КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 373480 томов
Объем библиотеки - 452 Гб.
Всего авторов - 158688
Пользователей - 83673

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Prekrasnaya_N про Козлов: Всё-всё-всё о Ёжике (Сказка)

Самая любимая книга)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Олександр Шарло про Зещинский: Наяль Давье. Барон пограничья (СИ) (Альтернативная история)

По сравнению со всем тем шлаком в данном направлении это шедевр! Читаеться легко, непринужденно и с интересом, нет многочисленных роялей, главный герой обдумывает свои решения и не бежит с разбегу к черту в ад! Очень хорошо написано, без ошибок и абсурда! Достойная книга!!!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Гекк про Сиваков: Взвейтесь, соколы, орлами... (Альтернативная история)

Просто поток маразма.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Гекк про Назипов: Барон Серж де Сангре (СИ) (Боевая фантастика)

Текст двойного назначения, для убийства времени и мозга...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Vityaz007 про Ермаков: Могильщик Мира. Мрак как суть марксизма (История)

Человек графоман,при этом тщетно пытается выдать себя за умного.
Коротко говоря, мрак и есть.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Виктор56 про Лысак: Поднять перископ-Под Андреевским флагом (часть 5) (Боевая фантастика)

Книга увлекает. Хорошо прописана техника. Отличные впечатления о книге.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Виктор56 про Лысак: Поднять перископ (части 1-5) (Альтернативная история)

Отличная книга. На хорошем уровне прописаны конструкции отмеченные в книге.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Счастливый вторник (fb2)

файл не оценён - Счастливый вторник (и.с. Панорама романов о любви-127) 478K, 133с. (скачать fb2) - Дженис Спрингер

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Дженис Спрингер Счастливый вторник

1

Хорошенькое дело, он тащит меня знакомиться со своими родителями. Мы ведь встречаемся всего четыре месяца! Неужели он считает, что это достаточный срок для такого решительного шага?! — возмущалась про себя раздраженная Лили, сидя на подоконнике в маленькой комнатке, которую она снимала вместе со своей подругой.

Единственным преимуществом этого жилья был великолепный вид из окна. С высоты четырнадцатого этажа открывалось чудесное зрелище на городской парк. Большой пруд в этот вечерний час сиял серебром так, что у Лили слезились глаза при взгляде на воду. Тишина и благодать. Ни рева автомобилей, ни криков детворы, ни громкой музыки, рвущейся из динамиков, — все как будто застыло.

Одинокие прохожие, молодые парочки и люди преклонного возраста бродили по парковым дорожкам. Лили наблюдала за перемещениями маленьких разноцветных точек — людей, которые с такой высоты казались ей муравьями, и размышляла о своей тяжкой доле.

Нет, вы только подумайте — знакомство с родителями!

Лили фыркнула, тряхнула головой, пытаясь прогнать раздражающие мысли, слезла с подоконника и включила электрический чайник. Ложкой она поковырялась в банке растворимого кофе, потом перевернула банку и высыпала остатки коричневых гранул в кружку. В этот момент с наружной стороны входной двери кто-то завозился. Лили вздохнула, кинула ложку на стол и пересекла в три шага маленькую комнату, чтобы отпереть замок.

— Ты дома? — удивленно спросила Габриель, застыв на пороге.

— Дома, — мрачно ответила Лили и вернулась к чайнику, в котором уже закипала вода. — Где же мне еще быть? Сегодня вторник, а по вторникам мне всегда не везет.

Габриель, которую все звали для краткости просто Эль, швырнула свою сумочку через всю комнату на одну из кроватей, скинула туфли и надела любимые мягкие тапочки в виде синих бурундуков. Лили кинула быстрый взгляд на подругу, по привычке удивляясь, как той удается всегда пребывать в прекрасном расположении духа. Габриель была жизнерадостной брюнеткой с волосами вьющимися так сильно, что даже лучшие парикмахеры отказывались их распрямлять. Ее фигурке можно было только позавидовать: Эль, хрупкая, с тонкой талией и узкой костью, выглядела куколкой, до которой страшно дотронуться — вдруг сломаешь. Огромные глаза фиалкового оттенка, пухлые вечно улыбающиеся губы, прямой аккуратный носик и светлая кожа придавали ей еще большее сходство с игрушкой. Лили не переставала удивляться, как живой человек может иметь такую кукольную внешность.

— Мне казалось, ты должна сегодня идти с Джастином в кино? — спросила Габриель, сунув нос в пустую банку из-под кофе. — Закончился?

Лили усмехнулась.

— Еще бы ему не закончиться. Ты со своим приятелем, пока готовилась к экзаменам, все вечера проводила у чайника.

— Он мне не приятель, — пожала плечами Габриель и принялась рыться в шкафчике, надеясь найти неначатую банку. — Тим — мой коллега.

— И потому ты просила меня пару ночей провести вне дома?

Габриель взглянула на подругу с укором и захлопнула дверцу шкафчика.

— Все в прошлом, Лили. Мы сдали свои экзамены по повышению квалификации и помахали друг другу ручкой. Кстати, почему ты не купила кофе?

— Потому что его должна была купить ты. Я напоминала тебе об этом три дня подряд. Между прочим, любимые Тимом сливочное масло и сыр у нас тоже закончились.

Габриель опустилась на кровать и почесала кончик носа.

— Да, верно. Я забыла. Так почему ты не гуляешь сегодня с Джастином?

Габриель невероятно ловко умела переводить разговор, нежелательный для нее, на другую тему. Так ловко, что Лили никогда не могла на нее рассердиться достаточно сильно, чтобы высказать свои претензии подруге в лицо.

— На, я что-то расхотела. — Лили сунула кружку с горячим напитком в руки Габриель и присела рядом с подругой на кровать. — У меня проблема.

— Говори, — с готовностью предложила Габриель, потом сделала большой глоток и поморщилась. — А где сахар?

Лили выразительно на нее посмотрела, но все же ответила:

— Там же, где кофе, масло и сыр.

— Ты говорила, что у тебя проблема? — бодро спросила Габриель, снова переведя разговор в нужное ей русло.

Лили подняла глаза к потолку. Через секунду она уже смеялась. Габриель невыносима, но без нее мир стал бы еще скучнее.

— Короче, дело в Джастине, — сказала Лили.

— Вы поссорились? — округлила глаза Габриель.

— Еще нет, но, боюсь, дойдет и до этого.

— Шутишь? В чем дело?

Лили набрала в легкие побольше воздуху, собралась с силами и выдохнула:

— Он хочет познакомить меня со своими родителями!

На Габриель это заявление не произвело должного впечатления. Она даже не удивилась и уж тем более не прониклась настроением подруги.

— И что? У него прекрасные родители, я знаю их сто лет… — Габриель умолкла, заметив гневный взгляд Лили, но потом затараторила вновь: — Нет, правда, отличные у него предки! Вся семья Маклейн — просто сказка. Уж я-то знаю.

Лили покачала головой, поднялась с кровати и подошла к открытому окну.

— Эль, ты ничего не понимаешь.

— Так объясни мне, чего ты так переживаешь.

Лили скрестила руки на груди и невидящим взглядом уставилась на пруд.

— Эль, ты знакома с Джастином много лет. Вы лучшие друзья, а его родители относятся к тебе, как к родной дочери. Совершенно естественно, что они кажутся тебе замечательными. Это фактически твоя вторая семья. А теперь представь, каково мне. В их глазах я — совершенно посторонняя женщина, которая имеет виды на их сына. Я буду чувствовать себя неловко, да и они тоже.

— Ой, какая ерунда!

— Я считаю, что мы с Джастином слишком мало встречаемся для того, чтобы пойти на такой шаг…

— На какой шаг?! — Габриель не выдержала и расхохоталась. — Он ведь не предлагает немедленно пожениться. Джастин всего лишь хочет познакомить тебя со своей семьей: мамой, отцом и братом.

— Ах да, еще его брат…

Лили задумалась. Она совсем забыла о том, что у Джастина есть братец. Старший. Хуже ничего быть не могло. Джастин рассказывал ей, что Кевин считает себя чуть ли не главой семьи. Еще бы, он ведь надежда и опора отца, главы крупной компании. Джастин — всего лишь младшенький сынок, к которому и относятся соответственно. Возможно, это и было основной причиной, по которой Лили не хотела знакомиться с семьей Маклейн. Если Джастина не воспринимают серьезно, то и «невесту» будут считать всего лишь его очередной забавой, о которой и говорить-то не стоит. А Лили не потерпела бы такого отношения, она слишком уважала себя.

Лили наконец очнулась от своих мыслей, со стуком захлопнула окно и подошла к зеркалу. Габриель уже перестала смеяться, она следила задумчивым взглядом за подругой.

Дошло все-таки, что я не просто так переживаю, со злорадством подумала Лили.

— Хочешь, я пойду с тобой? — вдруг предложила Габриель. — Тебе будет легче.

— Не надо. Вернее, надо, но… Короче, Джастин все равно пригласит тебя.

— Куда? — удивилась Габриель.

Лили рассердилась. Сегодня вывести ее из себя ничего не стоило.

— К его родителям! — Лили опустилась в старое, продавленное кресло и устало закрыла лицо рукой. — Эль, ты ведь его лучшая подруга. Почти сестра. Ты также и моя подруга. Нет ничего удивительного в том, что Джастин решил позвать тебя на помощь. Нам нужна твоя поддержка.

— Я понимаю.

Лили взглянула на нее. Глаза Габриель были широко раскрыты, в них действительно светилось понимание.

— Он задумал познакомить меня со своими родными в этот уик-энд. У них будет что-то вроде пляжной вечеринки.

Габриель кивнула.

— Да, они всегда устраивают такую вечеринку в конце лета. Привыкай, тебе понравится.

— Привыкай? Что ты имеешь в виду?

Габриель смутилась, ее щеки тут же покраснели, и она опустила взгляд.

— Ну у вас же с Джастином все серьезно. Я имею в виду…

— Так, — Лили хлопнула рукой по подлокотнику кресла, — ты мне эти разговоры брось. Мы встречаемся всего четыре месяца!

— Солидный срок, — пожала плечами Габриель и сделала невинные глаза. — А что? Что я такого сказала-то?

Лили обмякла в кресле. Эль буквально читала ее мысли. Четыре месяца — это действительно не так уж и мало, как бы там ни хотелось считать самой Лили. Джастин был настроен весьма решительно с самого начала. Буквально с первой же их встречи.

Лили усмехнулась. Как так получилось, что она знает Габриель уже два года, а с ее лучшим другом познакомилась только этой весной? Не означает ли это, что она, Лили, не слишком-то интересовалась жизнью своей подруги? Впрочем, у нее было оправдание: она сто раз могла бы встретиться с Джастином, но обстоятельства мешали. Сама судьба была против. Однако если признаться честно, Лили мешала себе сама. Габриель слишком уж рьяно хотела свести свою подругу с одиноким Джастином. А Лили никак не соглашалась.

И что в итоге? С Джастином она в конце концов встретилась, и у них моментально завязался роман.

А теперь, спустя четыре месяца, он собирается познакомить Лили со своими родителями.

— Ты еще здесь?

Лили застонала. Ее мысли крутились вокруг одного и того же. Голова уже распухала, словно воздушный шар, в который постепенно закачивали воздух.

— Лопнет, — произнесла Лили и дотронулась пальцами до висков.

— Чего? — переспросила Габриель, удивленно глядя на подругу.

— Ничего, пора спать. — Лили решительно поднялась с кресла и пошла в ванную. — Завтра поговорим. Утро вечера мудренее.


Утро не принесло никакого облегчения. В голове царила все та же сумятица, а Габриель по-прежнему настаивала на том, что в знакомстве с родственниками Джастина нет ничего противоестественного.

Лили не выспалась. Всю ночь ей снился Джастин, который представлял ее жуткого вида старику со старушкой — своим родителям. Они улыбались Лили беззубыми ртами, а в глазах их горела угроза.

Медленно помешивая ложкой чай, Габриель о чем-то думала. Такой задумчивой она была крайне редко. К пятой минуте молчания Лили даже забеспокоилась.

— Эль! Где носит твои мысли?

Габриель вздрогнула и посмотрела на подругу ничего не выражающим взглядом.

— Ты мне?

— Нет, себе! — рассердилась Лили. — Ты считаешь, что я способна дойти до такого состояния, что стану разговаривать сама с собой?

Габриель улыбнулась, отставила кружку в сторону и пригладила рукой непокорные волосы.

— Я тут подумала и решила, что ты права: Джастин слишком рано затеял все это мероприятие…

— Что?

— Ты еще не готова. Вы можете расстаться в любую минуту и…

— Расстаться? — Лили была поражена до глубины души. — Почему мы должны расстаться?

— А почему нет? — с мрачным спокойствием поинтересовалась Габриель. — Знала я одну пару, люди прожили душа в душу восемь лет, а потом в одночасье расплевались. А тут всего-то четыре месяца.

Лили открыла от удивления рот. Нет, такого предательства она от Эль не ожидала. Где дружеская поддержка? Где сочувствие? О чем таком Эль могла думать, что пришла вдруг к столь неутешительным выводам?

— Я не собираюсь расставаться с ним.

— Очень мило, — равнодушно проронила Габриель. — И что с того? Родители тут ни при чем.

— Тоже верно, — согласилась Лили. — Но мне все равно рано или поздно придется с ними познакомиться.

— Лучше поздно, чем рано.

— Не согласна! Я имею на это право.

— Вот и чудненько! — Габриель снова повеселела. — Я так и передам Джастину. Он обрадуется, что ты согласилась.

Она поднялась из-за стола, оставив на нем грязную кружку. В другое время Лили заставила бы подругу убрать за собой, но не сейчас.

— Подожди-ка, дорогуша! Ты нарочно вывела меня из себя и заставила согласиться на… Ах ты, змея! — с искренним восхищением воскликнула Лили.

— Просто я очень хорошо тебя знаю, — подмигнула ей Габриель, затем сменила тапочки на туфли, захватила сумочку и вышла за дверь.


— Принесите мне кофе, отмените все встречи после четырех и срочно отправьте это письмо по электронной почте мистеру Адамсу! — Босс Лили, Гарри Гордон, листал еженедельник и хмурил брови. Через минуту он оттолкнул его и с искренним удивлением уставился на свою секретаршу. — Вы еще здесь, мисс Джефф?

Лили возмущенно поджала губы, развернулась на каблуках и вышла из кабинета. Мистер Гордон всегда обращался со своими подчиненными так, словно те страшно его раздражали. Впрочем, у Лили были все основания полагать, что так оно и есть на самом деле. Она не знала ни одного человека, который бы угодил мистеру Гордону. Да и сама она никогда не удостоилась его похвалы, хотя действительно была очень хорошей секретаршей. Нет, правда! За два года работы — ни единой ошибки. Кофе был нужной крепости и температуры. Документы всегда были подготовлены в нужное время. Письма отправлены молниеносно. Другой босс считал бы Лили находкой, но только не мистер Гордон. Наверное, он полагал, что его служащие обязаны быть идеальными.

Лили прошла за свой стол и хлопнула пухлой папкой об столешницу. Отвратительное утреннее настроение не исчезло. Стало только хуже. И виной тому был мистер Гордон. По всей видимости, его настроение оказалось еще гаже, чем у Лили, потому что с самого начала рабочего дня он не давал ей ни минуты покоя.

— Все дела решил переделать разом, что ли? — проворчала Лили, усаживаясь в офисное кресло. — Уволюсь. Точно уволюсь.

Она покосилась на разразившийся трелями телефон.

— Приемная Гарри Гордона, — сказала Лили совершенно другим тоном — приветливым и вежливым.

— Привет, милая!

— О, это ты, Джастин! — Лили расцвела в улыбке, услышав его голос. — Я так рада, что ты позвонил.

— Как дела?

— Здесь сумасшедший дом, — пожаловалась она и шепотом добавила: — Жду не дождусь, когда закончится рабочий день.

Джастин рассмеялся.

— Ничего, недолго осталось. Потерпи, любимая. Послушай, Эль мне кое-что рассказала…

— Неужели? — проворчала Лили. — Впрочем, я и не сомневалась. Она не умеет держать язык за зубами.

— Так это правда? В смысле, ты не передумала?

Лили обреченно вздохнула. Эти двое решили ее доконать.

— Пока нет, но все еще может быть.

— Лили, ну я прошу тебя… — заканючил Джастин.

— Ладно, я действительно согласна.

— Отлично! — радостно возопил Джастин. — Тогда обсудим все сегодня за ужином. Я заеду за тобой?

— Конечно, Джастин.

Она положила трубку и снова издала протяжный вздох. Итак, она все-таки не отвертится от этой встречи. Впрочем, может быть, Габриель права и нет в знакомстве с родителями Джастина ничего страшного. Скорее всего, они очень милые люди и вовсе не похожи на тех страшилищ, что приснились ей сегодня ночью.

Зажужжал интерком, и Лили хлопнула ладонью по кнопке.

— Мисс Джефф, вы уже отправили то срочное письмо, о котором я говорил? — Мистер Гордон был как всегда нелюбезен.

— Как раз занимаюсь этим в данную минуту, — буркнула она и торопливо схватилась за компьютерную мышку.

Соберись, приказала себе Лили. Не хватало еще, чтобы из-за дурацких размышлений пострадала твоя репутация.


Джастин ждал Лили, стоя у своего автомобиля, припаркованного в неположенном месте, напротив входа в офис. Она вышла точно в пять минут седьмого и радостно улыбнулась. Джастин залюбовался своей девушкой. Он испытывал гордость, глядя на нее: такая красавица неизменно вызывала восхищенные взгляды других мужчин.

Даже в строгом офисном костюме, поражавшем серой мрачностью, Лили смотрелась, как королева на балу. Джастин был довольно высоким мужчиной, и его любимая женщина доставала ему только до плеча, хотя тоже не жаловалась на маленький рост. Вот Габриель та и вовсе казалась рядом с ним ребенком. Лили же в отличие от нее была статной длинноногой блондинкой с пышной грудью, большими зелеными глазами и очень красивым лицом. Джастин влюбился в нее с первого взгляда. Ему всегда нравились женщины, от которых невозможно было отвести взгляд.

Лили давно уже перестала гордиться своей внешностью, которая ей скорее мешала, чем помогала. Например, чтобы доказать, что ее взяли на место секретаря и первого помощника известного дельца не за внешность, а за профессионализм в работе, ей понадобился почти год. Теперь-то, конечно, никто в их фирме не скажет, что Лили — красивая пустышка. Однако незнакомые люди в любом случае видели вначале ее яркую внешность, а уж потом незаурядный ум.

И все же Джастин тоже в первую очередь обратил внимание именно на красоту Лили. Теперь-то он понимал, как ему повезло, что его женщина — умная и образованная. С такой можно появиться в любом обществе, она будет блистать и красотой и умом. В общем, Джастин был в полном восторге от Лили.

Он чмокнул ее в губы, открыл перед ней дверцу автомобиля, потом сел на место водителя и завел мотор.

— Заедешь переодеться?

Лили устало откинулась на спинку сиденья. Неужели свобода — рабочая неделя закончилась? Просто не верилось…

— Да, это займет минут пятнадцать, — сказала она. — Я быстренько приму душ и переоденусь. Куда мы поедем ужинать?

— О, я недавно обнаружил совершенно изумительный ресторанчик с домашней кухней. Правда, нам придется ехать на другой конец города. Однако это заведение стоит того, чтобы его посетить. Ты же не против?

— Нет, разумеется. — Лили улыбнулась Джастину. — Я страшно проголодалась. Могу съесть быка.

— Хоть двух, — рассмеялся он. — Единственное, чего я боюсь, так это твоего вида после душа.

— Что? — удивилась Лили. — Я так ужасно выгляжу с мокрыми волосами?

Джастин хлопнул ладонью по рулю и расхохотался.

— О, Лили, у тебя отличное чувство юмора! Милая, с мокрыми волосами и капельками воды на коже ты выглядишь так соблазнительно, что мы рискуем остаться у тебя, забыв об ужине.

— Не переживай, нам это сегодня не грозит, — усмехнулась Лили. — Эль будет дома этим вечером. Похоже, экзамены по повышению квалификации вымотали ее окончательно. Она клялась, что будет отсыпаться все выходные.

Джастин покачал головой.

— Вряд ли у нее получится привести свой план в исполнение.

— Почему? Что может ей помешать?

Джастин бросил на Лили осторожный взгляд.

— По-моему, мы договорились, что Эль в качестве представителя группы поддержки идет с нами к моим родителям на пляжную вечеринку.

— Ох, я и забыла, — пробормотала Лили. — Тогда ты прав, она не выспится. Кстати, на каком пляже будет проходить эта вечеринка?

— На нашем личном, — пожал плечами Джастин. — Ведь дом моей семьи стоит на побережье.

Лили замолчала. Временами она забывала, что Джастин просто неприлично богат. Его семья была одной из самых влиятельных в штате. Они просто купались в деньгах, которые, казалось, сыплются на них прямо с неба. Лили, конечно, понимала, что это не так. Прадед Джастина основал целую финансовую империю, а его потомки изо всех сил старались превзойти предка. Их богатство все увеличивалось, а влияние росло.

Габриель никогда не упоминала о статусе семьи Маклейн. Сама она выросла в не слишком богатой, но уважаемой семье. Два года назад, после окончания колледжа, Эль решила начать самостоятельную жизнь. Она устроилась менеджером в крупную компанию по производству медицинской техники, уехала от родителей, не взяв у них ни цента, и поселилась в маленькой комнате с видом на городской парк. Спустя несколько месяцев она познакомилась с Лили. Красавица блондинка пыталась снять комнату в том же доме, однако опоздала — ту уже сдали. У Лили был такой несчастный вид, что Габриель сжалилась над ней и предложила пожить вместе. Ее комната все равно предназначалась для двух человек, и Габриель платила за нее двойную цену. Совсем скоро девушки обнаружили, что у них очень много общего, и стали лучшими подругами.

Джастин никогда не поднимался к Габриель, когда приезжал за ней на своем шикарном автомобиле. Друзья всегда ужинали вместе раз в две недели — такая традиция сложилась у них несколько лет назад, когда они оба поступили в разные колледжи и стали видеться гораздо реже, чем раньше.

Джастину одновременно везло и не везло с женщинами. Чаще всего они сами вешались на него. Он ведь тоже мог похвастаться великолепной внешностью: высокий, мускулистый, густые темные волосы, смуглая кожа — результат увлечения яхтенным спортом, пронзительно-голубые глаза и белоснежная улыбка. Он кого угодно мог свести с ума, особенно если учесть, что Джастин мог потратить за один вечер столько денег, сколько многие с трудом зарабатывают в течение года. Не было ничего удивительного в том, что его отношения с женщинами были односторонними: он их любил всей душой, а они обожали его внешность, положение и деньги.

Габриель не раз предлагала Лили познакомиться с Джастином, которого представляла как умного и обаятельного мужчину. О его богатстве ни разу не было произнесено ни слова. Лили подозревала, что Габриель умышленно ничего не говорила о том, что ее друг — член семьи Маклейн. Джастину не нужна была еще одна охотница за его состоянием.

Когда Лили наконец согласилась встретиться с «одиноким симпатичным мужчиной», то не ожидала, что судьба приготовила ей такой сюрприз. Красавиц Джастин поразил ее в самое сердце. Ей понравилось в нем все: внешность, манеры, ум… Да и он был очарован Лили. Габриель буквально прыгала от восторга, когда узнала, что они понравились друг другу.

О богатстве Джастина Лили узнала лишь месяц спустя после знакомства. Он сам ей честно обо всем рассказал. После этого признания Лили целый день не разговаривала с Габриель и два — с Джастином. Просто чтобы показать: она терпеть не может, когда ее обманывают.

— Ты задумалась? — спросил Джастин, бросавший уже добрых пять минут взгляды в сторону Лили.

— Да, задумалась, — подтвердила она. — Слушай, а ты рассказывал кому-нибудь обо мне?

— Конечно, — кивнул Джастин. — Всем.

— Всем?!

— Ну, мама всегда интересуется моими личными делами, а отец обо всем узнает от нее. — Джастин усмехнулся. — Даже если и не хочет этого.

— А брат? — спросила Лили.

— Брат… — Джастин помрачнел, но через секунду снова улыбнулся. — Кевин тоже в курсе.

Лили повернулась к Джастину всем корпусом, чтобы видеть выражение его глаз.

— Ты что-то недоговариваешь.

Джастин вцепился в руль обеими руками.

— Понимаешь, Лили, с братом у меня сложные отношения. Я уже говорил тебе, что он все еще считает меня малышом, который совсем недавно научился ходить.

— И что с того? — спросила Лили, потому как Джастин замолчал и, судя по всему, настроился не продолжать этот разговор.

— Ну, Кевин может показаться тебе несколько грубоватым, — нехотя сказал он.

— То есть он заранее настроен против меня, я правильно понимаю? — спросила Лили и отвернулась.

Ссоры с родным братом Джастина в ее планы не входили. Впрочем, когда в последний раз хоть кто-нибудь интересовался ее планами?

— Я сказал ему, что собираюсь объявить о нашей с тобой помолвке, и он…

— Что?! — перебила его Лили. — О какой помолвке, Джастин? Ты в своем уме?

— Пока еще да, — мрачно ответил он.

Лили со стоном обхватила голову руками. Какие еще сюрпризы преподнесет ей «жених»?

— Зачем ты сказал ему такую чушь? Надеюсь, твои родители еще не в курсе?

— Понятия не имею, — пожал плечами Джастин. — Если Кевин счел нужным сообщить им о моем поведении, то…

— Но мы с тобой никогда не говорили ни о какой помолвке!

Джастин жалобно посмотрел на нее.

— Лили, мы уже давно встречаемся, и я думаю, что такой разговор все равно не за горами.

— Джастин!

— Все, мы приехали.

Лили в ярости скрипнула зубами и открыла дверцу.

— Жди меня здесь, я быстро. Нет необходимости подниматься ко мне.

Она была так сердита, что собралась всего за десять минут. Габриель, вопреки ее уверениям в усталости, не было дома. Впрочем, Лили только обрадовалась этому обстоятельству. Иначе подруга получила бы по первое число, попав под горячую руку. Предлог всегда нашелся бы.

Лили спустилась вниз и, не говоря ни слова, уселась в автомобиль.

— Чудесно выглядишь, — слабым голосом произнес Джастин. — Новое платье?

— Нет, старое, — отрезала Лили. — Просто я все свои вещи держу в идеальном порядке.

— Лили, я был бы рад сделать тебе подарок и проехаться с тобой по магазинам… — Он осекся, заметив ее гневный взгляд.

— Я похожа на содержанку? Я сама в состоянии заработать на новую одежду для себя, ясно?

— Прости, я вовсе не хотел тебя обидеть…

Лили поняла, что вечер испорчен. Она не разговаривала с Джастином всю дорогу, пресекая все его попытки завязать беседу.

На город опускались сумерки. Приближалось любимое время суток Лили. Прогулки по вечернему городу — это так романтично. Даже в автомобиле.

Джастин лихо въехал на автостоянку и занял только что освободившееся место. Лили посчитала, что не следует прямо сейчас продолжать выяснять отношения. Она успеет сделать это и за ужином.

Судя по лицу Джастина, он догадался о мыслях Лили, а потому пытался всячески избежать ее взгляда.

Служащий стоянки получил свой законный доллар и посмотрел вслед удаляющейся паре. Мужчина и женщина были удивительно красивыми. Может быть, они какие-нибудь знаменитости? Даже если и, так, то парочка, похоже, в ссоре. Он достаточно повидал на своем веку, чтобы сразу понять: блондинка за что-то серьезно рассержена на своего спутника. А тот, несмотря на гордо поднятую голову, выглядит таким виноватым, что сразу закрадывается подозрение: женщина обиделась на него не просто так. Наверняка застукала с какой-нибудь… Хотя зачем ему кто-то еще, когда рядом с ним такая женщина?

Джастин же тем временем лихорадочно обдумывал план действий. Что нужно сделать, чтобы Лили не рассердилась еще больше? А она была готова вспыхнуть как спичка в любую минуту.

— Шампанского, пожалуйста, — сразу же сделал заказ Джастин, едва они уселись за столик.

— Думаешь, я выпью и подобрею? — усмехнулась Лили, оглядывая зал, отделанный в стиле харчевни восемнадцатого века. — Здесь мило.

— Лили, давай не будем ссориться, — Джастин огорченно взглянул на нее. — Неужели ты хочешь, чтобы мы весь вечер переругивались?

Лили вздохнула. Она чуть подалась вперед и позволила Джастину чмокнуть ее в губы.

— Хорошо. Прости, я нервничаю из-за этого уик-энда у твоих родителей.

— Все будет просто здорово, — принялся убеждать ее Джастин. — Они замечательные люди. И им пора привыкнуть к тому, что я уже вырос. Знаешь, отец ведь прекрасно это понимает. Он доверил мне очень ответственное дело: я теперь руковожу одним из отделов фирмы. Тем, что занимается поставкой продукции на рынки страны.

— Правда? — искренне обрадовалась Лили. — Так у тебя сегодня праздник? О, Джастин, еще раз извини меня. Если бы я знала…

— Ничего, — облегченно выдохнул он. — Я ведь все понимаю. А теперь давай сделаем заказ.

Здесь действительно великолепная кухня, и ты скоро в этом убедишься.

— Ты такой замечательный, Джастин, — сказала Лили, нежно глядя на него.

— Я просто люблю тебя, — ответил он и открыл папку с меню.

2

Ужин затянулся. Джастин и Лили прекрасно провели время и больше ни разу не вспомнили о своих разногласиях. Парочка опомнилась только ближе к полуночи.

— О, что-то мы засиделись, — удивленно произнесла Лили, взглянув на изящные наручные часики — единственный подарок, который она приняла от Джастина. — Пора домой.

— Может быть, Эль не придет сегодня на ночь? — с надеждой сказал Джастин. — Я бы мог…

— Нет, не мог бы, — смеясь, перебила его Лили. — Веди себя прилично. Да и кто тебе сказал, что Эль не будет ночевать дома? Я же говорила тебе, что она собиралась прийти сегодня пораньше и отдохнуть.

— И тем не менее, ее еще не было, когда я отвез тебя переодеться.

— Джастин, я же сказала — нет.

Он тяжело вздохнул и покорно поднялся из-за столика, оставив официантам щедрые чаевые. В чем в чем, а в скупости его никак нельзя было обвинить.

— Все-таки нам нужно что-то решать, — шепнул он Лили на ухо, когда они выходили из ресторанчика. — Я хочу заниматься с тобой любовью. А это невозможно, пока ты живешь вдвоем с Эль.

— Она же твоя лучшая подруга, как ты можешь в чем-то ее обвинять! — притворно возмутилась Лили.

— Эль, конечно, самая замечательная женщина в мире… после тебя, разумеется, но люблю-то я не ее. А потому хочу беспрепятственно оставаться у тебя на ночь.

— Мы поговорим об этом позже, — пообещала Лили. — А пока отвези меня домой. У меня кружится голова, по-моему, я перебрала вина. И все из-за тебя.

— Почему из-за меня? — удивленно спросил Джастин, открывая перед ней дверцу автомобиля.

— Ты же почти не пьешь. Вот мне и приходится наверстывать за двоих.

— Просто я предпочитаю сам водить свою машину, — улыбнулся Джастин, усаживаясь на водительское место. — И не хочу провести ночь в полицейском участке.

Через полчаса Лили уже стояла у подъезда дома, в котором жила, и страстно целовалась с Джастином. Она уже и сама начала сожалеть о том, что живет вместе с Габриель, которая, скорее всего, все же дома.

Джастин был таким нежным и настойчивым одновременно, что у Лили закружилась голова еще больше, и вовсе не вино было тому виной.

— Перестань, милый, мне пора. — Она нехотя высвободилась из его объятий.

— Может быть, махнем в какой-нибудь отель? Самый лучший номер будет в нашем распоряжении.

— Этого еще не хватало! — рассердилась Лили. — За кого ты меня принимаешь?

— Я хочу тебя.

— Я тоже, но…

Джастин закрыл ей рот поцелуем. Еще немного, подумала Лили, и я поеду с ним куда угодно.

— Нет, Джастин! — Она решительно оттолкнула его от себя. — Не сейчас, хорошо? Завтра у нас трудный день.

— Как скажешь. — Он отпустил ее. Его грустный взгляд перевернул ей душу, но Лили взяла себя в руки. Пора домой — и точка.

— Я люблю тебя, — прошептал Джастин, целуя ее на прощание в губы.

— До завтра, — ответила ему Лили, улыбнулась и скрылась за дверью.


Где же подевались эти дурацкие ключи?

Лили копалась в сумочке, пытаясь в полутьме отыскать связку. После одиннадцати часов вечера хозяйка выключала в коридоре свет, оставляя гореть лишь одну маленькую тусклую лампочку. Щурясь, Лили, разглядывала внутренности сумочки. Она точно помнила, что положила ключи в маленький внутренний карман. Однако они загадочным образом исчезли.

Если я их потеряла, подумала Лили, то мне придется объясняться с миссис Коллум. А я лучше съем сапог, чем предстану пред ее очи. Эта старая истеричка давно уже ищет повод, чтобы выкинуть нас с Эль из этой комнаты и поселить туда своего лентяя-племянника.

