КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 356411 томов
Объем библиотеки - 419 гигабайт
Всего представлено авторов - 142977
Пользователей - 79591
Загрузка...

Впечатления

DXBCKT про Валин: Выйти из боя (Альтернативная история)

Совершенно случайно присоединившийся к моей библиотеке, один из первых томов СИ о Катерине Мезиной удивил меня (во-первых) тем что данная (чисто попаданческая СИ) издавалась в АО (хотя я и понимаю что там «походу» печатают «все что придется», невзирая на «различие жанров»). Во вторых удивило и то что данная часть была прочитана влет, поскольку другие (еще более поздние фрагменты) отнюдь не «радовали глаз», и запомнились некоторой тягомотиной. Конечно, кто-то скажет: ну Вот! Очередная книга «про войнушку», в которой раз от раза «отмечается очередная Мила Иовович или Никита», не изменяя при этом реальный ход событий «ни на грош»... хм... некоторая доля скептицизма действительно «имеет место быть», однако все же это не очередная сага в стиле «мы пришли и выиграли войну, закидав ссаными тряпками вермахт» и повествует она о «простых ужасах» которые довелось испытать на себе нашим дедам и бабушкам. В целом впечатления от данной части СИ просто великолепное. Если увижу продолжение — обязательно куплю! P.S Как уже все поняли данная книга куплена мной "на бумаге" в коллекцию.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Прошкин: Война мертвых (Боевая фантастика)

Давным давно я слушал эту книгу в audio версии и она мне запомнилась, поэтому совсем недавно я заказал ее через один сайт продающий б/у книги. Как всегда по получении заказа я получил практически «нулевой» экземпляр и поставил в очередь «на прочтение». Вчера на выходных дочитав ее я в очередной раз убедился в том что это стоящая вещь, которая по прошествии времени не «подрастеряла баллов» своей первоначальной оценки. В центре сюжета ГГ чем-то смутно напоминающий Эндера Виггина из знаменитого цикла О.С.Карда (если я не путаю имя автора), он так же был направлен в «школу» для обучения в виртуальном мире, так же «начал расти в званиях», заводить врагов и немногочисленных друзей, участвовать в реальных боях с помощью «погружения в машину» и решать возникающие проблемы противостояния неведомым врагам угрожающих благоденствию всего человечества. Единственное отличие от от вышеупомянутой саги пожалуй состоит в том, что здесь ГГ не претендует на роль «спасителя всего человечества» и участвует не в галактических боях, а в прифронтовых сражениях разных миров в должности командира «танковой» группы. Так же немного печален финал данной книги, так ГГ вместо обретения нового статуса в командной цепочке, получает некую послежизненную каторгу не имеющую конца и края... В общем — отличная книга! P.S Данная книга куплена мной "на бумаге" в коллекцию.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Михайлов: Приглашение на ночную охоту (Научная Фантастика)

С некоторых пор я начал собирать книги серии «АО» времен издания 90-х годов. Да, в целом серия (с яркими почти «попугайскими» обложками) несколько разнообразная и многочисленная (более 500-т книг), что бы ее смог полностью собрать какой-нибудь «читающий фанат», но именно выпущенные издания до 2000-ных... почему бы и нет. Все дело в том что здесь как и везде (в других сериях) чаще попадаются стоящие произведения, а не очередная 25-ти томная одиссея «Гая Ю.Орловского» (или как там его правильно, не помню), написанная вынужденно, по «заказу издательства». Конечно и здесь можно встретить «полную туфту», но пока из всех имеющихся у меня книг, такая не попадалась... Данный же «представитель» написан в таком «почти древнем» жанре как НФ и чем-то неуловимо напоминает рассказы Р.Шекли о чужих мирах полных не просто «инаковости» или отличий от привычных (земных) форм, но именно абсурдных и уродливых «основ» (то мир извращенного «царства закона и Кодекса», то «мир шоу» где все построено как в книге Пелевина «Снаф»). В общем если коротко, то всю книгу ГГ бегают из одного мира в другой и пытаются вырваться из очередного мира безумства и попасть домой... Сюжет конечно не сильно радует и читается с некоторым трудом — однако все же не вызывает чувства надуманности и приземленности автора. Оценка — твердая 3. P.S Данная книга куплена мной "на бумаге" в коллекцию.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Отто про Мишарин: Зовущие корни (СИ) (Современная проза)

Хорошая сказка ,как генерал мужиков накормил. Может быть и появится когда-то такой ,но в пору прекрасную жить не мне не тебе.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
юлина про Андреева: Вяжем сами (Хобби и ремесла)

По этой книжке,изданной еще до моего рождения, я самостоятельно освоила вязание крючком.Тут есть интересные модели одежды,которым можно придать чуть
более современный вид. Описание техники вязания и узоров очень понятны. Есть одежда для малышей до года и старше-варежки,носки,тапочки.
Уделяется внимание отделке-пояса,вязаные цветы и пуговицы,кружева,вышивка.Это пособие очень хорошо для начинающих.
К сожалению в данной книжке не сохранились рисунки моделей одежды,есть только фото образцов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
zizhd про Левин: Поцелуй перед смертью (Триллер)

Исходный текст был взят отсюда - http://samlib.ru/editors/s/smirnow_i_w/kiss_bf_d.shtml

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kutuzov_01 про Баковец: Создатель эхоров (СИ) (Альтернативная история)

Книгу можно отнести к бояръ аниме. Вполне понятный мир получился у автора, можно почитать. Что бы отвлечь читателя от довольно среднего содержания в тексте, автор утопил все в реке голых баб (пардон, женщин).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Трупный яд «покаяния». Зачем Кремль пресмыкается перед гитлеровцами? (fb2)

- Трупный яд «покаяния». Зачем Кремль пресмыкается перед гитлеровцами? (и.с. «Грязное белье» Кремля) 2156K, 299с. (скачать fb2) - Юрий Аркадьевич Нерсесов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Юрий Нерсесов Трупный яд «покаяния». Зачем Кремль пресмыкается перед гитлеровцами?

Выражаю признательность доктору исторических наук Кириллу Назаренко, Елене Прудниковой, Игорю Пыхалову, Игорю Смирнову, Евгению Соловьёву и Алексею Щербакову за предоставленные материалы, а также ценные советы и замечания.

Предисловие

Как забрать у человека кошелёк, если не можешь сделать это силой? Можно бить на жалость, но это не всегда эффективно. Лучше всего заставить клиента почувствовать себя виноватым — например, доказав, что денег требует брошенный в младенческом возрасте незаконнорождённый сын. Или представитель маленького народа, которого соплеменники владельца кошелька нещадно угнетали.

Первым знаковым событием советской перестройки стал аляповатый и подлый фильм «Покаяние», вышедший на экраны в 1986 году. В картине грузинского режиссёра Тенгиза Абуладзе сын кровавого тирана, похожего на Берию, искупая грехи отца, выкапывает его тело из могилы и выкидывает на свалку. Покаяние за грехи отцов объявили столь важным делом, что ради него можно осквернить отцовскую могилу — поступок чудовищный вообще и особенно немыслимый на Кавказе с его культом предков.

С тех пор от дорогих россиян регулярно требуют каяться. Сначала за Сталина, уничтожившего «ленинскую гвардию» и принёсшего тоталитаризм в Прибалтику с Польшей. Потом за саму «ленинскую гвардию», расстрелявшую царскую семью и отделившую от Российской Империи Прибалтику с Польшей. Борьба с коммунистической идеей тут только повод (недаром наиболее приличные диссиденты, прозрев на закате дней, плакались, что целили в коммунизм, а попали в Россию). Нет никаких сомнений, что даже если снести все памятники Ленину, выкинуть его из Мавзолея и сшибить красные звёзды с кремлёвских башен, процесс будет продолжен. Настанет очередь покаяния за кровавый царский режим, коварно завоевавший свободно-рыночную Прибалтику и либерально-демократическую Польшу, устроивший геноцид мирных черкесов, оккупировавший ещё более мирное Казанское ханство и зверски расправившийся руками уголовника Ермака с процветающими демократиями Сибири.

Впрочем, почему настанет? Выступая в эфире радиостанции «Эхо Москвы», кинорежиссёр Станислав Говорухин не снял ничего, зато призвал покаяться перед поляками за грехи не только советской власти, но и царского режима. «Из всех наших соседей, конечно, более всего Россия за последние два века поиздевалась над поляками, — плакался Станислав Сергеевич. — Вспомните польские восстания, жёстко и кроваво подавленные, разделы Польши. Я уже не говорю, что даже в 20-м году, когда закончилась Гражданская война, вдруг Красная Армия попёрла на Варшаву».

Услышав это, даже замшелый либераст — ведущий Сергей Бунтман не выдержал и заметил, что наступлению Тухачевского на Варшаву предшествовал поход поляков на Киев. Однако пламенный русский патриот и активист «Единой России» сделал вид, что не расслышал.

Претензии со стороны загадочным образом появившихся на свет потомков жертв недавно признанного великим поедателем галстуков Мишико Саакашвили черкесского геноцида также поступают исправно. Правда, от имени жертв почему-то чаще всего выступает израильский раввин питерского происхождения Авром Шмулевич (он же Никита Дёмин), но это нормально: перед соплеменниками ребе следует каяться особо, за все грехи, начиная с киевского погрома 1113 года.

В ходе перестроечного покаяния все бывшие советские республики, кроме России, немедленно объявили себя жертвами тоталитаризма, причём едва ли не главными страдальцами оказались правившие ими партийные боссы типа Кравчука и Шеварднадзе. Российская Федерация, напротив, оказалась ответственной за всё, но ожидаемой смены правящей элиты не произошло. В отличие от населения Российской Империи в 1917-м и обитателей бывших соцстран Восточной Европы в 1989-м, дорогих россиян заставили почувствовать себя не жертвами режима, а его соучастниками. Это позволило перекрасившейся коммуно-гэбэшной верхушке успешно возглавить процесс покаяния, полностью сохранив власть и многократно приумножив собственность.

Желающим подробнее ознакомиться с подобной операцией рекомендую перечитать пьесу «Мухи» французского философа и драматурга Жана-Поля Сартра. Убийцы царя Аргоса, возглавив кампанию бесконечного покаяния за своё преступление, объявили своими соучастниками всех горожан, включая родившихся много лет спустя после преступления детишек. В итоге аргосцы превратились в безвольное стадо, их обиталище обернулось переполненной трупными мухами вонючей помойкой, и лишь уничтожение кающихся убийц даёт некоторую надежду на выздоровление.

В реале оболванивание через покаяние оказалось столь же эффективным. Двадцать лет Россия во главе с Борисом Ельциным и его выдвиженцем Владимиром Путиным стоически выплачивала свои долги с царских времён. Щедро прощала миллиарды, которые ей задолжали африканцы и арабы. Ни разу не заикалась об имуществе, вывезенном западными друзьями во время прошлой и нынешней смут. Без оговорок и компенсаций выводила войска из Восточной Европы. Отказалась от претензий на оказавшиеся за границей территории с русским населением. Передавала политые кровью советских пограничников амурские острова Китаю, богатые рыбой морские территории Норвегии, а дагестанские деревни Азербайджану. Выдавала своих союзников спецслужбам бывших врагов и принимала их радиоактивные отходы…

Сейчас дорогие соседушки желают новых покаяний и компенсаций. Особенно прибалты, составляющие многомиллиардные счета за оккупацию, и поляки, где голодные потомки умученных в Катыни офицеров размножаются в геометрической прогрессии. Да и у японцев обострения насчёт Курил регулярно возникают.

Желая подвести под грядущее вымогательство юридическую базу, Парламентская Ассамблея Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе приняла резолюцию с красивым названием «Воссоединение разъединённой Европы». Резолюция приравнивает сталинский режим к гитлеровскому, указывает на недопустимость каких-либо публикаций и демонстраций, восхваляющих тоталитарное прошлое, и требует всячески поощрять организации, делающие гешефты на его разоблачении. Особым пунктом предписывается поддержать инициативу Европарламента — объявить день подписания пакта Молотова-Риббентропа 23 августа «общеевропейским днём памяти жертв сталинизма и нацизма».

Фактически на СССР и Третий Рейх возлагается равная ответственность за начало Второй Мировой войны. Остальные союзники Гитлера в лице Италии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Финляндии, Словакии и Хорватии, а также англо-французских миротворцев, передавших фюреру Чехию, и щедро кредитовавших Гитлера американских банкиров ненавязчиво выносятся за скобки. Про компенсации пострадавшим странам и народам в резолюции напрямую не сказано, но то, что принятие её Россией существенно облегчит соискателям подачу судебных исков, сомнений нет. Пример Германии, уже которое десятилетие платящей Израилю, хорошо известен. Однако Германия проиграла войну и была оккупирована, нам же предлагают платить и каяться без этой маленькой формальности, разъясняя, что без вырывания волос, битья лбом об землю и решительного разрыва с историческим прошлым подлинная революция и движение к светлым высотам прогресса невозможны.

Всё это чистейший бред. В середине XVII века в Англии имела место самая настоящая революция, в ходе которой её королю торжественно отрубили голову, а множество его сторонников перерезали и перестреляли без всяких церемоний. Что сделали после этого революционные вожди? Покаялись перед Францией за походы Эдуарда III и сожжение Жанны д’Арк? Побежали в Шотландские горы просить прощения за разгром повстанцев Уильяма Уоллеса и четвертование его самого? Приплыли в Ирландию, чтобы выплатить компенсацию за деревни, сожжённые карателями Елизаветы II? Встали на колени перед Папой Римским, спрашивая, сколько ему должен английский народ за преследование Генрихом VIII католического духовенства, массовое закрытие монастырей, конфискацию их имущества и казнь Томаса Мора? Отправили слёзное письмо в Мадрид с клятвами вернуть золото, изъятое из трюмов испанских галеонов? Как вы помните, никто из Лондона в Ватикан не поехал и ни перед кем виниться не стал. Наоборот: у Испании Ямайку оттяпали, у Франции — важный порт Дюнкерк, а Исландию с Шотландией зачистили так, что коронованным правителям Англии и не снилось.

Прошло без малого полтора века, революционная волна с сопутствующим отрубанием королевской головы захлестнула Францию, но покаяния опять не произошло. Испанцы и немцы напрасно ждали возврата земель, захваченных королём Людовиком XIV из династии Бурбонов. Вместо этого французские войска так резво рванулись на запад, восток, север и юг, что завернуть обратно их удалось лишь в далёкой России под Малоярославцем. Правда, гражданские права изгоняемым и угнетаемым вышеупомянутым Людовиком протестантам-гугенотам, были возвращены, но и только — владеть городами и крепостями, типа взятой кардиналом Ришелье Ла Рошели, потомкам жертв бурбонских репрессий было уже не суждено никогда.

Конечно, если быть совсем уж честными, стоит отметить, что «добровольные» покаяния с последующими выплатами имели место на просветлённом Западе. Например, бледнолицые американцы, выбив у краснокожих аборигенов основное ядро пассионариев с помощью кольтов, огненной воды и заражённых оспой одеял, с охотой каются перед тем, что осталось. Покаяние заключается, в том числе, и в выплате потомкам уцелевших обширных пособий, позволяющих им бездельничать и деградировать. Результат получается шикарный, и посетившая одну из таких резерваций ветеринар российского происхождения записала в своём дневнике, что индейцы здесь закончились — остались одни индюки.

Или взять покаяние многократного премьер-министра Италии Сильвио Берлускони. Во время последнего предвоенного визита в Ливию он обещал лидеру бывшей итальянской колонии Муаммару Каддафи 5 миллиардов долларов за 32 года колониального господства. Однако тут есть принципиальные различия. Во-первых, основную часть этих денег составляют инвестиции, способствующие проникновению итальянского капитала в Ливию и сулящие немалую прибыль. Во-вторых, вскоре после щедрых обещаний Берлускони угостил друга Муаммара бомбами с лазерным наведением, что поневоле заставляет задуматься об искренности его намерений. В-третьих, Ливия, как и другие африканские страны, являлась колонией, а бывшие советские республики и осколки Российской империи — активными соучастниками всех российских смут. Роль латышских стрелков и чекистов в событиях 1917–1920 гг. общеизвестна. В то время как Муссолини въехал во власть не на ливийском верблюде, и охранку его возглавляли не ливийцы.

Столь же нелеп и аргумент о процветании покаявшейся и заплатившей Германии. Основы её благополучия заложены в разгар «Холодной войны», когда США боролись с Советским Союзом за мировое господство и щедро помогали союзникам воссоздавать экономику. Сейчас другая эпоха, и капитулировавшая перед НАТО Сербия получила кукиш без масла, да и Россия за двадцать лет покаяний узрела от заклятых друзей лишь ломаный грош в базарный день, а потеряла огромные территории и десятки миллионов населения. И потеряет ещё больше, если будет позволять травить себя трупным ядом покаяния, а не поймёт, что никому ничего не должна, что никто не имеет права. предъявлять к нам ни малейших претензий. Нам следует помнить, что в части сотрудничества с Гитлером любая из стран НАТО и Европейского Союза пошла гораздо дальше, чем СССР, а для его разгрома сделала многократно меньше. В полной мере это касается и самой неудержимой по части претензий ко всему свету страны — Польши.

Глава 1 Смерть Версальской гиены

Воссозданная на Версальской мирной конференции Польша родилась уродливой и склочной. С первых месяцев существования страна ухитрилась втянуться сразу в несколько конфликтов с почти всеми соседями, включая Советскую Россию, Германию, Украину, Чехословакию и Литву. За любовь к нападениям на противников, находящихся в беспомощном состоянии, британский премьер Уинстон Черчилль остроумно сравнил Польшу с гиеной.

Поддержка Великобритании и Франции, которые видели в Польше свой восточный форпост против Германии и Советского Союза и тяжелейшие внутренние неурядицы соседей позволили полякам отхватить изрядные куски их территорий, включая Западную Украину, Западную Белоруссию, Вильнюс с окрестностями и часть населённой немцами Силезии. (Причём именно ту часть, на которой добывалось 90 % здешнего угля). Так на карте появилась Вторая Речь Посполитая. Она в полной мере унаследовала этническую и религиозную пестроту первой, и также постоянно стремились округлить свою территорию почти исключительно за счёт соседей. Кроме походов на Москву, Вильно и Киев, польские генералы, грезили парадом победы в Берлине и требовали десятую часть африканских колоний Германии. На худой конец годились французский Мадагаскар или португальский Мозамбик.

Плантаций с неграми паны так и не получили. Обидели их и в конфликте с Чехословакией. Видя в этой стране ещё один противовес Германии и СССР, англо-французы не дали полякам завладеть целиком Тешинской областью с Тршинецким металлургическим заводом, входившим в число крупнейших в Европе. Пришлось удовлетвориться восточной частью области, где поляки составляли большинство населения, а приобретение западной, где находился Тршинецкий завод, но 67 % населения составляли чехи, отложить до удобного момента.

Удобный момент настал после прихода к власти Гитлера. Польское руководство сразу попыталось заручиться и его покровительством, чтобы получить свою долю добычи от грядущего передела Европы. Когда Гитлер в 1938 году потребовал от Чехословакии передать ему немецкоязычную Судетскую область, а Франция с Англией отказали Праге в поддержке, Польша присоединилась к Гитлеру вместе с Венгрией, и это окончательно вынудило Чехословакию капитулировать.

Чехословацкие вооружённые силы были немногим слабее германских, а по некоторым показателям даже превосходили их, однако воевать в одиночку одновременно против Германии, и поддержавших её Венгрии и Польши, Чехословакия не могла. Союзники выставляли против неё вдвое более многочисленную армию, а граница с Венгрией, Польшей и присоединённой к Германии Австрией в отличие от немецко-чехословацкой была укреплена довольно слабо. Главное же — 27,5 % населения страны составляли немцы, венгры и поляки, в большинстве симпатизирующие братьям по крови, да и среди представлявших 27 % населения словаков и обитающих в Закарпатье русинов преобладали сепаратистские настроения. При первых же крупных столкновениях с противником, чехословацкая армия могла просто развалиться, и потому власти предпочли передать Германии Судетскую область, а Венгрии — южную Словакию.

Польша за помощь фюреру была награждена западной частью Тешинского края. Заодно поляки прихватили словацкие деревни Гладовка, Лесница, Сухая Гора и Татранская Яворина, после чего разохотившись, стали готовить полную оккупацию Литвы, но после протестов из Москвы и Парижа были вынуждены сдать назад. В марте 1939 года Польша снова поучаствовала в ликвидации остатков Чехословакии, и её войска помогли Венгрии оккупировать Закарпатье.

Однако главной задачей польской политики оставалась борьба с москалями. «Расчленение России лежит в основе польских государственных интересов на Востоке, — заявлял создатель и диктатор новой Польши, знаменитый террорист Юзеф Пилсудский. — Создание ряда национальных государств на территории Европейской России, которые находились бы под влиянием Варшавы, позволило бы Польше стать великой державой, заменив в Восточной Европе Россию». («Z dziejyw stosunkyw polsko-radzieckich. Studia i materialy». T.III.)

Отрезать Пилсудский предполагал самые тёплые и богатые земли. «Замкнутая в пределах границ времён XVI века, — считал он, — отрезанная от Чёрного и Балтийского морей, лишённая земельных и ископаемых богатств Юга и Юго-Востока Россия могла бы легко перейти в состояние второсортной державы, неспособной серьёзно угрожать новообретённой независимости Польши. Польша же, как самое большое и сильное из новых государств, могла бы легко обеспечить себе сферу влияния, которая простиралась бы от Финляндии до Кавказских гор».

Впервые с подобными идеями будущий вождь выступил в 1904 году, когда после начала русско-японской войны просил у приближённых императора Муцухито денег на борьбу с кровавым царским режимом. Японцы денег не дали, но после 1918 года в распоряжении пана Юзефа оказался бюджет целого государства. Вскоре Варшава стала желанным домом украинских, белорусских, кавказских и поволжских самостийников, а также донских и кубанских казаков, оформив покровительство им красивым названием — прометеизм. Михаил Саакашвили, открывая 23 ноября 2007 года в Тбилиси памятник Прометею, вместе с президентом Польши Лехом Качиньским, имел в виду именно этот политический проект и организацию «Прометей», созданную для его реализации в 1926 году.

Пропагандируя свой проект, прометейцы, разъясняли, что Польша, подобно легендарному титану, принесёт угнетённым народам пламя свободы, и русские оккупанты сгорят в этом очистительном огне. Однако всё случилось с точностью до наоборот, и вскоре сама Вторая Речь Посполитая запылала как сухое полено.

История показала, что даже самые богатые и процветающие многонациональные государства типа Бельгии и Канады часто находятся под угрозой развала, а менее благополучные, как СССР и Югославия, неукоснительно разваливаются. Как правило, крах наступает после снижения доли государствообразующей нации ниже 50 % от общей численности населения, а если она была изначально ниже, то после ухода удерживающего страну сильного лидера. Вторая Речь Посполитая была одной из беднейшей стран Европы, деградировав даже по сравнению с 1913 годом, когда её территория входила в состав России, Германии и Австро-Венгрии.

Пилсудский умер в 1935 году, а сменившая его военно-гражданская хунта во главе с маршалом Эдвардом Рыдз-Смиглы была малопопулярна и раздиралась склоками. Национальные меньшинства (в основном украинцы, белорусы, евреи и немцы) составляли свыше 30 % населения, но практически отсутствовали в военно-политической верхушке. В восточных областях украинцы и белорусы абсолютно преобладали и были крайне недовольны неравноправным положением, репрессиями против национальных организаций и, прежде всего, изъятием лучших земель в пользу польских колонистов. Неудивительно, что порой пленные польские офицеры просили победителей защитить их от набранных на востоке солдат, а среди белорусских призывников была распространена песенка со словами «Вы ня думайце, палякi, вас ня будзем баранiць, мы засядзем у акопах i гарэлку будзем пiць».

Тем не менее, разложение страны ещё не дошло до последней стадии. При вменяемой внешней политике Вторая Речь Посполитая могла бы и уцелеть, но наглость варшавских политиканов могла равняться только с их тупостью. Когда столь «могучая» держава граничит с одной стороны с СССР, а с другой — с Третьим Рейхом (Германия, Австрия и Чехия, плюс часть нынешних польских земель, Калининград и Клайпеда), имеет смысл договориться либо с западным, либо с восточным соседом. Как известно, не произошло ни того, ни другого. Варшава отказалась выполнить требования Берлина, хотя они были чрезвычайно умеренными. Гитлер желал присоединить к Германии отделённый от неё после 1918 года и ставший вольным городом Данциг с 95 % немецкого населения. Построить через польские земли экстерриториальные автомобильную и железную дороги, связывающие с Германией Восточную Пруссию, также отделённую от неё по условиям Версальского договора. Ну и сверх того, присоединить Польшу к германо-итало-японско-венгерскому Антикоминтерновскому пакту.

Однако Варшава категорически отказалась. Не пожелала она и допустить на свою территорию советские войска в случае нападения Рейха на Францию или саму Польшу, хотя СССР гарантировал не вмешиваться в её внутренние дела, а Франция предложила для страховки ввести на польскую территорию 2 своих и 1 английскую дивизии. Впоследствии опыт совместной оккупации Ирана и Австрии показал, что Москва подобные договорённости соблюдает, а советскую власть вводит лишь в странах, которые отошли в её сферу влияния по договорённости с партнёрами.

Первый вариант превращал Польшу в союзника Рейха, а в обмен на участие в походе на восток давал шанс поживиться за счёт раздела Советского Союза. Опыт последующих событий показал, что Гитлер в таких случаях неукоснительно делился. Италия за участие в разгроме Югославии получила Черногорию, Косово и большую часть Далматинского побережья. Румынии, выделившей против СССР две армии, досталась территория между Прутом и Южным Бугом с Кишинёвом и Одессой.

Второй вариант предполагал польское участие в англо-франко-советском ударе по Германии, в котором союзники имели бы не менее чем троекратный численный перевес и многократное преимущество в танках и артиллерии. Победа означала бы неминуемое участие в разделе уже немецкого пирога с хорошими шансами приобрести Силезию и Западную Померанию с их развитой промышленностью.

Но варшавская хунта выбрала третий вариант, оказавшийся самым тупым. Отвергнув все предложения Германии и СССР, они предпочли надеяться на англофранцузские гарантии, хотя точно так же понадеявшейся на Лондон и Париж Чехословакии уже не существовало. Предполагалось, что главные силы германской армии будут сосредоточены на западной границе, где не позднее чем через две недели после начала войны должно начаться наступление главных сил союзников.

Оставшиеся же 20–30 дивизий польская армия, мобилизация которой началась даже раньше, чем в Германии — 23 марта 1939 года, рассчитывала легко разбить или, по крайней мере, задержать в пограничных районах, пока немцам не придётся перебрасывать на запад и их. Ну, а тогда разгром отсутствующего противника гарантирован, и бравые польские кавалеристы могут безбоязненно скакать хоть до Берлина. Недаром польский посол в Париже Лукашевич, который в 1938 году клялся, что, если Советский Союз вступится за Чехословакию, Германия и Польша заставят русских бежать уже через три месяца, несколько месяцев спустя обещал, что поляки ворвутся вглубь Германии в первые же дни войны.

Завершив мобилизацию, польская армия рассчитывала иметь под ружьём 39 пехотных дивизий, 11 кавалерийских, 3 горных и 2 мотомеханизированных бригады — всего до 1,5 миллионов человек, около 700 танков и примерно 800 самолётов. Правда, из-за традиционного разгильдяйства к моменту начала боевых действий мобилизация ещё не завершилась, но считалось, что против немецких сил на востоке хватит и того, что под рукой, а остальные вступят в бой по мере готовности, что отчасти и произошло.

Однако Гитлер, опираясь на опыт поглощения Чехословакии, справедливо предугадал, что Британия и Франция торопиться не станут, и безбоязненно сосредоточил основные силы вермахта на польском направлении. К 1 сентября 1939 года здесь находились 42 пехотные и горно-пехотные, 8 мотопехотных и лёгких моторизованных и 7 танковых дивизий, кавалерийская бригада и ряд других частей — всего 1,6 миллиона человек, почти 2600 танков и около 2200 самолётов. Вольный город Данциг задействовал в операции свою полицию и добровольческий батальон СС. Три дивизии и авиаполк выставила союзная Германии и жаждущая вернуть потерянные в 1938 году земли, Словакия, но от неё в боях успело поучаствовать лишь несколько батальонов.

Чтобы подчеркнуть неравенство сил сторон, советские историки, набив руку на преуменьшении сил Красной Армии к началу Великой Отечественной войны, регулярно фальсифицировали статистику в пользу «братской» социалистической Польши. Например, лёгкие немецкие танки чешского производства 35(t) (вес — 8,2 тонны) и 38(t) (вес — 9,8 тонн) Даниил Проэктор, в своей работе «Германо-польская война» одним росчерком пера изящно превратил в мощные машины весом соответственно 35 и 38 тонн, то есть в нечто подобное советским Т-34–85 и американским «Шерманам» конца войны. Зато считая польскую бронетехнику, товарищ Проэктор «забыл» упомянуть танкетки TKS. Конечно, это не более чем консервная банка с пулемётом, уязвимая даже для огня стрелкового оружия. Однако, примерно такие же германские T-I с бронёй 13 мм и одним (в командирском варианте) или двумя пулемётами, составляющие, между прочим, более 40 % танкового парка армии вторжения, у почтенного профессора учтены. Тот же фокус Проэктор проделал и с авиацией, уполовинив её за счёт устаревших аэропланов, и в итоге оставил армии Рыдз-Смиглы всего 166 танков и 400 самолётов.

Кавалерийские бригады польской армии авторы советской «Истории Второй мировой войны» считали по штатам мирного времени (два кавалерийских полка и 3427 человек личного состава), тогда как в реальности они имели по три-четыре полка, а часто и дополнительный самокатный батальон. Численность кавбригад колебалась от 5075 до 7184 человек, примерно соответствуя советским кавалерийским (8968 человек) и горнокавалерийским (6558 человек) дивизиям.

Все эти махинации производились, дабы доказать: бедная маленькая невинная Польша не имела против агрессоров никаких шансов. А чтобы закамуфлировать бесславный разгром основной части польской армии, упор делался на отдельных героических эпизодах, типа обороны полуостровов Вестерплятте и Хель на балтийском побережье.

На самом деле, почти не уступая противнику по количеству активных штыков и сабель, поляки, хоть и располагали много меньшим количеством боевой техники, имели шансы продержаться до прихода подкреплений. «Для Польши единственный выход заключался в том, чтобы выиграть время, — свидетельствовал один из лучших военачальников вермахта, фельдмаршал Эрих фон Манштейн. — Прежде всего, было необходимо предотвратить охват со стороны Восточной Пруссии и западной Словакии. Для этого следовало занять на севере линию Бобр (Бебжа) — Нарев — Висла до крепости Модлин или Вышеграда. Она представляла собой сильную естественную преграду. Кроме того, бывшие русские укрепления, хотя они и устарели, представляли собой хорошие опорные пункты… Противостоять немецкому наступлению — лучше всего за указанным рубежом рек — до тех пор, пока наступление на западе не вынудит немцев вывести свои войска из Польши, — вот единственная цель, которую необходимо было преследовать». («Утерянные победы»).

Видимо, предполагая, что поляки станут действовать именно так, начальник германского генштаба Франц Гальдер ещё 7 сентября 1939 года отмечал, что «поляки предлагают начать переговоры. Мы к ним готовы на следующих условиях: разрыв Польши с Англией и Францией; остаток Польши будет сохранён; районы от Нарева с Варшавой — Польше; промышленный район — нам; Краков — Польше; северная окраина Бескидов — нам; области [Западной] Украины — самостоятельны». («Военный дневник»). Записи Гальдера подтверждает и Манштейн, вспоминавший, что Гитлер «ещё во время польской кампании рассматривал вопрос о сохранении оставшейся части Польши».

Однако на деле всё произошло с точностью до наоборот. Мало того, что главные силы польской армии оказались развёрнуты на невыгодных слабо укреплённых позициях западнее Вислы, так едва вступив в бой, они получили распоряжение удирать. Уже 3 сентября главнокомандующий и фактический диктатор страны маршал Рыдз-Смиглы заявил о необходимости «ориентировать ось отхода наших вооружённых сил не просто на восток, в сторону России, связанной пактом с немцами, а на юго-восток, в сторону союзной Румынии и благоприятно относящейся к Польше Венгрии…» (Архив МО СССР, ф. 6598, оп. 725109, д. 930, л. 25.)

Два дня спустя соответствующий приказ был отдан, и польские войска начали в беспорядке отходить в глухие районы, где начисто отсутствовали подготовленные оборонительные позиции и необходимые для продолжения боевых действий ресурсы. Уже 11 сентября Гальдер отмечает сведения из Румынии о переходе первых польских отрядов через румынскую границу. Среди перешедших оказался и 21-й танковый батальон, оснащённый только что закупленными во Франции R-35. Имея 37-мм пушку и 40-мм броню, эти машины были сильнее подавляющего большинства вражеских танков, но не соизволили подбить ни одного. Впоследствии Румыния их реквизировала и направила на штурм Одессы, за что полякам от одесситов особая благодарность.

Ещё раньше в направлении Румынии последовал сам пан маршал вместе с прочим ясновельможным панством. Первым вечером 1 сентября, удрал президент Польши Игнаций Мосьцицкий. Через четыре дня за ним отправилось правительство, ну а ночью с 6 на 7 собрал манатки и Рыдз-Смиглы, забравший с собой часть зенитной артиллерии противовоздушной обороны Варшавы и всю прикрывавшую столицу истребительную авиабригаду. Заскочив по пути в Брестскую крепость, лихие генералы 10 сентября переехали во Владимир-Волынский, 13-го перебрались в городок Млынов, 15-го — в Коломыю на румынской границе, а 17-го были уже в Румынии.

Гражданские министры избрали для своего героического драпа несколько иной маршрут. Прибыв 6 сентября в Люблин, они уже 9-го перебрались в западно-украинский городишко Кременец, 13-го выехали оттуда в приграничные Залещики, и отсюда 16 сентября перешли в Румынию. Как впоследствии выяснилось, личное имущество панство переправило в Бухарест заблаговременно.

Прихватив для защиты своей ценнейшей персоны полсотни истребителей и несколько батарей зенитной артиллерии, Рыдз-Смиглы позабыл в Варшаве шифры для радиостанции, из-за чего не смог руководить войсками. Когда же шифры, наконец, прибыли, вышел из строя передатчик. Пришлось связываться с оставшимся в столице штабом, через радиостанцию речной флотилии в Пинске, которая передавала приказы маршала в штаб флота, и лишь оттуда его ценные указания шли в Главный штаб. Поскольку на фронте ситуация уже успевала не раз измениться, по эффективности такой способ управления сравним разве что с ковырянием левой ногой в правом ухе. И то если не учитывать, что польская ставка ещё и постоянно удирала, сменив за десять дней пять мест пребывания, причём паническое бегство главкома всякий раз заметно опережало приближение немцев. Например, из Брестской крепости маршал сбежал в ночь с 9 на 10 сентября, тогда как части одного из создателей танковых войск Рейха Гейнца Гудериана подошли к городу лишь вечером 14-го. Насколько я помню, Сталин в 1941-м и Гитлер в 1945-м, когда положение их армий было не лучше, вели себя несколько по-другому, но для истинного демократа Рыдз-Смиглы эти кровавые диктаторы не указ!

Под стать своему главкому оказались и многие другие польские командиры, типа командующего оперативной группой «Нарев» генерала Млот-Фиалковского. Против него немцы вообще не наступали, поскольку войск на этом участке почти не имели. Успешные рейды польской кавалерии на германскую территорию подтвердили отсутствие здесь сколь-нибудь серьёзных сил противника, и, казалось, ничего не стоило ударить во фланг немецким частям, атакующим позиции соседней армии «Модлин». Однако соединения «Нарева» так и не пошевелились целую неделю, пока переброшенный с другого участка моторизованный корпус Гудериана, почти не встретив сопротивления, не рванул через их позиции на Брест.

Столь же скромно повёл себя при виде противника и генерал с характерной фамилией Драпелла, командовавший сводной группой из 9-й и 27-й пехотных дивизий. Пан Драпелла имел все возможности ударить во фланг наступающим немцам, но, по деликатному упоминанию российского исследователя Дмитрия Тараса, «не проявил готовности исполнять свои обязанности». Когда Драпелла, наконец, собрался начать их исполнять, противник уже разобрался с его соседями по фронту, после чего наш полководец поступил в полном соответствии со своей фамилией. («Операция Weiss: Разгром Польши в сентябре 1939 г.»).

Контрудар оперативной группы «Всхуд» провалил командир 16-й пехотной дивизии полковник Свитальский. Получив приказ о наступлении, впавший в пессимизм полковник вместо этого велел отступать, тем самым парализовав действия соседних частей. После этого Свитальского сместили, но момент был безнадёжно упущен, и драпать пришлось всей группе.

Так происходило регулярно. Например, появляется несколько немецких танков перед позициями 19-й пехотной дивизии армии «Прусы», и её командир тут же удирает в штаб армии. После чего немцы разгоняют оставшуюся без руководства дивизию, а потом, ударив в тыл соседним частям армии, разносят до основания и её, при полном непротивлении командарма — генерала Домб-Бернацкого.

Такое же непротивление продемонстрировали покинувшие свои войска командир 28-й пехотной дивизии Боньча-Уздовский и его коллега из 2-й пехотной дивизии Доян-Суровка. Отмечая бегство последнего, польский военный историк и участник боевых действий Мариан Порвит отметил, что у пана полковника расшалились нервы…

Если же где-нибудь находился дельный военачальник, пытающийся организовать сопротивление, в дело вмешивался Рыдз-Смиглы и давил инициативу на корню. Именно так была сорвана единственная попытка польского контрнаступления, когда командующий армией «Познань» генерал Тадеуш Кутшеба удачно атаковал части немецкой группы армий «Юг». К тому времени фронт этой группы представлял вытянутый клин, упёршийся в варшавские укрепления, и ударь по немцам поляки с обеих сторон, те могли получить неплохую взбучку.

Кутшеба свою задачу выполнил грамотно. В ночь с 9 на 10 сентября его войска скрытно вышли к открытому флангу 8-й германской армии и опрокинули две вражеские дивизии. Однако удирающий из Бреста во Владимир-Волынский Рыдз-Смиглы рассылает в войска директиву с требованием ускорить отход к румынской границе. То есть, пока армия «Познань» и присоединившаяся к ней группа «Всхуд» атакуют германский клин с северо-запада, польские войска, расположенные по другую сторону этого клина, получают приказ уходить на юго-восток!

В результате «Познань» и «Всхуд» в одиночестве двинулись прямо в глубь вражеского расположения, куда немцы уже стягивали части с других участков. Удачно начавшийся контрудар полностью провалился, а проводившие его войска без толку погибли. Через несколько дней была вынуждена сдаться и не дождавшаяся помощи Варшава.

Лидер Конституционно-демократической партии России Павел Милюков в таких случаях риторически восклицал: «Что это — глупость или измена?», после чего сам же отвечал: «А не всё ли равно?» По свидетельству участника войны, поручика Ежи Климковского, Рыд-Смиглы считали предателем многие польские офицеры. Видимо, так полагали и немцы, поскольку без проблем позволили Рыдз-Смиглы сначала перебраться из Румынии в союзную Гитлеру Венгрию, а потом и вернуться в Польшу, где бравый маршал умер естественной смертью 2 декабря 1941 года при оскорбительном невнимании агентов гестапо. Подчинённые папаши Мюллера даже не приняли во внимание приказ Рыдз-Смиглы от 26 сентября 1939 года о переходе армии к партизанской войне, который был ради пущего драматизма написан на шёлковом платке и отправлен в осаждённую Варшаву самолётом из Бухареста.

Поскольку перед возвращением пан Эдвард наладил контакты с тесно связанной с абвером и гестапо псевдоподпольной организацией «Мушкетёры», главарь которой Стефан Витковский 18 сентября 1941 года был повешен по приказу руководства польского подполья, деятельность бывшего главкома немцы надёжно контролировали. А вот свои, не помри Рыдз-Смиглы естественной смертью, могли и вздёрнуть.

Похожая судьба постигла и оставшегося в Румынии главного архитектора внешней политики Польши, её министра иностранных дел Юзефа Бека. Хотя уже в 1940 году Румыния стала союзником Германии и на её территорию вошли немецкие войска, пана Юзефа они репрессировать решительно не пожелали, и он скончался без всякого участия нацистских палачей 5 июня 1944 года. До сих пор так и неизвестно, успел ли Бек потратить 300 тысяч марок, которые вручил ему Геринг в 1938 году, после чего министр стал особенно внимательно относиться к пожеланиям щедрых берлинских партнёров.

Осторожный Мосьцицкий предпочёл пересидеть войну в Швейцарии, но, подозреваю, реши он вернуться, оккупанты встретили бы экс-президента вполне гостеприимно. Действительно: зачем обижать славных парней, благодаря которым немцы за пять недель захватили одну из крупнейших стран Восточной Европы, потеряв всего 16 643 человека убитыми и пропавшими без вести, но при этом уничтожив и взяв в плен около полумиллиона вражеских солдат и офицеров. Даже без учёта разбежавшихся, соотношение безвозвратных потерь — 30 к 1. Впоследствии, некоторые польские историки, пытались приписать своей армии аж 1000 уничтоженных танков и 700 самолётов противника, но это оказалось примитивным жульничеством. За уничтоженные выдавались все подбитые и вышедшие из строя по техническим причинам, а затем отремонтированные машины. Реально немцы списали после польской кампании лишь 217 танков и 285 самолётов.

На Восточном фронте даже в самый тяжёлый для СССР период с 22 июня по 5 декабря 1941 года — до контрнаступления Красной Армии под Москвой, сопротивление оказалось иным. Гитлер вместе с союзниками, уничтожив и взяв в плен более 4 миллионов красноармейцев, ополченцев и не добравшихся до своих частей призывников, положил не менее 300 тысяч своих солдат. Соотношение примерно 15 к 1, при том, что к концу войны оно стало уже совсем другим и в конечном итоге Советский Союз войну выиграл.

СССР помогли бескрайние просторы и мощная военная промышленности? Что касается необъятных пространств, то за них Россия и Польша воевали несколько веков, польские войска брали столицу Руси Киев ещё в 1018 году, а Москву в 1610-м, и если они не смогли задержаться на занятых территориях, то виноваты исключительно сами. Как и в деградации промышленности некогда одной из самых развитых частей Российской Империи, где перед Первой мировой войной добывалось 40 % всего российского угля и выплавлялось 23 % стали.

К тому же пространства — штука обоюдоострая. Когда твои войска рассредоточены по огромной территории, вторгшемуся врагу куда удобнее бить их частями. Сравните время, которое нужно затратить полякам на переброску к Варшаве нескольких десятков эшелонов с дивизией из Белоруссии со временем, необходимым для переброски под Москву такой же дивизии из Казахстана, и почувствуйте разницу.

Границу меньшей протяжённости можно прикрыть и более мощными укреплениями. Французы могли позволить себе потратить 3 миллиарда франков, чтобы прикрыть менее чем 400 километров границы с Германией мощными фортами «Линии Мажино», а во сколько обошлось возведение аналогичных укреплений, на западной границе СССР, которая была почти в пять раз длиннее? Неудивительно, что на «Линии Мажино» имелось около 6700 долговременных сооружений, а на 1835-километровой «Линии Сталина» менее 3 тысяч, Плотность у французов выше в 10 раз, а сами их укрепления много мощнее. Ничего подобного французским фортам с их огромными подземными казематами и четырёхметровыми бетонными стенами на прикрывающей нашу границу «Линии Сталина» и близко не было. Там, где у французов стояли мощные бронебашни с 135-мм пушками, мы устанавливали башенку от списанного лёгкого танка с противопульной бронёй и 45-мм пукалкой, а сами укрепрайоны прикрывали лишь отдельные направления. Даже оборонительная линия на Висле со старыми русскими крепостями была куда сильнее «Линии Сталина», а оборонять её было куда легче. Только вот некому оказалось.

Зато в расправах с собственными нацменьшинствами польская армия преуспела. Поскольку среди немецкоязычных граждан Польши действительно хватало гитлеровских шпионов и диверсантов, неукоснительный отстрел их, а также отправка 50 тысяч польских немцев в концлагеря вполне оправданны, как и аналогичные меры, предпринятые впоследствии Францией, Советским Союзом и Соединёнными Штатами. Однако кроме интернирования немецкого населения и ликвидации диверсионных групп в Бромберге, Шулитце и других городах начались расправы и над мирным немецким населением, включая женщин и детей. Увидев изувеченные трупы на улицах Бромберга, озверевшие немецкие солдаты, в свою очередь, стали расстреливать всех подвернувшихся под руку поляков, и, судя по записям в дневнике Гальдера от 10 сентября, командованию вермахта пришлось даже наказать самых ретивых.

На фоне этого бардака особенно дурацки выглядят сказки наших доморощенных полонофилов об якобы успешном сопротивлении польской армии, проигравшей войну исключительно благодаря коварному советскому удару в спину. Типа, не займи подлые красноармейцы украинские и белорусские территории, оккупированные поляками двадцатью годами раньше, глядишь, через месяц польские кони попивали бы водицу из Шпрее, а их наездники — пиво из берлинских кабаков.

Круче всех отжёг демократический писатель-фантаст Шмалько, заявивший, что коварная вылазка кремлёвских коммунистов, вторгшихся в Польшу 17 сентября 1939 года, сорвала грандиозное польское контрнаступление. На самом деле именно в этот день Рыдз-Смиглы, придерживая штаны, перебирался через границу, а брошенные им дивизии окружались и уничтожались одна за другой.

Номера, время и обстоятельства гибели каждой из этих дивизий давно известны. Зато список соединений польского воинства, коварно умученного жидо-коммунистами, поклонники благородной шляхты благоразумно опускают, и правильно делают. Потому что кроме полиции, жандармерии, пограничников и отдельных батальонов резервистов на восточных территориях к началу советского вторжения располагалась лишь оперативная группа «Полесье» в составе 50-ой и 60-ой пехотных дивизий и ряда отдельных частей. После нескольких мелких стычек части Белорусского фронта пропустили «Полесье» на немцев, а те быстро разгромили поляков и 6 октября 1939 года вынудили их капитулировать, тем самым завершив кампанию.

Обличители советского вторжения также «забывают», что предшественник ООН Лига Наций, которая всего через три месяца признала агрессией вторжение советских войск в Финляндию, тогда СССР не осудила, а Черчилль сквозь зубы признал правомерность занятия Советским Союзом Западной Украины и Западной Белоруссии по брестскому меридиану. «Мы предпочли, чтобы русские армии стояли на своих нынешних позициях, как друзья и союзники Польши, а не как захватчики, — отметил сэр Уинстон. — Но для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии». («Вторая Мировая война»).

Об этих словах Черчилля плакальщики по Польше предпочитают не вспоминать. Забывают они о том, что в том же 1939 году свои куски Второй Речи Посполитой получили Литва и Словакия, причём аннулирование пакта Молотова — Риббентропа делает крайне сомнительными литовские права на Вильнюс, переданный ей Советским Союзом.

Вторая Речь Посполитая, которую нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов совершенно справедливо назвал «уродливым детищем Версальского договора», совершенно закономерно прекратила своё гиеноподобное существование. Государство, ставшее её правопреемником после Второй мировой войны, имело совсем иные границы, в основном совпадавшие с границами возникшего в конце X века Польского королевства, после изгнания немецкого населения стало мононациональным и потому остаётся стабильным, несмотря на все политические перемены последних десятилетий.

Глава 2 Алые маки и панские враки

Удрав за границу от победоносной германской армии, варшавские лидеры под нажимом англо-французских покровителей были вынуждены передать государственные регалии соплеменникам, ранее сбежавшим за кордон от покойного польского диктатора Юзефа Пилсудского. Первоначально новое правительство в эмиграции возглавил бывший военный министр, генерал Владислав Сикорский. Однако через некоторое время он стал проявлять излишнюю самостоятельность, и в один прекрасный день самолёт, в котором летел премьер, рухнул в Средиземное море у Гибралтара. Выживший пилот Эдвард Прхал сообщил, что вскоре после взлёта под кабиной раздался хлопок, и машина перестала слушаться штурвала, но расследовавшая происшествие комиссия категорически заявила, что диверсия исключена. При этом британцы столь тщательно засекретили материалы расследования, что возникли подозрения о ликвидации Сикорского ими самими.

По плану эмигрантского правительства, борьбой с оккупантами должна была заниматься подпольная организация Служба Победы Польши, вскоре переименованная в Союз Вооружённой Борьбы (СВБ). Первоначально организацию возглавил генерал Михал Токажевский-Карашевич, а затем генерал Казимир Соснковский.

На территориях, оккупированных немцами, действиями СВБ руководил бывший редактор газеты «Военное обозрение» Стефан Ровецкий. Боевиками, действовавшими на территории присоединённых к СССР Западной Украины и Западной Белоруссии, командовал лично Токажевский-Карашевич.

Против кого должны были бы в первую очередь сражаться подпольщики? Вроде бы против немцев, поскольку с Германией Польша находится в состоянии войны, её войска оккупировали коренные польские земли, тогда как СССР занял украинско-белорусские территории уже после краха польского государства, и Лига Наций не сочла эти действия агрессией.

Между тем, похоже, именно против немцев руководство подполья особо драться и не хотело, что подтверждает конфликт Ровецкого с майором 110-го уланского полка Хенриком Добжаньским. Успевший повоевать против Российской Империи, большевистской России, возникшей на обломках Австро-Венгрии, Западно-Украинской Народной республики, Германии и СССР, а в перерыве завоевать 29 медалей на конноспортивных соревнованиях, Добжаньский создал из солдат разбитых частей партизанский отряд, который успешно действовал в тылу немцев. Тем не менее, Ровецкий приказал Добжаньскому распустить отряд. «Такие приказы я имел в жопу, и больше принимать не буду!» («Rozkazy takowe mam w dupie i na przysztość przyjmować nie będę») — гордо ответил бравый майор и прогнал людей генерала плетьми, после чего продолжил трепать немецкие патрули и обозы, пока не попал в засаду. Ходят упорные слухи, что сдал его кто-то из единокровных доброжелателей и, возможно, в высоких чинах и это похоже на правду. По крайней мере Ровецкий сразу же после гибели Добжаньского, специальным приказом объявил его провокатором, что очень напоминает неуклюжую попытку свалить вину с больной головы на здоровую.

Даже в 1941 году Ровецкий, сменивший Соснковского на посту командующего СВБ, приказывал своим подчинённым не проводить диверсий и ни в коем случае не убивать немцев. Польским отрядам, действовавшим на украинско-белорусских территориях, подобных распоряжений никто не отдавал. Мало того, в ноябре 1939 года, после начала советско-финской войны, выкинутая из собственной страны польская эмигрантская тусовка всерьёз решает воевать против СССР! Польские диверсанты активизируются — впоследствии посол Польши в СССР Станислав Кот подтвердил, что они действовали по указу Соснковского, что и подтверждается обнаруженными у арестованных польских боевиков документами. Типа обращения начальника отдела СВБ в прославившемся свои еврейскими погромами Едвабненском районе пана Шуляка.

«Польское правительство, как мы знаем, объявило войну Советам, правительству рабства, какого не знает история, правительству еврейской гегемонии, правительству духовной пустоты, правительству крайнего бедствия, ибо это большевистское правительство, которое вместе с нашим извечным врагом чёртом-Гитлером должно погибнуть…». (ЦА ФСБ, ф. 3, оп. 7, д. 1085, л.л. 79–84)

Слова не расходились с делами. «Доношу: 3 декабря в 23 часа совершен террористический акт над председателем местного комитета д. Черлены Грудекского уезда Львовской области Трушем Михаилом. — Сообщил товарищу Берии начальник управления НКВД по Львовской области Капитон Краснов 5 декабря 1939 года. — В окно дома Труша были брошены две ручные гранаты. Тяжело ранены Труш и его жена. Террористов на месте задержать не удалось. Выброшенной опергруппой арестованы Фалькевич Иосиф, агент полиции, его сыновья Фалькевич Казимир, член фашистской организации, доброволец польской армии, и Фалькевич Войтек, руководитель фашистской организации «Стрельцы»». («Органы государственной безопасности СССР в годы Великой отечественной войне» Т. 1. Книга первая (11.1938 г. — 12.1940 г.)).

Само собой советские органы с такими не церемонились. Согласно докладной записке управления НКВД по Тернопольской области № 1597489, только с 22 марта по 25 апреля 1940 года на территории области было арестовано 540 человек, у которых изъято 98 винтовок, револьверов и пистолетов, 3 пулемёта, около 6000 патронов и 13 ручных гранат. Боевиков арестовывали, сажали и стреляли, а польское население в массовом порядке высылалось на восток, но боевой пыл эмигрантского правительства, это само собой не охлаждало.

Особенно раздухарилась команда Сикорского, когда Великобритания и Франция, продолжая бездействовать на германском фронте, собрались воевать против СССР. К глубочайшему сожалению Сикорского и Ко, отсутствие бомбардировочной авиации не давало им возможности принять участие в готовящемся ударе по бакинским нефтепромыслам. Зато поляки собрались помогать финнам, для помощи которым союзники готовили экспедиционный корпус.

«Гибель Финляндии была бы серьёзным поражением для союзников, — писал Черчилль. — Поэтому необходимо было послать союзные войска либо через Петсамо, либо через Нарвик, либо через другие норвежские порты».

Правительство Сикорского включило в состав англо-французского десанта своё самое боеспособное соединение — горнострелковую бригаду. Здесь паны опять действовали строго в духе национальных традиций: в 1854 году польские эмигранты едва ли не на коленях умоляли Наполеона III позволить им пострелять по Севастополю. Ещё раньше, в 1799 году, когда ни клочка собственно польских территорий Россия не удерживала, эмигрантское панство защищало от Суворова парижскую Директорию. Теперь оно озаботилось судьбой Финляндии и поддержало бы любых папуасов — лишь бы хоть немножко напакостить клятым москалям.

Фактически находясь в состоянии войны с правительством Сикорского и столкнувшись с действиями его диверсантов, Советский Союз задержал у себя взятых во время вступления на территорию Польши пленных. Один из этих лагерей располагался у деревни Катынь, другие под Тверью и Харьковом. Некоторых из числа находившихся в двух последних местах советские органы расстреляли за «контрреволюционные преступления», а Катынь оказалась в 1941 году на оккупированной гитлеровцами территории, и немцы перебили всех, кто там находился, затем неуклюже выдав трупы за жертвы НКВД. Лондонские поляки, обладая информацией, что мертвецы имеют в черепах немецкие пули, подтвердили нацистскую версию, а после развала СССР к ним присоединились российские демократы. Правда, согласно одному из подтверждающих расстрел «документов», пленные в 1940 году были уничтожены на основании постановления ЦК КПСС, в которую партия Сталина была переименована в 1952 году, но такие мелочи ясновельможное панство и поддерживающее их правозащитное жульё не смущают! Как впрочем, и Владимира Путина с Дмитрием Медведевым, не устающих бухаться на колени перед памятником в Катыни и каяться перед Варшавой.

В дальнейшем войска эмигрантского правительства действовали столь же вяло. Сформированная в 1941 году на территории СССР армия генерала Владислава Андерса категорически не желала воевать, предпочитая героически оборонять иранские нефтепромыслы. Андерсу неоднократно предлагалось отправиться на фронт, но польское командование категорически отказывалось, ссылаясь, то на малочисленность своего контингента, то на слабую подготовку, а в ноябре 1941 года, с приближением немцев к Москве в Берлине для переговоров с немцами появился сотрудник финансового отдела армии Андерса, бывший премьер-министр Польши Леон Козловский. Командующий немедленно объявил его изменником, но вскоре выяснилось, что командировочное удостоверение до Москвы отставному премьеру выписал лично Андерс.

Впоследствии Козловский участвовал в Катыньском шоу, пытался уговорить гитлеровцев создать в Варшаве правительство во главе с собой любимым, и умер от сердечного приступа во время одной из бомбёжек Берлина, но какую информацию он передал немцам неизвестно до сих пор. Зато известно, что польские дивизии располагались в районе города Бузулука Оренбургской области, а совсем неподалёку, в Куйбышеве (ныне Самаре) заседало советское правительство. Ну и вы таки можете предположить, чьи головы мог предложить фюреру пан Владислав в случае прорыва фронта, взятия Москвы и гибели Сталина. Тем более что другого товара на продажу у него на тот момент просто не было.

Немцев от Москвы отогнали, а поляки в окопы всё равно не пошли. Может, принципиальному антикоммунисту и русофобу Андерсу просто не хотелось помогать ненавистным москалям? Но, неоднократно заявляя, что задача поляков сейчас разбить Роммеля, бравый генерал уклонился и от боёв в рядах британской армии в Северной Африке, прочно засев в Иране. После этого по окопам пошёл популярный по разные стороны фронта анекдот. «Что такое Вторая мировая война? — Это попытка Советского Союза, Великобритании и США заставить воевать армию Андерса». В таком разрезе генерал — настоящий герой и великий полководец! Два с лишним года отбиваться от Сталина, Черчилля и Рузвельта, полностью завися от них по части снабжения, не каждый сможет. Лишь к началу 1944 года британцы смогли вытолкнуть польский корпус на итальянский фронт. Позже поляков там пошли в бой только бразильская дивизия и еврейская бригада.

Эвакуированная из Норвегии горная бригада, усиленная чехословацким батальоном, оказалась более боевой и в 1941 году участвовала в обороне ливийского города Тобрук, но поскольку располагалась она на самом спокойном участке фронта против малобоеспособных итальянцев, особых подвигов братьям-славянам совершить не удалось. Имея около 5 тысяч солдат, бригада, по данным польского историка Збигнева Квеченя, за девять месяцев потеряла около 130 человек убитыми, а по информации британских союзников — всего 27.

Из других польских воинских частей можно вспомнить задействованную в системе противовоздушной обороны Великобритании истребительную авиаэскадрилью, которая долгое время считалась одной из самых результативных. Однако затем выяснилось, что единственным доказательством подвигов польских асов являются их собственные донесения. Например, после боя 15 сентября 1940 года поляки заявили о 25 сбитых немецких бомбардировщиках «Хейнкель-111», а в реальности сбили от силы 5 штук. Рекорд приписок был установлен 26 сентября того же года, когда две английских и одна польская эскадрилья общими усилиями сбили один «Хейнкель», но на бумаге у поляков оказалось 11 уничтоженных бомбовозов!

Для варшавских летописцев и российских полонофилов такие штучки в порядке вещей, причём зачастую они не замечают, как разоблачают самих себя. Например, автор работы «Польский флот» Александр Шишов украсил своё исследование картинкой, где среди германских кораблей, потопленных моряками лондонских эмигрантов, значатся эсминцы ZH-1 и Z-32. И сам же несколькими страницам раньше сообщил, что наряду с парой польских эскадренных миноносцев по немцам стреляли шесть британских. Та же самая история происходит и с торпедными катерами S-70 и S-136, по которым одновременно с польским эсминцем «Блыскавица» палили три корабля Его Величества. И с подводной лодкой U-407 — на её хребет параллельно с белокраснознамённым «Гарландом» кидали глубинные бомбы английские «Траубридж» и «Терпсихора». Учитывая, что во всех случаях британцев было больше, а квалификация их моряков много выше, думаю, вопрос, кто внёс основной вклад, не возникает.

Впрочем, одну подлодку поляки-таки потопили самостоятельно. Если верить господину Шишову, 20 июня 1940 года польская субмарина «Вилк» молодецким тараном отправила на дно немецкую U-122. Однако французские аквалангисты Анри Мейзель и Мишель Поли обнаружили, что U-122 лежит у берегов Уругвая, во многих тысячах километров от района действий польского корабля. Окончательную ясность внесли голландцы, уточнившие, что «Вилк» въехал носом в борт их лодке O-13, которая от столь грубого обращения и вправду утопла. Тем не менее, автор настолько любит своих героев, что над силуэтами погибших посудин кригсмарине гордо значится: «Корабли и суда, потопленные ВМФ Польши».

Таким же образам польские и полонофильствующие исследователи описывают развитие событий на территории самой Польши, где по приказу Москвы начали действовать против немцев местные коммунисты. Ровецкий сообщил в Лондон, что у населения возникают большевистские настроения, и начиная с октября 1942 года переименованный в Отечественную Армию («Армию Крайову») СВБ, наконец, занялся террором и диверсиями. Однако масштаб их не слишком впечатлял. Если белорусские партизаны перед наступлением советских войск практически полностью парализовали немецкие железнодорожные перевозки, то полякам ничего подобного сделать не удалось. Германские коммуникации в Польше в основном уцелели, и, в отличие от Белоруссии, большинству гитлеровских дивизий тут удалось избежать окружения.

Незначительны оказались и потери оккупантов. По данным генерал-майора вермахта Бурхарда Мюллера-Гиллебранда, бомбёжки англо-американской авиации, действия диверсантов и партизан, болезни и несчастные случаи в 1941–1944 гг. стоили немцам примерно 20 тысяч человек, погибших в Западной Европе, и 30 тысяч на Балканах. Потери же в Польше даже не упоминаются, приравниваясь к статистической погрешности. («Сухопутная армия Германии. 1939–1945»).

Американский историк польского происхождения Стивен Залога в своей работе «Польская армия. 1939–45» пишет, что партизаны на территории Второй Речи Посполитой в 1942 году выводили из строя по 250–320 немцев в месяц, а в первой половине 1944-го даже по 850–1700. Простейший подсчёт показывает, что в этом случае гитлеровцы потеряли порядка 20 тысяч человек, включая 6–7 тысяч убитыми. Однако значительную часть их придётся списать на советских партизан, действовавших на территории Западной Украины и Западной Белоруссии и неоднократно совершавших рейды в Польшу. За вычетом перебитых ими, а также управляемой из Москвы прокоммунистической Армией Людовой, на долю Армии Крайовой остаются жалкие крохи. Обобщая результаты боевой деятельности соотечественников, польские исследователи Анджей Пачковски, Павел Совински и Дариуш Стола, говорят о примерно тысяче с небольшим немцев, уничтоженных Армией Крайовой с начала 1943-го до середины 1944 года, и это похоже на правду, в отличие от данных о результатах диверсионной деятельности аковцев. Ну, никак не могла Армия Крайова пустить под откос 732 эшелона, если всего на территории Польши всеми советскими, просоветскими и антисоветскими партизанами их было подорвано 284!

Сами поляки до первой половины 1944 года потеряли 20 тысяч человек, однако изрядная часть их погибла в боях отнюдь не с немцами. Многие пали смертью храбрых в междоусобных столкновениях боевиков лондонского правительства с коммунистами, а также с литовскими и украинскими националистами. На глазах у прибалдевших немцев хлопцы Ровецкого и Бандеры старательно вырезали на Львовщине соответственно украинское и польское население. Для борьбы с бандеровцами и Армией Людовой паны Осевич, Курциуш, Наконечников-Клюковский и некоторые другие польские полевые командиры начали сотрудничать с немцами и получать от них оружие. Некоторые польские отряды открыто перешли на сторону Гитлера, действуя вместе с польской и еврейской вспомогательной полицией, через подразделения которой прошли около 30 тысяч бывших граждан Второй Речи Посполитой.

Для легализации истребления прокоммунистических партизан лондонское правительство придумало воистину иезуитский ход. Боевики, близкие к входившей в него правой Национальной партии, объявили о своей независимости от Армии Крайовой и создании собственной военной организации — «Национальные вооружённые силы» («Народове Силы Збройне»), в которых числилось более 30 тысяч человек. Открытую войну с коммунистами они начали 9 августа 1943 года, уничтожив их отряд у деревни Боров.

Действуя подобным образом, команда Сикорского повторяла приём, позволивший в 1920 году Польше отобрать у Литвы Вильно. Тогда Варшава формально категорически запретила командующему польскими войсками в Литве Люциану Желиговскому захватывать город, но тот героически «не подчинился». В то время Польшей руководил умный и энергичный Пилсудский, и операция прошла как по нотам. Зато непутёвые наследнички продолжили дело восстановителя польского государства самым дурацким образом. «Лондонцы» даже не соизволили хотя бы формально вывести представителей Национальной партии из состава правительства, отчего вся история с неподчинением ему «Народовых Сил» выглядела явной липой. Правда, на местах боевики периодически выясняли отношения с аковцами, но они и с товарищами по борьбе сцеплялись, ибо истинным шляхтичам всегда есть из-за чего подраться.

Охотно помогали оккупантам и многие полевые командиры Армии Крайовой. «Содружество с белопольскими бандитами продолжается, — отчитывался перед начальством оберштурмфюрер СС Штраух. — Отряд в 300 чел. в Ракове и Ивенце оказался очень полезен. Переговоры с бандой Рагнера (Стефана Зайончковского) в одну тысячу человек закончены. Банда Рагнера усмиряет территорию между Неманом и железной дорогой Волковыск-Молодечно, между Мостами и Ивье. Установлена связь с другими польскими бандами»… «Сливайтесь с партизанами, — указывал свои подчинённым один из командиров Полесского округа Армии Крайовой пан Дубинский, — завоёвывайте их авторитет и доверие, а при возможности — уничтожайте». (Л. Смиловицкий. «Катастрофа евреев в Белоруссии. 1941–1944 гг.»).

Бывший поручик и командир лондонских боевиков Ян Борисевич с чрезвычайно подходящей ему кличкой «Крыся» в годы оккупации служил начальником лесоохраны, также тесно сотрудничая с немецкими спецслужбами. Крыся, как Рагнер действовал сперва против белорусских партизан, потом против советских вооружённых сил, которые обоих и прикончили. С 1943 года сотрудничали с оккупантами известнейшие полевые командиры Ровецкого — Адольф Пильх, Юзеф Свида, Здислав Пуркевич и Зигмунт Шенделяж. При этом первый, проведя 32 боя с советскими партизанами, ни разу не атаковал немцев, а последний, командуя 5-я бригадой Армии Крайовой, помогал обкладывать в лесах у озера Нарочь партизанскую бригаду имени Ворошилова.

Немцы активно помогали аковцам. Один только Пильх, по неполным данным, получил от них 18 тысяч патронов, но сейчас поляки и их прихлебатели, делают вид, что ничего подобного не было, регулярно требуя извинений за последовавшую зачистку этой публики. Но зная о поведении аковцев в 1943–44 гг., советское командование, было просто обязано заняться их ликвидацией. У них на это имелось всяк больше оснований, чем у британцев, которые высадившись в октябре 1944 года в Греции, приступили к разгрому коммунистических партизан. В боях широко применяли танки и авиацию, а пленных отправляли в тюрьмы и специальные концлагеря, расположенные у египетского городка Эль-Даба. Там бывших партизан, охраняли и пытали бывшие гитлеровские полицейские, один из которых — Морфис, избивая старых знакомых, приговаривал: «Убежал от меня тогда, но теперь ты попался!» (Л. Мавроидис. «Греческий народ непобедим»).

