КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412145 томов
Объем библиотеки - 550 Гб.
Всего авторов - 151057
Пользователей - 93948

Впечатления

кирилл789 про Звездная: От ненависти до любви — одно задание! (Космическая фантастика)

рассказик в 70 кб, а читать невозможно. проглядел до середины и сдох.
никогда ни мужчина, ни женщина не то что не влюбятся и женятся, в сторону не посмотрят человека, который СМЕРТЕЛЬНО подставил хотя бы ОДИН раз! а тут: от 17-ти и больше! да ладно! а ггня точно умная?
хотя, по меркам звёздной, динамить родственника императора сопливой деревенской адепткой 8 томов и писать, что мужик целибат ГОДАМИ держит, наверное, и такое вот нормально.
эту афтаршу просто надо перерасти. ну, супругу, которая лет 10 назад была в восторге от неё, сейчас откровенно тошнит уже при упоминании фамилии. как она сказала: "люди должны с годами развиваться, а не опускаться. пишет тётка всё хуже, гаже и гаже. чем дальше, тем помойнее."

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: Госпожа чародейка (СИ) (Любовная фантастика)

прекрасная героиня. а ещё она умна и воспитана прекрасно. безумно редкие качества среди тех деревенских хабалок, которые выдаются бесчисленным количеством безумных писалок за образец подражания, то бишь "героинь".
точнее, такую героиню в первый раз и встретил. надо будет книги мадам богатиковой отслеживать.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Фрейдзон: Шестой (Современная проза)

Да! Рассказ впечатляет не меньше, чем "Болото" Шекли!
Всем рекомендую прочесть.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Зайцева: Последние из легенды (СИ) (Любовная фантастика)

всё-таки приятно читать писателя.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Зайцева: Трикветр (СИ) (Любовная фантастика)

заглянул на страничку автора и растерялся: домоводство, юриспруденция, сделай сам и прочее. читать начал с осторожностью, а оказалось, что автору есть, что рассказать! есть жизненный опыт, есть выруливание из ситуаций, есть и сами ситуации. жизненные, реальные, интересные, красиво уложенные в канву фэнтази-сюжета.
никаких глупостей: шла, споткнулась, упала, встала, шагнула, упала, и так раз семьсот подряд.
или: позавтракала, вышла за дверь, купила корзинку пирожков, пока шла по улице сожрала, а, увидев кофейню - зашла перекусить.
прелесть что за вещица!
мадам зайцева и мадам богатикова сделали мою прошлую неделю. спасибо вам, дамы!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: В темном-темном лесу (СИ) (Любовная фантастика)

очень приятная вещь. и делом люди заняты, и любовных отношений в меру, и разбираются именно так, как полагается: взрослые люди по взрослому. бальзам души какой-то.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: Ведьмина деревня (Любовная фантастика)

идеализированная деревенская жизнь, которая никогда такой не бывает. осилил половину. скучно.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Журнал ''ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ''. Сборник фантастики 2010 (fb2)

- Журнал ''ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ''. Сборник фантастики 2010 (а.с. журнал-127) 1.26 Мб, 213с. (скачать fb2) - Разные

Настройки текста:



Журнал ''ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ''
Сборник фантастики
2010

№ 1

Валерий Гвоздей
HETPИBИAЛbHЫЙ ПODXOD


Визит Президента готовят за несколько месяцев — я имею в виду не дипломатический аспект, я имею в виду безопасность. Специальная команда выезжает в другую страну и на месте, руководствуясь программой визита, изучает маршруты, основные и те, что предусмотрены вариантом «Б». Изучает все здания, в которых Первому лицу предстоит жить, подписывать документы или участвовать в публичных мероприятиях.

Я состою в одной из команд. Мы занимаемся тем, что прикидываем реальные и гипотетические опасности, способы защиты, пути отхода. Что-то из намеченного отвергается, что-то предлагается и долго согласовывается с принимающей стороной. Причём никто не застрахован от внезапных изменений. Хлопотное занятие, поверьте на слово.

Такая работа предшествует визиту в любую дружественную страну. Что уж говорить о стране вроде этой. Чёрный континент, «бархатная революция», для Африки не характерная, смена политического курса. А главное — отказ от прежних обязательств, в частности по выплате займов, их, мол, давно покрыли сверхприбыли. Отказ от «грабительских, навязанных империалистическими державами концессий».

Администрация так много вложила сюда, воротилы бизнеса, деловые люди, потерявшие огромные деньги, обладали таким влиянием, что оставить всё, как есть, Президент не мог. В подобных случаях устраивается военный переворот. Слишком ретивый политический лидер погибает. К власти приходят вменяемые люди, которые заявляют о восстановлении порядка и о необходимости соблюдать заключённые соглашения.

Между тем, ситуация в мире складывалась неблагоприятная, от такого сценария пришлось отказаться. В муках родился пакет «взаимовыгодных» предложений. С его помощью администрация надеялась вернуть утраченные позиции. Очень надеялась. Провал её плана означал бы крах нашей внешней политики, сокрушительное фиаско Президента и его партии на предстоящих выборах.

Традиционная завязка политического детектива. Некоторые из его персонажей до сих пор живы, занимают солидные кабинеты. Лучше давайте — без фамилий…

Честно говоря, я не ожидал, что политики организуют встречу на высшем уровне. Тем не менее — организовали. И мы уже два месяца варилась в бурлящем котле, чтобы исключить возможность посягательств на жизнь и здоровье Первого лица — будь то разгневанная толпа на площади, охваченная враждебными настроениями, или снайпер на крыше.

Я немного разобрался в происходящем.

Ретивый лидер пришёл к власти в ходе выборов. Его любили, ему верили. Он поднялся из низов и не только сумел выучиться — получил степень доктора медицины, специалиста по фармакологии. Основал фирму, успешно выпускающую лекарственные препараты из местного сырья. Занялся политикой и взлетел стремительно. Поддержка населения была велика и настолько очевидна, что его противник шансов не имел, все политические технологии, используемые тут нашими, с треском рассыпались… А ещё я понял, что ретивый лидер в самом деле хочет добра своему народу — большая редкость сегодня, и не только в Африке.

Мне его было жалко.

Наши умеют взять за горло. Парню, как бы он ни был хорош, придётся туго. Задавят. Это будет схватка муравья с асфальтирующим катком.

И вот — начало визита.

В столичном аэропорту сел бело-голубой самолёт. Мы шли по серым плитам, на которых лежала красная дорожка. Люди в строгих, чёрных и синих, костюмах, в расстёгнутых пиджаках — сейчас на этих широтах зима, с её плюс двадцатью по Цельсию.

Миниатюрные гарнитуры, боевое оружие в потайных кобурах. Люди, готовые исполнить свой долг ценой собственной жизни — вне зависимости от личного отношения к Первому лицу.

Фюзеляж Борта № 1 возвышался над стеной из наклонённых внутрь, белых и красных, прямоугольных щитов, огораживающих зону.

Взгляд поверх щитов позволял видеть, что к двери в головной части самолёта уже подан трап. На верхней площадке возникли агенты службы охраны, в такой же одежде, как у нас, с такими же повадками.

Выход Президента я не отслеживал.

Мы рассыпались по территории и взяли под наблюдение заранее определённые секторы. Над головой, в ясном небе, тарахтела пара вертолётов, координирующих действия наземных служб. Регламент прибытия известен каждому из нас до мелочей. На данном этапе не бывает отклонений.

Рота почётного караула протоколом встречи на этот раз не предусмотрена, и это было знаком прохладных отношений между странами.

Лишь официальные лица принимающей страны ждали внизу. Ретивый лидер среди них не засветился.

К трапу величаво подрулил «сундук», чёрный президентский лимузин, четырёхтонный, бронированный. Он всегда сопровождает Президента в поездках, по стране, и за рубежом. Говорят, в салоне очень тихо. Ни звука не проникает снаружи.

Лимузин тронулся. Потянулась свита Президента. С ним летают служащие нескольких департаментов, сотрудники министерства обороны, избранные журналисты.

Конечно же, у наших имелся детально разработанный план. В мире высокой политики нельзя по-другому.

* * *

За двадцать минут до переговоров начались странности.

В назначенное время открылась дверь президентского люкса.

Обычно, когда Первое лицо идёт по коридору, перед ним только охрана и люди свиты, никого не подпускают на версту, маршрут вычищен заранее.

Сегодня было иначе. Маршрут, похоже, не чистили совсем. Президент и его окружение, желая понравиться жителям, начали действовать своеобразно. Они раздавали чаевые, дарили мелочи из карманов. Чернокожие горничные, коридорные, лифтёры, швейцары, носильщики, водители, просто люди на улице получили немалые по здешним меркам суммы. Растерялись и ошалели.

Мы находились во втором эшелоне, прикрывали фланги. Президент заставил поволноваться. Он то и дело сокращал дистанцию — между собой и местными. Казалось, он готов снять с себя идеально сшитый пиджак, снять рубашку и отдать их первому встречному.

Конечно, это было нарушение дипломатического этикета. Всё происходило спонтанно — как порыв души. Хотя являлось частью пиар-кампании и частью генерального плана. Ведь о происходящем мгновенно узнают все.

Я подумал: значит, так надо. Значит, контроль усилен. И продолжал своё дело.

Кортеж благополучно достиг резиденции. Обычная церемония встречи и традиционный обмен любезностями. Стороны прошли в кабинет. Закрылись массивные двери.

Нам оставалось ждать. Переговоры затянутся. Их атмосфера будет напряжённой.

К моему удивлению двери отворились минут через пять. Журналистам объявили, что переговоры закончились.

Я больше смотрел по сторонам — работал. Но заметил, что Президент и его советники вышли довольные. И по машинам расселись, просто сияя.

Понятно. Им удалось обломать надежду страны. Ретивый лидер уступил давлению.

При отлёте, судя по тому, как расстались два Президента, на поле нас будет ждать рота почётного караула.

Вернулись в гостиницу. Все немного расслабились. Неожиданно руководителей групп срочно пригласили па экстренное совещание. И когда они входили в номер, я рассмотрел: наши сидели с похоронными физиономиями. На Первом лице вообще лица не было.

Что случилось? Потеряли кейс с подписанными документами? Из-за чего ещё они могут так убиваться?

Как и переговоры с ретивым лидером, совещание было недолгим. Выйдя, мой шеф отвёл меня в сторону. Помимо своих прямых обязанностей, я исполняю при нём функции аналитика, в случае необходимости. Шеф иногда обсуждает со мной сложные вопросы.

— Это секретная информация, — начал он. — Хотя результат уже известен прессе…

Я слушал и не верил ушам. Переговоры с треском провалились. И наш хвалёный пакет «взаимовыгодных» предложений годился теперь разве что на растопку в охотничьем домике. Ретивый лидер предложил нашим проявить великодушие богатой нации — по отношению к нации бедной и отказаться от претензий. Наши с радостью подписали все документы. После чего с радостью отправились восвояси.

Пришли в себя лишь полчаса спустя. Пребывают в шоке. Ничего не могут понять. Все, в том числе Президент, свято верили, что поступают, как надо.

— Внушение? — предположил я.

— Исключено. Рядом с Президентом сенситив, он бы сразу обнаружил и не дал бы ничего подписать. Видимо, и сенситив находился под воздействием, каким-то иным воздействием. Нас спрашивают, не заметил ли кто чего?

— Разве они сумеют что-то изменить?

— Разумеется, нет. Это же дипломатия. Официальные протоколы. Нельзя отыграть назад. Но хорошо бы разобраться, с чем столкнулось правительство. Не исключено, что найти ответ будет легче, пока все мы здесь.

Я вспомнил необычный приступ щедрости, охвативший Президента и его окружение.

— Да, странно, — кивнул шеф. — Тем более что регламент выхода из отеля был изменён по распоряжению Президента в последний момент. И окружение горячо одобрило такой шаг.

— Значит, воздействие было осуществлено в отеле, перед тем, как Президент и советники отправились на переговоры. Атаке подверглись сам Президент и люди из окружения. Скорее всего, в президентском номере, в котором сидели. Природа воздействия пока неясна.

— Внушением тут не пахнет. В кабинете посторонних, разумеется, не было. И в сенситиве я уверен на сто процентов. Он не раз выручал Президента. Не раз подтверждал высочайшую квалификацию и преданность.

— Насколько я понимаю, исключаются еда и питьё, которые могли вызвать что-то вроде эйфории и, как следствие, — неадекватное поведение.

— Исключаются.

Для Президента готовят личные повара. Контроль продуктов жесточайший.

Действительно, искать следовало не здесь.

Аппаратура зафиксировала бы и направленное излучение. Что же стало причиной краха?

Непонятно.

— А воздух? — спросил я.

— Мониторинг вёлся непрерывно. Ядовитые примеси не обнаружены.

Ядовитые примеси…

— Вот чёртов нигер!.. — в сердцах пробормотал шеф, имея в виду нашего политического оппонента. — Кто бы ждал!..

Мне вдруг показалось, что отгадка в двух шагах. Во всяком случае, забрезжило какое-то неясное предчувствие.

— Он по образованию фармаколог, — сказал я. — Имеет степень доктора. У него глубокие знания.

— И?

— Если осуществлялось воздействие, оно могло быть тонким. В компьютере сохранились данные мониторинга?

— Наверняка. Но что искать?

— Вещество, которое могло спровоцировать приступ щедрости. И хорошо бы открыть в Интернете страницы этой тематики.

Шеф немного потоптался. Немного посопел.

Взвесил моё предложение и пошёл докладывать.

* * *

Шеф вернулся красный, пыхтящий. Как выяснилось — за мной.

В результате я попал в президентский люкс.

Президент сидел в кресле, держа в руке стакан с минералкой. И выражение лица было такое, словно уже обдумывал текст прошения об отставке. Не зря политические оппоненты величают его за глаза «хромой уткой», а некоторые — «убитой»…

Советники расположились кто где.

Невзрачный мужчина средних лет, который, сколько я помню, следовал за Президентом как тень, воззрился на меня пронизывающим взглядом. Сенситив. Работает.

По знаку шефа я повторил своё предложение, только более развёрнуто.

— Полагаете, использовалось ядовитое средство? — недоверчиво полюбопытствовал один из советников.

— Трудно сказать. Через вентиляционную систему в кабинет могли направить химическое соединение, которое не считается ядом, но которое способно воздействовать на психику — воздействовать в известном направлении.

— Есть такие соединения?

— Кажется, да. Я читал в газете, мельком.

— Название помните? Вещества, не газеты.

— Нет. Слишком далеко от моих занятий.

Советник взглянул на Президента, и тот махнул кистью руки, словно говоря — делайте что хотите, мне уже всё равно.

Заработали ноутбуки, со спутниковым подключением, защищённые суперкодами.

Ловкие пальцы обслуги вспорхнули над клавиатурами.

Нужные страницы нашли быстро. И нужное вещество нашли.

Советник вслух прочитал справку:

— В 2007 году учёные из Еврейского университета обнаружили «ген щедрости». И тогда же было установлено: чем ярче выражен ген AVPR 1а, тем человек щедрее. Ген воздействует на гормон вазопрессин, тот влияет на клетки мозга, провоцирует возбуждение определённых синапсов. Эти исследования позволили создать химическое соединение, вызывающее такой же эффект, сильнодействующее. Ну, ясно…

Общий тяжёлый вздох.

Проверили записи мониторинга. Да, воздух в президентском номере содержал какой-то процент упомянутого химического соединения. Очевидно, его использовали в аэрозольном варианте.

Но теперь его не было, оно улетучилось.

Специалисты осмотрели вентиляцию. Улик не обнаружили.

— Это не яд, не наркотик, вот датчики и не подняли тревогу… — подвёл итог советник. — Мы ничего не докажем.

Я опустил взгляд.

А если б была возможность доказать?

Обратились бы с жалобой в ООН? В Международный трибунал в Гааге?

И стали бы вновь посмешищем. Имидж администрации и без того подпорчен.

— Не мог же я — не дышать!.. — воскликнул Президент, словно оправдываясь.

Этот чёрный парень оказался не промах. Ух, хитрюга! Нашёл выход, блестяще использовал свои научные знания.

В общем, нетривиальный подход.

Кто-то скажет — он поступил нечестно. А с ним, с его страной поступали честно?

Политика всегда была грязным делом. То, что он сотворил с нашими, не самое ужасное, как мне кажется. Негоже так думать, но куда же денешься…

Получив строжайший приказ держать язык за зубами, шеф и я вышли в коридор.

Шеф мечтательно закатил глаза.

— Будь я хозяином супермаркета, вещество распылял бы в торговых залах, — проговорил он. — Деньги бы текли — рекой!..

— А девушки на кассе? — возразил я. — Они бы дарили покупателям товары, направо и налево раздавали дневную выручку.

— Решаемый вопрос! — оживился шеф. — И сейчас всё больше супермаркетов с полным самообслуживанием, без девушек на кассе, деньги списывают с карточек покупатели… Ещё кассы можно вынести за пределы залов, усилить видеоконтроль… Да, решаемый вопрос.

Спорить я не стал.

Неожиданно шеф нахмурился:

— Чёрт… Моя жена спускает в магазинах всё до гроша… Неужели из-за… Чёрт!..

Пауль Госсен
ЗЕЛЁНЫЙ ОХОТНИК



ВЕРСИЯ СОБЫТИЙ № 1: РУСЛАН КАТИН

— Доброй загрузки! — пропел девичий голос где-то над ухом.

— И вам того же! — ответил Руслан, усердно растирая виски.

Изображение в последний раз дёрнулось и наконец-то приняло чёткие очертания. В зеркале напротив Руслан обнаружил себя — слегка помятого и ошарашенного после скачка из реала в виртуал. Он сидел в кресле. Из-за его плеча выглядывала девушка с характерным для азиаток разрезом глаз. «Каори» значилось у неё на синем фирменном лацкане. «Японка», — сообразил Руслан и машинально расправил плечи. Девушка была очень хорошенькая.

— Мультимедийный центр Рико Тахибана благодарит вас за интерес к нашей новой разработке — игре «Зелёный Охотник», — снова пропела Каори и, сложив перед собой руки, поклонилась.

Руслан не растерялся и, приподнявшись из кресла, тоже поклонился в ответ. Получилось, конечно, не так изящно, но уж как получилось. И только тут он сообразил, что кланялись они оба зеркалу.

— У вас тут что — парикмахерская? — спросил он.

— Не совсем… — Глаза Каори сжались в щёлки, похоже, она с трудом сдерживала смех. — Хотя что-то общее безусловно есть. Сейчас вы сможете выбрать себе ник, внешность — включая причёску, — и оружие, после чего загрузка продолжится, и вы окажетесь на первом уровне игры. Итак, ваш ник?

— Руслан, — ответил Руслан.

— Красивый ник. — Девушка улыбнулась. — Только… почему-то мне кажется, что это ваше настоящее имя?

— Верно, — ответил Руслан. — Просто, Каори, я не вижу смысла скрываться под каким-нибудь зубодробительным прозвищем. Не по мне это.

Японка кивнула:

— Отлично, Руслан. Вот и познакомились.

Зеркало перед Русланом помутнело, в нём появилось изображение амуниции морского десантника.

— Пуленепробиваемая тельняшка, — сказала Каори. — Огнеупорные штаны. Из вооружения — двуствольный луче-мёт и фанаты. Как вам?

— В целом неплохо. Только, Каори…

— Да?

— Может, перейдём на ты? А то всё как-то очень официально…

— Уже перешла, — кивнула красавица. — Руслан, так ты берёшь костюм десантника? Я бы порекомендовала что-нибудь посерьёзней. Титановый скафандр астронавта или…

— Нет-нет, Каори…

Руслан решительно развернул кресло и оказался с девушкой лицом к лицу. Она не отпрянула, даже не шелохнулась. Просто смотрела на Руслана и ждала, что он скажет. И улыбалась. На мгновение у него остановилось дыхание — до того хороша была молодая японка.

— Меня вполне устраивают мои джинсы и куртка, — продолжил он, сумев совладать с чувствами. — И вооружение я предпочитаю своё. — Он извлёк из карманов два блестящих пистолета. — Лазерные, но после переделки стреляют обычными патронами… Надеюсь, это не противоречит правилам игры?

— Нет, не противоречит…

Пауза.

— Только, Руслан…

Снова пауза.

— Похоже, ты не очень представляешь, кто такой Зелёный Охотник.

— Ну, в общих чертах…

— Это результат более чем пятилетней работы программистов Мультимедийного центра, — девушка заговорила быстро, явно волнуясь. — Более того, это лучшая наша разработка. Ещё никто не смог выстоять против Зелёного Охотника даже на самом простом уровне. Пять, максимум десять минут, и игрок получает пулю в лоб. А игроки обычно вооружены, как говорится, до зубов — лучемёты всех мастей, гранатомёты, даже компактная вакуумная бомба. Выйдя на первый уровень с этими пистолетами, ты просто зря потратишь свои деньги.

Похоже, девушка искренне переживала за Руслана. «Надо признать, — подумал он, — от волнения она похорошела ещё больше». Руслан крутанул в руках пистолеты и быстро спрятал их в карманы.

— Спасибо, Каори. Только я подумал, что раз не получилось победить у игроков, увешенных лучемётами, может, стоит поискать альтернативу, а?

Девушка снова поклонилась. Руслан поспешно сложил перед собой руки. Ох уж эти восточные традиции!

— Хорошо, Руслан, — сказала Каори. — Я фиксирую твой выбор. Ты готов к дальнейшей загрузке?

— Конечно.

Девушка отступила на шаг.

— Напоминаю, что награда победителя в настоящий момент составляет десять тысяч долларов. — Её изображение дёрнулось. — Побеждай, Руслан! — Изображение снова дёрнулось, потом расплылось, и Каори исчезла.

ВЕРСИЯ СОБЫТИЙ № 2: ПОСЛЕДНИЙ ИЗГОЙ

— Дрянь! — произнёс Последний Изгой, он был полицейским и не стеснялся в выражениях. — Ну и дрянь, эта Каори! Просканировала меня… то есть лопуха Руслана… от и до. Всё подсознание перетрясла. Чуть мозги не расплавились… Интересно, эта девка понимает, кто она на самом деле? Или она лох, как и Руслан, и сканированием занимается, сама того не подозревая?.. — Он перевёл дыхание, потом продолжил: — Впрочем, меня за личиной хорошего парня Руслана она не обнаружила. Не гак уж и крут Мультимедийный центр, как пугают… Но хороша девка! Хотя и дрянь, конечно…

Он огляделся. Похоже, что после завершающей загрузки Последний Изгой оказался на складе готовой продукции какой-то стеклодувной фабрики. Бутылок вокруг были тыщи, даже, наверное, миллионы. Зелёные литровые посудины, упакованные по двадцать штук в решётчатые пластиковые ящики. Ящики эти громоздились на три-четыре метра в высоту и разбегались во все стороны. Лишь узкие проходы позволяли продвигаться вперёд. Конца этому лабиринту видно не было.

— Есть тут кто? — крикнул Изгой.

Бутылки не удостоили его ответом.

Тогда полицейский двинулся к ближайшему проходу. Почти сразу же он наткнулся на труп светловолосого молодого игрока в чёрной майке с эмблемой популярной рок-группы. Тот лежал, раскинув руки, и смотрел вверх. Рядом валялась базука, которой игрок так и не успел воспользоваться. На лбу, как раз в том месте, где индусы рисуют третий глаз, у парня имелась аккуратная дырочка. Крови не было — судя по всему, в игрока стреляли из лучемёта. Последний Изгой обошёл неудачника и тут же чуть не наступил на второй труп. Это была чернокожая девушка лет двадцати в фирменном голубеньком костюмчике какого-то благотворительного фонда и тоже с дыркой во лбу. В руках она продолжала сжимать луче-мёт системы Ларссона. Стоит такой страшно дорого и, как говорят остряки, стреляет за секунду до того, как ты этого пожелаешь. Последний Изгой нагнулся, отодрал пальцы девушки от лучемёта. Ни один заряд не был израсходован. Что ж, Зелёный Охотник действительно знает своё дело. Последний Изгой отшвырнул лучемёт и пошёл дальше. В ближайшие пять минут он насчитал ещё два десятка трупов. Потом перестал обращать на них внимание.

От обилия стекла глаза быстро устали. Полицейский щурился, пару раз опускал веки, пытаясь хоть немного отдохнуть, но это не помогало. Через четверть часа Последний Изгой почувствовал, что теряет бдительность.

— Однако, уровень! — прохрипел он. — И это ещё самый лёгкий…

Тут лёгкий зуд запястья заставил его взглянуть на локатор, замаскированный под часы. Зелёная точка уверенно приближалась к игроку слева.

— Вот он — Зелёный Охотник, — прошептал Последний Изгой. — Страх и ужас игроков планеты. Что-то ты заставляешь себя ждать. Посмотрим, на что ты годишься.

Впрочем, сражаться в узких стеклянных коридорах Последнему Изгою не улыбалось, и, повернувшись к надвигающейся опасности спиной, он решительно прибавил шаг.

Игра «Зелёный Охотник» появилась всего полгода назад и за это время затмила все остальные игры. Причины тому были весомые. Каори была права: ни один игрок так и не смог пройти даже первый уровень. Неуловимый Зелёный Охотник всегда оказывался в нужный момент в нужном месте и стрелял без промаха. Матёрые игроки, увешанные бляхами за полное прохождение последних версий «Doom» и «Half-Life», так и не смогли ничего сделать. Сотрудники Мультимедийного центра Рико Тахибана повсюду заявляли, что создали креативную программу нового уровня, чуть ли не искусственный интеллект, и их доходы подскочили просто на невероятную высоту. Разумеется, сама программа была засекречена, и проверить, что там и как, никто не смог… Впрочем, Последний Изгой не верил в креативные программы, а тем более в искусственный интеллект. Любую программу можно обыграть, а если нет — то взломать и всё равно обыграть. Должность полицейского научила его смотреть на такие вещи трезво. Ситуация свидетельствовала о наличии афёры, подставленная красавица и глобальное сканирование при загрузке только усиливали уверенность в этом. А аферистов надо разоблачать и сажать. Такая уж у Последнего Изгоя работа.

Бесконечные ряды бутылок наконец-то расступились, и он оказался на площадке размером с небольшой школьный стадион. Несколько автопогрузчиков стояли в дальнем углу, остальное место было свободно. «То, что надо», — решил полицейский и снова глянул на локатор. Зелёный Охотник был уже совсем близко.

Преодолев открытое пространство, Последний Изгой прислонился к одному из автопогрузчиков плечом, нащупал в карманах пистолеты и стал ждать. Было тихо — словно на десятки километров вокруг отсутствовала какая-либо деятельность. Сверху не то палило солнце, не то сверкал огромный прожектор, и зелёные бутылочные ряды переливались похлеще какого-нибудь там Изумрудного города. Глаза начали слезиться. Последний Изгой вытер их рукавом и подумал, что со стороны всё это несколько смахивало на сцену из вестерна — молодой парень в куртке наигранно равнодушно смотрит в даль, и только прищуренные зрачки выдают его напряжение. Сейчас ему навстречу выйдет противник, этакий мордоворот в мексиканском сомбреро, весь обвешанный патронташами прямо на голое тело, и победит тот, кто сумеет первым выхватить пистолет.

Мгновением позже противник действительно вышел (а точнее — выпрыгнул, преодолев в прыжке приличное расстояние), и сцена сразу же потеряла всякое сходство с вестерном. Зелёный Охотник оказался кузнечиком, огромным полутораметровым насекомым с тем самым двуствольным лучемётом, от которого Последний Изгой (в тот момент Руслан Катин) отказался. Мгновенно определив местонахождение Последнего Изгоя, он прыгнул снова, сократив разделяющее их расстояние вдвое, и поднял лучемёт. Последний Изгой помнил, — что противник никогда не мажет, и ему осталось одно — не допустить выстрела. Поэтому, даже не пытаясь попасть в кузнечика, он открыл бешеную стрельбу по бутылкам за спиной своего противника. Только сейчас, когда зелёные осколки эффектно брызнули во все стороны, Последний Изгой оценил задумку программиста. А как всё это зазвенело! Стеклянная стена за спиной кузнечика резко накренилась и рухнула на Зелёного Охотника. Тот, конечно же, отпрыгнул в сторону, но по противнику так и не выстрелил, и, значит, один-ноль в мою пользу, решил Изгой.

Теперь их снова разделяло приличное расстояние, и полицейский, вертя в руках пистолеты, не спеша двинулся навстречу противнику.

Если верить Каори, все его предшественники на данный момент игры были уже мертвы. Последнему Изгою повезло как никому другому, вот только какую пользу можно извлечь из этого везения? Вот противники снова сходятся, и на этот раз уже ничто не помешает Зелёному Охотнику сделать свой единственный и точный выстрел.

И тут весь мир для Последнего Изгоя преобразился. Визуальные изображения в один миг превратились в столбики цифр. Это включился центральный полицейский компьютер, связи с которым он никогда не терял. Компьютер начал просчитывать возможные варианты боя. Что случится, если Последний Изгой нажмёт на курок прямо сейчас, что случится, если он сделает это секундой… двумя… тремя позже. Вариантов было множество, и все они кончались для него плачевно, но компьютер продолжал анализировать будущее, которое мгновением позже становилось настоящим.

А противники продолжали сходиться, и вот уже Зелёный Охотник стал медленно поднимать ствол своего лучемёта. Тут-то компьютер наконец нашёл решение, и Последний Изгой вдавил курки… Траектория нуль была просчитана. Последний Изгой смотрел на противника, но видел не его, а план действия. Вот первые две пули прошли на расстоянии сантиметра от виска, или как там у них, гигантских кузнечиков, это место называется. Промазал — плевать! Последний Изгой знал о промахе заранее. Вот вторая пара, отрикошетив от бетонного пола у ног противника, заставила кузнечика, слегка подпрыгнув, уйти в сторону. В результате насекомое приложило лучемёт к своему зелёному плечу на секунду позже. Ту самую секунду, что была по расчётам компьютера так необходима полицейскому. Сейчас Последний Изгой вдавит курки в третий раз, и непобедимая разработка Мультимедийного центра Рико Тахибана вдруг сломается пополам, кузнечик рухнет на бетонный пол с простреленной навылет головой, и лишь его зелёные ножки будут какое-то время дёргаться, подёргаются и затихнут. Центральный полицейский компьютер обыграл разработку хвалёного Мультимедийного центра.

И Последний Изгой вдавил курки.

ВЕРСИЯ СОБЫТИЙ № 3: НЕКТО ТРЕТИЙ

Он не знал своего имени, но имя для него и не было важно. Бравый полицейский Последний Изгой, выскочка и карьерист, превратился вдруг в комочек страха, сжался где-то на дне чужого сознания, сжался и даже на всякий случай перестал дышать. Время больше не существовало, всё замерло, как будто произошло зависание программы. Зелёный Охотник, держащий лучемёт на плече. Последний Изгой, вдавивший курки своих пистолетов. Казалось, минула целая вечность, но на самом деле не прошло и доли секунды. Некто неизвестный, неожиданно проснувшийся в Последнем Изгое, взвешивал ситуацию.

Теперь мир уже не выглядел, как столбики чисел. Числа растеклись в чёрные капли, и всё погрузилось во тьму. Возможности нового участника игры явно превосходили возможности Центрального полицейского компьютера. Неизвестный проследил все пути подключения к игре и удовлетворённо прищурил глаза. Он мгновенно определил то, что не смогли ни простак Руслан Катин, ни крутой спец Последний Изгой — он определил место, где подключился к игре Зелёный Охотник. И информация его позабавила. Гигантский кузнечик оказался вовсе не сверхмощной программой, разработанной Мультимедийным центром. Он был живым, из плоти и крови, правда, плоть и кровь эти были зелёными, и он был всего лишь игроком, как и Руслан загрузившимся в виртуал. Вот только место его загрузки было удалено от Земли на тридцать световых лет. Сотрудники Мультимедийного центра Рико Тахибана сумели установить контакт с его цивилизацией путём наложения нашего виртуального мира на виртуальный мир инопланетных кузнечиков. И попытались выжать из нечаянного открытия как можно больше, противопоставив друг другу игроков двух миров. Но самым забавным в этой ситуации было то, что гигантским кузнечикам, просто не умеющим стрелять иначе как без промаха, приз за победу был не нужен, а призовой фонд служил страховкой на случай поражения. Практически нереальный случай. Виртуальные банкноты двойным потоком хлынули на счета Мультимедийного центра…

Координаты параллельного виртуального пространства были так изящны и просты, что неизвестный какое-то время просто любовался ими, всё так же прищурив глаза, уставившись в бездонную пустоту. Это было состояние какого-то вселенского экстаза, упоение своей властью над судьбами реала и виртула, вместе взятых. А потом неизвестный моргнул левым глазом, и короткое сообщение, состоящее из координат нового виртуального мира, было переправлено в конкурирующую с Мультимедийным центром Рико Тахибана корпорацию Токио-Осака Интертайнмент, агентом которой неизвестный собственно и являлся.

И тут время снова начало свой отчёт.

ВЕРСИЯ СОБЫТИЙ № 2: ПОСЛЕДНИЙ ИЗГОЙ

Последний Изгой вдавил курки в третий раз, и… непобедимая разработка Мультимедийного центра Рико Тахибана вдруг сломалась пополам, кузнечик рухнул на бетонный пол с простреленной навылет головой, и лишь его зелёные ножки какое-то время дёргались, подёргались и затихли. Всё случилось, как и просчитал Центральный полицейский компьютер.

Как в заправском вестерне, Последний Изгой дунул в стволы своих пистолетов и сунул их за пояс. Подошёл к телу кузнечика, поставил на него сапог и какое-то время задумчиво крутил пуговицу на курточке. Афёра была налицо. Противник побеждён. Никаким искусственным интеллектом здесь и не пахло. О чём мгновеньем позже он и доложил начальству.

Тут потухло солнце, а в небе звякнула и зажглась выигрышная сумма в десять тысяч долларов. Ну да это мелочи. А вот в конце месяца можно было ждать повышения.

ВЕРСИЯ СОБЫТИЙ № 1: РУСЛАН КАТИН

— Со щитом или на щите? — спросила Каори.

— Не понял, — признался Руслан. Он чувствовал себя невероятно усталым, в глазах продолжало рябить от зелёных бутылок.

— Это древнее выражение, — пояснила девушка. — Со щитом — победитель, на щите — проигравший.

— Ах, да, — кивнул Руслан. — Я знаю, просто — забыл.

— Со щитом, — улыбнулась Каори. — Сегодня ты со щитом. Поздравляю! Десять тысяч долларов уже переправлены на твой счёт.

— Здорово! — Руслан вытащил торчащие из-за пояса пистолеты и сунул их в карманы.

— Послушай… — начала Каори и замолчала.

— Да?

— Руслан, это был только самый лёгкий уровень игры. Ты можешь как-нибудь попробовать пройти уровень посложнее. Призовой фонд там в два раза выше. Если в качестве дополнительного индекса ты введёшь моё имя, то при загрузке меню обязательно снова встретишь меня. Я… буду рада тебя снова увидеть.

— Нет, — ответил Руслан. — Игра пройдена. Вряд ли новый уровень хранит какие-нибудь секреты. Чуть сложней лабиринт, чуть мощней вооружение…

— Как знаешь, — Каори снова улыбнулась.

Какое-то мгновение Руслан молчал. Словно обдумывал что-то важное.

— Каори, — сказал он наконец, — я и сам был бы рад тебе ещё раз увидеть. Только, может, это проще сделать в реале. Надо же как-то потратить призовой фонд. Я сейчас в Канаде — в Кортни, это небольшой городок недалеко от Ванкувера. В Японии смогу быть к вечеру. Может, встретимся сегодня в девять в Токио, на проспекте Не вернувшихся Астронавтов?

— У фонтана Трёх Галактик, — выдохнула девушка.

— Идёт! — кивнул Руслан.

— Значит, до вечера, — сказала Каори и в который уж раз поклонилась. — А теперь, Руслан, тебе пора возвращаться в реал.

— Как скажешь, — ответил Руслан и закрыл глаза. «Всё так просто, — подумал он. — Или, может, Каори просто привлекли десять тысяч?.. Ну нет, не такая уж это и большая сумма, чтобы запасть исключительно на неё».

ВЕРСИЯ СОБЫТИЙ № Х: СПАМЕЛЛА

Руслан исчез, и девушка ещё какое-то время смотрела на зеркало-меню, где только что отражался победитель. Теперь в большом зеркале виднелась только она. Красивая, просто чертовски красивая, вот только это была не её красота, а носить чужую красоту утомляет. Пора и расслабиться.

Сперва решительно сдвинулись к европейским стандартам черты лица. Потом порыжели волосы. Синяя униформа Мультимедийного центра Рико Тахибана вспыхнула и исчезла, обнажив превосходно сложенную фигуру. Девушка подняла руки и с наслаждением потянулась. В последнее время ей не часто удавалось побыть сама собой.

Её звали Сиамелла. Она зарабатывала рекламой в Сети и делала свою работу просто гениально. Планета кузнечиков была прорекламирована на славу. Завтра права на игру «Зелёный Охотник» уйдут с торгов по тройной цене, и покупателем будет корпорация Токио-Осака Интертайнмент. И пройдёт не один месяц, прежде чем покупатель разберётся, что никакой планеты кузнечиков, конечно же, не существует, а имеется — да! — игра нового поколения, — да! — искусственный интеллект, вот только из игры этой давно уже выжаты все соки, и уровень её устарел.

— Ты у меня лучшая, — услышала она вдруг, и кто-то потрепал её за мочку уха.

Сиамелла резко обернулась. Рядом никого не была. На кого она работала, Спамелла не знала даже сама. Впрочем, такие мелочи её не смущали.

№ 2

Алексей Казовский
ЭКСПЕРТ

«По закону никто не может быть присуждён к смертной казни, если он сам не сознался в преступлении, хотя бы улики и свидетели доказывали его еретическую извращённость. 0 таких обвиняемых идёт здесь речь. Чтобы добиться признания, такая ведьма подвергается пыткам… При пытках ведьм для познания правды приходится прилагать столь же большое или даже большее усердие, как при изгнании бесов из одержимого».

«Молот ведьм», 1487 г.

Доктор Чешир умолк на минуту, с вожделенной улыбкой разглядывая содержимое огромного блюда, поданного официантом, и хищно примериваясь, как бы поудобнее отхватить ножом кусок сочной, исходящей ароматным паром буженины. Краткий перерыв в разговоре, а вернее в монологе профессора, позволил мне привести в порядок мысли и взять, наконец, инициативу в свои руки. Я торопливо отставил бокал с вином, выхватил из внутреннего кармана блокнот, навострил самописку и открыл рот…

— Я привёл цитату с единственной целью — показать вам, как в средние века боролись с малейшим проявлением у человеческих особей сверхъестественных способностей, — объект интервью, ловко орудуя вилкой, продолжил словоизвержение, даже не заметив моей попытки. — Обратите внимание, что трактат, написанный в полном соответствии с научными и юридическими канонами того времени, повествует о способах доказательства наличия магических сил, даже если обвиняемый и не обладает таковыми. Моя же деятельность была направлена, прежде всего, на получение неопровержимых доказательств отсутствия у подозреваемого чудодейственных способностей, которые он и его сообщники преподносили общественности как дар свыше.

Конечно, я не возился с мелкими сошками: прорицателями, экстрасенсами, ясновидящими, гадалками и хилерами. Ими должны интересоваться только правоохранительные органы, так как ничего, кроме обмана и фокусов, в их способностях нет. Я разоблачал «настоящих магов», добившихся мировой славы, и делал это по двум причинам: во-первых, хотел искоренить шарлатанство в области непознанных возможностей человека, а во-вторых, надеялся найти хотя бы один факт существования этих самых возможностей, подтверждённый научно. И методы мои значительно отличались от рекомендуемых «Молотом ведьм», да и наказание магов-преступников в наше время отнюдь не смертная казнь. Хотя, будь моя воля…

Профессор говорил, ел и пил одновременно, что для обычного человека уже было свидетельством наличия у него самого неординарных, почти мистических способностей. Речь с полных губ лилась спокойно и непринуждённо, несмотря на постоянно жующий рот и дёргающийся в глотательных движениях кадык. Чёрные, слегка навыкате глаза его при этом смотрели мимо или сквозь меня, лишь изредка фокусируясь то на очередном блюде, то на моей физиономии. Причём, в первом случае взгляд загорался предвкушением наслаждения, а во втором — плохо скрытым отвращением.

Стараясь не обращать внимания на такое к себе отношение, я ещё какое-то время питал надежду задать подготовленные заранее вопросы, но скоро понял, что, дослушав экспромт-лекцию до конца, и так получу ответы, особо не напрягаясь. Потому и сам принял деятельное участие в трапезе, время от времени делая пометки в блокноте для памяти. Слишком много сил и нервов положил я, чтобы добиться эксклюзивного интервью с человеком, на дух не переносящим корреспондентов, и лишить себя драгоценного материала опрометчивым вопросом или высказыванием было бы совершенно непростительно.

— В последние годы мир вновь окунулся в оккультизм, который, словно «ванька-встанька истории», как метко выразился один из литературных корифеев прошлого века, периодически возвращает себе утраченные позиции в психоэмоциональной зоне человеческого сознания. Возрождение интереса к паранормальным явлениям, а вернее сказать, очередная безоглядная вера в потусторонние силы возникает в социуме в моменты глобальных политических и экономических потрясений, когда люди инстинктивно ищут защиты от перегрузки разума негативом реальности. Правда, с конца прошлого века эти процессы в обществе приняли, судя по всему, хронический характер, что и побудило меня вплотную заняться исследованиями в данной области. Именно для того, чтобы понять — существует ли на самом деле возможность овладеть такими силами на пользу себе и, может быть, человечеству.

Профессор мимолётно усмехнулся.

— Надеюсь, вы отметили основную мысль, которую я пытаюсь донести, — главным инструментом в доказательстве наличия или отсутствия у «пациента» сверхъестественных способностей в моём арсенале является собственное, личное моё умение. Иными словами, я нахожу единственно возможное и строго научное объяснение изучаемому феномену, затем разрабатываю методику развития соответствующих способностей и применяю её к себе, пока не добьюсь стопроцентного результата. То есть, чтобы изобличить шарлатана от парапсихологии, нужно доказать, что все его феноменальные достижения не более чем фикция, так как «делаются» не по правилам. Понятно говорю?

Мой визави поднял скептический взгляд, явно сомневаясь в интеллекте слушателя. Я в очередной раз сделал вид, что не замечаю издёвки, и просто кивнул.

— Кстати, ваши статьи и передачи на эту тему, подготовленные без моего участия или разрешения на использование материалов, обеспечили вам неплохую карьеру. А ведь все исследования проводились на мои личные, весьма скромные средства и не приносили никакой прибыли. Поэтому я и согласился, в конце концов, дать интервью, рассчитывая, прежде всего, на некоторую компенсацию понесённых расходов.

Он замолчал и внимательно посмотрел на меня.

«Так вот где собака зарыта! — воскликнул мысленно я и расправил плечи. — Редактор, конечно, порядочный скупердяй, но на сей раз придётся изрядно раскошелиться за мои успехи. Надо только раскрутить доктора на серию репортажей с подробным описанием и видеосъёмкой его фокусов, а там, глядишь, и ему тоже что-нибудь обломится…»

— Вы можете вполне положиться на моё содействие в решении материального вопроса, — с ноткой самодовольства сказал я вслух, совсем не обратив внимания на недобрый прищур собеседника. — Если доказательства потянут на сенсацию, оплата будет достойной, гарантирую! К тому же, с нашей помощью вы сможете потом обратиться в фонд Джеймса Рэнди и получить обещанный миллион долларов!

— Вы разочарованы не будете, это я тоже обещаю, — скривился в улыбке профессор, — но выступать в качестве подопытного кролика перед иллюзионистом, да и вообще перед кем бы то ни было, не собираюсь. Однако мы несколько отвлеклись от темы, продолжим…

Так вот, обоснованно считая себя последователем таких корифеев по части научного изучения паранормальных явлений, как Дессуар и Райн, Путгоф и Тарг, Джо Никелл и Ричард Вайсман, должен отметить, что мой метод кардинально отличается от традиционного подхода к проблеме. Уважаемые коллеги только исследовали чужие способности, я же вырабатывал и развивал свои.

На самом деле, семь лет назад, начиная заниматься поставленной перед самим собой задачей, я был далёк от мысли овладеть сверхъестественными силами на практике и хотел только вразумить доверчивую публику, открыв ей глаза на вопиющий обман. Но, получив научно обоснованные доказательства существования парапсихологических способностей, я отодвинул первоначальную задачу на второй план. Тем более что со временем всё больше утверждался в мысли — технологическое развитие цивилизации, как ни парадоксально, способствует оглуплению человечества и с каждым шагом приближает общество к дистопии, и никакими усилиями, тем более одного человека, свернуть его с пагубного пути невозможно. Поэтому я не афишировал свои успехи, пока не довёл возможности собственного организма до совершенства. Сегодня вы сможете на деле убедиться в этом.

Первым объектом моих изысканий было целительство. За прошедшие годы я повстречался с десятком известнейших специалистов в разных странах мира. Это были мастера высочайшего класса — учителя, гуру, наставники, везде их именуют по-разному, и первое, что я выяснил совершенно достоверно, — они на самом деле могут диагностировать болезни внутренних органов, обладая чувством синестезии, и даже иногда помогают людям справиться с недугом.

Происходит это по очень простой и объяснимой причине — исцеляются те, кто верит в чудо безоглядно. То есть такие люди изначально готовы к лечению, они легко внушаемы, и использование врачующим профессиональных навыков гипноза даёт быстрый положительный результат. И даже человек нейтрально или скептически настроенный получает некоторое облегчение своим страданиям под умелым гипнотическим воздействием. Следовательно, по крайней мере, в области целительства никакой мистики и ничего сверхъестественного нет. В качестве первого наглядного примера я могу вам продемонстрировать своё умение. Посмотрите мне в глаза.

Профессор отложил столовый «инструмент», вытер губы салфеткой и вперил в мою переносицу чёрные блестящие зрачки. Я невольно отшатнулся, чуть не поперхнувшись салатом, но гут же сам подался вперёд, буквально притянутый горящим взором собеседника.

Надо сказать, что за день до нашей встречи я посетил дантиста и поставил коронку на испорченный зуб, после чего меня уже почти сутки преследовала свербящая боль в нижней челюсти. На ночь я принял анальгин, но с утра опять чувствовал себя неважно, а к вечеру, в общем-то, притерпелся — работу ведь не отменишь. И вот через минуту после начала импровизированного сеанса я напрочь позабыл о боли. Сказалось ли тут замечательное умение профессора или воздействие алкоголя, не знаю, но мой визави не имел на этот счёт сомнений.

— Ну как, полегчало? — спросил он с довольной ухмылкой, отвалившись к спинке стула.

— Да, да, спасибо! — ошарашенно проговорил я, ощупывая челюсть. — Но как вы узнали?!

— Вот тут мы и перейдём к следующему пункту, широко разрекламированному чудодеями, — телепатии, которая чаще всего является лишь виртуозным владением искусством физиогномики. Мимика лица и выражение глаз, непроизвольные жесты и рефлекторные движения, все эти приметы говорят специалисту очень многое о состоянии здоровья пациента и локализации болезней в его организме. Ещё очень хорошо помогают доверительные разговоры страждущих между собой в приёмной, оборудованной современной техникой, но такой метод применяют только чистые шарлатаны. Кроме распознавания недугов, физиогномика позволяет достоверно угадывать простейшие человеческие мысли и желания. Но, опять же, умение это не имеет ничего общего с чтением мыслей, поэтому и разоблачается очень легко — размещением непрозрачной преграды между редуктором и реципиентом.

«Слава богу, — усмехнулся я про себя, — а то пришлось бы весь вечер загораживаться от вас салфеткой».

— Вам бы это не помогло — стальной пластиной, может быть… — оскалил безупречные зубы профессор, а я мысленно прикусил язык. — Как известно, в арсенале парапсихологических умельцев присутствуют, кроме целительства, ясновидения и телепатии, такие способности, как премониция, криптестезия, психотроника, телекинез, левитация и тому подобное. Пусть вас не смущает обилие специальных терминов. Количество оккультных деяний, ими обозначаемых, невелико и за исключением явно мошеннических сводится к трём основным, первое из которых мы только что опробовали на практике..

Далее в списке наиболее распространённых умений экстрасенсов стоят телекинез и левитация. Чего только не вытворяют доморощенные маги в этой области: двигают взглядом спички и монетки, гнут ложки и вилки, катают шарики но столу… А вот отклонить силой мысли стрелку гальванометра им никогда не удавалось, ни при групповом сеансе, ни порознь. Ведь собственное электромагнитное излучение человеческого мозга настолько мало, что совершить с его помощью хотя бы мизерную работу просто невозможно, требуется подпитка энергией извне.

То же самое можно сказать о телепортации. При изучении указанных явлений мне удалось сначала теоретически обосновать, а затем и освоить на практике давно открытый, но официальной наукой не признанный эффект Биффельда — Брауна. Последним препятствием для выполнения широкомасштабных экспериментов было только отсутствие достаточно мощного источника энергии.

Ближе всех подошли к решению вопроса даосы, тибетские монахи и индийские гуру, не все поголовно, конечно, а лишь немногие посвящённые. Развивая собственное трансцендентальное сознание, они первыми открыли практически неисчерпаемый вселенский источник и назвали его «энергией ци» или праной. Способы восприятия, аккумулирования и применения энергии ци не составляют большого секрета, но все они, если не шарлатанство, то дилетантство в чистом виде. Лишь строго научный подход открывает человеку по-настоящему безграничные возможности, таящиеся в этой области знания. Факт в том, что все парапсихологические явления, о которых мы говорили и которых ещё не знаем, становятся реальностью, именно благодаря многократному усилению мысленного воздействия за счёт внешнего энергоисточника, как его ни называй. Человеческий мозг в этом случае выполняет функцию транзисторного приёмника…

Но, я вижу, беседа вас несколько утомила, — внезапно сказал профессор, в первый раз удостоив меня благожелательного взгляда. — Да и говорить нам, по сути дела, больше не о чем. Sapienti sat[1]. Осталось только наглядно продемонстрировать… Однако прервёмся, вам ведь нужно срочно выйти, не так ли?

Я судорожно закивал головой, ощутив вдруг стеснение в груди и тошноту, кое-как поднялся со стула и поспешил в холл, не разбирая пути, чтобы отдышаться на свежем воздухе. Правую руку я инстинктивно держал у сердца, а пальцами левой стиснул ручку чёрного кожаного портфеля, в последний момент услужливо поданного мне профессором. Для чего мне портфель, задумываться было некогда. Рванув на себя входную дверь, я тут же забыл о недомогании, — вместо облицованного мрамором ресторанного крыльца передо мной возникла квадратная стена стального бункера с ярко блестевшими в свете ламп никелированными рукоятками сейфовых ячеек…

В следующую секунду я уже возвращался из холла в зал ресторана. Тошнота отступила, будто её и не было, хорошее настроение буквально захлёстывало меня изнутри, и левую руку оттягивал заметно потяжелевший портфель. С широчайшей улыбкой на физиономии я подошёл к столику, в галантном полупоклоне вернул профессору его кладь и уселся на своё место.

— Благодарю вас за помощь, — лучезарно смеясь глазами, произнёс мой собеседник, — и за щедрое угощение. Думаю, последнее доказательство также удовлетворит вашу любознательную натуру. На этом позвольте распрощаться, провожать меня не надо…

Я продолжал глупо улыбаться ещё с минуту, наверное, после того как фигура профессора медленно воспарила к потолку и растаяла в душном мареве ресторана. И никто, кроме меня, этого не заметил.