Лили захлопнула сумочку, постучала в дверь и заглянула в замочную скважину. Свет не горел. Или Габриель уже легла спать, или же, что гораздо хуже, действительно не пришла ночевать, а отправилась по своему обыкновению в ночной клуб с очередным «коллегой».

На стук никто не ответил. У Габриель был прекрасный слух и спала она очень чутко, так что Лили сделала вывод, что подруга отсутствует, иначе давно бы уже открыла дверь.

— Час от часу не легче, — простонала Лили и вдруг услышала за спиной какой-то шорох. Она резко обернулась и вскрикнула от страха: от стены отделилась чья-то тень.

— Не пугайтесь, я не грабитель. — Перед ней возник высокий мужчина, чье лицо показалось ей смутно знакомым.

Лили окинула его внимательным взглядом. Он был, без сомнения, образцом мужественности: узкие бедра, широкие плечи, сильное тело… Его темно-карие глаза смотрели на нее так серьезно и пронизывающе, словно он был полицейским, а она — преступницей, которую следовало немедленно заточить в тюрьму. Он был воплощенная мужественность, хищник в поисках своей жертвы.

— Вы Лили Джефф? — спросил незнакомец, сверля ее взглядом темных глаз.

Их выражение ей не понравилось. Лили почувствовала, что этот мужчина никогда не станет ее другом.

— Допустим, — сказала она, отступая на шаг. Его массивная фигура занимала, казалось, все свободное место.

— Допустим или вы действительно Лили Джефф?

— Да, это я, — раздраженно сказала она. От незнакомца веяло угрозой, но Лили не собиралась показывать, что ей страшно.

— Нам нужно поговорить, — сказал мужчина. — Могу я войти в вашу комнату или вы предпочтете беседовать в коридоре?

— Прежде всего, я хотела бы знать, кто вы такой.

Мужчина сверкнул улыбкой, показавшейся Лили хищническим оскалом.

— Ах да, простите, где мои манеры… Мое имя Кевин Маклейн.

— О-о-о… — только и произнесла Лили.

Теперь она поняла, почему этот мужчина показался ей знакомым. Он очень похож на своего брата. Только еще выше, сильнее и держится намного увереннее. Если Джастина Лили считала мягким и нежным, то Кевин казался ей самым настоящим… хищником. И почему ей все время приходит в голову именно это слово, когда она пытается охарактеризовать старшего из братьев Маклейн?

— Итак? — Он поднял бровь. — Вы впустите меня?

— Я бы с превеликим удовольствием, — язвительно ответила она и снова раскрыла сумочку. — Однако, боюсь, я где-то потеряла ключи.

— Ничего страшного, — сказал Кевин, — эту дверь можно вышибить одним ударом.

Лили подняла на него глаза. Он стоял в непринужденной позе ковбоя из вестерна: большие пальцы рук заткнуты за пояс, ноги широко расставлены. Его взгляд был прикован к Лили. По опыту она знала, что чаще всего такая поза говорит, как ни парадоксально, о неуверенности в себе и о желании придать своей внешности небрежную мужественность. Любой психолог подтвердил бы это. Однако Лили готова была поклясться, что такое утверждение не имеет никакого отношения к Кевину. Он действительно уверен в себе.

— Если вы собираетесь устроить здесь погром, — произнесла Лили, — то вынуждена вас предупредить: хозяйка, миссис Коллум, не потерпит подобного обращения с ее имуществом. Так что, если не хотите угодить в полицию, придется вам подождать, пока я отыщу ключи.

Он не ответил и снова прислонился к стене, став в полутьме всего лишь неясной тенью. Только глаза блестели, выдавая его присутствие. Лили от этого зрелища стало еще больше не по себе.

Она снова принялась рыться в сумочке и сразу же нашла ключи. Они оказались именно там, где должны были находиться: во внутреннем маленьком кармане.

Лили чертыхнулась. Она же всего несколько минут назад тщательно осмотрела этот самый карман! Такое было не в первый раз. Тайны сумочек она, наверное, не разгадает никогда.

— Входите, — сказала Лили, отперла дверь и первой вошла в комнату.

Кевин бесшумно проскользнул следом за Лили, и она поспешила включить свет. Оставаться в темноте с этим мужчиной Лили не хотела бы. Кевин внимательно осмотрел комнату, его взгляд скользнул по двум кроватям, стоявшим в разных ее углах, продавленному креслу, небольшому столику и крошечной кухне, состоявшей из двух шкафчиков, электрической плитки и чайника. Губы его скривились в презрительной усмешке. Осмотр ему не понравился. Тогда взгляд Кевина переместился на Лили, и она почувствовала себя так, словно оказалась под рентгеновскими лучами.

В свою очередь Лили рассматривала посетителя. При ярком свете он выглядел еще более мужественным и… еще более красивым. Внешностью он превосходил своего брата. Красота Джастина по сравнению с наружностью Кевина казалась какой-то незрелой.

— Кофе? Чай? — Лили попыталась быть вежливой.

— Не стоит, я не задержу вас надолго, — сказал он и без приглашения уселся в кресло. — Я хотел сказать вам всего лишь пару слов.

Лили уселась на стул напротив. Она не понимала, что заставило Кевина нанести ей визит.

— Я не ожидала увидеть вас здесь, мистер Маклейн. Почему вы не предупредили меня или Джастина заранее? Кстати, ведь он привез меня домой.

— Я не предупредил Джастина, что намереваюсь нанести вам визит потому, что не хотел, чтобы он знал об этом, — ответил Кевин с усмешкой.

Лили вскинула брови.

— И что в таком случае привело вас сюда?

Она никак не могла заставить себя разговаривать с ним радушно. Если бы Кевин появился на пороге днем, с искренней улыбкой и приветливым выражением лица, то она, естественно, вела бы себя по-другому. Однако Кевин явно не был настроен на дружескую беседу.

Лили снова бросила на него полный задумчивости взгляд. Кевин знал, как себя подать. Его одежда казалась самой обычной, однако опытный взгляд сразу различил бы, что и джинсы, и рубашка, и куртка стоят недешево. Только богатые люди умеют так одеваться: просто, но с несомненным шиком.

— Не могу поверить, что Габриель живет здесь, — вдруг произнес Кевин, продолжая рассматривать комнату. — Такое убожество…

— Нам эта комната кажется милой и уютной, — сказала Лили и поджала губы, обидевшись на его реплику.

— Возможно, если вы никогда не видели ничего лучшего, — заметил Кевин. — А вот Габриель выросла в обеспеченной семье. Ума не приложу, что заставило ее переехать из комфортабельного дома в эти трущобы.

— Не лучше ли вам у нее об этом спросить? — предложила Лили, поняв, что Кевин вызывает ее на спор.

В его взоре мелькнуло удивление. Словно он не ожидал от этой красивой блондинки проблеска ума. Такие взгляды Лили хорошо знала. За двадцать шесть лет жизни они успели набить ей оскомину.

— А что заставило жить здесь вас? — вкрадчиво спросил он.

— Не вижу в этом ничего плохого, — ответила Лили. — Тихий район, спокойные соседи, умеренная плата за комнату…

— Кем вы работаете?

— Джастин не говорил вам об этом?

— Мы не разговариваем о его пассиях.

Лили с трудом сдержалась, чтобы не нагрубить. Спокойно, скомандовала она себе, ведь он только того и добивается: вывести меня из себя.

— Я работаю секретарем, — ответила она.

Кевин хмыкнул. Ясное дело, он считал, что все хорошенькие секретарши умеют делать лишь одно: ублажать своего босса в постели.

— Мне все понятно.

— Что вам понятно? — не выдержала Лили.

Кевин не ответил. Он поднялся с кресла, подошел к окну, поднял штору и посмотрел вниз. Потом повернулся к Лили и сказал:

— Собственно, мне глубоко наплевать на вас и на вашу работу. Я пришел сюда вовсе не за тем, чтобы поболтать о вашей жизни.

— Я почему-то так и подумала, — съязвила Лили.

— Вы очень остроумны, — не остался в долгу Кевин. — Так вот, я оказался здесь только с одной целью: сказать вам, чтобы вы оставили моего брата в покое.

— Смело, — пробормотала Лили. Слова Кевина ее удивили, хотя она и ожидала услышать нечто подобное.

— Что вы сказали?

— Не смею вас прерывать, продолжайте.

— А это все, — сказал Кевин без тени улыбки. — Надеюсь, мне не нужно повторять два раза.

— Отчего же, — Лили тоже поднялась. — Судя по всему, вы считаете меня тупой блондинкой. А такой, как я, простейшие фразы следует повторять несколько раз. Чтобы дошло быстрее.

Кевин шагнул к ней, и Лили замерла. На секунду ей показалось, что он готов ее ударить. Глаза его потемнели, губы искривила судорога… Однако он всего лишь со злостью взглянул на нее и произнес:

— Что ж, раз вы просите, повторю: оставьте моего брата в покое. Пока я прошу вас об этом по-хорошему.

— А потом? Наймете киллера, чтобы убить меня?

Кевин мрачно усмехнулся.

— Думаю, я и сам справлюсь.

— Не берите грех на душу, — посоветовала Лили. — У вас еще вся жизнь впереди. Стоит ли тратить отпущенное вам время на тюрьму?

— Вы пытаетесь поразить меня своим остроумием?

— А как еще прикажете реагировать на ваши нелепые требования?

— Я вовсе не нахожу их нелепыми.

— Правда? А вот я нахожу! — Лили рассердилась не на шутку. — Может быть, все же объясните мне, что означает ваше появление здесь? Чего мне ждать? Конца света?

— Конца ваших отношений с моим братом.

— С чего вы взяли, что мы с ним расстанемся?

— Потому что я так сказал!

Он стоял совсем близко от нее. Кевин был намного выше, и потому Лили приходилось задирать голову, чтобы вглядеться в его лицо. Ничего приятного она не увидела: смазливая физиономия, искаженная гневом, — зрелище не из приятных.

— А что же вы имеете против моей кандидатуры? — поинтересовалась Лили.

— Скажу одно: вы ему не подходите.

— Ну уж об этом не вам судить.

— Именно мне. До меня дошли сведения, что вы собрались объявить о своей помолвке. Так вот, смею вас заверить: никакой помолвки не будет!

— Ах, вот оно что! — воскликнула Лили. — Все дело в помолвке! Джастин обмолвился о своих планах, и его семья забила тревогу? Какая-то красивая пустышка покушается на фамильное состояние?

Глаза Кевин удивленно расширились.

— Во-первых, — сказал он, — забил тревогу я. Я один. Ни отец, ни мать понятия не имеют о том, что у Джастина очередной бзик. Я не стану расстраивать их по пустякам. Во-вторых, вы действительно правы в определении своих мотивов: вам нужны только деньги, это ясно как день. И, в-третьих… — Кевин смерил ее презрительным взглядом, — что касается лично меня, то я вовсе не считаю вас красивой.

Лили усмехнулась, услышав последнюю фразу. Что ж, пусть будет так, как он сказал.

— Мистер Маклейн, — насмешливо произнесла она, — наверное, это вас удивит, но ваш брат — взрослый человек и сам, без вашей подсказки, может решить, с кем ему встречаться.

— Вы слишком высокого мнения о моем брате. Он еще слишком юн и наивен, чтобы определить, где ложь, а где — правда.

— Ему двадцать шесть!

— А мне тридцать два, и я имею полное право утверждать, что его жизненный опыт не идет ни в какое сравнение с моим.

— Зато мозги у вас подкачали!

Кевин стиснул зубы, было видно, что ему с трудом удается сдерживать свои эмоции. Несколько секунд он молчал, а потом развернулся и пошел к двери.

— Я вам все сказал, — произнес он, не оборачиваясь. — Надеюсь, вам хватит ума сделать правильные выводы. В противном случае мне придется прибегнуть к иным мерам.

Он вышел в коридор и захлопнул за собой дверь. Лили без сил опустилась в кресло. После ухода Кевина комната показалась ей гораздо просторнее.

Итак, война объявлена. И Лили твердо решила ее выиграть.

3

Утро выходного дня выдалось на редкость погожим. Лили проснулась оттого, что настырный луч солнца светил ей прямо в лицо, как бы она ни отворачивалась. Послышался лязг замка, и в комнату тихонько прокралась Габриель.

Лили раздраженно прикрыла лицо рукой, зевнула и, не открывая глаз, спросила:

— Где ты шлялась всю ночь, тихоня?

Габриель уронила на пол сумочку и схватилась за сердце.

— Как ты меня напугала! Нельзя же так подкрадываться к людям!

Лили фыркнула.

— Подкрадываться? Я лежу в постели! Это ты крадешься, будто воришка, задумавшая меня обокрасть.

— Здесь нечего красть, — мрачно ответила Габриель. — И даже тебя не похитят. Никто не заплатит выкуп.

— Думаешь, Джастин настолько скуп? — сквозь зевок спросила Лили.

Габриель рассмеялась.

— Нет, Джастин душка. Просто я о нем как-то забыла.

— А ты, милочка, случайно не забыла, что сегодня у нас грандиозный день?

— Помню. — Габриель упала на свою кровать и блаженно застонала. — Ой, как я хочу спать… Ты даже не представляешь…

— Не смей! — Лили вскочила с кровати. — Я тебя насквозь вижу, Габриель Вудс! Хочешь отвертеться от пляжного пикника, не так ли?

— Ну почему ты такая жестокая? — захныкала Габриель. — Я не спала целую ночь, падаю с ног, у меня болит голова, тошнит…

— Перестань перечислять симптомы похмелья. Никто кроме тебя самой не виноват в том, что тебе плохо. Где ты была?

— Вчера на работе мы устроили спонтанную вечеринку.

— Спонтанную, значит?

— Да, просто решили повеселиться перед выходными.

— Но ты ведь пойдешь со мной? — спросила Лили, накидывая халат.

— Пойду. — Габриель тяжело вздохнула. — Иначе ты до конца моих дней будешь меня ненавидеть.

— Умница, — сказала Лили и направилась в ванную. — Джастин заедет за нами в три. Успеешь прийти в себя?

— Постараюсь, — сонно пробормотала Эль.

Когда Лили вышла из ванной, подруга уже мирно посапывала, лежа на кровати прямо в одежде. Жалобным выражением лица Габриель словно говорила: не будите меня, пожалуйста, я же ничего плохого вам не сделала!

Лили улыбнулась, поправила под головой Габриель подушку и взялась за книгу. До полудня делать было совершенно нечего.

Габриель проснулась в два часа дня. Лили старательно гремела посудой до тех пор, пока подруга не открыла глаза.

— Ты специально?

Лили рассмеялась.

— Я подумала, что ты захочешь привести себя в порядок, соня. Джастин приедет уже через час.

Габриель потянулась и нехотя поднялась с кровати.

— Не знаю, чем вы будете со мной расплачиваться… Моральная поддержка им, видите ли, нужна.

Лили вдруг нахмурилась.

— Да, нужна. Ты вот вчера гуляла где-то, а я принимала гостя.

— Какого еще гостя?

— Из-за него я тоже не спала всю ночь.

— Ты завела любовника? — расширила глаза от удивления Габриель.

— Ты сама понимаешь, о чем говоришь? — рассердилась Лили. — Сюда приходил брат Джастина.

— Кевин? — еще больше изумилась Габриель. — Но что он тут делал?

— Грубил, хамил и вел себя просто отвратительно.

— Кевин грубил?

— У тебя глаза на лоб вылезут, если ты не перестанешь так сильно удивляться, — заметила Лили. — Да, грубил.

— Зачем он приходил?

— Поссориться. И я не шучу, Эль, — добавила она, заметив скептический взгляд подруги. — Он заявил, что я должна оставить Джастина в покое. Мол, мне от него нужны только деньги.

— Что? — Габриель не верила своим ушам. — Ты все-таки шутишь. Кевин не мог такое сказать.

— Еще как мог, — буркнула Лили. — Я готова была его придушить.

— Не могу поверить, — покачала головой Габриель. — Кевин очень мягкий и добрый.

— Мягкий?! — Лили истерически рассмеялась. — Ничего мягкого я в нем не заметила. Он весь состоит из острых углов! Короче, он бросил мне вызов, и я его приняла.

— Что это значит?

— А то, что я не позволю какому-то напыщенному индюку указывать мне, что я должна делать.

Габриель потрясенно смотрела на Лили. Не может быть, чтобы Кевин… Или все-таки может? Габриель достаточно хорошо знала старшего из братьев Маклейн. Если Кевин считал, что он в чем-то прав, его невозможно было переубедить в обратном. Он очень трепетно относился к Джастину и всегда защищал его. Но объявить войну ни в чем не повинной красивой женщине? Это что-то новенькое.

Лили попыталась взять себя в руки. Она сама от себя не ожидала такой вспышки гнева.

Оказывается, появление Кевина взволновало ее куда больше, чем она ожидала. Вчера вечером Лили долго не могла уснуть, прокручивая в голове их разговор. Ночью ей снился Кевин, и она то и дело просыпалась и каждый раз чувствовала, что внутри нее кипит гнев. Однако сегодня утром Лили почти забыла о своем госте. И только сейчас поняла, что на самом деле она всего лишь загнала свою злость в подсознание.

— Что мы будем делать? — спросила Габриель.

— Мы?

— Конечно мы. Я этого так не оставлю. Кстати, ты ведь расскажешь обо всем Джастину?

— Да, расскажу. И попрошу вас обоих ни во что не вмешиваться.

— О чем ты? Кевин проглотит тебя живьем.

— Пусть попытается. Как бы не подавился.

Габриель подошла к подруге и положила руку ей на плечо.

— Лили, не стоит тягаться с ним. Тебе просто нужно обо всем рассказать Джастину. В конце концов, он его брат. Честно говоря, я не знаю, что нашло на Кевина, он никогда не вмешивался в личные дела Джастина.

Лили вдруг осенило:

— А я знаю! Кевин говорил о помолвке.

— О какой еще помолвке? — нахмурилась Габриель. — Я опять чего-то не знаю?

— Джастин пошутил, сказав Кевину, что решил объявить о своей помолвке. Не могло ли это послужить причиной появления здесь старшенького?

— Да, пожалуй, в этом есть смысл, — задумчиво произнесла Габриель. — Понимаешь, Кевин слишком уж рьяно охраняет свою семью. Есть серьезная причина, по которой он может тебя не любить.

— Какая же?

Габриель грустно взглянула на подругу.

— Кевин был женат. Очень неудачно. Через год он подал на развод, сказав, что больше не поверит ни одной женщине. Его жена была очень умной. Настолько умной, что за время супружества умудрилась завести любовника, которого содержала на деньги своего мужа. При разводе она получила кругленькую сумму, несмотря на то что ее измена была полностью доказана. Просто брачный контракт был составлен весьма хитроумным образом. Влюбленный по уши Кевин не обратил на это внимания, когда женился. Судя по всему, весь этот брак и был задуман с целью облапошить Маклейнов. Жене Кевина нужны были только деньги.

— С трудом представляю себе Кевина, влюбленного в кого-нибудь без памяти, — проворчала Лили. — Все это интересно, но я не вижу связи. Вполне понятно, почему Кевин боится, что брат повторит его судьбу. Однако я ничего плохого пока не сделала!

— На это у меня тоже есть ответ, — сказала Габриель и покраснела. — Возможно, Кевин так сильно не доверяет тебе еще и потому, что… его жена тоже была красивой блондинкой.

4

— Да как он мог! Кто позволил ему вмешиваться в мою личную жизнь! — разорялся Джастин, направляя свой автомобиль на трассу, ведущую к побережью.

— Следи за дорогой! — взвизгнула Габриель. — Мы только что чуть не врезались в грузовик.

Джастин сжал зубы и уставился вперед. Лили сама была не рада, что рассказала ему о Кевине. Однако она не могла поступить по-другому.

— Я пожалуюсь родителям, — заявил Джастин.

— Только попробуй! — вскинулась на него Лили. — Хочешь выставить себя маменькиным сынком?

— Я должен поставить Кевина на место.

— Но не таким образом!

— Я согласна с Лили, — подала голос Габриель. — Представь, как это будет выглядеть. Ты не сумел справиться с неприятностями и побежал жаловаться мамочке.

— Нужно сделать вид, что вы ни о чем не знаете, — вдруг сказала Лили.

— Но почему?! — возопил Джастин.

— Все очень просто, — пояснила Габриель, понимавшая подругу с полуслова. — Кевин будет думать, что Лили и впрямь встречается с тобой из корыстных побуждений, раз уж она ни о чем тебе не рассказала.

— И что в этом хорошего? — поинтересовался Джастин.

— Мы — ее скрытый резерв. Козырный туз, спрятанный в рукаве. Партизаны в засаде.

Лили хихикнула.

— Я понял смысл твоих метафор, Эль, — сказал Джастин, тоже не сдержав улыбки. — Однако молчание Лили спровоцирует Кевина на ответные действия. Мой брат умеет вести войну.

— Я тоже, — заявила Лили с гордостью. — Твой братец будет не первым человеком, которому мне придется доказывать, что я чего-то стою. Такая война для меня не в новинку.

Джастин повернулся к ней и нежно погладил ее колено.

— Лили, прости, ты из-за меня ввязываешься в семейные склоки. Я вовсе не хочу, чтобы ты что-то там доказывала Кевину. Слишком много чести!

— Следи за дорогой! — снова воскликнула Габриель. — Потом будешь Лили по бедрам гладить!

— Вы втягиваете меня в дурацкую авантюру, — сказал Джастин, снова обратив свое внимание на трассу.

— Твоего брата нужно проучить, — ответила Габриель. — Он заврался.

— И каков план действий? — покорно спросил Джастин. Он предпочел бы сам разобраться с Кевином, хотя и побаивался его с детства. Брат всегда был сильнее, умнее, лучше учился, быстрее делал карьеру… К тому же Кевин был на восемь лет его старше. Желание быть мужественным боролось в Джастине со страхом связываться с тем, кого он в глубине души побаивался.

Лили открыла сумочку, извлекла из ее недр зеркальце и помаду и подкрасила губы.

— Джастин, я ясно вижу, что ты не хочешь в это ввязываться. В связи с этим у меня есть предложение.

— Какое? — с готовностью откликнулся Джастин.

— Ты разворачиваешь машину и везешь меня домой.

Лили услышала, как Габриель на заднем сиденье тихонько выругалась. Джастин скосил глаза в сторону своей девушки, боясь снова навлечь на себя гнев Габриель, если перестанет обращать внимание на дорогу.

— Об этом не может быть и речи, — сказал он. — Я согласен на все. Вы обе правы. Должен же хоть кто-нибудь поставить моего брата на место. Мне до смерти надоело, что со мной до сих пор разговаривают, как с ребенком. Я всю жизнь немного завидую брату, потому что постоянно нахожусь в его тени. Я устал быть вторым. Возможно, я сам никогда не начинал открытую борьбу из-за боязни того, что мои претензии в очередной раз сочтут необоснованными и спишут на затянувшийся подростковый период. Мне нужна была помощь, и сейчас мои желания как нельзя кстати совпадают с вашими. Короче, я — за!

Лили отлично понимала Джастина. По правде говоря, у них было не так уж много общего, но в одном они совпадали на сто процентов: им всегда приходилось бороться за свое место под солнцем. Лили почувствовала, как рука Габриель опустилась на ее плечо и легонько стиснула его.

— Готовься, мы подъезжаем, — прошептала подруга. — Помни, у нас общая цель. Я с тобой и не дам тебя в обиду.

Лили внутренне сжалась, глядя, как за окном меняется пейзаж: Джастин свернул на боковую дорогу, и вдалеке засеребрилась океанская гладь. Итак, они вот-вот подъедут. Только сейчас Лили ощутила, до чего же ей страшно. Через несколько минут она будет представлена родителям Джастина. И конечно же увидит Кевина, который станет сверлить ее беспощадным взглядом почти черных глаз.

Лили глубоко вздохнула, поправила волосы, свободно ниспадающие на плечи, и одернула пуловер с совершенно пуританским вырезом. Отправляясь в это путешествие, Лили постаралась одеться как можно скромнее, чтобы никому и в голову не пришло заподозрить ее в легкомыслии.

И все же в душе ее бушевал ураган. Ах, лучше бы она осталась дома…


Не раскисай! — приказала себе Лили. Улыбайся и будь вежливой. Ты — само совершенство, знаешь ведь. И ты всем понравишься.

Они шли по дорожке, с двух сторон окаймленной идеально подстриженным кустарником. Впереди виднелся большой дом. Такие особняки Лили видела только на картинках глянцевых журналов или по телевизору. Обычно в подобных домах жили знаменитости или богачи.

Так ведь Маклейны и есть богачи, забыла? — усмехнулась она про себя. И если ты выйдешь замуж за Джастина, то при разводе получишь львиную долю его богатства. Главное, правильно составить брачный контракт — и деньги у тебя в кармане. Не ты первая, не ты последняя. Прецедент уже создан.

Лили захихикала. Она старалась успокоиться, разговаривая сама с собой, и собственные мысли ее рассмешили.

Габриель с улыбкой взглянула на нее.

— Страх прошел? — спросила она. — Минуту назад на тебе лица не было. Что подняло тебе настроение?

— Я потом тебе расскажу, — пообещала Лили, стискивая ладонь Джастина.

Странное дело: чем ближе они подходили к дому, тем больше успокаивалась Лили. Она абсолютно перестала нервничать, когда увидела спешащую им навстречу светловолосую красивую женщину с потрясающей фигурой. Сначала Лили никак не могла сообразить, кто бы это мог быть. Однако Джастин поспешил представить ей женщину:

— Это моя мама, Лили. А вот это…

— Я уже поняла, дорогой! — прощебетала красавица, которой на вид было лет тридцать пять. Она казалась старшей сестрой Джастина, но никак не матерью. — Лили, я так много слышала о вас! Джастин нам все уши прожужжал о том, какая замечательная у него невеста!

Миссис Маклейн радушно расцеловала Лили в обе щеки, а потом принялась за Габриель, попутно добродушно ворча, что та похудела еще больше.

— Идемте же, Патрик мечтает познакомиться с вами, Лили.

— Патрик — это мой отец, — шепотом пояснил Джастин. — Не волнуйся, он вполне адекватен.

— А я и не волнуюсь, — сказала Лили и улыбнулась. — У тебя очень красивая мама.

Габриель болтала с миссис Маклейн, как со старой подружкой. Лили даже немного позавидовала той естественности, с которой они общались. Впрочем, мать Джастина то и дело обращалась к своей будущей невестке с каким-нибудь ничего не значащим вопросом, чтобы поддержать разговор. Вскоре Лили поняла, что миссис Маклейн очень приятный собеседник.

Дом оказался великолепным как снаружи, так и изнутри. С первого взгляда было понятно, что за люди здесь живут. Они явно не привыкли экономить.

— Эта мебель старинная, — попутно проводил экскурсию Джастин для Лили. — Ее купил мой прадедушка. Как и картины, ковры и декоративные украшения на стенах. Сам особняк относительно новый. Папа купил его, когда мама согласилась стать его женой. Это был свадебный подарок.

Если бы мне кто-нибудь преподнес такой подарочек, я бы умерла от счастья, подумала Лили, вертя головой. Наверное, жить здесь — одно удовольствие.

Они прошли через весь дом на террасу. В саду был накрыт стол к обеду. Высокий, красивый мужчина, скрестив руки, на которых бугрились мощные бицепсы, наблюдал за приближением гостей. При взгляде на него Лили поняла, что братья Маклейн пошли в отца. Те же черты лица, телосложение, даже цвет глаз. Супруги Маклейн были красивой парой даже сейчас, когда обоим перевалило за пятьдесят.

Патрик Маклейн улыбнулся и сразу же перестал казаться чересчур серьезным. Он обнял сына, подмигнул Габриель и уставился на Лили с неприкрытым интересом. В его глазах сверкнул огонек. Лили ясно ощутила, что, по крайней мере, внешне она понравилась главе семейства.

— Это Лили, папа, — произнес Джастин, смущенно краснея. — Я рассказывал…

— Конечно же, рассказывал, — прервал его Патрик и протянул Лили руку. Она осторожно вложила пальцы в его огромную ладонь, и он легонько пожал их. — Очень рад познакомиться с вами. Честно признаться, младший сын начал меня беспокоить. Он ведь уже не мальчишка, пора бы задуматься о семье.

Лили покраснела не меньше, чем Джастин.

— Я тоже рада знакомству, — сказала она. — Знаете, сыновья очень похожи на вас.

— Сыновья? — Патрик недоуменно взглянул на Джастина.

Лили прикусила язык. Она ведь не должна знать Кевина! Неужели теперь придется объяснять, что она случайно виделась с ним, создавать нагромождения лжи?

Однако Джастин весело улыбнулся и указал рукой куда-то в сторону.

— Кевин похож на папу куда больше, чем я.

Лили посмотрела туда, куда указывал Джастин, и у нее на мгновение замерло сердце. По садовой дорожке шел Кевин. На нем были летние брюки цвета кофе с молоком и белоснежная футболка, которая облегала его атлетически сложенный торс. Его темные глаза, не отрываясь, смотрели на Лили.

— Да, это Кевин. Мой старший сын, — с нотками гордости в голосе сказал Патрик.

Кевин подошел к ним, обнял Джастина так же, как и его отец минуту назад, чмокнул в щеку Габриель и насмешливо взглянул на Лили.

— Дайте-ка угадаю, — сказал он. — Наверное, вы — невеста моего брата.

Лили ослепительно улыбнулась ему и начала лихорадочно соображать, что бы такое сказать.

Ее спас Джастин. Он обнял Лили за талию, как бы подчеркивая, что у него есть все права на эту женщину, и произнес:

— Ты угадал. Это Лили. Как дела на фирме?

Кевин не обратил внимания на явное желание брата сменить тему.

— Ты умеешь выбирать женщин. Ваша красота, Лили, затмевает солнце. А ваши волосы благодаря своему цвету сияют даже ярче, чем светило.

Никто, кроме Лили, не заметил угрозы, прозвучавшей в голосе Кевина. Супруги Маклейн улыбались, Габриель настороженно вглядывалась в лицо Джастина, а тот в свою очередь не отрывал глаз от своей невесты.

— Надеюсь, все проголодались, — сказала миссис Маклейн. — Предлагаю приступить к обеду. Некоторые блюда нужно подавать горячими, а они уже начинают остывать.

— Ах, Джина, вечно ты боишься, что твои дети останутся голодными, — рассмеялся Патрик. — Но раз уж ты настаиваешь… Прошу к столу.

Лили села рядом с Джастином, по правую руку от нее оказалась Габриель, а прямо напротив — Кевин. Он делал вид, что не обращает на Лили внимания, хотя она кожей чувствовала его неприязнь.

Обед был превосходным. Джина Маклейн, несмотря на высокое положение, никогда не отказывалась от домашних обязанностей. Она любила и умела готовить, так что все присутствующие за столом без устали нахваливали кулинарный талант хозяйки дома.

Габриель положила себе всего понемногу и теперь с аппетитом уплетала содержимое своей тарелки. Джина чуть ли не с жалостью взглянула на нее.

— Эль, милая, скажи мне правду, ты недоедаешь?

Габриель удивленно уставилась на нее.

— Почему вы так думаете?

Джина слегка покраснела.

— Прости, просто ты ешь с таким аппетитом…

Губы Габриель растянулись в улыбке.

— Ах, это… Да просто я не ела со вчерашнего вечера. У меня на работе случилась спонтанная вечеринка, но там были только спиртные напитки и пара пачек чипсов. Так что сами понимаете…

Патрик хохотнул.

— За тобой глаз да глаз нужен, Эль! Наверное, дома не ночевала.

Габриель утвердительно кивнула и схватила куриную ножку.

— Погоди у меня, вот расскажу твоим родителям…

— Ну, вы скажете тоже, — поперхнулась Габриель. — Мне скоро тридцать, а вы до сих пор пугаете меня родителями.

— Ты такая малюсенькая, что мне все время кажется, что тебе не больше пятнадцати, — рассмеялся Патрик. — Правда, Джастин?

— Да, ее все принимают за мою младшую сестренку, — со смехом сказал тот.

— Вы ведь лучшие подруги, верно? — Джина перевела взгляд на Лили.

— Да, уже давно, — улыбнулась Лили.

— Как же так получилось, что с Джастином вы познакомились только несколько месяцев назад?

— Я и сама не знаю. Мы просто ни разу не встретились за полтора года.

— Так ведь и я не так часто его видела, — сказала Габриель. — У него одна работа на уме.

— Ну, это вряд ли! — вдруг произнес Кевин. Это была его первая фраза за полчаса.

— Вряд ли? — переспросил Джастин и поморщился. — Что ты имеешь в виду?

— Ты не так уж и часто появляешься в офисе, — с улыбкой пояснил Кевин. — Эль просто слишком хорошо к тебе относится, поэтому и хвалит. А на самом деле…

Джастин сжал вилку с такой силой, что Лили испугалась, что та погнется. Да уж, братья не очень-то ладили между собой.

— Довольно, — сказал Патрик с миролюбивой улыбкой. — Вы оба делаете очень много для фирмы.

