КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474208 томов
Объем библиотеки - 698 Гб.
Всего авторов - 220946
Пользователей - 102755

Впечатления

Stribog73 про Уильямс: Коллектив авторов "Звёздные войны-9". Компиляция. Книги 1-20 (Боевая фантастика)

Пожалуйста, не пишите "Спасибо" в комментариях. Для этого есть соответствующие кнопки.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovih1 про Уильямс: Коллектив авторов "Звёздные войны-9". Компиляция. Книги 1-20 (Боевая фантастика)

Спасибо, огромная и качественная работа

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Паки, паки... Иже херувимо... Житие мое...
Извините - языками не владею...

Это же мое профессион де фуа!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Ордынец про Сердюк: Ева-онлайн (Боевая фантастика)

если это проба пера в этом жанре.то она ВАМ удалась

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Стилизация под древнеславянский говор.
Такой же отзыв.
Не читать, поелику навоз.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Всеволод. Граф по «призыву» (Фэнтези: прочее)

продолжение автор решил не писать?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Шоковая волна [Дороти Дэвис] (fb2) читать онлайн

- Шоковая волна (пер. Татьяна Николаевна Шинкарь) (и.с. Лауреаты премии Эдгара По) 703 Кб, 175с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дороти Салисбери Дэвис

Настройки текста:



Дороти Девис Шоковая волна

Глава 1

Свое первое серьезное журналистское задание я получила в родном штате Иллинойс. Мне поручили взять интервью у человека, который мог стать президентом. Я вылетела из Чикаго в Спрингфилд, Иллинойс, самолетом через Сант-Луис. Случилось это в 1951 году, двадцать лет назад. Человек, у которого я брала интервью, давно скончался, так и не став президентом. За это время успели умереть еще несколько из тех, кому удалось побывать президентами страны. Мне довелось писать о них, и каждый раз я вынуждена была повествовать о насилии. Всем известно, что насилие делает прессу, но теперь, мне кажется, пресса делает насилие. Таковы, я полагаю, особенности нашей нынешней действительности.

За прошедшие двадцать лет у меня более не было таких ответственных заданий, а работая внештатно, я не написала ничего такого, что порадовало бы меня. Поэтому когда Майк Фишер, редактор «Субботнего журнала», спросил меня, знаю ли я штат Иллинойс, я была тут же готова доказать ему это, но благоразумно ограничилась самым малым, сказав, что родилась там.

— Ты знаешь что-нибудь о Большом Стиве Хиггинсе?

— Он совсем не таков, каким его делают слухи.

— Магнат, босс, никудышный актеришка?

— Возможно, все вместе взятое, — ответила я.

Майк пристально посмотрел на меня, словно хотел пронзить насквозь. У него всегда такой взгляд, когда он собирается дать мне какое-то особое задание.

— Неплохая может быть статейка, как ты думаешь?

— Здесь едва ли удастся найти что-то новенькое, Майк.

— Найдется, если за дело возьмется Кейт Осборн, не так ли?

Я из скромности пожала плечами, а затем спросила, когда надо ехать. Майк взглянул на часы — многозначительный знак, знакомый мне за многие годы совместной работы.

Мы спустились в бар, Майк заказал напитки и рассказал, что побудило его заинтересоваться Стивом Хиггинсом: слухи о жестоком соперничестве между ним и мэром Чикаго. Майк образно назвал это битвой динозавров. Мы с ним вспомнили все, что было предметом интересов Хиггинса: парочка радиостанций, газеты, угледобыча, нефть, торговые автоматы и ферма в глубинке, где он проводил большую часть времени. Ферме он дал претенциозное название «Эрмитаж» в память о городском поместье в штате Теннесси, принадлежавшем некогда президенту Эндрью Джексону.

— Ты знаешь, что может его связывать с университетом в Венеции? — спросила я. Мне помнилось, что была какая-то связь, но какая, я не могла вспомнить.

— Узнаешь сама, — ответил Майк. — Население в городе смешанное: белые и цветные. Настоящая пороховая бочка. Неплохо было бы, если бы она взорвалась, пока ты будешь там.

— Очень неплохо, — съязвила я.

Майк предложил мне лететь самолетом до Сант-Луиса, а оттуда машиной доехать до Венеции. Но мне хотелось отправиться на свое новое задание поездом из Чикаго, и я объяснила Майку, почему.

— Сентиментальное путешествие, — незлобиво тоже съязвил он.

— Просто разминка, — ответила я. — Разве есть что-либо более сентиментальное, чем политика?

— Здесь нечто большее, чем политика, Кейт. Не будь этого, я бы не ввязался. Для тебя это еще одно ответственное задание, девочка.

* * *

Из Чикаго во второй половине дня уходил поезд, которому его постоянные пассажиры в знак особого почтения присвоили название «Вечерний экспресс». Он славился своим вагоном-рестораном, некоей комбинацией кабака и клуба. Проводник, занимавшийся моим багажом, посоветовал мне пораньше заказать столик, ибо у пассажиров этого поезда в обычае пребывать там все время своего пути. Ресторан обслуживала фирма «Шампэйн-Урбана».

Я послушалась, пришла туда пораньше, и мне сразу же показалось, что я попала в мужской клуб. Все его члены немедленно устремили свои взоры на незваную гостью. Настороженность однако исчезла, как только ко мне подошел метрдотель. Он вовремя спас меня от возможных последствий вторжения в заповедную зону. Улыбчивый темнокожий мужчина с золотым зубом, облаченный в белоснежный, туго накрахмаленный китель, заботливо подвел меня к столику у окна, сервированному на две персоны. Он справился, какое место я предпочитаю — по ходу поезда или наоборот. Я выбрала первое, ибо жаждала полюбоваться закатом в прериях. Порой я тосковала по этому величественному зрелищу.

Я заказала бурбон по-пресвитериански.

— О, разумеется! — воскликнул метрдотель с нотками ностальгии в голосе, словно сам давно не отведывал этого коктейля.

Обслуживание в ресторане было образцом внимания и вежливости, что заставило меня на некоторое время забыть грубость черных, с которой давно уже пришлось свыкнуться в Америке. Бурбон был отличный, «Старый Тейлор». Официант ловко отвернул пробку на миниатюрной бутылочке и тут же открыл эль и содовую. Я давно не пью бурбон, а эль покупаю лишь для того, чтобы приготовить ветчину, но мой отец любил эту смесь бурбона, эля и содовой. Ее запах на мгновение вернул меня в один из воскресных вечеров в гостиной нашего фермерского дома. Вкус коктейля, сдобренного воспоминаниями, показался особенно приятным.

Я поймала себя на том, что ищу знакомые лица среди тех, кто возвращается домой. Слова «американская готика» годны для любого из поколений американцев. Вилы, пожалуй, были уже пережитком, а рубахи без ворота вышли из моды, но суровые лица на крепких шеях, напоминающие частокол, столь же долговечны как равнины под небом. Я мысленно представляла, какое у каждого из моих земляков хозяйство, и чем он занимается, представляла их жен, и гадала про себя, почему я не стала женой одного из них, а предпочла взять в мужья археолога, с которым случайно познакомилась в бомбоубежище в Израиле. Разумеется, я не искала ответа на этот вопрос, но тем не менее постоянно задавала его себе в самых разных обстоятельствах.

К столику подошел официант и спросил, не буду ли я возражать, если он посадит за мой столик еще одного клиента. Мне хотелось было возразить, но я согласилась. Ресторан был полон. Человек, которого подвел к столу официант, держался прямо, с военной выправкой, у него были серые глаза, светлые волосы и немодная стрижка. На вид я дала ему лет за сорок, полагая, однако, что он не старше меня. Он поблагодарил меня скорее мычанием, чем словами, я тоже молча кивнула в ответ. Мы ничем не были обязаны друг другу. Мой сосед по столу заказал виски с содовой. Я смотрела в окно на закат. Солнце напоминало огненное колесо.

Какое-то время мой сосед представлялся мне не более чем отражением в окне, что, кстати, тоже было нежеланным вторжением. Сам же он был погружен в свои думы, ибо уставился в солонку или еще в какой-то предмет на столе. Иногда в уголке его губ появлялось подобие скрытой улыбки. Ему явно не удавалось сохранять твердость в складках рта, подумала я, но он постоянно старался сделать это. Я попыталась лучше вглядеться в его отражение в окне, но напрасно: предо мною был человек, в котором шла какая-то борьба, или же его мучили воспоминания о ней. Я хорошо помню, что укрепилась в своем предположении еще до того, как мы обменялись первыми словами. Я была уверена, что, несмотря на консервативный деловой костюм и стрижку, он каким-то образом связан с университетом города Венеция, штат Иллинойс. Вскоре мой сосед тоже стал смотреть в окно, но не прошло и нескольких секунд, как наши взгляды встретились. Когда я отвернулась от окна, то увидела, что он в упор смотрит на меня.

— Университет Венеции? — спросил он, словно пытался вспомнить, где он меня видел.

— Нет… — Я постаралась, чтобы в моем голосе не было полной уверенности. — Но вы из университета, не так ли?

Он кивнул.

— Научная работа?

Он слегка сдвинул брови: я попала в яблочко, и это ему понравилось. — Рэндалл Форбс, физический факультет. — Сказав это, он слегка привстал на стуле.

— Осборн, — пробормотала я. — Какая область физики?

— Высокие энергии.

— Большой взрыв.

— Или скорее большой обвал, в перспективе сегодняшнего дня. — Он поймал мой взгляд, усмехнулся: — Вижу, вас не радует старомодная внешность визави. Позволю себе заметить, что модная одежда развращает. Хотя то же самое можно сказать и о хорошем трехразовом питании.

Я рассмеялась. Официант подал ему виски. Он поднял бокал и выпил, вздохнув от удовольствия. Я пыталась определить, кто он по акценту: образован, никаких следов провинциализма в речи.

— Вам что-нибудь говорит имя Дениэля Ловенталя, миссис Осборн? — Его взгляд скользнул по моему обручальному кольцу.

— Нобелевский лауреат? Да, конечно.

По его лицу словно что-то пробежало, еле заметно дрогнули крылья носа, будто он принюхивался. Возможно, он надеялся, что имя Рэндалла Форбса мне тоже знакомо.

— Я получил степень доктора благодаря Ловенталю, моему учителю… Это были времена славы и красивой одежды. Мы были великолепной командой теоретиков, достойных этого названия. Но все распалось, как и сама наука. Нас осталось только двое, старик и я. Он ректор факультета в университете Венеции. Или вы сами знаете об этом?

Я отрицательно покачала головой.

— Хотя, подумав, я, возможно, и вспомнила бы.

— Значит, вы из университета?

Я снова покачала головой.

— Я почти уверен, что вы не торгуете косметикой, — неосторожно выпалил он и покраснел, но тут же постарался все поправить: — Я имел в виду… — Он растерянно развел руками.

— Что я сейчас пойду и подкрашу губы? — насмешливо сказала я.

— О, Боже. Может быть, вы действительно торгуете косметикой и продаете ее тому, кто в ней так нуждается.

— Не беспокойтесь, — улыбаясь, ответила я. — Я журналистка, профессор Форбс.

Собеседник воздержался от каких-либо комментариев, не желая далее испытывать судьбу. Когда официант принес меню, Форбс продолжил тему:

— Я действительно однажды познакомился в поезде с женщиной, которая торговала косметикой. Тогда я был женат, и знаете, что она сделала? На другой день явилась ко мне в дом и сказала моей жене, что это я предложил ей зайти к нам.

— Ей удалось что-нибудь продать? — спросила я.

— Вы угадали. Она получила выручку там, где, по-моему, у нее не было никакого шанса заработать хотя бы пенс. Я действительно совсем не знаю женщин. — Он пробежал глазами меню и посмотрел на меня. — Сделайте заказ, а я куплю бутылку вина. Пожалуйста, не возражайте. У меня есть повод.

— И не подумаю возражать.

Мы заказали луизианские устрицы и телячьи ребрышки.

Я подняла бокал.

— За то, что вы празднуете, профессор.

— Я пока не хотел бы, чтобы это попало в газеты.

— Это исключено, — заверила его я, стараясь не быть серьезной.

И все же он колебался. На его щеках появились два красных пятна, а лицо побледнело, но он все же отважился.

— Я хочу отпраздновать грант в триста тысяч долларов для исследовательской работы на моем факультете, которому никто даже копейки не собирался давать. Но я этого добился.

Он откинулся на спинку стула и стал раскачиваться, улыбаясь и кивая головой. Видимо, профессор не часто улыбался, и его улыбка казалась вымученной, но румянец снова расцвел у него на щеках, а в глазах светилась радость. Он горделиво повел плечами, когда сказал:

— Это произошло сегодня.

— Поздравляю, — сказала я, хотя полагала, что триста тысяч долларов в наше время не столь значительная сумма, когда речь идет об исследовательских работах. — И как же вы собираетесь ими распорядиться?

— Думаю, мы обязательно закончим начатый эксперимент. Что бы ни решило начальство! Дело в том, что наши исследования не преследуют никакой прикладной цели. Вы понимаете, что я хочу сказать? Ничего намеренно полезного.

— Чисто теоретические исследования.

— Совершенно верно. Черт побери, чистейшие… — Он на мгновение задумался. — Знали бы вы те времена, когда старику было столько же лет, сколько мне сейчас, а я был его учеником! Какие задачи мы перед собой ставили, какие фантастические планы строили… Это было похоже на игру в пятнашки среди звезд.

— Неужели сейчас все так изменилось?

Лучше бы я не задавала ему этого вопроса. Он помрачнел.

— Да, конечно. У меня есть аспирант, который считает все свои рефераты кучей дерьма.

— И тем не менее хочет получить ученую степень, — заметила я.

— Кто знает, чего они хотят в наши дни? Научные связи практически сведены к нулю. Наши встречи и общения — это просто редкая случайность.

— Зачем вы занимаетесь преподавательской работой? Ведь вас интересуют фундаментальные науки?

— Я должен! — В голосе мистера Форбса слышались нотки раздражения. — Одно другому не помеха.

— Я не хотела задеть вас, — тихо успокоила его я.

— Я знаю… — Он засмеялся невеселым смешком. — Вы должны понять, что ни правительство, ни промышленность не станут соперничать с университетом из-за моих услуг.

Я сочувственно кивнула.

Мой собеседник заказал полбутылки шабли к устрицам и «Медок» 64-го года к мясу.

— Каждому давай конструкцию полегче, без тяжелого днища, поскольку она должна летать, — пояснил он. — А выбор невелик.

— И все же, — сказала я, возвращая разговор к физике. — Все, что касается термоядерных синтезов, свертыванию не подлежит, не так ли?

— Да, — согласился Форбс со снисходительным удивлением. Он не ожидал от меня такой осведомленности. На память пришла поговорка о собаке, которая поднялась и стала ходить на задних лапах.

— Я говорю как умеренный невежда.

— А я как личность, недостаточно осведомленная. Наша скромность делает нас равными, не так ли?

— Мы откровенны как современная молодежь. Она считает, что всегда откровенна и честна.

— Должна быть такой. Но, увы, это не так, — ответил Форбс.

— А что думает нынешняя молодежь о Ловентале?

— В каком смысле?

— В политическом. Когда я училась в колледже, он скорее был известен своими левыми взглядами, чем научными работами.

— Я об этом ничего не знаю.

Вопрос был некорректным, ибо Форбс судя по всему не интересовался политикой. Я это интуитивно почувствовала и мне стало жаль, что я погасила слабую искорку доверия между нами.

— Он будет рад вашему успеху… в Чикаго, — сказала я.

— О, конечно! — Форбс ожил прямо на глазах. — Надеюсь, он не придаст этому такого уж большого значения. В конце концов, он сам получал гранты куда более значительные, чем этот… и от более известных фондов, нежели фонд Бернарда Рейса. — Он призадумался над тем, что только что сказал. — Похоже, я кажусь неблагодарным, не так ли?

Я опустошила свой бокал с бурбоном. Официант убрал его со стола, прежде чем начал открывать вино. Затем он совершил ритуал дегустации, налив Форбсу несколько капель. Тот попробовал и слегка сморщил нос.

— Чего на самом деле ждут от вас те люди, которые дали вам деньги, профессор?

— Ха! Как вы догадались?

— Работа моего мужа часто зависит от грантов. Он археолог.

— Чистой энергии. Вы поняли сразу, — ответил Форбс, которого в данную минуту мой муж интересовал так же, как меня дама, торгующая косметикой. — Вот что для них означает синтез. Им подавай экологию и энергию в одном пакете. В этом и состоит фокус. Русские подошли к решению этого вопроса благодаря конверсии, и если затея выгорит, — Форбс пожал плечами, — они намного опередят нас.

— Вас беспокоит, что они вырвались вперед?

— Меня тревожит то, что я не знаю, что известно им. Их ядерный конвертер не моя область изысканий, но мне хотелось бы знать о нем. В наше время такие знания необходимы. Похоже, трансформируя энергию в силу, им удалось избежать фазы загрязнения… Если хотите, я вам объясню…

— Да, пожалуйста, — согласилась я, убежденная в том, что, восполняя свой недостаток информации в этой области, я даю ему возможность пережить лучшие моменты беседы с представителями Фонда.

Во время ужина он говорил не переставая, я подогревала беседу, время пролетело незаметно. Сознавая мимолетность нашей встречи, мы оба, быть может, были более откровенны, чем следовало, когда разговор попутно соскальзывал на нечто сугубо личное.

Когда подали кофе, Форбс посмотрел на часы.

— Мне пора собираться, — сказал он. — До Венеции осталось полчаса. Знаете, когда я впервые приехал сюда, то, упоминая здешнюю Венецию, всегда добавлял слово «Иллинойс», ибо это имя по праву первородства носит город на другом конце света. Теперь же, говоря об итальянской Венеции, я добавляю слово «Италия».

— Я рада с вашей помощью встретиться с Венецией, Иллинойс, профессор. Нам пора попросить у официанта чеки, как вы думаете?

— Значит, вы тоже сходите в Венеции? — медленно спросил Форбс, казалось, с трудом выбирая слова. Похоже, он считал, что я обманула его.

Мне даже захотелось заверить беднягу, что мне ничего не нужно от него в городе Венеция, штат Иллинойс. Поэтому я сказала:

— Да, я схожу здесь, но в моем задании, профессор, нет никакого секрета. Я работаю для «Субботнего журнала». Мы собираемся напечатать статью о Стиве Хиггенсе.

Форбс сразу пришел в себя и даже рассмеялся.

— Желаю успеха, — сказал он.

— Не думаю, что он может иметь к вам какое-либо отношение, — ответила я, надеясь прояснить ситуацию.

— Или я к нему. Можете быть уверены, этого нет.

— Ну, я пока еще не знаю.

— Скоро узнаете. Скоро все узнаете, — повторил Форбс.

Мы обменялись любезностями, оплатили чеки и тепло распрощались. Инициатором рукопожатия была я, первой протянув руку, а ему не оставалось ничего другого, как пожать ее, чтобы не показаться невежливым.

* * *

Поезд прибыл в Венецию задолго до девяти вечера, но вокзал был уже закрыт. На площади ни одной машины. На платформе кроме меня оставался только Форбс. Он помог мне донести вещи до будки с телефоном для вызова такси.

— Знакомая картина, — сказала я ему, — только не думала, что и здесь так будет.

— Почему? Думаете, мы более цивилизованны?

Меня кольнул его сарказм. Форбс ушел, пообещав прислать такси, а я с трудом поборола растерянность и чувство покинутости. То, как меня встретила Венеция, не обрадовало. На город словно обрушилась белая тишина. Время от времени по улице проезжали машины, еще реже появлялись пешеходы, казавшиеся в резком свете электрических реклам фигурами в тире. Именно это впечатление заставило меня понять, что в городе везде ненормально яркое освещение. Даже магазины, в которых не было ни души, сияли огнями. Ничто не говорило о том, что в этом городе есть свой университет.

Я ждала, прохаживаясь. Присесть было негде, даже если бы захотелось: от скамеек остались лишь следы давнего их пребывания. Печально гудели рельсы под колесами удаляющегося поезда. Пейзаж напоминал Великую депрессию 30-х годов, хотя я немногое запомнила о тех временах. Порой я сожалела, что была в ту пору так мала, и память не смогла запечатлеть многое из прошлого, и оно оказалось навечно потерянным для меня. Но пустая платформа закрытого вокзала Венеции в какой-то степени восполнила эту потерю.

Наконец подъехало такси.

Глава 2

Ветер гнал по небу тяжелые тучи, когда утром я вышла из гостиницы «Марди-Гра». Она была плохой копией новоорлеанских отелей прошлого столетия, но построена недавно, и в ней клиенты могли расплачиваться кредитными карточками. После вчерашнего негостеприимного приема на вокзале я радовалась теперь дружелюбию и предупредительности в отеле, иногда казавшихся излишними. Меня порадовал уже ждавший меня новый «шевроле-импала» белого цвета, заказанный мною накануне.

Когда я, направляясь в «Эрмитаж», была уже в двадцати милях от города, солнце наконец прорвалось сквозь тучи, хотя ветер все еще продолжал гнать их стада по небу. Воздух был чист, ветер свеж, пахло морозцем. Стоял март, капризный месяц в своем зените. Сразу же за городом равнинные просторы до горизонта были усеяны нефтяными вышками, за которыми вскоре потянулись фермерские поля, со вспаханной плодородной коричнево-черной землей и луговинами, где паслись стада. Я видела одинаковые аккуратные фруктовые сады, напоминавшие мне квадраты кукурузных посадок времен моего детства. Подъезжая к поместью «Эрмитаж», я увидела вдали предгорья Шони, а по обеим сторонам шоссе, среди дубов и зарослей гикори, появились сосны.

Хромой служка открыл железные ворота и, отсалютовав, пропустил машину к ранчо. В зеркале заднего обзора я видела, как он вновь запер ворота, и гадала, в какой из войн он получил увечье или же пострадал в шахте.

Гравий шуршал под шинами. Дорога, ведущая к дому, шла через густой парк, где даже в солнечные дни царила благодатная тень. В парке я заметила двух наездников, ехавших мне навстречу. Когда они пришпорили лошадей, я сбавила скорость. Как раз в тот момент, когда я припарковала машину, Хиггинс и его спутница уже подъехали ко мне. Он спешился и, перебросив поводья через голову красивого жеребца, отдал их своей спутнице, а сам подошел ко мне и пожал мне руку.

— Я рад, что вы нормально одеты, — сказал он, когда я вышла из машины. Хиггинс был высокого роста и красив даже в свои шестьдесят восемь лет. Взгляд его голубых глаз был проницательным и острым. Он представил свою спутницу как Лори, Она была полновата, с неулыбчивым лицом. Я дала бы ей далеко за сорок. Кто она? Секретарь, компаньонка или еще кто-то? Хиггинс предложил ей уступить мне свою лошадь, даже не спросив меня, согласна ли я на это или нет. Мне пришлось обменять свою накидку на меховую безрукавку Лори и в модном брючном костюме от Гудмена сесть на лошадь по кличке Иезавель. Видимо, предполагалось, что Иезавель сразу же собьет с меня самоуверенность, если она у меня есть. Хиггинс неспроста теснил ее своим конем, пугая и дразня. Я, не раздумывая, пришпорила лошадь, позволила ей вырваться вперед и не смиряла даже тогда, когда она перешла на галоп. Затем постепенно натягивая поводья, я ждала, когда лошадь постепенно умерит свой бег. Я дала ей возможность пройти в спокойном темпе ярдов пятьдесят, и только тогда мы повернули назад.

На лице Хиггинса была довольная ухмылка.

— Давайте прежде всего объедем вокруг дома, — предложил он.

Мы ехали к дому по поляне, тронутой утренним морозцем. Фасад украшали колонны с коринфскими капителями и огороженная веранда на верхнем этаже. С каждой стороны дома на уровне первого этажа были однокомнатные пристройки, окна которых выходили на три стороны. Дом мне показался изящным и уютным, о чем я не преминула сказать хозяину. К тому же я поинтересовалась, из какого кирпича он был сложен, и где обжигался кирпич. То есть о всем том, что роднило бы его с известным домом президента Джексона.

— Нет, вместо кирпича мы использовали наш иллинойский гранит, — ответил Хиггинс и направил лошадь к усыпальнице с круглым куполом, похожей на стройный греческий храм с колоннами. В этом Хиггинс тоже следовал вкусам президента Джексона. Сняв головной убор, Хиггинс пояснил:

— Здесь похоронена моя супруга Ненси, есть место и для меня. Ровно столько, сколько было на супружеском ложе. На большее я никогда не претендовал. — Он почесал голову и снова надел свою охотничью шапку. — Возможно, кто-нибудь скажет вам, что это не так. Сами будете решать — верить им или нет.

Наконец мы направились в конюшни. Передав конюху лошадей, который тут же стал выгуливать их, мы вошли внутрь. Хиггинс все еще выращивал скакунов, хотя после восьми лет неудач на скачках в Черчилл-Даунс его питомец в конце концов был снят с соревнований насовсем.

— Я почувствовал себя так, будто меня вычеркнули из общества респектабельных людей, хотя никогда не стремился попасть в него. Поэтому я послал все это ко всем чертям.

В конюшне было десять лошадей одна другой краше. Две кобылы ждали приплода. Хиггинс подошел к одной из них и потрепал ее по шее, а затем притянул ее голову к себе. Я вспомнила отца, который предпочитал лошадей людям.

Хиггинс показал мне помещение, где хранилась конская сбруя, а затем жилую комнату наверху.

— Иногда я ночую здесь, особенно когда приходит время кобылам жеребиться.

Осмотрев конюшни, мы снова отправились верхом через скотный двор на поля, где паслось стадо породистых коров «гернси». Я насчитала сорок голов.

— Это стадо на втором месте в штате по жирности молока. Я не гонюсь за первенством, к недовольству скотников, кстати. Вот не хочу и все. Как вы расцениваете это?

Я подумала немного и рассмеялась.

— Что значит ваш смех?

— Мистер Хиггинс, если все обстоит так, то зачем я приехала сюда?

— Вы хотите сказать, что ваш журнал не собирается тратить бумагу и талант своей перворазрядной журналистки на жизнеописание второразрядного магната?

— Да, что-то в этом роде.

— Что ж, будет интересно узнать, что кто-то знает о тебе больше, чем ты сам. Разве не великолепно это стадо?

— Не видела ничего более красивого. А я выросла там, где разводили как раз «гернси».

— У нас предпочитали «холстейнов», они ближе к человеку, — заметил Хиггинс. — В Ист-Молайне.

Выходит, он родился и вырос в местах, где белые и цветные жили рядом.

Мы снова выехали на луг и направились к лесу.

— В соседстве с цветными есть свои преимущества, — заметила я.

— Вы, пожалуй, правы, — согласился Хиггинс. — Я понимаю этих людей. И многие из них меня тоже. Я направил полдюжины цветных юношей в юридические колледжи. Можете представить себе, что думают обо мне белые братья! Один из моих черных парней в прошлом году прошел в законодательное собрание штата. Не скажу, миссис Осборн, что начисто лишен предрассудков, но я не предвзятый человек.

Вот на этом стоило бы остановиться подробнее, подумала я.

— Между предрассудком и предвзятостью не такая уж большая разница, мистер Хиггинс.

— Мне нравится находить именно такую еле заметную разницу. А большую видит каждый: между мальчиком и взрослым мужчиной, между козлом и бараном и так далее. Кстати, зовите меня просто Стивом. Все так меня зовут.

Мы въехали в ворота, за которым начинались охотничьи угодья. Хиггинс оставил ворота открытыми. Вдали я увидела фигуры охотников.

— Настоящая охота, — сказала я.

— Если вы останетесь у нас до Пасхи, я устрою охоту в вашу честь. Как вы на это смотрите?

Я рассмеялась, и сделала вид, что обдумываю предложение.

— Не знаю, что сказать.

Мы пришпорили лошадей, пересекли поле и через другие ворота въехали в лес. Я готова была поклясться, что увидела лису.

— У нас водятся красные лисы, — сказал Хиггинс. — Чертовски досадно, но закон ставит охоте всяческие ограничения. К тому же явно бессмысленные. Я могу убить лису в своем поместье, но тут же должен доложить об этом. Наша цивилизация построена на лицемерии.

Я не могла не согласиться с ним, потому что идея охоты в мою честь мне понравилась, если только не по живой мишени.

Мы вернулись в дом. Умывшись в ванной комнате, примыкавшей к библиотеке, я села у камина с блокнотом в руках. Хиггинс остался в кабинете подписывать бумаги. Я слышала, как звонят телефоны и где-то стучит пишущая машинка. Над камином висел неплохой портрет президента Джексона кисти художника Сулли. Я с сожалением подумала о том, что Джексон мне не столь симпатичен, как, например, Джефферсон. Однажды, всего однажды, я проявила заинтересованность и отчаянно желала победы президенту. Это было в тот год, когда противником Трумена был Дьюи.

Вернувшись, Хиггинс, не спрашивая меня, налил себе и мне виски.

— Можете добавить содовую, но, уверяю, лучшего бурбона вы еще не пробовали, молодая леди.

— Только со льдом, пожалуйста.

Хиггинс был даже против льда, но все же, взяв щипчики, бросил и в свой стакан кусочек. Все было заботливо приготовлено к нашему возвращению: виски, вода, наколотый лед и огонь в камине. Хиггинс подал мне стакан и, как бы невзначай, бросив взгляд на мой блокнот, сказал:

— Я предпочитаю, чтобы мужчина был мужчиной, женщина — женщиной, а виски — в чистом виде без всяких примесей. Ваше здоровье! — он поднял стакан.

— А как же еле различимая разница между предрассудком и предвзятостью?

Хиггинс оглушительно расхохотался.

Теплый янтарный цвет виски, его вкус и аромат подтверждали высокое качество напитка.

— Ключевая вода, угли гикори и любовь… Хотя с некоторых пор я чрезвычайно осторожно пользуюсь этим словом. — Он вытянулся во всю свою немалую длину на кресле-качалке, так что носками своих мокасин почти доставал горящих бревен в камине. Он сменил сапоги на туфли, но остался в бриджах для верховой езды. — Где вы остановились, миссис Осборн? Могу я звать вас просто Кейт? Я помню, видел ваше имя под какой-то статейкой еще в Чикаго.

— Пожалуйста, зовите меня Кейт. Я пока остаюсь в Венеции.

— Почему?

— По-моему, она сейчас для вас важнее, чем какое-либо другое место.

— Вы очень наблюдательны. Сейчас университет — мой главный интерес. Я не шибко читающий человек. — Он обвел глазами стеллажи библиотеки, задерживаясь взглядам то на одном книжном корешке, то на другом. — Знаете, что мне больше всего нравится читать, Кейт? Речи. Раньше их называли торжественными обращениями к нации… Клэй, Калхун, Линкольн, Ивен Стив Дуглас, эдакий Эверет Дирксон своего времени.

Появилась Лори, сменившая костюм для верховой езды на юбку и свитер, предательски выдававшей складку жирка на талии. Лори налила себе виски с водой.

— Что касается университета, то не думаю, что моя помощь ему повредит. Что скажешь, Лори? Есть консенсус по этому вопросу?

— На большинстве факультетов, да.

— Ну а те, что не согласны со мной, меня не интересуют, — сказал Хиггинс. — Как и большинство школ, университет находится в стадии преобразований. Я готов сделать все для молодежи этого студгородка. В других местах — это их заботы. Но черт побери, какой ерунде учили здесь, в университетах, еще несколько лет назад. Например, в университете Шангри-ла. Насколько это актуально? У нас много аспирантов из рабочих шахтерских семей. А наша черная молодежь? Смотришь на нее и думаешь, что они из Занзибара, ан нет, они из родного южного Иллинойса и гордятся этим. Вы кого-нибудь знаете в университете, Кейт?

— В поезде из Чикаго я познакомилась с неким профессором Форбсом с физического факультета.

Хиггинс повернулся к Лори, которая уселась на софу между моим стулом и креслом хозяина.

— Форбс? — спросил у нее Хиггинс.

— Ловенталь, — ответила Лори.

Хиггинс недовольно буркнул и отпил виски.

— Я нашла его вполне разумным и осведомленным, — сказала я. Нетрудно было догадаться, что взгляды на науку у этих двоих были в корне отличны.

— Осведомленным в чем? — скептически спросил Хиггинс, но так, словно это его мало интересовало.

— Он объяснил мне, как можно превратить энергию в электрическую силу, — я не удержалась от того, чтобы не добавить: — В России, кажется, создали такой конвертер и опередили нас года на два или три.

— Это все группа Ловенталя, — сказал Хиггинс, словно успокоившись. — Русские идут, русские идут! Уже сколько лет они пользуются этим жупелом, чтобы получать субсидии.

— Но теперь, когда русские нас опередили, — ответила я неосторожно, — вы чувствуете облегчение?

— Черт, конечно, нет! Я просто не верю, что они обошли нас. О каком конвертере он вам говорил?

— О конвертере прямого превращения энергии в силу. Насколько я поняла, мы для получения пара расщепляем атом, а пар дает нам электричество. Так вот, русские обошлись без пара. — Я почувствовала, что мое бездарное объяснение и то, как я подбирала слова, все же зацепили его. Это не делало мне чести, как журналисту, и могло помешать выполнению своей задачи, если Хиггинс все узнает.

Но Хиггинс отнюдь не был дураком. Он тут же сказал:

— Что ж, это устранит главный загрязнитель атмосферы. Лори, соединись с Борком. Узнай, может ли он приехать ко мне на ленч. — Он посмотрел на часы. — Я пошлю за ним вертолет.

Пока Лори звонила по телефону, Хиггинс объяснил мне, что Хью Борк это декан новой, только что созданной Школы науки и технологии.

— Они теперь так тесно связаны. Я не люблю элитные группы. Все знаменитые физики ушли, когда иссякло субсидирование. Известные имена. После Эйнштейна о ком еще вы слышали? Я хочу, чтобы вы познакомились с Борком. Это человек-находка. — Хиггинс ждал результатов телефонного разговора Лори.

Стол с телефоном стоял за диваном. Лори пересказывала Хиггинсу то, что говорил ей декан.

— Он на ленче в Бюро фермеров, должен выступить там.

— Дай мне самому договорить с ним.

Хиггинс обошел стол и поудобней уселся на его край. Он говорил с деканом по-приятельски, как в клубе, с чуть заметными отеческими нотками в голосе. Он спросил Борка, что тот собирается говорить собранию упрямых республиканцев. Хиггинс, продолжая разговор, добавил себе виски из графина и сообщил Борку о моем приезде и задании. — Я хотел бы, чтобы вы познакомились, пока она здесь. Хочу, чтобы она написала о моих мыслях и чувствах по отношению к университету. Когда ты сможешь увидеть ее, Хью? — Помолчав, он обратился ко мне. — В половине пятого вас устроит?

Я согласилась.

— Хью, ты знаешь что-нибудь о русских, превращающих энергию в электричество? Форбс рассказал ей об этом в поезде.

— Теперь мне кажется, что как бы я ни описывала эту сцену, все читалось бы как пародия. Именно таким мне казались и сам телефонный разговор и реплики Хиггинса. Без сомнения, это чувство усугублялось еще моим полным невежеством в науке, да и тем огромным контрастом между такими фигурами как Хиггинс и Форбс. Разговор по телефону продолжался, хотя Хиггинс теперь больше молчал и слушал, что говорили на другом конце провода.

Лори снова наполнила мой бокал. Мне хотелось спросить ее, как давно она работает у Хиггинса, но поскольку я не знала ни ее статуса, ни должности, то благоразумно предпочла не задавать таких вопросов. У Лори было недоброе лицо. Такое впечатление создалось у меня при первом взгляде. Но это было, пожалуй, не так, просто она умела контролировать его выражение. Любой, кто попробовал бы чем-то удивить ее, так никогда бы и не узнал, удалось ли ему это.

— Вы живете в Нью-Йорк Сити, миссис Осборн?

— Миль пять к северу.

— Когда мой муж был жив, мы часто бывали в Нью-Йорке. Вы слыхали о моем муже?

— Нет.

Я не была уверена, что она поверила мне. Помню, что Хиггинс, представляя ее, назвал лишь ее имя, и мне это показалось невежливым с его стороны.

— Фамилия Мюллер вам что-то говорит?

— Возможно, скорее что-то напоминает, — ответила я. — Да, что-то очень далекое.

— Его обвиняли в растрате государственных денег пятнадцать лет тому назад. Он повесился перед началом суда.

Я отпила глоток виски и промолчала, подумав, зачем мне эта информация. Не было ли это частью его, Стива Хиггинса, политической легенды: работодатель с сердцем большим, чем его грехи.

Лори продолжила свои объяснения:

— Я всегда сама сообщаю это таким персонам, как вы, например. Так никто не застанет меня врасплох каверзным вопросом. Меня этому научил Клинт Мак-Доуэлл, наш сотрудник по связям с общественностью. Он называет это вакцинацией.

Закончив разговор, Хиггинс снова уселся в кресло-качалку и спросил:

— Знаете, кто первым открыл способ, которым теперь похваляются русские? Томас А. Эдисон. Что вы скажете на это?

Я что-то пробормотала в ответ.

— А теперь с чего начнем: с хронологии или психологии?

— И с того и с другого. Например, расскажите мне, как мальчишке из трущоб Ист-Молайна удалось за двадцать восемь лет стать владельцем такого огромного поместья, как «Эрмитаж» с его шестьюстами акрами земли?

— Умение предвидеть и перепродажа заложенной недвижимости. Это было в 1930 году.

Хиггинс был убежден, или во всяком случае утверждал это, что его ценнейшим качеством и капиталом была его любознательность. Он попробовал себя во множестве разных дел, ибо чертовски хотел знать, как их следует вести и каковы их секреты.

— Это относится и к моему первому, и, пожалуй, единственному незаконному бизнесу: контрабанде спиртного в годы «сухого закона». Однако я не был просто бутлегером, ибо все деньги, добытые таким нечестным путем, я вкладывал в производство спиртного. Биржевой крах 1929 года и отмена Восемнадцатой поправки о введении «сухого закона» помогли мне продать свой бизнес фирме, чье виски славилось еще с тех времен, когда жажда к бурбону начала сменяться жаждой власти. Вы окольными путями пытались узнать, на какие деньги я купил «Эрмитаж»? Вот вам мой ответ.

Я, как каждый ирландец, жаден до земли, Кэйт, а этот большой ее кусок в те времена был не по зубам слабаку. Бы небось помните или хотя бы слышали о пыльных бурях, засухах и демпинговых ценах на молоко из-за неустойчивых цен на корма? О возросшем спросе на землю и нехватке ее. Вот вам ситуация. Я стал горячим сторонником «Нового курса» Рузвельта.

Я проучился семестр в школе Управления сельским хозяйством и, вернувшись домой, применил все, чему меня там учили. Я распахал те сто акров, что были под хлопком, и остальные, что были под зерновыми, я перестал доить коров, резал свиней и закапывал их мясо в землю, а по ночам сидел на крыльце, положив ружье на колени, потому что соседи грозились убить меня.

Мой собственный отец, привезший меня из Ирландии трехлетним мальцом, отрекся бы от меня, если бы мог. Он сказал бы мне, что мои действия это вопиющее попрание человеческой морали, какую когда-либо знала история, кроме разве того, что сотворили англичане во время картофельного голода. Я помню, как по воскресеньям он сидел перед радиоприемником и слушал проповеди отца Кофлина: «Задай им, отец! Задай им по первое число!» — выкрикивал он. Помимо запах древесных опилок, всегда сопровождавший отца. Он был продавцом льда, крепким мускулистым мужиком, но спина его все больше горбилась. Когда он умер, я в первые минуты не осознал потери, до того мне было безразлично, где он и что с ним. Но вот я вошел в заднюю комнату его дома и увидел простой деревянный гроб, почувствовал запах свежеоструганных досок. Тут горе и свалило меня.

Знаете, Кейт, я прошел весь круг. Фермеры нынче совсем не те, что были в прежние времена, и субсидии, которые до сих пор получают некоторые из земельных магнатов, и в их числе я, вопиют о возмездии.

Так вот каков Стив Хиггинс, когда он в ударе и поэтизирует собственное прошлое, причем сознательно и ничуть не стыдясь этого!

Я не удержалась и поинтересовалась: политикой он занялся тоже из любознательности?

— Каждый житель Южного Иллинойса — политик. Знаете, Кейт, мы, как и ирландцы, рождаемся политиками. Это наш протест против колониального статуса, — это было его первым ядовитым замечанием в адрес Чикаго, но, как потом оказалось, не последним. — Да, я занялся политикой, потому что был любопытен. Нет ничего более сложного, чем человеческая личность. Или более простого, если тебе удастся узнать ее суть.

На ленче присутствовало человек двадцать помощников Хиггинса и их референтов. Лори пояснила, что так бывает ежедневно, в чем я сама могла убедиться, глядя в окно столовой на то, как на летном поле садятся и взлетают частные самолеты. Лори председательствовала на другом конце стола, что позволило мне похвалить ее меню. Потом Хиггинс лично показал мне кухню в своем доме.

Договариваясь о новой встрече, Хиггинс спросил у меня, остановилась ли я в отеле «Марди-Гра», а потом добавил:

— Возможно, вы пожелаете переехать в мой номер там?

— Спасибо, но мне вполне удобно в нынешнем.

— Что ж, хорошо, — согласился он. — У меня в отеле есть свой номер, на всякий случай.

— И, конечно, со скидкой, — добавила Лори.

— Да, со скидкой, — повторил, расплывшись в улыбке, Хиггинс. — Вы можете жить и у меня в поместье, если хотите. В охотничьем домике полно места, можете даже сами себе готовить, если любите это занятие.

— Благодарю вас, мистер Хиггинс, но мне нужна… перспектива. — Я до сих пор не звала его по имени. — Я должна обдумать свои вопросы.

— Постарайтесь, юная леди, чтобы мои ответы на каждый из них были моими ответами, и вашему шефу не пришлось бы готовить из них варево по своему вкусу.

