КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415675 томов
Объем библиотеки - 558 Гб.
Всего авторов - 153928
Пользователей - 94683

Впечатления

Karabass про Поздеев: Операция «Артефакт» (Фэнтези)

Мне понравилось это чтиво. Интересно было прочитать про Л.П.Берию и его окружение. Работа группы генерала Томилина из ФСБ написана со знанием дела, чувствуется, что автор знает специфику работы спецслужб, а следовательно моё отношение к этой книге значительно возросло. Откровенно говоря, это именно та литература которую надо читать в условиях самоизоляции. Во-первых не обременяет, во-вторых поучительно и талантливо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Серега-1 про серию Перешагнуть пропасть

Серия понравилась. Единственно надо читать по диагонали те места, где идет повтор и разжевывание того, что вполне понятно с первого раза.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Голотвина: Бондиана (Детективная фантастика)

варианты: "бондиада", "мозгоеды на нереиде" и "мистер и миссис бонд" мадам голотвиной понравились мне гораздо больше, чем у автора-первоисточницы громыки. гораздо добрее, смешнее и КОРОЧЕ.)
пишите ещё, мадам, интересно.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Свадьба правителя драконов, или Потусторонняя невеста (Фэнтези)

автора в черный список.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Превращение Гадкого утенка (СИ) (Любовная фантастика)

после первых нескольких предложений, когда на девку младший брат опрокинул ведро с краской, а ей на работу, а он - "пошутил", я начал проглядывать - а где же родители? родителей не нашёл, зато увидел, как эта ненормальная, отправившись на работу, сначала нарушила ппд и разбила чужой бампер, а потом, вылезя из машины и поленившись дойти до урны, с нескольких метров в час пик кинула туда бутылку, попав и испачкав содержимым того же мужика. и нахамила ему и обхамила его.
если бы кто-то из моих детей додумался опрокинуть ВЕДРО с краской на чужую постель, испачкав спящего, бельё, матрас, заляпав краской пол, сидорова коза тихо бы, плача, курила в сторонке, ему не завидуя. другое дело, что мои дети воспитаны уважать чужой труд и чужую жизнь. до подобного им не додуматься.
а, увидев такое и промолчать??? ничего не сказав родителям и спустив с рук самой? тем более, что "подобная выходка была не первая!". чего ещё ждём-то, мозгами убогая, как милый маленький братик включит бензопилу, желая посмотреть: а правда, что длина кишок у человека 5 метров?
слушайте, за ЭТО правда деньги платят, чтобы приобрести???
нечитаемо.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Легко ли стать королевой? (Любовная фантастика)

потрясно. нищая девка-сирота из приюта попала во фрейлины королевы-матери. эта мамлейкина, видать, ни историю в школе не учила, а уж книг не читала точно. для того, чтобы стать не то, что королевской фрейлиной, а герцогской, просто за попадание в список "на рассмотрение" бешенные бабки платят. не говоря уже о длинном списке родовитости. а тут с улицы и - к королеве!
а потом читателей уведомляют, что соседская принцесса выходит замуж за "нашего" короля. но почему-то в газетах портрет его РАЗМЫТ, потому что "портреты кронпринцев" не выставляют на обозрение. блеск! он - УЖЕ король!!! это, во-первых.
во-вторых, понятно, что мамлейкина разницы между кронпринцами и королям не знает напрочь. так же, как и где поисковики в инете находятся. хотя, о чём я, чтобы узнать, надо ещё и вопрос сформулировать суметь.
в третьих, это с какой же такой надобности народ не может увидеть в газетах лицо своего монарха? красавчика, бабника, ОФИЦИАЛЬНОГО правителя?
простите, дамка, но вы - бредите. нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Мой враг, зачет и приворот (СИ) (Фэнтези)

принцы, сыновья графов, баронов, и уж точно - сыновья герцогов, умеют ухаживать. просто, если дворянин нахамит "нежной и трепетной", которую ему нужно очаровать, то, во-первых, второй раз он и близко не подойдёт: и сама не подпустит, и родня не даст. а, во-вторых, заполучит славу хама моментально. а это и позор семье, и статус жениха рухнет ниже нижнего. тем более, если ты третий или даже пятый герцогский сын.
как вы надоели, кошёлки, описывая сыновей алкашей-сантехников своего круг общения и пришлёпывая ему: "принц" или "сын герцога".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Бедная Настя. Книга 7. Как Феникс из пепла (fb2)

