КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 411885 томов
Объем библиотеки - 550 Гб.
Всего авторов - 150589
Пользователей - 93869

Впечатления

poplavoc про Bang: На рыдване по галактикам (Космическая фантастика)

Книга класс. Смеялся много. Есть мелкие недочеты в вычитке, но написано с большим чёрным юмором. Советую.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Штерн: Госпожа пустошей (Фэнтези)

не знаю, почему 1,62 мега, заблокирована, скорее всего и первая и вторая книги вместе. это - сериал, "легенды пустошей". по книгам я исправил, а эту - только снести. и заблокирована, и вне сериала. коммент для читателей, шоб знали.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Штерн: Его княгиня (Любовная фантастика)

заблокирована, кому надо, скину, cyril.tomov@yandex.ru.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Штерн: Госпожа пустошей (Любовная фантастика)

заблокирована, кому надо, скину, cyril.tomov@yandex.ru.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
AlexKust про Дебров: Звездный странник-2. Тропы миров (Альтернативная история)

Не дописана еще книга

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Стрельников: Миры под форштевнем. Операция "Цунами" (Альтернативная история)

довольно интересная книга. при чтении создается впечатление, что это продолжение или часть многокнижной эпопеи ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Карпов: Сдвинутые берега (Советская классическая проза)

Замечательная повесть!

Рейтинг: +3 ( 6 за, 3 против).

Безмолвные стражи тайн (загадки острова Пасхи) (fb2)

- Безмолвные стражи тайн (загадки острова Пасхи) 2.72 Мб, 197с. (скачать fb2) - Александр Михайлович Кондратов

Настройки текста:



Фёдор Петрович Кренделев Александр Михайлович Кондратов Безмолвные стражи тайн (загадки острова Пасхи)

Судьбы и идеи (Вместо предисловия)

И много тревожит вопросов:
Кто создал семью великанов?
Кто высек людей из утесов,
Поставил их стражей туманов?
В. Брюсов. На острове Пасхи (1895)

Миллионы людей на Земле с интересом читают все, что появляется в печати об острове Пасхи, этом удивительном и загадочном клочке земли, затерянном в просторах Тихого океана. Тысячи энтузиастов, совсем юных и убеленных сединами, наделенных недюжинной эрудицией и научным опытом, дилетантов и начинающих исследователей мечтали и мечтают о том, чтобы хотя бы немного приоткрыть завесу над тайнами острова Рапа-Нуи.

Но чем больше мы узнаем о нем, тем яснее становится, насколько сложны и вместе с тем захватывающи и увлекательны проблемы, связанные с островом. При этом не только гуманитарные науки, как этнография и археология, но и геология, вулканология, кибернетика, сейсмология и многие другие, казалось бы, далекие от проблем культуры, существовавшей и существующей на острове, вносят свой вклад в разгадку тайн далекого острова.

Люди, идеи и книги имеют свою судьбу. Во всем, что касается острова Рапа-Нуи — так пасхальцы называют свою родину — эти идеи, как и люди, их отстаивающие, как и книги, в которых эти идеи изложены, оказываются порой в удивительном переплетении. И переплетение это оправдано самой жизнью и логикой развития науки: недаром же остров Пасхи совершенно справедливо нарекли «таинственным».

Исследованиями проблем острова и его поисками занимались флибустьеры и работорговцы, отважные мореплаватели и монахи, знаменитый путешественник и ленинградский школьник, ученые и предприниматели, профессиональный разведчик и фантазеры, люди трезвого расчета и фантасты. Каждый из них внес свою лепту — об этом говорят нам авторы.

Так уж случилось, что советские люди знают историю острова главным образом по трудам Тура Хейердала. Его замечательная книга «Аку-Аку» издавалась в нашей стране полтора десятка раз огромными тиражами. Талантливый исследователь, путешественник и писатель, Тур Хейердал предложил свою версию истории заселения острова, развития, взлета и гибели его своеобразной культуры. Мало кто знает, что в обработке материалов Норвежской экспедиции принимали участие и советские ученые, и в их числе крупные специалисты по расшифровке письменностей и культурам народов Океании.

Нашей общественности малознаком и тот факт, что русские и советские корабли шесть раз посещали остров и оставили уникальные свидетельства своего пребывания на нем. К сожалению, иностранные ученые умалчивают об этом. Русские мореплаватели и путешественники, такие как Ю. Ф. Лисянский, О. Е. Коцебу, Н. Н. Миклухо-Маклай, Н. Н. Зубов и многие другие, высказали оригинальные идеи, наметили интереснейшие планы исследований, указали пути разрешения важнейших проблем. Особенно большой вклад внесен в годы Советской власти, когда в этой части Великого океана начались океанологические исследования на первоклассных кораблях. В юго-восточной части океана, в Полинезии, в Южных морях проводили работы крупные коллективы ученых на научно-исследовательских судах «Дмитрий Менделеев», «Витязь», «Академик И. Курчатов», на немагнитной шхуне «Заря», с борта дизель-электрохода «Обь» и на других кораблях.

Советская наука отличается от других комплексным подходом к решению сложных проблем — в этом ее громадное преимущество. В предлагаемой книге обсуждаются археологические, геологические, этнографические, лингвистические, сейсмические, батиметрические, океанологические, палинологические, магнитометрические и многие другие материалы с тем, чтобы найти такую последовательность фактов и событий которая бы вытекала непротиворечиво из всех наук.

Оказывается, порядок событий и объяснение причин, их обусловивших, в версиях Вильяма Томсона, Кэтрин Раутледж, Макмиллана Брауна, Альфреда Метро, Себастьяна Энглерта, Тура Хейердала, Вальтера Кнохе, Франсиса Мазьера и многих других вступают в непримиримые противоречия с новыми данными советских ученых. Этим фактам и наблюдениям в книге уделено особое внимание.

Книга популярная, все приводимые факты научно строго выверены, охарактеризованы числом и мерой, что делает выводы более убедительными. Авторы не решают всех проблем. Более того, они ставят новые, рождающиеся из новых материалов. Авторы убедительно показывают, что проблемы Рапа-Нуи представляют не только археологический интерес, но и дают возможность понять многие глобальные проблемы и процессы, такие как плитная тектоника, строение земной коры в океаническом секторе, скорости и направления раздвижения океанического дна в Тихом океане, причины образования громадных залежей железных руд и многие другие. И не только говорят о проблемах, но и высказывают предложения том, как, какими методами, с помощью каких приборов, с применением каких технических средств они могут быть решены.

Я настоятельно советую, в особенности молодым людям, прочесть эту книгу, потому что в ней приоткрывается краешек того безбрежного моря, которое называется коротким словом — наука!

Взгляните на мир свежими глазами!


Академик А. П. Окладников

I. Книга загадок

Вокруг острова — необъятные просторы неба и океана, царит полный покой и тишина. Живущий здесь всегда к чему-то прислушивается, хотя и сам не знает к чему, и невольно чувствует себя в преддверии чего-то еще более великого, лежащего за пределам нашего восприятия.

Кэтрин Скоресби Раутледж. Тайна о. Пасхи

Загадка открытия…

В 1578 году испанский мореплаватель Хуан Фернандес, отклонившись от намеченного маршрута вдоль берегов Южной Америки, обнаружил в Тихом океан обширную землю, населенную «людьми, такими белыми и так хорошо одетыми и во всем отличными от жителей Чили и Перу». Земля эта орошалась могучими реками и, по мнению Хуана Фернандеса, была частью Терра Инкогнита Аустралис — Неведомой Южной Земли, которую тщетно пытались найти его менее удачливые предшественники.

Вернувшись на родину, Хуан Фернандес стал готовить большую экспедицию. Свое открытие капитан до времени держал втайне, чтобы кто-нибудь не опередил его. Но преждевременная смерть оборвала планы Хуана Фернандеса, и новым Колумбом он не стал. На карте мира имя его все же сохранилось. Небольшой архипелаг из трех почти бесплодных островов у побережья Чили получил имя Хуана Фернандеса. Один и островков и стал прибежищем Александра Селькирка послужившего прообразом знаменитого Робинзон Крузо. Не была ли Земля, открытая Фернандесом, островом Пасхи? Вопрос этот задан давно, но и по сей день на него нет точного ответа.

В испанских хрониках XVI века есть и еще одно утверждение о том, будто бы остров Пасхи высмотрели моряки, плававшие в этих краях под командованием 22-летнего кавалера Альваре Менданья де Нейра еще в 1566 году, но достоверность этого утверждения пока проверить нет возможности.

Прошло более 100 лет. В 1687 году на поиски загадочной Терра Инкогнита Аустралис отправляется английский флибустьер Эдуард Дэвис на судне «Бачелор Дилайт» («Удовольствие Холостяка»), Командовал кораблем сэр Дэвис, а штурманом на разбойничьем фрегате был Лионель Вайфер. Он-то и стал тем первым летописцем, который описал загадочно исчезнувшую Землю Дэвиса. Фрегат от берегов Южной Америки добрался до безлюдного архипелага Галапагос, лежащего на самом экваторе, а затем повернул на юг, и там, «находясь на 12°30′ южной широты, примерно в 150 лигах от берега (то есть примерно в 834 км), корабль претерпел сильный толчок от землетрясения, которое, как было установлено позже, разрушило Кальяо. Оправившись от испуга, мы продолжали наш путь на юг и следовали на юг и юго-восток до тех пор, пока не достигли 27°20′ южной широты, когда примерно за два часа до рассвета мы наткнулись на низкий песчаный берег и услышали ревущий грохот, какой бывает, когда море набегает на берег. Шум был справа по курсу корабля. Матросы, испугавшись, что корабль выбросит на берег, попросили капитана повернуть корабль и остановиться, чтобы подождать начала дня, на что капитан дал согласие. Так мы дождались того дня и тогда увидели, что стоим против земли, которая оказалась низким плоским островом, не защищенным никакими камнями. Мы стояли в трех четвертях мили от берега и могли видеть ясно, потому что утро было ясным, без тумана или дымки. На западе, примерно в 12 лигах на глаз, мы увидели цепь высоких холмов, которая могла быть островами или разделялась островами.

Земля протягивалась лиг на 14–15, на берегу виднелось много птичьего пуха. Я и многие другие наши люди хотели посмотреть землю и высадиться на берег, но капитан не разрешил нам этого. Этот маленький островок от Копиапо (тут, видимо, опечатка в оригинале; вероятно, имеется в виду Кальяо. — Прим. авторов) почти на 500 лиг к западу, а от Галапагосов на 600 лиг». Никаких других документов, кроме приведенной выше цитаты, в истории о Земле Дэвиса нет. И с тех пор никому не удалось увидеть ее вновь. Ничего не сказано в записках штурмана о статуях.

Остров Пасхи был открыт европейцами благодаря поискам загадочной Земли Дэвиса. Он открывался дважды. Эскадра под командованием голландского адмирала Якоба Роггевена впервые прибыла к острову 7 апреля 1722 года. Он понимал, что это не тот остров, который видел Дэвис и его команда. В своих записках он пишет, что этот остров «нимало не соответствует тому». Адмирал собрал командиров кораблей эскадры и на совете капитанов объявил резолюцию, провозглашавшую открытие Новой Земли. Капитаны подписали документ. В записках адмирала особо упоминаются каменные истуканы.

В 1770 году остров Пасхи открывается вторично, на сей раз испанским капитаном доном Фелипе Гонсалесом де Хаеда. Он посчитал, что открыл Землю Дэвиса и приобщил ее к испанской короне.

Но на этом «открытия» острова Пасхи не кончаются. Вернее, сам остров был открыт давно, но в районе его вплоть до XX столетия происходят удивительные истории. Капитаны, которым можно доверят сообщают об открытии в этой части Тихого океана новых земель, а затем эти земли куда-то загадочно исчезают!

Судите сами. В 1802 году капитан Гуин сообщает о том, что обнаружил скалы, лежащие в 300 милях к западу и 50 к югу от острова Пасхи. В районе острова известны только одни скалы — островок Сала-и-Гомес, но он лежит в 250 милях к востоку от острова Пасхи.

В 1809 году Гиневер видел скалы на широте побережья Южной Америки, где-то между перуанским портом Кальяо и чилийским городом Вальпараисо. Гораздо раньше, в 1576 году, о пустынном острове в этом районе сообщал известный вам Хуан Фернандес, открыватель острова Робинзона и таинственной большой Земли. Однако больше никому не удалось после Фернандеса и вслед за Гиневером увидеть остров или даже скалу в этом районе.

Семьдесят лет спустя, в 1879 году, капитан Пиноккьо на судне «Подеста» открывает остров, названный в честь судна островом Подеста. Остров бы овальной формы, высотой 120 метров и около 1200 метров в окружности. Находился он в 70 милях к западу от Вальпараисо. Итальянская гидрографическая служба заявила, что капитан мог ошибиться, определяя координаты острова, не более, чем на несколько миль. Однако никому с тех пор не удалось увидеть остров Подеста, он исчез с морских карт в 1935 году…

В 1912 году капитан английского парохода «Глуэлон», прибыв в Вальпараисо, заявил, что неподалеку от острова Пасхи имеется земля. Это подтверждали все офицеры корабля. Однако напрасно искал эту новую землю чилийский военный корабль «Бакедано». Остров бесследно исчез!

Загадка наименования…

Географы разных стран и народов по-разному называют вновь открытые земли.

Адмирал Як. Роггевен обнаружил остров 7 апреля, в день христианской Пасхи. «Так как мы заметили его в торжественный день воскресения господня, то назвали Пасх-эйланд, или остров Пасхи», — свидетельствует спутник Роггевена Карл-Фридрих Беренс в своей книге «Испытанный южанин», вышедшей в Лейпциге в 1737 году. Иль де Паскуа — так называют остров испанцы и латиноамериканцы. В переводе на русский это означает «Остров Пасхи». Островом Пасхи, только на своем языке, именуют его англичане, поляки, болгары, французы, немцы и другие народы мира.

Все эти названия европейские, все они соответствуют первоначальному, данному острову адмиралом Роггевеном. Капитан Ф. Гонсалес посвятил остров своему королю и назвал остров «Землей Сан-Карлоса», но это наименование не привилось. А как называли и называют свой остров сами жители?

Полинезийцы, обитатели островов Океании, родственные жителям острова Пасхи, называют его Рапа-Нуи, то есть «Большой Рапа». Наименование это дано по аналогии с островом Рапа-Ити, то есть «Малый Рапа». Однако сами жители острова Пасхи именуют свою родину «Те-Пито-о-те-Хенуа», то есть «Пуп Земли». Но является ли это поэтическое наименование подлинным названием острова Пасхи? Это скорее образное, а не географическое название. Тем более, что такой наблюдательный и дотошный исследователь, как знаменитый капитан Дж. Кук, посетивший остров в 1774 году, зафиксировал три названия острова Пасхи — «Ваиху», «Тики», «Тамарехи».

Наш соотечественник Н. Н. Миклухо-Маклай записал иное наименование острова — «Мата-ки-те-Ранги», то есть «Глаз неба». Другие исследователи зарегистрировали название «Хити-Аи-Ранги», то есть «Край неба». Однако и эти названия вряд ли являются подлинными наименованиями острова Пасхи. «Ваиху» — так, скорее всего, назывался лишь один из районов острова.

Возможно, как предполагают некоторые учены население острова Пасхи, жившее в изоляции от других народов и земель, вообще не имело определенного названия для своей родины. Именовались только отдельные части острова.

Загадки топонимики, загадки языка…

Впрочем, и наименования отдельных частей острова Пасхи — а их известно несколько сотен! — также задают порой загадку исследователям. «Каждое собственное имя было когда-то нарицательным» — таков один из законов науки о собственных именах, топонимики, изучающей географические названия. А некоторые названия местностей на острове Пасхи ничего не значат. Их нельзя перевести, пользуясь словарям языка жителей острова, они, так сказать, являются «звуком пустым».

Явление это для топонимики не удивительное. Что означают, скажем, такие наименования, как Лахта, Мста, Вологда, Тихвин? Или река Нева, на которой стоит Ленинград? Да и столицы государства русского — Москва?

Перевести эти названия, пользуясь словарями русского языка, какими бы обширными они ни были, какой бы древний пласт лексики ни охватывали, нельзя. Потому что все они происходят из языка других народов, предшественников славян. Например, Лахта образована от финского слова «лахти», означающего «залив», Мста — от финно-угорского «муста», имеющего значение «черный, темный»; Нева — от финского «нева», означающего «болото, трясина», Вологда — от финно-угорского корня со значением «белая», Тихвин — от финского корня «тиккуа» (просачиваться) или «тихеак» (густо). Некоторые ученые трактуют и происхождение названия Москва (город, конечно, назван по реке, на которой он стоит) из финно-угорских языков, хотя есть и другие объяснения: слово «Москва» производят на языке скифов, древних балтийцев и т. д. Среди названий местностей на острове Пасхи есть такие, которые нельзя перевести с помощью местного языка. Возможно, что они были даны другим народом или народами, чей язык отличался от нынешнего.

Следы древнего языка-предшественника, или, как говорят лингвисты, субстрата, можно обнаружить не только в географических названиях, но и в самом языке острова Пасхи. Вернее не в языке нынешних жителей, а в списке числительных, которые зафиксировал более 200 лет назад капитан Фелипе Гонсалес.

Язык современных жителей острова Пасхи относится к так называемым полинезийским языкам. Говорят на них жители Новой Зеландии, Гавайских островов, Таити, Самоа, Туамоту и других островов Полинезии. Несмотря на то, что эти острова разделяют сотни и тысячи километров, языки их жителей удивительно близки (примерно так же, как русский и белорусский). Полинезийские языки, в свою очередь, лишь небольшое ответвление огромной австронезийской (то есть «южноостровной») семьи языков, на которой говорит население Меланезии, Индонезии, Филиппин. Отдельные языки этой семьи есть в Юго-Восточной Азии, на них говорят некоторые народности, живущие на китайских островах Хайнань и Тайвань. Наконец, на острове Мадагаскар, расположенном возле берегов Африки, также говорят на языке, относящемся к великой австронезийской семье!

Сравните, как звучит «рука» (и одновременно числительное «пять») на языке народа острова Пасхи и языке мальгашей, жителей Мадагаскара. На острове Пасхи говорят «рима», а на Мадагаскаре, лежащем на противоположном конце земного шара, — «лима» (переход «р» в «л», как вы знаете, совершается не только в детской речи, но и во многих родственных наречиях). На языке маори, коренных обитателей Новой Зеландии, числительное «пять» будет «рима», на Самоа — «лима», на языке гавайцев — «лима», на таитянском — «рима», по-индонезийски — «лима». Во как звучат числительные от одного до девяти на современном языке острова Пасхи: тахи, руа, тору, ха, рима, оно, хиту, вару, ива. А теперь сравните их с числительными, которые записал на острове в 1770 году участник экспедиции Гонсалеса Агуэра. Ко иана, ко рена, ко гокуи, ки роки, ма хана, фе уто, фе нгеа, мо роки, вико-вири… Ни одного общего корня! Как будто совсем иной язык, со своей собственной системой числительных!

Быть может, и в самом деле когда-то на остров Пасхи говорили не только по-полинезийски? И древнейшее население изъяснялось на языке, от которого до нас дошло лишь несколько географических наименований да список числительных, составленный Агуэрой? Или, быть может, есть иное решение загадки топонимов и числительных? Некоторые географические названия нельзя перевести с помощью словаря языка острова Пасхи. Сюда относится, например, на именование «Вово». Но если обратиться к более полному словарю родственного языка Маркизских островов, то в нем есть слово «вово», которое означает «трещина, дрожание, колебание». Значит, речь идет не о субстрате, не о другом языке, а просто о древнем слове, не попавшем в словарь и оставшемся лишь названии (кстати сказать, по мнению большинства исследователей, именно с Маркизских островов заселялся остров Пасхи). Можно привести подобного род пример и из русского языка: название города Голутвин — не субстратное, не финно-угорское, а славянское, происходит оно из забытого ныне древнерусского слова «голутва», означавшего «просека в лесу».

Возможно, что и числительные, записанные Агуэрой, являются полинезийскими, а не субстратными. Ведь во многих языках есть не одна, а две или даже несколько систем счета. Причем надо иметь в виду, что лингвистом он не был и мог сильно ошибаться, делая записи. Наука знает немало курьезов, когда в словари экзотических языков попадали вместо числительных 1 — «торчащий палец», 5 — «грязная ладонь», 10 — «две руки», ибо местные жители давали на своем языке названия конкретных пальца и ладоней, а составитель словаря думал, что это числительные!

Вопрос же о языковом субстрате, вопрос о том, всегда ли говорили жители этого острова только по-полинезийски или нет, неразрывно связан с другим, не менее важным: кем были первые поселенцы на острове? Полинезийцами? Или же им предшествовал какой-то другой народ?

Загадка «длинноухих»

Одна или две расы обитали на острове Пасхи?

Вопрос этот возник очень давно, еще со времен открытия острова. Адмирал Роггевен отметил, что островитяне имеют неодинаковый цвет кожи. «Цвет кожи у них коричневый, по оттенку напоминающий испанцев, однако среди них встречаются некоторые более темных тонов, иные совершенно белые, а также иногда красноватого оттенка, словно сильно обгорели на солнце». Один же из островитян, поднявшихся на корабль Роггевена, был, по словам Беренса, «совершенно белый человек».

В своих записках участник экспедиции Гонсалеса Агуэра (тот, что сделал запись странных числительных) свидетельствует, что «островитяне были белого, смуглого и красноватого цвета кожи, без толстых губ и плоских носов, прически их были мягки и окрашены в черный цвет, а другие имели красный или светло-коричневый оттенок».

«Запись Роггевена о том, что население там всех оттенков, до сих пор остается в силе. Они сами видели это различие, и, когда мы собирали генеалогии, они готовы были приписать его самым дальним своим родственникам, — писала английская исследовательница Раутледж спустя два столетия после открытия острова. — Сестра бабушки Сусан, утверждали они без колебания, была “белая”, а сестра бабушки Хемима — “черная”. Последний настоящий король или вождь, как говорили, был совершенно белый… Совершенно очевидно, что мы имеем дело со смешанной расой».

Читатели книги Тура Хейердала «Аку-Аку», вероятно, помнят, что и в середине нашего столетия на острове Пасхи жили люди с темной и светлой кожей. Староста Педро Атан имел почти такой же цвет кожи, как европейцы. Причем он был потомком последнего из «длинноухих».

Легенды говорят, что первые поселенцы остров Пасхи прибыли вместе с Хоту Матуа, Хоту-Отцом. «Длинноухие» появились позже. Когда именно? Здесь легенды дают путаный ответ. Одному из исследователей довелось стать свидетелем жаркого спора, который разгорелся по этому поводу между островитянами. Известный знаток старины по имени Килимут авторитетно утверждал, что новые «длинноухие» прибыли на остров вместе с Хоту Матуа. Но трое других столь же уверенно возражали знатоку и считали, что «длинноухие» прибыли позже, при вожде Туу-ко-ихо. Спор их длился долго и принял столь бурный характер, что присутствующая при этом женщина заметил исследователю: «Не верь им, ничего они об этом знают».

«Длинноухие» поселились на полуострове Поике. Сколько времени они там жили, почему они стали командовать другими жителями острова Пасхи, заставляя их возводить монументальные платформы — аху и высекать гигантские статуи, легенды умалчивают, зато в легендах подробно описывается уничтожение «длинноухих» во рву, отделяющем полуостров Поике от остальной территории острова. В живых остался лишь один «длинноухий», от которого ведут происхождение некоторые нынешние обитатели острова в том числе описанный в «Аку-Аку» Педро Атан.

Кем были «длинноухие»? Обычай удлинять уши действительно существовал у жителей острова Пасхи. «У некоторых мочки ушей свисали до плеч, а кое-кто носил в них в виде особого украшения белые диски», — свидетельствует Беренс, спутник Роггевена. Такой же обычай есть и у жителей Меланезии, «Черных островов», лежащих в нескольких тысячах километров от острова Пасхи. Удлиненные мочки ушей имели таинственные предшественники инков в Южной Америке — испанские хронисты XVI века так и именовали их — «орехонес», то есть «длинноухие». И такой же обычай в древности существовал у жителей Маркизских островов, населенных полинезийцами, чей язык ближе всего к языку жителей острова Пасхи! Но был ли обычай удлинять уши чисто полинезийским или он пришел откуда-то?

Путешествуя по Индии, мы видели близ поселка Сраванобелголе (штат Майсур) 30-метровую гранитную статую Гоматешвара, которая по величине превосходит самую большую статую острова Пасхи. Гоматешвара — «длинноухий», мочки его ушей лежат на плечах. Надписи говорят, что этот исполин вытесан из единого камня в 983 году.

В Южной Индии знамениты фрески и храмы Махабалипурама. Все персонажи, изображённые на фресках и рельефах, обладают удлиненными ушами, а в мочках имеются увесистые серьги. Авторы, посещая различные буддийские храмы, имели возможность лично убедиться, что персонажи колоссального буддийского пантеона имеют длинные уши. «Длинноухость» является одним из обязательных признаков Будды, о чем сказано в буддийском каноне.

Не только буддийские, но и индуистские персонажи и боги имеют длинные уши. В пещерных храмах на острове Элефанта, близ Бомбея, великая троица богов индуизма — Брахма, Вишну и Шива — длинноухи. Длинные уши имеют все их многочисленные воплощения и даже злые духи и демоны зла, различные индийские и буддийские учителя — гуру, святые и деятели церкви. Обычай искусственно удлинять уши можно найти у различных племен, населяющих Юго-Восточную Азию, откуда, по всей вероятности, и происходило заселение островов Полинезии предками нынешних полинезийцев.

Собственно говоря, на острове Пасхи не было «короткоухих». В легендах говорится о борьбе «ханау-еепе» и «ханау-момоко». Слово «ханау» в языке острова Пасхи означает «раса, рождаться». Слово «момоко» имеет значение «тонкий», а слово «еепе»— «коренастый», «дородный». Значит, в легенде речь идет о войне между «толстыми» и «тонкими», или «тощими» и «дородными», а отнюдь не об истреблении каннибалами-«короткоухими» мудрых строителей статуи и аху, то есть «длинноухих». Путаница произошла из-за того, что «еепе» звучит похоже на «епе», что на языке жителей острова Пасхи означает «ухо».

И все-таки «длинноухие», вернее ханау-еепе, имели обычай удлинять уши, за что и были прозваны как говорят легенды, епе ророа, то есть «длинноухими» (епе — ухо, ророа — очень большой)!

Загадка Хоту Матуа

Доктор Гарри Шапиро, крупнейший специалист по антропологии Океании, проанализировав черепа жителей острова Пасхи, пришел к выводу, что по типу он ближе всего к черепам темнокожего населения островов Лоялти, расположенных в Меланезии. Однако по большинству других антропологических признаков включая и разнообразные оттенки цвета кожи вплоть до белого, жители острова Пасхи — типичные полинезийцы.

То, что нынешнее население острова Пасхи — полинезийское, сомнений ни у кого не вызывает. Но означает ли это, что полинезийцами были и древние жители острова? Да и сами полинезийцы, не имеют ли подобно жителям острова Пасхи, примесь какой то иной, более древней расы?

«Во всей расе, повсюду, где бы мы ни встречали ее представителей, мы находим подводный поток светлокожих людей. Они не альбиносы, но имеют совсем светлые волосы и светлую кожу, — писал известный исследователь Полинезии Перси Смит. — Этот поток зачастую прослеживается на протяжении многих поколений, а в отдельных семьях, в иных случаях, он проявляется как очевидное возвращение к первобытному типу, от которого подводный поток ведет свое начало».

А вот что говорит Элсдон Бест, крупный специалист по культуре маори, коренных жителей Новой Зеландии: «Среди черноволосых туземцев на Новой Зеландии упорно сохраняется светлокожий тип с рыжими волнистыми волосами, хотя он может перескакивать через поколение в отдельных семьях. Таких родов в общем немного».

Таким образом, если даже и считать, что население острова Пасхи было полинезийским, все равно нерешенные вопросы остаются — только на сей раз общеполинезийские. Так, далеко не все исследователи считают, что остров Пасхи был всегда заселен полинезийцами.

О тайне «длинноухих» мы уже говорили. Археологической экспедиции Тура Хейердала удалось раскопать несколько черепов, относящихся к эпохе войны между ханау-момоко и ханау-еепе, а также многочисленные костные останки. Очень тщательно изучил и проанализировал эти находки австралийский антрополог Р. Меррилл. Вывод его гласил — на острове Пасхи в эту эпоху не было двух рас, все черепа и скелеты принадлежат полинезийцам. Но, возражают оппоненты, где гарантия, что Р. Меррилл обследовал черепа «короткоухих» — ханау-момоко и «длинноухих» — ханау-еепе? Даже если «длинноухие» и были полинезийцами, то решение этого вопроса не снимает главного — откуда появились первые поселенцы на острове?

Ко временам Хоту Матуа современные жители острова Пасхи относят все древнее, традиционное, освященное веками (так и жители Средней Азии склонны были относить все события домусульманской истории и культуры ко временам Александра Македонского!). И тем не менее Хоту Матуа — лицо, по всей видимости, реальное.

Если же выявить рациональное зерно в легендах, связанных с Хоту Матуа, то можно представить вполне реалистическую ситуацию. Вождь племени, живший в далекой земле Марае-ренго, в области Маори на Хиве, где стояли каменные статуи, после междоусобной войны был вынужден покинуть свою родину. Вместе с вождем на двух огромных ладьях, вмещавших, по разным версиям, от сотни до четырехсот человек, отправились его соплеменники. В путь были взяты различные сорта ямса и бататов, кокосовые орехи, сахарный тростник, сладкий картофель, другие растения, ростки дерева торо-миро и, наконец, дощечки с письменами, кохау ронго-ронго. Плавание продолжалось два месяца, пока мореплаватели не достигли острова Пасхи. Хоту Матуа стал его первым правителем. После смерти верховного вождя островом правили его потомки.

Новозеландский ученый Перси Смит сделал замечательное открытие. Сравнив предания и генеалогии, бытующие на различных островах Полинезии, он обнаружил, что в них совпадают имена самых древних героев, мореплавателей, вождей, а более поздние имена расходятся. Почему? Очевидно, потому, что после отделения одного рода или племени от общего ствола и переселения на другие острова начиналась новая история, новая генеалогия. Приняв срок жизни одного поколения за 25 лет исследователи могли приблизительно вычислить, когда началось заселение того или иного полинезийского архипелага.

Но, как справедливо пишет Альфред Метро, «если бы остров Пасхи имел генеалогию королей, вроде тех, какие записаны на других островах Полинезии, многие его тайны могли бы быть раскрыты». К сожалению, списки «королей», верховных правителей острова Пасхи, потомков Хоту Матуа, не идентичны. Различаются они и в именах, и в общем числе эти имен. В одном списке приводится 20 поколений, в втором — 30, в третьем — 32, в четвертом — 57, а пятом — 69 поколений, прошедших со времен Хоту Матуа. Понятно, что если взять за основу первый список, то окажется, что прибытие Хоту Матуа на остров Пасхи произошло где-то в XV столетии, а если последний — то эта дата отодвинется на тысячу с лишним лет назад!

Не разрешена и такая загадка — откуда он прибыл? Большинство версий-легенд утверждает, что с запада, то есть со стороны Полинезии. Однако в легенде, записанной самой первой, говорится, что Хоту Матуа прибыл с востока, то есть со стороны Америки. Не проясняет эту дилемму и название родины Хоту Матуа — Хива. Полинезийцы называют так Маркизские острова. Но в языке острова Пасхи это слово имеет значение «Большая Земля». Например, скалы Сала-и-Гомес именуются Моту-мо-тере-Хива, то есть «Остров, чтобы плыть на Большую Землю». И Хива в данном случае может означать совсем не Маркизские острова, а Южную Америку! Или Новую Зеландию!

Наконец, из легенд о Хоту Матуа возникла еще одна интересная загадка: Хоту-Отец не был первооткрывателем острова Пасхи. Во-первых, об этой земле он знал еще до начала путешествия, а во-вторых, остров еще до его прибытия уже был заселен другими людьми!

Загадка первопоселенцев

Почему Хоту Матуа принял решение плыть именно к острову Пасхи? В легендах говорится, что на эту землю в далеких краях ему указал некий Хау Мака, якобы увидевший вещий сон. Но описание острова, увиденного во сне, дается столь реалистично, что это поневоле заставляет думать, что остров Пасхи был известен ему.

Готовясь к переселению, Хоту Матуа послал к острову семерых юношей отыскать, остров, посадить на нем ямс и найти бухту, удобную для высадки людей с больших лодок. Разведчики увидели вулкан Рано-Као, который служил им ориентиром, и три островка, о которых говорил Хау Мака как о «детях, стоящих в воде» возле высокого потухшего вулкана. Высадившись на берег, семеро юношей взошли на Рано-Као, насыпали почву для ямса, а затем сделали его посадку. Закончив это, они начали осматривать неведомую землю и… встретили человека по имени Яга Таваке. Да, остров был обитаем!

И в других преданиях полинезийцев, посвященных заселению архипелагов в Тихом океане, мы также сталкиваемся с загадочным народом, который предшествовал предкам полинезийцев. В легендах маори говорится, что Новую Зеландию открыл великий Купе, живший в Центральной Полинезии. По одной версии предания, Купе увидел во вновь открытой стране одних лишь птиц, по другой — людей высокого роста, имевших плоский нос и темную кожу. Изучив генеалогии, ученые нашли, что Купе жил в X веке нашей эры. Археологические же раскопки показали, что задолго до этого Новая Зеландия была населена людьми, охотившимися на моа, гигантских птиц, ныне исчезнувших.

На Гавайском архипелаге местные предания повествуют о предшественниках нынешних гавайцев, карликовом народе менехуне, соорудившем величественные храмы, каменные постройки и плотины на островах. Раскопки археологов показывают, что заселение Гавайев началось не позже II века нашей эры, а возможно, и еще раньше. Кем? Полинезийцами или таинственным народом менехуне?

О народе по имени менехуне говорят и предания записанные в Центральной Полинезии, на Таити других островах. И опять имеются расхождения между данными генеалогии, свидетельствующими о заселении островов полинезийцами, и датировками, полученными с помощью радиоуглеродного анализа. По последним данным ученых, Центральная Полинезия была заселена раньше, чем туда прибыли «божественные предки» полинезийцев!

Архипелаг Самоа — западный край Полинезии В легендах и мифах самоанцев также говорится о каких-то древних людях, аборигенах, «происходящих от червей, зародившихся в гниющей виноградной лозе». По генеалогии самоанцев выходит, что предки их появились на островах примерно в V столетии нашей эры. Между тем на Самоа найдены следы пребывания человека, которые датируются II веком до нашей эры, то есть на добрые 600–700 лет эта дата старше, чем та, о которой говорится в генеалогии.

Такая же картина вырисовывается и при рассмотрении археологии острова Пасхи, при сравнении датировок радиоуглеродного анализа и данных генеалогий. Мы уже говорили о том, что в списках потомков Хоту Матуа имеются большие расхождения: в «длинных списках» есть много неточностей. Наряду с верховными вождями, прямыми потомками Хоту Матуа, упоминаются и члены их семей. В самом длинном списке приводятся еще и имена богов, некоторые по два раза. По мнению большинства исследователей, Хоту Матуа прибыл на остров Пасхи в XII–XIV веке. Когда же археологи провели раскопки, то оказалось, что люди жили на острове уже в IV веке — почти за тысячу лет до прибытия Хоту Матуа!

Как видите, обратившись к истории острова Пасхи, мы получаем как бы тройную экспозицию во времени: «длинноухие» пришельцы — люди Хоту Матуа — население, жившее на острове до прибытия Хоту-Отца.

Загадка статуэток

Быть может, облик первых поселенцев донесли до нас статуэтки моаи кава-кава, изображающие людей с торчащими ребрами, глубоко запавшим животом, удлиненными ушами, козлиной бородкой и тощими телами? В лучших музеях мира хранятся эти замечательные произведения резьбы островитян. Споры о том, кого они изображают, ведутся и по сей день. Есть предположение, что это первые поселенцы на острове Пасхи, добравшиеся сюда после длительного и изнурительного плавания через океан. Однако местные жители отвергают такое предположение: согласно легендам о заселении острова, первые поселенцы имели с собой достаточно пищи и прибыли совершенно здоровыми.

По одной из легенд, записанных на острове Пасхи, моаи кава-кава изображают духов аку-аку, чьи ребра однажды увидел вождь по имени Туу-ко-иху. Высказаны гипотезы о том, что эти статуэтки могли быть куклами-марионетками, поминальными статуэтками, вырезавшимися после смерти кого-либо из членов семьи. Загадочным фигуркам давалась и чисто медицинская трактовка. Истощенный вид и зоб, ярко выраженные облике моаи кава-кава, расценивались как следствие расстройства эндокринной системы. Наконец, в последнее время выдвинуто было предположение о том, что статуэтки изображают жертвы радиации, которой когда-то подвергся остров Пасхи. «Кроме интересных особенностей, присущих физическому облику моаи кава-кава, — нос с горбинкой, оскал зубов, — ряд черт, например аномалии в строении позвоночника, возможно, свидетельствуют и о сильном облучении», — пишет Ф. Мазьер. А ведь статуэтки моаи кава-кава — лишь один из образцов удивительной пластики острова Пасхи, деревянных скульптур, вырезанных из гладкого твердого и блестящего дерева торо-миро.

«Во всех хижинах были найдены маленькие статуи тридцати сантиметров высоты, представляющие мужчин, рыб и птиц. Без сомнения, это идолы, но я никогда не замечал, чтобы им оказывали какое-либо почитание, — сообщает миссионер Эжен Эйро. — Временами я видел канаков, поднимающих свои статуэтки воздух, жестикулирующих и сопровождающих это видом танца и бессмысленным песнопением. С какой целью? Не думаю, что они знают сами. Они просто делают то, что видели у отцов своих, без долгих размышлений об этом. Если вы спросите их, что это означает, они ответят вам… что таков обычай в стране».

Моаи паа-паа — «тощая скульптура» — женская фигура, однако наделенная бородкой, точь-в-точь такой, как у загадочной моаи кава-кава… Моаи аринга — изображение существа с двумя головами… Моко-тангата — человек-ящерица, персонаж местного фольклора. Тангата-ика — человек-тюлень, вероятнее всего, изображающий полинезийского бога Тангароа, прибывшего на остров Пасхи в облике тюленя. Тангата-ману — человек-птица, изображение удивительного существа с небольшой напоминающей птичью головой, с лицом человека, плавно переходящим в длинный птичий клюв.

Человек-птица запечатлен не только в скульптуре. Ему посвящено большое число наскальных изображении острова Пасхи. Уникальный, нигде в мире больше не встречающийся обряд выбора «человека-птицы» проводился в священном поселении острова — Оронго.

Старинные деревянные статуэтки острова Пасхи, изображающие (слева направо): человека-тюленя (тангата-ику), высота 32 см; две фигурки в середине аку-аку, вид сзади и сбоку; изнуренный предок (Моаи кава-кава), высота около полуметра, следует обратить внимание на изображение позвоночника и ребер. Крайний справа — птице-человек с клювом (тангата-ману). Фото из книги Франсиса Мазьера.

Загадка Оронго

На протяжении многих веков Оронго, расположенное на юго-западной оконечности острова Пасхи, возле кратера самого крупного вулкана Рано-Као, было, как полагают, главным культовым центром. Неподалеку от этой оконечности лежат три островка — Моту-Ити, Моту-Нуи и Моту-Као, каменистые и безлюдные. На скалах этих островков вьют гнезда перелетные птицы, прежде всего ману-тара — черные морские ласточки. В Оронго и на этих островках и развертывался обряд выбора «человека-птицы».

На островок Моту-Нуи, единственный, который был доступен пловцам, по знаку вождя из рода Хоту Матуа приплывали воины. Каждый из них представлял определенный род или племя, жившие на острове Пасхи. Сидя в пещерах, посланцы ждали прилета морских ласточек, которые считались посланцами великого бога Макемаке.

Воин, первым нашедший яйцо морской ласточки, прыгал на скалистой мыс и кричал представителю рода, чьи интересы он представлял: «Брей голову! Яйцо твое!» Затем он спускался к воде, омывал найденное яйцо и, прикрепив его с помощью повязки к голове, плыл к острову, к тому месту, где начинается тропа, по которой можно подняться к хижинам Оронго.

Отныне власть над островом ровно на год получал глава того рода, чей гонец первым доставлял яйцо в Оронго. Он обривал голову и брови и впредь именовался тангата-ману, птице-человек. Именем этого человека назывался текущий год, а самого его почитали, как воплощение божества. Порядок чередования тангата-ману передавался из поколения в поколение подобно родословной Хоту Матуа. Последний птице-человек погиб в изгнании в 1862 году, в год пиратского налета перуанских работорговцев. А когда начался обряд?

В самом начале зарождения ритуала на островок за яйцом плавал сам глава рода — вождь, потом ритуал видоизменился и на остров плавал уже не вождь, а его воин. В список тангата-ману всегда вписывался вождь. Известен список с именами 86 правителей, но он может быть и не полон, и вот почему. На скалах Оронго к 1915 году сохранилось 111 изображений тангата-ману с яйцом в руке, да еще 5–6 увезено в музеи Сантьяго и других городов. Невольно напрашивается вопрос: не соответствует ли каждое изображение конкретному тангата-ману? А может быть, выборов было еще больше? Раскопки в пещерном городке Оронго показали, что человек жил здесь многие сотни лет.

«Глядя на руины Оронго и многочисленные изображения человека-птицы на скалах, невозможно оспаривать значение культа человека-птицы, — пишет профессор Метро. — Предания, свидетельства ранних миссионеров и путевые заметки мореплавателей подтверждают первостепенную роль ритуалов этого культа, а также рисуют социальные отношения во время этих ежегодных соревнований…». Весь комплекс культа человека-птицы не знает параллелей в остальной Полинезии… Помимо человека-птицы скалы Оронго испещрены другими изображениями. Здесь можно увидеть и европейские корабли, и рисунки больших камышовых лодок, и стилизованное изображение двухлопастного весла, ао, бывшего на острове Пасхи символом верховной власти, и мотив «плачущего глаза», неизвестный в остальной Полинезии, и рисунок черной морской ласточки (желая передать графически ее резкий пронзительный крик, художник нарисовал раскрытый клюв, из которого веером вылетает пучок волнистых линий), и странные изображения фантастического существа, полузверя-получеловека, с выгнутой спиной и длинными руками и ногами, завершающимися когтями, и изображения традиционных полинезийских судов с квадратным парусом, которыми и по сей день пользуются в Океании, и большеглазое существо, вернее маска, которое, по словам островитян, является изображением древнего божества Макемаке.

Иногда комплекс Оронго называют солнечной обсерваторией, музеем под открытым небом, сложным лабиринтом, на стенах которого черной, белой и красной краской выполнены рисунки богов, петроглифы и другие изображения. Что же представляет собой этот комплекс на самом деле?

Между краем вулканического кратера и обрывом к морю среди рыхлых туфов залегают два пропластка более твердых туфов, разбитых на отдельные плитки многочисленными трещинами. Вот в этих туфах и расположены небольшие пещерки. Эти пещеры не выкопаны, а выбраны в трещиноватом камне. Высота их в точности соответствует толщине пласта туфа, в среднем она составляет не более 1,5 метра. В верхнем пласте, расположенном дальше от края обрыва, сохранилась 21 такая пещера. В нижнем пласте хижины рассредоточены пятью группами (12, 2, 4, 1 и 2 горнушки). Оси входов в хижины строго перпендикулярны кромке выхода пласта. Ни о какой ориентировке хижин по солнцу говорить не приходится. Одна из хижин имеет разгородки-стенки, разделяющие пещерку на семь клетушек. Здесь мощность пласта была самой большой, около 3 метров, поэтому и потребовались поперечные перегородки, возможно, предотвращающие обрушение кровли. Вот почему в пещерах и появились подпорные стенки. Такие жилища были удобны, чтобы переждать непогоду, бурю или выследить прилет птиц на остров. По преданиям, именно здесь родился сын-первенец Хоту Матуа, отсюда пошел род вождя. Петроглифы с изображением тангата-ману расположены в стороне, метрах в 900 от пещерного города, среди скал на рыхлых туфах. Туфы здесь настолько мягкие и рыхлые, что легко прочерчиваются обыкновенной палкой или ручкой от молотка.

