашнее платье задралось, обнажив тяжелые круглые бедра. Борн Миллер глазел на ее ноги и белый кусок ткани между ними.

— Чертовщина какая, — прошептал он. К нему пришло возбуждение, а пальцы сами собой потянулись за трубкой и пузыречком с белым порошком. — Пора праздновать, — объявил он своей трубке и маленькой девочке с красной ленточкой в волосах, а по телу его разливалось приятное пульсирующее тепло.

Глава 6

Двадцать седьмое февраля

Когда Стенли Мудроу на станции «Хьюстон-стрит», линия Ф, сел в поезд, платформа метро была почти пуста, несмотря на шесть часов вечера. Час пик был в полном разгаре, но обычно мало кто пользуется линией Ф, идущей с самого юга города, через Манхэттен. Немного дальше, когда подземка пересечет центр города, перед поворотом в Куинс, вагоны метро наполнятся так, что входящим и выходящим пассажирам придется с силой протискиваться к двери. Для большинства ньюйоркцев это было своего рода дополнительным взносом за дневной хлеб. Слишком многие понимали слова «потом и кровью» почти буквально, и восьмичасовой рабочий день казался для них забытой мечтой. В продолжение утомительного дня они были засунуты в обшарпанные вагоны метро, чтобы добираться до дома целый час (если все работало нормально). В этот дождливый вторник к обычным тяготам прибавился запах мокрой одежды, который походил на ароматы, сопровождающие бездомного попрошайку. Хотя бродягу и жалко, но от него несло так, что на глаза наворачивались слезы. Это было уже слишком. Это было несправедливо.

Но Мудроу не обращал внимания на то, что его окружало. Он довольно удобно устроился на сиденье, которое расположено прямо у дверей, отделяющих один вагон от другого (два подростка, почуяв в нем фараона, смылись оттуда, как только он вошел). Мудроу мог позволить себе роскошь забыться и помечтать. Единственное преимущество поездок на метро в час пик — это меньшая опасность насилия. В часы утренней и вечерней сутолоки карманники отдыхают, только всякие там извращенцы ждут, пока вагон сильно тряхнет.

Не будучи ни извращенцем, ни карманником, с нулевым потенциалом стать их жертвой, Мудроу мог игнорировать всех пассажиров и сконцентрироваться на воспоминаниях о субботнем вечере. Особенно на том, какую твердую позицию заняла Бетти Халука по отношению к сетованиям Джима Тиллея. Как и ожидал Мудроу, после нескольких стаканов Тиллей уже не мог сдерживаться и начал рассуждать о полицейских проблемах, несмотря на попытки Розы Карилло его от этого удержать.

— Я ирландец, — говорил он, стараясь быть объективным из уважения к Стенли Мудроу. — Мы не отличаемся богатым воображением. Мне просто хочется понять, что вы чувствуете, когда работаете с этими людьми. Вы понимаете, что я имею в виду? Возьмем какого-нибудь мерзавца, который пятнадцать раз ткнул ножом своего лучшего друга и ушел от ответственности только потому, что арестовавший его офицер неправильно оформил бумаги. Что вы чувствуете, когда освобождаете такого человека?

Бетти посмотрела на Мудроу, ожидая поддержки, но тот ничем не мог ей помочь. Джим Тиллей сказал о том, что тревожило каждого нью-йоркского полицейского. Блюстители порядка старались, арестов становилось все больше (несмотря на ограничения, наложенные поправкой Миранды), и было ужасно обидно через шесть месяцев видеть на свободе человека, которого обвиняли в попытке убийства, потому что судили его всего-навсего на угрозу насилия.

— А вы понимаете почему? — спросила Бетти Мудроу.

— Может быть, — пожал он плечами. — Но я сейчас на пенсии. К тому же никогда не ступаю в споры с набитым ртом. — Сказав это, он отправил в рот следующую порцию еды и принялся глубокомысленно жевать.

Не получив помощи от своего кавалера, Бетти подняла вновь наполненный бокал и внимательно посмотрела на Джима Тиллея. Она знала, может, Роза помогла бы ей замять разговор на столь неприятную тему, но Элизабет Шели Халука не просила помощи в ситуациях, которые могла контролировать сама. И уж по крайней мере не после третьего стакана бургундского и двух порций ирландского жаркого. К тому же она приняла твердое решение в субботний вечер разделить постель с этим Стенли Мудроу. Она знала, почему Мудроу оставил ее один на один спорить с Тиллеем. Он тоже хотел сегодня быть с ней, хотел настолько, что решил в основном слушать.

— Мне это тоже все не нравится, — наконец сказала Бетти, потягивая водку со льдом (не разбавленную), — но большинство из так называемых «технических сложностей» случаются потому, что слишком старательные фараоны видят пакет наркотиков, лежащий на комоде, находясь на крыше, на расстоянии шестидесяти футов. Или потому, что агрессивность при наведении порядка пробуждает этих кретинов проводить несанкционированные досмотры. И тогда, если у подозреваемого в ходу было даже смертоносное оружие, в качестве вещественного доказательства оно не повлияет на решение суда. Что касается меня, то я не получаю скидок в приговорах более чем в двух процентах случаев.

— Послушайте, — сказал Тиллей, перехватив многозначительный взгляд Розы и постаравшись смягчить тон, — два месяца назад я задержал одного наркомана по имени Рональд Стайз, который набросился на наркоманку Веру Блиссо. Стайз изувечил ее во время спора в баре. Было пятнадцать свидетелей. Мы с напарником отправили Веру в Госпиталь Бельвю, где врачам потребовалось четыре часа, чтобы наложить на ее лицо швы. А вчера я узнал, что Стайз приговорен всего лишь к одному году за угрозы. Считаю это несправедливым.

— Не вините меня во всем подряд, — сказала Бетти, — я ничего не знаю про этого парня. К тому же иногда речь идет о смягчающих вину обстоятельствах. Это лицемерный предлог, он даже не находится под контролем защиты. Если дело не совсем проигрышное, то сам прокурор округа, как правило, делает предложение подобного рода.

Мудроу внезапно заинтересовался. Держа стакан бурбона в руке, он спросил:

— Что ты имеешь в виду под лицемерием?

Бетти улыбнулась Мудроу и, уже не особо себя контролируя, нагнулась к нему.

— Однажды, в стародавние времена, жил политик по кличке Джон Шлюха. Желая быть переизбранным, он однажды провел опрос общественного мнения среди избирателей, спросив их: как бы они хотели, чтобы он боролся с преступностью? Избиратели сказали: убей всех преступников, а если не можешь этого сделать, то брось их в тюрьму и держи до тех пор, пока они там не сгниют.

Джон Шлюха, будучи слугой народа, возложил эту обязанность на полицейских, которые начали производить все больше арестов. Сначала граждане были очень довольны, и численность преступников в тюрьмах нашего штата увеличилась с двенадцати тысяч в семидесятые годы до более чем сорока пяти тысяч — сегодня. Тогда Джон Шлюха провел второй опрос общественного мнения. Избиратели сказали: да, ребята, вы великолепно работаете, просто отлично, но только сделайте так, чтобы мы не платили слишком много за вашу работу.

Я могут привести статистику, Джим. В Бронксе немногим более десяти тысяч правонарушителей были осуждены за хулиганство в прошлом году. Девять тысяч пятьсот из них — это те, кто признал свою вину и нашел смягчающие ее обстоятельства. Таким образом, только пятьсот подсудимых прошли судебную процедуру. И эти пять сотен — тот максимум, который возможен, если принять во внимание число судей, помощников прокуроров и даже количество заседаний суда. Понимаешь, девять тысяч пятьсот уголовников приводят смягчающие вину обстоятельства, требуют судебного разбирательства, и вся система попросту останавливается. Вот почему, если одним судьям приговорить всех к тюремному заключению, то тюрьмы настолько переполнятся, что другим судьям все равно придется освободить большинство осужденных. И все из-за того, что какой-то политикан провел два опроса общественного мнения.

— Расплачиваемся все мы, — сказала Роза Карилло, — если не деньгами, то лицемерным судопроизводством. Или собственным благополучием. И это когда наркомания стучится в наши окна.

Розе с первого взгляда понравилась Бетти Халука, она угадала в ней человека, которому выпало в жизни немало испытаний. В первом браке Роза сама стала жертвой жестокости мужа и на себе испытала несовершенство юридической системы. Она считала, что каждый преступник должен быть упрятан в тюрьму. Потому что если эти люди останутся на свободе и будут разгуливать по улицам, то они причинят боль другим. Все отлично это знают.

Какое-то время Бетти молчала, подыскивая нужные слова. Когда она заговорила, ее голос звучал мягче. Она интуитивно почувствовала, что за репликой Розы скрывался ее собственный жизненный опыт.

— Я делю моих подзащитных на три группы. Первая — наркоманы: все равно, крэк или героин. Они выходят на улицу, совершают мелкие преступления, чтобы добыть денег и постоянно быть под кайфом, или ради того же сами становятся мелкими продавцами наркотиков. Подобные лица составляют девяносто процентов моих клиентов. Вторая категория — такие, как Генри Лопе, о котором рассказывал Стенли. Он и в самом деле был невиновен. Эти несчастные получают наказание по самому большому счету, потому что наша система заставляет подзащитных признавать себя виновными. И третья категория — больные люди, с патологией психики. Они способны на такую бездумную, немотивированную жестокость, что никакие доводы не могут оправдать их поведение. Вот к этим-то я не смогла привыкнуть, проработав двадцать лет в своем отделе. И никогда не смогу, даже если проработаю в нем тысячу лет!

— Ну вы же и защищаете их, — сказала Роза. — Вы же должны это делать. И некоторые оказываются на свободе благодаря вашей защите.

Бетти ответила не сразу, очевидно, тщательно взвешивая слова.

— На самом деле они возвращаются на улицу, потому что были оправданы судом. Судопроизводство не в состоянии справиться с количеством дел. Поэтому настоящие преступники и проскальзывают в щели системы. Но дела преступников, которых я включаю в третью группу, находятся в руках окружного прокурора. Иногда мне удается сказать свое слово, и происходит некая сделка: ее надо либо принять, либо не принять. Если аргументы прокурора слишком слабы и он боится предъявить их в суде, тут уже возможна «торговля».

— И как же тебе удается со всем этим справляться? — спросил Мудроу, подвигаясь на кончик стула. — Когда ты знаешь, что кого-то надо упрятать за решетку навсегда, а судья дает ему всего два года?

— Или ей, — улыбнулась Бетти. — У нас достаточно много сумасшедших женщин.

— Ей или ему, — подхватил Тиллей. — Но как вы себя при этом чувствуете?

— А вам все нравится в вашей работе полицейского? — спросила Бетти.

И не дожидаясь ответа, продолжила:

— Я просто делаю дело, а потом стараюсь забыть о нем, как и каждый, кто является частью индустрии правосудия. Так же как и прокуроры округа, судьи и даже полицейские.

— У вас бывает выбор? — спросила Роза, которая чувствовала, что Бетти чего-то не договаривает.

— Иногда я получаю свой реванш, — печально ответила Бетти. — Приходится выходить за рамки профессиональной этики. И если этого не делать, то можно просто сойти с ума.

Она уже начала рассказывать эту историю, когда вдруг почувствовала, но не должна этого делать. Из-за алкоголя и Стенли Мудроу она утратил инстинкт самозащиты. Он утонул в неожиданно возникшем чувстве доверия.

— Около шести месяцев назад я зашла в одну из предварилок, чтобы поговорить с человеком по имени Мортон Гелле, обвиняемым в квартирной краже и насилии. Он сказал, что должен поговорить со мной с глазу на глаз и что я должна кое-что узнать. Обычно в таких ситуациях клиент желает на кого-нибудь настучать в обмен на меньший срок. Я договорилась о свободной комнате для встречи с заключенным (этих помещений, кстати сказать, недостаточно) и пошла беседовать с мистером Гелле. К счастью, у меня оказалось достаточно здравого смысла просить офицера надеть ему один браслет наручника на руку, а вторым пристегнуть к столу. Это стандартная процедура, но в большинстве случаев я ее избегаю, поскольку хочу, чтобы клиенты мне доверяли.

Все трое: Мудроу, Тиллей и Роза — сидели как на иголках. Они были слегка пьяны и, словно дети, ждали и боялись страшной истории перед сном.

— Как только я вошла в комнату, он начал говорить о женщинах, которых изнасиловал, и о том, что он только и ждет минуты, когда его выпустят из тюрьмы, чтобы проникнуть ко мне в дом. — Гелле рассказал в подробностях, как он будет надо мной издеваться, как он будет меня бить и что заставит делать в сексуальном плане, изображая, будто мне это нравится. Говоря обо всем этом, свободной рукой он мастурбировал. Любопытно, не правда ли?

Конечно, я видела его досье. Четыре случая изнасилования и разнообразные нападения. Среди них — очень жестокие. И кражи. Те показания, которые давали жертвы, были далеко не в его пользу. Дело в том, что он не только насиловал свои жертвы, но и избивал их, делая порезы на теле и всячески продлевая собственное удовольствие. Обычно он забирался в квартиры поздно вечером и оставался на всю ночь. Конечно, Мортон Гелле — психически ненормальный человек. Ему нравится ощущение превосходства, собственной силы, собственной неуловимости. Но я приготовила ему капкан. Я сказала: «Послушайте, Гелле, вы, конечно, можете здесь сидеть и мастурбировать, если это вам подходит больше всего. Но я могу предложить вам кое-что поинтереснее».

Перед этим я встречалась с прокурором округа и знала — дело Гелле практически закончено. Прокурор требовал от двенадцати лет до пожизненного заключения или признания виновности со смягчающими обстоятельствами. Это означало, что, если у Гелле пройдет второй вариант, он получит лет десять. Ему, кстати, всего двадцать пять лет. Он отмотает десятку и, вернувшись, все еще будет достаточно молод, чтобы продолжать калечить другие жизни. Гелле оставил в покое свое интимное место и попросил меня рассказать, как его будут защищать. Я понесла всякую околесицу про то, что, скорее всего, не все жертвы придут в суд, две из них не могут быть квалифицированы как свидетели, потому что не указали на него при опознании. Я сказала, что постараюсь найти любых свидетелей, которые подтвердят его алиби. И тот факт, что он выключал свет в квартирах своих жертв, также сыграет ему на пользу, потому что не все опознания будут действительны. Наверное, я могла бы стать актрисой, потому что этот идиот поверил каждому моему слову. Затем вернулась к прокурору округа и заявила — мой клиент настаивает на судебном разбирательстве, и я не смогла разубедить его. Вы знаете, после того как я поговорила с клиентом, обвинитель не может входить с ним в контакт без того, чтобы не вызвать подозрения. Таким образом, прокурор округа не смог бы узнать, о чем мы с Гелле говорили. Он пожал плечами и назначил дату суда.

Где-то в середине судебного заседания Гелле понял, что происходит. К счастью, в этот момент я допрашивала свидетеля. Гелле со мной разделяло достаточно большое пространство. Охрана в зале удержала его до того, как он добрался до меня. Он пытался сказать судье, что я обманула его. Но ведь подсудимый всегда обвиняет юриста, если дело летит в тартарары, и судья не обратил на это внимания. Он спросил Гелле, хочет ли тот заявить о своей виновности со смягчающими вину обстоятельствами. Но Гелле к тому времени окончательно потерял рассудок и не мог сказать ничего вразумительного.

Ну вот, молоток опустился, и Гелле получил по максимуму за каждое предъявленное обвинение в насилии, четыре обвинения в растлении, два — в жестоких нападениях, четыре — в краже детей и четыре обвинения в квартирных кражах. Ему присудили пожизненное заключение плюс еще сто сорок пять лет. Дело было закрыто.


В жизни любовников всегда есть уникальный момент — когда мужчина и женщина остаются обнаженными в первый раз. Взгляды, которыми они обмениваются, как кажется сначала, не имеют значения, а потом превращаются в волны желания. Бетти Халука смотрела на большого человека, приближавшегося к ней. Все его тело состояло из прямых линий. Одну из них можно было провести от подмышки, через талию к бедру. Стенли невозможно было противостоять, ему можно было только довериться. Сначала она ощутила его губы на своих губах, а потом запах волосков на его груди. Она остановила Стенли, прошептав на ухо: «Тебе, пожалуй, не стоит быть сверху».


Когда Мудроу вернулся к реальности, поезд уже отъезжал от станции «Континенталь-стрит», что означало, что он пропустил одну длинную и пять коротких остановок после той, на которой следовало выйти. Ожидая экспресс на противоположной платформе, он посмотрел на часы и подумал, что немного опаздывает на встречу с Сильвией — теткой Бетти, но это не так уж важно. Вряд ли из сегодняшнего путешествия выйдет что-нибудь путное. Если место, где она живет, и в самом деле приличное, тогда он с глазу на глаз переговорит с сутенером или одним продавцом наркотиков. Может, удастся просто напугать эту публику до такой степени, что она смоется оттуда.

Глава 7

На второе собрание ассоциации жильцов «Джексон Армз» придет больше народу, думала Сильвия Кауфман. Поэтому она срочно сняла клубное помещение в церкви Святой Анны — романском католическом храме. К сожалению, жильцы вместо того, чтобы после ужасного случая, который произошел в квартире Пака, объединяться в своем негодовании, стояли группками по этническому признаку и разговаривали между собой, будто обсуждали государственные секреты втайне от других. В одном углу собралось пять семей корейцев с женами и детьми. Около свернутых столов для лото стояла дюжина азиатов — индийцев и мусульман, объединенных в своем недоверии к белым, которые, как они считали, распоряжались их судьбами. Большую группу составляли возглавляемые Майком Бенбаумом жильцы, много лет назад въехавшие в этот дом, — они во всем обвиняли «новых людей». И наконец латиносы — включая группу мексиканцев, о которых Сильвия до этого вечера даже не подозревала, — собрались вокруг кубинца Алмейды с женой и двух колумбийских семей, которые жили в этом доме около десяти лет.

Как ни странно, ни одна из групп не выглядела запуганной, и Сильвия подумала, что они либо выставляли напоказ свою смелость друг перед другом, либо были слишком злы. Безусловно, некоторые из них испугались. Йонг Пак и его семья прятались за закрытыми дверьми. Их продуктовый магазин был закрыт, поскольку они готовились к переезду в небольшой дом на две семьи в районе Флашинга, принадлежавший брату миссис Пак. Собирался съезжать и Майрон Гоулд. Он объяснил Сильвии, что его мать Шели после операции не может больше переносить нью-йоркские зимы. Как только будут оформлены все бумаги, они уедут во Флориду. Шели не поднимала головы во время этого разговора. Она не хотела показывать своих слез и стеснялась незаживающих ран после челюстно-лицевой операции. Она и Сильвия много лет соседствовали, хотя и не дружили. Наверное, они должны были расставаться как-то по-другому, но Шели Гоулд действительно выглядела уставшей. Лицо ее было серым, с обвисшей кожей: трагедия с семьей Пак ухудшила состояние больной.

— Вот такие дела, Сильвия. Мы едем на юг. Там всегда тепло. Мама больше не может переносить эти холода. Сказать по правде, я тоже не могу.

Как Сильвия и думала, Майрон не пришел на собрание, сказав, что будет занят, хотя у него нашлось время, чтобы обойти всех жильцов, продавая мебель, которую они не могли забрать с собой: квартира во Флориде продавалась меблированной.

— Извините.

Сильвия вздрогнула и подняла глаза на гиганта, стоявшего около стола в передней части комнаты. Как-то получилось, что она не заметила его появления, хотя это казалось малоправдоподобным при его габаритах.

— Я вас слушаю.

Вглядываясь в маленькие темные глаза мужчины, она почувствовала, что этот человек не такой, как все. Нечто странное, если не угрожающее было в нем. Потом она поняла, в чем дело: при встрече он не улыбнулся.

— Меня зовут Стенли Мудроу. Я — частный детектив. Раньше работал полицейским. Бетти Халука рассказала мне о ваших проблемах и попросила приехать.

— Бетти звонила днем, — отозвалась Сильвия, пожимая огромную руку Мудроу. Должно быть, со стороны это выглядело немного смешно. — Боюсь только, что сегодня вечером у меня не будет достаточно времени, чтобы поговорить с вами.

— Вы обращались в полицию? — спросил он. — Я знаю там очень многих, кто мог бы вам помочь.

— Я звонила в полицейский участок, и сержант Данлеп уверил меня, что будет сегодня вечером здесь, — вежливо ответила Сильвия. — Он работает в должности офицера по профилактике преступлений.

— Я поговорю с ним, как только он придет.

Хотя Сильвия была слишком занята, чтобы обращать внимание на детали, краем глаза она все же заметила: Пэт Шиман, входя в комнату, замер, когда увидел Мудроу, и начал быстро протискиваться обратно. В дверях он столкнулся с Элом Розенкрантцем.

Тот попытался поздороваться со всеми сразу.

— Миссис Кауфман, я очень сожалею. Не могу даже передать, как мне неприятно все произошедшее.

— Думаю, вы должны сказать об этом миссис Пак, — ответила Сильвия. Ведь не она же была пострадавшей. Она только хотела защитить свое жилище и по-прежнему полна решимости сделать это, для чего, с ее точки зрения, необходимы две вещи: организовать людей и собрать деньги.

— А что, Пак здесь? — спросил Розенкрантц. — Он позвонил нам вчера и умолял аннулировать договор об аренде. Естественно, принимая во внимание ужасный случай, который произошел, мы немедленно согласились.

— Нет, Пака здесь нет, — ответила Сильвия. — Он у себя в своей квартире.

— А что, бабушка поправляется?

— Мать Йонга Пака в больнице. Она уже неплохо себя чувствует, хотя все еще находится в состоянии шока и отказывается говорить с кем бы то ни было, даже со своим сыном.

— Весьма печально.

— Мистер Розенкрантц, я бы хотела открыть собрание. Вы сможете обратиться к присутствующим, поговорить со всеми, только оставьте время, чтобы и они успели высказаться.

Розенкрантц поискал кого-то глазами, наверное, Майрона Гоулда, потом уселся на стуле в сторонке ото всех.

Как и следовало ожидать, первым решил взять слово Майк Бенбаум.

— Я могу обратиться к собравшимся? — громко спросил он.

— Пожалуйста, Майк, — кивнула Сильвия. В ней проснулся профессиональный лидер, ведь она представляла учителей своей школы в профсоюзе более десяти лет. — Пожалуйста, но только после того, как мы начнем. Кое-что уже сделано, и я хочу рассказать об этом собравшимся.

— Сильвия, — прервал ее Бенбаум, — все, что ты сообщишь нам, меня устроит. Я уже старый человек, но должен сказать, что, по-моему, эти странные люди, которых вы пригласили, не являются квартиросъемщиками. — Он посмотрел на Розенкрантца, Мудроу и только что появившегося Порки Данлепа. — Двоим из них я не доверяю, потому что не знаю их, а одному, потому что его я уже знаю.

И прежде чем Сильвия нашлась, что ответить, слово взял Порки Данлеп. Он обратился к жильцам «Джексон Армз», не попросив разрешения у Сильвии Кауфман. И Сильвия даже подумала, не оттеснить ли его, но он обладал внушающей уважение фигурой и к тому же, кажется, не собирался ей грубить. Да вдобавок вроде просто пылал энтузиазмом. Может быть, подумала Сильвия, позже пригодится.

— Меня зовут Пол Данлеп, я сержант сто пятнадцатого участка на Северном бульваре. Должен вам сообщить: человек, который вломился в квартиру Паков и атаковал миссис Пак, убит в Манхэттене: застрелен офицерами полиции при задержании. У него в кармане нашли драгоценности, мистер Пак их опознал — они принадлежали его матери. Химэкспертизой с полной достоверностью установлена личность преступника. Таким образом, дело закрыто.

Конечно, сам Данлеп не имел ни малейшего отношения к задержанию Борна Миллера. Того пытались арестовать в момент, когда он во время очередного приступа безумия, вызванного наркотиками, ломился в квартиру своей матери. И даже сделал попытку стрелять, но полицейский патруль — Рита Минтц и Петти Рутвен — его опередили. Не успел Борн вытащить из-за пояса свой пистолет 44-го калибра, в его груди уже сидело девять пуль.

Но сержант Данлеп, как всегда, упустил главное. Он не сказал, что связь между ограблением квартиры Пака и личностью Миллера была установлена по кредитной карточке, выписанной на имя владельца, которая оказалась в кошельке грабителя. Опознанные драгоценности стали доказательством второй категории, а химэкспертизу Данлеп придумал просто на ходу.

Данлеп был счастлив, увидев улыбки облегчения на лицах собравшихся, окунулся в атмосферу благодарности по отношению к измотанному полицейскому, который только что произвел этот трудный арест. Ему и в голову не пришло, что его сообщение сделало собрание менее значимым, но Сильвия это немедленно почувствовала.

Сначала она все же еще надеялась организовать жильцов, но теперь эта надежда ускользнула.

— Пожалуйста, — произнес Эл Розенкрантц, который так же ощутил перелом в настроении собравшихся. — Мне надо быть в Бронксе через час, но прежде я хочу сделать несколько сообщений. Мы все очень рады, что здоровье миссис Пак идет на поправку, — начал он, игнорируя ту враждебную настороженность, которая повисла в воздухе. — Администрация сильно опечалена тем, что здесь произошло. — Розенкрантц переводил взгляд с одного лица на другое. — Но сейчас от того, что убит этот зверь, который причинил всем столько горя, я счастлив, как никто. Вы, конечно, уже знаете, что эта падаль проникла к квартиру миссис Пак через окно, воспользовавшись пожарной лестницей. Возможно, вы захотите приобрести решетки на окна, если у вас их до сих пор нет. Но, пожалуйста, не думайте, что весь груз забот о безопасности ляжет исключительно на вас. Об этом я и хочу сделать заявление. Наверное, вы будете рады узнать, что уже завтра днем в «Джексон Армз» будет работать на полной ставке управляющий. Его имя Ричард Джеймс Волш.

Теперь на Розенкрантца смотрели улыбающиеся лица, и он сиял в ответ, стараясь встретиться взглядом с каждым. Как и предполагалось, ирландское имя всех приободрило. Розенкрантц сначала даже хотел притащить с собой этого Волша, чтобы показать всем его белое лицо, но Волш отказался прийти, сославшись на семейные обстоятельства.

— Первым делом Дик Волш, можете поверить мне на слово, разберется с безобразием в коридоре. Я говорю о почтовых ящиках и замках. Начиная с послезавтрашнего дня вы сможете пользоваться мусоропроводом. Во-вторых, мы решили поставить дом на охрану. В течение двадцати четырех часов у дверей подъезда будет постоянный дежурный, который станет наблюдать за всем происходящим и следить, чтобы любой посторонний, входящий в здание, сообщал, к кому он идет. Охранники в голубой форме, с дубинками по рабочим дням будут работать в две смены. Они рекомендованы нам компанией «Эбек секьюрити» и будут работать у нас до тех пор, пока вы все не удостоверитесь в собственной безопасности. Мы считаем, что постоянная охрана ликвидирует многие, если не все, ваши проблемы. И в-третьих, вам также будет приятно узнать, что мы выслали уведомление о выселении Сэла Рагоззо, арендующему ту самую квартиру, где якобы живут проститутки. В середине марта мы привлечем его к суду, занимающемуся разрешением споров между домовладельцами и квартиросъемщиками. Мне бы хотелось, чтобы кто-нибудь из жильцов явился на суд для дачи показаний. Я уже занял достаточно много вашего времени, поэтому не буду сейчас записывать имена желающих со мной поговорить: они смогут сами позвонить мне в офис. Я оставляю несколько визитных карточек на тот случай, если возникнут какие-то проблемы и вы захотите меня найти.

Небрежным жестом Розенкрантц веером разложил на столе визитки, мысленно благодаря Бога, что его никто не прервал. Несмотря на то что в комнате, где проходило собрание, было прохладно, он уже начинал потеть. Если жильцы так и не зададут никаких вопросов, может, он смотается отсюда до того, как и эта рубашка станет мокрой.


Услышав про офицера по профилактике преступлений, Стенли Мудроу едва сдержался, чтобы на засмеяться. Ведь он сам вышел на пенсию, потому что его назначили офицером по профилактике преступлений в седьмом участке. Поручить кому-либо эту работу, по мнению Мудроу, было все равно, что послать письмо, в котором выражаются «глубокие сожаления». Выступление Порки Данлепа, возможно захватывающе интересное для квартиросъемщиков, особенно информация о химической экспертизе, только усиливало его негодование. Очередная выдумка полицейского. Как правило, всегда надо было умолять отдел химического анализа выдать заключение по определенного рода уликам. Иногда на это уходили месяцы, во всяком случае — никогда не менее недели, разве что журналисты заглядывали инспектору через плечо.

С Элом Розенкрантцем дело обстояло сложнее. От него так и несло неискренностью, но все-таки то, что предложил Розенкрантц, выглядело как очень солидный комплекс мероприятий по защите здания. Возможно, этого будет достаточно, чтобы обеспечить безопасность «Джексон Армз». Идя от метро, Мудроу внимательно смотрел по сторонам. В течение долгих лет службы в нью-йоркской полиции он так или иначе побывал абсолютно везде. Холмы Джексона ему запомнились как район с чистыми улицами и аккуратными кустиками около домов для среднего класса. Теперь он убедился — вокруг мало что изменилось, если изменилось вообще. Владелец дома, кто бы он ни был, видимо, имел веские причины защищать свою собственность. В любом случае казалось, что жильцы вполне удовлетворены информацией, которую довел до их сведения Эл Розенкрантц, и интересовались в основном, когда начнут и как долго их будут охранять.

Мудроу ушел, не дождавшись конца собрания, решив вернуться потом, чтобы поговорить с Сильвией Кауфман. Он не мог ей помочь в деле организации союза жильцов, но это не означало, что он вообще не собирался ничего предпринимать. Мудроу вернулся обратно к «Джексон Армз» и, просмотрев имена квартиросъемщиков около звонков, довольно быстро нашел нужное: Шиман, квартира 4А.

— Вот черт! — выругался Пэт Шиман, открывая дверь. — Ты что, затылком видишь?

— Только тебя, дорогой мой, — ответил Мудроу. Войдя в квартиру, он окинул ее быстрым профессиональным взглядом, заметив как недорогую чистую мебель, так и очень худого человека, который лежат на диване.

— Ты тут особенно не располагайся, Мудроу, потому что я не намерен это долго терпеть. За мной все чисто с тех самых пор, как вышел из тюрьмы. Я работаю шофером в компании ЮПС и за мной никаких грешков, разве что пристрастие к пивку. И если бы меня все еще не считали условным заключенным, я бы плюнул тебе в рожу.

— Вот как, значит, я тебе уже не нравлюсь? За то время, что мы провели вместе перед твоей отправкой в тюрьму, я было решил, что мы стали настоящими корешами. — Мудроу, остановившийся посреди гостиной с руками, засунутыми в карманы пальто, казалось, пришел поговорить как следует. — Послушай, Пэт, знаешь, очень многое изменилось с тех пор, как ты бродяжничал по восточным районам города. Например, я уже больше не полицейский. Вышел на пенсию и работаю частным детективом.

Пэт Шиман понятия не имел, правду ли говорит Мудроу. Но он был уверен, что основная цель посещения им «Джексон Армз» никак не касалась ни его, ни Луи Персио. С другой стороны, Мудроу был все еще опасен. Пока срок условного заключения не вышел, любой, кто связан с правоохранительными органами, опасен, потому что могут отправить в предвариловку всего лишь по словесному требованию полицейского (или офицера по надзору за вышедшими из тюрьмы, которому он что-то нашептал) и продержать там без права выхода на свободу под заклад до тех пор, пока не состоится судебное разбирательство. Если оно вообще состоится. Или пока другой заключенный не пришьет тебя во сне.

Мудроу, не дожидаясь приглашения, уселся в кресло, вытянув ноги.

— А почему ты не представишь меня своему другу?

Шиман немного подумал, стараясь понять, нет ли в вопросе Мудроу намека на сарказм.

— Этой мой партнер, Луи Персио. Луи, это Стенли Мудроу из седьмого полицейского участка. Вернее, он раньше был из седьмого участка. Теперь он на пенсии.

Пэт Шиман не стал добавлять подробности о болезни Персио; Да и Мудроу видел достаточно много случаев СПИДа, чтобы спрашивать об этом. Персио слегка кивнул Мудроу. Правая сторона его лица была покрыта экземой, и, хотя глаза лихорадочно блестели, в них притаилась смерть. Ему немного осталось, подумал Мудроу, и Пэт Шиман освободится от своей маеты.

— Ты давно живешь здесь, Патрик? — поинтересовался Мудроу.

— Больше двух лет, Стенли, — ответил Шиман. — И готов тебе все рассказать, если ты собираешься помогать Сильвии Кауфман, а не обламывать меня. Брать с поличным — это одно, но преследовать без причины — совсем другое. Черт возьми, я чист и намереваюсь таким оставаться.

Как только Мудроу узнал, что Пэт Шиман и Луи Персио живут здесь уже более двух лет, он отбросил мысль, будто эти двое связаны с проблемой Сильвии Кауфман. Пэт Шиман был всего лишь одним из многочисленных наркоманов, промышлявших в восточной части города. Тогда он арестовал Пэта и давал против него показания в суде. Но сейчас Шиман не употребляет наркотиков и выглядит слишком здоровым, чтобы навести на мысли об этом. Он точно знает, кто в этом доме заправляет всем на самом деле, поскольку видит своих соседей насквозь, не хуже самого Мудроу.

— Я здесь потому, что Сильвия Кауфман — тетушка моей подруги. Конечно, я тебе говорил, что, будучи на пенсии, я иногда работаю по заказу частных лиц. И вот однажды вечером лежу я в постели с моей Бетти, и вдруг она мне начинает рассказывать о проживающей в Куинсе тетушке и намекает при этом, что оценит мою помощь. Когда, человек на пенсии, у него ничего нет, кроме разве что времени, не так ли? Ну вот, короче говоря, навожу я справки и узнаю, что в доме произошло правонарушение на сексуальной почве несколько дней назад, а также то, что здесь ошиваются шлюхи и наркоманы.

Пэт Шиман, который все еще стоял, медленно пошел к холодильнику, достал две банки пива, одну дал Мудроу и сел на стул.

— Ну, а от меня-то чего ты хочешь? — спросил он. В его голосе теперь не было отвращения.

— Я хочу знать, что здесь, черт возьми, происходит, — ответил Мудроу. — Не задавать же мне вопросы этому кретину полицейскому. Толстый идиот понесет всякую ахинею, да и сама работа его — ахинея…

— А ты думаешь, тот, другой, лучше? Тот, который представитель хозяина? — спросил Шиман.

Мудроу пожал плечами.

— То, что он говорил, звучит вполне разумно и дельно.

Пэт Шиман насупился и нагнулся вперед.

— Может, ты растерял свои фараоновские мозги, уйдя на пенсию, Мудроу, но эта мразь настилала слой дерьма потолще, чем ковер в гостиной Дональда Трампа.

— Значит, он нес околесицу?

— Ну, а что ты ожидаешь от домовладельца?

— Я не хочу тратить на него времени. Мне надо понять, что творится в доме.

— Как скажешь, Мудроу.

Пэт Шиман потягивал пиво и смотрел на Луи Персио, который внимательно следил за диалогом. Он подождал, пока Луи не кивнул ему.

— Сначала были только почтовые ящики и замки на входной двери. Все вышло из строя около месяца назад. Потом этот сутенер пристроил на первом этаже двух проституток. Кстати, он выглядит так, что никто не мог сдать ему в аренду квартиру, не понимая, кого видит перед собой. Ну, а последствия очевидны. Шлюхи уже работают в коридоре, их клиенты оскорбляют жильцов. Теперь вот напротив нас поселились два наркомана. Они, наверное, меня приняли за своего, потому что без конца приглашают, разве что не колют насильно. А теперь у них есть несколько постоянных покупателей. Они уже сказали, что собираются работать на всей территории и открыть здешним жителям глаза на прелесть кокаина.

— Их здесь только двое? — спросил Мудроу.

— Я знаю двоих, но сейчас пустует много квартир. Этот хваленый хозяин, который тебе так понравился, черт подери, вышвыривает азиатов и людей без документов так быстро, как только успевает. При таком количестве незаселенных квартир наверняка вот-вот появятся новые люди. Может, уже и появились.

— Ну, а что по поводу грабежа? Здесь в чем дело?

— Квартирная кража, — объяснил Шиман. — Парень вломился к Пакам, когда старая женщина вернулась домой. Может, она застала его с поличным, или он был чересчур под кайфом, чтобы убежать. Как бы то ни было, он избил ее до полусмерти, а потом изнасиловал.

— А ребенок смотрел?

— Да, — ответил Шиман. — Ребенок наблюдал. Но, по-моему, это происшествие не связано со шлюхами и наркоманами. На Холмах Джексона обычно не так уж много преступлений, но квартирные кражи случаются. Люди здесь зажиточные и становятся легкой добычей для тех, у кого нет денег.

Мудроу поднялся, собираясь уходить. У него в голове уже сложился четкий план действий.

— О’кей, Пэт, посмотрим, смогу ли я что-то предпринять до того, как эти отдельные случаи превратятся в эпидемию.

— Это что, шутка? — в первый раз подал голос Луи Персио.

— Ты о чем? — не понял Мудроу.

— По поводу эпидемии.

— Ты слишком мнителен, — решил Мудроу. — Если думаешь, что я боюсь распространения твоей болезни, то ошибаешься. Единственное, что меня сейчас волнует, — это моя собственная любовница. Вот почему я должен заняться этим домом.

Он некоторое время постоял в нерешительности, будто обдумывал что-то.

— Видишь ли, я просто знаю, уверен, что если не спасу этих несчастных, беззащитных жильцов, которые еще только учатся переносить то, с чем, собственно, половина людей в этом городе сталкивается каждый день, моя подружка бросит меня. А она мне слишком нравится, чтобы я мог пустить такое дело на самотек.

— Сделай одолжение, — сказал Персио, как бы не слыша ответа Мудроу. — Сделай нам одно большое одолжение, и тогда мы будем твоими ушами и глазами, твоими стукачами.

Внезапно он закашлялся, казалось, его почти бесплотное тело под зеленым пледом разрывается от приступа на куски. Шиман бросился, чтобы помочь, но Персио жестом остановил его.

— Я долго ждал, чтобы стать стукачом, — добавил Луи.

— А почему бы тебе просто не сказать, чего ты хочешь? — спросил Мудроу. На самом деле эта сделка имела для него привлекательную сторону.

— Если офицер, который наблюдает Пэта после заключения, узнает, что мы живем здесь вместе, он заставит нас расстаться. Это в лучшем случае. Два осужденных после заключения не могут жить на одной площади, даже если один из них скоро умрет. Даже если они любят друг друга.

Луи резко оборвал фразу, пытаясь понять, как подействовали его слова на Мудроу, и решил вести разговор в более спокойных тонах.

— Поговори с этим офицером. Скажи, что мы любим друг друга с детства. Скажи ему, мы — христиане-фундаменталисты и чудом спаслись в тюрьме, поэтому сейчас неразделимы. Ты же видишь, мы просто не можем выехать из этого дома. Со мной ведь никто не будет водиться, даже если у нас хватит денег оплачивать другую квартиру. И еще мне бы не хотелось оказаться в тюремной больнице, пока я могу жить дома.

Глава 8

— К сожалению, нам не удалось поговорить до собрания, — сказала Сильвия. Хотя ей не особенно понравился новый любовник Бетти Халука (как-то уж слишком он непроницаем), но из-за племянницы Сильвия была с ним вежлива. Бетти стала для нее второй дочерью, особенно после того, как однажды мать Бетти проболела целое лето.

— Ничего страшного, — сказал Мудроу. Взгляд его был прикован к тому месту, где коридор пересекается с внешним холлом. — У вас достаточно дел.

— Вы были офицером полиции?

— Да, тридцать пять лет. И закончил, карьеру детективом по расследованию уголовных дел. Сильвия, не могли бы вы сделать мне одолжение — подвиньтесь немного вправо, так чтобы мне видеть вестибюль. Я кое-кого поджидаю.

Сильвия внимательно посмотрела на Мудроу. Было уже около одиннадцати часов, и жильцы, по крайней мере те, которые покинули собрание, уже благополучно добрались до своих квартир. Кого же это он ждет? Поскольку Мудроу не торопился делиться с ней своими планами, Сильвия немного изменила тактику.

— А что вы думаете о сержанте Данлепе? — спросила она. — По-вашему, он может нам помочь?

— Забудьте о нем, — твердо ответил Мудроу. — Он просто бездарь. Именно поэтому его и сделали офицером по профилактике преступлений.

— Боюсь, я не совсем поняла вас.

— Офицер по профилактике преступлений работает с местными жителями, но его служба не имеет ничего общего с деятельностью полицейского. Единственное, что может сделать для нас Данлеп, — это попросить капитана прислать сюда несколько ребят, которые на самом-то деле занимаются предотвращением преступлений. Может быть, они и поработают в вашем доме, но маловероятно, потому что ваши проблемы не идут ни в какое сравнение с происходящим в Южной Ямайке или Бронксе. Может быть, если вам удастся создать сильную организацию жильцов, мы могли бы убедить какого-нибудь настоящего полицейского помочь вам. А вот патруль в подъезде — очень неплохая мысль. Только, пожалуйста, будьте внимательны к его составу, потому что, продежурив несколько смен, они могут, соскучившись, отправиться по домам смотреть футбольный матч. — Мудроу заметил, как опечалилось лицо Сильвии Кауфман, когда он сказал ей о Данлепе, но продолжал как ни в чем не бывало: уж лучше пусть узнает всю истину сразу. Он был правдолюбом. — А также постарайтесь добиться, чтобы пастор церкви, в клубном помещении, где вы собирались сегодня вечером, позвонил в полицейский участок. Он наверняка на короткой ноге с капитаном. Кстати, начальника сто пятнадцатого участка зовут Джордж Серрано. Он католик и, скорее всего, с должным вниманием отнесется к словам священника.

— Ну, а Розенкрантц, — настаивала Сильвия, — он что, тоже бесполезен?

— От всех есть какая-то польза, — пояснил Мудроу. — Но вам нужно ясно представлять, кто окажет помощь, когда она будет вам необходима. В экстремальных случаях офицер по профилактике преступлений вам не помощник. Не надо рассчитывать и на владельца дома, хотя то, что обещал Розенкрантц, поможет на время установить в нем порядок. Возможно, Розенкратнц и заинтересован, чтобы поддерживать здание в надлежащем виде. Я сегодня перебросился парой слов с Пэтом Шиманом перед тем, как спуститься к вам.

— Как вы считаете, Пэт тоже участвует в происходящем?

— Нет, я так не считаю. Но он в курсе того, что происходит. Шиман рассказал мне о проститутках и предупредил, что ребята, живущие напротив него, занимаются продажей наркотиков. Думаю, наркотики — одна из самых важных ваших проблем. Продавцы крэка, как правило, считают, что любой район можно превратить в супермаркет, если для начала всего несколько местных жителей попробуют их товар. Ведь в барах на Рузвельт-авеню всегда продавали наркотики. В основном кокаин, героин — в меньших количествах. Теперь все приблизилось к вам на пару кварталов.

— Вы считаете, мы справимся со всем этим?

Мудроу посмотрел на Сильвию. Женщина выглядела очень уставшей. Ему хотелось ее успокоить, как родители успокаивают детей, которым приснился кошмар.

— Послушайте, Сильвия, я не обладаю даром провидения, а свой магический кристалл оставил дома. Поэтому вы не должны воспринимать мои слова, будто они исходят от самого Папы Римского, но я твердо знаю, с ситуацией можно справиться. Этим-то я сейчас и занимаюсь. Мне надо переброситься парой слов с парнем-китайцем по имени Джоуи Йанг, который живет в квартире 4Б. Думаю, что смогу убедить его переехать.

— Как вы собираетесь это сделать? — улыбнулась Сильвия. — Магический кристалл ваш дома, значит, вы забыли и магическую палочку тоже.

— Бетти сказала, вы были школьной учительницей до того, как вышли на пенсию. Когда я учился в четвертом классе, миссис Бенедикт говорила: «Стенли, ты бы, наверное, и уши свои оставил дома, если бы они не были приделаны к голове».

Сильвия почувствовала облегчение, подобное тому, какое испытывает человек от горячей ванны после того, как целый день только и делал, что бросал снег лопатой.

— Я думаю, при появлении Йанга возможны неожиданности, поэтому вам на всякий случай лучше бы пойти домой. Может быть, я смогу вам помочь?

Мудроу засмеялся.

— Будет еще лучше, если вы пришлете мне на помощь того старичка, который попросил, чтобы меня удалили с собрания.

— Вы имеете в виду Майка Бенбаума?

— Подождите минуточку! — Мудроу напрягся, услышав резкий стук закрывающейся входной двери. — Идите в свою квартиру, — приказал он. — Немедленно.

Он даже мягко подтолкнул Сильвию. Сильвия уже было последовала инструкциям Мудроу, но все же любопытство пересилило страх, и, прежде чем найти ключи от квартиры, она обернулась и увидела маленького восточного типа человечка в голубом пальто. Он направлялся к лифту. На лице китайца появилось выражение, близкое к панике, когда он увидел Мудроу, преградившего ему дорогу, и это было так комично, что Сильвия мгновенно забыла полученный приказ.

— Привет, Джоуи, — сказал Мудроу.

Первое правило выживания в этом городе среди помешанных на огнестрельном оружии — держать противника в фокусе внимания. Пэт Шиман описал Джоуи Йанга, но, возможно, в доме живет не один небольшой, худенький, восточного вида парень. Однако выражение лица Йанга, глазеющего на Мудроу, практически исключаю ошибку. Тем не менее Мудроу назвал его по имени, и тот не протестовал. Стенли посчитал на этом процесс выяснения личности законченным.

— Вынь руки из карманов, Джоуи. Не шевели вообще руками, черт возьми. — Мудроу говорил очень спокойно (его пиджак был расстегнут, чтобы китаец мог убедиться в наличии у говорившего пистолета 38-го калибра). Он быстро подошел к миниатюрному Джоуи Йангу, который стоял как вкопанный. Узенькие глазки китайца расширились от страха, затем он резко повернулся и побежал к выходу. Мудроу предусмотрел такое развитие событий (хотя сам он слишком медленно двигался, чтобы поймать Йанга, который всего-то весил фунтов сто тридцать), и бросил свое пальто ему в ноги. Он думал всего лишь замедлить бег Йанга, но тот запутался в пальто и растянулся на полу. Когда китаец поднялся на колени, Мудроу, улыбаясь, уже стоял над ним.

— Давай я тебе помогу, Джоуи. — Мудроу, схватив за воротник, приподнял с пола стоящего на коленях Йанга и швырнул его об стену. Странно, но Мудроу чувствовал себя все еще полицейским, а Джоуи Йанг ни на секунду не сомневался в том, что его задержали. Он считал, что это арест. — У тебя случайно нет пистолета, Джоуи? Надеюсь, ты не носишь при себе оружия. Как, ты до сих пор не поднял руки? Что с тобой происходит, черт возьми! Ну вот, так уже лучше! Я даже на секунду подумал, что ты собираешься мне сказать, будто тебя раньше никогда не брали с поличным. Мне бы не хотелось, чтобы ты врал.

Правая рука Мудроу быстро скользила по одежде Йанга. Он нашел за поясом брюк китайца пистолет, о котором его предупреждал Пэт, но не это было главным. В пластиковой коробочке для бутербродов, прикрепленной к бедру маленького человечка, он нашел тридцать упаковок героина, стоимостью примерно в три тысячи долларов, если продавать оптом. Это был запас на завтрашний день для медленно расширяющейся торговли Йанга.

— Да, Джоуи, везением это не назовешь! — продолжал Мудроу. — При тебе найдено оружие — уже год, если раньше не было арестов, которые, как я думаю, все же на тебе висят. К тому же недавно были приняты новые законы о наркотиках, и такое количество сырья — уже преступление второй категории, разве что ты не начнешь стучать на своих. Но даже если и настучишь, кое-что тебе все равно придется отмотать.

Мудроу засунул героин в карман пиджака, а пистолет (на самом деле кусок дерьма 22-го калибра, у которого вероятность осечки шестьдесят процентов) — в верхний боковой карман пальто, куда Джоуи Йангу и не дотянуться. Впрочем, в данный момент он всего-навсего пытался собраться с мыслями.

— Но ведь я же имею право? — Джоуи великолепно говорил по-английски без всякого акцента. Он был американцем в третьем поколении. И столь же великолепно знал свои пресловутые права. Знал, что они были абстракцией, которую большинство фараонов придерживали до суда, когда давали свидетельские показания, особенно если, помимо задержания с поличным, хотели кое-что еще, как, очевидно, было и в данном случае. Эта надежда на «кое-что еще» стала причиной, из-за которой Йанг не настаивал на своих правах и безропотно позволил запихнуть себя в лифт.

— У тебя же должен быть ордер на арест, — начал было он, открывая переговоры. — Если нет ордера, ты даже не можешь использовать наркотик как вещественное доказательство. К тому же он подкрашен.

— Какое мне дело до того, какого цвета наркотик? — спросил Мудроу, игриво подмигнув Сильвии Кауфман, когда закрывались двери лифта.

Джоуи Йанг посмотрел на своего захватчика: шутит этот фараон, или он, Йанг, действительно попался, идиот?

— Ты ничего не сможешь использовать в суде, — настаивал китаец. — Доказательства, добытые в результате нелегального обыска, во внимание не принимаются.

— Ты, Джоуи, не прав. — Голос Мудроу стал жестким. — Потому что я собираюсь сказать, что ты расстегнул пальто, как только вошел в дверь подъезда, и я увидел у тебя за поясом пистолет. Это дает мне право делать с тобой что угодно. Только на тот свет не могу отправить. Поломанный нос, треснувшие ребра, затекший глаз… А всего-то надо сказать, что потенциальный преступник был готов применить оружие. Ты, конечно, можешь утверждать, будто оружие тебе подбросили, но я поспорю на собственные яйца: этот пистолет 22-го калибра весь в отпечатках твоих пальцев. Так что давай не будем обманываться. Придется отмотать срок, Джоуи. И если не возражаешь, я напомню, что неказистым парнишкам вроде тебя совсем не сладко за решеткой. Случается, они становятся жертвой других заключенных.

Внезапно Мудроу положил руку на плечо Йанга и придвинул его к себе поближе.

— Джоуи, ты выглядишь достаточно сообразительным и, думаю, знаешь, о чем я говорю. Сообразительность не всегда нужна торговцу наркотиками, но в данном случае это, может, тебе и на руку. Потому что мое изначальное намерение — не в задержании с поличным. Поверь-ка сразу, чтобы мне не повторять десять раз. Но это не значит, будто ты не окажешься в тюрьме. Это значит лишь то, что ты, если сделаешь, как я захочу, может быть, сегодня и улизнешь. У тебя действительно есть шанс из всего этого выпутаться.

Они молчали, пока дверь лифта не открылась. Перед ними был пустой коридор четвертого этажа. Кинув приманку, Мудроу ждал, пока Йанг на нее клюнет. Предложение было слишком заманчивым, чтобы от него отказаться, особенно если сравнить свободу с пребыванием в тюремных заведениях Нью-Йорка. Мудроу был убежден, Йанг на это клюнет.

Джоуи тем временем, как и предполагал Мудроу, уже представлял себе жизнь на Райкерс-Айленд, где он будет подвергаться одному сексуальному издевательству за другим. Он был небольшим, худощавым, с кожей цвета слоновой кости и черными, как вороново крыло, волосами. Эти волки, конечно, не устоят перед такой привлекательностью. Его захлестнуло волной, как после укола героина или трубки кокаина, только это была волна безнадежности. Поэтому он решил, что сделает все от него зависящее, чтобы выпутаться из паршивой истории.

— Скажи мне, что ты от меня хочешь, — наконец сказал Ианг.

— Я хочу зайти к квартиру и немного побеседовать с твоим партнером, но меня слегка тревожит то, что у него наверняка тоже есть револьвер и он использует его для того, чтобы выстрелить в меня, а я терпеть этого не могу. Вот мне и думается, что, наверное, тебе следует начать зарабатывать свою свободу с того, что ты поможешь мне проникнуть в квартиру. Прежде всего скажешь, как твой партнер узнает, кто это пришел.

Мудроу не ошибся по поводу умственных способностей Джоуи Йанга. Тот вырос с амбициями среднего американца. Его даже приняли в Колумбийский университет, но потом он открыл для себя кокаин.

— Постучи дважды перед тем, как повернуть ключ.

— Нет, не я, — прошептал Мудроу, сжимая в огромной руке воротник пальто Йанга. — Ты сам, Джоуи. И войдешь ты первым.

Мудроу вытащил пистолет и держал его так, чтобы Йанг мог это видеть.

— И пожалуйста, никаких шуточек, совсем никаких. Может, ты забыл мне сказать о том, что в квартире есть еще кое-кто, кроме твоего партнера?

— Да, там есть еще один человек — проститутка снизу. Конни Аппастелло. Мы держим ее под кайфом, и она трахается с нами, когда свободна.