- Бедная Настя. Книга 7. Как Феникс из пепла (а.с. Бедная Настя (poor anastasia). 10 лет спустя-7) (и.с. Русский сериал) 802 Кб, 223с. (скачать fb2) - Елена Езерская

Настройки текста:



Елена Езерская Бедная Настя Книга 7 Как Феникс из пепла

ЧАСТЬ 1 САМОЗВАНЕЦ

Глава 1 Не ждали

«Вот я и дома», — подумала Анна, глядя на возникший за окном в рассветном, нежном пурпуре силуэт города. Петербург возникал на ровном месте, словно из-под воды, вдруг проявившись куполами и шпилями, линейными колоннадами вдоль проспектов, летом всегда — теплый, почти сказочный и на редкость умиротворенный в своем сдержанном величии.

— Что вы, Анастасия Петровна, голубушка, — с уважительной сердечностью проговорил сидевший в карете напротив Анны посланник, министр Титов и дружеским, ободряющим жестом коснулся ее руки, невольно задрожавшей от волнующего момента возвращения. Дипломат заметил слезы в глазах своей спутницы и поспешил поддержать Анну, одновременно пытаясь таким образом высказать свое преклонение перед ней. — Самое трудное уже позади…

— Вы — удивительная женщина, баронесса, — с готовностью кивнул расположившийся рядом с Анной помощник Титова. — Такую дорогу преодолели с мужеством, достойным всяческого восхищения. На сие надобно сильный характер иметь!

— Я только и желала, что вернуться, — с тихой печалью сказала Анна, — но, право же, мне было бы затруднительно добиться этого без вашей помощи.

— Наш долг — помогать попавшим в беду соотечественникам, — не без гордости поспешил предупредить возможные комплименты с ее стороны помощник министра и смутился под укоряющим взглядом своего начальника, посчитавшего неуместным пафос этой, хотя и вполне справедливой, тирады.

— Мы перед вами, Анастасия Петровна, в долгу неоплатном, и помочь вам преодолеть трудности переезда — лишь малая толика того, что мы могли и должны были сделать для вас…

Титов не кривил душой: услуга, оказанная Анной, которой вместе с преподобным Иоанном (Новиковым) удалось доказать непричастность православных священнослужителей к исчезновению Вифлеемской звезды, позволила восстановить в Святой земле пошатнувшееся было перемирие. И, когда все формальности признания это факта османскими властями были соблюдены, Владимир Петрович предложил Анне присоединиться к его посольству: в сопровождении своего помощника он отбывал в отпуск — возвращался в Петербург с подробным и личным докладом о недавних событиях.

Какое-то мгновение Анна колебалась — пережитые волнения, нахлынувшие воспоминания юности и встреча с Соней и Санниковым настолько переполнили ее душу, что она разом почувствовала величайшую усталость. Ей даже почудилось, что к ногами ее словно привязали пудовые кандальные шары, и у нее уже не было сил и, главное, решимости немедленно отправляться в обратный путь. Ей хотелось замереть и, приклонив голову к подушке, лежать в тишине приютившей ее обители, заново обретая способность жить размеренной и понятной жизнью. Но «Бессарабия» уже стояла под парами, и, позволив Соне, с радостью посетившей ради нее пару модных магазинов и одного, расхваливаемого на весь европейский Константинополь портного, вернуть себе узнаваемый, светский облик, она взошла на борт военного корабля, увозившего российских дипломатов на родину.

Соня, оставшаяся на берегу что-то кричала вслед крейсеру и так энергично размахивала руками в прощальном приветствии, что Санников вынужден был удерживать ее за талию, дабы не позволить упасть за ограждения у кромки причала. Не желая обидеть сестру, Анна крепилась и постепенно переходила по палубе вдоль борта к корме, но уже не махала, а только слабо кивала в ответ на доносившиеся с берега возгласы неугомонной Сони и все думала, что, несмотря на свою кажущуюся взрослость и довольно зрелый возраст, сестра так и не обрела степенности и тяги к оседлому образу жизни. Увы, укротить эту стихию могло только одно — творчество.