Что означает само слово «оронго»? Полинезийские языки не дают ответа. На карте мира десятки миллионов географических наименований и среди них нетрудно отыскать слова, звучащие как «оронго» (например, селенье Оронгой в 50 км к югу от Улан-Удэ — от старомонгольского «Место, где родился», «Дом матери»). Но есть и толкования слови «оронго» на базе полинезийских языков (от «ронго» — «говорить» или от имени бога Оро и т. п.).

Загадки петроглифов и богов

Весь остров Пасхи, в сущности, является музеем под открытым небом. Наскальные изображения встречаются не только в Оронго, но и почти в любом районе острова — тюленей и черепах, птиц и рыб. Наряду с ними имеются изображения фантастических существ вроде тех, что запечатлели деревянный скульптуры — человека-ящерицы, человека-птицы. Есть рисунки большеглазого существа, по всей видимости, главного бога Макемаке. У одного из тюленей изображено человеческое лицо. Другой петроглиф изображает человека с длинными ушами, с лучами на голове и со слезами, текущими из глаз. Вероятнее всего, это бог дождя Хиро, о котором говорится в старинном заклинании:

О дождь, длинные слезы Хиро!
Ты падаешь,
Ты бьешь,
О дождь, длинные слезы Хиро.

Древние жители острова Пасхи, где главным источником питьевой воды был дождь, считали, что вода, падающая с неба, это слезы Хиро. В остальной Полинезии Хиро почитался как великий мореплаватель, побывавший чуть ли не на всех полинезийских архипелагах. Но Хиро — это не бог, а герой. Почему же на острове Пасхи он превратился в божество дождя? Своеобразный местный пантеон и по сей день представляет неразгаданную тайну для исследователей.

Самобытна была религия на острове Пасхи. Жители острова важнейшим богам, почитавшимся на других островах Полинезии, придавали весьма малое значение. Многие главные боги полинезийцев вообще отсутствовали в местном пантеоне. Зато здесь находились боги, остальным полинезийцам неведомые. И прежде всего верховное божество Макемаке. В его честь устраивался обряд выбора человека-птицы. Тангата-ману почитался земным воплощением великого бога, «хозяина птиц», или «повелителя птиц».

Он почитался и как творец Земли и Моря, Солнца и Луны, жизни и человека. Изображения Макемаке на скалах Оронго, по мнению некоторых ученых, напоминают лики Тики — первого человека полинезийцев.

Большеглазый лик запечатлен не только в петроглифах Маркизских островов и скал Оронго. Среди рисуночных значков письмен острова Пасхи — кохау ронго-ронго — встречаются сходные иероглифы. Есть среди иероглифов острова Пасхи изображения тангата-ману — человека-птицы, тангата-моко — человека-ящерицы, странного существа, полузверя, получеловека, подобного тому, что было выбито на скалах Оронго. Да и многие петроглифы, изображающие тюленей, черепах, омаров, насекомых и других существ, находят свои параллели среди знаков письмен кохау ронго-ронго. Быть может, эти письмена дадут ключ к разгадке петроглифов острова Пасхи Однако вместо того, чтобы стать ключом к разгадке тайн острова Пасхи, письмена кохау ронго-ронго задают современной науке такие сложные задачи, что порой не ясно, кто же должен решать их — этнограф, лингвист, дешифровщик древних письмен или криминалист.

Изображения птице-человека (тангата-ману) на скалах урочища Оронго (по У. Томсону).

Загадки письмен

Мы не будем подробно рассказывать историю открытия, изучения, попыток расшифровать письмена острова Пасхи, историю, которая порой напоминает приключенческий роман или детектив, в которой участвуют миссионеры и ленинградский школьник, знаток древнего письма, пораженный проказой, и всемирно известный норвежский исследователь, бывший немецкий разведчик и электронные вычислительные машины, журналисты и вожди племен, кабинетные ученые и перуанские пираты. Кратко просуммируем то, что известно о письменах острова Пасхи.

Первое известие о том, что письмена острова Пасхи удалось прочесть, появилось в 1892 году в первом томе «Журнала Полинезийского общества». Австралиец А. Кэррол сообщал, что в текстах кохау ронго-ронго он прочитал о событиях, происходивших в Южной Америке в доисторическую эпоху.

Дешифровку А. Кэррола никто всерьез не принял. «Чтение слишком далеко от того, чтобы быть связным; это сообщение о темных делах под склонами Анд. Говоря о принципах чтения текстов, доктор Кэррол уклоняется от самого чтения», — писал известный знаток языков Океании У. Черчилль. Не раз появлялись сенсационные сообщения о том, что кохау ронго-ронго наконец-то расшифрованы. Но при тщательной проверке современными методами все эти дешифровки не выдерживали критики. В том числе и последняя, в которой говорилось, что бразильскому языковеду профессору де Мела удалось прочитать надписи, гласящие о том, что «много столетий назад в этом районе Тихого океана находился огромный архипелаг, который вследствие сильного землетрясения погрузился в океан» и «после катастрофы уцелел лишь один остров». На самом деле мы не знаем чтения ни одного слова и даже знака этих письмен. Неизвестно, как и зачем на крохотном островке у людей, имеющих орудия из камня, появилось письмо, и было ли оно создано там или привезено извне.

Анализ текстов с помощью математики показал, что письмо острова Пасхи основано на принципах, отличных от тех, которыми пользовались жрецы Древнего Востока. Служебные части речи в письме кохау ронго-ронго пропускались, слова передавались с помощью одного знака-иероглифа, а не нескольких слоговых, фонетических знаков. На так принципах строилось древнейшее письмо человечества, родившееся около 5–6 тысяч лет назад в Двуречье. Пропускаются служебные слова и в своеобразном письме, которым пользуются по сей день жители Боливии и Перу. Письмо же это восходит временам, предшествовавшим правлению инкоы. Но сходство принципов письма не свидетельствует о родстве жителей острова Пасхи с индейцами Южной Америки, а уж тем более с создателями древнейшей цивилизации Земли — шумерами.

По принципам графики письмо кохау ронго-ронго ближе всего к египетской иероглифике, по материалу письма — дереву — к письменам, которым пользовались древние жители Малой Азии — хетты и лувийцы, по направлению письма — так называемому перевернутому бустрофедону (одна строка читается справа налево, следующая — слева направо и т. д., причем каждая строка должна быть перевернутой по отношению к предыдущей!) — к древней письменности, существовавшей в районе Анд до прихода инков.

По внешней форме знаков письмо острова Пасхи имеет аналогии в самых различных иероглификах мира: в египетской, раннекитайской, андской, протоиндийской, критской. Вполне понятно, что знаки кохау ронго-ронго, имеющие стилизованную геометрическую форму, а также знаки, изображающие луну, звезду, гору и другое, совпадают со знаками других иероглифик. Это, так сказать, универсалии «рисуночного письма». Сложнее объяснить случайным совпадением сходство многих десятков значков кохау ронго-ронго и древнейших письмен Индостана, называемых «протоиндийскими» (т. е. первоиндийскими). В Индии иероглифика исчезла три с половиной тысячи лет назад, а на острове Пасхи вплоть до нашего столетия жили старики, владевшие таким искусством письма! Когда появилось письмо на острове Пасхи, никто не знает. А в легендах говорится, что Хоту Матуа привез с собой дощечки. Но почему же нигде в Полинезии до сих пор не найдены следы иероглифического письма? Не потому ли оно бесследно исчезло, что было достоянием замкнутой касты жрецов, как считает американский археолог Саггс? Или, как предполагает Тур Хейердал, потому, что сам Хоту Матуа прибыл не из Полинезии, а из Южной Америки, где в отличие от Полинезии иероглифическое письмо существовало? А, может быть, письмо было создано самими островитянами? Ведь его знаками изображается чисто местная фауна, флора, предметы быта, орудия, символы власти (в том числе ритуальное весло), персонажи местного фольклора и мифологии. Неизвестно время рождения письма, неизвестно и время его гибели. Когда исчез последний знаток письмен? Скорее всего, в роковом для острова 1862 году, но анализ тетрадей, обнаруженных Туром Хейердалом, показывает, что интерес к древним письменам не угасал на острове Пасхи вплоть до наших дней.

«В начале этого столетия еще жили многие “старики”, как их называют теперь островитяне, — свидетельствует Себастьян Энглерт. — Эти “старики”, видя неизбежное разрушение древнейшей культуры, хотели оставить молодому поколению заветные предания; говорят, что они могли неутомимо рассказывать о старине и даже хотели обучить кого-нибудь читать дощечки с письменами, но не нашли аудитории».

Вероятнее всего, что древние знания умерли вместе с последними «стариками», хранителями традиций. Они унесли с собой не только тайну письмен, но и тайну родовых пещер.

Говорящая таблица кохау ронго-ронго, табличка «Араи» (по У. Томсону).

Загадка родовых пещер

Науке в наши дни известно считанное число дощечек с письменами острова Пасхи. Дошли они нас благодаря счастливой случайности. Между тем, когда-то на острове Пасхи были сотни дощечек с иероглифическими письменами. «Во всех домах есть деревянные дощечки или палки, покрытые какими-то иероглифическими знаками», — сообщает первый миссионер острова Эжен Эйро. После обращения жителей в христианство дощечки были сожжены. Но дерево на безлесном острове так ценилось, что вряд ли какой-либо из новообращенных жителей стал бы кидать такую ценность в огонь. Сохранился рассказ о том, как один островитянин сделал из дощечек лодку. Однако лодка протекала и ее разобрали, причем один из «обломков», то есть дощечек, попал в руки европейцев и ныне хранится в музее.

«Что произошло с большим числом табличек, которые брат Эйро видел еще в 1864 году?» — задается вопросом С. Энглерт. И отвечает на него так: «Трудно понять, почему они исчезли. Наиболее вероятно предположение, что дощечки были запрятаны в тайных пещерах. Миссионеры, которые получили от епископа Жоссана распоряжение собрать дощечки, смогли достать лишь очень малое число их. Туземцы, вероятно, считали “профанацией” отдавать им дощечки, которые были табу для чужеземцев, к тому же они боялись преднамеренной мести духов, может быть, мертвых маори ронго-ронго…»

Действительно, если и есть надежда найти новые дощечки, то только в «нижнем этаже» острова Пасхи — в пещерах, изучение которых только-только начинается. Пещеры играли большую роль в жизни островитян: в них укрывались от непогоды, временно хоронили каждого умершего тангата-ману, чтобы затем захоронить его кости в платформе — аху. В пещере Ана о Кеке на полуострове Поике жили неру, священные «белые девы», укрывавшиеся от дневного света для того, чтобы их кожа стала еще белее. В пещере под названием Ана Каи Тангата (Пещера людоедов) приносились человеческие жертвоприношения. В пещерах хоронили и родственников знатных людей, включая потомков Хоту Матуа. Там же прятались жители, спасаясь от междоусобных войн. Пещеры служили надежными тайниками для всего ценного, священного и просто кладовыми для продовольствия и имущества.

Многие старики, хранители пещер, предпочитали унести с собой в могилу секреты, чем выдать их европейцам. Порой нелепый случай обрывал жизнь такого хранителя тайн и ключ к сокровищнице оказывался навсегда утерянным.

«Особенно трагична вполне достоверная история о человеке, который исчез вместе со своим тайным кладом. Он заключил сделку с приезжими и пошел к своему тайнику, чтобы принести для продажи кое-что из спрятанного имущества; больше его никто не видел. Видимо, произошел какой-то несчастный случай, он либо сорвался со скалы, либо был погребен заживо, — рассказывает Кэтрин Раутледж, посетившая остров в 1914–1915 гг. — Иногда какой-нибудь пасхалец на смертном одре поверяет сыну, где спрятаны вещи, но природные ориентиры меняются, и этой информации бывает недостаточно, чтобы опознать место. Поэтому охота за сокровищами на острове Пасхи — занятие весьма бесполезное, мы это испытали на себе». Экспедиция археологов под руководством Тура Хейердала собрала причудливые статуэтки из камня, найденные в этих пещерах, и совершенно непохожие на статуэтки, вырезанные из дерева, о которых речь шла выше. Что это? Образцы древнего, неведомого дотоле искусства? Или современные подделки? Окончательный ответ может быть получен после того, как число подобных каменных фигурок увеличится. А увеличить его может лишь дальнейший поиск в недрах пещер-тайников.

Французский исследователь Франсис Мазьер описывает свои поиски в одной из пещер, образованной громадным пузырем в лаве. Там была обнаружена уникальная фигурка из базальта, воспроизводящая позу рожающей женщины. К сожалению, у статуэтки отломана голова и определить ее стиль и происхождение крайне затруднительно. Какие новые открытия будут сделаны в подземном царстве острова Пасхи? Только дальнейшие изыскания дадут ответ на этот вопрос.

Загадка гигантских статуй

Загадка статуй — это не одна проблема, а комплекс вопросов, связанных с каменными гигантами.

Кто и когда воздвиг статуи? Каким образом они изготавливались и передвигались? Каким образом воздвигались статуи на огромных каменных постаментах — аху? Почему на головы статуй водружались огромные красные «шапки» из камня — пукао? Что означали эти шапки — прическу или головной убор? Зачем понадобилось островитянам высекать из камня более 600 гигантов? Кого изображали эти гиганты? Людей? Богов? Вождей? Таинственных пришельцев? Повелителей моря?

Все эти вопросы связаны со строительством аху и стоящих на них статуй. Но есть еще много других, связанных не с созданием, а с ниспровержением каменных гигантов. Когда были повержены статуи со своих постаментов? Кто это сделал? Восставшие рабы? Мятежные дикари? Племя, враждующее с другим? Или же причиной падения статуй были силы природы? Если это так, то какие? Землетрясение? Вулканическая деятельность? Опускание суши в районе острова Пасхи? Страшная волна-цунами, хлынувшая на берег?

Вполне понятно, что люди, столкнувшись с не совсем обычными явлениями острова Пасхи, пытались дать на них более или менее обоснованный ответ. Вот основные гипотезы и факты, которые, по мысли их авторов, должны стать ключом, раскрывающим их.

II. Книга гипотез

Таким образом, наши познания о прошлом Полинезии постоянно развиваются в споре с оппонентами. Лишь когда противодействие кончится, когда все полинезианисты придут к полному согласию, в этой области воцарится штиль, наше движение к истине в этом вопросе прекратится.

Тур Хейердал. Речь в Королевском Географическом обществе (Англия 8.06.64)

Пацифида?

Тщетно разыскивали европейцы загадочную Терра Инкогнита Аустралис — Неведомую Южную Землю. Вместо материка они открывали десятки и сотни больших и малых островов, коралловых и вулканических, населенных и безлюдных. На многих островах жили люди, говорившие на сходных языках, имевшие одинаковую культуру, поклонявшиеся одним и тем же богам. Не являются ли эти острова обломками затонувшего материка? Быть может, свою Атлантиду имел и Тихий океан? Только называть ее надо Пафицидой (от Пацифик — Тихий океан).

Знаменитый французский мореплаватель и ученый Дюмон-Дюрвиль первым обосновал гипотезу о Пацифиде, хотя мысль о затонувшем материке приходила в голову многим капитанам, плававшим в водах Тихого океана, начиная с Педро Кироса, именуемого «колумбом Австралии». Соотечественник Дюмон-Дюрвиля французский исследователь Моренхут подкрепил данные географии, вулканологии, геологии, собранными им легендами и мифами. Из этих мифов и преданий явствовало, что в волнах Тихого океана когда-то погибла огромная населенная земля. Так было положено начало гипотезе о Пацифиде, споры о которой не утихают и по сей день. По мере того как росли наши знания о земле и жителях Океании, появлялись все новые и новые аргументы в пользу исчезнувшей Пацифиды.

Во второй половине прошлого столетия два выдающихся ученых-эволюциониста — Альфред Уоллес и Томас Гексли — выступили с гипотезой о том, что население Океании представляет собой потомков одной «океанийской» расы. Населяла эта раса ныне затонувший в Тихом океане континент. Вот почему оказались на своих островах незнакомые с мореплаванием тасманийцы, папуасы Новой Гвинеи, темнокожие жители глубинных районов Меланезии. В поддержку гипотезы о Пацифиде выступили геологи. Начало было положено капитальной монографией австрийского ученого Э. Зюсса «Лик Земли», вышедшей в конце прошлого века и давшей мощный толчок развитию геологии XX столетия. Русский геолог И. Р. Лукашевич составляет серию карт Пацифиды, показывающих динамику ее изменений вплоть до настоящего времени, когда от материка остались лишь острова и островки Океании. Французский геолог Э. Ог помещает Тихоокеанский материк в центральной части океана.

Гипотезы о Пацифиде горячо поддерживают зоогеографы. Если допустить существование материка в Тихом океане, то легко объясняются многие загадки зоогеографии. Почему на Маркизских островах, лежащих в середине Тихого океана, водятся пресноводные рыбы, как и на острове Новая Зеландия, где живет рыба галаксис, не переносящая соленой морской воды? Почему на островах Фиджи и Галапагос, со всех сторон окруженных водами океана, обитают огромные ящерицы-игуаны? На островах Фиджи живут ящерицы-агамы, мелкие удавы и лягушки, не переносящие плавания в океане. На полинезийских архипелагах Самоа и Тонга, находящихся еще дальше берегов Старого Света, водятся ящерицы и удавы. На островах Океании обитают различные виды жуков, пауков, моллюсков, червей, бабочек, свойственных Америке или Азии. Как они могли туда попасть, если не по мосту суши, связывавшему некогда острова с материками? Или этот «мост» сам был материком.

Помимо данных зоогеографии есть еще и данные фитогеографии, науки о распространении растений. Так, в Полинезии растут азиатские, американские и австралийские виды. На Гавайских островах сосуществует флора Северной Америки, Австралии, Южной Америки, Индонезии, Полинезии и Антарктики!

Все эти данные суммировал основоположник науки зоогеографии академик М. А. Мензбир в книге «Тайны Великого океана» (1923 год), в которой автор аргументированно доказывал, что Пацифида является зоогеографической реальностью, причем ее гибель произошла не в далеком прошлом, а буквально на глазах людей. «Объективные данные науки говорят нам что Великий океан не столь древен, как это можно думать, — писал Мензбир. — В своей тропической части он, по-видимому, образовался не ранее миоцена. Но и позднее, гораздо позднее, когда не только произошел человек, но достиг известной степени культуры, на лоне его вод поднимались многочисленные острова». На следующий год вышла другая книга, носившая сходное наименование — «Тайна Тихого океана». Этнограф Макмиллан Браун в этом труде утверждал, что остров Пасхи является остатком Пацифиды, материка, населенного культурным и многочисленным народом, погибшим в результате катастрофы. В пользу своей гипотезы он приводил самые различные факты, относящиеся к культуре острова Пасхи, который ученый посетил лично. Это легенды островитян о затонувшей земле: гигантские статуи и платформы, на сооружение которых, по мнению Брауна, требовалось не меньше труда, чем при строительстве египетских пирамид. Это иероглифическое письмо и уникальные обряды; это мощеные дороги, пролегающие по острову и резко обрывающиеся у берега океана, и брошенные орудия труда — верный признак внезапной катастрофы, оборвавшей работы на острове.

Исчезнувший архипелаг?

Макмиллан Браун полагал, что остров Пасхи был своеобразным некрополем, «островом-мавзолеем», куда съезжались на празднества и религиозные церемонии жители великого государства. Центр империи, исчезнувшей в волнах Тихого океана, находился в нескольких тысячах километров к западу, там, где ныне остров Понапе, в Микронезии. Здесь еще в прошлом веке были обнаружены монументальные сооружения, получившие название «Венеция Тихого океана». Последние остатки Пацифиды в районе острова Пасхи ушли на дно совсем недавно. Он приводил свидетельства Хуана Фернандеса и капитана Дэвиса о большой земле, найденной ими в океане, и, наконец, адмирала Роггевена, нашедшего спустя 35 лет после Дэвиса лишь одинокий остров Пасхи. «Видимо, решил Браун, — последняя катастрофа случилась совсем недавно, между плаваниями Дэвиса и Роггевена, то есть между 1687 и 1722 годами». Разумеется, речь шла не о гибели целого материка, а лишь об опускании острова или архипелага. Уже во времена Макмиллана Брауна, когда морская геология делала только свои первые шаги, исследователи понимали, что опускание континента в Тихом океане, если оно имело место, происходило в течение тысячелетий, а то и миллионов лет.

Вот как трактовал академик В. А. Обручев гибель Пацифиды. Вокруг гористой ее части — современного острова Пасхи — существовала когда-то обширная низменность, населенная людьми, достигшими довольно высокой культуры. Когда ледниковый период окончился, эту низменность стали затоплять воды океана. Чтобы умилостивить богов, с гневом которых связывался этот потоп, население стало высекать в каменоломнях «статуи с угрожающими лицами и расставлять их по берегу в надежде, что они остановят наступление моря и их прибрежные города и селенья будут спасены». Это, конечно, не остановило наступление вод. Низменность оказалась на дне, остался лишь остров Пасхи. Население страны «погибло или мало-помалу выселилось на другие острова Полинезии. А на остров Пасхи уже много лет позже забрались новые жители, которые ничего не знали о cооружении этих статуй».

В 1949 году один из пионеров советской морской геологии контр-адмирал Н. Н. Зубов выступил с гипотезой о том, что остров Пасхи был своего рода «Меккой Океании», куда стекались жители многочисленных островов. Причем между этой «Меккой» и другими архипелагами, по-видимому, существовали острова, ныне затонувшие.

Действительно в районе острова Пасхи обнаружено много подводных гор, которые когда-то могли выходить на поверхность и быть островами. По мнению известного советского геолога В. В. Белоусова, нынешнее подводное плато Альбатрос, как и другие подводные хребты и возвышенности, в прошлом было сушей, возможно, связанной с островом Пасхи. Доктор географических наук Д. Г. Панов допускает существование большого острова Пасхи, который протягивался «далеко в центральную часть океана».

«Можно не без основания предполагать, что остров Пасхи генетически связан с ныне погруженной под уровень океана сушей, пережившей катастрофическое опускание со значительной переработкой былого ландшафта, которую мы назовем Восточной Пацифидой, — делает вывод профессор Н. Ф. Жиров, — Таким образом, раскритикованные в свое время взгляды Макмиллана Брауна о возможности существования в недалеком прошлом архипелага островов, генетически и этнически связанных с островом Пасхи, неожиданно получают некоторое подтверждение».

Другое косвенное подтверждение этой гипотезе получено на острове Пасхи не так давно Ф. Мазьером из уст стариков. В версии-легенде, записанной Ф. Мазьером: «Вождь заметил, что его земля медленно погружается в море. Он собрал своих слуг, мужчин, женщин, детей и стариков и посадил их на две большие лодки. Когда они достигли горизонта, вождь увидел, что вся земля, за исключением маленькой ее части, называемой Маори, ушла под воду». По мнению Ф. Мазьера, содержание этой легенды не вызывает никаких сомнений: «Стихийное бедствие действительно имело место, и совершенно логично предположить, что вышеуказанная часть суши находилась на огромном острове, который к северо-западу от Пасхи соединялся с островами архипелага Туамоту».

Другие исследователи не столь категоричны, когда пытаются определить контуры затонувшей земли или архипелага и называют иные причины. Так, Н. Ф. Жиров говорит об «архипелаге Дэвиса», гипотетических островах, которые, быть может, видел Эдвард Дэвис в 1687 году и которые ушли на дно. Быть может, последними остатками затонувших земель были странные острова, которые видели в районе острова Пасхи капитаны судов, но которые впоследствии так никому и не удавалось найти.

Меланезия?

Уже первых исследователей острова Пасхи удивляли некоторые несоответствия в культовых изображениях.

Культ «человека-птицы» у местных жителей был посвящен морской ласточке. Однако скульптурные изображения священного тангата-ману, как и петроглифы, никакого сходства с морской ласточкой не имеют, больше того, они похожи на другую птицу — птицу-фрегат! У «человека-птицы» длинный, широкий и загнутый книзу клюв, а у морской ласточки клюв прямой и узкий. Изображение «человека-птицы» поразительно похоже на рисунки и скульптуры, которые создают жители Соломоновых островов в Меланезии. У них та же птичья голова, человеческое тело, глаз большой и круглый, руки, поднятые кверху. Меланезийцы изображают помесь человека и птицы-фрегата, имеющей на шее зоб, мощный загнутый клюв. Нет сомнения в том, что и тангата-ману острова Пасхи является гибридом человека и птицы-фрегата. Птица-фрегат на острове Пасхи гость редкий, здесь в основном гнездится черная морская ласточка. Может быть, предки нынешних пасхальцев поклонялись птице-фрегату? Причем не на острове Пасхи, а на своей родине в Меланезии? Ведь культ птицы-фрегата был распространен и на других архипелагах «Черных островов», откуда, возможно, и прибыли древнейшие жители острова Пасхи. Фрегат вьет гнездо и несется только на деревьях, а Рапа-Нуи их почти лишен, поэтому птица редко заглядывает на остров. Все эти данные побуждают нас к предположению, что культ птицы был завезен на Рапа-Нуи с Соломоновых островов в самой глубокой древности (Следует внести уточнение: гнездовья фрегатов могут располагаться и на безлесных островах, например, один из авторов видел их среди камней острова Сала-и-Гомес).

Сторонники «меланезийской гипотезы» отыскали и другие параллели в искусстве острова Пасхи и Соломоновых островов. Например, резчики Соломоновых островов вырезают фигурку сидящего человека с оттопыренными длинными ушами. Громадные статуи острова Пасхи также изображают людей с удлиненными ушами.

Гибнущие «длинноухие» перед смертью кричали: «Орро! Орро!» Такого слова жители острова Пасхи не знают. Лучший знаток их языка Себастьян Энглерт считает, что «длинноухие» были меланезийцами и говорили на особом языке. Возражая ему, Тур Хейердал пишет, что ни в одном полинезийском, меланезийском или микронезийском наречии нет слова «орро». Вероятно, это просто искаженное полинезийское имя бога Оро? Не объяснять же это слово греческим «оро», означающим «гора», или восклицанием «орро-орро», означающим в диалектике селенгинских бурят «идут!».

Есть и другие признаки, указывающие на сильное влияние меланезийских элементов на жителей острова Пасхи. Почему гигантские «шапки» на головах фигур не отесывали вместе со статуями из одного куска (что было бы гораздо удобнее), а тратили усилия на то, чтобы добыть нужный материал из далекой каменоломни на горе Пуна-Пао, лежащей на западе? Почему эти «шапки», назначение которых было нам непонятно и которые иные исследователи толковали как иерархическое отличие, должны были непременно выделываться из красного шершавого туфа?

По мнению английского этнографа Г. Бальфура, «эти красные цилиндры вовсе не были головными уборами, а изображали волосы или прическу». У полинезийцев темные волосы. Жители Меланезии окрашивают свои курчавые волосы в красный цвет. Изображения красноволосых людей встречаются на Соломоновых островах. «Поэтому вполне вероятно, — заключает Т. Бальфур, — что туземцы воспользовались покрытым пузырьками туфом Пуна-Пао для изображения волос, но не гладких или слегка волнистых, как у полинезийцев, а вьющихся и неровных кудрей меланезийцев». Красный цвет горной породы соответствовал «столь типичному для Меланезии обычаю окрашивать волосы в красный цвет».

Здесь множество неточностей. Во-первых, красные шапки на острове крайне редки и встречаются на аху не по всему острову, а только рядом с Пуна-Пао… Во-вторых, шапки были выполнены не из красных пород, а из черных пемз. Красными они становятся много лет спустя в результате окисления пород при взаимодействии с влагой и воздухом. В третьих, обычай окрашивать волосы в красный цвет и до ныне сохранился на Соломоновых островах. Это не вызвано какими-либо ритуальными обычаями. Как пишет польский этнограф К. Гижицкий, волосы окрашиваются «не ради моды, а просто для истребления докучливых насекомых». Окрашивание совершается довольно просто: волосы обильно пудрятся порошком толченых кораллов.

В пользу своей гипотезы сторонники «меланезийского ключа» к загадкам острова Пасхи приводят антропологические данные. Черепа островитян по длине ближе всего стоят к черепам жителей островов Лоялти, что возле Новой Каледонии, а это центр Меланезии. Жители острова Пасхи обладают самыми удлиненными головами из всех народностей, населяющих Океанию! Такие совпадения не могли быть случайностью!

Остров Пасхи, по мнению сторонников «меланезийской гипотезы» (а среди них этнограф Генри Бальфур, английская исследовательница Кэтрин Раутледж, проведшая на острове около года, лучший знаток фольклора и языка острова Пасхи Себастьян Энглерт и другие), был заселен очень давно, еще до нашей эры, темнокожими людьми. Только в XIV столетии на нем появились полинезийцы. Борьба двух народов, двух рас, двух культур завершилась еще позже, когда были истреблены последние «длинноухие», всего каких-нибудь 200–300 лет назад. Вот почему островитяне сохранили до наших дней память о том, кто из их предков был «белым», а кто «черным».

«Черные пришельцы»?

Открытие островов Океании европейцами началось с давних времен, с тех пор как корабли Магеллан появились в водах Тихого океана. Заселение Океании шло несколькими волнами. Это признается всеми современными исследователями. Самой последней волной была колонизация океанийских островов полинезийцами.

По мнению многих исследователей, полинезийцам их собственной Полинезии предшествовало иное население, говорившее на другом языке, имевшее свою культуру и отличавшееся от полинезийцев темным цветом кожи.

Новая Гвинея — настоящий заповедник для этнографов и лингвистов. Здесь сохранились обычаи, верования, материальная культура людей каменного века. Здесь говорят почти на тысяче языков, родство которых между собой не установлено. Однако на берегах Новой. Гвинеи есть и языки, родственные полинезийским. Это, несомненно, результат контактов прапредков полинезийцев и коренных жителей острова.

На Соломоновых островах и Новых Гебридах сохранились лишь отдельные племена, которые не усвоили язык пришельцев. На островах Фиджи, ближайших к Полинезии и последнем форпосте Меланезии, говорят только на языках и диалектах, родственных полинезийским.

О людях с темной кожей и плоским носом говорят легенды Новой Зеландии. Именно таких людей увидел великий мореплаватель Дж. Кук, когда впервые вступил на остров. На соседних островах Чатам жили мориори, или «черные маори», ныне полностью вымершие. О народе менехуне, или манахуне, упоминается в фольклоре Гавайев и преданиях Центральной Полинезии. Не были ли эти менехуне меланезийцами, попавшими на острова задолго до полинезийцев? И не меланезийцами ли являются первопоселенцы острова Пасхи?

Более того, по мнению некоторых ученых, честь открытия Америки за много веков до Колумба принадлежит темнокожим людям. Крупный французский ученый Поль Риве, директор Парижского Института Человека, нашел черты сходства между языками аборигенов Австралии и языками индейцев Южной Америки. Он же обнаружил интересные этнографические параллели между жителями Меланезии и обитателями Нового Света.

Некоторые черепа, которые находят археологи при раскопках древних стоянок в Америке, очень похожи на черепа меланезийцев. Среди «краснокожих» индейских племен Калифорнии есть яки — народ, обладающий темным цветом кожи. Черты негроидной расы прослеживаются и среди индейцев, живущих в Южной Америке, — некоторые индейцы имеют волнистые волосы и темную кожу.

Каким же образом попали темнокожие люди в Полинезию и даже в Новый Свет? Навыки мореплавания из меланезийцев имеют только жители острова Фиджи — у них есть суда, способные пересекать сотни и тысячи километров безбрежных океанских вод. Остальные народности Меланезии не рискуют уходить далеко от родных берегов. У папуасов и коренных жителей Австралии навыки мореплавания вообще отсутствуют.

Мореплавателей было мало, а орудия труда и признаки рас во многих местах сходные. В долине Йодда, на «папуасском острове» Новая Гвинея, был найден наконечник из вулканического стекла — обсидиана, поразительно похожий на наконечники копий жителей острова Пасхи. У моаи кава-кава типично папуасский нос с горбинкой. Почему этнографы говорят о возможности древних контактов Нового Света не только с меланезийцами, но и с австралийцами? Английский этнограф Хэддон предположил, что остров Пасхи был заселен тремя последовательными волнами: сначала австралийцами, потом меланезийцами и, наконец, полинезийцами. Каким образом попали темнокожие колумбы в Новый Свет и на остров Пасхи, если навыки мореплавания были им незнакомы? Была высказана гипотеза, что австралийцев в качестве рабов доставляли в Новый Свет полинезийцы на своих прекрасных мореходных судах. Но рискованность такого предположения очевидна: зачем понадобились такие перевозки? Да и в самой Америке не найдено следов полинезийцев.

Вот почему сторонники гипотезы о «черных пришельцах» в Океании и Америке вынуждены подать руку сторонникам гипотезы о Пацифиде, большой суше или многочисленных островах, ныне затонувших. Они-то и могли послужить «мостом» между Австралией и Меланезией, с одной стороны, и Полинезией и Америкой — с другой.

«Белые пришельцы»?

Почему, собственно говоря, полинезийцев нужно считать «белыми»? Кожа-то у них гораздо темней, чем у европейцев! А очевидцы, начиная со спутника Як. Роггевена, Беренса, говорят именно о белой коже некоторых жителей острова Пасхи. На самом же деле речь должна идти о светлокожих жителях Полинезии и каких-то белых людях, живших на острове и возводивших гигантские статуи! А не являются ли статуи скульптурными портретами их творцов? Но как доказать, что статуи высекали белые?

«У статуй на острове Пасхи были длинные уши, потому что у самих скульпторов были длинные уши. Для париков специально подбирался красный камень, потому что у самих скульпторов были красноватые волосы, — пишет Тур Хейердал. — Подбородки были остроконечные и выдавались вперед, потому что сами скульпторы отращивали бороды. Лица статуй имели характерные черты белой расы — прямой узкий нос и тонкие, резко очерченные губы, потому что сами скульпторы не принадлежали к малайской группе народов». Вот и все доказательства.

Мы уже приводили высказывания знатоков Океании о том, что среди полинезийцев встречаются люди со светлой, почти белой кожей и рыжими волнистыми волосами. Если это так, то откуда взялся на островах Тихого океана этот загадочный светлокожий и рыжеволосый народ?

В начале XX столетия английский исследователь Эллиот Смит выступил со смелой гипотезой, гласящей, что задолго до нашей эры жители Древнего Египта разнесли свою цивилизацию во все части света, включая Австралию, Америку и Океанию. Из исторических источников известно, что превосходные мореходы финикийцы служили у египтян. Эллиот Смит считал полинезийцев потомками финикийских мореплавателей. «Насколько мы можем судить по их поведению в других местах, мы вправе допустить, что объезжая остров за островом в Полинезии и не находя там ни золота, ни жемчуга, они не успокаивались, а продолжали свой путь, — писал он. — Наиболее предприимчивые и энергичные из скитальцев продолжали плыть все дальше, пока они не оказывались пионерами цивилизации Старого Света в Америке».

И древние египтяне, и жители острова Пасхи возводили гигантские статуи из камня, пользовались рисуночным иероглифическим письмом, хоронили умерших в монументальных постройках. Но на этом, собственно говоря, все сходство и кончается. Жители острова Пасхи хоронили умерших в платформах — аху, египтяне — в пирамидах. Знаки египетских письмен отражают африканскую флору и фауну, быт и культуру Древнего Египта, а знаки кохау ронго-ронго — фауну и флору Океании, местные орудия труда и быта, ничего общего не имеющие с древнеегипетскими. Статуи острова Пасхи совершенно не похожи на монументы Египта. Язык египтян, как и финикийцев не имеет ничего общего с полинезийскими языками, кроме случайного совпадения нескольких слов. К тому же египтяне, ни тем более смуглокожие и черноволосые финикийцы, никак не могут быть названы «белыми людьми» с рыжими волосами.

«Откуда могли бы мы, полинезийцы, знать, что наше название солнца “ра” совпадает с названием египетского бога солнца Аммона Ра и что это может считаться доказательством нашего переселения из Египта? — с нескрываемой иронией пишет Те Ранги Хироа. — Упоминание в маорийской легенде о стране Уру, где пребывали предки, рассматривалось как указание на то, что они жили в халдейском Уре, Месопотамии… То обстоятельство, что в древнем царстве Ирана названия округа Ора и порта Мана созвучны с полинезийскими словами, использовалось в качестве доказательства давнего пребывания полинезийцев в Белуджистане. Легендарное свидетельство о том, что полинезийцы жили в Ирихии, переносит родину предков несколько дальше на восток, в Индию, часть которой в древности называлась “Врихия”».

Была высказана гипотеза, что далекой Полинезии, включая остров Пасхи, достигли викинги, отважные покорители Атлантики, за несколько веков до Колумба открывшие Америку. У викингов действительно белая кожа и светлые волосы. Подвиги скандинавского бога грома Тора и полинезийского героя Mayи во многом совпадают. Быть может, полинезийцы потомки викингов? Тех, кто покорил не только Атлантику, но и Тихий океан?

Однако в наши дни никто всерьез не принимает эту рискованную гипотезу. Так же, как и гипотезу, согласно которой культура острова Пасхи создана легендарными атлантами. По мнению атлантологов, Атлантида, о которой человечеству поведал около 2500 лет назад Платон, была колыбелью всех высоких культур человечества, будь то Древний Египет, доколумбова Америка или затерянный в океане остров Пасхи.

Столь же фантастично выглядит и гипотеза о том, что светлокожие полинезийцы — потомки древних греков и других народов, входивших в армию Александра Македонского. Флот Александра Македонского бесследно исчез. Следы его некоторые энтузиасты пытаются найти в Полинезии и даже в Новом Свете! Отошлем читателей к книге американского археолога Роберта Уокопа «Затонувшие материки и исчезнувшие племена», в которой дана злая, но совершенно справедливая критика подобного рода «диких» гипотез и теорий, имеющих весьма отдаленное отношение к науке.

А вот еще одна новейшая «гипотеза». Пуна-Пао — так называется вершина горы, на которой изготавливались пукао, то есть красные «шапки» для каменных исполинов, «Пуана-Пао» по-эстонски означает «красная голова», «рыжий» (по-фински «Пуна-Пяо»). Следовательно, обычай надевать на статуи «шапки» был привезен с берегов Балтики? Шутка? Может быть! Но чем эта гипотеза хуже «идеи» о викингах? У одного моря родились, по одному морю плавали…

Однако проблема «белых пришельцев» на остров не так безобидна, как представляется на первый взгляд. Более того, именно она получила распространение благодаря книгам Тура Хейердала. Разумеется, никто не обвинит его в проповеди преимущества «белой расы» и, стало быть, расизма. Однако некоторые спорные положения, выдвигаемые ученым-путешественником, пытаются использовать в своих целях те, кто стремится доказать «превосходство белой расы» во всем мире. По их мнению, белокожие выходцы из Европы пересекли Атлантику и создали высокую цивилизацию доколумбовой Америки, а также острова Пасхи, а затем их истребили индейцы и полинезийцы. Такую трактовку решительно отвергают большинство исследователей, включая и самого Тура Хейердала, который неоднократно указывал, что его гипотеза с проповедью расизма ничего общего не имеет.

«Белые индейцы»?

Испанские конкистадоры разрушили замечательные и самобытные культуры Центральной и Южной Америки. Причем цивилизациям инков и ацтеков предшествовали более древние культуры. Кто их создал? Об этом сохранились лишь легенды и предания. В легендах упорно повторялись сведения о том, что монументальные постройки, статуи и циклопические стены сооружены были таинственными людьми с белой кожей, имевшими бороду и светлые волосы. Откуда появились они в Америке? Выдвигались самые разнообразные гипотезы, где фигурировали викинги и атланты, египтяне и финикийцы, этруски и хетты, греки и римляне, библейские «пропавшие десять колен Израилевых» и т. д. и т. п.

Задача исследователей — «показать, что в доисторическом Перу обитали расовые элементы, во многом обладавшие сходными чертами с нашей белой расой, отличавшими их от типа индейцев кечуа и аймара нашего времени», — пишет Тур Хейердал. Он предлагает два возможных ответа на вопрос, откуда же в Южной Америке появились «белые индейцы». Один них — местная эволюция, мутации и т. п., в результате которых «из норм желто-коричневой расы» развился совершенно особый тип людей «со светлой кожей, бородой, иногда рыжеватыми волосами». Словом, это чистокровные индейцы, только не краснокожие, а белокожие. Другой ответ — «белые индейцы» были не индейцами, а представителями европейской расы, попавшими в Новый Свет из Европы или Северной Африки. «Распространено ошибочное мнение, что только чернокожие люди могли попасть в древности с африканским течением в Центральную Америку, — пишет Т. Хейердал. — Не надо забывать, однако, что в Атласской области в Африке сохранились следы народа с рыжими волосами, голубыми глазами, бородой, горбатым носом и светлой кожей. Еще до открытия Америки, на Канарских островах, норманны и испанцы нашли аборигенов, часть которых принадлежала к кавказской расе: это были высокие светлокожие блондины с голубыми глазами, горбоносые и бородатые… Представители любого народа по берегам Атлантики, способного оставить такие следы на Канарских островах, могли, вольно или невольно, попасть на берега Мексиканского залива».

По мнению Тура Хейердала, «Пока что нет ничего, что препятствовало бы утверждению, что цивилизации в Новом Свете возникли совершенно независимо от древних культур в Азии, Африке и Европе, но ничто также не препятствует утверждению, что и до Колумба и викингов можно было пересекать океаны мира и что древнее население Америки было достаточно сметливым, чтобы впитать то, что группа пришельцев не сама изобрела, а получила в наследство от многочисленных неизвестных поколений».

Легенды индейцев, записанные испанскими хронистами в XVI столетии, говорят, что загадочные создатели древней цивилизации в Андах «покинули Перу так же внезапно, как и появились там; власть в стране перешла в руки инков, а белые учителя навсегда оставили берега Южной Америки и исчезли где-то на западе среди Тихого океана». Быть может, именно они и дали начало высокой культуре, следы которой находят в Полинезии и прежде всего на острове Пасхи?

«Легенды о таинственных белых людях, от которых когда-то произошли островитяне, распространены по всей Полинезии. Рыжеволосые жители называли себя урукеху и говорили, что они являются потомками первых вождей островов, которые были белыми богами и носили имя Тангароа, Кане и Тики», — пишет Хейердал. И он сопоставляет имя полинезийского Тики с именем Кон-Тики, верховного жреца и владыки таинственных «белых индейцев».

«Я больше не сомневался в том, что белый вождь — бог Солнца — Тики, по рассказам инков, изгнанный предками из Перу, был не кто иной, как белый вождь — бог Тики, сын Солнца, которого жители всех островов восточной части Тихого океана называют праотцом своего народа», — писал Хейердал. Плавание на «Кон-Тики», как известно, поставило Тура Хейердала в один ряд с крупнейшими путешественниками нашего века. Но, как признает сам Хейердал, оно доказало лишь «что южноамериканский бальсовый плот обладает качествами, о которых современные ученые раньше не знали, и что тихоокеанские острова расположены в пределах досягаемости для доисторических судов, отплывавших из Перу».

Гораздо более интересные результаты были получены Хейердалом на самом острове Пасхи во время проведения там археологических раскопок. О научных результатах экспедиции обстоятельно говорят три объемистых тома «Трудов Норвежской археологической экспедиции на остров Пасхи и в Восточную часть Тихого океана» (в обработке ее материалов приняли участие ученые разных стран, включая одного из авторов этой книги) и книга «Приключения одной теории», как бы подводящая итоги 30-летних исследований знаменитого норвежского путешественника. Так что нет нужды повторять доводы ученого в пользу его смелой гипотезы.

Однако любой вдумчивый читатель заметит, что если первоначально речь шла о поисках загадочных «белых индейцев» в Полинезии и на острове Пасха, то теперь Т. Хейердал формулирует свою задачу менее романтично, но зато более глубоко и обстоятельно. Речь идет о возможности связей между Древним Перу и Полинезией, причем острову Пасхи в этих связях отводится главенствующая роль.

Древнее Перу?

Мысль о том, что острова Океании заселялись из Америки, была высказана испанским миссионером Суньигой еще в начале прошлого столетия. Он привел список слов, совпадающих в языках американских индейцев и жителей Филиппинских островов. Правда, доказательство это весьма сомнительное: в Новом Свете до Колумба говорили на двух тысячах наречий, на Филиппинах и по сей день существует около сотни языков, так что случайные совпадения вполне вероятны. В языке жителей острова Пасхи есть слово «пука», которое соответствует русскому слову «пучок». Но это не основание для утверждения того, что славяне первоначально заселяли этот остров! Ана (пещера), ити (маленький) и по-пасхальски, и по-японски звучат одинаково, и суть их одна, но это не означает, что Хоту Матуа — японец. Главный же аргумент Суньиги был в том, что пассаты и могучее течение Гумбольдта помогают мореходам совершать плавание по Тихому океану на запад, к островам Полинезии. Но попробуйте плыть в обратном направлении, против ветра и течения из Океании на восток, к Америке!