Дверь открылась, и Мудроу увидел на софе Джорджа Валлоне около Конни Аппастелло. На Валлоне были голубенькие шортики (которые буквально разрывало). Он изумился даже больше, чем Конни, которая была обнажена до пояса, но и не подумала прикрыть грудь. Вместо этого она потянулась к трубке с крэком, но голос Мудроу заставил ее остановиться.

— Не двигаться, черт возьми, — предупредил Мудроу, обводя взглядом комнату. Квартира 4Б невелика, и очевидно, на кухне никого, но дверь в ванную была закрыта. — Ты, Валлоне, слезай с дивана и ляг на пол, а ты, шлюха, ложись на него. — Мудроу поднял пистолет. — А ну-ка, быстро!

Как только они легли, Стенли положил Джоуи поверх них обоих, а сам двинулся к ванной, стараясь не заступить на возможную линию огня, и толкнул дверь. Ванная была пуста, Мудроу вернулся в комнату. Ему всегда доставляло удовольствие смотреть на свою работу.

— Ну вот что, ребята, — начал он. — У меня только двое наручников, а вас здесь трое. Я вас сейчас прикую к трубе отопления в углу (куда, кстати, вы уже можете начать двигаться). Одна рука у каждого останется свободной, но это не значит, что надо делать глупости.

Мудроу кивнул Конни, которая уже встала с пола.

— Может, ты хочешь одеться? — Ее глаза по-прежнему были прикованы к трубке с крэком. — Похоже, что нет. Ну, а ты, Джордж? Тебе не холодно?

— Иди ты!

— Извини! Что это ты себе позволяешь в присутствии женщины?

Итальянец был мускулист, но его взгляд затуманен, видимо, он находился под кайфом долгое время. Поток слов, которым разразился Валлоне, был настолько идиотским, что в этом не оставалось сомнений. Впрочем, кое-что Стенли разобрал.

— Ты не можешь меня застрелить, у меня нет оружия, поэтому ты не можешь меня застрелить. Ты должен взять меня голыми руками.

— Нет проблем, кретин.

Мудроу, который всегда старался все делать так, чтобы его поняли как можно быстрее, нанес Валлоне короткий, экономичный удар справа, который пришелся как раз в висок. Удар был ужасающей силы. Это дезориентировало итальянца: перед глазами закружилось сразу несколько голов полицейского, потом несколько рук подняли его, но это уже не имело особого значения. Если бы Валлоне не был так сильно оглушен, он бы заметил, что левая сторона его лица очень быстро опухает.

— Конни, — сказал Мудроу, — вот пара наручников. Ну-ка, начинай надевать один браслет.

Он делал все очень методично, как и должно образцовому полицейскому, помогая Конни закрепить наручники на трубе. Потом начал дюйм за дюймом обыскивать квартиру, перетряхивая личные вещи Валлоне и Йанга. Обнаружилось более четырехсот пузырьков с крэком и дорогой «смит-и-вессон».

— Хотите послушать мой рассказ? — спросил Мудроу, подходя к раковине.

— Пожалуйста, разреши мне уйти, — начата хныкать Конни, у которой сквозь кокаиновый дурман наконец-то проступила паника. — Я живу внизу. И не имею к ним никакого отношения. Я же не продавец.

— Мы разговариваем с Джорджем. Очень невежливо с твоей стороны, Конни, прерывать нашу беседу.

— Послушай, — продолжала проститутка, глубоко вздохнув и поводя грудью в сторону Мудроу, — если тебе нравится то, что ты видишь, то мы с тобой договоримся. Мужчины хвалят мою работу. Ко мне постоянно возвращаются, я сделаю все, что ты хочешь.

— Ну-ка, заткнись. — Мудроу опасался, что она начнет визжать. Если соседи вызовут полицейских, то может выясниться, кто он такой. Мудроу никогда не работал на авось. — Нужна мне твоя задница. Я даже не заинтересован в том, чтобы взять вас с поличным. У меня свой интерес в этом чертовом доме. Понятно? Я лично заинтересован в том, чтобы помочь людям, которые здесь живут. А вы им не нравитесь. Им не нравятся наркоманы и проститутки. Им не нравится, когда насилуют старушек. Им не нравятся потерявшие над собой контроль маньяки со своими шлюхами в коридоре.

Теперь его уже внимательно слушали. Надежда, что «нам, может быть, не придется сесть в тюрьму» всегда привлекает внимание потенциальных арестантов.

— Вы, два мешка с дерьмом, должны съехать немедленно, сегодня же вечером. — Со всем равнодушием, какое только мог изобразить, Мудроу включил воду и начал пузырек за пузырьком вытряхивать порошок в поток горячей воды, стекавшей вниз. Вокруг руки, которая расправлялась с товаром стоимостью в десять тысяч долларов, поднялся пар. Этот спектакль дал ожидаемый эффект.

— Вы, наверное, здесь недостаточно долго живете, чтобы у вас в квартале появились настоящие друзья. Поэтому ваш отъезд никого не опечалит.

За полчаса Мудроу справился с делом, вскрыв все пузырьки с крэком и пакетики с героином. Затем засунул их одежду в мешки для отходов и, выставляя напоказ свою физическую силу, разломал на куски всю мебель. Разрядив два пистолета, он бросил пустые обоймы в груду барахла, сваленного в центре комнаты.

— А теперь мы сделаем следующее, — объявил он, прикасаясь к распухшей физиономии Джорджа Валлоне. — Я оставляю у себя ключи от этой квартиры и запру дверь, как только вы уйдете отсюда. Конечно, можно вернуться и выломать дверь, но вы, наверное, заметили, что я бросил все пустые пузырьки и пакетики на пол. Так что если вам захочется явиться обратно, то кто-нибудь из соседей, которые вас терпеть не могут, вызовет полицию, а детективы, скорее всего, войдут сюда без ордера. В этом случае следы наркотиков послужат вещественным доказательством в суде. Вы даже порошок ничем не подкрасили!

Глава 9

Первое марта

Безусловно, праздновать победу по поводу выселения с помощью Мудроу ненавистных всем жильцов квартиры 4Б было преждевременно. Весь жизненный опыт Сильвии Кауфман подсказывал, что проблемы не исчезнут только потому, что бывший полицейский приструнил парочку наркоманов. Хотя известие о том, что в «Джексон Армз» они больше не появятся, жильцы дома восприняли с облегчением.

Новый управляющий оказался толстым красноносым ирландцем, от которого несло алкоголем. Замки в подъезде он, конечно, не сделал, ссылаясь на большие расходы и на то, что необходимо получить разрешение администрации дома. Сильвия, раздумывая, пожаловалась Розенкрантцу, но он только твердил, что ничем не может помочь в силу правил, которых придерживается компания, что она должна еще немного потерпеть, и «все встанет на свои места». Сильвия знала, терпение — это роскошь, которую не каждый может себе позволить. Организуя патруль, она надеялась убить сразу двух зайцев: жильцы будут знать, что двери закрыты и наркоманы не ловят кайф у них в коридоре, и в то же время наконец-то дружеские отношения сплотят квартиросъемщиков. Вот почему Сильвия Кауфман решила устроить для них маленький праздник.

В последние недели Сильвия поняла — обитатели Холмов Джексона очень разобщены, хотя (возможно, из почтения к репутации района) вежливы друг с другом. Но все же она знала, в душе каждый презирал каждого. Это верно по отношению не только к давним белым жителям района, но и к эмигрантам всех цветов и оттенков. Сильвия очень хорошо помнила, как однажды, стоя возле почтовых ящиков, она случайно услышала — одна кореянка жаловалась на запах из квартир, где живут пакистанцы. «Они же грязные, — настаивала она, когда Сильвия пыталась убедить ее, что надо быть терпимее по отношению к другим людям, — они не моются!»

— Сильвия, ты заметила, кто здесь отсутствует? — спросил Майк Бенбаум. Его вопрос прервал размышления Сильвии. — Ты заметила? — Что делать — у Майка такой длинный язык.

Сильвия опять занялась чаем, угощая всех пирожными собственного изготовления на ореховом масле с шоколадом.

— Ты же знаешь, как больна Шели, Майк. Майрону нужно было уехать! — Сильвия вздохнула.

— Все, что я знаю, — так это, когда надо было встать и твердо высказать свое мнение, а наш маленький симпатичный приятель смотался со своей мамашей на юг. Вот этого ты уже отрицать не можешь! — Сказав свое последнее слово о Майроне Гоулде, Майк Бенбаум откинулся на спинку стула и переключился на пирожные.

События последних нескольких недель в некотором роде повысили жизненный тонус Майка. Преступление, совершенное Борном Миллером, еще раз напомнило об атмосфере опасности, в которой они жили. В то же время результат, достигнутый Мудроу с помощью кулаков, говорил о том, что на силу надо отвечать силой. Вот почему, подключившись к организации союза жильцов, Майк Бенбаум почувствовал определенную ответственность, и это на время помогло ему забыть о старческих недугах. Но больше всего его вдохновило то, что Майрон Гоулд убрался во Флориду:

— Я думаю, мы должны составить расписание патрульного дежурства: кто сможет на него выйти и в какие дни.

— Еще необходим контроль за противопожарной безопасностью, — напомнил Пол Рилли, который до пенсии работал пожарным. Он жил в квартире ЗЛ. Полу очень хотелось, чтобы все его слушались и уважали. — Мы должны проверить, исправна ли в квартире пожарная сигнализация. Клянусь Богом, за последние десять лет моей службы в Бронксе все пожары там возникали из-за наркоманов или алкоголиков. То они забывают о зажженных свечах, а то даже ломают стены, тут и до короткого замыкания недолго.

Лед тронулся! Идеи так и посыпались, и Сильвия вернулась на кухню. Конечно, разногласия были частью связующего процесса. Пусть каждый защищает собственную идею, это сближает. Главное, чтобы они ушли с этого вечера с твердым намерением спасти дом. Андрэ и Инэ Алмейда уже присоединились к голосу Майка Бенбаума, который предложил патрулю брать с собой бейсбольные биты: так легче при необходимости настоять на своем.

— А мне такие разговоры не нравятся. — У Пола Рилли, как и у большинства бывших пожарных, не в порядке с дыханием, и он говорил с хрипотцой. — Лично я слишком стар, чтобы садиться в тюрьму.

— Мы даже не знаем, придется ли нам с чем-то таким сталкиваться, — сказал Джимми Йо. Он был студентом Колумбийского университета и жил со своими родителями в квартире 4Г. Их присутствие в доме было очень незаметным. Они жили тихо и скромно. — Я хочу побольше узнать об этом полицейском. Как его зовут? Мудроу? Интересно, как ему удалось выселить людей из квартиры 4Б? Я живу на той же лестничной площадке и точно знаю — один из продавцов обычно был вооружен. Не думаю, что заставить их уехать было простым делом.

— Мудроу — бывший полицейский, — в который раз объяснила Сильвия. — Я видела, как он встретился с одним из продавцов наркотиками. Мудроу применил силу, но на следующий день мы сошлись во мнении — будет лучше, если я не стану вдаваться в подробности.

— Однако то, что он сделал, не устроит настоящих полицейских? — Майк Бенбаум подмигнул Полу Рилли. Он и Майк были старыми друзьями, но Майка всегда поражало безрассудство человека, способного войти в горящее здание.

— Я не видела, что происходило наверху, но если этот продавец действительно носит пистолет, то скорее всего Мудроу отобрал его.

— Об этом и речь, — перебил Сильвию Джимми Йо. — Если полицейский…

— Бывший полицейский, — напомнила Сильвия.

— Если этот бывший полицейский будет и дальше помогать нам, это в корне меняет дело. Об организации патрульных мероприятий, он, конечно, гораздо больше знает, чем мы. Пусть посоветует, в каких случаях применять силу. Мы с вами только рассуждаем, а он, несомненно, знает, можем ли мы сами кого-то выбросить из квартиры.

— Я думаю, он нам уже объяснил это. — Голос Мухаммеда Азиза был строг, как и черты его лица. В отличие от большинства индийцев и мусульман, Мухаммед пытался преодолеть инстинктивное недоверие и отвращение к представителям западных рас. Производила впечатление его решимость, скрывавшаяся за обаятельной улыбкой и мелодичным голосом. — Думаю, мы должны следовать примеру, который подал нам Мудроу. Нам всем есть что защищать. Собственные жизни, например, под надуманным предлогом, будто они не следили за порядком в своих квартирах. Уже три семьи из нашего клана были выселены только за то, что не следили за порядком в своих квартирах. Это новый способ нас атаковать. Если владелец думает, что такие, как я, сбегут отсюда без борьбы, то он ошибается. Мы решили остаться. Да будет на то воля Аллаха.

Сильвия, которая до этого момента выполняла обязанности хозяйки дома, присела возле Азиза.

— Как вы думаете, не будет лишним комитет для разъяснения наших целей? — спросила она, меняя тему разговора. Услышав про «волю Аллаха», она занервничала. — Мы кое-что узнали за прошедшую неделю. Существует группа «Городской совет по вопросам жилья», которая дает советы людям, попавшим в трудное положение. Предлагает помощь и моя племянница Бетти. Она юрист, правда, специализируется на уголовных преступлениях.

— В разъяснительной работе мог бы участвовать и я. — Джордж Ривера, уехавший из Перу пятнадцать лет назад, был плотным, невысокого роста брюнетом, с сильно развитой грудной клеткой. В молодости работал носильщиком в Андах и поднимался высоко в горы, где очень разреженный воздух. Сильвия помнила, как он въезжал в этот дом. Появление здесь первого латиноса никого не обрадовало. — У меня есть некоторый опыт, так как приходилось иметь дело с людьми, не имеющими нужных документов.

Праздник, скорее напоминавший собрание, закончился в девять вечера, и все, за исключением Майка Бенбаума и Анны Боннастелло, быстро разошлись. Пришли девять человек из восьми квартир. Не армия, конечно, но они представляли разные этнические группы. Азиз, Алмейда, Бенбаум, Ривера — за создание ассоциации, если…

— Сильвия, проснись, — в очередной раз прервал размышления Сильвии Майк. — Да что с тобой? Витаешь в облаках?

— Скажи мне, что, по-твоему, сегодня вечером было не так. Уж ты-то наверняка знаешь, Майк.

— Они слишком надеются на этого полицейского, Сильвия. Надеются, что он или кто-нибудь другой придет и спасет нас.

— Он — бывший полицейский, Майк, — напомнила Анна. — У него даже нет удостоверения.

— Об этом-то я и говорю. Прийти и помочь нам таким образом… Он, естественно, американец, но это не дает ему права голоса в этом доме. Да, я старый человек, но не такой идиот, чтобы верить в пустую болтовню. Мое мнение — надо сейчас, пока не поздно, самим дать кое-кому по башке. В нашем доме около тридцати незанятых квартир. Думаешь, они будут пустовать, прежде чем наркоманы станут использовать «Джексон Армз» как отель? Надо немедленно выбросить их всех на улицу.

В то время как Майк Бенбаум отстаивал свою позицию, в двадцати пяти милях от дома, в восточной части Манхэттена, Роза Карилло и Бетти Халука отмечали успех Стенли Мудроу. Все трое ждали Джима Тиллея, но он задержался (как обычно, по словам Розы), заполняя бумаги в Центральном полицейском управлении. Женщины пили коктейль «Мимоза», смешивая апельсиновый сок и шампанское Мудроу оставался приверженцем коричневой жидкости, которая продается в магазинах под названием бурбон «Дикая индейка», а на коктейль отказывался даже смотреть.

— То, что вы пьете — не алкоголь, — объяснил он, потягивая свой бурбон. — У него и цвет другой. В такой цвет богачи красят стены своих спален.

— Но мы же все равно пьем за тебя, Стенли, — сказала Роза.

— Да, — подтвердила Бетти, — за твою победу на Холмах Джексона. Может быть, одну из многих.

— Там не произошло ничего особенного, — запротестовал Мудроу. — Если бы не ты, Бетти, я бы даже не стал ничего рассказывать.

Мудроу расположился рядом с Бетти Халука на диване и время от времени с удовольствием поглядывал на нее.

— Я, наверное, не должен этого говорить, но то, что происходит сейчас в доме твоей тетушки, на самом деле повседневная реальность для очень многих людей в этом городе. Не хочу критиковать Сильвию. Она очень милая леди, и у нее доброе сердце, так же как у тебя и у Розы, но не делайте из меня героя. — Он откровенно любовался Бетти: крупный нос, полные губы, нижняя челюсть немного выдается вперед. Да, это человек, который в сложных жизненных ситуациях не уступит кому бы то ни было ни дюйма.

— Ну, а как же то, что ты сделал для клиента Бетти или, например, для меня, или для сотен людей до этого? — Роза отрезала тоненький кусочек сыра и положила на тарелку, потом передала Мудроу. Несмотря на ее давние попытки (и недавние — Бетти) сделать из Мудроу цивилизованного человека, он за столом постоянно творил ужасные вещи. Например, мог положить один поверх другого три-четыре куска различных сортов сыра, залить их горчицей от Пуласки и закусить самым большим печеньем. Когда он жевал все это безобразие, крошки от него сыпались на костюм, а горчица текла по пальцам. — Однако, признайся, Стенли, ведь ты же герой. Ты всегда был героем.

— Твой муж называет меня дон Мудроу, — усмехнулся Стенли. Он пил уже четвертый стакан. — Джим думает, что у меня комплекс.

— А что такое комплекс?

— Это то, что в пятидесятых называли идеей фикс, — объяснила Бетти, сжимая руку Мудроу. Он ей нравился и как любовник, и как союзник. Она была очень благодарна ему за помощь тете Сильвии. Бетти так долго работала в бюрократической системе, что люди, которые хоть как-то могли делать дело, казались ей марсианами.

— С наркоманами ты разобрался, а как с проститутками?

— Я сказал Конни, чтобы она предупредила своего сутенера о моем скором визите, — ответил Мудроу. — Надеюсь, мы как-то сумеем это сделать. Например, пообщаемся с клиентами. Это все равно что повесить дополнительный замок на дверь: профессионального взломщика он не остановит, но уж сосунки наверняка не полезут. То же самое и с продавцами наркотиков. Если усложнить ситуацию, скорее всего они постараются найти более безопасное место для сбыта своего товара. Понимаете?

Глава 10

Стивен Хоровитц, как и Борн Миллер, был вором по случаю, то есть брал, что плохо лежало. Но за последнее время он перешел в другую, более высокую категорию, внеся определенную утонченность в свое занятие. Его специальностью стали кредитные карточки. Стивен покупал поддельные карточки (с подлинными номерами) и прилагающиеся к ним бланки для удостоверения личности в маленькой типографии на Сорок девятой улице Чертовой Кухни. Использовать их было удобнее всего в пригородных универсальных магазинах на Лонг-Айленде, в Вестчестере и Нью-Джерси. Карточка VIA, которую он использовал в данный момент, была выписана на Стивена Хоровитца. На самом деле его звали Сол Мерстейн, а имя, под которым он проходил в различных исправительных учреждениях, было Скотт Форрест. Так он назвал себя еще в девятнадцатилетнем возрасте.

Иногда Стивен делал для отдыха перерывы и совершал некрупные, молниеносные ограбления, на которых набил руку еще в начале своей карьеры. Впрочем, его вполне удовлетворял и теперешний промысел. Деньги шли приличные, и риск невелик. Карточка стоила всего семьсот долларов (можно купить за пятьсот), если он добывал настоящий номер, гарантию давал на кредит не меньше, чем три тысячи. На большинстве карточек хранилось больше денег, но ни одну из них, даже ту, десятитысячную, American Express, Стив не пытался использовать более трех дней. Обычно он сокращал свой аппетит до одной покупки на приличную сумму в четыреста — пятьсот долларов, приобретая видеомагнитофоны, золотые часы и цепочки. У Стивена была обаятельная улыбка, на которую клевали молоденькие продавщицы и быстро оформляли квитанцию по кредитной карточке. Он даже себе позволял иногда немножко пофлиртовать, привлекая внимание, потому что не собирался возвращать покупку. Его партнерша, Луелла Волтерс, как правило, возвращала купленное. Это была черная женщина, невероятно полная; иногда, доведя продавцов до изнеможения, она напоминала разъяренную фурию.

— Мамочка подарила мне эти часы на день рождения, но они оказались такой дрянью. Пожалуйста, заберите свою чертову квитанцию и отдайте мне мои деньги. Вы глубоко ошибаетесь, если думаете, что можете поживиться за мой счет.

Такой трюк не всегда срабатывал. В некоторых магазинах никогда не возвращали деньги наличными за те товары, которые были куплены по кредитной карточке. В других возвращали только за слишком дорогие покупки. Луелла выходила из положения, продавая вещь в соседнем магазине за три четверти цены, или, если срочно нужны были деньги, несла ее в скупку, где давали по сорок центов за доллар.

Они занимались жульничеством весьма успешно с тех пор, как Стивен был выпущен из мужской тюрьмы в Бруклине. Там ему крупно повезло, так как он сидел в одной камере с другом Луеллы Волтерс, Дарреллом Портером. Именно Даррелл придумал мошенничество с кредитными карточками и объяснил преимущество партнерства между черными и белыми. Именно Портер рассказал Стивену все о преступной жизни и о жизни вообще.

Стивен был вовсе не дурак. Мошенничество оказалось его призванием, и он так же, как Борн Миллер, умело использовал свой талант: судье пришлась по душе привлекательная улыбка Стивена, его небольшой прямой нос, прилично выглядевший дешевый серый костюм, и ему дали всего лишь пять лет условно. Стивен немедленно направился к Луелле Волтерс на Албанс-стрит в Куинсе и напросился в партнеры.

Однако существовала определенная разница между Стивеном Хоровитцем и Борном Миллером. Дело том, что Стивен был всегда чисто выбрит, аккуратно подстрижен и производил впечатление чистенького беленького парнишки. На его приятную наружность пока не повлияли давние пристрастия к героину, кокаину и алкоголю. Стивен, как и Борн Миллер, плевать хотел на законы, но общество всегда было готово дать симпатичному Стивену лишний шанс. И вот теперь он снова на свободе и зарабатывает около штуки в день. Более чем достаточно, дабы получить от жизни все, что полагается. Героин — чтобы глаза блестели, кокаин — чтобы улыбка была еще шире, алкоголь, же делал его бесстрашным и порочным.

Входя в «Джексон Армз», он был словно на пружинах, в ожидании праздника от хорошего героина и крэка, который покупал в квартире 4Б. Там его всякий раз удивляла респектабельность этого дома. Вот и сейчас встретилась какая-то пара, явно принадлежавшая к среднему классу. Борн Миллер на его месте застыл бы как вкопанный, но Стивен всего лишь расплылся в улыбке, и ему улыбнулись в ответ. Ничего удивительного, если принять во внимание его теперешний внешний вид: удлиненный темно-синий пиджак, шляпа с белой ленточкой, отутюженные темно-зеленые брюки и вычищенные ботинки. Он чувствовал себя в своей тарелке и прекрасно выглядел. Именно так его воспринимали и другие люди.

К сожалению, хорошее настроение Стивена быстро улетучилось, когда он понял, что его настойчивый стук в квартиру 4Б остается без ответа. Он приложил ухо к двери, надеясь хоть что-нибудь услышать, но там было тихо.

— Ну, малыш узкоглазый, открывай, — сказал Стивен, ударяя ладонью по двери. — Валлоне, вытащи же свою иголку и впусти меня.

Пристрастие Стивена к наркотикам было сильным, но, в отличие от Борна Миллера, он мог себя контролировать. В своей аптеке Стивен даже держал пузырек антинаркотика «Дилодидс». Это была своего рода медицинская страховка. Он мог зайти в десяток мест и достать все, что было невозможно, но кокаина такого качества, как в квартире 4Б, ему нигде не найти. Кокаин здесь был потрясающей эффективности.

— Чем могу вам помочь?

Стивен резко повернулся на пятках, автоматически растягивая губы в улыбке.

— Я ищу квартиру своей тетушки. Ее имя Вейнстейн.

Пэт Шиман отгонял наркоманов от квартиры 4Б с тех пор, как Мудроу выкинул ее жильцов. Сначала это доставляло ему удовольствие, но сейчас надоело. Ведь он отрабатывал десятичасовую смену в компании, а после этого дома надо было ухаживать за своим другом. По вечерам у Луи поднималась высокая температура, которую можно было сбить только спиртовыми втираниями и компрессами со льдом.

— Ну так вот, в квартире твоей тетки нет наркотиков. Фараоны прикрыли магазин.

— Простите? — Стивен Хоровитц понимал, что разговаривает с одним из выпускников нью-йоркской исправительной системы, но у парня, по-видимому, было не все в порядке с головой: этот кретин пытался встать на путь праведный.

— Магазин закрыт, — повторил Пэт. — Закрыт навсегда в соответствии с приказом полиции. Так что лучше бы ты перестал долбить в дверь и сматывался отсюда.

У Пэта Шимана был достаточно угрожающий вид, но Стив Хоровитц не испугался его. Он выпутывался и из худших ситуаций. Хотя на лице Стива все еще блуждала улыбка, он уже сильно разозлился. Первым побуждением было вломить как следует этому невысокому человечку. Но как вор по случаю с довольно большим стажем, он знал: здесь есть условие для равноправной борьбы. Это не тюрьма, где никуда не скроешься.

— Слушай, парень, — сказал он, продолжая улыбаться и направляясь к лестнице, — я просто ищу, где бы словить кайф. Ну ты же знаешь…

Стивен спустился на следующий этаж и остановился, чтобы Привести в порядок свои мысли. Поворот от состояния, когда человек вот-вот хотел расслабиться, к унижению удаляющегося в свою берлогу наркомана был слишком резким. Это только подхлестнуло желание получить наркотик. И поэтому первое, что он должен был решить, — где это сделать. Притон на Сто пятой улице, в Короне, всего в десяти минутах езды отсюда. Но там крэк, как правило, невысокого качества.

К тому же надо заходить внутрь притона, чтобы его купить. А если посетить квартал Либерти-парк в Южной Ямайке, то там постоянные продавцы сами подойдут к машине, и крэк будет чистым, настоящим кокаином. Да и героин там достаточно сильный. Черт с ним, с этим гомиком. Ничто не помешает Стивену сегодня насладиться результатами своего труда.

Уже совершенно успокоившись, Хоровитц достиг третьего этажа. Но тут его внимание привлекла открытая дверь квартиры 3Х, и это (а не драка на кулаках с качком наверху) явилось тем, что он определил как «возможность». Стивен подошел поближе и заглянул внутрь. У него появилось ностальгическое желание вернуться в далекое прошлое. Но то, что он увидел, мгновенно разочаровало: квартира была пуста, стены ободраны, на полах видны следы сдвинутой мебели. Кругом валялись разорванные коробки, куски клейкой ленты, остатки упаковочной бумаги.

Пожав плечами, Стивен собрался уходить, однако в этот момент раздался щелчок остановившегося лифта. Из него вышел старичок и окинул чужака настороженным взглядом. Стивен с трудом удержался от смеха, постаравшись изобразить свою самую приятную улыбку.

— Здравствуйте, — сказал он, вспоминая уроки своего наставника Даррелла Портера, который в свое время объяснил ему, с трудом сдерживаясь от смеха, что доверие — это та же форма грабежа, который может быть совершен и без оружия, если жертва достаточно преклонного возраста. — Стивен как сейчас слышал резкий голос Даррелла и одновременно оценивал возможности Майка Бенбаума.

— Чем могу помочь? — спросил Майк Бенбаум, которому никогда не нравились улыбки на публику.

— Похоже, мы будем соседями, — сказал Стивен. — Меня зовут Стивен Хоровитц.

«Ты проник в квартиру и тебя никто не заметил? Не забудь, если какой-нибудь черножопый увидит, как ты туда входил, он непременно наберет 911, пока ты будешь там возиться; и скоро появится человек, который возьмет тебя с „поличным“» — так учил Даррелл Портер.

— Что это за имя для еврея — Стивен? — Несмотря на саркастический тон вопроса, Майк Бенбаум обрадовался: его новым соседом будет аккуратно подстриженный еврейский паренек вместо черного продавца наркотиков, который вот-вот должен был появиться.

— Мои родители хотели, чтобы я был хорошим американцем, — парировал Стивен, пожав плечами. — Вы должны извинить подобное сочетание.

Стивен Хоровитц, от рождения Сол Мерстейн, а по документам Скотт Форрест, был поражен. Он думал, что все старые евреи, подобные этому, давным-давно вымерли. Они были острыми на язык, маленькими, как мышки, и давали своим сыновьям имена типа Изя. Но все это давным-давно должно было остаться в прошлом.

Внезапно Стивен почувствовал себя обиженным. Весь вечер ему не везло. Но теперь появилась возможность расквитаться с судьбой-злодейкой и заработать хотя бы несколько долларов. Кто знает, сколько у этого сквалыги запрятано в матрасе? Однажды он поймал старую негритоску, которая толкала перед собой коляску с продуктами, а в руках держала ключи. Господи, она выглядела так, будто спала в метро, и запах от нее шел ужасный. Сначала Стивен думал, ему повезет, если у старухи окажется десятка, но в кладовке у нее нашлись деньги на случай болезни. Тысяча двести пятьдесят пять долларов. Как раз тогда он только что вышел из тюряги, и эти деньги сработали по назначению — они помогли ему оправиться.

— Ну и когда вы въезжаете? — Майк уже повернул ключ в замке и распахнул дверь. Он был очень экономным стариканом и не забывал выключать свет перед тем, как уйти из дому. Стивен Хоровитц заметил это.

Есть ли в его квартире кто-нибудь? Иногда запихиваешь старушку в дверь, а перед тобой возникает вдруг веселый ее внучок с бейсбольной битой, готовый играть танец на твоей заднице.

— Кажется, я въезжаю уже сейчас, — спокойно ответил Стивен.

— Без мебели?

— У тебя есть мебель. Достаточно для нас обоих.

Майк Бенбаум, несмотря на браваду, был старым человеком, и, когда Стивен Хоровитц втолкнул его в квартиру, ему показалось, что он взлетел, как пушинка. Стивен неукоснительно выполнил требования номер один, два и три: объект был под контролем, никто ничего не видел, квартира не охранялась.

«Знает ли жертва, что ты действительно вышел на дело? Не оставляй у нее и тени сомнения. Дай ей понять — лучше сразу отдать все ценное».

Стивен заметил ужас, охвативший Майка Бенбаума еще до того, как перевернул старика и поставил его на ноги. Стивен слишком много раз видел это выражение на лице людей в Бруклинской тюрьме. Когда, например, какого-нибудь парнишку запугивали так, что он открывал рот до того, как «волк» расстегивал штаны, вытаскивая свой член. Стивен ощутил запах страха и трижды двинул старика по роже. Отмахнуться от слабой руки, пытавшейся его остановить, было не труднее, чем от мухи.

«Ты же знаешь, что тебе надо, поэтому не трать время на обработку жертвы. Быстренько делай свое дело и сматывайся. Заставь старика сказать, где у него все запрятано, и дай понять, что, если он не скажет, ты его убьешь».

— Ты этого хочешь, старикан? Дело в том, что это я могу сделать полегче для тебя или посложнее. Ты понимаешь, о чем я говорю? Мне-то все равно! Мне даже приятно, если ты заставишь меня поиздеваться над собой. Ты просто старый кретин, который должен был сдохнуть десять лет назад сам, или еще раньше они могли бы поджарить твою задницу в этих чертовых печах.

Глава 11

Было пять часов вечера. Конец рабочего дня. Над Нью-Йорком — снег. Не легкий снежок, а сильный снегопад как из прорвы. Температура внезапно упала до нуля. Тротуары, излучающие тепло, быстро превращали снег в воду, и, как только снежинки касались его поверхности, грязь становилась еще чернее. Город меньше всего походил на зимнюю сказку.

Для ньюйоркцев, передвигающихся пешком, снег был приятным и мимолетным разнообразием, которое пропадет к утру. Перерыв на чашечку кофе выглядел немного более привлекательным, чем обычно. Но среди водителей восьмидесяти тысяч легковых машин, грузовиков и автобусов, которые прибывают в Манхэттен каждый день, уже первые хлопья снега вызвали панику. Жители Нью-Джерси, Вестчестера, Коннектикута и Лонг-Айленда постарались закончить дела как можно раньше и бросились к своим автомобилям почти одновременно. Точно так же, как и водители грузовиков, которые доставляют еду в небоскребы-монстры, — они стремились поскорее выполнить свои заказы, после чего немедленно рванули в сторону мостов и туннелей. И произошло это в то самое время, когда живущие за городом вывели свои «БМВ» со стоянок, обходившихся им ежемесячно в сумму, превышающую четыре сотни долларов.

В результате наступил полный хаос. Мартин Бленкс, которого, как обычно, сопровождали два телохранителя — Стив и Микки Пауэллы, — находился в самой гуще всего этого. Бленкс хотел попасть на юг Нью-Йорка, проехав по старой полосе автострады Западного района. Он направлялся в Бруклин для деловой встречи со своим партнером Мареком Ножовски. Машина почти не двигалась вперед. За рулем сидел Микки Пауэлл, а его брат рядом с ним. Бленкс расположился на заднем сиденье, пребывая в глубокой задумчивости. Братья были вне себя от негодования. Впереди них тянулась длинная вереница серых машин, завязших в снежном месиве. Всю свою жизнь они только и делали, что разбивали кулаками то, что не нравилось, а теперь им приходилось ждать. Мартин Бленкс, который из тридцати одного года жизни двадцать провел в тюрьме, не чувствовал никакого беспокойства. Он очень хорошо запомнил тюремную поговорку: «То, что не убивает, делает сильнее», ставшую основным лозунгом его жизни. Пока братья Пауэлл молча негодовали (они, конечно, знали, что в присутствии босса не стоит выражать своего неудовольствия), Бленкс откинулся на кожаную спинку сиденья и расслабился.

— Послушай, Мартин. — Микки Пауэлл все же прервал размышления своего шефа. — Что скажешь, если мы поедем по Двадцать третьей улице? Постараемся попасть на мост из переулка. Иначе нам с места не двинуться!

— Там то же самое, — возразил Бленкс. — Ведь снег идет везде.

— И я о том же говорю, — вставил Стив Пауэлл, который дрался со своим братом с тех пор, как начал ходить. — Когда идет снег, в Нью-Йорке творится черт знает что. К этому надо привыкнуть.

— Да, но ведь мы же не знаем, что творится в восточной части, — настаивал Микки: у него была своя, логика. — Может, там так же, а может быть, и получше. Хуже просто быть не может. — Он сделал жест в сторону стены из металла на колесах, которая их окружала. — За последние десять минут мы не продвинулись и на сотню ярдов. Нам не стоит опаздывать, босс.

— Эта встреча займет два часа и будет полна всякой чуши, — ответил Бленкс. — Только последние ее десять минут действительно пойдут на дело. Сам не знаю, почему мирюсь с этим придурком.

— Так что я должен делать? Оставаться в западной части или как?

— Езжай по Двадцать третьей до Девятой улицы, а затем сверни на Четырнадцатую. В районе Пятой авеню творится черт знает что. С Четырнадцатой повернешь на проезд, но особо можешь не спешить. Мне наплевать, в котором часу я туда приеду.

Пока Микки Пауэлл поворачивал «бьюик» на Двадцать третью улицу, чтобы попасть в полосу движения, ведущую в восточную часть, Бленкс обдумывал всю ту «чушь», которая ожидала его в Бруклине. Ножовски до сих пор все еще не решил, кого он из себя разыгрывает — сельского эсквайра или местного крутого парня, упакуется в какой-нибудь идиотский шерстяной пиджак. На нем будут рубашка из ирландского льна и слегка недоглаженные фланелевые брюки, а еще старые, но безупречно начищенные ботинки и носки в клетку.

Его программой наверняка предусмотрена лекция о людях из низов, которые обречены там оставаться. О тех, кто «рожден для восхождения», и о тех, «кто сдается», смиряется с наркотиками, пособием по безработице и ежегодным появлением на свет Божий по ребенку. Потом Ножовски и Бленкс будут ужинать. Ужин подадут — отбивную и жареный картофель — на веджвудском фарфоре. Бленкс станет забавляться тем, что на вилку из чистого серебра станет нанизывать горошины. Ножовски же притворится, будто не замечает этого, делая снисхождение невоспитанности Мартина, а заодно его ужасному языку, на котором говорят отбросы общества.

Но Марек был слишком горд, чтобы задумываться над тем, как сильно ненавидит его партнер.

Бленкс уже решил для себя, что в один прекрасный день он поработает над физиономией Ножовски, но только после того, как их сделка завершится: призрак легального бизнеса был слишком важным для Бленкса обстоятельством, чтобы поставить под угрозу всю операцию. Самое удивительное в ней то, что деньги можно делать с незначительным риском для себя. Он взял-таки адвокатом Пола О’Брейна из Чертовой Кухни. Тот был связан с большинством уличных банд, притоны которых находились в доках восточной части города, и подтвердил каждое слово Ножовски.

— Давай я тебе объясню, — говорил Бленксу О’Брейн. — Здание, которое ты собираешься покупать, находится в довольно хорошем состоянии, ведь так?

— В чертовски хорошем состоянии, — ответил Мартин. — Лучшем, чем все дома на Чертовой Кухне, вместе взятые.

— А теперь подумай сам. Ты можешь щелкнуть пальцами, и эти строения исчезнут. Получится пустая территория, которая стоит гораздо дороже той же самой земли, но с постройками. На пустой земле ты можешь затеять какое угодно строительство жилья и сдавать его потом по самой дорогой цене. Никакого контроля за квартплатой и прочей фигни. У тебя в руках будут свободные земли, а остатки зданий уберут городские власти после того, как те сгорят. Понятно?

— Окажи мне услугу, объясни все это поподробнее, — ответил Бленкс. — Мне нужно кое-что понять до того, как я глубоко влезу в это дело. Терпеть не могу этого подонка Ножовски и сроду не подошел бы к нему ближе, чем на пятьдесят футов, если бы не деньги.

О’Брейн, который обожал читать лекции, особенно после нескольких глотков спиртного, вытащил бутылку «Буш Миллера» из ящика стола и налил двойную порцию в стакан Мартина Бленкса, а потом и свой наполнил до краев.

— Ну ладно, поехали. В начале семидесятых по известным причинам начали закрываться пожарные части в бедных районах города. Они это называли «укрупнением», но в результате теперь оказалось, что для того, чтобы приехать по тревоге, требовалось больше времени, и, естественно, имущественные потери увеличились. Потом случился финансовый кризис, и четыре тысячи пятьсот пожарных было уволено. В этот период, скажем, Южный Бронкс потерял более сотни тысяч квартир, а городским властям ничего не оставалось, как только снести их и убрать мусор. Если ты поедешь в такие районы, как Браунсвилль или Бронкс, то увидишь, что линия горизонта там выглядит, словно рот старика, — одни пустоты. В этом-то и состоит весь трюк. Последние шесть-семь лет происходит колоссальная спекуляция имуществом. Иногда участки переходят из рук в руки по два-три раза в год. То, что раньше стоило шестьдесят — семьдесят тысяч, уже продается за триста и будет еще дороже, а пустые участки и сейчас стоят больше, чем застроенные. Нужно добавить, Марти, что большинством этих участков владеют городские власти. Но это означает для них потери в сумме налогов, поэтому начало акционерной распродажи становится лишь вопросом времени. Появятся расторопные ребята, и Южный Бронкс переживет свой ренессанс.

— Я не понимаю, какое отношение это имеет ко мне, — заметил Бленкс. — На Холмах Джексона нет никаких сгоревших зданий и никаких пустующих территорий. Мы говорим о двухстах сорока квартирах, в которых живут люди.

Пол О’Брейн поднял свой стакан в знак почтения к Мартину Бленксу и допил оставшееся в нем ирландское виски. Его уши и горло на какое-то мгновение загорелись, потом алкоголь проник в кровь, и тут же, твердой рукой он снова наполнил оба стакана.

— Главное, что я хочу подчеркнуть, — это разницу между застроенной и незастроенной территориями. Незастроенный участок стоит дороже, чем тот, на котором живут. Обычное явление. Самое лучшее для тебя — купить участок с хорошим, но нежилым зданием. Это именно то, к чему надо стремиться.

Бленкс, прикладываясь к стакану, одновременно обдумывал только что услышанную информацию. Он не сомневался, что правильно вложил деньги, но тем не менее вопросы оставались.

— Ну, а что будут делать фараоны, если мы начнем запугивать жильцов? Нам же надо будет угрожать живым людям. Фараоны что, будут стоять рядом и молча взирать на происходящее?

Пол О’Брейн пожал плечами.

— Но ведь так уже было, и они ничего не предпринимали. Я представляю на судебных процессах владельцев домов Чертовой Кухни вот уже пятнадцать лет и видел многих из тех, кто оставался безнаказанным, незаконно выбрасывая жильцов на улицу. Сначала все смеялись над владельцами, которые сдавали внаем свои отели живущим на пособие по безработице. Ну, ты знаешь, это гостиницы для мужчин. Как думаешь, сколько денег можно получить с тех, кто существует на пособие? Обитатели этих отелей постоянно там не живут, не имеют никаких прав, и закон о квартирной плате не для них. Поэтому, когда двадцать лет назад начался строительный бум, владельцы домов стали нанимать всякую шваль, какую только могли найти, чтобы выселить этих жильцов. Происходили такие, например, случаи: в пять утра высаживали дверь квартиры и избивали до полусмерти какого-нибудь не до конца протрезвевшего алкоголика. Старики боялись выходить из своих комнат после того, как стемнеет, сдвигали мебель, чтобы бандиты не могли ворваться к ним. Пока журналисты поняли, что происходит, город потерял тридцать пять тысяч комнат. Только тогда пресса стала давить на политиков. В ответ городские власти запретили сносить отели для живущих на пособие. Ты знаешь новый отель Маклоу на Сорок четвертой улице? Знаешь, как он был построен?

— Понятия не имею, — ответил Бленкс.

— За четыре дня до того, как было принято решение о запрете на снос домов, в полночь подрядчик, работавший на Гарри Маклоу, снес четыре здания: два многоквартирных дома и два отеля. У него не было никакого разрешения на это. Там даже не отключили газ и электроэнергию. Естественно, в прессе поднялась шумиха, но было уже поздно: нельзя же эти здания поставить обратно! А против Гарри Маклоу даже не было выдвинуто судебного обвинения. Городские власти оштрафовали его на пару миллионов долларов, и мэр заставил ждать два года, прежде чем разрешил новое строительство. И вот отель Маклоу в сорок три этажа красуется на Сорок четвертой улице, могу поспорить, он стоит больше ста миллионов. Понятно?

Конечно, все сказанное произвело на Бленкса весьма сильное впечатление, но он постарался унять дрожь в голосе. О’Брейн сам из этих мест, и у него нет причин врать. К тому же он консультировал Бленкса бесплатно, а это тоже кое-что значило.

— Ты знаешь, у меня еще один вопрос, — сказал Бленкс. — Я все время читаю в газетах, что недвижимость в Нью-Йорке продать невозможно. Вот я и спрашиваю себя, зачем вкладывать большие деньги в бизнес, в котором нет движения.

О’Брейн, к большому удивлению Бленкса, громко рассмеялся.

— То, что происходит с недвижимостью, сейчас не имеет к твоему плану никакого отношения, — сказал он. — В Нью-Йорке спрос на аренду квартир на два процента превышает предложение. Поэтому, если кто-то хочет поселиться в приличном районе, где можно не бояться за свою жизнь, то квартиру ему приходится покупать. Подобная процедура иногда занимает целый год. Выселение этих кретинов из твоего дома займет по крайней мере два года. К тому же понадобится время на официальные формальности. Спады в экономике в этой стране никогда долго на продолжаются, иначе избиратели просто сойдут с ума.

Бленкс наконец-то улыбнулся. Кажется, единственный оставшийся вопрос в том, когда жители среднего класса с Холмов Джексона начнут сматываться оттуда, подобно той кучке алкоголиков из гостиниц.

Ужин прошел так, как он и предполагал. Единственной неожиданностью была чернокожая женщина Мари, которая подавала ему. Ножовски улыбался каждый раз, когда она появлялась в дверях, а затем заговорщически смотрел на Бленкса. Бленкс отвечал ему открытым взглядом. Он заметил следы игл на руках Мари, а также и то, что вместо обычного платья горничной на ней была черная дерюга. Мари ни разу не подняла глаз. Присмотревшись внимательнее, Мартин понял: она — дорогая проститутка, специализирующаяся на том, что в ее профессии называется «шоу для извращенцев». Значит, Ножовски — извращенец. Нельзя сказать, что это явилось для Бленкса открытием, но бизнес с подобными людьми всегда таил в себе долю опасности.

— Вы заинтересовались моей служанкой? — спросил Марек за кофе. — Останься на минутку, Мари.

Бленкс уже понял, что ему могут здесь предложить, и не хотел этого. Он знал, единственный способ изнасиловать проститутку — это не заплатить ей. Но теперь он видел, что существуют и другие способы.

— Вот, — сказал Марек трагическим тоном, кивнув в сторону Мари, — пример полного падения. Эта негритянская шлюха пристрастилась к наркотикам. Никакого чувства собственного достоинства, а в голове ни единой мысли, кроме одной: где бы словить кайф в очередной раз. Когда я ее трахаю, использую два презерватива и резиновые перчатки. Ну что, я не прав, Мари?

— Да, сэр, — покорно согласилась Мари. — Да, сэр, вы правы.

Она спокойно стояла, глядя в пол. Лицо не выражало никаких чувств. Бленкс еще раз внимательно посмотрел на ее руки. Следы игл были старые и зажившие. Сколько ей платил Ножовски? Четыре сотни, пять? Бленкс понял, что, используя эту женщину, Марек самоутверждался, и от этого Бленкса чуть не стошнило.

— Я не хочу, чтобы вы думали, будто у меня какие-то предрассудки против негров, — ухмыльнулся Марек. — Конечно, негры стоят в самом низу американской пирамиды. Но когда французские аристократы или римские сенаторы говорили о «толпе», именно белых людей они имели в виду. А мы, чтобы увидеть толпу, просто можем посмотреть по телевизору матч на первенство по футболу. Это всего лишь случайность, что в основном именно негры получают пособие по безработице и совершают в Америке большинство преступлений. Ну что, разве я не прав, Мари?

— Да, сэр, вы правы.

— Ты хорошая женщина, Мари, и одна из немногих, подобных тебе, заслуживаешь похвалы. Ну, а теперь иди в спальню и подожди меня там. Думаю, недолго. По крайней мере, — Ножовски подмигнул Бленксу, — не так долго, как ты обычно привыкла ждать.

Марек подождал, пока женщина не скрылась за дверями, а затем начал свой доклад.

— Есть новости хорошие и есть плохие, — сказал он спокойно. — Сейчас у нас пустует тридцать пять квартир. Это уже половина того количества, которое требуется. Однако те продавцы, которых ты поселил в квартире 4Б, смотались несколько дней назад. Их оттуда спугнули.

— Я уже знаю, — ответил Бленкс. — Видел одного из этих парней на следующий день. Он сказал, что это был полицейский, но удостоверения не показал. В любом случае выводы делать еще рано, может быть, такая история нам на руку.

— Объясни почему.

Теперь, когда Ножовски начал говорить о деле, в его голосе не осталось и следа дружелюбия. Финансовый доклад Марека намного превышал взнос Мартина Бленкса; к тому же следовало принять во внимание, как много труда потребуется, чтобы восстановить деньги в случае, если афера не удастся. Их целью были пустые квартиры, но за них никто не платит, и скоро партнеры будут работать себе в убыток.

— К счастью для нас, фараон оказался таким кретином, что даже не спросил, как они оказались в этой квартире. Он высыпал в раковину наркотики, раскрошил мебель, вмазал им пару раз, и все. Теперь я буду устраивать подобные сделки через подставных лиц, к тому же разных. Сейчас мне нужны еще семь пустых квартир. Я знаю, кого туда пристроить: у меня есть алкаши, наркоманы, сумасшедшие. Поэтому, кого хочешь, того и поселим на Холмах Джексона.

Ножовски в первый раз за весь разговор улыбнулся.

— Как все это быстро тебе удается.

— Что касается меня, то за сделку можешь не беспокоиться. Ты просил, чтобы обстановка была покруче. Пожалуйста. Устройством именно этого я и занимаюсь.

— В твои дела мне лезть незачем, — резко оборвал Ножовски, но потом смягчился: — Думаешь, эти люди там задержатся? А что, если полицейские захотят их выдворить?

— Вот тут-то собака и зарыта. Имя парня, который въедет вместе с ними, Крайсик, он занимается политикой и специалист в вопросах самовольного заселения квартир, уже имел с этим дело в Чертовой Кухне и восточной части города. Так парень этот так и подскочил, когда узнал о пустых квартирах в районе для людей среднего достатка. Теперь любому, кому захочется выкинуть жильцов, придется проделать это перед телевизионной камерой.

— Твой Крайсик и торговцев наркотиков с собой привезет?

— Нет. С ним въедут только две семьи. Но, поселившись в доме, он будет защищать всех и каждого. По крайней мере до тех пор, пока до него не допрет, что происходит. Но тогда это уже не будет иметь значения, потому что через две недели все они получат уведомление о выселении. А теперь расскажи мне о том, что ты делаешь.

— Один из моих юристов, Бил Хольтц, проверил вместе с Розенкратцем документы об аренде. Они выбрали еще двадцать жильцов, которые скорее всего смотаются, если им выслать уведомление о выселении. Они придирались даже к пустякам: задержанная квартплата, недобросовестное отношение к собственности, отказ впустить представителя администрации в квартиру, что, конечно, не может служить серьезными причинами для выселения. Но пока все это будет выясняться, мы не будем брать с них квартплату, а потом заявим, что они не оплатили свои счета. Большинство этих людей не могут как следует говорить по-английски. Они приехали из стран, где полиция имеет большую власть, там ей стоит шевельнуть лишь пальцем, и люди исчезают навсегда. Потому-то некоторые, подобные им, тут же смотаются.

— Мы уже начали терять деньги? — спросил Бленкс, меняя тему разговора.

— Пока нет, но уже в следующем месяце наши расходы начнут превышать доходы.

— А как с кредитом?

— Хольтц все устроил с компанией «Арканзас СИЛ». Они готовы продлить наш кредит, если только мы будем придерживаться сроков выплаты. В данный момент наша сторона их опережает, но я еще по-настоящему не занялся этим делом.

— Ну а что по поводу ассоциации жильцов?

Ножовски пожал плечами. Ему не правилось, когда его контролировали. С другой стороны, приверженность Бленкса сделке была более чем желательна.

— У них там работает какой-то патруль, однако они не смогли организовать всех жильцов дома, в основном благодаря Розенкрантцу. Этот парень может даже негритосу продать крем для загара.

— Хватит шуточек. Там внизу, в машине, меня ждут ребята. Наверное, им уже надоело, а я не хочу добираться на своих двоих. Случай со старым евреем Бенбаумом еще больше сплотит жильцов вокруг Сильвии Кауфман. Именно она занимается их организацией. Однако это не означает, что жильцы не начнут сами сматываться. Пакистанцы почти все уже выехали. Кое-кто из корейцев выезжает с семьей Пака. Да и многие другие при первой возможности уедут оттуда, но в доме слишком много латиносов, чтобы их можно было запугать. Возможно, они примут сторону Кауфман. И будут с ней заодно, только до тех пор, пока я не найду профессионального насильника, который отнимет одну из дочек. И вообще, у меня приготовлен маленький сюрпризик для этой ассоциации жильцов. — Бленкс встал и направился к шкафу, где висело его пальто. — На сегодня все, — заявил он. — Пока дела идут нормально. Не думаю, чтобы эти уроды продержались там больше пары месяцев.

Он накинул пальто и повернулся к своему партнеру.

— Кстати, в следующий раз, когда нам необходимо будет встретиться, может быть, ты подъедешь ко мне? Пробки здесь просто убийственные.

Глава 12

Мари Портер терпеть не могла обслуживать Извращенца. Так она его мысленно называла, хотя, по правде сказать, все ее клиенты были извращенцами. И каждый раз Мари устраивала для них что-то вроде шоу. Единственное, чего такие профессионалы, как она, не допускали, — это боли: ни причинять ее, ни терпеть. Обычно Мари, думая о своих клиентах, называла их по имени. Кроме Извращенца.

Надо было сразу отказать Мареку, но это очень бы разочаровало ее сутенера Джорджа Вэнга: Джордж был ее спасителем. Он увидел Мари, когда та работала на Медисон-стрит. Это была слишком темная улица, чтобы разыгрывать на ней невинность, хотя девушке едва исполнилось тогда шестнадцать лет.

Мари оказалась на улице потому, что собственная мать год назад выбросила ее из дома. Она поселилась у родственников, ходила в школу. Но исподволь дядя открыл для нее сначала прелести героина, а потом и всего остального.

Через месяц она уже была собственностью сутенера Гектора Корте по прозвищу Поппи, специализировавшегося на подростках мужского и женского пола. Тот, кто у него работал, трудился без сна и отдыха, прогуливаясь по улице с зажженными сигаретами «Мальборо». Поппи знал, что подростки могут сбежать от него, если их как следует не припугнуть.