Демократической Великобритании можно предъявить точно те же претензии, что и тоталитарному Советскому Союзу, но я что-то не помню, чтобы лондонские политики бежали в Афины каяться перед греками. Хотя британцы пришли в уже очищенную немцами Грецию и воевали с греческими партизанами-коммунистами, которые на них ранее не нападали. Тогда как СССР освобождая Польшу, потерял свыше 600 тысяч человек и воевал, с боевиками, которые действовали против Красной армии ещё в 1939 году, а часто и прямо сотрудничали с Гитлером.

Кстати, сотрудничество это, подвигами разного рода крысей не ограничивалось. Немало поляков воевало и в рядах Вермахта, о чём свидетельствуют многочисленные документы. Работая в Центральном архиве министерства обороны, в «сводке о политическо-моральном состоянии частей противника, действующих в полосе 5-й армии» (ЦАМО, ф. 1112, оп. 1, д. 58, л. 20) я прочёл, что «267 пд (пехотная дивизия — Ю.Н.) в значительной степени укомплектована австрийцами, чехами и поляками. В 467 п. (полку — Ю.Н.) одних поляков на 24 ноября 41 г. было около 50 человек».

«Пленные 1/678 пп 332 пд захваченные 12.7 в районе Раково, показали: 4 июля дивизия получила задачу от командования Южной группы войск на восточном фронте — наступать в составе Белгородской группировки на Курск, — гласит разведывательная сводка № 201, доставленная 14 июля 1943 года в штаб Воронежского фронта. — Национальный состав 332 пд: 40 % — поляки, 10 % — чехи, и остальные немцы». (РЦХДНИ, ф.71, оп.25, д. 18802с, лл. 51–54)

«В 168-й пд на 1 июля было 6 тыс. человек, из них немцы составляли только 60 %. В числе остальных были: поляки — 20 %, чехи — 10 %…» (Л. Лопуховский, «Прохоровка. Без грифа секретности»).

Польские немцы служили в 3-й танковой дивизии СС «Мёртвая голова», 4-й моторизованной дивизии СС «Полицейская», а также в 31-й пехотной дивизии СС «Богемия и Моравия» и 32-й пехотной дивизии СС «30 января», сформированных в конце войны.

Перечислять можно ещё долго…

О поляках на Восточном фронте сохранилось немало свидетельств и в мемуарах участников Великой Отечественной войны, и в архивных документах. Про действовавших в Новгородской области польских полицаев рассказывал мне радист партизанившей там разведывательно-диверсионной группы «Лужане» Всеволод Леонардов. Другой ветеран Великой Отечественной войны Александр Лебединцев вспоминал, как из двух взятых его разведгруппой вражеских языков один оказался хорватом, а второй поляком — хотя дело было в сентябре 1943 года на севере Украины в полосе наступления 38-й стрелковой дивизии 47-й армии, где официально, ни хорватские, ни польских частей не воевало.

Только из присоединённой к Германии Верхней Силезии в вермахт попало до 100 тысяч человек. Исходя из численности населения, прочие присоединённые к Рейху территории (Мазурия, Великая Польша, Западная Померания) могли дать как минимум столько же, хотя реально их было много больше. Известно, что в этих областях жило свыше 3 миллионов поляков с примесью германской крови, Мазуров и кашубов, считающихся этнически близкими немцам. Учитывая процент граждан, попавших в вермахт и войска СС, этот контингент, включая местных фольксдойче, то есть немцев, проживавших здесь до войны и имевших польское гражданство, мог дать Рейху не менее полумиллиона военнослужащих. Как раз такую цифру называет польский историк Цезары Гмыз.

Порой среди польских солдат фюрера попадались очень примечательные персоны. Например, рядовой 328-го запасного учебного гренадерского батальона уроженец Данцига Йозеф Туск, приходящийся дедушкой нынешнему премьер-министру Польши Дональду Туску. В вермахте служил и двоюродный дедушка пана премьера. Причём если родной дедуля был мобилизован, в связи с ухудшением обстановки на фронте дезертировал, то двоюродный пошёл добровольцем. Неудивительно, что поляков в советских лагерях военнопленных оказалось 60 277 голов — больше, чем итальянцев (48 957) и финнов (2377) вместе взятых.

Конечно, некоторая часть польских пленных, скорее всего, являлась гражданами Рейха в границах 1937 года, да и часть фольксдойче, имея лишь небольшую долю польской крови, наверняка причисляли себя к славянам, рассчитывая на снисхождение. Но тогда надо учесть и поляков, находившихся среди почти 600 тысяч пленных, отпущенных непосредственно на фронтах, а также попавших в плен к союзникам. Участник боёв в Нормандии майор канадской разведки Милтон Шульман упоминал среди вражеских солдат поляков и чехов, в посвящённой Нормандской операции книге Стивена Амброза «День «Д» 6 июня 1944 года. Величайшее сражении Второй Мировой войны» имеется фотография с подписью: «пленные поляки и чехи», а в польские дивизии на Западе было зачислено почти 90 тысяч пленных и перебежчиков, многие из которых до того исправно воевали против СССР. К лету 1944 года итог войны был уже ясен, и уроженцы Второй Речи Посполитой массово переходили к будущим победителям.

По этой же причине гитлеровцам не удалось создать польскую дивизию «Белый Орёл», предназначенную для действий на Восточном фронте. Формировать её начали только 4 ноября 1944 года, и потому в дивизию записалось лишь 470 добровольцев. В конечном итоге удалось сформировать отряд из 1500 человек, который получил название «Абверкоманда-204» и был уничтожен зимой 1945 года. Ещё 4000 человек, воюя в Свентокшицкой («Святого креста») бригаде, в конце войны сдались американцам и с удовольствием служили надзирателями в лагерях военнопленных, где содержались их бывшие товарищи по оружию.

Не стоит забывать и про полицейские подразделения, сформированные как на присоединённых к Германии территориях, так и при властях оккупированного «генерал-губернаторства» вокруг Варшавы и Кракова. Численность «генерал-губернаторской» полиции безопасности в 1943 году дошла до 16 тысяч человек, а с учётом бывших граждан Второй Речи Посполитой в гестапо, шести польских полицейских батальонов Западной Украины и еврейской полиции в гетто это число можно смело удвоить. И добавить к ним 14-ю пехотную дивизию СС «Галичина», 4, 5, 6, 7 и 8-ой полки СС, 204-й отдельный батальон СС, батальон спецназначения «Нахтигаль» («Соловей»), 31-й полицейский батальон и прочее воинство, состоявшее из галицийских добровольцев украинской национальности. Обычно эти бравые хлопцы, которых так славят на Украине сейчас, учитываются в числе советских коллаборационистов, но к началу войны все они являлись гражданами Польши.

Само собой, про дедушек Туска и полмиллиона их соратников в борьбе за дело любимого фюрера поляки вспоминать не любят. Куда больше им нравится рассказывать о своих немногочисленных победах, типа взятия созданным на базе армии Андерса польским корпусом неприступного итальянского монастыря Монте-Кассино. Хотя при ближайшем рассмотрении победа эта оказалась цинично украденной.

Согласно польской версии, атакуя неприступное аббатство и окружающие его высоты, союзники раз за разом откатывались назад, заваливая трупами окрестности. Хотя в авианалётах на монастырь участвовало порой до тысячи бомбардировщиков, оборонявшие его германские десантники из 1-ой парашютной дивизии с января по март 1944 года отбили три штурма. Полдюжины британских, американских, индийских и новозеландских дивизий бессильно истекали кровью под стенами аббатства, и тогда в бой пошёл корпус Андерса. Две его дивизии и танковая бригада начали наступление 12 мая, а уже 18-го над развалинами монастыря гордо взвился красно-белый флаг.

Каким образом столь храброму воинству, до того три года уклонявшемуся от какого-либо участия в боевых действиях, удалось захватить позиции, о которые обломали себе зубы лучшие части союзников? Очень просто — они никогда их не брали. На самом деле штурм высот 593 и Сан-Анджело 12 мая завершился тяжёлым поражением поляков, потерявших 4199 человек, включая 924 убитыми. Однако в это время положение немцев на соседнем участке фронта резко ухудшилось. Ход сражения изменил воевавший в рядах союзной армии французский корпус, укомплектованный набранными в североафриканских колониях Франции алжирцами и марокканцами. Используя труднопроходимые горные тропы, 14 мая марокканские стрелки вышли обороняющимся в тыл, вынудив их оставить развалины аббатства. На освобождённой территории марокканцы устроили дикую оргию убийств, изнасилований и грабежей, но почему-то ни Де Голль, которому они подчинялись, ни султан Марокко Мухаммед V там на карачках ни стояли, а Италия от Франции и Марокко платить и каяться не требует.

Наиболее продвинутые историки, понимая истинную ценность столь великой победы, изо всех сил пытаются приукрасить баталию. Например, Стивен Залога утверждает, что корпус Андерса хоть и не взял высоты, но зато «оттянул на себя вражеские резервы». О каких конкретно немецких соединениях идёт речь, Залога умалчивает и правильно делает — их не существовало. Первая немецкая резервная дивизия прибыла на фронт, чтобы ликвидировать просачивание североафриканских частей, а ещё три пытались сдержать наступление британцев, американцев и канадцев, начавшееся на других участках. Подкреплять непоколебимо держащихся у монастыря парашютистов гитлеровцам не имело смысла, и они неоднократно об этом говорили.

«Нанесённый намного превосходившими силами удар французов по массиву Петрелла, где оборонялась всего одна немецкая дивизия, ознаменовался вскоре серьёзным успехом, — писал о майском наступлении союзников в Италии германский генерал Курт Типпельскирх. — Нависла угроза прорыва английского корпуса в долине реки Лири. Под натиском этого корпуса 16 мая были оставлены монастырь и высоты Кассино, где грозил глубокий охват с фланга. Так как польскому корпусу прорваться севернее Кассино не удалось, обстановка на этом участке фронта оставалась сносной». («История Второй Мировой войны»).

«1-я парашютно-десантная дивизия и не думала сдавать Монте-Кассино, — вспоминал командующий немецкими войсками в Италии фельдмаршал Альберт Кессельринг. — Чтобы поддерживать контакт с 14-м танковым корпусом, я был вынужден отдать приказ об их отходе, чем вызвал недовольство их командования». («Люфтваффе. Триумф и поражение»).

Подчиняясь приказу, немецкая десантура, обиженная, что ей так и не дали ещё раз надрать Андерсу задницу, в полном порядке покинула позиции. После этого поляки гордо водрузили над опустевшими развалинами монастыря своё знамя и объявили себя победителями, обокрав наивных алжирцев и марокканцев.

В честь этой удачной пиар-акции поэт Феликс Конарский и композитор Альфред Шютц сочинили романтическую песню «Алые маки под Монте-Кассино», начинающуюся словами «Видишь эти руины на вершине? Там враг твой укрывается, как крыса». Можете на досуге подумать, кто тут больше похож на крыс. Немецкие десантники, пять месяцев оборонявшие монастырь от многократно превосходящих сил противника и оставившие позиции только по приказу командования? Генерал Андерс с компанией, которого Сталин и Черчилль три года выпихивали на фронт? Или польские историки, стырившие чужую победу с наглостью, которой может позавидовать великий прихватизатор земли русской Анатолий Чубайс?

Глава 3 Варшавское харакири

Шестидесятилетие восстания в польской столице, пришедшееся на 2004 год, было отмечено столь пышно, что случайно прибывший в Варшаву инопланетянин мог бы поверить, что именно там решился исход Второй Мировой войны. Ещё круче смотрятся претензии к союзникам по антигитлеровской коалиции. Нет, вопли насчёт покаяния Москвы за «бездействие» советских войск в дни восстания как раз никого не удивили. И демонстративный отказ пригласить на торжества российских официальных лиц тоже для недавних кремлёвских шестёрок обычное дело. Но дальше почтеннейшую публику ожидало совершенно неописуемое зрелище, напоминавшее появление в казарме пьяных салаг, пытающихся застраивать матёрых дедушек.

В роли оборзевших салабонов выступили польские министры во главе с тогдашним премьер-министром Мареком Белкой. По словам пана Белки, извиняться за Варшаву должны не только тоталитарные москали, но и основатели парламентаризма — британцы. Мол, слишком мало помогали и не перебросили на своих еропланах польские части с западного фронта. Затем министр иностранных дел Чимошевич мимоходом пнул американцев, отдавших Польшу Сталину… Казалось, продлись мероприятие ещё немного, и каяться придётся Израилю (за преждевременное восстание евреев в Варшавском гетто), Франции (не поспешили подтянуть к Висле дивизию негров из Сенегала) и самому Господу Богу (до сих пор не обеспечил каждого пана имением с холопами).

Не зная особенностей польского национального характера, можно было предположить, что, отмечая славный юбилей, премьер укушался до состояния, в просторечии именуемого его фамилией. Однако никакой белки, то бишь белой горячки, у главы правительства не наблюдалось. Несколько поколений предков, считающих весь мир своими должниками по жизни, просто вынуждали пана Марека выставлять себя законченным идиотом.

Регулярно восставая против петербургской монархии, гордые шляхтичи требовали не просто независимости своей страны, но и возврата к границам 1772 года — то есть, присоединения к Польше всей нынешней Белоруссии, Литвы, Западной Латвии и Центральной Украины. Даже та часть окружения Николая I и Александра II, которая искренне симпатизировала полякам и была готова предоставить им независимость, не могла пойти на такое. В итоге симпатии к повстанцам сменялись в российском обществе откровенной враждебностью, а власть, отправляя в Польшу очередную карательную армию, получала поддержку подавляющего большинства населения. Затем гонористое панство драпало, поддерживая штаны, аж до Парижа, где его быт воспел язвительный Генрих Гейне:

Сволочинский и Помойский —
Кто средь шляхты им чета?
Бились храбро за свободу
Против русского кнута.
Храбро бились, и в Париже
Обрели и кров, и снедь;
Столь же важно для Отчизны
Уцелеть, как умереть…
В том же кабаке питались,
Но боялся каждый, чтобы
Счёт другим оплачен не был.
Так и не платили оба…
Можем ждать героев краше,
Чем Шельмовский и Уминский,
Шантажевич, Попрошайский
И преславный пан Ослинский.

Само собой, едва просвещённая Европа готовилась к войне с Россией, прототипы Сволочинского и Помойского наперебой бросались предлагать свои услуги, требуя взамен границ от Риги до Одессы и от Данцига до Венгрии. Именно на таких условиях обещал содействие Наполеону воспетый советскими историками предводитель польского восстания 1794 года Тадеуш Костюшко, но император от подобной наглости просто озверел. «Он просто дурак! — Брезгливо брезгливо бросил Наполеон министру полиции Фуше. — Надо предоставить делать ему, что он хочет, не обращая на него никакого внимания».

Панству поневоле пришлось удовлетвориться границей по Бугу и Неману. За это поляки отправились сражаться в далёкую Испанию, где безуспешно пытались подавить партизанское движение против оккупантов, на Гаити, где они храбро бились с восставшими неграми и почти целиком вымерли от жёлтой лихорадки, и в Россию, где большую часть дорогих гостей благополучно закопали вместе с остальной наполеоновской армией.

Сто лет спустя, едва крах Австро-Венгерской, Германской и Российской империй даровал Польше независимость, она тут же полезла на всех соседей сразу. Пользуясь охватившим их хаосом, Вторая Речь Посполитая присоединила изрядные территории, на которых проживало свыше 10 миллионов украинцев, белорусов, евреев, немцев, литовцев и чехов, затем отказалась договариваться как с СССР, так и с Третьим Рейхом, позорно рухнула, но по-прежнему винила в своих злоключениях всех, кроме себя.

Провала Варшавского восстания это касалось в полной мере, хотя развивалось оно настолько нелепо и выглядело столь явным самоубийством, что автор нескольких книг, посвящённых событиям в Польше во время Второй мировой войны, Юрий Мухин уверен, что на самом деле польское правительство в Лондоне работало на немцев. Поскольку существовала опасность, что в случае советского наступления отряды Армии Крайовой начнут без приказа рвать железные дороги и мосты, командование якобы специально стянуло их в Варшаву, дабы гитлеровцы могли их там без проблем уничтожить. В качестве доказательства Мухин привёл отрывок из, составленного за неделю до восстания приказа военного коменданта Варшавы об эвакуации из города женского персонала военных учреждений, и указывает на успешную оборону большинства немецких опорных пунктов в первые дни восстания.

На меня эти аргументы впечатления не произвели. Немцы могли эвакуировать своих фрау и в связи с катастрофой в Белоруссии. После мощнейшего удара советских войск фронт группы армий «Центр» рухнул, как карточный домик. Часть войск противника погибла в трёх огромных котлах — под Бобруйском, Витебском и Минском, а остальные откатились к Висле. Потеряв в Белоруссии и Восточной Польше свыше 300 тысяч только убитыми и пленными, противник имел все основания опасаться за судьбу чиновников созданного на территории Польши «генерал-губернаторства», администрации германских предприятий, персонала госпиталей и других гражданских лиц. Неудача же атак на учреждения оккупантов легко объясняется плохой подготовкой и слабым вооружением аковцев.

Но вскоре, уже не радикал Мухин, а вполне официозная немецкая газета «Цайт» привела обнаруженную в архивах запись переговоров, состоявшихся, незадолго до восстания вблизи варшавского пригорода Юзефова. С польской стороны их вёл сменивший арестованного Ровецкого новый командующий Армией Крайовой, известный спортсмен-конник Тадеуш Коморовский, а с немецкой — штурмбанфюрер СС Пауль Фухс.

«Фухс: Приветствую вас, пан генерал. Я очень рад, что вы согласились принять моё приглашение. Ещё раз хочу заверить вас, что в соответствии с джентльменским соглашением вы можете чувствовать себя свободно и в полной безопасности.

Комаровский: Уважаемый пан, если позволите вас так называть. Я в свою очередь хотел бы поблагодарить вас за данные мне гарантии.

Фухс: Пан генерал, до нас дошли слухи, что вы намерены объявить о начале восстания в Варшаве 28 июля, и что в этом направлении с вашей стороны ведутся активные приготовления. Не считаете ли вы, что такое решение повлечёт за собой кровопролитие и страдания гражданского населения?

Комаровский: Я только солдат и подчиняюсь приказам руководства, как, впрочем, и вы. Моё личное мнение не имеет здесь значения, я подчиняюсь правительству в Лондоне, что, несомненно, вам известно.

Фухс: Пан генерал, Лондон далеко, они не учитывают складывающейся здесь обстановки, речь идёт о политических склоках. Вы лучше знаете ситуацию здесь, на месте, и можете всю информацию о ней передать в Лондон.

Комаровский: Это дело престижа. Поляки при помощи Армии Крайовой хотели бы освободить Варшаву и назначить здесь польскую администрацию до момента вхождения советских войск. Хотим объявить об этом как о свершившемся факте, который сыграет решающую роль в будущей судьбе Польши. Хотел бы выразить уверенность, что это является неопровержимым аргументом. В то же время я должным образом оцениваю ваше беспокойство, которое и я лично разделяю. Вместе с тем я готов предложить вам компромиссный вариант. Немцы выводят свои войска за пределы Варшавы в установленные нами сроки. Командование Армии Крайовой и Делегатура правительства берут власть в Варшаве в свои руки, обеспечивают порядок и спокойствие в городе. Могу заверить вас, что подразделения Армии Крайовой не будут преследовать немецкие войска, покидающие Варшаву. Тем самым всё может обойтись без кровопролития.

Фухс: Пан генерал, я полностью понимаю мотивы, которые движут вами. Это вопрос престижа, а не рассудка… Отдаёте ли вы себе отчёт в том, что Советы после захвата Варшавы всех вас расстреляют за сговор с немцами, а Советам в этом помогут польские коммунисты, которые, несомненно, захотят перехватить инициативу?

Комаровский: Несомненно, то, о чём вы говорите, может иметь место. На этом полигоне поляки превратились в подопытных кроликов. Я же только солдат, а не политик, меня учили беспрекословно выполнять приказы. Я знаю, что вам известны места, где я скрываюсь, что каждую минуту меня могут схватить. Но это не изменит ситуации. На моё место придут другие. Если Лондон так решил, восстание, несомненно, начнётся.

Фухс: Пан генерал, не буду больше испытывать ваше терпение, хотел бы поблагодарить вас за беседу, содержание которой передам руководству в Берлин. А теперь позвольте попрощаться с вами…»

Итак, Коморовский боится попасться в лапы к немцам — и в то же время совершенно спокойно ведёт с ними переговоры, уведомляя о своих намерениях. Командующий Армией Крайовой, а значит, и лондонское правительство заранее предупреждены, что враг знает о готовящемся восстании, но всё равно его поднимают. Неужели решили последовать примеру Владимира Ильича, устроившего октябрьский переворот после того, как Каменев и Зиновьев опубликовали заявление в газете «Новая жизнь»?! Но немецкие генералы слабо напоминают прекраснодушного Керенского. Рассчитывать на их разгильдяйство — чистой воды самоубийство, что и доказало кровавое подавление восстания.

Кроме того, если Мухин прав, выходит, что в августе 1944-го, когда судьба Рейха была уже предрешена, лондонские поляки всем кагалом продолжали работать на любимого фюрера? Финны с румынами судорожно соскакивают с несущегося на всех парах в пропасть гитлеровского поезда, венгры начинают закулисные переговоры с союзниками, а паны, все как один, хранят верность до конца? Да ещё и гробят собственные вооружённые силы, которые могли бы стать некоторым козырем в переговорах с просоветским правительством в Люблине?

Возможно, для каких-нибудь фанатичных эсэсовцев такая преданность вполне уместна, но никак не для вертлявых лондонских эмигрантов. А вот если предположить наличие в верхах эмиграции и подполья одного или нескольких влиятельных агентов Берлина, которых начальство крепко держит за жабры надёжным компроматом, картина вырисовывается очень логичная. Таким агентом мог быть Коморовский — он, находясь в Польше, имел прекрасную возможность морочить голову лондонцам, скрывая переговоры с Фухсом. Польское правительство получает от генерала успокоительные заявления, что всё в порядке, немецкий фронт рушится, гарнизон Варшавы слаб, и самое время брать власть. Подстёгиваемые страхом перед опирающимся на советские штыки коммунистическим правительством в Люблине, лондонцы дают добро и обрекают своих солдат на гибель.

Герр же Фукс вполне мог вести переговоры с ним втёмную, искренне не представляя, кто перед ним стоит. Возможно, его и послали, дабы проверить, не решил ли командующий Армией Крайовой соскочить и действительно ли он готов послать своих людей на бессмысленную бойню. Оказалось, вполне готов и 21 июля 1944 года послал в Лондон чрезвычайно бодрое донесение, свидетельствующее о ведущейся полным ходом подготовке выступления.

«Последнее покушение на Гитлера, а также военное положение Германии могут в любую минуту привести к её краху, что заставляет нас быть в постоянной готовности к восстанию. В связи с этим я отдал приказ о состоянии готовности к восстанию с часу ночи 25 июля». (Р. Назаревич. «Варшавское восстание»).

Получив столь оптимистичное письмо, глава эмигрантского правительства Станислав Миколайчик 29 июля обратился насчёт помощи к английскому командованию, но там его без особых церемоний послали. Сражение в Нормандии было в самом разгаре, а параллельно британские части высаживались в южной Франции, вели позиционные бои в Италии и Бирме, да ещё и готовились к вторжению в Грецию. Только счастья в виде бунтующей за тысячи километров Варшавы им и не хватало!

Получив от ворот поворот, Миколайчик с Коморовским не смутились и продолжали гнуть свою линию. Последний уже в 1945 году оправдывал приказ о начале выступления якобы имевшим место появлением частей Красной Армии в восточном пригороде Варшавы Грохуве, где фельдмаршал Дибич некогда славно намылил холку его почтенным предкам. Но поскольку никаких краснозвёздных танков в Грохув не входило, Коморовский либо продолжал добросовестно заблуждаться, либо нахально врал.

Были ли премьер с генералом обычными самоуверенными болванами, или действительно кто-то из них работал на немцев? В любом случае, германское командование могло только мечтать о столь удобном противнике, любезно лезущем на рожон в заранее обговорённое время. В час дня 1 августа 1944 года на военных объектах оккупантов в польской столице объявили боевую тревогу, а в 17:00 дежурный офицер штаба 9-ой армии меланхолично отметил в дневнике: «Ожидаемое восстание поляков в Варшаве началось».

Само собой, с этакой конспирацией аковцев жестоко обломали в первый же день. Почти все атакованные военные объекты успешно отбили атаки, изрядно потрепав повстанцев. К исходу 1 августа из 40 тысяч бойцов Армии Крайовой (подавляющее большинство которых к началу выступления даже не имела оружия) было убито и ранено более 2 тысяч, тогда как немцы потеряли вчетверо меньше. Правда, большую часть почти не защищаемых жилых кварталов восставшие заняли, но удержать их, имея чуть больше 3 тысяч стволов (из них 1700 пистолетов), шансов не имели.

Ситуация могла измениться, захвати восставшие мосты через Вислу и расположенный на восточном берегу реки район Прагу. Тогда приближающиеся к городу авангарды советских войск получали возможность соединиться с повстанцами, а там, глядишь, и до подхода главных сил продержаться.

Но не тут-то было! К приятному удивлению трёхсот немецких сапёров и зенитчиков, охранявших мосты, по ним только немного постреляли издали. Вместо захвата мостов, Коморовский начал наступление на юг, желая соединиться с отрядами Армии Крайовой в кварталах Верхний и Нижний Мокотув. Тем временем немцы быстро уничтожили слабые отряды аковцев в Праге, надёжно отрезав повстанцев от восточного берега Вислы и выходящих на него советских частей.

После этого судьба восстания была решена, но паны-начальники продолжали развлекаться, швыряя своих еле вооружённых подчинённых на штурм никому не нужных позиций. Впоследствии писатель Ежи Ставинский в своих автобиографических «Записках молодого варшавянина» искренне недоумевал: на кой пёс его отцам-командирам понадобилось класть народ под стенами старого королевского замка Круликарни, но ответа так и не нашёл. Не нашёл его и бывший хозяин замка, покойный король Ян Собесский, хотя, в отличие от аковских вожаков, воякой был отменным. Говорят, его величество очень злобно матерился с того света, но достать нерадивых потомков своей проверенной саблей, увы, не мог.

Впрочем, кое-каких успехов поляки всё же достигли. По донесению заброшенного в Варшаву для установления связи с повстанцами советского разведчика Ивана Колоса, всех попавшихся под руку украинцев и уцелевших после разгрома варшавского гетто евреев они прикончили чрезвычайно оперативно. Одновременно они на всякий случай захватили нескольких советских пленных, сумевших в суматохе сбежать от немцев.

Гнусная сталинская пропаганда? Нет, все годы существования Советского Союза доклад Колоса был засекречен, и в его изданные в 1956 году воспоминания сведения о погромах и охоте за пленными не вошли. Не вошли туда и история о нападении на группу солдат 1-й советско-польской армии, а также рассказ о попытке аковцев расправиться с самим автором. К тому же есть и другие источники: о приказе Коморовского от 15 сентября 1943 года об уничтожении еврейских партизанских групп писал вполне антикоммунистический израильский историк Иегуда Бауэр.

Но не хотели кремлёвские владыки совсем уж позорить братьев-славян, пусть даже из антикоммунистических формирований. Лишь в наши дни сообщение Колоса было опубликовано в «Военно-историческом журнале» (№ 4, 1993 год). Прочтя его, можно предположить, откуда взялись несуразные цифры потерь участников боёв в польской столице.

Повстанцев, по различным польским источникам, погибло от 13 до 25 тысяч, и такой разброс понятен. В ходе боёв к Армии Крайовой присоединилось немало добровольцев из гражданского населения, решивших, что Гитлеру уже совсем капут. Но вот в немецкие потери — 26 тысяч, из которых 16 тысяч убитыми, — при столь бардачном руководстве восстанием поверить невозможно.

Соотношение убитых и раненых почти два к одному реально лишь при полном разгроме немцев, а разбили как раз поляков. Более того, даже 1 августа, когда в нескольких местах тыловые части оккупантов всё же удалось захватить врасплох, поляки потеряли вчетверо больше, а согласно отчёту командующего гитлеровскими войсками в Варшаве Бах-Зелевского от 5 октября, его группа потеряла всего 1570 человек убитыми. Если добавить умерших от ран после 5 октября и вычесть павших при отражении атаки через Вислу подразделений 1-ой польско-советской армии, а также уничтоженных советской артиллерией и авиацией, получится ещё меньше. Так в чём же дело?

Из отчёта Колоса известно, что восставшие убивали украинцев и евреев. С другой стороны, ещё в 1939 году поляки перебили хоть и не 58 тысяч, как утверждал Геббельс, но всё же порядка 2 тысяч своих граждан немецкой национальности, лишь некоторая часть которых выступила на стороне Гитлера. Наконец, губернатор Варшавского округа Фишер, будучи не в курсе закулисных переговоров Коморовского с Фухсом, воспринял предпринятые военными властями меры безопасности в штыки и даже обвинил их в паникёрстве…

Вот поневоле и закрадывается мыслишка: а не перебили ли достопочтенные соратники Коморовского несколько тысяч гражданских немцев, успокоенных герром Фишером? Может, и вправду прикончили да задним числом и превратили в военных? Учитывая всё вышеизложенное — вполне возможно. Если оно действительно так, я, конечно, аковцев не осуждаю — герров и фрау в чужую столицу никто не звал. Но вот считать их трупы за побитых врагов всё же не стоит. Тем более, что к гибели значительной части немцев повстанцы ни малейшего отношения не имели.

Согласно официальной польской версии, Красная Армия, выйдя в начале августа к окрестностям Варшавы, получили приказ Сталина остановиться и затем два месяца хладнокровно наблюдали мучения несчастных аковцев. Отечественные историки в ответ оправдывались: мол, рады были помочь, да выдохлись после 600-километрового наступления от Витебска и Бобруйска. В последнее время всё чаще высказывается здравая идея, что, учитывая отношения между лондонскими поляками и Кремлём, восставших разумно предоставили самим себе. Ибо расплачиваться своей кровью за их дурость никто не обязан.

На самом деле советские войска действительно изрядно вымотались после боёв в Белоруссии, но ни о какой остановке речь не шла. Хотя сил для нового рывка вперёд оставалось мало, готовить его приходилось немедленно. Без надёжных плацдармов за Вислой окончательно занять Польшу и выйти на подступы к Берлину было невозможно. Поэтому ещё до восстания советские войска начали форсировать Вислу сразу в нескольких местах, а углядевшие угрозу немцы стали изо всех сил скидывать их обратно.

У Магнушева за вражеский берег зацепились 8-я гвардейская армия, 16-й танковый корпус 2-й гвардейской танковой армии, а также подкрепившие их 3-я пехотная дивизия и танковая бригада 1-й советско-польской армии. С 28 июля по 1 августа 69-я армия и 11-й танковый корпус захватили три пятачка у Пулав, постепенно соединив их в один участок побольше. Самый крупный плацдарм удалось создать после переправы 29 июля под Сандомиром. Здесь гитлеровцы дрались особо свирепо, впервые пустив в ход новейшие сверхтяжёлые танки «Королевский тигр». Но и с советской стороны через Вислу пошли огромные силы — 13-я, 3-я и 5-я гвардейские общевойсковые, 4-я, 1-я и 3-я гвардейские танковые армии и большое количество отдельных частей и соединений.

«За три года войны мне пришлось побывать и под Дубно в 1941 году, и на Курской дуге, которые считаются местами величайших танковых сражений, — писал участвовавший в Сандомирской битве член военного совета 1-й гвардейской танковой армии Николай Попель. — Но такого количества трупов на таком малом кусочке земли, как под Сандомиром, не было, пожалуй, и там» («Впереди — Берлин!»).

Ожесточённые сражения, в которых участвовали десятки советских и германских дивизий, продолжались до конца августа. Потери обеих сторон были огромны, но плацдармы удалось удержать, и роль их в январском наступлении трудно переоценить. Сравнивая их с Варшавским восстанием, один из исследователей нашёл яркий образ: два здоровенных мужика сцепились в смертельной схватке, каждый держит в правой руке нож и пытается пырнуть врага, а левой удерживает его вооружённую руку. В этот момент на задницу одного из борющихся садится слепень и начинает со вкусом сосать кровь. Наглое насекомое можно прихлопнуть одним махом, но тогда противник выпустит кишки. Приходится терпеть. Вот и терпели, тем более что занятые поляками районы находились вне основных стратегических пунктов города, а теперь наследники в итоге прихлопнутого слепня возмущаются, что спасение насекомого не стало главной задачей драки.

Если следовать польской логике, Красной Армии следовало оставить уже занятые плацдармы и бросить все силы на помощь опереточной гоп-компании с 3 тысячами автоматов, пистолетов и винтовок да 2 спрятанными в подвалах старыми пушками. Вы бы на это пошли, зная, что оная компания видит вас исключительно в гробу и в белых тапках? Да ещё и о своём безумном путче даже предупредить не соизволила?

Здесь возможны три варианта ответа: посылка в…, на… и к …ой матери. Обстановка под Варшавой этому полностью соответствовала. Вышедшие к польской столице два корпуса 2-ой танковой армии опасно оторвались от главных сил и 1 августа в 4 часа 10 минут, то есть за 13 часов до начала восстания им был отдан приказ перейти к обороне. Приказ несколько запоздал, поскольку оба корпуса к тому времени уже были обложены с трёх сторон пятью танковых дивизий немцев, включая 3-ю дивизию СС «Мёртвая голова» и 5-ю дивизию СС «Викинг». Атакованные превосходящими силами противника, танкисты были вынуждены отступить. Четырёхдневное сражение у Воломина стоило им 284 боевых машин из 420 имеющихся на 2 августа. Перед советскими военачальниками явственно замаячил призрак покойного маршала Михаила Тухачевского, которого поляки разбили точно в этих местах и как раз в августе, а советские историки впоследствии, замалчивали поражение, предпочитали невнятно бормотать про приостановку наступления исключительно из-за растянутости коммуникаций и переутомления войск.

Поляки и подпевающие им российские либералы тоже делали вид, что никакого разгрома 2-й танковой армии под Варшавой не было, а Красная Армия остановилась исключительно из-за коварства Сталина. Сейчас они изменили тактику и говорят о бездействии советских войск с середины августа. Мол, немецкие танковые дивизии тогда убыли на другие участки, а 1-й Белорусский по указанию усатого тирана не воспользовался моментом. Но и здесь налицо откровенный подлог. Когда сменившие выведенных в тыл танкистов 47-я и 70-я армии, усиленные частью 1-й советско-польской армии, двинулись к Праге, они обнаружили, что ушли далеко не все, а среди прочих остался на месте 4-й танковый корпус СС. Первое наступление советских войск длилось с 14 по 20 августа и закончилось неудачей.

«Обе дивизии СС были хорошо подготовлены к русскому наступлению, которое началось 14 августа, — гласит военный дневник 9-ой армии. — Семь дней „Мёртвая голова“ и „Викинг“ удерживали наступление пятнадцати дивизий пехоты и двух бригад танков…»

Лишь после тщательной подготовки новый удар 26 августа завершился отходом 3-й танковой дивизии СС «Мёртвая голова». Прагу 47-я и 1-я армии сумели очистить только к 14 сентября, причём её северные окраины панцер-гренадеры «Мёртвой головы» удерживали и позже.

Таким образом, никакой остановки Красной Армии под Варшавой вообще не было. Наоборот, имели место три ожесточённых сражения на восточных подступах к городу и его окраинах: 2–5 августа, 14–20 августа и 26 августа — 23 сентября. Успеха советские войска достигли лишь с третьей попытки, а очистив Прагу, немедленно двинулись на западный берег Вислы. Шесть пехотных батальонов высадились в варшавском районе Черняхув. Высадку десанта обеспечивали 274-й батальон плавающих автомобилей и четыре понтонно-мостовых батальона. Для огневой поддержки командование 1-го Белорусского фронта выделило три артиллерийских бригады и полк «Катюш». Одновременно Коморовский, наконец, соизволил выслать в расположение советских войск связных, после чего наши артиллерия и авиация нанесли по заявкам повстанцев несколько мощных ударов.

Казалось, уж теперь-то аковское руководство должно всеми силами ударить по тылам немцам, сдерживающим высадившиеся в Черняхуве батальоны, но генерал и здесь остался верен себе. Повстанцы даже не пошевелились, и к 23 сентября подразделениям 1-й армии пришлось вернуться в Прагу, потеряв почти 1987 человек только убитыми и пропавшими без вести, но и потери противника были велики. Именно бои в Праге и на Черняхувском плацдарме, а также удары артиллерии и авиации Красной Армии отправили на тот свет основную часть уничтоженных в Варшаве гитлеровцах.

Как, разумеется, и в других районах Польши, где вместо использования провинциальных партизанских отрядов для помощи советским войскам на левобережных плацдармах или для ударов по вражеским коммуникациям, Коморовский приказал им прорываться в Варшаву. Полторы тысячи боевиков из Кампиносских лесов на свою голову послушались, однако у большинства полевых командиров хватило ума не соваться в мышеловку. Под Сандомиром несколько отрядов Армии Крайовой даже согласились на предложение коммунистов атаковать совместно с советским авангардом, но подобное взаимодействие было редкостью, в отличие от постоянных нападений аковцев на тыловые подразделения Красной Армии.

Так что предательство действительно налицо. Но не советское командование предало отважно сражавшихся повстанцев, а их собственные главари сделали всё, чтобы сорвать форсирование Вислы войсками маршала Георгия Жукова. Заодно коморовская камарилья подставила и собственных бойцов, обрекая их на бессмысленную гибель в варшавской крысоловке. И для жертв этих махинаций всё равно, погубило ли их откровенное предательство или тупой шляхетский гонор.

Однако сторонники теории коварного кремлёвского заговора не унимаются. Самым несокрушимым их бастионом долгое время являлся отказ Сталина содействовать челночным рейсам британской и американской авиации, везущей оружие для Варшавы. Здесь, на первый взгляд, крыть действительно нечем. Советский лидер и вправду долго не желал предоставить свои аэродромы для посадки американских бомбовозов и дал добро лишь в сентябре. Но насколько эффективна оказалась переброска грузов с помощью тяжёлых бомбардировщиков?

Первый полёт британские самолёты с польскими экипажами совершили 4 августа. Из 13 вылетевших самолётов со 156 десантными контейнерами 5 сбила зенитная артиллерия, 6 вернулись с полдороги, и лишь 2 сбросили груз на Варшаву, причём половина добра досталась немцам. Через десять дней с итальянских аэродромов вылетели ещё 54 самолёта. Из них немцы завалили 11, а до места добралось 22, опять поделив гостинцы между поляками и немцами.

Наконец, 18 сентября состоялся торжественный рейс целой сотни американских «летающих крепостей», получивших разрешение приземлиться под Полтавой. Щедрые янки сбросили почти тысячу контейнеров, из которых гитлеровцам досталось более 900, а повстанцам два десятка. Опасаясь зенитного огня и скидывая подарочки с четырёхкилометровой высоты, трудно ожидать другого эффекта. Поэтому Сталин совершенно правильно не желал снабжать противостоящие ему части штатовским оружием, а Черчилль с Рузвельтом не стали отправлять к Варшаве польскую парашютную бригаду, которую неминуемо расстреляли бы ещё в воздухе.

Куда эффективнее оказалась помощь советской авиации, сбрасывавшей оружие и боеприпасы с действующих на бреющем полёте «кукурузников». Ориентируясь на сигналы с земли, «небесные тихоходы» работали на высоте всего 100–200 метров, перевозя всё необходимое с исключительной точностью. Всего же Советский Союз отправил повстанцам 2667 единиц стрелкового оружия, 156 миномётов, 3 миллиона патронов, 100 тысяч мин и гранат, а также 113 тонн продовольствия (союзники, соответственно, 580, 13, 2.7 миллиона, 13 тысяч и 22 тонны). Если учесть точность сброса, объём помощи с нашей и англо-американской стороны сравнивать просто смешно.

Почти демонстративный отказ аковцев от взаимодействия с советскими войсками выглядит ещё более циничным, когда узнаёшь, что 7 сентября Лондонское правительство разрешило повстанцам начать переговоры о капитуляции. В тот же день к немцам прибыла посланница Коморовского очаровательная графиня Тарковская, и высокие договаривающиеся стороны принялись обсуждать условия сдачи в плен. С этого момента польское командование начало сворачивать боевые действия, а каратели, по данным Колоса, в свою очередь отказались от обстрела штаба Коморовского, расположение которого они прекрасно знали. Обсуждались, в основном, условия плена польских офицеров, качество их питания и особо право гонористых шляхтичей сохранить при себе сабли.

Атмосфера переговоров отличалась исключительной задушевностью. Казалось, обе стороны их затягивают специально, дабы 380-мм и 600-мм орудия с гарантией разнесли город по кирпичикам. Периодически паны и герры даже устраивали недурные банкеты, на одном из которых польский полковник Иранек-Осмецкий от всей души провозгласил тост за немецкого главкома Бах-Зелевского.

Особое умиление у польских военачальников вызвало признание германского коллеги насчёт польского происхождения его матушки. Когда же в ходе сложных генеалогических изысканий выяснилось, что предков обоих благородных командующих одновременно посвятил в шляхтичи сам Ян Собесский, генералы едва не бросились друг другу в объятия. Думаю, самые ярые борцы с большевизмом не смогут представить подобную сцену на подступах к Ленинграду, где вместо Коморовского окажется не то что маршал Жуков, но даже ненавистный прогрессивной интеллигенции лидер ленинградских коммунистов Андрей Жданов.

Трогательно заботясь о своих желудках, варшавский генералитет откровенно плевал на положение жителей контролируемых повстанцами районов, и десятки тысяч варшавян оказались на грани голодной смерти. Энтузиазм населения сменился подавленностью, аковцев обвиняли в авантюризме, а кое-где даже обстреливали. Участились и переходы отдельных групп Армии Крайовой к коммунистам.

От окончательного разложения восставших спасла подписанная 2 октября капитуляция. В плен попало свыше 17 тысяч человек, и ещё 5 тысяч раненых остались в госпиталях. Немцам сдали около 3,6 тысяч винтовок, автоматов и пистолетов, 174 пулемёта и 5 орудий. В качестве компенсации щедрый Коморовский присвоил шестёрке ближайших соратников генеральские звания, а победителей любезно заверил, что в будущем немецкое командование не будет иметь со стороны Армии Крайовой особых трудностей.

«Комаровский был знакомым Фегелейна, — отмечал в своих мемуарах Гудериан. — Они неоднократно встречались на международных турнирах. Фегелейн о нём позаботился». («Воспоминания солдата»).

Поскольку Герман Фегелейн — не только группенфюрер СС, но и муж сестры Евы Браун, то есть свояк самого фюрера, пан Тадеуш содержался в плену с полным комфортом. Эмигрантское же правительство резонно сочло, что любые претензии к Коморовскому, помешают созданию мифа о восстании, подавленном исключительно из-за коварства москалей. Поэтому оно не стало заострять вопрос на переговорах с Фухсом и банкетах с Бах-Зелевским, а удостоило главкома высшей воинской награды — ордена «Виртути Милитари». Ну, а восстание в целом отныне было официально вбито в скрижали мирового сообщества как символ польского героизма и москальской подлости, обрастая мифами, как утонувший корабль ракушками.

Алые маки под Монте-Кассино, баррикады Варшавы и прочие символы польских воинских подвигов постоянно вдохновляли и музу фрондирующей советской интеллигенции. Иосиф Бродский, Владимир Высоцкий, Александр Галич, Борис Слуцкий и множество менее известных поэтов, в отличие от злоязычного Гейне, писали на темы польского воинства исключительно в возвышенных тонах. А уж сколько проникновенных стихов было написано про бездушное стояние Красной Армии на Висле на виду гибнущей Варшавы!

Самые оголтелые полонофилы пошли ещё дальше и решили свалить на СССР подавление восстания в Варшавском гетто 19 апреля — 16 мая 1943 года, участники которого были перебиты при полном пофигизме руководства Армии Крайовой, за исключением отдельных добросердечных командиров нижнего звена. Так, бывший диссидент Григорий Свирский поставил Кремлю в вину «предательство Варшавского восстания в 1943 году». («На лобном месте»). «Вот в Варшавском гетто в 1944 году — какое было восстание! — восхищался бывший комсомольский работник и экстрасенс Сергей Заграевский. — Пусть потопленное в крови (товарищ Сталин специально остановил войска, чтобы дать геноссе Гитлеру это сделать), но это всё-таки были герои!» («Мой XX век»).

Я не знаю, дойдёт ли дело до обвинений клятых москалей в уничтожении заключённых Освенцима и поголовном изнасиловании всего женского населения, включая рогатый скот. Учитывая общее направление исторических изысканий варшавского истэблишмента и его прихлебателей — запросто. Но и сейчас за всем этим визгом очень удобно скрывать разные неприглядные факты и неприятные цифры, типа польских потерь по обе стороны фронта.

Учитывая обычное для вермахта соотношение погибших и пленных, количество павших во имя фюрера граждан Второй Речи Посполитой можно определить в 120 тысяч из полумиллиона. Для сравнения подсчитаем потери по другую сторону фронта. Польская армия в 1939 году потеряла 66 тысяч человек из 1 миллиона с небольшим. Контингенты эмигрантского правительства в 1940–1945 гг. — 10 тысяч из почти 300 тысяч. Польские войска в составе Красной Армии официально потеряли свыше 24 тысяч из 400 тысяч, но более 10 тысяч приходится на включённых в их состав советских граждан. Наконец, потери партизан и подпольщиков до Варшавского восстания составили 20 тысяч, из 450 тысяч, а во время него и после примерно столько же. Учитывая, что сотни тысяч солдат разгромленной армии 1939 года числились и в подполье, и дивизиях на Востоке и Западе, получим менее 2 миллионов, изрядная доля которых не сделала по врагу ни единого выстрела, а часть из 130 тысяч погибших, пала в боях с советскими партизанами, украинскими националистами и Красной Армией. То есть за вычетом уроженцев Западной Украины, Западной Белоруссии и Вильно с окрестностями в составе Красной Армии, вклад Польши в боевую работу Третьего Рейха и Антигитлеровской коалиции примерно одинаков. С тем же успехом Вторая Речь Посполита западнее брестского меридиана могла бы 1 сентября 1939 года перенестись на Марс. На ход войны это не повлияло бы никак.

Глава 4 Хихикал мерзко Варндский лес

Если произошедшее в Польше всё же напоминало боевые действия (хотя бы и одной из сторон), то на Западе в это время наблюдались исключительно тишь, гладь да Божья благодать. Объявив 3 сентября войну Германии, Англия и Франция повели себя словно медведи, впавшие в зимнюю спячку. До самого 10 мая 1940 года, когда немецкие войска начали наступление на западе, там продолжалась непонятное действо, прозванное французским писателем и журналистом Роланом Доржелесом «странной», а германскими солдатами «сидячей войной» или зитцкригом. За восемь месяцев французы потеряли 1433 человека убитыми и пропавшими без вести, немцы — 696, а британцы всего троих. Между тем численность армий обеих сторон к концу столь малокровного противостояния превысила 6 миллионов солдат и офицеров. Проводи будущие партнёры по НАТО учения того же масштаба, они от несчастных случаев и отравлений тухлыми консервами потеряли бы не меньше!

Кто должен нести ответственность за эту нелепую пародию на реальную войну? В советские времена, когда поляки являлись братками, а французы и британцы оплотом развратного империализма, их величали исключительно коварными предателями, бесчувственно взиравшими на страдания невинной девицы Варшавы. С переходом же нежного создания в вышеупомянутый бордель популярность получила альтернативная точка зрения, ярче всего представленная Юрием Мухиным. Мухин указывает, что, согласно франко-польскому договору от 19 мая 1939 года, французы должны были начать наступление на пятнадцатый день от начала мобилизации. А поскольку к 15 сентября польская армия уже разбегалась, а Рыдз-Смиглы с компанией драпали впереди всех к румынской границе, Франция автоматически освобождалась от обязательств перед столь трусливыми союзниками.

На первый взгляд, выглядит вполне убедительно. Но, согласно тому же договору, в случае нападения Германии на Польшу на немецкие военные объекты должны были немедленно обрушиться армады союзных бомбардировщиков. В реальности же союзные соколы думали о чём угодно, кроме собственно боевых действий. Особенно хорошо это видно из воспоминаний аса английской бомбардировочной авиации Гая Гибсона «Впереди вражеский берег».

Гибсон подробнейшим образом повествует о том, как у него ничего не вышло с Барбарой, но отлично получилось с Евой. Предостерегает от смешивания джина с пивом и рома с виски, а также от просмотра халтурного фильма «Девушки в армии». С особой гордостью пишет отважный лётчик о своём первом боевом ранении. Злющий чёрный лабрадор Симба прокусил ему руку, но покарать гадкую псину не удалось, поскольку соплеменник суки Путина принадлежал полковнику…

Немцев гибсоновский «Ланкастер» первый раз полетел бомбить в день объявления войны, но боезапас сбросил в воду, так как подлые фрицы, оказывается, стреляют. Далее последовал перерыв в семь с половиной месяцев, и лишь 19 апреля 1940 года Гибсон сподобился на второй вылет! Вот такой экстремальный отпуск благородного джентльмена на Британских островах тогда и назывался войной!

Атаковали английские самолёты почти исключительно морские цели. Об ударах по расположению сухопутных сил Рейха никто и не заикался, а мысли о бомбах, сброшенных на промышленные предприятия Германии, казались просто кощунством. Когда британскому министру авиации Кингсли Вуду предложили скинуть несколько зажигательных бомб на леса Шварцвальда, древесину которых немцы использовали в военных целях, тот в гневе отказался. «Это же частная собственность, — искренне возмутился сэр Кингсли, являвшийся по основной специальности правоведом. — Вы ещё попросите меня бомбить Рур». (Д. Мэйсон «Странная война. От Мюнхена до Токийского залива»). После чего открытым текстом заявил, что бомбёжки военных заводов восстановят против Великобритании «американскую общественность», которая владеет в Германии ну очень солидной частной собственностью!

Вуд был совершенно прав. Только с 1932 по 1939 год одна лишь американская компания «Дженерал моторе» вложила в германский химический концерн «И. Г. Фарбениндустри» 30 миллионов долларов и никак не собиралась терять свои доходы, как и фактический совладелец «Фарбениндустри», американская компания «Стандарт ойл».

Что оставалось делать авиаторам, начальство которых столь решительно отстаивало интересы неприятельской военной индустрии? Правильно — пить, снимать девочек и шляться по киношкам, чем Гибсон и занимался. Ещё союзные асы преуспели в приобщении гитлеровских агрессоров к демократическим ценностям. Десятки миллионов листовок, сброшенных на головы немецких военнослужащих, по циничному замечанию британского маршала авиации Артура Харриса, обеспечили потребности Европы в туалетной бумаге на пять лет. Особое впечатление производят прокламации, в которых немцев обвиняли в безнравственности и сурово выговаривали за измену западным ценностям через пакт с богомерзкими большевиками.

Немцы отвечали в том же духе, сделав ставку, главным образом, на разжигание розни между союзниками. Правда, геббельсовские листовки с напоминанием о страдавших в британском плену Наполеоне и Жанне д’Арк не имели особого успеха. Куда лучше шли листки, на которых французский солдат мёрз в окопе, в то время как английский союзник цинично лапал его жену. Французским солдатам африканского происхождения предназначались листовки, на которых их чернокожих жён насиловали белые колонизаторы.

Обмен информацией между англо-французами и поляками выглядел несколько по-иному. Обе стороны вдохновенно вешали друг другу на уши лапшу и прочие макаронные изделия. Поляки рассказывали о своём героическом сопротивлении и едва не взятом в плен лихими конниками Гитлере, а французы ободряли их байками насчёт успешного наступления по всему фронту главными силами!

«Больше половины наших активных дивизий Северо-Восточного фронта ведут бои, — с упоением врал полякам французский главнокомандующий Морис Гамелен. — После перехода нами границы немцы противопоставили нам сильное сопротивление. Тем не менее, мы продвинулись вперёд. Но мы завязли в позиционной войне, имея против себя приготовившегося к обороне противника, и я ещё не располагаю всей необходимой артиллерией. Военно-воздушные силы для участия в позиционных операциях. Мы полагаем, что имеем против себя значительную часть немецкой авиации. Поэтому я раньше срока выполнил своё обещание начать наступление мощными главными силами на 15-й день после объявления французской мобилизации». (В. Дашичев «Банкротство стратегии германского фашизма»).

По данным французских военных, наступление развернулось на 160-километровом фронте, войска Гамелена окружают Саарбрюккен с востока и запада, а немцы ожесточённо контратакуют при поддержке 70-тонных танков.

На самом деле французы вели наступление на 32-километровом фронте и продвинулись едва на 6–8 километров, а немцы на западной границе танков вообще не имели. Танки 2С, весившие около 70 тонн, состояли на вооружении французской армии, но ни один из этих монстров не сделал по немцам ни единого выстрела. Сухопутные силы Франции провели лишь одну операцию, которую, впрочем, можно назвать разве что карикатурой на наступление. С 7 по 11 сентября, двигаясь со средней скоростью полтора километра в сутки, части 11 французских дивизий перешли границу, и вышли в предполье германских укреплений. Поскольку Гамелен строго запретил солдатам приближаться к германским траншеям ближе, чем на километр, успехи наступающих ограничились захватом полутора десятков пустых деревень и приграничного Варндского леса.

Затем до Парижа дошли сведения о сигающих через румынскую границу поляках, и они, решив больше не рисковать, сперва остановились, а к 4 октября вернулись восвояси. За месяц столь грандиозной операции французы потеряли 27 человек убитыми, 22 ранеными и 28 пропавшими без вести, пленными и дезертировавшими.

После этого на всём Западном фронте окончательно установилась сплошная идиллия, а чтобы её не нарушать, у передовых частей даже изъяли большую часть боевых патронов. Предварительно вывесив плакаты: «Мы первыми не стреляем», народ с обеих сторон встречался на нейтральной полосе, обменивался сувенирами и выпивкой и чувствовал себя как на курорте.

Посему на вопрос: французы ли надули поляков в сентябре 1939-го или наоборот, можно с чистой совестью ответить: все надули всех! Больше всего тогдашние разборки между союзниками напоминают эпизод из французской кинокомедии «Игра в четыре руки» с Жаном-Полем Бельмондо в главной роли. Сыгранный им обаятельный жулик купил у очаровательной мошенницы стеклянные «брильянты», а сам щедро расплатился с ней фальшивыми купюрами.

Французскому командованию даже пришлось задуматься о специальных мерах, дабы войска не скучали, а солдаты не толстели. Выход был найден в срочной доставке к передовой десяти тысяч футбольных мячей и ещё большего количества колод игральных карт, а также в изрядных послаблениях по части употребления на боевых позициях спиртного. Пьянство на переднем крае приняло такие размеры, что в гарнизонах и на крупных железнодорожных станциях пришлось организовать специальные вытрезвители.

Но, может, у союзников просто не было достаточных сил для наступления? К 10 сентября немцы имели на Западе 44 пехотные дивизии, которым хронически не хватало боеприпасов (их хватило бы на считанные дни активных боевых действий). Подкрепления подходили крайне медленно, и даже к 16 октября, спустя десять дней после капитуляции последних польских частей, на границе с Францией находилось всего 57 дивизий, среди которых не было ни одной танковой.

Франция начала мобилизацию уже 23 августа, а некоторые части довели до штатов военного времени, ещё раньше. К концу сентября против Германии было сосредоточено 70 пехотных, 7 мотопехотных, 2 механизированные и 3 кавалерийские (реально — конно-механизированные) дивизии, усиленные 50 танковыми и 20 разведывательными батальонами, а в октябре к границе выдвинулись 4 британские мотопехотные дивизии.

Большинству французских соединений ничто не мешало перейти в наступление уже в первую неделю войны. По общей численности немцы здесь уступали примерно вдвое, по боевым самолётам всех типов — почти втрое, против почти 3 тысяч неприятельских танков у Гитлера не имелось ни одного, а тяжёлые французские танки В-1 с 60 миллиметровой бронёй были неуязвимы для немецких противотанковых пушек. На западе союзники имели куда больший перевес над немцами, чем те на востоке над поляками.

Обосновывая своё бездействие, французское командование не раз утверждало, что подавляющее преимущество союзных войск компенсировались мощными немецкими пограничными укреплениями, входящими в знаменитую Линию Зигфрида. Однако на возглавлявшего одну из занимавших эту оборонительную систему дивизий генерала Зигфрида Вестфаля распиаренная Геббельсом «линия» произвела чрезвычайно тяжкое впечатление. По словам Вестфаля, полностью укрепления были достроены лишь в нескольких местах, а укрытий для полевых войск, призванных оборонять подступы к долговременным огневым сооружениям, не имелось почти нигде.

Ещё более категорично охарактеризовал немецкие пограничные укрепления будущий начальник штаба 5-й танковой армии Фридрих Меллентин. «Оборонительные сооружения были далеко не такими неприступными укреплениями, какими их изображала наша пропаганда, — вспоминал он после войны. — Бетонное покрытие толщиной более метра было редкостью; в целом позиции, безусловно, не могли выдержать огонь тяжёлой артиллерии. Лишь немногие доты были расположены так, чтобы можно было вести продольный огонь, а большинство из них можно было разбить прямой наводкой без малейшего риска для наступающих. Западный вал строился так поспешно, что многие позиции были расположены на передних скатах. Противотанковых препятствий почти не было, и чем больше я смотрел на эти оборонительные сооружения, тем меньше я мог понять полную пассивность французов».

Не слишком высоко оценивали германские оборонительные сооружения и другие немецкие военные. Так, генерал-полковник Эрих Витцлебен, беседуя с новым командующим войсками на Западе фельдмаршалом Вильгельмом фон Леебом, выразил опасение, что в случае наступления французов германская оборона будет быстро прорвана. В свою очередь Бурхард Мюллер-Гиллебранд указывал, что хотя строительство укреплений шло и успешно, но закончиться должно было лишь к 1949 году. Пока же картина получалась не слишком впечатляющей.

«К началу войны, в основном, имелись только укреплённые точки для пехотного оружия, командные пункты, сеть линий телефонной связи укреплённых районов, противопехотные и противотанковые заграждения, — писал Мюллер-Гиллебранд. — Артиллерийских позиций в виде бронированных сооружений ещё не было, как не было железобетонных или бронированных укрытий для противотанкового оружия».

То есть, даже в тех местах, где хотя бы один из оборонительных рубежей удалось с грехом пополам достроить, его гарнизоны должны были отражать вражеское наступление без артиллерийской поддержки, противостоя огню сильнейшей в мире на тот момент французской артиллерии, располагавшей, помимо прочего, 400 и 520-мм гаубицами на железнодорожных платформах.

Но, может быть, французское наступление сорвал министр пропаганды Рейха Йозеф Геббельс? После войны стало очень модно жаловаться на его агитпроп, так красочно расписавший мощь западного вала, что наивные французы опасались к нему даже приблизиться. Однако замученный впоследствии немцами в Маутхаузене советский военный инженер Дмитрий Михайлович Карбышев в 1939 году опубликовал в журнале «Военная мысль» работу, посвящённую как раз анализу пограничных укреплений Франции и Германии. Основываясь в том числе и на открытых французских публикациях, Карбышев писал, что, за исключением некоторых участков в Сааре, Линия Зигфрида состоит лишь из малых пулемётных дотов, не выдерживающих попадания тяжёлых снарядов и пренебрежительно прозванных французами «фортификационной пылью».

Как видим, даже парижские борзописцы прекрасно знали, как слабо защищена вражеская граница. Однако едва от французской армии потребовалось наступать, как «пыль» тут же превратилась в непроходимые скалы. Так что всё это не более чем дешёвая отговорка. Начальник оперативного штаба вермахта генерал-полковник Альфред Йодль был абсолютно прав, когда признал на Нюрнбергском процессе, что, начни тогда союзники наступление, и Германия потерпела бы поражение уже в 1939 году.

Йодлю вторят и другие немецкие военные. «Западные державы в результате своей крайней медлительности упустили лёгкую победу, — вспоминал Мюллер-Гиллебранд. — Она досталась бы им легко, потому что наряду с прочими недостатками германской сухопутной армии военного времени и довольно слабым военным потенциалом… запасы боеприпасов в сентябре 1939 г. были столь незначительны, что через самое короткое время продолжение войны для Германии стало бы невозможным».

«Если бы французская армия предприняла крупное наступление на широком фронте, то почти не подлежит сомнению, что она прорвала бы немецкую оборону, — соглашался с ним Вестфаль. — Такое наступление, начатое до переброски значительных сил немецких войск из Польши на Запад, почти наверняка дало бы французам возможность легко дойти до Рейна и, может быть, даже форсировать его». («Роковые решения»).

Даже достроенная Линия Зигфрида тут бы не помогла. В мае 1940 года, немцы успешно захватили крайнее северное укрепление Линии Мажино форт Ла-Фер, а июне ряд других укреплений, да и в ходе дальнейшей войны, ни одна «неуязвимая» крепость или пояс укреплений не оправдали возлагавшихся на неё надежд.

Однако в Париже, Лондоне и Берлине в ожидании дальнейших событий принципиально выбрали в качестве главного оружия пропагандистские бумажки. Гитлер уже принял решение обезопасить себя от войны на два фронта перед походом на восток, для чего требовалось нейтрализовать Францию и помириться с Англией, а для начала добить Польшу, перебросить главные силы на запад и сформировать новые дивизии. В свою очередь, франко-британская коалиция считала, что полумер типа морской блокады пока более чем достаточно. Ну а там, глядишь, удастся добиться от фюрера компенсаций, забыть маленькую семейную ссору и вместе вдарить как следует по настоящему врагу на Востоке.

«А как же война на море? — спросит кто-нибудь особенно въедливый. — Ведь там же явно дрались взаправду!» Совершенно верно. Но что реально происходило в 1939–1940 гг. на океанских просторах? Главным образом нападения надводных и подводных рейдеров на торговые суда да стычки их между собой и с конвойными кораблями противника. А это в Европе испокон веков за полноценную войну особенно и не считалось. Там царствующие особы столетиями обменивались любезностями на балах, пока получившие от них патенты корсары брали на абордаж пузатые галионы с золотом и пряностями. Либо иной раз какой-нибудь городок в колониях штурмом захватывали, коли и там золотишко плохо лежало.

«Зитцкриг» соответствовал такой обстановке идеально, и неудивительно, что пока многомиллионные армии по обе стороны границы мирно пинали мячи или перекидывались в картишки, отдельные моряки гонялись друг за другом с лихостью пиратов старого времени. Атлантический рейд германского «карманного линкора» «Адмирал Шеер» и отважная атака британских крейсеров на однотипный с ним «Адмирал Шпее» по праву стали подлинным украшением военно-морской истории. Вот только их реальное влияние на ход боевых действий вряд ли более значительно, чем воздействие поединка д’Артаньяна с сыном Миледи на успех Английской революции.

Преуспели союзники только в борьбе с политической оппозицией. Британские власти объявили вне закона свой Союз фашистов во главе с бывшим лейбористским министром Освальдом Мосли, а множество его членов и сочувствующих посадили. Во Франции специальным правительственным указом от 14 сентября 1939 года деятельность компартии была запрещена, её газеты закрыли, а депутатов всех уровней посадили. Оказались за колючей проволокой и десятки тысяч проживающих в стране немцев, включая эмигрантов-антифашистов типа известного писателя Лиона Фейхтвангера. Непосредственно перед немецким вторжением в Париже раздухарились до введения смертной казни за коммунистическую и антивоенную пропаганду!

Уподобляться советским историкам и осуждать хозяев Елисейского дворца за столь крутые меры — глупое лицемерие. Время на дворе стояло военное, среди немецкой диаспоры хватало шпионов и просто идейных нацистов, да и коммунистов сажали совершенно законно. Партия вела антивоенную пропаганду по указке Кремля, её лидер Морис Торез дезертировал из армии, и многие камрады последовали его примеру.

Но подобные действия имеют смысл, только если власти, изолируя вражескую агентуру и пораженцев, ведут войну всерьёз. Когда же правительство организует вместо этого на фронте футбольные матчи под брезгливый шелест дубов Варндского леса и пренебрежительное посвистывание обитающих на них пташек, такая зачистка тылов выглядит совершенно по-иному. Поскольку никаких военных шевелений со стороны мсье не наблюдалось, приходится признать, что, сажая коммунистов, они просто давили под шумок конкурентов в грызне за власть. Заодно Франция зачищала свой тыл перед грядущим ударом по СССР, к которому, несмотря на формально объявленную войну Германии, всерьёз готовились в Лондоне и Париже под предлогом защиты Финляндии от советского вторжения.

Если относительно Германии Лондон и Париж вели себя кротко, как овечки, то с началом советско-финской войны они мгновенно превратились в грозных львов. Точно так же, как и во времена обороны Севастополя, союзники планировали нанести удар одновременно с нескольких сторон, атакуя русского медведя через Босфор, Кольский полуостров и Кавказ. Финнов щедро снабжали всем необходимым вооружением. Англия, Франция и другие западные демократии отправили армии Маннергейма до 100 тысяч винтовок и пулемётов, 207 самолётов и свыше 1,6 тысяч орудий, включая 305-мм пушки, снятые французами с российского линкора «Император Александр III» уведённого белогвардейцами в Тунис.

Не столь демократичная, но полная желания защитить европейскую цивилизацию Италия отправила в Финляндию 35 истребителей с экипажами. Совсем уж тоталитарная Германия тайно оплатила до трети военных поставок из Швеции. Даже маломощная Норвегия щедро передала соседям 12 пушек из 145 имевшихся, а Венгрия помогла соплеменникам по финно-угорской языковой группе армейской амуницией и боеприпасами.

Кроме пушек и самолётов, Британская Империя направила в Финляндию около 2 тысяч добровольцев. Параллельно в Финляндию прибыло (округлённо) 8700 шведов, 800 датчан, свыше 700 норвежцев, 1000 эстонцев, 400 венгров, 300 американцев и более 100 итальянцев. Часть их вступила в бой, в составе нескольких авиационных эскадрилий и добровольческой бригады из двух шведских и датско-норвежского батальона. Казалось, народы Европы вот-вот позабудут о глупой прошлогодней ссоре и вместе обрушатся на русских варваров. Но, к разочарованию тогдашних правозащитников, Линия Маннергейма оказалась недостаточно прочной.

По этой же причине не смог начать наступление на Мурманск союзный экспедиционный корпус, хотя ещё 19 декабря 1939 года, по предложению начальника английского генштаба генерала Айронсайда, было решено направить в район Кольского полуострова солидные силы. А именно три британские дивизии, отдельную бригаду британской гвардии, французскую дивизию альпийских стрелков, полубригаду французского иностранного легиона и польскую горную бригаду.

С учётом приданной авиагруппы и вспомогательных частей, общая численность экспедиционного корпуса должна была достигнуть 100 тысяч человек, но подготовка операции слишком затянулась. Кроме того, неожиданно упёрлись не пожелавшие предоставить свои заполярные порты норвежцы. Одно дело потихоньку поставлять оружие и направлять добровольцев, и совсем другое — открыто использовать свою землю под базы для сил вторжения. Не проявили особого энтузиазма и шведы, от которых союзники желали получить право транзита через их территорию. Испугавшись ответного удара СССР, в Осло и Стокгольме начали усиленно брыкаться, а тут и Красная Армия к Выборгу подошла.