В перерыве между посещениями портного и магазинов Соне удалось как-то раз вынудить Анну позировать себе, и та подивилась, насколько серьезной может быть ее сестра. Откуда-то вдруг у нее появилась усидчивость, сосредоточенность в движениях и взгляде. Анну поразила приобретенная Соней манера рисования — решительная, быстрая, но при этом — какими емкими были жесты, какими точными — штрихи угольного карандаша, которым Соня делала эти минутные, уличные зарисовки! Как верно схватывала она детали и настроение — Анна сразу же узнала себя в скорбящей по чему-то уходящему фигурке, присевшей отдохнуть на невысокий парапет на набережной. И Анне сделалось страшно — она словно увидела себя со стороны: вечная странница, за переменою мест утратившая смысл переездов и связь с тем, что грело и поддерживало ее в пути: родными местами, родными душами.

И в Санникове, так заботливо и нежно оберегавшем Соню от неосторожных движений в направлении моря, Анна тоже узнала себя — и он следовал за чем-то нереальным, ускользающим. Видел то, что хотел видеть, и находил лишь то, что мог найти, — отражение своих иллюзий и несбыточных надежд…

Россия встретила ее весной, разогревшейся перед подступающим летом, и Анна поняла, как истосковалась по этим пейзажам, по воздуху — другому, пьянящую сладость которого может понять, только родившийся здесь и здесь живущий. Ее слух, надорванный неумолкающим и страстным гомоном экзотических портовых городов и шумом баталий, на миг утратил было способность воспринимать и оценивать звуки, но потом она с забытой ясностью ощутила многоголосие особой российской тишины. Вспомнила эту отечественную особенность, о которую разбивались и свои бунты, и иноземные нашествия: огромное, простиравшееся за средней полосой пространство рассеивало громы и распыляло грозы, успокаивая любую стихию — природную или человеческую.

Конечно, ее спутники были предельно корректны и не докучали Анне утомительными разговорами, но она с видимым и приятным для них удовольствием присутствовала при довольно бурных обсуждениях минувших дел и ожидаемых поворотов событий, но в детали не вдавалась. Анна просто слушала родную речь, словно заново привыкала к ней и училась быть самой собой. Ей больше не надо было притворяться и примерять на себя чуждые имена и биографические сюжеты, она чувствовала себя своей в своем кругу и в молчании черпала внутри самой себя силы, чтобы предстать перед детьми собранной и уверенной.

Дома ей предстояла нелегкая задача уберечь детские сердца от потрясения: их мать жива и возвращается к ним, но отца им более не суждено увидеть… Какой, однако, черезполосицей устроена жизнь! За обретениями следуют потери, за утратами приходят новые времена с новыми дарами. Равновесие рождается из «да» и «нет», гармония — из противоположностей. И ничто не бывает случайным: рука дающая не оскудевает, но и получающий не всякий раз протягивает длань за приношением, что-то время от времени ускользает между пальцами — то вода, то песок, то образ, дорогой и любимый…

Анна была благодарна Титову и его помощнику, офицерам на крейсере за внимание, всю дорогу до Севастополя остававшееся ненавязчивым. И потом, когда они ощутили, наконец, под ногами твердую землю, дипломаты продолжали хранить верность выбранному тону — они словно были ее ангелами-хранителями: зримыми, но сторонними наблюдателями, всегда готовыми прийти на помощь. И Анна благодарила Бога за то, что оставшуюся часть пути до столицы ветра и дороги благоволили к ним. Закрепленная за Титовым и сопровождавшими его лицами карета нигде не встречала препятствий, упряжка бежала легко, в одном ритме, как будто не было перемен на почтовых станциях, — неутомимые лошади как на крыльях несли ее домой…