Мари боялась собственной тени и, главное, не видела никакого выхода из создавшегося положения. Поэтому встреча с Джорджем Вэнгом показалась ей чудом, хотя многие сказали бы, что это рядовое событие в бизнесе такого рода.

— Я видеть тебя на улице. Я думать, ты очень красивая.

В сером двубортном льняном костюме и галстуке в тон, с узенькими глазками и тоненькими, свисающими вниз усиками Джордж Вэнг выглядел героем гангстерского фильма сороковых годов. На Мари он произвел неизгладимое впечатление.

— Иметь великолепное тело. Нет жира, но и не худое. Очень нежная кожа, очень симпатичное лицо. Я знать, эта девушка не тем заниматься. У этой девушка очень темная кожа, и клиент думать — они лишь очередная шлюха. Клиент в основном хотеть девственницу-блондинку из Айовы, ты знать, это правда.

Мари рассмеялась, попивая маленькими глотками кофе. Они ужинали в ресторане «Астория», около моста Триборо, — далеко от Поппи Корте.

— Да, старик, ты прав, скажу тебе! Этим жлобам только и нужно, чтобы было беленькое между ног, и, чем лучше выбрито, тем интереснее. Белые суки все выбривают, а потом только и делают, что задирают юбки. Но я их ни в чем не обвиняю. Если жлоб думает, будто ты то, что надо, он сразу же достает полтинник, все равно как кладет двадцать пять центов в телефон-автомат. А такие, как я, должны чуть ли не драться, чтобы получить свой четвертак. Но ведь я еще молода. Что со мной будет в тридцать?

— Хорошо. — Джордж Вэнг взял Мари за руку и притянул к себе, поглаживая ее черную-пречерную кожу. Тело Мари казалось таким чувственным, оно излучало жизненную энергию. — Совершенно точно, ты правильно понимает. У меня клиенты, которые все время спрашивать черную девочку. Они думать — черная девочка экзотична. Много платить. Ты никогда не получишь такого от уличного сутенера. Мои клиенты боятся до смерти уличного сутенера. Они думать, старый китаец очень безопасный.

Мария отняла свою руку и твердо сказал:

— Ты хороший старикан, но не тянись за покупкой, пока не заплатил. А теперь скажи, что надо сделать, чтобы эти богатенькие клиенты согласились расстаться со своими пачками баксов.

— А что ты умеешь? — спросил Джордж Вэнг. — Уличная девка получать сорок долларов, а моя шлюха получать двести. Все дополнительные деньги зарабатывать до того, как начинать трахаться. Ты понимать это?

— Мой сутенер говорит: «Затолкни его внутрь и вытолкни как можно быстрее». Он верит в количество.

— Твой сутенер есть прав. Если ты получать тридцать долларов — ты должна обслужить многих клиентов. Ну, а если триста, тебе не надо спешить. Тогда ты мочь не торопиться. Все мои девочки уметь играть. Траханье — самая короткая часть того, что они делать. Если ты хотеть, то я дать тебе квартиру в хорошей части города. Девяностые номера улиц или Йорк-стрит. Дом с портье. Первые три месяца ты только ходить с девушками, может быть, один раз в неделю. Я тебя учить стать актрисой. Клиенты хотеть фантазии. Ты должна научиться дать им фантазию. Пока клиент платить, ты ни перед чем не остановиться. Ты думать, ты это выучить?

Мари серьезно кивнула.

— Я могу это выучить, старик. Ну а что мне перепадет с этого?

— Мое имя не старик, ты, маленькая дура. Меня зовут Джордж Вэнг, и так ты будешь меня называть.

Мари посмотрела в черные глаза сутенера и увидела в них отблеск стали.

— Что случилось с твоей речью? — спросила она смущенно.

— Я тебе уже говорил про клиентов и их фантазии? Ты должна будешь понимать то, что находит забавным тот или другой из них. Мужчины любят поболтать об этом после работы за стойкой у Гарри. — Он помолчал, давая ей время подумать. — Мы будем делиться пополам, но я тебе гарантирую штуку в неделю после первых трех месяцев. Если ты не будешь получать столько от клиентов, то я сам доплачу разницу. Ты колешься?

— Да, — призналась Мари, — чем-нибудь легким.

— Я буду давать тебе наркотики и иглы хорошего качества. На них можно положиться. Мне абсолютно наплевать на твою личную жизнь, но, если ты станешь слишком нервничать и не сможешь работать, то опять сможешь рассчитывать только на собственную задницу. Это и будет наказанием, которое заслужишь, если отступишь от моих правил.

Джордж продолжал потягивать спиртное из своего стакана, ожидая вопросов или протестов, но Мари молчала, совершенно пораженная трансформацией его речи.

— Правила очень просты, — продолжал он между тем. — Если ты берешься за эту работу, то должна сделать клиента счастливым. Необходимо, чтобы он поверил, что его фантазия стала жизнью. Все клиенты будут приходить от меня. Если будешь делать что-нибудь на стороне… даже по телефону, то я выброшу тебя. Это правило. Короче, сделай клиента счастливым и не вздумай меня «кинуть». Если принимаешь условия — будешь богатой.

Многие ее клиенты оказались женщинами — богатыми белыми женщинами. С ними со всеми можно было управиться, следуя одному и тому же плану. Она изображала горничную (надевала ярко-красные бюстгальтер и трусики под просвечивающее черное платье), якобы совращающую свою хозяйку. Чтобы совратить, она иногда уводила клиентку в спальню, иногда на кухню, иногда в гладильню, на чердак, в ванную. Она трахала их всем, что попадалось под руку: шлангом от пылесоса, ручкой метлы, массажными щетками и полотенцами, тряпочками для мытья посуды. Она продолжала это делать до их полного изнеможения.

Все это было настолько просто, что стоило ей, проходя мимо, задеть их, как они уже начинали фантазировать, а потом кричали, испытывая оргазм. Затем обычно они задирали ноги кверху. Интересно, что каждая, как бы мало она ни смыслила в этом деле, вызывала глубокий, громкий профессиональный оргазм Мари.

Мужчины хотели собственного унижения. Они требовали, чтобы она надевала на себя что-нибудь кожаное или из нержавеющей стали. Чтобы она их ругала, заставляя совершить один унизительный поступок за другим. Это их распаляло, они ее просто умоляли об этом, и наконец она соглашалась. Если они того стоили, то она пальцами легко касалась низа живота и помогала рукой. Это было все, что требовалось.

Теперь уже Джордж Вэнг говорил о Мари не иначе как о «своей лучшей», даже когда она работала с кем-нибудь в паре. И Мари не считала зазорным то, что сутенер смотрел на нее как на собственность. Больше всего она ценила то, что в свободное от работы время могла уходить из квартиры, когда и куда хотела, а деньги в банке были положены на ее собственное имя. Джордж оставался главным клиентом Мари.

Единственной тенью в новой жизни Мари было пристрастие к наркотикам. Поначалу привычка росла вместе с денежным успехом, но через год Мари поняла, если не прекратить их употреблять, она снова окажется на улице. У нее был сильный характер, и она уже привыкла сама себе быть хозяйкой. Джордж Вэнг помог ей записаться в группу по лечению наркоманов в больнице, которая находилась в малонаселенном районе Олбани. Врачи прописали ей тридцатипятидневный курс метадона. В первый день дали достаточно этого препарата, чтобы удовлетворить желание уколоться. На второй день уменьшили дозу. Она уже готова была лезть на стену. Но на самом деле все это, конечно, можно было вытерпеть, и к тому времени, когда курс лечения закончился, от пагубной привычки не осталось и следа.

Мари считала проституцию унижением, но секс был ее триумфом. Исключение составлял Извращенец, он просто достал ее. Уходя из его квартиры, Мари испытывала такое чувство, будто ее обманули, хотя Джордж Вэнг сказал, что четыреста пятьдесят долларов, которые они получали от него, неплохая компенсация за все.

— Ты забыла, как клиенты орут тебе «черножопая», пока ты их порешь, или говорят то же самое, когда порют тебя.

— На самом деле они мне не причиняют боли. Это просто игра.

— Ну, а Марек разве причиняет боль? Ты подаешь ему ужин, потом трахаешься с ним и идешь домой. Так в чем же дело?

— Все не так просто, Я должна появляться у него в отрепьях и играть роль рабыни. Он насмехается надо мной в присутствии своих приятелей.

— А они до тебя дотрагиваются? Если да, мы должны просить больше денег.

— Их смех хуже прикосновений. Мне нельзя поднимать глаз, я должна уставиться в этот чертов ковер и повторять: «Да, сэр, нет, сэр». Подаю им мерзкий обед, а он мне читает лекции про негритосов и преступления, которые они совершают, и про то, как они все сидят на наркотиках. Он держит меня для того, чтобы помнить постоянно про дно общества… Он меня держит для вдохновения.

— Мари, ты говоришь ерунду! Иногда я посылаю тебя в дом, где ты должна скрести на коленях туалет, а потом трахаться с шестидесятилетней белой женщиной. И это тебя нисколько не волнует.

— Миссис Бламм меня любит. Когда мы заканчиваем, она поит меня кофе с пирожными и рассказывает о своих противных внуках. Ты умный человек, Джордж Вэнг, но ты не хрена не понимаешь в жлобах.

— Не произноси слово «жлоб». — Вэнг поднял свой тонкий, костлявый палец. — «Жлоб» — это уличное слово, а ты не на улице. Мы называем их клиентами. Может быть, так ты будешь лучше понимать. Послушай, если бы ты продавала зеленый салат, то тебе бы было наплевать на характер твоих покупателей до тех пор, пока тебе не грозило бы насилие. То же самое, когда ты продаешь то, что у тебя между ног.

— Да, но Извращенец способен причинить мне боль. Я даже не сомневаюсь, что он сделает мне больно. Он носит пиджаки за пятьсот долларов, а глаза у него как у краснощекого, зарабатывающего на жизнь физическим трудом карманника, который ненавидит всех и вся.

Джордж Вэнг всплеснул руками.

— Ты обслуживала его уже больше тридцати раз, и он ни разу не поднял на тебя руку. Он даже с другими шлюхами не общается. На самом деле, — подмигнул Вэнг, — я думаю, что Марек в тебя влюблен. Ты должна быть польщена.

Мари вздохнула.

— Мне наплевать, когда другие жлобы называют меня черножопой или черной шлюхой, потому что они витают в это время в своих фантазиях, а их фантазии не хуже, чем обычная жизнь, но…

— Слишком много теории, — прервал ее Джордж Вэнг. Он считал себя экспертом в оценке потенциальной жестокости со стороны клиентов; С его точки зрения, Извращенец не был опасным, а потому сходил за вполне приемлемого клиента.

— Ты меня так и не дослушал. Извращенец не притворяется и не фантазирует.

— Он хоть раз причинил тебе боль? — Джорджу Вэнгу уже начинал надоедать этот разговор.

— Нет, он иногда показывает свою силу, но никогда по-настоящему он меня не бил.

— Послушай, если ты уж так настроена отказаться от него, то я тебя поддержу, и ты знаешь об этом, Мари. Только прошу тебя потянуть еще чуть-чуть. В конце концов последнее слово остается за проституткой. Сейчас мы с него получаем четыреста пятьдесят. Давай поднимем цену на сто баксов и посмотрим, что будет. Если взглянуть на Марека с объективной точки зрения, то мы имеем дело всего лишь с очередным недоделанным мужиком, которому приходится за это расплачиваться.

Глава 13

— Поверить не могу, — сказал Мудроу сидевшей рядом с ним Бетти Халука. — Шесть часов вечера, а дорога пустая.

— Майк Бенбаум не твоя ошибка, — ответила Бегти. — Ты в этом не виноват. — Она положила руку на колено Мудроу.

— Я тебе ничего не говорил по поводу Майка Бенбаума, — прервал ее Стенли. — Я только сказал об этой чертовой дороге. Думал, нам потребуется полтора часа, а мы будем там через пятнадцать минут. Надо же, на автостраде Бруклин — Куинс пусто! Это невероятно!

— Ничего невероятного, — настаивала Бетти. — Утром же шел снег.

— Ну и что?

— Когда рано утром идет снег, все отправляются на метро. Но потом снег тает, и вечерний час пик не такой напряженный. Легко проехать. Я думала, все это знают.

Они ехали в «хонде», принадлежавшей Бетти, выпуска 1982 года. По просьбе своей подруги Мудроу сидел за рулем. Он с трудом манипулировал крошечными педальками, был втиснут в сиденье, как пробка в горлышко бутылки, и его голова от выбоин на дороге (частых, как мины на минном поле) ударялась о потолок.

— Наверное, ты права, — наконец ответил Мудроу. — Снег — единственное, чем это можно объяснить. Сегодня в семь утра он был еще довольно сильный, и все, испугавшись пробок, оставили свои машины дома. А потом снег превратился в дождь, и вот уже ничего не осталось. Я должен был это предвидеть, столько лет просидев за рулем.

Бетти сильнее сжала его колено.

— Люди, живущие в Манхэттене, никогда ничего не смыслят в том, как надо ездить по малонаселенным районам. Они даже не представляют, что существуют такие. Даже полицейские, которым приходится много ездить. К тому же Майк Бенбаум — совсем не твоя вина.

— Господи, — Бетти, — вздохнул Мудроу, покачав головой, — мы должны перестать говорить об этом.

— Я думаю, ты винишь себя понапрасну, — настаивала Бетти. — Но ты ничего не мог сделать, разве что поставил бы раскладушку в коридоре.

Мудроу помолчал перед тем, как ответить. «Хонда» не могла быстро набирать скорость, и потому Мудроу, который хотел обогнать медленно двигающегося мусорщика, пытался посильнее нажать на газ, не задев ботинком тормоза. Эта задача требовала концентрации всего его внимания.

— Дело в том, — сказал он наконец, — что я на самом деле не знаю, в чем моя вина. Может быть, вообще все это произошло из-за меня. Я должен был яснее дать понять этим наркоманам, что к чему. Наверное, надо было бы зайти еще в какую-нибудь квартиру. Если ты проработал некоторое время полицейским, то один-единственный урок, который ты из этого извлек, заключается в том, что любое совершенное преступление так или иначе все равно твоя ошибка, особенно когда дело касается насилия над детьми. Иногда полицейские вовремя не арестовывают тех, кого должны арестовать. Иногда не видят очевидных признаков опасности прямо перед своим носом. Ты приходишь к капитану и говоришь: с ребенком все нормально, хотя видел его в последний раз три дня назад. Капитан заносит это в рапорт, а ребенок уже давно в морге. Вроде знаешь, это не твоя ошибка, но кому-то пришлось за нее расплачиваться.

Они приехали на экстренное собрание союза жильцов «Джексон Армз» почти часом раньше, чем было надо. Бетти предложила зайти в кафе, но Мудроу сказал, что он хотел бы некоторое время поездить по улицам.

— Я не против, — ответила Бетти, — просто думала, не хочешь ли ты отдохнуть немного от машины.

— Вождение машины помогает мне думать, — пожал плечами Мудроу.

— Думать о чем?

— Например, о том, откуда взялся весь этот кошмар.

Они ехали по Рузвельт-авеню, под приподнятыми путями так называемой Седьмой линии метро, соединяющей Северный Куинс с Манхэттеном. По обеим сторонам улицы было полно мелких магазинчиков и кафе. Они сверкали витринами и заново покрашенными вывесками. Даже сами фасады домов свидетельствовали о зажиточности их хозяев. Обычно в районах, куда закрадывается нищета, ее раковые клетки растут даже в тени деревьев, которая скрывает деятельность продавцов наркотиков, шлюх и охотников за легкой добычей. Здесь не было видно подростков, промышляющих в подворотнях. Не было и взрослых, занимающихся тем же: только те, кто ходит по магазинам или пришел поужинать в один из многочисленных ресторанов: китайский, корейский, индийский, латиноамеринский. Эти рестораны заполняли квартал за кварталом.

— Вот что я тебе скажу, — наконец произнес Мудроу. — Количество этих ресторанов доказывает, что здесь водятся деньги. Бедные люди едят дома.

— Ну и что? — спросила Бетти. — Холмы Джексона всегда были местом, где селятся люди среднего достатка.

— Откуда же появились шлюхи и те два продавца наркотиками? Если они не из этого района, то как нашли пустые квартиры? Это что — совпадение? Полицейские ненавидят совпадения, Бетти.

У них еще оставалось полчаса, когда Мудроу запарковал «хонду» на тротуаре напротив «Джексон Армз». Несколько человек шли по направлению к этому дому, очевидно, трудяги, возвращающиеся домой после длинного рабочего дня.

— Бетти, ты не возражаешь, если поднимешься к тете Сильвии одна? Мне надо тут кое с кем из квартиры наверху переброситься парой слов. Скорее всего я освобожусь до того, как закончится собрание.

— Не возражаю, — сказала Бетти. — Ты знаешь, я просто вижу, как ты отдаляешься от меня, когда ты влезаешь в шкуру полицейского, на то и другое тебя не хватает.

Они расстались около лифта. Мудроу подождал, пока Бетти исчезнет из поля зрения, а затем нажал кнопку. Пока лифт со скрипом медленно поднимался на четвертый этаж, Мудроу думал о Бетти Халука. В его жизни было много женщин разных профессий, но все они стояли на социальной лестнице выше него и обычно к нему относились снисходительно. Иногда ходили на цыпочках вокруг его чувств, как наркоманы, жаждущие вскрыть маленький, величиной с десятицентовую монету пакетик героина. Никогда не было и намека на постоянную связь между ними. Бетти разговаривала с ним так, будто они — коллеги-фараоны.

Дверь лифта, после того как Мудроу сильно шарахнул по ней, открылась на четвертом этаже, и он прошел по коридору к квартире Пэта Шимана, по привычке бросив взгляд на лестницу между лифтом и квартирой. Он тихо постучал в дверь и опять же по привычке задержал дыхание, прислушиваясь.

Скоро он услышал быстрый топот ног через всю квартиру, за которым последовал скрип открывающихся замков. Мудроу знал, это не Пэт. Тот ходил гораздо медленнее. Хотя Стенли и не был этим обеспокоен, но все же расстегнул пальто, облегчая себе доступ к видавшему виды пистолету 38-го калибра слева за поясом.

Дверь открыла чернокожая женщина.

— Мне нужен Пэт Шиман, — сказал Мудроу. Он попытался встретиться с женщиной глазами, но ему это не удалось.

— Пэта еще нет дома, — заявила она. — Он сегодня задерживается на работе.

— А когда он будет?

— Надеюсь, скоро.

— Вы медсестра, которая помогает заботиться о Персио, правда?

— Так и есть. — Она стояла в дверном проеме, и ее широкое тело закрывало от Мудроу внутреннюю часть квартиры.

— Спросите Персио, не возражает ли он против беседы с сержантом Мудроу. — Он специально назвал свой бывший чин, ожидая, что она отступит на шаг и он сможет увидеть Луи Персио.

Как только дверь открылась достаточно широко, чтобы Мудроу смог войти, не протискиваясь мимо медсестры, он спросил:

— Как ты себя чувствуешь, Персио? Сегодня вечером ты выглядишь намного лучше.

Луи Персио сидел в кресле и смотрел новости по телевизору «Сони» отнюдь не последней модели. На самом деле он чувствовал себя лучше, чем во время первого посещения Мудроу. Огромные дозы антибиотиков сбили температуру, потеснили микробов в гортани и легких. И в первый раз за последние несколько месяцев он почувствовал, что голова его способна ясно соображать.

— Это временное улучшение. — Персио широко улыбнулся. — Позволь представить тебе Марлу Паркер — моего ангела милосердия. Марла — это Мудроу. Но он уже больше не сержант, так как вышел на пенсию. Сейчас только притворяется, как, впрочем, и все мы.

— Рад видеть вас, — немедленно ответил Мудроу, протягивая руку.

Разгневанная тем, что ее обманули, Марла не протянула руки.

— Я буду в спальне, — сказала она Персио.

— У меня проблемы, — заявил Луи, как только за медсестрой закрылась дверь спальни. — Понятия не имею, по какой причине, но владелец дома, кто бы он ни был, считает, что я не подходящий для него квартирант. Эта сволочь прислала мне уведомление о выселении. Можешь себе представить, что будет, если я появлюсь в суде? Мне же нужен косметолог, чтобы наложить макияж.

— Но ведь они должны указать причину своего требования, — удивился Мудроу.

— Какая разница!

— Ты хочешь, чтобы я помог тебе?

— Да. Это нужно Пэту.

— Если ты хочешь помощи, не пудри мне мозги, а просто скажи, что написано в той бумаге.

Персио выпрямился в кресле, от усилий на его лбу выступил пот. Когда Луи повернулся к Мудроу, лицо его было очень серьезным, несмотря на улыбку, притаившуюся в уголках губ.

— Там много чего говорится. Там говорится, что я не содержу квартиру в порядке, вовремя не вношу квартплату, что я аморальный тип и состою в незаконном союзе с другим аморальным типом, моя болезнь опасна для других жильцов, что я — гомосек, которого не должны и не будут терпеть около себя порядочные люди.

— Это не уведомление, — заметил Мудроу, — это целый трактат, черт возьми. А сколько в нем правды? — Мудроу в конце концов все-таки расплылся в улыбке.

Здесь Мудроу чувствовал себя все же больше в своей тарелке, нежели в квартире Сильвии Кауфман. Он стянул пальто и сел на диван напротив Персио.

— Ну что ж, давай поговорим о деле, — предложил Персио, — Пэт видел парня, который изуродовал старика снизу. В этом мы уверены, можно сказать, почти на сто процентов. Но Пэт и близко не подойдет к настоящим фараонам, чтобы сказать об этом. Мы решили поговорить с тобой. Это Пэт принял такое решение. Он тебе доверяет.

— Ты знаешь подробности?

— Я сам не видел этого человека, с ним разговаривал Пэт. Он будет дома с минуты на минуту, но я хотел бы поговорить с тобой о документе на выселение до того, как он вернется. Думаю, Пэт разозлится, если узнает то, что я хочу тебе сказать.

— Нет проблем, говори. Наверное, все равно мне дожидаться Пэта, так что убить время за разговором не так уж и плохо.

— Видишь ли, я не под каким видом не смогу появляться в суде. У меня для этого нет сил. Пэт не сказал еще, что собирается делать, но боюсь, как бы он не избил этого Розенкрантца — жирную скотину, которая послала нам эту бумагу. Я не хочу увидеть Пэта в тюрьме, пока жив. Хочу, чтобы Пэт был со мной. Вот мне и пришло в голову, может быть, ты сможешь поговорить с Розенкрантцем о нашем деле.

— Ничего не имею против того, чтобы поговорить с ним, — с готовностью ответил Мудроу. — Но я больше уже не полицейский. Правда, не уверен, что и в прежние времена мог бы ухватить такого скользкого подлеца.

— Пожалуйста, сделай что можешь. У меня совсем не осталось сил, чтобы с этим бороться.

Мудроу махнул рукой.

— Хорошо, мне понятно. Я действительно постараюсь что-нибудь сделать для того, чтобы владелец дома забрал свое кретинское уведомление о выселении. Ну что, теперь ты мне расскажешь об ограблении или нам придется дожидаться Пэта?

— Ну раз уже мы все равно решили помочь тебе, — ответил Персио, — скажу об одном. Пэт и я понимаем, что здесь происходит. Люди, которые сейчас живут в доме такого класса, этого на заслуживают. Мы не исключение — два голубых, побывавших в тюрьме! Но то, что происходит, смахивает на хорошо организованную игру по-крупному.

— Послушай, Луи, я спешу. Внизу скоро начнется собрание. Хочу послушать, о чем будут говорить жильцы. Почему бы тебе сейчас не выложить все, что ты знаешь? А попозже я переговорю с Пэтом.

— Ну ладно, — пожал плечами Персио, — Пэт видел того парня прямо перед тем, как произошло нападение на Бенбаума. Он ломился в дверь квартиры, из которой ты выбросил торговцев наркотиками. Тут вообще была целая процессия покупателей. Как правило, мы не обращали на них внимания. Но этот кретин стучал и стучал в дверь, пока наконец Пэт не вышел в коридор. Он увидел наркомана с деньгами. Может быть, даже из постоянных покупателей. Пэт сказал, что продавцы здесь больше не живут, и ему, парню, тоже бы следовало двигать отсюда. Ну скажи мне, что тут невежливого? Но КРЕТИН так завелся, что даже не сел в лифт и пошел вниз по лестнице пешком, а ты же знаешь, она выходит на третий этаж в каких-то двадцати футах от квартиры старика.

— Ты говоришь, парень пришел, чтобы купить наркотики? Откуда тебе это известно?

— Когда Пэт сказал, что наркотики здесь больше не продаются, негодяй даже не потрудился что-нибудь придумать в свое оправдание и страшно разозлился. В течение десяти лет Пэт и сам был наркоманом. Думаешь, он не признал бы себе подобного?

— В котором часу они разговаривали? Спустя сколько времени произошло нападение?

— Через полчаса после того, как Пэт встретил этого парня в коридоре, мы услышали вой сирены, и в тот же вечер полицейские стучали здесь в каждую дверь.

— Ну ладно, достаточно. — Мудроу встал и перекинул пальто через левую руку. — Я очень ценю твою помощь и зайду после того, как поговорю с Розенкрантцем.

— Ты не хочешь знать приметы того подлеца? — удивился Персио.

— Да черт с ним! Пусть полицейские его ищут. Уверен, что Бенбаум им его описал. Ты знаешь, поначалу я думал, что нападение на Бенбаума было спланировано заранее. Предположение все время вертелось у меня в голове. Я еще поговорю на эту тему с полицейским, но в данный момент склонен считать, что это насилие явилось следствием того, что здесь жили продавцы наркотиков. Через неделю все успокоится, вот увидишь.

— Так уже улеглось.

Мудроу усмехнулся.

— В любом случае я либо сегодня увижу Розенкрантца, если он появится на собрании, либо завтра загляну к нему в офис. И скоро дам о себе знать. Приятного тебе вечера.

Как выяснилось, Эл Розенкрантц все же пришел на экстренное собрание жильцов «Джексон Армз» и выступал в тот момент, когда Мудроу появился в квартире Сильвии Кауфман. На этот раз вопросы к нему звучали в гораздо более неприветливом тоне, и он сильно потел. Жильцы хотели знать: почему в коридоре не произведен ремонт, где охрана, с чего это они стали получать уведомления о выселении. В ответ Розенкрантц во всем обвинил полицейских. Он утверждал, что преступность в Нью-Йорке не контролируется, считая, что предотвращением преступлений должна заниматься полиция, а не компания по недвижимости. Тем не менее администрация все же послала продавцам наркотиков из квартиры 4Б уведомление, о выселении. Сэл Рагоззо также получил подобный документ. Возможно, это правда, администрация ошиблась в управляющем зданием, но коридор все же отремонтируют, а охрана появится в течение недели.

Оглядывая комнату, Мудроу заметил, что на собрании присутствует офицер по профилактике преступлений, а также члены ассоциации. Было очевидно, что нападение на Бенбаума не произвело достаточного впечатления на жильцов. Бетти сидела в стороне от остальных, но в какой-то момент они наконец встретились глазами. Она улыбнулась Мудроу и помахала ему рукой.

— Я что-нибудь пропустил? — прошептал он, садясь возле нее.

— Бенбаума сильно избили. Он выживет, но здоровье старика сильно пошатнулось. Сейчас здесь его дочь, и она сказала, что заберет его к себе в Нью-Джерси. Полицейский говорил две минуты. Он считает, что это была обычная квартирная кража, из тех, что происходят в Нью-Йорке ежедневно. У них нет подозреваемого. Потом вылез Розенкрантц. Его считают чуть ли не главным виновником случившегося, но он стоит на своем, обещая, что исправится и все будет хорошо.

— Как ты считаешь, он говорит это всерьез? — спросил Мудроу.

— Трудно поверить, чтобы он и в самом деле сам поселил тут продавцов наркотиков. Это же не Южный Бронкс. Но с другой стороны, Эл Розенкрантц — скользкий тип. В этом нет сомнения.

— Я должен переброситься с ним парой слов, но так, чтобы он ничего не заподозрил. — Мудроу вкратце рассказал Бетти о разговоре с Луи Персио. — Я хочу поймать Розенкрантца после того, как он выйдет отсюда. Постараюсь отловить его в коридоре. Пойдем со мной? Я хочу потом узнать о твоем впечатлении.

Бетти широко улыбнулась. У нее был большой рот, и, когда она улыбалась, лицо, казалось, расплывается от удовольствия.

— Классно, — сказала она. — Ты вмажешь ему пару горячих?

— Ты слишком много смотрела фильмов про полицейских. Я хочу помочь Персио, а если врежу Розенкрантцу, вряд ли помогу этим делу. Я всего лишь поговорю с ним, и посмотрим, что он мне скажет.

Не успела Бетти ответить, как раздался громкий стук к дверь. Стучали деревом о дерево. Данлеп, который сидел к выходу ближе всех, открыл дверь и увидел Майка Бенбаума. Тот стоял с поднятой клюкой. Левая часть лица сильно распухла, голова была забинтована. Завязки от бинтов торчали за ухом, однако он был возбужден и явно сердит. Когда Порки Данлеп попытался поддержать старика, тот оттолкнул его руку.

— Что я вам говорил, — торжественно заявил Бенбаум, — подлецы, воры. Вся шваль, все отбросы вселенной появились здесь с тех пор, как Моррис Катц продал здание. Мы не выкупили свои квартиры, когда у нас была такая возможность, а теперь вы сами видите, что происходит. Моя дочь говорит, что я должен поселиться где-то в Нью-Джерси! Да я лучше в Сибири поселюсь! — Он доковылял до центра комнаты. — Я знаю, Сильвия, ты не одобряешь мои разговоры на собраниях, но я должен высказать все, что во мне накопилось. Так что скажи этому типу, чтобы он полз обратно в свою пещеру и освободил мне место, чтобы я смог говорить.

Розенкрантц немедленно отступил. Он попытался сделать это с достоинством, но комментарий Бенбаума достал его, и он внезапно почувствовал, как закипает от давно сдерживаемого гнева.

— Вы должны помнить, — кричал Бенбаум, — тот, кто работает на бандитов, тоже бандит! Человек, который работает на подлеца, сам подлец! Не имеет значения, что он ходит с дорогим кейсом. Я хочу, чтобы вы послушали меня. Я всю жизнь прожил в этом доме. Когда я сюда въехал, большинство жильцов были ирландцы, и они пытались меня выселить. Их женщины называли меня грязным евреем, а мужчины говорили и похуже, но я не буду распространяться о прошлых битвах. Я пришел сюда сказать, что на самом деле собираюсь сделать. Бенбаум и не подумает ехать умирать в Нью-Джерси, для него Нью-Джерси — мертвая земля. Он живет в Куинсе с тех пор, как вернулся с войны, и умереть собирается здесь.

Розенкрантц немного помедлил. Входная дверь распахнута. Он подождал, пока Бенбаум закончит фразу, и тихо вышел. Никто из жильцов не обратил на это внимания, но Мудроу и Бетти Халука последовали за ним в коридор.

— Мистер Розенкрантц, — громко сказал Мудроу, — можете мне уделить минуточку внимания?

Розенкрантц окинул их быстрым взглядом. Это не жильцы, интересно, что они от него хотят. Его гнев все еще не утих. Он утихнет только после того, как Эл проглотит несколько стаканчиков скотча.

— Конечно, — сказал он, протягивая руку. — Я всегда рад поговорить. Меня зовут Эл Розенкрантц.

— Стенли Мудроу, — ответил Мудроу, пожимая руку Розенкрантца. — Я частный детектив. — Он предъявил свое удостоверение. — А это Бетти Халука. Она юрист. Мы ненадолго вас задержим. Хочу поговорить с вами об одном жильце, которому вы послали уведомление о выселении. Дело в том, что жилец этот очень болен и у него нет сил являться в суд.

— Кого вы имеете в виду? — спросил Розенкрантц.

— Луи Персио. Он живет на четвертом этаже.

— Этот голубой? — удивленно спросил Розенкрантц. — И вы хотите говорить со мной об этом преступнике, гомосексуалисте?

— Послушайте, Розенкрантц. — настаивал Мудроу, — я сам видел уведомление о выселении, и единственное основание, упомянутое там, то, что он не заплатил за квартиру в срок. Все остальное: его сосед, болезнь, наклонности — не повод для выселения в Нью-Йорке. — Он надеялся, что Розенкрантц кивнет в знак согласия, но не дождался этого и продолжал: — Послушайте, Персио говорит, он уплатил за квартиру вовремя. Однако чек почему-то аннулировали, но вы все это можете уладить, поговорив лично с человеком, вместо того чтобы посылать дело в суд. Персио очень ролен, он умирает. Через несколько месяцев вы так или иначе получите эту квартиру. Зачем же так спешить?

Розенкрантц покачал головой. Наконец-то он нашел, на ком выместить злобу.

— В это трудно поверить. Последние полчаса целая комната каких-то кретинов смешивала меня с грязью, теперь зажали в углу какая-то шлюшка и какой-то дилетант — бывший полицейский. Послушайте, частный детектив Мудроу! Да мне на вас просто наплевать. Вы не живете в этом доме. Вы даже не имеете права вести со мной этот разговор. Что касается юриста, присутствующего здесь, то, если, по ее мнению, администрация дома действовала не по правилам, то она может подать на нас в суд и обнаружить значительные возможности, которые существуют для того, чтобы защищать наши интересы и интересы наших клиентов. И еще одно, до того как мы с вами расстанемся. Луи Персио — преступник и гомик. Не моя вина в том, что он подставлял свой зад до тех пор, пока не заработал СПИД, Не моя в этом вина, но я вам вот что скажу: надеюсь, этот слизняк отсюда направится прямо в реанимацию госпиталя Элмхарст. Надеюсь, его положат там на раскладушку в предбаннике, как и всех прочих зараженных сволочей, которые ожидают лечения. Их там держат по пятнадцать — двадцать часов, пока они не сдохнут от пневмонии. Я надеюсь…

Мудроу знал, он не должен применять физическую силу, но был настолько ошарашен словами Розенкрантца, что, когда опомнился, глава управления недвижимостью лежал на полу коридора, зажимая нос рукой.

— Ты, сукин сын! — закричал Розенкрантц. — Ты же сядешь за это в тюрьму!

— Вот уж не думаю. — Голос был твердым и довольно громким. Он доносился из-за спины Мудроу и Бетти. Это был Порки Данлеп. Любопытный, как все полицейские, он последовал за ними в коридор. — Не думаю, что найдется хоть один полицейский в сто пятнадцатом участке, который бы арестовал человека, защищавшего себя. Кстати, мне кажется невежливым нападать на того, кто помогает жильцам. Ну, а что касается шлюшки, о которой вы только что упомянули, то она племянница Сильвии. Сильвия сказала мне, что Бетти ей как дочь, так что ваше поведение, Эл, ничем не оправданно. Я даже думаю, что если вы отсюда быстро не смотаетесь, то я надену на вас наручники.

Глава 14

Второе апреля

Шел сильный дождь, когда Моррис Беббит покинул свою квартиру в Инвуде, Северный Манхэттен, и сел в поезд метро, идущий в Куинс. Дорога ему предстояла довольно длинная. Ничто на свете не раздражало Морриса Беббита сильнее, чем апрельские ливни, и даже майские цветы не вызывали никаких эмоций. Вода была более сильным его врагом, чем красота. Водой тушили огонь, и по крайней мере большинство пожаров. Но огонь, который он любил, ничто не могло потушить. Ничто не могло потушить напалм. Он приставал к людям, как мягкий детский пластилин. Во Вьетнаме, когда его послали работать в зону военных действий, большой госпиталь около Бьен Хо А, он все узнал о напалме, перевязывая раны своих поджаренных дружков.

Это он сам придумал — поджаренные дружки. Если бы у него водились настоящие армейские кореши, им бы такое выражение понравилось. Но их у Морриса не было. У него не было никого, с кем бы он мог поговорить об огне, до тех пор пока не лопал в тюрьму, до тех пор пока его не упекли туда, откуда нельзя было выйти. Бедный Моррис! Вся жизнь в Миддлберге не подготовила его к армии, армия же не подготовила его к исправительному заведению Клинтон.

В армии главным было то, что его не пускали в бой. Вот этого он никак не мог понять. Они отправляли драться целые дивизии одуревших от страха парней, а он в госпитале выносил дерьмо. Если бы у них имелось хоть немного здравого смысла, они бы привязали к его спине огнемет, дали бы обойму самовоспламеняющихся гранат и отправили в часть, которая занималась туннельными крысами. Вот тогда бы он им отплатил, черт возьми!

Моррис мог бы зажечь миллион фитилей, но все равно оставался бы голодным и искал бы настоящего пламени. Во Вьетнаме он поджигал трущобы в Сайгоне, где дома сделаны из дерева и картона.

Потом он смотрел. Красное пламя превращало все в черный уголь, и эти картины запечатлелись у него в мозгу, как фотографии, как стоп-кадры фильма, когда останавливают пленку, чтобы рассмотреть детали: бегущая женщина; мужчина, который бьет себя по горящим брюкам (вот это было по-настоящему смешно); стонущие, плачущие или молчащие на улице дети. Моррис с этими картинками в голове шел в ближайший бордель (во время войны в Сайгоне их было сколько угодно) и проводил там ночь. Смешно, но он помнил все детали каждого пожара, а череда шлюх казалась ему всего лишь парадом чирикающих двуногих.

Сейчас он носил напалм с собой в одном из тех сосудиков в форме лимона, которые продаются в супермаркетах. Такой сосудик постоянно был у него в кармане, когда он выходил на улицы Нью-Йорка. Его напалм представлял собой смесь бензина и мыла, придуманную им самим. Она сейчас была у него в кармане, и он все время поглаживал рукой сосуд, пока поезд несся на юг. Если открыть крышку и облить такой смесью негритянку, сидящую напротив, раствор пристанет к ней, как клей. А если поднести зажигалку, то вспыхнувший огонь так и въестся в ее мерзкую плоть.

Будь его воля, он бы их всех сжег. В трущобах Инвуда, где было так мерзко жить, у каждого пуэрториканца полный карман наркотиков, а черножопые, которые входят в поезда первой линии, когда те пересекают Гарлем, заставляют его ощущать себя гомиком. На самом деле они никого не трогали, а всего лишь курили травку и очень громко включали свою идиотскую музыку, пока не начинало трещать в голове. Затем залезали с ногами на пустые сиденья, и никто не мог с ними ничего поделать. Ухмылка на их лицах как бы говорила: «Сейчас я тебя отымею».

Моррису не нравилось, когда его унижают, и, конечно, совсем не нравилось, когда они трахали его в тюряге (а они это делали, они трахали всех). Одного он сжег прямо в камере. Он превратил в уголь черного сукина сына, и тот стал еще чернее, чем был от рождения. Он сделал раствор клея, который один ворюга утащил для него из столярной мастерской. Это стоило пять блоков сигарет. Тому было наплевать, куда пойдет клей, даже если Моррис собрался бы сжечь его бабушку.

Моррис Беббит ушел от ответственности за пожар, хотя все заключенные (естественно, включая стукачей) знали, кто это сделал. Может быть, у тех свиней не было доказательств, или, может быть, им была наплевать. Ведь никогда не знаешь, что кому взбредет в голову. Но пожар привлек внимание Пола Диффа — старого поджигателя-профессионала. В обмен на сигареты и пол-литра тюремного самогона Пол научил Морриса подлинному искусству огня, а также связи этого искусства с экономикой.

Поезд подошел к станции «Сто сорок пятая улица», и Моррис по привычке оглядел входящих пассажиров. Было десять вечера — тот час, когда «волки» выходят на поиски добычи. Но кроме бездомной стервы, от которой на весь вагон несло мочой, пассажиры были обычными рабочими, и Моррис, прижимая к груди рюкзачок, начал вспоминать о том дне, когда зажег свой Большой Пожар.

Этот заказ показался необычным с самого начала: его нанимали делать пожары, чтобы напугать жильцов и освободить от них здание. Он поджигал склады и с помощью пожаров устранял чьих-то соперников. Ему удавались даже такие фейерверки, когда страховые компании не могли ничего доказать и выплачивали страховку.

На этот раз работодателю Морриса было наплевать на штраф, которым его могла наказать пожарная инспекция. Ни одна из страховых компаний не станет платить за ветхое здание в Южном Бронксе. Оно было единственным во всем квартале. Работодатель Морриса владел кварталом, и он хотел, чтобы старое здание исчезло совсем.

Моррис не был знаком с заказчиком и гордился тем, что владелец выбрал именно его. Конечно, можно сровнять здание с землей, притащив бензина и взрывчатки, но это стоило бы несколько сотен долларов. К счастью, в доме оставались три семьи (бездомные, из тех, кто обитает в брошенных квартирах), и строение все еще не отключили от газопровода. Это значительно облегчило задачу Морриса.

Он надеялся, что произойдет взрыв, но, войдя в подвал, понял — эту идею придется оставить. Все окна в подвале оказались разбиты, и набрать достаточное для взрыва давление было невозможно. Какая жалость! Тогда он подошел к газовому счетчику и перекрыл вентиль между ним и внешним компрессором, используя специальное приспособление, которое стоило ему в свое время тысячу баксов. Затем вырезал двухфутовый кусок трубы, ведущей от счетчика к квартирам. Потом Моррис опять включил полное давление, и газ начал течь вовсю, заполняя пространство подвала со страшной скоростью.

Заключительные шаги были совсем легкими. Заказчик сдержал свое обещание и заранее выкинул из подвала наркоманов, которые могли свести на нет все усилия. Ведь и дураку понятно, нормальный жилец на пойдет проверять газовый счетчик, да еще ночью, да еще в этом царстве наркоманов. Моррис набросал кучу газет туда, где вырезал кусок трубы, щедро полил их бензином, а потом поставил будильник, работающий от батареек, подключив к нему короткие проводочки, которые сгорали за час. Нужна была лишь малюсенькая искра, чтобы все запылало. Моррис мог только гадать, случится это после того, как сработает будильник, или газ поднимется в квартиры и воспламенится от чего-нибудь там.

Беббит вышел из подвала и поднялся на холм, с которого единственное здание, торчавшее как последний зуб во рту старухи, было видно как на ладони. Вспыхнувший пожар напомнил ему, как зажигается духовка через несколько секунд после включения газа. Тот же самый звук «вомп» — только языки пламени сразу же охватили первых три этажа, устремляясь вверх.

Всего лишь несколько человек выскочили на крышу, но дальше им некуда было деться, потому что рядом ни одного дома, на который можно бы перепрыгнуть. Огонь был так силен, что и думать нечего было о том, чтобы близко поставить пожарную лестницу. Прибывшие спасатели смогли только отключить газ, но и это заняло у них около сорока минут. К тому времени здания уже не существовало, а людские фигурки попрыгали вниз. Вот это Моррис Беббит и назвал Большим Пожаром.

Погрузившись в воспоминания, Моррис не забыл, однако, сделать пересадку и теперь ехал на «воздушную линию» в направлении к западному Куинсу. Хорошо бы, сегодняшний пожар получился таким же, как тот. Но на сей раз клиент не хотел, чтобы здание пострадало. Он заказал просто дым и такой пожар, в возникновении которого никто не заподозрил бы руку администрации. Пожар, который всего лишь напугает этих кретинов жильцов. Пожар — в назидание.

Моррис сошел с поезда на Холмах Джексона. Было одиннадцать часов вечера. Кварталы почти пусты. Как обычно в будни. Когда Моррису приходилось работать поздними вечерами, у него по телу бегали мурашки. Ведь в тех районах, куда его посылали, только чудом удавалось закончить дело без того, чтобы какой-нибудь наркоман не попытался отобрать у него кошелек. Правда, здесь таких проблем возникнуть не должно. К тому же шел дождь, и все спешили поскорее добраться до дома.

Моррис свернул на дорожку, которая вела к подвалу шестиэтажного дома по Тридцать седьмой авеню. Дверь подвала была закрыта, но замок заранее сломан. Внутри, как он и ожидал, все было спокойно. Моррис чувствовал, будто тишина поглощает его. Он был профессионалом и не позволял себе думать о пламени, пока трудился. Главное, чему его научил Пол Дифф, — это, совершая поджог на заказ, разделять удовольствие и работу.

Потолок подвала был огнеупорным. Обычно требовалось около часа, чтобы устроить вполне приличный пожар. Основная проблема состояла в том, чтобы заставить подняться дым в квартиры первого этажа. Так хотел заказчик. К счастью, через пятьдесят лет после постройки дома владелец здания во время капитального ремонта менял трубы горячей воды и отопления. Строитель, как всегда, оказался ворюгой. Моррис видел свет, просачивающийся сквозь щели из квартиры сверху. Значит, вокруг груб остались отверстия, которые станут туннелем для дыма.

Моррис об этом знал. Он побывал здесь месяц назад и все осмотрел. Если бы не трубы с зазорами в потолке подвала, он бы никогда не взялся за такую работу. Но с тех пор тут появилось кое-что, что, несомненно, облегчит ему выполнение заказа. Например, матрас, набитый старыми газетами. Он лежал на полу как раз там, где Моррис собирался развести огонь, чтобы дым проник в квартиры первого этажа. Скорее всего, матрас притащил уборщик, чтобы было на чем вздремнуть днем. Или какой-нибудь бездомный устраивался здесь на ночлег. Рядом валялась целая куча всякого мусора. Огонь, который можно развести с помощью такого дерьма, даст много дыма, а это как раз то, что нужно заказчику.

Беббит открыл сумку, вынул четыре маленькие свечки и зажег их, предварительно удостоверившись, что каждая свечка устойчиво закреплена на цементном полу. Затем разбросал вокруг отводящие подозрения улики: около дюжины пустых пузырьков из-под крэка, несколько маленьких пакетиков, которые он положил около матраса, кучку сожженных спичек, три гнутые ложки, блюдце, дно которого закопчено гарью, около дюжины пробок, консервную банку с грязной водой, подкрашенной его собственной кровью. Немного подумав, он положил на матрас два шприца с видавшими виды иголками, которые подобрал в одном из притонов Инвуда. Конечно, пластмасса сгорит, но иголки останутся в золе от матраса, пока их не раскопает инспектор пожарной охраны.

Еще одну свечку он установил прямо на матрасе и зажег ее. Затем закрыл сумку и проверил каждый сантиметр пространства, чтобы удостовериться, не уронил ли он чего-нибудь во время работы.

Когда огонь свечи добрался до первой газеты, Моррис был уже у выхода. Он задержался на несколько минут, чтобы увидеть, как черный дым густыми клубами повалил к потолку подвала.

Единственное, о чем жалел Беббит на обратном пути к метро, так это о том, что сам он не может насладиться зрелищем появления пожарных в таком спокойном районе, как Холмы Джексона. Но утешал себя тем, что смотреть, собственно, и не на что. Никаких «поджаренных дружков», никакого Большого Пожара. Просто очень много дыма.

Глава 15

Черный дым, проникший в спальню Сильвии Кауфман, был тяжелым и влажным. Подогретый теплом трубы, он, наверное, пошел бы дальше наверх, однако Метью Хили, который давно уехал из «Джексон Армз», в свое время посчитал, что пробивающиеся с нижнего этажа свет и шум ему мешают, и заделал дыры вокруг розовым пенопластом. Большая двуспальная кровать стояла близко к радиатору, потому что с годами Сильвии становилось в ней все холоднее. Дым, которому некуда было деться, все плотнее окружал спящую старую женщину. Он продвигался вдоль постели Сильвии, пока не нашел маленькой щели между верхней частью двери и дверной рамой, устремившись к стене, где были расположены датчики пожарной сигнализации.

Во сне Сильвия видела Бетти Халука и свою дочь Мерилин маленькими девочками — не старше десяти лет. Сама Сильвия, естественно, была молодой женщиной. Должно быть, шел дождь, так как дети были в доме. В другое время Сильвия настаивала бы на том, чтобы они играли на свежем воздухе. Как бы то ни было, Мерилин села за пианино и стала наигрывать популярную мелодию из мультфильма Уолта Диснея «Веселый разговор». Они запели втроем. В этот момент раздалась сирена пожарной сигнализации.

Сначала Сильвия инстинктивно включила его в свой приятный сон, подумав, что пришел муж, но звонок звенел дольше, чем обычно. Внезапно сон пропал, и тогда ей показалось, что зазвонил будильник, который она неправильно поставила. Все еще с закрытыми глазами она потянулась, чтобы отключить его, но звук становился все более громким.

Открыв глаза, Сильвия поняла — кругом полная темнота. Из-за весенней простуды у нее были заложены нос и горло, она сразу и не почувствовала запаха дыма, но кромешная тьма ее сильно озадачила. Поразмыслив, она повернулась к окнам. Они выходили на хорошо освещенный двор (по ее мнению, слишком хорошо освещенный). Обычно полоска света проникала сквозь занавески. Однако сейчас полоски не было.

Обескураженная, Сильвия попыталась окончательно проснуться. На ощупь она включила около постели свет. Стоваттная лампа, включенная в темноте, обычно ослепляла. Но сейчас она казалась лишь туманным пятном, как солнце в предрассветной мгле. Сильвия некоторое время пристально смотрела на лампу, не понимая, что происходит. Потом с удивлением услышала собственный голос: «Пожар!» — одно-единственное, бесконечно повторяемое слово, похожее на вопль ужаса.

Привстав с постели, Сильвия попала в полосу еще более плотного дыма. В крови усилилась концентрация адреналина, он как бы стучал в груди, заставляя, помимо воли глубже дышать. Удушье приводило в жуткую панику. Сильвия не в состоянии была анализировать то, что происходит. Четко она понимала лишь одно — отсюда необходимо выбраться как можно быстрее.

«Отсюда» для нее значило — из спальни, в коридор, а потом и из квартиры. Но то, что очаг пожара мог находиться в любом другом месте дома и она могла угодить прямо в бушующий огонь, задохнуться и чувствовать, как легкие наполняются дымом, Сильвия не представляла.

Она резко рванулась, попыталась перебросить ноги через край кровати, но запуталась в одеяле и тяжело рухнула на натертый дубовый паркет. Резкий хруст — и то, что правое бедро сломано, она почувствовала до того, как боль заслонила страх перед дымом и огнем. В какой-то момент Сильвии подумалось, будто она теряет сознание и даже понадеялась на это. Но ближе к полу дым оказался менее плотным, и женщина стала ждать, пока откатится волна боли. В голове прояснилось, и внезапно Сильвия Кауфман совершенно успокоилась.

Все то, что надо было понять перед тем, как оторвать голову от подушки, сейчас очень четко вырисовывалось у нее в мозгу. Нет жара, не видно пламени. Сейчас Сильвия была уверена, что пожар начался где-то в другой части здания, но, может быть, и в дальнем конце квартиры. Только теперь она вспомнила об окнах и о том, что зимние рамы не выставлены, так как в последнее время стояла не слишком-то теплая погода. Чтобы открыть окно, ей придется встать. Тупая боль, пульсирующая в бедре, может в любой момент стать острой и не позволит ей остаться в вертикальном положении столько, сколько требуется. В какой-то момент она уже видела себя разбивающей оконное стекло стулом и пытающейся перелезть через подоконник. Затем Сильвия немного подвинулась, пытаясь убрать нагрузку с правого бедра, но взрыв боли тут же опрокинул все ее фантазии.

Сильвия поняла, что у нее остались только две возможности: добраться через всю спальню до телефона в коридоре или ждать спасения на том самом месте, где она находилась теперь. Телефон (сколько раз она хотела поставить параллельный аппарат у постели!) стоял на маленьком столике в пятнадцати футах от двери спальни. Кроме боли (о ней она не хотела сейчас думать), ее смущал тот факт, что она не видит дверь и легко заблудится в темноте. «Нет, — подумала она в конце концов, — единственный реальный путь выбраться отсюда — это доползти до края кровати, а потом двигаться вдоль стены».

Приняв окончательное решение, она попыталась преодолеть боль. Выбрасывая руки вперед, Сильвия зарывалась пальцами в ковер и тащила себя, продвигаясь в один прием на несколько сантиметров. Но в один из моментов, когда резкая боль переполнила ее, она поняла, что придется остановиться и ждать помощи на месте. Приступ боли заставил женщину сделать глубокий вдох. Легкие Сильвии были старыми и изношенными, и она подумала — уж лучше бы ее спасали побыстрее.

На какое-то время боль отступила, и Сильвия прислушалась, надеясь услышать звук мотора пожарной машины или вой сирены. Но не было слышно абсолютно ничего, даже гудения огня. Она стала меньше кашлять и приспособилась дышать, зарываясь лицом в ковер. Пока этого было достаточно. Но через некоторое время возникла мысль, которой раньше не было: Сильвия вдруг подумала, что может умереть этой ночью в собственной спальне.

Большую часть жизни Сильвия Кауфман провела в районах, которые старались обходить стороной многие нью-йоркцы. Сколько раз она сталкивалась лицом к лицу с подростками, способными на все, окажись у них в руках оружие. Но она не позволяла страху овладеть собой и контролировать ее действия. Сильвия знала, если такое случится, она уже никогда не сможет жить по-старому.