Эти строки я пишу в камере предварительного заключения, где очутился на другой день после вышеизложенных событий. Для крючкотворов от сыска испокон веков, как любезно сообщил мне «паранормальный» доктор, царицей доказательств является чистосердечное признание, и думаю, они не поверят приведённым фактам, а будут истязать меня допросами снова и снова, пока не добьются своего. Но у меня нет другой возможности опровергнуть свою вину. Ведь и улики, и свидетели указывают на одного человека — моё лицо заснято охранной видеосистемой банка, и отпечатки моих пальцев остались на рукоятках сейфа, и только меня видели официанты, метрдотель и посетители сидящим за столиком в тот злополучный вечер, отметив и мою получасовую отлучку. А моего визави, оказывается, не видел никто. Его просто не было.

Почему он поступил так именно со мной?!

Мало того, мне пришлось ещё и оплатить наш ужин, а я даже не наелся толком… проклятый скряга! Ты-то ведь слышишь мои мысли, слышишь и смеёшься…

Вытащи меня отсюда, пожалуйста, ну что тебе стоит?!

Ответом мне была чеширская улыбка, на мгновение соткавшаяся в воздухе прямо перед моим лицом.

Андрей Краснобаев
ПЛАНЕТА ДОЖДЕЙ


Мощный ракетный крейсер «Тесей», напичканный новейшим оборудованием, вот уже несколько часов лежал на орбите недавно открытой планеты. Она явно относилась к земному типу. Подобные планеты можно было легко пересчитать по пальцам одной руки. Быстро растущее население Земли и тающие природные ресурсы заставляли землян расселяться по Галактике, осваивая новые колонии. В такой ситуации обнаружить планету, способную стать пригодной для жизни людей, считалось большой удачей. Корпорация «Space Inc.» успела заявить на неё права, отправив к планете исследовательскую станцию.

Их было пятеро. Пять парней, работающих над акклиматизацией «планет-заготовок». Высушенные зноем пустыни, они превращали в цветущие оазисы, топили вековые льды полюсов, меняли направления рек, осушали непроходимые болота и создавали атмосферные оболочки. Своими возможностями в сотворении мира они соперничали с самим Создателем. Сюда их направили сделать детальные замеры, исследовать климат и, если надо, исправить мелкие «огрехи», допущенные природой.

Егор Нечаев, командир крейсера и по совместительству руководитель группы, отходил от глубокого анабиозного сна. Несмотря на удобное ложе капсулы, тело всё равно слушалось плохо. С трудом втиснувшись в командирское кресло, Егор бросил взгляд на экран навигатора. Их долгое путешествие закончилось. Они прибыли к месту назначения.

Через три часа группа в полном составе сидела за своими рабочими местами.

— Ну как? — поинтересовался Егор, подходя сзади к креслу Игната Мельникова.

В группу он входил как биолог, отвечая за исследование фауны и, в первую очередь, выявление разумной жизни на исследуемых планетах.

— Сейчас трудно что-либо сказать, — Игнат задумчиво потёр подбородок, — мой зонд ничего не обнаружил. С уверенностью смогу ответить, лишь когда опустимся на поверхность.

У остальных есть что-нибудь? — громко спросил Егор.

Эдди Мосс — техник группы, сидя со скучающим видом, неопределённо пожал плечами. Он работал непосредственно на поверхности, отвечая за установку и наладку оборудования.

— Я закончил, — облегчённо выдохнув, сказал Глеб Паршин.

Откинувшись на спинку кресла, он с удовольствием смотрел на экран монитора, изучая полученные данные. Физик по образованию, в группе он занимал пост помощника командира, отвечая за сбор общих данных и геофизические процессы.

— Чем порадуешь? — спросил Егор.

— Ну что вам сказать, ребята. Планета так себе. По объёму и массе почти в два раза меньше Земли. Первичную карту поверхности я составил. Разделённые океаном имеются два материка. Ледниковые шапки на полюсах отсутствуют. Климат по всей планете ровный. Температурные колебания от полюса к экватору в пределах двадцати градусов по Цельсию. Средняя температура на поверхности плюс тридцать. Влажность зашкаливает за сто процентов. Круговорот воды сумасшедший. Это самая настоящая планета дождей.

— Понятно, — подытожил Егор, — у тебя что?

Пятым в группе был химик Сергей Разумов.

— Всё отлично, — ответил он, разворачиваясь на крутящемся кресле лицом к Егору, — атмосфера идентична земной, а кислорода даже больше. Так что первое время возможны лёгкие головокружения.

— Значит, высаживаемся? — уточнил Егор.

— Конечно.

Через пару часов они опустились на поверхность планеты на трёх катерах. Место для посадки выбрали живописное. Зелёный массив леса, голубая лента реки и бескрайние луга, щедро украшенные густым разнотравьем.

Первым наружу, как и положено командиру, вышел Егор. Сойдя на землю, он глубоко втянул носом воздух. Излишек кислорода пьянил, приятно кружа голову. После недавно прошедшей грозы чувствовался запах озона. Влага, вылившаяся на землю, медленно испарялась, поднимаясь вверх лёгкой дымкой.

— Райское местечко, если не считать чудовищной влажности, — заметил Глеб, останавливаясь рядом и с любопытством обозревая окрестности.

— Я думаю, это не проблема, — самоуверенно хмыкнул Егор, — лагерь разобьём на краю леса.

С обустройством временного пристанища провозились до самых сумерек. Не зная, с чем придётся столкнуться в дальнейшем, на угловых вышках укреплённого периметра поставили две мощные нейтронные пушки, а подступы к лагерю напичкали датчиками движения. Ужинали глубокой ночью. Сидя под крытым навесом, слушали звуки леса, наслаждаясь долгожданной прохладой.

— С чего начнём? — поинтересовался Эдди.

— Как обычно, — ответил Егор, — Игнат займётся фауной. А ты вместе с Глебом и Сергеем займёшься климатом. Нужно убрать из атмосферы излишек влаги. Мысли уже есть по этому поводу?

— Единственный выход это сконденсировать воду, собрав её в ледниковые шапки на полюсах, — подал голос Сергей.

— Для этого нужно охладить планету, увеличив перепад температуры, — возразил Глеб, — не забывай, что на полюсах сейчас не намного холоднее.

— Идеи есть, как это сделать? — поинтересовался Егор.

— Такой жаркий климат обусловлен мощным ультрафиолетом, получаемым планетой от звезды, — ответил Глеб, — можно попробовать отсечь его, увеличив озоновый слой атмосферы.

— У нас есть необходимое оборудование? — спросил Егор, повернувшись к Эдди.

— Что-нибудь придумаем, — неопределённо ответил тот.

— Вот и отлично, — Егор довольно потёр руки, — сейчас всем отдыхать, а завтра за работу.

Ночью пошёл ливень. Упругие струи дождя с силой стучали по крыше. Егору не спалось. Он долго ворочался в кровати, в шуме дождя и частых раскатах грома ему чудились голоса и чей-то весёлый смех. Не в силах заснуть, он встал и подошёл к окну. Стена дождя. В какой-то момент Егору показалось, что из водяной пелены на него кто-то смотрит. Сердце сжалось в тревожном предчувствии. С силой тряхнув головой, он прогнал наваждение. Внезапно начавшись, ливень также и закончился. Уснуть удалось лишь под утро.

Последующие дни Эдди разрывался между лагерем и крейсером, подгоняя оборудование под заданные параметры. Когда конденсирующая установка была готова, Сергей подошёл к Егору.

— Эдди собрал установку. Прежде чем начать действовать масштабно, я хочу её опробовать, — сказал он.

— Как планируешь это сделать? — поинтересовался Егор.

— На севере сейчас формируется обширный грозовой фронт. Попробуем разогнать тучи, сконденсировав воду. Мне нужен катер и Эдди в помощь.

— Действуй, — коротко бросил Егор, — только будь на связи.

Проводив взглядом удаляющийся катер, он зашёл к Игнату.

— Как успехи? — поинтересовался Егор.

— Данных много, — ответил тот, отрываясь от экрана монитора, — насекомые, бабочки, мелкие грызуны. Иногда попадаются различные животные размером с наших собак.

— И всё?

— Хочешь найти что-то разумное? Увы, всё, как обычно, — развёл руками Игнат.

Через час Сергей вышел на связь.

— У нас всё готово, — услышал Егор его голос, прорывающийся сквозь помехи эфира, — через пять минут начинаем.

— Наша помощь нужна?

— Нет. Вот только дождь какой-то странный.

— Что значит странный? — не понял Егор.

— Ветра нет, а тучи движутся будто живые. Граница дождя очень чёткая, словно обрезана по линейке.

— Может, отложишь испытания? — чувствуя смутную тревогу, спросил Егор.

— Да нет. Думаю, это не более чем какое-то местное явление.

— Уверен? — спросил Егор.

— Уверен.

— Тогда удачи.

— Спасибо.

Это было последнее, что Егор услышал от Сергея. Лишь к вечеру следующего дня им удалось обнаружить их временную стоянку. Всё оборудование было искорёжено с такой силой, словно на нём топтался неизвестный гигант. Толстые стёкла катера выбиты, а двери сорваны с петель. Ни Эдди, ни Сергея видно не было. Лишь мутные лужи воды меж разбитого оборудования.

— Вот это да, — присвистнул Глеб, осматривая следы побоища, — как думаешь, что здесь произошло?

— Не знаю, — растерянно ответил Егор, — Игнат уверяет, что разумной жизни здесь нет, а самое большое животное, обнаруженное им, не крупнее нашей собаки.

— Смотри, — Глеб остановился рядом с покорёженным катером, — такое впечатление, что ребята хотели спрятаться внутри, а его вскрыли как банку с сардинами.

— Думаешь, они живы? — спросил Егор.

— Не знаю, — честно ответил Глеб.

Безуспешные поиски продолжались до самой темноты. В лагерь Глебе Егором вернулись глубокой ночью. Пропустив немой вопрос Игната, Егор зашёл в спальный бокс. Ужинать не хотелось. Проваливаясь в глубокий сон, он слышал звон посуды и приглушённые голоса ребят.

А ночью он очнулся от странных звуков. За окном шумел сильный ливень, и вначале Егор решил, что ему это почудилось. Но через минуту звук повторился. По металлической крыше спального бокса явно кто-то ходил.

— Ты слышал? — испуганно зашептал Глеб, осторожно высовываясь из-под одеяла, — может, это ребята?

— Ага, — стараясь выглядеть спокойным, Игнат сел на кровати, — сначала прошли за ночь тысячу километров, а затем обошли датчики движения и перебрались через укреплённый периметр.

Неизвестный прогрохотал по крыше и спрыгнул на землю. Были ясно слышны лёгкие чавкающие шаги, удаляющиеся от бокса. Через минуту послышался грохот крушимого оборудования. Застыв у окна, парни с напряжением вглядывались в сплошной поток льющейся воды. В дожде явно кто-то двигался. Мелькали размытые силуэты. Чьи-то голоса вплетались в раскаты грома, частые металлические удары и звон разлетающегося стекла.

— Вот вам и разумная жизнь, — выдохнул Игнат.

— Что ты несёшь? — вспылил Егор, — ведь это просто дождь.

— Не просто дождь, а вода, — с тихой уверенностью поправил его Игнат, — уникальный носитель информации. Не забывай, что именно в ней когда-то зародилась жизнь, а наши с тобой тела практически полностью состоят из неё. Как видно, здесь на планете — это форма разумной жизни. Люди дождя — звучит романтично и одновременно пугающе. Решив убрать излишек влаги, мы стали их врагами. Сейчас они просто довершают начатое дело.

Огромный искорёженный блок вылетел из сплошной стены дождя, с силой врезавшись в металлическую стену бокса и едва его не опрокинув.

— Демонстрация силы, — констатировал Игнат.

— Ты думаешь, это они Сергея с Эдди… — не договорив, Егор сделал выразительный жест рукой.

— Если доживём до утра, может и узнаем, — обречённо выдохнул Глеб.

Всё утихло лишь с наступлением зыбкого рассвета. Тучи разошлись в стороны, освободив место погрома. От укреплённого периметра и контейнеров с оборудованием практически ничего не осталось. Сдерживая рвущийся наружу страх, Егор первым выполз из вагончика. Дождь не прекратился. Он просто отодвинулся, словно что-то выжидая.

— Ребята, нам дают шанс убраться отсюда, — сказал Егор, указывая на единственный из трёх уцелевший катер.

Выскочив из бокса, они со всех ног ринулись к нему. Тучи мгновенно сдвинулись, погрузив их в царство льющейся воды. Гибкие упругие струи дождя, словно чьи-то ласковые руки, обтекали голову и плечи, спускаясь вниз по телу. Вода просачивалась под одежду, настойчиво проникая внутрь через нос, рот и уши. С трудом забравшись в катер, они быстро задраили входные люки. Потоками стекая по одежде, вода лужицами собиралась на полу. Во всём теле чувствовалась вялость и гнетущая усталость. Всех вдруг охватили странная апатия и неуёмное желание скорее оказаться дома.

Когда вернулись на крейсер, то, не сговариваясь, запустили двигатели, вбив в электронные мозги навигатора координаты Земли. Ложась в анабиозные капсулы, соображали плохо, медленно теряя связь с реальностью.

* * *

Через несколько месяцев крейсер «Тесей» достиг орбиты Земли. Таможенная служба тщетно пыталась связаться с ними. На все запросы крейсер отвечал молчанием. Посланная команда, вскрыв входной люк, проникла внутрь. Бортовые приборы работали исправно. Когда открыли анабиозные капсулы, то взорам спасателей предстала странная картина. Внутри никого не было. Лишь в мягких углублениях трёх капсул плескались лужицы мутной воды.

Валерий Гвоздей
НЕОКОНЧЕННЬЙ РОМАН

Боль, удушье, нарастающий звон в ушах. И чувство неизбывного ужаса.

Он умирал…

Ну а теперь сидел в кресле с жёсткими подлокотниками, в комнате, в которой всё было чужим и непривычным.

Так что же произошло?

Открылась дверь, в комнату вошёл мужчина. Загорелый, темноволосый. И лет на двадцать моложе. Хмурое лицо. Одет в необычный, свободный костюм, из ткани, будто не касающейся тела.

— Приветствую. — Голос не слишком любезный. — Как вы себя чувствуете?

— Странно, что я вообще себя чувствую. А вы кто?

— Об этом — чуть позже… — Гость устроился в кресле, по другую сторону прозрачного столика. — Вы умерли. И были похоронены. Вас недавно воскресили.

— Что?.. Разве это возможно?

— Достаточно пряди волос, фрагмента костной ткани, даже — горстки пепла. Только в последнем случае возни больше… Разум, личность — это поле. Оно пронизывает клетки. И оставляет на них отпечаток. Несколько лет назад структуру поля научились восстанавливать. После вашей смерти прошли века.

Вот в чём дело…

Такое не сразу укладывается в голове.

— Немного трудно поверить… — Эта фраза далась с трудом. — Кому я понадобился, через века?

— Мне. Я читал ваш неоконченный роман. Хочу знать, что будет дальше.

— И только?.. Я должен вам рассказать?

— Нет, конечно. Дописать. Полгода вам хватит?

— Вероятно… И много сегодня… людей вроде меня?

— Изрядно. Причём, некоторые существуют в тысячах экземпляров. Музыканты, спортсмены, артисты. Или просто красивые мужчины, женщины. Иногда возникает что-то вроде моды на тех или иных деятелей прошлого… Конечно, существует отбор. Кто будет воскрешать звезду экрана, умершую в девяносто лет? А вот тех, кто умер в молодые годы… Или — относительно молодые… Клетки хранят информацию о возрасте. И о состоянии здоровья на момент смерти.

— А меня… сколько экземпляров?

— Один. Вы не слишком популярны.

— Я и не рассчитывал… Слушайте, а у меня есть гражданские права здесь?

— Права, у покойника?.. — Странный гость усмехнулся. — Вы — моя собственность. Я заплатил за воскрешение. Таков закон.

— Понятно… Что произойдёт, когда я допишу роман?

Хмурый собеседник отвёл глаза:

— Там видно будет. Смотрите, вот компьютер — таким пользовались в вашу эпоху. Если почувствуете голод — нажмите кнопку. За дверью — зимний сад, для прогулок.

— А если я… захочу умереть?

— Вам не нравится бессмертие?.. — Гость снова усмехнулся. — Не утруждайтесь. Самая дорогая часть воскрешения — составление цифровой карты. Ваша — составлена. Прочее несложно. Вас опять воскресят. Снова и снова.

— Пока не будет завершён роман.

— Вы быстро схватываете.

— Нам не дано предугадать, как слово наше[2]… А вы не боитесь, что кто-нибудь воскресит и вас?

— Не боюсь. Моё тело дезинтегрируют — разобьют на атомы. За этим проследят душеприказчики.

— У вас заранее всё продумано.

— Разумеется.

Гость встал:

— Увидимся через полгода. И — желаю вдохновения. Это я говорю совершенно искренне, поверьте.

Закрылась дверь.

— Нам не дано предугадать, как слово наше… — повторил романист с застывшей улыбкой.

Он не спешил завершить строчку.

№ 3

Андрей Самохин
ЗЛЫЕ ВОЛШЕБНИКИ ЗАПРЕТНОГО ГОРОДА


Тумпту сегодня славно поохотился. Целый олень с роскошными ветвистыми рогами лежал перед ним на траве со стрелой в боку. На опушке Великого Леса мягко по-осеннему пахло выгоревшей травой, в золотых предвечерних лучах шелестела желтеющая листва.

Теперь он вернётся в племя победителем! Мяса хватит всем на несколько дней, а из шкуры прекрасная Юма сошьёт ему праздничный наряд к их свадьбе, назначенной на первые зимние камлания. Они будут красиво смотреться: она в роскошной шубе из медведя, убитого в прошлом году её братом — могучим Угуком; он — в свежевыделанной оленьей куртке. А этими рогами они украсят сосну перед своим чумом: на своё счастье и на страх врагам. Одно смущало Тумпту — у него нет никакого личного подарка дня невесты (оленьи рога — не в счёт).

Охотник присел на траву рядом с оленем, задумчиво смотря, как чёрная кровь зверя сочится из раны. Потом он перевёл взгляд на заросшее травой поле, в глубине которого чернели в косых лучах каменные развалины. Запретный город! Так близко к нему он ещё никогда не подбирался. Тумпту жевал травинку, вглядываясь в уродливые очертания городища, напоминавшего издали разворошённый кем-то и разбросанный в стороны гигантский муравейник. Дерзкая мысль сверлила мозг охотника: а что если отправиться туда и попробовать отыскать для своей красавицы что-то совсем необычное…

…Старейшины строго запрещали даже приближаться к этому месту. Разное про него говорили. Всё больше страшные сказки рассказывали: мол, стоят там огромные каменные горы с горящими глазами, в пещерах — злые волшебники с трубками, которые плюются огнём; а ещё — ловушки, каменные лабиринты, полные чудищ. Каких только небылиц не наплетут! Один дед слышал от своего деда и — давай мальцам заправлять. А те стоят, рты раззявив, и хлебают всё это полными ушами. Разумеется, и он, пока мальцом был, тоже хлебал. А потом в родном чуме долго уснуть не мог — всё запретный город снился. Кто в нём обитал — боги, их слуги, волшебники?

Во время весенних камланий традиционно исполнялась песня о древних богах. Великие и могучие Сур и Бур жили на разных концах земли в своих огромных каменных жилищах. Все люди подчинялись им и, завязав себе глаза, чтобы не ослепнуть, каждую новую луну приносили Суру и Буру большие связки белок и бурундуков, везли на санях тучных оленей и больших рыб. Сур и Бур были братьями и дружили, поделив власть над всей землёй. Их слуги летали всюду на больших птицах и плавали в морях внутри больших рыб, следя, чтобы в мире всё шло по заведённому порядку. Но однажды их младший брат Дирку, завидуя их власти и славе, решил поссорить Сура и Бура, наслав во все концы земли лисиц-оборотней, которые несли с собой раздор и ложь. Обманом они проникли и в жилища обоих братьев-правителей, наговорив им злое друг про друга. И тогда началась битва богов.

Шаман племени, закатив глаза, пел про огромные огненные стрелы, пронзившие небо, о древних змеях, разбуженных в глубинах земли, о звёздах, спадающих с неба; о морях, вышедших из берегов. Великим знанием обладали боги, но не сумели справиться со своим сердцем, в котором поселилось великое зло.

И когда убили друг друга Сур и Бур, а завистника Дирку сожрали лисицы, долго горела земля, а тучи не пропускали солнце. И казалось тогда, что всякая жизнь прекратилась. Но когда стих гнев высших богов, в глубинах Великого Леса восстал схоронившийся герой Верень со своим малым народом, от которого пошло их племя и все другие племена…

…Солнце неумолимо текло к горизонту, и на опушке зазвенели вечерние комары. Охотник вскочил на ноги, решившись. Он привязал оленя кожаным ремнём к дереву, чтоб не объели землеройки, а потом обмазал его соком смерть-травы, отпугивающей птиц. «Была не была, не тащить же мне его с собой в городище! — подумал Тумпту. — Вернусь до темноты и заночую здесь неподалёку. А завтра отправлюсь домой героем, да ещё с подарком для невесты: победителя не судят!

Тумпту шагал к развалинам быстрым шагом. За плечами его висел лук и кожаный мешок с семью стрелами, на поясе в плетёном чехле уверенно подрагивал каменный нож. Рука, как всегда, сжимала верное копьё с отцовским костяным наконечником. Решившись, он не привык колебаться, а потому шёл в неведомое, не оглядываясь на родной Лес.

Город неспешно приближался. Сперва он увидел дорогу из сплошного чёрного камня, сквозь который густо росла трава — и пошёл по ней. По обочинам его внимание ненадолго задерживали остовы странных мёртвых чудищ, наполовину вросших в землю и блестевших кое-где серебристыми чешуями. Тумпту, не останавливаясь, шёл туда, где среди бесформенных груд камня угадывались сохранившие форму строения. Он осторожно переступал через трухлявые рыжие предметы, похожие то на змей, то на согнутые гигантские копья и окаменевшие стволы деревьев. Иногда в чёрной каменной реке, по которой он шёл, дырявились ямы, в которых лежал странный ветвистый хлам пополам с землёй. Обходя их, Тумпту настойчиво шёл вперёд, подгоняемый закатом.

Вскоре перед его глазами предстало первое, кое-как сохранившееся жилище богов. Дверной проём зиял чернотой. Тумпту приблизился и осторожно заглянул внутрь. Но не увидел ничего, кроме груды камней, перемешанных с бурой землёй. Видно было, что всякая жизнь ушла отсюда давным-давно. «И чего здесь запретного и страшного? — думал Тумпту, обходя и заглядывая в такие же вросшие в землю, сыпучие развалины без крыш, окон и дверей. Просто мёртвые камни в закатном солнце…

Тем временем, он вышел на широкую площадку, где, образуя полукруг, стояли несколько домов, сохранившихся чуть лучше, чем виденные прежде.

«Посмотрю, что здесь — и обратно, — решил он, озабоченно поглядывая на солнце, багровевшее уже на самой кромке горизонта.

Он подошёл к одному из домов, показавшемуся ему наиболее целым. Чуть помедлив на раскрошенном каменном пороге, Тумпту шагнул в темноту, из которой тянуло сыростью бездонной пещеры. Сбоку плеснуло косым, словно прощальным лучом солнечного золота, и охотника окружил мрак и холод. Под ногами что-то зловеще скрипело. Он вдруг сильно стукнулся лбом в гладкую стену и не успел испугаться этого, как испуг гораздо больший обрушился на него со всех сторон. В пещере богов вдруг вспыхнул свет! Он был ярче, чем свет самой яркой Луны.

Тумпту от неожиданности сел на пол, не выпустив, однако из руки копья. «Вот оно! — скачками неслись в его лохматой голове мысли. — Сейчас боги пустят в него огненные стрелы за то, что он нарушил их покой. Он сидел, закрыв глаза, готовясь к смерти. Однако с ним ровным счётом ничего не происходило. Только ногу больно давил камень.

Охотник осторожно открыл один, потом второй глаз, встал и осмотрелся. Вокруг было почти так же безжизненно, как в домах, куда он заходил прежде. Каменные стены поросли мхом, на полу — осколки камней и каких-то грязных предметов. Но свет! Тумпту долго не мог понять, откуда он исходил. Наконец, он заметил в стенах и потолке небольшие углубления, из которых, пробиваясь сквозь толстый слой пыли, сочился свет.

— Эй, боги! — крикнул, осмелев Тумпту, — я пришёл поклониться вам, я друг!

— Уг-уг, — ответило эхо.

Эхо шло из дальнего коридора в конце пещеры. Слабо освещённый, он уводил, по-видимому, в другую, более дальнюю пещеру. Охотник заметил ступени, под наклоном спускавшиеся вниз. Голос племени почти кричал ему в уши: «Уходи сейчас же! Хватит, ты уже доказал свою смелость!» Тумпту сделал было движение назад, подчиняясь этому голосу, но чёртик любопытства вновь пересилил.

«Если бога зажгли мне свет, значит, они хотят, чтобы я как следует осмотрел их жилище, — думал Тумпту. — Как же я уйду, так ничего и не увидев, кроме развалин?!».

Держа наперевес отцовское копьё, он шагал по ступенькам, ведущим в дальнюю пещеру. Маленькие луны в стеновых углублениях, казалось, шептали ему: «Вперёд, Тумпту, так рождаются герои!».

Коридор несколько раз поворачивал, спускаясь всё глубже. А не до самой ли бездны земли он идёт? — задумался Тумпту.

— Ведь там живёт огненный змей Мандра! Ну, что ж, — сказал он вслух — если понадобится — сражусь и с Мандрой!

Увлёкшись героическими мыслями, Тумпту сходу налетел на препятствие, заставившее его вновь присесть на землю. Препятствие, выросшее из-за резкого поворота, было стеной из очень холодного, блестящего камня.

«Ну вот и конец твоего пути, Тумпту, — внятно сказал шаман в его голове. — Ты в ловушке: сейчас откуда ни возьмись выползет древний змей и сожрёт тебя вместе с твоим копьём».

«Тумпту не струсит!» — завопил в ответ молодой охотник, вскочил на ноги и что есть силы ударил древком копья в стену. И вновь произошло чудо.

Что-то щёлкнуло, и стена толщиной с доброго медведя со скрипом поползла вбок, скрываясь в скале.

Тумпту торжествующе вскликнул и шагнул за порог.

* * *

Он уже не удивился, когда со вторым его шагом темнота вспыхнула ярким светом. Но то, что он увидел внутри, поразило охотника, пожалуй, больше всех предыдущих чудес. Пещера, куда он попал, как раз и была тем самым жилищем богов, которое он так рвался увидеть!

Затхлый мёртвый воздух со свистом уходил в проём двери. У Тумпту от волнения и ещё отчего-то спёрло дыхание, сердце забилось, как у землеройки.

Здесь не было осколков. Почти не было даже пыли. Яркий свет из-под потолка и слабый матовый — из углов ровно освещал небольшой зал с отлично сохранившейся обстановкой. В причудливых очертаниях предметов он, напрягая извилины, распознавал: стол, стулья, кровать, какие-то ящики и полки, на которых стояло множество причудливых мелких предметов. Он сделал ещё шаг в глубину пещеры, прислушиваясь. Вокруг стояла мёртвая тишина. Пещера была совершенно пуста, в ней пахло древней смертью. Казалось, что все предметы вокруг, стены, потолок, сам воздух стали здесь смертью, обращённой внутрь себя.

«Боги умерли здесь, — подумал Тумпту, — я потревожил их сон. Словно в подтверждение этого в углу раздался резкий сухой стук. Охотник в испуге отшатнулся вбок, оглянулся и похолодел. С седалища, которое он не заметил входя, на пол со стуком падали человеческие кости. Древний скелет рассыпался на глазах, оставив на блестящем стуле череп с неестественно-белыми зубами и провалами глазниц.

— Ы-ы-хх! — выдохнул Тумпту древнее заклинание, отгоняющее злых духов. Но мёртвый бог явно не собирался причинять ему вреда. Просто рассыпался от сквозняка.

Тумпту перевёл дух и начал осматривать жилище более спокойно. Он захотел полежать на постели богов, но заманчивые цветные мхи, покрывавшие её, взметнулись под ним прахом, так что он больно стукнулся локтями о холодный остов кровати.

Раскрыв рот, он ходил вдоль полок, опасливо беря в руки таинственные предметы, стоявшие там. Некоторые были похожи на их деревянную посуду, но несравнимо красивее, другие — были искусно сделанными фигурками человечков и животных. «Сколько же здесь подарков для моей прекрасной Юмы!» — с восхищением думал Тумпту…

«Ты герой! — горделиво шептал девичий голос в его голове.

— Ты почти бог! — вторил ему другой. — Ты будешь приходить сюда один много раз. А потом, настанет время, и ты откроешь пещеру богов старейшинам племени, и они прославят тебя, сделают великим вождём!».

Эйфория, восторг собственной смелостью, радость открытий совсем лишили Тумпту осторожности. Хватая с полок всё подряд, он подбрасывал и ловил вещи богов, приплясывал и напевал. В руки ему попался красивый продолговатый и очень лёгкий камень с маленьким цветными пятнышками. Тумпту из озорства стал тыкать пальцем во все пятнышки подряд и вдруг — с криком ужаса — выронил его из рук.

Кусок стены, абсолютно гладкой с виду, начал бесшумно отползать. За ней вспыхнул свет, и на зеркальной, словно вода, плоскости появился злой волшебник! Тумпту мигом схватил копьё, опрометчиво отложенное в сторону, и затряс им над головой с громким охотничьим криком. Ужас и решимость сплелись в один мускулистый прыжок, которым он отпрыгнул от ожившей стены, приняв боевую позу.

Между тем волшебник не спешил нападать на Тумпту. Он миролюбиво и словно ободряюще говорил какие-то слова. Одет он был в странную гладкую чёрную куртку с отворотами, под которой белела январским снегом другая тонкая шкурка. На шее была завязана узлом ещё одна — ритуальная узкая и заострённая к низу шкурка цвета крови.

«Главный волшебник!» — пугаясь и восторгаясь одновременно, подумал Тумпту. — Он разговаривает со мной как с героем, он хочет, чтобы я понял его!». Охотник издал примирительный возглас и повернул копьё наконечником вниз, показывая, что хочет выслушать волшебника.

Тот говорил, странно смотря — вроде бы прямо на Тумпту, но в то же время и на что-то позади него (Тумпту даже невольно обернулся).

Тумпту старательно слушал. Большинство слов были ему незнакомы, но в некоторых он узнавал чуть искажённый язык Великого Леса: «братья», «жизнь», «без страха»… Слова, а главное интонации были на редкость умиротворяющими, и Тумпту, подпав под чары волшебника, заслушался, опираясь на копьё.

Если бы он мог понимать язык древних волшебников, то услышал бы следующее: «Соотечественники! Братья и сёстры! Самое страшное уже позади. Кризис пошёл на спад, мы уже поднимаемся со дна. Мы достигли, наконец, взаимопонимания с нашими зарубежными партнёрами и политическими партнёрами внутри страны. Жизнь налаживается. Наш золотовалютный резерв пополняется с каждым днём, восстановлена экономическая инфраструктура, банковская система. Банки вновь готовы давать кредиты предприятиям, заработала ипотека. Новые школы скоро войдут в строй, на верфях закладываются новые корабли, ожил автопром. В конце года мы планируем поднять пенсии и зарплаты бюджетникам вдвое. Будущее открыто перед нами, мы смотрим вперёд без страха. За работу, товарищи!».

Тумпту, приложив руку к сердцу, хотел ответить главному волшебнику, но тот внезапно исчез, и на зеркальной поверхности замельтешили яркие пятна, сопровождаясь звуками, от которых у Тумпту нехорошо закололо в боку. Из пятен будто из омута, вынырнули мелкие наглые волшебники и полуголые ведьмы с волосами самых немыслимых цветов. Они затараторили что-то наперебой, показывая Тумпту на какие-то предметы и маня его внутрь в зеркальную гладь. Тумпту невольно попятился и случайно наступил ногой на брошенный волшебный камень. И тут гнев богов или зло волшебников, победивших их когда-то, обрушились на онемевшего охотника со всех сторон. Остальные стены пещеры начали раскрываться как первая — и на каждой появилось отражение тех же мелких наглых волшебников и цветноволосых ведьм. Все они зеркально кричали, кривлялись и тянули к нему руки. «Так вот оно что! — мелькнуло в помутневшей голове охотника, — главный волшебник просто убаюкивал меня, а эти шакалы сейчас затащат внутрь своих колодцев и высосут всю душу!»

Собрав околдованную волю в кулак, Тумпту размахнулся и что есть силы метнул копьё в ближайшее отражение. Уже на бегу он краем глаза видел, как копьё с треском вонзилось в сверкающую огнями стену, потушив её. Сноп искр и вонючий дым последовали за этим, но Тумпту уже нёсся, не помня себя, по ступенькам вверх — прочь из страшной пещеры, и дальше по ночным развалинам — прочь из проклятого городища!

* * *

Отдышался Тумпту только на спасительной опушке. Саднили поцарапанные колени, он потерял отцовское копьё и свой лук. Но всё это было теперь не так уж важно. Он убил славного оленя, он побывал в запретном городе, избежав колдовства злых волшебников. А ещё он кое-что добыл для своей невесты!

Охотник сунул руку в кожаный подсумок, куда побросал

разные предметы с полок в пещере богов. Но вот досада! Рука нащупала лишь пустоту. Наверное, всё растерял, пока бежал по ночным развалинам городища… Правда, что-то непривычно шуршало на самом дне подсумка. Тумпту осторожно извлёк предмет, оказавшийся тонким, продолговатым и неестественно ровным листком бледно-зелёного цвета.

Он повернул его на свет вышедшей луны и разглядел на обеих сторонах листка странные рисунки и письмена. На одной стороне была нарисована горка, а на её верху — другая маленькая горка с открытым человеческим глазом. А ещё там была птица, сжимавшая в когтях какие-то ветки и пучки. С другой стороны листка из сплюснутого кружка на Тумпту испытующе смотрело гладкое лицо волшебника. Он был чем-то неуловимо похож на волшебника, чуть не заманившего его вглубь зеркального колодца в запретном городе. Охотнику даже показалось, что волшебник из зеленоватого листка недобро подмигивает ему и шевелит губами, шепча заклинания.

Тумпту с отвращением скомкал листок и швырнул его подальше от себя — в сторону запретного города. Только таких подарков его будущей жене не хватало! Лучше он вырежет ей из оленьей кости красивый маленький нож, а в придачу — небольшого тотемного медведя с дырочкой для ремешка. А можно ещё и дудку успеть сделать — до зимних камланий времени хватит!

Валерий Гвоздей
НА ПАРИТЕТНЫХ УСЛОВИЯХ

Деньги поступили на счёт с некоторой задержкой. Цифры вспыхнули в доходной зоне экрана длинной цепочкой, согрев мне душу.

Я облегчённо вздохнул. Эта была очень рискованная сделка с зеленокожим оптовиком из системы Дарниса, похожим на кактус без колючек, не имеющим органов речи, слуха и зрения. Она завершилась более чем успешно. Кто что ни говори, а язык коммерческой выгоды — универсальное средство общения, в любом секторе галактики, с любой расой.

— Мы сорвали неплохой куш! — Стас потянулся в кресле, а потом звучно хлопнул себя розовой пятернёй по тугому животу, обтянутому сорочкой. — Надо бы встряхнуться, расслабиться. Ты как, Саша?

— В разумных пределах, — усмехнулся я, выключая свой терминал. — Что-нибудь в районе двух процентов от прибыли.

Жизнелюб Стас обожал встряхиваться и расслабляться. А поскольку мы с ним партнёры и бизнес у нас совместный, то мне, волей-неволей, приходилось участвовать в его развлечениях. Я такое участие рассматривал как свой вклад в поддержание рабочего климата в фирме. Не самый тяжёлый случай.

— Ты сам распорядись, — сказал я. — Что-нибудь не очень публичное. А в остальном — всё равно.

Круглое лицо Стаса от неимоверно широкой улыбки приобрело грушевидную форму:

— Договорились! Прямо сейчас и начну!

Его толстые пальцы ловко забегали по виртуальной клавиатуре…

Был вечер субботы. Я сидел в Галактической Сети, на сон грядущий просматривал итоговые сводки за неделю, чтобы уловить тенденции рынка.

Замигал огонёк вызова по выделенной линии. Прервавшись, я тронул сенсор. Весь экран заполнила восторженная физиономия Стаса.

— Мне удалось найти что-то потрясающее!.. — завопил он. — Ты представить не можешь!.. Всё настоящее!..

— Сколько? — ровным тоном спросил я.

Стас замялся:

— Около четырех процентов.

— Но мы же договорились, в районе двух, — нахмурился я.

— Такого у нас ещё не было! Эксклюзив! Отказаться — локти кусать всю жизнь!

— Два процента, — сухо повторил я.

Партнёр вздохнул и пару секунд раздумывал.

— Что сверху — из моей доли, — решился он.

Другой разговор.

Я согласно кивнул. Стас опять заулыбался:

— Вылет завтра, в восемь тридцать, через синий портал. Захвати ботинки на толстой подошве!

Наконец физиономия довольного партнёра исчезла.

Помедлив, я выключил комп. Решил лечь пораньше, если завтра — в дорогу.

Что же он нарыл? Где? Синие порталы обычно работали на самые дальние маршруты, обслуживали Пограничье.

* * *

На Крокусе, неприглядной планете из числа почти не освоенных, Стас затащил меня в пункт галактической связи. Он запер тесную кабинку, предварительно убедившись, что ни одна из местных, довольно подозрительных личностей не околачивается рядом.

Шевельнулась тревога. Партнёр намерен вовлечь меня во что-то противозаконное?..

Сверяясь с наручным компьютером, Стас ввёл код. В голосфере возникла тонкая фигура, закутанная в сиреневый балахон, из которого торчала длинная шея, подпирающая лысую голову, с гротескно человеческим лицом.

Ргенти.

Солнечная Федерация установила отношения с этой расой год назад. Не так уж мало, учитывая нынешние темпы экономического развития. Но обмен товарами и услугами шёл вяло. Расы присматривались друг к другу, изучали возможности рынка. Мне вообще казалось, что ргенти с их специфической, не очень внятной системой ценностей, бесперспективны. Уж лучше зелёные кактусы, тем более что они без колючек.

Электронный переводчик не стал засорять наш слух чужой абракадаброй. Сразу начал говорить по-русски:

— Вы подтверждаете своё намерение участвовать в сафари на паритетных условиях?

— Да! — с готовностью кивнул Стас.

— Вы изучили договор?

— Конечно!

— Услуга не сертифицирована вашим правительством. И мы обязаны воспрепятствовать утечке информации. Вы не сможете ни рассказать, ни забрать трофеи.

— Да!

— Bor пространственные и временные координаты портала. Он разовый и функционирует в течение минуты. В случае опоздания контракт считается расторгнутым. Внесённая сумма возвращается, но с вычетом издержек.

— Мы согласны!

— Поспешите. У вас полчаса.

Экран погас.

Разовый портал. Очень дорого.

Хотя — если большую часть суммы внёс партнёр…

— Так мы едем на охоту?.. — спросил я, когда побитый гравилёт, взятый нами в аренду, выскочил за пределы чумазого посёлка.

— Эксклюзив! — улыбнулся партнёр, закладывая крутой вираж. — Услуга позиционируется как развлечение для пресыщенных индивидов. Это про нас.

— А что значит «на паритетных условиях»?

— Всё по-настоящему, у зверя и у тебя равные шансы. Реальная охота. Щекочет нервы?

— Щекочет, — буркнул я.

Стас хохотнул, предвкушая «настоящее»:

— У нас такого не сыщешь. Мы изнежены, мы избалованы техногенной цивилизацией.

— Есть в договоре описание зверей? Надо знать их повадки, уязвимые точки.

— Зверей изучать придётся на ходу. Они могут быть из какой угодно части Вселенной… Крутая фишка.

Сначала я почувствовал лёгкую оторопь, затем — озноб:

— Ничего себе — эксклюзив… Ты что, свихнулся? Надоело жить?.. Поворачивай оглобли, я не хочу в этом участвовать!

Партнёр коротко взглянул на меня, лавируя среди голых скал:

— Санек, да брось ты! Никто из людей не бывал там! Мы первые! Ну, разве не интересно? Оба не раз охотились, на травоядных зверей и на хищных, реально и виртуально, оба хорошо стреляем. Нам ли зверей бояться?.. Неужели ты не хочешь попробовать настоящего, узнать, чего стоишь?

— Чтобы узнать, чего я стою, мне достаточно увидеть мой счёт в банке. Тормози. Мы не явимся к порталу в назначенное время, он закроется. Контракт будет считаться расторгнутым. Нам вернут большую часть суммы.

— Ошибаешься.

— Ргенти сказал определённо — за вычетом издержек.

— А ты знаешь, на какое расстояние им пришлось кинуть портал? Знаешь, где находятся охотничьи угодья? Знаешь, откуда пришлось везти животных? Согласно прейскуранту, нам вернут только плату за питание, аренду снаряжения, транспорта и оружия. Шесть процентов от внесённой суммы.

— Что?!

А в самом деле. Чего мы только не пробовали. Кажется, всё пробовали — кроме сафари на паритетных условиях.

— Нас ждёт приключение, Саша!.. — воскликнул партнёр, сообразив, что поворачивать оглобли уже не требуется.

* * *

Планета походила на Крокус.

Выданное устроителями снаряжение и оружие не слишком отличались от привычных. Разница была в деталях. Всё подбирали, исходя из сведений о клиенте. Во всяком случае, так показалось в те полчаса, что мы торчали в центральном офисе этой фирмы, на вид довольно скромном.

Тощий ргенти, вероятно, главный в конторе, изложил правила. Нам дали сутки на то, чтобы выследить живность, какую найдём, завалить её и вернуться в лагерь. Услуги проводника не предлагались: всё по-настоящему…

Камуфлированный шагоход замер на вершине холма, расставив коленчатые ноги. Стас повёл кабиной из стороны в сторону, как зверь головой, чтоб охватить взглядом каменистую, выжженную долину.

Пусто. Никакой живности.

Около полудня. Возможно, в сумерках биологическая активность повысится.

— Давай отдохнём, — предложил Стас. — Посмотрим, что за еду нам подсунули. Да и пить хочется…

В кабине работал кондиционер, жары мы не ощущали, но мне тоже хотелось пить:

— Давай.

Как я и ожидал, выданный рацион вполне соответствовал общему духу конторы: метаболизму соответствует, есть можно, а получать удовольствие — нет.

Я жевал бутерброд из чего-то, напоминающего хлеб, и чего-то, напоминающего колбасу. Морщась, запивал чем-то, напоминающим кофе. Оглядывал горизонт. И — зарекался идти на поводу у своего эксцентричного партнёра.

Хватит. Никаких сафари, никаких приключений. Уже давно, казалось бы, не дети. Пора вести себя как взрослые, ответственные люди, серьёзные бизнесмены.

— Глянь-ка! — Стас указывал на экран датчика биологической активности. — Два сигнала у подножия вон той белой скалы!

Действительно. А я-то начал думать, что улетим назад, даже не расчехлив винтовки.

Но сигналы какие-то слабые, для такого расстояния… Или животные зарылись в землю, сидят в норах, пережидая зной?

— Двигаем. — Я отложил бутерброд и потянулся к чехлам.

— Осторожнее, так, чтобы не спугнуть.

— Учи меня!.. — фыркнул Стас.

Он вёл машину, используя крупные валуны как естественные укрытия. Посторонний мог, наверное, принять шагоход за крадущегося хищника.

Увеличив изображение белой скалы, я не удержался от возгласа:

— Ого!..

У подножия таился ящер, пятнистый, жуткий, огромный, с зубчатым гребнем.

Вот так сюрприз. Электронные сигналы настраивали на ожидание чего-то поменьше.

Зверюга. Привезти бы назад голову ящера, на стенку повесить. Ну почему наши козлы не сертифицировали охоту ргенти?

У Стаса глаза вспыхнули. Он заряжал винтовку, его руки дрожали от возбуждения — так ему хотелось завалить ящера.

Мы оставили шагоход в тени валуна и стали подкрадываться на своих двоих, то и дело прячась за камнями, за колючими растениями. Дальше — никаких технических средств. Только винтовка и — охотничий фарт.

Сигналов два. Может, неподалёку другой ящер?

Было жарко, но воздух сносный. А если удастся подстрелить ящера, то не жалко и денег. Оно того стоило, как мне казалось.

— Надо разделиться, — прошептал Стас. — Я зайду справа, а ты слева… Как бы тварь не ускользнула… Чур — голова моя!..

— Кто подстрелит — того и голова, — не согласился я. — Хитрый какой…

Это Стасу не понравилось, он решил опередить меня и заспешил к белой скале.

Я забеспокоился. И… с огорчением вспомнил, что вывезти голову не дадут.

Всё равно, следовало найти хорошую позицию и сделать выстрел, опередив Стаса хоть на мгновение. Или я не мужик? Или у меня с тестостероном проблемы?

Убить такого монстра, даже из мощной снайперской винтовки, непросто. Лучше стрелять в височную область, но ящер стоит неудобно. Хорошо бы сместиться…

Переползая от укрытия к укрытию, посматривая через электронно-оптический прицел, из опасения, что зверь скроется, я продвигался вперёд.

Ящеры любят на солнышке понежиться. Авось, не уйдёт.

До хорошей позиции оставалось метров сорок, когда отчётливо щёлкнул выстрел.

Я выглянул из-за кустов, скрипя зубами от огорчения. Стас неплохо стреляет. Он мог вырвать трофей у меня из рук.

Монстр не шелохнулся. Да живой ли он? Кажется, у ящериц нет слуха. Или есть?

Откуда стрелял в ящера Стас? Из той щели, меж двух камней?

Промахнулся? Тогда почему не стреляет опять?

* * *

Неожиданно Стас поднялся над своим укрытием, прижимая к груди обе руки. Лицо у него было изумлённое. А из-под ладоней проступала кровь, расползаясь на футболке цвета хаки.

Уронил винтовку, и она выстрелила?..

Я хотел броситься к нему.

Тут щёлкнул ещё один выстрел, кажется — из россыпи валунов, заросшей кустарником.

Стас покачнулся, разжал окровавленные руки и упал ничком.

Нервно сглотнув, я снова посмотрел на россыпь валунов. Другие охотники?.. В договоре ни слова о них.

Растерянный, оторопевший, я был готов кричать, вскочить на ноги — лишь бы этот бред кончился. Наверное, и закричал бы, и вскочил бы. Но в следующую секунду пуля ударила в камень, за которым я скрывался.

Да что происходит? Кто на кого охотится?

В камень снова ударила пуля, выбив крошку, заставив съёжиться.

Мне стало ясно, что нужно действовать. Иначе лягу на землю носом вниз, как Стас пару секунд назад, с куском свинца в груди.

Лихорадочно сменив позицию, загнав патрон в ствол, я поднял винтовку и внимательно оглядел сектор, из которого мне грозила опасность. Сразу после выстрела там сверкнул блик, скорее всего — от прицельной оптики. Трудно, располагая оптикой, не разглядеть человека. Значит, хотели убить. Зачем, почему — разбираться будем, если выживем.

С минуту я не двигался, надеясь, что противник обнаружит себя.

Так и вышло. Из зарослей осторожно высунулась голова, обтянутая морщинистой кожей, и несколько раз повернулась туда-сюда, оглядываясь.

Не человек.

Ладно. Каков привет, таков и ответ. На паритетных условиях.

Я поймал голову в прицел. Тронул спуск.

Винтовка дёрнулась. Голова тоже дёрнулась. Пропала из виду.

Один был у нас со Стасом противник, или тварей несколько?

Вокруг ни звука, ни движения.

Выждав минут десять, я начал пробираться к зарослям. Винтовку держал наготове, прислушиваясь ко всему и приглядываясь, чуть ли не принюхиваясь.

Через какое-то время достиг зарослей.

Тишина.

Я рискнул встать.

Мерзавец неведомой расы лежал мордой вверх, с винтовкой, похожей на мою. Кожа у него была, как у ящера. Посредине лба чернело пулевое отверстие.

Выследить живность, какую найдём, завалить её и вернуться в лагерь.

Оставалось только вернуться.

С тяжёлым сердцем я пошёл к Стасу.

Его тела я не обнаружил. На земле увидел следы — партнёра волокли к белой скале.

Я глянул в том направлении. У скалы никого не было. Ящер исчез.

А может, и не ящер вовсе, а — шагоход, вроде нашего? И на нём отбыл второй мерзавец, утащив Стаса?..

Что-то висело в небе, как раз надо мной, отсвечивая стеклом, что-то не живое.

Приглядевшись, я понял: летающая камера. Нас снимали.

Хотелось пальнуть в камеру, но я сдержался. Побрёл назад, к шагоходу.

Забравшись в кабину, вынул из папки договор. Нашёл соответствующий пункт, которому утром не придал значения: «Устроитель имеет право наблюдать за ходом сафари с помощью технических средств, а также использовать материалы наблюдений по своему усмотрению».

И вот тоже, нечто: «Животным предоставляются равные права».

Такой пункт кажется нелепым. Но формально человек — животное, хоть это и не нравится кому-то. И не важно, что он разумное существо, всё равно — животное.

В общем, не придерёшься.

Говорил строгий папа: договоры читай внимательно, читай сам, не передоверяй никому. А ещё он говорил — не будь дураком…

Охота на паритетных условиях.

Устроители сафари подбирают цель, равную стрелку по интеллекту, наделяют равными возможностями, в частности — оружием. Устраивают реалити-шоу, в котором выживает сильнейший. Получают деньги за трансляцию. Попутно изучают расы, помещая их представителей в экстремальные обстоятельства. Наверное, доходный бизнес. Или он дотируется правительством?

Я погрузил убитого чужака в багажный отсек и отправился в обратный путь.



* * *

Вернувшись в лагерь, я сразу поспешил в офис. Думал — устроители помогут вызволить тело Стаса. Как бы не так. Согласно договору, охотник может делать с трофеем всё, что пожелает. Тощий ргенти сказал, что хигет, добывший Стаса, местный житель и пожелал забрать трофей себе домой.

Я начал орать. Тощий ргенти и ухом не повёл. Рассудительно заметил:

— Вы тоже можете реализовать своё право на трофей и делать с добытым хигетом всё, что вам заблагорассудится, на паритетных условиях. Но вывозить нельзя, по известным причинам. Вас предупреждали.

— Согласен. — Я уже отдышался. — Хочу обменять свой трофей — на тело партнёра. Это разрешается?

— Да. Если хигет, добывший землянина, даст согласие. Мы с ним свяжемся.

Ответ пришёл сразу. Тощий ргенти покачал лысой головой:, — Хигет не согласен. Ваш трофей не представляет для него ценности. А вот землянин — напротив, способен украсить коллекцию. Хигет признаёт ваше право на трофей. И ожидает, что вы признаете его право. На паритетных условиях.

Мои челюсти свело, зубы скрипнули.

Что поделаешь…

Стоя у окна, я следил, как тело Стаса упаковали в переносной холодильник и засунули в гравилёт. Наверное, сделают чучело. Хозяин будет гордо показывать гостям новый трофей.

Гравилёт хигета умчался.

Эх, знал бы Стас, на что подписывается…

А я?

Как я объясню исчезновение партнёра? Уехал с ним, а вернулся без него. Рассказать не получится — ргенти поставит в моём сознании блок. Ещё и такой пункт есть в договоре.

Сафари закончилось, но захватывающие приключения, кажется, только начинались.

Удружил партнёр…

С этой мыслью, далёкой от оптимизма, я ступил в силовое кольцо портала.

№ 4

Владимир Марышев
ЗАИГРАЛИСЬ

Курица — не птица, малый сторожевик — не корабль. И то правда: слабее их в составе Военно-космических сил были лишь одноместные патрульные катера. Служа на такой убогой посудине, можно и комплекс неполноценности заработать. А поскольку МС-13 достался ещё и несчастливый номер, его решили немножко «возвысить», назвав в честь созвездия Большого Пса.