Почти весь остаток дня я взвешивала и обдумывала эти слова. Не выражают ли они в какой-то степени обиду на то, что я пренебрегла его гостеприимством, и не тороплюсь переходить с ним на фамильярный тон. Нет, не думаю. В конце концов я пришла к выводу, что это привычная грубость знаменитостей. Если бы он обиделся на меня за отказ принять его предложения, это означало бы, что он уязвим, а он не допускал такой мысли и не потерпел бы этого. То же можно сказать и о нашем с ним разговоре о Форбсе и русском конвертере. Ему безразлично, пытаюсь ли я его заинтересовать или нет.

Уезжая из поместья, я задержалась у ворот и спросила у хромого смотрителя поместья, зачем Хиггинсу ворота. И не только ворота, все поместье было окружено десятифутовой оградой с колючей проволокой наверху.

— Такие времена настали, — посетовал смотритель, — в ужасные времена мы с вами живем, нужен глаз да глаз. Вот я и сторожу, ни на что другое не гожусь.

— А что у вас с ногой? — прямо спросила я.

— О, мэм, спросили бы вы лучше у Стива. Никто лучше его об этом не рассказывает.

— Расскажите мне сами, — попросила я, и вынув две сигареты, поднесла их к зажигалке на щитке машины. Одну я дала смотрителю, другую закурила сама.

— Что ж, — ответил он, положив руку на дверцу машины. Стекло я опустила раньше. — Стив и я любили пропустить по стаканчику, а для этого время от времени переправлялись на другой берег реки. «Сухой закон», сами понимаете.

— О «сухом законе» он мне уже говорил, — остановила я рассказчика. — Что дальше?

— Я был молодым парнем, носил оружие за поясом, отличный небольшой револьвер тридцать второго калибра. Однажды вечером, основательно нагрузившись, мы сидели и ждали переправы. Когда она будет, никто никогда не знал, а нам порядком наскучило ждать, вот Стив и говорит, что даст мне пожизненную работу у себя в хозяйстве, если я отстрелю себе палец на ноге. Поспорили. Я выстрелил, да попал не в один палец, а в целых три. С тех пор я у него и работаю. Объезжаю лошадей, иногда заменяю шофера, но большую часть времени сторожу эти ворота от того зла, которое за ними.

— Что же это за зло? — спросила я.

— Оно может быть любым: черным, белым или коммунистическим красным. Я готов и жду. — Он осклабился и похлопал себя подмышкой, где, должно быть, прятался в кобуре револьвер тридцать второго калибра.

Глава 3

Направляясь к университету, я въехала в город со стороны черного гетто. Позднее я узнала, что этот квартал назывался Бейкерстауном потому, что в его центре главным зданием была заброшенная пекарня. Иногда трущобы в провинции производят куда более страшное впечатление, чем трущобы в большом городе. Под высоким небом посреди бескрайних просторов дома в Бейкерстауне не теснились, как обычно в трущобах, однако земля здесь казалась мертвой и напоминала замерзшую растоптанную грязь. Жилища были ветхими, окна с выбитыми стеклами, заклеенные бумагой, заколоченные досками или заткнутые ветошью. Меня удивило множество детворы и запах угольного газа. Здесь топят самым плохим и дешевым углем, который крадут где попало. Я точно этого не знаю, но кое-что знаю об угле и шахтах, а еще о том, что плохой и дешевый товар всегда где-то близко от дома.

В Бейкерстауне есть одно новое здание — это Демократический клуб. Оно построено из красного кирпича и украшено флагом, а рядом кооперативный магазин.

Я минула бывшую пекарню, теперь здесь был Дом баптистской миссии отца Стенли Родса. Об этом сообщала дощечка, свисавшая с креста, установленного на лужайке. Крест был сделан из обрезков водопроводных труб. Смрадные туалеты во дворах свидетельствовали об отсутствии водопровода и канализации в Бейкерстауне.

Проехала машина шерифа. Он энергичным жестом большого пальца велел мне проезжать, не останавливаясь. Его голубой полицейский шлем лежал за задним сиденьем в окне, и для меня в нем сосредоточилось как в фокусе нечто пока ускользающее, но связанное с университетом, Хиггинсом и этим черным гетто.

Если мне без особых усилий удастся добраться до университетского городка, то у меня остается около часа на посещение библиотеки.

Большой, раскинувшийся в беспорядке университетский городок вырос вчетверо после Второй мировой войны и вторгался в прерии всякий раз, когда это было ему нужно. Архитектура была самая смешанная — от новой готики до зданий таких архитекторов, как Френк Ллойд, Райт и Бакминстер Фуллер. Студенты, как правило, были небрежно одеты, ибо здесь царствовала широкая демократия. Кроме одного исключения: в студенческом городке была своя полиция.

Я наспех перелистала подшивку местной ежедневной газеты, детища Хиггинса. Я искала репортажи о почти забытых теперь волнениях в Венеции, вызванных убийствами в Кент-Стейте и Миссисипи. Насилие, вспыхнувшее в университетском городке, перекинулось в гетто, и воинственно настроенные студенты начали агитировать черных. Шериф графства Венеция Джон Дж. О’Мэлли ввел свои специальные отряды, так называемые «Голубые шлемы», которые заняли студенческий городок и изолировали его от города. Гетто также было окружено.

Неделю спустя в газете появилась редакционная статья, подписанная Стивом Хиггинсом. В ней говорилось о праве университета самому защищать себя. «Голубые шлемы» были заменены удвоенными нарядами университетской полиции.

Я спросила студента, работавшего библиотекарем, были ли какие-либо последствия.

— Но не в студенческом городке, — сказал он мне. — В Бейкерстауне до сих пор случаются перестрелки. «Голубые шлемы» тоже изредка постреливают — больше для порядка.

* * *

Административное здание факультета естественных наук стояло в конце парка, разбитого прямоугольником. Современное строение со сплошным стеклянным фасадом первого этажа позволяло видеть происходящее внутри его многочисленных офисов, что создавало странное впечатление театральной сцены.

Я расписалась в журнале посетителей и указала время прихода, но швейцар поспешил объяснить мне, что в дневные часы этого не требуется делать. Я тут же с удовольствием зачеркнула свою фамилию и направилась в кабинет декана Борка.

Он вышел из-за стола, чтобы пожать мне руку, лысоватый, со срезанным подбородком, коренастый, начавший сутулиться человек. У него была странная привычка надувать щеки, что делало его похожим на жабу. Подобное сходство, подумала я, едва ли осталось незамеченным студентами-первокурсниками. Я постаралась быть с ним поприветливей. Чистосердечные рассказы Борка о его статусе в университете, в конце концов, вызвали у меня даже сострадание.

— Можете представить себе, что я чувствовал, когда пришел на эту должность. Чужак, человек не из академической среды, имеющий всего лишь степень магистра естественных наук, да к тому же администратор, и, если на то пошло, — протеже политика… Вдобавок ко всему от меня ждали, что я изгоню святых из рая, то есть нанесу удар по физическому факультету. Это было время, когда нам хотелось распорядиться нашими научными ресурсами в пользу самой больной отрасли нашей промышленности — угольной…

Он повел меня в Выставочный зал и познакомил с планами, разработками и оборудованием по обработке угля. Когда мы вернулись в его кабинет, Борк опять заговорил о физическом факультете.

— Вы должны понять, миссис Осборн, что перенос акцента в нашей работе отнюдь не означает, что мы не придаем важности фундаментальным исследованиям. Просто у нашей администрации стремление использовать прежде всего то, что нам уже известно в науке. Что касается переполоха, который вы произвели своим сообщением о чистой энергии, я пока ничего не могу сказать. Но было бы интересно с этим разобраться. Кстати, вы не хотели бы познакомиться с профессором Ловенталем?

— Очень даже хотелось бы, — поспешила ответить я.

Борк позвонил на верхний этаж. Линия была занята, он положил трубку и принялся рассказывать об экспериментах Ловенталя и Форбса, которые они начали прошлым летом в лаборатории Вест-Коста.

— Мы даже демонтировали наш собственный циклотрон.

— Да, я уже слышала об этом.

— Даже если бы мы не сделали этого, ничего бы не изменилось. Нам нужно гораздо больше энергии, чем он способен дать. Кто знает. Папа, так мы все называем Ловенталя, продолжает твердить: «Мы наконец сделаем то, что, по-вашему, можно будет считать полезным». Я не желаю ему зла. Я просто ожидаю чуда каждый раз, когда он опускает рубильник. Форбс сказал вам о гранте, полученном от фонда Рейсса?

Я кивнула.

— Папа очень гордится этим.

Телефон профессора по-прежнему был занят, и мы решили без предупреждения подняться к нему. Но профессор уже ушел. Мы побеседовали с его секретарем, мисс Ингрэмс, которая напомнила декану Борку, что сегодня вечером он приглашен на ужин в доме профессора. Оо этом эпизоде я потом вспомнила, когда решилась понять один важный для меня вопрос: какие были отношения между городом и университетом. Мисс Ингрэмс, дама лет шестидесяти, без сомнения, родилась и прожила всю жизнь в этом городе.

Мы уже собирались уходить, как вдруг появился Форбс с бумагами в руках. На меня он посмотрел так, будто сомневался, признать ли ему наше знакомство или нет. Мисс Ингрэмс, увидев у Форбса в руках бумаги, поспешила покинуть кабинет. Бегство ее было столь очевидным, что мы расхохотались.

— Смеяться, правда, нечему, — сказал Форбс. — Она вынуждает меня теперь печатать двумя пальцами.

— Словно он будет это читать, — заметил Борк.

— Он умеет читать, не так ли? — обозлился Форбс, и я поняла, что они говорят о Хиггинсе.

Борк вздохнул и посмотрел на часы, а я воспользовалась паузой.

— Я, кажется, причинила вам неприятности? — посмотрев на Форбса, спросила я.

— Моя милая леди, вам даже трудно это представить. — Но Форбс тут же смягчился и взял меня под руку. — Еще раз здравствуйте.

— Ваша любезность не поможет, — сказала я. — Я печатаю не лучше вас.

Мы снова рассмеялись, и Борк, решив, что он вправе оставить нас одних, удалился.

— Я сожалею, если был груб с вами в поезде, — сказал Форбс, когда Борк ушел. — Из-за вас мне здорово досталось от Хиггинса.

— Я теперь понимаю вас. И очень сожалею. — Я указала на бумаги в его руке.

— Все в порядке. Я немного взвинчен, чтобы сейчас заниматься чем-нибудь серьезным. — Он сложил бумаги и сунул их в карман. — Вы любите прогулки?

— Однажды англичанин спросил меня об этом, и я по неосторожности сказала да.

Мы долго гуляли по городку и нам было легко и просто друг с другом. Узкий мелководный залив разделял студенческий городок на старую и новую его половину, где находились здания факультетов. Через залив был перекинут пешеходный мост, в одном конце которого был сооружен каток, а в другом была естественная болотистая низменность, покрытая лужами. Глядя вниз, мы видели в них отражение облаков, плывущих по небу. Мы долго стояли, наблюдая за публикой на катке. За это время я успела узнать от Форбса, что он родился в восточной части Канады, и спросила, есть ли у него там семья.

— Моя мать еще жива. Я бы сказал, очень жива. Я редко с ней вижусь. Мы часто ссоримся, если не в разъезде. Она всегда считала, что я… как бы это сказать… очень странный человек.

Я взглянула на него. Он смотрел вдаль, туда, где кто-то из конькобежцев пытался разложить костер на берегу. Опускались сумерки, и глаза Форбса казались темными, почти пурпурного оттенка.

— Ну и что?

— А то, что я действительно странный, — насмешливо ответил он, и добавил: — Я часто ей пишу, сочиняю разные истории о моих успехах, наградах и прочем. Как вы догадываетесь, я все преувеличиваю.

— Кто из нас не делает этого, когда пишет домой?

— И это в сорок пять лет?

— А хотя бы в шестьдесят. Особенно, когда начинаешь это делать с шестнадцати лет.

К нам приблизилась парочка на коньках. Их объятия не оставляли сомнения в том, что они ищут уединения. Увидев нас, они круто развернулись и уехали, разрезая коньками лед.

— Моя мать ненавидит Ловенталя, — произнес Форбс, все еще глядя в пространство. — Она считает, что профессор использует меня, и что он всегда это делал. Но это абсолютно неверно со всех сторон. В своих письмах я как бы контратакую ее. Вы правы. Это поведение подростка, но я ничего не могу с собой поделать.

— Что она вам скажет по поводу гранта?

— О, что-нибудь вроде того… что «Рейсс это, кажется, еще одна еврейская фамилия».

— Понимаю, — тихо промолвила я. Было ясно, что миссис Форбс считает, что ее сын не достоин такой матери. — Но декан Борк сказал мне, что папа очень гордится вами.

— Папа… знаете, я никогда его так не называю. Все так зовут, только не я. Да, профессору Ловенталю, декану Борку и, думаю, даже Хиггинсу теперь мое имя будет знакомо.

Я не сказала ему, как он близок к тому, чтобы избавиться от своего статуса анонимности благодаря интересу к нему Хиггинса.

Форбс повернул голову ко мне и даже чуть наклонился, видимо из-за моего невысокого роста. Было что-то странное в его глазах, когда он сердито посмотрел на меня.

— Скажите мне, Катерина Осборн, чем я так уж изменился со вчерашнего утра?

— Я не видела вас вчера утром, — ответила я.

— Вы уверены, что знаете меня сейчас?

— Я не стала бы этого утверждать. Я знаю немного о том, о ком ничего не знала до вчерашнего вечера. Только это, не больше.

— Говорите мне Рэндалл, — попросил он.

— Рэндалл.

— У вас такие хорошие глаза. И вы отличная журналистка.

— Откуда вы это знаете?

— Борк дал мне репринт вашей статьи о катастрофе в шахте.

— Я польщена, — тихо ответила я.

— Как должен быть польщен и этот проходимец Хиггинс. Он вам нравится?

— Вы его видели когда-нибудь? — ответила я вопросом на вопрос.

— Слава богу, нет. Но буду честен с вами: я хотел бы познакомиться с ним. Думаю, мне понравился бы его образ жизни.

Форбс проводил меня к машине. Я предложила подвезти его, за что он пообещал угостить меня виски в первом же приличном баре. Но мы не сделали ни того, ни другого. Хотя он и презрительно отозвался о «дипломатической почте», которую должен к утру превратить в отчет Хиггинсу, мы оба понимали, насколько важно, чтобы этот документ был безукоризненным.

Глава 4

Я проснулась от несмолкаемого воя сирен. Было начало шестого утра и еще не рассвело. У меня не было причин считать, что этот переполох мог непосредственно меня касаться, но, решив так, я бы сама вычеркнула себя из цеха журналистов.

По Главной улице я последовала за двумя машинами с мигалками и вслед за ними въехала в ворота студгородка к скопищу машин с полицейскими знаками и без оных. Это была площадка перед административным зданием естественных наук. Полицейские, на ходу застегивая шлемы, спешили в стеклянный вестибюль, куда вход посторонним теперь был блокирован усиленной охраной. Моя карточка журналиста не помогла. Никто не говорил, что произошло, и, казалось, никто об этом и не спрашивал друг у друга.

Я отступила на тротуар. В воздухе витал резкий незнакомый запах, а предрассветный туман пригасил яркое мерцание полицейских мигалок. Все это казалось почти фантастическим. Я разговорилась с молодым человеком, сошедшим с велосипеда и стоявшим теперь рядом со мной на обочине тротуара. У студента были длинные волосы и борода. Я спросила о странном запахе в воздухе.

— Это от печей для сжигания мусора. Сегодня ветер дует в нашу сторону. Вы знаете, что произошло?

— Нет.

— Они похожи на навозных червей, вам не кажется?

Действительно, скопление движущихся голубых шлемов в стеклянном вестибюле при пестром мелькании огней производило впечатление чего-то живого, но не имеющего тела.

Судя по времени, сигнал тревоги поднял кто-то из обслуживающего персонала, пришедший первым на работу. Я отправилась на поиски запасного входа. Парень с велосипедом догнал меня. Он сразу догадался, что я ищу, и вызвался показать мне боковую дверь. Поставив свой велосипед под уличным фонарем, он прикрепил его цепью с замком.

— Вы студент факультета естественных наук? — спросила я.

— Младший преподаватель факультета гуманитарных наук, или того, что от них осталось.

Мы спустились до крутому скату к входу в подвальный этаж. Над дверью висел фонарь. Мой спутник при ярком свете фонаря оказался старше, чем я оценила при первом взгляде. Борода у него была ярко рыжая. Он подергал дверь за ручку: заперто. Тогда он нажал кнопку звонка.

— Меня зовут Гиллспи, — представился он. — Но все зовут меня Гилли.

— Кэтрин Осборн, — ответила я.

— Мне кажется, я вас знаю.

Я не считала, что была так уж знаменита, чтобы меня узнавали на улице, но прежде чем мой новый знакомый успел объяснить мне, откуда он меня знает, дверь отворилась и на пороге появился человек в белом комбинезоне. Гиллспи поднял два пальца, произнес слово «Мир», затем спросил: — Что здесь происходит, Олли?

— Я бы больше не делал этого, Гилли, — медленно произнес человек в комбинезоне. — А то тебя ждут неприятности.

— Можем мы войти? — спросил Гилли.

— Это им не понравится. — Олли кивнул годовой в сторону полицейских.

— Плевать мне на них, — ответил Гилли.

Олли покачал головой.

— Я не могу впустить тебя. Произошло нечто скверное там, наверху. Ночью в своем кабинете был убит профессор Ловенталь.

— О-о-о! — вырвалось как стон у Гилли. Он казался потрясенным.

Я спросила его, знал ли он профессора. Гилли утвердительно кивнул.

— Мы с его сыном вместе руководили Театром искусств.

Не знаю, что удивило меня больше — внезапная смерть профессора или то, что у него был сын.

— Мне очень жаль, Гилли, — сочувственно сказал человек в комбинезоне, когда тот отвернулся.

Гилли как бы в благодарность за отзывчивость снова поднял руку с растопыренными пальцами в виде буквы «V», и, не глядя ни на кого, спросил: — Когда это произошло, Олли?

— Я знаю только, что вчера в десять пятнадцать вечера он отметил свой уход в журнале.

Я слышала, как за нашими спинами захлопнулась дверь, но едва мы успели сделать несколько шагов, как она опять открылась, и какой-то человек громко окликнул моего спутника: — Гилли! Что ты замышляешь?

Мы снова вернулись. В голубом полицейском шлеме отражался свет фонаря над дверью.

— Я ничего не знаю, кроме того, что мне только что сказал Олли. Помощник начальника полиции Эверетт, это мисс Осборн из «Субботнего журнала», — представил он нас друг другу.

— Помощник по особым поручениям, — поправил его Эверетт. — Есть просто помощники и есть помощники по особым делам. Вам что-то было нужно в этом здании, раз вы решили зайти в него с черного хода? — Этот крупный круглолицый начальник старается казаться воплощением полицейской суровости, подумала я, и вмешалась:

— Это моя вина. Я хотела войти сюда как представитель прессы.

— Через какой-нибудь час шериф сделает заявление. Мы пригласим вас, мэм, наверх в зал, если вы нам понадобитесь.

— Ладно, Эв. Мы все поняли. Послушайте, помощник по особым делам, вы знаете студента физфака по имени Александр Йегер? Вам не мешало бы побеседовать с ним. Он и его друзья вчера вечером часов в десять встречались с профессором. Им понадобился его кабинет для какого-то собрания. Но тот им отказал.

— Кто-то, однако, воспользовался его кабинетом, Гилли, и прошелся по нему с силой урагана. А по пути размозжил профессору голову статуэткой, стоявшей у него на столе. Ты удивляешься, зачем я тебе это говорю, Гилли? И вы небось тоже, мэм? А потому, что такие, как наш Гилли, должны знать, что те, кто был здесь, нагулявшись вволю, оставили свой символ мира прямо в центре профессорского стола.

— Значит, все, как в прошлом году, — промолвил Гилли и, не стесняясь, вытер глаза и нос рукой.

— Я просто рассказал вам о том, что они сделали вчера.

— О’кэй, — сказал он, и мы, повернувшись, продолжили наш путь.

— Как пишется фамилия Йегер? — крикнул нам вдогонку Эверетт. — Никогда не думал, что ты захочешь помочь полиции Гиллспи: раньше ты этим не отличался.

— Не забудьте сказать об этом Йегеру, — посоветовал ему Гилли.

Я подождала, когда он отцепит свой велосипед.

— Я чувствую себя чертовским стукачом, — с досадой сказал Гилли.

— Я сегодня осталась без работы. Выпить бы где-нибудь кофе.

— Поедемте ко мне, — предложил он.

С помощью двух полицейских, оказавшихся тут не у дел, нам удалось втиснуть велосипед в багажник моей машины.

Гилли жил в приземистом бревенчатом доме, окруженном трейлерами. В двадцатых годах тут было подпольное питейное заведение, а в сороковых во время катастрофы на шахте в нем располагался госпиталь. Холмы, на которые указал мне Гилли, состояли из шлака, который уже покрылся растительностью. Его дом как-то само собой оброс трейлерами, импровизированными жилищами студенческой братии, создавшей здесь свой стиль и образ жизни. Я обратила внимание на кооперативные лавки и высказала предположение, что городские торговые власти косо смотрят на это.

— Более чем косо. Злобно, как змея, — ответил Гилли. — Один из отцов города однажды так выразился: сначала сплетничают, потом доносничают, а под конец пьют и распутничают. — Гилли улыбнулся и распахнул дверь дома. — Думают, мы здесь только этим и занимаемся. Нора! — крикнул он, а потом пояснил, что это его подружка, которая живет с ним.

Аромат кофе, жареного бекона и теплота обжитого дома согрели меня. Дом состоял из одной большой спальни-гостиной, она же была и библиотекой, книги валялись даже на неубранной кровати и стопками стояли возле нее. Стены украшали театральные афиши и репродукции картин, среди которых я увидела своих любимых «Акробатов» Пикассо. Большой сеттер выбрался из смятых простынь и прыгнул на пол нам навстречу.

— Это Барнаби, — пояснил Гилли и снова крикнул: — Нора!

— Иду, иду.

Собака медленно подошла ко мне и, когда я рассеянно погладила ее, ткнулась в меня носом, обнюхивая.

— Так он встречает каждого, кто сюда приходит, — пояснил Гилли, и, осторожно подцепив пса носком ноги под живот, направил его в сторону кровати.

Из кухни вышла высокая девушка. Две толстые косы спускались ей на плечи, и она время от времени откидывала их назад. Она была в голубых джинсах и такого же цвета широкой блузе. Нора была потрясающе красивой брюнеткой с синими глазами. Ирландка, догадалась я. Она ничуть не удивилась, что Гилли в такой час пришел домой не один. Я поняла, что двери этого дома запирались, лишь когда хозяева ложились в постель.

— Ты озяб? — спросила Гилли девушка. На нем были джинсы и холщовая куртка, как я потом узнала, его привычная одежда. Он редко носил пальто, а костюм у него был всего один.

— Конечно, — ответил Гилли и назвал мое имя Норе. Фамилия ее была Феллон. Ему нелегко было рассказать ей, что произошло, но наконец он кое-как справился с этим.

Нора, печально задумавшись, села.

— Бедный Дик, — промолвила она.

— Бедные мы все. Я должен позвонить Алексу Йегеру.

— Когда это случилось?

— Примерно в десять минут одиннадцатого.

— Скорее в десять пятнадцать. Где кофе, дорогая? Надеюсь, нам полагается и завтрак тоже? — Набирая номер телефона, он спросил у Норы: — Тебе знакомо имя Кэтрин Осборн? Из «Субботнего журнала»?

— Боже мой, неужели? — воскликнула девушка.

Должна сказать, мне было приятно удивление Норы.

Гилли наконец дозвонился до нужного ему человека и после того, как, взорвавшись, крикнул в трубку: — Ладно, значит я дерьмо. — Нора предложила мне пойти с ней в кухню, чтобы приготовить яйца к бекону.

Я узнала от нее, что она работает по утрам в рекламном отделе местной газеты «Индепендент», а днем учится. Ее цель — получить степень магистра истории искусств. Венеция, штат Иллинойс, несколько странное место для получения ученой степени по искусству, но когда она рассказала мне, что работала вместе с Гилли и Ричардом Ловенталем над довольно нашумевшей постановкой спектакля «Как вам это понравится», я поняла, что она сама совершенно осознанно выбрала Венецию, штат Иллинойс.

В кухню вошел Гилли и сел у стола.

— Хотелось бы все же знать, что произошло вчера вечером. — Произнеся это, он посмотрел на меня. — Я расскажу вам все, что знаю, после завтрака, если хотите.

— Собственно, у меня здесь совсем другое задание. Я пишу очерк о Стиве Хиггинсе.

— Не думаю, что он уже созрел для этого, — ответил Гилли.

— Мы пока еще не определились, когда опубликуем его.

— Что значит не определились? У него целая империя. Даже я работаю на него, — воскликнула Нора.

Гилли улыбнулся.

— Значит, он почти как император. Я хочу сказать, что для этого нужно еще что-то, возможно, политика, а? Или благотворительность? Не собирается ли он стать ректором университета?

Я спросила Нору, знает ли она Хиггинса.

— Иногда он пытается ухаживать за мной.

— Он не был бы мужчиной, если бы не делал этого, — сказала я.

Нора покраснела и поспешила заняться яйцами и ветчиной.

Гилли разлил кофе.

— Я надеюсь, ты не переспишь с ним, пока живешь у меня, — сказал он. — Он мне совершенно не нужен.

— Боюсь, вам надо начать рассказ с самого начала, — напомнила я ему о его обещании.

Он долго думал, не зная с чего начать.

— Это как в лабиринте, понимаете?.. Есть у нас довольно скользкий тип по имени Хью Борк, он теперь декан факультета естественных наук, горного дела и технических наук. Его выдвинул на эту должность Хиггинс несколько лет назад. А делается это так: на выборах Хиггинс обеспечивает голоса губернатору, губернатор назначает ректора университета, а тот подбирает деканов. Попечительский совет университета или принимает кандидатуры или отвергает. Отвергает, как бы не так! Борк не знает разницы между атомом и бульдозером, но он быстро все усваивает. Его задачей является разрушение всего. С этой целью и объединили естественные науки с горным делом и технологией. Кстати, о шахтах. Это, кажется, ваша специальность?

— Я писала о них однажды, — согласилась я. И получила первую премию по журналистике, подумала я про себя.

— Вот откуда я вас знаю! — воскликнул Гилли. — Мой отец шахтер, да и оба моих деда тоже. Я и сам побывал в шахте. У Борка это тоже часть биографии. Он пришел к нам из Федерального бюро горной промышленности, а потом работал в Федеральном бюро графства Венеции. Федеральные органы управления это, по мнению Хиггинса, как заключительный класс учебы для чиновника. При Борке в роли декана в работе факультета акценты переместились с теории на практику. Физики потеряли голову. Ловенталь был последним из великих теоретиков в университете Венеции.

Я перебила его, спросив о Рендалле Форбсе. Относится ли он тоже к ним.

— Трудно сказать. Неизвестно, где начинался он и кончался Ловенталь. Йегер, кому я только что звонил, пишет свою докторскую диссертацию под руководством Форбса и ненавидит его. Я бы сказал, это скорее вина самого Йегера, а не Форбса, тебе не кажется, Нора?

— Здесь нет вины ни того, ни другого. Таковы обстоятельства.

— Господи, ты как Сайоба Мак-Кенна!

— А сегодня я такая, — сердито ответила Нора.

Гилли широко улыбнулся. А затем, повернувшись ко мне, продолжил:

— Что же произошло в университете Венеции в последнее время? Здесь родилась идея новой обработки угля до того, как отправлять его на рынок. Сейчас он чист от угольной пыли. Уголь, но не шахты. Они стали еще более загрязненными и опасными, чем прежде. Теперь нужно много денег, чтобы улучшить товар, и огромное количество угля. А это значит, возросла нагрузка на шахтеров. Вот мы и создали организацию по защите горняков — Братство безопасности шахт, ББШ. Это не для записи, потому что еще слишком рано писать об этом, но о наших долгосрочных целях расскажу: мы требуем национализации шахт. Надеюсь, это вас не пугает?

— Меня — нет, а вот таких, как Стив Хиггинс, еще как напугает!

— Меня это не беспокоит, даже если будут беспорядки и насилие. Разве взрыв на шахте худшее насилие, чем революция? Разве смерть от рака легкого легче, чем смерть от пули? Я смотрю на это так: революция обойдется нам не дороже, чем одна серьезная катастрофа в шахте.

Нора смотрела на нас из дальнего угла, где расставляла посуду. На лице ее была тревожная озабоченность.

— Но, — продолжал Гилли, — я не знаю, что произошло вчера. В этот вечер в Студенческом союзе происходило собрание членов Братства. Они заметили, что их подслушивают и вытесняют из помещения. У нас появилась параноидальная подозрительность, что за всем следит полиция. Ребята встретились с Ловенталем, но он отказался предоставить в их распоряжение свой кабинет, хотя делал это раньше. Они собрались здесь. Я тоже должен был присутствовать, но не смог, мне университет платит за работу, и я должен ее делать. Не знаю, что было дальше. Мне никто ничего не хочет говорить. Или мое воображение разыгралось. Что ты скажешь, Нора, это мое воображение?

Нора подошла к столу, вытирая руки полотенцем.

— Гилли, не забывай, что сейчас только половина седьмого утра.

— Они могли бы сказать мне вчера вечером, когда мы пришли домой. В поведении Йегера было что-то странное, а теперь вот убит Ловенталь…

— Гилли, оставь все это полиции.

— Да, — согласился он.

Нора смахнула полотенцем крошки вокруг тостера.

— Мне пора собираться на работу.

— Я вот еще что вам скажу, — продолжал Гилли, — В нашей программе записан пункт о росте занятости черных на работах в шахтах, так или не так? Вчера на собрании было двое черных, Стенли Родс, баптистский священник, которого радикалы называют дядей Томом, и радикал от штата, Джордж Кенби. Это очень влиятельные лица среди черного населения. В прошлом году именно Кенби возглавил студенческие манифестации в городе, а затем в гетто.

Он внезапно умолк. Нора и я ждали, что он скажет дальше, но он тупо уставился на тостер. Наконец я нарушила молчание.

— Вы боитесь, что они прыгнут в вашу лодку и потопят ее?

— Да, вполне возможно, что так и будет… и я не знаю, как помешать этому.

— Вечная дилемма либералов, — промолвила Нора.

— К черту дилемму!

— Именно это мне хочется сказать сейчас о газете «Индепендент», но тем не менее я собираюсь и иду туда работать, — ответила Нора и справилась у меня, не может ли она чем-нибудь помочь мне в редакции. Может, подумала я, ибо хотела как можно скорее получить некролог Ловенталя. Нора обещала прислать фотокопию мне в отель. Газета выйдет не ранее полудня.

Нора, приподняв лицо Гилли за бороду, поцеловала его в губы.

— Сделай мне одолжение, когда будешь уходить, запри дом.

— Ты не веришь Барнаби? — удивленно спросил он.

— Пожалуйста, я прошу.

— Ладно.

Но когда она ушла, он вдруг вспомнил, что не знает, где ключ. — Кажется, у меня его никогда и не было.

— Вам повезло, что до сих пор ключ вам не был нужен, — сказала я, поднимаясь.

— Я все опасался, что они когда-нибудь украдут Барнаби, — сказал Гилли, провожая меня до дверей. — К счастью, он им не по карману.

— Много ест?

Он улыбнулся и протянул мне руку на прощание.

— Профессор сказал бы: «Есть сладостная польза и в несчастье». Это Шекспир. Он любил его. Бывало приходит на репетиции, сидит и слушает. А иногда скажет: «Проясняет голову, как хорошая музыка»… Таких как он, мы больше не увидим.

— Что будет с Форбсом теперь, когда профессора нет?

— Он погибнет.

Казалось, ему больше не хотелось говорить об этом, а мне давно пора было уходить.

Глава 5

Прежде чем отправиться в «Эрмитаж», я позвонила Майку Фишеру. Он освободил меня от репортажа о смерти Ловенталя, сказав, что получит все, что ему нужно по телеграфу. Такие материалы обычно проходили через редакторов и передавались Майку для последней корректировки, которую мы называли «стилем Майка». В своих статьях я всегда боролась с собой, чтобы не попасть под его влияние. Поэтому рука Майка, как правило, не касалась моих статей. Его стиль считался чем-то вроде заразной болезни, которую нетрудно невзначай и подцепить.

Хиггинс уже ждал меня, меряя шагами террасу. Он тут же вместо приветствия забросал меня вопросами, на которые я не могла ответить. Я знала об убийстве только то, что он сам услышал по радио в девять утра.

— Вас не интересуют слухи, — упрекнул он меня в полном отчаянии.

Мы вошли в дом и я подождала, когда он, сев на стул, снимет сапоги. Утром он, как всегда, совершил конную прогулку.

— Одно я все же заметила. Люди шерифа заполнили студенческий городок, — сказала я.

— Голубые шлемы или регулярная полиция?

— Там были и те и другие. Но я говорю сейчас о Голубых шлемах.

— В прошлом году я защитил студентов от них, и мы удалили Голубые шлемы из городка. Когда я вчера говорил о наших элитных силах, я имел в виду и полицию тоже. — Хиггинс, поставив сапоги около стула, в носках подошел к стенному шкафу и достал свои мокасины. Взяв меня под руку, он провел меня в библиотеку. — Символ мира, написанный кровью. Какая жестокая благотворительность, вам не кажется?

Я, правда, не слышала, что это слово было написано кровью. Вскоре к нам присоединилась Лори, в вязаном кардигане с ниткой жемчуга на шее. Жемчуг был настоящий и чарующе мерцал.

— Голубые шлемы снова взяли власть, Лори, — пожаловался ей Хиггинс. — О’Мэлли не должен был сам все решать.

— Возможно, что-то произошло в Бейкерстауне, — предположила Лори.

— Я говорю о студенческом городке.

Лори пожала плечами.

Хиггинс и я сидели там же, где и в первый день нашего знакомства — он в качалке, я в кресле напротив. Снова потрескивали поленья в камине, но время было не такое позднее, и вместо виски нас ждало кофе. Его разливала Лори.

— В Бейкерстауне вчера было тихо, когда я выезжала оттуда вечером, — ответила я.

— Тихой бывает и бомба, пока не взорвется.

Затем Хиггинс изложил свою версию того, что произошло в Венеции, после беспорядков в Кенте и Миссисипи. Я не сказала ему, что просмотрела подшивку газеты «Индепендент». Его рассказ, по сути, мало чем отличался от того, что я уже знала. — Но знаете, ситуация изменилась, хвост стал вертеть собакой, после того, как О’Мэлли осенью выиграл выборы, получив орущее большинство голосов. Весь список кандидатов от демократов поддержал его. Те, кто голосовал за него, могут рассчитывать на удачную карьеру. Итак, теперь можно сказать, что отныне я во всем завишу от шерифа О’Мэлли.

Лори хмыкнула.

У Хиггинса сделалось кислое лицо.

— Что это значит, Лори?

— Вы сами знаете, что это значит, — ответила та, подавая нам кофе. — Но если хвост слишком длинный для собаки, его обрубают.

Хиггинс потянулся за сахаром и сливками.

— Это не так просто сделать, — и тут же, меняя тему разговора, повернулся ко мне: — Кейт, как насчет Форбса? Вы считаете, что умеете разбираться в людях?

— Когда я не ошибаюсь, то да, — ответила я.

— Как и все мы. Он сделал для меня краткий отчет, который, черт побери, произвел на меня впечатление. Я готов поверить его утверждению, что между нами и Россией разрыв в три года. Он привел Факты, цифровые доказательства. Это не какая-нибудь фитюлька.

— Однако вы быстро его получили, — заметила я, гадая, как Форбсу удалось справиться с тем, что он назвал «дипломатической почтой».

— Я получил пакет сегодня утром. Его доставил посыльный. Обычно за завтраком я занимаюсь бумагами, касающимися университета.

— Они поступают вам из офиса декана Борка?

— Там их обычно и забирают для меня. А, понимаю. Сегодня утром на это потребовалось разрешение О’Мэлли.

У меня сразу же возник тревожный вопрос: когда Форбсу удалось передать свой отчет в офис Борка?

— Вам известно, Кейт, что Форбсу удалось получить грант в каком-то научном фонде?

— Он говорил мне об этом.

— Вот такие поступки вызывают у меня восхищение, Кейт. Новая администрация практически закрыла почти все фундаментальные исследования по физике. Срезали все фонды. Форбс на собственный страх и риск попытался достать деньги, которые так нужны. Мне хотелось бы познакомиться с этим человеком, но я не хочу, чтобы у него родились какие-либо надежды, вы меня понимаете? Люди всегда чего-то ждут от меня, стоит только мне захотеть узнать их имя. Вы не могли бы устроить мне встречу с ним, Кейт?

— Как? — тут я вспомнила, что у Форбса тоже возникло желание познакомиться с Хиггинсом.

Стив Хиггинс пожал плечами.

— Пойдите к нему и спросите, не хочет ли он встретиться со мной. Большинство людей в то или иное время считают это неплохой идеей. Скажите, что вы можете устроить ему эту встречу. Но не заставляйте меня что-либо обещать ему, кроме приглашения на ленч.

— На хороший ленч, — сухо поправила его я.

— Изволите шутить, миссис Осборн, — проворчал Хиггинс. — Хотя скажу, что есть у меня некая задняя мысль. Мы могли бы заключить соглашение между промышленностью и университетом в интересах наших исследовательских работ, как сделали это с угольной промышленностью. Но я категорически против того, чтобы Форбс проводил такого рода опыты в станах университета. Если бы мы не распылили наши силы по всем университетам страны, русские не обогнали бы нас на целых три года. Да и воздух не был бы столь загрязнен реакторами. Я не уверен, что город Венеция согласится восстановить разобранный циклотрон. Сколько миллионов ушло в канализацию? Да и Форбсу пришлось ползать на брюхе перед каким-то фондом за грант в триста тысяч долларов, освобождающих, кстати, этот самый фонд от налогов.

Я пила кофе и наблюдала за Хиггинсом. Он встал и налил себе еще кофе. Я не сказала ему, что, по-моему, Форбс, если посчитает нужным, сам восстановит реактор. Сделает ли он это? Первое, что я узнала о Форбсе, это его конфликты, которые, кстати, не редкость в академических кругах; конфликты между истиной и должностью, между самоуважением и корыстью. Внезапно я подумала о том, что сказал Гиллспи о Форбсе, — о том, что может с ним случиться после смерти Папы.

— Почему Ловенталь остался в Венеции?

— Вы хотите сказать, после того, как все разбежались? — Хиггинс сел и стал шумно мешать ложечкой кофе в чашке. — Преданность. Университет не отступился от него, когда стали известны его розовые увлечения политикой. А это было в дни маккартизма.

— Я понимаю, — сказала я. — Университету потребовалось немалое мужество. Вы знали его, Стив?

— Маккарти или Ловенталя?

— Ловенталя.

— Он бывал у нас пару раз, в наш переходный период. У нас побывали многие деканы естественных факультетов. Что ты скажешь о нем, Лори?

— Еврей.

— Да, но я говорю… о характере, личности?

— Повторю твои слова. Ты не раз говорил, что он человек с терпением Иова. Еще ты сказал, что даже в чашке с чаем он видел океан.

— Да, я говорил это. У тебя сохранились записи, Лори? Они, возможно, заинтересуют Кейт.

— Я же сказала тебе еще тогда, что отдала их все в ФБР, это было две или три недели назад.

— Ты мне это сказала? Что ж, возможно. — Затем, повернувшись ко мне, Хиггинс продолжил: — Вы могли подумать, что старик уже достаточно настрадался, но кое-кто из новых красных продолжал его использовать. Не то, чтобы он снова стал таким же активным, как в былые времена. Только не в последнее время. Нет, он не был похож на доктора Спока. Но услышав сегодня утром, что произошло, я невольно связал это с историей об атомном тепле, о котором мы с вами говорили. В студенческом городке действует группа радикалов, которых волнуют проблемы шахтеров…

Хиггинс наконец решил допить свой кофе, и я подумала, что сейчас как раз время рассказать ему о Гилли. Я опасалась, как я буду выглядеть йотом, если не скажу о нем Хиггинсу сейчас.

— Сегодня утром я познакомилась с одним из ваших педагогов. Его зовут Гиллспи.

Наступила продолжительная пауза.

— Что вы думаете о нем?

Я пожала плечами, но потом сказала:

— Приятен в общении, самоуверен, хорошо информирован… или, возможно, дезинформирован. Таково мое первое впечатление.

Хиггинс намеренно избегал моего взгляда.

— Возьми это, — сказал он Лори, протягивая ей пустые чашку с блюдцем.

Лори, не вставая, протянула руку, но не смогла дотянуться до чашки. Тогда Хиггинс просто разжал пальцы и позволил чашке с блюдцем упасть. Лори снова откинулась на спинку дивана. Осколки чашки и блюдце остались лежать на ковре.

— Самоуверен. Это левый фанатик, не так ли? — голос Хиггинса дрожал, глаза бегали.

Я не думала, что моя взвешенная и разумная оценка Гилли вызовет такое раздражение.

— Возможно, таково мнение других. Но не мое, — тихо сказала я.

— Значит, если ты правый, то ты фанатик, если левый, то самоуверенная личность. Вот что я вам скажу: я достаточно часто читаю ваш «Субботний журнал», чтобы понять, куда вы клоните: вы собираетесь впрячь в одну упряжку двух волов: мэра Чикаго и меня. Так вот вам мое мнение: это устарело, неактуально и никому не на пользу, разве что вашему карману. Ха! Можете ехать домой. Я за вас уже написал статью.

— Вы хотите, чтобы я сейчас же уехала? — спросила я и вспомнила удачное сравнение Майка: битва динозавров.

— Нет. Я придерживаюсь такого мнения: пусть лучше напишут хоть что-нибудь, чем ничего, если речь идет о прессе. К тому же… сюда послали вас, а не какую-нибудь желчную и кислую как уксус зануду.

— Спасибо, — поблагодарила его я. — Позвольте мне в таком случае кое-что пояснить. Я не собираюсь писать что-либо о мэре Чикаго.

— Вы не обязаны докладывать мне, о чем вы будете писать, — сказал Хиггинс, противореча самому себе. — Я верю в свободу печати. — Старик был отходчив и менялся, как разлившаяся ртуть. Он потер руку выше локтя, нагнулся и сам поднял осколки разбитой чашки. — Проклятый конь, пребольно укусил меня сегодня утром.