Страх боли был для нее внове. Если бы она смогла его превозмочь! Женщина лежала неподвижно, казалось, целую вечность. Наконец ей пришло в голову, что есть третья возможность — надо просто постараться проползти, сколько возможно. Если даже она не доберется до двери, то хуже от этого не станет. Дым, теперь она убедилась в этом, становился все более плотным. Если просто лежать, то она ослабеет и уже ничего не сможет предпринять. Сильвия собрала в кулак всю свою решительность и начала двигаться. Стараясь опираться на левое бедро, она снова и снова впивалась ногтями в ковер и подтягивала себя к краю кровати, на самом же деле — к той дыре, которая была около трубы отопления, навстречу облаку черного маслянистого дыма. Сильвия смогла проползти расстояние, равное длине собственного тела, перед тем как усилившийся жар остановил ее. Здесь дым был гораздо более плотным, но, возможно, он сгустился везде в комнате. Почувствовав жар, Сильвия догадалась, что двигается к источнику дыма. Это открытие на некоторое время заняло ее мысли. Вскоре она поняла, что этому может быть только одно объяснение — пожар происходил в подвале. Дым поднимался оттуда. Пламени не было видно потому, что потолок подвала покрыт стальными листами. Скорее всего, дым шел через щель в полу.

Если дым поднимался снизу, значит, дверь спальни была для нее спасением: за ней воздух должен быть чище, а потому это единственное направление, в котором надо двигаться. Двигаться немедленно, до того, как дыма наберется еще больше.

«Я умру, если останусь на месте», — сказала она себе. Серьезное заявление, как на занятиях по философии в колледже. Сильвия Кауфман презрительно улыбнулась и начала отползать от кровати по направлению к двери, к выходу.

Почти сразу же она перестала ориентироваться: взяла слишком вправо и теперь перемещалась опять в сторону кровати, пытаясь задержать в себе каждый глоток воздуха. Странно, но нога не очень сильно беспокоила, не больше, чем свет лампы, которую она включила за несколько минут до падения. Перелом бедра уже не казался частью всего этого кошмара. Вот ее воля — да, это важно.

Сильвия опустила голову на ковер. Она чувствовала легкость, как в молодые годы, лишь в тех редких случаях, когда выпивала один или два бокала вина. Ей больше не о чем было волноваться. Сейчас она могла дышать так же легко, как в то время, когда проводила один из отпусков в деревне с мужем сорок лет назад. Полосы дыма, которые плыли в воздухе, выглядели, как океанские течения на картах в книгах по географии, хотя карты были цветными, а дым серым и черным.

Но одноцветный дым или нет, он тем не менее был красив. Да, красив, и не так уж и страшен. Сильвия прислушалась, не доносится ли вой пожарных машин — этих звуков спасения, но подумала, что теперь это не имеет большого значения. Потребуется слишком много времени, чтобы найти ее, потому что скорее всего они начнут с подвала. Пожарные спустятся в подвал, потушат огонь и лишь потом станут искать старушек, попавших в капкан на собственных квартирах: Через несколько минут к Сильвии вернулось ее сновидение. Мерилин аккомпанировала плохо, но ее неуклюжие попытки подобрать мелодию остались незамеченными, так как все трое не могли вспомнить слов песни и все время смеялись. Наблюдая за девочками, которые сидели рядом на стульчиках перед пианино, Сильвия думала: «Почему это не может продолжаться вечно?»

Мерилин с энтузиазмом доигрывала последние аккорды, когда раздался звонок в дверь и напомнил удар гонга, разносясь эхом по всему дому.

— Я открою, — сказала Сильвия. — Это ко мне.

Она не спросила себя, откуда такая уверенность. У Мерилин было очень много друзей, и они часто заходили к ним в дом. Но каким-то образом она точно знала, что это пришли к ней.

— А сейчас что ты хочешь спеть? — спросила Мерилин у Бетти.

— «Переменчивый ветерок», — ответила кузина не колеблясь. Она нашла лист с нотами и развернула его на подставке пианино. — Вот эта песня.

— Ну ладно, тогда ты будешь свистеть вместо поезда, — скомандовала Мерилин, подбирая первые аккорды.

Все еще улыбаясь, Сильвия вдруг оказалась около открытой двери. Она удивилась, увидев своего мужа. Он редко появлялся дома раньше шести часов.

— Бенни, — воскликнула она радостно, — ты уже дома? Ведь всего лишь полпятого.

— Я пришел за тобой, — ответил он.

— Я никуда не хочу идти, — ответила Сильвия. — Мы с девочками славно проводим время. Так весело нам не было уже давно.

— Не беспокойся за них. — Муж протянул руку и сжал ее ладонь знакомым жестом, который Сильвия наяву уже, наверное, не вспомнила бы. — С детьми все будет хорошо. А ты иди за мной, Сильвия. Мне надо тебе кое-что показать.

Глава 16

Третье апреля

— Ты понимаешь, я больше никогда не смогу ходить на похороны. — Мудроу стоял возле окна. Он смотрел на улицу, повернувшись спиной к кухонному столу, за которым Джим Тиллей вертел в руках кофейную чашку. — Когда четыре года назад умерла Рита, я просидел подле нее двое суток, не смыкая глаз. Это было самое ужасное из всего, что со мной когда-либо случалось. Не сама смерть, Джим. Просто сидеть все эти часы возле ее тела, прямотам — в комнате. Это было сущим кошмаром. Я весь горел. Мне казалось, если я останусь там еще на минуту, то взорвусь изнутри, но все равно — сидел. Это было ужасно. После тех двух дней я уже больше не могу присутствовать на похоронах.

Тиллей, который никогда не видел своего друга в таком состоянии, попытался что-то сказать в ответ, но сразу же понял: отвечать не нужно. Мудроу нуждался в слушателях, а не советчиках.

— Меня сводит с ума то, что я сам послал все это в тартарары, — сказал Мудроу.

— Подожди минуточку, — прервал его Тиллей, — но ведь там был пожар.

— Там был поджог, — ответил Мудроу. — Имя женщины, которая погибла, — Сильвия Кауфман. Сейчас ее хоронят.

— Откуда ты знаешь про поджог? Ты что, нашел факел или газовый баллон? — Тиллей, как и все полицейские, предпочитал иметь дело в конкретными деталями расследования. Это всегда проще — глядя на труп изнасилованной и убитой женщины, думать о следах спермы и генетическом коде, а также о проникающих и непроникающих ранениях, вместо того чтобы размышлять про Богом данную и людьми отнятую жизнь.

— Это поджог, Джимми, поверь мне на слово. Там был только дым и никакого огня. Это предупреждение, выполненное профессионалом. Никаких газовых емкостей, никаких зажигательных смесей, ничего, что приводит к убыткам, Джимми. Тот, кто сделал этот пожар, не хотел наносить владельцу материальный ущерб.

— А что думает инспектор пожарной охраны?

— Я с ним еще не разговаривал. — Мудроу налил себе чашку кофе, пятую за этот день, и сел напротив Тиллея. — Видишь ли, у меня нет суверенности, что это получится. Может быть, он откажется разговаривать с бывшим полицейским. Уж наверняка не станет выслушивать мои аргументы, если посчитает возникновение пожара случайностью.

— Я тебе помогу, — сказал Тиллей, — пойду с тобой.

Мудроу с благодарностью посмотрел на друга.

— Спасибо, Джимми. Но я решил попытаться привлечь к этому делу кое-кого со сто пятнадцатого участка. Может быть, удастся открыть официальное полицейское расследование.

Тиллей почувствовал облегчение, когда Мудроу отказался от его помощи, и сам удивился: надо бы обдумать, почему это так, сказал он себе.

— Надеюсь, ты не имеешь в виду офицера по профилактике преступлений? Как так его зовут?

— Данлеп. Пол Данлеп. Но я слышал, полицейские в участке зовут его Порки.

— Может, найти настоящего полицейского?

— Где? — махнул рукой Мудроу. — Сойдет и Данлеп, если позволит мне заняться всем самому. Его работа состоит в том, чтобы произносить речи, да и тех не так много. Обычно он не занят целый день, и это тоже большой плюс. Утром я с ним разговаривал по телефону, и мне показалось, он горит желанием начать расследование.

— Он что, заедет сегодня днем?

— Они все будут здесь немного позже. Сейчас уехали на похороны. Оказывается, Сильвия — еврейка и по законам ее религии должна быть похоронена в течение сорока восьми часов. Потом вся семья не будет выходить из квартиры, соблюдая траур. Наверное, соблюдение траурного обряда после похорон приносит какое-то облегчение. Вчера Мерилин, дочь Сильвии, прилетела из Лос-Анджелеса. Я думаю заглянуть туда завтра. Это уже не будет для меня столь ужасно.

И снова Джим Тиллей предпочел промолчать. Он встал, подошел к холодильнику и отрезал себе кусочек пирога.

Мудроу не мог остановиться.

— Я должен был знать, что там происходит. Вот идиотизм! Мне все это даже казалось немного смешным. Целый дом паникует из-за того, что мы видим каждый день в восточной части города. Нашел двух продавцов наркотиков, двух проституток и считал себя молодцом, считал, что спас «Джексон Армз». — Мудроу замолчал, вытянул вперед правую руку и сжал пальцы в кулак.

— Ты и сейчас не знаешь, что там происходит, — решился возразить Тиллей.

— Проститутки и продавцы наркотиков — это всего лишь игра на публику. Для них в работе там не было никакого смысла. Я должен был это понять. — Мудроу помолчал и посмотрел на Тиллея, уставившегося в свой кофе. — Джим, эту мразь — я имею в виду продавцов наркотиков — я застал тогда в квартире. И даже не спросил, откуда они взялись. Не спросил, кто их прислал. Этот китайчонок был так испуган, что продал бы родную мать, чтобы только не попасть в тюрягу, а я ничем не интересовался.

Тиллей подумал, что надо бы ответить помягче, но все же решил лучше сказать правду.

— Ты должен был спросить, — признал он. — Безусловно, ты должен был спросить.

Мудроу опять подошел к окну. Он высматривал Бегти. Внезапно Стенли подумал о том, какой великолепный весенний день за окном. Первый по-настоящему теплый день в этом году, и жители сразу выползли из своих квартир на улицы. Отовсюду доносились звуки радиоприемников и визг детей. Уличные продавцы наркотиков, которые работали в любую погоду, сбросили теплые куртки.

— Похоже, бездомным больше не надо волноваться, что они замерзнут. По крайней мере, в этом году, — заметил Мудроу.

— Что? — переспросил Тиллей.

— Теплеет, — ответил Мудроу. — В парке больше не будет замерзших людей.

Но Тиллей вернул его к прежней теме.

— Ты и вправду не взял дело в свои руки. Может быть, Сильвия провела бы сигнализацию в свою спальню, если бы ты хоть предположил, что ее жизнь в опасности.

Казалось, Мудроу его не слышал. Он отвернулся от окна, прошелся по комнате и опять сел за стол.

— Знаешь, когда они опускали в могилу тело Риты, я хотел быть там, внизу, вместе с ней. Дело в том, что мне трудно пережить боль. Мне трудно было перенести собственную злость. Я знал, эта злость может победить здравый смысл, и я начну вымещать ее на невинных людях. Тогда я, старый кот, притворился, что мне понадобится эта злость для того, чтобы наказать убийц Риты. Я притворился, что необходимо возмездие.

— А сейчас, после гибели Сильвии, ты снова о возмездии?

— Я любил Риту. Но и Сильвия не заслужила такой смерти. Если я и могу что-то сделать сейчас, это найти тех, кто с ней так поступил. Тех, что организовал этот поджог, и того, кто это сделал.

Мудроу выпрямился на стуле и спросил у Тиллея:

— Скажи мне, как по-твоему, что происходит в этом доме?

— Прежде всего бросается в глаза такое вот совпадение: наркоманы и проститутки появились сразу же после того, как поменялся домовладелец, — с готовностью ответил Тиллей. — Но допустим, что это всего лишь совпадение. В таком случае я бы сказал: какой-то крупный продавец наркотиков пытается расширить рынок сбыта и внедряет своих продавцов в районе, где ему не надо постоянно бороться с конкурентами за каждый клочок земли. Крупному продавцу очень трудно расширить сферу влияния в районах, где всюду продаются наркотики. Единственный выход добиться этого — начать убивать тех, кто мешает. Многие дилеры считают, что тот, кто хоть раз попробовал наркотик, уже не избавится от пагубной привычки. Я, правда, не согласен с этим, но с этой точки зрения, конечно, имеет смысл начинать работать на «чистой» территории. Другая версия — это проблемы с новым владельцем дома. Я знаю немало случаев, когда хозяева нанимают всякого рода шваль, которая помогает освободить здание. Подобные случаи не редки. Но в таких районах, как Холмы Джексона, этого обычно не случалось. Еще возможно, что новый владелец сам продает наркотики и хочет вложить деньги в недвижимость, чтобы получать двойную прибыль. Если покопаться в памяти, то можно вспомнить некоторые районы Нью-Йорка, которые постепенно, квартал за кварталом, становились невозможными для обитания. Коли этот дом и несколько подобных ему зданий рядом станут похожими на декорации фильма ужасов, то мелкие владельцы недвижимости постараются побыстрее продать их, пока цены не упали.

— Ты забыл о поджоге, — прервал его Мудроу. — Какой продавец наркотиков станет нанимать профессионального поджигателя?

— Если это был поджог, — спокойно ответил Тиллей.

— Это, безусловно, был поджог. Я с уважением отношусь ко всем твоим предположениям. Может быть, ты и прав, но я однажды поклялся ничему не верить до тех пор, пока у меня не будет неопровержимых доказательств.

Мудроу встал и выглянул на улицу.

— Скорее бы уж они приехали!

— Кто?

— Те люди, кого я пригласил помочь мне с расследованием.

— К чему такая спешка? — спросил Тиллей, подавляя желание узнать, о ком идет речь. Но он и так скоро это выяснит. — Мы же не сидим просто так, мы тоже работаем!

— Когда они придут, я буду знать, что похороны закончились, — объяснил Мудроу.

Тиллей очень удивился этому ответу, и ему захотелось взять сигарету. Не курить, нет, он бросил эту привычку давно, а просто подержать ее в пальцах, может быть, помять, зажечь ее. Он мысленно подыскивал ответную реплику, но ничего не мог придумать. Что-то обычное, тривиальное исключалось: ведь откровения Мудроу были чем-то очень личным, приоткрывшимся в этом разговоре. И он, конечно, не мог сказать другу: «Да, Стенли, жаль, что ты не в состоянии ходить на похороны…» И он решился переменить тему.

— Говоришь, тебе нужно отомстить за Сильвию?

— Да.

— Из-за тебя на Холмах Джексона действительно все полетело к черту. В этом даже сомневаться не приходится. Ты ходил по дому с высоко поднятой головой, а теперь, чтобы оправдать самого себя, тебе кажется, будто надо найти тех подонков, которые сделали все это. Может быть, ты просто хочешь наказать самого себя?

Мудроу подошел к Тиллею. Огромный квадратный человек, который только что казался таким уязвимым.

— Мне всегда нравилось находиться в центре настоящего расследования, — сказал он. — На пенсии я делал какую-то часть работы, она занимала от силы один-два дня, так, беготня по городу. Уже давно мне хотелось влезть во что-нибудь с головой, и вот, пожалуйста, влез.

Глава 17

Леонора Хиггинс приехала первой. Она давно знала и Мудроу, и Тиллея. Обняв их по очереди, она отодвинулась от Мудроу на расстояние вытянутой руки, сказала:

— Черт возьми, Стенли, ты сейчас выглядишь еще более уставшим, чем когда был полицейским.

Мудроу улыбнулся в первый раз за этот день.

— Ну уж про тебя этого не скажешь. — Он кивнул на ее костюм. — В этом районе не обязательно демонстрировать все то дерьмо, которое рекламируют в журнале «Вог».

Леонора была помощником прокурора округа и обычно носила темно-синие деловые костюмы. Сейчас она даже повернулась, чтобы дать мужчинам получше рассмотреть свой наряд.

— Это новый, — заявила она. — Ну, как вам?

На ней была белая хлопчатобумажная блуза поверх белых брюк, которые застегивались почти под грудью. На плечи она накинула длинный белый пиджак до колен. В сочетании с темно-коричневой кожей и шарфом ярко-красных, оранжевых и синих тонов все это производило совершенно ошеломляющий эффект.

— Ты выглядишь, как, женщина из районов Верхнего Нью-Йорка, — коротко ответил Мудроу. — Ты всегда была похожа на них. А сейчас смахиваешь на модель журнала «Пентхаус».

Леонора ухмыльнулась, налила себе чашку кофе и села за кухонный стол.

— Черт с тобой, Стенли. Я всегда знала, что ты сумасшедший. — Она добавила в кофе молоко с сахаром и начала все это тщательно перемешивать. — Сейчас обо мне говорят как о возможном новом прокуроре округа, Стенли. Говорят серьезные люди. Как только мы здесь закончим, я отправлюсь на обед именно с такими людьми.

— Прими мои поздравления.

Мудроу отвернулся. Его презрение к администраторам не было сюрпризом ни для Хиггинс, ни для Тиллея.

— Единственное, что можно сделать во всей нашей чертовой структуре, это иногда пропихивать в нее приличных людей, — пробурчал он. — Когда работаешь полицейским, просто держишь на своем хребте всех этих проклятых политиканов. Наш труд не предназначен для того, чтобы снизить уровень преступности и сделать жизнь людей более безопасной. Когда доходишь до поста прокурора округа, все цели, подобные этим, куда-то испаряются: ты становишься рабом той самой системы, которая пожирает город вот уже целых два столетия.

Хиггинс улыбнулась, хотя реакция Стенли все же ошеломила ее. Имена людей, которые толкали ее наверх, можно было каждый день встретить в нью-йоркской прессе. Так почему она должна заботиться об одобрении своих планов этим старым динозавром Мудроу?

— Вы знаете о пожаре, который произошел на Холмах Джексона? — дипломатично вмешался в разговор Тиллей.

Леонора отрицательно покачала головой, и Мудроу вкратце рассказал ей о том, что произошло в «Джексон Армз». Когда он закончил, Леонора развела руками и извинилась за свое фривольное настроение.

— Ничего страшного, — ответил Мудроу. — Скажи, что ты думаешь по поводу этого убийства?

— Ты имеешь в виду женщину, которая погибла при пожаре? — спросила Леонора.

— Естественно.

— А что тебя заставляет думать, будто это убийство?

— Потому что так оно и есть!

Мудроу уже был сильно раздражен тем, что во второй раз подвергали сомнению его интуицию. Но резкое начало разговора не испугало его старого друга.

— Не вешай мне лапшу на уши, Стенли, — твердо заявила ему Леонора. — Если бы полицейский в этой ситуации пришел ко мне просить ордер на арест, я смеялась бы над ним до тех пор, пока он не вернулся в свой участок.

— Послушай, Леонора, — настаивал Мудроу, — можешь не волноваться по поводу доказательств. Я позвал тебя не потому, что мне нужен какой-то там ордер. Мне надо выяснить, кто владелец трех зданий в этом спокойном квартале Холмов Джексона. Я намерен лично поговорить с администрацией и юристом компании, но глубоко сомневаюсь в пользе таких бесед. С юристами вообще разговаривать все равно, что выть на луну. Однако я сделаю такую попытку. Домовладельцы же должны быть зарегистрированы в Агентстве по сохранению и развитию недвижимости. Это городская организация, ведь так? И по-моему, существует еще агентство на уровне штата, которое фиксирует размеры квартплаты в жилых зданиях. Вот я и подумал, может быть, тебе удастся найти своих людей в этих учреждениях и посмотреть их файлы.

Хиггинс усмехнулась с оттенком восхищения (так же, впрочем, как и Тиллей).

— Ты всегда был практичным сукиным сыном, — заметила она, — даже после того, как не стало Риты. Логика железная. Я не думаю, что мне будет сложно просмотреть эти данные. Пожалуй, уже завтра я смогу ознакомиться с материалами Агентства по сохранению и развитию недвижимости и, может быть, зайду в ближайшие пару дней в то, что стоит над ним. Кстати, это учреждение имеет отдел по недвижимости и восстановительным работам. С его помощью агентство штата наблюдает за городским, а те в свою очередь наблюдают за тем, как богатеют владельцы недвижимости.

Леонора рассмеялась, но тут же стала серьезной.

— На самом деле это только подтверждает, как сложно остановить процесс гниения. Например, я работала по делу, касающемуся одного здания, расположенного на улице Питт в восточной части. Владельца звали Фурман. Он купил дом за триста тысяч долларов. Через две недели после покупки задняя стена здания начала оседать. Владелец не согласился делать ремонт. И жильцы подали на него в суд. В свою очередь судья заявил о необходимости проведения инспекции. Инспектор представил в суд документы, из которых следовало, что стена может обрушиться в любую минуту. И тогда судья решил — все жильцы должны покинуть этот дом, то есть лишил их крова. Жильцы не сдавались. Они еще раз подали в суд. Другой судья вынес решение в пользу жильцов, несмотря на заявление владельцев о том, что стоимость ремонта превысит сумму, уплаченную им за здание (одновременно он подал заявление в апелляционный суд). Судебное разбирательство заняло около девяти месяцев, в течение которых пустующее здание начало разрушаться. Наконец, за две недели до того, как апелляционный суд подтвердил предыдущее судебное решение, в доме в разных местах произошли пожары и рухнула крыша. Теперь это пустырь, на который вскоре будут подтверждены права собственности.

Бетти Халука появилась вместе с сержантом Полом Данлепом.

Стенли ее обнял, и она почувствовала, что если пробудет в его объятиях хотя бы еще минуту, то уже не сможет от них освободиться. Однако, когда Бетти отодвинулась от Стенли, глаза ее были сухими.

— Ты хочешь, чтобы мы продолжили это дело? — спросил Мудроу.

— Больше, чем чего-либо, — ответила она. — Мне на самом деле сейчас ничего другого не остается.

Мудроу с невозмутимым видом представил друг друга Данлепа, Тиллея и Хиггинс. Леонора улыбнулась, узнав, что Бетти служит юристом в отделе по работе с неимущими. Ведь она была помощником прокурора округа, и большинство адвокатов, с которыми ей приходилось сталкиваться, работали в этой системе. Однако ни для кого не секрет, что в любой, даже самой мирной ситуации прокурор и адвокат смотрят друг на друга как на соперников.

— Где именно вы работаете? — спросила Леонора.

— Последние шесть месяцев в комитете по правам заключенных. Мы пытаемся что-либо сделать в отношении Райкерс-Айленд.

На Райкерс-Айленд рядом с аэропортом в Куинсе размещалось семь тюрем, в которых содержалось около семнадцати тысяч заключенных. Федеральный судья Моррис Ласкер утверждал, что в этих тюрьмах чаще, чем где бы то ни было в Америке, совершались акты насилия. Различные группы реформаторов в течение многих лет пытались изменить положение.

— Может быть, поэтому мы с вами не встречались, — заметила Леонора. — Последнее время у меня много дел в Манхэттене Мудроу понял их естественный антагонизм, но он знал, что это никак не должно помешать его планам (уж он-то, конечно, просто этого не позволит). Оставался Пол Данлеп, который был сержантом нью-йоркской полиции, в то время как он, Мудроу, — всего лишь полицейский на пенсии, с удостоверением частного детектива. Стенли сомневался, станет ли Порки работать у него в подчинении, и поэтому решил не настаивать на этом, если тот откажется, а обратиться к помощи Джимми Тиллея.

— Вы ходили к капитану? — спросил Мудроу, обмениваясь с Данлепом рукопожатием. Он удивился, обнаружив, что рука Порки была такой же большой, как и его собственная.

— Да, — ответил Данлеп. Он старался не выдать волнения, хотя его так и распирало от значительности происходящего. — Капитан сказал, чтобы я рассматривал это происшествие как убийство. По крайней мере, до того, как инспектор заявит об обратном. Кажется, пастор церкви Святой Анны звонит ему по три раза в день по поводу проблем жителей «Джексон Армз».

Это была идея Мудроу, но Данлеп сделал все так, как нужно. Порки, не имея опыта в работе с преступниками, знал каждого христианского священника и каждого раввина на территории сто пятнадцатого округа. Пастор церкви Святой Анны, отец Джон Кассерино, хотя и не был пьяницей, но имел определенную склонность к шотландскому виски в компании офицера по профилактике преступлений Пола Данлепа, который развлекал его рассказами собственного сочинения о насилии, кражах и убийствах. Ему не составляло большого труда убедить отца Джона замолвить словечко перед начальником участка Джорджем Серрано по поводу тех жалоб, которые поступали от жильцов «Джексон Армз». Произошло это как раз в тот самый момент, когда Пол Данлеп зашел в кабинет начальника участка с просьбой разрешить ему расследовать пожар на Тридцать седьмой улице. Так как «расследовать» в понимании Серрано означало не более, чем ожидать доклад инспектора по противопожарной безопасности, то он с готовностью согласился.

— Ты что, хочешь поиграть в фараонов и грабителей, Данлеп? — рассмеялся Серрано.

— Дело совсем не в этом, капитан. Просто я знаю кое-кого, кто живет в этом доме.

— Можешь дальше не продолжать, Данлеп. Это дело твое. Час назад я разговаривал с инспектором пожарной охраны. Он будет на месте завтра утром. Будь здоров! И не пропускай своих бесед.


Последним из тех, кого Мудроу призвал на помощь, был Джордж Ривера, явившийся десятью минутами позже, — невысокий широкогрудый человек с темными блестящими волосами. Он смущенно, кивком поздоровался с собравшимися. Как обычно, в присутствии граждан американского происхождения Ривера чувствовал себя не в своей тарелке.

— Джордж, — разреши представить тебе моих друзей, — сказал Мудроу и продолжал после соответствующих рукопожатий и приветственных улыбок, обращаясь ко всем присутствующим:

— Мы разговаривали вчера с Джорджем Риверой, и он согласился быть нашим посредником. Я выбрал именно его потому, что Джордж постоянно делает что-то на благо живущих в «Джексон Армз». Это значит, он активный человек, в противоположность большинству квартиросъемщиков, которые только и умеют, что трепать языком. Знаю, прошло слишком мало времени после пожара и, наверное, надо подождать, пока люди оправятся от всего этого. Но на самом деле у нас нет времени. Не хочу сказать, что я знаю всю подоплеку событий. Не знаю! Но уверен — все, что там происходит, не случайность. Кое у кого есть долгосрочный план, и этот кое-кто ведет себя агрессивно. Если мы подождем еще несколько дней, то инспектор засунет куда-нибудь свой отчет, и все улики с места пожара исчезнут. Что же касается уведомлений о выселении, они вновь появились на прошлой неделе. Скоро состоится по этому поводу суд, а мы все еще сморкаемся в свои носовые платочки. Может быть, это звучит слишком резко, но происходящее того требует.

Подошла очередь Бетти подтвердить или опровергнуть слова Мудроу. Она кивнула в знак согласия.

— Я вижу свою роль в том, чтобы попытаться остановить губительные процессы, происходящие в доме. Петицию от жильцов о сохранении недвижимости, как только она будет составлена, мы передадим в суд, рассматривающий споры между жильцами и домовладельцами. Судья прикажет проинспектировать состояние дома, и, когда доклад будет сделан, администрации придется провести все необходимые ремонтные работы во исполнение решения суда. Это будет началом наших действий. Надеюсь, мистер Ривера…

— Джордж, — уточнил тот, произнося свое имя на латино-американский манер. — Пожалуйста, продолжайте.

— Если Джордж мне поможет, я опрошу жильцов, которые получили уведомление о выселении. Как раз сейчас меня перевели в другой отдел, и я занимаюсь такими вопросами подолгу службы. Возможно, я там задержусь. К тому же у меня будет возможность использовать помощника-юриста, хорошо знакомого с этой сферой деятельности. Его зовут Инносенцио Кавеччи. Вчера, когда я с ним разговаривала сразу после звонка Стенли, Кавеччи сказал, что мы можем обратиться в обычный суд, а не в тот, который занимается вопросами недвижимости. Возможно, судья обяжет владельца здания не беспокоить жильцов, если уведомления о выселении не имеют под собой основания. Таким образом, все эти бумаги станут недействительными. Как бы там ни было, мы дадим понять всем заинтересованным в этом деле людям, что намерены бороться.

— Я уже составил список жильцов, получивших уведомление, — объявил Джордж Ривера. — И сделал копии, чтобы проконсультироваться в городском совете по недвижимости. Но если этим займетесь вы, будет лучше. Я лично знаю всех жильцов и могу проследить, чтобы не было ошибок. Все они мои друзья.

Он передал большой желтый конверт Бетти.

— В большинстве уведомлений сказано — жильцы не вносили квартплату. Но люди жалуются, что они отправляли чеки по почте, однако деньги не поступили. Как бы то ни было, задолженность за один или два месяца в Нью-Йорке не может служить причиной выселения из квартиры на улицу. Тем не менее некоторые жильцы напуганы.

— Я сегодня вечером прочту все это, — сказала Бетти, взяв конверт, — а потом в течение нескольких ближайших дней мы поговорим с жильцами.

Леонора вкратце объяснила систему работы двух агентств, которые регулируют пользование нью-йоркской недвижимостью.

— Есть одна возможность, о которой я сразу не вспомнила. Скорее всего, этим делом владеет корпорация. Не могу сказать, что я большой специалист, но знаю, каждая компания, ведущая деятельность в Нью-Йорке, должна заполнять бумаги об уплате налогов. Вот я и думаю, что в материалах, которые находятся в банке данных управления штатом в Олбани, можно найти имена президента и финансового директора интересующей нас компании. Допустим, не они являются держателями акций, но с них можно начать, если вы хотите добраться до самих владельцев.

— Великолепно, — объявил Мудроу. — Спасибо всем за то, что нашли время прийти сюда. Я хотел, чтобы мы обсудили все сразу с жильцами «Джексон Армз», но в Куинсе нам сейчас еще слишком рано встречаться. Пускай люди оправятся от этой… Пускай они оправятся от того, что случилось. — Он сам был удивлен тем, что не смог произнести слово «смерть».

Конечно, если бы Мудроу знал, как Пол Данлеп жаждет быть полицейским, что он готов для этого работать на кого угодно, не важно, на пенсии тот или нет, то вел бы себя увереннее. Но утонченность никогда не числилась среди достоинств Мудроу. Поэтому-то он решил действовать иначе, взяв на себя инициативу во всем, заставить и Порки подчиниться логическому развитию событий.

— Мы с сержантом Данлепом собираемся расследовать поджог. Очень важно принять во внимание, что он начался под квартирой человека, возглавлявшего ассоциацию жильцов, и был организован так, чтобы не нанести материального урона зданию. Нигде больше здание не пострадало. И я хочу удостовериться в том, что ни одна улика не исчезнет, потому что доказать поджог вообще очень сложно. Мы начнем завтра, не так ли, Пол?

Данлепу ничего не оставалось, как согласиться с Мудроу.

— Хорошо, завтра на месте происшествия будет инспектор охраны, — сказал он.

— Почему бы нам к нему не присоединиться? Понаблюдаем, как работает инспектор.

Данлеп пожал плечами, но счел за благо довериться Мудроу.

— Потом, — продолжил Стенли, — мы поговорим с администрацией управления. Узнаем имя юриста, который представляет интересы владельца. Конечно, мы еще можем надавить на Эла Розенкрантца, чтобы он дал точное расписание ремонтных работ. Эл, конечно же, ничего не будет делать, но чем быстрее мы докажем, что он лжец, тем быстрее объединим жильцов.

Теперь настала очередь подчеркнуть задачу Джорджа Риверы.

— То, что мы делаем, не будет иметь никакого значения, если все жильцы не войдут в ассоциацию. Это ваш дом, Джордж. Вам нужно защищаться. Если вы не сумеете это сделать, то через шесть месяцев всем будет негде жить.

Мудроу уже собирался дать всем понять, что собрание окончено, но раздался громкий стук в дверь, и вошел низенький худощавый молодой человек.

— Здравствуйте. — Лицо вошедшего было так подвижно, что казалось, он улыбается сразу всем присутствующим. — Меня зовут Инносенцио Кавеччи. Только не надо называть меня полным именем, лучше просто Ино. Я американец в третьем поколении, но у моего отца было странное чувство юмора. Могу я видеть Бетти Халука?

— Я Бетти Халука, — ответила Бетти. — А вы — помощник юриста, не так ли?

— Да, — ответил Кавеччи. — Вот уже восемь лет я работаю в отделе помощи неимущим. Похоже на смерть при жизни, не так ли? Все это время я занимался делами недвижимости. В суде, который разбирает споры между домовладельцами и квартиросъемщиками в Манхэттене, девять различных департаментов. Я знаю каждого из судей. Могу запросто зайти в Агентство по сохранению и развитию недвижимости и поговорить с любым клерком как со своим приятелем. Например, вам нужно узнать о нарушении правил домовладения, но вы хотите сохранить анонимность. Что ж, я могу это устроить. За десять долларов в рабочее время или за двадцать — вечером, после работы. Вот что я вам скажу, ребята, — когда дело доходит до недвижимости, меня голыми руками не возьмешь.

— А как по поводу уведомлений о выселении? — прервал его Джордж Ривера. Человек с болезненно развитым чувством собственного достоинства, он был оскорблен вызывающим поведением помощника юриста, его громким голосом и развязными манерами. — Вы что-нибудь можете сделать по поводу таких документов?

— Настоящее выселение? Это уже сложнее.

— Он говорит всего лишь об уведомлениях, — вставила Бетти.

— Понял. — Кавеччи повернулся к Ривере. — Эти уведомления имеют под собой правовую основу или нет?

— Скорее последнее, чем первое, — ответил Джордж.

— Что касается необоснованных уведомлений, — продолжал Кавеччи, — то мы должны прийти в Верховный суд и заявить: «Ваша честь, мой клиент понесет невозместимый ущерб, если вы немедленно не решите дело к его пользу». Тогда судья ответит: «Пошел вон из зала суда. Иди в суд по делам между домовладельцами и квартиросъемщиками, а то я подам на тебя рапорт в комитет по этике нью-йоркской ассоциации юристов за то, что ты идиот». Тогда мы отправляемся туда, куда нас послали, и, если вы организуете всех квартиросъемщиков, подберем документы так, что там будет необходимо появиться всего один раз. Это то, что касается необоснованных уведомлений. Если же уведомления имеют под собой правовую основу, то мы просто постараемся протянуть время. Жалобы владельцев каждый день выслушивают восемь судей, а таких жалоб тысячи! Вы что думаете, туда так просто войти и выйти? Я имею в виду, что в этом суде можно тянуть время до тех пор, пока у всех не лопнет терпение. Пройдет от десяти месяцев до года, прежде чем владелец получит право выгнать жильца из его квартиры.

— А что по поводу жалоб на владельца? — поинтересовался Данлеп. — Как много времени имеет в своем распоряжении владелец?

— Знаете, справедливость должна быть справедливой. Если вы тянете время в собственных интересах, то почему бы и владельцу не потянуть его тоже? Но не забывайте, в Манхэттене восемь судей занимаются жалобами домовладельцев и всего лишь один судья — жалобами квартиросъемщиков.


Бетти сидела на краю кровати, повернувшись к Мудроу спиной. На ней была надета серая футболка и белые, с красными полосками шорты для занятий в спортивном зале. Мудроу знал, она думает о своей тете Сильвии. Он смотрел не отрываясь на мускулистое тело Бетти, ее широкую спину и слегка сутулые плечи.

— Ты боишься смерти? — спросила вдруг она. Ее голос звучал более мягко, чем обычно, но в нем проскальзывало любопытство.

— Да нет, — быстро ответил Мудроу. — Наверное, трудно быть уверенным в чем-либо подобном, но я, скорее всего, больше боюсь, когда умирают другие люди.

— А ты когда-нибудь попадал в такие ситуации, когда мог умереть? — настаивала она. — Например, когда надо было кого-нибудь арестовать, а человек оказывался вооруженным?

— Пожар — самое худшее, что может случиться. С этим я не особо-то могу совладать. Когда надо войти в горящий дом и попытаться предостеречь людей. Не знаешь, что может случиться, а у тебя никакой поддержки.

— Тебе бывало страшно во время пожаров?

— Конечно! Но, пожалуй, самый страшный случай в моей жизни, пострашнее пожара, произошел, когда мне пришлось драться на крыше с тем, кого официально называют эмоционально неуравновешенным человеком. Этот парень думал, что я дьявол, и поэтому называл меня Молохом и все время кричал: «Мы умрем вместе, Молох!»

Бетти обернулась и посмотрела в глаза своего друга.

— Ты думал, он столкнет тебя с крыши?

— Да. Он все время гонялся за мной, а я пытался увильнуть. Это случилось поздно ночью, и все происходило в тени более высокого здания, чем то, на крыше которого мы находились. И было очень темно. Тогда я еще служил в полиции, и на мне была зимняя форма: она сильно затрудняла мои движения.

— Ты думал…

— Я мог тогда думать только о том, как мне хочется пристрелить этого сукина сына. Но у придурка не было пистолета, и я не мог применить свое оружие. Что этот кретин хотел отправить меня на тот свет вроде бы не имело значения. Если бы я выстрелил в этого бешеного пса и потом заявил о самозащите, то мне необходимо было бы это доказывать на суде. Кроме того, меня вышвырнули бы из полиции независимо от решения суда.

— Ну и что ты сделал? — помолчав с минуту, спросила Бетти. Она повернулась к Мудроу, продолжая сидеть на кровати со скрещенными ногами. — Тебя, наверное, больше пугала мысль о том, что все это происходит на краю крыши?

— Ничего не сделал, — невинно ответил Мудроу. — У этого кретина внезапно начался приступ падучей. Он схватился за грудь, упал и начал биться, как рыба на песке. С ума сойти, правда? Потом выяснилось, он нашел три галлона скипидара в брошенном подвале и пил его почти неделю. Наверное, ему в голову ударило.

— Ты все это сочинил, Стенли? — Бетти за всю свою жизнь проанализировала сотни показаний полицейских и чуяла вранье, как собака чует лисицу. — Я же знаю, что все это выдумки!

— Да, — усмехнулся Мудроу, — на самом деле это произошло совсем не так. На самом деле я сразу пришиб сукина сына и подложил ему нож.

— Ты и сейчас врешь. — Бетти хотела дернуть его за ногу, но вместо этого у нее в руке оказалась простыня, которая прикрывала Мудроу. Какое-то время Бетти пристально смотрела на него, как всегда завороженная увиденным. На теле Стенли не было ни грамма лишнего жира, и Бетти казалось несправедливым, что кто-то достигает этой цели безо всяких хлопот. Бетти провела пальцем по бедру Стенли, а затем по кончикам пальцев ноги. — Мы займемся сегодня любовью? — спросила она наконец.

— Что-то я не особенно в настроении, — ответил Мудроу, — но, кажется, готов постараться.

Глава 18

Четвертое апреля

Токеру Пуди было тяжело приспосабливаться к новой обстановке. Он давно не чувствовал себя настолько не на своем месте. Наверное, с тех пор как мать вытащила его в десятилетнем возрасте из густонаселенных трущоб Лондона и высадила в перенаселенных трущобах Четвертой авеню Южного Бруклина. Район был испаноговорящий, и ровесники в лучшем случае воспринимали неправильный вариант неправильного английского.

Токер быстро обнаружил, что его диалект Восточного Лондона понимают здесь не лучше венгерского языка. Местные ребятишки из школы номер двести сорок два инстинктивно начали относиться к нему как к недоделанному. Он немедленно превратился в мишень для нападок. Они собирались группами и вместе пытались делать ему всякие гадости. Но, как выяснилось, Токер Пуди — закаленный человек, о чем свидетельствовали даже рубцы на теле. И Пуди начал приживаться. В качестве шага к примирению он выучил пуэрториканский вариант испанского и заработал таким образом прозвище Токер, то есть Разговорчивый. Настоящее его имя было Персиваль — Персиваль Пуди.

После всех превратностей судьбы, пережитых в бурной юности, Токера Пуди беспокоили немногие вещи, и в конце концов он стал молчаливым молодым человеком с криминальными наклонностями. Даже когда эти свиньи в первый раз засадили его в подростковое отделение тюрьмы на Райкерс-Айленд, он терпеливо и с достоинством воспринял происходящее. Конечно, заключенные попытаются его трахнуть. Арестанты, особенно черные, попробуют добраться до его задницы, а также до его имущества. Они захотят прибрать к рукам все, что он имеет, даже кроссовки, потому что таковы законы на этом острове. Но он достаточно хорошо знал жизнь и быстро организовал собственную команду. Пускай выискивают задницу и богатство кого-нибудь другого. Через неделю он уже забил себе место среди тех, кто имел постоянный доступ к тюремным радостям.

До него никак сначала не доходило, что все эти испаноговорящие люди, которые жили рядом с ним, ходят на работу в костюмах. Он знал, что они были испаноговорящие, ведь они объяснялись друг с другом по-испански. Но они так не походили на тех белокожих пожилых людей, которые появлялись в коридоре их дома и глазели на него через затемненные очки с толстыми линзами.

Лучшего друга и учителя Токера в уголовном мире звали Руди Руиз. Все называли его Руди Бичо, хотя bicho по-испански означало «член», и это вряд ли нравилось Руизу. Токер Пуди и Руди Бичо пытались выяснить, как далеко можно зайти в их новом жилище на Холмах Джексона. Они сидели в коридоре на маленькой подставочке, которая в давние-давние времена служила кому-то для комнатных цветов, и слушали (слушал Токер, а Руди витал в облаках) испанский джаз. Громкие звуки духовых инструментов сочетались со стаккато ударников. Все это очень возбуждало Токера Пуди, и он выбивал ногами фантастический ритм без единой ошибки.

— Посмотри на эти ноги, — сказал он Руди совершенно серьезно. — Наверное, я должен был бы стать танцором.

— Тебе надо вытащить голову из собственной задницы и начинать осматриваться.

— Да что с тобой, старина? — Токер удивился совершенно искренне. Два часа назад оба вкатили себе сладкую дозу наркотика и вечером ждали новой порции от поставщика, который жил над ними на пятом этаже. Приятели промышляли вооруженным разбоем, чтобы иметь возможность поддерживать свои скромные привычки. Никаких мелких уличных ограблений — в основном ювелирные магазины, меховые мастерские, конторы ценных бумаг. Человек, на которого они работали, — умник из Бенсонхерста, — снабжал их информацией и покупал добытый товар из расчета двадцать центов с доллара. Немного, конечно, но так как дела приносили большой улов и следовали одно за другим, Руди Бичо и Токер Пуди жили на Холмах Джексона неплохо, к тому же не внося квартирной платы.

— Мне не нравится, что эти сволочи глазеют на меня, как будто я какой-то таракан, — наконец сказал Руди.

Токер Пуди не понимал, что все жильцы его оскорбляли, но теперь он начал это осознавать и залился ярко-красным румянцем. Несмотря на то что смог выучить испанский и избавиться от своего акцента «английского человека со свалки», он не в состоянии был отрешиться от дурацкой привычки — краснеть, когда делал что-нибудь глупое. А это случалось достаточно часто.

— Послушай, старина, да мы квартируем здесь за здорово живешь. И наркотики рядом — просто за соседней дверью! И нет людей, которые могли бы нас обокрасть. Здесь даже полицейских-то нету.

Руди вытянул руку и схватил своего приятеля за рубашку, несмотря на то что тот был гораздо выше ростом. Он сжал рубашку в кулаке и притянул Токера поближе.

— Ты что, срок отмотал, но так ничего в жизни и не понял? Если эти люди смотрят на тебя, как на мерзкое насекомое, значит, презирают. Сегодня они тебя презирают, а завтра отымеют в задницу так, что ты захлебнешься.

— Позвольте, позвольте…

Ошарашенный речами своего приятеля, Токер Пуди еще больше удивился, увидев человека, направлявшегося к ним. Это был старикан. До того как Токер стал вместе с Руди зарабатывать вооруженными нападениями, такие становились его жертвами. Что понадобилось от них старому идиоту? В том мире, где обитал Токер, кролики не приближались ко львам.

— А что вы, собственно, тут делаете? — спросила в этот момент фигура. — Почему устраиваете из коридора клуб?

Короче, человек был таким же, как и те недоделанные латиносы, которые в тюрьме выходили на работу в костюмах.

— Что вы тут делаете? — повторил вопрос костюм.

— Мы здесь живем, — терпеливо ответил Токер Пуди. Он пытался потянуть время, чтобы разобраться в ситуации. — Мы — ваши соседи.

— Ну ты, козел, твою мать, — начал Руди. В его голосе появился надрыв, который Токер слышал в тюрьме лишь в особых случаях, хотя этот надрыв не услышали ни Майк Бенбаум, ни Андрэ Алмейда. Это насторожило Токера Пуди, и он понял: сейчас ему тоже надо будет разозлиться. — И как это только вам в лоб влетело, — продолжал Руди Бичо, — подойти сюда и заговорить со мной? Какой-то таракан подходит и заговаривает! А я что, должен с этим мириться? Вы что, не знаете, синьор Белый Человек, что я просто вам хребет сломаю как трахнутому таракану?

Входя в коридор «Джексон Армз», Стенли Мудроу и Пол Данлеп увидели лримерно одну и ту же картину, но отреагировали совершенно по-разному. Мужчина латиноамериканского происхождения лет двадцати, ростом пять футов десять дюймов, весом сто шестьдесят пять фунтов, одной рукой схватил за горло белого человека преклонного возраста, который был ростом примерно пять футов два дюйма и весил около ста двадцати фунтов. Двое других — один также латиноамериканского происхождения в возрасте около тридцати пяти лет, другой — белый, лет на десять помоложе, стояли лицом к лицу, и чувствовалось, что между ними вот-вот вспыхнет драка.

Пол Данлеп, которому приходилось разве что разнимать драки пьяных легионеров в их клубе, сориентировался не сразу и замер, пытаясь понять происходящее. Зато Стенли Мудроу успел расстегнуть пиджак до того, как захлопнулась дверь лифта, и заорал: «Остановить немедленно!»

— Ты, твою мать! Я тебе говорю, — он показал на Руди Бичо левой рукой, — оставь человека в покое, или я из тебя всю душу вытрясу! Ну-ка, немедленно, ты, гомик! И ты тоже! — Теперь он показывал на Токера Пуди. — Сядь на свою трахнутую задницу и выключи это гребаное радио! A-а, твою мать, я лучше сам его выключу!

Он сделал два шага и носком ботинка протаранил динамик магнитофона. Как Мудроу и рассчитывал, наступившая тишина всех оглушила: присутствующие замерли. Руди Бичо отпустил Майка Бенбаума, который едва стоял на ногах. Андрэ Алмейда, готовый навалиться на Токера Пуди, — застыл на месте. Токер Пуди, сбитый с толку и сильно разочарованный, уставился на магнитофон.

— Данлеп! — Резкий голос Мудроу разорвал тишину.

— Я здесь. — Данлеп протиснулся между Мудроу и Пуди и скомандовал: — Ну-ка, встань как следует, ты, кретин.

Мудроу развернулся и направился к Руди Бичо, который стоял, сложив руки на груди.

— Этот старик первым напал на меня. Я только защищался. А он напал на меня ни с того ни с сего.

Мудроу не нужны были объяснения: подавляя хулигана своим огромным ростом, он заставил Руиза прижаться к стене.

— Ну-ка, расставь ноги, ты, трахнутый. Дернешься хоть раз, шею сверну. — Продолжая говорить, он ощупывал Руиза в поисках оружия. Ничего не найдя, Мудроу заломил ему руки за спину и защелкнул наручники.

— Ты под арестом, — начал он по привычке в очередной раз, забыв, что он уже не полицейский и у него нет права на арест; потеря этого права была именно той причиной, из-за которой он взял с собой сюда Пола Данлепа. — Лучше помалкивай. Если начнешь говорить, любое сказанное слово может быть обращено против тебя.

Все это он произносил, продолжая обыскивать Руиза, не забыв про белье и носки. Мудроу надеялся найти хотя бы наркотики. Но его постигло разочарование. Правда, если у задержанного до этого были какие-нибудь серьезные правонарушения или он оставался условно заключенным, это опять приведет его за решетку.

— Ну, так что здесь произошло? — спросил Мудроу Майка Бенбаума.

— Я захожу в свой коридор и вижу этих двух животных, которых даже в зверинец не пустили бы. — Он хотел сказать, двух грязных латиносов (наедине со своим другом Полом Рилли, бывшим пожарным, он бы так и выразился), но Андрэ Алмейда был того же происхождения, и Майк сдержался. — Естественно, я спросил себя, что они здесь делают. Ведь наш коридор не напоминает «Асторию». Он даже не напоминает тюрьму на Райкерс-Айленд, откуда эти скоты скорее всего и явились. Может быть, они думают, что наш дом — центр по уходу за неимущими или школа для неполноценных, или, может быть, они ищут бордель?

— Майк, — прервал старика Мудроу, — сделайте одолжение, говорите по существу.

Бенбаум взглянул на Мудроу с негодованием, но, не заметив на его лице и тени насмешки, продолжал:

— Я подошел к этому человеку, — Майк указал на Руиза, — спросил, что происходит в коридоре, а он схватил меня на горло, не ответив ни слова.

— Да, это правда, — вставил Андрэ Алмейда. — Я возвращался с почты и видел все, что здесь произошло. Майк вообще ничего этому парню не сделал.

— Мы здесь тоже живем! — внезапно выкрикнул Токер Пуди. — Мы соседи. — Теперь злость бушевала в нем вовсю. Он не был злым человеком, но, если они заберут Руди Бичо, то Пуди потеряет работу, и у него не будет больше хороших наркотиков. Без Руди Бичо и его связей скорее всего придется вспомнить старую профессию вора по случаю.

— Расскажите вы мне, что же произошло, — спросил Данлеп Андрэ Алмейду. — Особенно про участие этого. — Он кивнул в сторону Пуди.

Андрэ начал подробно объяснять, как произошло нападение (кстати, при этом реабилитировав Токера Пуди). Между тем коридор начал заполняться любопытствующими жильцами. Мудроу хотел было оградить место преступления, но, взглянув на Дайлепа, которому, казалось, очень нравилось все происходящее, разрешил желающим остаться в качестве свидетелей. Таким образом, около двенадцати жильцов находились в коридоре, когда там появился Энтон Крайсик, живущий в квартире на первом этаже. Его ярко-рыжие волосы стояли дыбом.

— Этот человек имеет здесь столько же прав, сколько любой другой, — завопил Крайсик с ходу. Он был очень высок — выше Мудроу, но худ, как палка. Его узкое лицо обрамляли очень кудрявые и очень длинные волосы.

Данлеп поднял руку, прерывая вопли.

— О чем вы говорите? — спросил он с невинным видом.

— У вас нет оснований выдворять отсюда этого человека. Он — живое существо и имеет право на крышу над головой. Вы не можете просто так выставить его на улицу.

Крайсик, хотя и не стал пробираться вперед, но старался дать понять этим пожилым полицейским, что его голыми руками не возьмешь, по крайней мере не при свидетелях.

— Как вас зовут? — спокойно спросил Мудроу. У него появилось чувство, будто его опять надули. Это чувство ему очень не нравилось.

— Энтон Крайсик, — заявил тот гордо. — Я живу в квартире 1Ф. Кстати, мое имя уже написано на почтовом ящике.

— У вас оформлены документы? — спросил Мудроу.

— А вот это не ваше дело! — закричал Крайсик.

— Этот человек арестован за нападение на другого человека, — со злостью в голосе объяснил Данлеп, — что не имеет никакого отношения к вопросу об аренде квартиры. А теперь отойдите отсюда! Я вам приказываю убраться с места преступления! Если вы этого не сделаете, я вас арестую за то, что вы препятствовали действиям офицера полиции. Наказание за правонарушение этой категории достигает семи лет лишения свободы. А теперь убери отсюда свою задницу!

Крайсик недовольно хмыкнул, но все же отошел от Данлепа. Он показал другим жильцам, что проживает в их доме, и этого пока достаточно. По лицам соседей он понял, те сами ничего не понимают. Вот когда они узнают, что он живет здесь, не уплатив за квартиру, и заявят протест владельцу, а тот выкинет его на улицу вместе с другими неплательщиками. И настанет великий день для всех бездомных. День, когда средства массовой информации зафиксируют выселение жильцов из квартир, которые владелец придерживал и не сдавал внаем.

Данлеп подошел к Мудроу, в немом вопросе подняв брови.

— Забудь пока, — спокойно сказал Мудроу. — Попозже разберемся и с Энтоном Крайсиком. Что касается этого кретина, — он кивнул головой в сторону Руиза, — позвони в сто пятнадцатый участок. Пусть пришлют сюда патрульную машину. Сдай его тому, кто приедет. Пускай они также снимут показания с Андрэ и Майка и используют их для того, чтобы составить протокол. Мы можем выступить в качестве свидетелей. Только давай не будем связываться с Центральным полицейским управлением. Пусть они сидят сиднем, а нас ждет много работы. День сегодня, кажется, не из самых удачных.