Решив больше не испытывать судьбу, финны запросили мира, и уже совсем было готовые садиться на корабли несостоявшиеся защитники демократии вернулись в казармы. Французское общество столь возмутилось недостаточной помощью маленькому, но гордому народу, что кабинету Даладье пришлось срочно уходить в отставку. Возможно, знай парижские обыватели о грандиозных задумках правительства относительно действий на южных границах СССР, они проявили бы к министрам куда большее снисхождение.

Разумеется, лидеры англо-французской коалиции прекрасно понимали, что даже 100-тысячный десант в Заполярье для Сталина не более чем блошиный укус. Поэтому главный удар они планировали нанести совсем в ином месте. Справедливо считая, что нефть — кровь любой современной военной системы, западные стратеги планировали поставить СССР на колени с помощью удара по кавказским нефтепромыслам. Ещё до начала советско-финской войны, в октябре 1939 года американский посол во Франции Буллит сообщил госсекретарю США, что в Париже обговаривают возможность бомбёжек Баку. Одновременно такую операцию начали обсуждать в британском правительстве, где считали необходимым привлечь к проекту и Турцию.

Вскоре после начала боёв в Финляндии союзники перешли к конкретной подготовке, для чего 25 декабря 1939 года в Анкару прибыл британский генерал Батлер. С турецких аэродромов планировалось нанести воздушный удар по Баку, Майкопу и Грозному, а нефтеперерабатывающие заводы в Батуми уничтожить комбинированным ударом прошедшего через Босфор флота, в составе которого должны были находиться авианосцы. В перспективе предполагалось также бомбить и обстреливать черноморские порты, а закавказскими территориями овладеть силами турецкой армии, подкреплённой англо-французскими контингентами. Ожидалось, что наступлению будут содействовать восстания антисоветских элементов в Закавказье, а в идеальном варианте к операции планировалось привлечь Иран — благо его военный министр Нахджаван был настроен чрезвычайно воинственно и не раз выражал готовность поучаствовать во вторжении.

Для реализации этого проекта командующему французскими войсками в Сирии и Ливане Максиму Вейгану было поручено провести переговоры с турецким главкомом Февзи Чакмаком, но турецкое правительство, обоснованно опасаясь советской военной мощи, отказалось предоставить союзникам порты и аэродромы, и операцию пришлось перепланировать в чисто воздушную. В ответ на запрос Даладье 22 февраля Гамелен представил доклад, где предложил ударить по Баку силами 80–100 бомбардировщиков. Ещё через неделю — 28 февраля, проект углубили и конкретизировали офицеры штаба французских военно-воздушных сил во главе с их главкомом генералом Вюйеменом.

Французы считали возможным разрушить кавказскую нефтяную промышленность за полтора месяца. Самоуверенные британцы сильно надеялись на свои новые бомбардировщики «Бленхейм» и предполагали решить проблему всего за 15 дней. Считалось, что, лишившись 80 % нефтяных промыслов и предприятий по переработке нефти, Кремль неизбежно капитулирует.

Особую решительность проявлял генеральный секретарь французского МИДа Леже. Заявив Буллиту, что целью операции является уничтожение Советского Союза, мсье Леже особо подчёркивал важность именно внезапного нападения, без объявления войны и предварительного разрыва дипломатических отношений. Всего через год с небольшим его предложение воплотили в жизнь в невиданном ранее масштабе.

Вопреки широко распространённому мнению, окончание советско-финской войны не охладило воинственный пыл Лондона и Парижа. Планы нападения на СССР подверглись лишь некоторой корректировке. Было решено пока отказаться от наземных и морских операций, сосредоточившись исключительно на авиаударах по кавказским нефтепромыслам. Для этого англичане располагали аэродромами в Ираке, а французы в Сирии. Поводом для нападения на сей раз стали поставки Германии советской нефти.

Действительно, после заключения пакта Молотова-Риббентропа Берлин получил от нас 865 тысяч тонн нефтепродуктов. Однако советские поставки не удовлетворяли даже десятой части потребностей Рейха. Куда больше «чёрного золота» Гитлер черпал из совсем других скважин — одна Румыния только в 1941 году дала Германии почти 3 миллиона тонн нефти. Но сильно ли всё это волновало сэра Чемберлена и нового французского премьера Поля Рейно? Думаете, в британском адмиралтействе решили бабахнуть главным калибром линкоров по венесуэльским промыслам штатовской «Стандарт Ойл»? Может, эскадрильи «Бленхеймов» нацелились на офисы испанской компании «Эспаньола Петролеум», через которую стандарт-ойловскую добычу переправляли другу Адольфу? Или в лондонских и парижских штабах приготовились, договориться с Турцией о проходе флота через Босфор и Дарданеллы, вывести авианосцы в Чёрное море да вдарить с них по румынским месторождениям в Плоешти, откуда Германия получала в несколько раз больше, чем из Баку, Грозного и Майкопа вместе взятых?

Само собой, ничего подобного не произошло, зато подготовка нападения на кавказские промыслы продолжалась полным ходом. В очередной записке главе правительства Гамелен указывал, что «операция против нефтепромышленности Кавказа нанесёт тяжёлый, если не решающий удар по военной и экономической организации Советского Союза. В течение нескольких месяцев СССР может оказаться перед такими трудностями, что это создаст угрозу полной катастрофы» (А. Степанов «Кавказский кризис или англо-французская воздушная угроза СССР в 1939–1940 гг.»).

Новый проект Гамелена, составленный 22 марта, полностью поддержал премьер Рейно, но его осуществление требовало дополнительной подготовки. Французские бомбардировщики «Фарман» безнадёжно устарели и просто не могли долететь до Баку. Предназначенные для атаки эскадрильи следовало перевооружить современными американскими бомбовозами «Гленн-Мартин», перебросить их в Сирию, доставить туда достаточное количество горючего и боеприпасов, а также обучить лётчиков управлять новыми машинами.

Согласно записке командующего французскими войсками в Сирии и Ливане Максима Вейгана, к бомбёжкам можно было приступить в начале июня, а пока требовалось провести аэрофотосъёмку объектов, чем и занялись британские спецслужбы. Снабжённый новейшей фотоаппаратурой разведывательный «Локхид» 224-й эскадрильи королевских ВВС дважды — 30 марта и 5 апреля 1940 года — стартовал к советской границе с иракской авиабазы Эль-Хаббания. Несмотря на зенитный обстрел, летевшему на семикилометровой высоте экипажу удалось заснять расположение вышек Баку и нефтеперегонных заводов Батуми.

Советский Союз принял ответные меры. Если на 1 марта 1940 года в составе военно-воздушных сил Закавказского военного-округа имелось всего 243 самолёта, то к 1 июня их стало уже 1023, и это были не только истребители. Три бомбардировочных авиаполка дислоцирующиеся в Армении, и столько же размещённых в Крыму готовились нанести ответный удар. Бомбить планировалось контролировавшийся англичанами Суэцкий канал, британские базы, на Кипре, в египетской Александрии, иракской Эль-Хаббании и палестинской Хайфе, а также французские аэродромы в Сирии и Ливане. В случае необходимости свою долю бомб должна была получить и Турция.

Количество зенитно-артиллерийских частей в регионе выросло 6 раз, и в случае необходимости англо-французов встретили бы свыше тысячи зенитных орудий, направляемых первыми в СССР радарными установками противовоздушной обороны. На случай же вторжения из Ирана или Турции численность сухопутных войск в Закавказье возросла втрое.

Тем не менее, обстановка продолжала накаляться. По странному стечению обстоятельств, одновременно с западными империалистами активизировался в далёкой Мексике их вроде бы заклятый враг — товарищ Троцкий. Спустя неделю после составления записки Вейгана — 25 апреля 1940 года — Лев Давыдович подписал своё «Письмо к советским рабочим», где призвал готовить вооружённое восстание против режима. С неугомонным вождём IV Интернационала оказался полностью солидарен будущий глава прогитлеровского правительства, начальник штаба французского флота Жан Дарлан. «В районе Мурманска и в Карелии содержатся тысячи политических ссыльных, и обитатели тамошних концентрационных лагерей готовы восстать против угнетателей, — сообщал энергичный адмирал премьеру Даладье. — Карелия могла бы, в конце концов, стать местом, где антисталинские силы внутри страны могли бы объединиться». (Ю. Невакиви. «Зимняя война 1939–1940 гг. в международной политике»).

Тем временем французы обустраивали театр военных действий ударными темпами. Хотя ранее Вейган считал, что операцию можно начать только в первых числах июля, 10 мая Рейно бодро сообщил в Лондон, что готов бомбить уже 15-го. Но в этот же день немцы перешли западную границу, а через полтора месяца пал Париж. Кавказские проекты союзничков оказались у доктора Геббельса, и он грамотно распорядился неожиданным подарком. Найденные документы попали в газеты нейтральных стран, наделав там изрядный скандал.

Так фюрер невольно сорвал план англо-французского нападения на кавказские месторождения. Возможно, знай он, что союзники готовы атаковать уже 15 мая, германское наступление на Западе было бы отменено ради общеевропейского крестового похода, но история пошла по иному пути. Европейский марш на Восток начался лишь 22 июня 1941 года, а первый проект чисто демократических бомбёжек СССР — американский «Меморандум 329» — появился только 4 сентября 1945 года. Он предусматривал уже не только атаку кавказских нефтепромыслов и Мурманска, но и ядерный удар по двадцати крупнейшим городам советской державы.

Глава 5 Восторг датского короля

Как уже говорилось, поставки железной руды из Скандинавии имели важнейшее значение для Германии. Доставлялась руда морским путём, через шведский порт Лулео, но зимой, когда море замерзало, она вывозилась из норвежского Нарвика. Германия опасалась, что, господствующая на море Англия оккупирует Норвегию и перекроет транзит, и 13 декабря 1939 года Гитлер дал указание начать предварительное планирование операции против Норвегии. А 28 февраля следующего года для установления полного контроля над балтийскими проливами было решено заняться и Данией.

Фюрер опасался не зря, поскольку британцы и французы действительно подумывали о высадке в Норвегии. Рекомендации их Комитета начальников штабов появились почти одновременно с распоряжением Гитлера — 31 декабря 1939 года. Впоследствии союзники всерьёз обсуждали возможность высадки ещё и в Швеции, а также использования норвежской территории для действий против СССР на стороне Финляндии, что, очевидно, должно было способствовать примирению с Германией. В противном случае пришлось бы признать, что за какой-нибудь год с небольшим в тела Даладье и Чемберлена вселились души соответственно Наполеона и Нельсона. То есть, люди, которые в сентябре 1938 года категорически не желали воевать против Германии в союзе с Чехословакией и СССР, теперь бросали вызов сразу и Советскому Союзу, и Третьему Рейху, получившему после сдачи Чехословакии мощную чешскую промышленность.

Так как в переселение столь могучих душ в столь жалкие тела верится с трудом, куда логичнее предположить, что в Лондоне и Париже очень хотели помириться с Берлином. Что за переговоры в этот период проходили — до сих пор тайна за семью печатями. По крайней мере материалы, относящиеся к случившемуся чуть позже перелёту Гесса в Великобританию и его беседам с британскими официальными лицами до сих пор не рассекречены.

Ударь британские «бленхеймы» с ближневосточных баз по Баку, а франко-британско-польский экспедиционный корпус по Мурманску, фюреру было бы трудно удержаться от присоединения к столь тёплой компании. Ну, а там, глядишь, и японцы с турками бы подоспели, да ещё не советизированные прибалты присоединились. Небось, и завалили бы общими усилиями русского медведя, решив за счёт его шкуры все свои маленькие разногласия.

Завершение советско-финской войны нарушило эти милые европейским сердцам проекты, и союзникам волей-неволей пришлось уделять больше времени усилению давления на Гитлера через морскую блокаду. В свою очередь, Берлин активно готовился противостоять подобным планам, и 16 февраля произошёл инцидент заставивший немецкой командование окончательно решиться. В этот день британский эсминец «Коссак», перехватил в норвежских водах немецкий танкер «Альтмарк» на борту которого находились три сотни моряков с судов потопленных рейдером «Адмирал граф Шпее». Эсминец взял «Альтмарк» на абордаж и освободил соотечественников, причём в ходе высадки абордажной партии семерых немцев пристрелили. Когда же норвежцы заявили протест, из Лондона невозмутимо ответили, что нарушение нейтралитета было незначительным.

Гитлер понял, что оппонентам на нейтралитет малых стран плевать, и в итоге вторжение в Норвегию произошло сразу с двух сторон. Утром 8 апреля в её территориальные воды одновременно вошли британские и германские корабли. В тот же день англичане начали минирование норвежских территориальных вод, а их натолкнувшийся на немецкую эскадру эсминец «Глоуорм» погиб под огнём тяжёлого крейсера «Адмирал Хиппер».

Казалось бы, что немцы, что англо-французы в равной степени нарушили нейтралитет Норвегии, но на Нюрнбергском процессе всё происходящее называлось чисто германской агрессией, а Лондону с Парижем, не сказали даже «фи». Но, можно запросто представить, как мировое сообщество заклеймит за вторжение в Норвегию французскую и британскую демократии, если страны, где они сейчас процветают, превратятся в изгоев типа Северной Кореи с Ираком! И самое интересное — с точки зрения что предвоенного, что нынешнего международного права всё окажется совершенно законно!

Несколько проще в смысле права обстояли дела с Данией, куда англо-французское вторжение не планировалось. Здесь имела место чистейшей воды односторонняя агрессия с немецкой стороны. Датское правительство реагировало на происходящее чрезвычайно вяло. Хотя ещё 4 апреля находившиеся в Берлине датский военный атташе Кьёльсен и норвежский посол Шеель получили информацию о готовящейся операции в Копенгагене и Осло и эту информации откровенно проигнорировали. Датское и норвежское правительства отказались от проведения мобилизации и не приняли никаких реальных мер для приведения в боевую готовность имеющихся частей, что могло бы создать вермахту изрядные трудности.

Например, Дания в случае мобилизации резерва первой очереди могла выставить две полноценные пехотные дивизии и ряд отдельных частей, расположенных, в основном, в прибрежных крепостях. Общая численность датской армии военного времени превышала 72 тысячи солдат и офицеров. Её авиация имела около 100 боевых самолётов, а флот состоял из 2 броненосцев береговой обороны, 9 подводных лодок плюс пары дюжин сторожевиков, тральщиков и миноносцев.

Вооружены датчане были допотопно, но и противостоящие им силы не выглядели особенно грозными. Предназначенный для оккупации Дании 31-й армейский корпус состоял из двух второразрядных, не имеющих большей части положенной по штату артиллерии пехотных дивизий и отдельных подвижных частей, соответствующих в общей сложности одной мотодивизии. Флот вторжения был сформирован из недавно отметившего тридцатилетие беспорочной службы броненосца «Шлезвиг-Гольштейн» и около полусотни тральщиков, сторожевиков и вооружённых рыболовных судов. С воздуха эту грозную армаду прикрывала одна эскадрилья «мессершмиттов», в то время как атаковавшие Копенгаген бомбовозы несли в своём чреве исключительно листовки. Воздушно-десантные части вермахта представляла единственная рота, получившая задание овладеть мостом между островами Фальстер и Зеландия.

Понятно, что приведи датчане свою армию в боевую готовность, они могли, даже в самом худшем случае, продержаться на островах до подхода англо-французских подкреплений. Однако в большинстве случаев датские солдаты либо мирно спали, либо не открывали огня, даже в самой выгодной для себя позиции, как это случилось с теми же германскими парашютистами. Охранявшие мост часовые запросто могли расстрелять их в воздухе, но вместо этого спокойно позволили немцам приземлиться, а потом сдали им важнейший мост, открывающий путь к столице. В Нюборге датские моряки даже заботливо приняли швартовы у немецкого десантного корабля «Клаус фон Беверн». Но все рекорды смирения побил экипаж броненосца береговой обороны «Нильс Юэль». Сильнейший корабль датского флота сдался немецкому ледоколу «Штеттин», не имевшему на борту ни единой пушки.

Даже некоторые герои финской войны внезапно потеряли весь свой боевой пыл и превратились из рыкающих львов в кротких агнцев. Именно это произошло, например, с датскими лётчиками-добровольцами, недавно вернувшимися из Финляндии. Целая стая их во главе с наиболее отличившимся лейтенантом Йорном Ульрихом, узнав о продвижении немцев, удрала в Швецию.

Основные силы датской армии сдались, даже не увидев противника. После краткого совещания короля Христиана X с генералами и министрами все части получили приказ сложить оружие. Командующий армией генерал Приор робко предложил посопротивляться, но премьер Стаунинг, министр иностранных дел Мунх и лично Его Величество дали экстремизму дружный отпор. После чего, светски беседуя с нанёсшим ему визит начальником штаба 31 — го корпуса генерал-майором Химером, Христиан восхищённо заметил: «Вы, немцы, опять совершили невероятное. Следует признать, это было проделано великолепно!»

В отличие от ранее битой немцами и потому осторожной Дании, Норвегия была настроена более воинственно. Отделившись от Швеции в 1905 году, она испытывала традиционное для свеженезависимых стран желание поживиться за счёт соседей. Воспользовавшись захватом англичанами Мурманска и Архангельска, сотни норвежских промысловых судов в апреле 1918 года вторглись в наши территориальные воды. Поскольку военный флот у России здесь отсутствовал, норвежцы продолжали браконьерствовать и после ухода британской эскадры. Самый бойкие пираты проникали в российскую акваторию на тысячу с лишним километров, а тюленей только за пять лет забили почти миллион, едва не изведя их начисто.

На протесты Москвы, в Осло издевательски ответили, что поскольку не признают большевистской России, то и её морских границ знать не желают. Когда советские пограничные катера стали задерживать браконьеров, в дело вступил норвежский флот, включая броненосцы береговой обороны. Противопоставить их пушкам наши моряки ничего не могли, и беспредел обнаглевших тюленебоев продолжался. Сверх того, Норвегия претендовала на принадлежащие России острова Франца-Иосифа. Ситуация изменилась лишь в 1933 году, когда в Мурманске бросили якорь первые корабли будущего Северного флота, включая переброшенные по Беломоро-Балтийскому каналу подлодки. Опасаясь получить торпеду в бок, норвежские броненосцы уползли в родные шхеры, а вслед за ними удрали и браконьеры. Тогда же по решению Гаагского международного суда норвежским войскам пришлось эвакуироваться из принадлежавшей Дании Гренландии, где они высадились двумя годами раньше, под командованием бравого министра обороны Видкуна Квислинга.

Как видите, некоторые остатки боевого пыла у потомков норвежских викингов всё же сохранились, что проявилось, как в участии их добровольцев в советско-финской войне, так и в двух известных эпизодах кампании против немцев. Артиллеристы крепости Оскарборг, прикрывавшие морские подступы к столице, расстреляли в упор и потопили тяжёлый крейсер «Блюхер», а старый форт у деревни Хегра близ Тронхейма, отбивался от немцев целых три недели, сдавшись лишь 5 мая. Правда и здесь бои были не слишком жестокие. После отражения атак 17–18 мая, немцы ограничивались в основном обстрелом из орудий, самыми мощными из которых из которых были 120-мм трофейные гаубицы, реквизированные на соседнем складе. Обстрел оказался столь неэффективным, что из 211 человек гарнизона, погибло всего шестеро, что, впрочем, никак не отменяет героизма защитников форта.

Куда менее стойким оказался гарнизон порта Кристиансанн. Защищавший его усиленный батальон отступил перед примерно равным по численности немецким десантом, потеряв от вражеского огня целых 8 человек убитыми! Расчёты береговой батареи «Оддере», прежде чем удрать в тыл, даже выпустили в сторону врага несколько десятков снарядов из своих мощных 210 и 240-мм орудий. Поскольку ни германский флагман, лёгкий крейсер «Кёнигсберг», ни пара сопровождавших его эсминцев в принципе не были рассчитаны на такие подарки, норвежцы имели реальные шансы их утопить. Однако, вероятно, руководствуясь высокими идеалами гуманизма, артиллеристы «Оддере» почему-то так ни разу и не попали в маневрировавшую перед носом цель. Их коллеги с береговой батареи «Глеодден» оказались ещё гуманнее и огонь вообще не открыли.

Столь же строгого нейтралитета придерживались под Кристиансанном и норвежские лётчики с моряками. Два десятка истребителей на местном аэродроме за все шесть часов операции так и не удосужились взлететь, и немцы взяли их целёхонькими. Командир миноносца «Гюллер», как выяснилось, не знал, что по неприятельским кораблям надо стрелять и ускакал на берег звонить в штаб. Другой морской волк, командовавший подводной лодкой В2, не рискнул выпустить по врагу торпеду из-за неисправности компаса. Третий храбрый капитан, командир однотипной субмарины В5, услышав залп собственной береговой артиллерии, нырнул на дно, где и просидел до конца боя. И, наконец, полдюжины мелких сторожевиков предпочли попросту удрать, затерявшись в лабиринте шхер.

Столь же весело шло дело в других портах, начав с самого северного — Нарвика. Здесь оборонявшие город части были парализованы действиями своего собственного командира, полковника Сундло и безропотно сложили оружие по его приказу. Гораздо больше хлопот высадившимся бойцам 139-го австрийского горно-пехотного полка доставили оборонявшие вход в гавань береговые батареи «Рамнёс» и «Хамнёс». Австрияки потратили пять часов, лазая по окрестным скалам, но так и не обнаружили зловредные орудия. Впоследствии выяснилось, что запланировав возвести батареи ещё в 1912 году, горячие норвежские парни так и не удосужились соорудить что-нибудь внушительнее фундамента. В самом деле, чего там суетиться, если москальского десанту не предвидится, а прочие соседи свои в доску!

В Тронхейме, как и в Кристиансанне, 138-й полк австрийских горных стрелков встретил примерно равный по численности гарнизон из трёх армейских батальонов и многочисленных крепостных частей. Распоряжавшийся ими командир 5-й норвежской дивизии генерал Лауратанзон приказал приказал своему воинству сдаться после того, как от случайной пули погиб местный рыбак. То же самое наблюдалось и в Ставангере, где гарнизон из 1500 солдат под командованием полковника Виллоха сложил оружие, потеряв пять бойцов от удачно сброшенной авиабомбы и ещё троих в перестрелке с десантом. Наиболее же любезным оказался экипаж миноносца «Скарв» в Эгерсунне. Когда германский тральщик собрался брать его на абордаж, вахтенный матрос миноносца предупредительно сбросил немцам буксирный конец.

Со вступлением в бой главных сил норвежской армии ситуация практически не изменилась, поскольку воевать оные силы большей частью не хотели категорически. Оборонявшиеся в южной Норвегии около 2 тысяч солдат 1-ой пехотной дивизия генерала Эриксена с приданными ей подразделениями сдалась после нескольких перестрелок, а ещё 3 тысячи дезертировали или удрали в Швецию. Столь же махровый пацифизм демонстрировали полки 3-й пехотной дивизии, сложившей оружие по приказу своего командира генерала Лильедаля одновременно с 3-м пехотным полком 2-й дивизии. Из более чем 6 тысяч солдат этих частей в боях с противником участвовало едва несколько сотен. Без единого выстрела капитулировали порт Арендалль, крепости Хейторп, Трегстад и Конгсберг, а также главная база норвежского флота Хортен. Её комендант адмирал Смит-Йохансен благоразумно решил, что 210-мм крепостные орудия его батарей и броненосцев береговой обороны слишком слабы для боя с 20-мм зенитными автоматами немецких тральщиков.

Столь кроткое поведение норвежских генералов придало храбрости их бывшему шефу и лидеру местных нацистов Видкуну Квислингу. Заняв столичную радиостанцию и отель «Континенталь», Квислинг объявил себя главой правительства, призвав не сопротивляться своим немецким друзьям. Примерно половина из ста тысяч призывников его послушала и на участки не явилась, ну а как вела себя большая часть остальных, вы уже знаете.

Согласитесь, что воевать с такими пупсиками — просто одно удовольствие! Поэтому лихой военно-воздушный атташе в Норвегии капитан Эберхард Шпиллер уже к середине первого дня вторжения был больше всего озабочен подготовкой торжественного парада в захваченной норвежской столице. Позвонив начальству с захваченного аэропорта, бравый гауптман потребовал доставить ему военный оркестр с максимальным количеством труб и барабанов. Парад прошёл великолепно, но в судьбе самого Шпиллера страсть к показухе сыграла роковую роль. Увлёкшись репетицией оркестра, он упустил смывшегося на север короля Хокона, бегущее вместе с ним правительство, а также весь штаб норвежской армии.

В принципе, герр капитан почти что прихватил беглецов, но, понадеявшись на свою крутость, взял с собой всего две сотни десантников и несколько квислинговцев. Охранявшие королевскую особу командующий сухопутными войсками генерал Локе и начальник штаба полковник Хальтледаль считали положение безнадёжным. Дюжине городских автобусов с отрядом Шпиллера они могли противопоставить всего пару батальонов 2-й дивизии и батальон королевской гвардии. Однако присутствовавшему тут же инспектору пехоты полковнику Отто Рюге удалось убедить его величество не сдаваться.

Поскольку на одного немца приходилось по пять-шесть норвежцев, сражение развивалось с переменным успехом, и Рюге удалось продержаться до темноты. Когда же шальная пуля смертельно ранила отмороженного Шпиллера, его автобусная команда решила не продолжать преследование ночью, по горной дороге. Королевский кортеж сумел без помех уйти, а Рюге восхищённый Хокон тут же произвёл в генералы и назначил главнокомандующим. Примерно через неделю под началом нового главкома находилось уже до 20 тысяч солдат в центральной и северной Норвегии. Из частей 2-й, 4-й, 5-й и 6-й пехотных дивизий Рюге сумел наскрести воинство, по численности едва превосходящее одну-единственную дивизию. Две трети мобилизованного личного состава и возглавлявшие их господа офицеры воевать с братским германским народом отказались напрочь. Да и прочие часто показывали себя достойными предшественниками героического норвежского спецназа, который, узнав о нападении террориста Андреса Брейвика на молодёжный лагерь под Осло, добирался туда почти час.

Реши норвежцы сопротивляться всерьёз, оккупантам пришлось бы плохо. Рельеф местности в стране подходил для обороны идеально. Сплошные горы и ущелья, перемежающиеся заболоченными долинами да мелкими, но порой очень бурными и ледяными речушками. Опять же весна, всё тает, всюду липкий снег пополам с грязью. Даже для отлично подготовленных австрийских горных стрелков воевать в таких условиях нелегко, а уж о жителях Берлина и Гамбурга и говорить нечего. Что они могли сделать против местных жителей, знающих здешние закоулки, как свои пять пальцев, а на лыжи встававших, едва вылезя из колыбели?

В почти таких же условиях финские лыжные отряды резали растянувшиеся вдоль дорог советские дивизии, как колбасу, а потом пожирали получившуюся закуску под трофейный спирт. «Если бы командование норвежской армии с самого начала нацелилось на серьёзное контрнаступление, — завил впоследствии начальник штаба действовавшего в Норвегии 21-го армейского корпуса вермахта полковник Бушенхаген, — немцы оказались бы в чрезвычайно критическом положении». (А. Носков. «Норвегия во Второй Мировой войне 1941–1945 гг.»).

Сложившаяся после первой недели боёв ситуация действительно не внушала оккупантам особого оптимизма, тем более что в отличие от Красной Армии в Финляндии, ни численного, ни технического перевеса они не имели. К 20 апреля 1940 года вермахт располагал на территории Норвегии крайне незначительными силами. В состав их разрозненных десантных групп входили 2-я и 3-я горные дивизии (12 батальонов), 196-я пехотная дивизия с отдельными частями 163-й и 181-й пехотных дивизий (15 батальонов), батальон парашютистов и моторизованный пулемётный батальон. Ещё имелось три батальона моряков, составленных из экипажей потопленных британских флотом эсминцев — стараниями щедрого полковника Сундло их удалось вооружить трофейными винтовками.

Кроме норвежских частей, соответствующих примерно одной нормальной дивизии, немцам противостояли союзные части, ранее готовившиеся выступить на помощь финнам. Британцы высадили три бригады (8 батальонов), пять ударных добровольческих рот и несколько отрядов морской пехоты. Французы перебросили в Норвегию две бригады альпийских стрелков (6 батальонов), польскую бригаду (4 батальона) и полубригаду Иностранного легиона из 3 батальонов.

Соотношение сил, в лучшем случае, равное. Преимущества в вооружении и подготовке у немцев нет. Если австрийские горные стрелки, в основном, действительно отлично оснащённые профессиональные вояки, то прочие — так называемые дивизии седьмой волны, созданные едва за пару месяцев до вторжения, кадровых военных кот наплакал, а оружия не хватает катастрофически. Вместо 147 положенных по штату миномётов — ноль. Вместо 18 150-мм гаубиц и пехотных орудий того же калибра — опять ноль. Ну и 75-мм пехотных орудий и 105-мм гаубиц из штатных 54-х лишь 42. У наспех собранных морских батальонов дела обстояли ещё хуже. Тяжёлого вооружения они не имели вообще, стрелять из трофейных винтовок учились прямо на месте, а уж о такой вещи, как окоп полного профиля, морячкам раньше и в страшном сне слышать не приходилось.

Правда, у немцев имелся танковый батальон против роты французских танков и перевес в воздухе, но в данных условиях это вряд ли могло стать решающим фактором. Опыт той же финской войны показывает, насколько малоэффективны в такой местности лёгкие машины с противопульной бронёй. Конечно, если есть, кому их бутылками с «Коктейлем для Молотова» закидывать. (Именно так, это оружие называлось у поляков и финнов, а наши, уже в 1941-м его переделали в «Коктейль Молотова»). Да и бомбовозам люфтваффе тоже было бы не слишком в тему за шныряющими среди скал группами лыжников охотиться.

Только охотиться оказалось реально не за кем. «Когда начинаешь изучать, какие потери вынуждали отступать норвежские войска, — писал впоследствии британский подполковник Фьерли, — то узнаёшь, что они были или совершенно незначительными, или их вообще не было». (С. Патянин ««Везерюбунг» Норвежская кампания 1940 г.»). Казалось сбывается прогноз Ильи Эренбурга, который в своей антиутопии «Трест Д.Е.» предсказал вымирание населения скандинавских стран от сонной болезни.

Почти столь же пассивно вели себя и англичане, которые при появлении противника в лучшем случае отстреливались и отходили даже при малейшем намёке на обход. Что касается французов, то эти в бой реально так и не вступили, хотя именно их части как раз и были лучше всего подготовлены к войне на данном театре военных действий. Альпийские стрелки поучаствовали лишь в паре вялых перестрелок. Два из трёх батальонов 15-й британской бригады вообще до поля боя не дошли, а всего из высадившихся в Норвегии союзных сил реально сумела повоевать немногим больше половины.

В итоге, к началу мая всей компании пришлось бесславно сваливать из центральной Норвегии, причём норвежцев англо-французский флот брать не стал. Исключение сделали лишь для королевской семьи, правительства и золотого запаса, а остатки горемычной норвежской армии общей численностью около 10 тысяч человек, сдались окончательно.

Ну и, наконец, особо следует отметить нарвикскую эпопею. В начале мая союзники имели там почти 20-тысячную армию против втрое меньшего немецкого отряда, почти наполовину состоящего из едва умеющих стрелять моряков. К вечеру 28 мая немцы оставили Нарвик, однако выбить их с окрестных позиций так и не удалось, да и союзное командование и не слишком старалось это сделать. Ведь штурм города, собственно, и был предпринят, чтобы получить удобный порт для эвакуации.

Уже 8 июня союзники покинули город, как и в центральной Норвегии не пожелав взять с собой норвежских товарищей по оружию, которым пришлось капитулировать. Тем не менее, описывая происходящее в своей книге «Иностранный легион 1831–1955», французы Жан Брюно и Жорж Маню гордо заявляют: «Северная Норвегия была освобождена». Ещё круче пишет о тех же событиях английский автор с неподражаемой наглостью утверждающий, что «немецкий гарнизон Нарвика численность 2000 человек был вынужден сдаться». (Б. Скофилд. «Полярные конвои»).

Гордясь захватом Нарвика европейские историки, ненавязчиво обходят вопрос о том, кто, собственно, захватил порт или просто врут. Например, составители британского словаря «Битвы мировой истории» на голубом глазу приписывают победу своим соотечественникам.

Между тем, какая именно часть взяла город известно очень хорошо.

Это были не англичане, к тому моменту переброшенные на юг и получившие там очередную плюху от гитлеровских горных стрелков. Это были и не французы, которые, как мы уже знаем, предпочитали вообще в бой не вступать. Наконец, не брали Нарвик и поляки, поскольку даже по сведениям их историка Януша Одземковского в ходе боёв 27–28 мая польская бригада без особого успеха сражалась за высоты «Фасоль» и «295», захватив первую и потеряв вторую…

Крупнейшей гаванью северной Норвегии овладела, обеспечив отступление пёстрому союзному воинству, 13-я полубригада французского Иностранного Легиона. Два её батальона включали отморозков из всех стран мира, но ядро составляли эмигрировавшие после поражения в гражданской войне испанские республиканцы. Для этих людей война с Гитлером и Муссолини шла уже четыре года, и дороги назад им не было. Три месяца спустя именно батальон 13-ой полубригады первым встал на сторону, выступившего против Гитлера, будущего президента Франции, генерала Шарля де Голля. О роли испанских легионеров свидетельствуют их потери — более 200 убитых и раненых, против двух десятков во всех остальных подразделениях французского десанта.

В целом же, суть операции, совершенно точно отразило её название «Везерюбунг» или в переводе на русский — «Учения на Везере». Захват территории обитания горячих скандинавских парней, за вычетом нескольких эпизодов едва тянул на учения в условиях, максимально приближенных к боевым.

Неудивительно, что после столь героического сопротивления, датчанам и норвежцам пришлось срочно дополнять свои скромные подвиги героической мифологией. Особенно отличился бывший лётчик английских ВВС Альф Бьёрке, человек достойный, но наделённый слишком богатой фантазией. Описывая славные деяния соотечественников в буклете для туристов «Норвегия» издательства «Майкл Томкинсон», почтенный ветеран явно решил побить рекорды Карла Фридриха Иеронима фон Мюнхгаузена, Тартарена из Тараскона и прочих известных своей правдивостью летописцев просвещённой Европы.

Если верить Бьёрке, норвежский флот «сыграл важнейшую роль в уничтожении «Бисмарка» и «Шарнхорста»». Укомплектованное норвежскими лётчиками 132-е авиакрыло британских ВВС в ходе нормандской операции «захватило передовые аэродромы Франции». А сухопутное воинство короля Хокона, имея к 1944 году около 2500 солдат и офицеров в сухопутных частях, воинство сумело высадить в Нормандии в составе 52-й британской дивизии целых 18 человек!

Воистину эпическая картина! Мы-то думали, что «Бисмарк» сперва повредили снаряды линейного корабля «Кинг Джордж V» и торпедоносцы с авианосца «Арк Ройял», а потом утопили линкоры «Король Георг V» и «Родней», при содействии тяжёлых крейсеров «Норфолк» и «Дортсершир». Верили, что «Шарнхорст» был пущен на дно линкором «Дюк оф Йорк» вместе с сопровождавшими его крейсерами и эсминцами! А оказалось, что в ликвидации обоих германских кораблей «сыграл важнейшую роль» карликовый флот, от которого уже к маю 1940-го остались одни воспоминания! Небось сам капитан Врунгель не совершал подобных подвигов на своей героической яхте «Беда»! Жаль только, что норвежский летописец забыл сообщить, каким образом его земляки топили гитлеровские сверхдредноуты. Видимо сонные бюргеры в тельняшках, совсем недавно сдававшиеся без боя маломощным немецким тральщикам, превратились в обожравшихся мухоморами берсерков и с баграми наперевес атаковали бронированные гиганты!

Не менее круто выглядят и лихие лётчики 132-го авиакрыла, захватившие аэродромы. Вообще-то истребители с бомбардировщиками чисто физически не могут что-либо захватывать. Десяток охранников с парой пулемётов могут с лёгкостью укрыться в ближайшей канаве и положить таких захватчиков, едва они приземлятся. Бьёрке же просто переписал на соотечественников эпизод с захватом немцами норвежского аэродрома Форнебю 10 апреля 1940 года. Тогда приземлившиеся там «мессершмитты» открыли огонь по охране из бортовых пулемётов, но аэродром был захвачен всё же прибывшими вслед десантниками. Во Франции же, часовые просто услыхали грохот американских танков и благоразумно свалили, а норвежские асы отважно приземлились на пустые взлётные полосы.

Что касается реальных достижений флота короля Хокона, то сражаясь на полученном от англичан эскадренном миноносце «Сент-Олбенс», норвежцы даже смогли расстрелять одну подводную лодку, которая при ближайшем рассмотрении оказалась польским «Ястжебом». Другой эсминец «Глейсдейл» словил у берегов Нормандии торпеду с немецкого катера и утоп с большей частью экипажа, что стало крупнейшей потерей флота после 1940 года. Всего же эмигрантские вооружённые силы потеряли в 1941–1945 гг. чуть больше тысячи человек, изрядную часть которых составляли зачисленные в их ряды граждане Британии и США норвежской национальности. Вместе с ними численность армии выросла ко дню победы до 14 тысяч бойцов, большая часть которых одела форму, когда исход войны определился, но так и не сделала по супостату ни единого выстрела.

Тем не менее, «Блюхер» норвежцы утопили, да несколько отчаянных диверсантов, вроде взорвавшего возивший грузы для немцев транспорт «Ортельсбург» участника советско-финской войны Макса Мануса у них было. Поэтому могут с чистой совестью осознавать свою высочайшую крутость по сравнению с датчанами. Эти дали союзной армии почти тысячу солдат, потерявших за всю войну, целых 43 человека. Что же касается оккупации, то когда пережившая блокаду мать моего приятеля, спросила копенгагенскую сверстницу, каково ей пришлось при немцах, та ответила: «Ужасно! Парной телятины и настоящего кофе было нигде не достать!»

В качестве компенсации за несовершённые подвиги датчане стали героями самой раскрученной легенды гитлеровской Европы — знаменитой истории о короле, спасшем здешних евреев. Считается, что когда гитлеровцы потребовали от них нашить на одежду жёлтую шестиконечную звезду, чтобы по этой примете отправить в газовые камеры, король Христиан X якобы приделал канареечный могендовид к своему мундиру и гордо вышел на улицу. Верноподданные его величества последовали примеру монарха, и их массовое озвездение сбило с толку тупых нацистов. Без опознавательных знаков они не смогли отличить евреев от арийцев, а тем временем, датские рыбаки вывезли несчастных в Швецию.

Эта высокодуховная сказка уже полвека повторяется в разных вариантах, а покойная защитница прав чеченских человеков Анна Политковская, до кучи приписала этот же подвиг и королю Нидерландов. Правда, по жизни тогдашний голландский монарх был королевой Вильгельминой, прожившей всю войну в Лондоне — но, согласитесь, истинную антифашистку такие мелочи остановить не способны.

Разумеется, к реальности святочная история о звездоносном короле не имела ни малейшего отношения. Впервые она всплыла у американского писателя Леона Юриса в посвящённом становлению Израиля боевике «Исход» и уже полвека повторяется в разных вариантах, несмотря на официальные опровержения самих датчан. В частности, научный сотрудник датского Центра по изучению холокоста и геноцидов Нильс Поульсен обнаружил, что немцы вообще не заставляли датских евреев носить жёлтую звезду! Поэтому, появись Христиан X в таком прикиде, народ подумал бы, что его величество крепко перебрал.

Датские рыбаки действительно успешно перевезли большую часть евреев в Швецию. За это 57 рыбаков получили срок, но въедливый учёный выяснил: рисковали мужики не зря! За каждое место в лодке с беженцев брали по 2 тысячи крон, а информация о готовящихся арестах, утекла от самих немцев. По данным Поульсена, депортацию сорвал наместник фюрера в Дании рейхскомиссар Вернер Бест, решивший таким образом подстраховаться ввиду грядущего краха Рейха, и добившийся своего. После войны датчане первоначально приговорив его к смертной казни, затем снизили приговор до 12 лет, а в 1951 году и вовсе отпустили ввиду слабости здоровья, которое и вправду оказалось никудышным: старик дожил всего до 86 лет, скончавшись в 1989 году.

Норвежцы смогли показать свою крутость после освобождения севера страны советскими войсками. Когда командование 14-й армии полковник Григорович попросил у норвежской фирмы «Сюдварангер» леса для бараков, ему не дали не единой дощечки и даже отказались их продавать. В разгар полярной зимы красноармейцам пришлось ютиться в палатках, что привело к многочисленным заболеваниям. Скованные строжайшим приказом, офицеры армии вынужденно проглотили хамство и остаётся только пожалеть, что перед освобождением жлобов из «Сюдварангера» по их офису напоследок не отстрелялся главным калибром «потопленный» норвежским флотом «Шарнхорст».

Самым же удачным способом компенсировать недостаточное количество героических подвигов, стала расправа с детьми, рождёнными местными дамами от оккупантов. Поскольку по законам Рейха норвежцы считались истинными арийцами, гитлеровские специалисты-расоведы считали детишек расово полноценными, но их норвежские коллеги оказались куда суровее. Отпрыски, получившие прозвище naziyngel или нацистская икра, были объявлены носителями особо зловредного национал-социалистического гена или умственно отсталыми. Примерно 2 тысячам, высланным вместе с матерями в Германию повезло, а вывезенная в Швецию Анни-Фрид Люнгстад, впоследствии прославилась на весь мир как солистка группы «АББА».

Остальные 12 тысяч в возрасте от нескольких месяцев до четырёх лет были отправлены в специнтернаты и психушки. Некоторые там и вправду свихнулись, остальные выбрались лишь после долгих лет побоев и унижений. Некоторых выпустили лишь после достижения совершеннолетия со специальным штампом в паспорте, исключающим устройство на достойную работу. Только в 2005 году, после многолетних судебных процессов состарившиеся «икринки» получили по 3000–4000 евро компенсации.

Глава 6 Роковая страсть фюрера

Начав наступление против Франции, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга 10 мая 1940 года, германская армия одержала блестящую победу, несмотря на перевес противника в численности, танках и артиллерии. Потеряв 45 458 убитыми и пропавшими без вести, немцы уничтожили свыше 100 тысяч солдат противника и взяли около 2,5 миллионов пленных. Соотношение безвозвратных потерь по итогам краткосрочной кампании оказалось свыше 50 к 1, то есть ещё более впечатляющим, чем в Польше. Голландская армия сдалась 14 мая, бельгийская — 28 мая, Франция капитулировала 22 июня, а основная часть британских экспедиционных сил с 26 мая по 4 июня с трудом успела эвакуироваться из Дюнкерка через пролив Ла-Манш, побросав на побережье всю боевую технику. Впоследствии именно дюнкеркские беглецы стали ядром возрождённой английской армии.

Вот с этой-то эвакуацией до сих пор и остаются вопросы. Успеху англичан помогло, то, что они ещё 17 мая втайне от французов стали отправлять домой тыловые части, а 20 мая приступили к срочному составлению плана вывоза главных сил, но едва ли не решающую роль сыграла остановка Гитлером движения вышедших к Ла-Маншу танковых дивизий.

Согласно официальной версии, фюрер, 24 мая приостановил наступление на последний порт, через который могли эвакуироваться британцы, лишь 26 мая разрешил продолжить его, но главным образом силами пехоты, чтобы сохранить танковые дивизии для грядущего наступления на Париж. Некоторые уточняют, что фюрер перенервничал, когда после британского контрудара под Аррасом малоуязвимые для немецких противотанковых орудий танки «Матильда» 21 мая прорвали позиции дивизии СС «Мёртвая голова». Подтянув 105-мм пушки и 88-мм зенитки, немцы раздолбали «Матильды», но прежде чем Адольф Алоизович успокоился, англичане, воспользовались задержкой, смогли перевести дух, подвести к Дюнкерку, отставшие от вырвавшихся вперёд немецких танков дивизии, окопаться и начать эвакуацию. Также считается, что на ошибочное решение Гитлера повлияли командующий наносящей главный удар группы армий «А» генерал-полковник Герд фон Рунштедт и глава военно-воздушных сил рейхсмаршал Герман Геринг. Первый переоценил потери в танках и опасность вражеских контрударов, второй самоуверенно клялся потопить драпающих через Ла-Манш британцев с помощью авиации, но не сдержал слова.

Версию насчёт Геринга отметаем сразу, поскольку наступление возобновилось 26 мая, когда эвакуация только началась. Потери в танках и желание их сохранить на первый взгляд выглядят куда более веской причиной. Но вот что пишет принимавший непосредственное участие в операции, Гейнц Гудериан, командовавший тогда 19-м корпусом в составе 1-й, 2-й и 10-й танковых дивизий, 20-й моторизованной дивизии и мотопехотного полка «Великая Германия»:

«В ночь с 26 на 27 мая корпус снова начал наступление. 20-я мотодивизия, которой были приданы полк лейб-штандарт «Адольф Гитлер» и пехотный полк «Великая Германия», усиленная тяжёлой артиллерией, получила задачу наступать на Ворму. 1-й танковой дивизии было приказано, действуя с правого фланга, присоединиться к наступающим войскам для развития успеха. Пехотный полк «Великая Германия» при эффективной поддержке 4-й танковой бригады из состава 10-й танковой дивизии достиг своей цели — высоты Крошти-Питгам. Танковый разведывательный батальон 1-й танковой дивизии занял Брукер. Было замечено усиленное движение морских транспортов противника из Дюнкерка через пролив. До 28 мая мы вышли к Ворму и Бурбур. 29 мая 1-я танковая дивизия овладела Гравлином. Однако захват Дюнкерка произошёл без нашего участия, 19-й армейский корпус был сменён 29 мая 14-м армейским корпусом. Эта операция была бы проведена значительно быстрее, если бы верховное командование не останавливало несколько раз войска 19-го армейского корпуса и не препятствовало его успешному продвижению». («Воспоминания солдата»).

Странно получается: Гитлер останавливает наступление 24-го, опасаясь за сохранность танков, но на Дюнкерк с 26-го по 29-е наступает именно танковый корпус! То есть фюрер сначала решил поберечь ценные танки для июньских боёв в центральной Франции, спустя два дня передумал и снова пустил их в бой, постоянно тормозя, а ещё через трое суток передумал окончательно и стал отводить корпус Гудериана с позиций, когда до победы было уже рукой подать! Немецкие танки того периода не слишком хорошо бронированы, и подобное топтание на месте, вместо стремительных атак, наоборот приводят к росту потерь. Значит, дело не в желании поберечь бронетехнику, а в чём-то ином. В чём же именно?

Оставим пока этот вопрос открытым, и посмотрим, что произошло несколько месяцев спустя, когда фюрер призвав Англию к мирным переговорам, и не получив ответа решил добиться своего с помощью мощного авиационного наступления и почти достиг успеха.

«Последние два дня августа оказались особенно неудачными для истребительного командования. — Пишет один из крупнейших британских исследователей Второй Мировой войны Бэзил Лиддел Гарт. — Примечательно, что небольшие группы немецких бомбардировщиков (15–20 самолётов) сопровождались втрое большим числом истребителей. 31 августа английская авиация понесла самые тяжёлые во всей битве потери — 39 самолётов; у немцев потери составляли 41 самолёт. При немногочисленности сил английской авиации такие потери были недопустимыми, тем более что противника отпугнуть не удалось. Большинству аэродромов на юго-западе Англии был причинён серьёзный ущерб, а некоторые из них совершенно вышли из строя… В течение августа истребительное командование потеряло в боях 338 самолётов «Харрикейн» и «Спитфайер»; кроме того, серьёзные повреждения получили ещё 104 самолёта. Немцы потеряли 177 самолётов Me-109, ещё 24 таких самолёта получили повреждения. Соотношение потерь в истребителях было 2:1, если учесть, что по различным другим причинам из строя вышли 42 английских и 54 немецких самолёта. Таким образом, в начале сентября у Геринга были все основания полагать, что он близок к своей цели — сокрушению мощи английской истребительной авиации и уничтожению её баз на юго-востоке Англии». («Вторая Мировая война»).

Итак, британские ВВС на последнем издыхании. С 24 августа по 6 сентября, они теряют только сбитыми 295 истребителей. Ещё 171 машина серьёзно повреждена, и далеко не все севшие с пробоинами от вражеских пулемётов британские истребители удаётся отремонтировать. Ввести в строй за этот период их удаётся всего 269, эскадрильи тают на глазах, редеют ряды подготовленных лётчиков. Из менее 1000 пилотов, имевшихся в наличии, с 24 августа по 6 сентября 103 убиты и 128 тяжело ранены, а с учётом предыдущих потерь некомплект личного состава превысил 40 %. Кажется, ещё одно усилие… но 3 сентября, Гитлер решает перейти к бомбардировкам Лондона, чтобы деморализовать население и вынудить Великобританию к миру. Немцы несут большие потери, англичане получают передышку и приходят в себя. С 8 по 21 сентября у них сбито всего 139 истребителей, а с 22 сентября по 5 октября лишь 116, промышленность с лихвой восполняет потери, и Англия выигрывает воздушное сражение.

Считается, что фюрер разозлился за удары британских бомбардировщиков по германским городам, но те начали их бомбить сразу же после начала немецкого наступления во Франции. И вообще, странно как-то: второй раз подряд в течение четырёх неполных месяцев, Германия имеет отличные шансы добить Англию сперва на земле, потом в воздухе, и прекращает добивание. Но и это ещё не всё. Начатая в то же время подготовка к высадке десанта на британском побережье ведётся, так что сами германские генералы не верят в серьёзность замысла.

«В те недели, когда шла подготовка к операции, я лишь ещё больше укрепился в моём убеждении, что она никогда не будет начата. — Вспоминал впоследствии, командовавший 2-м воздушным флотом Альберт Кессельринг. — В отличие от периодов подготовки к предыдущим кампаниям в люфтваффе не было проведено ни одного совещания, на котором детали предстоящей операции обсуждались бы с командующими авиагруппами или с представителями вспомогательных служб ВВС, не говоря уже о встречах с представителями высшего командования или самим Гитлером. Беседы в моём штабе на побережье пролива с Герингом и представителями командования сухопутных и военно-морских сил, назначенными для руководства операцией «Морской лев», были скорее неформальными разговорами, нежели деловыми дискуссиями, налагающими определённые обязательства.

Я находился в неведении даже относительно того, предполагается ли какая-либо взаимосвязь между текущими авиаударами по Англии и планом вторжения; никаких приказов воздушное командование не получало. Мне не было дано никаких инструкций относительно того, какие тактические задания могут быть возложены на подчинённые мне части и соединения и предусмотрено ли взаимодействие ВВС с сухопутными войсками или военно-морскими силами. Это тем более приводило меня в уныние, что в свете устных инструкций, данных мне 6 августа 1940 года, я имел основания предполагать, что воздушные атаки на Англию, начавшиеся через два дня после этого, являются прелюдией к операции «Морской лев». Однако в первые же дни стало ясно, что эти атаки осуществляются отнюдь не в соответствии с упомянутыми инструкциями и никак не могут быть связаны с акцией вторжения…

Для проведения операции вторжения необходимо было ошеломить оборону противника сокрушительными ударами, а затем внезапно атаковать ещё свежими силами люфтваффе. Должен, однако, заметить, что нам было запрещено наносить удары по базам военно-воздушных сил в районе Лондона. Это было ошибкой, которая с самого начала делала весьма проблематичным успех нашей борьбы за достижение господства в воздухе. Кроме того, я не уверен, что в тот момент необходимо было придавать столь большое значение подавлению ближайших к континенту английских портов. Тем не менее, хотя я и был недоволен содержанием оперативных приказов, связанных с началом битвы за Британию, многочисленные беседы с рейхсмаршалом в некоторой степени восстановили мою веру в успех операции «Морской лев».

Я не мог себе представить, что имеющие с военной точки зрения огромную ценность части и соединения ВВС можно было использовать для поражения далеко не самых важных целей, всего лишь для того, чтобы потянуть время. Всё происходившее в период подготовки операции «Морской лев» можно понять лишь исходя из того, что высшее командование без конца «флиртовало» с идеей вторжения, пытаясь заглушить угрызения совести, связанные с его неспособностью принять твёрдое решение по целому ряду политических причин и из-за опасений военного характера…

Если бы Гитлер действительно хотел осуществить операцию вторжения, он бы, как Черчилль, который по характеру в этом смысле походил на фюрера, вник в каждую деталь плана (как это было в случае вторжения в Норвегию) и навязал бы свою волю всем трём видам вооружённых сил. В этом случае не было бы отдано так много весьма туманных приказов, мешавших достижению согласия между командующими сухопутными войсками, ВВС и ВМС». («Люфтваффе: триумф и поражение. Воспоминания фельдмаршала Третьего рейха»).

На суше не добили, в воздухе не добили, а десантом только пугать собрались? Как-то не похоже на человека, который только что с ничтожными потерями подчинил себе почти всю континентальную Европу. Чтобы понять столь странное поведение создателя Третьего Рейха, очень полезно заглянуть в его главный труд — книгу «Моя борьба», содержащая как практические советы по партийному строительству, так и основные геополитические идеи. Вопреки широко распространённому мнению тема разоблачений козней мирового еврейства в «Майн Кампф» проработана слабо. Описывая их, даже средний российский жидоед оперирует реальными Абрамычами и Абрамовичами, приводит конкретные цифры их безгрешных доходов и цитирует подлинные перлы, исходящие из прожорливых ротиков. В «Кампф» же из крупных сионских мудрецов упомянут один давно померший Маркс, цифр и документов нет в помине, а только унылые рассуждения в духе знаменитого «Если в кране нет воды…»

Зато едва фюрерская мысль перекидывается на Великобританию, она тут же начинает цвести и пахнуть. Комплиментами стойкости английского солдата, обширности Британской Империи, а главное — эффективности лондонской пропаганды Адольф Алоизович сыплет как из рога изобилия, причём обосновывая их чрезвычайно содержательными примерами.

Когда же дело доходит до анализа англо-германских отношений перед Первой мировой войной, страдающая душа автора прямо-таки плачет кровавыми слезами. Какой исторический шанс упустил растяпа кайзер Вильгельм! Не захотел договориться с цивилизованными братьями-островитянами и с их помощью накостылять диким москалям!

«Приняв решение раздобыть новые земли в Европе, мы могли получить их, в общем и целом только за счёт России. В этом случае мы должны были, препоясавши чресла, двинуться по той же дороге, по которой некогда шли рыцари наших орденов. Немецкий меч должен был бы завоевать землю немецкому плугу и тем обеспечить хлеб насущный немецкой нации. Для такой политики мы могли найти в Европе только одного союзника: Англию. Только в союзе с Англией, прикрывающей наш тыл, мы могли бы начать новый великий германский поход. Наше право на это было бы не менее обосновано, нежели право наших предков. Ведь никто из наших современных пацифистов не отказывается кушать хлеб, выросший в наших восточных провинциях, несмотря на то, что первым „плугом“, проходившим некогда через эти поля, был, собственно говоря, меч. Никакие жертвы не должны были показаться нам слишком большими, чтобы добиться благосклонности Англии. Мы должны были отказаться от колоний и от позиций морской державы и тем самым избавить английскую промышленность от необходимости конкуренции с нами…

Только полная ясность в этом вопросе могла привести к хорошим результатам. Мы должны были полностью отказаться от колоний и от участия в морской торговле, полностью отказаться от создания немецкого военного флота. Мы должны были полностью сконцентрировать все силы государства на создании исключительно сухопутной армии. В результате мы имели бы некоторое самоограничение для данной минуты, но обеспечили бы себе великую будущность». (Глава IV. Мюнхен).

Ау, господа российские поклоннички! Кто-то ещё хочет побазарить насчёт доброго дяди Адика, который пришёл освободить от большевиков страдающий русский народ? Тогда продолжим:

«Представим себе только на одну минуту, что наша германская иностранная политика была бы настолько умна, чтобы в 1904 году взять на себя роль Японии. Представьте себе это хоть на миг, и вы поймёте, какие благодетельные последствия это могло бы иметь для Германии. Тогда дело не дошло бы до «мировой» войны. Кровь, которая была бы пролита в 1904 году, сберегла бы нам во сто раз кровь, пролитую в 1914–1918 годах. А какую могущественную позицию занимала бы в этом случае ныне Германия!» (Глава IV. Мюнхен).

«Русско-японская война застала меня уже более зрелым человеком. За этими событиями я следил ещё внимательнее. В этой войне я стал на определённую сторону и притом по соображениям национальным. В дискуссиях, связанных с русско-японской войной, я сразу стал на сторону японцев. В поражении России я стал видеть также поражение австрийских славян». (Глава V. Мировая война).

«Старой Германии мы делаем один упрёк: в области иностранной политики она всё время колебалась как маятник, стараясь во что бы то ни стало и какой угодно ценой сохранить мир, причём на деле только испортила отношения со всеми. Но никогда мы не делали старой Германии упрёка за то, что она отказалась продолжать хорошие отношения с Россией…

Я не забываю всех наглых угроз, которыми смела систематически осыпать Германию панславистская Россия. Я не забываю многократных пробных мобилизаций, к которым Россия прибегала с единственной целью ущемления Германии. Я не могу забыть настроений, которые господствовали в России уже до войны, и тех ожесточённых нападок на наш народ, в которых изощрялась русская большая пресса, восторженно относившаяся к Франции». (Глава XIV. Восточная ориентация или восточная политика).

Вера Гитлера в благие намерения Лондона воистину беспредельна. Едва речь заходит о коварном Альбионе, матёрый политический волчара превращается в доверчиво блеющего барашка.

«Кто под этим углом зрения взвесит возможности, остающиеся для Германии, тот неизбежно должен будет придти вместе с нами к выводу, что нам приходится искать сближения только с Англией. Английская военная политика имела для Германии ужасающие последствия. Но это не должно помешать нам теперь понять, что ныне Англия уже не заинтересована в уничтожении Германии. Напротив, теперь с каждым годом английская политика всё больше будет испытывать неудобства от того, что французская гегемония в Европе становится всё сильнее. В вопросе о возможных союзниках наше государство не должно, конечно, руководствоваться воспоминаниями старого, а должно уметь использовать опыт прошлого в интересах будущего. Опыт же учит, прежде всего, тому, что такие союзы, которые ставят себе только негативные цели, заранее обречены на слабость. Судьбы двух народов лишь тогда станут неразрывны, если союз этих народов открывает им обоим перспективу новых приобретений, новых завоеваний, словом, усиления и той и другой стороны». (Глава XIII. Иностранная политика Германии после окончания Мировой войны).

«Я верю, — писал Гитлер корреспонденту газеты «Дейли Экспресс» и по совместительству разведчику Сефтону Делмеру, ставшему первым британским журналистом, взявшим у него интервью. — Что кризис, который вламывается сейчас к нам, может быть преодолён лишь путём тесного политического сотрудничества между теми государствами, которые видят в восстановлении естественного баланса сил в Европе первую предпосылку к решению тех глобальных мировых проблем, от которых Британия также страдает сегодня».

Вот и получили объяснения странные решения Гитлера в 1939–1940 гг. Адольф Алоизович искренне не хотел краха Британской Империи, постоянно спасал её вооружённые силы, когда те находились уже на последнем издыхании — и до последнего надеялся помириться. Отсюда и отвод танковых дивизий из-под Дюнкерка, и британская авиация, которую фюрер отказался добивать, уже почти выиграв воздушную «Битву за Англию», и оказавшийся грандиозным блефом «Морской Лев». Ну и, конечно, загадочный перелёт в Шотландию ближайшего соратника Гитлера, его заместителя по партии Рудольфа Гесса, часть документов о переговорах с которым до сих пор засекречена с формулировкой «на неопределенно долгий срок».

Правда, после прихода Гитлера к власти Берлин сделал ряд примирительных заявлений, но в реальности военное сотрудничество между СССР и Германией было свернуто спустя считанные месяцы, а совместные школы по подготовке танкистов в Казани и лётчиков в Липецке прекратили своё существование. Одновременно значительно сократился советско-германский торговый оборот. Если в 1932 году он составлял 896,7 млн марок, то в 1933-м, после назначения Гитлера рейхсканцлером упал до 476,3 млн, а к 1937 году скатился до 182,5 млн.

Очевидно, что возглавив страну, фюрер строго следовал своей главной книге и не скрывал этого. Описывая совещание, на котором Гитлер приказал остановить наступление, начальник оперативного отдела 4-ой армии Гюнтер Блюментритт вспоминал, что фюрер «удивил нас своими восторженными высказываниями о Британской империи, о необходимости её существования и о цивилизации, которую Англия принесла миру… Он сказал, что всё, чего он хочет от Англии, так это чтобы она признала положение Германии на континенте. Возвращение Германии её колоний желательно, но это несущественно… В заключение он сказал, что его целью является заключение мира с Англией на такой основе, которую она сочла бы совместимой с её честью и достоинством».

Цитируя Блюментритта в своей книге «Гибель нацистской империи», американский журналист Уильям Ширер дополняет: «С подобного рода суждениями Гитлер часто выступал в последующие несколько недель перед своими генералами, перед Чиано (министр иностранных дел Италии — Ю.Н.) и Муссолини и, наконец, публично. Месяц спустя Чиано был поражён, узнав, что нацистский диктатор, находясь в зените славы, высказывался о важности сохранения Британской империи как «фактора мирового равновесия», а 13 июля Гальдер отметил в своём дневнике, что фюрера крайне занимает вопрос, почему Англия до сих пор не ищет мира: «…Он считает, что придётся силой принудить Англию к миру. Однако он несколько неохотно идёт на это… Разгром Англии будет достигнут ценой немецкой крови, а пожинать плоды будут Япония, Америка и др.» Хотя многие в этом сомневались, но, возможно, Гитлер остановил свои танки перед Дюнкерком для того, чтобы избавить Англию от горького унижения и тем самым содействовать миру. Это был бы, по его словам, мир, в котором Англия предоставила бы Германии свободу снова направить свои усилия на Восток, на этот раз против России».

Возможность развала Британской Империи и приватизация её колоний конкурентами стали настоящим кошмаром вождя Третьего Рейха. Когда Англия, испытывая острую нужду в боевых кораблях, в обмен на 50 старых эсминцев передала США свои военные базы на Багамских островах, в Британской Гвиане, а также на Ямайке и других островах Карибского моря, это решение, по словам министра иностранных дел Италии Чиано, вызвало величайшее волнение в Берлине. Фюрер даже хотел разорвать дипломатические отношения с Америкой, и его едва убедили не совершать опрометчивых шагов.

Боязнь усиления США за счёт британских колоний и использования полученного ресурса против Германии заставляла Гитлера снова и снова пытаться помириться с Великобританией. Но насколько были оправданы его мечты? Кажется, любой человек, хоть сколько-нибудь знакомый с лондонской политикой, должен понимать полную их оторванность от реальности.

«У нас нет ни постоянных врагов, ни постоянных друзей, — писал двукратный премьер-министр Великобритании Генри Пальмерстон королеве Виктории, — у нас есть только постоянные интересы…». Впоследствии ту же мысль повторил его оппонент и в то же время единомышленник в борьбе с Россией Бенджамин Дизраэли, также дважды возглавлявший британское правительство. Геополитическая ситуация требовала от британцев иметь мощнейший в мире флот, и постоянно препятствовать объединению континентальных держав, поддерживая их непрерывное противостояние. В противном случае эти державы могли объединить свои военно-морские ресурсы и, завоевав господство на воде, высадить в Англии армию много сильнейшую, чем защищающие остров войска.

Впервые такая политика отчётливо проявилась в конфликтах, сотрясавших Европу в 1665–1675 гг. До этого Англия, которую в ходе свергнувшей короля Карла Стюарта революции и гражданской войны возглавил талантливый политик и военачальник Оливер Кромвель, сумела добиться выдающихся внешнеполитических успехов. Как уже писалось выше, армии ранее фактически независимых Ирландии и Шотландии были наголову разгромлены, а обе страны превратились в английские провинции. У Испании английский флот отбил Ямайку, Франция передала Кромвелю Дюнкерк, и наконец, разбитые в серии морских сражений Нидерланды уступили ему первенство на океанских просторах. Закреплённый победой «Акт о навигации» 9 октября 1651 года гласил, что товары из Азии, Африки и Америки могли ввозиться в Великобританию только на британских судах, а европейские товары либо на британских, либо на судах страны-производителя. Основе могущества Нидерландов — посреднической торговле — был нанесён тяжелейший удар, а британский торговый и военный флоты получали мощный стимул для развития.

После смерти Кромвеля и реставрации на британском престоле династии Стюартов, армия и флот страны существенно ослабли, поэтому в морских боях двух последующих войн с голландцами англичане чаще терпели поражения. Однако военную слабость удалось компенсировать политическими манёврами, в чём Англия себя проявила как истинный виртуоз. В 1665 году она нападает на Нидерланды. В 1668-м, едва закончив войну, образовывает с бывшим врагом коалицию, направленную против Франции. В 1672-м снова атакует голландцев в союзе с французами, но через два года выходит из войны, заключив с Голландией сепаратный мир. В результате «Акт о навигации» продолжал действовать, и в начале XVIII века Англия окончательно становится ведущей морской державой. Нидерланды же на сто с лишним лет превращаются в её младшего партнёра, сыграв существенную роль в войне за Испанское наследство, покончившей с французской гегемонией в Западной Европе.

Вторично разрушив французскую гегемонию в Европе в 1814 году с помощью усилившейся Российской Империи, Лондон нанёс поражение России с помощью Франции в Крымской войне 1853–1856 гг., в ходе Первой мировой войны 1914–1918 гг., силами главным образом русской и французской армий, сокрушил нового европейского гегемона, кайзеровскую Германию. В конце войны, чтобы не допустить Россию к разделу добычи, Лондон способствовал её падению в пучину и без того назревающей революции, однако, недооценив большевиков, сам получил от них немало хлопот в своих колониях и полуколониях.

Более успешно ту же политику впоследствии проводили ставшие геополитическим наследником Британской империи Соединённые Штаты. В 80-е годы прошлого века, США сумели существенно ослабить Советский Союз, поддержав афганских моджахедов и уговорив арабские страны подорвать советскую нефтеторговлю, резко сбросив цены на «чёрное золото». Хотя основные причины краха СССР, как и падения Российской империи, лежали внутри страны, эти действия способствовали началу перестройки, вступлению части бывших советских республик в НАТО и появлению на постсоветском пространстве американских военных баз. Которые в свою очередь немало помогли проникновению США в тот же Афганистан…

Хотя в середине XX столетия скрыть суть англосаксонской политики было невозможно, влюблённый фюрер, почему-то считал, что в отличие от голландцев, французов, русского императора Николая I, и германского кайзера Вильгельма II, для него сделают исключение. И некоторые основания у него так думать, действительно были.

