КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 385310 томов
Объем библиотеки - 482 Гб.
Всего авторов - 161748
Пользователей - 87140
Загрузка...

Впечатления

Иэванор про Назипов: Гладиатор 5 (Космическая фантастика)

В общем есть моменты где автор тупит по черному , типо где гг без общения превратился в животное , видимо графа Монте Кристо не читал нуб

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шорр Кан про Саберхаген: Синяя смерть (Научная Фантастика)

Лучший роман автора. Роман о мести, месть блюдо, которое надо подавать холодным, человек посвятил большую часть жизни мести машине, уподобился берсеркеру, но соратники хуже машины.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Касслер: Тихоокеанский водоворот (Морские приключения)

Это 6-й роман по счёту, но никак не первый в приключениях Питта.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
ZYRA про Оченков: Взгляд василиска (Альтернативная история)

Неудачная калька с Валентина Саввовича Пикуля "Три возвраста Окини-сан". Вплоть до того, что ситуация с отказом от рикши, который из-за этого отказа остался голодным, позаимствована у Пикуля практически слово в слово. Не понравилась книга, скучно и серо. Автор намекает на продолжение, кто как, я читать не буду.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Sozin13 про Шаравар: На краю 3 (Боевая фантастика)

почему все так зациклились на системе рудазова. кто читал бубелу олега тот поймёт что цикле из 3 книг используется примитивнейшая система.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Sozin13 про Шаравар: На краю (СИ) (Боевая фантастика)

самое смешное что эта книга вызывает негатив на 0.5%-1.5% если сравнивать с циклом артефактор. я понять не могу у автора раздвоение то он пишет нормально то просто отвратительно.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
shaitan45 про Федоров: Сержант Десанта [OCR] (Боевая фантастика)

Советую

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Гибель солнца (fb2)

файл не оценён - Гибель солнца (и.с. Сокровищница боевой фантастики и приключений) 1358K, 279с. (скачать fb2) - Ричард Аллен Лупофф

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Ричард А. Лупофф ГИБЕЛЬ СОЛНЦА

ГЛАВА 1

Дэниел вытянул руку так, что его пальцы коснулись клавиатуры, расположенной в рукаве скафандра. Он размышлял несколько секунд, переводя взгляд с металлической панели, закрывающей процессор, на видимую часть Земли, находящейся под ним на расстоянии 167000 километров.

— Как дела, Дэн?

Он поднял голову, услышав в наушниках голос Авраама Новона.

— Все в порядке. Но будет еще лучше, если я обнаружу неисправность.

Он видел Новона в ослепительно-белом скафандре со сверкающими ярко-зелеными идентификационными метками, управляющего манипулятором средних размеров. Дэн мог различить похожий на гаубицу корпус 150-сантиметрового телескопа, зажатый в захватках манипулятора.

— Твои астрономы никак не успокоятся, — поддел Дэн Новона. — Все работы по радиоастрономии за последние пятьдесят лет отправлены на свалку, а здесь вы опять возитесь с оптическими приборами. Что следующее — гороскопы?

— Не твое дело, умник, — парировал Новон. — Ты сначала исправь этот ящик с проводами и микросхемами, а затем мы поговорим.

Новон вернулся к работе, осторожно устанавливая массивный корпус на специальную консоль.

Забывшись, Дэн попытался вытереть лоб тыльной стороной ладони. Он вспомнил о скафандре, но вместо этого коснулся лбом специальной прокладки шлема. Система рециркуляции воздуха вместе с датчиками постоянно поддерживала комфортный уровень влажности и температуры внутри скафандра. Дэн не должен был потеть. Во всяком случае здесь — в невесомости, в точке, где уравновешивались силы притяжения Луны и Земли, — пот не должен стекать со лба и жечь глаза. И тем не менее это происходило.

Дэн вновь сосредоточился на работе. Он ввел с клавиатуры, расположенной внутри толстого запястья скафандра, команды управления инструментом.

Мягко зажужжали сервомоторы, втягивая электростетоскоп, которым работал Дэн. Вместо него выдвинулся восьмигранный гаечный ключ.

Дэн кивнул, прижал ключ к ближайшей гайке крепления панели и повернул рукоятку.

Ключ сомкнулся вокруг гайки и начал медленно поворачиваться.

Когда последняя гайка была отвернута, Дэн откинул крышку сервисной панели процессора. Он опять взглянул в сторону — его внимание привлекла проплывающая под ним планета. Он мог видеть свою родную Калифорнию, неясно вырисовывающиеся, неровные, похожие на черепицу горы Сьерры, спускающиеся к побережью через коричневые осенние поля, а также прибрежные туманы и облака, закрывающие восточную часть Тихого океана.

Он мог определить время по границе дня и ночи, передвигающейся по Североамериканскому континенту. Роберт и Элизабет, наверное, уже проснулись, Мари-Элейн поднимает их, переодевает и отправляет играть в манеж.

Вероятно, мать Дэниела, Дженис, сейчас переехала к Мари-Элейн, пока Дэн выполняет свою работу на полпути к Луне. Он знал, что его мать обожает Мари-Элейн и близнецов, и ей вовсе не трудно быть с ними во время его отсутствия. Он был доволен, что Мари-Элейн всегда может получить помощь и поддержку.

Солнце за плечом Дэна представляло собой яркий белый диск.

Он нажал клавишу запуска теста дисплея на модуле процессора и хмыкнул, глядя на появившиеся ряды цифр изумрудного цвета. Он набрал команду на клавиатуре в запястье скафандра и смотрел, как втягивается гаечный ключ, а вместо него с жужжанием появляется похожий на руку манипулятор. Дэн коснулся пальцами пульта управления руки-манипулятора и улыбнулся, представляя себе возможности устройства. Он сам разработал его систему управления.

— Ты занят, Авраам? — спросил он.

— А что, умник?

— Слушай, просто ради смеха, продиктуй этому ящику какую-нибудь фразу для перевода.

— Что-нибудь из редких языков? С иврита на сиу?

— Нет, для начала что-нибудь попроще.

— Ладно, — Новон помолчал, собираясь с мыслями. — Ладно, с английского на эсперанто: «Сколько, километров до Венеры, Джек?». Это подойдет, Дэн?

— Отлично.

— Скажешь, что получилось.

Дэниел опять посмотрел на Новона, позади которого огромный кран, удерживая себя на месте при помощи струй сжатого воздуха, устанавливал огромные панели обшивки, подготавливая их для сварки.

Прикосновение к одной из клавиш включило клавиатуру процессора. Буквы засветились красным цветом, цифры — желтым. Дэн включил дисплей и проверил работу принтера. Он напечатал продиктованную Новоном фразу, контролируя на дисплее правильность ввода, затем ввел инструкцию «перевести», набрал коды английского и эсперанто, инструкцию «прочитать» и команду «выполнить».

Машина не издала ни звука. Дэн не так представлял себе это, вспоминая щелчки и жужжание космического вычислительного центра, который он видел по телевизору лет пятнадцать-двадцать назад в доме своих родителей на Стейнер-стрит в Сан-Франциско или в кинотеатре в Нортпойнте.

На дисплее появился ничего не обозначающий набор красных и желтых цифр.

Дэн остановил выполнение команды, стер данные из памяти процессора и запустил процедуру с самого начала, тщательно контролируя каждый шаг и проговаривая вслух команды.

Он вновь ввел команду «выполнить», и снова на экране появился хаотичный красно-желтый узор. Он опять попытался рукой через шлем вытереть пот со лба, с чувством выругался и наклонил голову к специальной впитывающей прокладке внутри шлема. Наконец-то это помогло. Это было почти так же хорошо, как вытереть лоб большим старым носовым платком.

— Как дела? — раздался голос Новона.

Дэн взглянул на израильтянина.

— Отвратительно. Я собираюсь снять этот чертов процессор и поработать c ним на шаттле. Если не получится разобраться здесь, то придется забрать его на Пало Алто и уже там искать причину неисправности. Скорее всего, его просто выбросят и заменят новым.

— Должно быть, это солнечная активность.

Дэниел посмотрел на Солнце, и его шлем

мгновенно поляризовался и потемнел, защищая глаза от ослепляющих лучей.

— Ты шутишь?

Новон помолчал, прежде чем ответить. Дэн ждал, одной рукой держась за крышку процессора.

Наконец Новон произнес:

— Я хотел пошутить, но если вспышки на Солнце могут нарушить телекоммуникации…

— То они вполне могут вызвать сбои в работе компьютера! Это очевидно, Авраам. Но я не знаю, была ли зарегистрирована необычная солнечная активность.

— Конечно. Именно поэтому мы торопимся с монтажом этого телескопа. Необходимо исследовать солнечную корону. Астрономы зафиксировали вспышки на Солнце — невооруженным глазом ничего не видно, но они сильно взволнованы.

— А сейчас что-нибудь происходит? Солнце позади Новона выглядело как обычно.

— Сейчас?

Дэниел видел, как Новон передвинулся, бросил взгляд на солнечный диск, а затем, вернулся на место.

— Ну, с расстояния 150 000 000 километров…

— Ты знаешь, о чем я. Что-нибудь произошло там восемь минут назад, что сбивает компьютер сейчас?

— Не могу сказать. Но повышенная активность продолжается уже довольно долго.

Дэниел вновь выругался.

— Не знаю, почему мне ничего не сообщили. Возможно, никто не догадался связать между собой эти факты. Скорее всего, в этом причина сбоев. Вместо того, чтобы посылать меня на специальном корабле, нужно было просто подождать, пока утихнет солнечная активность. Или лучше заэкранировать процессор, чего мы давно добивались.

— Чему ты огорчаешься, Дэн? Разве тебе не нужны деньги?

— Конечно, нужны. Моя семья найдет, куда потратить эти дополнительные деньги. Дети обходятся дорого.

— Угу.

— Но это все пока предположения, — Дэн сердито посмотрел на процессор, набрал на клавиатуре команду и стал ждать ответа. — Послушай, Авраам, я собираюсь Протеста более тщательную, диагностику чтобы быть уверенным. Мне совсем не хочется вернуться на Землю и доложить о дополнительном экранировании, вспышках, на Солнце, а потом выяснится, что причина с самого начала заключалась в нарушении контакта где-нибудь в задней панели.

— Конечно. А я лучше займусь телескопом. Не хочу, чтобы Крис обвинила меня в отлынивании от работы.

Дэн посмотрел на Солнце, как будто мог различить на его поверхности причину происходящего, а затем опять повернулся к клавиатуре.

«Сколько километров до Венеры, Джек? — повторил он про себя. — Глупый вопрос».

Он достал из ремонтного комплекта чип памяти с диагностической программой, вставил его в специальную панель процессора, набрал команду «чтение», подождал ответа — компьютер мгновенно считал и запомнил программу из чипа — и ввел «выполнить».

Опять на экране появился бессмысленный желто-красный орнамент.

Дэн распечатал сообщение, убрал ремонтный комплект и принялся отсоединять процессор.

Пот струился по лбу, заливал глаза, и он вспомнил, что нужно наклонить голову к впитывающей прокладке шлема, а не пытаться вытереть лоб рукой.

* * *

Через несколько часов он сидел в шаттле за обеденным столом вместе с Авраамом Нойоном и начальником Новона Кристой Балбо. Они говорили на смеси эсперанто и нескольких естественных языков, но преобладал все-таки английский.

— Жаль, что ваша работа не может ждать, — сказала Крис. — Когда мы включим вращение станции, то появится гравитация и здесь будет гораздо приятнее.

Ее голубые глаза блеснули.

— Я и без нее привык, — ответил Дэн.

— Вы раньше уже бывали в космосе?

— Много раз. Понимаете, для моей профессии характерна такая узкая специализация, что каждый знает лишь свой небольшой участок, — он коротко усмехнулся. — Совсем, нет давно для того, чтобы хоть что-нибудь сделать, нужно было собрать вместе разработчика, конструктора, полдюжины программистов и целое здание обслуживающего персонала. При такой громоздкой системе мы не могли срезать лист салата, чтобы не созвать конференцию стоимостью в десять миллионов долларов. Сейчас, наконец, мы стали давать людям несколько профессий. Может быть, теперь нам удастся догнать наших русских друзей.

Авраам Новон усмехнулся:

— Лучше бы вам удалось.

— Почему?

— В противном случае у вас возникнут некоторые трудности, — ответил израильтянин. — А нас просто сотрут с лица земли.

— Пожалуй.

За столом повисло неловкое молчание, и все трое сосредоточились на еде

Криста попыталась снять напряжение:

— Может, обратимся к чему-нибудь более приятному? Кто-нибудь хочет посмотреть видео?

Новон повернулся и нажал на вмонтированную в стену клавишу.

— Мы поддерживаем связь со спутником и можем принимать несколько неплохих программ.

Часть стены, заключенная в рамку, ожила, и в некоем подобии окна появились объемные фигуры. Новон посмотрел на изображение и отрегулировал яркость и контрастность.

— Вы болельщик, Дэниел? Играет ваша команда. Ведь сейчас проходит чемпионат мира, так? Я никогда не мог понять прелести американского бейсбола. А вы, Крис?

Она отрицательно покачала головой.

— Ну, я не фанат, — сказал Дэниел. — Но это все-таки команда моего родного города. Отец часто брал меня с собой на стадион на их матчи. Я всегда получал большое удовольствие. Кроме того, парк находился в самой теплой части города.

На голографическом экране появилось изображение питчера в зеленой бейсболке, с азиатскими чертами лица, бросавшего мячи во время разминки.

Это Скитер Накамура, — сказал Дэн. — Двадцать три и девять в этом сезоне. Кажется, он живет в Сан-Леандро.

Новон повернулся к нему:

— Он играет за — как ты их называешь — «Моряков»? Ты за него болеешь?

— Он чем-то похож на тебя, — сказала Криста Балбо.

Дэн покачал головой.

— Мы не родственники. И сегодня он играет против нас.

— Ну, если ты не фанатик, то я бы предпочла лучше посмотреть программу новостей.

— Переключай, Криста. Я не спортсмен. Я только хотел бы жить, как они. Знаете, сколько зарабатывает Накамура? Больше, чем президент Соединенных Штатов!

— Ха! Он, наверное, лучше делает свою работу.

Она переключила видео на канал новостей, отрегулировала качество изображения и на магнитных ботинках скользнула обратно в кресло.

— Посмотрите. Дополнительный персонал на русских станциях. Сколько у них там сейчас людей?

— Триста, по последним сведениям, — ответил Новон.

— Ого! Если ничего не случится, то в следующем году они смогут передавать энергию с орбиты.

Криста Балбо бросила укоризненный взгляд на Дэниела.

— Почему вы не форсировали работы, когда были впереди? Тогда вы достигли бы сегодняшнего уровня русских еще лет двенадцать назад. Наверное, вас больше интересовал бейсбол.

— Эй, — сказал Дэниел. — Не надо наезжать на меня. Двенадцать лет назад я был еще ребенком и играл в машинки. Не я принимал эти решения.

Он совсем не чувствовал себя таким невиновным, каким хотел казаться, и провел рукой по лицу, смущенный тем, что покраснел, и еще более краснеющий от сознания этого.

— Кроме того, мы кормили полмира. Где была бы сейчас Европа, если бы мы на протяжении сорока лет не тратили сотни миллионов долларов для сдерживания русских?

— Ну, я думаю, — Новон поднял вверх палец, — где-то между Уралом и Атлантическим океаном. Точно там, где она сейчас находится. А ты как считаешь?

Воцарилось непродолжительное молчание, во время которого Балбо и Новон наблюдали, выйдет ли Дэниел из себя. Поняв, что опасность миновала, они расслабились.

— Если мы добьемся успеха, — сказала Крис, — то опять будем впереди. Я всегда чувствовала, что орбитальная технология имеет ограничения.

— Острова Лангранжа тоже не могут считаться нашим самым сильным ответом русским.

— Конечно нет, я не имела это в виду. Просто это следующий логический шаг. Думаю, что русские все еще остаются на орбите Земли только из-за своей прирожденной осторожности. Это часть их культуры. Они всегда стремились к экспансии, но в то же время хотели иметь как можно более короткие коммуникации. Каждый раз, когда они пытались забраться слишком далеко, совершить…

— Прыжок.

— Благодарю. Когда они пытались совершить прыжок, то терпели неудачу. Вспомните, что произошло на Кубе!

— Я хорошо это помню, — процедил Дэниел сквозь сжатые зубы.

— Но Запад — я считаю Израиль Западом, хотя географически он расположен в Азии…

— Вы очень добры.

— Запад всегда совершал головокружительные скачки в своем развитии. Да Винчи, Колумб, Ферми, Маркони…

— Обрати внимание на примеры, — Новон взглянул на Дэна.

Дэн ухмыльнулся.

— С фактами не поспоришь, — Криста Балбо отбросила локон своих мягких светлых волос, плавающих в невесомости у нее перед глазами. — О, как будет хорошо, когда на Острове включится гравитация!

— Это случится через несколько месяцев, — Новон откусил кусок сандвича с ветчиной и тщательно его прожевал. — Вы уже будете далеко отсюда, Дэниел. Наверное, дома, в Калифорнии? А в это время мы, бесстрашные пионеры космоса, будем терпеть лишения, и подвергать себя опасности при создании нового форпоста человечества на небесах. Пожалуйста, передайте мне банку пива. Спасибо.

Он открыл банку и зажал большим пальцем отверстие.

— Кто-нибудь хочет глоток? Тогда за наше будущее, за первое поколение, которое родится здесь, на Островах Лагранжа!

— Это произойдет нескоро, — отозвалась Крис. — Дэниел, вы собираетесь взять с собой этот процессор или попытаетесь исправить его прямо здесь?

Дэниел несколько фаз моргнул.

— Я еще не знаю. Будет здорово, если сбои действительно вызваны солнечной активностью.

— И тогда вообще не нужен ремонт?

— Сейчас нет. Но это худший случай. Если процессор действительно неисправен, то мы отремонтируем его или просто заменим эту чертову штуковину новой — никаких проблем.

— Разве? А стоимость доставки на орбиту?

— Я не говорил, что это будет дешево. Но даже в этом случае… А если с процессором все в порядке и нам придется ставить дополнительные экраны на всю электронику, то это катастрофа! Возврат всего оборудования.

— Но видео работает прекрасно.

— Господи, Криста, ты права! Почему я об этом не подумал? Почему же обычная аппаратура передачи изображения работает как часы, а основной управляющий процессор сбивается? Здесь был бы нужен Иона.

— Сомневаюсь. Но если кто-нибудь и вызовет его, то это будешь ты.

— О, нет. Не нужно возлагать ответственность на меня. Когда возникли проблемы, вы вызвали меня. Это и так обошлось в кругленькую сумму.

— Твоя компания все оплатит, Дэн. Она отвечает за оборудование и обязана обеспечить его работоспособность.

— Это забота юристов и бухгалтеров.

— Когда ты собираешься назад? Следующий шаттл будет через сутки.

— Попробую успеть на него. Кстати, давайте взглянем, на бейсбол. Никто не возражает?

* * *

Позже он опять облачился в свой бело-оранжевый скафандр и установил процессор на свое место на внешней оболочке станции. Внутри шаттла процессор работал отлично. Авраам Новой даже удивился великолепному переводу на эсперанто вопроса «Сколько километров до Венеры, Джек?»

От астрономов он получил последние данные о солнечной активности. Цикл следовал за циклом, и картина походила на древнюю птоломеевскую модель Вселенной, где Земля была окружена концентрическими слоями света и тьмы.

Только теперь эти слои постоянно перемешивались. Короткие циклы накладывались на длинные, а затем на еще более длинные. Иногда они разбегались в противоположных направлениях, когда низшая точка одного совпадала с высшей точкой другого, и они почти гасили друг друга в какой-то момент.

А иногда они пульсировали синхронно, усиливая эффект друг друга. Когда же все циклы совпадали по фазе и их действие складывалось…

Дэн установил на место процессор, вставил чип памяти с тестовой программой в специальную панель, набрал команду «прочитать», а затем «выполнить». На экране появилась желто-красная картинка, совпадающая с эталоном. Он проверил все сигналы несколько раз, выполнил дополнительные тесты и пришел х выводу, что процессор работает правильно.

Bee сбои были временными и Дэниела это сильно беспокоило. Когда он предоставит компании отчет, станция и шаттл будут заполнены бригадами рабочих, устанавливающих защитные экраны на все электронное оборудование. Тем временем на Земле в новое поколение процессоров будут внесены усовершенствования, и внутри прибора установят дополнительные экраны, так что отпадет необходимость укреплять их снаружи — Дэниел улыбнулся про себя, — как старые покрышки привязывают к планширу буксира.

Он прикрутил панель, закрывающую процессор, и взглянул на часы. Нужно было как-то убить время до ближайшего рейса на Землю. Он посмотрел на несколько шаттлов, пристыкованных к недостроенной станции. Они временно использовались для размещения рабочих, как склады, мастерские, столовые и помещения для отдыха. Когда станцию загерметизируют и приведут во вращение, большинство челноков отстыкуется и будет использоваться как обычно, для доставки людей и грузов.

Дэн увидел, как Авраам Новон появился из того же маленького люка над грузовым отсеком шаттла, откуда несколько минут назад вышел сам Дэн. Он окликнул Новона, и израильтянин в ответ махнул ему рукой.

— Я только что закончил с телескопом, Дэниел, Как продвигается твоя работа?

Дэн ответил, что уже закончил и собирается вернуться.

— Хочешь посмотреть в эту игрушку? — спросил израильтянин.

Дэн рассудил, что это было бы неплохо. Будет что рассказать жене и друзьям, когда он через день вернется домой. Иначе повторится старая история. «Что ты делал в космосе, Дэнни?» — «Ничего особенно интересного». «Это было волнующе? Трудно? Страшно?» «Нет, просто работа». «А как выглядит Вселенная?» — «Я был слишком занят проверкой процессора и вылавливанием в невесомости чипов памяти, чтобы смотреть на Млечный Путь».

Дэниел оставил свой фал безопасности пристегнутым к кольцу около крышки процессора и оттолкнулся в направлении Новона и похожего на гаубицу телескопа. Он на долю секунды почувствовал движение, а затем поплыл без всяких усилий; белый с зеленым скафандр Новона становился все больше и большее Дэниел видел, что позади Авраама продолжаются монтажные работы — огромные краны устанавливали панели обшивки на почти готовый каркас станции.

Рабочие с аппаратами вакуумной сварки облепили панели обшивки и каркас, соединяя отдельные элементы конструкции в единое целое. В будущем Острова смогут использовать природные ресурсы Луны и пояса астероидов, производя все необходимое здесь же, в космосе. Если планам суждено осуществиться, то Острова станут экономически независимыми, передавая на Землю энергию посредством направленных лучей и принимая — по мере своего расширения — эмигрантов с перенаселенной планеты. Сменится несколько поколений, прежде чем на Островах будет рождаться достаточно людей, чтобы иммиграция стала ненужной.

Но пока это было самое начало. Наполовину законченная станция собиралась из компонентов, изготовленных на Земле, которые достаточно трудно и дорого доставлять на орбиту при помощи челноков, курсировавших между космопортами и точками Лагранжа.

Новон поймал Дэниела за плечи и руками, одетыми в толстые перчатки, удержал его на месте.

— На что ты хочешь посмотреть?

— Ты можешь направить эту штуковину вниз? Было бы забавно рассказать Мари-Элейн, что на ней было надето сегодня.

Авраам рассмеялся.

— Не то время суток. Я могу показать тебе, что носят в Австралии, если только мы сможем отсюда что-нибудь разглядеть.

— Я думал, что твои астрономы так торопятся установить телескопы на орбите именно потому, что отсюда отлично видно. Они говорили, что при помощи театрального бинокля в космосе видно лучше, чем через телескоп в Паломаре. Что ты на это скажешь?

В наушниках Дэниела послышался смешок Новона.

— Боюсь, это преувеличение. Хотя и не слишком большое. Самая великая проблема при наблюдениях с поверхности Земли заключается в нескольких милях атмосферы. Лучи света, свободно преодолевшие несколько миллионов парсеков, рассеиваются и поглощаются — так что могут исчезнуть совсем, проходя через пары воды, дым и твердые частицы в атмосфере Земли. Поэтому нам так сильно хочется разместить телескопы здесь. Теперь мы не будем наблюдать за звездами сквозь дымку. А если направить телескоп вниз, через атмосферу, и попытаться что-нибудь разглядеть, то видно будет так же плохо, как если бы мы смотрели снизу. Чтобы что-то увидеть, нужно направить телескоп в противоположную сторону.

Авраам сделал театральный жест рукой.

Дэниел кивнул.

— Ладно. А как насчет…

Он умолк и задумался. Позади телескопа и пристыкованного шаттла кран перемещал гигантскую цилиндрическую секцию по направлению к ожидавшим роботам. Эта огромная масса может раздавить людей, как муравьев, если ее движение не замедлится почти до полной остановки, прежде чем секция достигнет их.

— Как насчет Цербера? — предложил Авраам.

— Насчет чего?

— Это маленький субспутник Плутона. Будет о чем рассказать дома. Спутник Плутона Харон был открыт всего двадцать лет назад. С Земли никто не заметил обломок скалы, вращающийся вокруг Харона. Слишком он маленький. И слишком быстро движется. Только смонтировав телескоп на орбите, мы смогли обнаружить его.

Дэниел согласился.

— Погоди минуту, — сказал Новон.

Он прижал свой прозрачный шлем к окуляру телескопа.

— Чертовски неудобный метод работы, — заметил Дэниел. Твои астрономы вынуждены будут каждый раз одеваться и выходить наружу, чтобы провести наблюдения?

— Не болтай глупостей, — проворчал Новон, — Он управляется изнутри. У нас здесь будет роскошное помещение, перед которым померкнет футбольный стадион, где разыгрывается чемпионат мира. Все это временно, пока строительство станции не закончится. Наружные органы управления и окуляры останутся в качестве вспомогательных, и, я думаю, мы будем пользоваться ими крайне редко.

Он шикнул на Дэниела, пытавшегося задать какой-то вопрос, и сосредоточенно вгляделся в окуляр обзорного телескопа, вращая ручки управления, Дэниел ждал, наблюдая, как громадные краны перемещают грузы в безвоздушном пространстве.

— Все в порядке, — раздался голос Новона.

— Ты помнишь координаты наизусть, Авраам?

— Большинство. Обычное дело, — он подтолкнул Дэниела к обзорному телескопу. — Ладно, сначала посмотри сюда, чтобы увидеть тот район, что нас интересует. Ты без труда различишь Плутон й тусклое пятнышко чуть повыше и правее от него. Это и есть Харон. Смотри. Вот этой рукояткой будешь регулировать фокус. Очень сложно, сфокусировать изображение, когда на голове у тебя этот дурацкий пузырь.

Дэниел прижал лицевую часть шлема к окуляру обзорного телескопа.

— Где…

Он почувствовал, как Авраам пододвинул его руку к рычажку фокусировки прибора. Дэниел набрал команду на клавиатуре запястья, и из обоих рукавов скафандра выдвинулись гибкие перчатки.

Все, что он смог увидеть, — это расплывчатое овальное пятно на черном фоне. Оно не имело четких границ, а на поверхности можно было заметить несколько темных областей.

— Выглядит, как Луна, — сказал он Новому, — со дна полного воды бассейна в туманную ночь.

— Ха! Неплохое сравнение. Ладно, покрути ручку фокусировки.

Дэниел попробовал. Бледный расплывчатый диск в центре изображения стал ярче и отчетливее.

— Очень похоже на Луну.

— Совершенно верно. Ты видишь бледное пятнышко справа вверху, прямо над краем диска?

— Кажется, вижу. Это маленькое пятнышко и есть Цербер?

— Нет, сэр. Это Харон. Его диаметр почти двести километров. А Цербер — размером с футбольное поле, метров сто или сто двадцать. В этот маленький телескоп его нельзя увидеть. Теперь ты должен смотреть в большой телескоп.

Авраам указал Дэниелу на окуляр главной трубы.

— Но ведь это электронный телескоп? спросил Дэн астронома.

— Да, но ты можешь увидеть Цербер и при помощи оптики. Иди сюда. Сейчас изображение будет точно таким же.

— Только гораздо ярче и четче! Вот это да! Посмотрела бы на это Мари-Элейн!

Через минуту Авраам сказал:

— Теперь давай попробуем увидеть Цербер. Смотри, я смещаю поле обзора.

Дэниел прижимал свой шлем к окуляру большого телескопа, а Новон манипулировал рукоятками управления, наблюдая за изображением через маленький обзорный телескоп.

Диск Плутона стал увеличиваться, закрыв все поле обзора. Поверхность далекой планеты проплывала перед глазами Дэна, пока не показалась правая граница диска. Движение остановилось, когда край Плутона оказался в левом нижнем углу. Спутник Плутона Харон теперь находился в центре. Он представлял собой немного сплющенный у полюсов сфероид, испещренный, как и сам Плутон, кратерами и хребтами.

— Отлично, Авраам. Я вижу его. А где Цербер?

— Чтобы заметить его, нужно острое зрение, Дэн. У него очень большая скорость вращения, низкая орбита, непостоянный период вращения.

— И что же?

— Он появляется из-за края Харона каждый раз в новом месте. Ты можешь заметить его в очень короткий промежуток времени, прежде чем он окажется впереди Харона. Но он очень яркий. Возможно, это самый яркий объект в солнечной системе, если, конечно, не считать такие небесные тела, как Юпитер, имеющие собственное излучение.

— Что я должен увидеть?

— Очень маленький объект, возможно, даже яркую точку желтого цвета. Он на короткое время появится из-за края диска, а затем вновь исчезнет либо за Хароном, либо впереди него. В любом случае ты его не сможешь увидеть.

Дэниел ждал.

— Вот он! Я вижу его! О! Уже исчез! Где он должен появиться в следующий раз? И когда?

— Минут через пятнадцать. А откуда он выскочил, Дэниел?

— Снизу.

— Тогда ты должен наблюдать за верхним краем диска. Ты можешь сказать, он прошел впереди Харона или позади него?

— Думаю, впереди. Хотя не уверен. Я увидел только, как что-то блеснуло. Как отполированная бронза. Что это?

— Металлическая скала.

— Ты уверен?

— Ты имеешь в виду, исследовали ли мы эту скалу? Конечно, нет. Мы только смогли провести простейший спектральный анализ. С такого расстояния чертовски трудно получить четкие спектральные линии. Но мы уверены.

— Откуда вы знаете, что это не космический корабль? Какая-нибудь древняя орбитальная станция, может быть, даже еще работающая.

— И чья же она, Дэниел? Русских? Они не настолько опередили нас. И совершенно определенно — не наша. Может, ты думаешь, что у Шри-Ланка есть секретная программа освоения космоса?

— Нет, я думаю о другом…

Дэн оторвался от окуляра и посмотрел на краны позади Новона. Ближний к ним, перемещавший тяжелую металлическую плиту, похоже, вышел из строя. Струи сжатого воздуха стали видимыми. Кран остановился, а металлическая плита ударила в середину его главной стрелы.

— Я вспомнил о некоторых старых теориях.

Кран наклонился, и его кабина поднялась над главной стрелой.

— О древних космонавтах, о колесницах богов. Эти теорий были в моде во времена молодости моих родителей. У моего отца сохранилось несколько книг об этом. Занятная вещь.

— Ерунда, Дэниел, все это ерунда, поверь мне. Эй!

В наушниках раздались сигналы тревоги и испуганные голоса. Оператор крана ругался. Другие рабочие в панике что-то кричали, предупреждая друг друга. Кран стал раскручиваться. Дэниел подумал, что это похоже на молот, который метает спортсмен. На одном конце стрелы располагалась кабина управления, а на другом висела массивная металлическая плита, представляющая собой часть обшивки станции.

Кран, ускоряясь, поворачивался в сторону Дэниела и Авраама.

В панике они отпустили телескоп и ухватились, друг за друга как два тонущих пловца.

Через прозрачный шлем Дэниел мог видеть расширенные от страха темные глаза Новона. Из-за спины Авраама на них беззвучно надвигалась огромная плита.

В момент удара послышался оглушительный треск, и Дэниелу показалось, что он сбит с ног ударом гигантского кулака. Звезды рванулись к нему и ярко вспыхнули.

ГЛАВА 2

Голос доносился издалека и напоминал голос призрака, обращающегося с того света к живым. Он казался таким слабым и далеким, что невозможно было определить, действительно ли он существует или только мерещится.

Сначала Дэн не обращал на голос внимания. Где-то в глубине сознания он решил, что спит и что, если он не откликнется на призыв и не встанет, голос сам исчезнет и оставит его в мягких объятиях сна.

Но голос настаивал.

— Мистер Китаяма.

Дэниел попытался глубже спрятаться в теплую тьму.

— Мистер Китаяма.

«Оставьте меня в покое!»

— Мистер Китаяма. Дэниел. Мистер Китаяма. Дэниел.

Безнадежно. Он не может победить в этом, противоборстве. Голос не исчезнет. Дэниел услышал второй голос. Его ответ первому был невнятным просто звук, нечленораздельное мычание.

— Мистер Китаяма. Вы можете открыть глаза? Вы можете говорить?

Он пробормотал что-то утвердительное.

Голос звучал приятно и ободряюще.

— Великолепно! Вы слышите меня. Вы разговариваете. Вы можете открыть глаза? Попробуйте — комната затемнена, и вам не будет больно. Давайте, сделайте попытку.

Дэниелу хотелось доставить удовольствие голосу, интонации которого напоминали ему мать (вернее, идеализированное воспоминание о матери), жену, друга, сестру…

Он вновь попытался заговорить, но услышал только неясный звук и открыл глаза. Но они не открылись. Он попытался — сделал мысленное усилие, которое должно было заставить нервные окончания и мускулы сработать и поднять веки. Усилие, которое всегда, насколько он помнил, приводило к желаемому результату.

На этот раз ничего не получилось.

— Вы пытаетесь, — произнес голос.

Дэниел подумал, что это голос бога. Но разве бог — женщина? Голос был теплым, глубоким, с богатым тембром, может быть, слишком низким для женщины, но он был почти уверен, что голос принадлежал именно женщине.

— Мы следим за вашим состоянием. Это была хорошая попытка. Пожалуйста, не попробуете ли вы еще раз?

«Это было здорово! Ты попробуешь еще paз? Сделай еще один шаг для мамочки. Когда папа вернется, он будет так счастлив!»

— Пожалуйста, попытайтесь еще раз.

Он постарался открыть глаза. Это была сложная задача, требующая неимоверных усилий. Напрягись! Старайся! Ему хотелось руками раздвинуть веки, подобно тому, как пьяница в каком-то мультфильме держал свои глаза открытыми при помощи спичек.

— Продолжайте, мистер Китаяма

Вспышка яркого света ударила в него, заставив почувствовать головокружение, а затем угасла, оставив после себя световые пятна, цвет которых изменялся от красного к зеленому, а затем черному, постепенно ослабевая, тускнея, пока эти пятна не растворились в окружавшей их темноте.

— Что вы чувствовали, мистер Китаяма?

— Боль, — он услышал себя и понял, что смог отчетливо произнести слово.

— Великолепно, — сказала его мать, нет, голос. — Пока достаточно. Теперь вам нужно отдохнуть. Но это большой прогресс — речь и частичное зрение. Спите.

Голос пропал, и он опять погрузился в забытье. Через некоторое время ему стали сниться, сны, а, возможно, к нему действительно возвращалось сознание, и в его мозгу пронеслись воспоминания далекого детства. Картины, звуки, ощущения. Булочки с сосисками и мороженое на стадионе, где они с отцом смотрели, как «Моряки» играли против «Доджеров», хьюстонского «Асто», «Великанов» из Денвера, где они слушали рассказы приятелей отца о тех временах, когда «Великаны» играли за Сан-Франциско и выступали при пустых трибунах на отвратительном стадионе в Кандлстик Пойнт.

Он вспомнил, как с друзьями из Бальбоа они тайком пробирались на фильмы для взрослых обманывая кассира относительно своего возраста, чтобы пройти в кинотеатр, а затем хвастались друг перед другом, как будто с ними происходило то, что они видели на экране.

Он приносил домой школьные задания и запускал написанные программы на небольшом домашнем компьютере, вызывая восхищение родителей, когда его программы проходили с первой попытки. Но все это так легко давалось Дэну, что он просто не мог понять людей, которые не в состоянии разобраться в структуре задачи или, что для него было еще более странно, не могли освоить простейшие операции поиска и сортировки данных.

Он вспоминал свою растерянность, когда шел к дому на Пост-стрит, чтобы впервые в жизни пригласить девушку на свидание. Он собирался повести ее в кафе и угостить гамбургерами и пытался представить себе, как она отреагирует, если он…

Вдруг все исчезло.

Какое-то внутреннее чувство подсказало ему, что прошло много времени, прежде чем сознание вновь вернулось к нему. Он услышал женский голос, опять произносящий его имя, тот же самый, который он ошибке принял за голос матери.

Он сказал:

— Да.

Он открыл глаза.

В комнате опять было темно, но темнота рассеивалась слабым сероватым светом, наполнявшим все пространство вокруг. Дэниел мысленно улыбнулся.

В первый момент он не различал цветов и очертаний предметов, но он был уверен, что рядом с ним кто-то есть. Одна из неясных фигур двигалась.

— Мистер Китаяма.

«Это, наверное, моя мать — нет, это женщина, чей голос напоминал голос матери».

— Мистер Китаяма, вы меня видите?

— Да, ответил он.

— Прекрасно. Сегодня мы подольше с вами поработаем. От вас потребуются серьезные усилия, но все будет в порядке. Вы различаете мое лицо?

Каким-то образом темнота в комнате немного рассеялась. Перед собой Дэниел увидел что-то, что должно было быть лицом. Он моргнул, на мгновение закрыл глаза, а затем прищурился. Он все еще видел ее, и боль в глазах уменьшалась.

Она оказалась хрупкой женщиной. Он не видел ее фигуры, только лицо, но это было лицо маленькой, стройной, красивой женщины. Светлые волосы — он не мог сказать, были ли они седыми волосами пожилой женщины или перед ним стояла молоденькая блондинка. Светлая кожа. Он не различал цвета ее глаз. Возможно, голубые.

Он попытался сказать:

— Я вижу ваше лицо.

Слова цеплялись друг за дружку, когда он произносил их, но женщина кивнула, как будто поняла его.

Хорошо, ответила она. — Очень хорошо. Меня зовут доктор Ройс. Я провела с вами последние два года, подготавливая вас к этому. Я очень рада видеть ваши успехи, мистер Китаяма.

Дэниел немного помолчал.

— Два года?

Темнота в комнате сгустилась, и он снова заснул.

Затем доктор Ройс вернулась. Поначалу Дэниел никак не мог решить, был ли это еще один сон, вроде его поездки на стадион с отцом. Ведь его отец давно умер.

— Как вы себя чувствуете, мистер Китаяма?

Вероятно, она все-таки реальна. Он решил

считать, что это не сон, и вести себя так, как будто все происходит на самом деле. А если это сон, то он ничего не теряет. Это будет репетицией реальности. Хотя лучше, если женщина действительно стоит перед ним.

— Я неважно себя чувствую, — ответил он. Что случилось? Где я?

— На Медострове. Не беспокойтесь об этом. Вы делаете потрясающие успехи. Но у вас впереди еще много работы. Сегодня я собираюсь прибавить свет, и мы с вами побеседуем подольше.

Дэниел подумал, что она должна была двинуть рукой, или здесь был кто-то еще, исполнявший ее команды. Свет стал ярче, и он увидел лицо женщины более отчетливо. Она оказалось блондинкой, не очень молодой, лет тридцати с лишним, с тонкими изящными чертами лица и серыми глазами.

— Что это за остров?

— Медостров.

— Что-то вроде «Клуба Мед»?

— Нет, — она впервые улыбнулась, почти засмеялась. — Мед — значит Медицинский. Я доктор Ройс. Вы помните меня? Мы уже занимались вместе.

Он пробормотал:

— Да

— Мистер Китаяма, я собираюсь добавить свет. Постараюсь делать это постепенно! Скажите, если я буду торопиться. Нам совершенно некуда спешить, и мне не хочется причинять вам боль.

В комнате понемногу становилось светлее.

«Медицинский? Значит, я в больнице?»

Он попытался определить, действительно ли он находится в больнице. Здесь должны быть белые простыни, различные столы, тумбочки, штатив для капельницы. Как они его кормят?

— Что произошло?

— Нам пришлось много поработать. На протяжении длительного времени. Вы делаете большие успехи, мистер Китаяма. Очень большие.

— Вы мой врач?

— Я руководитель команды врачей. Вашей команды. Конечно, есть и другие. Нас было много за эти годы.

«Ах, да. Она что-то говорила о двух годах. Двух годах? Что же с ним случилось? Неужели он находится в больнице уже два года? Но ведь он не был болен!».

— Что произошло? — его голос звучал очень странно.

— Несчастный случай.

Доктор Ройс отвернулась от него и отодвинулась. Должно быть, отошла от кровати. Освещение позволяло ему лучше рассмотреть ее. Дэн оказался прав — она была маленькой и хрупкой.

Она вернулась и спросила:

— Вы помните его? Несчастный случай?

Комната ничем не напоминала больничную палату. Насколько он мог видеть, тут не было никаких медицинских принадлежностей. Только панели управления, индикаторы и дисплеи. Это было похоже на пункт управления автоматизированной фабрикой, а не на больницу.

Неужели он пребывал в беспамятстве два года? И за это время медицина так сильно изменилась?

— Я работал с… — он делал попытки вспомнить. — Я сидел с Авраамом Новоном и Кристой, да, Кристой Балбо. В шаттле. Мы работали на первом большом Острове.

Дэн силился вспомнить.

— Мы вышли наружу. Новон и я. Он был астрономом. Специализировался в области оптической астрономии. Я наблюдал за Плутоном и Хароном, пытаясь увидеть Цербер. Я считал, что это искусственный спутник, а Авраам сказал…

Он умолк.

— Кран. Рядом с нами огромный кран устанавливал панели обшивки на каркас станции. Кран сломался, и одна из панелей…

Впервые он видел достаточно хорошо, чтобы попытаться взглянуть за пределы комнаты. Среди панелей и индикаторов он заметил… да, это дверь. Дэниел удивился, обнаружив такую обычную вещь всей этой экзотики. А вот окна. Больница располагалась в центре парка.

— Доктор Ройс, вы сказали, что это Остров?

— Да, мы находимся в точке Лагранжа.

— Сколько здесь Островов?

Он попытался определить выражение ее лица. Сначала он видел перед собой только неясное пятно, а затем черты лица прояснились, и он постарался угадать ее мысли.

Она казалась обеспокоенной.

— Точно не знаю, мистер Китаяма. Вы здесь уже, довольно давно. Вы делаете значительные успехи. Я думаю, лучше…

— Подождите, — перебил он. — Я работал на первом большом Острове. А вы говорите, что они, все построены и что их сейчас так много, что стало возможным выделить один полностью для нужд медицины? Значит, есть и другие? Фабрики, курорты, религиозные общины? Сколько же Островов всего построено? И как можно было сделать это всего за два года?

— Я не знаю, сколько их. Есть все, что вы перечислили, и даже больше. А также военные базы — что-то вроде гигантских военных космических кораблей. И прошло совсем не два года.

Потрясенный, он хотел сесть на кровати, высвободить руки из-под одеяла и протянуть их вперед. Но ничего не получилось.

— Не два года? Но вы сказали… Подождите, доктор, разве сейчас не 2011 год?

— Мне нужно посоветоваться, — она направилась к двери. — Я приглашу доктора Кимуру. Он поговорит с вами. Думаю, вам с ним будет лучше. Если хотите, я тоже останусь.

Дэниел закрыл глаза.

— Пожалуйста. Прежде чем вы уйдете, доктор. Скажите, сколько времени я здесь нахожусь? Какой сейчас год?

— 2089-й.

Она нажала на клавишу рядом с дверью, и проход открылся. После того как женщина вышла, дверь бесшумно, скользнула на место.

Дэниел посмотрел на дверь, затем перевел взгляд с ее серой поверхности на мерцающие огоньки и рукоятки приборов, заполнявших почти всю комнату, на окна и зеленый пейзаж снаружи. Если это был Остров, то парк по мере удаления должен был подниматься к горизонту. Станцию предполагалось построить в виде полого цилиндра, на внутренней поверхности которого размещалось всё необходимое.

По крайней Мере, так планировалось в 2009 году. Это было восемьдесят лет назад! Голова Дэна Китаямы закружилась — ему так показалось.

Солнечный свет, освещавший парк, должен отражаться от огромных зеркал, размещенных в космосе, так что в течение 12 часов на Острове был день и в течение 12 часов — ночь. Если только инженеры и ученые не пришли к другому решению.

Дверь открылась, и в комнату вновь вошла доктор Ройс, сопровождаемая мужчиной средних лет. Оба были одеты в белые халаты.

— Мистер Китаяма, — сказала Ройс, — это доктор Кимура.

Кимура подошел поближе к Дэну и остановился. Он не протянул руки, а вместо этого сделал головой приветственный жест что-то среднее между кивком и вежливым поклоном. Его коротко подстриженные иссиня-черные волосы, темные глаза, желтоватый оттенок кожи и широкое лицо выдавали их общее с Дэниелом японское происхождение.

— Рад наконец встретиться с вами, — произнес Китаяма, — то есть, иметь возможность поговорить. Я видел вас много раз, работая вместе с доктором Ройс и другими. Многими другими.

— Я хочу знать, доктор Кимура. Вы будете откровенны со мной?

— Конечно. Я отвечу на все ваши вопросы. С чего начнем?

— Я… — Дэн колебался.

— Мистер Китаяма рассказывал мне о несчастном случае, — сказала Ройс. — Свои воспоминания о нем. Должна ли я повторить, или…

Кимура повернулся к пульту управления, и ввел несколько команд. Засветился дисплей, и на нем появились строки текста.

— Вы, конечно, знакомы с этим, Кимура перевел взгляд на Дэна, а затем снова на экран, — Это выписки из вашей истории болезни, мистер Китаяма. Все это время интерес к вам не угасал. Но с тех пор прошло так много лет, и многое изменилось.

— Восемьдесят лет, — произнес Дэн.

— Да, восемьдесят лет.

У Дэна мелькнула странная, почти неуместная сейчас мысль. Но он должен был знать.

— Доктор Кимура, доктор Ройс, посмотрите на все это оборудование. И восемьдесят лет ухода за мной. Этого острова еще и в помине не было, когда я… когда произошел несчастный случай.

— Совершенно верно.

— Кто же тогда оплачивает все это?

Кимура улыбнулся. Дэниелу показалось,

что он даже услышал тихий смешок.

Не беспокойтесь, — ответил Кимура. — Об этом есть кому заботиться. Если хотите знать, у вас куча денег.

— Через восемьдесят лет? После восьмидесяти лет в больнице?

Улыбка Кимуры стала шире.

— Если пожелаете, то позже я расскажу вам подробности. Суть состоит вот в чем. Когда тот кран вышел из строя и ударил в пристыкованный шаттл, было сделано все, чтобы помочь оставшимся в живых. Конгресс Соединенных Штатов принял специальный закон, вмешалась ООН, последовали страховые иски. В конце концов, был основан специальный фонд помощи оставшимся в живых. Им самим, их семьям и семьям погибших.

— Понимаю.

— Не думаю, что до конца понимаете, мистер Китаяма. Дело в том, что «оставшиеся в живых» — временная Категория. Большинство погибли сразу же. Остальные умерли прежде, чем удалось стабилизировать их состояние.

— Все, кроме меня?

Кимура кивнул.

— Авраам Новон? Криста Балбо? Монтажники? Неужели все?

— Все. Мне очень жаль. Но согласитесь, если бы они выжили и выздоровели, то к сегодняшнему дню, они несомненно бы уже умерли. Восемьдесят лет, мистер Китаяма.

— Да. Думаю, вы правы.

Он посмотрел за спины Ройс и Кимуры на идущую по дорожке парка семью. Даже здесь, на Медицинском Острове, должны быть семьи, дом, дети. Гуляющая в парке группа напоминала картинку из утопии, из рая будущего. Родители высокие, стройные, молодо выглядевшие. Дети кружились вокруг них, бросая друг другу какие-то летающие игрушки. Когда одна из игрушек падала, они возвращались, чтобы поднять ее.

— Кажется, вы сомневаетесь.

Дэниел опять посмотрел на докторов. Говорил Кимура.

— Что?

— Сколько лет было вашим друзьям, когда произошел несчастный случай?

— Я не уверен. Думаю, что Аврааму было… я никогда не спрашивал его, но судя по внешности… — Дэниел закрыл глаза, вызвав в памяти образ Авраама Новона, когда тот находился в столовой внутри шаттла. — Возможно, сорок или около того.

Кимура кивнул.

— Исследования в геронтологии привели к определенным успехам, но мы еще далеки от того, чтобы продолжительность жизни человека довести до ста двадцати лет, мистер Китаяма.

— Понимаю.

— Отлично. Мы с вами хорошо поговорили. Думаю, теперь вам лучше отдохнуть. Вам придется многое наверстывать. Восемьдесят лет — не шутка. Мы сделаем все, возможное, чтобы поставить вас на ноги. Вам больше не придется зарабатывать себе на жизнь, но мне кажется, что вы не останетесь в стороне от общества.

Дэн согласился.

— Ну, тогда…

— Постойте!

Кимура и Ройс остановились у самой двери и вновь повернулись к Дэну. Ройс спросила, что еще он хочет узнать перёд тем, как отдохнуть.

— Когда тот кран ударил меня…

Он увидел, как Кимура и Ройс одновременно кивнули и улыбнулись одинаковой улыбкой.

— Что он сделал со мной?

— Ну… — доктор Ройс сделала шаг к Дэниелу. — Удар вас серьезно травмировал. Вы, конечно, знаете, что даже в невесомости тела сохраняют свою массу. Удар стокилограммовой панели, движущейся со скоростью двадцать, километров в секунду, в невесомости не менее сокрушителен, Чем при нормальной силе тяжести.

— Это понятно, — сказал Дэн. Я знаю, что кран ударил меня с огромной силой, и удивляюсь, что остался жив. И очень вам благодарен.

Ройс и Кимура переглянулись.

— Да, думаю, что благодарен, — поправился Дэн. — Я хотел бы знать, что означает выражение «серьезно травмировал». Если я не погиб при ударе, то удивительно, почему остался жив при разгерметизации скафандра. От перепада давления, взрыва, удушья, холода. Существует множество способов умереть при такого рода происшествиях, и право выбора здесь принадлежит лишь случаю.

На лице Ройс появилось выражение сочувствия.

— Да, это кажется чудом. Ваш скафандр цел и не разгерметизировался. Повреждения были вызваны ударом. Подробности вы найдете в своей истории болезни. По закону мы не имеем права ничего скрывать от вас.

— Но я не медик. Я не отличу лопатку от скейтборда.

— Что такое скейтборд?

— Неважно. Я только хочу, чтобы мне объяснили, что со мной случилось? Насколько сильными оказались повреждения? Вероятно, очень серьезными. Как мне удалось выжить? Сейчас я, кажется, неплохо себя чувствую.

Он попытался развести руками, но не смог. Он хотел взглянуть на свои руки, чтобы узнать, что с ними случилось, но обнаружил, что не может ничего видеть, кроме Ройс и Кимуры, ничего, кроме двух врачей, комнаты, больше похожей на лабораторию, чем на больничную палату, кроме парка за окном, травы, деревьев, ручья и прогуливающихся людей.

Он не мог двигаться и видеть самого себя.

— О Боже! О Иисус, святой и всемогущий!

Его взгляд затуманился от слез. Сквозь влажную пелену он видел, как врачи еще раз переглянулись, заметив жест Кимуры. Ройс повернулась к пульту управления и ввела с клавиатуры несколько команд.

— Не делайте этого, — взмолился Дэниел. — Пожалуйста. Не выключайте меня, как испортившийся телевизор. Пожалуйста…

— Постарайтесь успокоиться, — сказал Кимура. Он сделал шаг по направлению к Дэну, чтобы оказаться в поле его зрения. — Мы только хотим, чтобы вы…

— Что я такое? Скажите мне, что я, черт бы вас побрал! Просто погруженный в жидкость мозг? Что вы со мной сделали? Что от меня осталось?

— Пожалуйста, пожалуйста, — Кимура успокаивающе замахал руками.

— Почему я ничего не чувствую? Я не могу двигаться! Я…

— Пожалуйста, мистер Китаяма.

— Я мертв? Я просто компьютерная программа? Скажите же мне, наконец!

— Нет, — Кимура покачал головой. — Ничего подобного…

Его голос становился тише.

— Не выключайте меня!

Пожалуйста, мистер Китаяма. — Кимура кланялся и размахивал руками, как фигурка в театре теней. — Мы тоокоо хоотии чтооы…

— Что? — Дэн пытался не закрывать глаза, чтобы спросить Кимуру…

— Рааслаа… Отдохнуу… Пооздооо…

Дэниел не знал, то ли в комнате стало темно, то ли его глаза закрылись. Он погрузился в мягкую теплую тьму.

Он вспомнил об экспериментах по изучению деятельности мозга, когда у испытуемых закрывались глаза и рот, через ноздри подавался чистый кислород, а тело погружалось в теплую жидкость. При этом у них возникали фантастические галлюцинации и…

Он вдруг понял, что все это галлюцинации — все происходящее после того, как вышел из строя кран, и огромная изогнутая панель понеслась в направлении их с Новоном и подвешенного на консоли телескопа. Его ранило при ударе. В бессознательном состоянии команда спасателей доставила его в какое-то медицинское учреждение, и там его зачем-то поместили в жидкость и стали исследовать мозг. Разговор с доктором Ройс и доктором Кимурой, полная мерцающих индикаторами электронных приборов комната, история о восьмидесяти годах без сознания, строительство медицинского Острова с парком вокруг здания госпиталя — все это галлюцинации.

Если только…

Страшная догадка заставила его содрогнуться.

Может быть, вовсе не врачи проводят над ним эксперимент? Может быть, у него поврежден мозг? Может быть, его сознание отрезано от органов чувств?

Он знал только, что его глаза и уши работают нормально. Но каким-то образом сигналы от нервных окончаний из других Частей тела не поступают в мозг. Его мозг, сознание, психика, похоже, восстановились, но оказались отрезанными от всех других органов.

Его тело могло быть уде угодно — в госпитале, на больничной койке или Погруженное в специальную жидкость, а могло плавать в космосе между шаттлом и недостроенной станцией. Может быть, он просто медленно умирает от ран, полученных в момент удара, не зная об этом, постепенно расставаясь с жизнью по мере того, как иссякает приток крови к мозгу, клетки которого переставали функционировать, а затем умирали.

Он попытался восстановить в памяти образ своей жены Мари-Элейн, представить себе ее лицо, темные прекрасные глаза, черные блестящие волосы, стройное тело. Он вспоминал ее рядом с собой в постели, отвечающей на его ласки, ее мягкие груди с твердеющими под его рукой коричневыми сосками, ее теплый и влажный рот, шепчущий нежные слова, гладкую золотистую кожу живота под своей щекой.

Дэн моргнул.

Он выплыл из темноты, ошеломленный ярким солнечным светом, струящимся из небольших прямоугольных окон, и ярким искусственным светом от невидимого источника, заполнившим всю комнату, ярким изображением доктора Ройс в белом халате. Она участливо смотрела на него.

Дэниел Китаяма мог видеть ее и мог понять, что опять — или все еще — находится в больничной палате, скорее напоминающей электронную лабораторию. Позади Ройс он заметил доктора Кимуру. Кимура смотрел на монитор, предпочитая изучать показания приборов.

Ройс нерешительно окликнула его.

Он решил не отвечать, но Кимура повернул голову и через плечо что-то сказал Ройс. Женщина кивнула:

— Думаю, вы слышите меня, мистер Китаяма. Пожалуйста, ответьте.

Дэниел ждал.

— Мистер Китаяма, мы знаем, что вы в сознании. Доктор Кимура наблюдает за показаниями нейросканера-энцефалографа. Прибор регистрирует, что вы очнулись и слышите нас. Ответьте, пожалуйста.

— Вы реальны? — произнес Дэниел.

На лице Ройс отразилось удивление.

— Реальна? Конечно. Но почему вы…

— Откуда я могу знать, что вы, не галлюцинация? Почему я не способен двигаться? Почему я ничего не чувствую?

— Уверяю вас, мистер Китаяма, что я реальная женщина, а доктор Кимура — реальный мужчина. Мы действительно находимся рядом с вами.

— Кимура оторвался от экрана и встал рядом с Ройс. Он кивнул Дэниелу.

— Мистер Китаяма, доктор Ройс и я — врачи, а не философы. Поймите это, пожалуйста. Но когда-то я посещал дополнительные занятия по философии и эпистемологии, Кимура осторожно улыбнулся. — Мы не в состоянии определить, реален ли окружающий нас мир. Даже если мы вспомним Декарта и его знаменитое: «Я мыслю, следовательно…».

Дэниел молча ждал.

— Итак, — заключил Кимура, — что мы можем сделать? Любое доказательство реальности окружающего мира само может быть просто частью иллюзии. Вспомните старое выражение: «Ущипните меня, я сплю». Для коровы или неразвитого ума все это не проблема. Они просто считают все окружающее реальностью. Они просто не задаются таким вопросом. Более изощренный ум должен совершить акт веры. Согласиться, что внешний мир реален. Даже если это не так, то вести себя как будто он реален. Альтернатива — кататония. Пожалуйста, не замыкайтесь в себе.

Дэниел посмотрел в окно. Группа молодых людей на каких-то футуристических велосипедах двигалась мимо его палаты.

Мы все реальны, да?

Ройс и Кимура кивнули.

— Тогда можем ли мы пожать друг другу руки?

Кимура взглянул на Ройс.

— Еще нет. Но скоро пожмем. Боюсь, мистер Китаяма, вы пока не способны на рукопожатие, но со временем вы сможете это сделать. Если будете помогать нам.

— У меня есть руки?

— Будут.

— Но сейчас нет?

— Нет, — подтвердила Ройс после некоторого колебания.

— У меня есть… ладно, не будем перечислять весь список, У меня есть хоть что-нибудь? Что я такое? Осознающая себя компьютерная программа? Хорошо, доктор, я соглашаюсь, что окружающий мир реален. Но я сам? Я реален?

— Уверяю вас, вы реальны. Вы состоите из протоплазмы, вы — человек. Вы кое-что утратили. Мы потом остановимся на этом подробнее. Но вы — это вы. Мы уже создали совершенные протезы и собираемся вернуть вас к полноценной жизни. Нам только нужна ваша помощь.

Дэниел закрыл глаза и, немного помолчав, произнес:

— Зачем, мне помогать вам? Почему бы Baм просто не позволить мне уйти, умереть, погрузиться назад в ту самую тьму, где я был последние 80 лет? Вы не хотите потерять работу?

У доктора Кимуры вырвалось гневное восклицание:

— У нас достаточно другой работы, сэр. Можете быть уверены.

Нет, мистер Китаяма, мы не стараемся продлить себе синекуру.

Дэниел посмотрел на парк за окном. Большинство велосипедистов уже скрылись из виду. Они были одеты в ярко раскрашенные одежды необычного покроя. Вероятно, мода 1399 года тоже показалась бы странной человеку из 1919. По крайней мере, люди узнаваемы: никаких необычных мутаций, изменивших их внешность. Предположения воскресных газет по поводу пятиметровых людей, рожденных в условиях невесомости, не подтвердились.

— Послушайте, доктор Кимура, доктор Ройс. Думаю, я должен быть благодарен вам за то, что вы пытаетесь сделать для меня. Но я действительно не уверен, что хочу возвращаться к жизни.

Кимура достал из кармана халата пластиковый прямоугольник. Он повернулся лицом к Дэну и откашлялся.

В соответствии с Законом о Правах Личности от 2063 года у вас есть право отказаться от лечения, имеющего целью продлить вашу жизнь против вашего желания, или потребовать прекращения проводящегося курса лечения. Вы также можете потребовать быстрого и безболезненного прекращения вашей жизни посредством соответствующей процедуры эвтаназии при условий выдержки разумного времени для подтверждения принятого решения. Обычно это время составляет семьдесят два часа, но может быть уменьшено или увеличено в особо тяжелых случаях или когда есть предпосылки к выздоровлению.

— Вы хотите сказать, что просто выключите меня, если я этого потребую?

— Я думаю, мы будем настаивать на 72-часовой отсрочке для подтверждения вашего решения, мистер Китаяма. Но если, вы действительно хотите сдаться, то это ваше право.

— Мы с трудом объяснили ситуацию вашей семье, но…

— Минутку! Какой семье? Разве моя жена еще… — Дэниел не решился закончить фразу. Позади Кимуры Доктор Ройс набрала что-то на клавиатуре и прочитала Дэну появившуюся на дисплее информацию.

— Ваша жена, Мари-Элейн Танака Китаяма, умерла в Сан-Франциско в 2031 году. Ваш сын, Роберт, Китаяма умер в 2055 году от синдрома Ульянова. Ваша дочь, Элизабет Китаяма Хасегава, еще жива. Она постоянно проживает в Сан-Франциско, но сейчас находится вместе с сыном, невесткой и их семьей на Острове Хоккайдо.

— Хоккайдо! Вы хотите сказать, что они опять эмигрировали в Японию?

— О, нет! — Ройс покачала головой. — Я все время забываю, что вы не в курсе событий, произошедших за восемьдесят лет. Хоккайдо — такая же космическая станция, как и эта. Он расположен… подождите, я сейчас взгляну…

Она набрала несколько команд на клавиатуре под дисплеем.

Дэниел Китаяма смотрел на доктора Кимуру. Оба молчали.

На экране, перед доктором Ройс мерцали огоньки. Она прочитала сообщение, погасила дисплей, и вернулась к Дэниелу.

— Остров Хоккайдо расположен в северном полушарии на границе пояса астероидов. Он основан там как экспериментальная колония, предназначенная для возрождения национальных культурных традиций, социальных институтов и системы ценностей. Главная отрасль экономики — интенсивное сельское хозяйство. Основной экспорт — продукты питания. Импорт — металлы.

— О, Господи. Мне еще столько нужно понять, — Дэниел остановил взгляд на докторе Кимуре. — Вы сказали, что если я выберу эвтаназию, то вам трудно будет объяснить это моей семье.

— Совершенно верно.

— Тогда почему же они не здесь?

— Боюсь, что миссис Хасегава — ваша дочь — находится уже в преклонном возрасте и не отличается хорошим здоровьем. Не думаю, что она хорошо перенесет путешествие. И я глубоко сомневаюсь, что она будет способна разобраться в ситуации.

— Ваш внук — кажется, при рождении он получил имя Эдвард Альберт Хасегава, но сменил его на Йеясу Хасегава — мистер Хасегава связывался с нами. Он считает, что было бы неприлично нанести вам визит, пока вы еще не готовы принимать посетителей. И пока вы сами не пригласили его.

— Я не был на Острове Хоккайдо, мистер Китаяма, но…

— Вы японец, доктор Кимура?

— Не более чем вы, сэр! — Кимура с шумом втянул в себя воздух, а затем медленно выдохнул.

Дэниел не понял, шутит доктор или говорит серьезно.

— Что это означает?

— Это значит, что мои предки приехали в Америку примерно тогда же, когда и ваши. Несколько поколений нашей семьи были американцами. Более сотни лет мы являемся гражданами этой страны. Сколько времени требуется, чтобы перестать быть японцами или японо-американцами и стать просто американцами, чьи предки приехали из Японии? Вы говорите по-японски?

Дэниел отрицательно хмыкнул.

— Я тоже нет.

Дэниел молчал.

— У вас есть, было хобби? — спросил Кимура.

Дэниел попытался пожать плечами, но у него ничего не вышло.

— Я был болельщиком, если вы можете назвать это занятие хобби. Много лет болел за «Моряков». В детстве прогуливал школу и на трамвае ездил на стадион на их матчи.

— Не борьба сумо? Не складывание фигурок из бумаги?

Дэниел помолчал.

— Я понял вашу мысль, — наконец произнес он. — Вы считаете, что я должен пригласить Эдварда Альберта… Йеясу Хасегава?

— Это вам решать. Мне только кажется, что сначала вы должны пройти курс реабилитации, прежде чем послать ему приглашение.

— А что думает по этому поводу, доктор Ройс?

— Я согласна. Полагаю, вы будете лучше себя чувствовать, если сможете передвигаться, когда приедет ваш внук. Да и ему так будет гораздо удобнее, Я разговаривала с ним — по видеофону, конечно, — и мне кажется, что он немного побаивается сейчас общаться с вами.

Дэниел попытался вздохнуть.

— Хорошо. Пусть так и будет. Но вы должны, мне сказать правду. Почему я не могу двигаться? Что от меня осталось — от моего настоящего тела, и какие протезы вы изготовили?

Ройс кивнула.

— Отлично, мистер Китаяма. Именно это доктор Кимура, и я надеялись услышать. Мы предоставим вам подобную информацию. Вы только скажите, когда устанете и вам потребуется отдых, чтобы осмыслить услышанное. Вам многое предстоит узнать.

Из дальнего угла комнаты, находившегося вне поля зрения Дэниела, она принесла высокий табурет, поставила его перед ним, села и принялась рассказывать.

ГЛАВА 3

Тоширо Мифунэ на велосипеде! Дэниел подумал, что это абсурд. Он посмотрел на доктора Кимуру и поймал его ответный взгляд, говоривший, что доктор понял его и советует сохранять спокойствие, смотреть и делать вид, что ничего особенного не происходит.

Реабилитационный период оказался не таким болезненным, как того боялся Дэн Китаяма. Довольно сильный дискомфорт, как физический, так и психологический. Головокружение, смятение при интерпретации сигналов от органов чувств и попытках ориентации.

Сводящее с ума бессилие, когда он учился управлять протезами, как будто это было его собственное тело.

В восстановлении его человеческого облика не было ничего особенно нового. Первый изобретатель, догадавшийся изготовить деревянную ногу или металлический крюк вместо потерянной руки, стал предшественником, сложного современного искусства протезирования. Но если тот древний мастер просто прикреплял кусок дерева или металла к временно потерявшей чувствительность культе (по крайней мере, Дэниел предполагал, что уже тогда примерялись какие-нибудь примитивные способы обезболивания), то Кимура, Ройс и их помощники использовали гораздо более сложную технологию.

Им пришлось иметь дело не с пациентом, лишившимся руки или ноги. Они работали с сохраненной в жидком азоте центральной нервной системой человека, чье тело было полностью уничтожено в результате удара и воздействия холода. Даже головной и спинной мозг сохранились не полностью. Что сказала Ройс, наблюдая за состоянием сохранившейся органической части Дэниела?