Глава 19

Мудроу и Данлеп кратко объяснили двум приехавшим полицейским ситуацию и получили наконец возможность отправиться в квартиру Сильвии Кауфман, куда, собственно, и шли с самого начала, но были остановлены происшедшими ранее событиями. Мудроу не вел официального расследования и не был другом умершей женщины, но злился на себя за то, что оказался одураченным, и на тех, кто был повинен в гибели невинного человека. Это чувство было слишком сильным, чтобы Мудроу мог позволить себе отсидеться в стороне.

У входа в квартиру кто-то поставил небольшой столик и на нем — кофейник с кофе. Невысокий человек средних лет сидел рядом.

— Здравствуйте, — сказал он приветливо, — меня зовут Херб Белчер. Сильвия Кауфман была моей тещей. А вы, наверное, Стенли Мудроу — друг Бетти.

Он протянул руку. Мудроу крепко ее пожал, а затем представил зятю Сильвии Данлепа.

— Бетти там. Вы хотите зайти?

— Да, — ответил Мудроу, — ненадолго.

Первое, что он увидел, войдя внутрь, была толстая свеча внутри стеклянного цилиндра. Это ему напомнило русскую православную церковь, которую он посещал еще мальчиком. И запах походил на тот, который шел от кадила, раскачиваемого священником. Он вспомнил, что последний раз был в церкви на похоронах Риты, и подумал: «Ведь я же не должен чувствовать то же самое, так как мало знал Сильвию Кауфман». Но тут же ему в голову пришла другая мысль: «Этого не должно было случиться. Никогда».

Мерилин Белчер оказалась представительной женщиной. Она сидела на низком стульчике, Бетти стояла рядом с ней на коленях, и обе плакали. На Мерилин были темные колготки, темно-серое платье, ниже левого плеча приколота черная ленточка, на лице никакой косметики. Ее волосы, в которых пробивалась седина, тщательно подстриженные и уложенные в салоне Санта-Барбары, теперь были просто небрежно приглажены.

Бетти рассказала Мудроу, что Мерилин так сильно горюет из-за внезапности кончины матери, а также потому, что много лет жила от нее вдалеке и не использовала возможности, которые имела, чтобы облегчить жизнь Сильвии. Отчаяние женщины было столь горьким, что Мудроу замер у порога, словно остановленный неким силовым полем, как в голливудских научно-фантастических фильмах.

Сержант Данлеп по роду своей деятельности посетил в своей жизни не менее сотни похорон. Вот и теперь он пришел прямо к женщинам и хорошо поставленным голосом выразил им свои соболезнования.

Если бы Бетти не взяла Мудроу за руку, он бы, наверное, ушел. Но теперь Стенли только отвернулся и начал рассматривать печенье и фрукты, разложенные на кофейном столике, белые простыни, закрывающие зеркала. Вскоре все его внимание сконцентрировалось на резком, всепоглощающем запахе дыма. Этот запах был в квартире везде. Он выедал глаза, жег ноздри. И напомнил Мудроу о том, что ему предстояло.

— Ты здесь долго не задерживайся, — сказала Бетти, не подозревая, что ничего более милосердного она не могла придумать. — Мне с Мерилин надо поговорить.


Запах дыма, который преобладал в квартире, в подвальном этаже чувствовался еще сильнее. Мудроу и Данлеп ощутили его, как только открылась дверь лифта. Они одновременно отпрянули от нее, будто увидев в узком коридоре крысу.

— Боже мой! Ты чувствуешь?

Мудроу не ответил. Он принюхивался к гари, так же как и инспектор пожарной охраны. Инспектор был в форме. Он стоял в большом помещении, которое обнаружилось за несколькими перегороженными комнатушками, служившими для хранения различной хозяйственной утвари.

— Сэм Спиннер? — спросил Порки. — Меня зовут Пол Данлеп, сто пятнадцатый полицейский участок, а это — Стенли Мудроу.

Сэм Спиннер подозревал, что двое полицейских (он знал, Данлеп был сержантом, и, разумеется, предположил, будто Мудроу его напарник) пришли, чтобы выдвинуть объективную версию расследования. Его расследования. Он был невысоким и толстым человеком с тяжелым лицом, на котором особенно выделялись голубые глаза, воспаленные от аллергии. Аллергия была проклятием всей его карьеры. Особенно сильно он реагировал на дым.

— В чем дело? — коротко спросил Спиннер. Информация от полицейских являлась непременным условием его работы, но Спиннеру это не нравилось. В его обязанности не входило делать работу этих двух полицейских приятной.

— Я разговаривал вчера с вами по телефону, — как всегда, отчетливо произнес Данлеп, — поэтому вы знаете, о чем речь.

— А, вы тот самый Шерлок Холмс, который говорит о поджоге до осмотра места преступления. Вы, наверное, телепат?

Данлеп быстро взглянул на Мудроу, как бы желая сказать, что, скорее всего, с Сэмом Спиннером им придется не так-то просто. Мудроу, ни минуты не сомневавшийся в доказательствах преднамеренного поджога, которые их здесь ожидают, казалось, не разделял подобного мнения.

— Насколько я понимаю, вы закончили ваше расследование? — спросил Данлеп.

— Да, но нужны лабораторные исследования, — заявил Спиннер.

— Ну, так что вы обо всем этом думаете? — Мудроу расплылся в улыбке, внезапно вступив в разговор. — Ведь наверняка вы уже пришли к каким-нибудь выводам.

— Естественно. Здесь не было поджога. — Спиннер повернулся к Мудроу, который показался ему более симпатичным собеседником. — Я считаю, вы, полицейские, пилите не то дерево.

— Я же тебе говорил, — сказал Мудроу, повернувшись к Данлепу, — я же говорил, это не поджог. Здесь просто не может быть никакого поджога. Так что придется заплатить тебе за мой ленч. Не забудь о нашем пари. — Продолжая ухмыляться, он обратился к Спиннеру: — Такой уж мне достался напарник. На каждом шагу ему чудятся преступления.

Спиннер рассмеялся. Ему не нравились полицейские оба. Он был уверен, что, как правило, детективы просто терпеть не могут инспекторов пожарной охраны, смотрят на них с презрением.

— Он должен тебе купить целых два ленча! Я здесь в подвале осмотрел каждый дюйм, ничего, кроме случайного пожара, и предположить нельзя.

— Но откуда вы знаете? Почему вы так уверены? — воскликнул Данлеп. — Почему, черт возьми?

Спиннер расправил плечи. Если они хотят прослушать лекцию о том, как расследуют пожары, то он доставит им это удовольствие.

— Во-первых, нигде нет признаков зажигательных веществ, ни бензина, ни керосина, ни каких-либо других, вообще ничего такого. Естественно, я соскреб кое-что со стен и пропущу эти пробы через хромотограф, но гарантирую — ничего нового это не даст. Во-вторых, матрас. Именно отсюда начался пожар. Он провалялся здесь много лет, если вы его поднимете и посмотрите на цемент под ним, сами в этом убедитесь. В-третьих, здесь жили бездомные. Кругом мусор, отбросы, а там, за титаном, просто устроили сортир.

— Ну, и как же так получилось, что ничего не сгорело? — Данлеп продолжал задавать свои вопросы ровным голосом, однако с явной злостью уставившись на оппонента. Тот видел — тупой фараон огорчен проигранным спором.

— Пожары от матрасов не дают высокой температуры. Да, дыма бывает много. Просто целые клубы черного дыма, особенно когда подливают моторного масла, как, например, здесь, в углу этого матраса.

— Так вы же сказали, не было никакой поджигающей смеси! — возразил Данлеп.

— Моторное масло, если только оно не подвергается воздействию очень-очень высокой температуры, наоборот, заглушает пожар. Разве вы не видели по телевизору рекламный ролик про то, как мотор сильно разогревается, а масло тем не менее не поддается воспламенению? Чтобы поджечь моторное масло, надо использовать по меньшей мере напалм. Давайте-ка я вам кое-что объясню про пожары. — Похрюкивая от удовольствия, Спиннер повел их в дальнюю часть помещения, где лежали остатки матраса. Его черный прямоугольник сливался с фоном черной стены. Было очевидно, огонь занялся в середине начиненного газетами матраса, а затем распространился к краям. Один угол практически уцелел. Именно на него указывал Спиннер. — Вот, видите, это здесь. Совсем не сгорел, потому что был пропитан моторным маслом. По-моему, маслом была залита и середина матраса, но, когда огонь добрался до того места, где его слой действительно плотный, он прекратился. Следы масла, безусловно, проявятся при анализе проб со стен и потолка. То есть сильного жара не было, но зато был очень плотный дым.

— А откуда вы знаете, что кто-то специально не вылил это масло на матрас, прежде чем поджечь его? — продолжат спрашивать Данлеп.

Спиннер взглянул на Мудроу и кивнул в сторону Данлепа.

— Некоторые парни просто не любят проигрывать, — констатировал он.

— Это уж точно, — согласился Мудроу.

Повернувшись к Полу Данлепу, Спиннер заявил:

— Я знаю, это масло пролито здесь давным-давно, потому что приподнимал угол этого чертового матраса. Масляные следы были и под ним, следовательно, уж никоим образом его не могли облить неделю назад. — Он посмотрел на Данлепа с презрением и выдержат паузу. — Третья причина, доказывающая, почему пожар следует признать случайным, состоит в том, что здесь очень много предметов, которыми пользуются наркоманы: пузырьки из-под крэка, пакеты от наркотиков, шприцы, свечи, гнутые ложки, бутылочные пробки и так далее, и тому подобное. Очевидно, наркоманы всего района собирались здесь внизу и ловили кайф, ну и кто-то просто забыл задуть свечу. Кретин мог задремать, как это обычно случается с наркоманами. Он задремал, потом проснулся, а пожар уже был слишком силен, чтобы он мог его потушить. А может, и мог, но ему наплевать. Как бы то ни было, он смотался в неизвестном направлении и даже не соизволил набрать 911.

— Думаю, так оно и было, — согласился Мудроу. Он хотел узнать, какие вещественные доказательства были на месте поджога, и узнал. Теперь надо было сообразить, можно ли из этого извлечь какую-нибудь пользу. — Да, жалко эту даму сверху!

Спиннер опустил глаза.

— Мне ее тоже чертовски жалко, — сказал он. — Ей не повезло по-крупному. Во-первых, когда владелец решил провести новые водопроводные трубы, он просто нанял плотника с пилой, а не настоящего водопроводчика. После такого ремонта вот эта дыра оказалась в два раза шире трубы. Во-вторых, мужик, который жил над пожилой дамой, забил такую же дыру вокруг своих труб, и дым не мог подняться вверх. В-третьих, окна ее квартиры были очень плотно заклеены, дверь в спальню закрыта, а датчик пожарной сигнализации прикреплен в коридоре. Вот еще одно доказательство того, что пожар был случайным. Какую выгоду поимел поджигатель? Да и потом, откуда он мог все это знать, например, про окна и пожарную сигнализацию? Я просто представить себе не могу, как это можно подстроить специально!

— Послушайте, — прервал его Мудроу, решительно меняя тему разговора, — вы вроде бы сказали, что проверили все те пузыречки, которые нашли здесь, или я что-то путаю?

— Вы имеете в виду отпечатки пальцев? — спросил Спиннер. В голосе его звучало недоверие.

— Да, — сказат Данлеп на всякий случай, хотя он не понимал, к чему клонит Мудроу, — эти чертовы отпечатки пальцев.

— Но ведь я нашел всего лишь посуду наркоманов, — возразил Спиннер. — Такую можно найти на любой городской свалке. Вы так говорите, будто найдено оружие. Мы, конечно, снимаем отпечатки пальцев с баллонов из-под бензина или с оконных стекол, замков, но с каких пор ищут отпечатки пальцев на пузырьках? Конечно, я собрал всю эту посуду. Везде аккуратно проставлены метки, все это лежит в пакетиках, так нас учили еще в колледже.

— Сэм, — сказал Мудроу, опять меняя тему разговора, — ты бы не мог мне сделать одолжение? Ты не дал бы мне все эти пузырьки, а я бы договорился с нашим участковым дактилоскопистом, чтобы он взглянул на них. Обещаю завтра тебе все вернуть.

— Не знаю. — Сэму Спиннеру не хотелось отказывать этому парню. Инспектор ведь точно знал: пожар случайный, и поэтому решил согласиться. Ведь в конце концов как только он напишет заключение, все образцы станут просто мусором. Однако душа не лежала делать одолжение полицейским.

— Это совсем не то, о чем ты думаешь, — быстро сказал Мудроу. — Нужно помочь отделу по борьбе с наркомафией. Последнее время в этом доме было много всяких дилеров и, если бы мы, например, по конверту, узнали, кто оптовый поставщик, или нашли отпечатки пальцев какого-нибудь известного продавца наркотиков, тогда смогли бы точно узнать, откуда ветер дует. Завтра, обещаю тебе, я лично принесу весь пакет туда, куда ты скажешь.

Через десять минут Мудроу и Данлеп уже стояли на тротуаре возле «Джексон Армз» и с жадностью вдыхали свежий воздух. Мудроу держал в руках большой желтый пакет.

— Зачем тебе нужно все это дерьмо? — спросил Данлеп. — Я, конечно, подыгрываю, но, может быть, ты все же объяснишь?

К удивлению Данлепа, Мудроу серьезно отнесся к его вопросу.

— Этот пожар должен был послужить предупреждением. Они не хотели ее убивать. Да, конечно, матрасу уже сто лет, и тот уборщик, которого выгнали при появлении нового владельца, был алкоголиком. Он спал там внизу или отсиживался, когда не хотел никому попадаться на глаза. Возможно, он так ненавидел всех тех жильцов, что устроил под ними туалет. Но он никогда не употреблял наркотики. Спроси любого в этом доме, и тебе скажут, проблема наркотиков появилась всего лишь шесть недель назад. Ты думаешь, как попали туда все эти пузырьки, шприцы, свечи и чертовы ложечки? Здесь что-то нечисто! Да, черт возьми, нечисто, и ты сам это чувствуешь.

Что же ты думаешь найти? Одинаковые «пальцы»?

— Я хочу узнать, — твердо ответил Мудроу, — есть ли на них вообще какие-нибудь отпечатки пальцев.


Управление занимало весь второй этаж небольшого торгового центра на Хиллсайд-авеню в восточной части Куинса. Его помещение совсем не напоминало роскошный офис, который рисовал в своем воображении Пол Данлеп. Сразу бросались в глаза пять тысяч футов ненатертого, немытого, затоптанного пола. Столы стояли один за другим, напоминая расположение кроватей в приюте для бездомных. Сквозь грязные стекла выгородок виднелись силуэты двух юристов. В отделении страховки беспрестанно звонили телефоны. Гораздо более спокойным казалось отделение недвижимости, где сидели три уставшие женщины — менеджеры по продаже. Они разговаривали о своих делах.

Пересекая эту огромную комнату, оба одновременно вспомнили помещения для следователей в своих участках. Вся мебель в управлении была металлической: серые столы, шкафы для документов, пыльные полки. Ножки столов черны от грязи. В воздухе стоял запах равнодушия и запущенности.

— Это же сточная канава, а не организация, — прошептал Мудроу.

Внезапно одна из менеджеров по продаже недвижимости изобразила улыбку и, прервав разговор с коллегами, спросила:

— Чем могу помочь?

— Мы вот ищем, кто здесь занимается управлением, — сказал Данлеп.

— Вся организация занимается управлением, — ответила женщина.

— Эл Розенкрантц, — уточнил Мудроу, — именно его мы ищем.

— Сладенький Эл? — Женщина рассмеялась.

— Да, сладенький Эл. Где нам его найти?

— Его кабинет в самом дальнем углу около стены, в секторе управления недвижимостью. — Женщина задержала на них какое-то время свой взгляд, а потом выкрикнула: — Смотрите, как бы он руки не распустил!

Когда Мудроу открыл дверь кабинета Розенкрантца, тот просто подпрыгнул на стуле.

— Этот человек не в состоянии контролировать свои поступки, — прокричал он Полу Данлепу. — Прикажите ему уйти отсюда! В этом здании два юриста. Если повторится что-нибудь, вроде прошлого инцидента, я уж позабочусь о том, чтобы они и вас отправили на пенсию.

— Может быть, вы сядете вон там, Мудроу? — сказал Данлеп, показывая на грязный серый металлический стул около двери. — И пожалуйста, помолчите для разнообразия. — Он как бы просверлил Мудроу взглядом, а затем повернулся к Розенкрантцу. — Послушайте, Мудроу действительно извиняется за то, что тогда произошло. Он был несколько выбит из колеи. Конечно, и вам бы не следовало говорить тех слов, но теперь это все в прошлом. Не могли бы вы нам уделить несколько минут?

Розенкрантц, которого воодушевил извиняющийся тон Данлепа, выпрямился на стуле перед тем, как ответить.

— Ну ладно, так и быть, я вам уделю несколько минут, а затем мы распрощаемся. Кажется, в последнее время я только и делаю, что занимаюсь «Джексон Армз», а выгоды от этого здания никакой.

— Я должен вам сообщить, — заявил Данлеп, — что мы в сто пятнадцатом участке начали расследование по поводу пожара. Официальное расследование.

— Весьма интересно. Я разговаривал с инспектором пожарной охраны не далее как десять минут назад, и он считает пожар случайным. Здание застраховано в нашем отделе, и страховой инспектор готов выписать чек, как только эксперт пожарной инспекции напишет свое заключение.

Данлеп, несколько растерявшись, посмотрел на Мудроу, но лицо Стенли ничего не выражало.

— Как бы то ни было, мой долг сказать вам, что нью-йоркская полиция считает возникновение пожара подозрительным.

— Ну ладно, вы это мне сообщили. — Розенкрантцу явно нравился разговор. Полицейские, судя по всему, уже не в своей тарелке, а он только начал их раскручивать. — Чем еще могу помочь?

— Конечно, мы не собираемся задавать вам вопросы по поводу пожара, — признал Данлеп. — Мы здесь по поручению жильцов.

— Если в связи с уведомлениями о выселении, то я уже разговаривал с этим парнем из отдела по работе с неимущими. — Розенкрантц быстро просмотрел свой еженедельник и назвал по буквам фамилию: — К-А-В-Е-Ч-Ч-И. Я даже и пытаться не буду произнести это целиком. Он заявил мне, что жильцы собираются пригласить юриста из отдела по работе с неимущими, который будет представлять их интересы. Он уведомил меня, будто они намерены подготовить для слушания сразу все дела, чтобы на одном заседании разрешить проблемы скопом. Юрист также собирается подать петицию в Верховный суд и добиться какого-то запрета. Этот парень, Кавеччи, очень пробивной, думает прямо сразу получить все ответы, но я всего лишь выполняю приказы.

— Чьи приказы? — спросил Данлеп с невинным видом.

— Приказы владельца, которому принадлежит здание.

— А кто же владелец?

Розенкрантц улыбнулся и грустно покачал головой. Все-таки эти фараоны такие тупые!

— «Джексон Армз» и два прилегающих дома находятся во владении корпорации «Болт Реалти».

— От кого вы получаете инструкции?

— «Болт Реалти» представлена юристом, которого зовут Уильям Хольтц.

— У вас есть его адрес и телефон? — спросил Данлеп.

— Мой секретарь даст вам эту информацию.

— Почему бы вам самому не взять ее у секретаря? — Мудроу привстал со своего стула. — Это полицейское расследование, ты, кретин трахнутый! Ты что, самим мэром себя воображаешь, черт подери! Ну-ка, немедленно найди треклятый адрес!

Данлеп улыбнулся с извиняющимся видом и попытался жестом дать Мудроу понять, что ему лучше сесть.

— Пожалуйста, Эл, если бы вы смогли помочь нам, мы были бы очень признательны.

Розенкрантц, который, видимо, так же как и Данлеп, не имел ни малейшего желания общаться с секретарем, опять посмотрел в свою записную книжку, достал из нее визитную карточку Уильяма Хольтца и передал Данлепу, который с важным видом переписал сведения себе.

— И еще, — заметил Данлеп, — вы обещали жильцам сделать ремонт. Я имею в виду почтовые ящики, замки в подъезде и лифт. Сказать по правде, я сам боялся ехать в этом лифте. Он просто бился о стенки шахты и, казалось, в любую минуту может развалиться.

— Пока мы с вами разговариваем… — перебил Данлепа Розенкрантц.

— Виноват?

— …все это делается, пока мы тут с вами разговариваем. Строители уже в доме. — Розенкрантц перегнулся через стол и похлопал Данлепа по руке. Он уже начал сильно потеть, но улыбался одной из своих самых чарующих и сладких улыбок. — Послушайте, я должен признать, что там действительно кое-что пошло наперекосяк, но администрация твердо намерена придерживаться своих обещаний, и, ради Бога, сержант, вы же тоже должны отдавать себе отчет в том, часть вины лежит и на вас. Вы говорите, в доме живут торговцы наркотиков и шлюхи, так арестуйте их! Посадите в тюрьму! Когда я учился в школе, мне объясняли — один и тот же человек не может находиться в двух местах одновременно. Если эти подонки окажутся в тюрьме, то их не будет в доме.


Компания «Хольтц, Митчем, Митчем и Браунт» располагалась в Манхэттене, Парк-авеню, 101. Там было все, чего недоставало управлению. Бежевый ковер, мягкий и пружинящий, как раз для подошв новеньких шестидесятидолларовых кроссовок «Найк». С коричневой обивкой стен гармонировала экспозиция из восьми картин маслом, изображавших охоту на лис: от завтрака охотников и до окровавленной лисьей тушки, на которую они указывали жестами триумфаторов. В приемной сидела довольно молодая и красивая женщина; ожерелье и витой браслет на ней своей стоимостью превышали весь гардероб Мудроу. Она была недостаточно проницательна, чтобы узнать в Данлепе и Мудроу полицейских, поэтому начала улыбаться сразу же, как только открылась дверь.

— Чем могу помочь? — Казалось, низкий музыкальный голос дамы должен был трогать посетителей до глубины души, и, очевидно, над ним работали с не меньшим усердием, чем над тугими кудряшками, которые производили впечатление слегка взлохмаченных. При виде этой женщины Мудроу подумал, что юридическая фирма, позволяющая себе подобное украшение, видимо, достаточно богата. Спрашивая Уильяма Хольтца, он продолжал про себя рассуждать: если бы эта женщина вложила столько же усилий в образование, сколько вкладывала в свою внешность, то, без сомнения, могла бы стать, например, нейрохирургом… Музыкальный голос между тем пропел: «Мистер Хольтц, два полицейских хотят с вами встретиться». И Мудроу понял, что все же недооценил профессиональные способности дамы. Уильям Хольтц — высокий, загорелый и для своего возраста достаточно накачанный — вышел в приемную и предстал перед ними.

— Джентльмены? — На Хольтце был темный костюм в полоску, сшитый собственноручно китайцем из Гонконга в собственном ателье на Восточном Бродвее, и он, несомненно, стоил больше, чем все украшения секретарши. Хольтц взял удостоверения личности Мудроу и Данлепа и стал тщательно их изучать.

Несколько минут Мудроу терпеливо ждал, затем шагнул вперед и встал рядом с юристом. Вряд ли он думал, что мистера Хольтца можно этим напугать. Юристы были исключением из общего правила, которое гласило, что полицейский может запугать любого. Но внутренний радар начал подавать сигналы Мудроу, едва Хольтц появился на пороге кабинета. Мудроу почувствовал, что приближается к тайне, и хотел, чтобы Хольтц и те, кого тот представляет, поняли — Стенли Мудроу уже близко. Вот так, просто и окончательно.

Хольтц отодвинулся от Мудроу.

— Сержант Данлеп, в данный момент мне трудно выкроить для вас время. У меня в кабинете клиент, и к тому же я опаздываю на совещание партнеров. Только что у меня была довольно долгая беседа с мистером Розенкрантцем.

— Это займет всего лишь несколько минут, — сказал Мудроу.

— Мистер Мудроу. — Хольтц отступил еще на шаг. — Мы гораздо быстрее выясним все вопросы, если вы не будете вмешиваться. Я позволяю вам остаться здесь и присутствовать при нашем разговоре с сержантом Данлепом исключительно из вежливости по отношению к нему, но уверен, вы понимаете, что являетесь всего лишь частным лицом и не обладаете никакими исключительными правами. — Он помолчал, предоставляя Мудроу возможность ответить на его тираду, но Мудроу невозмутимо безмолвствовал. — Так вот, повторяю, сержант, я только что разговаривал с мистером Розенкрантцем и, кроме того, хорошо знаком с состоянием недвижимости, принадлежащей компании «Болт Реалти».

— Мы хотели бы все же узнать, насколько вы осведомлены, — тихо сказал Данлеп. Он был словно в полусне. Вся эта обстановка подействовала на его голову, костюм Уильяма Хольтца — на сердце, а секретарша — на то, что ниже пояса. Ничего не поделаешь, компания «Хольтц, Митчем, Митчем и Браунт» совсем не походила на клуб «Элкс».

Можете быть спокойны, сержант. Я целиком доверяю управлению, не говоря о том, что «Болт Реалти» всегда старается препятствовать противозаконной деятельности, которая происходит на территории рынка недвижимости. Поэтому мы, конечно, сделаем в разумных пределах все шаги для того, чтобы нанесенный ущерб был возмещен. Мистер Розенкрантц получил все необходимые для этого инструкции, и произошло это, кстати, не сегодня днем, а значительно раньше. — Хольтц слегка улыбнулся. — Теперь все?

— Не совсем, — сказал Мудроу.

Хольтц, который стоял между Мудроу и Данлепом, даже не потрудился обернуться.

— Мистер Мудроу, вы могли бы нам не мешать? Иначе мы сейчас же прекратим разговор. — Он опять помолчал, ожидая ответа Мудроу, разъяренного и беспомощного.

— Да, действительно, я не сказал еще об одном, — произнес Данлеп. — О владельце. Вот мы и подумали, не лучше ли нам напрямую обратиться к владельцу здания. Вы бы не могли дать нам его координаты?

Уильям Хольтц был неимоверно удивлен. Казалось, его коротко стриженные волосы встали дыбом, так широко он улыбнулся.

— Сержант Данлеп, вы хоть что-нибудь знаете про закон о корпорациях в штате Нью-Йорк или о жилищном кодексе штата Нью-Йорк? Не говоря уже о том, что у моих клиентов нет ни малейшего желания подвергаться нападкам таких самозванцев, как Стенли Мудроу. Я располагаю всеми правами юриста, представляющего владельца собственности, о которой идет речь, и готов воспользоваться этими правами, чтобы цели, поставленные моими клиентами, были достигнуты. На этом все, джентльмены! Интервью окончено. И пожалуйста, не забудьте следующее. Ни при каких обстоятельствах я больше не смогу вас принять, если это не обяжет сделать меня суд. Всего хорошего!

Глава 20

Мудроу, голый и довольно пьяный, лежал в постели. Телефон звонил постоянно. Стенли был один, потому что Бетти решила остаться на ночь у своей сестры на Холмах Джексона. Голый — потому что пьяный. А пьяный, потому что он и Данлеп отпраздновали первый безрезультатный день совместной деятельности, приняв шесть (или семь, а может быть, восемь) стаканчиков бурбона за ужином в итальянском ресторане.

Первым позвонил помощник адвоката Ино Кавеччи, который немедленно и агрессивно начал жаловаться.

— Что происходит с этими людьми? — кричал он. — Они не желают помочь даже самим себе. Я разговаривал с каждым жильцом, получившим уведомление о выселении, предлагал подписать петицию, чтобы можно было отправить на судебное рассмотрение все дела одновременно. Но они не хотят сотрудничать с нами. Вы можете в это поверить? Три семьи уже сматываются оттуда. Это же бессмысленно! И этих идиотов мы будем защищать за просто так! Я все утро мечтал, чтобы мне хоть кто-нибудь объяснил почему. Впрочем, я и сам все понял. Из жадности. Вы же понимаете, владелец не получал деньги по их чекам, вот они и прикинули, можно не заплатить хозяину еще раз. К тому же судья даст несколько месяцев отсрочки, чтобы они смогли подыскать другую квартиру, и эти люди опять не будут перечислять квартплату. А так как они все равно найдут, где поселиться, то просто воспользуются тем, что шесть месяцев можно прожить даром. Клянусь вам, если бы я прочитал где-нибудь об этом, никогда бы не поверил!

От энергичных воплей Кавеччи у Мудроу начала кружиться голова.

— Подождите минуточку, — прервал он помощника адвоката, пытаясь встряхнуться. — Я вас просил выяснить, как обстоит дело с пустующими квартирами.

— Вот это еще одна сенсация, — простонал Кавеччи. — Просто трудно поверить. Ведь это же зоопарк, черт возьми!

Мудроу насторожился.

— Что вы имеете в виду?

— Должен признать, я не так уж много знаю о Холмах Джексона, но у меня всегда было впечатление, что этот район все же отличается от восточной части Нью-Йорка: Но оказалось, в доме полным-полно наркоманов и продавцов наркотиков. Можете представить, одна шлюха предложила мне трахнуть ее прямо в коридоре! Эта сука ничего не стеснялась! Она задрала юбку и начала выставляться. Когда ее дружок понял, что я на это не клюну, предложил купить немного крэка. Слушайте, мне что, подстричься, что ли, чтобы меня не принимали за наркомана, когда я хожу по дому, пытаясь посчитать пустые квартиры?

— Инносенцио…

— Ино! Пожалуйста, называйте меня Ино! Я уже третье поколение!

— Ино, сделайте одолжение, говорите по делу. Я плохо себя чувствую.

— Я думал, что с ума сойду! Но потом натолкнулся на этого старика по имени Майк Бенбаум. Мне просто повезло с ним. Подходит этот старик и спрашивает, работаю ли я в отделе помощи неимущим, говорит, что Бетти посоветовала ему найти меня. Это же клад, он знает все об этом доме! Все!

— Просто скажите мне, сколько там пустых квартир, ладно? — В голосе Мудроу уже звучало напряжение. В голове что-то стучало, как молотком, и ему хотелось только одного — цифры, которую назовет Кавеччи.

— Сегодня, в три часа дня, было тридцать. Но самое удивительное, что часть людей уже сматывается. Я и говорю, в это вообще трудно поверить! В любых трущобах я могу организовать людей. А здесь, на Холмах Джексона, у жильцов водятся кое-какие деньжата, они прячутся в своих квартирах, как кролики. Вот и пойди поработай с ними!

— Да, — вздохнул Мудроу, — пойди поработай! Спасибо, что позвонили.

— Вы что, устали?

— Да. Я устал.

— Ну еще одно до того, как вы повесите трубку. Я наткнулся на азиата по имени Азиз. Он сказал мне, что целая серия уведомлений о выселении появилась и в двух других домах.

Через десять минут позвонила Леонора Хиггинс. Мудроу все еще лежал в постели, но не спал. После разговора с помощником юриста он принес с кухни бутылку бурбона и, задумавшись, потягивал напиток.

— Да, — ответил он резко.

— Стенли?

— Леонора?

— Да, это я.

Мудроу насторожился. В глубине души он не был уверен, что владелец «Джексон Армз» имеет отношение ко всей этой операции, но пусть хотя бы его имя станет маленькой и единственной сегодняшней победой.

— У меня для тебя плохие новости, Стенли, — услышал он. Леонора понятия не имела, как ужасно все сложилось у Мудроу и в каком состоянии он находится. У нее самой был длинный тяжелый день, и она мечтала о горячей ванне, стакане белого вина и теплой постели. — Сегодня вечером, после суда, я добралась до банка данных Агентства по сохранению и развитию недвижимости. Имени владельца там не оказалось. И в том, другом агентстве также не зафиксировано это имя. Собственность во владении корпорации, и везде есть только ее название — «Болт Реалти».

— Но как же так? Как можно наблюдать за кем-либо, если даже не знать, за кем наблюдаешь? А вдруг это сам Гитлер, черт побери, им и на него наплевать? — Внезапно вернулась головная боль, которую Мудроу потопил было в новой порции бурбона «Дикая индейка».

— Ты прав, Стенли, но только отчасти. Если бы в Нью-Йорке узнали, что Гитлер владеет собственностью, тогда политиканам пришлось бы потрудиться, чтобы защитить собственные задницы. Именно поэтому они и не хотят никакой информации. Не хотят знать ни о чем. Вот тебе факт — везде одни и те же сведения. Записаны данные о средней квартплате, размерах и характеристиках собственности, состоянии дома. Я могу назвать тебе дату, когда было завершено строительство, количество комнат, ежегодный доход от эксплуатации здания, на сколько увеличена в последний раз плата за жилье…

— Ну ладно, — простонал Мудроу. — Я тебя понял. — Он попытался растереть эпицентр боли, которая распространялась уже по всему лбу. — Но ты говорила, что можешь попробовать найти информацию где-то еще.

— Я сейчас пытаюсь выйти на документы компании, посмотреть бумаги, подаваемые для сертификации. Но знаешь, на меня наткнулся один из работников отдела и устроил истерику.

— Подожди минуточку, Леонора. — Мудроу выпрямился на кровати. — Ты смотри, не вляпайся в дерьмо из-за этого дела. Не вздумай рисковать, потому что мы даже не знаем, насколько необходима эта информация.

Леонору очень согрела его забота, и она улыбнулась трубке.

— Знаешь что, Стенли. Ты очень мил. Очень-очень мил.

— Да, мил, как кукла, — согласился Мудроу, потягивая спиртное. — Я действительно имею в виду то, что говорю. Не подставляйся из-за этого дела.

— Не беспокойся, Стенли. Опасности никакой нет. Но мне лучше там не появляться в течение ближайших двух недель.

— Могу ли я тебе за это время чем-нибудь помочь?


Мудроу не отнес свою бутылку на кухню после того, как Леонора Хиггинс повесила трубку. Разочарование — всегда часть работы полицейского. Как правило, приходилось проводить по пятьдесят бесплодных, никому не нужных бесед, чтобы найти хоть одного свидетеля. Десятки раз замерзать зимой в видавшем виды «додже», чтобы заснять на видеопленку хоть одну сделку по продаже наркотиков. Но теперь Мудроу просто взбесила система, которая регулировала индустрию недвижимости, не интересуясь именами тех, над кем надзирает. Проработав тридцать пять лет в полиции, Мудроу понимал — карты у всех разные. И карточные столы, черт возьми, тоже! Впрочем, он привык видеть в основном то, что происходит под карточным столом. Так было всегда. Большая часть его деятельности прошла на восточной территории города, уставленной полуразвалившимися домами. Вот почему его выводил из себя страх перед тем, что он не знает других игроков и правил игры.

От этих размышлений его отвлек вновь зазвонивший телефон. Последний звонок, решил Мудроу, а потом — спать (или по крайней мере потушить свет). Как он и надеялся, это был Пэт Шиман.

— Мудроу? — Голос Шимана звучал резко и нетерпеливо. — Во-первых, спасибо тебе за то, что ты послал сюда этого парня по поводу выселения. Он говорит, Луи не надо будет являться в суд. Юрист возьмет все на себя. Так что спасибо.

Мудроу легко распознал некоторую холодность в голосе Шимана. Он очень хорошо знал тюремные нравы, ненависть к полицейским была так же естественна, как и биение пульса. Мудроу с этим сталкивался ежедневно и уже привык. Однако Шиман у него в долгу, и грех не воспользоваться его помощью.

— Мне надо, чтобы ты кое-что сделал, — сказал Мудроу. — Я знаю, у тебя сейчас много забот с Луи.

Шиман понял — он сейчас одновременно и охотник, и жертва. Так часто случалось в его жизни.

— Луи действительно себя плохо чувствует, и я не могу долго разговаривать по телефону.

— Для начала расскажи, что происходит в доме.

— Да просто рай для наркоманов, — хмыкнул Шиман. — Шипучее, тягучее, в порошке, ампулах — в любом виде и любого цвета, немедленно и даже в открытую. Бенбаум сказал, ты там кого-то взял с поличным, и я подумал, наверное, за наркотики. Ко мне тоже два раза подходили, пока я шел в свою квартиру.

— Продавцы принимают тебя за одного из клиентов? — спросил Мудроу невинным голосом.

— Знаешь, когда разочек отмотаешь срок, — так же непринужденно заметил Шиман, — это все равно, что татуировка на лице. Любой, кто там побывал, сразу все видит.

— Неприятно, наверное?

— Слушай, Мудроу, хватит чушь молоть. Чего ты еще хочешь от меня?

— Скажи, Пэт, почему, по-твоему, наркотики появились в вашем доме? У этих продавцов радар, что ли, откуда они знают про беспорядки в районе? Как они вообще попали на Холмы Джексона, черт возьми?

Шиман некоторое время молчал, а затем ответил:

— Хороший вопрос. Но я понятия не имею ни о чем таком.

— Слушай, а может, ты выяснишь? С тобой же разговаривают разные типы, и пусть у тебя будут ушки на макушке.

— Если бы я даже хотел стать профессиональным стукачом, у меня нет на это ни минуты. Пока намаюсь на работе, потом управлюсь с Луи, остальное время хожу просто в полусне.

— Но в этом же нет ничего такого. — Голос Мудроу звучал успокаивающе и убеждающе. — У людей, которые сейчас туда въехали, должно быть что-нибудь общее. Например, они все из одного района. А может быть, у них один и тот же оптовый поставщик? Проверь, я бы очень оценил твою помощь. Если кто-то захочет с тобой поговорить, пускай поговорит, а?

— Может, мне и наркотики еще у них покупать?

— Ты подумал, почему я этим занимаюсь? — В голосе Мудроу опять появилось раздражение. — Я что, карьеру себе, что ли, делаю? Ничего подобного! Просто Сильвия Кауфман оказалась на полу своей собственной спальни, заполненной дымом. Вот так, черт возьми! А она заработала право находиться в безопасности! Когда ты в последний раз с ней разговаривал? А? Два дня назад, три, четыре? Теперь она в гробу, и какой-то поджигатель празднует успех своего предприятия.

— Ты не прав, Мудроу, — зло возразил Шиман. — Сильвия не сделала ничего плохого ни мне, ни Луи, но это не значит, что я в долгу перед ней.

— Ну, ладно, — сказал Мудроу, — ты действительно ничего не должен Сильвии Кауфман, но мне ты должен, и теперь я требую этот долг. Луи сказал, если я вам помогу, вы отплатите добром. И вот сейчас мне эта помощь нужна! Очередь за тобой!

— Ты умеешь разговаривать, Мудроу, хотя и набит всякой дрянью. Ну ладно, я тебе помогу. Я помогу тебе потому, что действительно надо держать слово, и еще потому, что Сильвия была нормальной женщиной и нормально относилась ко мне и Луи, хотя многие смотрят на нас, как на погань. А еще — это дом, где живем мы с Луи. Знаешь, в тюрьме самое худшее оскорбление, это когда один зек делает гадость на территории другого зека. Например, помочится на его нары или закидает его камеру дерьмом. Тогда просто автоматически ты должен ответить, потому что, если на это никак не отреагировать, то назавтра будешь стирать трусы для всего этажа.

Глава 21

Тринадцатое апреля

Токеру Пуди не стало бы легче, даже если бы в «Джексон Армз» жила тысяча продавцов наркотиков. Даже если бы там в каждой двери стояло по продавцу, и у двери этого старого кретина, из-за которого влип Руди Бичо, тоже. Все равно бы не помогло. Пусть хоть весь «Джексон Армз» станет центром Вселенной по продаже наркотиков. Токера Пуди все равно будет трясти. Он сильно вспотел, а потом задрожал от озноба. Дело в том, что у него не было ни гроша за душой.

— Проклятые свиньи! — заорал Токер в пустоту. Он знал, его время заканчивается, и следует что-то решить и предпринять до того, как он вообще не сможет ничего сделать. Спинные мышцы уже сводило, ключицы тянуло к позвоночнику. А к вечеру мышцы будут как узлы, размером с мяч для гольфа. Казалось, по всему телу под поверхностью кожи ползают полчища муравьев. Он все время дотрагивался до себя, чтобы удостовериться в том, что кожа осталось ровной.

Ему было трудно сосредоточиться и принять какое-нибудь решение, потому что все время отвлекала мысль о несправедливости произошедшего. Почему арестовали Руди? Этот старый кретин сам к ним подошел. Руди даже не слишком его помял, просто объяснил кое-что. Разве они находились не в своем доме? Не приставали ни к кому, и эта свинья арестовала Руди Бичо и теперь выяснила, что он в условном заключении. Так что вся эта чертовщина обернулась для Руди двухнедельным пребыванием на Райкерс-Айленд, в ожидании слушания по его делу. С ума сойти, до чего это несправедливо!

Проблема была в том, что все принадлежало Руди (в некотором роде и Токер принадлежал Руди). Именно Руди нашел для них обоих эту квартиру. У Руди Бичо были связи с торговцем из Бенсонхерста, которому они сбывали краденое. Руди приносил наркотики. (Токера не ломало, как сейчас, уже много месяцев.) И новых шлюх для них нашел Руди. Вспомнив о них, Токер готов был улыбнуться. Довольно симпатичные и молодые суки, только что из кухонь своих мамаш. Они готовы были на что угодно, только покажи им угощение из наркотиков.

К сожалению, и деньги были у Руди Бичо. Конечно, не потому что он хотел обдурить Токера Пуди. Просто Руди был очень надежным человеком и никогда не делал глупостей. Токер Пуди ему полностью доверял. Он знал, Руди Бичо — хладнокровный человек, они наблюдали друг друга еще тогда, когда Токер сидел в тюрьме усиленного режима. Токер и Руди были вместе в самых диких ситуациях, когда их обоих должны были убить наверняка. После такого, если тебя зовут Токер Пуди, ты доверяешь своему партнеру настолько, чтобы позволить ему хранить все твои деньги, и не думаешь, как жить, если его возьмут с поличным. Если такое случится, то тебе ничего не останется, как только каждый день звонить на Райкерс-Айленд, а эти свиньи там заявляют, что никогда ничего не слышали ни о каком Рудольфе Руизе. Такой же ответ получаешь и в этих чертовых тюрягах Бруклина и Бронкса. Просто нет никакой возможности словить кайф! Никого не интересует, что твое тело превращается в муравейник. Думая об этом и особенно о старом кретине, который довел Руди до того самого поступка, Токер Пуди наконец взбесился. Терял спокойствие он очень медленно. Токер был достаточно умен, чтобы не понимать, что, разозлившись, станешь только глупее и будешь делать те идиотские вещи, за которые жестоко наказывали в детстве. Тогда, в школе, он действительно сильно покалечил одного парнишку. Он ведь колотил его, чем только мог: кусками битого стекла, ножками металлического стола, всем попадавшимся под руку. Он был таким идиотом, что проделал все это в буфете, и чуть ли не вся школа наслаждалась представлением. Затем было разбирательство в суде, ему назначили условное наказание, а его мамаша с ее любовником избили Пуди до полусмерти. Слава Богу, он успокоился и позволил руководить собою более здравомыслящим людям, таким, как Руди Бичо Руиз.

Токер уже разозлился до такой степени, что его бледные уши горели. Однако решение так и не приходило в голову. Ему становилось хуже и хуже. Он не обращал внимания на сопли, текущие из обеих ноздрей. Уже в пятисотый раз он повторял: «Вот бы Руди Бичо был здесь!» Он бы сочинил какой-нибудь план, и не надо было думать самому.

— Я должен сделать то, что должен! — наконец решившись, вслух сказал Токер. — Я не собираюсь впадать в ломку! Нет, черт побери, ни за что!

Уже успокоившись, он прошел из кухни в спальню, открыл ящик комода и вытащил из-под стопки футболок два девятимиллиметровых автоматических пистолета. Наверное, так себя чувствует ребенок в церкви, когда ему дают подержать в руках край одежды священника. Он сел на кровать и положил пистолеты на колени. Это были две одинаковые «беретты». Дорогие, большие пистолеты с дулами, которые запугали бы любого.

Руди Бичо называл их «инструментами одного выстрела».

— Если тебе кого-нибудь придется пристрелить, — вспоминались его слова, — то кровь увидишь с обратной стороны тела.

Токер поднял один из пистолетов. На рукоятке орехового дерева было витиевато выгравировано «Т». На своем револьвере Руди Бичо выгравировал два «Р». Токер прошелся по комнате, а затем посмотрел на себя в зеркало. Он испугался своего отражения. Щеки запали, кожа посерела. С таким лицом никого не запугаешь, разве что самого себя.

Он засунул пистолеты сзади за пояс брюк — там, где кончался позвоночник, и, выпустив сверху рубашку, вышел из квартиры. После того как Пуди увидел в зеркале свое лицо, он уже твердо знал, ему ничего не остается; кроме как достать волшебный порошок, который восстановит его здоровье.

Джонни Калдероне ничего не знал о внезапной нищете Токера Пуди. Он распахнул перед ним дверь, растянув губы в широкой ухмылке.

— Токер, парнишка, — сказал он, — заходи, заходи! Я слышал про Руди. Вот чертово невезенье! Клянусь, кретины, живущие в этом доме, воображают о себе слишком много! Мы должны проучить их! Чем могу тебе помочь?

— Мне нужны пакетики, парень, — сказал Токер.

— Я уже понял, — ответил Калдероне, все еще улыбаясь. — Слушай, тебе надо кончать с этим! Ты выглядишь как мертвец. Сколько тебе надо?

— Порядочно. Ну, скажем, около тридцати.

Джонни Калдероне не был доверчивым человеком, обычно он не пускал наркоманов в квартиру. В его двери было сделано специальное окошечко, он брал через него деньги, а затем передавал героин. Но Руди знал Калдероне много лет, а Токер работал с Руизом вот уже шесть месяцев. Иногда приходится быть человечным, даже если ты работаешь в таком хреновом бизнесе.

— Конечно, конечно, парнишка. Возьми стул, сейчас я приду.

Он прошел в ванную и достал из медицинской аптечки героин.

Как профессионал он понял, что сделал непоправимую ошибку, увидев направившегося за ним Токера. Джонни почувствовал себя в глубоком-преглубоком дерьме еще до того, как увидел наставленную на себя «беретту».

— Послушай, парнишка, — сказал он, стараясь сдержать дрожь в голосе, — ты… это… прекрати! Пушка тебе совсем не понадобится. Я же не позволю моему другу так тяжело болеть. Ты что думаешь, я подлец какой-нибудь?

Он раскрыл кулак, в котором были пакетики с героином.

— Возьми, Токер. Моя специальная смесь — «пахучая Ди». Самая лучшая, твою мать. Давай, бери все! Иди к себе и поправляйся. Отдашь деньги, как только посвежеешь. Я никуда не спешу.

Вряд ли Токер знал, что он спустит курок. Во всяком случае, он не помнил, раздумывал над этим или нет. Но так получилось, что подпрыгнул «инструмент» в его руке и подпрыгнул Джон Калдероне с маленькой красной розой на груди, как будто оба они танцевали один и тот же танец.

— Да, Руди, парень, — прошептал Токер, — ты был прав. Второго выстрела не потребуется. Ну, а почему же у него сзади нет крови?

Пуля разорвалась в груди Джонни, и осколки прошили сердце, легкие и почки. Произошло сильное внутреннее кровотечение, кровь потихоньку стала вытекать из маленькой дырочки на груди Калдероне. Токер смочил палец в крови и даже сунул его в рану. Раньше ему никогда никого не приходилось убивать, и сейчас было просто интересно, что он будет после этого чувствовать.

Спокойно, будто пистолет лишь сделал хлопок, похожий на шепот, а не произвел в маленькой ванной разрывающий барабанные перепонки грохот, который до сих пор гремел у него в голове, он взял героин из руки Калдероне, а затем подошел к аптечке и вытащил из нее остальное. Там было меньше, чем хотелось бы. Скорее всего, где-то еще припрятана заначка. Всего получилось лишь десять упаковок по десять пакетиков в каждой. Ну что ж, хватит на пять дней, если попробовать растянуть.

Токер проснулся на лестнице, которая вела в его квартиру, с пистолетом в руке. Он не помнил, как закрыл дверь квартиры Калдероне, и закрыл ли ее вообще. Это было ужасно досадно. Руди бы уж наверняка сказал Токеру пару ласковых про его идиотское поведение! Если выйдет кто-нибудь из жильцов, то придется убить эту скотину, и следующую, и следующую.

— Зато у меня есть лекарство, — сказал он вслух, голос его громко отозвался на лестнице, — «пахучая Ди». И довольно много! Руди, конечно, это понравилось бы, ведь он обожает героин.

Токер, пока готовил смесь, все время думал об одобрении Руди Руиза. Конвертики были маленькие, а руки сильно тряслись. Казалось, прошла целая вечность. Наконец он высыпал содержимое пакетика в бутылочную крышку. Ему повезло в одном — он сразу нашел вену, как только воткнул тупую иглу в руку. Как обычно, облегчение наступило немедленно. Он перестал трястись и из наркомана, вызывающего отвращение, превратился в человека, способного себя контролировать. Эта метаморфоза произошла за каких-нибудь несколько секунд.

— Да, чертовщина, — сказал он. — Сплошное свинство.

Токер Пуди сполз со стула и постепенно впал в прострацию. Сначала было парение в теплых густых облаках. Он бы много отдал за то, чтобы это продолжалось как можно дольше. Но, даже готовя смесь, осознавал он, ему надо что-то предпринять. Нельзя же оставаться в квартире, как будто ничего не произошло, как будто не он выпотрошил Джонни Калдероне.

Сначала сознание возвращалось небольшими порциями, как роса, выступающая на цветах и листьях, — он это видел, когда, отбывая срок, работал в саду одного надзирателя. Через двадцать минут Токер уже смог задавать себе вопросы, хотя сначала они были слегка туманны. Сколько времени у него осталось до того, как найдут Джонни Калдероне? Может быть к Джонни заглянет его любовница или партнер по бизнесу. Может быть, он вообще работал с идиотами, которые захотят найти его убийцу.

Вопросов было много — и ни одного ответа. Ом даже не был уверен, что его в коридоре никто не видел, когда он шел с «инструментом» в руке. Наверное, какая-нибудь скотина уже подсматривала в глазок и названивала в полицию.

— Руди, парень, — сказал Токер, — помоги мне. Кругом сплошное дерьмо. Я понятия не имею, что делать!

Токер совсем не удивился, когда услышал голос Руди Руиза. Ведь под кайфом он все время переходил из одного состояния в другое. Голова его постоянно кивала.

— Черт возьми, тебе надо сматываться отсюда, Токер, — со злостью сказал Руди Бичо. — Я всегда говорил, вместо мозгов у тебя в голове дерьмо. Ну и что? Подумаешь, застрелил ты этого Джонни! Но если останешься сидеть на стуле, то скоро будешь мотать двадцатку в местах не столь отдаленных!. Ну-ка, сматывайся из этой квартиры, и побыстрее.

— А куда мне идти-то? — спросил Токер. — Где ты меня найдешь, если не здесь? Ведь тебя же скоро выпустят!

Руди Бичо засмеялся с такой издевкой, которую Токер боялся больше избиения.

— Ты такой кретин, — с презрением сказал Руди, — что иногда я даже не могу поверить в твою нормальность. Слушай внимательно, что я тебе скажу! Иди к своей сестре и жди меня там. Ты думаешь, я узнаю про Джонни Калдероне и не пойму, что ты не мог больше здесь оставаться? Возьми с собой оба пистолета и выброси тот, которым пользовался, в канализацию. Если тебя никто не видел, то у нас все будет по-старому через пару дней, а если засекли, то мы поедем в Майами. Там есть кореши, они помогут. И не забудь вытереть пистолет до того, как выкинешь его.

Токер Пуди обожал слушать наставления своего партнера, потому что Руди был оптимистом и намерения его всегда исполнялись. Раньше Токер работал на людей, планы которых и вели, что в тюрьму.

— Слушай, парень, — сказал Токер, — я так и сделаю, как ты говоришь. Заберу оба пистолета и смотаюсь отсюда. Я иду к своей сестре и буду ждать тебя там. Потом, если меня кто-то видел, мы, может быть, поедем в Майами, а если все тихо, то через пару дней все будет по-старому.

— Слушай, ты, педик! Такое ощущение, что у тебя дерьмо сейчас из ушей полезет! Что я тебе сказал про пистолет, твою мать?

— О черт, парень! — Токер Пуди стукнул себя по голове и рассмеялся сам над собой. — Я выкину этот чертов пистолет — тот, из которого я выстрелил в Джонни Калдероне;

— А что ты сделаешь до того, как его выкинуть?

— Я его вытру, парень. Так и сделаю! Вытру все это дерьмо, а затем выброшу его в канализацию! Точно, брат!

— Ну, теперь, кажется, с твоими мозгами все в порядке! Ты переживешь все это, если только будешь действовать спокойно и всегда помнить, чему я тебя учил.

— Я знаю, Руди. Вытереть оружие и выбросить его в канализацию.

— Сделай еще кое-что для меня, Токер. Сделайте мне одолжение, синьор. — Бичо Руиз засмеялся смехом отца Пуди.

— Все, что попросишь, парень, — ответил Токер. — Стоит тебе сказать, и я готов на что угодно.

— Наши проблемы — из-за того дерьмового старикана, который к нам так неуважительно отнесся в коридоре. Ты знаешь, где он живет?

— Я знаю.