— И вы забыли главное правило! — добавила Джина. — Никогда не говорите о бизнесе во время еды.

— Извини, мама. — Кевин сверкнул белозубой улыбкой, и миссис Маклейн тут же перестала сердиться. — Больше не будем. И спасибо за прекрасный обед.

— Что ж, раз все уже поели, — Джина окинула взглядом присутствующих, — я покажу нашим гостьям их комнаты. Вы можете отдохнуть часика полтора. А вечером мы идем на пляж. Я уже целую неделю мечтаю об отдыхе.

Комната, предназначенная Лили, оказалась светлой и просторной. В этом доме было много места. Габриель сообщила, что она отправляется спать и будить ее нужно только в самый последний момент. Кевин остался в саду с отцом, и Лили была этому рада. Она чувствовала, что он просто так не отстанет от нее. Наверняка сегодня вечером нужно ждать неприятного разговора.

Джастин вошел в комнату вслед за Лили и прикрыл дверь.

— Ты же не собираешься спать? — спросил он, хитро улыбаясь.

— Нет, а что?

Вместо ответа Джастин заключил ее в объятия. Лили по опыту знала, что нет смысла вырываться. Мужчина с такими мускулами, как у него, мог не волноваться, что женщина даст ему отпор.

— Ты что делаешь? — спросила Лили, уворачиваясь от его поцелуев.

— Неужели непонятно? — Джастин припал губами к тонкой коже на ее шее, там, где пульсировала жилка.

— Мы в доме твоих родителей! — возмущенно прошипела Лили. — Веди себя прилично.

— Я больше не могу вести себя прилично! — пожаловался Джастин. — В последнее время я вижу тебя только по вечерам при большом скоплении народа. Я давно уже мечтаю остаться с тобой наедине.

Лили сверкнула зелеными глазами.

— Джастин, перестань! Не здесь!

Она оттолкнула его, и он не стал ее удерживать. Джастин грустно взглянул на нее и пожал плечами.

— Что ж, если тебе непременно необходимо соблюсти все приличия…

— А ты считаешь, что можно и по-другому?

— Я скучаю по тебе, — признался Джастин. — Мы с тобой занимались сексом в последний раз почти неделю назад.

Лили виновато взглянула на него.

— Прости, мне было не до этого. Хотя очень хотелось, правда.

Она сделала шаг к нему навстречу, и Джастин снова обнял ее. Теперь уже Лили не сопротивлялась. Она понимала, как неискренне звучат ее слова.

«Очень хотелось»… Фу! Какой стыд. Она и не думала о сексе с прошлого раза их интимной близости. Нервотрепка на работе, усталость, беспокойство по поводу знакомства с родителями Джастина… Лили была слишком напряжена, чтобы помнить о любовных ласках.

Следовало также признать, что она не испытывала каких-то особых эмоций, занимаясь с Джастином любовью. Секс как секс. Поначалу Лили это немного беспокоило, так как Джастин явно получал куда больше удовольствия от их близости, чем она сама. Однако со временем Лили смирилась с отсутствием пылкой страсти в своей душе. До Джастина у нее были любовники, и ни с одним из них она не испытывала тех эмоций, о которых с упоением пишут в любовных романах.

Женщины бывают темпераментные, обычные и холодные. Я отношусь к золотой середине, рассудила Лили. Жаловаться не на что.

Рука Джастина пробралась под ее пуловер. Лили резко отстранилась.

— Тебе не стыдно? — с укором спросила она. — Ох, пользуешься ты моей благосклонностью.

— Лили, мне тебя не хватает.

— Прекрати! — окончательно рассердилась Лили. — Я думала, что ты окажешь мне поддержку, а ты вместо этого в доме своих родителей пытаешься соблазнить меня.

Джастин опустил голову.

— Прости, я как-то не подумал о том, что ты до сих пор чувствуешь себя не в своей тарелке.

Он направился к двери. Лили с трудом сдержалась, чтобы не окликнуть его, хотя в душе понимала, что ей будет легче, если она останется ненадолго одна.

— Когда за тобой можно будет зайти? — спросил Джастин, не оборачиваясь. — Мы бы погуляли по саду…

Он был похож на маленького обиженного ребенка. Никакого сходства с мужчиной, на которого можно опереться в трудную минуту. Если он так же ведет себя со своими близкими, то нет ничего удивительного в том, что они до сих пор не воспринимают его всерьез, подумала Лили.

— Через полчаса, — ответила она.

Джастин скрылся за дверью. Лили опустилась на кровать и с шумом выдохнула воздух.

Сколько нервов уже потрачено, а ведь день еще в самом разгаре.


Лили стояла в центре рая, среди буйства красок и цветов всех оттенков. Сад был гордостью Джины Маклейн. За ним ухаживали целых три садовника и она сама. Лили поняла, почему Джастин частенько называл свою мать «мастерицей на все руки».

— Нравится? — Он стоял в двух шагах от Лили и не спускал с нее взгляда.

— Очень, — призналась она. — Никогда не видела таких красивых клумб.

— Мама обожает цветы. Кроме обычных у нас есть и редкие экземпляры. Она сама отведет тебя в оранжерею вечером. Мама хвастается своими цветочками перед всеми.

— Она вполне заслужила похвалу, — заметила Лили. — Очень красиво.

— Ужасно жарко, — пожаловался Джастин. — Может быть, пойдем в дом? К вечеру жара спадет, и тогда мы отправимся на пляж. А пока придется подождать, когда папа проснется. Он всегда отдыхает после обеда. Будить его бесполезно. Мы с братом давно уяснили, что, когда отец спит, можно ходить рядом с ним хоть на голове, он даже не услышит.

— Я умираю от жажды, — призналась Лили. — Нужно было захватить с собой лимонад.

— Идем в дом. Я схожу на кухню, а ты подождешь меня в гостиной, — предложил Джастин.

Они пошли рядом, держась за руки. Лили вдруг поймала себя на мысли, что если бы она узнала, что ей предстоит жить здесь, то была бы безмерно рада.

Джастин оставил ее в гостиной, и Лили принялась рассматривать многочисленные картины, развешанные по стенам. Большинство их, если не все, были подлинниками и стоили огромных денег. Даже Лили, не слишком разбираясь в живописи, определила это.

Она остановилась у картины, на которой был изображен чудесный сад, словно списанный с зеленых владений Джины. А быть может, это она создала свой маленький рай по увиденному образу.

— Любуетесь? — вдруг раздался голос у Лили за спиной.

От неожиданности Лили вздрогнула и так резко обернулась, что с трудом удержалась на ногах. Перед ней стоял Кевин. Он уже переоделся. Теперь на нем были голубые легкие джинсы и свободная белая рубашка с коротким рукавом. Он застегнул ее всего лишь на нижние пуговицы, так что теперь была видна его могучая грудь со светлыми, явно выгоревшими на солнце волосками, шелковистыми на вид. Лили с трудом удержалась, чтобы не потрогать их. Кевин перехватил ее взгляд и сощурил глаза, словно пытаясь прочесть мысли стоящей напротив него женщины.

— Вы меня испугали, — сказала Лили дрожащим от волнения голосом.

Он холодно усмехнулся.

— Я на это и рассчитывал. Значит, нравятся картины?

Лили снова повернулась к прекрасной лужайке, на которую смотрела несколько секунд назад.

— Да, прекрасная коллекция.

— Еще бы, — подтвердил Кевин. — Ее начал собирать еще мой прадед. Между прочим, картина, на которую вы сейчас смотрите, стоит несколько миллионов долларов.

У Лили пересохло во рту, однако теперь не от жажды. Несколько миллионов! И эти люди выставляют целое состояние на всеобщее обозрение в гостиной?

— Так что любуйтесь, — продолжил Кевин, — пока можете. Ведь вашей эта коллекция никогда не станет.

Лили резко повернулась к нему. Кевин смотрел на нее с неприкрытой неприязнью. Он ее ненавидел. Это ясно как день. Лили сделалось не по себе. Кевин — опасный человек. Такой, ради того чтобы спасти себя и семью от несуществующей угрозы, которую сам же и придумал, пойдет на все.

Лили всегда боялась фанатиков. А Кевин был фанатично предан клану Маклейн.

— Вы мне надоели, — неожиданно для себя сказала она. — Думайте обо мне все, что хотите, но мне плевать на ваше мнение.

— Я не позволю вам одурачить моего брата.

— Вы портите жизнь, прежде всего, самому себе, — не выдержала Лили.

— Что вы имеете в виду? — нахмурился Кевин.

— Только потому, что вас когда-то предала женщина, вы теперь во всем чувствуете подвох.

— Что вам может быть об этом известно? — с неожиданной болью в голосе сказал Кевин.

У Лили защемило сердце. В обычно пронзительном и недоброжелательном взгляде Кевина теперь сквозили боль и отчаяние.

— Ничего, — произнесла Лили негромко. — Но мне кажется, что вы сами травите себя и свою душу, купаясь в болезненных воспоминаниях.

Снова в его глазах загорелся огонь неприязни. Лили поняла, что сделала ошибку, пытаясь помочь ему советом. Он не нуждался в ее сочувствии. Судя по всему, ему нравилось смаковать свои страдания.

— Решили поиграть в психолога? — спросил Кевин язвительным тоном. — У вас плохо получается. Для того чтобы понимать человеческие чувства, нужно обладать большим жизненным опытом. Это и отличает хорошего психолога от дилетанта. А чем отличаетесь вы? Большой грудью, крашеными волосами и полным отсутствием мозгов.

Лили вздрогнула, словно он ударил ее по щеке. Наглец! Как он смеет обвинять ее в чем-то? Как может оскорблять человека, которого не знает?

— Не судите людей по себе, — насмешливо ответила она. — Если вас природа умом обделила, не стоит завидовать тем, кто им действительно обладает.

Кевин шагнул к ней, протянул руку, но тут же отдернул. Он даже не мог к ней прикоснуться! Лили вскинула голову, окидывая его победным взглядом. И этот мужчина смеет считать себя сильным? Он же боится женщин, как огня!

В этот момент дверь распахнулась, и в гостиную вошел Джастин с двумя высокими стаканами лимонада в руках. Увидев Кевина, он безотчетно плотно сжал губы, словно пытаясь справиться со своими страхами. Лили подошла к Джастину и отобрала у него один из запотевших холодных стаканов.

— Расслабься, — выговорила она одними губами.

— Я думал, что ты мечтаешь где-нибудь в саду, — насмешливо сказал Кевин, глядя на брата. — В твое отсутствие я успел поближе познакомиться с этой женщиной. — Он указал на Лили. — Она тебе не пара.

— Не твое дело! — моментально вскипел Джастин. — Прекрати диктовать мне, как жить. Ты и со своей жизнью не можешь справиться.

— В отличие от тебя, братец, — произнес Кевин насмешливо, — я уже состоявшийся мужчина. На мне фирма, я руковожу делами нашей семьи, а ты только и делаешь, что развлекаешься. Это уже четвертая блондинка на моей памяти. А еще были три брюнетки и две рыжих. — Он повернулся к Лили. — Милочка, вас не настораживает легкомысленность вашего жениха?

— Меня настораживает ваша злоба, — сказала она негромко и, схватив упирающегося Джастина за руку, поволокла его прочь из дома.

Лили остановилась, только когда они очутились в глубине сада. Джастин уже почти пришел в себя. Он, впрочем, как и сама Лили, все еще держал в руке стакан с лимонадом.

— Прости меня, — произнес Джастин и залпом выпил напиток.

— За что?

— Я не должен был привозить тебя сюда. Я ведь отлично знал, как отнесется к твоему появлению в этом доме мой брат. Он ненавидит всех женщин на свете. Пожалуй, только к Габриель Кевин относится более или менее терпимо. Да и то только потому, что знает ее с детства.

Лили пригубила лимонад и окинула задумчивым взглядом сад.

— Все нормально, Джастин. Твои родители — просто чудо. А Кевин… — Она усмехнулась. — В семье не без урода.

Джастин поморщился.

— Дело в том, что уродом считают меня, — сказал он. — А ведь они сами не дают мне развернуться. Знаешь, я все чаще задумываюсь о том, чтобы уйти из семейного бизнеса и затеять свое дело. Денег у меня достаточно.

— Думаю, что это было бы разумным выходом из создавшейся ситуации, — кивнула Лили.

Глаза Джастина загорелись радостным светом.

— Думаешь? — спросил он, ставя стакан прямо на садовую дорожку. — Я немного боюсь, но уверен, что справлюсь.

— Чем ты хотел бы заняться? — спросила Лили, серьезно глядя на него.

— Чем угодно, что не будет иметь никакого отношения к бизнесу моей семьи.

— Но ведь у тебя есть какие-то планы?

— Да. — Джастин обнял ее за талию и увлек за собой. — Мне бы хотелось заняться мебелью.

— Мебелью? — переспросила удивленная Лили.

— Именно! — Джастин был возбужден, он впервые говорил с кем-то о своих мечтах. — Один мой приятель, ты его не знаешь, занимается дизайном мебели. Ты бы видела, какие эскизы он рисует! Классика, модерн… все, чего душа пожелает! Однако денег на собственный бизнес у него нет. Он вынужден работать обычным клерком, чтобы хоть как-то заработать на жизнь. Его талант и моя деловая хватка могли бы перевернуть этот мир!

Лили мягко улыбнулась.

— Так уж и перевернуть.

— Ну ты же понимаешь, о чем я, — сказал Джастин немного пристыженно. — Что ты думаешь по поводу этой идеи?

— Я в тебя верю, — сказала она. — У тебя все получится.

Джастин порывисто обнял ее и страстно поцеловал.

— Ты самая замечательная женщина на планете! — сказал он с чувством. — Кроме тебя лишь Эль поддерживает меня во всем. Решено! Я сегодня же поговорю родителям о моих планах!

— Нет! — Лили испуганно вцепилась в его руку. — Хватит с меня потрясений на сегодня. Давай отложим объяснения на другой день? Ведь тебе некуда спешить.

— Хорошо. — Джастин погладил ее по волосам. — Но мне будет очень трудно сдержаться. Так хочется утереть Кевину нос!

5

Несмотря на то что день начал клониться к вечеру, жара на пляже стояла невыносимая. На все еще горячий песок невозможно было ступить босыми ногами. Джина шагала впереди всех, не замечая ни зноя, ни недовольных лиц, по крайней мере, двоих участвующих в процессии: Габриель, которую разбудили в самый неподходящий момент, и Кевина, бросавшего мрачные взгляды на прекрасную блондинку и своего брата.

— Вот здесь мы и расположимся, — бодро произнесла Джина, ставя корзинку на песок.

Место, которое она выбрала, ничуть не отличалось от тех, что предлагал ей несколько раз Патрик. Пляж, он и есть пляж. Однако Джина почему-то решила, что именно на этом самом месте, где она сейчас стояла, они и устроят свою пляжную вечеринку, весь смысл которой сводился к купанию в океане и поеданию огромного количества сандвичей.

Участники «вечеринки» расстелили одеяла, поставили на них корзины и тут же отправились купаться. Все, кроме Габриель, которая блаженно растянулась на покрывалах и моментально уснула. Джина поставила над ней зонтик и со спокойной душой присоединилась к остальным.

Лили постоянно ощущала на себе взгляд Кевина. Этот человек нервировал ее до такой степени, что она едва сдерживалась, чтобы не закричать. Однако, войдя в теплую воду, она сразу же забыла обо всем на свете. Океан ластился к ней, словно котенок. Волны омывали ее тело, щекотали кожу, ласкали бедра. Лили вошла в воду по пояс и зажмурилась от удовольствия. Чета Маклейн и Джастин давно уже резвились, словно дети, в океане. Однако Лили не спешила погружаться в воду. Ей хотелось насладиться чудесным чувством упоения и счастья.

Внезапно она очнулась, почувствовав на себе чей-то взгляд. Открыв глаза, Лили сразу же увидела Кевина. Он стоял неподалеку и наблюдал за ней… с искренним восхищением мужчины, который увидел красивую женщину. Обнаружив, что Лили тоже смотрит на него, Кевин отвернулся, резко вошел в воду и поплыл вперед, загребая воду сильными быстрыми толчками. Его гладкое сильное тело блестело в лучах солнца. Лили невольно залюбовалась этим ожившим Аполлоном.

— Лили, плыви сюда! — вывел ее из задумчивости голос Джастина.

Она улыбнулась ему и полностью погрузилась в воду, чтобы отдать себя во власть волн.

Джастин подплыл к ней. Их бедра в воде соприкоснулись, но Лили поймала себя на мысли, что ей это неприятно. Она хотела чувствовать лишь океан, принадлежать только ему. Ее взгляд снова упал на Кевина, который заплыл так далеко, что превратился в маленькую точку. Вот до него было бы приятно дотронуться, прижаться к нему в воде и…

О чем я только думаю?! — ужаснулась Лили.

И все же она невольно сравнила Джастина с Кевином. Теперь, когда их тела не были полностью скрыты одеждой, она смогла оценить их. Браться были примерно одного роста и сложения, однако Джастин сильно уступал Кевину. Старший брат был колоссом, могучим и сильным, а младший казался всего лишь легкомысленным мотыльком, думающим о развлечениях и пирушках.

Через несколько минут Лили вышла на берег и села рядом со спящей Габриель. Солнце уже садилось. Совсем скоро жара спадет, и станет легче дышать. Лили моментально высохла, как только очутилась на берегу. Зной иссушал все вокруг. Она потянулась за бутылкой с лимонадом и с неудовольствием взглянула на Джастина, который плюхнулся возле нее и обхватил руками за талию.

— Ты еще мокрый, — сказала Лили недовольно.

— Ну и что? Разве это не сексуально?

— По мне, так немного противно.

Джастин отодвинулся.

Обиделся, подумала Лили и вздохнула.

— Я бы хотела немного позагорать, пока есть такая возможность.

— Солнце еще не скоро сядет, успеешь. Сейчас мама и папа наплаваются и будут играть в волейбол. Мы захватили сетку.

— Я не люблю спортивные игры. — Лили опустошила бутылку лимонада до половины. — Ты играй, а я позагораю.

Джастин кинул взгляд на Габриель.

— Может быть, разбудить ее? Она проспит весь уик-энд.

— Оставь ее в покое, — посоветовала Лили. — У нее вчера была тяжелая ночь. Когда Эль перебирает спиртного, ей всегда ужасно нехорошо наутро.

— С кем, интересно, она вчера была? — задумчиво спросил Джастин.

— Какая тебе разница?

— Она мне все равно что сестра! Я за нее в ответе.

— Она взрослая девочка и сама о себе может позаботиться.

— Не знаешь, у нее сейчас кто-нибудь есть?

Лили покосилась на Габриель. Подруга, конечно, могла спать мертвым сном, но могла и притворяться.

— Не волнуйся, она действительно дрыхнет, — рассмеялся Джастин. — Можешь говорить все, что захочешь. Так есть у нее кто-нибудь или нет?

Лили пожала плечами и снова сделала глоток лимонада.

— Понятия не имею. Еще полторы недели назад она встречалась с одним парнем…

— С кем? — тут же напрягся Джастин.

— Ты не ревнуешь случайно? — удивленно посмотрела на него Лили. — Такое ощущение, что ты тайно влюблен в Эль.

— Очень смешно! — Джастин растянулся на покрывале. — Говорю же: я за нее в ответе.

— Тогда не лучше ли тебе спросить у нее самой обо всем, что тебя интересует?

— Эль мне не ответит. Сколько раз я пытался выведать у нее любовные тайны, а она — ни полслова.

— Наверное, потому, что ты мужчина. Со мной она бывает довольно откровенной, — улыбнулась Лили и внезапно замолчала. Рядом с ней легла тяжелая тень. Такая же хмурая, как и ее обладатель.

— О, мой братец наплавался! — весело произнес Джастин. — Не желаешь ли лимонаду?

— Не желаешь ли заткнуться? — поинтересовался Кевин. Он уселся по другую сторону от Габриель и вытащил из корзинки холодную бутылку.

Какие чудесные родственные отношения! — подумала Лили.

Старшие Маклейны присоединилась к ним спустя минуту. Они тут же засуетились, решив, не теряя ни минуты, начать играть в волейбол. К ним присоединились невесть откуда появившаяся семья из четырех человек: родители и их уже взрослые дети.

— Это наши соседи, — зашептал Джастин на ухо Лили. — Мы всегда вместе отдыхаем по выходным на пляже.

— Надеюсь, с ними мне не надо знакомиться? — с тревогой спросила Лили.

Джастин от души расхохотался.

— О нет, не волнуйся! От их общества я тебя избавлю. Кстати, ты не против, если я тоже поиграю в волейбол?

— Ах, разумеется, иди, — отмахнулась Лили, и Джастин тут же умчался прочь.

— Кевин, иди к нам! — крикнул Джина. — У нас не хватает одного человека!

Кевин покачал головой.

— Сегодня я пас, извини, мама. Придется вам играть не по правилам.

Лили готова была поклясться, что знает, почему он остался. Наверняка ему не терпелось снова начать с ней разговор с целью вывести ее из себя.

Если Габриель не проснется через пятнадцать минут, мне придется принять меры, подумала Лили.

Некоторое время она следила за игрой, но вскоре ей это наскучило. Кевин вел себя мирно, не заговаривал с ней и даже не смотрел в ее сторону. Лили вынула из своей пляжной сумки лосьон для загара и вылила на ладонь жидкость молочного цвета с приятным запахом.

Габриель перевернулась на бок, лицом к подруге, и что-то забормотала.

— На войне как на войне, — расслышала Лили и вперилась взглядом в «спящую красавицу».

Дрыхнет или все же притворяется? — в который уже раз подумала Лили. Если притворяется, то зачем? Все равно не происходит ничего интересного. Если же спит… Но она права: ведь идет война!

Не я ли поклялась себе, что выдержу битву? — подумала Лили, и внезапно ей стало весело. В конце концов, почему она так переживает? С четой Маклейн она уже подружилась. Лили чувствовала, что нравится им обоим. Патрику красотой, а Джине скромностью. Что до Кевина, то какая разница, какие мысли бродят у него в голове?

Если я даже когда-нибудь решусь выйти замуж за Джастина, размышляла Лили, то меня с радостью примут в семью. Джина, по-моему, вообще не умеет сердиться. Она — само радушие. Джастин говорил, что ни разу не видел мать грустной. Мистер Маклейн — человек, который вызывает невольное уважение. Я никогда не буду чувствовать себя некомфортно в его присутствии. Он настоящий джентльмен и знает, как себя вести с дамами.

Итак, остается лишь Кевин. Единственный, кому она не нравится. Возможно, она никогда не заставит его доверять ей, но и язвить по любому поводу не позволит.

— Не поможете мне? — Лили обернулась к Кевину и протянула ему бутылочку с лосьоном.

— Помочь в чем? — нахмурил брови он.

— Мне нужно, чтобы кто-нибудь нанес лосьон мне на спину, — пояснила она. — Эль спит, а Джастин слишком увлечен игрой.

— И что?

Лили подняла глаза к небу.

— Подумайте хорошенько, — сказала она. — И, возможно, до вас дойдет, что мне нужно.

Кевин сжал губы, выхватил из ее рук бутылочку и подсел ближе. Лили подняла одной рукой волосы, скрутила их в узел и зафиксировала заколкой.

Ничего не происходило. Лили спиной чувствовала, что Кевин никуда не ушел, но он почему-то не спешил приступать к тому, о чем его попросили.

— В чем дело? — спросила Лили, оборачиваясь.

Кевин держал бутылочку лосьона, которая казалась крошечной в его ладони, и недоуменно смотрел на Лили.

— Э-э-э… ни в чем, отворачивайтесь, — сказал он наконец.

Лили скрыла довольную улыбку. Неужели он смущен? А ведь она всего лишь попросила его…

Она тихо охнула, когда его ладони прикоснулись к ее спине. Нежные теплые руки и прохладный лосьон — невероятное сочетание! Пальцы Кевина были такими ласковыми, что Лили тут же представила, каково это, оказаться в его объятиях, когда он будет ласкать все ее тело.

Она до боли прикусила губу и поискала глазами Джастина. Тот не замечал вокруг ничего, кроме мяча. Спасения ждать было неоткуда.

— Вы слишком напряжены, — послышался глубокий бархатный голос Кевина, — расслабьтесь. Или я делаю что-то не так?

— Все так, — пролепетала Лили, чувствуя себя полной дурой. Она хотела заманить в ловушку Кевина и сама же попала в нее. Вот уж воистину — не рой другому яму…

— Вам нужно чаще заниматься спортом, — сказал Кевин негромко. Его дыхание опалило кожу шеи Лили. — Все мышцы занемели.

— У меня сидячая работа.

— Вот и я о том же. Не возражаете, если я их немного разомну?

Как она могла возражать? Сейчас Кевин мог бы сделать с ней что угодно, она бы и слова не сказала. Его сильные пальцы разминали ее затекшие мышцы. Лили почувствовала, что ее бросает в жар.

— Ну как? — через минуту спросил Кевин проникновенным голосом.

— Отлично, — пробормотала Лили. — Стало гораздо лучше.

— Обращайтесь, — своим прежним холодным тоном произнес Кевин и снова отсел от нее подальше.

Лили разочарованно посмотрела на него. К счастью, Кевин не заметил ее взгляда, он наклонился к корзинке и вытащил из нее пару сандвичей, один из которых протянул Лили.

— Держите, я не жадный.

Он снова смотрел на нее колючим взглядом, а Лили не понимала, что вдруг произошло. Она только что убедилась, что этот мужчина может быть нежным. И куда же ласковый Кевин подевался сейчас? На месте чувственного мужчины был холодный и озлобленный эгоист.

Лили взяла сандвич, но поняла, что у нее нет аппетита. Габриель снова что-то пробормотала, но на этот раз невозможно было разобрать ни слова.

— Вам не удастся сделать то, что вы задумали, — вдруг произнес Кевин.

Лили подняла на него удивленный взгляд.

— О чем вы?

— Все эти женские уловки на меня не действуют, — Кевин развалился на покрывале в небрежной позе умиротворенного шейха. — Потрите мне спинку, разомните мне мышцы… Эти ваши соблазнительные позы и улыбки… Я вас насквозь вижу, мисс Джефф.

— Вы несете ахинею, — резко сказала Лили. — Если вы о том, что я якобы пытаюсь вас соблазнить… У вас явная мания величия, мистер Маклейн.

— Неужели? — Он окинул ее оценивающим взглядом. — Разве женщины с вашей внешностью завоевывают расположение окружающих чем-то еще, кроме своей красоты?

— Красота здесь ни при чем. Я никогда не пользовалась ею как средством для достижения цели. Или вы из тех мужчин, которые считают всех блондинок дурами?

— О нет. — Лицо Кевина вдруг стало жестким. — Напротив, я думаю, что большинство красивых женщин отличаются незаурядным умом. Они эгоистичны, бесчувственны и идут на все ради достижения результата.

— Вам нужно обратиться к психологу, — холодно проронила Лили и отвернулась. — У вас проблемы. И если вы их не замечаете, то окружающим они ясно видны.

— Это у вас проблемы, мисс Джефф, — спокойно произнес Кевин и отправил в рот очередной сандвич. — Но не психологического плана. Вы слишком самоуверенны и считаете, что вам все по плечу. Уверяю вас, вы потерпите жестокое разочарование, связавшись со мной. Сегодня я еще переношу ваше присутствие, но если вы вздумаете появиться в доме моих родителей еще раз, то я лично вышвырну вас вон.

— Я бы хотела на это посмотреть, — с сарказмом отозвалась Лили. — Особенно интересно будет послушать, как вы станете объясняться со своими родителями, которые ничего против меня не имеют.

— Уж на своих родителей я смогу повлиять, — рассмеялся Кевин, — будьте уверены. Я знаю, что вы задумали, мисс Джефф, помните об этом. Вам удалось обмануть бедную наивную Эль и моего романтичного брата, но со мной этот номер не пройдет.

Кевин поднялся на ноги и направился к воде. Лили смотрела на его стройное тело, на рельефные мышцы и чувствовала, как в ней закипает злость на этого человека.

— Один — ноль в его пользу, — произнесла Габриель, выпрямляясь и потягиваясь. — Честно признаться, никогда не думала, что Кевин может быть таким противным.

— Ты не спала, — спокойно констатировала Лили.

— Не спала, — подтвердила Габриель, ничуть не смутившись. — Мне хотелось послушать, о чем вы будете разговаривать. Я люблю быть независимым свидетелем. — Она села рядом с Лили и взглянула в сторону плывущего прочь от берега Кевина. — Что думаешь делать?

— Бороться, — решительно сказала Лили и тряхнула головой. — Я не собираюсь портить себе жизнь из-за какого-то упрямца, у которого проблемы с женщинами!

6

— Кем, говорите, вы работаете?

Лили постаралась как можно тише положить вилку на тарелку, хотя очень хотелось этой самой вилкой запустить в Кевина, который на протяжении вот уже пятнадцати минут задавал дурацкие вопросы. Чудесный ужин, на этот раз, правда, приготовленный кухаркой, превратился в пытку. И все из-за Кевина. Он не давал Лили проглотить ни кусочка, постоянно заставляя что-то рассказывать. Ей казалось, что она попала на допрос в полицию. Самым обидным во всем этом было то, что никто не пытался ее поддержать. Джастин с остервенением жевал бифштекс, разъяренно поглядывая на брата, которого все эти взгляды ничуть не трогали. Патрик и Джина, видимо, считали, что Кевин знает, что делает, а потому не вмешивались и слушали ответы Лили с таким вниманием, словно собирались писать ее биографию. Что касается Габриель, то она иногда вставляла свои реплики, когда подруге приходилось совсем уж туго, но это не спасало дело.

— Я работаю секретарем. — Лили растянула губы в улыбке. Было очевидно, что приветливая гримаса далась ей с трудом большим.

— Секретарем? — разочарованно протянул Кевин, накладывая себе на тарелку салат. — Ну, ясно.

— Что вам ясно? — с улыбкой людоедки спросила Лили.

Кевин красноречиво пожал плечами, давая понять, что не считает секретарскую работу чем-то достойным уважения.

— Принеси-подай, верно? — спросил он. — Вы не думали заняться чем-то более серьезным?

— Кто вам сказал, что это не серьезная работа? — холодно спросила Лили. — И с чего вы взяли, что я девочка на побегушках?

Кевин еще раз пожал плечами и бросил на нее снисходительный взгляд. Лили почувствовала, что ее щеки пылают, а сама она готова взорваться в любую минуту.

— Между прочим, — встряла в разговор Габриель, чье лицо уже давно приобрело малиновый оттенок, — на Лили держится вся фирма.

— Каким это образом? — насмешливо спросил Кевин. — Ах ну да, руководителю очень важно вовремя получать свой утренний кофе. Иначе весь день пойдет насмарку.

— Я занимаюсь не только приготовлением кофе, — процедила Лили сквозь зубы. — Я также веду переговоры…

— Звоните по просьбе босса его жене и говорите, что он задержится?

— …составляю все исходящие документы…

— Типа оплаты счетов?

— …и занимаюсь финансовыми подсчетами.

— Опять же речь наверняка о неоплаченных счетах босса, — весело произнес Кевин и взглянул на родителей, словно призывая их посмеяться вместе с ним.

Лили готова была разрыдаться прямо за столом. Никогда еще мужчины так успешно не доводили ее до слез. Обычно, чтобы вывести Лили из себя, требовалось куда больше времени. У Кевина, вероятно, был особенный дар.

Патрик поддержал старшего сына вежливой улыбкой, хотя от главы семейства и не укрылось, что Кевин специально злит невесту Джастина. А вот Джина вместо того, чтобы посмеяться, недовольно нахмурилась. Лили отметила, что миссис Маклейн не следовало этого делать. Она тут же постарела лет на десять.

— Не думаю, что ты прав, Кевин, — неожиданно резким тоном произнесла Джина. — Я сама работала секретарем и отлично знаю, что это весьма сложная и ответственная работа.

— Мама, ты работала в фирме своего отца, — усмехнулся Кевин. — Это совсем другое.

— Ничего подобного, — возразила Джина. — Впрочем, мне, безусловно, было немного легче, чем Лили. Ей приходится прилагать все усилия, чтобы не потерять хорошее место, а я могла не опасаться, что останусь без цента в кармане.

Лили приоткрыла от удивления рот и переглянулась с Габриель. У той тоже были круглые изумленные глаза, как и у Патрика, и у Джастина. Никто не ожидал, что Джина будет заступаться за Лили с таким жаром.

Кевин недовольно нахмурился. Все, чего ему хотелось, — это вывести Лили из себя и выставить ее в неприглядном свете. И у него получалось! А мать свела его попытки к нулю всего лишь одной фразой!

— Передай мне хлеб, Эль, — попросил Кевин мрачно. — А что там с вашими родственниками, Лили? Расскажите нам о них. Вы ведь, насколько я знаю, не уроженка этого города. Кто ваши отец и мать?

— Мама умерла при родах, — сказала Лили. — Меня воспитывал отец. Сейчас он живет на ранчо в Канзасе, у него прекрасная жена и сын, мой младший брат.