Все 30-е годы Лондон потворствовал Гитлеру во всех начинаниях! Отмена унизительных статей завершившего Первую мировую войну Версальского договора, ограничивающих численность армии жалкими 100 тысячами, без танков, авиации и подводных лодок? Пожалуйста! Отказ от получения репараций, которые Германия обязывалась выплатить согласно тому же договору? Ради бога! Кредит на развитие военной промышленности? Получите без малого миллиард фунтов стерлингов от Банка Англии — вернёте, как сможете. С авиадвигателями проблема? «Роллс-Ройс Кестрел» мощностью 695 лошадиных сил для первых моделей «мессершмиттов» на блюдечке с голубой каёмочкой! Австрию присоединить? Щас бантиком перевяжем! Судетскую область у Чехословакии забрать? Да мы по этим швейкам ещё и сами вдарим, если брыкаться начнут!

Я не оговорился. Общеизвестно, что в ходе конфликта Германии с Чехословакией, Великобритания надавила на Францию, вынудив её отказаться от выполнения обязательств по защите чехов, согласно договору от 16 мая 1935 года. Но отказом Праге в помощи дело не ограничилось — ведь СССР мог всё равно её поддержать, и тогда развитие событий стало бы трудно предсказуемым.

Поэтому в ночь с 20 на 21 сентября 1938 года послы Великобритании и Франции заявили чехословацкому президенту Эдуарду Бенешу, что «если чехи объединятся с русскими, война может принять характер крестового похода против большевиков. Тогда правительствам Англии и Франции будет очень трудно остаться в стороне». («Новые документы из истории Мюнхена»). То есть Лондон и Париж открыто пригрозили Праге, что в случае принятия советской помощи будут воевать против неё на стороне Гитлера. Бенешу пришлось отказаться от этой помощи и капитулировать.

После того, как Гитлер, вопреки данным Англии и Франции обещаниям, 14 марта посодействовал отделению Словакии от Чехии, вынудил чешское руководство согласиться на германскую оккупацию, а Словакию превратил в вассала, Лондон и Париж, на первый взгляд, неожиданно озаботились возросшими аппетитами Рейха. Французское правительство уже 15 марта выступило с резким протестом, а британского премьера Невилла Чемберлена изначально выступившего с примирительным заявлением, его собственные соратники вынудили уже через двое суток, радикально изменить позицию и осудить Гитлера.

Однако дальнейшие действия ведущих европейских демократий кажутся непоследовательными. Они молча позволяют Германии отобрать у Литвы Мемель 23 марта 1939 года, но 21 марта Великобритания торжественно обещает Польше защитить её от любой агрессии. Тогда же англичане предлагают Франции и СССР срочно начать переговоры по обузданию немцев. Что же случилось?

Превратив Чехию в свой протекторат Гитлер, впервые вышел за рамки прежнего курса на присоединение германских территорий, каковыми являлись Австрия, Судетская область и Мемель. При этом оккупировалась не территория СССР, куда фюрера усиленно подталкивали вторгаться, а европейская страна, гарантами безопасности которой Лондон и Париж выступили в Мюнхене.

Правда, юридически Мюнхенское соглашение не нарушалось. Гарантии давались Чехословакии, которая после провозглашения независимости Словакией и Закарпатской Украиной перестала существовать. Однако по факту Гитлер кушал англо-французского вассала, нанося, таким образом, мощный удар по репутации сеньоров. Требуя от Праги капитуляции в Мюнхене, англо-французы могли ссылаться на обоснованность германских требований и стремление судетских немцев воссоединиться с соотечественниками, а теперь у них такого обоснования не было.

Приходилось поневоле вступаться и за Польшу. Как уже говорилось, германские требования к ней были весьма умеренными, но Великобритания и Франция принять их не могли. С передачей Рейху Данцига, где 95 % населения составляли немцы, согласиться было ещё можно. И со строительством экстерриториальных дорог через польское Поморье к германской Восточной Пруссии, пожалуй, тоже. Но вот присоединение Польши к ведомому Германией Антикоминтерновскому пакту означало выпадение Варшавы из сферы влияния Лондона и Парижа, и превращение её в берлинского вассала.

Хотя формально пакт создавался для координации борьбы с международным коммунистическим движением, на самом деле это был военно-политический блок, помогавший участникам удовлетворить свои территориальные претензии за счёт соседей. Все его европейские члены, за исключением державшейся несколько в стороне Испании, неудержимо превращались в вассалов Гитлера, и подобная эволюция Польши, совершенно не устраивала Англию с Францией. Одно дело участие Варшавы в походе на Москву и разделе советских территорий, и совсем другое — превращение её из восточного противовеса Берлину в его сателлита.

Случилось такое, да ещё и сразу же после оккупации Чехии, международный авторитет столпов европейской демократии падал сильно ниже плинтуса. Спросите любого пережившего 90-е годы братка из тамбовской или солнцевской группировки, и он подтвердит, что для бизнеса подобное поведение — чистое самоубийство. Владельцы всех крышуемых группировкой кабаков и магазинов, увидев, что крыша дырявая, тут же начнут искать нового покровителя.

Точно также, ориентировавшиеся на Британию малые страны Европы, Азии и Южной Америки, видели, что 1 марта 1939 года поддержанный Гитлером и Муссолини генерал Франко уничтожил признанную Англией и Францией Испанскую республику, а 14 марта того же года немцы докушали чехов. Потом вспоминали, что ещё раньше Германии дали присоединить Австрию, а Италии завоевать Эфиопию и Албанию. Затем осознавали, что согласно акту британского парламента от 11 декабря 1931 года доминионы (самоуправляемые государства в составе империи) Австралия, Ирландия, Канада и Южно-Африканский союз, признаны полностью самостоятельными, то есть фактически отделились от Великобритании… А тут ещё и Польша…

Поневоле вставал вопрос, не одряхлела ли данная империя, не смотря на всю хитроумность политических комбинаций её властителей? И не пора ли её вассалам искать новых покровителей в лице Германии, США и Советского Союза? Тщательно выстроенные против Москвы и Берлина, восточноевропейские блоки трещали по швам. С падением Праги ушла в небытие Малая Антанта объединявшая Чехословакию, Румынию и Югославию, но потеря Польши с гарантией приканчивала (и в 1940 году прикончила) также Балканскую Антанту (Югославия, Румыния, Греция и Турция) и Балтийскую Антанту (Литва, Латвия и Эстония).

Мало того: подобные настроения могли охватить и авторитетных общественных деятелей в английских и французских колониях. После вступления немецких войск в Париж и разгрома японцами британских контингентов в Бирме, Малайзии и Сингапуре именно так и случилось, но ещё до японского вторжения — 14 августа 1941 года тяжелейший удар по колониальной системе Великобритании нанесли США. В этот день президент США Франклин Рузвельт заставил Черчилля подписать так называемую Атлантическую хартию, к которой 29 сентября того же года присоединился Советский Союз.

«Президент и премьер-министр от имени Соединённых Штатов и Соединённого Королевства сделали следующее заявление, — вспоминал впоследствии сын хозяина Белого Дома Эллиот Рузвельт:

1. Что их страны не стремятся к территориальным или другим приобретениям.

2. Что они не согласятся ни на какие территориальные изменения, не находящиеся в согласии со свободно выраженным желанием заинтересованных народов.

3. Что они уважают право всех народов избирать себе форму правления, при которой они хотят жить; что они стремятся к восстановлению суверенных прав и самоуправления тех народов, которые были лишены этого насильственным путём.

4. Что они, соблюдая должным образом свои существующие обязательства, будут стремиться обеспечить такое положение, при котором все страны — великие или малые, победители или побеждённые — имели бы доступ на равных основаниях к торговле и к мировым сырьевым источникам, необходимым для экономического процветания этих стран…» («Его глазами»).

В переводе с дипломатического пункт 1 обозначает, что Великобритания, Франция и любая другая страна не смогут получить ни одного квадратного дюйма земель, которые принадлежат Германии или её союзникам. Никакого раздела, например, итальянских колоний, подобного разделу германских после Первой мировой войны, не будет. Пункты 2 и 3 прямо предписывают колониальным державам не препятствовать обретению независимости собственными колониями. И, наконец, пункт 4 пресекал попытки, превратив эти колонии в доминионы или что-то подобное, отгородить их таможенными или протекционистскими барьерами от победного шествия американского доллара, либо препятствовать американским корпорациям выгребать из недр освобождённых колоний всё вкусное.

Но весной 1939-го подобное развитие событий ещё не было предопределено, и европейские демократии пытались поддерживать престиж, одновременно не теряя надежды договориться с Германией. То есть с одной стороны Польше обещали помочь, с другой стороны сделали это в довольно расплывчатой форме, а с третьей на переговоры в Москву о конкретных мерах противодействия Германии послали второстепенных военных, не имевших сколь-нибудь реальных полномочий. Неудивительно, что начавшиеся 11 августа 1939 года переговоры провалились, и СССР предпочёл договориться с Гитлером, предложившим взаимовыгодный пакт о ненападении.

Англо-французы же, объявив 3 сентября 1939 года войну Третьему Рейху, как уже говорилось, не сдвинулись с места, явно намекая на возможность компромисса. В свою очередь фюрер, оставаясь непоколебимым англофилом, Франции не симпатизировал, и поскольку та начала первой, решил взять реванш за поражение в Первой мировой войне и ликвидировать сухопутный фронт на Западе. После этого можно было достичь соглашения с Англией и возглавить поход континентальной Европы на Москву.

Французов удалось разгромить неожиданно легко, но Лондон на мировую не пошёл. Поскольку содержание переговоров с Гессом так и не рассекречено до сих пор, очевидно: торг шёл серьёзнейший и британские предложения выглядели настолько цинично, что их и сейчас боятся озвучивать. Причины подобной боязни, разъяснил в 1948 году Аллен Даллес, работавший в годы войны сперва представителем Управления секретных служб США при американской резидентуре британской разведки MI-6, а затем резидентом УСС в Швейцарии.

«Черчилль знал, что если Германия сконцентрирует свои силы на борьбе с Англией, последняя будет разбита. — Сообщал в беседе с руководством Республиканской партии США будущий директор ЦРУ. — Всё, что ему оставалось, это затягивать время, искать союзников и создавать второй фронт. Он хотел, чтобы его союзниками стали две страны — Соединённые Штаты и Советы. Но для Советов, которые сотрудничали тогда с Германией, было бы слишком опасно идти на риск войны с Гитлером. Вот почему Черчилль оказался перед необходимостью сделать так, чтобы Гитлер сам объявил войну Советам… Британская разведка в Берлине установила контакт с Рудольфом Гессом и с его помощью нашла выход на самого Гитлера. Гессу было сказано, что если Германия объявит войну Советам, Англия прекратит военные действия. Гесс убедил Гитлера, что всему этому можно верить… Британская разведка сфабриковала приглашение за подписью Черчилля и переправила его Гессу. Гесс оказался в Шотландии после своего тайного перелёта и получил возможность встретиться с английскими официальными лицами. Он заявил, что Гитлер нападёт на Россию. Ему же в ответ было сказано, что Англия свою часть договорённости также выполнит». («Вопросы истории», № 4, 1998).

Как известно Англия свою часть договорённости не выполнила, но некоторые примечательные события потом всё же имели место. Например, 11–13 февраля 1942 года, когда германская эскадра в составе линейных крейсеров «Шарнхорст» и «Гнейзенау», тяжёлого крейсера «Принц Ойген» и сопровождавших их эсминцев, успешно проскочила через насквозь простреливаемый, заминированный и постоянно патрулируемый Ла-Манш из французского Бреста в германский Вильгельмсхафен. Депутаты парламента набросились на Черчилля, гневно вопрошая, почему британские береговые батареи, авиация и корабли действовали столь неэффективно.

«По мнению Адмиралтейства, с которым я поддерживаю самую тесную связь, — невозмутимо ответил сэр Уинстон, — уход немецкой эскадры из Бреста привёл к решительному изменению военной ситуации в нашу пользу». (Т. Тулейя «Сумерки морских богов»). И депутаты, поняв, что ушедшие корабли будут использованы против русских, заткнулись, смирившись также с тем, что результаты обещанного премьером расследования будут надёжно засекречены.

Когда Красная Армия стала всерьёз бить немцев и, кое-где перешла границу 1941 года, тема союза Великобритании с Германией вновь обрела актуальность. На сей раз без ставшего одиозным фюрера, после его свержения или ликвидации. Составившие заговор против Гитлера и выступившие против него 20 июля 1944 года германские генералы и политики, были тесно связаны с Великобританией. По информации одного из уцелевших путчистов — начальника штаба 8-ой армии Ганса Шпейделя, после заключения перемирия на Западе заговорщики планировали «продолжение войны на Востоке» и «удержание сокращённой линии фронта по рубежу устье Дуная, Карпаты, река Висла, Мемель». Цитируя Шпейделя, Уильям Ширер обоснованно считает, что «у генералов не возникало и тени сомнения в том, что британские и американские армии затем присоединятся к ним в войне против России, чтобы предотвратить, как они выражались, превращение Европы в большевистскую».

Позиция Шпейделя и К представляется не лишённой смысла, если вспомнить, что уже в апреле 1945 года сэр Уинстон дал указание своим военным разработать план войны против СССР, получивший название операция «Немыслимое». Генералы, посовещались и ответили, что данная операция, чревата получением немыслимых люлей, но некоторые шаги всё же предприняли. Уже после капитуляции Германии из немецких войск в британской зоне оккупации для возможного использования на Востоке была создана армейская группа «Север». Германские же горные стрелки в Норвегии не разоружались так долго, что, по свидетельству командующего северным флотом адмирала Головко, успели уже после официального окончания войны расстрелять в районе Тромсё большую группу советских военнопленных.

Однако соратники Шпейделя до этих светлых дней не дожили. После провала попытки государственного переворота 20 июля 1944 года британская радиостанция Би-Би-Си вывалила в эфир множество фамилий как подлинных участников заговора, так и непричастных к нему лиц. Распоряжение отдали руководитель британского отдела Би-Би-Си Хью Грант и главный организатор британского агитпропа против Рейха Сефтон Делмер, с которым Гитлер столь доверительно общался ещё до прихода к власти. Сделано это было для дезорганизации гестапо, но фактически привело к гибели десятков заговорщиков. Черчилль же, узнав о происходящем, с глубочайшим удовлетворением отметил, что чем больше немцев убьёт друг друга, тем лучше.

Светлому образу цитадели парламентаризма интриги Лондона не соответствуют, а потому с публикацией документов по истории с Гессом британцы не спешат. Мало того, когда СССР, ранее выступавший категорически против освобождения из тюрьмы Гесса, приговорённого к пожизненному заключению на Нюрнбергском процессе, стал допускать возможность его выхода на свободу, 17 августа 1987 года, старик срочно повесился, а его личные вещи были уничтожены. Правда экс — пертиза, которую смог провести сын покойного показала, что старичку перед тем как накинуть на шею провод, крепко двинули по голове, но её выводы демонстративно проигнорировали. Ну, а совсем недавно — 20 июля 2011 года, под предлогом частых посещений могилы неонацистами, останки ближайшего соратника фюрера выкопали и сожгли, а прах рассеяли по ветру. По существу, это равносильно признанию в убийстве и подтверждению версии Даллеса.

Лично я сэра Уинстона не осуждаю. С точки зрения интересов любимой родины, он действовал совершенно правильно. Взаимоуничтожение гитлеровского Евросоюза и СССР, лежало полностью в русле многовековой английской традиции — не допускать доминирования какой-либо державы на континенте, и непонятно, с какого перепугу, Черчиллю следовало отказываться от столь проверенной традиции. Заботится же о жизнях советских граждан и сохранности социалистической собственности британский премьер не подряжался, а потому упрекать его мы не имеем права.

Зато взять на вооружение подобную политику, ввиду тяжёлой политической, экономической и демографической ситуации, Россия просто обязана. Если какой-то грядущий Бен Ладен, вздумает долбануть по Лондону и перед этим попытается заручиться невмешательством Кремля, ему следует дать все возможные гарантии. Ну, а как долбанёт, можно и подумать, кого, когда, чем и за сколько поддержать. В отличие от нынешних ставленников США и Евросоюза, демократически избранное российское руководство должно думать, прежде всего, о своих избирателях, а британцы ему без надобности.

Глава 7 За восемь лет до НАТО

Объединённая Европа не раз вторгалась в Россию. До гитлеровского нашествия самым известным таким вторжением был поход Наполеона в 1812 году. Согласно фундаментальному труду Олега Соколова «Армия Наполеона», из 530 407 тысяч солдат и офицеров, участвовавших во вторжении, 253 773 человека входили в состав иностранных союзных контингентов или национальных полков имперской армии. За исключением 75 египетских кавалеристов-мамелюков, всё это были европейцы. Свыше четверти армии — 147 363 составляли подданные различных германских государств и Австрийской империи, в основном немцы, при некотором количестве поляков, чехов и венгров, 59 399 — поляки в национальных частях, 21 372 — итальянцы, 9436 — датчане, 5700 — хорваты, 4491 — швейцарцы, 3333 — португальцы и 3054 — испанцы. Ещё 80 тысяч человек были призваны с входивших в состав Франции земель Западной Германии и Северной Италии, а также Бельгии и Нидерландов.

Итого французов в наполеоновской армии получается немногим больше трети. Вся же она в целом — истинный прототип армии объединённой с 1949 года в блоке НАТО Европы, что за последние двадцать лет так отличилась в Ираке, Афганистане, Ливии и Югославии. Характерная, но почему-то отсутствовавшая в советских учебниках деталь: 24 июня великий корсиканец переходит пограничный Неман, а уже через неделю — 1 июля, въехав в Вильно, он провозглашает создание и отделение от России самостийного Великого Княжества Литовского в границах Виленской, Гродненской и Минской губерний, а также Белостокского округа.

В 1854 году, вскоре после начала войны, вскоре получившей название Крымской, история повторилась. Поддержав воюющую с Россией Османскую империю, англо-французские эскадры с десантом атаковали русские порты на Чёрном, Балтийском и Белом морях, а также на Тихом океане. Под Севастополем к англо-франко-турецкой армии присоединился корпус Пьемонтско-Сардинского королевства. Турецкие полки пополнили тысячи польских и венгерских добровольцев, и, наконец, Австрийская империя, угрожая вторжением, заставила Россию прекратить наступление на Дунае, а затем, сосредоточив на наших юго-западных границах большую армию, отвлекла крупные силы русских войск от Крыма. Откровеннее всех, цель войны сформулировал британский министр иностранных дел, а затем глава правительства Генри Пальмерстон, выступивший за отделение от России Прибалтики, Финляндии, Польши, Крыма и Кавказа.

В 1918 году Объединённая Европа высадилась в портах охваченной Гражданской войной России в расширенном составе, а сверх того, к ней присоединились США и Япония. С учётом сформированных из армии рухнувшей Германской империи добровольческих корпусов, польской армии и чехословацкого корпуса под французским командованием войско получается не меньше, чем у Наполеона. В задачу оккупантов входило максимально продлить истребление красными и белыми друг друга, отделить от России возможно большее количество маленьких, но очень гордых республик и получить контроль над максимумом активов в каждом из обломков.

Европейский поход в Россию, начавшийся 22 июня 1941 года, затмил все прежние, поскольку участвовало в нём не менее 15 миллионов человек, представлявших почти все земли и народы континента. Задачи были прежние: оккупировать, разграбить и расчленить, но на этот раз в качестве идеологического прикрытия использовались не липовое «Завещание Петра Великого» с планами покорения Европы, а речи и статьи Геббельса. Гитлеровский министр пропаганды был на редкость писуч, а призыв к удушению большевизма общими усилиями всех держав континента, он опубликовал в главной газете нацистской партии «Фёлькишер беобахтер», ещё 14 сентября 1935 года.

Желающих последовать этому призыву оказалось во всей Европе более чем достаточно. Так, Скандинавские добровольцы появились на Восточном фронте с первых дней войны. В 5-й моторизованной дивизии СС «Викинг» их вместе с голландцами и бельгийцами было 1142 человека — примерно два батальона. В марте 1942 года под Ленинградом появился добровольческий легион «Норвегия», а с конца мая в оборонительных боях под Демянском отличился легион «Дания». По численности оба легиона соответствовали усиленным батальонам. В январе следующего года к ним присоединилась отдельная норвежская лыжная рота, действующая в Финляндии в составе 6-й горной дивизии СС «Норд». Ещё раньше ряды финской армии у Гангута пополнил батальон шведских волонтёров полковника Берггрена. К июлю 1942 года в войска СС вступили уже 4833 датских и 4460 норвежских добровольца, и всего в 1941–1943 гг. на российских просторах сражалось до дивизии суровых парней, без сомнения, вдохновлённых славным боевым прошлым десятков поколений северных захватчиков — от викингов до Карла XII.

Ещё активнее участвовали в походе на Восток скандинавские фольксдойче, то есть лица немецкой национальности, проживающие в Дании, Норвегии и Швеции. Немногочисленные норвежские немцы дали СС около 1000 бойцов, а диаспора немецких граждан Дании из Северного Шлезвига к марту 1942 года послала свыше 2 тысяч добровольцев в СС и вермахт и продолжала пополнять их далее. К 1 апреля 1944 года в сухопутных войсках Рейха числилось 1292 датских фольксдойче, а в самом конце войны Северный Шлезвиг сформировал для отражения советского вторжения 400-й и 402-й батальоны фольксштурма.

Начиная со второй половины 1943 года, подавляющее большинство датчан, норвежцев и шведов вместе с фольксдойче из Югославии и других стран Восточной Европы вошли в состав 11-й добровольческой моторизованной дивизии СС «Нордланд». Лыжная рота, действующая в составе дивизии СС «Норд» в Финляндии, развернулась в усиленный батальон, на оккупированной территории начали охранную службу датский эсэсовский батальон «Зеландия» и норвежский «Осло». Ещё до 2 тысяч датчан и норвежцев вступило в армейские подразделения, а около 1 тысячи врачей и медсёстер выхаживали немецких раненных в военных госпиталях.

В оборонительных боях завершающего этапа войны бойцы «Нордланда» дрались исключительно упорно. Вместе с голландской бригадой и двумя бельгийскими батальонами дивизия приняла участие в знаменитой «Битве европейских СС» под Нарвой. Выйдя на подступы к форпосту Эстонии в феврале 1944-го, советские войска взяли город лишь 26 июля.

Не менее стойко скандинавское соединение билось и в дальнейшем. Свой последний бой 3-й танковый корпус СС, объединивший «Нордланд», 23-ю моторизованную дивизию СС «Нидерланды» и обе бельгийские пехотные дивизии СС, дал на подступах к Берлину, где и был разгромлен. За неполных два года своего существования 27 военнослужащих «Норланда» получили «Железные кресты», а последние солдаты дивизии сражались на берлинских баррикадах до начала мая.

Без сомнения, не следует исключать из общего списка прогерманских вооружённых формирований датскую и норвежскую полиции. Датские полицейские три года не за страх, а за совесть помогали оккупантам, то есть союзникам, отлавливать малочисленных подпольщиков, и лишь после Курской битвы в их головы стали закрадываться некоторые сомнения. Хотя на несении службы сомнения почти не отражались, немцы обиделись и в сентябре 1943-го всю лавочку распустили. На норвежских полицаев эти репрессии произвели столь глубокое впечатление, что они держали сомнения при себе до самого Дня Победы. Правда, некоторые обратились за советом к руководству подполья, но получили оттуда строгий приказ — продолжать нести службу.

Скорее всего, у подавляющего большинства никаких колебаний не обнаруживалось — недаром 60 % личного состава норвежской полиции состояло в партии Квислинга. В отрядах же так называемых «Хирдов», служивших одновременно партийными боевиками и вспомогательной полицией, членство в «Национальном единении» было вообще поголовным. С учётом этих парней, добровольцев, служивших в чисто германских подразделениях, военизированных отрядов датских нацистов, а также местных агентов гестапо, через все проберлинские вооружённые формирования прошло почти 100 тысяч граждан скандинавских стран, подавляющее большинство которых добросовестно служило «новому порядку». Как минимум каждый пятый (15 тысяч датчан и норвежцев, свыше тысячи шведов и около 5 тысяч скандинавских фольксдойче) отважно дрался с Красной Армией на огромном пространстве от Гангута до Берлина, и не менее 4 тысяч погибло. В одних только легионах «Норвегия» и «Дания» под Ленинградом и Демянском полегло свыше тысячи добровольцев.

С победой демократии у скандинавских эсэсовцев обнаружились российские поклонники. Павшим бойцам норвежского легиона особо симпатизировал настоятель церкви Святого Александра Невского в Красном Селе, известный своим бескорыстием отец Евгений Ефимов. После конструктивного общения с уцелевшими ветеранами 23 августа 1998 года в церковном дворе появился памятник павшим легионерам. Руководство петербургской епархии во главе с митрополитом Владимиром Котляровым никак не отреагировало на инициативу достойного батюшки. Да и с чего бы, если сам гражданин Котляров 9 сентября 2000 года принял активное участие в освящении немецкого воинского кладбища в деревне Сологубовка, возложил к могилам цветы и благостно осенил их крёстным знамением со словами: «Вечная память!»

Бок о бок со скандинавами стреляли по коммунистической гидре немногочисленные эсэсовцы англоязычных стран. Непосредственно британский легион СС, воевавший в дивизии «Нордланд», насчитывал чуть больше полусотни человек. Однако жители Англии, британских доминионов и граждане США воевали на стороне Гитлера и в других боевых подразделениях, в разведке, а также в сводном европейском полку военных корреспондентов «Курт Эггерс». Согласно последним исследованиям, всего британцев и американцев, включая безукоризненно лояльных к новому порядку полицейских на занятых немцами Нормандских островах, в силовых структурах, подчиняющихся Берлину, служило около тысячи. И совершенно не подлежит сомнению — высадись немцы под Лондоном, их оказалось бы во много раз больше, как это и случилось в Бельгии, Нидерландах и Франции.

Немало желающих повоевать за фюрера нашлось среди военнопленных, жителей британских колоний или так называемых мандатных территорий, управляемых Лондоном по мандату тогдашней предшественницы ООН — Лиги Наций. Иракцы, суданцы и палестинцы успешно дрались в спецподразделениях Гитлера и Муссолини наряду с французскими арабами, около 100 тысяч индусов, бирманцев и малайцев помогали японским оккупантам, а на территории самой Франции нёс оккупационную службу 950-й пехотный полк из пленных уроженцев Индии. И совершенно очевидно — дойди немецкие генералы до Индии, одним полком бы дело не ограничилось.

Вон в британской Танганьике, что потом вошла в состав самостийной Танзании, высадилось шестеро немецких спецназовцев во главе с лихим лейтенантом Виммер-Ламкветом, так они полтора года успешно партизанили! Негры с большой охотой шли в отряд пускать под откос поезда и жечь усадьбы английских плантаторов, а другие негры с ещё большим удовольствием их скрывали и помогали продуктами.

Бельгийцы и голландцы бились за гитлеровские идеалы единой Европы с ещё большим энтузиазмом, чем скандинавы. Поток добровольцев, желающих поучаствовать в крестовом походе на Восток, оказался столь велик, что немцы, поначалу не испытывавшие нехватки в живой силе, многим отказывали. Кроме того, первоначально германскими народами, достойными вступать в войска СС, они признавали только голландцев и говорящих на одном с ними языке бельгийских фламандцев, а франкоязычные валлоны из той же Бельгии могли служить только в вермахте.

Тем не менее, количество выходцев из Бельгии и Нидерландов на Восточном фронте росло с каждым месяцем. Кроме уже упоминавшегося контингента в дивизии «Викинг», небольшие группы бельгийцев и голландцев служили и в других эсэсовских частях. Осенью 1941 года в составе 100-й лёгкопехотной дивизии пошёл в атаку 373-й валлонский батальон. Одновременно под Ленинградом вступил в бой добровольческий легион «Фландрия», также представляющий из себя усиленный батальон. Чуть позже, в январе 1942 года, боевые позиции на Волховском направлении занял легион «Нидерланды». Усиленным пехотным полком, состоящим на три четверти из голландцев и на четверть из фламандцев, командовал генерал Зейффардт. Ещё недавно его превосходительство возглавлял генштаб нидерландской армии и весьма доблестно её сдал, зато теперь был готов биться с русскими варварами до последней капли крови.

Соратники полностью разделяли порыв своего командира, и к июлю 1942 года через Восточный фронт прошли 13 552 голландских и 4489 фламандских эсэсовцев, 1965 из которых погибли или пропали без вести. За помощь старшие геноссены из Берлина пообещали щедро поделиться со своими друзьями награбленным добром. Друзья не замедлили принять приглашение. Кто только не рванул тогда на советские просторы! Побывали тут и «Бельгийское восточное общество» с «Датским восточным комитетом», и «Нидерландская восточная компания» с «Французским восточным товариществом», и норвежское общество «Аустервег», и целая куча компаний от официальных союзников Рейха. И каждый наперебой спешил урвать кусок пожирнее! Даже Норвегия пыталась сначала получить часть Кольского полуострова, а получив отказ, возжелала поместий на Украине и в Белоруссии.

Голландцы суетились больше всех. Лояльным к Рейху нидерландским фирмам предоставили выгодные подряды в Прибалтике, а фермеров страны тюльпанов соблазнили земельными угодьями в Литве и на Украине. Уже к маю 1943 года под Вильно и Ровно хозяйствовало 800 куркулей, на которых вкалывали несколько тысяч местных унтерменшей. Перспектива превратиться в плантаторов столь вдохновляла голландцев, что сдавшие свою страну почти без боя овечки, оказавшись на Восточном фронте, превращались в свирепых львов. Например, роттенфюрер Герардус Муйман, заменив убитого командира расчёта противотанкового орудия, за один день боёв подбил, по официальным данным, 13 советских танков. Если даже половину из них приписало ведомство Геббельса, свой Железный крест Муйман, без сомнения, заслужил, как и десятки однополчан.

На завершающем этапе войны количество голландских и бельгийских эсэсовцев не только не уменьшилось, но, наоборот, значительно выросло. Легион «Нидерланды» был развёрнут в пехотную бригаду двухполкового состава, а после её разгрома под Нарвой — в 23-ю моторизованную дивизию СС, окончательно разбитую под Берлином. Легион «Фландрия» вырос до боевой группы из двух батальонов, понёс тяжёлые потери в боях на Житомирском направлении, был восстановлен, снова разбит под Нарвой и начал реорганизовываться в 27-ю пехотную дивизию СС «Лангемарк». Переведённый в 97-ю легкопехотную дивизию, валлонский батальон дошёл до Туапсе, а затем его переформировали в двухбатальонный легион, помпезно названный штурмовой бригадой СС «Валлония» и участвовавший в защите Нарвы.

После побоища в Корсунь-Шевченковском котле на базе вырвавшихся из него остатков бригады начала формироваться одноимённая 28-я пехотная дивизия СС, но завершить процесс немцам не удалось. С захватом территории Бельгии союзными войсками приток новобранцев оттуда иссяк, и «Валлония» с «Лангемарком» пошли в последний бой, соответствуя по численности одной полной дивизии. В феврале-марте 1945 года они безуспешно пытались отразить наступление советских войск в Восточной Померании, а затем были окончательно разгромлены под Берлином. Там же нашли свой конец включённые в состав бельгийских дивизий испанский и бретонский батальоны СС.

Основная часть территории Нидерландов оставалась в руках немцев до конца войны. Посему желающие служить фюреру там не переводились, хотя первоначально оккупанты многим отказывали. К марту 1945 года отдельные эсэсовские подразделения, отличившиеся в боях с британскими парашютистами под Арнемом, были объединены в 34-ю пехотную дивизию (реально бригаду) СС «Ландсторм Нидерланд». Так и не укомплектованное полностью, это соединение сопротивлялась столь упорно, что удерживало свои позиции до 10 мая. В армейские подразделения выходцев из европейских стран брать было не принято, но желающие пойти в бой за фюрера просачивались и туда. Дамы зачастую не уступали господам, а потому среди связисток с военврачами и санитарками можно было встретить около двух тысяч уроженок Роттердама и других нидерландских городов. Всего же через различные подразделения вермахта, люфтваффе и кригсмарине прошло до 10 тысяч бельгийцев и голландцев. В конце концов, немцам пришлось легализовать процесс, и на завершающем этапе войны небо Рейха успешно прикрывала бельгийская бригада ПВО.

Тем не менее, подавляющее большинство европейских добровольцев всё же шли в войска СС, благо оформиться туда можно было без особых проблем. Даже без учёта фольксдойче в них, по минимальным данным, воевало свыше 40 тысяч голландцев и бельгийцев, но некоторые исследователи говорят о почти 90 тысячах эсэсовцах. Включённые в состав Германии Люксембург и бельгийские территории вокруг городов Эйпен и Мальмёди предоставили вермахту ещё 20 тысяч человек. Порядок в тылу помогали обеспечивать десятки тысяч местных полицейских, военнослужащих «общих СС», гестаповцев, боевиков местных нацистских партий и членов других военизированных формирований. Только в Нидерландах наводили орднунг сразу три вида полиции, и лишь в одном из них — полиции порядка — насчитывалось около 20 тысяч служащих.

О том, как сражались европейские СС, лучше всего говорят их награды и потери. В 1944–1945 гг. Гитлер утвердил вручение «Железных крестов» 29 военнослужащим 23-й, 27-й, 28-й и 34-й дивизий. Воюя на стороне Рейха, выходцы из Бельгии, Нидерландов и Люксембурга оставили на поле боя до 20 тысяч покойников. Только в одном лишь советском плену от малых стран Северной и Западной Европы числилось 8904 человека. Потери этих народов в 1941–1945 гг. на стороне союзников и в рядах Движения Сопротивления, даже с учётом голландской колониальной армии, разгромленной японцами в Индонезии, не превышали 30 тысяч, причём доля небоевых потерь здесь существенно выше. Например, в гарнизонах Бельгийского Конго из 132 белых и 4 тысяч чернокожих, скончавшихся за время Второй мировой войны, почти все стали жертвами болезней, несчастных случаев или погибли при подавлении негритянских бунтов. Лишь небольшая часть конголезских солдат, пала в стычках с итальянцами в Эфиопии, куда небольшой бельгийский отряд был переброшен вместе с британскими частями.

Удельный вес французов в боевых действиях в рядах гитлеровского Евросоюза на первый взгляд представляется не слишком значительным. Через действовавший с октября 1941 года под Москвой 638-й пехотный полк 7-й пехотной дивизии, 1-й французский гренадерский полк СС, объединившую их бригаду СС «Шарлемань», впоследствии развёрнутую в одноимённую 33-ю пехотную дивизию, и несколько отдельных подразделений прошло лишь около 15 тысяч человек. Однако вины мсье тут нет. В Берлине поначалу отказывались от услуг бывших военнослужащих французской армии и завернули в первые дни формирования 638-го полка около 10 тысяч добровольцев. По данным Мюллера-Гиллебранда, такое недоверие «сильно задело их самолюбие».

Кроме национальных частей, куда более значительное пополнение шло с территорий, присоединённых к Германии Эльзаса и Лотарингии. По неполным данным, оттуда в вермахт было призвано около 180 тысяч человек.

Куда активнее, чем представляется, воевали на стороне Германии и вооружённые силы, правящего на не оккупированной немцами территории правительства маршала Филиппа Петэна. Сохранённая по условиям мирного соглашения 100-тысячная Армия перемирия имела 8 пехотных дивизий, 4 кавалерийские бригады и 8 смешанных разведывательных полков, специально переоснащённых для борьбы с партизанами. Из штатного расписания пехотных дивизий была выведена тяжёлая и противотанковая артиллерия, однако количество 81-мм миномётов увеличилось с 24 до 27, и каждый батальон дополнительно получил 36 50-мм гранатомётов. Пехоту перевооружили автоматическими винтовками и пистолетами-пулемётами, а в разведывательные полки ввели роту бронеавтомобилей. В целом количество и качество лёгкого вооружения французских соединений нового образца заметно превзошло соответствующие показатели дивизий 1940 года, что было особенно важно для действий против партизанских формирований.

Более серьёзным выглядит при ближайшем рассмотрении и участие в боевых действиях против антигитлеровской коалиции частей французской колониальной армии. Даже после разгрома своих основных сил в Европе Франция имела на своих заморских территориях весьма значительные силы, которым немцы для противодействия возможному союзному десанту оставили всё тяжёлое вооружение. В Северной Африке были развёрнуты 8 пехотных и 1 конно-механизированная дивизии, 3 танковых батальона, а также 17 разведывательных и кавалерийских полков. Сирию и Ливан контролировали 2 пехотных дивизии, 2 танковых батальона, 5 разведывательных и кавалерийских полков плюс 12 менее боеспособных пехотных батальонов и 8 кавалерийских полков местной обороны. Тропическую Африку обороняли отдельные пехотные полки и батальоны, примерно соответствующие 4 лёгкопехотным дивизиям сокращённого состава, и такой же была колониальная армия в Индокитае, где администрация, занимала особую позицию. Подчиняясь Петэну, она в то же время в 1940–1941 и 1945 гг. вела боевые действия против Японии и её союзника — Таиланда, а потому не может считаться однозначно коллаборационистской, хотя и была вынуждена согласиться на оккупацию колонии японцами и таиландцами.

Всего, с учётом личного состава авиации, флота и военной жандармерии, через петэновскую армию (без Индокитая) прошло до 500 тысяч человек. На их вооружении состояло более 3 тысяч орудий и миномётов (включая береговые и зенитные), до 500 танков и бронемашин и почти 1000 самолётов.

Довольно солидно выглядел и французский флот. Хотя корабли в британских портах были сразу же после Компьенского мира захвачены англичанами, основные военно-морские силы остались под контролем Петэна, и при попытке британцев их захватить оказали ожесточённое сопротивление. В сражении у алжирского порта Мерс-эль-Кабир корабли Его Величества наголову разгромили французскую эскадру адмирала Жансуля. Линкор «Бретань» после нескольких попаданий взорвался и опрокинулся, однотипный с ним «Прованс», получив подводную пробоину, выбросился на мель вместе с эсминцем «Могадор», которому оторвало корму, а гружённый минами сторожевой корабль «Тьерри Ненк» разлетелся на куски после попадания авиационной торпеды, одновременно выведя из строя стоявший рядом линейный крейсер «Дюнкерк». Лишь линейному крейсеру «Страсбург» и пяти эсминцам удалось прорваться в Тулон, а всего 3–4 июля 1940 года погибло 1297 французских моряков. Англичане потеряли 4 самолёта.

Четыре дня спустя после разгрома Жансуля британские торпедоносцы повредили стоящий на рейде сенегальской столицы Дакара линкор «Ришелье», а 23 сентября британская эскадра открыла огонь по акватории этого порта, но бой завершился для англичан неудачно. Линейный корабль «Резолюшн» и 4 эсминца были повреждены огнём «Ришелье» и береговых батарей, в линкор «Бархэм» влепила торпеду французская подводная лодка «Бевезье», а лётчики и зенитчики сбили 4 английских самолёта. В свою очередь, британцы попали одним снарядом в «Ришелье», утопили вражеский эсминец и две подлодки, но попытка высадить на берег деголлевский десант сорвалась. Ещё менее результативны оказались ответные удары французской авиации по Гибралтару, где сотня бомбардировщиков смогла за два дня, потеряв 3 машины, потопить лишь маленький сторожевик, переделанный из рыболовного траулера. Подготовка у французских моряков оказалась ещё хуже, чем у лётчиков. За четыре дня боёв у Мерс-эль-Кабира и Дакара из многих сотен выпущенных ими снарядов главного калибра своей цели достиг лишь один. Тем не менее, в отличие от тех же датчан, вишисты отбивались всерьёз, а бой у Мерс-эль-Кабира стал крупнейшим сражением линейных сил Второй Мировой войны. В нём участвовало 4 французских и 3 британских линкора, тогда как в традиционно считающейся крупнейшей линейной баталией войны — битве между американцами и японцами в проливе Суригао 25 октября 1944 года, — только 6 бронированных гигантов. Присутствующие на месте боя «Миссисипи» и «Пенсильвания» не сделали по врагу ни одного залпа и разрядили орудия в Тихий океан, когда уцелевшие японцы уже скрылись.

Одновременно с первыми после Трафальгара морскими боями британского и французского флота, создавший в Лондоне антигитлеровскую организацию «Свободная Франция» бывший командующий разбитой 4-ой танковой дивизией генерал Шарль де Голль попытался привлечь на свою сторону африканские колониальные части, но смог добиться присоединения лишь нескольких батальонов из Чада, Камеруна и Конго. С их помощью удалось захватить Габон, но для действий вне тропической Африки лондонские французы едва сумели сформировать бригаду из четырёх колониальных батальонов, укомплектованного в основном испанскими республиканцами и прочими эмигрантами, батальона Иностранного легиона из 13-ой полубригады и батальона моряков. Остальная армия не признавала мятежного военачальника, да и на флоте дела пошли не лучше. Из 18 тысяч моряков с захваченных в Британии французских кораблей пожелали драться пожелали драться с немцами в рядах де голлевского воинства едва пять сотен.

В 1941 году бои между британскими и французскими войсками перекинулись на Сирию и Ливан. Наступление британцев продолжалось с 8 июня по 12 июля, встретив упорное сопротивление. Особенно отличились 15-я рота 6-го полка Иностранного Легиона и сводная рота лётчиков, двенадцать дней оборонявшие оазис Пальмира от многократно превосходящих сил противника. На других участках, войска Петэна разгромили два индийских и один австралийский батальон, взяли 2,5 тысячи пленных и сдались лишь после того, как были прижаты к побережью и расстреляли большую часть боезапаса.

Даже после прекращения огня из 50-тысячной французской армии лишь чуть более 5 тысяч перешли после капитуляции на сторону де Голля, тогда как большинство прочих вернулись во Францию и Северную Африку, а солдаты батальонов местной обороны разошлись по домам. Впоследствии точно так же повели себя пленные французы, захваченные на Восточном фронте. Лишь 1,5 тысячи из 23 136 пленных согласились присоединиться к отрядам «Свободной Франции».

Необъявленная британо-французская война продолжалась и в 1942 году. Сначала английские коммандос и три южноафриканских пехотных бригады высадились 5 мая на севере Мадагаскара, где после семи месяцев перестрелок и беготни по джунглям местный губернатор всё же сдался. Затем 8 ноября англо-американский десант атаковал побережье Алжира и Марокко. Поскольку к тому времени наступление немцев на Восточном фронте выдохлось, вишистский командующий, адмирал Франсуа Дарлан проницательно предугадал грядущий крах Гитлера и прекратил сопротивление, а французские моряки в Тулоне получили приказ затопить свои корабли.

Считается, что французский флот тем самым продемонстрировал особый патриотизм — но будь морячки столь крутыми антифашистами, они имели реальную возможность прорваться к союзникам. Тем не менее, такой вариант предпочли лишь три подлодки, а прочие откровенно не хотели сражаться против немцев и одновременно боялись драться на море с англичанами. Опыт боёв 1940–1942 гг. наглядно показал — стрелять и маневрировать под вражеским огнём они просто не умеют, и якобы нежелание палить по «своим» тут ни при чём. Полутора столетиями раньше Нельсон у Абукира и Трафальгара колотил французов точно с таким же результатом, что и его преемник адмирал Соммервил на рейде Мерс-эль-Кабира. И точно так же, как и в ту романтическую эпоху, артиллеристы адмирала Жансуля засыпали противника градом снарядов, но с весьма скромным результатом.

Не выступил против немцев и сам Дарлан. Лишь когда сторонник де Голля Бонье де ля Шапель застрелил адмирала и тут же был расстрелян, будущему президенту Франции удалось заставить алжирцев и марокканцев атаковать гитлеровские части в Тунисе.

В боях с британцами, американцами и частями де Голля французские правительственные войска потеряли свыше 5 тысяч человек только убитыми и около 300 самолётов. Морские сражения у берегов Северной Африки, Мадагаскара и Сирии, кроме кораблей, потопленных в Мерс-эль-Кабире, стоили французскому флоту затонувшего у Касабланки недостроенного линкора «Жан Бар», лёгкого крейсера, 12 эскадренных миноносцев и 17 подводных лодок. Союзники лишились около 3 тысяч человек убитыми, примерно сотни самолётов, эсминца, противолодочного корабля и двух быстроходных десантных судов. Наряду с экипажем «Бевезье» с французской стороны особо отличился лётчик-ас Пьер ле Глан, сбивший в сирийском небе 6 английских истребителей.

В целом операции во французских колониях по масштабу вполне соответствуют скандинавской кампании Гитлера. (Общие потери обеих сторон в датско-норвежской кампании составили также свыше 8 тысяч убитыми, около 400 самолётов, 1 авианосец, 1 тяжёлый и 3 лёгких крейсера, 25 эсминцев и 20 подводных лодок). Но в отличие от Норвегия петэновская Франция воюющей страной не признаётся, хотя при формальном нейтралитете может на законном основании считаться её полноценным, хотя и не шибко боевым союзником. Тем более что все эти годы бывшие колониальные солдаты неустанно пополняли ряды вермахта. Из североафриканцев состоял один из батальонов разбитого под Москвой 638-го французского полка. Батальоны французских арабов воевали в 715-й пехотной и 41-й крепостной дивизии, действовавших против югославских партизан. Выходцами из Иностранного легиона и африканских частей был укомплектован 361-й гренадерский полк «Африка» и один из артиллерийских дивизионов 90-й лёгкой моторизованной дивизии — одного из лучших соединений корпуса Роммеля. Кроме того, десятки тысяч французов служили в 21-й танковой дивизии, моторизованной дивизии «Бранденбург», тыловых частях других дивизий, разведывательно-диверсионных подразделениях, а также в авиации и на флоте.

Алжирцы, марокканцы, тунисцы, сирийцы и ливанцы, наряду с иракцами, палестинцами, африканскими и ближневосточными фольксдойче, вошли в состав 287-й и 288-й групп спецназначения. Впоследствии из 288-й группы был сформирован, 361-й полк 90-й дивизии, а созданный на базе 287-й группы батальон, перед тем как отправиться к Роммелю, воевал на Кавказе в составе специального корпуса генерала Фельми. Символично, что добрые мусульмане вступили в бой неподалёку от Будённовска, отчасти предвосхитив известный рейд братьев по вере во главе с Шамилем Басаевым.

На завершающем этапе североафриканской кампании в 334-й пехотной дивизии Роммеля сражался батальон «Африканской фаланги», состоящий из проживавших в Африке активистов французских прогитлеровских организаций и примкнувших к ним туземцев. Здесь же действовал «Свободный Арабский корпус», разросшийся к 1943 году до усиленного полка, а ещё сотня французских арабов вместе с выходцами из британского Судана числилась в итальянском полку спецназначения «Красные стрелы». Таким образом, всего африканские войска Франции и примкнувшие к ним гражданские добровольцы дали Гитлеру целую дивизию.

Оккупировав всю Францию после выхода из войны армии Дарлана, немцы 27 ноября 1942 года распустили «Армию перемирия». Однако заменившая её 30-тысячная «Французская милиция» боролась с партизанами и подпольщиками с куда большим рвением. Сохранилась и продолжала действовать ранее входившая в состав «Армии перемирия» 6-тысячная мобильная гвардия. Некоторые демобилизованные вишисты, вступила в дивизию «Шарлемань», а 3 тысячи вошли в сформированный в 1943 году пехотный полк, предназначенный для непосредственной охраны правительства.

Остался в неприкосновенности и даже расширился разветвлённый полицейский аппарат, включавший около 180 тысяч полицейских и гестаповцев. До самой высадки англо-американских войск, а в ряде мест и после неё эти формирования вели активные антипартизанские действия. Только, в операции на плато Глиэр 23–26 марта 1944 года правительство Петэна задействовало 8 тысяч человек. Всего на территории Франции, Северной Африки и Леванта (без Индокитая) вишисты (включая силы прогитлеровского правопорядка и небоевые потери) лишились 30 тысяч человек. Вместе с 50 тысячами эльзасцев, лотарингцев, солдат 638-го пехотного полка и эсэсовцев, это почти вдвое превышает число французов, погибших в 1941–1945 гг. по другую сторону фронта (25 тысяч) и в партизанском движении (20 тысяч). Даже с учётом 92 тысяч французов, погибших в 1939–1940 гг., 40 тысяч умерших в плену до конца войны и 3 тысяч убитых в боях с японцами и таиландцами в Индокитае, а также умерших там от болезней, соотношение впечатляет. За победу Третьего Рейха отдали жизнь 80 из 260 тысяч сражавшихся и павших во Второй Мировой войне жителей Франции и её колоний — то есть почти каждый третий!

Как и большинство прочих эсэсовцев, французское воинство Гиммлера сражалось очень стойко, а сводный батальон из наиболее фанатичных бойцов «Шарлеманя» почти полностью погиб, защищая Рейхстаг. Даже попав в плен, солдаты дивизии зачастую демонстрировали абсолютное презрение к смерти и своеобразный чёрный юмор, как это имело место 8 мая 1945 года с группой эсэсовцев, захваченных в плен американцами и переданных ими в руки соотечественников из армии Де Голля.

— Какая встреча, мсье! — радостно улыбнулся тогда командовавший победителями генерал Леклерк. — Но пардон, почему это на вас немецкая форма? — А почему на вас американская, мой генерал? — С ещё более радостной улыбкой спросил один из собеседников. Леклерку резко расхотелось шутить, и всех пленных немедленно поставили к стенке. Пощады не просил ни один.

Учитывая, что подобное поведение для эсэсовцев являлось правилом, можете прикинуть, сколько хлопот доставили союзникам шесть дивизий европейских СС, пусть даже и не всегда полного состава. Да и бывшие колониальные солдаты в немецких частях, что в Африке, что на Кавказе дрались на совесть. Немало дезертиров и перебежчиков наблюдалось среди эльзасцев, лотарингцев и люксембуржцев, где преобладали не добровольцы, а обычные призывники, но и здесь основная масса сохраняла верность Рейху до конца. В начале 1944 года только в сухопутных войсках Рейха числилось 29 447 бельгийцев, голландцев и люксембуржцев, 21 403 француза и 8985 скандинавов. Швейцарцев в различных соединениях СС, в полку «Курт Эггерс» и в других частях служило порядка тысячи — немного, но по другую сторону фронта их не насчитывалось и сотни.

Конечно, до конца хранили верность фюреру далеко не все. Основная часть солдат французских колониальных частей и легионеров, как и подобает наёмникам, в ноябре 1942 года невозмутимо сменила хозяина, воевала против немцев и даже отличилась под Монте-Кассино. Например, однополчанин министра обороны СССР Родиона Малиновского штабс-капитан Васильев, попав во французский Иностранный легион, успел повоевать и против англо-американцев, и против немцев, так что отнести его с товарищами к принципиальным антифашистам как-то не получается.

Чрезвычайно внушительно были представлены страны Западной Европы и в разнообразных военизированных формированиях, которые обеспечивали охрану тылов армии Гитлера и занятых ею территорий. Свыше 9 тысяч датчан, норвежцев, бельгийцев и голландцев вошли в сформированные на территории этих стран подразделения «Германских СС». Ещё несколько десятков тысяч европейцев составили «Германские штурмбаны СС», созданные из пролетариев, уехавших трудиться на военные предприятия Рейха. Особенно трогательно, что бойцы «штурмбанов», как правило, несли свою героическую службу бесплатно, после работы.

Кроме добровольцев-эсэсовцев, более 20 тысяч французов, бельгийцев и голландцев, служило в Национал-Социалистическом автомобильном корпусе. Свыше 20 тысяч выходцев из этих стран, крутили баранку в Транспортном корпусе Шпеера. Около 20 тысяч европейских надзирателей за строителями-гастарбайтерами состояло в охранных ротах ведающей возведением дорог и укреплений Организации Тодта. Ещё 9 тысяч норвежских моряков были приписаны к кригсмарине для содействия в десантных операциях, а многократно большее количество голландских, скандинавских и французских морских волков занималась транспортными перевозками в интересах Рейха. Роль европейских надзирателей, водителей, автомехаников и моряков весьма велика. В охранных отрядах Тодта иностранцы составляли примерно треть, в Транспортном корпусе почти половину, а тоннаж используемых для военных нужд трофейных судов переваливал за миллион тонн.

Наряду с немцами, европейцы стали признанной элитой военизированных тыловых формирований Рейха. В отличие от также носивших форму, но часто не имевших даже пистолетов «добровольных помощников» из числа бывших советских граждан, они были поголовно вооружены, являясь не только командирами и надсмотрщиками, но и обеспечивая, наряду с полицией и охранными частями, защиту тыловых коммуникаций. Десятки тысяч европейцев, числящихся в рядах Имперской Трудовой службы, действовали в качестве сапёрных и охранных частей и боролись с партизанами. Вступали они в бой и с Красной Армией, как это было на Кременчугском плацдарме в августе 1941 года, под Ржевом в феврале 1942-го и во многих других местах. На последнем этапе войны Имперская Трудовая служба использовалась и для пополнения регулярных соединений вермахта. Среди них стоит отметить безуспешно контратаковавшие советские войска под Берлином в составе 12-й армии дивизии «Теодор Кёрнер», «Фридрих Людвиг Ян» и «Шлагетер», пополненные более чем 7 тысячами трудовиков-охранников.

Несмотря на порой недостаточную подготовку, европейские тыловые части весьма стойко действовали в оборонительных боях, и заслуги их неоднократно отмечались германским командованием. По неполным данным немецкого генерала Крауса, только голландцы из транспортных формирований вермахта за подвиги в боях с партизанами получили от фюрера 25 «железных крестов» — почти столько же, сколько эсэсовцы дивизии «Нидерланды»!

Всего же с учётом армии Виши, «общих» эсэсовцев, гестаповцев и полицейских и тыловых военизированных формирований, оккупированная Европа дала Рейху более 1 миллиона человек, свыше 100 тысяч из которых погибли. В Гитлере эти люди увидели (и во многом справедливо) очередного крупного объединителя континента типа Карла Великого или Наполеона, который немножко поприжмёт демократию, но обеспечит порядок и поделится добычей.

Партизаны, подпольщики, армия Де Голля и другие антигитлеровские формирования за это время потеряли около 60 тысяч человек. Впоследствии эти цифры были непомерно раздуты, как советской, так и западной пропагандой. Приходилась читать, что французская компартия потеряла в годы оккупации 75 тысяч человек. После нападения Германии на СССР, коммунисты и вправду включились в борьбу с оккупантами, и многие из них героически погибли, но из 45 тысяч павших партизан и солдат Де Голля, 75 тысяч одних только коммунистов никак не получается.

Мифом о великом французском сопротивлении мы обязаны, прежде всего, писателю Илье Эренбургу, который ещё в молодости провёл в парижских кабачках много счастливых часов. В годы войны Илья Григорьевич заслуженно прославился, как агитатор и пропагандист, и его сказки о сражающейся Франции также были полезны. Сознание того, что в тылу у врага действует мощное подполье, поднимало дух советских граждан. Но война закончилась, Франция вступила в НАТО, а запущенный в тактических целях миф, неуклюжий кремлёвский агитпроп так и не развеял.

Конечно, формально, численность подпольщиков была не многим меньше, чем коллаборационистов, но большинство всю оккупацию ждали у моря погоды или даже активно работали на немцев. О своей героической борьбе они вспомнили аккурат перед самым освобождением или даже после него, а патриотизм проявляли, издеваясь над уличёнными в сотрудничестве с оккупантами, независимо от их реальной вины. Желающим ознакомиться с подробностями рекомендую блестящий фильм голландского режиссёра Пауля Верхувена «Чёрная книга». Особенно эпизоды, в которых любовница гестаповского карателя перепрыгивает в объятия канадского освободителя, а толпа благонамеренных обывателей избивает реальную подпольщицу и выливает ей на голову чан с дерьмом.

Некоторые прозорливые деятели перешли на сторону союзников раньше, как, например, некий близкий к Петэну и получивший от него орден молодой перспективный политик. Энергичный юноша появился в Северной Африке, через полгода с лишним после закрепления там британцев и американцев, после чего знающий ему цену Де Голль едва не выгнал незваного гостя пинками. Однако у того нашлись влиятельные друзья, и 26-летний Франсуа Миттеран сделал блестящую карьеру, проведя в кабинете президента Франции целых 14 лет, больше, чем Де Голль и кто-либо другой. Лишь после смерти патриарха французской политики журналист Жорж Бенаму издал книгу с длинным названием «Молодой человек, вы сами не знаете, о чём говорите». Название появилось не случайно. Именно эту фразу бросил Бенаму Миттеран, когда тот удивился дружеским отношениям президента с ветеранами петэновской полиции. Затем режиссёр Серж Моати снял о его бурной молодости документальный фильм «Миттеран в Виши», за что возмущённая вдова главного героя обещала затаскать его по судам, но почему-то не выполнила угрозу.

Среди тех, кто боролся всерьёз, значительную часть составляли эмигранты из России, Югославии, Испании и даже Германии, а ещё более изрядную — беглые советские военнопленные, советские же граждане, угнанные на принудительные работы, и коммунисты. Первые две категории без войны Германии против СССР в Европу просто не попали бы. Коммунисты же до 22 июня 1941 года сохраняли лояльность оккупантам, вели с ними переговоры о возобновлении издания своих запрещённых газет и освобождении арестованных союзными властями активистов, а также выпускали прокламации, в которых гневно клеймили англо-французский империализм.

Лидеры компартий Европы считали своим командиром исключительно товарища Сталина. Пока он поддерживал мирные отношения с Рейхом, они вели себя так же, а чудеса героизма и самоотверженности стали проявлять только когда Гитлер напал на Советский Союз — их Родину не по месту рождения, а по духу.

Наряду с коммунистами и гражданами СССР в французском подполье была чрезвычайно велика также испанских республиканцев бежавших во Францию после поражения в гражданской войне. По неполным данным, к 1944 году во Франции действовало 35 отрядов, состоящих преимущественно из советских граждан, и 27 из испанских беженцев, а всего в сопротивлении и войсках антигитлеровской коалиции воевало до 90 тысяч испанцев.

Из боровшихся с оккупантами российских эмигрантов у нас наиболее известны, казнённые гитлеровцами поэтесса плеяды Серебряного века Елизавета Пиленко (впоследствии монахиня Мария) и княгиня Вера Оболенская, но было и множество других. Само название этого движения возникло из одноимённой подпольной газеты, которую редактировали выходцы из России Борис Вильде и Анатолий Левицкий. Неофициальный гимн Движения «Песню партизан», сочинил также выходец из России Иосиф (Жозеф) Кессель и его родившийся во Франции племянник, в будущем один из самых популярных в России французских писателей — Морис Дрюон. Даже первой исполнительницей «Песни партизан» стала дальняя родственница Михаила Лермонтова и Петра Столыпина Анна Бетулинская, известная на французской эстраде, как Анна Марли.

За вычетом коммунистов, эмигрантов и военнопленных, активных антифашистов в Западной Европе оказалось многократно меньше, чем коллаборационистов. Неудивительно, что самым спокойным местом в оккупированной Европе стали принадлежащие Великобритании Нормандские острова в проливе Ла-Манш. Тут практически не было ни эмигрантов, ни коммунистов, а чиновники и полиция оказались столь лояльны, что немецкие военные могли гулять, где вздумается, без оружия.

Большинство современных историков, объясняющих поддержку фюрера частью советских граждан кровавыми большевистскими репрессиями, об этом предпочитают умалчивать. Ведь рушится краеугольный камень их теории, разъясняющей, что до коллаборационизма жителей СССР, надевших немецкую форму, довели коммунистические репрессии. Но какие кровавые тираны довели до такого же поведения их европейских соратников? Неужели последний премьер-министр довоенной Франции Поль Рейно расстреливал французских лавочников как врагов народа? Или король Бельгии Леопольд гноил соотечественников в лагерях Бельгийского Конго, а королева Нидерландов Вильгельмина раскулачивала голландских фермеров и ссылала их в джунгли Индонезии? А если нет, может, дело не только и не столько в репрессиях?

По всему выходит, что нет, и многие десятки миллионов людей видели в Гитлере такого же объединителя Европы, как Наполеон, с охотой ему подчиняясь. Кроме того, обширные слои населения союзников Германии, оккупированных ею стран и формально нейтральных государств, охватило желание получить свою долю добычи на Востоке. Из нейтральных государств наиболее внушительно выглядит вклад Испании. Через действовавшую под Ленинградом испанскую «Синюю дивизию» (названную по цвету рубашек правящей в Испании монархо-фашистской партии), прибывшую вместе с ней авиагруппу, войска СС и военно-морские подразделения прошли около 50 тысяч военнослужащих, около 10 тысяч из которых погибло. Среди них было некоторое количество добровольцев из соседней Португалии, офицеры которой кроме того, стажировались в немецкой армии.

После войны испанский диктатор Франсиско Франко усиленно продвигал версию, что категорически отказался вступать в войну на стороне Гитлера, чем едва не решил исход Второй Мировой войны. Но на самом деле подоплёка его нейтралитета была иная. Франко выразил готовность поучаствовать во вторжении при условии передачи ему британского Гибралтара, захват которого в 1704 году многие испанцы до сих пор не могут простить англичанам. Ещё вождь Испании желал получить французскую часть Марокко, провинцию Оран в Алжире и, сверх того, некоторые территории на юге самой Франции. Ну и плюс поставки значительного количества вооружений и боевой техники. На перевооружение отсталой испанской армии у Германии не было запланировано достаточно ресурсов, да и за время, необходимое на её обучение, немцы уже планировали занять Москву. Передача Марокко и Орана могла вызвать мятеж частей французской колониальной армии, которым не замедлили бы воспользоваться англичане. Германия сочла такую цену слишком высокой, и потому испанская военная помощь ограничилась «Синей дивизией».

Французы, бельгийцы, голландцы, люксембуржцы, датчане, норвежцы… То есть вся континентально-европейская составляющая созданного в 1949 году Северо-Атлантического блока (НАТО), к которому в 1955 году присоединилась ФРГ, в 1982 году — Испания, а после 1990 года большинство стран Восточной Европы и прибалтийские республики распавшегося Советского Союза.

Немалой поддержкой Гитлер пользовался и во многих арабских странах. В Египте с германской разведкой активно сотрудничал будущий президент, а тогда молодой перспективный офицер Анвар Садат. В Ираке 1 апреля 1941 года ориентирующаяся на Берлин организация «Золотой квадрат» устроила государственный переворот, и британцам пришлось поторапливаться, чтобы успеть задавить мятежников до появления немцев. Иран во избежание перехода на сторону Германии был оккупирован советскими и британскими войсками 25–30 августа того же года, а иранскому шаху Резе Пехлеви пришлось покинуть престол.

Даже в Палестине, в еврейской диаспоре, нашлось немало сторонников сотрудничества с Гитлером против оккупировавших обетованную землю англичан. Сионистское движение всегда охотно сотрудничало с нацистами, совершенно логично считая, что чем жёстче Гитлер будет проводить антисемитскую политику в Германии и на оккупированных территориях, тем больше народу удастся вынудить уехать за границу, а поскольку принимать беженцев, нигде особо не жаждали, то многим поневоле придётся отправляться в нищую Палестину. Однако британцы всё же были реальной властью и, поссорившись с ними, можно было заиметь серьёзные проблемы. Как тут поступить бедному еврею? Каждая сионистская группа ответила на этот вопрос по-своему.

В августе 1940 года от террористической «Иргун цвай Леуми» («Национальной военной организации»), руководство которой решило на время войны помириться с британцами, отделяется группировка «Лохамет херут Исраэль» («Борцы за свободу Израиля») во главе с Авраамом (Яиром) Штерном. Боевики Штерна успешно отстреливают британских офицеров и чиновников, грабят банки и пытаются наладить контакты с Третьим Рейхом. Посланник Штерна Нафтали Любенчик встречается в Бейруте с сотрудником министерства иностранных дел Германии Вернером Отто фон Хентигом, и они даже публикуют совместное заявление о грядущей дружбе Израиля и Третьего Рейха.

Англичане звереют, убивают Штерна, сажают многих активистов организации, перехватывают выехавшего на очередную встречу с гитлеровцами соратника Штерна Натана Елин-Мора, но остальные продолжают действовать. Фактическим лидером организации становится сбежавший из тюрьмы уроженец белорусского посёлка Ружаны Ицхак Езерницкий. Венец его террористической деятельности — убийство британского министра по делам Ближнего Востока Уолтера Гиннеса 6 ноября 1944 года и ликвидация представителя ООН Фольке Бернадотта 17 сентября 1948 года. Затем Езерницкий, более известный как Ицхак Шамир, уходит в политику и 10 октября 1983 года занимает высокий пост премьер-министра Израиля.

В конце 1943 года лидером «Иргун цвай Леуми» становится родившийся в Бресте молодой юрист Менахем Бегин, дезертировавший из польской армии Андерса вместе с тысячами собратьев. Организация немедленно возобновляет террор против англичан и не прекращает его до их ухода из Палестины, а Бегина 21 июня 1977 года избирают премьер-министром Израиля.

В Израиле Бегина, Шамира, Штерна и их соратников почитает чрезвычайно, а в честь последнего один из посёлков страны назван Кохав Яир (Звезда Яира). Однако в те годы многие соплеменники обзывали их фашистами и сдавали англичанам. Самая крупная еврейская военная организация Палестины «Хагана» («Оборона»), созданные при ней отряды спецназначения «Плугат махац» («Ударные роты»), как и умеренное крыло «Иргуна», поддержали Антигитлеровскую коалицию, ограничившись, однако, засылкой во вражеский тыл нескольких диверсионных групп. Немцы безжалостно расправлялись с пойманными сионистскими диверсантами, однако пленные из числа 30 тысяч палестинских евреев, служивших в британской армии на общих основаниях, репрессиям не подвергались.

Лишь в сентябре 1944 года, по личному указанию Черчилля, для участия в боевых действиях против Третьего Рейха из боевиков «Хаганы» начала формироваться Еврейская бригада. Прибыв в Италию 5 ноября 1944 года, она пошла в бой лишь 20 марта 1945 года и поучаствовала только в нескольких мелких стычках, потеряв около 60 человек из 5 тысяч.

Интересно, что по другую сторону фронта, согласно исследованиям американского историка Брайана Ригга, только в германской армии служило не менее 150 тысяч солдат, офицеров и генералов с еврейской кровью, имеющих по современным израильским законам право на гражданство. Некоторые из них были удостоены высоких наград, как, например, Кавалер Железных крестов I и II степени и Золотого Рыцарского креста полковник Вальтер Холландер. Фронтовой друг Геринга Эрхард Мильх дослужился до генерал-фельдмаршала. Скромный рядовой Гельмут Шмидт впоследствии стал канцлером ФРГ, а другой рядовой, Вернер Гольдберг, даже послужил моделью для фотоплаката «Идеальный немецкий солдат». Есть немало оснований усомниться в арийском происхождении кавалера Золотого креста Вилли Максимовича, успешно таранившим на своём «Фокке-Вульфе» американский бомбардировщик… Добавив к этим незаурядным людям лиц с еврейской кровью в армиях союзников Рейха, вряд ли стоит удивляться, что только в советском плену евреями в конце войны записалось 10 173 человека.

На фоне Мильха и Холландера операции Еврейской бригады не слишком впечатляют. Как, впрочем, и деятельность будущего министра обороны Израиля Моше Даяна, главным успехом которого стала атака на пограничный пост французов в Ливане, захваченный тремя десятками боевиков «Плугар махац». В бою шальная пуля попала в командирский бинокль, Даяну выбило глаз осколком стекла, и с того времени он всегда носил свою знаменитую чёрную повязку.