— Вы потеряли почти половину мозга, мистер Китаяма. Большую часть продолговатого мозга, почти весь гипоталамус, третью часть мозжечка и все шишковидное тело. Когда мы впервые приступили к работе, то главный вопрос для нас заключался не в том, сохранились ли у мозга функции управления и интеллект, а в том, осталась ли вообще хотя бы частица сознания. Некоторые из наших кибернетиков были заинтересованы в поддержании жизнедеятельности вашего мозга, даже если бы не удалось привести вас в сознание. Они хотели поработать с ним — с вами — как с экспериментальной моделью компьютера, проследить каналы ввода и вывода информации, определить ёмкость памятии скорость обработки данных.

— Ха! — громко воскликнул Дэниел. — Я не могу винить их. Когда-то я сам был бы не против проводить над собой такие эксперименты. Хотя, надо сказать, когда другие намереваются проделать такое с тобой, все выглядит иначе. Но ведь до этого не дошло, так?

— Как только мы обнаружили у вас определенный уровень сознания, это автоматически сделало вас полноправной личностью. Никаких экспериментов без разрешения. Но мы не могли получить разрешения, не установив с вами контакт.

— «Уловка-22», — сказал Дэниел.

— Я не понимаю… — Ройс выглядела удивленной.

— Просто старое выражение. Какая-то литературная цитата, я и сам точно не помню. Не важно. Послушайте, я воспринял вашу информацию как-то слишком спокойно. Это не кажется вам немного странным?

— Это бензодиазенин у вас в крови, — она бросила взгляд на дисплее почти незаметно кивнула и вновь повернулась к Дэниелу.

— По крайней мере, у меня осталась система кровообращения, позволяющая вводить мне эти препараты,

— Только частично.

— А вот я сам, — он поднес руку к глазам. — Выглядит как настоящая.

Он сцепил пальцы и напряг мышцы спины, чувствуя, как его плечи затвердели от усилия.

— И работает как настоящая.

Ройс улыбнулась.

— И тем не менее, это не настоящие кости и мускулы. Нам удалось врастать ваши зрительные нервы в оптические сенсоры. Это ведь тоже не настоящие глаза.

— Да, но я не чувствую себя роботом!

Мы этого и добивались. Вы и представить себе не можете, сколько споров у нас было по этому поводу. Я сказала «у нас», но эти дискуссии начались задолго до нашего с доктором Кимурой рождения. Похоже, вы представляете собой самый дорогостоящий медицинский эксперимент из всех, которые когда-либо проводились. Если пожелаете, можете просмотреть файлы информации и узнать подробности.

— Не сейчас, — сказал Дэн.

— В этом нет необходимости, если вы не хотите. Поднялся ужасный шум по поводу ассигнований на вас. Политики кричали, что это заумный проект и что деньги лучше потратить на закупки продовольствия для голодающих или постройку жилья для бездомных. Они не хотели верить, что, работая с вами, мы получим бесценную медико-биологическую информацию. Другие предлагали потратить деньги на вооружение.

Дэниел посмотрел в окно. В парке госпиталя народу было немного. Несколько отдыхающих расположились около ручья, распаковывая корзинки с едой. С ними был ребенок, ползавший по одеялу. Тропинка, по которой они пришли, тянулась в обоих направлениях и исчезала вдали. Дэниелу показалось, что справа кто-то приближается, с такого расстояния можно было различить лишь маленькое пятнышко.

— Как случилось, что я победил? Как вам удалось сохранить мне жизнь, когда закончился первый ажиотаж вокруг спасения чудом выжившего героя космоса?

Ройс улыбнулась и провела рукой по своим светлым волосам.

— Возможно, вы сейчас здесь, потому что вы японец. Тех, кто не хотел тратить деньги на Вас, обвинили в расизме, в политике геноцида по отношению к станам третьего мира. В ваше время вы пользовались выражением «третий мир»?

Дэниел кивнул.

— Я никогда до конца не могла понять его значение.

— Неважно. Это как «уловка-22».

— Да. Когда вас идентифицировали, то чинить препятствия для выделения ассигнований на вас — означало поддерживать геноцид. Кроме того, военным пришла в голову идея, что вы можете служить прототипом новой армий, состоящей преимущественно из солдат-роботов. Они тратили деньги, чтобы иметь возможность создавать дивизии убийц.

— Но эти солдаты не будут роботами. Где они собирались взять…, э-э… — он замолчал, подыскивая определение. — Если для создания каждого робота необходим человек, то в Чем состоит преимущество?

— Поверьте, мистер Китаяма, в соревновании с вами у обычного человека нет никаких шансов. Ваша реабилитация проходит успешно, и вы отлично научились владеть протезами. Вы вернулись к тому, что мы называем «нормальным функционированием». Но вы еще не начинали — мы еще не начинали — использовать ваши будущие дополнительные способности.

Она нервно повернулась и стала смотреть в окно.

— Какие возможности?

Ройс вновь посмотрела на него.

— Я обсуждала этот вопрос с доктором Кимурой. Он согласен, что мы можем начать прямо сейчас. Посидите минуту спокойно.

Она набрала несколько команд на клавиатуре.

— Вы заметили какие-нибудь изменения?

Дэниел покачал головой.

— Дайте, мне знать, когда что-либо почувствуете.

Она ввела еще несколько команд, и окна комнаты стали темнеть, а затем сделались совсем непрозрачными. Одновременно выключилось освещение, и комната погрузилась в полную темноту.

— Вы что-нибудь видите?

— Нет… Да! Что вы сделали?

Он мог видеть ее в мрачном темно-красном свете.

— Я ничего не делала. Просто погасила свет. Но сначала я включила ваше инфракрасное зрение.

— Вы… что?

— Я только активизировала эту вашу способность. Теперь вы сами ею управляете и можете в любое время включить и выключить ее. Ну и как? Может быть, вы хотите немного пройтись? Я вас совсем не вижу, мистер Китаяма. В комнате полная темнота.

Он встал и подошел к окну. Дэн ясно различал его — выделяющийся на фоне стены прямоугольник. Но он мог также различать кое-что из того, что находилось снаружи. Он спросил Ройс о причине этого явления.

— Это сюрприз, — согласилась она. — Мы этого не предполагали. Я думала, что окна не пропускают инфракрасные лучи.

— Я прекрасно вижу все внутри комнаты, — Дэн посмотрел на свои руки. — Мое тело довольно темное. Вы выглядите гораздо ярче, доктор.

— Инфракрасное излучение ассоциируется с теплом. Вы видите тепловое излучение моего тела. Вся комната освещается благодаря присутствию в ней источников тепла.

У Дэниела вырвался короткий смешок.

— Какими еще сверхъестественными способностями я теперь обладаю? Я чувствую себя, как телевизионный супергерой. Может быть, я могу летать? Или испускать смертоносные лучи из глаз? Способен ли я уменьшаться в размерах и передвигаться по световодам?

Ройс покачала головой. Она, казалось, была огорчена.

— Окажите мне услугу, мистер Китаяма. Пожалуйста, Подойдите сюда и нажмите верхнюю клавишу на этой панели. Мне бы пришлось ощупью разыскивать ее, а вы все видите.

Он подчинился.

В комнате зажегся свет. Ройс набрала еще одну команду, и окна стали прозрачными. Дэниел выглянул из окна и увидел велосипедиста, медленно приближающегося к зданию госпиталя.

— Каким образом я пользуюсь инфракрасным зрением?

— Это встроено в ваш мозг.

— И что же?

— Мы только включили эту вашу способность, и теперь вы можете управлять ею по своему желанию.

— Неплохая штучка. Вы припасли для меня еще какие-нибудь сюрпризы?

Она кивнула.

А кто мне даёт инструкцию по эксплуатации?

— Доктор Кимура и я. А также весь остальной персонал. Мы будем работать вместе с вами.

— Отлично, черт побери. А как насчет краткого инструктажа? Что у меня еще есть? Радар?

— Да.

— Как им пользоваться?

— Мы еще не активизировали его, но этот прибор встроен в ваше тело. После включения вы мысленно сможете управлять им.

— Какую часть мозга, вы говорили, я потерял?

— Около сорока процентов вашего органического мозга. Мы пытались клонировать его, но возникли технические проблемы. А также юридические препятствия.

— «Не вырастите нам Франкенштейна из пробирки на своих Островах», да? Кто руководил этим проектом, доктор Моро?

— Я не слышала этого имени.

— Неважно. Это опять из литературы прошлого.

— Утраченное мы заменили электроникой. Использовали и часть ваших собственных разработок. Это помогло получить ассигнования, и ваша фирма внесла очень большой вклад в работу.

— О Господи! Что я могу, доктор Ройс? Я шутил, когда спрашивал, способен ли я летать. Но что я действительно могу?

Она покачала головой.

— Ничего подобного. У вас нет никаких сверхъестественных физических возможностей. Вы обнаружите, что очень сильны. Ваше тело управляется сервомоторами — миниатюрными и очень мощными двигателями. Доктор Кимура лучше меня разбирается в технических подробностях. Но основные мускулы — я имею в виду сервопривод, управляющий основными мускулами, — чрезвычайно мощны, Ваши руки и ноги обладают огромной силой. И вы никогда не будете знать, что такое усталость.

— Просто нужно время от времени подзаряжать батареи?

— Да.

— Господи! Я хотел пошутить, доктор.

— Мне очень жаль.

Он попытался сделать глубокий вдох. Ничего не получилось.

— У меня нет легких? Нет пищеварительной системы?

— Мистер Китаяма, как вы думаете, возможно ли одновременно придерживаться двух взаимоисключающих концепций? И использовать каждую для практических целей, даже если вы понимаете, что они логически несовместимы?

— Хм. Как это?

— Ну, например, как в прошлом вопрос о природе света — волна или поток частиц.

— Понятно. Мы сталкивались с этой дилеммой. Некоторые умники решили ввести термин «волночастицы» и не связываться с двоемыслием. Но я не видел в этом нужды.

— Да. Как вы это назвали?

— Двоемыслие. Это из еще одной старой книги.

— Чудесный термин! Очень емкий. Кто его придумал?

Дэниел махнул рукой.

Кто-то по имени Блор или Блэйр, я точно не помню. Не имеет значения. Просто это подходит к тому, о чем вы говорили.

— Хорошо. Поймите, нашей главной задачей было восстановление вашей личности с помощью специально созданных протезов. Восемьдесят лет усилий, мистер Китаяма. Мы упорно добивались, чтобы вы снова стали полноценным человеком. Ваши руки, — она взяла его ладони в свои — это ваши руки, ваше тело. Ваше! Старое тело погибло от несчастного случая много лет назад — с этим ничего не поделаешь. Теперь у вас есть другое. Это действительно вы!

Он почувствовал, как она изо всех сил сжала его пальцы.

— В то же время вы должны пользоваться своим телом, как инструментом.

Она выпустила его руки, и отвернулась. Он отчетливо слышал ее голос. Ему казалось, что его слух и зрение обострились.

— Я — киборг.

— Вы — человек! — она резко повернулась к нему. — Хотя да — вы киборг. Но я уверена, вы справитесь с этим. Доктор Кимура согласен со мной. Но вам понадобится… двоемыслие. Вы должны соединить свою психику с новым телом и стать единым организмом. Вы должны понять, что ваша психика, ваше сознание являются основой, а ваше новое тело — ваш инструмент.

— Хм.

— Мистер Китаяма, к вам сегодня посетитель.

— Я ожидал этого. Кто он?

Она кивнула головой в сторону окна. Велосипедист оставил свою машину около дорожки и пешком шел к зданию.

— Он не может нас видеть, — сказала доктор Ройс. — Стекло пропускает свет только в одном направлении.

— Так-так. Это и есть мой посетитель? Он выглядит, как персонаж из какого-то старого кинофильма.

Ройс осуждающе покачала головой.

— Постарайтесь понять меня. Я отсутствовал целых восемьдесят лет, и вы не понимаете половины того, о чем я говорю.

— Мне очень жаль. Но времена меняются. В противном случае вас бы здесь не было.

— Благодарю, — он недовольно поморщился.

Дэн долго тренировался перед зеркалом, прежде чем Научился придавать своему лицу то выражение, которое раньше получалось автоматически. Новое лицо Дэниела Китаямы было точной копией старого: темные глаза, густые брови, черные волосы, широкие скулы. Но когда он впервые попробовал улыбнуться или нахмуриться, или заплакать, ничего не вышло.

Через некоторое время мускулы лица стали его слушаться, но он должен был еще научиться приводить выражение лица в соответствие со своими чувствами. Поначалу улыбка, когда он хотел выразить радость, получалась похожей на гримасу боли. Теперь он превосходно контролировал выражение своего лица.

— Мы сделали все, что смогли, — в голосе Ройс звучала горечь.

— Благодарю, — повторил Дэниел без улыбки. Я знаю, что вы проделали огромную работу. Вы, Кимура, остальные. Но ведь я не только лишился рук, ног, половины мозга. Я лишился всего. Жены…

— Не всего, мистер Китаяма.

На сигнальной панели замигал индикатор. Ройс нажала несколько клавиш, и послышался чей-то голос.

Подождите секунду, — ответила Ройс и обратилась к Китаяме. — Ваш посетитель ждет. Впустить его?

— Почему бы и нет, — безразлично отозвался Дэн. — Еще один врач?

— Это ваш внук, мистер Китаяма.

Дэн закрыл глаза и ничего не сказал.

— Йеясу Хасегава. Сын вашей дочери. Он прибыл сюда с Хоккайдо, чтобы повидаться с вами. Мы ожидали его визита. Если хотите, я попрошу его подождать. Или отошлю обратно. Думаю, вы должны принять его. Рано или поздно, но вы выйдете отсюда, мистер Китаяма. Не потому, что у вас закончатся деньги. Просто нет смысла провести всю оставшуюся жизнь в этой лаборатории. Мы хотим, чтобы вы снова нашли свое место в человеческом обществе.

Дэниел улыбнулся. Человеческом, да? Я могу участвовать в соревнованиях по задержке дыхания. И никогда не проиграю! Как вы думаете, могу я попробовать сыграть за «Моряков»? Правда, если меня признают роботом, то не разрешат играть в высшей лиге. Тогда я смогу работать машиной для бросания мячей на весенних тренировках.

Ройс нахмурилась.

— Прошу вас. Невежливо заставлять мистера Хасегаву ждать у входа. Впустить его или попросить приехать позже?

Дэн колебался…

Хорошо, пусть приходит.

* * *

Хасегава переступил порог комнаты и низко поклонился своему деду.

— Коничива, оджии-сан, — он повернулся к доктору Ройс и снова поклонился. — Коничива, ишиа.

Дэниел посмотрел на Хасегаву,

— Извините, но я вас не понимаю. Ведь вы говорите по-японски, да?

— Оджии-сан, — повторил Хасегава и опять поклонился Дэниелу.

Смутившись, Китаяма ответил ему поклоном. Краем глаза он заметил, что Ройс незаметно отошла в угол комнаты. Она мудро рассудила не участвовать в беседе Дэниела и Йеясу, пока в этом не было необходимости.

— Ха, — произнес Йеясу, утвердительно кивнул. — Ватакуши иу Ниппонго, оджии-сан.

— Прошу прощения, — ответил Дэниел. — Я не знаю японского. Послушайте, мистер Хасегава, вы говорите по-английски? Это единственный язык, который я знаю, не считая языков программирования вроде Кобола или Сисгена. И немного эсперанто. Ми паролас эсперанто. Ми паролас мулта бритиа. Ми не паролас Джапания.

Хасегава шумно вздохнул.

— Мой дед из другого времени. Вы мужественно боролись за свою жизнь и предоставили вашим потомкам возможность… возможность оказать вам должное уважение.

Он снова поклонился. На нем было надето кимоно, шаровары и перчатки. Из-под кимоно выглядывали ножны церемониального меча.

Дэниел полагал, что ножны были чисто декоративными и торчащая из них рукоятка не принадлежала настоящему мечу.

— Странная ситуация, сэр.

— Пожалуйста, — Хасегава отвесил легкий поклон. — Я младший, и вы не должны называть меня сэром, дедушка.

— Подождите. Вы выглядите старше меня. Мне только тридцать… — Дэн замолчал. — Подождите. Если я пробыл без сознания восемьдесят лет, то мне сейчас сто четырнадцать. Когда произошла авария, мне было тридцать четыре.

— И я ваш внук.

Дэниел прищурился.

— Сколько вам лет, мистер Хасегава?

Хасегава опять поклонился.

— Мне пятьдесят пять земных лет, дедушка. На Хоккайдо у нас есть возможность регулировать продолжительность года. Обычно мы предпочитаем оставаться на стационарной солнечной орбите, чтобы пояс астероидов вращался позади нас. Таким образом обеспечивается. максимальный доступ к природным ресурсам.

— Уф, — Дэниел прикоснулся рукой ко лбу, думая, что вспотел. Конечно, нет. — Послушайте, мистер Хасегава, за последние несколько месяцев мне пришлось переварить огромное количество информации. С тех пор, как я пришел в себя и обнаружил, что представляю собой лишь пару оптических датчиков, вмонтированных в переднюю панель компьютера.

— Конечно.

«Какого черта этот парень кланяется при каждой фразе!» — подумал Дэн.

— Я хочу сказать, что испытываю странное чувство. Я понимаю, что являюсь вашим дедушкой. Доктор Ройс сообщила мне о смерти вашей бабушки и вашего дяди Роберта. Поверьте, это явилось для меня тяжелым ударом. Известие о том, что ваша мать и вы еще живы, доставило мне огромную радость.

Хасегава поклонился.

— Дедушка оказывает мне честь.

«Не собираюсь я кланяться каждые несколько секунд!»

— Но послушайте, ведь мне чуть за тридцать. По крайней мере, я сам так себя ощущаю. Даже это тело — я знаю, что наполовину робот, — Дэниел протянул вперед руки, даже это тело. Они правильно придали ему внешность тридцатилетнего человека. А вы… Я понимаю, что биологически вы мой внук, Йеясу. Но вы старше меня. Во всех отношениях. По возрасту вы годитесь мне в отцы. У вас есть семья?

— Да, — Хасегава наклонил голову, его движение можно было принять либо за энергичный кивок, либо за легкий поклон. Дэниел предпочел бы первое.

— У меня есть жена, две наложницы и много детей.

— О Господи!

— Так принято на Хоккайдо.

— Знаете… — Дэниел почувствовал желание сделать глубокий вдох, а затем медленно выпустить воздух через вытянутые губы. Он мог слышать легкое гудение расположенного в груди насоса, который качал кровь к небольшой оставшейся у него части органического тела.

Йеясу Хасегава вежливо ждал.

— Прошу прощения, Йеясу. Я еще не совсем привык к этому, — он коснулся рукой лба.

Хасегава стоял, внимательно слушая.

— А ваша жена не возражает? Я хочу сказать… можно понять, что вы не святой. Но так открыто… — он покачал головой — в конце концов, ему удалось это сделать.

Йеясу наклонил голову.

— Оджии-сан. Уважаемый дедушка. Возможно, вам доставит удовольствие прогулка по парку. Если, конечно, ваше состояние позволяет, — он вопросительно посмотрел на доктора Ройс.

— С вами будет все в порядке, мистер Китаяма. Я отсюда могу контролировать ваше состояние. В любом случае, вам уже пора выходить, мистер Хасегава, ваш дедушка, возможно, гораздо сильнее и выносливее вас. Но все равно, будьте к нему внимательны.

Она посмотрела на часы.

— Уже почти вечер.

Дэниел взглянул в окно. Снаружи все купалось в солнечном свете. Он раньше не обращал внимания на то, что происходит за окном, и не знал, когда должны наступить сумерки.

— Если вы подождете следующего дня, — предложила доктор Ройс, — то тогда…

— Мое инфракрасное зрение будет работать снаружи?

— Конечно.

— Тогда мы пойдем. Кажется, у меня внезапный приступ клаустрофобии.

Дэн направился к выходу. Его последнее замечание было шуткой. Но вдруг он осознал, что испытывает непреодолимое желание выйти из комнаты, оказаться вдали от этого здания с его пультами управления и экранами, мониторами и клавиатурами, его светящимися осциллоскопами и мерцающими индикаторами. Его нога не ступала на траву уже много месяцев или десятилетий, смотря как считать восемьдесят лет беспамятства, — и он очень хотел вновь испытать это ощущение.

Выйдя из здания госпиталя, он в сильном нетерпении, почти бегом, пересек мощеную площадь и тротуар. Он прыжком преодолел последние пятьдесят сантиметров до газона и потерял равновесие. Дэн рефлекторно оперся одной рукой о землю, чтобы не упасть на колени.

Он поразился быстроте своих рефлексов. Как только его рука коснулась травы, он остановил свое падение, опершись на ладонь, затем перенес вес на пальцы, рывком выпрямился и стоял, улыбаясь, у кромки сочной травы, прежде чем внук успел подбежать к нему.

— Оджии-сан, — сказал Хасегава.

Дэниел оглянулся. Здесь росли дубы, клены и эвкалипты. Он скользнул взглядом вверх по сильным грациозным стволам огромных быстрорастущих эвкалиптов к распростертым высоко над землей ветвям.

Сквозь листья он мог видеть легкие облака в верхних слоях атмосферы, а за ними — яркое солнце, ласкающее его своими теплыми лучами. Дэниел подставил лицо и руки солнцу. Его искусственное тело было снабжено различными датчиками, заменяющими нервные окончания фотоэлементами, оптическими сенсорами, датчиками давления.

Его глаза закрыты, искусственные веки прикрывали оптические сенсоры, и солнечные лучи проникали сквозь них, вызывая ощущения мягкого естественного света. Своей искусственной кожей он чувствовал приятное тепло.

Дэниел услышал голос Хасегавы.

— С моим уважаемым дедушкой все в порядке? Может быть, позвать доктора Ройс?

Дэниел опустил лицо и открыл глаза.

— Все хорошо, Йеясу, все отлично. Это лучшее из того, что я чувствовал последнее время. Как будто я опять на Земле!

— Но мы не на Земле.

— Понимаю. Похоже, первоначальный проект постройки Островов воплотился в жизнь. Если мы проткнем этот слой земли… — он погрузил свой искусно сделанный палец между стебельками травы в жирную, почти черную почву, отковырнул маленький комочек, положил на ладонь и принялся внимательно рассматривать. — Если мы проткнем верхний слой, то что обнаружим? Ведь не застывшую магму Земли?

— Нет, дедушка. Мы обнаружим металлические плиты корпуса станции.

— Пойдемте, я хочу прогуляться.

Дэниел двинулся вперед легким, как он полагал, шагом. Почти сразу же он заметил, что Йеясу Хасегава вынужден перейти на бег, задыхаясь и не успевая за ним.

— Извините, — сказал Дэн, — Я не собирался идти так быстро.

Хасегава стоял, ловя ртом воздух.

— Может быть, мы лучше присядем и поговорим? Или я могу попробовать идти медленнее.

Через несколько минут они наши выход из положения. Хасегава на велосипеде ехал по ровной тропинке, а Дэниел без всякого напряжения шагал, рядом по траве.

— Надеюсь, вам так удобно, Йеясу. В вашем возрасте не стоит перенапрягаться.

— Благодарю вас, — кивнул Хасегава. — Мой дедушка чрезвычайно внимателен.

Дэн подумал, не прозвучала ли в этих словах ирония.

— Как наступают сумерки? — спросил Дэниел. — Я никогда не углублялся в подробности функционирования Островов. Я был слишком занят там, внизу. Это входило в обязанности других.

Йеясу остановился.

— Думаю, сейчас самое время, — он посмотрел на часы. — Здесь прекрасный вид. На Хоккайдо мы возродили искусство дзукуми, дедушка.

— Что?

— Можно назвать это созерцанием Луны.

Высоко над ними солнце внезапно померкло, Казалось, начинается затмение. Тень пробежала по его поверхности, как будто кто-то задергивал шторку. За несколько мгновений солнце исчезло, и в парке воцарилась странная тишина.

Откуда-то сверху послышался крик птицы, затем еще один.

Солнечный свет сменился серебристым сиянием, и температура заметно понизилась.

Сквозь сеть ветвей эвкалипта Дэниел увидел Луну, гораздо большую по размерам, чем он когда-либо наблюдал с Земли.

— На Хоккайдо мы Лишены возможности наслаждаться подобным зрелищем, оджии-сан. Но у нас есть собственное дзукуми, когда мы любуемся поясом астероидов. Хотя…

Он изящно опустился на землю, скрестил ноги и положил руки на колени.

Дэниел принял такую же позу. Высоко над ними он различил крошечные темные пятнышки, выделявшиеся на фоне Луны. Затем он увидел, что какая-то тень поднялась с верхушки эвкалипта и растворилась в темноте.

В течение получаса двое мужчин наблюдали темные силуэты, плавно кружившие над ними.

— Это ночные птицы, — объяснил Йеясу. — Они гнездятся на верхушках деревьев и охотятся ночью.

— А те, что далеко? — спросил Дэниел.

— Некоторые существа приспособились к невесомости. Соколы, например. На Хоккайдо существует искусство наблюдения за ними. Здесь на них обращают меньше внимания.

— Где находятся их гнезда?

Дэниел повернулся к Йеясу. У этого немолодого человека, его внука, на висках пробивалась седина. Он продолжал сидеть, увлеченный наблюдением.

— Некоторые из них гнездятся в центральной части Острова. Они быстро поняли, что в центре отсутствует гравитация, и там можно оставаться в состоянии свободного падения. Там даже есть растительность. Приходится подниматься туда и время от времени очищать пространство, но птицы возвращаются и вновь строят гнезда, и вновь размножаются растения, добывающие питательные вещества прямо из атмосферы. Некоторые экземпляры из зоны невесомости иногда садятся на верхушки деревьев. Бывает, что самые безрассудные из птиц, гнездящихся в парке, поднимаются все выше и выше, Пока не присоединяются к другому сообществу. Жизнь птиц так метафорична, дедушка.

Двое мужчин переглянулись, а затем одновременно подняли головы вверх.

«Интересно, — Дэниел сосредоточился на выделявшихся на фоне луны темных пятнышках. — Интересно». Похоже, Ройс не все рассказала о его новых возможностях. Но рано или поздно он получит всю информацию.

Он попытался сфокусировать взгляд на этих маленьких пятнышках, прикидывая расстояние от внутренней поверхности Острова до его центра. Он не мог точно сказать, слышал ли он жужжание сервомоторов, приводящих в движение механизм фокусировки. Скорее всего, ему это только чудилось.

Но птицы вдруг стали ясно различимы. Он мог видеть их — изящные длиннокрылые силуэты с темным оперением и блестящими глазами, проносящиеся сквозь туман — в центре цилиндра. Дэн хотел запомнить внешность птиц, чтобы потом идентифицировать их. Он был уверен, что это хищники, скорее всего, соколы.

Кто, привез соколов на Медицинский Остров? Кто посадил здесь эвкалипты?

Когда в древности первая рыба вышла из моря на сушу, она взяла с собой свой дом, свою среду — соленую, как море, кровь, циркулирующую в ее жилах. А когда человек покинул Землю, то на новом месте создал привычную окружающую среду.

Соколы и эвкалипты на металлическом Острове в сотни тысяч километров от Земли! Человек остался таким же, каким был. Но, может быть, это временное, проходящее явление — эмигранты, приехавшие в Америку, говорили на своем языке, но их дети, вырастая, в общении между собой пользовались английским, а внуки уже полностью ассимилировались в новую культуру, чуждые языку и обычаям своих дедушек и бабушек.

Туман или скопление живущих в невесомости растений на мгновение заслонили луну. Дэниел и Йеясу почувствовали дуновение прохладного ветерка. Журчание ручья сливалось с криками ночных птиц и стрекотанием прятавшихся в траве и кустах насекомых.

— Интересно, много ли рыбы в этом ручье, — сказал Дэниел.

Он поднялся на ноги и вновь взглянул вверх. Йеясу продолжал сидеть.

Опять появилась скрывшаяся ненадолго луна. Дэниел всматривался в нее. Кратеры и впадины на ее поверхности были отчетливо видны. Он мог различить насыпи, под которыми скрывались промышленные объекты, защищенные от солнечной радиации толстым слоем лунного грунта.

Все это до удивления совпадало с картинками из иллюстрированных журналов и телепередач, виденных им в детстве.

«Я выжил, чтобы увидеть это», — подумал он.

Яркий огонек неожиданно вспыхнул на краю лунного кратера. Дэниел моргнул — еще один старый рефлекс. Мог ли это быть взрыв? Или извержение вулкана? Удар метеорита?

— Йеясу, вы видели это?

Его внук наклонил голову.

— На Луне вновь пробудилась вулканическая активность. Божество Атаго очнулось после долгого сна. Аматерасу но Охоками снова станет главным, оджии-сан.

— Пойдемте. Дзукуми доставило мне огромное удовольствие, но думаю, мне нужно что-то более активное. Я слишком долго, сидел в клетке.

— Как дедушка пожелает.

Они нашли кафе. Никто не обратил внимания на Дэниела, а может быть, все были предупреждены и проинструктированы. Дэниел ничего не заказывал, а Йеясу попросил официанта принести чай.

— У дедушки нет аппетита?

Дэниел покачал головой.

— Не думаю, что мне необходимо есть. Вряд ли я даже смогу это сделать. Если я попытаюсь, то скорее всего просто что-нибудь испорчу в своем искусственном организме. И вынужден буду отправляться в ремонт. Вы полагаете, что сможете доставить меня в госпиталь, Йеясу?

— Я попрошу кого-нибудь помочь.

— Это бесполезно. Не думаю, что вы сможете поднять меня. Знаете, сколько я вешу? — он поднял руку и уронил ее на стол с высоты десять сантиметров; стол подпрыгнул от удара. — Чуть больше трехсот килограммов. Сколько вы весите, килограммов семьдесят?

Йеясу кивнул. Он побледнел.

— Что вам рассказали, прежде чем разрешили навестить меня? Вы знаете, какая часть во мне осталась от человека, а какую часть составляет электроника, сервоприводы и насосы?

— Я только знаю, дедушка, что вы чуть не погибли задолго до моего рождения, когда моя мать была еще маленькой девочкой.

— Совершенно верно. Но они восстановили меня. Вы знаете, какая часть моего тела сохранилась? Доктор Ройс рассказала Вам? А доктор Кимура?

— Не очень подробно, оджии-сан.

— Так вот, в основном, я робот, — Дэниел пристально посмотрел на внука. — Я надеюсь на вашу искренность, Йеясу. Зачем вы хотели видеть меня? Мне не верится, Что это только эзов крови. Может быть, вами движет нездоровое любопытство? Если это так, то я могу дать вам пару запасных частей в качестве сувениров.

Йеясу шумно вздохнул.

— Оджии-сан, мне больно слышать, что вы сможете такое подумать о своих наследниках. Если бы вы воспитывались в традиционном духе, то знали бы, что меня привели к вам чувство любви и чувство долга. Я ваш потомок, ваш внук, ваш маго.

— Прекрасно. Как вы думаете, что мне теперь делать? Путешествовать по миру в качестве научного экспоната, чуда современной медицинской науки? Куда мне идти отсюда?

— Дедушка, я прибыл сюда, чтобы вернуть вас к своему народу, к своей семье. Я прошу вас поехать вместе со мной на Хоккайдо. Вы самый старший член нашей семьи, которая занимает довольно высокое положение на Острове. Мы знакомы с членами императорской фамилии. Сам принц Шотоку был у меня в гостях. Если вы вернетесь на Хоккайдо, то будете там уважаемым человеком. Это еще больше упрочит положение всего нашего дома.

Дэниел закрыл глаза, подавив в себе желание недоуменно покачать головой.

— Вы говорите об Острове, Йеясу? О построенной в космосе станции, вроде этой? Не об острове Хоккайдо на Земле?

— Совершенно верно, дедушка.

— Но это звучит как путешествие во времени! Как будто вы рассказываете о древней Японии! Принц Шотоку!

— Да, дедушка. Тот принц Шотоку основал императорский дом «Сога» полторы тысячи лет назад. А новый принц Шотоку основал династию, построив в космосе Остров Хоккайдо. Сейчас у нас правит Шотоку-IV из новой династии «Сога». Клан Хасегава — могущественный клан, но если вы займете место во главе его, то клан Китаяма станет вторым после семьи Сога.

«О господи! Только этого мне не хватало!»

— Послушайте, ко всему этому мне еще надо привыкнуть. Я остался человеком своего времени, понимаете? Прошло восемьдесят лет, но у меня такое чувство, что я заснул и перенесся на тысячу лет вперед, а может, назад, или вообще в какую-то сказочную страну.

— Если дедушка согласится прибыть на Хоккайдо со своим внуком, то он в любой момент сможет с почетом покинуть Остров. Возможно, оджии-сан захочет вновь посетить Землю.

— Наверное, — Дэниел оперся головой о руку, поставив локоть на стол и сжав пальцами лоб. Его новое тело не знало усталости, но мозг начал утомляться.

— Послушайте, Йеясу, а как насчет оплаты больничных счетов? Ройс и Кимура сказали, что мне не надо ни о чем беспокоиться, и что у меня много денег, полученных после несчастного случая. Но я не верю, что меня отпустят отсюда, пока я не уплачу по счету. Посмотрите — у меня нет даже документов.

Он попытался вывернуть карманы, чтобы показать внуку, что они пусты, но карманов не было.

— Вы ни в чем не нуждаетесь, дедушка.

— Откуда вы знаете? Сколько стоит лечение здесь? Кто платит по счетам, правительство?

— Дедушка, кроме вас, здесь нет пациентов. Этот Остров специально построен для вас.

Прямо или косвенно все живущие здесь связаны с вами.

— Что?

— Дедушка, оджии-сан, это ваш собственный Остров. Весь персонал здесь — ваши работники. Вы можете уезжать отсюда и возвращаться, когда пожелаете. Разве они не сказали, что вы богатый человек?

ГЛАВА 4

— Ии, ичибан киреи, оджии-сан.

— Что?

— Прошу прощения, дедушка. Я просто соглашался с вами. Вид действительно великолепный.

Дэниел усмехнулся. Йеясу вновь сосредоточился на управлении скиттером, а Дэниел продолжал смотреть в иллюминатор маленького космического корабля. Скиттер был гораздо совершеннее использовавшихся восемьдесят лет назад шаттлов. Старые космические челноки с их шумными и неэффективными химическими реактивными двигателями позволили построить внеземные Острова, то есть смогли доставить в космос достаточное количество людей и оборудования, дав толчок развитию островной цивилизации. Современный скиттер, снабженный гравитационными двигателями, был чистым, бесшумным, элегантным.

Путешествие напоминало чудесный сон. Дэниел попросил проложить курс поближе к Луне, и Йеясу не смог не удовлетворить желание деда. Иногда неплохо почувствовать себя Старейшиной.

Удаляясь за орбиту Марса, они постепенно погружались в темноту и пустоту, но Йеясу заверил Дэниела, что в вакууме осталось достаточное количество микрочастиц для работы гравитационных двигателей скиттера.

После пересечения орбиты Марса мы должны будем покинуть плоскость эклиптики, — сказал Йеясу. — Тогда количество микрочастиц станет недоступным, и поэтому нам сначала необходимо пополнить их запас. В противном случае придется обратиться на Хоккайдо за помощью или послать сигнал бедствия.

Дэниел, сидел, подперев подбородок рукой, — старая привычка, как-то совершенно естественно перешедшая к новому телу. Даже если не использовать возможности его зрения, вид из иллюминатора скиттера был захватывающим. Здесь не, мешала смотреть земная атмосфера, Когда-то Дэниел ожидал, что именно такую картину покажет ему Авраам Новон. Звезды по-прежнему представляли собой яркие точки, но свет Их был постоянным, а не мерцающим, как на Земле.

Скиттер покинул плоскость эклиптики и теперь находился выше или ниже ее, смотря откуда считать. Дэниел повернулся и стал смотреть по сторонам, пытаясь занять такое положение, как при наблюдении ночного неба с Земли. Он нашел Млечный Путь — полосу мерцающего света, похожую на густой туман, где свет миллионов звезд сливался в одно чудесное сияние.

Прямо над ним звезд было меньше. Некоторые из них принадлежали той части галактики, где находилась Солнечная система, а другие представляли собой крупные удаленные объекты; отдельные галактики и скопления галактик, осколки Вселенной, разлетающиеся в разные стороны от точки Большого взрыва.

Дэниел предположил, что его новые глаза смогут рассмотреть удаленные объекты и различить отдельные сливающиеся источники света. Он закрыл глаза и попытался освоить управление своими искусственными нейронами, которые должны переключить глаза в нужный ему режим.

Внук прервал его попытки.

— Оджии-сан, если хотите, посмотрите прямо вперед. Мы прилетели. Сейчас я разверну скиттер.

Дэниел оставил свои мысленные упражнения. У него еще будет масса времени для исследования своей оптической системы и остальных органов нового тела. Он последовал совету внука.

Звезды медленно поворачивались вокруг скиттера. Млечный Путь оказался теперь прямо по курсу, а Солнце сзади. Над ними Дэниел мог видеть край пояса астероидов. С этого расстояния он напоминал одно из колец вокруг планет-гигантов, состоящее из распыленных твердых, частиц, отражающих солнечные Лучи.

Через некоторое время иллюзия пропала. Сверкающее кольцо превратилось в неисчислимое множество скалистых осколков неправильной формы, непрерывно перемещавшихся друг относительно друга, каждый из которых был виден как яркая точка или маленький диск.

— Вы собираетесь полететь туда, Йеясу?

— Нет, оджии-сан. Хоккайдо расположен вне пояса астероидов. Мы добываем оттуда нужные нам материалы, но сам Остров находится на безопасном расстоянии от них.

Дэниел кивнул.

— Мы ищем Остров?

Йеясу указал на мерцающий индикатор.

— На Хоккайдо есть радиомаяк.

Индикатор был ярко-голубым, а в его середине дважды в секунду мерцала малиновая точка.

— Если мы отклонимся от курса, точка сместится от центра экрана.

Он развернул скиттер, и мерцающее пятнышко передвинулось к краю. Затем Йеясу вернулся на прежний курс, и точка вновь заняла место в центре индикатора.

Дэниел посмотрел вперед и увидел приближающийся Остров, сначала с трудом отличимый от окружающих звезд. Постепенно он увеличивался в размерах, принимая определенную форму.

— Замечательно. Он действительно построен по проекту, разработанному О'Нейлом сто лет назад.

Разные острова имеют разную форму, оджии-сан.

— Но этот выглядит как классический цилиндр с четкой границей дня и ночи и внешними зеркалами для направления потоков солнечного света.

— Эта форма оказалась очень удачной.

Скиттер завис над Островом. Внизу Дэниел видел плоский торец цилиндра, а за ним пояс астероидов, похожий на реку, совершающую свое бесконечное движение вокруг Солнца.

Остров вращался вокруг своей длинной оси, но подвешенный в центре, огромного цилиндра диск оставался неподвижным.

— Мы здесь собираемся совершить посадку? — указал на него Дэниел.

Йеясу кивнул.

— Небольшая сила тяжести здесь есть, но наш скиттер, будет удерживаться захватами. Магнитными захватами. Мы можем оставаться в скиттере, пока его не отбуксируют внутрь, или выйти в скафандрах — как захочет уважаемый дедушка.

Дэниел потер подбородок.

— Послушайте, я хочу кое-что попробовать. Вы пойдете вперед и наденете скафандр, Йеясу. Давайте выйдем на этот, посадочный диск.

Глаза Йеясу расширились.

— Я боюсь за безопасность дедушки.

— Мне не нужен воздух для дыхания. Я теперь не дышу. Сомневаюсь, что могут возникнуть проблемы из-за отсутствия давления. Что может случиться? Радиация? Вряд ли. Может быть, я улечу из-за слабой гравитации? Думаю, триста килограммов удержат меня. В конце концов, я могу воспользоваться магнитными захватами, о которых вы говорили. Мне необходимо проверить свое новое тело. Не для того я прошел курс реабилитации, чтобы жить, как инвалид!

Йеясу наклонил голову.

Скиттер завис над диском, снизился и выполнил заход на посадку подобно тому, как самолет садится на палубу авианосца. Точно также он выпустил захват, был заторможен при помощи тросов и скользил по рельсам до полной остановки. Йеясу открыл шкафчик.

— Дедушка уверен? Здесь есть второй скафандр.

— Спасибо, — покачал головой Дэниел.

Йеясу облачился в скафандр. Он подошел к люку скиттера и последний раз обернулся к деду. В иллюминаторы Дэниел видел персонал посадочной площадки. Трос был уже отсоединен от скиттера, а захват втянут.

Дэниел подумал, что его внук выглядит, лак самурай. Скафандр Йеясу был выполнен в японском стиле. Шлем, конечно, выполнял свои функции, но формой напоминал… — Дэниел не знал названия, но вспомнил, что видел подобные в театре теней в Сан-Франциско. Сам скафандр походил на костюм самурая, а его поверхность покрывали узоры с традиционными японскими мотивами.

Йеясу взялся за рукоятку выпуска воздуха, Дэниел кивнул.

Хасегава повернул рукоятку. Заработали насосы, перекачивая воздух в систему рециркуляции. Индикатор показал, что в кабине создался вакуум.

Сквозь прозрачную лицевую пластину шлема Йеясу Дэниел видел, что губы внука шевелятся, но ничего не услышал. Звук в вакууме не распространяется, а если Хасегава хотел воспользоваться радиосвязью, то Дэниел без скафандра не мог слышать его. Если только в его новом теле не заложена способность принимать радиосигналы.

Что он мог и чего не мог делать? Так или иначе, ему нужно будет вернуться на Медицинский Остров, чтобы Ройс и Кимура продемонстрировали ему возможность его искусственного тела. Он должен получить подробнейшую инструкцию, как пользоваться заложенными в нем способностями.

Дэниел махнул рукой.

Хасегава повернул рычаг, и люк скиттера открылся. Хасегава выбрался наружу. По крайней мере, не пришлось топтаться перед люком, уступая друг другу право первым покинуть судно.

Дэниел на мгновение остановился в проходе, придерживаясь рукой за металлический корпус скиттера, и огляделся. Впервые после несчастного случая он наблюдал окружающее его космическое пространство не из кабины скиттера.

Звезды ярко блестели, сверкающая лента Млечного Пути пересекала небо, Отсюда он не мог видеть пояс астероидов, находившийся за Островом, на противоположном торце которого стоял Дэниел.

Но он видел Солнце — маленький диск. Он почувствовал желание опуститься на колени, настолько прекрасна и величественна была открывшаяся перед ним картина.

Дэниел с удивлением обнаружил, что его внук поступил так, как хотелось ему самому: упал на колени на ровную площадку диска, где стоял скиттер. Йеясу простер руки и повернулся лицом к Солнцу. Лицевой щиток его шлема потемнел, защищая глаза от ярких солнечных лучей.

Все понятно — если на Хоккайдо действительно возрожден культ Аматерасу но Охоками, то, прежде чем ступить на Остров, Хасегава должен был совершить молитву.

Со странным чувством застенчивости и радости Дэниел Китаяма опустился на колени, протянул руки, повторяя жест внука, и посмотрел на Солнце. Его оптические сенсоры автоматически скомпенсировали яркий свет прямых солнечных лучей. Он почувствовал, как свет и тепло удаленного светила наполняют все его существо. Живительное тепло разлилось по всему его телу, сосредоточившись в груди, где вместо сердца работал ротационный насос.

Дэниел увидел, что Йеясу поднялся с колен, и последовал его примеру. Он не был уверен, действительно ли испытывал подлинные религиозные чувства или просто принял желаемое за действительное. Слишком многое ему пришлось пережить с того дня, когда он очнулся от многолетнего беспамятства, чтобы быть в чем-либо уверенным.

Персонал посадочной площадки бросился приветствовать Хасегаву, низко склоняясь перед ним. Хасегава каждому отвечал поклоном. Дэниел увидел, что Йеясу указывает на него и жестикулирует, как будто разговаривает с рабочими по радио. Они были одеты в такие же, как у Хасегавы, скафандры, выполненные в характерном японском стиле, с нанесенными на них яркими цветными метками, указывающими на их профессию и ранг. Очевидно, все они по чину были младше Хасегавы.

Когда Йеясу умолк, весь персонал приблизился к Дэниелу. Они одновременно, как по команде, пали перед ним ниц. Дэниел вопросительно взглянул на внука, поклонился лежащим перед ним людям, а затем махнул рукой, приглашая их встать.

Йеясу опять заговорил. Рабочие встали, поклонились Дэниелу и вернулись к своим обязанностям.

Йеясу почтительно взял Дэниела под локоть и повел к воздушному шлюзу.

Пока Хасегава впускал, воздух в шлюз, Дэниел подумал: «Черт побери! Я здесь не просто турист, а какая-то важная особа. Это уже слишком!»

Он покачал головой.

Хасегава проверил показания приборов, открыл второй тамбур, провел Дэниела внутрь и принялся снимать скафандр. Одетый в униформу рабочий подбежал к нему, поклонился и помог снять шлем. Дэниел увидел, что он не расставался со своим мечом, как-то ухитрившись разместить его внутри скафандра.

— Оджии-сан, — произнес Йеясу.

Черт бы побрал эти непрерывные поклоны! Дэн поклонился в ответ, ожидая.

— Мой дедушка действительно необыкновенная личность! Но на вас все еще одежда, которую вам дали на Медицинском Острове. Вы окажете большую честь нашей семье и всему Хоккайдо, если облачитесь в одеяния нихонджин.

* * *

В деревню, где жил Хасегава, они въехали на лошадях.

Путешествие от посадочной площадки оказалось нетрудным. Они двигались в зоне невесомости по оси Острова. Когда они оказались напротив деревни, Йеясу сделал знак остановиться. Здесь, как и на Медицинском Острове, жизнь, сумела хорошо приспособиться к отсутствию гравитации, но путники не испытывали трудностей, пробираясь среди растений, а гнездящиеся здесь птицы уступали им дорогу.

Они спустились вдоль радиальной опоры и оказались на станции обслуживания, расположенной в двадцати километрах от места назначения. Здесь они сели на лошадей Хасегава предупредил заранее, и животные к их прибытию были уже приготовлены.

— Извините, Йеясу. Я не умею ездить верхом, — Дэниел почувствовал, что смущен, и выругал себя за это. Верховая езда была не самым распространенным занятием в его время. Если на Хоккайдо дело обстоит иначе, то он научится.

— Я распоряжусь насчет паланкина и носильщиков, оджии-сан, — заволновался Йеясу.

— Не забывайте что мой вес триста килограммов. Я просто проломлю дно этой штуковины.

Йеясу шумно вздохнул.

— Кстати, — заметил Дэн, — как выдержит меня лошадь? Я сломаю хребет бедному животному.

— На этот счет не беспокойтесь, дедушка. Это специально выведенная порода, способная выдерживать самурая в полном боевом снаряжении. Ваш вес лишь немного превышает вес самурая, его оружия и одежды.

— Ха! В таком случае, я попробую. Это не должно быть слишком трудно. Я всегда хорошо катался на велосипеде. Мне потребуются какие-нибудь специальные знания?

Йеясу развел руками.

— Я восхищен смелостью и мужеством дедушки.

Итак, одетый в кимоно, шаровары, головной убор и перчатки из телячьей кожи (откуда они взяли здесь телячью кожу), он уселся в разукрашенное седло. Лошадь была послушна. Дэниел подумал, что все это не так уж плохо.

Они ехали мимо полей, где работники падали ниц при приближении всадников. Дэниелу было неловко при виде такого унижения. Все это совсем не походило на фермы в Калифорнии, какими он их знал восемьдесят лет назад. Он чувствовал себя здесь чужим.

Деревня состояла из полусотни деревянных Хижин, окруженных рисовыми полями. Издалека доносился плеск бьющихся о скалистый берег волн.

Дэниел спросил, есть ли поблизости водоем, и Йеясу объяснил, что рядом находится небольшое озеро, где рыбаки ловят леща, карпа и других съедобных рыб.

Дом Хасегавы, окруженный высоким деревянным забором, располагался на вершине холма. У ворот путников встретили два лакея, которые распростерлись на земле, затем встали, помогли прибывшим спешиться и увели лошадей.

Перед домом был традиционный садик с посыпанными песком дорожками и бассейн с. выложенным мозаикой дном. Йеясу остановился, чтобы бросить рыбкам горсть корма из деревянной кормушки. Рыбки толкались и подпрыгивали, дрались из-за лакомых кусочков, а затем уплыли доедать добычу.

В дом вела широкая деревянная лестница. Когда Хасегава и Китаяма вошли внутрь, слуги распростерлись перед ними.

Йеясу остановился.

— Оджии-саи, вы хотите увидеть свою дочь прямо сейчас?

Дэниел кивнул.

— Вы должны помнить, что она не видела вас много лет. Она старая и немощная женщина.

— Понимаю, Йеясу. Это будет нелегко для меня. Я в последний раз видел ее маленьким ребенком. Ей было четыре года.

«Мои дети, Роберт и Элизабет, мои близнецы. Теперь ей восемьдесят четыре, а я остался молодым».

Он почувствовал горький привкус во рту. Похоже на небольшую утечку масла. Возможно, он перегрузил свой синтезатор голоса, и включились системы самовосстановления.

— Мой дядя известен в нашей семье как Тацуа. На заднем дворике построена часовня в его честь.

— Его звали Роберт.

— Мы вернулись к старым временам, оджии-сан. Я надеюсь, что вы скоро тоже окажите честь нашей семье и выберете себе подходящее имя.

Дэн поморщился.

— Моя мать ждет нас, оджии-сан.

— Вероятно, вы не называете ее Элизабет?

— Ее зовут Яками, оджии-сан.

— Войдем внутрь. Я хочу видеть свою дочь,

Йеясу удержал его.

— Еще минуту, дедушка. Пожалуйста. Моя мать очень стара. Очень немощна. Большую часть времени она не понимает, где находится. Она Думает, что по-прежнему живет в Бейкоку…

— Что?

— Бейкоку. Соединенные Штаты.

— Понятно. Вы родились здесь, Йеясу?

— К сожалению, нет, дедушка. Но все мои дети родились на Хоккайдо.

— И что же?

— Я постараюсь объяснить Яками, кто вы такой. Она немного говорит по-японски, но предпочитает английский. После смерти Тацуа она приняла решение вернуться в Бейкоку. Когда она достигла преклонного возраста, я вынужден был привезти ее на Хоккайдо, но, думаю она предпочла бы остаться там. Возможно, вам удастся убедить ее…

— Послушайте, Йеясу. Я сам могу вернуться в… Бейкоку! Я все еще не уверен, что захочу жить жизнью космического самурая. Я здесь все еще гость, понимаешь?

Хасегава шумно вздохнул, покраснел и поклонился.

— Как дедушка пожелает. Пожалуйста, пройдемте.

* * *

Старая женщина сидела на свежих соломенных циновках, обложенная со всех сторон подушками. Несколько женщин помоложе окружали ее. Йеясу подошел к ней и поклонился.

— Коничи ва, ока-сан.

Женщина не отреагировала.

Йеясу коснулся ее, затем взял за руку и легонько потряс.

— Ока-сан. Ока-сан.

Старая женщина подняла голову и посмотрела на Йеясу, Стоя позади внука, Дэниел внимательно всматривался в морщинистое, с туго натянутой на скулах кожей лицо старухи. Похоже, у нее совсем не осталось зубов. Глаза казались мутными, а волосы редкими седыми прядями спадали на лицо. На ней было богато расшитое кимоно, свободно болтающееся на ее немощном теле.

Она что-то пробормотала. Дэниел не смог разобрать ни слова.

Йеясу заговорил со старухой по-японски и показал на Дэниела. Она проследила за жестом сына, и в ее затуманенных глазах зажегся свет. Она сделала попытку встать.

Тотчас же служанки подхватили ее под локти и помогли подняться. Она попыталась сделать несколько шагов по направлению к Дэниелу, Он сам подошел ближе.

— Элизабет?

Ее губы дрогнули. Она пробормотала несколько слов на смеси английского и японского, которые Дэниел не понял, и положила ладони ему на грудь. Он посмотрел на худые, почти прозрачные руки, казавшиеся невесомыми.

— Папа?

Он опять произнес ее имя.

Она вглядывалась в лицо Дэниела, и глаза ее увлажнились.

— Папа. Мама, — она помолчала. — Мама сказала, что ты был ранен. Тебе стало лучше. Мама сказала, что ты придешь, но не к обеду. И не вечером. Мы ждали. Роберт и я ждали, Роберт сказал: «Элизабет, папа обязательно вернется».

— Папа вернулся.

Она подняла голову и заглянула ему в глаза. Счастливая детская улыбка заиграла в уголках ее беззубого рта.

— Папа вернулся, — повторила она. — Вернулся, вернулся. Теперь мама приготовит обед. Роберт, папа вернулся.

Дэниел посмотрел поверх своей дочери на внука.

Хасегава махнул рукой, и служанки бережно подхватили старую женщину и усадили на подушки. Она сидела, счастливо улыбаясь Дэниелу и беспрерывно повторяя слово «папа». Тоненькая струйка слюны стекала из уголка ее рта. Она, казалось, не замечала этого, но одна из служанок осторожно вытерла ей рот платком.

Старая женщина слегка раскачивалась и не отрывала восхищенного взгляда от отца.

Йеясу заговорил со служанками по-японски. Они понимающе кивнули и поклонились. Йеясу сказал несколько слов матери по-английски, коснулся ее руки и вывел Дэниела из комнаты.

В покоях Йеясу двое мужчин уселись на чистые татами. Женщина принесла кувшин с сакэ и установила его на миниатюрную жаровню с древесным углем. Рядом с жаровней она поставила две чашки.

— Мой дедушка хочет сакэ? — спросил Йеясу.

Дэниел с сожалением покачал головой.

— Боюсь, я больше не пью и не ем. В эту штуку вмонтирован источник энергии, — Дэн ткнул пальцем себе, в грудь. — Кимура объяснял мне, что они создали специальную медленно делящуюся смесь радиоактивных элементов, способную самовоспроизводиться. Несколько элементов с коротким периодом полураспада и несколько — с длинным. Этого мне хватит до конца жизни.

Он засмеялся.

Хасегава вопросительно взглянул на него.

— Но ведь вы можете прожить много лет.

Дэн кивнул.

— Если мне будет позволено спросить, — продолжил Хасегава, — вы имеете представление, как долго вы проживете? С телом ожившей ханива…

— Чего?

— Статуи.

— Угу.

— Ваше сердце — ротационный насос, желудок — ядерный реактор. Ваши руки и ноги — удивительные механизмы и, как всякие механизмы, их можно заменить новыми, если они износятся или сломаются. Ведь так?

Дэн потер подбородок.

— Я никогда не обсуждал этот вопрос с Ройс и Кимурой. Но, думаю, вы правы.

— Так сколько же вы проживете? Сто лет? Тысячу?

Йеясу наполнил сакэ одну из чашек и поднял ее.

— Если дедушка не возражает…

Дэниел безразлично кивнул.

— Долгой вам жизни и отличного здоровья, уважаемый старейшина, — произнёс Йеясу с оттенком иронии.

Он отхлебнул горячее сакэ и поставил чашку рядом с кувшином.

Дэниел попытался изобразить глубокий вдох. Он мог сжать губы и воспроизвести звук.

— Есть еще одна вещь, которую нужно узнать у врачей. Говорят, что клетки мозга изнашиваются, умирают и больше не восстанавливаются.

Хасегава вновь наполнил свою чашку, внимательно наблюдая за Дэниелом.

— Но у пас их такое количество — миллиарды и триллионы, — Дэниел кончиком пальца постучал себе по виску, — что при обычной скорости их отмирания, если, конечно не случится ничего, вроде травмы, можно не волноваться, что эти клетки закончатся, и вы превратитесь в идиота. Думаю, их хватит и на сто, и на пятьсот лет.

Он покачал головой.

— Но я не знаю, сколько проживу. Это, действительно, вопрос. Может быть, они продолжат по частям извлекать мой мозг и выкидывать на помойку, — он горько усмехнулся, — заменяя его электроникой, пока я полностью не превращусь в Машину. И тогда вообще не о чем будет беспокоиться.

Хасегава усмехнулся.

А как определить момент превращения человека в машину? Или — прошу прощения, дедушка, — в вещь?

Дэниел опять покачал головой и смущенно развел руками.

— А сейчас я человек? Или вещь?

Йеясу наклонил голову и молча ждал.

— Думаю, что я все же человек, поскольку чувствую себя им. Я обладаю сознанием. Я личность. Не знаю… — он пожал плечами.

— Когито эрго сум.

— Это старинная японская пословица?

Йеясу покраснел.

— Я не хотел обидеть вас, дедушка.

— Нет, нет. Просто я становлюсь слишком чувствительным. У меня никогда не возникало мысли, что… — он пристально посмотрел в глаза Йеясу. — Давно она в таком состоянии?

— Вы имеете в виду мою мать?

— Конечно.

— Она хочет вернуться на Землю, в Бейкоку, и снова жить в Сан-Франциско.

— Она хочет? Откуда вы знаете? Она ведь… — он не договорил.

— Иногда она сознает, где находится. Когда я привез Яками на Хоккайдо, ее состояние было гораздо лучше. Тогда… это моя вина, дедушка.

Он низко опустил голову.

Дэниел ждал.

— Она тогда заводила речь о сеппуку. Поэтому мне нелегко обсуждать ваш возраст, дедушка. Она хотела умереть от своей руки, пока у нее еще сохранились силы.

Долгое время они молчали. Дэниел смотрел, как Йеясу опять наполнил сакэ свою чашку, поднял ее и принялся рассматривать прозрачное сверкающее содержимое. Затем Хасегава вылил горячее сакэ обратно в кувшин и поставил чашку на место.

— Я проявил слабость, дедушка, я уговорил ее не расставаться с жизнью. Конечно, я хотел, чтобы моя мать осталась со мной. А присутствие здесь леди Хасегава придало бы величие нашему дому. Но я оказался не прав. В своем эгоизме я удерживал ее до тех пор, пока она стала неспособной принять самостоятельное решение и совершить ритуальный обряд. Это моя вина. Вы сами все видели.

— Как вы здесь определяете время? — спросил Дэниел.

Йеясу удивленно посмотрел на него.

— Когда зайдет солнце?

— Уже скоро.

Дэниел поднялся.

— Прошу прощения, Йеясу. Я хотел бы пойти к себе в комнату.

— Конечно, дедушка, — Хасегава вскочил на ноги и поклонился. — Я не предполагал, что усталость…

— Нет, все в порядке, — ответил Дэниел, посмотрев на свои руки. — Я сам приятно удивлен — похоже, мое новое тело никогда не устанет.

— Разумеется, дедушка.

— Вовсе не «разумеется». Я не устал. По крайней мере, физически. Эти механизмы могут еще работать и работать. Они надежны и сильны. Мне иногда только нужно будет заходить в мастерскую для точной регулировки. Вроде старого автомобиля. Ха! Но здесь… — Дэниел коснулся рукой лба.

— Накапливается усталость?

— Нет, — покачал головой Дэниел.

— Тогда…

— Что-то такое, о чем я никогда раньше не слышал. Ройс встроила в мой мозг своего рода блок лечения сном.

— О-о, — выдохнул Йеясу и кивнул.

— Забавно, но можно провести аналогию с программированием. Если программа начинает давать сбои, то необходимо прервать ее выполнение, чтобы исправить ошибки. Уф! — он потряс головой. — Нет, не так. Когда вы проверяете новую программу…

Йеясу кивнул.

— Конечно, в ней могут быть ошибки, и они выявятся после запуска, особенно, если вы не пользуетесь стандартными процедурами.

Дэниел заметил странное выражение в глазах Йеясу. Точно такое же выражение он видел восемьдесят лет назад, когда программисты пытались рассказать о своей работе неспециалисту.

Он сымитировал вздох и извинился.

Через несколько, минут Дэниел растянулся на традиционной японской кровати между двумя мягкими стегаными одеялами, постеленными на свежее татами. Его комната была удобной, красивой, хотя и просто обставленной.

Он положил голову на вышитую подушку и закрыл глаза.

Он знал, что не сможет отключить органы чувств и погрузиться в пустоту, где будет бодрствовать только мысль. Кроме того, он знал, что это не принесет ему покоя й отдыха. Этот путь вел к галлюцинациям и отчаянию.

Прежде чем покинуть Медицинский Остров, он попросил Кимуру встроить в его тело электронный таймер — устройство, которое не только отмеряло время, но и задавало для оставшейся у него часта нервной системы определенный ритм, заменяя отсутствующее сердцебиение и дыхание и заставляя его чувствовать себя частью физического мира, как будто бы ничего не изменилось с тех пору как сломавшийся кран раздавил его одетое в скафандр тело.

Сейчас Дэниел прислушивался к своим внутренним часам. Он имел возможность управлять своими ощущениями и слышать не металлическое тиканье, а глубокие размеренные толчки, подобно биению сердца матери, каким, его ощущает еще не родившийся ребенок.

Его тело было укрыто легким теплым Одеялом. Сквозь удары своих внутренних часов он расслышал тихий звук раздвигающейся ширмы, легкое дыхание, негромкие шлепки сабо о татами, а затем опять звук сдвигающейся ширмы.

Дэниел слегка повернул голову и открыл глаза в темноте он различил контуры приближающейся к его кровати стройной фигуры в богатой одежде. Женщина опустилась на колени рядом с ним.

— Китаяма-сан.

Он сел.

— В чем дело?

— Господин Хасегава послал меня, потому что я говорю по-английски. Немногие на Хоккайдо знают иностранные языки.

Дэниел усмехнулся.

— Меня зовут Кодаи-но-кими.

— А зачем господин Хасегава послал вас ко мне?

Она отвернулась. Дэниел не мое сказать, было эта смущением или кокетством.

Лорд Хасегава подумал, что лорду Китаяме будет одиноко ночью. Дань гостеприимства по отношению к старейшине.

Дэниел моргнул. Кодаи-но-кими была стройной, изящной, черноволосой женщиной. На этом ее сходство с Мари-Элейн заканчивалось, но, тем не менее, он смутился. По обычным меркам он уже несколько десятилетий был вдовцом, но ему казалось, что он виделся с женой всего несколько месяцев назад.

Он должен вернуться в Сан-Франциско, пройти по улицам, где Он гулял несколько месяцев — или десятилетий — назад. Он должен увидеть свой дом, посетить могилы жены и сына, примириться со случившимся.

Дэниел вдруг осознал, что почти ничего не знает о состоянии дел на Земле. С момента своего пробуждения он был занят только собой. Но мир не стоял на месте все эти восемьдесят лет, пока он пребывал в замороженном состоянии.

Что сейчас происходит на Земле? Сохранился ли его дом, или он вернется в Сан-Франциско и окажется в совершенно незнакомом месте? Он был новым Рипом ван Винклем, только его сон длился в четыре, раза дольше!

Он взглянул вниз. Кодаи-но-кими коснулась его. Ее легкие ладони двигались с робкой грацией и легкостью двух голубей.

Он отвернул лежавшее поверх него одеяло и подвинулся, приглашая ее лечь рядом с ним.

— Вы прекрасны, — сказал он. — Я надеюсь, что…

Она повернулась и вопросительно посмотрела на него.

— Я надеюсь, что это вас не унижает.

Женщина улыбнулась.

— Нам рассказывали, что в древней Японии мастерство гейши считалось, настоящим искусством и достижения в нем высоко ценились. Если бы мой хозяин господин Хасегава не питал КО мне большого уважения, он никогда бы не унизил своего деда, посылая меня сюда.

На мгновение он забыл все свои страхи и погладил ее по волосам. В отличие от остальных женщин в доме внука, носивших сложные прически, волосы Кодаи-но-кими были распущены, Они обрамляли ее лицо и касались плеч, блестящие, черные, отражающие слабый свет, откуда-то проникавший в комнату.

Под пальцами Дэниела ее волосы казались мягкими и живыми.

Легкие руки Кодаи-но-кими распахнули Кимоно Дэниела, и она прижалась щекой к его груди. Он подумал о том, каким она ощущает его искусственное тело, считает, ли она фальшивую плоть и скрывающиеся под ней механизмы телом настоящего мужчины, или понимает, что это всего лишь обманчивая видимость.

В то же самое время он чувствовал на своей коже ее дыхание, теплое и влажное. Врачи снабдили его великолепной копией человеческого тела. На груди даже были вьющиеся волосы, такие же редкие, как и на его настоящем теле. У поверхности кожи располагались датчики, позволявшие ему испытывать такие же по крайней мере, очень похожие — ощущения, как если бы дыхание Кодаи-но-кими действительно шевелило волосы на его груди.

Его рука скользнула к ней под кимоно. Она не протестовала, а наоборот, даже слегка повернулась, чтобы ему было удобнее.

Он удивился, коснувшись ее спины. Кожа женщины была тёплой, мягкой и шелковистой. Почему это удивило его? Он не испытал новых чувств, каких не знал раньше. У него не было причин думать, что женщины изменились за эти восемьдесят лет. Ощущение трепещущего под его ладонью тела Кодаи-но-кими отличалось от его воспоминаний о теле Мари-Элейн так, как отличается кожа двух молодых стройных женщин. Не более того.

Дэниел коснулся рукой лица Кодаи-но-кими, легко провел пальцами по ее лбу, закрытым глазам, носу, теплым и влажным губам. Он почувствовал, как она игриво куснула его, провела кончиком языка вдоль его пальца.

Он крепко прижал ее к себе, впервые в своей новой жизни почувствовав сексуальное возбуждение. Она опустила руки, чтобы развязать пояс его кимоно. Дэниел обнимал ее за плечи. Внезапно он подумал о том, чем же могут закончиться их любовные объятия. Он почувствовал, как его пробирает холодная дрожь, заменяющая в его новом теле чувство тошноты.

Доставят ли они, Дэниел и Кодаи-но-кими, друг другу высшее наслаждение? А если он и испытает оргазм, то вместо семени из него извергнется машинное масло?

У него затряслись руки, и он почувствовал, что возбуждение его внезапно пропало.

Китояма-сан? — прошептала Кодаи-но-кими — Ложитесь на спину, мой господин. Вы совершили далекое путешествие, и у вас был трудный день. Позвольте мне доставить вам удовольствие. Мне будет приятно принести вам радость.

Что он мог сказать ей? Что она подумает? Мог ли он объяснить, кто он? Что результатом его любви может быть машинное масло? Что он — робот, ожившая статуя, искусно, сделанный механизм?

Внезапно он сделался холоден как лед.

— Уходи, Кодаи-но-кими, пожалуйста! Это не твоя вина… Я… но я не должен…

— Господин! — она опустилась на колени рядом с кроватью и протянула к нему руки.

— Уходи. Ты не представляешь себе, что делаешь. Если, увидишь Хасегаву, передай, что утром мне нужно с ним поговорить. Я должен немедленно покинуть Хоккайдо!

Страдая, он смотрел, как она запахнула кимоно, надела на ноги сандалии и встала.

— Мне очень жаль, Китаяма-сан, — она направилась к двери.

— Ты не… — попытался было объяснить он, но вдруг понял, что сказать ему нечего.

Он отвернулся и не отводил взгляд от противоположной стены, пока не услышал звук задвигающейся за женщиной ширмы.

Дэниел поправил кимоно, набросил на себя одеяло и откинул голову на подушки.