— Иди и убей его, брат! Вот что я хочу, чтобы ты сделал.

Токер почувствовал, что выходит из состояния эйфории. Теперь он был сильным и свежим. Видения развеялись, и он перестал кивать головой.

— Руди, парень, — сказал Токер перед тем, как совсем проститься со своим другом. — А что, если у этого кретина заперта дверь?

— Ерунда, парень. Возьми стамеску и молоток, которыми мы обычно пользуемся, когда сбиваем замки с грузовиков, и никаких проблем! Просто высади это дешевое дерьмо, замок, а потом разделай на части самого кретина. Он запрятал меня в кутузку и должен расплатиться за это!

Токер Пуди все сделал по порядку. Он собрал оставшиеся пакеты с героином и положил их во внутренний карман пиджака. Потом взял два пистолета: «беретту» Руди он заткнул за пояс сзади, а свой — спереди. Он помнил, что для старого идиота надо использовать собственный пистолет, чтобы не пришлось выкидывать и пушку Руди. Пиджак хорошо их прикрыл. Токер поколебался с минуту — брать ли с собой патроны, спрятанные в ящике. Но потом подумал, несколько обойм будут тяжелы для его карманов и заметны. В обойме пистолета Руди все еще было четырнадцать патронов, а в его пистолете — тринадцать. Этого должно хватить, разве что придется устраивать перестрелку со всеми этими свиньями, но он не думал, что это случится, потому что выполнял план Руди Бичо, а тот не запорол еще ни одного дела.

Токер Пуди вышел из квартиры. А вдруг в коридоре все-таки его ждут фараоны? Тысяча фараонов, одетых в черные куртки и держащих в руках пистолеты 38-го калибра. Но никого не было. Не было и жильцов, которые в одиннадцать часов вечера находились у телевизоров или в постелях. Даже всякие отбросы общества попрятались. Коридоры и лестницы были пусты.

Пуди спустился на третий этаж, подошел к квартире 3Ф, где жил Майк Бенбаум, и приложил уха к металлической поверхности его двери. Все тихо. Потом Токер попробовал открыть дверь, повернув ручку, но она была плотно закрыта изнутри. Он взял стамеску, вставил ее между замком и дверной рамой, чтобы потом можно было выдавить замок. К его удивлению, дерево, покрытое металлом, сразу подалось под нажимом стамески. Даже молоток не понадобился.

— Да, парень, да, Руди, — бурчал Токер, орудуя стамеской, ты — самый лучший парень! Ты — самый лучший, твою мать, в этом обезьяннике. Ты научил меня всему, парень! А теперь я за тебя отомщу! Я убью старого идиота, как только попаду внутрь, а потом выброшу пистолет и пойду к своей сестре. Я вытру пистолет, Руди. Я не забуду его вытереть. Вытру пистолет, выброшу его по дороге и буду ждать.

Токер Пуди чувствовал себя уже не так хорошо, хотя все еще был под кайфом. С него лил пот градом, когда наконец дверь открылась. Все оказалось гораздо легче, чем он предполагал. Спускаясь по ступенькам, он очень боялся наделать шуму — так ведь можно разбудить весь этот чертов дом. Шум — это все, о чем он думал. Он даже не представлял себе, что старик будет защищаться, пока не увидел его в конце коридора с автоматическим пистолетом в руке — таким же, как его собственный.

— Ага, — сказало видение, — ты вернулся, чтобы закончить дело.

— Откуда у тебя пистолет? — это было единственное, что мог выговорить Токер Пуди.

Майк Бенбаум рассмеялся.

— Я забрал его у одного нациста в горах к югу от Милана. Он был порядочным мерзавцем, таким же, как ты. Естественно, я убил его, так же как собираюсь убить тебя.

Токер Пуди внезапно понял: где Майк Бенбаум взял пистолет, не имеет значения. Он потянулся к поясу за своим «инструментом», но сделал это недостаточно быстро. Совсем медленно. Первая пуля попала ему под подбородок. Он начал захлебываться кровью и повернулся спиной к старику. Кровь пошла горлом.

— О черт, Руди Бичо, — сказал он. — На этот раз ты запорол дело.

Вторая пуля попала прямо в затылок и вышла из правой щеки.

Падая, он был уже мертв.

Бенбаум прошагал весь коридор и остановился над трупом Токера Пуди.

— А это — маленький подарок от Сильвии Кауфман, — спокойно сказал он.

Глава 22

Четырнадцатое апреля

Субботним утром Стенли Мудроу и Бетти Халука лежали в постели, прижавшись друг к другу в полусне и набираясь сил, чтобы опять заняться любовью, когда раздался телефонный звонок… Это был Пол Данлеп, который сообщил новость — вот-вот арестуют Майка Бенбаума. Суббота не была выходном днем для обоих, но утреннее наслаждение от долгого завтрака, не меньшее, чем от секса, играло роль всего лишь небольшого перерыва перед тем, как снова вернуться к работе. Бетти хотела посвятить большую часть дня подготовке к судебному делу о преследовании жильцов. Она была уверена, их иск будет проигран, но это предусматривалось стратегией, которую она разработала. Бетти очень хотела тщательно обосновать жалобу, так как качество ее работы не останется незамеченным судьей Верховного суда Иммануилом Моррисом, и на повторном слушании, если она найдет предлог, чтобы возобновилось разбирательство, это будет иметь значение.

Мудроу собирался поехать на машине Бетти в Куинс, чтобы заставить офицеров в отделе, занимающихся химическими анализами, шевелиться быстрее. Инспектор пожарной охраны Сэм Спиннер уже просто вопил, чтобы ему поскорее вернули вещественные улики, которые Мудроу взял с места происшествия. Спиннеру были необходимы все эти пузырьки и шприцы, чтобы он мог официально закрыть расследование.

— Ты только вдумайся, Мудроу, — доказывал ему накануне Спиннер, — ведь владельцу необходим чек от страховой компании, чтобы получить деньги и привести в порядок квартиру, в которой нанесен ущерб. Ее надо побелить, покрасить и только тогда можно будет снова сдавать. Спальня до сих пор опечатана как предполагаемое место преступления. Это же смешно!

Звонок Пола Данлепа нарушил все планы. Мудроу выслушал рассказ Порки о том, как все произошло, начиная с попытки Токера вломиться к Майку Бенбауму и кончая результатами опроса некоторых свидетелей, появившихся в коридоре сразу после выстрелов.

— Попытайся задержать их, пока я не приеду, — ответил Мудроу. — Если жильцы увидят Майка в наручниках, боюсь, они окончательно перепугаются.

Данлеп засмеялся.

— Хочешь верь, хочешь не верь, Мудроу, но там сейчас около двадцати человек, и они охраняют дверь Бенбаума. Лейтенант уже ничего не может сделать и ждет, пока появится капитан.

— Нам надо немедленно ехать в Куинс, — объявил Мудроу Бетти. — Майк Бенбаум кого-то пристрелил.

Как обычно, утром в субботу на автостраде Бруклин — Куинс транспорта было немного, и они добрались довольно быстро, к началу одиннадцатого. Данлеп ждал их на тротуаре.

— Ну что там сейчас происходит? — спросила Бетти. Она вышла из машины первой, пока Мудроу пытался вытащить ноги из-под руля.

— То же самое, только жильцов стало больше, около тридцати человек, включая детей. Детей Андрэ Алмейды. Там сейчас вся его семья распевает гимны. А Анна Боннастелло и Пол Рилли читают молитвы.

— Другими словами, — сказал Мудроу, наконец-то выбравшись из машины, — все наконец-то решили подать голос.

— В данный момент — да, — угрюмо заметил Данлеп-. — Капитан появился около десяти минут назад и полон решимости все же вытащить Майка из квартиры. Он ничего не имеет против старика, но ему не нравится, как жильцы унижают нью-йоркскую полицию.

Данлеп чего-то не договаривал, и Мудроу подошел к нему поближе.

— Ты хочешь сказать что-то еще? — спросил он улыбаясь. — Я же чувствую, Пол. Я вижу, ты хочешь о чем-то попросить.

— У меня незавидная роль, — сказал Данлеп. — Вы не должны забывать, что я полицейский и у меня есть другие обязанности, кроме тех, которые я добровольно возложил на себя по отношению к Майку Бенбауму.

— Конечно, ты прав, — поддержала его Бетти, хотя и она ничего не поняла. — Он действительно что-то хочет, — объяснила она Мудроу.

— Я сказал капитану, что, может быть, мне удастся вывести старика из квартиры без применения силы, — признался Данлеп.

— Ну так в чем проблема? — спросила Бетти. — Почему бы тебе об этом не поговорить с Майком?

— Я не могу пройти в квартиру сквозь заслон соседей. К тому же старик хочет сначала увидеть вас и Мудроу. Он говорит, что вы — его юрист, а Мудроу — его охрана.

— Господи, — изумился Мудроу, — ну и старикан!

— Честно говоря, я боюсь. Боюсь, что он вообще не захочет сдаваться. Или, если его начнут выводить силой, то у него случится сердечный приступ. Но больше всего я боюсь, что ты и Бетти станете упрашивать его ни за что не сдаваться.

— Ну, а у капитана-то какой план действий в отношении Майка? — спросила Бетти, увидев одобрение на лице Мудроу. — Что он может предложить, Пол?

— Полиция должна задержать его, — начал Порки.

— Можешь не продолжать, — сказала Бетти.

— Но мы должны произвести официальное задержание и предъявить ему обвинение. Ты знаешь это, Бетти. Ты же юрист.

— Неужели полиция думает, я позволю возить восьмидесятилетнего клиента в Центральное управление по задержанию? Вы глубоко ошибаетесь! Если это ваш план, то можете сами выводить Майка Бенбаума в коридор, без моей помощи!

— Господи, — воскликнул Данлеп, — но что вы-то со Стенли предлагаете?

— Надо что-то придумать, — сказал Мудроу.

Оба резко повернулись к нему.

— Вы что, забыли, как происходит задержание нетранспортабельных людей и предъявление им обвинения? Надо почаще читать инструкции!

— Но это же касается только больных или раненых, — промямлил Данлеп.

— После такой ночи и утра он что, здоров? Да еще в свои восемьдесят лет — конечно, Майка можно считать больным! Никто и слова не скажет, если вы отвезете его под охраной в больницу, а не в участок. Как только он окажется на больничной койке, судья должен будет явиться к нему и предъявить обвинение.

— Подожди минутку, — сказала Бетти. — Я надеюсь, ты не имеешь в виду закрытую тюремную больницу? Я этого не могу позволить!

— Иногда мы посылаем задержанных, если они ранены, в ближайшую больницу, — сказал Данлеп. — Нужно только, чтобы рядом все время находился представитель закона. Может быть, капитан это устроит? — Данлеп уже улыбался.

— Так иди и устрой это. А мы пойдем поговорить с Майком.

Данлеп колебался.

— Тем не менее все, что я сказал раньше, остается в силе. Мы никак не можем обойти формальности. Полиция должна хотя бы для вида арестовать его. Отпечатки пальцев, фотографии и все прочее по протоколу.

— Не угрожайте мне, сержант, — сказала Бетти.

— Подожди секундочку. — Мудроу встал между ними. — Пол всего лишь делает то, что обязан делать. И сказать по правде, мы должны быть рады, что он оказался здесь сегодня. К тому же если он перед капитаном зарекомендует себя с хорошей стороны, то нам в конце концов это будет только на руку. Так что, Пол, иди и действуй. Поговори с капитаном, а потом возвращайся. Мы будем в квартире.

Добродушно улыбаясь, Мудроу посмотрел вслед Данлепу, затем повернулся к Бетти.

— Ты отлично сыграла, — сказал он. — Если когда-нибудь захочешь работать в частной юридической фирме, то у меня, безусловно, найдется для тебя местечко.

— Не слишком-то радуйся, Стенли, — ответила Бетти. — Если старику предъявят обвинение в особо жестоком убийстве, то нам придется как следует попотеть.

Мудроу начал ей что-то отвечать, но его голос заглушили приветственные возгласы жильцов, столпившихся в коридоре. Там же стояло много полицейских, и было очевидно — вряд ли они поспешат пропустить эту пару.

— Мудроу, — представился Стенли.

К ним подошел капитан Джордж Серрано. Он проигнорировал юриста по работе с неимущими и обратился к бывшему полицейскому.

— Мне надо поговорить с вами перед тем, как вы войдете, — сказал он, как только они приблизились друг к другу, чтобы говорить конфиденциально. — Я слышал, вы служили в полиции тридцать пять лет.

— Давайте ближе к делу, — быстро ответил Мудроу. Ему никогда особо не нравились солдафоны. — Сейчас я частный детектив, и Майк — мой клиент.

— Да ради Бога! Послушайте, — продолжал капитан, — давайте договоримся: вы вытащите его из квартиры. Я не хочу пускать в ход дубинки, здесь же собрались частные лица, а никакие не преступники. К тому же, полагаю, жертва была мертва до того, как Майк всадил вторую пулю со спины.

— Тогда зачем этот фарс, черт возьми?

— Но вы же знаете, как и я, что надо делать! — настаивал Серрано. — Мы должны сегодня его арестовать. Фу, черт возьми, нам еще повезло — грабитель не был черным. Иначе мне бы пришлось немедленно взламывать дверь.

— Спасибо за предупреждение, — сказал на ходу Мудроу. — Рад узнать, что вы не делаете нам одолжения.

Из жильцов, собравшихся перед квартирой Бенбаума, Мудроу пригласил с собой Джорджа Риверу и Андрэ Алмейду. Остальным он посоветовал сохранять спокойствие и не говорить ничего такого, что могло бы разозлить полицейских.

— Ничего! Помните, они вам не враги!

В квартире вошедшие увидели Майка и Пола Рилли, которые спокойно играли в карты. Между ними лежал пистолет.

— Ну что, теперь мы квиты? — спросил Майк у Бетти. Его лицо все еще было опухшим и со следами синяков.

— Вы что, совсем потеряли разум? — спросила Бетти.

— Потому что убил врага? Убийство вора — это не преступление, как вам известно.

— Вы что, собираетесь и дальше все это говорить при свидетелях? — спросила Бетти. — Знаете, я работаю с неимущими, так что мне обычно не приходится выбирать клиентов, но, если появляется хоть какая-то возможность, пытаюсь не работать с совсем тупыми. С этой минуты вы ни с кем, кроме меня, не должны говорить о том, что произошло, и клянусь, Майк, если вы собираетесь болтать всем подряд о том, какой вы большой и замечательный герой, то я не буду вами заниматься и вам придется кому-нибудь заплатить, чтобы вас представляли в суде.

Майк сделал вид, что пропускает мимо ушей сказанное Бетти, однако, когда он заговорил, его голос звучал гораздо мягче.

— Сколько времени у меня осталось до ареста? — спросил он.

— Не знаю, вероятно, несколько часов.

— Вы можете сделать так, чтобы меня забрали до того, как сюда приедет моя дочурка? Она только что выехала из Нью-Джерси.

Бетти и Мудроу рассмеялись. Трое свидетелей выглядели растерянными.

— Вам смешно, — сказал Майк. — Если бы вы знали мою дочь, то не думали бы, что все так комично.

Бетти увела Майка в кухню. Там она наедине выслушала рассказ о событиях, которые привели к убийству Токера Пуди. Мудроу остался в гостиной с соседями Бенбаума. Он объяснил, как собирается поступить с арестом старика. План показался всем приемлемым, и надо лишь получить согласие главного действующего лица. Вот только контакты с полицейскими их смущали. Особенно Андрэ Алмейду, которого однажды арестовала полиция Кастро и продержала почти неделю. Как только Мудроу объяснил, что их не заберут вместе с Майком, у каждого вырвался вздох облегчения.

— Что на самом деле важно, так это встреча с прессой. Вы должны будете решить, кому представлять жильцов дома. Это подходящая возможность громко заявить о своем деле, чтобы о нем узнала широкая публика. Бюрократы и полицейские ненавидят огласку, потому что им звонят разозленные политиканы и требуют немедленных действий. Вы должны подготовиться к беседе с репортерами. Постарайтесь избежать напраслины на владельца здания и полицию. Тот, кого вы выберете, потом продолжит беседы с журналистами. Поэтому с самого начала надо найти подходящего человека.

— Как это сделать? — спросил Андрэ Алмейда.

— Сначала решите, кто будет вас представлять, а затем поговорим — что и как.

— Минуточку, — сказал Джордж Ривера. — Я думаю, мы должны пригласить остальных членов ассоциации: Джимми Йо, Мухаммеда Азиза и миссис Боннастелло. — Он повернулся в Алмейде. — Может быть, твою жену тоже, Андрэ?

У Риверы было большое круглое лицо и иссиня-черные волосы. Он всегда полон собственного достоинства и собран, редко улыбался. Его сильный акцент не затруднял, однако, общения и в то же время напоминал о том, что Ривера — эмигрант, трудолюбивый человек, который, как и все остальные, стал жертвой сил, вышедших из-под контроля.

Джордж представлял собой идеальную кандидатуру на роль беззащитной жертвы. На этом и порешили — вместо того, чтобы возлагать вину на каких-то конкретных лиц, жильцы просто будут говорить о своей беззащитности и требовать действий со стороны полиции.

Дела Майка Бенбаума также пошли неплохо. Джордж Серрано, начальник участка, посидел на телефоне и сумел выбить разрешение поместить Бенбаума в сопровождении двух сержантов, но без наручников, в больницу, которая находилась в нескольких кварталах от дома. Один из сержантов проведет там процедуру задержания, сделает фотографии и возьмет отпечатки пальцев, а судья прибудет к вечеру, чтобы предъявить обвинение. После чего Майку разрешат вернуться домой. Если, как считал Серрано, Токер Пуди перешел в мир иной до того, как Майк выстрелил во второй раз и попал ему в череп, то все обвинения, исключая незаконное хранение оружия, будут сняты. Ни один судья в здравом рассудке не станет подвергать риску свою карьеру, посадив в тюрьму восьмидесятилетнего еврея, на которого было совершено разбойное нападение. Скорее всего, Майку предъявят обвинение в незаконном хранении оружия и дадут для проформы испытательный срок.

Само задержание прошло без помех. Жильцы покинули коридор, как только им все объяснили, и сержанты вывели присмиревшего Майка Бенбаума. На улице их ожидала стена из вспышек фотоаппаратов и кричащих репортеров, но Бенбаум помнил инструкции Мудроу, который предупредил: «Если вы скажете хоть одно слово журналистам, то клянусь, я заявлю о вашей дееспособности и прослежу за тем, чтобы вас выслали в Нью-Джерси под опеку дочери». Бенбаум с достоинством молчал и смотрел только вперед, направляясь к машине «Скорой помощи», которая стояла около подъезда. Два сержанта помогли ему забраться в нее.

Через несколько минут Джордж Ривера в сопровождении Мудроу отправился давать интервью репортеру Си-би-эс и рассказал о проблемах жильцов этого дома — пожаре, наркотиках, воровстве, проституции. Вывод из этого репортажа напрашивался сам собой: сейчас все это случилось с ними, но может случиться в любую минуту и со всеми вами.

Мудроу уже давно не бывал на месте преступления, которое привлекало бы репортеров, и чувствовал себя не очень уверенно. К нему подошел Пол Данлеп.

— Мне надо с тобой поговорить, — сказал он. — Давай отойдем, где поспокойнее. — Они перешли на противоположную сторону улицы. — Во-первых, — начал Данлеп, — хотелось бы надеяться, что ты не обиделся на все, что здесь произошло.

— Нет, все в порядке, — ответил Мудроу. — Просто я слегка потерял хватку в делах такого рода.

— Ну ладно, рад слышать. А во-вторых, наконец-то у нас появился отчет по экспертизе иголок и пузырьков. — Данлеп увидел, как Мудроу напрягся, и это доставило ему колоссальное удовольствие. Ему было приятно показать Мудроу свое превосходство хотя раз в жизни. — По крайней мере, мы теперь знаем, что имел место поджог, — сказал он, вытаскивая из кармана отчет химической лаборатории. Время от времени он заглядывал в эти бумаги, чтобы не ошибиться в цифрах. Как и большинство полицейских, Порки удобнее чувствовал себя, когда говорил о количестве. — Ну так вот. На месте происшествия обнаружено двенадцать шприцев. Два сгорели. А на четырех — многочисленные отпечатки пальцев. Шесть вытерты начисто. Также найден двадцать один пузырек от крэка. На восьми разнообразные отпечатки, а тринадцать вытерты. То же самое касается и пакетов из-под героина и оставшихся емкостей. На некоторых из них многочисленные разнообразные отпечатки, но большинство совершенно чистых.

— Хорошо, — сказал Мудроу. — Поджигавший сделал ошибку. Ему надо было надеть перчатки, когда он собирал все эти выброшенные кем-то вещи, и, конечно, не следовало их вытирать.

— Но ты тоже был кое в чем не прав, — сказал Данлеп, светясь изнутри. — Я имею в виду матрас, который, как ты сказал, принадлежал уборщику. Скорее всего, там все-таки побывали наркоманы до того, как появился поджигатель.

— А что это меняет? — спокойно возразил Мудроу. — Поджигатель был достаточно умен, чтобы воспользоваться сложившимися обстоятельствами. Он сделал дымовую завесу. Если бы он был немного более внимателен, Серрано уже закрыл бы это дело, хотя меня бы это не остановило. Но он промахнулся, сделав одну ошибку.

— А что, если он сделал больше, чем одну ошибку? — спросил Данлеп, причмокивая.

— Ну же, Пол, ну же, не тяни кота за хвост. — Мудроу, который потерял право пользоваться информацией, известной нью-йоркской полиции, совсем не нравились подтрунивания Данлепа. Но, поскольку он и Бетти все утро вертели Данлепом, как хотели (кстати говоря, ничем при этом не отличаясь от нью-йоркской полиции), то надо было признать определенную справедливость его поведения.

— Ну ладно, — ухмыльнулся Данлеп. — Он сказал, было тринадцать абсолютно чистых пузырьков. Это не совсем так. Там было двенадцать абсолютно чистых пузырьков, а один все же имел единственный отпечаток. Такой четкий маленький отпечаточек под горлышком — резкий и очень заметный.

Глава 23

Восемнадцатое апреля

Марек Ножовски считал, самое лучшее в шлюхах — это тот неоспоримый факт, что они не хотят своих клиентов. Например, Мари — черная проститутка, которая сейчас отдраивала его кухню. На самом деле она ненавидела Марека. Он чувствовал эту ненависть, которая просто сочилась из всех пор, такая же реальная, как пот, который проступал на ее груди, когда он ее трахал. Если у него было время, он заставлял ее работать, пока она вся не становилась мокрой от пота и наконец, в надежде все это побыстрее завершить, отдавалась ему даже с нетерпением. После чего Мари разрешалось уйти. Это была часть их сделки, и Марек знал, как сильно не терпится женщине услышать звук закрывающейся за ней двери. Иногда ему нравилось ласкать ее в тот момент, когда она работала по дому. Опуститься около нее на колени, пробежать пальцами по тыльной стороне ног, а затем без всяких объяснений вернуться и снова сесть на стул. Наверное, она не догадывалась, как сильно он возбужден в эти мгновения, или была слишком большой профессионалкой, чтобы заставить его сразу вслед за этим кончить.

— Мари, хватит тебе там тереть, сейчас же поди сюда! На минутку, пожалуйста. — Голос Марека был спокоен.

— Да, сэр.

Он даже причмокнул от того, насколько поспешно Мари это сказала. Она знала, конец игры близок. Когда женщина уже стояла около него, он ладонями показал, что ей надлежит сделать, и она спокойно подняла юбку.

— Знаешь, Мари, недавно я читал в газете, как одна женщина обварила своего ребенка. Это была обнищавшая негритянка, такая, как ты. Она хотела выпустить дьявола из своего малыша. Что ты думаешь по этому поводу?

— Не знаю, сэр. Я ничего не знаю о таких вещах.

— Ну ты же должна, Мари. Разве ты не выросла в том же мире, разве мать не била тебя? А Джордж Вэнг не наказывает тебя, когда ты себя плохо ведешь?

— Да, сэр, — прошептала Мари, как будто он вытягивал из нее эти слова против ее воли. — Моя мама действительно меня била.

Марек покачал головой и мягко причмокнул. Да нет таких вещей, каких бы они не сделали за деньги!

— Ну-ка, раздвинь немного ноги, — приказал он и увидел, что она следует его инструкциям, не меняя выражения лица. В ее поведении всегда присутствовал самоконтроль, она никогда не теряла власти над собой.

— Почему тебя била мама, Мари?

— Она била меня, потому что я плохо себя вела.

— Может быть, эта негритянка по той же причине обварила своего ребенка?

— Да, сэр.

Со спокойным видом, подавив зевок, правой рукой он начал ласкать ее между ногами, а затем вложил указательный палец между губ влагалища. Конечно, у нее прервалось дыхание, но Марек знал, эта ее страстность идет от облегчения, а не от желания. Она не могла дождаться, когда освободится от него.

Она уже была влажной, она всегда бывала влажной к тому моменту, когда дело доходило до секса, и это было удивительно. Это все равно, что добиться оргазма у женщины, которая тебя не возбуждает. Вероятно, она делала то, что и он делал в такой ситуации. Она закрывала глаза и уходила в какую-нибудь фантазию. Может быть, мечтала об огромном черном члене, лежащем на ее черном бедре.

— Я говорил тебе когда-нибудь, как благодарен тебе, твоей маме и женщине, которая обварила своего ребенка? — Марек слышал тяжесть в своем голосе. Он уже не сможет долго сдерживаться.

— Нет, сэр.

— Ты слышала что-нибудь о верхе пирамиды? Это, конечно, расхожий образ. Его использует даже Френк Синатра. Наверху жизнь такая красивая, что, когда люди туда попадают, они забывают об основании пирамиды. Они, например, никогда не думают о том, что стоят на бедных, маленьких Мари. Может, потому что, когда их глаза устремлены вверх, они не могут посмотреть себе под ноги. Что ты про это думаешь?

— Я ничего не знаю об этом, сэр.

Он продолжал ее ласкать, и она простонала немного громче. Колени ее слегка дрожали. Он хотел сделать ей больно, вывести ее из равновесия, но вместо этого прижался губами к ее животу и начал лизать внизу мелко закрученные волосы.

— Так всегда происходит, когда забираешься высоко. Ты стараешься давить на тех, кто под тобой, кто хочет занять твое место. Я никогда больше не узнаю, каково там внизу, Мари. Именно поэтому мне надо, чтобы ты была где-то рядом, чтобы напоминать о пропасти, об альтернативах той жизни, которую я собираюсь вести.

Марек разрешил себе помечтать некоторое время. Он знал, люди среднего класса пытаются встать над всей кипящей массой дерущихся между собой людей. Они пытаются наверху сохранить иллюзию спокойствия, создать этакий искусственный остров независимой жизни. Иногда им удавалось прожить свой срок, наблюдая за штормом издалека, а иногда внезапно ураган сносил их.

Что, если подумать, сделали те двести сорок семей, которые обитают в принадлежащих ему домах, чтобы заслужить его внимание (или вообще дарованную им жизнь)? Большинство людей представляли себе вершину пирамиды, как место, где достигнут деликатный баланс. Но на самом деле там жили люди, которые в состоянии уничтожить любого, кто угрожает заслонить источник света. Люди на Холмах Джексона каждый вечер смотрели по телевизору передачи о том, что происходит в криминогенных районах города, им нравилось видеть насилие, так же как подсматривающему в щелочку извращенцу нравится наслаждение чужим сексом. Они думали, жестокость никогда не станет частью их жизни, они никогда не будут больны, не пристрастятся к наркотикам, их дети не подвергнутся издевательствам. Они вообще старались не думать о другой реальности.

— Ляг на пол и подними ноги, — приказал Марек. Сейчас он уже разозлился, вспомнив про ассоциацию жильцов и проблемы, которые в связи с этим у него появились. — Тебе все равно с кем трахаться, ты и так ничего не почувствуешь. Придется отыметь тебя как надо… неделю не сможешь ходить нормально.

Эта шлюха, решил Марек, пока одевался, была его талисманом удачи. Наверняка! Он трахал ее перед каждой встречей с Мартином Бленксом, и у партнеров никогда не возникало проблем. Встреча, на которую он ехал в тот вечер, была для него особенно важна. Они договорились увидеться буквально в последнюю минуту. Надо было что-то предпринять в связи с событиями, сопутствовавшими аресту Майка Бенбаума. Это их первая неудача, и Марек очень хотел знать, как Бленкс отреагирует на нее. Немаловажно, что он впервые посетит дом Бленкса, чем, как он считал, окажет ему честь. В любом случае такая встреча более высокий уровень доверия, а это-то как раз то, что нужно.

Марек внимательно осмотрел свой гардероб. Нужно подобрать что-нибудь такое, что не будет сильно бросаться в глаза этому торговцу наркотиками, не оскорбит его самолюбия. (Бленкс не должен понять, что Марек ему покровительствует.) Наконец он выбрал вареные джинсы «Вранглер», белую хлопковую рубашку за семьдесят долларов и сделанные на заказ ботинки из кожи ящерицы, которые он купил, будучи на какой-то конференции в Техасе. Затем надел аккуратно отглаженный кашемировый пиджак овечьей шерсти (темно-серую роскошную вещь, которую он увидел в магазине Барни и купил всего лишь за триста пятьдесят долларов). Он посмотрел на себя в зеркало, потом вынул кошелек и мелочь из кармана брюк переложил в правый карман пиджака.

— Неплохо выглядишь, Микки, — сказал он, приглаживая волосы.

На самом деле Ножовски выглядел не так уж и хорошо. Рьяная контратака Майка Бенбаума создала массу проблем для «Болт Реалти». Самая большая загвоздка в том, что закон штата разрешал конфискацию здания, в котором проживало слишком много торговцев наркотиками, если домовладелец не предпринимал «искренних усилий» избавиться от них. Жильцы (конечно, не они, а эта сука и ее дружок-гигант) пытались с помощью толстого фараона со сто пятнадцатого участка протолкнуть такое решение. Полицейский уже собрал целый список квартир, занятых наркоманами, для отдела по борьбе с наркотиками. Пожалуй, подумал Марек, «Болт Реалти» надо немного подождать. Придется сделать вид, что компания согласна сотрудничать с властями.

Водитель, присланный Мартином Бленксом, чтобы Ножовски не запутался в лабиринтах Чертовой Кухни, появился ровно в полвосьмого. Такая пунктуальность наводила на подозрение, что он приехал заранее и припарковался напротив дома, где жил Марек. Он проводил его к жуткому «седану» (Марек, любивший помечтать, представлял себя в удлиненном «мерседесе» Мартина Бленкса). Шофер открыл перед Мареком дверцу и подождал, пока тот устроится.

— Меня зовут Майк Пауэлл, — сказал шофер, выводя машину на проезжую часть улицы. Они направились в сторону Бруклинского моста. — Я работаю на Мартина Бленкса. Знаю его с детства. Почти два года мы воспитывались в одной семье.

— Правда? — ответил слегка озадаченный Марек. Он не знал, насколько дружелюбно должен обращаться с человеком при данных обстоятельствах. Являлся ли Пауэлл слугой, или он доверенное лицо Бленкса.

Костюм Пауэлла был размером меньше, чем требовалось, и куплен явно по сниженной цене, а манерами он напоминал завсегдатая злачных мест. Однако розовый камень в его кольце вполне мог потянуть на тысячу долларов. К тому же он казался слишком самоуверенным для обыкновенного слуги. Марек решил проверить свои предположения.

— Я думаю, вы знаете, как меня зовут.

— Ну еще бы! Не возражаете, если я буду вас называть Марек? Я не люблю никаких формальностей.

— Ну конечно, Майк. Конечно, как скажешь. — Ножовски растянул рот в улыбке, несмотря на то что его озаботила осведомленность этого дилера. Допустим, Пауэлл не имел понятия о том, что на самом деле проворачивали Марек и его босс. Но наверняка считал Марека всего лишь тоже дилером. Если Пауэлла арестуют и ему понадобится выдать парочку имен… Имеет смысл предусмотреть экстренный уход из квартиры, если необходимо будет срочно смотаться с Бруклинских Холмов.

— Мартин велел предупредить о том, что не сможет увидеться с тобой на своей квартире. Кое-что не стыкуется, и он встретит тебя в офисе.

— А где это? — спросил Марек.

— В Верхней части города. На Сто тридцать третьей улице, недалеко от Медисон-авеню. Но ты не волнуйся. Я буду с тобой все время и гарантирую, никаких проблем не возникнет. — Пауэлл ободряюще улыбнулся Мареку.

— Надеюсь, мы едем не в то место, где продают наркотики? Не думаю, чтобы это меня устроило.

— Продают? — Пауэлл решительно покачал головой. — Мы никогда не продаем никаких наркотиков в кабинете Марти. Если ты хочешь перенести встречу или есть еще какие-нибудь предложения, то я могу отвезти тебя обратно. Марти сказал, я должен сделать все, что ты мне скажешь. Я в твоем распоряжении, прошу лишь об одном одолжении: не пытайся меня выкинуть из машины. Ладно?

Марек пришел к выводу, что шофер был просто идиотом. Скорее всего, он охранник, у которого вместо мозгов мускулы. Вот что значит иметь, в партнерах уголовника. Тот решает все проблемы очень просто — убивая. Как можно доверить такому дураку, как Майк Пауэлл, заниматься безопасностью!

Сто тридцать третья улица находилась в самом центре Гарлема. Это был абсолютный низ пирамиды, ниже некуда. В такие места Марек никогда не ездил без охраны.

— А когда Мартин освободится? — спросил Марек. — Может, нам встретиться попозже или вечером?

— Вот этого я не знаю. Он сказал, я должен привести тебя к нему при условии, что ты захочешь ехать.

— А я могу ему позвонить?

— Он никому не дает свой номер. Даже я его не знаю.

— Черт побери! — Очень сильно хотелось на все наплевать и вернуться домой, но встреча была действительно срочной. Он уже и так тянул несколько дней, надеясь, что проблемы рассосутся сами собой, но их становилось только больше и они принимали все более угрожающий характер. Теперь уже начала совать нос в это дело городская власть, вынюхивая возможность раздуть какой-нибудь скандальчик, выступив на стороне маленьких людей. Компании «Болт Реалти» придется убеждать всех в том, что она только и думает о сохранении для жильцов «качественного уровня жизни». Конечно, он бы мог и сам позвонить юристу и сделать необходимые распоряжения без согласования с Бленксом. Инструктирование Хольтца было частью его работы, и Хольтц незамедлительно выполнит все его указания, но Марек считал, важно сохранить хотя бы иллюзию партнерства. Откуда он знал, как Бленкс отреагирует, если он начнет его «пробрасывать»?

— Ладно, — сказал наконец Марек, — поедем посмотрим, как живут отбросы общества.

Занимаясь недвижимостью, Ножовски часто подумывал, не купить ли несколько полуразвалившихся домов где-нибудь в трущобах. У него была масса подобных возможностей. Можно очень дешево купить дома, которые вот-вот рухнут, и получать прибыль только за счет того, что расходы сводились бы к поддержанию основных коммунальных услуг. Но он не делал этого по очень простой причине — не хотел связываться с черными. Они найдут способ наполнить твою жизнь дерьмом! Он посетил в свое время все большие районы трущоб: Бед-Стай, Браунсвилль, Хантс-Пойнт, Мотт-Хевен. Он видел эту разруху своими глазами, но никогда не видел домов, разрушенных сильнее, чем три покинутых корпуса, которые стояли на Сто тридцать третьей улице. Фасады всех трех уже развалились, и куски облицовки валялись на тротуаре. Восточный корпус, казалось, стоит в наклонном положении и колеблется под ветром, а на фасаде западного видны следы большого пожара.

— Вот сюда мы и направляемся, — непринужденно сказал Майк Пауэлл, кивнув на обгоревший дом. — Здесь кабинет Марти, а пройти придется вот этим ходом. — Он первым вошел в дверь (вернее, ступил туда, где должен быть вход) корпуса, который казался криво стоящим, будто в подпитии совершал воскресную прогулку.

Ножовски не двинулся с места. Пауэлл остановился и улыбнулся.

— Да ладно, на самом деле не так страшно.

У Марека появилось такое чувство, что все это приключение было специально придумано для того, чтобы его испытать или как-нибудь задеть его самолюбие. В любом случае надо выяснить мотивы такого шоу. Он вложил миллионы долларов в этот проект и если партнер окажется сумасшедшим, то хотелось об этом узнать хотя бы сейчас.

Они прошли через дверной проем и ненадолго задержались в коридоре, чтобы глаза привыкли к темноте. В доме пахло пылью и грязью, однако здесь не было обычного запаха мочи и помойки, который всегда присутствует там, где ночуют бездомные и наркоманы.

— А вот здесь надо быть поосторожнее, — спокойно объявил Пауэлл, ведя Марека по коридору к лестнице на второй этаж. Перила лестницы валялись внизу, в коридоре. Их могли снять и специально.

Площадка второго этажа была шире коридора. Ее освещал серый тусклый свет уличного фонаря. Марек проявил максимум внимания, силясь рассмотреть, куда бы поставить ногу. Он был испуган и изумлен одновременно, услышав, что Пауэлл с кем-то здоровается.

— Привет, ребята! Как поживаете?

Присмотревшись. Ножовски смог различить двух мужчин в конце коридора с военными автоматами в руках. Они сидели на деревянных стульях. Другие охранники, видимо, прятались в тени. Автоматчики не двинулись, не улыбнулись и пальцем не пошевельнули в ответ на приветствие Майка Пауэлла. Отсутствие всякой реакции означало — они знают, что именно Пауэлл поднимается по лестнице, и Марек понял: кругом прятались наблюдатели. Все это напоминало режим военного объекта. Часовые были на каждом этаже, но Пауэлл уже не обращал на них внимания и вывел Марека на крышу, затем провел в центральное здание и спустился на два пролета перед тем, как войти в одну из квартир. Последовав за ним, Марек невольно застыл на пороге, застигнутый врасплох увиденным. С улицы здание выглядело совершенно покинутым, но внутри квартира была ярко освещена. Стены между гостиной и кухней не существовало, и везде стояли газовые плиты. Все конфорки были зажжены, и в квартире царила невыносимая жара. Плиты были уставлены стеклянными бутылками, наполовину заполненными белой кипящей пастой. Слышалось потрескивание кокаина и шипение газа. Марек понял, что находится на фабрике по производству крэка. Один из рабочих схватил бутылку и побежал к раковине, наполненной водой. Он сунул бутылку в воду, вода зашипела, соприкоснувшись с раскаленным стеклом, и выбросила клуб пара.

— Мы помогаем кое-каким ребятам, — пояснил Пауэлл. — Но Марти хочет плюнуть на весь этот крэк. Он считает, надо заниматься только порошком и продавать его оптом. Пускай кто-нибудь другой занимается этим дерьмом. — Он кивнул на плиты и на рабочих, которые шныряли вокруг них, проверяя пасту. — Марти говорит, это занимает слишком много места и крутится слишком много людей.

— Можешь мне поверить на слово, — ответил Марек, — это не та проблема, которая меня интересует. Почему бы нам поскорее не найти Бленкса и не закончить эти игры? — Ножовски был вне себя от негодования и даже не собирался этого скрывать. Место, куда привез его Бленкс, в любой момент могло стать центром крупной операции по захвату наркомафии с поличным. Это означало, что Бленкс либо презирает его, либо у Мартина не все дома.

— Как скажете. — Пауэлл подошел к дальней стене спальни, приподнял грязное серое одеяло, за которым открылась дыра, ведущая в ближайшую квартиру. Он подождал, пока Марек пройдет, снова завесил проем, а сам вернулся на кухню.

Первое, что увидел Марек, войдя в кабинет Мартина Бленкса, были деньги. Пачки лежали на столе в центре комнаты. Марек привык оперировать большими суммами, но он никогда не видел столько наличности, разве что по телевизору. Ему и начало казаться, что он смотрит какой-то фильм. Все немного причудливо, не на своем месте, не поддается анализу.

— Здесь около пятисот штук, — заявил Бленкс, — но слишком много мелких бумажек. Поэтому кажется гораздо больше.

Ножовски в первый раз взглянул на Бленкса. Тот сидел в углу за столом, широко улыбаясь. Высокий чернокожий мужчина стоял возле него и тоже улыбался.

— Дерьмовое место, не так ли, Марек? — спросил Бленкс. — Но тот путь, которым ты шел, — единственный. Все остальные входы замурованы. Это сделано городскими властями. Правда, есть три выхода — три туннеля. Если сюда пришлют даже целую армию, свиньям все равно не подняться по той лестнице. А пока они заберутся сюда, я к тому времени уже буду далеко. — Он помолчал немного, все еще улыбаясь. Бленкс подождал ответа, но не удивился молчанию Марека. — Кстати, позволь представить тебе моего партнера, Мухаммеда Латифа. Он черный Мусульманин, но не Черный Мусульманин, если ты понимаешь, что я имею в виду. Мы встретились в Аттике, наблюдали друг за другом пару лет, а потом решили работать вместе. Ну ты же знаешь, как это случается, не правда ли? После всего, что мы там пережили, как-то проще сделаться партнерами. — Бленкс широко ухмыльнулся. — Ведь так?

— Ну как дела? — спросил Латиф вместо приветствия.

— Нормально, — ответил Ножовски.

Это единственное слово повисло в воздухе. Марек больше ничего не смог из себя выдавить, настолько неожиданным и сильным было оскорбление, которое ему нанесли. Он попытался улыбнуться. Сразу это ему не удалось, но, постаравшись, он все же смог растянуть рот в ухмылке. Не было смысла показывать свою злость. Пусть лучше этот идиот насладится триумфом. Пусть думает, что он на вершине пирамиды.

— Ну-ка, оставь нас одних, Мухаммед, — сказал Бленкс. — Мареку и мне надо поговорить о деле.

— Ладно, брат. Завтра увидимся. Пока, Марек. Приятно было познакомиться.

Марек не ответил, терпеливо ожидая, пока чернокожий выйдет из комнаты.

— Ты не должен был меня сюда привозить, — сказал он, как только они остались вдвоем с Бленксом.

— Это была вынужденная мера, — объяснил тот. — Так случилось, кое-кто решил смотаться с нашим добром из Северного Гарлема. Они думают, что сильно крутые и могут не платить за свой крэк. Если такое спустить с рук, то придется вести войну с каждым черным оптовиком в Гарлеме. Сейчас мы принимаем решение, не бросить ли нам этот крэк вообще. Просто наплевать и забыть. Все равно большая часть нашей торговли идет в Чертовой Кухне. Надо пришить пару ребят, которые нас поимели, и смотаться. — Он внезапно умолк, но потом снова засмеялся. — У меня уже просто сил не хватает драться с ними со всеми.

— Может, перед тем как тебе выйти на пенсию, — сказал Ножовски, — ты еще раз повнимательнее посмотришь на свою собственность. У нас возникло много проблем. Полицейские наделали шуму, они собираются отобрать у нас дом. Этот пожар сильно навредил, он должен был послужить предупреждением, а в результате старая еврейка превратилась в святую. Теперь у нас вместе со стариком два еврейских мученика.

— Не думаю, что это такая уж неприятность, — спокойно ответил Бленкс. — Фараоны не могут начать активные действия, пока не произведут несколько арестов, а они еще никого не взяли с поличным. Все лидеры живут там нелегально, мы им в аренду эти квартиры не сдавали. Я вообще не понимаю, каким образом они могут возложить ответственность на нас.

— Ты понимаешь в нью-йоркской недвижимости не больше, чем я в торговле кокаином. Если будет доказана необходимость изъятия здания, мы застрянем на несколько лет. Сейчас у нас три единицы собственности и пятьдесят пустых квартир. В потенциале это пять миллионов долларов, даже если мы ничего не станем продавать. Вложенные деньги себя окупят. Ситуация, которую я тебе сейчас описал, выгодна для нас в любом раскладе. Я не понимаю, почему мы должны всем рисковать. Все, что нам надо, это только показать, что мы хотим сотрудничать. Попритворяться около месяца. Может, сделать какой-нибудь ремонт. Попытаться выселить самовольно занявших квартиры. Скорее всего, такой ход нам не удастся, ведь там — начеку этот идиот с длинным языком. Однако трюк сделает хорошую рекламу. Мы будем выглядеть невинными до тех пор, пока пресса не забудет про нас и мы не станем вчерашней новостью.

— Знаешь, Марек, по-моему, у тебя сдают нервы. Я считаю, наша главная и настоящая проблема — Стенли Мудроу, бывший полицейский, который повсюду носится с юристом из отдела по работе с неимущими. Он был следователем в восточной части города, и это стало одной из причин, почему я не начал там бизнес. Этот фараон по-настоящему хорош в своем деле, Марек. И вообще он ненормальный. Он никогда не сдается. Никогда! Гарантирую тебе, вот сейчас, в эту самую минуту, он ищет поджигателя. И если мы что-нибудь немедленно не предпримем, то скоро постучат в мою дверь.

— Как он тебя найдет? — недоверчиво спросил Марек. Его можно было напугать городскими службами, судом, но уж никак не вышедшим на пенсию полицейским.

— Он найдет тех кретинов, которых мы подселили туда без оформления аренды, будет долбать их, пока они не скажут, кто их туда поселил. Потом он пойдет к людям, которых они назовут, и будет пинать их до тех пор, пока они не выдадут меня. — Бленкс покачал головой. — Я не собираюсь ждать, когда он меня пристрелит. Я собираюсь сам, первым, добраться до его задницы к концу недели. Как только его не станет, мы возьмем в своим руки Холмы Джексона целиком.

Марек подошел к куче денег на столе и начал перебирать пачки банкнот. Он совсем успокоился. Идея, которую он никак все это время не мог осознать до конца, наконец-то выкристаллизовалась. Он был владельцем дома, из которого уже бежали жильцы. Зачем же ему нужен Бленкс?

— Подожди, давай посмотрим, правильно ли я тебя понял, Мартин, — сказал Ножовски. — Сейчас у тебя в недвижимость вложено два миллиона долларов. В конечном итоге ты сделаешь десять. А можешь, ничего не предпринимая, уже сегодня иметь вдвое-втрое больше, чем вложил. И все это ты хочешь поставить на карту ради того, чтобы уничтожить вышедшего на пенсию полицейского из восточной части города, потому что лет через десять он, может быть, найдет тебя?

Бленкс пожал плечами.

— Если ты думаешь, что это бред сумасшедшего, то, пожалуйста, никто не запрещает. Но ты ни черта не знаешь о полицейских! Для тебя полицейские — это люди, которых ты спрашиваешь, как пройти куда-нибудь. А я говорю тебе, есть такие свиньи, которые занимаются чужим дерьмом как своим личным делом. В тюряге я встречал парней, их взяли через два года после того, как они что-нибудь напороли, просто потому, что какой-то фараон не хотел сдаваться.

— А что, если я проголосую против? Я же твой партнер. — Марек удивился спокойствию собственного голоса.

— Он уже не жилец, Марек. — Бленкс даже не поднял глаз. — Знаешь, есть еще кое-что, о чем ты мне не сказал. Ты не сказал мне о пустых квартирах. Ты не сказал мне, что мы не имеем права иметь более десяти процентов пустующего жилья, если хотим продать дом. Иногда мне кажется, ты вообще ни черта не сообщаешь о том, что происходит!

— Но это не имеет значения, — взорвался Марек. — Эти квартиры должны быть не заняты минимум год до того, как их будут считать официально пустыми. К тому же я знаю около дюжины брокеров, специализирующихся на том, чтобы найти покупателей на пустую площадь. Если же мы сделаем в них ремонт, то вообще сможем добиться исключения из этого правила. — Он остановился, чтобы перевести дыхание. — Постарайся понять, что я тебе говорю, Мартин. Если мы не остановимся на месяц или около того, вся сделка пойдет к чертям собачьим. Полицейские рыскают вокруг нас. Я сумею найти общий язык с бюрократами из агентства по недвижимости. Я даю им деньги, а они смотрят в другую сторону! Но все это только в том случае, если я не представляю собой всем известную личность. В противном случае добраться до моей задницы захочет каждый судья, каждый инспектор, каждый полицейский, каждый репортер. Ты что, хочешь на днях увидеть заголовок в газетах: «Кто такая „Болт Реалти“?»

Бленкс выглядел немного удивленным и даже слегка раздосадованным.

— Не думай об этом, Марек. Два-три дня — самое большое. И с Мудроу будет все решено. А все потому, что ты был действительно прав, когда сказал, что это дело — мой настоящий шанс и я должен ухватиться за него. Ты был прав на сто процентов, Марек! Может, ты думаешь, я не знаю последствий моего шага? Я знаю об этом, ты, сосунок. Но это мой единственный шанс, и я не собираюсь его упускать.

Глава 24

Двадцатое апреля

Это было ласковое теплое утро пятницы. Такой весенний день сразу отбивает охоту работать. Ярко-желтые первоцветы появляются вдоль больших дорог и манят на лоно природы жителей пригорода, медленно тянущихся в машинах по шоссе, напоминая о молодой любви и забытых обещаниях самим себе. Они напоминают, что надо жить по-другому, что есть мечты, раздавленные жестокой городской жизнью не менее безжалостно, чем Сильвия Кауфман, погубленная жадностью Марека Ножовски и Мартина Бленкса.

Бетти Халука, возвращавшаяся со Стенли Мудроу из полиции, думала о своей тете, глядя на это ежегодное весеннее чудо. Желтые цветы росли в таком огромном количестве, что казалось, художник со злой иронией решил намалевать полосу ярко-желтого цвета на фоне грязи и мусора. Внезапное появление первоцветов (они будут совершенно забыты после того, как первый же день палящего лета повиснет над Нью-Йорком) всякий раз было сюрпризом даже для старожилов, которые ездили одними и теми же дорогами по десять лет. Эдакий сюрприз-вторжение — молчаливый и не всегда приятный.

— Как они называются — эти желтые цветы? — спросила Бетти. — Помню, слово начинается на букву «п», но никогда не могла запомнить его.

Мудроу пошевелился.

— Я думал о том же самом. Смешно, но мне никогда раньше не приходилось их замечать. Как бы ни назывались эти цветы, здесь их ужасно много. Ты думаешь, их кто-нибудь посадил?

— Не знаю. — Бетти подождала, пока гигантский реактивный самолет «Пан-Америкэн» не пересек автостраду в ста футах над ними. Казалось, весь мир сотрясался от шума, который он производил. — Первый зацвет? — предположила она после того, как самолет благополучно спустился на полосу аэродрома в четверти мили к востоку. — Черт, никогда не могла произнести этого названия!


Прозвонил будильник, но Реббит Коан не хотел вставать. Он не хотел идти в душ, одеваться. Он никогда не вставал в восемь утра с тех пор, как вернулся со службы в восемьдесят шестом году. И уже тем более теперь, начав заниматься кокаиновым бизнесом вместе со своими двумя братьями Беном и Миком.

Братья Коан собирались сделать решительный шаг навстречу своему экономическому благосостоянию, чтобы приблизиться к «ягуарам» и «порше», к собственным домам на северном берегу Лонг-Айленд-Саунда.

Интересно, что сам Реббит никогда к кокаину не прикасался и даже не испытывал желания его попробовать. Он всего лишь защищал «белую леди», занимаясь вместе с братьями ее транспортировкой. Большие и сильные люди, которые их нанимали, рано или поздно должны были заметить, какие ценные ребята — братья Коан, умные и трудолюбивые, и дать им возможность самим зарабатывать в этом чертовом бизнесе. Ну, а пока они жили от контракта до контракта, случайно сшибая куш то здесь, то там.

— Ну что, наш день пришел, парень? — сказал Реббиту Мик Коан, проходя мимо него. — Готов к работе?

— Пошел к черту, сукин сын, — спокойно ответил Реббит. У Мика был глубокий шрам под правым глазом. Без этого шрама братьев-близнецов было не различить. Разве что по манере держаться. Бен спокойный, можно сказать — флегматичный. Мик всегда агрессивен. Он отдавал приказы, и братья повиновались. Папаша любил только своего маленького Микки, до его появления на свет ему никогда ничего не нравилось, кроме пива «Будвайзер». Бена он терпеть не мог и бил его так же часто и с таким же удовольствием, как свою жену. Но старик не мог натравить друг на друга близнецов, они всегда защищали от него и один другого, и мать, а потом и своего маленького братишку Реббита. Как и следовало ожидать, папаша умер, когда ему перевалило слегка за пятьдесят, отдав на откуп алкоголю сначала печень, а затем сердце. Второй и самой важной целью в жизни братьев стало то, что они называли «искупить грех перед матерью».

— Что там с вами происходит, вы, мерзкие грешники? Ну-ка, хватит баловаться, идите завтракать, ведь вам пора на работу!

— Мы сейчас, через минутку, мама, — ответил Реббит. Он заставил себя встать с кровати и натянул через голову зеленую футболку. Зеленый был цветом семьи. Братья никогда не выходили из дому, не захватив с собой частичку чего-нибудь ирландского. Это притом, что лишь Реббит, к тому же один раз, посетил «старушку Ирландию», да и то проездом.