Впоследствии автор легенды о датском короле, пришившем себе на пиджак могендовид ради спасения своих евреев, писатель Леон Юрис изрядно раздул подобные истории. Несколько стычек сионистских диверсантов с французскими патрулями он раздул в эпическое отражение атаки горсткой героев двух батальонов с танками. Уже в наши дни американского сказочника переплюнул известный российский юморист Михаил Веллер. В его рассказе Даян воевал аж под Киевом, где покосил из пулемёта целую роту немцев, а после боя получил орден лично из рук маршала Рокоссовского.

Одноглазый генерал не нуждается в подобном кривлянии вокруг своего имени — реальных подвигов у него и так выше крыши, а израильская армия многократно одерживала блестящие победы над превосходящими силами противника. Но её время настало, когда нужно было арабов из Палестины выкидывать и Иерусалим штурмовать. Конфликты же между презренными гоями типа Черчилля, Сталина и Гитлера для отцов-основателей Израиля значили не больше, чем кухонная разборка между рыжими и чёрными тараканами.

Узнавая о вышеперечисленных фактах, профессиональные борцы с жидомасонским заговором, как правило, начинают истошно вопить о вековом еврейском коварстве. Но как можно ругать людей за то, что им ближе к телу своя рубашка, а не ваша? Надо только не забывать, что правила должны быть одни для всех, и поэтому наследники Бегина, Шамира и Штерна не имеют ни малейших оснований требовать у кого-либо помощи в конфликтах с мусульманским миром. Любые услуги только за наличный расчёт со стопроцентной предоплатой.

Глава 8 Бешеные огрызки империй

Характерно, что активнее прочих Гитлера, как потенциального лидера единой Европы, поддержали страны, до того входившие в состав распавшихся империй, некогда претендовавших на свой проект объединения континента. Это, прежде всего, ещё в 1918 году находившиеся под скипетром Габсбургов Австрия, Венгрия, Хорватия, Словения, Чехия и Словакия. Претендующие на продолжение традиций Римской Империи Италия и Румыния. Ну и конечно, отделившиеся от России Польша, Эстония, Латвия, Литва и Финляндия, которую мы, как самого колоритного соседа, рассмотрим отдельно.

Либеральные историки пролили немало горьких слёз, рассказывая, как Сталин с Гитлером лишили восточноевропейские народы достижений демократии. Однако, за исключением Чехословакии и, с некоторыми оговорками Финляндии, ни одна из стран возникших на карте Европы после Первой мировой войны, таковой не являлась. Венгрией с 1919 года самовластно правил бывший адмирал имперского флота Габсбургов Миклош Хорти, и хотя формально в стране имелась парламентская оппозиция, её роль была куда меньше, чем даже в современной России. В 1925 году после серии государственных переворотов демократия рухнула в Албании, в 1926 году — в Польше и Литве, в 1929-м в Югославии, в 1934-м в Латвии, Эстонии и Болгарии. В 1936 году — генерал Иоаннис Метаксас стал фактическим диктатором Греции, а в 1938 году — король Кароль II добил остатки парламентаризма в Румынии.

За исключением Австрии и Чехословакии, жили восточноевропейские страны бедно, а политическая ситуация была чрезвычайно нестабильна у всех без исключения. Одних мучили фантомные боли рухнувшего имперского величия и мечты о реванше, другие, ошалев от только что обретённой самостийности, стремились откусить от соседей свои «исконные» земли, третьи постоянно разбирались с собственными национальными меньшинствами и прочими внутренними врагами. Бои на развалинах СССР и Югославии помнят все, а в те годы, пассионарность новых независимых стран ещё не была подорвана кровопусканием Второй Мировой войны. Поэтому трясло всех не по-детски. Больше прочих конечно отличилась Польша, ухитрившаяся в 1919–1922 гг. подраться со всеми соседями, включая Советскую Россию, Украину, Германию, Литву и Чехословакию. У всех кроме чехов, поляки сумели отхватить по кусочку, но и остальные восточноевропейские страны бешено стремились урвать, всё что плохо лежит.

Не упускали своего даже совсем мелкие прибалтийские республики. Литовцы в 1923 году захватили Мемель (ныне Клайпеда), где преобладало немецкое население, проголосовавшее на референдуме за придание своей малой родине статуса вольного города. Латвия в 1920 году оттяпала у охваченной Гражданской войной России Пыталовский район, а Эстония — Ивангород и Печоры, проявив ради этого изрядную подлость.

Формально воюя на стороне белых против красных, Эстония вела двойную игру, нещадно торгуясь за участие в боевых действиях с белыми, и за неучастие с красными. От командующего белогвардейской Северо-Западной армии Николая Юденича Таллин требовал уступки побережья Финского залива вплоть до Ораниенбаума, а пока суд да дело поставил в Псков наместником своего ставленника бывшего красного командира Станислава Булак-Балаховича. Тот же формально подчиняясь Юденичу, реально плевал на него и грабил занятую территорию в интересах таллинских боссов. Когда озверевший Юденич выкинул батьку из Пскова, тот сбежал служить к полякам, а эстонцы практически прекратили воевать, чем изрядно способствовали разгрому белогвардейцев, хотя те отважно защищали их от красных. В конце концов, заручившись у большевиков уступкой приграничных земель, разоружили остатки белых, ограбили их до нитки и загнали на лесоповалы, торфоразработки и в сланцевые шахты, где русские союзники тысячами умирали от голода и тифа.

Поведение эстонцев выглядит особенно гнусно, если вспомнить, что без помощи белых большевики вошли бы в Таллин, ещё зимой 1919 года — однако для маленькой гордой страны такое поведение естественно. Пройдёт двадцать с небольшим лет, и вслед за немцами в Псков войдут сначала 37-й эстонский полицейский батальон, а затем генеральный директор по внутренним делам созданного немцами «Эстонского самоуправления» Хяльмар Мяэ. На банкете в ночь на 1 января 1943 года Мяэ обещал полицаям, что после победы немцы обязательно передадут Псков Великой Эстонии. Ещё дальше в борьбу за Великую Эстонию забрался 36-ой эстонский полицейский батальон, уничтоженный в конце 1942 года на Дону, а 19-й и 21-й латышские полицейские батальоны, вместе с 29-м и 33-м эстонскими, наводили орднунг в окрестностях Ленинграда. Прирасти новыми территориями прибалтийским карликам не удалось, но немцы щедро передали латышским, литовским и эстонским куркулям десятки тысяч военнопленных в качестве сельскохозяйственных рабов.

Прочие будущие члены НАТО также жаждали соседних территорий и потому грызлись между собой постоянно. В 1919 году советская Венгрия, воевала против Румынии и Чехословакии. После развала последней в 1939 году отколовшаяся Словакия имела крупный пограничный конфликт с Венгрией, в котором обе стороны применяли танки и авиацию. Италия трижды — в 1919, 1921 и 1924 гг. пыталась захватить, ставший после Первой мировой войны вольным городом Фиуме (ныне хорватская Риека) и с третьей попытки добилась своего. В 1923 году итальянцы бомбардировали и оккупировали греческий остров Корфу, но были вынуждены вывести оттуда войска под давлением Англии. Греция кроме этого инцидента в 1919–1922 гг. воевала с Турцией, а в 1925 году имела пограничный конфликт с Болгарией…

Как видите, цивилизованная Европа была в тот период паучатником, почище современного Кавказа! Неудивительно, что Гитлер, легко использовал устремления взбесившихся имперских осколков, превратив их за долю в добыче в послушных подельников.

Италия, формально входя в число победителей в Первой Мировой войне, но, не удовлетворившись полученной добычей, в виде Триеста, Южного Тироля и некоторых других территорий, грезила о новой Римской Империи. Придя к власти в 1922 году, энергичный диктатор Бенито Муссолини, начав с захвата Фиуме, в 1936 году оккупировал Эфиопию, в 1939-м Албанию и был полон решимости продолжить завоевания. Однако понимая слабость итальянской армии, дуче считал необходимым заручиться помощью могущественного союзника и нашёл его в Берлине.

Венгрия, к началу политического романа с Германией, пережила социалистическую революцию, подавленную с помощью Румынии и Чехословакии, красный и белый террор, и несколько путчей, два из которых организовал лично последний монарх Австро-Венгерской империи Карл Габсбург. Являясь одной из двух господствующих наций габсбургской монархии, венгры особо остро переживали распад страны и желали присоединить к ней, как минимум все населённые соплеменниками, регионы соседних Чехословакии, Румынии и Югославии. Поддержка населением коммунистов в 1919 году в значительной степени была обусловлена обещанием последних отстаивать спорные территории. Поскольку Англия и Франция, перекроив европейские границы по своему усмотрению, были категорически против, адмирал Хорти устремил орлиный взор старого морского волка на Берлин.

Австрия стала ареной борьбы прогитлеровских нацистов, социал-демократов и тяготеющих к Муссолини, ультраправых католиков (так называемых австрофашистов). В 1934 году эта борьба перешла в серию вооружённых столкновений, в ходе которой погибло до 2 тысяч человек, включая главу правительства — канцлера Энгельберта Дольфуса. В отличие от Венгрии, большинство населения, возрождать монархию не хотела, а желало жить в единой Германии. Австрийцами эти люди себя не считали, так назывались жители Австрийской империи, составлявшей западную часть Австро-Венгрии вместе с Венгерским королевством. Когда приятель бравого солдата Швейка сапёр Водичка набил морду хозяину венгерского борделя Каконю, разруливающий скандал полковник Шрёдер заметил: «Мы австрийцы — будь-то немцы или чехи, всё ещё здорово против венгров…» и был совершенно прав.

Неудивительно, что австрийский парламент ещё в 1918 году проголосовал за объединение с Германией. Вмешательство Англии и Франции прервало процесс, и даже попытка создания австро-германского таможенного союза, была пресечена. Однако горячее желание осталось и потому неудивительно, что в 1938 году Вена встретила Гитлера цветами и радостно влилась в состав Третьего Рейха, как его равноправная часть, а многие австрийцы заняли высокие посты в элите объединённой страны. Венский адвокат Эрнст Кальтенбруннер стал начальником Главного управления имперской безопасности, а инженер-строитель Отто Скорцени, не совсем заслуженно прославился, как главный диверсант Гитлера.

Католическая Хорватия, ранее входившая, наряду со Словенией и Боснией-Герцеговиной, в состав Венгерского королевства и Австро-Венгерской империи, в 1918 году добровольно вошла вместе с ними в состав Югославии, объединившейся под скипетром единокровной, но православной сербской династии Карагеоргиевичей, но была недовольна своим положением внутри него. Умеренные хорватские политики требовали внутренней автономии, а более радикальные желали отделиться, прихватив при этом изрядную часть территорий с сербским населением. Сепаратистские настроения были сильны также у македонцев, боснийских мусульман и словенцев. Даже часть чрезвычайно близких сербам черногорцев, поддерживали свою королевскую династию Негошей, отстранённую от власти в процессе создания Югославии.

Отношения между хорватскими и сербскими националистами портились с каждым днём, и периодически выливались в стрельбу. Сторонник правящего режима — сербский депутат Пуниша Рачич, прямо на заседании парламента 19 октября 1928 года пристрелил лидера Хорватской Крестьянской партии Степана Радича и ещё двоих депутатов от ХКП, тяжело ранил двух других и попытался убить лидера сербской оппозиционной Независимой демократической партии Светозара Прибичичевича. Пытаясь покончить с межнациональными столкновениями, король Александр в 1929 году установил режим личной диктатуры, но его усилия были безуспешны. Вскоре, хорватские нацисты-усташи (повстанцы) скооперировались с сепаратистами Македонии, и 9 октября 1934 года македонский боевик Владо Черноземский убил короля во время его визита в Марсель.

В 1939 году сербы и хорваты, кое-как договорились, и Хорватия получила автономию. В её состав вошли все территории боснийских мусульман, и некоторые земли с сербским населением, но набравшее силу движение усташей и его политическое крыло — Хорватская партия права, требовали полной независимости и присоединения новых сербских территорий. Из проживающих там сербов в количестве почти 2 миллионов, предполагалось треть уничтожить, треть изгнать, а треть перекрестить в католичество и переделать в хорватов.

Когда германские, итальянские и венгерские войска 6 апреля 1941 года вторглись в Югославию, давно сотрудничавшие с Гитлером и Муссолини хорваты немедленно выступили в их поддержку. Перед началом вторжения лидер правящей в Хорватской автономии Крестьянской партии, первый заместитель премьер-министра Югославии Владко Мачек, обратился к германским представителям с предложением о сотрудничестве. Одновременно более 50 % хорватских резервистов уклонилось от мобилизации, причём их примеру приблизительно в той же пропорции последовали боснийские мусульмане, словенцы и македонцы. Многие хорватские солдаты сдавались или переходили на сторону противника, предварительно перебив сербских однополчан. Почти без боёв развалилась, укомплектованная главным образом хорватами 4-я югославская армия, причём два её полка, атаковав армейский штаб в Биеловаре, полностью дезорганизовали её управление. Выступления хорватов способствовали завершению операции уже к 17 апреля, причём немцы потеряли всего 166 человек убитыми, а итальянцы и венгры менее тысячи.

Наспех объединённая из нескольких осколков Австро-Венгрии, Сербского и Черногорского королевств, а также ранее входивших в состав Османской империи Македонии и Косово, Югославия оказалась мертворождённой. Часть её территории отошла Германии, Италии, Венгрии и Болгарии, а большая часть хорватских и боснийских земель были объявлены Независимым Государством Хорватия. Формально его возглавлял король Томислав II, он же итальянский князь Аймонеди Торино, но реально вся власть была в руках у премьер-министра Павелича.

Чехословакия стала единственной восточноевропейской страной, избежавшей установления диктатуры, но страну трясли межнациональные конфликты между чехами, словаками, немцами, венграми и поляками, причём трём последним этническим группам щедро помогали соотечественники за границей, и их выступления порой приходилось подавлять с помощью танков.

После того как, Чехословакия капитулировала перед Германией, Венгрией и Польшей, население присоединённой к Германии Судетской области служило в вермахте, СС и полиции Рейха. Военнообязанные жители, включённых в состав Венгрии Южной Словакии и Закарпатья, призывались в её вооружённые силы.

Власти оккупированной немцами Чехии, переименованной в Протекторат Богемии и Моравии, располагали собственными силовыми структурами. Через их ряды прошло около 30 тысяч человек, в составе жандармерии, 12-ти охранных батальонов и ряда более мелких подразделений. Предназначалось это воинство, главным образом, для борьбы с чешскими партизанами, однако в связи с отсутствием таковых откровенно бездельничало. Понятно, что экономные гитлеровцы возмущались зрелищем тысяч занятых в основном пропиванием протекторатного бюджета дармоедов. Посему они стали отправлять чешское воинство в другие регионы, где работёнки было побольше. Например, в августе 1944 года 11 батальонов протектората прибыли в Италию отлавливать тамошних антифашистов. Однако к тому времени исход войны был уже ясен, а потому 800 человек перешли к партизанам, после чего немцы разоружили остальных и использовали на строительстве укреплений.

Ещё несколько тысяч чехов, наряду с местными фольксдойче вступили в СС, главным образом в 31-ю пехотную дивизию «Богемия и Моравия» и кавалерийскую дивизию СС «Лютцов». Некоторые из них, весьма отличились, а сын министра образования протектората Эммануэля Моравца даже получил Железный крест.

Словакия, наряду с полицией и военизированными подразделениями правящей фашистской партии, к началу войны имела действующую армию, в составе 3 пехотных дивизий. Гитлер помог словакам отделиться от чехов и не допустил их полного поглощения Венгрией, а такие услуги стоили дорого. Поэтому в 1941 году две словацкие пехотные дивизии и одна моторизованная бригада приняли участие во вторжении СССР, после чего были переформированы в моторизованную и охранную дивизии. Мотодивизия вместе с 17-й германской армией и румынским кавалерийским корпусом наступала на Туапсе, а охранная, как и полагалось, гонялась за партизанами. Одновременно против СССР действовали и четыре словацких авиаэскадрильи.

После Сталинграда боевой дух словаков сильно упал, а количество дезертиров и перебежчиков, напротив, изрядно выросло. После этого словацкие войска были отведены в тыл, причём одну дивизию наряду с чехами использовали для антипартизанских операций в Италии. В августе 1944 года, когда поражение Германии стало делом ближайшего времени, 17 тысяч словацких военнослужащих приняли участие в восстании, однако их роль оказалась куда меньше, чем предполагалось. Из-за неповоротливости командования немцам предварительно удалось разоружить большинство готовящихся восстать частей.

Всё это заставляет считать чехов и словаков не слишком надёжными партнёрами фюрера, но виноваты тут не идейные соображения, а своеобразные национальные традиции. Чехословацкая армия — единственная в мире ухитрившаяся в течение тридцати лет дважды (в 1938–1939 и 1968 гг.) сдать свою страну без боя, а ещё раньше совершить самое знаменитое предательство Гражданской войны в России. После поражения белых в Сибири, именно командование Чехословацкого корпуса выдало противнику их вождя Александра Колчака в обмен на право удрать домой с награбленным барахлом.

Тем не менее, в ходе Второй Мировой войны, в советских лагерях оказалось 69 977 чехов и словаков. И это без учёта погибших в боях, взятых в плен на Западе, отпущенных по домам без отправки в лагеря и зачисленных, после взятия в плен, в чехословацкие части, воюющие на стороне СССР. Поскольку 60 280 поляков в советских лагерях соответствуют полумиллиону в вооружённых силах Третьего Рейха, на 69 977 пленных соплеменников бравого солдата Швейка приходится как минимум такое же количество чехов и словаков, воевавших за любимого фюрера.

Из государств, созданных при поддержке Гитлера, самой многочисленной армией располагала Хорватия, давшая примерно 70 % коллаборационистских формирований Югославии. (При том, что хорваты и боснийские мусульмане составляли чуть больше 25 % населения страны). Уже к концу 1941 года в её военизированных формированиях состояло 100 тысяч человек. В последующие годы их общая численность превысила 200 тысяч. Армия располагала артиллерией и бронетехникой, а в её авиации числилось до 150 самолётов, ранее в основном принадлежавших Югославии. Хорваты сумели создать даже небольшой флот, укомплектованный в основном речными мониторами, канонерскими лодками и сторожевыми катерами. Даже в начале 1945 года, когда крах Германии был уже очевиден, в армии Павелича насчитывалось около 150 тысяч человек, часть продолжала сражаться и после официального завершения боевых действий. Зато когда советское командование с трудом уговорило 3,5 тысячи хорватских пленных отправиться воевать с немцами, созданная из них бригада ввиду массового саботажа и дезертирства превратилась в настоящий кошмар для соседей по окопам.

Кроме соединений, воевавших против югославских партизан, Загреб отправил на Восточный фронт один полк в составе немецких войск и равный усиленному батальону легион в рядах итальянской армии. Там же оказалось три оснащённых современными немецкими машинами хорватских эскадрильи, а на Чёрном море действовал отряд моряков, базирующийся в Николаеве. После уничтожения хорватских сухопутных частей под Сталинградом и на Верхнем Дону против СССР действовала лишь авиагруппа, зато в Югославии с зимы 1943 года к антипартизанским операциям приступили 369-я и 372-я пехотные дивизии. Оба соединения имели немецкий командный состав и входили в состав вермахта, но подавляющее большинство рядовых и унтер-офицерских должностей в них занимали хорваты. Точно по такому же принципу год спустя была сформирована 392-я пехотная дивизия.

Боснийские мусульмане, районы, обитания которых входили в усташскую Хорватию, располагали собственной 4-х тысячной милицией, а в феврале 1944 года против отрядов Тито выступила 13-я горнопехотная дивизия СС «Хандшар». Состоявшая из правоверных почитателей Аллаха, дивизия имела на своём гербе кривой кинжал особой формы, собственно и давший название 21-тысячному мусульманскому соединению. Духовно личный состав «Хандшара» окормлял иерусалимский муфтий Хадж Эмин Аль-Хуссейни, чей племянник Ясир Арафат до самой смерти возглавлял палестинских арабов. Первые полгода паства муфтия воевала вполне прилично, но с сентября воины Аллаха побежали из «Хандшара» тысячами. Пополняемая уже не только боснийцами, но и хорватами, косовскими албанцами и югославскими фольксдойчами, дивизия вступила в бой с советскими войсками, которые и добили её окончательно.

Население присоединённых к Германии областей Словении с 1941 года призывалось в вермахт на общих основаниях. Только в сухопутных силах на 1 апреля 1944 года их числилось 15 185 человек.

Из косовских албанцев в войсках СС в июне 1944 года сформировали ещё одну горно-пехотную дивизию, получившую порядковый номер 21 и названную в честь албанского национального героя Скандербега. Как и боснийцы, косовары отличились не столько боевыми подвигами, сколько грабежами и разбоями. Уже в декабре «Скандербег» пришлось расформировать из-за массового дезертирства, однако часть личного состава продолжала сражаться в рядах укомплектованной югославскими немцами 7-й горнопехотной дивизии СС «Принц Евгений». Численность албанской полиции, созданной в Косово итальянской администрацией, достигла к середине 1943 года 14 тысяч человек. Столько же полицейских действовало в также оккупированной Италией части Словении, а собственно Албания была захвачена Италией ещё до начала Второй Мировой войны практически без сопротивления и до 1943 года поставляла в её армию и полицию новобранцев, хотя и не лучшего качества.

Через официальные коллаборационистские формирования, Сербии, находившейся под немецким управлением, и Черногории, оккупированной итальянцами, прошло примерно 100 тысяч человек. Однако кроме них действовали и куда более многочисленные отряды чётников, формально подчинявшихся королевскому правительству в эмиграции, иногда нападавшие на оккупантов, но с конца 1941 года, всё чаще вступавшие с ними в соглашения против партизан Тито, а в 1943–1945 гг. воевавших почти исключительно на стороне Гитлера.

Особо стоит выделить многочисленных русских эмигрантов, проживавших в Югославии после бегства от большевиков. Вскоре после прихода немцев, они предложили им свои услуги и активно участвовали в карательных акциях против приютившего их народа. То ли случайно, то ли забавы ради, состоящим из 5 пехотных полков Русским Охранным корпусом гитлеровцы поставили командовать этнического еврея Бориса Штейфона. Вдоволь успели послужить оккупантам и сами их благородия, и их детишки, окончившие созданные уже в эмиграции кадетские корпуса. Среди прочих карателей можно особо выделить славных потомков истинного арийца саксонского пивовара Самуэля-Эфраима Йордана — начальника штаба бригады Бориса Йордана и его сына обер-лейтенанта Алексея Йордана, что приходятся подельнику Чубайса по прихватизации казённого добра Борису Йордану-младшему, соответственно дедушкой и папой.

Полицаи из Охранного корпуса имели в Европе столь скверную репутацию, что известный монархист Виталий Шульгин однажды сказал, что, слыша о них, он стыдится, что является русским. В Югославии соратники Штейфона и Йорданов продемонстрировали прямо-таки классическое сочетание холуйства перед немецкими хозяевами и хамства относительно мирного населения: «Как-то раз в конный взвод зашёл приехавший в Бор немецкий унтер-офицер из хозяйственной части штаба корпуса — Вернер. — Вспоминал служивший в корпусе штаб-ротмистр Сергей Вакар. — Для его встречи полковник Попов выстроил взвод и скомандовал: «Взвод — смирно, равнение — направо!» Когда же я спросил его, зачем он, будучи лейтенантом вермахта, так встречает унтер-офицера, он мне ответил: «Ну как же иначе, ведь он всё-таки немец!»… Конный взвод имел обыкновение во время разъездов завтракать с вином и водкой за счёт благодарного населения, причём хозяина дома или сельского старосту предупреждали, что если он только попробует за угощение взять деньги, то он увидит, что будет. Полковник Попов как щепетильно честный и порядочный человек всегда предлагал хозяину дома деньги за угощение, но, видя напоминающий кулак из-за спины полковника, хозяин всегда наотрез отказывался брать деньги». (Из сборника «Материалы по истории русского освободительного движения»).

Ещё больше отличился на Балканах 15-й казачий кавалерийский корпус СС, воевавший под командованием германского генерала Гельмута фон Паннвица и политически окормляемый заслуженным борцом за независимость Дона от России атаманом Петром Красновым. Бравый атаман ещё в 1918 году пытался создать на Дону марионеточное государство под опёкой германского кайзера, смиренно прося его «признать права Всевеликого войска Донского на самостоятельное существование» и «содействовать присоединению к Войску по стратегическим соображениям городов Камышина и Царицына Саратовской губернии и города Воронежа и станции Лиски и Поворино».

В эмиграции Краснов на первых порах отрёкся от непопулярного в белой среде казачьего сепаратизма, но после вторжения Гитлера в СССР и получения от немецких хозяев должности начальника Главного управления казачьих войск при Министерстве Восточных оккупированных территорий его надежды вспыхнули с новой силой. «Помните, вы не русские, вы казаки, самостоятельный народ! — учил атаман своих пропагандистов на курсах в Потсдаме. — Русские враждебны вам. Москва всегда была врагом казаков, давила их и эксплуатировала. Теперь настал час, когда мы, казаки, можем создать свою независимую от Москвы жизнь». (Газета «Русская жизнь», Сан-Франциско, 1961 г.)

Право строить самостоятельную от Москвы жизнь казакам, среди которых преобладали советские предатели, но было и немало и осевших в Европе эмигрантов, пришлось завоёвывать в карательных акциях против югославских партизан. Описывая подвиги красновцев, порой приходит в ужас даже сочувствующий им петербургский историк Александр Смирнов: «Кавалеристы 1-й казачьей дивизии жгли, грабили, насиловали и убивали. Города и сёла Югославии стонали от разбоев «казачьей орды Вермахта»… В июне 1944 года их полк занял городок Метлика — предместье города Загреб-Карловац. Изнасилованию подверглись все женщины городка, кроме совсем крошечных девчушек и дряхлых старух… Нередко женщинам за доставленное удовольствие казаки платили пулей в лицо». («Казачьи атаманы»).

Сдавшийся в плен англичанам корпус был выдан советским властям, Краснова и его соратников повесили (Паннвица, на мой взгляд, совершенно незаслуженно — он не был ни предателем, ни сепаратистом, а за военные преступления в Югославии отвечать должен был перед югославами), некоторую часть личного состава расстреляли или посадили, но большинство отделалось ссылкой. Потом наступила демократия, и в 1994 году памятник Краснову, Штейфону и их соратникам был установлен во дворе московского Храма всех Святых у станции метро «Сокол», по благословению священников Русской Православной церкви, при содействии ветеранов СС и их русских прихвостней. Чувствуя себя духовно близкими покойным, руководство РПЦ и светские власти отнеслись к монументу вполне благожелательно, и в итоге инициативная группа москвичей снесла его явочным порядком.

В 1944–1945 гг. югославские коллаборационисты и красновские казаки неоднократно вступали в бой с Красной армией, и к концу войны в советском плену, не считая белоэмигрантов, было зарегистрировано 21 830 выходцев из Югославии, подавляющее большинство которых составляли хорваты и боснийские мусульмане. Общее количество уроженцев Балкан, прошедших через военизированные формирования гитлеровской Европы, можно оценить как минимум в миллион. Точнее подсчитать сложно, поскольку ни американцы, приютившие после войны десятки тысяч нацистских пособников, ни югославские партизаны, как правило, кончавшие пленных на месте, статистикой не занимались. Известно, что одних югославских немцев в составе дивизии «Принц Евгений», охранных полков «Нижняя Штирия» и «Михаэль Райхер» и других подразделений к 1 апреля 1944 года числилось 39 054 человека. В тот же период, только в сухопутных частях Германии служили 54 тысячи румынских, 22 125 венгерских и 5390 словацких фольксдойче, а всего только через войска СС за всю войну прошло более 300 тысяч восточноевропейских немцев. В ряде дивизиях (7-я моторизованная СС «Принц Евгений», 11-я моторизованная СС «Норланд», 18-я моторизованная СС «Гётц фон Берлихинген», 22-я кавалерийская СС «Мария Терезия», 31-я пехотная СС «Богемия и Моравия», 13-я авиаполевая и др.) заграничные немцы явно преобладали. В конце войны из чешских немцев были сформированы 605-й и 610-й батальоны фольксштурма.

Многие фольксдойче сыграли значительную роль при захвате Германией стран, в которых они проживали. Боевики из числа польских немцев в начале гитлеровского наступления неоднократно обстреливали воинские части поляков, чем спровоцировали расправу над мирными жителями из числа проживавших в Польше немцев. Вооружённые выступления фольксдойче в Судетской области Чехословакии в мае-сентябре 1938 года способствовали капитуляции чехословацкого правительства в Мюнхене и передаче Судетов Германии. Когда же чехословацкое правительство провело мобилизацию, свыше половины немецких призывников не прибыли в свои части, а всего из 126 тысяч уклонистов немцев оказалось 100 тысяч, или 80 %.

В первые же дни войны в Югославии, диверсионные отряды югославских фольксдойче организованных в тайную организацию «Юпитер», захватили ряд важных объектов, в частности некоторые укрепления так называемой «Линии Рупника» на словенско-австрийской границе и стратегический мост через Драву у Марибора. Некоторые из заграничных немцев достигали достаточно высоких должностей в армии и СС. Бывший офицер австро-венгерской армии и румынский генерал Артур Флепс сохранил своё звание и в германских вооружённых силах, командуя, сперва, дивизией «Принц Евгений», а затем 5-м горным корпусом СС.

В СССР фольксдойче с охотой пополняли оккупационную полицию и другие вооружённые формирования, составив в частности 17-й кавалерийской полк 8-й кавалерийской дивизии СС «Флориан Гейер». (Зная это, начинаешь с куда большим пониманием, относится к превентивной высылке поволжских немцев в Сибирь и Казахстан, как впрочем, и к аналогичной отправке в концлагере проживающих в США японцев).

Ещё больше бойцов дала Третьему Рейху Австрия. Сразу же после объединения с Германией в 1938 году там были сформированы 44-я и 45-я пехотные, 2-й и 3-й горнопехотные и 4-я лёгкая моторизованная (впоследствии 9-й танковая) дивизии. Всего уроженцами Австрии укомплектовали 26 дивизий вермахта и СС, многие из которых особо отличились в ряде важнейших военных операций. В частности, именно 45-я пехотная дивизия после недели ожесточённых боёв взяла Брестскую крепость, а годом ранее горные стрелки 3-й дивизии захватили Нарвик.

Именно горные части стали родом войск, в котором роль иностранных добровольцев и фольксдойче особенно велика. Кроме уже упоминавшихся 2-й и 3-й австрийских, 7-й югославской, 13-й боснийско-мусульманской и 21-й албанской, с августа 1944 года против итальянских партизан действовала недоукомплектованная 24-я горнопехотная дивизия СС «Карстъегерь», куда входили австрийцы, итальянские и югославские фольксдойче, хорваты и словенцы. Немало выходцев из зарубежных немецких общин и скандинавов служило также в 6-й горной дивизии СС «Норд», а всего половина воспетых Высоцким «альпийских стрелков» германской армии родилась за пределами германской границы 1937 года. Ещё больше горных дивизий, Гитлер получил от союзников, в основном итальянцев и румын (соответственно 6 и 4 дивизии). Без многочисленного союзного контингента Берлин физически не располагал должным количеством призывников из горных регионов, дабы разбираться с противником среди скал и ущелий.

Оценить значение контингентов стран, входивших в Габсбургскую империю весьма сложно. Австрийцев, исходя из количества дивизий (26), лиц служивших в других соединениях и военнопленных в советских лагерях (156 681) выходит порядка 6 % личного состава вермахта и войск СС. Фольксдойче из стран, признанных жертвами агрессии, поляки, чехи, плюс словенцы и хорваты бывшей Югославии в границах Рейха и хорватские добровольцы в германской армии в сумме дают почти столько же, а их общий вклад в вермахт и СС составляет не менее 10 % личного состава.

Австрийцы и фольксдойче качественно соответствовали основной массе немецких военнослужащих. Боевые качества прочих союзных контингентов смотрелись куда скромнее, но ввиду большой численности их помощь часто оказывалась весьма существенной. Размещённые на второстепенных участках фронта, союзники освобождали немецкие войска для наступления на главных направлениях. До ноября 1942 года такая тактика, как правило срабатывала, однако при переходе к обороне она оказалась губительной, что наглядно показал финал Сталинградской битвы, положение изменилось. Легко прорвав позиции занимаемые румынами, танковые корпуса Красной Армии окружили и уничтожили 6-ю германскую армию. Чуть позже разгром итальянцев и венгров на Дону привёл к окружению под Воронежом 2-й германской армии, которая с трудом прорвалась на запад.

Но пока до Сталинграда было далеко, союзные соединения помогали неплохо, и немцы старались привлечь их для похода на Восток в максимальном количестве. Самый крупный контингент направила Румыния. Она уже год испытывала тяжелейший комплекс мелкого жулика, который влез в драку крупных авторитетов, урвал куш у них из-под носа, а потом случилось страшное. Опомнившись, бандюки надавали шпанёнку пинков, и отобрали нажитое непосильным трудом.

Урвать добычу, румынам удалось без единственного выигранного сражения. В 1913 году Румыния вступила во Вторую Балканскую войну между Болгарией с одной стороны и Сербией и Грецией с другой. Пользуясь тем, что вся болгарская армия воевала против сербов и греков, румыны вторглись в Болгарию, подошли к Софии и вынудили болгар передать им Южную Добруджу с городами Добрич и Силистра.

В 1916 году после тяжёлого поражения войск Австро-Венгрии от русских армий Алексея Брусилова, Румыния объявила ей войну, но была наголову разгромлена. Германцы, австро-венгры и болгары захватили Бухарест, и с лишь помощь России помогла удержать румынам маленький кусочек территории. Реванш Румыния взяла два года спустя, когда Австро-Венгрия и Россия развалилась, она отхватила от первой Трансильвании, а от второй Бессарабию (нынешняя Молдова) и Северную Буковину (ныне Черновецкая область Украины).

Но в 1940 году возникший на развалинах Российской Империи СССР вынудил Кароля II отдать Бессарабию обратно, получившая поддержку Германии Болгария вернула Южную Добруджу, а Венгрия также с помощью Рейха получила Северную Трансильвания. Чтобы компенсировать убытки, свергнувший ненавистного всем монарха-капитулянта, генерал Ион Антонеску согласился поучаствовать в войне с Советским Союзом. Гитлер обещал вернуть ему Бессарабию и Северную Буковину. Сверх того Антонеску была обещана так называемая Транснистрия — территория между Южным Бугом и Днестром с красавицей Одессой. В 1941 году румыны (разумеется, с решающей помощью 11-ой германской армии) действительно её оккупировали и развернулись на новых землях от всей души.

«Мы должны действовать на Днестре, работать там так, словно на миллион лет вперёд. — Учил Антонеску губернатора Транснистрии Георги Алексяну на совещании 16 декабря 1941 года. — Вы там полный хозяин. Если обстоятельства там изменились, делайте так, как находите нужным. Вы должны выводить людей на работу даже кнутом, если не понимают иначе. Если в Транснистрии дела пойдут плохо, Вы будете отвечать. Основа там — земледелие. Если крестьянин не выходит на работу, выгоняй его даже пулей. Для этого Вы не нуждаетесь в моём разрешении… Превыше их интересов стоят интересы румынского государства, и эти интересы требуют, чтобы мы выкачали из Транснистрии как можно больше для покрытия экономических нужд войны, и особенно для проведения будущих операций, чтобы мы могли прокормиться за её счёт». («Молдавская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза. 1941–1945».)

Наглость Бухареста впечатляет. Ладно, Бессарабия до 1812 года входил в состав Молдавского княжества, которое в 1859 году объединилась с Валахией в Румынское королевство, но Одесса! На неё Антонеску имел не больше прав, чем на Пекин, однако, пренахальнейше разевал пасть, выделив против СССР большую часть румынских вооружённых сил. В предназначенные для наступления 3-ю и 4-ю армии вошли 15 пехотных дивизий из 21, плюс почти все прочие крупные соединения — все 6 конно-механизированных, 3 горные бригады из 4, и единственная танковая бригада. Все они вскоре были преобразованы в дивизии, без изменения в численности и вооружении.

Стремясь принизить роль союзников Германии, ставших после Второй Мировой войны младшими партнёрами СССР, советская историография игнорировала этот факт, хотя речь шла именно о полноценных соединениях. Кавалерийские дивизии насчитывали от 6,8 до 8,9 тысяч человек, то есть были равны советским, а танковая дивизия «Великая Румыния», располагала 201 танком, не уступая по количеству боевых машин немецким танковым дивизиям. Авиация Румынии имела 572 самолёта, в основном устаревших типов, но в их число входило и 76 достаточно современных немецких самолётов — 28 бомбардировщиков «Хейнкель-111» и 48 истребителей «Мессершмитт-109». Многочисленные румынские войска участвовали в боях в Молдавии, на Украине, и в Крыму, а во второй половине 1942 года приняли участие в походе к Волге и Кавказу. Особую роль, сыграла их кавалерия, которая наступая вдоль побережья Азовского моря и в степях севернее Терека, прикрывала фланги немецких союзников.

Венгрии требовалось расплатиться с Германией за Северную Трансильванию, и, полученные, после развала Чехословакии, Южную Словакию с Закарпатьем. Кроме того после разгрома Гитлером Югославии в апреле 1941 года, Венгрии отдали бОльшую часть Воеводины и Северную Словении, а в перспективе венгры мечтали уговорить фюрера ещё и Южную Трансильванию, компенсировав Румынии убытки за счёт СССР. В письме от 17 июня 1941 год венгерский посол в Берлине Дёме Стояи очень беспокоился, что победой фюрера воспользуются только румыны и словаки и, принявший его точку зрения, Хорти направил против СССР 2 моторизованные, кавалерийскую и горную бригады, имевшие на вооружении 209 лёгких танков, танкеток и бронеавтомобилей. Военно-воздушные силы Венгрии располагали 536 самолётами, в основном устаревшего типа.

Когда Япония 7 декабря 1941 года утопила американский флот в Пёрл-Харбор, а поддержавший союзника Гитлер объявил войну США, Хорти сделал то же самое. После чего между его послом в Вашингтоне и главой американского Государственного департамента, согласно легенде, произошёл диалог, заставивший плакать от зависти даже знаменитых писателей-абсурдистов типа Даниила Хармса и Франца Кафки.

Глава Госдепа: «Кто возглавляет вашу страну?»

Посол (гордо): «Адмирал Миклош Хорти!»

Глава Госдепа: «И сильный у него флот?»

Посол: «У нас нет флота, поскольку страна не имеет выхода к морю».

Глава Госдепа (тщетно ища Венгрию на карте): «Как же вы без флота, будете захватывать владения США?»

Посол: «У Венгрии нет территориальных претензий к США, но у неё серьёзные пограничные споры с Румынией и Словакией».

Глава Госдепа: «Вы им тоже объявляете войну?»

Посол: «Нет, это наши союзники!»

Мастерски играя на конфликте Будапешта и Бухареста из-за Трансильвании, где венгерское и румынское население было перемешано как овощи в супе, и сверх того имелась многочисленная немецкая диаспора, Гитлер заставил Антонеску и Хорти плясать под свою дудку. Наблюдая это, второй человек в Берлине рейхсмаршал Геринг цинично прикалывался над вассалами вождя. «Зачем вы ссоритесь с Венгрией из-за Трансильвании, которая по существу больше немецкая, чем румынская или венгерская?» — смеялся он над Антонеску, а тот уныло отмалчивался. («Освобождение Юго-Восточной и Центральной Европы войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов 1944–1945»).

Были основания принять участия в операции «Барбаросса» и у Италии. В 1940 году Муссолини полез в Грецию, но был разбит и лишь с помощью фюрера смог оккупировать основную часть греческих территорий, а заодно и поучаствовать в разделе Югославии, заняв Черногорию, Косово, часть Македонии, Словении и восточного побережья Адриатического моря. Сверх того, германский Африканский корпус генерала Эрвина Роммеля, только что спас в Ливии, разгромленную британцами итальянскую армию, и благодарный дуче отправил на восток экспедиционный корпус, из 2 мотопехотных и конно-механизированной дивизии.

Сколько всего выходит? Считаем: 27 румынских дивизий, 2 венгерские, 3 итальянских, 2,5 словацких и 17,5 финских, о которых чуть ниже. Итого — 52, при 153 немецких, или более четверти боевых соединений гитлеровского блока, вступивших в бой в первые месяцы войны. С учётом включённых в состав вермахта и СС мелких европейских контингентов, австрийцев, эльзасцев-лотарингцев и фольксдойче из стран — номинальных жертв агрессии и вся треть получится.

В дальнейшем на Восточном фронте появились новые войска союзников. Уже к лету 1942 года здесь находилась 2-я венгерская армия, в составе 9 пехотных и 1 танковой дивизий, разбитых в начале 1943 года на Дону, атакжебохранныхдивизий, предназначенныхдпя действий против партизан. Итальянский корпус пополнился 4 пехотными и 3 горными дивизиями, преобразовавшись в 8-ю армию. Сверх того, некоторые итальянские части направились на непривычный для них, холодный север. В частности, 5 охранных батальонов ещё в 1944 году несли службу в Прибалтике, а флотилия торпедных катеров рассекала Ладожское озеро, помогая морить голодом ленинградцев.

С учётом финской армии, иностранных добровольцев и фольксдойче, к осени второго года похода на Восток почти треть сражавшихся на российских просторах солдат пришла сюда с европейских территорий, лежавших за германскими границами 1937 года. После завершения боёв на Волге, Дону и Северном Кавказе их доля значительно упала, однако с весны 1944-го восстановленные 3-я и 4-я румынские армии заняли позиции против вступивших на территорию Бессарабии войск 3-го Украинского фронта, где и были вторично разгромлены.

Осенью того же года в боевые действия втянулись главные силы венгерских вооружённых сил — 17 пехотных, 2 танковые и 1 кавалерийская дивизии, а также 2 горные бригады. К ним следует добавить пограничные и охранные части, примерно равные 6 лёгкопехотным дивизиям. Впоследствии к ним присоединились ещё две снаряжённые с помощью Германии отборные дивизии — пехотная «Кошут» и смешанная (два пехотных и два танковых полка, два разведывательных и один парашютный батальоны) «Ласло Великий». Параллельно из венгерских добровольцев были сформированы 25-я и 26-я пехотные дивизии СС, а местные фольксдойче продолжали пополнять 22-ю кавалерийскую дивизию СС и другие соединения армии Гиммлера. Ещё раньше 1-я венгерская кавалерийская дивизия совместно с двумя немецкими образовали своеобразную конную армию общей численностью свыше 30 тысяч человек. В ходе Белорусской операции командующий ею способный генерал фон Хартенек сумел не только отойти в полном порядке, но и прикрыть бегство разгромленных германских войск на брестском направлении.

Даже во время политического кризиса октября 1944 года, когда немцы свергли пытающегося выйти из войны Хорти, перебежчиков оказалось чрезвычайно мало. На призыв перешедшего фронт, бывшего командующего 1-й венгерской армией Белы Миклоша первоначально откликнулось порядка 300 солдат и офицеров. Главные силы венгров до последнего обороняли вместе с немцами Будапешт и участвовали в последнем крупном наступлении Гитлера у озера Балатон 6–15 марта 1945 года.

На стороне советской армии на последнем этапе войны действовало лишь небольшие группы венгерских коммунистических подпольщиков, и несколько отдельных батальонов и рот, впоследствии объединённых в так называемый Будайский полк, да Народно-Освободительная армия Югославии сформировала из венгерских перебежчиков отдельную бригаду. Общие потери венгров на стороне антигитлеровской коалиции составили едва несколько сот человек, тогда как, воюя на стороне Германии, около 200 тысяч уроженцев Венгрии отправились на тот свет, а 459 011, отсидев в лагерях, вернулось домой.

Румынские войска воевали на стороне СССР значительно дольше, чем венгерские — восемь с лишним месяцев, введя в дело до 200 тысяч солдат, 37 208 из которых погибло, что само по себе выглядит куда солиднее. Но только если не сопоставлять с потерями по другую сторону фронта, где за три года погибло или умерло в плену 300 тысяч румынских солдат, а ещё 229 682 впоследствии было освобождено из плена. Первым вестником будущих поражений для Антонеску стала 70-дневная осада Одессы, гарнизон которой успешно отбил все атаки, нанёс противнику огромные потери и оставил город, лишь, когда из-за продвижения немцев вглубь страны, его удерживать стало бессмысленным. В конце 1942 года 3-ю и 4-ю румынские армии разгромили под Сталинградом, а после воссоздания их вторично смели с поля боя в первые же дни Ясско-Кишинёвской операции 20–29 августа 1944 года. Перепугавшись, король Румынии Михай и поддержавшие его военные, свергли Антонеску и перешли на сторону СССР. До этого момента антигитлеровская деятельность в Румынии была трудноразличима невооружённым глазом, зато своевременное предательство позволило Бухаресту вернуть после войны Северную Трансильванию, ограничившись потерей Бессарабии и Южной Добруджи.

Особое положение в европейском доме Гитлера занимала Италия, ставшая союзником Рейха раньше всех — в 1937 году. По общей численности вооружённых сил (около 3 миллионов, включая фашистскую милицию и колониальные части) эта страна занимала к началу войны восьмое место в мире, по количеству кораблей военно-морского флота даже пятое. За годы войны в составе флота отмечено 7 линкоров, 22 крейсера, 66 эсминцев и несколько сотен кораблей других классов, а экипажи итальянских торпедных катеров и подводных диверсантов по праву заслужили славу лучших в мире.

Ещё в Первую мировую войну они уничтожили австро-венгерские линейные корабли «Вирибус Унитис» и «Сент-Иштван». Во Вторую Мировую водители человеко-торпед из 10-й флотилии знаменитого «Чёрного князя» Валерио Боргезе потопили британские линкоры «Вэлиант» и «Куин Элизабет» в гавани Александрии 19 декабря 1941 года, британский тяжёлый крейсер «Йорк» в бухте Суда 26 марта 1941 года и большое количество других кораблей и транспортных судов. Существует версия, что именно люди Боргезе взорвали 29 октября 1955 года бывший итальянский линкор «Джулио Чезаре», после войны вошедший в состав Черноморского флота под названием «Новороссийск». К настоящему моменту эта версия не подтверждена, и не опровергнута, но даже за вычетом «Новороссийска» Боргезе — абсолютный чемпион. Боевые пловцы всех остальных стран мира, не смогли уничтожить ни одного линейного корабля или тяжёлого крейсера, да и по общему тоннажу существенно отстают от 10-й флотилии. Лишь британские человеко-торпеды смогли 21 июня 1944 года потопить ранее повреждённый и ремонтируемый немцами итальянский тяжёлый крейсер «Больцано», но эта операция была проведена в тесном контакте с перешедшими на сторону Великобритании итальянцами, и даже к месту атаки диверсантов доставил итальянский катер.

Никем не превзойдён и успех итальянских торпедных катеров в бою 13 августа 1942 года. Атакуя британский конвой «Пьедестал», они утопили без каких-либо потерь со своей стороны, лёгкий крейсер «Манчестер» и 5 транспортов, общим водоизмещением почти 58 тысяч тонн. Из других катеров отличился Ms-213, торпеда которого 4 апреля 1941 года на 15 месяцев вывела из строя лёгкий крейсер «Кейптаун».

Боеспособность большинства прочих частей итальянской армии традиционно была невысокой. Вступив в войну 10 июня 1940 года, бойцы Муссолини удирали даже от греков. Особенно досталось полумиллионной колониальной армии в Ливии и Эфиопии, потерявшей за первые же десять месяцев боёв с британцами почти 400 тысяч человек одними пленными. Не лучше действовал итальянский флот, терпевший от англичан одно поражение за другим, и порой обращавшийся в бегство после первого попадания. После того как британский линкор «Уорспайт» 9 июля 1940 года влепил единственный снаряд в котельное отделение «Джулио Чезаре», ни один линейный корабль Муссолини до самого конца войны, так и не рискнул вступить в бой с вражескими супердредноутами.

Однако в совместных операциях с немецкими войсками, действуя на вспомогательных направлениях, итальянцы оказались весьма полезны. Например, в ходе оккупации Балкан 44 дивизии Муссолини отвлекли на себя две югославские армии и основную часть греческих войск. То же самое повторилось и во время сражения в Северной Африке под Эль-Газалой 26 мая — 20 июня 1942 года, когда итальянские пехотные дивизии сковали действующие против них британские части, тем самым обеспечив обходный манёвр корпуса Роммеля, ударившего противнику в тыл.

Не менее значительную роль сыграла итальянская армия в борьбе с партизанами на Балканах. Из 82 дивизий, которыми Муссолини располагал в 1942–1943 гг., 33 действовали именно здесь, тогда как на Восточном фронте — 10, а в Северной Африке — 15. Тем самым итальянцы освобождали от оккупационной службы более боеспособные германские войска, позволяя перебросить их против СССР.

Даже после свержения Муссолини, собственными соратниками, военными и примкнувшим к ним королём Виктором-Эммануилом, оккупировавшие север и центр страны немцы и выкраденный ими из заключения дуче смогли собрать довольно значительную армию. К началу 1945 года численность военизированных формирований Итальянской Социальной республики, которую с помощью немцев возглавил освобождённый ими из-под ареста дуче, достигла 300 тысяч человек. Всего здесь действовали 5 пехотных дивизий, 3 конно-механизированных и парашютная бригада, а также свыше 150 отдельных полков и батальонов, в том числе 3 танковых и 2 парашютных. Отдельные элитные части типа флотилии Боргезе изначально отказались поворачивать оружие против немцев.

Конечно, в завершающих боях не меньше итальянцев оказались и на другой стороне фронта. К концу войны контролируемое союзниками марионеточное правительство маршала Пьетро Бадольо смогло выставить на фронт 6 пехотных дивизий, а в тылу немцев сражались многочисленные партизанские отряды. Кроме того, ряд итальянских частей выступили против немцев ещё в 1943 году и кое-где сопротивлялись достаточно упорно. Тем не менее, общий баланс потерь Италии безусловно доказывает, что вклад её граждан в дело Гитлера и Муссолини куда значительнее, чем в борьбу против них. Если в боях на стороне союзников участвовало порядка 300 тысяч солдат и партизан, из которых погибло (включая уничтоженных в плену) свыше 80 тысяч, то многомиллионная армия Муссолини потеряли за Вторую Мировую войну более 330 тысяч погибшими. Из них почти четверть — 71 593 человека отправилось на тот свет на Восточном фронте, где 8-я армия была наголову разгромлена на Дону и Волге.

Вопреки широко распространённому мнению, воевала против Антигитлеровской коалиции и Болгария, также являющаяся осколком великой империи турок-османов, от которой её отделили русские войска в 1878 году. Официально Болгария не посылала свои войска ни против СССР, ни против Югославии, но предоставив территорию для немецких войск, вторгнувшихся 6 апреля 1941 года в Югославию и Грецию, царь Борис III получил немалую часть добычи победителей. Болгария присоединила югославскую Македонию и греческую Фракию, а ещё раньше вернула Добруджу, захваченную Румынией в 1913 году.

Не сделав ни единого выстрела, хитроумный Борис увеличил свою территорию в полтора раза, однако полученные земли пришлось отстаивать. В 1941–1944 гг. размещённые в Македонии и Фракии оккупационные войска потеряли в боях с партизанами более 4 тысяч человек только убитыми.

Щедрость Гитлера София компенсировала обильными поставками продовольствия и сырья, а также ограниченным участием своей авиации в охране немецких конвоев на Чёрном и Средиземном море. В 1940–1941 гг. прикрывая караваны союзников, болгарская авиация сделала более 400 боевых вылетов, а с 1943 года её истребители стали частью противовоздушной обороны румынских нефтепромыслов. Американцы и британцы ответили бомбёжками болгарских городов и за год потеряли над страной 65 самолётов. Поскольку большую часть сбитых машин составляли тяжёлые бомбардировщики В-17 «Летающая крепость» и В-24 «Либерейтор» с экипажем из 9–10 человек каждый, болгарским властям пришлось открывать специальный концлагерь, для 329 пленных лётчиков, а ещё 256 членов экипажей погибли.

На Восточный фронт Болгария послала военный госпиталь, некоторое количество офицеров, включая осевших в стране эмигрантов, служили в германской армии, а около 2 тысяч белогвардейцев и их сыновей воевали в Русском Охранном корпусе. Один из служивших в вермахте болгарских русских, Павел Бутков, уже в наши дни приезжал в Петербург, участвуя в курируемой президентом России Владимиром Путиным, программе сотрудничества военных училищ РФ с ветеранами Охранного корпуса и других прогитлеровских формирований.

С помощью питерских депутатов от «Единой России» Бутков издал свои мемуары, в которых щедро делился опытом по борьбе с партизанами и фронтовой пропаганде. Копавшим противотанковые рвы жительницам блокадного Ленинграда было особенно приятно узнать, что именно дорогой гость питерского парламента в 1941 году написал для них знаменитую листовку со стишками «Милые дамочки, не ройте ваши ямочки, всё равно наши таночки перейдут ваши ямочки».

Государственный переворот 9 сентября 1944 года и вступления на территорию Болгарии советских войск, вопреки легенде прошёл не совсем бескровно, а небольшие группы монархистов, нападали на красноармейцев и сторонников просоветского правительства и после окончания войны, но организованного сопротивления СССР Болгария не оказала. Лишь перед самым концом военных действий, 6 мая 1945 года в бой с советскими войсками на окраинах австрийского городка Штоккерау вступил, численно равный усиленному батальону, болгарский легион СС во главе с бывшим министром труда Иваном Рогозаровым.

Могут, возразить, что в Болгарском царстве, в отличие от Венгрии, Румынии и Финляндии, действовало мощное партизанское движение, но каким оно было в реальности, хорошо видно из книги «Не так давно», вышедшей из-под пера одного из его основателей, генерала Славчо Трынского. Вспоминая свою боевую юность, замминистра обороны Болгарии весьма конкретен в датах и координатах, порой даже во вред официозным легендам, о десятках тысячах повстанцев.

В свой первый поход — на жандармские посты в селе Главацвицы отряд Трынского двинулся 16 мая 1943 года с югославской территории. Ввиду слабой подготовки бойцов ударную силу отряда составляли югославские же партизаны во главе с товарищем Миличем. В Югославию же после рейда болгары и возвращаются.

Не изменилась тактика и в дальнейшем. Вот несколько отрядов решили 2 мая 1944 года объединиться, собравшись в селе Кална. Село это и вправду существует, но не в Болгарии, а опять на бывшей югославской территории в нынешней Македонии у реки Вели-Тимок.

Оттуда бригада переходит в опять же македонское село Цара, где её инспектируют представитель командующего Народно-Освободительной Армии Югославии Иосипа Броз Тито товарищ Вукманович и командующий македонским филиалом НОАЮ товарищ Апостолский. Чуть позже на базе дезертиров 123-го батальона Сливенского пехотного полка формируется ещё одна болгарская партизанская бригада из 250 человек — и опять всё происходит за границей, в югославском городе Лебан… О чём это говорит? Да только об одном: в отличие от югославских коммунистических партизан болгарские не имели реальной опоры среди населения и поневоле были вынуждены искать пристанища у сербов и македонцев.

Попытки советских спецслужб подтолкнуть сопротивление режиму путём заброски в страну болгарских эмигрантов провалилась. Из 56 человек переброшенных с помощью самолётов и подводных лодок, 49 вскоре были убиты или арестованы.

Численность болгарских партизанских отрядов была крайне невелика. В отправленной 12 марта 1944 года шифровке Центрального Комитета Болгарской Коммунистической партии на имя Георгия Димитрова, упоминаются 29 партизанских отрядов общей численностью 2430 человек. Всего же в 1941–44 гг. в партизанском движении участвовало около 10 тысяч человек, почти половина которых присоединились к нему в последний месяц, а 3055 погибло. Крупнейшее партизанское соединение, их первая и единственная дивизия на момент её создания к 27 августа 1944-го, судя по мемуарам Трынского, насчитывала в своих рядах лишь 2 тысячи бойцов. (Да и то, включая Интернациональный батальон из югославских партизан и сбежавших из плена красноармейцев и несколько групп только что перешедших царских солдат).

Очевидно, что для вооружённых сил Болгарского царства повстанцы ни малейшей угрозы не представляли. Имея почти полумиллионную армию, а сверх того десятки тысяч полицейских с жандармами, правительство могло раздавить выступление коммунистов одним пальцем. Но приближавшиеся к Дунаю советские танковые колонны парализовали волю Софии. Противостоять им в одиночку болгары не могли, рассчитывать на немецкую помощь не приходилось, а союзники ещё в Ялте согласились передать страну в зону советского влияния, выторговав взамен Грецию.

В сложившейся обстановке часть бывших сторонников западных демократий решила переориентироваться на новых хозяев. Заговорщиков, имеющих обширные связи в офицерском корпусе, возглавил лидер нелегальной военно-гражданской организации «Звено» полковник Кимон Георгиев. В 1934 году Георгиев уже устроил удачный путч, стал премьер-министром, исправно давил коммунистов, но вскоре был отстранён от власти. Теперь неугомонный полковник, и его команда жаждали реванша, для чего господа офицеры объединились с товарищами партизанами.

Начавшийся вслед за вступлением советских войск военный путч прошёл почти бескровно, и вступившие в Софию части советского маршала Фёдора Толбухина встречало уже новое правительство. Возглавил его хитроумный Георгиев, однако вскоре, опираясь на русские штыки первыми парнями на деревне стали недавние партизанские командиры.

Характерно, что, в отличие от прекраснодушной Российской империи, освободившей Болгарию от турок, создавшей болгарскую армию и в результате, вынужденной сражаться с ней в Первую Мировую войну, СССР своего не упустил. Сразу же после сентябрьского путча наспех зачищенные и пополненные коммуно-партизанскими кадрами болгарские дивизии двинулись на немцев. В Югославии и Венгрии сражались более 200 тысяч солдат, офицеров и бывших партизан, а страна оставалась в зоне советского влияния до 1990 года.

Болгария стала единственным союзником Гитлера, который воевал в основном против него, потеряв при этом около 15 тысяч человек — вчетверо больше, чем в антипартизанских операциях. Зато осколки прочих империй дали Гитлеру почти треть воевавших на его стороне солдат, свыше 1 миллиона которых погибло: Общее количество учтённых в советских лагерях пленных подтверждает эту пропорцию: из 3 506 968 человек — 1 118 536 или 31,9 % не являлись немцами (см. таблицу нас. 193).

Австрийцы 156 682 Норвежцы 101
Бельгийцы 2010 Поляки 60 280
Венгры 513 766 Румыны и молдаване 201 499
Голландцы 4729 Финны 2377
Датчане 457 Французы 23 136
Евреи 10 173 Цыгане 383
Итальянцы 48 957 Чехи и словаки 69 977
Испанцы 452 Шведы 72
Люксембуржцы 1652 Югославы 21 822
Немцы 2 388 443 Всего 3 506 968

На самом деле соотношение между уроженцами территории Германии в границах 1937 года, и всеми остальными, ещё более впечатляющее — некоторое количество чехов, поляков и евреев призванных с земель «старого» Рейха, с лихвой перевешиваются фольксдойче, а также десятками тысяч поляков, чехов, словаков, молдаван, румын и югославов отпущенных из плена на фронте. Соотношение между воевавшими за Гитлера гражданами Третьего Рейха в границах 1937 года и солдатами с присоединённых территорий и союзников чрезвычайно похоже на имевшее место в истории Наполеоновской Империи. Согласно Олегу Соколову из 3,4 миллионов лиц прошедших, через контингенты, воевавшие на стороне прославленного корсиканца в 1800–1815 гг., 1,6 миллиона не были французами. Для сравнения: в СССР призывники с территорий, присоединённых в 1939–1940 гг. и союзные контингенты Польши, Румынии, Чехословакии и Болгарии составляли примерно 10 % общей численности вооружённых сил, участвовавших в боевых действиях на Восточном фронте, и нёсших службу во внутренних округах СССР и на занятых Красной армией территориях.

Глава 9 Мечта имперского чухонца

В стране Суоми до сих пор принято считать, что первый акт советской агрессии против их маленькой безобидной родины произошёл ещё 1 марта 1918 года. Именно в этот день лично товарищ Ленин подписал в Смольном «Договор об укреплении дружбы и братства» между РСФСР и так называемой Финляндской Социалистической Рабочей республикой, созданной левыми повстанцами в южных районах страны, после переворота 27–28 января того же года. И не только договор заключили, но ещё и оружием против законного правительства снабдили.

На первый взгляд, крыть вроде бы нечем, однако договору 1 марта предшествовали другие события. Признав независимость Финляндии 31 декабря 1917 года, Совет Народных Комиссаров на первых порах достаточно сдержанно отнёсся к руководству ФСРР, не без оснований считая его достаточно далёким от большевизма. Действительно, в отличие от России, где большевики с меньшевиками давно создали самостоятельные организации, власть в южной Финляндии захватила единая Социал-демократическая партия. Поскольку твёрдые ленинцы никогда не имели там абсолютного большинства, сформированное СДПФ и профсоюзами правительство было не красным, а скорее «розовым» и вело себя весьма умеренно.

Финские эсдеки не проводили сколь-нибудь значительных экспроприаций, не организовывали массовых расстрелов, и главное, никоим образом не помышляли отказываться от независимости страны во имя торжества коммунистических идеалов. В беседе с бургомистром Стокгольма Карлом Линдхагеном, Ленин в сердцах назвал финских эсдеков предателями революции, а Совнарком, не желая осложнить себе жизнь ради столь сомнительных союзников, официально заявил, что Россия будет соблюдать нейтралитет и не вмешиваться во внутренние распри в Финляндии.

Первоначально, революционный переворот в Хельсинки в Петрограде предпочли не замечать. Даже постоянные нападения белофинских отрядов на готовящиеся к выводу из страны российские гарнизоны и их вторжения на территорию северной Карелии практически не встретили никакого реального отпора.

Пользуясь этим, контрреволюционные силы развернули против проживающих в стране россиян террор, сравнимый разве что с грядущими подвигами чеченских боевиков. Представителей «некоренного» населения убивали прямо на улицах, грабили чуть ли не догола, а уж со всем недвижимым имуществом «русские оккупанты» могли проститься заранее. Без колебаний ставили к стенке даже антисоветски настроенных офицеров, которые при ФСРР прятались по домам, а с приходом белых радостно бросились их встречать. За несколько недель было расстреляно не менее тысячи российских граждан, включая женщин и детей, а ещё около 20 тысяч изгнано. Выручка, полученная в результате экспроприации казённой и частной собственности, составила 17,5 миллиардов золотых рублей.

Некоторые особо помешанные на общечеловеческих ценностях граждане до сих пор объясняют данный беспредел местью финнов злобно угнетавшим их колонизаторам. Однако между историей русско-финских и, скажем, англо-индийских отношений имелось, как минимум, две большие разницы. Прежде всего, Индия никогда не угрожала Британии. В то время как Финляндия и в XIII, и в XVIII, и в XX веках традиционно служила базой для нападений, сперва, на Новгород, а затем на Ленинград и Мурманск. Более того, сами финны охотно участвовали во всех без исключения вторжениях на российскую территорию.

Наконец, в отличие от британских, да и других европейских колоний у Финляндии по существу был статус самоуправляющегося государства в составе Российской Империи. Она имела свою валюту и собственную полицию. Все чиновничьи должности на её территории могли занимать только финские уроженцы, а в Российской империи финские уроженцы могли служить свободно, что и делали. Права же центральных органов были на финской территории столь ограничены, что большевики, анархисты и эсеры, включая террористов, чувствовали себя там почти в такой же безопасности, как в какой-нибудь Швейцарии. Так что хотя даже и при столь либеральном режиме стремление финнов к независимости понять вполне можно, их зверств, совершённых уже после её получения, это никак не оправдывает.

Тем не менее, Совнарком молчал целый месяц, и лишь когда сам главнокомандующий финской армией Карл Маннергейм заявил 23 февраля, что не вложит меч в ножны, пока не будет освобождена от большевиков Восточная Карелия, в Петрограде, наконец, зашевелились. Однако руки большевиков были связаны условиями Брестского мира, и никакой реальной помощи ФСРР, за исключением нескольких небольших партий оружия, они не оказали. Остаткам русских войск было приказано придерживаться нейтралитета. Попытка части петроградских красногвардейцев двинуться на помощь «розовым» была пресечена большевистским правительством по указанию Берлина, где на призывы белофиннов о помощи отреагировали незамедлительно. Предложение сбежавших из Хельсинки депутатов Сейма объявить страну монархией во главе с принцем Фридрихом Карлом Гессенским, тронуло сентиментального кайзера Вильгельма чуть ли не до слёз.

Вскоре в Финляндию было отправлено изрядное количество вооружения. Почти одновременно туда прибыл егерский полк, состоявший из финнов, сражавшихся на стороне Германии в Первую мировую войну. А начиная с 3 апреля в тылу «розовых» стали высаживаться первые подразделения 15-тысячной экспедиционной дивизии генерала фон дер Гольца. Противостоять этим отлично обученным частям вялые социал-демократы не смогли, и к середине мая 1918 года ФСРР торжественно отдала концы. Часть её защитников сбежала в Петроград, другие нашли убежище под крылышком высадившихся в Мурманске британцев, а свыше 20 тысяч были без особых церемоний прикончены счастливыми победителями или умерли в лагерях. Разобравшись с соотечественниками, новорождённая республика двинулась на завоевание сопредельных территорий. Аппетиты, которые она при этом демонстрировала, порой бросали в оторопь даже видавших виды кайзеровских генералов и британских моряков.

Почти сразу же после вторжения на российскую территорию в Хельсинки был создан «Временный Комитет Восточной Карелии», при котором открылись курсы для подготовки командиров повстанческих и разведывательно-диверсионных групп. (Понятно теперь с кого взял пример Сталин, создав в 1939 году просоветское правительство во главе с одним из бывших лидеров ФСРР Отто Куусиненом?) Параллельно глава финского государства, с трепетом ожидавщий принца Фридриха — регент Свинхувуд, заявил 7 марта 1918 года, что готов удовлетвориться миром на «умеренных условиях». То есть получить всего-навсего Карелию, прославленную в комедии «Иван Васильевич меняет профессию» «Кемску волость», Кольский полуостров и, конечно, Мурманскую железную дорогу, дабы беспрепятственно кататься из Мурманска в Петрозаводск. Неделю спустя Маннергейм утвердил эти скромные притязания, добавив к ним ещё и проект превращения Петрограда в зависимый от Финляндии вольный город.

Наступление финской армии началось 15 марта, 18-го в захваченной Ухте (ныне Калевала) «Временный Комитет» заявил о присоединении Карелии к Финляндии, а в начале мая маннергеймовцы даже неудачно попытались прорваться к Петрограду через Сестрорецк. Ровно через два месяца после вторжения Финляндия официально объявила войну России, а к январю следующего года, в дополнение к занятым ранее территориям, овладела Ребольской и Поросозёрской волостями.