Он принялся проверять функционирование своего тела, а затем отключил как можно больше органов чувств. Наконец, оставив только минимальную связь с внешним миром, чтобы не потерять ориентацию и не оказаться во власти галлюцинаций, он погрузился в сон.

Это был первый сон за пределами Медицинского Острова с его мониторами и впрыскиваемыми лекарствами. Уже перед тем как заснуть, он задался вопросом, будет ли он видеть сны? Будет ли его мозг во время сна сортировать события и впечатления? Сможет ли он внести исправления в заложенные в его мозг программы или окажется ввергнутым в хаос?

Он видел во сне свою дочь — дряхлую, беззубую старуху, видел тонкую струйку слюны, стекавшую из угла ее рта.

ГЛАВА 5

Пилот скиттера был вежлив, даже подобострастен, но почти не говорил по-английски, и Дэниелу оставалось лишь бессильно сжимать кулаки, сетуя на свое недостаточное знание японского. Скиттер держал путь от Острова Хоккайдо, собирая своими уловителями микрочастицы, рассеянные в космосе в районе пояса астероидов. Эти микрочастицы использовались гравитационными двигателями маленького судна в качестве реактивной массы и отбрасывались назад, пригодные для повторного использования.

Записка от Йеясу была вежливой, хотя и не до такой степени, как поведение пилота. Хасегава получил приглашение ко двору Шотоку. Его уважаемый дедушка должен понять, что в подобных случаях невозможны отказ или задержка.

Не возникала у Хасегавы и мысль воспрепятствовать дедушке в его желании вернуться в Бейкоку. Очень жаль, что мать Йеясу, леди Яками, не способна совершить путешествие со своим отцом, как она того хотела бы. Ее преклонный возраст и немощность не позволяют сделать этого.

Господин Хасегава выражал свое глубокое уважение и высказывал наилучшие пожелания своему дедушке господину Китаяме и надеялся, что по окончании визита в Бейкоку дедушка вернется на Хоккайдо.

По достижении лунной орбиты — Луна находилась в это время с противоположной стороны — пилот связался с диспетчерским пунктом на Земле. Дэниел сильно удивился, что пилот разговаривает по-японски. Неужели японский язык вытеснил английский в космической радиосвязи? Или каждая страна, соревнуясь с другими, создала свою собственную коммуникационную сеть?

Скиттер направлялся к огромной мерцающей колонне, устремившейся к Земле подобно тысячекилометровому древку копья. Колонна исчезала среди облаков и туманной дымки земной атмосферы.

Посадочная площадка на торце колонны очень напоминала палубу авианосца. Пилот приближался к колонне с запада, Сама колонна двигалась на восток, как будто ее основание было прикреплено к поверхности планеты, и на этой высоте ее свободный конец перемещался в безвоздушном пространстве со скоростью 1500 километров в час. Но даже эта скорость не шла ни в какое сравнение со скоростью старых космических кораблей, летавших по баллистической траектории, чьи изображения Дэниел когда-то видел на фотографиях и в кино. Скорость шаттлов, на которых он летал восемьдесят лет назад, тоже была больше.

Скиттер приблизился к торцу колонны, завис над посадочной площадкой, а затем начал медленно опускаться. Посадка оказалась даже мягче той, что выполнил Йеясу на Острове Хоккайдо.

Внутри диска, верхняя поверхность которого служила посадочной площадкой, располагались диспетчеры и технический персонал. К его удивлению, они говорили на разных языках, включая эсперанто и японский, но преобладал все же английский. Дэниел спросил дежурного диспетчера, использовал ли тот японский для связи с пилотом скиттера. Диспетчер рассмеялся и объяснил, что в аппаратуру встроен автоматический электронный переводчик.

— Черт побери! — пробормотал Дэниел.

— Сэр?

— Прошу прощения. Я просто не знал об этом.

— Да, сэр — диспетчер выглядел удивленным.

— Думаю, мне пригодилась бы подобная аппаратура.

Диспетчер по-прежнему был в замешательстве.

— Нет необходимости устанавливать переводчик на каждое судно, сэр. Эта аппаратура есть на всех посадочных площадках.

Дэниел не стал объяснять, что имел в виду электронику, заменявшую ему половину мозга.

Диспетчер отослал его к чиновнику, который провел Дэниела в кабинет. Да, он знает, кто такой Дэниел. Он предупрежден о прибытии мистера Китаямы, подготовил для него документы и проверил его банковские счета. Если мистер Китаяма пожелает, то может воспользоваться радиофоном и позвонить доктору Ройс на Медицинский Остров.

Он будет рад предложить мистеру Китаяме еду и напитки. Не часто ему приходится принимать таких важных гостей. Однажды он встречал президента Вестурии, а совсем недавно — «Великанов» из Тьерра Фуэго — что за команда? — и они подписали ему на память биту, которую он отослал домой племяннице.

Дэниел не знал, где находится Вестурия и что за команда из Тьерра Фуэго путешествовала в космосе, раздавая автографы своим болельщикам, но не стал беспокоить чиновника вопросами. Это все не так уж важно. Дэниел попросил соединить его с Медицинским Островом и отказался от угощения.

— Я не ем и не пью, — объяснил он.

— А как насчет бокала вина? — предложил чиновник.

Дэниел поморщился.

— Я не пью вина.

— Прошу извинить меня. Я не понял, что ваше положение…

— Нет, нет, — покачал головой Дэниел. — Думаю, вам просто не сообщили об этом при инструктаже. У меня есть встроенный источник питания. Если он иссякнет, то я вынужден буду попросить у вас порцию коктейля из радиоактивных изотопов. В противном случае, я просто сломаюсь.

— Понятно, — произнес чиновник.

По выражению его лица Дэниел мог определить, что это не совсем так, но у него не было желания пускаться в пространные объяснения.

Техник соединил Дэниела с доктором Ройс. Ее изображение появилось на маленьком экране. Она выглядела обеспокоенной.

— Как вы себя чувствуете?

Дэн улыбнулся.

— Физически великолепно, благодарю вас. Боюсь только, что у меня небольшой культурный шок, И, возможно, нам в ближайшее время будет необходимо кое-что обсудить. Но в данный момент со мной все в порядке.

— Каковы ваши планы? Мне нужно осмотреть вас.

— Я скоро вернусь. Но не сейчас. Мне бы хотелось отправиться в Бейкоку и…

— Куда?

— Прошу прощения. Я хочу вернуться на Землю и посетить родные места в Сан-Франциско. Как поведет себя это тело внизу? Похоже, оно прекрасно работает при нормальной силе тяжести.

— Как вам понравилось на Хоккайдо?

— Именно это я имел в виду, когда говорил о культурном шоке, доктор Ройс. Эти люди….

— Понимаю. После длительного периода, когда на Земле стирались различия между народами, развитие Островов дало толчок к восстановлению культурного разнообразия. Это как путешествие в древнюю Японию, правда?

— Откуда, черт побери, я могу знать? Я американец.

— Конечно. Доктор Кимура и я немного беспокоились, позволив вашему внуку отвезти вас на Хоккайдо.

— Это выглядело странно. Кроме всего прочего, моя дочь по возрасту годится мне в бабушки, а внук мог бы быть моим отцом. Мы так и не смогли найти общего языка.

— Мне жаль это слышать.

— Угу.

Он не стал касаться вопроса о том, что Элизабет хотела бы вернуться на Землю вместе с ним. Он сомневался, что физическое состояние позволит ей совершить это. путешествие. Удивительно, как Йеясу удалось привезти мать на Хоккайдо, не убив ее.

И это была его дочь!

Очнувшись от своих мыслей, он взглянул на экран.

— Что?

— Я спрашивала, с вами все в порядке? Вы выглядите расстроенным, мистер Китаяма.

— Это просто культурный шок, — он поморщился. А что происходит на Земле? Мне ничего не покажется странным? Физических проблем на вашем Острове у меня не было…

— Вашем Острове, мистер Китаяма.

— Неважно. На Хоккайдо тоже. Я даже ездил там верхом. Вот получился сюрприз для бедного животного!

— Мне бы хотелось осмотреть вас как можно скорее. Но если решили сначала провести некоторое время на Земле, то можете не беспокоиться, только будьте осторожны, не рискуйте понапрасну, хорошо? Воздержитесь пока от лазания по горам и участия в бое быков. До того, как мы убедимся в абсолютной надежности всех систем вашего организма.

Дэниел ухмыльнулся.

— Если та лошадь на Хоккайдо была удивлена, то что, интересно, подумает бык, пытаясь поднять на рога трёхсоткилограммового железного человека? А что насчет плавания, доктор?

— Лучше не пробовать. Вы сломаете подкидную доску.

— Я об этом не подумал

— Не стоит пытаться. Даже не принимайте душ. Вы можете очищать кожу, и она должна остаться неповрежденной. Если обнаружится хоть малейшая негерметичность, то могут возникнуть проблемы в электрических цепях.

Разговор уходил в сторону. Дэниел хотел спросить доктора Ройс, можно ли что-нибудь сделать для его — чуть не сказал «матери», а затем поправился — дочери. Деградация тканей, угасание функций и, самое главное, возрастные нарушения памяти и ориентации. Смогут ли врачи, восстановившие его из замороженной поврежденной массы протеина, помочь Элизабет?

Но почему-то он не смог заговорить об этом. Возможно, в другой раз.

Он вздохнул и внутренне улыбнулся своей «реакции». Старые рефлексы проложили себе новые пути через электронные цепи искусственного тела. Что следующее, зевота? Он пообещал Ройс, что будет избегать ненужного риска и вернется на Медицинский Остров для детального обследования, а затем, вспомнив, задал еще один вопрос.

— Послушайте, я понял, что теперь являюсь богатым человеком. Мне даже принадлежит Остров! Но во сколько мне это обходится? Даже если я богат, как арабский шейх или великий спортсмен, то должны же существовать какие-то границы моих возможностей!

Доктор покачала головой.

— У меня нет информации о вашем финансовом положении, мистер Китаяма. Ничего кроме общих сведений. Вы очень состоятельный человек. Что касается Острова, то мы приносим прибыль. Все знания, полученные при работе с вами, воплощаются в коммерческий продукт. Половина людей, живущих на Земле, пользуются изделиями, запатентованными на Острове. Вы слышали выражение «богатый богатеет», мистер Китаяма?

— Угу. А у бедных появляются дети. Разве не смешно?

Дэниел отключил связь.

Принимавший его чиновник решил спуститься на поверхность Земли вместе с ним.

— Вы когда-нибудь прежде пользовались Лифтом?

— Как низко мы опустимся?

— До самого Рейкьявика.

— Рейкьявика?

— Прошу прощения. Вы не знаете такого города? Это столица Исландии.

— Конечно. Но до какой высоты мы спустимся на лифте?

Чиновник почесал голову.

— Давайте посмотрим. Думаю, длина колонны составляет полторы тысячи километров. Спуск займет примерно семь часов.

— В конце концов им это удалось, не так ли?

— Я не понимаю, сэр. Кому и что удалось?

Дэниел откинулся на спинку обитого плюшем дивана и положил ноги на подлокотник. Хотя он не знал, что такое усталость, но его мозг был приспособлен к старому телу, и он чувствовал себя удобнее, подняв ноги вверх. Хозяин кабинета сидел напротив него на мягком, с широкими подлокотниками кресле, обтянутом натуральной кожей и крашенном медными заклепками.

Между ними стоял невысокий столик, а пол покрывал толстый, ковер. Хотя комната представляла собой всего лишь кабину лифта, но больше походила на персональный железнодорожный вагон середины девятнадцатого века. Не хватало только, стюарда, подающего бренди и толстые сигары, — хотя все это было Дэниелу совершенно ни к чему.

Чиновник все еще ждал ответа Дэниела.

— Я имею в виду создание этого… космического лифта. Так вы его называете? Лифт?

Чиновник кивнул.

— Их построено уже полдюжины. Большинство располагается ближе к экватору из-за максимальной центробежной силы, что очень существенно при подъеме больших грузов. Но два лифта являются исключением — этот в Рейкьявике и еще один на Апио в Восточном Самоа. Так что северные и южные районы не обойдены вниманием. Все лифты подчиняются Международному Аэрокосмическому Комитету. Когда вы последний раз были на Земле, сэр?

Дэниел в задумчивости потер шею.

— Давайте посмотрим. Последний раз, насколько я помню, я был на Земле в 2009 году. Я работал на первом строящемся Острове, прибыв туда с Земли. Затем произошел несчастный случай, после чего меня в замороженном состоянии отправили назад, хотя не думаю, что это считается, поскольку я был без сознания. Меня вывели из забытья на Медицинском Острове, после того как восстановили мое тело…

Чиновник встал, подошел к пульту управления и ввел с клавиатуры последовательность из нескольких команд.

— Полагаю, вас это заинтересует, мистер Китаяма.

Дальняя стена комнаты была оформлена в стиле салона середины девятнадцатого века — плюш, обитые тканью стены, драпировка, огромный, вульгарный, с романтическим сюжетом гобелен в позолоченной раме. Все это вдруг пропало. Стена слегка вздрогнула и исчезла.

Комната выходила прямо в космос, в разреженную атмосферу более чем в тысяче километрах над Исландией.

Дэниел шагнул вперед, протянул руку и пальцами наткнулся на невидимую стену.

— Великолепно.

Чиновник самодовольно улыбнулся.

Вне кабины лифта темное ночное небо было усыпано точками звезд.

— Мы смотрим на восток, сэр. Луна находится прямо позади нас. Когда лифт будет спускаться через стратосферу, откроется изумительный вид.

Прямо под ними в ярком лунном свете сверкал верхний слой облаков.

— С какой скоростью мы надаем? — спросил Дэниел..

— Ну, я бы предпочел пользоваться другой терминологией. Мы спускаемся на Землю со скоростью двести километров в час. Я знаю, что вы привыкли к большим скоростям, сэр, но это тоже вполне прилично.

— А эта кабина только для нас?

Чиновник покраснел.

— Случайность. И знак уважения к таким пассажирам, как вы, мистер Китаяма.

— Грандиозно. Я никогда не видел подобной красоты. Даже не предполагал, что Луна может быть, такой яркой.

— Думаю, немного ярче, чем в прошлом столетии. — Он бросил взгляд на часы. — Смотрите внимательно.

Дэн стоял рядом с чиновником и смотрел сквозь прозрачную стену комнаты. Дальний край облаков засветился пурпурным, и оранжевым. Сверкающие лучи пронзили небо. Черное небо на востоке стало серым, а звезды поблекли.

Сверкающий край солнца показался из-за края облаков, а сами облака превратились в бушующее море оранжевого, пурпурного и голубого цветов. Кабина лифта продолжала снижаться, и картина восхода постоянно менялась, пока они не вошли в верхнюю часть облачного слоя. Серые клочья окутали кабину.

— Изумительно. Такое чувство, что облака сейчас проникнут внутрь.

— Хорошо, что этого не произойдет. Без стены нас просто выбросило бы из кабины, или мы задохнулись бы от недостатка кислорода. Мы даже могли бы заработать кессонную болезнь.

Дэниел улыбнулся.

— Не думаю, что у меня возникнут проблемы от недостатка кислорода. А вот кессонная болезнь — это интересно. Еще один вопрос для медиков при нашей следующей встрече.

* * *

К тому времени, когда они вынырнули из-под облаков, в Рейкьявике уже наступил день. Сами облака стали тонкими, между ними появились просветы, так что они почти не задерживали солнечных, лучей. Дэниел мог различить обширные Поля Пшеницы, протянувшиеся на много километров во все стороны от города. Он покачал головой, потрясенный этим открытием. Кабина лифта отсоединилась от троса и переместилась в зону прибытия.

Дэниелу пришлось пройти через многочисленных чиновников иммиграционной службы, заполняя различные бумаги. Наконец, он расположился в кабине суборбитального самолета, направляющегося в Новый аэропорт в Сакраменто-Стоктон Бей. Он снял номер в «Аиру Хаус» и вызвал по радиофону Медицинский Остров. На экране появилось изображение. От Кимуры он узнал название и адрес компании, которая вела его финансовые дела на Земле. Дэниел позвонил в свой офис и открыл текущий счет в одном из банков Сан-Франциско.

Затем он задрал ноги вверх, сцепил пальцы на затылке и подумал, что не отказался бы сейчас от бокала спиртного. Пара глотков скотча помогла бы ему расслабиться и решить кое-какие проблемы, прежде чем он отправиться в Сан-Франциско. Нужно попросить Кимуру или Ройс дать ему возможность вводить в кровь немного алкоголя, либо выпивая его (тогда придется вставить в тело химический процессор), либо путем инъекции.

Господи! Сколько им еще предстоит сделать с его телом при следующем посещении Медицинского Острова? А сколько он еще должен узнать о себе?

Когда чиновник в кабине лифта сделал стену прозрачной, Дэниел действительно подумал, что она исчезла, и ему понадобилось коснуться ее рукой, чтобы убедиться, что это не так.

Но его глаза имели гораздо большие возможности, чем он использовал. Если они были способны работать как телескоп, то, наверное, могли выполнить и функций микроскопа. Или воспринимать гораздо более широкий диапазон излучения. Он мог видеть инфракрасные лучи. А ультрафиолетовые? А рентгеновские? Могли он видеть радиоволны?

Дэниел знал, что он необычайно силен. Ему еще не представилось случая испытать свою силу, но он предполагал, что его искусственные мускулы могут творить чудеса. Он был практически неуязвим. Он не нуждался в воздухе для дыхания, и поэтому его невозможно было задушить, отравить газом или утопить. (Хотя некоторые едкие газы могут повредить его искусственную кожу, а вода — вызвать короткое замыкание. Смешно!)

Он не отличался необыкновенными умственными способностями, как и в прошлой жизни, где не сумел подняться выше обыкновенного специалиста по компьютерам. Теперь его скромные знания устарели на восемьдесят лет. Ему на ум пришло сравнение с летчиком древнего биплана, внезапно перенесенного в космическую эру и вынужденного выводить на орбиту шаттл.

Хотя внутри его находился довольно мощный компьютер и если добавить туда кое-что и научиться в полной мере использовать уже заложенные в нем возможности, то Дэниел может превратиться в феноменальную личность с необычайными способностями к восприятию, хранению и обработке информации.

Он станет очень похож на телевизионного супергероя.

Но какая ему от этого польза? Он не знал, как воспользоваться своими новыми возможностями. Он даже не смог овладеть женщиной, которую прислал ему внук!

Дэниел включил видео и попытался отвлечься от мысли о самом себе. Ему повезло. Он наткнулся на игру с участием «Великанов» из Тьерра дель Фуэго и увидел команду в действии. Наконец-то эта маленькая тайна была разгадана! Игра была хороша, и «Великаны» заслуженно победили. Неудивительно, что племянница чиновника являлась их поклонницей.

Когда матч закончился, он покрутил ручки настройки и нашел программу с танцевальным шоу, которое, казалось, соответствовало его настроению и должно было подействовать успокаивающе, и через некоторое время он заснул.

Его сны были бессвязны и тревожны. Он проснулся, чувствуя себя не в своей тарелке. Затем Дэниел вышел из отеля, поездом добрался до Сан-Франциско и пошел пешком через весь город. Вот где пригодилось не знающее усталости тело.

Он попытался разыскать дом, где когда-то жил вместе с Мари-Элейн, Робертом и Элизабет. На этом месте стоял отель. Он зашел к управляющему и узнал, что является владельцем отеля.

— Мы сохранили для вас номер, мистер Китаяма, управляющий был чрезвычайно почтителен. Дэниел подумал, что за восемьдесят лет беспамятства сделался очень богатым и уважаемым человеком.

Он сказал, что остановится здесь на некоторое время. Ему показалась странной фраза управляющего. Если они зарезервировали номер для отсутствующего владельца, то это понятно. Но «сохранили»? Как клубничное варенье?

Он вошел в дверь номера и перенесся на восемьдесят лет назад. Комната представляла собой тонную копию гостиной его старого дома на Стейнер-стрит. Он жестом отпустил управляющего, закрыл дверь и в волнении уселся на легкий деревянный стул, на котором в последний раз сидел незадолго до их такого неудачного путешествия на первый строящийся Остров.

Стул все еще стоял перед старым телевизионным приемником. На столике лежала программа передач. Он взял листок в руки и расправил его. Программа была восьмидесятилетней давности. Он поднес ее ближе к глазам. Больше по привычке, чем для фокусировки оптических сенсоров.

Листок с программой находился в превосходном состоянии, без следов пыли и разрушения. Но на нем было видно круглое коричневое пятно диаметром с детскую ладонь — след, оставленный его кофейной чашкой восемьдесят лет назад.

Он пересек покрытую ковром комнату и раздвинул старинные занавески. Оконные рамы были сделаны из дерева, а в них вставлен прозрачный пластик, почти неотличимый от стекла, но вид за окном ничем не напоминал Сан-Франциско восьмидесятилетней давности. Хотя… На улице посветлело, и в зданиях вокруг отеля зажглись огни. На северо-западе он различал сияние, указывавшее на то, что мост Золотые Ворота остался на месте. Интересно, продвинулась ли граница города за мост, на морское побережье? Скорее всего, да.

Дэн подумал, что день выдался необыкновенно теплым, да с удивлением обнаружил, что не знает, какое сегодня число. Он поднял трубку старинного телефона и прежде чем успел нажать на кнопки, услышал голос телефонистки:

— Чем можем быть полезны, мистер Китаяма?

Он спросил, какое сегодня число, выслушал ответ и повесил трубку. Начало декабря. Ничего себе! Действительно ненормальная погода для Сан-Франциско. Улицы внизу окутывал не очень плотный туман. На Стейнер-стрит никогда не было густого тумана, разве что легкая дымка. В теплые дни в воздухе не скапливалось достаточного количества влаги.

Он вспомнил о полях пшеницы в окрестностях Рейкьявика. Странно. Как исландцы умудрялись выращивать зерно на своих скалистых почвах? Из кабины космического лифта он не заметил никаких признаков гидропоники. Даже если им удалось произвести или импортировать огромное количество плодородной почвы, достаточное, чтобы превратить весь остров в одно большое поле, то как могло случиться, что в декабре под теплым ярким солнцем созревает урожай?

Дэниел включил телевизор, нашел программу новостей и обнаружил, что видит события начала декабря 2009 года.

Восемьдесят лет назад. Он улыбнулся. Они потратили массу времени и сил, подбирая записи, чтобы создать ему иллюзию просмотра телепередач. Он посмотрел старую программу новостей, матч хоккейных команд колледжей, а затем, устав, выключил телевизор и прошел в кухню, тщетно мечтая о банке пива.

Тяжело вздохнув, Дэн закрыл, дверцу холодильника, заполненного банками «Кайрин» и «Дос Экус». Он услышал знакомый булькающий звук, обычно раздававшийся в доме, и двинулся в спальню. Да, они установили здесь пятидесятилитровый аквариум с тропическими рыбками и бесшумным воздушным насосом, который никогда не работал бесшумно. Крошечная африканская лягушка высовывалась из воды, делала вдох и вновь пряталась на дне.

Дэниел некоторое время стоял около кровати, затем провел рукой по лицу, вернулся к своему стулу, сел, положив ноги на столик, и закрыл глаза, погрузившись ненадолго в полную темноту.

Через какое-то время он открыл глаза. В комнате стало темно. Свет с улицы не проникал через плотные занавески. Он поднялся и выглянул наружу. На улице почти отсутствовал транспорт и совсем не видно было пешеходов.

Он заметил, как неясный силуэт метнулся от темной аллеи к водосточной трубе и исчез. Это могла быть кошка или большая крыса.

Дэниел вернулся в спальню, привлеченный булькающим звуком воздушного насоса, он забыл выключить маломощную лампу, подогревавшую «аквариум» и ее оранжевый свет окрашивал комнату в мягкие теплые тона.

На кровати, отвернув одеяло и опираясь на подушки, сидела Мари-Элейн. Она была занята и не взглянула на стоявшего в дверях Дэниела. Он обрадовался, что жена не заметила его. Он просто стоял и смотрел.

Черные волосы обрамляли ее лиц, кожа на лбу и щеках выглядела нежной и гладкой. На ней была надета бежевого цвета ночная рубашка, спущенная с плеч, чтобы открыть груди.

Она держала завернутых в легкие одеяльца близнецов, каждый из них сосал грудь. На ее лице, повернутом к детям, застыло выражение покоя и блаженства.

Дэна переполнило чувство радости и благоговения пред красотой Мари-Элейн и прелестью двух младенцев, сосущих ее грудь. Он почувствовал, необъяснимое желание упасть перед ней на колени. С внезапной ясностью и силой он понял смысл поклонения Мадонне.

Почти одновременно его захлестнула непреодолимая волна желания, он ощутил сильнейшее, почти болезненное возбуждение. Ему хотелось броситься на Мари-Элейн, сжать в объятиях, проникнуть в нее, слиться в единое целое.

Он распахнул халат, сбросил его на ковер, поставил одно колено на кровать и наклонился вперед, опираясь на ладони.

Мари-Элейн взглянула на него и улыбнулась. На лице ее отразилась радость, понимание, согласие. Она улыбнулась двум сытым и сонным младенцам, лежавшим у ее груди.

Дэниел взял у нее одного ребенка. Он прижал его к груди и принялся ходить взад-вперед по комнате, легонько похлопывая младенца по спине. Он услышал ласковый смех Мари-Элейн, в котором, однако, не было насмешки. Он взглянул на нее и увидел, что она укачивает младенца, но смотрит при этом на него. Дэниел оглядел себя и обнаружил, что обнажен и сильно возбужден. Он тоже засмеялся.

Они уложили детей спать и укрыли одеялом.

Мари-Элейн опять вернулась в кровать, но теперь ее бежевая рубашка лежала в ногах. Она сидела, опираясь спиной на подушки, ее черные волосы разметались по плечам. Дэниел мог видеть крошечную капельку молока, оставшуюся на ее соске.

В сильном возбуждении он подошел к кровати, стал на колени на одеяло и посмотрел на жену.

Он наклонился, уперся ладонями в стоявшие вертикально подушки и закрыл глаза. Холодная дрожь сотрясала его тело. Затем Дэниел открыл глаза и посмотрел вниз. Он был один в кровати. Слабый свет шел от стоявшего на тумбочке аквариума. Единственным Звуком в комнате было бульканье неисправного воздушного насоса. Дэниел не слышал своего дыхания. Он прижал руку к груди, чтобы почувствовать биение сердца, но ощутил лишь слабое равномерное гудение ротационного насоса.

Его оптические сенсоры, способные чувствовать электромагнитные волны в широком диапазоне и фокусироваться на различных по удаленности объектах, управлялись электроникой. Они не имели движущихся деталей, не нуждались в смазке, внутри них не циркулировала жидкость, а конструкторы не догадались снабдить его подобием слезных желез.

Застонав, Дэниел накинул на себя халат, позвонил портье и выяснил, что все службы отеля работают круглосуточно.

Он вышел из отеля и двинулся вдоль окутанной туманом улицы. Ночной портье пытался уговорить, его не покидать, отель такое время, но Дэниел оборвал его и вышел на Стейнер-стрит. Он направился на северо-восток, к заливу.

Ночь оказалась теплее, чем он предполагал. Но туман сильно сгустился. Он чувствовал необычное для Сан-Франциско, сочетание тепла и атмосферной влажности, Казалось, воздух наполнен дрожащими кристаллами, которые ловят свет уличных фонарей, преломляя его в крошечные вибрирующие радуги. Все это придавало воздуху какую-то особую насыщенность и тяжесть.

Звуки смягчались и приглушались. Он чувствовал, как его туфли на толстой подошве стучат по старому асфальту тротуара, но звук шагов тонул в тяжелом и влажном воздухе.

Где-то играла музыка.

Дэниел обнаружил, что не ощущает той специфической смеси запахов, которая обычно присутствует в ночном воздухе. Похоже, его новое тело не обладало способностью различать запахи — поскольку он не дышал, то нос ему нужен был лишь для видимости. Он усмехнулся про себя и отметил, что нужно попросить Ройс и Кимуру снабдить его чувством обоняния.

Музыка была не очень сложная, и исполнение оставляло желать лучшего. Вероятно, кто-то из местных жителей устроил затянувшуюся до ночи вечеринку. Дэниел в основном слышал мощные звуки ударной установки. Сквозь громкие, почти осязаемые удары пробивался хор голосов: «Что-то-такое-попало-в-ухо-баа-баа-баа».

Крыса выскочила из-под выброшенной картонной коробки и скрылась за полусгнившим забором.

Рядом с отелем, вперемешку с высокими деревьями, стояли старые, хорошо сохранившиеся дома и административные здания, а также постепенно приходящие в негодность пустующие постройки. Казалось, он перенесся назад, в хорошо знакомую обстановку начала XXI века.

Мимо проехала машина с надписью «полиция» и мигалкой на крыше. Сидящие в автомобиле либо не заметили его, либо решили не обращать внимания. Машина исчезла в тумане за Калифорния-стрит, вероятно, направляясь в округ Ричмонд.

В поглощающем звук тумане со стороны Перрин Плэйс доносились крик и шум потасовки.

Дэниел бросился бежать по маленькой улочке, ведущей от Стейнер-стрит к Перрин Плэйс.

Уличное освещение отсутствовало, и туман от этого казался еще гуще.

Шум становился громче. Он слышал громкие вопли, глухие удары кулака о тело, звук рвущейся одежды, крик боли и женский визг, в котором звучали страх и гнев. Он различил еще один голос, непонятно, мужской или женский, затем мужской голос, выкрикивающий непристойности, и сердитые вопли женщины.

На Перрин Плэйс никого не было.

Дэниел остановился посередине квартала, пытаясь определить источник звука. Голоса доносились из узенького переулка между двумя старыми кирпичными зданиями. Там было темно, и Дэниел ничего не видел. Он вынужден был включить инфракрасное зрение.

Он увидел три неясные фигуры, катавшиеся по земле. Дэниел бросился в переулок, и при каждом шаге подошвы его ботинок гулко ударялись о старые плиты тротуара.

Он различил фигуры троих людей: лежавшую лицом вниз женщину, другую, покрупнее, сидевшую на ней верхом, упираясь коленями в плечи и стискивая руками горло жертвы. Сзади скрючился мужчина, наносивший удары кулаками по ребрам лежащей женщины. Его колени стояли на земле между ее ног, а член ритмически входил в нее в такт с ударами кулаков.

Насилуемая женщина пыталась сопротивляться нападавшим, но ее движения были такими же слабыми, как придушенные звуки, вырывавшиеся из ее горла. Сидевшая у нее на спине толстуха не переставала кричать, приказывая жертве заткнуться и лежать тихо. Мужчина извергал непрерывный поток почти бессвязных ругательств.

Дэниел одной рукой схватил мужчину за ремень наполовину спущенных брюк, а другой за нечесаные волосы. Когда он отрывал насильника от жертвы, тот конвульсивно дернулся и вскрикнул. Дэниел оттащил его в сторону и приподнял на метр, над землей. Послышался чмокающий звук, когда его член вышел из тела жертвы,

Дэниел поднял мужчину над головой. Одновременно он перенес вес на одну ногу, а другой изо всех сил нанес удар по спине толстой женщины. Раздался глухой стук, и она перелетела через голову жертвы, перевернулась несколько раз и осталась лежать, издавая глухие стоны.

Прежде чем толстуха неподвижно застыла на земле, Дэниел со всей силой, на которую были способны его искусственные мускулы, отшвырнул от себя мужчину.

Насильник ударился о кирпичную стену в двух метрах над землей. Послышался громкий шлепок. Тело резко отскочило от стены и с глухим стуком упало на землю. Мужчина резко дернулся один раз и застыл неподвижно.

Толстая женщина продолжала стонать. Ее нечленораздельные причитания достигли наивысшей точки, прекратились на мгновение, а затем постепенно утихли до еле слышного бормотания.

Подвергшейся нападению женщине удалось немного приподняться, упершись руками в тротуар. Она громко и непрерывно икала.

Затем икающие звуки смерились приглушенным бульканьем. Женщину вырвало. Ее руки ослабели, и она упала лицом прямо в лужицу рвоты.

Она громко стонала, отталкиваясь одной рукой от земли в попытке отодвинуться в сторону и сесть, и не отрывала взгляда от проема между домами.

Дэниел сообразил, что она видит его силуэт, освещенный сзади тусклым светом фонарей Перрин Плэйс.

Он махнул рукой, чтобы привлечь к себе внимание.

— Вам нужна помощь. Я позову полицию.

Женщина смотрела на него бессмысленным взглядом.

— Подождите немного… через минуту все будет в порядке… я схожу за полицейским… вызову машину…

Женщина вздрогнула, ее тело изогнулось, а из горла вырвался резкий, похожий на кашель звук. Ее охватил новый приступ рвоты. Тоненькая струйка стекала с ее подбородка на землю.

Она подняла руку, протянула ее в сторону Дэниела и отрицательно покачала головой.

— Не делайте этого… — выдавила она из себя. — Не надо… Нет.

Дэниел подошел к ней и опустился на колени.

Она с неожиданной силой ухватилась за него обеими руками, прижалась головой к его груди и зарылась лицом в его одежду. Они… Они…

— Успокойтесь. Все уже закончилось.

— Они… — она вздрогнула и махнула рукой в сторону двух лежащих на земле тел. Толстуха продолжала тихо стонать. Она делала слабые попытки приподняться на руках, но лишь скребла ими по тротуару.

— Вы ранены? — спросил Дэниел.

Он почувствовал, как женщина затрясла головой.

— Я не думаю… они… они… — она всхлипнула, еще крепче сжала его руку и судорожно вздохнула. — Не уходите. Не оставляйте меня.

Дэниел моргнул. Ну и положение! Его собственные тревоги и заботы отступили на второй план. Они беспокоили его утром, которое казалось теперь таким далеким. Ему нужно было как-то выпутываться из ситуации, в которую он попал.

— Послушайте, мисс, — сказал он — Как вы думаете, если я вам помогу и вы обопретесь на меня, То, может быть, сможете…

Дэниел уговаривал ее встать, одновременно осторожно поддерживая под локоть.

Она кивнула и оперлась на его плечо. Он поднялся вместе с ней, проделав работу за двоих. Она стояла в полуметре от Дэниела, выпрямившись и придерживаясь за него одной рукой. Затем она опустила руку и попыталась, насколько это было возможно, расправить одежду. Ее платье было порвано и испачкано, но ей удалось навести некоторую видимость порядка.

— О… вы можете… — она замолчала и закрыла лицо руками.

Инфракрасным зрением Дэниел видел, что ее руки кровоточили, поцарапанные во время борьбы и израненные об асфальт.

— В полицию? — спросил Дэниел — Или в больницу? Вам нужно в больницу.

Она затрясла головой.

Я не знаю. Не знаю. Я сама во всем виновата. Они, наверное, что-то подсыпали в мой бокал.

— Не думайте сейчас об этом.

Он стал вспоминать, как должен действовать герой, спасший жертву, от рук злодеев. Сначала нужно проверить, не препятствует ли язык свободному дыханию, затем освободить рот от остатков пищи. Нельзя пытаться передвигать, жертву, поскольку сломанные кости могут вызвать внутренние повреждения… Все это не то.

— Что…

— Обопритесь на меня. Мы пойдем за помощью.

Он вывел ее из переулка. Супермен бы летел над городом, держа в руках свою Луи Лэйн. Он дотащил женщину до Перрин Плэйс и огляделся по сторонам. Не стоило возвращаться на Стейнер-стрит — слишком далеко. С Перрин Плэйс доносилась еле слышная музыка. Голос напевал: «Что-то-такое-попало-в-глаз-лаа-лаа».

Он повернул налево и двинулся к отелю. Туман, похоже, стал еще гуще и теплее, Они пробирались как сквозь вату.

Вдруг Дэниел услышал тихий рокочущий звук позади себя и обернулся. Инфракрасное зрение позволяло ему видеть в тумане. Это была еще одна полицейская машина — или та же самая, что проезжала мимо него раньше.

Он махнул рукой, пытаясь привлечь внимание полиции.

— Что… — начала спрашивать женщина.

— Это полицейские. Сейчас все будет в порядке.

— О, нет! Вы… мы…

Автомобиль приблизился к ним на расстояние метра и со скрежетом остановился. Включились мигающие бело-голубые огни, и раздался усиленный динамиками голос:

— Не двигаться! Стойте спокойно! На вас направлено оружие, и любое ваше движение будет расцениваться как вооруженное нападение! Не двигаться! Стойте спокойно! На вас направлено… — повторял, вероятно, записанный на пленку голос.

Женщина, стоявшая рядом с Дэниелом, дрожала, опустив руки.

Дэниел услышал, как открылись дверцы полицейской машины, а затем до него донесся звук шагов.

— Сейчас все будет в порядке, — сказал Дэниел.

— Вы идиот! — всхлипнула женщина.

— Все будет в порядке, — повторил Дэниел.

В мерцающем бело-голубом свете Дэниел различал две осторожно приближавшиеся к ним фигуры. Они казались огромными, нечеловеческими. На полицейских были каски с толстым прозрачным лицевым щитком пуленепробиваемые жилеты, толстые перчатки, брюки с защитными прокладками и тяжелые башмаки.

Повернитесь! — скомандовал полицейский офицер, — Руки за спину! В противном случае буду стрелять!

Дэниел подчинился, удивляясь необычным для полиции мерам предосторожности.

— Больше предупреждать не буду! — пролаял офицер.

Вероятно, женщина замешкалась. Теперь она, как и Дэниел, стояла спиной к полицейским.

Дэниел почувствовал, что его запястья обхватило что-то мягкое и плотное. Он осторожно попытался развести руки. Материал был очень прочен, так что человек не мог ни разорвать, ни ослабить захват. Он был уверен, что новое тело легко справилось бы с этой задачей, но обычному человеку такое было не по силам. Старинные металлические наручники теперь, наверное, можно увидеть только в музее.

Женщина рядом с Дэниелом всхлипнула, почувствовав, что ее руки оказались связанными.

— Послушайте, на эту женщину напали! Вам нет нужды…

Что-то твердое и тяжелое ударило Дэниела по затылку. Удар не нанес ему вреда, но был таким сильным, что бросил его вперед и повалил на землю. Со связанными за спиной руками он приземлился на плечо и остался лежать.

Офицер пнул его ногой.

— Вставай! Еще одно слово, и ты покойник!

Их затолкали в полицейскую машину, в обитую металлом камеру без окон, освещаемую только бело-голубыми вспышками мигалки. Дэниел посмотрел на спутницу. Выражение ее глаз удержало его от дальнейших протестов.

В полицейском участке их препроводили в похожую камеру, только немного большего размера, чем в автомобиле.

Они уселись на полу спиной к спине. Из динамика, вмонтированного в потолок комнаты, раздался металлический голос.

ГЛАВА 6

Дэниел проводил врача до двери своего номера.

— Я удивлен, но весьма польщен, мистер Китаяма. Не думаю, что у нее будут проблемы, — только довольно сильная боль в первые несколько дней. Если возникнут осложнения, сразу же вызывайте меня. Возможно, небольшое кровотечение, но если оно будет обильным, сообщите мне.

Дэниел кивнул.

— Спасибо, но до меня никакие дойдет, почему она отказалась от госпитализации, ведь… — он пожал плечами.

— Я понимаю ее чувства. Очень плохо, что инцидент произошел вне ее зоны. Ей придется залезть в долги на многие годы, чтобы оплатить счет.

— Но это моя забота. Я могу заплатить за лечение.

— Она не согласится. Вы сами слышали.

— Но она ведь позволила нанять вас.

— Мистер Китаяма, что я могу сказать? Оставьте все, как есть. Молодой леди очень повезло. После встречи с двумя преступниками и полицией… Она родилась в рубашке. Девушка просто не хочет рисковать, связываясь с еще одним учреждением. Я не могу винить ее за это. А сейчас, если у вас больше нет вопросов… — он промолчал. — Вы очень щедры. Большое спасибо. Можете обращаться ко мне в любое время. Врач ушел.

Дэниел еще раз взглянул на женщину, спящую на диване в гостиной. Она категорически отказалась лечь в спальне Дэниела, как ни благодарна была за то, что ее привезли в номер, а не оставили в городской Тюрьме. Дэниел с врачом решили, что лучше оставить ее на диване, чем продолжать уговоры.

Она спала в пижаме Мари-Элейн (или копии — Дэниел не был уверен) под толстым мягким пледом, Ее темные волосы и смуглая кожа на первый взгляд напоминали Мари-Элейн. Но черты лица были совсем другими, а телосложение не такое хрупкое. И самое главное отличие — холодные ярко-голубые глаза, совсем не похожие на мягкие, почти черные глаза жены.

Дэниел вздохнул, как будто у него по-прежнему имелись легкие и диафрагма. Он отвернулся от спящей женщины и раздвинул плотные занавески.

Снаружи уже рассвело. Туман полностью рассеялся — по крайней мере, в этой части города, — и солнце освещало Пасифик Хейтс. Огромные толпы людей двигались вдоль Стейнер-стрит по направлению к Пост. Насколько безлюдны были улицы ночью, настолько переполнены днем. Пешеходы не помещались на тротуарах и заполняли проезжую часть, пробираясь между огромными фургонами, с трудом прокладывавшими себе дорогу по широкой улице.

Почти не было видно частных автомобилей.

Женщина, лежавшая на диване позади Дэниела, застонала. Дэниел обернулся и увидел, что она сидит. Ее волосы спутались, сильно исцарапанное лицо — все в красных пятнах антисептика и белых полосках пластыря. Под одним глазом пролегла легкая тень, а второй полностью заплыл и был теперь темно-лилового цвета. Нос не сломан, но сильно распух и был заклеен пластырем.

— О, господи, — простонала женщина. Одной рукой она провела по лицу, а другой потрогала бинты на боку.

— Пара сломанных ребер, — сказал Дэниел.

Женщина кивнула. Она попросила пить, и Дэн принес ей стакан воды из своей копии старинной кухни.

— Который час? — спросила она. — О боже, какой сегодня день?

Дэниел ответил.

— Господи, я должна позвонить в офис. Я не могу себе позволить потерять работу.

Дэниел удивился.

— Потерять работу? После того, как на вас напали, избили до полусмерти, а затем в полиции обращались как с преступницей, а не с жертвой? Вы можете не беспокоиться о работе.

Женщина резко повернулась к нему.

— Мистер, я не понимаю, что вы имеете в виду, но вы ничего не знаете о работе. Её очень сложно получить и очень легко потерять. Им не нужны ваши оправдания, а нужно, чтобы к началу рабочего дня вы были на месте, желательно даже на полчаса раньше. Я должна идти на работу!

Она попыталась встать, но упала обратно на диван, не в силах удержаться на ногах.

— Нет, нет, — пробормотала она. — Я не могу…

Она попыталась встать, но смогла только приподняться.

— Послушайте, — сказал Дэниел. — Я принесу сюда телефон. Он только звуковой, подойдет? Или вам нужен экран?

Она сидела на диване, подоткнув под себя одеяло, и удивленно смотрела на него.

— Если вы не можете держать трубку, я сам наберу номер, — предложил Дэн. — Я объясню им, что случилось. Вам нельзя выходить на работу, по крайней мере, неделю.

Женщина криво улыбалась, Дэниел увидел, что она лишилась нескольких зубов. Губы ее сильно распухли.

Он пододвинул стул к дивану и принес старинный телефон.

— У меня такое чувство, что я попала в прошлое, — сказала женщина.

— Вроде того, — кивнул Дэн. — Послушайте, вы должны мне сказать, где работаете. Вы помните номер? Как зовут вашего начальника?

Она медленно и осторожно покачала головой, продиктовала длинный номер телефона и имя управляющего. Дэниел испытал чувство удовлетворения от того, что с первого раза запомнил все цифры. Он набрал номер и услышал. Как голос на другом конце провода произнес название Неизвестной ему фирмы, производящей электронику. В этой области новые фирмы всегда возникали с неимоверной быстротой, подобно воинам, вырастающим из зубов дракона.

— Прошу прощения, но у меня отсутствует изображение, — сказал голос.

— Все в порядке. У меня нет экрана.

Дэниел почти видел, как поднялись брови собеседника.

— Это шутка?

— Нет. У меня старинный телефон. Без экрана.

— Ладно, это ваши проблемы. Что вы хотите?

Дэниел попросил пригласить управляющего. После повторных объяснений причины отсутствия картинки, его наконец соединили.

— Я вас слушаю.

Дэниел принялся объяснять ситуацию и вдруг обнаружил что даже не знает имени женщины, которая сидит на диване в пижаме его жены. Но собеседница пришла ему на помощь:

— О, да. Это, наверное, Лидия Хаддад.

Она произнесла имя с испанским акцентом, а фамилию — на семитский манер. Получилось так: Лии-диа Кха-тод.

— Да, она работала здесь.

— Работала? — возмутился Дэниел. — Что вы хотите сказать?

— Ее нет на месте, и она уволена. Слишком много желающих получить работу и не получающих пособие.

— Но это не ее вина. На нее напали и избили. Она вся забинтована и с трудом может двигаться.

— Подождите, — сказала женщина. Во время паузы Дэниел слышал стук клавиатуры и стрекотание печатающего устройства. — Ее нет в госпитале компании. Она уволена. И я слишком занята, чтобы…

— Подождите, — выпалил Дэниел. — Какая разница. Послушайте, я хочу поговорить с вашим начальством. Это возмутительно!

Собеседница рассмеялась.

— Послушайте, — сделал еще одну попытку Дэниел. — Если Вас волнует жалованье мисс Хаддад за время болезни, то я позабочусь об этом. Меня зовут, вы можете проверить мою кредитоспособность, — меня зовут Дэниел Китаяма, и я…

— Кончай, парень! — перебила она. — Это хорошая шутка, но с меня довольно.

— Послушайте, я не шучу. Я могу возместить зарплату мисс Хаддад за время ее отсутствия. Я не понимаю, почему она должна быть наказана за…

— Вы действительно Дэниел Китаяма? — спросил голос, — В вашем телефоне отсутствует экран, а вы настоящий Дэниел Китаяма и хотите возместить сумму жалованья Лидии Хаддад за дни ее отсутствия, когда она вернется на работу? Мы не будем наказывать ее, несмотря на то, что она покинула зону компании и имела неприятности с полицией… Еще какие-нибудь указания, мистер Китаяма? Повышение по службе для вашей протеже? Может быть, объявить два выходных для всех работников? Организовать фейерверк в честь вашего возвращения?

— Оставьте это, забудьте, — Дэниел повесил трубку и откинулся на спинку стула, жалобно скрипнувшего под его весом.

Лидия Хаддад сидела боком на диване и смотрела на него одним глазом.

— Вы действительно Дэниел Китаяма?

Дэниел кивнул. Ее голос звучал приятнее, чем он предполагал.

— Правда? Это не шутка?

Дэниел в растерянности развел руками:

— Да, да, я действительно Дэниел Китаяма. Ну и что?

Хаддад громко рассмеялась.

— Тогда зачем вы церемонились с моим боссом, мистер Китаяма?

— О, пожалуйста. А что я мог сделать? И не называйте меня мистером. Я думал, что в полицейском участке вы слышали мое имя, Поэтому нас и отпустили, помните?

Она потерла лоб.

— Думаю, да. Прошлая ночь… у меня все перепуталось… Я… — она заплакала и принялась вытирать слезы рукавом пижамы. — О черт, Дэниел. Я могу называть вас Дэниелом?

— Или Дэном. Я предпочитаю Дэна. Можно я буду звать вас Лидией?

Ее улыбка была похожа на уродливую маску.

— Лидия, я могу пригласить сюда врача. Или нанять сиделку. Вы уверены, что не хотите в больницу?

— Со мной будет все в порядке. О-О! — она вскрикнула, пытаясь переменить положение.

Вы не против, если мы немного побеседуем? — спросил Дэниел.

— Только немного. Если бы я могла еще отдохнуть…

— Я хотел спросить о событиях прошлой ночи. Если, конечно, вы в состоянии говорить об этом. Вам столько пришлось вынести. Любой бы на вашем месте…

Она покачала головой.

— Это только моя вина, Дэн. Выход за пределы зоны компании всегда связан с определенным риском, но все так делают. Только…

— Подождите. Все говорят об этих зонах. Я ничего не понимаю. Что это такое?

Единственный открытый глаз Лидии широко раскрылся от удивления.

— Ах, да. Вы ведь столько отсутствовали, — она повернулась на диване, пытаясь сесть прямо. — Компания сама заботится о собственной безопасности. Всем работникам предлагается жить в резервации. Они конечно, не обязаны, но обычно никто не отказывается. Компания следит за порядком и безопасностью в своей зоне. Понимаете? У нас есть все необходимое медицинские учреждения, магазины, школы и тому подобное. Вы можете всю свою жизнь не выходить за пределы зоны. То же самое делают и другие компании.

Она посмотрела на него, ожидая ответа.

Теперь пришла очередь Дэниела удивляться, — Но ведь есть правительство. Разве больше не существует государственных школ? А муниципальные службы? Уборка улиц, полиция… с полицией мы уже имели дело! — он поморщился.

— Да, с полицией мы уже встречались, — согласилась она.

— Послушайте, но то, что вы описали, — анархия. Или феодализм! Ничего не понимаю.

— Сколько времени вы отсутствовали?

— Восемьдесят лет, — он ожидал услышать удивленное восклицание и неизбежные вопросы, но их не последовало.

— Ах, да, — кивнула Лидия. — Я просто забыла.

Теперь пришла очередь Дэна удивляться.

— Я не предполагал, что пользуюсь такой известностью. Разве обо мне все знают?

— Когда-то ваше имя было известно всем, — сказала Лидия. — Но не сейчас. Вы больше не являетесь гвоздем программы новостей, Дэн. Но для нашей компании вы остаетесь легендарной личностью.

— Почему?

— Вас не проинформировали?

— Нет.

Она рассмеялась.

— Вот здорово! Вы являетесь владельцем компании!

— Глупости. В 2009 году я владел несколькими акциями фирмы, в которой работал. Руководство поощряло покупку акций работниками. Считалось, что это дополнительный стимул в работе, — гарантирует лояльность и повышение производительности. И в какой-то мере страхует от охотников за мозгами из других фирм. Но я никогда даже не слышал название компании, в которой вы работаете.

— Понятно. Пока вы находились в замороженном состоянии, на ваш счет поступили значительные суммы. Ваши доверенные лица вкладывали деньги в развитие этой компаний. После слияния с другими фирмами и реорганизации образовалась наша компания, в которой Вам принадлежит пятьдесят один процент акций.

Дэниел опустился на стул и обхватил голову руками.

— О, господи!

Он пригладил волосы и посмотрел на Лидию.

— Ладно. По крайней мере, вы теперь не потеряете работу.

Она устало улыбнулась.

— Спасибо.

Лидия пошевелилась.

— О боже, как больно! Послушайте, вы не могли бы помочь мне дойти до Ванной, Дэн. А потом, если вы не против, я посплю.

— Хорошо. Пока вы отдыхаете, я посмотрю программу новостей. Похоже, мне предстоит, узнать гораздо больше, чём я предполагал.

— Прекрасно. Только вовсе не обязательно сидеть рядом и сторожить меня. Я никуда не собираюсь.

— Но…

— Если мне понадобится помощь, я позвоню.

— Хорошо.

* * *

— Как самочувствие? Вы выглядите лучше.

Она кивнула.

— Я никогда раньше не завтракала яйцами и пивом. Только вряд ли смогу много съесть с разбитым ртом.

Дэниел кивнул.

— Послушайте, — сказала Лидиями.

Она положила руки на его запястья, и он увидел, что опухоль уменьшилась, хотя синяки остались. Ее лицо тоже выглядело гораздо лучше. Губы были не такими опухшими, а лиловый глаз чуть-чуть приоткрылся.

— Послушайте, — повторила она. Я хочу поблагодарить вас за то, что вы вернули мне работу. Вы не представляете, что значит потерять ее.

— Думаю, нет.

— Я хочу вернуться на работу. Я хочу вернуться к своему делу и к своей подруге. Вы очень добры, Дэн, что позаботились обо мне — привезли меня сюда, привели врача, вернули мне работу. Но мне не терпится вернуться.

Дэниел опять кивнул.

— Я несколько раз спускался в полицейский участок.

— Не шутите.

— Те двое, что напали на вас… нужно ваше заявление. Я имею в виду полицию, — он заметил, как побледнела Лидия, и поспешил успокоить ее. — Все в порядке. Ведь вы жертва. Почему вы так волнуетесь? У вас что, еще какие-то неприятности?

— Нет, нет. Разве вы не видели, какая у нас полиция?

— Даже в этом случае, — он встал, посмотрел на нее и принялся мерить шагами старый Ковер, — они не могут быть настолько плохи Лидия. Я буду с вами. Это ведь на вас напали. Полиция не может быть настолько плоха.

— Может, — она отвела взгляд, а затем снова посмотрела на него. — А что с Джедом и Милли?

— С кем?

— С людьми, которые… — она прищурилась, а потом на секунду закрыла глаза, — насиловали меня.

— Он мертв, а она парализована.

— Ого! И сильно?

— Довольно-таки. Странная ирония — полицейский сказал, что ее можно вылечить, если использовать разработанные для меня нейропротезы. Если она сможет оплатить их.

— Сомневаюсь.

— Или если я оплачу счета.

— И вы?

Он пожал плечами.

— Как это все произошло? Когда я прибежал на Перрин Плэйс… Они что, просто набросились на вас? Вы шли по улице и подверглись нападению? Мне показалось, что улицы были совершенно пустые этой ночью.

— Это только моя вина. Мне стало так скучно в зоне, а подруга ничего не хотела. Поэтому я отправилась в город, Это немного рискованно, но все так делают. Все.

Она встала и подошла к окну. Дэниел наблюдал за ней. Прошло уже несколько дней, и она двигалась довольно уверенно. Он подумал, что завтра она сможет вернуться на работу. Если захочет. Приятно, когда есть с кем поговорить и есть о ком заботиться, но он не может удерживать ее. Дэниел не был уверен, что сам захочет надолго остаться здесь.

Проживание в копии его старого дома походило на погружение в ностальгическую фантазию. Не хватало только нанять актрису, исполняющую роль Мари-Элейн, включить видео с записями новостей восьмидесятилетней давности и жить в прошлом. Это было слишком заманчиво, слишком легко, Прежде чем он не увяз глубоко в этом придуманном мире, он должен уехать и покончить с воспоминаниями декабря 2009 года и с последующими восьмьюдесятью годами.

Он обнаружил, что Лидия продолжает говорить.

— Извини. Что ты сказала?

Она нахмурилась.

Я говорила, что встретила их в дешевом ресторанчике. Одном из тех полуподпольных заведений типа «не делайте ничего запрещенного, пока сидите здесь». Знаете? В ваше время были подобные?

— Более или менее. Я туда не ходил.

— А я хожу.

Он пожал плечами.

— Но, возможно, больше не буду. Знаете, все считают, что ужасные вещи всегда происходят с другими. Пока однажды… — Она передернула плечами, как будто хотела избавиться от прикосновения чего-то гадкого. — Пока однажды это не случится с тобой. Я встретила их, Милли и Джеда, в этом ресторане. Они показались мне отличными ребятами, особенно Милли. Мы приняли пару таблеток, выпили, потанцевали, Потом они пригласили меня провести вечер в их берлоге.

— Ха. «Куда поедем: к тебе или ко мне?»

— Что?

— Просто клише.

Она немного подумала.

— Да, я поняла. Выражение несколько странное, но суть передает верно. Они жили в городе, а не в зоне компании. Это придавало всему приключению особую дерзость и привлекательность. Посмотрите на меня, — она протянула руки. — Я уже взрослая девушка, Дэниел. Я должна была знать. Но до этого я вела слишком беззаботную жизнь. Неприятности случались всегда с другими. Я все еще не уверена, хотели ли они чего-нибудь, кроме…

— Чего?

— Острых ощущений. Ну знаете, сексуального возбуждения, удовольствия.

— Угу.

— Да. Я подумала, что мы приедем к ним домой, послушаем музыку, возможно, примем еще по таблетке, а затем заберемся в постель. Все тихо и безопасно. Утром я бы встала и спокойно успела на работу в зону. Небольшое приключение, о котором было бы приятно рассказать в постели своей подруге… Вот так… — она посмотрела на свои синяки.

— Да… — Дэниел взглянул в окно на залитую солнцем улицу. — Когда я подоспел, они получили массу удовольствия.

— Я еще раз хочу поблагодарить вас, Дэн. Может быть, наивысшее наслаждение Милли получает от смерти жертвы.

— Я слышал о таких людях.

— Ладно, — она встала и бросила взгляд на старинные часы. — Думаю, что должна вернуться в зону. Если городской полиции понадобится, то они всегда разыщут меня через компанию.

— Хорошо, — он вместе с ней направился к двери.

— Послушайте, вам вовсе не обязательно сопровождать меня. Я уже говорила, что я взрослая девушка. Большое спасибо, но…

— Если вы не забыли, я владелец компании. Вы сами мне это сказали. Я хочу отправиться туда, чтобы осмотреть свои владения и познакомиться со своими работниками. Конечно, у меня есть управляющие, но я намереваюсь сам снова вступить в игру. Получить сведения о новой технологии. Я не создан для праздной жизни.

* * *

Вдоль ровной дороги к зоне компании в Пало Альто располагались сельскохозяйственные угодья вперемешку с высотными жилыми зданиями.

Дэниел печально покачал головой.

— Здесь всегда была великолепная Природа. Озера, покрытые лесом холмы. Застройщики продолжают попытки наложить на них лапу, а фермеры стараются воспрепятствовать этому. Полагаю, всемогущий доллар побеждает. Как всегда.

Лидия посмотрела на него.

— Не вам об этом говорить.

Дэниел криво усмехнулся.

— Сдаюсь.

— Дело не только в долларах, — Лидия махнула рукой, показывая на пейзаж за окном. — Необходимо было где-то разместить людей. Все больше и больше стран становятся из-за жары непригодными для жизни. Людям же надо куда-то деваться. Конечно, сейчас осваивается север. Но застройка этих районов была неизбежна.

— Что значит «непригодные из-за жары»?

— Разве вы сами не говорили, что в Сан-Франциско слишком теплая погода для декабря?

— Да. Но погода здесь всегда была капризной. Холодные периоды сменялись теплыми. Бывали частые оттепели. Я просто подумал…

— Во всем мире потеплело. Цикл повышенной солнечной активности. Скоро он закончится, и все станет на свои места. Но пока с каждым годом, становится все теплее. Так и должно быть. Не о чем беспокоиться.

— Ты шутишь, Лидия.

— Нет, — она казалась совершенно спокойной.

— Но это похоже на… какой-то старый фильм ужасов. Знаешь, когда вновь просыпаются вулканы и заливают всю землю лавой, или полчища осьминогов выходят из океанских глубин, крича: «Смерть, смерть», или загорается небоскреб и охваченные, паникой люди оказываются отрезанными на верхних этажах. Солнце гаснет, и океаны замерзают. Или солнце вспыхивает и растапливает полярные льды. Что-то в этом роде.

Да.

— Подожди, если все это правда, то почему не растаяли льды? Всегда считалось, что полярные шапки растают, уровень воды в океанах поднимется, города окажутся под водой. Где же потоп?

— Господи, Дэн, откуда мне знать? Я разработчик микросхем, а не метеоролог. Разве вода не испаряется? Избыток воды просто может испаряться в атмосферу с поверхности океанов. А еще вода при замерзании расширяется. Растаявшие льды займут меньший объем. Откуда я знаю? Спросите меня о том, в чем я разбираюсь.

— Теперь понятно, почему. Исландия теперь покрыта полями пшеницы.

Лидия взглянула на него.

— Я об этом не знала… А вот уже ворота зоны.

Они остановились у ворот и прошли через рентгеновские сканеры. Лидия прошла без запинки. Появление Дэниела вызвало истерическое мерцание индикаторов, жужжание зуммеров и вой сирен.

Их мгновенно окружила команда службы безопасности в полной амуниции.

— О, нет, не надо! — воскликнула Лидия.

Начальником службы, безопасности была женщина с короткой стрижкой и мужеподобной внешностью. Ее заместитель оказалась ветераном и знала историю основания компании. Она добилась, чтобы начальница позвонила директору, а не в полицию. Та знала, кто такой Дэниел. Директор извинилась за причиненные неудобства и повела его к себе в офис.

— Послушайте, — сказал Дэниел. — Может ли мисс Хаддад присоединиться к нам? Мы довольно хорошо знаем друг друга, и я ей полностью доверяю,

Директор и начальник службы безопасности обменялись взглядами,

— Вы хозяин, мистер Китаяма.

— Прекрасно. Мне хотелось бы иметь свое рабочее место и пройти небольшой курс обучения. В свое время я был неплохим системным инженером, но теперь придется многое наверстывать.

Директор положила руки на бедра. Это была немолодая женщина лет шестидесяти на вид, с седыми волосами и темно-серыми глазами.

— У вас будет все, что пожелаете, сэр. Вы — владелец компании.

Дэниел рассмеялся.

— Я все время забываю об этом. Так вот, мне нужны рабочее место и курс обучения.

* * *

В офисе директора они уселись в удобные кресла, и Дэниел получил краткую информацию о том, какие изменения произошли в компании и в технологии производства за 80 лет его отсутствия. Сетевые процессоры и электронные блоки памяти распространились повсеместно. Их производство удешевилось настолько, что невозможно уже было отыскать область, где бы они не применялись.

Компания получала огромную прибыль и обеспечивала своим работникам полную защиту и пожизненную занятость. Большинство других фирм поступали точно так же. Но рабочих мест было мало, и большая половина населения кое-как перебивалась на Пособиях по безработице. Часть заселенной людьми поверхности планеты осталась примерно той же, поскольку тропическая зона становилась необитаемой, зато осваивались северные территории Канады и Евразии, а также Гренландия и Шпицберген.

— Постойте, — перебил Дэниел. — Вы уверены, что это временное явление? Что все ста нет на свои места, прежде чем изменение климата зайдет слишком далеко?

Директор пристально посмотрела на Дэниела, и взгляд ее темно-серых глаз встретился со взглядом его искусственных сенсоров.

— Конечно, — ответила она. — Могу я предложить вам выпить, сэр?

— Нет, спасибо. Ваш ответ слишком прост. Мне не понравилось то, что я услышал. Кажется, развитие космических островов идет полным ходом. Мы только начинали постройку первого, когда я… когда со мной произошел несчастный случай. А сейчас успешно работает Медицинский Остров. Со своим внуком я посетил Хоккайдо и видел, что он тоже процветает, хотя не могу назвать их общественную систему идеальной, и тем не менее, технология создания островов оправдала себя.

— У меня создалось такое же впечатление, мистер Китаяма, — кивнула директор.

— Тогда почему, — Дэниел наклонился вперед и положил руку на крышку стола, — мы в массовом порядке не отправляем людей на Острова? Если температура будет увеличиваться, то несложно передвинуть Острова. По мере повышения температуры они будут отодвигаться все дальше и дальше. А когда солнце придет в нормальное состояние, Острова вернутся на место.

— Прекрасно, мистер Китаяма. У вас все так просто.

— Ха, вы, наверное, хотите сказать, что я многое не учел, что проблему нужно рассматривать в целом, и т. д. и т. п. Правильно?

— Боюсь, что так.

— Отлично, Дэниел опять откинулся в кресле и сцепил пальцы. — Я вас слушаю.

Она покраснела.

— Мы выполняем определенную работу по заказу соответствующих агентств, как американских, так и международных. Поэтому я несколько больше информирована, чем обычный человек. Это неофициальная информация, и часть ее немного… конфиденциальна.

— Понимаю. Вы имеете в виду мисс Хаддад. Я отвечаю за нее. Хорошо, Лидия? Будете держать язык за зубами.

Она кивнула.

На лице директора отразилось сомнение.

— Не знаю, сэр. Ну хорошо, в конце концов, любой мало-мальски информированный человек знает об этом. Каково было население планеты в ваше время? Вы можете вспомнить хотя бы приблизительно, или мне посмотреть в справочнике?

Она нажала на клавишу в крышке стола.

Порядка одиннадцати миллиардов, — ответил Дэниел.

Директор набрала команду на клавиатуре. На экране замерцали цифр

— Скажите мне дату.

— 24 мая 2009 года.

— Одиннадцать миллиардов двести шестнадцать миллионов пятьсот восемьдесят семь тысяч триста пятьдесят четыре человека.

— Да. А за эти восемьдесят лет и семь месяцев каким оно стало? В 2009 году действовала программа НПН.

— Чего?

— Нулевого прироста населения. Мы добились значительного прогресса. Если эти усилия увенчались успехом, плюс эмиграция на Острова… — он развел руками и с надеждой взглянул на собеседников, хотя внутри него поднимался неприятный холодок.

— Боюсь, ваша программа не сработала. Эта НПН.

Дэниел молча ждал продолжения.

— Что касается эмиграции на Острова… давайте еще раз обратимся к цифрам.

Ее руки забегали по клавиатуре, и на дисплее опять засветились ряды цифр,

— Население пятидесяти трех законченных и двадцати семи строящихся Островов на сегодняшний день составляет 885922 человека. Из них 463105 эмигрантов. Остальные 422817 родились в космосе. Понимаете, сэр, социоисторики всегда говорили нам, что эмиграция не может быть решением демографической проблемы, Она может служить лишь клапаном для временного регулирования численности населения в отдельных районах. Но что касается больших регионов и длительных периодов времени, то рождаемость обычно превышает эмиграцию. Единственными известными в истории действенными средствами против перенаселения были эпидемии болезней и голод. Даже войны и стихийные бедствия не могли остановить прирост населения. Мне очень жаль.

Дэниел потупился.

— Значит, программа НПН провалилась?

— В данный момент, — начала Директор и остановилась, а затем ввела с клавиатуры несколько команд. — В данный момент население планеты составляет… чёрт побери, мы прошли ещё одну отметку двадцать шесть миллиардов.

— Двадцать шесть миллиардов?

— Если точно, то 26001396428. Конечно, при подсчете неизбежны ошибки. Мы сначала попытались провести всемирную перепись, а затем фиксировать рождение, смерти, эмиграцию. Понятно, что некоторых людей мы пропустили, некоторых посчитали дважды, но постарались учесть ошибки, и результат получился достаточно точным. Двадцать шесть миллиардов.

— О боже!

В кабинете повисло долгое молчание. Наконец директор спросила:

— Могу я поинтересоваться, сэр, чем бы вы хотели сейчас заняться? Экскурсия по зоне? Я буду рада сама сопровождать вас. Или вы предпочитаете компанию мисс Хаддад?

Дэниел наблюдал за реакцией Лидии.

— Если вы не возражаете, то лучше я вернусь к своей работе, — сказала она. — Я и так пропустила несколько дней.

— На мисс Хаддад не будет наложено никаких взысканий, — твердо заявил Дэниел.

Директор бесстрастно кивнула.

— И я бы хотел, чтобы мисс Хаддад была предоставлена в мое личное распоряжение. Если ты не против, Лидия.

Она колебалась мгновение, а затем кивнула головой.