Хиггинс с грохотом высыпал осколки посуды в металлическую корзину для бумаг. И ему это кажется понравилось. Он вернулся к своему креслу-качалке более умиротворенным.

— Итак, Кейт. Какой частью империи мы будем сегодня заниматься?

— Давайте поговорим об угольной промышленности, поскольку начало было достаточно удачным.

Хиггинс попробовал даже улыбнуться.

— Как вам удалось так быстро выйти на Гиллспи? Или он сам нашел вас? — спросил он.

— Ни то, ни другое. Его и меня еще до рассвета разбудили полицейские сирены. Мы случайно встретились у административного здания физфака.

Хиггинс призадумался над моим ответом.

— Парочка ранних пташек, — съязвил он, и тут же закрыл эту тему. — Скажите, Кейт, что, по-вашему, заставляет меня, как сейчас, да и впрочем, почти во всех моих авантюрах, влезать в дела угольной промышленности именно тогда, когда все бегут из нее?

…Когда в эту пятницу, еще до ленча, я покидала поместье «Эрмитаж», сюда уже съезжались гости на уик-энд. Наш с Хиггинсом разговор был прерван рокотом моторов садившихся вертолетов. Хиггинс пригласил меня остаться на ленч, но мне не терпелось поскорее узнать, как идет расследование в городе. Хиггинса это тоже интересовало. Он хотел узнать, насколько надежны неофициально собранные им сведения и совпадают ли они с теми, что имеются у следствия.

На прощание он сказал мне:

— Если у вас возникнут какие-нибудь осложнения, Кейт, помните, что моя лицензия на адвокатскую деятельность все еще действительна в этом штате.

Глава 6

Нора Феллон сдержала слово: когда я вернулась в отель, на конторке у портье меня ждала фотокопия некролога Ловенталя. Я отложила ее и прежде записала интервью Хиггинса. Затем, попивая чай с сендвичем, я начала читать некролог:

«Дениэль Франклин Ловенталь был одной из заметных фигур среди эмигрантов, покинувших гитлеровскую Германию. Он и его жена-датчанка приехали в США в 1937 году. До этого, покинув Лейпцигский университет, где защитил докторскую диссертацию и читал лекции, он четыре года жил в Дании. За свою работу, начатую еще в Лейпциге, он впоследствии получил Нобелевскую премию. Его жена Луиза Томасин, тоже физик, умерла в 1960 году. Сын профессора Ловенталя, Ричард, преподает английскую литературу в университете города Венеция, штат Иллинойс.

Ловенталь начал свою карьеру в Америке в Нью-Йорке, в стенах Колумбийского университета. И хотя он не принимал непосредственного участия в Манхэттенском проекте, он, как все атомные физики того времени, чувствовал, что первое успешное расщепление атома вот-вот произойдет. Речь шла только о том, как скоро это осуществится. Все молились, чтобы это произошло в Америке, а не в Германии. И тем не менее профессор Ловенталь оказался одним из первых противников использования силы атома в бомбе.

Он приехал в университет Венеции, штат Иллинойс, и благодаря привлечению им научных кадров, университет штата вошел в десятку самых престижных американских школ физики высоких энергий…»

На слове «престижных» я допила чай. Это слово показалось мне фальшивым. Я продолжала читать дальше:

«Профессор был давним почитателем Шекспира и славился тем, что по любому поводу мог произнести уместную цитату из Шекспира, хотя и не всегда точную. Кое-кто утверждал, что его оговорки и неточности в шекспировских цитатах были умышленными и явно рассчитаны на осведомленность аудитории».

Я простила тому, кто писал в некрологе слово «престижных».

Далее в письме следовали похвалы Ловенталю за его вклад в современную физику.

Некролог подписал доктор Хью Борк, декан факультета физики и технических наук. Я подумала, не Форбс ли стоит за всем этим, подобно тени отца Гамлета. Интересно, кем он был все эти годы, работая под руководством Ловенталя. Справившись с датами, я поняла, что у меня были основания для некоторых предположений: оба учились в Чикагском университете, что, должно быть, помогло Форбсу в его разговоре с Фондом Рейса. Почему же тогда я все время чувствую, что его компетентность нуждается в поддержке. Это заставляло меня все чаще думать о том, как бы мне свести этих двух, Форбса и Хиггинса. Я пребывала в растерянности: мне очень хотелось встретиться с Форбсом и выразить ему свое сочувствие. Но в то же время я боялась показаться бестактной или, что еще хуже, назойливой журналисткой.

И хотя я вспомнила, что Форбс за время нашего знакомства ни разу не упомянул имя Ловенталя, — правда, мы совсем мало с ним общались, — я почему-то думала, что эмоционально он должен быть подавлен случившимся несчастьем. Горе Ричарда было вполне понятным, а вот горе Рендалла Форбса могло показаться не совсем нормальным. Обо мне часто говорили, что я готова приголубить как мать, любую божью тварь, даже аквариумного тритона, если бы мне дали волю. Не такие ли чувства я начала испытывать по отношению к Форбсу?

Когда я спустилась в холл отеля, мальчик-посыльный развязывал только что доставленную пачку газет «Индепендент». На первой полосе была фотография Ловенталя. Мне стало понятно, почему все называли его Папой. У этого доброго седого человека было такое выражение лица, как у близорукого, снявшего очки за секунду до того, как щелкнул затвор фотоаппарата. Если бы меня спросили о его профессии, я обязательно сказала бы, что он скрипач. Я сидела в машине и читала статью, озаглавленную: «Знаменитый физик убит в своем кабинете».

В блокноте я начала составлять конспект прочитанного:

1. Смерть наступила в десять тридцать вечера от одного из ударов, нанесенных по голове бронзовой статуэткой.

2. Ужинал дома в обществе сына Ричарда и секретаря мисс Терезы Ингрэмс. Прислуживала экономка миссис Грейс Гордони.

3. Около десяти вечера проводил мисс Ингрэмс домой в другой конец студгородка (минут пятнадцать ходьбы), минуя три корпуса административных зданий.

4. По дороге у здания Студенческого союза им встретились Александр Йегер и еще четыре или пять студентов. Остальных мисс Ингрэмс не опознала в темноте. По просьбе Йегера профессор остановился и отошел для беседы с ним наедине. Когда вернулся, то ничего не сказал об этой беседе. Так же ничего не сказал относительно непристойных слов, выкрикнутых одним из студентов.

5. Ничего не сказал мисс Ингрэмс о том, что собирается вернуться в свой служебный кабинет на факультете. Время его ухода из здания факультета отмечено как десять пятнадцать вечера.

6. Тело найдено в пять пятнадцать утра следующего дня старшим уборщиком Питером Расмусоном.

7. В девять часов вечера Ричард отвез экономку миссис Гордони в Бейкерстаун и поехал в Центр искусств на репетицию. Оставался там до полуночи. Приехав домой, решил, что отец дома и уже лег спать. В пять тридцать утра позвонили от шерифа.

8. Ловенталь провел вторую половину дня с деканом Борком и Дж. Р. Форбсом. Обсуждали будущее физического факультета и возможность возобновить исследовательскую работу.

Комментарии свидетелей:

Борк: «Он был весел, очень общителен, возлагал на Форбса большие надежды».

Форбс: «Казался подавленным, напускная веселость была очевидной, так он всегда вел себя на людях».

Ричард: (об отце за ужином) «Он был чем-то озабочен, но словоохотлив. Когда он говорил, я уловил какой-то скрытый смысл в его словах и сказал ему об этом. Он ответил: „Считай это капризом, волнением в крови…“ Как всегда он цитировал Шекспира, что меня немного успокоило».

Мисс Ингрэмс: «Он казался совершенно спокойным. Но потом я подумала, что он мог бы сказать мне, что по дороге домой зайдет в свой кабинет».

Миссис Гордони: «Он сказал мне, когда вышел в кухню: „Знаете, что мне в вас нравится, миссис Гордони? Если вы готовите рагу, то это настоящее рагу“».

9. Символ мира, нарисованный кровью на доске стола, возможно, сделан щеточкой для чистки пишущей машинки (отпечатки пальцев пока не обнаружены).

10. ОʼМэлли. Ведение следствия: разрабатываются несколько версий. Бесспорным является то, что Ловенталь застал нарушителя или нарушителей врасплох, когда они совершали акт вандализма в его кабинете. (Здание всегда закрывается в восемь вечера, но примерно у двадцати сотрудников имеются ключи.) В здание можно проникнуть через подвальное помещение. Полицейские, охраняющие его в ночное дежурство, ежечасно проверяют, надежно ли закрыты все входы и выходы. Нарушений не было. Свет в коридорах горит до пяти часов утра, когда его выключает дежурный уборщик.

Когда Расмусон открыл дверь кабинета Ловенталя, в нем горел свет. (Дверь кабинета не была заперта.)


Я снова пробежала глазами некролог в газете и подумала, что зря побеспокоила Нору. Некролог в газете ничем не отличался от фотоэкземпляра, присланного в отель Норой. Однако что-то остановило мое внимание. Я снова тщательно перечитала некролог в газете. В чем же их различие? Хотелось бы знать, но я отнюдь не горела желанием возвращаться в отель за фотокопией Норы. Теперь сомнения будут мучить меня весь день. Поэтому я решила вернуться в отель.

В своей комнате я обнаружила мужчину. Он отодвинул кровать от стены и что-то делал с плинтусом. Я немедленно решила, что он устанавливает подслушивающее устройство. Но мужчина тут же поднялся, извинился за то, что напугал меня и сунул инструмент в карман. Затем он показал мне свое удостоверение: Эдвард Ковач, служащий городской осветительной системы. Он объяснил мне, что снимал старую электропроводку, так называемые «макароны», когда-то протянутую непрофессионально.

— Почему бы вам не позвать управляющего, мэм, чтобы успокоиться?

Я так и сделала, а пока мы его ждали, я смотрела на кусок провода, который зачем-то дал мне электрик. Я видела такую проводку во многих помещениях. Но отель совсем новое здание, не прошло еще и пяти лет, как он был построен. Я ничего не сказала об этом ни электрику, ни управляющему, который подтвердил, что позволил электрику войти в мою комнату. Поэтому дверь моего номера была оставлена открытой. Но когда я пришла, дверь была заперта. Возможно, захлопнулась от сквозняка. Возможно.

Я спустилась к машине, забыв даже, зачем вернулась в отель. Подумав немного об электрике, я направилась к телефону-автомату. Отыскав в телефонной книге фамилию и домашний телефон электрика, я набрала номер и попросила Эдварда.

— Он дежурит сегодня в полицейском участке, — ответил мне женский голос.

— Как мне его найти? — спросила я.

— Попробуйте позвонить шерифу. Кто ищет его?

— Из Городской финансовой компании, — соврала я, глядя на вывеску через улицу.

Повесив трубку, я решила, что сейчас именно тот момент, когда мне следует нанести визит шерифу Джону Дж. О’Мэлли и вручить ему должным образом свои верительные грамоты.

* * *

Огромное каменное здание администрации графства было построено в конце прошлого столетия. В нем помещались все учреждения графства, архивы и даже тюрьма. Оперативный отдел, офис шерифа и тюрьма находились на нижнем этаже с входом с заднего двора. Возле здания стояли помимо кареты полицейской лаборатории еще несколько служебных машин.

Я нисколько не была бы удивлена, если бы шериф отказался меня принять, но он попросил меня подождать, пока не закончится совещание в кабинете медицинского эксперта. Атмосфера офиса шерифа, да и всего оперативного отдела, несмотря на современную мебель, напоминала те времена, когда отправление правосудия находилось в одних руках. Я поделилась своим впечатлением с помощником шерифа.

— Мы еще храним кое-что из старых традиций, — ответил тот. — Например, мистер О’Мэлли готовит пищу заключенным, получая за это поденно. Прошлой осенью он построил себе квартиру на этой территории, и теперь они с женой живут здесь. Мы, профессионалы, полицейские офицеры, можно сказать, карьерные кадры, но есть и другие особые полицейские силы, они сохраняют традиции старых «комитетов бдительности».[1] Две недели в году у них учеба и тренировки в полицейской школе штата, у шерифа особая забота о них, чтобы они всегда были в форме — гимнастика, стрельба по целям, тренировки. У нас один враг, мэм. Это мое личное мнение. Небольшое словцо на четыре буквы.

Очевидно у меня был вид шокированной дамы. А ему только того и надо было. Его строгое лицо расплылось в широкой улыбке.

— Пиво.

Я поинтересовалась численностью и тех и других сил.

— Регулярных полицейских у нас двадцать четыре человека плюс, разумеется, священник. А в особых — около сотни. Они все добровольцы и не на жаловании. Они — как бы это сказать, да вы знаете эту поговорку, — больше католики, чем сам папа римский. Некоторые и вправду такие. Я с удовольствием ухожу домой, когда кончаю дежурство, снимаю обувь и забываю все о работе, а вот эти ребята продолжают околачиваться здесь и ждут, чем бы заняться.

— Почему они не становятся профессиональными полицейскими?

— Хороший вопрос, мэм. Мне самому хотелось бы это знать.

Спустя несколько минут я лицезрела миссис О’Мэлли. Она задержалась у стола, чтобы взять подписанную форму, подтверждающую, сколько порций тюремной еды она сегодня выдала заключенным. Она отнюдь не напоминала почтенную матрону. Такой миловидной блондинке с капризным лицом, которую я видела перед собой, небезопасно было общаться с заключенными, подумала я. Наверное, она все же не сталкивается с ними, а занимается попечительским надзором над тюремной кухней. Миссис О’Мэлли посмотрела на меня с явным любопытством.

Помощник шерифа представил меня:

— Миссис Осборн, журналистка. Шериф попросил ее подождать.

— У Джона Джозефа еще не было ленча. Это вы пишете о Стиве Хиггинсе?

— Да, я.

— Я так и подумала, — заметила она, явно спеша по своим делам. — Не хотите ли заглянуть в нашу кухню, пока ждете шерифа?

— С удовольствием, — согласилась я.

— Конечно, в ней нет ничего особенного, — заявила миссис О’Мэлли, когда мы шли по коридору к двери, ведущей в тюремное крыло здания, — но если вам больше нечего делать, почему бы не посмотреть. — Звонок на двери прозвучал так громко, что, казалось, отозвался в каждом уголке здания. Столь же всепроникающим был запах карболки, хотя даже он не смог заглушить вонь сточных вод и противный запах плесени.

— Стив, должно быть, потрясен тем, что произошло утром в студенческом городке?

— Да. — Что еще могла я ей ответить? Я подумала, что это замечание должно было убедить меня в ее дружеской близости с Хиггинсом.

Следующую дверь одним поворотом ключа открыл перед нами охранник.

— Надеюсь, у вас с собой нет оружия? — справилась миссис О’Мэлли.

— Только пишущая ручка, — ответила я.

— Может, вам лучше оставить у Джека вашу сумочку?

Вспомнив «электрика» Ковача, я решила не делать этого, и, показав охраннику свое журналистское удостоверение, прошла в дверь, не расставаясь с сумочкой.

Видимо, в глазах полицейских стражей я не выдерживаю никакого сравнения с миссис О’Мэлли, явно не в их вкусе. Впервые мне как женщине это было совершенно безразлично. Меня коробили фамильярные отношения миссис О’Мэлли с копами и удивляло отсутствие других женщин в штате тюрьмы, хотя бы, например, монахинь.

В кухне царили чистота и безукоризненный порядок, пахло хозяйственным мылом и луком. Миссис О’Мэлли объяснила, что готовит только ночью. Летом здесь прохладно, вот она и привыкла стряпать по ночам.

Кто-то из заключенных, кого, видимо, поощрили за примерное поведение работой на кухне, до блеска начистил алюминиевые кастрюли. Жена шерифа, взяв одну из них, посмотрелась в нее, как в зеркало, и улыбнулась. Дежурный по кухне следовал за нею по пятам, не сводя с нее жадных глаз. Из-за неловкой ситуации я стала нервничать.

— Он плохой мальчик, — понизив голос, объяснила мне миссис О’Мэлли. Мальчику было на вид не менее сорока.

Мне нечего было ей сказать.

Миссис О’Мэлли предложила мне подождать ее мужа в их доме: — Поговорить можно и тогда, когда он займется своим ленчем.

Шериф О’Мэлли пришел не один, а с двумя помощниками. Одного из них я уже видела. Это был Эверетт, которого я с Гиллспи встретила сегодня утром у входа в подвал административного здания. Наклонившись к шерифу, он что-то сказал ему на ухо.

Я села.

— Не знала, шериф, что вы хотели меня видеть, — сказала я, приготовившись к обороне. — Я же пришла к вам с жалобой на незаконное вторжение в мой номер в отеле, — или во всяком случае, вторжение без моего разрешения, — одного из ваших людей. Целью этого нарушения, я уверена, была установка подслушивающего устройства. Зачем, один бог знает, или, возможно, вы?

— Ничего не понимаю. Вы хотите сказать, что нашли подслушивающее устройство в своем номере?

— Я хочу сказать, что застала одного из ваших людей, который якобы снимал в моем номере старую электропроводку.

— Ковач?

— Ковач.

Миссис О’Мэлли внесла в судке пирог с курятиной и поставила его перед мужем. Он проколол ножом в нескольких местах поджаристую корочку, чтобы выпустить пар, и вдруг посмотрел на меня с неожиданной улыбкой.

— Но, миссис Осборн, Ковач — служащий электрической компании.

Я не надеялась на особо любезный прием, но никак не ожидала такой примитивной лжи.

— Энни, когда будешь подавать десерт, угости и миссис Осборн. И захвати с собой блокнот. Вы не возражаете, миссис Осборн, если я сниму с вас показания?

— Какие?

— О вашем общении с Эндрю Гиллспи, например. Все, кто с ним общался, находятся под подозрением в убийстве профессора Ловенталя. Вы, разумеется, еще не знали об этом, когда сегодня утром пытались незаконно проникнуть в здание администрации университета. Но что делал там Гиллспи? Вы — репортер, в вашем случае это понятно. А он просто решил воспользоваться вами, чтобы проникнуть в здание.

— В таком случае, шериф, вам нужно снять показания прежде всего с самого Гиллспи.

— Я уже снял их, спасибо.

— Шериф, мы тогда еще не знали, что было совершено убийство. Охрана здания была отлично организована.

— Настолько отлично, что вам удалось обойти здание сзади и получить ту информацию, которую вам не удалось получить с парадного входа.

Я еле удержалась от смеха, ибо это была сущая правда.

— Эд Ковач представился вам как помощник шерифа?

— Нет.

— Но вам не составило большого труда узнать, кто он, не так ли? С одной стороны, вы считаете нас гестапо, а с другой — полицией.

Шериф разрезал пирог на несколько частей и стал есть его. Он жевал с какой-то автоматической аккуратностью, не выказывая особого удовольствия.

Миссис О’Мэлли падала десерт: яблочный пудинг, аппетитно пахнущий корицей, а к нему поставила на стол сливочник, полный до краев.

— Заключенным мы даем сгущенное молоко, — пояснила она, — а эти сливки с фермы Стива Хиггинса.

— Как вы можете догадаться, миссис Осборн, конечно, не он сам их нам доставляет, — не удержался сострить О’Мэлли.

— Очень остроумно, — язвительно заметила его жена. — Моя мать и покойная Ненси Хиггинс были подругами.

Шериф наконец поднял голову от тарелки. Его холодные глаза остановились на жене.

— Это правда, Джон Джозеф.

— Да, это правда, — согласился шериф и, поставив тарелку с десертом на грязный судок, стал так же размеренно жевать пудинг. Про себя я уже решила, что он убежденный трезвенник.

Позднее я узнала, что не ошиблась.

Откусив кусочек пудинга, поставленного передо мной, я тут же определила его несвежесть, и осторожно отодвинула тарелку. Когда миссис О’Мэлли наконец села передо мной с блокнотом наготове, я извинилась, сказав, что у меня аллергия на корицу.

С такой же прямотой и сосредоточенностью, с какой О’Мэлли атаковал пирог с курятиной, он начал допрос. Его интересовало Братство безопасности на шахтах. Он пытался выведать у меня все, что мог мне сказать об этом Гиллспи. Особенно его интересовало собрание Братства, состоявшееся в доме Гиллспи вчера вечером.

Я совсем не собиралась сообщать шерифу ни состав этой организации, ни ее цели, поэтому сказала лишь то, что сама слышала в разговоре Гиллспи с помощником шерифа Эверетом. Разумеется, я ни словом не обмолвилась об откровенном рассказе Гилли о положении в городе. Мой опыт общения с людьми, которые думают одно, говорят другое, а выпытывают третье, тоже научили меня этому искусству.

О’Мэлли вдруг резко поменял тему:

— Мне известно, что вы уже успели уделить время также и доктору Форбсу.

— Совсем незначительное, шериф. Всего одна короткая прогулка по студенческому городку.

— Вино, бренди и все такое прочее, — О’Мэлли так скривил губы, словно собирался произнести слова Библии о «злой похоти».

— И не более того, — пробормотала я, не веря в то, что Форбс оказался настолько болтлив. Да и вообще, посмел ли он назвать шерифу мое имя.

Шериф умолк на несколько секунд, как бы раздумывая. Миссис О’Мэлли, взяв его ложку, отломила кусочек от нетронутого мною пудинга и, едва попробовав его, брезгливо сморщилась.

— Странный вкус, вы не думаете?

О’Мэлли сердито отодвинул свою тарелку.

— Ради Бога, Энни, — раздраженно воскликнул он.

Миссис О’Мэлли встала и убрала грязную посуду, поставив ее на доску у мойки.

— Вам, конечно, известно, что он разыскивал вас вчера вечером?

Мне стало не по себе, потому что я была уверена, что шериф лжет, но его вопрос имел прямое отношение к убийству.

— Нет, я об этом ничего не знаю, — сказала я.

— Вчера в одиннадцать вечера он справлялся о вас у портье в отеле. Ему сказали, что вы рано поднялись к себе. Он ушел, но проверил не светится ли ваше окно. У вас было уже темно. Тогда он снова вернулся в отель, чтобы выпить, а затем ушел домой. Что вы об этом думаете?

Это было похоже на подсказанное алиби для Форбса и к тому же шитое белыми нитками, и я ничего не ответила.

— Не знала, что он такой романтик, — сказала я потом и чуть улыбнулась.

— А теперь вы знаете, и вам смешно, — заметил шериф. — Мне же это не кажется странным. Он разведен, ведет одинокую жизнь и вдруг появляется привлекательная женщина с интереснейшей профессией. Она обедает с ним и совершает прогулку. А бедняга всю ночь работал над тем, во что она его впутала. Он устал, ему надо расслабиться. Он молод и здоров, поэтому он встает и идет искать ее. Не все же журналистки ложатся спать вместе с курами. — Он развел руками, подтверждая разумность всего того, что говорил. — Я не вижу во всем этом ничего смешного.

Я не стала с ним спорить. Мне тоже казалось, что его доводы разумны. Вернее, почти разумны.

О’Мэлли встал и коротким кивком закончил разговор.

— Вам не составит труда немного подождать? Энни напечатает и вы подпишете показания.

Странно, что меня просят об этом, ведь в течение всей беседы я преимущественно молчала.

За шерифом последовали два его помощника. Провожая их взглядом, миссис О’Мэлли с облегчением вздохнула.

— Я сейчас дам вам мятные леденцы освежить дыхание, — сказала она.

— Это совсем не нужно, — возразила я.

Но она все же достала из буфета леденцы.

— Интересно, заметил ли Джон Джозеф, что ел заплесневелый пудинг. — Она хихикнула. — Боюсь, мы этого никогда не узнаем. Я быстро все напечатаю. Подождите меня в гостиной, там можно полистать журналы, если вам захочется.

Я пошла в гостиную из чистого любопытства. Мне хотелось узнать побольше об этой странной парочке. Комната походила на приемную врача, если бы не пепельницы, полные окурков после прошедшего здесь совещания. Интерес представляли групповые фотографии, на одной из которых Стив Хиггинс благосклонно смотрел на сжатые кулаки О’Мэлли.

Когда миссис О’Мэлли вернулась и я подписала бумагу, которая ровным счетом ничего не значила, мне показалось, что ей не хотелось отпускать меня.

— Как выглядит этот «Эрмитаж»?

Меня удивило, что она там никогда не бывала.

— Джон Джозеф ездит туда только один, — сказала она.

Я описала ей поместье Хиггинса. С особым, почти детским любопытством она расспрашивала о кухне.

— А там есть… экономка?

Я сначала растерялась, но, почувствовав, что за этим что-то кроется, решила, почему бы не рискнуть? Это лучше, чем неожиданные сюрпризы в газетах.

— Я думаю, что это Лори.

— Какая она?

— Очень деловая.

— Я хочу сказать… она сексапильная?

— Это зависит от вкуса, вы не считаете? Я бы сказала это о вас. О ней же трудно это сказать. Но ведь это ничего не значит.

Миссис О’Мэлли рассмеялась звучным гортанным смехом.

— Думаю, да, — ответила она.

Прежде чем уйти, я спросила ее:

— Откуда вам известно, что я пишу статью о Хиггинсе?

— Кажется, мне об этом сказал Тарки. — Когда я вопросительно посмотрела на нее, она добавила: — Это помощник мужа. Его зовут Таркингтон.

— А как он узнал?

И тут я увидела, как она закрывается, подобно цветку перед закатом солнца.

— Думаю, — помолчав, промолвила она, — Джон Джозеф сообщил ему это после разговора с Форбсом.

Миссис О’Мэлли оставила меня у двери в коридор, соединяющий главное здание с тюремным крылом. Я могла бы сейчас же покинуть его, но, увидев в окно группу молодых людей, которых полицейские подгоняют ко входу в главное здание, не раздумывая, поспешила вернуться в оперативный отдел. Молодые люди были уже там и ждали, когда у них возьмут отпечатки пальцев. Их было пятеро, они были совсем юными, на их лицах был вызов. Они молчали.

Меня заметил один из полицейских и постарался изолировать от задержанных, это помешало мне разглядеть их.

— Вы рискуете, мэм, потерять право присутствовать на судебном разбирательстве.

— А и не собираюсь присутствовать. Зачем? Скажите, среди задержанных есть человек по имени Йегер?

— Вот он, мэм! — я окинула быстрым взглядом полноватого молодого парня в очках с толстыми стеклами. Двое полицейских проводили меня до дверей.

Я позвонила Гилли из уличного телефона-автомата. Ответила Нора.

Я сообщила ей, что шериф задержал Йегера и еще нескольких молодых людей.

Глава 7

Меня раздирало двойственное чувство: хочу я видеть Рэндалла Форбса или нет. Рассказ шерифа о ночном блуждании Рэндалла вокруг отеля в надежде увидеть меня прежде всего вызвал у меня негодование. Я не поверила этому. Но Рэндалл мог быть там: ему нужны были свидетели. Возможно, ему только это и было нужно. Тогда весь его рассказ — просто ложь. Он не собирался видеть меня, а хотел лишь сказать кому-нибудь в отеле, что пришел, чтобы повидаться со мной. Другая половина моего «я» была более благосклонно настроена: да, его поведение могло казаться странным, поэтому вынужденный объяснить шерифу О’Мэлли, где он был в такой-то час и почему, Форбс решил для пущей убедительности рассказать даже о вине, которое мы пили, и о прогулке по студенческому городку… Единственное, в чем я теперь хотела убедиться после всех этих предположений, так это в том, что мое доброе мнение о Рэндалле Форбсе не изменилось. Что его удивительная искренность и наивность по-прежнему восхищали меня… Господи, спаси меня, бессильную помочь ему! Я снова вернулась в студенческий городок.

В вестибюле Административного корпуса, в этом просматривающемся насквозь аквариуме, я встретила кое-кого из коллег журналистов, дожидавшихся встречи с деканом Борком. Среди них был и Стью Розен, старый чикагский друг и собутыльник. Он сказал, что ходят слухи о том, что к расследованию подключено ФБР. Я восприняла это спокойно, такое происходит автоматически, если учесть личность и характер работы Ловенталя. Вместе со Стью я направилась к декану Борку на брифинг. Я надеялась, что Форбс тоже будет там. Но его не было. Когда Стью спросил декана, над чем работал Ловенталь, Борк ответил, что по просьбе правительства это пока не будет оглашаться. Журналистов прежде всего интересовали левые взгляды профессора, на что Борк неизменно отвечал, что в это время не работал в институте и ему не известны связи Ловенталя. Кроме его участия в движении за мир.

— А мы все за мир, не так ли, джентльмены?

После пресс-конференции Борк попросил меня остаться.

Когда все разошлись, он сказал мне:

— Жаль, что вам вчера не удалось познакомиться с ним. Когда-нибудь мы будем думать, что это самое выдающееся событие в жизни города Венеция, — он сел, сложив руки на животе. — Странно, — начал он, — как на одно и то же событие, скажем, случившееся вчера, сегодня уже смотришь по-иному. Мне казалось, что вчера Ловенталь был готов к переменам, — не к таким, конечно, как эта, — но к настоящим переменам. Он все время старался выдвинуть вперед Форбса. Похоже, профессор собирался покинуть нас, оставив преемником Форбса.

— А вы этого не хотите? — прямо спросила я.

— Напротив. Однако он, кажется, в это сам не верит. Сейчас он нам очень нужен.

— Из-за той работы, которую они вместе с Ловенталем начали?

— Отчасти да. Но мы до сих пор не уверены, стоящее ли это дело. Да и Форбс или Ловенталь вряд ли знали, на что можно надеяться.

— Полученный грант должен ободрить и поддержать Форбса.

Борк пробормотал что-то одобрительное.

— Боюсь, как бы он не запаниковал, что из-за смерти Ловенталя грант аннулируют. Я хотел было сам написать в Фонд и убедить их в том, что мы верим в Форбса, но передумал, ибо это было бы ничем не оправданным оскорблением Форбса. Люди в Фонде также могут счесть это алчностью. Нам следует позаботиться, чтобы он был в лучшей форме.

— Возможно, не совсем этично спрашивать сейчас об этом, но какие у вас предположения относительно причин смерти Ловенталя?

— Много и ни одного. Я не стану комментировать задержание шерифом нескольких студентов якобы для дачи показаний.

— Могу спросить, почему вы не хотите это комментировать, доктор Борк?

Он долго думал, надувая щеки, и, наконец, изрек:

— Без комментариев.

— Кажется, я понимаю, — сказала я, вспомнив, какие цели и задачи поставило перед собой Братство безопасности шахт.

— Терпение не присуще молодежи, — сказал Борк, намекая на то, что он меня понял. — Да и мне тоже.

— Где я могу найти профессора Форбса?

Он взглянул на свои часы, а я — на свои. Было без нескольких минут пять пополудни. Борк поднял трубку телефона и набрал номер. Ожидая ответа, он сказал мне:

— Напомните мне о Хиггинсе. — А затем сказал в трубку: — Мисс Ингрэмс? Форбс на месте?

Наконец положив трубку, он сказал мне:

— Вы можете подняться к ним и подождать его, если вас не пугает эта обстановка. Они подготовили все, что нужно для полиции и пытались убедиться, что ничего из документов и записей не пропало. Форбс на несколько минут отлучился на факультет физики.

— Хиггинс, — напомнила я Борку.

— Да, да. Приобретя неплохой опыт дипломатии и частенько прибегая к ней, я подумал, что вам не помешает знать, что Форбс любит не только пешие прогулки, но и верховую езду. Вы меня поняли?

Я рассмеялась.

— О, конечно, поняла. Лошади помогут мне познакомить Форбса с Хиггинсом. Полагаю, мне не придется участвовать в этой игре. Я сама скажу старику об этом.

— Я ничего не имею против. Стив любит попросить об услуге. Я считаю, что это весьма полезная информация, когда имеешь дело с таким могущественным человеком, как он.

— Видимо, таким образом он узнает, так ли уж он могущественен. Я вам очень благодарна, декан Борк, за то, что вы уделили мне столько времени.

Мы через стол обменялись рукопожатием.

— Было очень приятно познакомиться.

— Кстати, это вы написали некролог о Ловентале? — спросила я, пока наше рукопожатие продолжалось.

— Я не сочинил бы и эпитафии. Видимо, инициатором был Форбс. Думаю, поучаствовал и юный Ричард.

Я снова поблагодарила его.


Часть кабинета Дениэля Ловенталя была отгорожена: письменный стол профессора, накрытый холщовой тканью, и кусок пола, с которого был срезан ковер. Все это я увидела мельком, пока полицейский, стоявший у двери, на этот раз из полиции студгородка, показывал мне на мисс Ингрэмс. Она стояла у стола, спиной к двери и повернулась, когда я громко окликнула ее. Предо мной предстала типичная старая дева, или, как таковых все еще величают в Южных штатах, незамужняя дама. Стройная, во всем черном, горло подпирал белый воротничок. Видимо, она плакала, перебирая бумаги.

— Так тяжело смотреть на все это, — сказала она, глядя на покрытый холстиной стол. — Я все еще вижу его сидящим за столом, как всегда, глубоко погруженного в свои думы.

— Вы хотите сказать, что вчера ничего необычного в его поведении не было?

— Я не могу этого утверждать, но так записал офицер, а я, когда прочитала свои показания, изменить уже ничего не могла. Садитесь, прошу вас. На доктора Форбса обычно можно было положиться. Профессор же может выйти из кабинета на одну минуту и через какое-то время позвонить уже из Вены.

— Я сяду здесь, если можно, — ответила я, увидев, что она предлагает мне свой стол и стул рядом с ним. Я села напротив стола жертвы. Мисс Ингрэмс оказалась спиной к нему.

— Мне не хочется говорить об этом, — ответила она, но поскольку пригласила меня сесть, то и сама села тоже. — Непривычно сидеть к его столу спиной. Я благодарна судьбе, что у меня есть его последняя фотография, он был в прекрасном настроении, пока нам не повстречались эти ужасные молодые люди. Я была в шоке от Йегера. Он одни из наших, вы это знаете?

— Я не совсем понимаю, о чем вы?

— Он родился здесь, в Венеции. Но это не он выкрикнул оскорбительные слова. Я не стану утверждать, что Йегер не сквернословит, однако на этот раз выругался черный, хотя доказать этого я не могу.

— Что он сказал?

— Это грязное слово, — она осуждающе подняла подбородок.

— Потому что профессор не разрешил им провести собрание в его кабинете?

— Я этого не знаю. Профессор не промолвил ни слова о них. Я не думаю, что он собирался зайти к себе в кабинет, когда мы распрощались, иначе он сказал бы мне об этом. А если бы сказал, я ответила бы: — Ну что ж, идите. Господи, сколько раз я одна возвращалась домой, и мыслей не было, что это небезопасно в таком городе, как Венеция…

Чувствовалось, что бедняжка вот-вот разрыдается, поэтому я старалась отвлечь ее.

— Как я понимаю, вы чувствуете себя в безопасности до вечерам на улицах города? — Я вспомнила яркое освещение улиц.

— В полной безопасности. И все благодаря шерифу О’Мэлли.

— Вы восхищаетесь им?

Это был странный вопрос и немного наивный, поэтому мисс Ингрэмс тихонько воскликнула: Ха! — и призадумалась.

— Кажется, теперь я просто верю в это. Я прожила в Венеции всю жизнь. Помню, как мы чувствовали себя в годы депрессии, когда разразились шахтерские забастовки. Тогда действительно было страшно. В город привезли черных парней работать в шахтах. С тех пор половина Бейкерстауна это их район, точнее, потомков тех, кого привезли сюда в те годы. И, возможно, там сохраняется спокойствие, потому что кое-кто еще помнит прошлое. Мы боялись беспорядков, понимаете: ветераны войны, вернувшиеся домой, много черных, наркотики. Кто может знать, что будет. Но Джон О’Мэлли делает сегодня то, что сделал мэр Венеции в 1935 году. Его звали Джон Хармс, отец Тайлера. Он создал полицию, а Стив Хиггинс провел через законодательное собрание штата закон о полиции. Это был его первый срок…

Мисс Ингрэмс умолкла, лицо ее разгладилось. Воспоминания, даже тяжелые, бывают полезными, подумала я.

— Когда вы спросили, восхищаюсь ли я шерифом, со мной что-то произошло. У меня сохранилась его фотография: он на старом форде развозит продукты для рынка Кьюссака. Он был решительно настроен пробиться в люди. Потом я видела его, когда он вернулся с войны в Корее в мундире капитана и по его глазам было видно, что он уже не прежний Джон О’Мэлли. Моя мать была еще жива, и когда увидела его, сказала: «Джон Джозеф многого насмотрелся. Есть в этом мире много такого, о чем не следует знать, но если ты это все же узнал, то не забудешь никогда». О себе я такого не могу сказать. Однажды, когда я рассказала об этом профессору Ловенталю, это потрясло его. Или он притворился. Иногда, проходя мимо моего стола, он грозил мне пальцем: «Смотрите, — говорил он. — Смотрите в оба! Никогда не бойтесь смотреть. Жене Лота, как и леди Макбет, пришлось потом умереть».

Вернувшись домой, Джон Джозеф влюбился в Энни Райан. Она была тогда очень хорошенькой, сейчас она немного перезрела, но тогда никто не мог сравниться с ней по красоте, и высокомерию тоже. Но тут, видимо, ее мамаша постаралась. Для Джона Джозефа они были недосягаемы, когда он снял свой капитанский мундир и стал работать у Кьюссака. У Энни были кавалеры, один, потом другой, но ни с тем и ни с другим ничего у нее не вышло. А потом совсем неожиданно Джон Джозеф и Энни поженились. Сам Стив Хиггинс вел ее к алтарю…

— Она мне сегодня сказала, что ее мать и жена Хиггинса были близкими подругами… — сказала я.

— Да, очень близкими, — мисс Ингрэмс особенно округлила губы, произнося эти слова. Мне же нужно было столько от нее узнать, что я не решалась прервать светские сплетни, хотя неизвестно, могли ли они пригодиться для статьи.

— Я симпатизирую Джону, — продолжала собеседница, — и считаю, что мать и дочь Райаны поставили ему ловушку, и когда пришло время, она захлопнулась. Я восхищалась Джоном, но и словом не обмолвилась профессору об этом. Наши мнения не во всем сходились.

Зазвонил телефон, кто-то наводил справки о похоронах и отпевании. Мисс Ингрэмс посоветовала позвонить в морг или в дом Ловенталя, или же подождать завтрашних газет, где все об этом будет сказано. Мне хотелось спросить у нее, восхищалась ли она профессором Ловенталем. Просто так, чтобы услышать, что она скажет. Мне казалось, я понимаю ее, как понимала в дни своей молодости в штате Иллинойс похожих на нее двух своих незамужних теток. Я подумала, что если она попытается рассказать мне о своих чувствах к нему, она все равно не сможет сделать этого, так что лучше не смущать ее, Я вспомнила, как она была растеряна и смущена, когда ей пришлось сказать Борку о том, что она спешит на ужин к профессору. Ловенталь занимал свою особую нишу, это был человек другого класса, и сколько бы она ни работала в студенческом городке, хоть всю жизнь, ей никогда не стать неотъемлемой частью жизни университета. Ее всегда будет тянуть к семье или друзьям, с которыми она выросла. Она чувствовала себя лучше всего в церкви и на благотворительных базарах, и она будет всегда верна газете «Индепендент», словно сама пишет в ней передовицы. Что, возможно, отчасти было верно, — ибо они писались для нее. Все это было составляющим того, что я когда-то называла верностью заветам предков и американскому образу жизни. Но я думала тогда и как никогда поняла, что такое общность студенческих бунтарей с бедным людом: между ними никогда не существовало санитарного кордона.

— Мисс Ингрэмс, — спросила ее я, как только она положила трубку телефона, — а если предположить, что профессор Форбс станет деканом факультета? Я, правда, не могу утверждать, что такое случится, но если вдруг случится, — вы останетесь работать с ним?

— Университет платит мне жалованье, поэтому я работаю с тем, с кем прикажут. Профессор Ловенталь спросил меня вчера, есть ли у меня собственность. Я ответила, что есть: пенсия через четыре года. Так что с мистером Форбсом я, конечно, буду работать.

Я не знала, на кого направлена ее враждебность, на мистера Форбса или на меня. Возможно, на нас обоих.

Больше у меня не будет возможности, подумала я, и задала свой главный вопрос.

— Какими были их отношения, когда они были вместе? Ответьте первое, что придет в голову.

— Отец и сын. — Она посмотрела на меня с удивлением, словно сама задумалась над тем, что сказала.

— Я так и подумала после разговора с мистером Форбсом, — успокоила ее я.

— Они много спорили, — добавила она как бы для себя.

— Из-за Ричарда?

— Да… — на миг запнулась мисс Ингрэмс. — В церкви, совсем недавно, в воскресенье… мы читали о блудном сыне, и я подумала, что вылитый старший сын, это Рэндалл Форбс. Он не хочет, чтобы младший когда-нибудь вернулся. — Лицо ее стало серьезным. — Мы с вами, кажется, начали сплетничать, миссис Осборн?

— Но ведь это так интересно! Сколько лет Ричарду?

— Около тридцати, должно быть.

— А вы знаете Эндрю Гиллспи?

— Кто не знает сумасшедшего Гилли?

— Сумасшедшего?

— Все зависит от того, как на это посмотреть — его одежда, борода, волосы, которые он заплетает в косичку, как это делали его предки. Он выходец из рабочей семьи. Его сестра держит лавку сувениров на Морган-стрит, милая девушка, какую только можно себе представить.

— Она стыдится своего брата?

— Конечно, нет. Никто не стыдится Гилли. Просто он немного не в себе. Вот и все.

Из уст мисс Ингрэмс эти слова прозвучали вполне искренне, и я подумала, что они достойно дополняют притчу о блудных сыновьях. Только полиция поняла их буквально.

Я спросила ее, читала ли она то, что написано в газете «Индепендент» о последних часах жизни Ловенталя.

— Это заставляет меня думать, будто я что-то скрываю, — промолвила мисс Ингрэмс.

У меня не создалось такого впечатления, и я сказала ей об этом. Но во мне крепло чувство, что мисс Ингрэмс фиксировала в своей памяти факты, а затем усиленно подкрепляла их собственной интерпретацией.