Постепенно в боевые действия втягивались и соседние государства. Вскоре после начала финского наступления в Карелии появились шведские волонтёры. В свою очередь, финский добровольческий полк «Парни с Севера» принял участие в боях с Красной Армией на территории северной Эстонии. А 4 июня 1919 года в финскую гавань в Бьорке вошли первые корабли английской эскадры. Предъявив претензии на Карелию и Кольский полуостров, Финляндия пыталась пропихнуть передачу этих территорий в текст завершающего Первую мировую войну Версальского договора. И поскольку именно Британская империя, наряду с Францией и США, заказывала музыку в Версале, финны, позабыв о любимом кронпринце Фридрихе, очень старались заслужить любовь Лондона.

Сосредоточив в Бьорке 8 крейсеров, 8 эскадренных миноносцев, 5 подводных лодок, а также авиатранспорт «Виндиктив» с 12 гидросамолётами и монитор «Эребус», вооружённый мощнейшими на Балтике 381-мм орудиями, англичане могли серьёзно угрожать Балтийскому флоту и Петрограду. Особенно опасными для российских моряков оказались базирующиеся неподалёку от Териок (Зеленогорска) британские торпедные катера. Один из них 17 июня 1919 года потопил крейсер «Олег», а в ночь на 18 августа сразу 7 катеров при поддержке авиации атаковали российские корабли на Кронштадтском рейде. Однако на сей раз гордых бриттов встретили как следует, и на базу сумела вернуться всего одна их посудина.

Не преуспев в уничтожении противника, англичане пытались сорвать злость на мирном населении. Например, 1 августа 1919 года их самолёт сбросил бомбы на участников митинга в центре Кронштадта. Но 11 погибших и 12 раненых кронштадтцев не сильно уменьшили боеспособность Балтфлота, и англичанам пришлось убираться при равных с Россией потерях. Потопив или захватив лёгкий крейсер, 5 эсминцев и плавбазу, они лишились своего крейсера, 2 эсминцев, подлодки, военного транспорта, пары тральщиков и 6 торпедных катеров. Тем не менее, появление вражеских эскадр под стенами Петрограда изрядно отравило жизнь оборонявшим город Сталину и Троцкому, а также властям советской Карелии.

Пристроив на зеленогорских дачах английских корсаров, финны сумели неплохо наладить взаимодействие с британцами и на сухопутном фронте. В апреле 1919 года их «Олонецкая добровольческая армия», подчиняющаяся ну совсем независимому от Хельсинки «Олонецкому правительству», начала наступление на Петрозаводск, к которому одновременно с севера двинулись англо-канадские части. Лишь проведя общую мобилизацию и бросив на фронт всё, что можно, наступление предшественников НАТО удалось отразить, а к 8 июля «Олонецкую армию» выбили из Карелии окончательно.

Не оставляли маннергеймовцы и попыток прорваться к Петрограду, за помощь во взятии которого командующий Северо-Западной белой армией генерал Юденич обещал удовлетворить все территориальные претензии финнов. Одновременно с движением на Петроград эстонских и белогвардейских отрядов в июне-сентяб-ре 1919 года на Токсово наступал «Северо-Ингерман-ландский добровольческий полк». Данная экспедиция обосновывалась необходимостью освободить от русского гнёта местное «коренное население» — так называемых ингерманландских финнов. Однако те освобождаться не особенно жаждали, да и вообще не являлись коренными жителями, поскольку были поселены здесь шведами в начале XVII века. «Освободители» ненадолго захватили кусочек приграничной территории, но, не получив ожидаемой поддержки, были вышвырнуты обратно. Правда, их командир, полковник Эльфенгрен, оказался настолько упрямым, что в 1925 году вернулся на российскую территорию для подготовки очередной заварушки, однако был своевременно поставлен к стенке.

Следует признать, что главные силы Маннергейма на Петроград всё же не пошли, предпочитая спокойно грабить Карелию. Естественно, не из гуманных соображений. Финский главком просто не хотел иметь дело с частями 7-й Красной Армии, которая сосредоточила свои основные силы именно на севере, а не против Юденича. На 5 мая 1919 года из 16 тысяч её активных штыков здесь находилось 8900, из 406 пулемётов — 213, а из 170 орудий — даже 125, то есть почти 80 % всей армейской артиллерии.

Не рискнув лезть под их жерла, оккупанты с особым садизмом вымещали злобу на пленных и мирных жителях. Автор нескольких книг о советско-финских войнах петербургский историк Виктор Степаков собрал настоящую коллекцию зверств, достойных самого крутого штатовского триллера. Например, в деревне Кимасозеро майор Талвела забил палкой 70-летнюю старуху Никитину, а внука её соседки колотил по голове до тех пор, пока тот не свихнулся от боли. В деревне Юшкозеро унтер-офицер Карвонен отрубил топором голову пленному Лейконену. Его приятели отрезали милиционеру Тарасову сперва пальцы на обеих руках, потом нос, уши и выкололи глаза. Солдаты из отряда «Алоярви» распиливали не понравившихся им местных жителей специальной двуручной пилой, а вбивание в глаза и уши пленных винтовочных патронов вообще было любимой забавой финских военнослужащих, как и варка их отрезанных голов. По свидетельству магистра политологии Хельсинкского университета Йохана Бэкмана, газета «Суомен Кувалехти» до сих пор относит этот специфический обряд к разряду милых армейских шуток.

Лишь к июлю 1920 года, после изгнания британско-канадских и американских интервентов, этот беспредел был прекращён, «Временное карельское правительство», в которое был преобразован созданный финнами «Комитет», бежало в Хельсинки, а все оккупированные территории, кроме Петсамо с его богатыми никелевыми рудниками, освобождены. Мирный договор, заключённый в Тарту (Юрьеве) 14 октября 1920 года, закрепил установившиеся границы, но вскоре боевые действия вспыхнули снова.

Как и во всяком уважающем себя цивилизованном европейском государстве, в Финляндии совершенно искренне считали, что мирные соглашения существуют исключительно для того, чтобы нарушать их в самый удобный для себя момент. И Юрьевский договор, естественно, не являлся исключением. Конечно, его подписание позволило финскому руководству изрядно поживиться, но по сравнению с грандиозными планами покорения Архангельщины, Мурманщины и Петрозаводчины, Выборг с Петсамо тянули разве что на лёгкую закуску перед обильным пиршеством.

Уже 10 декабря 1920 года «Временное Карельское правительство», «Олонецкое правительство» и ещё несколько политических микробов создали в Выборге «Карельское объединённое правительство». А в конце сентября 1921 года в Тунгудской волости Карелии состоялся подпольный съезд членов очередного «Временного Карельского комитета», организованного при активном содействии финской агентуры. «Комитет» должен был создать из недовольных властью элементов так называемые «лесные отряды», провозгласить себя Карельским правительством, а затем совместно с посланными на помощь финскими войсками овладеть территорией региона. Вооружённое выступление «лесных отрядов» началось 24 октября, а 6 ноября первые из них перешли границу РСФСР. Численность интервентов и присоединившихся к ним противников советской власти вскоре превысила 6 тысяч человек, а поскольку, согласно Юрьевскому договору, все регулярные части Красной Армии были выведены из приграничных областей Карелии, захватчики отбросили малочисленные погранзаставы и быстро продвинулись на 50–60 км, угрожая Мурманской железной дороге.

«Временный Карельский комитет» торжественно въехал в Ухту, и некоторое время заседал там, однако халява длилась недолго. Введя на территории Мурманского края и Карельской Трудовой Коммуны военное положение, советская администрация сосредоточила там около 15 тысяч красноармейцев, 166 пулемётов, 22 орудия, 17 аэропланов и 3 бронепоезда. В конце декабря из переброшенных частей был создан Карельский фронт, который в первых числах января 1922 года начал методично очищать Карелию от незваных гостей. Наступая от Мурманска и Петрозаводска, части фронта уже к 17 февраля выбили финнов со всей занятой ими территории, а для полного осознания провели и пару образцово-показательных рейдов по вражеской земле.

И тут, подобно любым огрёбшим по шее захватчикам, финны вспомнили о международном праве, срочно составив кляузу в уже существовавший тогда Международный суд в Гааге. Но даже в этой, мягко говоря, не особенно расположенной к большевистской России организации претензии Хельсинки расценили как ничем не обоснованную наглость. Чтобы открыто не становиться на сторону красных, гаагские судьи 24 июля 1923 года заявили о своей некомпетентности в данном вопросе, и неудачливые агрессоры остались с носом. Правда, и ущерб от интервенции, оценённый после окончания боевых действий в 5610 тысяч золотых рублей, нам не компенсировали.

Вряд ли стоит удивляться, что Финляндия с той поры стала рассматриваться как плацдарм для внешней агрессии против СССР со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде, прежде всего, Зимней войны 1939–1940 гг. Благо и в 30-е годы в Хельсинки изо всех сил старались показать, что являются соседом, которому доверять не стоит.

После разгрома в Карелии горячие финские парни поняли, что самостоятельно поживиться за счёт Москвы у них кишка тонка. Между тем зуд к округлению границ как минимум до Белого моря никак не ослабевал, а самые отмороженные предлагали расширить пределы грядущей империи аж до Енисея. Справедливо решив, что гуртом и батьку бить легче, в Хельсинки решили для начала договориться с кровными братьями из Эстонии. И уже в 1930 году оперативный отдел финского генштаба подготовил записку о взаимодействии вооружённых сил братских республик в грядущей войне против СССР. Помимо прочих мер, планом предусматривалось минирование советских территориальных вод, а главное — организация «мощного наступления из Финляндии на Ленинград и базу Балтийского флота». (Я. Лескинен. «Тайное военное сотрудничество Финляндии и Эстонии против СССР», журнал «Цитадель», № 10, 2002 г).

Конечно, даже совместный штурм финнами и эстонцами Ленинграда мог иметь успех разве что в случае смерти его защитников от смеха, но в Кремле не без основания предполагали, что на невские берега может заявиться и куда более представительная компания. Верные принципу, сформулированному первым финским премьер-министром Пером Свинхувудом: «Любой враг России должен всегда быть другом Финляндии», горячие финские парни после прихода к власти Гитлера начали активно сотрудничать с его спецслужбами. Шеф Абвера адмирал Канарис и его ближайшие помощники Пиккенброк и Бентивеньи, начиная с 1936 года, разрабатывали совместные планы действий против СССР с руководителями финской разведки полковниками Свенсоном и Меландером. В середине 1939 года на территории Финляндии появился германский разведывательный орган «Кригсорганизацьон Финляндия» (так называемое «Бюро Целлариуса»). Его задачей стал сбор данных о положении дел в Ленинградском военном округе, Балтийском флоте и ленинградской промышленности.

Пообещай хельсинкским политиканам любая европейская держава за услуги кусочек Карелии, и дороги для её армии разве что ковриками бы не выстлали. А желание порой было очень сильным. Ведь даже в 1940 году, уже находясь в состоянии войны с Германией, англичане и французы всерьёз собирались высаживать экспедиционный корпус на севере Финляндии и бомбить кавказские нефтепромыслы! Представлять эти страны в виде мирных овечек тогда (как, впрочем, и сейчас) было бы крайне легкомысленно. Товарищ Сталин чем-чем, а легкомыслием никогда не отличался. Поэтому, начиная с апреля 1938 года, он не желая иметь столь беспокойных соседушек в 40 километрах от второго по величине города и крупнейшего порта страны, стал настоятельно предлагать Финляндии отодвинуть границу на Карельском перешейке и передать СССР несколько островов в Финском заливе. В обмен предлагалась значительно большая территория Восточной Карелии и согласие на ремилитаризацию демилитаризованного согласно Женевской конвенции 1920 года Аландского архипелага.

Маршал Маннергейм, хорошо представлявший себе неравенство сил, склонялся к компромиссу и был готов на определённых условиях передать Советскому Союзу небольшой участок в западной части Карельского перешейка вплоть до Териоки (Зеленогорска). Однако политики в Хельсинки были настроены куда более воинственно. Там считали, что имеющихся сил вполне хватит, чтобы продержаться за укреплениями линии Маннергейма до подхода либо англо-французских, либо немецких союзников. И определённые основания для этого имелись.

Пресловутая линия представляла собой мощный укреплённый район протяжённостью 134 и глубиной до 90 километров. Позиции финнов были чрезвычайно удачно вписаны в рельеф местности, а многочисленные реки и озёра служили дополнительными преградами. Линия состояла из 22 опорных пунктов со 157 бетонными дотами и почти пятью тысячами других оборонительных сооружений. Толщина стен крупнейших дотов достигала 1300 мм, бронированных колпаков — 200 мм, а насыпанный сверху слой земли и валунов иной раз доходил до 7–8 метров. Даже с учётом относительно слабого вооружения, состоявшего, как правило, из 3–4 пулемётов, овладеть таким сооружением было чрезвычайно сложно.

Русская армия в Первую мировую и Гражданскую войны (в отличие от немцев, французов и англичан) не сталкивалась со столь серьёзно укреплённой обороной, поэтому влияние фортификации на боевые действия у нас недооценивалось. В целом военные потенциалы Советского Союза и Финляндии были несопоставимы, однако по ряду важнейших параметров и тут всё оказывалось весьма неоднозначно. Ко дню начала боевых действий 30 ноября 1939 года по количеству развёрнутых от Ленинграда до Мурманска активных штыков Красная Армия практически не имела численного превосходства над финскими вооружёнными силами. Их 170 расчётным пехотным батальонам противостояло 185 наших, причём большей частью не приспособленных к действиям в лесу и передвижению на лыжах.

Правда, по артиллерии, танкам и авиации Красная Армия имела многократные преимущество, однако реализовать его было весьма сложно. Подавляющее большинство состоящих на вооружении образцов бронетехники составляли совершенно непригодные для атаки укреплений линии Маннергейма лёгкие танки и бронемашины с противопульной бронёй и малокалиберной артиллерией. «Наличная бронетанковая матчасть, — свидетельствовал командир 155-й стрелковой дивизии 8-й армии, — совершенно небоеспособна. Прибывшие из организаций и учреждений газогенераторные автомашины совершенно не приспособлены для работы на северном театре». (РГВА. Ф.34980. Оп. 10. Д. 1242. Л.25).

Аналогичная ситуация складывалась и с артиллерией. Чтобы уничтожить финские доты на Карельском перешейке, в каждый из них обычно приходилось всаживать как минимум 30–35 снарядов не менее чем 203-мм калибра. Однако к моменту наступления на линию Маннергейма в штурмовавших её частях насчитывалась всего дюжина 203-мм гаубиц, а более мощные 280-мм мортиры появились на фронте лишь к январю.

Авиация Красной Армии в 1939 году не имела ни самолётов непосредственной боевой поддержки, вроде штурмовиков Ил-2, ни способных поражать малоразмерные цели пикирующих бомбардировщиков типа Пе-2 и Ту-2. Отсутствовали также современные тяжёлые бомбардировщики, способные смешивать вражеские укрепления с землёй с помощью бетонобойных гостинцев весом более одной тонны, а точность бомбёжки состоящих на вооружении машин была недостаточной.

За всё это, равно как и за огромные потери сухопутных войск, мы должны благодарить, прежде всего, к счастью, расстрелянного перед войной замнаркома обороны Тухачевского и прочих подобных «гениев», отвечавших в 1930-е годы за вооружение Красной Армии. Несомненно, виноват здесь и Сталин. Поставь он Тухачевского и К° к стенке несколькими годами раньше или хотя бы не столь доверяйся им в вопросах военного строительства, и ход войны мог бы стать совсем иным.

В результате Финляндии удалось продержаться три с половиной месяца и получить значительную иностранную помощь (свыше 14 тысяч иностранных добровольцев, около 100 тысяч единиц стрелкового оружия, более 800 орудий и порядка 200 самолётов). Более того, Маннергейм даже сумел почти дождаться англо-франко-польского десанта. Однако предотвратить прорыв линии имени себя маршал так и не смог. К концу февраля 1940 года положение финнов стало безнадёжным, и они запросили мира. Уже готовый к отплытию экспедиционный корпус западных благодетелей был использован в Норвегии, откуда немцы его успешно выкинули.

В то же время Советский Союз, ввиду угрозы столкновения с англо-французской коалицией, к которой при определённых условиях могла присоединиться и Германия, проявил умеренность. Возникший в начале войны проект превращения Финляндию в вассальную социалистическую республику наподобие Монголии был свёрнут и правительство Куусинена распущено.

Однако первоначально поставленные задачи были выполнены. Согласно Московскому мирному договору от 12 марта 1940 года СССР получил Карельский перешеек с Выборгом и ещё ряд территорий общей площадью около 36 тысяч квадратных километров, а также взял в аренду Гангутский полуостров для организации там военно-морской базы. Здесь следует учесть, что Карельский перешеек и Выборг не входили изначально в состав Финляндии, а были присоединены к ней указом Александра I после того, как Россия в 1809 году отвоевала финскую территорию у шведов. Поскольку этой территории была дарована независимость, забрать у неё царский подарочек назад, согласитесь, более чем справедливо. Даже чрезвычайно враждебный большевикам бывший лидер Конституционно-демократической партии и министр иностранных дел России Павел Милюков в те дни приветствовал из эмиграции взятие Выборга.

Естественно, в Хельсинки думали совсем наоборот, и не успели на тексте Московского договора высохнуть чернила, как Финляндия начала ударными темпами готовиться к реваншу. И коль скоро воевать в одиночку было невозможно, естественным союзником финнов оказалась единственная реальная сила тогдашней континентальной Европы в лице Третьего Рейха.

В Берлине тоже желали привлечь финнов к готовящемуся вторжению, и уже 18 августа 1940 года личный эмиссар рейхсмаршала Геринга Вельтьенс появился в уютном особнячке Маннергейма с письмом от шефа. А начиная с октября финские добровольцы стали активно вступать в ряды национального батальона 5-ой моторизованной дивизии СС «Викинг», через который прошло за три года более 2 тысяч человек. В январе 1941 года первые эшелоны немецких войск отправились на север Финляндии для грядущего штурма Мурманска, а ещё раньше, 28 мая 1940 года, Маннергейм специальным приказом увеличил количество дивизий регулярной армии с 12 до 16.

Значительно выросло и техническое оснащение финской армии. В частности, количество полевых и противотанковых пушек в каждой дивизии по сравнению с 1939 годом увеличилось с 54 до 117. Всего же Финляндия, без учёта батарей береговой обороны, имела на 22 июня 1941 года свыше 4 тысяч орудий различных калибров — в три раза больше, чем до войны. Количество танков по сравнению с предвоенным периодом увеличилось также примерно втрое, боевых самолётов почти вдвое, а прибытие немецких войск сделало угрозу для Ленинграда и Мурманска ещё более реальной.

В общей сложности на территории Финляндии сосредоточилась без малого 600-тысячная интернациональная армия в составе 16 финских и 5 немецких пехотных дивизий. В их число входили 2 дивизии австрийских горных стрелков и усиленная батальоном французских танков 6-ю горнопехотная бригада СС «Норд» (равная дивизии и с 1942 года в неё переименованная), укомплектованная как уроженцами Рейха, так и этническими немцами из других стран. Кроме того, Финляндия сосредоточила здесь 2 егерских и одну лыжную бригады, а из прочих территорий тогдашней объединённой Европы впоследствии прибыли эстонский полк, шведский добровольческий батальон и норвежский, тоже добровольческий, лыжный батальон СС. В составе финской армии находилось несколько сотен верующих иудеев, которым толерантная финская администрации позволила открыть походную синагогу на реке Свирь. Трое из них — майор Лео Скурник, капитан Соломон Класс и член добровольческой женской организации «Лотта Свярд» Дина Полякоф были награждены германскими союзниками Железными крестами, но политкорректно не приняли награду (что, впрочем, никак не повлияло на выполнение ими воинского долга).

К 22 июня вся эта армада, сопровождаемая более чем 200 танками и почти 900 самолётами, была готова к наступлению. Операция, получившая кодовое название «Зильберфукс» («Песец»), предусматривала быстрый захват Мурманска и Ленинграда, а также всех основных станций соединяющей их железной дороги. Одновременно войска Маннергейма должны были оккупировать Карелию и, выйдя к Белому морю, завершить создание Великой Финляндии.

Развернувшиеся от Мурманска до Выборга соединения Красной Армии выглядели не менее внушительно. Однако финны не без основания рассчитывали, что значительная часть их уже в первые дни войны будет переброшена на юг, что в итоге и случилось. Таким образом, реально вторжению противостояли 12 стрелковых и 1 мотострелковая дивизии. Их поддержали отдельная стрелковая бригада на Гангутском полуострове, а также разрозненные подразделения трёх танковых дивизий, вместе примерно соответствующие одной целой. По численности советские войска уступали агрессорам примерно в полтора раза, но значительно превосходили их по танкам, в то время как, в артиллерии и авиации соотношение сил оказалось примерно равным. Тем не менее, значительную часть приграничных территорий финны всё-таки оккупировали.

Развёрнутые против Финляндии дивизии не слишком умело вели боевые действия в местных лесах, что вообще было характерно для войск антигитлеровской коалиции на первом этапе войны. Разгром британцев в джунглях Бирмы и Малайи и капитуляция американцев на Филиппинах выглядели куда более неприглядно, чем оборонительные действия Красной Армии в Карелии. Японцы, имея в Малайе 60-тысячную армию, за два с небольшим месяца полностью уничтожили вдвое большую армию противника и захватили крупнейшую военно-морскую базу Великобритании на Тихом океане — город и крепость Сингапур. Войска гитлеровского Евросоюза за полгода смогли лишь вытеснить советские части из Восточной Карелии, Карельского перешейка и некоторых пограничных районов Заполярья, а также крайнего севера Ленинградской области до реки Свирь. Ни занять Мурманск и Ленинград, ни перерезать Мурманскую железную дорогу Гитлеру с Маннергеймом так и не удалось, хотя они очень старались, особенно финский главком.

Когда немцы и в Заполярье, и под Ленинградом, и на других участках фронта уже перешли к обороне, финны, напротив, из последних сил пытались отгрызть хотя бы ещё кусочек жизненного пространства. Потерпев поражение при попытке форсировать Беломорско-Балтийский канал 7–8 декабря 1941 года, они стали готовить очередное наступление. Лишь январские контрудары Красной Армии вынудили хельсинкских генералов отказаться от этих планов и удовлетвориться захватом 28 марта 1942 года острова Гогланд. Их атаки на других направлениях, в частности, две попытки прорвать оборонительные позиции юго-западнее Лемболовского озера по направлению на Термолово, были отбиты.

Зато свою лепту в блокаду и связанную с этим массовую гибель ленинградцев от голода Маннергейм внёс, и раскаиваться в этом продолжатели его дела не намерены. Например, считающийся главным финским специалистом по истории войны профессор Хельсинкского университета Тимо Вихавайнен до сих пор утверждает, что голодная смерть сотен тысяч ленинградцев — вина исключительно их самих и отстоявших город бойцов. Сдались бы на милость победителя и отправлялись по лагерям, в которые, наряду с военнопленными, было отправлено большинство оставшихся оккупированной территории, нефинноязычных жителей. По данным архивным данным обнародованным финским историком Хельге Сеппяля, в этих лагерях скончалось свыше четверти советских пленных — 18 318 из 64 188, а из примерно 20 тысяч гражданских лиц погибло не менее 4600. И это без учёта расстрелянных и умерших от голода из-за массовых реквизиций продуктов в пользу непрошеных «освободителей».

И не миновать бы кое-кому за такое добротной виселицы, не продай Маннергейм с друзьями любимого фюрера со всеми потрохами. После разгрома финской армии под Выборгом и Петрозаводском им удалось договориться с Москвой о сепаратном мире. В обмен на выход из войны, передачу Советскому Союзу никелевых рудников под Печенгой и удар в спину германским «братьям по оружию» Финляндия относительно удачно соскочила с несущегося в пропасть гитлеровского поезда.

Само собой, многих финских историков, а также угодливо и зачастую не бесплатно подпевающих им российских демократов столь неприглядная правда не устраивает. Поэтому уже который год они вбивают в головы доверчивой публике сладкую сказочку о том, как гадкий Советский Союз 25 июня 1941 года начал бомбить мирные финские хутора, а благородный старик Маннергейм вторично после 1919 года спас Ленинград, не став продолжать наступление дальше старой границы и позволив тем самым перебросить войска с Карельского перешейка навстречу немцам.

Естественно, на самом деле события развивались с точностью до наоборот. Ещё 21 июня главные силы финского флота высадили десант на демилитаризованные Аландские острова, арестовав находящихся там сотрудников советского консульства. В тот же день 4 финские подводные лодки приступили к постановке минных заграждений в советских территориальных водах у побережья Эстонии, имея приказ топить любое наше судно, которое сочтут нужным. Наконец, 22 июня финская диверсионная группа попыталась взорвать шлюзы Беломоро-Балтийского канала, а в 3 часа 45 минут вылетевшие из Кёнигсберга немецкие бомбардировщики сбросили под Кронштадтом изрядную партию морских мин, после чего спокойно приземлились на гостеприимные финские аэродромы.

Было бы очень интересно узнать, что бы сделал в такой ситуации на месте Сталина какой-нибудь сугубо миролюбивый западный политик типа Буша? Особенно с учётом того, что за 22 года до происходящих событий базирующиеся на тех же аэродромах вражеские самолёты многократно атаковали тот же Кронштадт. Учитывая последние события на Среднем Востоке, я могу предположить, что уже к вечеру 23 июня Хельсинки разделил бы судьбу, в лучшем случае, Помпей после извержения Везувия. Иосиф Виссарионович оказался не столь демократичен, и поэтому 25 июня авиация Ленинградского военного округа нанесла удар исключительно по финским аэродромам, где базировалась немецкая авиация. Премьер-министр Финляндии Рангель тут же гневно обличил коварное нападение, превратив военные аэродромы в «незащищённые города». Тем не менее, слабость его аргументов была настолько очевидна, что в Сейме за войну проголосовал всего 101 депутат из 200. Однако вопрос был решён задолго до советских бомбёжек.

«Был у Рюти на его летней квартире, — писал будущий президент Финляндии Юхо Паасикиви 23 июня. — Рюти рассказал: 3.07.41 мы выступаем, так как к этому сроку немцы в Северной Финляндии будут готовы. Мы уточнили будущую границу Финляндии. Границы будут установлены в зависимости от исхода войны и оттого, что станет с Советским Союзом. Сейчас стоит вопрос о Восточной Карелии. Германский посланник передал Рюти собственноручное письмо германского фюрера, в котором фюрер обращает внимание, что Германия и Финляндия во второй раз будут сражаться вместе, и заверял, что он не оставит Финляндию. Это хорошо. Маннергейм, который приходил к Рюти, был этим также очень удовлетворён. Маннергейм сказал Рюти, что немцы преуспели против Советского Союза с самого начала гораздо больше, чем можно было предвидеть. У Советского Союза дефицит высшего командного состава. Фалькенхорст — на севере Финляндии, он командует германскими войсками. О финляндских условиях мира говорили с Риббентропом, и он их одобрил». («Дневники. Война-продолжение. 11 марта 1941 — 27 июня 1944»).

Приняв решение о начале боевых действий, финны и тогда изо всех сил пытались выставить себя невинными жертвами. Однако между собой они не считали нужным скрывать истинные цели войны. «Нам необходимо объединить теперь все финские племена, — заявил на заседании 25 июня депутат Салмиала. — Нам нужно осуществить идею создания Великой Финляндии и добиться того, чтобы передвинуть границы туда, где проходит самая прямая линия от Белого моря до Ладожского озера». (Н. Барышников «Блокада Ленинграда и Финляндия»). На реплику же одного из коллег: «Не надо говорить всего того, о чём думаешь», объединитель братских народов успокоительно заметил, что заседание сегодня закрытое.

Что касается самого Маннергейма, то он, в отличие от осторожного парламентария, на конспирацию откровенно плевал. Две недели спустя после решения Сейма о начале войны финский главком отдал приказ, в котором искреннее желание отхватить побольше сопредельных территорий так и лезло буквально из каждой фразы:

«Во время освободительной войны 1918 года я сказал карелам Финляндии и Востока, что не вложу меч в ножны, пока Финляндия и Восточная Карелия не будут свободны, — вдохновлял своих бойцов первый и последний финский маршал. — Двадцать три года Северная Карелия и Олония ожидали исполнения этого обещания, полтора года после героической Зимней войны финляндская Карелия, опустошённая, ожидала восхода зари… В этот исторический для мира момент немецкие и финские солдаты — как и в освободительную войну 1918 года — грудью стоят против большевизма и Советского Союза. Борьба немецких братьев по оружию рядом с нашими солдатами-освободителями на Севере ещё больше укрепит давнее и прочное боевое братство, поможет уничтожить угрозу большевизма и гарантирует светлое будущее… Свобода Карелии и Великая Финляндия мерцают перед нами в огромном водовороте всемирно-исторических событий». (Там же).

Правда, 1 сентября миролюбивейший из маршалов отдал другой приказ, который его фанаты долгое время трактовали как распоряжение не пересекать границу 1939 года. Однако их вранью пришёл конец после выхода в свет фундаментального исследования профессора Барышникова. В пресловутом приказе не только не содержалось никаких указаний насчёт остановки на старой границе, но, напротив, требовалось от армии «вести борьбу до конца, установив границы, обеспечивающие мир». (Там же). Руководствуясь этим приказом, финские части 4 сентября, перешли пограничные рубежи 1939 года, захватили один из передовых дотов Карельского укреплённого района и станцию Новый Белоостров, а 6 сентября деревни Троицкое и Симолово. Была занята также знаменитая деревня Майнила, с выстрелов у которой началась Зимняя война. Перейдя старую границу почти на всём её протяжении, финская Юго-Восточная армия завязала ожесточённые бои в предполье Карельского укрепрайона.

Одновременно севернее части 6-го корпуса Карельской армии двинулись на Ленинград в обход Ладожского озера через Свирь. Командующий оным генерал Пааво Талвела впоследствии признал, что Маннергейм ещё 5 июня 1941 года предложил ему командовать этим корпусом именно для атаки бывшей столицы империи. Частям Талвелы удалось форсировать Свирь, и Юхо Паасикиви уже готовился торжественно заявить по радио, что «пала впервые в своей истории некогда столь великолепная российская столица, находящаяся вблизи от наших границ. Это известие, как и ожидалось, подняло дух каждого финна… Для нас, финнов, Петербург действительно принёс зло. Он являлся памятником создания русского государства, его завоевательных стремлений». (Там же).

Однако произнести эту пронзительную речь Паасикиви так и не пришлось. Не сумев преодолеть мощные укрепления Карельского перешейка и усилившееся сопротивление переброшенных на фронт свежих красноармейских батальонов, Юго-Восточная армия была остановлена и даже оставила ряд ранее занятых населённых пунктов, включая Новый Белоостров. Не желая без толку умирать под неприступными дотами, финские солдаты стали в массовом порядке отказываться идти в атаку. После того, как подобное произошло в четырёх полках, а общее количество отказников и дезертиров перевалило за тысячу, Маннергейм был вынужден окончательно отбросить планы наступления на Ленинград.

Поскольку в то же самое время захлебнулось финское наступление на Петрозаводск, маршал разумно предпочёл перебросить туда 3 дивизии с перешейка. Слабо укреплённая столица Карелии была куда доступнее, да и соблазнённые обещанными земельными участками солдатики шли её брать, с много большим энтузиазмом, чем Питер, который по итогам войны, скорее всего, достался бы немцам. Предпочтя синицу в руках журавлю в небе, финский главком поступил очень здраво, но руководствовался он при этом чисто практическими соображениями, а не сентиментальными воспоминаниями о юнкерских годах в Николаевском кавалерийском училище. В Берлине это прекрасно понимали, и посему никаких особых претензий к маршалу не имели. Гитлеровцы видели, что Маннергейм честно пытался взять Ленинград, но все его военные таланты не смогли заменить необходимых для взлома советских укреплений тяжёлых орудий, а первое из полученных от французов 305-мм орудий с «Императора Александра III» было установлено на железнодорожную платформу лишь 15 октября 1942 года.

Тем не менее, пока Германия имела шансы на победу, финны оставались верными союзниками Гитлера. Однако вскоре грядущий капут стал неизбежен, и несостоявшийся певец взятия Ленинграда Паасикиви побежал к советскому послу в Швеции Александре Коллонтай. Поскольку в Хельсинки очень хотели удержать часть ранее прихваченных земель, переговоры шли туго. Изрядно ускорило их лишь начавшееся 9 июня 1944 года советское наступление. От полного разгрома Финляндию спасли 122-я пехотная дивизия и 303-я бригада штурмовых орудий вермахта, а главное — германское вооружение, которое Гитлер исправно ей поставлял.

Стремление немцев, во что бы то ни стало, соблюдать союзнические обязательства обернулось против них самих. Заключив мир с СССР, благородный Маннергейм невозмутимо атаковал вчерашних братьев по оружию, во всю используя их же поставки. За своевременное предательство, он был милостиво прощён Кремлём, однако Финляндии амбиции маршала и его соратников стоили почти 40 с лишним тысяч квадратных километров лучших земель и более 90 тысяч погибших (включая жертвы среди гражданского населения).

После победы в России общечеловеческих ценностей к власти в ней пришли позавчерашние коммунисты, они же вчерашние демократы, они же нынешние патриоты-державники. Для этих людей предательство было нормой, а смерть от голода сотен тысяч людей в блокадном Ленинграде — не стоящей внимания мелочью. Поэтому на открытии памятника Маннергейму в холле занимающего бывшее здание Николаевского училища петербургского отеля «Маршал» присутствовал председатель Комитета по внешнеэкономическим связям и активист «Единой России» Александр Прохоренко. Информацию о петербургской премьере кантаты в честь Маннергейма озвучила вице-губернатор Алла Сучилкина (Манилова), а президент России Владимир Путин торжественно возложил цветы к могиле финского коллеги.

По другую сторону границы наблюдался обратный процесс. Казалось, давно похороненный призрак финского реваншизма внезапно стал на глазах обретать плоть и кровь. Едва вместо устрашающего Советского Союза на восточных границах Финляндии возникла полуживая Российская Федерация, как добродушные улыбки хельсинкских политиков всё чаще стали сменяться вполне шакальим оскалом.

И это отнюдь не какая-нибудь самодеятельность мелких свихнувшихся националистов! Без сомнения, самое высокопоставленное лицо среди борцов за возвращение «оккупированных территорий» — бывший министр и спикер финского парламента госпожа Риитта Уосукайнен, набравшая в 2000 году на президентских выборах 13 % голосов. Среди её соратников — председатель объединения «Карельский союз», депутат парламента Маркку Лаукканен, его ближайший сподвижник генерал-лейтенант Рауно Мерио, командующий военным округом Кюме бригадный генерал Кари Хиетанен, недавний кандидат в президенты Финляндии, депутат парламента Ристо Куисма и десятки других облечённых реальной властью людей.

Для ускорения возвращения Карелии действует специальная правительственная программа «Северное измерение», спонсируемая, помимо прочих, и Европейским Союзом. Пропагандистским обеспечением всей кампании занимается финансируемая министерством иностранных дел Финляндии организация «ProKarelia», а всего, согласно социологическим опросам, возврат как минимум к границам 1939 года поддерживает не меньше 20 % финского населения. При этом среди молодёжи таковых обнаруживается уже до 40 %, да и количество желающих видеть свою страну членом НАТО растёт не по дням, а по часам. Значит, идея реванша при поддержке «мирового сообщества» уже скоро может стать господствующей в Финляндии идеологией.

Что же касается населения Карелии, где кое-кто наверняка уверен, что в Великой Финской империи ему будет куда привольнее, то здесь большинство реваншистов настроены однозначно — тотальное выселение. За исключением разве что некоторой части проверенных местных жителей, которых новые хозяева сочтут достойными войти в число гастарбайтеров, необходимых для использования на всякого рода грязных и низкооплачиваемых работах. Относительно же прочих Риитта Уусукайнен высказалась абсолютно недвусмысленно: «Моим условием является возвращение Карелии такой же пустой, как мы её отдали».

Естественно, для пущего обоснования своих претензий реваншисты вовсю используют легенды об угнетении российскими властями «коренного населения» региона в лице так называемых ингерманландских финнов. И хотя давно уже доказано, что эта этническая группа состоит исключительно из потомков финских колонистов, завезённых сюда в XVII веке шведскими оккупантами, тем не менее, до сих пор их распиаренные за счёт финских грантов стенания пользуются немалым успехом у «правозащитников». Несколько лет назад дело дошло даже до выпуска карт, где Выборг назывался Виипури, а Петербург Пиитари, но когда выяснилось, что многие из ингерманландцев были чистой воды славянами, а некоторые даже евреями, гранты резко иссякли.

Не стоит думать, что в настоящее время в стране Суоми озабочены исключительно судьбой соотечественников в Петербурге, Ленинградской области и Карелии. Если верить прессе, не меньше волнует их также судьба с недавних пор опекаемых «Северным измерением» братских народов в Республике Коми и Коми-Пермяцком автономном округе, а особенно в далёком Поволжье. «Марийский народ загнан в угол», — печально сообщала своим читателям «Хельсингин Саномат» в номере от 17 декабря 2001 года. И в подтверждение своих слов приводила леденящие душу факты, свидетельствующие о воистину кровавом тоталитаризме Кремля и его ставленника президента Марийской республики Леонида Маркелова. Оказывается, составляя 43 % населения региона, марийцы имеют в республиканской Думе всего 27 % депутатских мест! Кроме того, в отличие от прежнего президента Вячеслава Кислицына, Маркелов глух к нуждам кружка национально озабоченной интеллигенции из местного драмтеатра и не уважает их финансируемый из Хельсинки столь же озабоченный листок. И совершенно понятно, что столь откровенный геноцид требуется немедленно пресечь по косовско-иракскому сценарию.

Вообще-то патологическая страсть к национально-пропорциональному представительству издавна считалась особенностью ультраправых, а то и неонацистских организаций. Посему демонстрируемые финской газетой намёки на её желательность в данном случае выглядят весьма странно. Ведь если в российских газетах соответствующего ранга вдруг начнут рассуждать, что в российской верхушке слишком много евреев и кавказцев, та же «Хельсингин Саномат», скорее всего, заклеймит это как звериный оскал русского фашизма.

Ещё загадочней выглядят симпатии одной из солиднейших газет Финляндии к фигуранту доброго десятка уголовных дел, известному в авторитетных кругах под кличкой Кислый и прославившемуся оригинальным стилем работы с подчинёнными. Российские газеты уже неоднократно описывали, как бывший вице-премьер Марийской республики Роман Репин якобы вышел из кабинета президента, держась за интимные места, а недоумевающему приезжему аборигены разъяснили, что это Кислый опять Репе по яйцам двинул.

Судя по другим публикациям в «Хельсингин Саномат», там готовы поддержать и не такое. В номере от 5 марта 2000 года газета воспевает подвиги финского батальона СС в боях за освобождение Чечни от большевистского ига. Что же касается нынешних борцов за свободу Ичкерии, то их финская пресса превозносит чуть ли не ежедневно, да и не только она. Когда российское посольство выразило протест по поводу встречи чиновника министерства иностранных дел Финляндии Рене Нюберга с эмиссарами главаря чеченских боевиков Аслана Масхадова, Нюберга тут же назначили послом в Москву. Вероятно, для того, чтобы чеченские друзья не затруднялись добираться до Хельсинки. А может, не очень рассчитывая, что НАТО поможет вернуть родную карельщину, Нюберг, Уусукайнен и К° полагают решить проблему с помощью крутых чеченских джигитов? Тем более кое-кого из недовольных беспределом Кислого они, по слухам, успели завалить.

Да и в смысле представлений о будущем России у финских реваншистов с чеченскими боевиками трогательное единодушие. Например, бывший министр, а ныне посол Финляндии в Лондоне Пертти Салолайнен уверен, что распад РФ произойдёт в 2022 году, после чего европейские и азиатские соседи России легко разделят её богатства. Что касается «Хельсингин Саномат», то там в последнее время участились публикации в поддержку отделения от России Калининграда, что расценивается как первый шаг к её реальному расчленению.

Если вспомнить, что издатель «Хельсингин Саномат» и самый богатый человек в Финляндии нынешний является сыном отличающегося крайней ненавистью к России министра иностранных дел Финляндии Эльяса Эркко, позиция газеты вполне понятна. Но согласитесь, что по сравнению с маннергеймовскими временами деградация налицо. Тогда мужики всё же были готовы брать жизненное пространство в открытом бою, а теперь они ведут себя подобно натуральным стервятникам. Вероятно, ещё с прошлых лет в их извилинах очень хорошо отпечатался некогда самый популярный в стране армейский анекдот. О том, как сидят в доте на линии Маннергейма два солдата, и происходит между ними такой вот содержательный диалог:

— Юсси, правда, мы очень крутые парни?

— Да-а…

— Правда, каждый из нас стоит десяти русских?

— Да-а…

— Тогда почему ты такой грустный?

— Думаю, что будет, если придёт одиннадцатый…

Глава 10 Европейский арсенал Рейха

В советские времена заявляя, что на гитлеровскую Германию работала вся Европа, историки редко баловали нас конкретными данными, да и теперь их особо стараются не вспоминать. Между тем цифры получаются более чем впечатляющие. Особенно по части сырья. В ходе территориальной экспансии Третьего Рейха в 1938–1941 гг., ему, отчасти мирным путём, отчасти входе кратковременных военных действий, удалось поставить под контроль всю континентальную Европу, за исключением Швеции, Швейцарии и стран Пиренейского полуострова. К началу 1938 года на этой территории добывалось в 6,3 раза больше железной руды и в 7,3 больше нефти, чем в Германии. Лишившись в 1918 году Эльзаса и Лотарингии, Рейх по добыче руды сравнялся с крохотным Люксембургом, а Франция, отвоевав в 1918 году эти богатые земли, превосходила его в 4,7 раза.

Не овладев ресурсами соседей, Германия никак не могла бы столь долго и успешно воевать. Её европейские приобретения стали основой похода на восток, а попустительство Великобритании и США гарантировало лёгкость формирования гитлеровского Евросоюза.

Правда, СССР в 1939–1941 гг. тоже присоединил значительные территории, но их экономическое значение было ничтожно. Западная Украина и Западная Белоруссия являлись наиболее отсталыми сельскохозяйственными провинциями Польши, Бессарабия занимала такое же положение в Румынии, да и прибалтийские республики не имели сколь-нибудь серьёзной тяжёлой промышленности и запасов полезных ископаемых. Поскольку население вновь приобретённых территорий тоже разделилось примерно пополам между Сталином и Гитлером, можно сделать вывод, что основная польза от их присоединения заключалась в продвижении границы на восток. В результате немцы атаковали Ленинград не от Нарвы, а от Кёнигсберга, и на Москву пошли от Бреста, а не от западных окраин Минска. Ну, и от отсутствия в армии вторжения 60 польских и прибалтийских дивизий тоже хуже не стало.

В то же время Советскому Союзу не удалось воспользоваться ресурсами нейтральных государств, зато Германия извлекла из них максимум возможного. Как и из нейтральной Турции, поставившей Рейху около 16,7 миллионов тонн хромовой руды, или Испании с Португалии из которых было получено 3770 тонн вольфрама. Без этих легирующих элементов с броневой сталью у вермахта были бы серьёзнейшие проблемы.

Нейтральная Швейцария продавала Гитлеру оптические прицелы, детонаторы, зенитные автоматы «Эрликон», снаряды, авиаприборы и другую оборонную продукцию. Для закупки оружия немцы получали кредит в швейцарских банках. Только в 1940–1941 гг. Германии были выдано 315 миллионов швейцарских франков, а всего до 1944 года Берлин приобрёл у Берна оружия и военного снаряжения на 980 миллионов швейцарских франков.

Этими поставками содействие Швейцарии Третьему Рейху не ограничивалось. Здесь Гитлер приобретал станки и высокоточное оборудование, покупал за рейхсмарки необходимое ему для международной торговли золото. В свою очередь, швейцарские предприниматели с охотой вкладывали деньги в германские предприятия, получая свою долю прибыли с использовавшегося в них рабского труда военнопленных и жителей оккупированных территорий. Свою долю внесли и европейские филиалы швейцарских компаний. В частности, французский филиал автомобильной компании «Заурер» в 1943–1944 гг. передал Германии 1758 грузовиков.

Кроме того, именно через Швейцарию шла основная часть военного транзита между Италией и Германией. Из четырёх альпийских перевалов на путях, связывавших обе страны, три — Лёчберг, Сен-Готард и Симплон — находились в Швейцарии, и только один — Бреннер — в Австрии. Швейцарское правительство запретило транзит лишь в 1944 году, когда исход войны был уже предрешён.

Среди нейтральных стран, сотрудничающих с Германией, ещё более значительную роль играла Швеция. В 1939–1940 годах из 60 432 тысяч тонн руды, полученной немцами, 19 298 тысяч тонн было закуплено у Стокгольма, отправлявшего Гитлеру 60 % своей добычи, а ещё 1071 тысячи тонн поставила Норвегия. Поскольку среднее содержание металла в германской руде составляло 26 процентов, а в шведской — 43, своими первыми победами Германия почти наполовину обязана скандинавскому железу. Впоследствии эта доля немного снизилась, но лишь потому, что французская руда оказалась дешевле. Зато транзит гитлеровских войск и перелёты германской авиации через Швецию продолжались до 29 июля 1943 года и прекратились только после провала немецкого наступления под Курском.

Именно в Германию шли 60 % подшипников, изготовляемых флагманом их европейского производства, компанией SKF. Часть товара, произведённого филиалом SKF в США, успешно перепродавалась через нейтральные страны. Всего в те годы, когда Штаты и Рейх воевали между собой, Гитлер, таким образом, получил из-за океана примерно 2 миллиона подшипников американского производства и важную техническую документацию. В американском филиале подшипникового гиганта работал брат жены Германа Геринга Гуго фон Розен, являвшийся по совместительству одним из координаторов германского промышленного шпионажа за океаном.

Кроме выгодной торговли с Берлином, Стокгольм немало сделал для повышения боеспособности армии ближайшего соседа. В 1940–1943 гг. финны получили от шведов изрядное количество оружия и военного снаряжения, вплоть до 40-мм самоходных зенитных установок. Также Финляндия получала от Швеции чугун, продовольствие и кредит в 300 миллионов крон.

Как и Швеция, часть покорившихся и присоединившихся стран обладала развитой промышленностью, а все они вместе взятые выплавляли 66 % стали и 51,7 % алюминия от германского производства, выпускали почти столько же автомобилей, а по судостроению значительно превосходили Германию. По данным Центра военной экономики Германии, только на 31 марта 1944 года военные расходы стран, оккупированных в 1939–1941 гг., составили 81 миллиард 35 миллионов рейхсмарок. Почти на 13 миллиардов 866 миллионов оружия и снаряжения поступило в распоряжение фюрера из цехов 857 заводов ранее присоединённой Чехии, и ещё больше из воссоединённой с Германией Австрии.

Контраст с захваченными территориями СССР налицо. Отступая на восток, Красная Армия уничтожала промышленность оставленных земель так основательно, что за все годы оккупации немцы смогли ввести в строй лишь около 200 предприятий из почти 32 тысяч работавших там до войны. Даже от 271 завода так называемого «генерал-губернаторства» — одной четверти территории довоенной Польши — немцы получили продукции на 5015 миллионов рейхсмарок, тогда как из западных областей Советского Союза лишь на 4900 миллионов.

Первыми пополнила арсеналы фюрера радостно воссоединившаяся с Рейхом Австрия. Оружия у немногочисленной австрийской армии было не густо, но унаследованная от империи Габсбургов военная промышленность при должной организации труда обещала дать куда больше. Так и случилось: за годы войны дисциплинированные рабочие концерна «Штейр-Даймлер-Пух» и ряда других предприятий радовали вермахт и его союзников до самого захвата Австрии советскими войсками. Отсюда войска объединённой вокруг Германии Европы получили свыше 10 тысяч танков и бронемашин, включая мощнейшие в мире тяжёлые самоходки «Фердинанд» и «Ягдтигр», 9 тысяч самолётов, 17 тысяч авиамоторов и более 12 тысяч артиллерийских установок различных калибров.

Другим крупнейшим арсеналом гитлеровского Евросоюза стала капитулировавшая без сопротивления Чехия с её мощными военными заводами и многочисленной, хорошо вооружённой армией. Особенно кстати оказалась здешняя бронетехника. Германская и словацкая армии получили 308 лёгких танков LT-35, 21 предназначенный для Литвы тоже лёгкий LT-40, 70 танкеток АН-1 и 75 бронеавтомобилей. Ещё 126 LT-35 и 35 АН-1 Чехословакия ранее поставила присоединившейся к гитлеровскому блоку Румынии.

LT-35 с 37-мм пушкой были значительно сильнее составлявших основу танкового парка Рейха пулемётных T-I и вооружённых 20-мм орудием T-II. Переименованные в 35(t), они стали основной машиной прославленной 6-й танковой дивизии вермахта, за невиданную скорость продвижения получившей во Франции прозвище «призрачной». Впоследствии она успешно наступала на Ленинградском направлении, а на южном фланге советско-европейского фронта действовали LT-35 1-й румынской танковой и 1-й словацкой моторизованной дивизий. Там же воевали чешские танкетки словацкой мотодивизии и шести дивизий румынской кавалерии.

Кроме бронетехники, от чехов в 1939 году было получено более 1 миллиона винтовок и пистолетов, свыше 40 тысяч пулемётов, около 4,5 тысяч орудий и миномётов и огромное количество другого военного имущества. К 1 сентября 1939 года чешским оружием оснастили пять пехотных дивизий (с 93-й по 96-ю и 98-ю), не считая прочих частей и подразделений. С чешскими винтовками и пушками пошёл в бой и участвовавший во вторжении в Польшу словацкий корпус из двух пехотных дивизий и мотобригады. В следующем году чешское оружие и снаряжение получили ещё четыре пехотные дивизии — 81-я, 82-я, 83-я и 88-я, а к началу Великой Отечественной войны количество соединений, полностью или частично оснащённых изделиями чешских оружейников, выросло в несколько раз.

Как и в Австрии, куда важнее трофеев оказалось для Рейха приобретение мощных военных концернов «Шкода», ЧКД и «Зброевка». Через неделю после оккупации, 22 марта 1939 г., генеральный управляющий ЧКД Климент Ружичка чрезвычайно конструктивно пообщался со вторым человеком Германии рейхсмаршалом Герингом. Пан Ружичка получил от него заверения, что за вовремя поставленный товар высокого качества новый хозяин, в лице руководимого рейхсмаршалом концерна «Герман Геринг-верке», готов щедро платить.

Немецкая сторона сдержала обещание. Исполняющий обязанности имперского протектора Богемии и Моравии начальник Главного управления имперской безопасности Рейнхардт Гейдрих установил на чешских предприятиях гибкую систему поощрений. Вскоре обнаружилось, что под оккупантами жить вполне можно. Ежели старательно трудиться — и на сардельки с пивком хватит, и на домик отложить, да ещё и на отдых в Карловых Варах останется! А что область применения родного языка уменьшилась и фрицы всюду командуют, так соплеменникам Швейка к тому было не привыкать. Они сидели под немецкой династией Габсбургов почти четыре столетия и не особенно рыпались. После вялого пражского мятежа 12–17 июня 1848 года национально-освободительное движение до конца Первой мировой войны ограничивалось в основном парламентским бухтеньем и бытовым пьяным мордобоем. Ну, и ещё сочинением псевдоисторических фальшивок вроде истории о победе над монголо-татарами под Оломоуцем в 1242 году, которую придумал талантливый жулик Вацлав Ганка в 1817 году. Неудивительно, что возвращение «старших партнёров» Чехия, восприняла совершенно спокойно.

Крайне тёплые отношения складывались и между военными обеих сторон. «Чехи передали в наше распоряжение всю необходимую информацию о своих танках, — восторженно вспоминал немецкий инженер-полковник Икен. — Чешские офицеры были уверены, что их машины полностью соответствуют потребностям вермахта… Сотрудничество с чешскими офицерами было очень плодотворным и дружественным. Нам ни разу не пришлось столкнуться с акциями саботажа или какого-либо сопротивления». (Д. Форти. «Германская бронетехника во Второй Мировой войне»).

Недаром, решив ликвидировать Гейдриха, англичане имели в виду помимо прочего и порушить налаженное им германо-чешское сотрудничество. Немцы действительно озверели и много народу казнили почём зря. Но на производстве это не отразилось. Напротив, доля чешских предприятий в производстве танков росла до самого конца войны. С января по март 1945 года из 3932 танков и самоходок, изготовленных для еврогитлеровских войск, чехи дали 1136, то есть почти треть! Последние сошли с конвейера 5 мая 1945 года, уже после самоубийства Гитлера и падения Берлина и прямо перед тем, как жители Праги, опасаясь, что война закончится, а их не возьмут в ряды победителей, решили немножко восстать.

В 1939–1942 гг. пражские и пльзеньские заводы поставляли для фюрера лёгкий танк LT-38, получивший немецкое обозначение 38(t). Имея скорость 40 км/час, 37-мм пушку и броню, усиленную до 50 мм в лобовой части, он считался одним из лучших в своём классе. Доля LT-35 и LT-38 в вермахте непрерывно росла. К 22 июня 1941 года в 17 танковых дивизиях первого эшелона 810 чешских машин составляли четверть танкового парка. В шести сосредоточенных севернее Полесских болот дивизиях — 6-й, 7-й, 8-й, 12-й, 19-й и 20-й — их было две трети от общего количества. Воевавший в «призрачной» дивизии, подполковник Гельмут Ритген признавал, что «без чешской военной промышленности и чешских танков у нас не было бы четырёх танковых дивизий, что сделало бы невозможным нападение на Советский Союз». (Там же).

Превосходя пулемётный T-I и вооружённый 20-мм пушкой T-II и не уступая T-III ранних модификаций, 38(t) оказался сильнее и советских лёгких танков. Его лобовая броня неплохо держала бронебойные снаряды наших 45-мм орудий, которые, ввиду перекалки металла, зачастую действовали хуже, чем ожидалось. В то же время чешская 37-мм пушка с гарантией пробивала 20–25-мм лобовые плиты лёгких танков Красной Армии. Разумеется, Т-34 и КВ даже модернизированные 38(t) противостоять не могли. Поэтому, выпустив 1461 танк, включая полсотни в разведывательном варианте, чешские заводы перешли на производство самоходных артиллерийских установок на его базе. Всего до конца войны на фронт ушло 4146 истребителей танков, вооружённых либо 75-мм пушкой, либо (344 САУ) 76-мм советским орудием. Ещё 312 получили 150-мм пехотное орудие, 140 — 20-мм зенитный автомат, а 284 самоходки были переделаны из повреждённых 38(t). На их лишившихся башен шасси трудолюбивые чехи установили рубки с 175 — 75-мм, 19 — 76-мм и 90 — 150-мм орудиями, после чего битая техника снова пошла на фронт.

Производство танков для германских вооружённых сил.

Немецкие танки
T-I 1737, включая командирские
T-II и T-II L «Рысь» 2142, в том числе огнемётные
T-III 6142, включая командирские и огнемётные
T-IV 8519
T-V «Пантера» 5976
T-VI «Тигр» и T-VIB «Королевский тигр» 1843
Немецкие САУ
75-мм противотанковые 12 347, в том числе 201 с 76-мм советским орудием
88-мм противотанковые 976
105-мм гаубицы 1888
128-мм противотанковые 79
150-мм гаубицы и пехотные 1048
20 и 37-мм зенитные 387
Итого: 43 084
Чешские танки
LT-35 и LT-40 455, включая командирские
LT-38 1461, включая командирские и разведывательные
AH-1 118
Чешские САУ
75-мм противотанковые 4146, в том числе 344 с 76-мм советским орудием
150-мм пехотные 312
20-мм зенитные 140
Итого: 6632

Особенно по душе пришёлся немцем созданный на основе 38(t) истребитель танков «Хетцер», признанный лучшей лёгкой противотанковой самоходкой Второй мировой войны. Последние из 2827 «Хетцеров» сошли с конвейеров также 5 мая 1945 года. Трудолюбие и дисциплина чешских танкостроителей, а главное, их преданность германским партнёрам заслуживают всяческого восхищения. И наш восторг возрастёт, если подкрепить его простейшей арифметикой, подсчитав чешскую долю в выпуске бронетехники для фюрера и его друзей. На каждые семь танков и самоходок, выпущенных германскими и австрийскими предприятиями, приходится как минимум одно чешское изделие, не считая выпущенных по лицензиям танков германской конструкции! Для маленькой страны доля весьма внушительная — и, кстати, превосходящая процент британских и американских машин в советском танковом парке. А ведь Прага и Пльзень снабжали войска объединённой Европы не только танками, но и полугусеничными бронетранспортёрами немецкой разработки, а также стрелково-артиллерийским вооружением. Только в последние полтора года войны здесь произвели свыше 4 тысяч пехотных и противотанковых орудий, миномётов и зенитных установок, сотни тысяч винтовок, пистолетов и пулемётов и огромное количество боеприпасов.

Промышленность Франции работала на фюрера ничуть не хуже, чем у чехов с австрийцами. Список использованной для нужд Рейха французской бронетехники смотрится достаточно внушительно. На 22 июня 1941 года для действий на Восточном фронте было выделено два отдельных батальона трофейных машин. Танковые части с французской техникой действовали главным образом на флангах Восточного фронта. Так, в составе наступающей с финской территории армии «Норвегия» находился 211-й батальон, состоявший из 41 лёгких танков H-38/39 и 18 средних S-35. Другой батальон, отмеченный в документах под номером 102, был направлен на прорыв Перемышльского укреплённого района. В нём имелось 30 тяжёлых B1, в том числе 24 огнемётных. Наконец, ещё 15 S-35 придали бронепоездам, а 4 из них вместе с бронепоездом № 28 участвовали в штурме Брестской крепости.

Наступавшая сперва на кишинёвском, а затем на одесском направлении танковая дивизия «Великая Румыния», наряду с LT-35, имела 75 лёгких R-35, из которых 41 был закуплен во Франции до войны, а прочие реквизированы у бежавших в Румынию поляков. Всего на советской границе к 22 июня 1941 года стояло 179 французских машин, что соответствовало парку полноценной танковой дивизии.

В дальнейшем количество французских танков в вермахте и вооружённых силах его союзников продолжало расти. Около сотни машин немцы передали Болгарии и Хорватии. Италия получила 109 R-35 и 32 S-35, часть которых воевала на Сицилии. Ещё 174 R-35 переделали в 47-мм противотанковые самоходки, а свыше сотни таких танков использовали как командирские машины батарей этих САУ или в отдельных взводах, придаваемых пехотным дивизиям.

Из более быстроходных H-35 и S-35 немцы сформировали две резервные танковые бригады общей численностью более 500 машин. Впоследствии сформированные на их базе отдельные батальоны действовали против югославских партизан и участвовали в обороне Франции. Часть S-35 использовали для пополнения 21-й танковой дивизии, а около сотни Н-35 переделали в 75-мм противотанковые САУ, 105-мм самоходные гаубицы и носители пусковых установок реактивных снарядов. До полусотни 75 и 105-мм самоходных орудий соорудили на базе лёгких FCM-36 и тяжёлых В-1, а всего последних служило в германской армии 160 штук, включая 60 огнемётных. Кроме собственно танков, не менее активно включались в состав германских частей и другие гусеничные боевые машины. На базе бронетранспортёра «Лоррэн» было установлено 170 75-мм противотанковых пушек, 10 105-мм и 94 150-мм гаубицы. До 200 разведывательных танков AMR получили вместо снятых башен 81-мм миномёты. Наконец, свыше 600 лёгких бронетранспортёров UE хозяйственные немцы переделали в самоходки с 37-мм противотанковыми пушками, а ещё несколько сотен — в пулемётные танкетки и носители реактивных снарядов. Добавив сюда около трёх сотен танков правительства Виши, также неоднократно вступавших в бой с союзниками, получим цифру, переваливающую затри тысячи.

В 1941 году «французы» превосходили большинство германских танков по броневой защите, что делало их неплохим средством поддержки пехоты. Модернизированные В-1 всю войну оставались наиболее мощными огнемётными танками гитлеровского Евросоюза, и оснащённая ими рота особо отличилась при взятии Севастополя. Даже к началу Курской битвы из 6127 танков и самоходных орудий вермахта французских машин было около 700 (хотя к тому моменту они уже устарели и применялись главным образом в боях с партизанами). В общей сложности, Франция и Чехия предоставили в распоряжение Гитлера около 10 тысяч танков, самоходных орудий и базовых машин для их создания только своих разработок. Это почти вдвое больше, чем официальные союзники Рейха Италия и Венгрия, пополнившие танковый парк коалиционной армии лишь 6 тысячами боевых машин. Нельзя считать чисто немецкими и многие из остальных 43-х тысяч танков. Изрядная часть их вышла из цехов Австрии и Чехии, а ещё больше были изготовлены там частично. Например, танковые корпуса и башни почти всю войну производились на австрийских же заводах «Братья Бёлер» и «Шеллер Бекман», верхнедунайских железоделательных заводах в Линце, чешской фирме «Польди» в Кпадно, французском автогиганте «Пежо» и других европейских предприятиях. С подобными мелочами вклад территорий, лежащих вне германской границы 1937 года, оказывается куда большим, чем представлялось раньше, и уж всяко превосходит долю ленд-лизовских танков в частях Красной Армии.

Наряду с танками и самоходными орудиями, объединённая Европа обильно снабжала армию фюрера другими видами бронетехники. В части вермахта поступило несколько сотен бронеавтомобилей реквизированных у разбитых армии Франции, Нидерландов и других стран, большая часть которых была использована на Восточном фронте. Одних только броневиков «Панар» 178 к 1941 году немцы имели без малого две сотни. Уже упоминавшиеся лёгкие гусеничные бронетранспортёры UE использовались в качестве артиллерийских тягачей и различных транспортных машин. На базе другого французского полугусеничного бронетранспортёра — «Сомуа», устанавливались 75-мм противотанковые пушки, 81-мм миномёты и установки для запуска реактивных снарядов. Большое количество устаревших или повреждённых танков переделывалось в транспортёры боеприпасов и ремонтно-эвакуационные машины, а их башни использовались для усиления долговременных огневых сооружений. Артиллерия старых танков широко применялась и для вооружения бронепоездов — в частности, башни французских D2 стояли на броневагонах, поставленных немцами для бронепоездов хорватской армии.

Для полноты картины попытаемся сравнить эту бронированную армаду с европейскими трофеями Восточного фронта. Здесь немцы и финны послали в бой примерно по три сотни захваченных советских танков и ещё некоторое количество передали румынам и венграм. Даже с учётом не попавших в боевые сводки получается немногим больше тысячи, да и те частично компенсируются трофейными машинами в Красной Армии. Не слишком велика и доля советских артсистем в оснащении немецкой самоходной артиллерии. Из без малого 19 тысяч гитлеровских истребителей танков 76-мм пушку Грабина получили лишь 764 САУ.

Не стоит забывать и широко распространённую в европейском союзе Гитлера производственную кооперацию. Тысячи танков и самоходок, формально считающиеся чисто немецкими, имели детали, изготовленные в оккупированных странах. Например, некоторые комплектующие для лёгких танков T-II, средних T-III и сконструированных на базе T-II 105-мм самоходных гаубиц «Оса» выпускались в Варшаве.

Европейские предприятия производили для Рейха и стрелковое оружие. Доминировали тут австрийские и чешские фирмы, но свою лепту внесли и другие партнёры. Из Бельгии в 1940–1944 гг. было получено более 200 тысяч автоматических пистолетов «Браунинг», а часть оккупационных войск во Франции получила выпускавшиеся после капитуляции страны автоматические винтовки MAS36.

Чрезвычайно значительную роль промышленность оккупированных стран сыграла и в снабжении гитлеровской армии артиллерией. С германских заводов в границах на 14 марта 1939 года (то есть включая австрийские) войска получили 16 539 37-мм, 9568 50-мм и 23 453 75-мм орудия, 2500 противотанковых пушек более крупного калибра, 80 128-мм, а также 463 40- и 75-мм противотанковые пушки с коническим стволом. В то же время от Чехии к Германии и её союзникам попало 1724 37-мм и 755 47-мм орудий: из Польши — 621 37-мм пушка, от Австрии и Франции соответственно 507 и 823 47-мм орудий. Ещё 3872 французские 75-мм полевые пушки были переделаны в противотанковые. Таким образом, всего на борьбу с вражеской бронетехникой было направлено 8128 орудий жертв оккупации. Считая примерно сотню бельгийских, нидерландских и норвежских, но без учёта ограниченно используемых 25-мм французских противотанковых пушек — 16,2 % от продукции заводов Рейха.

Правда, можно вспомнить и о почти двух тысячах советских противотанковых пушек, захваченных Германией и её союзниками на Восточном фронте, но немало таких трофеев, в свою очередь, взяла и Красная Армия. Однако даже если забыть об этом, советские орудия составляют лишь 3 % противотанковой артиллерии вермахта.

Теперь обратимся к полевой артиллерии среднего калибра. За предвоенные и военные годы Гитлер получил 8096 150-мм гаубиц, а также 193 пушки и 4565 пехотных орудий того же калибра. В тот же период чехи передали в общеевропейские арсеналы 439 шкодовских гаубиц и 41 пушку, поляки — 219 гаубиц фирмы «Шнейдер-Крезо» 155-мм калибра, а свыше 3 тысяч таких гаубиц и пушек было получено от французской армии. Будем совсем честными и учтём около тысячи 152- и 155-мм гаубиц, захваченных вермахтом у Великобритании, СССР и США. Всё равно более 22 % 150–155-мм орудий вермахта оказывается подарочком от континентальных соседей Берлина. И лишь от силы 5 % составляют прочие трофеи.

Сколько смертоносных гостинцев размером с упитанного поросёнка отправили чешские и французские стволы в советских солдат, неизвестно. Явно, что немало — особенно если вспомнить, что чешские и французские заводы производили такие подарочки самым исправным образом. Как, впрочем, и боеприпасы к 8 с лишним тысяч 75–145-мм трофейных орудий и миномётов, а также многочисленной артиллерии словацкой, хорватской и вишистской армий.

Ещё более впечатляющим оказался вклад будущих стран Евросоюза по части любимого детища берлинских правителей — тяжёлой и сверхтяжёлой артиллерии. Если на предприятиях Рейха орудий калибра от 203-мм и выше изготовили около тысячи, то от Чехии, Франции и поляков со скандинавами подобных установок было получено свыше шестисот. По сверхмощным стволам от 305 до 807-мм калибра и вовсе почти полное равенство — 96 германских против 91 французского и чешского.

Для обстрела Ленинграда части группы армий «Север» использовали две 340-мм, шесть 400-мм и одну 520-мм гаубицы французского производства, а также шесть чешских 305-мм мортир, не считая десятков стволов меньшего калибра. Установок германского производства здесь было почти столько же, но из сверхтяжёлых орудий по городу стреляла лишь одна 420-мм мортира. Поэтому первенство изделий чехов и французов в разрушении Северной Пальмиры неоспоримо. Даже составители «Книги рекордов Санкт-Петербурга» сочли необходимым упомянуть 520-мм гаубицу как самую большую артсистему, когда-либо стрелявшую по городу. Ничего более увесистого, чем её 1654-килограммовые снаряды, на питерские кварталы никогда не падало. Всего же оккупированная Европа пополнила артиллерию Адольфа Алоизовича почти 40 тысячами стволов. Это не намного меньше, чем имела вражеская армия вторжения 22 июня 1941 года, и почти втрое больше количества ленд-лизовских орудий, поставленных для СССР.