Суньигу поддержал другой миссионер, Уильям Эдлис, хорошо знавший Полинезию, ибо прожил там много лет. Он также полагал, что жители Океании попали на свою родину из Нового Света, хотя допускал, что древние египтяне побывали в Полинезии, как и финикийцы. В 1870 году специалист по древней истории Южной Америки Маркхем писал: «После завоевания страны испанцами в Тиагуанако были обнаружены руины платформ, напоминающих платформы на острове Пасхи, на которых возвышались статуи, в известной мере напоминающие статуи острова Пасхи. Они представляли собой великанов, с огромными глазами, с коническими коронами или шляпами на головах… Не исключена возможность предположения о сходстве между аймарскими изображениями и скульптурами острова Пасхи».

Однако до Тура Хейердала и его исследований подавляющая часть ученых попытки связать культуру острова Пасхи с древними культурами Южной Америки, с поселением Тиагуанако в Андах и статуями, созданными индейцами аймара или их предками, считала необоснованными. «Параллели между островом Пасхи и цивилизацией Южной Америки так фантастичны или наивны, что я не думаю, чтобы они заслуживали внимания для их обсуждения здесь, — писал профессор А. Метро. — Я пишу эти строки через несколько недель после возвращения из Тиагуанако, расположенного на берегах озера Титикака, где я исследовал те немногие монолиты, которые возвышаются среди руин этого знаменитого города. Я напрасно искал хотя бы самое малое стилистическое сходство между ними и моаи острова Пасхи. На деле трудно было бы представить себе более различную художественную традицию». Однако многие ученые после плавания «Кон-Тики», а в особенности после раскопок, проведенных на острове Пасхи Хейердалом, стали на точку зрения норвежского исследователя.

Классические моаи острова Пасхи мало похожи на статуи Тиагуанако, покрытые орнаментом («Статуи острова Пасхи и статуи Тиагуанако имеют общие черты лишь в том, что те и другие больших размеров и изготовлены из камня», — заявляет один из специалистов по Южной Америке). Но вот при раскопках на острове были найдены изваяния, резко отличающиеся по стилю от гигантских статуй. При сравнении их со скульптурами Южной Америки можно обнаружить несомненное сходство.

Раскопки древнего поселения Оронго обнаружили комплекс построек, связанных с культом Макемаке и поклонением Солнцу. «Причем постройки и приуроченные к ним ритуалы были такими же неполинезийскими, как сама фигура Макемаке. Сооруженная здесь обсерватория для наблюдения положения солнца во время солнцестояния и равноденствий пока что остается уникальной во всей Полинезии. Зато такие сооружения обычны на ближайшем материке, в Перу. И здесь, как на Пасхе, они служат центром религиозных ритуалов, — пишет Хейердал. — Мы установили, что ритуальное поселение Оронго и по архитектуре не является полинезийским. Нигде больше в Полинезии не проявлялось стремление соединить вместе несколько домов. Но это свойственно древнеперуанской архитектуре — и в горах, и на побережье. Не знает параллелей в Полинезии и высокоразвитая техника строительства домов в Оронго. Это относится к кладке стен, ложному своду, искусному соединению под острым углом наклонных стен. Такие каменные дома характерны для строительного искусства Перу и прибегающих областей Южной Америки». Жаль только, что Тур Хейердал не привел фактов для доказательства существования обсерватории Оронго.

По мнению участника экспедиции Т. Хейердала американского археолога Фердона, культ человека-птицы обязан своим происхождением Новому Свету: «Хотя художественные изображения пасхальского птице-человека сейчас кажутся уникальными, следы культа птице-человека в Тиагуанако (Боливия), а также в культуре Чиму на северном побережье Перу позволяют предположить американское происхождение пасхальского культа».

Особое внимание Т. Хейердал уделяет письму кохау ронго-ронго. Он считает, что значки этого письма содержат все элементы религиозной символики, которые найдены на произведениях культового искусства Древнего Перу: человек-птица, символ Солнца, человек с церемониальным жезлом и т. д. Жители острова Пасхи писали на дощечках. На дереве писали и живущие в джунглях Панамы индейцы куна, у которых существовало рисуночное письмо. Письмо на дощечках было когда-то широко распространено в Америке, от Панамы до Перу. Ответвление от такого письма достигло и острова Пасхи, но умение читать тексты было утрачено после междоусобных войн и гибели древних традиций. В Новом Свете дощечки использовались при пении ритуальных текстов. На острове Пасхи, по словам «стариков», тексты также не читались, а пелись. «Что касается магии и художественных идей, воплощенных в начертаниях знаков, а также такой особенности, как уникальная система перевернутого бустрофедона, то их распространение ограничилось двумя сопредельными районами восточной окраины Тихого океана: древним Перу и островом Пасхи». Не менее интересна гипотеза, согласно которой кохау ронго-ронго — лишь одно из звеньев грандиозной графической системы, распространенной от Индостана до Нового Света!

Прорисовка лика бога Макемаке на скалах Оронго (по Ф. Мазьеру).

Индия? Лемурия? Антарктида?

Французский исследователь Террьен де Лякупери еще в конце прошлого столетия высказал мысль о том, что письмо кохау ронго-ронго может быть связано с надписями, найденными в Южной Индии. B начале 20-х годов нашего века было сделано одно из самых выдающихся открытий в археологии: в долине Инда были найдены города, созданные за многие сотни лет до прихода племен «арьев», с которых начиналась история Индостана. Здесь было найдено и иероглифическое письмо, до сей поры не расшифрованное.

В 1928 году чешский этнограф и знаток письмен Ч. Лоукотка заметил, что знаки этого письма похожи на значки кохау ронго-ронго. Об этом он сообщил венгерскому ученому В. фон Хевеши, который провел тщательное сопоставление знаков обеих нерасшифрованных письменностей. В 1932 году Хевеши сделал сенсационный доклад во Французской Академии Надписей в Париже о том, что около сотни знаков кохау ронго-ронго и иероглифов Индостана совпадают! Позже Хевеши довел число совпадающих знаков до 175. В иероглифике Индостана около четырехсот различных знаков, в кохау ронго-ронго примерно столько же. Очевидно, ни о каком случайном совпадении тут не может быть и речи.

С критикой представлений В. Хевеши выступили многие видные специалисты по древним письменам и этнографы-океанисты. Предметы материальной культуры и письменные знаки Индостана датируются 2000 лет до н. э. Возраст дощечек с письменами острова Пасхи не более 500 лет. Они сохранились до наших дней. Разница между этими датами почти 3 тысячи лет. Дощечки относятся к разным эпохам и находятся одна от другой на расстоянии 13000 километров. Однако в дальнейшем появились работы, благодаря которым этот разрыв в пространстве и времени стал не так велик. Роберт Хайне-Гельдерн, известный австрийский археолог и этнолог, показал, что кохау ронго-ронго сходны не только с иероглифами Индостана, но и с древнекитайскими рисуночными письменами, прототипом современной китайской иероглифики, а также рисуночным письмом, существующим у некоторых народов Южного Китая. В 1951 году Ральф фон Кенигсвальд, прославивший свое имя находками останков древнейших людей, показал, что изображения птиц, встречающиеся в орнаментах индонезийского острова Суматра, походят на знаки кохау ронго-ронго, изображающие подобных же птиц. Сторонники «меланезийской гипотезы» не раз указывали на сходство этих знаков с изображениями птицы-фрегата в искусстве жителей Соломоновых островов. Возможно, и в самой Полинезии когда-то существовало письмо, но оно было утрачено и лишь на острове Пасхи чудом сохранилось. Так полагают немецкий исследователь Томас Вартель, а также американский археолог Роберт Саггс и другие ученые.

А как же быть со сходством письмен острова Пасхи и письменностей Нового Света?

«Я могу сравнить письменность долины Инда с рисуночным письмом американских индейцев и найти еще большее сходство, — писал профессор Метро, полемизируя с Хевеши. — Если ученые настаивают на связях острова Пасхи с долиной Инда, я настаиваю на этой же самой привилегии и для оставленных без внимания индейцев куна в современной республике Панама». Цепочка Индия — Южный Китай — Индонезия — Меланезия — Полинезия — остров Пасхи протягивается дальше, до берегов Нового Света — в Панаму и Перу.

Каким образом письмо из Индостана распространялось на восток? Можно строить лишь гипотезы и предположения. Создатели древнейшей цивилизации Индии были искусными мореходами. Известно, что уже в первых веках нашей эры мореходы Древней Индии не только достигали берегов Индонезии, но и колонизовали их. Есть предположение, что «протоиндийцы» плавали по Тихому океану и даже достигли берегов Америки. Но происхождение самих «протоиндийцев» загадочно. Не исключено и другое: загадки острова Пасхи и загадки древнейшей культуры Индии открываются одним ключом, который называйся Лемурия. Это легендарный Южный материк, что затонул в Индийском океане несколько тысяч лет назад, как о том повествуют предания темнокожих жителей Южной Индии, дравидов.

Итак, решить загадки острова Пасхи ученые пытаются с помощью различных гипотез. Происхождение письменности и культуры островитян связывают с Новым Светом, с Европой, Азией, Африкой («белые пришельцы»), Австралией и Меланезией («черные пришельцы»), наконец, с тремя гипотетическими затонувшими материками — Атлантидой, Пацифидой, Лемурией. Даже Антарктида, последний из континентов Земли, была вписана в этот круг «кандидатов». По мнению некоторых исследователей, именно через Антарктиду пришли из Австралии темнокожие племена в Новый Свет и оттуда — на остров Пасхи.

Числу различных фантастических, мистических, наконец, в последнее время и «космических» гипотез, связанных с островом Пасхи, нет предела.

Около 100 лет назад остров Пасхи посетил французский корвет «Ля Флор», на борту которого находился известный писатель Пьер Лоти. «Меня охватывает какое-то смутное беспокойство, чувство подавленности, равного которому мне не довелось испытать ни на одном из островов, кроме этого, — писал Лоти. — К какой человеческой расе отнести эти статуи, с чуть вздернутыми носами и тонкими выпяченными губами, выражающими не то презрение, не то насмешку… Нет, они совершенно не похожи на творения маори», то есть полинезийцев. С легкой руки Пьера Лоти остров Пасхи представителями различных мистических обществ был включен в схему развития человечества. Так, основательница теософского общества Е. П. Блаватская в своей «Тайной доктрине», ставшей своего рода «библией» для теософов, объявила, что возраст статуй острова Пасхи равен… 4 миллионам лет. По мнению теософов, изваяния созданы некой таинственной «расой гигантов», некогда заселявших нашу планету.

Адепты «древнего мистического Ордена Розы и Креста», розенкрейцеры, не желая отставать от теософов, заявили, что им, как «посвященным», известны тайны, науке неведомые, в том числе и острова Пасхи. «Там, где теперь могучий Тихий океан величественно катит свои волны на тысячи миль, некогда находился обширный материк. Эта земля называлась Лемурия, а ее жители лемурийцами. Если вы любите тайны, неизведанное, сверхъестественное — читайте эту книгу», — так рекламируют розенкрейцеры книгу, описывающую затонувший континент (который они называют не Пацифидой, а Лемурией). Книга же описывает людей «лемурийской расы», облик которых «был совсем пластичен», язык состоял из звуков, подобных вою ветра, шуму водопада, журчанию ручья. Словом, мы имеем дело с откровенной фантастикой, только завуалированной под мистическое «откровение» со ссылками на «тайные архивы».

Подобного же рода мистификация появилась в начале 30-х годов. Джеймс Черчуорд выпустил книгу «Затонувший континент Му», в которой приводил документы, говорящие о гибели в водах Тихого океана материка с 64 миллионами жителей в результате «взрыва подземных пустот»; катастрофа отбросила человечество на несколько тысяч лет назад, и только памятники острова Пасхи являются безмолвными свидетелями этих событий. Фальшивку Дж. Черчуорда быстро разоблачили.

Не так давно в печати появилось сенсационное сообщение о том, что якобы подо льдами Антарктиды скрыта великая и древняя цивилизация. Ее, разумеется, связывали с островом Пасхи. На поверку сенсация оказалась несостоятельной. Сторонники гипотезы о космических пришельцах, посетивших нашу планету, не обошли и остров Пасхи. Достаточно назвать нашумевший фильм швейцарца Эриха Денникена «Воспоминания о будущем» и книгу Франсиса Мазьера «Загадочный остров Пасхи». «На этом острове явно имеются какие-то необъяснимые или пока еще необъясненные геологические тайны, и это заставляет нас отнестись с достаточной серьезностью к возможности внеземного контакта, при котором остров был облучен, а в душах островитян остался столь сильный след, что отголоски его сохранились и по сей день», — пишет Фр. Мазьер, считающий что остров Пасхи посещали космические пришельцы.

Большинство ученых считают, что нет никакой нужды обращаться к далеким странам и народам, затонувшим материкам и загадочным «белым пришельцам», не говоря уже о совсем фантастических гигантах и инопланетянах, чтобы раскрыть тайны острова Пасхи. Есть много доводов в пользу предположения, что культура, письменность острова Пасхи создана местными жителями — полинезийцами.

Сравнение знаков кохау ронго-ронго с острова Пасхи (столбцы справа) со знаками из Мохенджо-Даро (слева), найденными Джоном Маршаллом (по Хевеши).

Полинезийцы?

В нашей стране дважды издавалась книга «Мореплаватели солнечного восхода». Ее автор Те Ранги Хироа, он же Питер Бак, убедительно и образно, опираясь на этнографию и фольклор полинезийцев, нарисовал картину их расселения. Предания говорят, что родиной всех жителей Полинезии была страна Гаваики, находящаяся где-то на западе. Те Ранги Хироа полагал, что Гаваики — это нынешний остров Раиатеа в архипелаге Общества. Здесь, в Центральной Полинезии, считал ученый, сложилось «ядро полинезийского мира», и отсюда, из этого «сердца Полинезии», новая культура стала распространяться. Схему расселения полинезийцев Те Ранги Хироа, в характерной для него образной манере изложения, представил в виде гигантского спрута. Его голова и туловище — это Центральная Полинезия, Таити и соседние с ним острова. Один из щупальцев протянулся на север, к Гавайям, самый же длинный — на восток, к острову Пасхи.

Самому Те Ранги Хироа на острове Пасхи побывать не удалось. Он опирался в основном на туземные предания, полинезийский фольклор, а также на материалы, собранные французским этнографом А. Метро и опубликованные в монографии «Этнология острова Пасхи». Однако археологические раскопки на островах Полинезии заставили пересмотреть как схему Те Ранги Хироа, так и выводы А. Метро о том, что культура острова Пасхи имеет чисто полинезийское происхождение.

Первое издание книги «Мореплаватели солнечного восхода» вышло в 1938 году, а монография А. Метро — в 1940. Археология Полинезии в ту пору делала лишь свои первые шаги, не был еще известен метод радиоуглеродного датирования. Неизвестно было и датирование с помощью так называемых «лингвистических часов»: сравнивая словари родственных языков, ученые в наши дни имеют возможность определить время разделения языков. Датировки с помощью радиоуглеродных и «лингвистических часов» позволили установить, что Центральная Полинезия никак не может быть названа прародиной полинезийцев, легендарной страной Гаваики. Скорей всего ею был остров Савайи (диалектная форма слова «гаваики»), что находится в архипелаге Самоа.

На Самоа найдены древнейшие следы пребывания человека — они относятся к первому тысячелетию до нашей эры. Видимо, отсюда, с Самоа, или шире — из Западной Полинезии и началось освоение земель, лежащих на востоке, вплоть до острова Пасхи. Путь к острову Пасхи был не прост. По всей видимости, первоначально были заселены Маркизские острова пришельцами из Западной Полинезии. Уже во II веке до нашей эры, как показали раскопки американского археолога Саггса, здесь жили люди. На Маркизских островах сложился центр распространения восточнополинезийской культуры.

Остров Пасхи, как показали раскопки Тура Хейердала, был заселен в IV веке нашей эры. Спустя много веков, уже в XI столетии, здесь началось строительство гигантских статуй. Большие статуи из камня возводились и на Маркизских островах. Однако, как показывают раскопки археологов, каменные статуи жители начали возводить здесь несколькими веками позже, чем на острове Пасхи!

Казалось бы, на эти не решенные «полинезийской гипотезой» вопросы отвечает гипотеза «перуанская», выдвинутая Суиньгой и столь горячо и убедительно отстаиваемая Туром Хейердалом? Однако памятники монументального искусства в Южной Америке относятся к VI–X векам нашей эры, а первые люди на остров Пасхи прибыли в IV столетии, строительство же гигантских статуй началось в XI веке. И, как язвительно заметил Роберт Саггс, констатируя хронологический разрыв между историей острова Пасхи и Древнего Перу, теория Хейердала кажется ему подобием утверждения о том, что «Америку открыл в последние годы Римской империи король Генрих VIII, привезя примитивным туземцам автомашину марки “Форд”!..» Необоснованность в суждениях и «белые пятна» есть и в других гипотезах. Ни одна из них не в состоянии объяснить события, происходившие на острове Пасхи. С каждым годом вклад научных исследований становится более весомым. Не только науки о человеке — этнография или лингвистика, антропология или дешифровка древних письмен, археология или история географических открытий, но и науки о Земле — геология, вулканология, океанология, геофизика и другие — начинают заниматься решением загадок острова Пасхи.

III. Книга фактов

Как и во всем, что касается исследования острова Пасхи, мы натыкаемся здесь на типичный случай, когда то, что мы знаем, заставляет нас особенно жалеть о том, чего мы не знаем, и когда приобретенные нами с таким трудом сведения только приводят нас к новым неразрешимым проблемам.

Фридрих Шульце-Мезье. Остров Пасхи

Свидетельствуют очевидцы

Первые сведения об острове Пасхи, его жителях, удивительной культуре мы находим в записях адмирала Як. Роггевена и сержанта Беренса, выпустившего книгу «Испытанный южанин». Вот что писал Беренс: «Туземцы, по всей видимости, не имели никакого оружия, и, как я думаю, они во всем полагались на своих богов и идолов, которые стояли в большом количестве на берегу и перед которыми они падали ниц и молились. Эти идолы были высечены из камня в виде людей с длинными ушами и короной на голове; но сделаны они были весьма искусно, чему мы немало дивились».

Однако удивление длилось недолго: «Когда мы вынули кусок камня и увидели, что статуи сделаны из глины; промежутки между глиняными плитами были заполнены очень густо и аккуратно маленькими гладкими булыжниками, а всему была придана форма человека», — писал в своем судовом журнале Як. Роггевен.

Адмирал Роггевен ошибался. На самом деле легкость, с которой был вынут кусок камня из статуи, говорила лишь о древности изваяния. Сделано же оно было, как и все другие гигантские статуи острова, не из глины, а из камня. Это обнаружила следующая экспедиция, вторично открывшая остров Пасхи в 1770 году. Капитан Гонсалес и его спутники сделали и второе, не менее поразительное открытие. Когда, по давней традиции, Гонсалес объявил о присоединении острова к Испании, вожди поставили под документом… странные символические значки. На острове существовала своя письменность!

Четыре года спустя остров посетил Джеймс Кук, совершавший свое второе кругосветное путешествие. Остров обследовали офицеры Кука, немецкий ученый Рейнгольд Форстер и художник Уильям Ходжес, сделавший зарисовки. Они обнаружили, что многие изваяния повержены наземь, частью разбиты, а население, по их подсчетам, сократилось до 600–700 человек Создавалось впечатление, что остров пережил какую-то катастрофу, от которой не может оправиться.

В 1786 году суда капитана Лаперуза простоял сутки на рейде острова. Команда разбросала по острову семена, выгрузила коз и домашнюю птицу (растения не прижились, а козы и птицы были съедены островитянами). В экспедиции капитана Лаперуза был профессиональный художник Дюше де Ванси, оставивший великолепные рисунки с натуры. По мнению Лаперуза, памятники острова Пасхи «сооружены, по-видимому, в отдаленные времена. Должно быть, они стоят на кладбище, так как вокруг валяется много человеческих костей. Без всякого сомнения, теперешняя форма правления этого народа сравняла все классы и сословия: между ними нет такого главаря, который имел бы настолько большое влияние, чтобы люди стали с огромной затратою сил воздвигать статуи в его честь. Вместо прежних колоссов теперь складывают небольшие пирамиды из камней, верхушки которых закрашивают чем-то вроде извести. Эти мавзолеи, которые легко может соорудить в несколько часов один человек, встречаются чаще всего на побережье».

В апреле 1804 года к острову подошел русский корабль «Нева» под командованием Ю. Ф. Лисянского. Четверо суток дрейфовал в бурном море корабль, не имея возможности пристать к берегу. Лишь на 5-й день моряки с лейтенантом М. Повалишиным сумели высадиться на остров. В записках капитан Ю. Ф. Лисянского подробно описаны утесистые берега, два небольших залива, грунты близ берегов, а также сам остров и его обитатели. Капитан описал количество и расположение статуй на острове, с указанием, сколько статуй и где они стоят. Описал он и необычайные жилища островитян, похожие на «лодки, обращенные дном вверх», и вмещавшие, по его подсчетам, около сорока человек. А всего на острове, как он считал, обитает примерно 1500 человек.


Карта острова Пасхи, составленная русскими моряками во время первого визита кораблей под командованием капитана Ю. Ф. Лисянского (1804 год).


Визит русского судна был последним в начале XIX века мирным визитом на остров Пасхи, совершенным с научной целью. Вслед за ним начались пиратские набеги, целью которых была добыча «живой силы», насилие и грабеж. Открыл эту гнусную кампанию в 1810 г. капитан американской шхуны «Нэнси», прибывший на остров Пасхи, чтобы захватить рабочих для охоты на тюленей. Вполне понятно, что после такого «визита», островитяне встречали незваных гостей градом камней и проклятиями.

В 1862 году острову Пасхи был нанесен непоправимый удар. Шесть перуанских кораблей, высадив десант, захватили почти все мужское население острова и продали в рабство — добывать гуано на островах Чинча, возле побережья Южной Америки. Ненависть к перуанцам после этого налета была столь велика, что островитяне и сейчас, 120 лет спустя, не забыли их страшных дел.

Тепано Жоссан, епископ Таити, обратился к французскому консулу в столице Перу, с протестом против такого неслыханного пиратского налета. Заявило протест и правительство Великобритании. Эти меры оказались действенными: работорговцы отпустили островитян. Но из тысячи захваченных в живых остались только около 100 человек. По дороге домой среди них вспыхнула эпидемия оспы. На остров Пасхи вернулось лишь 15 измученных и больных людей.

Эпидемия оспы пришла на остров вместе с ними. Болезнь косила женщин и детей, стариков и мужчин, сумевших спастись от перуанцев в пещерах острова. Погиб последний потомок легендарного вождя Хоту Матуа, погибли знатоки иероглифического письма — маори ронго-ронго, преданий и традиций прошлых лет. Остров превратился в кладбище.

На следующий год после набега перуанцев на остров Пасхи прибыл первый миссионер, брат Эжен Эйро, «который был простым механиком, а стал слугой божьим и преуспел в этом во имя Христа», как гласит эпитафия Эйро, похороненного на острове Пасхи. Эж. Эйро без особого труда крестил «язычников», кучку обнищавших, деморализованных, потерявших связь с прошлым людей. Принятие христианства окончательно подорвало старые традиции и пресекло связь с древней культурой, существовавшей на острове Пасхи в течение многих веков.

Едва новообращенные христиане оправились от набега работорговцев и эпидемии, на их головы обрушилась очередная беда. Французский авантюрист Дютру-Борнье объявляет себя повелителем острова и начинает разводить здесь скот. На острове гремят выстрелы, царит произвол. Миссионеры бьют тревогу. Для спасения паствы прибывает корабль, чтобы переселить островитян на Мангареву. Все население острова Пасхи выразило желание покинуть свою родину! С применением силы Борнье задерживает на острове 111 человек. До появления европейцев здесь жило несколько тысяч человек, различные исследователи называют цифры от 2 до 20 тысяч. После того — как Дютру-Борнье прикончили его приближенные, миссионеры постепенно возвращаются на остров вместе со многими островитянами.

В 1888 году капитан Поликарпо Торо присоединяет злополучный остров к владениям Чили. Сначала здесь организуется исправительная колония, а затем весь остров сдается в эксплуатацию скотоводческой фирме.

«Нигде в Полинезии туземное население не подвергалось такому жестокому обращению и такому разлагающему воздействию, как на острове Пасхи, — пишет Те Ранги Хироа. — Не удивительно, что местная культура была так сильно разрушена».

Первые исследователи

1871 год…

К острову Пасхи подходит русский корабль «Витязь», на борту которого находится Н. Н. Миклухо-Маклай. Но ученый не может высадиться на берег, он болен лихорадкой. «Очень сожалел я, и досадно мне было, находясь в виду острова, не побывать на нем, не осмотреть тех важных документов теперешней жизни островитян, которые делают остров Рапа-Нуи единственным в своем роде из всех островов Тихого океана. Мне было тем более досадно, что путешественники, видевшие эти замечательные памятники, только смотрели на них глазами удивления или равнодушия и ни один не постарался подробно и внимательно изучить эти достопримечательные образцы полинезийского искусства, — писал Н. Н. Миклухо-Маклай в дневнике. — Очень вероятно даже, что помимо колоссальных каменных фигур на острове найдутся не такие громадные, но не менее интересные древности».

Ученый оказался совершенно прав: на острове кроме статуй имелись памятники уникального письма, дощечки кохау ронго-ронго. Две такие дощечки русскому ученому удалось получить на острове Таити, куда при правлении Дютру-Борнье переселилась часть островитян. Ныне они украшают Музей антропологии и этнографии в Ленинграде.

В 1872 году остров Пасхи посещает французский корвет «Ля Флор» с писателем Пьером Лоти на борту. Наблюдательный и впечатлительный Лоти не только сумел передать дух тайны, который витает над островом, но и впервые заметил, что скульптуры неоднородны. «Здесь есть два рода статуй. Одни, опрокинутые, разбросаны по всему побережью бухты. Другие — страшилища, восходящие к другой эпохе, с другими лицами, все еще стоят на той заброшенной стороне острова, где больше никто не бывает». Французские матросы отпилили голову у статуи и погрузили ее на корвет. Она хранится в Музее Человека в Париже и является живым укором тем, кто «во имя науки» расхищает и калечит памятники искусства.

Когда Дютру-Борнье был убит, принять в наследство его владения прибыл Александр Салмон, или, в полинезийском произношении, Тати. Сам наполовину таитянин, в жилах которого текла королевская кровь, Салмон искренне и бескорыстно заинтересовался удивительным прошлым острова Пасхи. Ал. Салмон сдружился со стариками, которые еще помнили прошлые времена. Именно ему обязаны своими ценными сведениями немногочисленные исследователи, посещавшие остров Пасхи в последней четверти прошлого века. Американцу У. Томсону без помощи Салмона, конечно, не удалось бы собрать за 11 дней, проведенных на острове, материал, составивший объемистую и хорошо документированную книгу, вышедшую в Вашингтоне в 1889 году.

У. Томсон, сотрудник Вашингтонского музея, прибыл на остров Пасхи в 1886 году на борту корабля «Могикан» в качестве казначея. Быстро сблизившись с Ал. Салмоном, он с его помощью сумел составить словарь языка местных жителей, записать генеалогию вождей, восходящую к Хоту Матуа, собрать и перевести легенды, составить календарь, описать обычаи и обряды, встретиться со стариком по имени Уре Вае Ико, который рассказал по памяти тексты, что были начертаны на дощечках.

В 1911 году на остров Пасхи отправился научный отряд во главе с доктором Вальтером Кнохе. Цель экспедиции — поиск новых дощечек кохау ронго-ронго. В музеях мира к этому времени хранилось менее двух десятков памятников иероглифического письма острова Пасхи. В. Кнохе захватил с собой фотокопии трех дощечек, хранящихся в музее города Сантьяго, чтобы найти стариков, которые сумели бы прочитать эти тексты.

Однако ни новых дощечек, ни знатоков письмен ему найти не удалось. «Остается предположить, что нынешнее население не знает значения письмен, — констатировал Кнохе. — Нам сказали, что дощечки с письменами были изготовлены не нынешним населением, а более древними обитателями».

Через 3 года после доктора В. Кнохе на собственной шхуне «Мана» в кругосветное путешествие отправилась англичанка Кэтрин Раутледж, на острове Пасхи она провела около года — срок, несоизмеримый с теми краткими визитами, которые наносили острову Пасхи прежние исследователи. Ею были проведены и первые беглые раскопки. Особое внимание английская исследовательница уделила поиску стариков, хранителей древних традиций.

«Когда мы прибыли, на острове еще жило несколько человек, которым было за шестьдесят, так что они помнили кое-что из старины; с большинством из них, числом около двенадцати, мы встретились, — пишет К. Раутледж. — В то время, как культ статуй мы едва различаем сквозь туман древности, дощечки кохау ронго-ронго были неотъемлемой частью жизни островитян, о чем еще помнят люди немного старше среднего возраста».

К. Раутледж случайно узнала, что на острове жил человек, владеющий древним письмом, Томеника, но он тяжело болел и доживал последние дни в лепрозории. Однако, посещение знатока письмен результатов не дало. То ли ученый старец не хотел посвящать чужеземку в тайну письмен, то ли, как решила Раутледж, он забыл большую часть того, что знал.

«Я сделала еще одну напрасную попытку, попрощалась с ним и ушла. Был конец необычайно тихого дня, все в этом уединенном месте было совершенно спокойно; впереди расстилалось, как стекло, море, и солнце, как огненный шар, склонялось к горизонту, а совсем близко лежал постепенно угасающий старик, усталый мозг которого сохранил последние остатки некогда высокоценных знаний. Через две недели о умер». Так заканчивает К. Раутледж свой рассказ о последнем знатоке письмен. Неудачей закончились и поиски новых дощечек, что могли быть спрятаны в тайных родовых пещерах.

«Вскоре после нашего приезда в деревне умер человек, о котором было известно, что он спрятал кое-что среди скал на побережье недалеко от селения. Его соседи отправились на поиски. Мы предложили высокое вознаграждение за любую находку, причем вознаграждение удваивалось, если найденный предмет будет оставлен на месте нетронутым до нашего прихода. Мы и сами потратили немало времени, наблюдая за поисками, но обнаружить ничего не удалось», — рассказывает К. Раутледж.

О своей экспедиции на остров Пасхи Кэтрин Раутледж рассказала в книге «Тайна острова Пасхи». Книга имеет свои достоинства, в ней изложено много любопытного, но это в основном лишь дневник, а не научный отчет экспедиции. Неожиданная смерть оборвала жизнь этой далеко незаурядной и смелой женщины. Материалы экспедиции остались неопубликованными, даже неизвестно, где и у кого они находятся.

Схема размещения главных археологических объектов острова Пасхи (составлена на основе каталога Уильяма Томсона, работ К. Раутледж, А. Метро, Ст. Шовье, Ю. Ф. Лисянского, Б. Вилларета и др.).

1 — руины ритуальных платформ; 2 — аху; 3 — статуи, упавшие лицом вниз; 4 — то же, лицом вверх; 5 — возможные места падения статуй в океан; 5 — аху в виде полумесяца или корабля, построенная после захода первых кораблей европейцев под командованием Я. Роггевена в 1722 году; 7 — конусы вулканов; 8 — трещины тектонические; 9 — пещерный городок Оронго.

Археологи на острове Пасхи

В 1922 году все газеты мира облетело сенсационное сообщение: после страшного землетрясения на побережье Чили остров Пасхи бесследно исчез в пучинах океана!

Сообщению поверили, но оно оказалось ложным. Вдруг вновь вспыхнул ажиотаж вокруг острова Пасхи. Появляются многочисленные статьи и книги, посвященные острову.

В 1934 году правительства Франции и Бельгии решают направить на остров Пасхи экспедицию. Экспедицию постигает неудача: один из ее участников, французский археолог, во время пути на остров скончался. Его бельгийский коллега, Анри Лавашери, самым тщательным образом исследует наскальные изображения острова, копирует их и описывает, но лопата археолога так и не входит в землю острова Пасхи. Да и сама идея раскопок кажется сомнительной: разве может быть на лишенном леса острове перегной, скрывающий следы древней культуры?

Руководитель экспедиции профессор Альфред Метро проводит тщательные этнографические исследования. Он записывает легенды и мифы, генеалогии к предания. Правда, лишь глубокие старики могут их припомнить, да и то отрывочно, смутно.

Уже спутники Дж. Кука заметили, что дерево на острове Пасхи ценится очень высоко. Видимо, решил А. Метро, попав на этот безлесный клочок земли, полинезийцы, предки нынешних жителей острова, стали высекать скульптуры из мягкого туфа, который в изобилии имелся вокруг. «Поощряемые обилием туфа и легкостью переноса статуй по открытой местности, они стали делать все более и более крупные статуи, пока каменная резьба не достигла развития большего, чем в других частях Полинезии», — писал А. Метро. Однако археологическая экспедиция Тура Хейердала убедительно показала, что на острове Пасхи когда-то росли деревья и кустарники, даже пальмы!

«Взятые нами на острове восьмиметровые колонки с пыльцой, которая поддается вполне четкому определению, позволяют проследить, как постепенно исчезала первичная растительность. Вокруг открытых древних кратерных озер еще росли деревья, когда здесь неожиданно появился американский пресноводный Polygonum amphibium, — пишет Тур Хейердал. — С той поры в отложениях появляются зольные частицы и быстро оскудевает первичная растительность. Зольные частицы — скорее всего, след лесных пожаров. Виновниками пожаров, видимо, были первопоселенцы. Население росло, людям нужна была земля для жилищ и огородов, а потом, возможно, началось и намеренное уничтожение леса во время войн. Это опустошение было довольно основательным, во всяком случае в верхних слоях следы первичной растительности исчезают; голым островом постепенно завладевают травы и папоротники».

Открытие того, что в древности остров Пасхи был не голой землей, а обладал пышной растительностью, подобно той, что и по сей день сохранилась на Гавайях или Маркизских островах, было лишь одной из неожиданных находок археологов.

Благодаря раскопкам история острова Пасхи удревнилась на несколько сотен лет: люди здесь жили уже в IV веке, а не в XI–XII, как считали А. Метро и большинство специалистов по Полинезии. В истории острова можно выделить три периода. Последнему периоду упадка, разрушения и междоусобных войн предшествовал период, во время которого, возводились гигантские статуи. А в самый ранний период, длившийся примерно с V до XII века, возводились прямоугольные каменные платформы аху и высекались статуи, но меньших размеров, чем прославленные великаны, и отличающиеся от них по своему стилю исполнения. Наиболее интересной была находка статуи, изображавшей сидящего человека с острой бородкой. «Сходство между тиагуанакской статуей из Южной Америки и нашим экземпляром настолько велико, что его трудно объяснить простой случайностью, его можно приписать лишь близкому родству, которое свидетельствует о связи между этими образцами древней каменной скульптуры в Андской области и на острове Пасхи и в значительной степени включает в эту связь также статуи на острове Раивавае и на Маркизских островах», — пишет археолог А. Шельсвольд, обнаруживший это изваяние среди щебня у подножия вулкана Рано-Рораку и считающий его «наиболее значительным результатом» своих раскопок.

В начале 1963 года на остров Пасхи прибыла небольшая экспедиция, возглавляемая французским исследователем Франсисом Мазьером. Ф. Мазьер провел раскопки в районе Рано-Рораку, неподалеку от места, где была открыта необыкновенная статуя человека с бородой.

«Уже первая расчистка на глубине одного метра открыла первых двух очень интересных моаи, — рассказывает Мазьер. — Сначала мы обнаружили великолепную бородатую статую, вырубавшуюся вниз головой. Я не забуду нашего восхищения, когда из-под земли показалось плечо этого бородатого великана». Вторым чудом была колоссальная статуя шириной в 5 метров и более 10 метров высотой, вокруг которой было нагромождение других статуй.

«Под козырьком искусственной ниши, нависающей над нашей площадкой, находился гигант с покрытым рисунками телом. У его ног был моаи, вырубленный из разрушившейся породы, наполовину обработанный и брошенный. Рядом с ним, закрывая его огромным животом, лежал наш великан, а над его лбом покоилась совсем маленькая двухметровая статуя, — описывает Ф. Мазьер свои открытия. — Продолжала ансамбль статуя, высеченная в профиль. Целый лабиринт чудовищ, разделенных искусственными коридорами, и вдруг у их ног — трехметровый сброс, откуда нам пришлось убрать тонны земли и щебня, чтобы добраться до шестиметрового нетронутого дива, лежащего плашмя на каменном ложе, отлого уходящем под землю. Этот великан цвета белой охры появился перед нами во всей своей первозданной красоте. После того, как земля была полностью вынута, а камни обмыты сильными дождями и высушены, нашему взору открылся великолепный ансамбль».

Мы не будем пересказывать то, о чем так красочно и живо рассказали руководители двух археологических экспедиций на остров — Тур Хейердал и Франсис Мазьер. Заметим лишь одно: вне всякого сомнения, любая археологическая экспедиция, которая продолжит их раскопки, наверняка откроет много новых статуй.

Более того, неожиданные открытия могут быть сделаны не только археологами, но и этнографами, хотя после гибели самобытной культуры островитян минуло целое столетие.

Зарисовка внутренней стенки (а) кратера вулкана Рано-Рораку (по К. Раутледж). Зарисовка внешнего (б) склона вулкана Рано-Рораку с тремя горизонтами туфов, пригодных для вырубания статуй (А, Б и В). Вид с юго-востока (по Ф. П. Кренделеву).


Различное положение статуй в пределах горизонта туфов до их отделения от скалы. Вверху — истукан лежит боком (см. рис. на с. 72 статуя № 27). Статуя как бы наклонена вправо, верхний горизонт; внизу — статуя лежит на спине, основание статуи определяется трещиной, идущей косо к оси статуи. Такую статую без клина поставить на платформу нельзя (рисунки Кренделева Ф. П., по фотографиям К. Раутледж и собственной).


Делювиальный конус внешнего склона Рано-Рораку, образованный пепловым материалом непродуктивного горизонта, и вкопанные статуи. Фото Ф. П. Кренделева.

Архивы, традиции, тайны

Миссионеры, прибывшие на остров Пасхи, оставили интересные записи и наблюдения. Епископ Тепано Доссан, прибывший с Таити, имел счастливую возможность записать со слов одного из островитян чтения нескольких дощечек кохау ронго-ронго. Долгое время эти записи пылились в архивах католических миссий и братств. И только спустя почти столетие ученым удалось добраться до этих архивных материалов.

В середине 30-х годов на острове Пасхи поселился патер Себастьян Энглерт. Почти 40 лет прожил он среди островитян и собрал уникальный материал. Его могила на острове. В монографии «Земля Хоту Матуа», вышедшей в 1948 году в Чили, приводятся многочисленные легенды и предания, сохранившиеся у островитян. Там же дан большой словарь и первая в мире грамматика языка острова Пасхи. С. Энглерт собрал родословную не только потомков Хоту Матуа, но и многих других островитян, знатоков письма и древних традиций, которые передавались из уст в уста, хотя европейские исследователи об этом даже не подозревали.

Вот характерный пример. Мы приводили слова К. Раутледж, горевавшей о том, что старик Томеника унес с собой «остатки некогда высокоценных знаний». С. Энглерту удалось установить, что это было далеко не так. Старый Томеника имел учеников среди островитян. Более того, в их числе был даже хозяин дома, в котором остановилась сама Раутледж! Однако никто из учеников Томеники не хотел говорить иностранке то, чему обучил их старый знаток письмен. Ибо письмена эти, как и дощечки, на которых записывались знаки, были строгим «табу».

С. Энглерт в своей книге приводит множество рассказов о том, как различные бедствия и несчастья, обрушившиеся на островитян, вплоть до безумия и смерти, трактовались карой за нарушение этого «табу». Естественно, что никто не хотел навлекать беду на себя или своих ближних.

Самому Себастьяну Энглерту посчастливилось найти обломок дощечки, покрытой иероглифами. Причем расположение их отличалось от «перевернутого бустрофедона», каким написаны обычные тексты кохау ронго-ронго, они шли строка за строкой, слева направо, как в европейских книгах. Он, как настоящий исследователь, одновременно выполняющий функции священнослужителя на острове, прекрасно понимал, что многие тайны островитяне от него сознательно скрывают — и как от «чужеземца», и как от «слуги божьего». Они помнили завещания стариков: хранить в тайне традиции, которые миссионеры считали «языческими».

Читатели «Аку-Аку», вероятно, хорошо помнят приключения, связанные с поиском и находкой тетрадей на острове Пасхи, в которых приводились значки кохау ронго-ронго и тексты, записанные латинскими буквами на языке острова Пасхи.

Особую ценность имеют даже не сами значки кохау ронго-ронго (они скопированы из европейских книг), а фольклорные тексты, записанные латинскими буквами. В них могут быть изложены другие версии известных преданий и легенд, а также совершенно новые тексты, до сей поры неведомые науке. Причем среди них есть загадочный, не поддающийся точному переводу текст «Хе Тимо те ако-ако», с которого, по словам знатоков, начиналось обучение письму кохау ронго-ронго! Туру Хейердалу удалось приобрести и сфотографировать несколько тетрадей.

«18 февраля 1956 г., — сообщает чилийский ученый Хорхе Сильва Оливарес, посетивший остров Пасхи в то время, когда там работала экспедиция Т. Хейердала, — разыскивая документы, я нашел в доме Хуана Теао в Ханга Роа копию, вероятно, неполную, своего рода словаря ронго-ронго. Эта копия была сделана с другого документа, принадлежащего Педро Пате. Он получил его в наследство от своего деда Томеники, который был “профессором” (маори ронго-ронго) и написал эту тетрадь приблизительно 65 лет назад, чтобы обучать своих учеников». Оливарес сфотографировал всю тетрадь со словарем, однако катушка с пленкой оказалась «не то утерянной, не то похищенной». Исчезла и сама тетрадь.

Вслед за Т. Хейердалом на остров Пасхи отправился немецкий этнограф Томас Бартель, занимающийся в течение многих лет расшифровкой письмен кохау ронго-ронго. Ему удалось заснять на фотопленку еще одну тетрадь. В 1960 году Макс Пуэльма Бунстер, живущий в столице Чили городе Сантьяго получил в подарок от своих друзей с острова Пасхи старинную рукопись толщиной в 130 страниц, где приводятся значки кохау ронго-ронго и, главным образом, записи преданий и легенд, сделанные латинскими буквами. Рукопись принадлежала Тимотео Пакарати. Бунстер получил ее после смерти владельца как близкий друг семьи Пакарати.

«Не знаю почему, но рукопись Тимотео Пакарати оставалась в тайнике во время нашего пребывания на острове, — пишет Т. Хейердал в статье “Историческое население острова Пасхи и письменность ронго-ронго”. — Хотя старик Тимотео давал экспедиции ценные сведения о конструкции камышовых лодок и о старинных обычаях, он ни словом не обмолвился о существовании такой рукописи. Ничего не сказал о ней и Педро Пате, который был десятником на раскопках в Рано-Рораку. Патер Энглерт больше двадцати лет дружил с пасхальцами, но и он не знал их секрета, а ведь Педро Пате был его ближайшим помощником, он выполнял обязанности пономаря деревенской церкви».

В 1963 году во время пребывания экспедиции на острове Пасхи Ф. Мазьер получил в дар от островитян, «как самое прекрасное свидетельство дружбы» знаменитую рукопись Эстевана Атана, «деревенского капитана», которую Т. Хейердалу пришлось вернуть ее владельцу. «Томеника» — стоит имя знатока письмен на одной из ее страниц.

«Томеника был причастен к созданию рукописей с письменами ронго-ронго до приезда экспедиции Раутледж, ведь он умер через две недели после ее третьего визита в лепрозорий, — констатирует Хейердал. — Если связать эту информацию с тем фактом, что на одной из страниц рукописи Эстевана Атана перечислены названия ночей одного лунного месяца 1936 года, и вспомнить, что в 1955 ходу Габриэль Херевери тоже работал в лепрозории над рукописью ронго-ронго, то перед нами конкретные доказательства того, что усилия островитян сохранить наследие отцов не прекращались в первой половине нашего века и, вероятно, продолжаются по сей день».

В 1956 году член медицинской комиссии Бьерн Экблум видел в деревне Хангароа листок бумаги, на котором начертаны были выцветшими от времени чернилами строки кохау ронго-ронго. Все попытки приобрести этот листок оказались тщетными.