Как обычно, завтрак был плотным: яйца, блины, ветчина, бекон, булочки, фрукты, кофе, сок. Ленч, если готовила мама, был таким же обильным, а ужин просто представлял собой вызов на соревнование, кто кого, но мальчикам это всегда очень нравилось. Реббит сел перед своей тарелкой и тут же потянулся за кофе.

— Немедленно прочти молитву, — предупредила мать, ударив его тупой стороной ножа по руке. Он промямлил что-то скороговоркой.

— Ты грязный подлец! — Ее голос возвысился до знакомых истерических нот. — Ну-ка, читай молитву как настоящий католик или не смей садиться за стол в нашем доме!

Она угрожающе приподняла нож, но Реббит уже быстро и четко произносил молитву.

— Ты опять досаждаешь нашей дорогой мамочке? — спросил Мик, беря свой кофе.

Это был обычный ритуал, когда они собирались вместе, хотя, казалось, мать никогда не понимала таких шуток. Однако именно она была мозговым центром банды.

— Ну-ка, обсудим всю операцию еще раз. Хватит рты набивать! Я просто удивляюсь, почему вы до сих пор не растолстели, как свиньи. Давай, Бен, объясни все сначала!

Бен, как всегда, флегматично продолжал жевать, и мать начало трясти. Ее морщинистое лицо дрожало, будто у нее была болезнь Паркинсона.

— Если так и дальше пойдет, — заявила она, — можете все оставаться дома, мы просто подадим заявление на пособие по безработице. Вы — дурачье, лучше бы я наняла трех англичан, чем иметь дело с придурками, вроде вас!

— Да ладно, Бен, — спокойно сказал Мик. — Давай-ка еще разок!

Бен спокойно поднял глаза, пробормотав:

— Мы же раз пятьдесят все это делали!

— Повторение не повредит, парнишка, — заметил Мик, дружелюбно улыбнувшись брату. — Вдруг ошибемся и пришьем не ту свинью. Второго шанса не будет.

— Я — водитель, — сказал Бен, вновь опуская глаза в тарелку, — Мик и Реббит — стрелки, Мы ждем на Тридцать седьмой улице, между Семьдесят второй и Семьдесят третьей, пока по радиотелефону нам не позвонят и не скажут, что Мудроу уже вышел.

— У вас есть его фотография? — перебила мать. — Во имя Господа, вы хоть знаете, в кого стрелять?

Бен показал матери фотографию Мудроу (снятую три дня назад и привезенную Майком Пауэллом).

— Потом я подъезжаю к подъезду дома, паркуюсь и жду, когда он выйдет. Как только я его вижу, киваю Мику и Реббиту. Они открывают дверцу микроавтобуса и начинают стрелять. Если Мудроу бежит, то я следую за ним. Если он окажется впереди машины, я постараюсь сделать так, чтобы удобнее было стрелять из передней двери, если двинется назад, то Реббит откроет заднюю дверь и сделает то же самое. У ребят две обоймы, по двадцать пять патронов в каждой. Как только патроны кончатся, я трогаюсь с места, даже если свинья будет все еще жива.

— Хорошо говоришь, — заметила мать, — говорить-то ты умеешь. А про маски забыли? Вы что, на самом деле дураки или такими прикидываетесь?

— Да, — промычал Бен, — перед тем как начать действовать, мы наденем такие маски, чтобы свидетели подумали, что мы всего лишь банда негритосов.

Мать немного помолчала, потом спросила:

— А ты, маленький Реббит, что ты будешь делать, если в тот момент, когда эта свинья выйдет, там окажутся посторонние? Например, маленькие ребятишки, возвращающиеся домой из школы?

— Я отошлю их на тот свет, черт возьми!

Наконец мать улыбнулась.

— Да. Хорошо, если все будут такими же шустрыми, как ты, мой маленький мальчик, — сказала она. — Но все-таки тебе бы попридержать свой гнусный язык, пока ты живешь в моем доме.


Мудроу и Бетти нашли Пола Данлепа в его кабинете за компьютером. Они поздоровались, налили себе кофе и присели за его стол.

— С каких это пор вам разрешили пользоваться компьютерами? — спросил Мудроу. — Я всегда думал, что полицейские слишком тупы для этого. В мое время, если надо было на нем поработать, то я должен был умолять об этом какого-нибудь штатского.

— Не завидуй, иметь дело с этим и хорошо и плохо, — объяснил Данлеп. — Капитан не хочет мне помогать. Он не убежден, что пожар преднамеренный.

— Как тогда он объясняет вытертые пузырьки и шприцы? — спросила Бетти.

— Случайностью. Может быть, инспектор неправильно с ними обращался. Или наркоманы для чего-то их вытерли. Даже если и был поджог, то, скорее всего, отпечаток пальца принадлежал какому-нибудь наркоману. Поджигатель пропустил это место, когда вытирал пузырек. Этого достаточно, чтобы не закрывать дело, но недостаточно для получения помощи от ребят из управления по борьбе с преступлениями. Начальник все-таки распорядился, чтобы наш дактилоскопист исследовал подвал — осмотрел ручки дверей и тому подобное. Двери-то не были вытерты — и стекла тоже. Но дальше этого капитан идти не собирается, так как считает, что у нас недостаточно доказательств. Вот я и работаю в свободное время.

— Чтобы обойтись без их помощи? Насколько я понимаю, ты пользуешься системой ребят из ФБР? — спросил Мудроу.

Эта система была сделана несколько лет назад. Благодаря ей среди миллионов отпечатков, хранящихся в банке данных ФБР, можно было найти нужные. А потом уже проверять их обычным путем.

Данлеп пожал плечами. В помещении было тепло и скоро станет, должно быть, так жарко, что он начнет потеть. Но капитан в лучшем случае включит кондиционер только через месяц. К тому времени Порки при помощи Мудроу, скорее всего, окажется на улице.

— Да, мне хотелось бы как можно быстрее подобрать отпечатки пальцев, но, боюсь, ничего не получится. Все, что у нас есть, — это кусочек центральной петли, всего лишь восемь линий кончика одного из пальцев. Этого недостаточно для того, чтобы компьютер провел сравнение. Я пытался ввести в него эту информацию, но система не обрабатывает ее, просто выплевывает. Так что теперь я пользуюсь программой, сделанной для штата. Взял список всех известных поджигателей, работающих в городе. Ну, скажем, за последние десять лет, а потом исключил тех, кто сейчас сидит в тюрьме или умер. У меня осталось около четырехсот имен. Я ввел их последовательно в компьютер, затребовав информацию по правому мизинцу. Теперь сам сижу и сравниваю отпечатки.

— Ты знаешь, это у тебя займет…

— Знаю, — прервал Мудроу Данлеп, — уже прикинул. Пять минут между появлением на экране отпечатка и введением имени, одна минута для сравнения и одна — чтобы ввести новое имя. Семь минут умножить на четыреста имен, получится две тысячи восемьсот минут. Больше сорока шести часов работы. Да, но если вы думаете, что есть какой-нибудь другой путь…

— Думаю, ты не зря терял время в колледже Джон Джей, где изучают криминалистику.

Данлеп грустно улыбнулся, услышав название колледжа.

— Да, лет пять назад я там учился и, между прочим, подумывал, не смотаться ли со своей должности офицера по профилактике преступлений, если освою дактилоскопию. Я даже сдал там восемнадцать зачетов, а потом все это бросил. Конечно, специалистом меня не назовешь, но сходные отпечатки я сразу увижу. — Он повернулся к Бетти. — Тот, который мы сняли с пузырька, имел тройной мост на левой стороне центральной петли. Это достаточно редкая особенность, и я использую ее как ключ. Таким образом, сначала просматриваю линии моста, и, если они не проходят, то сразу же перехожу к следующему имени. Тройной мост позволяет мне делать сравнение за шестьдесят секунд. Идентификация отпечатка с более распространенным рисунком вообще заняла бы целую вечность.

— Но сорок шесть часов — это и есть целая вечность, — заметила Бетти. — А суд сочтет, что черт для сравнения отпечатков достаточно, как, ты думаешь?

Данлеп покачал головой.

— Не могу сказать точно, но, по-моему, надо иметь двенадцать особенностей, чтобы суд принял «пальчики» как улику, а у нас только десять.

— Нам-то достаточно, чтобы знать, кто поджег здание, если только этот отпечаток действительно принадлежит злоумышленнику и если того дактилоскопировали в течение последних десяти лет.

— Ну, а капитан хотя бы побеседовал с живущими по соседству? — спросил Мудроу.

— Ничего подобного. Я сам опросил людей в этом доме, но никто не видел ничего подозрительного. Не рыскать же мне по всему микрорайону, уж лучше я поработаю над этим отпечатком.

— Все-таки нам придется отнять у тебя несколько часов, — сказал Мудроу. — Бетти и я собираемся как следует поговорить с этим политическим деятелем Энтоном Крайсиком. Я все про него выяснил. Он занимается делами, связанными с недвижимостью, уже давно, с шестидесятых годов. Наверное, из тех старых реформистов, а может, это уже новый вид. Не могу сказать определенно, но думаю, у него достаточно ума, чтобы оценить ситуацию. К тому же он переживает гибель Сильвии Кауфман. Если я смогу выудить из него, откуда он узнал про «Джексон Армз», то раскопаю это дерьмо до самого дна.

— Ну, а моя-то задача в чем?

— Я не полицейский, — объяснил Мудроу. — Крайсик не обязан со мной базарить полдня, а если ты покажешь свое удостоверение, он должен будет с нами поговорить.

Пол Данлеп был уже готов спросить Мудроу, почему сержант нью-йоркской полиции должен выполнять приказы гражданского лица, но вовремя остановился.

— Ладно. Только уж тогда давайте побыстрее с этим разберемся, чтобы я смог вернуться к своей работе.


Братьям Коан труднее всего сидеть без дела в ожидании начала операции. Как только они припаркуются возле «Джексон Армз», всем троим ничего не останется, кроме как забиться в глубине микроавтобуса и ждать телефонного звонка от анонимного наблюдателя внутри здания. Если Мудроу решит провести там весь день, разговаривая с жильцами, то им придется ждать целую вечность. Они высказали матери все свои соображения, но та в очередной раз завопила, называя их сосунками и гомиками.

— Это наш самый большой шанс, ребятишки, — объяснила она. — Марти Бленкс мне лично сказал, что будет более чем благодарен, если этот человек отправится на тот свет. С каких это пор такие шишки, как Марти Бленкс, лично звонят людишкам вроде нас? А вы, ленивые подлецы, готовы рискнуть единственным шансом только потому, что не хотите пропустить свои утренние развлечения. Какие вы после этого мужчины? Я всегда говорила, проклятие каждой ирландской матери — это сын-ирландец.

От дома, где жили Коаны, до «Джексон Армз» было недалеко, и непоседливые братья решили сделать крюк и заехать в «Асторию». Они медленно объехали дом на Двадцать восьмой улице, рядом с заводом Кон Эд, и остановились на углу. Через пять минут Катерина Николис уже спешила к машине и, не сказав ни слова, забралась на заднее сиденье. Она жила со своими родителями, разговаривала за ужином по-гречески, но уже состояла солдатиком растущей армии нью-йоркских ребятишек, которые пристрастились к кокаину. В пятнадцать лет она была готова сделать все что угодно для мужчины (или мужчин), который мог снабдить ее наркотиком. Любопытно, что она никогда не думала об этом как о проституции. Катерина смотрела на себя в зеркало и видела прекрасную сирену с черными волосами и черными глазами, нежной, молочного цвета кожей и полными губами. Пятно черных волос внизу плоского живота так контрастировало с белой кожей, что мужчины охотно тратили сотни долларов, чтобы поддерживать ее привычку, которая, кстати сказать, подстегивала сексуальные аппетиты Катерины и все значительно упрощала.

Катерина легла на матрас с водяной прокладкой теперь уже полностью оборудованного автобуса, который Реббит увел из северного района Джерси прошлой ночью. Счастливо улыбаясь, она дотянулась до трубки и крошечных пузырьков с крэком, которые держал в руке Мик Коан. После первой затяжки она подняла коленки, и коротенькая юбочка сползла до талии.

— Вот это потолок, ребята, — сказала она, имитируя ирландское произношение. — Просто потолок!


У Мудроу было предчувствие, что день окажется неудачным. Он толкнул входную дверь в «Джексон Армз» (не воспользовавшись ключом) и увидел в коридоре Ино Кавеччи. Сначала помощник юриста выдал Бетти список с датами судебных заседаний, и на какое-то время Мудроу вздохнул с облегчением. Но потом Кавеччи обратился к нему:

— Послушайте, Мудроу, что происходит с этими людьми? Я не видел ничего подобного! Они даже не пускают меня на порог. Они не хотят ни во что вмешиваться. Китайцы не желают разговаривать с индийцами, индийцы не хотят разговаривать с ирландцами, корейцы вообще считают, что они японцы, черт возьми! И все не возражают выехать из «Джексон Армз», что, собственно, и делают. Богатые покупают дома на две семьи во Флашинге, а бедные просто перебираются куда подешевле. Я не знаю, что делать, а эти идиоты…

— Ну ладно, Ино, — прервал его Мудроу. — Почему бы тебе просто не сказать, что ты хочешь? У меня много работы.

Кавеччи, оскорбленный, отошел от Мудроу.

— Послушайте, да мне на самом деле наплевать! Конечно, командуете парадом здесь вы, но вы и должны понять, в доме скоро не останется ни одного законно проживающего жильца, если не остановить то, что происходит. Я давно занимаюсь этими делами и могу вам сказать, если люди не хотят бороться сами за себя, то никакие суды и политиканы им не помогут.

— Ну, а как же официальный представитель городских властей — Коннели? — прервала его тираду Бетти, пытаясь смягчить гнев Кавеччи. — А агентство по сохранению и развитию недвижимости? Я думала, они тоже здесь работают.

— Здесь все крутятся сейчас только потому, что дело Бенбаума получило огласку. Но как только полиция оставит лишь обвинение в незаконном хранении оружия, они сразу займутся другими делами. Если вы хотите видеть в доме официальных лиц, надо, чтобы постоянно происходило что-то драматическое. Новый управляющий — Генри-Как-Его-Там — вчера врезал в подъезд новый замок, а ночью кто-то его опять вышиб. В три часа дня, когда детишки возвращаются домой из школы, у двери в подвал уже стоят наркоманы и…

Мудроу снова его прервал. На этот раз в его голосе слышалось раздражение, хотя он пытался говорить спокойно.

— Как это ни грустно признавать, но я думаю, вы правы. Большинство людей не считают нужным сражаться за себя. Может быть, они думают, что достаточно платить налоги, чтобы иметь право жить в безопасном мире. На самом деле первыми выезжают те, кто въехал последними. У них нет чувства дома и есть деньги. Я думал об этом вчера вечером и пришел к выводу, что это в принципе не мои проблемы. Сейчас я ищу поджигателя и того, кто приказал сделать поджог, в этом мне неплохо удается ориентироваться. А что касается различных чудес, то они не по моей части. Если у вас есть что-то конкретное, в чем нужна моя помощь, я буду только рад ее оказать. Ну, а кроме этого, мне нечего вам посоветовать.


Реббит Коан сидел на качающейся водяной постели, повернувшись спиной к рулю микроавтобуса. Он с удивлением смотрел, как Катерина Николис стоит на коленях с высоко поднятой голой задницей и трудится над Миком с таким же усердием, как и над трубкой с крэком. Она была сильно под кайфом и не видела, что за ней наблюдают. Для Реббита это было лишь еще одним доказательством колоссальной силы «белой леди», особенно в виде чистого кокаина.

Реббит за свои двадцать семь лет никогда не баловался крэком или каким-нибудь наркотиком (кроме, конечно, ирландского виски, которое вряд ли можно считать таковым, хотя с какой точки зрения смотреть). Но он много раз наблюдал власть этого дурмана. Сначала, в детстве, над друзьями, с которыми играл на улице. Половина из них пробовала героин, четвертая часть уже стала неконтролируемой. Теперь кое-кто из них мертв — от слишком большой дозы или от СПИДа. Но с кокаином ассоциировались и другие вещи, например, относительная легкость в добывании денег, золотых цепочек и немецких машин. Реббит еще жил в Европе и служил в армии, когда в Америке началась кокаиновая эпидемия. Он был рад, что уроки выучены до того, как появился соблазн.

Близнецы Коан были в самой гуще этого бизнеса, но тоже устояли перед искушением попробовать белый порошок. Рабочие-строители, все они зимой, когда работы не хватало, пополняли свои доходы вооруженными грабежами, игрой в карты и другими азартными играми. По субботам напивались до беспамятства. Крупная перемена в их жизни произошла после того, как они встретили старого друга, адвоката по имени О’Брейн. Он знал многих кокаиновых предпринимателей, которым время от времени были нужны чьи-то надежные мускулы. Мик и Бен со своими широкими ирландскими улыбками ничего другого, кроме мускулов, предложить не могли.

Реббит заметил, что энергия Катерины не уменьшалась. Сейчас она лежала на боку, головой между ногами Мика. Бен пытался подобраться к ней сзади, но она отталкивала его. Все время меняя позы, она тем временем успевала потянуть от трубки с крэком. Реббит улыбнулся, слушая, как постанывали и скрипели зубами его братья, раздумывая над тем, что он заставит делать эту шлюху после того, как те кончат.


Стенли Мудроу и раньше приходилось разговаривать с Энтоном Крайсиком, поэтому у него не вызвало удивления, что тот умен и целеустремлен. Но для Бетти и Данлепа это явилось неожиданностью.

— Я вам кое-что расскажу, — заявил Крайсик с ходу, — потому что ненавижу поджигателей не меньше вашего. Бедным людям в этом городе негде жить, а пожары продолжают уничтожать то немногое, что еще осталось. Но давайте договоримся, кое-что из моих сообщений вы, не спрашивая о причинах, просто примете к сведению.

— Как скажете, Крайсик, — ответил Мудроу.

— По правде говоря, я ненавижу домовладельцев так же, как и поджигателей. Все в Нью-Йорке ненавидят домовладельцев. Именно они держат в руках город, и так было всегда. Нами правят владельцы недвижимости, банкиры и политиканы, черт побери!

Бетти посмотрела на Мудроу, пытаясь по его лицу определить отношение к словам Крайсика. Но Мудроу оставался невозмутимым. Пол Данлеп тоже. Внезапно она поняла, почему люди не любят полицейских: те никогда не бывают искренни. Они готовы слушать что угодно, лишь бы сохранить авторитет и добиться своего.

— Меня зовут Бетти Халука, — заявила она, протягивая руку. — Я юрист и работаю с неимущими. В большинстве случаев могла быть с вами вместе, но на этот раз, кажется, мы на противоположных сторонах баррикады.

Крайсик улыбнулся, пожимая ей руку.

— Однако вряд ли вы против того, чтобы бездомные самовольно занимали квартиры в кварталах, где живут представители среднего класса, хотя в этом нет ничего удивительного, не правда ли?

Бетти твердо стояла на своем.

— Если мы начнем спорить на эту тему, то никогда не дойдем до сути того, что сейчас необходимо обсудить. Вы ненавидите поджигателей и, я предполагаю, не особо симпатизируете торговцам наркотиками. А эти два бедствия как раз и обрушились на живущих здесь людей. Полгода назад «Джексон Армз» заселяли только люди среднего достатка и пенсионеры. В ноябре поменялся хозяин дома, но мы не знаем, кто именно им стал.

— Надеюсь, вы не думаете, что я это знаю, — рассердился Крайсик. — Неужели вам пришло в голову, будто я работаю на домовладельца? О черт, в таком случае это самое худшее из оскорблений, которые я когда-либо слышал.

Мудроу был убежден, Крайсик, сам того не подозревая, стал частью чьего-то плана. Он покачал головой в знак согласия с тем, что услышал от него.

— Знаете, Крайсик, только ненормальный может подумать, что вы работаете на того, чью деятельность не одобряете. Но я же не сумасшедший. Вот и пытаюсь понять, как вы узнали про «Джексон Армз». Вы ведь не из этого района. В последней раз я вас видел в доме, принадлежащем Агентству по сохранению и развитию недвижимости на Седьмой улице. Или взять наркоманов — у них же нет радара, обнаруживающего пустые квартиры, да и у вас такого радара нет. Кто-то же сказал вам обо все этом. Подождите минуточку, дайте-ка я все точно сформулирую. — Мудроу помолчал, опустив глаза, как будто не хотел говорить того, что собирался. — Если мы узнаем, от кого вы услышали, что в «Джексон Армз» сдаются пустые квартиры, то нам будет легче найти подлеца, который организовал пожар, погубивший Сильвию Кауфман.

Крайсик отвернулся, пожав плечами.

— Но я не знаю, кем был тот парень, который мне рассказал об этом доме. Вы совершенно правы — я жил одно время на Седьмой улице в многоквартирном доме на двадцать семей, который попал в руки агентства после того, как домовладельцу стало наплевать на свою собственность. В восемьдесят четвертом году я просто сбил пломбы с дверей и въехал. Сначала добился того, что мне включили воду, затем смог провести электроэнергию, чтобы в квартире было светло. Потихоньку ко мне стали присоединяться другие. В восемьдесят восьмом году мы подали заявление, чтобы городские власти разрешили нам создать жилищный кооператив. Предложили сделать всю необходимую работу, чтобы получить сертификат на владение домом, если город нам его отдаст. Но эти подлецы все время отмахивались. Им было слабо выгнать нас, однако они не хотели отдавать недвижимость. Ведь мы же в их глазах всего лишь банда людей, захвативших квартиры. А сейчас мэр и это его проклятое агентство по сохранению и развитию недвижимости собираются продать с аукциона все покинутые здания и пустые участки в восточной части города: ведь этот район сейчас поднимается в цене, и акулы наживают здесь состояния. Городские власти, обеспокоенные оглаской нашего дела, остерегались выбрасывать нас силой. Мы бы там так и остались, но кто-то устроил пожар. Это было месяц назад. Задняя стена здания совсем выгорела, она могла упасть в любую минуту и держалась каким-то чудом. Мы попросили одного архитектора прийти показать нам, как можно восстановить дом.

Мудроу начал испытывать нетерпение, но Бетти подвинулась к Крайсику ближе, давая ему понять, чтобы он продолжал.

— Мы бы хотели услышать об этом деле подробнее, Энтон.

— Нам было там ужасно страшно, — признался Крайсик. — Часто мы сидели, пили пиво и слушали, как от стен и потолков отлетают куски и падают на пол. Но куда было идти? Может, я еще и нашел бы квартиру, но остальные? У них ни денег, ни образования, ни специальности. Некоторые побывали в тюрьме, и большинство прошло через алкоголизм и пристрастие к наркотикам. Вот мы там и оставались до тех пор, пока не появились городские власти с приказом разрушить здание. Они привели с собой полицейских, чтобы выкинуть нас оттуда, заявив, будто дом обвалится на нас, если его не снести. Естественно, мы решили постоять за себя и придать делу общественный резонанс. И знаете, нам на помощь пришли соседи и заставили городские власти дать три дня, чтобы мы могли вывезти наши вещи. Да, ребята, ну и пирушка у нас тогда была! Мы знали, в понедельник нас там не будет, и выпили достаточно пива и вина, чтобы не признаваться в этом самим себе.

— Именно тогда вы услышали о «Джексон Армз»? — мягко спросила Бетти.

— Да. Я был в кухне, и туда пришел этот парень по имени Билд. Я его знаю с колледжа. А еще там находился черный парень. Его звали Дейтон. Я его не знал. Мы разговаривали о владельцах недвижимости, которые придерживают квартиры и не пускают их на рынок. Один репортер даже написал статью, в которой утверждал, что семьдесят тысяч квартир намеренно не сдаются в аренду и это самые дешевые в городе квартиры. Вот почему владельцы не хотят их сдавать в аренду. Вы только подумайте! Семьи бедняков живут в приютах и притонах потому, что владельцы не желают сдавать им квартиры. Те квартиры, которые безработные могли б себе позволить. В тот вечер я был достаточно пьян, а Дейтон все время говорил про этот дом на Холмах Джексона, куда уже начали вселяться бездомные. Тогда я подумал, может быть, на этот раз мне удастся организовать своего рода коммуну бездомных в доме для среднего класса. Если домовладелец решит выбросить нас отсюда, пройдет целый год, прежде чем он подтвердит в суде уведомления о выселении. К тому времени я уже организую живущих в этом доме, и все телекамеры Нью-Йорка будут следить за тем, как мы отстаиваем свои права.


«Слава Богу, хоть штаны успели натянуть», — подумал Реббит, услышав звонок радиотелефона. Братья были уверены, Мудроу проведет в «Джексон Армз» целый день, и сигнал в одиннадцать утра о том, что он вот-вот появится в дверях, вверг их в панику. Обнаженная Катерина Николис лежала в полусне на водяном матрасе, с трубкой, прижатой к маленькой груди. Это, как уже точно знал Реббит, было их несчастьем — план выкинуть ее из машины до того, как придется замочить Стенли Мудроу, полетел ко всем чертям. Придется что-то придумывать с ходу. Несколько секунд братья были как бы парализованы полученным известием и не знали, что предпринять. Реббит, который считался самым умным из них троих, схватил Катерину за волосы, поднял ее и со всего маху ударил о стенку машины.

— Оставайся здесь, сука, и не вздумай шевелиться.

Резкое движение Реббита вывело близнецов из транса. Бен сел на водительское сиденье и включил мотор. Мик открыл длинный узкий ящик, встроенный в боковую панель, и вынул девятимиллиметровые «узи», передав один Реббиту. Магазины уже были вставлены, а запасные ленты с патронами сложены и выглядели такими же смертоносными, какими и были на самом деле. Увидев все это, Катерина широко раскрыла глаза, постепенно приходя в себя, и в ту секунду, когда Реббит передергивал затвор, состояние теплого удовольствия, которое она только что испытывала, сменилось ужасом. Она наклонилась вперед, пытаясь взять юбку с блузкой, но Реббит снова сильно толкнул ее, ударив в заднюю стенку.

— Оставайся там, где лежишь, — заорал он, приставив дуло к ее горлу. — Клянусь Богом, я тебе вышибу мозги, если ты хоть раз шевельнешься.

— Пожалуйста, пожалуйста, отпустите меня, отпустите, — умоляла Катерина без умолку. Слова набегали одно на другое. Они же получили все, что хотели, а теперь собираются так ее отблагодарить!

Пол Данлеп первым вышел из «Джексон Армз», за ним последовали Бетти Халука и Стенли Мудроу. Братья увидели и трех черных подростков, совсем еще детей, стоявших у подъезда. Данлеп разозлился. Эти маленькие подонки даже не двинулись с места. Он понимал, такое вызывающее поведение означало, что в их карманах нет ни наркотиков, ни денег. Они выискивают потенциальных покупателей и направляют их в квартиры за товаром.

— Ну что, прижать их в уголовке, — серьезно спросил Данлеп, — вмазать по морде и объяснить, кто здесь хозягут?

Бетти остановилась.

— У них другой цвет кожи, и у тебя нет других причин, чтобы придраться к этим детишкам, — возразила она твердо. — Я юрист и если стану свидетельницей ничем не спровоцированного нападения на гражданских лиц, то придется что-нибудь предпринять по этому поводу.

— Тебе легко говорить, Бетти, — заспорил Данлеп. — Но мы ведь знаем, эти подонки уже замешаны в преступлении. Мне что, надо ждать, пока они кого-нибудь пристрелят? Тогда-то я буду знать точно, как заслужить их уважение.

Троица все еще маячила у входа в дом, никуда не собираясь уходить. На голове у самого высокого была фермерская кепка со сдвинутым на одно ухо козырьком. Он откровенно разглядывал полицейских, женщину с ними и казался более любопытным, нежели озабоченным.

— Да плюнь на них, Пол, — предложил Мудроу. — То, чем ты хочешь заслужить уважение этих ребятишек, все равно нельзя делать при свидетелях, — и он указал на приближающуюся с тремя детьми Инэ Алмейду. Инэ, видимо, собиралась жаловаться, и Мудроу, перемигнувшись с Бетти, обнял ее за талию, приготовившись выслушать энергичные речи кубинки.

— Что же вы стоите? — закричала она на Пола Данлепа (к большому облегчению Стенли Мудроу). — Эти свиньи прямо здесь, около подъезда, продают свои наркотики, а полиция их не арестовывает?! — Она показала на парней, которые все же сочли за благо удалиться. Всем своим видом, однако, они как бы говорили: «Мы скоро вернемся!»


Когда Реббит рванул боковую дверь, распахнув так широко, что она стукнулась о корпус машины, Катерина все еще не пришла в себя. Подобно тому, как реагировала Сильвия Кауфман на дым в ее спальне, Катерина поняла лишь одно: «Надо бежать!» Она понятия не имела, где находится, не понимала, что сидит голая, только пульс, подстегнутый кокаином и ужасом, достигал не меньше двухсот ударов в минуту. Еще несколько мгновений она пребывала в столбняке, а потом рванулась через открытую дверь на улицу и с громким криком побежала.

Любопытно, что Мик и Реббит отреагировали на это одинаково. «Трахнутая сука», — сказали они и одновременно подняли дула автоматов. Первый залп из шести выстрелов толкнул Катерину вперед, и ее тело сотрясалось, будто его подталкивал невидимый гигант. Седьмой выстрел, сделанный Реббитом после секундной паузы, пришелся ей в затылок.

— Пришейте фараона, — приказал Бен с переднего сиденья. — Да проснитесь вы, вашу мать, и пришейте эту свинью. Мама нас убьет, если мы провалим это дело.

Реббит первым оторвал взгляд от обнаженного извивающегося на тротуаре тела. Он поднял «узи» и попытался направить его на Мудроу, но не смог прицелиться, поскольку сидел с подогнутыми ногами на водяной постели, которая все еще колебалась после серии выстрелов. Это все равно, что стрелять в гусей на ходу из моторной лодки. Даже труднее.

— Мы масок-то не надели, — заметил Мик, увидев Реббита, который начал нажимать на спусковой крючок.

Если бы до этого происшествия Мудроу спросили, кого он считает настоящим полицейским, то Стенли знал бы, что ответить. Ведь Пола Данлепа все принимали за тряпичную куклу, еще бы — офицер по профилактике преступлений! Но именно Пол Данлеп надлежащим образом отреагировал на серию выстрелов из микроавтобуса. А Мудроу застыл на месте и, словно защищая ребенка от злого родителя, обнял Бетти, прижав ее к груди. Его спина представляла собой замечательную мишень для свистящих вокруг пуль, но он словно не думал об опасности, угрожающей ему.

Он стоял, обняв Бетти, на углу в центре Манхэттена, и одновременно пытался предупредить об опасности женщину, которая махала ему рукой с противоположной стороны улицы.

— Берегись, берегись, берегись! — кричал он.

Мудроу видел две сцены сразу, как на картинах кубистов, где части изображения соседствуют друг с другом, не соприкасаясь. То же происходило и со звуками. Гром автоматической очереди, пули, отскакивающие от камня, и пули, входящие в тело Инэ Алмейды, вопль ужаса маленького ребенка, голос испуганного полицейского, сжимающего в объятиях женщину. Все это казалось отдельными эпизодами, попавшими сюда невесть как из десятков старых фильмов. Чтобы понять связь между ними, надо было по меньшей мере открыть глаза, но Мудроу стоял, зарывшись лицом в волосы Бетти.

Пол Данлеп, казалось, не обращал внимания на стрельбу вокруг него. Он увидел упавшую Катерину Николис, десятки дыр в ее теле, из которых кровь била фонтанами, и почувствовал взрыв ненависти. Вот уже десять лет, как он, не зная, куда деть время, ежедневно отстреливал норму, необходимую для полицейского, из пистолета 38-го калибра (готовясь к соревнованиям, в которых никогда не осмеливался выступать).

Это было его самое старое хобби. Теперь оно пригодилось. Не раздумывая ни секунды, Данлеп вынул револьвер и выстрелом размозжил голову Бену Коану.

Тот упал на руль, резко свернув микроавтобус на тротуар. Стрелки, потерявшие равновесие, отпрянули от двери и упали друг на друга. На какую-то секунду, увидев, что «узи» Мика направлен на него, Реббит Коан решил — его смерть каким-то образом оговорена между матерью и Мартином Бленксом. И удивился, увидев, как десятки пуль из его собственного автомата разорвали грудь Мика. Еще больше он удивился, когда в открытой двери микроавтобуса появился Пол Данлеп с вытянутой вперед рукой, в которой держал пистолет 38-го калибра. Пол выпустил две обоймы прямо в грудь Реббита, прикончив его на месте.

Глава 25

В некотором роде преображение подъезда «Джексон Армз» из территории побоища в место для расследования преступления произошло более хаотично, чем само нападение. Главное правило — оградить место происшествия от посторонних, чтобы прибывшие полицейские, медицинские эксперты и сотрудники оперативной бригады (раньше она называлась судебной) могли работать, — выполнить было нелегко. Тела лежали одно на другом, раненые взывали о помощи, никакие инструкции никого не интересовали. Первый полицейский, оказавшийся на месте преступления (он дежурил в двух кварталах от «Джексон Армз» около станции метро), как раз и должен сделать ограждение, а также зафиксировать их имена и звания. Второму и третьему полицейским (судя по форме, они несли патрульную службу) надлежало сдерживать толпу, особенно натиск репортеров. К сожалению, все трое нарушили предписание. Они перевернули тела Инэ Алмейды, Катерины Николис, братьев Коан и черного подростка, который уже не выглядел закоренелым торговцем наркотиками, пытаясь обнаружить в них признаки жизни.

Затем на помощь подоспели Джексон и Голдберг, два ветерана полицейской службы. Они пришли в ужас оттого хаоса, который царил на Тридцать седьмой улице. Их вызвали с середины задания, сообщив, что преступление совершено, как минимум тридцать минут назад. Но до сих пор «Джексон Армз» не был огорожен желтыми ленточками, более того, гражданские лица дотрагивались до микроавтобуса, а репортеры в центре событий снимали, как медицинская бригада снует взад-вперед со своими носилками и кислородными подушками.

Люди с меньшим опытом, конечно, не знали бы, с чего начать. Но видавшие виды Джексон и Голдберг первым делом немедленно записали время своего прибытия в записные книжки, а затем внесли туда данные на трех полицейских, которые прибыли к месту преступления. Потом, когда лейтенант или, хуже того, начальник следственного отдела в Куинсе, начнет их расспрашивать, они смогут выдать этих троих как тельцов для заклания. И не будут чувствовать угрызений совести, не считая это предательством. С их точки зрения, жертвоприношение было лучшим из того, что заслуживали те кретины. Сейчас место преступления настолько истоптано, что невозможно установить последовательность событий, используя только вещественные доказательства. Придется опрашивать свидетелей и узнавать, как разворачивались события: с их слов оба были уверены, что причина преступления — в разборке между торговцами наркотиками.

Но Джексона и Голдберга ждали сюрпризы. Разделив свидетелей на группы и записав их данные, они вправе были рассчитывать на то, что показания сержанта Пола Данлепа и бывшего полицейского Стенли Мудроу, безусловно краткие и точные, значительно облегчат дело.

Оказалось, бывший полицейский с тридцатипятилетним стажем не может абсолютно ничего сказать.

— Объясните мне кое-что, — попросил Джексон, готовясь записывать показания Мудроу.

— Объяснить что? — Голос Мудроу был резким и нетерпеливым. Ему надо было срочно уносить отсюда ноги, но, будучи гражданским лицом, он не имел права покинуть место преступления до тех пор, пока следователи не отпустят его.

— Вон та штука под вашим пиджаком, которая так выпирает, это что, пистолет?

— Да, это пистолет.

Джексон не спешил со своим следующим вопросом. Его напарник и пять других следователей находились в разных частях коридора «Джексон Армз». Они беседовали с другими свидетелями. Место преступления наконец-то было огорожено, и жертвы отправлены, кто в больницу Элмхарст, кто в морг.

— А у вас есть разрешение на ношение оружия? — наконец спросил Джексон.

— Вы уже его видели. — Голос Мудроу становился все громче и напористее. Он сам провел тысячи таких опросов, но ему никогда не приходилось в качестве свидетеля мучиться от намеренно замедленного темпа беседы. Он знал, что дальше Джексон будет задавать вопросы еще медленнее, потом станет переходить от одного предмета к другому без какой-либо связи. Эта игра разработана специально, чтобы усилить тревогу виновного, а у подозреваемого вызвать неосторожные замечания и усилить ощущение того, что его поймали на крючок.

— Как долго у вас было это разрешение? — Джексон был высоким чернокожим мужчиной. Он отлично знал правила этой игры и был более чем недоволен, обнаружив, что лучший свидетель, какого только можно вообразить, человек, специально обученный делать точные наблюдения, во время случившегося стоял с закрытыми глазами.

Мудроу хотел сказать в ответ: «С тех пор как твоя мать…» — но он знал, вызывающее поведение ему не поможет. В своей практике он почти всегда реагировал на агрессивное поведение свидетелей, применяя различные методы, чтобы вывести допрашиваемых из состояния равновесия, и помнил, на это уходит довольно много времени, а ему надо отсюда смотаться как можно быстрее. Прямо сейчас следует много чего предпринять, и он просто не имеет права оставаться здесь долго.

— С тер пор как я начал работать в 1952 году, — ответил Мудроу.

— Вы когда-нибудь пользовались этим оружием?

Мудроу засунул руку во внутренний карман пиджака и, вытащив пистолет 38-го калибра, с нежностью на него посмотрел. — Вы имеете в виду мой пистолет? — спросил он.

— Да, ваш.

— Я много раз им пользовался. Однажды меня даже отметили как активного полицейского, но это было до того, как некоторые стали работать под Рембо.

Джексону такой ответ не понравился.

— Ну-ка, положите оружие в кобуру, — приказал он.

— А я хочу его засунуть тебе в рот и спускать курок до тех пор, пока мозги не начнут вытекать из глазниц.

Эти слова у Мудроу вырвались совершенно непроизвольно. Он так сам себе навредил, что ему стало даже смешно. Теперь Джексон, если у него есть хоть какое-то самолюбие, потащит старика Мудроу в участок и продержит там восемь или девять часов, чтобы научить хорошим манерам.

— Что вы сказали? — спросил Джексон, голос которого выдавал крайнюю степень изумления.

— Я сказал, что я всего лишь свидетель. И не хочу, чтобы меня подвергали допросу, как будто это я всех поубивал! — Мудроу улыбнулся Джексону. Хоть так он дал волю чувствам, и от этого ему стало немного легче. Но он оказался готов к тому, что услышал дальше от Джексона.

— А скажите мне, как же так получилось, — произнес полицейский, — что вы даже не вытащили свой пистолет, когда все это произошло? Как так получилось, что вы просто отвернулись и спрятали голову? Мне интересно знать, вы что, в штаны наложили? — Он уставился прямо в глаза Мудроу, держа руки на бедрах. — Поразительно! Эти уголовники сделали около сорока выстрелов до того, как Данлеп уложил их. Вы слышали вопли гражданских лиц, у вас в кармане пиджака официально оформленный пистолет, но вы его не достали. А сейчас вы вдруг такой смельчак. Угрожаете мне, и я должен вас бояться. Но хочу напомнить, я не понимаю, кого тут бояться. Я вижу перед собой старика, который стоит, поджав хвост.

Джексон замолчал, давая Мудроу возможность ответить, но тот не имел ни малейшего желания объяснять свои действия следователю Джексону и спокойно стоял, пока тот говорил.

— Завтра утром я буду в участке с девяти до одиннадцати, так что будьте любезны притащить туда свой зад и дать показания в письменном виде, чтобы я мог отослать копию ребятам в седьмой участок. А теперь валите отсюда, черт вас возьми!

Выходя, Мудроу увидел Бетти и Пола, которые сидели в углу коридора. Рядом с ними расположился шеф патрульной службы, шишка номер один из Плазы.

Син Мерфи был довольно крупной фигурой в иерархии нью-йоркской полиции. Его присутствие означало, что средства массовой информации уделили перестрелке большое внимание. Мудроу вспомнил весенний день пару лет назад, когда несколько черных и латиноамериканских парней ударили по голове железной трубой женщину, занимавшуюся бегом трусцой, а потом ее изнасиловали. Это происшествие могло пройти незамеченным (по крайней мере, телевидением и газетами), если бы случилось в Южном Бронксе. Но, будучи на его участке, оно попало на первые полосы газет и не сходило с них несколько недель. Явление Мерфи предвещало внимание такого же рода. Хорошая новость для жильцов и — плохая — для торговцев наркотиками, которые теперь, безусловно, бросали все силы на то, чтобы разрешить эту проблему как можно быстрее.

— Мудроу, — раздался глубокий, со скрытой насмешкой голос. Он принадлежал Франклину Губу, главному следователю города Нью-Йорка.

— Как дела, Франклин? — Мудроу приготовился к еще одной лекции. Он никогда не был в хороших отношениях к Губом, ему не нравился этот импотентный кретин.

Губ слегка встряхнул аккуратно подстриженными светлыми волосами.

— Так что здесь происходит, Мудроу?

— Поговорите с теми людьми, — посоветовал Мудроу, кивнув на Бетти, Пола и Сина Мерфи. — У меня дела.

— Я думал, выйдя на пенсию, ты стал хоть немного мягче, — сказал Губ.

— А может, я очень предан своей работе, — возразил Мудроу. — Может, я еще больше закалился!

Губ задумчиво кивнул.

— Я даже не знаю, относить ли это дело к числу уголовных. Конечно, произошло убийство, и хотелось бы знать, кто послал стрелков. Но этим расследованием должны заниматься специалисты по борьбе с наркомафией. От меня сейчас требуют «специальных усилий», а я даже не знаю, что наши следователи могут сделать.

— Знаете, Губ, первый раз в жизни я должен признать, что сейчас вы правы на сто процентов. — Мудроу уже пришел к выводу, что братья Коан приехали убить его, Стенли. Три продавца наркотиков перед домом — всего лишь счастливая (с точки доверия убийц) случайность. — Здесь была обычная перестрелка, связанная с наркотиками, в которой погибли сами виновные. Конечно, следователи должны выяснить, кто их послал. Но мы оба знаем, что это получится не так быстро, как хотелось бы. Разумеется, вы должны передать дело управлению по борьбе с наркомафией и забыть обо всем этом. Пусть шеф патрульной службы оставит здесь несколько человек. Допустим — дюжину. И не снимает их после того, как уедут репортеры. Пускай они побудут пару месяцев, и я гарантирую, проблема разрешится сама собой.

Было около пяти вечера, когда Мудроу, отвязавшись от Франклина Губа, уже припарковывал «хонду» Бетти рядом с конторой управления (он знал, Данлеп позаботится о том, чтобы Бетти добралась до дома). Мудроу остался в машине. Несмотря на то что сиденье пришлось отодвинуть как можно дальше, салон «хонды» все равно был слишком мал для него. Однако Стенли не чувствовал никакого дискомфорта. Он был на работе.

Служащие управления начали расходиться. Они покидали здание минут двадцать пять, и без пятнадцати шесть вокруг все уже было тихо. Мудроу ждал Эла Розенкрантца. Он хотел проследовать за ним к его дому и поговорить где-нибудь в укромном уголке. Тип преступника, который посылает убийц в некриминогенный район, приказывая стрелять вне зависимости от того, сколько невинных людей окажется под обстрелом, был открытием для Мудроу. Даже во время самых страшных героиновых войн шестидесятых годов со стороны ее участников были попытки лимитировать количество убийств, сосредоточившись на своих соперниках. Человек (или люди), ответственный за насилие перед «Джексон Армз», безусловно, вернется, чтобы закончить работу. И снова под угрозой окажется не только Мудроу, но и любой, кто случайно попадет в радиус ста футов от него.

Мудроу вошел в здание около шести часов, решив узнать, не уехал ли Розенкрантц. Охранник — престарелый негр — сидел на складном стульчике над лестницей в офис. На табличке, висевшей у него на груди, было выведено: «Т. Сойер».

— Как поживаешь? — спросил Мудроу.

— Нормально, — ответил старик.

— Рад слышать, — сказал Мудроу, размышляя, означает ли буква «Т» начало слова «Том». Он показал охраннику удостоверение. — Я ищу Эла Розенкрантца. Не видел, чтобы он выходил?

— Толстячок сегодня задержался. Он в своем кабинете.

— Вы не возражаете, если я поднимусь?

— Да мне на это наплевать!

В коридоре никого не было. Опустевшие кабинеты показались Мудроу еще грязнее, чем во время первого посещения. Корзины для мусора были окружены множеством смятых бумаг, и Мудроу бросился в глаза контраст между белой бумагой и грязно-коричневой поверхностью пола. В таких кабинетах думают о коррупции, но не о насилии, и Мудроу понял: Розенкрантц — всего лишь мальчик на побегушках, заслон центра. Оставался вопрос — понимал ли Розенкрантц, что делает. Но важно в конце концов было не это, а от кого он получает инструкции.

Мудроу толкнул дверь и вошел в маленький кабинет, увидев, как на толстом лице Розенкрантца удивление сменилось ужасом. Все понятно: он знал, что должно случиться с Мудроу.

— Скорее всего, тебе придется мне кое-то сказать, — начал Мудроу. — Так что сделай одолжение, не тяни время.

Элу Розенкрантцу нравилось получать приказы (он их очень хорошо умел выполнять, не прибегая к помощи воображения), но он ненавидел, когда его заставляли делать что-либо насильно. Как и большинство людей, он не дрался со школьных лет, однако думал о себе, как о крепком парне, который может смотреть в глаза любому квартиросъемщику, перед тем как разразиться потоком угроз. Ему нравилось говорить «доверяйте мне» людям, которых намеревался уничтожить, и чувствовать себя сильнее любого играющего по правилам. Конечно, ему было ясно, у Мудроу нет намерения играть по правилам. Но у Розенкрантца не было другого выхода, и он решил проверить бывшего полицейского. Эл был человеком высокого роста, футов шести, его вес превышал двести пятьдесят фунтов. И когда красноречие не срабатывало, он использовал эти свои качества, чтобы запугать жилищных инспекторов и квартиросъемщиков.

— Это вы сделайте одолжение, — сказал он еще до того, как успел вспомнить, насколько высоко ему надо поднять глаза, чтобы встретиться взглядом с Мудроу, — валите из моего кабинета, черт возьми!

В ответ Мудроу с размаху ударил Розенкрантца ладонью по лицу. Тот с громким стуком покатился на пол, сбив корзину для мусора.

— Вы за это заплатите! — Ничего другого Розенкрантц, поднявшись на ноги, придумать не сумел, тем не менее в его голосе все еще слышался вызов. Он явно не желал сдаваться. Не подумав, он поднял левую руку, чтобы потрогать лицо, и открылся для следующего удара, который, несмотря на защищавший ребра толстый стой жира и мяса, пришелся в грудную клетку ниже сердца с эффектом двухфунтового молотка, ударившего по пакетику с орешками. На этот раз у Эла хватило здравого смысла остаться на полу, и его голос прозвучал гораздо менее вызывающе. — Что вы хотите? — спросил он.

Вместо ответа Мудроу поднял толстяка за воротник пиджака и поставил на ноги.

— Ты пытался убить меня, — сказал Мудроу, притиснув Розенкрантца к железным полкам. — И за это я собираюсь задать тебе как следует!

— Нет, я этого не хотел, — пробормотал толстяк, — прошу вас!

Розенкрантц видел, как Мудроу снова поднял кулак, ему было некуда отклониться, и он постарался сжаться, но это никак не ослабило силы удара, который попал теперь по ребрам справа и вновь свалил его на пол. На этот раз он решил не вставать ни при каких обстоятельствах, даже если Мудроу запинает его до смерти. Он свернулся калачиком и ухватился за ручки запертого ящика. Пока его не били, он слегка расслабился, надеясь — хотя, очевидно, зря, — что этот кошмар закончился. Так ребенок, зажмурившись, думает, будто убежал от негодующего родителя. Открыв глаза, он увидел Мудроу, держащего перед его носом «смит-и-вессон» 38-го калибра. Это было так страшно, что мочевой пузырь не выдержал — Эл даже не почувствовал струю теплой жидкости, бегущую вдоль бедра, но резкий кисловатый запах заставил его все понять.

— Пожалуйста, не убивайте меня, — едва слышно простонал он, — пожалуйста, пожалуйста.

Мудроу понял, что немного перестарался. Он знал, из всех виновных, скорее всего, Розенкрантц и юрист останутся вне досягаемости правоохранительных органов, потому что законодательство — не что иное, как серия компромиссов. Однако только что он сам служил мишенью для трех девятимиллиметровых автоматов, и ему было приятно видеть Розенкрантца корчившимся от боли. Вот почему Мудроу даже не улыбнулся.

— Ты пытался меня убить, — повторил он.

— Нет, неправда, нет! О Господи, поверьте мне! Я ничего не знал об этом!

Мудроу все еще держал ствол у лица толстяка.

— А когда ты узнал?

Розенкрантц начал смутно осознавать реальность, которую любой побывавший в тюрьме оценил бы в ту секунду, когда Мудроу показался в дверях. Ему нужна информация, и насилие — всего лишь демонстрация того, что он предлагал в этой сделке. Ответ Розенкрантца был бы равносилен подписанию контракта.

— Примерно двадцать минут назад мне позвонил Хольтц. — К удивлению Эла, основным чувством был стыд, а не облегчение. Тем не менее он продолжал: — Именно поэтому я задержался. Он раз в неделю звонит мне в это время.

Видя, что толстяк готов, Мудроу вложил оружие в кобуру, а затем сел на стул рядом со столом.

— Ну ты, придурок! — начал он, указывая Розенкрантцу на другой стул. — Встань, черт возьми, с пола! Можешь не спешить, когда будешь мне все рассказывать! — Он подождал, пока толстяк сядет, вынул из кармана пиджака маленький магнитофон и положил его на стол. — По дороге сюда я купил вот эту машинку и пять кассет. Сейчас я задам тебе несколько вопросов. Если в твоих ответах будет хотя бы намек на то, что я заставил тебя силой давать показания, то я выключу магнитофон и вставлю другую пленку. Сейчас специалисты могут различать затертую запись, и это меня ограничивает. Поэтому я готов все это проделать лишь пять раз. Безусловно, в твоих интересах, чтобы мне хватило пленки.

— Вы что, будете использовать эту запись в суде? — спросил Розенкрантц, пытаясь говорить как можно дружелюбнее.

— Вероятно.

— Но здесь нет моего адвоката!

— О, как интересно! — Мудроу уже вставил кассету и был готов начать запись. — Знаешь, будучи полицейским, я по-всякому юлил перед тем, как задать вопрос, но теперь я на пенсии, и правила изменились. Предположим, я преступил закон, чтобы получить от тебя показания. Ты можешь пойти в участок и написать на меня жалобу. Может, меня даже арестуют, но все это не имеет никакого отношения к той информации, которую я сейчас получу. Ее все равно можно будет использовать в суде. Поправка Миранды не имеет отношения к гражданским лицам, ты понимаешь, о чем я говорю? — Мудроу включил магнитофон, произнес дату, день недели и место происходящего, а затем спросил:

— Так когда вы узнали, что кто-то пытался меня убить?

— Мне звонил юрист.

— Назовите его имя.

— Хольтц. Бил Хольтц. Из компании «Болт Реалти».

— Он сказал вам, что я был целью нападения?

— Нет-нет. Он сказал мне о перестрелке перед домом и дал кое-какие инструкции.

Розенкрантц признался, что был участником операции, направленной против жильцов «Джексон Армз». Он зашел столь далеко, что назвал конкретные случаи. Но Эл полностью отрицал свое участие в насилии. Да, он помогал выбирать тех, кому посылали уведомления о выселении. Он выгнал бывшего домоуправа, но основной его задачей было противодействовать образованию союза жильцов. Ему надо было убедить их, что управление урегулирует все проблемы. Розенкрантц никогда не встречался с людьми, которые нелегально проживали в доме. Он всего лишь дал юристу список пустых квартир. И более того, он понятия не имел, кто стоял за спиной Уильяма Хольтца, и стоит ли вообще кто-то. Мудроу был разочарован.

Глава 26

Из управления Мудроу сразу поехал в квартиру Бетти Халука, которая жила в Бруклине, на улице Парк-Слоуп. Он надеялся быстро туда попасть, но управление находилось в Восточном Куинсе, а Парк-Слоуп — в западной части Центрального Бруклина, и было семь часов вечера. Поскольку дорога оказалась достаточно долгой, ему хватило времени окончательно осознать, насколько он разочарован. Он надеялся (хотя и мог предположить обратное), что Розенкрантц выведет его на владельцев «Болт Реалти». Пустая надежда, обреченная на неудачу с самого начала. «Болт Реалти» приложила достаточно усилий, — и ему это было известно, — чтобы удержать имена своих владельцев в тайне, не стоило и рассчитывать, что они доверятся такому дураку, как Эл Розенкрантц.