Малый сторожевик «Большой Пёс»… Звучит солидно, хотя и абсурдно, — примерно как «витязь-доходяга» или «карликовый верзила». Но при желании всегда можно договориться со здравым смыслом и закрыть глаза на явную нелепицу. Зато как приятно величать своё судёнышко не слегка облагороженной оружием лоханью, а полноценной боевой единицей! Сейчас эта единица болталась за орбитой Марса, дабы в случае чего врезать по супостату из установок главного (и единственного) калибра. Если же не получится, сообщить другим единицам — покрупнее и «позубастее»: «Готовьтесь к бою!» Но крошечный экипаж давно не надеялся дослужить до момента, когда этот случай наступит. А потому, чтобы не спятить в ожидании, развлекался как мог.

Говорят, военные — самые ограниченные люди на свете. Злобное враньё! Конечно, эти двое не могли похвастать одухотворёнными лицами. И всё-таки они обнаруживали явные признаки интеллекта, поскольку увлечённо рубились в «Абордаж-3». Игра не из самых сложных, но тоже соображения требует…

В воздухе висел голубоватый параллелепипед, разбитый на ячейки-кубики. В кубиках мерцали фигурки боевых звездолётов, начиная с корветов и заканчивая красавцем линкором. Флотилиям полагалось нещадно лупцевать друг друга смертоносными лучами разной силы и дальности. Одни могли проникнуть только в кубик напротив, другие прошивали сразу десяток-пол-тора, причём в любых направлениях. Самым убойным оружием считался «уничтожитель пространства». Применить его можно было только раз, зато он выжигал вокруг себя обширную зону.

Однако на единственный вражеский линкор никакие лучи не действовали. Одолеть его можно было только «дедовским» способом — взять на абордаж. Всего ничего — подобраться под самый бочок, проделав коридор в стае кораблей охраны. Просто? А вы попробуйте!

— Ну и куда же ты лезешь? — презрительно спросил Лещёв.

— Этот куб под боем с четырёх сторон. Совсем мозги потерял?

— А я жертвую! — напыщенно произнёс Клюгль.

— Целый крейсер?! Нет, старина, дело, конечно, твоё. Но только знаешь, где я видал таких стратегов?

— Ты будешь бить или нет? — набычился Клюгль.

— Да с превеликим удовольствием! Дураков надо учить. Сейчас, сейчас…

Лещёв подпёр одной рукой подбородок, а пальцами другой забарабанил по коленке.

— Учить, учить, взять и замочить… — У него была неприятная привычка размышлять вслух. — Легко сказать! Воткнул, понимаешь, сюда свой гадский фрегат. Давно стоит, зараза, и никак мимо него не прошмыгнуть. Уже два моих корвета грохнул. Я бы лучше его слопал, чем этот крейсер… А, ладно, была не была!

Крейсер исчез, словно его слизнула языком пробравшаяся в расположение флота космическая корова.

— Съел, значит… — бесстрастно констатировал Клюгль. — Ну, тогда получи!

«Гадский» фрегат остался на месте, но из глубины боевого порядка вдруг выдвинулся другой, ранее неприметный, и взял под прицел самую гущу вражьего воинства. Мгновение спустя Лещёв разразился бешеной тирадой, где самыми безобидными словами были «мать», «великий космос» и «кровопийца».

Спокойно выдержав водопад ругательств, Клюгль растянул тонкие губы в улыбку:

— Поздно сотрясать воздух, дружище. Тебя никто не заставлял делать этот ход. Ну, так кто из нас дурак?

Боевой звездолёт куркуннов выпал из подпространства в намеченной точке. Он выглядел настолько устрашающе, что корабли противника редко осмеливались вступить с ним в схватку. Увидев эту воплощённую в металле смерть, жалкий враг предпочитал тут же сдаться на милость победителя!

И всё же среди разумных рас Галактики была одна, не уступающая куркуннам в военной силе.

Не прошло и минуты, как в сотне тысяч километров от первого звездолёта материализовался супердредноут флифликов. Конечно, это не было совпадением. Друзья-соперники заранее договорились о встрече, чтобы обсудить участь Земли. Уютная планета с массой кислорода, мягким климатом, изобилием природных богатств — за такой лакомый кусок неизбежна грызня. Грызня часто перерастает в бойню, а это уже опасно. В истории полно примеров, когда чересчур затянувшаяся война приводила к краху самые могучие империи! Так не лучше ли решить вопрос полюбовно, без лишней крови и жертв?..

Лещёв обдумывал гениальную, как ему казалось, многоходовую комбинацию. Оставалось ещё разок прокрутить её в мозгу, но тут, спутав все мысли, пронзительно заверещал вестник тревоги — «крикун».

Уи-уи-уи! надрывалось гнусное устройство, заставляя переборки судёнышка мелко вибрировать.

Лещёв чертыхнулся и хлопнул ладонью по мигающей красной кнопке. Визг оборвался.

— Так нельзя, Антон, — забеспокоился Клюгль. Инструкция…

— Да пошёл ты со своей немецкой педантичностью знаешь куда! — взорвался Лещёв. — Эта дрянь неисправна, согласен? Два раза она уже срабатывала ни с того ни с сего, верно?

— Верно… — нехотя признал поборник инструкций. Ещё бы не признать, если добрую четверть приборов «Большого Пса» давно полагалось списать в утиль…

— Ну так пусть заткнётся! Не отвлекайся на всякую ерунду, Петер. Лучше готовься сдаться. Крейсер ты у меня отквитал, но это тебе не поможет. Через десять-пятнадцать минут твой линкор возьмёт абордажная команда!

— Через полчаса, не раньше, — невозмутимо уточнил Клюгль.

— И не мой, а твой.

— Чёрта лысого! — хохотнул Лещёв. — Для начала, старина, я пойду вот сюда…

Надкомандор куркуннов смотрел на экран и от удивления всё шире разевал клюв. В том, что точно между его кораблём и супердредноутом флифликов оказался сторожевик землян, ничего уникального не было — простая теория вероятностей. Но почему люди отнеслись к двойному вторжению так спокойно? У прославленного вояки, Героя второго класса, это не укладывалось в голове.

Он знал, что сторожевик, несмотря на скромные размеры, способен довольно больно «кусаться». Сейчас ему полагалось уже выбрать цель и попытаться атаковать. Конечно, силы неравны, и шансов у землян маловато. Осознав это, они могли передумать насчёт боя и, как многие до них, выкинуть белый флаг. Но почему-то не предприняли ничего. Вообще никакой реакции, словно под носом у них не вражеские сверхкорабли, а пара самых маленьких камушков из пояса астероидов!

Надкомандор был логиком до мозга костей, а потому находил лишь одно объяснение увиденному — ужасно неприятное. Возможно, предстоит по-настоящему тяжёлая битва. Но сначала он должен был убедиться, что его догадка верна…

Подадмирал флифликов блаженствовал в шикарной ванне, напоминающей раковину огромного моллюска. Чтобы приготовить воду по всем правилам, пришлось добавить в неё полдюжины различных ароматных масел. Дорого, конечно, но он не имел привычки отказывать себе в роскоши.

От наслаждения на желтовато-бурой коже выдающегося флотоводца выступили круглые пупырышки, а огромные глаза почти закрылись, превратившись в узкие щели. Он предвкушал скорый триумф. Переговоры с коллегой-куркунном не должны были затянуться — основные детали предстоящего раздела Земли стороны успели обсудить заранее. Так что они немного побеседуют, скрепят подписями договор, виртуально чокнутся бокалами с любимыми напитками — и миссия окончена!

Но беседа сразу же не заладилась. Когда в овале коммуникатора возникла тщедушная фигура надкомандора, от неё повеяло таким холодом, что неженке флифлику на мгновение стало зябко.

— Мне непонятны ваши действия, Буфос, — надменно произнёс куркунн на южногалактическом и для пущего эффекта выпятил костлявую грудь. — Требую объяснений.

— Требуете?! — Подадмирал был смешлив и, какую бы пакость ему ни подстроила судьба, воспринимал её с юмором. Но тут он от неожиданности позеленел, а бугорки на его коже заострились, превратившись в колючки. — Что за тон, Галлар?

Вообще-то, надкомандор мог бы выбрать тон и пожестче. Но он гордился своим высоким происхождением и не хотел унижаться до перебранки с этим безродным выскочкой.

— Вы, конечно, уже заметили человеческий корабль, — сухо продолжил Галлар. — Так вот, земляне ведут себя неадекватно. Абсолютно никаких действий! Как будто точно знали, где и когда мы появимся, а теперь изготовились к бою и только ждут указаний. Ваших указаний, подадмирал!

— Моих?! — Нелепость обвинения настолько развеселила Буфоса что его упитанная туша заколыхалась, и из ванны стала выплёскиваться через край драгоценная жидкость. — Да вы шутник, Галлар!

Ничуть. Это единственное объяснение. Вы сговорились с людьми, чтобы ударить совместно. Победа над нами гораздо заманчивее для флифликов, чем раздел Земли. Не так ли?

Жабью физиономию Буфоса прорезала широчайшая улыбка — от одного перепончатого уха до другого. Казалось, верхняя часть его головы вот-вот отвалится и задорно запрыгает по полу.

— Вам надо лечиться, Галлар! Такой бред в здравом уме не сочинишь. А если я вас самого обвиню в сговоре с врагом? Причём ровно на том же основании!

— Это невозможно, — ещё сильнее выпятив грудь, ответил надкомандор. — Мы, куркунны, не умеем предавать. Моя родовая честь…

— Ваша честь?! — Буфоса затрясло от смеха так, что ванна, уже опустевшая наполовину, принялась ходить ходуном. — Выдерните у себя самое длинное перо, нанижите на него свою честь и суньте её в…

Есть предел оскорблениям, когда даже хвалёной фамильной выдержке приходит конец. После омерзительных слов флифлика перья у Галлара встали дыбом, хвост распушился, а гребень на голове налился кровью.

— Я был прав, пупырчатый урод, — зловеще произнёс надкомандор. — Таких «союзников» надо уничтожать. Это война!

— Прощай, чучело в перьях, — издевательски изрёк Буфос и выключил коммуникатор. Затем прямо из ванны отдал приказ: немедленно нанести удар по противнику, так долго притворявшемуся другом.

Супердредноут выпустил целый рой полуразумных боевых элементов, от которых ни одна раса в Галактике гак и не нашла защиты. Смертоносные малютки ринулись к цели, определяя на ходу, кто в какое место вражеского корабля будет «жалить». Но и куркунны не дремали. Как только связь с флифликами оборвалась, надкомандор лично привёл в действие новинку — расщепляющий луч с двойным эффектом.

Это было жуткое и вместе с тем невероятно красивое зрелище. Наблюдая за ним, какой-нибудь стихоплёт мог бы сочинить целую поэму про «два костра, прожегших купол вечной ночи». Галлар так и не исполнил заветную мечту — стать при жизни Героем первого класса. А Буфос самую малость не дослужился до полного адмирала…

Лещёв до сих пор не научился достойно проигрывать. Ему хотелось закрыть глаза, чтобы не видеть, как от его выпотрошенного линкора отваливает абордажная команда противника

— Ну и гад же ты, Петер, — мрачно произнёс он. — Никакого благородства а пара ходов были прямо-таки подлые!

— Победителей не судят, — благодушно ответил Клюгль. — Думать надо, а не звёзды считать. Кстати, Антон, глянь-ка на приборы. Они фиксируют какие-то аномалии за бортом. Странное возмущение пространства…

Лещёв глянул.

— Действительно, что-то есть, — подтвердил он. — Ну и плевать! Пусть над этим учёные раздумывают, мы-то тут при чём?

— Тогда сыграем ещё? — предложил Клюгль.

— К чёрту! — отмахнулся Лещёв. — Хотя… Что нам с тобой остаётся? Скука смертная! Эх, как хотелось бы забросить эту виртуалку и поучаствовать в настоящей космической битве! Или хотя бы посмотреть на неё краешком глаза…

— Брось фантазировать! — В этом вопросе Клюгль был упёртым скептиком. — С «Большим Псом» такого никогда не случится. Даром, что ли, у него несчастливый номер?

Юрий Антолин
ВЕЛИКИЙ ЭЛЕКТРОНЩИК


Десятки вертолётов, полных вооружённых солдат, взлетали с военных баз и летели в направлении мегаполисов. Солнце в небе горело в зените, сверкая на лобовых стёклах и лопастях винтов, превращая боевые вертолёты в машины из далёкого будущего, в инопланетные корабли, явившиеся, чтобы истребить всё живое на Земле.

Эдик Потапкин нетвёрдой походкой вошёл в кабинет. Усатый доктор за широким письменным столом оторвался от бумаг и поднял на него глаза. Застарелый шрам, протянувшийся от края губы через всю щёку, придавал его лицу устрашающее выражение. Однако взгляд был добродушным.

— Ну-с, как наши дела?

— У меня плохое предчувствие, доктор Херц. — Потапкин протянул ему папку с распечатками.

— Так-с, посмотрим, что показали анализы. Так. Да. Да. — Доктор Херц жевал кончик своих роскошных усов. — Мммм… увеличено… так… кхе-гм… расширено. Н-да. Всё-таки положительный. Придётся вам, Эдик, — он отложил распечатки и сочувствующе посмотрел на пациента, — ложиться на операцию.

Эднк вздрогнул, как берёза под порывом ветра. Бледность покрыла его лицо.

— Не переживайте вы так, — попытался успокоить доктор.

— Подумайте, ещё тридцать лет назад, когда вы только родились, любой, у кого обнаруживали рак мозга, садился писать завещание. — Доктор ободряюще улыбнулся. — Вы должны благодарить Великого — Электронщика, что в наши дни операция по удалению злокачественной опухоли стала не сложнее удаления гланд. И столь же эффективна, должен заметить. Медицина не хуже прочих наук, мы всё время движемся вперёд. Иначе нельзя, от нас зависят жизни людей.

— Великий Электронщик, — повторил Потапкин, уныло глядя в пол.

— Именно он, — кивнул врач, — не забывайте, что это благодаря cm изобретению мы теперь лечим, или вернее, ремонтируем человеческие тела без риска для жизни пациента.

— Да, — согласился Эдик вяло, — сестра моей подруги лечилась таким образом. Ей полгода назад заменяли желудок.

— Великий Электронщик, как его называют, и его команда прикладывают огромные усилия, чтобы мы жили в комфортном и как можно более совершенном мире. Хотя, если уж Бог не смог сотворить мир совершенным, то куда там Электронщику. Пусть даже Великому.

— Вы верите в Бога, доктор? — удивился Эдик. — Да вы — настоящий музейный экспонат.

— Когда-то я был священником. Потом ушёл в медицину. Порой спасать жизни людей здесь и сейчас важнее, чем от того, что вовсе может не наступить.

— Знаете, по вашему лицу не скажешь, что вы были священником. Скорее — боксёром-тяжеловесом.

Херц усмехнулся.

— Вы про шрам? До того, как принять сап, я служил в элитных войсках. Потом перешёл в спецотряд «Янычары». Мы проводили множество операций в Непале и Индии.

— Вы настоящий боевой монах, — улыбнулся Потапкин. — Доктор, — сказал вдруг он, и лицо его приняло отрешённое выражение, — а как вы думаете, этот наш Электронщик и всё, что он затеял, — к добру или к худу?

Врач пожал плечами. Резкая перемена в разговоре его не смутила. Пациент нервничает, всё-таки ему предстоит серьёзная операция.

— Думаю, это естественный ход вещей, — сказал он.

— Не всем будет уютно жить, окружёнными компьютерами,

— сказал Эдик. — Мне вот, неуютно. Да и, может, всё это враки? И нет никакого Электронщика, ведь никто даже не знает его ни имени, ни фамилии.

— Вам сейчас надо думать не об этом, Потапкин! У вас впереди операция.

— Я помню, доктор. Но я бы хотел традиционным способом. Проверенным. Без этого вашего Великого Электронщика. А то мне как-то не по себе.

— По-другому — нельзя! — доктор нетерпеливо отмахнулся. Этот разговор отнимал слишком много времени, у него было ещё полно дел. — Возвращайтесь в палату, я проинструктирую медсестру, чтобы помогла вам подготовиться.

«Пусть введёт ему успокоительное, — подумал Херц, когда дверь за Эдиком закрылась. — На каждые пять пациентов, которые лечатся технологией ОТ (Отделения Тела) спокойно, приходится один или два вот таких, которые проедят тебе плешь нытьём. С ума сойти. На дворе конец двадцать первого века, а они всё никак не привыкнут».

Он снова принялся жевать ус и вернулся к заполнению бумаг.

Грузовики, наполненные вооружёнными солдатами, с рёвом мчались по ровным чистым дорогам в направлении мегаполисов. Каждый солдат включал электронные очки, в которые был встроен компьютер с автоприцелом и списком «помеченных». Необходимо было провести последнюю проверку перед операцией.

Идущие грузовики фиксировались сотнями установленных вдоль трассы камер, как и легковые автомобили, что обгоняли колонны грузовиков.

Выкурив в коридоре сигарету, Эдик вернулся в палату, где кроме него лежало трех; стариков. Медсестра Сонечка сделала ему инъекцию, но нервы Потапкина были настолько возбуждены, что никакие седативные препараты не могли его успокоить. Он лежал, глядя в покрывавшие потолок экраны. Там одна за другой сменялись цветовые гаммы, мелькали и исчезали геометрические фигуры, ломаные, кривые и параллельные линии. Всё это походило на скринсейверы уже выходивших из использования компьютеров и обладало успокаивающим эффектом.

Старики рядом с Эдиком говорили в полный голос, и ему пеку-да было деваться, кроме как слушать их болтовню.

— Слушайте, а правда говорят, что Великий Электронщик это целый научный городок, а нам выдают его за одного человека, чтобы мы не разуверились в гениальности и уникальности человеческой мысли?

— Да что этот слух но сравнению с тем, что я недавно слышал от племянницы, которая поступила в будда-электромонастырь! Мы все живём в иллюзорном мире, мужики! Великий Электронщик погрузил нас в сон, чтобы мы были счастливы. С помощью электроники он выстроил для нас этот мир. Он один бодрствует, охраняя наш сон. Мы все должны быть ему благодарны. Ведь он — всегда на страже нашего покоя и счастья.

— Ну и ты счастлив, Авдал?

— Конечно. Война Индии и Китая нас, слава Электронщику, больше не затрагивает. Теракты, конечно, случаются, но ни я, ни мои близкие в них не попадаем. Конечно, я счастлив. А ты разве нет?

— Мир не будет прежним, — вздохнул другой старик. — Это медицинский факт, мужики. Гуманитарные науки и искусства больше не нужны. Музыку и картины уже давно создают на компьютерах. Теперь это сфера Великого Электронщика. Скоро в мире останутся одни аналитики, конструкторы и специалисты по IT и нанотехнологиям. Не с кем будет выпить. Да ещё врачей оставят, хотя и всего горстку. Нас всех будут лечить… как их… нанороботы… наноботы… забыл. Они будут плавать у нас в крови и убивать всех микробов.

— А остальных людей куда ж денут?

— Стерилизуют, чтобы не размножался балласт.

— Дурак ты, братец, — сказал Авдал.

— Поживём увидим, — возразил старик.

За окном раздался грохот.

— Что это? — спросил Эдик, вздрогнув.

— Да ничего. Вертолёты. Наверное, опять проводят учения.

В палату вошла полноватая медсестра с двумя санитарами. Потапкин заметил, что это была не Сонечка, с которой он уже практически подружился. Но это не имело значения, потому, что седативное, которое ему вкололи, наконец, начало действовать. Однако беспокойство перед операцией по технологии ОТ его не оставило.

— Потапкин, — скомандовала медсестра, — на операцию.

Санитары вкатили носилки и переложили на них упавшего духом Эдика. В коридоре они скрылись в ординаторской, а Эдика повезла медсестра. Он рассмотрел, что женщина была привлекательная. Несмотря на то, что толстая и лет на двадцать старше него.

— Сестра, — позвал он.

— Да, — отозвалась женщина и посмотрела на него, не переставая толкать носилки.

— У меня нервный срыв перед операцией. Помогите!

Без проблем. Сейчас сделаю укол. Спустите-ка штаны.

— Не надо укол. Вы замужем?

— А вам-то что?

Потапкин сразу взял быка за рога.

Видите ли, сестра… Может быть, сходим в кино, когда меня выпишут? Выпьем турбоколы, похрустим попкорном. Вы попкорн любите? Ну что вы, с фигурой у вас всё в порядке. Хорошего человека чем больше, тем лучше… Правда? Ну я попкорн тоже как-то не очень. Знаете, мне очень нравятся ваши духи. И вам очень идёт этот халат. — Эдик нашёл взглядом бэджик с сё именем па лацкане халата — «Мария Сурикова». Медсестра катила носилки вперёд, операционная неумолимо приближалась. Большие электронные часы на стене показывали 12.47.

— Маша, гак мы сходим в кино?

На пороге операционной их ждал хирург. Из палаты донёсся зычный голос доктора Херца:

— Завозите!

Внезапно Эдик поднялся и сел на носилках.

— Доктор, операцию придётся отменить.

На первом этаже больницы раздался звон разбитого стекла, застрекотали выстрелы. В жилые и правительственные здания по всему мегаполису врывались военные и отряды полиции. Люди падали замертво, не понимая, что происходит.

Некоторых щадили. Тех, кто не был помечен в электронных очках-компьютерах. Эти люди пригодятся, а остальных нужно было ликвидировать. В том числе и всех стариков. От них нет никакого проку.

В операционную, куда только что ввезли Эдика ворвались четверо в камуфляжной форме. Трое из медперсонала упали замертво, когда они спустили курки. Доктор Херц отступил к стене, хмуро глядя на вооружённых солдат и трупы санитаров и его ассистентки.

Один из солдат стащил с головы маску. Ему было лет тридцать пять, полностью выбритая голова и лишённое бровей лицо выглядели отталкивающе.

Солдат подошёл к операционному столу, скользнул взглядом по Херцу, медсестре и двум хирургам. Женщина от шока упала в обморок.

— Эдуард Cepгеевич, — солдат обратился к Потанкину, — с вами всё в порядке?

— Да, — кивнул Эдик, — только успокоительным накачали. — Он нетвёрдо поднялся с операционного стола. — Полковник, принесите мою одежду и чего-нибудь выпить. Здесь в ординаторской наверняка найдётся.

— Напрасно вы так рисковали, — покачал головой полковник, — ведь мы могли вас потерять. Мало ли, очки могли дать сбой.

Эдик посмотрел на него холодно.

— Ни одна разработка Великого Электронщика не даёт сбой. Идите.

— Да сэр. — Полковник помедлил. — Эдуард Сергеевич, позвольте спросить. Зачем вы это сделали? Зачем пришли сюда в облике гражданского? Вас ведь действительно могли убить.

— Мне нужно было услышать, что говорят обо мне люди. Готовы ли к принятию грядущих перемен. Но это уже неважно. Вы, — Потапкин посмотрел на доктора Херца — были правы. Перемены наступают, не спрашивая, готов ты к ним или нет.

— Pain чего всё это? — спросил доктор хмуро. — Paw власти?

— Ради нового мира, — огрызнулся Потапкин. — Мира, где изнурительный физический труд будут выполнять машины. Где нанотехнологии, усиленное развитие которых я давно финансирую, продлят человеку жизнь. Мир, где нет места всем подряд, а только тем, кто будет ему полезен. Все остальные должны уйти.

Эдуард Потапкин, мультимиллиардер, идеолог и программист, известный как Великий Электронщик, давно уже распространивший своё влияние на весь мир и внедривший своих людей в правительственные структуры, вышел в пахнущий кровью и заваленный трупами коридор. Ему хотелось побыть в одиночестве хоть немного. Он встал у окна, за которым была улицы, брошенные автомобили и тела ненужных будущему людей.

Вытащив из кармана сигарету, он закурил и стал ждать, пока ему принесут одежду и алкоголь.

Хруст битого стекла под чьей-то ногой на полу заставил его отвлечься от обдумывания цены, которую заплатят люди за право жить в мире будущего.

— Прости мне Господи, что отнимаю чужую жизнь, — услышал он странную, архаичную фразу.

Рядом с ним стоял доктор Херц, бывший спецназовец и священник-расстрига. Только теперь взгляд врача не выражал доброжелательности, как при их разговоре тогда в кабинете. Потапкину снова бросился в глаза шрам на щеке доктора. Херц словно улыбался ему порванным и вновь зашитым ртом. Свет из окна падал так, что казалось, Эдику улыбается нечто ужасающее и всесильное.

Руки врача метнулись к нему привычным, хоть и немного подзабытым движением. Шею и подбородок Эдика сдавили тиски. Потапкин попытался высвободиться, но железную хватку врача разорвать было невозможно, мощные руки сдавливали гортань только сильнее. Затем резко крутанули его голову в сторону.

Хруста собственных позвонков Великий Электронщик уже не услышал.

Валерий Гвоздей
ВСЕЛЕНСКИЙ ФОРУМ ГУМАНОИДОВ


На космодром, с монотонностью воды, капающей из крана, садились звездолёты самых разных конструкций.

Посланцы вселенной шли нескончаемым потоком. Их принимало в своё чрево огромное здание, расцвеченное флагами тысяч миров.

Предъявив свой мандат, величественные посланцы исчезали за массивными дверями.

Хотя пускали туда не всех гуманоидов. Кто-то из них получал от ворот поворот.

Но был ещё и задний вход, возле которого маячил стражник в бутафорских латах, опираясь на бутафорскую алебарду.

Здесь тоже наблюдалось движение. Правда, не такое активное.

Вот подскакал на четвереньках рыжий орангутан, с явным намерением проскользнуть внутрь.

— Ах, ты! — Стражник замахнулся алебардой. — Пошёл отсюда! Хвост оттяпаю!

— Да нет у меня хвоста!.. — обиженно крикнул примат, убегая за угол.

— Что, уже оттяпали? — ухмыльнулся стражник. — Видать сокола по полёту!

Он поправил шлем, постоянно съезжающий на глаза.

И вдруг заметил, что перед ним стоят два человека, одинаковых с лица, только один — худой, а другой — полный.

— Вот наш мандат, — сказал худой с улыбкой и предъявил глянцевую карточку.

— Что значит наш? — нахмурился стражник. — Один мандат — один гуманоид!

— Да поймите же вы, мы — один человек! — заволновался полный.

— Он — моё альтер эго! — пояснил худой.

— Чего-чего?.. — насторожился охранник и взял алебарду покрепче.

Его шлем вновь сполз на глаза.

— Моё второе я! — сказал худой, тоже начиная волноваться.

— Ничего не знаю! — Стражник решительно оттеснил их от входа. — Один мандат — один гуманоид!

— Я — альтер эго!.. — взвизгнул полный, силясь вернуться на прежнее место.

Худой стал его оттаскивать. Незаметно завязалась драка.

— Но-но! — строго прикрикнул стражник, поправляя шлем. — А ещё гуманоиды!

— Поймите же вы, мы — один человек! — воскликнул худой.

— Это заметно.

Охранник ухмыльнулся и принял вид мудреца из народа, хорошо знающего, что почём в этой жизни.

— Да вы прочитайте, ведь тут написано! — худой снова протянул свой мандат.

— Чего там? — Некоторое время стражник читал запись на карточке, шевеля губами. Затем нахмурился, размышляя. — Да я что… Моё дело маленькое.

— Ну? Видите? — с надеждой проговорил худой.

— Ладно! — решил охранник. — Проходите! Но только — по одному!

Как это? — растерялся полный.

Худой что-то зашептал ему на ухо. Тот заулыбался.

С сугубо официальным лицом худой снова приблизился к стражнику и предъявил законный мандат. Выпрямился.

— Проходите, — важно кивнул охранник, тоже с официальным лицом.

Худой прошествовал мимо. На цыпочках вернулся назад, за спиной бдительного стража протянул карточку полному. Страж подчёркнуто не замечал этих манёвров. Тем более что противный шлем опять съехал ему на глаза.

— Мандат! — сказал полный.

Сдерживая волнение, он предъявил карточку охраннику.

Тот взял документ в руки. Придирчиво изучив, отдал.

— Всё в порядке! — сказал он. — Проходите!

И полный радостно устремился к двери.

Облегчённо улыбаясь, эта странная пара исчезла в недрах здания.

— Морочат голову, — проворчал страж.

Оглянувшись но сторонам, он собрался уже как следует хлебнуть из бутылки, спрятанной у него за мусорной урной. Тут снова появился орангутан.

— Я тебе что сказал?! — заорал на нет стражник. — А ну пошёл отсюда!

— Да человекообразный я! — захныкал орангутан и быстро сунул что-то охраннику в руку.

Выражение бдительного лица мгновенно изменилось.

— Оно конечно, — в размышлении пробормотал стражник.

— Что-то человеческое в тебе есть, определённо… А, ладно. Проходи!

Орангутан с готовностью проскакал в двери.

— Хорошего человека сразу видно… — пробурчал стражник, пряча купюру за подкладку шлема.

И — осёкся. Перед ним возникла сногсшибательная девица. Одетая столь избирательно, что бдительный страж нервно сглотнул, чуть не выронив шлем:

— Э-э… Вы куда? Не велено! Чтобы, значит, никаких дам-с!

— Какой вы серьёзный, положительный… — заговорила девица грудным голосом. — Ну а слабую женщину к настоящему-то мужчине — так влечёт, так влечёт…

Бдительное лицо залила краска.

Надев шлем, страж несколько судорожно обхватил алебарду, как последний оплот верности служебному долгу.

— В мужчине серьёзность — прежде всего, — продолжала сногсшибательная девица. Она вынула алебарду из рук охранника и прислонила её к стене. — Когда сменяешься? Подожди меня тут. Я скоро. Не скучай, милый!

Девица исчезла за дверью.

Страж похлопал глазами.

— Ну что сказать? Не знаю я, что сказать… — Он взял алебарду в руки. — Нет, ну какая, а?!

Лицо охранника приобрело нежное, мечтательное выражение…

По залу вселенских заседаний прокатывались волны синхронного перевода. Низенький Председатель стоял на трибуне, за частоколом разнокалиберных микрофонов, и бубнил отчётный доклад.

Худой, чуть приподнявшись в кресле, покрутил головой:

— В зале черт знает кто… И это Вселенский форум гуманоидов!

Орангутан не сводил глаз со сногсшибательной девицы, сидящей рядом.

— Пойдём отсюда? — шептал он. — Чего тут высиживать? Я думал, кино покажут… Или шоу с девочками…

— Отстань. Не мешай слушать.

— Пойдём! Фрукты, конфеты, шампанское. Всё, что хочешь! Ты какое шампанское любишь?

— Коряги свои не распускай, понял? Не на такую напал… Полусладкое нравится.

— Ну так пойдём! Вечер при свечах. Не пожалеешь, слово мужчины!

— Лапы свои не распускай, понял? Не на такую напал. Вот доклад кончится…

— Номер — люкс! — шептал девице орангутан. — Шампанского— хоть залейся! Пойдём!

— Руки свои не распускай, понял? Не на такую напал… Давай перерыва дождёмся.

— Чего нам время терять? В шампанском купаться будешь — мамой клянусь! Ванну шампанского налью. Нет — бассейн! В нём фрукты плавают. И ты с ними. Решайся.

Председатель закончил бубнить.

— Кто желает высказаться по существу доклада? — обратился он в зал.

— Ты щипаться?! — взвизгнула девица.

Она с силой пихнула орангутана, уже сидевшего на подлокотнике её кресла. Примат с грохотом растянулся в проходе.

Невольно, привлечённый шумом, Председатель уставился на него:

— Что-то хотите сказать?

— И скажу! — Орангутан вскочил. — До каких пор мы, гуманоиды, будем…

— Ты что, сдурел? — зашипела девица. — А ну сядь!

— Вы мне рот не затыкайте! Правду не задушишь!

— Ба! — сразу пришёл в восторг худой. — Эй, шимпанзе! Ты как сюда попал?

— Как все! — ответил орангутан с достоинством. — И я вам не шимпанзе! Я — орангутан!

— Давай, орангуташа! Крой их! — веселился худой.

— Э-э… Что же конкретно вы можете сказать по существу доклада? — снова обратился к орангутану Председатель.

— Да я уже всё сказал.

Орангутан сел с победным видом.

Сногсшибательная девица ошеломлённо воззрилась на него.

— Э-э… Спасибо, — растерянно сказал Председатель. — Теперь давайте перейдём к прениям.

Он снова начал бубнить, глядя в бумажку.

По залу вновь пошли волны синхронного перевода.

Словно вспомнив что-то, сногсшибательная девица оглянулась на худого. И встретила его горящий взгляд.

Посланцы вселенной стали озираться, почувствовав невероятно мощный, интенсивный поток флюидов…

Стражник в надвинутом шлеме дремал, опершись на свою алебарду. Услышав смех, он встрепенулся.

Из двери вышел худой со сногсшибательной девицей под ручку.

— Что, всё уже кончилось? — пробормотал стражник, поправляя шлем.

— Нет, всё только начинается! — радостно сообщил худой.

— Не скучай, милый! — нежно пропела девица, помахав стражнику на прощание.

Глядя им вслед, стражник будто жевал ядрёный лимон без сахара. Он боролся с сильным желанием изо всей силы шарахнуть об пол шлемом:

— Нет, ну какая, а?! И этот… Я его пустил как человека… С этим… Как его… А он… Э-эх!

Тем временем альтер эго сидел на высоком стуле у стойки бара.

Примат обнимал его за плечи длинной лохматой рукой.

— Бросил меня, как… — Полный горько всхлипывал, роняя в бокал скупые мужские слёзы. — Променял на какую-то…

А, ты голубой?.. Не плачь. Все они такие, — утешал его орангутан. — Моя тоже меня вон бросила. А я не плачу. Видишь? И ты не плачь. Будь мужчиной… Или ты у нас — девочка?..

— Я — альтер эго.

— Да?.. Всё равно. Давай ещё по одной.

— Давай.

Полный и орангутан дружно выпили. И заказали ещё. А потом — ещё.

№ 5

Валерий Гвоздей
ЛЕВЫЙ БИЗНЕС

1.

Антон Комов отсидел в коридоре длинную очередь. Вошёл в кабинет.

Думал, опять укажут на дверь, — такое бывало не раз. Придерутся к отсутствию лётного стажа. Все хотят пилота с наработанным лётным стажем. А как наработать лётный стаж — выпускникам, если их не берут? Где логика?

И ведь Комов не самый худший выпускник. Просто его родители связями не обзавелись.

Некоторые сокурсники, занимавшие нижние строчки выпускного листа, сейчас летают к Луне и к Марсу — хотя бы и на подхвате у вторых и третьих нилотов. А многие из верхних строчек рады, что устроились в сельскую авиацию.

Плохое время. Спад в отрасли…

Толстый менеджер продолжал изучать резюме. Затем просмотрел копии документов.

С лицензией всё в порядке. На здоровье жалоб нет.

К чему ещё придерётся, чтобы указать на дверь?

Комов был готов уйти.

К его удивлению толстяк выпятил нижнюю губу и сказан:

Ну, ладно… Компания ласт вам шанс. Если хорошо себя зарекомендуете — получите контракт. Всё от вас зависит.

Толстяк смотрел на выпускника Федеральной космической академии, как на малолетнего рецидивиста, на которого уже давно махнули рукой.

— Берёте меня?.. — Антон не поверил своим ушам. — На каких условиях?

— С почасовой оплатой. Секундомер включается в момент старта. Расчёт но возвращении.

— Аванс?

— Нет.

— Страховка?

- Нет.

— Испытательный срок две недели?

— Два месяца.

— Но как же… Профсоюз говорит…

— Профсоюз — для штатных сотрудников.

Гладкая физиономия излучала уверенность, что пилот согласится. Если уйдёт — не беда. В коридоре много желающих.

Антон согласился. Год случайных заработков, безрезультатных хождений по кабинетам сделают покладистым кого угодно.

— Когда начинать? — спросил он.

— Завтра, в восемь тридцать. Зона шесть. Капитан — Вит Марин.

— Название корабля?

Менеджер ответил, не отрывая глаз от монитора:

— У наших кораблей только номера. Зона шесть — и корабль шесть. Или — «шестёрка»… Сегодня пройдёте инструктаж. По коридору налево, кабинет номер триста восемь.

— Ясно, спасибо.

Кто в такой ситуации начал бы выяснять, куда подевался второй пилот «шестёрки»?

Претендентов хватало, но взяли-то — Комова…

Эта компания разгребала мусорные завалы, устроенные вокруг планеты.

На орбитах разной удалённости болтались не сотни тонн металла, в виде старых, давно бездействующих спутников, разгонных блоков и их фрагментов, а — многие тысячи.

От крупных объектов как-то можно увернуться. Их траектории отслеживают, заносят в лоции. Гораздо опаснее — мелочь, кружащая там со скоростью восемь-двенадцать метров в секунду. Корабли, действующие спутники иногда получали серьёзные повреждения. Бывало, что и люди гибли… Кроме того, космический хлам затруднял работу следящих устройств. Раздражали и фейерверки — время от времени в аппаратах взрываюсь оставшееся горючее. Взрывы обычно вызывал перепад температур из-за быстрой смены дня и ночи. В результате осколков становилось больше, причём они становились всё мельче. Со временем положение осложнилось настолько, что на борьбу с орбитальным мусором начата выделять средства.

Дело не престижное, хоть и полезное.

Кто мог думать, что гордый выпускник элитарной академии станет мусорщиком…

Антон был уверен, что компания едва сводит концы с концами. Но, увидев космодром и сосчитав длиннющие ангары, количество «зон», кораблей, невольно присвистнул.

Видно, совсем не продохнуть от мусора, если так раскошеливаются.

Капитан оказался бритым наголо шустрым коротышкой, в районе сорока, с глазами навыкате и яркими губами. Он не выразил ни радости, ни грусти при виде новичка. Всё принял как должное.

Представил операторам — Нику Лесняку и Максу Рябову. Оба сухопарые, с неприметной внешностью. Тоже лет сорока.

«Шестёрку» уже готовили к старту. Капитан загрузил новичка работой. И Комов засучил рукава.

Валёт провёл, конечно, Вит.

Новичок сидел рядом и набирался опыта. Хотя последовательность операций была ему известна и в теории, и на практике. А потом капитан доверил управление второму пилоту.

Ничего сложного и ничего интересного. Надо вести корабль но заранее рассчитанному курсу к скоплению мусора…

Добрались.

Облако мелочи выглядело в солнечных лучах, как стая рыбёшек — сверкающих чешуёй, затмевающих даже звёзды.

Марин сел в кресло пилота. Операторы выдвинули телескопические штанги, развернули сети из прочнейших углеродных трубок, устойчивых к низким температурам, пластичных.

Шли не навстречу облаку, а догоняли его. Сети вынесены далеко в стороны. Это можно было сравнить с зачерпыванием воды из реки двумя вёдрами на коромысле — Антон видел такое в одном старом фильме. Зачерпнули ведром, пройдя вдоль облака, затянули сеть. Ещё раз прошлись, вторым зачерпнули.

Нарушения баланса компенсировали маневровые, автоматически.

Да, не слишком технологично. Примитивно даже.

Однако работает. Компанию устраивает.

Мусор иногда постукивал в борт. У Комова создавалось неприятное ощущение, что кто-то скребётся о корабль снаружи, просит впустить.

Капитан совершал манёвры. Почти не разговаривал, но всё понятно. Антон старательно перенимал опыт.

Собранную мелочь вполне можно спустить ниже, вытряхнуть. Она сгорела бы в плотных слоях атмосферы. Но Инстанции приняли решение: атмосферу беречь, мусор не сжигать, а транспортировать на орбитальное кладбище — Погост, как его называли. Погост находился на триста километров дальше стационарной орбиты. С неё уже ни один болт не сорвётся — будет летать но кругу тысячи лет, пока не придумают что-нибудь радикальное. Запустят в направлении светила, например.

С набитыми сетями корабль устремился к Погосту.

Курс был рассчитан, и корабль вёл Антон. По существу, он лишь следил за показаниями датчиков.

Экипаж расслабился и начал подкрепляться. Кто-нибудь из операторов посматривал на свои приборы, контролировал обстановку.

Никаких отклонений. Штатный полёт.

Новичку тоже принесли чашку.

На взгляд Комова, с современными компьютерами, автоматикой вторые пилоты были не очень-то и нужны. В данный момент он сидел в кресле второго пилота и, ничего не делая, — вёл «шестёрку» в сторону Погоста

Они были в тени. Планета загораживала солнце.

Кладбище приближалось. Видеть его можно было только с помощью радара.

— Всё, беру управление, — объявил капитан, садясь рядом.

Антон наблюдал на экране, как «шестёрка» подошла к свалке металлического хлама, как разгрузилась, широко раскрыв сети и начав торможение, как ещё одна порция космического мусора, двигаясь по инерции, стала частью Погоста.

Не скоро удастся им перетаскать облако…

— Спать, второй пилот, — сказал Вит. — Мы кое-что разгребём — для удобства. Это займёт время. Когда пойдём назад, курс на тебе.

— Я не устал.

— Будешь тут сидеть, устанешь. Сменщик должен быть свеженьким. Ложись. Это приказ твоего командира.

— Есть.

Приказ так приказ. Отстегнувшись, Комов выбрался из кресла. Здесь у всех были тесные, зато отдельные каюты. Он пошёл к себе, в полном соответствии с приказом. Разделся, лёг в постель.

Думал, не уснёт, в новой обстановке. Но куда там. Через пару минут спал как сурок.

Его разбудили на обратном пути.

Вахту оттрубил, тупо глядя в экран. Другие члены команды отдыхали.

Посадку осуществил Марин.

Экипаж отпраздновал боевое крещение Комова, сойдясь в баре.

Капитан, поддав, обнимал его за плечи и твердил:

— Малыш, да мы с тобой, знаешь!.. Ты классный парень, Тони!..

Другие члены экипажа ему вторили.

Через полтора часа, отыскав мужской туалет, Комов с подозрением взглянул на пьяную физиономию в зеркале.

— Поздравляю, — тихо сказал он себе. — Тони Мусорщик…

2.

Следующее задание — снять с орбиты спутник, выработавший ресурс.

Увести его командами с планеты невозможно: отказала система удалённого доступа.

Отыскали его быстро. Он сверкал на солнце пучками растопыренных конструкций и выглядел немного взъерошенным.

Подойдя к спутнику, Марин выровнял скорость.

Ник и Макс, управляющие внешним модулем, осторожно подтянули трос, закрепили на корпусе ветерана. Гравитационных захватов фирма не держала.

Буксировка столь массивного груза в космосе имеет свои трудности. Но экипаж оказался на уровне. Комову оставалось править па Погост и хлестать кофе, чтобы не впасть в анабиоз от монотонной, однообразной работы.

У Погоста в кресло сел капитан. Он включил тормозные двигатели. Сбросил и без того низкую скорость. Потом совершил манёвр, уходя вправо.

Спутник, с его торчащими антеннами, с обломками солнечных батарей, шёл вперёд — к орбитальной свалке. А за ним тянулся, выгибаясь дугой, ненапряжённый трос.

Лесняк подал Антону кофе, хотя новичок и сам мог взять.

Даже не пригубив, Комов сморщился. Уже столько выпил, что кофе не лез в горло.

Все были заняты. Пока никто не смотрел, он встал и потихоньку вылил кофе обратно в кофейник.

Рябов нажал кнопку. Трос отцепился. И дальше спутник двигался отдельно, сам по себе. Он медленно плыл к таким же отслужившим своё аппаратам. Вошёл в тень, пропал из виду.

А тем временем Рябов начал втягивать трос.

— Эй, Малыш, — сказал Вит, не оборачиваясь. — Отдыхать.

— Есть, капитан.

Нашёл малыша…

Антон забрался в каюту и лёг. Одни работают, другие спят, всё правильно. Жаль, спать обязывают только второго пилота.

Хотя, возможно, это объясняется практической целесообразностью.

Проснулся Комов сам: трудно было не проснуться, упав с постели на пол.

Информблок поведал ему, что проспал он часа три с небольшим. И что в работе систем искусственной гравитации произошёл сбой.

Никакой вибрации. Двигатели молчали.

Что происходит?

Быстро одевшись, Комов вернулся в рубку. Никого не обнаружил.

Пульт мигал красными аварийными сигналами. Но отреагировать на них было некому.

Оставить пост номер один без всякого присмотра — должностной проступок.

Где экипаж?

Кажется, их «шестёрка» с чем-то столкнулась…

Дав команду автоматике приступить к ремонту, Комов включил обзорные экраны, чтобы изучил обстановку.

«Шестёрка» зависла на границе Погоста — в районе, где хоронили крупные аппараты. Их тут было морс. Они сверкали на солнце гранями. С других сторон было чисто. Поблизости

— ничего. Если произошло воздействие на корпус судна, то — с Погоста. Но чем?

Приглядевшись, второй пилот обнаружил движение. Стал фокусировать аппаратуру. Это несколько спутников вяло кувыркалось в километре от судна. Или ударило метеором, или кто-то из людей потревожил их покой. Из людей тут были только мусорщики. Антон спал. А трое бодрствующих товарищей?

Куда они делись?

Скоро Комов заметил, что рабочая штанга выдвинута, развёрнута сеть, в которой видны огромные дыры.

Сеть была дорогой. В космосе всё или дорогое, или очень дорогое. Сеть прочная. Как же её умудрились порвать?

Антон включил интерком и отчеканил:

— Здесь второй пилот. На корабле аварийная ситуация. Меня кто-нибудь слышит?

Из динамиков прозвучал хрип.

Второй пилот локализовал источник звука и вывел изображение.

Экран показал дальний отсек.

У входа в грузовой шлюз кто-то лежал. На полу темнела кровь. Лица не было видно. Через минуту, с раскрытой аптечкой, второй пилот склонился над человеком, перевернул на спину.

Лесняк. Он застонал, приподнял на мгновение веки, снова закрыл.

Увидев рану в плече оператора, Комов почувствовал холод, мелкую дрожь во всём теле.

Но сжал зубы. На мгновение закрыв глаза, вспомнил уроки медицины. Стал ножницами взрезать рукав, чтобы наложить повязку.

Рана выглядела скверно.

Пинцетом второй пилот вынимал из кровоточащей плоти нитки и обрывки ткани.

Антон не понимал, как Ник получил такую рану. Вокруг не было режущих предметов — кроме тех, что принёс Комов, с аптечкой.

— Больно… — шепнул Лесняк.

Антон запоздало взял шприц и вколол обезболивающее.

— Малыш… — тихо пробормотал Ник.

И этот — туда же. Нашли малыша.

— Если трудно говорить — молчи, — сказал второй пилот.

Но Лесняк мотнул головой:

— Не имеет значения… Думал, истеку здесь кровью, не поможет никто…

— А где остальные?

— За бортом.

Комов замер. И насторожённо спросил:

— Что они делают там?

— Что… — Ник через силу усмехнулся. — Левый бизнес. Ты не понял ещё? Мы шерстим спутники. И скачиваем горючее из разгонных блоков. Вообще — берём всё, что продаётся… На «шестёрке» есть робот, для вакуума. Хотя приходится иногда и самим залезать в тяжёлые скафандры. Иначе никак. Мы неплохо зарабатываем. На жизнь хватает…

Ну и дела

Второй пилот снова занялся раной.

Лесняк тяжело дышал. Его лицо блестело от холодного пота.

— У нас — клиентура… — гордо сообщил он.

— Людям плевать на радиацию?..

— Кто им скажет? Тут много военных спутников… А там — приборы слежения, камеры, хорошая оптика… Записывающая, передающая аппаратура… И ядерное топливо — уран-235, плутоний-238… Нужно лишь найти покупателя… Обычно мы делали свои дела — пока тень. Сегодня Вит и Макс долго возились. Я говорю: «Бросьте, в другой раз». А Макс: «В другой раз заберут другие. Останемся ни с чем». Вышло солнце. И начало припекать. Рядом с ними взорвался разгонный блок. Вит находился в модуле, Макс и робот — на спутнике… Вит после взрыва передал, что Максу конец. Я Виту говорю: «Возвращайся!» Он мне: «Тогда выходит, Макс умер зря». Это уж точно…

Кое-что прояснилось.

Капитал не зря отправлял новичка спать, хотел изучить его, подготовить, ввести вдело постепенно. Осторожный.

И в кофе, наверное, что-то подмешивали.

Бинтуя Нику плечо, Антон задал вопрос, который вертелся на языке:

— А как погиб ваш прежний второй пилот?

— Да, в общем, так же.

— Руководство компании об этом не знает?

— Шутишь? Мы бы и недели не продержались без солидного прикрытия. Все мусорщики здесь промышляют. А начальство получает сорок процентов.

— Вот как… Слушай, а почему ты мне рассказал?

— Чтобы душу — облегчить…

Его слова удивили Комова:

— Ты что, умирать собрался? От раны в плечо редко умирают.

— От раны в плечо — да. А ты ниже взгляни…

Антон, холодея, отвернул полу куртки. И охнул:

— Почему не сказал?

— Бесполезно… Я немного смыслю в ранах… Сразу на операционный стол, переливание крови, анестезия и всё такое… Или — в ящик. Мой случай — вариант номер два… Не суетись, парень. Хоть умру не один. Знаешь, одному — страшно…

Лесняк застонал. По его телу пробежала судорога.

Второй пилот не знал, что ему делать.

А Ник уже не замечал его присутствия.

Ещё секунда — и Ник Лесняк, оператор сетей, вытянулся.

Голова откинулась в сторону.

3.

Где же капитан? Вит тоже мог быть серьёзно ранен и мог истечь кровью, сознавая, что помощи ему ждать не от кого…

Датчики у шлюза говорили, что грузовой отсек герметичен, внешний люк — задраен. Но второй пилот не поленился надеть лёгкий скафандр для защиты от радиации.

Подойдя к люку, нажат кнопку. Створки разошлись в стороны.

Отсек наполняли какие-то сложные блоки, элементы конструкций, ёмкости и массивные контейнеры. Это не удивило.

У самого люка увидел разлапистую антенну. Кровь на её штырях.

Вот чем был ранен Лесняк. «Шестёрка» получила удар, Ника швырнуло на антенну. Или невесомость сыграла шутку.

Ник упокоился. В отличие от него, Антон покоя не чувствовал.

Что это был за удар? Где капитан?

Покинув грузовой отсек, второй пилот упаковал Лесняка в мешок из чёрного пластика и оттащил в холодильную камеру. Затем направился в рубку. Снова осмотрелся. Увидел, что со стороны, противоположной кладбищу, двигалась к кораблю сверкающая точка. Скоро Антон понял, что это робот, слегка напоминающий краба За спиной вспыхивали огненные струи. Клешни-манипуляторы прижаты к корпусу.

Хорошо бы изучить его записи, разобраться, что произошло с Максом и каштаном. Робот двигался неуверенно — был, кажется, повреждён. Вероятно, и ему досталось при взрыве.

Стоп, не он ли порвал сеть? Тащил что-то массивное к «шестёрке», да промахнулся. Вот и последовал удар. Если Ник Лесняк, допуская непредвиденные случайности, настроил своё хозяйство на ловлю, штанга могла выдвинуться автоматически, развернулась сеть. Но удержать груз не удалось. Слишком велики ускорение и масса Обычно сетью ловили мелочь, догоняя облако, не создавая особой нагрузки…

Антон просканировал сектор пространства, из которого двигался робот. Нашёл здоровенный кусок металла. Увеличил изображение.

Мать честная! Спутник, целиком. Небольшой, однако — спутник.

Ясно. Работать с ним при солнце капитал не рискнул, после взрыва. И приказал роботу аккуратно оттащить к кораблю. Рассчитывал в его тени вынуть ценное, погрузить на судно.

Робот не справился.

Полученным ускорением спутник швырнуло от корабля. И он порвал сеть. Робот двинул за ним.