Знаменитая статуя с парусником. Видно, что после раскопок, произведенных Т. Хейердалом, статуя с парусником погрузилась в грунт примерно на 70 см по сравнению с рядом стоящей (те части, которые были под землей темнее, надземные части покрыты лишайниками). Фото Ф. П. Кренделева.

От Миклухо-Маклая до ЭВМ

Хранится ли на острове Пасхи ключ к письменам, оставленный Томеникой или другими знатоками, маори ронго-ронго? Или же островитяне, подобно европейским ученым, сами пытаются проникнуть в смысл письмен, которые и для них остаются тайной? На этот вопрос дадут ответ лишь дальнейшие исследования. Несмотря на то, что кохау ронго-ронго не имеют билингвы (параллельного текста на известном языке), ученые мира не теряют надежды расшифровать иероглифы острова. Ведущая роль в их исследовании принадлежит специалистам, живущим в Советском Союзе.

В записях Н. Н. Миклухо-Маклая приводится интересный разговор с Т. Гексли, известным английским ученым, на заседании Этнографического общества в Лондоне. Т. Гексли полагал, что кохау ронго-ронго это не письмо, а «своеобразный штемпель для выделывания тканей», причем дощечки были «как-нибудь принесены на о. Рапа-Нуи течениями». Н. Н. Миклухо-Маклай не решился сделать окончательный вывод, так как Т. Гексли показывал ему лишь копии с дощечек. Однако позже, увидев в музее Сантьяго оригиналы кохау ронго-ронго, он пришел к выводу, что Гексли был неправ, ибо «ряды значков действительно изображают письмена».

Так, более 100 лет назад выявились две различные тенденции в трактовке письмен острова Пасхи. Одна школа считала кохау ронго-ронго не письмом в полном смысле этого слова, а орнаментальными знаками, мнемоническим средством, памятниками местного искусства, «набором виньеток, достойных самого изобретательного резчика по дереву», пиктографической записью, где «каждый знак стал связываться с определенной фразой или группой слов и заклинанием, но каждая табличка могла употребляться со многими заклинаниями, и с каждым изображением связывались различные фразы». Другая школа считала кохау ронго-ронго письмом, передающим звуковую речь, каким бы примитивным или архаичным ни было его конкретное выражение. Именно на этой точке зрения настаивал Н. Н. Миклухо-Маклай. И что самое замечательное, его соотечественники, русские и советские исследователи кохау ронго-ронго представили наиболее убедительные доказательства правоты такой трактовки иероглифов острова Пасхи!

Незадолго до Великой Отечественной войны при МАЭ — Музее антропологии и этнографии — работал кружок, куда входил и ленинградский школьник Борис Кудрявцев. Темой для своего краткого сообщения на очередном заседании кружка он избрал письмена острова Пасхи — две дощечки, привезенные Миклухо-Маклаем, хранились в МАЭ. Однако вместо ученического доклада было сделано важное научное открытие. Оказалось, что тексты двух дощечек совпадают. Одинаков с ними и текст, начертанный на дощечке из музея Сантьяго.

Отсюда было ясно, что перед нами письмо. Наличие параллельных текстов дает возможность реставрировать поврежденные его части, составить каталог знаков и объективно решить, какой из разнообразнейших значков является основным иероглифом, а какой представляет его вариант.

Началась война и трагическая смерть оборвала жизнь молодого исследователя. Его работа была опубликована после войны членом-корреспондентом Академии наук СССР Д. А. Ольдерогге, чьим учеником был Б. Кудрявцев. По мнению Д. А. Ольдерогге, «в кохау ронго-ронго система знаков еще только вырабатывалась. Это напоминает в известной степени древнейшую иероглифическую письменность Египта времен первых династий, когда система знаков только устанавливалась».

Новый шаг в изучении письмен острова Пасхи сделан советскими учеными Н. А. Бутиновым и Г. В. Кнорозовым, работающими в Ленинградском институте этнографии. О результатах своих исследований они сообщили 19 мая 1956 года на Всесоюзном совещании этнографов в Ленинграде, а затем о них узнал Международный конгресс американистов, собравшийся в том же году в датской столице Копенгагене. Совместная работа Н. А. Бутинова и Ю. В. Кнорозова называлась «Предварительное сообщение об изучении письменности острова Пасхи». Опубликованная в журнале «Советская этнография», она была перепечатана затем в новозеландском «Журнале полинезийского общества».

Советские ученые привели ряд весьма веских доказательств в пользу того, что письмо острова Пасхи передавало звуковую речь, строилось на тех же принципах, что и письмена Древнего Востока, будь то клинопись Двуречья или иероглифика Египта. Более того, они обнаружили на одной из дощечек генеалогию, восходящую от потомка к предку, генеалогию, которая, судя по рассказам стариков, действительно фиксировалась на некоторых кохау ронго-ронго!

«В этой столь долго обсуждавшейся тайне письма острова Пасхи мы не видим никакой трудной проблемы: над ней не работали серьезно, и, более того, те немногие, кто пытался что-либо сделать, не имели ясного представления, что это иероглифическое письмо, и поэтому потерпели неудачу, — писал боливийский археолог и этнограф Ибара Грассо. — Сейчас исследователи из СССР начали серьезное исследование этой письменности, имея точное представление о том, что это иероглифическое письмо. Получение окончательных результатов на этом пути — не более чем вопрос времени».

Однако радужные надежды прочитать кохау ронго-ронго не оправдались. Методика, разработанная в нашей стране под руководством Ю. В. Кнорозова, позволяет выявлять абстрактную структуру языка и его грамматику в тексте, записанном иероглифами, чтение которых неизвестно. Однако, как показывает изучение кохау ронго-ронго, грамматические показатели в них изображались крайне редко, а возможно и вообще опускались. Об этом свидетельствуют исследования математиков. По данным статистики, самые частые знаки это те, что передают грамматические показатели (в любом языке самыми частыми являются грамматические слова — предлоги, частицы, союзы). Самые частые знаки в текстах кохау ронго-ронго не могут считаться грамматическими, так как в текстах часто встречаются их удвоения. В полинезийских языках грамматические показатели не удваиваются. Удваиваются лишь основы слов, корневые морфемы. Отсюда напрашивается вывод: письмо кохау ронго-ронго не совсем обычно, в нем пропускаются артикли, частицы и другие грамматические показатели.

Если это так, то для расшифровки письмен кохау ронго-ронго нужны методы, ориентированные не на грамматику, а на семантику, смысл текста, исходя из распределения знаков внутри строки, повторяющихся сочетаний знаков и т. д. Будем надеяться, что такие программы будут в скором времени созданы и «говорящее дерево» острова Пасхи наконец-то заговорит!

Ученые нашей страны принимают участие не только в решении самой запутанной проблемы острова Пасхи — расшифровке его письмен. Не менее весом их вклад и в другую «тайну» острова — историю его происхождения, которая, быть может, неразрывно связана с историей людей, обитающих на нем.

Геология острова Пасхи

Попытки связать воедино историю геологическую и историю «человеческую» предпринимались с незапамятных времен. И по сей день ломаются копья в споре о том, был или нет в Тихом океане материк Пацифида. До самого последнего времени геологии самого острова Пасхи почти не уделялось внимания. Первая монография, посвященная этой, казалось бы, ключевой теме, появилась лишь в 1976 году.

Первооткрыватели Пасхи, естественно, геологами не были и свое внимание обращали в основном на статуи и островитян. Так, в дневниках Дж. Кука говорится лишь о том, что остров вулканический, никакого геологического описания в них нет. В записках Дж. Лаперуза мы находим слова о том, что каменные исполины «сделаны из одной вулканической породы, которая известна естествоиспытателям под именем лапилло. Этот камень так красив и легок, что офицеры Дж. Кука сочли его за искусственный известняковый состав, постепенно затвердевающий в воздухе». Капитан Дж. Лаперуз взял на пробу несколько камней с острова и отметил, что все они состоят из лавы различной прочности. Теми, которые легче выветривались, жители пользовались во внутренних частях острова, у берегов они «употребляли более компактную лаву, рассчитанную на длительную прочность».

Первое геолого-географическое описание появилось лишь в 1920 году, причем дал его ботаник К. Скоттсберг, посетивший остров в 1917 году.

Более полное описание дал американский ученый Л. И. Чабб, сравнивший геологию острова Пасхи с архипелагом Галапагос и островом Кокос, лежащими к северу от экватора. Главный его вывод сводился к тому, что катастрофические геологические события происходили на острове десятки миллионов лет назад, где-то на рубеже «эры ящеров», мезозойской, и современной кайнозойской эры. За последние же тысячелетия остров, как говорит ученый, «не понизился ни на ярд». Публикация Л. И. Чабба появилась в 1933 году. В том же году на острове Пасхи в течении 8 дней работал американский геолог М. Бэнди, сделавший довольно подробное петрографическое описание пород и выполнивший 24 силикатных их анализа. Однако первая схема геологического строения острова Пасхи появилась только в 1967 году. В краткой заметке П. Бейкер давал самое общее представление об острове. В том же 1967 году была сделана попытка определить возраст вулканических пород острова, а также определить его палеомагнетизм. Экспедиционное судно «Карусел» Океанографического института Скриппса, расположенного в США, в Калифорнии, с этой целью на три дня подходило к острову Пасхи. Взятые пробы позволили определить возраст пород с помощью так называемого калий-аргонового метода. Все они, вопреки мнению Л. И. Чабба и тех исследователей, которые относили возникновение острова Пасхи ко временам динозавра, дали поразительно молодую дату — менее одного миллиона лет! В среднем шесть проб дали цифры 0,72±0,43 миллиона лет. Но, к сожалению, такие данные представляют небольшой интерес для науки. Все измерения шли на пределе возможностей датировки с помощью калий-аргонового метода.

18 августа 1972 года к острову Пасхи подошло советское научно-исследовательское судно «Дмитрий Менделеев». На борту его находилась большая группа океанологов, геофизиков, гидрохимиков, геологов в том числе и один из авторов этих строк. До того как высадиться на остров, были тщательно проработаны все геологические и геофизические данные о Рапа-Нуи, к сожалению, немногочисленные, а также сделаны выписки из путевых дневников и археологических работ, где приводились сведения, касавшиеся геологии. Специалисты разбились на девять полевых отрядов. Каждый из них отвечал за обследование одного из девяти районов острова — отбирал коллекции пород, минералов, воды. Таким образом, пробы были взяты в наиболее интересных точках острова.

Породы, собранные на острове, были подвергнуты различного вида анализам как на борту «Дмитрия Менделеева», так и по возвращении в лабораториях нашей страны. Результатом явилась монография «Остров Пасхи. Геология и проблемы». Вполне понятно, что работа поставила вопросы, прежде не возникавшие перед исследователями. Факты, добытые геологами на Рапа-Нуи, заставили не только по-новому посмотреть на историю его геологического развития, но и связать ее с нерешенными проблемами археологии, этнографии и записанной в легендах истории острова.

Общий вид острова Пасхи с вершины вулкана Рано-Рораку на юго-запад. На среднем плане похожий на террикон конус паразитного вулкана Мауна Тоа-Тоа; на заднем плане — усеченный конус кратера Рано-Као справа холмы вулканов Мауна Ориту и Пуна-Пао. У подножия Рано-Рораку стоящие и лежащие истуканы нижнего горизонта туфов. Фото Ф. П. Кренделева.

Остров и океан

Наше время сравнивают с эпохой великих географических открытий. Только на сей раз человечество открывает для себя не земли, разделенные Атлантикой, Индийским или Тихим океаном, а сами океаны и прежде всего их дно. Одним из самых поразительных открытий нашего столетия справедливо считают обнаружение системы подводных хребтов, которая опоясывает планету цепью гор длиной в 60 тысяч километров, то есть в полтора раза длиннее экватора. Сначала был открыт Срединно-Атлантический хребет, проходящий точно по середине Атлантики. Оказалось, что его южная оконечность переходит в Срединно-Индийский хребет, пересекающий Индийский океан, а тот, в свою очередь, связан с западным окончанием Южно-Тихоокеанского хребта в районе Антарктических вод.

Южно-Тихоокеанский хребет, как выяснилось позднее, переходит в Восточно-Тихоокеанское поднятие, проходящее через весь Великий океан с юга на север. От прибрежных вод Антарктики до Мексиканского побережья протянулась эта грандиозная подводная страна. Ширина ее превышает порой 2 тысячи километров, общая длина равна 15 тысячам километров, а горы высятся от 1 до 3 километров над океанским дном. К востоку от поднятия лежит область ровных участков дна, лишенных островов и атоллов, а к западу от нее разбросаны многочисленные архипелаги Полинезии, Микронезии и Меланезии с их бесчисленными вулканическими островами и коралловыми атоллами.

«В районе острова Пасхи хребет суживается до 400–450 миль, — пишет Г. Б. Удинцев в монографий, посвященной геоморфологии и тектонике дна Тихого океана. — Осевая зона хребта, оконтуриваемая изобатой 3000 м, вначале расширяется до 150 миль близ острова Пасхи, а затем сокращается до 90—120 миль. Минимальные глубины над хребтом в области острова Пасхи равны в среднем 2300–2800 м, а над отдельными пиками — 1510, 1639, 1138, 1304 м».

Помимо срединных океанических хребтов существуют еще и другие. Один из таких хребтов проходит перпендикулярно западному побережью Южной Америки. Надводной частью этого узкого вытянутого хребта являются унылые скалы Сала-и-Гомес. Подводный хребет, продолжаясь от этих скал на запад упирается в Восточно-Тихоокеанское поднятие. Здесь-то и находится остров Пасхи!

Совсем недавно в Тихом океане были обнаружены грандиозные разломы, которые справедливо именуют «самыми прямолинейными элементами» рельефа нашей планеты. При ширине всего лишь в 100–200 километров они протягиваются на несколько тысяч километров по дну океана. Таких разломов открыто более десятка. Один из них проходит через остров Пасхи и скалы Сала-и-Гомес, то есть Моту-мо-тере-Хива из древних легенд пасхальцев.


Вершина кратера Рано-Рораку. Прекрасно видна матрацевидная отдельность тахилитовых туфов верхнего горизонта, определяющая размеры статуи. Вдали — вулкан Пу-Акатики с рощицей эвкалиптов в небольшом кратере. Справа в море островок-скала Моту Маротири. Уступ Те-Хахарова обрывает полуостров Поике. Отчетливо видно, что склоны вулкана лишены камней, а справа внизу (от бухты Тангароа) поверхность главной части острова камениста. Это и послужило основой для легенды о бунте «короткоухих» против «длинноухих». Темные линии — загородки из камней для того, чтобы овцы не бродили бесконтрольно по острову. Фото Ф. П. Кренделева.


Главные черты строения юго-восточной части Тихого океана и эпицентры землетрясений 1900–1972 гг. (по К. В. Стоверу, 1973). Эпицентры землетрясений: 1 — более 2 баллов; 2 — более 6,5 баллов; 3 — то же за 1961–1972 гг.; 4 — зона континентальных землетрясений; 5 — рифтовые зоны и широтные трансформные разломы; 6 — Галапагосский подводный хребет.


Разломы эти, по мнению многих современных геологов и океанологов, являются результатом «дрейфа материков», расширением дна океана. Они как бы разрезают его дно на огромные плиты. Остров Пасхи лежит в районе стыка не только подводных хребтов, но и гигантских плит, составляющих дно Тихого океана. Это плита Наска, расположенная между Восточно-Тихоокеанским поднятием, проходящим в районе островов Галапагос и берегами Перу. Это плита Пацифика, занимающая огромное пространство к западу от Восточно-Тихоокеанского поднятия и, наконец, плита, зажатая между Чилийским береговым хребтом и Восточно-Тихоокеанским поднятием. Все это делает положение острова уникальным.

Загадки острова Пасхи — это и одна из самых животрепещущих и актуальных проблем современной геологии. Можно надеяться, что данные, полученные геофизиками, геологами, океанологами, вулканологами и другими представителями точных наук, смогут по-новому осветить давно известные факты и помочь найти решение проблем, над которыми безуспешно бились этнографы, археологи, историки.

Попробуем взглянуть по-новому на полинезийские легенды, повествующие о возникновении островов их гибели в пучинах океана.

IV. Книга легенд

Наша Земля раньше была большой страной, очень большой страной. Поднялись волны и страна сделалась маленькой.

Миф о сотворении острова Пасхи

Чудесные рыбы Мауи

Удивителен, многообразен и поэтичен фольклор жителей Полинезии. Тут и мифы, повествующие о сотворении мира, и немудреные сказки, вроде похождений братца Кролика, только вместо кролика выступают черепаха или осьминог, и предания о славных деяниях предков, покоривших величайший океан нашей планеты, и нежные любовные песни, и сказания о богах и героях. Но больше всего любят полинезийцы рассказывать о похождениях Мауи.

Мауи — шутник, Мауи — культурный герой, Мауи — плут и обманщик, Мауи — сверхчеловек, Мауи — младший, то есть «низший», сын в семье, Мауи — полубог, Мауи — нарушитель священного запрета, табу, и высшей воли богов, Мауи — «герой полинезийского пролетариата и нонконформистов», как называет его гавайская исследовательница Ц. Луомала, посвятившая мифам о Мауи великолепную монографию. Имя Мауи известно на островах, разбросанных на площади свыше 20 миллионов километров. Редко какой другой фольклорный персонаж может похвастаться такой популярностью! Разве что наш русский Иванушка-дурачок, который на поверку оказывается вовсе не дурачком-неудачником, а умным и находчивым парнем.

Одно из самых замечательных дел Мауи — это ловля островов с помощью чудесного крючка. Причем почти все большие острова Полинезии, согласно мифам, обязаны своим происхождением Мауи и его волшебному ужению. Так рассказывают тонганские мифы.

В Центральной Полинезии, согласно преданиям, Мауи насадил на крючок красные перья, атрибут верховных вождей и жрецов. На приманку эту клюнула не обычная рыба, а целый остров. С веселой песней тащил ее со дна великий Мауи и, вынимая удочку из воды, пропел последний куплет:

Моя рыбка попалась на крючок,
Она поднимается в мир света.
Наконец, моя рыбка
Показалась над волнами,
Это — Таити.

«Те Ика-а-Мауи» — «Рыба Мауи», — так называют коренные жители Новой Зеландии, маори, Северный остров. Причем отдельные особенности рельефа объясняются историей поимки чудесной рыбы. Братья Мауи, не послушав совета волшебного рыболова, захотели разделить добычу. Дремавшая на поверхности океана рыба-остров проснулась, задрожала, и ее тело покрылось складками — так появились на Северном острове Новой Зеландии горы, скалы и долины.

Наблюдательные и поэтичные маори с помощью мифа объяснили происхождение Северного острова, действительно напоминающего очертаниями ската с заливом-выемкой на восточном берегу. Но рассказы о чудесном рыболове Мауи заставляют подумать и о другом. Мауи известен не только в Полинезии, но в Микронезии и даже в Меланезии, например на новых Гебридах. Сказания о нем — это один из древнейших пластов полинезийского фольклора, они уходят в глубь тысячелетий. Мифы об островах, которые удил Мауи, в общем-то верно, хотя и в образной форме, трактуют о происхождении архипелагов Полинезии: большинство их образовано деятельностью вулканов, они и в самом деле поднялись со дна океанов. На коралловых атоллах бытуют иные легенды, которые связывают происхождение мира с магической коралловой ветвью.

Разумеется, рождение таких вулканических островов, как Самоа, Тонга, Маркизские, Таити и другие, происходило многие сотни тысяч, а то и миллионы лет назад. На Гавайях, также порожденных вулканической деятельностью, ученые имеют счастливую в можность проследить всю историю рождения островов из пучин океана. Сначала вулкан находится под водой. Он растет до тех пор, пока не выходит на поверхность. При застывании горячих лав на уровне уреза воды образуются блоки пород, напоминающие по внешнему виду подушки. Отсюда и название «подушечные лавы», как важнейший признак образования твердых пород точно на уровне океана. Если деятельность вулкана на этой стадии не возобновляется, а волны срезают берега, сгрызают вершину, то образуется гора с плоской подводной вершиной. Такие горы носят собственное название «гайот». В Тихом океане открыто много сотен таких плосковершинных гор, когда-то, безусловно, воздымавшихся над поверхностью вод. Плоские вершины ныне располагаются не только на глубинах до 200 метров, а иногда на 1–1,5 километра и более, а это значит — дно океана в этом месте опустилось, потому что волнение на такие глубины не распространяется.

Однако многие вулканы, достигнув поверхности океана, продолжают свою титаническую работу. Тогда над океаном появляются и растут вулканические конусы с кратерами на вершине. Но в таком случае подушечные лавы не образуются: лавовые потоки, застывая, дают покровы вулканических океанических базальтов, которые можно отличить от материковых. Океанические базальты имеют собственное название «толеиты». Очень важно найти горизонты подушечных лав, так как они отмечают момент рождения вулканического острова, его «выныривание» из океанических пучин. Бывают случаи, когда такие горизонты располагаются высоко в горах: это значит, что океаническое дно в этом районе океана воздымается.

Сильнейшие взрывы вышвыривают гигантские массы пеплов из центральной части вулканического конуса, и образуются громадные кратеры. Таков кратер Рано-Рораку. Но чаще всего в океанах изливаются жидкие лавы, как на Гавайях. Непрерывно на памяти человечества кипит жидкая лава в громадном кратере, проплавляет иногда боковую стенку и изливает свой расплавленный груз тонкими слоями. Подземный бог Вулкан будто блины печет, выливая каменное тесто (магма в переводе на русский и означает «тесто»). Постепенно образуются стопки таких многокилометровых в поперечнике «блинов». Такие вулканы называются стратовулканами, то есть слоистыми. Когда море «обгрызает» берега, в каменистых обрывах можно наблюдать такую «слоенку». Чем древнее остров, чем раньше он вышел из морских глубин, тем большему воздействию эрозии он подвергался, тем больше каменных страниц могут перелистать и прочесть геологи, пользуясь геологическими методами. Разумеется, никто из полинезийцев не был, да и не мог быть свидетелем рождения из пучин Таити или Гавайского архипелага. И тем не менее на глазах жителей Полинезии, совершавших плавания по Тихому океану, могли рождаться новые острова и островки. Ведь даже ученые, начавшие исследовать острова Полинезии сравнительно недавно, имели возможность наблюдать рождение новых островов вулканов.

В 1928 году неподалеку от архипелага Тонга появился новый остров, названный Фалькон, длиной около 2 миль. Вулкан, породивший остров, продолжал изливаться в течение длительного времени. Через несколько лет Фалькон возвышался уже почти на 200 метров над уровнем моря. Однако не сдавался и океан. Волны неумолимо наступали на новорожденный остров, и к началу 50-х годов превратили его в банку. Причем размеры этой банки неумолимо сокращались со скоростью более метра в год. Судьба Фалькона, казалось, была решена, но притихший вулкан возобновил свою деятельность, и остров снова начал расти.

Тонганцы назвали Фалькон «Новой Землей» — Фонуа Фо’оу. Возможно, их предки не раз были свидетелями рождения подобных островов-вулканов и это породило мифы о Мауи, вылавливающем землю из пучин океана.

Если в полинезийской мифологии есть мифы о рождении островов в океане, которые имеют под собой рациональную основу, то, вероятно, в ней есть и другие, повествующие о гибели земель в пучинах, этого океана?

Легенды о потопе

Легенды о потопе распространены в самых различных частях света, от Европы до Австралии. Конечно, речь идет в них не о библейском всемирном потопе, насланном за грехи людей, а о стихийных бедствиях — наводнениях, гигантских волнах-цунами, штормовом нагоне воды в устья широких рек, таяньи снегов и т. д., — которые затем облеклись в одежды мифов, преданий, легенд, жреческих учений о «конце мира». Подобные рассказы записаны и на островах Полинезии. Первым их записал Д. Моренхут, один из создателей гипотезы о Пацифиде. Французский фольклорист Шарль Кайо обнаружил на коралловом архипелаге Туамоту, который, по словам всех специалистов, больше других полинезийских земель сохранил свою самобытность, сказание о предках жителей острова Хао. В нем говорится о том, как «с верхнего пространства, с неба, полился дождь, и земля наша была залита водой. Гнев Ватеа сломал двери неба, ветер был спущен с цепей, дождь полился потоками — и земля была разрушена и залита морем. Рата, жена его и трое детей с женами укрылись в лодке и через шестьсот эпох, когда вода спала, вышли из нее».

Перекличка с библейским сказанием о потопе очевидна. Однако вряд ли рассказ, записанный Ш. Кайо, является простым пересказом библии. Ш. Кайо утверждает, что и легенда атолла Хао, и «другие традиции потопа содержат много слов, которые теперь туземцы не понимают», ибо эти слова вышли из употребления и сохраняются лишь в древних сказаниях. Жители Туамоту говорят, что легенды эти рассказывались их предками «еще до появления европейцев».

Сходную картину можно наблюдать и на Гавайских островах, где наряду с полинезийским богом Тане (в гавайском произношении — Кане) фигурирует мудрый Нуу, в котором легко распознать библейского старца Ноя. Древняя гавайская легенда, по словам ее рассказчиков, «переданная от бесчисленных поколений», говорит о том, что в Тихом океане некогда существовал континент, называвшийся «Ка-Хоупо-о-Кане» (Солнечное сплетение бога Тане). Включал этот континент все полинезийские острова, от Гавайев на севере до Новой Зеландии на юге, а на запад простирался до архипелага Фиджи. Потоп, именуемый «Каи-а-Ка-Хине-Алии» (Океан, повергнувший вождей), залил своими водами весь континент, остались лишь горные его вершины — нынешние острова Полинезии и Фиджи. Только немногим удалось избежать гибели с помощью мудреца, которого звали Нуу.

К сожалению, в приведенных легендах трудно различить, что же в них исконно полинезийское, а что является «добавкой» от библии, которую усердно пропагандировали миссионеры. Для доказательства своей правоты они искусно вплетали библейские мотивы в ткань древних преданий. Полинезийские жрецы использовали эти мотивы для того, чтобы придать больший авторитет сказаниям, завещанным предками. Но вот на острове Пасхи удалось записать легенды, которые уже никто не сможет заподозрить в связи с библейским преданием о потопе.

Остров Пасхи был колонизован великим вождем Хоту Матуа, который жил в марае-ренго, в области Маори, на Хиве. В одной из версий легенды говорится, что Хоту Матуа прибыл на остров Пасхи с какого-то острова, который медленно погружался в воду, так что во время прилива его заливало водой.

Другая легенда, связанная с Хоту Матуа, рассказывает, что великий вождь сидел на склоне вулкана Рано-Као, в священном поселении Оронго, и смотрел через островок Моту-Нуи в сторону своей родины. Между тем никаких земель в этом районе нет. Быть может, и мифы о потопе, записанные на Гавайях и архипелаге Туамоту, и легенды о Хоту Матуа и его затонувшей родине говорят об одном и том же — гибели земель в Тихом океане, которая происходила не миллионы лет назад, а уже на памяти людей?

Реставрированные аху в бухте Куш Хангароа, на берегу залив Кука. Первый справа тот истукан, голова которого отпилена и увезена в Париж (Музей Трокадеро). Фото Ф. П. Кренделева.


Реставрированная Аху Ваи Уре в бухте Хангароа. На заднем плане — единственный ныне на острове истукан с «шапкой» (пукао) на голове. Истуканы установлены с подкладкой камней вроде клина. Фото Ф. П. Кренделева.

«Нет» Пацифиде…

Слово «нет», поставленное в заголовке, не относится к Пацифиде геологической, материку, который мог находиться на месте Тихого океана или его части многие десятки или сотни миллионов лет назад. Споры о нем не прекращаются и по сей день.

По мнению одних исследователей — геологов, геоморфологов, океанологов, геофизиков, географов и других, очертания материков и океанов остаются в основных своих размерах постоянными. Океан всегда океан, а материк — материк. Стало быть, не может быть никакой Пацифиды на месте Тихого океана.

В последние годы наибольшую популярность получила теория тектоники плит, развившая гипотезу «дрейфа материков», выдвинутую в начале нашего века Альфредом Вегенером. Не будем вдаваться в ее тонкости, но заметим, что, согласно этой гипотезе, материков в Тихом океане не должно быть. Некоторые исследователи предполагают существование Мелантиды и Тасманиды, названных так по островам Меланезии и Тасмании. Названия эти предложил крупнейший знаток дна Тихого океана — Генри Менард, оговорив, что они не только созвучны названию Атлантиды, но и подразумевают такую же сомнительность их существования в прошлом. Но если предположить, что Мелантида и была, то она затонула многие миллионы лет назад и не имеет никакого отношения ни к острову Пасхи, ни к легендам и мифам полинезийцев.

Однако есть и третья точка зрения, которую отстаивает ряд советских и зарубежных ученых, включая и такого видного ученого, как В. В. Белоусов. По мнению этих ученых, Пацифида в Тихом океане существовала. Речь уже шла о Восточно-Тихоокеанском поднятии — грандиозной горной стране, тянущейся через океан, но погруженной под его воды. Параллельно ей, но уже на суше, расположена гигантская горная цепь Анд — Кордильер, занимающая тихоокеанское побережье Америки. По мысли В. В. Белоусова, это две половины одной колоссальной складчатой зоны, у которой одна половина, западная, погружена под воду, а вторая является цепью гор, образующих Кордильеры и Анды. Когда-то обе половины находились на поверхности и были сушею, материком, то есть Пацифидой. Но повсюду, где стороннике Пацифиды предполагают существование древнего затонувшего материка, геофизики находят не материковую, а океаническую кору. Материковая кора может превратиться в океаническую, лишившись гранитного слоя, присущего только ей, но такое преобразование идет не один десяток миллионов лет. Эти масштабы геологии несовместимы с масштабами человеческой цивилизации, а тем более заселения Полинезии, которая насчитывает несколько тысяч лет.

Ни сторонники существования Пацифиды, ни их оппоненты не сомневаются в том, что все острова Полинезии, за исключением коралловых атоллов, созданы деятельностью вулканов. Но каких? Подводных, поднявших эти острова из пучин? Или вулканов, извергавшихся на континенте Пацифида, который был затоплен?

Если вулканические острова — остатки материка, то в них должны быть породы, свойственные не океанической, а материковой коре, и прежде всего граниты. Следы этих гранитов пытаются найти сторонники Пацифиды на островах Полинезии. Не раз появлялись в печати сообщения о том, что на том или ином острове обнаружены «материковые» породы. Однако при тщательной проверке оказывалось, что это совсем не так. По крайней мере, никаких континентальных масс на дне океана в районе и на самом острове Пасхи не обнаруживается.

Окончательный удар гипотетическим материкам — Пацифиде, Атлантиде и многим другим — нанесли результаты бурения скважин на дне всех океанов и поднятые колонки грунтов. Дело в том, что в последние годы осуществляется широкая программа разбуривания дна океанов. Тихий океан разбурен регулярной сеткой скважин и освещен линиями грунтовых колонок. Густота сети и маршрутов такова, что укрыться материку негде. Точнейшими методами радиогеохимии океанологи научились определять скорость отложения осадков на дне океана. В частности, один из авторов во время рейса на «Дмитрии Менделееве» как раз и занимался этим вопросом. Оказалось, что скорость отложения осадков в окрестностях острова Пасхи и по всей Перуанской котловине составляет 1,5 мм за тысячу лет. На основании этого можно сделать вывод: если бы имелся на дне материк, опустившийся на памяти людей, то на нем не было бы осадков, они не успели бы накопиться. Фактически все трубки из скважин поднимали до 15 метров осадочных пород, что соответствует 30 миллионам лет. Данные сейсмопрофилографов отчетливо вырисовывают громадную мощность осадков, более 150 метров. А это значит, что и сотни миллионов лет тому назад предполагаемых материков в Тихом океане не было.

… и «да» островам

Однако нельзя быть уверенным в том, что в Тихом океане не могли существовать когда-то острова, ныне затонувшие. Есть неопровержимые доказательства того, что число островов было гораздо большим, чем ныне. Да и сами архипелаги и острова Полинезии являются лишь вершинами хребтов, в то время как их основная часть покрыта океаном.

Цепочка Гавайских островов — это только надводная вершина огромного Гавайского хребта, порожденного более чем 50-ю вулканами, сомкнувшими свои основания и образовавшими непрерывную гряду шириной в 200–300 километров, протянувшуюся более чем на 2000 километров. Хребет этот постепенно погружается в океан, особенно его северо-западная часть. Вот почему самый южный остров архипелага, Гавайи, самый крупный, и чем дальше на север, тем меньше по размерам становятся острова и вулканы.

Мы уже говорили о гайотах, плосковершинных горах, порожденных вулканами, которые так и не стали островами. Многие гайоты дали начало коралловым атоллам. Крошечные организмы строили свои удивительные постройки с той же скоростью, с какой шло опускание гайота.

Еще Чарльз Дарвин со ссылкой на О. Е. Коцебу предложил рассматривать «лагунный остров как монумент, сооруженный мириадами крошечных архитекторов, чтобы отметить место, где земля оказалась похороненной в океанической пучине». Бурение, произведенное на атоллах Тихого океана, подтвердило их правоту. Кораллы не могут жить на глубине, превышающей 60 метров, а это значит, что каждый метр «толщины» атолла соответствует метру погружения суши или мелководной банки, на которой стал расти атолл. Оказалось, что эта «толщина» достигает в некоторых местах полутора километров. Вот на какую глубину опустилась здесь суша!

Естественно, что сроки такого процесса немаленькие: погружение длится миллионы лет. Однако сами коралловые острова могут быть уничтожены буквально за несколько часов. «Известны случаи полного исчезновения коралловых островов, — пишет профессор М. В. Кленова в своем учебнике “Геология мира”. Так, например, во время шторма совершенно исчезли и превратились в отмели два островка из группы Каролинских. Известны случаи нахождения под водой на поверхности рифов полуразрушенных зданий и останков деревьев, росших прежде выше уровня моря… Почти каждый шторм вносит изменения в очертания и количество коралловых островов».

Гибель островов, происходившая на памяти людей, естественно, отразилась в преданиях и легендах. Так, Н. Миклухо-Маклай во время своего путешествия по островам Микронезии, записал местное предание о том, как жители острова Вуап «перебрались сюда с другого острова, который опустился в море». Ученый не только зафиксировал легенду, но и проверил ее истинность. На картах, к северу от Вуапа, он нашел отмель, которая «соответствует этому, по преданию, затопленному острову».

Не отвечают ли истине и предания полинезийцев, говорящие о затонувших землях? И прежде всего той земли, с которой, по легендам острова Пасхи, прибыл Хоту Матуа и его подданные? Происходит ли гибель островов на этом участке Тихого океана не в геологически-отдаленные времена, а на памяти человечества?

По всей видимости, да. Ибо буквально на наших глазах гибнет ближайший сосед Пасхи — остров Сала-и-Гомес.

Агонизирующий остров

Остров Сала-и-Гомес был открыт в 1793 году. В 1816 году мимо острова, пытаясь разыскать загадочную Землю Дэвиса, прошел русский корабль «Рюрик» под командованием О. Е. Коцебу. Собственно, это был не остров, а голая скала, окруженная бурунами и «пенокипящими» рифами к северу от них. «Никакая зелень не украшает голых скал, здесь рассеянных и придающих острову вид печальных развалин», — писал О. Е. Коцебу. Но он же отметил, что склоны острова покрыты зеленью, а на подходе к нему поражает обилие различных рыб и птиц, в том числе пеликанов. На остров русские моряки не высаживались.

Впрочем, так поступали не только первооткрыватели острова, но и другие моряки, вплоть до XX века Лишь в 1935 году ему нанес краткий визит X. Фальке, находившийся на борту чилийского военного судна «Генерал Бакедано», затем в небольшой заметке он кратко описал топографию и фауну острова. В 1957 году остров посетили три геолога и два моряка, а в 1960 году здесь провели несколько часов американские исследователи Р. Фишер и Р. Норрис. Вот почему с борта «Дмитрия Менделеева» 21 августа 1972 года был произведен настоящий научный десант на этот почти неисследованный остров. В нем участвовали пять геологов, географ, биолог, гидрограф, магнитометрист и другие специалисты. Впервые нога русского ступила на остров, носивший когда-то русское название — Вахрамова скала.

Участники экспедиции собрали образцы пород и минералов, раковины каури и морских ежей, выполнили радиометрические измерения, магнитные наблюдения, определили координаты острова, засекли высотные отметки. На острове нет ни кустика, ни деревца; только в нескольких расщелинах прячутся от ураганных ветров сочно-зеленые, хрустящие веточки солелюбивых растений, напоминающих камнеломки. Им посчастливилось увидеть паучка, торопливо пробегавшего по скале, занесенного сюда, видимо, случайно ветрами, собрать коллекцию птичьих яиц.

Лоция острова дает только приблизительное о нем представление. Буруны образуют почти замкнутое кольцо, подчеркивая контур едва не нацело уничтоженного кратера. Сохранившаяся половинка напоминает в плане седло, через узкий перешеек во время бурь и штормов перекатываются волны. На самом перешейке сохраняются котлы, образовавшиеся при разрушении верхних стенок вулканических пузырей. В этих природных ваннах плещется теплая вода, прогреваемая тропическим солнцем, а в них растут кораллы. Вся скала сложена пузыристыми лавами. Иногда пузыри соединяются друг с другом, образуя причудливые пещеры и гроты. Она вся пронизана кавернами и пустотами, поэтому океан так быстро и разрушает ее. Там, где на уровне океана волна ударяет в горловину грота, слышится неясный гул, утробное урчание воды, берег дрожит, а потом где-нибудь вдали от него вырывается мощная струя воды.

Батиметрические измерения показали, что у скалы имеется солидное основание в форме почти усеченного конуса. Плоская вершина острова располагается на глубине 120 метров, а от сохранившейся воронки кратера торчит, как зуб, только северо-восточный осколок кратера. Шаровые лавы лежат в этом «осколке» как раз на уровне океана. Сколько же миллионов лет потребовалось океану, чтобы срезать практически всю верхушку острова! Пройдет еще какое-то время и океан уничтожит последний осколок и появится еще один гайот.

Остров гибнет, и гибнет жизнь на нем и вокруг него. Обычно на цветущих островах растут коралловые рифы. Остров тонет, но кораллы успевают наростить его и тогда образуются коралловые атоллы. Но разрушение Вахрамовой скалы идет быстрее, чем рост кораллов. Да и кораллы не защищают остров, а ютятся с подветренной стороны, между скалами, и тоже гибнут. С глубин до 80 метров дночерпательные снаряды поднимают коралловый песок и мертвые кораллы.

Гибнет жизнь и на поверхности острова. В 1816 году Отто Коцебу видел и описал зеленый остров с множеством пеликанов. Теперь на абсолютно голом острове пеликанов не видно. Возможно, их гнездовья уничтожила волна цунами? Высшая точка острова имеет отметку 31 метр, а в 1961 году волна цунами при печально знаменитом чилийском землетрясении достигала в этом районе высоты 23 метров. Значит, более 90 % всей поверхности острова было под волной, после которой остались гнездовья птиц только близ вершины острова.

Гибнет ли легендарный Моту-мо-тере-Хива, на котором, как говорит его название, останавливались древние мореплаватели, чтобы плыть на родину? Может быть, речь в легендах идет не об острове Сала-и-Гомес, а где-то в этом районе несколько сотен лет назад существовал другой остров, ныне исчезнувший?

Утонувшие острова?

Остров Сала-и-Гомес — единственная надводная вершина великого горного хребта, имеющего одноименное с ним название и протягивающегося острова Пасхи до меридиана архипелага Хуана Фернандеса. Была ли эта вершина единственной? Геофизические данные говорят об этом сдержанно. Дело в том что этот хребет располагается в асейсмической зоне, то есть в этом подводном хребте не было серьезных подвижек и землетрясений с тех пор, как начались регулярные сейсмические наблюдения. Примерно с 1900 года здесь не было зарегистрировано ни одного приличного землетрясения. Но было ли так всегда? Вряд ли…

В рассказе мореплавателей о поисках Земли Дэвиса отмечалось сильнейшее моретрясение в этом районе. Отто Коцебу в 1916 году описал моретрясение за сутки до подхода к траверсу Вахрамовой скалы. Бывалые моряки отмечали отмели среди океана, корабль садился на отмель и чудесным образом сходил с нее. Только много лет спустя была найдена причина необычного поведения кораблей на море — треск по швам переборок, дрожание. Это происходило во время моретрясения.

Ничего необычного в этих природных явлениях нет, если рассматривать их в условиях описываемого района. Вдоль срединного океанического хребта в Тихом океане сейсмологи засекли цепь непрекращающихся моретрясений. Особенно часто они происходят там, где хребет Сала-и-Гомес пересекается с Восточно-Тихоокеанским поднятием. Сейсмическая зона отчетливо прослеживается от 80 до 130 градуса западной долготы, а эпицентры моретрясений располагаются где-то между 113,5 и 116,5 градуса западной долготы, на протяжении около 300 километров (остров Пасхи лежит на 109,5 градуса западной долготы, а Сала-и-Гомес — под 105,5 градуса той же долготы).

Сейсмостанция, находящаяся ныне на острове Пасхи, ежегодно фиксирует десятки крупных землетрясений, происходящих в океане. С 1900 по 1972 год бере говые станции Южной Америки отметили здесь 17 сильных землетрясений, из них четыре были очень сильными, свыше 6,5 балла (по 9-балльной системе). Самое сильное землетрясение произошло в Тихом океане в 200 милях от побережья Колумбии и Эквадора 31 января 1906 года. Его магнитуда была близка максимальной — 8,9 балла. Энергия, затраченная при этом, эквивалентна энергии, которая бы выделилась при взрыве 120 000 атомных бомб! В Тихом океане находился эпицентр Чилийского землетрясения 1960 года, полностью разрушившего города Консепьсьон, Вальдивия, Пуэрто-Монт и многие другие. В руины была обращена территория свыше 200 тысяч квадратных километров, бóльшая, чем площадь Англии.

Данные океанологии, вулканологии, сейсмологии, изучающей землетрясения и моретрясения, говорят, что геологические процессы в районе острова Пасхи напряженны и интенсивны. Начались они несколько миллионов лет назад и не прекращаются по сей день. В 1958 году этот район исследовали ученые на советском экспедиционном судне «Обь». Они обнаружили, что с востока к острову Пасхи «примыкает еще много подводных вулканов с вершинами, отстоящими от поверхности океана всего на 500–700 метров, — пишет участник экспедиции А. В. Живаго. — Выясняется, что под водой здесь лежит целое вулканическое нагорье, и лишь небольшая его часть — остров Пасхи — высится над океаном. Свежесть форм донного рельефа и наличие больших масс вулканического стекла и пепла в самых верхних горизонтах отложений свидетельствуют о том, что вулканические процессы на дне продолжаются и сейчас. На разных глубинах вблизи острова мы обнаружили также поверхности глыбовых лав, почти не прикрытых наносами».

Ту же картину обнаружила и экспедиция на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» при изучении глубоководного желоба, тянущегося от острова Пасхи к острову Сала-и-Гомес.

… В легендах об острове Пасхи говорится, что Хоту Матуа смотрел через островок Моту-Нуи в сторону своей затонувшей родины, сидя на склоне вулкана близ Оронго. «Птичий островок» Моту-Нуи можно видеть только с южного склона Оронго.

Сейчас кроме этого островка, на тысячи километров к западу и югу нет никаких других земель. Но, возможно, Хоту Матуа, живший за много веков до нашего времени (а если верить «длинным» генеалогиям, то более 1000 лет назад!), видел не только Моту-Нуи, но и вершины каких-то подводных гор. Они расположены к югу от острова Пасхи на продолжении подводной гряды Восточно-Тихоокеанского поднятия и, быть может, во времена Хоту Матуа выходили на поверхность. Впрочем, и на самом острове Пасхи мы услышали удивительную легенду, гласящую, что некогда «Пуи Земли» был большой страной. Легенда эта настолько интересна, что стоит привести ее полностью.


Истуканы на внешнем склоне Рано-Рораку. Почему их называют «длинноухими»? Упавший истукан лежит лицом вниз. Фото Ф. П. Кренделева.


Истуканы на внешнем склоне Рано-Рораку. Лежат они лицом вверх, а наклонившиеся ориентированы в том же направлении, в котором расположена ось лежащего исполина. Фото Ф. П. Кренделева.