Глаза Джины увлажнились. Бедная девочка, подумала она, совсем одна в незнакомом городе…

— И вы не навещаете их? — спросил Кевин.

— Конечно же, навещаю, — раздраженно ответила Лили. — Всегда езжу к ним летом и на Рождество.

— Почему вы уехали от них? — продолжил допрос Кевин. — Захотелось свободной жизни? Манили огни большого города, да?

— Это вас не касается, — отрезала Лили. Ее вконец достал этот разговор, и она решила, что следует поставить Кевина на место. — И вообще, почему мы все время говорим обо мне? — Она обвела взглядом присутствующих. — Я тоже очень мало знаю о вашей семье.

— Неужели? — саркастически спросил Кевин. — Я, конечно, не хвастаюсь, но о клане Маклейн вы должны были слышать.

Лили равнодушно пожала плечами и занялась салатом.

— Я знаю только то, что рассказал мне Джастин.

— И Габриель?

— Нет, Эль не говорила мне о вашей семье.

Габриель согласно закивала, а потом улыбнулась.

— Кевин, по-моему, ты страдаешь снобизмом и немного манией величия. Неужели ты думаешь, что все только и делают, что обсуждают твою семью? Уж извините, мистер Маклейн.

Патрик рассмеялся.

— Не извиняйся, Эль. Ты же знаешь, какой Кевин патриот.

Джастин хмыкнул. Ему ужасно нравилось, что посмеиваются не над ним, как обычно, а над всемогущим старшим братом.

— И каковы же ваши планы на жизнь? — не унимался Кевин. — Вы так и будете всю жизнь подавать боссу кофе?

— Уймись, Кевин! — вдруг прикрикнула на него Джина. — Что с тобой сегодня? — Она повернулась к Лили и виновато улыбнулась ей. — Простите моего сына, дорогая. Вообще-то я всегда считала его милым и воспитанным мальчиком.

Кевин бросил салфетку на стол и поднялся.

— Простите, мне нужно работать.

— Просто ума не приложу, в чем дело, — озабоченно сказала Джина, когда Кевин удалился.

— Все в порядке, — улыбнулась Лили. Она чувствовала себя победительницей. — Наверное, у него просто плохое настроение. Такое бывает с каждым.

Патрик промолчал. Он целиком и полностью доверял старшему сыну и никогда не пытался разобраться в мотивах его поступков, но на этот раз решил поговорить с Кевином по душам.

— Один — один, — прошептала Габриель и подмигнула Лили, чем еще больше подняла ей настроение.

7

За окном лил дождь. Он зарядил с самого утра и к вечеру только набрал силу. Лили устало смотрела в окно, не зная, ждет ли она окончания рабочего дня.

Она все еще была на нервах после злополучного уик-энда. Кевин грезился ей повсюду и в каждом человеке. Лили со страхом ждала, что он придет и снова начнет донимать ее своими язвительными речами. Она впервые в жизни испытывала такие сильные эмоции: ненависть и… что-то еще, чему она не решалась дать определение. Лили чувствовала к Кевину неприязнь, но в то же время ее тянуло к нему. Она понимала, что должна заглушить в себе непонятные эмоции, но никак не могла на это решиться.

Кевин не шел у нее из головы. Лили хотела увидеть его еще раз. Его ехидная полуулыбка, властный голос, темные глаза и сильные руки умели не только наводить страх. Они могли быть нежными. Лили знала это.

Она прижалась лбом к холодному влажному стеклу и закрыла глаза, подавив тяжелый вздох. Она не имеет права привязываться к Кевину. У нее есть Джастин.

Впрочем, нужно быть честной с собой. Она не любит и никогда не любила Джастина. Как и он не настолько был очарован ею, чтобы решиться на что-то более серьезное, чем флирт и секс. Да, она подходила ему по всем параметрам. Красавица, умница, обаятельная женщина… Но не будущая жена.

Лили услышала, как открылась дверь кабинета босса, и обернулась. Мистер Гордон с удивлением смотрел на пустующее кресло своей секретарши. Заметив Лили у окна, он криво ухмыльнулся.

— Мисс Джефф, вам не кажется, что сейчас не время романтических вздохов под аккомпанемент дождя? — ехидно поинтересовался он. — Занялись бы лучше работой.

— Если у вас есть претензии, я их выслушаю, сэр, — сказала Лили.

Мистер Гордон одарил ее гневным взглядом. Эта женщина никогда не открывала рта, если ее не спрашивали.

— Да, конечно, у меня есть претензии! — сказал он. — Мой секретарь должен работать, а не глазеть на дождь.

— Я имею в виду, — сладким голосом произнесла Лили, — я хотела бы знать, что вы думаете о качестве моей работы. Может быть, я не успеваю выполнять ее? Так могу вам сказать, что по сравнению с моей предшественницей я переделываю в три, а то и в четыре раза больше дел.

— Это не является вашим пределом, — все так же усмехаясь, ответил мистер Гордон. — Или вы считаете себя незаменимой?

— Представьте себе — да! — не выдержала Лили. — Хотелось бы мне посмотреть, что вы будете без меня делать. Я знаю себе цену и без труда найду другую работу.

— Отлично. — Мистер Гордон скрестил руки на груди. — Вы уволены.

— Какое счастье! — выдохнула Лили. — Я приду за расчетом завтра.

Она схватила пустую коробку из-под бумаг и одним махом сгребла в нее все свои вещи. Как ни странно, их оказалось совсем немного. Лили никогда не была привязана к своему рабочему месту.

Она кинула взгляд на часы. До конца рабочего дня оставалось всего полчаса. Мистер Гордон все еще стоял у двери в свой кабинет и наблюдал за Лили.

— Все дела на сегодня сделаны, — заявила она и вышла вон.

Оказавшись через несколько минут на улице, под холодным дождем, в обнимку с бумажной коробкой в руках, Лили пожалела о том, что сделала. Она и сама не понимала, что на нее нашло. Почти год Лили терпела нападки мистера Гордона, который никогда и ничем не бывал доволен. Она выслушивала его издевательские речи и молчала. Ей была нужна эта работа. А сегодня Лили ее потеряла только потому, что не смогла сдержать раздражение.

И все это только из-за того, что пару дней назад она не дала воли своим эмоциям, когда вежливо ссорилась с Кевином!

Идиотка! — ругательски ругала себя Лили, шлепая по лужам. Отец всегда говорил мне, что язык не доведет меня до добра!

Она даже думать не хотела о последствиях своего поступка. Сегодня вторник? Ну, конечно же! С самого детства Лили считала вторник роковым для себя днем. Так уж получилось, что все неприятные события происходили именно в этот день недели.

Итак, все ясно. Ей придется искать работу. А это не так-то просто, как кажется на первый взгляд. У нее не такой уж и большой стаж, хотя она и считала себя профессионалом. Попробуй докажи это новому нанимателю.

В сумочке зазвонил сотовый, и Лили вздрогнула. Она так глубоко задумалась, что, вместо того чтобы сесть на автобус, прошла пешком целую остановку.

— Алло! — сказала она, прижимая телефон к уху.

— Это я, любимая! Мне пришло в голову…

— Джастин! — воскликнула Лили, прервав поток бодрых слов. — Я уволилась!

— Вот как? — Его голос стал немного растерянным. — Тебя поздравить или ты нуждаешься в сочувствии?

— Я и сама не знаю, — со вздохом призналась она. — Но ты мне очень нужен.

— Я как раз и звоню, чтобы предложить тебе встретиться. У меня тоже есть новости. Где ты сейчас?

Лили огляделась.

— Ты не поверишь, но, похоже, я в задумчивости решила идти домой пешком.

— Не очень мудрое решение.

Лили назвала улицу, и Джастин пообещал приехать как можно скорее. Дождь зарядил сильнее прежнего. Лили укрылась под «маркизой» какого-то кафе и принялась ждать. Автомобиль Джастина появился уже через несколько минут.

Впорхнув в салон, Лили бросила коробку на заднее сиденье и чмокнула улыбающегося Джастина в щеку.

— Просто кошмар какой-то, — пожаловалась она. — Я в смятении и не знаю, что мне делать.

— Надеюсь, бутылка хорошего вина поднимет тебе настроение? — Джастин нажал на педаль газа.

— Я тоже на это надеюсь, — хмыкнула Лили. — Боюсь только, что одной бутылкой тут не обойтись. А мне не хотелось бы превращаться в алкоголичку.

Джастин отвез ее в тихое кафе, которое находилось недалеко от дома, где жила Лили. Она усмотрела в этом намек на то, что Маклейн-младший явно собирается напроситься в гости.

— Итак, расскажи мне, что произошло, — попросил Джастин, наливая ей в бокал вина. В это время официант расставлял на столике тарелки с горячим. Лили взялась за приборы и вдруг поняла, что страшно проголодалась.

Хороший признак, подумала она, наверное, все не так уж и плохо, как мне сначала показалось.

— Гордон мне нагрубил, — начала объяснять она. — Он вывел меня из себя. Я и не знала, что могу так разозлиться.

— Ну с твоим-то темпераментом это немудрено.

— Что ты знаешь о моем темпераменте?! — тут же взвилась Лили, подумав, что Джастин ее осуждает.

— Уж кое-что знаю, — ухмыльнулся он. — Но я вовсе не хотел тебя обидеть. Я уверен, что ты не стала бы ссориться со своим боссом только потому, что у тебя плохое настроение. Я его знаю лично, он невыносимый человек.

— Да, но теперь я осталась без работы!

— Уже раскаялась, что ушла из фирмы?

— Меня немного пугает перспектива поиска новой работы, — призналась Лили.

— О, дорогая, это меньшая из всех проблем. Ты можешь работать в фирме моего отца, у него как раз освободилась вакансия старшего администратора и…

— Об этом не может быть и речи! — решительно сказала Лили. — Я не стану работать у твоего отца!

В памяти ее тут же всплыл образ Кевина. Если бы она согласилась на предложение Джастина, то видела бы его старшего брата каждый день!

Лили тряхнула головой, отгоняя нелепые мысли.

Ты почти помолвлена! — сказала она себе. И твой будущий муж — не Кевин!

— Чем я могу помочь тебе? — спросил Джастин, заискивающе заглядывая ей в глаза. — Клянусь, я сделаю все, что угодно.

— Да, я знаю, — пробормотала Лили. — Джастин, тебе не кажется, что наши с тобой отношения не слишком искренние?

— Не понимаю, — растерянно произнес он. — Что значит «не слишком искренние»?

— Ты бы мог сделать мне предложение? — в лоб спросила Лили.

Джастин снисходительно улыбнулся.

— Хоть сейчас. Это проверка, да?

— Нет, не проверка, — возразила Лили. — Понимаешь, мне кажется, что мы… Короче, я больше отношусь к тебе как к хорошему другу, а вовсе не как к будущему мужу.

Джастин помрачнел, залпом выпил бокал вина и раздраженно вытер губы салфеткой.

— Лили, что все это значит? Дело в твоем увольнении или ты действительно думаешь то, что говоришь?

— А у тебя другое мнение?

Джастин пожал плечами и уставился на окно, расчерченное косыми струями дождя.

— Ты хочешь расстаться со мной? — спросил он после минутного раздумья.

— Я сама не знаю, чего хочу, — вздохнула Лили.

— Ты меня не любишь?

— А ты меня?

— Люблю, — ответил Джастин. — Я уверен в этом.

— Но как ты меня любишь?

— Лили, ты задаешь настолько идиотские вопросы, что я всерьез начинаю беспокоиться о твоем психическом здоровье.

— Спасибо тебе, дорогой, — саркастически сказала она. — Это самый потрясающий комплимент моим умственным способностям, который я когда-либо слышала.

— Перестань. — Джастин смутился. — Ты умница, и все такое, но что за странные мысли появились в твоей очаровательной головке?

— Не сюсюкай со мной, пожалуйста, — устало проговорила Лили. — Я ведь серьезно, Джастин.

— Ты хочешь со мной расстаться? Скажи прямо, если так.

Лили тяжело вздохнула и прикрыла глаза. Она многое отдала бы, чтобы оказаться сейчас в другом месте.

— Ты замечательный человек, Джастин. Я очень люблю тебя, но как друга. И я уверена, что ты относишься ко мне так же. Заметь, мы ведь даже любовью почти не занимаемся.

— Напомнить тебе, в ком причина? — спросил Джастин с горькой иронией.

— И даже когда мы оказывались в одной постели, — поспешила добавить Лили, — то не были достаточно страстными. Секс оказался для нас всего лишь следующей точкой в развитии отношений.

— Так ты все-таки хочешь расстаться?

— Наверное, так. — Лили с огорчением посмотрела на него. — Ты думаешь, что я не права?

— Не знаю. — Джастин казался потерянным. — Мне было хорошо с тобой. Да, в наших отношениях не хватало страсти, но разве это так уж важно?

— Ты сам понимаешь, что говоришь?

Джастин отодвинул тарелку, к которой даже не притронулся, и запустил пальцы в свою густую шевелюру. Лили понимала, что сейчас не следует отвлекать его от раздумий. Ей самой необходимо было подумать, чтобы осознать, что она натворила. Еще утром все было более или менее в порядке. Лили не собиралась расставаться с Джастином и увольняться с работы. И вот наступил вечер, и она оказалась в полном одиночестве и без дальнейших перспектив.

— В чем-то ты, конечно, права, — наконец произнес Джастин и робко взглянул на нее. — Однако наш союз был весьма и весьма… выгодным.

Лили поморщилась.

— Думаешь, это слово может быть ключевым в отношениях? Это же бред, Джастин.

— Но ты такая красивая, — жалобно проговорил он. — И умная. Я горжусь тобой.

Лили вяло отмахнулась.

— Нечем гордиться. Красота досталась мне от природы, а насчет ума я еще могу поспорить. Сегодня я послала своего босса куда подальше, а это вовсе не характеризует меня с хорошей стороны. Ничего себе умница — нагрубила человеку, от которого зависит моя карьера!

— Ничего бы у тебя не вышло с этой фирмой, — сказал Джастин. — Гордон осел. Даже мой отец так говорит.

Лили не сдержала улыбку. Ах, Джастин, ты все еще ребенок. А мне нужен настоящий мужчина.

— Ты еще встретишь прекрасную женщину, женишься, заведешь кучу ребятишек, — начала утешать его Лили, проклиная себя за сочувствие.

— Ты не можешь меня бросить сейчас! Пожалуйста, Лили! — взмолился он. — Только не теперь!

— А в чем проблема?

— Я ведь собираюсь встать на ноги, открыть свое дело. Мне необходимо доказать родителям — и прежде всего брату, — что я на что-то способен.

— Ну а я здесь при чем?

— А кем я буду казаться им, когда ты меня бросишь? Если я даже девушку свою удержать не могу, то стоит ли мне доверять более важные дела?

Лицо его было таким печальным, а глаза такими жалостными, что Лили не выдержала. Она никогда не могла отказать человеку, который просит ее о помощи.

— Что ты предлагаешь? — со вздохом отчаяния спросила она.

Джастин оживился. На его губах заиграла улыбка, и Лили подумала, что ради его счастья она способна на многое. Пусть даже этот мужчина для нее всего лишь друг.

— Если помнишь, по телефону я сказал тебе, что у меня есть новости. Так вот, ты удивишься, когда узнаешь, какие перспективы открылись передо мной.

— Говори, — поощрила его легким кивком Лили.

— Конечно, я все расскажу, но для начала ты должна пообещать мне, что хотя бы еще месяц будешь играть роль моей невесты.

Лили беспомощно пожала плечами.

— Конечно буду, а куда мне деваться.

— Ты просто прелесть, Лили. — Джастин перегнулся через стол и наградил ее пылким влажным поцелуем в лоб. — И если ты передумаешь насчет нас…

— Хватит, Джастин, переходи к делу.

— Хорошо. И нужно, пожалуй, попросить разогреть заново лазанью.


Было уже далеко за полночь, когда Лили наконец оказалась дома. После ужина с Джастином она отправилась в свой любимый ночной клуб, куда ходила всегда, когда на душе у нее скребли кошки. Выпив пару коктейлей и отшив троих красавцев, она вызвала такси и уехала.

Оказавшись на своем этаже, Лили принялась рыться в сумочке в поисках ключей, и, как и несколько дней назад, от стены отделилась длинная тень.

— Опять вы? — разгневанно спросила Лили, даже не думая понижать голос, и громко постучала в дверь своей комнаты.

— Не трудитесь, — усмехнулся Кевин. — Перебудите всех соседей и получите нагоняй от своей хозяйки, которая, кстати сказать, оказалась весьма милой женщиной. Эль нет дома, иначе я давно бы сидел у нее в гостях.

— Вы что, познакомились с миссис Коллум? — удивленно спросила Лили, доставая наконец ключи. — И вам она показалась милой? Впрочем, чему я удивляюсь. Две змеи всегда найдут общий язык.

— А вот ваш язык следовало бы укоротить, — надменно произнес Кевин, — уж слишком он длинный. И что-то мне подсказывает, что он тоже раздваивается.

Лили толкнула дверь и вошла в комнату. Кевина она не приглашала, но была уверена, что разрешения он и так не будет спрашивать.

— Я вынужден был представиться миссис Коллум. — Кевин закрыл дверь и уселся в кресло, в котором сидел и в свой предыдущий визит. — Ей захотелось знать, кто я и что делаю у нее на этаже. Кстати, она рассказала мне, что вы весьма часто приходите домой за полночь.

— Это не ее дело и не ваше. Прошли те времена, когда у меня можно было потребовать отчета, где я провела вечер.

Кевин насмешливо поднял брови.

— А такие времена были? Мне кажется, вы не из тех, кто привык отчитываться.

— Зачем вы пришли? — Лили не стала садиться. Она и так чувствовала себя рядом с ним букашкой. Пусть лучше он смотрит на нее снизу вверх.

— Поговорить.

— В такой час? Может быть, отложим беседу на другой день? На день, прошу вас заметить, а не на ночь.

— Прекрасно понимаю ваше желание отделаться от незваного гостя, но у меня не так много свободного времени, чтобы постоянно ошиваться здесь.

— Судя по всему, времени у вас предостаточно, — заметила Лили. — Уже во второй раз вы торчите под моей дверью.

— У меня нет другого выбора. И все же где вы были? — спросил Кевин.

— Это вас не касается.

— Еще как касается. Мой брат знает, что вы приходите домой так поздно? Он в курсе того, с кем вы проводите вечера?

— Как правило, я провожу их с ним.

— Но не сегодня. — Кевин поудобнее расположился в кресле. Казалось, он вообще сегодня не собирается уходить. — Я знаю, что вы ужинали вместе, но вот куда вы делись потом? Джастин давно уже спит в своей комнате у нас дома. А в это время его… невеста… если вас, конечно, можно так назвать, где-то гуляет.

— Я вам повторяю: где и с кем я провожу свое время, не ваше дело! — вспылила Лили.

Кевин почесал кончик носа и задумчиво уставился на стоящую напротив женщину. Лили была на взводе. Он это чувствовал. И ему безумно хотелось вывести ее из себя. Он сразу понял, что она опасная штучка. Прячет свои истинные эмоции под маской спокойствия. Однако внутри нее бушует огонь. Спокойному Джастину не справиться с таким темпераментом.

Несмотря на раздражение, Кевин не мог не заметить, как красива Лили. Даже сейчас, когда ее волосы были уложены кое-как, под глазами появились синяки, а на лице — признаки усталости. Ее прекрасные зеленые глаза сверкали, когда она злилась, к щекам приливала кровь, отчего на них загорался яркий румянец, а ее полные губы… они были словно созданы для поцелуев.

Пальцы Кевина сжали подлокотники кресла, в котором он сидел.

Остановись, приказал он себе. Эта женщина — лгунья. Она такая же, как и Рита, твоя бывшая жена.

И тем не менее сходство с экс-супругой небольшое, несмотря на то что Лили тоже была блондинкой. Рита обладала холодной красотой Снежной королевы. Лили же была настоящей женщиной, из плоти и крови, с пышной грудью и аппетитными формами. И эмоции у нее тоже были настоящими, несмотря на то что она стремилась их скрыть.

Лили не сводила с него глаз. Наблюдая за изменениями выражения его лица, она пугалась все сильнее. С одной стороны, этот мужчина вызывал у нее опаску, а другой — жгучий интерес.

— И долго вы собираетесь молчать? — нервно спросила Лили, обхватывая плечи руками, словно ей внезапно стало зябко.

— Где вы были? — устало, как будто устав спорить, спросил Кевин.

— В клубе, — честно ответила Лили.

— С любовником?

— Одна.

— Кадрили красавчиков с целью провести с одним из них ночь?

— Да, и как видите, привела с собой целую толпу, — огрызнулась Лили. — Если вы рассчитываете остаться здесь до утра, мистер Маклейн, то хочу вас огорчить: вам придется убраться отсюда. Я собираюсь лечь спать, ясно?

— А почему так рано? — полюбопытствовал Кевин. — Куда вам спешить? С работы вы уволились…

И это он знает! Неужели Джастин рассказал? Нет, не мог. Тогда откуда у Кевина такие сведения?

— И опять же это не ваше дело, — спокойно сказала Лили. — Если это все вопросы, которые вы хотели сегодня задать, выход там.

Она указала на дверь, и Кевин поднялся с кресла.

Неужели уйдет? — недоверчиво подумала Лили. Нет, это было бы слишком просто.

— Я расскажу Джастину о том, где вы были, — произнес Кевин с угрозой.

— Пожалуйста. — Лили улыбнулась. — Вот только он в курсе. Джастин сам подвез меня до клуба.

— Не морочьте мне голову, — недоверчиво сказал Кевин.

Лили пожала плечами.

— Можете мне не верить. Спросите у своего брата. Он просветит вас насчет моих привычек.

Кевин стоял в двух шагах от нее. Ее дерзкие глаза бесстыдно разглядывали его. Казалось, Лили насмехается над его растерянностью. Как же Кевину хотелось схватить эту несносную женщину за плечи и… впиться в ее губы поцелуем.

— Вы должны расстаться с моим братом, — сказал он сквозь зубы.

— Это я уже слышала. Придумайте уже что-нибудь новенькое. — Лили шагнула к нему и ткнула указательным пальцем ему в грудь. — Вы мне до смерти надоели, Кевин Маклейн. Мой вам совет: женитесь, родите детей и их воспитывайте. Оставьте в покое тех, кто немногим вас моложе. Я и сама могу многому вас научить.

— Интересно чему?

Она стояла так близко, что он чувствовал ее запах: духи с ярко выраженными цитрусовыми нотками напомнили ему о солнечном лете. Интересно, а какова Лили на вкус?

— Что вы уставились на меня, как баран на новые ворота? — спросила она.

Кевин, пробормотав что-то сквозь зубы, сжал ее в объятиях. Его горячие и страстные губы накрыли ее рот. Их языки сплелись, чтобы начать свою замысловатую эротическую игру. Лили подавила стон. Она таяла от его прикосновений, как масло в жару.

Ее тело жаждало прикосновений. Все чувства Лили обострились до предела. Не в силах противиться острому желанию, она обняла Кевина за плечи. Он властно притянул ее к себе, и весь мир вдруг исчез. Запах Кевина кружил ей голову. Лили даже не пыталась объяснить себе, что с ней происходит. Кевин ослабил свои объятия и начал гладить ее спину и бедра.

Однако внезапно все кончилось так же неожиданно, как и началось. Кевин отстранился от нее. Он тяжело дышал, и в его глазах отражалась происходящая внутри него борьба.

— О нет, — хрипло проговорил он.

Лили приложила руку к груди. Сердце билось о ее ладонь, пульс стучал в висках. Она никогда еще не испытывала подобных эмоций.

— Вы… вы… — Кевин с бессильной злобой взглянул на нее и выбежал за дверь.

— Разговор окончен, — пробормотала Лили и вдруг улыбнулась.

Давно она не чувствовала себя такой счастливой и… влюбленной.


— …И он сбежал, — закончила свой рассказ Лили.

Габриель слушала ее с широко раскрытыми глазами. Она заявилась только под утро, но так и не легла в постель. Лили, тоже не спавшая всю ночь, прокручивая в голове те несколько секунд, которые взбудоражили ее, тут же поведала обо всем, что произошло, своей подруге.

— Ух, ты! — выдохнула наконец Габриель. — Ты рассказываешь мне о Кевине такие вещи, в которые я еще месяц назад не поверила бы ни за что на свете. Я знаю этого человека с детства, мы раньше вместе проводили все дни напролет… Я думала, что меня трудно удивить…

— Я вполне понимаю твои чувства, — рассмеялась Лили. — Мне самой трудно поверить в происходящее. Ох, Эль, я тут тебя забалтываю, а тебе ведь, наверное, нужно на работу.

— Думаешь, я пришла бы домой в семь утра, если бы торопилась в офис? Нет уж, я туда больше ни ногой.

— А у тебя-то что случилось? — удивилась Лили.

— Почти то же самое, что и у тебя, с той лишь разницей, что ты никогда не спала со своим боссом.

Лили ахнула.

— Хочешь сказать, что…

— Именно, — мрачно произнесла Габриель. — Не то чтобы я сильно сопротивлялась, но… Можно сказать, он меня соблазнил без стыда и совести прямо на рабочем месте.

— Давно?

— Вчера. Я же о чем и говорю. Вчера мы остались с ним в офисе вдвоем. Он попросил меня задержаться под тем предлогом, что хочет рассмотреть в деталях мой новый проект. А потом все и произошло.

— И почему же теперь ты не хочешь идти на работу? — не поняла Лили.

— Что тут непонятного?! — вспылила Габриель. — Он мой босс, я его подчиненная. Между нами ничего не может быть! — Она несколько секунд помолчала. — К тому же он отвратительный любовник.

— Понятно тогда, в чем дело, — рассмеялась Лили. — Так что, ты решила уволиться?

— Да, — со вздохом ответила Габриель. — В этой фирме я переспала, по крайней мере, с тремя. Босс стал последней каплей.

Лили, не выдержав, рассмеялась.

— Ничего смешного, — обиженно произнесла Габриель. — Я и сама не знаю, почему все время прыгаю от одного мужчины к другому. Ни один ведь меня не устраивает.

— Просто ты находишься в поисках Своего Единственного.

— А ты не находишь, что поиски несколько затянулись?

— Если только совсем чуть-чуть, — слукавила Лили, чтобы не обижать подругу. — Но я думаю, что тебе все же следовало бы быть немного разборчивее.

— Ты говоришь точно так же, как Джастин… — Габриель прикусила губу. — Ой, Лили! А что же теперь будет с Джастином?!

— А что с ним такое?

— Как ты скажешь ему о том, что теперь будешь встречаться с его родным братом?

Лили на мгновение побледнела.

— Во-первых, я не собираюсь встречаться с Кевином. Он меня ненавидит. А во-вторых…

— Ненавидит! — повторила Габриель и фыркнула. — Если бы все мужчины, которые хотя бы слегка недолюбливают меня, набрасывались на меня с поцелуями, я была бы только рада. Лили, ты явно ему нравишься.

— Этот разговор ни к чему не приведет. Все, ложись спать, а я отправляюсь на поиски работы.

— Уже? Ты ведь уволилась только вчера. Можешь отдохнуть хотя бы день.

— И тогда миссис Коллум с удовольствием вышвырнет меня за дверь, так как я буду не в состоянии платить за комнату. Все, Эль, отдыхай!

8

Патрик Маклейн слыл человеком с твердым характером и несгибаемой волей. У него имелась только одна слабость — его дети. Как ни странно, но к Джастину он был привязан сильнее, чем к Кевину. Вернее, к младшему сыну Патрик относился более трепетно. Кевину никогда не нужна была отцовская поддержка. А, как известно, все мы больше любим тех, кто в нас нуждается.

Старшему сыну Патрик мог бы доверить свою жизнь, хотя прекрасно понимал, что даже Кевин не застрахован от ошибок. Что-то похожее на родственную любовь начало возникать между отцом и сыном, когда последнего бросила жена. Кевин впервые в жизни выглядел таким потерянным. Казалось, из него выкачали всю радость, и он никогда больше не станет прежним. Патрик тогда попытался помочь советом, своим участием, но очень скоро понял, что сын и с этой ситуацией справится сам. Кевин закрыл свою душу от всех. Если он и переживал, то этого никто не знал.

Уже через несколько недель после развода с Ритой Кевин снова стал собой. По крайней мере, внешне. Однако Патрик, хорошо знавший сына, отметил, что в Кевине что-то надломилось. Он стал недоверчивым, жестким, несгибаемым… И все больше походил на него, своего отца в молодости, а Патрику это совершенно не нравилось. Он не хотел, чтобы Кевин лучшие годы своей жизни посвятил смакованию любовных неудач. Сам Патрик прошел через это много лет назад и знал, что к добру самоедство не приводит. Другое дело, если бы Кевин действительно простил и забыл Риту. Однако вместо этого он возненавидел всех женщин. Кевин смаковал свое горе с упорством мазохиста.

Патрик крутил в пальцах шариковую ручку и задумчиво смотрел на одну из картин, украшающих стену его кабинета. Раздался негромкий стук.

— Входи, Кевин, — сказал Патрик, безошибочно угадав, кто стоит за дверью.

Только старший сын вежливо стучал, прежде чем войти, хотя кабинет мог бы давно уже по праву считаться его территорией. Патрик перекладывал на плечи Кевина все больше и больше дел, подготавливая его к тому, что вскоре тот станет полноправным владельцем семейного бизнеса. Именно он, а не Джастин. Патрик ясно понимал, что младший сын пойдет своим путем хотя бы только из чувства противоречия. Слишком очевидной была борьба за право самостоятельности между двумя братьями.

— Ты хотел меня видеть? — Кевин закрыл за собой дверь и подошел к массивному старинному столу, который его прадед привез из Англии.

— Да, — кивнул Патрик. — Нам нужно поговорить.

Кевин уселся в кресло, стоящее у одной из стен кабинета, и внимательно посмотрел на отца.

— Проблемы в фирме?

— О нет. — Патрик улыбнулся и покачал головой. — Ты лучше меня знаешь, что наш бизнес процветает. Речь пойдет о тебе.

— Обо мне? — Лишь едва заметное движение бровей выдало удивление Кевина.

— Да, именно, — подтвердил Патрик. — Знаешь, мы с матерью беспокоимся о тебе.

— А что я такого натворил? — с вежливой улыбкой осведомился Кевин. — Я заслуживаю порки?

Патрик никак не отреагировал на шутку сына, и это обеспокоило Кевина. Судя по всему, отец действительно был настроен на серьезный разговор.

— Прежде всего, я хотел бы поговорить с тобой о… женщинах, — сказал Патрик и в упор посмотрел на Кевина.

— О женщинах? — Губы сына тронула саркастическая улыбка. — Папа, тебе не кажется, что ты несколько запоздал с этим разговором?

— Да, наверное, — серьезно ответил Патрик. — Мне следовало бы привести тебя в чувство еще несколько лет назад, когда ты страдал из-за развода. Но ты ведь никогда не позволял лезть к тебе в душу.

— О чем ты? — нахмурился Кевин.

— Мать очень огорчена твоим поведением. Кое-кто не заслужил твоего презрения, — вздохнул Патрик. — Я имею в виду нашу недавнюю гостью…

— Ах, гостью… — Кевин презрительно сощурился. — Мне уже не десять лет, чтобы вы учили меня хорошим манерам.

— Да ты и в десять лет нас не слушал, — возразил Патрик. — Всегда был сам по себе.

— Это плохо?

— Плохо, и прежде всего для тебя.

— Папа, если ты собираешься отчитывать меня за грубость, то…

— Нет-нет, ты не понял. Я вовсе не намерен читать тебе лекции о приличном поведении в обществе. Пусть твои манеры останутся на твоей совести. Я лишь хочу знать причину твоей неприязни к женщине, которую привел Джастин.

— Все просто. Она ему не пара.

— Ты-то откуда знаешь?

Кевин сжал кулаки, но, заметив, что отец наблюдает за ним, расслабился.

— Эта женщина не принесет счастья Джастину. Он сделал большую ошибку, влюбившись в нее.

— Сердцу не прикажешь, — заметил Патрик.

— Ну, так я открою глаза своему братцу, раз он настолько глуп, чтобы не заметить очевидного!

— Что ты имеешь в виду? — Патрик сцепил пальцы рук и подался вперед. — Ты что-то знаешь о Лили? Что-то, характеризующее ее с плохой стороны?

Кевин помолчал несколько секунд, а потом нехотя выдавил:

— Нет. Я проверил ее. У нее безукоризненная репутация.

— Неужели слишком безукоризненная? — живо поинтересовался Патрик.

— Я понимаю, что ты имеешь в виду. Безгрешные люди всегда настораживают. Нет, эта женщина отнюдь не ангел. Однако ничего такого, в чем ее можно было бы обвинить, она тоже не совершала.

— Тогда в чем причина твоей неприязни к ней?

— Она мне не нравится, — безапелляционно заявил Кевин.

— А может быть, сынок, все дело в том, что она слишком тебе нравится?

Кевин вскочил на ноги. В его взгляде вспыхнул и погас огонь. Патрик не сводил с него внимательного взгляда.