Бросить его без приказа, отметающего прежнее задание, робот не мог. Если он вернулся без спутника, то, выходит, кто-то велел.

Кто?

Покойный Лесняк — вряд ли. Покойный Рябов — вряд ли…

Значит, Марин. Дал команду роботу, через ручной пульт, который, видимо, уцелел.

Где же Вит?

Антон полагал, что робот должен подойти к внешнему грузовому люку и просигналить. Ждать, когда его впустят. Но робот миновал корабль. Он летел к Погосту. Это могло означать только одно.

Комов ринулся в рубку, включил связь и начал вызывать капитана

Марин не отвечал. Наверное, модуль неисправен. И рация вышла из строя.

Да ребята занимались грязным делом. Они таскали радиоактивный хлам с орбиты. Но пусть их судят те, кому доверено судить…

Направив радары на Погост, Антон искал модуль. И главное внимание он уделял тому участку, на котором видел спутники, потревоженные взрывом.

Никакой энергетической активности не зафиксировал.

А разглядеть неподвижный модуль, среди многих тонн металла, радары не могли.

Однако был и другой путь.

Второй пилот, изучив терминал операторов, свернул изодранную сеть и втянул штангу. Маневрировать с этим архитектурным излишеством — радости мало.

Решение, которое он принял, казалось ему верным.

Комов запустил двигатели.

Пошёл над Погостом, на маневровых, в ту сторону', куда направлялся робот.

Сияющий на солнце краб привёл к модулю.

Антон увидел сквозь триплекс модуля, как Марин сигналит рукой в перчатке…

Вит был контужен взрывом. Но изловчился, подобрал тело Макса. Вроде бы — ничего сверх Устава, ничего сверх обычной людской этики, но всё равно приятно.

Связь у него пропала и в модуле, и в скафандре. На ранцевом двигателе не добрался бы — расстояние велико, не хватило бы горючего. И Марин надумал использовать робота, чтобы вернуться. Послал роботу сигнал с наручного пульта. То ли вышло бы, то ли нет — трудно сказать. Запас горючего и у робота не бесконечен.

Так что Комов с «шестёркой» появились вовремя.

Голова у капитана варила. Он заставил робота втолкнуть модуль в стартовую шахту. Это получилось с четвёртой попытки. Ну а дальше — ничего сложного.

Макс нашёл приют в мешке из чёрного пластика, рядом с Ником.

И Антон повёл «шестёрку» обратно.

Капитан отсыпался, наглотавшись снотворного. А Комов думал.

Левый бизнес. Цепь нелепых случайностей, которые никто предвидеть не мог.

В холодильной камере — два тела.

Не такого он ждал, поступая в академию.

Не такого он ждал, устраиваясь на работу.

И как быть дальше?

Елена Красносельская
ДОГНАТЬ ПРОШЛОЕ

Время… Неумолимое, всемогущее, необъятное… Вечное и нерушимое. Оно мягко обволакивает нашу планету, распоряжается цивилизациями, увлекая в галактический водоворот целые миры. Оно с нами повсюду — как воздух и вода, как свет и звёзды. Как же нам притронуться к нему? Мы втиснули время в мерные рамки секунд и считаем, что познали и подчинили себе этого загадочного монстра. Чеканятся на наших запястьях мгновения, проносится мимо жизнь. А может, это мы сами шагнули в его неумолимую пучину, измеряя стрелками часов глубину погружения?

Человек всегда хотел приподнять немного, хоть самый краешек, занавес тайны бегущих лет и заглянуть в будущее или в прошлое. Схватить ускользающее мгновение. И как знать, возможно, тогда мы бы по-другому распорядились им, навёрстывая упущенное.

* * *

Над созданием Машины Времени столетиями бились учёные всего мира. Надо сказать, что и наш 2100 год в плане решения этой задачи мало чем отличался от 1900 или 2000 годов. Наука лишь примеряла разные гипотезы, но ни на шаг не продвинулась к желаемой цели — передвижение во времени. Были, правда, несколько безумно-фантастических попыток в начале столетия, надолго разочаровавших предприимчивых учёных и превратившие саму мысль о покорении временных просторов в далёкую, призрачную мечту. Наверное, именно поэтому па идеи профессора Григорьева мало кто обращал внимание. Ещё одна Машина Времени? Безнадёжно, да и не ново! Так считали все, вплоть до того самого дня, когда профессор получил первое объёмное изображение прошлого. Но всё по порядку. С чего же начать? Наверное, с нашего знакомства.

Высоко в горах среди хрупкой магии застывших елей затерялась небольшая астрономическая обсерватория. Редкий зевака случайно забредёт в такую глушь, но истинные любители Космоса стремятся под её купол, убегая подальше от ярких городских огней. Помню, тёплой августовской ночью я вёл наблюдения в свой собственный телескоп, установив его среди нагретых за день камней. Обсерватория серой тенью высилась в стороне, иногда лёгкий ветерок доносил до моего слуха приглушённые голоса. Я вглядывался в ночное небо, восхищаясь, как ребёнок, его торжественной красотой — раскинулся над головой Великий Космос, легко и свободно смотрел он на Землю тысячами звёзд. Необыкновенный, удивительный, какие тайны хранит этот огромный мир в своём глубоком молчании?

Тишину нарушил поднимающийся по тропинке человек. Завидев меня, махнул приветственно рукой, и неожиданно с тёмного силуэта посыпались ярким веером искры-звёздочки, взвились, закружились на фоне ночного неба, перемешиваясь со звёздами небесными.

— Светлячки, — засмеялся он, — их тут много.

— Виталий Игнатьевич, — узнал я профессора, — красиво, правда?

Профессора Григорьева мне представили ещё днём — немолодой, худощавый, с крепким рукопожатием, он говорил мало, посмеялся в ответ на шутки искренне, от души, чем сразу же расположил к себе.

Некоторое время мы вглядывались в мерцающие глубины звёздного океана, и в ночной тишине любой вопрос, брошенный мысленно к звёздам, усиливался в своём порыве многократным эхом ударов наших сердец.

Высоко над головой неведомый художник ярким штрихом падающей звезды беззвучно прочертил золотую линию.

— Вглядываясь в Космос, мы заглядываем в своё прошлое, — вдруг, будто самому себе, произнёс профессор.

— В прошлое? — улыбнулся я. — Разве наше прошлое прячется среди звёзд?

— Я так считаю, — ответил уверенно, словно точку поставил.

— Этой весной мне удалось побывать на раскопках древнего города — я с вызовом глянул на профессора, — некоторым зданиям насчитываюсь более пяти тысяч лет. Я видел тени прошлого, но здесь, на Земле…

Мы немного помолчали.

— Я слышат, вы конструируете Машину Времени? — задал я вопрос, зная, над чем профессор работал последнее время.

— Да, — коротко ответил он.

Ещё Герберт Уэллс предрекал её создание. Помните, он перемещайся во времени, находясь при этом на одном месте, просто окружающий мир изменялся со временем, увлекая его за собой. Вы считаете, что такие путешествия возможны?

Учёный усмехнулся:

— Если вы хотите увидеть прошлое, не привязывайтесь к Земле. Решение находится в пространстве вокруг неё.

Я в недоумении поднял голову, разглядывая ночное небо. Видя моё замешательство, профессор продолжил:

— Посмотрите на звёзды, свет от них идёт к нам тысячи, миллионы лет. Звезда, может быть, уже и не существует вовсе — она взорвалась или погасла, но сейчас вы её видите такой, какой она была в прошлом. Просто световым волнам нужно какое-то время, чтобы достичь Земли. Вот так и нашу планету в эту самую минуту рассматривает кто-нибудь, ну, скажем, вон из той галактики, — и он указал рукой на далёкое пятно туманности Андромеды, — и видит Землю такой, какой она была, может, тысячу лет назад, может, миллион. Смотря, на каком расстоянии он находится от нас.

— Это всего лишь свет, — возразил я, — но не само прошлое.

— Не совсем так, — профессор ненадолго задумался, а потом продолжил, — почему-то все считают, что время — это поток, который движется вместе с нами.

— А разве это не так?

— Нет. Я считаю, что время, как и пространство, повсюду, им наполнена наша Вселенная. — Григорьев поднял голову вверх и указал рукой на звёзды. — Вот представьте нашу планету в Космосе. Она хорошо видна, хотя сама не излучает свет.

— Она отражает солнечный свет, — кивнул я.

— Каждую секунду, каждый миг в пространство уходит поток отражённых от Земли частиц-фотонов. А теперь представьте, что каждая такая частица имеет способность к сохранению информации, обладает своеобразной памятью.

— Памятью? — удивился я.

— Нет, конечно же, не такой памятью, как у нас с вами, — улыбнулся профессор. — Скажем, эта память мгновенная. В самый момент удара-отражения фотон делает один-единственный снимок действительности, отпечатывающийся на его поверхности.

— Как фотоаппарат?

— Да, на своём уровне. Непрерывный поток таких «фотоаппаратиков» уходит в пространство, всё дальше и дальше удаляясь от нас. Всё новые и новые частицы отражаются вдогонку за теми, которые унеслись ранее — вчера, год назад, тысячелетие назад. Нам нужно лишь догнать их и собрать информацию.

— Снять с фотонов отпечатки событий?

— Плёнки действительности, я так их называю, — утвердительно кивнул головой профессор. — Собрать их воедино, получить изображение и оживить картинку.

— Как прокрутить киноплёнку, — понял я, — из отдельных кадров складывается фильм.

— В нашем случае — объёмный фильм, — уточнил профессор, — в трёхмерном измерении.

— Но мы ведь живём в четырёхмерном измерении?

Да, мы двигаемся в трёх пространственных измерениях и одном временном.

— То есть, оживив картинку, мы сможем увидеть прошлое, даже находиться внутри происходящих событий, как в стереокино, но вмешаться и воздействовать на него у нас не получится?

— В этом вся суть. Нет парадокса!

— Какого парадокса? — не понял я.

— Вмешиваясь в прошлое, ты изменяешь и будущее. Менять прошлое нельзя! — и он замолчал, о чём-то задумавшись.

Я увидел, как небо прочертила ещё одна падающая звезда. Следя за её движением, я спросил:

— Но объясните, пожалуйста, каким образом вы собираетесь перемещаться в пространстве? Я понимаю, как вы хотите получить снимки прошлого — специальное оборудование, плёнки действительности, объёмное изображение… Допустим, вы сумеете обработать плёнки, но для этого их нужно как-то собрать! Фотоны удаляются от Земли с огромной скоростью. Вы должны свободно передвигаться в пространстве Вселенной, чтобы прикоснуться к каждому из них. Нужны космические корабли, мощные двигатели, огромные скорости, да что там говорить! Мы ещё не покорили пространство, а уже замахиваемся на большее — Время! Как вы собираетесь догонять прошлое? Что вы ему бросите вдогонку?

Наверное, мой вопрос, заданный от волнения слишком громко, далеко разлетелся в звенящей тишине. Откуда-то издалека послышались голоса, зовущие профессора.

— Иду! — крикнул он в темноту и направился к сереющей змейке тропинки. Уже начиная спускаться, он чуть задержатся:

— А вы приходите на полигон, Машина Времени уже практически готова. Вот сами всё и увидите. — И он растворился в темноте, оставив меня наедине с моими сомнениями.

* * *

Сколько ошибок совершило человечество на пути к познанию истины? Скольких шагов не сделало, боясь оступиться? Непонятен, до конца не изведан переход от шёпота-всплеска конструкторской мысли к металлическому изгибу верного технического решения. Вот и сейчас, я стоял перед Машиной Времени, сконструированной профессором, и удивлялся её простоте. Что это, насмешка над разумом или же вызов нашим сомнениям? Ещё раз нерешительно провёл рукой по холодной поверхности машины — небольшая, с человеческий рост, полностью прозрачная, с мягкими изгибами нехитрых форм, своей кажущейся ненадёжностью она вызывала скорее недоумение, чем уверенность в истинности её назначения.

— Человеко-капсула, — прогудел бородач, вынырнувший из глубины помещения, и протянул руку для знакомства, — Ильин, Пётр.

— Володя Кордиков, инженер микромира.

— Профессор говорил о вас, — кивнул утвердительно.

Я рассматривал Машину, не зная, как скрыть разочарование. Она — хрупкая реальность, одна из сотен возможных. Такая нелепая, такая свободная, опутанная паутинками усиков-нитей. Порою кажется, тронешь неловко, и прозрачный корпус не выдержит, рассыплется на месте рваными лоскутами. А бородач Пётр всё смотрел и смотрел на меня выжидательно. Пожалуй, следует ему сказать своё мнение о путешествиях во времени, да ещё на такой машине. Вряд ли они будут возможны, пусть даже и в самом далёком будущем. Мои мысли заплясали словами:

— Космос велик, он гасит в себе всё живое. Вы скажете, луч света его покорил? Не думаю. Свет хрупок и беззащитен, как и все мы. Мы можем перемещаться в ограниченном пространстве родной Галактики, но мы бессильны перед холодом космической бездны.

— Мы не собираемся осваивать Вселенную, перетекая её, — заявил бородач, что-то перебирая в машине. Внимательно вглядевшись в прозрачную переднюю панель, довольно хмыкнул, протёр сверкающие холодным блеском душ-распорки. Глянул на меня и улыбнулся: — Добро пожаловать в команду!

Откуда-то из-за металлических, в два обхвата, колонн, появился профессор Григорьев. Пожав протянутую руку, полез в карман за очками, долго искал их, хлопая себя по бокам, а, найдя, не стал надевать, положил обратно.

— Прозрачная сталь, — кивнул в сторону Машины, — новая разработка. — По сути, это не машина, а оболочка, защищающая человека. Посмотрите, внутри она покрыта небольшими волосками-щетинками, — он указал на крохотные усики, покрывающие всю внутреннюю поверхность оболочки. — Словно шуба, вывернутая мехом внутрь.

— Она сможет догнать прошлое, рассеянное по всей Вселенной?

Профессор утвердительно кивнул:

— Вы инженер микромира, поэтому можете легко представить себе этот мир. Он невидим для нас, но это не значит, что его нет. Это мир элементарных частиц, со своими законами, движением, порядком. Возьмите электрон, например. Это частица, так? Но с ним связана и волна, то есть при определённых условиях он может быть чем-то вроде маленького облачка. Если электрон-частица может находиться в определённом месте в определённое время, ну, как мы с вами вот сейчас, то электрон-облако наполнит собою всё пространство, в которое будет помещён, ведь так?

Я утвердительно кивнул головой.

— Теперь посмотрите на мир, в котором живём мы. Посмотрите со стороны Вселенной. Для огромной структуры Космоса мы — такой же микромир со своими законами, движением, порядком. А это, — профессор обошёл вокруг машины, — это всего лишь приспособление, которое поможет человеку на некоторое время уподобиться электрону. Задача грудная, но выполнимая, ведь если такое возможно в микромире, значит, возможно и в нашем! И совсем не нужно будет пересекать огромные пространства Вселенной, собирая отпечатки нашего прошлого, мы победим расстояния!

— Вы снимите фундаментальные силы, действующие на человека со стороны Космоса?

— Да, с помощью этого аппарата, — он указал на Машину, — мы установим пространственно-временное объединение.

— Как электрон-облачко? Мы будем находиться одновременно во всех точках нашей Вселенной?

— Да. И мы увидим далёкие миры, тысячи, миллионы миров!

— Снимем отпечатки с фотонов, преобразуем их и увидим события, происходившие когда-то. — Мои сомнения незаметно растворились. Набежала, накрыла волной уверенность в том, что именно так всё и будет.

— А ведь это возможно, догнать прошлое… — Виталий Игнатьевич улыбнулся, и мне показалось, будто он сам немножко сомневается, получится ли, сработает?

Несколько дней спустя профессор Григорьев запустил свою Машину Времени и получил первые кадры давно ушедших лет. И теперь любой из нас может увидеть прошлое, и нас это не удивляет, как не удивляет что-либо давно изобретённое человеком.

* * *

Всё-таки удивительное создание — человек! Он будет упрямо идти к поставленной цели, не боясь шагнуть за пределы несомненных истин. Он проложит свой собственный путь, если не будет других путей, но обязательно прикоснется к тайне, и тогда она перестанет быть тайной, а станет обычным явлением.

№ 6

Майк Гелприн
ПО КРУГУ

Ноябрь. Джек

Я увидел их, когда Сол, завершив дневной путь по небосводу, уже готовился завалиться за кромку леса. Десятки фигур разом оторвались от земли, метнулись между стволами и, укрывшись за ними, замерли.

Меня прошиб озноб, от прилива страха зашлось сердце. Первым порывом было немедленно бежать, я с трудом подавил его. Подставить декабритам спину означало смерть.

Я выдохнул страх и взял себя в руки. Слева, у подножия невысокого холма, лежал в укрытии Мартин, за ним — остальные наши. Я передёрнул затвор, готовясь выпалить в воздух, но в этот момент люди декабря рванулись вперебежку, и я вскинул ствол навстречу ближайшему.

Я стрелял в него навскидку, не целясь, зная, что попаду наверняка. Свалю его, как не раз валил ноябрьскую живность, будь то подставивший бок марал или ошалевший с испугу заяц. По на этот раз я промазал. Длинные белые волосы метнулись на ветру, и в последний момент, когда уже спускал крючок, я успел понять, что передо мной девушка. И я рванул цевьё в сторону и вверх, отводя от неё пулю.

Ноябрь. Снежана

Я не успела даже толком испугаться, я вообще ничего не успела. Вспышка в двадцати шагах. Выстрел. Оттолкнувший меня, заслонивший грудью Медведь. Короткая перестрелка, и всё закончилось. Мы подавили заслон людей октября меньше чем за минуту.

— Быстрее! — кричал откуда-то слева Конрад. — Быстрее! Раненых забирайте. Уходим.

С полчаса мы безостановочно гнали по ничьей земле на запад. Потом, когда Сол закатился за горизонт и окончательно стемнело, Конрад приказал остановиться.

В полной темноте он наскоро провёл перекличку. Мы потеряли в бою двоих, ещё четверо были ранены. Затем на севере, кропя тусклыми мазками верхушки сосен, начат всходить Нце.

Дождавшись, когда его бледный рассеянный свет превратил темень в полутьму, мы сосчитали пленных октябритов. Их оказалось больше двух десятков. Тогда Конрад сказал, что операция удалась, велел выставить часовых и разжечь костры.

— Видишь этого парня, Снежанка? — Медведь, отдуваясь, вывалил на землю охапку хвороста. — Вон того, чернявого?

Я всмотрелась. Пленные жались в кучку, разглядеть в полутьме, на кого показывал Медведь, не представлялось возможным. Так я ему и сказала и добавила, что дела мне больше нет, как разглядывать эту сволочь.

— Ты слишком категорична, девочка, — сказал Медведь. — Не торопись сволочить того, кто тебя пощадил.

— Как это пощадил!? — ахнула я.

— Да так. Он легко мог снять тебя с двадцати шагов. Но не стал. А потом ему не повезло со мной в рукопашной.

Я невольно хмыкнула. Хотела бы я посмотреть на того, кому повезёт в рукопашной, доведись ему схлестнуться с нашим Медведем.

— Ладно, — сказала я. — Раз ты говоришь, что пощадил, значит, так оно и есть. Давай, что ли, познакомь меня со спасителем. Ноябрь. Джек

Девушку звали Снежаной. Оглушивший меня в недавней стычке кряжистый плечистый бородач представился Медведем.

Я глядел на этих двоих и не мог заставить себя поверить, что вскорости они будут нас убивать. Бородатый здоровяк улыбался, хлопал меня по плечу и вообще вёл себя так, будто мы знакомы тысячу лет. Снежана… Она была удивительно похожа на Милгу, гордую девочку из августа, в которую я влюбился, когда сопровождал в лето обоз с зерном. Такие же серые глаза, высокий чистый лоб, ямочки на щеках. Только у Милги волосы были золотые, под цвет пшеницы, и вьющиеся, а у Снежаны — белые и прямые.

Мы потрепались немного, потом Медведь сказал, что рад знакомству и протянул ладонь размером с приличную лопату. Мы со Снежаной остались одни, и райю вор немедленно прервался. Она, насупившись, ворошила носком сапога мёрзлую ноябрьскую листву, я мучительно подбирал слова для того, чтобы спросить, сколько нам ещё осталось жить.

— Ну, чего вы с нами возитесь? — зада! мой вопрос Мартин. Он подошёл неслышно и, положив руку мне на плечо, глядел теперь на девушку в упор. — С собой в декабрь всё равно не потащите. Кончайте уж поскорее, что ли.

— Вас не убьют, — поспешно сказала Снежана. — Правда-правда.

В стылой промозглой ноябрьской ночи, под всполохи пламени от костров и зловещий треск прогорающих сучьев, её слова прозвучали совсем по-детски: наивно, растерянно и неуклюже. Ноябрь. Снежана

— Один из вас вернётся к своим, — сказал Конрад пленным, едва Сол, взойдя на востоке, вытолкал Нце с небосвода. — Он передаст наши условия. Выбирайте сами, кто пойдёт.

Слова Конрада растаяли в утренних сумерках, и наступила тишина. А я с удивлением осознала вдруг, что не хочу, чтобы ушёл Джек. Обозвав себя дурой, я приблизилась к Конраду и встала рядом. Вот они, люди октября, надо же… До вчерашнего дня я никогда не видела их вблизи. Все смуглые, черноволосые, худые или, скорее, поджарые, затянутые в пятнистую одежду под цвет палой листвы. Совершенно непохожие ни на нас, ни на январитов, не говоря уже о раскосых и низкорослых людях февраш.

— Каковы ваши условия? — хрипло спросил долговязый большерукий парень, которого Джек вчера назвал Мартином.

— Мы сейчас двинемся на запад, — ответил Конрад. — Но до шатров декабря не дойдём. В двух дневных переходах мы станем лагерем на ничьей земле. Через пятнадцать дней, когда на эту землю придёт декабрь и она не будет больше ничьей, наступит срок. Если к сроку наши условия окажутся невыполненными, мы умертвим вас.

— Ты так и не сказал, каковы условия.

— Мы предлагаем обменять вас, — Конрад повысил голос. — На оружие. За каждого из вас люди октября дадут двадцать боевых винтовок или тридцать охотничьих ружей, на выбор. И то, и другое с полным комплектом натронов. Мы, в свою очередь, даём слово никогда не применять это оружие против вас.

— Ты просишь слишком многого, декабрит, — сказал Мартин. — За каждую винтовку мы платим людям июля по сорок мер зерна. За ружьё июлиты берут тридцать. Наши старейшины никогда не пойдут на сделку. Если мы отдадим вам оружие, то умрём с голоду.

— Не умрёте. На охоту вам хватит. А на войну с нами винтовки больше не понадобятся. Ты ведь слышал меня — наши предводители дают слово, что оружие не обернётся против вас. Это значит, что наши разведчики не станут больше нападать на вас. Ни на ваши дозоры, ни на повозки и фургоны.

— Почему ты думаешь, что твоему слову поверят?

— Вам придётся поверить, у вас попросту нет другого выхода. Вас или обменяют, или вы не будете жить.

Декабрь. Джек

На десятое утро выпал снег — я видел его впервые в жизни. На ноябрьскую землю пришёл декабрь, и она перестала быть ничьей. До моих сородичей сейчас уже был месяц пути, декабритов же ждали со дня на день. А Мартин, ушедший парламентёром, так и не вернулся.

Я не хотел думать, что будет, если он не вернётся в оставшиеся четыре дня. Я вообще ни о чём не хотел больше думать, потому что влюбился. Не гак, как в надменную золотоволосую Милгу, безответно и безнадёжно. А так, как грезилось мне по ночам, когда звёздная пелерина вихрилась в танце сквозь прорехи в пологе фургона под перезвон бубенцов с конских сбруй.

Меня выпускали из лагеря под честное слово. Поначалу носатый широкоскулый парень, которого звали Конрадом, был против, но Медведь сказал, что ручается за меня, и Конрад сдался. Мы со Снежаной уходили на рассвете на восток, навстречу восходу Сола, и возвращались вслед за ним к закату. Первые дни нас сопровождал Медведь, потом он сказал, что за молодыми ему не угнаться, и мы стали уходить вдвоём.

Мы взбирались на вершины холмов. Спускались в распадки. Бежали, взявшись за руки, через покрытые жухлой травой и мёртвыми стеблями сжатых злаков поля. Продирались сквозь лесные завалы в чащобах. И я узнавал места, через которые проходил месяц назад, и тринадцать месяцев назад, и двадцать пять. А Снежана узнавала те, через которые проходила она, и тоже год назад, и два, и три года назад, только на месяц позже, чем я. А потом был ручей, и переброшенное через него бревно, и это бревно мы узнали оба. И я вспомнил, как свалился с него, когда мне было всего четырнадцать, а Снежана расхохоталась и призналась, что падала с него дважды. И там, на берегу этого ручья, под шалый посвист позёмки, я прижал её к себе и поцеловал.

Мир качнулся под ногами, зашатался, закрутился и поплыл.

Потом полетел. Помчался, унося нас с собой. Мы упали на снег, и мир содрал с нас одежду и слил воедино. А потом мир взорвался, и я уронил голову, зарывшись лицом в белизну её волос, и утонул, растворился в ней.

Декабрь. Снежана

Декабрь швырял в нас порывами злого морозного ветра, но нам не было холодно, а потом и вовсе стало жарко. Джек оказался совсем неопытным, и я сначала растерялась, но потом завелась так, что перестала осознавать, где я и что я, с ума сходя от его движений и ласк.

— Я у тебя что, первая? — спросила я, когда мы, наконец, выбились из сил.

— Да, — сказал он. — И последняя тоже.

Яне стала уточнять, что он имел в виду, только крепче прижалась к нему, и мы пролежали так, обнявшись, ещё с полчаса. Потом я с трудом поднялась, меня шатало, и Джек, стоя на коленях, поддержал и помог одеться.

Мы двинулись к лагерю, но на полпути Джек остановился и взял меня за руку.

— Снежана, — сказал он, — я хочу, чтобы ты стала моей женой.

Я отшатнулась. Я усиленно заставляла себя забыть, пока была

с ним. Гнала это от себя. Не желала думать об этом. И вот теперь оно вернулось. И встало между нами, разорвав то, что было, отбросив нас друг от друга. Передо мной стоял враг.

— Ты хоть понимаешь, что сказал? — с трудом сдерживаясь, чтобы не разрыдаться, проговорила я. — Ты в своём уме, октябрит?

— Да, — сказал он, — в своём. Я заберу тебя. К себе, в октябрь. Бог разделил людей на двенадцать месяцев, он…

— Что? — я опешила. — О чём ты? Какой ещё бог!?

И тогда он принялся рассказывать. Я слушала его и не могла поверить своим ушам. Он попросту ничего не знал. Не знал о мире, в котором живёт. Я в ужас приходила от того, какую жуткую, страшную, отвратительную ахинею вбили ему в голову. Он был не глуп, нет. Он был крайне, абсолютно, патологически невежествен.

Декабрь. Джек

Я твердил прописные истины, известные любому с рождения, — она не понимала. Не верила. Не хотела верить.

— Бог разделил людей на двенадцать месяцев, — втолковывал я.

— Избранным, любимым месяцам он велел жить в лете, прочим — в осени, весне и зиме. Потом люди ноября и марта восстали против Него, и Он уничтожил их месяцы, создав ничьи земли и отделив таким образом людей зимы от остальных. С тех пор так и повелось. Мы движемся против хода Сола на небосводе и за год совершаем Великий Круг, оставаясь в своих месяцах. Люди апреля вспахивают поля. Люди мая сеют, сажают овощи, возделывают фруктовые сады. Сентябри™ и октябриты жнут, собирают урожай и отсылают его людям весны и лета в обмен на оружие, одежду и утварь. И лишь три летних месяца не работают на полях, не добывают металлы в рудниках и копях, не охотятся. Они любимы Богом, созданы для высших целей и служат ему, живя в неге, праздности и богатстве.

— А нас? — спросила она. — Нас, людей зимы, тоже, по-твоему, создал бог?

— Конечно, — сказал я. В милости своей он не обошёлся с вами так, как поступил с ноябритами и мартами. Да, он обрёк вас на суровое испытание — вечно жить под тусклым светом Нце среди снегов и льдов. Но он не истребил вас, а позволил совершать Великий Круг так же, как прочим.

— Джек, — Снежана пристально глядела мне прямо в глаза.

— Неужели ты этому веришь? Неужели ты… вы все… Скажи мне, как называется наша планета?

— Что? — переспросил я. — Как называется что?

— Ты и этого не знаешь. Как называется наш мир?

Боже мой, — сказал я. — Как ему называться. Земля, естественно.

Декабрь. Снежана

Я рассказала ему. Я знала, что он не поверит ни единому слову. Но я рассказала, не могла не рассказать.

— Землёй называлась планета, на которой жили наши предки. Этот мир — не Земля, Джек. Да, он отдалённо похож на родину предков и носит то же название. Здесь схожие с исконной Землёй сила тяжести и состав атмосферы. Но всё остальное разнится, Джек. У этой планеты два светила — ближнее, дневной Сол, и дальнее, ночной Нце. Этот мир вращается вокруг Сола, но орбита вращения искажена тяготением Нце. Неужели вас ничему этому не учили?

— В школах октября не учат ереси, — сказал он. — А то, что ты говоришь — ересь.

Что ж, иного ответа я и не ждала.

— Значит, астрономия это ересь, — с трудом сдерживая злость, сказала я. — Фенология, надо понимать, тоже. И времена года, по-твоему, меняются по божьему велению, не так ли?

Джек подтвердил, что именно так.

— Разумеется, как же иначе, — сказала я с издёвкой. — То, что планета вращается вокруг собственной оси, есть, я догадываюсь, ересь в квадрате. А то, что, в отличие от исконной Земли, полный оборот совершается не за день, а за год — в кубе. О наклоне оси вращения я и упоминать не стану — в божьих заповедях ведь этого наверняка нет.

Я смолчала. Джек, потупившись, молчал тоже. Я смотрела на него, и злость вытекала из меня, уходила, уступая место… Нет, не жалости, сожалению.

— Ладно, — сказала я примирительно. — Позволь, я преподам тебе урок. Всего один, по истории. Постарайся дослушать и отнестись непредвзято. Так вот, истории этой планеты всего лишь сто пятьдесят местных лет. Столько прошло с тех пор, когда здесь высадились поселенцы. Большая партия, десятки тысяч человек. Они начали обживать этот мир, но потом произошёл конфликт. И те, в чьих руках было оружие, захватили власть и подавили сопротивление. Они создали учение о боге и двенадцати месяцах. Они же придумали Великий Круг. На этой планете единственный материк, он опоясывает её с востока на запад и омывается с обеих сторон океаном. За год планета оборачивается вокруг своей оси, каждая её точка, кроме полюсов, совершает круг. И мы, потомки тех, первых поселенцев, обречены по кругу ходить. С той же скоростью, с какой оборачивается планета и меняются времена года. Мы превратились в кочевников, Джек, в цыган, в бездомных в буквальном смысле этого слова. Тех, которые покорились, выставили в весну и в осень и заставили работать. Непокорных отделили и вышвырнули в вечную зиму. С запада нас проследуют, давят люди апреля, с востока — подпираете вы, октябриты. И тем, и другим летние месяцы поставляют оружие. Видимо, они торгуют с другими мирами, и звёздные корабли приземляются у тех, которым есть, что предложить. А у нас нет оружия, Джек, только то, что удалось захватить в бою у вас или выменять у апрелитов на звериные шкуры. У нас нехватка нищи и витаминов.

У нас цинга. У нас…

— Это неправда! — закричал он. — Этого не может быть. Тебя одурачили, ваши священники, они…

— У нас нет священников, — прервала я. — Зато сохранились историки. Медведь один из них, он учил меня так же, как многих моих сверстников. Мы проигрываем борьбу за существование, Джек, нас становится меньше и меньше. Выживают потомки тех, кто привык к зиме — скандинавы, славяне, эскимосы, и то не все, далеко не все. А дети от смешанных браков нежизнеспособны, они болеют, умирают в младенчестве. Через десять лет, если ничего не изменится, нас не станет. У нас лишь одна надежда — остановиться, прекратить, прервать бесконечную гонку по кругу. Поэтому мы дальше не пойдём, Джек. Мы встанем в феврале, дождёмся марта и с оружием в руках встретим людей апреля.

Декабрь. Джек

Я не помню, как дотащился до лагеря. То, что я услышал, было невозможно, немыслимо. Эго было чудовищно. Этого просто не могло быть.

Вечером в шатёр, где содержали пленных, пришёл Медведь и поманил меня наружу.

— Уходи, октябрит, — сказал он. — Забирай девушку и уходи. Я отвязал пару ездовых оленей, потом скажу Конраду, что вы их угнали. Давай, парень, не теряй времени, уходите прямо сейчас.

— Она не пойдёт со мной, — сказал я.

— Пойдёт. Я прикажу, она не посмеет ослушаться — я вырастил её и воспитал, кроме меня у неё никого не осталось. Ты — хороший парень, правильный, ты спасёшь её. Мы здесь все смертники, независимо от того, вернётся твой друг с оружием или нет. Хотя сейчас уже ясно, что не вернётся.

Я не пойду, Медведь, — сказал я. — Несмотря на то, что люблю её, не пойду, даже если ты её уговоришь. Ты бы поступил так же на моём месте. Ты не ушёл бы, зная, что твоих друзей и сородичей через три дня казнят.

Он замолчал. Молчал долго, теребя бороду и изредка бросая на меня короткие взгляды исподлобья. Потом сказал:

— Завтра мы вас отпустим. Иди к своим. Хотя нет, постой. Снежана рассказана тебе, как устроен наш мир. Ты, конечно же, не поверил. На, почитай утром, как рассветёт, — он протянул мне свёрток. — Ты ведь грамотный? Это документы. Из архивов первых поселенцев. Подлинные. Будешь уходить — вернёшь.

Январь. Снежана

Мы больше не бежим по кругу. Январиты догнали нас и встали лагерем, теперь мы с ними бок о бок. Через месяц сюда придут люди февраля. Ещё через месяц настанет март. А потом мы погибнем.

Джек так и не поверил. Ни мне, ни Медведю, ни его документам. Что ж, я и не ждала, что он поверит. Бог, которого нет, ему судья.

Я часто думаю, кто судья мне. За то, что ослушалась тогда Медведя и отказалась сбежать в октябрь. Ослушалась первый раз в жизни.

Март. Джек

Бог разделил род человеческий на двенадцать месяцев. Избранным, любимым месяцам Он велел жить в лете, неугодных и непокорных низверг в зиму. Совершив это, Бог поступил несправедливо.

Я увидел их, когда Сол, завершив дневной путь по небосводу, уже приготовился завалиться за кромку леса. Десятки фигур разом оторвались от земли, метнулись между стволами и, укрывшись за ними, замерли.

Я выдохнул страх и взял себя в руки. Слева, в корнях гигантского выворотня, лежала в укрытии моя жена Снежана, за ней Конрад, Медведь и остальные наши, все, у кого было оружие. Я передёрнул затвор, и в этот момент люди апреля рванулись вперебежку. Я вскинул ствол навстречу ближайшему.

Валерий Гвоздей
СЛОЖНЫЙ ВОПРОС

Экипаж готовил стыковку.

Орбитальный телескоп напоминал стилизованную подзорную трубу, латунного оттенка, зачем-то снабжённую длинным пушечным лафетом. Приближаясь, он увеличивался в размерах. Хотя на самом деле это они догоняли его. Сквозь оргстекло кабины уже можно рассмотреть торчащие антенны и более мелкие детали — всё-таки не атмосфера, вакуум…

Освещённый пылающим солнцем, на фоне ледяной черноты космоса, разбавленной белыми точками звёзд, телескоп выглядел эффектно и даже элегантно. Раскинутые крылья солнечных батареи, отчасти принявшие на себя голубой цвет планеты, казались тонкими и хрупкими.

Телескоп принадлежал Европейскому космическому агентству. В системе с четырьмя другими орбитальными телескопами он искал планеты в дальнем космосе. И, разумеется, особое внимание уделял тем, на которых возможна белковая жизнь. Исследования велись не для того, чтобы найти братьев по разуму, а ради будущего освоения, колонизации. До этого ещё далеко, но агентство считало, что готовиться нужно загодя. Чтобы не отстать от заокеанского соседа и успеть только к шапочному разбору. Вопрос делёжки — всегда сложный вопрос.

Ниже и немного правее Олег заметил два спутника, один метеорологический, второй — скорее всего, ретранслятор. А вон и ещё один, идёт по восходящей траектории. Что ни говори, тесновато становится в космосе — вблизи планеты.

— Семь минут, — сообщил Руди по-английски.

— Сбрасывай, — хрипло сказал Большаков.

Человек сторонний подумал бы, что их командир простужен.

Или взволнован. Но голос у Большакова такой всегда, в любое время года, при любом состоянии здоровья.

Последние четырнадцать лет — точно. Именно столько Олег знал его.

Телескоп, миновав выгнутую линию горизонта, величественно парил над Землёй, разнообразя привычный рисунок Австралии, зеленоватого Индийского океана, с размазанными клочьями облаков.

Сосредоточенный Руди с усилием разомкнул губы:

— Дистанция — сто метров, ускорение — один метр в секунду.

— Полфадуса вправо, — сказал Большаков. — Сбрасывай ещё.

Пилот засопел. Через несколько минут проинформировал:

— Тридцать сантиметров в секунду.

— В самый раз.

Телескоп наплывал, закрывая обзор, сверкая маячком.

— Дистанция — восемь метров, скорость — тридцать сантиметров в секунду.

— Хорошо. Стыкуемся, Руди.

Шаттл приблизился к днищу лафета, начал медленное сближение. Экран показал ярко освещённое конусообразное углубление пассивного стыковочного узла. Корпус телескопа заслонил большую часть пространства.

— Контакт! — оповестил Руди.

— Стыковка завершена, — довольно объявил командир.

Все расслабились, заулыбались. Олег Яншин — тоже, хотя на телескопе работать, в основном, ему. Искать неполадки. Заменять вышедшие из строя блоки.

Лафет — станция, необитаемая большую часть времени, пребывающая в спящем режиме. С неё можно регулировать параметры телескопа и его механику. Инженеры-наладчики посещали станцию редко. Аппаратура не давала сбоев. Замеченные погрешности исправлялись по команде с Земли.

Но что-то вдруг не заладилось. Выявленный сбой устранить из Центра не удалось. И на телескоп отправили ремонтную экспедицию.

Провести на борту космического телескопа всеобъемлющее тестирование систем — не так-то просто. Нужно отключить телескоп, приостановить выполнение программы. Жёсткие сроки, графики летели к чертям — вместе с премиальными. Неудивительно, что в коллективе надолго поселилась грусть. Олег знал лишь техническую часть проблемы. Однако и он понимал: если агентство пошло на это, значит, проблема достаточно серьёзная, значит, учёных совсем не устраивает положение дел.

Инженеров, кроме Олега, было ещё двое. Оба сейчас находились в жилом отсеке. Эл Хорни столько раз летал на орбиту, что ему уже и не интересно. Жюль Нодье был в плохом настроении — ради командировки парня оторвали от новой подружки. Олег Яншин, дважды и благополучно разведённый, относился к его страданиям иронически. Но старший группы должен учитывать и такие обстоятельства.

С шаттла он запустил оборудование, призванное обеспечить людям нормальные условия. Комплекс жизнеобеспечения быстро наполнит тесные помещения станции дыхательной смесью и поднимет температуру до приемлемой. Это позволит находиться там без скафандров, но курортных условий ожидать не приходилось.

Скоро три инженера-наладчика зависли перед люком. Они переберутся на телескоп, и начнётся работа.

Климат-контроль показывал норму. Когда выровнялось давление, сегменты люка ушли в пазы, как диафрагма у старых фотоаппаратов. И ремонтная бригада, подвесив к груди контейнеры с инструментами, вплыла на станцию.

* * *

Глядя через иллюминатор вниз, на Землю, Яншин увидел яркую вспышку. Затем огонёк стал меньше, но не погас. Он двигался против вращения планеты. Это был старт и выход на низкую орбиту космоплана частной компании — она специализировалась на космическом туризме. Как ни странно, желающие не переводились, что Олега удивляло. Уж он-то не стал бы выкладывать за трёхчасовой полёт две или три сотни тысяч баксов, для того чтобы несколько минут ощущать невесомость — в скафандре, в вычурных интерьерах космоплана. Сам агрегат похож на вокальный микрофон — с крыльями. Впрочем, издалека он напоминал трезубец.

Отвлечься было необходимо. Увы, несколько часов работы незаметно переросли в сутки. Затем — во вторые.

Они заменили использованные батареи, отладили спектрограф, установили новые камеры, датчики наведения, проверили стабилизационное оборудование. И это в невесомости, когда нужно фиксировать каждый вывинченный болт и каждую шайбу: неровён час, мелкая деталь залетит куда-нибудь, замкнёт цепь или заклинит механизм…

Всё было в норме. А когда открыли заслонку «объектива» и, в полном соответствии с заданием Центра, выставили параметры, опять начались странности, которые и стали причиной отправки сюда ремонтной экспедиции.

С Земли им сообщили, что аппаратура снимает другой сектор космоса. Но компьютер станции утверждал: программа выполняется точно и телескоп нацелен правильно. Решили — глючит бортовой компьютер. Несколько часов ушло на перезагрузку и проверку работы компьютера.

И снова — перенацеливание, самопроизвольное, трудно объяснимое. Заменили датчики наведения, хоть они были новёхонькими и только что установленными, исправными. Ничего не изменилось. Вновь — отклонение.

Постепенно Олег заметил, что их телескоп не желает сканировать вполне определённый участок пространства. Сообщил в Центр.

На него почему-то наорали.

Понятно, в Центре народ уже на взводе. Однако наорали, похоже, за то, что он выявил закономерность. На Земле её, конечно, обнаружили гораздо раньше. Более того: как ему нехотя сообщили, оставшиеся четыре телескопа, работающие на проект, тоже упорно игнорируют данный сектор.

У Олега возникла неизбежная мысль: дело не в аппаратуре.

Но в чём?

К иллюминатору, подтягиваясь вдоль шнура, подплыл Нодье и завис рядом. Он тоже подрагивал. Не тропики.

— Ну, что? — спросил Яншин, повернувшись.

Жюль наморщил рано лысеющий высокий лоб, выпучил голубые глаза, покрасневшие от недосыпа:

— А мы одни тут?

— Эла, как я понимаю, ты в упор не видишь, — улыбнулся Яншин.

Брови Жюля пошли вниз, нахмурились, пригасив растерянный взгляд. Нодье похлопал себя ладонью по груди, ища в комбинезоне сигареты, которые оставил на Земле, и разочарованно скривился.

— Эл сам тем же вопросом интересуется… — Парень замялся как человек, который не решается произнести что-то вслух. — И у него появилось ощущение, что наша компания — э-э… больше немного, чем кажется. А он скептик, ты же знаешь.

Этого ещё не хватало. У ремонтной бригады едет крыша.

— Мы все переутомились. — Ну что ещё в такой ситуации может сказать руководитель группы инженеров-наладчиков?

— В космосе у многих начинаются лёгкие сдвиги. Чуждая среда, абсолютно враждебная… В космосе многим кажется — им кто-то смотрит в спину.

Жюль глянул через плечо, увидел стойки, забитые контрольной аппаратурой, с весёлыми огоньками индикаторов.

— Лично мне кажется вот что, — сказал Нодье. — В системе завёлся хитрый вирус.

— Мы же проверяли компьютер. Он проходит все тесты. Никаких вирусов.

— Я сказал — хитрый. Когда мы тестируем компьютер, вирус сидит в другом элементе системы. В любом электронном приборе. Начнёшь проверять этот прибор — вирус перейдёт в третий. Их вон сколько. И все между собой завязаны. Как уследишь?

— О-о… — сочувственно покачал головой Яншин. — Ты что предлагаешь? Раскоммутировать аппаратуру и по каждому элементу — молотком?.. Где-нибудь да прихлопнем гада? А если он на внешние сенсоры перекинется? Выйдем в космос? И не мечтай.

Из-за дальней стойки показался тощий Хорни.

Стандартный ремонтный комбинезон агентства рассчитан на людей спортивного типа, но Эл в своём болтался — как будто влез в одёжку на два размера больше… Хорошо — на станции и зацепиться-то не за что. А то бы весь поизодрался.

Глядя, как хмурый Эл плывёт к ним, Олег понял, что и он полон сомнений.

Хорни закрепился на стене, лишь затем приступил к беседе.

— Не нравится мне тут, — поведал он с доверительной интонацией. — Неуютно. И такое ощущение — играет с нами кто-то. В скверную игру.

— Вирус?

— Это не вирус. Мои датчики фиксируют такое, что… Своим глазам не веришь.

— А конкретно?

— Присутствие какой-то организованной электронной субстанции, с жёстким набором функций.

О, как.

Эл слова зря не скажет. Ему верить можно. Когда матёрый скептик говорит подобное, значит, — пора на Землю, в санаторий, для поправки здоровья.

Но соглашаться нельзя ни в коем случае, надо гасить очаг космического безумия:

— Эл, если я приму твоё утверждение как рабочую гипотезу, мне захочется спросить, на других телескопах субстанция имеется? Они ложе капризничают. На каждом — по субстанции? Или на всех — одна?

— На других — не знаю. А здесь — складывается впечатление.

— Хочешь, чтобы я доложил в Центр о впечатлении? На меня собак тут же спустили, только я заикнулся о секторе. Если сообщу о впечатлении — за нами сюда пришлют скорую помощь.

Эл печально вздохнул:

— Я понимаю, это звучит дико… Но ты ведь тоже чувствуешь, не в аппаратуре причина А в том, кто ей управляет — против нашей воли и против воли Центра. Каким-то образом подчинил себе начинку пяти орбитальных телескопов. Компьютеры Центра вряд ли задеты, если регистрируют неполадки… Хочу обратить внимание на тот факт, что все пять телескопов работают на один проект.

Не поспоришь. Но самое неприятное заключалось в том, что и Яншину — казалось. Просто он не решался так прямо сформулировать догадку, подозрение. Уж больно всё напоминало сдвиг по фазе. У иллюминатора он застрял потому, что больше не мог находиться возле аппаратуры.

А там, в Центре? Казалось им или нет? Или они по привычке — отмахивались? Не хотели рисковать своей научной репутацией?

Сюда бы их… Самовлюблённых, явно или неявно, изысканно высокомерных… Чтобы сами ощутили это волнение, трепет, этот леденящий страх, на грани ужаса. От прикосновения к тому, что не поддаётся логике, не вписывается в утверждённую картину мира, выходит за рамки, выходит за грань. Отдаёт бездной. Куда более жуткой, чем та, что лежит между их шаттлом и Землёй.

Эл повёл шеей, словно ему давил воротник.

— Мне слегка не по себе, Олег, — признался он. — Давно уже так не было. А может, — вообще никогда.

— А мне — даже и не слегка, — пробормотал Жюль. — Мечтать о контакте — это одно, а столкнуться вот с таким — совсем другое. В животе холодно. И сразу думаешь — лучше не надо. Лучше — бог с ним, с Контактом.

Яншин вздохнул:

— Что предлагаете? Вызвать Центр на связь и попроситься вниз?

— Нет. Перейти в шаттл, закрыть люк. И ждать приказа.

— Ну, конечно! Досадим тут. Прикажут спускаться — мы спустимся. И будем помалкивать о впечатлениях… Эл, ты можешь локализовать субстанцию?

— Она состоит из предельно разреженных электромагнитных полей, а их здесь столько… Что-то вроде бесплотного робота. Хотя бесплотного, разумеется, условно — в рамках традиционного понимания.

Олег помолчал. Он сразу решился произнести вопрос, который вертелся на языке:

— Можешь вступить в диалог?

— Пытался. У робота своя программа. На переговоры у него полномочий, видимо, нет.

Блок связи щёлкнул негромко, но они вздрогнули.

Из динамика послышался хриплый голос Большакова:

— Что притихли? Долго нам болтаться на орбите?

— Вы же космонавты, Миша, — ещё пытаясь сдерживать дрожь, отозвался Яншин. — В космосе у вас душа поёт. Наслаждайтесь.

— Уже насладились. Сколько можно… У нас с Галиной в эту пятницу годовщина. Она мне голову оторвёт, если что. Слышишь?

— Работа выполнена. Я доложил в Центр.

— И когда же домой, Олег?

— Мы люди подневольные. Как прикажут — так и полетим. Они всё думают…

Большаков отключился.

Три инженера-наладчика продолжали висеть у иллюминатора, в который была видна Земля. Случайно они здесь оказались? По своей воле? Что это — намёк? Уходите, мол, к себе, домой?

Их била дрожь. И от холода, и от страха.

* * *

Они собрали инструменты, закрыли панели, стали ждать в тесном коридорчике у выходного люка, опасаясь, что поступит распоряжение о каких-то новых работах.

Избегали смотреть друг на друга, подавленные, ошеломлённые.

Им приказали возвращаться.

Покидая станцию последним, руководитель группы оглянулся на стойки с аппаратурой, на огоньки — зелёные, синие, жёлтые. Ни одного красного. Полный, окончательный порядок.

Не оставляло мучительное ощущение, что кто-то смотрит в спину. Да и в низком, ровном гудении приборов чудилась неясная угроза…

Экипаж действовал, как всегда, чётко. Отстыковались штатно. Плавно удалился телескоп, и с ним — леденящая разум жуть. Это принесло облегчение, хоть и не сразу.

Яншин смотрел, как растёт впереди голубой шар, висящий в чёрной пустоте. Сквозь прозрачную вуаль атмосферы была видна Африка. Тёмно-зелёный океан с пеной кружевных облаков над ним.

— Олег, — не оборачиваясь, сказал Большаков.

— Есть, командир.

Правила есть правила. Взлёт и посадка — в кабине должен находиться только экипаж. Пассажиры — на своих местах, в специальном отсеке.

Эл спал в кресле. А вернее — делал вид. Жюль смотрел в потолок и на появление старшего не отреагировал. Яншин занял кресло рядом с ним, пристегнулся.

О том, что они испытали на станции, никто язык распускать не будет. И не ради престижной работы, высокого заработка. Просто…

Как рассказать — о бездне, которая открылась перед ними? Кто не испытал, не воспримет и ничтожной доли их ужаса. Не поверит…

Аппаратура в норме — умники из Центра давно поняли. Возможно, послали на телескоп ремонтную группу, чтобы окончательно убедиться.

Инженерам ничего не скажут. Никого не заинтересует их мнение.

Бог с ними, с умниками. За полчаса до приказа возвращаться, кое-что произошло. Яншин почувствовал: это вошло в его мозг, с коротким сообщением.

Вероятно, то же испытали и товарищи.

Явилось ЗНАНИЕ, без слов.

На станции нет живых пришельцев. Есть энергетическая сущность, искусственно созданная, исполнитель хозяйской воли, которая — однозначна.

Кто-то намекает, что внимание к проблемному сектору излишне: «Место занято, ребята».

Наверное, лучше прислушаться.

Как там, в немыслимой дали, заметили чужой взгляд и как доставили сюда бесплотного робота — отдельный разговор. Хотя здесь Олег усматривал весомый аргумент в пользу того, что лучше прислушаться.

Для энергетической сущности её собственное время, скорее всего, имеет нулевое значение, она за одно мгновение, разом, переместилась в пространстве, чтобы намекнуть.

Такое перемещение тоже стоило бы учесть. Это свидетельство технического уровня.

Братья по разуму, а также сёстры, к контакту, похоже, не стремятся…

Вопрос делёжки — всегда сложный вопрос.

№ 7

Валерий Гвоздей
НАЧАЛО

Ранним утром Ы-ых Косолапый выскочил из своей пещеры и, по давней традиции, издал ушераздирающий рык, от которого с него едва не слетела звериная шкура.