Каинга Нуинуи — «Огромная страна»

Впервые о том, что у пасхальцев есть легенда, рассказывающая о происхождении острова, который когда-то был «большой землей», или, по-полинезийски, «Каинга Нуинуи», мир узнал из книги Джона Макмиллана Брауна «Тайна Тихого океана». Автор книги был горячим приверженцем гипотезы о Пацифиде, «тихоокеанской Атлантиде». Противники этой гипотезы заподозрили ученого в недобросовестности. Откуда, дескать, взялась эта легенда, если прежние исследователи, работавшие на острове Пасхи, ее не только не записали, но и ничего о ней не слышали? Уж не сам ли Джон Макмиллан Браун является «первоисточником» предания о затонувшей в океане стране, обломками которой является нынешний остров?

Однако в самом скором времени автору этих строк пришлось коренным образом изменить свое мнение. Он познакомился с фотокопиями тетрадей, обнаруженных Туром Хейердалом на острове Пасхи и переданных им для анализа ленинградским исследователям кохау ронго-ронго. Среди текстов, записанных хранителями традиций «стариками», имелся и текст, повествующий о «Каинга Нуинуи», остатком которой является остров Пасхи.


Схема неотектонических движений.

1 — ров «длинноухих»; 2 — линии крупных тектонических движений (1 — линия бога Увоке; 2 — трещина, разбивающая кратер Рано-Рораку; 3 — линия Матавери; 4 — линия Тереавака — Рано-Као); 3 — кратеры с озерами на дне; 4 — паразитные шлаковые конусы; 5 — вероятные контуры уничтоженной эрозией или взрывами части острова; 6 — направление тектонических движений; 7 — направление сейсмических толчков.


Вот перевод этого предания, записанного в одной из «тетрадей Хейердала», выполненный с языка острова Пасхи:

«Юноша Tea Вака сказал:

— Наша земля была раньше большой страной, очень большой страной.

Куукуу спросил его:

— Почему же страна стала маленькой?

— На нее опустил свой посох Увоке, — ответил Tea Вака. — Он опустил свой посох на местность Охиро. Поднялись волны и страна стала маленькой. Она стала зваться Те-Пито-о-те-Хенуа — Пуп Земли. Посох Увоке сломался о гору Пуку пухи-пухи.

Tea Вака и Куукуу разговаривали в местности Kо-те-Томонга-о-Теа-Вака (Место высадки Tea Ваки). Затем на берег высадился арики Хоту Матуа и поселился на острове.

Куукуу сказал ему:

— Раньше эта земля была большой.

Друг Tea Вака сказал:

— Земля затонула.

Потом Tea Вака сказал:

— Место это называется Ко-те-Томонга-о-Теа-Вака.

Арики Хоту Матуа спросил:

— Почему же земля затонула?

— Это сделал Увоке; он опустил землю, — ответил Tea Вака. — Страна стала зваться Те-Пито-о-те-Хенуа, Пуп Земли. Когда посох Увоке был большим, земля проваливалась в бездну. Пуку пухи-пухи — вот где сломался посох Увоке.

Арики Хоту Матуа сказал Tea Ваке:

— Друг, это сделал не посох Увоке. Это сделала молния бога Макемаке.

Арики Хоту Матуа стал жить на острове».

Франсис Мазьер с помощью своей жены, полинезийки Тилы, записал со слов А Уре Аувнри Пороту, последнего ученого острова, в 1963 году сходную версию легенды, говорящую о том, что «остров Пасхи был значительно больше, но из-за проступков, совершенных его жителями, Уоке раскачал его и сломал с помощью рычага…».

Уоке — это то же, что и Увоке. Имя этого божества встречается в пантеоне Маркизских островов и связано с космогоническими мифами. Tea Вака — это имя одного из первопоселенцев острова, живших тут до появления Хоту Матуа, а Куукуу — это имя одного из разведчиков, посланных Хоту-Отцом на остров Пасхи. Легенда передает разговор между предшественниками Хоту Матуа и первыми поселенцами, которые сообщают о том, что остров испытал катастрофу. Нетрудно локализовать на карте острова Пасхи все места, о которых идет речь в легенде — Охиро, «Место высадки Tea Вака» и Пуку пухи-пухи, где сломался посох Увоке. Гораздо труднее объяснить происхождение самой легенды.

Теперь, после обнаружения текста легенды в тетрадях острова Пасхи, нет никакого сомнения в ее подлинности и древности. Но, как показывают новейшие исследования, остров Пасхи никогда не был и не мог быть, во всяком случае на памяти людей, «остатком большой земли».

Во время визита советской экспедиции на остров Пасхи в 1958 году с борта дизель-электрохода «Обь» был проведен эхолотный промер шельфа — мелководного пространства, окружающего остров. Оказалось что оно невелико, всего лишь 6 миль в ширину. Средняя глубина этого мелководного «пятачка», окружающего остров Пасхи, равна 120 метрам. Склоны круто обрываются в пучину океана. Значит, даже во времена последнего великого оледенения, когда уровень океана был ниже нынешнего на сотню или более метров, остров Пасхи не был «большой землей» — прибавление к нему области нынешнего мелководья — шельфа — совсем ненамного увеличило бы площадь острова (вспомните предположения академика В. А. Обручева о таяньи льдов и гибели равнины возле острова Пасхи).

Геолог и океанолог Л. И. Чабб, исследовавший остров Пасхи в начале 30-х годов, считал, что Рапа-Нуи «не понизился ни на ярд» за последний миллион лет. Исследования советских геологов и океанографов, показали, что Чабб не совсем прав. Остров Пасхи, действительно, не понижался, но береговая линия его была не всегда стабильна: остров воздымался!

Большинство пещер острова Пасхи расположено на уровне океана или немного выше него. Это указывает на поднятие острова, а не на его погружение. О том же говорят ниши, результат работы океанских волн, выбитые в скальных уступах и на внешнем обрыве вулкана Рано-Рораку, ныне возвышающиеся над уровнем моря на много метров.

Вулканология и геология острова Пасхи свидетельствуют, что к этому мифу надо отнестись с полной серьезностью. Он не только правдив, но и может пролить свет на события, связанные с геологической в «человеческой» историей острова!

V. Книга вулканов

Посох бога Увоке сломался о гору Пука пухи-пухи.

Миф о сотворении острова Пасхи

В сердце «огненного кольца»

Если отмечать на карте очаги крупных землетрясений, сотрясающих недра нашей планеты, то Тихий океан почти целиком опоясан ими. Почти половина всех землетрясений приходится на бассейн океана, названного Магелланом «Тихим». Около 80 процентов суммарной сейсмической «энергии» высвобождается в этом районе.

Сейсмическую зону, опоясывающую Великий океан, называют «огненным кольцом», ибо здесь находится район не только землетрясений, но и извержений вулканов. Большая часть из 600 вулканов, ныне действующих, находится именно в зоне этого грандиозного «огненного кольца». Но не только по «огненному кольцу», но и внутри него сотрясаются недра сильнейшими землетрясениями и моретрясениями, происходят извержения вулканов, надводных и подводных.

Не прекращают своей деятельности вулканы на островах Тонга и Самоа, Гавайских островах. «Первая исторически зафиксированная дата извержения вулкана Мауна-Лоа относится к 1832 году, и с тех пор произошло более 40 извержений, — пишет известнейший вулканолог Гарун Тазиев о гавайских вулканах. — На счету Килауэа (с 1890 года) 30 извержений, но, и помимо этого, здесь всегда можно видеть озеро расплавленной лавы». Сколько же сотен извержений наблюдали гавайцы, появившиеся на островах более полутора тысяч лет назад!

Продолжают свою деятельность и вулканы архипелага Галапагос, что расположен к северу, вулканы действуют и над водой и под водой. Галапагос, подобно острову Пасхи, лежит на пересечении Восточно-Тихоокеанского поднятия и глубоководного «разлома» земной коры. Последнее извержение было здесь летом 1968 года. Вулкан Фернандина первоначально начал изливать потоки лавы, потом выбросил облако, насыщенное вулканическим пеплом. Сейсмографы, расположенные в 140 километрах от Фернандины, фиксировали до 200 землетрясений в день!

Ближайший восточный сосед острова Пасхи — Сала-и-Гомес, также является вулканом, правда давно потухшим. Зато другой сосед, расположенный далее к востоку, — архипелаг Хуан-Фернандес, состоящий из трех островов (Робинзона Крузо, Александра Селькирка и Санта-Клара), имеет действующие надводные и подводные вулканы. Сплошь вулканический сосед острова Пасхи на западе — остров Питкерн.

Г. Менард полагает, что на дне Тихого океана скрыто около десяти тысяч потухших или действующих вулканов. Если же считать вулканами и подводные холмы, также имеющие вулканическое происхождение, то их число оценивается сотнями тысяч! Конечно, далеко не все вулканы имеют шансы подняться на поверхность и дать начало новому острову в океане. Однако число таких «потенциальных островов» достаточно велико.

«Когда подводные вулканы постепенно растут и достигнут поверхности океана, их появление в качестве островов обычно знаменуется катаклизмами, — пишет Г. Менард. — При обычных вулканических взрывах вода покрывается пемзой, воздух, загрязненный пеплом, сотрясается от ударов, а волны цунами, пройдя большие расстояния, обрушиваются на берег. Вновь появившиеся острова представляют собой пепловые конусы или вулканические пики».

Порой случается так, что поблизости друг от друга начинают одновременно действовать несколько подводных вулканов. Выйдя на поверхность, их лавы образуют острова и островки, затем они сливаются в один большой остров. Так, например, образовался самый крупный остров Гавайского архипелага — Гавайи, имеющий около сотни километров в поперечнике Его породило слияние пяти вулканов, в том числе Мауна-Лоа, являющейся самой высокой горой нашей планеты, если считать от дна океана.

Слияниями вулканов, начавших деятельность под водой и вышедших на поверхность около миллиона лет назад, образован остров Пасхи. В создании острова принимало участие не пять, а только три огнедышащих горы, причем не таких мощных, как гавайские вулканы. В результате и сам остров Пасхи по своей площади значительно уступает острову Гавайи. Его общая площадь 168 квадратных километров, северный берег простирается на 16 километров, западный — на 18, а юго-восточный — на 24 километра. Самая высокая точка острова — вулкан Тереавака (он же Рано-Арои) 511 метров — также уступает многим вершинам Полинезии. Рождение острова Пасхи происходило примерно так же, как островов и в других районах Полинезии. С той, быть может, разницей, что остров Пасхи, возможно, является самым молодым из всех полинезийских островов.

Царство вулканов

Остров Пасхи в плане имеет форму почти правильного треугольника, катеты которого идут от северного угла под азимутом 114–116 и 210–206 градусов. Угол смыкания берегов-катетов составляет 94–96°, и именно он определил многие геологические и археологические особенности острова. Юго-восточный берег служит гипотенузой треугольника. На каждом из углов его находится по большому вулкану. Сомкнутые плечи трех уснувших вулканов и образуют трехглавую вершину — остров Пасхи.

Южный угол занят вулканом Рано-Као, самым впечатляющим вулканом острова, имеющим кратер правильной округлой формы, заполненный водой (словом «рано» местные жители обозначают именно такие кратеры вулкана, имеющие внутри озеро или заросшие камышами). «Немногие места на острове Пасхи могут сравниться по красоте с этим потухшим вулканом, возвышающимся прямо на морском берегу, — пишет посетивший не так давно Рапа-Нуи чешский путешественник и этнограф Мирослав Стингл. — Справа на просторах Тихого океана, недалеко от берега, виднеются три островка — Моту-Ити, Моту-Нуи и Моту-Каокао, на которых живут лишь морские птицы. Слева зияет открытая рана потухшего вулкана». Диаметр этого прорана чуть менее 1000 метров, а днище заросло камышами.

От селения Матавери и от аэропорта к вершине Рано-Као ведет извилистая тропинка, по которой могут въезжать даже легковые ландроверы. Дорожка обрывается у самого края кратера, у скал с многочисленными изображениями птице-человека. Дальше, к пещерному городку Оронго, по узкому скалистому уступу между кромкой кратера и береговыми обрывами тянется узкая пешеходная тропинка. Тут, около крайней пещеры, тропинка круто уходит вниз, на 300-метровую глубину, на дно кратера. Туда можно спуститься, но с большим трудом. Стенки кратера охвачены лиловым пламенем цветущих бугенвилий: в августе наступает пора цветения этих незаметных мелких цветочков, укрытых алыми пучками листьев, создающих ложные соцветия.


Вид кратера Рано-Рораку с юго-востока. Базальты основания завалены вулканическими бомбами и обрывками пузыристых лав. Видна стратификация вулканического аппарата и тектоническое нарушение, рассекающее кратер на две половинки. Фото Ф. П. Кренделева.


Холодные ветры, дующие с юго-востока, изгрызли внешний склон кратера, и стал виден седловидный проран. Пройдут еще тысячи лет, рухнут последние камни утесов, и пресные воды кратерного озера выплеснутся в океан. По этой тропинке поднимался когда-то тот счастливчик, которому удавалось заполучить первое яйцо священной птицы ману-тара. Береговые утесы вулкана Рано-Као от пещеры Людоедов (Ана Каи Тангата) до бухты Те Паена, где, по преданиям, мощеная дорога обрывается океаном, тянутся неприступными скалами, грозными и черными, — отсюда бросались самоубийцы, чтоб найти вечное блаженство в белом раю.

В кратере Норвежская экспедиция пробурила скважину глубиной 8 метров, чтобы изучить пыльцу живших ранее на острове растений. Внутри него есть пещеры. В них прятался, по преданиям, легендарный Каинга, потомок Хоту Матуа и вождь племени Хоту-Ити, отомстивший «длинноухим» за смерть отца. Имя «Каинга», видимо, не случайно, оно довольно часто встречается в преданиях. Вспомните о Каинга Нунуи, Большой Земле Каинга. Что означает это слово? Оно встречается в Юго-Восточной Азии и по-бирмански означает «слоновья трава», а проще — тростник, камыш.

Восточный угол острова Пасхи занят вулканом Пу-Акатики. Его лавы образовали другой полуостров, называющийся Поике, тот самый, где когда-то обосновались загадочные «длинноухие». Высшая точка полуострова находится на уровне 370 метров, несколько выше, чем на полуострове Рано-Као, где высшая точка расположена на отметке 316,6 метра (по другим данным — 311,8 м). Пу-Акатики — это статовулкан, по-настоящему слоистый вулкан, такой же, как гавайский вулкан Килауэа, или Муана Лоа. В береговых обрывах полуострова Поике видно, что мощность лавовых покровов составляет от 1 до 5, а в среднем около 3-х метров. Рождение таких вулканов идет под водой, деятельность протекает спокойно, без взрывов и катастрофических извержений. Жидкие лавы переполняют кратер и спокойно переливаются через край. Вот почему кратер вулкане Пу-Акатики мал, не более 5 метров в поперечнике.


Вид с вершины Рано-Рораку на кратерное озеро, поросшее камышом. Внизу под склоном стоят вкопанные в почву статуи. Справа в верхнем углу фотографии отлично видно наклонное залегание туфов среднего горизонта и места изготовления статуй в плотных пластах пород. Фото Ф. П. Кренделева.


С юго-запада вулкан обрывается уступом, носящим имя Те-Хакарава. Его очертания ничем не отличаются от контуров береговых утесов, в стенке уступа можно даже увидеть две ниши, оставленные волнами. Высота их над уровнем моря 2,5 и 3,6–4 метра. Это значит, что в прошлом остров Пасхи в этом районе дважды поднимался, причем скачками. Северный, восточный и южный берега полуострова Поике высотой от 50 до 180 метров уничтожены волновой эрозией или обрушены в воду.

В северном углу острова располагается самый крупный и самый высокий вулкан Тереавака, или Рано-Арои, хотя и выглядит он не столь внушительно как Рано-Као. Это шлаковый полукилометровой высоты конус, насыпанный пеплами, туфами и другим легкими вулканическими породами, с подковообразной цепочкой мелких конусов или провалов. Подкова открыта на север, где в береговых утесах видна половинка еще одного кратера — Папа Текена, паразитного вулкана на конусе Тереаваки. Таких вторичных, паразитных вулканов на острове Пасхи очень много, до полусотни. Причем они располагаются в виде цепочек, ориентированных параллельно берегам-катетам острова.

Наиболее интересен кратер самого крупного вулкана — Рано-Рораку. Уже из названия можно догадаться, что на дне его имеется озеро, поросшее камышом (термин «рано»). Слово «рораку» или «раку-раку» на языке острова Пасхи означает «скрести, долбить», ибо «гора скребущих» была главной каменоломней для ваятелей статуй.

«Весь горный массив изорван на куски, вулкан кто-то изрезал с такой жадностью, словно это был кулич, а между тем стальной топор, когда вы ударяете им по породе, только высекает искры. Вырублены десятки тысяч кубометров горной породы, перенесены десятки тысяч тонн камня. И посреди зияющей пасти гор лежит свыше ста пятидесяти гигантских каменных людей, законченных и незаконченных на всех стадиях работы, — так поэтично описывает Тур Хейердал “каменоломню” острова. — На Рано-Рораку вы как бы вплотную соприкасаетесь с тайной острова Пасхи. Ею насыщен воздух. К вам обращены молчаливые загадочные лица ста пятидесяти безглазых великанов, они уставились на вас с каждого уступа, из каждой пещеры в горе, где неродившиеся и усопшие исполины лежат, как в люльках или на смертном одре, безжизненные и беспомощные, лишенные творческой мысли, когда-то создавшей их. Такой была картина, когда скульпторы прервали свою работу, и такой она останется навсегда…»

А теперь, когда наглядно представлена эта поразительная картина, полезно привести и несколько фактических данных о Рано-Рораку. Расположен он на пологой седловине между бухтой Лаперуза и заливом Хотуити. Диаметр овального кратера по верхней бровке 560–750 метров (примерно в два раза меньше, чем диаметр Рано-Као). Диаметр озера, занимающего дно кратера, 373–480 метров. Отметка зеркала над уровнем океана составляет 65 метров (у Рано-Као зеркало поднято ровно на 100 метров). Кратер асимметричен. Юго-восточный его сектор скалист и высок, он воздымается над подножием на 120 метров. Северная половина кратера, наоборот пологая и низкая (50–70 метров). Кратер разбит трещиной на две неравные части, со сдвигом, направление которого параллельно северному берегу. В юго-восточном и восточном секторах внешний склон кратера уничтожен волновой эрозией. Здесь, как на уступе Те-Хакарава, видны две волновые ниши. Вполне очевидно, что когда-то океанские волны плескались у подножия Рано-Рораку. Видимо, вода окружала весь его кратер. Эрозии не подвергалась только центральная часть вулкана, но разрушению юго-восточной стенки кальдеры было положено начало. Отсюда следует, что между Рано-Рораку, горой ваятелей, и полуостровом Поике, обителью «длинноухих», некогда существовал залив или даже пролив и Поике был отдельным островом.

Волны океана размыли пепловые горизонты, оставив на каменистой поверхности развалы прочных камней, вулканические бомбы. Вот почему поверхность острова в его центральной части столь камениста, а склоны кратеров трех главных вулканов — Рано-Као, Рано-Арои и Пу-Акатики — прикрыты пепловым плащом и не столь каменисты.

Повсюду, будь то береговые линии, пещеры, кратеры вулканов, можно найти доказательства того, что остров Пасхи испытывал и испытывает по сей день не погружение, а, наоборот, поднятие.

Опыт стратиграфии

Очевидно, что «главные» вулканы острова старше паразитных, поражающих стенки их кратеров. Но на сколько лет? Как шло образование острова Пасхи? Когда вершины подводных вулканов поднялись на поверхности Тихого океана? Как действовали эти вулканы, став надводными? И, что самое важное, когда прекратилась их деятельность: миллион? Сто тысяч? Десять тысяч лет назад? Или, может быть, даже тысячу лет назад вулканическая деятельность на острове Пасхи еще не утихла? Если это так, то вулканология оказывается самым тесным образом связанной с археологией, историей заселения и обитания жителей острова, ключом к нерешенным его проблемам.

К сожалению, датировка с помощью калий-аргонового метода дает лишь приблизительную величину, да и то для пород и построек западного берега. Вот почему приходится прибегать к иным методам исследования. И прежде всего к стратиграфическому.

Суть стратиграфического метода чрезвычайно проста: с его помощью можно восстановить последовательность, порядок образования горных пород. Представьте себе, что вы копаете колодец в рыхлых породах. Без доказательств ясно, что тот слой, который лежит выше, образовался после того, как уже существовал нижний. Если в скале обнаружена жила, то ясно, что она возникла после скалы. Или еще: на пустынном острове родилось два вулкана. Один из них выбрасывает красный пепел, а другой черный. Пепел падает сверху. Вполне понятно, что если внизу лежит красный пепел, а сверху черный, значит первый вулкан извергался раньше второго. Вот и вся премудрость метода, изложенного здесь крайне схематично, но достаточно строго для дальнейших рассуждений. Очень важно установить очередность извержения вулканов на острове. Сразу оговоримся, что стратиграфический метод никаких сведений об абсолютном времени извержения и его длительности не дает. Дату таким способом установить нельзя, нужны более точные методы — археологические, палеонтологические, радиогеологические и другие.

Если на склоне одного вулкана имеется паразитный кратер, значит, он образовался после главного вулкана. А теперь посмотрим, в какой последовательности буйствовали вулканы на острове Пасхи.

Два главных вулкана Тереавака и Рано-Као имеют одинаковый состав лав, а их основание состыковывается по крупной тектонической зоне. Сказать об их относительном возрасте трудно, но скорее всего, они образовались практически одновременно и очень Давно. Это по ним определен абсолютный возраст базальтов, составляющий 0,72 ± 0,43 миллиона лет, то есть около полумиллиона лет. Вулкан Пу-Акатики помоложе, так как его лавы налились на пологий склон вулкана Тереавака. Взрыв кратера Рано-Као был позже, так как пепловые горизонты покрывают сплошным плащом породы и Тереаваки и склоны самого Рано-Као.


Пачка мелкозернистых туффитов «непродуктивного горизонта», в котором статуи не высекались. Это косослоистые мягкие и рыхлые слабо сцементированные вулканические пеплы, образующие делювиальные шлейфы. Фото Ф. П. Кренделева.


На склоне Рано-Као и Тереавака проходит целая цепь вулканов и мелких кратеров, образовавших шлаковые конусы и пемзы. Это вулканы Пуна-Пао, Мауна Орита, Те Матаваи и другие, они моложе этих двух основных вулканов. Еще моложе кратер Рано-Рораку, потому что среди выброшенных им обломков попадаются базальты по составу такие же, как в вулканах Тереавака и Рано-Као. В верхних горизонтах встречаются и обломки красных пемз, значит, шлаковые конусы в момент взрыва на Рано-Рораку уже были.

Когда образовались пласты и жилы обсидиана, встречающегося и на полуострове Поике, и в кратере Рано-Као, и в провале Те Матаваи, и в конусе Мауна Орито? Вероятнее всего, в период между образованием холма Мауна Орито и Рано-Рораку, так как обломков обсидиана в туфах нет, нет и прожилков обсидиана в кратере Рано-Рораку. После образования кратера Рано-Рораку на острове били горячие ключи, возможно извергались гейзеры. Об этом можно судить по породам северного сектора этого вулкана: они переработаны, практически превращены в глину горячими водами, а на стенках кратера можно увидеть даже жилы цеолитового состава. Минерал цеолит образуется из вод, температуры которых близки к 100 °C и даже чуточку выше. А потом произошел, видимо, гигантский взрыв, о котором говорится в легенде о юноше Теа-Вака. Это взорвался вулкан Папа Текена. Гигантский взрыв выбросил в море часть вулкана, образовавшегося раньше, возможно вместе с Тереавака. Пепел разлетелся на далекое расстояние. Его-то и обнаружили палинологи в кратерах, поросших камышами. Вероятно, на острове бушевал пожар, вызванный раскаленным пеплом, выпавшим над ним.

В то же время на острове произошли грандиозные подвижки. В результате их образовалась гигантская щель, вдоль которой прошелся «посох бога Увоке». И долго еще на памяти людей «пыхтел» маленький вулканический конус паразитного вулкана Пуку пухи-пухи, потому что на языке пасхальцев это и означает — пыхтящая горка.

Породы в стенках кратера Папа Текена не выветрившиеся. На острове есть еще три вулкана около лепрозория — Муана Хива-Хива, Роихе и Вака Киро. Это прочнейшие базальты, застывшие во вспененном состоянии. Лава извергалась жидкая, она булькала и пузырилась, каменные пузыри застывали. Размеры их таковы, что сквозь пролом в них можно въехать на лошади. Лавы совершенно свежие. В них содержится в свежем состоянии даже такой легко окисляющийся минерал, как оливин. Обычно он выдерживает не более первых тысячелетий.

На этом, похоже, вулканическая деятельность на острове завершилась.

Итак, после выхода из-под воды первых базальтов (породы основания) на острове было, по крайней мере, еще шесть стадий извержения вулканов. По именам главных вулканов они так и называются: стадия Рано-Као, стадия Тереавака, стадия Поике, или Пу-Акатики, стадия паразитных вулканов, она же стадия Рано-Рораку, стадия образования обсидианов и, наконец, стадия пенистых базальтов Хива-Хива. Две из этих стадий — паразитных вулканов и Хива-Хива, — возможно, происходили на памяти людей.

Молодость острова Пасхи

Все, о чем было рассказано выше, раскрывает геологическое прошлое острова Пасхи. Подобно тому, как в археологии один культурный слой предшествует другому, так располагаются здесь и различные вулканические слои. Какова же их точная датировка?

Это, к сожалению, еще пока неизвестно. Однако множество фактов подтверждают, что вулканическая деятельность на острове не прекращалась до самого последнего времени. Возьмем самый крупный вулкан Тереаваку. Породы его настолько свежи, что на них не успела еще образоваться почва. Значит, извержение вулкана было совсем недавно, может быть, даже вскоре после трагедии Помпеи и Геркуланума (ведь на склонах Везувия давным-давно растут виноградники!), уже в нашей эре. Тереавака явно не остыл — здесь обнаружены аномалии теплового потока.

Несмотря на свирепый натиск волн, берега острова остаются неприступными, юными; бухты сохраняют прямоугольные формы, образованные трещинами. Это один из важнейших признаков молодости берега. Трещинами разбит кратер вулкана Рано-Рораку, вдоль которых породы сильно изменены, пропарены горячими растворами, стали мягкими, рыхлыми, осветленными или охристыми. Можно сказать, что совсем недавно на острове Пасхи изливались горячие, или, как говорят геологи, термальные воды.

Трещины разбивают склоны вулканов Рано-Као и Тереавака. Из них в недалеком прошлом поднимались газы и тучи пепла. Направление трещин можно проследить по мелким и крупным конусам паразитных вулканов, что идут в виде цепочек параллельна северному и западному берегам острова.

Крупные трещины разбивают и лавовые покровы вулкана Пу-Акатики. Его части сдвинуты относительно друг друга. По трещинам (они закономерно оказались параллельными катетам!) начались последние излияния лав. На этот раз изливалось расплавленное стекло. Цепь холмов, идущих к северу от вершины полуострова Поике, сложена черными риолитами, похожими на ноздреватое стекло. Из стекла сложены и «птичьи островки» — Моту-Нуи, Моту-Ити, Моту-Каокао, что лежат у юго-западной оконечности острова, напротив поселения Оронго.

Помимо этих островков возле западного берега, приютился островок Моту-Ке-Хепоко. На карте капитана Ю. Ф. Лисянского, составленной в 1804 году, севернее Моту-Ке-Хепоко указан еще один островок большого размера. Сейчас его нет. Вряд ли такой опытный исследователь, как Ю. Ф. Лисянский, ошибался. Вероятнее всего, этот островок был размыт волнами или опустился на дно в результате землетрясения.

Если посмотреть на карту Океании, то можно обнаружить характерную закономерность: чем дальше к востоку, тем позже появилось на островах коренное население и тем моложе геологический возраст островов. Остров Пасхи, самый восточный, видимо, является самым молодым. Во всяком случае, он отличается от всех вулканических островов юго-восточной части Тихого океана исключительной свежестью пород на выходах. Даже оливин сохраняется и различается вполне уверенно. Здесь необходимы некоторые пояснения.

Бывали ли вы на старинных кладбищах? Видимо, обратили внимание, что на старых памятниках камень тусклый, на поверхности проступили ржавые точки, корочки. В расщелинах старинных склепов сквозь щели пробиваются травинки, во влажных расщелинах топорщатся щеточки мха. И чем древнее памятники, тем сильнее их «поражает» жизнь. Громадные пирамиды и культовые храмы инков, ацтеков, майя, древних индусов целиком поглощены джунглями. Это работает время. И его помощники — дождь, ветры, воздух, солнце, микробы и корни растений. Они образуют почву, на которой приживаются растения. Почему на острове Пасхи нет почв, и скудна жизнь?

Ответ может дать эксперимент, поставленный самой природой. Ранним утром 1883 года взорвался вулкан Кракатау. Вершина его взлетела на воздух, обломки упали в воду, а раскаленный пепел покрыл остров многометровым слоем, спалил и похоронил все живое. Остров стал безлюдным, голым и безжизненным. До взрыва он был полон жизни. 1200 видов животных и растений насчитывалось на нем. Ученые поняли, какую невероятную возможность предоставила им природа: определить, как скоро возродится на острове жизнь. Возрождение шло и с моря, и с воздуха. Первым, через 9 месяцев после извержения развесил свою паутину паук. Потом ветры и течения прибили к вулкану синезеленые водоросли. Они гнили на берегу, готовя почву для мхов, папоротников и цветковых растений. Первыми море выбросило семена, и стали прорастать магнолии, мангры, кокосовые пальмы. Залетные птицы исторгли через пищеварительный тракт семена фиговых деревьев и злаков, стряхнули с перьев семена дербенниковых. Затем перелетели с соседних островов насекомые, переселились отличные пловцы — питоны, гекконы (род ящериц), вараны и агамы. Через 50 лет видовой состав острова полностью восстановился, кроме млекопитающих.

Кракатау лежит в узком Зондском проливе между крупнейшими островами — Явой и Суматрой, до них всего 40 километров. Остров Пасхи — уединенный. На нем такая скорость заселения невозможна. Здесь развиты только самые примитивные виды — папоротник, злаки и тростники. Были здесь черепахи и, возможно, игуаны, но их съели первопоселенцы. Бататы, ямс, торомиро, крыс и куриц, собак и свиней, овец и лошадей завез человек. Если бы не он, остров Пасхи так бы и находился на первой стадии заселения. Соседний островок Питкерн, расположенный в 2100 км западнее, гораздо старше и утопает в зелени. Робинзон Крузо жил на цветущем острове, он лежит в 2000 км от Пасхи, но восточнее. Вот и можно сделать вывод, что остров Пасхи — самый молодой в этой части океана. Есть и прямые доказательства геологической молодости пород.

«Шероховатый характер поверхности, зачаточное развитие почв и растительности указывает на очень недавнее появление пород, — пишет П. Бейкер, американский геолог, обследовавший остров Пасхи в 1966 году. — От момента их появления прошло не более 2–3 тысяч лет и вполне допустимо, что это случилось гораздо позднее». С этим трудно не согласиться.

Миф о посохе бога Увоке, о котором было рассказано выше, является удивительным по своей точности и реалистичности описанием извержений вулканов, вернее, грандиозных взрывов, подобных тому, что произошел при извержении Кракатау.


Верхний туфовый горизонт, пересеченный прожилками цеолитов (белое), бесспорное доказательство термальной деятельности после извержения вулкана Рано-Рораку. Фото Ф. П. Кренделева.

Посох бога Увоке

Многие ученые и фантасты искали подтверждения гипотезы о погружении острова Пасхи в океаническую пучину. Все это были логические заключения, они не засвидетельствованы прямыми наблюдениями.

Выше были приведены доказательства, что остров во многих местах не только не погружается, а, наоборот, воздымается. К этому можно добавить, что горизонты подушечных лав ныне обнажаются практически по всему периметру острова, исключая полуостров Поике. Ранее уже говорилось, что подушечные лавы как раз и отмечают момент застывания лав у поверхности моря, то есть момент появления острова из пучин.

У читателей может возникнуть недоумение: с одной стороны, приводятся доказательства, отрицающие погружение острова в океан, а с другой — утверждается, что взрывы и землетрясения разрушают его? Нет ли тут противоречия? Противоречия нет.

После катастрофического извержения вулкана на острове Кракатау были проведены повторные топографические съемки острова. При этом обнаружилось, что береговая линия оставшейся части острова не изменилась (по высоте) ни на дюйм. Она осталась такой же, но только укрылась слоем горячего пепла. Интересно отметить, что слой пепла на оставшейся части был тоньше, чем на соседних островах, расположенных в той стороне, которая взорвалась: оставшаяся половина сама себя заэкранировала.

Тур Хейердал утверждает, что со времени заселения острова Пасхи никаких вулканических извержений на нем не было: пепловый материал удалось обнаружить в озерных отложениях кратеров Рано-Као и Рано-Рораку. В кратере Рано-Рораку и находится сейчас 117 истуканов. Вывод напрашивается сам собой — их вырубили после образования кратера. И он имеет основания: оба названных вулкана на памяти людей не просыпались. Но на острове Пасхи закартировано более 70 конусов и провалов паразитных вулканов, обезображивающих склоны трех главных вулканов. Пеплы любого из них могли осесть в любом из кратеров главных вулканов.

Снова возвращаемся к легенде о юноше Теа-Вака.

В рассказе юноши есть любопытные детали. Он утверждал, что Увоке «опустил свой посох на местность Охиро. Поднялись волны и страна сделалась маленькой». В начале рассказа он упоминал (смотрите «Книгу легенд»), что посох сломался в местности Пуку пухи-пухи. На карте острова Пасхи все упомянутые в легенде названия имеются. Они как бы трассируют крупную трещину или, говоря языком геологии, тектоническую зону, протянувшуюся от северо-восточной оконечности острова параллельно северному берегу и продолжающуюся до уступа Те Хакарава.

Местность, где опустился посох Увоке, представляет собой половину кратера вулкана Папа Текена. В нескольких километрах от него находится Охиро, небольшой вулканический конус, вернее его половина, на западном берегу бухты Анакена, там, где высаживался легендарный Хоту Матуа. Пуку пухи-пухи это сложенный красными пемзами вулканический конус небольших размеров. Уступ Те Хакарава обрывает полуостров Поике.

Любопытно, что словосочетание «Пуку пухи-пухи» в переводе с языка острова Пасхи означает «пыхтящая, фыркающая». Не говорит ли это о том, что вулкан извергался уже в то время, когда остров был заселен? Нельзя ли рассказ юноши Теа-Ваки истолковать как описание катастрофического извержения вулкана?

Сначала поднялся гигантский столб дыма и пепла, слышались глухие раскаты из недр Земли, сверкали молнии, грохотал гром. Волны бесновались вокруг вулканического острова от непрерывных содроганий клочка суши. Столб дыма и молнии это и есть посох бога Увоке. Взрыв произошел в результате подвижки по трансформному разлому, громадная трещина пересекла остров, отделив полуостров Поике от остальной части острова. Движение было именно по этому разлому, так как с ним связывается извержение вязких, богатых кремнеземом лав. Поэтому и был этот страшный взрыв.

Когда улеглась туча пепла и утихли стихии, юноша увидел, что остров стал меньше, но осталась Пыхтящая горка. По ночам она светилась багровым отсветом, а днем фыркала, потому что в дневное время труднее увидеть свечение раскаленных лав.

Но было ли извержение на месте кратера Папа Текена? Несомненно, было. При взрывах вулканов образуются легкие пористые пемзы. Взрыв происходит при скоплении газов в подземных камерах. Газы находятся под громадным давлением и, прорываясь к поверхности, вспенивают расплавленную лаву, образуя пемзу. При подводных извержениях создаются светлые пемзы, так как при извержениях под водой железо, имеющееся в составе лавы, не окисляется, а при взрыве над водой оно активно реагирует с кислородом воздуха и пемза становится красной.

Когда «Дмитрий Менделеев» подошел к острову, островитяне появились на его борту, предлагая статуэтки из серой пемзы. Нигде на острове найти ее не удалось. Только Е. М. Емельянов поднял в бухте Анакена кусочек светло-серой пемзы. На вопрос, где они берут такой камень, жители отвечали: «Море дает».

Мнение Л. А. Чабба о том, что существенных событий в юго-восточной части Тихого океана не происходило, опровергается прямыми наблюдениями, в том числе по асейсмической зоне хребта Сала-и-Гомес, на восточном конце которой лежит архипелаг Хуан-Фернандес. В 1965 году произошло подводное извержение в бухте Кемберленд острова Робинзона Крузо и океан выбрасывал на берег глыбы светлых пемз. Такое же извержение в том же архипелаге наблюдалось и 20 февраля 1835 года во время первого рейса знаменитого «Челленджера».

Почти в каждой пробе грунтов, поднятых на борт «Дмитрия Менделеева» при опускании трубок на дно океана между островами Пасха и Сала-и-Гомес, отмывались кусочки белых пемз. Значит, извержение в этом районе не редкость, а рядовое, часто повторяющееся событие.

Нельзя не поразиться наблюдательности жителей острова Пасхи, людей, живущих в каменном веке, геологов самых начальных этапов человеческой истории. Впрочем, жителям острова, где практически нет почв и в таком изобилии встречается камень во всех его видах и формах, поневоле приходится быть «стихийными геологами» и «петрологами».

Каменотесы каменного века

Откроем словарь языка острова Пасхи. В нем сразу же обнаруживается множество слов, касающихся камней, их свойств и орудий, сделанных из них. Словарь ясно показывает, что издревле его жители отлично разбирались в свойствах камня и умели их использовать, выделяя «сорта» камней.

Приведем несколько примеров. Маеа — так называется на языке острова Пасхи «просто» камень, дающий его общее абстрактное определение камня вообще. Мaea матаа — обсидиан, вулканическое стекло, из которого изготовляются матаа — наконечники стрел и навершия для дротиков. Маеа токи — прочный камень, шедший на изготовление каменных рубил и молотков (токи — на языке островитян означает топор, рубило, долото). Маеа ренго-ренго — название галек халцедона, кремня, из которого изготовлялись скребки и другие орудия с режущей кромкой. Маеа пупура — туфовый плитняк, служивший для изготовления каменных изгородей, стен домов и монументальных платформ. Маеа хане-хане — в свежем изломе черные пемзы, которые окисляясь, становились красными, из них делали красные «шапочки» — пукао, венчавшие головы статуй. Маеа матарики — крупноблочный туф или туффит, шедший на изготовление статуй — маои. Маеа невхиве — черный тяжелый камень, из которого делали крупные рубила. Кирикири-теа — мягкий серый туф, порошок которого смешивался с соком сахарного тростника для изготовления краски.

Ксенолиты — так называются обломки пород, которые вулкан при извержении захватывает на большой глубине, в недрах планеты, и выбрасывает вместе с лавами и пеплами на поверхность. Это наиболее древние породы острова. Чаще всего они встречаются в туфах Рано-Рораку. Это и есть маеа токи древних пасхальцев.

Размеры ксенолитов различны, от нескольких миллиметров до метра и более. Благодаря своей необычайной прочности, плотности и вязкости они использовались древними жителями острова для изготовления каменных рубил, молотков, зубил и долот, тех самых инструментов, с помощью которых они высекали изваяния. Рубила отличались и по облику, и по размеру — все зависело от их назначения. Найдены крупные рубила весом в несколько килограммов, с концами, заостренными на конус. В коллекции одного из авторов есть экземпляр весом в 4,9 килограмма. Но большинство рубил мельче, их вес колеблется от 400 граммов до килограмма. Они заострены с одного или с обоих концов, хорошо охватываются одной рукой. Есть рубила-молоты с желобом на боку для привязывания к рукояти. Рубила с плоским, как у стамески, концом, по-видимому, использовались как скребок при отделке поверхности статуй. В ход шли и молодые породы, прежде всего вулканическое стекло, обсидиан. Из них изготовлялись различные скребки и наконечники для дротиков и копий. Обломки обсидианов разбросаны буквально по всему острову. Обсидиан добывался в каменоломне вулкана Мауна Орито, в юго-западной части острова.

Рано-Рораку называют «каменоломней статуй», Мауна Орито — «каменоломней обсидиана». На острове есть и третья каменоломня — та, в которой изготовлялись красные «шапки», или пукао. Она находится на склоне вулкана Пуна-Пао (или Таи-Роа) высотой в 270 метров. Вулкан Пуна-Пао, так сказать, «паразит второго порядка». Он паразитический вулкан на склоне вулкана Маунга Оту, а тот, в свою очередь, паразитирует на склоне вулкана Тереавака.

Но не только для изготовления пукао использовалась пемза Пуна-Пао. Цвет пемзы почти черный, с отливом окалины воронова крыла на свежем изломе, при выветривании становится коричнево-красным, охристым. Истолченные пемзы островитяне использовали для приготовления красной краски, особенно в смеси с толченой известью. Пемза или порошок из нее использовались для полировки раковин, поделок из камня или дерева, для шлифовки статуй и глазниц у них. В наши дни жители острова пользуются мелко дробленной пемзой в качестве субстрата при выращивании цветов или рассады в горшках и кавернах пород. Наконец, красная пемза служила материалом для изготовления статуй — не тех, что высекались в кратере Рано-Рораку, а других, возможно более древних. Впрочем, о статуях острова Пасхи следует поговорить особо.


Разновидности вулканических пород острова Пасхи под микроскопом.

1 — маеа матарики (туф, из которого делали статуи); 2 — маеа токи (рубила); 3 — маеа матаа (обсидиан); 4 — маеа хане-хане (пемза для изготовления пукао — «шапок»); 5–6 — маеа пупура (туф-плитняк, шедший изгороди, каменные стены домов, аху).

VI. Книга статуй

Разгадка тайны лежит у ног этих скульптур.

Те Ранги Хироа. Мореплаватели солнечного восхода

Чудо номер один

Остров Пасхи известен всему миру прежде всего своими гигантскими статуями. Кого они изображают? С какой целью высекали их островитяне из камня?

Адмирал Якоб Роггевен, открывший остров, называл статуи идолами и даже оставил краткое описание ритуала поклонения статуям. Вот что писал он в судовом журнале: «Что касается их богослужения, то ввиду кратковременности нашего пребывания мы не смогли получить об этом достаточно полного представления, мы только заметили, что они разводили огонь перед очень высокими каменными статуями и садились на корточки перед ними, склонив головы, а затем складывали руки и раскачивали таковые вверх и вниз… На голове каждой статуи стояло по корзине, наполненной выкрашенными в белый цвет булыжниками». (Як. Роггевен принял за «корзины с булыжниками» пукао, «шапки» статуй).

Дж. Кук записал, что статуи именовались местными жителями арики, то есть были воздвигнуты в честь погребенных правителей или вождей острова. Исследователь полинезийской культуры К. Моренхут считал, что великаны острова Пасхи отмечают грани земли и моря: они являются «стражами», которые предотвращают вторжение с моря. К. Раутледж сообщает, что островитяне часть статуй считали изображениями атуа, то есть богов, а часть — «портретами» живых людей. Существовало мнение и о том, что еще были статуи, которые служили межевыми столбами, отмечающими границы владений разных родов, кланов, племен. Такие статуи имели клиновидный низ, подобно затесу кола. Макмиллан Браун, считавший остров Пасхи осколком Пацифиды, высказал мнение, что статуи изображают своих творцов. Читатели «Путешествия на Кон-Тики», вероятно, помнят предложение Тура Хейердала о том, что «лица статуй имели характерные черты белой расы — прямой узкий нос и тонкие, резко очерченные губы, потому что сами скульпторы не принадлежали к малайской группе народов», а были легендарными рыжеволосыми и белокожими людьми, прибывшими на остров из Древнего Перу.

Американец У. Томсон, побывавший на острове в конце прошлого века, считал, что статуи острова — это портреты, они высечены в память знатных лиц. Профессор А. Метро писал, что статуи, по всей видимости, изображали людей, впоследствии обожествленных. Островитяне дают многим статуям собственные имена. Но ни одно из них не совпадает с именем какого-либо полинезийского божества, ни большого, ни малого.

По мнению Те Ранги Хироа, «первоначально каменные изваяния изображали богов и обожествленных предков, но с течением времени они приобрели декоративный характер». С. Энглерт считал, что гигантские статуи изображали не богов, а «аринга ора» — живых лиц и воздвигались в честь или в память конкретных людей, живших на острове. Наконец, Франсис Мазьер в книге об острове Пасхи предполагает, что статуи «отражали стремление проникнуть в бездну звездных ночей, когда с небосвода срываются сверкающие частички». По словам одного из поздних хранителей традиций острова Пасхи, «расположение статуй — не копия карты звездного неба, ибо все моаи Рано-Рораку священны и обращены лицом к той части света, над которой имеют власть и за которую несут ответственность».