— Сядь, — приказал он сыну. — Сядь и успокойся.

Кевин медленно опустился в кресло. Он явно хотел закончить этот разговор и сбежать, но у Патрика были другие планы.

— Я не понимаю, что ты хочешь сказать, — произнес Кевин.

— Прекрасно понимаешь, — отмахнулся Патрик. — Все дело в том, что ты невзлюбил Лили потому, что она чем-то напоминает твою бывшую жену.

— Мне нет дела до моей бывшей жены. Не думаешь ли ты, что она нанесла мне такую душевную рану, что я до сих пор не могу оправиться?

— А ты станешь это отрицать?

— Ты ошибаешься. — Не выдержав его взгляда, Кевин опустил глаза.

— Я не был бы Патриком Маклейном, если бы насквозь не видел людей, сынок. Послушай своего старого отца, перестань жить прошлым, забудь старые обиды. Они мешают тебе. Неужели ты сам этого не понимаешь?

Кевин упрямо покачал головой.

— Ты ошибаешься, — повторил он.

Патрик устало осел в кресле и тяжело вздохнул. Он с самого начала знал, что этот разговор ни к чему не приведет, но попробовать стоило.

— В таком случае, что ты можешь поставить в вину Лили? То, что она красива? Или то, что она умна? У тебя странный подход к женщинам, Кевин.

— Такое ощущение, что ты просто влюбился в эту Лили, — с усмешкой сказал Кевин.

— Дело не в Лили. Дело в тебе. До нее ведь были и другие. У Джастина хороший вкус, он всегда выбирает красивых женщин. Ни одна из них тебе не понравилась. Мне тебя жаль, ведь ты губишь свою жизнь. Были у тебя женщины после Риты?

— Мне нужно идти. Сегодня назначена важная встреча с партнерами нашей фирмы.

— Бежишь? — Патрик закрыл глаза и кивнул. — Что ж, это твое решение. Но мне жаль, что мой сын вырос трусом.

В ответ послышался лишь стук двери, закрытой с чуть большей силой, чем было необходимо.

9

Лили вошла в лифт и задержала дыхание, чтобы успокоиться. Она не раз меняла работу, но всегда волновалась перед собеседованием. В лифте было душно, вместе с ней в тесную кабинку набилось еще человек восемь, так что Лили оказалась зажатой со всех сторон.

Восьмой этаж, девятый, десятый… Стоп!

Лили вынесло потоком людей, и она оказалась в просторном помещении, поделенном на участки, где стояли офисные столы, за которыми сидели многочисленные служащие. Впереди виднелась массивная дверь с большой табличкой, на которой золотились буквы.

Наверное, это и есть офис босса, подумала Лили и начала пробираться к цели.

Золотые буквы гласили: «Джерри Картер, босс».

Скромно, усмехнулась про себя Лили. Хотя не всегда шеф с чувством юмора оказывается хорошим человеком.

Лили толкнула дверь и вошла в большую комнату, сплошь уставленную горшками с цветами. Просто сад какой-то, а не офис. Под пальмой, приютившейся в огромной кадке, спрятался небольшой столик с секретаршей, полностью погруженной в работу. В кабинете было очень тихо. Звуки извне не проникали сюда. Современный компьютер на столе секретарши в этом райском уголке смотрелся как-то нелепо.

— Здравствуйте, — сказала Лили, чтобы привлечь ее внимание.

Светловолосая женщина с прической, уложенной волосок к волоску, от неожиданности подпрыгнула.

— Ох, как вы незаметно вошли. — Она тут же вскочила на ноги и приветливо улыбнулась. — Я Кейт, помощник мистера Картера. Чем могу помочь?

Лили огляделась и заметила еще одну дверь в стене.

— Вообще-то я пришла на собеседование, Кейт.

— Вам назначено? — Секретарша тут же потянулась к мышке компьютера.

— Боюсь, что нет, — остановила ее Лили. — Я увидела объявление в газете. А там не было телефона, по которому можно было бы записаться на собеседование, только адрес.

— Ох, эта мартышка, всегда что-то напутает! — раздраженно воскликнула Кейт. — Представляю, какое тут скоро начнется паломничество!

— Мартышка? — Глаза Лили забегали по зарослям цветов. Она бы не удивилась, если бы в этом оазисе помощницей секретаря оказалась настоящая обезьянка.

Кейт заметила интерес Лили и рассмеялась.

— Ах, я так называю девушку, которая временно исполняет обязанности секретаря. У нее совсем нет мозгов, честное слово. Ни одно мое поручение она еще не выполнила так, как положено! Простите, миссис…

— Мисс, — поправила ее Лили. — Лили Джефф.

— Очень приятно. — Кейт протянула ей руку. — Простите, пожалуйста, за этот сумасшедший дом. Я свяжусь с Джерри и спрошу, когда он сможет вас принять.

Лили кивнула. Она вовсе не торопилась, на сегодня это было единственное объявление о работе, которое ее заинтересовало. Она не раз слышала о Джерри Картере, преуспевающем бизнесмене, который всего добился сам. Если бы удалось получить это место…

Кейт нажала на кнопку интеркома:

— Джерри, к тебе посетительница.

— Да? — отозвался бодрый приятный голос. — Симпатичная?

Кейт взглянула на Лили и улыбнулась ей.

— Я бы даже сказала, красавица. Мисс Джефф пришла по объявлению.

— По какому объявлению? — В голосе Джерри звучало искреннее непонимание.

— Мистер Картер! — строго сказала Кейт. — Вы что, забыли, что я выхожу замуж и беру отпуск на пять месяцев?

— А, точно! Ты бросаешь меня, теперь я вспомнил.

— Я работала без отпуска, а часто и без выходных, шесть лет! — возмущенно сказала Кейт, и Лили поняла, что этот спор был для нее привычным, чуть ли не традицией. — Так что я с полным правом…

— Ладно, оставляй меня на произвол судьбы, — жалобно вздохнул Джерри и весело добавил: — Веди ко мне эту красавицу.

— Я работаю у него со дня основания фирмы, — пояснила Кейт, снова улыбнувшись Лили. — Джерри — просто прелесть. Кстати, я ведь даже не спросила у вас, где вы работали. Ах, ну чем я лучше нашей мартышки!

Лили почувствовала к Кейт искреннюю симпатию. Светловолосая секретарша излучала флюиды тепла и радушия.

— Я работала у мистера Альберта Гордона в компании…

— Можете не продолжать! — воскликнула Кейт. — Я отлично знаю мистера Гордона. Вы сами уволились, не так ли? Он невыносимый человек. Я тоже когда-то имела несчастье устроиться к нему секретарем. Сбежала через три месяца. Если вы продержались дольше, то ваша кандидатура более чем подходит.

— Я была бы рада получить работу здесь, — с улыбкой произнесла Лили.

Кейт подошла к незаметной двери и распахнула ее. Лили вошла в кабинет Джерри, сплошь заставленный офисными шкафами, битком набитыми папками и книгами. Возле окна с закрытыми жалюзи стоял невысокий брюнет с приветливым выражением лица.

Он мне будет по плечо, подумала Лили, с трудом подавляя желание расхохотаться. Какой малютка. Хоть и очень симпатичный.

— Жена у него тоже кроха, — прошептала Кейт на ухо Лили.

— Очень рад вас видеть, — сказал Джерри, улыбаясь. — Вы действительно красавица.

— И прекрасный специалист, — не преминула вставить Кейт. — Лили работала у Альберта Гордона.

— Берем, — быстро сказал Джерри. — Кейт, запри все двери, чтобы мисс Джефф не похитили. Или чтобы она сама не сбежала.

— От нас не убежишь, — подмигнула ему Кейт. — Беседуйте, а если понадобится кофе, печенье или гора бутербродов, звоните, я мигом все организую.

Лили растерялась от такого приема. Джерри заботливо усадил ее на высокий стул с удобной спинкой, наговорил кучу комплиментов и, едва пролистав резюме, отдал его обратно ей.

— Признаюсь, у вас будет много работы, — сказал он, притворившись удрученным. — Захотите ли вы попасть из огня да в полымя?

— Честно говоря, я думаю, что после мистера Гордона выдержу все, — сказала Лили.

На губах Джерри снова засияла улыбка.

— Тогда мы вас берем. Кейт уезжает в свадебное путешествие через неделю, так что у вас будет время понять, что к чему. Я беру вас на испытательный срок в пять месяцев. Когда вернется Кейт, я переведу вас в другой отдел. Видите ли, я расширяю фирму, так что море работы вам гарантирую. Здесь скопилось столько документов, которые нужно привести в порядок… Кейт умница, но и она со всем не справляется.

Лили кивнула. Она сама не верила собственной удачливости. Прийти на собеседование в первую же фирму и тут же получить работу. Ну надо же, как повезло!

— Теперь о вашем жалованье. — Джерри снова посерьезнел.

Лили подумала, что все боссы становятся похожими друг на друга, когда речь заходит о деньгах, с которыми им придется расстаться: хмурятся, напряженно о чем-то думают и долго не могут принять решение.

К счастью, Джерри не стал томить Лили ожиданием. Он назвал сумму, вдвое превышающую заработную плату, которую выдавал мистер Гордон.

— Я согласна, — быстро произнесла Лили.

Джерри откинулся на спинку кресла и потер ладони.

— Очень хорошо. Тогда можете приступать к работе прямо сейчас. Кейт будет счастлива заполучить толковую помощницу.

Лили вышла за дверь и опустилась на первый же попавшийся стул.

— Воды? — участливо спросила Кейт.

— Нет, спасибо, — слабо улыбнулась Лили. — У вас все так быстро решается?

— Абсолютно все, — подтвердила Кейт. — А как, ты думаешь, Джерри достиг таких высот за столь короткий срок? Ему ведь всего тридцать девять, а он уже обеспечил будущее себе, своим детям и даже их внукам. У него очень острый ум, и он насквозь видит людей. Впрочем, как и я.

— Вы оба удивительные люди, — честно сказала Лили. При всем желании она сейчас не смогла бы солгать. — Итак, что мне предстоит сделать сегодня?

Кейт захлопала в ладоши.

— Обожаю такой подход! — заявила она. — Как только ты вошла, я поняла, что ты — идеальный работник: работоспособная и умная.

— С ума сойти… — пробормотала Лили. — Неужели мне начало по-настоящему везти? Впервые в жизни меня с первого взгляда не записали в пустоголовые блондинки!

10

Это просто невероятно! Кто сказал, что здесь работать проще, чем у Гордона? Ей солгали! Ее нагло обманули! Вот уже четыре часа Лили сидела, не разгибаясь, за компьютером. Скоро конец рабочего дня, а она даже не обедала!

У Кейт не хватало времени приводить в порядок все документы и вводить их в компьютерную базу, поэтому Лили взяла эту работу на себя. Фирма Джерри действительно процветала. Деньги текли рекой. Лили подумала, что, если она пропустит хотя бы один рабочий день, то никогда уже не наверстает упущенное.

Усталым взглядом она посмотрела в окно: лил дождь. Лили почти обрадовалась такой погоде. Если бы на улице светило солнце, было бы куда труднее заставить себя работать.

— Я принесла тебе кофе. — К концу дня даже неутомимая Кейт выглядела усталой.

Лили благодарно улыбнулась. Вот чем отличается работа здесь от работы у Гордона. В фирме последнего никто никогда не проявлял сочувствия по отношению к другому. Каждый был сам за себя. Все боялись босса и никогда не помогали друг другу из опасения, что сами не успеют завершить текущие дела. Здесь же даже сам мистер Картер несколько раз подходил к Лили, чтобы узнать, все ли ей понятно. Он превосходно разбирался в ее работе и мог бы стать превосходным секретарем, если бы не открыл в себе талант коммерсанта.

Лили положила ладонь на поясницу и потянулась. Она вдохнула немного влажный, насыщенный ароматами цветов воздух и с неприязнью взглянула на стопку документов, которые ей еще предстояло обработать.

— Устала? — сочувственно спросила Кейт. — Если хочешь, отдохни немного.

— Нет, так я ничего не успею. Скажи, Кейт, а кто занимается разведением цветов?

— О, это я создала эти джунгли, — рассмеялась она. — Я обожаю растения. Если бы ты видела мой дом! Он больше похож на сад. Кстати, в мое отсутствие тебе придется ухаживать за нашими зелеными друзьями. Я оставлю тебе письменные указания.

— Надеюсь, мне не нужно будет ставить для них классическую музыку, чтобы они лучше росли? — с улыбкой спросила Лили.

Кейт рассмеялась.

— Не волнуйся, в твои обязанности будет входить только их поливка. Я специально подбирала растения, которые не требуют особого ухода.

— Я справлюсь, — заверила Лили и вдруг замолчала, уставившись на дверь.

Кейт, заметив ее взгляд, обернулась, и ее улыбка стала еще шире.

— Мистер Маклейн! Как давно вас не было видно!

Кевин Маклейн вошел в приемную и вперил свой острый взгляд в Лили.

— Привет, Кейт, — сказал он, не глядя на нее. — Джерри здесь?

— Да, я доложу, что вы пришли, — немного растерявшись, сказала Кейт и покосилась на Лили.

— Будь добра… пожалуйста, — ответил Кевин и, скрестив руки на груди, встал посреди приемной.

Кейт нырнула в кабинет Джерри, почему-то передумав прибегать к помощи интеркома, и оставила Лили и Кевина наедине.

— А что это вы тут делаете? — спросил Кевин, усмехнувшись. — Только не говорите, что сумели устроиться на работу так быстро. Что вам пришлось сделать для этого? Сюда не берут кого попало. Неужели Джерри изменил своей очаровательной жене? И вам не стыдно, Лили, таким путем добиваться работы?

— Идите вы к черту, — процедила она и снова уткнулась в экран монитора.

— Фу, как невежливо! Вы ведь здесь первый день, не так ли? И наверняка еще не успели зарекомендовать себя с хорошей стороны. Будьте повежливее с посетителями. Я ведь могу пожаловаться на ваше поведение Джерри.

— Сколько угодно!

— Ну да, вам-то какая разница. Найдете себе другую работу. У вас ведь все просто происходит, не так ли?

— Мистер Картер вас ждет, сэр! — прощебетала Кейт, выходя из кабинета шефа.

Кевин еще раз смерил презрительным взглядом Лили и прошел мимо Кейт. Дверь тихо закрылась за ним, и наступила тишина.

— Так вы знакомы, я правильно поняла? — спросила Кейт, первой нарушив молчание.

— К сожалению, да, — мрачно ответила Лили.

— К сожалению? — удивилась Кейт. — Впрочем, мне действительно показалось, что вы не очень-то рады видеть друг друга. Ты у него работала?

— Конечно, нет! Я бы повесилась, если бы мне пришлось работать на него! — горячо сказала Лили и потянулась к кружке с кофе. — Что он здесь делает?

— Кевин и Джерри — лучшие друзья.

— Час от часу не легче! — подняла глаза к потолку Лили.

Кейт взяла стул, подтащила его к столу своей новой коллеги и уселась на него с выражением крайней степени любопытства на лице.

— Не думай, я не сплетница, — сказала она, хитро улыбнувшись, — но мне очень хочется знать, за что ты так не любишь Кевина Маклейна и откуда ты его знаешь.

Лили рада была отвлечься ненадолго от работы, хотя ей было неприятно, что поводом для отдыха стал Кевин.

А ведь она хотела его увидеть! Лили вспомнила их поцелуй и свои ощущения, когда губы Кевина коснулись ее губ. И вот он пришел и испортил ей романтическое настроение. Ну почему он так плохо к ней относится? Ведь она ему нравится, это невозможно не заметить. Иначе он не поцеловал бы ее тогда. Наверное, его поведение можно объяснить тем, что Кевин пытается защититься от своих чувств с помощью язвительности и враждебности. Однако Лили было безумно обидно, что она стала жертвой его нападок.

— Вообще-то я встречаюсь с его братом, — сказала она наконец. — Вернее встречалась…

— С Джастином?! — ахнула Кейт. — Да ну? Он славный мальчик, правда?

Удивленная Лили бросила на нее быстрый взгляд. Мальчик… Кейт действительно прекрасно разбиралась в людях и оказалась права, охарактеризовав подобным образом Джастина.

— Славный, да, — усмехнулась Лили.

— И что произошло? Вы расстались?

— И да, и нет. — Лили вздохнула. — Это долгая история.

— Ты хочешь с ним расстаться, а он против? — снова угадала Кейт.

Лили удивленно посмотрела на нее.

— Ты медиум, Кейт?

— Нет, — рассмеялась та. — Просто предположила. А что, попала в точку?

Лили кивнула:

— Он даже познакомил меня со своими родителями… и с Кевином.

— И ты старшему брату не понравилась?

— Он меня ненавидит.

— Вряд ли, — Кейт задумчиво покачала головой, — тут что-то другое… Скорее всего, он как обычно пытается быть своему брату вторым отцом.

— Тебе следовало пойти в психологи.

— Я хотела, но потом передумала, — призналась Кейт. — Так что там у тебя с Кевином? Ведете скрытую войну?

— Я бы хотела, чтобы она поскорее закончилась.

— Не закончится, если ты будешь делать вид, что его не существует.

— Что ты имеешь в виду? — вскинула брови Лили.

— Я давно знаю Кевина, поэтому могу дать тебе один совет… Ты никогда не выиграешь, если будешь молча держать оборону. Перейди в наступление, покажи ему, какая ты на самом деле, и тогда он будет есть у тебя с ладони.

— Правда? — Лили с надеждой взглянула на Кейт.

Та энергично кивнула.

— Правда. Именно так поступила его бывшая жена. Вот только планы у нее были совсем не мирные.

— Ты знала его жену? — спросила Лили.

— К сожалению, да, — с горечью ответила Кейт. — И я до сих пор чувствую себя виноватой.

— Виноватой в чем?

— Ведь это я познакомила их. Рита — моя родная сестра.

11

Лили долго набиралась смелости, чтобы пригласить Кевина на ужин, и наконец решилась. Их вражда не может длиться вечно.

А как же Джастин? Что он скажет, когда узнает, что ей нравится его старший брат? Возненавидит ее? Будет в шоке? Назовет ее предательницей?

Даже если и так, плевать. После разговора с Кейт Лили приняла окончательное решение: она добьется своего, чего бы ей это ни стоило. Она докажет, что красивые женщины умеют любить по-настоящему. Кевин ей нужен. Да что скрывать, она в него влюбилась! Хоть он и доводит ее до сумасшествия своей псевдоненавистью.

Если у меня ничего не получится, думала Лили, не страшно. Наверное, я это переживу. По крайней мере, буду знать, что сделала все возможное, чтобы завоевать его сердце.

Кевин оставался в кабинете у Джерри почти два часа. Кейт призналась ей, что почти всегда задерживается на работе, но теперь, когда дома ее ждет будущий муж, предпочитает уходить вовремя.

— Можешь не оправдываться, — рассмеялась Лили. — Прекрасно тебя понимаю. Беги к своему жениху. Я еще немного поработаю, мне осталось совсем чуть-чуть.

На самом деле она выжидала момент, когда можно будет поговорить с Кевином, поэтому только рада была, что Кейт не стала задерживаться.

Лили пересматривала документы, но не могла сосредоточиться. Она уже собрала свою сумку, чтобы в любой момент можно было вскочить с места и отправиться догонять Кевина. Это нужно было сделать так, чтобы ее намерений не заметил Джерри, который, как и его ближайшая помощница, был очень проницательным человеком.

Кевин все не выходил, и Лили начала злиться. На часах уже без четверти семь, а она еще в офисе! Кто знает, как долго Кевин и Джерри будут беседовать. Может быть, у них важные дела и два бизнесмена засидятся до ночи?

Лили не выдержала и нажала кнопку интеркома. Тут же раздался голос Джерри:

— Кейт, разве я не приказал тебе убираться из офиса ровно в шесть? Смотри, кончится у твоего жениха терпение, и останешься ты незамужней.

Лили услышала смех Кевина, и у нее защемило сердце. Как бы она хотела, чтобы он смеялся над ее шутками!

— Это не Кейт, — сказала она. — Это Лили. Я хотела спросить, не хотите ли вы кофе. Я собралась уходить, а поскольку вы засиделись…

— Ах, Лили! — Джерри явно удивился. — Нет, кофе не нужен, мы тоже уже уходим. Все в порядке.

— Отлично! — бодро отозвалась Лили, снова шлепнула по кнопке и стала ждать.

Через десять минут она принялась мерить шагами приемную.

И это называется: «уже уходим?» Ну, где же они?!

Наконец дверь кабинета распахнулась. Лили метнулась к столу и сделала вид, что копается в сумочке. В приемную вышли Джерри и Кевин. Оба уставились на Лили, вот только один — удивленно, а другой — с насмешкой.

— Вот уж не думал, что я приобрел вторую Кейт, — сказал Джерри, и в его голосе послышалось невольное уважение. — Да вы трудоголик, Лили! Тоже любите засиживаться допоздна. Впрочем, это неудивительно, если вспомнить о вашем предыдущем месте работы. Говорят, Гордон любит оставлять своих подчиненных на ночь, если они не успели переделать все дела.

Лили улыбнулась и застегнула сумочку.

— Это всего лишь один из мифов о мистере Гордоне.

— У любого мифа есть основа, — сказал Джерри и повернулся к Кевину. — Эта женщина — настоящая находка.

— Да, наверное, — все еще насмешливо улыбаясь, ответил тот.

— Что ж, — опомнилась Лили, у которой уже поубавилось уверенности в своем решении пригласить Кевина на ужин. — Раз вы тоже уходите…

— Да, спасибо за работу. — Джерри с чувством пожал ей руку. — Рад буду видеть вас завтра. Я сам закрою кабинет и выключу свет.

Лили ничего другого не оставалось, как вымученно улыбнуться и выскользнуть из приемной. В офисе уже никого не было. Она прошла по полутемному коридору и нажала на кнопку лифта. Дожидаясь его, Лили оглянулась. Кевин и Джерри все еще разговаривали, стоя у раскрытой двери приемной.

Дверцы лифта разъехались в стороны, и Лили вошла в кабину. Что придумать, чтобы снова столкнуться с Кевином сегодня же? Судя по всему, он расстанется со своим другом только на автостоянке. А это не входило в планы Лили.

Она вышла на первом этаже, машинально кивнула охраннику, который при виде красивой женщины заулыбался, и вышла через стеклянные двери на улицу. Дождь уже закончился, но воздух был пропитан влагой и свежестью. Лили постояла немного, всматриваясь в затянутое тучами небо, и неспешно побрела по направлению к стоянке.

Отлично, сказала себе Лили, оказавшись на месте, и что ты собираешься делать дальше? Ты же не знаешь, какая машина у Кевина.

Внезапно она услышала голоса и спряталась за один из автомобилей. Мимо нее прошли Кевин и Джерри. На счастье Лили, ее новый босс распрощался со своим другом и пошел дальше. Кевин же достал из кармана ключи и нажал на маленькую кнопку. Пискнула сигнализация как раз у той машины, за которой спряталась Лили.

«Феррари»? Интересный выбор, мелькнуло в голове у Лили. Она выпрямилась и громко сказала:

— Привет! Ты не торопишься домой, верно?

Кевин только что заметил ее и вздрогнул от неожиданности. На мгновение в его глазах промелькнула радость, но тут же исчезла, уступив место раздражению.

— Что вы здесь делаете? Вы меня преследуете, мисс Настоящая Находка.

— Мне нужно было с вами поговорить, — сухо сказала Лили. — Надеюсь, это не запрещено законом?

— И для этого вы спрятались за моим автомобилем?

— Это чистая случайность, я понятия не имела, какая у вас машина.

— Да, конечно. — Было видно, что Кевин не поверил ей ни на йоту. — Наверняка вы все обо мне разузнали у Джастина. Так что вам нужно?

Он открыл дверцу автомобиля и уже готовился сесть в него. Лили поняла, что, если она хочет заполучить Кевина на сегодняшний вечер, ей стоит поторопиться.

— Я хочу пригласить вас на ужин, — сказала она.

Брови Кевина поползли вверх.

— Серьезно? Зачем?

Лили развела руками.

— Зачем люди ужинают? Чтобы вкусно поесть и поговорить.

— Ну, поесть я не против, но ума не приложу, о чем мне с вами беседовать?

— Вы об этом узнаете, только если примите мое приглашение, мистер Маклейн.

Кевин едва заметно улыбнулся.

— Я правильно понимаю: приглашающий платит, а приглашенный выбирает ресторан?

Лили скрипнула зубами. Вот хитрец!

— Совершенно верно, — тем не менее, сказала она. — Только при выборе ресторана имейте в виду, что платить за ужин будет простая офисная служащая, которая зарабатывает не так уж много денег.

— Да ладно, вы наверняка преуменьшаете свое значение в мире бизнеса. Я хорошо знаю Джерри, он никогда не был скупцом. Своих сотрудников ваш новый босс всячески поощряет. Уверен, что он будет неплохо платить вам.

— Вот именно, что будет. То есть через год, наверное, я смогу вас сводить в приличный ресторан, — усмехнувшись, ответила Лили. — А пока — будьте поскромнее.

Кевин обошел машину и распахнул перед Лили дверцу. Лили быстро скользнула внутрь, опасаясь, как бы он не передумал. Однако Кевин уселся на водительское сиденье и завел мотор.

— Что ж, мисс Джефф, я попытаюсь не разорить вас сегодня. Но неужели у такой практичной женщины, как вы, нет запасов на черный день?

— Может, и есть, но…

— …Меня это не касается. Угадал?

Он нажал на педаль газа, и автомобиль плавно тронулся с места. Кевин то и дело украдкой поглядывал на молчащую Лили, уставившуюся в окно. Сегодня она надела юбку, и у него снова появилась возможность полюбоваться ее стройными ножками. Тогда, на пляже, она выглядела просто великолепно в открытом купальнике. Лили — само совершенство, если говорить о фигуре. Но какая же у этой женщины душа?

Кевин никак не мог заставить себя забыть о том единственном поцелуе. Мягкие, нежные губы Лили, ее теплое дыхание, пьянящий запах ее тела…

Не теряй головы! Кевин старался, как и обычно, спрятать в глубине души чувства, рвущиеся наружу. Лили сводила его с ума. Он обожал ее и ненавидел одновременно.

Кевин не понимал, как все произошло. Он ощутил, что очарован ею, когда вышел из ее комнаты в вечер их знакомства. Ни одна женщина не интересовала его так сильно, как Лили. Он мечтал избавиться от наваждения и в то же время боялся этого.

Зачем он принял ее приглашение? Неужели так трудно было отказать?

Да, ответил себе Кевин, почти невозможно. Она застала меня врасплох, и теперь я в ее власти.

Я должен забыть о ней, должен, твердил себе Кевин. Она — невеста моего брата. И если мне не удастся поссорить их, то… Они наверняка поженятся, и Лили переедет в наш особняк. Каково мне будет каждый день видеть ее в собственном доме и понимать, что она принадлежит другому мужчине? Пусть даже Джастину. Думать об этом все равно невыносимо.

Кевин резко крутанул руль, и Лили швырнуло в сторону. Ее лицо оказалось всего в нескольких сантиметрах от лица Кевина. Она уцепилась за плечо Кевина и выпрямилась.

— Извините, — пробормотал он. — Сложный поворот.

Лили лишь кивнула. Она все еще чувствовала под ладонью его мышцы. Если бы Кевин обнял ее, она забыла бы обо всем на свете, потеряла бы голову. Кевин так близко и в то же время так далеко от нее. Неужели ей не удастся растопить лед в его застывшем сердце?

Кевин остановил автомобиль и повернулся к Лили. В свете уличного фонаря ее лицо, казалось, излучало неземное сияние. Она приоткрыла губы, мечтая о том, чтобы Кевин поцеловал ее, но он толкнул дверцу машины и сказал:

— Приехали. Надеюсь, вам здесь понравится.

Небольшое кафе показалось Лили очень уютным. Судя по всему, Кевин был здесь частым гостем, так как старший официант при виде его заулыбался и сказал:

— Ваш столик свободен, мистер Маклейн.

— Отлично, я на это и рассчитывал.

— Вы постоянно здесь ужинаете? — полюбопытствовала Лили.

— Частенько, — ответил Кевин, пододвигая за ней стул и подавая меню.

Интересно, он ужинает один или приходит со своими подругами? — подумала Лили. Если, конечно, у него есть подруги.

— Кевин, а у вас есть девушка?

— Нет, — отрезал он. — Что будете пить: вино, шампанское?..

— Минеральную воду.

— Бережете здоровье?

Берегу деньги, подумала Лили, но не стала произносить эту фразу вслух.

— О чем же вы хотели поговорить? — спросил он. Кевин не любил ходить вокруг да около, предпочитая все деловые вопросы решать сразу же.

— Обо мне и… о поцелуе.

На губах Кевина появилась легкая усмешка.

— О чем вы, Лили? Это была проверка.

— И какова же цель проверки?

— Это уже не важно. Однако ваша реакция лишь подтвердила мои сомнения.

Лили вопросительно изогнула бровь.

— Да, сомнения, — повторил Кевин. — Если бы я был настойчивее, вы бы уговорили меня остаться на ночь. Я знал, что вы не подходите моему брату. Вам нужны лишь его деньги.

— Я уже слышала этот бред, — раздраженно сказала Лили.

— Хотите сказать, что ничего не почувствовали, когда я вас поцеловал? — вкрадчиво спросил Кевин.

— Дайте подумать… — Она сделала вид, будто что-то вспоминает. — Было сыро, от вас пахло дорогой туалетной водой, и мне хотелось чихнуть.

У Кевина ходуном заходили желваки. Как же быстро можно вывести его из равновесия!

— А что чувствовали вы? — не преминула спросить Лили.

— Абсолютно ничего, кроме раздражения. Целоваться вы не умеете.

— И это говорит о том, что у меня было не так уж много учителей. Хотя вы считаете меня чуть ли не публичной женщиной.

— По-моему, вы просто скромничаете.

— Это по-вашему.

Они провели вместе всего минут двадцать, а уже готовы убить друг друга. Что же будет дальше?

— Вы намерены рассказать Джастину о том, что пригласили меня на ужин? — поинтересовался Кевин.

— Я рассказываю ему обо всем, — ответила Лили рассерженно.

— У вас нет секретов от моего брата, не так ли? Странные отношения.

— Это у вас странное представление об идеальных отношениях. Вы считаете, что у двух влюбленных могут быть секреты друг от друга?

— Практика показывает, что чем больше они влюблены, тем больше тайн.

— Мне жаль вас.

— Почему?

— Судя по всему, ваш опыт серьезных отношений был весьма печальным.

— Да, как известно, я развелся.

— Не стоит всех женщин сравнивать со своей бывшей женой.

— Я не сравниваю всех, — возразил он. — Только красивых.

— Помнится, не так давно вы сказали, что не считаете меня красивой.

Кевин запнулся на полуслове. Она права. Маленькая негодяйка! Все-то она помнит.

— Я не отказываюсь от своих слов, — медленно произнес Кевин и увидел, что она едва сдерживает смех. Лили забавлялась его беспомощностью. Ей это даром не пройдет!

Вопреки всему Кевин чувствовал, что она начинает нравиться ему все больше и больше. Лили не желала сдаваться. Она не боялась огня, смело шла прямо в пекло. Интересно, какова она в постели? Такая же горячая?

— Что будете заказывать? — спросил не вовремя подошедший официант.

— Стакан минеральной воды, — сквозь зубы процедил Кевин. — И это все.

— А для дамы? — ошарашенно поинтересовался официант.

Лили расхохоталась. Она смеялась так, что у нее закололо в боку. Глаза Кевина метали молнии. Он с удовольствием придушил бы ее.

— Это и есть заказ для дамы, — прорычал Кевин. — На большее у нее нет денег.

— Про… Простите меня, — со стоном сказал Лили, все еще смеясь. — Кажется, сегодня я не буду ужинать. Кевин, отложим наш разговор до следующего раза.

— Следующего раза не будет!

— Будет, — пообещала ему Лили и подмигнула. — Даже если вы этого не захотите.

12

Битых пятнадцать минут Джастин что-то рассказывал ей, а до нее не доходил смысл его слов. Лили пришла в себя, только когда он протянул ей маленькую бархатную коробочку в виде сердечка. Она машинально взяла ее и открыла. На подушечке лежало кольцо из белого золота, поблескивая внушительных размеров бриллиантом.

— Это еще что такое?! — возмутилась Лили. — Откуда кольцо?

— Из ювелирного магазина, — не сдержав иронии, ответил Джастин. В такие минуты он становился похожим на старшего брата.

Лили мрачно взглянула на бывшего жениха, который не переставлял ее удивлять. Габриель, сидящая на противоположном конце комнаты, захихикала.

— Ты меня вообще слушала? — спросил Джастин, кивком указывая на коробочку. — Понимаешь, о чем речь, или мне опять повторить?

— Извини, — смутилась Лили. — У меня голова кругом идет от новой работы, ничего не соображаю.

— От работы, как же! — отозвалась Габриель, хотя ее никто не спрашивал.

— Да, от работы! — повысила голос Лили. — Это ты до сих пор бьешь баклуши.