Так поступал всякий уважающий себя лохматопупый, желающий распугать хищников, а заодно и голопупых, которые могли оказаться поблизости с очередной военной акцией.

Рык Ы-ыха Косолапого длился не менее одной минуты. Наверное, мог бы и дольше при его грудной клетке и многолетней усиленной практике.

Но Ы-ых, самозабвенно орущий с запрокинутой головой и закрытыми глазами, открыл их. Посмотрев по сторонам, он заметил, что у него слушателей, в общем-то, нет.

Лохматопупый тут же захлопнул рот.

— Н-да, — пробормотал Ы-ых, немного смутившись.

Оставалось радоваться, что его критически настроенная супруга, возившаяся с детьми в глубине пещеры, не видела конфуза. А то на месяц хватило бы язвительных замечаний. Ведь лохматопупые ничего не делают без нужды.

Себе же Ы-ых сказал, что этот холостой рык преследовал чисто профилактические цели.

Он вскинул палицу на плечо и свистнул. Из зарослей, громко топоча ногами, выбежала Фру-фру, огромная травоядная динозавриха. Стала неуклюже ластиться к хозяину.

Это была вольность.

— Но-но, — мягко отстранил её Ы-ых, съездив палицей по голове. Фру-фру, не сводя с Ы-ыха преданных глаз, вытянулась в струну, готовая мчаться, куда велит хозяин.

— То-то, — проворчал суровый лохматопупый, не любивший телячьих нежностей.

Он ловко взобрался на спину Фру-фру, утыканную роговыми наростами.

Путь Ы-ыху предстоял долгий — аж до самых Трухлявых пеньков, где жил с семьёй его политический соратник У-ух Косоглазый.

Ы-ых поспешил. В дороге, время от времени постукивая Фру-фру по хребтине, чтобы не отвлекалась на зелёную траву, лохматопупый разрабатывал план охоты на Бегемота.

Черепная коробка у Ы-ыха была очень прочная, затвердевшая от вражеских и дружеских ударов. Но это сказалось на её содержимом.

Работа шла трудно.

Когда Фру-фру упёрлась носом в крайний Трухлявый пенёк, Ы-ых успел обдумать лишь одно положение стратегического плана: «Э-э…»

Фру-фру принялась с аппетитом глодать труху.

Услышав этот противный хруст, из-под пенька выполз ещё один лохматопупый — У-ух Косоглазый. Ы-ых сполз с крутого бока Фру-фру на землю. И друзья, воздев палицы, начали ритуал приветствия. Уж молотили от души. Когда ритуал был завершён, оба лохматопупых напоминали жертвы горного обвала.

— Э-э… — поделился Ы-ых с верным другом.

У-ух довольно быстро уловил его мысль и спустя час понимающе заулыбался.

— Э-э! — воскликнул он.

Ы-ых облегчённо вздохнул. Наиболее трудная часть дела, можно сказать, уже сделана. И он, поднатужившись, очень тепло, хотя и несколько смутно, подумал: «Хорошо, когда друг понимает тебя с полуслова».

Но в воздухе повисла догадка, что вдвоём со зверем не справиться. Оба чувствовали её присутствие, пусть и не могли отчётливо сформулировать.

Внимательно посмотрев друг на друга, заглянув в подбитые глаза, они припомнили, что уже давненько не виделись с Э-эхом Косоруким, другим славным лохматопупым, живущим у Синего болота.

— Э-э… — начал Ы-ых.

— Э-эх! — подхватил У-ух Косоглазый.

Ы-ых осклабился. «До чего здорово иметь такого сообразительного друга!..» — излучала его расквашенная физиономия.

У-ух отвязал от баобаба своего динозавра, и друзья, объединённые туманной, зато общей целью, отправились к Э-эху Косорукому.

Вскоре они прибыли на место. Когда закончился ритуал приветствия, трое лохматопупых напоминали жертвы землетрясения. Э-эха уравняло с гостями то, что его-то охаживали в две палицы, тогда как он — благовоспитанно отмахивался лишь одной. Утерев кровавые сопли, друзья радостно смотрели на дело рук своих, чувствуя немалое удовлетворение оттого, что все присутствующие отработали честно.

— Э-э… — начал объяснять Ы-ых генеральную идею, тыча палицей в направлении Синего болота.

— Э-э!.. — подхватил У-ух и засунул под верхнюю губу две берцовые кости, валявшиеся на земле.

— О-о!.. — закивал сообразительный Э-эх через какой-то час. Подумав немного, добавил: — О-о!..

Взгромоздившись на скакунов, трое отважных устремились вперёд. Их глаза, несколько заплывшие, горели огнём. Уши, носы и всё остальное — тоже. Нетерпеливая мужская жажда настоящей драки заставляла их неистово колотить скакунов по хребтине — до головы-то не дотянешься…

Они подъехали к бурелому, сквозь который кое-где просвечивало Синее болото.

— О-о… — подал Э-эх мысль.

— О-о! — хором воскликнули спутники и вскинули палицы.

Но Э-эх отрицательно постучал дубиной по головам друзей.

Ге озадаченно уставились на него. Разве что-то идёт не по плану? Э-эх скупой мимикой распухшего лица дал понять, что охота, можно сказать, обречена, — если не заглянуть в одно место. Это рядом.

— О-ох! — веско заявил Э-эх, подняв корявый палец.

— О-ох… — посерьёзнев, откликнулись политические единомышленники.

Возле пещеры с ярко размалёванным входом друзья спешились. Из неё тут же выскочил, размахивая палицей, О-ох Кособрюхий, в трёх шкурах, надетых одна поверх другой. Когда ритуал приветствия был завершён, участники напоминали жертвы планетарного катаклизма.

— О-ох?.. — прохрипел Э-эх, на этот раз — с чисто прагматической целью.

Хотелось, чтоб хозяин отозвался — ведь сам Э-эх не мог определить его местонахождение заплывшими глазами.

— Э-эх!.. — прохрипел в ответ хозяин, уважительно избитый едва ли не до полусмерти, и указал палицей на опушку бурелома. Динозавры принялись щипать траву.

Ну а четверо лохматопупых энергично заковыляли вперёд. На всех четверых нельзя было смотреть без содрогания. Впрочем, никто и не смотрел.

На краю бурелома гости увидели яму. Раньше её заполняла грязь, в которой так любили поваляться динозавры, избавляясь от блох. Сейчас же в ней пузырилась какая-то мутноватая жидкость, издающая непривычный резкий запах, и плавали огрызки плодов.

Ноздри отважных расширились, принюхиваясь.

— И-и-э-эх! — выкрикнул Э-эх и бросился в яму.

Но он не стал ни мыться, ни плескаться в остро пахнущей влаге, он стал — жадно пить, отдувая в сторону подплывавшие огрызки. Спутники почувствовали в нём бывалого охотника на Бегемотов.

О-ох, дав понять, что удовольствие стоит одну полноценную шкуру, указал им на яму.

Посоображав не более часа, те присоединились к Э-эху.

Сначала терпкая влага смутила их своим вкусом.

Но потом они как-то незаметно для себя втянулись.

Через некоторое время, хорошо нахлебавшись в яме, трое отважных, где на своих двоих, где — на своих четверых, двигались в направлении Синего болота. Громко распевали песню, из которой Бегемоту следовало уяснить, что его сейчас пометут по кочкам к едрене фене.

После ямы охотникам было трудно выдерживать прямой курс. Они то и дело натыкались на деревья и ненароком валили их, отчего бурелом становился ещё непролазнее.

Ы-ых даже подумал — а нет ли вины предшествующих отважных в том, что эта местность имеет столь труднопроходимый вид.

И было трудно приноровиться к повадкам тутошних деревьев, кидающихся к тебе, как к лучшему другу, с объятиями и поцелуями. А ещё ему казалось странным, что Синее болото, которое находилось, в общем-то, неподалёку, до которого, если уж по совести, рукой подать, — никак не приближается.

Его также смущало, что состав экспедиции вырос — У-ух и Э-эх наличествовали в двух экземплярах каждый, причём экземпляры двигались в лад, покачивались в лад.

Конечно, хорошего человека — чем больше, тем лучше… Но пока такое раздвоение было непривычно.

Тем временем Э-эх целеустремлённо продирался вперёд, ничему не удивляясь. Он знал, что это коварный дух Бегемота хитро морочит охотников. Но Э-эх не позволит надуть себя. Он задаст подлому трусу но первое число. Вот только полежит чуток на мягком лесном мху и передохнет… А потом найдёт Синее болото.

Э-эх свернулся калачиком и закрыл глаза.

Уже засыпая, он чувствовал, что на его ноги пристроилась твёрдая голова то ли Ы-ыха, то ли У-уха… Но могучего тройного храпа Э-эх не услышал. Заснул…

Продрав глаза, трое охотников испытали не очень приятное ощущение.

Крепкие головы лохматопупых раскалывались так, будто они вовсе не были закалены в боях и приветственных ритуалах.

— О-ох! — простонал Ы-ых, не без укора в адрес владельца ямы. Встав на ноги, он почувствовал, как ему кто-то съездил по голове, изнутри.

— О-ох! О-ох! — согласно закивал Э-эх, но не очень резко, потому что ему тоже кто-то бил по голове изнутри, видимо, желая выбраться наружу.

Не прошло часа, как Э-эх растолковал друзьям, что избавиться от внутреннего супостата можно, если снова нахлебаться в яме О-оха.

И охотники двинулись в обратный путь. Они решили, поправив голову, предпринять ещё один штурм Синего болота. Участники похода уже ясно отдавали себе отчёт, что охотиться на Бегемота — это вам не хухры-мухры.

С той поры не раз многие отважные предпринимали дерзкие попытки выследить зверя — предварительно как следует нагрузившись в яме. Но странное дело: никому это не удавалось. Только бурелом с каждой новой попыткой становился гуще.

Коварен, ох, коварен зверь Бегемот!..

Юрий Молчан
ДОБРОВОЛЕЦ

Облачённый в скафандр Пирсов летел вперёд в расшитой звёздами пустоте. Пятно чёрной дыры становилось ближе, увеличивалось и вскоре уже было размером с Землю, когда видишь её с идущего на посадку звездолёта.

Сплошная, глубокая чернота чётко выделяется на фоне россыпей звёзд. Она пожирает лучи света и звук. Она пожирает всё.

А через пару минут и он исчезнет в её бездонном чреве.

Антон подумал, что боль, наверное, будет страшной. Тебя сдавит невидимый, всеобъемлющий пресс. Будет давить со всех сторон, а потом вмиг разорвёт резкая смена приливных сил. Всё, что останется, сожмётся в точку меньше, чем капля масла в супе, и станет снежинкой информации в этом немыслимом снегопаде смерти внутри чёрной дыры.

За 5 дней до этого

— Полковник, с нами связался исследовательский корабль «Искариот», отправленный к звёздному скоплению DM-573. У них чрезвычайная ситуация.

— Слушаю вас.

— Они утверждают, что на выходе из нуль-пространства попали в поле притяжения чёрной дыры и, она…

— Что?

— Она вступила с ними в телепатическую связь, сэр.

— Что за бред.

— Она требует, чтобы ей принесли жертву. Иначе она поглотит корабль.

— Чушь какая-то. Вы в это верите?

— Капитан «Искариота» был напуган, сэр. Он паниковал и умолял прислать добровольца.

— А кто бы на его месте не был напуган… А почему не принесут в жертву члена экипажа?

— Сэр, они так и сделали, но скафандр практически сразу вернулся с трупом. «Дыра» жертву не приняла.

Ладно, в конце концов на Земле ещё остались те, кем не жалко пожертвовать. Кстати, это будет прекрасная возможность приоткрыть тайну.

— Боюсь, я не совсем вас понимаю.

— Свяжитесь с начальником тюрьмы Ланглее. От моего имени. Уладьте с ним всё и распорядитесь отправить на «Искариот» вместе с «добровольцем» датчики и микрокамеры. Прежде, чем он пересечёт горизонт событий и войдёт в сингулярность, «Искариот» получит от него много интересных данных о свойствах пространства в непосредственной близости от чёрной дыры. Пока что такие нюансы известны только в теории, так что Академия наук нас поддержит, если вдруг комитет по борьбе за права человека в тюрьме поднимет шум. Приступайте.

— Будет сделано, сэр.

* * *

Чёрное пятно разрослось неимоверно, вся жизнь — до тюрьмы и после — промелькнула перед глазами Антона, как серия вспышек, которые ты толком даже не успеваешь увидеть. Вместо обещанного света, всёупиралось в эту всеобъемлющую черноту впереди. Это у обычных людей впереди свет, — думал он, чувствуя, как стук сердца в груди начинает зашкаливать, а лоб под колпаком скафандра покрывается испариной, — а у стариков, вроде меня, только чёрные дыры.

Он ощутил покалывание, затем оно усилилось, стало настойчивым, словно по каждой клеточке тела двигались усики громадного невидимого насекомого.

Покалывание перешло в жар, тот сменился леденящим внутренности холодом, но это уже от страха. Пирсов боялся смерти сейчас как никогда прежде. Даже страх перед электрическим стулом мерк по сравнению с тем, что вот-вот на него обрушится. Ему дали семь лет тюрьмы только за то, что выбил дурь из полицейского, который хотел изнасиловать его восьмилетнего внука. Такие всё ещё попадаются, и если этих отбросов тронешь хоть пальцем, на тебя обрушатся все топоры правоохранительной системы. А когда на суде он заявил, что полицейских педофилов и выгораживающих их судей нужно сажать на электрический стул, то оскорблённый судья приговорил его к казни на этом самом стуле по истечении срока заключения. «Полетишь добровольцем, — сказал ему начальник тюрьмы, двоюродный брат того, кому Антон сломал нос и выбил резцы, — отправишься на орбиту' на «Ахилл-45», казнь отменим. Как и твоё заключение. Ты выйдешь отсюда свободным в тот самый миг, как подпишешь согласие на полёт».

Выбора всё равно не было, Пирсов это знал, ему просто заменяют один электрический стул на другой. Он коряво подписал левой рукой. Правая была сломана в нескольких местах и висела плетью после драк с заключёнными. Охранники позаботились о его левой ноге. Последнее время в тюрьме он постоянно ходил, опираясь на костыль. Тем не менее он сумел добиться нового слушания своего дела, и всего-то оставалось подождать несколько месяцев.

Но Пирсов знал, что если он не подпишет бумагу, то вряд ли доживёт до суда. Охрана, которая целиком подчиняется директору тюрьмы, подтвердит под присягой, что его смерть наступила в результате несчастного случая.

«Ты выйдешь отсюда свободным». Как же, чёрт бы вас подрал! Никого свободного из вас не скармливали в гигантской космической мясорубке.

* * *

— Доктор Штольц, каковы результаты? Можно выпустить его в космос?

— Он прошёл осмотр во всех кабинетах… Но помилуйте, ему 60, в его годы уже не летают. Где-нибудь на полпути у него остановится сердце или случится инсульт. К тому же, у него сломаны рука и нога.

— Руки и ноги ему всё равно не потребуются. Благодарю вас.

— То есть, вы сознательно посылаете человека на смерть?

— Доктор Штольц, хочу вам напомнить о соответствующей поправке к закону, которую приняли три года назад. Приговорённых к смертной казни заключённых допускается использовать в сопряжённых с риском смерти заданиях Вооружённых сил или в качестве добровольцев в научных экспериментах.

— Вы хотите просто убить человека, который, возможно, осуждён несправедливо. Я ознакомился с его делом. Антон Тимофеевич Пирсов ждёт пересмотра решения суда.

— Вы не совсем правильно видите ситуацию, доктор. Нам необходим доброволец. Алтарный камень науки иногда нужно окроплять кровью жертв. Так природа охотнее раскрывает свои тайны.

— Корабль всё равно обречён, его не спасёт никакая жертва. Любой знает о свойствах чёрных дыр не выпускать даже свет.

Но далеко не каждый знает о существовании эргосферы. Звездолёт находится в ней, а значит, путь назад ещё есть. Но даже если и нет, для нас важно изучить свойства пространства v горизонта событий. В режиме реального времени. Для этого и нужен — доброволец. Сами понимаете, оснастить датчиками поверхность «Искариота» мы не можем.

— Нельзя вырывать у природы ответы ценой человеческих жизней.

— Доктор, человеческой жизни — грош цена. Но если использовать этот дар с умом, то он превратится в бесценную валюту. Как свинец в золото в реторте у гения.

* * *

Пирсов перевернулся в пустоте, посмотрел назад. Серебристая точка «Искариота» тускло угадывалась вдали, благодаря свету звёзд вокруг. Вскоре Антон пересечёт «горизонт событий» — последнюю границу с недрами чёрной дыры, как ему объясняли, и его изображение навсегда останется здесь, на пороге этих врат смерти. Вечная фотография, рекламный плакат в космосе. Памятник неизвестному солдату, как и положено в таких случаях.

Чернота дыры заполнила собой всё впереди. Антон не мог двинуть ни рукой, ни ногой, просто летел вперёд. Он всё ещё чувствовал покалывание, но теперь уже не думал о нём. Его вот-вот должно было скрутить в тонкую линию, которая тут же растворится в этой черноте, как в кислоте.

Теперь он летел внутри этого космического желудка.

Мгновения тянулись, но ничего не происходило. Антон опасливо дышал, ожидая смерти в любую секунду, но продолжал лететь вперёд.

Внезапно в уши ударили помехи — сами собой включились наушники. Он не поверил своим ушам. Эфир? Здесь, в чёрной дыре?! Он слышал нечёткие, прерывающиеся голоса. Дышать становилось всё тяжелее, на грудь будто положили бетонную плиту.

* * *

Доселе висевший неподвижно вытянутый спереди диск «Искариота» двинулся в направлении чёрного пятна. Вокруг корпуса несколько раз вспыхивало и гасло свечение, но двигатели не могли противостоять чудовищной силе тяготения. Дыра увлекала корабль в свою бездонную пасть.

* * *

Его движение замедлилось, Пирсов с ужасом ощутил едва заметное прикосновение со всех сторон одновременно. Кричащее от страха воображение нарисовало ему гигантскую руку, которая обвила его скафандр пальцами. Сейчас сожмёт. РАЗДАВИТ. В уши продолжали бубнить голоса экипажа.

Он стиснул зубы — его сломанную руку и ногу одновременно пронзили тысячи раскалённых спиц.

Но вместо того чтобы сжать, невидимая рука отпустила, Антон медленно поплыл дальше. Только сейчас он обратил внимание на звуки в наушниках, которые теперь стали отчётливыми. В голосе связиста звучала паника.

— Что там у вас, «Искариот»? — требовал диспетчер на орбите Земли.

— Дыра нас затягивает!

— Как?! Вы уверяли, что сможете вырваться!

— Мощности не хватает, чёрт бы вас всех побрал! Нас затягивает! О, боже!

Теперь Пирсов слышал всё, что творилось на корабле. Каким-то образом звуковые волны продолжали перемещаться внутри этой космической могилы. Капитан, штурман, инженеры и остальные члены экипажа кричали, ругались, капитан отдавал бессмысленные приказы, лишь бы не сидеть сложа руки, а что-то делать, как лягушка, что взбивает лапками молоко, в надежде не утонуть.

И тут разом — темнота вокруг Антона пропала. В глаза ударил яркий свет. Перед ним сияло нечто огромное и круглое, кистью раскрашенное синим, с проступающими под белой пеленой жёлтыми контурами.

В это невозможно было поверить. И он — не верил. Страшные крики в его наушниках, вопли попавших под космический пресс где-то позади людей стихли.

Оглушённый всем пережитым, он медленно дрейфовал в поле притяжения Земли, точно рыбацкая лодка с порванным парусом в море. Он ничего не чувствовал, ничего не хотел.

Впереди блеснула точка. От станции «Ахилл-45», с которой Антон улетал на «Искариот», отделился катер и, выбросив из дюз сверкающие лучи плазмы, полетел в его сторону.

Когда внешняя дверь карантинного блока на станции за Пирсовым закрылась, он устало подошёл к капитану «Ахилла-45» на обеих ногах и ответил на его изумлённое рукопожатие правой, вновь действующей рукой.

«ДУХ ДЫШИТ ГДЕ ХОЧЕТ»
20 ответов фантаста Александра Зорича на вопросы Дениса Чекалова

*********************************************************************************************

Александр ЗОРИЧ — псевдоним украинских писателей, фантастов Яны БОЦМАН и Дмитрия ГОРДЕВСКОГО. Оба соавтора родились в 1973 г. в Харькове. Имеют по два высших образования: математическое и философское. Оба — кандидаты философских наук.

Помимо сочинения фантастических романов, Александр Зорич переводил классиков современной философии, философской антропологии и гендерных исследований, а также создал сценарии для компьютерных игр.

Начиная с 2002 г., Александр Зорич несколько раз становился лауреатом различных литературных премий.

*********************************************************************************************

1. Считаете ли вы фантастику серьёзной литературой? Или чисто развлекательной?

Яна: Если вы понимаете под «фантастикой» большую страту современной нам литературы, то нет, не считаем серьёзной. Это развлекательный жанр. И он почти всегда маркируется как таковой — посмотрите на пёстрые и гологрудые обложки фантастических книг. Настраивают на серьёзный лад? Однако, несмотря на это (и зачастую вопреки этому), среди фантастических книг попадаются серьёзные. Такой вот парадокс, да.

Дима (добавляет): Как говаривал мейстер Экхарт, это теолог такой из далёкого прошлого, «дух дышит где хочет». В том числе и в фантастике.


2. Что вообще делает серьёзную литературу серьёзной?

Дима: Язык литературного произведения и вообще качество его литературного исполнения.

Яна: Какими бы ни были «идеи», которые затрагивает литературное произведение, если оно написано скверно, ни о какой серьёзности не может идти речи. Увы, в фантастике 99 % книг пишутся «второпях». Мы с соавтором в этом отношении тоже не ангелы.


3. Правда ли, что научная фантастика — серьёзный жанр, а фэнтези — несерьёзный?

Дима: Сомнительное утверждение. В «научной фантастике» полно хлама. И в фэнтези его тоже полно…

Яна: Книги Толкиена, родоначальника жанра фэнтези, — это очень серьёзные книги. Но большинство книг их продолжателей невыносимы…


4. «Вечера на хуторе близ Диканьки» — это фэнтези?

Дима: «Вечера» — это не фэнтези. Это книга, написанная Гоголем о современной ему жизни малороссийской деревни, напитанная экзотическим — для столичного читателя того времени — колоритом. Некоторая фантастичность происходящих событий общей картины, на мой взгляд, не меняет. Если уж хочется найти прародителей жанра фэнтези в классической русской литературе, то пусть это будет «Руслан и Людмила», по интенции автора эта книга ближе.

Яна: Если мы будем называть «фантастикой» или «фэнтези» все книги, где происходит нечто необычное и «фантастичное», в мировой литературе не останется никаких жанров, кроме фантастики. Скажите, зачем нам такая литература? (Смеётся.)


5. Ваше отношение к громким проектам последних лет — Гарри Поттеру? «Обитаемому острову» Бондарчука? «Сумеркам»? «Конкурентам» Лукьяненко? Новой экранизации «Звёздного пути»?

Яна: К «Гарри Поттеру» — очень прохладное. У меня есть подозрение, шуточное конечно, что «поттериану» проплатило английское министерство образования с тем, чтобы надолго и надёжно обеспечить свои частные школы клиентами из-за рубежа. «Поттер» — это такой многосерийный рекламный ролик английских частных школ.

Дима: Продукт Бондарчука — даже слово «фильм» не хочется употреблять — он очень слабый во всех отношениях. Увы, очевидно, что отечественное фантастическое кино застыло в районе 80-х гг. прошлого века. Кстати, «Ночной дозор» обрадовал куда больше. Казалось, мы куда-то движемся. Все любители фантастического кино обрадовались, воспряли духом, эх, мол, сейчас как наснимают… А когда вышел «Остров», любители фантастического кино опять загрустили и пали духом. Потому что стало ясно, что мы никуда не движемся и, скорее всего, ничего уже не «наснимают». Увы… Экранизация «Звёздного пути» тоже как-то не впечатлила. Качественно, но глупо.


6. Ваше мнение о комиксах?

Яна: Если вкратце, то комиксы в России не имеют социальной почвы…

Дима:…и будущего… Вы думаете, только бумажная книга не может конкурировать с «Ю-Тьюбом»? Комиксы тоже не смогут.


7. Есть ли среди ваших книг самая любимая? Какая и почему?

Яна: У меня всё очень просто: самая любимая книга — это последняя вышедшая. В настоящий момент это «Сомнамбула», роман о светлом капиталистическом будущем России. Я недавно купила «Сомнамбулу» в магазине и перечитала, конечно, по диагонали. Понравилось! Честное слово! Как не мы писали! (Смеётся.)

Дима: А я консерватор. Я уж если что полюблю, так потом долго разлюбить не могу. У меня в любимицах по-прежнему ходит та самая «Римская звезда». В ней есть всё, что мне нравится в литературе, — слог, краткость, мысль.


8. Расскажите, пожалуйста, о своём романе «Римская звезда». Как он создавался? Откуда пришёл замысел этого произведения? Какое место «Звезда» занимает в творчестве Зорича?

Яна: Мы с соавтором всегда были фанатами истории Древнего Рима. Один из первых в русском Интернете сайтов о римской армии и флоте «Десятый Легион» — придуман и сделан нами… Римскую литературу мы тоже всегда любили. И много её читали. И в переводах, и даже кое-как в оригиналах (конечно, со словарём)… А одним из наших любимых поэтов был поэт Овидий…

Дима:… продолжаю мысль Яны Судьба Овидия, сосланного в ссылку императором Августом, нас всегда волновала. И конечно, нам, как и многим, эта ссылка казалась крайне несправедливой… Мы хотели для нашего любимого поэта лучшей судьбы… И вот как-то, обсуждая «Скорбные элегии» Овидия, где поэт жалуется на тяготы жизни в ссылке, мы подумали — а что если Овидий жалуется не потому, что ему действительно так плохо на побережье Чёрного моря, а потому, что хочет кого-то обмануть? Усыпить чью-то бдительность? Ну и пошло-поехало… С этих обсуждений и началась «Римская звезда» — роман об альтернативной версии событий, связанных с возвращением поэта Овидия из черноморской ссылки в славный город Рим, столицу империи…


9. Что для вас высшая награда в творчестве?

Яна: Их несколько, этих «высших наград». Например, внутреннее ощущение того, что ты сделал очень хороший текст, который на один шаг ближе к совершенству, чем предыдущий. Это очень приятное внутреннее ощущение, поверьте…

Дима: Ещё одна «высшая награда» — это ощущение того, что твоя книга нужна, что она неподдельно нравится людям и делает их жизнь осмысленнее.


10. Допустим, вам предложат экранизировать книгу «Завтра война» в Голливуде. Огромные деньги. Но одно условие: главными героями будут американцы. Вы согласитесь? Или, во имя принципов и патриотизма, откажетесь от денег и шанса покорить Голливуд и весь мир?

Яна: В такой ситуации мы бы разрешили экранизацию, конечно. Наш патриотизм заключается не в том, чтобы не давать американцам (или кому-либо ещё) экранизировать наши произведения в том видении, которое им ближе.

Дима: Правильно. Пусть экранизируют. В конечном итоге это было бы очень хорошо для нас, для русских патриотов. Как минимум потому, что такая «голливудская» экранизация приблизила бы к нам русскую экранизацию романа «Завтра война», с русскими актёрами на русские деньги… Опять же, после Голливуда нам было бы совершенно ясно, на какие грабли наступать не надо…


11. Секс и насилие в книгах — это дурной вкус? «Завлекалочка» для читателя, чтобы он проглотил всю остальную книгу? Или такой же художественный приём, как диалог, описание пейзажа и т. д.?

Яна: Всё это зависит от того, в каких именно книгах вот эти самые «секс и насилие»… Если в детских книгах — то это странновато, правда? А если во взрослых, то здесь нужно смотреть, о чём именно книга… Если книга о нелёгком труде проституток с сорокового километра, то было бы странно обойтись без отсылок к многогранной человеческой сексуальности… А если книга о физиках — ядерщиках сильно пенсионного возраста, то можно, наверное, и без секса в этой книги обойтись. Только кому нужны в наше время книжки о физиках-ядерщиках!

Дима: Кстати о читателях. По нашему с Яной опыту, читатель обычно боится сцен секса… Для него это всё же довольно непривычно… Что же до насилия, то его сейчас так много везде, в том числе и в книгах, что не очень ясно, как насилие способно кого-то всерьёз «увлечь» или «заставить проглотить книгу»… Проще проглотить газету «Криминал»… Там значительно больше насилия, чем в любых современных книгах…


12. Какое место занимают в вашем творчестве компьютерные игры?

Дима: Очень важное! Потому что мы их сценарируем! Вот недавно вышла игра «Чёрные бушлаты» про советскую морскую пехоту… Вся страна слезами обливается и воюет за Родину! И ладно бы наша страна. Вся заграница обливается тоже — потому что имеется прекрасный международный релиз.

Кстати, игры серии «В тылу врага», к числу которых относятся «Чёрные бушлаты», очень популярны на Западе.

Яна: …а сами мы играем в игры крайне редко. В основном отсматриваем те игры, которые сами же и насценарировали. На большее не хватает. Да и желания, признаться, уже нет. Выросли! Самым роковым образом!


13. Есть ли для вас неприемлемые темы? О чём бы вы никогда не стали писать, ни за какие деньги?

Яна: Ну… Я бы не стала писать книгу, порочащую Россию и русских. Ни за какие деньги.

Дима: Таких тем вообще очень много… Я бы, например, не стал писать роман, воспевающий зоофилию… Или педофилию… Особенно, конечно, второе… С зоофилией — тут за миллион долларов меня можно было бы уломать. (Смеётся.)


14. Что важнее для писателя — скромность? Или, напротив, боевой задор (мол, я круче всех)?

Яна: Для писателя важнее всего сочетание трудоспособности и амбиций (в вашей терминологии «задора» и «скромности»).

Дима: Согласен. Сочетать несочетаемое — вот это важнее всего. Просто «скромность» — это торный путь в безвестность. Просто «задор» — торный путь в дурдом, в палату для страдающих манией величия.


15. Слава и деньги — не портят ли писателя?

Дима: Писатель — это такое существо, которого портит буквально всё. И деньги, и слава, и возраст, и женщины, и мужчины… Не понятно, как мы живы вообще…

Яна: Деньга — они портят. Но и безденежье портит тоже. И слава портит… И её отсутствие… Писатель — он противостоит бытию во всём его многообразии. (Смеётся.)


16. Вы не пытались писать раздельно?

Яна: Мы иногда пишем раздельно. Редко, но бывает.

Дима: Но публикуем написанное всё равно под псевдонимом «Александр Зорич». В надежде, что никто не догадается.


17. Когда вы пишете о будущем, что для вас важнее? Вы конструируете общество «с нуля» или описываете сценарии, которые могут и должны воплотиться в жизнь, учитывая современные тенденции?

Яна: Мы не футурологи. Мы авторы художественных текстов. А значит, когда пишем, исходим из требования художественной целесообразности… В общем, плевать нам на тенденции, главное, чтобы книга занимательная получалась!

Дима: …особенно хорошо плюётся на тенденции, когда ты с утра и до ночи размышляешь над этими тенденциями и штудируешь материалы по футурологии…


18. Чего вы боитесь?

Дима: Смерти бумажной книги.

Яна: Дальнейшей диссипации России на ряд «незалежных» частей.


19. Какого качества не должно быть в настоящем писателе?

Яна: Мне кажется, всех качеств должно быть понемногу. И подлости, и низости, и скаредности, и бессовестности… Иначе, не имея их, сложно написать что-то реалистичное…

Дима: …Но если бы вот Бог явился мне и сказал: «Выбирай, какое качество в писателе самое худшее, и я тут же сделаю так, что ни один писатель больше не будет его иметь». Я бы выбрал глупость. Мне кажется, писатель не имеет права быть глупым. Это тошнотворно.


20. Что приготовил нового для читателей Александр Зорич? Это будет продолжение прежних тенденций в вашем творчестве или что-то принципиально новое?

Яна: У Зорича, как у Деда Мороза, — полный мешок всякой весёлой ерунды для любознательных детишек (речь идёт, понятно, не о возрасте). Во-первых, конечно, мы уже в третий раз порадуем любителей «Сталкера» и поставим очередной личный рекорд по проданным тиражам… Книга будет называться «Клад Стервятника», и её текст уже сдан нами в издательство ACT. Сейчас этот текст проходит редактуры и корректуры. Думаю, «Клад Стервятника» выйдет где-то в июле. В настоящий же момент мы пишем продолжение романа «Сомнамбула», недавно вышедшего в издательстве ACT. Так сказать, «Сомнамбулу-2». Это книга о космических приключениях.

Дима: Ну и наконец, мы совсем скоро допишем и издадим кое-что умное. Про умных. И для умных. Это будет книга про университет. Тираж, конечно, будет низенький. Какой ещё может быть тираж у книг, где нет ни мутантов, ни инопланетян? Зато мы будем счастливы, очень счастливы.

№ 8

Валерий Гвоздей
ДЕНЬ СПАСЕНИЯ

1

Два эсминца в сопровождении четырёх судов прикрытия глубокой ночью приблизились к территориальным водам небольшой африканской страны.

С эсминцев снялись коптёры, один транспортный и два разведывательно-ударных. Держа строй в виде равностороннего треугольника, «чинук» впереди, «апачи» по бокам, вертолёты устремились к суше. Двигались низко, над чёрной поверхностью океана. Достигнув берега, воспользовались тем, что налаженной береговой охраны у страны, по сути, нет. Вошли в устье реки. На экране оно выглядело, как вход в ущелье — нарисованный схематичными линиями. Ещё полтора часа летели руслом, меж лесистых берегов.

На бойцах кевларовые шлемы с монокулярами и с поднятыми щитками. И камуфляжная форма. Красноватые блики на лицах. Встающее над тропическим лесом рассветное солнце било в глаза. Играло на остеклении кабины, заставляя щуриться.

Точка заброски уже рядом…

К вечеру нас взяли в кольцо.

Пули выкашивали зелень вокруг. И неоткуда было ждать помощи, никто не пришлёт нам подкрепление.

Отступили к скалам, нашли укрытия и залегли. Кругом свистели пули. В песке светились угольки трассёров.

Потом начался долгий обстрел из миномётов и гранатомётов. Иногда местные завышали прицел, и гранаты били в скалу, вниз летели камни.

После артподготовки местные атаковали. Ствол моего карабина стал горячим, а они шли и шли. В этой стране под ружьём все, кто может носить оружие. Просто рай для террористов любого цвета кожи. И сюда из других стран потянулись отморозки, для которых бандитизм — норма жизни.

Мой карабин М4А1 — модификация для спецназа. В комплекте глушитель и два прицела, дневной и ночной, тепловизор, цифровая камера, лазерный дальномер и целеуказатель.

Экипировка напичкана электроникой. В шлем встроены защищённые от шума наушники, микрофон с горошину — возле губ. й. Сигналы кодируются, их транслирует многодиапазонный радиопередатчик в радиусе километра. Ещё блок GPS, центральный процессор величиной с книжку. Литий-ионных батарей хватает на двенадцать часов. А управлять хозяйством можно кнопками на карабине или с помощью контроллера на груди, в виде пистолетной рукоятки. В такой мясорубке от компьютеризированной амуниции толку мало. Стреляя в упор — не смотришь в вычислитель. Я бил с колена. Гильзы, вылетая, звенели о каменную стену почти сразу после выстрела, а не с задержкой в секунду-полторы, как чаще бывает.

Командир обнаружил сквозную щель в скале, поросшую кустарником. И сообщил нам по радио.

Бросив гранату-вспышку, ослепили врага на пять-десять минут. Добавили пару дымовых шашек, стали отходить.

Из окружения вышли командир, я и техник. Это всё, что осталось от спецгруппы из семи человек. Царапины кое-какие были, но кто на них обращает внимание. Лишь бы оторваться. Перевяжемся, когда выдастся минута.

Уходили в темноте, плутая в зарослях. Грохот боя стихал вдали… В группе таких потерь не было никогда.

Мне даже подумалось, что мы совершили чисто отвлекающий манёвр — оттянули на себя основные силы, дали возможность другой спецгруппе выполнить задание.

Рассвет мы встретили в пути. Уже еле передвигали ноги.

Вдруг командир поднял руку:

— Стой!

У тропы корявое дерево. На голой толстой ветке расположилась крупная змея, с головой тёмной и блестящей, как будто лакированной, и с жёлто-коричневым гибким телом под цвет окружающего ландшафта, с хвостом, обвившим сук. В этом ракурсе она была выше покатых гор, на фоне голубого неба. Если бы я снимал кино — обязательно ввёл бы такой эпизод. Там ведь надо, чтоб картинка была. Чем не картинка?

Опасный участок обогнули по дуге, чтобы не раздражать змею. Хватит с нас потерь.

Лес давно остался позади. Сейчас мы двигались полупустыней, совершенно безлюдной.

Хотелось есть. Ещё больше хотелось пить. Кое-что из снаряжения было утрачено в бою. Запасы минимальные. Кто знает, сколько нам бродить. Тут бы развернуть полномасштабные военные действия, но мы казне обходимся дешевле. И что им гибель четверых спецназовцев.

В неприметной ложбинке ожидал приятный сюрприз, укрытый ветками и дёрном.

«Агрессор» — ударный автомобиль, вроде багги. Своей расцветкой он напоминал только что виденную змею. Вместо крыши трубчатый каркас, на котором установлен пулемёт. На колёсах не покрышки — цельные катки из пористой резины. Автомобиль гибридный, с дизель-электрическим приводом. Когда нужно — он переходит на работу от аккумуляторов, становится бесшумным и почти невидимым для инфракрасных приборов наблюдения.

Ещё мы нашли оружие, патроны, запас гранат, концентраты и воду. На душе полегчало.

Значит, тут ранее высадилась группа технической поддержки. И подготовила тайник для нас. Вероятно, задействованы многие разнопрофильные подразделения.

Особо не удивлюсь, если одно задание получили несколько спец-групп.

Кого-то забросили самолётом с большой высоты натяжным

прыжком. Кого-то, наверное — как туристов, легально. Хоть одна из групп доберётся.

Мы забились в «агрессор». Техник завёл дизель. Зарычав, машина тронулась.

Командир раздал концентраты и фляжки с водой.

Лишь ему ведома суть миссии. Хотелось бы верить, что наши товарищи погибли не зря.

2

В тихом месте, среди огромных валунов и редких деревьев, немного передохнули.

Командир развернул миниатюрную спутниковую антенну. Доложил о ситуации и молча, всё больше хмурясь, выслушал ответ.

Полученную информацию обдумывал, укладывая аппаратуру. Наконец, заговорил:

— Только мы остались, три группы замолчали. Не знаю, как сложится. Вы должны быть в курсе… Поймали сигнал, из Мичигана. Впечатление было такое, что… Короче, есть человек. На своей территории упустили. Стали искать. Разведка подключила агентуру. Сигнал ловили четырежды, с разных континентов. Аналитики дали координаты места, где возможен новый сеанс, дали время. Только что поступили уточнённые данные. Вернёмся к берегу. И отобьём человека у вооружённой банды. Живым. Есть вопросы?

— Банда велика? — спросил я.

— Было с полсотни. Стало меньше, наверное.

— Спасибо, утешил…

— А почему нас послали со стандартным вооружением? — спросил техник. — И экипировка стандартная, и машина. Это международный скандал. В штабе не понимают?

— Им пришлось выбирать из двух зол. Торопились.

— Ничего себе… Как он выглядит?

— Белый. Остальные в банде чернокожие. Он их нанял за большие деньги. О нём мало что известно.

Командир открыл ноутбук. Изучили карты местности, разработали маршрут. Тронулись.

Я размышлял о том белом, которого предстояло отбивать у местных, совершенно безбашенных головорезов…

Вернулись к берегу.

Это был старый, бездействующий уже давно, маяк на окраине города — построенный лет сто назад. Ни окон, ни рам. Ни дверей, ни дверных коробок… У входа стояли два пикапа — на них шайка приехала. Над крышей одного торчал пулемёт, серьёзного калибра. Отсюда виднелись развалины когда-то роскошных зданий: мечетей, гостиниц, банков. На улицах воронки от снарядов, искорёженные машины. Гражданская война в стране идёт пару десятилетий. Центра нет, всё распалось на вотчины. И боевики делают что хотят.

Белого, которого ищем, могут, наверное, прикончить. Он хорошо заплатил — у нею есть деньги. Веское основание, чтобы отправить человека на тот свет.

И что его сюда потянуло… Террорист-любитель?..

Обстановку изучили с подходящей горки, через прицелы карабинов. Эти прицелы имеют двенадцатикратное увеличение, как хороший бинокль. В трёх местах я заметил часовых, они сидели на камнях. Сколько на маяке, неясно. Белого разглядеть не удалось. Техник посмотрел в сторону заката, на мерцающий тёмным золотом Индийский океан:

— Дождёмся ночи?

Это был лучший вариант. Ночные прицелы — наше единственное преимущество. Гранаты использовать нельзя. Вдруг заденем белого, к чему тогда всё…

— Мы должны взять объект до темноты, — сухо ответил командир. — Живым.

Я прикинул силы и вздохнул:

— А вдруг наводка ошибочна?

— Ты впервые на задании? Мы выполняем приказы. И докладываем о результатах.

Машину оставили на высотке, в кустах. У пулемёта наш техник — будет нас прикрывать. А мы с командиром навинтили глушители и пошли к маяку, скрытно.

Двух часовых снял командир, одного — я. Подползли, усадили так, чтобы казалось, будто с ними всё в порядке.

Возле пикапа никого.

Подкравшись к входу, я высунул из-за угла карабин. Монокуляр на шлеме действует как монитор. Через камеру, соединённую с общей системой кабелем, я осмотрел этаж. Командир сделал то же. Стены покрыты зелёной плесенью, на метр от пола. Грязь и мусор. Винтовая лестница обвивает столб из железобетона. Лишена перил и обрушена у потолка. Вряд ли кто-то есть выше. Никакой мебели.

Я насчитал около двадцати наёмников. Сидели по углам, играли в кости, жуя кат.

Сквозь резкий запах гниющих водорослей я уловил и аромат гашиша.

Из оружия, в основном, «Калашниковы», реже — М16.

Наёмник в красной чалме вдруг поднял взгляд и увидел карабин. Глянул в мою камеру — словно в глаза. Вскочил, одновременно срывая с плеча автомат.

Не подставляясь, я нажал на спуск.

Огневой контакт был коротким. Нам помог фактор внезапности. Уж, по крайней мере, спецназ тут не ждали.

Бандитов, что выскочили наружу из окон, убрал техник.

Запах водорослей, гашиша, крови и сгоревшего пороха. Тошнотворная смесь.

Но белого тут не было. А сбежать он не мог.

На краю пляжа командир нашёл следы шин, ведущие от маяка. И мы уехали до того, как тут появился вооружённый сброд.

Уже отпылал закат в пол неба. Стемнело.

Заметив вдали свет, техник переключил «агрессора» на аккумуляторы. Ход машины стал неслышным. Только песок хрустел под колёсами. Но этот звук был едва различим за плеском волн.

3

Кто же так устраивается на ночь — в стране, где убивают за пачку сигарет?

Палатка на берегу, зелёная, вроде купола, открытая, у двух развесистых пальм. В палатке человек, освещённый лампой. Вились насекомые. Отражая свет крыльями, сияли, как живые огоньки. Машину оставили в тени рощицы. Техник занял место у пулемёта.

Вперёд мы с командиром шли, поглядывая по сторонам, остерегаясь ловушек.

Подкравшись, я увидел белого. Он сидел в раскладном кресле, у раскладного столика. И перебирал дугообразные трубки, одинаковой длины, около двух сантиметров в диаметре. Лампы человеку не хватало, он использовал ещё головной фонарик. Мужчина, лет тридцати, худощавый, с удлинённым европейским лицом. Тёмные, густые волосы, хорошая причёска.

Добротная одежда, как для сафари. Очки прямоугольной формы, в тонкой пластиковой оправе. Сосредоточенный взгляд. Оружия не заметно.

Людей, подобных ему, я видел тысячи. И вот из-за него — такая заваруха?..

Шуршал прибой. Негромко постукивали трубки в руках мужчины. Должно быть — начал собирать антенну.

Командир шепнул по радио:

— Выходим. Гляди в оба.

Увидев меня, человек замер. Но смотрел не на карабин, а в глаза — я даже споткнулся. Но командир подстраховал. Человек снял головной фонарик, выключив, бросил на стол. Понял, что к чему. Сопротивляться и не думал.

Я обыскал пленного, затем его палатку. Ни оружия, ни документов, ни денег.

Подъехал техник. Стал рассматривать трубки. Внимательно оглядел брусочки размером с зажигалку:

— Батарейки, что ли… Вот тут, кажется, разъёмы…

Он измерил энергоёмкость. Недоверчиво улыбнулся. Измерил ещё раз — выкатил глаза и открыл рот. Измерил снова. Побледнел.

— Что? — нахмурившись, спросил командир.

— Этого не… — Техник замолчал, с ужасом глядя на пленного.

— Что? — повторил командир, уже настойчивее.

Техник посмотрел на командира осмысленным взглядом:

— Я замерял энергоёмкость генераторов на крупнейших электростанциях. А тут — шкалы не хватает!.. На основе таких батарей я бы мог создать лучевое оружие, силовое поле, как в фантастических фильмах!..

— Разве такие батареи возможны?

— Да. Нанотехнологии, сверхпроводимость, при комнатной температуре… Хотя о чём-то реализованном я не слышал.

В нашем технике я был уверен. Командир — тоже.

Говорят, Никола Тесла генерировал чудовищные объёмы энергии… Но вряд ли стоящий перед нами очкарик — его реинкарнация.

Командир исподлобья взглянул на мужчину, спросил по-английски:

— Ты кто, парень?

В команде я исполняю обязанности переводчика и, в случае нужды, могу объясниться на испанском, французском, немецком, арабском или русском.

Не понадобилось: объект знал английский.

— Друг, — ответил пленный. — Я стараюсь помочь. Не дадите собрать установку и послать сигнал — на Земле не будет людей.

— Не морочь голову, — отрезал командир. — Что это за штука?

— Передатчик, средство космической дальней связи. Четыре сигнала посланы. И дело — за пятым. Лишь получив его, командование отменит чистку. Нужны пять сигналов. Не передам — чистку начнут.

— Какую чистку?

— От людей.

— Шутник…

— Энергетические и экологические ресурсы вашей планеты уже подходят к концу. У вас не просто экономический кризис, у вас ещё и кризис социальных, моральных ценностей. Вы уничтожаете планету, которая вам дала жизнь. Нас послали впятером, по одному на каждый земной континент. Мы изучили ситуацию, обсудили. Четверо из нас высказались за чистку, пока Земля ещё может восстановиться… Я не смог убедить их. Пришлось устранить. Послал сигналы, с каждого из континентов. Вернее, с четырёх. Пятый сигнал должен уйти отсюда… Я считаю, нужно дать вам шанс.

— Устранил своих?.. — не поверил техник.

— Был вынужден. Я…

— Не морочь голову, — оборвал командир. — Поедешь с нами.

— Через десять минут я должен выйти на связь. Или ваша раса прекратит существование. Вы не безнадёжны, у вас есть хорошее… Неужели я зря убил своих?

Он говорил с искренним чувством. Это сбивало с толку. Пришелец? С одной стороны, чушь. А с другой — батареи, каких нет ещё на Земле.

Гость из другого мира — в очках?..

Для маскировки? Или очки вроде наших монокуляров?

Даже если и пришелец — надо брать. Горячка понятна. Сегодня мощь страны определяют технологии. Может, его штука — наш подарок нации?

Командир разворачивал аппаратуру — вызвать коптёры, чтобы нас эвакуировали. Он тоже был встревожен, но виду не показывал.

Свет падал на изогнутую пальму, озаряя шершавый, кольчатый ствол дерева, сухие ветки у подножия.

А вдруг пленный сказал правду?

Озноб пробежал по коже.

Десять минут?..

Стоп. А если он манипулирует нами? Выкручивается…

Нет, больно фантастическая байка.

Я бы состряпал историю проще — в простую легче верится.

4

Он поочерёдно смотрел нам в лица:

— Вы не даёте мне спасти вас… Разве это не глупо? Что вы теряете? Я передам сигнал. А дальше — поступайте, как должны.

Мы с техником переглянулись.

— И правда, — сказал я командиру. — Пусть он соберёт штуку. Мы не спустим глаз, будем его держать на мушке. Никуда не денется… Восемь минут осталось.

— Пусть сигнал пошлёт, на всякий случай, — поддержал техник. Командир явно думал о том же. Поднял голову:

— Что ж… Рискнём. Держите на мушке.

— Спасибо!.. — вздохнул с облегчением пленный.

Он торопливо соединял трубки, вставлял батареи в специальные гнезда.

Получились два кольца, в рост человека или чуть больше. Одно кольцо вошло в другое — их плоскости образовали прямые углы. Закончив сборку, он поставил устройство на песок и отступил на три шага. С моей стороны конструкция выглядела, как буква «х».

— Ну, готово? — не выдержал я.

— Нет, ещё несколько секунд.

Штука дёрнулась, сама.

Встав на большее кольцо, устройство заняло положение, в каком не могло оставаться, без какой-то поддержки. Но оставалось. Вместо «х» я теперь увидел крест, из двух колец. Меньшее кольцо, покачнувшись, стало вращаться, по горизонтальной оси, вызывая голубое свечение.

— Всё. — Инопланетный гость направился к устройству. Командир схватил его за руку:

— Эй, куда?

— Я должен управлять.

Командир сомневался. Но, посопев, уступил. Что мы в этом понимали…

Когда пленный вошёл в большее кольцо — меньшее не прекратило вращения. Подошвами он не касался песка, висел, и кольцо проходило ниже, под его ногами.


Слышалось нарастающее жужжание. Кольцо ускоряло темп. От него шёл ветер, не очень сильный. Формировался шар — прозрачный, голубоватый. Кольца уже не было видно. Потом начало вращаться большее кольцо, по вертикальной оси. И образовало второй шар, внешний. Конструкция на песок уже не опиралась, находясь сантиметрах в пяти от него.

Мы забыли о карабинах. Смотрели и не могли оторваться.

Я не представляю, как пленный управлял своей штукой. Стоял не шевелясь — одни глаза двигались. Может, терминал размещался на стёклах очков и позволял взглядом переключать режимы? Кольца вращались, быстрее и быстрее. Два шара, один в другом, породили голубое сияющее марево, окружившее конструкцию и тоже принявшее форму шара.

По-прежнему не шевелясь, пленный смотрел на меня, с каким-то странным выражением. Словно что-то хотел сказать.

Не успел.

Миг — и всё исчезло. И шар, и пленный.

Рванул за одежду порыв ветра. На месте, где вращались шары, возник маленький вихрь и закружил сухие листья.

Никакого подарка нации.

Командир скрипнул зубами — Развёл как детей! Пятый сигнал, чистка… А мы купились!..

Я промолчал.

Связались с эсминцами. Нам дали координаты.

Ехали, не зажигая фар, на инфракрасном. Переваривали то, что видели у палатки.

Я чувствовал себя виноватым. И предложил выход, не самый оригинальный:

— Мы ликвидировали банду, но объект, по словам раненого, покинул Землю.

— Как покинул? — раздражённо спросил командир.

— Мы видели — как. То же мог видеть бандит. А начальство пусть решает, верить или нет.

— Точно, — поддержал техник меня, сжимая руль.

— Я никогда не врал в отчётах, — буркнул командир.

— Правда как раз и покажется враньём. Прощай карьера.

— Точно, — поддержал я техника.

Издали наплывал знакомый рокот вертолётов…

Наград и поощрений, разумеется, не было. За что их давать? Объект не доставлен. Нас доукомплектовали. Учения, тренировки, занятия по теории. И — спецоперации, когда возникает необходимость.