— Отлично.

Дэниел встал и прошелся по кабинету, заложив руки за спину.

— Не знаю. Я пока плохо себе представляю общее положение вещей. Может быть, мне нужна более основательная информация о современном мире. Краткий курс новейшей истории. Или хотя бы несколько часов в библиотеке, чтобы просмотреть записи новостей за последние восемьдесят лет.

— Это легко устроить.

— Хорошо. Так и сделаем. Я проведу здесь день, чтобы познакомиться с компанией. Лидия, вы будете моим гидом? Благодарю вас. Затем я вернусь в Сан-Франциско и займусь «домашним заданием». Не думаю, что мне придется вернуться в университет и прослушать курс лекций.

Он усмехнулся.

— Надеюсь, в городе я вам не нужна, — сказала Лидия, — я хочу вернуться к своей работе.

— И к своей подруге?

Она кивнула.

— Конечно. Мне это понятно. Но, послушайте, ваша подруга такой же разумный и заслуживающий доверия человек, как и вы, Лидия? Что за глупый вопрос, — перебил он себя. — Я могу предположить ответ.

— Я знаю подругу мисс Хаддад, мистер Китаяма, — сказала директор. — И ответ на ваш вопрос несомненно утвердительный?

— Вот и чудесна, — Дэн скрестил руки на груди, — Мне необходим личный персонал. Предлагаю вам обеим, переехать в город. В моем номере много комнат, и одну из них сможете занять вы. Подойдет?

Он адресовал вопрос скорее Лидии, чем директору. Дэн увидел, как Лидия вопросительно взглянула на начальницу и получила в ответ еле заметный кивок.

— Конечно, Дэн. Мы переедем завтра утром.

* * *

Ночью Дэниел лежал в постели и наблюдал за медленно движущимися по потолку абстрактными узорами. Это были просто потоки теплого воздуха, невидимые обычным глазом. Но для его инфракрасного зрения они были похожи на медленно накатывающие на скалистый пляж волны с гребешками пены. Их неторопливый ритм был таким же приятным и убаюкивающим, как и у настоящих волн.

Дэниел лежал и спокойно размышлял о будущем. Если он сумеет освоить накопленные за восемь десятилетий знания, если восстановит свою квалификацию инженера-электронщика в области обработки данных, то чем тогда займется? Он может заняться бизнесом и попытаться умножить, свое богатство. Но зачем? Он может вернуться на Медицинский Остров или, еще лучше, на Хоккайдо и жить там, как японский феодал. Он может посетить — сколько их там? — пятьдесят три действующих и двадцать семь строящихся Островов. Или можно, побывать на уже колонизированных планетах — если такие были. Он даже не подумал спросить об этом. Хотя при успешной постройке космических Островов не было особых причин сражаться с венерианской жарой или иссушающей стужей Марса. Впрочем, если там есть исследовательские станции, то его деньги откроют ему дорогу туда. Если он захочет именно так потратить их.

Но захочет ли он?

Он был обычным человеком с обычными, способностями и желаниями. Его не особенно утомительная работа позволяла ему прилично зарабатывать, чтобы иметь удобный дом, семью, хобби. Он знал, что не обладал выдающимися талантами или энергией. И не хотел этого!

Сколько иронии в том, что с ним случилось!

Ему нравится быть обыкновенным, вернее, нравилось в первые тридцать с небольшим лет жизни. И он не отказался бы Все оставшиеся годы прожить обыкновенным человеком, наблюдая, как растут дети, как постепенно и естественно меняется мир, как происходит смена поколений и появляются на свет внуки. И не пережить этого ужаса, увидев, что его дочь — превратилась в дряхлую старуху, а внук — седой человек среднего Возраста, в то время как он сам остался молодым и сильным.

Непохожесть на других была ему навязана. Он одновременно являлся суперменом и монстром. Он обладал необыкновенной физической силой и знал, что может значительно развить свои умственные способности, если научится использовать возможности встроенной в него электроники. Кроме того, он очень богат, что делало его чрезвычайно влиятельным человеком.

И это ему тоже не нравилось.

Он заснул, и ему снилась сцена изнасилования Лидии Хаддад, только теперь он был не спасителем, а насильником. Он чувствовал, как его отрывают от тела жертвы и швыряют головой прямо в кирпичную стену. Но он не умер, а проснулся, весь дрожа.

ГЛАВА 7

Освальдо Мгоабе склонился над письменным столом и осторожно вытащил розу из букета, украшавшего, комнату. Розы были подобраны и расположены по цвету: от почти черного, через темно-красный, розовый и желтый до ослепительно белого.

Роза, осторожно извлеченная из букета, была белой.

Дэниел Китаяма наблюдал, сидя в кресле из плетеной соломы, оказавшимся на удивление прочным. Роза удачно контрастировала с черными, как смоль руками Мгоабе. Освещенные яркими лучами африканского солнца руки и роза, казалось, исполняют беззвучный танец.

Мгоабе повернул белую розу, внимательно осмотрел ее, оторвал один начинающий увядать лепесток, выбросил его и поставил розу на место.

Он улыбнулся Дэниелу.

— Должен поблагодарить вас за это, мистер Китаяма. Ни ваше богатство, ни garnet влияние не смогли бы помочь вам попасть сюда и встретиться со мной. Я слишком занят и полностью поглощен работой, чтобы общаться с людьми, напрямую с ней связанными. Но вас, сэр, я рад видеть в любое время. Смотрите, этим я обязан вам.

Он протянул руки над букетом цветов, повернув ладони к себе и растопырив пальцы, как хирург, готовящийся надеть стерильные перчатки.

— Эта рука, — продолжил Мгоабе, — была серьезно повреждена. Ее пришлось отнять до самого плеча. Другая пострадала меньше. Мягкие ткани не сохранились, но удалось спасти кости и некоторые сухожилия. Все остальное замещено протезами. Протезы разработаны для вас, мистер Китаяма, и изготовлены вашими медиками. Поэтому, — он наклонился и коснулся темно-красной розы; его прикосновение было таким нежным, что ни один лепесток не шелохнулся. — Я с удовольствием откликнулся на ваше приглашение. Надеюсь, мой персонал был вежлив, а предоставленные вам апартаменты удобны?

Дэниел кивнул.

— Насколько я знаю, сэр, вы приехали сюда не один. Это ваши личные помощники?

— Да.

— Им предоставили все необходимое?

— Да, спасибо.

— Тогда, мистер Китаяма, мне хотелось бы знать, что я могу сделать для вас?

— Вы можете, мистер Мгоабе, представить кое-какую информацию?

Мгоабе широко улыбнулся.

— Разумеется. Я только не понимаю, почему вы пришли ко мне. Мы открытая международная организация, сэр, и результаты наших исследований доступны для всех. Думаю, достаточно в любом месте подключиться к компьютерной сети, и вы узнаете все необходимое. Но, как главный администратор Международной Геофизической Организации, я буду рад ответить на ваши вопросы. Что вы хотите знать?

Мгоабе наклонился к необычному букету, достал оттуда черную розу и вновь повернулся к собеседнику, осторожно держа цветок за стебель.

— Знаете, если я уколюсь о шип, то потечет кровь. Замечательная технология, и все это благодаря вам, мистер Китаяма. Подумать только! Моя собственная кровь течет по пластиковым сосудам, моя кожа — если ее можно так называть, — моя искусственная кожа обладает такой чувствительностью, что я могу ощущать неровности поверхности гораздо лучше, чем раньше.

Бережно держа розу одной рукой, он осторожно прикоснулся кончиком пальца другой руки к шипу, нажал, пока шип не проколол подушечку пальца, а затем отдернул руку. Выступила капелька крови.

— Итак, мистер Китаяма. Какие у вас вопросы?

— Я не уверен, — ответил Дэниел. — Когда я вернулся на Землю, то обнаружил, что очень многое изменилось. Это накапливалось почти столетие. Есть вещи, которые вы, вероятно, считаете само собой разумеющимися, и которые могли произойти несколько десятилетий назад. Даже до вашего рождения.

— Например?

— Калифорния уменьшилась в размерах наполовину. Ее южная часть отделилась от Соединенных Штатов и стала частью Мексики.

— Я не знал об этом.

— Когда вы родились?

Мгоабе улыбнулся.

— В 2054. И что же?

— Это случилось раньше. Думаю, что при рождении мы воспринимаем мир таким, каков он есть. Все, что случилось до нас, является частью акта творения, независимо от того, произошло ли это за две недели до рождения или во время большого взрыва.

Мгоабе осторожно перенес капельку крови с кончика пальца на лепесток розы, которую он все еще держал в руке. Темно-красная капля выделялась на черной поверхности лепестка скорее благодаря своей отражающей способности, а не разнице в цвете.

— Региональная политика меня никогда особенно не интересовала, — признался Мгоабе. — Мистер Китаяма, не подумайте, что я тороплю вас, но все же, о чем вы хотели спросить меня?

— Это связано с изменениями климата, — ответил Дэниел. Никто не волнуется, все спокойны и уверены, что все это — временное явление. Совершенно не о чем беспокоиться. Только сохраняйте хладнокровие — прошу, прощения, каламбур получился случайно, — и со временем все придет в норму.

Мгоабе кивнул.

— Совершенно верно, совершенно верно.

— Я подумал, что сам могу кое-что проверить, — сказал Дэниел. — В конце прошлого столетия, когда я был молодым, на планете еще оставались хранилища информации: библиотеки микрофильмов и даже подшивки газет. Настоящих бумажных газет.

— Замечательно. Но, как вы уже сказали, это было до меня.

Мгоабе наклонил голову, чтобы вдохнуть запах черной розы, одновременно наблюдая за Дэниелом поверх цветка.

— Больше этого нет, — продолжал Дэниел. — Теперь вся информация хранится в электронных банках памяти.

Так гораздо эффективнее. Настоящий прогресс в информационной области. Разве это не замечательно, мистер Китаяма?

— Я не смог, получить нужную информацию.

— Вот так сюрприз! Что же вы искали? Как правило, опубликованная информация не может быть секретной.

— Я тоже так думал. Поэтому проверил еще раз с помощью компьютера компании, потом попросил помощников найти для меня эту информацию. Я ввел кодовую последовательность запроса и получил совершенно другие сведения. Итоги чемпионата мира по боксу в 2026 году. Обозрение музыкальных премьер в 2080. Результаты выборов на всемирном конгрессе китайцев в 2053. И даже изложение произошедшего со мной несчастного случая.

— Замечательно.

— Замечательное дерьмо, мистер Мгоабе!

— Пожалуйста, называйте меня Освальдо.

— Что-то неладно в датском королевстве!

Мгоабе выпрямился.

— Дания? При чем здесь Дания? Ведь это маленькая страна, окруженная со всех сторон Великой Финской Империей? Вот здесь! — он вскочил на ноги, вернул черную розу обратно в букет, где она соприкоснулась с белым цветком, испачкав его еще не засохшей капелькой крови, а затем пересек комнату и подошел к огромному глобусу. — Дания? Это Дания?

— С меня хватит! — крикнул Дэниел. Он сжал ручки кресла и вскочил на ноги. Плетеная солома треснула под ним, а затем сломанное кресло с жалобным скрипом отлетело в сторону. — Мне нужна была только информация о погоде за последнее столетие. Я намеревался построить диаграммы и сравнить с данными за предыдущие века. Посмотреть температурную кривую, попытаться определить продолжительность цикла и максимальную температуру.

— Понятно, понятно, — Мгоабе опять взял несколько роз из букета и бережно держал их в руках; белую, желтую и кремовую. — И что же вы узнали, Дэниел? Могу я называть вас по имени?

— Ничего я не узнал!

— О, возможно, вы использовали неправильные коды или команды. Я знаю, что в свое время вы были одним из ведущих разработчиков компьютерных, систем…

— Это преувеличение.

— В любом случае… — Мгоабе протянул руки, держа желтую и кремовую розы в одной руке, а белую в другой. — В любом случае, согласитесь, с тех пор компьютеры сильно изменились.

— Коды были правильными. А с системой команд справится даже ребенок.

— Хорошо. У меня не было намерения обидеть вас. Я не хочу ссориться со своим благодетелем, — Мгоабе соединил руки, составив из цветов равносторонний треугольник. — Какое это имеет значение? Кого волнует, была ли мягкая или суровая зима сорок или пятьдесят лет назад? Что от этого поменяется? Или вы решили сделать карьеру в качестве историка-метеоролога?

— Я объяснил вам, что собирался делать, — сказал Дэниел тихим голосом. Мгоабе бросил быстрый взгляд за окно, а затем снова посмотрел на собеседника. — Думаю, что все эти объяснения насчет временного характера изменения климата и усиления солнечной активности — дерьмо собачье. Именно необычной солнечной активности я обязан вот этим, — Дэниел ударил себя ладонью в грудь. Раздался громкий звук, явно свидетельствующий об искусственном происхождении его тела. — Полагаю, что эти изменения могут оказаться необратимыми, и люди на планете стали понимать это. А ваши политики, бюрократы, технократы и прочая правящая верхушка не хотят признаваться в этом. Вы боитесь, что поднимется скандал, с которым вам не справиться, и поэтому предпочитаете говорить, что все скоро станет на свои места. Но этого не происходит. И тогда вы блокируете доступ к информации о погоде, которая может натолкнуть людей на мысль, что успокаивающие слова по видео — ложь.

Мгоабе рассмеялся. Он вернулся за письменный стол, набрал несколько команд на клавиатуре и отшвырнул три розы, которые продолжал держать в руке, в угол комнаты.

— Это очень забавно, Дэниел. И пожалуйста, не пытайтесь уйти. Дверь не откроется.

Дэниел посмотрел на дверь. Он на мгновение, потерял дар речи.

— Я отдаю должное вашей физической силе, — продолжал Мгоабе, — и попрошу больше не ломать мою мебель. Это кресло обошлось мне в кругленькую сумму. Пожалуйста, устраивайтесь поудобнее. Вот сюда…

Он отодвинул от стены еще одно кресло и подтолкнул его к Дэниелу.

— Спасибо, но мне и стоя удобно!

— Конечно. Я забыл, Дэниел, вы в своих поисках случайно не просматривали отчеты о научных открытиях, за последние годы? Если да, то, вероятно, пропустили некоторые из них.

— Вряд ли.

— Тогда вам просто не повезло, Но я могу получить для вас эти данные. Мне бы хотелось, чтобы вы их увидели.

— Не думаю, что меня это заинтересует.

— Вы ошибаетесь.

— А что, если я просто уйду отсюда, Мгоабе?

— Освальдо. Пожалуйста, Дэниел, Освальдо.

Дэниел воспроизвел звук плевка и махнул в сторону безупречного букета цветов,

— Вы не можете «просто уйти», пока я не отопру дверь. С другой стороны, — прошу прощения за такое предложение — вы способны сделать со мной то же самое, Что с этим бедным плетеным креслом. Поэтому я не надеюсь, что смогу насильно удержать вас здесь, мистер Китаяма. Но если вы добровольно останетесь и позволите мне показать вам эти старые видеозаписи, то узнаете гораздо больше, чем из тех данных о погоде, что вы не смогли получить. Обещаю. Кроме того, вам будет предоставлена и информация об изменении климата. Вы увидите, что дела не так плохи, как вы предполагаете. О, нет.

Он вытащил из букета ярко-желтую розу и поднес к лицу, осторожно прикоснувшись мягкими лепестками к черной, в мелких оспинках щеке.

— О, нет, — повторил он, — все обстоит гораздо хуже, чем вы думаете. Мир не останется таким как сейчас. Если мы ничего не сможем противопоставить природе, то эта планета умрет вместе с населяющими ее живыми существами.

Он поднес желтую розу к носу, вдохнул ее нежный запах и закрыл глаза от удовольствия.

Знаете, Дэниел, — пробормотал он. — Думаю, что запах розы — самая восхитительная вещь на свете. Вы согласны? Или вы можете назвать что-то еще более прекрасное?

* * *

Экран занимал всю стену кабинета Освальдо Мгоабе. Мгоабе повернул свой стул, чтобы оказаться лицом к экрану, и набрал на клавиатуре команду. Письменный стол опустился до уровня пола, открывая обзор. Мгоабе попросил Дэниела Китаяму присесть, пока они будут смотреть видеофильм.

— Мне так будет удобнее. Конечно, я знаю, что вы не устаете, но мне будет нелегко видеть, что вы так долго стоите.

Дэниел раздраженно сел. Стул выдержал его.

Первый отрывок представлял собой выступление диктора программы новостей. Одежда и внешность ее показались Дэниелу знакомыми. Выражение лица диктора, читавшей текст, оставалось мрачным.

— Необычная вспышка солнечной активности вывела из строя коммуникации и вызвала повреждения электрооборудования во всем мире. На строящемся космическом Острове Лагранжа вышел из строя кран, перемещавший огромные панели обшивки, и многотонная масса обрушилась на бригаду инженеров, программировавших телескоп с компьютерным управлением.

Лицо диктора сменилось изображением макета строящейся станции.

— Это… — сказал Дэниел.

— Да, — подтвердил Освальдо.

— Ха! Я понятия не имею, как программировать телескоп.

На экране появилось изображение взлетно-посадочной полосы, где наземные службы готовили к старту старый космический шаттл.

— В результате мы имеем около тридцати жертв, — продолжала диктор. — Дирекция космического агентства связалась с поврежденной станцией и сообщает, что один из электриков, работавших с компьютером, может выжить после удара тяжелой плитой. В результате счастливого стечения обстоятельств он оказался замороженным в вакууме, и его тело сейчас ожидает возвращения на Землю, чтобы там подвергнуться медленной разморозке.

Лицо диктора заняло весь экран.

Мгоабе наклонился и набрал код на клавиатуре в крышке письменного стола. Стена с экраном приняла свой прежний вид — простая занавеска из бамбука, как принято в этой местности.

— Электрик! — рассмеялся Дэниел.

— Ну, они в общем-то правильно передали суть.

— Это день, когда меня раздавило, да? Откровенно говоря, я немного боялся запрашивать эту информацию. Но когда в конце концов решился, то ничего не смог найти. Я подумал, что этот несчастный случай не считался важным событием.

Мгоабе покачал головой.

— Вовсе нет, Дэниел. Это происшествие явилось началом всей истории. Мы блокировали доступ к этим записям из-за сообщения о вспышках на Солнце. Понимаете?

— Не совсем. Что еще я должен увидеть? Мгоабе показал еще несколько блоков новостей из прошлого. В одном из них, за ноябрь 2009, сообщалось о не спадающем высоком уровне солнечной активности. Новости были окрашены юмором — огромное число жалоб, когда в результате вспышек на солнце л самый захватывающий момент прервалась трансляция мыльной оперы, или когда на соревнованиях по авиамодельному спорту радиоуправляемые модели внезапно улетели от своих изумленных хозяев. Метеорологи сообщали о длинном лете и теплой осени в северном полушарии, а также о мягкой зиме и ранней весне в южном.

Он видел драматические кадры срочной эвакуации Каира в 2027 году. Камера показывала внутренность главной городской синагоги и лица пожилых бородатых евреев, оплакивающих потерю ковчега. Толпы людей пробирались по узким улицам, города, держа в руках или на голове тюки со своими немудреными пожитками. Только относительно богатые смогли достать ручные деревянные тележки.

Диктор сравнивала события в Каире с эвакуацией Багдада, Сингапура, Джакарты и Каракаса. Исход из Каира явился тяжелым испытанием для многих людей, поскольку вокруг города не было пригодной для жизни земли. Только пустыня, простирающаяся далеко на запад, юг и восток. Наиболее, богатые и влиятельные улетели в города северной Европы. Грузовые морские суда вывезли остальных по старому Суэцкому каналу, и Красному морю в лагеря для беженцев на северо-востоке Африки. Страны, вынужденные принять беженцев, окружили лагеря вооруженной охраной и под страхом смерти запретили людям покидать их.

Дэниел Китаяма бросил на Мгоабе мрачный взгляд.

— Теперь я понимаю, почему вы не хотите, чтобы люди видели эти записи, Освальдо. Чего вы добиваетесь? Я уверен, что вы не имеете намерения напугать или расстроить меня. Но именно так это подействовало.

Мгоабе тяжело вздохнул. Он стоял около стены рядом со своим необычным букетом.

— Это не каприз, уверяю вас.

Он присел на корточки, наклонился к цветам, обеими руками сжал букет и с наслаждением вдохнул аромат роз.

— Нет, не каприз. Вы хотели знать, к чему ведут эти изменения солнечной активности и потепление климата. Теперь вы можете нарисовать свои графики и диаграммы. Как вы полагаете, что будет дальше?

— Не думаю, что положение улучшится.

Дэниел встал и подошел к окну, разглядывая северную часть озера Ньяса. Сверкающие белые здания Лилонгве полукругом расположились по берегам озера. Вид был великолепный. Лагеря беженцев за городом давно уже утратили черты временного поселения и превратились в трущобы, напоминавшие «фавелас» на холмах вокруг Рио-де-Жанейро.

— По крайней мере, они могут наслаждаться чудесным видом, сказал Дэниел.

— Кто?

— Те бедняги наверху, — он указал рукой на холмы с трущобами.

Мгоабе с приглушенным вздохом посмотрел на трущобы и их обитателей.

— Вынужден признать, что вы правы, Дэниел, но мелкие проблемы той или иной группы местных жителей бледнеют перед грядущей катастрофой.

— Дела настолько плохи? — спросил Дэниел. Он предполагал ответ, но слабая надежда, что он ошибается, заставила его задать вопрос.

— Да, — горько улыбнулся Мгоабе. Он держал розу перед глазами и внимательно изучал ее. — По существу, мы предполагаем гибель всего живого на планете. Ваши метеорологи в Соединенных Штатах первыми проследили тенденцию и предсказали результат. Их исследования были отвергнуты как рассчитанный на сенсацию вымысел. К счастью, со временем научный мир оказался в состоянии воспринять правду, и мы смогли объединить усилия крупнейших ученых. Но даже тогда…

— А как насчет эмиграции? Колонизации удаленных от Солнца планет? Или постройки большого числа Островов и перенаселения туда? Или перемещения Островов — по мере необходимости — дальше от Солнца?

— Вы это серьезно?

— Нет, — Дэниел отвернулся от окна. — Я знаком с ситуацией. Какова сейчас численность населения, двадцать шесть миллиардов?

— Около того.

Значит, выхода нет.

— Нет. Невозможно эвакуировать двадцать шесть миллиардов человек иди даже какую-то существенную часть. Мы можем попытаться снасти избранных, но это должно делаться в условиях строжайшей секретности. В противном случае… вы представляете, какой поднимется бунт?

— Кажется, об этом снят фильм.

— Это, наверное, было много лет назад. Сейчас он изъят, и никто больше не может его посмотреть. Слишком похоже на правду — так, по-моему, говорят в вашей стране?

Дэниел тяжело опустился на ковер. Он сел, обхватив руками колени и положив на одно колено щеку.

— Впали в отчаяние, Дэниел? Ну, все не так безнадежно.

Дэниел поднял голову.

— Я не затем пригласил вас в Замбию, чтобы причинить страдания. У нас есть кое-какие исследования, которые могут дать надежду человечеству. Не унывайте, друг мой! Давайте посмотрим эти кадры.

Он сел рядом с Дэниелом, наклонился над клавиатурой и ввел код.

Блок новостей состоял из скучных официальных речей и церемоний открытия, но событие, которому они были посвящены, действительно заслуживало внимания. Все это происходило в июле 2030 года на острове Терешковой. Остров Терешковой представлял собой первую полномасштабную обсерваторию в космосе. Станция располагалась в плоскости эклиптики орбиты Юпитера, двигалась с той же скоростью и находилась в девятнадцати градусах от планеты. Остров совершал оборот вокруг Солнца за двенадцать лет.

Почти сразу последовали открытия. Еще во время настройки приборов были зафиксированы радиосигналы от источника, расположенного в сорока градусах от плоскости эклиптики. Вопрос определения координат источника излучения считался не менее важным, чем проблема расшифровки сигналов. Поначалу предположили, что сигналы идут от звезды Менкар в созвездии Цирцеи. Неизвестно было, являлся ли источник излучения естественным космическим телом или машиной, выведенной на странную орбиту неизвестными существами.

Наконец чешский астроном, работавшая в обсерватории, предположила, что Объект, излучающий радиосигналы, вращается вокруг Солнца, но не в плоскости эклиптики.

Она оказалась права.

Источник сигналов вращался вокруг Солнца на расстоянии десять миллиардов километров — в два раза дальше, чем Нептун. Его скорость была очень велика, а орбита наклонена на 90 градусов по отношению к плоскости эклиптики. Один оборот он совершал за 600 лет, пересекая плоскость эклиптики каждые 300 лет.

К августу 2030 года радиоастрономы на Земле и на других Островах подтвердили открытия, сделанные на Острове Терешковой. Хотя никто не смог представить физического описания источника радиосигналов. Не удалось выяснить, было ли это естественным объектом или созданием разума.

Последнее предположение привело к распространению различного рода теорий о древней расе Атлантов, о космических пришельцах, об Иисусе.

— И кто же это был?

— Что?

— Атланты, пришельцы, Иисус?

— О, да, конечно, — Мгоабе опять склонился над клавиатурой, и комната приняла свой обычный вид. — Вы не будете возражать, если я пообедаю? Вы ведь не едите, не правда ли? Я могу заказать закуску сюда, но лучше спуститься в столовую для администрации.

— Сначала я хочу получить ответ на свой вопрос.

— Хорошо, как пожелаете, — он ввел несколько команд с клавиатуры, и письменный стол поднялся в нормальное положение. — Кто-нибудь придет и заменит сломанное вами кресло, Дэниел. Мы можем спуститься в столовую. Что касается радиосигналов, то я не знаю, кто посылает их. Думаю, живи я в те времена, то поставил бы на Атлантов — в душе я романтик.

Он обнял рукой плечи Дэниела и повел его по роскошным коридорам. Столовая для административного персонала была обставлена, как аристократический клуб прошлого столетия. В воздухе здесь веяло, прохладой — что само по себе стоило целое состояние, подумал Дэниел, а за узорчатой решеткой камина горел огонь. Пол покрывал толстый ковер, темные стены были увешаны картинами в золоченых рамах, а столы накрыты белоснежными льняными скатертями.

— Надеюсь, что вам понравится здешняя атмосфера, — сказал Мгоабе. — Красивые вещи, запах дыма и старого вина. Я романтик.

— У меня нет обоняния, — ответил Дэниел.

Мгоабе удивился.

— Астроном, обнаружившая источник излучения, была чешкой. Я уже говорил об этом, нет? Чудесные люди, эти чехи. Такие утонченные и деликатные, возможно, слегка с налетом декадентства, что, тем не менее, придает им особую привлекательность.

Он махнул рукой официанту, одетому в традиционную ливрею и арабскую феску. Тот подошел и поклонился. Мгоабе заказал паштет из гусиной печенки, гуляш и рейнское вино.

— Да, — посетовал Мгоабе, — Жаль, что у вас отсутствует обоняние и вкус. С моей стороны было бестактно спрашивать вас о запахе роз. Здесь у нас отличный шеф-повар и неплохой запас вин, несмотря на все бюджетные ограничения.

— Мы говорили о радиосигналах, — напомнил ему Дэниел.

— Разумеется. Так вот, природу источника излучения установить не удалось, но астроном, открывшая его, предположила, что он больше похож на планету. Эта гипотеза вызвала, массу возражений. Что делала планета на такой странной орбите? Может быть, это космический скиталец, когда-то давно захваченный Солнцем? Вероятность этого события была — прошу прощения за игру слов — астрономически малой.

Он умолк, намазал паштет на ломтик поджаренного хлеба и медленно прожевал.

— Но предположение о том, что планета является частью Солнечной системы, еще более абсурдно. Все представления об образовании, звезд и планет основаны на теории кругового движения. Фантастика! Как тогда эта планета могла попасть на свою, орбиту? Возможно, это сделали Атланты. Как вы думаете?

— Я не астроном, — нахмурился Дэниел.

— Ладно. Леди, обнаружившая планету или что бы это ни было, решила дать ей имя. Похоже, не правда ли, на то, как священник крестит мертворожденного ребенка? Очень странный обряд, верно? Почему душа мертворожденного младенца нуждается в отпущении грехов? Какие на нем могут быть грехи?

Он взял еще немного паштета, положил его в импровизированную чашечку, сложенную из листа салата, и отправил в рот. Официант налил ему вина, и Мгоабе, попробовав, одобрительно кивнул головой.

— Мы здесь не придерживаемся формальностей, — сказал он Китаяме. — Надеюсь, это вас не смущает. Бюджет, понимаете. Всегда бюджет, бюджет, бюджет! Ваше здоровье.

Он приподнял бокал.

— Боюсь, вы немного заблудились, — сказал Дэниел.

— Что? — Мгоабе замер, не донеся руку с бокалом до рта.

— Где-то между гипотезой об Атлантах и теорией первородного греха. Кажется, вы говорили о чешском астрономе?

— О, да, конечно, — Мгоабе положил в рот ломтик паштета и запил глотком вина. — Конечно. Так вот, она решила дать имя источнику радиосигналов, как дают имена Планетам. Мне всегда нравилось выбирать имя.

Он усмехнулся.

— И какое же имя?

— Жимерзла.

Дэниел ждал объяснения.

— Славянское божество. Что-то вроде богини холода. Отвечала за зимнюю погоду. В ее атрибуты входили, насколько я помню, ледяное дыхание, одежда из инея, снежная накидка и корона из градин.

Он громко засмеялся.

Дэниел ждал, пока утихнет смех Мгоабе.

— Понятно. А удалось выяснить, что такое Жимерзла? Это планета? Были ли расшифрованы сообщения? Как она попала на эту необычную орбиту?

— Мы почти шестьдесят лет занимались этой проблемой, и, полагаю, добились определенных успехов.

— И все это втайне.

— Да, втайне.

— Не очень-то вы доверяете обычным людям, Освальдо?

Выражение лица Мгоабе стало серьезным.

— Пожалуйста, Дэниел, не забывайте, что вы, можно сказать, совершили путешествие во времени из более простой и счастливой эпохи. Менее перенаселенной. Как вы считаете, что произошло бы, если бы мы объявили двадцати миллиардам человек, большинство которых живет в условиях почти непереносимой скученности, вынужденной праздности и скудного питания? О, подождите минуточку. Вот мой гуляш.

Официант поставил перед ним дымящееся блюдо.

— За всех, чехов, — поднял тост Мгоабе. — За все их открытия и изобретения, из которых Жимерзла и гуляш соревнуются между собой за право называться величайшим!

Он отправил в рот дымящуюся тушеную свинину и запил ее глотком рейнского.

— Хорошо, что здесь кондиционированный воздух, — добавил он. — Иначе это блюдо было бы невозможно есть. В Замбии.

Дэниел нетерпеливо поджал губы.

— Я отвлекаю, — сказал, Мгоабе. — Тысяча извинений. Так вот, если мы скажем населению, уже живущему в довольно сильной нужде, — вы согласны, что следующем столетии наступит конец света и что условия их жизни будут постоянно ухудшаться…

Он набрал вилкой гарнир и отправил в рот, довольно улыбаясь и бормоча:

— Превосходно, превосходно. Вы сами должны понимать, что результат будет катастрофическим. Поэтому мы должны держать все в секрете как можно дольше.

— Зачем? — спросил Дэниел.

— Зачем? Зачем? Мой дорогой друг и благодетель, просто затем — прошу прощения за банальный ответ, — что мы здесь!

— Хм. И совсем недурно устроились, так?

Мгоабе отправил в рот полную вилку горячей красной капусты и аккуратно промокнул губу льняной салфеткой, на которой осталось маленькое красное пятнышко соуса.

— Думаю, вот что может быть истинной причиной. Если нам суждено погибнуть, то лучше сделать это цивилизованно, насколько это возможно. Зачем лишать последние поколения гомо сапиенс надежды? Зачем уничтожать этот мир раньше времени?

— Выживут ли Острова?

— Вероятно. Интенсивность солнечного излучения увеличивается постепенно. Несколько лет назад один из Островов был основан в районе Альфа Центавра. Обсуждаются проекты, связанные с другими звездами. Но и эта звезда, — он указал пальцем в потолок столовой, — обеспечит нормальную жизнь обитателям Островов. Есть также несколько баз на планетах, хотя это только передовые, посты. Но они рассчитаны на выживание в таких ужасных условиях, что спокойно перенесут усиление солнечной активности. Особенно жарко ведь не становится. В космических масштабах, конечно.

Он улыбнулся и отхлебнул вино.

— Но этого достаточно, чтобы сделать Землю необитаемой.

* * *

Покинув столовую, они не вернулись в кабинет Мгоабе, а вышли из здания. Полуденное солнце нещадно палило, и Мгоабе с Китаямой надели светлые широкополые шляпы и льняные накидки. Они шли по ослепительному белому песку вдоль сверкающих белых зданий и голубой поверхности озера Ньяса.

— Мне это ни к чему, — сказал Дэниел. — В мое тело встроен великолепный регулятор температуры.

— Да, но не стоит привлекать к себе вниманием.

Дэниел разгреб песок носком ботинка.

— Оказалось, что мне трудно поверить в это, Освальдо. Что дела настолько плохи. Посмотрите вокруг, — он остановился и махнул рукой. — Больше похоже на утопию, чем на чистилище.

Да, да. Экклезиаст. Удивительно, как быстро при приближении апокалипсиса всплывают на поверхность Бог и все старые библейские персонажи, даже среди просвещенных людей. Уверяю Вас, дела обстоят именно так — неважно, как я описал, а может быть, намного хуже. Международное геофизическое общество пользуется огромными привилегиями и хорошо финансируется. Понимаете, мы являемся последней надеждой. Эмиграция не решит проблемы. Массовая эвакуация просто невозможна. Ну, может быть, наша организация найдет выход. На это надеются политики, и поэтому мы работаем здесь, в нашей маленькой утопии.

— Ладно, — Дэниел остановился у кромки воды. Вдали от берега из озера поднимались огромные металлические платформы ферм для разведения рыбы, подобно гигантам, поддерживающим землю. — Чем вы занимаетесь? Ответом является Жимерзла? Вы что-нибудь выяснили о…

Он пожал плечами, не найдя подходящих слов.

— Понимаю, что вы имеете в виду, — пришел ему на помощь Мгоабе. — Поначалу такие новости действительно ошеломляют и приводят в подавленное состояние, ведь правда?

Дэниел утвердительно хмыкнул,

— Во-первых, — сказал Мгоабе, — Жимерзла действительно планета. И какая! Она гораздо больше Юпитера. Еще немного, и, по мнению астрофизиков, она бы воспламенилась. Что-то вроде космического самовозгорания. Планета превратилась бы во второе солнце, и мы оказались бы в двойной системе.

— Вот это да! — Дэниел повернул лицо к полуденному небу, как будто хотел ощутить, как в сверкающем африканском небе зажглось второе солнце. — Именно эта планета — источник загадочных радиосигналов, Освальдо? Являются ли сигналы природным явлением? Или обитатели Жимерзлы со своими Щупальцами и когтями поджигают сочных землян, чтобы приготовить из них что-то вроде вашего любимого гуляша?

— Этого мы до сих пор не знаем. Даже по прошествии стольких лет. Вы знакомы с историей астрономии, астрофизики и радиоастрономии, Дэниел? Нет? Вы знаете, что когда впервые обнаружили космические лучи — это случилось задолго до вашего рождения, не говоря уже о моём, — то их считали продуктом чужого разума? Люди годами всерьез пытались расшифровать сообщения, пока не выяснили, что имеют дело с природным явлением. Нет, — Мгоабе покачал головой, и тень от его широкополой шляпы скользнула по белой накидке. — Даже сейчас мы не знаем, являются ли сигналы с Жимерзлы сообщением от другой цивилизации, или мать-природа опять дразнит нас, как это было с так называемым космическим излучением. Удивительный термин, не правда ли? Звучит, как что-то противоположное «человеческому» излучению.

Но ведь вы смогли определить, что такое Жимерзла. Сам источник сигнала. Это действительно планета?

— Безусловно! Когда на Острове Терешковой смонтировали другие обсерватории, чтобы уточнить координаты Жимерзлы, то данные подтвердились. Планета была такой необычной, что некоторые страны, включая вашу, послали туда исследовательские зонды. МГО тогда еще не существовала.

— И они обнаружили панету?

Мгоабе рассмеялся.

— Они обнаружили гораздо больше, чем просто планету! Смотрите внимательно, Дэниел. Черный человек сейчас возьмет палку и нарисует картинку для странного посетителя.

Он присел на корточки, вытащил из кармана палочку и начертил на песке диаграмму. Получилось схематичное изображение солнечной системы. Только на расстоянии от Солнца в два раза большем, чем расположена самая дальняя планета, Мгоабе изобразил огромное космическое тело, размерами превышающее Юпитер и почти такое же большое, как само Солнце. Оно походило на уже известные астрономам газовые планеты-гиганты, и было окружено целым семейством спутников-лун, которые, в свою очередь, имели кольца и спутники.

— Это только приблизительная картина, — сказал Мгоабе.

— Вот это да! — пробормотал Дэниел. — Действительно, это не просто планета! Она выглядит… Подождите! Что вы делаете?

Мгоабе носком туфли начал стирать рисунок.

— Осторожность. Даже здесь, в Лилонгве, мы обязаны соблюдать правила. А. если за пальмой прячется шпион с миниатюрной камерой в руке, готовый броситься сюда и заснять этот секретный документ, как только мы уйдем?

Он закончил стирать рисунок, взял Дэниела под локоть и повел назад в здание МГО.

Дэниел позволил увести себя. В голове его роились мысли и всевозможные вопросы. Почему Жимерзла так долго оставалась неоткрытой? Даже находясь на таком расстоянии от Солнца, она все равно превращала Солнечную систему в двойную, с одной видимой и одной невидимой звездой. Притяжение Жимерзлы должно оказывать такое влияние на Солнце, что астрономы обязаны были вычислить планету еще много веков назад. Почему же этого не случилось? Он предполагал, что воздействие массы Юпитера и других планет, вращающихся в плоскости эклиптики, вызывало гигроскопический эффект, препятствуя движению Солнца под действием притяжения Жимерзлы.

Почему планета была темным телом? И абсолютно инертной? Ведь Юпитер — ближайший аналог Жимерзлы — активен. Была ли когда-то раньше активна Жимерзла? Достаточно ли она давала света и тепла, чтобы на ее спутниках могла существовать жизнь? Планеты более подходящее название для ее спутников, чем луны.

Есть ли там разумные существа? За всю историю изучения космоса — при помощи оптических и радиотелескопов, автоматических зондов и управляемых кораблей — не удалось обнаружить никаких признаков внеземных цивилизаций к которым испытывали такое пристрастие писатели-фантасты. Ни марсиан со множеством щупалец, ни ужасных оверлодцев, ни похожих на розовые мыльные пузыри чик-ладорианцев, ни кого-либо другого из бесконечного ряда всевозможных существ, порожденных неуемной человеческой фантазией.

Но, может быть, на Жимерзле есть разумные существа! Или когда-то были.

ГЛАВА 8

Дэниел Китаяма стоял перед собственной дверью. Он не позвонил в старинный звонок и не воспользовался новейшим электронным сенсорным замком, а постучал.

Последовала пауза, во время которой он подумал, что внутри, наверное, никого нет. Но прежде чем Дэниел успел войти, дверь открылась. Перед ним, в точной копии его старой прихожей стояла Лидия Хаддад и улыбалась.

— Дэн! Мы боялись, что вы никогда не появитесь! Мы здесь отлично провели время, только уже начали думать, что, связавшись с МГО, вы забыли о нас.

— Ни в коем случае, — он улыбнулся ей, вошел в старомодную прихожую и закрыл за собой дверь. На мгновение ему показалось, что он перенесся на восемьдесят лет назад и просто вернулся домой с работы в Пало Альто, а не прилетел с озера Ньяса.

По старой привычке он потянулся, чтобы обнять встречавшую его женщину. Когда он протянул к ней руки и наклонил голову, то понял свою ошибку и попытался, отстраниться, но она шагнула навстречу и подняла к нему лицо.

— Все хорошо, — прошептала Лидия. — Все в порядке.

Дэниел прижал девушку к себе, зажмурив глаза, изо всех сил стараясь скрыть свое замешательство. Он боролся с внезапно нахлынувшими воспоминаниями и чувствами.

Затем он открыл глаза, медленно возвращаясь в настоящее, покидая застывшее мгновение и вновь вступая в бесконечную реку времени, в постоянно меняющуюся действительность. Хотя его окружала обстановка 2009 года, мир не стоял на месте, и шел уже 2089-й. Вдруг он с изумлением понял, что наступил Новый год и сейчас январь 2090. Через десять лет календари зафиксируют наступление нового двадцать второго века — похоже, последнего в истории жизни на Земле.

Если обитатели Островов останутся Живы, — а были все основания верить, что большинство из них спасется, — то со временем они, возможно, захотят вернуться на Землю и посетить бесплодную теперь колыбель жизни. Они могут воздвигнуть обелиск с подобающей эпитафией: «На этой планете возникла жизнь в своем неисчислимом разнообразии. Одно из живых существ, homo sapiens sapiente, избежало гибели и, взяв с собой еще несколько видов, обрело новую жизнь среди звезд. Аминь».

— А Товак… — начал спрашивать Дэниел.

— О, она не возражает, — перебила Лидия. — Неужели вы считаете нас такими ограниченными людьми?

Дэниел моргнул и покачал головой. Он вовсе не беспокоился, что Товак Десертис ревнует, когда ее подруга обнимает его. Он мучился все той же проблемой: его плоть не была плотью, а металлом и пластиком, вместо крови по сосудам текло машинное масло, его нервы — электронные цепи, память — микросхемы, сердце — ротационный насос, а половые органы — механическая имитация.

Лидия знала это. Не очень подробно, конечно, но в общих чертах знала. Ее подруга Товак тоже была в курсе, И когда одна из женщин в ответ на его объятие говорит: «Все хорошо. Все в порядке», то она перекладывает решение проблемы на него. Это не было приглашением. С другой стороны, решительный отказ покончил бы с вопросом раз и навсегда. Это означало бы: мы будем друзьями, но не семьей и, конечно, не любовниками.

Что же на самом деле значила эта фраза: «Все хорошо. Все в порядке?».

Дэниел прошелся по своему воссозданному дому. Десертис возилась на кухне. Сегодня была ее очередь готовить, и жаркая атмосфера кухни придала недостающие краски ее обычно бледному лицу. Ее волосы были цвета ржавчины, она коротко стригла их и завивала в мелкие кудряшки. Глаза у нее были такие же бесцветные, как и кожа, почти прозрачные, с легким зеленым оттенком. Ее фигура выдавала склонность к полноте.

Она подняла голову и взглянула на вошедшего в кухню Дэниела.

— О, хозяин замка! Пришли попробовать приготовленные блюда? Суфле, салат, пиво? В зоне мы никогда так не жили!

— Я бы выпил пива. Жаль, что не могу этого сделать.

— Тогда за вас! — Товак открыла банку «Кирина» и сделала глоток. — Я работала над схемами преобразования, что запросили ваши медики.

— Ваше мнение?

— Выглядит несложно.

Товак взяла большой нож и пучок салата. Она положила салат на разделочную доску и принялась резать.

— Вы знаете, сколько большинству людей нужно заплатить всего за один листик этого салата?

Дэниел покачал головой.

— А сколько антиквар даст за такой нож или разделочную доску? Целая семья может жить десять лет на вырученные за эту доску деньги!

— Нам не нужны деньги.

— Это я понимаю. Вы употребили «нам» во множественном числе, как говорят о себе королевские особы.

— Вовсе нет.

— Тогда вам лучше еще раз осмотреться вокруг. Лидия и я — по-прежнему рабы, получающие жалованье. В стране избыток рабочей силы, и каждый, кто делает шаг в сторону, рискует быть выбитым из колеи, прежде чем сумеет вернуться на место.

Дэниел хотел ответить, но Товак перебила его, добавив:

— Кстати, сегодня приходила дама из полиции. Я никогда раньше ничего подобного не видела. Она извинилась за беспокойство и попросила позвонить, когда вам будет удобно.

— Вероятно, она расследует то нападение на Лидию.

Товак смотрела на него, уперев руки в бока и все еще сжимая в кулаке тяжелый нож.

— Конечно, она расследует нападение на Лидию. Если бы вы не были тем, кто вы есть, то они просто прислали бы наряд полиции и отвели вас в участок. Копы не ведут себя так, как эта баба.

Она отвернулась к разделочной доске и вновь принялась за салат.

— Она… сказала, зачем… проводится повторное расследование?

— Да. Эта сука наконец заплатила за лечение. Тем лучше! Как вам понравилось бы оплачивать за нее, больничные счета?

— Вы хотите сказать, что суда не будет? Никакого уголовного дела?

— Вы шутите? Кто за это будет платить? И знаете, сколько? Зам с Лидией придется заплатить штраф за нарушение комендантского часа. Кажется, салат готов, — она поставила блюдо в холодильник. — Давайте немного отдохнем до еды. Лидия ждет в гостиной.

Товак повесила фартук на ручку холодильника и пошла перед Дэниелом в гостиную. Она тяжело опустилась на диван рядом с Лидией и поставила свое пиво на низкий столик перед диваном. Положив руку на плечо подруги, она кивнула Дэниелу, как бы приглашая начать новый разговор, не связанный с тем, что они вели на кухне.

— Мы здесь в поте лица отрабатываем свое жалованье. Все оборудование, доставленное из зоны, уже собрано и подключено. Мы установили прямой канал связи с компьютерным центром компании. По-моему, убеждению, один многофункциональный преобразователь сможет сделать то, что вам нужно. Можно попытаться построить несколько специализированных устройств, каждое из которых будет выполнять отдельную функцию, но тогда вы запутаетесь во всей этой аппаратуре.

— И что же?

Полагаю, что смогу разработать такой преобразователь, а Лидия изготовит его — по крайней мере, экспериментальную модель. Для этого у нас достаточно оборудования. Мы можем зашить программу в микросхему или записать в чип памяти и снабдить вас макрокомандами для активизации этих микросхем. Думаю, все будет в порядке.

— Точно? Я рад это слышать. Что вы скажете, Лидия? Вам удастся изготовить все это?

— Только опытный образец.

— Этого достаточно.

— Тогда не о чем беспокоиться. Мы справимся с задачей, будьте уверены, — она прижалась к Товак.

— У меня нет такой уверенности, как у вас обеих, — сказал Дэниел.

Он встал, подошел к окну, раздвинул занавески и выглянул на Стейнер-стрит.

— Это устройство не предназначено для компьютерного центра. Я хочу, чтобы оно было встроено в меня, — он похлопал себя по груди и довольно улыбнулся. — А здесь не так много свободного мест. Мы должны будем отправиться на Медицинский Остров я посмотреть, что они смогут сделать для миниатюризации аппаратуры.

— Я в них не сомневаюсь. Они… о, черт! — из кухни раздался сигнал таймера. — Вы идите и садитесь за стол, а я принесу суфле.

Во время обеда Дэниел сидел с Товак и Лидией, стараясь вести себя, как в былые времена, как будто он заглянул к друзьям, когда они собирались садиться за стол, а он сам уже пообедал.

После салата Товак пошла в кухню, чтобы принести суфле. Лидия положила ладонь на руку Дэниела и тихо спросила:

— Я толком не поняла. Что хотел от вас этот Освальдо Мгоабе?

— Он планирует экспедицию, и предлагает мне принять участие. Рассказал длинную увлекательную историю. Предполагал, что я приму это, за чистую монету, но, в его рассказе слишком много недоговоренностей и темных мест. Единственное, в чем точно уверен — ему нужен «железный человек» чтобы справиться с трудностями, непреодолимыми для нормального человеческого тела.

— Например?

— Вы помните старый фильм про Адама Линка?

Она покачала головой. Дэниел слышал, как Товак гремит на кухне, и заметил, что Лидия повернула голову, чтобы посмотреть, возвращается Товак или нет.

— Не помню.

— Да, это было, задолго до вашего рождения. Линк… — он умолк, почувствовав, что пальцы девушки сжали его запястье. Лидия почти незаметно кивнула в сторону кухни. В проеме двери показалась Товак с миской горячего, дымящегося суфле, которую, она держала руками в мягких рукавицах, чтобы не обжечься.

Товак поставила еду на стол, села и принялась раскладывать по тарелкам.

— В зоне никогда не поверят, — заметила она. — Настоящие овощи да натуральный сыр, а едим мы из фарфоровой посуды металлическими приборами. Сомневаюсь, что даже директор компании может себе это позволить.

Дэниел покачал головой.

Товак засмеялась.

— Знаете, Дэн, кто вы? Путешественник во времени. Вы чужой, но не с другой планеты, а из другой эпохи.

— Думаю, вы правы, — грустно согласился он. — Послушайте, сколько времени займет ваша работа? Этот преобразователь, что вы конструируете для меня?

— Вы спрашиваете официально или нет?

— А какая разница?

— Ха! Неужели вы настолько чужой? Послушайте, Дэн. Мы с Лидией живем в старинном доме, спим на двуспальной кровати с настоящими простынями и одеялом из натуральной шерсти. Мы питаемся так, как может себе позволить только великий спортсмен или высший государственный чиновник. Не думаю, что вы представляете себе положение в зонах. А ведь там находятся редкие счастливчики. Места, подобные этому, — она указала рукой на копию старинного дома и отель, — можно сравнить с древними королевскими дворами.

Она повернулась и махнула рукой в сторону окна.

— Там люди борются за существование в таком перенаселенном обществе, что вы не поверите, и довольствуются таким рационом, что вы не захотите поверить. Если бы они жили в других странах, то, вероятно, прожили бы ровно столько, чтобы произвести на свет кучу золотушных детей, которых они не смогут прокормить и вырастить.

Она повернулась к столу и зачерпнула горячей еды.

Дэниел перевел Взгляд с Товак на Лидию. Лидия побледнела и сидела неподвижно, положив руки на колени.

— Не вижу, какое отношение все это имеет к моему вопросу, — сказал Дэн. — То есть, официальный он или нет.

— Ладно, — Товак раздраженно надула щеки. — Придется разложить вам все по полочкам, Дэниел. Мы живем гораздо лучше — Лидия и я, — чем когда-либо в своей жизни. Мы родились в этом мире, а не в ваш золотой век с настоящим животным протеином каждую неделю и продолжительностью жизни в полстолетия или даже больше. Мы родились в этом мире и зубами, когтями и лестью проложили себе путь в зону, где нам гарантировано стандартное двухразовое питание и медицинское обслуживание, и если мы будем избегать неприятностей и добросовестно трудиться шесть дней в неделю, то сохраним нашу работу и комнату. Как и все, живущие сегодня, мы были счастливы немного подняться выше среднего уровня и поддерживать такое положение вещей.

А затем появляетесь вы и спасаете Лидию от парочки садистов — насколько я поняла из рассказа Лидии, у них на уме ничего другого и не было. Вам она приглянулась, и вы вытащили ее из зоны и устроили ей такую жизнь, о которой она даже не смела мечтать.

Дэниел посмотрел на Лидию. Та слушала Товак с абсолютно бесстрастным выражением лица.

— И в качестве дополнительной льготы, — продолжала Товак, — потому что мы подруги и потому что Лид попросила, вы и меня прихватили. За что, добрый хозяин, примите мою неизмеримую благодарность.

Легкий поклон только, подчеркнул горечь ее слов.

— Итак, вы спрашиваете, когда мы собираемся закончить работу, для которой вы нас наняли. А что будет потом? Вы опять вернетесь на собственный Медицинский Остров к своей команде протезистов? Или выберете Хоккайдо, свое родовое поместье? И будете играть в самураев с игрушечными мечами и гейшами, которые укладывают вас в постель, когда вы устанете и сонный возвращаетесь домой?

Она так сильно ткнула вилкой в тарелку, что та соскользнула со стола и упала на иол. Она ударилась краем и разбилась. Товак уронила вилку на стол и закрыла рот руками. Девушка глубоко вздохнула и застыла, глядя на лежащие на полу две половинки тарелки.

Дэниел подобрал осколки и краем одного ИЗ, них принялся собирать разлившееся суфле на плоскую поверхность другого. Две смуглые руки присоединились к его рукам, помогая наводить порядок. Он посмотрел в глаза Лидии, а затем снова принялся собирать разбросанную пищу.

Я сейчас начну укладывать вещи, — услышал он голос Товак. — Это моя вина, а вовсе не Лидии.

Она отодвинула свой стул и встала.

— Подождите, — Дэниел встал и поднял на ноги Лидию. Он отнес разбитую тарелку на кухню, выбросил, ее в мусоросборник и вернулся в столовую.

— Послушайте, почему вы так расстроились, Товак? Разбили тарелку. Ну и что?

— Что? — ее и без того бледное лицо еще больше побелело. — Вы имеете представление, сколько может стоить эта тарелка? Постойте, я достану осколки из мусора. Их можно склеить. Тарелка уже не будет такой ценной, но все же…

— Замолчите! — крикнул Дэниел. — Черт бы вас побрал, Товак, это всего лишь дурацкий кусок фарфора! Вы с ума сошли, поднимая вокруг него такой шум! Мне жаль, что вы так огорчились. Но мы можем поговорить…

— Даже склеенная, — продолжала она, — эта тарелка стоит больше, чем я зарабатываю за год! Вы понимаете, что я вам говорю? Вы чужой в этом мире. Как марсианин или неандерталец. Вы не понимаете нас. Вы не представляете себе, что сколько стоит.

— А вы не представляете, куда катится этот мир! Мне очень жаль. Похоже, это сверхсекретная информация, но вы должны знать правду. Это так называемые временные изменения совсем не временные. Положение не улучшится и даже не стабилизируется, и в конце концов на планете не останется ничего живого. Обитатели Островов, могут спастись и, скорее всего, так и будет, поскольку температура растет постепенно, и они смогут перемещать Острова, пока не окажутся на безопасном от Солнца расстоянии. Но Земля поджарится вместе с населяющими ее живыми существами. Правда, к тому времени ничего живого здесь уже не будет.

В наступившей тишине Дэниел подошел к окну и выглянул на улицу. В окне отражалась Лидия, Она сидела, опустив голову и сложив руки на коленях. Рядом с ней стояла Товак, одна рука ее лежала на плече Лидии, как бы успокаивая подругу, другую она прижимала ко лбу.

Товак повернулась к Дэниелу. В окне он заметил движение ее губ, когда она произнесла одно единственное слово:

— Когда?

Дэниел посмотрел ей в лицо.

— Не очень скоро. Все будет происходить постепенно. Если бы на планете было небольшое по численности население и сильно развитая промышленность, то мы успели бы построить достаточное количество кораблей и Островов, чтобы вовремя эвакуировать значительную часть людей. А поскольку…

Он медленно покачал головой.

— Когда? — повторила Товак. — Вы можете выразиться точнее, Дэн. Когда?

Он провел рукой по лицу — четырьмя пальцами по одной щеке и большим пальцем по другой, — прижимая свою синтетическую Кожу к искусственным зубам и подбородку. Во рту у него был гибкий язык. При помощи синтезатора звуков и умения управлять своим ртом, зубами и языком, как перестраиваемым резонатором, он теперь был способен воспроизводить гораздо больший диапазон звуков, чем раньше, когда имел настоящее тело.

«Возможно, — подумал он, — мне следует отказаться от незаслуженного богатства. Стать трубадуром. Человеком-оркестром. Он сможет воспроизводить звуки барабанов й органа, пение целого хора, плач скрипок и звуки труб, воспевая удивительные подвиги и необыкновенную учтивость доктора Ройс, Кимуры и всего персонала Медицинского Острова.

Если на Рыбачьей Пристани еще собираются туристы — в том случае, если вообще сохранилась Рыбачья Пристань, — то можно приходить туда рано утром и зарабатывать себе на завтрак. Особенно сейчас, когда я вообще не завтракаю.

И посмеяться над Освальдо Мгоабе и его расторопными слугами.

Товак кашлянула. Она вопросительно смотрела на Дэниела.

Вернувшись к действительности, он повернулся и оперся руками о крышку стола.

— Прошу прощения. Задумался на минуту. Вы что-то сказали? Нет? Я отвлекся.

— Бога ради, Дэн, вы только что сказали, что наш Мир должен погибнуть, — Товак стукнула пальцем по деревянной крышке стола рядом с ладонью Дэниела. — Когда это должно произойти?

— Точно не знаю. Если исходить из графика Мгоабе, то не станет особенно жарко до последней четверти следующего столетия. Я хочу сказать, что хотя в тропиках будет становиться все жарче, а зона пустынь расширится, но откроются новые пригодные для жизни регионы. Гренландия, Сибирь, Баффин, Виктория, Сахалин, Камчатка. Я не говорю об Антарктиде! Если мы освоим ее…

— Прекратите!

— Что?

— Ради всего святого, Дэн, я не просила читать мне лекцию.

— Но вы спрашивали…

— Когда, черт побери, это произойдет?

— Ну… как утверждает Освальдо Мгоабе, сейчас мы осваиваем новые территории немного быстрее, чем теряем старые. Но это не может продолжаться долго. Он прогнозирует, что равновесие наступит примерно через шестьдесят лет, затем будет двадцать-тридцать лет стабильного состояния, после чего все полетит к черту.

— Отлично.

— Что… я не понимаю… — Дэниел удивился ее реакции.

— Вы хотели знать, сколько времени займет у нас разработка и изготовление опытного образца преобразователя, а также программного обеспечения.

— Да.

— Тогда слушайте меня внимательно, — она при каждом слове постукивала кончиком пальца по крышке стола. — Идите вы к черту, мистер.

— Что? — Дэниел перевел взгляд с Товак на Лидию, а затем снова на Товак. — Вы серьезно?

— Можете быть уверены. Я забочусь о себе и о своей подруге. Ведь лет через сто этому миру придет конец, так? К тому времени мы обе давно уже будем мертвы. Меня беспокоит, что случится через час. Где я буду спать сегодня ночью? Будет ли мне из чего приготовить завтрак утром? Как долго я еще буду жить в этом дворце, или мне придется возвращаться в зону? Что будет со мной и с Лидией через двадцать или тридцать лет, когда мы состаримся и компания уволит нас? Сможем ли мы остаться в зоне, или нас выкинут вот сюда, — она ткнула пальцем в сторону окна, — к другим таким же несчастным?

Она наклонилась над столом и взяла руку Лидии в свою, в ее жесте было отчаяние и желание защитить подругу.

По щеке Товак скатилась слеза. Она сердито смахнула ее свободной рукой, встала и принялась убирать со стола.

— У меня много работы.

Лидия последовала за ней в кухню, держа стакан в одной руке, а тарелку в другой. Дэниел поднялся, подавив желание пойти за ними и продолжить разговор. Он решил, что сейчас это бессмысленно. Будет только хуже. Он шагнул к компьютеру и сел за пульт управления.

Дэниел вызвал учебную программу по архитектуре систем обработки данных, и попытался подтянуть свои безнадёжно устаревшие знания, даже для начального курса к уровню 2090 года. Главной проблемой оказалось вовсе не то, что технология настолько усложнилась по сравнению с той, что он знал. Напротив, она была проще и элегантнее, но ее простота и элегантность включала в себя научные достижения восьми десятилетий, так что даже простейшие примеры основывались на теориях, которые казались Дэниелу просто невероятными.

После часа напряженной работы Дэниел отключил учебную программу и поставил запись игры «Моряков» из Сан-Франциско на чемпионате мира 2006 года. Он остановил кадр на моменте, когда болельщик на верхней трибуне поймал мяч после неудачного удара Манго Муракамы. Дэн увеличил изображение, так что весь экран заняли лица болельщика и его товарища.

Он некоторое время, не шевелясь, смотрел на экран, потом поднялся и прошел в глубокий, заваленный всяким барахлом чулан, разворошил старую одежду, добрался до дальней стены чулана и нашел большую деревянную коробку, которая когда-то служила ему шкафчиком для обуви в летнем лагере в Йосемите, а позже стала чем-то вроде сундука с приданым или хранилища личных сокровищ.

Он зажмурил глаза, сосредоточившись на включении инфракрасного зрения, затем открыл коробку и взглянул на ее содержимое. Мячик был в превосходном состоянии. На одном его боку сохранилась отметина от биты Монго Муракамы, а на другой слабая волнистая линия, где Муракама подписал свои инициалы, когда Дэниел после часового ожидания у ворот стадиона получил его автограф.

Он взял мяч, вернулся в комнату и сел. Дэниел сильно сжал в руке мяч, чуть было не вдавив его все еще белую оболочку в сухую сердцевину из пробки, и не отрывал взгляда от экрана. Он видел самого себя со взволнованным лицом, в старых мятых перчатках, которые он всегда надевал на бейсбол, видел белое пятно мяча в метре от своей протянутой руки. Он прокручивал пленку кадр за кадром, наблюдая, как мяч пролетает мимо лиц зрителей, падает, а затем попадает ему в ладонь, а звук и толчок от удара он, казалось, ощущал и сейчас.

Дэн посмотрел на свою руку и увидел, что на ней нет перчатки, но рука все еще держала мяч, упущенный Муракамой.

Дэниел спрятал мяч в коробку для обуви, завалил ее какой-то старой одеждой и закрыл за собой дверь чулана. Он вернулся к экрану и принялся разглядывать лицо Мари-Элейн, которая вскочила со своего места. В одной руке она держала булочку с сосиской, а в другой — бумажный стаканчик с пивом.

Он просматривал этот короткий эпизод еще и еще раз, разглядывая игру мускулов на лице Мари-Элейн, блеск в ее глазах. 2006 год. Октябрь 2006. Тогда она была беременна. В момент съемок она уже знала об этом, но еще не призналась Дэниелу. Тогда все его внимание было приковано к летящему в его протянутые руки белому пятнышку мяча, а теперь он видел, как Мари-Элейн наклонилась вперед и обхватила живот руками, защищая зародившуюся в ней новую жизнь, о которой знала только она сама.

Он протянул руку и коснулся пальцем экрана. Он коснулся изображения ее живота и провел кончиком пальца по ее скрещенным рукам, а затем вверх вдоль тела, вспоминая, какая одежда была на ней в тот октябрьский день. Сейчас он ощущал прохладную поверхность экрана, а не грубую шерсть пальто и не нежную плоть под ним, где росли и развивались два новых существа. Он отнял от экрана руку и попытался вспомнить свои ощущения в тот момент. Радостное биение сердца в груди — какой контраст с непрерывным жужжанием ротационного насоса его нынешнего тела! Громкий шлепок мяча о старую перчатку. Счастливое ощущение от одобрительного рева толпы, когда он поймал мяч, Запах пива и острый вкус горчицы на сосиске…

Запах пива, острый вкус горчицы.

У него нет обоняния и вкуса, Дэниел закрыл глаза и сосредоточился. Черт побери, он ощущал запах пива и вкус горчицы даже спустя десятилетия! Это означало, что уцелевшая часть мозга либо соответствующие отделы искусственного интеллекта, взявшие на себя эти функции, могут дать ему эти ощущения. У него отсутствовали органы чувств и каналы передачи сигналов к мозгу. Но сам он мог испытывать эти чувства. Нужны только соответствующие датчики и каналы передачи информации.

Он открыл глаза, выключил стоп-кадр и досмотрел игру до конца, наполовину наблюдая за происходящим на экране, а наполовину погрузившись в мечты и воспоминания.

Вдруг он почувствовал чью-то руку на своем плече. Дэниел обернулся и увидел стоящую позади него Лидию Хаддад.

— Уже поздно, — сказала она.

Дэниел улыбнулся.

— Знаю. Я думал, что вы с Товак давно в постели.

Она кивнула. Он всмотрелся в ее лицо. Речь девушки немного замедлилась, что было связано с таблетками, которые она иногда принимала. Все верно — глаза ее были чуть-чуть расширены.

— Мы подумали… Товак и я подумали, что ты тоже захочешь лечь, Дэн.

— Ну… — он немного помолчал. — То есть… мне не нужно столько спать, сколько большинству людей. И я могу это делать где угодно. Устроюсь на диване или на полу, или в другой спальне. В конце концов, я могу минут сорок подремать прямо здесь, сидя.

Она села на ковер, скрестив ноги, протянула руки и нежно взяла его ладони в свои. На ней была одна из пижам, которые Дэниел обнаружил в копии своей квартиры, когда впервые вошел сюда.

— Дэн, Товак очень расстроилась. Она наговорила много такого… я не утверждаю, что она не хотела это говорить. Она честный человек, иногда слишком честный, что доставляет ей много неприятностей. Но я знаю, что она не хотела оскорбить вас. Вы мне верите?

Он кивнул.

— Я… мы обсудили это, Дэн. Мы хотим, чтобы вы легли с нами.

Он попытался высвободить свои руки, но девушка удержала его.

— В этом нет ничего такого, — сказала Лидия. — Вы ведь знаете, что мне нравится секс втроем. Я говорила об этом с Товак. Она не возражает и даже считает, что так будет лучше.

Дэниел покачал головой.

— Я не… я, действительно, не знаю.

Он закрыл глаза и сжал ее руки.

— Дэн, с тех пор, как вы привезли меня сюда…

— Я не хочу, чтобы вы думали…

— Что это просто оригинальный способ знакомства? — при этих словах он открыл глаза и увидел, что Лидия улыбается. — Поначалу именно так мне и казалось. Затем, когда вы не стали приставать ко мне, я подумала, что имею дело с самым чудесным и деликатным человеком на свете. Потом вы продолжали не обращать на меня внимания, и я посчитала вас гомосексуалистом. А когда вы рассказали мне о себе, о своей семье, то я решила, что вы не всегда были «голубым».

Дэн кивнул.

— А после того, как вы узнали о моем теле… об искусственных органах… вы должны были понять, почему… почему… — он умолк, не решаясь точно сформулировать то, что хотел объяснить девушке.

— Так вы думаете, что секс теперь не для вас? — предложила она. — Но у человека с искусственным глазом или почкой нет таких проблем.

— Это не моя проблема.

— Я понимаю. Ваше тело полностью искусственное, так?

Хотя у теперешнего организма не могло быть подобных рефлексов, Дэниел почувствовал, что ему хочется сглотнуть и сделать глубокий вдох, прежде чем ответить.

— Да.

— Отлично. Пойдем.

Она встала. Ее легкое тело просвечивало через широкую пижаму. Ее голые ступни стояли на Ковре между его ступнями, а стройные ноги находились между его крепкими бедрами с их пустотелыми металлическими костями и мощными искусственными мускулами.

— Хорошо, — почти беззвучно произнес он.

Она взяла его за руку и провела в спальню. Лампа аквариума была выключена на ночь, а воздушный насос издавал знакомое приятное урчание.

Товак ждала, лежа на широкой кровати. Скомканное белье указывало на то, что две девушки уже успели насладиться друг другом, пока он смотрел старые записи. Товак села на постели и неуверенно улыбнулась вошедшим Дэниелу и Лидии. Она была обнажена и натянула на себя простыню, чтобы прикрыть грудь.