— Что такое? — спросил Джастин, переводя взгляд с одной подруги на другую. — О чем это болтает Эль? У меня появился соперник?

— Коль скоро мы с тобой расстались, у тебя не может быть соперников, — напомнила Лили.

— Вы что-то недоговариваете. — Джастин подошел Габриель, лежащей на кровати с журналом в руках, и сел рядом. — Скажи-ка, подружка, у моей невесты появился поклонник?

— Даже если и так, — отозвалась Лили, — это теперь не имеет никакого значения.

— Ах, не имеет! — возмутился Джастин. — А как ты объяснишь моим родителям, почему встречаешься с двумя мужчинами сразу?

— А с какой стати я должна буду им что-то объяснять?

— Ты работаешь у друга семьи, думаешь, слухи о тебе не просочатся в наш скромный дом?

— Я считала, что Джерри — друг Кевина.

— Милая, в этом городе все бизнесмены друг друга отлично знают. И если они не враги, то, по крайней мере, приятели.

— Я ни с кем не встречаюсь, успокойся, — вздохнула Лили. — Тебе не о чем волноваться.

Джастин задумчиво уставился в низкий вырез блузки Габриель.

Он никогда раньше не обращал внимания на грудь давней подруги, а теперь с удивлением обнаружил, что эта часть ее тела просто восхитительна. Наверное, виной всему — недостаток секса. Джастин тихонько вздохнул и перевел взгляд на губы Габриель, которые вдруг сжались в тонкую полоску.

— Мистер Маклейн! — строгим тоном произнесла она. — На что это вы смотрите?

— Ни на что. — Джастин отвел взгляд. — Я просто задумался.

— О чем же?

— Ты… ты такая маленькая, как куколка, а грудь у тебя большая…

— Что это он там лепечет? — удивленно произнесла Габриель, глядя на Лили. — Нет, ты слышишь? Он совсем из ума выжил! Джастин, приди в себя, найди подружку!

— Мне не везет с женщинами, — смущенно пробормотал Джастин. — Одни хотят моих денег, а другие вообще меня не хотят.

— Ты не виноват, — Габриель привстала и погладила его по плечу, — просто тебе попадаются недостойные женщины.

— Что?! — завопила Лили.

— Я имею в виду тех, кто охотится за его деньгами, — пояснила Габриель. — Неужели ты думаешь, что я считаю тебя недостойной? Не переживай, Джастин, будет и на твоей улице праздник. Мне вот тоже не везет с мужчинами. Одни подлецы попадаются.

Джастин понимающе взглянул на нее. Недаром они столько лет считались лучшими друзьями. Габриель все понимает с полуслова.

— Так что ты хотел, Джастин? — прервала его раздумья Лили. — И зачем ты подарил мне кольцо, которое стоит целое состояние?

Джастин покорно вздохнул и уже чуть ли не в третий раз начал объяснять:

— Я ухожу из компании отца. Теперь уже наверняка. Мне нужна твоя помощь, Лили. Я хочу, чтобы мы притворились, будто всерьез собираемся пожениться. Пока они будут заняты предсвадебными хлопотами, я объявлю о том, что открываю свою фирму. Думаю, что эту новость они воспримут гораздо спокойнее, если у них будут другие заботы.

— А что ты собираешься сделать потом? — стараясь скрыть раздражение, спросила Лили. — Скажешь, что мы вдруг ни с того ни с сего поссорились и свадьба отменяется?

— Ага, — кивнул Джастин, радостно улыбаясь. — Здорово я придумал, правда?

Габриель столкнула его со своей кровати, надела тапочки, подошла к Лили и издалека взглянула на Джастина.

— Ты когда-нибудь повзрослеешь?

— Ты чего, Эль?

Габриель переглянулась с Лили и скрестила руки на груди.

— Ты не задумался о последствиях? Твои родители, конечно, будут рады тому, что ты собрался жениться. Лили им понравилась, Джина сама мне об этом сказала. Они займутся, как ты выражаешься, предсвадебными хлопотами, разошлют приглашения, потратят кучу денег вам на подарок, а потом ты объявишь, что свадьба отменяется. Как ты считаешь, что твои родители будут чувствовать? Думаешь, им наплевать на твою судьбу? Надеешься, что они забудут все обиды и благословят твои деловые начинания? Да после твоих выкрутасов никто не станет относиться к тебе серьезно. Они ведь наверняка захотят помирить вас, потом все откроется, и ты в их глазах снова станешь маленьким неразумным существом, которое не умеет принимать решения.

— Мне нечего к этому добавить, — сказала Лили, отвечая на вопросительный взгляд подруги. — Я с тобой полностью согласна, Эль.

Джастин понуро опустил голову. И почему его постоянно отчитывают?

— Думай сам, — сказала Габриель и взглянула на часы. — Все, мне пора, у меня собеседование.

— Правда? — встрепенулась Лили. — И куда ты хочешь устроиться?

— Потом расскажу, — отмахнулась Габриель и вытолкала Джастина из комнаты. — Мне нужно переодеться. Подожди внизу, я хочу, чтобы ты отвез меня кое-куда.

— Как ты думаешь, у него что-нибудь получится? — спросила Лили, когда они с Габриель остались одни. — Я имею в виду его бизнес.

— Надеюсь. Я сделаю все, чтобы у него получилось осуществить задуманное.

— Эль, ты никогда не думала, что вы с Джастином можете быть не только друзьями? — поддавшись внезапному порыву, спросила Лили. — Вы отлично друг друга понимаете, столько лет знакомы…

Габриель бросила на нее странный взгляд.

— Какая глупость! Я и Джастин… Это просто смешно, — как-то вяло ответила она. — Выброси эти дурацкие мысли из головы.

— Тебе виднее, — сказала Лили. — Но на твоем месте я бы подумала.


Особняк Маклейнов был освещен яркими лучами солнца, которое выглянуло из-за туч впервые за неделю. Лили вышла из автомобиля и надела темные очки. Ужасно не хотелось ехать сюда, но Джастин был очень настойчивым. В конце концов даже Габриель поддалась на его уговоры. Они нашли компромисс: Джастин объявляет не о свадьбе, а о помолвке, и не родителям, а только Кевину. Если старший брат смирится с фактом будущей свадьбы, то и проблем с одобрением родителей не возникнет. Всем известно, что Патрик Маклейн всецело доверяет старшему сыну. Что касается Джины, то тут заранее все ясно. Она мечтала о внуках, а потому первой бросится поздравлять новоиспеченных жениха и невесту.

— Не понимаю, зачем мы это делаем, — в который уже раз произнесла Лили.

Джастин стоял рядом с ней и вертел в руках ключи от автомобиля. Он поглядывал на особняк и, по всей видимости, собирался с силами.

— Мы уже говорили об этом. Нам нужно переманить на свою сторону Кевина. Для этого мы и пригласим его отдохнуть в этот уик-энд на знаменитом местном курорте.

— Он не согласится. Во-первых, ты сам говорил, что Кевин постоянно занят. Во-вторых, зачем ему курорт осенью? Тем более что в вашем распоряжении есть собственный пляж. И, в-третьих…

— Он согласится. Я сам слышал, как Кевин говорил отцу о том, что хотел бы немного отдохнуть, повеселиться, пообщаться не с деловыми партнерами, а просто с приятными людьми.

— Но тогда что я здесь делаю? Иди и пригласи его сам.

— Хватит, — Джастин взял ее за руку и повел по направлению к дому, — перестань нервничать. Один я не сумею убедить Кевина в том, что могу начать собственный бизнес. Знаешь, я ведь очень люблю своего брата. Да, он частенько пытается научить меня жизни, и это раздражает, но ведь Кевин желает мне добра. И с кем, как не с ним, я смогу посоветоваться, когда речь зайдет о делах? Отец отпадает. Он начнет нервничать и перекроет мне кислород. И тогда я никогда не уйду из нашей фирмы. Ты мне нужна, Лили. Без твоей поддержки я пропаду.

— Не канючь, Джастин, я ведь уже согласилась помочь тебе.

Двери особняка были закрыты, сад казался пустым. Даже птицы не пели.

— Твои родители дома? — почему-то шепотом спросила Лили.

— Нет. — Джастин гордо вскинул голову. — Вы с Эль считаете меня пустоголовым ребенком, но это не так. И мне обидно, что даже вы… впрочем, ладно. В общем, родителей нет. Я специально выбрал именно этот день. Родители уехали в гости к своим старым друзьям, а мой старший брат сегодня до полудня работает дома. Я посчитал, что незачем маме и папе лишний раз видеть тебя. Они могут привыкнуть к тому, что ты моя невеста, и потом им будет сложно принять то, что мы разбежались. Ну как? Хороший план?

— Верх совершенства, — пробормотала Лили.

Джастин открыл дверь своим ключом. В доме было тихо. Лили подумала о том, что именно Джина наполняла особняк своим оптимистичным присутствием. Без нее жилище казалось пустым и заброшенным. Джастин взял Лили за руку и провел через весь дом. Они подошли к дубовой двери, ведущей в кабинет, который все чаще занимал Кевин.

— Ты уверен, что твой брат здесь? — прошептала Лили.

— А где же ему еще быть?

Даже не постучавшись, Джастин толкнул дверь и вошел в кабинет. Лили сразу же видела Кевина. Он склонился над огромным гроссбухом. Четкий профиль молодого мужчины резко выделялся на фоне незанавешенного окна. Не поднимая головы, Кевин поморщился и громко произнес:

— Я же велел не мешать мне. Говорите всем, что никого нет дома.

— Кевин, это я, — произнес Джастин.

Старший брат поднял голову и посмотрел на вошедших. По Джастину он скользнул равнодушным взглядом, но, заметив Лили, Кевин сначала улыбнулся, а потом нахмурился.

— Что вы здесь делаете? Я работаю.

— Это не займет много времени, — заверил его Джастин. — Мы только хотели кое-что тебе сообщить.

— Ну? — Кевин выпрямился, прислонился к спинке кресла и сложил руки на груди.

Джастин взглянул на Лили, словно ища поддержки, но та отвела взгляд.

— Кевин, мы решили пригласить тебя на уикенд на побережье.

— Зачем?

— Я слышал, как ты говорил отцу, что хочешь отдохнуть.

— И ты решил, что мне необходимо твое участие? — усмехнулся Кевин.

— Дело в том, что я, Лили и Эль все равно едем туда на эти выходные. Мы тоже решили немного развеяться.

— Не знаю насчет Лили, но тебе и Эль, двум лентяям, уж точно отдых не требуется.

Джастин сжал губы. Его решимость таяла на глазах.

Лили решила спасти ситуацию:

— Дело не только в отдыхе.

Она понимала, что Джастин не доведет начатое до конца. Он всегда был сверхсамостоятельным, когда рядом не было отца и брата, а в присутствии хотя бы одного из них терялся и не знал, что сказать. Наверное, Джастин принял верное решение: начать собственное дело. Без опеки Кевина и Патрика ему будет куда проще жить.

— Мы решили кое-чем с тобой поделиться, — добавил Джастин.

— Я слушаю, — раздраженно произнес Кевин, переводя взгляд с брата на Лили.

— Через две недели состоится наша официальная помолвка, — сказала Лили, внимательно наблюдая за выражением лица Кевина.

Он кисло улыбнулся.

— И вам нужно мое благословение?

— Нет, но мы хотели бы, чтобы ты помог подготовить наших родителей, — выговорил Джастин с видимым облегчением: ключевые слова были произнесены, теперь оставалось только выдержать бой, в который Кевин, несомненно, кинется, чтобы воспрепятствовать их браку.

— Да и вообще пора прекратить эту дурацкую вражду между нами, — вдруг сказала Лили и сделала шаг вперед. — Кевин, тебе не кажется, что просто глупо игнорировать меня? Я все равно выйду замуж за твоего брата. Не лучше ли попытаться подружиться, вместо того чтобы потом всю жизнь вставлять друг другу палки в колеса?

— Делайте, что хотите, — произнес Кевин устало. — Я поеду с вами куда угодно, только отстаньте от меня.

В его глазах промелькнула боль, и у Лили защемило сердце. Что, если, сама того не подозревая, она нанесла Кевину еще одну рану?

Лили хотелось подойти к нему, прикоснуться губами к его щеке, погладить по волосам, утешить… но вместо этого она повернулась к нему спиной и быстрым шагом вышла из кабинета. Джастин нагнал ее уже в холле.

— Почему ты убежала? — спросил он недоуменно.

— Оставь меня! — грубо прикрикнула на него Лили. — Мне надоели твои выкрутасы! Я устала лгать, Джастин! А ты вынуждаешь меня… — Она не договорила, увидев Кевина, вышедшего в холл.

Глаза его сузились, наверняка он слышал ее последние слова.

Лили быстро вышла за дверь. Если Кевин вздумает учинить ей допрос, она не выдержит и расскажет ему обо всем. О том, что задумал Джастин, о том, что Габриель уговорила ее помочь в осуществлении его плана…

И о том, что она, Лили, влюбилась в Кевина с первого взгляда, хотя поняла это не сразу.

— Мы чуть не попались, — сказал Джастин, возникший рядом. — Похоже, он не слышал, что ты сказала, или не обратил внимания на твои слова.

Или обратил и решил во что бы то ни стало выяснить, что они означают, подумала Лили, но вслух ничего не сказала.

13

— Говорят, что здесь не бывает плохой погоды, — произнесла Габриель, глядя на сверкающий в лучах солнца песок на пляже. — Ух, и везет же нам! Я ведь думала, что уже наступила осень.

Лили покосилась на Кевина. Они ехали в одном автомобиле, но всю дорогу слышались голоса только Габриель и Джастина, болтавших без умолку.

— Что скажешь, Кевин? — Габриель дотронулась до его руки.

— Идемте в отель, — сказал он и пошел вперед.

— Он не в духе, — прошептала Габриель, прикрыв рот ладонью. — Как мне надоело его дурацкое настроение…

— Кевин, дорогой! Как давно мы не виделись!

Сногсшибательная рыжеволосая женщина в больших темных очках, в ярко-голубой короткой юбке и того же цвета блузке вдруг появилась ниоткуда и преградила им дорогу. Ее карминные пухлые губы растянулись в улыбке.

Лили остановилась так резко, что вынуждена была схватить вдруг побледневшего Джастина за руку, чтобы не упасть или не столкнуться с рыжеволосой. Габриель презрительно надула губки, выпятила полную грудь и сделала шаг вперед, как бы загораживая Кевина. Он же вел себя как обычно, несмотря на то что его брат и подруга изменились в лице.

— Рита? Сколько лет, сколько зим. — Он протянул рыжеволосой руку.

Лили вопросительно посмотрела на Габриель. Та ответила ей возмущенным взглядом, мол, да, ты правильно поняла, эта рыжая — его бывшая жена.

Рита не стала отвечать ему рукопожатием. Вместо этого она обняла Кевина, прижавшись к нему всем телом. В этот момент Лили впервые в жизни поняла, что такое ревность.

— Какой ты красавчик! — восхитилась Рита. — Я помню тебя еще неокрепшим юношей. Потрясающе выглядишь!

— Благодарю, — ответил Кевин ровным голосом. Его глаза ничего не выражали. Казалось, он превратился в робота, бездушного и бесчувственного.

— О, а ведь это твой братишка! — Рита наконец обратила свое внимание на спутников Кевина. — Джастин, как ты вырос за те четыре года, которые мы не виделись! Воистину мужчины семьи Маклейн расцветают с возрастом!

— Я думала, она блондинка, — прошептала Лили на ухо Габриель.

Рита не слышала этих слов, но шушукающиеся девушки привлекли ее внимание. Габриель она, без сомнения, прекрасно знала. Когда Рита была замужем за Кевином, эта девчушка оказалась единственной, кто терпеть ее не мог с самого первого дня их знакомства. На нее чары красавицы почему-то не распространялись.

— О, твоя верная подружка тоже здесь! — Голос Риты стал еще слаще. — Привет, Эль, ты как всегда… как всегда… короче, не изменилась.

— Что, комплименты закончились? — холодным тоном спросила Габриель. — Или ты источаешь мед только в присутствии мужчин, а женщинам достается твой яд?

— О, как поэтично! — презрительно фыркнула Рита. — Никогда не хотела стать писателем?

— Нам пора, приятно было увидеться, — вышел из ступора Джастин. — Пошли, Кевин.

— Фу, как невежливо! — Рита удержала своего бывшего мужа за руку. Кевин все так же поражал полным отсутствием эмоций. — Я ведь так долго тебя не видела! Между прочим, я всегда обожала вашу семью.

— А точнее их денежки, — вставила Габриель.

Рита сверкнула глазами и уставилась на Лили. Кто эта красивая блондинка? Чья подружка? Может быть, Кевина? Или Джастина?

— Меня зовут Рита. — Она протянула Лили руку. — А вас?

— Это моя… — Джастин вдруг осекся на полуслове. — Это Лили. Лили Джефф.

— Твоя? — Рита сразу же ухватилась за это слово.

— Моя лучшая подруга.

— А как же Эль? Милая, неужели ты впала в немилость?

— Пошли отсюда. — Габриель демонстративно зажала пальцами нос и поморщилась. — Чем-то дурно пахнет. Наверное, это от тебя, Рита.

Габриель подтолкнула в спину Джастина, тот в свою очередь незаметно пихнул Кевина, и вся компания двинулась вперед.

— Еще увидимся! — прощебетала им вслед Рита. — Тогда и поболтаем!

— Она перекрасилась? — спросил Джастин, когда они отошли от рыжеволосой на приличное расстоянии.

— Парик! — презрительно ответила Габриель. — Надеюсь, у нее проблемы с волосами. Возможно, Провидение справедливо. В этом случае она должна оказаться лысой.

— Как она может в такую жару ходить в парике? — продолжал удивляться Джастин. — А вообще она ничуть не изменилась. Все так же броско выглядит.

— Дешевка! — фыркнула Габриель.

— Да что вы все молчите? — Джастин перевел взгляд на Лили и Кевина, идущих рука об руку. — Эй, кто-нибудь дома? Что с вами, ребята?

Кевин, казалось, очнулся от глубокого и не очень приятного сна. Он вздохнул и посмотрел на небо.

— Не хотите чего-нибудь перекусить? — спросил он.

— Кевин, но… — начал Джастин, но Габриель остановила его. Она вцепилась в его ладонь и так посмотрела на него, что он замолчал на полуслове.

— Ты как ребенок, честное слово! — прошипела она. — Никогда не знаешь, когда следует говорить, а когда необходимо помолчать.

— Что я такого сделал? — обиженно прохныкал Джастин.

Габриель скорбно вздохнула. Она твердо решила быть терпеливой, и ей даже нравилось быть наставницей Джастина, но иногда он выводил ее из себя своей наивностью.

— Я потом тебе все объясню, — сказала она. — Ох, не к добру эта встреча с Ритой.

— Может быть, мы все же с ней больше не столкнемся? — с надеждой спросил Джастин.

— Как бы не так! К сожалению, Рита всегда сдерживает свои обещания.


Лили наблюдала за Кевином почти уже полчаса. Он ее не видел. Поблизости не было ни души — большая редкость. Наверное, дело в том, что сейчас время ланча. Обычно здесь постоянно толпились любители водных прогулок.

Сидя на дощатом настиле, от которого отплывали моторные лодки, красавец задумчиво смотрел на волны океана.

О чем он думает? — гадала Лили. Какие мысли сейчас проносятся в его голове? Он стал таким задумчивым после встречи с Ритой, женщиной, которую он, по его словам, ненавидит. Или, быть может, Кевин пытается обмануть себя? Что, если чувства, которые он испытывал к ней когда-то, все еще живы? Вдруг он все еще ее любит?

При одной мысли об этом Лили расстроилась до слез.

Необходимо выяснить, что Кевин чувствует к Рите. И что думает о самой Лили.

Она вышла из своего укрытия, строения, где хранились лодки, и тихонько подошла к Кевину. Он услышал ее шаги и резко обернулся.

— Ты? — удивился он. — Почему одна, без своего жениха?

Лили уселась рядом с ним, сняла шлепанцы и опустила ноги в прохладную воду.

— Может, хватит язвить? — спросила она и грустно улыбнулась. — Я уже устала от этой бессмысленной вражды. А ты разве нет?

Он пожал плечами и снова уставился на воду. Некоторое время оба молчали. Лили тронула его за плечо, и Кевин накрыл ее пальцы своей ладонью.

— Чего ты хочешь? — спросил он надломленным голосом. — Что тебе от меня нужно?

Она нежно провела рукой по его щеке. Кевин заглянул ей в глаза, и то, что он прочитал в них, поразило его до глубины души. Кевин обнял Лили и жадно приник к ее зовущим губам.

Его нежные руки заскользили ее телу и прокрались под футболку. От прикосновений его пальцев к напряженным соскам Лили потеряла голову. Волны блаженства захлестывали ее.

— Кевин, ты мне нужен, — прошептала она.

Ее голос отрезвил его. Он молча отстранил от себя Лили.

— Мы не должны этого делать, — сказал Кевин, с трудом подбирая слова. — Мы не можем…

Лили сидела рядом с ним такая красивая и беззащитная… Такая одинокая. Ее полные боли и обиды глаза скользили по его лицу.

— Но почему? — прошептала она.

— Ты выйдешь замуж за моего брата, — сказал он.

— Я его не люблю, — покачала головой Лили. — И никогда не любила. Я не выйду за него, потому что это будет самой большой ошибкой в моей жизни.

— Но он любит тебя! — со стоном отчаяния выкрикнул Кевин. — Я никогда не причиню ему боли и тебе не позволю!

— Хватит уже заботиться о своем братишке! — рассердилась Лили. — Он давно вырос! И у него есть родители, которые всегда будут о нем беспокоиться. Он не нуждается в еще одном отце.

— Ты не понимаешь, — помотал головой Кевин, пряча от нее взгляд.

— Все я понимаю. — Лили было жаль его, но она должна сказать ему то, что давно хотела. — Дело не в том, что ты хочешь быть брату опорой в жизни. Просто ты стремишься уберечь его от ошибок, которые когда-то совершил сам.

— О чем ты? — напряженно всматриваясь в ее глаза, спросил Кевин.

— Я все знаю о твоей жене. О том, что она обманом заставила тебя жениться на ней, а потом обобрала. О том, что ты не влюблялся после расставания с Ритой ни в одну женщину. О том, что…

— Достаточно! — Кевин поднял руки в умоляющем жесте. — Ничего не говори больше!

— Хочешь сказать, что Рита теперь ничего не значит для тебя? — Лили поднялась на ноги. — Видел бы ты себя, когда она появилась! Ты предпочел превратиться в каменное изваяние, лишь бы ничего не чувствовать!

Кевин удивленно смотрел на нее, но молчал. Лили готова была заплакать. Почему он молчит? Почему не подтвердит или не опровергнет ее слова?

— Ты ничего не понимаешь, — наконец сказал Кевин. — Рита — это мое прошлое, которое я давно хочу забыть.

— Не лги мне. И себе не лги, — тихо произнесла Лили и босиком зашагала от него прочь.

— Лили! — Она слышала, что он идет за ней. — Постой, Лили!

Она резко остановилась и обернулась.

— Ну что ты хочешь?! — вскричала она. — Неужели ты не замечаешь, как много стал для меня значить? Ты только мучаешь нас обоих! Что тебе сейчас нужно?!

Кевин молча протянул ей шлепанцы, которые она оставила на причале.

— Ты забыла, — хрипло сказал он.

Казалось, она потеряла голос. Лили молча взяла протянутые шлепанцы. Кевин развернулся и пошел обратно, ни разу не оглянувшись.

Лили посмотрела ему вслед потухшим взглядом, потом медленно побрела к отелю. Только у себя в номере она дала волю слезам.

Она плакала так горько, как никогда в жизни.


— Ты что-то грустная сегодня. — Габриель села рядом с Лили за столик в открытом кафе. — Может, расскажешь, в чем дело?

— Догадайся, — мрачно вздохнула Лили.

— Ты пробовала с ним поговорить?

— Считай, что он отшил меня. — Лили горько усмехнулась. — Странно, но чем настойчивее он дает мне понять, что я ему не нужна, тем сильнее я к нему привязываюсь.

— Девочки, как насчет подводного плавания? — Улыбающийся во весь рот Джастин обнял за плечи их обеих.

— Вот у кого вечно прекрасное настроение, — с сарказмом произнесла Лили.

— А что, у нас проблемы? — спросил Джастин, пытаясь сделать серьезное лицо.

— У нас — нет. — Лили отодвинула от себя пустой стакан из-под сока. — Ты, похоже, забыл о том, что собирался беседовать с Кевином на серьезные деловые темы.

Улыбка Джастина стала еще шире.

— Я уже поговорил.

— Серьезно?! — встрепенулась Габриель, повернувшись к нему. — И что он сказал?

— Мой старший брат благословил меня и посоветовал катиться на все четыре стороны, — рассмеялся Джастин. — Он просто сказал, что ему давно уже нет до меня дела, и я могу заниматься, чем хочу. У него только одно условие: Кевин мечтает, чтобы я не мелькал у него перед носом.

Габриель вскочила на ноги и кинулась Джастину на шею. Она горячо поцеловала его в губы и крепко прижалась к нему.

— Я знала, что все у тебя получится! Я всегда в тебя верила! Теперь ты сможешь начать свое дело, дорогой!

Джастин смотрел на нее так, словно увидел впервые. Лили отвернулась. Она поняла, что оказалась лишней. По всей видимости, Габриель хорошо подумала и решила последовать совету подруги: присмотреться к Джастину.

Лили взяла свою сумочку и, не оглядываясь, пошла к выходу из кафе. Прощаться с этими двумя не было никакой нужды. Судя по чмокающим звукам, донесшимся до нее, Габриель и Джастин самозабвенно целовались.

Лили спустилась на набережную и побрела по пустому пляжу. Кто сказал, что здесь круглый год царит веселье? Все словно вымерло.

— Это потому, что в послеобеденное время все отдыхающие предпочитают загорать на другом пляже, там, где частенько появляются знаменитости, — услышала Лили за спиной голос Кевина.

— Хочешь сказать, что я думаю вслух? — спросила она, останавливаясь.

— А как иначе я мог узнать, о чем ты думаешь? — поинтересовался он.

Лили взглянула на него и тут же отвела глаза. Что нужно от нее этому мужчине? То он ее гонит, то преследует. Не выдержав, Лили бросилась в омут своих чувств с головой. Она повернулась к Кевину, обняла его и припала к его губам. Он ответил на ее поцелуй с такой страстью, словно его эмоции тоже прорвали плотину сдержанности.

— Кевин… — Лили на секунду отстранилась, но он не дал ей договорить.

Он снова коснулся ее губ, и его словно пронзило током. Кевин почувствовал безудержно-страстный отклик. Их языки сплелись, лаская друг друга. Ресницы Лили затрепетали, и она закрыла глаза. Ее пальцы нежно гладили его сильную шею, мягкие волосы… Она мечтала раствориться в его объятиях и испепеляющих поцелуях. Лили все теснее и теснее прижималась к нему.

Тело Кевина напряглось, его губы стали еще более страстными. Лили почувствовала его возбуждение.

О, как же она хотела этого мужчину!

Его пальцы скользили по ее спине и бедрам, а затем проникли под футболку. Кевин с трудом сдерживался, чтобы не овладеть Лили прямо здесь, на песке. Еще ни одна женщина не доводила его до такого исступления!

Сумасшедший стук его сердца и прерывистое дыхание, касающееся ее губ, потрясли Лили. Она была счастлива, что все-таки заставила этого мужчину потерять голову. В Кевине же боролись весьма противоречивые чувства: с одной стороны, он страстно хотел обладать этой женщиной, а с другой — мечтал освободиться от ее власти над ним. Впрочем, сейчас он желал только одного — продолжать целовать ее.

Однако она сама оттолкнула его. Со смесью страха и недоверия Лили смотрела ему в глаза.

— Что ты делаешь? — прошептала она.

— Разве это я набросился на тебя с поцелуями? — Улыбка коснулась его губ. — Ты такая красивая, что на тебя больно смотреть, Лили… — Кевин провел пальцами по ее щеке, дотронулся до губ, точеного подбородка, нежной коже шеи и покачал головой. — Что ты делаешь со мной?

— Я не понимаю… — Лили была в растерянности. Кевин снова играет с ней или на сей раз он искренен?

— Я не могу, не имею права, — пробормотал он.

— Но почему?!

— Джастин…

— У него сейчас другое увлечение. Вот, взгляни. — Лили указала рукой в сторону.

Кевин обернулся и увидел своего брата, который держал в своих объятиях Габриель. Они не замечали ничего вокруг. Пляж казался им пустынным.

— Глазам своим не верю, — пробормотал Кевин. — Он с Эль… Об этом можно было только мечтать.

— По-моему, они поняли, что глупо пытаться обмануть себя. Эль и Джастин созданы друг для друга. Странно, что им понадобилось так много времени, чтобы понять это, — с улыбкой сказала Лили.

Кевин снова посмотрел на нее.

Какая красавица! Золотые волосы сияли в лучах солнца, впрочем, сияла и ее улыбка. Лили… Красавица Лили, как ты прекрасна!

— И давно они вместе? — спросил Кевин.

— Не больше пятнадцати минут.

— И ты не устроила им скандал? Не рассердилась за попранные ими чувства?

Лили хмыкнула.

— Я слишком люблю их обоих, чтобы выказывать свои эгоистические чувства. Я желаю им счастья.

— Так ты все еще любишь Джастина? — задумчиво проговорил Кевин.

— Какой же ты идиот! — вскипела Лили. — Неужели непонятно, что я давно уже влюблена в тебя!

Она замолчала, пораженная тем, что у нее хватило духу признаться Кевину в любви. Его глаза потемнели. Однако не от гнева, к чему она уже привыкла. От желания.

— Я плохо соображаю, — признался Кевин, — слишком плохо. Со мной такое впервые. Не понимаю, что происходит, но я совершенно не контролирую себя.

— Наконец-то!

Он взял ее за руку и быстро пошел к отелю. Лили едва поспевала за ним.

— Куда мы идем?

— Ко мне в номер, — сказал Кевин. Он остановился, чтобы поцеловать ее и еще раз убедиться в том, что не может больше держать в себе свои чувства к ней. — Ты не против?

— Я умру, если мне придется снова ждать!

14

Его теплое дыхание коснулось ее волос. Почувствовав губы Кевина на мочке уха, Лили не смогла сдержать легкую дрожь. Кончик его языка ласкал кожу ее шеи. Повернувшись к Кевину лицом, она потянулась к нему, ища его губы.

— Люблю тебя, — прошептала Лили.

Она принялась лихорадочно расстегивать пуговицы его рубашки.

— Не торопись, — прошептал он.

Однако Лили его не слышала. Ее пальцы скользили по мускулистой груди Кевина, плоскому животу…

— Ты сводишь меня с ума, Лили.

Кевин приник к ее губам. Ее кожа нежнее шелка, знакомый аромат, настойчивые ласки дразнили его, заставляли терять голову.

Лили привстала на цыпочки и обвила руками его шею. Она хотела Кевина так сильно, что все остальное отошло на второй план. Ее больше ничто не интересовало, кроме всепоглощающего желания. Кевин прижимал ее к себе все крепче. Он понимал, что больше нет смысла сопротивляться страсти.

Кевин расстегнул «молнию» на ее платье и медленно стянул его вниз. Лили видела, как блестят его глаза, как жадно скользят они по ее телу. Стоя перед ним в одном белье, она ощутила себя как никогда беззащитной. Словно почувствовав ее неуверенность, Кевин нежно поцеловал Лили, однако его прикосновения были настойчивыми и властными.

— Я хочу тебя. Хочу прямо сейчас, — прошептала она, непослушными пальцами расстегивая пуговицы на его рубашке.

В следующее мгновение Лили оказалась в его объятиях. Она прерывисто вздохнула, теснее прижимаясь к нему, содрогаясь от желания. Она так хотела чувствовать тепло его тела, силу его рук! Кевин встал на колени и начал медленно целовать ее живот, бедра, доводя Лили почти до исступления.

На мгновение он отстранился, прервав поцелуй, и окинул ее взглядом, полным любви.

— Ты безумно красивая, Лили.

— Мне… мне так хорошо с тобой. — Она смутилась. Пожалуй, сейчас не время для разговоров.

Кевин сбросил с себя оставшуюся одежду. От его вида у Лили перехватило дыхание. Она протянула к нему руку, чтобы дотронутся до его груди, но он отстранил ее.

— Не торопись, — умоляюще прошептал Кевин. — Мне и так очень трудно.

Кевин лег рядом с ней и принялся покрывать поцелуями ее шею, грудь, живот, опускаясь все ниже. Наконец, больше не желая сдерживаться, он лег на нее. Лили с наслаждением ощущала тяжесть его тела. Кевин вошел в нее одним мощным движением, и Лили хрипло застонала от удовольствия. Ее ногти вонзились в его плечи, но Кевин не чувствовал этого. Их тела двигались в едином ритме. Они были одним целым.

— Кевин… — нежно простонала она. — Мой… Кевин…

Он чувствовал наступление ее оргазма и полностью отдался сексуальному наслаждению. Ее губы шептали его имя. Кевин понял, что готов всю жизнь слушать эту музыку. В изнеможении он уткнулся лицом в ее плечо.