Как видите, имеются разные точки зрения. Нет единогласия среди исследователей и в том, каким обществом возводились каменные гиганты. Профессор Метро считал, что статуи были сооружены свободными людьми, которые были счастливы трудиться сообща. Другие исследователи, наоборот, предполагают, что над созданием гигантов трудилась многотысячная армия рабов, наподобие той, что возводила египетские пирамиды.

В кратере Рано-Рораку можно увидеть все последовательные стадии работы над каменными гигантами. На первом этапе обозначен общий контур статуи. После этого скульпторы приступали к созданию лица и передней части туловища, переходя от них к бокам статуи, отделке длинных ушей и рук с удлиненными пальцами, сложенных на животе. Вслед за этим порода со всех сторон статуи удалялась и лишь в нижней части спины сохранялась связь, вроде каменного киля, с матерью-горой, вулканом Рано-Рораку. Однако и здесь нет полного единогласия среди исследователей, Одни считают, что статуя изготовлялась целиком в каменоломне. Другие, например Тур Хейердал, полагают, что обработка спины и затылка статуи происходила лишь тогда, когда ее спускали вниз, к подножию вулкана. Тут же наносились символические знаки на спину статуи, вроде пояса с кольцами, человека-птицы и т. п. И только когда гигант водружался на аху и увенчивался «шапкой», пукао, высекалась последняя деталь статуи, глаза, обозначенные эллиптическими вогнутыми поверхностями. Иными словами, работа над статуей начиналась в кратере Рано-Рораку, а завершалась на берегу океана.

Чтобы попытаться решить загадку изготовления статуй, нужно прежде всего обратиться к «горе ваятелей», Рано-Рораку, и слагающим ее породам.

Поленницы Рано-Рораку

«Стоя на склоне горы, они смотрят с непостижимым спокойствием на море и землю, и тут сразу чувствуешь, как их контуры начинают вас завлекать, несмотря на свою упрощенность. И чем больше предаешься такому созерцанию, тем сильнее становится это ощущение, неизменное ощущение спокойного благородства, очарования и тайны. Вся картина действует особенно сильно на закате, когда огромные черные силуэты памятников, озаренные гаснущими лучами, постепенно вытягиваются на великолепном, переливчатом фоне западного горизонта».

«Нигде мы не находимся под таким обаянием чуда как здесь… Большинство статуй еще не вполне высечено из скалы и нередко покрыто лишайниками или поросло травой или папоротником. Сначала зрителя поражает какая-нибудь выдающаяся впереди фигура. Но, приглядевшись, он с изумлением видит, что стены по обе стороны сплошь покрыты идолами, а над ним в нише стоит другая гигантская фигура; она смотрит вниз и, оказывается, что нога его покоится на огромном лице».

«Каждый день мы ходили по лабиринту между огромных статуй, но не переставали изумляться этому дерзновенному мастерству. Чтобы полностью использовать карьер, скульпторы вырубали изваяния, накладывая их друг на друга, используя буквально все возможности материала. Они высекали их и в профиль, и наискось, и даже вниз головой».

Так описывают Рано-Рораку и его статуи археологи и этнографы. А теперь попробуем рассказать о «горе ваятелей», взглянув на вулкан глазами геолога и петролога.

Напомним еще раз, что Рано-Рораку это самый крупный из паразитных вулканов. Кратер вулкана несплошной. Почти широтной по направлению трещиной кратерное кольцо разбито на две неравные половины. Северное полукольцо слагается рыхлыми, сильно выветрившимися пепловыми породами, из которых нельзя вырубить кусок породы, тут можно копать грунт лопатой. Южное полукольцо выше. Это скальный выступ, образованный слоями пород различного состава. Среди слоев описаны плотные туфы, туффиты и горизонты пепловых пород. Слои пород лежат не горизонтально, а наклонно, под углом 14–16°. Эти пласты не монолитные, а разбиты системой круто падающих трещин, идущих параллельно катетам — берегам острова. Расстояние между трещинами тоже непостоянное и меняется от десятков сантиметров до 20–25 метров, но в среднем около 3–7 метров. С высоты птичьего полета рисунок трещин напоминает разграфку листов тетради в косую клетку. Это значит, что остаток кратера слагается не монолитной базальтовой скалой, а представляет собой систему блоков самого различного размера. А поскольку слои лежат не горизонтально, то и в вертикальном разрезе можно видеть ту же косую разграфку. Трещины не представляют собой идеальных плоскостей, это поверхности с плавными изгибами. Именно поэтому вся гора самой природой разбита на блоки, у которых углы обычно не прямые, а немного от них отличаются Обычно это 84–86 градусов для острых углов и 94–96 градусов для тупых. Возьмите спичечный коробок и немного искривите его по всем трем осям и вы получите реальную модель блока, из которого вытесывались истуканы — моаи.

Высота скальной стенки составляет 90—120 метров. В ее разрезе есть по крайней мере четыре горизонта пепловых туфов, легко разрушающихся, быстро выветривающихся. Именно за счет разрушения этих пород и особенно близ и вдоль трещин идет образование делювиальных осыпей, образующих конусообразные свалы у внешнего и внутреннего склонов кратера. Угол естественного откоса таких осыпей в среднем составляет 20–25 градусов.

Извержение вулкана Рано-Рораку не было одноактным, а происходило многократно. Когда взрыв взметает в небо раскаленную тучу пепла, камней, капель расплавленной лавы, то первыми падают на землю раскаленные глыбы и ошметки горячей, еще не остывшей лавы. Падая на землю, они часто спаиваются и образуют породу, которую геологи называют туфом, в отличие от лавового покрова, который образуется при застывании текущей лавы. Немного позднее начинают падать более мелкие куски — лапилли — вместе с крупным песком и вулканическим пеплом. Они не всегда спекаются и остаются рыхлыми. Это туффиты. Последними медленно оседают пылеватые частицы, унесенные выше других. Они успевают остыть еще в воздухе, часто низвергаются вместе с дождями и ливнями, сопровождающими извержение. Это и есть пепловые горизонты.

При неоднократных извержениях эти слои повторяются. Между отдельными актами вулканизма рыхлые горизонты могут частично или полностью уничтожаться дождевыми потоками, разноситься ветрами ураганами. Поэтому границы слоев неровные, случайные. Взрывные камеры располагаются на разных глубинах, и при взрыве с глубин поднимаются обломки различных пород. Такие обломки, как уже говорилось, называются ксенолитами, или по-пасхальски — маеа токи. По их составу можно определить, к какому горизонту относится порода, из которой сделана конкретная статуя.

В южном секторе вулкана Рано-Рораку выделяются три горизонта плотных пород, из которых высекались статуи, и три пепловых горизонта рыхлых пород.

По составу верхний горизонт «В» резко отличается от двух нижних. Он представлен так называемыми тахилитовыми туфами. Это легкие (объемный вес их меньше 1,4 г/см³) мягкие туфы, которые легко сверлятся даже ручкой молотка. В них много мелких обломков ксенолитов. Именно из этого горизонта вытесаны все 117 статуй, остающихся в кратере. На внешней стороне вулкана нет ни одного великана, вытесанного из камня этого сорта. Это значит, что ни один гигант не вышел из кратера. Здесь нет статуй выше 10–12 метров, а в среднем это — 3–5-метровые; их вес в среднем составляет 5 тонн. Их перемещали только вниз по склону.

Два нижних горизонта отличаются по составу: это туффиты и туфы андезитовых базальтов. В них кроме обломков пород встречаются обломки специфических минералов, плагиоклазов. Плагиоклазы отлично диагностируются под микроскопом по углу погасания. По этому показателю легко отличить статую нижнего и среднего горизонтов.

Истуканы высекались, как правило, не по одному, а сериями. Древним ваятелям не было необходимости перерубать монолит, потому что монолитов не было. Они отлично умели различать трещины отдельности и использовали их для облегчения своего труда. Иногда между двумя трещинами, рассекающими серию пластов, вырубалось до 8—12 одинаковых по высоте ширине статуй. Различались они только по толщине. На острове можно видеть целые «поленницы» таких истуканов.

Если трещины, пересекающие мощные пачки пластов, были сближены так, что получался вертикальный блок, то статуя высекалась в положении стоя. Такие статуи самые хрупкие, так как легко разламываются по напластованию, особенно при выветривании. При внимательном изучении можно достаточно точно определить место и положение, в котором была вырублена каждая конкретная статуя.

Интересно, что рубила изготавливались тут же из крупных ксенолитов пород нижнего горизонта «А». Когда ваятели начинали высекать истукана из облюбованного блока, они не ведали, попадется ли такой ксенолит внутри, и когда он объявлялся, начатую статую бросали, отбраковывали.

Можно утверждать, что единой каменоломни в кратере Рано-Рораку не было: статуи высекались по всему периметру южного сектора кратера в тех прослоях, которые содержали готовый блок подходящего размера. При выветривании округлые ксенолиты вываливаются и тем самым подчеркивается слоистость пород, из которых была высечена статуя. Пепловые частицы выветриваются быстрее, при этом вулканическое стекло пеплов преобразуется в глинистый минерал каолинит или монтмориллонит. Вот почему адмирал Як. Роггевен полагал, что статуи выполнены из глины, а в них для красоты и крепости аккуратно влеплены гальки, а фактически — ксенолиты.

Статуя № 246, контуры которой отсечены с обоих боков тектоническими трещинами. Выше статуи расположена ниша, из которой вышло еще три истукана, под ней начата вырубка еще одной. Фото Ф. П. Кренделева.

Факты и мифы

Статуи острова Пасхи удивляют, восхищают, заставляют задумываться над тем, кто, как и зачем их изготовил. Догадки порождают не только гипотезы, но и мифы. Не древние мифы и легенды островитян (мы к ним еще вернемся), а самые настоящие «мифы от науки». Одно непроверенное утверждение переходит от одного автора к другому, порождает целую цепь умозаключений, базирующихся, по сути дела, на ошибке, рождаются гипотезы и целые «теории».

Вот характерный пример. Кэтрин Раутледж провела элементарнейшие археологические раскопки у подножия кратера Рано-Рораку: основания некоторых статуй были очищены от слоя гравия и песка. Одна из статуй имела заостренное основание. К. Раутледж предположила, что изваяние не было предназначено для установки на аху. Альфред Метро раскопок на острове не проводил. Однако решил, что все 60 статуй, стоящих у подножия с внешней стороны Рано-Рораку, имеют такие заостренные основания. В своей монографии он объявил, что гигантские статуи были двух типов: статуи для аху, имевшие плоские основания, и статуи с заостренным книзу концом для установки у подножия Рано-Рораку в качестве межевых столбов. Те Ранги Хироа, опиравшийся на монографию А. Метро, посчитал, что речь в ней идет обо всех статуях, стоящих и лежащих, законченных и незаконченных, которые находятся в районе Рано-Рораку, и решил, что все они имеют заостренное основание. «В итоге одна (дефектная) статуя превратилась в публикациях в 230», — констатирует Тур Хейердал, которому после раскопок в районе Рано-Рораку нескольких статуй удалось показать, что статуи у подножия вулкана имеют плоское основание. Так, по мнению Т. Хейердала, был разбит миф о всех «статуях для вкапывания в землю».

К сожалению, и работы самого Хейердала послужили материалом для мифов, связанных со статуями Рапа-Нуи. Так, в «Аку-аку» он красочно говорит о загадочном острове, жители которого «не строили ни замков, ни дворцов, ни плотин, ни причалов. Они вытесывали из камня исполинские человекоподобные фигуры, высокие, как дом, тяжелые, как вагон, перетаскивали множество из них через горы и долины и устанавливали на мощных террасах во всех концах острова» до тех пор, пока «длинноухих» мастеров-ваятелей не перебили «короткоухие» и созидательный труд не был внезапно прекращен.

Картина романтическая и назидательная. Но не слишком ли много в ней беллетристических преувеличений, которые в сознании читателей кажутся фактами, установленными наукой?

В самом деле, зачем жителям острова Пасхи строить плотины — ведь рек на острове нет, а дождевая вода скапливается в кратерах вулканов? Правда, «замков и дворцов» жители острова действительно не возводили. Но в их распоряжении были тысячи пещер, да и жилые дома они строили огромные, вмещающие несколько десятков, а то и сотен человек. Перетаскивали статуи «через горы и долины»? Однако долин на острове нет. И не «во всех концах острова» стоят изваяния: их нет на полуострове Поике, в пределах вулкана Рано-Као также нет гигантских статуй. Статуи, что стоят у вулкана Рано-Рораку, не были перетащены через гору — они были спущены вниз по склону вулкана. А из кратера не вышла ни одна!

Наконец, нет никаких доказательств тому, что работы в каменоломне были прекращены внезапно. Миф этот, или по крайней мере недоказанное положение, родился давно. К. Раутледж, обнаружив в «каменоломне» множество брошенных рубил-ксенолитов, решила, что это свидетельство внезапного прекращения работ в карьере. Вслед за ней этот «факт» стал переходить от одного исследователя к другому, кочуя из книги в книгу. А между тем «факт» далеко не очевиден. В самом деле, работы в каменоломне Рано-Рораку велись в течение нескольких сотен лет. Рубила и скребки, естественно, затуплялись. Заострить каменное орудие, как мы это делаем с металлическими лопатами или ножами, дело крайне хлопотливое. Гораздо проще изготовить новое, благо что материала под рукой сколько угодно. Испорченные и затупленные инструменты попросту выбрасывались, на смену им делались новые. А куда девались выброшенные орудия труда? Естественно, они валялись рядом, на месте работы. Так из года в год, из поколения в поколение, из века в век накапливались те тысячи каменных орудий, что лежат повсюду в районе Рано-Рораку. Провалиться они не могли, здесь нет дыр. И нет почвы, чтобы укрыть их. Они не железные и не бронзовые, чтобы изойти ржавчиной. Вулкан был одновременно и рабочей мастерской, и свалкой. Эта свалка и породила впечатление внезапно брошенных орудий труда!

В карьере Рано-Рораку обнаружено множество незаконченных статуй. Еще один «факт» в пользу того, что работы были внезапно прекращены? Имеются многочисленные доказательства того, что статуи эти, так сказать, бракованные, а не «незаконченные». Ваятели уже во время работы над статуей наталкивались на ксенолит крупного размера. Обработать его своими орудиями, сделанными из ксенолита такой же твердости, они не могли. А камня вокруг было предостаточно. Незавершенная моаи оставлялась в карьере только потому, что порода была непосильна ваятелям, а не потому, что ваятелей кто-то истребил или обрушил на их головы стихийное бедствие.

В «Трудах Норвежской экспедиции» говорится о том, что подножие вулкана под каменоломнями завалено строительным мусором, обломками рубил, скребков и обсидиановых наконечников. Фактически это совсем не так. На внешней стороне кратера образован обыкновенный делювиальный шлейф. В геологии делювием называются скопления разрушенных ветрами, морозами, дождевыми водами обломков пород на горных склонах, сползающих под действием своей силы тяжести вниз, к подножию. Такие же осыпи располагаются под склонами кратера и особенно в тех местах, где верхние части скальнрго выступа слагаются рыхлыми туффитами и пепловыми слоями. Вершины таких осыпей всегда в точности совпадают с тектоническими зонами и не имеют никакого отношения к гипотетическим каменоломням. Такие делювиальные конусы очень удобны для спуска статуй из верхних частей скальных выступов вниз. Стоящие статуи всегда окаймляют такие конуса.

Считалось, что все статуи однотипны и представляют собой точную копию знаменитой статуи Хоа-Хака-Нана-Иа, стоявшей в культовом городке Оронго и увезенной в Британский музей. Тур Хейердал так и пишет: «Все “серийные” изваяния следующего, среднего периода Пасхи повторяют статую из Оронго. Их отличают только значительно большие размеры, материал (туф Рано-Рораку вместо твердого базальта) и плоское основание, позволяющее установить идола на аху». И далее подчеркивает еще более решительно, что этот чисто пасхальский тип «был принят в качестве обязательного образца для сотен каменных исполинов».

Но как же можно говорить о каком-либо каноне после обнаружения коленопреклоненной узкобородой статуи, как две капли воды похожей на ту, которая стоит около музея Папаэте на острове Таити? Эта статуя привезена сюда с острова Раиваевае. Тур Хейердал утверждает, что этот стиль присущ только культуре Тиуанако. Если даже и не принимать во внимание этих удивительных экземпляров, все остальные статуи только с первого взгляда представляются однотипными. Среди них есть и страшилища, по определению Пьера Лоти, и просто симпатичные, есть действительно длинноухие, но есть и короткоухие, широколобые и узколицые, курносые и плосконосые, коротышки и верзилы и т. д. Фактически форму, размеры и пропорции изваяний определяет отдельность туфовых пластов, размер и форма блоков, подготовленных природой. Древние скульпторы сочетали эстетическую, если можно так говорить, задачу с технической. Они строго соотносили свой замысел с фактурой камня.

Почти во всех книгах фантастов говорится о чрезвычайной тяжести статуй, их фантастических размерах.

Мы уже цитировали вступление к книге «Аку-Аку», где автор сравнивает статуи по весу с десятью железнодорожными вагонами. И вопрошает озадаченного читателя: «Как они управлялись со всем этим задолго до эры техники?» И не дает ответа. Франсис Мазьер говорит еще более решительно.

«Можно предположить все что угодно, но перед лицом 22-метровой законченной статуи (высотой с семиэтажный дом), возвышающейся на горе Рано-Рораку, не устоит никакая логика. Подумайте только, голова и шея — 7 метров высоты и 3 метра в диаметре, длина носа — 3, 4 метра; высота туловища — 13 метров, вес 50 тонн! В настоящее время в мире найдется не очень много кранов, чтобы справиться с подобной махиной». Логика не устоит. Потому что такая статуя только одна и она не возвышается на горе Рано-Рораку, а лежит в нише под горой, в самой ее нижней точке. Она не отделена от скального основания. Есть и другие изваяния долгоухих, которые и по замыслу высекались в положении лежа. Где доказательства того, что статую собирались ставить? У. Томсо описал в 1886 году статую, лежащую над устьем Родовой пещеры, в которой хранились черепа предков.

Известный авантюрист Эрих Денникен в нашумевшей книге; а затем в фильме «Воспоминание о будущем» писал еще более гиперболично: «Сотни огромных фигур и сегодня вызывающе смотрят на путешественников с 10- или 20-метровой высоты. Вес их достигает 50 тонн. Они похожи на роботов, которые как бы того и ждут, чтобы начать действовать. Когда-то эти колоссы имели шапки, но и они не помогли разгадать загадку этих статуй. Одна из таких шапок — каменная глыба весом в 10 тонн — валялась не в том месте, где была статуя». И тут же следует категорический вывод: «Местные жители не могли бы создать эти огромные статуи». Кто же совершил эту работу и для чего она была сделана? Ответ неожиданный: это пришельцы из космоса облюбовали сей уединенный островок как стартовую площадку и оставили изваяния своих помощников-роботов.

Возражая Э. Денникену, профессор А. Китайгородский («Литературная газета», 1973 г., 14 февраля) доводит вес статуй до устрашающих величин, заметив, что «оказывается нельзя придумать никаких рациональных объяснений происхождению огромных истуканов на острове Пасхи, 100-тонным блокам, переложенным 60-тонными кубами песчаника, …»

Откуда же берут такие удивительные цифры фантасты? Они знают, что вулканические острова в океанах слагаются базальтами. Базальт — прочная, очень вязкая и труднообрабатываемая порода. Он имеет объемный вес около 3–3,2 г/см³. Знаменитый исполин имеет высоту 22 метра (фактически 21,8 метра), плечи у него шириной 2,5 метра, значит, в сечении около 5 квадратных метров. Вот и получается, за вычетом усеченных частей, примерно 30–40 кубометров, отсюда и вес 50–80 и даже 100 тонн.

Но материал статуй только по химическому составу соответствует базальту, а по структуре это туфы, туффиты и даже пемзы. Их объемный вес только в отдельных штуфах достигает 1,7 г/см³, а фактически обычно меньше 1,4 г/см³. А пемзы и того легче. В хорошо высушенном состоянии они плавают, так как легче воды. Самая тяжелая шапка никак не может быть тяжелее 5 тонн. Обычный размер статуй 3–5 метров, встречаются статуи высотой 10–12 метров.

Следовательно, «стандартный» вес истукана менее 5 тонн, и не более 30–40 статуй имеют вес более 10 тонн. Знаменитую «стандартную» статую Хоа-Хака-Нана-Иа матросы свободно погрузили в шлюпку и переправили на корабль.

Сейчас на острове Пасхи ведутся реставрационные работы, и бригада рабочих легко обходится 15-тонным краном для установки самых крупных статуй.

Некоторые исследователи пишут, что древние ваятели вначале создавали небольшие статуи, а потом более внушительных размеров. Это вполне естественно. Разумеется, в первую очередь были отобраны и обрабатывались подходящие блоки малого размера, а потом ваятели переходили к более крупным. Мифы и загадки находят простое и естественное объяснение, не требующее вмешательства неведомых сил или пришельцев. С точки зрения геологии и сама каменоломня это не единственный «родильный дом» маои. Не только в кратере Рано-Рораку высекались статуи острова. Этому есть неоспоримые доказательства.


Делювиальный конус, по которому спускали статуи, прислонен к почти вертикальному выступу, образованному тектонической трещиной, идущей параллельно склону. Под уступом лежат «бракованные» статуи. Видно, что бока статуи не вырубались, а отсечены тектоническими трещинами. Фото Ф. П. Кренделева.

Моаи, пукао, аху

Гигантские статуи моаи высекаются в каменоломне Рано-Рораку, а затем доставляются к побережью, где воздвигнуты для них постаменты аху. В другой каменоломне, в кратере вулкана Пуна-Пао, высекаются для этих статуй пукао — «шапки» из красного туфа — и также доставляются к берегу моря. Истукан водружается на аху, а затем голова статуи венчается «шапкой». Такая картина представляется большей части исследователей. Но верна ли она?

Почти 100 лет назад, в 1886 году, Уильям Томсон описал обнаруженный им в лицевой стенке аху Тонгарики необычный камень. Им оказался фрагмент небольшой статуи, высеченной не из материала Рано-Рораку, а из красной пемзы, подобной той, из которой делались пукао. Значит, на острове высекались не только гиганты, но и статуи меньших размеров? И материалом для них служил не камень Рано-Рораку, а красный туф?

В бухте Анакена была обнаружена статуя (которую сейчас именуют «Кон-Тики»), высеченная из красного туфа. Обломки статуй из этого же туфа есть и в других аху и постройках острова. Естественно, что все они не могли быть высечены в «каменоломне» Рано-Рораку. Может быть, Пуна-Пао давал материал не только для пукао, но и для моаи? Однако красный туф есть и в других местах острова. Таков, например, вулкан Охио в бухте Анакена. И статую Кон-Тики, видимо, высекли здесь, на месте, а не тащили ее почти через весь остров из Пуна-Пао. Быть может, и многие пукао сделаны для статуй, что стояли на аху вдоль берегов острова Пасхи, не в «каменоломне пукао», а также в местах, находящихся поблизости? Зачем перетаскивать через каменистый остров многотонные «шапки», когда есть возможность изготовить их поблизости от аху?

Кстати сказать, вес пукао, как и моаи, сильно преувеличивается. Действительно, «шапка», диаметр которой достигает 3-х метров, а высота 2,5, внушает невольное уважение, и ее вес кажется чудовищным, «как шесть слонов», — пишет Т. Хейердал. Но следует помнить, что красный туф Пуна-Пао это, в сущности, пемза. Хорошо просушенные куски ее плавают в воде и погружаются в нее лишь после того, как их поры заполнятся водой. Перекатить пукао по ровной поверхности или вниз не составляет особого труда. Пять человек могут передвигать шапку с поперечником около метра. Материал Пуна-Пао легко обрабатывается, режется обычной пилой-ножовкой, при ударе молотком сминается, а не ломается. Видимо, это свойство хорошо знали древние скульпторы. Когда «шапку» катили к аху, то при перемещении она приобретала округленную форму, так как углы пемзовых блоков легко сминаются и крошатся, но не ломаются.

В культовом поселении Оронго поклонялись статуе, носящей имя Хоа-Хака-Нана-Иа. С полной уверенностью можно утверждать: Хоа-Хака-Нана-Иа была высечена не в кратере Рано-Рораку, а в другом месте, так как она выполнена из так называемого муджирита (специфическая разновидность базальтовых туфов), отличающегося от тахилитовых туфов Рано-Рораку. В этом один из авторов убедился лично, проведя в Британском музее наедине со статуей Оронго немало приятных минут, осматривая ее и трогая. По всей вероятности, материал для статуи был местный, взятый из горизонта, залегающего непосредственно в основании того пласта плитчатых андезиговых туфов, в котором сделаны хижины Оронго. В других местах острова такие породы не встречаются, но обычны для острова Сала-и-Гомес. Статую никуда не перемещали, она сделана на месте из самых прочных пород. Именно потому на ее спине сохранились ритуальные изображения, похожие на татуировку спин воинов, участвующих в выборах тангата-ману.

Итак, статуи изготавливались по крайней мере из пяти типов пород: муджиритов Рано-Као, красных пемз бухты Анакена, тахилитовых туфов, туффитов и туфов Рано-Рораку. Но только ли Рано-Рораку?

На острове есть и другие кратеры с тем же составом пород, что и Рано-Рораку. И они также разбиты трещинами. Для чего же жителю острова нужно было отправляться именно в кратер Рано-Рораку, высекать там гигантскую статую и тащить ее через горы и долины? Кстати сказать, врач Т. Пальмер, посетивший остров на «Топазе» в 1868 году, называл колыбелью исполинов не Рано-Рораку, а вулкан Отуити. Действительно, в этом вулкане имеется материал, пригодный для изготовления статуй. Материал этот есть и в других частях острова Пасхи, кроме полуострова Поике. И именно на Поике нет ни одного большого изваяния, а те немногочисленные статуи, что там стоят, мелких размеров и изготовлены из местных пород.

Из книг складывается впечатление, что все статуи острова имели пукао. Это совсем не так. «Шапочка» — не правило, а скорее исключение. Ни одной «шапочки» нет на истуканах в кратере вулкана Рано-Рораку и на его внешних склонах, а также на полуострове Поике. Чаще других «шапочки» на статуях встречаются на юго-восточном берегу острова, их здесь насчитывается около полутора десятков; на северном берегу есть они только около бухты Анакена, их менее десятка, а на западном берегу в районе бухты Хангароа их только шесть. Во всех случай рядом с истуканом с «шапочкой» есть гора, на вершине которой лежат горизонты пемз, скоторых «шапку» скатывали и по помосту из камней накатывали на статую. Накатывали, а не воздымали!

Тектоника и мана

Нельзя отрицать, что статуи все-таки перемещались. Их двигали! Но каким образом шла транспортировка статуй? Как они устанавливались на аху? Каким образом островитяне ухитрялись надевать им на головы пукао весом в 2–3 тонны?

Читатели «Аку-Аку» хорошо помнят, как в знак великого доверия и дружбы открыл «сеньору Кон-Тики» сокровенную тайну острова бургомистр его дон Педро Атан. Секрет поднятия моаи завещан ему предками как последнему потомку рода последнего «длинноухого». Но те, кто помимо «Аку-Аку» имел счастье читать и другие книги, посвященные острову Пасхи, ни за что не поверят дону Педро. Ибо его «секрет» был открыт еще в 1774 году капитаном Джеймсом Куком!

«Вероятно, статуи поднимались следующим образом. Под верхний конец лежащего на земле изваяния подкладывались камни и мало-помалу в процессе подъема, передвигая камни к основанию статуи, и подкладывая все новые и новые опоры, гигантскую глыбу воздвигали на пьедестал. Цилиндры же вкатывали по настилу или подмосткам и водружали на головы истуканов». Так пишет Джеймс Кук. И не делает при этом никаких ссылок на тайны жрецов Полинезии и откровения последних потомков «длинноухих».

Остатки насыпей, по которым статуи ставились на пьедесталы и водружались «шапки» на головы истуканов, сохранились и по сей день. Отличная фотография такой насыпи приводится в книге об острове Пасхи, написанной К. Раутледж и вышедшей в 1919 году. Здесь нет ни тайн, ни особых проблем. Но новые проблемы возникают, когда задается вопрос, а каким же образом транспортировались многотонные статуи?

Здесь надо различать две проблемы: одна из них — как перемещали статуи от места изготовления к подножию кратера Рано-Рораку, и другая — как вставлялись статуи от подножия кратера к берегу океана, то есть до ритуальной платформы аху.

Вспомним опять-таки «Аку-Аку», где описывается транспортировка статуи. И, как пишет Хейердал, если «сто восемьдесят островитян, наевшись до отвала могут тянуть по равнине статую весом в двенадцать тонн», то «имея деревянные салазки и большее число людей, можно тащить фигуры еще больших размеров».

Не будем с этим спорить: наевшись до отвала островитяне способны были тащить на деревянных салазках многотонную статую по равнине. Они и тащили ее по песку бухты Анакена — единственному пляжу на острове Пасхи! А вся остальная поверхность Рапа-Нуи — это отнюдь не равнина. Она сплошь покрыта застывшей лавой, рвами, кавернами, трещинами, буграми, ямами с острыми режущими краями.

«Самые крупные статуи, доставлявшиеся к аху, достигали 20 тонн. Передвижение таких статуй представляет ни с чем не сравнимые трудности, если вспомнить, что поверхность острова — это потрескавшаяся лава, — совершенно справедливо пишет Фр. Мазьер, полагая, что передвижение моаи, организованное Хейердалом в Анакене, еще ничего не доказывает. — По этому поводу было сделано великое множество предположений, одни из них просто бредовые, другие — трудноприемлемые».

Так, Себастьян Энглерт в монографии «Земля Хоту Матуа» пишет следующее: «Есть одна подробность в преданиях, которая нам позволяет сделать предположение относительно техники транспортировки. Между тем, как одни из местных жителей наивно верят и утверждают, что в прежние времена существовала мана, или магическая сила, заставляющая моаи идти до платформы-аху, другие слыхали от стариков, что при перетаскивании разбрасывали по дороге вареный ямс, чтобы сделать ее более скользкой».

По этому поводу Фр. Мазьер восклицает: «Попробуйте-ка представить себе это невероятное пюре протяженностью в несколько километров!» Желая, видимо, не отстать в состязаниях «бредовых и трудноприемлемых предложений», он начинает рассуждать об использовании электромагнитных механизмов и даже сил антигравитации, связанных с «таинственным магнетизмом», которым обладали жители острова.

Однако возможен и другой подход к этой проблеме: может быть, статуи никто не тащил из кратера Рано-Рораку через весь остров? Изваяния для аху высекались поблизости в подходящей породе, а гиганты, что высекались в каменоломне Рано-Рораку, устанавливались на месте, у подножия горы!

На вершине кратера Рано-Рораку высверлены своеобразные стаканы. Некоторые исследователи считают их следами гигантских горизонтальных воротов-кабестанов, с помощью которых древние ваятели спускали статуи вниз по склону и под скалу. В такие стаканы-подпятники якобы вставлялись деревянные валы, на которые наматывались канаты. Отмечались даже места, где канатами протерты желобки. Однако все это лишь догадки, ибо ниже стаканов нет каменоломен, а на самих склонах нет готовых изваяний. Желобки являются результатом выветривания трещин, так как стаканы располагаются на пересечении трещин. А главное — диаметр стаканов равен примерно метру. Откуда было взять дерево с таким толстым стволом?


Стаканы на вершине вулкана Рано-Рораку. Франсис Мазьер считал их «подпятниками» для кабестанов, воротов, с помощью которых якобы спускали истуканов с вершины под склон. Однако стаканы высверлены в рыхлых туфах непродуктивного горизонта; ни над ними, ни ниже них по склону статуй нет. Вероятно, это еще одна из разновидностей захоронений. Фото Ф. П. Кренделева.


Участник экспедиции Тура Хейердала Олаф Семинг нашел на острове Пасхи пыльцу ископаемых пальм. Но они не имели столь мощных стволов, да и исчезли до того, как на горе Рано-Рораку начались работы по изготовлению статуй. Но вот что любопытно: метровый диаметр стаканов точно соответствует размеру оснований статуй с притесанной, заостренной, как кол, конической формой. Такие статуи здесь есть.

Во время посещения острова Пасхи советскими геологами в одном из стаканов были обнаружены останки человеческих скелетов. Не «затыкались» ли статуями останки людей, захороненные в стаканах Рано-Рораку, подобно тому, как погребались в платформах аху останки жителей побережья? Быть может, статуи Рано-Рораку никуда не передвигались, а остались на склоне вулкана — именно с этой целью они и высекались?

Не в гипотезах этнографов или археологов, а в преданиях островитян можно найти рациональное зерно объяснения, связанное с передвижением изваяний. Островитяне в один голос утверждали, как 100 лет назад, что моаи передвигались сами, с помощью волшебной силы, именуемой жителями Океании мана. Но они имели в виду перемещение статуи от места изготовления до подножия склонов Рано-Рораку. Вот как можно трактовать эту ману в свете геологии и тектоники.

Остров Пасхи находится в тектонически-активном районе. Но не только колебания земных недр сотрясают его основу. На острове непрерывно ощущается колебание почвы под ударами могучих волн океана. На берегу бухты Тонгарики, чуть южнее Рано-Рораку, был проведен простой эксперимент: на скальный выступ поставили кружку, до краев наполненную водой. Во время наката волн часть воды из кружки расплескивалась. Дрожание почвы на острове могло перемещать статуи вниз по склону под действием так называемого свайного эффекта.

После раскопок археологов жители острова тотчас засыпали раскоп, так как боялись, что статуя уйдет в землю. На склонах Рано-Рораку действительно есть истуканы, которые «ушли» под пепел. Статуя с кораблем, которую раскапывали участники экспедиции Хейердала, погрузилась в почву почти на 80 сантиметров за те несколько лет, что разделяют время работы норвежских археологов и посещение Рано-Рораку советскими геологами.

Нет сомнения, что статуи на склонах Рано-Рораку как внутреннего, так и внешнего были перемещены вниз по склону и там опущены в заранее приготовленные ниши, или эскарпы. Вполне вероятно, что статуи смещались по склону сами собой, под действием микросейсмических смещений почвы, за счет ее дрожания, пока не соскальзывали на уготованное им место. Или умельцы выкапывали лунку, когда статуя достигала нужного места?

А теперь обратимся не к созданию статуй, а к их свержению.

VII. Книга катастроф

Само возникновение этого клочка земли настолько загадочно, что с трудом веришь в его появление на карте. Остров Великанов родился в молчании и погиб в забвении. Сможем ли мы когда-либо узнать, не скрыл ли туманный саван волн какой-то особый мир, от которого уцелело только вот это хрупкое свидетельство?

Франсис Мазьер. Загадочный остров Пасхи

Кто повалил истуканов?

«Не зная или сознательно скрывая причины разрушения статуй моаи, рапануйцы объясняют падение их особой силой мана колдуна или колдуньи», — пишет советская исследовательница фольклора острова Пасхи И. К. Федорова. Она приводит версию легенды, записанную на острове чилийским этнографом Ф. Фелбермайером.

В каменоломне Рано-Рораку работали двое мастеров-резчиков. Они изготовляли гигантские моаи. Пищу им готовила какая-то женщина. Однажды резчики пошли на рыбную ловлю. Однако за весь день им удалось поймать одну-единственную рыбку. Когда стемнело, один из резчиков забросил сеть в последний раз и вдруг поймал сказочную черепаху по имени Ура-Рарапе-Нуи. Каждый житель острова Пасхи мечтал поймать эту волшебную черепаху. Ведь считалось, что съевший ее мясо приобретает долголетие, мудрость и все радости жизни. Резчики убили черепаху, разделили ее на две части и, сварив в земляной печи, съели волшебное мясо. Когда утром пришла женщина-стряпуха, она увидела панцирь и спросила, где же ее доля.

— Тебе ничего нет, — ответили резчики статуй. Тогда женщина пришла в ярость и крикнула статуям, чтобы они упали. И, покорные ее приказанию, моаи, стоявшие на каменных платформах аху, упали.

«Аху Тонга-Рики (недалеко от древней каменоломни рапануйцев), действительно, одно из самых разрушенных на острове. Все 15 моаи с аху были когда-то (вероятно, во время войны ханау-момоко и ханау-еепе) сброшены», — комментирует эту легенду И. К. Федорова.

Известная исследовательница Кэтрин Раутледж записала сходную версию легенды, где вместо черепахи и рыбы — лангуста.

Франсис Мазьер приводит еще одну версию: старуха силой своей маны произнесла заклятие: «Моаи, замрите навсегда!» И добавляет, что «это утомительно и фальшиво», так как жители острова «рассказывают такую запутанную мешанину из легенд, что можно подумать, будто они никогда и ничего об этом не знали и что вовсе не они потомки последних скульпторов».

«Однажды на острове появился немой старик. Знаками он дал понять островитянам, что хочет поесть куриных голов — любимого лакомства жителей острова Пасхи. Старику отказали в его просьбе. Незнакомец заночевал в одной из хижин. Ночью хозяева проснулись от страшного грохота: старик из всех сил топал ногами по каменному фундаменту хижны… Утром островитяне увидели, что все статуи на аху упали. Старик отомстил за куриные головы».

Так пересказывает легенду Шульце-Мезье в книге «Остров Пасхи». Дальше он сообщает, что узнать у местных жителей о событиях прошлого «столь же безнадежное дело, как расспрашивать о Кромвеле старух, торгующих шнурками в Вестминстере. Полученные этим путем сведения представляют собой большей частью фантастические мифы».

Что же предлагают исследователи взамен легенд? Как они объясняют падение статуй? Фр. Мазьер предполагает, что тут могло быть и падение метеорита, и ужасная болезнь, и безумие вождя, и братоубийственная война, и чуть ли не взлет космического корабля. Предположения эти, безусловно, интересны, но вряд ли правдоподобны.

Исходя из предположения, что падение статуй было практически одновременным, а работы над новыми исполинами были прекращены внезапно, многие ученые — этнографы, археологи и другие — предлагают самые различные объяснения «катастрофы», не сомневаясь, что такая катастрофа на острове имела место и отмечают некий социальный, исторический рубеж. Одни видят междоусобную войну двух полинезийских кланов или двух различных рас. По одной версии, «белые» индийцы перебили черных ваятелей удивительных статуй, и эти черные мастера были меланезийцами. По другой версии, черные полинезийские варвары истребили белых скульпторов. Есть версия о том, что статуи упали в момент отлета «пришельцев из космоса», погостивших на острове Пасхи.

Но наибольшей популярностью пользуется гипотеза Тура Хейердала, объясняющая падение статуй междоусобицей представителей «длинноухих» ваятелей с «короткоухими» религиозными фанатиками. Эту гипотезу большинство советских читателей принимает за истину. Но вопрос о том, кто повалил истуканов, не так прост, как кажется, и еще далек от разрешения. Гипотеза норвежца имеет массу уязвимых мест.

Оговоримся сразу: под сомнение не ставится ни литературный талант Тура Хейердала, ни его несомненные заслуги перед океанистикой и вообще гуманитарными науками.

Но как справедливо и прекрасно сказал сам отважный путешественник, нужно смело признаться в том, что «мы многим обязаны, как бы парадоксально это ни звучало, тем, кто бросает нам вызов», и «надо научиться увидеть в своих научных противниках полезных сотрудников», используя критику их для того, чтобы продвигаться вперед, ибо «именно в споре друг с другом можно идти вперед, к истине». Именно такое стремление к истине и заставляет нас и многих других специалистов вести с Хейердалом научную полемику, что не мешает, естественно, сотрудничеству с норвежским исследователем. К сожалению, деловая полемика воспринимается поклонниками «Аку-Аку» как некий личный выпад против прославленного путешественника и исследователя, как стремление «подставить ему ножку» (этот борцовский термин употребил некий «хейердаломан» в адрес обоих авторов данной книги, узнав, что они не разделяют взглядов его кумира. Он заявил, что для нас «нет ничего святого» и посему он «объявляет беспощадную войну»).

«В Соединенных Штатах уйма “искателей истины”, — пишет американский ученый А. Раппопорт. — Многим из этих людей не хватает способностей к направленным интеллектуальным усилиям, необходимым для плодотворного труда в науке; иным недостает навыков критического суждения, которые позволяли бы им видеть различия между истиной и ложью. Третьи не могут успокоиться до тех пор, пока не найдут панацеи, в которую они могли бы уверовать». Именно такую панацею и видят многие «искатели истины» в работах Хейердала, превращая научную гипотезу в объект некоего культа, в фетиш.

Вот почему, по словам видного американского археолога Р. Уокопа, специалисты «с тревогой следили за хейердаловскими бестселлерами. Всякий раз, когда эти бестселлеры оказывались в первом десятке наиболее читаемых книг, тысячи поклонников “Кон-Тики” и “Аку-Аку” пополняли армию дилетантов. А энтузиасты приключенческой литературы не выносят “узколобых” ученых, подвергающих педантичной критике дерзновенные теории “белокурого героя-викинга наших дней”, покорившего сначала бурный Тихий океан, а затем и Атлантический, чтобы доказать сколь истинны его гипотезы, вопреки всем ученым, утверждающим, что такое путешествие невозможно».

Разумеется, в нашей стране нет социальной почвы для «искателей истины», о которых говорит А. Раппопорт, или «свихнувшихся энтузиастов», о которых с нескрываемой иронией пишет Р. Уокоп. Но так как увлекательные книги Хейердала, неоднократно изданные массовыми тиражами, знакомы миллионам советских читателей, поэтому и уделяется столь много внимания полемике с норвежским исследователем, полемике, не отрицающей ни научных заслуг норвежского исследователя, ни его литературного дарования.

Из имеющихся материалов по истории острова Пасхи видно, что нет никаких серьезных доказательств тому, что статуи с помощью островитян «выходили» из кратера вулкана Рано-Рораку или жители растаскивали их от кратера по периметру острова. Нет в руках исследователей веских и однозначных доказательств о внезапном прекращении работ в каменоломнях. Может быть, верно утверждение некоторых ученых о том, что статуи были низвергнуты с пьедесталов за короткое время? Давайте обратимся к реальным фактам. Для начала необходимо посчитать, сколько статуй на острове.

Статистика моаи

Вы, вероятно, обратили внимание на противоречие в легендах о гневном старике и рассерженной старухе. Старуха приказала, чтобы упали все моаи, и они упали. А когда старик начал топать ногами, то упали статуи только те, которые были на ритуальных платформах аху. В этих сказаниях действительно имеется большая разница: на острове и сейчас достаточно стоящих статуй. И на платформах не все статуи упали: на аху Тонгарики до сих пор стоит половина статуи, а свалилась только ее верхняя часть. Если бы не стояла эта половина, нужно было бы искать доказательство тому, что изначально все статуи стояли на аху.

Сколько статуй на острове Пасхи? Вопрос этот не так прост, как кажется на первый взгляд. Обратимся к точному языку чисел. Количество статуй исследователи оценивают неодинаково — от 250 до 1000. Кроме того, не ясно, о каких статуях идет речь. Каждый год, каждые новые раскопки приносят сюрпризы. Открываются новые статуи. Фр. Мазьер полагает, что в кратере Рано-Рораку скрыто еще не менее сотни статуй. Но ведь остров каменист, на нем нет почв и даже зубила островитян накапливались на поверхности, не проваливаясь в почву, так как ее нет. О каких же раскопках может идти речь?

На острове и сейчас стоит множество статуй, которые не падали с самого их сотворения, а стоят, только слегка наклонившись. Все статуи по месту их положения можно подразделить на три типа. Одни из них располагаются у береговой линии почти по всему периметру острова. Ныне они лежат около аху, их обычно показывают на всех схемах. Две другие располагаются в кратере Рано-Рораку или на его склонах. Их на схемах не показывают, а обозначают единым значком под названием «главная каменоломня», «родильный дом каменных гигантов» или еще как-нибудь в этом роде. Посчитаем их по отдельности. Уильям Томсон в 1886 году обошел весь остров, тщательно осмотрев все аху, описал размеры всех платформ, количество статуй на каждой из них, размеры статуй и положение, в котором они лежат. Всего им описано 113 аху и составлена схема, на которой их 114. Обломки статуй и целые их экземпляры подсчитаны им довольно точно: их оказалось 217. Каждый истукан на платформе стоял на специальном камне-плите вроде постамента. На трех аху постаментов оказалось больше, чем статуй. Поэтому, видимо, У. Томсон и решил, что эти статуи упали в море. Кроме того, он отметил, что есть несколько настолько разрушившихся экземпляров, высеченных из мягких туфов, что трудно решить, были ли это статуи или это просто обломки камней. Число 217 можно считать реально соответствующим тому количеству моаи, которые стояли на аху.