Лидия отпустила руку Дэниела и закрыла дверь, а затем подтолкнула его к кровати. Он почувствовал, что его колени дрожат, и подумал, что это абсурд.

«Опытный мужчина в моем возрасте и с моим прошлым… и кроме того, мое тело не может нервничать и не способно дрожать».

Но, тем не менее, он дрожал и чувствовал, что руки его холодны как лед.

Он заставил себя сесть на кровать, спустив ноги на пол. В комнате горела единственная лампа, встроенная в переднюю спинку кровати. Она освещала Товак, постель, Лидию. Лидия стояла перед Дэниелом и медленно снимала пижаму, сначала верхнюю часть, а затем нижнюю. Дэниел впервые видел ее тело после того, как привез изнасилованную, до полусмерти избитую, а затем запуганную и оскорбленную полицией девушку в эту комнату и уложил на эту кровать.

На ней все еще оставались синяки — медленно исчезающие следы происшествия на Перрин Плейс. Но они не могли заслонить прелести ее тела. У нее были маленькие, изящные, великолепной формы груди, тонкая талия и плоский смуглый живот. Пища, которой они питались в Сан-Франциско — Лидия и Товак по очереди готовили для себя на кухне Дэниела, придала легкую округлость ее животу. Ниже этой нежной округлости выделялся темный треугольник волос.

Дэниел почувствовал желание провести рукой по этому мягкому животу, похожему на живот женщины в первые месяцы беременности. Дэниел ощутил жжение в том месте, где у него должны были находиться слезные железы. Ему хотелось обнять Лидию за талию, провести рукой по ее бедрам, прижаться щекой к ее животу.

Он сжал кулаки и положил руки себе на колени.

Дэниел услышал, как позади него Товак зашевелилась и выключила свет. Комната погрузилась почти, в полную темноту. Он мог бы включить инфракрасное зрение или увеличить чувствительность своих оптических сенсоров, но решил не делать этого. Пусть будет темно.

Он почувствовал две руки на своих плечах, почувствовал, что его опрокидывают на спину, так что его голова оказалась на постели, а ноги остались на полу.

Товак наклонилась над ним, прижалась щекой к его щеке и положила руки ему на грудь. Ее теплая тяжесть дополняла хрупкость и изящество Лидии. Дэниел почувствовал, что руки Товак принялась снимать с него одежду. Он попытался остановить ее.

— Товак, прежде чем… о том, что мы…

— Нет, — мягко прервала его она, — Не думай об этом. Не думай сейчас об этом.

Он почувствовал, что Лидия опустилась коленями на кровать рядом с ними. Он различал неясные очертания тел девушек. Он мог видеть, что Товак убрала одну руку с его груди и нежно прикоснулась к бедру Лидии.

Дэниел пошевелился. Он с удивлением обнаружил, что его одежда куда-то исчезла и он лежал в кровати, вытянувшись во весь рост. Он находился в каком-то полубессознательном состоянии, как будто таблетки, которые принимала Лидия — он был уверен, что Товак тоже, — подействовали и на него.

Он поднял руку, а затем, уронил ее на постель. Он видел движения девушек. Товак убрала руку с бедра подруги, и они с Лидией обхватили пальцами его ладонь — одна сверху, другая снизу. Их руки нежно гладили и ласкали его, подобно двум маленьким зверькам, занятым любовной игрой. Он почувствовал, как три причудливым образом переплетенные руки приподнялись и вернулись на бедро Лидии. Их пальцы, подобно ногам маленьких существ, пробирались среди завитков волос, лаская нежную плоть, ощущая тепло и влагу ее лона.

Он услышал, как Лидия глубоко вздохнула. Она наклонилась вперед и обвила руками его и Товак. Объятие было на удивление сильным.

Дэн почувствовал, как Товак скользнула вдоль его тела. Она на мгновение прижалась лицом к его лицу, а затем положила голову ему на грудь. На своем лице он ощутил теплую тяжесть ее грудей. Он открыл рот и кончиком языка провел по ее соску. Она вздрогнула, замерла на мгновение, а затем продолжила движение вдоль его тела.

Товак одной рукой обхватила его член. Ладонь была теплой и сильной. Он вздрогнул от болезненно-мучительного наслаждения. Вторая рука девушки скользнула под него. Дэниел немного повернулся, чтобы ей было удобнее, и она обхватила его ягодицы.

Одновременно он почувствовал, как что-то теплое и влажное кажется, язык — легко коснулось головки его члена. Это была Лидия, поскольку голова Товак лежала на его животе. Лидия легла на него вместе с Товак. Он ощущал на своем лице тяжесть живота Товак, жесткие завитки волос, нежность ее бедер и лона. В то же время он чувствовал тепло и влагу рта Лидии и силу руки Товак. Дэниел сомкнул руки вокруг девушек и закрыл глаза.

ГЛАВА 9

Освальдо Мгоабе заказал для них скиттер прямо от космического лифта в Эль Триумфо в Калифорнии. Мгоабе не прилетел в Сан-Франциско или Эль Триумфо. Он извинился, сославшись на занятость делами МГО в Лилонгве.

В течение нескольких часов во время подъема лифта они оценивали работу, проделанную в Сан-Франциско и в зоне в Пало Альто, которую необходимо было закончить на Медицинском Острове, и обсуждали планы на будущее.

Они не знали, чем собираются заняться после Медицинского Острова. Вернее, планов было слишком много. Но очень много вопросов еще оставалось без ответа, чтобы можно было остановиться на чем-то определенном.

Они радовались, что покидают Землю, хотя знали, что приближающаяся катастрофа не успеет коснуться их. У Лидии и Товак не было детей, и обе женщины не собирались иметь их. Но перспектива и дальше оставаться на перенаселенной и социально нестабильной планете казалась им отвратительной.

Они умел держать язык за зубами, так что Мгоабе не имел оснований обвинить их в разглашении секретной информации.

Но им хотелось улететь подальше от той коллективной могилы, гигантского склепа, в который должна была превратиться планета.

Дэниел, Лидия и Товак оказались единственными пассажирами скиттера, направляющегося на Медицинский Остров. Атмосфера в корабле сложилась непринужденная, и пилот — эффектная молодая женщина в элегантной форме лейтенанта МГО пригласила их на мостик.

Дэниел был обеспокоен все возрастающим количеством форменной одежды. Он подумал, что общество, переживающее кризис и с трудом поддерживающее порядок, стремится к такой своей организации, где во главу угла ставится именно порядок. Любая иерархическая структура предполагает наличие церкви, академической и бюрократической систем и, конечно, армии.

Лейтенант отвернулась от пульта управления скиттером и представилась трем пассажирам, поздоровавшись с каждым из них за руку. Она была одинаково приветлива со всеми, но Дэниелу показалось, что пилот чуть дольше задержала в своей руке руку Лидии, и две женщины пристально посмотрели друг другу в глаза.

Лейтенант ничего не знала о пассажирах. По крайней мере, она ничем не выдала свое и осведомленности о личности Дэниела и о его прошлом. Ей сообщили только, что по личному указанию директора Освальдо Мгоабе скиттер МГО предоставлен в распоряжение Дэниела

Дэниел подошел к пульту и, стал изучать органы управления кораблем, пока лейтенант о чем-то тихо переговаривалась с Лидией и — он полагал — с Товак. К своему удивлению, он почувствовал, как Товак тронула его за локоть. Он обернулся и обнаружил, что она стоит рядом и тоже разглядывает пульт управления.

— Думаю, что могу попросить лейтенанта дать мне пару уроков пилотажа, — сказал Дэн.

Товак помедлила с ответом. Она стояла, потирая одной рукой подбородок.

Дэниел наблюдал за бегущими по экрану строками цифр. Приборы скиттера отличались от тех, что были на борту корабля, на котором внук доставил его на Хоккайдо, но Дэн подумал, что различия, наверное, не больше, чем в органах управления автомобилями различных марок в те далекие времена, когда люди еще пользовались автомобилями.

— Кажется, тут сплошная автоматика, — наконец произнесла Товак.

Дэниел махнул рукой в сторону пилота:

— Думаете, урок будет коротким?

— Предполагаю.

Товак уселась в кресло пилота. На мгновение она подняла глаза и взглянула через прозрачный носовой экран на открывшуюся впереди черноту космоса, а потом вновь перевела взгляд на пульт управления.

Дэн сел на корточки рядом с ней. Второго кресла на мостике не было, но его искусственные мускулы не знали усталости и могли сколь угодно долго сохранять такое положение.

— С этим универсальным преобразователем, что мы разрабатываем для тебя, — сказала Товак, — и, возможно, с новыми модулями памяти мы совместим решение различного рода задач. Будет достаточно легко получить желаемый результат. Например, вы хотите перевести с одного языка на другой. Нужно только ввести английскую фразу в преобразователь, запустить макрокоманду с кодом нужного языка.

— И… — подсказал Дэниел.

— И получите перевод на французский, тибетский или кечуа.

— Стоит подумать: «Собачка — русский» или «Сколько километров до Венеры, Джек — эсперанто», как тут же получишь перевод?

— «Собачка — русский» — это легко. А вот вторая фраза будет посложнее. Когда углубляешься в синтаксис, а не переводишь отдельные слова, задача многократно усложняется.

Она искоса взглянула на Дэниела, скрючившегося рядом с ней. Лидия и пилот скиттера удалились в хвостовой отсек. Товак кулаком легонько ткнула Дэниела в живот. Потеряв равновесие, он упал на пол.

— Зачем ты это сделала? — спросил он, поднимаясь на ноги.

— Просто так. Твоя поза раздражала меня. Мне все время казалось, что ты вот-вот шлепнешься на задницу!

Она громко рассмеялась. Через несколько секунд Дэниел присоединился к ней. Впервые с момента пробуждения на Медицинском Острове он смеялся от души.

Это было здорово.

— Ладно, — сказал он. — Если это тебя так беспокоит, то подвинься немного, а я сяду рядом.

Товак сдвинула свои пышные бедра на край кресла.

— Думаешь, оно выдержит? Пилот описается, если вернется и обнаружит, что мы сломали мебель.

— Я же тебе объяснял. Я не буду садиться, а только сделаю вид, не перенося вес тела на кресло. Нам здесь не нужны обмочившиеся лейтенанты.

— Обмочившиеся! Восхитительно! У вас такие утонченные манеры, сэр, — ехидно произнесла Товак.

Люк позади них открылся, и в кабину вошли пилот и Лидия Хаддад. Они держались за руки. В свободной руке лейтенант несла небольшой сверток.

Товак наклонилась вперед и показала на прозрачный экран. Их курс был проложен так, чтобы обогнуть Луну и кратчайшим путем попасть на Медицинский Остров. Сейчас они находились в ближайшей к Луне точке своей траектории и пролетали над границей дневной и ночной стороны спутника.

— Я никогда раньше не была в космосе, — сказала Товак.

Дэниел посмотрел на ее лицо. Он знал, что открывшаяся перед ними картина была просто потрясающей: сверкающая белизна лунного дня с необыкновенно контрастными черными тенями кратеров по одну сторону границы и непроницаемая тьма по другую сторону, нарушаемая лишь ярким блеском горных вершин, расположенных близко к границе дня и ночи и ловящих последние лучи заходящего солнца, и еще более яркими огнями разбросанных по Луне промышленных объектов.

Но Дэниел уже несколько раз видел эту картину и пресытился ею. Он только немного удивился большому числу искусственных огней. Его больше захватило выражение лица Товак. Освещение кабины было неярким, и простое, почти грубое лицо девушки преобразилось в отраженном лунном свете. В сверкающем, но мертвенно-бледном свете оно походило на фрагмент итальянской фрески. Дэниел, подумал, что если бы его внук мог сейчас видеть Товак, то принял бы ее за персонаж театра Но.

Дэниел с удивлением заметил катящуюся по щеке Товак слезу. Девушка не замечала ее. Слеза упала на пульт управления и скатилась, на красные мерцающие огоньки индикации. Капля влаги дрожала и переливалась, напоминая каплю крови, которую Освальдо Мгоабе уронил на лепесток розы в своем кабинете в Лилонгве.

Товак вздохнула, издала короткий смешок и отвела взгляд от поверхности Луны.

— Послушайте, Лут, — обратилась она к пилоту. — Сколько нужно знать, чтобы повести корабль к звездам?

— К звездам? — рассмеялась пилот. — Забудьте об этом. Никто никогда не летал к звездам.

— А Остров Галилея?

— О, да, я забыла о нем. Но это старая история, мисс Десертис.

— Думаете, им это удалось?

Пилот пожала плечами.

— Кто знает? Все было в порядке, пока имелась возможность поддерживать с ними связь. Думаю, они достигнут цели, и их пра-пра-правнуки отправят назад корабль и расскажут нашим потомкам о жизни на Бета Ориона, или куда они там полетели.

— Я в этом не уверена, — сказала Товак.

Дэниел бросил на нее предупреждающий взгляд.

— Ладно, — Товак встала рядом с пультом управления. — Я только хотела узнать…

Ладно. Действительно, предстоит многому научиться. Сначала ты работаешь на тренажерах до позеленения, потом — до посинения. А потом тебе говорят, что надо еще немного поработать, на тренажерах. Бог мой, я думала, что уже никогда не полечу на настоящем корабле! Наконец тебе впервые разрешают полет с инструктором, который сам управляет скиттером, а ты только иногда переключаешь какой-нибудь тумблер. «Эй, детка, не ускориться ли нам немного, как ты думаешь? Чуть-чуть отклонились от курса — что будем делать? Эй, смотри, чтобы тебя не сцапало НЛО. Ха, ха, ха!». А ты даешь почти всегда неправильные ответы, и инструктор говорит: «Боюсь, что это убьет нас обоих. А что, если мы попробуем немного скорректировать амплитуду магнитоверньерами, и не согни уловитель, иначе тебе придется выходить наружу и выпрямлять его при помощи лома, ха, ха, ха!».

— Понятно, кивнула Товак. Но мне кажется, что большую часть времени скиттером управляет автопилот. Разве сложно включить автоматическое управление и просто понаблюдать за полетом? Похоже, здесь скорее нужен программист, чем пилот.

— Дельное замечание, — отозвалась лейтенант.

Пока они с Товак обсуждали проблемы, программного обеспечения космической навигации, Дэниел подумал о своем внуке Йеясу Хасегаве. Тот не побоялся в одиночку вести скиттер с Хоккайдо на Медицинский Остров, а затем вместе с Дэниелом вернуться обратно. Дэниел почувствовал, что немного смущен.

Он гордился Йеясу. Внук — пилот космического корабля, самурай, знаток обычаев и традиций.

На Хоккайдо царили красота и порядок, и если он вернется туда, то будет желанным гостем. Его ждут уважение и почет. Возможно, он даже получит приглашение ко двору. Конечно, придётся выучить язык — не может же он говорить по-английски и требовать каждый раз персонального переводчика.

Что касается языка, то это не вызовет, особых трудностей. Изучение грамматики не сильно отличается от изучения логики работы и архитектуры компьютерных систем. Нельзя сказать, что он был блестящим специалистом, но достаточно хорошо разбирался в программировании, чтобы выполнять свою работу системного инженера. Он легко схватывал все новое, и ему всегда удавалось досконально разобраться в любой аппаратуре.

Используя квалификацию Товак как программиста — в последнее время он испытывал растущее чувство восхищения ее способностями в этой области — и таланты Лидии как разработчика…

Он взглянул на прозрачный экран. В глаза ударил отраженный свет Солнца. Они приближались к Медицинскому Острову и через несколько часов должны были достичь посадочного диска.

Возможно, на Хоккайдо нет нужного ему оборудования, чтобы изготовить миниатюрный многоязыковый переводчик и встроить прибор внутрь его тела, но если сделать эту работу на Медицинском Острове, а потом отправиться на Хоккайдо…

А что будет с Лидией и Товак? Конечно, они могут вернуться в зону. Только вряд ли захотят. Девушки без труда найдут себе работу на одном из Островов или на какой-нибудь планетарной исследовательской станции, о которых упоминал Мгоабе. Дэниел обнаружил, что без удовольствия размышляет о подобной перспективе. С момента своего пробуждения и до событий, начавшихся с происшествия на Перрин Плейс, он не испытывал ни к кому душевной привязанности.

Но потом… мог ли он утверждать, что любит Товак или Лидию? Он не был уверен. Вероятно, нет. Их сексуальные отношения очень много для него значили и позволили ему опять почувствовать себя настоящим человеком, мужчиной, обрести уверенность в себе. Он понял, что главная его беда — противопоставление сознания и тела. Пока он считал свое новое тело чужим, чем-то отдельным от него самого, с чем он вынужден был смириться, то воспринимал весь новый мир будущего — нет, настоящего — как нечто враждебное. Он чувствовал себя туристом гостем, неприспособленным пришельцем из прошлого. Он двигался по миру 2090 года подобно призраку, вызывая дрожь у окружающих его людей и заставляя их избегать себя.

Нет, это неправда. Чувство враждебности испытывал он сам. Окружающие считали его странным, но принимали его как часть реального мира. Чувство непреодолимого отчуждения, державшее его на расстоянии от этого мира и его обитателей, являлось лишь видимым проявлением отчуждения его разума от тела.

Вернув ему согласие с самим собой, Лидия и Товак сделали возможным для него примириться с настоящим, принять окружающий мир таким, каков он есть, даже если он казался опасным и ненадежным.

Нет, Хоккайдо не для него. Даже если Товак и Лидия захотят последовать за ним в качестве жен, наложниц или просто свободных женщин. Он не решится предложить им. это, более того, для них и для него такая жизнь не подходит. Он не должен загонять себя в угол, замыкаться в удаленной части вновь обретенного мира, а любым способом обязан найти дорогу к основным направлениям человеческой деятельности.

— … раньше основывались на так называемых неподвижных звездах. Теперь мы используем маяки, размещенные на различных Островах. С этим у нас нет никаких проблем.

Дэниел моргнул и провел по глазам и лбу — совершенно лишний для его нового тела рефлекс. Но он не мог удержаться. Ладно, пусть все останется как есть. Лейтенант опять заняла пилотское кресло, выключила автопилот и прокладывала курс на Медицинский Остров.

— Послушайте, — она опять включила автоматику и повернулась к ДэниеЛу, держа в руке маленький сверток. — Это передали у лифта в Эль Триумфо. Для вас.

Дэниел протянул руку.

— Чего же вы ждали?

— Просто выполняла инструкции, мистер Китаяма.

Он вопросительно посмотрел на нее, держа сверток перед собой.

— Когда мистер Мгоабе передал его, то распорядился вручить его вам за час до прибытия на Медицинский Остров. Сейчас как раз настало время.

Дэниел сел, положив сверток себе на колени. Почему Мгоабе, приехавший в Эль Триумфо, чтобы передать сверток, не повидался с ним? И даже прислал сообщение, что слишком занят?

— Наверное, это коробка конфет, — предложила Товак и рассмеялась своим словам.

Дэниел распечатал сверток и приподнял крышку, она легко открылась. Он осторожно откинул ее в сторону.

Сама коробка была сделана из какого-то очень легкого металла, гладкого и белого, как алюминий, только гораздо более легкого, и заполнена зеленой папиросной бумагой, в которой лежала крошечная изящная ваза с единственным цветком, великолепной, наполовину распустившейся мускусной розой, чья крепкая зеленая чашечка немного отставала от лепестков. Весь цветок был белый, а самая его середина кроваво-красная.

Размерами роза была не больше ногтя его большого пальца. Ваза с цветком, стоявшая на его ладони, не превышала шести сантиметров в высоту.

Когда он извлёк вазу из коробки, то увидел под ней кассету с видеозаписью.

— Поставить ее? — спросила лейтенант.

Дэниел пожал плечами.

— Если бы это было личное послание, то он оставил бы записку.

Пилот протянула руку.

— В этом случае в начале записи будет предупреждение.

Дэниел передал ей коробку. Она установила кассету и нажала клавишу. Задняя Часть кабины превратилась в сад с цветущими розами. В сад вошел Мгоабе, посмотрел на Дэниела и улыбнулся.

— Надеюсь, вам понравился мой маленький подарок, — сказал он. — Смотрите, вот он со мной, здесь, в Лилонгве.

Мгоабе достал сверкающую вазу с миниатюрной розой. Дэниел испытывал странное чувство дезориентации, держа на ладони вазу с крошечной розой и видя в руке Мгоабе ту же самую вазу с той же розой в саду, рядом со зданием МГО в Замбии.

— Я надеялся присоединиться к вам, — сказал Мгоабе, — но обстоятельства помешали мне. Поэтому… Мне бы хотелось, друг Дэниел, чтобы вы лучше познакомились с культурой разведения роз. Это очень древняя традиция, корнями уходящая к Цезарям и китайской династии Танг. Это маленькое чудо, — он протянул вазу к Дэниелу, — я создал сам. Миниатюрная мускусная роза. Вы знаете, как выводят новые сорта роз? Скрещиванием. Сейчас я покажу вам.

Мгоабе подошел к низким кустам и опустился коленями на мягкую черную почву. Он поставил вазу рядом с собой, взял пару маленьких ножниц и срезал распустившуюся розу с несколькими сантиметрами Стебля. Лепестки цветка были полностью раскрыты, но он оторвал их и бросил возле себя на землю.

— Смотрите, — сказал он. Изображение цветка стало увеличиваться, пока не заняло половину кабины скиттера. — Роза является гермафродитом. Вот эти маленькие стебельки с утолщенными верхушками — тычинки. Мужские органы цветка. Они содержат тончайшую пыльцу. А эти маленькие столбики с открытыми кончиками — вы видите крошечные отверстия? Они называются рыльцем пестика, и по ним пыльца попадает к семенам, вот сюда, несколькими миллиметрами ниже.

Мгоабе поднял голову и улыбнулся. Его лицо находилось на одном уровне с лицом Дэниела. Он отвел руку назад, и она, казалось, прошла сквозь переборку скиттера и очутилась в открытом космосе. Затем рука вернулась на место, опять как бы пройдя сквозь переборку, с зажатым в черных пальцах маленьким пинцетом.

— Если мы предоставим цветок самому себе, то тычинки уронят пыльцу прямо в рыльца. В результате получится следующее поколение роз, генетически идентичных своему родителю. Но…

Он поднялся на ноги, и его изображение уменьшилось до нормальных размеров.

— Если мы удалим тычинки, — он осторожно выдернул крошечные стебельки из сердцевины розы, то получим все еще способную к воспроизведению, но выхолощенную розу. Очень печально. Бесполезный цветок, правда? Поэтому мы просто прикрываем цветок, чтобы защитить от случайного попадания переносимой ветром пыльцы, пока бедные маленькие рыльца не станут влажными и клейкими. Затем мы берем розу другого сорта, тычинки которой созрели и дрожат от нетерпения и обилия пыльцы.

Он срезал розу с другого куста, оторвал лепестки, открыв множество тычинок и осторожно провел переполненными пыльцой тычинками по пестикам выхолощенной розы, оставляя на них хорошо различимую полоску пыльцы, а затем отбросил использованный цветок.

— Вот и все!

Мгоабе поклонился.

— Теперь, — он выбросил срезанную розу, положил на землю инструменты и взял в руки вазу. — Из двух сортов миниатюрных роз — «Розмарина» и «Прекрасной Незнакомки» — я вывел эту чудесную мускусную розу. А создатель сорта, мой друг Дэниел, имеет право дать ему название.

Он держал вазу перед собой. Мгоабе и цветок казались Дэниелу не менее реальными, чем точно такая же ваза в его Ладонях.

— С вашего разрешения, мой друг, я дал этому новому гибриду имя в честь нашего знакомства. А поскольку цветок получился миниатюрным, я назвал его «Маленькая страсть Дэниела» Чистота и целомудрие — вот что она показывает миру, — Мгоабе поднес крошечную розу к лицу и осторожно раздвинул лепестки, — но сердце у нее цвета пламени.

Он улыбнулся и наклонился вперед. Ваза и рука Мгоабе исчезли, приблизившись к Дэниелу. Дэниел посмотрел на цветок в своей руке. Мгоабе сделал шаг назад.

— А запах… — продолжал он, — запах, мой дорогой друг, просто потрясающий. Теперь вы и сами знаете.

Мгоабе вместе с садом роз стал уменьшаться, превращаясь в маленький шар, в сверкающий диск, а затем исчез.

Пилот скиттера протянула Дэниелу кассету. Он положил ее в карман, все еще продолжая держать в руке вазу. Посмотрев на кроваво-красную, сердцевину розы, он поднес цветок к носу и попытался вдохнуть, а затем, нахмурился и отставил вазу в сторону.

— Далеко еще, лейтенант? — спросил он.

— Мы уже почти на месте.

* * *

Дэниел вместе с Лидией и Товак шел по парку, окружавшему госпиталь. Отойдя подальше, они остановились и присели у ручья. До этого момента они не обсуждали подарок Мгоабе и содержание видеокассеты. Теперь Товак заговорила об этом.

— Я думала, что с МГО вас связывают чисто деловые отношения, Дэн. Очень странная сцена. Мгоабе специально спланировал, чтобы мы все увидели запись. Что все это значит? Почему он считает, что вы интересуетесь разведением роз?

— Меня совершенно не интересует цветоводство. Не думаете ли вы, что здесь есть какая-то двусмысленность?

Лидия хмыкнула.

— Конечно. Только к чему все это? Зачем он проделал неблизкий путь до Эль Триумфо, чтобы передать сверток, а не послал его по почте?

Дэниел пожал плечами.

Вы были любовниками? — спросила Лидия.

— Нет.

— Он хотел вас? Мгоабе приставал к вам? Он выглядел немного расстроенным. Ну, не то чтобы расстроенным, а скорее взволнованным, так?

— Да.

— И..?

Последовало долгое молчание. Наконец, Дэниел не выдержал.

— И что, Лидия?

— Послушай, Дэниел, — она положила руку ему на грудь. — Мы играем в какую-то странную игру. Я не знаю, что произошло между вами в Лилонгве. И меня не волнует…

— Ничего не произошло, — перебил он. — Ничего такого.

— Меня это действительно не волнует. Но ты не понимаешь, с кем имеешь дело. Освальдо Мгоабе…

— Руководит МГО, — предположил Дэниел, — Он чиновник. Высокопоставленный. И мне не нравится многое из того, что он делает. Использует свое положение и ведет жизнь колониального «бваны» старых времен. Все эти розы, старое вино, в то время как люди умирают от голода. Он просто заевшийся чиновник.

— Ты ошибаешься. Именно чиновники имеют реальную власть, Дэн. Я все время забываю, что ты из другой эпохи. Возможно, тогда правили избранные политики или генералы. А сейчас — чиновники, и Освальдо Мгоабе самый влиятельный из них. Он щелкнет пальцами, и заводы будут построены в Тасмании или закрыты в Швеции, поля засеяны в Исландии, а все жители Непала переселены в Ассам. Он контролирует большую часть бюджета, промышленность, — она покачала головой, — Очень плохо, что вы не стали любовниками. Если бы…

— Что его может привлекать во мне? — спросил Дэниел. — Полагаешь, в этом есть особая изюминка, переспать с механическим человеком? У каждого свои слабости?

Лидия покраснела.

— Извини, — спохватился Дэниел. — Я не имел в виду тебя и Товак… и я…

Он замолчал, не зная, что сказать.

— О чем ты, Дэниел? Считаешь себя соблазнительной приманкой и презираешь всех, кто поддался искушению?

— Извини, — повторил он. — Я не хотел…

— Не беспокойся, Лидия прижала ладони к щекам и глубоко вздохнула. Этот необычный жест Дэниел уже видел раньше. Цвет ее лица опять стал нормальным.

— Лидия, мне было очень тяжело. Ты и Товак сделали, для меня больше, чем я мог ожидать. Но вы не обязаны продолжать. Вы можете вернуться в зону, и я прослежу, чтобы вам предоставили работу, какую захотите. Ведь я владелец компании, или останьтесь на Островах. Здесь нужны рабочие руки. Все будет в порядке.

Товак бросила взгляд на Лидию, а затем снова посмотрела на Дэниела.

— Нет. Мы останемся с вами. Здесь что-то должно произойти. Ваш друг Освальдо Мгоабе затевает какую-то игру. Будет интересно посмотреть, что это такое.

Дэниел встал.

— Спасибо.

Он окинул взглядом парк, деревья, ручей и почувствовал внезапное желание отправиться на Хоккайдо или найти другой Остров, где он сможет жить нормальной жизнью, насколько это возможно с его новым телом. Но он понимал, что не сделает этого. Он выбрал другую дорогу. Дэниел не знал, куда приведет эта дорога, но не было смысла поворачивать назад, чтобы вести тихую жизнь в хижине с соломенной крышей. Хижины 2090 года теперь были переполнены 26, миллиардами человек, которые, если им не посчастливится раньше умереть с голода, будут просто поджарены.

— Нас ждут Ройс с Кимурой, — напомнил он. — Они пригласили своего коллегу, специалиста по биоэлектронике. Ему нужно поработать с вами, Кимурой и Ройс, чтобы обеспечить надежное функционирование новых устройств и их правильную установку.

— Послушайте, — сказала Лидий, — я, конечно, не возражаю…

— Но? — в один голос отозвались Дэн и Товак.

— Зачем вам все это? Вы нам кое-что сообщили, но, честно говоря, я не уверена, что вы были до конца откровенны.

— То есть?

— Полагаю, что вы не рассказали о том, зачем мы делаем эту работу. Вы и так уже киборг-супермен. С этими новыми устройствами ваши возможности еще более расширятся.

— Не думал, что обычный автоматический переводчик покажется вам таким экстравагантным, Лидия.

— Нет, — она тряхнула головой, и ее волосы на мгновение заслонили хвойные деревья, растущие у ручья. Ручей шумел, перекатываясь через лежащие на его дне валуны. Дэниел подумал, что этот звук похож на шум водопада. Он удивился, что не ощущает запаха хвойного леса, а затем вспомнил.

— Нет, — повторила Лидия. — Я не считаю переводчик чем-то особенным. Но зачем вам расширять свои возможности? Из тщеславия? Как культурист наращивает объем мышц ради самого объема?

— Вы правы, — согласился Дэниел. — Я не открыл все карты. Но этого не сделал и Мгоабе. Он что-то скрывает от меня, я знаю. И поэтому, надеюсь, что могу положиться на вас.

Он наклонился, поднял сосновую шишку, повертел в руках и стал внимательно разглядывать. Затем он снова посмотрел на девушек.

— Мы собираемся в экспедицию к Жимерзле.

— К чему?

Дэниел громко рассмеялся.

— Жимерзла. Десятая планета.

— Продолжайте, — настаивала Лидия. — Что это, научная фантастика? Подобные увлечения давно вышли из моды. Сейчас все без ума от викингов. Кому это нужно?

— Действительно, — горько усмехнулся Дэниел. — Кому это нужно?

Он отбросил сосновую шишку. Она ударилась о ствол высокой сосны и упала на ковер из опавших игл.

— Я и не надеюсь, что кто-нибудь сейчас интересуется Жимерзлой. Вы все слишком заняты решением сиюминутных проблем, не связанных с будущим или с далекими планетами.

Дэн посмотрел вверх, надеясь увидеть приспособившихся к отсутствию гравитации птиц, но никого не обнаружил.

— Ладно. Когда открыли эту планету и выяснили, что она является источником радиосигналов, то первым вопросом стало — природный ли это феномен, или кто-то действительно посылает зашифрованные сообщения. Если там есть живые существа, то мы могли бы вступить в контакт. Получить от них информацию.

— И что? — спросила Товак.

— Это не только научное достижение, черт побери! Возможно, нам удастся сделать процесс разогрева! Или создать защитный экран для Земли? Возможно, есть способы… я не знаю. Может быть, нам удастся изготовить миллионы маленьких зеркал и расположить их вокруг Земли, чтобы они отражали большую часть солнечных лучей, и тогда климат на планете придет в норму. Или… возможны еще сотни вариантов.

— Зачем нам для этого Жимерзла? Почему бы вам не обсудить свои идеи с вашим другом Освальдо Мгоабе? Он обладает достаточной властью.

— Нет. Послушайте, я вообще не знаю, реальна ли затея с зеркалами. Я только хочу сказать, что нам необходимо как можно быстрее добраться до Жимерзлы, чтобы проверить, есть ли там что-нибудь и можем ли мы узнать что-то полезное, — или вы считаете, что ситуация совсем безнадежная?

— Да, конечно, — Товак присела на корточки и, глядя ему в лицо, принялась одной рукой разгребать сосновые иглы. — Только мы примирились с этим, а вы нет. Вы сражаетесь, а мы покоряемся реальности. С Лид и со мной будет все в порядке. А вы просто пытаетесь пробить головой каменную стену.

— Ха, может быть, и так, он поднялся, — но если ничего не имеет значения, может быть, вы останетесь со мной? Обе? Мне нужна ваша помощь. Кроме того, вы здесь будете обеспечены лучше, чем в зоне. По крайней мере, не хуже.

— Хорошо, — Товак встала рядом с Лидией, и девушки обнялись. — А как насчет нечестной игры Мгоабе? Вы должны каким-то образом выяснить, в чем тут дело, Дэн.

Он кивнул.

— Я не знаю, что он скрывает. Он дал мне коды доступа к видеоинформации, так что я могу получить любые данные, какие пожелаю, Но он не сказал мне самого важного — какие вопросы я должен задавать! Если бы мне посчастливилось задать правильный вопрос — или, возможно, неправильный, — то я нашел бы новое звено цепи. Поэтому я делаю вывод, что не задал этого решающего вопроса. А может быть, в систему заложена возможность уклончивого ответа и никто не получит информацию, пока не задаст правильный вопрос, И только тогда вы обойдете ловушку и получите нужные данные. Кроме того, неизвестно даже, в каком направлении вы двигаетесь.

— Пойдемте к Кимуре и Ройс, — вспомнил Дэн. — Если мы пропустим встречу, то вынуждены будем ждать следующей еще полгода. Знаем мы этих медиков!

Но за восемьдесят лет шутка, кажется, утратила свою актуальность.

* * *

На этот раз они собрались не в палате или лаборатории, а в небольшом конференц-зале, выходящем в раскинувшийся вокруг госпиталя парк. В центре зала стоял полированный стол красного дерева с мониторами и пультами управления.

Все это напоминало Дэниелу неуютную столовую для персонала в здании МГО — резиденции Освальдо Мгоабе. Здесь, по крайней мере, стулья были простыми и функциональными, а не изысканным антиквариатом, который так любил Мгоабе. И вместо роз тут подавали горячий кофе.

Дэниел не знал, являлось ли присутствие чашки кофе перед ним недосмотром, вежливостью или просто шуткой. Он никак на это не отреагировал.

Кимура и Ройс расстались со двоими белыми халатами и переоделись в более удобную одежду, вроде той, что носили Дэниел, Лидия и Товак.

Дэниел представил девушек.

Ройс кивнула шестому человеку, присутствовавшему в комнате.

— Я попросила Монро помочь нам. С.С. Монро — Дэниел Китаяма.

Монро кивнул. У него были огромные рыжие усы.

— С.С.? — спросил Дэниел.

— Дети называли меня Спейсшип. Невыразительное имя. Учитывая увлечение викингами, я порылся в старой энциклопедии и нашел понравившееся мне северное божество по имени Мимир. Если вы не возражаете.

Дэниел пожал плечами.

— Как хотите.

— Я разработал большинство встроенных в ваше тело систем, мистер Китаяма, и внимательно следил за результатами. По отчетам, конечно. А также присутствовал при всех испытаниях и доработках.

— Я не помню вас.

— Вы и не можете. Тогда мы еще не привели вас в сознание.

— Понятно. Отличная работа. Но у меня появились кое-какие планы, и мне потребуются некоторые дополнительные возможности. Сейчас я уже в полном сознании. Вам не придется работать с замороженными остатками мозга. Позвольте рассказать, что мне нужно.

ГЛАВА 10

— Замечательно! — Монро теребил кончики своих пышных усов. Он улыбнулся и повернулся к остальным. — Давайте попробуем.

Дэниел подумал, что Монро оказался неплохим парнем, если не обращать внимания на эту чепуху насчет викингов. И кроме того, когда предварительные обсуждения закончились и началась серьезная работа, он напрочь забыл про свое увлечение древностью.

Он отлично поработал с Дэниелом, Лидией и Товак, обращаясь к Кимуре и Ройс для разъяснения медицинских аспектов возникающих проблем.

— Хорошо, — согласился Дэниел? — Начнем.

Монро включил питание, выполнил инициацию программы, откашлялся и повернулся к микрофону.

— Макротест. С итальянского. Текст: Le particelle battevano all' esternO, producendo ognuna un suono talmente tenue che nessun orecchio unano avrebbe potuto percipirlo.

С эсперанто. Текст: Estis glora mateno en la majmonat.

С французского Текст: lis vinrent le chercher dans la cellule ov l'on enfermait les fous furieux. С японского. Текст: Ki iro no sugata. Sono ashi no shita ni: ankoku.

С немецкого. Текст: Ernes derdreiDecks. war der Speisesalen, der Bar, einem Gesellschafts und einem Unterhaltungsraum vorbelhalten.

С португальского. Текст: Filetes de fumo cinza-claro grudayamse hos espessos cahos e nas longas barbas dando a impressao de que procediam dalguma fonte interior da roupa carmesim do mago e nao das folhas e gravetos agora em cinzas diante dele.

Монро дернул себя за мочку уха.

— Ввод завершен. Скомпилировать и перевести на английский.

Он поднял руку и положил ее на клавиатуру.

— Готовы?

Все кивнули. Никто не произнес ни слова.

— Тогда начнем, — сказал Монро. — Поехали! Выполнить макрокоманду!

Через мгновение комнату заполнил звук обычного человеческого голоса, тембром и модуляциями напоминавшего голос Монро. Присутствовала даже легкая нервная дрожь.

«Снаружи частицы ударялись друг о друга, и каждая из них издавала звук такой тихий, что человеческое ухо было неспособно услышать его. Стояло чудесное майское утро. Они пришли за ним в тюремную камеру. Фигура в желтом, под ногами — чернота. Одна из трех палуб была отдана под столовые, бары, комнату отдыха и концертный зал. Струйки бело-серого дыма льнули к его густым волосам и длинной бороде, создавая впечатление, что поднимаются откуда-то из-под его малиновой мантии, а не от листьев и веток, лежавших у его ног».

Последовала короткая пауза, а затем из того же динамика раздался другой голос, безликий и монотонный:

— Выполнение закончено, выход из макрокоманды.

На пульте управления моргнула индикация.

— Что это за текст? — спросил Дэниел.

Мимир Монро потер нос.

— Просто случайные отрывки из старого сборника сказок на разных языках. Без всякого смысла.

— Ладно, — Дэниел посмотрел на остальных. — Я удовлетворен. А вы как считаете?

Товак Десертис улыбнулась. Лидия кивнула. Ройс и Кимуры здесь не было. Они узнают об успехе и присоединятся к работе на следующем этапе.

— Единственная проблема, — сказал Монро, — состоит в том, что объем этой аппаратуры чуть ли не кубометр. Вы, конечно, можете возить ее с собой, но не думаю, что вам это понравится. Можно установить прямой канал связи, но тогда возникнут трудности, если вы удалитесь достаточно далеко. Временная задержка, а вы в беде, понимаете? Если какой-нибудь варвар бросается в атаку и заносит у вас над головой меч, то вы не захотите ждать полчаса, чтобы перевести: «Стой! Я твой друг». За это время вас изрубят в капусту!

— Можете не беспокоиться, — ответила Лидия. — Аппаратура может быть уменьшена до размера ногтя на вашем мизинце.

— Прекрасно. Тогда продолжим работу. А пока, мистер Китаяма, мы можем установить для вас канал связи с этой рабочей моделью, если вы захотите выполнить дополнительную проверку или просто потренироваться.

* * *

Дэниел сидел в кресле и смотрел на толстый кабель, выходящий из плеча и соединяющий его с рабочей моделью автоматического переводчика. Он подумал, что похож на дряхлого миллиардера, подключенного к поддерживающим его жизнь системам. Старик планирует очередной семейный переворот, а жадные наследники замышляют расправиться с ним и разделить между собой фамильные сокровища. Ха!

Он работал с устройством, пока как следует не освоился с ним. Дэниел легко справился с переводом на разные языки, а Товак помогла разобраться с другими видами преобразования: математическими эквивалентами и спектральными преобразованиями, которые позволят ему видеть звук, слышать вес… если это ему когда-нибудь понадобится.

Сейчас они работали над задачей дистанционного зрения, что-то вроде панорамной камеры при съемках видеофильма.

— Я собираюсь сделать еще одну попытку, — сказал Дэн Товак, — попробуй проконтролировать процесс, ладно?

Она кивнула.

Он глубже вжался в кресло и посмотрел в окно на окружавший здание парк. Несколько человек прогуливались между зданием и лесом.

Дэниел заметил маленькую фигурку под одним из деревьев, кажется, дубом. Он подумал, что начинает разбираться в ботанике.

Существо под деревом могло быть каким-то грызуном — бурундуком или белкой. Дэн отрегулировал фокус и усиление своих оптических сенсоров, не используя пока возможности нового преобразователя.

Животное оказалось белкой. Она стояла на четырех лапах в нескольких метрах от ствола дерева. Как будто зная, что на нее смотрят, белка присела на задние лапы, опираясь на толстый хвост. Она повернула огромные блестящие глаза в сторону госпиталя. На мгновение Дэниел почувствовал, что их взгляды встретились и у него с животным установился мысленный контакт.

Белка вновь опустилась на все лапы, отвернулась от странного взгляда и бросилась к стволу дерева. За несколько шагов до дерева зверек почувствовал что-то твердое и круглое под коричневым дубовым листом и остановился. Когтями одной лапы белка перевернула лист и отбросила его в сторону. Под ним оказался превосходный желудь, его шляпка отскочила, а верхушка уже потемнела и треснула с одной стороны.

Белка держала желудь перед собой передними лапами, пытаясь определить, успели ли добраться насекомые до его середины. Похоже, что нет. Зверек поднес желудь к носу, вдыхая чудесный дубовый аромат. Он был великолепен! Будет отличная закуска, когда он проголодается. Но сейчас он не испытывал чувства голода и не собирался ради минутного удовольствия тратить еду, которую можно отложить на черный день.

Зверек взял желудь в рот, довольно заворчал и опять опустился на четыре лапы. Один легкий прыжок, — и он оказался на стволе дерева в метре над землей. Его когти, легко цеплялись за толстую кору дуба. Несколько быстрых движений — и он дома. С одной стороны дерева, там, где когда-то росла ветка, образовалось дупло. Теперь это было его гнездо, его дом и заполненная припасами кладовая.

Он юркнул в дупло, взял в лапы желудь и аккуратно положил его к остальным припасам. Он еще не достиг зрелости, но уже обращал внимание на самок, прыгавших под деревьями неподалеку, и ощущал приятное возбуждение. Он вскарабкался на несколько метров вверх по стволу дуба, а затем побежал вдоль ветки. Где-то здесь мелькало что-то серое, и в воздухе чувствовался интригующий запах.

Раздув ноздри, он продолжал карабкаться вдоль ветки, влекомый этим запахом. Возбуждение заставило его забыть об осторожности. На ветке никого не было.

Блестящими глазами он рассматривал ветки выше и ниже его. Там тоже никого. Зверек поднялся на задние лапки, сохраняя равновесие при помощи хвоста. Он сидел в пятнадцати метрах над землей, но его вестибулярный аппарат был совершенен, когти острыми, а рефлексы быстрыми и точными. Если он случайно свалится вниз, то сможет изогнуться в воздухе и уцепиться за нижние ветки, а затем вновь добраться до ствола безо всякого вреда для себя.

Он все еще никого не обнаружил, хотя в воздухе присутствовал волнующий запах самки.

Он посмотрел на соседнее дерево. Там что-то двигалось, его блестящий глаз уловил, как шевельнулся лист, который должен был оставаться неподвижным. Кончик ветки слегка дрожал, и зверек увидел, как что-то серое движется вдоль ветки по направлению к стволу соседнего дуба.

Он опять опустился на четыре лапы, и на его мордочке появилось довольное выражение. Он помчался по ветке, чувствуя, как ее тонкий гибкий конец пригибается под его тяжестью. Зверек подался в сторону соседнего дерева, и его ноздри уловили чудесный запах — резкий, манящий, вызывающий головокружение. Он давно различал этот запах, только слабый и далекий. То, что он чувствовал раньше, не шло ни в какое сравнение с охватившим все его существо сладостным волнением.

До соседнего дерева было довольно далеко, и, прыгнув, он должен был опуститься на него метра на два или на три ниже. Он увидел, как серая шубка переместилась с ветки дуба на ствол и скрылась за ним. Воздух свистел у него в ушах, прижимая усы к щекам, наполняя легкие восхитительным ароматом, а все тело непреодолимым чувством влечения.

Зверек на мгновение почувствовал опасность, когда его накрыла черная тень, но успел лишь повернуть голову и поднять глаза, прежде чем на него обрушился пикирующий сокол.

Дэниел смотрел вниз на серое существо, стремительно выраставшее от едва различимого движущегося пятнышка до, аппетитного животного, когда сокол еще раз взмахнул мощными крыльями, затем сложил их, втянул голову в плечи, расправил когтистые лапы и спикировал на белку.

Птица почувствовала наслаждение, вонзив когти в жертву. Ее мозг был мал, но сознание очень ясным и четким. Она инстинктивно понимала, что белка мертва. Зверек не оказал сопротивления — не было ни тщетной попытки ослабить хватку и освободиться, ни яростной борьбы. Один или два раза за всю его жизнь жертва вступала в сражение, используя свои острые зубы и изогнутые кости. Это были бесполезные усилия — сокол никогда не выпускал добычу, но у него на ноге остался звездообразный шрам, а на теле — чувствительное к боли место, куда вцепился обезумевший от страха грызун.

Но сейчас этого не случилось.

Птица издала торжествующий крик, расправила крылья, выйдя из пике в пяти метрах от земли, а затем заработала мощными крыльями, поднимаясь выше. Из своего прошлого опыта она знала, что в зоне сильной гравитации первые минуты подъема будут самыми трудными. Здесь собственный вес увлекал ее к земле и любое движение давалось с трудом, но она понимала, что если перестать работать крыльями, то она не будет парить в воздухе, как дома, а быстро понесется к земле и упадет, и тогда придется начинать подъем снова.

Некоторые соколы становились жертвой такой неосторожности, особенно молодые птицы, еще не набравшиеся мудрости и опыта. Попадая на землю, они не всегда находили в себе силы вернуться.

Сильными взмахами крыльев птица поднимала свое тело все выше и выше. Уменьшение веса было таким постепенным, что его невозможно было заметить, но она достаточно часто спускалась в опасные зоны с сильной гравитацией и знала, что по мере подъема, метр за метром, взмах за взмахом, она становится все легче, пока там, дома, в невесомости, не сможет дать отдых своим натруженным мышцам.

Она взглянула вверх. Солнце находилось у границы дня и ночи. Птица чувствовала его теплые лучи на своих крыльях и теле. Она боялась опасностей, которые могут поджидать ее в темноте, и сделала круг, огибая тень. Она пролетела сквозь небольшое облако и поднялась выше.

Добыча в ее когтях оставалась неподвижной, конвульсивно дернувшись лишь один раз — в момент нападения. Полет теперь представлял собой череду ритмичных взмахов крыльями, рассекавшими теплый воздух. Это не требовало особой сосредоточенности. До дома было еще далеко. Она знала, что в гнезде, которое она построила вместе с самцом из листьев и веточек, обитавших в невесомости растений, ее ждут птенцы.

Когда птица достигнет верхних слоев атмосферы и вернется в гнездо, то разорвет добычу на части и прожует каждый кусок, прежде чем отдать птенцам. Их было двое, совсем еще маленьких. Вокруг гнезда можно было обнаружить застрявшие среди растений осколки скорлупы. Птенцы не покинут гнездо, пока их мягкий пух не сменится перьями.

Ее вес уменьшился, что позволило ослабить взмахи крыльев. Стало легче удерживать добычу, и птица повернула голову, ловя чувствительными ноздрями запах еще теплого мяса. Это был вкусный запах. Она пообедала раньше, сначала утолив голод, прежде чем позволила материнскому инстинкту заставить ее пуститься на поиски пищи для птенцов.

Она знала, что ее дети в безопасности, охраняемые самцом. Их социальная организация сложилась таким образом, что самец и самка поровну делили между собой родительские обязанности. Один добывал пищу для себя и птенцов, а другой охранял шарообразное гнездо, не давая выпасть из него птенцам и отгоняя непрошенных гостей. Когда улетавший на охоту родитель возвращался с пищей для малышей, то второй отправлялся на поиски добычи сначала для себя, а затем для птенцов.

Успешные нападения на гнезда случались редко. Птенцов крали либо более крупные птицы, либо опасные пресмыкающиеся, у которых не было перьев, а только отталкивающая грубая шкура, похожая на кору деревьев, и которые обитали в прижившихся в невесомости растениях. Если птенцы пропадали, то вся стая соколов пускалась на поиски похитителя, и окрестности оглашались жалобными и сердитыми криками птиц.

Когда удавалось обнаружить врага, то после жестокой расправы в воздухе еще долго летали перья, капли дымящейся крови и куски растерзанной плоти.

Сокол погрузил клюв в мягкое брюшко своей жертвы. Мех и тонкая шкурка белки не представляли препятствия для крепкого, острого как бритва клюва. Сильный запах свежей крови ударил в ноздри птицы. Вкус крови на ее языке был еще более пьянящим, чем запах.

Именно поза птицы с опущенной вниз головой спасла ее от мгновенной смерти.

Сильный удар тяжелого тела бросил её вниз, в такое же крутое пике, как во время охоты на белку. Если бы она держала голову в обычном для полета положении, то ее шея неминуемо была бы сломана спикировавшим сверху орлом.

Но этого не произошло, и сокол, кувыркаясь, полетел вниз. С помощью хвоста и крыльев птица перевернулась, чтобы видеть, откуда исходит опасность.

Орел спускался за ней, слегка расправив крылья. С его когтей слетали капли крови и сломанные перья, оставшиеся после краткого соприкосновения двух птиц.

Мертвая белка выпала из когтей сокола в момент нападения и теперь, ускоряясь, падала вниз. Зверек становился все меньше, пока совсем не скрылся из виду, не успев достигнуть земли.

Сокол взглянул на нападавшего и оценил обстановку. Положение сложилось почти безнадежное.

Орёл был гораздо больше, его клюв и когти такими же острыми, а крылья значительно мощнее. Если сокол вступит в схватку, то, несомненно, будет разорван в клочья. Если попытается улететь, спикировав вниз, в зону с сильной гравитацией, или поднявшись вверх, то орел догонит его.

Безопаснее всего было лететь домой. При меньшем, чем у орла, весе сокол, поднимаясь вверх, устанет не так быстро и, обогнав более тяжелую птицу, успеет долететь до гнезда, прежде чем…

Нет!

Там птенцы. Правда, гнездо охраняет самец, а два сокола, возможно, одолеют орла и если не убьют его, то отгонят, заставив искать более легкую добычу. Но риск был слишком велик. Если они дотерпят поражение, то беззащитные птенцы будут обречены на смерть. Они еще не способны ни летать, ни защитить себя.

Орел повернулся и вновь бросился вдогонку за своей жертвой. Сокол уводил его от гнезда, нырнув вниз и прислушиваясь к звукам позади. Птица сделала несколько взмахов, прежде чем услышала устрашающий свист рассекаемого крыльями орла воздуха,

Расправив хвостовое оперение, она метнулась в сторону.

Орел бросился вслед и задел ее выпущенным когтем. Несмотря на все попытки птицы увернуться, когти орла полоснули ее по кончику крыла, вырвав большой клок перьев. Теперь возможности крыла стали ограниченными. Оно все еще работало, но уже не так мощно, быстро и точно.

Но даже тогда…

Она перешла в горизонтальный полет, краем глаза следя за врагом. Орел набирал высоту, готовясь к новой атаке. Сокол знал, что нельзя позволять орлу занять позицию выше его, но поврежденное крыло могло отказать, если он попытался подняться вверх.

Птица ждала, пока враг не поравняется с ней. Орел сильными взмахами крыльев рассекал воздух.

Сокол прижал голову к груди и нырнул вниз. Этот маневр позволил ему на несколько метров оторваться от орла, прежде чем тот изменил направление своего полета. Это было единственным шансом сокола в неравной битве. Нужно использовать большую массу и скорость орла против него самого, поскольку инерция не позволяла ему, подобно соколу, совершать быстрые маневры.

Спускаясь ниже, птица чувствовала, что становится тяжелее. Земля внизу была хорошо видна, с рощицами деревьев, озерами и редкими облачками тумана в долинах. Она видела странные здания с острыми углами, в которых жили люди, а также границу, разделяющую день и ночь.

Сокол продолжал лететь горизонтально. Он понимал, что орел преследует его, но не решался повторить свой рискованный маневр.

Птица пересекла невидимую линию, разделяющую дневную и ночную половину Острова, и взглянула вверх, в сторону своего дома, где еще не погас сумеречный свет. Оглянувшись через плечо, она увидела, как ее преследователь из ярко освещенного пространства попал в почти полную темноту и, казалось, исчез.

Сначала сокол принял решение подняться вверх. Может быть, в темноте удастся оторваться от преследователя и затеряться среди папоротников и кустов в зоне нулевой гравитации.

Птица несколько раз взмахнула крыльями. Если подняться достаточно высоко, то ее вес сильно уменьшится. Чем выше взлетишь, тем быстрее и легче становится подъем.

Но израненное крыло, поврежденное орлом в первой атаке, ослабело и стало неметь. Вместо подъема птица описывала круги. У нее не было сил взлететь.

Она понимала, что даже в горизонтальном полете долго не продержится. Ее единственная надежда — спуститься на землю и спрятаться там, прежде чем орел вновь успеет настигнуть ее. Она знала, что враг продолжает преследовать ее в темноте. Орел находился немного ниже, и, чтобы достичь сомнительного убежища на земле, придется миновать его.

Одним быстрым движением сокол пригнул голову, взмахнул крыльями и понесся вниз со всей скоростью, на которую был способен. В темноте орла не было видно, но и тот, в свою очередь, не видел жертвы, что уравнивало их шансы. Далеко внизу птица видела сверкающие огоньки. Она знала, что в этом месте живут люди. Она не понимала назначения огней, но инстинктивно предпочитала держаться от них подальше.

В темноте воздух был прохладнее. Поврежденное крыло, прижатое к телу, глухо ныло. Боль появлялась только тогда, когда птица начинала работать им, но эту боль приходилось терпеть. Она не могла позволить себе жалеть крыло.

Птица падала все ниже и ниже. Вес увеличивался, и это помогало ускорить спуск, Но с ее более тяжелым противником происходило то же самое. Недостаточная видимость компенсировалась преимуществом в весе и скорости.

Дыхание с громким свистом вырывалось из глотки сокола, а дергающая боль в раненом крыле эхом отдавалась в висках.

Сильный удар заставил птицу перевернуться в воздухе. Она расправила крылья и распушила хвост, тщетно пытаясь выровнять свой полет. По спине ее текло что-то горячее. Она еще раз повернулась и увидела, что враг находится выше ее и его силуэт, четко выделяется на фоне светлых верхних слоев атмосферы.

У нее оставалось время еще не одну попытку спикировать к земле подальше от врага, прежде чем тот снова атакует ее. Она старалась не обращать внимания на свое израненное тело, а вслушивалась в звуки хлопающих крыльев орла, вновь пустившегося в погоню.

При приближении врага она бросилась навстречу, держа перед собой поврежденное крыло и используя для маневра хвост. Когти орла вонзились в нее, но и она успела ударить нападавшего своими загнутыми когтями, острыми как бритва.

Она испытала наслаждение, почувствовав, что ее когти вспороли брюхо орла, сначала разорвав грудные мышцы, а затем глубоко вонзившись в мягкую плоть под ребрами и застряв там. Сокол издал торжествующий крик. Все его существо переполнилось гордостью от победы над более сильным врагом. Он убил орла! Он убил орла!

Крик оборвался, когда орел погрузил свой мощный загнутый клюв в горло жертвы, разорвав его одним быстрым движением. Орел был еще жив, но смертельно ранен и не способен освободиться от объятий врага, ставшего одновременно его жертвой и убийцей.

Он дергался и изгибался, но когти мертвого сокола глубоко засели в его брюхе. Он чувствовал Мучительную боль и слабость и больше не мог им сопротивляться.

Орел изо всех сил бил крыльями, стараясь подняться в верхние слои атмосферы, Здесь он вылупился из яйца и провел всю свою жизнь. Так низко он никогда не спускался, и теперь кроме слабости, боли от ран и сводящей с ума хватки мертвого сокола орел ощущал пугающую, все увеличивающуюся тяжесть.

Он попытался перейти в горизонтальный полет и затуманенным взглядом окинул землю под ним. Там было темно, но орел видел, что не успел далеко углубиться в ночную зону. Не очень далеко он заметил освещенное пространство и группу деревьев. Если удастся долететь туда, то можно попытаться сесть на дерево. Там он освободится от мертвого сокола, съест добычу и после отдыха, восстановив силы, сделает еще одну попытку взлететь.

Тяжесть и тепло в его животе сменялись невыносимой болью. Голова и крылья стали холодеть и плохо слушались. Тьма под ним, казалось, становится гуще и охватывает его самого. Он летел вперед, не прекращая попыток освободиться от своей ноши.

Светлая зона приближалась. Теперь орел видел, что летит над лесом. Верхушки деревьев напоминали ему растения в зоне нулевой гравитации.

Свет ослепил его. Он моргнул, взмахнул крыльями и крепко сжал добычу. Орел ударился о верхушку дерева и полетел вниз сквозь покрытые листьями ветки, затем снова ударился о дерево и продолжал падать, чувствуя, как листья и ветки хлещут по его телу, пока, наконец, не ощутил сильный удар о покрытую травой землю.

Он ничего не видел, не слышал и почти ничего не чувствовал. Сквозь придавившую его тяжесть и мучительную боль он ощущал запах зеленой растительности. Совсем как в гнезде, где он вылупился из яйца. Чувство беспомощности не было неприятным. Как будто он опять стал птенцом. Беззащитным, но в безопасности. О нем заботятся. Кормят.

Его мать должна прийти и накормить его. Она держит в клюве самый вкусный кусок. Прекрасный, сочащийся кровью комок мяса, который она положит в его голодный, жадно раскрытый клюв. В нетерпеливом ожидании он открыл рот. Своими слабыми глазами птенца он старался разглядеть мать. Он был таким маленьким и беспомощным, что даже не знал, как она выглядит. Он знал только, что она будет заботиться о нем, защищать и любить его. Она накормит его.

Вот она появилась — огромная, странная фигура, возвышавшаяся над ним. Она наклонилась. Он моргнул и еще шире раскрыл рот. Она будет кормить его. Она будет любить его.

Женщина насмотрела вниз, на необычную картину, и почувствовала, как ее тело сотрясает холодная дрожь. Как странно. Две птицы — большие хищные птицы, а не маленькие чирикающие пичужки, что придают такую прелесть парку вокруг госпиталя. Размах крыльев одной из них был не меньше размаха ее рук. Вторая была еще крупнее. Ее расправленные крылья были больше человеческого роста.

Меньшая из птиц не двигалась после падения с дерева, более крупная была жива, когда они ударились о землю. Птица смотрела на нее, широко раскрыв клюв, но явно не собираясь напасть. Что она делала, вернее, пыталась сделать?

Она вспомнила видеофильм о птицах, кормивших своих птенцов. Птенцы были совсем беспомощными, но умели раскрывать клювы, чтобы мать вложила в них наполовину прожеванную пищу.

Чего же хочет эта огромная птица? Неужели орлу кажется, что он опять стал птенцом? Он что, принимает ее за мать? Эта мысль показалась ей странной, но в то же время трогательной.

Гигантские птицы в момент смерти возвращаются в состояние, близкое к младенчеству. Может быть, смерть для этих существ — возвращение в состояние яйца, подобно тому как, по некоторым теориям, для человека — к уровню эмбриона?

Она опустилась на колени у переплетенных тел двух птиц. Они не принадлежали к видам, водившимся в этой местности. Ройс знала обитателей парка вокруг медицинского центра, и среди, них не было таких огромных хищных птиц, Они, наверное, прилетели из других районов Острова или, скорее всего, из зоны с нулевой гравитацией в центре станции.

Если животные всю жизнь провели в отсутствии силы тяготения, то, приблизившись к земле и впервые почувствовав свой вес, они не в состоянии подняться вверх. Но эти двое пали жертвой не силы тяготения, а страшного оружия, которым снабдила их природа — острых как скальпель когтей и мощных клювов,

— Доктор Ройс! — услышала она взволнованный, голос и почувствовала чью-то руку на своем плече.

Не поднимаясь с колен, она повернулась и увидела стоящего рядом с ней лаборанта. Он тяжело дышал.

— Что случилось?

— Вам лучше вернуться, доктор. Вас разыскивают несколько человек. Срочно!

Она встала и поинтересовалась, в чем дело.

— Мистер Китаяма. Они испытывали новое устройство, разработанное Мимиром Монро вместе с людьми Китаямы. Что-то там не так.

Вы знаете, что произошло?

— Он как бы отключился во время эксперимента, Мистер Китаяма сидел и смотрел в окно, как вдруг кто-то заметил, что он отсутствует. Он не ушел и не растворился в воздухе, а просто перестал реагировать на окружающую обстановку.

Ройс повернулась и побежала к госпиталю. Лаборант, тяжело дыша, следовал за ней.

Она помчалась по коридору в оснащенную новейшей аппаратурой лабораторию, где они работали с Китаямой. Его здесь не было. Он сидел в соседнем конференц-зале спиной к двери, а вокруг него собрались люди.

Ройс обогнула стол, чтобы оказаться лицом к Дэниелу, не побеспокоив его. Его никто не передвигал и даже не прикасался к Нему. Это было и хорошо, и плохо. Они не причинили ему вреда, но и ничем не помогли.

Из крышки стола были выломаны два кусочка дерева овальной формы — там, где Китаяма сжал стол своими пальцами. У Ройс перехватило дыхание при виде этой картины.

Мимир Монро стоял рядом с Дэниелом, в волнении теребя обеими руками кончики своих усов. Сходство с викингом мгновенно исчезло. Когда он дергал себя за усы, лицо его искажали странные гримасы.

— Мы ни к чему не прикасались, — сказал Монро. — А вызвали вас и доктора Кимуру. Он еще не прибыл. Мы…

— Расскажите мне вкратце, что случилось, — перебила Ройс.

Монро тяжело опустился на стул.

— Мы просто испытывали новую функцию преобразователя для мистера Китаямы. Панорамное зрение. Ничего особенного, просто еще одна способность, которая, как он полагал, ему пригодится.

Монро наклонился над столом, взглянул в расслабленное лицо Дэниела Китаямы, затем покачал головой и продолжил:

— Все, казалось, шло прекрасно. Мы подали питание, а затем мистер Китаяма отключился.

— Вы оставили новую функцию включенной? — спросила Ройс.

— Да. Все осталось без изменений. Мистер Китаяма не реагировал на прикосновения. Мы решили не рисковать и вызвали вас и доктора Кимуру.

— Хорошо.

Она кивнула и сделала неопределенный жест рукой. Монро немного успокоился и теперь дергал себя только за один ус. Помощники Китаямы, Десертис и Хаддад, тихими голосами обсуждали, подробности работы изображенных на экране схем.

— Вы что-нибудь обнаружили? — спросила их Ройс.

Десертис подняла свою гладко зачесанную светлую голову от экрана, бросавшего разноцветные отблески на одну половину ее лица.

— Пока нет. Все выглядит нормально, кроме, — она кивнула в сторону неподвижно сидящего Китаямы.

Ройс наклонилась и пальцами открыла один глаз Дэниела. Уже сделав это, женщина поняла всю бессмысленность своих действий — она сама устанавливала эти оптические сенсоры в его голове.

Китаяма увидел, что доктор Ройс с состраданием, сомнением и страхом смотрит на него. Он слабо улыбнулся и тут же был вознагражден ответным взглядом, в котором читалось огромное облегчение.

Он стал выпрямляться, отталкиваясь руками от крышки стола. Дэниел увидел на своих коленях деревянные щепки. Это были не опилки, а отломанные и расщепленные кусочки дерева. На крышке стола он заметил овальные царапины.

— Я только… — на мгновение он почувствовал, что потерял ориентацию. Дэниел видел, как Ройс показывает что-то Монро, склонившемуся над аппаратурой. Слабость быстро прошла, и он вернулся в нормальное состояние.

— Мне хотелось бы осмотреть вас, — сказала Ройс. — Полагаю, что сейчас с вами все в порядке, мистер Китаяма, но проверить все равно нужно. Вы согласны?

Дэниел кивнул.

— Только не сейчас. Я действительно в порядке и хочу еще немного поработать. Думаю, это может быть полезным.

Монро хлопнул Дэниела по плечу. — Вы хладнокровный парень! Сначала отключились и напугали нас до полусмерти, а теперь спокойно сидите, оглядываетесь и хотите вернуться к работе. За это стоит выпить! Что случилось? Была минута, когда я подумал, что вы собираетесь броситься на нас!

— Нет. Это все новая функция. То самое панорамное зрение. Оно действует… слишком хорошо! Я смотрел в окно, когда вы включили его, так?

Монро кивнул.

— Я видел белку. Внезапно я сам стал белкой.

— Понятно, вы как бы смотрели в обратную сторону, на госпиталь.

— Нет! Так мы предполагали, но получилось гораздо лучше. Я был белкой. Я обладал всеми ее чувствами, видел то, что она видела, ощущал то, что ощущала она. Понимаете? Как будто я стал белкой!

— Вы хотите сказать, что действовали вместо белки? — спросила Ройс. — Управляли ей?

— Нет. Я не мог контролировать ее действия, а был лишь наблюдателем. Но не посторонним. Я был белкой, по крайней мере, я чувствовал себя белкой. У меня не осталось человеческих мыслей, человеческих желаний. Я как будто превратился в белку.

— Как же вы снова стали самим собой?

— Белка умерла, — Дэниел грустно улыбнулся. — Зверек преследовал самку. Почувствовал ее запах с соседнего дерева и так разволновался, что забыл оглядеться по сторонам, прежде чем прыгнуть. Прямо в воздухе его настиг охотившийся сокол. Он убил белку. Убил одним ударом и потащил к себе в гнездо, чтобы скормить птенцам!

— Именно так вы вернулись? Освободились, когда белка погибла?

Дэниел покачал головой.

— Тогда я стал соколом. Я воспринимал все его чувства и мысли. Если это можно назвать мыслями — просто отдельные картины, импульсы, воспоминания, намерения, страхи. Птица не обобщала их. Но я был соколом точно так же, как я был белкой. Правда, это тоже продолжалось не очень долго. Сокол направлялся домой с мертвой белкой в клюве и был атакован орлом, — он усмехнулся. — У каждого свои неприятности.