— Как хорошо… — прошептала Лили. По ее щекам катились слезы.

Кевин принялся осушать их поцелуями.

— Что с тобой? Если тебе хорошо, почему ты плачешь?

— От счастья, наверное. Я так долго тебя ждала.

— Я был идиотом, Лили. Ты ведь понравилась мне с первого взгляда. Я старался забыть тебя, но не смог.

— Почему тогда ты так противился своим чувствам?

— Мне казалось, что ты… ты…

— Такая же, как и твоя бывшая жена? — догадалась Лили.

Кевин перевернулся на спину.

— Я не верил, что снова могу любить.

Лили поцеловала его в плечо, погладила кончиками пальцев теплую, чуть влажную кожу его живота.

— Кевин, — осторожно начала она, — а что ты чувствуешь сейчас к Рите?

— Ничего. — Он повернулся к ней и улыбнулся. — Правда, ничего. Еще утром я готов был убить ее. Я ненавидел ее и все, что с ней связано, долгое время. Ты меня вылечила. Теперь она для меня пустой звук.

— Значит, ты ее не любишь?

— Ты могла подумать, что я все еще люблю Риту?! — воскликнул Кевин. — После всего, что она мне сделала? О, нет!

— Увидев ее сегодня, ты словно окаменел.

— Я пытался справиться со своей неприязнью, Лили.

— А я подумала, что… — Лили обняла его и прижалась щекой к его груди. — Какая же я глупышка.

Кевин пропустил сквозь пальцы ее шелковистые волосы. Неужели его болезнь действительно прошла, и он снова может любить? Да, наверное, это так.

— Лили, я люблю тебя, — сказал он. — Люблю, слышишь?


— Вы что, не предохранялись? — в ужасе спросила Габриель.

— Нам было не до этого. — Лили стояла у окна и кусала ноготь на большом пальце правой руки. От этой детской привычки она никак не могла избавиться.

Габриель опустилась на кровать, и пружины под ее весом жалобно скрипнули.

— Лили, о чем только ты думаешь! А если…

— Прекрати, не создавай панику, хорошо? — Лили повернулась к подруге и улыбнулась. — В любом случае это был самый потрясающий секс в моей жизни!

— А как же Джастин?

— С ним мне никогда не было так хорошо. Он… он просто случайный любовник.

— Я не это имела в виду, — укоризненно проговорила Габриель. — Я спрашиваю, как ты расскажешь об этом Джастину?

— Разве обязательно рассказывать?

Габриель закашлялась. Переспав с Кевином, Лили совсем потеряла голову.

— Приди в себя! — воскликнула Габриель. — Ты недавно рассталась с Джастином. Как ты собираешься сообщить ему о том, что переспала с его родным братом?

— Эль, но ведь ты теперь встречаешься с Джастином. Какая ему разница, с кем я сплю?

— А ты думаешь, он никак не отреагирует, узнав о твоей связи с Кевином? Да у Джастина глаза на лоб полезут.

— Что толку говорить об этом? — раздраженно ответила Лили. — Я не могу повернуть время вспять. Даже если бы и могла, не стала бы этого делать. Я по-настоящему счастлива!

— Ты не перестаешь меня удивлять, — покачала головой Габриель. — Что ж, раз вы с Кевином спятили…

— О, Эль!

— Ладно-ладно, — Габриель подняла руки вверх, — я больше не скажу ни слова. Даже если ты забеременеешь, ничего страшного. Уверена, что Кевин и без того собирается жениться на тебе.

Лили покраснела. Она опустилась на стул и приложила к горящим щекам ладони.

— Жениться? — переспросила она глухим голосом. — Ты действительно думаешь, что я могу стать его женой?

Габриель посмотрела на нее с удивлением.

— Разумеется. Почему нет?

— Но его первый брак был неудачным…

— Перестань! — нетерпеливо оборвала ее Габриель. — При чем здесь его первый брак? Рита для него в прошлом, я уверена.

— Он мне сказал то же самое.

— Вот видишь! — обрадовалась Габриель. — Я думаю, что Кевин мечтает о прекрасной семье: ласковой жене и детишках.

— Я не задумывалась над этим.

— Ну так теперь самое время, — рассмеялась Габриель, но через секунду улыбка ее погасла. — Вот только хочу тебя предупредить кое о чем.

Лили подняла на нее вопросительный взгляд.

— Речь пойдет о Рите, — тихо сказала Габриель. — Она настоящая стерва. Дрянь, а не женщина. По ее глазам было видно, что она снова мечтает привязать к себе Кевина.

— Как это возможно? — Лили с сомнением покачала головой. — Она причинила ему столько неприятностей, что он и слышать о ней не хочет.

— Я знаю, — кивнула Габриель, — но Риту это не остановит. Я хочу сказать, что она все равно сделает попытку вернуть Кевина. Не спрашивай, зачем ей это надо. Скорее всего, из тривиального женского эгоизма. Она ведь все это время была уверена в том, что так и осталась для Кевина единственной женщиной в его жизни. А теперь появилась ты. Рита не потерпит подобного вмешательства. Она, разумеется, захочет устранить конкурентку, то есть тебя. Так что будь начеку. Кевин не дурак, он легко разгадает ее планы. Однако она может успеть попортить вам двоим нервы.

— Спасибо за совет, Эль. — Лили улыбнулась подруге. — Я буду осторожна. А пока у меня есть еще одно важное дело.

— Разговор с Джастином? — понимающе спросила Габриель.

— Да, разговор с Джастином, — вздохнула Лили.

— Я могу ему все объяснить, — предложила Габриель.

— Не стоит, я поговорю с ним с глазу на глаз. Если ты не возражаешь. Ты же не станешь его ревновать ко мне?

— После всего, что между вами было? — сощурила глаза Габриель, а потом рассмеялась. — Нет, ну что ты!

— Я серьезно, Эль.

— Я тоже.

— Мы с Джастином… в общем, это сложно объяснить, но выяснилось, что мы отлично подходим друг другу. А секс с ним, — Габриель с мечтательным выражением лица закрыла глаза, — я никогда подобного не испытывала!

— У меня с Кевином то же самое.

Габриель настороженно взглянула на Лили.

— Извини, если мой вопрос покажется тебе бестактным, но… Джастин говорил, что вы с ним занимались сексом вроде как механически.

— Так и было, — подтвердила Лили. — Можно заниматься сексом, а можно — любовью. Первый вариант всегда пресен до безобразия.

— Иди, подруга, — Габриель усмехнулась, — тебя ждет важный разговор. Хотя, честно говоря, мне кажется, что это Кевин должен с братом беседовать о тебе.

— Чтобы они поссорились еще сильнее? — Лили покачала головой. — Нет, Эль, я сама.

— Тогда желаю удачи, — улыбнулась Габриель. — Если я услышу истерические крики, то поспешу на помощь.


Джастин вышел из душа. Одевшись, он взглянул на себя в зеркало и подмигнул своему отражению. В последние несколько часов у Джастина было ощущение, что он попал в некую параллельную реальность, где все вверх дном.

Он занимался любовью с Габриель. Это просто невероятно! Она всегда была его подружкой, младшей сестренкой… А теперь стала любовницей.

Джастин почему-то испытал прилив стыда. Впрочем, может быть, все как раз встало на свои места. Разве ему было с кем-нибудь столь же хорошо, как с Эль? Нет. Ни одна женщина так не сводила его с ума. Эль всегда была для него запретным плодом, вкусив который он узрел наконец истину.

— Да-да, входите! — крикнул он в ответ на стук в дверь.

В комнату робко вошла Лили. Джастин с удивлением понял, что совсем забыл о существовании этой женщины, на которой всерьез намеревался жениться. Ему снова стало стыдно. Чтобы Лили не заметила его чувств, Джастин развил бурную деятельность. Он усадил гостью на мягкий диван, собственноручно смешал коктейль и несколько раз спросил, удобно ли ей и не желает ли она чего-нибудь еще.

Наконец он заметил, что Лили тоже ведет себя как-то не так, как обычно. Она робела, краснела и забывала слова.

Обижается на меня за Эль? — предположил Джастин. Нет, вряд ли. Мы ведь с Лили официально расстались, чего ей на меня злиться.

— Ты… просто так зашла? — спросил он.

— Нет, — Лили отставила в сторону стакан с коктейлем. — У меня к тебе есть разговор.

— Я так и знал, — удрученно проговорил Джастин. — Ты об Эль, верно? Все-таки сердишься на меня?

— Сержусь? — Лили казалась искренне удивленной. — Да что ты! Наоборот, я безумно рада за вас. Вы созданы друг для друга. Честно говоря, я всегда так думала.

Джастин облегченно вздохнул и опустился в кресло.

— А я уж подумал… впрочем, какой же я глупец.

— Джастин, я о другом хочу поговорить.

Он поднял на нее взгляд.

— О чем пойдет речь?

Лили сглотнула слюну, откашлялась и сказала:

— О Кевине.

Джастин помрачнел и кивнул.

— Да, прости, я совсем забыл о том, что вы постоянно цапаетесь. Это ужасно с моей стороны — оставить тебя на съедение этому хищнику. Он, конечно, мой брат, но его поведение…

— Джастин, я не об этом!

— А о чем? — удивился он.

Лили облизнула сухие губы и снова откашлялась:

— Похоже, Джастин, я люблю твоего брата.

— А, понятно, — выдохнул Джастин с облегчением, но через секунду до него дошел смысл ее слов, и он подскочил: — Что ты сказала?!

— Я люблю его. — Лили развела руками. — Мы занимались с ним сексом и перестали ругаться.

Никогда в жизни Джастин не удивлялся так сильно, как сейчас. На минуту он потерял дар речи, а когда обрел его снова, то разразился целой тирадой:

— Ты шутишь! Да ты точно шутишь! Нет? Нет?! Ничего себе! Ты серьезно! Я поверить не могу. Ты и Кевин… Я и Эль… Этот мир сошел с ума.

— Вполне возможно.

— Но как вы оказались в одной постели?

— Кажется, мы с самой первой встречи симпатизировали друг другу, — принялась объяснять Лили. — Только он никак не мог перебороть в себе ненависть ко всему женскому полу.

— И как тебе удалось его вылечить?

— Не знаю, — искренне ответила Лили. — Это произошло… само собой.

— Вот ведь история. — Джастин вдруг захихикал. — Выходит, Кевин у меня девушку увел.

— Не совсем так, — тактично сказала Лили. — Мы с тобой расстались, забыл?

— Но ведь он положил на тебя глаз еще в тот период, когда мы с тобой встречались! Ах, Кевин! Душка Кевин! Святой Кевин! Что теперь скажут наши родители?

Лили ахнула и закрыла ладонью рот.

— Ох, Джастин, я даже думать об этом боюсь! Я и забыла о том, что придется объясняться с твоими родителями.

— Они нормальные люди, все поймут.

— Это даже нам тяжело понять!

— Я возьму их на себя, — мужественно предложил Джастин.

— Нет уж, оставь на долю Кевина хоть это объяснение.

— Кстати, где он? Почему мой братишка не пришел каяться, а подослал тебя?

Лили улыбнулась.

— Меня никто не подсылал. Кевин понятия не имеет, что я тебе обо всем рассказала. Он ждет меня в ресторане, мы договорились поужинать.

— Поужинать? Отличная идея! — воскликнул Джастин. — О, мне нужна Эль! Только она одна способна привести мои мысли в порядок!

15

Рита увидела Кевина сразу же, как только вошла в ресторан. Приглушенный свет отбрасывал причудливые тени, играла ненавязчивая музыка. Вечер обещал быть романтичным.

Кевин всегда был эффектным мужчиной. Одно время Рита серьезно раздумывала над тем, правильно ли поступает, разводясь с ним. Кевин стал бы прекрасным мужем, который ни в чем не отказывал бы своей жене. Однако Рита слишком любила свободу. Брак означал для нее пожизненное тюремное заключение. Она предпочитала менять любовников и жить на всю катушку. Однако для этого нужны были деньги.

Кевин Маклейн подвернулся как нельзя кстати. Он влюбился в нее до безумия, Рита даже немного сочувствовала ему. Его так легко было провести! Кевин и подумать не мог, что ей нужны только его деньги.

— Привет, дорогой. — Рита неслышно подошла к Кевину сзади и закрыла ему глаза своими ладонями. — Угадай кто.

Он даже не шелохнулся.

— Не играй со мной в эти игры, Рита. Только твои руки могут быть такими холодными, как, впрочем, и твое сердце.

Она мелодично рассмеялась и без приглашения уселась к нему за столик.

— Ты как всегда вежлив, — произнесла она, бесцеремонно разглядывая его. — Странно, что мы встретились впервые спустя столько лет.

Кевин непринужденно улыбнулся.

— Твое счастье. Я никогда не позволял себе распускать руки, но ты рисковала стать моей жертвой.

— Ты все еще сердишься на меня? — промурлыкала Рита.

— Уже нет.

— Но ведь сердился? — Она расхохоталась. — О, я помню, ты был в бешенстве, когда узнал, что у меня есть любовник.

— Это меня как раз мало трогало, — сказал Кевин. — Больше поразил твой расчет и хитро составленный брачный контракт.

— Ты не обеднел от того, что немного поделился со мной, — сказала она, продолжая смеяться. — Говорят, на твою семью деньги с неба сыплются.

— Преувеличивают, — усмехнулся Кевин. — На самом деле мы их честно зарабатываем. Впрочем, тебе этого не понять.

— Милый Кевин, ты все-таки еще сердишься. — Рита протянула руку и ухватила его за нос. — Ах, какой ты красавчик! Просто дух захватывает! Я часто думала о том, что бы произошло, если бы мы с тобой не развелись. И знаешь, к какому выводу я пришла, дорогой?

Кевин покачал головой, насмешливо глядя на нее.

— Я думаю, что поторопилась со своим решением! — заключила Рита, хитро глядя на него. — Мы могли бы быть прекрасной семьей.

— Да, наверное. Я зарабатывал бы деньги, а ты тратила бы их на своих любовников.

— Какой ты проницательный! — Ее смех уже начал раздражать Кевина. — Нет, право, мне даже жаль, что я разбила твое сердце, милый!

— Мое сердце в порядке.

— Неужели? — Рита состроила сочувственную гримасу. — А до меня доходили слухи, что ты после развода не заводил близких отношений ни с одной женщиной.

— Твои данные устарели.

— Что это значит?

— Я снова женюсь, — сказал Кевин, тогда как улыбка Риты сползала с ее лица.

— Женишься? — Она забарабанила длинными пальцами по столешнице. — Шутишь, не так ли?

— Нет, не шучу.

— И кто она?

— Ты ее видела сегодня утром.

— Блондинка с тощей задницей?

— По сравнению с твоей ее попку действительно можно назвать тощей, — согласился Кевин.

Рита сверкнула серыми глазами, в которых промелькнуло выражение ненависти. Да, Кевин изменился. Он уже не тот юнец, которого можно запросто обвести вокруг пальца. Он стал жестче, решительнее. Может быть, она действительно ошиблась, оставив его. Деньги, полученные при разводе, давно уже закончились. Рита приехала в это курортное местечко в поисках очередной жертвы. Кто сказал, что нельзя в одну реку войти дважды? Если она смогла когда-то заполучить Кевина, то почему не попробовать еще раз?

— Как, по-твоему, я выгляжу? — сменила тему разговора Рита. — Сильно изменилась?

— Постарела, это факт, — кивнул Кевин. — Морщинки, вид немного потасканный…

— Если ты хочешь меня разозлить, — прошипела Рита, — то у тебя получается. Однако я не стану обижаться. Мне понятны твои мотивы. Ты все еще жаждешь отомстить мне за ту боль, что я тебе причинила, верно? Кевин, я была очень молода, мне казалось, что я все делаю правильно.

— Не так уж и молода, — возразил он. — Тебе было тридцать.

— Наш брак был первым для меня.

— И, как я понял, последним. Что, больше не попадались богатенькие дурачки вроде меня?

— Я любила тебя, — проникновенным голосом произнесла Рита, наклонившись так, чтобы в вырезе блузки стала видна полная грудь. — Можешь мне не верить, но это правда. И я тоже сильно переживала из-за нашего разрыва.

Она замолчала, потому что увидела Лили, приближавшуюся к ним. На лице молоденькой блондинки застыло выражение мрачной решимости.

— Добрый вечер! — сказала Лили громко.

Кевин поднялся, поцеловал ее в губы, нежно улыбнулся и пододвинул за ней стул. Экс-жена за это время успела в деталях рассмотреть соперницу и прийти к неутешительному выводу: новая пассия Кевина выглядит куда лучше, чем сама Рита. Лили моложе, ухоженнее, красивее. Оставалось только надеяться, что она глупа как пробка.

— Рита уже уходит, — сказал Кевин. — Она лишь хотела со мной поздороваться.

— Я с удовольствием посижу с вами до тех пор, пока не принесут ваш заказ, — сказала Рита, неискренне улыбаясь.

— Не думаю, что… — начал Кевин, но Лили мягко положила руку ему на плечо, и он замолчал.

Рита переводила взгляд с одного на другого. Она ждала, когда же наконец блондинка скажет хоть слово.

— Я не против, — произнесла Лили и улыбнулась Кевину. — Джастин просил передать, что они с Эль поужинают в другом месте. Наверное, в номере, — добавила она со смехом.

— Джастин и Эль вместе?! — воскликнула Рита. — Это правда?

— А что вас удивляет? — спросила Лили. — Впрочем, конечно, вы ведь плохо их знаете.

— О, я как раз знаю их очень хорошо! Они всегда были всего лишь друзьями, без намека на что-то большее.

— Разве вы общались с ними так близко, чтобы сейчас легко делать выводы по поводу их отношений? — Лили с сомнением покачала головой. — Эль моя лучшая подруга, так что я в курсе всех ее секретов. Они с Джастином прекрасная пара.

— Они расстанутся, — уверенно сказала Рита. — Джастину нужна другая женщина.

— И какая же? — с интересом спросил Кевин.

— С модельной внешностью, высокая, стройная… Она должны подходить Джастину внешне. А Эль… — Рита фыркнула. — Эта малявка годится только на роль подружки.

— Вы ошибаетесь, — все так же вежливо ответила Лили, хотя глаза ее сверкали от еле сдерживаемого гнева. — Что будем заказывать, Кевин?

Вскоре Рита обнаружила, что ее очень ловко исключили из беседы. Лили ворковала с Кевином, и их разговор не требовал участия третьего лица. Рита злилась все сильнее и сильнее. Она поняла наконец, с кем имеет дело. Эта блондинка была очень умной. Лили сумела сделать так, что Рита почувствовала себя не в своей тарелке.

— А вот и наш заказ! — воскликнул Кевин через некоторое время и весьма красноречиво посмотрел на Риту.

— Что ж, приятного аппетита, — сказала та с таким выражением лица, которое ясно говорило: чтоб вы подавились.

Рита еще раз сверкнула белозубой улыбкой, поднялась из-за столика и поспешила уйти из ресторана. Она никогда еще не чувствовала себя настолько униженной. Да что там, она вообще ни разу в жизни не испытывала такого чувства.

Маленькая дрянь! — ругала она про себя Лили. Поверь, я тебе отомщу! Для меня это теперь вроде как дело чести! Ты не можешь быть безгрешной, детка. На любого человека можно найти компромат! И тогда мы посмотрим, кто останется с носом!


Рита караулила Джастина у бильярдной комнаты. Бывшая миссис Маклейн подслушала его разговор с Габриель, когда они возвращались в отель. Рита спряталась за одной из колонн старомодной беседки и выяснила, что Джастин собирается играть вечером на бильярде. Ничего удивительного в этом не было. Бильярд всегда был его страстью.

Рита надеялась, что он будет играть без Габриель. Так и вышло. Джастин провел в бильярдной около часа, и Рита уже начала злиться, когда увидела его снова.

— Эй, вот мы и снова встретились! — Она поспешила к нему. — А где твоя подружка?

— Ты об Эль? — спросил Джастин.

— А у тебя есть другая?

— Другая? — Он издал смешок. — Уже нет.

Рита сразу же поняла, что Джастин порядком выпил этим вечером. Быть может, он запьянел от ощущения счастья, а может, и от вина, но Рита посчитала, что удача сегодня на ее стороне. Из пьяного мужчины можно вытянуть что угодно, нужно только знать подход.

— Я хочу выпить пару бокалов коктейля, не составишь мне компанию? — Рита взяла его под руку и настойчиво потянула в сторону бара.

— О, уже поздно, — Джастин взглянул на часы, — я не могу. Эль меня ждет.

— Я не задержу тебя долго. — Рита прижалась к нему и зазывно улыбнулась. — Ну же, ведь мы когда-то были членами одной семьи, красавчик! Неужели ты откажешь в обществе старой знакомой? Всего пара коктейлей, милый!

— Только пара, — нерешительно согласился Джастин.

— Конечно же! — Рита уверенно вела его в бар. — Я и сама спешу. У меня сегодня свидание.

— Ищешь новую холостую и богатую рыбку? — усмехнулся Джастин.

— Угадал, мой проницательный! Мне нравится вон тот столик, а тебе?

Она умышленно выбрала место, скрытое перегородкой. Мало вероятно было, что Кевин и Лили захотят заглянуть сюда, но все могло быть.

Впрочем, Рита видела их десять минут назад, когда они поднимались наверх. Эти двое смотрели друг на друга так, словно готовы были заняться сексом прямо на лестнице отеля. Вряд ли Лили и Кевин сегодня куда-нибудь выберутся из номера.

— Что будешь пить? — спросила Рита, как только к ним подошел официант. — Я угощаю. Не протестуй, это по старой дружбе. Рекомендую «Кровавую Мери». — Рита понизила голос до шепота и наклонилась к Джастину: — Говорят, этот коктейль положительно влияет на потенцию.

Джастин сверкнул глазами и улыбнулся.

— Тогда «Кровавую Мери». Силы мне сегодня понадобятся.

— Мне то же самое, — попросила Рита. — Можете подать сразу по две порции.

— Ты тоже готовишься к бурной ночи? — подмигнул ей Джастин.

— Как знать? — загадочно ответила Рита.

— Женщина-загадка, — пробормотал он.

Джастин никогда не испытывал к Рите неприязни. Когда она появилась в доме Маклейнов, то все были в восторге от нее. Джастин не был свидетелем ни одной ссоры Риты и Кевина, а с братом у него не сложились теплые отношения. Дети Патрика Маклейна никогда не делились друг с другом своими переживаниями. Наверное, поэтому Джастин хоть и сочувствовал Кевину, но ненависти к Рите не испытывал. Она была очень красивой женщиной. Чувственная блондинка с потрясающей фигурой не могла не привлечь к себе внимание. Джастин смотрел на нее с щенячьим восторгом, немного завидуя брату.

— Как, по-твоему, я сильно изменилась? — задала свой излюбленный вопрос Рита.

Джастин оценивающе оглядел ее. Утром она показалась ему немного постаревшей и усталой, но теперь, когда разум был затуманен алкоголем, любая женщина становилась красавицей в его глазах.

— Ты больше мне нравилась блондинкой, — сказал он откровенно.

Рита рассмеялась и стянула с головы рыжий парик. Под ним оказались белокурые волосы. Надежды Габриель не сбылись.

— Красиво, — пробормотал Джастин.

Рита вытащила из прически шпильки и тряхнула волосами. Тяжелые локоны рассыпались по ее плечам.

— И зачем тебе этот парик? — завороженно глядя на нее, спросил Джастин.

— Так, захотелось поэкспериментировать.

— Не нужно. Ты очень красивая.

Рита довольно улыбнулась. Джастин может быть приятным собеседником.

— А в остальном как я тебе? — спросила она. — Твой брат сказал, что я постарела.

Ее губы скривились в презрительной усмешке, когда она упомянула о Кевине. Ассоциативно у нее перед глазами возникла Лили. Рита тут же расстроилась.

— Ты выглядишь шикарно, — честно сказал Джастин. — Правда. Я так считаю.

— А Габриель тоже так думает?

Джастин заёрзал на стуле. Какая разница, что там думает Габриель. Рита нуждается в комплиментах? Ну так он не против говорить ей, какая она красивая. Но зачем ей знать, как отзываются о ней другие женщины?

— Я не спрашивал, — уклончиво ответил Джастин.

Рита откинула на спину пышные блестящие волосы. Краем глаза она наблюдала, как на это отреагируют сидящие за соседними столиками мужчины. Рита удовлетворенно улыбнулась: все как один смотрели в ее сторону.

Официант, принесший «Кровавую Мери», с завистью посмотрел на Джастина. Везет же мальчишке: сегодня он появился в обществе, по крайней мере, трех сногсшибательных красавиц.

— Расскажи мне о себе, — попросила Рита. Она дотронулась кончиками пальцев с алыми ногтями до руки Джастина. — Ты ведь никогда не считал меня расчетливой стервой?

Он помотал головой.

— Твои разборки с Кевином меня не касаются, — сказал он и залпом выпил коктейль.

— Вот и славно! — обрадовалась Рита. — Кто старое помянет… — Она пододвинула ему еще один коктейль. Сама Рита решила не пить. Ей нужна была трезвая голова в этот вечер.

— Где ты пропадала? — спросил Джастин, протягивая руку за стаканом. — Мы ничего не слышали о тебе несколько лет.

— Меня не было в Штатах, — весело произнесла Рита. — Я жила в Испании.

— Правда? Почему именно там?

— Мне всегда нравилась эта страна. Солнечная, гостеприимная, беззаботная. В общем, как я сама.

— Но ты решила вернуться?

— Ненадолго, — ответила Рита. — У меня здесь дела. Через неделю уезжаю обратно.

— Ты не замужем?

— Нет, зачем? У меня уже был муж. — Она рассмеялась. — Я люблю свободу. Ну а ты почему до сих пор не женат?

— Я собирался, — ответил Джастин, незаметно для себя опустошив третий стакан.

Рита подала знак, и официант тут же принес еще пару коктейлей.

— Собирался? — переспросила она. — На Габриель?

— О нет! — Джастин рассмеялся пьяным смехом. — С Эль мы только сегодня поняли, что жить друг без друга не можем.

Рита понимающе улыбнулась.

— А до нее ты встречался с другой женщиной?

— Да, с Лили!

— С кем? — Она изменилась в лице. — Я не ослышалась?

— Нет, и я не оговорился, — Джастин стиснул ее руку и перегнулся через стол, чуть не скинув с него пустые и полные стаканы. — Ты даже не представляешь, как все запуталось!

— Обожаю запутанные истории, — с придыханием сообщила Рита. — Расскажи мне.

— Лили была моей невестой, — начал Джастин. — Мы встречались четыре месяца, но потом…

Он рассказывал, выпивал коктейль и снова рассказывал. Джастин не замечал, как жадно загорелись глаза Риты, какой злобной сделалась ее улыбка. Он болтал без умолку до тех пор, пока блондинка напротив не поднялась и не пошла к выходу, даже не попрощавшись.

— Эй, куда ты?! — крикнул Джастин.

Рита остановилась у выхода и помахала ему рукой.

— Спокойной ночи, Джастин. Я узнала все, что нужно.

Он положил голову на стол и тут же уснул. Очнулся Джастин оттого, что Габриель била его по щекам, пытаясь привести в чувство.

— Милая, ты? — Он попытался улыбнуться, но губы свело, словно ему сделали местный наркоз. — Я как раз собирался идти к тебе. Мы же хотели устроить сексуальный марафон до утра…

— Пойдем, герой-любовник. — Габриель рывком подняла его на ноги и обняла за талию. — Фу, ну и запах! С какой радости ты так надрался? Ты пил один?

— Я… не помню, — пробормотал Джастин, пытаясь устоять на ногах. — Прости, Эль. Я настоящая свинья.

— Это точно, — пробормотала она и потянула его к выходу.

У дверей их остановил бармен. Хрупкая женщина, которая с легкостью тащила на себе здоровенного парня, его удивила до глубины души.

— Вам нужна помощь? — спросил бармен.

Габриель подняла на него глаза, мотнула головой, чтобы убрать волосы со лба, и усмехнулась.

— Сама справлюсь. Лучше тренировки для мышц рук не найти.

— Прости, Эль, — снова заговорил Джастин.

— Ничего, — сказала она бодро. — Я не в первый раз тащу тебя домой из бара. Подумаешь, новости. Одного я не пойму, Джастин: если ты знаешь, что не умеешь пить, зачем пытаешься?


— Ему было так стыдно передо мной утром, что он раз тридцать попросил прощения, — смеясь, рассказывала Габриель. — Наверное, Джастин считал, что я должна была устроить ему головомойку, как делают все женщины, когда их парни приползают пьяными в стельку.

Габриель и Лили пили утренний кофе. Домой они приехали еще вчера вечером и с полчаса прощались со своими возлюбленными у подъезда, не обращая внимания на любопытные взгляды соседей.

Обе светились от счастья. Лили предвкушала встречу с Кевином вечером, и даже мысль о том, что в офисе ее дожидается куча необработанных документов, казалась нестрашной.

— Я бы на твоем месте устроила, — сказала Лили, улыбаясь. — Как так получилось, что Джастин напился до беспамятства?

— Он ничего не помнит. Говорит, что вроде бы пошел пропустить стаканчик. Когда я пришла, официант все уже убрал, так что я даже не знаю, сколько мой любимый выпил.

Лили вдруг хлопнула себя по лбу и схватила сумочку. Порывшись в ней, она достала оттуда коробочку с кольцом, которую не так давно получила от Джастина.

— Оно твое. — Лили протянула Эль бархатное сердечко. — Я носила его с собой весь уик-энд, но у меня не было возможности его отдать. Вернее я о нем даже не вспомнила.

Габриель схватила коробочку, открыла ее и примерила кольцо на безымянный палец.

— Счастье, что у нас один размер, — заметила Лили.

— Золото нетрудно переплавить. — Габриель рассматривала колечко с бриллиантом, сверкающим в лучах утреннего солнца. — Красивое, правда? Как ты думаешь, Джастин сделает мне предложение?

— Пусть только попробует не сделать! — рассмеялась Лили.

— Думаю, Кевин тоже не станет долго раздумывать, — подмигнула ей Габриель.

Лили смутилась, как обычно при упоминании о возможном браке с Кевином.

— Я не уверена, захочет ли он снова связывать себя. Эль, как ты думаешь объяснить все родителям наших женихов? — с улыбкой спросила Лили.

— Я беру Джину и Патрика на себя, — махнула рукой Габриель. — Они меня хорошо знают и любят, так что мне не составит труда сочинить подходящую историю для их успокоения.

— Может быть, не надо ничего сочинять? — спросила Лили с сомнением. — Просто рассказать как есть? То есть как было?

— Ах, да что мы переживаем?! Пусть братья думают о том, как все объяснить.

— Твоя правда, — согласилась Лили, потом взглянула на часы и охнула. — Эль! Я опаздываю. Кстати, ты мне так и не сказала, куда, устроилась.

— Мы теперь с Джастином партнеры, — гордо подняв голову, сказала Габриель. — Я буду его менеджером.

— Начинаете свой семейный бизнес? Что ж, от всего сердца желаю вам удачи.

Подруги взглянули друг на друга. Трудно было представить двух более непохожих людей, чем они. Однако сейчас их объединяло одно: любовь.

И все-таки жизнь прекрасна, подумала Лили.


Кевин стучал по клавишам ноутбука и был так поглощен работой, что даже не заметил, как в его кабинет вошла женщина. Она постояла немного рядом, а потом положила руку Кевину на плечо. Он вздрогнул и поднял на женщину глаза.

— Рита? Откуда ты взялась?

— Вошла через дверь, — прощебетала она. — Ты был таким сосредоточенным и милым одновременно, что я залюбовалась тобой, дорогой.

— Что тебе нужно? — грубо спросил Кевин. — Как вообще тебя впустили ко мне в кабинет?

— Твоя секретарша хорошо меня знает.

Кевин нажал кнопку интеркома.

— Да, мистер Маклейн? — послышался мелодичный голос.

— Венди, я просил меня не беспокоить?

— Просили, мистер Маклейн. — Голос секретарши стал напряженным.

— Так с какой стати ты впускаешь ко мне в кабинет кого попало и даже не предупреждаешь меня об этом?! — взорвался он.

— Но Рита сказала, что вы ждете ее.

— Ты уволена, Венди.

Рита снисходительно наблюдала за ним. Сегодня она была одета в ярко-красный брючный костюм и, по ее мнению, выглядела великолепно.

— Убирайся. — Даже не взглянув на Риту, Кевин вернулся к работе.

— Милый, по меньшей мере, это невежливо. Может быть, у меня к тебе важное дело.

— У нас с тобой нет общих дел, — отрезал Кевин. — Уходи, или я вызову охрану.

— Ты меня боишься? — промурлыкала Рита и оперлась обеими руками о столешницу. Ее длинные волосы свесились вниз и упали на экран монитора.

Кевин с ненавистью посмотрел на бывшую жену.

— Рита, не вынуждай меня принимать меры, — сквозь зубы процедил он.

— Фу, какой противный! — Она потрепала его по волосам.