Пока гитлеровские сухопутные силы вовсю пополнялись европейскими танками и артиллерией, другие рода войск тоже пытались взять своё и преуспели в этом. Самой распространённой зарубежной машиной в люфтваффе и ВВС союзников Германии стал лучший истребитель Франции «Девуатин-520». В боях на стороне Рейха было задействовано свыше 600 из 905 выпущенных самолётов. Аэроплан оказался не самым выдающимся, но и ничуть не хуже поставляемых в Советский Союз «Харрикейнов» и «Киттихоков». Кроме D-520, на вооружении немецкой, итальянской и вишистской авиации числилось до пятисот других самолётов французских ВВС, часть из которых участвовала в боях с союзниками. Ещё около сотни французских истребителей MS-406 и ранее состоявших на вооружении ВВС Франции и Норвегии штатовских «Киттихоков» получила Финляндия. Наконец, 358 машин чешского производства были переведены в словацкую авиацию, а свыше сотни югославских аэропланов действовали на стороне хорватских усташей. В сумме выходит не особенно много, но кроме самолётов, Германия использовала ещё и 10 тысяч французских авиадвигателей. И вот с ними картина получается совсем иная.

Именно французские авиамоторы «Гном-Рон» стояли на единственном в люфтваффе полноценном противотанковом штурмовике «Хеншель-129». Двигатели этой же фирмы поднимали в воздух крупнейший в мире немецкий транспортный самолёт «Мессершмитт-323», лёгкий транспортник «Гота-244» (выпускался в прославленных Ярославом Гашеком Будейовицах), самолёт связи «Хейнкель-70» и ряд других машин. Правда, транспортных «Мессершмиттов» было выпущено всего 198, но каждый из них мог поднять почти в семь раз больше груза, чем любой из 5 тысяч основных немецких воздушных транспортников «Юнкерс-52». Если «Юнкере» перевозил за раз 18 полностью экипированных солдат или 1,5 тонны груза, то «мессершмиттовский» монстр с шестью «Гном-Ронами» легко брал на борт 126 пехотинцев или 10 тонн военного имущества, без проблем доставляя к месту даже броневики.

Учитывая, что на французских предприятиях изготавливались и лицензионные BMW, и авиамоторы других германских фирм, можно согласиться с оценкой их работы, данной Управлением экономической деятельностью США в зарубежных странах. Американцы подсчитали, что каждый восьмой двигатель для люфтваффе был родом из Франции. Немецкие самолеты выпускались там и целиком. Например, Ю-52 изготавливались, французским заводом «Амиот», поставившим свыше 500 машин — шестую часть всех выпущенных во время войны. Производство же «мессершмиттов» в Чехии приобрело такой размах, что продолжалось и после капитуляции Германии. В 1948 году именно чешские «мессеры» составили основу истребительной авиации юных израильских ВВС.

И, наконец, ни с чем не сравнимы заслуги французов и чехов в производстве, пожалуй, самого ненавистного для красноармейцев самолёта — знаменитой «рамы». Двухкорпусные артиллерийские корректировщики «Фокке-Вульф-189» часами висели над советскими позициями, указывая артиллеристам, куда лучше целиться. Истребители и зенитчики считали делом чести сбить «раму», но получалось не часто — хорошее оборонительное вооружение, большая высотность и потрясающая живучесть делали её весьма непростой добычей. Настырные корректировщики удалось вычистить с неба лишь к последнему году войны.

Но вряд ли проклинающие их солдаты могли предположить, что из 894 выпущенных «рам» с конвейера завода «Фокке-Вульф» в Бремене сошло лишь около двух сотен. Зато в Праге, совместными усилиями компаний ЧКД и «Аэро», люфтваффе было передано 357 «рам», а в Бордо стараниями фирмы SNCASO ещё 393. Ну никак мужики не могли допустить, чтобы их сограждане и старшие немецкие братаны предназначенные для того же Ленинграда снаряды зазря расходовали! Точно определить долю самолётов оккупированных стран в составе люфтваффе почти невозможно. Этому мешает, прежде всего, образцовая кооперация военных предприятий гитлеровского Евросоюза. В самом деле, куда следует отнести свыше тысячи немецких самолётов с французскими авиадвигателями? Воистину, они столь же интернациональны, как и отличившийся в ударах по Югославии и Ливии британо-германо-итальянский истребитель «Торнадо». Однако с учётом 9 тысяч самолётов австрийского производства, чешских «мессершмиттов» и «гот», французских «юнкерсов», французских и чешских «рам» воздушная армада получается вряд ли меньше ленд-лизовской.

Ещё круче, чем по части военно-воздушных сил, дружественная Европа помогала Рейху, обеспечивая его автотранспортом. Историки, обожествляющие военные поставки западных союзников, особо любят смаковать количество прибывших в СССР автомобилей и паровозов. Действительно, более 400 тысяч американских машин и 1981 локомотив выглядят весьма солидно. Но только до тех пор, пока не узнаёшь, что одна Франция имела к середине 1940 года 2,3 миллиона автомобилей, большая часть которых досталась Гитлеру.

Много это или мало по сравнению с общим количеством автотранспорта в европейских вооружённых силах? По Мюллеру-Гиллебранду, на 22 июня 1941 года из 209 немецких дивизий 92 имели автомобили либо трофейные, либо «текущего французского производства». Подобная формулировка не случайна — машины, произведённые на территориях Австрии и Чехии после их присоединения к Рейху, считались уже полностью своими и к трофеям не причислялись.

На Восточном фронте пользовались немалой популярностью французские грузовики повышенной проходимости фирм «Лаффли», «Латиль», «Гочкис», «Берлие» и «Бернар». В тяжёлых российских условиях их вездеходные качества оказались весьма кстати, и часть «Лаффли», наряду с полугусеничными тягачами «Уник», успешно переделали в бронетранспортёры.

Не раз получалось, что французских призывников везли на отечественных машинах, как это случилось с правнуком наполеоновского ветерана и солдатом вермахта Ги Сайером. Вспоминая подвиги на востоке, тот особо подчёркивал, что ехал в бой на родном «Рено». Иногда всерьёз привязывались к импортным железным лошадкам и немцы. Например, гауптман 19-го моторизованного корпуса Вернер Этцольд настолько полюбил доставшийся ему под Дюнкерком «Лаффли», что так и доехал на нём до самых московских окраин, где обоих разнесло одной бомбой.

Теперь посмотрим, как работала французская автопромышленность после оккупации. По данным уже упоминавшегося американского Управления экономической деятельностью за рубежом, она поставила Гитлеру свыше 20 % выпущенных для военных нужд грузовых автомобилей. Германская статистика полностью подтверждает выводы американцев. Согласно фундаментальному труду Вернера Освальда «Полный каталог военных автомобилей и танков Германии 1900–1982 гг.», в армии за годы войны использовалось чуть больше 350 тысяч грузовых автомобилей и автобусов. Основная часть их — 232 512 машин — вышла из цехов с 1940 по 1944 год, после чего германские автозаводы тихо испустили дух (за январь-апрель 1945-го армия получила всего 5043 автомобиля и тягача всех типов). Данные Освальда подтверждает и Мюллер-Гиллебранд, писавший о наличии в вермахте к началу войны около 120 тысяч грузовиков.

Сравним эти цифры с работой французов. Мсье Рено изготовил для фюрера 35 тысяч грузовиков, в основном 2,5-тонных моделей ANS, 3,5-тонных AHN и 5-тонных ASR. Несколько меньшим оказался вклад компании Пежо — около 26 тысяч грузовичков, но зато сверх этого ешё свыше 100 тысяч легковых автомобилей. Третий автомобильный гигант Франции, концерн Ситроен, на радость фюреру выпустил 15 тысяч 2-х тонных машин типа «23R» и 4,5-тонных типа «45», да и более мелкие компании не остались в стороне. Компания «Панар» поставила около 1400 грузовиков, фирма «Берлие» чуть меньше 1300. Французские машины составили почти 23 % от общего грузового автопарка 1940–1944 гг. выпуска, что соответствует американским данным. Сверх того, «Пежо» поставляла запчасти и комплектующие к германским «Фольксвагенам», фирма «Тэлбот» — комплектующие для грузовиков «Бюссинг», а компания «Симка» выпускала двигатели для полугусеничных тягачей.

Не меньше, чем французы, отличились австрийские соплеменники Адольфа Алоизовича. Только «Штейров» и «Аустро-Даймеров» в армию гитлеровского Евросоюза поступило 24 241 штука. Плюс ещё 14 500 «Зауреров», 13 300 «Фросс-Бюссингов» и 13 800 грузовых автомобилей, построенных по лицензии германской фирмы MAN. Сверх того, на «Заурерс» построили пару тысяч тягачей, а компания «Греф-Штирт» (к известному российскому реформатору отношения не имеет) передала армии 170 автобусов.

В свою очередь, «Прага» и «Шкода» с «Татрой» порадовали фюрера примерно 5 тысячами грузовиков и почти 6 тысячами тягачей (не считая попавших в армии Венгрии и Словакии). В ходе работы между австрийцами и чехами произошла ожесточённая схватка, которую последние вдрызг проиграли. Драка случилась за право производить тягачи-вездеходы, предназначенные специально для покорения хоронящихся в лесах и болотах русских варваров.

Первыми гусеничный тягач с говорящим само за себя названием RSO (Raupenschlepper Ost — Восточный гусеничный вездеход) разработали по собственной инициативе конструкторы «Штейра». Без приказа Берлина, чисто из сочувствия барахтающимся в грязи героям Восточного фронта, австрийские инженеры создали замечательную машину, составившую почти треть общего парка армейских тягачей, а также применявшуюся как носитель 75-мм противотанковой пушки и 20-мм зенитного автомата. Более 7 тысяч штук австрийцы собрали сами, а остальные произвели по лицензии немецкие заводы. Для вермахта австрийская инициатива была неоценима. Большинство прочих тягачей, в отличие от 28 151 RSO, были колёсными или полугусеничными, то есть куда менее пригодными для проклятья всех агрессоров — российского бездорожья. Там, где они безнадёжно вязли, «Штейры» трудолюбиво преодолевали наши величественные лужи и гордые колдобины. Машины оказались столь выносливы и надёжны, что и десятилетия спустя после войны, переоборудованные в трелёвочные трактора, таскали деревья в советских леспромхозах.

Чехи сильно завидовали успеху «Штейра» и в качестве альтернативы попытались навязать берлинскому оборонному ведомству свой RSO на колёсах большого диаметра. Однако машина оказалась куда хуже австрийской, поскольку жрала слишком много топлива и была чрезвычайно трудоёмка в изготовлении. После выпуска 200 тягачей «Шкода» прекратила производство, признав своё поражение в национал-социалистическом соревновании.

Но главное не победа, а участие — и здесь обе стороны отличились на славу. Из примерно 500 тысяч грузовиков, автобусов и тягачей, выпущенных в Рейхе и на присоединённых территориях, австрийские заводы изготовили почти 56 тысяч, а чешские, по неполным данным, свыше 11 тысяч. Вместе с 80 тысячами французских автомобилей выходит почти треть грузопассажирского автопарка гитлеровской евроармии. Если же вспомнить о 40 067 поставленных за военные годы «Фордах» G917, G997 и GS18TS берлинской и кёльнской сборки, ещё 14 426 американских грузовиках, переданных Рейху с бельгийских заводов, 10 620 «Фордах» с французских филиалов и 3417 тягачей, выпущенных в Нидерландах, доля негерманских машин переваливает за 40 %.

И это без трофейных грузовиков, выпущенных западными соседями Германии до 1940 года! Подавляющее большинство их, наряду с гражданскими машинами, а также бельгийскими, голландскими, датскими, норвежскими и польскими грузовиками, досталось немцам. Только за 1940–1942 гг. французский автопарк сократился, в основном в пользу Гитлера, с 2,3 миллиона до 400 тысяч машин. Из одной Бельгии немцы вывезли 350 тысяч автомобилей — почти столько же, сколько Советский Союз получил за четыре года из США!

Похожая ситуация сложилась и в области железнодорожного транспорта. Согласно работе Института экономических исследований ФРГ «Промышленность Германии в период войны 1939–1945 гг.», сама Германия произвела в 1940–1944 гг. 14 981 паровоз. В то же время перед войной Третий Рейх имел около 20 тысяч паровозов, а из одной только Франции в 1940–1941 гг. было вывезено 5 тысяч, что позволило к началу вторжения в СССР иметь почти 28 тысяч локомотивов.

Немцы не могли нарадоваться на своих французских партнёров, что впоследствии тем вышло боком. Например, Луи Рено столь ударно работал на единую Европу, что впоследствии даже подвергся репрессиям. Вернувшийся с американскими дивизиями де Голль национализировал его фирму, а самого босса отдал под суд, после чего тот от огорчения помер.

Куда хитрее оказались наследники основателя другого французского автогиганта мсье Арманда Пежо. Работая на немцев не хуже Рено, они вовремя почуяли, откуда ветер дует. Узнав, что британские агенты собираются взорвать завод, не заложили их гестапо, и 5 ноября 1943 года часть цехов взлетела на воздух. Впоследствии немцы смогли восстановить производство, но зато хозяева заводов Пежо завоевали репутацию стойких патриотов, благодаря чему фирма и поныне принадлежит его наследникам.

Само собой, сейчас европейцы стараются не вспоминать о своих трудовых подвигах, а, напротив, утверждают, что злобные немцы заставляли их клепать технику под угрозой отправки в газовую камеру. Да вот только все эти сказки без труда опровергаются фактами инициативных разработок типа тех же вездеходов RSO. Немало интересного рассказывают об атмосфере на предприятиях оккупированных стран и немецкие партнёры.

Как работали на Гитлера чехи, вы уже знаете, а вот свидетельство весьма осведомлённого по роду службы автора о французах. «Промышленность и экономика продолжали ритмично работать, на предприятиях Рено в Булонь-Билланкуре с конвейера бесперебойно сходили грузовики для вермахта, — свидетельствует помощник главы германской военной разведки адмирала Канариса Отто Райле. — И на множестве других предприятий французы без всякого принуждения производили в больших объёмах и без рекламаций продукцию для нашей военной промышленности». («Тайная война. Секретные операции абвера на Западе и Востоке (1921–1945)».

Нельзя не отметить и существенную роль невинных жертв агрессии в развитии германского флота. Из 218 тральщиков, построенных для кригсмарине в 1936–1945 гг., 60 спущено на воду с верфей оккупированных Нидерландов, а 18 изготовлено при участии французских судостроителей в Тулоне. Кроме того на верфях Нидерландов, Дании и других стран оккупированной Европы было построено и отремонтировано немало кораблей других классов, прежде всего десантных.

Германия вместе с Италией также активно осваивали трофейные корабли. В строй было введено 12 эсминцев и миноносцев (5 французских, 4 норвежских, голландский, греческий и югославский), и не менее 14 тральщиков (6 датских, 6 норвежских и 2 голландских). Полдюжины устаревших крейсеров и броненосцев береговой обороны (2 норвежских, 2 голландских, датский и югославский) использовались как зенитные плавбатареи и для поддержки приморских операций вермахта, а захваченные субмарины пригодились для обучения германских подводников.

Самым полезным трофеем германского флота стал мирный польский сухогруз «Бильско». Вооружив судно шестью 150-мм пушками, шестью зенитными автоматами и двумя торпедными аппаратами, немцы назвали его вспомогательным крейсером «Михель» и пустили пиратствовать на коммуникациях союзников. За 19 месяцев похода по Атлантическому, Индийскому и Тихому океану «Михель» потопил и захватил 17 судов общим водоизмещением 122 тысячи тонн, пока 17 октября 1943 года его самого не пустила ко дну американская подлодка. Для сравнения: специально предназначенный для рейдерских операций «карманный линкор» «Адмирал граф Шпее» потопил неприятельских транспортов на 57 тысяч тонн, однотипный с ним «Адмирал Шеер» на 100 тысяч тонн, а линейные крейсера «Шарнхорст» и «Гнейзенау» — 132 тысячи тонн вдвоём. Трофейный сухогруз оказался эффективнее бронированных гигантов.

По части военных и оборонных перевозок для нужд Рейха отличились скандинавы. Часть их гражданского флота британцы предварительно зафрахтовали, немало судов сбежало или осталось в английских и шведских портах, но треть судов тоннажем около 900 тысяч тонн возили продукцию для Гитлера, что им часто выходило боком.

В советском флоте счёт потопленным норвежским кораблям открыла 11 сентября 1941 года Щ-422, пустившая на дно транспорт «Оттар Ярл». Затем 26 декабря на минах, поставленных К-23 и К-1, подорвался «Осло», а 15 февраля 1942 года на этом же заграждении утоп со всем экипажем «Бирк». Чуть раньше, 19 января К-22 расстреляла застрявшую на мели «Мимону», и наконец, 23 апреля 1942 года мины, выставленные Щ-401, отправили в морские глубины «Штензаас».

Не остались без внимания советских субмарин и суда прочих невинных жертв оккупации. Одна из самых удачливых балтийских подлодок «Лембит» 13 октября 1944 года положила конец плаванию датского сухогруза «Хельма Лоу», а 27 сентября 1942-го С-9 удачно торпедировала голландское судно «Анна В». Что касается датского транспорта «Орион», то хотя выпущенной между 16 и 19 июня 1942 года торпеды Щ-317 оказалось для него недостаточно, перепуганная команда в панике сбежала, и унесённое в шведские воды судно было для немцев потеряно. Если учесть 4 потопленных шведских транспортов, то из 55 судов, уничтоженных подводниками, 13 или почти четверть, не входили в состав ни германского флота, ни флота её официального союзника Финляндии.

У нас про это не писали раньше и почти не пишут сейчас. В наши дни предпочитают просто не поднимать тему, а раньше на читательские уши целыми кастрюлями вешалась лапша о пролетарской солидарности чешских и французских работяг с советскими братьями по классу. Несчастных якобы гнали к станкам едва ли не под дулами автоматов. И вот так, невыносимо страдая, трудовые коллективы тысяч предприятий Франции, Бельгии, Нидерландов и других невинных жертв оккупации из года в год наращивали выпуск своей продукции.

Конечно, нельзя сказать, что всё шло абсолютно гладко. И коммунисты, повинуясь приказам из Москвы, и агенты британского Управления специальных операций по заданию Лондона, и отдельные лихие ребята, действовавшие самостоятельно, регулярно портили, взрывали и топили, всё что можно. Но их героические усилия мало что решали. Подавляющее большинство мсье, панов и прочих херров трудились на единую Европу и любимого фюрера добровольно и с песнями. Доходило до анекдотов: когда союзная авиация нанесла несколько бомбовых ударов по работающим на Германию норвежским заводам, руководство местного подполья выступило с протестом.

Бывали и недоразумения, проистекавшие от разницы мировосприятия работников и новых хозяев. Привыкшие к разнузданной демократии европейцы устраивали чисто экономические забастовки, чтобы добиться повышения зарплаты, а оккупанты подобных вольностей не приветствовали. То есть иногда шли навстречу, как случилось во время 100-тысячной стачки металлургов Льежа 10 мая 1941 года — тогда бельгийские пролетарии под руководством лидера компартии Жульена Ляо таки смогли выдавить из Гитлера 8 % прибавки к зарплате. Но так получалось далеко не всегда. Частенько немцы бастующих сажали, а то и ставили к стенке.

Подобная свирепость привела к неоднозначному результату. Одни выходили на работу с удвоенным рвением, другие — напротив, зверели, занимались саботажем или даже уходили в партизаны. Но последних в войну было сравнительно немного — зато после краха Третьего Рейха в герои-подпольщики попали и граждане, всего-то хотевшие снять с фюрера несколько лишних рейхсмарок.

Глава 11 Ленд-лиз на два фронта

С первых же лет перестройки либерально озабоченные историки начали демонстрировать буйные восторги по поводу помощи западных союзников. Помощь эту они ставили куда выше Сталинградской и Курской битвы, заявляя, что без щедрого Рузвельта и бескорыстного Черчилля в Москве уже в 1941-м наводили бы орднунг немецкие полицаи.

Конечно, можно изводить тонны бумаги, объясняя почтеннейшей публике грандиозное значение поставок по американской программе, именуемой «ленд-лизом», но поскольку никаким американофильским словоизвержением невозможно изменить реальные цифры, с ними всячески манипулируют. Например, исключают из статистики всё оружие и технику, имевшуюся у СССР к 22 июня 1941 года, словно её не было вообще! Когда же их тычешь носом, начинают бормотать, что все эти танчики и самолётики сгорели в первые дни войны, а значит, и говорить о них нечего!

Чтобы показать, насколько это не соответствует действительности, поищем на фронтах самый массовый советский довоенный танк Т-26 — машину малоудачную, тихоходную, с хилой 15-миллиметровой бронёй и потому нёсшую огромные потери. Действительно, в приграничных округах, где была сосредоточена половина наших танков, Т-26, как и остальные машины, были быстро потеряны. Но на смену им постоянно подходили танковые части из других округов, и к середине октября 1941 года только в танковых подразделениях Западного фронта обнаруживается 50 Т-26. А в середине ноября, через пять месяцев после начала войны, в 58-й, 60-й и 112-й танковых дивизиях, переброшенных с Дальнего Востока, таковых числится 412 штук — две полностью укомплектованные немецкие танковые дивизии. Под Москвой и Тихвином большая часть дальневосточных машин сгорела, но весной 1942 года в Крыму обнаруживаются ещё 295 Т-26, также переброшенных из восточных округов. Ещё около сотни с небольшим числится в составе Юго-Западного и Южного фронтов. В мае-июле 1942 года они гибнут, но к года 60 таких же танков всплывают в боях на Кавказе, а в начале 1944-го не менее 72 Т-26 числятся в боевых частях под Ленинградом, в Карелии и в Заполярье.

Таким образом, рассмотрев только один тип танков, мы, по неполным данным, обнаруживаем целую тысячу машин, которые продолжали воевать и после разгрома советских войск западного направления в летних боях 1941 года. То же самое получится и с любым другим образцом довоенной боевой техники. Не говоря уже о том, что и та, которая была уничтожена летом, била врага и наносила ему потери.

Поэтому учитывать будем всё — и получим, что стрелкового оружия всех типов, кроме пистолетов и револьверов, мы имели на 22 июня 1941 года и получили за годы войны 29, 16 миллионов штук. Из них пришло с американских, британских и канадских заводов 151,7 тысяч, то есть 0,52 %. По артиллерии и миномётам всех калибров эти цифры составляют, соответственно, 647,6 тысяч и 9,4 тысяч (1,45 %). По танкам и самоходным орудиям 132,8 тысяч и 11,9 тысяч (8,96 %) И, наконец, по боевым самолётам 140,5 тысяч и 18,3 тысяч (13,02 %).

Да больше и не могло получиться! Поскольку из 42 951 миллионов долларов, в которые обошлась американцам вся ленд-лизовская помощь, для разгромившей три четверти вооружённых сил Германии и её европейских союзников Красной Армии добрый вашингтонский дядюшка выделил всего 9119 миллионов, то есть чуть больше одной пятой. В то время, как одна Британская империя получила 30 269 миллионов. И даже страны Южной Америки, чьи боевые подвиги без электронного микроскопа практически неразличимы, урвали свои 421 миллионов «зелёных». Вероятно, для того, чтобы дикие обезьяны Бразилии случайно не померли с голодухи в блокадном Ленинграде.

Но, может быть, при общей незначительности объёма заокеанской помощи она сыграла решающую роль именно в 1941-м, когда немцы стояли у ворот Москвы? Что ж, посмотрим статистику поставок вооружений за этот год. С 22 июня по 31 декабря Красная Армия получила 5,4 тысяч танков и 8,2 тысячи боевых самолётов. Из них наши союзники по коалиции поставили 648 танков (12,14 %) и 915 самолётов (10,26 %). С учётом же вооружений, имевшихся на 22 июня 1941 года и этот, не слишком внушительный процент снижается до совершенно ничтожных цифр (соответственно 2,32 % и 3,14 %). Маловато будет, особенно если учесть, что изрядная часть присланной техники, в частности, 115 из 466 танков английского производства, в первый год войны до фронта так и не добралась.

Качество отправляемого вооружения поначалу частенько тоже оставляло желать много лучшего. Так, из 711 британских и американских истребителей, прибывших из Англии в СССР за первые полгода войны, 700 составляли устаревшие машины типа «Киттихок» и «Харрикейн». Они сильно уступали «мессершмиттам» и «якам» по скорости (520 км/ч против 570–590) и манёвренности, а первые «харрикейны» к тому же были очень слабо вооружены. Даже если лётчику и удавалось поймать врага в прицел, пулемёты винтовочного калибра зачастую оказывались малоэффективны против брони немецких самолётов. Приходилось срочно перевооружать истребители, устанавливая на них тяжёлые пулемёты УБТ и автоматические пушки ШВАК.

Полученных от американцев более современных истребителей «Аэрокобра» друг Черчилль поставил нам в 1941 году всего 11 штук. При этом первая машина прибыла в разобранном виде, без соответствующей документации и вдобавок оказалась с практически полностью отработанным моторесурсом. Правда, наши левши всё же самолёт собрали и даже в воздух запустили. Но воевать на нём, естественно, мог разве что кандидат в камикадзе.

Поставки в первые месяцы войны осуществлялись куда в меньшем количестве, чем было обещано. Например, американцы обещали прислать в 1941-м 600 танков и 750 самолётов, а послали первых всего 182, а вторых — 204. Та же история продолжалась и в 1942 году. Если советская промышленность выпустила тогда 5,91 млн. единиц стрелкового оружия, 287 тысяч орудий и миномётов, 24,5 тысячи танков и самоходных орудий и 21,7 тысяч самолётов, то по ленд-лизу за январь-октябрь было этих видов вооружения получено, соответственно, 61 тысяча, 532, 2703 и 1695 штук. После чего (в разгар боёв за Сталинград и Кавказ!) поставки значительно сократились. После разгрома конвоя PQ-17, о чём мы поговорим ниже, союзники тормозили до 2 сентября, потом со скрипом отправили следующий караван PQ-18, а затем прикрыли лавочку аж до 15 декабря.

За 3,5 месяца, когда на Волге гремела решающая битва Второй Мировой, в Мурманск и Архангельск пришло поодиночке всего 5 судов с ленд-лизовскими грузами. Складывается небезосновательное впечатление, что в Лондоне и Вашингтоне всё это время просто сидели и выжидали: чем там у этих русских кончится дело под Сталинградом?

Естественно, либеральные историки всё это знают. Но либо пропускают мимо ушей, либо с торжественным видом выкладывают свой решающий и последний козырь: поставки, не относящиеся к основным видам вооружений. И тут, казалось бы, крыть нечем, поскольку цифры получаются и вправду солидные. В частности, именно по ленд-лизу мы получили 427 386 тысяч автомобилей, не считая мотоциклов. Немалую роль сыграли и поставки продовольствия. Хотя за первый год войны они были крайне незначительны, в сумме США поставили нам около 20 % потреблённого мяса и немало прочих вкусных вещей. А ведь ещё были станки, рельсы, паровозы с вагонами, радиолокаторы, взрывчатка, авиационный бензин, и другие полезные предметы, без которых много не навоюешь.

Само собой, выкатывая столь впечатляющий список, ленд-лизофилы традиционно жульничают. Например, считая поставленные автомобили, сравнивают их только с 205 тысячами, произведёнными в СССР за годы войны, но «забывая» около 273 тысяч имевшихся в армии к началу боевых действий, более 221 тысячи, мобилизованные из гражданского хозяйства и свыше 60 тысяч трофейных. С учётом, того что 115 тысяч импортных и 55 тысяч отечественных машин, ушло на гражданку, взамен мобилизованных, получаем, что ленд-лизовский автотранспорт, составлял около 31 % армейского автопарка. По грузоподъёмности, несколько больше, поскольку наши ЗИС-5 возили по 3–3,5 тонны, тогда как американские «Студебеккеры» формально рассчитанные на 2,5 тонны, могли брать до 4,5–5 тонн, однако фанатам этого мало. Они выбирают из всего автопарка только 205 тысяч машин выпущенных в СССР за военное время. Складывают их со всеми ленд-лизовскими. Потом считают долю импорта от образовавшейся суммы и, выведя вожделённые 68 % вместо реальных 31 %, утирают сопли умиления.

Та же история выходит и с железнодорожным транспортом. Приятно и полезно получить от заморских партнёров 1981 паровоз и тепловоз, и 11 075 вагонов. Только вот сравнивать поставки надо не с 92 локомотивами и 1087 вагонами, выпущенными советской промышленностью в 1942–1945 гг., а с 26 тысячами паровозов и 715 тысячами вагонов, имевшимися в СССР к началу войны. То же самое и по станкам, и по очень многим другим видам поставок.

«Но ведь всё равно очень много выходит! — возмущаются ленд-лизофилы. — И, главное, бесплатно!» Выходит действительно много, но всё равно существенно меньше, чем нам представляют. Общепринятая же версия о том, что со стороны США ленд-лизовская помощь носила характер чуть ли не благотворительности, при ближайшем рассмотрении не выдерживает никакой критики. Согласно статье пятой «Закона по обеспечению защиты Соединённых Штатов» (он же «Закон о ленд-лизе») оплате не подлежали только поставки «уничтоженные, утраченные и использованные во время войны», да и само словосочетание lend — lease, дословно переводится, как «давать взаймы — сдавать в аренду».

Кроме того, в рамках так называемого «обратного ленд-лиза» Вашингтон получил необходимого сырья общей стоимостью почти в 20 % от переданных материалов и вооружений. В частности, из СССР в Штаты были отправлены 32 тысячи тонн марганцевой и 300 тысяч тонн хромовой руды, значение которых в военной промышленности чрезвычайно велико. Достаточно вспомнить, что когда немцы, отступив с Украины, лишились никопольского марганца, 150-мм лобовая броня их «королевских тигров» стала держать снаряды хуже, чем аналогичный 100-мм броневой лист ранее выпускавшихся обычных «тигров».

Наконец, не стоит забывать, что за некоторые союзные поставки мы расплачивались золотом — и в немалых количествах. На одном утопленном немцами британском крейсере «Эдинбург» золота плыло 5,5 тонн. Немало поживились союзнички также платиной, ценной древесиной, пушниной, а также горячо любимыми ими красной рыбкой и чёрной икоркой. Плюс значительную часть оружия и боевой техники, как и полагалось по договору, Советский Союз по окончании войны вернул обратно, получив взамен счёт на круглую сумму в 1300 миллионов долларов. На фоне списания долгов прочим облагодетельствованным державам это выглядело откровенным ограблением, и Сталин потребовал пересчитать должок нормально. Впоследствии американцы были вынуждены признать, что приврали — однако накрутили на итоговую сумму проценты. Взаимопризнанная сумма, с учётом этих процентов, согласно вашингтонскому соглашению 1972 года, составила 722 миллиона баксов. Из них 48 миллионов были выплачены при Брежневе, а остальные, согласно дополнительному соглашению между Горбачёвым и Бушем-старшим, Москва должна вернуть до 2030 года.

Как видите, после некоторых подсчётов фанаты секты «Свидетели ленд-лиза» оказываются в положении жуликоватого рыбака, которого шаг за шагом вынуждают уменьшать размеры якобы пойманного им двухметрового осетра. Сначала мы урезали его, вспомнив о военном имуществе Красной Армии, имевшемся к началу войны. Потом укоротили ещё немного за счёт «возвратного ленд-лиза», возврата части полученного и оплаты некоторых поставок. Отчекрыжили кусочек хвоста за счёт послевоенных выплат… Тем не менее, даже урезанный ленд-лизовский осётр остаётся весьма мощной рыбиной. Да и пусть даже не всегда бесплатные — поставки в момент, когда враг стоит под Москвой и Сталинградом, всё равно дорогого стоят. Но только если забыть о том, что одновременно американские корпорации чрезвычайно успешно торговали с Германией!

В перестроечные и послеперестроечные годы стало модным обличать тесные военно-экономические связи Германии и Советского Союза, однако обличения эти изначально построены на мошенничестве. Пик московско-берлинского военного сотрудничества пришёлся на 1922–1933 гг., когда Германия была демократичнейшей республикой, которую Гитлер и уничтожил. После этого СССР сотрудничество свернул, возобновив его лишь после того, как, не сумев договориться о союзе с Англией и Францией, заключил с Рейхом пакт о ненападении. Ни собственных, ни международных законов мы не нарушали, а Париж и Лондон, саботировав подписание военного договора с Москвой, потеряли право чего-либо требовать от СССР.

Совсем по-иному вели себя американцы. Приход Гитлера к власти их нисколько не обескуражил. Американские корпорации щедро инвестировали в германскую промышленность, и к началу войны между обеими странами объём этих инвестиций достиг 475 миллионов долларов, не считая миллиардного займа, полученного Рейхом сразу после установления нацистского режима. Кажется, не так много, но тогда доллар был привязан к золотому стандарту, и грамм золота можно было купить за 1,13 бакса, а не за 53 с лишним, как сейчас. Так что на современные деньги, по самым скромным оценкам, объём инвестиций составил 22,4 миллиарда, а с учётом нынешней отмены золотого стандарта и занижения цены на золото, потерявшее статус всеобщего эквивалента — ещё больше. Достаточно вспомнить, что состояние американского нефтяного короля Джона Рокфеллера-старшего, имевшего к моменту своей смерти в 1937 году 460 миллионов долларов, журнал «Форбс» в 2007 году оценил в 318 миллиардов.

Особую роль США сыграли в возрождении германской военной авиации, поставив Рейху тысячи авиамоторов и, главное, лицензии на их производство. Особенно отличилась компания «Пратт энд Уитни». Двигатели BMW «Хорнет», которыми был оснащён самый массовый транспортный самолёт Германии «Юнкерс-52», на самом деле выпускались по её лицензии.

Одно только это должно было заставить либеральных историков навсегда заткнуться с обличениями советско-германской дружбы. Однако их заокеанские кумиры пошли ещё дальше. Ряд крупнейших компаний США, при полном попустительстве Белого Дома, продолжал преспокойно торговать с Гитлером и после того, как Германия объявила войну США, а немецкие и американские солдаты начали стрелять друг в друга!

Рокфеллеровская нефтяная корпорация «Стандарт Ойл» только по линии «И. Г. Фарбениндустри» продала Гитлеру бензина и смазочных материалов на 20 миллионов баксов. В середине 1943 года один лишь венесуэльский филиал «Стандарт Ойл» ежемесячно отправлял в Германию 13 тысяч тонн нефти, которую мощная химическая промышленность Рейха тут же перерабатывала в бензин. К концу года объём продаж значительно вырос — к четырём типа нейтральным компаниям, через которые венесуэльские приказчики Рокфеллера поставляли «чёрное золото» для фюрера, прибавилось ещё пять. До самой высадки американских войск во Франции танкерный флот «нейтральной» Испании работал почти исключительно на нужды вермахта, снабжая его американским «чёрным золотом», формально предназначенным для Мадрида.

Зная это, становится понятным, почему фюрер не настаивал на вступлении Испании в войну. Испанский танкерный флот, который ввиду своего нейтрального статуса мог возить штатовскую нефть и не подвергаться атакам вражеских подлодок, был для него куда ценнее малохольной армии Франко. По неполным данным, даже в первые месяцы 1944 года Германия реэкспортировала из Испании 48 тысяч тонн нефти ежемесячно. Доходило до того, что немецкие подлодки иной раз заправлялись американской горючкой прямо с испанских танкеров — и тут же плыли топить штатовские же транспорты, перевозившие оружие для СССР.

Топливом дело не ограничивалось. Немцам шёл из-за океана вольфрам, синтетический каучук и, конечно, куча необходимых штучек для автомобильной промышленности, которыми фюрера снабжал его большой друг мистер Генри Форд-старший. Про 65 тысяч грузовиков, полученных от фордовских филиалов в Германии, Бельгии и Франции, я уже упоминал, но сверх того, американские машины поставлялись торгующим с Германией латиноамериканским компаниям, а филиал Форда в Швейцарии отремонтировал тысячи немецких грузовиков. Ремонтировал германский автотранспорт и швейцарский филиал другого американского автогиганта «Дженерал моторс», который по совместительству являлся крупнейшим вкладчиком германского автоконцерна «Опель», успешно сотрудничая с ним всю войну и получая изрядные дивиденды.

Общий объём американских поставок Германии в то время, когда эти страны находились в состоянии войны — до сих пор коммерческая тайна. Но и просочившихся наружу кусочков информации вполне хватает, чтобы понять: торговля с Берлином шла чрезвычайно интенсивно, но изъять полученную ими прибыль так и не удалось. Все хвосты были тщательно подчищены, и когда группа лиц, угнанных с оккупированных территорий на кёльнский завод Форда, попыталась судиться с хозяином, лишь на одном из счетов, словно в насмешку, обнаружили завалявшиеся 60 тысяч долларов.

Помогли американские корпорации Рейху и с военными разработками. В разгар войны специалисты контролируемой Морганами компании «Интернешнл Телефон Телеграф» рука об руку работали с немецкими коллегами на территории Швейцарии, имея отличную крышу со стороны германских спецслужб. Одним из акционеров ИТТ был милейший начальник политической разведки Службы безопасности Вальтер Шелленберг, который никак не мог допустить, чтобы война сказалась на его доходах.

Кроме прямых поставок телефонных аппаратов, взрывателей и радиолокационного оборудования, шта-товцы поделились своими разработками в конструировании управляемых авиабомб. В конце войны новое оружие показало себя самым лучшим образом — с его помощью немцы, после перехода Италии на сторону союзников, потопили итальянский линкор «Рома», отправили на дно британский крейсер «Спартан», а также 5 эсминцев, корвет и 7 транспортов. Британский линкор «Уорспайт», американский крейсер «Саванна» и британский крейсер «Уганда» получили тяжёлые повреждения и были надолго выведены из строя. Американцы остались довольны. В условиях тотального господства союзников в воздухе ущерб был невелик и вполне окупался полученной прибылью.

Значительная часть совместного оборота американских и германских коммерсантов проходила через расположенный в Швейцарии Банк международных расчётов. Президентом этой почтеннейшей организации был представлявший финансовую империю Морганов американец Томас Маккитрик, а вице-президентом — вице-президент германского «Рейхсбанка» Эмиль Пуль, и боевые действия между Германией и США никак не мешали их плодотворному сотрудничеству. От американской администрации банк прикрывал заместитель Государственного секретаря Дин Ачесон, пользовавшийся полной поддержкой Белого дома и назначенный после войны главой внешнеполитического ведомства США. Поэтому совсем не удивительно, что БМР успешно пережил разгром Третьего Рейха и благополучно работает до сих пор, а один из инициаторов его создания — президент «Рейхсбанка» и гитлеровский министр экономики Ялмар Шахт стараниями англичан и американцев был вчистую оправдан на Нюрнбергском процессе. Напомнив в ходе процесса о связях «Опеля» с «Дженерал моторе», Шахт с издёвкой предложил посадить на скамью подсудимых капитанов американского бизнеса — но, само собой, предложение не было принято.

Посему все нынешние сюсюканья по поводу американской благотворительности выглядят довольно глупо, особенно на фоне вполне трезвых высказываний самих американцев. Так, министр торговли США Джесси Джонс, который, исходя из занимаемой должности, знал проблему досконально, признал, что «поставками из СССР мы не только возвращали свои деньги, но и извлекали прибыль». «Помощь русским — это удачно потраченные деньги» — вторил ему и президент Рузвельт. А будущий хозяин «Белого Дома» Гарри Трумэн ещё 24 июня 1941 года заявил на страницах «Нью-Йорк Таймс»: «Если мы увидим, что Германия побеждает, мы должны помогать России, а если верх будет одерживать Россия, мы должны помогать Германии, и пусть они, таким образом, убивают друг друга как можно больше».

Глава 12 Конвой, уничтоженный Черчиллем

Конечно, было бы ошибкой считать правящие круги западных союзников чем-то единым. В США преобладала точка зрения, что взаимоистребление пойдёт лучше, если в изобилии поставлять всё необходимое обеим сторонам. Великобритания же сама чрезвычайно зависела от американской помощи, и в кульминационный момент противостояния с Рейхом желала обеспечить себя всем необходимым даже ценой возможного поражения Советского Союза. Чтобы обосновать свою позицию, Лондону приходилось подставлять собственных сограждан, как случилось с командами транспортов знаменитого полярного конвоя PQ-17.

Согласно официальной британской версии, отправленный в Советский Союз 27 июня 1942 года конвой стал жертвой трагической ошибки. Получив информацию об угрозе атаки конвоя германской эскадрой во главе с линкором «Тирпиц», первый лорд Адмиралтейства адмирал Дадли Паунд 4 июля отдал приказ охраняющим конвой крейсерам контр-адмирала Гамильтона отойти, а транспортам рассредоточиться. Беззащитные суда стали жертвами немецких самолётов и подлодок, и до советских берегов из 35 транспортов с трудом дошло 13. На дне осталось 210 самолётов из 297 отправленных, 430 танков из 584, 3550 автомобилей из 4246 и много прочего добра.

Впоследствии отдельные персонажи, типа поклонника Моше Даяна юмориста Веллера, клялись, что союзные крейсеры пошли помогать топить «Тирпиц». По их мнению, охота на любимое корыто фюрера представлялась джентльменам столь важным и престижным делом, что угробить ради него караван транспортов с оружием для какого-то паршивого Сталинграда казалось для них парой пустяков. Воистину, охотничий азарт британских аристократов — страшная штука!

Есть и другая точка зрения, ныне разделяемая большинством западных историков. Согласно ей, англичане, наоборот, страшно боялись германского флагмана. Вот и пришлось Паунду срочно уводить крейсера Гамильтона под защиту линкоров.

Первая версия опровергается одним взглядом на карту похода конвоя (с.268–269). «Тирпиц» вышел из Альтен-фьорда 5 июля и, отойдя от норвежских берегов, взял курс на восток. А крейсера получили приказ рассеяться уже 4-го в 22.15 и рвут когти на запад, проскакивая между Шпицбергеном и островом Медвежий! Хороши морские волки — пытаются ловить врага, двигаясь тремястами милями севернее него, да ещё и в противоположном направлении! Более того, якобы охотясь на «Тирпица», англичане толком не знали, где его искать. «Предполагается, что вражеские тяжёлые корабли севернее Тромсе, — меланхолично радировали на PQ-17 из Адмиралтейства после отдачи приказа рассеяться — но недостоверно, повторяю, недостоверно, что они вышли в море». (Д. Брум. «Конвою рассеяться!»).

Но, может, германская эскадра была действительно столь грозна? Оценим соотношение сил. У немцев, кроме «Тирпица», для атаки PQ-17 предназначены «карманные линкоры» «Адмирал Лютцов» и «Адмирал Шеер», тяжёлый крейсер «Адмирал Хиппер», плюс дюжина эсминцев и миноносцев. Союзные силы куда внушительнее. Против «Тирпица» у них в эскадре дальнего прикрытия адмирал Товея шли линкоры «Вашингтон» и «Дюк оф Йорк». Тут же рассекал волны авианосец «Викторьез» с 33 самолётами, уже успевшими потрепать однотипный с немецким супердредноутом «Бисмарк». Линкоры и авианосец сопровождают близкий по характеристикам к «Хипперу» тяжёлый крейсер «Камберленд», лёгкий крейсер «Нигерия» и 14 эскадренных миноносцев. Плюс в распоряжении контр-адмирала Гамильтона британские тяжёлые крейсера «Лондон» и «Норфолк», более мощные американские «Уичита» и «Тускалуза» и 3 эсминца, а ещё 6 эскадренных миноносцев стерегут непосредственно транспорты.

Немецкие корабли ничем не сильнее союзных. Один только «Вашингтон», не уступая «Тирпицу» в скорости и броневой защите, значительно превосходил его по вооружению. Залпы девяти 406-мм орудий американского монстра куда разрушительнее огня восьми 380-мм пушек немецкого оппонента. Точно так же «Дюк оф Йорк» с десятью 356-мм орудиями и броневой защитой, рассчитанной на бой с равным по классу противником (борт — 381 мм, палуба — 149 мм), с гарантией отправляет на дно и «Шеер», и «Лютцов» с их 283-мм пушками и хилым броневым поясом максимум в 80 мм. (Как вскоре и раздолбал куда лучше защищённый линейный крейсер «Шарнхорст»). Да ещё сумеет без отрыва от производства по «Тирпицу» шандарахнуть! Тем не менее, моряки двух прославленных флотов драпают, сломя голову. И это при том, что вражеские корабли болтаются в сотнях миль от них, а в Адмиралтействе даже не уверены в их выходе с базы!

Всё это особенно, странно, если вспомнить, что ни до, ни после ничего подобного этой панике британские и американские моряки не демонстрируют. Когда 8 июня 1940 года немецкие линейные крейсера «Шарнхорст» и «Гнейзенау» у тех же норвежских берегов расстреляли британский авианосец «Глориес», прикрывавшие его эсминцы «Ардент» и «Акаста» идут на них в самоубийственную атаку. Оба гибнут, но торпеду в борт «Шарнхорст» всё-таки получает и почти на полгода выходит из строя.

Атлантика, 5 ноября 1940 года. Охраняющий конвой НХ-84 британский вооружённый пассажирский лайнер «Джервис Бей» вступает в бой с «Адмиралом Шеером». Естественно, его топят, однако 32 из 37 транспортов успевают уйти.

Остров Гвадалканал, 13 ноября 1942 года. Американская эскадра контр-адмирала Каллагэна (2 тяжёлых и 3 лёгких крейсера, 8 эсминцев) сталкивается с многократно сильнейшим японским флотом (2 линейных, 4 тяжёлых и 3 лёгких крейсера, 19 эсминцев). Шансов нет ни малейших, однако американцы проходят между японских колонн на дистанции едва ли не пистолетного выстрела, теряют половину эскадры, но настолько повреждают «Хиэй», что на следующее утро линкор еле двигается, и его добивает авиация.

Северный Ледовитый океан, 31 декабря 1942 года. В составе атаковавшей конвой JW-51B германской эскадры «карманный линкор» «Лютцов» (6 х 283-мм, 8 х 150-мм и 6 х 105-мм орудий), тяжёлый крейсер «Адмирал Хиппер» (8 х 203-мм и 12 х 105-мм) и 6 эсминцев. Против них британские лёгкие крейсера «Шеффилд» и «Ямайка» (12 х 152-мм и 8 х 102-мм на каждом) с 4 эсминцами. Тем не менее, немцы отбиты, и караван успешно проходит.

Подобных примеров можно привести ещё много, но, думаю, и так ясно: трусы среди офицеров союзных флотов встречались куда реже, чем отморозки.

Немцы силу вражеского флота осознавали прекрасно, но спокойно шли на перехват конвоя, прекратив операцию лишь после обнаружения своего движения сперва советской подлодкой К-21, а затем британской «Аншейкн». Они знали, что транспорты реально от них стережёт только Хамильтон, а эскадра дальнего прикрытия болтается где-то за Шпицбергеном, якобы опасаясь вражеских самолётов и подлодок. Может, и правда, опасалась? Но всего месяцем позже весь страх перед соколами Геринга и подводными волками Деница куда-то испаряется. Ведя на Мальту конвой «Пьедестал» для снабжения себя ненаглядных, английские адмиралы бестрепетно ставят едва ли не в общий строй с транспортами 2 линейных корабля и 4 авианосца — и прекрасно себе идут, невзирая на все вражеские бомбо-торпедные подарочки.

Вряд ли эскадре Товея немецкие лётчики и подводники представлялись страшнее, чем для кораблей, охранявших мальтийский конвой. Скорее, наоборот — из-за отдалённости маршрута PQ-17 от норвежских баз германским бомбардировщикам и торпедоносцам было куда труднее. Приходилось действовать на пределе дальности и без истребительного прикрытия. Да и было немецких самолётов явно недостаточно, чтобы одновременно эффективно атаковать транспорты и военные корабли с сотнями зенитных установок и отличными радарами.

Не слишком легко будет действовать в присутствии 23 эсминцев и германским подводным лодкам. Тем более, у союзников тоже вместе с караваном идут две субмарины, а возле норвежских берегов патрулирует ещё десяток. Получив от них пару торпед, любой из вражеских кораблей имеет все шансы не вернуться на базу. При любом раскладе морское сражение заканчивалось для кригсмарине столь печально, что немцы на него никогда бы не рискнули. Естественно, англичане это прекрасно знали, а «Тирпиц» оказался для них очень удобным пугалом, не раз позволявшим оправдывать заморочки с конвоями.

Некоторые исследователи признают прокол, но пытаются перевести стрелки на скончавшегося вскоре после разгрома каравана первого лорда Адмиралтейства. Ладно, примем за аксиому, что среди орлов Адмиралтейства случайно затесался трусливый стервятник Дадли Паунд, который всё и опошлил. Но трусостью одного адмирала случившуюся катастрофу объяснить невозможно. Ведь, по большому счёту, сам приказ Паунда особо разрушительных последствий не имел.

Роль крейсеров в охране каравана от подлодок и авиации не столь велика — защищать транспорты было кому и без них. В одном строю с грузовыми судами всё ещё движется 19 боевых кораблей разных типов с множеством зениток и большим запасом глубинных бомб. Даже рассредоточившись мелкими группами по 4–5 транспортов и 2–3 конвойных корабля, PQ-17 всё равно проходил, хоть и с потерями. Не превратись вслед за лордом Дадли в трусливых идиотов и его подчинённые.

Увидев отход крейсеров, командующий отрядом из 6 миноносцев непосредственного сопровождения транспортов, капитан 2-го ранга Брум неожиданно предлагает Гамильтону присоединиться к нему. Тот немедленно соглашается, и оборона конвоя слабеет ещё на полсотни универсальных орудий и зенитных автоматов. Впоследствии оба командира утверждали, что Адмиралтейство ввело их в заблуждение, пообещав бой с «Тирпицем». Но это откровенная брехня — ни в одной радиограмме из «Лондона» ни малейшего указания на грядущую баталию нет. Более того, Бруму вообще никто не приказывал уходить. Правда, приказ «конвою рассеяться» не предусматривал прикрытия транспортов, но он его и не запрещал, а командир эскадры эсминцев вообще не получил приказ на дальнейшие действия. А коли не получил, так должен выполнять предыдущий — защищать транспорты, независимо от того, в каком порядке они идут. Однако вместо этого контр-адмирал резво унёсся вслед за крейсерами, напоследок велев оставшимся эскортным кораблям самостоятельно следовать в Архангельск.

Впоследствии приказ оправдывали угрозой каравану со стороны надводных кораблей противника, но на момент отдачи приказа Брум не мог знать, что они вообще вышли. Именно приказ Брума эскорту наносит каравану последний удар. Вспомогательные крейсеры «Паломарес» и «Позарика», а также прочие конвойные суда, за исключением тральщиков «Айршир» и «Саламандер», повинуются и бросают своих подопечных. Когда капитан «Позарики» Лоуфорд предлагает не совершать такой пакости, старший по званию, командир «Паломареса» капитан 1-го ранга Джонси, прямо запрещает ему защищать транспорты… Поскольку очень сложно предположить такое количество лихих английских моряков, одновременно подкошенных медвежьей болезнью, приходится подозревать, что почтенные сэры не паниковали, а действовали строго по плану. И план этот предполагал сознательную подставку немцам конвоя, дабы те с гарантией пустили его на дно.

Для чего? А вспомните обстановку на фронтах на 4 июля 1942 года. Именно в этот день пал Севастополь. Рушатся Брянский, Юго-Западный и Южный фронты, и Советский Союз вновь оказывается на грани разгрома. Одновременно на Средиземноморском театре войска гитлеровского Евросоюза приближаются к Суэцкому каналу и усиливают блокаду Мальты. Своя рубашка ближе к телу, пряников, то бишь танков с самолётами, на всех не хватает, а значит, поневоле встаёт вопрос о радикальном сокращении поставок по ленд-лизу.

Ну, а поскольку просто так взять да и послать «Дядюшку Джо» рискованно и не соответствует имиджу благородных джентльменов, требуется весомый повод. Разгром крупнейшего на сей момент каравана для СССР — как раз то, что надо! И, похоже, своей цели лондонские хитрецы достигли. Как отмечают в своём исследовании «Военно-воздушные силы Великобритании во Второй Мировой войне» Д. Ричардс и X. Сондерс, «намечавшаяся отправка конвоев в Россию была временно отложена». Само собой, Гамильтон, Брум и Джонси благоразумно промолчали о негласных распоряжениях начальства. А своевременно скончавшийся через несколько месяцев после гибели PQ-17 лорд Паунд выступил в роли чрезвычайно удобного козла отпущения.

Старик Черчилль не скрывал своего торжества. За три дня до выхода предыдущего каравана PQ-16 сэр Уинстон, уступив давлению Сталина и Рузвельта, 18 мая 1942 года писал генералу Исмею, что если он не выйдет, Британия потеряет влияние на союзников, но операция будет оправдана, если хотя бы половина отправленных судов доберётся до места. Тогда из 35 судов дошло 28, и поневоле пришлось отправлять следующий конвой, который, наконец-то, потерял больше половины.

«В случае с последним конвоем под номером P.Q.17 немцы, наконец, использовали свои силы таким способом, которого мы всегда опасались, — писал Черчилль Сталину 18 июля 1942 года. — Они сконцентрировали свои подводные лодки к западу от острова Медвежий, а свои надводные корабли держали в резерве для нападения к востоку от острова Медвежий. Окончательная судьба конвоя P. Q. 17 ещё не ясна. В настоящий момент в Архангельск прибыли только четыре парохода, а шесть других находятся в гаванях Новой Земли. Последние, однако, могут по отдельности подвергнуться нападению с воздуха. Поэтому в лучшем случае уцелеет только одна треть.

Я должен объяснить опасности и трудности этих операций с конвоями, когда эскадра противника базируется на Крайнем Севере. Мы не считаем правильным рисковать нашим флотом метрополии к востоку от острова Медвежий или там, где он может подвергнуться нападению немецких самолётов, базирующихся на побережье. Если один или два из наших весьма немногочисленных мощных судов погибли бы или хотя бы были серьёзно повреждены, в то время как «Тирпиц» и сопровождающие его корабли, к которым скоро должен присоединиться «Шарнгорст», остались бы в действии, то всё господство в Атлантике было бы потеряно. Помимо того, что это отразилось бы на поставках нам продовольствия, за счёт которых мы существуем, это подорвало бы наши военные усилия и прежде всего помешало бы отправке через океан больших конвоев судов с американскими войсками, ежемесячно доставляемые контингенты которых скоро достигнут приблизительно 80 ООО человек, и сделало бы невозможным создание действительно сильного второго фронта в 1943 году. (Поскольку американские контингенты в этот период отправлялись только в Англию, речь идёт именно о реально открытом 6 июня 1944 года втором фронте во Франции, а не о высадке 9 июля 1943 года в Сицилии, куда американские войска были направлены из Северной Африки — Ю.Н.)

Мои военно-морские советники сообщают мне, что если бы они располагали германскими надводными, подводными и воздушными силами при данных обстоятельствах, то они гарантировали бы полное уничтожение любого конвоя, направляющегося в Северную Россию. До сих пор у них нет никакой надежды на то, что конвоям, которые попытались бы пройти при постоянном дневном свете, повезло бы больше, чем P.Q. 17. Поэтому с очень большим сожалением мы пришли к заключению, что попытка направить следующий конвой P.Q. 18 не принесла бы Вам пользы и нанесла бы только невозместимый ущерб общему делу». («Переписка Сталина с Черчиллем и Этли, Рузвельтом и Труменом во время Великой отечественной войны»)

Перед нами подлинный шедевр демагогии. Британский премьер не притворяется, лишь когда пишет, что не собирается снижать калорийность питания соотечественников ради какого-то Сталинграда. Зато остальное…

Сэр Уинстон размахивает перед носом Сталина морковкой открытия Второго фронта во Франции, который на самом деле никто не собирался открывать в 1943 году, и сам британский премьер — особенно! Черчилль беспокоится, что суда конвоя по отдельности подвергнутся бомбёжкам после того, как его же адмиралы оставили конвой без защиты и рассредоточили его! Он лжёт, что с гибелью или повреждением хотя бы одного британского линкора господство в Атлантике перейдёт к немцам, хотя кроме английских супердредноутов и крейсеров там действуют американские, от услуг которых британцы отказались сразу же после разгрома PQ-17, ибо на самом деле ни «Тирпица», ни «Шарнхорста» не боялись. По свидетельству ведущего американского военно-морского историка Стефена Роскилла, когда к сентябрю 1942 года в состав эскадры Товея, кроме «Дюк оф Йорка», вошли однотипные линкоры «Хоу» и «Энсон» — «Вашингтон», «Уичита» и «Тускалуза» получили возможность уйти на другие театры военных действий. Вскоре оба крейсера прикрывали высадку союзников в Северной Африке, а линкор отправился на Тихий океан, где доказал мощь своих орудий, легко утопив японский линейный крейсер «Кирисима».

Как уже говорилось, Сталин всё же сумел добиться отправки PQ-18, но регулярно конвои пошли только с 15 декабря 1942 года, после окружения немцев под Сталинградом, когда стало ясно, что Советский Союз войну не проиграет. Черчилль же был заинтересован в максимальном взаимном ослаблении СССР и Германии. А коли одна сторона уже не может мочить другую, так чего на неё ресурсы тратить?

Сэр Уинстон всего лишь честно отражал взгляды большинства своих избирателей, чью позицию лучше всего высказал безымянный моряк с бросившего транспорты тральщика «Хэлсион». Увидев, как подбитый советский танкер «Азербайджан» охвачен пламенем, а его экипаж, наполовину состоявший из женщин, пытается потушить пожар, морячок радостно заорал: «Парни, выбирайтесь скорее наверх! Потрясное зрелище! Сейчас танкер накроется!» (П. Лунд. «Конвой в ад»).

Не скажу ни одного плохого слова в адрес этого славного морячка, равно как Черчилля, Рузвельта и откровеннее всех сформулировавшего американскую политику Трумэна. С точки зрения стратегических интересов своих стран они действовали совершенно правильно, и возмущаться этим глупо. Надо просто принять такое поведение как данность и самим пойти тем же путём. Чтобы спокойно любоваться потрясным зрелищем, наподобие падения башен Всемирного Торгового центра 11 сентября 2001 года. Полюбовавшись, прикинуть доход от последующего роста цен на энергоносители в результате нынешних и грядущих войн НАТО с арабскими странами. Пересчитать выручку от торговли с обеими враждующими сторонами и вспомнить чрезвычайно уместные в данной ситуации слова старины Трумэна: «Пусть они убивают друг друга как можно больше».

Глава 13 Арифметика предательства

Обсуждая советский коллаборационизм в годы Великой Отечественной войны, историки как «демократической», так и «патриотической» ориентации обычно выдвигают два тезиса. Во-первых они утверждают, что Европа того времени ничего подобного не знала, а во-вторых, объявляют массовую службу граждан СССР гитлеровским оккупантам исключительным явлением российской истории. Мол, пока страной правили не безбожные большевики, а православные цари-батюшки, случались разве что отдельные ренегаты типа князя Курбского, а так весь народ радостно умирал за Веру и Отечество.

Анализируя второе утверждение, сразу хочется вспомнить московских бояр, присягавших в Смутное время польскому королевичу Владиславу, но к ним придётся проявить снисходительность. Приглашение иноземцев на престол для Европы тех лет — явление вполне нормальное, а в условиях Смуты XVII века Владислава с некоторой натяжкой можно считать столь же «законным», а вернее, беззаконным царём, что и Василия Шуйского с Лжедмитриями. Поэтому перейдём в следующее столетие и рассмотрим несколько эпизодов отношений России с откровенно враждебными государствами в то время, когда её возглавлял легитимный монарх, чьи права на престол никем не оспаривались.

Итак, 1708 год — разгар Северной войны. Армия шведского короля Карла XII переходит Днепр у Головчина и вторгается на российскую территорию. А в это время в тылу у Петра I поднимаются сразу три лихих атамана. Бежавший с Дона Кондратий Булавин двинулся на столицу Войска Донского Черкасск. В самой Сечи запорожский вожак Константин Гордиенко открыто переходит на сторону шведов вместе с гетманом Левобережной Украины Иваном Мазепой.

В советской историографии Мазепу принято было считать предателем, Булавина — борцом за права трудового народа, а Гордиенко почти не упоминать, но на самом деле все они были равно готовы сотрудничать со злейшими врагами России. Потерпев поражение от лояльного Петру атамана Лукьяна Максимова, Булавин бежит в Запорожскую Сечь и предлагает местным казачкам присоединиться к нему, а заодно обратиться за помощью к крымскому хану. Кошевой атаман Тимофей Финенко отказывает Булавину, но запорожцы его скидывают, меняют на Гордиенко и дают донскому гостю тысячу отборных хлопцев. С их помощью Булавин громит и казнит Максимова, берёт Черкасск, а потом присоединившиеся к нему батьки Драный, Голый и Беспалый захватывают Царицын, осаждают Саратов и Азов, доходя порой до Тамбова и Пензы. Письмо булавинцев турецкому султану, в отличие от легендарного текста запорожцев, содержало не предложение раздавить ежа голым задом. Наоборот, казачки били челом, просили поддержать против клятых москалей и обещали помочь с возвратом Азова.

Столь же верноподданические цидульки строчил Мазепа марионетке Карла XII — польскому королю Станиславу Лещинскому. Позабыв об украинской самостийности, борцом за которую его почему-то считают поклонники, гетман называл себя смиренным рабом Лещинского, испрашивал у него должность польского наместника в Литве и Белоруссии. Таким образом, в лице пана Мазепы мы имеем редкое явление холуя в квадрате.

В руках мазепинцев оказывается гетманская столица Батурин, важная крепость Переволочна и другие стратегические пункты. Благодаря оперативности ближайшего царского сподвижника Александра Меншикова, Батурин с его запасами продовольствия и боеприпасов не достался шведам. Затем пали Запорожская Сечь и Переволочна.

Украинские самостийники и европейские правозащитники уже четвёртое столетие льют слёзы и сопли, обвиняя Меншикова в поголовном истреблении тысяч мирных батуринцев, включая грудных младенцев, но после восьмилетних раскопок обнаружили в городе лишь 65 могил стариков, женщин и детей, погибших во время штурма.

Не слишком надёжно выглядели и лояльные полки сменившего Мазепу гетмана Ивана Скоропадского. В них царили такие настроения, что в ходе Полтавской битвы к воинству Скоропадского пришлось приставить шесть драгунских полков, дабы казачки не перебежали к шведам. Но и при таких мерах предосторожности группа чубатых хлопцев сумела добраться до командующего Сконским драгунским полком принца Максимилиана Вюртембергского. Его высочеству было предложено присоединить к сконским драгунам 2 тысячи казачков, но принц по причине врождённой тупости отказался.

Сколько станичников воевало в отрядах Булавина, Гордиенко и Мазепы, точно неизвестно. Но в 1711 году, вторгшись вместе с крымскими татарами на Украину, запорожцы и булавинцы имели 10 тысяч сабель. Поскольку перед этим царские войска разгромили всех атаманов Булавина, изрядно потрепали Мазепу под Полтавой и уничтожили гарнизоны Батурина, Переволочны и Запорожской Сечи, изначально речь шла о силах, сопоставимых с главной армией самого Петра, который имел под Полтавой около 50 тысяч солдат.

Мазепинцы и запорожцы приняли участие в русско-турецкой войне 1711–1713 гг., разоряя вместе с крымскими татарами тылы петровской армии. В ходе боевых действий к ним присоединились казачьи гарнизоны украинских крепостей Богуслав, Брацлав, Немиров и Новогеоргиевск. Особо отличился, предавая огню и мечу земли бывших соотечественников, участник булавинского похода атаман Игнат Некрасов. Именно в его честь ушедшие на татарскую территорию казаки и были названы некрасовцами. Потомки булавинцев воевали на стороне Османской империи и Крымского ханства едва ли не во всех русско-турецких войнах XVIII–XIX веков, порой разоряя деревни не хуже самых свирепых крымцев. Не брезговали они и угоном «православных братьев» в рабство с последующей реализацией товара на невольничьих рынках.

Может быть, столь непотребное поведение характерно только для худшей части казачества? Тогда перенесёмся на берега Немана и поглядим, как вело себя местное население после переправы через эту тихую речку наполеоновской армии.

Западные губернии Российской Империи, с большой прослойкой католиков и униатов, встретили интервентов с распростёртыми объятиями. Мы уже знаем, что 1 июля 1812 года на территории Виленской, Гродненской и Минской губерний, а также Белостокского округа было провозглашено создание независимого Великого княжества Литовского. В считанные месяцы свежеиспечённая держава обзавелась армией во главе с князем Ромуальдом Гедройцем, в которой служило немало российских дезертиров. Армия состояла из 5 пехотных и 6 кавалерийских полков, 3 егерских батальонов и конно-артиллерийской роты. С учётом жандармерии, национальной гвардии, особого эскадрона из литовских татар-караимов, призывников, направленных в наполеоновские полки, под ружьё встало более 25 тысяч человек. Отдельные литовские части воевали под знамёнами императора до самого отречения Наполеона, оставив осаждённый Гамбург уже по приказу сменившего его Людовика XVIII.

В полном согласии с верховодящей в княжестве польско-белорусской католической шляхтой действовало и тамошнее православное духовенство. Повинуясь предписанию главы Могилёвской епархии Варлаама Шишацкого, местные батюшки принесли присягу на верность Наполеону, а потом исправно молились за его здравие. Вероятно, как и впоследствии молившиеся за Гитлера всечестные отцы зарубежной православной церкви, владыка Варлаам с компанией тоже пострадали от кремлёвского тоталитаризма и видели во французском императоре своего избавителя.

Нашлись сочувствующие Наполеону и в самой Москве с окрестностями. Группа мужичков во главе с Филиппом Никитиным отправила императору восторженное письмо, приветствуя его как освободителя от помещиков. Другие мужички резво присоединялись к французским мародёрам и тащили вместе с ними всё, что плохо лежит. Самые рыночно ориентированные ухитрились, добравшись до Москвы, вселиться в брошенные господские дома и, сочтя, что теперь запрет крепостным крестьянам приобретать городские дома не действует, выправить у новых властей справку на право собственности.

Ещё радостнее встретили захватчиков столичные и подмосковные купцы-старообрядцы. До нашего времени дошли имена Иллариона Смирнова, Фёдора Гучкова (прадеда известного октябриста и масона) и Петра Наседкина. Последний даже возглавил созданный оккупационной администрацией муниципальный совет, ставший на короткое время подлинным оплотом российской «демократии» в её нынешнем значении.

Под председательством Наседкина в особняке графа Румянцева на Маросейке собралось немало столь же видных купцов, а также чиновники, преподаватели московских учебных заведений и даже пара лакеев. Однако, в отличие от демократов времён перестройки, наладить сотрудничество с наводнившими Москву грабителями и мародёрами наседкинская компания не успела. Слишком уж недолго продержались в Москве её хозяева.