— Я нашла орла и сокола, — Ройс через стол наклонилась к Дэниелу. — То есть… я не очень хорошо разбираюсь в птицах, но, несомненно, это хищники. Одна птица средних, размеров. Килограммов пятнадцать… Другая — не меньше двадцати пяти. Очень большая. Это сокол и орел, да?

Дэниел кивнул.

— Но как вы пришли в себя? У вас есть какие-нибудь предположения? — вновь спросила Ройс. — Ведь орел тоже погиб. Я видела тела. Должно быть, орел напал на сокола. Я не заметила там белку — вероятно, сокол выронил ее. Но ему удалось когтями распороть брюхо орлу. Они убили друг друга. Уф!

— Совершенно верно.

— А затем вы снова вернулись в обычное состояние?

— Вы стояли рядом, когда умирал орел, доктор. В этот момент я был орлом. Я видел, как вы склонились над птицами, я чувствовал все, что чувствовал он.

Ройс прикрыла рот рукой.

— Так вы… орел действительно вернулся в младенческое состояние? Он правда думал, что опять стал птенцом? У меня было странное чувство, что он считал меня своей матерью, которая несет ему еду.

— Совершенно верно.

Ройс заплакала.

— Я, знаю, что это глупо, но это так печально, так трогательно. Такая сильная и красивая птица. Она, умирала и думала, что я ее мать, — женщина всхлипнула, и заплакала еще сильнее.

Дэниел встал, обошел вокруг стола и обнял Ройс за плечи. Она поднялась со стула, Дэниел держал ее в объятиях, испытывая странные чувства. Его мысли путались. Его опять мучила проблема искусственного тела — ведь он робот, пародия на человека. И кроме того, он пациент, а Ройс — его врач. Врач и пациент не должны себя так вести. Это испортит их отношения. Он унижал ее перед Монро. Дэниел старался держать ее на расстоянии от себя и был удивлен, когда она отстранилась. Ройс подняла к нему лицо, на котором на мгновение мелькнуло выражение, поразившее его в самое сердце и вызвавшее дрожь в руках.

«Поразило в самый ротационный насос», — поправил он себя. Дэниел сердито повернулся и обошел вокруг стола.

— Со мной действительно все в порядке, — сказал он. — Нет нужды осматривать мои… механизмы. Лидия! Я хочу, чтобы эта работа была закончена как можно быстрее. Мы не можем терять здесь время. Впереди важное дело.

Он повернулся к Ройс.

— Что касается вашего вопроса… Когда орел умер, я стал ближайшим к нему живым существом, — он видел, как доктор моргнула и дернулась, словно от пощечины. — Когда вы вернулись и подняли крышку этого оптического сенсора…

Он пальцами раздвинул веки.

— Тогда я опять вернулся в свое… в свою оболочку.

— Монро… — Дэниел резко повернулся к инженеру. — Я хочу сохранить эту способность. Вы с Хаддад и Десертис модифицируете преобразователь, добавив программируемый таймер, который будет отключать эту функцию по истечении заданного времени, если я не вернусь в свое тело раньше.

Он опять повернулся к Ройс. Ее лицо стало таким же бледным, как у Товак.

— Пожалуйста, пригласите доктора Кимуру, — сказал Дэн. — Я хочу, чтобы защита этой аппаратуры была усилена для работы при повышенном давлении или в агрессивных средах.

ГЛАВА 11

Это оказалась роща мамонтовых деревьев, и само ее существование на Острове говорило о стремлениях и намерениях тех, кто посадил эти гигантские растения. Саженцы привезли из еще сохранившихся лесов северо-восточного тихоокеанского побережья и заботились о них так, как будто от их существования зависело будущее Острова.

В буквальном смысле они не представляли особой ценности, их древесина была не лучше, чем у других твердых пород. Но фантастические размеры и необыкновенная продолжительность жизни делали их символом надежд человечества, обосновавшегося в космосе.

Пикник проходил среди молодых мамонтовых деревьев. Для этих растений пятисотлетний возраст — еще детство, а сто лет — младенчество. Подобную картину еще лет сто пятьдесят назад можно было наблюдать в любой роще от Монтерея до Ванкувера, но теперь ближайшим зданием была кибернетическая лаборатория, где после восьмидесятилетнего перерыва Дэниела Китаяму восстановили из остатков замороженных нервных тканей до состояния, внешне напоминающего человека.

На траве под деревьями расположились Дэниел, Товак, Лидия, доктора Ройс й Кимура.

Они принесли с собой корзинки с завтраком, сплетенные из настоящих прутьев, а не те пластмассовые копии, которые распространились повсеместно за последние три четверти века. В корзинках лежали ветчина, вареные яйца, длинные головки покрытого твердой коркой сыра, вино — все это было произведено на Острове, а не привезено с Земли.

Настроение у всех было немного нервным и странным.

Дэниел боролся с приступом меланхолии: он разрывался между желанием восстановить свою человеческую сущность, свою связь с прошлым и с тем миром, в котором он прожил тридцать четыре года, — и душевными страданиями, вызванными воспоминаниями об этом утерянном мире.

Его возвращение в восстановленный дом, где он раньше жил с женой и детьми, было горьким. Если бы он тогда имел возможность выбора, то предпочел бы поселиться в ультрамодном жилище, которое удовлетворяло бы все его потребности, но не вызывало непрерывную череду воспоминаний, подчеркивающих горечь утраты.

— С вами все в порядке, Дэниел?

Он повернулся к. Лидии Хаддад.

— Не беспокойтесь, он выдавил слабую улыбку, сознавая, что вряд ли сможет кого-то обмануть, и окинул взглядом сидящую за столом компанию.

— Это все? Я думал, что Мимир тоже собирается с нами.

Доктор Ройс держала стакан золотистого вина у своих губ. Дэниел заметил, как ее рука слегка дрогнула и опустилась.

— Он сказал, что собирается прийти. Хотел пожелать вам счастливого путешествия.

Все надолго замолчали.

В роще они были не одни. Откуда-то из-за деревьев доносился лай собаки.

— Но… — подсказал Дэниел.

— Его вызвали. Какой-то клиент с Земли. Вы ведь знаете, что Мимир — отличный специалист.

— Да, знаю.

— Ну… он изготавливал протезы для своего пациента. По той же технологии, что и для вас.

— И…

— Думаю, он успеет вернуться. Он еще раз хотел повидаться с вами до вашего отъезда.

— Хорошо.

На поляну выбежала собака, увидела Дэниела и остальных и пустилась бежать, преследуемая стайкой детей. Собака была большая, желтой масти — кажется, охотничьей породы. В зубах она держала кусок мяса.

Собака исчезла за стволом дерева. Не обращая внимания на сидящих за столом, дети рванулись за ней.

— Когда вы вернетесь? — своим вопросом Кимура вывел Ройс из затруднительного положения.

— Не знаю, — покачал головой Дэниел. — Это зависит от различных обстоятельств. Например от того, готовы ли Лидия и Товак присоединиться ко мне. Остаться со мной еще на некоторое время.

Лидия опустила сандвич.

— Думаю, да. А что нас ждет на Земле?

— Ваша работа. Ее сохранят за вами — это ведь моя фирма.

— Невеселая перспектива. Полагаю, мы останемся, Товак?

Ее подруга кивнула.

— Но к чему вы стремитесь? — спросил Кимура. — Каковы ваши намерения, мистер Китаяма?

Дэниел развел руками.

— Я должен чем-то заняться. Чем — пока не знаю. Но что-нибудь придумаю. Посмотрите, я ничем не связан. Мне не нужно зарабатывать себе на жизнь, у меня нет семьи, и мне не нужна карьера. Все мои друзья детства давно умерли.

— Но у вас есть семья на Острове Хоккайдо, ведь так?

— Да.

Дэниел встал и обошел вокруг стола. Трава, у него под ногами была настоящей, а не искусно выполненной копией. Она росла из настоящей почвы, взрыхленной настоящими червями.

— Да, — он остановился. — Я могу поехать туда. Возможно, когда-нибудь я так и сделаю, не знаю. Но точно, не теперь.

Издалека донеслись звуки голосов. Дэниел услышал их раньше остальных. Он имел возможность различить, что говорят собеседники, прежде чем остальные услышат голоса.

Это был Мимир Монро.

С ним шел еще один человек.

— Чем бы я ни занялся, доктор Кимура, мне необходимо… — Дэниел сделал движение обеими руками, как будто вырывал что-то из своей груди и отбрасывал в заросли.

— Понимаете? Жизнь большинства людей определяется борьбой за существование. Им нужно получить работу трудиться, заботиться о семье. Если они безработные, то борьба становится еще тяжелее.

— Ха! В мое время существовало такое выражение, как «небедные богачи». У этих людей было столько денег, что они сами не знали, чем заняться. Мы смеялись над беднягами, вынужденными убивать время в Аспене, Мауи и Сент- Тропезе.

Краем глаза Дэниел заметил, что доктор Ройс направилась в сторону приближающихся голосов.

— Но все это было бесполезно. Поэтому… — он умолк, заметив, что на поляне вновь появилась Ройс, сопровождаемая С.С. Монро. Третьим был Освальдо Мгоабе.

Монро нервно переминался с ноги на ногу и теребил кончики усов.

Полагаю, вы знакомы, — произнес он, переводя взгляд с Дэниела на Мгоабе и обратно.

— Имели удовольствие, — сказал Мгоабе. — Дэниел приезжал ко мне в Лилонгве. Насколько я помню, это, была приятная встреча. Бюрократическая рутина надоедает. Говорят, что чиновники деспотичны, и я с этим согласен. Мы не жестоки, но вынуждены соблюдать установленные правила и процедуры. Обычные граждане редко имеют дело с чиновникам. Но общаться с нами ежедневно помногу часов… Это чудовища! Подумать только, что я сам один из них! Фу! — он издал звук, который должен был обозначать жалость к самому себе.

Дэниел свирепо посмотрел на них.

— Да, я знаком с Мгоабе, но не предполагал, что и вы тоже. Догадывался, что он важная персона на Земле, но не знал, что Острова находятся под контролем МГО.

— Нет, попыталась успокоить его Ройс. — Мы не входим в число государств Земли и совершенно независимы.

— Значит, тогда я могу приказать удалить вас с Острова, Мгоабе?

— Как негостеприимно.

— Меня это не волнует.

Мгоабе бросил взгляд на Ройс, а затем еще один, более продолжительный, на Монро.

— Конечно, я подчиняюсь. Это ваш Остров, Дэниел. Не отрицаю, что буду огорчен, но как я могу противиться вашим желаниям, когда это ваша собственность.

Он потянулся за бутылкой вина.

— Вы позволите? Эти местные сорта вина могут быть очень интересны. Но, Дэниел, я не собираюсь долго оставаться на Острове. Мне нужно было только поговорить с нашим другом-викингом. Мимир — можно сказать, мой протеже. Мы знакомы с тех пор, как со мной произошел несчастный случай. С тех пор я стараюсь поддерживать с ним связь и следить за его успехами.

Он улыбнулся.

— Иногда я даже обращаюсь к нему за советом.

— Не знал, что вы тоже инженер.

— О, нет. Просто чиновник. Когда-то у меня было намерение всерьез работать в этой области, а затем случилось несчастье. Мимир отлично поработал над моими руками, но из-за этого я потерял несколько лет. К тому времени, как лечение закончилось, у меня уже не оставалось шансов сделать карьеру. Таковы порядки в этих огромных бездушных учреждениях.

Дэниел в раздражении повернулся спиной к Мгоабе. Ирония этого человека и его намеренные отклонения от темы разговора делали бессмысленным всякую попытку спора.

— Доктор Ройс, — произнес Дэниел, — доктор Кимура, Монро. Спасибо за все, что вы сделали для меня.

Он торжественно пожал руки всем троим — странный обычай двадцатого века, восстановленный по его настоянию.

— Товак, Лидия, если вы твердо решили присоединиться ко мне, пойдемте. Скиттер заправлен горючим и ждет нас. Мгоабе, я хочу, чтобы вы немедленно покинули Остров. Вы можете быть большой шишкой на Земле, но здесь не Земля.

— Как пожелаете, — Мгоабе наклонил голову. — Не согласитесь ли вы включить меня в состав своей маленькой команды? Если я правильно понял, вы собираетесь в экспедицию?

— Включить вас? — взорвался Дэниел. — Шли бы вы знаете куда, Мгоабе! Я не…

Он почувствовал, как Ройс тронула его за локоть.

— Если вы действительно хотите покинуть Остров, мистер Китаяма, то должна договориться с мистером Мгоабе, Свободный космос открыт для всех, но он начинается за пределами лунной орбиты. Мы находимся между Луной и Землей, а это зона контроля МГО. Если мистер Мгоабе запретит, то вы не сможете взлететь.

— Это уж слишком! — Дэниел опустился на скамейку.

Послышался шум, и на поляну опять выскочила большая собака. За ней, громко крича и падая на ходу, бежали дети. Они, пронеслись мимо и опять скрылись за деревьями.

— Не понимаю, зачем вы хотите с нами, Мгоабе.

Мгоабе развел руками.

— Возможно, по той же причине, что и вы, Дэниел. У меня приятная работа, но скучная. Я хочу освободиться от нудных ежедневных обязанностей и ищу разнообразия. Не знаю, как вы определите подобное чувство, но для меня это можно назвать… поиском цели? Может, смысла жизни? Жаль, что мы потеряли надежду обрести рай — в этой или в будущей жизни. Думаю, вера должна помогать перенести все тяготы и повседневные заботы. Но где сейчас рай? Куда делся? — он простер свои красивые черные руки и посмотрел на них, как будто ожидал обнаружить рай там.

— Мы не собираемся на поиски рая, — сказал Дэниел.

— Я был бы очень удивлен, если бы вы утверждали обратное.

— А если вы не разрешите нам лететь, то что тогда? — Дэн повернулся к Ройс — Что он может сделать?

— Вероятно, конфисковать ваш скиттер. Такое случается нечасто, но МГО имеет законное право контролировать полеты внутри орбиты.

— Тогда присоединяйтесь к нам, Мгоабе, черт бы вас побрал. Пойдемте.

* * *

Товак управляла скиттером, взлетающим с Острова. Дэниел и Лидия молча наблюдали за ней. Мгоабе давал советы, обнаружив удивительную осведомленность.

— Я не знала, что вы были пилотом скиттера, — бросила через плечо Товак.

— О, да. Я перепробовал много профессий.

Движения Товак, поначалу скованные, быстро обрели уверенность.

— Вы действительно знаете, что делаете, — через некоторое время сказал Дэниел. — Способная ученица!

— Только на самом низком уровне. Как неквалифицированный персонал в зоне. Они не понимают смысла своей работы, но твердо знают, что должны делать ее хорошо, иначе будут уволены и их место займет кто-то другой.

— Неважно.

Мгоабе повернулся и положил свою великолепную черную руку на локоть Дэниела. Он кивнул головой, и они отошли в дальний угол рубки. Лидия опустилась в кресло второго пилота рядом с Товак.

— Полагаю, нас ждет приятное путешествие, Дэниел, — Мгоабе говорил тихим голосом, чтобы его не услышали женщины. — Какова же наша цель?

— Вы навязали нам свое присутствие. Думаю, вы и сами знаете.

Мгоабе ослепительно улыбнулся.

— Мы держим путь к Жимерзле.

Мгоабе кивнул.

— Я очень рад этому, Дэниел. Но нам нужно сделать небольшой крюк.

— Ничего нам не нужно. Не забывайте, вы здесь пассажир.

— Пожалуйста, пожалуйста, — Мгоабе зацокал языком. — Зачем нам ссориться, Дэниел? Это не принесет никакой пользы. Вы так мало знаете о современном мире, мой дорогой.

Дэниел рассвирепел.

— Я сидел перед экраном компьютера, пока глаза не полезли на лоб. Мне известно о прошедшем столетии гораздо больше, чем людям, жившим в то время.

— Конечно, конечно. Я уверен, что вы ничего не пропустили. Но есть кое-что такое, чего нельзя узнать при помощи компьютера. Надеюсь, вы понимаете.

— Хорошо. Куда вы клоните?

Мгоабе подвел Дэниела к карте звездного неба.

— ВЫ никогда не были на Меркурии, Правда?

— Я не был ни на одной планете, кроме Земли.

— Дэниел, я хочу, чтобы вы доверяли мне.

При этих словах Китаяма удивленно поднял брови.

— О, я знаю, что вы считаете меня скользким типом. Наверное, так оно и есть. Ведь я чиновник. Сделавший карьеру чиновник никогда не нарушает правила. Никогда не противится приказу. Но при этом всегда находит способ получить то, что ему нужно. Он становится… я не скажу, что продажным… но очень хитрым.

Дэниел ждал.

— На Меркурии вы должны кое-что увидеть, там есть небольшая исследовательская станция. Принадлежит МГО. Но прежде чем отправиться туда, вы разрешите выйти на орбиту вокруг вашего Острова? Даю вам слово, что потом мы продолжим путь к цели.

— Вы очень добры, Мгоабе!

Мгоабе вернулся к креслам пилотов и произнес:

— Пожалуйста.

Товак и Лидия оглянулись на Дэниела. Он кивнул.

Мгоабе встал между женщинами. Без всякого колебания он принялся щелкать переключателями, вращать рукоятки регуляторов. Скиттер взвыл, накренился и изменил курс.

— Послушайте, сказал Дэниел. — Хотелось бы знать, зачем вы летите с нами. Вы ведь могущественный человек.

Мгоабе наклонил голову.

— Совершенно верно.

— Вы можете сами снарядить скиттер. Подобрать себе экипаж или даже сесть за штурвал, учитывая вашу квалификацию пилота.

Мгоабе опять кивнул.

— Тогда почему на этом корабле? Почему с нами?

— Вы направляетесь к Жимерзле, Дэниел. Мне нужно туда же. Понимаете? Зачем посылать две экспедиции, когда можно объединиться?

— Вы не просто экономите, — покачал головой Дэниел.

— Нет.

— Значит, все дело в нас, Мгоабе?

— Думаю, что присутствие ваших двух подруг — дело случая. Но вы, Дэниел, — это совсем другое дело.

Он опять положил ладонь на руку Дэниела. Дэниел сбросил ее.

— Бросьте. Это вам не медовый месяц. Какая вам от этого польза?

— Дэниел, вы самый сильный из живущих людей. Я знаю ваши возможности. Ведь во мне тоже есть часть вас, он опять взял руку Дэниела и сильно сдавил ее. Кости обычного человека сломались бы от такого рукопожатия.

— И наоборот, в вас есть часть меня, холодно улыбнулся Мгоабе. — Кроме того, вам не нужны воздух и пища. Вы обладаете такими возможностями, каких нет у обычного человека.

— Да. Я и Кларк Кент. И что из того? Почему бы вам просто не изготовить для себя робота?

— Это было бы неплохо. Только мне не нравится, Дэниел, сейчас я хочу вам кое-что показать, — он достал из кармана видеокассету. — Пойдемте. Мы все посмотрим.

Он открыл крышку видеоплейера и вставил кассету. Перед ними появилось светящееся изображение.

— Идите сюда, — Мгоабе махнул рукой Дэниелу, Товак и Лидии, — смотрите.

Он держал появившийся предмет — казалось, что он держит его в руках, — и ладонями делал круговые движения, как фокусник вокруг хрустального шара.

Предмет был невелик — не больше грейпфрута. Кабина скиттера освещалась лишь сиянием далеких звезд и тусклым свечением приборных панелей. Предмет сам светился различными оттенками синего — от почти зеленого ультрамарина до сиреневого. Поверхность его, казалось, состояла из переплетенных нитей, сквозь которые можно было увидеть необычные внутренности.

Синий свет отражался от черных красивых рук Освальдо Мгоабе. Ладони двигались вдоль поверхности странного объекта, не проходя сквозь него, как будто это был реальный твердый предмет, а не спроецированное изображение.

Сплетенные нити образовывали небольшие ячейки. Часть ячеек были пустыми, а другие заняты крошечными фигурками. Некоторые из них явно представляли собой живые существа, то смутно напоминающие гуманоидов, то совсем непохожие на человека.

В полной Тишине Дэниел слышал, как воздух входит и выходит из трех пар лёгких, слышал биение сердец Освальдо, Лидии и Товак, ток крови, бегущей по их сосудам. Он различал негромкое жужжание ротационного насоса, служившего ему вместо сердца.

Лидия Хаддад протянула руку и попыталась дотронуться до светящегося предмета. Ее ладонь прошла насквозь. Девушка с трудом перевела дыхание.

— Прошу вас, — цыкнул на нее Мгоабе.

— Я… я…

Изображение исчезло. Мгоабе извлек кассету и положил ее в карман. Он повернул регулятор, усилив яркость освещения кабины скиттера.

— Что это было? — спросила Лидия.

Мгоабе ухмыльнулся.

— Так я вам и скажу! Вы же знаете мою любовь к мелодраме и мистификации.

— Перестаньте! — сказал Дэниел.

— Что? О, кажется, вы не разделяете мои вкусы. Отлично. Эта запись сделана на Меркурии. Реальный объект, конечно, гораздо крупнее изображения. Это и есть основная причина, почему я настаиваю на полете туда. Необходимо исследовать его,

— Да, но что это такое? И что это за фигурки в ячейках?

— Я не знаю, мой дорогой. Может, абстрактная скульптура? Фигурки в ячейках! Откуда мне знать? Возможно, живые существа? Кто знает, а вдруг это просто холодильник в какой-то гигантской кухне? Вы заметили что-то похожее на краба или морскую звезду? Какое-то ракообразное? Может быть, все это лишь набор специальных эффектов для фильма, о космических приключениях?

— Эта штука находится на Меркурии? — спросил Дэн.

Мгоабе утвердительно кивнул.

— Хорошо, мы летим.

Мгоабе довольно улыбнулся.

— Отлично. Это единственная причина, чтобы отправиться туда до экспедиции на Жимерзлу. Кроме того, скиттеру необходима некоторая модификация. Очень хорошо, что вы побывал на Медицинском Острове, Дэниел. Признаюсь, персонал там находится под наблюдением МГО и мне пришлось приложить свое влияние, чтобы организовать вашу… модификацию.

Кажется, они используют термин «упрочение», так, мисс Хаддад? Вы упрочняете компоненты, которые должны работать в тяжелых условиях, так что ваше тело, Дэниел, подверглось упрочению. Это нам очень пригодится, Но и скиттер нуждается в такой же процедуре. Это мы сделаем на Меркурии. Вы знаете, что эта планета — самый крупный источник тяжелых металлов? Их добывают и на астероидах, но Меркурий под скалистой оболочкой полностью металлический. Цельнометаллическая планета. Как ВВ. Вы знаете, что такое ВВ? Мистер Китаяма должен знать, а молодые леди — нет. Разные поколения. Это не страшно — ведь мистер Китаяма не представляет себе, например, жизнь городских притонов, ведь так?

Он повернулся, оказавшись лицом к прозрачному экрану. Солнце находилось прямо по курсу корабля, а Меркурий должен был располагаться между ним и скиттером, но не был виден в ярком свете солнца.

— Наши предки несколько поколений назад забавлялись с игрушечным оружием, стреляя маленькими металлическими пульками по бумажным мишеням. Они называли их ВВ. Я никогда не мог понять почему. Так вот, если вы возьмете гигантскую ВВ, вываляете ее в грязи и дадите просохнуть, то получите планету Меркурий. Получилось очень живописно. Думаю, предки оценили бы.

* * *

Мгоабе включил экран индикатора, похожий на тот, что показывал Дэниелу Йеясу Хасегава во время путешествия на Хоккайдо. Яркая точка светилась почти в самом центре.

— Ага! — воскликнул Мгоабе. — Вот и маяк. Мои поздравления пилоту, выдержавшему верный курс.

Он повернулся и слегка поклонился Товак Десертис, а затем снова занял место за пультом управления и ввел команды корректировки курса.

— Так, посмотрим, где теперь находится станция, — бросил он через плечо.

Дэниел обменялся взглядами с Товак и Лидией.

— Вам лучше устроиться поудобнее во время приземления, — сказал Мгоабе. — Здесь нет посадочного диска, как на Островах, и Лифта, как на Земле. Придется, как в былые времена, совершить посадку на поверхность планеты. Это просто здорово! Волнующее кровь приключение. Представьте себя экипажем астронавтов прошлого века. Они рисковали своими жизнями. Ничего похожего на современные путешествия. Это ребята знали, что такое собственный адреналин. А нам это предстоит, почувствовать через несколько минут. Прошу прощения. Это относится к мисс Десертис, мисс Хаддад и ко мне. Мистер Китаяма просто попытается представить, что это такое.

* * *

Планета появилась Прямо перед скиттером. Мгоабе управлял кораблем, а Дэниел с Лидией и Товак просто сидели и ждали, посадки. Дэниел пытался убедить себя, что получил именно то, что хотел. Не однообразную работу, как раньше, и не праздную жизнь. Скоро он будет слишком занят, слишком поглощен текущими проблемами, чтобы предаваться меланхолии, как это было в Сан-Франциско.

Дэниел предполагал, что Мгоабе выбрал не самую короткую и эффективную траекторию для посадки на Меркурий. Его склонность к театральным эффектам, даже если бы он не признался в этом сам, была замечена Дэниелом еще при первой встрече. Обстановка кабинетов в Лилонгве, разыгранное представление с розами и особенно, протыкание пальца шипом розы, и то, как он уронил капельку крови на лепесток, — все это соответствовало поведению Мгоабе на корабле.

Траектория скиттера была рассчитана таким образом, что, приближаясь по спирали к Солнцу, он должен был на своем пути встретиться с планетой, темным пятнышком, едва различимым в центре прозрачного экрана скиттера.

Но Меркурий находился далеко от центра солнечного диска.

Нет, это было слишком просто для Мгоабе. Вместо этого траектория скиттера была проложена так, чтобы достичь Меркурия, двигаясь по спирали. Планета располагалась у края солнечного диска — едва видимое пятнышко, позади которого, подобно золотым шелковым занавескам, колыхалась солнечная корона.

По мере приближения к планете пятнышко превращалось в крошечный, но постоянно увеличивающийся диск, двигающийся по спирали к центру огромного и тоже увеличивающегося в размерах солнечного диска.

В рубке скиттера воцарилось молчание. Освальдо Мгоабе и Товак Десертис сидели рядом у пульта управления. Дэниел и Лидия оставались на своих местах в глубине рубки.

У каждого была своя причина хранить молчание. Дэниел подумал, что Мгоабе мог бы о многом рассказать, но предпочел этого не делать. Это тоже являлось частью его театральности, и если бы остальные находились с ним в равном положении, то им пришлось бы самим поддерживать разговор.

Но Мгоабе держал в руках психологическую атмосферу в рубке. Все карты были у него. Он обладал информацией, которой были лишены остальные. Он единственный привык командовать, поскольку должность главного администратора Международной Геофизической Организации делала его самым могущественным человеком на планете.

И тем не менее он предпочел покинуть Землю.

Его излишняя разговорчивость казалась просто забавной, но все обстояло как раз наоборот. Китаяма чувствовал, что Мгоабе — человек, тщательно обдумывающий свои слова, заранее знающий любое кажущееся случайным отклонение, от темы и тщательно просчитывающий эффект от своих слов.

Выданный момент он предпочитал молчать.

Дэниел и женщины подчинились. Они без слов согласились вручить свои судьбы в искусственные руки Освальдо Мгоабе.

Маяк Меркурия яркой точкой светился на индикаторе скиттера.

Сама планета превратилась в огромный диск. Стали различимы детали на ее поверхности. Но угол наклона траектории был таким, что планета казалась лишь, черной двумерной картинкой.

Сначала Меркурий напоминал яблочко мишени на фоне яркого солнечного диска. Оба диска увеличивались в размерах, но более близкая планета закрывала все большую часть солнца. Через несколько минут из-за края планеты была видна только солнечная корона — дух захватывало от вида геометрически правильного абсолютно черного диска, окруженного пляшущими языками пламени.

Затем Меркурий заслонил собой и корону. Корабль вошел в тень планеты.

Сообщения от исследовательской станции бежали по экрану пульта управления. Освальдо Мгоабе молча вводил ответы при помощи клавиатуры.

Дэниел посмотрел на остальных. Ему было хорошо видно лицо сидящей рядом Лидии. Ее глаза широко раскрылись, зрачки расширились и блестели, как будто она приняла несколько таблеток, но Дэниел знал, что это результат полумрака в рубке, и того, что Меркурий заслонил собою яркий солнечный диск. Он догадывался, что восхищенное выражение ее лица — реакция на великолепную картину, открывшуюся перед их глазами, а не отклик на озарение, посетившее ее разум и душу.

Странно, но он почувствовал сексуальное возбуждение. Если бы они с Лидией были одни, то он обнял бы ее. Он протянул руку к девушке, но тут же отдернул ее. Присутствие Товак усложняло дело, хотя она могла бы присоединиться к ним, если бы все трое захотели. Дэниел почувствовал сильную досаду, что присутствие Мгоабе делало это невозможным.

Товак и Лидия уже очень давно были вместе. Они могли отбросить друг перед другом все защитные барьеры, уверенные, что в минуту полной откровенности будут в безопасности рядом с подругой. Допуск Дэниела в эту эмоциональную связь потребовал от них огромного мужества. Но это вторжение разрушило его собственные эмоциональные барьеры, привело вместе с обнажением его восстановленного тела к обнажению его израненной души.

Никто из них — ни Лидия, ни Товак, ни сам Дэниел — не мог опустить барьеры перед Освальдо Мгоабе и сказать ему: «Мое тело и моя душа открыты для вас. Я беззащитен перед вами. Вы можете причинить мне боль, но верю, не сделаете этого».

— Будьте внимательны — держитесь крепче!

Предупреждение Мгоабе прервало размышления Дэниела.

«Интересно, чем были заняты мысли Товак и Лидии все это время?» — подумал он, прежде чем вернуться к действительности

— Мы направляемся к станции, — сказал Мгоабе и взялся за рукоятки управления. Дэниел ощутил перегрузку, вызванную маневрами скиттера, беспокоясь, как переносят ее Лидия и Товак.

Когда они вошли в тень Меркурия, носовой экран скиттера опять стал прозрачным. Планета перед ними — или под ними — из огромного диска, занимавшего большую часть неба, превратилась в подобие черного покрывала, закрывшего обзор. Затем стали видны детали поверхности планеты — смутные очертания кратеров и редких гребней, едва видимые в слабом свете далеких звезд.

Мгоабе резко бросил скиттер вниз, выровнял судно на высоте нескольких километров над покрытой кратерами поверхностью планеты и направил его на восток. Индикатор показывал, что маяк станции находится прямо по курсу.

— На станции нам надо будет выйти из корабля. Они предупреждены о нашем прибытии. Они знают, что нам нужно, и займутся скиттером во время нашей экспедиции.

— Послушайте, Освальдо, — сказал Дэниел. — Вы получили всю информацию о нас троих, а мы о вас ничего не знаем. Почему бы не воспользоваться временем, пока мы приближаемся к станции, и не рассказать о себе правду?

Мгоабе громко рассмеялся. Дэниел старался не обращать внимания на нотки презрения в его смехе.

— Что вы хотите знать?

Дэниел зажмурил глаза.

— Ну, например, вы чертовски хороший пилот для человека, всю жизнь просидевшего на стуле. Что вы на это скажете?

Мгоабе кивнул, не отрывая взгляда от экрана и рук от рычажков управления.

— Прежде чем стать чиновником, я был пилотом. Без этого я никогда не сделал бы карьеры.

Он поднял вверх обе руки ладонями к себе, так что Дэниел мог видеть их.

— Если бы не это, то сейчас я был бы лучшим пилотом скиттера. Самым лучшим, — он театрально вздохнул. — Наверное, судьбой мне уготована канцелярская работа, и мое превращение в чиновника было неизбежным.

На мгновение он повернулся лицом к остальным и сказал:

— Но вот я опять здесь, в космосе, за пультом управления! В конце концов, я победил!

— Что случилось с вашими руками? — спросила Товак.

Она сидела рядом с Мгоабе и говорила негромко, но в рубке стояла тишина, и остальные услышали ее вопрос.

— Я лишился их, — сказал Мгоабе. — Они остались где-то там.

Он указал вниз, на палубу скиттера, скользившего над поверхностью Меркурия. «Там» обозначало планету, а не корабль.

— Они остались там. Не думаю, что когда-нибудь их найдут. Вряд ли их даже узнают. Но они где-то на Меркурии. Мы здесь увидим чудесные картины. Смотрите, горизонт! Граница дня и ночи! Видите этот продолговатый блестящий объект? Это и есть станция. Она движется вместе с Солнцем. Самая большая машина на гусеничном ходу из всех когда-либо построенных. Мы опустимся на ее крышу. Вам понравится командир. Я знаю ее всю жизнь. Всю мою жизнь.

Он широко улыбнулся.

— Она моя старшая сестра.

ГЛАВА 12

Двигатели вездехода умолкли за несколько километров до цели. Командир повернулся к пассажирам.

— Я не могу двигаться дальше. Почва здесь ненадежная. Мы можем провалиться и застрять, и тогда за нами придется высылать другой вездеход. Мы не можем себе этого позволить, — слишком дорого.

— Plus са change, — прокомментировал Дэниел.

— Прощу прощения.

— Ничего. Просто похожая ситуация, вот и все.

— Ну ладно, — вступил в разговор Мгоабе. — Мы пройдем оставшуюся часть пути пешком. Так даже интереснее. С тех пор, как были построены Острова, очень немногие спускаются на поверхность планеты.

Командир вездехода презрительно фыркнул.

— Жестянки. Слишком много суматохи из-за этой идеи о новой ветви человечества, независимой от планет. Поначалу, когда у них случалась утечка или им требовалось несколько килограммов чего-нибудь, они обращались за помощью: «Не одолжите ли нам немного кремния?» И в то же время постоянно подчеркивали свое превосходно над деревенщиной с планет. Деревенщиной с планет! Чертовы жестянки!

О да, мы разделяем ваши чувства, — сказал Освальдо. Он принялся рыться среди оборудования, которое распорядился погрузить в вездеход.

— Это неестественно, — добавил командир. — Если бы судьбой с самого начала было установлено, что мы должны жить в жестянках, то мы и жили бы в них. Жизнь принадлежит планетам — это закон природы.

— Вот мы и готовы, не правда ли? — сказал Мгоабе и повернулся к остальным. — Эти костюмы годятся как для открытого космоса, так и для поверхности планеты. Нам не потребуется много оборудования. Мы все сможем унести с собой.

Он передал одну тяжелую коробку Товак, а другую — Лидии. Они открыли коробки и стали надевать скафандры. Эластичная ткань плотно прилегала к телу, пока скафандры не загерметизировались и внутри не создалось избыточное давление. Мгоабе открыл третью коробку, сел, и начал натягивать специальные башмаки.

— Вы уверены, что не нуждаетесь в скафандре, сэр? — спросил Дэниела командир вездехода.

— Мне он действительно не нужен, — поблагодарил Дэниел.

— Дело ваше, — пожал плечами командир. — Только я думаю, что вы совершаете самоубийство. Температура снаружи бодрее трехсот градусов. И нет атмосферы. Из вездехода можно выйти только через шлюз, сэр. У меня еще не погибали пассажиры. Вы будете первым.

Дэн улыбнулся.

— Не волнуйтесь. Хотите, дам вам расписку? Можем отснять все на пленку.

Командир покачал головой.

— Нет. Считайте, что я получил ее.

Освальдо настоял, чтобы первым войти в шлюз. Дэниел смотрел, как открывается дверь. Шлюз представлял собой небольшую камеру, размерами и формой напоминавшую поставленный на попа гроб. Мгоабе улыбнулся, надел шлем, опустил на место лицевой щиток и вошел в шлюз.

Дверь закрылась за ним.

Сквозь прозрачную дверь Дэниел видел, как скафандр Мгоабе стал медленно надуваться по мере того, как откачивался воздух из камеры. Мгоабе успокаивающе улыбнулся, посмотрел на внешний люк шлюза, вновь повернулся к прозрачной двери и махнул рукой.

— Поехали, — сказал командир вездехода.

Он говорил в ларингофон. Дэниел видел, как шевелились губы Мгоабе, что-то ответившего командиру.

Командир передвинул рычажок, и внешний люк сдвинулся в сторону. Освальдо вышел из вездехода на поверхность планеты. На мгновение он исчез из поля зрения, а затем появился впереди вездехода и приветственно помахал рукой.

Лидия Хаддад вышла следующей. Дэниел и Товак стояли рядом, наблюдая за ней. Эластичная ткань скафандра облепила ее тело. Дэниел услышал, как Товак тихонько вздохнула.

Дэниел проследил за взглядом Товак. Он понимал ее. Костюм плотно облегал фигуру Лидии.

Дэн пристально посмотрел на Товак, которая еще не надела шлем. Он поднял руку и поднес к шее девушки. Она повернулась, взглянула на него и прижала его ладонь к своей щеке.

Затем она отвернулась и надела шлем.

Дэниел смотрел, как надувается скафандр Лидии в вакууме. Скоро она уже стояла рядом с Мгоабе и пробовала передвигаться по поверхности планеты, делая несколько шагов сначала в одну сторону, а затем в другую.

Товак последовала за ней.

Командир вездехода повернулся к Дэниелу.

— Ваша очередь, сэр. Вы не хотите…

— Обеспечьте меня радиосвязью.

Прибор состоял из двух капсул. Одна липкой лентой крепилась к зубу, а другая вставлялась в ухо. Дэниел опробовал устройство и обнаружил, что без труда может разговаривать с находящимися снаружи товарищами.

Когда он вошел в шлюз, в его ушах еще звучал голос командира, в последний раз пытавшегося убедить его надеть скафандр. Дэниел отказался. Откачиваемый насосами воздух со свистом выходил из шлюза.

Внешний люк сдвинулся в сторону.

На короткое мгновение его кожа вздулась. Он знал, что это вызвано разницей в давлении внутри тела и снаружи. Искусственная кожа была не только декоративным покрытием, а очень прочной химически инертной мембраной, изолирующей его рабочие органы от внешней среды.

Автоматика, зафиксировала разницу давления и выпустила избыточный воздух через похожие на поры крошечные клапаны в коже.

Солнце, находившееся на расстоянии пятидесяти семи миллионов километров, освещало покрытую кратерами скалистую поверхность Меркурия. Небо было абсолютно черным, скалы — серебристо-белыми. Хотя оптические сенсоры Дэниела быстро адаптировались к контрасту между ярким солнечным сиянием и чернотой неба, он на мгновение был ослеплен.

Он отпрянул и поднял руку, прикрывая глаза ладонью.

На нем была обычная одежда — рубашка, брюки и ботинки, сделанные из того же материала, что и скафандр, и способного выдержать высокие температуры и сильное излучение.

Он прижал ладонь к глазам и посмотрел сквозь растопыренные пальцы, как ребенок, играющий в прятки, а затем опустил руку.

Дэниел пошел к Лидии, Товак и Освальдо. Все трое смотрели на него, но их лиц не было видно за темными щитками Шлемов.

— С вами все в порядке, сэр? Вы, кажется, немного покачиваетесь, раздался, голос в ухе Дэниела.

— Все нормально, — ответил Дэниел. — Все работает отлично. Я просто… потерял кое-что.

— Понимаю, сэр. Если вам что-нибудь нужно…

— Да, конечно. Благодарю вас. Пока ничего.

— Я остаюсь на связи, сэр.

— Мы долго не задержимся, командир, — послышался голос Освальдо. — Не отключайтесь. В случае опасности вы будете в курсе событий. Мы не рассчитываем, что в этих обстоятельствах вы придете к нам на помощь, но вы сможете связаться с основной станцией. Мы собираемся вернуться через пару часов.

Дэниел увидел, что Освальдо повернулся спиной к вездеходу. Вообще-то не было нужды смотреть на машину, разговаривая с командиром, но Мгоабе предпочитал стоять лицом к собеседнику. На всех трех скафандрах были нанесены цветные метки.

«Вот что не изменилось за восемьдесят лет», — подумал Дэниел.

Он и так мог различить своих спутников: массивную атлетическую фигуру Мгоабе, коренастое и плотное тело Товак, изящную легкую фигурку Лидии — несмотря на округлость раздутых от воздуха скафандров.

И никто ни с кем не спутает Дэниела.

Мгоабе поднял одну руку, медленно помахал ею вверх-вниз, указал вперед и пустился в путь. Это был старинный военный сигнал к атаке.

— Почему у нас нет никакого оборудования? — спросила Лидия.

— Мы просто собираемся кое на что посмотреть, — ответил Мгоабе. — Я хочу, чтобы вы это увидели. Особенно вы, Дэниел.

Они шли почти вплотную, не дальше метра друг от друга. Почва под ногами представляла собой серо-голубую массу, что-то среднее между крупным песком и зернистым снегом. Дэниел нагнулся и зачерпнул пригоршню грунта. Он растер его на ладони, разминая комки большим пальцем, и увеличил чувствительность своих сенсоров, исследуя структуру материала. Это была обычная горная порода, образцы которой можно обнаружить и на Луне, и в центре Аризоны.

— Полагаю, вы повторяете предшествующие исследования, — сардонически заметил Мгоабе.

Дэн усмехнулся и отбросил грунт. Небольшая сила тяжести на Меркурии компенсировалась весом скафандров. Невесомость в скиттере причиняла им некоторые неудобства, а на поверхности Меркурия в огромной передвижной станции и в вездеходе они быстро приспособились к возвращению гравитации, хотя и меньшей, чем на Земле.

Теперь дополнительный вес скафандров свел на нет это преимущество для всех, кроме Дэниела, чьи мускулы не чувствовали разницы при изменении силы тяжести.

— Полагаю, что мы все уже видели скалы и кратеры, — сказал Дэниел, — надеюсь, это не просто прогулка.

— Не беспокойтесь, — Мгоабе протянул руку вперед. Горизонт на Меркурии был необычно близко, что мешало правильно оценить расстояние. — Вы видите маленький кратер с обвалившимся краем?

Все остановились и посмотрели в направлении протянутой руки, Дэниел видел свое отражение в лицевом щитке шлема Мгоабе. Он казался себе пришельцем из девятнадцатого века.

— Мы будем там через полчаса, — сказал Мгоабе. — Я предпочел бы вездеход, но почва здесь слишком слаба. Вон тот пролом в стенке кратера — результат второго извержения,

Он указал на другой кратер с более высокими и острыми краями.

— А вот этот — более позднее образование. По крайней мере, нам не придется карабкаться на стенки кратера. Мы войдем прямо внутрь через пролом. Именно туда мы и направляемся.

— И что мы там увидим? — спросила Товак.

Дэниел почти слышал, как улыбнулся Мгоабе.

— Неужели вы хотите лишить меня удовольствия преподнести сюрприз, мисс Десертис? — он взмахнул рукой и вновь двинулся вперед.

— Вы находитесь на границе видимости, — сообщил им командир вездехода. — Вы видите машину?

Дэниел обернулся. Вездеход отсюда представлялся белым пятнышком размером с горошину. Пришлось увеличить изображение, чтобы разглядеть тарелку антенны.

— Мы идем вперед, — ответил Мгоабе. — Все по плану. Оставайтесь на месте и ждите нас.

Они вновь тронулись в путь. Солнце казалось неподвижным на черном небе.

Дойдя до стенки кратера, они остановились у пролома, на который показывал Мгоабе. Здесь был небольшой подъем, но они легко вскарабкались на несколько метров вверх и встали, разглядывая внутренность кратера.

— Выглядит довольно обыкновенно, — заключила Товак.

— Смотрите внимательно, — отозвался Мгоабе.

— Это безопасно? Мы пойдем туда?

Вместо ответа Мгоабе перелез через край

кратера и стал спускаться вниз. Цвет скал здесь немного отличался от того, что они видели снаружи: серо-белая порода имела едва заметный голубой оттенок. Частицы песка были мельче, чем, на окружающий кратер равнине.

— Видите? — Мгоабе поднял руку. — Действительно, выглядит обычно. Ничем не отличается от тысяч других кратеров здесь, на Марсе, на Луне или других спутниках. Вы видите тот холмик в центре?

Дэниел обвел взглядом все остальные холмики, а затем посмотрел на центральный.

— Сначала его происхождение казалось нам непонятным, — объяснял Мгоабе. — Но затем удалось построить удовлетворительную модель. Взрыв, в результате которого образовался кратер, расплавил грунт до состояния магмы, которая растекалась от места взрыва, как огромные волны в пруду. Но постепенно она застывала и замедляла свое движение. Затем магма начинала стекать назад, в самое низкое место — туда, где произошел взрыв. Здесь она скапливалась, застывала еще больше и опять растекалась по сторонам. Остался, этот холмик, что-то вроде окаменевшей волны возрастом в сто миллионов лет. Разве это не интересно? Сто миллионов лет. А под ним может находиться обломок упавшего здесь метеорита. Если он только не разрушился при взрыве. Подумать только! Осколку тоже сто миллионов лет. Боже милостивый!

Дэн повернулся и направился к противоположному краю Кратера, туда, где виднелось нагромождение камней, возникшее в результате какого-то древнего взрыва или землетрясения.

— Дэниел, я знаю, что вы обладаете удивительными способностями. Вы можете видеть в любой части спектра, верно?

Дэниел утвердительно кивнул.

— Для остальных здесь найдутся портативные лампы. Я оставлял несколько штук, когда в последний раз был тут. Понимаете, это место очень много значит для меня. — Мгоабе протиснулся между двумя валунами. Остальные были готовы последовать за ним, но он остановился и нагнулся. Между валунами Дэниел увидел тяжелый контейнер.

Предвосхищая вопросы, Мгоабе пояснил:

— Обычное оборудование МГО. Как правило, мы не оставляем таких вещей, но высокая должность дает некоторые привилегии.

Он открыл контейнер, достал три портативные лампы и передал две из них Лидии и Товак.

— Теперь попрошу вас посмотреть прямо вперед.

Я ничего не вижу за валунами, — сказала Лидия.

— Тогда пройдем еще вперед.

Они двинулись по узкому проходу, цепляясь об острые края скал, но материал скафандров был достаточно прочным. Мгоабе шел впереди. Остальные следовали за ним. Никто не планировал заранее, в каком порядке они будут двигаться, но Дэниел обнаружил, что замыкает шествие.

Миновав несколько крутых поворотов, подъемов и спусков, они оказались в тени.

Лучше включить эти лампы, — посоветовал Мгоабе. — Светлее не станет.

— Мы уже долго бродим здесь, — сказала Товак. Почему мы не дошли до стенки кратера?

— Отлично! — Мгоабе взмахнул рукой. — Я так и знал, что кто-нибудь заметит. Да. Это похоже на лабиринт. Вы не поверите, как трудно было запомнить все повороты. В первый раз я чуть не заблудился. Никто за пределами Меркурия не знает этого места, да и здесь с ним знакомы не многие. Среди них — командир нашего вездехода, ведь так?

— Да, мистер Мгоабе, — раздался тихий ответ.

Скалы сомкнулись у них над головами. Проход, по которому они двигались, имел небольшой, но постоянный уклон.

— Вы хотите сказать… — начала Товак.

— Именно так, — ответил Мгоабе.

— Пещера? Достаточно большая, чтобы мы поместились в ней? На Меркурии? Никогда не слышала ни о чем подобном.

— Это хорошо. Такую информацию МГО предпочитает держать в секрете.

— Под MFO вы подразумеваете Освальдо Мгоабе?

— Вы догадливы, — Мгоабе остановился. — Но это не пещера, а окаменевший пузырь, образовавшийся миллиард лет назад в том месте, где планета пыталась избавиться от скопившихся внутри нее газов. Здесь целая система пещер — вы должны были догадаться по тому, какая здесь слабая почва. О, она достаточно прочна, чтобы выдержать собственный вес. Нет оснований бояться, что своды рухнут на нас. Но не стоит к весу грунта добавлять вес вездехода. Возможно, это, излишняя осторожность, но…

Он продолжил спуск. Дэниел мог включить инфракрасное зрение, но предпочел видеть окружающее в свете ламп, которые несли его спутники. Похоже, проход образовался в результате какого-то естественного процесса эрозии. В сечении он представлял собой овал, и ширина его была непостоянна, так что в одних местах они проходили свободно, а в других с трудом протискивались между стен.

«Рокки Китаяма в пещерах Меркурия», — подумал Дэниел. Когда он в последний раз следил за приключениями этого киногероя, тот преодолевал полный опасностей путь, преследуя прекрасную, но коварную мадам Свердлову вместе с ее таинственным генератором.

Туннель привел их в пещеру с низкими сводами.

Дэниел вошел внутрь вслед за Лидией Хаддад. Три лампы освещали трещины, покрывавшие стены, пол и потолок.

Пещера имела форму шара. Ее внутренняя поверхность, казалось, состояла из того же серого материала, что и песок на поверхности планеты, только более темного цвета.

— Что вы об этом думаете? — спросил Мгоабе с собственническими интонациями в голосе, как человек, показывающий свой новый дом давним друзьям, когда-то жившим по соседству в маленьком провинциальном городке до того, как он добился успеха и переехал в большой город. — Что вы об этом думаете?

— Не знаю, — отозвался женский голос.

— Это неожиданно, ну и что? — ответила другая девушка.

Первый ответ принадлежал Лидии, второй — Товак. Их голоса с трудом различались, но именно так каждая из них должна была отреагировать на горделивый вопрос Мгоабе.

Полагаю, эту информацию тоже скрывали, — сказал Дэниел.

Мгоабе утвердительно кивнул.

— Да, — настаивал Дэниел. — А что дальше? Ведь не затем вы тащили нас за девяносто миллионов километров, чтобы показать эту маленькую пещеру? Она великолепна, Освальдо, но… зачем?

— Как всегда, в самую точку, Дэниел. Чуть-чуть терпения. Это не все. Пойдемте.

Он повел спутников в глубь пещеры. Гладкие стены и пол плавно переходили друг в друга, но места было достаточно для четверых.

В противоположной стене открывался проход в другую пещеру, большую по размерам. Мгоабе остановился на пороге.

Здесь нам придется спуститься вниз, Это достаточно безопасно — мы без труда выберемся обратно. Только будьте осторожны.

Он сел на край полукруглого отверстия и медленно стал спускаться, поворачиваясь и придерживаясь обеими руками за край. Спустившись, он удовлетворенно хмыкнул, отступил назад и взял лампу.

Остальные без труда последовали за ним.

Вторая пещера была похожа на первую, только раза в три больше, так что ее дальняя стена едва виднелась в свете трех ламп. Темные стены были испещрены глубокими трещинами.

Дэниел медленно двинулся вглубь пещеры. Он остановился перед темным пятном на стене и осторожно коснулся его кончиком пальца. Внимательно посмотрев на палец, он затем обернулся к Мгоабе.

— Вода?

Мгоабе кивнул.

— Но я думал…

— Разве вы специалист по геологии планет?

Дэниел покачал головой. Лица остальных скрывали шлемы, но его реакция — улыбка, кивок, прищур глаз — были открыты для них.

— Даже в этом случае… — Мгоабе пересек пещеру. Белый скафандр придавал ему вид резиновой куклы. — Откуда вам знать про эту пещеру? В ваше время были экспедиции на Меркурий?

— Нет, — Дэниел опять покачал головой. — Но в такой близости от Солнца… при этой температуре…

— Вовсе нет. Идите сюда. Вы — единственный среди нас без скафандра. Разве здесь жарко?

Дэниел вздрогнул. Это была нервная Дрожь, но в данном, случае его реакция полностью соответствовала состоянию окружающей среды. В пещере было совсем не жарко. На поверхности Меркурия температура достигала 350 градусов, а здесь они обнаружили воду.

Дэниел прижал ладонь к стене. Она показалась ему не горячее, чем обычная скала в солнечный день на Земле.

— Хорошая изоляция, да? — рассмеялся Мгоабе.

— Как образовались эти пещеры? — спросила Товак.

— Кто знает? — ответил Мгоабе. — Неплохая работа, правда? Или дело слепого случая?

— Возможно, это пузыри, — перебил Дэниел.

— Вы серьезно?

— Абсолютно.

— Не знал, что вы разбираетесь в планетарной геологии, мистер Китаяма.

— В Неваде есть одно место. Я побывал там на экскурсии еще школьником и видел застывшие пузыри. Огромные древние шары, три или четыре метра в диаметре. Некоторые из них поднимались над поверхностью земли, другие находились внизу. Они представляли собой старые пузыри, поднимавшиеся вверх, сквозь толстый слой жидкой глины. Пузыри поднимались медленно, поскольку глина была вязкой и отвердевала под горячими солнечными лучами. Процесс напоминал замедленные съемки, когда пузыри двигались все медленнее, глина застывала, пузыри двигались еще медленнее, глина становилась все тверже и суше, пока, наконец, процесс не остановился, совсем как на стоп-кадре. Вы когда-нибудь видели стоп-кадр? Процесс еще не закончен, а просто остановлен и остается в таком состоянии. Я не знаю, сколько тысяч или миллионов лет тем пузырям. В этой местности не бывает дождя, и нечем размягчить глину, чтобы процесс возобновился. Застывшие пузыри там так и стоят.

Он провел ладонью по стене пещеры. На ощупь она казалась теплой и влажной, хотя нигде не было заметно следов жидкости.

— Здесь есть другие пещеры? Внизу, наверное, должно быть еще холоднее.

— Тут есть на что посмотреть, — сказал Мгоабе. — Пойдемте, мои пилигримы. Мне понравилась ваша теория, Дэниел.

Он положил одетую в эластичную перчатку ладонь на локоть Дэниела. Сквозь одежду рука казалась теплой и сухой.

— Да, мне нравится ваша теория. Убедительная картина. Из глубины планеты поднимаются огромные пузыри газа, скапливаются под твердой коркой грязи, пытаясь выйти на поверхность. Они движутся все медленнее, все с большим трудом, не в силах вырваться на свободу. О, великолепная картина! Теперь смотрите!

Он стал на колени перед проходом в еще более глубокую и темную пещеру. Он не просунул лампу в отверстие. Дэниел опустился рядом с ним и включил инфракрасное зрение, что позволяло ему видеть внутренность пещеры в свете теплового излучения, идущего от стен.

Дэниел оперся руками о края отверстия, заглянул внутрь и застыл в изумлении, не веря своим глазам и не в силах двинуться с места. Он закрыл глаза, а затем вновь открыл их.

— Вы мне дадите свою лампу, Освальдо? Или вы войдете первым? Я хотел бы увидеть это в обычном, свете.

— В этом нет нужды, — Мгоабе опять взял Дэниела за локоть. — Если вы сможете залезть туда — вы ведь сможете? Просто идите вперед. Моя лампа вам не понадобится, даю гарантию.

Дэниел попытался разглядеть выражение лица Мгоабе, Лицевой щиток его шлема стал прозрачным в темноте пещеры, но сам шлем отбрасывал тень на его лицо. Дэниел мог рассмотреть Мгоабе в инфракрасном свете, но он неохотно пользовался своими дополнительными способностями, особенно, когда это касалось других людей.

Оглянувшись, он увидел Лидию и Товак, стоявших над ними.

— Я собираюсь спуститься туда, — указал он.

— Да, — отозвалась одна из женщин.

На мгновение он попытался представить, как они отреагируют, если с ним что-нибудь случится. Если он будет ранен, погибнет или заблудится в пещерах Меркурия…

…Рокки Китаяма потерялся в пещерах Меркурия. Коварная мадам Свердлова заманила нашего героя в смертельно опасные лабиринты в глубине далекого и таинственного Меркурия…

…то что станет с Товак и Лидией?

Он знал, что девушки не нуждались в нем. Они были подругами, партнерами, любовницами. Их связь длилась многие годы. Дэн был внешним фактором в этом равенстве, и его исчезновение не нарушит баланса.

Он кивнул и проскользнул в нижнюю пещеру.

До ее закругленного дна было метра полтора. Дэниел осторожно двинулся вперед. Он не мог точно определить размер пещеры, хотя очевидно было, что она, гораздо больше предыдущих. Мгоабе предупредил бы его в случае опасности.

Он прошел метров двадцать по слегка покатому дну. Внезапно его ослепила бело-голубая вспышка.

Оптические сенсоры сработали мгновенно, приспособившись к необычайно яркому свету, но он все же инстинктивно сделал шаг назад.

В ушах у него звучал тихий вкрадчивый голос Мгоабе:

— Что вы на это скажете, мой друг Дэниел? Разве я не обещал вам сюрприз? Как вы считаете, я сдержал слово? Что вы об этом думаете?

Возвышаясь над Дэниелом и доставая почти до потолка, в пещере стояла огромная копия объекта, изображение которого Мгоабе показывал им в скиттере. Объект светился своим собственным светом, как скульптура из люминесцентного материала. О, это была не просто люминесценция, поскольку скульптура не светилась, пока он не подошел к ней.

Он взглянул вверх и увидел ее вершину и слабо освещенный свод пещеры.

Объект был так похож на изображение, которое демонстрировал Мгоабе, что не оставалось сомнений, что перед ним оригинал. Дэниел повернулся ко входу в пещеру. Мгоабе спрыгнул вниз и стоял, держа в руке погашенную лампу. Он прочитал немой вопрос в глазах Дэниела.

— Да. Пленка была отснята здесь. Я сам сделал это, не один, конечно, а в составе экспедиции. Все они ветераны. С Меркурия нет эмиграции. Это вызовет слишком много вопросов. Так вот он, оригинал.

Он повернулся к Дэниелу. За ним последовали Товак и Лидия, осторожно спустившиеся через круглое отверстие.

Дэниел повернулся спиной к своим спутникам и стал медленно обходить вокруг светящегося объекта. Возможно, это скульптура. Он не мог быть уверен. Если это функциональный объект — какой-то механизм, — то каково его назначение? Как он попал сюда? Кто создал его, когда и зачем? В мозгу Дэниела мелькнула безумная мысль, воспоминание о старом мультфильме про сумасшедшего Ноя, строившего в двадцатом веке ковчег в подвале своего дома.

Как он попадет на поверхность в случае потопа?

Как скульптор втащил своё творение сюда? А если он создал его здесь, то как собирался доставить наружу?

Высота объекта составляла четыре или пять метров, и он почти касался свода пещеры. На потолке что-то искрилось. Дэниел сообразил, что там собрались какие-то кристаллы. Слюда, кремний или даже лед.

— Посмотрите наверх, Освальдо. Это лед?

— Да.

Что это за штука?

— Мой друг Дэниел, у вас есть преимущество передо мной — этот костюм не позволяет мне красноречиво пожать плечами. Загадка. Я надеялся, что у вас есть своя версия.

Дэниел подошел поближе, и его окутало холодное сияние. Он оглянулся и увидел на стене свою длинную черную тень.

— Похоже на старую авангардистскую скульптуру, состоящую из неоновых трубок. В колледже у меня была подруга, изучавшая историю искусств. Она покалывала мне книгу. Кажется, это называлось декко. Что-то вроде этого. Переплетение прямых линий, дуг, блестящих металлических поверхностей. Отполированный алюминий, кобальтово-голубые зеркала, светящиеся трубки ярко-красного, синего и желтого цвета, причудливые формы. Сказочное зрелище. Фантастическое. Целый мир, выглядевший, как театральные декорации к космическим фантазиям

Он замолчал.

— Так вы считаете, что это декко? — произнес Мгоабе. — Думаете, какой-то неизвестный путешественник из… когда это было в моде?

— Не знаю. Это не моя специальность. Может, сто лет назад или двести.

— Неважно. Вы хотите сказать, что это построили неизвестные путешественники с Земли?

Дэниел покачал головой.

— Вовсе нет. Просто ассоциации. А это что? Трещины в стене?

Он отошел в сторону, и освещение выключилось. Дэниел выругался, вернулся назад, и объект снова засветился.

Две фигуры пришли в движение. Лидия и Товак. подошли поближе, взявшись за руки, и остановились перед светящейся структурой, задрав головы в попытке рассмотреть ее.

— Вы побудете здесь немного?

Товак неуклюже кивнула.

— Только не прикасайтесь к нему, хорошо? — он увидел, что девушки повернулись к нему. — Я не знаю, что может случиться. Может, ничего. Но не делайте этого сейчас, ладно? Освальдо, вы когда-нибудь… кроме осмотра и съемок, проводили какие-нибудь исследования?

— О чем вы говорите?

Мгоабе подошел ближе. Его лицо было видно сквозь прозрачный щиток шлема. На лбу у него выступили капельки пота. В ярком бело-голубом свете его кожа приобрела странный серый оттенок. Капли пота создавали иллюзию, что Мгоабе медленно тает и если Дэниел подождет достаточно долго, то серая, похожая на металл плоть Мгоабе размягчится и стечет вниз, заполнив внутренность скафандра по грудь и оставив голый череп с пустыми глазницами, смотрящими сквозь лицевой щиток.

Дэниел тряхнул головой и отогнал от себя эту жуткую картину.

— Эти трещины, — он показал рукой на стену, положив другую руку на круглое плечо Мгоабе. — Вероятно, они образовались в результате замерзания и таяния воды много лет назад. Или при высыхании глины.

— Вы уверены, что ваша теория насчет пузырей газа в застывшей глине верна?

— Нет, — покачал головой Дэн. — Просто… она подходит.

— Ладно. Тогда я могу предположить, что это трещины в стенах. Хотя не думаю, что свод обвалится на нас, — он повернулся к Дэниелу, его глаза блестели из-за прозрачного щитка. Что рисует ваше воображение, мой друг? Храм филистимлян обрушивается на Самсона? Вряд ли. Кто у нас Самсон? Точно, не я. Может, вы? А кто Далила? Которая из ваших подруг?

Прежде чем произнести последнее слово, он умолк и дернул плечом в сторону женщин. Несмотря на сковывающий движения скафандр, жест получился красноречивым.

Дэниел отошел от Освальдо, остановился в тридцати сантиметрах от стены, протянул руку и оперся ею о стену.

Трещины, паутиной покрывавшие твердую поверхность, были хорошо различимы. Дэниел не, знал, насколько прочной могла быть порода. Если это действительно застывшая глина, то ее легко отколоть или разбить. Только он не был расположен делать это, Пока он оставит все как есть.

Он попытался заглянуть в трещину. Она была не очень широкой, всего несколько миллиметров, но тем не менее, могла уходить достаточно глубоко. Лучи света из-за его спины освещали стену, но не проникали вглубь. Дэниел попытался настроить свои оптические сенсоры, смещая спектр принимаемого излучения. Наконец он нашел длину волны, позволяющую заглянуть внутрь.

Супергерой при помощи рентгеновских лучей обнаруживает безумного ученого. Рокки Китаяма разоблачает мадам Свердлову.

Трещина была широкая, но уходила вглубь стены и там разветвлялась. На внутренней поверхности Дэниел увидел какие-то отметины. Он моргнул. Абсурд. Более того, безумие. Ему казалось, что это рисунки. Невероятно,

Он проникал взглядом все глубже. Это была проверка его возможностей, и он знал, что успешно выдержал экзамен.

Трещины могли иметь естественное происхождение и возникнуть в результате действия тех же геологических сил, что привели к образованию странных пещер-пузырей. Странных, но совсем не сверхъестественных. Они могли быть результатом природных процессов, и он не был склонен видеть здесь вмешательство каких-то необычных сил.

Другое дело — светящийся объект за его спиной. Это уж точно не природное явление. Замечание Мгоабе о том, что объект доставлен сюда Представителями древней забытой земной цивилизации, казалось не очень правдоподобным. Любая идея относительно этой скульптуры выглядела сомнительно. Но гипотезу древних путешественников с Земли можно было вполне принять за рабочую.

Существовали и другие предположения. Разумная жизнь на самом Меркурии. Здесь могли остаться потомки древней расы. Хотя других, кроме скульптуры, доказательств не существовало, но и она являлась достаточно сильным аргументом. А если не местный разум, то пришельцы еще откуда-нибудь.

Откуда угодно.

Это открывало бесконечные перспективы. Мысль о возможном существовании внеземной жизни, особенно жизни разумной, занимала умы людей с тех самых пор, как были открыты другие миры. Этой гипотезе уже более трехсот лет. А если принимать во внимание легенды о разумных животных, чудовищах, сверхъестественных существах, богах с туловищами людей и головами животных, то гораздо больше.

Неудача в поиске свидетельств существования внеземной жизни явилась одним из самых больших разочарований эры космических полетов. Даже открытие Жимерзлы и ее загадочных сигналов просто добавило неопределенности к обсуждаемому предмету.

Но неоновая скульптура…

Существование этого объекта могло быть объяснено только двумя способами, и каждый из них был в высшей степени романтическим. Или это продукт древней высокоразвитой человеческой цивилизации, которая давно исчезла с лица Земли, оставив это единственное свидетельство своего существования, или порождение чужого разума.

Либо-либо.

Если только это не подделка, изготовленная и помещенная сюда МГО, преследующим свои непонятные цели,

Дэниелу не хотелось даже думать о такой возможности.

Скульптуры в пещерах, узоры в трещинах… Что-то привлекло внимание Дэниела — какая-то мелькнувшая в глубине стены тень. Он попытался проследить за ней. Он понимал, что стоит у стены шарообразной пещеры, опираясь на нее одной рукой. Его сознание не покинуло тело, как это случилось на Медицинском Острове, но концентрация мысли была настолько велика, что внешний мир, за исключением сети узких трещин в стене пещеры, престал существовать для него.

Что-то мелькнуло.

Он попытался последовать за ним.

Дэниел был зачарован рисунками или письменами, которые видел на внутренней поверхности трещин. Возможно, они ничего и не обозначали, а были просто случайным узором, образовавшимся при остывании породы, что-то такое, что природа создала без определенной цели, а его воображение принимало абстрактные картины: то за фантастическое существо, то за искаженное злобой лицо, то за женское тело или силуэт дерева.

Что-то двигалось.

Что бы это ни было, оно не могло видеть его. Он ведь был снаружи, в круглой пещере. Несколько минут он не двигался.

Но что-то все-таки двигалось внутри трещин.

Дэниел закрыл глаза, и мысленным усилием своего наполовину органического, а наполовину электронного мозга включил систему панорамного зрения, запрограммировав автоматический таймер, сконструированный Мимиром, а затем открыл глаза.

Он увидел, как что-то мерцает в глубине трещины.

«Мы увидели свет, и необычайное волнение охватило нас. Мы бросили неоконченными наши бесчисленные дела. Трепет и радость. Радость и страх. Наши священники поднялись на стебельках, размахивая ресничками над своим и нервным и центрам и, выкрикивая слова торжества.

Мы перестали спариваться. Мы забыли о еде. Мы прекратили воевать. Красные, зеленые, желтые — все слилось в одном потоке, перемешивались, соединялись, плыли, поднимались, толкалась, снова плыли. Огромное скопление миллионов стебельков — мы поднимались на них, танцуя и выкрикивая приветствия Свету.