— Я спросила вас, читали ли вы газету, потому что хотела узнать у вас, что означает фраза, сказанная профессором экономке, что только ее рагу можно назвать настоящим рагу.

— Когда я прочитала эти слова в газете, я попыталась вспомнить, о чем шел разговор за столом, когда профессор вышел в кухню за льдом. Говорили о Форбсе и гранте, полученном от Фонда Рейса.

Это были мои собственные предположения. Я вспомнила, как чувствовала себя в поезде, и слова Форбса о разнице между намерением и целью.

— Не похоже, что Форбс вернется, — наконец сказала я. — А тем временем я, кажется, забросала вас вопросами, как газетный репортер.

Мисс Ингрэмс слабо улыбнулась.

— Это помогло мне кое в чем разобраться. Вы можете встретиться с ним вечером в морге. Я уверена, он там будет.

— Это не так важно, — ответила я. — Мне хочется задать вам еще один вопрос, но вы можете не отвечать, если он покажется вам слишком личным. У меня создалось впечатление, что вам не хочется работать с доктором Форбсом. Почему?

— Потому что никогда не знаешь, как себя с ним вести. Я давно работаю на факультете, намного дольше, чем даже он. Вообще, знаете, миссис Осборн, что сейчас мне пришло в голову? Это он не хочет со мной работать. Его пугает, что я буду все время сравнивать его с профессором Ловенталем.

Я встала, мисс Ингрэмс тоже поднялась со стула.

— Если он не вернется, — сказала она, — то я тоже пойду домой. Я не хочу одна оставаться в этом кабинете. И это не скоро у меня пройдет. Мир… — Она посмотрела на закрытый холстом стол. — В нашей жизни нет места понятию мир. Почему они не понимают, что надо позволить людям оставаться самими собой?

* * *

Из административного здания я направилась на физический факультет, минуя восьмигранник из красного кирпича — циклотрон, бывший некогда гордостью Венеции, штат Иллинойс. Все подходы к нему были забаррикадированы и опутаны колючей проволокой. Повсюду стояли щиты с грозными надписями: «Вход запрещен», «Вход карается законом».

На первом этаже на доске объявлений я прочитала афишу спектакля, который готовили Гилли, Нора и Ричард Ловенталь, и внизу — следующие слова: «Покиньте загрязненную атмосферу Венеции. Приходите в Арденский лес. Новый Шекспир ждет вас сегодня».

Я надеялась, что по дороге встречу Форбса, ибо в кабинете, когда я справилась о нем, его не оказалось. В этот день лекций он тоже не читал. Я слышала, как студенты, собираясь группками, произносили его имя. В кафетерии, когда начался общий разговор о том, кто заменит Папу и возглавит факультет, кто-то сказал:

— Форбс, конечно, кто же еще?

— Э, парень. Сейчас начнется большая чистка, и эта ученая крыса, как пить дать, отменит мою отсрочку от призыва в армию.

Лишь одна девушка вступилась за Форбса.

— А ты, бэби, станешь первой жертвой. Кому нужны женщины-физики? Твое место на кухне.

— Или в постели.

— Не с Форбсом ли?

Все расхохотались.

* * *

А за пределами студенческого городка жизнь протекала почти нормально. Такое могло случиться в любом студгородке или в другом мире. Чтобы проверить собственную реакцию, я остановила юношу и девушку, чтобы спросить, знают ли они об убийстве.

— А, это на физическом факультете, — небрежно сказала девушка. — А мы изучаем социальные науки.

В студенческом кинотеатре произошла замена: вместо фильмов с участием Ингрид Бергман и Полетты Годард, которые меня интересовали, шли «Одинокий рейнджер» и «Возвращение Шерлока Холмса».

Глава 8

Вечером в морге Хармса провожавших было мало.

— В воздухе пахнет чем-то нехорошим, — сказал Гилли. — Видимо, не обошлось без ФБР.

Я согласилась с ним. В последние три дня их присутствие чувствовалось не только в воздухе.

— Я даже не могу приблизиться к тюрьме. Хотелось бы мне знать, что происходит. Нора пытается найти для ребят надежного адвоката. Она уговаривает своего отца. Он адвокат.

— Удобно, — пробормотала я.

— Эти чертовы шерифские помощники продолжают утверждать, что ребята не хотят меня видеть. Если это таи, тогда я и соваться туда не буду. Кейт… вы не могли бы выяснить это для меня?

Я сказала, что постараюсь.

— Это Ричард? — спросила я о молодом человеке, взволнованно о чем-то беседующем с пожилой парой и мужчиной, который, должно быть, и был Тайлером Хармсом. Не знаю ни одного гробовщика, который не старался бы всегда и везде походить на гробовщика.

— Они не могут договориться, где лучше похоронить прах, — пояснил Гилли. — Еврейские родственники имеют смутное представление о кремации.

— Не смешно.

— Это черный юмор, а черный — это прекрасный цвет.

— Ты выпил, Гилли?

— Нет. А надо бы. Я говорю, что приходит в голову, авось по ассоциации скажу что-то, похожее на правду.

— Все здесь напоминает лавку древностей, — шепнула я.

Кресла были чересчур громоздки, помпезны и набиты жестким конским волосом. Стулья, простые с прямыми спинками, казались вечными. Закрытый гроб в глубине был окружен охапками папоротника и белых лилий, от густого запаха которых воздух казался тяжелым.

— Поздний Скотт Фицджеральд, — сказал Гилли. — Посмотрите на все эти лилии, взятые напрокат.

— Скоро Пасха.

— Я знаю. Сам помогаю готовиться к карнавалу в Миссионерском доме в Бейкерстауне.

В результате собственных ассоциаций, лилий напрокат, подготовки к пасхальным праздникам, Хиггинсу, политическим событиям в городе и некогда прочитанной повести об одном американском политике, взявшем для выступления по телевидению пса напрокат, я додумалась до того, что вдруг спросила у Гилли:

— Барнаби тоже пес напрокат?

Гилли широко улыбнулся.

— Если бы это было возможно. Кто его возьмет даже за старую запонку.

— Он очень красивый пес.

— Пять долларов.

Я от души рассмеялась.

— Прости, Кейт, но ты сама напросилась.

— Я знаю. — Он назвал меня по имени, и это меня обрадовало.

Мой смех привлек внимание Ричарда Ловенталя. Он был похож на отца: крупная голова, близорукий взгляд, легкая сутулость. Он улыбнулся мне и бесшумно хлопнул руками в перчатках, выражая свое одобрение.

— Он искренне одобряет, — пояснил Гилли. — И хочет сказать, что Папа был бы доволен. Старик менее всего желал бы мрачной торжественности похорон.

Именно в этот момент появился Форбс. Войдя в дверь в алькове, он тут же остановился, и, как мне показалось, в этом было что-то драматическое. Но прежде чем пройти дальше, он сделал шаг назад, снял пальто и бросил его на стоявший в стороне стул. Он был очень бледен и сильно взволнован. Не замедляя шагов, он направился к Ричарду и буквально упал ему на грудь. Они как-то неловко обнимались, похлопывая друг друга по спине, издавая скорее звериные, чем человеческие звуки. Этого Форбса я еще не знала. Мисс Ингрэмс инстинктивно отодвинулась от них, и, не зная, куда деваться, примкнула к нам. Гилли смотрел в пол, потягивая себя за кончик носа.

— Как это все не по-американски, — сказала я Гилли, ибо только он, мне казалось, мог понять, что я имела в виду. — Неужели он не знает, что такие большие мальчики уже не плачут.

Что сказал Ричарду Форбс прерывающимся от рыданий голосом, я не слышала, но ответ Ричарда долетел до моих ушей:

— Я не винил тебя, Рэндалл. Да и кто бы смог это сказать тебе, ради всех святых?

Форбс порылся в кармане брюк, но не найдя там носового платка, воспользовался тем, что был у него в нагрудном кармане.

— Я убил бы этих негодяев собственными руками.

Кадык на шее Ричарда заходил ходуном. Он отвернулся и, отойдя от Форбса, направился, как и мисс Ингрэмс, к нам, ибо, кажется, это было самым безопасным здесь местом. Форбс так стремительно бросился к гробу, словно только сейчас осознал трагическую окончательность свершившегося.

— Он ошибся в выборе профессии. Мы могли бы использовать его талант во втором акте нашей пьесы.

— У него все получается довольно правдоподобно, — согласился Ричард. — В кризисных состояниях я видывал его и прежде. Но сейчас он по-снобистски сдержан. Это игра.

— Как ты можешь быть таким притворщиком? — шутливо упрекнул его Гилли и познакомил нас. У Ричарда были красивые карие глаза в золотистых крапинках, излучавшие доброжелательность. Мне стало теплее после стольких холодных взглядов в этом городе.

— Гилли, Йегер — студент Форбса?

— Да, не очень удачный, но все же студент.

Я подождала несколько секунд, а затем пересекла комнату и подошла к Форбсу.

— Добрый вечер, доктор.

Он посмотрел на меня каким-то диким взглядом. Почему? Неужели от неожиданности нашей встречи здесь?

— Итак, мы снова встретились, — промолвил он. — Жаль, что причиной стал этот случай жестокости.

— Жестокость уже позади.

— Вы полагаете? А гнев от того, что умер хороший человек? Вы очистились от гнева?

— А вы? — Это все, что я могла ответить на такой вопрос и на эту словесную атаку.

Лицо его исказила гримаса, когда он посмотрел на меня. Или он просто пытался скрыть дрожь в мускулах?

— Я хочу что-то сделать, но не знаю что. Что мне делать?

— Страдать, — ответила я. — Это и есть горе. Потом оно пройдет. Я сочувствую вашей утрате.

Он посмотрел на меня. Взгляд его был долгим, вопрошающим, а потом он сказал: — Я вам верю. — Он продолжал смотреть на меня так, что я невольно отступила назад. — Вы уходите? — почти в панике спросил он.

— Я обещала навестить студентов, которых задержала полиция.

— Позвольте мне пойти с вами.

— Один из них Александр Йегер.

— Этот скорее предпочтет встречу с Господом, чем со мной. И все же я хочу пойти с вами.

— Вы мне потом расскажете? — спросил Гилли, когда мы проходили мимо него.

— Здесь?

— Нет, дома.

Форбс направился к двери, забыв о пальто, но когда я ему напомнила, он вернулся и взял его. Во всех его действиях и поведении была какая-то театральность. Он не изменился, сев в машину. Здесь он принялся, не переставая, тереть ладони, а затем пальцы, один за другим. Наконец он все объяснил.

— Я никак не могу забыть, что они сделали с моими руками. Они опускали их в какую-то жидкость, а потом скребли чем-то под ногтями. Нет, они начали с ногтей… Господи! Я уже даже не помню…

— В полиции?

— Конечно, где же еще!

Казалось, это объясняло смысл его протестующих слов, сказанных Ричарду, а поскольку в полиции он считался главным подозреваемым, мне стало понятным, почему он так много и подробно говорил шерифу О’Мэлли о своем якобы увлечении мною.

Я снова испытала неприятное недоумение от ярко освещенных улиц и домов.

— Неужели только при слепящем свете люди здесь чувствуют себя в безопасности?

— Они ничего не чувствуют, а просто ослеплены, и это состояние их вполне устраивает.

— Вы действительно верите в это?

— Разве не для этого существуют транквилизаторы?

Временами, когда я смотрела в его сторону, яркий свет фар встречных автомобилей выхватывал из тьмы его профиль — длинный нос, высокий лоб, выпяченный вперед подбородок, который должен был как бы компенсировать безвольность рта. Мне нравилось это лицо, оно казалось открытым и неспособным скрывать страдание, если Форбс позволял себе это. Отсюда и эта неестественная физическая активность Форбса — это просто был способ отвлечь внимание.

— Да, пожалуй, — ответила я, имея в виду транквилизаторы.

Форбс, казалось, торопился высказать все, будто опасаясь, что ему не хватит времени.

— Кэтрин, я не сказал полиции всей правды, хотя хотел это сделать. Вчера после десяти вечера профессор позвонил мне. Он просил меня зайти к нему на работу. Я только что вернулся из административного корпуса, успев положить свой отчет Хиггинсу в почту декана. Профессор попросил прийти к нему в офис, понимаете, а не домой, где я всегда был желанным гостем. Мы живем близко, в квартале друг от друга, а Ричарда дома почти не бывает. Я направился к профессору в его офис, но был зол на него, даже обижен. Он нехорошо поступил со мной. Не знаю, поймете ли вы меня. Он отмахнулся от меня, иначе это не назовешь. Я ожидал, что он будет обрадован, когда узнает о гранте. Как-никак он сам их не раз получал, да еще в миллионах. Я думал, что эта скромная сумма… думал, что она позволит нам закончить то, что мы с ним начали и что для нас было так важно. Вместо этого он вдруг буквально выскочил из кабинета и — прямиком к декану Борку. «Посмотрите, — выкрикнул он, — чего добился Форбс!» Словно я открыл новую, бесконечно малую частицу. Новый элемент! А затем эта история о советском конвертере. Какое совпадение, что именно в это время на сцене моей жизни появились вы… Он использовал все, чтобы придать этим событиям почти государственное значение. Поверьте, я вышел из дома с твердым намерением пойти к нему, но по дороге перебрал в памяти все свои неприятности.

Ты сделал это, не так ли? — сказал я себе, и повторял то, что скажу профессору, если мы поспорим. Но вместо того, чтобы поити к нему, я вдруг решил, что нет, не пойду, хоть на этот раз я скажу ему нет. И продолжал идти. Сколько раз я останавливался и хотел повернуть в нужную сторону, но я не сделал этого, Я не случайно оказался у отеля «Марди-Гра». Я хотел уйти как можно дальше от факультетского корпуса, вы меня понимаете? Я хотел, чтобы профессор, не дождавшись, ушел наконец домой, думая обо мне и даже беспокоясь. Я не собирался повернуть назад и бежать к нему, а затем просить прощения за опоздание. Поэтому я зашел в бар отеля и выпил. И думал о вас, потому что это было самым надежным способом выбить из головы мысли о профессоре. Наконец я справился у портье о вас, и узнал, что вы давно вернулись и поднялись в свой номер.

Форбс умолк так же неожиданно, как и начал свою исповедь. Мне запало в память как бы случайное замечание о том, что Ричарда почти не бывает дома.

— Все равно вы должны были сказать полиции, почему он был в своем офисе, — сказала я.

— Почему он там был? А вы можете мне это сказать? Я только знаю, что он позвонил мне и попросил прийти.

— Такое, очевидно, часто случалось и прежде?

— Да, он мог вылезть из ванны и позвонить мне, попросить, чтобы я пришел, и снова лечь в ванну и лежать в ней до тех пор, пока я не приду. Однажды, когда я опоздал, он успел написать решение задачи на занавеске в ванной комнате. Все будут допытываться у меня, почему я не пошел к нему вчера, ибо всем известно, что я всегда приходил по первому его зову.

— А сейчас вы не знаете, почему не пришли? — Я посмотрела на него, сворачивая во двор суда.

— А вы знаете?

— Возможно, потому, что вы все-таки получили грант, несмотря на то, что никто не верил, что у вас это получится?

— Да, — ответил он так тихо, что я едва расслышала его из-за шума мотора. Я поближе наклонилась к нему, а он повысил голос. — Так оно, должно быть, и было. Спасибо вам.

— Немного психологии, — ответила я, а про себя добавила: опасная вещь.

— Вы знаете, они взяли всю мою одежду. Даже обувь. Мой шкаф пуст. То, что на мне, это все, что у меня осталось.

— Они долго не продержат у себя вашу одежду.

— Но в ней теперь я не буду чувствовать себя так, как прежде.

* * *

Я поставила машину за зданием суда, хотя если смотреть из окон офиса шерифа или тюрьмы, то это будет — перед зданием суда. Здесь же стояло еще несколько частных машин, но с шерифскими эмблемами, и две полицейские машины. Пока мы парковались, одна из машин уехала, а две другие приехали.

К сожалению, в оперативном отделе дежурил Эверетт, помощник шерифа по особым делам. Мне было бы лучше начать все по-новому с каким-нибудь простым полицейским чином.

— У вас был долгий рабочий день, помощник, — весело приветствовала его я.

— Не дольше вашего, мэм. Чем могу служить? — Моему спутнику он сказал: — Добрый вечер, доктор. — А потом почти взмолился, обращаясь к нам обоим: — Шерифа в его отсутствие заменяет Герин, но он уже ушел домой. Так что то, с чем вы пришли, может подождать до утра. Так будет куда лучше.

— Профессор Форбс и я хотели бы поговорить со студентами, которых вы задержали, помощник.

— Без разрешения шерифа это невозможно.

— Вот мы и пришли, чтобы его получить.

Эверетт оглянулся, ища глазами дежурного.

— Прошу вас сесть и немного подождать. Я постараюсь узнать, как это сделать, не нарушая правил.

В коротком коридорчике между двумя дверями я увидела скамью у стены, но мы с Форбсом предпочли стоя наблюдать за происходящим. Эверетт прошелся вдоль ряда столов и остановился перед тем, за которым в одиночестве сидел полицейский, и стал с ним беседовать. Комната, где мы находились, казалась огромной, должно быть, когда-то это был зал судебных заседаний. Теперь же в нем разместился странный набор современной аппаратуры и офисной мебели. В конце длинного стола для допросов помощники шерифа по особым делам играли в карты, — кто, ожидая поручений, кто просто чтобы убить время. Их голубые шлемы лежали на подоконнике. Когда я посмотрела в их сторону и кивнула в знак приветствия, они чуть привстали на своих стульях.

Однако один из них неторопливо встал и представился.

— Меня зовут Таркингтон, мэм. Могу я быть вам чем-то полезен?

Видимо, это был тот самый Таркингтон, о котором упомянула миссис О’Мэлли и который якобы сказал ей, что я пишу статью о Хиггинсе. Потом, она, правда, поправилась и сказала, что обо мне она узнала от мужа, но имя Таркингтона я почему-то запомнила. Видимо, на это была какая-то причина. В свои тридцать с чем-то он, видимо, все еще числил себя в дамских баловнях, хотя ничего особенного в его смазливости не было, зато была привычка постоянно кривить губы в подобии улыбки. Очевидно ему казалось, что держать рот закрытым это чересчур банально для него.

— Пожалуй, нет, спасибо, — ответила я.

— Вы та самая леди из журнала, не так ли?

— Да, это я.

— Проходите. Ребята будут рады видеть вас.

— Это доктор Форбс, мистер Таркингтон, — представила я ему моего спутника.

— Тарки, — помощник шерифа протянул Форбсу руку. — Здравствуйте, доктор, как вы себя чувствуете?

— Мне получше, — буквально ответил ему Форбс и сделал мне знак, что пора двигаться дальше, если мы хотим увидеть ребят, как назвал их Таркингтон.

Эверетт все еще совещался о полицейским. Таркингтон тем временем приподнял полотнище американского флага, висевшего над одним из столбов, облегчив нам проход в глубь комнаты для встречи с теми, кого наш гид Таркни назвал «особым» отделом. Их было десять человек, и кое-кто из них наблюдал за карточной баталией. Она, разумеется, при нашем появлении была прервана, на столе карты лежали рубашкой вверх. Денег мы не заметили, однако в изобилии валялись грязные замызганные спички. Перед каждым игроком стояла кружка, среди которых было несколько пивных с крышками.

Я совсем не чувствовала неловкости в обществе этих полицейских. Я всегда предпочитала общество мужчин, а при моей профессии большинство из них оказывалось стражами порядка. Именно такого сорта мужчины были друзьями моего отца, и я привыкла к ним с детства. Они работали у нас на ферме и мой отец общался с ними, как с равными.

Здесь же мужчинам было по тридцати лет. Один или два, правда, казались постарше, но никого, кому было бы пятьдесят.

Два или три лица уже оттеняла двухдневная бородка, свидетельствовавшая о том, что они не работают непосредственно в офисе шерифа. Это были специальные кадры; на рукавах молодых людей были особые нашивки. Я не знала, как они восприняли мое появление, но враждебности я не почувствовала. В углу, в нескольких футах от нас, стояли два телетайпа, которые молчали все то время, что мы были здесь. Но сейчас один из них вдруг застучал.

— Заткнись, Бидди, — крикнул Таркингтон.

Присутствующие рассмеялись, кое-кто деланно громко. Это, видимо, была порядком надоевшая шутка, но все посчитали нужным не разочаровывать шутника Тарки.

Вернулся Эверетт и сказал, что сейчас позвонит шерифу. Жестом он дал нам понять, что нам следует оставаться здесь. Кто-то предложил мне стул. Форбс пристроился рядом, на свободном краешке стола, чувствуя себя здесь куда хуже, чем я.

— У Эверетта скобяная лавка на Мейн-стрит, — вдруг сказал он.

— Да, доктор, это его магазин, — подтвердил Таркингтон.

Я, чтобы разрядить обстановку, похвасталась:

— Мой отец когда-то был помощником шерифа в Лейк-Сити.

— Неужели! — Эверетт замедлил шаги и повернулся. Было видно, что он доволен этой информацией, могущей поднять авторитет моей персоны в глазах чинов из спецотдела. Если он считал это необходимым, то мои отношения с ними могут оказаться непростыми, подумала я.

Из боковой двери вышел человек, на ходу поправлявший брюки. Я узнала Эдварда Ковача, того самого, кто проник в мой номер. Увидев меня, он резко остановился, но тут же нахально улыбнулся и поздоровался. Пройдя мимо автоматов, он выудил из одного из них банку пива. Было слышно, как он открыл ее.

— Прихвати еще парочку, Эдди, — крикнул ему Таркингтон.

— Когда ваш отец был в Лейк-сити, мэм? — спросил меня один из присутствующих. — Мой кузен пару лет назад баллотировался там на пост государственного чиновника от демократов.

— Он должен был проиграть, — сказала я.

— Лучше поверьте мне.

— Это было давно, в сороковых, — сказала я, имея в виду своего отца.

— Что вы, мэм, тогда вас и на свете не было, — галантно заметил мой собеседник.

Таркингтон, протянув руку, сгреб свои карты со стола и сунул в нагрудный карман.

— Это не потому, что я вам, парни, не доверяю. Просто боюсь забыть свой первый ход.

— Простите, что помешали вам, — извинилась я.

— Все в порядке. Все знают, что у меня хватит терпения дождаться, когда заяц вылезет из своей норы, так что я не расстраиваюсь.

Ковач принес пиво, а Таркингтон стал представлять нам своих коллег, называя только их имена. Мне он совсем не нравился, в его поведении было что-то насмешливо ехидное и даже нахальное. Мне следовало бы запомнить имена, но получилось так, что я запомнила лишь одно: имя Эла, чей кузен баллотировался от демократов. Моего отца тоже звали Эл, и он любил распевать песенку о каком-то Эле, о котором стоит помнить, потому что он хороший парень.

Я собиралась рассказать этой компании, почему именно мой отец получил тогда значок помощника шерифа. Был охотничий сезон, но у вас его почему-то запретили. Вот отец и собирался поохотиться на тех, кто это сделал. Это была малоприятная история, не для ушей Таркингтона, который всегда умел дождаться своего зайца.

— За ваше здоровье, — сказала я, поднимая стакан с пивом.

Форбс пил молча.

Ковач начал свой рассказ о том, как я застала его в своем номере, когда он снимал там старую электропроводку. Он не винил меня за то, что я рассердилась и предположила, что он мог подкинуть мне наркотики и прочее.

Эл спросил меня, в какой части города Лейк-Сити я жила, и как это мне, девчонке с фермы Иллинойса, удалось стать знаменитой журналисткой.

— Потому, что она уехала на восток, парень, только потому, — заметил кто-то.

— Как еще одна хорошая девчонка с фермы в Иллинойсе, которая пару лет назад уехала на Восток, а вернувшись в Нью-Йорк, была разорвана на куски в собственной квартире той бомбой, которую готовила для других.

Я не стала уточнять то, что до сих нор невыяснено, работала ли она с взрывчатыми веществами. Известно лишь, что девушка погибла от взрыва. Но я была задета подобным сравнением судеб двух девушек из Иллинойса и предпочла помолчать.

— Не обращайте внимание на Тарки, миссис, — успокаивал меня Эл. — И не расстраивайтесь.

— Зачем ей расстраиваться? Никто не расстроился.

— Расстроились, Тарки, расстроились, — сказал один из коллег Тарки, и, похлопав его по спине, прошел мимо, направляясь в мужскую комнату. Все рассмеялись. Я невольно подумала о миссис О’Мэлли.

Эверетт наконец отошел от стола дежурного и сказал нам, что О’Мэлли дал разрешение.

— Они даже не поблагодарят вас, миссис Осборн, если вы попытаетесь их освободить.

— Надеюсь, они будут разговаривать с вами поприличнее, чем они это делают с нами, — сказал один из полицейских.

— Грязнее брани я еще не слышал.

— Расскажи ей, что они вчера сделали, Эверетт, — сказал Ковач.

— Они помочились на свой ужин. Даже не притронулись к еде, а просто помочились в нее.

— Теперь они объявили так называемую голодовку. Это их проблема, но если дело дойдет до отпаивания их апельсиновым соком, я знаю, что в него добавить, — сказал Тарки.

— Мы всего лишь хотим повидаться с ними, — сказала я. — Один из них — студент доктора Форбса.

— К вам это отношения не имеет, доктор Форбс.

— Не хотелось бы, чтобы они добились своего, — сказал Ковач. — Что делает их такими важными персонами?

— В чем их обвиняют? — спросила я Эверетта.

— Подозрение в заговоре с целью совершения уголовного преступления.

— Но преступление уже совершено, — напомнила я.

— Да, мэм. Вы все еще хотите повидаться с ними?

— Разумеется. И не знаю, важные они персоны или нет, но повидаться следует, а вдруг они действительно важные фигуры.

— Видите ли, мэм, все, что полиция хочет знать, — это, что такого секретного они замышляли, болтаясь по городу, словно им шило вставили, но они все говорят… может, вы и слышали когда-нибудь такой язык, мэм, но я не могу его вам повторить.

— Я знаю, — ответила я. — Это их жаргон.

— Ну ладно, леди, — заявил Эверетт. — Осталось сделать еще один шаг. Теперь все будет зависеть от того, захотят ли они повидаться с вами. Вы репортер «Субботнего журнала», я не ошибся?

— Нет, не ошиблись.

— Джими! — окликнул он дежурного у коммутатора. Тот в наушниках сидел в полоборота к коммутатору, а лицом к телевизору, поглощенный тем, что было на экране, а там показывали автомобильную катастрофу.

Эверетт, схватив трубку с ближайшего телефона, несколько раз нажал кнопку сигнала. Дежурный, встрепенувшись, снова превратился в примерного служаку. Эверетт отдал распоряжение препроводить студентов в комнату свиданий, если, разумеется, они согласятся на встречу. Джими, повернув голову, тупо смотрел на начальника.

Студенты согласились. Прощаясь, я всем пожала через стол руки. Форбс последовал моему примеру. Я не стала допивать пиво, ибо, осмотревшись, давно поняла, что в этом помещении удобства для женщин не предусмотрены.

Эверетт провел нас по коридору к двери в тюрьму и на прощание дал совет:

— У них больше прав, чем гражданской ответственности, и к тому же вы не обязаны терпеть их брань и грубость.

Он нажал кнопку звонка, охранник принес ключ и открыл железную дверь. В небольшой комнатке у входа в тюрьму он внес в книгу наши имена и время прихода. Затем провел нас по коридору и свернул, не доходя до кухни. Но я все же краем глаза успела заметить даму в белом, миссис О’Мэлли, при исполнении своих обязанностей. Далее мы минули гардеробную, где висела верхняя одежда заключенных, помеченная бирками с именами и номерами камер. Чем глубже мы проникали в чрево этого старого тюремного здания, тем зловонней становился воздух, пахло крысами, и мне вспомнилась вонь сточных канав предместий Парижа, тем более, что изредка ко всем прочим запахам в коридоре примешивался запах жареного лука из кухни миссис О’Мэлли.

Наконец мы оказались в большой, похожей на клетку, комнате. Перед нами была перегораживающая ее решетка, а за нею виднелась противоположная стена с привинченными к ней скамьями. Здесь охранник остановил нас, и мы ждали до тех пор, пока из левой двери один за другим, цепочкой, не вышли несколько молодых людей. Охранник выразительным жестом большого пальца указал им их места за решеткой. На молодые лица уже легла серая печать тюремной усталости. Пока они проходили в дверь, мой любопытный взгляд успел разглядеть за их спиной ряд камер и тусклые лампочки в сетках под потолком. По-прежнему где-то громко играла рок-музыка и слышались выкрики. Однако дверь, впустив арестантов, захлопнулась. Охранник, отступив на шаг, знаком разрешил нам войти к ним.

Появление Форбса вызвало реакцию недовольства среди заключенных, однако, он, подняв руки и как бы понимая их, тут же сказал, что готов сразу же уйти.

— Так уж получилось, джентльмены. Гиллспи попросил меня навестить вас, а доктор Форбс вызвался меня сопровождать, — поспешила объяснить я.

— Кстати, я так же, как и вы под подозрением, — пояснил Форбс, словно это было наилучшей рекомендацией в его пользу.

— Но вы не в тюрьме, док, — лениво растягивая слова, — произнес Йегер.

— Вы хотите, чтобы я ушел?

— А я хочу, чтобы вы остались, — вмешалась я. — Иначе мы уйдем оба.

Студенты еще немного поворчали, но потом согласились давать интервью в присутствии Форбса. Я их не винила. Они согласились на встречу со мной, не подозревая, что он тоже будет.

— Я буду сторожить вас, — сказал охранник, открывая и закрывая ключом замок решетки.

Вслед ему полетела брань. Охранник, ответив вместо слов не менее оскорбительным жестом, удалился.

— Вы уже договорились о сумме залога и поручительстве? — спросила я.

— Нам даже не предъявили обвинения, — взволнованно сказал один из студентов.

— Вы хотите, чтобы они это сделали? — спросила я.

— Да, но это нам мало поможет, мэм, если не будет кого-либо, кто вмешается! — воскликнул Йегер. — А раз такой человек вы, то почему бы не обговорить все? Разве нам здесь хорошо? Черт побери, конечно, нет! Нравится нам, что они так боятся нас, что решили посадить в каталажку? Да, черт побери, нравится!

— Начнем с фамилий и возраста, — я села на одну из скамей, Форбс на другую. Ребята расселись на холодном цементном полу, скрестив ноги, и уставились на меня.

— Вы получите ревматизм задницы, — заметила я.

— Еще одной болью в заднице станет больше.

Все они были студентами. Александру Йегеру было двадцать один год, он был самый старший и говорил за всех. Из шести юношей четверо были из шахтерских семей, в том числе и сам Йегер. Он был толст и лицом неприметен на первый взгляд. Но глаза за толстыми стеклами очков говорили о многом.

Он заговорил первым:

— Началось все в восемь тридцать вечера в помещении Студенческого союза. Мы резервировали там помещение. Я, как дурак, регистрируюсь, что мы — ББШ, то есть Братство безопасности шахт. Только мы это проделали, как вдруг заметили, что возле нас крутятся какие-то личности. Они то входят в наш номер, то выходят: то портье с чашками на подносе, то кто-то еще с кофеваркой в руке… Наконец мне сообщают запиской, что за нами установлена слежка и подслушивание. Я спокойно, очень спокойно, пытаюсь поменяться номерами с каким-то футболистом, но тут появился откуда ни возьмись уборщик мусора. И все это откровенно и нагло. Я заявил претензии управляющему, и вот что из этого получилось. Нас просто выставили. Предлогом для управляющего был аргумент: не все, мол, у нас студенты. Но мы никому и не говорили, что у нас только студенческая организация. Из-за постоянного прослушивания мы потеряли половину наших членов, которых это сильно напугало. И, представляете, это все были старые профсоюзные лидеры, они хвосты поджали от страха. Вот и осталось нас не больше десяти. Куда идти? Мы как раз были где-то поблизости, когда вдруг увидели профессора Ловенталя, а с ним и мисс Америку. Меня сразу же осенила идея: а почему бы нам не собраться у профессора? Он никогда никому не отказывал, если кому-то хотелось поговорить о мире на земле или нужен был его ксерокс… У него всегда были открыты двери для таких гостей. Я понимаю, записывать в журнал свой приход вечером или же уход — это просто фарс какой-то. Однажды кто-то даже расписался: Джон Диллинджер, ну вы знаете, знаменитый гангстер. Как бы то ни было, я догнал профессора и спросил, не позволит ли он нам собраться в его кабинете, часика на два, не больше. — «Нет, Йегер, — сказал он мне, — боюсь, что не смогу этого сделать». Разве это похоже на нашего профессора? Как вы считаете, док?

Форбс вздрогнул.

— Нет, не похоже, — ответил он.

Йегер секунду или две молча смотрел на Форбса, Я никак не могла понять, почему. Однако взгляд Йегера мне не понравился. В лучшем случае в нем было нахальство.

Но он повернулся ко мне и продолжал:

— Тогда мы собрались у Гилли, и если и его апартаменты прослушивают, как он считает, то они, сволочи, хорошо знают, что держат нас здесь напрасно. И вот что они на нас хотят навесить: мы, мол, подождали, когда профессор, проводив Нелли, вернулся к себе в офис, последовали за ним, проникли в административный корпус и свели с ним счеты, а на прощание ударили по голове и учинили в его кабинете разгром. А что касается эмблемы мира, написанной на столе, то полиция и все господа в городе хорошо знают, что это не наш знак, мэм. Во всем виновато наше собрание, за это нас здесь и держат. Оно против них, это они отлично знают. Они боятся ББШ больше, чем СДО.

Все дружно согласились с Йегером.

— А что это за ББШ, позвольте спросить? — поинтересовался Форбс.

— Братство безопасности шахт.

— Но вы же физик-теоретик, а не мальчик на побегушках у промышленных воротил.

— Вы правы, док, — согласился Йегер, как мне показалось, покровительственным тоном, за что мне захотелось тут же осадить его. Я почти с отчаянием подумала о том, что Форбсу едва ли преодолеть эту взаимную антипатию.

— Что такое СДО?

— Студенты за Демократическое общество.

— A-а, эти, — сказал Форбс с уничтожающим презрением.

— Кого вы имеете в виду, когда говорите о господах? — вмешалась я.

— Владельцев шахт, профсоюзных боссов, политиканов, Стива Хиггинса, — и, обратите внимание, док, — декана Борка, эту жабу-быка, самого главного сводника и доносчика в этом списке промышленных господ.

— Жаба? А какую кличку вы дали мне? — спросил Форбс.

— Вы действительно хотите это знать, док?

— Ладно, можешь не говорить.

— Вас здесь долго не продержат, — сказала я. — Нора Феллан пытается найти вам адвоката. Впрочем, они просто могут выгнать вас отсюда.

— Скажите Норе, чтобы бросила эту затею. Пусть лучше устроит так, чтобы газета «Индепендент» напечатала о том, что нас арестовали. Она может послать сюда кого-нибудь из репортеров и мы сообщим ему, о чем мы вчера говорили на собрании. Это сущий динамит. Я не хочу обижать вас, мэм, но нам важнее статья в местной прессе.

— Лучше берите то, что можете взять сейчас, или вам не терпится снова в камеру?

— О, черт! В эту вонючую дыру.

— Вы и впрямь помочились в тарелки с ужином? — вспомнила я жалобу Тарки.

— Нет, мэм. У нас не выносят горшки с нечистотами, поэтому мы вылили им все в пустые подносы.

— Горшки? Ночные горшки?

— Ну, как их там называют? Ведра, параши, — насмешливо ответил Йегер. — Одной из причин, почему я хотел бы торчать здесь, это возможность очищать свой кишечник с пользой для общества.

— Но вы в конце концов все же провели свое собрание в доме Гиллспи? — поспешила я переменить тему. — Кто там был еще, кроме вас?

Йегер открыл было рот, чтобы ответить, как в комнате свиданий ярко вспыхнули, слепя глаза, все лампы, до этого еле-еле светившие.

— Что это, черт побери! — выругался Йегер.

— Ладно, пусть горят, — успокоила его я. — Рассказывайте дальше о вашем собрании.

Форбс встал и включил вентилятор, тот шумно загудел.

— «X» равен «У», — сказал он, — если вы действительно правы относительно большого количества «жучков» здесь.

— Верно, док. — Впервые кто-то по-человечески заговорил с Форбсом.

— Мы вместе с черными создали координационный комитет. Джордж Кенби — от бедняков, священник Стенли Родс и ветераны Вьетнама, которые больше не хотят подачек от государства…

Форбс, собираясь снова сесть на скамью, вдруг замер и, сделав знак Йегеру помолчать, прижался спиной к стене и получил возможность при отблеске верхнего света заглянуть подальше в коридор, догруженный во тьму. Он рукой, как козырьком, заслонил глаза от льющегося с потолка слепящего света. Спустя несколько секунд, он, молча, кивком указал в сторону коридора и дал нам понять, что там кто-то есть.

— Давайте остынем немного и посмотрим, что будет дальше, — предложила я и взглянула на свои часы. Я попросила две минуты полного молчания. Молодые люди продолжали сидеть на полу в непринужденных позах йогов.

Я встала и выключила вентилятор. Стало совсем тихо. Из недр тюремного корпуса до нас долетали лишь далекие звуки рок-музыки. Прошли еще две минуты. В коридоре кто-то приглушенно рыгнул. Один из юношей, не удержавшись, хихикнул. У некоторых из этих бедняг уже давно урчало в животе от голода, но Йегер вполголоса предупредил: — Никакого ужина.

Тот, кто прятался в коридоре, откашлялся.

— Это вы, охранник? — громко спросила я.

Молчание.

— Шкодлив, как кошка, труслив, как заяц. Почему не выходишь? — насмешливо крикнул Йегер.

— Ладно, умник, выйду. Почему бы нет? — из темного коридора появился Таркингтон, а за ним один, другой, третий… и вот уже перед нами стояла вся пятерка, включая и Ковача. Однако Эла среди них не было. Тени от прутьев решетки легли полосами на их фигуры. — Мы решили стать вашими первыми читателями. Ведь вы берете интервью для газеты «Индепендент»?

— А помощник шерифа Эверетт знает об этом? — спросила я.

— Он не нашел в интересе ничего недозволительного, мэм. А потом мы подумали, что вам может понадобиться защита.

— Хрю-хрю! — прохрюкал кто-то из ребят.

— Замолчите, — сердито одернула его я и, обратившись к Йегеру, спросила: — Будем продолжать?

Йегер пожал плечами.

— Кто здесь хрюкал? Приказываю оторвать задницу от пола и подойти ко мне! — приказал Таркингтон.

Теперь хрюкали еще трое.

Все казалось какой-то детской проказой, однако смертельно опасной проказой, учитывая обычную реакцию взрослых на подобные провокации. На память пришли семейные ссоры, как они начинаются, а потом переходят во взаимные обвинения, необъяснимую неприязнь и кончаются полными издевательства насмешками: «Так вот за что платит твой старик, посылая тебя в колледж? Чтобы ты научился там хрюкать как свинья?» «Какой там отец, черт побери, это мы, налогоплательщики, платим учителям из наших собственных карманов. Это все за наш счет!»

Хрюкали теперь все, кроме Йегера. А он, взяв из моих рук блокнот, что-то написал в нем. Форбс, вынув из кармана очки в черепаховой оправе, смотрел на полицейских так, словно не верил своим глазам, А те, чем сильнее сердились, тем и больше походили на настоящих свиней. Или это у меня разыгралось воображение? Трое из полицейских, неуклюже подпрыгивая, кричали на ребят, а те продолжали сидеть на полу, ритмично раскачиваясь, и время от времени похрюкивая.

Мне хотелось немедленно позвать охранника с ключом, чтобы он выпустил нас, но я со страхом подумала, что будет, если откроется решетка, разделяющая эти два враждующих лагеря. Прежде надо сделать так, чтобы полицейские ушли отсюда. Но как это сделать? Во рту пересохло и появилась горечь от страха.

— Ах ты, сукин сын! — не выдержал взбешенный Таркингтон и приказал кому-то из полицейских немедленно достать ключи.

Но тут вдруг появился Эверетт с ключами и еще парочкой помощников шерифа, но уже из университетской полиции. Понадобилось несколько убедительных слов, легких подталкиваний, парочки несильных тумаков, чтобы медленно, но верно вытеснить элитную команду шерифа в коридор, а потом и дальше. Студенты с торжествующими улыбками теснились у решетки и провожали своих недругов свистом и улюлюканьем.

Я заглянула в блокнот. Что там написал Йегер? Всего одну короткую фразу: «Пленка у Гилли».

— Вы записали ваш митинг у Гилли, не так ли?

— Да, мэм.

— Почему же вы не сказали ему об этом?

— Сначала я хотел было объяснить ему все. Но он намерен спустить на тормозах всю нашу работу, он сторонник создания прежде всего прочного фундамента. Но мы не собираемся ждать, что бы он ни делал и ни говорил. Свой урок мы уже получили, когда нас предали профсоюзные боссы.

Йегер почти кричал, вернее, сильно повысил голос, чтобы его слышали все. Однако его друзья уже пришли в себя, и вскоре в комнате дли свиданий установился прежний порядок.

Удаляющиеся голоса в коридоре совсем затихли, и охранник наконец открыл дверь решетин.

— Выходите. А свой балаган приберегите для тех, кому он может понравиться. — Он отошел от двери и, вынув револьвер и помахивая им, по одному выпускал арестованных. Форбс и я вышли последними. Однако кованая тюремная дверь в стене, через которую арестанты должны были вернуться в свою камеру, оказалась запертой. Охранник постучал в нее сначала кулаком, а затем стал бить в нее ногами и, наконец, крикнул: — Эй, там, проснитесь!

Форбс и я стояли на пятачке, где коридор расходился в обе стороны. Справа от нас сгрудились арестованные студенты, кое-кто сидел на каменных ступенях у двери, ведущей в тюремный блок. Слева была незапертая дверь в комнату свиданий.

Охранник продолжал безуспешно требовать у кого-то за дверью открыть ее. А тем временем со стороны коридора наперегонки уже бежали к нам Таркингтон, Ковач, Эверетт и, среди других, на этот раз и Эл тоже.

— Скорее назад, в комнату свиданий, — отчаянно замахав руками, крикнул ребятам Форбс.