Проводить раскопки около аху с целью поисков новых статуй нет никакого смысла, потому что они вымощены на скальном основании при полном отсутствии почв. Возможно, в теле некоторых аху могут быть найдены обломки статуй, из которых можно будет сложить несколько небольших экземпляров. Кроме того, есть смысл поискать моаи, упавшие в море с отвесных скал, если только они не разбились во время падения. Речь идет об аху № 11 и № 49 по нумерации Томсона. Но вряд ли уцелели эти статуи, упавшие с высоты около 200 метров.

Раскопки в кратере и на внешнем склоне Рано-Рораку вполне обоснованны — здесь имеются делювиальные конусы, рыхлые осыпи. Здесь необходимо провести раскопки, так как часть статуй может быть погребена.

Подсчет моаи в кратере Рано-Рораку затруднен. К. Раутледж в 1919 году сделала панорамную зарисовку внутреннего склона кратера. На зарисовке видается еще 117 гигантов. Здесь есть экземпляры, лежащие на спине, на боку, лицом вниз, часть из них Даже не отделена от скального выступа, незакончена. Статуй, вкопанных в землю, оказывается 28. Одни из них едва вкопаны, другие ушли под землю до подбородка, у третьих над землей торчит только узкий лоб. А разве можно утверждать, что нет экземпляров, ушедших в пепловые почвы с головой? Здесь, в кратере, при раскопках могут быть найдены новые экземпляры. Есть статуи разрушенные, распавшиеся на мелкие куски. Количество их не поддается учету.

Любопытная деталь: вкопанные в кратере и на внешнем склоне истуканы не стоят вертикально по стойке смирно — чем меньше они вкопаны, тем сильнее наклонены. Они почти полулежат на спине, то есть в том положении, в котором их спускали вниз по склону. Все «богатыри» внутренней части кратера смотрят в его центр. Это и понятно, поскольку кратер представляет собой гигантскую каменную воронку, по стенкам которой истукан скользил вниз по склону, чтобы встать в подготовленную для него лунку. От этой точки можно точно установить место «рождения» каждого исполина: выше по склону видно место, от которого он был отделен. Франсис Мазьер построил диаграмму и на ней нанес линии, по которым направлены взоры истуканов. Если бы он устремленность их взглядов отнес не к центру гипотетической точки, а к периметру кратерной воронки, он бы увидел, что она в точности соответствует направлению перемещения истуканов от места рождения к месту установки. Тут нет никакой мистики!

Третья группа великанов расположилась на внешней кромке кратера Рано-Рораку, у его юго-восточного окончания. Эти «молодцы» расположились у подножия кольцевого кратера, у основания делювиальных конусов, и как бы держат оборону в своем секторе. Здесь нет точки, с которой можно было бы зарисовать сразу всю армию. По подсчетам К. Раутледж, здесь около 100 статуй, из них в стоячем положении 28–30 моаи. Пишем 28–30 потому, что трудно решить, стоит или уже лежит истукан, настолько положение его близко к горизонтальному. И здесь тоже трудно решить, сколько их полностью ушло в делювий. Именно здесь наглядно видно, как раскопанные ранее археологами статуи сами погружаются в делювий, поскольку они тяжелы, а почвы непрерывно сотрясаются. Интересно, что все статуи, за редчайшим исключением, как бы покачнулись в одном направлении, совпадающем с направлением береговой линии западной окраины острова.

Итак, можно подвести баланс: на поверхности острова сейчас насчитывается 435–440 статуй. В это число не включены статуи, вывезенные в разные музеи мира. Статуи есть в Лондоне (одна), в Сантьяго (три), в музее Вашингтона (одна), отпиленная голова хранится во дворце Шайо в Париже. Из всех статуй только одна имеет длину 23 метра (она не отделена от скалы и не была поставлена вертикально, поэтому говорить о высоте не приходится). Не более 30 статуй имеют высоту около 10–12 метров, а подавляющая масса — это «малютки» не более 5–6 метров, а есть и полутораметровые карлики, увезенные с аху № 113 в Сантьяго. Там два служителя легко переставляют эти «статуэтки» с места на место. Общий вес всех видимых на острове истуканов вряд ли превысит 2000 тонн. Вот вам и гигантский труд, сравниваемый по масштабам с египетскими пирамидами.

Приведем статистику и «шапочкам». «Головной убор» на истуканах — это не правило, а экзотика. Нет ни одной «шапочки» ни в кратере, ни на внешнем склоне вулкана Рано-Рораку, ни на полуострове Поике, ни на аху, расположенных у кратера Рано-Као. Они встречаются на юго-восточном берегу — не более полутора десятков, на северном берегу их около десятка, причем вес каждой не более 500–800 килограммов, реже 1,5–2,0 тонны; а самые тяжелые не отделены от скалы. На западном берегу острова Томсон насчитал только 6 «шапок», причем все они были на статуях, установленных под кратером вулкана Пуна-Пао. Общий вес всех «шапок» измеряется первыми Десятками тонн на все богатырское воинство.

Когда богатыри упали?

«Когда Роггевен поднял занавес перед европейским зрителем, основное действие давно уже кончилось и исполнители главных ролей покинули сцену», — пишет Тур Хейердал, подводя читателя к мысли, что междоусобные войны в основном завершились и победившие «короткоухие» варвары уничтожили высокую культуру «длинноухих» ваятелей. Катастрофа произошла в 1680 году, когда во рву сгорели последние представители высокой культуры «длинноухих», а «победителем оказался полинезиец, который не привык высекать статуи и строить из камня», и который сбросил с постаментов идолов чужого народа. Написано красиво, эмоционально, почти трагедийно. Но так ли это?

Первым из европейцев адмирал Роггевен описал стоящие статуи с «шапками» на головах. Он видел, что длинноухие туземцы поклоняются своим богам! Их встретил народ приветливый, радушный, с детской доверчивостью относившийся к прибывшим.

Прошло еще 50 лет и на остров прибыл Джеймс Кук. Он увидел доброжелательный народ, среди которого были и белые длинноухие люди. Изваяния жители называли полинезийским словом арики, то есть вождь. Причем каждая статуя включала имя конкретного вождя. Дж. Кук видел аху, моаи, головы которых были увенчаны пукао.

Затем на острове был Дж. Лаперуз. Художник, плавающий на корабле, сделал зарисовки, на которых есть стоящие истуканы и тоже с пукао. Зарисовки настолько документальны, что можно сказать точно, о каком аху идет речь. На одном рисунке это аху в бухте Анакена, на другом видны статуи внешнего склона Рано-Рораку.

В 1804 году капитан Юрий Лисянский 4 суток дрейфовал в виду острова, трижды обогнул его. Он оставил точные и достоверные свидетельства, где и сколько стояло статуй. По его записям насчитывается 22 стоящие статуи: четыре в бухте Хангароа, восемь на северном берегу, девять на юго-восточном, одна в глубине острова. Он отметил, что на аху Тонгарики все статуи лежат, точно пересчитал их и особо подчеркнул, что от одной статуи торчит только половинка. Эта половинка торчит и до сих пор. Данные Ю. Лисянского говорят, что в начале прошлого столетия 10 % статуй стояло на постаментах. Еще через 11 лет, то есть спустя полтора века после «катастрофической» гибели длинноухих во рву, О. Е. Коцебу отметил, что из восьми статуй на северном берегу шесть упали, две пока стоят.

Миссионер Эжен Эйро, прибывший на остров в 1863 году, уже писал, что все статуи на острове повалены, но он не уточнил, кто же их повалил с ритуальных платформ.

Уильям Томсон, который инвентаризировал статуи острова, расспрашивал жителей о времени падения последней из них. Он получил довольно точный ответ, который зафиксировал в своей книге: «Островитяне традиционно считают, что самой последней статуей была та, которая установлена на аху в бухте Анакена, месте высадки легендарного Хоту Матуа. Она последней встала на место. Наши гиды утверждали, что это скульптура женщины и что она упала около 24 лет назад», то есть в 1862 году. Эта цифра вполне совпадает и со свидетельством патера Эжена Эйро. Вернемся на несколько лет назад.

В 1838 году на острове был адмирал Дю Пти Туар. Он был последним, кто видел статуи, стоящими на аху.

1862 год — черный год острова. Тогда на 10 перуанских пиратских кораблях была угнана в плен тысяча пасхальцев. Вот время, когда по-настоящему был опущен занавес, о котором говорил Т. Хейердал. И опустили его белые пираты. В этот год упала (или повалили ее мародеры и насильники?) последняя статуя и исчез культ тангата-ману.

Трудно поверить выводам Тура Хейердала о том, что победители — «короткоухие» полинезийцы — на 150 лет растянули процесс религиозной мести «длинноухим», и 150 лет валили, кощунствуя, идолов побежденного народа!

Вывод напрашивается самый элементарный: статуи падали всегда, а последняя упала в тот год, когда на острове буйствовали пираты, торговцы «черной костью».

Оскверненные идолы?

Данные археологии позволили Туру Хейердалу наметить три периода в истории острова Пасхи. Во время первого, длившегося примерно с IV века нашей эры до 1100 года, воздвигались статуи небольших размеров, строились прекрасной кладки аху, похожие на алтари, и проводились церемонии в Оронго, связанные с культом Макемаке. Второй период, длившийся с 1100 по 1680 год, характерен изготовлением гигантских истуканов и установкой их на аху. К концу периода «весь остров был опоясан платформами — аху — с каменными великанами, обращенными лицом к святилищу, спиной к морю», причем «для поддержания престижа постепенно стали воздвигать все более и более внушительные памятники». Третий период начался с уничтожения «длинноухих», а завершился полной гибелью древней культуры острова Пасхи еще до того, как остров был открыт адмиралом Якобом Роггевеном.

Резкие границы между этими периодами определяются прежде всего низвержением статуй. Гигантские моаи, созданные во втором периоде «длинноухими», сброшены победителями-полинезийцами. Но и наступление второго периода знаменовалось тем, что на острове «разрушали старые святилища и перекладывали каменные блоки, не считаясь с искусством обработки и кладки, не думая об ориентации по Солнцу».

Авторам придется немного повториться, чтобы обратить внимание читателей на малое число фактов и грандиозность выводов, к которым пришел Тур Хейердал. Для этого вернемся еще раз к языку цифр, чтобы проверить тезис: был ли опоясан остров платформами прекрасной кладки, разрушали ли их «полинезийские варвары», создавая из обломков новые архитектурные сооружения. Прежде всего, исконный смысл слова «аху» в качестве существительного выражает не ритуальное сооружение, а означает «куча», «груда». Глагол «аху» соответствует примерно нашему понятию «валить», «сваливать». Обратимся снова к статистике. У. Томсон насчитал и описал 113–114 аху. Уже тогда он писал, что 69 из них представляют собой просто груды камней. Он относил их к аху потому, что при разборе таких куч под ними встречались людские кости. Это и понятно: на пустынном острове, где нет почв, трупы покойников обкладывали и заваливали камнями. Остается 42 аху, так как У. Томсон считал настоящими аху только те груды камней, возле которых он находил статуи или обломки. Количество статуй на одном аху достигало 15, но были и такие, на которых устанавливалась только одна маленькая статуэтка.

Искусство кладки ритуальных платформ мореплавателями и учеными сильно преувеличено. Обычно аху представляет собой простую кладку, с крупными камнями в основании, поверх которых располагаются более мелкие. На месте установки статуи обычно лежит плита из камня, которую никто не вырубал и не обтесывал — их в достаточном количестве приготовила сама природа. Камни в кладке тоже никто не тесал: это типичные маеа пупура, природный туфовый плитняк.

Никакого цемента между камнями нет, да и не из чего его было делать, так как кораллов на острове не успело нарасти. Обжигать их было бы нечем, потому что остров безлесный. Именно поэтому аху часто разваливались, особенно во время землетрясений. Бесспорным шедевром является аху Винапу. Здесь кладка изумительная, почти идеальная. Действительно, трудно всунуть лезвие ножа между камнями, так аккуратно они пригнаны друг к другу.

«Каменные истуканы тоже были разбиты, а обломки пошли на сооружение новых архитектурных объектов — аху», — пишет далее Тур Хейердал, имея в виду, что разбивали статуи люди, победители длинноухих ваятелей. Статуи, считает он, не только ниспровергались, но и подвергались сознательному глумлению, осквернению.

«Среди ранних, подвергшихся надруганию статуй, были статуи, вытесанные из черного базальта, из красного и серо-желтого туфа каменоломен Рано-Рораку». Так поступали со статуями предшественников во второй период. А когда начался третий, то изваяния, стоящие на аху, по мнению Т. Хейердала, не только были ниспровергнуты, но надругательству подверглись и статуи Рано-Рораку. «Глубокие шрамы свидетельствуют о попытках обезглавить даже некоторые незаконченные статуи, врытые в землю под Каменоломнями Рано-Рораку, потому что их не удалось повалить», — таков вывод Хейердала. На чем же конкретно основаны заключения о надругательстве над статуями?

Одна из статуй уложена в новое аху спиной наружу и лицом вовнутрь. Любой каменотес при желании создать плоскую стену для наружной кладки прежде всего использует спину: она плоская и обтесывать ее не нужно. Внутреннюю часть обрабатывать нет смысла, так как аху засыпалась землей. Причем же здесь надругательства? Перед нами типичный прием строителей, использующих старые сооружения для возведения новых. В бухте Анакена в одном из аху голова статуи лежит лицом наружу. Отличная фотография стенки аху с торчащим из нее носом статуи есть в книге В. Вилларета (фиг. 33).

Еще У. Томсон заметил, что в аху есть обломки старых статуй. Этому наблюдению более 100 лет. Были ли статуи разбиты преднамеренно, со злым умыслом? Есть ли прямые доказательства такому вандализму? Может быть, и шрамы, и обломки статуй, и укладку статуй лицом внутрь аху можно объяснить с точки зрения геологии?

Действительно, на острове валяется множество обломков статуй. Кто их разбил? Люди? А могли ли люди сделать это? Многотонный блок туфа переломить нельзя, его надо перерубить. Чем? Ударьте по громадному куску пемзы или туфа молотом, и вы убедитесь, что молот сделает только вмятину, но не отколет ни кусочка. На острове не найдены доказательства того, что его жители умели перерубать блоки.

Может возникнуть и другой вопрос: чем ударили 10-метрового гиганта короткоухие осквернители да так, что половина статуи осталась на месте, а верхняя часть упала. У одних истуканов отвалились носы и подбородки. У других упали уши, у третьих отделилась голова. В чем дело? Как это объяснить?

С точки зрения геологии это объяснить несложно. В «Книге вулканов» рассказывается, что кратеры вулканов слагаются слоистыми породами. Каждый слой отличается по своему составу (химическому, минералогическому, вещественному) и структуре. Одни слойки плотные, другие пористые; одни сложены мелкими пепловыми частицами, другие содержат достаточно крупные обломки. В одних случаях границы слойков четкие, резкие, в других — извилистые, неясные.

Статуй на острове Пасхи высекались в породе в разном положении: одни лежа на спине, другие на боку, третьи стоя. Как и скальный выступ, они подвергались избирательному выветриванию. Сильные ветры выдували мелкие частицы пепла, но они не могли переместить крупный обломок. Когда идет дождь, с поверхности твердого, прочного камня вода скатывается, а рыхлая порода жадно вбирает воду. Минералы породы в воде растворяются. На рыхлых породах развиваются мхи, лишайники, их корневые системы нарушают сплошность породы. Черные вкрапления в породе нагреваются сильнее, светлые меньше. Линейное тепловое расширение расшатывает связи между частицами, участвующими в сложении породы. Происходит избирательное выветривание, когда каждый прослой разрушается с разной интенсивностью.

Пасхальцы умело использовали свойство камня для облегчения нелегкой обработки крупных блоков с помощью каменных рубил. Шея истукана приходилась на самую мягкую часть пласта. При падении такая статуя обезглавливалась, так как у нее переламывалось самое узкое сечение в мягком прослойке. Такие истуканы чаще всего обнаруживаются на юго-восточном берегу. Если статуя высекалась лежа на спине, из мягкого пласта вырубались выступающие части лица. Они же первыми и выветривались. Поэтому у таких статуй «отломаны» носы, разрушены губы. Когда статуя высекалась в положении лежа на боку, то быстрее отваливались руки, уши, плечи, а на всем теле статуи, и особенно на лице, появлялись борозды, шрамы, образуемые текущей по лицу дождевой водой, вымывающей тонкие илистые частицы. Многие статуи имеют округлые, как бы рваные раны в самых различных частях, но чаще на лице. Это опять-таки действие природных сил. При выветривании выкрашиваются и вываливаются ксенолиты, крупные включения посторонних пород в туфах. Если такие ксенолиты были мелкие и размещались цепочками, то образовывались своеобразные «ожерелья», луночки, расположенные на одинаковом расстоянии, которым тоже приписывалось ритуальное значение. Следы вывалившихся ксенолитов или мелких вулканических бомб хорошо видны в реставрированном аху в бухте Хангароа и Кио’е. Здесь уместно вспомнить лицо сфинкса близ египетских пирамид. Как оно выветрилось? Именно послойно. Сфинкс потому не развалился, что он высечен в коренной скале и имеет широкое основание.

Все эти рассуждения и выводы в равной степени относятся и к ритуальным платформам. Камни, их слагающие, также выветриваются и разрушаются с различной скоростью. Основание статуи может принять косое положение и тогда великан упадет под действием собственной тяжести и может расколоться.

Чем клин вышибают?

Тур Хейердал считает, что Норвежской экспедиции удалось найти бесспорное доказательство того, что статуи свергались полинезийцами. У подножия одной из упавших статуй близ постамента и даже на постаменте были найдены клинья. С помощью таких клиньев островитяне и низвергали чужих идолов! Вроде бы спорить не о чем. Иначе зачем был нужен такой клин? Правда, в «Трудах Норвежской экспедиции» ни слова не говорится, каким образом ухитрялись полинезийцы всунуть клин под статую и чем, каким орудием, его потом вбивали?

Но и тут геологические наблюдения дают простое и бесспорное объяснение.

Обратите внимание на все изображения статуй. Все они как бы скособочены, не стоят строго вертикально. В чем тут дело? Ответить на вопрос поможет геология.

Слоистые толщи, покровы базальтов, горизонты туфов и туффитов лежат на острове не горизонтально, а чуть наклонно, причем углы меняются от первых градусов до 15 и даже 20 к горизонту. Кроме того, эти пласты разбиты не вертикальными трещинами, которые в плане смыкаются не под прямым углом: раньше мы обращали внимание на угол 94–96°.

Пасхальцы высекали статуи не из монолитов, а использовали природную отдельность, природные блоки пород, которые не имели прямых углов. Это были своеобразные трехмерные параллелограммы. Если из плотного материала вырезать узкий параллелограмм и поставить его на стол, то он не будет стоять — упадет! Чтобы такой параллелограмм не упал, надо сделать клиновидную подставку, так как основание его не перпендикулярно к его длинной оси. Иными словами, нельзя поставить статую на пьедестал, а в случае с островом Пасхи на аху, без клина. Это не относится к статуям, которые вкопаны.

При установке поднятых моаи на реставрированные платформы были сделаны клиновидные постаменты, скрепленные для надежности цементом. Так были поставлены истуканы на аху № 2 в бухте Хинга Кио’е (бухта Крысы). В бухте Хангароа почти в центре поселка туристов встречает гигант в «шапочке», с клиновидной подставкой над правым ухом. Это значит, его высекали в положении лежа на боку. Там, где подставка спереди или сзади, истукан высечен в положении на спине.

Древние зодчие были не менее наблюдательны, чем нынешние археологи-реставраторы, использующие современные материалы и технику для восстановления старинных археологических объектов. Находка клиньев не доказывает, что с их помощью свергали идолов. Да и каким образом «не привыкший высекать статуи и строить из камня» варвар мог вбить клин под махину, навалившуюся на аху своим чудовищным весом.

Клин мог стать причиной падения статуй. Его присутствие ослабляет конструкцию пьедестала, уменьшает устойчивость исполина, особенно при землетрясениях. Клин, как утверждают механики, «работает» в условиях самых высоких нагрузок. Он изготовлен природой, потому что высекался в тех местах, где пласт пород пересекался сближенными трещинами. Именно поэтому материал клина менее прочен, он уже был ослаблен природой, легче выветривался. Дальнейшая «жизнь» клина протекала в неблагоприятных условиях: тень статуи укрывала его от солнца, Поэтому около него была влага. Около него быстрее развивалась корневая система трав и мхов. Короче говоря, он раньше всех разрушался.

Таким образом, легенды об уничтожении и осквернении статуй «короткоухими» или другими варварами не подтверждаются. Нет вещественных доказательств. Не могут быть вещественными доказательствами ни обломки или целые изваяния, вделанные в аху, ни упавшие моаи, ни тем более клинья, которые, по всей видимости, поддерживали, а не сбрасывали истуканов. Науки о Земле, геология и петрология, опровергают «факты», которые казались археологам и этнографам бесспорными.

Ров «длинноухих»

Легенды острова Пасхи говорят, что «длинноухие», жившие на полуострове Поике, заставляли местных жителей таскать камни, лежащие на земле, но те отказались. «Длинноухие» затаили злобу на непокорных. Они вырыли длинный ров от местности Поту-те-Ранги до местности Махатуа, затем принесли дрова, хворост и разбросали их от начала и до конца рва. Но из-за предательства в огне костра, разведенного во рву, погибли сами «длинноухие».

Опираясь на генеалогии, составленные многими учеными, различные исследователи датировали уничтожение «длинноухих» по-разному: одни полагали, что это случилось в конце XVII века, другие — в первой половине XVIII века, а некоторые считали, что «длинноухие» были истреблены между 1770–1774 годами, то есть между посещениями Ф. Гонсалеса, видевшего поклонение идолам на Поике, и капитана Дж. Кука, обнаружившего на острове запустение и поверженных идолов.

Археологические раскопки показали, что во «рву длинноухих» горел большой огонь в 1680 году (правда, датирование с помощью радиоактивного углерода допускает отклонение на 100 лет в ту или другую сторону). Это ли не доказательство правоты легенды об оборонительном рве, вырытом «длинноухими»?

Но, как показали те же раскопки, огонь горел здесь и прежде, за 1300 лет до гибели «длинноухих», а точнее в 386 году! Профессор А. Метро считал этот ров естественным образованием, а Те Ранги Хироа предполагал, что ров предназначался для выращивания ямса. Однако после раскопок Хейердала сложилось мнение, что «ров длинноухих» был оборонительным сооружением как в первый период культуры острова Пасхи, так и 1300 лет спустя.

Однако тщетно искали археологи следы поселений на Поике, как и следы костных останков «длинноухих» в самом оборонительном рву. За рвом на полуострове нет никаких изваяний. Нет там и пресной воды, и бухт, удобных для причаливания. Это неприступный полуостров, в то время как аху со статуями размещены вне его на незащищенной территории. Предположим, что «длинноухие» оборонялись от своих врагов или хотели заманить их в ловушку. Но от кого оборонялись первые поселенцы острова Пасхи? Почему они высекали статуи вне своей крепости? На Поике есть только три небольшие платформы и высятся три креста, воздвигнутые в 1770 году Ф. Гонсалесом в знак того, что остров присоединен к испанской короне. Если полуостров раньше был цветущим и зеленым, то почему об этом напоминают лишь угольки, кстати сказать, найденные не только во рву, но и на остальной территории Поике? Ни обломков головешек, ни крупных стволов не видно. Как ухитрились «наполнить ров дровами» люди, жившие на безлесном острове в конце XVII века? Наконец, какими орудиями труда удалось выкопать ров, длиною более 2 километров? Куда же исчезли те орудия, с помощью которых копали ров, и десятки тысяч кубометров щебня, которые при этом образовались?

Археологи не дали правдоподобных и убедительных ответов на эти вопросы. Именно геология объясняет «загадки» рва «длинноухих», причем так, как и предполагал профессор А. Метро, то есть ров имеет естественное происхождение!

Пу-Акатики — вулкан на Поике — резко отличается от двух других «главных» вулканов. Граница этого вулкана и очерчивается «рвом длинноухих». Это самый обычный стратовулкан гавайского типа, у которого лавы имеют основной состав — в них мало кремнезема, и поэтому они жидкие. У таких вулканов жидкая лава без взрывов медленно изливается через края кратера или щель в земной коре. Окончание лавового потока образует заметный шов в рельефе, на полуострове он назван «рвом длинноухих». Становится ясно, почему на Поике не видно камней, которые покрывают остальную территорию острова. Если бы камни убирали, как говорят о том предания о «длинноухих», то остались бы каверны, пещеры, западины. А их нет! Под мощным слоем пепла эти камни имеются, только их не видно.

Отсутствие камней на всей территории полуострова Поике дало повод для рождения легенды о бунте «короткоухих», отказавшихся таскать камни и очищать поверхность полуострова. На самом деле камни перекрыты вулканическим пеплом. Откуда он взялся? Очевидно, после извержения какого-либо из полусотни вулканов острова Пасхи. Можно даже определить, какого именно. Мощность слоя пеплов уменьшается с запада на восток, значит, извержение происходило где-то к западу от Поике. Это могли извергаться Пуку пухи-пухи, Охие или Папа Текена, то есть вулканы, находящиеся на линии «посоха Увоке»! Быть может, разгневанный старик, топающий ногами, после чего падают статуи, является лишь мифическим олицетворением вулкана?

Извержения, землетрясения, цунами

Вопрос о том, извергались ли на памяти людей Папа Текена, Пуку пухи-пухи или другой паразитный вулкан на линии «посоха Увоке», нами только поставлен — решать его еще предстоит.

Стоит только взглянуть на диаграмму, составленную по данным Международного каталога 1969 года, где отмечены извержения как надводные, так и подводные, чтобы убедиться, что начиная с середины XVIII века и вплоть до наших дней в юго-восточной части Тихого океана было неспокойно. Остров Пасхи не мог не испытать на себе влияния этих процессов, потому что извержение вулкана — событие глобального, а не местного значения. Факт извержения регистрируется, как правило, всеми сейсмическими станциями земного шара. Не бывает вулканических извержений без землетрясений.

На этой диаграмме каждая горизонтальная строчка соответствует конкретному вулкану, а внизу указаны даты. Каждая сплошная вертикальная черточка отражает извержение наземного вулкана, а пунктирная — подводного. Сверху отмечены основные даты в истории острова: в 1678 году горел костер во «рву длинноухих», затем годы открытия острова. Лежачая фигурка символизирует дату падения последней стоявшей статуи. Начиная с 1809 года вокруг острова Пасхи и на Галапагосах, в Чили, в Перу, а с 1840 года и на соседнем архипелаге Хуан Фернандес клокотали вулканы, взлетали в небо конусы паразитных вулканов, происходили землетрясения, уничтожавшие города Южно-Американского побережья. Непрерывно содрогался и остров Пасхи. Как же в этих условиях могли устоять истуканы? Почему бы не разрушались аху, камни которых ничем не цементировались?

Подводные извержения вулканов или крупные сдвиги в земной коре вызывают катастрофические моретрясения, а иногда страшные волны цунами. Они всегда сопровождают крупные смещения земной коры на западном побережье Южно-Американского материка. Уже в записках 1687 года флибустьера сэра Е. Дэвиса говорится о моретрясении в тот день, в который был уничтожен порт Кальяо. О. Коцебу писал, что в 1816 году при подходе к Вахрамовой скале корабль трясло, как в лихорадке, от сильнейшего моретрясения. В 1835 году Ч. Дарвин на корабле «Бигль» тоже испытал силу цунами. Для корабля, находящегося в открытом море, цунами не так опасны. Большая беда надвигается, если волна подходит к побережью. Сначала море отходит от берега, а потом многометровой стеной обрушивается на него, нанося непоправимый ущерб.

Уже в нашем столетии остров Пасхи дважды испытал вторжение океанских волн цунами. В 1922 году в связи с Чилийским землетрясением огромная волна нахлынула на пустынный берег острова Пасхи, нарушила аху в бухте Тангароа, разметала статуи. Вот почему фотографии аху Тонгарики, выполненные К. Раутледж и Т. Хейердалом, так непохожи. В 1960 году 22 мая произошло Чилийское землетрясение в районе Вальдивии. Береговая линия переместилась на протяжении 1500 км. Поднялась гигантская волна и со скоростью почти 1000 километров в час покатилась через весь Тихий океан. Уже через 3,5 часа она хлынула на остров Пасхи и устремилась в бухту Тонагарики, левое ее крыло обрушилось на знаменитое аху. Вся долина Хоту-Ити покрылась мусором, водорослями и грязью. Обломки статуй отметили ту черту до которой докатилась волна. Аху Тонгарики вновь было разрушено, особенно ее правое крыло.

В направлении трансформного разлома

Извержения, землетрясения, цунами не один раз обрушивались на многострадальный остров Пасхи. Многие из них происходили уже в ту эпоху, когда он был заселен. Стихийные бедствия, вполне понятно, объяснялись не с позиций современной науки, а на уровне сознания людей, живущих в веке камня. Так родились мифы о сотворении острова, о посохе Увоке, о чудесной мане, передвигающей статуи, о старце, эти статуи повергнувшем.

Чем теснее контакты между учеными, изучающими «гуманитарные» загадки таинственного острова, и учеными, посвятившими себя наукам о Земле, тем яснее становится, что заветный ключ к решению многих проблем может быть найден лишь объединенными усилиями. Знание сокровенных процессов, происходящих в недрах нашей планеты, вскрывает механизмы, порождающие стихийные бедствия, и проливает свет на многие загадки культуры острова Пасхи.

Идея о «дрейфе материков» получила в наше время совершенно новую трактовку. Речь сейчас идет о рифтовых зонах (зонах раздвижения дна) и о так называемом спрединге, или передвижках громадных плит океанического дна. В зоне срединно-океанических хребтов формируются и расходятся в стороны пласты океанической базальтовой коры. Материки, словно айсберги, плывут в разные стороны.

Остров Пасхи — это трехглавая вершина одного из таких срединных хребтов Восточно-Тихоокеанского поднятия. Но в то же время остров лежит на стыке двух океанических плит (Наска и Чилийской), по которому проходит гигантский разлом земной коры. Он пересекает дно Тихого океана, разделяет Чилийскую плиту и плиту Наска. К востоку от Рапа-Нуи находится грандиозная плита Пацифика. Такие разломы называются трансформными. Приподнятым краем одной из океанских плит и является сам остров. Такая плита, полого наклоненная к юго-востоку, зажата между двумя гигантскими разломами, по которым со скоростьюдо 10 сантиметров в год и идет раздвижение океанического ложа. Этот процесс и называется «дрейфом материков».

Такое раздвижение, естественно, сопровождается активной деятельностью земной коры — землетрясениями, моретрясениями, подводными и надводными извержениями. Все это определило характер трещин, разбивающих поверхность острова на блоки. Блоки, в свою очередь, определили структуру камней для аху и контуры моаи. Как видите, все может быть взаимосвязанным у «таинственного» острова — от растекания морскою дна и «дрейфа континентов» до статуй и каменных платформ!

При раздвижении дна в зоне Восточно-Тихоокеанского поднятия изливаются типичные океанические лавы. Ими образован вулкан Пу-Акатики и весь полуостров Поике. Когда движения идут по трансформному разлому, поверхности земли достигают другие лавы, кислые. Они вязкие, плотные, а вулканы, их извергающие, взрываются и разбрасывают тучи пеплов. Это самые катастрофические пароксизмы земных недр. Подвижки идут то в одном, то в другом направлении, но катастрофические последствия связаны только с трансформным разломом.

А теперь посмотрим, как же ориентированы упавшие с аху истуканы, куда откатились «шапочки», упавшие с их голов?

Анализ ориентировки упавших с аху статуй показывает, что их положение к странам света строго закономерно. Подавляющее большинство истуканов ориентировано параллельно северо-восточному берегу, а вернее сказать северному, потому что берег почти точно совпадает с географической параллелью. Эта ориентировка в точности совпадает и с направлением трансформного разлома. Следовательно, направление сейсмического удара, вернее сейсмических ударов, не случайное, а связано с движением плит вдоль трансформного разлома. И еще одна любопытная деталь. Статуи на аху устанавливались спиной к морю, а лицом в глубь острова. Так вот, статуи юго-восточного берега упали, уткнувшись лицом вниз, на внутреннюю сторону аху, а статуи западного берега упали навзничь, через внешнюю стенку, и смотрят в небо. Это лишний раз доказывает, что сейсмический удар шел с запада, а сам остров отодвигается от оси Восточно-Тихоокеанского поднятия в сторону Южной Америки. Заметим также, что все упавшие с макушек исполинов «шапочки» оказались западнее постаментов, и все на одинаковом расстоянии.

Поставьте элементарный опыт. На плотной шершавой бумаге нарисуйте прямоугольный треугольник и положите лист на край стола. По периметру треугольника расставьте косточки домино, пятнышками внутрь треугольника. Пусть это будет лицевая сторона модельных истуканов. Положите на каждую косточку шашку вместо «шапочки». А теперь резко ударьте ладонью по краю стола. И вы увидите, что шашки упадут так же, как упали статуи на острове Пасхи. Все они окажутся на одинаковом расстоянии от основания косточек: это расстояние будет в точности соответствовать величине перемещения стола. Археология, выходит, тоже может оказать помощь в палеосейсмических исследованиях. Правда, такой науки еще нет, но она может зародиться на стыке археологии, вулканологии и океанологии.

Надо упомянуть и о том, что вкопанные в кратере Рано-Рораку и стоящие на склоне моаи покачнулись и отклонились в том же самом направлении, к западу. Это еще раз доказывает правильность наших выводов. А эти выводы просты: истуканы падали под воздействием природных факторов.

VIII. Книга проблем

Я неизменно старался сохранить свободу мысли достаточную для того, чтобы отказаться от любой самой излюбленной гипотезы… как только окажется, что факты противоречат ей.

Чарлз Дарвин

Задача авторов книги заключалась не столько в том, чтобы решить «загадки острова Пасхи», сколько отделить быль от небылиц, факты от выдумок, опровергнуть предвзятые мнения, «факты», которые на поверку оказываются мифами или гипотезами, относящимися скорее к жанру приключенческой литературы, а не научного исследования. Перед лицом подлинных, а не мнимых фактов мы увидим, что перед нами стоит множество самых неотложных, увлекательных, поистине захватывающих проблем, перед которыми бледнеют даже поиски таинственных «пришельцев» из-за океана с тонущего материка или из далеких миров космоса.

Число проблем велико. В фольклоре острова Пасхи число «тридцать» часто выступает синонимом понятия «много». Поэтому проблематику можно условно сформулировать в виде 30 основных пунктов, хотя их, безусловно, может быть и гораздо больше.

1. Самая важная, самая решающая проблема это комплексный подход к изучению острова. Такой подход стал намечаться давно. Сначала исследователи записывали лишь предания островитян, затем доктор П. Палмер вывез и описал черепа древних жителей, Потом К. Раутледж помимо этнографических наблюдений произвела скромные раскопки, экспедиция Тура Хейердала не только использовала метод радиоуглеродного датирования, но и добыла ценный материал для палинологов — пыльцу древних растений. Но, к сожалению, в составе и этой экспедиции не было ни геолога, ни петролога, ни вулканолога. В самые последние годы геология и океанология испытывают настоящую революцию.

Теория тектоники плит объясняет многие особенности строения акватории в этой части Тихого океана. Динамическая картина, которую она рисует, далеко не похожа на те представления, которые были у Л. Чабба и других ученых, бегло изучивших геологию острова Пасхи почти 50 лет назад, и на которые опирался Т. Хейердал.

Верна ли теория «новой глобальной тектоники» или нет, покажет будущее. Но положение острова Пасхи на пересечении срединного хребта Восточно-Тихоокеанского поднятия и трансформного разлома неоспоримо, как и то, что остров создан вулканами. Столь же очевидно, что многочисленные (в том числе и катастрофические) землетрясения и цунами, документально зафиксированные, изменили и продолжают изменять облик острова буквально на наших глазах. Мы нисколько не удивимся, если при очередном катастрофическом землетрясении в Чили или в юго-восточной части Тихого океана опрокинутся навзничь исполины, установленные на реставрированных аху в бухте Хангароа для привлечения туристов!

Скорость протекания геологических процессов на острове очень высока. Это обязаны учитывать археологи, когда они пытаются проникнуть в тайны Рапа-Нуи. Если на Русской равнине следы угольков в древних крепостях свидетельствуют о пожарах, вспыхнувших после вражеского монгольского набега, то в Средней Азии источником этих пожаров может быть землетрясение, а в районе тихоокеанского «огненного пояса» еще и вулканическая деятельность.

2. События, происходившие на острове, строго датированы, после того как он был открыт европейцами и когда его самобытная культура была почти уничтожена миссионерами, насаждавшими христианство (католичество). Все остальное распадается на звенья дат, определяемых различными науками и методами. Эти даты предстоит согласовать между собой, связать в единую цепь событий.

Есть хронология геологическая. Это пять стадий вулканических извержений в развитии острова (стадия Рано-Као, Тонгарики и т. д.). Есть хронология археологическая, дающая даты трех периодов в истории острова — 386 год нашей эры, 1100 год, 1680 год. Если для ранних периодов отклонение плюс-минус 100 лет не столь уж и важно, то для последнего года оно имеет кардинальное значение (пожар 1780 года означал бы, что «длинноухие» уничтожены не до Роггевена, а после посещения Ф. Гонсалеса и перед самым появлением Дж. Кука).

Есть хронология фольклорная, говорящая о сотворении острова Пасхи и «посохе Увоке», о прибытии Хоту Матуа и создании деревянных статуй при арики Тууко Ихо, о моаи и аху, возводимых при «длинноухих», об уничтожении «длинноухих» и кровопролитной войне между племенами туу и хоту-ити.

Как связаны и как согласуются между собой эти три хронологии — неизвестно. Может быть, запустение острова, отмеченное археологами в конце первого периода, связано с извержением вулкана, которое, по мнению геологов, могло произойти на линии «посоха Увоке»? Наконечниками из обсидиана начинают пользоваться только после окончания первого периода. Возможно, обсидиан появился здесь недавно, после излияния лав на уже населенном острове?

3. Поистине ключевой представляется проблема составления детальной крупномасштабной геологической карты острова. Это позволит наметить и обосновать не только пять крупных стадий вулканизма, но и обосновать более дробную геологическую шкалу с тем, чтобы выяснить последовательность и длительность извержений каждого из 70 вулканов острова. Особенно важно выяснить последовательность извержений мелких вулканов, которые ныне включены в единую стадию «паразитных вулканов». Самый интересный материал могут дать те вулканы и местности, которые упоминаются в легендах и преданиях аборигенов. Может случиться, что отголоски легенд об острове Рапа-Нуи могут быть в преданиях жителей других островов.

Бесспорным доказательством извержения вулканов на памяти людей может быть только находка археологических объектов или костей человека, погребенных слоем вулканического пепла. Раскопки необходимо ориентировать на пологие пепловые конусы паразитных вулканов, а также на окончания лавовых потоков.

4. Проблема касается масштаба и путей перемещения статуй и вообще каменного материала по острову. Для этого нужно досконально изучить петрологический, химический состав всех статуй и всех главных вулканических комплексов. Надо сравнить состав статуй, их постаментов и вулканических пород, на которых или рядом с которыми они стоят. Эта проблема поможет разрешить и другой вопрос: где располагались другие каменоломни на острове? Уже сейчас ясно, что кроме Рано-Рораку на острове были и другие каменоломни, так как известны статуи, вырубленные из пород, которых нет у подножия Рано-Рораку.

Проблема ориентировки археологических объектов не может быть разрешена до тех пор, пока не будут выполнены строгие инструментальные измерения, привязка по странам света и к местности всех важнейших археологических объектов и прежде всего урочища Оронго и аху.

Напомним, что камни Стоунхенджа долгие годы считались чем угодно, кроме своеобразного культового календаря, астрономического прибора и даже вычислительной машины. Для установления истины были сделаны квалифицированные измерения, обработка данных на ЭВМ с увязкой с главнейшими астрономическими моментами для широты юго-западной Англии, где расположены камни. Ничего подобного на острове Пасхи не сделано. Откуда же разговоры о солнечной обсерватории на Оронго?

Есть же в Перу ориентированные по Солнцу объекты, пирамида Хеопса глядит своим коридором на звезду Сириус в момент ее первого появления из-за горизонта, а почему бы и на острове Рапа-Нуи не могло быть так же! Могло быть — это верно, но было ли так — это еще надо доказать. Без инструментальной проверки такой гипотезы все другие разговоры будут беспочвенными!

Между прочим, и наши наблюдения над ориентировкой упавших с аху статуй тоже нуждаются в более строгой, инструментальной проверке. Измерения выполнены нами обыкновенным геологическим компасом, а его показания дают невысокую (в пределах 1–2°) точность и зависят от вариаций магнитного поля.

6. Фантасты и археологи неоднократно (Э. Денникен, Ф. Мазьер, С. Энглерт и др.) повторяют, что магнитное поле на острове необыкновенное, «гравитационное поле стягивается в узел», сюда непрерывно бьют молнии и даже падают громаднейшие метеориты. И так далее, и тому подобное. Остров Пасхи якобы попадает в особую точку Земли: на пересечение критического меридиана и не менее критической параллели. Вроде Бермудского треугольника, только он не морской, а сухопутный.

Нам этого увидеть не удалось: магнитное поле (его напряженность, склонение и наклонение магнитной стрелки) в день нашего пребывания на острове оказалось абсолютно нормальным, стандартным для такой широты и долготы. Об этом сказано в опубликованных научных статьях. Можно, конечно, найти и возражения.

Измерения магнитных полей на острове — настоятельнейшая необходимость. Возможно, что этот метод датировки — геомагнитный — позволит увязать события на острове Пасхи с событиями на всей акватории Тихого океана. Выражаясь языком легенд, мы сможем узнать, когда Мауи забросил свой волшебный крючок в море, когда он вылавливал свои волшебные острова, когда рыбка срывалась с крючка и уходила в пучину. Для этого нужно поднять кусочки лав с утонувших островов и определить их магнитные характеристики.

7. Бурение скважин на острове имеет первостепенное значение. Прежде всего надо пробурить насквозь озерные отложения в кратерах. Это позволит понять, когда каждый из них закончил вулканическую деятельность, когда началось отложение этих осадков и какая была на острове растительность. Пробурены только 8-метровые скважины и доказано, что верхние слои озерных отложений в кратерах Рано-Рораку и Рано-Као имеют одинаковый возраст. Но это ничего не говорит о возрасте самых нижних слоев. Ясно, что в кратере Рано-Рораку образование озера началось гораздо позже. Кроме того, интересно узнать, какие породы выполняют вулканическое жерло. Какой пробкой Вулкан заткнул «оконце» в недра Земли? Это тоже не праздный вопрос: решив его, можно узнать, какому вулкану принадлежат пеплы, слагающие разные горизонты на всей поверхности острова.

8. Проблема исследований химического состава вод в кратерах вулканов имеет не только теоретический интерес, но и громадное практическое значение. Ее решение позволит понять, почему, когда и при каких условиях образуются мощные пласты железных руд на дне океана.

Воды в кратерах острова считаются дождевыми. Но так ли это? Известны многочисленные случаи, когда кратерные озера подпитываются воздымающимися так называемыми ювенильными водами (ювенильный — означает девственный, то есть впервые появляющийся на поверхности земли). Гейзерные воды или просто пар выбиваются из земли или из-под океанического дна. Что произойдет, если ювенильные воды смешаются, прореагируют с океаническими?

Воды, изливающиеся на Курилах из кратера вулкана Эбеко, достигают берега, смешиваются с океанической водой и отлагают серный колчедан. Воды кратера Рано-Рораку содержат повышенные количества железа. Вокруг острова Пасхи на дне океана в пределах Перуанской котловины и особенно в пределах депрессии Бауэра обнаружены пласты жидких (содержание воды до 65 %) железных руд, которые можно выкачивать насосами на поверхность. Из такой руды можно выплавлять отличную легированную сталь. Если действительно поствулканические воды-растворы (их еще называют сольфатарные воды) выносят на поверхность железо, то поиск таких вулканогенных подводных полей означает поиск бесконечных по запасам различных руд. Археологические изыскания дают прирост запасов руд. Вот вам и отвлеченная гуманитарная наука! Это имеет отношение и к проблеме охраны природы, среды обитания. Не надо будет ни обезображивать земную твердь, ни протыкать ее стволами шахт, ни наваливать бесконечные отвалы, ни заваливать ими пахотные земли.