Кевин откинулся назад, чтобы Рита не могла к нему притронуться. Она убрала руку.

— А когда-то мои прикосновения доводили тебя до экстаза, — сказала Рита.

— Детка, это было сто лет назад.

— О да, ведь теперь у тебя есть другая блондинка, — с усмешкой выговорила Рита. — Кстати, я заметила, что она похожа на меня. Интересно, это случайность?

— У вас нет ничего общего кроме цвета волос.

— Есть. Характер и намерения насчет тебя.

Рита уселась прямо на стол, отодвинув ноутбук. В глазах Кевина вспыхнула ярость. Еще секунда, и он вышвырнул бы бывшую жену за дверь, но она слишком хорошо его знала и потому угадала приближение критического момента.

— Я пришла не для того, чтобы ссориться. — Рита с грустью покачала головой. — Прекрасно понимаю твои чувства. Ты по праву считаешь меня вероломной обманщицей.

Кевин поднял брови.

— Ты неизлечимо больна? — спросил он.

— С чего ты взял? — настала ее очередь удивляться.

— Видишь ли, я не вижу другой причины, по которой ты могла бы прийти ко мне, чтобы покаяться в своих грехах.

Рита запрокинула голову и рассмеялась. Кевин смотрел на нее и удивлялся, как он мог любить эту вульгарную эгоистичную женщину.

— Милый, Рита Ковени еще ни у кого не просила прощения, — сказала она, отсмеявшись. — Я горжусь тем, что я такая, какая есть. Мне нравится завлекать в свои сети мужчин. Нравится причинять им боль и тратить их деньги. Да, я стерва, но я этим горжусь. Неужели ты думаешь, что во мне могла проснуться… как ее там… совесть? У меня ее вообще нет.

— Тогда какого…

— Тише, милый. — Она приложила указательный палец к своим губам. — Я не люблю грубиянов. Если хочешь знать, а ты, без сомнения, хочешь, в твой кабинет меня привели тоже исключительно эгоистические соображения.

— Неужели?

— Да. И я расскажу тебе о них. — Рита спрыгнула со стола и принялась бродить по кабинету, разглядывая картины, развешанные по стенам.

— Страсть твоей семьи к художественному искусству передалась и тебе? — спросила Рита. — Забавно.

— Что в этом забавного?

— Нет, я не о картинах. Я подумала о другом. Забавно, что члены одной семьи, более того, родные братья, могут быть такими разными.

Кевин напрягся.

— Ты о Джастине? В чем дело? Что ты успела натворить?

— Не переживай, я не совращала его, — рассмеялась Рита. — Хотя, признаюсь, искушение было. Вот только я не люблю ложиться в постель с пьяными мужчинами, которые к тому же по уши влюблены в другую и рискуют назвать меня чужим именем.

— Так это ты его напоила, — грозно сказал Кевин. — Я не удивлен.

— Иногда для того, чтобы вызнать чужие секреты, требуется помощь алкоголя, — пояснила Рита.

— Какие секреты могут быть у Джастина?

— О, ты удивишься, когда узнаешь! — Рита вдруг стала серьезной. — Скажу тебе правду, Кевин. Я ненавижу, когда кто-то пользуется моими методами. Я не позволю какой-то девчонке присваивать себе мою славу!

— О чем ты говоришь? — Кевин был на взводе, но теперь понимал, что ни за что не сможет вышвырнуть Риту за дверь, не дослушав ее до конца.

— Я говорю о твоей новой подружке.

— Оставь в покое Лили!

— Мне до нее нет никакого дела! Вернее не было, пока я кое-что о ней не узнала.

— И что же такое ты узнала о Лили? — насмешливо спросил Кевин.

— Не смейся, дорогой. То, что ты услышишь, тебе не понравится. Видишь ли, тебя снова хотят развести на деньги. — Рита хихикнула. — И кто: твой брат и твоя подружка!

— Каким образом? — нахмурился Кевин.

— Они ведь раньше встречались, верно? — спросила Рита. — Джастин многое мне рассказал вчера, хотя сам наверняка не помнит об этом. Он собирается открыть свое дело, так?

— Допустим.

— Я знаю, что это так. А вот ты не в курсе, что для того, чтобы уйти из семейного бизнеса и начать свой, Джастину требовалось твое благословение, которое ты ему милостиво дал.

— Все это мне и так известно, — нетерпеливо сказал Кевин.

— Подожди, тебе много говорят, но многое и недоговаривают. Знаешь ли ты, что не так давно Джастин подарил Лили кольцо с бриллиантом? И подговорил Габриель поддержать их. Понимаешь, что это значит? Они с Лили все еще вместе! Просто разыграли спектакль для тебя.

— Какой бред! — усмехнулся Кевин, но было видно, что он начал сомневаться. — Какой во всем этом смысл?

— Полагаю, что смысл есть, — возразила Рита. — Подумай сам: Джастин собирается открыть свое дело. Ему нужна твоя поддержка, так как у тебя есть тысяча нужных знакомых в этом городе. Если он расстанется с Лили, то вы все продолжите считать его малышом, не способным даже на серьезные отношения. Он и две его подружки решают обвести тебя вокруг пальца.

— Лили выходит за меня замуж, — упрямо ответил Кевин.

— Я бы именно так и поступила на ее месте. — Рита внезапно расхохоталась. — Точнее я уже так и поступила когда-то. У нее будут деньги и прекрасный муж, который станет носить ее на руках. А она сможет спокойно встречаться с Джастином, пока ты будешь работать.

— Рита, ты случайно не пьяна?

— Поинтересуйся у своего брата, правду ли я сказала. — Рита подошла к двери. — Он еще глупый, хоть и милый. Джастин не сможет тебе солгать, если ты спросишь у него прямо. Вот Лили, та способна на предательство и ложь. Она — это я в миниатюре, хоть мне это и неприятно осознавать. — Рита послала ему воздушный поцелуй. Она сделала то, ради чего приходила: поселила в душе Кевина сомнения! — Тебя уже предала одна умная женщина, — сказала она, уходя. — А сейчас это собирается сделать и вторая. Ты всегда будешь неудачником, Кевин, если продолжишь верить красивым блондинкам.

16

— Вы отлично выглядите сегодня, Лили! — искренне восхитился Джерри. — Просто вся сияете. Наверное, произошло что-то очень хорошее, я прав?

Лили подарила ему лучезарную улыбку.

— Я действительно счастлива, Джерри! Вы угадали.

Он задумчиво улыбнулся.

— Моя жена так светилась, когда забеременела. Лили, вы случайно не решили меня бросить, как и Кейт?

Лили рассмеялась, однако в голове у нее мелькнула мысль, что Джерри, возможно, сам того не зная, оказался прав и в этом. Они ведь с Кевином не предохранялись, а значит, есть вероятность того, что в Лили развивается маленькое существо.

Лили почувствовала, как разливается по телу тепло счастья. Ребенок Кевина! Об этом еще недавно она не могла и мечтать.

— Не переживайте, — сказала Лили. — Я не стану хуже работать от того, что меня переполняют положительные эмоции. Как раз наоборот. Я чувствую такой прилив сил, что готова свернуть горы!

— Наверное, вы влюбились? — продолжал гадать Джерри. — Правильно?

— Влюбилась я давно, — легко призналась Лили. — Однако только вчера мне ответили взаимностью.

Джерри расплылся в широчайшей улыбке.

— Я рад за вас. Серьезно, очень рад. Каждый человек заслуживает того, чтобы встретить свою вторую половинку. Даже не представляю, что бы я делал без своей жены! Ах, Лили, но ведь наверняка и вас тоже у меня уведут! — Уголки его губ опустились, и он стал похож на очень грустного гнома. — Все мои лучшие сотрудницы в конце концов решают меня променять на счастливую личную жизнь. И я не могу их в этом винить.

Он ушел в свой кабинет и тихонько прикрыл дверь, а Лили начала рабочий день с разбора почты. Она погрузилась в это занятие с головой, когда в дверь приемной постучали.

— Входите! — бодро воскликнула она, оборачиваясь.

На пороге стоял Кевин. Лили вскочила с места и кинулась к любимому мужчине в объятия, но он отстранил ее.

— Не сейчас, — сказал Кевин без тени улыбки на лице. — Джерри у себя?

— Да, — робко проговорила Лили, с удивлением глядя на Кевина. — Что-то случилось? Проблемы в бизнесе?

Он бросил на нее мрачный взгляд.

— Бизнес ни при чем, но я здесь по делу. Не время для поцелуев.

Не дожидаясь, когда Лили свяжется с Джерри по интеркому, Кевин вошел к нему в кабинет. В приемной снова повисла тишина, но на сей раз она была тягостной.

Лили некоторое время смотрела на дверь, за которой скрылся Кевин, а потом вернулась к работе, но уже без былого энтузиазма.

Вчера Кевин не хотел отпускать ее, был удивительно нежным и заботливым, а сегодня снова превратился в ледышку. Что это могло значить? Может быть, действительно проблемы в бизнесе? Если Кевин не хочет выставлять свои отношения с Лили напоказ, что ж, так тому и быть. Она не станет возражать, хоть это и не очень приятно.

На этот раз он вышел из кабинета Джерри довольно быстро. Картер семенил за ним следом.

— Лили, вы можете отлучиться на полчаса, я не возражаю.

— Но я не собиралась никуда уходить, — удивленно сказала она, отрываясь от монитора компьютера.

Джерри неуверенно посмотрел на Кевин. Тот усмехнулся:

— Это я попросил отпустить вас ненадолго, мисс Джефф. Мне нужно с вами… проконсультироваться.

Лили пожала плечами, накинула жакет и пошла следом за Кевином. У двери она обернулась и увидела растерянного Джерри, который сам не понимал, в чем дело. Видимо, Кевин не соблаговолил объяснить, зачем ему понадобилась Лили.

Они молча вошли в лифт и спустились на первый этаж. Кевин направился к стеклянной двери и перешел через дорогу. Он даже не смотрел на Лили, словно был уверен, что она беспрекословно последует за ним. Ей совершенно не нравилось такое положение дел. Что же все-таки происходит?

На другой стороне дороги было кафе. Кевин вошел в него и занял столик у дальней стены. Он даже не предложил Лили стул.

— Ты уверен, что все в порядке? — спросила она, усаживаясь напротив.

— Конечно нет. Думаешь, если бы все было хорошо, я вел бы себя так?

— Тогда, может быть, объяснишь мне, что происходит? — Лили начала волноваться. — Кевин, ты меня пугаешь.

Он с минуту сидел молча, глядя на нее из-под полуприкрытых век. Под прицелом его взгляда она чувствовала себя ужасно неуютно.

— Я говорил с Джастином, и он во всем мне признался, — наконец проговорил Кевин.

— Признался в чем? — Ее глаза изумленно расширились.

— Не притворяйся, будто не знаешь, о чем речь, — сказал он презрительно.

— Но я действительно не знаю.

— Тогда я подскажу, так и быть: бизнес, помолвка, обман.

— Ты привел меня сюда, чтобы поиграть в шарады?! — рассердилась она.

— Для женщины, которая придумала такой отличный план обогащения, ты на удивление туго соображаешь.

— Кевин, что все-таки происходит?

— Между нами все кончено, Лили Джефф. Если ты думала, что я идиот, то ты здорово ошиблась. С самого начала ты показалась мне лживой стервой, мечтающей лишь о деньгах. И я оказался прав.

— Что?!

— На некоторое время ты заставила меня поверить в то, что твои чувства искренние. К счастью, один человек открыл мне глаза.

— Ты спятил, Кевин? Я не поняла ни слова из того, что ты сказал!

Кевин знаком отослал появившегося официанта и продолжил:

— Мой брат не сможет начать бизнес в этом городе. Я не прощаю предательства даже родственникам. Ты тоже можешь считать свою карьеру законченной. Вам обоим теперь понадобится другое место жительства. Даю тебе три дня на сборы. В противном случае я уничтожу тебя, Лили.


— Что ты сказал ему, Джастин? Что ты такого мог ему сказать? — рыдала Лили, сидя на мягчайшем диване в новой квартире Джастина.

Габриель стояла рядом со стаканом воды, совершенно растерянная и испуганная. Она никогда не видела, чтобы люди так горевали. Лили заливалась слезами уже почти час и никак не могла успокоиться. Она с трудом понимала, как ей удалось отработать целый день. Лили сортировала документы, отвечала на звонки, разговаривала с Джерри о делах, но все это делала механически. В ее голове железным молоточком стучала только одна мысль: Кевин ее ненавидит.

Ровно в пять часов вечера Лили начала звонить Джастину. Ее поразило, что у него было отличное настроение! Еще бы, он ведь утром снял квартиру и предложил Габриель переселиться к нему, а она согласилась.

Однако звонок Лили все перевернул вверх дном. Сейчас Габриель сама с трудом сдерживала слезы, а Джастин стоял в углу и не решался оттуда выйти. Он плохо понимал, что натворил, но, видя рыдающую Лили, осознавал, что является причиной ее слез.

— Лили, милая, выпей воды, — пролепетала Габриель, протягивая подруге стакан.

Та взяла его трясущейся рукой, пролила половину содержимого себе на блузку, сделала большой глоток, поперхнулась и снова зарыдала.

Габриель отобрала у нее стакан и поставила на столик.

— Наверное, не стоит тебе давать воду, она тут же выливается обратно слезами.

— Джастин, я тебя ненавижу… — простонала Лили и подняла на него заплаканные глаза.

Тушь, конечно, потекла. Грязные струйки проторили дорожки на щеках Лили и даже испачкали ей подбородок. Габриель достала влажную салфетку, присела перед подругой на корточки и принялась вытирать ее лицо.

— Успокойся, пожалуйста. Я уверена, что все не так страшно, как кажется на первый взгляд, — сказала Габриель и повернулась, чтобы посмотреть на испуганно притихшего Джастина. — Что ты натворил, можешь объяснить?

— Я не знаю! — проскулил тот жалобно. — Я, правда, не знаю.

Лили зарыдала пуще прежнего. Чтобы прекратить ее истерику, Габриель села рядом и обняла подругу за плечи.

— Джастин, сделай же что-нибудь!

— Что? — трагическим шепотом спросил он.

— Нам всем нужно успокоиться, — сказала Габриель громко и слегка встряхнула Лили. — Перво-наперво перестань лить слезы. Я не понимаю ничего из того, что ты говоришь.

— Кевин бросил меня, что тут понимать?!

— Еще вчера он боялся даже упустить тебя из виду. Что могло произойти за день?

— Это ты у него спроси! — Лили кивком указала на Джастина.

— Ты разговаривал с Кевином? — строго спросила Габриель.

— Ну, разговаривал, — нехотя признался Джастин. — Он сам приехал сюда, когда я перевозил свои вещи в квартиру.

— И о чем вы говорили?

— О нашем плане, — ответил Джастин. — Он откуда-то узнал о нем.

— О каком еще плане?! — возопила Лили. — Почему после разговора с тобой он принял решение со мной расстаться?!

— Да откуда я знаю?!! — заорал Джастин. — Кевин просто спросил, правда ли то, что мы собирались разыграть для него сценку с помолвкой.

— И что ты ответил?

— Сказал как есть. Но ведь ничего плохого в нашей идее не было. Я понятия не имею, почему он так разозлился.

Габриель задумчиво посмотрела на стакан с водой, словно хотела увидеть в нем ответы на свои вопросы.

— Ничего не понимаю, — пробормотала она. — Нужно поговорить с Кевином и все выяснить.

— Ты думаешь, я не пыталась ему дозвониться? — спросила Лили, вдруг перестав плакать. — Его нигде нет! Ни дома, ни в офисе. Его мобильный отключен, сам он пропал неизвестно куда. Что мне делать?

— Я знаю, что делать, — решительно сказала Габриель и поднялась. — Ты побудешь здесь, а я кое-куда съезжу.

— Я с тобой! — испуганно сказал Джастин, опасаясь, что Габриель оставит его наедине с Лили, которая сейчас откровенно его ненавидела.

— Останься, пожалуйста, — попросила Габриель. — Лили нужна поддержка. А я поеду и выясню, какая шлея попала пол хвост Кевину.

— Ты знаешь, где он? — встрепенулась Лили.

— Нет, но есть пара мест, где он вполне может оказаться, — ответила Габриель и, увидев, что Лили собирается ехать с ней, решительно усадила ее на место. — Ты останешься здесь. С Кевином должен поговорить трезво мыслящий человек. И этот человек — я. Джастин, запри за мной дверь и никуда не выпускай Лили. Тебе все ясно?

— Чего уж тут неясного, — проворчал он.

Как только Габриель вышла из квартиры, Лили быстро припудрила нос и тоже направилась к выходу.

— Ты куда? — Джастин встал у нее на пути. — Эль приказала держать тебя здесь.

— Я не могу сидеть и ждать!

— И куда ты пойдешь? — поинтересовался Джастин, к которому уже вернулась былая уверенность в себе.

— Не знаю, да это и не важно. В первую очередь я съезжу к Кевину в офис, а потом просто поброжу по городу, вдруг замечу его где-нибудь?

— Побродишь по городу с несколькими миллионами жителей? — рассмеялся Джастин. — Лили, ты сама понимаешь абсурдность своей идеи? Ты не найдешь Кевина.

— А какие шансы найти его есть у Эль?

— Девяносто из ста, — уверенно заявил Джастин. — Ты, наверное, плохо знаешь свою лучшую подругу. Она ничего не говорит просто так. Если Эль пообещала, что найдет Кевина, то сделает это. Можешь быть уверена: не пройдет и часа, а он уже будет здесь!

— А если нет?

— А если да? Представь ситуацию: он с Эль приезжает, а тебя нет.

Лили вернулась в гостиную и снова села на диван.

— Ладно, я подожду их здесь. Кстати, отличная квартира.

Джастин с облегчением улыбнулся.

— Спасибо. Может быть, выпьем кофе и перекусим? От переживаний я страшно проголодался.


Габриель не вернулась ни через час, ни через два. Лили и Джастин снова успели подружиться и выпить галлон кофе. Уже стемнело. Лили все чаще начала поглядывать на часы. Она не плакала, но усталость и отчаяние навалились на нее с новой силой.

— Наверное, я пойду, — нерешительно сказала Лили, глядя в окно. — Эль не найдет его.

— Побудь еще немного, я уверен, что она скоро объявится.

Лили покачала головой и взяла свою сумочку. Ждать нечего. Кевин не придет.

Она уже подходила к двери, когда зазвонил телефон. Лили остановилась, с надеждой глядя на телефонный аппарат. Джастин поспешил снять трубку. Он молча выслушал невидимого собеседника и кивнул.

— Хорошо, Эль, мы скоро приедем.

Лили почувствовала, что ее сердце заколотилось, как сумасшедшее.

— Она нашла Кевина?

Джастин положил трубку и вяло улыбнулся.

— Она не сказала.

— А куда нам нужно приехать?

— В дом моих родителей.

— Зачем? — удивилась Лили. — Если Кевина там нет, то…

— Все, что я знаю, так это то, что Эль попросила приехать нас. Я собираюсь выполнить ее просьбу. Ты со мной?

Лили пожала плечами. Ей ничего не оставалось, как последовать за Джастином. Они сели в его автомобиль и помчались по трассе. Лили закрыла глаза. Она мечтала уснуть, а проснувшись, увидеть рядом с собой Кевина. Улыбающегося, нежного, любящего.

Лили действительно задремала, когда Джастин въехал на территорию владений Маклейнов. На мир опустилась ночь, укрыв его плотным покрывалом. Проснувшись, Лили увидела перед собой лишь ярко освещенные окна особняка. Все остальное потонуло во мгле.

— Который час? — спросила она.

— Половина двенадцатого, — ответил Джастин и открыл дверцу машины. — Идем, Эль нас ждет.

Лили выбралась из автомобиля и застыла в нерешительности.

— Ты думаешь, это удобно — заявиться ночью в дом твоих родителей?

— Наверняка они ждут нас. Вряд ли Эль решила устроить им сюрприз.

— Я не пойду, — решительно сказала Лили. — Мне нечего там делать. Мои проблемы никого не касаются. Я не собираюсь впутывать твоих родителей в эту странную историю.

— Тебе придется пойти, — раздался голос Габриель, и Лили с Джастином дружно, как по команде, обернулись.

Она стояла под большим деревом, сложив руки на груди. Даже в темноте было видно, какое усталое у нее лицо.

— Что происходит, Эль? — спросил Джастин. — Я, как и Лили, ничего не понимаю.

— Пойдемте, позже расскажу.

— Я не сдвинусь с места, пока ты все не объяснишь! — заявила Лили.

— Ты хочешь, чтобы сюда за тобой пришла Джина? Она с удовольствием сделает это. — Габриель взяла Лили за руку. — Ничего не бойся. Просто мы приглашены на поздний ужин.

— Ерунда какая-то! — рассердилась Лили. — Эль, где Кевин? Ты его нашла?

— Нашла. Но пока он не здесь. Он приедет позже. Слушайте, я замерзла, пока ждала вас. И, между прочим, Джастин, ты даже не попрощался со своими родителями, когда съехал из родного дома. Так нельзя. Тебе придется с ними объясниться.

Габриель пошла вперед, не дожидаясь их. Джастин шагнул за ней, но потом обернулся и вопросительно посмотрел на Лили.

— Ты идешь?

— Не знаю, — ответила она тихо. — Как-то все странно…

— Поверь Эль, пожалуйста. — Умоляющий взгляд Джастина растопил сердце Лили. — По сути, ситуация, в которой мы оказались, абсурдна. Мы с тобой когда-то были любовниками, а теперь дружим как ни в чем не бывало. Мой брат делал вид, что ненавидит тебя, а на поверку оказалось, что он в тебя влюблен… Нет-нет, не протестуй. Я не понимаю, что произошло и почему он вдруг разозлился. Однако мне совершенно ясно, что он любит тебя. Поверь, я знаю своего брата. Он ни к кому не относился так трепетно, даже к Рите. Уже несколько лет я не видел его счастливым. А тут появилась ты и перевернула всю его жизнь. Ну и, наконец, я и Эль. Кто бы мог подумать, что моя давняя подружка станет самым близким для меня человеком, женщиной, от которой я без ума… в общем, Лили, нам просто нужно плыть по течению. Это наш единственный шанс. Авось куда-нибудь выплывем.

Лили больше не спорила. Слова Джастина произвели на нее впечатление. К тому же думать и бороться у нее больше не было сил. Она поплелась к особняку, на пороге которого стояла Габриель, с нетерпением ждавшая свою лучшую подругу и любимого мужчину.


— Лили, милая, мы так рады тебя видеть! — Джина со свойственным ей радушием обняла гостью. — Ты выглядишь усталой. Присаживайся, я налью тебе чаю. Может быть, что-нибудь поешь? У меня была идея устроить поздний ужин, но Эль сказала, что вам всем не до еды.

— Да, она права, — кивнула Лили и поздоровалась с Патриком, который сидел в кресле с трубкой в зубах.

— Странный вечерок сегодня, не так ли? — сказал он улыбкой.

— Что вы имеете в виду? — спросила Лили, но Патрик не успел ответить.

В гостиную вошла Габриель с подносом в руках, на котором стояли кофейник и чашки. Эта миниатюрная женщина чувствовала себя здесь как дома. Лили снова немного позавидовала ей. Как бы она хотела тоже стать полноправным членом этой семьи!

— Надеюсь, здесь нет противников кофе? — спросила Габриель. — Извините, Джина, я не буду пить ту цветочную водичку, которую вы называете чаем.

— Этот сорт специально для меня привозят из Китая, — смущенно проговорила Джина.

— От этого чая клонит в сон, а мы должны бодрствовать, — возразила Габриель.

Она уселась в кресло с высокой спинкой, придвинутое к маленькому столику. Вскоре Лили и вся семья Маклейн присоединилась к ней.

Незанятым оставалось только одно место — оно принадлежало Кевину.

— Итак, нас ждет непростой разговор, — произнес Патрик, и все уставились на него. — Мы ведь не кофейку попить собрались, верно? Начнем с тебя, Джастин. Говорят, ты открываешь собственное дело?

— Ты что, не сказал отцу? — Габриель так резко повернулась к Джастину, что чуть не опрокинула кофейник. — Ты же уверял меня, что ему обо всем известно!

— Конечно, известно, — кивнул Патрик, с насмешливой улыбкой глядя на смущенного сына. — Но не от него. Джастин не соблаговолил поделиться с папочкой своими планами.

— Я убью тебя, — прошипела Габриель.

Джастин опустил голову, но потом вдруг выпрямился и посмотрел отцу в глаза.

— Я не сказал тебе потому, что ты стал бы меня отговаривать.

— С чего ты взял?

— Ты считаешь меня ребенком. Всегда считал. И это несмотря на то, что я давно уже не мальчик! Как-то я заикнулся, что хотел бы уйти из фирмы и заняться собственным бизнесом, но ты произнес одну фразу, которая навсегда отпечаталась у меня в мозгу.

— И что же я сказал? — удивленно спросил Патрик.

— Что скорее умрешь, чем позволишь мне это сделать. У меня не было никаких шансов стать самостоятельным. Ты бы начал ставить мне палки в колеса.

Джина переводила изумленный взгляд с Патрика на сына.

— Ты действительно так сказал, дорогой? — обратилась она к мужу.

— Честно говоря, не помню, — смущенно проговорил он. — Джастин, как давно это было?

Тот пожал плечами.

— Не знаю, но, по-моему, я поступал в колледж.

— Ты бы еще вспомнил, что я говорил тебе, когда ты был ребенком! — фыркнул Патрик. — Я всегда знал, что ты не останешься в фирме.

— Знал? — Джастин поднял на него недоверчивый взгляд.

— Конечно, сынок. — Джина погладила Джастина по плечу. — Ты слишком не похож на отца и брата. Они из другого теста. Тебе нужна свобода. А они, прирожденные лидеры, не смогли бы тебе дать ее.

— Я не только поддерживаю твои планы, — сказал Патрик, — но и с удовольствием помогу тебе…

— Мне не нужна помощь, я сам справлюсь, — быстро проговорил Джастин. Глаза его сияли восторгом. Видимо, даже в самых смелых своих мечтах он не представлял себе такого поворота событий.

— …если попросишь, — закончил свою мысль Патрик. — Я ознакомился с твоим бизнес-планом и не нашел в нем ни единой ошибки. Сфера деятельности, которой ты хочешь заниматься, всегда была выгодной.

— Спасибо, папа, — прошептал Джастин и улыбнулся.

— Теперь перейдем к тебе, Эль, — строго сказала Джина. — Кажется, ты скоро станешь моей невесткой, не так ли?

— Кто вам это сказал? — оторопела Габриель.

— Милая, а ты хотела это скрыть?

Теперь уже Джастин с ухмылкой смотрел на свою невесту.

— Эль! Ты что, им ничего не сказала?! — передразнил он ее.

— Заткнись, — тихо сказала Габриель. — Я хотела, но почему-то у меня ничего не получилось.

Джина взяла ее руки в свои.

— Милая Эль, ты даже представить не можешь, как я была счастлива услышать эту новость!

Лили молча слушала все эти разговоры и недоумевала. Она-то что тут делает? Ей здесь не место! Она никто. Раньше Лили считалась невестой Джастина, и ее появление в этом доме было хоть как-то оправданно. Но не теперь.

Она поднялась с кресла и отступила на несколько шагов назад.

— Извините, — сказала она, — но мне пора. Я и так слишком задержалась.

— Куда ты?! — возмутилась Габриель.

— Лили, не уходите, пожалуйста! — заговорила Джина. — Вы нам нужны.

— Я… мы как-нибудь, наверное, еще встретимся, — с трудом сдерживая слезы, сказала Лили. — Мне действительно пора.

Она повернулась и вдруг врезалась в могучую грудь Кевина. Подняв глаза, Лили увидела его серьезное лицо.

— Конечно, ты со всеми еще встретишься, и не раз, — сказал он. — Я с женой буду часто наведываться к своим родителям.

Радость от того, что она его увидела, мигом улетучилась.

— С женой? — переспросила Лили. — Ты женишься?

Кевин кивнул.

— Да, в ближайшее же время.

— Опять на Рите, да?

Его брови поползли вверх. Лили услышала за спиной тихий смех и обернулась. Джина и Патрик, Габриель и Джастин улыбались.

— Простите, у моей подруги временное помутнение рассудка, — сказала Габриель.

— Кевин, наверное, тебе стоит поговорить с бедняжкой Лили наедине, — добавила Джина. — Также я на твоем месте на коленях просила бы у нее прощения.

— Я так и сделаю, — ответил он и, взяв Лили за руку, увел молодую женщину из гостиной.

— Где ты был? — прошептала Лили. — Я ничего не понимаю.

Кевин провел ее в кабинет, где она уже была однажды, и запер дверь.

— Так ты женишься на Рите? — снова спросила Лили.

— Знаешь, я уже начинаю думать, что Эль права, и у тебя действительно помутился рассудок. Какая Рита?

— Но ты сказал, что хочешь жениться!

— На тебе, дурочка. — Кевин нежно провел пальцами по ее щеке и повторил: — Я хочу жениться на тебе.

— На мне? — удивилась Лили. — Боже, Кевин, если ты немедленно мне все не объяснишь, я действительно сойду с ума.

Неожиданно он опустился перед ней на колени и взял ее за руки.

— Я так виноват перед тобой, милая! Я был таким идиотом…

— За что ты рассердился на меня? — Лили уже больше не сдерживала слезы.

— Рита приходила ко мне, — сказал Кевин, — и умудрилась запутать меня так, что я перестал соображать. Она решила, что ты собираешься выйти за меня из-за денег и продолжить встречаться с Джастином.

— Но зачем мне это?! — пораженно воскликнула Лили.

— Я тоже спросил себя об этом, но после того, как натворил бед, поговорив с тобой сегодня утром. Если бы тебе нужны были деньги, ты давно бы уже окрутила Джастина. А ему требовалась от меня только моральная поддержка, чтобы начать свой бизнес. У него куча денег на счете, он с помощью них может горы свернуть. Рита выхватила пару удививших ее фраз из сумбурной речи пьяного Джастина и сделала выводы, которые были выгодны ей самой. Она хотела поссорить тебя со мной, и, к сожалению, ей это удалось. Лили, я так сильно рассердился на тебя, потому что думал, что ты еще одна женщина, которой удалось меня обмануть. Я был в отчаянии. И перестал соображать. Я ведь люблю тебя, Лили. И больше всего на свете боюсь тебя потерять. И еще у меня затекли ноги.

Лили улыбнулась, он встал с колен и прижал ее к груди. Кевин гладил ее волосы, покрывал поцелуями мокрое от слез лицо и шептал нежные слова. Внезапно она оттолкнула его.

— Просто невероятно! — сказала Лили. — Я чуть не умерла сегодня от переживаний, а ты считаешь, что достаточно всего лишь сказать «прости»?!

Она была так зла и счастлива одновременно, что перестала контролировать свои эмоции. Лили шагнула к Кевину и с размаху влепила ему пощечину.

— Я заслужил, — констатировал он. — Не могу не признать.

Эта вспышка эмоций отняла у Лили последние силы. Ноги ее подкосились, и она опустилась прямо на пол. Кевин подхватил Лили на руки, сел в кресло и посадил к себе на колени, бережно прижав к груди.

Она обняла его за шею и вздохнула. Слишком трудно было осознать происходящее. Чересчур много потрясений на сегодня.

— Я и сам понимаю, что одним извинением не обойтись, — произнес Кевин, целуя ее в лоб. — Поэтому купил тебе вот это.

Он достал что-то из кармана и вложил ей в руку. Лили раскрыла ладонь.

— Кольцо? Ты делаешь мне предложение?

— Так я хотя бы наполовину заглажу свою вину? — спросил Кевин, улыбаясь.

Лили счастливо вздохнула.

— Может быть. Я подумаю.

— Мне нужен ответ прямо сейчас. Лили Джефф, ты станешь моей женой?

Она посмотрела ему в глаза и увидела в его взгляде бесконечную любовь. Никаких слов ей уже не нужно было.

— Выйду, потому что без меня ты пропадешь.

— Наверняка, — кивнул Кевин. — Ты научила меня любить. Я теперь не смогу обойтись без тебя.

— А что скажут твои родители?

— Считай, что они уже нас благословили, — усмехнулся Кевин. — Мама уверяет, будто с первого взгляда поняла, что мы с тобой — идеальная пара. И еще она безмерно благодарна тебе за то, что ты открыла глаза Эль и Джастину. Иначе они бы еще долго делали вид, что их связывает только дружба. Ну а я благодарен Эль. Если бы она не нашла меня, я бы не пришел в себя так быстро.

— Но ты разболтал родителям все ее секреты.

Кевин улыбнулся.

— В итоге все счастливы, не так ли? — Он нежно поцеловал Лили в губы. — Я больше никогда не отпущу тебя, любимая. Никогда.

— Придется. Мне ведь завтра нужно на работу.

— К сожалению, уже сегодня. Половина первого — вторник наступил.

— Значит, уже вторник? — спросила Лили. — Удивительно!

— О чем ты? — не понял Кевин, но Лили поспешила поцеловать его, думая о том, что отныне вторник станет ее самым любимым днем.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16