— Что я еще могу сделать для вас, баронесса? — спросил Титов, собираясь выйти из салона. Особняк, который принадлежал его семье, был расположен дальше по Фонтанке, и Анна растерянно взглянула на посланника: мысленно она уже взбегала на родное крыльцо и не сразу поняла, о чем ее спрашивают. Титов, кажется, уловил ее настроение и улыбнулся: — Вам совершенно не о чем беспокоиться, я уже распорядился. Василий Игнатьевич и офицеры сопроводят вас до самого дома. — Помощник с готовностью кивнул Анне. — Надеюсь, мы еще увидимся…

Когда он вышел, помощник постучал кулаком по той стене салона кареты, что выходила к облучку кучера, и еще раз уточнив, куда везти Анну, крикнул:

— Езжай по набережной, да не гони, любезный, от булыжников слишком сильная тряска!

Карета остановилась у высоких ажурных ворот.

— Не стоит меня провожать. — Анна мягким движением руки остановила дипломата, вознамерившегося было следовать за нею к дому. — Здесь мне уже ничего не угрожает, да и к тому же у меня и вещей-то нет. Ровным счетом — никаких забот.

Помощник министра хотел было возразить, но Анна не дала ему договорить и обратилась к кучеру, склонившемуся с козел, чтобы получше расслышать приказ — то ли спешиваться и идти барыню провожать, то ли гнать с барином дальше по маршруту: и он, и лошади за дорогу устали, в Питер приехали засветло, пора было и отдохнуть.

— Езжайте, — кивнула Анна и, не оглядываясь, прошла за открытые чугунные ворота ограды, окружавшей тенистый парк, примыкавший к особняку Корфов. Она слышала, что какое-то время карета еще стояла при въезде во двор, словно сидевший в ней пассажир испытывал нерешительность в своих дальнейших действиях, но потом кучер односложно прикрикнул на лошадок, и они заторопились дальше.

Анна вздохнула и вдруг остановилась, не сразу понимая, что задержало ее, и лишь минуту спустя, осознала, что не узнает этого места.

Зеленая лужайка на подступах к особняку исчезла, а все пространство, что она занимала, сейчас было усыпано мелким гравием, смешанным с блестящими разноцветными конфетти, носившим следы хаотично разъезжавшихся карет. А вместо роскошной клумбы с редкими тюльпанами, что Анна однажды привезла из Франции, находился постамент с претенциозной чашей в виде огромной морской раковины, из центра которой иссякающей струйкой подтекал фонтанчик, издававший характерный запах игристого вина. То тут, то там Анна наступала на сгоревшие петарды, позолоченные маски и розовые шелковые ленты и бантики с амурами.

Анна даже оглянулась — туда ли она попала? Все эти аксессуары, растерзанные гостями какого-то праздника, никак не вязались с обликом ее дома — дома, где уже давно не звучал смех детей, играющих с родителями. Или, быть может, здесь уже получили по линии министерства сообщение о её возвращении и готовились к встрече? Нет-нет, видимые Анной следы явно принадлежали чужому торжеству, но тогда — как и почему кто-то посмел превращать ее дом в ярмарочную площадь?.. Анна решительно оттолкнула носком туфли попавшуюся ей под ноги блестящую бумажную спираль и решительно поднялась по ступенькам наверх.

Она довольно долго беспрепятственно в растерянности ходила по залам и комнатам первого этажа, не узнавая ни обстановки, ни убранства помещений. Иногда навстречу ей попадались сонные и совершенно незнакомые дворовые обоих полов, вяло помахивающие щетками для уборки мусора. В гостиной с роялем — теперь уже бывшей, превращенной в бальную залу, на четвереньках ползала какая-то девица с покрасневшими от бессонницы глазами и с задранным подолом юбки. Девица усердно оттирала с мраморного пола следы вина и кондитерского крема.

Зимний сад в эркере гостиной, любимый и тщательно оберегаемый Анной и ухаживавшей за ним привезенной из Двугорского Любашей, превратился в будуар игривого цвета, заставленный мягкими диванами с большим количеством тканных золотом арабских подушек и подушечек. Цветы же куда-то исчезли — их заменили три пальмы в кадках, рядом с которыми валялись кальяны, еще источавшие ароматы восточных благовонных курений.