Мы проходили через наши города, собираясь в неисчислимые толпы, колыхаясь и наполняясь волнением. Сколько времени прошло с тех пор, как к нам приходил Свет? Сколько мы ждали, волновались, верили и не верили, надеялись, размышляли, спаривались, умирали, росли, отмечали праздники, спорили, танцевали, кричали, воевали, объединялись, организовывались, проповедовали, верили, переживали, ждали?

И Свет зажегся. Мы пришли к Писанию. Мы прижали свое тело, свою плоть к Писанию. Мы вкушали слова Писания. Мы слились с Писанием, а оно с нами.

Мы понимали Писание, оно понимало нас. Мы знали, что Свет должен зажечься. Наши предки знали, и мы знали. Мы бились своими нервными центрами о камень. Мы танцевали на стебельках. Мы стонали. Мы рычали.

Тот, Кто Приносит Свет, придет. Свет зажжется.

Если мы будем ждать, Свет зажжется. Если мы будем верить, Свет зажжется.

Мы жили и. умирали, воевали и строили, делали карьеру, ждали, верила, надеялись — и Свет зажегся.

Свет зажегся.

Мы пойдем к Свету, и Свет заберет нас отсюда в Рай.

Рай это самый большой город в скале.

Рай — это самый прекрасный город в синей скале.

В Раю всё синее.

В Раю все синие.

В Раю стебельки у всех очень гибкие, нервные центры элегантны, у всех достаточно пищи, там наши враги слабы, и мы всегда побеждаем их.

Тех, кто верит, Свет заберет с собой.

Те, кто верит, узнают, когда зажжется Свет.

Мы знали Писание. Мы ушли из города. Мы пошли предначертанным путем. Мы направились в город и свергли сначала священников, затем желтых, затем зеленых, затем красных. Мы шли, радуясь. Мы хлопали стебельками и кричали.

Свет!

Здесь Те, Кто Приносит Свет!

Те, Кто Приносит Свет, Они возьмут нас с собой, с собой, с собой в Рай. Они возьмут нас в Рай. В Рай, где наши враги слабы.

Те, Кто Приносит Свет, сильны.

Наши священники в унынии. Наши священники удивлены. Наши священники напуганы,

Пришельцы — вовсе не Те, Кто Приносит Свет.

Как это может быть?

Мы захлопали стебельками. Сотнями стебельков. Миллионами стебельков. Мир содрогнулся. Мир содрогнулся и сам Свет замерцал.

Как это может быть?

Те, Кто Приносит, Свет, исчезли?

Почему они исчезли?

Мы сами двинулись к Свету. Мы прикоснулись к Свету. Раньше мы никогда не касались Света. Мы прикоснулись к Свету.

Мы синие.

Мы синие!»

ГЛАВА 13

— Синие!

— Что?

Дэниел увидел сочувствие в глазах Товак, склонившейся над ним. Он попытался ответить ей успокаивающей улыбкой. Ее напряженное бледное лицо расслабилось.

— Вы в порядке, Дэн?

Он кивнул, хотел сесть, но она удержала его. Дэниел подчинился. Его искусственные мышцы могли без труда преодолеть ее сопротивление, но ему показалось более естественным опять уронить голову на подушку. Обнаружив, что гравитация отсутствует, он огляделся.

Он лежал в корабле, доставившем их на Меркурий, а корабль находился в открытом космосе.

— Какого черта?

— Мы выбрались оттуда. Я так рада, что с вами все в порядке, Дэн.

Лидия легла вздремнуть. Освальдо управляет скиттером.

На этот раз Дэниел сел. Он лежал на походной кровати в заднем отсеке скиттера. Оглянувшись, он увидел, что на второй такой же кровати спит Лидия Хаддад. Над каждой кроватью располагался маленький экран, выполненный в виде иллюминатора, выходящего в открытый космос.

Дэн опустил ноги на палубу. Товак присела на кровать рядом с ним. Они обвили друг друга руками, и некоторое время сидели молча. Дэн почувствовал, как щека Товак прижалась к его щеке.

— Я хочу сказать Лид, — наконец произнесла она.

— Пусть спит… Сказать что?

— Что с вами все в порядке. Она все время говорила, что так и будет. Кажется, она больше верила в Мимира Монро, чем я. Я боялась, что вы так и останетесь в этом растительном состоянии.

Дэн покачал головой.

— Если бы это случилось, я скорее напоминал бы машину, у которой органы управления приведены в нейтральное положение. Но…

— О чем это синем вы говорили, Дэн?

— Я… Это сложно объяснить. Я расскажу, но это будет нелегко… Что мы здесь делаем? Я… Послушайте, последнее, что я помню, — это похожая на пузырь пещера. Мы все были там. А теперь я прихожу в себя в скиттере направляющемся неизвестно куда. Как мы вернулись на корабль, и куда, и зачем, черт побери, мы летим?

Он тряхнул головой, встал и, почувствовав головокружение, оперся рукой о переборку. Рокки Китаяма — герой космических трасс!

— Вы неподвижно стояли там, прислонившись к стене.

Товак положила руку на живот Дэниела, как будто хотела убедиться, что он действительно здесь, как будто боялась, что это просто изображение, которое может исчезнуть в любой момент.

— Мгоабе получил сообщение от командира вездехода. Информацию передала основная станция. Освальдо сказал, что возникла какая-то опасность, и мы должны немедленно уходить из пещеры. Вы были в беспамятстве. Как в тот раз на Медицинском Острове. Нам пришлось волоком тащить вас, — за все время разговора Товак впервые улыбнулась. — Вы чертовски тяжелый, мистер! Хорошо, что это случилось на Меркурии, а не на Юпитере!

Дэниел ухмыльнулся в ответ.

— Если бы это произошло на Юпитере, то вам пришлось бы плыть.

Он почувствовал себя уверенней и протянул руку Товак, которая встала рядом с ним. Они снова обнялись. Дэн заглянул ей в глаза, еще крепче прижал к себе, и они замерли в долгом поцелуе.

— Может, я разбужу Лидию? — переводя дыхание, сказала она. — Секс в невесомости — это должно быть здорово!

— Не знаю, Товак. Я не уверен, что смогу сосредоточиться. И Освальдо…

Рубку скиттера от хвостового отсека отделяла непроницаемая перегородка. Одной рукой Товак набрала кодовую последовательность на клавиатуре замка. Другая ее рука лежала на груди Дэниела.

— Теперь можешь не беспокоиться.

Они подошли ко второй кровати. Товак опустилась на колени, одной рукой придерживаясь за Дэниела и положив другую на голову Лидии. Дэниел видел, как она провела по лицу Лидии губами. Лидия пошевелилась. Товак еще сильнее сжала руку Дэниела и притянула его к себе. Он обеими руками обнял девушек, прижав их друг к другу.

* * *

Через некоторое время они набрали код, открывающий замок. Люк сдвинулся в сторону, и Лидия и Дэниел вошли в рубку.

Освальдо Мгоабе сидел за пультом, но скиттер летел под управлением автопилота по заранее проложенному курсу. Взгляд Мгоабе был устремлен в межзвездное пространство. Работал видеопроектор, и середину рубки занимало изображение бело-голубого меркурианского шара.

Хотя глаза Мгоабе следили за удаленными звездами, его правая рука — его искусственная правая рука — водила по поверхности изображения, уверенно следуя всем его изгибам, выпуклостям и впадинам.

Солнце по-прежнему находилось впереди. Его диск был огромен, но свет ослаблялся поляризованным носовым экраном корабля.

Мгоабе повернулся и взглянул на Дэниела, Товак и Лидию.

— Я рад видеть вас в полном здравии и такими довольными, — улыбнулся он. — Надеюсь, вы хорошо отдохнули, Дэниел. Для меня большое облегчение видеть вас целым и невредимыми. Мои поздравления вам и вашим сотрудникам. Кажется, я теперь понимаю ваши… — он хохотнул, — принципы межзвездных путешествий. Изумительно. Просто изумительно. В следующий раз, полагаю, мы станем свидетелями возрождения традиций гонга к обеду и воодушевляющих звуков горна. Ведь именно так было принято в ваше время? Нет? Наверное, это было в более ранние времена, менее просвещенные. А может быть, более просвещенные, кто знает?

Он повернулся к видеоизображению неоновой скульптуры, а затем опять заговорил, оставаясь сидеть спиной к спутникам.

— Вероятно, вы хотите знать, почему мы покинули Меркурий так… поспешно?

— Да, — ответил Дэниел. — Товак сказала, что вы получили важное сообщение и поторопились вернуться. Тащили меня как куль с мукой.

— О, замечательно, замечательно! Ваши старинные обороты речи так живописны. Действительно, как куль с мукой. Не такое уж плохое сравнение.

Он взмахнул руками.

— Знаете что? Вам интересно, почему мы срочно покинули Меркурий. Я хочу знать, что вы чувствовали во время вашего мистического транса. После того, как вы вернулись на корабль, вы бормотали о чем-то синем. Что это?

— Вы расскажете первым, Освальдо? И лия?

Дэниел опустился в кресло. Ему было все равно, сидеть или стоять. Но он предпочитал сидеть лицом к лицу с Мгоабе, а не стоять перед ним, как провинившийся школьник перед директором.

— Вы первый, — сказал Мгоабе.

Дэниел покачал головой.

— Нет. Хватит вам играть в таинственность. Я хочу услышать вашу историю.

Мгоабе взглянул в глаза Дэниела, После некоторого молчания Освальдо кивнул.

— Очень хорошо.

Одной рукой он поглаживал изображение неоновой скульптуры, и его черная искусственная кожа приобрела серый металлический оттенок в неярком бело-голубом сиянии.

— Как вы уже, очевидно, догадались, — произнес он, — Международная Геофизическая Организация — больше, чем научное учреждение.

— Несомненно, — согласился Дэниел.

— И наши станции — в том числе и на Меркурии — предназначены не только для научных изысканий.

Дэниел посмотрел на Товак и Лидию, ожидая продолжения. Мгоабе молчал.

— И это все?

Освальдо ждал.

— Не прикидывайтесь тупым. И не считайте нас дураками. Если я и мог ошибиться, считая вас обычным чиновником — чего, уверяю вас, не было, — то Лидия и Товак рассказали мне, кому сейчас принадлежит власть на Земле. Главное, что мне непонятно, — он ткнул пальцем в грудь Мгоабе. — Зачем вы отправились с нами. Генералы не роют траншеи, а президенты банков не сидят за окошком кассы. Зачем вы играете роль пилота?

Мгоабе рассмеялся.

— Я думал, что мы покончили с этим. Еще тогда, на том чудесном пикнике перед полетом на Меркурий. Почему я не остался не земле наслаждаться властью и комфортом, а принял на себя обязанности обычного астронавта?

— Послушайте, Дэниел, — он доверительно склонился к собеседнику, прочертил пальцем круг на коленке Дэна и саркастически усмехнулся. — Механизм по механизму, а? Вы знаете, что должно произойти с Землей через несколько десятилетий?

— Да, — кивнул Дэниел. — Лидия и Товак тоже. Положение не улучшится. Именно это вы держите в тайне. Если секрет раскроется…

— Конец близок! — Мгоабе всплеснул руками и закатил глаза, как карикатурный пророк.

— Совершенно верно. Если миллиарды людей узнают, что жизнь на планете прекратится меньше, чем через столетие, — то начнется хаос.

Мгоабе поджал губы.

— Конечно. Двадцать шесть миллиардов душ ринутся на несколько Островов, способных принять лишь немногих из них. Это будет катастрофа.

— Но пока вы довольно успешно сохраняете тайну. Вы в безопасности, пока правда не откроется. Всю оставшуюся жизнь вы можете жить в комфорте и роскоши.

— Не в этом дело. Совсем не в этом, — Мгоабе откинулся назад и провел рукой над светящимся изображением.

— Тогда в чем же?

— Дэниел, я не думаю, что вызываю у вас симпатию, — в голосе Мгоабе были слышны нотки грусти.

— Нет, — покачал головой Дэниел.

Мгоабе усмехнулся.

— Печально. Вы знаете, что я восхищаюсь вами, Дэниел. Я назвал розу в вашу честь. Не думаю, что вы действительно понимаете, что это значит.

— Могу себе представить.

— А вы не отвечаете на мои чувства, — Мгоабе тяжело вздохнул. — Ну что ж, в конце концов неважно, нравлюсь я вам или нет. Так о чем мы? Как это звучало в одной из старинных фантастических книг? Я пробовал читать некоторые. Ужасные вещи. «Мы неумолимо падаем на Солнце, и хрупкая оболочка нашего корабля с трудом выдерживает яростные атаки космоса…» — и так далее.

— Макулатура, — сказал Дэниел. — Я не защищаю подобную литературу, но это не хуже нынешнего увлечения викингами.

— Сдаюсь! Вернемся к нашему разговору. Вы хотите знать, почему я не остался на Земле, чтобы в комфорте и довольстве прожить еще тридцать или сорок лет? А затем спокойно умереть, предоставив следующим поколениям разбираться с надвигающимися проблемами.

Он сцепил пальцы рук.

— Полагаю, вы задавали этот вопрос двум вашим… — Мгоабе кивнул головой в сторону Лидии и Товак.

— Да, он нас спрашивал, — вступила в разговор Товак. — Но это совсем другое дело. Впереди нас ждала только тяжелая работа и скудная пища в зоне — в лучшем случае. А если мы не справимся с работой, или дела компании пойдут хуже, то нас выкинут на улицу, и мы присоединимся к остальным бездомным и безработным. Поэтому здесь нам лучше. Гораздо лучше. А вы?

Мгоабе улыбнулся.

— Хороший вопрос, мисс Десертис. Вынужден признать, что в смысле комфорта я проиграл. Камбуз этого скиттера не идет ни в какое сравнение с кухней в Лилонгве. Кстати, не хотите ли перекусить? Я сделаю заказ, да? Четыре порции и немного вина? Может, чуть-чуть марихуаны? О, извините, Дэниел, я не хотел обидеть вас. Три порции, вино, марихуана.

Он ввел с клавиатуры соответствующие инструкции.

— Конечно, у вас есть некоторое преимущество перед нами, — продолжал Мгоабе. — Не нужно беспокоиться о таких грязных и неприятных вещах, как туалет, правда? «Обратная сторона медали», «нет худа без добра» — английский так богат на метафоры. Поэтому я всегда любил этот язык.

Он взял жареное цыплячье крылышко, откусил кусочек его золотистой корочки, запил глотком белого вина и скорчил недовольную гримасу.

— Прошу прощения, леди, — он слегка кивнул Товак и Лидии. — Это вино хорошо подходит для пикника, но, боюсь, оно плохо, переносит путешествия, Как жаль. Но…

Он окинул взглядом троих собеседников, наслаждаясь моментом.

— Должен сообщить, что я не просто любящий комфорт чиновник. Предпочел бы, чтобы мне сказал об этом кто-то другой — вы знаете, что я не отличаюсь скромностью и предпочитаю восхищение окружающих самовосхвалению, даже заслуженному. Вы сами видите, что на Земле нет будущего. Я не желаю оказаться в конце истории, я хочу быть частью ее начала. Какой позор руководить третьим с конца поколением людей на планете, стоящей перед ним гибелью! Фу! У меня мурашки по коже от этой мысли.

— Так чего же вы хотите? — подалась вперед молчавшая до сих пор Лидия. — Куда мы направляемся и зачем? Вы ведете себя, как хозяин положения!

— Расскажите мне, что значит «синий», — Мгоабе внезапно стал серьезным и отодвинул еду. Он посмотрел на Дэниела мрачным взглядом. — И тогда вы узнаете от меня все, что захотите!

Дэн ответил на его взгляд.

— Ладно. Вам сообщили об устройстве, которое разработал для меня Монро? Небольшая приставка к преобразователю, придуманному Лидией и Товак. Включенный, он позволяет осуществить что-то вроде… переселения душ.

— Знаю, — перебил Мгоабе. — Расскажите, что произошло, в этой похожей на пузырь пещере. Что вы там узнали и почему потом так часто произносили слово «синий»?

— Пещеры обитаемы.

— Кем? Людьми, которые построили вот это? — Мгоабе повернул видеопроектор, так что изображение неоновой скульптуры оказалось в центре рубки, как раз посередине между четырьмя креслами.

— Не знаю, — ответил Дэниел. — Хотя сомневаюсь. И я не понимаю, почему вы назвали обитателей этого пузыря людьми. Они больше похожи на…

Он умолк, пытаясь найти подходящее сравнение.

— Они видимы? — прервал его Мгоабе. — Я ничего не заметил. Десертис и Хаддад тоже ничего не видели. Мы обменялись впечатлениями в вездеходе. Мне только почудилась какая-то слабая тень на стене перед вами. Я наблюдал ее в течение нескольких секунд, прежде чем мы вытащили вас наружи.

Тень. А что вы видели?

— Тень? Тень, скользнувшая по стене и как будто бы направлявшаяся к скульптуре? — спросил Дэниел.

— Вы тоже ее заметили?

Дэн улыбнулся.

— Эта тень — живой организм. Или миллион организмов, а может, сто миллионов. Таких маленьких, как… господи, я не могу подобрать сравнения! Крошечные паучки? Что-то настолько маленькое, что нельзя различить невооруженным глазом.

— Но вы же смогли.

Дэниел откинулся на спинку кресла.

Да, смог. Подумать только, такие маленькие, но высокоорганизованные существа, с органами чувств и способностью мыслить? И это не насекомые. Они скорее похожи на амеб. Они могут объединяться. Наверное, их оболочки каким-то образом открываются, и они сливаются в единый организм, объединяя свои знания и способности и действуя как одно целое. А затем они вновь разъединяются. Я не знаю, сохраняют ли при этом отдельные объединившиеся существа свою индивидуальность или нет. Может быть, один большой организм распадается на новые индивидуумы. Но… — он умолк.

— Они синие? — спросил Мгоабе. Его тон и манеры изменились. Он держался необычно вежливо и предупредительно по отношению к Дэниелу. — Что это означает?

Дэн покачал головой.

— Нет. Они разного цвета, — он улыбнулся. — А «синий», полагаю, относилось к сиянию этого…

Он протянул руку к изображению скульптуры. У него было меньше опыта, чем у Мгоабе, и его ладонь прошла сквозь светящийся предмет и исчезла из виду до самого запястья.

Дэниел отдернул руку.

— Думаю, для них это что-то вроде предмета религиозного культа. Они могут быть дегенерировавшими потомками расы, построившей эту скульптуру. Или… кажется, они верят, что кто-то или что-то… я не все понял, а только чувствовал то, что чувствовали они.

— Попытайтесь объяснить.

Кто-то возвращается.

— Спаситель? Мессия? Умерший бог?

Дэниел пожал плечами.

— Это очень распространенный мотив. У египтян, у христиан. Кстати, вы христианин? Я нет. Но считаю, что это интересная религия. Может, из-за того, что христиане используют розу в качестве символа.

— Ну, думаю, номинально я христианин, — неуверенно ответил Дэниел. — В мое время, не отличавшиеся особой набожностью люди автоматически причисляли себя к христианам.

Мгоабе улыбнулся.

— Здорово! Мне это нравится! — лицо его снова сделалось серьезным. — Если у этих ваших синих паучков действительно есть религия, то просто удивительно, как она похожа на другие. На верования инков, например. Те ждали возвращения на землю богов, и когда увидели испанцев, то решили, что наступил золотой век! Ха! Они и не предполагали, до какой степени оказались правы! И конечно, папуасы — вы знакомы с их карго-культом?

Дэниел ничего об этом не знал.

— Удивительный случай. В тех местах шла война. Я не помню, кто с кем и почему воевал, но это и неважно. Для, переброски войск использовались примитивные аэропланы из обтянутого тканью дерева, — он нахмурился. — Или это были реактивные самолеты? Столько войн, что поневоле запутаешься. Можно, конечно, получить эту информацию, только вряд ли это имеет какое-либо значение.

— Мистер Мгоабе, — перебила Лидия. — Что вы имеете в виду? При чем тут дикари, метающие друг в друга копья на какой-то древней войне?

— А вот при чем, — сказал Мгоабе. — В Тихом океане разбросано множество Островов, и противоборствующие стороны постоянно то отдавали их друг другу, то забирали обратно. Аборигены не принимали участия в войне, и им было все равно, кто с кем и из-за чего воюет. Но воюющие стороны использовали Острова в качестве баз. Поэтому…

Он замолчал и обвел руками вокруг голографического изображения скульптуры.

— Поэтому противники обычно привозили подарки аборигенам, чтобы расположить их к себе.

Он встал и прошел в заднюю часть рубки.

— Когда война закончилась, самолеты перестали прилетать. Антропологи, посетившие острова через несколько лет, обнаружили, что старые посадочные площадки поддерживаются в прекрасном состоянии, а на них стоят готовые к вылету самолеты. Подойдя ближе, ученые увидели, что это просто сделанные из бамбука макеты. В натуральную величину и с любовью исполненные. Великолепные вещи. Жители островов объяснили, что это приманка. Самолеты из бамбука должны были заманить богов обратно, чтобы они снова стали приносить подарки.

— Ну и что? — пожала плечами Лидия.

Мгоабе грустно улыбнулся.

— Разве это не трогательно, мисс Хаддад? Все эти годы… вера, преданность покинувшим их богам? И все это оказалось заблуждением?

— Выглядит глупо.

— Возможно, вы правы. Но разве не понятно… он не закончил вопрос.

Она нахмурилась, стараясь сосредоточиться.

— Да, конечно. Эти паукообразные существа на Меркурии… извините, мистер Мгоабе, мне до сих пор трудно воспринимать все это всерьез.

— Попытайтесь, — сказал Мгоабе. — Просто попытайтесь.

— Хорошо. Когда-то давно этих паукообразных существ посетили представители более развитой цивилизации. Их… визитеры… прибыли на чем-то таком, — она махнула рукой в сторону светящегося изображения. — На чем-то таком, что Дэниел называет неоновой скульптурой. Меркурианцы приняли их за богов. Затем пришельцы улетели, а жители Меркурия хотели, чтобы они вернулись. Возможно, они приносили аборигенам подарки. Пищу или игрушки — кто знает? Тогда меркурианцы построили эту штуковину. Эту светящуюся скульптуру. И стали ждать, когда боги вернутся.

— Совершенно верно, — кивнул Мгоабе. — А теперь подумайте еще немного.

— Когда мы пришли и включили лампы, — продолжала Лидия, — они подумали, что боги вернулись. Именно это и чувствовал Дэниел вместе с ними. Так вы все это себе представляете?

— Примерно. Хотя и не могу поверить, что эти крошечные существа могли создать эту скульптуру. Как? Из чего? Эти детали не стыкуются. Не стоит продлевать аналогии слишком далеко. Возможно, скульптура была оставлена… пришельцами. Это звучит правдоподобнее, чем если бы она была построена аборигенами. Кто знает?

Товак поерзала в кресле.

— Послушайте, с этой историей что-то не так.

Мгоабе удивленно приподнял брови.

Эти мелкие существа, — Товак говорила медленно, тщательно подбирая слова. — Паучки, амебы — неважно что.

Она положила ладонь на руку Дэниела, Мгоабе ободряюще кивнул.

— Послушайте, Освальдо, сколько экосистем нам известно?

На Земле? — переспросил Мгоабе. — Смотря как считать… Полагаю, всего одна. Все на этой планете связано между собой. Все взаимозависимо. Все едино, моя юная леди.

Он усмехнулся одновременно доброжелательно и иронично.

— Ну хорошо, — настаивала Товак. — Но можно ведь выделить локальные экосистемы. Например, тундра или глубоководная зона океана.

— Согласен. И что?

— Насколько нам известно, не существует экосистем, состоящих из одного-единственного вида живых существ. Как они развиваются? Чем питаются? Что сдерживает рост их популяции? Тысячи проблем. Такая экосистема просто не сможет существовать.

— Вы полагаете, что эти крошечные существа — порождение фантазии Дэниела?

Товак покачала головой.

— Вряд ли. Но экосистема в пещере-пузыре должна включать в себя не только этих маленьких синих паучков. Чем они питаются?

Мгоабе пожал плечами.

— Может, друг другом? Или умершими соплеменниками, Возможно, они извлекают необходимые им вещества прямо из горной породы. А энергию — из солнечных лучей. Кто знает?

Я в это не верю. Думаю, вы тоже.

— Возможно, вы правы. Тогда откуда взялись эти крошечные существа?

Товак развела руками.

— Может, это и есть сами пришельцы, — сказала Лидия. — Дэниел высказывал предположение, что они могут оказаться дегенерировавшими потомками высокоразвитых существ.

Дэн кивнул.

— Возможно, они прилетели в этой штуке, — она показала на изображение. — Откуда нам знать? Может быть, у них кончилось горючее или случилась авария. Нужны были запасные части для ремонта. Они ждали помощи, но помощь не пришла. Сколько они там находятся? Сто лет? Тысячу? Миллион?

— Они не помнят, — пожал плечами Дэниел. — По крайней мере, они не думали об этом, пока я находился среди них. Это очень странное состояние. Я не мог получить доступ к их памяти или управлять ими. Я был просто наблюдателем.

— Как долго, в таком случае, они могли сохранять свои традиции? Они вели какие-нибудь записи — компьютерные базы данных, видеоизображения, старинные книги?

— Думаю, у них есть своего рода письменность. Стены их дома — эти существа настолько, малы, что трещины в стенах пещеры кажутся им, целыми городами — испещрены какими-то узорами, письменами или пиктограммами. Способ, которым они читают записи… Они сливаются в, единый организм, распределяясь по поверхности узоров, прижимаясь к ним, повторяя их форму. Так может продолжаться довольно долго. При этом невозможны искажения или другие толкования, как при устной традиции. Пока сохраняются узоры нал стенках трещин, память каждый раз обновляется, когда они прижимаются к письменам. Безо всяких искажений.

А что с ними сейчас? — перебила Товак.

Присутствующие в рубке переглянулись.

— Я имею в виду… — она взмахнула руками. — Мы пришли в их мир. Они были запрограммированы на то, что скульптура начнет светиться. Вы согласны со мной?

Девушка подождала, пока собеседники кивнули, Кивок Дэниела был быстрым и эмоциональным, Освальдо небрежным. Лидия отреагировала последней, после некоторого размышления.

— Хорошо, — Товак опять взмахнула руками. — Они готовились к тому, что зажжется свет. Бог знает, сколько поколений все ждали и ждали. Как христиане или папуасы. И свет зажегся. Иисус снова сошел на Землю. Самолеты вернулись и приземлились около приманок. Кстати, мне очень понравилась эта история, Освальдо. Вы сочинили ее? О бамбуковых самолетах, построенных в качестве приманки?

— О, нет! — сказал Мгоабе, Взглянув на лежащую на его руке ладонь Товак. — Уверяю вас, все это случилось на самом деле.

— Хорошо, а что стало с папуасами, когда самолеты не вернулись?

— Их не бросили, мисс Десертис, если вы это имеете в виду. Нам пришлось переселить аборигенов, поскольку их родные острова стали непригодны для жизни из-за жары. Теперь они на Фольклендах и вновь строят бамбуковые самолеты, ожидая, когда вернутся их благодетели и, как в старые добрые времена, протянут им банку консервированного колбасного, фарша.

Товак провела рукой по своим коротко остриженным волосам. Мгоабе отодвинулся, вынудив ее убрать ладонь с его руки.

— Мы изменили жизнь этих голубых паучков, — продолжала Товак. — Когда мы с Лидией стояли около скульптуры, заставляя ее светиться, — паучки подумали, что их боги вернулись. Или наконец прибыла спасательная экспедиция. Одно из двух. Подумайте! Они могли быть совсем другими, когда впервые прибыли на Меркурий. При такой близости к Солнцу, думаю, вероятность мутаций очень велика. Старые добрые законы генетики… Но они сумели сохранить свои традиции. Письмена на стенах, читаемые таким странным способом, должны были помочь им в этом. И обещанный день настал, свет зажегся. Они вышли из своих трещин, чтобы встретить долгожданных пришельцев. А мы ушли, и свет снова погас. Как их священники объяснят это народу? Думаю, они в большой беде. В пещерах Меркурия назревает революция!

— Мы никогда об этом не узнаем, — произнес Мгоабе.

— Постойте! — Лидия показала на изображение неоновой скульптуры. — Эта штука похожа на витрину с образцами живых существ

Мгоабе выпятил нижнюю губу.

— Возможно.

— Там есть что-нибудь, напоминающее этих крошечных паучков? Ты можешь сказать, Дэн?

Дэниел наклонился к скульптуре и махнул рукой Мгоабе. Тот нажал клавишу видеопроектора, Изображение стало поворачиваться. Дэн покачал головой, снова махнул, и Мгоабе остановил вращение.

— Не могу сказать, — произнес Дэниел. — Посмотрите на это. Разве оно не напоминает гигантского синего паука? Возможно, это увеличенное изображение одного из этих существ! Или… не знаю. Это просто мои ощущения. По крайней мере, похоже. Не уверен. Не знаю.

— Хватит, — внезапно сказал Мгоабе. Он выключил видеопроектор и уменьшил степень носового экрана, так что солнечный свет заполнил рубку скиттера.

Солнце было огромным и заполняло почти весь экран. Никаких других объектов больше не было видно.

— Вы хотели знать, почему мы так поспешно покинули Меркурий? — вопрос Мгоабе был адресован Дэниелу Китаяме.

Дэн кивнул в ответ.

— Хорошо. Сейчас вы все узнаете. И еще: я говорил вам, что корабль будет модернизирован за время нашей прогулки к пещерам. Пришло время вам узнать, что именно с ним сделали.

Мгоабе повернулся в кресле и встал. Солнце светило ему в спину, и от этого его черный силуэт казался еще темнее. Тот же самый яркий свет выбелил лица остальных. Вьющиеся в воздухе пылинки образовали нимб вокруг Мгоабе. Его тень была похожа на геометрическое тело.

— Во-первых, без модернизации мы никогда так близко не приблизилась бы к Солнцу. Обшивка скиттера была утолщена и. покрыта специальным составом. На Меркурии он выглядел обычно, не правда ли? Но чем ближе к Солнцу, тем больше его отражающая способность. Скоро мы будем выглядеть, как великолепное зеркало — жалко, что вокруг никого нет, чтобы посмотреться в нас. Мы проникнем на миллионы километров в солнечную, корону.

— Зачем?

— Что? — удивился Мгоабе.

— Зачем? — повторила Лидия Хаддад. Он покачал головой.

— Без модернизации мы никогда не подошли бы так близко к Солнцу. Мы бы уже давно сгорели.

— Я не это имела в виду, — возразила она. — Зачем нам. приближаться к Солнцу? Куда мы, черт побери, направляемся?

— Q, прошу прощения, леди! — воскликнул Мгоабе. — Я был занят нашей безопасностью и совсем забыл, что один знаю о цели путешествия. Мы направляемся к Титану.

К Титану!

Он картинно поклонился, и длинная густая тень повторила его движения.

Русские направляются туда, и ми должны опередить их, — сказал Мгоабе, выпрямившись. — Русские? — переспросил Дэн. — Они-то здесь при чем?

— Мы, марксисты, не верим русским. Я говорил о своих политических пристрастиях, мой друг Дэниел? Вообще-то я не придаю им особого значения. МГО не является политической организацией. И не смейтесь надо мной, пожалуйста. Мы пытаемся делать нашу работу. Что касается моих личных убеждений… будучи лишь номинальным христианином, мой друг, но подвергшись жестоким и злобным нападкам со стороны отступников, вы можете вернуться в лоно церкви.

Он покачал головой.

— Именно это и произошло с марксистами. Не активными, а лишь формально считавшими себя сторонниками марксизма. Вроде меня. Когда контрреволюция отбросила Россию в пучину реакции, мы вновь вспомнили о своем марксизме. Это произошло в те времена, когда вы, Дэниел, находились в замороженном состоянии. И, полагаю, до вашего рождения, — последние слова он с легким поклоном адресовал Товак и Лидии.

— Я не понимаю, — лоб Дэниела прорезали глубокие морщины. — Какое отношение эта история имеет к происходящему сейчас. Мы летим к Титану, потому что туда направляется русская экспедиция? С Земли? И зачем? Что им нужно на Титане? И почему, черт побери, нам необходимо быть там раньше их?

— Не с Земли, — затряс головой Мгоабе. — Если бы они стартовали с Земли, то нам не составило бы труда опередить их. Сатурн сейчас далеко от нас. Чтобы попасть туда, придется пересечь солнечную орбиту. Мы должны спешить, потому что русские стартовали с одного из своих Островов. Большинство из них независимы, но некоторые были построены как колонии. Остров Чайковский все еще является форпостом русских.

Дэниелу захотелось сплюнуть.

— Я думал, что вы давно покончили с подобным дерьмом. Ну а что, если они успеют первыми? И вообще — что за нужда лететь на Титан? Он был исследован сто лет назад и там, насколько я помню, не обнаружили ничего ценного. Разве что кому-то понадобится огромный холодильник.

Мгоабе прикусил губу.

— Ладно. Отвечу сначала на ваш второй вопрос. Необходимость лететь на Титан заключается вот в чем. Это космическое тело излучает электромагнитные сигналы в широком диапазоне. Я могу продемонстрировать их вам на экране компьютера или вывести на динамики.

До нынешнего дня с Титана не было зарегистрировано ничего, кроме фонового излучения. Радиосигналы появились в тот самый момент, когда мы своим присутствием заставили зажечься неоновую скульптуру в меркурианской пещере!

— Постойте! — покачала головой Лидия. — Это ничего не значит.

— Почему?

— Потому что вы уже были там раньше, мистер Мгоабе, не правда ли? Вы посещали эти пещеры, отсняли видеокассету, при вас светилась… неоновая скульптура. И ничего больше не происходило. Ни на Титане, ни где-то еще. Ведь так?

— Да.

— И не было никакой реакции со стороны этих паучков?

— Черт побери, вы правы, — неохотно кивнул Мгоабе.

— Тогда почему сейчас?

— Не знаю. Просто я предположил, что здесь есть какая-то связь, и хотел, чтобы мы оказались на Титане раньше русских.

— Ладно, — успокаивающе произнес Дэниел. — Это ответ на второй вопрос. По крайней мере, вполне удовлетворительное объяснение. Но какая разница, кто прилетит туда первым?

— Огромная разница, друг мой. Русские не знают о пещерах Меркурия. Они не знают о неоновой скульптуре или крошечных паучках,

— Да, — согласился Дэниел. — Но они располагают информацией о Жимерзле.

— Совершенно верно. И хотя мы пока не понимаем, как связаны между собой все эти явления, они могут быть частью единого, целого.

— И что?

— Поэтому, если мы попадем на Титан первыми, то у нас в руках окажутся все части головоломки.

— Вы так думаете.

— Совершенно верно?

— А если они первыми прилетят на Титан?

Тогда тот кусок головоломки будет у них, а у нас — пещеры, и никто не сможет разгадать загадку. Мы опять окажемся втянутыми 9 политический конфликт, подобного которому не было уже несколько десятков лет. Может даже начаться война.

«О, господи! — подумал Дэниел. — Только этого нам не хватало».

— Нельзя сказать, что я счастлив слышать это. Ну ладно. Где мы находимся?

— Посмотрите сюда, — Мгоабе извлек видеокассету из проектора и вставил на ее место другую. Он усилил поляризацию носового экрана, так что в рубке стало темно, и включил проектор. Перед ними появилось новое изображение.

— Вы раньше видели что-либо подобное? Это старинное устройство. Кажется, его изобрел еще Тихо Браге. Модель Солнечной системы. Относительные размеры космических тел соблюдены, только расстояния уменьшены.

— Я знаком с такими моделями, благодарю вас.

— Не будьте таким сердитым. Посмотрите. Мы находимся вот здесь, двигаясь от Меркурия по направлению к Солнцу.

Замерцала маленькая точка.

— Вот Сатурн и Титан. Земля находится позади — никаких проблем, если бы они стартовали с Земли. Но смотрите.

На краю пояса астероидов засветился крошечный цилиндр. Он располагался в плоскости эклиптики градусах в девяноста от Сатурна.

Мгоабе прочертил линию от Острова к окрестностям Сатурна. Пальцем другой руки он провел курс от светящейся точки, обозначающей скиттер.

— Если мы будем двигаться в плоскости эклиптики далеко от Солнца, то так удлиним путь, что проиграем гонку. Мы можем также попробовать лететь выше или ниже плоскости эклиптики. Разницы никакой — все зависит от точки отсчета, — он прочертил на модели еще две линии. Бесполезно, — он покачал головой. — Но смотрите сюда.

Кончиком пальца Мгоабе провел линию от сверкающей точки скиттера мимо края солнечного диска через орбиты планет и пояс астероидов до Сатурна.

Он повернулся к собеседникам, лицо его сияло.

Мы выиграли!

Дэниел, Лидия и Товак обменялись испуганными взглядами.

— Мы выиграли! Что мы выиграли? Вы хотите сказать, мы просто изжаримся? Нам никогда не удастся пролететь сквозь Солнце. Мы распадемся на атомы.

— Вы не очень внимательно слушаете, — сказал Мгоабе. — Кратчайший путь проходит через Солнце, что, конечно, невозможно. Более длинный путь будет и более безопасным. С новой оболочкой нашего скиттера мы безо всякого труда сможем пройти сквозь солнечную корону. И это позволит нам первыми достичь цели.

— А чем мы должны заняться?

— Я хочу, чтобы Дэниел помог мне выполнить проверку на безопасность, прежде чем мы приблизимся к Солнцу. Я говорил вам о новом, покрытии, нанесенном на поверхность скиттера на Меркурии. Но я не упоминал о том, что Корабль укомплектовали космическим глиссером. Он питается непосредственно от ядерного реактора. Вашего реактора, мой друг Дэниел. Вы просто забираетесь внутрь, подключаетесь к аппаратуре, и глиссер получает от вас энергию и управляющие сигналы.

— Вы серьезно?

— Абсолютно.

— И что я должен делать?

Мгоабе ухмыльнулся.

— Всего лишь немного полетать. Маленькое путешествие вокруг скиттера. Уверен, что покрытие в порядке, Но я старый перестраховщик и хочу проверить еще раз. Если обнаружится какое-нибудь повреждение, по возможности устраните его. Вам не нужен скафандр — большое преимущество. Просто задержите дыхание.

Он усмехнулся. Остальные недоуменно уставились на него.

— Я сказал: «Просто задержите дыхание». Разве это не смешно? Это шутка, сынок, шутка!

И Мгоабе громко рассмеялся.

ГЛАВА 14

«Рокки I–I звездолет».

Как в книжке с картинками для четырехлетних детей. Не старше. Разве что сейчас нет книг с картинками для детей или вообще никаких книг для любых читателей.

Он чувствовал небольшие треугольные крылья глиссера, полозья, на которые можно совершить посадку (если когда-нибудь представится случай приземлиться куда-либо), рули для маневрирования в воздухе и крошечные сопла, которые использовались для движения в безвоздушном пространстве и в атмосфере.

Он ощущал даже захваты, удерживающие глиссер в нише ангара. Дэниел пробормотал вполголоса несколько слов.

— Что? Я не расслышал… — из крошечного динамика в ухе Дэна раздался голос Мгоабе.

— Кажется, я готов, — ответил Дэниел. — Нажимайте на кнопку, или как вы там, черт побери, это делаете. Открывайте бомболюки, как говорили раньше.

Он представил себе, как Мгоабе кивнул. Панель под Дэниелом скользнула в сторону.

— Отлично, теперь спускайте глиссер, — сказал Дэн.

Он ощутил, как глиссер выталкивает его из ниши. Он чувствовал солнечный ветер — поток ядер водорода и гелия, вырывающийся из атмосферы солнца и растекающийся во всех направлениях. Он чувствовал ветер на своих крыльях.

Нет, нет.

Какой может быть ветер в вакууме? Как он мог чувствовать что-либо на своих крыльях? Каких крыльях?

И тем не менее. Поток частичек солнечного ветра, дельтовидные крылья глиссера. Это действительно ветер, и это его крылья.

— Я иду! — крикнул он Мгоабе. — Пожелайте мне удачи!

Дэн отстегнул зажимы у шеи и поясницы и, оттолкнувшись, стал медленно удаляться от скиттера.

Он смотрел прямо на Солнце. Глиссер, как и сам корабль, был снабжен поляризующим экраном. Сквозь потемневший экран Солнце казалось холодным зеленоватым диском на абсолютно черном фоне. Языки солнечной короны танцевали и колыхались, подобно лепесткам какого-то странного цветка.

Дэниел прищурился и сосредоточился на регулировке чувствительности своих оптических сенсоров, одновременно уменьшая степень поляризаций экрана. Вскоре экран стал полностью прозрачным, и сенсоры Дэна воспринимали прямые солнечные лучи. Цвет диска стал обычным — ослепительно белым с оранжево-желтой окантовкой. Это и была корона.

Небо вокруг Солнца казалось таким же абсолютно черным, как и сквозь поляризованный экран. Дэниел знал, что вокруг — миллионы звезд, но чувствительность его сенсоров была настолько уменьшена, что он их не видел.

Он направил глиссер вперед, двигаясь под скиттером. Высунувшись из кабины, Дэниел оглянулся.

Охваченный внезапным приступом страха, он прижался лицом к корпусу скиттера и вцепился в него руками. Инстинкты говорили ему, что он находится очень высоко, выше самого высокого здания, выше гор, выше лифта в Рейкьявике или Эль-Триумфо, выше Луны, выше Острова.

Под ним Вселенная, и если он сорвется вниз, то будет бесконечно падать в глубины космоса, в черноту и пустоту. Он окажется замороженным до температуры абсолютного нуля, падая все дальше и дальше, пока его холодный труп не врежется в какое-нибудь удаленное космическое тело. Сделав над собой усилие, Дэн разжал пальцы одной руки, еще крепче ухватившись за глиссер другой. Он прикрыл ладонью глаза и осторожно посмотрел сквозь растопыренные пальцы.

Ничего не изменилось. Он мог чувствовать расстояния в миллионы километров, непреодолимую силу тяготения далеких звезд и галактик, они подталкивали и тянули его, ласкали и гладили, как любовника.

Он задрожал так сильно, что ударился щекой о переборку. Дэниел опять ухватился за борт обеими руками, моргнул и заставил себя открыть глаза. Ему удалось взять себя в руки. Он остановил взгляд на далекой светящейся точке и постепенно отрегулировал фокусировку своих оптических сенсоров.

Наконец точка превратилась в объект яйцевидной формы — сверкающее молочно-белое веретено. Он сделал еще усилие и смог различить спиральную галактику. Она была повернута к нему на три четверти и не походила ни на спицу, как если бы он смотрел на нее сбоку, ни на выпуклую линзу, какой бы она представлялась с торца.

Ротационный насос в его груди работал с обычной скоростью, но у Дэниела было странное и одновременно знакомое чувство, что сердце его бьется сильнее, а дыхание участилось, как это бывало при волнении в первые тридцать лет его жизни.

Он улыбнулся про себя и двинулся вперед, вынырнув из-под скиттера. Дэн не знал, как долго находился в прострации, но он не получил никаких сигналов от Мгоабе, что непременно произошло бы, продлись это состояние достаточно долго. Он напрямую получал информацию о состоянии своего глиссера и его летных качествах.

Дэн находился сейчас в ста пятидесяти метрах впереди скиттера. Включив маневровые двигатели, он повернул глиссер вокруг оси и оказался спиной к Солнцу, ощутив тепло его лучей и дуновение легкого солнечного ветра. Как на пляже в ясный день. Жаль, что его новая кожа не загорает.

Наклонившись вперед, он принял горизонтальное положение ногами к Солнцу. Усыпанное звездами небо проплыло перед ним, и Дэниел увидел скиттер.

Солнечный свет отражался от его покрытой толстым защитным слоем оболочки, верхний слои которой напоминал зеркало. Любая разница между углом падения и углом отражения приводила к рассеиванию солнечных лучей и их расщеплению, как в стеклянной призме. Само защитное покрытие было почти бесцветным, а рассеянные и расщепленные лучи Солнца напоминали ослепительной красоты цветок, похожий на гигантскую розу с миллионами лепестков, каждый из которых вибрировал со своей собственной частотой. Как будто огромная, излучающая чудесный свет богиня раскрыла объятия своему избраннику — потрясенному, одержимому желанием, беспомощному в своей страсти любовнику.

Из его открытого рта, вырвался крик. Он раскинул руки и бросился навстречу.

— Дэн! — раздался громкий голос Мгоабе.

Он прикрыл глаза ладонями и почувствовал, что пытается вдохнуть.

— Ничего, — сказал он. — Все в порядке. Это… что-то вроде космического экстаза. Должно пройти. Не волнуйтесь. Дайте мне минуту.

— С кораблем все нормально? — Мгоабе не оставлял ему времени успокоиться.

— Выглядит обычно. Просто великолепно.

— Так не должно быть.

— Что?

— Послушайте, мой друг, может, вам лучше вернуться?

Нет! Они не должны его заставлять! Освальдо не может приказать ему вернуться, оставить свой чудесный цветок, свою богиню, к которой так стремилось его тело, и вернуться на скиттер.

Еще голос женский Голос. Он знал, что это богиня говорит с ним. Это была Лидия Хаддад.

— Пожалуйста, Дэн. Ты нужен нам с Товак здесь, на скиттере. Пожалуйста, возвращайся. Ты придешь, Дэн?

Он покачал головой.

Оглянувшись, он заглянул в черные глубины космоса, увидел сверкающие точки далеких звезд. Он старался не смотреть на корабль-цветок.

— Дэн?

Он сжал пальцы в кулак и стукнул себя по колену. Кажется, способность контролировать себя постепенно возвращалась к нему.

— Дэн? Это-Товак. Дэн, Лид и я…

— Я в порядке, — он тряхнул головой — лучшее, что он мог сделать в такой ситуации. — Я действительно в порядке. Я… вы меня слышите? Освальдо! Лидия, Товак! Послушайте, это что-то вроде экстаза. Подобное чувство испытывают ныряльщики. Кажется, об этом даже есть песня… Ныряльщик видит Иисуса на дне моря. Он идет к Иисусу. То же самое происходило с людьми, выходившими в открытый космос. Первые эксперименты проводились задолго до вашего рождения. Вы вряд ли о них знаете. Такие ощущения! Солнечный ветер. Я чувствовал его. И палитра красок. Цветок. Корабль — это роза.

— Хорошо, Дэн. Вы возвращаетесь?

— Я в состоянии выполнить работу. Что нужно делать?

— Вы можете проверить защитное покрытие? — это был голос Мгоабе. — Как оно выглядит?

Дэниел повторил, стараясь оставаться спокойным.

— Ладно. Стойте на месте. Нет, думаю, вам нужно приблизиться. Остановитесь метрах в двадцати от корабля.

Дэниел подчинился.

— Теперь я начну поворачивать скиттер вокруг оси. Если я не ошибаюсь, то любое повреждение защитного покрытия будет выглядеть как тусклое пятно. Может быть, просто темная точка. Но она должна выделяться на зеркальной поверхности.

— А что если я найду повреждение?

— Вот это самое главное. Загляните внутрь глиссера. На уровне плеча вы увидите маленький ящичек.

Ящик был на месте, и Дэниел открыл крышку.

— У вас это должно вызвать приятные воспоминания, — сказал Мгоабе. — Когда вы заметите пятно, нанесите на него защитный материал. В ящичке находится контейнер с жидким покрытием. Просто нанесите его специальной лопаточкой на поврежденное место. Кажется, так делали сто лет назад?

— Не знаю, — Дэниел поискал контейнер с покрытием и лопаточку. Они находились там, где сказал Мгоабе. Он уронил каплю на поверхность глиссера, и она засияла всеми цветами радуги.

Дэниел пристально посмотрел на нее.

«Я могу покрыть этим самого себя, — подумал он. — Тогда я превращусь в живой цветок, сотканный из языков пламени. Я смогу плыть к Солнцу».

Он попытался представить себе эту картину. Языки солнечной короны лижут его тело, а он погружается в них и снова выныривает, рассеивая малиновые, золотые, оранжевые, желтые и розовые лучи.

— Ты в порядке, Дэн? — послышался голос Товак.

Он встряхнулся и принялся, за работу. Скиттер медленно поворачивался вокруг своей оси, что позволяло Дэниелу внимательно рассмотреть каждый дюйм обшивки. Он переговаривался с Мгоабе, прося остановить вращение, когда обнаруживал темное пятно.

Он работал до тех пор, пока на зеркальной поверхности скиттера не осталось дефектов.

Бросив прощальный взгляд на Солнце, он направил свой глиссер к ангару. Дэниел чувствовал, как сработали захваты, смотрел, как задвигается люк, запирая его внутри корабля.

Ангар закрылся. Дэн отстегнулся от глиссера, подождал, пока откроется внутренний люк, и вернулся в рубку.

— А где Лидия и Товак? — спросил он Мгоабе.

— Работают над каким-то новым устройством. Говорят, что со временем оно вам очень пригодится.

Дэн кивнул,

— Я волновался, — сказал Мгоабе. — В какой-то момент мне даже показалось, что мы можем потерять вас. — Он взглянул на Дэниела. — И глиссер.

Дэн сел и взглянул на Солнце сквозь поляризованный экран. Солнечный диск был темно-зеленым. Корона исчезла.

— Это было великолепно? — Мгоабе сел напротив Дэниела и положил руку ему на колено. — Я завидовал вам, когда вы были снаружи. Я подумал: никто раньше не делал ничего подобного. Никто никогда не чувствовал того, что чувствует он.

Дэниел не отвечал.

— На что это было похоже? — Мгоабе крепче сжал его колено.

«Протез на протезе, — подумал Дэн. — Два робота. Мама, откуда берутся маленькие роботы?»

— Экстаз, — сказал Дэниел.

Мгоабе повернулся к пульту управления и набрал несколько команд. На мониторе засветились строчки информации.

— Вы отлично справились, Дэниел. Смотрите сюда. Если бы остались дефекты в защитном покрытии, мы бы об этом узнали. Корабль нагревался бы быстрее. Интересно, как мы выглядим со стороны?

— Некому смотреть на нас.

— Конечно, — улыбнулся Мгоабе. — И все же?

— Искра. Язычок пламени. Сверкающий цветок.

— Ладно, тогда в путь, — Освальдо нажал несколько клавиш. — Если все сработает как надо, мы без проблем долетим до Титана. И опередим наших русских друзей, Если в программу вкралась ошибка, мы сгорим за долю секунды.

Он ухмыльнулся Дэниелу.

— Программу писали ваши друзья.

Корабль изменил курс, Солнце, занимавшее весь экран, сдвинулось вверх и вправо. Скиттер погрузился в солнечную корону.

* * *

Выйдя на орбиту, вокруг Титана, они застали восход Солнца. С расстояния почти в восемьсот миллионов километров оно было чуть больше яркой желто-белой звезды. Его тепло совсем не ощущалось, а свет был еле заметен.

Глядя сквозь окутывавшие Титан облака, Дэниел наблюдал за границей дня и ночи. Даже на таком расстоянии от светила день и ночь отличались друг от друга.

Корабль находился километров на сто выше метановых и азотных облаков. Движение скиттера было менее заметно, чем перемещение границы дня и ночи. Цвет планеты постепенно изменялся от серебристо-серого до черного. Затем солнце скрылось за горизонтом, и корабль накрыла тень.

Дэниел услышал вздох и заметил, как Товак взяла Лидию за руку. Стали видны кольца Сатурна, а затем появилась сама планета — гигантский, покрытый облаками шар.

Там, где недавно было Солнце, маленькое и тусклое, теперь во всей своей величественной красе царил Сатурн.

— Всемогущий боже! — прошептал Освальдо Мгоабе.

— Я думал, что вы марксист, съязвил Дэниел.

Мгоабе не ответил,

— Ну, вот мы и на месте, — Дэниел встал и прошелся по рубке. — И, кажется, выиграли гонку, или как это называется. Что мы теперь будем делать, ждать русских, чтобы внезапно появиться на городской площади?

Мгоабе отвел взгляд от планеты и ввел с клавиатуры несколько команд. Скиттер начал поворачиваться вокруг своей оси, пока планета не оказалась прямо под ним, а Титан впереди.

— Я никак не могу привыкнуть к этой постоянной смене положения, — сказала Лидия и взмахнула руками. — Вы все время меняете местами верх и низ.

Мгоабе кивнул.

— Полагаю, так будет удобнее, — он повернулся к остальным. — Станции МГО продолжают принимать радиосигналы с Титана. Но им пока не удается расшифровать сообщение.

— Может потому, что никакого сообщения нет, — сказала Лидия.

Мгоабе нахмурился.

— А если это сигнал тревоги? Или радиомаяк?

— Возможно, вы правы, — поморщился Мгоабе. — В любом случае, мы опережаем наших соперников. Они в двух-трех часах пути отсюда. Двух, если направляются прямо сюда. Трех, если по дороге решили провести разведку.

А что мы будем делать? Ждать, пока они прилетят?

— Правила требуют, — объяснил Мгоабе, — чтобы мы подождали их, показали все, что они захотят, и предложили сотрудничество. Вежливость открытого космоса.

— Какие-то странные интонации у вас в голосе, — заметила Товак.

— Интонации?

— Думаю, ваши планы не имеют ничего общего с вежливостью.

Смех Мгоабе прозвучал странно.

— Я хочу, чтобы мы спустились и нашли все, что только сможем. И убрались оттуда к чертовой матери до прихода русских. Если не получится, то я все равно хочу спуститься первым, чтобы застолбить участок. Что вы ожидаете там найти?

Мгоабе пожал плечами.

— Что-то вроде неоновой скульптуры. По крайней мере, нечто, связанное с ней. То, что сигналы появились в момент, когда зажглась скульптура на Меркурии, — не совпадение.

— А что потом? — спросил Дэниел, — Непохоже, что вами движет только жажда знаний.

— Это действительно так, мой друг. Странные вещи происходят. История человечества подходит к завершению, конец света близок, — глаза Мгоабе сверкнули. — Грядут последние дни. Это знамение!

— Вы впадаете в мистику, — сказала Товак, — Потрясающе! Мы подчиняемся приказам религиозного фанатика!

— Нет, нет, нет, — замотал головой Мгоабе. — Уверяю, меня не посещают мистические видения. Я не претендую на звание пророка, понимающего космические послания. Как я могу? Ведь я марксист. Моя религия — атеизм. Я верю только в силы природы. Дэниел, вы единственный настоящий мистик среди нас.

Глаза Дэниела полезли на лоб.

— Я?

— Ведь вы христианин. Разве ваша религия не говорит о конце света, о втором пришествии…

— Да, да. Небеса разверзнутся и так далее. Давайте побеседуем о чем-нибудь реальном. Что вы там говорили насчет «спуститься и застолбить участок»? Вы хотите, посадить этот корабль на Титан?

— Это метафора. Сомневаюсь, что скиттер сможет совершить безопасную посадку, и еще больше я сомневаюсь, что он взлетит с Титана. Но у глиссера хорошие шансы проделать все это. И еще одно огромное преимущество — вам не нужен скафандр, Дэниел. И средства жизнеобеспечения. Вы просто можете спуститься туда, сделать все, что нужно, и вернуться. Мы будем ждать вас на орбите. Наверное, именно так действовали пионеры космоса. Вспомните первые посадки на Луну. Основной корабль остается на орбите, а спускаемый модуль отделяется и совершает посадку. Мы будем вашим основным кораблем, а вы — нашим спускаемым аппаратом.

Он отвернулся и сосредоточился на управлении скиттером. Под ними проносилась поверхность Титана. Края желтых облаков тянулись, как нескончаемая полоса тумана. Появился и исчез Сатурн, на короткое время заслонив весь обзор. Его кольца, основные луны и бесчисленные мелкие спутники составляли впечатляющую картину, но Освальдо Мгоабе не обращал на них никакого внимания. Он сконцентрировался на панели управления и лежащем внизу спутнике.

— Не могу выйти на нужную орбиту.

— Почему? — спросила Товак.

— Я хотел попасть на такую орбиту, чтобы вращаться синхронно с этим объектом, — он ткнул черным пальцем в экран пульта управления. — Это основной источник излучения. Но здесь действует слишком много сил. Сатурн, Рея, Япет — нас притягивает одновременно десяток тел. И все эти силы непрерывно меняются. Поэтому мы выпустим вас, Дэниел, на глиссере, Связь придется поддерживать по радио. Мы останемся на орбите и будем входить с вами в контакт как можно чаще.

— Но он замерзнет! — воскликнула Лидия.

— Нет, он будет в полной безопасности. Дэниел, у вас внутри ядерный реактор. И если хотите, можете нанести на тело защитное покрытие, которое вы использовали для ремонта скиттера.

— Раньше оно не было нужно.

— Но тогда на вас попадали солнечные лучи.

— Ладно, — усмехнулся Дэниел. — Черт возьми, я буду похож на Серебряного Серфера.

— На кого?

— Да так, — улыбнулся Китаяма. — Это, герой мультфильма. Мне нравились его приключения, когда я был вот таким.

Он поднял руку на высоту роста шестилетнего ребенка.

* * *

Глиссер отделился от корабля и нырнул в желтую атмосферу Титана. Сатурн закрывал нижнюю половину неба. Дэниел бросил короткий взгляд на гигантскую планету, отмечая про себя детали изображения, которые он рассмотрит позже, когда у него на это будет время.

Он наклонил голову и посмотрел вниз. Заостренный нос глиссера терялся в желтых облаках. В ушах Дэниела раздавался голос Мгоабе, спрашивавшего, все ли в порядке. Плотные облака не позволяли ему видеть в обычном спектре. Температура на Титане оказалась такой низкой, что инфракрасное излучение с его поверхности позволяло лишь с трудом различить неясные очертания предметов. Дэн просканировал спектр, пока не подучил ясное изображение. Небольшой локатор глиссера указывал на источник радиосигналов. Вряд ли это было сообщение, но сигнал мог служить в качестве радиомаяка.

Что-то со свистом пронеслось мимо лица Дэниела.

Он обернулся, пытаясь рассмотреть, что это было — возможно, кусок образовавшегося в атмосфере льда или градина, — но оно уже исчезло.

Дэниел определил положение источника излучения и направил свой глиссер вниз по спирали.

Какой-то объект опять пронесся мимо, слишком быстро, чтобы можно было его рассмотреть.

Дэниел почувствовал толчок, как будто глиссер что-то ударило снизу. Дернувшись в его руках, машина легла на прежний курс.

— Какие-то объекты в атмосфере, — передал он по радио.

Мгоабе стал расспрашивать о деталях.

— Не знаю, что это такое, — ответил Дэниел. — Несколько объектов пронеслось мимо.

Один ударил в дно глиссера. Вряд ли глиссер получил повреждения. Скорее всего, это снег из метана.

Мгоабе посоветовал ему быть осторожнее.

Какой-то оранжевый предмет ударил Дэниела в плечо и исчез в тумане.

— Ого! — воскликнул Дэн в микрофон. — Один из них ударил меня.

Мгоабе спросил, может ли Дэниел рассмотреть объект.

— Нет, — ответил Дэн. — Хотя подождите. Кажется, я вижу одного!

Он двигался параллельно глиссеру тем же курсом и с такой же скоростью.

— Это совсем не похоже на комок снега!

Мгоабе спросил, что это такое.

— Не могу точно сказать, — ответил Дэниел. — Может, какой-то летательный аппарат? Птица?

— Невозможно! — громко воскликнул Мгоабе. — Титан необитаем!

— Так же, как и Меркурий.

— Как оно выглядит? Вы уверены… — Мгоабе не договорил.

Дэниел переключил свое внимание с разговора на окружающую обстановку.

— Я буду держать вас в курсе событий, Освальдо.

Глиссер продолжал свой путь сквозь желтую мглу. Летающие объекты проносились мимо него.

Тот, что летел на параллельной траектории, приблизился к его лицу, некоторое время летел рядом, а затем исчез во мраке. Дэниел языком выключил прикреплённый к зубу микрофон.

— Ты похож на какую-то странную птицу, парень, — пробормотал он вслед исчезнувшей неясной тени.

Ветер свистел в ушах Дэна. Он посмотрел вниз и увидел густое неспокойное море. Желтоватые айсберги поднимались над его поверхностью. Непрекращающийся ветер должно быть, довольно сильный — трепал белые гребешки волн.

Что-то опять преследовало глиссер. Дэниел повернул голову и встретился со взглядом летящего рядом существа.

— Черт бы его побрал! — он опять языком включил микрофон. — Оно в метре от меня, Освальдо! Надеюсь, оно не принимает меня за пищу!

Не дожидаясь ответа Мгоабе, он выключил микрофон и громко крикнул. Дэниел не знал, обладает ли это существо слухом и как оно отреагирует на его голос.

Существо взмахнуло крыльями и взмыло вверх с неимоверной скоростью, оставив Дэниела на своем глиссере далеко позади, как будто он стоял на месте.

Брызги жидкого азота летели с поверхности моря, образуя облачко тумана вокруг глиссера. Дэн перегнулся через защитный экран и сбил намерзший азотный лед. Труднее будет бороться с обледенением крыльев. Ему лучше использовать энергию своего ядерного реактора для подогрева, чтобы растопить намерзающий лед.

Но это может подождать.

Он спустился уже к самой поверхности моря. Высмотрев ровную льдину, он взглянул на показания локатора. Источник радиосигналов находился где-то под ним. Дэниел поднял голову, надеясь бросить последний взгляд на скиттер, но уже в десяти метрах сквозь плотную метановую мглу ничего нельзя было разглядеть. Часть неба тускло светилось. Сначала Дэниел подумал, что это Солнце, но потом решил, что это должен быть Сатурн. Для Титана именно Сатурн выполнял роль Солнца. Положение огромного светлого пятна говорило о том, что день подходил к концу. Дэн не знал, какова продолжительность дня на Титане. Он хотел спросить у Освальдо, но тот не отвечал. Вероятно, скиттер скрылся за горизонтом, и мощности прикрепленного к зубу микрофона-передатчика не хватало, чтобы сигналы дошли до него. Ему нужно было узнать продолжительность дня, прежде чем покинуть скиттер, но Дэн не подумал об этом.

Под глиссером вырисовывались очертания ледяного поля. Дэниел сделал круг над морем, пролетел мимо ледяного пика, возвышавшегося на одном краю льдины, сделал прыжок и сбросил скорость над ровной поверхностью. Одно из крылатых существ появилось из густого тумана прямо перед лицом Дэниела, затем в последний момент нырнуло вниз под полозьями глиссера.

Глиссер приземлился на ровной площадке азотно-метанового льда. Дэниел отстегнул ремни и выбрался наружу. Он стоял на ровном льду рядом с глиссером.

Чудесный день на Титане.

— Эй, Освальдо!

Мгоабе все еще находился за пределами слышимости.

— Ладно, неважно, — пробормотал Дэн и огляделся.

Небо у горизонта тускло светилось желто-оранжевым светом. Прямо под ним оно становилось темнее, а с противоположной Стороны было совсем черным. Острые пики азотных айсбергов вонзались в небо, с той стороны, где заходило солнце, — Сатурн — они светились, но еще более тускло, чем небо. Лед под ногами напоминал городскую грязь, растаявшую и снова замерзшую.

Море вокруг льдины выглядело абсолютно черным, только на гребнях поднимаемых ветром волн трепетали белые барашки пены. Порывистый ледяной ветер гнал желтые облака над головой Дэниела. Большие мягкие клочья розоватого метаново-азотного тумана допускались на его поднятое вверх лицо.

Чудесный день на Титане.

Дэн сделал еще одну попытку связаться со скиттером, а затем повернулся, чтобы осмотреть окрестности. Радар глиссера показывал, что источник излучения рядом, но вокруг не было ничего, напоминающего передатчик. И конечно, никакой голубой светящейся скульптуры, как на Меркурии.

Дэниел услышал пронзительный крик. Должно быть, это одно из крылатых существ, пролетавших мимо глиссера. Существо пронеслось над ним, наполовину скрытое густым туманом. Дэниел был уверен, что видел крылья. И кажется, у него были блестящие фасеточные глаза. Дэн не мог сказать, было ли это существо птицей или насекомым, если только подобные определения применимы к этому инопланетному созданию.

Синие паучки на Меркурии — вовсе никакие не паучки. Так просто удобнее было о них думать, А что касается крылатых существ здесь, на Титане…

Послышался еще один крик, и животное приземлилось на ледяном склоне айсберга. Оно уселось там, повернув лицо к Дэниелу. Да, у него было лицо.

Дэниел стоял и смотрел, надеясь, что не спугнет его.

Существо сложило, крылья.

Дэниел попытался сымитировать его крик, придав, голосу мягкое, успокаивающее звучание.

Существо высоко подпрыгнуло и исчезло в тумане — вот это прыжок!

Дэн исследовал самый большой холм на льдине. Возможно, внутри находится неоновая скульптура или что-нибудь еще, вмерзшее в лед. Ее древние создатели могли использовать холм в качестве кожуха, но он казался сплошным.

Появились еще несколько крылатых существ. Они кружили над морем в нескольких метрах от льдины. Дэниел присел на корточки, опираясь на обе ступни и кулак, как игрок в американский футбол у линии вбрасывания. Он мысленно включил таймер, поймал взгляд крылатого существа и перевоплотился в него.

Теплый воздух ласкал его крылья, но собиравшийся на ресницах снег отвлекал внимание. Он наполовину прикрыл свой расположенный на лице глаз, прищурившись от кружившихся над теплым морем крупинок снега.

Глаз на животе оставался открытым, внимательно изучая верхушки волн и саму воду, насколько взгляд мог проникнуть в ее толщу. Он ясно чувствовал, что внизу была пища, и уже приготовился нырнуть за добычей, как вдруг появилось еще одно живое существо.

Оно было странным, не похожим на тех, что он встречал раньше.

Оно было опасным.

Он сел на скалу, чтобы лучше рассмотреть его, когда существо заговорило с ним на его языке. Или так просто показалось. Речь странного существо звучала так невнятно, что ничего нельзя было понять. Существо было большим, гораздо больше его самого, но оно не было вооружено и не делало угрожающих движений.

Он даже сделал призывный знак крыльями. Существо не отозвалось.

Поэтому он перестал обращать на него внимание и вернулся к охоте.

Внизу плыл панцирный червь. Он чувствовал исходящие от него нейросигналы, а расположенный на животе глаз различал движение в толще воды. Он издал пронзительный крик, приказывая жертве остановиться, и ринулся вниз…

Дэниел моргнул и провел рукой по лицу. На щеках и на губах собрался лед, и он стряхнул его. Он потряс головой, как стряхивающая воду собака. Капли жидкого метана, разлетались во все стороны.

Он встал.

— Дэниел!

— Это вы, Освальдо?

— Похоже, мы обнаружили русских. Они стартовали с Острова Чайковского и направляются сюда.

Дэниел хмыкнул.

— Что вы сейчас делаете? Как там внизу?

— Великолепно, — улыбнулся Дэн. — Спускайтесь ко мне. Думаю, вам понравится.

— Сомневаюсь. Вы что-нибудь нашли?

— Боюсь, ваши представления о том, что в Солнечной системе кроме нас никого нет, неверны.

— Существа на Меркурии уже позаботились об этом, Дэниел. Вы что, обнаружили жизнь на Титане?