Порой кажется, мы то задание провалили, а порой — не кажется. Но я каждый год, втайне от всех, отмечаю День спасения человечества.

Не берусь судить, так было в действительности или пленный схитрил. Что он не с Земли — для нас с техником очевидно. Пришелец должен был как-то объяснить командованию смерть четверых соплеменников. Они погибли в результате несчастного случая? Весьма сомнительно. От рук землян?.. Тогда почему отменили чистку?

Видимо, тот парень сумел убедить своих.

Ведь ничего плохого с нами ещё не произошло.

И люди продолжают губить Землю.


Татьяна Глекова
МАНЯТ МЕНЯ ИЗМЕНИЧИВЫЕ ДАЛИ


1

…Ближе к полудню рокот станков становится просто невыносимым, хотя временами и кажется, будто звук затихает. Такова уж природа человеческого мозга — срабатывают предохранители. Главное — выживание, объективность потерпит.

Весь отдел — отличные ребята. Возможно и весь завод, ведь работают тут почти все «добровольцы». Возможно, поэтому и не так злобствует Охрана Лет. Они в ОЛ все козлы, но договориться с ними можно, если и Виктор Михалыча отмазали, а ему уже под 50.

Вот пришла мысль: «А может, просто тут дефектники все? Поэтому на Пенсию провожают уже после угасания репродуктивной функции?». После последнего выброса стало ужасно много скрытных. Я уже и сама не знаю — может я тоже?

Хорошо, что запрещены дети на работе, не то вымерли бы, наверное, основные. Остались бы люди — ящерицы, возможно — крысы, ну а основной генотип уже не так приспособлен к жизни в этой части планеты. Ближе к полюсам разве что.

…Хм, опять я замечталась во время работы, — вон как Сашка буравит злобным взглядом. Сашка — мой друг, сосед, а ещё непосредственный начальник. Это он как раз и привёл меня сюда. Мне тогда идея собирать медицинских слонов, да ещё и за спасибо, показалась, мягко говоря, идиотической. Как они вообще кого-то найдут на эту работу. Тогда, сразу после выброса, глашатаи, бегающие по разрушенному миру с предложением работы, да ещё с таким названием, выглядели, эмм… плохой шуткой. Смутное время. Смутно помню…

Все болеют, умирают. Если никто не умер да неделю, кажется, что наконец проходят волны. До того как на улицы выпустили первую партию слонов, заражение происходило при обычном передвижении, воздух аж кишел бактериями, ещё чуть-чуть, и вирусы можно было б различать невооружённым взглядом.

— Лиз, ты собираешься возвращаться на грешную землю? Обед вот скоро.

— Д-да, да Саш, — всё не могу в себя прийти, а от постоянного грохота начинаю общаться с собой — себя-то хоть слышу нормально. Зато в столовке наговариваешься на целый день.

За нашим столиком, как правило, сидит ещё Михалыч, он из соседней группы, много старше нас, и с ним всегда всё новое. И говорит обычные, простые вещи, но как…

Всё, звонок!!! Ура, перерыв.

— Саныч, идёшь? Не знаешь, что сегодня со вторым? С шерстью в каше. Они не разобрались с крысами в кладовой?

— Ну знаешь, Лизок! Может, перестанешь привередничать и поприветствуешь старого друга?

— Михалыч!! Хорошо, что тебя не забрали!

Те, кто постарше, рассказывали про волшебную страну Пенсию, со всегда ярким солнцем, свежим воздухом, отличной рыбалкой в отличной компании, красивыми зрелыми женщинами и галантными мужчинами… Возможно. Но вот только ещё никто не говорил с кем-то, кто бы там побывал. Люди из ОЛ и те доходят только до ограды. Сказки ложь, да в них намёк?

— Хм… Лиза? Что так смотришь мрачно? Ну да, не забрали. Эти гады машину мою забрали. И клетку Кешину. Теперь у меня попугай бездомный. Стыдно перед ним.

Понесло нашего старичка. Сейчас опять начнётся рассказ «на основе реальных событий», про тяжкую долю попугаев в мире жестоких людей. Может и к лучшему, а то так и не дадут с собой пообщаться. А так молчу не только я, а и все, кто стоит в радиусе метров двух-трёх, Виктора Михалыча нашего не перекричать. Что-то странно, долго слишком ему дают разглагольствовать, обычно народ не церемонится, а тут смотрю, ещё и сочувствие в глазах читается, к чему бы это?

Всезнайка Ангелина. Заносчивая, сухая блондинка за тридцать. Это она в своё время пробудила в нас боязнь Пенсии. А скоро ей тоже туда. И она это знает.

— Энги, привет!

Смерила меня взглядом, будто с ней не поздоровались, а послали.

— Лиз?

Интересно, а она что, уже и не надеялась меня тут увидеть?

— Не знаешь, что происходит?

— Ты о чём?

— Посмотри на реакцию. Почему они его жалеют? Что они знают, чего не знаю я?! Уверена, ты в курсе всех последних слухов, связанных с Пенсией. Может, поделишься?

— Ты ничего не изменишь. Наблюдай.

Вот же стерва. Ну ладно, может наблюдение и в самом деле лучше в этой ситуации? Когда происходит что-то, о чём знает «толпа», то определённым образом изменяется атмосфера места, ароматы, плотность воздуха, перенасыщение феромонами. Если научиться читать подобную информацию, слова нужны будут только в искусстве. Стихи, малая толика прозы, непередаваемая запахами и цветом, и всё. Фиолетовый с салатовыми разводами — такой теперь цвет настроения. Цвет тревоги и любопытства. Запахло потом. Сейчас что-то произойдёт, а я гак и не поняла, какое отношение имеем к этому мы, наша троица.

Пока все заняты, могу как раз сходить нам за обедом. Меня знают в лицо, талонов на всех не потребуют. Главное в этой толкучке потом найтись. А, чёрт, ещё и туда протиснуться не мешало бы. «Разрешите? Разрешите! Эй ты, дай пройти!!!» Ну вот, опять все мои попытки цивилизованно себя вести пошли коту под хвост.

— Джей, здравствуй, дай-ка мне на троих. — Улыбнулась, пошла за тарелками.

— Угу, спасибо. Эй, а почему гут две тарелки? Я же сказала — на ТРОИХ! Ау! Ты что, не слышишь меня?

Могла бы хоть обернуться… Что теперь? Кто из нас без обеда?

Ладно, разберёмся. Думаю, поделимся. Найти бы их только…

— Лиз, Михалыча забрали! За нами наблюдать будут, Ангелина настучала, думает, ей зачтут, а нам смываться надо, тоже отрядить могут по подозрению, мы же тесты не проходили в последний раз, вспомнят…

— Стоп-стоп-стоп… Не тарабань. Давай ещё раз, с чувством, с толком…

— Виктор Михалыча забрали люди из ОЛ. Они его прямо сейчас к Пенсии повели. Энги говорила с представителями, рассказала про то, что живём в одной комнате. Ещё сказала, что мы можем нарушать кодекс отрицания. Ты знаешь, чем это грозит?!

— Промывание?.. Да… но мы же не…

— Не с ним вместе? Кого это волнует?

Как всегда, цинично, но правда. Сан в своём репертуаре.

— Давай решим после обеда? За забором еды ведь нет… да и слонов немного, значит, вирусов хватит и на нас…

2

Обмануть охрану не представило особого труда. Работали мы давно и усердно. Поэтому верили нам уже на слово. Площадь перед заводом, когда-то центральная в городе, выглядела очень… э, живописно. Через старинную брусчатку начала пробиваться трава. Кое-где выросли хилые кустарники. Бывший театр теперь делили между собой собаки и крысы, выросшие повыше исхудавших дворняг.

Лет десять назад, ещё до разоружения и последовавшими за ним волнами вирусов, мы частенько выбирались сюда попить пива, подраться, иногда просто пройтись, на людей поглазеть. Тут всегда было полно иностранцев, симпатичных старушек с синими волосами, дедушек в фиолетовых брюках и школьников в форме. Все они отличались от нас не только внешне, но и чем-то неуловимым, в выражении глаз, осанке, мягкости походки… Они были как бы более уверены в себе, в будущем, в том, что оно у них будет, будет у их детей, внуков, и не плохое… Не помогла им эта уверенность… Когда населению объявили про разоружение, все были только рады. Были, правда, такие, что подозревали подвох, но от людей. То, что планету накажет природа не ожидал никто.

Было решено вывезти ВСЕ боеприпасы, когда-либо созданные человеком и до сих пор действующие, на орбиту Венеры и там подорвать в надежде, что все отходы, которые при этом образуются, осядут на поверхность планеты под действием силы притяжения. В то, что галактика — разумна, верила только горстка любителей научной фантастики, на которых внимания никто и не обращал… Поэтому, когда после разоружения стало появляться всё больше новых вирусов, учёные связали это с техногенным развитием человечества.

Первые помехи в радиоэфире были списаны на солнечные бури. Когда начал меняться радиационный фон, разработали специальные спреи, защищающие человека от всех последствий радиации. Теперь вот с вирусами борются при помощи медицинских слонов. Со слонами у них, правда, мало общего, кроме хобота. Это роботы-чистильщики. Высотой в полметра, куполообразные, с зеленовато-металлическим корпусом, они бесшумно передвигаются по городу и, всасывая хоботом воздух, фильтруют его от вирусов. А мы их производим. Производили. С завода мы уже сбежали, так что теперь мы не помогаем спасать людей, а наоборот срываем планы производства. Идём быстро, не оборачиваемся, не разговариваем. Мы — беглецы в заражённом регионе. Идём спасать друга, которого ведут в несуществующую страну, на несуществующий отдых. Завёрнутые в защитные плащи, мы ничем не отличаемся от сотен других, спешащих в укрытие к ночи. Только вот укрытия у нас нет. А плащи мы добыли, побив и раздев двоих караульных. Теперь ещё и за это нас будут разыскивать. Мы — вне закона.

После заражения Венеры радиоактивностью на Землю каждый день выпадает отдача. С каждым днём всё больше планет, звёзд, звёздных систем начинают мстить нам. Никто не имеет права обижать планеты, на которых не живёт. Никто. Нарушение влечёт наказание в размере один к двадцати относительно нанесённого ущерба. А Венера умерла…

Мой спутник бежит. Он почти не помнит о моём присутствии. Тоже, небось, блуждает заросшими тропами памяти.

С момента прихода на завод, наверное, ни он, ни, тем более, я не вспоминали о времени «до». Своеобразная защитная реакция. Надо ЖИТЬ. И всё. Всё остальное неважно. Потом. Когда полегче будет.

— Лиз!!! Ты идёшь?! Мы же вроде как спешили?

А я, оказывается, сижу и размышляю… Н-да… Не заметила даже, как села отдохнуть.

— Ладно, тоже передохну, успеем, — сказал Сан.

Саня с закрытыми глазами сидел рядом, но… сантиметрах в 10 от земли!!! Он самым натуральным образом парил!!!

Я брежу? Или нет?!

Влияние вредного облучения? Мне бы тоже такое пригодилось! А то идти я уже не очень могу.

— Саш, научишь? — по-моему, он испугался. Вздрогнул. Открыл глаза.

— Что?

— Левитировать. У тебя вон как хорошо получается.

— ЧТО?!

3

Хорошо лететь в тёмно-красном небе! Прошло уже больше суток, как мы летим. Лететь можно вечно… от этого не устаёшь, а только как будто набираешься сил.

За нами погоня, мы кого-то догоняем, но это не нарушает спокойствия. Наши преследователи не умеют главного — летать. Лететь без самолёта, вертолёта и других дурацких приспособлений. Не умеют отдать себя ветру, носиться среди заражённых частиц, выбирая единственный безопасный путь. Они задействовали новейшие достижения науки, прикладывают все силы, чтоб перехватить нас, но у них нет Дара. Правда в конечном пункте наверняка уже стоит засада из изменённых. Но с этими можно договориться. Демонстрация, обмен дарами, и все счастливы. Зачем же ссориться с себе подобными?

Мы — будущее нашей планеты. Некий синтез доминирующих форм жизни на Земле, звёздной материи и чистой мыслительной энергии, желающей выжить. Не по своей воле мы мутировали, не по своей и убегаем.

Побег для Друга. Возможно, он и не хочет, чтоб его спасали. Возможно, и не знает. Неважно.

Вот уже два дня мы сидим в засаде около границы Пенсии. Как и ожидалось, нас ждала ловушка. Пять парней, которые увидев, как мы спокойно подлетаем к их укрытию, сами вышли оттуда. Теперь, обучив их нашему дару, мы ждём следующего выброса, чтоб взять у них способности УПЛ. Возможность удалённого программирования людей заодно программирует и тебя, повышает приоритет моральных ценностей, учит видеть добро, добавляет золотой оттенок в цвет склеры.

Два дара, самые маленькие внешние изменения, а ребята уже слабо похожи на людей. Может это и к лучшему, хоть застоя в модной индустрии не будет. Пока у меня только фиолетовые ресницы, приобретённые вкупе с левитацией, но я хочу ещё отростки из лопаток, ими удобно обмахиваться, надо только найти кого-то с даром синтеза. Ну и, конечно, золото в глаза. Косметика прошлого отдыхает…

Вот Михалыч обалдеет, когда меня увидит!

Владимир Мырышев
ХОЗЯИН

Кряхтя, Роджерс нагнулся, собрал с пола мусор и высыпал на стол. Затем, с трудом преодолевая брезгливость, приступил к сортировке.

— Я давно знал, что из всего этого выйдет, — продолжал он разговаривать сам с собой. — Как только возникла эта дурацкая мода на андроидов и все свихнулись от желания держать их в своём доме, мне сразу стало ясно, что затея бредовая. Чего ещё надо было этим болванам? Всё было, всё — только на кнопки нажимай. Но нет, захотелось, видите ли, иметь идеальных слуг!

Роджерс выдвинул встроенные ящики и начал по отдельности раскладывать в них инструменты, детали, материалы…

— Нет ничего более несносного, чем эти роботы! — ворчал он себе под нос. — Самовлюблённые жестянки! Эх, какого дурака мы сваляли тридцать лет назад! Но кто же мог подумать…

За спиной Роджерса послышались шаги. Он вздрогнул, выронив деталь, которую обтирал от масла. Затем втянул голову в плечи и затравленно обернулся.

В дверях стоял андроид — темноволосый красавец ростом под метр девяносто. Издалека он был неотличим от человека, но вблизи выглядел как манекен, изготовленный для витрины безумно дорогого магазина.

— Ты всё ещё не закончил уборку? — ровным бархатным голосом спросил робот. — Твои реакции становятся всё более замедленными. Видимо, я ошибся, взяв тебя в дом. Не надо было поддаваться моде. Пожалуй, завтра же отправлю в резервацию.

Шок был настолько сильным, что Роджерс едва устоял на ногах. «Это конец!» — пронеслось в голове. Он хорошо знал, что творится в резервациях. Там шла жестокая борьба за выживание, в которой побеждали молодые, сильные и безжалостные. Ему, старому ворчуну, привыкшему жить на всём готовом, в таком обществе долго не протянуть…

— Хозяин, всё будет сделано мгновенно! — в отчаянии крикнул он. — Никто не справится с этим лучше! — Его руки, раскладывающие детали, замелькали с такой быстротой, что он сам поразился, сколько в нём ещё сохранилось проворства.

Андроид внимательно наблюдал за ним, как будто мысленно проставлял баллы за каждое движение. Затем произнёс:

— Конечно, иметь в доме слугу-человека престижно. Мои друзья любят экзотику. Если я от тебя так неожиданно избавлюсь, меня могут не попять. Хорошо, пока ты остаёшься. Но сделай выводы из нашего разговора.

Роджерс смотрел на него снизу вверх. По морщинистым щекам текли слёзы.

— Хозяин, — просипел он внезапно севшим голосом. — Да я всё сделаю, хозяин… Да я в лепёшку расшибусь… Да я…

— Ну-ну, — скачал робот и, покровительствен но похлопав Роджерса по плечу, пружинистым шагом вышел из мастерской.

№ 9

Валерий Гвоздей
ПЕРИОД СТАНОВЛЕНИЯ

Унылый коттедж, на краю берёзовой рощи, голой, как бывает в самом конце осени. Ещё кусты, пара невысоких деревьев у беседки. Изгородь, ворота с калиткой, запертые, конечно.

Земля в роще и вокруг усыпана жёлтой листвой. Коттедж из-за этого кажется ещё более сиротливым, несмотря на дымок из трубы, на фоне хмурого неба едва приметный.

Остановив машину в сотне метров, водитель в голубовато-сером плаще армейского типа вышел. Подумал, надевать ли фуражку, оставшуюся на пассажирском сиденье.

У коттеджа негостеприимный вид…

Не стал надевать.

Прикрыл дверцу, направился к воротам, со вкусом дыша прохладным чистым воздухом. Он не был здесь четыре года с ли…..им.

Рука нашу папа ключи в кармане плаща. Обитатель коттеджа вряд ли менял замки.

Ни собаки во дворе — ни кошки в доме…

Ни женщины. После смерти жены отец жил в сосредоточенном уединении. Раз в неделю выезжал в город — читать лекции, делать покупки. И возвращался в коттедж, словно прятался в раковину. Отперев калитку, а потом и входную дверь, сын вошёл. В прихожей снял плащ, не глядя повесил на вешалку. Оправил китель с неброской эмблемой Центра космических программ.

В доме сейчас было тихо. Лишь временами он улавливал едва слышные, почти на грани восприятия, короткие и переливчатые звуки, сопровождавшие работу компьютеризированных бытовых устройств.

Запах горящего камина и сложный аромат сушёных трав, пучками висевших на стенах и стоявших в вазах. Плотные шторы на окнах. Ковры. Всё как при матери. Она словно ещё здесь, наполняет пространство дома своей заботой, своим теплом…

Из-за низких серых облаков и штор на окнах в доме несколько сумрачно. Узкая полоска света пробивалась сквозь дверную щель. Кабинет в угловой комнате, на первом этаже.

Отец шагов не услышал, он смотрел в раскрытый ноутбук, сидя за рабочим столом. Поднял взгляд на скрип двери, удивлённо встал. Сын вошёл:

— Здравствуй…

Неловко обнялись и — отстранились, пряча глаза, коротко взглядывая друг на друга.

— Чем занят?

— Пишу статью. — Отец снял очки.

— Об искажениях времени?

— Да. На этот раз — из-за гравитационных возмущений в системе Луна — Земля — Солнце.

— Поговорить сможем? Я ненадолго.

— Садись. Выпьешь что-нибудь?

— Нельзя. У меня диета.

Расположились в креслах.

Отец был в клетчатой рубашке, в домашних брюках. Ноутбук не выключил, так он и сиял экраном, пока не перешёл в спящий режим.

— Ты не ответил на письмо. — Сын вздохнул.

— Я не знал, что ответить. Честно говоря, думал, ты уже прошёл трансформацию.

— Решил повидать тебя. С твоей нелюбовью к техноформам есть риск, что наше общение прекратится вообще.

Старик поёжился:

— Трансформация полная?

— Да.

— Некоторые из вас хотя бы свой мозг оставляют в неприкосновенности.

— Это очень сложно… И какой смысл? В длительном полёте живой мозг разрушается под действием жёсткого излучения. Приходит в негодность. К чему за него цепляться?

— Кем ты станешь после трансформации? Мыслящим танком?

— Оцифрованное сознание можно встроить в любой комплекс. И, по желанию, перенести на другой носитель. В андроида, например. Всё дублируется. Гарантия бессмертия.

Отец на секунду прикрыл веки:

— Слава богу, что мать не дожила…

— Ты всегда говорил мне, что я сам могу выбирать свой путь.

— Но ты решил не быть человеком.

— Зачем так категорично… Мы же носим очки, слуховые аппараты, кардиостимуляторы. Используем технику. Я просто расширю спектр возможностей.

— Было бы извинительно — в случае с калекой. Но вы, молодые, здоровые люди…

— Человек — не тело, подверженное старению и смерти, а внутренний мир, духовность.

— Какова будет человеческая духовность — с утратой человеческих органов чувств?

— Биологическая жизнь личности — период становления, подготовки и накопления опыта. Лишь стадия, перед небиологической жизнью, гораздо более долгой, плодотворной:

— А как же дети? Как же продолжение рода?

— Считаешь выполнение чисто биологических функций — настолько важным?.. В Центре останется мой генетический материал. У нас льготы.

— Я никогда не мог до конца понять, что вами движет. Такими, как ты.

— Стремление принести людям пользу, какую не сможет никто иной. Выход человечества за пределы Земли неизбежен. И чем скорее — тем лучше. Если ждать, когда наука и техника обеспечат людям стопроцентную безопасность в полёте к другим планетам, к другим звёздам — пройдут века. Но лететь нужно сегодня. Мы те, кто приближает далёкое будущее. Человек хрупок, слаб и уязвим. Он не может выдержать полёты без ущерба для здоровья, а главное — для способности работать в чужом мире. Ты знаешь, когда ещё готовились миссии на Марс, находились те, что были готовы на билет в один конец, долететь, увидеть и умереть. А нужна эффективная деятельность. Путь к другим планетам займёт годы. Прибыть туда развалиной, с хрупкими костями, с атрофированной мускулатурой и повреждённым радиацией мозгом?.. Альтернативы нет.

— Человек родился на Земле! И место его — на Земле! Только не нужно её губить!..

— Ты не хочешь понять.

— Что понять? Я верю, чужих планет вы достигнете. Но вы не будете людьми. Не высока ли плата?

— Лишь изменяясь и приспосабливаясь к новым условиям, вид может выжить. Это закон природы.

— Очень мило! Ты апеллируешь к природе, которую вы попрали.

— Но зачем природа нам дала разум? Не физическая сила, не быстрота реакции, не длина когтей и клыков возвысила человека над миром животных. Разум — наиболее совершенный инструмент выживания, результат эволюции. Теперь он станет базой дальнейшей эволюции гомо сапиенс. Человек сам меняет себя, не дожидаясь, когда это сделает природа. Изменения целенаправленны. Мы станем инструментом, механизмом ускорения прогресса.

— Инструментом, механизмом… А где же человек? Где — мой сын, которого я растил?

— Моя любовь к тебе останется прежней.

— А я смогу видеть сына в куске металла?

— Извечная проблема, любить душу или тело… Признаю, внешне я буду как робот. Но во мне останется моя человеческая душа.

— Сомневаюсь. Вы неизбежно противопоставите себя людям. И скоро придёте к выводу о необходимости их устранения. Людей много, они потребляют столько ресурсов…

— Брось, отец. Не будет войн роботов с людьми. Это сказки для детей. Люди сами захотят столь же легко переносить сверхвысокие и сверхнизкие температуры, огромные перегрузки, давление в сотни атмосфер, полное отсутствие кислорода. В освоении космоса человечество не сдвинется с мёртвой точки, если не решится менять себя, исходя из новых задач.

— А так ли нужен космос? Он лишь прикрытие. Вам интересно. Привлекают технические возможности, игрушки. Вы как дети.

— Многие видят в нас героев.

Отец потёр лоб:

— Ты уже всё решил…

— Да, решил. Трансформация дорога. И право на неё получают лучшие — те, кто обладает интеллектуальным совершенством, психической стойкостью. Мы станем передовым отрядом человечества.

— Боюсь, вы станете его могильщиками.

— Я буду иначе выглядеть — только и всего. Но моя личность сохранится. Представь. По собственной воле копировать сознание, помещать копии в целую группу разных аппаратов… Идеальный экипаж, никакой психологической несовместимости. Единство, неведомое людям раньше.

Отец смотрел с горечью. Видимо, думал о том, что скоро глаза родного человека заменят объективы.

— Мать не дожила… — сказал он. — Сын, её плоть и кровь, станет куском железа…

Прощание вышло ещё более неловким, отчуждённым.

Покинув двор, сын аккуратно запер калитку. Зашагал к машине. Разговор ничего не изменил.

Что поделаешь… Так было всегда. Конфликт поколений.

Унылый коттедж, отцовская раковина, удалялся, таял в сумерках. Но мысли занимало другое.

Венера. Давление около ста атмосфер, температура достигает четырёхсот шестидесяти градусов. Плотный облачный покров, насыщенный парами серной кислоты. Чудовищные ветра, чудовищная турбулентность.

Он словно уже там. Oтливающая синевой черепаха на гусеницах. Его сознание почти сроднилось с изменённым обликом. Не зря сотни часов проведены за тренажёрами, в кабине симулятора. Обтекаемый, сплющенный корпус выполнен из оптимальных сплавов, не подверженных коррозии, надёжных, прочных. Реактор снабжает энергией системы. В полёте уже не нужны большие запасы воды, пищи и дыхательной смеси. Нет проблем со здоровьем. Ходовая часть и манипуляторы готовы к работе всегда.

Он человек, изменивший себя, чтобы изменить враждебный мир, сделать его пригодным для жизни людей.

Разве это не искупает всё?

Юрий Молчан
СВЕТ ОСЕДЛАВШИЕ


Гул голосов в конференц-зале стих, когда космонавты и ведущий в костюме с галстуком-бабочкой вошли в боковую дверь и сели на длинный стол. Перед каждым из двух космонавтов стоял микрофон, на лацкане пиджака у каждого бейджик с именем: «Иван Татарский», «Данила Берш».

— Добрый день! — приветствовал собравшихся тонкий, как жердь, Татарский.

— Здравствуйте, — прогудел здоровяк Данила. Он скользнул взглядом по белоснежной скатерти, которой был убран стол, бутылкам с искрящейся пузырьками газа минеральной водой. Данила облизал пересохшие губы и наполнил свой стакан. Ему пресс-конференции никогда не нравились, как впрочем, интервью и журналисты вообще. В отличие от Ваньки Татарского, тот всегда общался с ними легко, с удовольствием.

— Итак, господа, — начал ведущий конкуренции, сидевший слева от Татарского. — Первый вопрос!

В зале передали микрофон худому журналисту с блестящей в свете ламп лысиной.

— Семён Катков, «Вести сегодня». Иван и Данила, через несколько часов вам предстоит совершить полёт на корабле, который может развивать скорость, превышающую скорость света. Вы будете первыми. Что вы чувствуете перед таким эпохальным полётом? Татарский наклонился к микрофону:

— Возбуждение и адреналин. Это будет незабываемо!

Ведущий кивнул:

— Следующий вопрос.

Поднялся чисто выбритый толстяк с обвисшими щеками.

— Пётр Третьяков, «Свободная газета», — представился он, — всем известно, что скорость света является пределом всякой скорости и разогнаться до неё невозможно, потому что тогда масса корабля достигнет бесконечности. Можно пару слов о принципе работы двигателя, которым оснащён ваш корабль? Как вы собираетесь этого избежать? Известно, что беспилотным кораблям уже удавалось преодолеть световой барьер, но связь с ними так и не была восстановлена.

— Что будет, если двигатели «Резака» в критический момент откажут? — выкрикнула девушка в очках и сиреневой блузке. Космонавты переглянулись, Данила равнодушно махнул ладонью, мол, валяй, мне это радости не доставляет. Он отпил минералки. На его массивном лице отразились вспышки фотоаппаратов.

— Могу сказать одно, — ответил Татарский, — если двигатели откажут, нас объявят героями посмертно. — Он улыбнулся, показав ровные белые зубы. В зале повисла тишина.

— Принцип работы двигателя не объяснишь на пальцах, — сказал он примирительно, увидев, что его шутка не возымела действия, — мы тут до ночи не разберёмся. — Он вновь одарил зал белоснежной улыбкой. — Могу сказать только, что корабль будет очень маленьким. Двухместным.

— Почему корабль назвали «Резак»? — вновь спросил журналист из «Вестей сегодня».

— Мы же будем резать гиперпространство, — пояснил Татарский, улыбнувшись собственной шутке.

В заме нарастал гул, каждый выкрикивал вопросы. Видя, что конференция грозит превратиться в базар, ведущий взял со стола увесистый колокольчик. По залу прокатился громкий, пронзительный звон.

— Господа, соблюдайте порядок!

На режущий уши звон колокольчика среди журналистов замелькали фигуры охранников.

— Вопрос Даниле Бершу. — Журналист выдержал паузу. — Вы боитесь?

Берш задумался.

— Нет, — ответил он нехотя. — Ведь Бог — это пилот, а наш мир — звездолёт, которым он управляет. Корабль всегда будет идти нужным курсом.

Ведущий взял бутылку и наклонил, в стакан с шипением хлынула струя минералки. Он поднял глаза на журналистов.

— Следующий вопрос, господа.

***

Покинув поле притяжения Земли, небольшой, похожий на истребитель корабль устремился от неё прочь. Через некоторое время выходящая из дюз плазма ярко вспыхнула. Корабль на миг окутало полупрозрачное поле, а затем «Резак» исчез. Пропал он и с мониторов радаров.

Облачённые в скафандры Татарский и Берш сидели рядом, перегрузка вдавила их в кресла. Однако через несколько минут она отпустила, Данила первым убрал прозрачный щиток шлема и громко, с облегчением выдохнул.

— Фу ты, чёрт. Пронесло.

— Ага, — Иван тоже убрал щиток и лучезарно улыбнулся, — летим со скоростью света. Мы, брат, с тобой войдём в историю!

— Мне бы просто потом на Землю вернуться, — буркнул Данила.

— И желательно застать Машку с сыном в том же возрасте, что они сейчас. А то знаешь, как пишут в фантастике, — возвращаются космонавты домой, а там лет двести прошло, родные состарились. И это в лучшем случае.

— А в худшем?

— А в худшем — на Земле разумные обезьяны с гранатами.

— Да их и сейчас хватает, — заржал Татарский. — Недаром же говорят, что фантастика описывает современность через кривое зеркало.

Данила недовольно промолчал. Шутки Ивана его раздражали.

— Да к тому же, — продолжил Иван, — свою жену надо любить даже, если она вдруг превратится в обезьяну. Разумную. Разве не в этом ты клялся на брачной церемонии? Любовь пройдёт, и ты станешь для неё автоматом для получения комплиментов и денег.

— Закрой пасть, — процедил Берш, с усилием сдерживая себя.

— Не будь таким брюзгой. Мы летим со скоростью света. Расслабься и получай удовольствие.

Терпение Данилы иссякло. Он высвободил из скафандра туловище, руки и потянулся к напарнику с намерением дать ему по физиономии, как вдруг корабль сотряс мощный удар. Берша откинуло на ближайшую стенку.

— Что такое?

Татарский встревоженно смотрел на приборы:

— А я знаю?!

Данила чувствовал странное давление изнутри во всём теле.

— Какого чёрта? — крикнул он, в ту же секунду его тело выгнулось от страшной боли. — Меня как будто… распирает!.. Татарский в соседнем кресле сидел бледнее смерти. Его вырвало.

— Что-то не так с двигате… — Берш не успел закончить фразу, как изнутри его рвануло в разные стороны. Голова ударилась о твёрдое, перед глазами один за другим вспыхивали разноцветные круги. Данила чувствовал себя неимоверно тяжёлым, каждая клетка тела будто весила несколько тонн. Вокруг — кромешная тьма. Но он всё ещё был жив.

— Данила! — крик прозвучал прямо в голове.

— Иван! — ответил Берш мысленно, — Живой?

— Вроде. Где ты?

— Где-то здесь. Я не вижу своего тела, даже рук не чувствую!

— Я тоже. — Татарский помолчал. — Думаешь, мы умерли? — Голос звучат непривычно, задумчиво и хмуро.

— Нет. «Я мыслю, следовательно, существую».

— Сейчас не до философии! Что будем делать? Что вообще произошло… если мы не умерли?

— Ещё не догадался?

— Я просто не могу в это поверить…

— Ну так поверь! Мы приплыли, дальше некуда.

— Неужели мы и наш «Резак»?..

— Ага. Расширились до бесконечности. Видимо, двигатели дали сбой, и массы наших тел и корабля вместе с объёмом вытеснили к чертям всю Вселенную.

— Я даже не знал, что такое возможно… Думал, нас бы просто разорвало.

— Даже смерть познаётся на личном опыте.

— Но мы ж разговариваем. Мыслим, как ты сказал. Значит, не умерли!

— Считай, что уже умерли. Мой палец весит, я даже не знаю сколько. К тому же мне негде им шевелить. Теперь нам с тобой коротать вечность за разговорами.

Прошло некоторое время, прежде чем Берш снова услышал голос товарища.

— Дань, ты не поверишь!

— Что ещё? — Данила пофузился в воспоминания о своей потерянной жизни на Земле, жене и сыне-второкласснике.

— Я вижу космос!

Берш встрепенулся:

— Как? Где?!

— Ты не поверишь. Он — внутри меня.

У Данилы вырвался мысленный стон.

— Ты не думай, — затараторил Татарский, — я не сдвинулся. Ты вспомни физику. Из чего состоят живые клетки?

— Из молекул и атомов.

— Точно. Но внутри самих атомов электроны вращаются вокруг атомных ядер, между ними — пустота электрического поля.

— Что за бред ты несёшь? Лучше подремли, как я…

— Я не хочу сидеть здесь, пока у меня крыша поедет! Говорю тебе — всё то же самое: электроны вращаются вокруг ядер, как планеты вокруг звёзд. Пустота электрического поля — пустота космоса! Вспомни, чёрт тебя подери, чем нас долбили в университете: «Микрокосм равен макрокосму»! «Человек — крохотное отражение вселенной». Только теперь — всё наоборот. Я — вижу звёзды и галактики, и это не бред! Я даже смогу найти Землю.

При упоминании Земли Данила Берш почувствовал тоску.

— Как мне всё это увидеть?

— Просто сосредоточься.

Данила принялся думать о яркой сверкающей галактиками и скоплениями звёзд Вселенной. Он представил себе сияющий красным и синим Млечный Путь, похожий на два сложенных вместе и вытянутых блюда. Огненно-жёлтое, подвешенное в пустоте Солнце в его крайнем спиральном рукаве и неподвижная для внешнего наблюдателя голубая планета казались издалека не больше, чем крохотными искрами. Данила понёсся им навстречу.

Перед глазами пронёсся бледно-серый шар Меркурия, позади осталась Венера. Перед взором Берша разрасталась Земля. Родная настолько, что он ощутил сладкую дрожь.

— Иван! Ты здесь?

— Ага!

Краем глаза Данила заметил рядом комету с сияющим хвостом белого пламени.

— Это потрясающе…

— Главное, что мы вырвались из той сводящей с ума темноты. Мы с тобой теперь — Вселенная. Помнишь, ты говорил, что Бог — это пилот, а мир — корабль?

— Чего только не брякнешь журналистам, чтобы отвязались.

— Данька, мы теперь с тобой — эти два пилота! Ты ещё не понял? Смотри!

С Солнца сорвался гигантский протуберанец, похожий на огненный хлыст. Берш почувствовал летящую на него волну жара. «Для жителей Земли такой выброс огня будет катастрофическим», — подумал он. И мысленно приказал солнечному излучению повернуть вспять.

Огненное щупальце словно нехотя перестало тянуться к бело-голубой планете и метнулось в противоположном направлении.

— Видел? Видел?! — ликовал Иван. — Я его вызвал, а ты — остановил! Мы теперь — вроде богов! Два божества — «Иван и Данила. Вот идут Иван и Данила… Мне скажут: «Как это мило!» Я скажу: «Иван и Данила».

— Лично мне больше нравилось человеком. У меня на Земле семья. Они ещё не знают, что я не вернусь.

— А меня ждут девочки и поклонники. Я даже не успел обкатать новый «феррари».

Комета исчезла, на её месте возник камень размером с двухэтажный дом. Два метеора бок о бок мчались к Земле.

Они вошли в верхние слои атмосферы и вспыхнули вишнёвым пламенем, оставляя позади яркие огненные хвосты.

— Как думаешь? — закричал Данила, перекрикивая рёв ветра.

— Насколько велика теперь сила наших мыслей? Что ещё мы можем?

— Мы — боги, Даня! — донеслось в ответ. — Мы можем всё! Сотворим за шесть дней вторую Землю, а для людей пройдёт шесть миллионов лет. Мы можем зажигать и гасить звёзды! Нам подвластно абсолютно всё. — Но последняя фраза Ивана прозвучала безрадостно. Он подумал о своей прошлой жизни на Земле. В человеческом теле. В хрупком воздушном океане планеты, наполненном бессчётными проявлениями жизни, в отличие от мира, в котором они оказались, чёрного, пусть и бескрайнего, но холодного и пустого, озарённого сиянием звёзд.

— К чёрту эту божественность! — крикнул Данила. — Отдадим кесареву кесарево! А себе оставим своё. Давай попробуем снова стать людьми!

Соседний метеор вспыхнул ярче, хвост окрасился радостным пурпуром.

— Давай!

И они — попробовали.

***

Тьму перед глазами Данилы рассеяла туманная дымка. В открытые глаза просочился свет. Взгляд стал чётче. Берш увидел окружённую частоколом, поросшую травой землю. Перед самым его лицом вился дымок, он чувствовал запах едва горящих дров и горьких трав. Дымок вызывал щекотку в носу и резал глаза. Данила попробовал моргнуть, но не смог. Чихнуть у него тоже не получилось.

Тут же стоял высокий старик в белом балахоне. Двое бородатых мужчин в таких же белых, но уже давно не стираных одеждах держали под руки бледного от ужаса паренька. По знаку старика его подвели ближе, так что Данила рассмотрел пушок у несчастного под носом. В руке у старика блеснул нож.

Но одновременно он видел и нечто совсем другое…

— Вань! — крикнул он мысленно. — Иван!

— Данила, ты где?

— Не знаю. Вроде в святилище. Я вижу сразу два разных места. Тут какие-то люди в белых балахонах. И частокол.

— Ты — деревянный идол на холме, — сказал Татарский устало.

— А эти в балахонах, очевидно, волхвы. Ты что, в детстве книжки не читал?

— Брось ты! Мне тут собираются принести жертву и окропить меня его кровью!

— Да ну. У меня хуже.

— Ас другой стороны ко мне приближается толпа с топорами. С ними — вроде священник. Только он одет как-то чудно. И весь чёрный, с орлиным носом — грек, что ли? Я вижу их мысли — меня собираются выкорчевать и бросить с холма в Днепр… Боже, да что случилось?! Где сила, о которой ты говорил?

— А у меня, — Татарский его не слышал, — Москва. Кремль как на ладони. Вокруг машины со стенобитными грузами. Они собираются снести меня и построить бассейн. Мы так и остались богами, Даня. Только теперь в другом качестве.

— Да кончай ты, бедолаге уже перерезали горло! Бог мой, мы же хотели всё исправить!

— Похоже, мы так легко не отделаемся… Пробуем ещё раз! Данила, чёрт, слышишь меня?! Сосредоточься!

— Хорошо…

— Раз. Два. Три. Давай!

Андрей Краснобаев
Я, НЕ РОБОТ!


Это был последний шанс. Как соломинка для утопающего, даже не бревно для потерпевшего кораблекрушение. Как некогда говаривал бравый вояка — гроза всех рейдеров Галактики, а ныне покойный майор Дроздов:

— Давай. Костя, на тебя вся страна смотрит!

В верхних слоях атмосферы они попали в зону турбулентности. Вихревые потоки швыряли катер, словно пушинку из стороны в сторону. С силой сжав зубы, Костя вцепился руками в ремни безопасности, с трудом удерживаясь на своём месте.

Упёршись ногами, облачёнными в армейские ботинки, андроид уверенно сидел в своём кресле. На какое-то мгновение Косте померещилась презрительная усмешка, искривившая его губы. Это бездушное лицо из композитных материалов вызывало у него не просто неприязнь, а дикие приступы бешенства.

— Приготовиться, — повернувшись, прокричал второй пилот. Медленно отъехала в сторону дверь внешней переборки. В салон ворвался холодный воздух и грохот реактивных двигателей. С силой оттолкнувшись ногами, Костя нырнул в открытый проём. Через пять секунд, сухо щёлкнув, открылось крыло.

Лихо, играя на воздушных потоках, мимо него быстро пронёсся андроид. Костя бросил взгляд на высотомер. До поверхности семь километров. Ярко-красное крыло андроида мелькало где-то далеко внизу. Отставать было нельзя. Вытянув руки вдоль тела, он стремительно нырнул вниз.

Планету Костя выбрал сам. В жестокой гонке преследования между андроидом и человеком это был последний этап. Многомиллионная армия, начиная от простого рядового и заканчивая звёздными генералами, замерла, наблюдая за разворачивающимися событиями. В мясорубке столкнувшихся интересов должен был победить лучший. На одной чаше весов лежала судьба армии, а на другой многомиллиардный контракт для корпорации Роботик Inc. Это испытание призвано было раз и навсегда положить конец всем спорам и пересудам о превосходстве робота над человеком. Против андроида, защищая интересы обычных людей, связавших свою судьбу с армией, выступал Константин Сомов — боевой офицер, прошедший сквозь сеть кропотливого отбора.

Все предварительные испытания на полигоне они прошли практически на равных. Уступая Косте в скорости реакции, андроид, тем не менее, был несколько точнее.

Выживание в условиях, приближённых к боевым, на незнакомой территории с враждебно настроенным населением. Последнее испытание предложил сам Костя.

— На что вы надеетесь? — представитель корпорации Макс Нечаев с интересом заглянул в его глаза.

— На то, что полностью отсутствует у вашего железного громилы

— на простую человеческую интуицию и опыт.

— Ну, ну — усмехнулся Макс.

В его взгляде мелькнула насторожённость и явный интерес. Внизу разливалось зелёное море джунглей. Это была абсолютно неизведанная и дикая территория. Невольно вспомнилась планета Элея с её непроходимыми чащами. От их полка в живых тогда осталась лишь жалкая горстка. Крейсера ломились от груза двести. Еле живого Костю едва не приняли за мёртвого. Своей жизнью он полностью обязан врачам, совершившим тогда настоящее чудо. На то, чтобы вновь вернуться в строй, понадобились долгих полгода реабилитации. Более тяжёлый андроид опустился первым. Не выдержав, верхушка дерева с треском сломалась под его тяжестью. В последний момент, виртуозно спланировав крылом, Костя тихо сел на соседнее дерево.

Испытание было простым. Нужно было выйти в заданную точку. Из боекомплекта один пистолет с запасной обоймой да острый десантный нож. Кто придёт первым, тот и станет победителем. Несмотря на хвалёный искусственный интеллект андроид действовал предсказуемо, полностью оправдывая себя как машина. Как известно, наименьшее расстояние между двумя точками — прямая, а потому, определившись с направлением, андроид уверенно шагнул в самую чащу.

Прокладывая себе дорогу, он с треском ломал густые кусты, распугивая мелкую живность. От такого напора джунгли ожили. Не ведая чувства страха, андроид своим шумным поведением притягивал к себе внимание. Костя нутром чуял опасность, притаившуюся почти за каждым деревом. Уверенно ориентируясь, он с лёгкостью находил звериные тропы, заранее обходя их стороной, и заметил еле уловимые признаки приближающегося болота. Проламывающийся сквозь кусты андроид выходил точно на него. Заранее начав забирать вправо, Костя пошёл в сторону. Уткнувшись в топь, андроид затих, а затем, судя по звуку, двинул туда же.

Под ногами зачавкала вода. Сквозь густые деревья проглянул небольшой холм, по внешнему виду сильно смахивающий на медвежью берлогу. Осторожно ступая по мягкому болотному мху, Костя аккуратно обходил его стороной. Разбуженное треском ломающихся кустов и веток в душном смраде берлоги что-то заворочалось. Отойдя на безопасное расстояние, Костя быстро забрался на нижние ветви дерева. Отсюда открывалась прекрасная картина. Бездушная машина, презрев все законы осторожности, уверено приближалась к норе одного из здешних обитателей.

— Железный скороход, — презрительно прошептал Костя, сжимая в руке ребристую рукоять пистолета.

До развязки оставались считанные секунды. Стоило лишь андроиду войти в зону досягаемости, как тварь не заставила себя ждать. Болотное чудище, чем-то отдалённо напоминающее огромного осьминога, вылезло из своей берлоги. Его щупальца стремительно обвили андроида. Резкий бросок вперёд. Крепкий костяной клюв легко раздробил механическое тело, разорвав его на части. Всё было закончено за считанные секунды. Выплюнув назад механический корпус, искривший разорванными проводами, болотная тварь вновь спряталась в своей берлоге в ожидании очередной жертвы.

— Извини, браг, но ты ей, похоже, пришёлся не по вкусу.

Костя осторожно спустился с дерева. Осталось просто добраться до места встречи. Уже выходя в заданный квадрат, он всего лишь на мгновение ослабил внимание. Что-то свистнуло в ветвях густого дерева. С силой выброшенный вперёд острый длинный хвост притаившегося хищника ударил в плечо. От неожиданности Костя вскрикнул. Боли не было. Выхватив нож, он сильным взмахом отсёк упирающуюся плоть. По руке потекло что-то тёплое и липкое. Выдернув из плеча острый шип, Костя ринулся напролом сквозь зелёную чащу.

Впереди замелькал просвет. На заранее расчищенной от поросли площадке его поджидал катер. Зажимая рукой рану, Костя ввалился в салон.

— Ты один? — пилот оглядел его цепким взглядом, — ранен?

— Пустяки, — Костя махнул рукой, — поднимай машину.

— Что с андроидом?

— Можете забыть о нём.

Взревев реактивными двигателями, катер сорвался с места. Огромный военный крейсер, до отказа набитый журналистами, ждал их на орбите. Стоило Косте появиться на трибуне, как зал для брифинга взорвался аплодисментами. Объективы видеокамер и громкие щелчки фотовспышек. Вынырнувший из толпы генерал Никитин, с трудом сдерживая эмоции, долго тряс Косте руку.

— Я думаю, теперь все вопросы сняты? — прокричал он в микрофоны под одобрительный рёв толпы журналистов.

Раздвигая людей, в первые ряды с трудом протиснулся Макс Нечаев. Пытаясь привлечь к себе внимание, он поднял руку, с трудом стараясь перекричать стоявший шум:

— Остался всего лишь один.

Заметив Нечаева, Никитин помог ему подняться на трибуну. Это был час его триумфа. Повернувшись к своему поверженному противнику, генерал лёгким взмахом руки успокоил толпу:

— Вы что-то хотели спросить?

— Да. Генерал Никитин, — Макс театрально выдержал паузу, — вы готовы признать этого солдата самым лучшим?

Костю кольнула смутная тревога. Спокойная уверенность этого хлыща его настораживала.

— Конечно! — абсолютно не задумываясь, проревел в микрофоны генерал.

— Ну что ж, — Макс пожат плечами, — армия сделала свой выбор. Получив из рук помощника красную папку, он выхватил из неё листок бумаги:

— Позвольте ознакомить уважаемое собрание с одним небольшим документом, — Макс навис над микрофонами. — Согласно нему, Министерство обороны, действуя под грифом «совершенно секретно», три года назад передало корпорации Роботик Inc. для дальнейшего использования тела солдат, погибших в военном конфликте на территории планеты Элея. Константин Сомов, известный в армии как боевой офицер и отличный солдат, не более чем продукт корпорации. Удачный симбиоз человеческой плоти и машины.

В зале повисла тишина. Растерянные журналисты переводили недоумённые взгляды с Нечаева на генерала. Совладав с волнением, Никитин с трудом откашлялся:

— Постойте. Вы хотите сказать, что лейтенант Сомов — это…

— Наша последняя разработка. Андроид нового поколения, — Макс закончил фразу за генерала, — экзоскелет из сверхпрочного титана, покрытый живой тканью. Вместо бездушного процессора настоящий человеческий мозг, легко подстраивающийся под любую ситуацию и управляющий механическим телом. Для полноты сходства с человеком мы полностью сохранили все функции. За два с половиной года пребывания его в армии никто даже и не догадался, что он обычный андроид. Это соревнование корпорация выиграла в самом начале. Задавшись целью найти лучшего, вы, сами того не подозревая, выбрали наше творение.

— Да, но… — растерянный генерал с трудом подбирал нужные слова, — этого просто не может быть!

Макс презрительно усмехнулся. Сделав шаг вперёд, вплотную приблизился к Косте, внимательно оглядывая его куртку, слегка потемневшую на пробитом плече.

— Ты ранен, солдат?

— Немного зацепило.

Подняв руку, Макс сильно ударил Костю в раненое плечо:

— Тебе больно?

— Да нет.

Боли действительно не было. Поддавшись сильному нажиму Макса, промокшая насквозь форменная куртка треснула на плече. Взорам собравшихся предстало тёмно-синее пятно, медленно расползавшееся вокруг раны. Макс был лаконичен:

— Это богатая кислородом жидкость позволяет поддерживать человеческий мозг андроида в рабочем состоянии. В случае ранения она призвана быстро восстанавливать ткани, самостоятельно заживляя повреждение.

Зал просто взорвался. Отстранив генерала Никитина, каждый из журналистов пытался пробиться к Нечаеву, чтобы задать свой вопрос. Костя чувствовал, как начинает медленно терять связь с реальностью. Не выдержав, он заорал во весь голос:

— Остановитесь! Вы все так увлечённо обсуждаете новую разработку Роботик Inc. абсолютно забыв, что это я. А я — не робот! Последний выкрик Кости потонул в новой волне вопросов охочих до сенсации журналистов. Его человеческий мозг, готовый разорваться от нахлынувших эмоций, уберегали точно рассчитанные сопротивления и правильно вживлённые конденсаторы и микрочипы.

Насколько долго продолжался этот журналистский шабаш, Костя не помнил. Все неприятные воспоминания были напрочь вычеркнуты специально созданной программой. Крики возбуждённых журналистов и вспышки фотокамер потонули во всё поглощающей тьме цифрового безмолвия. Проданная душа Кости Сомова навсегда растворилась в механическом теле андроида. Так в горниле мирового порядка сжигались человеческие судьбы, зарождались легенды и создавались новые технологии.

№ 10

Валерий Гвоздей
ТИР

Юрий частенько заглядывал сюда. Бывали здесь, в основном, подростки. Но заходили и граждане постарше. Наверное, те, кто увлекался фантастикой.

Он толкнул дверь и вошёл.

Тир был оформлен в футуристической манере. На потолке и верхней части всех четырёх стен — панорама космоса, ниже — боевые корабли и виды чужих планет, изображения диковинных животных, существ, наделённых разумом. Улицы инопланетных городов. Батальные сцены, которые могли служить иллюстрациями для «космических опер». Стрелковое оружие, используемое в тире, соответствовало антуражу. Его формы создавали иллюзию сокрушительной мощи и запредельной технологической сложности. Бластеры, дезинтеграторы, излучатели разных типов, электромагнитные и плазменные ружья казались массивными, тускло поблёскивая на барьере. Руки сами тянулись к ним. Мишени тоже производили впечатление — они возникали на дальней стене-экране.

Хозяин тира, крепкий немолодой мужчина с коричневым загаром, одетый в костюм звёздного десантника, мог предложить вам охоту в джунглях чужих миров, под водой или в пустыне. Схватку с любым разумным противником — в интерьерах звездолёта, бара космопорта, где-нибудь на перекрёстке торговых путей, на улице мегаполиса, посреди небоскрёбов с непривычными очертаниями и на внешней обшивке патрульного эсминца, в открытом космическом пространстве. Что угодно и где угодно. Графика была убедительная, объемная, с тщательной проработкой деталей. Всё казалось реальным, полным жизни, всё двигалось, изо давало звуки и наполняло вытянутую комнату необычными, экзотическими ароматами. Впрочем — запахов не было, когда стремительное действие разворачивалось в вакууме или в водных глубинах. Это напоминало компьютерную игру, но эффект присутствия оказывался намного сильнее, вызывал ощущение полной достоверности, временами даже пугающей.

Сюжеты не повторялись. А если посетитель заказывал что-то испытанное ранее, хозяин сокрушённо покачивал головой, щурил водянистые глаза:

— Такого же зверя — можно, только он будет вести себя иначе. Решает компьютер.