Те поняли его, но было уже поздно. Форбс и я попытались преградить путь полицейским, чтобы дать возможность ребятам все же проскользнуть за решетку. Но Таркингтон, схватив меня за подбородок, свирепо зашипел:

— Послушайте, вы, леди-провокаторша…

Я хотела ударом отбросить его руку, но в этот момент он сам ее убрал, и мой удар пришелся по его поднятой вверх ладони. Звук от сильного хлопка был настолько громкий, что близорукий Иегер, оказавшийся за моей спиной, сняв очки, встал со мною рядом и, не раздумывая, принялся защищать меня. К нему мгновенно присоединились, не скупясь на брань, его товарищи.

Эверетт и Эл вытащили меня из этой свалки в коридор, но Эл тут же вернулся обратно, а Эверетт поспешно вывел меня из тюремного помещения и эскортировал до самого оперативного отдела. Мимо нас пробежало еще несколько полицейских. Сигнальный колокол оглашал воздух своим звоном. В оперативном отделе никого не было, кроме дежурного за столом и Джими у коммутатора.

— Итак, миссис Осборн, немедленно убирайтесь отсюда, если не хотите, чтобы я арестовал вас за подстрекательство к мятежу, — Эверетт держал свой дрожащий указательный палец прямо у меня перед носом.

Я посмотрела на часы: было десять двадцать. Застану ли я дома Стива Хиггинса, если позвоню ему сейчас же? То, что он, казалось, в шутку сказал мне о своей лицензии на адвокатскую деятельность, могло теперь пригодиться.

Вскоре появился Форбс в сопровождении незнакомого мне полицейского.

— Этому парню нужна первая помощь, Эв! — сказал полицейский Эверетту.

— Многим она еще понадобится. В тюрьме могут начаться беспорядки. Кто включил этот чертов сигнал тревоги? Выключи его.

— У вас все в порядке? — спросил меня Форбс. Рука его была обернута носовым платком.

— Да, — ответила я и повернулась к Эверетту. — Можно мне от вас позвонить своему адвокату?

— Если я вас сейчас арестую, тогда звонить адвокату будет вашим конституционным правом.

— Спасибо, — ответила я. — Мы уходим, доктор.

Эверетт приказал дежурному по коммутатору проводить нас и проследить, чтобы мы сели в машину. Тому явно не нравилось, что Эверетт приказывает ему. Он был профессионалом своего дела. Он проворчал что-то о полицейских, появляющихся на работе только по уик-эндам. Пока мы шли, умолк колокол. Наступившая тишина казалась благодатью, но лишь на короткое мгновение — в тюрьме раздавался странный ритмичный звук, он нарастал.

Сначала он был похож на глухие удары, но потом я поняла, что это такты. Я уловила ритм. Sieg heil! Значит, ребята уже в камере, но они успели заразить духом протеста всех арестованных, ибо все больше голосов подхватывало клич, а затем послышались звуки ударов о металл, будто колотили ботинком по прутьям решетки.

— Вот это настоящая музыка, — заметил помощник шерифа. Проводив нас до машины, он отсалютовал и пожелал мне доброй ночи. В голосе его было дружелюбие, хотя ситуация скорее заслуживала иронии.

Я остановилась у ближайшего телефона-автомата, но он не работал. Форбс предложил заехать к нему. Раненую руку он сунул подмышку. Он прищемил ее дверью комнаты свиданий, пытаясь захлопнуть ее. Дверь была железной. Я приняла его предложение и под его подсказки мы благополучно доехали до его дома.

Форбс отодвинул край платка и слизнул кровь с раны на руке. Я видела белки его глаз. Он поймал мой взгляд.

— Вкус крови это нечто необычное, восхитительное, — признался он.

— Кровь — это жизнь, — заметила я, но внутренне я содрогнулась.

* * *

Форбс смазал мазью содранную кожу на руке, а я забинтовала ее и предупредила, что к утру рана затянется, однако он должен немедленно обратиться к врачу. Я осталась в его комнате, служившей ему спальней, гостиной и кабинетом, чтобы позвонить, он же отправился на кухню готовить напитки.

На мой звонок сразу же ответила Лори. Не закрывая рукой микрофон трубки, она спросила у Хиггинса, расположен ли он говорить со мной. После недолгой тишины я наконец услышала его голос:

— Да, Кейт?

Начав свой рассказ о посещении тюрьмы, не рассказав и половины, я поняла, что как будто в чем-то оправдываюсь. Я тут же остановилась.

— Меня беспокоит судьба студентов, Стив. Их избили, и я не хочу, чтобы это повторилось из-за того, что сейчас происходит в тюрьме.

— Парочка шишек на голове слишком малая цена за статью в газете, Кейт. Я шокирован тем, что вас так использовали, да еще кто? Гиллспи! Ради чего?

— Ради возможного материала для статьи, — ответила я, чувствуя, что снова защищаюсь.

— Ради кампании в защиту кого? Молодых шахтеров? Мне безразлично, что вы говорите мне лично, Кейт, если вы хорошо знаете, что делаете. Вы должны быть уверены, что ваша статья стоит этого. Что касается этих щенков, угодивших в каталажку, то можете о них не беспокоиться! Не более чем через час, если не раньше, их выпустят. О’Мэлли уже отправился туда. Он только что уехал. Ну, как вы себя чувствуете теперь?

— Получше, — ответила я, и только сейчас поняла, где был все это время О’Мэлли.

— Послушайте меня, Кейт. В этом деле с убийством Ловенталя появился еще один аспект. Возможно, к завтрашнему утру мы об этом скажем. Почему бы вам не приехать сюда завтра в полдень? Привозите с собой Форбса, если хотите. Что вы на это скажете?

— Я приеду, — ответила я.

— А Форбс?

— Я спрошу у него.

— Было бы неплохо, если бы вы это сделали. Где вы сейчас?

Я оглянулась вокруг себя с какой-то идиотской растерянностью и поняла с уже совсем нелепым чувством вины, что нахожусь в той части комнаты Форбса, которая служит ему спальней.

Я молчала в трубку так долго, что наконец Хиггинс не выдержал:

— Ничего, вы уже большая девочка, Кейт. Забудьте об этих крестоносцах и помните, что вы здесь только для того, чтобы иметь дело со Стивом Хиггинсом. Я прав или нет?

— Спокойной ночи, Стив. Спасибо за все, — ответила я и положила трубку.

Какое-то время я сидела, уставившись в пространство, думая о том, что О’Мэлли и Хиггинс постоянно обмениваются информацией обо мне. Я почувствовала себя страшно глупо, и даже испугалась, что чересчур обостренно все воспринимаю. Но потом меня охватила злость, на этот раз на Таркингтона. Ведь я немного отклонилась от намеченного плана потому, что хотела побольше узнать о Голубых шлемах, расположить их к себе, и если у меня это не получилось, то только потому, что Таркингтон убедил своих товарищей в том, что я их враг. Именно это больше всего злило меня — сознание бесполезности всех моих усилий. Но я чувствовала, что понимаю этих людей. Их отношение ко всему было таким же, как у моего отца. Как любила говорить моя мать, пусть земля ей будет пухом, это делало сыр еще более острым.

В дверях появился Форбс с двумя стаканами на подносе, горкой крекеров и кусочком сыра чедар. Он поставил поднос на письменный стол. — Ну, как? — спросил он, указывая на телефонный аппарат.

— Ребят отпустят на свободу в течение часа, — ответила я.

— Вы действительно пользуетесь здесь влиянием.

— Ничуть. Все было решено до моего звонка.

— Вы хотите сказать, что тюрьмой и всеми прочими делами здесь заправляет Хиггинс?

— Я ничего подобного не говорю. О’Мэлли вчера вечером был у Хиггинса. Появилось что-то новое в расследовании убийства Ловенталя.

Форбс сел на стул у письменного стола и повернулся так, чтобы смотреть на меня. Он прижимал к себе раненую руку.

— Мне следует в любую минуту ждать стука в дверь, как вы считаете?

— У меня не создалось такого впечатления. Что бы там ни было, но завтра они собираются сказать что-то прессе. В полдень я должна уже быть в «Эрмитаже». — Я встала и сама взяла свой стакан с подноса. — Рэндалл, поедемте со мной?

— И вы туда же?

Сначала я не поняла его. Затем я вспомнила его откровенный рассказ о том, как Ловенталь пытался свести его с Борком и Хиггинсом.

— Как вы думаете, зачем он пригласил вас к себе в офис вчера вечером? У вас должны же быть какие-то догадки или предположения.

— У меня их нет. Я не думаю об этом, потому что ничего не хочу знать. — Он взял стакан и опорожнил его наполовину. Это был хороший шотландский виски.

— Где состоятся похороны? — спросила я.

— Это будут семейные похороны. Присутствуют только члены семьи.

— Понимаю. Но вас тоже известят? — спросила я.

— Разве? Пока никто этого не сделал, — промолвил Форбс сквозь зубы. Лицо его задергалось, глаза увлажнились, и он отошел к окну. Мне показалось, что он опять, как в вагоне поезда, изучает мое отражение в стекле. Наконец он отошел от окна и задернул шторы. — Что мы здесь делаем? — Он попытался засмеяться.

Мы оба невольно посмотрели на кровать. На покрывале осталась вмятина там, где я недавно сидела, разговаривая до телефону.

— Вы близки с мужем?

— Насколько бывают близки все супружеские пары… Возможно, немного ближе, чем некоторые другие.

— Тонкий ответ.

— Я уберу поднос, — сказала я, решив, что пришла пора покинуть эту комнату.

— Я сам справлюсь.

— В таком случае пойду в ванную комнату, пока я еще здесь, — сказав это, я ждала, когда он уйдет. Случайно я открыла дверцу шкафа, но тут же закрыла ее и прошла дальше в ванную через вторую по счету дверь. Первой был выход, Форбс, выходя из комнаты, видел, как я открыла шкаф, но ничего не сказал. В ванной меня невольно пробрала дрожь: шкаф Форбса был полон одежды, а он сказал мне, что полиция забрала у него все до единой нитки. Я помыла руки и ополоснула лицо холодной водой. Когда я подкрашивала губы, рука дрожала. Я вышла из ванной, полная решимости немедленно уйти.

Он предвидел это.

— Я сказал вам неправду, Кэтрин, что полицейские забрали всю мою одежду.

Форбс стаял у открытого небольшого пианино, единственного предмета роскоши в его более чем скромном жилище.

— Зачем, скажите, ради бога?

Он пожал плечами.

— Чтобы вы обратили на меня внимание. Мне нужно было сочувствие. — Он одним пальцем стал наигрывать, кажется, что-то из Моцарта, хотя я не была уверена.

— Но у вас все это было!

— Как всегда, я не был в этом уверен. Я поеду с вами завтра, если вы еще хотите.

— Разумеется.

Он подошел к столу и сел напротив меня, пододвинув мне крекеры и сыр.

— Или это была идея Хиггинса?

— Скажите мне честно, Рэндалл, что вам было бы приятнее узнать, что — это идея Хиггинса или же моя?

— Вчера лучше было бы, если бы это была идея Хиггинса. А сегодня лучше, что она ваша.

— Так оно и получилось, — подтвердила я.

— Значит, меня хотят видеть при любых условиях?

Я посмотрела на пианино.

— Вы играете?

— Да, но я только что понял, как уже поздно. К тому же я не смогу играть из-за больной руки. Помимо всего, мой сосед, астрофизик, терпеть не может музыку, кроме той, которую большинство из нас не слышит.

Я рассмеялась, мне снова стало просто и легко с ним, он мне снова нравился.

Форбс смотрел на меня тихим спокойным взглядом.

— Мне кажется, что я могу в вас влюбиться, Кэтрин.

— Вам это поможет?

— Да, — сказал он очень тихо, а потом, торопливо сменив тему, спросил: — В котором часу завтра утром мы выезжаем и когда я должен быть в вашем отеле.

— Около одиннадцати. Мне не составит труда заехать за вами, — сказала я. — А теперь мне пора. Я должна еще найти Гиллспи и сказать ему, что его ребят освобождают.

Форбс, вопреки моим протестам, проводил меня до машины. Он признался, что рука его все же болит, но открыл мне дверцу машины и ждал, когда я сяду в нее. Прежде чем захлопнуть дверцу, он наклонился и поцеловал меня, поцелуй был целомудренный, хотя и в губы.

— Я мог бы, вы знаете, — сказал Форбс. Протянув руку, я погладила его по щеке. Щека была небритой, шершавой и горела.

— До завтра, — сказала я.

Отступив, он захлопнул дверцу и еще долго стоял на ветру, пока я не потеряла его из виду в зеркале заднего обзора.

Глава 9

Я не знала, как мне быть с Форбсом. По дороге в морг я думала о том, стоит ли мне говорить с Гилли о странном поведении Форбса. На что он надеялся, заставляя меня думать, будто полиция преследует его, или о том, что его считают главным подозреваемым в убийстве Ловенталя? Это нечто посерьезнее, чем причуды подростка, пытающегося привлечь к себе внимание. Я вспомнила его протест, высказанный Ричарду, ненужный и смутивший всех. Не добивается ли он того, чтобы его действительно заподозрили? Это похоже на мазохизм!

Было несколько минут двенадцатого, когда я приехала в морг. Когда я остановила машину, семья уже уходила и провожавший их Гилли прощался с ними на лестнице. Снова мне пришлось предложить Гилли подвезти его домой, и мы опять погрузили его велосипед в мой багажник. Я рассказала ему, что произошло в тюрьме, о пленке, которая ждет его дома, и о том, что ребята скоро будут на свободе.

— Все было затеяно со злым умыслом, Гилли. Они спровоцировали эту потасовку. Ребята попали в ловушку в коридоре… Это было ужасно.

— Простите, что я втянул вас в это.

— Вы знаете помощника шерифа по имени Таркингтон?

— Он механик, работает в магазине по продаже автомобилей «шевроле». Он из спецотряда О’Мэлли.

— Я ему не понравилась, — сказала я. — Между ним и миссис О’Мэлли что-то есть?

— Давайте рассмотрим всю ситуацию, — ответил Гилли. — Если, конечно, вы готовы посплетничать о Хиггинсе. Или предпочитаете ничего о нем не знать?

— Он ожидал, что я все узнаю, по сути он даже готовил меня к этому, и сказал мне, что судить я буду сама.

— Он самоуверен. Так вот, как все это началось. Миссис О’Мэлли, урожденная Энни Райан, была весьма сексуальной девицей. Ее мать и ее подруга, жена Хиггинса, ныне покойная, — ну, вы это сами знаете, — решили пораньше выдать девицу замуж, чтобы она не натворила чего-либо. Сам Хиггинс принял в этом живейшее участие, а когда жребий пал на молодого ветерана войны Джона Джозефа О’Мэлли, которому Стив Хиггинс оказал политическую поддержку, все были довольны, кроме Энни. Тогда Хиггинс, чувствуя, что дело может провалиться, взял все в свои руки, и скажу со свойственной мне прямотой, что подхватил он это вовремя и так умело, что все пошло на лад, и всех это устроило, даже капризную Энни. В пивных поговаривали, что когда Хиггинс решил, наконец, убрать свои руки с Энни, Джон Джозеф сам попросил его еще повременить. Но потом многое уже переменилось. На выборах прошлой осенью О Мэлли получил восемьдесят процентов голосов, да и Хиггинс, возможно, уже порастратил былую мужскую удаль и силу, и теперь ему достаточно одной любовницы.

— Может, вернемся к тому, что случилось в тюрьме?

— Что ж, я не удивлюсь, если в то время, когда кто-то из ребят надеется вытянуть козырную карту, в руках у Тарки все тузы.

— Мне как-то странно все это. Я считала полицейских законопослушными гражданами и настоящими профессионалами.

— Не вы одна, есть много старых леди, которые разделают ваше заблуждение, и на выборах истово голосуют за них.

— Жаль, я забыла свои старушечьи кеды, — печально сказала я.

— Не обижайтесь, Кейт. Но незнание не есть невинность.

— У меня такое чувство, будто меня использовали.

— Значит, нас уже двое, — сказал Гилли. — Давайте прослушаем, что записано на пленку, прежде чем они решат разобраться и со мной тоже.

Когда Гилли, подходя к дому, подал голос, Нора, прежде чем открыть нам дверь, отодвинула от нее стул.

— Ну, чего ты боишься? — пожурил ее Гилли.

— Злых духов, — ответила Нора и вернулась к кофейному столику, с разложенными на нем книгами. — Я плохо отличаю дурных людей от хороших.

Я прекрасно понимала, что она чувствует.

Понимал и Гилли.

— Между нами нет никакой разницы, только они по одну сторону, а мы по другую.

— И у них есть деньги, — добавила Нора. Гилли дошел за пленкой.

— От Йегера ничего не слышно?

— Нет. Отец сказал, что еще одна ночь в тюрьме им не повредит. Это даже лучше для них и их дела, если они невиновны.

— Их вот-вот выпустят, — сказал Гилли. — Будет очень странным, если они не появятся здесь. Нора, последнее собрание записано на пленку. Ты сможешь застенографировать его, а потом сделать расшифровку?

Гилли озвучил пленку, повторяя куски ее по просьбе Норы и называл имена ораторов, которых узнавал по голосам. Лишь только после того, как они обсудили Норину расшифровку, я наконец поняла, что происходит.

Нора и я занялись перепечаткой. Мне захотелось также записать все, что произошло в тюрьме.

— Печатайте, леди, печатайте, — подбадривал нас Гилли, готовя кофе.

Мы пили кофе и ждали, однако ребята так и не появились. Нора, отдохнув, прочла мои записи и вернулась к своей работе. Гилли помог мне разобрать некоторые места в расшифровке и уточнил смысл.

Кенби: А теперь, ребята, если вы намерены выслушать меня, я скажу все, что думаю. Чертова война, а кто на ней воевал? Трое черных, один бедняк из южных штатов и шахтер. Я хочу сказать, посмотрите на себя или на меня. Мы вроде образованные люди, не так ли? Кто из нас поехал во Вьетнам? Никто. Мы пошли в колледж учиться. И теперь эти вьетнамские ветераны должны получить хотя бы работу или хоть что-то. Я правду говорю, святой отец? Хотя бы что-то.

Родс: Это верно, они должны получить работу.

Кенби: Святой отец, — он не «хотя бы что-то» — человек. Вот, что я предлагаю: пусть черные работают в шахтах. Никаких квот. Ветеранам тоже нужна работа, государство многое им задолжало. Так или не так? А что это означает, Йегер? Когда ты входишь в свой революционный раж и требуешь национализации шахт, молодые люди начинают рыть окопы. Ты же сам отлично знаешь, что нельзя сделать революцию со старьем и черным дядюшкой Томом.

Комитет: Верно.

Кенби: Первым, с кого надо начать, — это Хиггинс. Он не только владелец шахт, но и политик, очень совестливый гражданин, а мы как раз вошли в предвыборный год.

Йегер: Что означает начать с Хиггинса? Он перебьет всех нас, дай только ему шанс.

Кенби: Это уже твоя забота. Я говорю о ветеранах, патриотах, какие бы они ни были: красные, белые, голубые или черные. Для них главным была родина, а не цвета. Ты увидишь, как мистер Хиггинс нажмет на профсоюзы, как вместе со своими подкупленными боссами он сразу же прикроет программу подготовки рабочих профессий, созданную, потому что черные парни не хотят размахивать метлами, им нужны лопаты.

Родс: А что если белые горняки откажутся работать вместе с черными, Джордж? Если объявят забастовку?

Кенби: Тогда все работают или никто не работает. Это очень просто решается. И как раз тогда, когда мы давно уже не знали такого хорошего рынка для угля. Как ты считаешь, Йегер?

Йегер: Да, пока не найдут источник тепла получше.

Родс: Тридцать пять лет назад мы вместе с отцом прибыли сюда из Алабамы, потому что на работу в шахты приглашались черные…

Кенби (прерывает его): Они дали вам возможность учиться в процессе работы, не так ли?

Родс: Я хочу еще добавить, что они заставили нас, цветных, быть штрейкбрехерами, чего нам в городе никогда не простят.

Кенби: Прощение, святой отец, ничего не стоит.

Закончив свой экземпляр, я передала его Гилли. Он только что дочитал мой отчет о том, что произошло в тюрьме.

— С таким, как Кенби, я не прочь познакомиться, — промолвила я.

— Этого я и опасался, — сказал Гилли, но он имел в виду запись на пленке. — Ни единого слова о мерах безопасности на шахтах, а это главная цель нашего движения.

— Кажется, они поменяли приоритеты, — заметила Нора.

— Это всегда случается с молодыми радикалами, — задумчиво произнес Гилли. — До тех пор, пока они не взорвут что-нибудь и не разберутся, что еще им осталось делать. Чем больше людей работает в шахтах, тем выше достаток у всех и тем больше угольной пыли в воздухе и ближе катастрофа. Но мы еще не готовы ко всему этому! И тем не менее я не хотел бы, чтобы сейчас в нашем Братстве произошел раскол.

Гилли попытался дозвониться кому-нибудь из тех, кого мы ждали, хотя было уже за полночь. Нора прокомментировала слово «дикий» в моих заметках о событиях в тюрьме, а потом добавила:

— Должна сказать, что доктор Форбс кажется мне последним, кто понимает то, что происходит.

— И как это по-вашему характеризует его, Нора?

— Я не мастер давать оценки таким личностям, как доктор Форбс. Да и найдется ли такой мастер? Но я хотела бы сказать… — кому это нужно?… Нет… На самом деле я хотела сказать, что каждого интересует только свое… и за это он готов драться.

Когда Гилли присоединился к нам после безуспешных звонков по телефону, он был расстроен.

— Никто ничего о них не слышал, — сказал он и проворчал под нос что-то об университетских олухах. — Я все равно уверен, что они придут сюда, — добавил он, но в его голосе было еще меньше убежденности, чем прежде.

Мы съели яичницу-болтунью и ждали, снова заварив кофе. Разговор шел о чем угодно, но не о главном. Я даже рассказала о своей случайной встрече в студгородке с двумя студентами с факультета общественных наук, которых ничуть не тронула чья-то смерть на физическом факультете.

— Вот так и живем, — сказала Нора. — Думать о других? О, эти времена уже прошли, разве что радикалов что-то еще волнует.

— А я по-прежнему влюблена в поколение, которому до всего есть дело, — сказала я.

— Таким был Папа, — промолвил Гилли. — Однако я все же не понимаю, почему он не позволил Йегеру провести собрание в кабинете. Возможно, он ему самому для чего-то понадобился.

— Вполне возможно, — сказала я. — Ведь он зачем-то пошел туда.

Мне все же придется, подумала я, рассказать О’Мэлли о том, что Ловенталь звонил Форбсу и просил его зайти к нему в университет. А вдруг это одна из невротических выдумок Форбса? Нельзя позволить, чтобы это стало и моей проблемой. Завтра же я еще раз попробую убедить Форбса самому все рассказать шерифу.

— Знаете, мы готовились к грандиозному спектаклю с участием старика, — промолвил Гилли, глаза его потеплели от воспоминаний. — Мы собирались поставить «Бурю» Шекспира и дать ему роль Просперо. Он ходил по деканату и говорил всем: «Я буду играть Шекспира, я пойду по стопам своего сына». Он участвовал во всем, кроме разве продажи билетов. А потом однажды вдруг сказал: «Гилли, все кончилось. Как могу я запомнить наизусть все эти слова?»

— Он был очень приятным человеком, — промолвила Нора.

— О, да. И он парень не промах.

— Однако… — непроизвольно вырвалось у меня.

Гилли понимающе кивнул.

— Кстати, Борк любит рассказывать об этом казусе, а если кто-то не находит в нем ничего такого, чему следует удивляться, тут же сообщает: «Только представьте себе, этот человек держит в своей памяти тысячи математических уравнений!» Борк чертовски впечатлителен.

— Мне нравится Борк, хотя я почти не знаю его, — сказала я.

— Он на то и поставлен здесь, чтобы всем нравиться. А вот на похоронах сегодня вечером его не было.

— Вы не дали бы за него и четвертака, не так ли, Гилли?

— Я не терплю третьесортных посредственностей в первоклассных учебных заведениях. Они как вяло текущая заразная болезнь, симптомы которой распознаются слишком поздно.

— Гилли, скажите, только без предвзятости, как Ловенталь относился к Форбсу?

Он широко улыбнулся.

— Я? Без предвзятости? — но он тут же посерьезнел. — Старик многое принимал как должное, особенно когда речь шла об уважении к нему. Ричард как-то рассказывал, что отец грозился убить его, если он подастся в науку. Как бы удачлив он ни был, ему этого всегда было мало. Но, думаю, старик уважал Форбса. Есть одна область, где Форбс был искренне верен себе — это наука. Она единственное, чему он отдается полностью, до конца.

— Я знаю. Для некоторых людей — это самая трудная задача их жизни. Вы никогда не предлагали актеру сыграть самого себя?

— Вот как? Вам он нравится, Кейт? — промолвил Гилли.

— Что-то в нем есть, — ответила я, оставив, однако, вопрос открытым. Потому, что сама не знала ответа.

Я посмотрела на циферблат. Было два часа.

— Подождите, когда передадут новости по радио, — предложил Гилли. — Боюсь, что только так мы что-нибудь узнаем. — Он был удручен.

Мы все втроем понесли свои тарелки в мойку на кухне. Нора по дороге обняла Гилли за плечи. Мне вдруг вспомнился могильный холодок губ Форбса, когда он меня поцеловал.

Потом мы уселись вокруг кухонного стола в ожидании, когда заговорит радио.

— Я почему-то почувствовал себя стариком, — промолвил Гилли.

— Старым и грязным? — спросила Нора.

— Нет, даже не это.

— А у меня такое ощущение, будто что-то произошло, о чем мы должны были бы знать, но почему-то не знаем, — промолвила я.

— А мне кажется, что наш дом — это ковчег и вокруг нас бушуют волны, — промолвила Нора.

— Мне же чудятся призраки старой таверны двадцатых годов, торгующей контрабандным виски. Снаружи нас бесшумно окружают таможенники, — фантазировал Гилли и включил наконец радио. Сигналы точного времени взорвали тишину. Гилли уменьшил звук, и передача новостей началась.

«Сегодня в центре наших утренних новостей события в Южном Иллинойсе. Как сообщают все утренние газеты Восточной Германии, Дениэль Ловенталь, физик и лауреат Нобелевской премии, найденный вчера утром убитым в своем кабинете в студенческом городке города Венеция, недавно принял приглашение из-за железного занавеса. Ректор Лейпцигского университета подтвердил, что профессор Ловенталь намеревался в сентябре сего года приступить к исполнению своих обязанностей в стенах университета города Лейпцига».

Мы молча переглянулись и еще ближе придвинулись к радиоприемнику.

«В ФБР отказались комментировать это известие и ограничились сообщением о том, что, возможно, будет проведено официальное расследование, над какими материалами работал в последнее время профессор Ловенталь.

За несколько минут до начала передачи новостей, декан Школы естественных наук и технологии университета Венеции в интервью, взятом у него дома, заявил, что не знал о намерениях Ловенталя, которому оставался лишь год до ухода на пенсию. Декан Борк заметил, что, хотя подобных прецедентов сотрудничества американских ученых с Советским блоком до сих пор не было, он однако не знает законов, запрещающих это в наше время. Он также напомнил, что профессор Ловенталь свою выдающуюся карьеру ученого-физика начал сорок лет назад именно в Лейпцигском университете, однако вынужден был покинуть Германию, когда там к власти пришел Гитлер…»

Когда новости прервались и началась передача рекламы, я обратила внимание Гилли на то, что в некрологе, напечатанном в газете «Индепендент», отсутствовало упоминание о Лейпцигском университете, хотя оно было в той фотокопии некролога, которую дела мне Нора.

— Большая грязная игра! — выругался Гилли, а затем добавил: — Уверен, что Ричард ничего об этом не знает. А Форбс? Да, как с ним теперь?

Я посмотрела на него, но ничего не ответила.

«Следствие по делу о смерти Ловенталя ведется под руководством шерифа графства Венеции Джона Д. О’Мэлли. Шестеро студентов университета Венеции, — задержанные вчера в полночь по подозрению в соучастии, были освобождены. Они прежде всего обратились в местную больницу с жалобами на побои, нанесенные им помощниками шерифа. В связи с этим все члены специальной команды шерифа отстранены им от работы до окончания следствия…»

Гилли, тихонько свистнув, привлек наше внимание к словам диктора:

«В это время Александр Йегер, представитель студентов, выступая перед прессой в вестибюле больницы, сделал заявление о том, что они, студенты, подверглись жестоким избиениям полиции. Все они являются членами общепризнанной радикальной организации Братство безопасности на шахтах…»

— Кто сказал, что это «общепризнанная организация»? — возмутился Гилли, обращаясь к радиоприемнику.

«…созданной для демокраса… простите… демократизации управления шахтами и последующей национализации горной промышленности страны. На вчерашнем собрании Братства совместно с представителями черных и партии бедняков, возглавляемых их лидерами Джорджем Кенби и священником Стенли Родсом, создан союз…»

Гилли выключил радиоприемник, но еще долго смотрел на него, как на своего врага.

— Какая опасная интрига! Какая наглость!

— И глупость, — добавила я.

Гилли продолжал разговаривать, обращаясь к приемнику.

— Захотелось стать мучениками? Поторопились, идиоты!

— Боюсь, что эту молодежь вам никогда не переубедить, — заключила я. — Впрочем мне пора восвояси.

Пес Барнаби сидел в ожидании у порога. Когда Гилли открыл дверь, пес проскользнул в нее мимо меня. Гилли на мгновение снова прикрыл дверь:

— Что вы скажете о вашем друге Форбсе в свете информации из Лейпцига?

Я только покачала головой. Увы, никаких комментариев.

— Он связан с ФБР?

Эта мысль не приходила мне в голову. Я не знала, какие догадки осенят меня в этот холодный предрассветный час.

— Он мог бы быть стать подходящим кандидатом в информаторы, — сказала я, — но сейчас не думаю, что он является таковым.

Гилли попытался улыбнуться.

— Жаль, что вы не в моей команде, Кейт. Такая лояльность, как ваша, просто бесценна.

Залаял Барнаби.

— Подождите, я только возьму фонарь, — сказал Гилли. — Проклятые еноты опять сбросили крышки с мусорных баков.

Когда Гилли вернулся, Барнаби затих. Я попрощалась с Норой и с ним и вышла во двор. Гилли свистнул, но Барнаби поблизости не было. Он навел луч фонаря на дорожку, в конце которой я оставила машину. Барнаби сидел в нескольких шагах от машины. Гилли снова свистнул, и тут собака, подняв голову, громко по-волчьи завыла, нарушив ночную тишину. Холодная дрожь проняла меня. Барнаби поднялся и пошел нам навстречу, словно ожидал награды за доброе дело.

Гилли откашлялся и небрежно, как ни в чем не бывало, сказал:

— Давайте оставим вашу машину на ночь у меня, Кейт. Я отвезу вас домой на машине Норы.

Глава 10

Нора тоже решила ехать с нами, как бы между прочим, сообщил мне Гилли, ибо не доверяет ему свой старенький «вольво». Я вспомнила то утро, — это было позавчера, — когда она попросила Гилли запирать дверь, уходя из дома. Она напомнила ему об этом и сейчас, прежде чем мы уехали.

— Я не знаю, где ключ. Если тебе хочется сделать это, то дверь можно запереть только изнутри, а потом вылезть в трубу.

— Гилли, может ваша собака…

— Чересчур нервная? — закончил он за меня фразу. — Конечно. Ведь она живет среди людей. Даже при одном шансе из тысячи с вашей машиной ничего плохого не может случиться. Но днем я как следует все осмотрю и пригоню ее вам.

— А вы хотя бы знаете, куда смотреть?

— Я знаю анатомию автомобиля. Я помогал гонщикам в молодые годы. Вот это была работенка!

— Значит, это было совсем недавно, — пошутила я.

— Очень давно.

Я отдала ему ключи от машины, а приехав в отель, посоветовала ему утром не торопиться. Они уехали, а я, чувствуя, как устала, вошла в отель. Портье указал мне на фигуру, прикорнувшую в вестибюле на диване. Это был Стью Розен, чикагский репортер. Он спал, зажав пустой стакан в руке. Взяв у него стакан, я растолкала его и села на свободный край дивана.

Розен открыл один глаз, затем другой.

— Я не слежу за тобой, Кейт, но где, черт побери, ты была?

— Зачем тебе знать?

— Ты не выглядишь избитой.

— Брось, Стью. Не надо играть.

Он сел и вынул из кармана смятую пачку сигарет.

— Ребята сказали мне, что Голубые шлемы избили тебя. Вот почему шериф отпустил студентов.

— О, все было совсем не так… — Мне стало не по себе. Стью никак не мог вытащить сигарету из пачки, поэтому я помогла ему достать две сигареты, сама раскурила их. Стью был человеком пьющим и руки плохо его слушались.

— Все преувеличено? — спросил он.

— Извращено… — Я просто отстранилась от этого нахала и шлепнула его по руке. Но шлепок подучился довольно громким.

— Что у него было на уме и кто это был?

— Помощник шерифа по фамилии Таркингтон. Я не знаю, что у него было на уме. Я же просто не хотела, чтобы он притронулся ко мне, но…

Розен пожал плечами.

— Мне больше нравится версия студентов. А ты уходишь от ответа, Кейт.

— Ничего подобного. Меня никто не бил.

— Где был О’Мэлли, когда это произошло?

— Его там не было, — ответила я. Если бы мне пришлось все это рассказать, то прежде всего я рассказала бы Стью, но я не считала, что это мое дело, и не в моих интересах упоминать Хиггинса. Я встала и сделала затяжку. Вкус сигареты был отвратительным. — Пожалуйста, Стью, не делай из мухи слона. Меня никто не ударил. Это была чистая случайность.

— Ну если ты так говоришь… У меня в номере есть одна пятая старого доброго «Тейлора». Выпьем перед сном.

— «Старый Тейлор», — повторила я, вспомнив ужин в поезде. Я не ожидала, что произнесу это вслух. К черту воспоминания!

— Я совсем не это хотел сказать… положение обязывает.

— Как-нибудь в другой раз, Стью. Завтра конец недели, и я должна дать хоть что-то Майку для журнала.

— В субботний номер «Субботнего журнала», — промолвил Стью. — Что делает в твоей конторе по субботам правоверный еврей?

— Майк освобождает меня от обета.

— Мой раввин мне этого не позволит, — ответил Стью.

Я слишком устала, чтобы придумывать ответ.

Слухи о том, что я подверглась насилию со стороны Голубых шлемов не на шутку обеспокоили меня. Зайдя в номер, я тут же попыталась связаться по телефону с кем-нибудь из редакции газеты «Индепендент», но никто не отвечал. Номер телефона я нашла в самой газете. Затем я обратилась к той странице, где был напечатан некролог. Я была права: в нем не было упоминания о Лейпцигском университете. Интересно, кто принял решение вычеркнуть это? Прежде чем выбросить газету, я внимательно осмотрела металлическую корзинку для бумаг, ожидая, что почти наверняка в нее вмонтирован «жучок». Хотя я не была уверена, что распознала бы его, если бы увидела. Но корзинка, разумеется, была чистой.

Потеряв всякое желание спать, несмотря на усталость, я включила новости. Было три часа ночи. Ничего нового не было, кроме того, что на этот раз я услышала заявление Йегера прессе. Его спрашивали о том, не приведет ли национализация шахт к социализму. — «Безусловно. Именно этого мы и добиваемся». Затем он рассказал в деталях, как началась стычка с Голубыми шлемами: — «Это все из-за миссис Осборн из „Субботнего журнала“. Когда кто-то из полицейских шерифа ударил ее по лицу, мы не выдержали. А как бы поступили вы?»

Я почувствовала себя так же, как Гилли, мне — тоже захотелось тут же крикнуть радиоприемнику: «Это ложь!» Я возненавидела Йегера так же сильно, как Таркингтона. Я тут же позвонила на радио, чтобы поговорить с выпускающим. Я попала к ночному диск-жокею. Передача новостей в два часа ночи записывалась и повторялась в три и четыре часа пополудни. Я попробовала оставить свое опровержение для диктора пятичасовой передачи, диск-жокея это меньше всего интересовало. Он хотел, чтобы я заказала ему кассету с популярной песенкой.

— Поставьте «Грустную девочку», — сказала я на прощание.

После этого, приняв две таблетки снотворного и поставив будильник на восемь утра, я попыталась заснуть. Спала я очень плохо, — мне снилось, что я опаздываю на пароход, потому что никак не могу найти свои туфли. Пароходом я не путешествовала со времен медового месяца. Еще снился мне многоэтажный дом, зайдя в который, я не смогла подняться на нужный мне этаж, потому что у меня под ногами раскалывались надвое ступени.

Я проснулась от звонка и тут же схватила будильник и выключила звонок, хотя уже понимала, что звонит не будильник. Телефон снова зазвонил. Вот тогда только я посмотрела, который час: десять минут восьмого. Я подняла трубку.

— Кейт? Это Гилли. Ваша машина исчезла.

— Исчезла?

— Ее украли. Я уже позвонил в полицию.

— Хорошо, — ответила я. — Я позвоню в агентство проката, как только оно откроется, и предупрежу их о краже.

— Вам нужна машина. Сейчас я быстренько оденусь и привезу вам машину Норы…

— В этом нет необходимости…, — попыталась возразить я.

— Послушайте, Кейт, черный проповедник Стенли Родс… вы знаете о ком я говорю?

— Да, он был на собрании Братства.

— Правильно. Так вот, он застрелен у Миссии в Бейкерстауне.

* * *

Я приняла душ, горячий и холодный попеременно, приготовила себе растворимый кофе, и сделала то, что могла бы посчитать самым добрым своим делом наступающего дня: я позвонила Стью Розену и сообщила ему о втором убийстве в Венеции за последние два дня.

— Ты сама освещай его, Кейт. А я возьму следующее.

Глава 11

Гилли ждал меня у боковой двери дома. «Вольво» Норы стоял под навесом. Это была очень старая машина. Гилли знаком пригласил меня следовать за ним к месту общей парковки. Здесь он указал мне на белое «шевроле-импала».

— Эта машина похожа на мою, — сказала я.

— Это и есть ваше «шевроле». — Он показал мне бирку на колечке с ключами, которые я ему дала.

— Я заходил в общую кухню и справился там. Никто не видел, как доставили сюда машину. Безукоризненная работа.

— Ключи, которые я дала вам, все время были у вас?

Он похлопал себя по карману, молча подтверждая непреложность факта их наличия там с момента получения.

— Пусть они еще побудут у меня, я хочу во всем этом разобраться.

— Лучше заявить в полицию, — предложила я.

— Я согласен, что лучше так поступить, но вдруг они нам не поверят?

Он открыл мне дверцу машины Норы.

— И тем не менее, — промолвила я, садясь в машину.

— Вы мне не верите? — спросил Гилли, когда сел за руль.

— Конечно, верю.

— Почему-то я подумал, что вы мне не поверите. Ничего, если я доеду с вами до Бейкерстауна?

— Конечно, — снова согласилась я.

Была суббота, половина восьмого утра. Город только просыпался, однако не постепенно, а какими-то спазматическими рывками. То тут, то там возникали очажки слабой активности горожан — бригада ремонтников чинила освещение на перекрестке улиц Главной и Университетской, проехал фургон пекаря, а за ним, словно конвой, два молоковоза. Попадавшиеся на улицах люди словно торопились поскорее нырнуть в дверь или подворотню. То ли мое воображение разыгралось, то ли все так и было. Гилли считал, что здесь и то и другое. Небо было цвета снятого молока. Я и об этом сказала Гилли.

— Цвета кожи белого человека, — поправил меня он.

— У вас все замешано на политике, — запальчиво возразила я.

— Лучше о политике, чем ни о чем. Разве вы не слышите, как воют сирены по бедолаге Стену Родсу?

— Но это же хорошо!

Он помолчал, раздумывая.

— Возможно.

— Как вы узнали об этом, Гилли?

— В муниципальной полиции, куда я позвонил по поводу кражи вашей машины. Они перепуганы. Каждый раз, когда убивают черного, полицейские ведут себя как шизофреники: то ли радуются, то ли скорбят. Не разберешь. — Проехав молча пару кварталов, Гилли продолжил: — Йегер, черт знает что наболтал репортерам вчера вечером, и почти прикончил Братство. Красный социализм, боже праведный! Я уже вижу первую страницу газеты Хиггинса: черная сила, красный социализм в шахтах. Редакционная статья, черт бы их побрал! Аршинные заголовки.

— Йегер использовал и меня в своей грязной игре, верит он в это или нет. Он сказал репортерам, что Таркингтон ударил меня по лицу. Ничего подобного не было. Как бы мне опровергнуть это, вы не подскажете?

Гилли не ответил. Его внимание раздваивалось: он вынужден был смотреть и вперед и в зеркало заднего обзора. Оглянувшись, я увидела, что двое мужчин несут снятую где-то дверь. Мы въехали в ту часть города, где служебные здания встречались все реже, появились свалки старых автомобилей, дровяные склады, дешевые закусочные и парикмахерские на углах. Это были кварталы бедноты, близился Бейкерстаун.

— Готовятся заколачивать витрины и окна, — заметил Гилли.

Мне стало понятно, для чего понадобилась дверь, которую тащили мужчины. Чем ближе был Бейкерстаун, тем чаще встречались закрытые ставнями окна и витрины.

— Единственный совет, который я могу вам дать, Кейт; достаньте себе голубой шлем и не снимайте его с головы. У меня подозрение, что в этом городе нас выстроят и пересчитают. Или пересчитают, когда мы уже будем на земле.

— В последнее время были случаи беспорядков?

— Время от времени. В наши дни обычно это бойкотирование черными магазинов и лавок, принадлежащих белым, главным образом в центре города. Прошлым летом в Бейкерстауне открыли кооперативный магазин, похожий на тот, студенческий, который недалеко от меня. Открылся он благодаря усилиям Джорджа Кенби, но мы тоже помогали, когда он позволял. Теперь кажется горькой иронией, что пастор Стенли Родс так радовался помощи белых студентов. Кооператив поджигали трижды, насколько мне помнится. Следовали репрессии, снайперская охота. Это были паршивые времена.