— На этот раз нам не придется ломать голову над загадкой экологической системы, состоящей из одного вида организмов. Здесь я обнаружил крылатое существо. У него есть глаза и какой-то орган, регистрирующий нейроимпульсы. Я не знаю, как он устроен. Может, способность фиксировать электромагнитное излучение мозга. Я попытался переселиться в одно из этих животных и обнаружил, что оно охотится.

— Вы в опасности?

— Не думаю. Оно взглянуло на меня и улетело на поиски обычной добычи. Я смог различить только смутную тень. Мой крылатый друг думал о нем, как о панцирном черве. Может, это что-то вроде угря с прочной чешуей. Не знаю.

— Обитатель моря?

— Да.

Мгоабе усмехнулся и немного помолчал.

— Послушайте, ваш экобиологический обзор великолепен, а как насчет источника радиосигналов? Эти существа обладают разумом? Я имею в виду наличие цивилизации. Могли ли они посылать сообщения после нашего появления на Меркурии?

— Не знаю. Сомневаюсь. Похоже, Это место безнадежно. Может, мне стоит вернуться на корабль?

— Нет.

— Нет? Вы хотите, чтобы я исследовал местные разновидности рыб и птиц?

— Я хочу… слушайте внимательно, Китаяма. Русские уже близко, и я не желаю, чтобы у них в руках оказалась эта часть загадки.

— Вы ужасный оптимист, Освальдо. Какая часть загадки? Здесь ничего нет, кроме айсбергов и холодной воды. Только это не вода, а жидкий азот.

— А как насчёт этих… как вы их называете… панцирных червей? Могут ли они обладать разумом? Послушайте, если бы инопланетяне, впервые высадившись на Землю, попали в джунгли и встретили попугаев, ягуаров и питонов, то разве они посчитали бы, что на планете нет разумной жизни? Они искали бы людей.

— Хорошо. Так вы думаете, что эти птицы и рыбы просто… местные разновидности птиц и рыб?

— Не знаю. Похоже.

Дэниел потер подбородок и посмотрел на солнце. Оно опустилось немного ниже.

— Какова продолжительность дня? — спросил он Мгоабе.

— Минуточку, — Дэниел представил, как пальцы Освальдо бегают по клавиатуре. — Ага. Около шестнадцати земных суток.

— По крайней мере, не нужно беспокоиться, что ночь застанет меня врасплох. Ладно, я остаюсь. Что я должен теперь делать?

— Может быть, вы опять воспользуетесь глиссером? Возможно, вам удастся обнаружить остров километрах в ста отсюда, на котором найдется пирамида и сфинкс? Разве вам не будет стыдно, если вы сдадитесь и вернетесь, а затем прилетят русские и найдут горшок с золотом?

— Вы забываете, Освальдо, что радиосигналы идут именно отсюда.

В ожидании ответа Дэниел попытался, разглядеть скиттер. Его сенсоры могли видеть в тумане гораздо лучше человеческого глаза, но он ничего не смог заметить. Мгоабе говорил с Лидией и Товак.

— Вы уверены, что сигналы идут отсюда? — наконец спросил Освальдо. — Именно с той льдины, где вы приземлились?

Дэниел подтвердил.

— Coqones!

— Не знал, что вы лингвист, Освальдо.

— Без всякой помощи встроенного компьютера, — рассмеялся Мгоабе. — В любом случае, обнаружение жизни на Титане — большое дело. Не думаю, что есть смысл брать с собой образцы. Существам, способным жить в жидком азоте или летать в этой атмосфере, нечего делать в земных условиях. Нужно будет послать экспедицию МГО со специальным оборудованием. Не хотите подписать контракт, Китаяма? Заработаете не меньше игрока в футбол.

На этот раз рассмеялся Дэниел.

— Я сажусь в глиссер, — сообщил он.

Поднявшись в воздух, он облетел вокруг

возвышающейся над льдиной остроконечной вершины, а затем забрался еще выше, пока море почти не скрылось из виду.

— Через минуту вы выйдете за границу устойчивой радиосвязи, — сказал он Мгоабе. — Поговорим на следующем витке. Какие новости о русских?

— Мы беседовали с ними. Очень вежливо, но не менее холодно. Прошу прощения за такое выражение — принимая во внимание то, где вы находитесь.

— Черт с ним, сигнал слабеет.

— Да. Они будут здесь через час. Корабль останется на орбите, а на поверхность планеты отправится спускаемый аппарат. Как у нас.

— Человек на глиссере?

Скорее всего, что-то покрупнее. С экипажем из нескольких человек.

— Надеюсь, они настроены не очень враждебно. Ладно. Пока, Освальдо.

— Постойте! Что вы делаете?

— Собираюсь проверить, что находится под этой льдиной, — сказал Дэн. — Она как раз дрейфует в сторону.

Он опустил нос глиссера вертикально вниз и нырнул в море жидкого азота.

Через несколько секунд его оптические сенсоры приспособились к уровню освещения, но, к удивлению Дэниела, в глубине моря оказалось светлее, чем на поверхности Он не мог определить, насколько здесь глубоко. Пустив глиссер по снижающейся спирали, он попытался обнаружить признаки Живых Существ.

Панцирный червь, которым хотело пообедать крылатое существо, конечно, представляет только один вид подводных обитателей. Несколько одиноко плававших червей не обращали внимания на Дэниела. Он искал другие формы жизни — здесь должна была быть целая цепочка, и если на одном ее конце были крылатые существа, питающиеся червями, то на другом должны быть более мелкие животные, служившие пищей червям.

Он обнаружил еще несколько видов рыб. Некоторые плавали поодиночке, другие собирались в стаи. Жизнь развивалась очень похоже в океане жидкого азота на Титане и в океане воды на Земле. Внезапно он почувствовал боль, такую неожиданную и такую сильную, что, казалось, сердце его разорвется. Несправедливо, что он выжил и первым исследовал этот чужой океан с чужими рыбами. Мари-Элейн должна быть на его месте и видеть это. С ее любовью к рыбам, она была бы счастлива здесь, классифицируя неизвестные существа и придумывая им названия.

Вместо этого она была давно мертва, а ее муж медленно вел свой глиссер вглубь азотного моря, разыскивая… разыскивая неизвестно что. Какую-то экзотическую цивилизацию. Каких-нибудь древних Атлантов или разрушенный греческий храм, населенный рыбами, в котором находится светящаяся неоновая скульптура и древний передатчик, включившийся совсем недавно, после того как Дэниел вошел в похожие на пузыри пещеры Меркурия.

Когда он нашел то, что искал, абсурдная наивность его предложений заставила его рассмеяться.

ГЛАВА 15

Не греческий храм, не пирамида и не сфинкс. Это было нечто действительно грандиозное даже в полуразрушенном состоянии, и Дэниел не мог подобрать сравнение.

Сооружение было ясно видно в рассеянном свете на дне азотного моря. Дэниел подумал, не связано ли это странное сияние с радиоактивностью. Но как это может воздействовать на него? Можно не волноваться, что он лишится волос и зубов или что из-за генетических мутаций произведет на свет монстров.

Но он может заболеть раком. Если это случится, то что он будет чувствовать? Утрату некоторых функций? И если он вернется на Медицинский Остров, то смогут ли его старые друзья Ройс и Кимура заменить поврежденные клетки мозга электроникой? Он попытался — в который уже раз — определить, что он такое. Сейчас, хотя все его тело было искусственным, у него осталась кора головного мозга и часть центральной нервной системы, определявшие его сущность. Все остальное можно считать лишь сервомеханизмами, поставленными на службу оставшемуся фрагменту Дэниела Китаямы.

Если убрать из него последние части органики и заменить кремнием, пластиком и металлом, что тогда? Он представил себе, как его тело поднимается с операционного стола, подобно чудовищу Франкенштейна, а в это время легкий белый голубь — его отделившаяся душа — взмывает в небеса, чтобы обрести вечное блаженство в священном сердце Иисуса.

Дэниел отбросил абсурдные мысли и опустил свой глиссер на покрытое песком и камнями дно моря. Высокие водоросли поднимались сквозь толщу жидкого азота, колыхаясь в подводном течении. Какие странные химические реакции протекали в их клетках? Еще одна загадка для исследователей из МГО, если они удосужатся прилететь на Титан.

Он вошел внутрь здания. Комнаты в нем формой, напоминали яйцо, а коридоры были сделаны для плавающих в воде существ, способных одинаково свободно перемещаться в горизонтальном и вертикальном направлении. Их размеры было трудно определить, возможно, они были меньше человека, хотя Дэниел не мог бы с уверенностью утверждать это. Если их тело обычно находилось в горизонтальном положении, то этот факт мог объяснить низкие потолки.

В одной из комнат он обнаружил удивительную картину. Теперь Дэниел знал, пак выглядели разумные обитатели Титана. Они напоминали тюленей с жабрами и органами, похожими на пучки щупальцев, служивших им вместо рук.

Они строили неоновую скульптуру.

Картина была вмурована в стену. Внутри здания не было остатков мебели или других признаков того, что оно обитаемо. Не видно было и разумных существ.

Дэниел выплыл из здания и пошел по дну к своему глиссеру. Он забрался в машину и поднялся на поверхность.

Вынырнув из жидкого азота, Дэниел увидел, что тусклое пятно Сатурна, игравшего роль солнца на Титане, немного опустилось к горизонту.

Итак, что он узнал? В обычных обстоятельствах этого было бы достаточно, чтобы обессмертить его имя. Он открыл целую экологическую систему. Он нашел остатки неизвестной доселе цивилизации.

Но он не обнаружил почти ничего, что помогло бы разгадать стоявшую перед ним и его товарищами загадку. Древняя раса, установившая неоновую скульптуру на Меркурии, вероятно, — нет, поправил он себя — определенно посещала и Титан.

Но кто они были? Как они выглядели? Неужели похожие на тюленей существа с Титана прилетали на Меркурий и установили там скульптуру? Маловероятно. Разница в условиях окружающей среды была слишком велика. Как вообще раса, обитающая в жидком азоте при температуре, близкой к абсолютному нулю, могла совершать космические путешествия? А если и могла, то зачем им прилетать на Меркурий, где было настолько же жарко, насколько у них холодно, и где полностью отсутствовала атмосфера?

Если допустить, что разумные обитатели Титана все же путешествовали в космосе, то они должны были осваивать миры, пригодные для жизни. Они могли по крайней мере основать станции на других спутниках газовых гигантов — Юпитера и Урана.

Как могли бы выглядеть их корабли? Летающие аквариумы с жидким азотом? Или тюленеобразные существа просто облачились в скафандры — индивидуальные системы жизнеобеспечения. Тогда им не нужен наполненный азотом корабль.

Он покачал головой.

Нет смысла сейчас ломать голову. Нужно быстрее заканчивать все дела на Титане, а затем договариваться с Мгоабе о встрече и возвращаться на скиттер.

Он языком включил микрофон, но прежде чем, успел что-то сказать, яркая вспышка озарила небо.

Среди желтого тумана появилось кроваво-красное пятно. Оно увеличивалось, растекаясь во все стороны, как кровь атакованного акулой ныряльщика. Через несколько секунд послышался громкий хлопок, напоминающий звук выстрела старинной гаубицы.

Дэниел наклонился назад, пытаясь рассмотреть источник звука.

Свет Сатурна померк из-за темно-красного сияния, резко выделявшегося на желтом небе. Зигзагообразные молнии плясали между ярко-красным пятном и покрытым волнами морем из жидкого азота. Рубиновое свечение спускалось ниже, приближаясь к поверхности моря.

Темный металлический конус появился впереди светящегося пятна. Между конусом и поверхностью моря проскакивали молнии.

Дэниел услышал потрескивание в динамике. Он различил голос Мгоабе, но не понял, что тот сказал, — вероятно, предупреждал, что русские прилетели и собираются совершить посадку. Это он и сам видел.

Металлический корпус был похож на древнюю военную ракету из средневековой космической сказки. Сначала Дэниелу показалось, что спускаемый аппарат направляется к той же льдине, где приземлился он сам, но потом понял, что корабль слишком велик для этой площадки и поэтому будет садиться на более крупное ледяное поле, расположенное в нескольких километрах отсюда.

Дэниел еще раз попытался установить связь со своим скиттером, но помехи, вызванные работой систем чужого корабля, были настолько сильны, что полностью заглушали слова Освальдо. Дэниел выругался про себя. После приземления русских помехи исчезнут, но к тому времени скиттер скроется за линией горизонта, и придется ждать, пока он совершит оборот вокруг Титана.

Усилиями Дэниела глиссер плавал на поверхности моря. Под собственным весом и весом Дэниела машина непременно погрузилась бы, но ядерный реактор Дэна, питающий энергией и глиссер, имел более чем достаточную мощность, чтобы удерживать их на поверхности.

Русский корабль опустился на соседний ледяной остров и скрылся из виду в густом желтом тумане.

Дэниел выровнял глиссер, так что он заскользил по поверхности моря. Сделав еще одну безуспешную попытку связаться со скиттером, он решил заняться конкурентами. Грохот и треск, издаваемый кораблем русских, стих. Дэниел настроил свой оптические сенсоры и рассмотрел чужой корабль. Он стоял на ледяном поле, указывая своим закругленным носом в небо.

Глиссер скользил по поверхности океана из жидкого азота, поднимая каскады брызг. Достигнув льдины с русским кораблем, он уменьшил скорость. Глиссер зарылся носом в жидкий азот. Полозья заскользили по льду, и Дэниел остановился, выехав на льдину.

Красное облако вокруг корабля исчезло: Дэниел наблюдал, как в его корпусе на высоте нескольких метров открылся люк. Из люка выдвинулся трап, затем появилась огромная неуклюжая фигура, осторожно спустилась вниз и спрыгнула на лед.

В отверстии люка появилась еще одна фигура, затем еще и еще.

В Корабле находились четверо русских, если, конечно, внутри не остался еще кто-нибудь.

Дэниел наблюдал, как первый вышедший из корабля человек неуклюже полез в висевшую у него на плече сумку. Позади него крышка люка задвинулась, и послышался щелчок замка. Значит, на борту оставался, по крайней мере, еще один русский.

Одетый в скафандр человек вытащил из сумки несколько стержней и соединил их вместе, пока не получился один длинный стержень метра три длиной. Русские установили на нем маленький подъемный механизм. Затем один из них достал из своей сумки какое-то приспособление и неловко опустился на колени. Дэниел увидел короткую вспышку, когда это приспособление вонзилось в лед. При этом его сенсоры зафиксировали инфракрасное излучение. Более толстый конец металлического стержня погрузился в расплавленный лед. Возможно, они берут пробы. Вряд ли они много узнают из азотного льда, но все же это можно считать началом… Они были лучше экипированы для проведения научных исследований, чем Дэниел.

Один из них достал кусок свернутой материи. Неужели у них есть карта Титана? Если это так, то это не первая русская экспедиция на этот спутник Сатурна.

Дэниел смотрел, не отрываясь.

Русские прицепили свернутую материю к подъемному механизму. Они отступили на шаг и отсалютовали. Когда свернутая ткань достигла верхушки шеста, метановый ветер расправил ее. Это был флаг с двуглавым орлом.

Они объявляли Титан российской территорией! Дэниел двинулся было, но затем остановился, увидев, что они не закончили. Они достали части древнего русского креста и соединили их вместе, а потом проделали второе отверстие в льдине и установили крест.

Четыре фигуры в скафандрах преклонили колени.

Наконец один из них поднялся на ноги. Он обошел остальных членов команды, все еще стоящих на коленях, и благословил каждого, положив руку на шлем.

Священник!

Наверное, корабельный капеллан. Дэниел не знал, смеяться ему или плакать над странным поведением экипажа русского корабля, поднимавшего здесь свой флаг и крест и установившего в этом замерзшем мире власть своего царя и своего Бога.

Он отстегнул ремни, выбрался из глиссера и пошел к русским. Из всех четверых один священник стоял лицом к нему. Коленопреклоненные люди одновременно поднялись и повернулись. Вероятно, священник сообщил им о приближении Дэниела. Если для переговоров они используют радиоволны, то он сможет принимать их сигналы и разговаривать при помощи своего универсального переводчика.

Дэниел шел по льдине. Освальдо Мгоабе предупредил его, что русские враждебно относится к МГО и что коммунистический режим, существовавший в России в его время, сменился реакционным.

Но Освальдо сам был марксистом и не мог испытывать особого расположения к этим нынешним русским. Дэниел ничего не имел против Них. Он осторожно приближался к кораблю.

— Уходи оттуда! — раздался голос в мозгу Дэниела.

Он застыл на месте. Был ли это один из русских? Неужели он прослушивает их диапазон радиочастот?

— Дэниел! Ты в опасности!

Это не было голосом, но в нем сохранились все индивидуальные особенности — акцент, обертоны, интонации.

— Освальдо?

— Они вас еще не заметили. Возвращайтесь к глиссеру и уходите с этой льдины.

— Как вы со мной разговариваете?

— Неважно. Что-то вроде радио. Я же говорил, что Монро выполнил кое-какую работу. Но вам нужно убираться оттуда, пока они вас не увидели.

— Черт возьми! Как вы посмели вторгнуться в мой мозг! Вы не имеете права…

— Сейчас не время! Они заметили вас!

Ближайшая к Дэниелу фигура в скафандре повернулась к нему и махнула рукой.

Дэниел поднял обе руки, показывая, что безоружен.

— Это не доведет до добра, прошептал голос. — Уходите…

— Откуда вы знаете, что здесь происходит? Где скиттер? Черт бы вас побрал, Мгоабе, вы смотрите моими глазами?

Один из русских вытащил что-то похожее на электронный пистолет. Второй последовал его примеру.

— Теперь не время, — прошептал голос в мозгу Дэниела.

Послышался треск — русские переговаривались по радио. Дэниел настроился на сигнал, включил переводчик, вслушиваясь в искаженные помехами слова. У него не было передатчика, и он не мог ответить им.

Он взмахнул руками, показывая, что не вооружен.

Русский направил пистолет на Дэниела. Что-то вылетело из его ствола, просвистело мимо и ударилось в лед.

Дэниел метнулся в сторону и стремительно бросился прочь.

Еще одна пуля ударилась о метановый лед и выбила в нем лунку,

Уходи оттуда!

— Еще бы!

С Мгоабе он рассчитается позже. Теперь нужно добраться до глиссера. Но фигуры в скафандрах бросились вдогонку. Они не знали о глиссере, но, тем не менее, отрезали Дэниела от машины.

Он мог слышать обрывки разговора. Один из говоривших, обладатель резкого хриплого голоса, был командиром. Дэниел не мог определить, мужчина это или женщина.

— Включай ускоритель, — скомандовал Мгоабе.

Пока Дэниел соображал, что имеет в виду Освальдо, он почувствовал, что его движения убыстрились. Создавалось впечатление, что русские стали двигаться с замедленной скоростью.

— Еще одна штучка Мимира Монро? — с горечью прошептал он Мгоабе и почти увидел утвердительный кивок Освальдо. Новые возможности позволили ему проскочить мимо русских к глиссеру, прежде чем те успели остановить его. Он двигался с максимальной скоростью, отталкиваясь ногами от метанового льда, как спринтер от гаревой дорожки.

Наконец он увидел глиссер.

— Потише, потише! — предупредил Мгоабе. — Если на такой скорости ты врежешься в него, то разобьешь вдребезги.

Уже приготовившись вскочить в глиссер, как спортсмен-саночник прыгает в свой боб, Дэниел понял, что Мгоабе прав, и перешел на обычную скорость. Он не знал, как именно он это сделал, просто искусство Монро дало ему эту возможность.

Последним усилием он бросил свое трехсоткилограммовое тело на сиденье, и скиттер заскользил к краю льдины, пока Дэниел лихорадочно нащупывал кабель для подключения своего мозга и энергетической системы.

Ударила яркая вспышка. Дэниелу показалось, что ему в плечо впились зубы гадюки.

Глиссер рванулся вперед, повернулся и завис на мгновение над кромкой льда. Дэниел слышал взволнованные голоса й стук тяжелых ботинок о лед.

По его коже распространялся жар. То место на спине, куда пришелся удар, нестерпимо горело, и боль распространялась по всему искусственному телу. Периферийная нервная система посылала отчаянные сигналы мозгу. Мышцы беспорядочно сокращались в сильных конвульсиях.

Глиссер рванулся вперед, и бессознательное движение Дэниела заставило его выскочить за край льдины. Машина пролетела несколько метров в атмосфере Титана, а затем рухнула в море.

Когда глиссер переворачивался, Дэниел успел заметить, что одетые в скафандры фигуры стояли на краю льдины и указывали ему вслед.

Один из русских прицелился и выстрелил. Тяжелый снаряд размером со старинную батарейку для фонарика, ударился о воду позади глиссера и исчез.

Дэниел вместе с глиссером опускался на дно.

Сознание его померкло.

Через миллион лет, пристегнутый к сиденью глиссера, он достиг дна моря. Машина с такой силой ударилась, о грунт, что ее заостренный нос возился на несколько десятков сантиметров в ледяную поверхность и застрял, как стрела в мишени.

Дэниел извивался и дергался, пытаясь высвободиться, пока, наконец, не выбрался на неровную твердую поверхность скалы или льда.

У него было чувство, что удар кулака вырвал огромный кусок мяса из его плеча… Но жжение и боль исчезли.

Он покачнулся и с трудом удержал равновесие. Грудная клетка его вздымалась, как будто у него были легкие и он мог дышать.

— Что?

— Дэниел, думаю, что с вами будет все в порядке, — раздался шепот Мгоабе. — Скоро мы заберем вас отсюда. Все будет хорошо.

— Что произошло? Чем это в меня попали?

— Это фазер, Дэниел. Ничем другим это не может быть. Обычному человеку не поздоровилось бы. Я не знаю, как он действует на киборга, но думаю, что он вызвал перегрузку ваших электрических цепей.

— У меня было чувство, что я сгораю.

— Короткое замыкание. Хорошо, что ваши цепи не выгорели полностью.

Дэниел провел рукой по лицу.

— Вы правы, Освальдо. Русские настроены враждебно.

Мгоабе не ответил.

— Где находится скиттер?

— Мы пересекли границу дня и ночи и находимся над освещенной стороной Титана. Меньше чем через час будем прямо над вами,

— Хорошо. Оставайтесь на связи, пока я проверю глиссер.

Он чувствовал себя уверенней и был способен идти по морскому дну.

Опустившись на колени, он подключился к глиссеру. Повреждений не было. Он обхватил руками носовую часть в том месте, где она торчала из дна, и сильно дернул. Глиссер не шевельнулся.

Тогда Дэниел выпрямился, уперся ногами в дно и нажал на машину плечом, пытаясь максимально использовать все триста килограммов своего веса. Глиссер слегка шевельнулся, но остался на месте.

Дэниел попытался зайти с другой стороны. Глиссер имел форму вытянутого треугольник и был похож на суженную разновидность дельтаплана или на бумажные самолетики, которые Дэниел в детстве складывал на скучных уроках в школе.

Он опять опустился на колени, руками разгрёб обломки породы вокруг застрявшего носа глиссера и вновь подключился к его цепям управления и питания. Глиссер дернулся, приподнялся на несколько сантиметров, а затем высвободился и подался в сторону, увлекая за собой Дэниела.

Он распутал кабель и забрался внутрь.

— Освальдо?

— Да, Дэниел.

— Я поднимаюсь. Не хочу больше встречаться с моими русским друзьями. Как могло получиться, что они приземлились так близко от меня на такой большой планете, как Титан?

— Для меня это не загадка. Они ориентировались на тот же сигнал, что и мы.

— Понятно, Послушайте, мне не хочется кружить над этим районом. Я собираюсь подняться вверх и хочу, чтобы вы были готовы к встрече. Если что-то не получится, то я перейду на собственную орбиту, и мы повторим попытку позже. Как вы считаете?

— Думаю, все будет в порядке. Мы находимся… секундочку… на полярной орбите и движемся с севера на юг в семидесяти градусах над линией горизонта.

— Хорошо, — кивнул Дэниел. — Вы можете включить какой-нибудь радиомаяк. Наверное, вы не хотите, чтобы русские заметили вас. Хотя вряд ли они будут, что-либо предпринимать,

— Предпочитаю вообще не иметь с ними дела. Мы включим маяк в рентгеновском диапазоне. Сомневаюсь, что им придет в голову искать что-нибудь в небе, но если и так, то вряд ли они будут регистрировать рентгеновское излучение, А вы сможете свободно ориентироваться на наш маяк.

— Вы чертовски много знаете, Освальдо. Полагаю, вы правы. Я поднимаюсь!

Глиссер некоторое время двигался параллельно морскому дну, затем нос задрался вверх, и Дэниел почувствовал, как перегрузка вдавила его в кресло.

Нос глиссера вспорол поверхность моря, и машина взвилась в воздух, подобно взлетающему гидроплану. Жидкий азот стекал с поверхности глиссера и с самого Дэниела. Дэниел оглянулся.

Русский космический корабль являл собой грандиозное зрелище. Он походил на иллюстрацию из старинного журнала: толстые плиты потемневшего металла, скрепленные выпуклыми заклепками, массивные металлические выступы двигателей, навигационных систем, оборудования наблюдения и связи. Материализовавшаяся фантазия Циолковского.

Русские космонавты прочесывали ледяной остров и сердито жестикулировали, очевидно, разыскивая следы присутствия Дэниела или еще кого-нибудь.

Дэниел знал, что здесь они ничего не найдут. Они могут повстречать тех же морских животных, что и он. Возможно, русские зафиксируют идущие из глубины моря радиосигналы и обнаружат те же свидетельства исчезнувшей цивилизации.

Но к тому времени, как они закончат исследование Титана, Дэниел успеет перебраться в скиттер, и они с Освальдо, Товак и Лидией будут уже на пути к Жимерзле — истинной цели их путешествия.

Глиссер вышел из атмосферы Титана.

Над Дэниелом висел огромный диск Сатурна. Его разноцветные кольца занимали почти все небо.

Даже сейчас Дэниел притормозил, и его глаза наполнились несуществующими слезами при виде этой прекрасной и величественной картины.

Затем в поле его зрения появился странный мерцающий огонек. Длина волны его излучения находилась Далеко за пределами видимого спектра.

Это был рентгеновский маяк скиттера.

Дэниел перешел на орбиту, пересекающуюся с орбитой скиттера, и увеличил скорость, направляясь к точке встречи. Кольца Сатурна вращались позади яркой мерцающей звездочки скиттера, освещенные сиянием гигантской планеты.

— Отлично вижу вас, Освальдо. Не меняйте курс.

Мгоабе не возражал.

Дэниел чувствовал леденящий холод космоса и излучение Сатурна, ощущал, как о его кожу и поверхность скиттера ударяются частицы, пролетевшие сотни миллионов километров от Солнца или неисчислимое количество световых лет от далеких звезд и галактик.

Путешествие от Земли до Титана было лишь перепрыгиванием с песчинки на песчинку на бесконечном космическом пляже. Жимерзла будет еще одним таким прыжком.

Даже Острова, построенные для путешествия к ближайшим звездам, не расширяли границы исследуемого дальше соседних песчинок. Если бы Дэниел жил неограниченно долго, найдя способ поддерживать искусственные части своего тела в исправном состоянии и регенерируя органическую часть или заменив ее электроникой, он смог бы увидеть действительно далекие берега!

Но сейчас их целью была Жимерзла. То, что, они там найдут, может оказаться либо единственной надеждой на выживание для миллиардов обитателей Земли, либо подтверждением неминуемой гибели меньше чем через столетие.

Сияние рентгеновского маяка скиттера затмило свечение колец Сатурна. Видения заполнили мозг Дэниела. Мари-Элейн, Лидия и Товак, Ройс и Кимура, Мимир Монро, его дочь Элизабет и внук Йеясу, гейша Кодаи-но-кими.

Они сменяли друг друга, пока наконец не превратились в черную величественную фигуру Мгоабе, обнаженного, огромного, держащего в руках миниатюрную розу.

Дэниел энергично тряхнул головой.

Рентгеновский маяк светил уже в метре от него.

* * *

В скиттере Дэниел обнял Лидию и Товак. Освальдо поздравил его со счастливым возвращением.

— Ерунда. Нужно двигаться к Жимерзле, Мгоабе.

— Вы недооцениваете меня, Дэниел. Мы уже на пути туда. Сразу же после нашей встречи этот маленький корабль покинул орбиту Титана, — Мгоабе похлопал по пульту управления скиттера, как наездник по шее лошади. — Мы уже в пути.

— Нам давно уже следовало быть там.

— Вы думаете, что полученная на Титане информация не имеет особой ценности? Вы не считаете важным то обстоятельство, что чужаки посетили и Титан, и Меркурий?

Дэниел смотрел на экран в бесконечную черноту неба, по которому были рассыпаны обсидиановые кристаллы, чьи грани отражали свет бесчисленных далеких маяков.

— Полагаю, это что-то означает. Кем бы ни были пришельцы. Вы действительно считаете, что неоновые скульптуры на Титане и Меркурии являются тотемами карго-культа, как у папуасов?

Мгоабе кивнул.

— Не только. Думаю, они функциональны, В них сохраняется древняя технология, так же, как и форма древних сооружений.

— Лопасти бамбукового пропеллера, которые поворачиваются от ветра, — подала голос Лидия.

— Вы думаете, что все эти вещи родом с Жимерзлы, Освальдо? — спросила Товак.

Он медленно повернулся, сцепил свои великолепные искусственные руки и сымитировал пальцами движение раскрывающихся утром навстречу росе и солнечным лучам лепестков, цветка.

— Думаю, да. И думаю, что это важно. Но я не уверен.

Мгоабе стал рядом с Дэниелом, глядя на сверкающую россыпь звезд. Он был выше Дэниела, чья голова касалась его бицепса, а бедро — колена.

— В солнечной системе много маленьких загадок, бесчисленное количество сундучков с сокровищами знаний, ожидающими, когда мы собьем замок и откроем крышку. Но единственная оставшаяся большая загадка — Жимерзла. После нее следующей манящей целью может быть присоединение к обитателям тех Островов, что покинули пределы Солнечной системы. Но жизнь слишком коротка для этого.

Мгоабе вздохнул и махнул черной рукой в черноту космоса, как будто мог движением ладони послать частички пыли через световые годы к чужим далеким звездам.

— Жизнь слишком коротка. Чья нога ступит на изумрудные берега Проциона? Кто обнимет гостеприимных обитателей Альтаира? Кто исследует лабиринты Магелланова Облака? Не мы, — он печально покачал головой. — Наш друг Дэниел сможет сделать это. Он сможет! Но мы всего лишь органические существа, куски ожившей глины… хотя потомки наших потомков… Но боюсь, я лишен инстинкта продолжения рода, необходимого, чтобы предпринять подобную экспедицию.

ГЛАВА 16

Солнце.

Совсем как солнце.

У Дэниела было преимущество перед Товак, Лидией и Освальдо. Он мог превратить свои глаза в телескопы.

— Изумительно, — он с трудом оторвался от чудесного вида Жимерзлы и семейства ее спутников и посмотрел на своих компаньонов.

— Как могло все это… — он махнул рукой в сторону прозрачного экрана и еще раз окинул взглядом великолепную картину. Как могло все это находиться здесь… миллионы лет, в течение которых люди смотрели в небо, и никогда не быть обнаруженным?

— Я сам задаю себе этот вопрос, — ответил Мгоабе и повернулся к Лидии Хаддад. Он сидел в свободной позе, вытянув ноги и положив руки на колени. В ладонях у него была крошечная ваза с единственным цветком миниатюрной розы.

— И вы нашли ответ? — спросила Товак Десертис.

Освальдо улыбнулся и повернулся к ней.

— Конечно. Только боюсь, это не совсем ответ. Здесь нет никаких тайн или злого умысла. Просто стечение обстоятельств. Жимерзла оказалась недостаточно массивной, недостаточно горячей и яркой, чтобы оказывать заметное влияние на Землю, и она расположена так далеко — в два раза дальше, чем любой другой объект солнечной системы, что древние астрономы, не имевшие специальных приборов, и не подозревали о её существовании.

Он ласково погладил бутон цветка.

— Но основная причина — ее странная орбита. Именно она препятствовала обнаружению планеты после изобретения телескопа. Жимерзла пересекает плоскость эклиптики один раз в триста лет. Посмотрите, сколько факторов должно совпасть. Наблюдатель должен исследовать определенную область неба, а Земля находится в определенной точке орбиты. Со времени изобретения телескопа такое случилось всего один раз. Сейчас второй. И нам не нужен телескоп — мы просто летим туда.

Лидия Хаддад покачала головой. Она вводила данные в компьютер скиттера, выполняя астрономические вычисления.

— А как же орбитальные пертурбации? — она оторвала взгляд от экрана. — Такая большая масса…

— Конечно, конечно, — кивнул Мгоабе и показал на экран компьютера с результатами, вычислений. — Вы сами видите. Небесная механика несколько сотен лет билась над этой проблемой. Не так ли были открыты Нептун и Плутон? Разве астрономы прошлого не знали об этом? И каждый раз, когда они объясняли одну пертурбацию орбиты, открыв новое космическое тело, то обнаруживали оставшиеся необъясненными явления. Они сражались с гидрой! Именно это заинтересовало Аннабель Смиркову и привело, в конечном итоге, к открытию Жимерзлы. Блестящая женщина! Блестящая!

— Теперь мы летим туда, — Дэниел продолжал смотреть на удаленные объекты, используя свои оптические сенсоры как телескопы. Он приподнял плечи и отклонился немного назад, как птица в брачном танце. Так он пытался сымитировать вздох. Он так часто чувствовал свою неспособность жестами выразить человеческие эмоции, что наконец придумал заменяющие их движения.

Внезапно Дэниел сел.

— Я боюсь, — сказал он.

Такое заявление вызвало удивление у его товарищей.

Что случилось? — спросила Товак.

— Не знаю.

Дэниел покачал головой и взглянул на свои трясущиеся руки. Он весь дрожал.

— Посмотрите на меня, — он поднял руки. Дрожь была несильная, но ясно видная. — Это тело… Оно не должно дрожать. В этом нет физиологической потребности. Тем не менее… вы сами видите.

Товак склонилась над ним, обняла за плечи и прижала к себе. Он чувствовал ее руки, прижатые к его лицу, ее пышные груди на своем затылке. Дэниел закрыл глаза и постарался глубоко дышать, хотя знал, что не может этого делать.

Ему было приятно объятие женщины.

Он прошептал ее имя.

Она потерлась щекой о его макушку.

— Они стреляли в меня.

— Они остались на Титане и ничего больше не смогут сделать.

— Они стреляли из фазера. Это сильно подействовало на меня. Я чувствовал, что меня захлестывает волна безумия и боли, и был не способен ничего делать, ни о чем думать. Осталась одна боль.

— Все прошло.

— Но это было.

— Они не вернутся.

— Но это осталось со мной.

— Все пройдет.

Он повернулся лицом к ней. Товак осторожно прижимала его к себе. Через некоторое время он посмотрел сквозь прозрачный экран скиттера. Товак по-прежнему стояла сзади, обнимая его. Дэниел ощущал тепло ее тела, слышал, как кровь бежит в ее жилах. Он осторожно разжал руки Товак. Когда женщина выпрямилась, поднес ее руку к губам и поцеловал ладонь.

— Спасибо.

— Хочешь в постель?

— Да.

Они надолго уединились в хвостовом отсеке. Потом он заснул. Проснувшись, Дэниел обнаружил, что Товак все еще лежит рядом и обнимает его. Он коснулся ее лица и прошептал слова благодарности.

— Ты знаешь, где мы сейчас? Далеко еще до Жимерзлы?

Товак пожала плечами.

Они встали. Женщина расправила одежду. Дэниел остался обнаженным. Зеркальное покрытие, которое он нанес на тело, делало одежду ненужной. Теперь одеть Дэниела Китаяму — все равно, что одеть робота или статую. В этом не было смысла.

Они вернулись в рубку. Лидия сосредоточилась на управлении скиттером. Освальдо, сидевший рядом с ней и смотревший сквозь прозрачный носовой экран скиттера, повернулся к Дэниелу и Товак.

— Все в порядке?

Дэниел кивнул.

Громадный диск Жимерзлы вырисовывался впереди. Теперь она была видна так, как раньше ее видел только Дэниел, пользуясь своими оптическими сенсорами. Сама Жимерзла имела гигантские размеры, гораздо большие, чем Юпитер. Единственным объектом в Солнечной системе, превосходившим Жимерзлу, являлось само Солнце. Планета была достаточно велика, так что могла считаться небольшим солнцем, и она на самом деле излучала теплый и неяркий свет.

— Эти русские… — Лидия повернулась спиной к пульту управления. — Как вы думаете, они преследуют нас? Я имею в виду, нападут ли они на нас? Или подождут, пока мы достигнем Жимерзлы, и там попытаются атаковать?

— Сомневаюсь, — покачал головой Мгоабе. — У русских чрезвычайно централизованная система управления. Старые традиции. Что бы ни случилось, они доложат во дворец на Остров Чайковский, а решение будет приниматься на самом высшем уровне в правительстве Империй. Так что об этом можно не беспокоиться.

Зазвучал предупреждающий сигнал.

— Смотрите, — показала Лидия. На экране локатора мерцала точка.

Мгоабе ввел запрос с клавиатуры компьютера. Когда на мониторе появился ответ, Освальдо кивнул.

— Радиомаяк в районе Жимерзлы.

— Не на самой планете?

Он пожал плечами.

— С полной уверенностью утверждать нельзя, но я сомневаюсь. Жимерзла ведь не совсем планета. Подумайте, стали бы вы размещать маяк на Юпитере или Сатурне, если бы хотели построить там базу? И чтобы вас посещали другие существа?

— Ха, усмехнулась Товак. — Все зависит от того, что я за существо и где находится мой дом.

— Хороший ответ, — рассмеялся Мгоабе. — На газовом гиганте могут выжить разве какие-нибудь разумные пузыри.

— А на Солнце?

Мгоабе потер нос.

Он напоминал Дэниелу Санта Клауса, собирающегося спуститься по дымоходу.

— Не представляю, как жизнь может существовать, внутри звезды. Температура и давление разрушат любые сложные молекулы, прежде чем они успеют дать начало жизни.

— На вашем месте я не была бы так уверена, — возразила Товак. — Вспомните, в каких разных условиях могут существовать живые организмы. От джунглей Амазонки до горных вершин Тибета. Не говоря уже о маленьких друзьях Дэниела с Меркурия и этих людях-тюленях, когда-то обитавших на Титане.

— Теперь их там больше нет, — сказал Дэниел. — По крайней мере, похоже на то.

— Неважно. Они эволюционировали в этой среде. Они жили и создали цивилизацию на две моря из жидкого азота. Я бы не отбрасывала вероятности обнаружить жизнь где угодно.

— Вы победили, Товак, — поднял руки Мгоабе, а затем показал на экран локатора. — Где бы ни находился этот маяк, но он делает свое дело.

— Вы полагаете, что Жимерзла не планета. Тогда что это такое?

— Я бы назвал ее солнцем. Или прото-солнцем. Посмотрите сюда, — он показал на прозрачный носовой экран скиттера. Жимерзла была хорошо видна в обычном оптическом диапазоне. Она излучала свой собственный свет.

— Она больше, чем Юпитер, — сказал Мгоабе, — думаю, она достаточно велика, чтобы излучать тепло. И этого тепла хватит, чтобы поддерживать жизнь на ее планетах…

— Каких планетах? — спросила Лидия.

— Тех, что мы должны скоро увидеть. Думающих несколько — вряд ли наше солнце является исключением. А если есть планеты, то на них могут быть живые существа.

— Так вы считаете, что неоновые скульптуры на Меркурии и Титане…

— Остатки карго-культа, как бамбуковые самолеты на Земле. Построенные, чтобы заманить назад обитателей Жимерзлы, посетивших Меркурий и Титан. А может, эти скульптуры были оставлены самими пришельцами с какой-то им одним известной целью.

— А почему Меркурий и Титан?

— Что?

— Почему Меркурий и Титан? — повторила Товак. — А не Венера, Уран или Ганнимед?

— Понятия не имею, — развел руками Мгоабе. — Может, они намеренно выбрали такие экстремальные условия окружающей среды, Попробуйте найти что-то более невероятное, чем эти пещеры-пузыри на Меркурии и дно моря из жидкого азота на Титане.

— Подождите, — перебил Дэниел. — Откуда мы знаем, что они выбрали Меркурий и Титан?

— Потому, дорогой, что там мы нашли их сооружения или копии их.

— Нет, этого недостаточно, — покачал головой Дэниел. — Мы не знаем, были ли они… допустим, на Венере. Нам неизвестно, посещали они Венеру или нет, поскольку мы никогда не находили там никаких следов их пребывания.

— Венера совсем мало изучена, — возразил Мгоабе. — Несколько коротких обзорных экспедиций — и все. Даже для МГО это слишком дорого.

— Да, да, — усмехнулся Дэниел. — Вы правильно меня поняли. Мы не нашли следов посещения Венеры, потому что не искали их. Обитатели Жимерзлы могли прилететь туда и оставить… господи, да все что угодно — библиотеку, музей, даже целый университет. Все это может находиться на Венере в ожидании, когда мы обнаружим его. Или оно когда-то давно было там, а теперь занесено песком или рассыпалось в пыль, или…

— Я вас понял, — сказал Мгоабе. — Хорошо, все, что мы знаем — это существование таинственной цивилизации. Тот факт, что мы нашли следы их присутствия всего на двух планетах, вовсе не доказывает, что они не побывали и в других местах.

Он показал на экран локатора.

— Скоро мы все узнаем.

* * *

Они приблизились к Жимерзле. У этого прото-солнца оказалось целое семейство спутников, очень похожих на планеты, вращающиеся вокруг самого солнца: от голых скал, вроде Меркурия и Плутона до похожих на Землю миров и газовых гигантов. Самый большой из спутников Жимерзлы, размерами почти с Уран, был окружен кольцами и многочисленными лунами.

— Что-нибудь видите? — спросил Дэниел.

— Еще нет, — ответила Лидия. — Но я могу воспользоваться аппаратурой скиттера.

— Скоро увидите. Жаль, что у меня единственного в глазах телескопы! — он рассмеялся. — Она великолепна.

— Похоже, маяк находится на планете. Индикатор показывает направление на саму Жимерзлу.

Она провела рукой по волосам, а затем кончиками пальцев стала разминать уставшие мышцы шеи.

Дэн стоял позади, поглаживая ее плечи.

— Есть еще одна возможность, — сказал он. — Маяк может быть расположен между нами и Жимерзлой или прямо позади ее. Тогда на экране мы увидим ту же картину. Ведь так, Освальдо?

Мгоабе утвердительно хмыкнул.

Они приближались к маяку, приближались к системе Жимерзлы.

Через прозрачный экран скиттера стал виден самый дальний из спутников. Товак первая заметила его.

— Посмотрите на это! Выглядит так, как будто собирается взорваться!

Мгоабе наклонился через плечо Лидии и ввел с клавиатуры несколько команд. На мониторе появилось изображение планеты.

— Вы можете увеличить картинку? — Товак всматривалась в экран. — Как в видеопроекторе?

— Это было бы здорово, — быстро повернулся к ней Мгоабе. — Но эта аппаратура не представляет такой возможности.

— Ха! Думаю, мы с Лидией смогли бы модернизировать ее.

— Сейчас?

Она покачала головой.

— Для этого потребуется время. Нужно написать программу, сконструировать пульт управления. Забудем пока об этом.

Мгоабе задумчиво кивнул.

— Хорошо. Но потом, если все будет в порядке, я хочу, чтобы вы сделали это устройство для меня. МГО оплатит расходы. Дэниел, мой друг, надеюсь, вы согласитесь на время предоставить своих помощников в распоряжение МГО? Тем более, что мы можем сделать это и без вашего согласия.

Дэниел Китаяма стоял позади Лидии, положив руки ей на плечи, и смотрел на приближающуюся планету. Ее очертания слегка проступали на фоне окружающего пространства. Он включил свои сенсоры в режим телескопа и рассмотрел планету во всех спектральных диапазонах: ультрафиолетовом, инфракрасном, радио- и рентгеновском.

— Похоже на ио!

Товак поинтересовалась, что он имеет в виду.

— Сумасшедшая вулканическая деятельность. Не отдельные извержения, как на Земле, а нечто вроде гомеостатической системы для целой планеты.

— Это не то, что нам нужно, — сказал Освальдо. — Сейчас мы не собираемся исследовать всю систему. Может, когда-нибудь позже. Уверен, что ребятам с планетарных научных станций это понравится. Изучить целую систему планет! Но теперь…

Он показал на экран локатора.

— Мы должны пропустить этот спутник.

Когда они приблизились к следующей планете, Дэниел опять включил свои телескопы. Крепко сжав плечо Лидии, он повернулся к Мгоабе и кивнул головой в сторону экрана.

— Думаю, мы должны тщательно исследовать эту планету.

— Разве вы командир корабля? — спросил Мгоабе.

— Какое это имеет значение?

— Мы ищем источник радиосигналов с Жимерзлы, а не исследуем планеты. Этим мы займемся позже — или вообще никогда.

Товак подошла к Мгоабе. Плотная, с широким плечами, она была почти одного веса с ним.

— Я на стороне Дэниела. Лидия тоже.

Мгоабе отступил назад с выражением недоверия — притворного? — на лице.

— Это мятеж?

— Мятеж? Кто здесь говорит о. мятеже? Кто назначил вас капитаном этого корабля, мистер Мгоабе? Если уж на то пошло, то вы просто безбилетный пассажир.

— Что? — Мгоабе стал серьезен. — Я директор МГО. Что вы себе вообразили?

Дэниел зарычал. Он схватил Мгоабе за грудки и приподнял.

— Это мой корабль, Освальдо, Он взлетел с моего Острова, разве вы не помните? Подумайте об этом.

Он опустил одну руку, другой продолжая удерживать Мгоабе, а затем медленно поднял его к потолку.

— Я ведь не обычный человек, У меня вместо сердца ротационный насос, а в животе ядерный реактор. Я могу разорвать вас пополам, если захочу!

Мгоабе медленно кивнул. На лице его выступил пот.

— Но я не хочу, — Дэниел медленно опустил Освальдо и разжал пальцы. — И я также не хочу быть диктатором. Мы все вместе обсудим возникшую проблему и примем решение. Только перестаньте изображать из себя босса. Вы здесь не хозяин, Понятно?

Мгоабе опять кивнул.

— Хорошо. Лидия, ты видишь планету впереди?

Она кивнула.

— По-моему, она очень похожа на Землю. Я хочу, чтобы мы подошли поближе. Как ты считаешь?

— Думаю, это хорошая мысль, — улыбнулась она.

— Товак? — спросил Дэниел.

— Да.

— Отлично.

Лидия вызвала на экран данные из памяти компьютера, а затем ввела управляющие команды. Скиттер слегка вздрогнул, изменив курс.

Дэниел сел рядом с Лидией.

— Итак, сверхчеловек принимает командование, — раздался сзади голос Мгоабе.

Дэниел попытался сымитировать вздох.

— Нет, Освальдо. Вовсе нет.

Мгоабе усмехнулся.

— Провалиться мне на этом месте, но она выглядит совсем как Земля, — Дэниел повернулся к Лидии. — Не очертания материков, а цвет. Голубой и белый. И клубы облаков. Можно подумать…

Он не договорил.

Скиттер перешел на полярную орбиту. Аппаратура корабля выполняла различные измерения. Масса планеты была близка к земной. Спектр излучения тоже. Никаких признаков разумной жизни — только фоновый уровень радиации, обычный для подобных планет.

— Мы можем спуститься ниже? Если там есть жизнь…

Лидия перевела корабль на более низкую орбиту.

Стали видны покрытые лесом пространства.

— Что вы сейчас скажете? — Дэниел повернулся к Мгоабе, который не отрывался от прозрачного экрана.

— Я не говорил, что здесь нет жизни, — нахмурился Мгоабе. Я говорил, что мы прилетели для того, чтобы выявить источник радиосигналов. Послушайте меня, Китаяма. Эти неоновые скульптуры — свидетельства существования высокоразвитой цивилизации — единственная надежда уменьшить солнечную активность. Вы знаете положение дел. Человеческая раса не обречена на гибель, Китаяма. Острова выживут. Большинство останется в Солнечной системе, а некоторые предпримут путешествие к другим звездам. Два Острова уже отправились в путь.

— Я знаю, сказал Дэниел.

— Но если мы не найдем способ обуздать солнечную активность, то Земля погибнет вместе со всеми ее обитателями. Двадцать шесть миллиардов человек. Двадцать шесть миллиардов!

— Как-то все это не очень убедительно, — Дэниел смотрел в лицо Мгоабе, стараясь понять, что скрывается за этими кроткими глазами и жестким ртом. — Прошу прощения, Освальдо, но вы никогда не казались Мне большим гуманистом. Вы всегда были слишком озабочены тем, чтобы играть первую скрипку, чтобы превратиться в Альберта Швейцера.

Тонкие пальцы Лидии Хаддад легли на запястье Дэниела.

— Смотрите!

Она указывала на проплывающую над ними планету. Скиттер летел над сплошными лесами, простиравшимися на сотни километров от склонов высоких гор до скалистого морского побережья. В месте слияния двух рек, впадавших в темный океан, раскинуласьь бухта.

На берегах бухты когда-то стоял город. Это было очевидно. Реки представляли собой естественные пути доставки товаров, которые лесорубы и фермеры могли привозить на продажу. А бухта — отличная защита для океанских судов.

Полукруг диаметром в тридцать километров представлял собой ровную поверхность. Он простирался от самого морского берега. За пределами полукруга вверх вздымались полуразрушенные здания.

Освальдо Мгоабе повернулся к Дэниелу.

— Каково решение командира? — с горечью в голосе спросил он. — Мы приземлимся и вступим в переговоры с аборигенами, сэр? Полагаю, они будут крайне дружелюбны.

— Здесь что-то не так, — поморщился Дэниел.

— Это очевидно.

— Вы думаете, они были атакованы?

— Обитателями соседних поселений? Или вашими синими друзьями из космоса?

— Это не имеет значения, так? — сказала Товак.

Глаза Освальдо расширились.

— Имеет, и еще какое, моя дорогая. Если это сделали соседи, живущие за излучиной реки, значит, здешние обитатели не сумели обеспечить мирное развитие своей цивилизации. И исчезли с лица планеты. Подобный конец некоторые Пессимисты предрекали человечеству во времена мистера Китаямы. Правда, Дэниел?

Китаяма бесстрастно кивнул.

— Но если это сделали наши синие друзья — хо-хо! Мы считали этих гипотетических существ крайне доброжелательными, всегда готовыми протянуть нам руку помощи. Если только мы сумеем пожать ее. Понимаете? Но какие у нас были для этого основания? Скульптура в стиле декко в похожей на пузырь пещере Меркурия? Картина с изображением тюленей на Титане? Извините, Дэниел, но это всего лишь найденная в разрушенном здании картина, изображающая гипотетических обитателей моря из жидкого азота. Откуда мы знаем, что эта цивилизация миролюбива? И когда мы обнаружим их, то не захотят ли они приготовить из нас обед? И такое случалось, знаете ли,

Он по-волчьи оскалился.

— Ладно, — остановил его Дэниел. — Посмотрим, какой у нас есть выбор. Во-первых, мы можем вернуться на Землю, чтобы дожить свой век в относительном комфорте. Вы останетесь со своей работой в МГО и резиденцией в Лилонгве. У меня куча денег, а Лидии и Товак я обещал работу.

Он сделал два шага к экрану, посмотрел на расстилающийся внизу ландшафт и изобразил тяжелый вздох.

— Уходим отсюда, Лид, слишком удручающая картина. Держи курс на радиомаяк, хорошо? Во-вторых, — Дэниел опять зашагал по рубке, — я могу вернуться на Медицинский Остров и играть роль подопытной свинки для Ройс и Кимуры. Вы можете остаться со мной вместе с Мимиром Монро. В-третьих, можно податься на Остров Хоккайдо. Вернуться на землю своих предков и своих потомков. Мне даже не нужно учить японский — спасибо разработанному вами преобразователю. Я представляю себе, что дело происходит несколько сотен лет назад, войду в роль «Даймио-сай» маленького городка и заживу спокойно.

Он тряхнул головой.

— Не думаю, что вы обе вписываетесь в этот сценарий. Но вы сможете найти себе работу на любом Острове. Или присоединиться к тем, кто намеревается отправиться к звездам. Мне даже кажется, что это разумнее, чем пытаться предпринять что-нибудь здесь. Просто махнуть на все рукой и отправиться к Проциону или Сириусу. Но я не могу махнуть рукой на двадцать шесть миллиардов человек.

Он сел и обхватил голову руками.

— Кроме того, через сто лет вы все будете мертвы. А я? — он опустил одну руку и обвел взглядом собеседников. — Не думаю, что мой организм за это время износится. Во всяком случае, я всегда смогу найти запасные части и нанять человека, который выполнит ремонт. Это тело не стареет и не слабеет. У меня достаточно горючего…

Он ткнул большим пальцем руки себе в живот, и раздался металлический звук. Зеркальное покрытие блеснуло, как будто от удара проскочила пьезоэлектрическая искра.

— У меня хватит горючего бог знает на сколько времени. Но если когда-нибудь оно закончится, то я всегда смогу пополнить запас на ближайшем складе ядерного топлива.

Он горько рассмеялся.

— Нет, я не могу поверить, что существа, построившие эти светящиеся скульптуры и установившие для нас маяк, я не могу поверить, что они собираются пообедать с нами. У них должна быть какая-то другая цель. Или… но крайней мере, я допускаю, что может быть…

Они все, еще летели в атмосфере похожей на Землю планеты. Воздух со свистом обтекал покрытые защитной пленкой поверхности скиттера. Внутри рубки этот звук напоминал знакомое Дэниелу по фильмам гудение древних самолетов, летящих над полями сражений в войнах столетней давности.

— Хорошо, — нарушил молчание Мгоабе. — Хорошо. Допускаю, что вы альтруист, Дэниел. Но не я. Вы хотите двигаться на радиомаяк. Ладно. Я тоже. А вы, Лидия? Товак? Тогда вперед. А то можно подумать, что мы уже ни на что не способны.

* * *

Радиомаяк находился на одной из планет-близнецов, которые вращались по одной орбите менее чем в миллионе километров от поверхности Жимерзлы.

— Как вы сказали, кто открыл эту систему? — спросила Товак Мгоабе.

— Она не знала, что это целая система, — Мгоабе вставил кассету в видеопроектор, у него на коленях появилось изображение огромной вазы с желтыми и темно-красными розами. Он гладил их лепестки, стараясь не уколоться об острые шипы, как будто они были настоящими. Он переводил взгляд с несуществующих цветов на Товак. — Она знала только о самой Жимерзле. Жаль, что она не дожила до этого момента и не увидела, что она открыла. Ее звали Аннабель Смиркова.

Он сделал ударение на втором слоге имени и фамилии астронома.

— И она ничего не знала о неоновых скульптурах и радиомаяках?

— Нет, — Мгоабе опять переключил свое внимание на изображение роз. Манипулируя одной рукой пультом видеопроектора и медленно поворачивая другую, лежащую на коленях, он создал иллюзию, что поворачивает настоящую вазу.

— Жаль, — сказала Товак.

— Дэниел сидел рядом с Лидией.

Я вижу планеты, он наклонился к девушке, — они похожи на… миниатюрные копии газовых гигантов. Не понимаю, как такое возможно. Они должны были рассеяться в пространстве, или состоять из более тяжелых газов. Или каждая планета имеет твердую оболочку, удерживающую легкие молекулы. Черт возьми, почему у нас нет настоящего астронома!

Лидия была полностью поглощена прокладкой курса скиттера.

Дэниел встал и отошел от нее. Казалось, она этого не заметила. Он посмотрел на Товак, Лидию, Освальдо. Внимание Лидии распределялось между пультом управления и зрелищем двух желтых, в розовых отметинах планет. Товак смотрела на Лидию. Дэниел почти чувствовал, как она взглядом ласкала подругу. Он почувствовал приступ ревности. Эти две женщины сделали для него очень много во время душевного кризиса в Сан-Франциско. Они по-прежнему делили с ним постель, но было ясно, что принадлежат они только друг другу, а не Дэниелу. А Освальдо? Освальдо, похоже, полностью погрузился в созерцание своих роз. Но его истинная сущность здесь, в миллионе километров от Жимерзлы, была не более ясна, чем на берегу озера Ньяса.

Дэниел наклонился и зашептал на ухо Лидии.

Она удивленно повернулась к нему.

Он повторил инструкции, еще раз убедившись, что скиттер и экипаж будут в безопасности.

Корабль держал путь к двойным планетам. Экран локатора тускло мерцал. В самом центе его находилась яркая точка радиомаяка.

Дэниел отошел в заднюю часть рубки и посмотрел на своих компаньонов: Лидию, Товак, Освальдо. Затем он перевел взгляд на свое обнаженное, покрытое зеркальной пленкой тело.

Открыв люк, он направился к глиссеру,

Скиттер погрузился в газовую оболочку ближайшей планеты. Ярко-желтые и розовые клубы вились позади корабля. Голос из рубки спросил, что собирается делать Дэниел.

— Это неважно. Просто держитесь выбранного курса, — ответил он.

— Значит, вы опять приняли на себя командование?

— Нет.

Дэниел размышлял. Трое людей в рубке. Трое существ с их несовершенным метаболизмом. Их скрипящие, наполненные болью организмы. Грубые энергетические механизмы, перерабатывающие трупы животных и растений в кучи зловонного дерьма, добывая таким образом необходимую для жизни энергию. Непрерывный процесс умирания. День за днем. Волосы выпадают. Кожа иссушается и покрывается морщинами. Артерии медленно сужаются. Зубы портятся. На коже появляются пятна. Клетки мозга отмирают, отмирают миллионами и не восстанавливаются. Человек превращается в дурно пахнущую развалину, которая будет дрожать, и пускать слюни где-нибудь в темном углу, прячась от глаз объятых ужасом молодых особей, которые съеживаются и трясутся от отвращения и страха при виде своего собственного будущего.

— Нет, — опять сказал Дэниел.

Он забрался в глиссер и пристегнулся. У него опять были крылья.

— Я больше не командую.

Дэниел закрыл внутренний люк. Теперь связь с рубкой поддерживалась по радио.

— Я больше не командую. Вы трое можете делать все, Что захотите. Спасибо вам за все. За все.

Насос откачал последние молекулы воздуха из отсека.

От старого, органического Дэниела Китаямы осталась лишь часть головного мозга внутри его нового зеркального тела, Эта протоплазма когда-нибудь умрет. Клетка за клеткой, его мозг погибнет. Он найдет способ заменить непрочную и ненадежную плоть чистыми и безупречными протезами. Он найдет способ. Он избавит себя от этой дряни.

Дэниел открыл наружный люк. Внутрь отсека ворвалась атмосфера состоящей из газов планеты.

Он отделился от корабля и падал вниз, ощущая за спиной крылья. Подобно орлу, покинувшему гнездо.

Атмосфера планеты была желтой и розовой, как золотистое и красное вино. Дэниел открыл рот и попытался вдохнуть, но не смог. Единственное, о чем он сожалел, так это о невозможности ощущать запах и вкус атмосферы этого золотисто-розового мира.

Он взглянул вверх. Корабль казался темной треугольной тенью, нависшей над ним. Скиттер был акулой, а Дэниел — рыбой-лоцманом.

В его ушах звучали голоса. Сочный баритон Освальдо Мгоабе, хриплое контральто Товак Десертис, мягкое меццо-сопрано Хаддад.

О чем они говорили?

О чем они говорили?

Какая-то тарабарщина о звезде в десяти миллиардах километрах отсюда. Что-то о жалких существах на какой-то планете. Что-то о хлипких созданиях из протоплазмы, которые будут стерты с лица земли.

Дэниел выключил приемник. Эти глупости больше не интересовали его.

Он направился к самому центру планеты. Его крылья были сильны. Он чувствовал, как обтекающая его атмосфера вызывает вибрацию всего тела. Он ощущал прилив и радостное возбуждение. Дэниел поднял голову, подставив щеки род обтекающие глиссер потоки воздуха. На своем лице он чувствовал удары капелек влаги, и каждое прикосновение давало ему короткий импульс боли и наслаждения.

Он проник сознанием в глиссер, и почувствовал каждую капельку, каждую молекулу, попадавшие на крылья и вытянутый фюзеляж.

Плотная атмосфера вокруг, него подсвечивалась красноватым светом Жимерзлы. Жаль, что Аннабель Смиркова не могла быть здесь, не могла почувствовать прелесть погружения в тот мир, что она открыла несколько десятилетий назад.

Он не мог наблюдать Жимерзлу как отдельный объект — совсем не так, как Сатурн с поверхности Титана. Она просто наполняла этот мир рассеянным тусклым светом.

— Замечательная мысль, Дэниел.

Он испугался.

— Да, этого у вас не отнять. Восточный идеализм. Просто восхитительно!

Дэниел попытался отключить радиосвязь со скиттером — она уже была отключена.

— Это вы, Мгоабе?

— Я здесь, Дэниел.

— Сукин сын! Ты заставил Монро встроить в меня это устройство! Убирайся! Ты Мне не нужен!

— Но я уже здесь.

— Нет. Ты на скиттере с Лидией и Товак, и лучше тебе вернуться к работе и выяснить, что делать, если появились преследователи с Титана.

Послышался смешок.

— Это не моя проблема. Пусть об этом беспокоится Освальдо Мгоабе и две леди. Они достаточно сообразительны, чтобы…

— Что это было?

— Я сказал…

— Неважно, что вы сказали. Вы Освальдо Мгоабе, и я не хочу, чтобы вы нашептывали мне в ухо. Убирайтесь!

— Я не шепчу вам в ухо. Я здесь, я с вами, Дэниел. На корабле остался Освальдо из плоти и крови, со своими плотскими желаниями и искусственными руками. Но я больше не он. Я здесь, с вами. Я говорил, что часть меня — в вас. То, что Мимир Монро по моему указанию сконструировал и встроил в ваше тело. Теперь я всегда с вами, Дэниел, и мне это очень приятно.

— Отстаньте, Мгоабе! Вы не понимаете! Я не собираюсь возвращаться! Я…

— Я все прекрасно понимаю, Дэниел. Конечно. Вы не вернетесь. Вы не такой загадочный, как вам кажется. Я никогда и не думал, что вы вернетесь. Помните, я говорил, что мне важны ваши необычные способности. О чем еще можно мечтать — жить вечно, путешествовать к чужим мирам, разгадывать тайны Вселенной. И так на протяжении многих сотен и тысяч лет. Мы будем вместе, Дэниел. Всегда вместе!

— Я не позволю вам! Я брошусь на солнце, Мгоабе! Я не желаю быть вашим слугой!

Дэниел дернулся и выгнул спину, и глиссер дернулся вместе с ним, встав на дыбы, как дикий мустанг.

Послышался ледяной смешок Мгоабе.

— Бесполезно, Дэниел. И почему вы так страстно желаете избавиться от меня? Подумайте — товарищ на вечные времена.

— Заткнитесь! Заткнитесь!

— Как хотите, — Мгоабе умолк.

— Предлагаю сделку, — сказал Дэниел. — Мы найдем способ отделиться друг от друга. А сейчас вы займетесь своими делами, и больше не будете вторгаться в мои мысли и чувства.

— Но, Дэниел…

— Никаких «но»! Клянусь, Мгоабе, я найду способ уничтожить свое тело, и тогда вы погибнете вместе со мной, если не согласитесь.

— Вы поверите моему Слову?

— Да, — немного помедлив, ответил Дэниел.

— Договорились.

Появился еще один источник света — поднимающаяся над горизонтом планета-близнец. Мысленно Дэниел называл их Аннабель и Смиркова, в честь чешского астронома, открывшей Жимерзлу.

И хотя позади Аннабель виднелась сама Жимерзла, ее краски бледнели, смешиваясь с яркими красками планет-близнецов.

Новый цвет вдруг ярко засверкал в самом центре Жимерзлы сверкающая бирюзовая точка.

Атмосфера Смирковой изменила свой цвет. Розовый превратился в бордовый, а затем в пурпурный. Желтый стал бирюзовым, а затем ярко-зеленым.

Центр Жимерзлы светился ослепительным ультрамарином.

Дэниел включил двигатель глиссера на полную мощность и бросился в сторону от Смирковой. Он хотел приземлиться на планету, но теперь его влекла сила, которой он был не в состоянии сопротивляться.

Глиссер держал курс прямо в центр источника излучения.

Направление теряло смысл. Верх и низ были неразличимы. Быстрое стало медленным. Время то ускорялось, то почти останавливалось.

Дэниел погрузился в сверкающий ультрамарин.

Он ощущал, как становится больше, как будто крылья глиссера — его крылья — расправлялись и раскидывались в стороны.

Стал виден источник, излучения.

Это была огромная неоновая скульптура, размерами, наверное, с Луну. Она имела необычайно сложное строение, Копии на Меркурии и Титане, а также изображение на видеокассете Мгоабе не шли ни в какое сравнение с реальностью. Они казались детскими моделями по сравнению с этой гигантской сложнейшей структурой.

Он ринулся к ней, ускоряясь с каждым мгновением, хотя ему казалось, что время не сжимается, а наоборот, замедляет свое течение, становясь менее плотным, раскрываясь, подобно лепесткам мускусной розы, и открывая новый мир, новую красоту.

Издалека поверхность скульптуры казалась похожей на бархат, но вблизи она напоминала живую клетку, рассматриваемую под микроскопом. Она состояла из бесчисленного количества ниш, отделений, камер, выступов и изгибов, назначение которых угадать было невозможно.

Что могла сказать папуасам антенна фюзеляжа «В-26»?

Что могли сказать Дэниелу миллионы больших и маленьких, круглых и овальных, трапецеидальных, квадратных выступов на оболочке этого странного шара?

Может, Освальдо… нет! Мгоабе держит слово — оставь его в покое, пусть и дальше хранит молчание!

Дэниел отрегулировал фокусировку и спектральный диапазон оптических сенсоров. Он мог проникнуть взглядом внутрь объекта. Там были различные слои, сектора, области. Ярко-зеленые и сверкающие серебром. Королевства нестерпимой жары и царства абсолютного холода. Океаны песка и ледяные пустыни. Области с необычайной плотностью материи и с вакуумом, по сравнению с которым межгалактическое пространство показалось бы густой кашей.

Возможно, Лидия и Товак могли бы…

Он отбросил эту мысль.

Он был один. Он был самим собой. Только самим собой.

Он был Человеком, не Человеком… совсем не Человеком.

Он был энергией.

Он был движением.

Он стремительно падал вниз.

На мгновение его мысль вернулась в прошлое. Он хотел бы рассказать о своих ощущениях, но только одному человеку.

Скорость ошеломила его. Волнение переполнило все его существо.

На короткое мгновение длиною в жизнь пред ним возникло сияющее лицо. МАМА…


Оглавление

  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16