Юрий не помнил, чтобы кто-то из клиентов возмутился. Их устраивали правила игры.

Тем более что необычный тир в городе всего один. Цена доступная. Острые, щекочущие нервы ощущения гарантировались.

Особый восторг подростков вызывали попадания, за которыми следовали вопли, стоны, вой, скрежет зубовный, лужи красной, зелёной, жёлтой, синей крови, обугленные дыры в телах. Агония, когда задеты жизненно важные органы. Бегство жертвы, оставляющей неровную цепочку следов и кровавый пунктир — когда объект только ранен. Причём, и эти подробности зависели от особенностей анатомии существа и физических условий мира, в котором происходило действие, от разновидности выбранного оружия.

И как раз такие подробности смаковали четыре школьника, с которыми Юрий столкнулся в дверях.

Подростки вышли. Дверь закрылась, мелодично звякнув колокольчиком.

Сейчас Юрий был единственным посетителем.

— Добрый вечер, — сдержанно улыбнулся хозяин. — Вы — постоянный клиент. Рад видеть.

— Запомнили? — улыбнулся в ответ Юрий.

— Конечно. Вы хорошо стреляете, несмотря на очки. У вас неплохая реакция. А я уважаю стрелков. Что закажете?

— На ваше усмотрение. Здесь не бывает разочарований.

— Благодарю. Для своих постоянных клиентов я всегда припасаю кое-что особенное.

Юрий оплатил десяток выстрелов и взял в руки бластер, к которому привык. Он повёл стволом из стороны в сторону, чтобы ощутить баланс оружия.

У меня есть предложение, — вновь заговорил хозяин. — У вас десяток выстрелов. Если решите поставленную задачу — выиграете ещё десяток. Хотите попробовать?

Надо же… Впервые такое.

— С удовольствием, — сказал Юрий. — А какая задача?

Вы увидите сюжет из жизни другой планеты. Важное лицо, в окружении телохранителей. Нужно ликвидировать объект.

— Как он выглядит?

— Вы сами догадаетесь, кто есть кто. Будет время сориентироваться. Постарайтесь уложиться в пять секунд.

Хозяин ободряюще улыбнулся и сел На своё привычное место, в углу между стеной барьером.

Вот пошёл сюжет.

На экране возник белый особняк, среди лужайки, ровно постриженной. За особняком — море, до самого горизонта. Пара судов в отдалении покачивалась на волнах. Суда, кажется, боевые.

Но позиция была не очень удобной. Он смотрел откуда-то

сбоку и сверху. Вероятно — со стены, окружающей виллу. Если объект выйдет из высоких дверей, прикрытый охранниками…

Целить придётся в голову. Дистанция великовата.

Объект не вышел из дверей.

К вилле подплыл летательный аппарат, напоминающий мыльницу, и завис прямо над зелёной лужайкой. Выглядел солидно. Защищён бронёй или полем. Двигался по воздуху, но струй из-под днища не было. Наверное, гравитационный принцип действия.

С боков у мыльницы открылись проёмы, точнее — исчезла часть корпуса, рассосалась. На лужайку выскочили шесть охранников, в серых облегающих костюмах, с каким-то неброским оружием в руках. Вели себя, как люди. Были совершенно похожи на людей.

Они быстро и цепко осмотрели территорию, голую, без деревьев и кустов. Одна зелёная трава, до самой изгороди. Или так принято, или это продиктовано интересами чьей-то безопасности. Не забыли взглянуть и на небо, где застыли крупные летательные аппараты иного типа, наверное, военные.

В машине открылся ещё один проём. И на траву ступил мужчина с седыми волосами, тоже в облегающем сером костюме.

Охранники вытянулись, прижали оружие к груди. Стояли плотно, заслоняя объект.

Седой не спешил. Он дышал полной грудью, глядя в море. Кажется, ему не хотелось в помещение.

Вздохнув, он шагнул к крыльцу.

Охрана шла с той же скоростью, чётко держа кольцо, шаря глазами вокруг.

До крыльца — шага четыре. Медлить нельзя. Через мгновение седой войдёт в дверь и исчезнет. Прощай десяток выстрелов задарма…

Юрий прицелился в охранника, закрывшего объект, нажал на спуск.

Невидимый луч ударил точно. Охранник стал заваливаться вперёд, приоткрыв голову и плечо седого. Другой бросился на место выбывшего, стремясь ликвидировать брешь. Поймав седого на мушку, Юрий нажал на спуск вторично. Потом ещё, целя уже в телохранителя. Снова попал.

Два охранника подхватили седого под руки и волоком потащили к крыльцу. А два их товарища открыли шквальный огонь в направлении стрелка, но, похоже, не видя его. Без труда устранив их, Юрий взял на прицел оставшихся телохранителей.

Пара импульсов. Охранники повалились на ступеньки. Вместе с ними упал седой. Виден затылок важной персоны.

Юрий прицелился. Выстрелил. Голова дёрнулась. Зашевелился охранник, и Юрий послал импульс ему в висок.

Осталось два последних выстрела. Их он истратил на седого, целя в неподвижный затылок.

Изображение погасло.

Хозяин, наблюдавший эту бойню из угла, несколько раз хлопнул ладонями:

— Отличная работа. Всё чётко, профессионально, без суеты и рисовки. Да, я не ошибся в вас. Примите искренние поздравления. Вы уложились в пять секунд.

— Правда?.. Мне казалось, прошло гораздо больше времени.

— В экстремальных обстоятельствах секунды растягиваются. Бонус ваш, как договорились. Желаете воспользоваться ими сейчас или позже?

Юрию не хотелось заслонять одно яркое впечатление другим.

— Позже, — сказал он, кладя оружие на барьер.

* * *

Следующим днём, примерно в то же время, он вошёл в тир. Хозяин скучал в одиночестве, листая журнал. Явно повеселел, увидев клиента:

— Бонус ждёт вас. Но он может обернуться ещё одним, если справитесь с заданием. Рискнёте?

— Охотно. — Юрий взял бластер, чувствуя азарт. — Что вы приготовили сегодня?

Глянув на него с нескрываемой симпатией, хозяин улыбнулся:

— Работа как раз для меткого стрелка с мгновенной реакцией. А стрелять надо будет на лету. Цель в воздухе.

— Я попробую, — кивнул Юрий, польщенно опустив взгляд.

— Уложиться необходимо в полторы секунды, — предупредил хозяин.

Началась игра.

Стрелок парил над землёй, метрах в ста, летя над большим городом. А ниже мелькали юркие летательные аппараты, очень похожие на вчерашние.

И вдруг в общей картине движения возник диссонанс. Юрий заметил, как из переулка выскочил на вираже аппарат серебристого цвета. За ним, не отставая, то ли гнались, то ли следовали эскортом, ещё две машины — синих, с белой широкой полосой вдоль кузова.

Головная замедлила ход, повисла над зелёным парком. Синие тоже застыли неподалёку. Стало ясно, что это сопровождение.

К серебристой осторожно приблизилась другая машина, чёрная, более длинная.

Они висели рядом, борт к борту. В обеих медленно открылись проёмы.

Неужели пересадка, на такой высоте?

И в самом деле. Переход займёт секунды полторы. Но машина стрелка движется, хоть и медленно, расстояние всё больше…

Юрий вскинул бластер, навёл прицел в точку между аппаратами.

Когда человек показался — нажал на спуск. Попал. Объект прекратил движение из машины в машину, рухнул между ними. Юрий послал в него ещё пару импульсов. А потом ещё пару — в чёрную машину.

Он, может, не пробил крышу, но от неожиданности у водителя дрогнула рука. Машина чуть подалась в сторону. И тело, медленно кувыркаясь, полетело вниз, в густую зелень деревьев.

Экран померк.

Великолепно! — сказал хозяин. — Вы решили задачу как нельзя лучше. На что потратите оставшиеся пять выстрелов? Бонус, я думаю, вы прибережёте на завтра?

— Нет, хочу пострелять сегодня.

— Очень хорошо. Тогда я предлагаю вам суперигру. Вы не пожалеете.

— Верю.

— Готовы? — спросил хозяин.

— Да.

На экране возникла едва освещённая естественная пещера. И свои пятнадцать выстрелов Юрию предстояло использовать тут. Добраться до того, кто находился в большом зале подземного лабиринта.

Впереди, у входа в другой коридор, возник тёмный силуэт. Юрий выстрелил. Один из охранников устранён. Сколько их будет? Хозяин не сказал. И надо следить за боезапасом. Как бы не оказаться в последнем зале с пустым зарядником…

Двое справа, двое слева.

Короткая очередь. Перебросить ствол в другую сторону. Очередь.

Чисто.

Осталось десять выстрелов.

Охрана уже оповещена о проникновении. Из тёмного коридора показался охранник, за ним бежали ещё трое.

Очередь. Люди падали, роняли своё оружие.

Здесь, кажется, его ждёт засада. Сам он устроил бы её именно здесь. Место уж больно удобное.

Всё точно.

За каменной баррикадой спрятались двое охранников. Вскочили, что-то крича, паля из всех стволов.

Щёлк, щёлк… Дорога свободна.

Хотя — не совсем. Дорогу преградили двое, закованные в броню. Короткий импульс их не возьмёт. На длинный рассчитывать не приходилось. Нет времени, и зарядов — всего ничего. Охранники поднимали оружие, готовясь стрелять. Он послал импульс в левый глаз одному, в правый — другому. Это их проняло.

А бойцы из них плохие. Реакция немного замедленная. Или нет решимости — бить наверняка, бить насмерть. В реальных условиях таким не выжить.

Но вот и зал. Вход украшен тусклыми светильниками в форме сталактитов и сталагмитов. Никого у порога? Не может быть.

Из сумрака бросилась невысокая гибкая фигурка с короткой трубкой в руке, целясь на бегу.

Выстрел. И фигурка сложилась пополам, завалилась на бок.

Женщина?..

Больше охраны, кажется, не было.

Он вошёл. Тут что-то вроде жилого помещения. Какая-то мебель. Сумрак.

Где же объект? Или объект — женщина, оставшаяся у входа?

Ага, на кровати, под ворохом одеял, почти неуловимое движение.

Он подошёл к кровати, навёл оружие. Подождал.

У него только один выстрел. Нельзя промахнуться.

Объект не выдержал напряжения, сбросил лёгкие одеяла и вскинул тонкую руку с оружием.

Щёлк. В голову. Наверняка.

Объект упал.

Юноша. Отдалённое сходство с тем, седым. Или показалось?

Игра окончена.

Бонус — двадцать бесплатных выстрелов.

Он может хоть всю жизнь стрелять тут бесплатно. С его-то навыками.

— До завтра, — сказал Юрий, уходя.

* * *

Хозяин тира был не один. По ту сторону барьера стояли двое мужчин, таких же загорелых, но одетых в серые облегающие костюмы, как в игровом сюжете.

Игра покинула рамки экрана?

Звякнул колокольчик. С улицы вошли ещё двое посетителей, тоже в серых костюмах.

— Добрый вечер, — поздоровался Юрий с хозяином. — Вы сказали вчера — бонус равен двадцати. Наш уговор в силе? Хозяин не улыбнулся постоянному клиенту. Он стоял с мрачным, растерянным лицом. Юрий почувствовал себя неуютно под чёрным космическим небом.

— Это стрелок? — спросил у хозяина один из гостей.

Тот кивнул, не разжимая губ. Как загипнотизированный.

К Юрию шагнули двое в сером и взяли под руки.

— В чём дело? — возмутился он, пытаясь вырваться. Человек в сером, по другую сторону барьера, ответил ему:

Вы обвиняетесь в убийстве правящей семьи планеты Аэрим. Монарха, его младшего брата, жены и сына. Шутка?.. Нет, вид у говорящего серьёзный и печальный. Однако больше тревожил вид хозяина.

Он похож на преступника, схваченного с поличным.

— Что-то не пойму… — Юрий вновь попытался высвободить руки и вновь не смог. — Это была игра. Я стрелял но изображениям на экране. Какое убийство? Что за бред?

Гость взял с барьера тот бластер, который Юрий давно облюбовал:

— Нажимая на спуск здесь, вы стреляли в нашем мире. Вы убивали, оставаясь вне досягаемости. Жертвы не могли видеть своего убийцу. И охранники. Защитить не могли. Обсуждать технические аспекты нет смысла. Мы знали, что Удлис получил заказ и готовил покушение. Мы пытались защитить правящую семью. Не сумели… В нашем мире уже много веков никто не убивал. Ген убийства изжит. Удлис решил схитрить. Он нашёл убийц в другом мире.

Юрий усмехнулся:

— Вы меня разыгрываете! Но розыгрыш подзатянулся. Отпустите. И посмеёмся вместе.

— Я повторяю. Вы обвиняетесь в убийстве членов правящей семьи. И девятнадцати охранников.

— Что за чушь? Это же игра! Как в зале игровых автоматов!.. Бросаешь в щель монетку и убиваешь нехороших парней! Я стрелял в изображения!

— Это не изображения. Вы стреляли в живых людей. Тут все стреляли в живых людей, в реальных животных. Одна часть оружия находилась в ваших руках, а другая — в нашем мире. Система работает на основе технологии нуль-перехода. Конечно, дорого, но гонорары Удлиса всё покрывают. Во время убийства монарха ваше оружие было замаскировано, имело вид камеры слежения. А на спуск нажимали вы.

— И далеко отсюда ваш мир?

— Далеко.

Чудо-дерево

— История с оружием, поделённым на части, ахинея! Это невозможно!.. Кстати… Вы за три дня выучили наш язык?..

— Я не учил. Ментальное сканирование мозга.

— Чьего мозга?

— Не время говорить о технических аспектах. Убийство есть убийство. А тем более — высших лиц государства.

— Чушь!.. — Юрий повернулся к хозяину тира. — Скажите ему! Это была игра! Я зарабатывал бонус!

Хозяин молчал, глядя в пол.

Заговорил всё тот же гость в сером:

— Удлис надеялся обойти генетическую программу, запрещающую убийство. Он привлёк жителей другого мира. Он придал своему замыслу видимость игры. Но факт остаётся фактом. Смерть людей в нашем мире наступила в результате ваших действий.

— Я не знал! Если правда всё, что вы сказали, то меня ввели в заблуждение!

— Мы тщательно изучили ситуацию. Да, вы убивали, не желая убить конкретное лицо. Но, играя в убийство, человек проявляет готовность к убийству. Тем более — взрослый человек. Удлис спланировал политические убийства, подготовил их технически. Вы стали исполнителем.

Я не хотел убивать ваших правителей и охранников! Здесь нет заранее обдуманного намерения! Как вы этого не понимаете!

— Напротив, я это понимаю. И вас будут судить за убийство по неосторожности. В вашем законодательстве есть такая формулировка. Преступления совершены в нашем мире. Судить вас будут по законам нашего мира. Такая норма тоже есть в вашем законодательстве. Я считаю нужным уведомить, что совершённые вами убийства дестабилизировали политическую обстановку на планете.

— Что?.. Вы свихнулись все! Отпустите меня! Я буду звать на помощь!

— В помещении звукоизоляция. Дверь заблокирована. Вы отправитесь с нами.

Юрий ослабел. У него дрожали руки, подкашивались ноги. Шумело в голове.

Остановившимся взглядом он следил, как шутники в сером, с траурными лицами, разбирали оружие на части и укладывали в чехлы, как демонтировали проекционное оборудование. Или какое оно там…

— Хочу спросить, — начал Юрий, отчасти смирившись с происходящим, каким бы диким оно ему ни казалось. Ваш Удлис, он кто на самом деле?

Ответил старший, продолжая работу:

— Удлис — преступник галактического масштаба. Он принимал заказы па убийство. Разумных существ и животных. Причём, не только в нашем мире… Каждый выстрел здесь — это чья-то смерть. Или рана. Боль, страдание… Если вы убили ещё кого-то, вам предъявят обвинение представители иных миров. Думаю, сюда вы уже не вернётесь.

Старший вынул из кармана прибор, что-то вроде мобильного телефона, и нажал кнопку. Тир стал наполняться красноватым сиянием, похожим на туман.

Всё, подумал Юрий, чувствуя, как становится частью этого тумана… □

Владимир Марышев
ЧУДО-ДЕРЕВО


Прямо под ними медленно и величественно несла свои зеленоватые воды река Широкая. На краю обрывистого берега росло несколько деревьев, образующих довольно милую зелёную семейку. Самые длинные ветви, свисая, почти касались сонной воды. Здесь было хорошо и уютно, рощица казалась совсем земной, не хватало только соловья.

— Ничего речушка, а? — Гвоздев смотрел вниз, на круги, которые оставила, плеснув хвостом, какая-то крупная рыба. — Этакое царственное спокойствие… Неудивительно, что сюда, как магнитом, тянет любителей пофилософствовать. А у нас на станции, если честно, все философы. Придёшь, бывало, сядешь на берегу, задумаешься о вечном…

Туманов вздохнул. Вечность не вечность, а дней двадцать ему на Пелле ещё проторчать придётся. Кто придумал инспектировать такие неосвоенные планетки на самом краю Галактики! Всей работы — дня на три, а потом изнывай от скуки и жди, когда тебя заберёт «прикреплённый» к этому убогому мирку грузовой челнок. Здешний, говорят, ещё ходит регулярно, а вот однажды полгода не подворачивалось даже самой захудалой посудины. Чуть тогда не повесился с тоски! К счастью, начальник исследовательской станции Константин Гвоздев был, что называется, свой парень. Никакого учёного занудства! Конечно, на профессиональный вопрос он мог выдать кучу мудрёных терминов, но обычно своими знаниями собеседников не «грузил». Особый шарм ему придавали роскошные рыжие усы. «Таких нет ни у кого на Пелле и в её окрестностях. Проверено!» — гордо заявлял Гвоздев. Инспектора он принял как родного, а когда тот закончил свою миссию, предложил перейти на «ты». Туманов ничего против не имел: этот добродушный здоровяк мог расположить к себе любого!

— В общем, местечко уникальное, — продолжат Гвоздев. — А уж если вспомнить про Плод…

— Какой ещё плод? — удивился Туманов.

— Не простой, конечно. Я бы не завёл разговор о каком-нибудь банальном инопланетном огурце. Нет, он у нас исключительный. С большой буквы!

— Да ну? — не поверил Туманов. — Ты ещё скажи — единственный на планете!

— Нет, такого я утверждать не могу — где-то обязательно должна быть популяция. Но Пелла, сам знаешь, практически не изучена, и пока нам удалось найти лишь одно деревце, где произрастает это диво.

— Ладно, хватит интриговать. Что в нём такого замечательного? Вместо ответа Гвоздев отыскал небольшой камешек и бросил его в воду.

— Плюх! сказал он. — Был — и нет. Вот также и Плод. Только что висел, красовался, возбуждал, можно сказать, аппетит, но вдруг «р-раз!» — и исчез. Непознаваемое чудо природы!

Туманов посмотрел на круги от камешка, потом — на собеседника, пытаясь понять, издевается тот над ним или просто шутит.

— Не вздумай ударить меня чем-нибудь тяжёлым, — предостерёг Гвоздев. — Я тебя не разыгрываю. У нас уже есть кое-какие мысли насчёт Плода, могу прочитать тебе целую лекцию, но что толку? Это надо видеть собственными глазами!

— Так чего же мы тут сидим? — засуетился Туманов. — Веди!

— Ишь, какой прыткий! — усмехнулся Гвоздев. — Тебе и так уже сказочно повезло: ты прилетел, когда Плод вот-вот должен созреть. А бывает сия радость, понятно, лишь раз в году. Но точную дату и время назвать невозможно: это ведь растение, у него нет хронометра.

— Как же тогда?..

— Не переживай. Приборы ведут наблюдение, снимают характеристики… Короче, в нужный час я тебе сообщу. Идёт?

— Ещё бы! Но… хотя бы приблизительно… сколько дней ждать?

— Я думаю, послезавтра, в первой половине дня, сможешь лицезреть.

Рано утром Туманова разбудили. Кто-то бесцеремонно сдёрнул с него одеяло и крикнул чуть ли не в самое ухо:

— Вставай, лежебока!

Туманов пробормотал что-то несвязное и свернулся калачиком. Тогда его стали не очень вежливо трясти за плечо:

— Вставай, слышишь?

Туманов страдальчески вздохнул и, поняв, что отвязаться не удастся, открыл глаза. Неугомонный приставала оказался Гвоздевым.

— Наконец-то, — сказал учёный муж, поглаживая свои знаменитые усы. — Я уже собирался тебя чем-нибудь облить. Вставай, а то всё на свете проспишь. Он как раз должен созреть.

— Кто должен созреть? — Туманов непонимающе таращил глаза.

— Плод.

— Плод?! — Инспектор вскочил. Обрывки сна разлетелись в стороны. — Вот, чёрт! Ты, наверное, полчаса меня тряс?

— Нет, чуть поменьше. В общем, давай-ка по-быстрому умывайся, одевайся, я тебя жду.

— А ещё кто-нибудь идёт?

— Никого. Ребятам это давно уже не в диковинку, я их и будить не стал.

— Вот и пришли, — сказан Гвоздев. — Ну как, отыщешь наше Чудо-дерево?

Туманов пригляделся, но ничего выдающегося не обнаружил. Все деревья похожи: мощные, обхвата в два, стволы с серой потрескавшейся корой; корявые ветви, до середины голые, а дальше густо облепленные листьями, чем-то похожими на дубовые… Никаких плодов видно не было.

— То-то и оно, — подтвердил его догадку Гвоздев. — Ты думал, Чудо-дерево особенное, а оно как две капли воды похоже на нее остальные. Для новичка различить их — задача непростая. Мы бы и сами оставались в неведении, если бы однажды совершенно случайно не обнаружили Плод. Почему он в этой роще только один и всегда на строго определённом дереве? Если сумеешь ответить, уступлю тебе все свои учёные звания и руководство станцией. Никто этого не знает. Представляешь, никто! Впрочем, хватит кормить соловья баснями.

Гвоздев прошёл вперёд и пальцем поманил Туманова за собой. Когда они оказались под развесистой кроной одного из деревьев, биолог, не говоря ни слова, показал глазами вверх. Туманов задрал голову и ахнул. Прямо над ним на фоне тёмно-зелёной листвы выделялось продолговатое тело непостижимо огромного плода. Он чем-то походил на гигантский баклажан, но выглядел наряднее: фиолетовую тушу опоясывали яркие оранжевые кольца. Прикинув размеры, Туманов присвистнул: Плод был никак не меньше его самого!

— Да, вот если таким попадёт по голове… — Туманов не закончил фразу. Гвоздев посмотрел на него, как бывалый космический волк на удивлённо разинувшего рот canary.

— Боишься за свою драгоценную голову? Вообще-то ты прав. Он уже на конечной стадии созревания, так что тебе и в самом деле лучше отойти.

— А тебе?

— А зачем? — ответил Гвоздев вопросом на вопрос. — Я не дорожу своей головой. Она, может, уже давно дожидается, когда на неё что-нибудь свалится сверху.

В этот момент пискнул какой-то датчик, и биолог сразу напрягся.

— Внимание! — громко сказал он. — Представление начинается! И началось. Да так внезапно, что Туманов, хотя и был предупреждён, едва успел отпрыгнуть. Туша Плода ринулась вниз, но на пол-пути к земле её словно перехватила невидимая рука. «Баклажан» закачался на длинной нити. До Туманова не сразу дошло, в чём дело. Очевидно, нить была скручена в спираль, а теперь она под тяжестью Плода распрямилась, и тот запрыгал, затрясся между небом и землёй. Чудеса, да и только!

Но чудеса, как видно, только начинались. Прекратив колебаться, полосатый «баклажан» оставался неподвижным лишь несколько секунд, затем стал медленно-медленно поворачиваться против часовой стрелки. Похоже было, что нить снова закручивается в спираль.

— А вот теперь давай-ка действительно отойдём. — Взяв Туманова за рукав, Гвоздев отвёл его шагов на пять в сторону. И правильно сделал. На месте Плода что-то ярко вспыхнуло. Раздался громкий хлопок, и их обдало волной горячего воздуха. Туманов попятился, запнулся за какой-то корень и упал. Вскочил и, протирая глаза, уставился на Плод. Но даже младенцу было понятно, что Плода больше нет. Осталась только сморщенная оболочка, которая слегка раскачивалась всё на той же длинной нити. Очевидно, взгляд, который Туманов устремил на Гвоздева, был довольно диким, потому что биолог неожиданно расхохотался.

— Не правда ли, эффектно?

— Что это было? — выдавил Туманов.

— А вот сейчас разберёмся. Здорово же ты напугался! Ну, ладно, не сердись. Когда ничего не подозреваешь, от этого зрелища остаётся больше впечатлений. Мне-то оно давно уже не в диковинку…

Он вынул карманный излучатель, настроил его на минимальную мощность и выстрелил. Оболочка Плода шлёпнулась на землю. Гвоздев подошёл и расправил её. Туманов остолбенел: внутренняя поверхность оболочки хранила очертания какого-то существа. Тут — отпечатки сегментов туловища, эти бороздки остались от конечностей, а вот здесь, похоже, следы крыльев!

— Ну, что скажешь? — Гвоздев как будто испытывал гостя на сообразительность.

Туманов почесал затылок.

— Сдаётся мне, что тут сидела бабочка. Как в коконе. Но куда она подевалась?

— Ты сейчас задал тот самый вопрос, ответ на который ищет целая толпа учёных. — Гвоздев задумчиво посмотрел себе под ноги.

— В сущности, лишь одна гипотеза может объяснить эту чертовщину, только на Земле её в грош не ставят. Все светила науки в один голос заявляют, что автор свихнулся. Но тебя после всего увиденного придётся с ней ознакомить. Садись.

Они уселись на толстую корягу. Гвоздев какое-то время молчал, словно собираясь с мыслями, затем начал:

— Эту гипотезу выдвинул один из наших физиков, Адамс. Ты его здесь не застал, потому что он два года назад улетел на Землю отстаивать свою идею. Так до сих пор и отстаивает… Короче, он усомнился в непрерывности времени. Предположил, что на самом деле оно состоит из конечных отрезков, или квантов. Вот только доказать сие невозможно, потому что мы вместе со всеми своими приборами существуем лишь внутри этих самых отрезков. Они сливаются для нас в единую цельную картину бытия, хотя на самом деле в промежутках между квантами ни тебя, ни меня попросту' нет. Вообще нет ничего из привычного нам мира! Туманов представил свою жизнь «порубленной на кусочки». Тут он есть, там его нет, потом опять есть, снова нет… Жуть, да и только!

— А в промежутках-то что? — спросил он. — Какой-нибудь «временной вакуум»?

Гвоздев поднял с земли тоненькую веточку и повертел её в пальцах.

— Теория допускает несколько возможностей. Может, там время течёт в обратную сторон}'. Но скорее всего — в ту же, только это время какого-то другого мира. Получается любопытная вещь: оба мира существуют одновременно, не имея никакой возможности обнаружить друг друга.

— Ага! — оживится Туманов. — Параллельные миры! Ну, тут ваш коллега Америки не открыл, об этом же столько понаписано…

— …Фантастической литературы, — спокойно закончил за него Гвоздев. — А Адамс разработал научную теорию, которая отлично всё объясняет. Судя по всему, эти, как ты их называешь, «бабочки» приспособились жить именно в промежутках между квантами нашего времени. Какая-нибудь «бабочка» сидит сейчас на этой же коряге (если в том мире есть коряги) и знать не знает, что делит пространство с какими-то смешными двуногими. А дальше будет ещё интереснее!

От свалившейся на него информации Туманов слегка обалдел и был бы не прочь сделать перерыв. Но всё-таки решил дослушать до конца.

— Так вот, — продолжал Гвоздев, — Адамс предполагает, что «бабочки» — разумные существа, ведущие двоякий образ жизни. Рождаются они в нашем мире из этих самых плодов, а живут в другом — «потустороннем». Незрелый Плод — это только зародыш «бабочки». Постепенно происходит развитие всех органов, в том числе мозга. Момент, когда Плод повисает на ниточке, соответствует завершению «внутриутробного» периода. Когда Плод начинает крутиться, в мозгу детёныша вспыхивает первая мысль. Она играет роль детонатора. Реальность как бы воспламеняется, и «бабочка» рождается, то есть покидает Плод и переносится в другой мир, где обитают её сородичи. Остаётся только оболочка, своего рода защитная капсула, оберегавшая дитя от воздействия чуждого ему мира. При переносе выделяется большое количество энергии, что мы с тобой и наблюдали.

— Мудрено, — сказал Туманов. — А смысл? Для чего умница природа всё это придумала?

Гвоздев вздохнул и выронил из пальцев веточку.

— Мы, наверное, никогда не узнаем… Да, кстати, существует ещё дополнительная гипотеза. Дескать, по истечении своего жизненного цикла эти существа возвращаются в наш мир. Понимаешь, ребята однажды увидели возле Чудо-дерева какой-то тёмный предмет, вроде кокона, и решили, что это и есть «бабочка», вернувшаяся в страну детства. Но подтвердить догадку не удалось. Шёл сильный дождь, и загадочный кокон смыло в реку прежде, чем они смогли подойти поближе. Такие вот дела… Ну, пошли? Они поднялись. Однако сделать им удалось всего несколько шагов. Позади раздался знакомый, только более громкий, хлопок, и жаркая волна сбила их с йог. Не меньше полминуты они пролежали неподвижно, опасаясь новых сюрпризов, затем осторожно повернули головы назад.

Возле корней Чудо-дерева корчились умирающие язычки пламени, а сквозь них проступали контуры какого-то тёмного продолговатого предмета, накрытого, казалось, просторным плащом. Гвоздев с Тумановом поднялись. Последний язычок огня превратился в тоненькую струйку дыма. Теперь не оставалось сомнений, что в центре круга выжженной травы лежала «бабочка», завёрнутая в свои крылья так, что снаружи оставалась лишь голова. Гвоздев медленно приблизился к обитателю Пеллы. Поколебавшись, Туманов двинулся следом. Да, перед ними, несомненно, было разумное существо! «Лицо» хозяина планеты напоминало фантастическую маску, и инспектор был готов поклясться, что оно — застывшее, холодное — всё же содержит определённое выражение.

Да! Пеллианец, похоже, завершил свой путь, взяв от жизни всё, что она могла предложить, не жалея о чем-то не осуществившемся. Его лицо выражало глубочайшую удовлетворённость и, как показалось Туманову, ожидание полёта в иные, высшие сферы. Мёртвые глаза смотрели точно в зенит.

Туманов не мог себя больше заставить сделать хоть шаг, но Гвоздев подошёл к «бабочке» вплотную и распахнул крылья. Обнаружились две маленькие ручки, сложенные на груди. И в них что-то было! Какая-то красивая пушистая метёлка, полосатая, как хвост енота.

Гвоздев посмотрел на Туманова и развёл руками:

— Вот этого я уже не понимаю. Что-то абсолютно новое!

Туманов наконец пересилил себя и шагнул вперёд.

— Ты прав, — сказал он, беря метёлку в руки, — тут всё чертовски запутано. Но меня внезапно осенило. Знаешь, что это за штука? Семя Чудо-дерева! Ваш Адамс не ошибся, но, сказав «А», надо было сказать и «Б». Дерево тоже существует в двух мирах! Семена появляются в том, «потустороннем», а прорастают в нашем. Причём возникают вовсе не из плодов, а из каких-то особых органов, неизвестных нам. «Бабочка» будет лежать на берег}' пока не начнётся ливень и не смоет её в реку. Она поплывёт по течению и в конце концов где-нибудь пристанет к берегу. И па том месте из полосатой метёлки вырастет Чудо-дерево. Потрясающе, правда? Гвоздев молчал. Надо было спешить на станцию, будить учёных, готовить аппаратуру. Но они всё стояли возле «бабочки» и не могли оторвать взгляд от её глаз, устремлённых в небо.

№ 11

Сергей Красносельский
ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

«И был день, и была ночь — день первый»



Мы с Дейвом стояли в нашем саду. Дневная программа была завершена, но мне казалось, что нужно ещё что-то важное выяснить сегодня…

Мы болтаемся здесь уже восемь месяцев, а конца по-прежнему пе видно… я мельком взглянул на Дейва. Дейв помолчал, потом заговорил бесстрастно и размеренно.

Предстоящий эксперимент — первое предприятие подобного масштаба в истории Человечества. Сложность его такова, что предусмотреть все возможные последствия практически невозможно…

Я посмотрел па пего в упор, и он осёкся.

— Зачем я тебе всё это говорю, Пик? Ты всё понимаешь пе хуже меня. Зачем ты затеваешь каждый раз эти ненужные разговоры?..

Я бы мог ответить, что ненужные затеваю потому, что мне опротивели нужные — деловые обсуждения и «непринуждённое» общение по психологическому практикуму Джилса. И ещё я подумал, насколько приятнее было бы жить и работать, если бы на месте Дейва был простой и незатейливый робот с несложной программой. Но этого я не сказал, а произнёс с лёгким надрывом:

— Я готов просидеть здесь ещё восемь месяцев, лишь бы от этого был хоть какой-то толк.

Дейв посмотрел на меня с явным недоверием.

— Ник, мы много раз говорили о том, что ещё не время начинать эксперимент, так как нельзя с полной определённостью сказать, какое сочетание микроорганизмов окажется оптимальным и какие могут быть побочные эффекты.

Нет, его тупость порой бывает поразительна!

Неужели ты не понимаешь, Дейв, что этим исследованиям не будет конца?! Я слышу об Эксперименте с детства, почти 20 лет. Из-за него я не стал космолётчиком, а сделался селекционером. Руководителей завораживает масштаб, никто не решается начать. Но ведь когда-то начинать придётся. Так мы с тобой никогда не увидим эту планету зелёной!

— Увидим, Ник, обязательно увидим. И эксперимент начнём, и результаты увидим.

Конечно, начнём… Когда, как говорили в старину, «рак на горе свистнет». Можешь прикинуть теоретическую вероятность этого события.

Он посмотрел па меня долгим, невероятно спокойным взглядом.

— Слушай, Ник, давай прекратим этот никчёмный разговор… И пойду-ка я спать. Да и ты пе возись. Завтра у пас профилактика, и надо хорошо отдохнуть. Последние слова оп произнёс, уже спускаясь по трапу в жилой отсек. Когда голова его скрылась в люке, я протиснулся между автоклавами, кольцом окружающими весь наш сад, раздвинул ветки и прислонился лбом к теплому пластикату. Где-то далеко внизу поверхность планеты, которую мы никогда пе видим сквозь пелену сверкающих облаков. Прямо перед моими глазами за прозрачной стеной выгибается серебристый бок торовой оболочки. Этот наполненный гелием бублик может бесконечно долго носить нашу лабораторию в небе планеты. У меня возникло детское желание: проткнуть толстый наглый гор и смотреть, как оп будет дрябнуть, испуская гелий. Тогда лаборатория опустится на поверхность, и можно будет хотя бы посмотреть на эту планету вблизи и потрогать её руками.

— Хотя потрогать не удастся. Да и любоваться долго тоже не придётся. Давление шарик выдержит, думал я лениво. — а вот мы в нём начнём поджариваться…

Впрочем, если даже проткнуть тор — ничего не будет. Там столько уровней безопасности… Я в последний раз взглянул на белёсое брюхо и отвернулся.

Что бы такое всё же сломать? Почему психологи не предусмотрели возможности столь естественного желания? Их бы сюда, чтобы узнали, как может опротиветь за восемь месяцев всё это однообразие космическая рутина, ничем не лучше какой-нибудь агрохимической лаборатории на Земле. Даже хуже, там можно выйти за дверь и пойти по утоптанной, нагретой солнцем тропинке. Босиком. И дойти до речки, мелкой и прозрачной. Войти в воду по колено, и рыбёшки, кажется, они называются «пескари», будут с налёта ударяться в икры.

Я с усилием вынырнул из потока воспоминаний, не давая увлечь себя слишком далеко. Чего, кстати, не рекомендуют и наши мудрые психологи.

Протиснувшись между автоклавами обратно в сад, я огляделся.

— А что, здесь неплохо! — произнёс я с фальшивым оживлением и пугливо оглянулся на люк в жилой отсек.

Здесь, в самом деле, было неплохо. Вся верхняя половина прозрачной четырнадцатиметровой сферы довольно плотно заполнена разнообразной растительностью. Сад даёт нам кислород и пищу. Если считать нас с Дейвом, получается замкнутый биоценоз. И ещё сад создаёт иллюзию пространства. Если стоять посредине, кажется, что ты в дремучем лесу. Но я-то знаю, что через десять шагов упрёшься в проклятый пузырь.

Впрочем, обычно наш садик исправлял мне настроение ребята, которые его устраивали, знают своё дело. Но сегодня никакой психотерапии не получалось. Возможно, эта смута в душе была мне чем-то дорога?

Над головой, вскрытой среди ветвей клетке послышалось квохтанье курицы. Яйцо снесла, дура, и радуется. А чему радоваться — одни и те же яйца всю жизнь. Те же, что несли её праматери на каком-нибудь крестьянском дворе в прошлом тысячелетии.

И никакого прогресса. Не знает даже, что она в космосе. Тут я вспомнил, что мне предстоит ещё сегодня брать пробы и анализировать их. А ещё представил, как Дейв со свежими силами возьмётся меня завтра обрабатывать, и чуть не взвыл от тоски. Однако спустился в лабораторию, окружающую кольцом «под землёй» жилой отсек, и всё же занялся пробами. Однако упростил себе задачу, не стал ничего анализировать, а просто набрал на пульте код автоматического отбора проб из всех автоклавов. Это было явным нарушением инструкции. Но какое-то полуоправдание промелькнуло как тень на периферии моего сознания: сегодня это будет правильно. Сам я уселся в кресло и бездумно смотрел, как на экранах выстраивались колонки цифр и пульсирующие линии протягивались через весь экран. В этих замерах и состоит смысл нашего пребывания тут. В тридцати пяти автоклавах, запрятанных среди зелени, помещались культуры микроводорослей и бактерий. Они живут и плодятся там, в атмосфере планеты под давлением разных высот. А мы измеряем продуктивность, скорость размножения, поглощения углекислого газа, выделения кислорода. Всё это нужно для того, чтобы выбрать самых перспективных и выпустить их в атмосферу планеты. Чтобы они переработали её и сделали пригодной для дыхания людей. Нужных микроорганизмов на Земле не оказалось. Их пришлось выводить долго и скрупулёзно.

— В каждом из этих автоклавов зрелая цивилизация, — любил говорить Дейв, похлопывая ладонью по выпуклому боку. Анализатор давно прекратил своё тихое пощёлкивание, и на табло светились цифры окончательных результатов. Но я даже не взглянул на столбцы цифр. Я всё сидел, слегка покачиваясь в кресле, и глядел в одну точку.

Когда я потом пытался восстановить ход своих мыслей, мне это никак не удавалось. Похоже, мыслей-то и не было. Хотя они, конечно, были, по чисто практического характера. Как будто кто-то бдительно охранял меня от любых отвлечённых измышлений и сомнений.

Начал я с того, что отключил защиту. Защита предохраняет лабораторию от всяких неожиданностей, в том числе и от «дурака». Отключение программных устройств автоклавов потребовало изрядных трудов. Такое отключение не предусмотрено в принципе, поэтому может делаться только вручную. Потом я поднялся наверх, в сад и долго крутил штурвальчнки вентилей автоклавов. Я ещё подумал, как всё легко делать с автоматикой и как нудно вручную.

Наши учёные микробиологи потом долго добивались у меня, почему я выбрал из всех автоклавов именно эти двенадцать. Этого объяснить я тоже не мог. Психолог базы определил моё состояние в тот момент как «эвристическую эйфорию». Они думают, что стоит подобрать словечко и всё сразу станет понятно…

Прижавшись лбом к пластикату, я смотрел, как в атмосферу вытекают тонкие, почти прозрачные струйки. Сначала они текут прямо, потом начинают колыхаться, клубиться и рассеиваются примерно в метре от борта.

Я даже не стал закрывать вентили и пошёл спать. Почему-то я включил гиростабилизатор постели. Мы их включали, когда попадали в неспокойный район атмосферы. Приоткрыв дверь в каюту Дейва, я включил и его стабилизатор. Потом лёг и мгновенно уснул.

Проснулся я в темноте. Мне снилась яхта в ревущих сороковых. Я никогда не ходил на яхте, но мне всегда очень хотелось попробовать. Поняв, что это не яхта, я снова уснул. Вновь проснулся я от удара. Точнее, мне приснилась всё та же яхта, которая потеряла управление и нас выбросило на камни. Потом я проснулся, а уже после почувствовал боль в боку.

Сначала я ничего не мог понять. В каюте было полутемно, и она раскачивалась короткими, резкими толчками. Дверь и постель были у меня над головой. Я загляделся на постель, которая выделывала замысловатые коленца под потолком — гиростабилизатор старался вовсю… Я приподнялся, но в этот момент раздался глухой удар, как будто гигантское полено рассеклось под огромным колуном. Стало тихо.

— Ник! Где ты, Ник?

У себя над головой в светлом проёме двери я увидел голову Дейва. Я попытался приподняться и застонал от боли. Тут Дейв разглядел меня в полумраке и спрыгнул в тесноту моей вставшей на дыбы каюты.

— Что с тобой? — он вглядывался мне в лицо.

— Бок. Я, должно быть, ударился при падении…

— Не шевелись, — быстро сказал он и огляделся, пытаясь сориентироваться.

— Что там произошло, Дейв?

Он ответил после паузы…

— Ещё толком не понял, но мы на поверхности… Впрочем, пока меня больше волнует освещение…

Это я вчера отключил, сказал я машинально.

Ладно, об этом потом, сказал он и нажал кнопку аварийного энергопитания.

Каюта осветилась. Дейв дотянулся до стенного шкафа и достал из медицинского отсека портативный диагностер. Он действовал сноровисто, как будто всю жизнь ставил диагнозы в походных условиях.

Меня занимал один вопрос. Как мы могли очутиться на поверхности? Ну, отключил я автоматику… Ну, отключил защиту… Ну и что? Всё равно тор будет нас держать в атмосфере хоть год. И если и опустится за это время, самое большее, километров на пять…

Дейв уже закрепил на мне датчики и водил надо мной приёмной головкой диагностера, глядя на экран прибора.

— Послушан, Дейв, если мы не знаем, что там произошло, может не время возиться со мной?

— Может и не время, проворчал он, не отрывая взгляда от экрана, — но хвататься сразу за два дела нерационально. Ничего страшного, перелом двух рёбер и обширная гематома. Внутренние органы не затронуты. Он посмотрел мне в глаза и сказал заботливо: — Теперь ты полежи здесь спокойненько, а я пойду погляжу, что с нашим «пузырём». А потом тебя полечим.

— Да, иди, Дейв, иди… — у меня чуть слёзы не навернулись па глаза от умиления.

Прошло довольно много времени, хотя, наверное, не больше десяти минут.

— Дейв! — завопил я во весь голос!

Нет, это не был страх раненого на тонущем корабле. Мною владело нестерпимое любопытство. Если в хижине, высоко в горах вы включаете свет и тут же слышите грохот лавины, вы на секунду замираете. Но тут же осознаёте, что связи нет и быть не может, и находите простое объяснение во вчерашнем снегопаде. Здесь никакого правдоподобного объяснения не находилось.

— Ну что ты орёшь? спросил Дейв, свешивая голову в проём двери. — Всё в порядке. Мы действительно па поверхности, в кратере вулкана. В корпусе трещина…

Ничего себе, порядок… Постой, как трещина? А почему же тогда жилой отсек не раздавило давлением? Ты посмотрел, какое давление за бортом?

— Не знаю, почему нас не раздавило, — начал он с расстановкой, — но скоро начнёт поджаривать. Нашей терморегуляции надолго не хватит.

Мне сразу показалось, что в каюте слишком жарко. Мы оба посмотрели па панель климатизатора, снабжённую наряду со сложной электроникой незамысловатыми допотопными барометром и термометром. Температура 27 градусов, почти обычная. Давление 995 мм. рт. ст. Тоже не похоже на разгерметизацию. Дейв всё смотрел на климатизатор, потом вдруг сел на пол и обхватил голову руками. Непостижимо! Чудовищно! причитал он, раскачиваясь всем телом.

Нет, я не мог больше молчать.

— Послушай, Дейв, у меня есть кое-какие предположения… То есть это, конечно, не объяснение… Я вчера несколько культур… выпустил в атмосферу.

Он поворачивал голову, чтобы посмотреть на меня, очень долго. Кажется, я даже слышал скрип. Наконец Дейв повернул голову и посмотрел на меня в упор. Глаза его сузились и превратились в щёлки. Я вдруг вспомнил, как товарищ по университету называл его «Потомок Чингисхан». Интересно, что он сейчас сделает, подумал я без любопытства. Дейв ничего не сделал. Он протянул:

— Значит, выпустил? Ну-ну… — И отвёл глаза.

Я всё пытался придумать разумные объяснения происшедшему. Тор никак не мог стравить весь гелий. Тогда значит, микробы съели атмосферу. Но это вообще невозможно! За одну ночь!? Оставаться в неведении было невыносимо. Не такой уж я инвалид, чтобы продолжать торчать здесь, предоставив Дейву выпутываться из мною же созданной ситуации.

Вдвоём включать автоматику было гораздо проще. Работали мы очень быстро, благо я почти все блоки называл на память. Первой шарадой нам было включившееся освещение. Экраны приборов оживали один за другим. Наконец дошёл черёд и до блока параметров атмосферы. Мне снизу не было видно экрана, а Дейв стоял, задрав голову, и молча перебирал клавиши на пульте. Наконец он оставил пульт в покое, наклонил голову и долго смотрел па меня, вроде даже с состраданием.

— Ты понимаешь, что ты сделал, идиот? — спросил он наконец задушевным тоном. Ты лишил атмосферы целую планету…

И вздохнув, продолжал.

- Ну что же, теперь мы можем выйти на связь с базой. Включим основную станцию и пройдёмся по всём диапазонам.

По всем диапазонам проходиться не пришлось. На экране сразу же появился Кол Батов. Он увидел нас на своём экране мгновением позже, и лицо его осветилось широчайшей улыбкой.

— Наконец-то, — сказал он, оглядывая нас, как будто хотел убедиться, что мы действительно целы. Ну что у вас было? — спросил он жадно, но тут же лицо его приняло озабоченное выражение. — Шеф просил сразу сообщить, когда появится связь. Он наклонился к пульту, и на экране появилось лицо руководители.

— Причины выяснили?

— Точно не известно, ответил Дейв и продолжал осторожно, как сообщают о тяжёлой болезни близкого человека. — Дело в том, что накануне вечером произошла утечка в атмосферу экспериментальных культур микроорганизмов.

Тут я решил, что самое время мне выйти на авансцену и сказал:

— Это я их выпустил, — и прямо посмотрел в глаза шефу.

— А зачем? — быстро спросил он, и во взгляде его светилось прямо-таки детское любопытство. Должно быть, поэтому я ответил не со служебной краткостью, а сравнительно подробно. — Что же, добровольное признание снимает половину вины. Ну, остальное после. Вы угодили в кратер, поэтому вас так долго не могли найти. С этим кратером вам сильно повезло, а почему, вы сейчас поймёте. Вы ведь ребята не нервные? — Он улыбнулся и исчез с экрана. А на экране появился белый шар планеты. Он наплывал, пока не занял весь экран. На белом покрове облаков зияло круглое чёрное пятно с рваными краями. Я отупело вглядывался в его черноту.

— Около тысячи километров, — тихо сказал Дейв.

Когда изображение ещё увеличилось, стало видно, что облака на видимом диске планеты вытянуты к пятну. Ближе к его краям ленты облаков утончались, вытягивались и закручивались в гигантскую спираль, как пена вокруг водяной воронки. Изображение ещё увеличилось, и тут мне показалось, что облака на экране движутся. Пряди но краям воронки текли, втягивались в неё и пропадали.

— Какие же там скорости, — недоуменно спросил я Дейва.

На экране вновь появилось лицо шефа. — Там сверхзвук. Это тайфун, а вы в его «глазу», поэтому у вас пока спокойно. Ну и кратер вас спасает… Они распространяются в атмосфере, как пламя. Но воронка может пойти гулять по планете, тогда… тогда не знаю, что будет. Мы пока не можем послать за вами планетолёт. Вам нужно раскрепиться по-штормовому. Дейву, как опытному яхтсмену, попятно, что нужно делать? Рекомендую использовать торовую оболочку, по прямому назначению её применять уже не придётся. В крайнем случае, шеф повторил, — в крайнем случае, будете стартовать в спасательных капсулах вертикально. А мы уж будем вас тут ловить. Ну, желаю успеха, экспериментаторы.

На экране снова появился Кол. Оп сказан, что наши данные бесценны, потому что их зонды очень быстро гибнут в этой заварухе.

И тоже исчез с экрана.

— Экспериментатор, — сказал Дейв, не оборачиваясь. — Не хотел бы я быть на твоём месте.

Он включил выдачу данных и смотрел на экран, на котором мельтешили колонки цифр.

Я покаянно опустил голову. Хотя раскаяния не ощущал.

Ну и что же, даже если мы погибнем. В конце концов, риск есть всегда. Было бы ради чего рисковать.

— Ты влезешь в скафандр? спросил Дейв. Или, может быть, я пойду один?

Ну уж нет, ты прекрасно знаешь, что это запрещено инструкцией!

— Ладно, одевайся.

С помощью Дейва я влез в скафандр. Придирчиво оглядев меня, Дейв оделся сам.

Шлюзоваться он пустил меня первым. Мне кажется, что он уступил моему тайному, но сильному желанию. Из-за корсета я не мог согнуться в поясе и буквально выпал из люка. Крышка захлопнулась у меня над головой. Через две минуты Дейв уже стоял рядом со мной на каменистом склоне. Скалы вокруг были мрачных, красно-бурых оттенков. И абсолютно мёртвые. Я расправлял спущенную оболочку, а Дейв припечатывал её к скале короткими импульсами из плазмотрона.

Закончили мы вовремя, ветер явно усиливался. Мы стояли с Дейвом на скале над станцией и смотрели вверх, где в рваном жерле кратера было голубое небо, может быть впервые на этой планете. Тонкий луч солнца прорвался сквозь щель в зазубренной стене и ударил в бок станции. Там, на краю трещины сидела одна из наших птичек. Лесные птички эти, малиновки, специально живут в нашем саду, для контроля состава атмосферы. Ветер норовил её сбросить, но птичка выпрямлялась на своих ножках пружинках и пела.

Я откинул щиток шлема, просто чтобы её услышать. Дейв хотел меня остановить и так и замер с протянутой рукой.

Воздух был как будто горелый, по дышать было можно. Дейв тоже открыл свой шлем и вдохнул воздух «нашей планеты».

— Ты знаешь, Ник, я пожалуй согласился бы быть на твоём месте.

Валерий Гвоздей
ВЕЧНЫЕ ЦЕННОСТИ

Экспортно-импортные торговые операции на планете Аксис давали пусть небольшую, но стабильную прибыль, не подверженную влиянию галактической рыночной конъюнктуры. И руководство компании, в которой подвизался Дэн Нифонтов, это ценило.

Дэн был на Аксисе пятый раз. Первые четыре в качестве ассистента, а нынешний — как полноправный агент компании. Действовал Нифонтов профессионально. Все дела завершил в срок, выдержал параметры, намеченные бизнес-планом. И разгрузку-погрузку оформил без недоразумений. В общем, заслужил право немного развлечься.

Приняв такое решение, Дэн испытал особое удовольствие. Ведь раньше он находился в подчинении, а теперь… Начальство далеко.

Хотя с развлечениями тут было туго. На планете царили патриархальные, можно сказать, пуританские нравы. Предпочитались вполне традиционные, вечные ценности.

Оставалась рутинно познавательная экскурсия по городу, с заходами в унылые музеи.