Мы въезжали в Бейкерстаун со стороны Мэйн-стрит и шоссе № 32. Отсюда видна старая пекарня и крест из водопроводных труб. Гилли указал мне на группу полицейских и помощников шерифа. Их шлемы напоминали по форме шлемы горняков: пластиковые сверху и подбитые мягким материалом изнутри. Но я не увидела ни одного Голубого шлема. Среди муниципальных полицейских офицеров было двое черных. Улица оказалась забаррикадированной.

Гилли резко свернул в боковую улицу, еще один поворот — и мы были в черном гетто. Группками стояли женщины в шалях, у многих они были накинуты прямо на ночные сорочки. Увидев нас, они дружно повернулись к нам спиной. Гилли тщетно махал им рукой, но никто ему не ответил.

— Плохи дела, Кейт. Эти люди знают меня. Мы с ними вместе готовили пасхальный фестиваль.

Мне было жаль его, ему, кажется, действительно стало обидно.

— Они могли бы прямо сейчас возродить прежнюю дружбу, — сказала я.

В конце квартала на тротуаре собрались детишки. Когда мы приблизились, они, оживившись, стаяли забрасывать нас камнями и комками засохшей грязи. Кто-то запустил в меня бутылкой. Я пригнулась. Стекло окна треснуло. Двенадцатилетние мальчишки и девчонки, сделав свое дело, бросились врассыпную.

Большинство мужского населения гетто только сейчас покидало дома, и первым делом спешили во двор — по нужде. Разумеется, я не удержалась от комментариев.

— Да, это так, — согласился Гилли. — Поэтому летом здесь такая вонь, какая была у их предков в восемнадцатом веке.

Доехав до края тротуара, он внезапно свернул и поехал по лугу, трава которого доставала до бамперов. Подпрыгивая на ухабах, мы вскоре выскочили на проложенную телегами старую дорогу и через несколько ярдов остановились перед деревянным строением. Гилли толкнул осевшую дверь, которая, открываясь, царапала доски пола.

— Вот так сюда входят ангелы, — сказал он.

Помещение было наполнено гулом голосов, плачем и причитаниями, Я почувствовала себя непрошеной гостьей, хотя Гилли был тут как дома. Если раньше здесь пахло пекарней, то теперь стоял стойкий запах церкви и тронутых плесенью молитвенников. Мы прошли мимо белой с золотом кафедры проповедника в конец помещения, где собрались все, и в этот момент женщины вдруг громко запричитали. Это был душераздирающий скорбный плач. Пять темнокожих женщин преградили путь шерифу О’Мэлли и каждый его шаг и движение вызывали все возрастающие вопли плакальщиц.

Причиной тому было накрытое простынями тело на полу, доступ к которому охраняли эти женщины. Санитары в белом и несколько полицейских сгрудились у входа. Увидев нас, женщины, как по команде, взялись за руки и стали вокруг, чтобы помешать нам приблизиться к телу. На их заплаканных лицах я увидела настоящую ненависть. Я почувствовала свое бессилие и ужас оттого, что меня кто-то может так ненавидеть и бояться. Мне хотелось заверить их, что я тоже разделяю их боль.

— Айда, я хочу вам помочь, — скорбно промолвил Гилли, обращаясь к одной из женщин.

Ему никто не ответил, словно никакой Айды среди них не было.

О’Мэлли, бледный как луна при дневном свете, продолжал убеждать плакальщиц.

— Необходимо провести вскрытие. Того требует закон. Нам нужно тело совсем не надолго, понимаете?

— Нет, сэр, я этого не понимаю и не отдам его белым, чтобы они разрезали его на куски как тушу животного, — промолвила наконец одна из женщин и, опустив руку соседки, обхватила себя руками и стала горестно раскачиваться.

— Нам нужна пуля, если она все еще в его теле, — настаивал шериф.

— Зачем? Чтобы ею убить еще одного черного? — не выдержала другая из женщин.

— Прежде чем вам удастся унести отсюда тело патера, вам понадобится выпустить еще пять пуль, шериф, — промолвила еще одна женщина и, указывая на своих подруг, пересчитала их вслух.

— И все же мы должны забрать его, женщина. Даже если для этого потребуется вызвать взвод солдат национальной гвардии. А это ничего вам не сулит, кроме неприятностей. Вы не имели права перемещать тело убитого.

Вдова священника высоко подняла голову.

— Не имели права? Не смейте говорить мне о правах, мистер шериф. Никто не имел права убивать моего мужа, но его убили. О, Господи, убили! Они все же сделали это. Его нет. Навсегда нет! Никогда больше он не произнесет этого доброго для людей слова аллилуйя, не будет больше благодарений Господу. Вы слышите меня, сестры? Никто более не возблагодарит в утренней молитве Господа: «Слава в вышних Богу!» Он лежит здесь перед вами и больше никогда не поднимется. Ни сегодня утром, ни завтра, ни послезавтра.

Аминь.

Мне показалось, что я не ослышалась.

Шериф встрепенулся.

— Я клянусь вам всем, что когда мы найдем убийцу, ему свободы больше не видать.

Крупная женщина, сложив руки на груди, вскинула голову с высокой, как башня, прической.

— Сестры, слышите, убийце не видать свободы! — женщина передернула плечами и в этом жесте был дерзкий вызов и презрение. — А я вам, белый человек, заявляю, что наш святой отец свободен. Свободен так, как вам, белым, не быть никогда.

Шериф повернулся к полицейским и стал с ними совещаться. Гилли подошел к женщинам и спросил у той, что оказалась к нему ближе, кивком указав на вдову священника.

— Прошу вас, передайте миссис Родс мои искренние соболезнования в ее горе. Он тоже был мне дорог.

— Она сама слышит все, что вы говорите, — подчеркнуто холодно ответила женщина.

— Скажи им, Гиллспи, что нам надо хотя бы осмотреть тело убитого. Ведь я даже не уверен, что под простынями лежит черный. — быстро обернувшись к Гилли, сказал шериф, воспользовавшись возможностью получить поддержку.

— Скажите им это сами, — сухо ответил Гилли и подал мне знак: пора уходить. Шериф, не раздумывая, присел на корточки и сорвал простыню с жертвы. Женщины пронзительно закричали.

Откуда в эту минуту появился этот человек? Я едва успела разглядеть стремительно двигавшуюся к нам фигуру черного мужчины почти гигантского роста, с густой копной волос. Он пробирался через полицейский кордон у двери, размахивая руками как ножницами. Волосы его вздыбились во все стороны. В мгновение ока он схватил О’Мэлли одной рукой за ворот, а другой подхватил под ягодицы и, подняв над полом, повернул его лицом к полицейским и поставил шерифа перед остолбеневшими подчиненными. За ними в дверь уже протискивались черные мужчины, словно собирались взять нас в кольцо.

— Ради Бога, Кенби, остынь! — крикнул черному гиганту Гилли. — Где он, там одни неприятности, — шепнул он мне.

Кенби, радикал из студенческого городка, тот самый второй черный участник собрания в доме Гилли, был ростом не менее шести с половиной футов, его густая шевелюра делала его еще выше. Он повернулся на голос Гилли и осклабился, показав все свои зубы.

— Неприятности, говоришь? Неприятность, Гиллспи, лежит вон там. И это плохая неприятность. Хорошая неприятность — это когда ты знаешь, что твоя смерть хоть чего-то стоит. Бедный старый Стенли Родс всего лишь получил по заслугам за свои делишки с Главным. — Кенби повернулся к шерифу. — Это называется возложением рук, шериф. Есть такой религиозный обряд. Своего рода экзорцизм, изгнание из человека нечистой силы. А теперь я попрошу всех белых покинуть церковь. Как я понимаю, по англо-саксонским канонам храм — это убежище. Мы, черные, сейчас в своем убежище.

О’Мэлли обвел глазами черные лица. Для него и его подчиненных применить сейчас оружие означало бы устроить бойню. Он одернул на себе смятую одежду и отряхнулся.

— Это глумление над религией, Кенби. Ты посмеялся над ней так же, как и надо мной, попытавшись выставить меня дураком. Это тебе не пройдет даром.

— Глумление над религией? — повысил голос Кенби, чувствуя себя заблудшим проповедником среди агностиков. — О, мой народ, что сделало с тобой постоянное глумление над религией. — А шерифу, глядя ему в лицо, сказал: — Я останусь здесь, босс, до конца похорон.

— Наглый болван, — злобно прошипел шериф и стад протискиваться через толпу своих подчиненных, которые, последовав за ним, дружно покинули церковь.

Когда они ушли, Кенби, пожав плечами, посмотрел на Гилли, а потом на меня. Для меня он приготовил взгляд, полный холодного презрения. Снова повернувшись к Гилли, он большим пальцем указал на дверь.

— Предложение покинуть церковь касается всех. Нам больше не нужно непрошеное присутствие белого человека, Гиллспи. Иди туда, откуда пришел, и к черту вашу болтовню о братстве. Все это не работает, пустая затея. Ты это понимаешь?

Кенби с каким-то особым удовольствием облизнул губы, чтобы подчеркнуть ту степень презрения, которое приберег специально для меня. Даже мертвое тело в храме не удержало кое-кого из мужчин от одобрительного хохотка, когда Кенби сказал:

— Одно только присутствие белых женщин уже делает меня насильником.

Путь к выходу показался мне бесконечно долгим. Я не хотела оглядываться, но репортерский опыт заставил меня сделать это и выпить чашу унижения до последней капли. Никому уже не было дела до нас. Мужчины сгрудились в центре церкви, объединенные общим горем. Кенби, как только мы направились к выходу, сразу же потерял к нам всякий интерес и повернулся спиной. Он стоял над безжизненным телом священника и кивал головой в такт скорбному ритму отпевания. Вскоре его тело стало подергиваться так сильно, что ноги порой задевали окоченевшее тело на полу. Все, что я запомнила напоследок, было длинное дергающееся тело Кенби, согнувшееся пополам, когда он наклонился над погибшим и снова накрыл его простыней. Толпа прихожан уже скрыла от меня эту последнюю сцену, однако я смогла увидеть все, что должна была, с тем чтобы как репортер рассказать об этом.

О’Мэлли ждал, когда мы с Гилли выйдем из церкви.

— Я хочу, чтобы вы двое поехали со мной в участок и подписали показания о том, что вы здесь видели.

Гилли попробовал возразить.

— Черт побери! — У О’Мэлли глаза были цвета холодной стали. — Я мог бы арестовать его вместе с вами на месте. Так вот какова ваша помощь, Гиллспи?..

— Ладно, ладно, — сдался Гилли. — Мне они тоже не были рады.

Мы ехали назад в той же машине Норы и по той же дороге, что ехали сюда. Когда мы достигли Мейн-стрит, О’Мэлли уже был на одной из баррикад и разговаривал с офицером, невзрачным типом по имени Берт Уэбер, и муниципальными полицейскими. Гилли объяснил мне все об Уэбере и черных муниципальных полицейских: когда-то о них ходили легенды, созданные законами во времена всеобщей забастовки шахтеров и депрессии 20-х годов. Когда шахтеры вернулись в шахты, полицейские силы сократили и по иронии судьбы многие из копов были наняты владельцами шахт уже для защиты штрейкбрехеров. Это были дополнительные факты к тому, что мне уже рассказывала мисс Ингрэмс.

Мы избегали говорить о том, что произошло в церкви, ожидая на парковке за зданием суда, когда нас позовет шериф. Наконец мы последовали за ним в оперативный отдел, откуда несколько часов назад меня выставили под угрозой ареста за подстрекательство к мятежу. Никого из дежурных полицейских я не знала, поэтому держалась поближе к О’Мэлли. Он, даже не сняв пальто, уселся за свой стол.

— Я хотела бы кое-что уточнить для протокола, шериф. Таркингтон не ударил меня по лицу вчера вечером.

Он смотрел не столько на меня, сколько сквозь меня. Я не была даже уверена, что он меня слышал, а потом убедилась в том, что он действительно ничего не слышал из того, что я говорила.

Когда один из помощников, войдя в кабинет шерифа, попросил дежурного достать «жакет» Джорджа Кенби, я догадалась, что речь идет о папке с его делом.

— Сукин сын, — тихо сказал шериф. Я не могла не заметить, что его пронимала дрожь. Я видела тех, кто заболевал малярийной лихорадкой. Это недаром пришло мне в голову, когда я увидела мокрый от испарины лоб О’Мэлли, а его молодое лицо показалось мне изможденным. Не сказав мне ни слова, он вдруг поднялся и вышел.

Полицейский, ждавший, когда принесут дело Кенби, указал мне на пишущую машинку в углу:

— Почему бы вам не воспользоваться ею и не написать ваши показания. Миссис О’Мэлли приходит помогать нам, но сегодня суббота и ее пока нет.

Я напечатала свои показания, где на второй странице рассказала о вчерашнем инциденте в тюрьме. По привычке я заинтересовалась новой маркой телетайпа, а поскольку мне делать было нечего, я прочитала и те полицейские донесения, которые поступали, пока я ждала, когда напишет свои показания Гилли.

«В графстве Венеция вчера произошло вооруженное ограбление и еще несколько краж со взломом, включая кражу в цветочном магазине, где, однако, похищены были только цветы. Был еще пожар неизвестного происхождения на дровяном складе». Я с удовольствием прочитала также об угоне «шевроле-импала»…

В комнату вошла миссис О’Мэлли и прямо направилась к столу дежурного.

Я слышала, как полицейский спросил ее:

— Где шеф, Энни?

— Принимает душ, — ответила она.

Полицейский невесело рассмеялся.

— Что-нибудь известно о том, кто…?

Но она не закончила фразу, и я поняла, что миссис О’Мэлли увидела нас с Гилли. Она не скрывала своей враждебности к нам. На ее лице было излишне много косметики, и я подумала о том, что она очень скоро будет похожа на уставшую уличную девку. А шериф О’Мэлли все еще моложав и, пожалуй, таким останется еще много лет.

— Вы не должны лгать о полиции, миссис Осборн. Это может причинить большие неприятности, — заметила она.

— Я ничего плохого о полиции не говорила, миссис О’Мэлли. — Я протянула ей мои показания.

Внимательно читая их, она осторожно снимала мизинцем с уголков губ излишки губной помады.

— Вот так будет лучше, — сказала она, возвращая мне листки. — Что вы собираетесь с этим делать?

— Подпишу и оставлю для шерифа, когда он выйдет из душа.

Стоя, я подписала оба экземпляра и оставила его Гилли, чтобы тот передал кому надо. Сама я решила подождать во дворе.

Из полицейского участка мы с Гилли поехали в больницу Добрых самаритян. Ребята, уже одетые и готовые к выписке, ждали в палате. У Йегера, увидевшего Гилли, был вид человека, готового стать невидимкой.

— Ты считаешь, что это я все затеял?

— Кто-то же это сделал, не так ли?

— Мне очень жаль, меня занесло. Знаешь, как это бывает…

— Черная сила, — съязвил Гилли. — Она взяла верх, не так ли?

Йегер покорно кивнул.

— Когда ты догадался о том, что произошло?

— За завтраком, пару часов назад. Сестра внесла вот эти цветы… — Он кивнул на большой букет желтых хризантем и белых гвоздик в вазе на столе. — Они были оставлены внизу на мое имя. Я спросил, кто их принес. Мы ложимся не позднее двенадцати. А когда я прочитал карточку, то понял, что из меня делают дурака… — Он извлек из кармана карточку и протянул ее Гилли. Мы оба прочитали то, что было написано на ней печатными буквами: «С благодарностью от друзей из Ниггертауна».

Йегер поспешил объяснить:

— Кенби никогда не скажет Бейкерстаун. Для него это Ниггерстаун. И тут я вдруг подумал, что они нас переиграли. Им плевать на Братство безопасности шахт, им нужна большая дубинка для белых боссов. Я не виню их. Я сам ненавижу шахты, как и мой отец тоже… Но от них нам никуда не деться, ты сам знаешь.

— Да, знаю, — ответил Гилли.

Я прошлась по палате и, посмотрев на букет, вспомнила о донесениях по телетайпу в офисе шерифа: кража цветов в цветочном магазине.

— Я чувствую себя чертовски плохо, Гилли. Да и все ребята тоже, — пожаловался Йегер.

У всех действительно был ужасный вид. Кто-то был в пятнах йода и зеленки, а у одного подбиты оба глаза и залеплен пластырем нос.

Мне хотелось поговорить с ними, но я прежде всего спросила:

— Почему, мистер Йегер, в тюрьму с вами не попал Кенби?

— Забрали в тюрьму только членов Братства, мэм. Нет, подождите, я скажу так, чтобы это можно было записать, и то, что мне наверняка известно. Вернее то, что действительно было. Кенби нигде не могли найти.

Но кто-то из ребят возразил.

— Это вранье, Алекс. Они его даже не искали, потому что боятся связываться с черными адвокатами. Сейчас с ними и в сортир опасно ходить. Их надо поймать на чем-то таком, от чего не отмажешься.

— Это так, мэм, — добавил Йегер и повернулся к Гилли. — Ты не думаешь, что то, что случилось вчера в тюрьме, может иметь отношение к смерти Родса?

— А что ты скажешь?

— Не знаю, какая тут может быть связь, — ответил Йегер неуверенно.

Гилли и я уже собирались уходить, как вдруг Йегер истерически выкрикнул:

— Это я предал Братство! Ты так считаешь, Гилли? — И толстяк вдруг заплакал.

Гилли, положив ему руку на плечо, легонько потряс его.

— Ты забыл, парень, что я тот самый информатор, который сказал шерифу, где искать тебя. Можно мне оставить эту карточку у себя, Алекс?

— Да, и эти дурацкие цветы тоже.

— Вот так-то лучше, мальчик. — Гилли похлопал его по плечу. — Но ради всех святых, перестань на время болтать, прикуси язык, ты слышишь меня?

Мне надо было обсудить по дороге в отель два наблюдения. Одно касалось букета: желтые хризантемы и белые гвоздики никак не сочетались. Мне показалось, что подобная неразборчивость в составлении букета — яркое свидетельство того, что это явно добыча тех налетчиков, которые ограбили цветочный магазин.

Гилли согласился со мной.

— Теперь второе наблюдение, Гилли, — карточка в твоем кармане. На ней написано Ниггертаун, а не Ниггерстаун.

— Поэтому мне и захотелось захватить ее с собой, — ответил Гилли. — Я не хотел, чтобы она где-нибудь затерялась. Что бы ни говорили о Кенби, но у парня есть вкус. Подобный букет не в его стиле. Остаются уволенные шерифом полицейские, вам не кажется? Ниггертаун это вполне из их лексикона.

Я почему-то почувствовала легкое раздражение от уверенности Гилли, хотя в девяти случаях из десяти он бывал прав. Я думала о Хиггинсе и его рассуждениях о фанатиках правых и заносчивых левых. А еще у меня мелькнула совсем случайная мысль: шериф О’Мэлли поспешил принять душ потому, что его коснулись руки черного.

— Что вы будете делать с карточкой?

— Следовало бы пойти в полицию, если мы уверены, что правы в своей догадке, откуда прислан букет. Только… Не знаю, Кейт, подумаю завтра. Как вы думаете добраться до «Эрмитажа»? Хотите взять нашу развалюху?

— Разве у Форбса нет машины?

— О, я совсем забыл о нем, — ответил Гилли.

— Возможно, мне следует взять еще одну машину напрокат.

— Во всяком случае, давайте туда наведаемся, — предложил он.

* * *

Агентство только что открылось, нас встретил сам управляющий. Была суббота.

— Вчера вечером что-нибудь произошло в городе?

— По сравнению с тем, что творится вокруг, то, пожалуй, ничего особенно не произошло. Мы получили извещение о краже автомобиля у одного из наших клиентов.

— У миссис Осборн, — уточнил Гилли. — Но потом выяснилось, что его просто позаимствовали на какое-то время, — продолжил он, разглядывая доску с ключами. — Дубликаты?

— Когда два набора ключей висят на одном крючке, значит, автомобиль в гараже.

— В вашем офисе вчера никто не побывал?

— Трудно сказать. То ли был кто-то, то ли не был. — Управляющий сообщил, что замки в гараже и офисе легко вскрываются. Кажется, кто-то это и сделал. — Но гараж был заперт накрепко, как и парадная дверь, — заверил он нас.

Гилли на мгновение задумался.

— Кто вас обслуживает?

— Макс-Шевроле.

— Значит, у них есть ключ от вашего гаража?

— Конечно.

— С кем лично вы имеете дело?

— В большинстве случаев с Таркингтоном.

Я сделала заказ на прокат еще одной машины. Совсем ненужной, как потом оказалось, но тогда я еще этого не знала.

Глава 12

Я вернулась в отель, чтобы стать свидетельницей настоящего переполоха. Причиной его был ожидавшийся приезд в город Стива Хиггинса. Я подумала о том, как хорошо, что я не поселилась в его номере, как он настаивал. Он пользовался им не чаще раза или двух в год, У портье меня ждала записка: «Кейт, я приезжаю в город в одиннадцать утра. Пожалуйста, никуда не уходите. Стив».

Я позвонила Форбсу, но не застала его дома, и поэтому оставила ему послание на физическом факультете, отменяющее нашу поездку.

Я уже сказала, что вся обслуга в отеле «Марди-Гра» была поднята на ноги. Но это не так. Бросалось в глаза полное отсутствие темнокожей прислуги. Экономка сама убирала постели, а на кухне работали студенты по двойным почасовым расценкам. Все черные служащие отеля покинули свои места, когда стало известно об убийстве священника Родса. Именно в такой наэлектризованной обстановке я начала писать свои очерки в «Субботний журнал» о том, что происходит в городе Венеция, штат Иллинойс. Мне пришлось вернуться к тому, что произошло в баптистской церкви, а затем к событиям тех полутора суток, что предшествовали убийству Нобелевского лауреата Дениэля Ловенталя. Я позвонила в редакцию. К телефону подошел Майк Фишер.

— Помнишь, я тебе говорил? Это пороховая бочка. А как замешан во всем этом Хиггинс?

Я сказала ему, что через полчаса Хиггинс будет в городе.

Майк заметно оживился.

— Ты хочешь сказать, что он берет все в свои руки?

— Я не уверена, Майк. О’Мэлли ведет себя очень странно. А вся эта семейственность в городской тюрьме производит уродливое впечатление.

— Оставь экзотику себе, Кейт. Я же должен получать достоверные сведения о Большом Стиве ежечасно и каждый день. Не оставляй его ни на минуту, Это власть, Кейт. Если он получит ее, то он будет выдвигать кандидатуру следующего президента Соединенных Штатов.

* * *

Без десяти одиннадцать лимузин Хиггинса подкатил к подъезду отеля. Его сопровождали Лори, Клинт Мак-Доуэлл, его советник и помощник по общественным связям, которого я как-то уже встречала за ленчем, и, к моему удивлению, Дингл, хромой привратник. Увидев меня, он широко улыбнулся и красноречиво похлопал себя под мышкой, как бы давая мне понять, что помимо всего прочего он еще и телохранитель хозяина. Появление этой четверки в вестибюле отеля представляло собой любопытное зрелище. Хиггинс в широкополой шляпе шагал крупно, как настоящий фермер, за ним поспешала Лори с блокнотом и ручкой в руках, которыми, видимо, пользовалась без отдыха всю дорогу, пока они ехали из «Эрмитажа», а за ними следовали прихрамывающий Дингл и Мак-Доуэлл в строгом двубортном костюме. Он напомнил мне адвоката мафии.

Как только мы оказались в номере Хиггинса, Дингл и Мак-Доуэлл принялись устанавливать еще два дополнительных телефонных аппарата в местах, которые указала им Лори.

— Кейт, что требует немедленного внимания?

— Мне кажется, О’Мэлли. Если он не разрядит обстановку в Бейкерстауне, трудно сказать, как далеко зайдет дело.

— Первый выстрел, вы это хотите сказать?

— Это вполне может случиться. Да о чем я говорю? Это уже случилось.

— У нас была договоренность с О’Мэлли, когда он избирался в шерифы: он не может сделать и шагу в Бейкерстауне, не посоветовавшись с Перси Андерсоном. Посмотри, Лори, возможно, он уже пришел.

Андерсон был сенатором от штата, чернокожим и, как говорил Хиггинс, много чем ему обязанным. Он как раз появился в вестибюле отеля, когда Лори звонила портье. Пока Андерсон поднимался в номер, я постаралась изложить Хиггинсу свою версию того, что произошло в баптистской церкви, но дойдя до эпизода с Кенби и его грубой реплики в мой адрес, я прервала рассказ. Поскольку О’Мэлли тогда был во дворе и не мог этого слышать, стоит ли повторять Хиггинсу чьи-то оскорбительные слова в мой адрес?

Но Хиггинс, догадавшись, что я что-то утаиваю, с такой силой ударил кулаком по столу, что с подпрыгнувшего телефонного аппарата свалилась трубка.

— Не смейте заниматься самоцензурой, Кейт, и, тем более, утаивать от меня что-либо! Сейчас не время для сентиментальностей.

— Хорошо, Стив, — покорно согласилась я и более не пыталась что-либо скрыть, когда рассказывала о той обстановке, которая вдруг стала складываться вокруг меня. Я рассказала о «краже» моего автомобиля и своих предположениях, где Тарнингтон мог достать ключ от машины.

— Я не собираюсь его ни в чем обвинять, но слишком уж много странных совпадений…

— Чертово отродье, — с презрением отозвался Хиггинс о первом помощнике шерифа и повернулся к Мак-Доуэллу: — Клинт, достань мне список всех помощников шерифа, отстраненных им вчера от работы. Всех тех, кто присутствовал в участке, когда О’Мэлли зачитывал им свое распоряжение об отстранении от службы. Сделай это так: найди Эверетта и так, между прочим, но как бы конфиденциально сообщи ему обо всем. Первое, что нам нужно знать, это — есть ли за этими стенами кто-то, кому мы можем доверять.

Когда раздался звонок у двери номера, Стив дал знак Динглу. Тот всегда был готов к исполнению роли адъютанта.

— У меня есть кандидат, Стив, — рискнула я, продолжая наш разговор. — Держитесь за шляпу, Стив. Это Эндрю Гиллспи.

Хиггинс спокойно улыбнулся.

— Наоборот, Кейт. После того, что эти щенки сделали вчера с ним и его организацией, я верю этому парню настолько, что могу направить его в сам Кремль и вернуть обратно. Скажи, Лори, как его найти.

Он встал и протянул над столом руки навстречу вошедшему в номер черному мужчине, за которым ковылял Дингл.

Мне же было необходимо как можно скорее связаться с Гилли. Когда Лори наконец дозвонилась Норе, я попросила эту милую девушку отыскать его, чего бы это ей ни стоило, а поскольку, я знала, для этого потребуется объехать на велосипеде многие места в этом городе, то моя просьба была огромным одолжением с ее стороны. Я также попросила Нору, после того, как она найдет Гилли, не возвращаться домой, не позвонив мне из вестибюля отеля «Марди-Гра». Мне казалось, что в этом хаосе непредвиденных фактов и обстоятельств у Норы тоже может быть свое место.

Стив познакомил меня с Перси Андерсоном, атлетического сложения мужчиной. Он был в костюме госслужащего, однако вместо сорочки на нем был свитер, а на кожаном шнурке на шее болтался брелок с эмблемой «мира».

— Ты когда-нибудь бывал у них? — спросил его Хиггинс.

— Нет. Я должен еще подумать, как туда попасть. Если совершу ошибку, второго шанса не будет. Я уже кое с кем переговорил, например, с братом Айды Родс, вдовы. Она слышала выстрел, окликнула мужа, спросила все ли в порядке, кто-то ей ответил: «Я в порядке». Она решила, что напугал ее, должно быть, выхлоп машины на шоссе, и снова легла в постель, как вдруг услышала шум отъезжавшей от дома машины… Во всяком случае…

— Расскажи все по порядку, — велел Стив. — Мне говорили совсем другое, а я хочу знать всю правду.

— Миссис Родс лежала в постели, но не спала. Близился рассвет.

— Что же делал пастор на дворе в такое время?

— Встречал рассвет. Он должен был вскоре служить пасхальную заутреню, ему не спалось, вот он и решил как бы отрепетировать.

— Он был застрелен с близкого расстояния? — спросил Хиггинс.

— С довольно близкого. Святой отец увидел кого-то из тех, кто, возможно, потом его и застрелил. Он застал их в тот момент, когда они обматывали тряпьем или простынями железный крест во дворе церкви и готовились поджечь его.

— Значит, он мог узнать их?

— Возможно, Стив.

Я вспомнила о простынях, покрывавших тело Родса в церкви.

— Смахивает на поступки одуревших от попойки хулиганов, — промолвил Хиггинс. — Я имею в виду хулиганство с крестом. Трезвый, чтобы сжечь крест, поискал бы деревянный.

— Я в этом не сведущ, — ответил Андерсон. Его зубы сверкнули в ледяной улыбке.

— Мне сообщили, что тело священника нашел утром молочник, — промолвил Хиггинс.

— Можно сказать и так, но точнее, Айда нашла мужа, а молочник потом нашел Айду. В тот самый момент, когда она начала кричать. Она спустилась из спальни вниз и пошла к церкви. Ей не спалось и беспокоило то, что муж не вернулся в спальню, и в доме его не слышно. Молочник сам позвонил в полицию.

— Какие у тебя отношения с Джорджем Кенби, Перси?

— Скажу тебе правду, Стив. Этот парень мне нравится. Он умен и у него есть характер.

— Он знает, как ты к нему относишься?

— Для этих ребят я всего лишь человек, который на полдюйма выше патера Родса. А он для них добрый дядюшка Том из сказки. И что я о них думаю, им на это наплевать.

— Как тебе понравится следующая идея: мы пригласим черного гробовщика из Сент-Люиса, на похоронах будет только черная полиция, а вскрытие будет сделано прямо в церкви?

— Такое пройдет в Бейкерстауне, но что скажут остальные в городе Венеция? О’Мэлли очень популярный человек.

— Я сам позабочусь об О’Мэлли и его престиже.

— Прости, шеф, — сказал черный, — но тебе придется иметь дело с белыми, что живут в этом городе.

— И все же, Перси, скажи им об этом, и посмотрим, какой будет ответ.

Хиггинс проводил взглядом Андерсона до самых дверей и лишь тогда сказал вдогонку: — Если они предложат компромисс, то это поможет быстрее все провернуть. Я хочу это знать.

Андерсон криво усмехнулся, дав шефу понять, что все понял.

— Стив, очень важно, чтобы эти простыни не пропали. Они могут помочь следствию, — не выдержала я, пока Андерсон еще не ушел.

— Ты слышал, Пол?

— Слышал.

Наблюдать за действиями Хиггинса за большим столом было все равно, что следить за фокусами дервиша. В своем широком вращающемся кресле, он был столь же виртуозен, как в седле на лошади. Как только Андерсон ушел, Хиггинс связался по телефону с газетой «Индепендент». Он продиктовал редактору текст об убийстве священника Родса и об общей ситуации в Бейкерстауне.

— Вставь этот текст туда, где ему положено быть и заключи набор. Готово? А теперь слушай дальше: «На встрече с сенатором Перси Андерсоном как арбитром шериф Джон Дж. О’Мэлли дал согласие провести утром вскрытие тела убитого прямо на месте преступления. Подобное действие может помочь следствию ускорить поимку и арест…» и так далее. А теперь относительно Братства, или как его там называют студенты университета, выходцы из шахтерских семей. Забудьте о нем. Вместо этого поместите следующий текст… Подождите минуту. Лори, запиши то, что ты должна будешь передать владельцам шахт, прежде чем это попадет в газету. О’кэй, диктую: «Стив Хиггинс, главный держатель акций шахт „Красный дьявол“ № 1 и № 2, объявил вчера о новой программе подготовки шахтеров без отрыва от работы. Она будет проводиться советом по инструктажу под руководством Хью Борка, декана университета Венеции»… ну и все такое прочее. «А тем временем, по распоряжению мистера Хиггинса, ни одному ветерану Вьетнамской войны, обратившемуся в администрацию шахт, не будет отказано в трудоустройстве. Формы сотрудничества профсоюзов обсуждаются в данной программе». Напечатайте экземпляров тридцать и расклейте в видных местах. Все, что произошло в тюрьме, надо дать полностью, для того чтобы поддержать действия шерифа О’Мэлли, который отстранил от службы Голубые шлемы…

Но тут, видимо, редактор ошарашил Хиггинса какой-то новой информацией. Лицо его стало багровым, он в ярости бросил трубку и, как всегда, ничего не объяснив, заорал на Мак-Дауэлла, который был в другой комнате.

— Клинт! Ради всех святых, что ты там делаешь? О’Мэлли вернул всех уволенных на работу.

Мак-Дауэлл вышел из соседней комнаты с телефоном в руке: на проводе был О’Мэлли.

— Да, это так, — мямлил Мак-Дауэлл в трубку, и, наконец, сказал:

— Джон, я передам все Стиву. Он хочет, чтобы ты держал его в курсе и сообщил, какими будут следующие шаги.

Хиггинс едва дождался, когда разъединится телефон.

— Я терпеть не могу, когда меня водят за нос, особенно если это О’Мэлли.

— В чем-то он прав, Стив. Миссис Осборн подписала сегодня утром показания, где отрицает, что кто-то из полицейских толкнул или ударил ее. Поэтому О’Мэлли посчитал, что лучше всего будет вернуть ребят на работу.

— Но их отстранили не из-за меня, а за то, что они сделали со студентами, разве не так? — возмутилась я.

Хиггинс с досадой потер затылок.

— Кэйт, перестаньте все время извиняться. В такой ситуации это делу не поможет. Это все равно, что пытаться погасить костер, когда он разгорается. Большинство населения считает, что студенты получили по заслугам. Сделать пипи на еду, приготовленную миссис О’Мэлли, замечательной женщиной, — непростительный поступок. Что еще тебе сказал шериф?

— Судья Дойт подписал ордер на арест Джорджа Кенби. О’Мэлли должен лично выполнить этот приказ, даже если это будет его последним делом.

— Как замечательно и смело с его стороны! Самое время для личной вендетты.

— У него свои счеты с черными, не так ли? — спросила я. — Почему, Стив?

— Потому что он рос в борьбе с ними за рабочие места, вот почему. И где-то в глубине души он сомневался, что побеждал ради доброй цели. В этом его главная беда. Он не уверен, что получил всё потому, что заслужил это. Он не терпит подарки, но все равно берет. Он боится, что если не возьмет, то обидит дающего. Он все хочет сделать сам, но боится, что этим наживет себе врагов. Он боится. Одна только вещь делает его сильным — ненависть! И прежде всего потому, что она ослепляет его.

Я подумала о миссис О’Мэлли, прочитавшей в моем показании все об инциденте в тюрьме, и высказала вслух свое предположение, что она могла посодействовать возвращению Голубых шлемов на работу.

— Вполне возможно. Но она убедила мужа, что это его собственное решение.

— Я думала, что О’Мэлли умнее своей жены, — сказала я.

— В таком случае вы ошиблись, — сердито рявкнул Хиггинс.

* * *

Гилли позвонил мне из холла отеля. Он не знал, что я разыскивала его. Ему надо сказать мне что-то важное, но не по телефону.

— Скажите ему, чтобы поднимался ко мне в номер. Я уйду и оставлю вас вдвоем минут на пять.

Гилли вошел, как всегда бородой вперед. Он одновременно был напуган и польщен встречей с Хиггинсом. Тот встал и, обойдя стол, пожал ему руку, а затем сказал:

— Я знал вашего отца и, если не ошибаюсь, вашего деда тоже, — сказал он.

Я поспешила объяснить Гилли, почему мы его разыскивали.

— Надеюсь, вы не думаете, молодой человек, что беседа с нами сделает вас апологетом капитализма? — сказал Хиггинс со смешинкой в глазах.

Смущенно заморгав, Гилли приготовился к тому, что сейчас его начнут уговаривать. Он дал нам с Хиггинсом понять бесполезность затеи и произнес:

— Я тут кое-что вспомнил, Кейт, а потом кое о чем подумал и, сопоставив с новыми фактами, пришел к некоторым выводам. Вчера из цветочного магазина были украдены желтые хризантемы и белые гвоздики. А на полу в вашей машине, Кейт, я нашел растоптанную желтую хризантему.

Внутри у меня все замерло, ибо теперь я поняла, что все эти безумные события тесно связаны между собой.

— Гилли, расскажите, как, по-вашему, все это произошло, — попросила я.

Хиггинс вернулся на свое место за столом и дал знак Лори, которую по обычаю представил гостю как просто Лори, чтобы приготовилась записывать все, что скажет Гилли.

— Ребят освободили из тюрьмы между одиннадцатью и двенадцатью вечера, — начал Гилли. — Они сами решили обратиться в больницу Добрый самаритянин. Такси и тюремный врач доставили их туда. Прежде чем выслушать их рассказ об избиении, тюремный врач вместе с дежурным врачом больницы осмотрели их синяки, ссадины, порезы, уже первично обработанные им в тюремном изоляторе. Он же попросил врача больницы оставить ребят у себя на ночь для более тщательного обследования. Удачная госпитализация после избиения в тюрьме кажется ребятам великим везением — можно привлечь к себе всеобщее внимание. Йегеру сразу же ударила в голову собственная значимость в этом деле. Он звонит Кенби. Тот инструктирует его и учит, что надо сказать прессе. Иегер созывает пресс-конференцию. Удачный ход. Сам он всячески избегает контактов со своим начальством по Братству, скажем, со мной. Возможно, пришли всего три или четыре репортера, не больше, в основном те, что поселились в отеле «Марди-Гра», приехавшие сделать репортаж о Дениэле Ловентале, человеке, известном всему миру. И тут им подвернулся случай еще и жареные факты подцепить. Репортажи появляются в газетах Сент-Льюиса и Чикаго. Газета «Индепендент» и радио города тоже не остались в стороне.

А тем временем в офисе шерифа отстраняют от должности помощников шерифа, его знаменитые Голубые шлемы, в связи с расследованием фактов жестокого обращения… — Гилли прямо посмотрел в глаза Хиггинсу. — Но еще раз разумное вмешательство демократического босса, Стива Хиггинса, останавливает действия специальных полицейских сил шерифа О’Мэлли. Поступок Хиггинса неизбежно будет одобрен всем так называемым либеральным обществом. То есть, студенческим городком. Молчаливое, или не очень молчаливое большинство, будет симпатизировать О’Мэлли и членам его команды. При нормальном развитии событий они скоро снова наденут свою форму.

Но в жизни города Венеция, штат Иллинойс, отнюдь не все нормально. Элитный отряд Голубых шлемов, лишенный приказам О’Мэлли и мистером Хиггинсом их полицейской атрибутики, собирается в любимой пивнушке. По причинам, о которых я вскоре скажу, я подозреваю, что это где-то на Каунти-роуд, ранее известной как Роудхауз-лейн. Дорога туда и обратно идет мимо моего дома. Далее, я полагаю, дело обстояло так: кто-то из собравшихся уехал из бара пораньше, может, даже в самом начале встречи, но двое или трое из тех, кто остался, чем больше пили, тем злее становились. Не очень приятно сидеть и зализывать раны. Кто-то невзначай включил радио, чтобы узнать, вправду ли они что-то натворили? Оказывается, теперь их винят не только в том, что они избили студентов, но уже и в том, что кто-то из полицейских ударил женщину. И это сделали они, рыцари в сверкающих доспехах? А грязные щенки студенты уже на воле! Да еще проповедуют свой красный социализм и, можно сказать, превосходство черной расы. Ну, а дальше все уже не так смешно, поэтому сразу перейду к делу.

— Ради Бога, переходите поскорее, — поторопил его Хиггинс без всякой улыбки, — а то, не дождавшись, я умру от смеха.

— Я не знаю, в каком порядке развивались события, — продолжил Гилли, — но я уверен, что все так и было. Я живу по известному всем адресу, мистер Хиггинс, в бывшем кабаке, где торговали в двадцатых годах контрабандным виски…

— Мне знакомо это место еще до того, как вы родились, — заметил Хиггинс.

— Отлично. Они могли заметить, что у моего дома стоит машина Кейт, и один из них, Таркингтон, наверняка узнал ее. Он обслуживает как механик все фирмы до прокату автомобилей. Итак, по дороге туда или обратно ему ничего не стоило прихватить в той фирме, что сдала Кейт машину напрокат, дубликат ключей к ней и увести машину. Затем эта компания, взломав дверь цветочного магазина Метцера, набрала цветов на букет, который доставила студентам в больницу. Отличная шутка! Вот вам посланьице с букетом! — Гилли передал Хиггинсу карточку. Стив положил ее перед собой на стол и уставился на нее, а там временем Гилли продолжал свой рассказ.

— Я не знаю, что они еще сделали и сколько их там было. Это дело полиции, если у нас есть полиция, и мы вправе доверять ей. Но я скажу следующее, потому что много думал об этом: они не собирались причинять Кейт какие-нибудь серьезные неприятности или вред. Они просто хотели напугать ее. Но поскольку они были пьяны, думаю, многое потом приходило им в голову по принципу снежного кома. Что касается остального, то тут я ничего не стану утверждать наверняка: например, пожар утром на дровяном складе или запах бензина в салоне автомобиля Кейт, такой сильный, словно его пролили там…

Я даже не осознавала, что держу руки, сжатыми в кулаки, пока Хиггинс не наклонился ко мне и не похлопал по ним.

— Не думаю, что пожар это их рук дело, — сказал он, — но во всем остальном вы близки к тому, чтобы попасть в точку. Давайте проверим, смогу ли я так же хорошо рассказать вам остальную часть этой истории. Тот, кто убил священника Родса… Нет, скажем по-другому: на рассвете священник вышел во двор, намереваясь зайти в церковь. Он вспугнул неизвестных личностей, которые обертывали крест простынями, украденными в больнице. Это вполне возможно, а железный крест стоит перед входом в церковь. Нарушители собирались облить бензином простыни и поджечь. Но когда священник увидел их и узнал, кто они такие, кто-то из них вынул свой служебный револьвер и выстрелил в священника. А потом им ничего не оставалось, как поскорее избавиться от машины и разойтись по домам.

— Но это же риск! — воскликнула я. — У отеля невозможно припарковать машину так, чтобы тебя не заметили. Там постоянно есть кто-то из служащих.