В Смоленске аналогичным муниципалитетом заведовал титулярный советник Владимир Ярославцев, получивший за труды на благо единой Европы 200 франков от самого Наполеона. Московские и смоленские муниципалы старательно помогали оккупантам производить реквизиции, за что часть из них после освобождения загремела в Сибирь. Мэр Ярославцев покончил самоубийством в тюрьме, а купцу Гучкову удалось отмазаться, и его посадили лишь сорок лет спустя за крупное хищение. Подозреваю, что в период демократизации Александра II нашлись свои Волкогоновы и Радзинские, воспевшие достойных депутатов как жертвы царского тоталитаризма.

С предателями попроще обращались строже. «К славе нашего народа, во всей той стороне известными изменниками были одни дворовые люди отставного майора Семёна Вишнёва и крестьяне Ефим Никифоров и Сергей Мартынов, — писал о боевых действиях в районе села Знаменское прославленный партизанский командир Денис Давыдов. — Первые, соединясь с французскими мародёрами, убили господина своего; Ефим Никифоров с ними же убил отставного поручика Данилу Иванова, а Сергей Мартынов наводил их на известных ему богатых поселян, убил управителя села Городища, разграбил церковь, вырыл из гробов прах помещицы села сего и стрелял по казакам. При появлении партии моей в ту сторону все первые разбежались и скрылись, но последнего мы захватили 14-го числа. Эта добыча была для меня важнее двухсот французов! Я немедленно рапортовал о том начальнику ополчения и приготовил примерное наказание… Взвод подвинулся и выстрелил разом». («Гусарская исповедь. Дневник партизанских действий 1812 года»).

У села Спасское история повторилась: «Один из пленных показался Бекетову, что имеет черты лица русского, а не француза. Мы остановили его и спросили, какой он нации? Он пал на колени и признался, что он бывший Фанагорийского гренадерского полка гренадер и что уже три года служит во французской службе унтер-офицером. «Как! — мы все с ужасом возразили ему. — Ты русский и проливаешь кровь своих братьев!» — «Виноват! — было ответом его. — Умилосердитесь, помилуйте!» Я послал несколько гусаров собрать всех жителей, старых и молодых, баб и детей, из окружных деревень и свести к Спасскому. Когда все собрались, я рассказал как всей партии моей, так и крестьянам о поступке сего изменника, потом спросил их: находят ли они виновным его? Все единогласно сказали, что он виноват. Тогда я спросил их: какое наказание они определяют ему? Несколько человек сказали — засечь до смерти, человек десять — повесить, некоторые — расстрелять, словом, все определили смертную казнь. Я велел подвинуться с ружьями и завязать глаза преступнику. Он успел сказать: «Господи! Прости моё согрешение!» Гусары выстрелили, и злодей пал мёртвым». (Там же).

В то же время в Иране из русских дезертиров был создан и, активно участвовал в боевых действиях, так называемый Багадеранский (Богатырский) батальон, вскоре разросшийся до полка из двух батальонов. Багадеранцы приняли участие в нескольких боях с бывшими сослуживцами и понесли большие потери в сражении при Асландузе 19–20 октября 1812 года, а 28 солдат, попавших в плен, повесили. После войны часть уцелевших дезертиров была выдана, но некоторые остались, их ряды пополнялись за счёт новых дезертиров и к 1826 году, когда началась новая война с Россией, иранская армия опять имела двухбатальонный полк численностью до полутора тысяч человек, снова принявших участие в боевых действиях.

Со времён создания «Великолитовской» армии и «Богатырского» полка прошло сто лет, началась Первая мировая война, и на территории оккупированных Германией западных губерний Российской Империи начало формироваться так называемое «Королевство Польское», во главе которого планировалось поставить кого-то из родственников германского кайзера Вильгельма или австрийского императора Франц-Иосифа. После этого местные поляки и ополяченные белорусы начали массово записываться в три польские национальные бригады австро-венгерской армии, польскую бригаду германской армии, которую курировал военный губернатор Варшавы Феликс фон Барт и также примерно равный бригаде контингент грядущей королевской армии.

Организовала этот процесс созданная осенью 1914 года «Польская военная организация» будущего лидера Польши Юзефа Пилсудского. Едва возникнув, «организация» тут же установила связь с немецким командованием и предоставила свои проверенные кадры в распоряжение кайзера. Десятью годами раньше, во время русско-японской войны, пан Юзеф уже ездил в Токио с аналогичной целью, но полного успеха не достиг. Щедрые самураи заплатили ему малую толику денег за предоставленную информацию, однако грандиозными планами создания легиона из военнопленных польской национальности не заинтересовались. Зато немцы после начала Первой Мировой войны выгодность предложения оценили сразу.

Польские бригады успешно воевали в составе австро-венгерских корпусов, но тут политическая ситуация стала круто меняться. На стороне Британской империи и Франции выступили США, а в Швейцарии начал формироваться Польский национальный комитет, который союзники обязались признать в качестве полномочного представителя польского народа. В России из поляков начали формировать корпус генерала Юзефа Довбор-Мусницкого, а во Франции — корпус сбежавшего от Пилсудского генерала Юзефа Галлера, и сталкиваться с ними после поражения Германии кайзеровским пособникам совсем не улыбалось. Поэтому Пилсудский с соратниками отказались приносить присягу Вильгельму и сменившему умершего Франца-Иосифа австро-венгерскому императору Карлу, отважно сели в Магдебургскую крепость, а после капитуляции Германии триумфально оттуда вышли с ореолом борцов против тевтонского империализма.

Другие национальные подразделения действовали столь же активно. Хотя австро-венгерские власти прямо запрещали вступать в галицийский добровольческий Легион Сичевых Стрельцов гражданам Российской Империи, тех это не останавливало. Многие пленные украинской национальности всеми правдами и неправдами пролезали как в легион, так и в другие полки дивизий Франца-Иосифа. Не отставали от украинцев и финны. В германской армии из уроженцев Финляндии был образован 27-й егерский батальон, и нет никаких сомнений, что при появлении кайзеровских частей на территории страны его бы пришлось разворачивать в полк, а то и в дивизию.

Как и поляки, финны пытались сотрудничать с японцами в лице военного атташе в Петербурге подполковника Мотодзиро Акаси. С его помощью лидер радикально-националистической Финляндской партии активного сопротивления Конни Циллиакус во время русско-японской войны приобрёл для своих боевиков и российских эсеров 2 тысячи винтовок с патронами, но операция провалилась. Зафрахтованный террористами пароход «Джон Графтон» сел на мель, и основная часть груза попала в руки властей.

От финнов не отставали и прибалты. Правда, в отличие от коллаборационизма Второй мировой войны, ведущую роль здесь играли местные немцы. В мае 1917 года было основано «Германо-Балтийское общество», выступавшее за присоединение к Рейху Латвии и Эстонии. Уже 18 сентября «Общество» организовало созыв «парламента», обратившегося к Вильгельму II с просьбой о защите. Чуть позже, 22 сентября, курс в том же направлении взял и Литовский национальный совет. Созданный организацией с характерным названием «Лига нерусских народов» и тесно связанный с литовской националистической эмиграцией, совет решительно взял курс на отделение от России, которое и последовало 11 декабря 1917 года. Сейчас задним числом это объясняют страхом перед большевиками, но «Лига нерусских народов» возникла ещё в апреле 1916 года, когда ленинскую гвардию было и под лупой не разглядеть.

Процесс шёл независимо от них, и 8 марта 1918 года на территории Латвии и Эстонии было создано так называемое Балтийское герцогство во главе с принцем Адольфом Мекленбург-Шверинским. Чуть позже — 11 июля 1918 года Литва стала королевством во главе с принцем Вильгельмом фон Урахом. Провозгласив свои свежеиспечённые государства монархиями во главе с немецкими принцами Германской империи, героические борцы за независимость Прибалтики окончательно созрели для вхождения в Европу. Сейчас ситуация переменилась, и горячие прибалтийские парни предпочитают звать на царство граждан других стран, правда уже не немцев. Президентом Литвы стал воевавший на стороне Гитлера и сбежавший в США Валдис Адамкус, президентом Латвии — вывезенная в малолетстве в Канаду Вайра Вике-Фрейберге, а принцип остаётся прежний: лечь под западного спонсора и сладостно ему отдаться.

Формировать соединения из украинских военнопленных Германия и Австро-Венгрия сподобились лишь в начале 1918 года, поскольку ранее не видели в этом нужды. (Австро-венгерское командование даже препятствовало пополнению за счёт военнопленных добровольческого легиона Украинских Сичевых Стрельцов, набранного из жителей Галиции). За считанные недели австрийцы создали одну, а германцы две дивизии (фактически бригады). Названные по цвету формы соответственно серо- и синежупанниками, они насчитывали около 20 тысяч человек.

Не остались в стороне и россияне мусульманского вероисповедания — из 12 тысяч пленных мусульман, помещённых немцами в специальный «Лагерь полумесяца», 1100 вступили в турецкую армию. Не приходится сомневаться: призывай царское правительство мусульман не в столь малом количестве, и распространи оно призыв на Казахстан и Среднюю Азию, к туркам перешло бы куда больше. Но, в отличие от советской власти, Николай II едва смог использовать среднеазиатов на рытье окопов. Царский указ о создании мусульманских стройбатов от 25 июня 1916 года привёл к восстанию, в котором участвовало свыше 50 тысяч человек во главе с будущим большевиком Амангельды Имановым. К январю 1917 года основные силы Иманова были разгромлены, но до конца подавить восстание российским войскам так и не удалось. А мы с чистой совестью можем учитывать повстанцев как фактически воюющих на стороне кайзера, подобно тому, как чеченские боевики четверть века спустя действовали на стороне Гитлера.

Крайне неустойчивая позиция сложилась на Кавказе. Влиятельная среди мусульманского населения партия «Мусават», дабы избежать репрессий, формально отказалась от проекта присоединения будущего Азербайджана к Османской империи. Однако не было сомнений, что это чисто тактический ход. Ничем не лучше оказались и сугубо православные грузины. В 1914 году в Берлине обосновался переехавший туда из Швейцарии «Комитет независимости Грузии». Для действий против России при участии «Комитета независимости» на территории Турции был сформирован Грузинский легион численностью более 1,5 тысяч человек, а с приближением турецких войск к Грузии на её территории планировалось организовать повстанческое движение. С этой целью посланец «Комитета» Георгий Мачабели встретился в 1915 году с лидером грузинских социал-демократов Ноем Жордания. Тот был не против восстания, но боялся, что немцы не успеют прийти на помощь, и либо Россия подавит мятеж, либо Грузию захватят турки. В итоге выступление отложили до лучших времён. Но когда ненавистная империя, наконец, развалилась, Жордания так ревностно вылизывал сапоги германским хозяевам, что те расчувствовались и представили его к ордену.

Разумеется, количество советских граждан, воевавших на стороне неприятеля во Вторую мировую войну, оказалось куда значительней, чем в эпоху Петра I, Александра I или Николая II. Так ведь и война была совсем других масштабов, и территорию противник захватил куда большую. Поэтому сравнивать масштабы советского коллаборационизма имеет смысл с аналогичным явлением в зарубежных странах, и обязательно с учётом размаха боевых действий.

По данным наиболее тщательного исследователя антисоветских коллаборационистских формирований Сергея Дробязко, в вермахте, СС и полицейских частях насчитывалось около 1,2 миллиона человек. С учётом лиц, служивших в армии и полиции Румынии и Финляндии, боевиков чечено-ингушской «Особой партии кавказских братьев» и прочих борцов за свободу подобного типа получается порядка 1,3 миллионов, причём примерно треть из них на момент начала Второй мировой войны гражданами СССР не являлась. Из надевших немецкую форму около 300 тысяч составляли украинцы, 70 тысяч — белорусы, почти 300 тысяч — прибалты, примерно 250 тысяч — кавказцы, среднеазиаты, крымские татары, калмыки и народы Поволжья. Русских, включая казаков и белоэмигрантов, в прогитлеровских формированиях служило менее 400 тысяч человек. (Украинские националисты Степана Бандеры тут не учитываются, поскольку, действуя в основном против Красной армии, советских партизан и польской Армии Крайовой, иногда воевали и с немцами).

Сравнивая эти данные с количеством европейцев в форме вермахта и СС, следует учесть, что те служили в первую очередь в боевых подразделениях и органах охраны порядка. Тогда как лица славянских национальностей составляли основную часть 670 тысяч так называемых «добровольных помощников», служивших на тыловых должностях (водители, ездовые, конюхи, повара, разнорабочие, подносчики боеприпасов и др.). Часто эти люди даже не имели оружия, и впоследствии, лишь некоторые из них получили его и были переведены в строевые части. Если мы их учитываем, тогда надо сосчитать и мужичков с телегами, которых привлекали для перевозки армейских обозов Наполеон, разбитый под Полтавой шведский король Карл XII и другие носители общечеловеческих ценностей, проторившие Гитлеру дорогу в Россию.

В то же время через советские вооружённые силы, а также уничтоженные в 1941 году и не успевшие переформироваться в регулярные части отряды народного ополчения, партизанские отряды и подпольные группы в 1939–1945 гг. прошло свыше 35 миллионов человек — то есть в 27 раз больше. Даже учитывая, что несколько сот тысяч успели повоевать по обе стороны фронта, доля предателей в общем числе участников войны окажется в СССР не столь значительной, а вклад, внесённый Красной Армией в разгром противника — решающим. Из 4,3 миллионов солдат Третьего Рейха, погибших во Вторую Мировую войну, не менее 3,2 миллионов уничтожено на Восточном фронте. Здесь же погибли почти все 300 тысяч румын и 200 тысяч венгров, а также около 200 тысяч итальянцев, финнов и солдат других национальных контингентов. На Восточном фронте было потеряно абсолютное большинство артиллерии и бронетехники гитлеровского Евросоюза и примерно треть его авиации.

Сравним СССР с его 190-миллионным населением с самой крупной континентальной европейской державой, официально входившей в антигитлеровскую коалицию. Население Третьей Французской республики вместе с колониями к началу войны превысило 110 миллионов человек. Через её вооружённые силы и военизированные формирования, а также части де Голля и партизан прошло свыше 6 миллионов человек, из которых примерно половина не участвовали в боевых действиях. В то же время в ряды германской армии попало не менее 200 тысяч граждан Франции, а с учётом личного состава воинских частей правительства Петэна, полицейских, гестаповцев и фашистских боевиков получается около 1 миллиона.

Общий вклад французов в победу над Германией оказался столь ничтожен, что фельдмаршал Вильгельм Кейтель, увидев, что наряду с представителями СССР, США и Великобритании акт о капитуляции подписывает деголлевский генерал Латр де Тассиньи, ошарашенно спросил: «Как? И эти нас победили?». В то же время доля коллаборационистов во Франции, где у населения не было поводов ненавидеть режим за ГУЛАГ и колхозы, оказалась куда выше советского. Аналогичная картина наблюдается и в других оккупированных странах Европы. Что же до государств типа Дании и Люксембурга, — там количество бившихся и павших за фюрера многократно превосходит число жертв борьбы против него. Реши союзники привлечь к подписанию бельгийцев с голландцами и датчан с норвежцами, герр Кейтель наверняка скончался бы от изумления, не дожив до своего повешения по приговору Нюрнбергского трибунала.

Та же картина наблюдалась и во времена Наполеона. Если в итальянских и германских государствах, а также в Бельгии с Нидерландами подавляющее большинство населения, за редкими исключениями, было полностью лояльно к оккупантам, то в России пособники захватчиков оставались в меньшинстве, а прочие либо убегали, либо дрались. Только в наиболее глухих местах Европы типа Пиренейского полуострова, Южной Италии и Тироля, наполеоновские войска столкнулись с сильным партизанским движением, однако подобные исключения лишь подтверждали правило.

Глава 14 По заветам товарища Власова

Разумеется, и в Российской Империи, и в СССР, находилось немало людей, которые были готовы решать свои политические или национальные проблемы с помощью иноземного вторжения. Хватало там и желающих хорошо жить при любой власти и поэтому с лёгкостью и не раз менявших хозяина, но, как не раз показывалось выше, явление это общечеловеческое и с господствующим строем связанное, куда меньше, чем кажется.

Классический пример — один из ближайших соратников Власова, командир 1-ой пехотной дивизии Русской Освободительной Армии Сергей Буняченко. Сначала Сергей Кузьмич был коммунистом, приносил советскую присягу и гонял по Таджикистану недовольных коллективизацией басмачей. Попав в плен, он почувствовал горячее желание послужить Рейху и участвовал в боях против Красной армии. «В присутствии моих земляков я торжественно клянусь честно сражаться до последней капли крови под командой генерала Власова на благо моего народа против большевизма, — клялся Буняченко 14 ноября 1944 года. — Эта борьба ведётся всеми свободолюбивыми народами под высшей командой Адольфа Гитлера. Я клянусь, что останусь верным этому союзу».

Верность сохранялась менее полугода. Поняв, что фюреру капут, бравый комдив увёл дивизию с фронта и повёл её к американцам, чтобы заслужить благоволение новых хозяев, по дороге напал на немецкий гарнизон в Праге, а когда его всё же вернули домой, истово раскаялся перед прежними товарищами.

Буняченко было плевать и на Сталина, и на Гитлера, и на президента США Трумэна. Он просто очень хотел оставаться генералом с соответствующим окладом да харчами, и ради этого был готов на всё. Так же вёл себя и осторожно дистанцировавшийся от похода на Прагу Власов. В разгар террора 1937–1938 гг. он заседал в Военном трибунале Ленинградского округа и не сделал ничего, чтобы облегчить судьбу подсудимых, среди которых были и невиновные. В письме любовнице Агнессе Подмазенко от 14 февраля 1942 года он с восторгом рассказывал, как велик вызвавший его «самый большой и главный хозяин» и какое счастье с ним говорить. Попав в плен в том же году, звал бывших красноармейцев воевать за нового главного хозяина, а в «Обращении к бойцам и командирам Красной Армии» писал, что «объявляет врагами народа Сталина и его клику». Попав к бывшим соратникам, напоминал со скамьи подсудимых, что «не только полностью раскаялся, правда, поздно, но на суде и следствии старался как можно яснее выявить всю шайку».

Многие белоэмигранты вели себя не лучше. Как уже писалось, отвратительнее всего они проявили себя в приютившей их Югославии. Вскоре после оккупации страны немцами так любящие побазарить под водочку о славянском братстве русские благородия, во главе с выходцем из местечковой еврейской семьи генералом Штейфоном, предложили им свои услуги по охоте за партизанами. Казалось, даже избежавших партизанской пули ждёт в лучшем случае забвение, но случилось иначе.

В 1991 году люди подобные Власову и Буняченко пришли к власти, и на месте страны, в которой они родились, возникла куча бессильных деградирующих обломков. Потерпев поражение в 1941 году, СССР неминуемо превратился бы в нечто подобное. Недаром аббревиатура фиктивного Содружества Независимых Государств (СНГ) часто расшифровывается, как «сбылись надежды Гитлера».

Позавчерашние коммунисты, вчерашние либералы, сегодняшние патриоты-державники, завтрашние нацисты, сионисты, исламские фундаменталисты или опять коммунисты, правят нами до сих пор. Они без колебаний встанут под любой флаг, лишь бы остаться при своих финансовых потоках, счетах и оффшорах, и потому не могут не ощущать духовную близость со своими предшественниками. Ну, а при наличии таковой очень трудно удержаться от соблазна использовать опыт ветеранов Русского Охранного корпуса Штейфона и Русской Освободительной Армии Власова для воспитания своей будущей опоры — офицеров российской армии.

В настоящее время визиты бравых дедушек в военные училища РФ организует глава Фонда содействия кадетским корпусам России, сын и внук офицеров Охранного корпуса Борис Йордан, помогавший Чубайсу прихватизировать российскую промышленность, а Путину — зачищать НТВ от команды конкурирующего олигарха Владимира Гусинского. До 2002 года во главе Фонда стоял отец магната Алексей Йордан, а сейчас Фонд носит его имя.

Визиты сочетаются с ценными подарочками, дабы будущие господа офицеры понимали, что следовать идеалам, рекомендуемым заезжими реформаторами, начиная с Адольфа Алоизовича, очень даже выгодно. Пользу такого поведения доказывает и судьба семьи Йорданов, поднявшихся от мелких карателей до крупных воротил. О том же свидетельствует и благополучие члена правления Фонда Дмитрия Бакатина. Его папа — последний председатель КГБ СССР Вадим Бакатин — прославился сдачей американцам системы подслушивающих устройств в посольстве США в Москве и был награждён должностью в Совете директоров британской компании Baring Vostok Capital Partners.

Забавно, что фонд Йордана учреждён в том же самом 1999 году, когда Россию возглавил бывший подполковник КГБ, затем вернейший соратник либеральнейшего мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака и нынешний борец за российскую державность. Конечно, это лишь совпадение, но я совершенно не удивился, когда начальник петербургского Суворовского училища Валерий Скоблов, с почётом принимая в своих стенах ветеранов власовской Русской Освободительной армии, заявил, что делает это по распоряжению президента России Владимира Путина («Власовский десант на берегах Невы», «Советская Россия» 27 декабря 2001 года). После чего добавил, что ближайший съезд ветеранов и их поклонников откроется в Санкт-Петербурге, министр иностранных дел Игорь Иванов, состоит в его оргкомитете, а Путину приглашение уже послали.

Начавшийся скандал несколько отсрочил мероприятие и сделал невозможным участие в нём национального лидера. В ходе электронной переписки почтенных полицаев было рекомендовано «временно и дипломатически отступить», но одновременно «с утроенной энергией продолжить нашу работу в Корпусах и даже получить гражданство, как это на днях предложил сам Путин».

Апогеем кампании стало шоу, именуемое II съездом кадетов России и зарубежья, состоявшееся в 2009 году и начавшееся с зачтения приветствий от спикера Государственной Думы Бориса Грызлова, его коллеги из Совета Федерации Сергея Миронова и губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко. «Для петербуржцев большая честь и ответственность принимать столь значимое для страны событие, — сообщила Валентина Ивановна. — Символично, что форум в Санкт-Петербурге соберёт более 300 участников кадетского движения из разных регионов России, дальнего и ближнего зарубежья».

Поскольку ближнее зарубежье было представлено ветеранами РОА Игорем Андрушкевичем, Юрием Мордвинкиным и их боевыми товарищами, совершенно понятно, кого так радостно встречает ныне сменившая Миронова на посту председателя верхней палаты главная комсомолка Ленинграда. А чтобы ни у кого не было сомнений, председатель Общероссийского союза кадетских объединений «Содружество суворовцев, нахимовцев и кадет России», путинский генерал Александр Владимиров заявил, что ему дорог «блестящий опыт кадет русского зарубежья», поскольку «они нам братья по крови и служили не немцам, а Родине».

В свою очередь, заместитель главы Нью-Йорского Объединения выпускников Российских кадетских корпусов Гордей Денисенко в интервью РИА «Новости» отметил, что «мы признали нынешних российских кадет нашими наследниками и преемниками, мы и сами много сделали для возрождения традиции кадет в России». «Эти люди представляют собой элиту русской эмиграции, которая на протяжении десятилетий хранила традиции» — с умилением отметило РИА «Новости». А издательство при Санкт-Петербургском Государственном университете, ректором которого тогда работала верная путинистка, член «Единой России» Людмила Вербицкая, ещё раньше выпустило повествующий об этих традициях апологетический сборник воспоминаний престарелых карателей. Особенно умилительно там смотрелся «Приказ по 1-й юнкерской дружине 1-го отряда 85 от 12 сентября 1942 года». Согласно ему, портупей-юнкер Алексей Йордан производится в подпоручики, а господа немецкие офицеры во главе с обер-лейтенантом Бредовым уверены, что «вложенные в этот год труды принесут пользу делу уничтожения жидо-коммунизма и установлению нового справедливого порядка в мире».

«Жидо-коммунизм» о котором писал герр Бредов, уже мёртв, зато проблема установления нового мирового порядка по-прежнему актуальна. Едва ли не каждый год в той или иной стране мы видим как его устанавливают, и осознаём, что лучше всего операции проходят, когда политики и военные предназначенной к обустройству страны следуют идеалам товарища Власова. В Ираке и Югославии таких нашлось достаточно, в Ливии возникли проблемы, а в России, ввиду сохранения стратегических ядерных сил, подобного развития событий особенно важно избежать.

Деморализация населения через комплекс вины и пропаганду предательства должна обеспечить решение вопроса, и светская власть тут действует в тесном партнёрстве с духовной. В разгар дружеских визитов гитлеровских дедушек, 17 августа 2007 года Московская Патриархия торжественно воссоединилась с эмигрантской Русской Православной церковью за рубежом, которая прославилась горячей поддержкой Гитлера. «Карающий меч Божественного правосудия обрушился на советскую власть, на её приспешников и единомышленников. Христолюбивый Вождь германского народа призвал своё победоносное войско к новой борьбе, к той борьбе, которой мы давно жаждали — к освящённой борьбе против богоборцев, палачей и насильников, засевших в Московском Кремле, — писал 22 июня 1941 года в спешно напечатанной прокламации бывший стукач Лубянки, а с 1938 года митрополит Берлинский и Германский Серафим Ляде, носивший почётное звание «фюрера всех православных в Третьем Рейхе и во всех контролируемых им территориях». — Как первоиерарх Православной Церкви в Германии, я обращаюсь к вам с призывом. Будьте участниками в новой борьбе, ибо эта борьба и ваша борьба; это — продолжение той борьбы, которая была начата ещё в 1917 г., — но увы! — окончилась трагически, главным образом, вследствие предательства ваших лжесоюзников, которые в наши дни подняли оружие против германского народа. Каждый из вас сможет найти своё место на новом антибольшевицком фронте. «Спасение всех», о котором Адольф Гитлер говорил в своём обращении к германскому народу, есть и ваше спасение, — исполнение ваших долголетних стремлений и надежд. Настал последний решительный бой. Да благословит Господь новый ратный подвиг всех антибольшевицких бойцов и даст им на врагов победу и одоление».

«Настал день, ожидаемый им (русским народом. — Ю.Н.), и он ныне подлинно как бы воскресает из мёртвых там, где мужественный германский меч успел рассечь его оковы, — вторил митрополиту Серафиму в Пасхальном послании 1942 года глава РПЦЗ митрополит Анастасий. — И древний Киев, и многострадальный Смоленск, и Псков светло торжествуют своё избавление как бы из самого ада преисподнего». («Церковная жизнь», № 4, 1942 год).

Романтические отношения руководства РПЗЦ с фюрером очень напоминали роман митрополита Варлаама с Наполеоном, но длились гораздо дольше и имели куда большие масштабы. Митрополит Серафим уже в октябре 1941 года возглавил Средне-Европейский митрополичий округ, объединяющий не только приходы Рейха, но и храмы оккупированных территорий Белоруссии, Польши, Чехии, Словакии, Бельгии и частично России, Сербии и Франции. Приходы Литвы, Латвии и Эстонии окормлял другой осведомитель госбезопасности, митрополит Сергий (Воскресенский), отметивший в одной из проповедей, что «Господь да укрепит и умножит силы Адольфа Гитлера для скорейшей и окончательной победы над большевизмом!»

Ближе к концу войны владыка Анастасий успел благословить армию Власова, и благословление это до сих пор сохраняет силу. Уже после объединения с Московской Патриархией Архиерейский Синод РПЦЗ 8 сентября 2009 года сделал специальное заявление, в котором подчеркнул, что власовцы предателями не были, «всё, что было ими предпринято — делалось именно для Отечества». Также было заявлено, что «в русском зарубежье, частью которого стали и уцелевшие участники Русской освободительной армии, генерал был и остаётся своего рода символом сопротивления безбожному большевизму во имя возрождения исторической России».

Московская патриархия пока вынуждена дистанцироваться от этой позиции, но многие функционеры оной её активно отстаивают. Среди них апологет Власова, профессор Санкт-Петербургской духовной академии протоиерей Георгий Митрофанов, который личным распоряжением главы РПЦ патриарха Кирилла (Гундяев) введён в состав редколлегии учебника «Основы православной культуры». Кроме того, отца Георгия привечает один из ведущих партийных клубов «Единой России» — Центр Социально-Консервативной политики, северо-западным отделением которого руководит первый вице-премьер Игорь Шувалов. Единомышленник Митрофанова, игумен Пётр Мещеринов тоже не прост — руководит Школой молодёжного служения Патриаршего центра духовного развития детей и молодёжи. И если кто-то думает, что патриарх Кирилл стал бы терпеть на столь ответственных должностях людей, которым он не симпатизирует, то он плохо знает бывшего главу Отдела внешних церковных сношений и, по данным некоторых средств массовой информации — осведомителя КГБ Михайлова.

Глава 15 Отрава путинского кино

Я восхищён кремлёвскими политическими технологиями! Население целенаправленно травят трупным ядом покаяния, громко требуя виниться то за пакт о ненападении с Германией, то за Катынь, то за взятие Варшавы Суворовым, то за не взятие её же Рокоссовским. Будущую военную элиту целенаправленно вдохновляют светлыми образами гитлеровских карателей, закрепляя обучение подачками. Нынешняя же политическая элита, делая всё это, с невинным видом обвиняет в реабилитации эсэсовцев, ничем не отличающихся от неё, украинцев и прибалтов. Превращает каждое празднование Дня Победы в шоу, из которого следует, что Гитлера победили едва ли не под чутким руководством «Единой России». (Как иначе можно расценивать вывешенные на 9 мая огромные плакаты с несущейся в атаку «тридцатьчетвёркой» и символикой косолапо-волосатой партии?) Категорически запрещает дорогим россиянам даже за свой счёт размещать на рекламных щитах портреты Сталина. И, наконец, из года в год заваливает телеэфир фильмами, которые словно специально снимаются с одной и той же целью: доказать, что вся российская история с глубокой древности до воцарения Путина была гигантским и кровавым недоразумением.

Технология обработки общественного сознания при нынешнем национальном лидере, принципиально отличалась, от позднесоветской, когда общество воздействовали статьями и книгами, опиравшимися на цифры и факты, пусть и фальсифицированные. Вскоре это перестало работать. Разочаровавшийся в демократии народ резонно предположил, что коли две «Волги» за ваучер — ложь, так и 100 миллионов жертв ГУЛАГа, наверное, тоже. При этом архивные документы это подтвердили, и на прилавки хлынули работы, опровергавшие диссидентскую и перестроечную брехню. Спрос на них оказался велик. Вслед за идейными авторами выгодную делянку стали окучивать ранее разоблачавшие сталинизм строкогоны типа Бушкова — и вскоре случилось страшное. По данным директора Всероссийского Центра изучения общественного мнения Владимира Петухова, в 2006 году доля позитивно оценивающих роль Сталина превысила долю оценивающих её негативно «не только среди старшего поколения, но и среди самой младшей возрастной группы (18–24 года) — 46 против 39 процентов соответственно».

В перспективе, изменение массового сознания могло повлечь за собой и политические перемены, а потому ответный удар последовал немедленно. В области агитпропа главной силой стала кинотелепродукция, давящая уже не на логику, а на эмоции и подсознание. На экраны хлынул поток фильмов, в которых тупое русское быдло, согнанное в штрафные батальоны и подгоняемое пулемётами заградительных отрядов, то ли случайно, то ли божьей милостью, иногда побеждает чистеньких цивилизованных немцев. Историки могли сколько угодно раз повторять, что ни одного случая стрельбы заградотрядов в спины своим так и не обнаружено, а через штрафбаты и штрафные роты прошло чуть больше 1 % призванных в армию, но их слова заглушала лавина электронного агитпропа. Денег не жалели — дилогия Никиты Михалкова «Утомлённые солнцем-2. Предстояние» и «Утомлённые солнцем-2. Цитадель» обошлась в 55 миллионов долларов, полученных частично напрямую из бюджета, частично за счёт контролируемых государством банков.

Сплошь и рядом создатели подобных фильмов не брезговали клеветой на реально существовавших людей. Проглядев эпизод гибели отряда из 240 кремлёвских курсантов ростом не ниже 183 сантиметров каждый из «Предстояния», я вспомнил, что уже знаком с этими цифрами. Они имеются в автобиографической повести умершего в 1975 году писателя Константина Воробьёва «Убиты под Москвой».

«Курсанты вошли в подчинение пехотного полка, сформированного из московских ополченцев. Его подразделения были разбросаны на невероятно широком пространстве. При встрече с капитаном Рюминым маленький измученный подполковник несколько минут глядел на него растроганно-завистливо.

— Двести сорок человек? И все одного роста? — спросил он и сам зачем-то привстал на носки сапог.

— Рост сто восемьдесят три, — сказал капитан».

Поскольку в конце повести почти все курсанты гибнут под гусеницами немецких танков, подобное совпадение трудно признать случайным. Особенно если вспомнить, что в 1990 году режиссёр Александр Итыгилов снял по повести Воробьёва фильм «Это мы, Господи!». Его отдельные кадры, типа оторванной руки с часами, выставляют Никиту Сергеевича нахальнейшим плагиатором. Щедро покопавшись в творчестве Итыгилова и Воробьёва, он не упомянул в титрах ни умершего в 1975 году писателя, ни скончавшегося в 1991-м режиссёра, но зато старательно испоганил первоисточник.

Ополченцев Михалков заменил штрафбатовцами, которых во время обороны Москвы осенью 1941 года и в помине не было (решение о создании штрафбатов было принято только 25 июля 1942 года), а искренне радующегося пополнению командира полка — быдловато-приблатнённым комбатом, хамящим командиру курсантов и вытирающим сопли о шинель своего бойца. Кроме того усатый мародёр изъял у Воробьёва сцены, где курсанты грамотно окапываются, и, не ограничиваясь обороной, наносят по немцам чувствительные удары.

«В северной части деревня оканчивалась заброшенным кладбищем за толстой кирпичной стеной, церковью без креста и длинным каменным строением. От него ещё издали несло сывороткой, мочой и болотом. Капитан сам привёл сюда четвёртый взвод и, оглядев местность, сказал, что это самый выгодный участок. Окоп он приказал рыть в полный профиль, в виде полуподковы, с ходами сообщения в церковь, на кладбище и в ту самую пахучую постройку… Горело уже в разных концах села, и было светло, как днём. Одуревшие от страха немцы страшились каждого затемнённого закоулка и бежали на свет пожаров, как бегают зайцы на освещённую фарами роковую для себя дорогу. Они словно никогда не знали или же напрочно забыли о неизъяснимом превосходстве своих игрушечно-великолепных автоматов над русской «новейшей» винтовкой и, судорожно прижимая их к животам, ошалело били, куда попало… По улице, в свете пожара, четверо курсантов бегом гнали куда-то пятерых пленных, и те бежали старательно и послушно, тесной кучей».

За два месяца боёв на берегах рек Лама, Истра и канала Москва — Волга их полк из 1572 бойцов потерял 811 убитыми, но остановил противника на подступах к столице и нанёс ему существенные потери. По воспоминаниям ветеранов полка, «залогом успеха стал результат изнурительных работ курсантов по инженерному оборудованию взводных и ротных опорных пунктов и грамотной организации системы огня в каждой роте и между батальонами». (А. И. Карцев «Забытый полк»).

Но зачем эти скучные цифры тем, кто заранее хочет смешать своих героев с грязью? Вот Михалков и выбрал из всего полка самую пострадавшую роту, изъял из мемуаров одного из бойцов этой роты успешный бой, оставил неудачный и добавил в него пару эпизодов, в которых погибшие курсанты выглядят законченными дебилами, падающими носом в землю при виде фейерверка и пыряющими штыком немецкий танк.

Никита Сергеевич тут не первый и не последний — другие режиссёры ведут себя точно также. В реальности самый эффективный подводник СССР Александр Маринеско родился в семье румынского матроса и украинской крестьянки, имел проблемы с начальством из-за любви к загулам, а топя вражески транспорты, успешно уходил благодаря собственной смекалке, но в фильме Василия Чигинского «Первый после Бога» перед нами совсем другая история. Героический капитан Маринин преследуется злобными бериевцами из-за брата — белогвардейского офицера, а спасается благодаря молитвам верующего матросика и вовремя прилетевшим английским самолётам.

По жизни немцы пытались использовать подростков с оккупированных территорий, забрасывая их в советский тыл в качестве диверсантов, а в «Сволочах» Александра Атанесяна всё те же кровавые бериевцы кидают детишек на пулемёты возмущённых такой жестокостью немцев. Символично, что автор сценария брехливой ленты беллетрист Владимир Файнберг, более известный под псевдонимом Кунин, заодно переврал и собственную биографию. Старый прохиндей не учился в мифической школе юных диверсантов, не воевал на фронте, не летал на пикирующих бомбардировщиках, а был вышвырнут сначала из 2-го Чкаловского авиационного училище за неуспеваемость, потом из Московской авиационной школы за недисциплинированность и напоследок из Института физкультуры за подделку документов.

В «Конвое PQ-17» Александра Котта лубянские опричники расстреливают мурманских женщин, грузивших золото для оплаты американских военных поставок и случайно разбивших ящик со слитками, хотя ни в реальности, ни в повести «Реквием по каравану PQ-17» Валентина Пикуля, по которой поставлен фильм этой душещипательной истории и в помине не было. Свирепая цензура президента Белоруссии Александра Лукашенко заставила Котта и компанию убрать подобные эпизоды из российско-белорусского фильма «Брестская крепость», но в последних кадрах всё же проскочили слова о «репрессированном» герое обороны крепости майоре Петре Гаврилове. Петра Михайловича действительно долго не восстанавливали в партии и с большим опозданием сделали Героем Советского Союза, но не сажали и не ссылали, а, наоборот, назначили начальником лагеря для японских военнопленных, только кого это интересует?

Точно так же снимаются картины и про другие времена СССР. В действительности 7–8 января 1988 года в бою на высоте 3234 9-я рота 345-го отдельного гвардейского парашютно-десантного полка, при поддержке артиллерии, разбила элитный отряд афганских моджахедов «Чёрный аист», потеряв всего 6 бойцов из 39-ти. Если снять всё как было, может получиться отличный боевик про красивую победу над сильным врагом, однако задачи поставлены совсем иные. Поэтому за дело взялся проверенный Фёдор Бондарчук, и его «9 рота» завершилась почти поголовным уничтожением горемычных солдатиков, забытых подлым командованием на проклятой высоте.

Зато в фильме «Честь имею», снятом по мотивам гибели 6-ой роты 2-го батальона 104-го полка 76-й Псковской воздушно-десантной дивизии, реальность изменили в другую сторону. В жизни их бой с чеченскими боевиками 29 февраля — 1 марта 2000 года у высоты 776 под Аргуном завершился гибелью 84 солдат из 90, а помощь безнадёжно запоздала, но кому нужда такая правда, если на носу вторые президентские выборы Владимира Владимировича?

Продюсерами «Честь имею» стали горячий поклонник главы государства кинорежиссёр Владимир Бортко и бывший политработник, авторитетный представитель охранного бизнеса и фигурант многих громких уголовных дел Роман Цепов-Бейлинсон, обеспечивавший охрану скромного вице-мэра Путина ещё в начале 90-х. Поэтому вертолёты успели вовремя, а суровый генерал в последних кадрах пообещал, что с новым президентом у нас всё будет хорошо!

Маразм крепчает с каждым годом. По киностудиям бродят сценарии то про женские штрафбаты, то про комсомолок, которым Сталин приказал стать проститутками и обслуживать американских матросов, а потом утопил их в барже… Особо отличился начальник пресс-службы путинской «Единой России» Дмитрий Фост, написавший сценарий о героических советских разведчиках, которые в последние дни войны дали отпор советским же танкистам, напавших на приют для слепых немецких девочек, опекаемых престарелыми русскими эмигрантками. С помощью пришедших на помощь доблестных немецких солдат бронетанковые изверги были разгромлены, а победители и их подопечные уплывают на шведском пароходе в благословенную Португалию.

Фост долго клялся, что его бред основан на реальных событиях, но был многократно уличён во вранье. Тем не менее, байку разрекламировали страстный поклонник Путина, тележурналист Владимир Соловьёв, и член президентской Комиссии по фальсификации истории, депутат Государственной Думы от «Единой России» Владимир Мединский. Вскоре русско-германский фильм «Четыре дня в мае» торжественно дебютировал на Выборгском кинофестивале, правда, слепые девочки и старушки-эмигрантки из сюжета исчезли, но их заменили немецкие зрячие сиротки обоего пола и немецкая же девушка, которых доблестные разведчики, вместе с героическими воинами вермахта, ценой собственной жизни защитили от единоплеменных скотов-насильников.

Ещё душевнее германские зольдатики показаны в картине «Полумгла». Симпатичнейшие немецкие военнопленные заменяют бабам одноимённой деревни убитых на фронте мужей, но трогательную любовь грубо разрушают лубянские изверги. Когда немцы по ошибке начальства построили метеорологическую вышку не в том месте, горемык в серых шинелях под рыдания русских подруг ставят к стенке. Правда, в нашей Вселенной расстрелов пленных немцев в послевоенное время из-за такой ерунды не отмечено, но пошлая действительность не должна мешать высокому полёту режиссёрской фантазии.

Особенно если речь идёт о таких идеологически важных вещах, как фильм «Последний бой майора Пугачёва», снятый по одноимённому рассказу Варлама Шаламова. Сколько зрителей всплакнуло над судьбой героического майора, загнанного в лагерь прямо с фронта, вырвавшегося оттуда во главе отряда таких же невинных фронтовиков и павшего в бою с чекистскими палачами! Только вряд ли им известно, что правду об этой история ещё десять лет назад раскопало магаданское телевидение.

Действительно, побег, с которого Шаламов писал свой рассказ, имел место в 1948 году. Из дюжины зеков, убивших караульного и сваливших в тайгу, двое были полицаями, семеро власовцами, а трое уголовниками, но поскольку под такую правду спонсоры денег не дадут, киношников она не интересует. То ли дело перевоплощение шайки гитлеровских холуёв и бандитов в невинно пострадавших героев!

Ритуальное пинание призраков Сталина и Берии не означает снисхождения к их дореволюционным предшественникам. «Взять те же сценарии «Адмирал Ушаков», «Суворов», «Кутузов» и прочие, — предложил Никита Сергеевич. — Вынуть из них идеологию, актуальную для того времени, которым они перегружены, и снять шикарные фильмы». («Аргументы и факты», № 6, 2005 год).

О какой идеологии идёт речь? Это явно не коммунистические догмы. Ни в одном эпизоде снятого в 1938 году фильма «Александр Невский» не призывают к экспроприации бояр и купцов, адмирал Ушаков в фильме 1953 года ни разу не попытался использовать свой флагманский корабль для обстрела Зимнего дворца, а генералиссимус Суворов в картине 1941 года не напутствует на революционные бои юных декабристов.

Речь совсем об ином. В сталинских исторических боевиках Никиту Сергеевича и его хозяев не устраивает именно их соответствие знаменитой фразе императора Александра III об отсутствии у России друзей, кроме армии и флота. Общечеловеческим ценностям эти слова совершенно не соответствуют, а потому Российская империя, особенно её силовые структуры, должны выглядеть таким же сборищем мерзавцев и недоумков, как и Красная Армия с КГБ. Поэтому совершенно неудивительно, что, начав ещё при Ельцине смешивать со своим дерьмом российскую историю, Михалков в первую очередь взялся именно за Александра III.

В «Сибирском цирюльнике» мы видим элитное юнкерское училище, где начальник — вечно пьяный скот, закусывающий водку стаканом, а главный герой-юнкер — убогий неврастеник. Юноша не может выстрелить в террориста, падает в обморок при виде увядших прелестей потрёпанной американской потаскухи, а в финале, наплевав на долг и присягу, идёт ради неё на каторгу. Режиссёр возмущён произволом бездушного самодержавия, а я совершенно не удивился, увидев в числе спонсоров сына и внука гитлеровских полицаев Бориса Йордана. Идея о том, что русский дикарь должен быть счастлив сгнить на каторге ради женщины из цивилизованной страны — это то, что надо для воспитания грядущих полицаев при НАТО, и наш всё ещё живой классик из всех сил старается для будущих хозяев.

Парадоксально, но во многих старых советских фильмах дореволюционная Россия смотрится много пристойнее, чем в путинских. В «Минине и Пожарском», как и было в истории, поднявшийся народ изгонял поляков под руководством нижегородского купца Кузьмы Минина и стародубского князя Дмитрия Пожарского, и разгром польской армии под Москвой если и не вполне соответствовал истории, то смотрелся красиво. Однако для сотворивших нечто под названием «1612» режиссёра Владимира Хотиненко, это оказалось слишком просто. Поэтому Минина у них нет, Пожарский едва мелькает в массовке, битва под Москвой смазана, а спасает Русь глуповатый холоп Андрюшка, что больше всего любил за голыми девками подсматривать. Каким образом? Да просто вселился в сиволапое быдло дух благородного испанского наёмника, да и побил ляхов!

Надеюсь, вы не удивитесь, если узнаете, что продюсером «1612» выступал всё тот же, неистребимый как таракан Никита Сергеевич? Вот и я не удивился, так же как и некоторым занимательным деталям в историческом боевике «Турецком гамбит» посвящённом русско-турецкой войне 1877–1878 гг. и снятом на михалковской студии «Три Тэ».

Старые «Герои Шипки» совершенно не устроили младшего соратника Михалкова Джахонгира Хабибуллаевича Файзиева и знатного писателя земли русской Григория Шалвовича Чхартишвили, более известного под фамилией Акунин. Хотя третий штурм Плевны в этом фильме, как и в жизни, закончился тяжёлым поражением русской армии, в прочих эпизодах она выглядела неприлично победоносной. Ошибку требовалось исправить, и в «Турецком гамбите» данная армия превратилось в скопище идиотов, слегка разбавленных геями, а генерал Михаил Скобелев (по фильму Соболев) оказался болваном, который, пожелав выпендриться перед приглянувшейся девицей, помчался штурмовать Стамбул с одним полком. Ещё меньше повезло его начальнику штаба, будущему неудачливому главкому русской армии в японской войне Александру Куропаткину (в фильме Перепёлкину). Этого создатели «Гамбита» и вовсе в турецкого шпиона превратили. Ну и главное, конечно — видеоряд. Когда турки побеждают — компьютерные снаряды лихо разносят посланных на убой русских баранов, когда фортуна меняется — на экране двигаются стрелочки, а за кадром бормочут авторский текст.

Особо досталось от путинских киношников Ивану Грозному. В 2009 году его разоблачили сразу два заслуженных борца с тоталитаризмом и антисемитизмом — Андрей Эшпай, заклеймивший сталинские репрессии в «Детях Арбата», и Павел Лунгин, воспевший красных комиссаров в «Конце императора тайги», а затем обличивший сперва русских антисемитов-таксистов в «Такси-блюзе» и русских фашистов-культуристов в «Луна-парке». Но затем в Кремле ощутимо запахло синтетическим ладаном, и от последних картин оборотистого кинодельца немедленно повеял тот же душок. Из каждого кадра фильма «Царь» зрителей окуривали так старательно, что любой оператор газовой камеры позавидует! Разумеется, синтетическое православие подавалось вместе с общечеловеческими ценностями. Недаром незадолго до премьеры Павел Семёнович признался в симпатиях к предшественнику генералу Власова князю Андрею Курбскому, воевавшего против России на стороне поляков. Похоже, он даже простил ему известный прикол с тремя ковельскими соплеменниками, которых нетолерантный к еврейскому племени Курбский на 44 дня посадил в яму с пиявками, предварительно погромив их лавочки.

Если Эшпай оказался просто нуден, то Лунгин снял самое тупое фэнтези в истории российского кинематографа. И дело совсем не в жестокости его Ивана Васильевича, а в его полнейшем ничтожестве. Столь же ничтожны впрочем, и все прочие персонажей, а происходящее на экране напоминает День открытых дверей в сумасшедшем доме.

Невозможно поверить, что кривляющийся уродец, которого сыграл по указанию Лунгина перешедший из алкоголизма в православие рок-ветеран Пётр Мамонов, мог брать Казань, удивлять западных гостей своими познаниями и вообще усидеть на троне хоть год. Когда в припадке раздвоения личности царь начинает прыгать из угла в угол и разговаривать сам с собой, в зале прошелестело восторженное: «Горлум!» Сходство с поганцем из голливудского «Властелина колец» и вправду получилось поразительное.

Как и Горлум, царь смотрится мелким пакостником. Только у того хотя бы есть цель — найти Кольцо Власти, а мамоновская тварюшка, хотя и бормочет о врагах престола, злодействует в основном из вредности. Например, собирает со всей Москвы боярских дочерей и загоняет их на манер таджикских гастарбайтеров на стройку дворца, где заставляет разбирать строительные леса и выносить мусор. В это время головорезы Малюты во главе с демонически хохочущей царицей гарцуют среди бедных девиц на конях и хлещут их плетьми. Или громят опричники двор жертвы репрессий, и самый гнусный не то что приглянувшуюся бабу насилует, а к девчонке годков десяти лапы тянет. А потом сам царь ею интересуется: на коленках держит, яблочком угощает и гадко так улыбается. Не пришиби малявку натравленный Мамоновым на зеков будущий символ «Единой России» — наверняка случилось бы страшное!

Апофигей зверства наступает в финале, когда опричная братва сжигает труп удавленного Малютой митрополита Филиппа вместе с парой десятков монахов. Скажете: на самом деле ничего такого не было? Но переквалифицировавшийся в подкремлёвского историка фантаст-неудачник Володихин угодливо объяснил, что хоть и не было, но зато маленький лунгинский холокостик «часть художественной правды».

Сам Лунгин настаивает, что именно такой садист и дебил Россией сорок лет и правил. В рекламирующей фильм передаче он заявил, что Иван Грозный проиграл все войны, в которых участвовал, и прервал свою династию. То есть Казань не брал, Астрахань не брал, а царь Фёдор Иоаннович и погибший в Угличе царевич Дмитрий — ублюдки незаконнорождённые!

Открытия Лунгина по части религии ещё грандиознее. Готовятся опричники монахов убивать, а благостный настоятель им объясняет: мол, все кто останется в монастыре погибнут, но кто не чувствует в себе силы на мученическую смерть, может спастись! В этой сцене вся цена лунгинскому православию. Ведь в христианстве спастись — это значит, прежде всего, спасти душу, и, став мучениками, верующие её спасают. Между тем настоятель называет погибелью именно принятие мученического венца. Точнее не настоятель, а творец фильма, который был и остаётся, прежде всего, барыгой, озабоченным спасением и благосостоянием исключительно своей драгоценной тушки. Христианское понятие спасения настолько чуждо режиссёрскому сознанию, что перенести его на экран он не может, как не в силах улететь в небо рождённый ползать.

Киношный митрополит Филипп в исполнении Олега Янковского мученический венец, напротив, несёт безропотно, но совет царю вообще никого не казнить, полагаясь исключительно на божью волю, вызывает сомнения в его рассудке. Когда же царь предлагает владыке посудить самому, тот не решается ни казнить, ни миловать, а попросту сбегает. Не хватает у него решимости и проклясть изверга, даже когда от его медведя гибнет невинное дитя, котороё Богородицу видело. Веди себя подобным образом во время Смуты патриарх Гермоген, возможно, и сели бы на кремлёвский трон поляки. Подозреваю, поклонник перебежавшего к полякам и воевавшего в их рядах против России князя Курбского Лунгин о таком варианте до сих пор жалеет.

Прочие позитивные герои под стать персонажу Янковского, особенно русские воеводы, обороняющие Полоцк у моста через реку глубиной в полторы кошки. Подходит польское войско. Две редкие толпы сходятся подобно вышедшим подраться мужикам из соседних деревень. Польская тяжёлая кавалерия в основном почему-то пешедралом штурмует мост. Общая свалка. Дерутся одними саблями и пиками, ни единой пушки или пищали. Перейти реку вброд никто не догадывается и лишь один мужичок пытается топориком подрубить опору моста, по которому гонят наших. Блаженная девочка пускает по воде иконку и та обрушивает мост словно мина, заложенная опытным сапёром.

Изумлённые поляки драпают, но тем временем к царю прискакивает гонец и сообщает, что другие поляки обошли наши позиции, вышли к Полоцку с тыла, а гарнизон открыл ворота. Корчащий рожи изверг вызывает к себе воевод, оборонявших мост. Воеводы прибывают к Москве и, встретив митрополита, узнают от него, что пока они отмечали взрыв чудотворно-фугасной иконы, Полоцк уже пал. Филипп, ничуть не удивившись столь блестящему знанию обстановки на фронте, предлагает укрыться от государева гнева в его резиденции. Воеводы принимают приглашение, и, забив на царский приказ, а заодно на армию, кушают с митрополитом медок. Иван, не дождавшись полководцев и узнав от опричников, где те ошиваются, приходит на трапезу и устраивает вполне обоснованный скандал. Военачальнички настолько пугаются, что ни один из них не решается даже сказать, что город сдали не они. Филипп тоже об этом помалкивает и берёт всю вину на себя, поскольку совратил бородатых детишек не являться пред монаршии очи.

Попав к Малюте, защитники Родины признаются в несовершённой измене после того, как тот лишь пригрозил их пытать, повторяют самооговор митрополиту и безропотно идут на казнь, а зрители же понимают, что с такими витязями, действительно, кроме как на тротиловую икону надеяться не на что. Как и в творении Михаила Шевчука, который не стал забираться столь далёкое прошлое и обратил свой взор на XIX столетие.

Исторический мини-сериал «Сатисфакция» начинается с появления в кадре маленького гаденького плешивенького человечка, коему демонического вида подчинённый доносит насчёт умершего под пытками подследственного. Человечишка сладострастно улыбается и начинает планировать убийство русского патриота, представившего царю-батюшке доклад о непорядках в государстве. Для этого он вызывает храброго драгунского офицера и, давая ему задание, лицемерно сожалеет о несбывшейся мечте послужить Родине с шашкой на коне. В отличие от «гамбитного» Скобелева, стыдливо переделанного в Соболева, уродец полностью сохранил фамилию и звание исторического прототипа, именуясь главой Третьего отделения императорской канцелярии Александром Христофоровичем Бенкендорфом.

Бенкендорфовские жандармы с кнутом и дыбой — это сильно! Так и представляешь звероподобного Александра Христофоровича, вгоняющего иголки под ногти Пушкину, поджигающего пятки Грибоедову и деловито присоединяющего электроды к гениталиям декабристов. А потом стирающего у них из памяти все испытанные муки, заставляя жертв отзываться о палаче совершенно неподобающим образом. «Этот честный и достойный человек, слишком беспечный для того, чтобы быть злопамятным, и слишком благородный, чтобы стараться повредить тебе», — разъяснял Пушкин написавшему эпиграмму на Бенкендорфа Петру Вяземскому. Не менее возмутительно выразился декабрист Владимир Штейнгель. В письме самому обер-жандарму он признавал: «В ужасное для воспоминаний время, когда все мы назывались „злодеями“, вы с сердоболием смотрели на нас».

Ещё больше преуспел кровавый сатрап в сочинении автобиографии. Сфальсифицировав архивы, он состряпал себе совершенно неописуемый боевой путь. Лишь благодаря мужеству правдолюбивых киношников мы теперь знаем, что в 1803 году 20-летний Саша не уезжал добровольцем на Кавказ, не отличился там при взятии Гянджи и не получил за храбрость ордена Святой Анны и Святого Владимира IV степени. И Анну II степени за участие в кровавой битве с Наполеоном под Прейсиш-Эйлау ему не давали. И совсем не полковник Бенкендорф в 1809 году пошёл (опять добровольцем) на русско-турецкую войну, где за атаку под Рущуком ему дали Георгия IV степени. Действия партизанского отряда Бенкендорфа в Отечественную войну и захват 16 с лишним тысяч пленных, включая трёх генералов, тоже выдуманы царскими сатрапами. Как и лихие кавалерийские дела под Велижем, Темпльбергом, Лейпцигом, Краоном и Лаоном, с последующим стремительным освобождением Нидерландов силами всего 7 тысяч человек.

Фальшивками оказались грамоты о награждении российскими орденами Святой Анны I степени и Святого Георгия III степени, прусскими Чёрного и Красного орлов, австрийским Святого Стефана и ещё орденами Швеции, Баварии и Ганновера. Ну, и золотых шпаг за храбрость российский император, нидерландский король и британский принц-регент ему тоже не вручали… Тем не менее, легенда оказалась столь живуча, что ей поверили даже большевики, оставившие портрет шефа жандармов в эрмитажной галерее героев 1812 года!

Разумеется, кроме всего вышеописанного, Александр Христофорович не выполнял деликатных дипломатических поручений в Париже и не создавал на острове Корфу отряды албанских, греческих и черногорских добровольцев для высадки в Италии. И тонущих петербуржцев во время прославленного в пушкинском «Медном всаднике» наводнения он не спасал… Поэтому можно только пожалеть, что съёмочная группа не воспользовалась лживой официозной биографией.

Могут возразить, что фильм не документальный, а художественный, и тот же Дюма иной раз тоже вольно трактовал события французской истории. Вон и в «Трёх мушкетёрах» у него кардинал Ришелье главный злодей, хотя по жизни в своей борьбе с королевой Анной и её любовником Бэкингемом его преосвященство, с позиций защиты интересов Франции, был абсолютно прав.

Всё так. Но у Дюма Ришелье как раз торжествует, успешно наведя порядок во вверенной его заботам стране. Бэкингем мёртв, гугенотские бунтовщики в Ла-Рошели прижаты к ногтю, а мушкетёры примиряются с кардиналом. В «Двадцати годах спустя» они с грустью вспоминают его как великого человека. Здесь же гадкое существо, как и подобает предтече монстров Лубянки, из природной вредности истребляет романтических героев и в финале остаётся пакостить дальше. Дабы зритель твёрдо осознал: во все века до наступления демократии безопасностью российского государства заведовали исключительно свихнувшиеся садисты, на глазах сливающиеся в мрачный образ Лаврентия Эдмундовича Бенкендорфа-Скуратова.

Если персонаж не является кровожадным упырём, его положено изображать слабоумным раздолбаем. Таковыми путинские киношники регулярно выводят участников белого движения.

Вспомните, какие шикарные белые появлялись в нашем кино при красных! Генерал Ковалевский и ротмистр Волин из «Адъютанта его превосходительства». Генералы Хлудов и Чарнота в «Беге». Полковник Кудасов и штабс-капитан Овечкин в «Новых приключения неуловимых». Поручик Говоруха-Отрок в «Сорок первом». Штабс-капитан Захарченко-Шульц в «Операции «Трест»». Ротмистр Лемке в «Своём среди чужих, чужом среди своих»… А песня «Русское поле» в исполнении героя Владимира Ивашова в тех же «Новых приключениях неуловимых»! А красивейшая психическая атака в «Чапаеве», от которой на белогвардейскую романтику возбудились звезда скандальной тележурналистики Александра Невзорова, секс-символ патриотической попсы Игоря Талькова и много кто ещё!

Теперь вроде бы белые в почёте, Путин торжественно перезахоранивает их генералов, но на экране вместо героев появляются унылые клоуны. «Вы тут не царя готовитесь освобождать? — вежливо интересуется одно из благородий в фильме «Господа офицеры», проходя на совершенно секретное совещание, где обсуждается состав команды по освобождению из большевистских застенков Николая II. — Тогда я с вами, потому что красным всё известно…» «И меня возьми, да! — вторит ему благородие с длинным кинжалом и в волосатой папахе. — А то ты мне не кунак!» Ещё одного красавца берут в команду прямо с места расстрела, к которому он приговорён за порубание шашками двух благородий, обидевших местных шлюх. Едва очутившись во вражеском тылу, романтический защитник проституток начинает козлиным голосом наяривать романсы, а соратники оказались столь деликатны, что не смогли его заткнуть.

Могут ли столь шумные и романтичные парни не то что спасти царя, но хотя бы без палева ограбить пивной ларёк? Конечно, нет! А тут ещё один из них оказывается предателем. Героический капитан, в полный рост ходящий на пулемёты, в 1915 году совершил страшное и с тех пор его держит на крючке белый генерал, которого, в свою очередь, купили красные! Прибыв в Екатеринбург, господа попадают в лапы чекистов и узнают, что царское семейство уже расстреляли. Сдавший всех капитан пытается застрелиться, но потом освобождает всех из застенков, и героически гибнет, чтобы не объяснять зрителям, чем шантажировал его коварный изменщик. Тем временем горе-спасатели вместо того, чтобы прорываться к своим, прибегают к шахте, куда сбросили останки и тупо смотрят вниз. За это время появляются красные и кладут почти всех, а у зрителей возникает крамольная мыслишка: может и хорошо, что эти придурки тогда не победили?

«Я вообще не люблю играть Героев, — честно признавался Константин Хабенский исполнивший роль Верховного правителя белой России Александра Колчака. — В них всегда есть пафос. Меня так и тянет его сбить. Но, — Герой есть Герой. Он не должен иметь нелепых привычек, попадать в смешные ситуации. А жаль. Смешные или трагикомичные роли это моя мечта, моя любовь!».

Но отличившийся при постановке «Турецкого гамбита» продюсер Джахонгир Файзиев не внял предупреждению, и Хабенский опустил пафос ниже плинтуса. Бухтящий себе под нос и боящийся дотронуться до возлюбленной унылый тип с безвольным ртом и глазами получившей пинок дворняги, похож на оригинал не более чем заплатанный надувной матрас на торпедный катер, и к тому же полный идиот.

Знаете, что творит киношный Колчак, когда его миноносец «Сибирский стрелок» попадает под огонь тяжёлых орудий германского крейсера «Фридрих Карл»? Выстраивает команду на верхнюю палубу и устраивает… молебен! Немцы уже пристрелялись и несколько раз попали, один фугасный подарочек на палубу и конец, но против сценария не попрёшь, и недоразумение в кителе, которому, цинично пользуясь смертью Колчака, передали его фамилию, бормочет молебен. Всевышний, разумеется, внимает — корабль успешно проходит по собственному минному заграждению, погнавшийся вслед супостат подрывается и тонет, а офигевшие зрители бормочут: «Вот что крест животворящий делает!»

Под стать персонажу Хабенского и главная лирическая героиня, получившая имя колчаковской возлюбленной Анны Тимирёвой, но разговаривающая с хабалистыми интонациями вокзальной проститутки. Тлетворное влияние девушки проявляется уже во втором боевом эпизоде, когда её муж — капитан 1-го ранга Тимирёв (в разгар дуэли с немецкими батареями!) выясняет с Колчаком отношения в стиле не поделивших барышню гимназистов. Затем барышня объявляет мужу, что уходит к Александру Васильевичу, приезжает в Омск и, живя рядом с любимым, целый год не показывается ему на глаза, плачет в подушку и думает, как он мучается!

На самом деле Колчак, как и полагалось по уставу, проводил молебны перед боем, да и Тимирёва, приехав в Омск, нормально жила с любимым, но на экране происходит совсем другое, и зрителям внушают, что демонстрируемая команда слабоумных и есть лучшие люди белого движения.

Большая часть описанных выше творений россиянских киногениев с треском проваливается. Позорнее всех пролетел Михалков. Прокат «Утомлённых солнцем» отбил всего 9 миллионов долларов из 55 потраченных, а «Цирюльник» собрал немногим более 2,5 миллионов баксов при 35-миллионном бюджете. Но в Кремле у нас не экономят, и поток кинопомоев с экрана не иссякает, а в нынешнем году путинские мордоделы продемонстрировали новый идеологический выверт. На арену выпущена стайка пропагандистов, с ловкостью напёрсточников, увязывающих победу в Великой Отечественной войне и роль в ней усатого человека с трубкой с поддержкой нынешнего режима и его лидера.

Сейчас главным шоуменом этой программы является проверенный политический гешефтмахер Кургинян, на помощь ему выдвигается спешно лепящий сериал о Сталине Владимир Бортко, а там и другие подтянутся. С придыханием и брызганьем слюной нам объясняют, что власть, наконец-то, решительно повернула к державным ценностям, а Владимир Владимирович — это Иосиф Виссарионович сегодня, только ещё лучше. Чтобы не дать повод для вмешательства мирового империализма, он пока не может показать спрятанный в потайном сейфе партбилет, но если придётся сдаваться китайцам, этот час непременно наступит, а сейчас все мы должны сплотиться вокруг любимого вождя.

Сплотиться вокруг него будет призывать и либеральная часть кремлёвского агитпропа, одновременно призывающая народ к десталинизации и покаянию. Ибо один из главных борцов с тоталитарным прошлым, потомственный партноменклатурщик и председатель комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести Николай Сванидзе, сказал о рейтинге Путина в бытность его президентом: «Объективно этот рейтинг превратился сейчас в национальное достояние. Главная задача любого серьёзного политика и всей политики в целом — отвести ответственность за любую нелепость и неудачу от Президента, как наседка уводит врага от гнезда». («Политика, женщины, футбол»).

Дискуссия «антисталиниста» Сванидзе со «сталинистом» Кургиняном, в ходе которой оба разоблачают фашизм, призывают сплотиться вокруг Путина, но в упор не замечают его покровительства престарелым гитлеровцам и других художеств, способна довести до воспаления мозгов самого стойкого поклонника политических реалити-шоу. Несколько лет подобной обработки в сочетании с последовательным уничтожением армии и оборонного комплекса, грядущим после вступления во Всемирную Торговую организацию коллапсом целых отраслей промышленности, а также курсом на постепенную замену населения азиатско-кавказскими мигрантами дадут замечательный результат.

Дорогие россияне окончательно поймут, что для кремлёвского начальства все существующие в мире идеологии лишь средство для оболванивания подвластного населения и дымовая завеса над вечным процессом распила и освоения бюджета. После этого у них с гарантией выработается непреодолимое омерзение к любой государственно-патриотической пропаганде, а заодно и к прошлому и настоящему своей страны. Тем временем оставшиеся участники войны покинут наш мир, причём многие в нищете, а их потомки будут окончательно убеждены, что мирно принявшие Гитлера датчане и голландцы куда умнее покойных прадедов. При таких настроениях населения оккупация остатков России, если в таковой возникнет необходимость, пройдёт как по маслу, а партизан окажется в сотни раз меньше, чем желающих на них поохотиться, либо просто настучать в комендатуру за несколько долларов, евро или юаней. Однако внукам и внучкам нынешних обитателей Кремля, обживающим свои новенькие виллы на тропических островах, будет уже всё равно.


Оглавление

  • Предисловие
  • Глава 1 Смерть Версальской гиены
  • Глава 2 Алые маки и панские враки
  • Глава 3 Варшавское харакири
  • Глава 4 Хихикал мерзко Варндский лес
  • Глава 5 Восторг датского короля
  • Глава 6 Роковая страсть фюрера
  • Глава 7 За восемь лет до НАТО
  • Глава 8 Бешеные огрызки империй
  • Глава 9 Мечта имперского чухонца
  • Глава 10 Европейский арсенал Рейха
  • Глава 11 Ленд-лиз на два фронта
  • Глава 12 Конвой, уничтоженный Черчиллем
  • Глава 13 Арифметика предательства
  • Глава 14 По заветам товарища Власова
  • Глава 15 Отрава путинского кино