9. Под снабжением острова энергией подразумевается использование энергии приливов и постоянных ветров. Речь идет об оценке теплового потока. При описании кратера Рано-Рораку отмечалось развитие прожилков цеолита, минерала, образующегося из горячих растворов с температурами около 100 °C. Находка этих прожилков означает, что недавно — в геологическом смысле недавно! — остров был горячим, сквозь стенки вулканов, через трещины просачивались горячие минерализованные воды. В самом названии Пуку пухи-пухи чувствуется горячее дыхание, пыхтение вулкана, дыхание огня. Следовательно, оценка теплового потока на острове дает не только суждение времени, которое потребовалось для остывания скальных пород острова, но и указывает на новый источник энергетики. В Новой Зеландии и Исландии несколько десятилетий работают электростанции на подземном вулканическом тепле.

10. Уже многие десятилетия геофизики с помощью сейсмических волн просвечивают земные недра. Они установили, что под материками на глубине от 40 до 70 километров происходит резкая смена скоростей распространения сейсмических волн. Считается, что на этой глубине заканчивается земная кора, а ниже идет мантия Земли, в которой вещества находятся в особом состоянии. Инженер Гарин с помощью гиперболоида добирался до этой границы, чтобы под слоем оливина добывать золото. Это, конечно, фантазия, но смена состояний веществ несомненна. Человечество не успокоится до тех пор, пока не узнает, что разделяет эта поверхность, которую по фамилии югославского ученого, впервые ее открывшего, называют поверхностью Мохоровичича, или Мохо. В Советском Союзе на Кольском полуострове ведется бурение сверхглубокой скважины. Предполагается, что эта поверхность лежит на глубине около 15 километров. А на острове Пасхи поверхность Мохо находится всего в 5 километрах от уровня моря. Вот место на Земле, где величайшая загадка природы может быть разрешена.

11. Во время землетрясений и в период, им предшествующий, в земных недрах начинается или идет процесс накопления и перераспределения энергии, поля напряжений меняют свою конфигурацию, кристаллические структуры минералов разрушаются и газы, которые входили в решетку кристаллов, высвобождаются. Вдоль зон подвижек начинается выделение газов (дегазация), в том числе радиоактивных, таких как радон и торон. Имеется специальная аппаратура, позволяющая легко и надежно измерять эманирование (то есть выделение радиоактивных газов) пород. Вдоль зон, по которым идут подвижки, эманирование происходит постоянно. Именно поэтому наэманационные съемки возлагаются большие надежды, если нужно выяснить положение зон постоянных подвижек или предсказать начало катастрофического землетрясения. Велика вероятность того, что линия посоха бога Увоке и будет отмечена высоким эманированием пород на Рапа-Нуи!

12. Слово «геоморфология» означает науку о возникновении форм рельефа Земли (гея — земля, морфос — форма). Наблюдения волновых ниш в уступах Те-Хакарава, на внешней стенке Рано-Рораку были одноактными и визуальными. Хорошая геоморфологическая карта составляется на инструментальной основе, причем весьма полезны повторные прецизионные нивелировки, то есть исключительно точные измерения изменений высот через некоторые промежутки времени. Остров Пасхи ведет себя не как единая гора, не как жесткий конус или плита, а как объект, разбитый на отдельные блоки. Похоже, что вулкан Рано-Рораку когда-то откололся крупной трещиной от остальной части острова и «отплывает» от нее на восток параллельно северному берегу. Полуостров Поике медленно наклоняется: его южный берег воздымается, а северный или стоит на месте или чуть-чуть опускается. По линии «посоха бога Увоке» южный блок движется на запад, а северный — на восток. Очень любопытно, что пещеры в обрыве вулкана Рано-Као располагаются как бы ярусами, отмечающими периоды замедления вертикальных движений блоков острова.

Совершенно очевидно, что вулкан Рано-Као медленно воздымается, всплывает из глубин океана. Пещера людоедов когда-то была на берегу, в нее вкатывались волны. Теперь она чуть выше уреза воды и заливается только цунами.

Бесспорно, геоморфологическая карта была бы тем документом, который позволит точно оценить не только интенсивность, но и направление движения отдельных частей острова. Для археологии эта карта сослужит великолепную службу, так как поиск родовых пещер будет не случайным, а целенаправленным.

Геоморфологическая карта может иметь и огромное практическое значение. На остров Пасхи выпадает в год 22 миллиона кубометров дождевой воды, а источников практически нет, кроме одного, выбивающегося во время отлива из-под уровня океана. Это восходящий источник вод. Есть каналы, по которым воды сквозь пористые породы находят путь к морскому побережью. На острове Элефант, близ Бомбея, обладающем сходным геологическим строением с островом Пасхи, найден громадный резервуар-пещера, запасов воды в которой хватает всем жителям острова. Поиски пресных вод на острове Пасхи также следует ориентировать на их скопления в пещерах.

13. Батиметрические измерения в окрестностях острова прольют свет на мифы, связанные с поисками легендарной прародины Хоту Матуа, завершат разговоры о затонувших материках. Но вот легенды о затонувших архипелагах просто так не отвергнешь: им надо меньше места и их можно найти. В книге катастроф и в книге фактов рассказывалось о разрушениях островов, о находках осколков пемз между островами Сала-и-Гомес и Рапа-Нуи. Речь шла и о том, что могут быть обнаружены новые подводные вершины на продолжении Восточно-Тихоокеанского поднятия, срединно-океанического хребта. В 1973–1977 годах семь известнейших американских океанологов — Бонатти, Харрисон, Фишер, Хоннорез, Шиллинг, Стипп и Дзентилли — исследовали хребет Сала-и-Гомес во время трех рейсов научно-исследовательских судов. В статье о результатах исследований они привели схему, на которой между островами Пасхи и Робинзона Крузо зафиксировано 65 подводных вершин, обнаруженных за последние годы. Они подтвердили мысль о том, что между упомянутыми островами действительно существовал архипелаг! Не ясно только, сколько из этих островов выходили на поверхность: на вершинах некоторых из них обнаружены мертвые кораллы, а вершины эти располагаются на глубинах от 470 до 2200 метров. К западу от острова Пасхи, между ним и островом Питкерном, также выявлены две подводные вершины.

14. Немаловажен вопрос о заселении острова Пасхи. Как оно происходило? Через цепочку островов, ныне затонувших, или переселение шло с тонущей земли, как о том говорят некоторые фольклорные данные? Исследование дна и осадков, возможно, покажет, что никаких других земель и островов в историческую эпоху в этом районе не было. Остается один путь заселения — морской, открытым океаном, решение которого тоже неоднозначно, как это показали плавания Тура Хейердала на «Кон-Тики» и Эрика Бишопа на «Таити-Нуи I» и «Таити-Нуи II».

Достигнуть острова Пасхи на плоту можно как с востока, со стороны Южной Америки, так и с запада, от Полинезии. Если Хейердал пересек океан в одну сторону от Кальяо до архипелага Туамоту (то есть не попал на остров Пасхи, а проплыл далеко в стороне), то Эрик Бишоп проделал путь туда и обратно. Отважный путешественник не успел завершить начатого им дела. Он трагически погиб при высадке на берег.

После Т. Хейердала полтора десятка плотов пересекали Тихий океан в том же направлении и обратном. Один из них достиг берегов Австралии.

Успех предприятия зависит от точного учета ветров и течений, характера судна или плота, от сноровки навигатора и команды. В принципе на Рапа-Нуи можно попасть и от берегов Новой Зеландии, и с Галапагосов, архипелага Фиджи, а может быть даже с Аляски, Камчатки и Японии. Таким образом, вопрос, откуда шло заселение острова — с запада или востока — не доказывается путешествиями на плотах или лодках. Достичь его можно из различных точек Тихого океана, зная течения и ветры.

Вопрос о первопоселенцах на острове важен не только для историков и археологов, но и для геологов и других представителей наук о Земле. Очевидно, в легендах о возникновении островов и, в частности острова Пасхи, сталкиваются две традиции: одна — от Хоту Матуа, другая — от его предшественников. Если извержение действительно имело место, оно может быть датировано по данным преданий и археологии.

16. Какова была энергия взрыва вулкана Папа Текена, если он был? Какие последствия этого взрыва на острове Пасхи и других островах? Ведь волна при взрыве Кракатау несколько раз обогнула земной шар, и малые острова были затоплены. Современные океанологи, как и археологи, ищут исторические свидетельства и доказательства взрывов вулкана Сенторин в Эгейском море, связывая его с гибелью цивилизации на острове Крит, библейскими «карами египетскими», древнегреческими сказаниями о потопе и т. п. Возможно, что и в преданиях жителей Полинезии и Южной Америки сохранились упоминания об этой катастрофе.

17. Весьма ценными могут быть раскопки не под пылью веков, в скудном слое почв, а под толщами пеплов, на окончаниях лавовых потоков, туфовых конусов паразитных вулканов. Возможно, будущие раскопки и обнаружат Геркуланум восточной Полинезии, Помпеи Южных морей. Такие исследования, как это предлагалось, надо вести в окрестностях паразитных вулканов, и прежде всего Мауна Орито, на местности Матавери, Ваи Tea, у холмов Пуна-Пао, Мауно Арои.

18. Какой-то материал могут дать исследователям и подводно-археологические поиски. Если сейчас остров воздымается с неизвестной нам пока скоростью, то ранее он мог и опускаться. Кроме того, есть места, где статуи, вероятнее всего, упали в море. Хорошо бы проследить кальдеру вулкана Папа Текена. Можно еще раз попытаться поискать окончание дорог, обрывающихся в море, но скорее всего это просто лавовый поток, расчлененный на плитки природными процессами. По мнению Н. Ф. Жирова, «заключение Тура Хейердала, что в результате исследования аквалангистов не было обнаружено продолжения дорог под водой у острова Пасхи неубедительно — оседание могло произойти на большую глубину чем та, которая доступна аквалангистам».

19. Исследование пещер острова должно проходить с участием специалистов в области спелеологии и наук о человеке, среде его обитания. Тайники могут быть обнаружены геофизическими методами, например методами волнового радиопросвечивания. Такие тайники должны обследовать спелеологи вместе с археологами. Возможно открытие тайников и методами этнографии, как это делали Тур Хейердал, Франсис Мазьер, описавшие свои приключения столь красочно и интригующе. В пещерах могут быть обнаружены новые памятники культуры.

Когда русские моряки под командованием капитана Ю. Лисянского были на острове Пасхи, они одаривали островитян шнурками с русскими монетами. Здесь была оставлена бутылка с рапортом для И. Ф. Крузенштерна. Бутылка была засмолена и опечатана личной печатью капитана. Нет ли этих священных для нас предметов в тайных пещерах рапануйцев?

20. Традиции, бытующие на острове, должны быть сопоставлены с данными наук о Земле. Только в таком случае ученые смогут определить, что в легендах и мифах острова, связанное с возникновением Те-Пито-о-те-Хенуа, гибелью родины Хоту Матуа и т. п., достоверно и отражает реальные события, имевшие место на памяти островитян, а что порождено знакомством с библейскими сказаниями о потопе, гипотезами ученых о затонувших материках и т. п. Ю. В. Кнорозов считает, что легенда о боге Увоке находится под сильным влиянием гипотезы Макмиллана Брауна «которая, очевидно, впервые стала известна рапануйцам со слов самого Брауна». Вот только как рапануйцы угадали посадить все упоминаемые в легенде местности на одну тектоническую зону с паразитными вулканами?

21. Расшифровка и детальное исследование текстов кохау ронго-ронго прольет новый свет на историю Рапа-Нуи с помощью документов, составленных островитянами до знакомства с библейскими легендами и культурой европейцев. Расшифровка даст новый материал не только для археологии, этнографии, но и для всех наук, связанных с этим легендарным островом. А что если в текстах окажутся новые мифы, связанные с возникновением острова, с прибытием Хоту Матуа? Между прочим, среди иероглифов есть знак, обозначающий гору, и видоизмененный иероглиф горы, обозначающий гору с озером или кратером, то, что островитяне обозначают словом «рано».

22. В самые последние годы исследователи получили новые материалы — рукописные тетради и списки, содержащие тексты преданий, записанные латинскими буквами, и копии значков кохау ронго-ронго. Тетради эти связаны не только с проблемой расшифровки письмен острова, но и с фольклорной традицией, которая, в свою очередь, оказывается связанной с гипотезой геологов и вулканологов, не говоря уже об археологической интерпретации преданий. Вопрос, таким образом, упирается в степень достоверности сведений, полученных от последних «стариков» — знатоков кохау ронго-ронго, хранителей древней культуры, и возможности сохранения на острове древних традиций, науке пока неизвестных. Решение этого вопроса связывается с целым комплексом проблем, включая и криминалистику (похищение пленки у чилийского исследователя Оливареса; законспирированные ученики Томеники, последнего маори ронго-ронго; бегство с острова Эстевана Атана, рассказавшего Хейердалу о тетрадях, на самодельной лодке и бесследное его исчезновение в океане). Весь этот клубок, в котором переплелись криминалистика, фольклористика, археология, геология, дешифровка письмен, вулканология и многое другое, предстоит еще распутать.

23. Кто же такие были «длинноухие»? Откуда пришел обычай удлинять уши, что он обозначает, в какой связи с другими культами и обычаями находится?

В последние годы советские исследователи выдвинули гипотезу о том, что отряд ареоев обосновался на острове Пасхи. Религиозно-политический союз ареоев был широко распространен в Полинезии: на имя верховного бога ареоев — Оро — указывает имя последнего «длинноухого», которого звали Оророине (наиболее вероятный перевод этого имени — «Оро поверженный»), крики «Оро! Оро!», которые, согласно преданиям, выкликали гибнущие «длинноухие». Есть и другие данные.

Советская исследовательница И. К. Федорова датирует уничтожение «длинноухих» концом XVIII столетия и связывает с ним ниспровержение статуй, стоявших на аху, а также последовавшую вслед за тем войну между туу и хоту-ити. Профессор А. Метро относит эту же войну к XII веку, к эпохе Хоту Матуа. Тогда непонятно, как простояли статуи еще 6 веков? Однако в фольклоре прямо не говорится, что статуи сознательно сбрасывались с пьедесталов, есть лишь слова о том, что во время схватки была сброшена последняя статуя, стоявшая на аху Паро. Вполне возможно, что «хури моаи», войны за свержение статуй, на острове вообще не было и она сочинена задним числом, так же как придумана легенда о «рве длинноухих» и очищении от камней полуострова Поике, которых там никогда не было.

Но если права И. К. Федорова и война была в конце XVIII века, то последние статуи могли быть сброшены европейцами. Это правдоподобно. Натравливать племена друг на друга, снабжать их оружием, чужими руками расчищать свое жизненное пространство — излюбленный метод всех захватчиков и миссионеров. Разве не Эжен Эйро принудил рапануйцев сжечь дощечки кохау ронго-ронго? И разве не факт, что там, где испанцы поставили на холмах три креста, нет ни одной статуи, нет ни одной ритуальной платформы!

24. Сколько же рас существовало на острове? Если на острове первыми поселенцами были меланезийцы (а тем более австралийцы!), то возникает вопрос, а какими путями они могли проникнуть на Рапа-Нуи, ибо техника их мореплавания значительно уступала полинезийской? Вот и вновь всплыла проблема «цепочек островов», «мостов суши» и т. п., облегчавших такое проникновение, то есть проблема геолого-океанологическая.

Ответить на вопрос о различных языках, расах, культурах, которые могли существовать на острове Пасхи, могут только дальнейшие изыскания лингвистов и топонимистов (поиски иноязычного субстрата и его интерпретация), антропологов и археологов (древнейшие захоронения и костные останки; памятники материальной культуры и др.). Возможно, что новый свет прольет и расшифровка письмен кохау ронго-ронго.

25. Почему статуи есть не только на острове Пасхи? В створе или продолжении этого подводного хребта Сала-и-Гомес, в нескольких тысячах километров к западу, находятся острова Питкерн и Раивавае (до острова Питкерна от Рапа-Нуи около 2 тысяч километров, до Раивавае — более 4 тысяч). На этих островах тоже высекались каменные изваяния, некоторые исследователи сближают их с моаи острова Пасхи. Есть гипотеза о том, что все эти каменные статуи высекались каким-то народом-пришельцем с востока или с запада. Но, быть может, сходство статуй объясняется простым сходством вулканических туфов, образовавших острова Пасхи, Питкерн, Раивавае?

26. Какие связи существовали между культурой жителей острова Пасхи, Южной Америки и других островов? Эту проблему нужно решать в более широком контексте окружающих остров Пасхи земель и геологических структур. Это «контекст» соседних цивилизаций — древнеперуанской, полинезийской, меланезийской; «контекст» сейсмики и тектоники архипелага Галапагос, Восточно-Тихоокеанского поднятия, подводного хребта Сала-и-Гомес, района Анд и Кордильер, рифтовых зон и т. д. Только такой комплексный подход — комплексный не только в смысле различных научных дисциплин, но и в смысле широкого «контекста» соседних цивилизаций и геологических структур — может помочь решению проблем этого самого уединенного от всех земель острова.

27. Специфика острова Пасхи в том, что он одновременно и уникален, и отражает закономерности, свойственные развитию земной коры, человеческого общества, системы письма и т. д. Вот почему вопросы «генетических», родственных связей неотделимы от вопросов «типологических», от поиска универсалий: будь то социальная организация или скорость спрединга, система письма, передающего звуковую речь, или механизмы образования вулканических островов и т. п.

Выявление универсалий позволит отделить то, что является результатом общих закономерностей, от того, что вызвано уникальностью острова.

28. Более 15 лет назад ректор Чилийского университета Хуан Гомес Миллас привлек внимание общественности к необходимости восстановления археологических памятников на острове и создания здесь музея. В 1960 году он учредил программу работ, а чилийский археолог Гонсало Фигуэроа произвел реставрацию двух аху. Вместе с американским археологом Уильямом Меллоем (как и Г. Фигуэроа, У. Меллой принимал участие в работе экспедиции Хейердала) он подготовил специальный доклад, и в 1967 году Международный фонд музеев и памятников при ЮНЕСКО учредил особый Комитет по острову Пасхи. К 1972 году были завершены работы еще на трех аху.

Реставрационные работы, на наш взгляд, могут иметь серьезное значение и для проблем, перечисленных выше. Дело в том, что они позволяют проводить естественные эксперименты, связанные с установкой статуй на аху, возведением платформ, транспортировкой статуй, их устойчивостью по отношению к землетрясениям и т. д.

Сложнейший комплекс проблем, связанных с островом Пасхи, требует привлечения специалистов из разных стран и разных областей знания, с различными точками зрения, чтобы не было того явления, которое в физике называется «возмущающим воздействием наблюдателя». Подобное явление происходило на острове Пасхи не один раз, когда исследователи стремились не к истине, а лишь доказать свою теорию! Это задача организации международной экспедиции под эгидою ЮНЕСКО или какой-то другой международной патронажной организации.

29. Назрела, видимо, необходимость создать на острове Интернациональный музей. Прежде всего решительно пресечь грабеж острова. Уникальные статуи, практически все таблички кохау ронго-ронго, оригинальные деревянные статуэтки, то есть уникальное археологические, этнографические экспонаты, культурные ценности развозятся по музеям стран, не имеющих никакого отношения к острову. Неполный перечень музейных экспонатов, документов, карт приводится в известной сводке Стефана Шовье. На острове Пасхи, может быть при музее, должна быть библиотека, в которой следует сосредоточить копии всех документов, актов, вахтенных журналов, рисунков художников, лоций, географических карт, каталогов, всех изданий, посвященных проблемам острова или его связям. Копии этой библиотеки должны быть в крупнейших книгохранилищах мира. Нельзя забывать, что остров Пасхи вулканический, и не исключена возможность, что «посох Увоке» может опуститься на него еще раз.

Одинокая Роза (вместо эпилога)

— Ах, Лилия, — сказала Алиса, глядя на Тигровую лилию, легко покачивающуюся на ветру. — Как жалко, что Вы не умеете говорить!

— А кто тебе сказал, что мы не умеем говорить? — ответила Лилия. — Было бы только с кем!

Луис Кэролл «Алиса в Зазеркалье»

Над склонами величественного вулкана Рано-Рораку идет мелкий, теплый и нудный дождь. Темные клочья тумана прочесываются жесткой щетиной трав…

Я подошел к истукану, опрокинувшемуся навзничь. Лицо его было мокрым, а глазницы полны прозрачной дождевой водой. Я наклонился над поверженным исполином и отразился в его глазах…

Свежий ветерок налетел вдруг, и густые травы зашелестели. Светлая влага выплеснулась через уголки глаз. Истукан плакал, не в силах высказать вековую тайну: каменные уста его плотно сжаты, слова окаменели навеки. Напрасно шелест трав напоминал каменному гиганту прошлое. Корни трав помнят многое и знают ответы. Но камень молчит…

Мне и до сих пор снится удивительный сон: мы стоим лицом к лицу с каменным идолом-моаи и, бессильные, вздыхаем, не в силах преодолеть оцепенение и муку непонимания: я не знаю, на каком языке надо задать вопрос, и беззвучно шевелю губами, подбирая нужное слово, чтоб в нем отразилась мысль; гигант мучается оттого, что не понимает незаданного вопроса, не слышит его, и остаются недвижными его стиснутые губы и окаменевшие скулы…

Там, где тяжелые капли падали из глазниц на сухой камень, из земли тянутся зеленые ростки. Сколько же слез надо было пролить, чтобы зазеленели склоны опаленного подземным зноем вулканического конуса?

На борт самолета в аэропорту Матавери поднимается по трапу пожилой мужчина.

— Пабло Неруда! — стреляя в него глазами, утверждают всеведущие туристы. Самолет медленно набирает высоту, делая круг почета над маленьким островом.

— Остров напоминает треуголку Бонапарта, — говорит пожилая леди своей спутнице. — И два кратера с зелеными камышами смотрят в небо, как два внимательных глаза! — уточняет она свои впечатления.

— Прощай, Одинокая Роза, затерянная среди океана! — шепчет великий поэт, бросая последний привет с высоты небес исчезающему в океане Рапа-Нуи. Старик прикрывает глаза, но губы его едва заметно шевелятся, складывая слова поэмы:

Прощай, всеочищающая роза,
пуп золотой, таинственная суша,
мы возвращаемся к своим занятьям
к своим печальным службам и ремеслам.
Спаси тебя великий океан
от нашей чистоплотности колючей!
Сегодня одиночество преступно,
спрячь, остров, древние свои ключи
в пещере лавовой, среди скелетов,
которые нас будут упрекать
до той поры, пока не станут прахом,
за наше бесполезное вторженье.
Я возвращаюсь.
И мое прощай —
пустое слово, и торжественность —
не в нем, а в том, что остается здесь, —
немая безучастность в центре моря,
сто взоров камня, самоуглубленных
и обращенных к вечности воды…

Словарик Рапа-Нуи

аку-аку — дух; дух предка; что-то вроде русского домового.

ао — ритуальное, обрядовое деревянное весло, символ верховной власти на острове.

ана — пещера; дыра, скважина, каверна.

Ана о Кеке — пещера Белых дев (пещера для «отбеливания» дев).

Ана Каи Тангата — Пещера людоедов; буквально «пещера, чтобы есть людей».

Анакена (август) — песчаная бухта на северном берегу острова с пляжем, место и время высадки Хоту Матуа.

арики — вождь; глава рода.

атуа — бог.

аху — сыпать; куча; груда камней; платформа.

Ваи-Махо — исчезнувшее поселение в бухте Тонгарики.

Вайху — исчезнувшее поселение на юго-восточном берегу острова; название острова в понимании Ю. Ф. Лисянского.

еепе — дородный, тучный, коренастый; по другой версии — длинноухий.

епе — ухо.

епе ророа — длинноухий.

ити — маленький; ребенок.

ити-ити — грудной ребенок.

кирикири-теа — мягкий серый туф, порошок которого смешивают с соком сахарного тростника для изготовления краски.

Ко-те-Уму-о-те-Ханау-Еепе — «ров длинноухих» (буквально «земляная печь, в которой зажарили ручных»).

кохау ронго-ронго — говорящие дощечки; пасхальская письменность.

кумара — сладкий картофель.

маеа — камень (общее определение).

маеа матаа — обсидиановый наконечник, навершие копья, стрелы.

маеа матарики — крупноблочный туф или туффит, идущий на изготовление статуй, моаи.

маеа невхиве — черный гранит (название У. Томсона), из которого делали крупные рубила; фактически это ксенолиты трахибазальта.

маеа пупура — туфовый плитняк, служит для изготовления аху, каменных изгородей, стен домов.

маеа ренго-ренго — гальки халцедона, кремня, из которого делают скребки и другие мелкие орудия с режущей кромкой.

маеа токи — камень, шедший на изготовление каменных рубил, молотков; это ксенолиты основных и ультраосновных пород, включенных в туфы и туфоконгломераты.

маеа хане-хане — красные или черные пемзы, из которых делали пукао.

Макемаке — верховный бог Полинезийского пантеона.

мана — волшебная сила, способная передвигать статуи.

ману-тара — черная морская ласточка, священная птица рапануйцев, крачка.

маори — жрец, мудрец, знаток.

марае-ренго — родина предков, далекие края прошлого.

маори ронго-ронго — жрец — знаток письмен кохау ронго-ронго.

мауна, маунга, манга — холм, гора, вулканический конус, искаженное испанское таипа (гора, вершина).

меа-меа — лангуст (буквально красный-красный).

менехуне (манахуне) — карликовый народ Гавайских островов, гномы, волшебные строители, покровители добрых людей.

моаи — каменная статуя, истукан, идол.

моаи аринга — двухголовая деревянная статуэтка.

моаи кава-кава — деревянная статуэтка мужчины, изображающая истощенного предка.

моаи паа-паа — то же, но женщины.

момоко — тонкий, худой, тощий.

момоко-тангата — деревянная статуэтка человека-ящерицы.

неру — священная дева белая (буквально «отбеленная, лишенная загара»).

нуи — большой.

Оронго — священный культовый город в пещерах на юго-западном скалистом утесе острова.

Папа Текена — бухта, занимающая половину кратера на северном мысе острова.

пахоехое — пемзы андезитовых базальтов (таитянское слово).

Поике — полуостров на востоке острова.

Пу-Акатики — вулкан на полуострове Поике; кратер на его вершине.

пука — пучок, связка.

Пуку пухи-пухи — вулкан (пыхтящая горка).

пукао — каменный черный цилиндр из пемзы; шапка, водружаемая на моаи; в процессе выветривания становится красной.

Пуна-Пао — красная голова, вершина вулкана; рыжий, красноголовый.

рано — кратер вулкана с озером или заросший камышом.

Рапа-Нуи — название острова Пасхи; Большая Рапа.

Рано-Марики — небольшой шлаковый конус рядом с Рано-Рораку.

Рано-Рораку — туфовый конус в центре острова, главная колыбель моаи.

Рано-Арои (он же Тереавака) — самый высокий вулкан на острове.

Рано-Као — крупнейший кратер на юго-восточной оконечности острова.

рима — рука, пятерня, пять; лист пальмы.

ророа — громадная, очень большая.

тангата-ику — фигурка человека-тюленя, деревянная.

тангата-ману — птице-человек.

тангата ронго-ронго — верховный жрец, учитель и знаток текстов кохау ронго-ронго.

токерау — юго-восточный свирепый ветер.

Тонгарики — бухта и самое крупное и хорошо сохранившееся аху.

торо-миро — акация, дерево.

Туу — собственное название одного из племен островитян.

ханау — род, раса, клан, рождаться.

ханау-еепе — длинноухий; по другой версии — дородный, толстый.

ханау-момоко — короткоухий; по другой версии — худородный, тощий.

Хангароа (Тангароа) — бухта и главное поселение острова.

Хива — родина, земля предков, отцов, родина Хоту Матуа.

Хоа Хака-Нана-Иа — моаи из культового урочища Оронго, вывезенная в Британский музей; буквально «Рассекающая волны».

хоту-ити — название одного из племен пасхальцев.

Хоту Матуа — легендарный вождь острова, первый арики пасхальцев.

хури моаи — война за свержение статуй (из легенд).

Хроника острова Пасхи

1566 — первое упоминание в испанских хрониках об открытии острова Пасхи кавалером Альваро-Менданья де Нейра.

1578 — путешествия испанского мореплавателя Хуана Фернандеса, открывшего архипелаг, названный его именем.

1687 — открытие Земли Дэвиса английским флибустьером Дэвисом; штурман Лионель Вайфер дал первое его описание.

1722 — открытие острова флотилией голландских кораблей под командованием адмирала Якоба Роггевена.

1760 — зарождение культа тангата-ману, согласно списку, составленному К. Раутледж (86 имен).

1769 — французский корабль «Сен-Жан-Батист» под командованием де Сюрвиля подошел к острову, были определены его координаты.

1770 — дон Фелипе Гонсалес де Хаедо 15–21 декабря присоединил остров к испанской короне; на острове поставлены три креста. Составлена первая схема острова.

1771 — Фрегат «Агила» (Чили) заходил на остров, офицеры со ставили первый словарик языка рапануйцев.

1770–1774 — считается, что на острове была война, потому что Гонсалес не упоминал лежащих статуй, а в записях Джеймса Кука говорится о них.

1774 — визит двух кораблей под командованием Дж. Кука. В его дневниках есть описание острова, жителей, статуй, способов их установки, некоторых обычаев островитян.

1786 — визит двух французских кораблей под командованием Лаперуза; проведены съемки берегов; сделаны зарисовки статуй; жителям были оставлены семена и животные.

1804 — первый визит русского корабля «Нева» под командованием капитана Ю. Ф. Лисянского.

1805 — американская китобойная шхуна «Нэнси» захватила в плен и увезла с острова 12 мужчин и 10 женщин.

1806 — гавайский барк «Каакоу-Маноу» (капитан А. Адамс) подошел к острову, но пасхальцы не дали команде высадиться.

1809 — визит судна под командованием капитана Амаса Делано.

1809 — визит корабля «Альбатрос» (капитан Уиншип).

1811 — американское судно «Пиндос» подошло к острову за водой и провиантом. Команда забрала на борт женщин, а утром они были выброшены со шлюпок за борт. С судна была открыта стрельба по плывущим, имелись жертвы.

1816 — заход русского корабля «Рюрик» под командованием О. Е. Коцебу, команда на берег не высаживалась.

1825 — столкновение команды английского корабля «Блоссом» (капитан Ф. У. Бичи) с островитянами.

1829 — визит корабля «Нантес» (капитан Тибауд).

1830 — А. Дю Пти-Туар посетил остров в составе французской эскадры. В его записках в последний раз упоминается о стоящих статуях.

1843 — премьер-викарий Океании монсеньор Ругоуз в сопровождении 24 монахов и монахинь прибыли на остров; считается, что они здесь погибли.

1852 — визит английского фрегата «Портланд».

1862 — черный год острова: на перуанской эскадре было увезено в рабство 1000 пасхальцев, на остров вернулось только 15, они болели оспой. Жители острова в основном погибли от оспы.

1864 — француз Эжен Эйро стал первым миссионером, вместе с отцом Ипполитом Русселем он поселился на острове. «Искоренял» язычество; по его приказанию были сожжены дощечки кохау ронго-ронго.

1868 — Гаспар Зумбом и Теодуло Эсколано на паруснике «Тампико» прибыли на остров в качестве миссионеров. Зумбом первым обратил внимание на дощечки и подарил одну из них епископу Жоссану. В 1868 г. он завез на остров домашних животных и растения, чтобы спасти население от голода.

1868 — на острове поселился капитан Дютруа Борнье. Он женился на королеве острова Карето, построил пристань в бухте Ханго-Пико, разводил овец. Деспотичный и жестокий человек, был убит.

1869 — на судне «Топаз» была вывезена в Англию знаменитая статуя Хоа Хака-Нана-Иа. Врач Пальмер оставил записки об острове. Еще одна статуя вывезена в Чили, а также фрески и другие предметы.

1870 — чилийская экспедиция на корвете «О’Хиггинс» составляет подробную карту острова. Капитан Хосе Анакето приобрел три дощечки и передал в музей Сантьяго. В своих записках упоминает, что все статуи упали с платформ. Он же отмечает, что на острове началась война между европейцами, а островитяне эмигрировали на Мангареву. На острове осталось всего 111 человек.

1871 — русский корвет «Витязь» под командованием Н. Н. Миклухо-Маклая подходит к острову. Основные сведения об острове он получил на Таити и на Мангареве от эмигрантов. Епископ Жоссан подарил ему 2 дощечки.

1872 — посетил остров французский корвет «Ля Флор» (капитан Т. де Лапелин). Писатель Пьер Лоти, плававший на нем, оставил яркое описание быта туземцев и отличные зарисовки. На этом корабле была вывезена отпиленная голова одной из статуй, хранится в музее Трокадеро в Париже. Пьер Лоти встречался с датским миссионером Смитом, о котором других упоминаний нет.

1877 — американский корабль «Блэкки Игл» потерпел крушение у острова, команда полгода жила на острове. Француз Адольф Пинар на корабле «Сейньелай» вывез много предметов быта в различные музеи мира. Были вывезены и черепа людей. Дал первое петрографическое описание горных пород.

1879 — Александр Салмон сменил Борнье, жил на острове 20 лет, был главным информатором и переводчиком многих путешественников. По национальности таитянин, островитяне доверяли ему. Его записи — главный источник по фольклористике и этнографии острова.

1882 — визит немецкого сторожевого судна «Гиена» (капитан Гейзелер, казначей Вейссер). Оба они оставили записки и вывезли множество предметов; описали Оронго.

1886 — на американском корабле «Могикан» прибыл У. Томсон, составивший прекрасное описание обычаев, мифов, предметов, табличек кохау ронго-ронго, словарь, численник. Он инвентаризовал аху и статуи.

1888 — чилийский майор Поликарпо Торо на корабле «Анданья» захватывает остров. Затем остров был передан в аренду промышленнику X. Мерлету. Деревня Хангароу превращена в резервацию, остров стал базой откорма овец. Остальные поселения разрушены. В этом же году остров официально присоединен к Чили.

1891 — у берегов острова потерпело крушение судно дона П. Торо.

1892 — заход военного судна «Абтао».

1897 — приезд духовной миссии Р. П. Хорха, настоятеля всех монастырей Таити.

1901 — на французском транспортном корабле «Ля Дюранс» на остров прибыл врач Делабурд, который сделал первые раскопки, зарисовки людей, изучал черепа. По результатам своих работ он издал прекрасный фотоальбом.

1904 — Александр Агассиц (командир кораблей «Альбатрос» и «Могикан») собрал фотографии всех платформ, статуй, хижин, барельефов, выполнил первые геологические исследования.

1905 — на корабле «Генерал Бакудано» прибыла группа ученых во главе с Вальтером Кнохе (Е. М. Кальдерон, Ф. Фуентес и др.). Группа провела геологические, сейсмические и этнологические исследования. Из бухты Хангароа была вывезена в Чили еще одна статуя.

1911 — В. Кнохе собирает предания пасхальцев, проводит опрос стариков. Он высказывает идею, что нынешние пасхальцы говорят на другом языке по сравнению с языком дощечек.

1914 — шесть немецких крейсеров заходили на остров после беспричинного обстрела острова Таити. В этом же году французский корабль «Жан» потерпел крушение близ острова.

1914 — пророчица Ангата поднимает восстание островитян против чилийских притеснителей, мятеж был подавлен.

1915 — английская археологическая экспедиция под руководством К. С. Раутледж ведет исследования на острове.

1922 — газеты мира сообщили о гибели острова Пасхи после землетрясения в Чили и наката волн-цунами.

1923 — новозеландский этнолог Макмиллан Браун проводит тщательные исследования. По собранным материалам он выпустил монографию.

1924 — работает геолог Л. И. Чабб; его работы были опубликованы только в 1933 г.

1930 — шведский ботаник Скотсберг исследует флору острова. В своих работах он сравнивает ее с флорой архипелага Хуан Фернандес.

1931 — краткий визит американца Р. Дж. Кассея, опубликовавшего затем путевые заметки.

1932 — американский Музей природоведения командирует на остров Темплтона Крокерса за сбором экспонатов.

1933 — работает геолог Марк Бэнди, автор статьи о геологии острова (Гарвардский университет).

1934 — франко-бельгийская археологическая экспедиция под руководством Альфреда Метро ведет крупные археологические работы. Он выступал с идеей случайного заселения острова. Об острове Пасхи им написано несколько книг.

1934 — на острове поселился патер Себастьян Энглерт, некоронованный владыка острова, автор прекрасных работ, авторитетнейший знаток острова. Скончался в Новом Орлеане в 1964 г., могила его на острове.

1935 — острову придан статус Национального парка Чили.

1938 — остров объявлен историческим памятником.

1943 — ленинградский школьник Б. Кудрявцев начал расшифровку рукописей острова. Он заметил, что на всех табличках один и тот же текст, но разной полноты.

1949 — контр-адмирал профессор Н. Н. Зубов публикует работу о путях заселения острова.

1953 — остров перешел под управление военно-морских сил республики Чили, власть перешла к военному губернатору. Овцеводством руководит комендант.

1955 — работает Норвежская археологическая экспедиция под руководством Тура Хейердала. В обработке материалов принимали участие советские ученые-лингвисты И. В. Кнорозов, Р. В. Кинжалов, А. М. Кондратов, И. К. Федорова.

1958 — заход советского дизель-электрохода «Обь» на остров Пасхи (руководитель В. Г. Корт). Появились публикации А. В. Живаго и Б. А. Зенковича.

1960 — реконструкция аху а’Киви в бухте Хангароа (под руководством американца У. Меллоя и чилийца Г. Фигуэроа).

1961 — Говард Лерой и фотограф Томас Дж. Аберкомье издают красочный альбом (Географическое общество США).

1962 — участники экспедиции с судна Калифорнийского университета (США) ведут археологические исследования, изучают геологию острова.

1962 — прибыла экспедиция француза Франсиса Мазьера, выдвинувшего идею космических пришельцев.

1963 — визит советской немагнитной шхуны «Заря».

1964 — сделана аэровоздушная съемка острова (Чили).

1964 — на судне «Антофагаста» прибывает корреспондент газеты «Правда» В. Боровский. О своих впечатлениях он рассказал в книге.

1966 — американское судно «Карусел» ведет исследования магнитных свойств пород острова.

1966 — советский ученый И. К. Федорова защитила диссертацию на материале исследования фольклорных источников острова.

1967 — начало регулярных самолетных сообщений с островом. Геолог Макс Бэнди изучает геологию острова (есть статья).

1972 — заход советского научно-исследовательского судна «Дмитрий Менделеев». Составлена геологическая карта острова.

1974 — в Праге выходит книга Мирослава Стингла об острове и обычаях его жителей.

1975 — болгарская журналистка Шела Аврамова записывает и издает мелодии острова (пластинки). В этом же году испанские археологи начали раскопки на острове. В музее Барселоны обнаружена статуэтка — копия истуканов, существующих на острове. Экспонат датируется I–V веком нашей эры. Сообщение сомнительно.

1978 — Жак Ив Кусто на судне «Каллипсо» ведет подводные исследования в районе острова.

Что читать об острове Пасхи

Боровский В. Ваш корреспондент передает из Латинской Америки. М., Правда, 1976.

Бутинов Н. А. Иероглифическая письменность о-ва Пасхи. — Проблемы истории мировой культуры, 1959, № 3.

Бутинов Н. А. Короткоухие и длинноухие на острове Пасхи. — Советская этнография, 1960, № 1.

Гижицкий К. Письма с Соломоновых островов. М., Наука, 1974.

Даниельсон Б. Большой Риск. Путешествие на «Таити-Нуи».М., Московский рабочий, 1962.

Даниельсон Бенгт. На «Баунти» — в Южные моря. М., Наука, 1966.

Живаго А. В. На острове Пасхи. — Наука и жизнь. 1960, № 7.

Зубов Н. Н. О путях заселения Гавайских островов и острова Пасхи. — Известия Всесоюзного географического общества, 1949, № 1.

Кинжалов Р. В. О статье Т. Хейердала «Ответ “Советской этнографии”». — Советская этнография, 1963, № 4.

Кнорозов Ю. В. Легенды о заселении о-ва Пасхи. — Советская этнография, 1963, № 4.

Кондратов А. М. Великаны острова Пасхи. М., Советский художник, 1966.

Кондратов А. М. Тайны трех океанов. Л., Гидрометеоиздат, 1971.

Коцебу О. Е. Путешествия вокруг света. М., ОГИЗ, 1948.

Кренделев Ф. П. Кто же повалил истуканов? — Знание — сила, 1973, № 4.

Кренделев Ф. П. Посох бога Увоке. — Знание — сила, 1974, № 7.

Кренделев Ф. П. Остров Пасхи. (Геология и проблемы). Новосибирск, Наука, 1976.

Кук Дж. Путешествие к Южному полюсу и вокруг света. М., ОГИЗ, 1948.

Лисянский Ю. Ф. Путешествие вокруг света в 1803–1806 годах на корабле «Нева» под начальством флота капитан-лейтенанта, ныне капитана I ранга и кавалера Юрия Лисянского. Части I, II. Спб., 1812.

Мазьер Ф. Загадочный остров Пасхи. М., Мысль, 1970.

Миклухо-Маклай Н. Н. Дневники путешествий. — Собрание сочинений. Т. I. М — Л., Изд-во АН СССР, 1950.

Мифы, предания и легенды острова Пасхи. М. Наука, 1978.

Сказки и мифы Океании. М., Наука, 1970.

Стингл Милослав. Последний рай. М., Наука, 1974.

Те Ранги Хироа (Питер Бак). Мореплаватели солнечного восхода. М., Географгиз, 1959.

Федорова И. К. Фольклорные памятники острова Пасхи как исторический источник. Автореферат канд. дис. Л., 1966.

Фолько Куиличи. Океан. М., Мысль, 1976.

Хейердал Т. Статуи острова Пасхи (проблемы и итоги). — Новый мир, 1962, № 9.

Хейердал Т. Приключения одной теории. Л., Гидрометеоиздат, 1969.

Хейердал Т. В поисках рая. Аку-Аку. М., Мысль, 1971.

Хейердал Т. Путешествие на «Кон-Тики». М., Молодая гвардия, 1956.

Шульце-Мезье Ф. Остров Пасхи. М. — Л., ОГИЗ, 1931.



Оглавление

  • Судьбы и идеи (Вместо предисловия)
  • I. Книга загадок
  •   Загадка открытия…
  •   Загадка наименования…
  •   Загадки топонимики, загадки языка…
  •   Загадка «длинноухих»
  •   Загадка Хоту Матуа
  •   Загадка первопоселенцев
  •   Загадка статуэток
  •   Загадка Оронго
  •   Загадки петроглифов и богов
  •   Загадки письмен
  •   Загадка родовых пещер
  •   Загадка гигантских статуй
  • II. Книга гипотез
  •   Пацифида?
  •   Исчезнувший архипелаг?
  •   Меланезия?
  •   «Черные пришельцы»?
  •   «Белые пришельцы»?
  •   «Белые индейцы»?
  •   Древнее Перу?
  •   Индия? Лемурия? Антарктида?
  •   Полинезийцы?
  • III. Книга фактов
  •   Свидетельствуют очевидцы
  •   Первые исследователи
  •   Археологи на острове Пасхи
  •   Архивы, традиции, тайны
  •   От Миклухо-Маклая до ЭВМ
  •   Геология острова Пасхи
  •   Остров и океан
  • IV. Книга легенд
  •   Чудесные рыбы Мауи
  •   Легенды о потопе
  •   «Нет» Пацифиде…
  •   … и «да» островам
  •   Агонизирующий остров
  •   Утонувшие острова?
  •   Каинга Нуинуи — «Огромная страна»
  • V. Книга вулканов
  •   В сердце «огненного кольца»
  •   Царство вулканов
  •   Опыт стратиграфии
  •   Молодость острова Пасхи
  •   Посох бога Увоке
  •   Каменотесы каменного века
  • VI. Книга статуй
  •   Чудо номер один
  •   Поленницы Рано-Рораку
  •   Факты и мифы
  •   Моаи, пукао, аху
  •   Тектоника и мана
  • VII. Книга катастроф
  •   Кто повалил истуканов?
  •   Статистика моаи
  •   Когда богатыри упали?
  •   Оскверненные идолы?
  •   Чем клин вышибают?
  •   Ров «длинноухих»
  •   Извержения, землетрясения, цунами
  •   В направлении трансформного разлома
  • VIII. Книга проблем
  • Одинокая Роза (вместо эпилога)
  • Словарик Рапа-Нуи
  • Хроника острова Пасхи
  • Что читать об острове Пасхи