— Им удалось даже вернуть ключ в агентство по прокату, — заметил Гилли.

— Видимо, у них было какое-то прикрытие, о котором мы не знаем, — сказал Хиггинс, — и ряд ошибок, о которых они не знают, например, оброненная хризантема в машине. — Хиггинс осторожно взял карточку: «С благодарностью от ваших друзей из Ниггертауна» и положил ее в конверт. — Улика номер один для большого жюри. Лори, свяжи меня по телефону с Джоном Джозефом.

— Почему вы зовете его Джоном Джозефом? — полюбопытствовала я.

— Потому что так зовет его теща. — Но взяв трубку телефона, он попросил О’Мэлли, а начав разговор, назвал его Джоном.

— Я нахожусь здесь, если тебе понадоблюсь…

Так начался один из необыкновенных телефонных разговоров, какие я когда-либо слышала. Хиггинс молча указал мне пальцем на спаренный телефон на столе у Лори. В номере Хиггинса была личная дополнительная телефонная линия. Я не смогу по справедливости отдать должное этому разговору, ибо главным в нем были не слова, а интонации. И тем не менее…

— Клинт сказал мне, что у тебя на руках ордер суда на арест Кенби. Наконец этот черный парень получит по заслугам. А как с твоими ребятами, Джон Джи? Это верно, что ты вернул их всех на работу?

— Они могут мне понадобиться, Стив. Если что-нибудь произойдет, я не хочу ползать на брюхе, прося помощи. А так у меня в руках власть.

— Понимаю. Надеюсь, ты не будешь поздравлять их с тем, что они избили студентов?

— Они их не били, Стив. Там была общая потасовка. Кое-кому из моих ребят тоже досталось, но они не побежали, утирая слезы, жаловаться в больницу. Они все это проделали для прессы. Вы должны помнить, Стив, откуда здесь взялась эта баба, Осборн. Это страна гласности. Когда она вчера вечером пошла в тюрьму, чтобы повидаться со студентами, по мнению Тарки, все должны были знать, что до наступления ночи что-то обязательно случится.

— Это сказал Тарки, говоришь? — Хиггинс задавал вопросы в лоб. — Он сегодня вовремя явился на работу?

— Он здесь.

— А чем он занимается в своей обычной жизни, Джон Джи?

— Работает механиком в магазине «Шевроле».

— А, да. Он поблизости?

— Он навострил уши.

— И только, — сказал кто-то на другом конце провода, видимо, близко стоявший у телефона. Затем послышался общий смех.

— Джон Джи, все из твоих людей вернулись на работу? Никто не держит зла?

— Они все здесь. А вот насчет их обид я ничего не знаю. Их ждет работа в Бейкерстауне, если котел взорвется.

— И какова стратегия?

— Окружить и медленно наступать.

— А как насчет выполнения распоряжения суда?

— Буду действовать по обстоятельствам, Стив. Сейчас я скажу им в мегафон, чтобы выдали его мне. То же самое и с телом Родса…

— Господи, чуть не забыл, — сказал Хиггинс, в глазах его появился холодный блеск стали, но голос был по-прежнему вкрадчив. — Судя по тому, как все складывается, можешь дать еще пару часов на раздумья. О теле надо позаботиться. Думаю, что им не очень понравится оставаться так долго с трупом на руках, и это заставит их протрезветь. Я не хочу никаких состязаний в стрельбе. Лишь в крайнем случае, и мы должны быть к этому готовы. Тебя искал Перси Андерсон, Джон Джи. Он привез черного гробовщика и надеется, что ты проведешь вскрытие прямо в Бейкерстауне.

— Это, может, и удастся сделать, если я прежде арестую Кенби.

— Боюсь, ты не очень продвинулся в поисках убийцы Родса?

— Стив, как я могу заняться расследованием убийства, когда у меня нет трупа?

Хиггинс издал звук, который можно было принять за согласие.

— Вот что я сделаю, Джон Джи. Я приеду к тебе в полицию и прихвачу с собой миссис Осборн. Может, она поможет все прояснить и уладить с твоими парнями. — При этом он даже не посмотрел в мою сторону.

— Черт, Стив, зачем это нужно? Она сегодня утром уже дала свои письменные показания.

— Разговор лицом к лицу куда лучше, — продолжал убеждать его Хиггинс.

— Да, но у этой леди два лица, и парни не знают, в какое им глядеть.

Это порядком расстроило меня. У шерифа не было оснований так характеризовать меня, если, конечно, это не было его убеждением и общим мнением его помощников. Чертов Таркингтон!

— Через полчаса или около этого мы будем у вас, — ответил Хиггинс и, повесив трубку, повернулся ко мне. — Что вы об этом думаете, миссис Осборн?

Я покачала головой и посмотрела на Гилли.

— Он назвал меня двуличной, — сказала я.

— Каждый по своему видит красоту.

Я сразу вспомнила Ловенталя и мне показалось, что Гилли тоже вспомнил его. Но больше всего меня удивил Хиггинс, который вдруг спросил у Гилли:

— Вам было известно о том, что профессор Ловенталь намеревался уехать в Восточную Германию?

— Нет, сэр, но не вижу в этом ничего ужасного.

— Тогда почему это стало таким секретом?

— Хороший вопрос, мистер Хиггинс.

— Спасибо, — сухо поблагодарил его Стив. — У меня есть несколько хороших ответов на него… Лори, когда отсюда уехал Пол Андерсон?

— Больше часа, Стив.

— Хотелось бы мне знать, черт побери, что он там делает. Ехать туда всего десять минут.

— С ним поехали два репортера, — напомнил ему Гилли. — Не знаю, почему сегодня утром на меня так накинулись в Бейкерстауне, но это было.

— Потому что вы белый, — пояснила я. — Все дело в этом, Гилли. — Непременный белый, как сказал Кенби.

— Если будет противостояние, о чем, как мне кажется, мечтает О’Мэлли, на чьей стороне вы будете, Гиллспи? — спросил Хиггинс.

Немного подумав, Гилли ответил:

— На стороне белых, хочу я этого или не хочу.

— В сущности, это не так уж трудно решить, все зависит от вашей совести.

— Наверное так, — ответил Гилли.

— Стив, я не собираюсь идти к шерифу. Я больше ни за что не появлюсь там.

— Я сказал ему это для того, чтобы выиграть время и задержать полицию в казарме.

Из соседней комнаты вышел Мак-Доуэлл.

— Вот вам ваш черный владелец похоронного бюро. — Он протянул Хиггинсу клочок бумажки с именем. — Я связался с гробовщиком из Спрингфилда, так будет лучше. Надо поддерживать местный бизнес. Он скоро прибудет.

Хиггинс облокотился на стол и подпер голову руками.

— Надо бы позвонить губернатору, — сказал он в раздумье, — но чертовски не хочется этого делать.

— А что, если это случай, когда нужна помощь Национальной гвардии?

— Именно поэтому я хочу позвонить ему, — сказал Стив, — но причины не звонить гораздо серьезней. Это одна из тех привилегий политика, о которой он предпочитает, чтобы ему не напоминали, Кейт. Тебя одинаково проклинают, когда ты вызываешь гвардию или когда ты воздерживаешься сделать это. И как бы губернатор ни благоволил ко мне, но корона на его голове. Мне не хочется просить его надеть ее на болванку.

Вспомнив, я спросила у него:

— Когда О’Мэлли пытался взять тело Родса, он угрожал тем, что прибегнет к помощи Национальной гвардии.

— Пугать гвардией проще, чем Голубыми шлемами, — ответил Хиггинс, — и безопасней. Прежде всего гвардейцев надо мобилизовать к действию, а на это уходит время.

— Исходя из этого, мне кажется, что О’Мэлли не собирался так быстро восстанавливать Голубые шлемы в их должности, — сказала я.

— Он отправился в гетто без них, — заметил Гилли.

Я продолжала.

— Это заставляет нас вернуться к предположению, что эта идея принадлежит миссис О’Мэлли.

Хиггинс заморгал глазами.

— Вы не очень любите ее, Кейт, не так ли?

Лори, не выдержав, издала звук, — похожий на «ха». Хиггинс улыбнулся.

Зазвонил телефон. Хиггинс снял трубку. Звонила Нора, попросила меня. Я объяснила Хиггинсу, что она звонит по моей просьбе, и он предложил мне пригласить ее в отель. После этого он зашагал по комнате, что действовало всем на нервы. Когда Нора приехала, он снизошел до того, что забыл о своих заботах и, окинув ее пристальным взглядом, спросил:

— Итак, вы и есть Нора?

— Вы забыли меня, мистер Хиггинс, я работаю у вас, — улыбнулась ему девушка.

— Не встречал человека с лучшим вкусом, — ответил Хиггинс. Он встал, уперся руками в стол и посмотрел на конверт, в который вложил карточку, присланную вместе с букетом цветов.

— Кейт, мы с вами отправляемся на ленч. Остальные могут остаться здесь. Мы будем звонить. Лори, распорядись, чтобы сюда прислали еду и достань питье. Заседать, возможно, нам придется долго. Динджи, подай машину к подъезду. — Потом он повернулся ко мне: — Вы согласны… — Он изобразил рукой круговращение.

— Да, согласна. Встретимся в холле через пять минут.

У Гилли был вид мальчишки, заползшего под брезентовый шатер цирка и оказавшегося прямо в ложе. Это был один их тех сюрпризов, на которые так был горазд Хиггинс: он умел заставить людей забыть на мгновение, какие трудности их ждут впереди.

Он ждал меня у подножья лестницы и предложил мне руку. Коридорный открыл перед нами дверь, и Хиггинс плавно, как по воздуху, провел меня через холл.

Когда мы сели в машину, довольный Стив сказал:

— Этому молодому человеку, который остался нас ждать, мы преподали урок демократии, не так ли, Кейт? Демократии в действии.

Глава 13

Это был «линкольн-континенталь» с затемненными стеклами, сквозь которые сидящий в машине все прекрасно видит, а извне стекла непроницаемы для постороннего взора. Дингл в сюртуке горохового цвета и мятой фуражке был резким контрастом с роскошью машины. Ему бы сидеть за рулем старого, видавшего виды автомобиля, а не этого шикарного лайнера. Демократия, ничего не скажешь, подумала я.

— Родхауз-лейн, — сказал Хиггинс. — Но раньше заедем к Минни Моран.

Я приготовилась не пропустить дом Гилли, а Хиггинс занялся телефоном. Он проверил через Лори, в порядке ли все его линии связи. Я опять вспомнила Ковача в своем номере и как Форбс без особого труда выдернул «жучка» из патрона электрической лампы в тюрьме.

— Вы не боитесь, что везде есть подслушивающие устройства, Стив? — спросила я полушутя-полусерьезно.

— Я знаю, как заглушать сигналы, — ответил Хиггинс.

Это меня удивило.

— Вы так спокойно относитесь к возможности подслушивания?

— Кейт, разве вы не поняли, что в наши дни возможность полного уединения личности это уже анахронизм? Оглянитесь вокруг. Откровенные сексуальные сцены, например, или даже групповые. А наша международная дипломатия. Больше нет секретов. Все делается громко, в открытую. Скандал в Пентагоне, например, или вы теперь можете пожать руку самому Фу-Манчу, или еще какой-нибудь знаменитости. Посмотрите на наше кино. Что от него осталось? Ничего. Каждый раз, когда вы включаете телевизор, смотреть нечего. Какой-то мальчишка с минимумом слов удовлетворяет себя на глазах зрителей. Это у них называется естественным развитием детей! Не знаю, хорошо это или плохо. Я просто не знаю, что это, черт побери, Кейт! Но я знаю, что это существует, что это действительность и, поскольку я должен жить в ней, пока смерть не приберет меня, я включаюсь в эту игру и отвечаю, как могу. Спросите меня, о чем хотите, и я постараюсь вам ответить, и сэкономлю ваше время, избавив от необходимости самой разбираться в сплетнях и слухах.

— Время на что? В жизни должны быть собственные открытия, какая-то тайна, Стив.

— Вы удивляетесь сверкающим огням на улицах Венеции, а затем видите дела, которые творятся в темноте. Когда можно самому видеть все, то через какое-то время кто станет на все это смотреть?

— Здесь где-то должен быть дом Гилли, — сказала я, — под холмом.

Мы проезжали городок трейлеров.

Хиггинс обернулся и пересчитал трейлеры.

— Черт побери, по новому закону они все получат избирательные права. Надо позаботиться, чтобы их зарегистрировали, — он как-то нервно заерзал на сиденье.

— Стив, вы хотите, чтобы я это записала и передала Лори?

Хиггинс рассмеялся и положил руку на мою, лежавшую у меня на коленях. Моя рука была без перчатки. Я испытала шок оттого, что прикосновение Хиггинса почему-то взволновало меня.

— В царстве смерти торжествует жизнь, — сказал он, и я поняла, что наши ощущения одинаковы. Хиггинс сжал мою руку, а потом отпустил ее. Его рука уже лежала на плюшевой спинке сиденья. Он осторожно повернул меня к себе, легким прикосновением языка открыл мои губы и поцеловал меня. От него пахло ветром саванн.

— Подъезжаем к Минни, Стив, — не поворачиваясь, сказал Дингл.

Хиггинс откинулся на спинку сиденья и подавил довольный смешок.

Ты совершила ошибку, Кейт, сказала я себе. Или это не так? Для Хиггинса секс это тоже один из символов власти. Едва ли он стал бы доверять женщине, которая отказалась лечь с ним в постель. В нем была какая-то вульгарная откровенность.

* * *

Мы подъехали к ресторану в гостинице «Шамрок». Когда-то это было незабываемое по своей прелести место. Теперь же краска на стенах облупилась, ящики с цветами на окнах висели косо, рассохшиеся и без цветов, кроме одного, относительно уцелевшего и превращенного в мусорную урну. В воздухе стоял запах горелого жира.

— Вы в стране куриных бифштексов, Кейт. Ваш желудок отреагировал?

— Пока нет.

Динглу было приказано сидеть в машине у телефона. Мы вошли в ресторан через боковую дверь. Двое мужчин у бара лакомились бутербродами, запивая их пивом, и смотрели по телевизору мультфильм о коте Феликсе. Хиггинс сделал знак бармену и заказал виски.

— А где Минни? — спросил он у него.

— В субботу днем клиентов бывает совсем мало.

— Подними-ка ее, — велел Стив. — Скажи, что старый друг хочет ее видеть.

Бармен даже не спросил у Стива его имя. Возможно, он знал его, но тон, каким тот сказал слова «старый друг», был настолько властным, что у бармена не возникло сомнений в том, что он должен делать. Стив подал платком знак Динглу, тот опустил стекло в машине и ответно махнул рукой, затем снова поднял стекло. Погода стояла хмурая и воздух был промозглым.

— Знаете, в этом «линкольне» есть все, кроме канализации, — похвастался Стив.

— Как в Бейкерстауне, — ответила я.

— Да, Кейт, перестаньте водиться с этим парнем, Гиллспи. Но девушка у него отменная, Нора кажется? Она ирландка, не так ли?

— Феллон, — ответила я. — Ирландка до мозга костей.

— Должно быть, фригидная.

— Не думаю, — ответила я излишне быстро.

Хиггинс улыбнулся.

— Свят, свят, свят! — женский голос был хрипловатым, низким.

Хиггинс поднялся навстречу крупной, добродушной, небрежно одетой женщине.

— Господи, Мин, — воскликнул Хиггинс с явным провинциальным акцентом, — ты чертовски похудела, сбросила, наверное, целую тонну.

— Стив! А у тебя все такая же тощая задница?

— Познакомьтесь, это Кэйт Осборн. — А мне он объяснил: — Минни одна из последних эстрадных актрис на речных прогулочных пароходах, она и сейчас может сорвать бурю аплодисментов.

— Послушай-ка меня, — Минни издала хриплый стон. — Я пила вчера вечером дважды, и сегодня приняла немного. Я больше не пью, как прежде. Садись, для этого и стулья существуют. О, Стив, молодость ничем не заменишь. Воспоминания — это сухая шелуха. А как поживает Дингл?

— Он в машине. Я пришлю его поздороваться с тобой, но это потом. Могу я угостить тебя стаканчиком, Минни? Опохмелиться?

Она словно не слышала приглашения, а, сощурив глаза, спросила Стива в лоб.

— А ты зачем сюда приехал? Не говори, что тебе нравится моя стряпня, потому что ты не ел здесь с тех самых пор, как мне восстановили лицензию. Тебя интересует… этот черный?

— Я так не сказал бы, Минни.

— Я знаю, что не сказал бы. Поэтому и спрашиваю.

— Я отвечаю: нет… Я совсем забыл об этой истории с лицензией.

— Так я тебе и поверила. Если и было у нас что общее, так это страсть к откровенничанию. Любим выговориться. Так что не ходи вокруг да около.

Хиггинс кивнул.

— Садись, Минни, и выпьем за старые добрые времена. Минни пододвинула стул, но поставила его как-то боком к столу и Хиггинсу и села, положив одну руку на спинку стула. Так что она смотрела на Хиггинса как бы через плечо. Мне же досталось видеть ее вздернувшиеся юбки и дряблую кожу ног. Она кивнула в мою сторону.

— Это она все затеяла?

Значит, именно здесь, подумала я, побывали смещенные помощники шерифа. Гилли знал, что говорил.

— Это только одна сторона вопроса, — сказал Хиггинс. — Она просто делала свою работу, а это она умеет получше многих. У тебя есть твоя фотография прошлых лет, Минни? Кэйт настоящая журналистка. Сейчас она пишет очерк обо мне. Я ей уже рассказал, какой жизнью жила наша река, когда я только начал закладывать основы своего богатства помимо всего прочего.

— Воспоминания, — снова повторила Минни с презрительным присвистом зубного протеза. Она настолько отказывалась принимать его игру, что даже пропустила мимо ушей его слова о фотографии времен ее молодости. Я же заметила одну из фотографий над стойкой бара. И она, и я прекрасно знали, что мне ни к чему ее фотография.

— Кого ты ищешь, Стив? Очевидно, он очень тебе нужен, раз ты проделал такой путь из «Эрмитажа».

— Кто был здесь, когда сообщали новости?

— Откуда тебе известно, что мы включали новости?

— Просто догадался.

— Тогда сам догадайся, кто был здесь. Я не твой информатор, черт побери, Стив. Они прилагают столько сил, чтобы в этом городе жизнь стала безопасной для людей…

Хиггинс прервал ее.

— О’Мэлли вернул их на работу сегодня утром, Минни.

— Значит, он в них очень нуждается.

— Сколько их было здесь?

— Пять… шесть, включая всех прочих…

— На чьей машине они приехали?

— На машине шерифа.

Глаза их встретились в короткой схватке, которую мне не суждено было понять.

— Выкладывай все, что знаешь, Минни.

Молчание.

— Дорогая?

— Ты такой ласковый ублюдок, Стив… — Минни встала и, задвинув стул к столу, заковыляла к бару. Она как-то боком прошла мимо бармена и, протянув руку, сняла что-то с полки. Я подумала, что это ее фотография в рамке. Я на разглядела, что это за предмет, пока она не передала его Хиггинсу.

— Я собираюсь уйти от дел, Стив. Возможно, и тебе стоит сделать это. Мы оба уже отжили свое, тут никакое обновление лицензии уже не поможет.

То, что Минни передала в руки Стиву, была лицензия на владение гостиницей «Шемрок».

— Напитки за счет хозяйки, — сказала она бармену и исчезла за занавеской.

Стив, улыбаясь, откинулся на спинку стула. Держа двумя пальцами стакан и разглядывая его на свет, он сказал:

— Испытываешь гордость за людей своего поколения, у них были и ум, и гордость. — Он осушил стакан, я тоже допила свой. Хиггинс оставил два доллара на столе, прикрыв их лицензией в рамке.

Дингл вылез из машины и открыл нам дверцу.

— Как там, Минни?

— Посылает тебе привет… она чувствует себя отлично. Никто не звонил?

— Ни единого звонка. По радио сообщают о баррикадах вокруг Бейкерстауна. Она заблокировались в гетто.

— Мне нравится, как ты сказал, Динго, — заблокировались. Так по радио и сказали?

Но настроение у Хиггинса заметно изменилось. Я не могла судить, как и отчего, поскольку не поняла того, что действительно произошло между Стивом и этой женщиной, Минни Моран. Стив был мрачен, самоуверенности в нем поубавилось… Но появилась ирония. Скорее, самоирония, и он легонько пробовал ее на Дингле, считая, должно быть, его продолжением себя.

— Вы не голодны, Кейт, надеюсь?

— Могу подождать. — Я даже забыла, когда ела. Кажется, у Гилли, прежде чем мы услышали новости. Утром? Однако я помню, что не завтракала. Значит, я ела в полдень.

— Вернемся в город, Динджи.

По пути в город мы остановились, и я показала, где оставила машину, когда зашла к Гилли. Поблизости от его дома стоял столб с рекламным щитом, сообщавшим, что отель «Марди-Гра» всего в нескольких футах отсюда. Хиггинс поведал мне, указав на щит, что это место облюбовала дорожная полиция и здесь вылавливают автомобилистов, превышающих скорость.

Мы продолжали свой путь. Хиггинс вынул из кармана золотую фляжку и так ехал, держа ее в руках. Когда мы проехали еще милю, он наконец открыл ее и, наклонившись к Динглу, спросил:

— Через Бейкерстаун?

— Я тоже так подумал, — ответил тот.

Глава 14

Хиггинс заставил меня снова рассказать ему о том, что произошло со мной и Гилли, а также с шерифом в то утро в церкви. Казалось, он хотел, чтобы эта сцена запечатлелась в его памяти.

— Непременный белый, — твердил он себе под нос. — Непременный для кого? Не в этом ли вся суть? — А о том, что случилось с О’Мэлли, сказал: — Кенби в буквальном смысле слова возложил на него руки, не так ли?

— Одной рукой он схватил его за ворот, другой меж ягодиц и поднял над полом, — повторила я.

— Плохо, ох, как плохо, — затряс головой Хиггинс. Отпив из фляжки, он передал ее мне.

— Он хотел отплатить О’Мэлли, как только мог и побольнее, — заметила я.

Золотой бурбон в фляжке показался мне огненной смесью.

— Он действительно схватил О’Мэлли за самое больное место.

Я почему-то вспомнила о Форбсе и подобных насмешливых намеках в его адрес в студенческой среде. Я склонна скептически относиться к тому, как нынешняя молодежь оценивает сексуальные возможности старшего поколения, впрочем, в данный момент это к делу не относилось.

— Стив, зачем вы меня просили привезти вам Форбса сегодня?

— Чтобы посмотреть на него. Мне хотелось увидеть, как он воспримет новость о том, что Ловенталь собирался тайком улизнуть в Восточную Германию.

— Вы уже знали об этом вчера вечером, когда я звонила вам?

— Только что закончилась встреча с ФБР. Мы не ожидали, что немцы сообщат об этом в прессе раньше нас.

Представив себе переполох в «Эрмитаже», а главное, секретное совещание конклава, я спросила прямо в лоб:

— Почему собрание было в «Эрмитаже»?

Он недовольно хмыкнул, озадаченный прямотой вопроса, и ответил мне только после того, как отнял у меня фляжку с виски и снова сунул ее в карман.

— Почему? Потому, что на этом совещании присутствовали Хью Борк и другие из университета.

— Кроме, конечно, Фороса. Его не пригласили.

— Да, его не было. Положение Форбса сейчас чертовски двусмысленное.

— Он сам чрезвычайно двусмысленная личность, — сказала я. — Хотел, чтобы я поверила в то, что полиция подозревает его в убийстве Ловенталя.

— Это так, его подозревают. Вам когда-нибудь приходила в голову мысль, Кейт, что таким образом он пытался выведать у вас, насколько серьезно это подозрение?

Я невесело рассмеялась.

— Он действительно умеет ходить вокруг да около… но мне показалось на этот раз, что он пытался сказать мне, что намерен влюбиться в меня.

— Это было бы хорошей пищей для слухов, — проворчал Хиггинс.

Я покосилась на него.

— Простите, Кейт, А я вам не подойду? — Спросил он внезапно с шутливой серьезностью.

— Будете, по крайней мере, десятым, — ответила я.

— Впереди полиция, Стив, — доложил через плечо Дингл.

— Полиция шерифа или муниципальная?

— Я не вижу Голубых шлемов. — Но через минуту Дингл уточнил: — Регулярные полицейские шерифа и муниципальная полиция тоже.

Стив сел вперед и как только лимузин остановился, вышел, о чем-то переговорил с офицером и снова сел в машину. Заграждения были убраны, и Динглу было велено ехать к Демократическому клубу.

Улицы были завалены всякой всячиной, особенно в тех местах, где их пересекало шоссе № 32. Обращало на себя внимание большое количество старых матрасов, так было когда-то в Ист-сайде в Нью-Йорке. Я снова вспомнила о Форбсе. «Вы думаете, мы цивилизованная нация?» — спросил он меня, когда увидел в телефоне-автомате сорванную телефонную трубку.

— Знаете, какой вывод напрашивается, когда смотришь на все это, Кейт? Город Бейкерстаун принимает меры против вандализма, а его жители готовы к самосожжению.

— Похоже на то, — согласилась я.

Шея Дингла словно окаменела. Я подумала, что одного появления здесь шикарного лимузина, пробирающегося через баррикады черного гетто, достаточно, чтобы спровоцировать начало тех грозных действий, о которых Хиггинс только что меня предупредил. Мы проехали мимо молодежи, готовящей орудия борьбы: камни, бутылки, канистры… Кто-то уже наполнял бутылки бензином из бака стоящего неподалеку автомобиля. Мальчишки держали в руках рогатки. Но в нашу сторону пока не полетело ни одного камня или палки. Люди, оставив свои занятия, просто смотрели на нас. Перед миссионерской церковью ходили пикеты — человек двадцать мужчин и женщин.

— Пока все в порядке, — заметил Дингл, останавливая машину перед новым кирпичным зданием с флагом, свисавшим из окон второго этажа, оповещавшим, что это и есть Демократический клуб. Таких зданий в Бейкерстауне раз-два и обчелся, подумала я.

— Ничего не говорите пока, — сказал Хиггинс, словно читая мои мысли. — В этом доме есть даже душевые и туалеты.

Я прочла надпись над одной из боковых дверей.

— И даже клиника для наркоманов?

— Да, мы в курсе всего, как говорят французы.

Когда мы вошли, Андерсон разговаривал по телефону с Лори. Он снял пиджак, но даже оставшись в жилете, обливался потом. Из двух репортеров, оказавшихся при нем, один был мой друг Стью Розен.

— Передай Лори, что Кейт и я благополучно прибыли, а затем повесь трубку, — велел ему Хиггинс. Как только Андерсон исполнил приказание, Хиггинс тут же его спросил: — Что ты делаешь здесь, когда тебе надо быть там, где развиваются события?

На этот раз Андерсон не улыбнулся. Уголки его сжатых губ опустились вниз и он вытер потное лицо рукавом сорочки.

— Найди себе другого ниггера, Стив, — наконец сказал он. — Ты не смеешь разговаривать со мной таким тоном.

— Это означает, что тебе ничего не удалось сделать, не так ли? Они не приняли ни одного из наших предложений. Как давно ты разговаривал с теми, кто в церкви?

— Полчаса назад.

— Хоть какой-то раскол в их рядах наметился?

Андерсон отрицательно покачал головой.

— Кенби держит их в руках. Все или ничего.

Только сейчас Хиггинс остановил взгляд на репортерах, сначала на Розене, потом на другом. Он искал у них подтверждения или опровержения только что услышанного.

— А что значит все? — рявкнул он.

— Самосожжение, детка. Эдакий большой погребальный костер.

— Это ничего! — Стив как всегда в таких случаях изо всех сил ударил по столу куланом. — Я хочу знать, что такое все!

— А это — убийца священника Родса с веревкой на шее.

— Теперь уже понятнее, — ответил Стив. — Где сейчас Кенби?

— В доме вдовы. Или в церкви.

— Он не живет в гетто, не так ли?

— Он живет в Международном доме в студенческом городке.

— Он все еще там живет? Странно, что я забыл об этом после событий прошлого года. — Стив поправил тулью своей шляпы.

Мне попалась недоеденная кем-то старая пачка фисташек и я их преспокойно один за другим доедала.

— Я тоже здесь не живу, — ответил Андерсон.

— Но еще более странно, что не только я, но и он сам об этом забыл, — размышлял вслух Стив. — Мы отвезем тебя в церковь, Перси. Я хочу, чтобы ты вызвал Кенби к машине, я, мол, хочу поговорить с ним.

— Послушай, Стив, мне не вызвать Кенби и в сортир, даже если бы его одолели поносы.

— Надевай пиджак и посмотрим. — Стив пожал руки репортерам. — Почему бы вам, друзья, не отправиться к церкви? Именно там все и произойдет.

— Вам не хочется выслушать иное мнение, мистер Хиггинс? — вдруг спросил Стью.

— Да, пока я еще не в гробу.

— Если бы не Кенби, мне кажется, он смог бы переубедить их, — сказал Стью, кивнув на Андерсона.

— Знаете, мой друг, я разделяю ваше мнение.

Когда мы с Хиггинсом остались одни, он сразу же набрал по телефону какой-то номер и стал ждать. Мне он хитро подмигнул, похожий в ату минуту на игрока в кости, готовящегося сделать удачный ход, Я услышала в трубке певучий женский голос.

— Алло, Энни, что ты делаешь на коммутаторе? — спросил Хиггинс. Голос его мгновенно изменился, в нем появилась ласкающая южная ленца. — Суббота… Хорошо, я совсем забыл. Мне бы хотелось поговорить с Джоном Джи…

Энни что-то ответила. Глаза Хиггинса недобро сузились, но голос остался медовым. — Всех, кто может, как я понимаю?.. Но сначала они, конечно, побывают на оружейном склада, не так ли? — Получив утвердительный ответ, он кивнул. — Энни, ты вчера была плохой девочкой. На твоем месте я бы послал к черту этот коммутатор и попробовал бы найти Джона Джи и вправить ему мозги.

Не знаю, что она ему ответила, но я поняла, что Энни что-то горячо отрицала.

— Ладно, бэби, нам остается только ждать, кого будем хоронить следующим, — на этот раз Хиггинс бережно повесил трубку.

Покидая комнату, он дружески положил руку на плечо сенатора Андерсона.

— Перси, ты был бы удивлен, если бы узнал, как мало времени нам осталось в этом городе, и как ничтожно мал у нас выбор. Я хочу, чтобы ты сказал Кенби… Давай проверим, что, по-моему, ты должен ему сказать? Например, скажи ему: «Пусть мертвые хоронят своих мертвецов». Если он хоть наполовину такой революционер, каким себя считает, то мои слова до него дойдут. Передай ему, что я сказал: «Пусть мертвые хоронят мертвецов» и во что бы то ни стало заставь его выйти к моей машине, то есть повидать меня.

Когда мы покидали клуб, Андерсон нес в руках сверток, который положил по указанию Стива на пол в салоне машины. Это были две простыни с меткой больницы Добрый самаритянин.

Снова Дингл медленно вел лимузин. Мы догнали Стью и второго репортера, которые, увидев нас, побежали трусцой.

— Останови машину, — велел Хиггинс. — Открой окно.

Дингл нажал кнопку и стекло опустилось. Щиток лимузина был чудом техники.

— Идите спокойно, джентльмены, пожалуйста, только не надо бежать. Нам не следует поднимать излишнюю тревогу, — пояснил Стив репортерам.

Стекло снова поднялось и мы поехали дальше. У церкви мы привлекли внимание пикетчиков, они сбились в кучку. За несколько ярдов до того, как остановиться, Стив повернулся к сенатору: — В твоих руках теперь все, Перси. Сделай свое дело, парень. Такой шанс бывает один раз в жизни, обещаю тебе.

Мы остановились у края тротуара, где мужчина разбирал на части крест, сделанный из водопроводных труб. Андерсон вышел, оставив по приказу Стива дверцу машины открытой, и пошел к церкви. Люди отрывисто отвечали ему на какие-то его вопросы, когда он проходил мимо. Один или двое любопытных заглянули к нам в машину. Разборка креста на составные части словно заколдовала меня, пока я не догадалась о назначении его разобранных частей. Те, кто тут же уносил их, я была убеждена, начнут изготовлять из них бомбы.

— Я должен извиниться за ленч, Кейт, — как-то рассеянно сказал Хиггинс, словно сам не слышал своих слов. Он снял часы с запястья и проверял, как время неумолимо сокращает расстояние между О’Мэлли и Бейкерстауном.

— Сколько у него полицейских? — спросила я.

— Около сотни.

— А сколько времени у нас осталось?

— Десять минут… я еще успею вернуться в Демократический клуб и позвонить губернатору. Как вы думаете? Может, следует это сделать, а? Возможно, я уже опоздал…

— Я не верю, что вы когда-нибудь решитесь на такое, Стив. — Сама я была уверена в этом, но мне хотелось его поддержать.

Он снова сжал мне руку.

— Посмотрим. А теперь, если Кенби придет, я хотел бы, чтобы вы сидели по другую сторону от меня. А хочу оказаться посередине, между вами.

Я едва успела поменяться с ним местами, как Дингл, не поворачивая головы, сказал:

— Он идет, босс.

По дорожке длинными размашистыми шагами шел Джордж Кенби. Проходя мимо пикетчиков, он сделал знак «Власть народу», подняв вверх сжатый кулак. Ему ответили.

Хиггинс чуть высунулся вперед с протянутой для рукопожатия рукой. В фигуре Кенби было что-то напоминающее одновременно танцора и пантеру — рассчитанная грация и быстрота, свидетельствующие об отличной координации движений. Не было никаких сомнений в том, что он это сам осознает. Но тот момент, когда он резко остановился перед открытой дверцей машины, был похож на стоп-кадр. Он заколебался, увидев протянутую ему навстречу руку Хиггинса: пожать ее или не пожать?

Я заметила, как ладонь Стива чуть дрогнула и повернулась, словно он собирался убрать руку. Но Кенби мгновенно сжал его ладонь. Рукопожатие было коротким.

— Нам давно надо было это сделать, — сказал Стив. — Садитесь, молодой человек, садитесь. Вы знакомы с миссис Осборн? Я знаю, сегодня утром в церкви вы сделали ей комплимент.

Кенби пронес свою голову в дверцу так, словно на ней была митра епископа. Стив, подвинувшись, откинулся на спинку сиденья. Кенби приспособился и кое-как сел, — согнув одно колено, он поставил ногу на пол, но вторую продолжал еще держать на весу. Наконец с помощью рук он более или менее уместился на сиденье. На Кенби была черная туника, на шее ожерелье из костей, высушенных солнцем до чистой белизны. Лишь мятые джинсы и стоптанная обувь делали его в моих глазах обыкновенным человеком. Он как-то странно кивнул мне, словно хотел пояснить, что то, что он сказал мне утром, это всего лишь издержки его остроумия. Или я сама предпочла истолковать так его кивок.

— Что такое важное хочет сказать мне человек, что для этого решается даже увезти меня от моего народа?

— У нас нет времени на всякий собачий бред, Кенби. Чего, черт побери, ты хочешь добиться огнем, бомбами и кирпичами? Что хорошего будет от того, что твои люди сожгут себя, свои домашние очаги.

— Это один из способов очистить гетто, босс.

— Черт побери, чего ты добиваешься?

Кенби сверкнул зубами.

— Вы дали мне Новый завет, босс, а я даю вам Ветхий: око за око. Выдайте нам убийцу, и мы разберем баррикады.

— Ты хочешь его живым или мертвым?

— Это не имеет значения.

— Ты хочешь снять его с дерева или получить в тюрьме?

— О, босс, вы не должны задавать такие вопросы, ради того, чтобы подружиться с черным человеком.

— Хватит! — рявкнул Хиггинс.

— Как прикажете, — пожал плечами Кенби.

— Мы найдём убийцу еще до захода солнца.

— Кто это мы?

— Народ. Власть народа. Скажем просто народ, Кенби.

— Представленный в лице шерифа?

— Шериф, нравится это ему или нет, найдет убийцу. Больше я пока ничего тебе не скажу…

— Достаточно и этого. А теперь, что вам от меня нужно?

— Я хочу, чтобы ты обернулся, потряс своим кулаком в воздухе, так чтобы тебя все видели, и тут же уехал с нами.

— Вы с ума сошли!

— Разве ты не знаешь, что О’Мэлли хочется скорее поймать тебя, а потом уже искать убийцу?

— Да, знаю. Ему совсем не нужен убийца.

— Я хочу, чтобы ты понял, ты ему очень нужен, — настаивал Стив.

— Мертвый или живой?

— Это не имеет значения, — ответил Стив, повторив его слова. — Остались считанные минуты до того, как он и его Голубые шлемы начнут окружать гетто, вооруженные до зубов и с ордером на твой арест.

— Я жду его, босс. На этот раз мы подготовились к встрече.

— Он, черт побери, сказал мне то же самое, на этот раз они тоже готовы. Кенби, а что если твои люди не захотят поджигать себя? Что если они скажут тебе в лицо, что ты не живешь в Бейкерстауне? Помнишь, как было в прошлый раз?

— Я получил свой урок, босс. Я любовник одной известной сладкой дамочки.

— А что если твои люди скажут тебе: «Джордж, пойди поговори с шерифом»? Что если они пошлют тебя к нему, когда он в бешенстве поставит ультиматум?

— Они не сделают со мной такого.

— Ты готов зажарить их, лишь бы спасти свою шкуру.

— Не об этом речь…

— Сколько жизней это будет стоить, сколько крови?

— На чьих руках?

— Какая разница, черт побери, на чьих? Смерть есть смерть.

Андерсон уже поджидал нас. Разговаривая с людьми, он был начеку.

Стив громко окликнул его по имени.

— Подойди сюда! — велел он сенатору.

Пока Андерсон торопливо бежал к лимузину, я видела, как Хиггинс через внутреннее зеркало обзора дал знак Динглу.

— Захлопни дверцу! — сердито сказал Хиггинс, как только Андерсон сделал это, Дингл тут же тронулся. И хотя Кенби пытался открыть на ходу дверцу и выскочить, у него ничего не получилось. Я поняла, что Дингл контролировал замок дверцы через особое устройство на щитке.

— Что, черт побери, здесь происходит? — размахивал своими ручищами Кенби. — Почему они стоят и ничего не делают? Остановите эту чертову машину! — кричал он в бешенстве.

Но люди на тротуаре, хотя и были озадачены происшедшим, особой тревоги не высказывали. Когда дверца захлопнулась, они уже не видели, что происходит внутри.

Стив, втянув шею, победно выбросил вверх кулак и крикнул: «Власть Перси Андерсону!»

— Из всех проклятых тупоголовых неандертальцев… — начал было Кенби и заколотил по стеклу кулаками, а затем попробовал вышибить стекло локтем. Я подумала, что скорее он разобьет себе локоть, чем это стекло. Так оно и было, ибо вскоре, морщась от боли, он стал растирать руку от запястья до плеча.

Не останавливаясь, мы проехали полицейский пост.

— Посмотрите, сколько их едет сюда, Стив, — сказал Дингл, не отрывая глаз от дороги. Навстречу нам шла колонна полицейских машин с красными мигалками на крышах и две пожарные машины, а все это замыкали, пока видел глаз, множество других машин.

— Сворачивай, Динджи, — велел Стив. — Нам надо исчезнуть, пока они не увидели нас.

Дингл свернул на шоссе № 32, пересек тротуар и выехал на пустырь, потом снова вырулил на тротуар. Мы с интересом смотрели в заднее стекло машины.

— Чувствуешь себя важной персоной, Кенби, не так ли? Видел, какой парад тебя бы встретил.

Кенби насмешливо облизнул губы. Бравада, подумала я.

В душе он, должно быть, рад-радешенек, что избежал встречи с полицейским «Джаггернаутом».[2]

— Что ж, я, видно, очень важная персона, раз сам Стив Хиггинс везет меня в своем «линкольне».

Дингл свернул на параллельно идущую грунтовую дорогу, а затем мы наконец выехали на шоссе.

— Сколько О’Мэлли понадобится времени, чтобы догадаться, что вы провели его, Стив? — спросила я.

— Несколько часов. Достаточно долго, я думаю. Городская полиция ничего ему не скажет. Она на нашей стороне.

— А что будет там, босс? — спросил Кенби.

— Я бы тоже хотел это знать. Все зависит от Андерсона. И от О’Мэлли. Во всяком случае, двух горячих парией, стоящих друг против друга, там теперь не будет.

— Какую игру вы затеяли, черт побери, и с кем?

— С тем, у кого побольше опыта, чем у тебя, вот и все.

— Куда теперь, Стив? — спросил Дингл.

— Домой. А почему бы нет? Лори устраивает прием для нас в «Марди-Гра». Мы хорошо разрекламировали наш приезд туда. Давайте немного подождем за воротами, эдак парочку часов, и посмотрим, что произойдет. Как тебе это нравится, Кенби? Уик-энд в деревне.

— Надо было прихватить мою подружку, — сказал Кенби, глядя свысока на нас со Стивом. Он все также неудобно сидел на краю сиденья, держась рукой за ручку дверцы.

Стив снова извлек из кармана свою фляжку и предложил мне отпить первой, когда же я отказалась, он протянул фляжку Кенби.

Тот сделал вид, что не замечает ее.

— Пусть мертвые хоронят своих мертвецов. Что это значит?

— Я хотел сказать, что нам, революционерам, надо держаться вместе. Вот что я хотел сказать, — ответил Стив.

— Ха! — воскликнул Кенби и взял у Стива фляжку, хотя и видел, что тот уже сам собрался выпить.

— Хочу спросить тебя, Кенби, со всей серьезностью, какая разница между… твоей прической африкано, — он руками показал объем и высоту ее, — и голубым шлемом?

Кенби отпил большой глоток виски и, задрожав от наслаждения, ответил не сразу.

— С практической стороны, в той степени, в какой это вас интересует, никакой разницы нет. Но для тех, кто носит то или другое, все же разница есть.

Стив понимающе кивнул и взял у него протянутую фляжку. Мы с Кенби с замиранием сердца следили за тем, как Стив, не колеблясь, поднес фляжку к губам и, не вытирая ее горлышка после черного человека, отпил свой глоток виски. Наши с Кенби глаза невольно встретились. Кенби отвел их первым и, со скрипом стиснув зубы, стал смотреть в окно. Несмотря ни на что, поведение Стива подействовало на него, и он сам поймал себя на том, что все это было для него небезразличным.