Не питая особых иллюзий, Дэн покинул гостиницу, огляделся по сторонам.

Лето, середина дня, жарко. В тени под стеной дремал серый пёс, на брусчатке, влажной от капель из оконного кондиционера. Дома не слишком высокие, простенькие. Много зелени. Ровные, постриженные газоны. С ритмичным шелестом работали дождевальные установки, разбрызгивая по кругу струи воды, сверкающие па солнце.

Горожане тихие, вежливые, благостные.

Девушки ходили, не поднимая глаз, в платках, в длинных просторных одеяниях, скрывающих фигуру, в сопровождении родственниц постарше. С мужчинами никаких разговоров не вели. От приезжих, даже таких неотразимых, как Дэн Нифонтов, просто шарахались, несмотря на то, что мужчин здесь катастрофически не хватало, и правительство инициировало комплекс программ, направленных к улучшению демографической ситуации па планете.

Скульптуры на улицах и площадях тоже в скромных одеяниях. Всё чинно, пристойно.

В таких условиях трудно повысить рождаемость.

В общем, скучновато.

Первым делом торговый агент нашёл уютный ресторанчик и со вкусом пообедал, не отказав себе в двух бокалах вина.

Затем вышел на прогулку.

Из проспектов Нифонтов знал, что преступность на Аксисе почти отсутствовала. Если возникали проблемы, то — с приезжими. Основная причина заключалась в том, что на планете Аксис официально использовались мыслесканеры.

Они стояли повсюду — в учреждениях, в общественных местах, в частных жилищах, на транспорте. Мощные компьютеры отслеживали потоки сознания. Криминальные замыслы фиксировались в зародыше и пресекались. Обжулить контрагента, например, втюхать ему недоброкачественный товар или по завышенной цене, было невозможно.

Как уживаются пуританские нравы и современные технологии — вопрос отдельный.

Пройдясь по нескольким музеям, фланируя по тротуару, Нифонтов совсем расслабился. На закутанных девушек смотрел как гурман. Такая целомудренность в одежде уже казалась пикантной, делающей красавиц ещё более соблазнительными. Очертания фигуры длинные одеяния, конечно, скрадывали, но игра складок и порывы налетающего иногда ветра, благодаря которому лёгкая, струящаяся ткань облегала формы, невольно подстёгивали фантазию.

Воображение Дэна разыгралось. Отчасти, наверное, повинны в этом были неожиданно острая, пряная кухня ресторанчика и забористое вино. Отчасти.

Впереди, под конвоем двух раскормленных тёток семенила девушка, с фигуркой, похожей на веретено, которое Нифонтов хорошо рассмотрел в этнографическом музее.

Остро захотелось взглянуть ей в лицо.

Дэн ускорил шаг, идя вдоль чугунной решётки собора.

Но троица вдруг свернула в распахнутые ворота, ступила на посыпанную гравием дорожку, ведущую к храму, степенно её миновала и, поднявшись на крыльцо, скрылась за массивными дверями.

Инопланетный гость мялся не больше трех секунд, после чего решительно вошёл в те же ворота и зашагал по той же дорожке меж зелёных кустов, усеянных крупными лиловыми цветами. Ступени крыльца. Массивные двери.

Внутри была умиротворяющая и довольно сонная атмосфера. Косо падали цветные лучи света из огромных витражных окон. В тёмных углах мерцали огоньки лампад и свечей. Невероятное количество резных колонн и арок. Гулкие своды. Где-то неразборчиво бормотал на местном диалекте сочный баритон. Людей почти не было, единицы и те норовили исчезнуть в хаосе переходов, в лабиринте странных приделов и ещё чего-то, архитектурно вряд ли обоснованного.

Поблуждав наугад по храму, Дэн вырулил на закуток с иконой и небольшим алтарём, перед которым стояла на коленях его пассия. Рядом с ней, по бокам, в коленопреклонённых позах громоздились тётки.

Лиц не было видно.

И всё же Нифонтов умилился. Юная девушка по сравнению с этими глыбами выглядела хрупкой и удивительно соблазнительной.

Коленопреклонённая поза ей очень шла. Ткань облегала нижнюю часть тела…

Вот они, вечные ценности. Не подверженные девальвации и колебаниям спроса.

Дэн сместился, чуть меняя ракурс.

Плавные, округлые, нежные линии давали новую пишу воображению.

В этот волнующий момент он почувствовал, как сильные руки сомкнулись на его локтях.

— Пройдёмте с нами, тихо, но твёрдо произнёс над ухом глуховатый голос.

— Куда? — спросил Нифонтов, успев разглядеть боковым зрением двух мужчин в длиннополых одеяниях.

Вас ждёт беседа с вершителем правосудия.

Что?.. Нифонтов сделал попытку вырваться. Не тут-то было. Какого правосудия?

— Неподкупного и беспристрастного. Идёмте.

Несмотря па довольно аскетический вид, храмовые служки проявили такую силу, что о сопротивлении думать не приходилось.

Скоро торговый агент был в зале суда, заставленном пустыми скамьями.

Вершитель правосудия, со строгим лицом, в чёрной мантии, сидел за обширным столом. Грозно хмурясь, сверлил Дэна взглядом.

Служки бесшумно откланялись, закрыв за собой дверь.

Судья и начинающий торговый агент были одни в огромном зале.

Как же вам не стыдно, молодой человек!.. — сказал вершитель скрипучим голосом и укоризненно покачал головой.

Дэн покраснел. Но спешить с признанием вины счёл излишним.

— В чём меня обвиняют? — спросил он холодно, вскинув подбородок.

— В греховных мыслях о невинной девице, помышленных в святом храме, — отчеканил вершитель правосудия и нахмурился ещё более грозно.

«Помышленных…» Вечно юристы изощряются… Как загнул… Нифонтов вспомнил склонённую фигурку девушки.

Это какая нужна дисциплина мышления, чтобы ничего не «помыслить»…

— У вас запрещена эротика? — поинтересовался Дэн, уверенный, что сумеет оправдаться и без адвоката.

Судья усмехнулся:

— Нет, эротика не запрещена. Даже поощряется, в определённых ситуациях, поскольку способствуют повышению рождаемости… Но предаваться эротическим фантазиям в храме — нарушение одного из важнейших законов планеты Аксис.

— Вот как?..

— Да, молодой человек. Важно и то, что помышлено, и то, где помышлено, и то — когда помышлено.

— И о ком, внутренне хмыкнул Нифонтов.

— Правильно, — кивнул судья, тут же считавший мысль с помощью стоявшего на столе мыслесканера.

Дэн возмутился:

— А как же неприкосновенность частной жизни?

— Мыслесканеры установлены для общего блага. Себя оправдывают. Позволяют обходиться без нудной процедуры сбора и предъявления доказательств.

— Убеждаюсь на своём опыте, Я изучал законодательство Аксиса, без этого меня просто не допустили бы к работе. И что-то я не припомню такого закона.

— Думаю, в силу вашей профессии, вы уделили внимание разделам, прямо связанным с торговлей. И некоторым смежным областям. Свод религиозных законов в лучшем случае пробежали вскользь, под углом зрения профессиональных интересов. Повидал я тортовых агентов, Знаю вас как облупленных.

— И что мне светит? — небрежно полюбопытствовал Нифонтов. — В смысле грозит?

Лицо судьи мгновенно заледенело:

— Согласно части ВОСЬМОЙ статьи тридцать шестой Религиозного кодекса планеты Аксис. Эротические мысли в святом храме о невинной девице, находящейся в том же святом храме, есть осквернение святого храма. Невинность девицы Эшель из рода Уголо засвидетельствована в установленном порядке. Осквернение храма законодательствам планеты Аксис отнесено к категории самых тяжких преступлений и карается пожизненным заключением.

Дэн едва не упал со стула. Он-то убивался, думая о штрафе и и о заключении сроком в неделю, а тут — пожизненное заключение!..

Его словно окатили большим количеством воды, близкой к температуре замерзания.

Может, он чего-то не понял, ослышался?

— Девушка оскорблена вашим непристойным поведением, — строго добавил судья. — Она вправе заявить иск об оскорблении чести и достоинства.

— Об оскорблении?.. Каким поведением? Я же ничего не сделал!

— Судить вас будут по мыслям вашим. Мысль — деяние. Вам, молодой человек, следует поработать над культурой мышления… В исправительном учреждении помогут. Там есть хорошие специалисты, опытные педагоги.

В исправительном учреждении?.. В тюрьме?..

Судья вздохнул:

— Dura lex, sed lex. Вы латынь изучали?

Вскользь…

Судья опять вздохнул:

— Сейчас всё изучают вскользь.

В скрипучем голосе вершителя Нифонтов уловил нотку сочувствия. И воскликнул:

— Я же не знал о законе! Я с другой планеты!

— Незнание закона, как известно и школьникам младшим классов, не освобождает нарушителя от всей полноты ответственности за нарушение закона.

— Я требую встречи с консулом! Я требую встречи с адвокатом!..

Судья помолчал, опустив взгляд. И произнёс ровным тоном, каким ребёнку объясняют совершенно очевидные вещи:

— Мыслесканер не допускает искажения, сокрытия истины. Вами совершено преступление. Вина доказана в момент фиксации правонарушения. Кроме того, процесс транслируется в реальном времени заинтересованным лицам, вашим родителям, вашим работодателям, вашему консулу, вашему адвокату. Все получают исчерпывающие сведения о процессе, а также о вытекающих из обстоятельств дела юридических последствиях для вас. Благодаря информационным технологиям, процедура сокращена. В присутствии консула или адвоката необходимости не имеется. Уже приведены и рассмотрены все аргументы как со стороны обвинения, так и со стороны защиты… Без судьи тоже можно обойтись. Но всё же необходим какой-то элемент человечности. Любое дело нужно рассматривать с искренним участием. Согласны?

— Да, конечно…

— Вы находитесь на территории суверенной планеты Аксис и осуждены в соответствии с её законодательством. Прошу встать для заслушивания вердикта.

— Уже?.. Подсудимый ошалело встал.

— Даниил Юрьевич Нифонтов! За ваши непристойные мысли в святом храме о невинной девице Эшель из рода Уголо, находившейся в том же святом храме, вы приговариваетесь к пожизненному заключению с отбыванием срока в тюрьме общего режима.

Судья взял в руку деревянный молоток и стукнул — но специальной, круглой и плоской, деревяшке, лежащей на столе. Правосудие на планете Аксис работало неотвратимо и стремительно, как гильотина.

Дэн затрясся, едва удержавшись на ногах.

— Я взываю к состраданию… — пролепетал он.

— Приговор вступает в силу с момента оглашения, сообщил ему судья. — Напоминаю, согласно части восьмой статьи семьдесят- третьей УПК, в течение семи дней решение суда может быть обжаловано. Вы намерены воспользоваться этим правом?

— Да, конечно!..

Судья, ткнув пальцем сенсор па пульте, встроенном в крышку стола, прочитал с экрана:

Определение суда высшей инстанции: оставить решение суда первой инстанции без изменения. Определение суда высшей инстанции вступает в силу немедленно. Вы намерены заявить ходатайство о помиловании?

— Да, конечно… — сказал Нифонтов, уже догадываясь, что услышит в ответ.

Судья ткнул пальцем сенсор и прочитал:

— В удовлетворении ходатайства отказано.

Торговый агент почти не отреагировал на появление двух полицейских, вышел из кабинета как под наркозом, не чуя ног. В исправительное учреждение прибыл в глубоком ступоре.

Видеозвонки родных и коллег по работе не улучшили его морального состояния.

Туман в сознании держался около суток. Потом заключённый стал приходить в себя и реагировать на окружающее. Отчего испытал ещё одно сильнейшее потрясение.

К исходу вторых суток начинающий торговый агент был духовно сломлен.

Вся жизнь коту под хвост из-за пары игривых мыслей…

Разве это справедливо?

Утром его куда-то повезли. Сидя в зарешеченном отсеке, он смотрел в одну точку и не ожидал перемен к лучшему.

Очень удивился, оказавшись в памятном зале суда, один на один с тем же вершителем правосудия.

В голове робко шевельнулась мысль о судебной ошибке и отмене приговора.

— Нет, — усмехнулся вершитель, считавший эту мысль с экрана мыслесканера. Ошибка исключена. Отмена приговора исключена. В суд обратилась девица Эшель из рода Уголо.

Сердце у Нифонтова оборвалось.

— Господи… — едва слышно пролепетал он.

Ему ли, уже приговорённому к пожизненному заключению, опасаться иска об оскорблении чести и достоинства? Заявление девицы Эшель показалось несчастному ударом, превышающем всякую меру и потому особенно жестоким…

Вершитель правосудия откашлялся и прочитал с экрана:

— Девица Эшель из рода Уголо, проникшись сочувствием к судьбе юноши, угодившего в исправительное учреждение во цвете лет и обречённого провести всю жизнь в заключении, обратилась в суд с ходатайством.

«О помиловании?!» — вспыхнуло в сознании Дэна.

— Вовсе нет, — покачал головой судья. — Ваше преступление из разряда самых тяжких. Помилование исключается. Тем не менее законодательство планеты Аксис, руководствуясь гуманными соображениями, допускает замену пожизненного заключения браком с девицей, послужившей невольной причиной совершённого преступления.

До Нифонтова не сразу дошёл смысл ходатайства.

В служебных инструкциях на это обстоятельство указывалось. Руководство советовало проявлять осторожность. Старшие коллеги предупреждали.

На планете имелся демографический перекос. Не хватало мужчин.

И падала рождаемость.

Клиенту, получается, дают созреть. Когда же он созреет, появляется невинная девица и спасает грешника от пожизненного заключения. Собой жертвует.

Демографическая программа в действии.

Судья вновь заговорил:

— До принятия решения вы имеете право на три свидания с девицей Эшель в присутствии обоих её родителей. Вы намерены воспользоваться этим правом?

Да, кивнул Дэн, получив, наконец, возможность заглянуть в лицо погубительницы.

Тем временем судья взял в руку деревянный молоток и стукнул по круглой деревяшке.

Выйдя из зала, Нифонтов случайно обернулся.

Конвоир закрывал дверь, по Дэн успел заметить краем глаза, как грозный судья таял в воздухе, наподобие картинки, созданной голографическим проектором.

№ 12

Валерий Гвоздей
НОВЫЙ УРОВЕНЬ

В Сиднее меня ждала пересадка на самолёт поменьше.

Во второй половине дня я достиг большого острова, лежащего в Тихом океане. Выяснив, где садятся частные вертолёты, пошёл к стоянке. Там спросил Жака Мерсье.

— Это я, — помахал рукой пилот, седой, загорелый, одетый в белую рубашку, и такие же брюки и бейсболку.

Вертолёт у него тоже оказался белый, французский остроносый «Дельфин».

Я, как всегда, был одет нейтрально чтобы не привлекать внимания. У меня и внешность соответствует данному требованию. Шатен, среднего роста и средних лег. Манера общаться тоже средняя, для представителя вездесущей прессы я почти скромен.

Опасным — не выгляжу.

— Давно ждёте? — спросил я из вежливости.

— Не беспокойтесь, у меня здесь были дела, поручения… Садитесь в кабину.

Говорили по-английски.

Сев в кресло рядом с пилотом, я окинул взглядом приборную доску, множество круглых стрелочных датчиков. Сумку устроил сзади, на больших коробках, заполнявших салон.

Тут было чисто, но ароматы, свойственные механизмам, всё же присутствовали. Запахи смазки, облицовочного пластика, жидкости, которой протирают стекла. Кажется, я улавливал и запах авиационного керосина.

Mерсье надел на голову наушники с микрофоном у губ, провёл радиообмен со службами.

Никто не возражал против взлёта.

— Пристегнитесь, — сказал пилот, запуская двигатель.

Я перекинул через плечо ремень из полиэстера и вставил в замок тонкий металлический язычок, нажал до щелчка фиксатора и схватывания. Расслабился. Над крышей начал вращаться несущий винт. Пилот нацепил чёрные очки-светофильтры.

Через минуту вертолёт уже был в воздухе. Жак Мерсье не отличался разговорчивостью. Иногда включал переговорное устройство и выходил на связь с диспетчерскими службами, уточнял погодные условия. Помалкивал и я, глядя на сверкающие в лучах солнца волны под нами и редкие судёнышки.

Пилот состоял на службе у человека, владевшего островком, на который мы летели. Не знаю, какие инструкции он получил на мой счёт. Вероятно, пунктов в инструкциях было не много. Возможно только один: не болтать. Лицо у него спокойное и даже немного сонное. Лицо человека, умудрённого разнообразным жизненным опытом и уже махнувшего рукой на амбиции, по-настоящему озабоченного лишь тем, как прожить оставшиеся дни — без суеты и спешки, не отказывая себе в доступных удовольствиях. Над приборной доской был закреплён блок «GPS-карта», сейчас выключенный.

— Что, им не пользуетесь? — спросил я, указав на прибор.

— Хорошо изучил маршрут. Возникают неясности — обращаюсь.

— Скоро долетим?

Часы он носил на правом запястье. Не выпуская ручку управления, скользнув коротким взглядом по циферблату, сообщил:

— Минут через двадцать.

— Вы давно в этих местах? — осторожно полюбопытствовал я.

Допускал, что Мерсье не ответит.

— Больше тридцати лет, сказал он.

— Был лётчиком здешних авиалиний. Думал, выйду на пенсию — вернусь в Европу… Но остался. Летать хочется. Привык. Работа не трудная. И зарплата… Всё устраивает.

Заявленные двадцать минут ещё не истекли, а на горизонте показался остров. Чем ближе он становился, тем отчетливеё был виден густой зелёный покров.

На подлете глубокая синева океана, частично обусловленная красками неба, сменялась болеё светлыми тонами, вплоть до белизны в прибрежных водах. Эта белизна окаймляла весь остров, сплошь лесистый, за исключением ржаво-жёлтых пляжей.

Сверху клочок суши походил на толстую рыбину с разинутой пастью.

На северо-восточной оконечности я заметил строения с белыми крышами и два причала, к которым вели длинные мостки-настилы. У причалов несколько посудин.

В противоположной стороне пара ветряков на высоких опорах, с огромными лениво движущимися лопастями.

Жак Мерсье пошёл на снижение.

Где-то внизу размещалась площадка я пока не видел её. Она вынырнула неожиданно, у самой кромки леса, на берегу. Ровный асфальтовый прямоугольник. Разумеется, я не ожидал на ней обнаружить толпу встречающих, но внизу не было никого.

Может — к лучшему.

Вертолёт Жак посадил аккуратно и мягко. Наверное, в свое время на местных линиях он считался одним из лучших пилотов.

— С прибытием, — сказал Мерсье.

— И вас, — кивнул я, осматриваясь. Смолк двигатель. Смолкли жужжание и свист винтов. Улеглась пыль.

Ступив на асфальт, я осмотрелся.

Тихо плескались волны. Покрикивали чайки над волнами. И вкрадчиво шелестели ветви пальм.

Тут пахло водорослями, горячим песком.

От вертолёта исходили ароматы иного, техногенного происхождения.

В тени ангара из гофрированного алюминия разлеглась собака чёрной масти. Вертолёта не испугалась совершенно. Значит, со щенячьих лет приучена. Увидев пилота, раза два ударила хвостом по земле. Увидев меня — зевнула. Подойти и обнюхать, залаять ей было явно лень.

— Вставай, лежебока, — упрекнул Жак.

— Приведи кого-нибудь. Коробки таскать я один не собираюсь. А в них и твой корм.

На слово «корм» псина отреагировала. Встала, потянулась, разминая сначала передние, а потом задние лапы. Во время этой гимнастики я разглядел, что псина кобель.

Вторично зевнув, пес куда-то потрусил. Неужели понял задание, полученное от пилота?

Я повесил ремень сумки на плечо. Искренне порадовался её скромному весу — в дороге я всегда налегке.

Пилот вынул из кабины длинную коробку, туго перетянутую упаковочным капроновым шпагатом:

— Идёмте.

Он направился к лесу по тенистой асфальтированной дорожке. Я шёл следом, чувствуя, как на коже выступает испарина. Бедный организм. Ему ещё предстоит акклиматизация.

Дорожка привела к домику среди пальм. Чуть дальше, за деревьями, виднелись ещё дома. Все они были одноэтажными, в архитектурном отношении — типичными для райских, тёплых уголков Земли. Перед тем как подняться на крыльцо, обтянутое сеткой от насекомых, Жак Мерсье тихо поговорил с двумя аборигенами в бермудах и майках, они подошли в сопровождении псины.

Аборигены отправились к «аэродрому», выгружать покупки. А мы вошли в домик.

Из мебели — только самое необходимое. Сквозь щели горизонтальных жалюзи били закатные лучи и расчерчивали карту острова, пришпиленную к стене, скорее всего, больше для вида, чем для практических нужд.

Так сказать — этюд в багровых тонах. Ещё один штрих.

На стене висели две картины одинаковых размеров, на одной — трёхмачтовый корабль с высоченной кормовой надстройкой, в штормовых, кипящих волнах кренящийся под ветром, на другой — неброский пейзаж с речкой, где-то в средних широтах.

На мой взгляд, содержание картин было контрастным.

— Ужин в семь, — предупредил Жак. — Я зайду за вами.

* * *

Я уже развесил и разложил вещички в шкафу, а времени до ужина оставалось ещё много.

Решил прогуляться к берегу, воздухом подышать, на закатные волны посмотреть.

Направление выбрал так, чтобы выйти к воде не возле «аэродрома».

К своему удивлению обнаружил кусок набережной, как в городе, с хорошим асфальтом, с парапетом. Она извивалась вдоль кромки леса, повторяя изгибы липни берега. Обрывистый край был выложен диким серым камнем.

Излишество для островка в тропиках. Хозяин ностальгию лечит? Денег куры не клюют?

Видимо, это здешний Бродвей, излюбленное место гуляний. Пройдясь туда и обратно, я встретил несколько человек-европейцев, совершающих моцион, и велосипедиста на горном велосипеде. Я всем говорил «добрый вечер». Мне отвечали тем же, но вступать в разговор не спешили. Посматривали с любопытством и настороженно. Все пожилые. Думаю, новые люди на островке появляются нечасто.

Солнце погрузилось в пурпурно-золотые волны.

Шоу окончено. Малиновый занавес в полнеба.

К себе я вернулся, немного опоздав. Электроэнергию тут экономили, и было темновато — я не сразу нашёл домик. Жак меня ждал на крыльце. Укорять не стал, лишь поторопил, вставая:

— Идёмте.

Предстоял ужин в компании человека, владеющего островом.

Я прибыл сюда вроде бы не по своей воле, получив индивидуальное приглашение. Хотя, если честно, приложил определённые усилия, чтобы добиться его…

Такой же скромный домик, как тот, которым пользовался я.

На веранде, за накрытым столом, я увидел красиво стареющего мужчину — загорелого, с удлинённым аристократическим лицом, с длинными седыми волосами. Рядом сидел юноша лет двадцати. Белые рубашки, черные брюки. Назвав гостя, нилот также коротко представил хозяев:

— Доктор Конрад… Его сын Томас… Я пойду, с вашего позволения.

— Спасибо, Жак…

Доктор Конрад повернулся ко мне. — Вам следует подкрепить силы после долгих перелётов. Рыба ещё не остыла. Присаживайтесь.

Он позвал служанку, из местных.

Что ж, я действительно проголодался и ужинал с аппетитом.

Говорил, в основном, доктор Конрад:

— Я читал ваши статьи о животных, читал о ваших страстных выступлениях в их защиту. Мне кажется, вы тот человек, которому я могу доверять. Завтра мы совершим экскурсию по заповеднику. Я покажу вам лабораторию. Вы увидите своими глазами то, о чём я прошу вас написать. Вопрос деликатный… В ходе исследований я исчерпал средства. Моя лаборатория нуждается в инвестициях. Но я не хочу оказаться в зависимости от нечистоплотных дельцов. Надеюсь, вы лучше нас разбираетесь в том, что представляют собой все эти многочисленные фонды и кто стоит за ними…

Слушая учёного, я кивал, смотрел с пониманием. Ловил на себе короткие острые взгляды молодого Конрада. Я не вызывал у него симпатии.

По просьбе отца Томас отвёл меня к домику.

— Вам не скучно здесь? — спросил я. На острове нет молодых людей, пет девушек…

— Не скучно, — ответил юноша несколько сухо. — Мой отец — великий человек, учёный от бога. Я счастлив, что помогаю отцу в его работе. Всего доброго.

— Спасибо. И вам того же.

Я был удивлён. Обычно детям плевать на дело, которому отдали жизнь родители если только дело не сулит хорошую прибыль.

* * *

Шелестели зеленые ветви. Порхали яркие птицы, в ушах звенело от их пения и криков.

Солнце подбиралось к зениту. Сегодня я, но примеру хозяев, был в шортах и в футболке. От жары страдал меньше. Доктор Конрад и я стояли на галерее, протянувшейся через лес, смотрели вниз, с высоты пятнадцати-шестнадцати метров.

Находились на уровне древесных крон. Галереи, опирающиеся на металлические столбы, как поднятые в воздух улицы, пересекали заповедник во многих направлениях, с поворотами и перекрестками. Пол и ограждение были насквозь прозрачны, обзору почти не мешали. Всё, что внизу, делили на секторы высокие сплошные или же решётчатые степы. В секторах, а по сути — вольерах, жили разные виды животных, привезённых сюда с континентов.

Выходит, Конрад всё делал с размахом — когда были деньги.

Нобелевский лауреат, доктор Конрад был обеспечен и до получения высокой награды. И это позволило ему купить остров, весьма неплохо обустроить лабораторию и заповедник.

В то же время он слишком долго вёл затворнический образ жизни. Он не публиковал ни строчки, не получал субсидий. Хотел быть свободным. Между тем наука — дорогое занятие. Без финансирования со стороны материально заинтересованных корпораций или же других структур, имеющих деньги, она развиваться не может.

Личные средства у нобелевского лауреата иссякли. Он вынужден покинуть свою башню из слоновой кости…

Па первый, невнимательный взгляд, поведение зверей мало чем отличалось от того, что можно видеть в естественной, дикой среде.

Я смотрел внимательно. Даже те из животных, которые в естественных условиях не были коллективистами, здесь явно стремились к общению друг с другом. Это касалось и хищников, и травоядных. Они издавали звуки, слишком много, словно пытались говорить. Их действия отличались слаженностью и целеустремленностью.

Сначала казалось, что на людей, разгуливающих над ними, звери не обращают внимания, что воспринимают нас как безобидный элемент ландшафта. Я убедился — это не так. Иногда животные поднимали голову и посматривали на галереи, будто прислушивались к тому, что мы говорим.

Положив руки на перила, доктор Конрад негромко рассказывал:

Идея возникла в институте эволюционной антропологии, что в Лейпциге. Эксперимент проводился под руководством Вольфганга Энарда… Изменили ген у мышей, в соответствии с человеческой версией гена FOXP2, именно он дал человеку способность говорить. Конечно, мыши раньше общались между собой с помощью свиста, писка в ультразвуковом диапазоне. В то же время животные с изменённым речевым геном в сравнении с контрольной группой общались иначе и на более низких частотах. О настоящей речи говорить не приходилось. Но изменение гена FOXP2 способствует формированию новых связей в базальных ядрах мозга, повышает возможности обучения и становится предпосылкой освоения речи… Эксперимент продолжили на других животных. Был накоплен огромный фактический материал. В основе моих разработок лежит опыт группы Энарда. Хотя многое уже переосмыслено и дополнено методикой, созданной мной. Особи, которых вы наблюдаете, это шестое поколение генно-модифицированных животных. И с каждым поколением развиваются способности к обмену информацией, развивается мозг… Скоро будет возможен диалог человека и животного. Мы сможем разговаривать — как в раю… Станет возможным сотрудничество, на болеё высоком уровне, без принуждения…

Конрад улыбнулся. Он был уверен, что его энтузиазм я разделяю вполне.

Потом вздохнул:

— Увы, мои разработки могут заинтересовать тех, кого судьба животных волнует меньше всего. Как, впрочем, и судьба человечества… Я хочу продолжить работу во благо человека и во благо всего живого. И боюсь дать кому-то чрезвычайно опасное средство… Надеюсь, вы понимаете…

— Конечно, понимаю. Вы далеки от чудовищных замыслов доктора Моро. Хотите вернуть людей и животных — в рай… Не знаю, кто из потенциальных инвесторов вдохновится такой перспективой. Люди бизнеса думают прежде всего о выгоде. По я поищу альтруистов, поищу тех, кто мечтает о рае, как вы.

— Спасибо. Если всё пойдет не так… Я буду защищать свой остров.

— Вы имеете на это право.

* * *

Я совершил длительную прогулку по острову. Убедился в том, ЧТО карта, пришпиленная к стене жилища, реальности соответствует. И это облегчит мою задачу.

На рассвете я был на восточной, редко посещаемой стороне острова.

Кокосовые пальмы здесь, стремясь уйти от соседства других деревьев, изо всех сил тянулись на свободное пространство и лежали на песке нижней частью стволов. Некоторые вывернуло из почвы сильным ветром или же собственной тяжестью, и они рухнули поперёк узкого пляжа.

Сев на один из поваленных стволов, щурясь от солнечных бликов на воде, я активировал низкочастотный передатчик, вмонтированный в радиотелефон.

Те, кому сигнал был адресован, поняли, что зона высадки свободна.

Из воды стали, пятясь, выходить бойцы в подводном снаряжении. Их чёрные лайкровые костюмы со шлемами сверкали на утреннем солнце. Костюмы лёгкие и тонкие — подходящие для тёплых морей.

На берегу снимали баллоны, силиконовые маски, вынимали оружие из чехлов. Бойцов тридцать. Морской спецназ.

Двое развернули станок-треногу. Они — группа. Стрелок и снайпер-наблюдатель.

Групп в отряде несколько.

Наивный доктор Конрад. Мне даже было немного жаль его. Да, будет и сотрудничество, и новый уровень. Преимущественно в военной сфере. Известные эксперименты с собаками, дельфинами, крысами и некоторыми другими видами животных — детский лепет в сравнении с тем, что начнётся теперь.

Чудесный островок станет тюрьмой, секретной военной базой.

И не беда, что он принадлежит кому-то на правах частной собственности. Все преграды легко устранить, имея деньги и власть. Я не знаю, как именно это произойдёт, — существуют много способов, от уговоров до шантажа. У Конрада есть сын, жизнью которого он дорожит. Номинально Конрад может остаться владельцем острова. Или всех отсюда вывезут в другое место.

Не моя забота.

Конрад хорошо спрятался. Но я нашёл его, потратив несколько лет.

Проник в лабораторию. Видел успехи в коммуникации, достигнутые животными. Я оценил перспективы. И послал кодированный отчёт и карту, скопированную с той, что в моем домике. Разместил ветровые маячки для снайперов, такие на вид безобидные. Даже и не поймёт инк-то, зачем какой-то чудак повесил на верандах и деревьях ленты из разорванном простыни…

Снайперы уже расходились к господствующим высотам.

Их товарищи, бойцы из штурмовой команды, сориентировавшись по карте, шли вперёд, бесшумно, как тени.

Рядом со мной остались командир и связист.

Жители ничего не успеют понять, ничего не успеют сделать ни взять в руки телефон, ни оказать безнадежное сопротивление.

Через несколько минут командир сделал запрос:

— Снайперским группам доложить обстановку.

Прозвучали ответы:

— На месте. Наблюдаю ветровые маячки. Ветер боковой. С моей дистанции — одни влево.

— На месте.

— На месте.

Командир взглянул на часы:

— Штурмовая команда, где вы?

— Почти на месте… Всё, мы готовы.

— Не забудьте о вертолёте, — напомнил я. — Пилот француз. Опытный, хладнокровный.

— О, не волнуйтесь… — Командир бросил ещё один взгляд на часы и сказал в микрофон: Начали. По завершении держимся до подхода катеров.

* * *

Пару часов спустя я взлетел с острова на белом вертолете. Смотрел на зелёную рыбину с разинутой пастью, окружённую белой рамкой прибоя.

Разинутая пасть захлопнется.

Но Конрад жил затворником много лет. Что он теряет?

Вертолётом я управлял сам. Маршрут в «GPS-карте» был размечен подробно, в деталях.

У Жака наверняка много знакомых. И его машину знают.

Станут задавать неуместные вопросы……..

Я посажу вертолёт вне аэродрома, с которого он недавно забрал меня.

Возьму зарезервированный билет в Сидней.

Там сяду на лайнер, совершающий трансконтинентальные перелёты. Вернусь к себе.

Немного отдохну.

После чего буду готов к новым заданиям. Что бы ни случилось, никому и в голову не придёт связать моё имя с чем-то негативным. Всё-таки у меня репутация журналиста, ратующего за идеалы гуманизма.

Андрей Краснобаев
ЛАБИРИНТ


Идеальное прикрытие для спецагента. Погрузочные роботы, не торопясь, таскали тяжёлые ящики в длинное чрево крейсера. Спасаясь от жаркого марева Сунтажа. Егор часто прихлёбывал прохладную воду из стеклянной бутылки.

Для удобства подсчёта он делал насечки лазерным ножом на горлышке после каждого десятого ящика.

Пока Егор наблюдал за погрузкой, Люк возился в пилотской капсуле, пытаясь реанимировать навигационную систему. Хорошо, что она вырубилась на подлёте, иначе болтаться им целую вечность в старом корыте с последним галлоном топлива вдалеке от проторённых торговых путей.

Легко сбежав по трапу, Люк остановился рядом.

— Как дела? — поинтересовался Егор.

— Всё в порядке.

— Точно? — Егор с сомнением шмыгнул носом.

— Как в аптеке, — заверил Люк. Всё-таки о и что-то нахимичил с электроникой. Это стало ясно через несколько часов, когда крейсер упёрся в большую планету, неизвестно откуда вынырнувшую из глубин космоса.

Вот тебе бабушка и Юрьев день, Егор недовольно присвистнул, куда ты завёл нас Сусанин герой?

— Сейчас разберёмся, Люк уверенно листал космический каталог.

— А это что за шайба? — оттолкнувшись от кресла, Егор завис перед панорамным стеклом.

По внешнему виду объект действительно напоминал шайбу, во всяком случае, с орбиты. Правильная окружность матово чёрного цвета.

— Может, посмотрим? — предложил Люк.

— Может, посмотрим? — передразнил Егор, — ты лучше определись, где мы. Тоже мне штурман!

Размышляли и прикидывали недолго. Через полчаса стыковочный модуль выбросил небольшой катер на орбиту. Они по касательной провалились в верхние слои атмосферы. Когда вышли на заданную высоту, Егор перевёл катер на ручное управление. Зависнув над непонятным строением, сделал пару кругов. Изучая полученные данные, Люк присвистнул:

— Оно в поперечнике почти три километра!

Размеры действительно впечатляли. Имея небольшую высоту, чёрный диск занимал огромную площадь. Сквозной коридор точно по линии диаметра насквозь прошивал тёмное тело. У двух противоположно расположенных входов были устроены просторные площадки. Егор умело посадил катер рядом с одной из них.

Выбравшись наружу, некоторое время стояли, потрясённые величественным зрелищем. Вокруг, насколько охватывал взгляд, простиралась безжизненная пустыня. И в самом её центре, словно кем-то случайно обронённый, подавляя своими размерами, лежал чёрный пятак правильной формы.

— Как ты думаешь, что это? нарушил тишину Егор.

Люк неопределённо пожал плечами:

— Древнее послание некогда могущественной цивилизации, царская гробница, амфитеатр, Колизей, если хочешь. Да что угодно. Сам-то как думаешь?

— Не знаю, — восторженно прошептал Егор, давай подойдём поближе. Стены матово-чёрного строения, отшлифованные древними мастерами, были идеально ровными. Ни трещинки, ни шва. Люк осторожно провёл ладонью по гладкой поверхности:

Такое впечатление, словно его высекли из цельного камня.

— Интересно, что там? — не решаясь ступить внутрь, Егор с любопытством заглянул в тёмный провал длинного коридора.

Сливаясь с полом, стены терялись в глубине далёким светлым пятном сквозного прохода. В контраст ослепительно белой пустыни чёрная пустота коридора манила к себе тайной, надёжно укрытой в глубине.

Колебались недолго. Быстро побросав в рюкзаки запас воды и нехитрую провизию, осторожно шагнули внутрь. Словно с головой окунулись в воду или перешагнули невидимую преграду. Странное строение, подобно живому организму, откликнулось на их присутствие. Окружающие звуки стихли. Пустынный ветер, сквозняком гулявший до этого в коридоре, моментально угас, погрузив их в непроницаемую тишину. Жаркая пустыня, оставшаяся снаружи, воспринималась как картинка с экрана телевизора. Казалось, стоит только протянуть руку и ладонь упрётся в прозрачную поверхность монитора. Постоянно оглядываясь, они несмело двинулись вперёд, медленно растворяясь в сумраке длинного коридора. Фонарики не понадобились. Привыкнув к темноте, глаза начали различать ровный матовый свет, струившийся от стен и потолка. Вначале несмело, а затем всё болеё уверенно Егор двигался вперёд. Люк вышагивал рядом.

Казавшийся бесконечным узкий коридор внезапно расступился, и они шагнули в сумеречную мглу. Тёмный круг амфитеатра, как видно расположенный точно в центре, тихо дрогнул, отзываясь на их робкие шаги.

Затаив дыхание, Люк дрожащим от волнения голосом считал открывающиеся в далёкой глубине двери:

— Одна, две, три, четыре… девять, десять, двенадцать! Как думаешь, что это?

— Коридоры, — Егор неуверенно пожал плечами, — только вот куда?

— Пойдем, посмотрим?

Они наугад шагнули в один из открывшихся проходов. Когда добрались до выхода, слегка оторопели от изумления. Снаружи простиралась пустыня, только песок был ярко красный, а верхушки барханов почти бардового цвета. Сквозь низко бегущие тяжёлые тучи пробивались косые солнечные лучи. Подойдя к выходу, Егор, держа рукой за горлышко, аккуратно выставил наружу бутылку с водой. Через минуту вода в ней забурлила словно в чайнике.

— Весело, — хмыкнул он, — если выйдем, то изжаримся заживо. Наблюдавший за его манипуляциями Люк задумчиво тёр подбородок.

— Я слышал о подобном. Наши учёные называют это червоточиной. Неизвестные строители пробили отверстия в пространственно-временной материи. Быстрый способ передвижения на дальние расстояния. Внутрь зашли на одной планете, вышли на другой. Пойдём, посмотрим, что в других коридорах?

Пока возвращались, вдруг поняли, что абсолютно не помнят, но какому коридору вошли. С небольшими перерывами на отдых пришлось проверять все по кругу. Открывающиеся пейзажи удивляли своей первозданной природой и необузданной красотой. Наружу не выходили. Побаивались. Несмотря на открытые проходы, внутри лабиринта сохранялся постоянный микроклимат, Наконец на седьмой или восьмой раз попали в нужный коридор. Знакомая белоснежная пустыня и застывший в отдалении катер. Вот только…

Спрыгнув с площадки, Люк с удивлением разглядывал катер, наполовину занесённый песком. Кое-где на обшивке проступали следы ржавчины. Остановившись рядом, Егор удивлённо присвистнул:

— Ты что-нибудь понимаешь?

Вместо ответа Люк принялся яростно отбрасывать песок. С трудом открыв прикипевшую дверь, протиснулся в пилотское кресло. Смутные подозрения и тревожные догадки подтвердились уснувшими приборами. Как они не бились, по двигатели упрямо молчали, не желая заводиться. Вывод напрашивался сам собой,

— Как думаешь, сколько времени прошло? — Егор устало опустился на песок.

Не знаю, — Люк был на грани срыва, — этого просто не может быть!

Почему же не может? Егор усмехнулся, очень даже может. Пространство и время неразделимы. Одно тянет за собой другое. Наделав дырок в пространстве, создатели невольно нарушили и время. Вот только как они сами… Егор резко замолчал. Неожиданная догадка сверкнула в мозгу. Это было так просто, что вполне вероятно могло оказаться правдой.

— Пошли! бросил он, срываясь с места.

Люк едва поспевал за ним.

— Это так просто! Как я сразу не догадался! — Егор возбуждённо размахивал руками, создатели знали, что, пробивая пространство, они неминуемо сдвинут время. Поэтому и создали сквозной коридор. Понимаешь?

Резко остановившись, он посмотрел на Люка. Тот, всё ещё не улавливая мысль, неопределённо пожал плечами. Егор махнул рукой:

Мы с тобой совершенно случайно зашли в тот вход, который позволяет быстро передвигаться в пространстве. Создатели знали эту особенность, а потому, если моя догадка верна, то другой вход позволяет быстро передвигаться во времени. Теперь понял?

Еле успевая за размашисто шагающим Егором, он радостно закивал головой. Им понадобилось несколько часов на то, чтобы обойти строение но кругу. Наконец добравшись до противоположной стороны, Егор с замиранием сердца ступил внутрь сумрачного коридора. Нога случайно задела какой-то предмет, и он с грохотом покатился но тёмному полу.

Глаза ещё плохо привыкли к сумраку, а потому пришлось осторожно шарить руками. Люк оказался проворнее.

Интересно, протянул он, откуда здесь могла взяться бутылка?

— Покажи.

Взяв бутылку, Егор крутанул её в руках. Знакомые насечки на горлышке заставили сердце бешено забиться.

— Чёрт! — простонал он, обречённо оседая на пол.

— Что случилось?

Егор поднял руку с бутылкой:

— Мы здесь уже были. Видишь эти насечки? Их я делал ещё на Суптаже. Мы ходим по кругу. Этот коридор действительно вернёт нас во времени. Только мы это не вспомним. И начнём всё сначала. Вместо того чтобы сесть в катер и улететь, опять будем ходить по лабиринту, пока не выйдем назад. Сколько раз мы здесь уже побывали, одному богу известно. Видно в какой-то момент я что-то заподозрил, поэтому и оставил бутылку.

— Хорошо, а как же тогда сами создатели использовали это строение?

— Откуда я знаю? — Егор раздражённо пожал плечами, возможно, их сознание было устроено по-другому.

— И что же делать?

— Не знаю! Хотя если как и в первый раз откроются коридоры, значит, сможем мгновенно перенестись либо в прошлое, либо в будущеё. Ну что пойдём, посмотрим?

Шли молча. Наконец узкий коридор оборвался знакомым амфитеатром. Не обращая внимания на открывающиеся проходы, Егор стоял, словно вкопанный, стараясь не упустить главное направление. Наконец строение вздрогнуло в последний раз.

— Если пойдём сюда, — Егор махнул рукой вглубь главного коридора, — то, по-видимому, вернёмся в момент прилёта и начнём всё сначала. В будущеё лезть бесполезно, потому как там уже были. Значит, надо вернуться ещё раньше.

И как это сделать?

Если принять во внимание движение стрелки по циферблату, а главный коридор за точку отсчёта, то тогда нам сюда. Егор уверенно шагнул в первый коридор, граничащий с главным по левой стороне. Обречённо вздохнув, Люк, последовал за ним. Перед выходом невольно замерли, несмело переглянувшись. Первым шагнул Егор.

Это был выпускной. С отличием окончен институт, Егор радостно сжимал новенький недавно отпечатанный диплом. Через пять лет ему суждено будет познакомиться с Люком. Они организуют небольшую фирму и займутся грузоперевозками. А ещё через пять лет Егор вновь будет стоять на Суптаже, делая лазерным ножом насечки на горлышке бутылки. Спустя несколько часов, благодаря стараниям Люка, они заблудятся, а он случайно заметит странное строение.

Сергей Семёнов
24:37


Тёмный лабиринт, втянув их и свой круг, надёжно держал в коридорах времени. Языки волн лениво лизали янтарный песок, и тихий шёпот моря гулял по пустынному берегу. Солнце, словно рыжая подпалина, пестрело на голубой рубашке неба, неустанно изливая на землю потоки тепла и ультрафиолета. Наступал полдень. Тени от пальм съежились и стали похожи на причудливых карликов, спрятавшихся под деревьями от полуденного светила.

Лёгкий ветерок принёс с моря запах солёной свежести. Стив втянул ноздрями теплый воздух, потянулся. Волны приветливо ласкали босые ступни, словно любящая девушка гладила их нежными ладонями. Затем он наклонился и воткнул в землю небольшой деревянный колышек, прямо на границе песка и воды.

— Ну, как? — окликнул его звонкий голос. Рэй, высокий смуглолицый здоровяк, стоял, неподалеку в цветастых шортах и щурился от ярких солнечных лучей.

— Сейчас, подожди минутку, — отозвался Стив, продолжая своё немудреное дело. Подняв с песка рейку, он положил её одним концом на только что вбитый колышек, а вторым на другой, торчащий из песка в метре от воды. Выровняв рейку по горизонтали, Стив достал из кармана шорт рулетку.

— Пятнадцать сантиметров, Рэй, — констатировал он, отбрасывая рейку в сторону. — Как и вчера.

— М-да, — озадаченно выдал Рэй, прикусив нижнюю губу. — Если дела пойдут и дальше так, то года через полтора Марианскую впадину можно будет перейти вброд.

— Да, если солнце не изжарит нас раньше! Стив поднялся и посмотрел на бескрайнюю синь океана. Легкие белые облачка опоясывали горизонт и тонули в морской пучине. Волны шептались, словно две школьницы, увидевшие симпатичного парня. Он сунул рулетку в карман, вытер руки.

— А чего мы переживаем? Это не нашего ума дело. Пусть эти умники ломают головы, как притормозить матушку. А я намерен сейчас устроиться в теньке и потягивать пиво.

— Ты прав, черт возьми, — согласился Рэй, скаля белоснежные зубы. — Я тоже хочу пива. Пусть хоть весь океан пересохнет. Лишь бы пиво не нагрелось.

Стив улыбнулся в ответ и взглянул на новенькие наручные часы. Пока ещё он никак не мог к ним привыкнуть. «Наверное, компания «Таймекс» заколотила миллионы баксов, разработав эту штуковину», подумал он. В главный циферблат был вмонтирован дополнительный меньших размеров, по которому двигалась вторая минутная стрелка, отсчитывая лишний час. Двадцать пять часов в сутках! Да, учёные перестарались! Точнее, просто хотели, как лучше, — замедлить вращение планеты, чтобы повлиять на уровень мирового океана. Десять с половиной миллиардов человек это не шутки! Как проще всего решить проблему с населением? Дать им новые территории. Вот вам, пожалуйста! Держите! Об изменении климата и круговороте воды в природе они вряд ли тогда подумали!

Хотя друзей тоже это мало волновало. Правительство США на днях обещало, что в скором времени Международный альянс учёных исправят сложившуюся ситуацию в мире. А если что-то не получится, то правду всегда можно легко похоронить в незнании людей. Учёные уже запустили новый ускоритель. Скоро всё встанет на свои места. Планета будет вращаться, как и раньше, а два старых друга по-прежнему будут ловить рыбу, кататься на яхте и глазеть на приезжих девчонок, когда наступит сезон отпусков. Пить холодное пиво и наслаждаться жизнью. «И пусть эти учёные хоть всю Землю перевернут с ног на голову!» Стив сладостно причмокнул и раскинул руки, словно хотел объять неё пространство до самого горизонта. Весь этот мир их. Его и дружищи Рэя. И плевали они на очкастых ботаников, которые гнут эту чертову ось Земли.

…А потом, уже ночью, они сидели на веранде и слушали тишину и шёпот океана. Потягивая пиво, Стив снова покосился на творение «Таймекс», Новые часы показывали новое время: 24:37. Близилась новая полночь.

* * *

Адмирал Дуглас Клайвен вышёл на навигационный мостик подышать воздухом. В рубке было невыносимо находиться. Термометр упрямо показывал все те же 108 градусов. Было жарко, как в сауне.

Адмирал взглянул на палубу. Взлётно-посадочная полоса авианосца представляла собой нагромождение всевозможной техники, контейнеров с аппаратурой и продовольствием и всякой «необходимой» всячины, которую успели в спешке эвакуировать и бросить на военный корабль. О том, чтобы приземлиться или взлететь самолёту, и речи быть не могло. Солнце, словно жерло вулкана, беспощадно низвергало потоки жара с высоты. Адмиралу казалось, что жарче становилось с каждым часом, хотя термометр не подтверждал этого. «Скоро мозги вскипят!» — подумал он, возвращаясь в рубку.

— Сэр, прямо по курсу остров Оаху, проинформировал его связист. Мы связались с материком. Они передали, что ледники всё ещё продолжают таять.

— Спасибо, — кивнул адмирал. Внимательно следите за курсом и дном. А то мы теперь как слепые котята.

Он представил, что осталось от острова. Небольшой клочок суши, едва-едва выступающий из воды. И все, «Эх, Гавайи, Гавайи», — вздохнул адмирал и вытер пот со лба. Потом безразлично глянул на наручные часы, последнее детище компании «Таймекс» сейчас было совершенно бесполезно.

Потому что теперь в сутках было на пять часов меньше.

***************************************************************************************************


Примечания

1

Понимающему достаточно (лат.).

(обратно)

2

Воскрешенный романист цитирует стихотворение Ф.И.Тютчева «Нам не дано предугадать…»:

Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовётся, —
И нам сочувствие зачтётся,
Как нам даётся благодать…

27 февраля 1869

(Прим. автора)

(обратно)

Оглавление

  • Журнал ''ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ'' Сборник фантастики 2010
  •   № 1
  •     Валерий Гвоздей HETPИBИAЛbHЫЙ ПODXOD
  •     Пауль Госсен ЗЕЛЁНЫЙ ОХОТНИК
  •   № 2
  •     Алексей Казовский ЭКСПЕРТ
  •     Андрей Краснобаев ПЛАНЕТА ДОЖДЕЙ
  •     Валерий Гвоздей НЕОКОНЧЕННЬЙ РОМАН
  •   № 3
  •     Андрей Самохин ЗЛЫЕ ВОЛШЕБНИКИ ЗАПРЕТНОГО ГОРОДА
  •     Валерий Гвоздей НА ПАРИТЕТНЫХ УСЛОВИЯХ
  •   № 4
  •     Владимир Марышев ЗАИГРАЛИСЬ
  •     Юрий Антолин ВЕЛИКИЙ ЭЛЕКТРОНЩИК
  •     Валерий Гвоздей ВСЕЛЕНСКИЙ ФОРУМ ГУМАНОИДОВ
  •   № 5
  •     Валерий Гвоздей ЛЕВЫЙ БИЗНЕС
  •     Елена Красносельская ДОГНАТЬ ПРОШЛОЕ
  •   № 6
  •     Майк Гелприн ПО КРУГУ
  •     Валерий Гвоздей СЛОЖНЫЙ ВОПРОС
  •   № 7
  •     Валерий Гвоздей НАЧАЛО
  •     Юрий Молчан ДОБРОВОЛЕЦ
  •     «ДУХ ДЫШИТ ГДЕ ХОЧЕТ» 20 ответов фантаста Александра Зорича на вопросы Дениса Чекалова
  •   № 8
  •     Валерий Гвоздей ДЕНЬ СПАСЕНИЯ
  •     Татьяна Глекова МАНЯТ МЕНЯ ИЗМЕНИЧИВЫЕ ДАЛИ
  •     Владимир Мырышев ХОЗЯИН
  •   № 9
  •     Валерий Гвоздей ПЕРИОД СТАНОВЛЕНИЯ
  •     Юрий Молчан СВЕТ ОСЕДЛАВШИЕ
  •     Андрей Краснобаев Я, НЕ РОБОТ!
  •   № 10
  •     Валерий Гвоздей ТИР
  •     Владимир Марышев ЧУДО-ДЕРЕВО
  •   № 11
  •     Сергей Красносельский ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
  •     Валерий Гвоздей ВЕЧНЫЕ ЦЕННОСТИ
  •   № 12
  •     Валерий Гвоздей НОВЫЙ УРОВЕНЬ
  •     Андрей Краснобаев ЛАБИРИНТ
  •     Сергей Семёнов 24:37