По дороге Мудроу, как серьезный следователь, хотел еще раз продумать, откуда у него появилась уверенность, что убрать хотели именно его. Нападавшие — белые мужчины, каждому из них не более тридцати лет, что совершенно нетипично для современных крэковых войн. Битвы в основном происходили на улицах черных или латиноамериканских гетто, но уж никак не в столь респектабельном районе, каким считались Холмы Джексона. К тому же стычки случались между сверхагрессивными подростками вроде продавцов, которые болтались у «Джексон Армз». Они и были на десять лет младше, чем самый молодой из убийц. Любой продавец, у которого хоть сколько-нибудь варили мозги, пытался уйти из уличной торговли, как только накапливал достаточно денег для того, чтобы участвовать в оптовых сделках. А если был круглым дураком, то его карьера заканчивалась долгой отсидкой в местах не столь отдаленных, если он вообще оставался в живых.

Предположим, братья Коан (у них в карманах были найдены документы — еще одно доказательство полного кретинизма) не намеревались убирать трех продавцов, но это еще не означало, что они собирались стрелять именно в Стенли Мудроу. Мудроу перебирал одного за другим участников этого происшествия. Он подумал о Данлепе, Бетти, Инэ Алмейде. Никто из них не был единственной в своем роде фигурой. Пол Данлеп, с точки зрения убийц, всего лишь один из тридцати тысяч нью-йоркских полицейских (кстати, именно статус полицейского делал его наименее вероятной жертвой). Бетти Хатука — юрист отдела по борьбе с неимущими, тоже одна из многих. Ее попытки вмешательства в дела жильцов никому ничем не грозили. Инэ Алмейда — домашняя хозяйка — только и могла что сердиться на беспорядки, которые царили в доме, и погибла, конечно, случайно.

Зато он, частный детектив Стенли Мудроу, был человеком, преследовавшим определенную цель. Было известно, он решил во что бы то ни стало найти убийц Сильвии Кауфман (а теперь Инэ Алмейды, Катерины Николис и четырнадцатилетнего продавца наркотиков Роя Джонсона по прозвищу Спица-в-Колесе). Он был тем человеком, который обработал Эла Розенкрантца, и, конечно, этот факт доведен до сведения его хозяев. Готовность Мудроу играть не по правилам, безусловно, тревожила преступников, ибо они лучше, чем кто-либо другой, знали преимущества, хотя и небольшие, которые давало пренебрежение законом.

Нельзя сбрасывать со счетов и возможность того, что братья Коан вообще ни за кем и не охотились. Может, они должны были проехать мимо дома и попалить из автоматов, чтобы в очередной раз предупредить жильцов — мол, надо бы собирать вещички, пока полицейские ищут стрелявших среди торговцев крэком. Однако благоразумие подсказывало, что себя, и только себя, Мудроу должен считать главным героем случившегося. Но и с Бетти нападение имело какую-то связь, он это тоже чувствовал. Рано или поздно Мудроу, естественно, попытается объяснить все категориями логики полицейского, которой пользовался в своих рассуждениях и сейчас. Но только не теперь. Сейчас он должен не забывать о погибших и готовиться к дальнейшим шагам.

Квартира Бетти была пуста. Никаких признаков того, что она приходила домой. Он позвонил в сто пятнадцатый участок, и следователь по имени Делни сказал Мудроу — все свидетели дали показания и ушли. Да, конечно, среди них были и Пол Данлеп, и юрист из отдела по работе с неимущими. Ее куда-то увезли. Кажется, в Бруклин. Как давно? Часа два назад.

Внезапно он испугался. Страх не имел под собой основы «полицейской логики» и даже «полицейской интуиции» — источника его гордости. Может быть, она просто разозлилась на него? Подумала, что он трус, и… Но об этом ему совсем не хотелось думать. Мудроу решил ехать к себе домой, вдруг она окажется там. Он вел машину так быстро, как мог, виляя между потоками транспорта. Когда Мудроу взлетел на четвертый этаж по ступенькам лестницы и увидел ее сидящей на полу спиной к двери, он замер, не в силах больше сдвинуться с места.

— Стенли, — сказала она, — сукин сын. Я думала, ты погиб! Куда ты делся? — Она вскочила и бросилась ему на шею. — Ты подонок, ты несчастный подонок! Как ты мог вот так просто взять и пропасть? — Она плакала от все еще не отпустившего ее страха и от счастья видеть его целым и невредимым. — Я хочу раздеться и залезть в постель! Ну пожалуйста, Стенли! Я давно только об этом и думаю! Я хочу забраться в постель, я хочу, чтобы ты мне сказал, что случилось.

Через десять минут, закрыв входную дверь, они уже, крепко прижавшись друг к другу под покрывалом, потягивали из стаканов бурбон. Они говорили обо всем, пытаясь уклониться от главной проблемы. Инэ Алмейда мертва, и Катерина Николис, и продавец наркотиков тоже. Дети не пострадали, хотя тяжело переживали увиденное. Их отец, Андрэ Алмейда, находился в состоянии шока, он то и дело говорил о мести и безудержно рыдал.

Син Мерфи передал приказ капитану Джорджу Серрано, начальнику сто пятнадцатого участка: все нелегально проживающие в доме должны быть арестованы за самовольный захват собственности. Вряд ли их осудят по такому обвинению, — но квартиры, где они обитают, должны быть классифицированы как место преступления и опечатаны. Они не могут быть вновь сданы в аренду без разрешения нью-йоркской полиции. Владелец (или его агент) должен быть найден и предупрежден о том, что если он не согласится сотрудничать с властями, то деятельность «Болт Реалти» подвергнется комплексному обследованию со стороны различных служб. Полицейские должны наблюдать за домом до тех пор, пока Серрано не удостоверится, что преступники не вернулись.

— Вот и все, — сказал Мудроу. — Подлецы проиграли, как, впрочем, и те, кто живет в «Джексон Армз».

— Цена только слишком высока, — сказала Бетти. Бурбон, от которого она обычно кашляла, теперь согревал, и как раз те места, где притаился страх. Она чувствовала, как одна задругой расслабляются мышцы.

— Цена есть цена, — сказал Мудроу. — С чего ты взяла, что она слишком высока?

— Погибло много невинных людей, Стенли. Подонки пытались убить и тебя. Только не притворяйся, что все не так. Я давно об этом думаю. Это единственное, что имело смысл. Если бы они хотели напугать жильцов, то явились бы в три часа дня, когда дети возвращаются из школы домой. Или в пять, когда люди приходят с работы.

— Ты права, — прервал ее Мудроу. Он был счастлив, что она разгадала эту шараду так же, как он. — Думаю, что им нужен был именно я. Тебя или Пола Данлепа тоже нельзя исключить, но все-таки, кажется, они охотились на меня.

— Потому что они боятся тебя?

— Может быть, и так.

— И попробуют снова?

Мудроу усмехнулся.

— Если сделают вывод из этого урока, то нет. Но в любом случае, предполагаю, что осталось не больше двух недель до того, как я на них выйду. Мне не особенно хочется попадать под обстрел еще раз.

Несколько минут они лежали спокойно, тесно прижавшись друг к другу. Мудроу обнимал плечи Бетти, слышал ее дыхание. Он думал, она уснула, и вздрогнул от неожиданности, когда Бетти спросила:

— А как все это случилось? Моя голова была прижата к твоей груди, и я ничего не видела. Скажи мне, как?

— Пол Данлеп…

— Я имею в виду тебя и меня, Стенли. Я имею в виду то, что сделал ты.

Мудроу сел в постели, спиной к ней. Не в его характере было говорить о том, чего он не мог понять сам. Но и промолчать нельзя, Бетти все равно поймет, что он лукавит, и испугался еще сильнее.

— Я хотел тебя защитить, — сказал он, — но сделал это по-дурацки. Надо было уложить на землю, а не обнимать. «Узи» может пробить дверь автомобиля, а не то что мою спину. Обняв, я подверг тебя еще большей опасности.

Бетти положила ему руку на плечо.

— Я вообще ни о чем не думал. Такое ощущение, что меня там не было. — Мудроу глубоко вздохнул. Он не хотел об этом говорить, но знал, лучше не позволять воспоминаниям снова обрести над собой власть. — Ты знаешь о Рите? — наконец спросил он.

Бетти почувствовала, как краснеет, и была рада, что Мудроу не видит ее лица. Однажды она целый день разговаривала с Розой Карилло о бывшей подруге Стенли — Рите Меленжик. Сплетничать за спиной Мудроу оказалось достаточно приятным занятием.

— Она была твоей любовницей, — только и сказала Бетти.

Мудроу не стал размышлять, откуда она узнала, хотя решил потом все же подумать над этой проблемой.

— Я просто с ума от нее сходил, — заявил он, перейдя на шепот. — Это было достаточно неожиданно, потому что в молодости у меня были разные приключения, но я никогда ничего подобного не испытывал. Мы жили вместе всего месяц и даже подумывали о том, чтобы пожениться. Я видел, как ее убили. Знаешь, сегодняшний день очень похож на тот. Они охотились не за Ритой. Она просто стояла на углу и ждала меня. Я шел по Шестой авеню и понятия не имел, что произойдет. Совсем как сегодня. Это очень странно, ведь за тридцать пять лет работы я постоянно попадал в опасные ситуации. Иногда их можно предсказать, например, когда идешь по темному коридору к квартире, где, как ты знаешь, хранится много контрабанды, и готовишь себя к бою. Но когда подобное случается с тем, кого любишь, и так неожиданно, это и воспринимается совершенно по-другому. Я помню тот день. Было здорово жарко, а я не очень хорошо переношу жару. Мы собирались походить по магазинам и сделать покупки. Во всех больших магазинах есть кондиционеры, и я только о них и думал. Риту я увидел примерно за полквартала. Она махала мне рукой, а потом пропала из виду. Сегодня, когда…

Голос Мудроу сорвался. Он походил на разговаривающую куклу, у которой закончился завод. Бетти готова была задать десятки вопросов, но все же решила ни о чем не спрашивать. Казалось, ее мысли передались Мудроу по руке, которой она сжимала его плечо.

— Знаешь, всегда хочется верить, что все минет и забудется, — опять заговорил Мудроу, голос его звучал спокойнее. — Иначе просто потеряешь контроль над собой. Сейчас тяжело, а потом пройдет, я всегда так думал. Но сегодня днем — не знаю, что со мной случилось. Я закрыл глаза и видел Шестую авеню, а слышал то, что происходило в Куинсе. Звуки были четкими и резкими. Только казалось, что они не подходят к тому фильму, который крутился в моей голове. Единственное, о чем я мог думать, как не выпустить тебя, из рук. — Он повернулся лицом к Бетти. — По-моему, с меня хватит подобных приключений.


В десять часов вечера позвонила Леонора Хиггинс. У Бетти и Мудроу к этому времени почти восстановилось душевное равновесие. Любовь в сочетании с бурбоном убила страх. Бетти хотелось спросить, как Мудроу собирается продолжить расследование и что станет делать, когда доберется до корней зла, но сознавала — ее роль скорее всего пока заканчивается. Инспектор Жерарди в ее присутствии позвонил Уильяму Хольтцу, представляющему компанию «Болт Реалти», и деликатно объяснил ему сложившуюся ситуацию. Он как бы вскользь упомянул о возможности объединенного расследования, которое будет проведено пожарной охраной, Агентством по сохранению и развитию недвижимости и нью-йоркской полицией. Жерарди объяснил, какие будут предприняты меры по отношению к незаконно проживающим жильцам, и Хольтц заверил, что компания примет в них участие. Хольтц даже предложил Жерарди список квартир, не сданных внаем.

— Как дела у Бетти? — спросила Леонора.

— Пока ничего, — ответил Мудроу. — Она возьмет другую трубку, если ты не возражаешь.

Женщины обменялись приветствиями, а затем Леонора перешла к делу.

— Наконец-то я добралась до компьютера штата. Притворилась, будто работаю в отделе финансов и просматриваю данные фирм, не сдавших налоговые декларации. Они меняют пароль каждые несколько недель, и узнать его достаточно сложно. Так вот, «Болт Реалти» оказалась собственностью компании в штате Делавэр, которая называется, хотите — верьте, хотите — нет, «Флет-Буш Реалти корпорейшн».

— Ты что, серьезно? — перебил ее Мудроу. — Другая корпорация? Вот как!

— Подожди минуточку, Стенли. Дальше — больше. Когда подается заявление на легализацию корпорации в штате Нью-Йорк, необходимо, чтобы кто-то подтвердил достоверность информации. Хотя этот человек необязательно владелец акций. Так вот, на «Болт Реалти» документы подавались президентом компании Симоном Чемберзом. У меня есть его адрес, но нет телефона. Может быть, запишешь?

Мудроу записал. Судя по всему, это в южной части Бруклина. Он уже пытался придумать, как побыстрее закончить разговор, не обидев Леонору, когда она ошарашила его еще одной новостью.

— Прими мои поздравления, я рада, что поджигатель нашелся, — сказала она так, будто все об этом должны были давно знать.

— О чем ты говоришь? — почти заорал Мудроу.

— Я думала, ты знаешь. Данлеп вчера вечером идентифицировал отпечаток и бегал по всему офису прокурора округа, спрашивая, можно ли под это получить ордер на арест. Сейчас полицейские ищут поджигателя.

— Ты-то как об этом узнала? — спросил Мудроу. Он чувствовал, как в нем закипал гнев. — Ты же в Манхэттене!.

— «Джексон Армз» сейчас — самая крупная новость! Ты что, не чувствуешь, что скоро в газетах появится заголовок: «Крэк приходит к белым людям». Звучит как «Человек, который кусает собаку».

Мудроу было не смешно.

— Они думают, это наркотики?

— Так я слышала. — Леонора замолчала. — У тебя другое мнение?

— У меня нет доказательств, — замялся Мудроу.

— Сделай одолжение, Стенли. Когда у тебя появятся доказательства, позвони мне. Теперь ты гражданское лицо, я должна знать, с чего начать, когда придется спасать твою задницу.

— Спокойной ночи, Леонора.

— Спокойной ночи, Стенли. Спокойной ночи, Бетти.

Глава 27

Двадцать первое апреля

На следующее утро Мудроу встал очень рано. Он сразу учуял вкусные запахи, доносившиеся из кухни, и увидел там Бетти в красном халатике, которая, судя по всему, прекрасно себя чувствовала в роли хозяйки.

— Мне захотелось кофе, Стенли, — весело сказала она.

— Да благословит, тебя Господь, женщина.

Было всего лишь начало седьмого, и восточная часть города только просыпалась. Мудроу нравилось вставать так рано. Он как бы аккумулировал энергию женщин и мужчин, спешивших к метро. Его рабочий день неизменно начинался с обдумывания проблем, требующих немедленного решения. Обычно это те самые проблемы, с которыми он ложился спать. Ему было нужно, чтобы Бетти его выслушала (так же, как раньше выслушивала другая женщина, которую звали Ритой Меленжик).

— Итак, президент компании «Болт Реалти» — как там его зовут — Симон Чемберз? Слава Богу, мне не надо встречаться с его юристом Хольтцем. — Мудроу надеялся, что информация Леоноры Хиггинс и без того в конце концов приведет его к цели. Но с другой стороны, Хольтц, без сомнения, один из столпов операции «Холмы Джексона». Мудроу не мог воздействовать на него, как на несчастного Эла Розенкрантца. Юристов надо побеждать с помощью документов, а не кулаками.

— Я долго думала об этом мистере Хольтце, — сказала Бетти. — Уверена, он — коррумпированный юрист. Знаю, ты полагаешь, у людей этой профессии вообще нет понятия о чести, но я не разделяю такого мнения. Вряд ли Хольтц сам непосредственно участвовал в преступлении, и нельзя заставить его поплатиться только за то, что он подлец. Подлость, насколько мне известно, не является нарушением уголовного кодекса.

— Однако у меня впечатление, что тебе этот человек не нравится, — ухмыльнулся Мудроу, но гнев Бетти был слишком силен.

— Вчера, — сказала она, — какая-то скотина пыталась меня убить. Я до сих пор в это не могу поверить! Как только закрываю глаза, слышу звуки выстрелов. Я хочу отомстить за себя. Думаю, что Хольтц несет ответственность за это преступление так же, как и все остальные. Он и тот подлец — Розенкрантц.

— Розенкрантц! — простонал Мудроу. — Ведь я же из-за него вчера смотался. Я должен был повстречаться с большим Элом. — Он в нескольких словах описал свою встречу с ним, не забыв упомянуть о методах убеждения. — Тупик, — сказал он в заключение. — Но по крайней мере теперь у меня есть пленка. Этот жлоб признает, что получал указания от Уильяма Хольтца. Именно по его распоряжению он выгнал управляющего и подготовил уведомления о выселении жильцов, несмотря на то что они исправно вносили квартплату. Розенкрантц подозревал, будто необходимо очистить здание, но никогда в открытую с Хольтцем это не обсуждал. Не его ума было дело.

Бетти пожала плечами.

— Я так и думала. Розенкрантц должен был все запутать, а распутывать слишком поздно. Десять лет назад он, наверное, добился бы своего. Но сейчас наркоманы более агрессивны. Вот тебе разница между крэком и героином. В любом случае мне надо сейчас ехать на работу. В понедельник мы выступаем в суде, и я хочу просить у судьи ордер на расследование деятельности компании «Болт Реалти» и ее владельцев. После всего, что случилось, он, может быть, даст такое разрешение, и, если Хольтц явится в суд, я допрошу его в качестве свидетеля обвинения, а после присяги потребую назвать тех, от кого он получает указания.

Бетти еще не ушла, а Мудроу уже звонил по телефону, пытаясь связаться с Джимом Тиллеем. Как обычно, у него были запасные варианты на тот случай, если основной план где-то не сработает. Например, очевидно, что Пол Данлеп его предал, и такое развитие событий можно было предвидеть.

На другом конце провода раздался голос Розы Карилло, по просьбе Стенли она разбудила мужа.

— Что-что? Кто говорит? — Было ясно, Джим Тиллей еще не готов к новому дню.

— Это я, Мудроу. Просыпайся-ка побыстрее. Мне нужна твоя помощь.

— Стенли? А я слышал, тебя пришили вчера вечером.

— Очень остроумно, — сказал Мудроу. — Мне на самом деле удалось избежать серьезных неприятностей, а вот тебе это не удастся, если ты не перестанешь острить.

— Подожди минуту. Роза принесла кофе. О Господи, хорошо-то как! Наверное, не так хорошо, как секс, но все равно — класс! Роза просит передать, она счастлива, что ты еще жив.

— Прекрати нести чушь! — сердился Мудроу. — Я звоню по делу, а ты меня сбиваешь с толку.

— Сначала я задам тебе вопрос. — Тиллей допил кофе перед тем, как закончить мысль. — Я хочу знать, неужели ты думаешь, что я буду тебе помогать после того, как ты назвал мой юмор чушью?

Мудроу сделал небольшую паузу.

— Кажется, Данлеп послал меня куда подальше, — сказал он.

— Ты имеешь в виду офицера по профилактике преступлений? — Тиллей удивился. — А ты ожидал чего-то другого?

— Я ожидал, — ответил Мудроу, — что если он не станет мне помогать, то я смогу рассчитывать на тебя, потому что, насколько мне помнится, ты предлагал свои услуги.

Тиллей вздохнул.

— Что ты хочешь, Стенли?

— Чтобы ты уделил мне внимание.

— Ну-ка, рассказывай все по порядку.

— Вчера Данлеп по отпечатку пальца нашел поджигателя. Только вот почему-то мне не позвонил. Прежде он звонил постоянно, как только в голове у него что-нибудь мелькнет. А теперь не может найти мой номер телефона. — Мудроу помолчал, справляясь с возникшим гневом. — Я скоро с ним встречусь, но, думаю, он скажет: эта информация только для полицейских. Если вдуматься, то, может, он не так уж не прав. Я на пенсии, а поджигателя разыскивают по делу об убийстве. К тому же Данлеп — просто кретин. Сейчас все ребята хлопают его по спине за то, что он пришил братьев Коан, и, может быть, скоро его возьмут на работу в департамент. Вчера вечером Леонора назвала мне имя президента компании «Болт Реалти». Я хочу сегодня днем его найти, и мне бы не помешало для поддержки твое полицейское удостоверение.

— Нет проблем. Последние две недели я только и делал, что сидел на крыше дома в Восточном Бродвее и, как оказалось, лишь зря убивал время. Преступника взяли в доме его брата, в Бостоне, а инспектор по надзору над работой полицейских говорит, в этом месяце у них нет денег оплачивать сверхурочные. Поэтому мне дали шесть дней отпуска. Вчера был первый день, и я его проспал. Сейчас проснулся и почувствовал скуку. К тому же ты только что избежал серьезных неприятностей, тебя пытались убить. А я не возражаю против встречи с человеком, который это организовал, потому что я и Роза очень любим тебя, Стенли.


Когда Мудроу появился в сто пятнадцатом участке, Данлепа в кабинете не было. Он стоял в толпе следователей, восхищенно смотревших на него, и в который раз пересказывал подробности происшедшего на Холмах Джексона.

— Вы пришли, чтобы дать показания? — услышал Мудроу голос следователя Джерома Джексона и понял, что ему этого не избежать. Пришлось полчаса разговаривать с Джексоном, пока Данлеп делал вид, что не знает ни того, ни другого. Потом Мудроу подошел к Порки и попросил уделить ему немного времени.

— Конечно, Мудроу, — сказал Данлеп. — Пойдемте в мой кабинет.

Когда они выходили, Данлеп состроил гримасу в сторону оставшихся полицейских. Не оставалось сомнений, он считал Мудроу, в лучшем случае, смешным, а в худшем — трусом. Но Мудроу не обиделся. Он не работал больше в полиции, и, если Данлеп решил им пренебречь, что ж, так, наверное, даже лучше.

— Я знаю, о чем вы хотите попросить меня, — сказал Данлеп, как только за ними закрылась дверь. — Но я не могу этого сделать.

— Вы о чем? — спросил с невинным видом Мудроу.

— Вы хотите узнать имя поджигателя?

— Я хотел узнать, почему вы мне вчера вечером не позвонили.

Данлеп наклонился вперед, давая понять: то, что он сейчас скажет, — не для посторонних ушей.

— Капитан Серрано вчера, после того как вы ушли, вызвал меня к себе. Это было до того, как я узнал имя человека, устроившего пожар. Капитан предупредил — ведется официальное расследование, и частные лица не могут принимать в нем участие. При этом он упомянул вас и сказал, если случится утечка информации, то будет ясно, кто в этом повинен. И сразу же после разговора мне удалось идентифицировать тот самый отпечаток.

— Я все понимаю, вы должны делать то, что должны. Но мне хотелось бы знать, каким образом департамент будет расследовать поджог, — в связи с перестрелкой или нет?

— Я ничего не собираюсь расследовать. — Данлеп с внушительным видом помолчал. — Мне дали повышение по службе и назначили следователем отдела по борьбе с организованной преступностью. Именно поэтому я вам и не позвонил. Еще один день, и меня здесь больше не будет.

Отказ Порки не был сюрпризом для Мудроу. Он понимал, если бы в Данлепе было чуть больше достоинства, он не работал бы все эти годы в должности офицера по профилактике преступлений.

— Неужели вы не можете мне сказать такую малость? — грустно спросил Мудроу. Его ладони были зажаты между колен.

Данлеп улыбнулся. Последние шестнадцать часов были самыми лучшими в его жизни, и поворот в отношениях со Стенли Мудроу в некотором роде — самой великолепной их частью.

— Послушайте, Мудроу, — наконец ответил он, — я не так уж много знаю сам об операции. Не моя это компетенция, и никогда ею не была. Но, насколько я могу судить, поджогом будет заниматься наш участок, а перестрелкой — отдел по борьбе с наркотиками.

Мудроу улыбнулся.

— Спасибо, Пол, — сказан он, — я так и думал. Обычная ситуация — из машины обстреливается место, где продают наркотики. Господи, ведь мы же сами видели этих продавцов, не правда ли?

— Правда, — кивнул Данлеп.

— И еще, похоже, Серрано предполагает разобраться со всеми нелегалами и выкинуть их из квартир. — Данлеп кивнул. — На этом должны кончиться проблемы «Джексон Армз». Мой промах состоит в том, что этим надо было заняться месяц назад. Несколько жизней было бы спасено.

— Вы правы на все сто, — подбодрил его Данлеп. — Сами знаете, как здесь все работает. Пока не взорвется тонна динамита, участок не сдвинется со своей коллективной задницы. Так было всегда.

Оба усмехнулись, Мудроу — над скептицизмом Данлепа, которого раньше не было.

— Так что моя роль окончена, — сказал Мудроу, — работу можно считать сделанной.

— Вы ее выполнили прекрасно, — одобрил Данлеп. — Именно вы зарядили всех той энергией, которая необходима, чтобы дело наконец-то закрутилось.

Мудроу резко встал, протянув руку Данлепу.

— Пол, — сказал он, — я был рад работать с вами. Не стану выпытывать имя поджигателя, хотя должен признаться, что имею большой зуб на этого сукина сына.

— Рад, что вы так считаете. — Данлеп встал, провожая Мудроу до двери. — Берегите себя, Мудроу, — сказал он. — За мной должок.

Прямо из кабинета Пола Данлепа Мудроу пошел вниз, в подвал, где находились камеры предварительного заключения. Он искал надзирателя. Обычно это был ветеран, отвечавший за заключенных, до тех пор, пока специальный автобус не отвезет их в зал суда, где им предъявлялось обвинение. За время работы следователем Мудроу имел своих людей как среди полицейских, так и преступников, снабжавших его информацией. Он мечтал о своем агенте в каждом отделении, но до конца ему не удалось этого достичь. Однако в сто пятнадцатом участке было несколько своих людей, которые там сидели прочно. Сейчас Мудроу искал одного из них.

Роберт Мактиг был профессиональным полицейским. Будучи ирландцем, он, однако, избежал двух основных пороков, которые, как чума, поражают его соотечественников, — алкоголя и пристрастия к насилию. Он был полицейским в третьем поколении и решил посвятить себя этой работе по вполне очевидным причинам. Как только Роберт стал служить в полиции, он сделал все возможное, чтобы не работать на улице. Используя связи отца, пролез в надзиратели (обычно эту работу приберегают для инвалидов) и теперь уже редко покидал участок в рабочее время. Он служил в полиции восемнадцать лет, и, не считая трех из них, — в сто пятнадцатом участке. Он знал о нем все, что можно знать об участке вообще.

Было еще довольно рано, но час назад автобус увез заключенных и камеры были пусты, а Мактиг спал на старом деревянном стуле.

— Доброе утро, — сказал Мудроу, тронув плечо надзирателя.

Мактиг открыл один глаз и уставился на Мудроу. Глаз был красным, как у любого ирландского алкоголика, несмотря на то что Мактиг не притрагивался к рюмке.

— Мудроу, — произнес он, сосредоточившись. — А я слышал, ты вчера чуть не сыграл в ящик. — Он был не злым человеком и не стал пересказывать сплетен о том, что Мудроу вел себя как трус.

— Мне нужна кое-какая информация. — Мудроу знал, Мактиг не тот человек, которого можно уговорить за здорово живешь, не сунув ему на лапу. — Имя поджигателя, которое нашел вчера вечером Данлеп.

— Полтинник, — заявил Мактиг, ни секунды не колеблясь.

— Послушай, Мактиг, помилосердствуй, черт тебя дери! Ты что, не слышал — я на пенсии!

— Может, ты слишком долго пробыл на пенсии, Мудроу, — спокойно ответил надзиратель. — И не знаешь про инфляцию. Прошли дни, когда можно было за двадцатку выяснить цвет трусов начальника нью-йоркской полиции. Так что деньги на бочку или дай человеку послать.

— Да тебе надо спать в камере, а не в коридоре, — ответил Мудроу, отсчитывая деньги.

— Имя поджигателя, — начал Мактиг, сворачивая банкноты и засовывая их в карман, — Моррис Беббит. Он отсидел в тюрьме Клинтон за поджог, который совершил на севере штата. Последний его адрес — где-то в середине Сто второй улицы западной части, но он уехал оттуда примерно год назад, как только закончился срок условного заключения. Беббит — белый, около тридцати лет, рост примерно пять футов десять дюймов, среднего сложения, голубые глаза, блондин.

— Откуда Ты все это знаешь, черт возьми? — Мудроу покачал головой от удивления. — Следователи сидят наверху, а ты здесь внизу в курсе про все это дерьмо, похоже, больше их.

— Я вместо следователей заполняю бланки, — объяснил Мактиг. — Все показания арестованных и предъявление обвинений — пока ребята балуются кофейком. А когда задержанных не слишком много, снимаю отпечатки пальцев. Они ценят мои услуги и всегда рассказывают обо всем. По-моему, это справедливо.

Мудроу пожал плечами.

— Может, и справедливо. А что еще известно о Беббите?

— Офицер, который наблюдал его в условном заключении, считает, что он сумасшедший и должен сидеть в психушке, а не в тюрьме. Сейчас этот полицейский боится за свою жизнь. Это значит, что и ты должен быть очень аккуратным. От типов вроде Беббита можно ждать чего угодно.

— А как насчет фотографии? — спросил Мудроу, уже шагая по коридору к выходу.

— Я думал, ты забыл про это, — ответил Мактиг. — Еще двадцать пять. Напиши вот здесь на конверте свое имя и адрес. Я пропущу дело Беббита через ксерокс и вышлю его тебе сегодня вечером.


Джим Тиллей все время жаловался на своего двадцатилетнего напарника Питера Бонумара, а Мудроу был счастлив проехаться по Бруклину со своим, хоть и бывшим, партнером. Тиллей оказался достаточно благоразумным и прибыл на собственной машине — «бьюике» семьдесят девятого года. В его машине было примерно в шестнадцать раз больше места для ног, чем в «хонде» Бетти Халука, и Мудроу наслаждался забытым комфортом, пока его друг ехал от светофора к светофору на Оушен-парк-Бей. Сейчас они были в Шипхед-Бей. Мудроу хорошо знал этот район. Здесь в основном жили белые среднего класса. Спокойные кварталы, заселенные рабочими, мелкими бизнесменами или молодыми, недавно закончившими высшие учебные, заведения специалистами, которые пытались сделать карьеру.

Они ехали по Эмос-стрит. И вдруг Мудроу почувствовал — что-то здесь не так. Он не мог бы сказать, отчего появилось это ощущение, пока Тиллей не указал на дом номер 6548 по улице Ностренд. В нем помещался дом для престарелых, и это место не выглядело достаточно респектабельным, чтобы здесь мог располагаться президент компании «Болт Реалти».

— Не нравится мне это, — сказал Тиллей. — Пошлют нас тут куда подальше.

Однако они были встречены весьма вежливо, и им показалось, что факт существования Симона Чемберза стал более реальным. Луиза Элле, администратор дома, сразу же приняла посетителей и предложила им присесть.

— Да, — сказала она, — у нас есть пациент по имени Симон Чемберз, но я не думаю, что вы сможете с ним поговорить. Он перенес несколько инсультов, уже находясь у нас, и не может принимать посетителей.

— Как давно это случилось, мисс Элле? — спросил Тиллей.

— Вы знаете, недавно. — Она посмотрела историю болезни Чемберза. — Около двух лет назад он попал в автомобильную катастрофу, к нам его привезли из больницы. А мозговые приступы начались около пятнадцати месяцев назад.

— Его навещают родственники?

— Он давно овдовел и не имеет детей. Все его дела находятся в ведении адвоката Уильяма Хольтца.

Мудроу попытался не проявить волнения. Может быть, их усилия и не напрасны.

— А мы могли хотя бы взглянуть на мистера Чемберза? — спросил он. — Мне нужно удостовериться, что он — именно тот самый человек, который нам нужен.

Луиза Элле нажала кнопку и попросила секретаря прислать медсестру Роулинз. Через несколько минут без стука вошла немолодая негритянка.

— Вы меня звали, Луиза? — спросила она.

— Я хочу, чтобы вы провели этих офицеров к палате Симона Чемберза. Пусть они на него посмотрят. Полиции требуется удостоверить его личность. Это займет несколько минут.

Им дали понять, что они должны быстро взглянуть на Чемберза и уйти, а медсестра Роулинз при этом отвечает за то, чтобы все прошло нормально. Собственно, у Мудроу не было против такого подхода никаких возражений. Ему действительно требовалось всего-навсего определить, что между домом престарелых и компанией «Болт Реалти» нет ничего общего, и Чемберз в этой игре — подставная фигура.

Медсестра с равнодушным видом провела их по цепочке коридоров к одноместной палате в южной части здания.

— Одну секунду, мисс Роулинз, — сказал Мудроу перед тем, как им войти. — Я могу задать вам пару вопросов?

— Про Адольфа? — Медсестра улыбнулась.

— Кто такой Адольф?

— Мы так называем Чемберза. Он был порядочным сукиным сыном, пока его не хватил удар.

— Вы называете этого человека Адольфом, потому что он был подлецом?

Роулинз опять улыбнулась.

— Мы называем его Адольфом потому, что он чертов нацист. У него татуировка на руке. Даже целых две. На правом плече свастика, а на левом — две молнии. Эта символика связана с политикой. В аварии он получил переломы обеих ног и стал абсолютно беспомощным. Однако все время говорит о том, что бы случилось с людьми, которые за ним ухаживают, если бы его партия пришла к власти. Этот человек просто сумасшедший! Когда у него случились инсульты, весь персонал возрадовался.

Тиллей нервно рассмеялся: его нервы, как и Мудроу, были напряжены.

— А у него бывают посетители? — спросил Тиллей.

— Только юрист. Я не знаю, как его зовут.

— А Чемберз может писать? Он способен подписать документ?

— Да что вы, конечно нет! — уверенно сказала Роулинз. — Он полностью парализован.

— Кажется, вы не очень-то ему сочувствуете? — заметил Мудроу.

— Пока Чемберз мог говорить, он называл нас презренными ничтожествами. Мы только и слышали: «А, вот идет презренное ничтожество. Оно думает, что способно работать». Когда такое слышишь постоянно в течение нескольких месяцев, приберегаешь свою жалость для людей, которым она и в самом деле необходима.

Глава 28

Двадцать пятое апреля

Открыв глаза, Бетти Халука поняла, что идет очень сильный дождь. Несмотря на закрытые окна и задернутые гардины в квартире Стенли Мудроу, она это поняла, потому что ее приятель вошел в комнату промокший до нитки. Он был такой мокрый, что даже кончики пальцев стали морщинистыми, как у ребенка, которого слишком долго держали в ванне.

— Что с тобой случилось? — Она еще не до конца проснулась, но почувствовала: Мудроу сильно расстроен.

— Помнишь, какой великолепный летний день был вчера? С утра до вечера светило солнце. Разве можно предвидеть, что так похолодает всего лишь за шесть часов? Мы с Джимом решили забросить удочку и поймать на крючок Беббита. Обошли бары, потом клубы. Около четырех часов утра Джим сел в машину и поехал домой, к Розе, а я решил поискать бывшего заключенного по имени Монтроз, который обычно ошивается в известном мне клубе. Но его там не оказалось, а когда я вышел на улицу, полил настоящий ливень. А я ведь больше не могу бегать, Бетти. Пришлось идти домой пешком.

— Но хоть какие-то следы Беббита ты нашел?

— Нет, совсем ничего, — ответил Мудроу с невозмутимым видом. — Может, теперь он просто не бывает в этом районе. Сейчас восточная часть города — рай для поджигателей, с тех пор как городские власти объявили продажу пустующих зданий с аукциона. А бары, сама знаешь, как колонки скандальной хроники в газетах. Только в газетах пишут о звездах киноэкрана, а там обсуждают, кто где напакостил. Я не хочу сказать, что сегодня же найду Беббита, но, рано или поздно, если парень — профессионал, а это так и есть, он выплывет на поверхность.

— И ты что же, всю ночь только этим и занимался?

— Знаешь, такое дело делается медленно, — объяснил Мудроу. — Прошлая ночь была всего лишь началом. Вчера мы провели всю подготовительную работу: поговорили с барменами, завсегдатаями. А сегодня вечером поищем кое-каких стукачей, которые работали на меня, когда я еще был полицейским. Джим мне поможет. Мы их откопаем и немного прижмем.

— Ладно, ты бы лучше шел в душ, — сказала Бетти, направляясь на кухню. — Простудишься, если сейчас же не поменяешь одежду.

— Да, ты права. — Мудроу медленно встал со стула. — Пойду переоденусь, пока не приехала Леонора. — И он отправился в ванную комнату, оставляя за собой лужицы воды.

— А при чем здесь Леонора? — спросила Бетти.

— Кажется, мы можем прижать Хольтца.

Бетти налила в чашку кофе, добавила чуть-чуть молока, бескалорийного сахара из пакетика и понесла ее Мудроу. Он сидел в ванне в клубах пара, и на него лилась горячая вода.

— Господи! — воскликнул он. — Я даже не подозревал, как промерз и устал! Десять лет назад мог работать подряд сорок восемь часов и даже не думать об этом. А теперь всего лишь после одной бессонной ночи чувствую себя куском говядины в морозильнике.

— Почему бы тебе не рассказать мне обо всем, что произошло? — спросила Бетти.

Мудроу прислонился к стенке ванны. Воды становилось все больше, а от тепла его клонило ко сну.

— Ну предположим, под одним важным документом есть подпись некоего Симона Чемберза. Тем самым Симон Чемберз письменно клянется, будто вся информация о компании — «Болт Реалти» — чистая правда. Предположим, Симон Чемберз находится в доме престарелых в Бруклине. Пятнадцать месяцев назад у него был удар. Он не только не может подписать своего имени, но доктор говорит, его мозги абсолютно отключены. Я лично видел Чемберза, и, по-моему, врач совсем не шутит.

Бетти опустила крышку унитаза и присела на нее, потом спросила:

— Ты считаешь, Хольтц виновен в подделке официальных документов?

— Я вчера вечером заехал к Леоноре. Отдал ей пленку, на которой записан мой разговор с Розенкрантцем, и рассказал ей то, что сейчас тебе. Она считает, можно возбудить дело. В любом случае собирается поставить об этом в известность прокурора штата.

Бетти предложила Мудроу позавтракать. Этим утром она собиралась пойти на похороны Инэ Алмейды, побаивалась этого испытания и хотела провести хотя бы несколько минут наедине со своим другом перед тем, как он заснет. Бетти положила на сковородку масло и начала разбивать яйца в чашечку, несмотря на слабые протесты Мудроу.

— Стенли, — спросила она, когда яичница уже шипела на сковороде, — как ты думаешь, тебе действительно удастся найти людей, которые несут ответственность за все, что произошло?

Мудроу с удивлением взглянул на нее.

— Конечно, я найду их, а ты как думала? Послушай, Бетти, такого рода работа всегда полна разочарований. Надо быть к этому готовым, но ты не должен идти по следу с ощущением, что все бесполезно и ничего нельзя найти. Иначе можно сойти с ума.

— Не уходи от ответа на мой вопрос, — настаивала Бетти, и ее голос становился все более твердым. — Я хочу знать, поймаешь ли ты их?

— Почему ты меня об этом спрашиваешь?

Мудроу был искренне удивлен, и Бетти, почувствовав это, поняла, что ей необходимо рассказать ему о своих переживаниях.

— С тех пор как все произошло, — начала она, — я только и думаю, что о подлецах, которые это запланировали. Мне бы хотелось оказаться на месте Пола Данлепа и застрелить этих трех братьев. Черт возьми, иногда даже хочется, чтобы они были живы, потому что тогда я знала бы, на ком сосредоточить свою ненависть. Да, Стенли, именно это я чувствую. Самую обычную ненависть. Как только закрываю глаза, передо мной отчетливо возникает эта сцена — словно в кино. И в уме постоянно прокручивается то, что случилось. Только Данлепа там нет. Я стою около микроавтобуса, я спускаю курок, и я их убиваю. И от этого мне становится легче.


В то время когда Бетти Халука ехала на похороны Инэ Алмейды, а, Стенли Мудроу натягивал на голову простыню, чтобы поскорее уснуть, Марек Ножовски и Уильям Хольтц обсуждали будущее «Джексон Армз». Мартина Бленкса на встречу не пригласили по той причине, что именно его персона была в центре обсуждения.

— Знаешь, Марек, — заметил Хольтц, — должен признаться, мне никогда не нравился Мартин Бленкс. Слишком уж он высокого о себе мнения и всегда делает вид, будто знает больше тебя. В этом, правда, нет ничего удивительного. Я довольно много занимался уголовным правом, и мне не приходилось встречать достаточно крупного преступника, который бы не объяснял мне, как нужно вести его дело.

— Важно не то, что он преступник, — возразил Ножовски. — Важно то, что он ирландец. Ну да, конечно, ирландцы белее белых, но их проклятье — это религиозный фанатизм, а также отношения с англичанами. Кроме церкви и англичан, ирландцы ни к чему не в состоянии относиться всерьез.

Хольтц улыбнулся.

— Ирландцы, — заметил он, — тупы и упрямы. Они всегда были такими, потому что всю свою жизнь только и делали, что возились в земле, выращивали картофель. Они заменяют поэзию литературным анализом, и для меня это доказательство их предрасположенности к коррупции.

Ножовски засмеялся. Хольтц достал из маленького холодильника бутылку «Моэ э Шато Брю», стоящую сравнительно недорого (по стандартам Уильяма Хольтца), французское шампанское, которое он считал вполне соответствующим встрече такого рода.

— Предлагаю выпить за твой успех, — сказал юрист, наполняя бокалы. Он заметил гримасу Марека, но держал свой бокал поднятым, пока тот не взял свой. — Ну, ладно, выпей хотя бы за меня.

Ножовски сделал глоток.

— Неплохое вино, — заметил он. — Однако я что-то не вижу повода для праздника. Нам вот-вот дадут под зад.

— Я не хотел тебе об этом говорить, — мягко заметил Хольтц, — чтобы ты не строил иллюзий раньше времени, но сегодня утром, незадолго до твоего приезда, мне позвонил Моу Гребнитц. Кажется, ты его знаешь. Он скупает собственность в отдаленных районах Нью-Йорка. И наши домики на Холмах Джексона привлекли его внимание. Он предлагает за них девятнадцать миллионов. Он также согласен заплатить по счету, довольно большому, который лично я собираюсь предъявить за свои услуги. У тебя будет прибыль порядка трех миллионов.

Марек покачал головой, потягивая шампанское.

— Я рассчитывал на прибыль в двадцать миллионов долларов, и что, по-твоему, я должен радоваться трем?

— В некотором роде — да, — заметил Хольтц. — Ты вообще должен быть счастлив, что у тебя задница осталась цела. А три миллиона — не так уж и мало.

Марек зло ухмыльнулся.

— Ты говоришь так, будто у меня нет партнера.

— А разве не это ты сюда приехал обсудить?

Марек встал и начал взад-вперед ходить по комнате.

— Конечно, я не собираюсь делить доход с этим скотом, который обошелся мне в десять миллионов долларов, — твердо сказал Ножовски. — Если бы Бленкс не был таким кретином, мы бы довели наш план до конца. Но теперь ему придется заплатить за все. Надеюсь, корпорации это не повредит.

Хольтц покачал головой.

— Разумеется, нет. У Бленкса пятьдесят процентов акций корпорации, зарегистрированной на Багамах. Факт продажи этих акций Мареку Ножовски немедленно попадет в файл, как только Бленкс не сможет этого опротестовать, и никто никогда не задастся вопросом о правомерности сделки. Насколько я понимаю, единственная проблема состоит в том, кто всем этим займется.

— Проблемы нет, — ответил Ножовски. — Я уже все выяснил и продумал. В этом мое преимущество перед Мартином Бленксом. Он считает себя таким крутым, что я никогда не посмею выступить против него. Он и понятия не имеет о моих возможностях, удачах в прошлом и замыслах на будущее. Я отнесся к Бленксу, как к равному, а он отблагодарил меня, пустив по ветру мои деньги. И все от страха, что за ним охотится бывший полицейский. Когда я напомнил ему, мы — партнеры и должны принимать решения вместе, он просто рассмеялся. Он и его черножопый сообщник мне кругом все изгадили, и теперь я им отплачу!

— Насколько я понимаю, речь идет о Стенли Мудроу? Том частном детективе, который приходил ко мне в офис?

— Да, том самом.

— Да он просто идиот. — Хольтц вновь наполнил бокалы. — Старик, который хочет показаться крутым. Может быть, твой партнер нюхает свой собственный кокаин? Может быть, он уже так много перепробовал наркотиков, что стал параноиком?

Ножовски замахал рукой.

— Мне наплевать, почему он так поступает, но мне совсем не наплевать на свой реванш. Конечно, я не олимпийский стрелок, но уже десять лет стреляю по мишеням на различных соревнованиях. На расстоянии двухсот ярдов уж я не промахнусь.


В семь часов вечера Мудроу в машине Бетти подъехал к «Джексон Армз», чтобы поговорить с Пэтом Шиманом. После перестрелки прошло несколько дней, и перемены в доме были очень заметны. Прежде всего во входную дверь в подъезде вставлен новый замок. Из-за этого Мудроу, чтобы проникнуть внутрь, пришлось воспользоваться домофоном. Он не был уверен, что Шиман захочет с ним общаться, и позвонил Майку Бенбауму. Мудроу решил появиться возле двери Пэта внезапно.

Но Пэт Шиман безропотно впустил Стенли, и Мудроу сразу понял, что произошло. На диване Луи Персио уже не было, отсутствовали даже мелкие вещички, принадлежавшие ему. Не было коричневых аптекарских пузырьков, кислородной маски, зеленого кислородного баллона, газет и журналов, которые обычно лежали на кофейном столике, пластыря, ножниц и зажимов. Мудроу понадобилось несколько секунд, чтобы все это увидеть.

— Луи в больнице? — наконец спросил он.

— Луи умер, Мудроу. Я похоронил его в воскресенье.

— Я не знал. — Это было единственное, что он в состоянии был в тот момент сказать.

— Никто не знал, — ответил Шиман. — Никто не хотел знать. Даже в больнице. Я отвез его туда сам, потому что по телефону 911 мне даже не могли сказать, когда приедет «скорая». Собственно, ничего особенного. Из этого не стоит делать истории. Луи уже было тяжело дышать. Так случалось всегда, когда у него поднималась температура. Я отвез его в больницу Элмхарст.

— Они что, не хотели его брать?

Шиман был в трансе, и другой на месте Мудроу скорее всего удалился бы, оставив его в покое. Но Стенли был профессионалом, он десятки раз брал показания у родственников жертв. Он знал, необходимо дать Шиману выговориться.

— Когда попадаешь в муниципальную больницу, то первый, кого ты видишь, вовсе не медсестра, — сказал Шиман. — Тебя встречает охрана. Когда мы подъехали на такси, Луи уже был без сил. Я понес его на руках. Он совсем ничего не весил. Он сгорал у меня на глазах.

— А что охранники? Они пытались тебя остановить?

— Нет. Один охранник посмотрел на Луи и пошел искать медсестру. Понимаешь, уже потом я узнал, лучше бы мы вызвали «скорую» этой больницы, тогда все бы занесли в журнал, и они не имели бы права оставить больного надолго без присмотра, иначе их можно было бы за это привлечь к ответственности! А если ты приезжаешь своим ходом, очень сложно доказать, что ты приехал куда надо. Медсестра пришла минут через пять. Охраннику пришлось тащить ее за рукав. Естественно, она была не в восторге, тем более разозлилась, когда увидела Луи. «СПИД», — бросила она, будто палкой ударила. Единственное, что я могу сказать об этой суке хорошего, — так это то, что она не заставила нас ждать в приемной. Там было, наверное, человек двадцать со СПИДом. Нужно видеть, как они пытались сидеть на этих пластмассовых стульях. Большинство пришли сами и не были в таком ужасном состоянии, как Луи.

Мудроу сел на диван. Терпение и внимание — самые важные вещи в подобных ситуациях.

— Муниципальные больницы — это вообще мрак, и за последние пятнадцать лет они стали еще хуже, — сказал он.

— Да, — согласился Шиман. Он поднял на Мудроу глаза, опухшие от слез. — Вот чего я не смог сделать для Луи, так это положить его в частную клинику. Надо было купить ему страховку, но сначала я об этом не подумал, а потом стало слишком поздно. Никто бы не продал страховой полис человеку со СПИДом. Они там тоже не сумасшедшие.

— Так что тебе пришлось полагаться на государственную медицину?

— Да, именно так и случилось. Хотя в принципе это ничего не изменило. Медсестра нашла для Луи койку в коридоре, потому что все палаты были забиты. Черт возьми, и коридоры тоже забиты! Там везде лежали люди. Они плакали, стонали, пукали. Один пьяница так истекал кровью, что она капала у него сквозь матрас. У него была разбита голова, и он руками держал свою повязку. Никто ничем не хотел ему помочь. Медсестра секунд пять слушала сердцебиение Луи и велела ждать врача. Когда я сказал, что Луи необходима немедленная помощь, она заявила, если я буду дебоширить, то охранник просто выведет меня. И добавила: сейчас в больнице семь медсестер и шесть врачей вместо двенадцати медсестер и восьми врачей, и к тому же это случилось в пятницу вечером — к ним поступило пятеро пациентов с огнестрельными ранениями, так что нам с Луи ничего не оставалось, кроме как ждать.

Шиман помолчал, переводя дыхание. Он внимательно наблюдал за Мудроу. Особенности взаимоотношений с Луи Персио как бы отторгали его от всего остального мира.

— Как мне следовало поступить? Я не подозревал, что положение Луи настолько критическое. Думал, доктор вот-вот придет. А Луи разговаривал со мной. Он снова и снова повторял, как был счастлив, когда я к нему вернулся после тюрьмы, ведь он этого не ожидал. В который раз рассказал про родителей, выгнавших его из дому после первого привода в полицию: узнав, что он голубой, они выгнали его навсегда и прислали письмо с запрещением появляться в семье даже на праздники. Луи попросил, чтобы в день его похорон я отправил им письмо. Он говорил очень тихо, и я не все мог разобрать. Там ведь сумасшедший дом. Один орал по-испански. Его приковали к постели наручниками и вызвали охрану. Охранники прижимали его к кровати, пока медсестра не сделала укол. Не знаю уж, что она ему ввела, но через двадцать секунд он начал улыбаться широкой беззубой улыбкой и повторять: «Спасибо, спасибо!» Я и Луи засмеялись, мы думали, этому мужчине становится лучше, а он вскоре перестал дышать. Я громко закричал, и, наверное, врач подумал, что Луи умер. Врач был китаец. Он посмотрел на Луи и покачал головой: «Нет, нет. Мне очень жаль».

— У тебя есть что-нибудь выпить? — помолчав, спросил Мудроу.

— Я не хочу.

— Зато я хочу, — сказал Мудроу. — Сделай одолжение, если у тебя что-нибудь есть, скажи где.

— Посмотри в холодильнике. Там должна быть бутылка водки.

Мудроу достал бутылку, два стакана и вернулся в комнату. Должно быть, ситуация со стороны выглядела забавно: бывший заключенный в трауре и бывший полицейский. Такую парочку не часто увидишь. Вечная проблема для полицейского: в какой-то момент надо начать разговор о деле с человеком в горе, несмотря на его страдания.

— Я же сказал, не хочу. — Шиман показал на второй стакан.

— Просто так, на всякий случай, чтобы мне не пришлось приходить еще раз. — Он налил себе водки на три дюйма и медленно ее потягивал. — Совсем никакого вкуса. Я предпочитаю бурбон. Тогда уж точно знаешь, какой напиток в стакане.

— Ты зачем пришел, Мудроу?

— Послушай, мне не хотелось тебя беспокоить. — Теперь, когда они перешли к сути, Мудроу не спешил начинать. Лучше пусть Шиман сам его подтолкнет. — Если бы я знал о Луи, то не пришел бы.

Не поднимая глаз, Шиман вздохнул.

— Я твой должник, Мудроу. Нет вопроса. За то, что ты хоть немного, но облегчил последние дни Луи. Ты с ним общался, как и с любым другим человеком. Он даже посмеивался над этим. Я серьезно. Кто бы мог подумать, что единственным, кто может выносить общество Луи, кроме меня и медсестры, окажется полицейский! Это больше, чем услуга.

— Да ничего особенного, — сказал Мудроу. Он даже немного покраснел. — Не надо преувеличивать.

— Скажи мне, чего ты хочешь, Мудроу?

— Я все еще пытаюсь найти людей, которые ответственны за все, что здесь происходило. В прошлый раз я просил тебя переговорить кое с кем.

— Я поговорил, но, пожалуй, толком ничего и не выяснил. Такое ощущение, что вся эта публика сюда явилась из Чертовой Кухни, но я так и не понял, почему они сюда переехали. Может, если бы у меня было побольше времени… Но сейчас они все отсюда сматываются. Прошел слушок, что фараоны прикрывают это место.

— Это уж точно, — подтвердил Мудроу. — Продавцы наркотиков скоро будут взяты с поличным за нарушение прав собственности домовладельца, потому что живут, не оформив документы. А патрульные полицейские пару месяцев понаблюдают за домом.

— Ну тогда это конец и для меня, — сказал Шиман. — У меня тоже с документами не все в порядке.

— Не надо так быстро сдаваться. — Мудроу подлил водки в свой стакан, а потом налил Шиману. На этот раз тот не отказался. — Поговори с помощником юриста, — сказал Мудроу. — Как там его зовут?

— Кавеччи. — Лицо Шимана исказила гримаса. — От этого парня