Глава 15

Пока Дингл гнал машину, вдавливая акселератор чуть не в пол, мы молчали, каждый думал о своем. Подъезжая к «Эрмитажу», Хиггинс наконец нарушил молчание:

— Я хочу, Кенби, чтобы ты понял одну вещь. Я не одобряю того, как ты поступил с шерифом сегодня утром.

— Я не навязывался, босс, на автомобильную прогулку с вами. Вы можете высадить меня хоть сейчас, я пешком доберусь домой. Знаете, что я еще могу сделать? Я поклянусь, что это была моя идея и я заставил вас увезти меня оттуда. Скажу, что приставил бритву к горлу вот этой маленькой леди…

— Заткнись! — приказал ему Стив. — Хочу сказать, что рано или поздно тебе придется отвечать за все, что ты натворил.

— Я вас понял и все усек, мистер Хиггинс. Позвольте мне договорить до конца, чтобы убедиться, так уж тяжки все мои грехи. Один шериф, обиженный за свою задницу, который сейчас в бешенстве оттого, что я сбежал, так? Не всем в городе доводится проехаться по улицам в таком шикарном катафалке. Так что, если кто-то расскажет ему об этом, оскорбленному шерифу ничего не стоит пустить своих ищеек по следу, как бы тщательно вы меня ни прятали.

— Нужно время, чтобы все остыли. Это все, о чем я прошу.

— Послушайте, босс. Лучше бы вы позволили пожарам гореть. Этот ублюдок все равно найдет способ пристрелить меня при бегстве. Тогда действительно вас сожгут, весь этот чертов город. Только Джорджа Кенби уже не будет, чтобы порадоваться. Все это дерьмо. До меня сейчас дошло, что здесь у вас ему еще удобнее пристрелить меня. А вы закопаете меня где-нибудь так, чтобы поминать до, во время и после выборов.

— А у этого парня мания величия, — сказал Стив, обращаясь ко мне.

— Я не очень люблю вас, босс.

Стив фыркнул.

Кенби, вытянув ногу, уперся пальцами в сверток с простынями на полу машины.

— А это что означает?

— На них клеймо больницы Добрый самаритянин, — ответил Стив.

Кенби покачал головой.

— У кого-то здоровое чувство юмора. Ничего не скажешь, добрый был самаритянин. — Догадка пришла к нему мгновенно. — Эй, значит убийца пришел оттуда? Прямо из больницы?

Стив вынул карточку и показал ее Кенби.

— Тебе не знаком этот почерк?

— Написано печатными буквами.

— Йегер думал, что это вы прислали им в больницу цветы с этой карточкой? — пояснила я.

— Я, черт побери?… Кто-то пытается повесить на меня убийство Родса?

— Опять мания… — проворчал Стив. Он, вложив карточку в конверт, снова спрятал ее в карман.

— Тогда в чем дело? Я никогда бы в жизни не написал Ниггертаун. Ниггерстаун это совсем другое дело.

— С помощью Гиллспи мы с этим уже разобрались, — вмешалась я. — Теперь речь идет об убийстве священника Родса.

— Убийство священника Родса, — повторил Кенби. — Звучит, как слова из баллады. Может, когда-нибудь я и напишу такую балладу… — Кенби посмотрел на Стива и, брызгая слюной, выкрикнул: — Понятно! Значит, опять мания! Убирайтесь ко всем чертям! — и он поглубже втиснулся в свой угол.

Стив довольно похихикивал.

— Разве я что-нибудь сказал, Кейт?

Дингл уже уперся передним бампером в ворота поместья.

Затормозив, он вышел и, подпрыгивая на хромой ноге, побежал в сторожку.

— У босса даже своя личная тюрьма, — ехидно заметил Кенби, выпрямившись и окидывая взглядом ворота и высокую ограду.

Когда появился Дингл с ключами от ворот, его уже сопровождал высокий блондин. Я тут же его узнала.

— Кто это, черт побери? — спросил Стив.

— Рэндалл Форбс.

— Черт возьми, Кейт. Вы что, не предупредили его?

Я пыталась открыть дверцу машины и выйти, но дверца не открывалась.

— Выходите и немедленно уведите его в дом, — распорядился Стив. — Мне нужно время все устроить…

— Я не могу выйти.

Кенби, откинувшись на спинку сиденья, торжествующе хихикал, видя наше замешательство. Ничего смешного в этом, разумеется, не было, хотя, если смотреть со стороны, было над чем потешиться. Я покинула лимузин лишь тогда, когда вернулся Дингл с ключом и с помощью манипуляции на щитке лимузина открыл мне дверцу. Форбс стоял у ворот, которые были уже открыты для въезда машины.

— Заприте потом ворота, Кейт, а ключ принесете мне. Вы слышите? — крикнул мне вдогонку Хиггинс.

Машина проехала мимо меня так быстро, что я даже не успела дойти до поджидавшего меня Форбса.

— Я не думал, что попаду сюда раньше вас, — извинился Форбс, — но я рад, что так получилось.

— Почему, ради бога?

— Позвольте мне порадоваться этому, — ответил Форбс. — Ведь они никогда бы не впустили меня в дом, не так ли?

— Вас здесь просто не ждали. Я пыталась найти вас, даже оставила вам послание на автоответчике в офисе физического факультета.

— Я получил лишь одно послание и пошел пешком в отель «Марди-Гра», решив, что вчера я просто вас не понял. В отеле мне сказали, что вы только что уехали в лимузине вместе с Хиггинсом.

— Простите, Рэндалл, — извинилась я. С его помощью я заперла тяжелые ворота и опустила ключ в карман.

— Не надо просить прощения. Вот я и здесь, перед этими воротами. Или вы теперь не рады этому?

Я не ответила на его вопрос. Форбс заметил:

— Что за странный лимузин. В него и не заглянешь. Я думал, в таких машинах ездят только кинозвезды или гангстеры.

— Очень многое произошло с тех пор, как я ушла вчера вечером из вашего дома, — сказала я. — Мне казалось, что мы думаем о разном и отвечаем друг другу невпопад. Я объясняла это для себя усталостью и тем, что давно ничего не ела. Зачем вы приехали сюда? Вы, наверное, знали, я хочу сказать, что вы должны были знать из последних новостей, что наши планы могли измениться.

— Я уже сказал вам, Кэтрин, что я думал о том, что вы здесь одна с ним.

Я посмотрела на него.

— И вы должны защитить меня?

— Ну вас к черту, — сказал Форбс, покраснев. — Я приехал потому, что хотел приехать. Меня довез сюда молоковоз и высадил у ворот.

— Вы были удивлены, когда узнали о зачислении профессора Ловенталя в штат Лейпцигского университета?

— Я не верю, что такое зачисление было. Коммунисты используют эту трагедию в целях пропаганды. Возможно, они предлагали ему это. Такие шансы у него были. Но я отказываюсь верить тому, что он не поговорил бы со мной об этом.

— Возможно, именно об этом он хотел с вами поговорить, когда просил вас зайти к нему в университет.

— Я тоже об этом подумал.

— Вы не помните, в его институтском кабинете есть вентилятор?

Мой вопрос, не имевший никакого отношения к тому, о чем мы только что говорили, оказался неожиданным как для него, так и для меня самой. Почему мне пришло в голову задать его так внезапно и негаданно, я сама не знала.

— Вы непредсказуемы! — от удивления голос Форбса поднялся до высокого фальцета. — Полиция сказала, что кондиционер был включен, а он и был вентилятором.

Тогда я поняла, почему у меня мог возникнуть подобный вопрос: когда в тюрьме, в комнате свиданий Форбс включил вентилятор, я даже подивилась несвойственной ему находчивости и осведомленности о том, что это самый эффективный способ заглушить подслушивающие устройства. Это первым делом приходит в голову каждому, кто имеет основания опасаться подслушивания, например, Ловенталю. Можно полагать, что кроме прочих познаний, полученных Форбсом от своего учителя, было и это. Но когда? Вот в чем вопрос.

Мы подходили к дому. Он казался безлюдным. Но когда мы подошли к террасе, я увидела сквозь окно, что Хиггинс спешит открыть нам дверь.

— Что вы хотите от меня, Рэндалл? — спросила я у Форбса.

— Искупления. Неужели это слишком много?

* * *

Хиггинс действительно сам открыл нам дверь, отодвинув засовы и повернув ключ. Слуги, оказалось, были отпущены. Я не смотрела на Форбса, хотя чувствовала на себе его взгляд, словно он пытался что-то прочесть на моем лице. Но я сама ждала от него пояснений к слову «искупление», которое в те секунды, когда мы ждали, пока откроют дверь, висело над нами как турецкий ятаган.

— Прошу извинить, что я обогнал вас. Мне срочно нужно было решить одно дело в конюшнях.

Я поняла, что он дает мне знать, что поместил Кенби в своих апартаментах над конюшней. Хиггинс зажег несколько ламп в холле, чтобы лучше разглядеть высокого незнакомца.

— Итак, вы и есть Форбс, — сказал он. Я терпеливо ждала, когда он перестанет суетиться, чтобы представить их друг другу. — Что ж, вы выбрали не самое удачное время для визита, но так и быть, будьте гостем. Посмотрим, что оставила нам поесть кухарка. — Он не обменялся с Форбсом рукопожатием, а просто взял нас обоих за руки и повел за собой. — Я отпустил всех слуг сегодня утром. Я знал, что будет чертовски трудный конец недели, так оно и вышло, не правда ли, Кейт?

— Да, это так, — ответила я.

— В доме все же кто-то был, — заметил Форбс. — Кто-то, кто не хотел отвечать да мой звонок.

— Это Пэдди, сторож. Он не слишком разговорчив.

Мы прошли через холл. Где-то звонил телефон, но вскоре умолк. Хиггинс объяснил, что включился автоответчик. Пустая столовая с длинным полированным столом показалась огромной. Площадка для вертолетов за окном была пустой и унылой, ветер поднимал на ней столбики пыли, похожие на пляшущих джиннов. Закат был странным, казалось, солнце вот-вот снова сверкнет из-за туч.

Хиггинс внес в кухню жареную курицу и тут же сам разрубил ее ножом на куски. По его подсказке я нашла хлеб, сыр и свежее масло. Стив, наливая в кофейник воду, уже грыз куриную ножку, Форбс сел на край стула, и, сложив руки на коленях, наблюдал за ним. Казалось, он с заметным превосходством смотрел на то, что происходит.

— Да ешьте же, ради Бога, — сказал ему Хиггинс, размахивая куриной ножкой.

— Спасибо, — ответил Форбс, чуть кивнув головой, но не сделал ни единого движения.

Стив отложил ножку, чтобы заварить кофе, а затем вернулся к столу.

— Садитесь поближе к столу, и не ютитесь на краешке стула, сложив руки, словно матушка-наставница.

— Ваше гостеприимство не знает предела, — ответил Форбс, медленно вставая. На его щеках зардели два красных пятна.

— Как и ваша желчность тоже, сэр. — Стив, обглодав ножку, бросил ее наконец в металлическую корзинку у стола так же небрежно, как когда-то бросил в нее разбитые чашку и блюдце. Я едва притронулась к еде: голода уже не испытывала.

Форбс так и не сел к столу. Оставаясь стоять, он лишь прислонился к краю буфета, словно приготовился к чему-то.

— Что вы скажете о своем бывшем боссе, собравшемся сбежать к красным? — не заставил себя долго ждать Хиггинс.

— Я не верю в это, — ответил Форбс.

— Совсем-совсем не верите?

Форбс не ответил. Он понимал, что его пытаются вывести из себя.

— Тогда почему вы вычеркнули слово «Лейпциг» из некролога?

— Я этого не делал.

— А кто же по-вашему это сделал? ФБР?

— Понятия не имею. Видимо, кто-то из редакции. Те, кто готовил текст в набор.

— Вычеркнуто было человеком очень рассерженным, профессор, — Хиггинс изобразил сильный и сердитый росчерк пера.

— Вы так считаете?

— Точно таким же образом на столе был намалеван символ мира. Помните?

Форбс промолчал. Обхватив ладонью подбородок, он приложил указательный палец к губам. Мне показалось, что так он старается не терять контроль над собой.

— Я уверен, вам известно, что газета принадлежит мне, — продолжал Хиггинс почти доброжелательно. — Однако вы можете не знать того, что когда я нанимаю редактора, то жду от него хорошей работы. Мой редактор обнаружил, что кто-то вычеркнул слово «Лейпциг» в некрологе, а услышав последние новости, все вспомнил. Шерифу будет крайне неприятно допрашивать вас, профессор. Вам знаком этот тип людей, не так ли?.. Хотя теперь шерифу это будет не так уж неприятно.

Я поняла, какая идея овладевает Хиггинсом: очень удобно сделать Форбса главным подозреваемым в убийстве в студенческом городке. А для шерифа О’Мэлли это будет компенсацией за его унижение в Бейкерстауне.

Но Хиггинс так же внезапно прекратил свой допрос, как и начал его. Он повернулся ко мне.

— Давайте отложим десерт на более поздний час, Кейт. Я хотел бы знать, что происходит в городе, если это возможно. Возьмите этот аппарат, я буду говорить из кабинета. — Покидая кухню, Хиггинс на ходу бросил Форбсу: — Успокойтесь, профессор. Выпейте чего-нибудь. У нас сегодня может быть вполне приятный вечер «треугольника», как любят французы.

Теперь я просто не представляла себе, как смогу остаться наедине с Форбсом. Нелепо было считать его возможным убийцей, и все же я не могла не думать об этом. Закипела вода для кофе. Взяв телефон, я обернулась к Форбсу:

— Почему бы вам не приготовить кофе, Рэндалл?

Он не сдвинулся с места.

— Он зовет вас Кейт?

— Да, — сердито ответила я. — Так зовут меня почти все.

— Вы здесь, Кейт? — услышала я голос Хиггинса в трубке.

— Да, я здесь.

— Приготовление кофе на какое-то время займет внимание профессора. — Хиггинс был в отличном настроении, я слышала как он набирает номер городского телефона.

После сигнала тут же послышался ответ: — Бейкерстаун, Демократический клуб, говорит Андерсон.

— Что происходит, Перси?

— Стив, я только что звонил тебе в отель.

— Я знаю. Что случилось?

Пока все в порядке…

Слушая их разговор по телефону, я следила за тем, как Форбс готовил кофе. Взяв с мойки тряпку, он тщательно вытер следы пролитой воды, а затем смахнул и крошки молотого кофе, которые оставил Хиггинс. В памяти возник разгром в кабинете Ловенталя, учиненный, как полагают, убийцей.

— Если никому не взбредет в голову пострелять, думаю, мы удачно выйдем из этого положения, — докладывал Перси.

— Хорошо, этого достаточно для редакционной статьи. А теперь расскажи, какие произошли события. Последовательно, одно за другим.

— О’кэй, Стив. Когда вы уехали, я пошел на первую из баррикад, и там нашел О’Мэлли. Он сразу же сказал мне, что принимает мое предложение. Я могу доставить сюда своего гробовщика, и он готов позволить провести вскрытие прямо в церкви. Мы это сделаем, Стив. Я только что, когда шел на переговоры, получил согласие вдовы.

— Молодец, — похвалил его Хиггинс.

— Я дошел на компромисс. Это проще, чем объяснять.

— Прекрасно. Вот поэтому меня называют боссом, а не губернатором. Теперь начни с того места, где О’Мэлли дал согласие на вскрытие.

— Теперь — сказал он мне, — пришли сюда Кенби, и все будет в порядке. А я говорю: «Он убежал, шериф. Можешь сам посмотреть и поискать, но едва ли найдешь его здесь». Он сердито посмотрел на баррикады и тех черных, которые там стояли и ждали, и говорит: — «Скажи, куда он убежал, и тогда я скажу, верю я тебе или нет». А я ему отвечаю: — «Для чего, по-твоему, я здесь, Джон-Джи? Я здесь для того, чтобы успокоить обстановку. Я сам уговорил его убраться отсюда. Он здесь не живет, его место в студгородке. Ищи его там. Разве ты еще не забыл, Джон-Джи, — говорю я ему, — что он тоже сбежал из Бейкерстауна во время бунта в прошлом году, за что пастор Родс прозвал его воскресным патриотом…»

— О том, что ты сказал ему, Перси, расскажешь мне завтра. А теперь говори, что сказал Джон-Джи?

— Он назвал меня лжецом, вот что он сказал, и ушел к своим полицейским, которые его дожидались. Теперь они окружили гетто, и я, черт побери, рад, что Кенби здесь нет. Если бы он здесь остался, мы бы перестреляли друг друга, а то и всех в графстве.

— Кому нужна твоя риторика, Перси, выкинь ты ее к черту. Ты представляешь власть, и такой же законопослушный гражданин, как мы все, слава богу.

— Аминь, — ответил Андерсон.

— Когда, по-твоему, он может начать поиски?

— После вскрытия. Думаю, нам дорог каждый час. И все зависит теперь от многого. Ты сам знаешь, что не какой-то там неприметный фольксваген колесил вчера вечером по городу. И еще скажу тебе, Стив, что О’Мэлли и его особые силы не любят терять время. Путь оттуда может быть короче, чем туда.

— Перси, — я услышала в голосе Хиггинса особую холодную чеканность. — Ты хочешь мне сказать, что О’Мэлли уже нету в Бейкерстауне?

— Его не было здесь десять минут назад, когда я вновь пришел на баррикаду. Это то, что я пытался тебе сказать в первую очередь.

Я услышала звук повешенной трубки и голос Андерсона: «Стив!» Я тоже положила трубку и принялась расставлять чашки для кофе. Я уже разливала его, когда Хиггинс вошел в кухню. Он молча достал сливки и сахар. Мосле нескольких глотков кофе он снова потянулся к телефону, набрал номер.

На звонки никто не отвечал. Хиггинс, все больше мрачнея, ждал. Наконец в трубке послышался женский голос.

— Лори! Где тебя черт носит?.. — Но Хиггинс тут же, учуяв неладное, быстро сказал: — Позвони мне домой: три звонка и положи трубку, а потом снова набери номер. Поняла?

— Стив…

В трубке был мужской голос. Не отвечая, Хиггинс быстро повесил ее. Он посмотрел на меня:

— Это был О’Мэлли. Мне не надо было звонить Лори. Черт бы ее побрал! — Хиггинс оглянулся вокруг, словно искал, на ком бы выместить зло. Он буквально просиял, остановив взгляд на Форбсе, словно только что убедился в его присутствии.

— Итак, профессор, как же вы все-таки добрались до нас? Я не заметил, чтобы у вас был автомобиль.

— Часть пути я прошел пешком, а потом меня подвезла попутная машина.

— О, понимаю. Вы любите пешие прогулки, не так ли? Хотите выпить? Кейт, будьте хозяйкой, поищите у дворецкого в кладовке, что там есть.

Я не догадывалась о мотивах этого неожиданного и наигранного гостеприимства, если это можно так назвать. Рука Хиггинса лежала на телефонной трубке, видимо, ему не терпелось снова куда-то позвонить. — Нам придется ждать, всем нам, но я не думаю, что это будет очень долго. Сходите за выпивкой, Кейт. Возможно, с нею нам удастся лучше узнать друг друга до того, как на нас рухнет крыша.

— Неужели О’Мэлли..? — воскликнула я.

— Для меня это уже не будет сюрпризом, — прервал меня Хиггинс.

На этот раз он позвонил по внутреннему телефону.

— Динджи? Ты поставил лимузин в подземный гараж?… Хорошо. Никаких огней. Даже когда стемнеет, и оставайся там, дока не услышишь от меня распоряжений. А теперь пошли в дом Пэдди. Скажи, чтобы он шел в мой кабинет. Я сам впущу его в дом. — Он какое-то мгновение смотрел на телефонную трубку, прежде чем повесил ее. — Знаете, что мне только что сказал Динджи? Будет сделано. — Хиггинс осклабился. — Напомните мне как-нибудь, и я расскажу вам, как он потерял пальцы на ноге. Дайте мне ключ от ворот, Кейт.

Я вынула ключ из кармана и отдала ему.

— Стив, почему бы вам не выпустить Кенби и не дать ему сбежать?

— Потому что он сам отлично понимает свое положение. Увезя его из гетто, я невольно сделал его спину мишенью для любого охотника. Странно, решив выбрать из двух зол меньшее, ты ненароком обнаруживаешь, что вынужден делать это еще и еще раз. — Он направился к двери, но вдруг остановился и спросил у Форбса:

— Вы знаете Джорджа Кенби?

— Кто из нас меньшее зло? — спросил его Форбс ровным голосам.

— А вы, черт побери, умны, профессор. Приходите со спиртным ко мне наверх. Жду вас в библиотеке.

Едва Хиггинс вышел, Форбс, повернувшись ко мне, быстро сказал:

— Нам надо поговорить, Кэтрин. Он опасный негодяй.

— Я хочу, чтобы вы ушли отсюда, — сказала я. — Прямо сейчас. Уходите из поместья любыми способами и немедленно.

— Но только после того, как поговорю с вами.

— В таком случае, пошли, — сказала я. Пальто было на мне, я его не снимала, потому что в кухне было холодно. Я жестом велела Форбсу надеть пальто. Оно лежало на стуле, на краешке которого он сидел, по словам Хиггинса, как матушка-наставница.

Ветер налетал порывами, когда мы покидали дом. Солнце, садясь, бросало на края нависших тяжелых туч бело-золотистый отблеск. Через несколько мгновений оно, рассерженное, будет уже за горизонтом. Нам поскорее надо было добежать до ворот.

— Он думает, что я убил Ловенталя, — промолвил Форбс, — и хочет каким-то образом использовать меня. Вам не кажется?

— Да, — согласилась с ним я.

— И он, возможно, прав.

— Использовать вас?

— Да, я имею в виду в деле Ловенталя.

Мы оба, нагнув голову, шли против ветра. Я повернула лицо к Форбсу: — «Возможно» опасное слово в создавшихся обстоятельствах, Рэндалл.

Наступила тишина, слышно было лишь шуршание гравия у нас под ногами.

— Знаете, никакого гранта не было, — наконец сказал Форбс.

— Вы все это выдумали? — медленно спросила я.

— Чтобы произвести на вас впечатление. Это первое, что пришло мне в голову. А потом мне захотелось узнать, что чувствует человек в случае успеха. В Чикаго меня буквально уничтожили. Старик предсказывал мне это. Поэтому, возвращаясь, в поезде я придумал эту историю с грантом… Ради Бога, давайте остановимся и поговорим. У нас больше никогда не будет такой возможности.

— Хорошо, — согласилась я. — Только сойдем с дороги, в лесу нам легче укрыться.

Через несколько ярдов мы вышли на прогулочню тропу, где я впервые встретила Хиггинса и Лори. Ветер немного утих.

— Я придумал все так, как могло произойти на самом деле. Ведь я послал прошение несколько недель назад, понимаете. Я поехал потому, что просил у Фонда устного ответа. Почему-то я думал… — Он пожал плечами: — Впрочем, это неважно.

— На меня произвел впечатление ваш рассказ о получении гранта, — сказала я, и пошла, только теперь уже медленно.

— Вы поверили мне, а я подумал, что, может быть, вы скажете об этом Хиггинсу. К тому же, приятно праздновать победу. Вам это тоже известно. Поэтому я сказал об этом и Ловенталю, он тоже поверил мне и побежал рассказать Борку. Кончилось тем, что я сам стал этому верить.

— О, Рэндалл, — промолвила я. — Мне очень жаль.

— Не стоит жалеть меня. Я не для этого вам все рассказываю, чтобы вы тоже почувствовали вину. В чем-то я даже благодарен вам. Вы заставили меня увидеть то, что сам я никогда бы не увидел и не узнал. «Вина, дорогой Брут», ну вы это знаете? Даже здесь он заставил меня сделать так, как сделал бы он сам. Я всегда думал и даже чувствовал, что всему виною расположение моих звезд, но это совсем не так. Я мог бы все делать самостоятельно. О, Кэтрин, что если я сознаюсь во лжи, а они мне не поверят?

— Тогда вам придется поверить им, — ответила я, а про себя подумала: они поверят вам.

— Я, возможно, сумасшедший. Но я не чувствую себя таким. Это не случайно, когда подменяют это слово словом злость. Но я думаю совсем иначе, отсутствие злости делает человека безумным…

Я услышала хруст гравия и, подняв ладонь, предупредила Форбса, чтобы он помолчал. Человек в кепке, пригнув голову от ветра, ехал по дороге на велосипеде. Он направлялся к воротам поместья. Видимо, это был Пэдди.

Когда шум велосипедных колес по гравию затих, мы снова вернулись к разговору.

— Ловенталь сказал вам, что он едет в Лейпциг, не так ли?

— Именно для этого он и позвал меня к себе в университет. Он боялся, что ФБР каким-то образом прослушивает его дом. А в институтском кабинете он включил вентилятор еще до того, как мы начали разговаривать. Он при этом произнес фразу, которую я потом повторил в тюрьме, включая там вентилятор: «X равен У». Он не поверил мне, что никакого гранта от Фонда не было. Это самое странное во всей этой истории. Он наотрез отказывался мне верить. Ему было удобнее не верить мне, ибо он, используя мою фантастическую выдумку, уже готовился к бегству. Рэндалл-удачник, он самостоятельный ученый! Я уверял его, что это шутка, фантазия и что я даже испробовал ее на одной своей знакомой, и ему это необходимо знать. Тогда он сказал, что если это так, то я сделал это намеренно, чтобы выставить себя на посмешище, чему он отказывается верить: «У вас слишком много достоинства и гордости, чтобы сделать такое, Рэндалл. Слишком много гордости». Достоинство и гордость, и слезы в глазах, когда я буду просить его найти и мне место в Лейпциге. Я помню, как он сказал: «Мир, Рэндалл» — и направился к двери. Стрелки часов показывали десять тридцать, а секундная стрелка застыла на двух секундах. Не знаю, почему я помню это, но я это запомнил. А потом ничего…

Я представила себе циферблат часов и подумала, неужели он похож на эмблему мира? Не совсем. Мой разум не мог постичь этого.

— Ничего, ничего не помнил, пока не очутился в баре отеля «Марди-Гра». Я хотел увидеть вас. Только это я и чувствовал, но постепенно это чувство стало меняться, и мне уже хотелось простить вас, и снова вернулось то, о чем я сказал себе раньше: я прекрасно могу все сделать сам. Именно это я имел в виду, когда произнес слово: искупление. Я люблю мелодраму, не так ли? Но, Кэтрин, клянусь вам, в тот вечер я шел домой и повторял себе: я уйду от старика. У него есть сын. Я убегу из своего дома. А потом утром, когда меня подняли с постели, я был потрясен, травмирован, и меня охватила паника… я пытался заставить полицию забрать всю мою одежду. Если я убил его, то на одежде должна быть кровь…

Мы были уже у ворот, и я остановилась.

— Как вы подали в поместье? Разве ворота не были закрыты?

— Через сторожку. Обе ее двери были открыты.

— Знаете, что я сейчас сделаю, Рэндалл? Я создам у ворот шум и суматоху. Сейчас достаточно темно, особенно в тени дома. Вы можете исчезнуть тем же путем, которым попали сюда. — Вдруг я поняла, что держу его за руку.

— Я не могу вас оставить с ним.

— Это ненадолго, — ответила я. — Здесь будут большие беспорядки, а у вас и своих достаточно.

— Вы боитесь меня?

— Нет.

Он сжал мне руку и тут же отпустил.

— Но вы будете… Впрочем, прощайте.

Я оставила его, не сказав более ни слова. Сняв с руки часы, я положила их в карман, а затем, подойдя к сторожке, просунула в щель двери голову и увидела мрачного ирландца, сосущего трубку.

— Я потеряла свои часы, Пэдди, когда запирала сегодня ворота.

Моя хитрость удалась.

Глава 16

Хиггинс ждал меня, глядя в окно библиотеки. Я заметила, что, увидев меня, он тут же отошел от окна. Поэтому я направилась к главному входу, зная, что он откроет мне дверь. Мы не проронили ни слова, пока не вошли в библиотеку.

— Вы решили, что я собираюсь линчевать его?

— Ему нельзя было оставаться здесь, — ответила я. — Это лучше, что он ушел.

— Он не сможет так скоро убраться отсюда, разве что у него есть крылья. Вы считаете его виновным, Кейт?

— Я не знаю.

— Это утвердительный ответ. — Он взял графин с виски и два стакана.

Я сняла пальто и стала греть руки у камина, который только-только разгорелся. Я слышала как в доме шумят трубы отопления, наполняясь горячей водой.

Хиггинс принес два стакана, плеснув в каждый немного виски. Один из стаканов он протянул мне, свой же продолжал вертеть в руках.

— Я люблю свой виски чистым… Ваше здоровье, — отпив глоток и откинув голову, он долго не глотал виски, согревая им горло, глаза его были закрыты. Наконец он проглотил виски. Открыв глаза, он уставился на портрет президента Джексона.

— Что бы вы сделали на моем месте, мистер президент?

Я тоже невольно стала прислушиваться к наступившей тишине.

— Знаете, Кейт, дело не в том, чтобы спрятать человека, дело скорее в принципе.

Глотнув виски, я задумалась над его словами.

— Думаю, что он не согласился бы с вами, Стив. Не уверена, что для президента Джексона принципы могли быть дороже интересов народа. А если принципы оказывались ошибочными, он первым выступал против них.

Воцарилась недолгая пауза.

— Я готов учиться в вашей школе, Кейт, — промолвил Хиггинс.

— Упаси боже! Какой ужасный конец прекрасной дружбы.

Он улыбнулся и, подняв указательный палец, сказал:

— Учтите, есть одна или две вещи, в которых, по ходу дела, возможно, я смогу быть вашим учителем. — Хиггинс снова подошел к окну. За ним была ночная темень. — Хуже нет, чем ожидание, — сказал он.

— Варвары идут.

— Что вы сказали?

— Это из поэмы, — ответила я и пояснила, — слова из поэмы.

— Прочитайте ее мне всю.

— Не могу. Ну, в общем, ждали варваров, а они не пришли. Эдакое было разочарование. Последняя строка поэмы гласит: «Они были бы хоть каким-то решением».

Хиггинс хмыкнул. Такой конец его явно не устраивал.

— Я выключил все телефоны, — сказал он. — Теперь все зависит от Пэдди.

Но прежде, чем я поняла, что зависит от старика Пэдди, раздалось сначала жужжание, а затем звонок — по особой линии.

Хиггинс быстрым шагом пересек комнату.

— Да, Пэдди?

Я услышала голос ирландца из сторожки, ибо он не говорил, а кричал, как всякий человек, не привычный говорить по телефону. Хиггинс, молча выслушав, наконец сказал:

— Пошли ее ко мне, а ворота снова запри.

— Лори? — спросила я.

Он покачал головой.

— Энни… жена шерифа.

— Я, пожалуй, пойду в кухню и съем что-нибудь, — сказала я и взяла пальто.

Он молча смотрел на меня, пока я не дошла до двери.

— Какая, к черту, из вас журналистка, Кейт, если вы не хотите увидеть главного свидетеля?

Я вернулась, села в уже ставшее привычным для меня кресло у камина и приготовилась ждать.

* * *

— Она останется, Энни. Я пригласил ее, а вот тебя нет.

Энни казалась смертельно уставшей, с синяками под глазами, белокурые волосы были в беспорядке.

— Ты скажешь ему, не так ли, Стив? Чтобы спасти черного парня.

— Мы уже потеряли одного черного сегодня утром, Энни. Не забывай об этом. Садись.

Энни продолжала стоять, глубоко засунув руки в карманы.

— Этого не должно было случиться. Пусть она уйдет, прошу тебя, Стив. Пожалуйста. Я хочу с тобой поговорить. Ты обязан меня выслушать…

— Она останется, Энни.

— Я не доверяю ей.

— Вы всегда можете подать на меня в суд за клевету, миссис О’Мэлли, — успокоила ее я.

Хиггинс пристально посмотрел на меня.

— Вы и мне такое скажете, Кейт? Я тоже услышу от вас подобные слова? Если это так, то вы не поняли главного в Стиве Хиггинсе. В том, что расскажет вам Энни о себе и обо мне, нет ничего такого, чего бы я сам вам не рассказал. В том, что кто-то другой расскажет вам обо мне, тоже не будет ни слова, которое я бы опроверг. Обо мне говорят такое, от чего могут волосы встать дыбом, а вот когда я сам начну все это отрицать, Кейт, в этот момент все поверят, что все, что я отрицаю, и вправду со мной было.

— Пожалуйста, Стив, до того, как появится Джон-Джи… Я не хочу навредить ему…

— Почему же он не едет, раз так решил? — спросил Хиггинс.

— Скоро… совсем скоро, — растерянно пролепетала Энни.

Я подошла и окну и стала смотреть в него. Лучше смотреть в темноту, чем на этих двоих, решила я, и подумала о том, как много я узнала о Хиггинсе за этот последний час.

Однако краем глаза я заметила, как Энни близко подошла к нему и что-то шепнула.

Хиггинс тут же повторил ее слова вслух: — «Тарки сказал, что никто не должен знать, что он был там…»

— Будь ты проклят, Стив Хиггинс! Гореть тебе в геенне огненной!.. — не выдержала разъяренная Энни.

Но он только рассмеялся.

— Ну вот, теперь ты больше похожа на ту Энни, которую я когда-то знал.

У меня возникло чувство, будто я уже слышала нечто подобное. Не совсем, конечно, то, но по ассоциации похожее. Я вспомнила, как Гилли сказал непристойно выругавшемуся Йегеру: «Вот это больше на тебя похоже, парень».

Я продолжала смотреть в окно, сама не сознавая, на что смотрю, — на какие-то слабые огоньки, похожие на светлячков в воздухе. Светлячки в марте?

— Стив, мне кажется в лесу люди с фонарями. Они направляются сюда.

Хиггинс быстро схватил трубку телефона. Никто не ответил. Он тут же покинул комнату. Я, схватив пальто, последовала за ним. Через дверь в холле мы вышли на террасу. Воздух был холодный и сырой — предвестник снегопада.

— Где вы их видели?

Я указала направо.

— По-моему, они двигались в сторону скотного двора. Иначе бы вышли на дорогу, не так ли?

— Этот чертов информатор! — сердито отозвался Хиггинс, имея в виду, как я поняла, Пэдди.

Мы прислушивались, но слышно было лишь приглушенное мычание коров.

— Пора доить коров, — сказал Хиггинс. — Там будут дояры, а конюхи уже ушли по домам. — Хиггинс вернулся в дом и переоделся в полушубок, а затем открыл стенной ящик с рубильниками. — Сейчас мы будем так же ярко сверкать огнями, как наш город Венеция.

На террасе, когда мы вышли, было светло, как днем. Я едва поспевала за Хиггинсом. Сверкали огнями двор и все хозяйственные постройки, хлев, молочная ферма, амбары. Но нигде не было видно ни одного человека. Неосвещенной оставалась лишь конюшня, и в этом море огней ее можно было различить, лишь хорошенько приглядевшись.

Выйдя на середину двора, Стив вдруг остановился и, приложив ладони рупором, крикнул в темноту леса: — У вас есть ордер на арест, шериф? Если есть, тогда будем разговаривать.

О’Мэлли и его помощники вышли из тени, их было восемь или девять в голубых шлемах. Большинство из них были знакомы Хиггинсу. Я же узнала только Таркингтона да еще Пэдди, который тоже оказался среди них. О’Мэлли протянул Стиву ордер.

— Мне нужен черный парень, Стив.

Хиггинс только мельком взглянул на ордер.

— Разве Пэдди не сказал тебе, что полчаса назад… после того, как я по телефону попал на тебя, а не на Лори…

— Так дело не пойдет, Стив. Мне нужен этот парень. — Шериф спрятал ордер в карман.

— А как насчет убийцы священника?

— Все по очереди, и в первую очередь самое важное. Ты знаешь, Стив, а сожгу эту конюшню, но получу его.

— Если покалечишь мне хоть одну лошадь, О’Мэлли, я сам перережу тебе горло.

О’Мэлли улыбнулся. Улыбка была недоброй и я почему-то испытала странное волнение. Этот человек знал вкус победы.

— Стив… — Он оказывается был мастер говорить расслабленно и вальяжно, — ты же знаешь, ни один ниггер на свете не может встать между двумя белыми джентльменами и рассорить их. И это после всего, что мы с тобою пережили?

Стив был быстр и решителен в своих действиях. Сложив ладони рупором, он крикнул, повернувшись в сторону темного пятна конюшни:

— Динджи! Веди черного сюда! Эй, Динджи! Зажги наверху свет, если ты слышишь меня!

Через секунду в окнах второго этажа, где были апартаменты хозяина, зажегся свет.

Я стояла близко от Стива Хиггинса и шерифа. Когда тот намеренно тихо, и не для моих ушей, шепнул Стиву: «Я знаю, кто убил пастора. Чертовски досадно, что это один из моих помощников», — я все же расслышала его слова.

— Он с вами, Джон Джозеф? — быстро спросил Хиггинс.

— Я уже тебе сказал: всему свой черед, а в первую очередь самое главное.

Я нашла в толпе Таркингтона. Он стоял весь напряженный, держа револьвер наготове, и я поняла, почему О’Мэлли настаивает на такой очередности действий. Дверь конюшни медленно отворилась. Первым, подняв руки вверх, вышел Дингл, за ним, близко к нему, словно его увеличенная тень, шел Кенби. Дингл попытался было что-то сказать, но не смог, словно подавился, и лишь прохрипел что-то невнятное.

— Пропустите их! — крикнул Хиггинс, все поняв. — Ради всех святых, пусть они уходят! Он угрожает Динглу его же ружьем.

— Советую вам поверить тому, что он говорит, иначе если мы не уедем спокойно отсюда, он мертвец. Ты веришь мне, шериф? — крикнул Кенби.

— Стив, — умоляюще прохрипел Дингл.

— Кенби, отпусти его! — попросил Хиггинс. — Даю тебе слово…

— Ваше слово, босс? Какое по счету? — Он еще сильнее вдавил в спину Дингла дуло ружья. — Соглашайся, шериф. Дай нам добраться до этого чертова лимузина и выбраться отсюда.

Когда он, подталкивая Дингла, сделал пару шагов, все помощники шерифа прицелились.

— Ради бога, О’Мэлли! Отмени команду! — в голосе Хиггинса была уже мольба.

— Не стрелять, — приказал О’Мэлли и посмотрел на Таркингтона, словно предупредил его: здесь никто не победит.

Я вышла и встала впереди Кенби и Дингла. Я была между ними и командой шерифа.

— Я поеду с ними, — крикнула я им.

На мгновение воцарилась полная тишина.

Кенби и его заложник быстро и тихо скрылись за углом конюшни. Подождав немного, я последовала их примеру. Вдогонку мне донесся свист и выкрики.

Я помогла Динглу открыть дверь в конце конюшни, где, казалось, ничего не было кроме большой кучи сена. Кенби и я сразу сообразили, что сено было сброшено сверху, через люк в крыше и полностью покрыло лимузин.

— А ну залезай в машину, парень, и выкати ее нам. В машине есть оружие? — спросил Кенби, уже частично обращаясь ко мне тоже.

— Не думаю, — ответила я, — но я еду вместе с вами.

— Любите ниггеров, значит, — съехидничал Кенби и сверкнул зубами. Даже сейчас он не собирался верить мне. Все трое сбросили, как могли, сено с машины и наконец сели в нее. Из сарая мы выезжали вслепую, но ветер сразу же сдул с автомобиля остатки сена.

Ворота открывать пришлось мне. По подсказке Дингла, я отыскала запасной ключ в сторожке. За воротами мы увидели три машины шерифа. Но дороге мои глаза искали Форбса и через несколько миль мы его увидели. Я попросила Дингла притормозить, но он, подчиняясь приказу Кенби, проехал мимо.

Кенби, к моему удивлению, попросил высадить его в Бейкерстауне и сдался городской полиции и дежурившим там черным служащим муниципалитета. Он вернул Динглу его ружье.

Бедняга Дингл. Он был ни жив ни мертв.

— Вы можете сесть за руль, миссис? — взмолился он. — У меня ноги словно ватные.

Я согласилась довезти его до отеля «Марди-Гра».

Когда я пересаживалась с заднего сиденья на переднее, я поймала на себе взгляд Кенби.

— Знаете, дорогуша, вам досталась честь везти самый большой фаллос в мире, черт побери!

Глава 17

Несколько дней я провела у Гилли и Норы.

В телеграмме из «Эрмитажа», полученной мною вечером в день моего отъезда, Хиггинс отказывался от публикации очерка о нем в «Субботнем журнале». И никаких объяснений. Он сделал это так же просто, как когда-то бросил в мусорную корзинку разбитые чашку и блюдце.

Майк, когда я ему позвонила, велел мне ограничиться текущими новостями по этому делу и возвращаться домой.

Домой.

Таркингтона арестовал сам шериф в воскресенье в полдень по обвинению в предумышленном убийстве священника Стенли Родса. После этого шериф О’Мэлли подал в отставку. У меня не было никаких сомнений в том, что вскоре он снова займет свое кресло шерифа.

Может оказаться, что в тот вечер, когда наш лимузин нагнал Форбса на шоссе, я была последней, кто узнал его и видел живым. Возможно, позднее вечером или на другой день утром он утопился, прыгнув с моста в лагуну в студенческом городке, выбрав место, где был тонкий лед. Его тело нашли спустя несколько дней, где-то в середине недели. А до этого страну будоражили слухи о том, что он сбежал, будучи причастным к смерти Дениэля Ловенталя.

Но к этому времени уже другие неприятности постигли город Венецию, штат Иллинойс. В понедельник утром объявили забастовку шахтеры. Предположительно причиной была сильная загрязненность штолен угольной пылью и угроза пожара в шахтах «Красный дьявол». По чистой случайности с этим событием совпало объявление в местной газете «Индепендент» о пересмотре прежней системы приема на работу в шахты. Отныне принимались ветераны вьетнамской войны, черные и белые, желающие работать под землей…

Примечания

1

Организации линчевателей (ам.), см. англ. словарь.

(обратно)

2

Колесница войны (инд.).

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • *** Примечания ***