«Что это?» — то ли подумала, а скорее всего — вслух сказала Анна, ибо ее вдруг заметили, и откуда-то из темной ниши в переходах между залом и комнатами возник одетый в наискосок застегнутую ливрею слуга в помятом, сдвинутом набок парике с буклями в елизаветинском стиле, и пьяным голосом отрыгнул, хватая Анну за рукав платья: «Вы куда, мадам? Свадьба уже кончилась, все гости разъехались».

— Свадьба? — не поняла Анна. — Какая свадьба?

— Так хозяина здешнего, — теперь уже икнул слуга, пытаясь вновь ухватиться за край буфа на рукаве незнакомки.

— Хозяина? — воскликнула Анна. — Да что же ты, милейший, бредишь? Я хозяйка этого дома, баронесса Корф!

— Вы, сударыня, самозванка, — раздался чей-то незнакомый, но более трезвый голос. — Баронесса Корф, равно как и супруг ее, давно уже почили в Бозе, а дом этот мой хозяин снял месяц назад в аренду у барона Ивана Ивановича Корфа.

— Это шутка? — побледнела Анна. — Барон умер десять лет назад! Или вы хотите сказать, что теперь позволено подписывать договора с призраком?

— Шутить здесь изволите вы, мадам, — грубовато ответил ей незнакомец, среднего роста косолапый крепыш с надменной, нагловатой улыбкой, выдавшей в нем пехотного знатока женского пола. — Для усопшего господин барон выглядит слишком реально и вполне дееспособен. Он лично присутствовал при составлении бумаг…

— Так вы видели его? — с надеждой прояснить хотя бы что-либо быстро спросила Анна. — Сколько ему лет? Как выглядит?

— С господином бароном разговаривал мой хозяин, и, судя по всему, этой встречей оба остались довольны, — с подчеркнутой вежливостью пояснил ее собеседник. — Я же вел дела с управляющим барона Корфа, господином Шулером…

— Бред какой-то! — не удержалась от негодующей реплики Анна, невольно прерывая своего неожиданного собеседника. Этого еще не хватало! Еще один однофамилец?

— Если вы намерены оскорблять меня, сударыня, то советую вам уже остановиться, так как чаша моего терпения переполнена… — Незнакомец угрожающе сдвинул густые, торчащие ежиком брови.

— И что же вы сделаете? Выгоните меня? — недобро усмехнулась Анна. — Сами наброситесь или велите сделать это слугам?

— Я мог бы прибегнуть к насилию, — кивнул незнакомец, — но я надеюсь на ваше благоразумие.

— И совершенно напрасно надеетесь! — воскликнула Анна. — Только безумие может заставить меня покинуть собственный дом, да еще в такое время! Когда его разоряют неизвестные мне люди!

— Вы хотите скандала, сударыня? — В тоне незнакомца послышались угрожающие интонации.

— Я требую объяснений! — решительно произнесла Анна, всем своим видом давая понять, что имеет на это полное право.

— А я не понимаю, почему должен давать вам, сударыня, какие бы то ни было объяснения, — с холодным равнодушием проговорил незнакомец, который походил на управляющего. — Вы явились сюда без приглашения, в неурочный час! Ваше счастье, что хозяин с молодой супругою уже уехали в свадебное путешествие. Поверьте, у графини Андронакис характер не из легких.

— Андронакис? — вскричала Анна. — Да где я, в конце-то концов?! Это мой дом! Мой сад! Мой рояль! Господи, куда вы дели рояль?! И где мои цветы?!

— Э, сударыня, потише, иначе, я вызову полицмейстера. — Управляющий схватил было Анну за руку, но получил такой отпор, что тут же пожалел о содеянном. Незнакомка пребывала в великом гневе, и гнев ее казался праведным.

— Это я вызову полицию, и мы быстро восстановим справедливость, а вы немедленно уберетесь из моего дома, — твердо и очень жестко сказала Анна, глядя в упор на стоявшего против нее мужчину. — Этот дом принадлежит семейству барона Корфа, а я — единственная его владелица. Я — баронесса Анастасия Петровна Корф!

— Разве я сказал, что дом не принадлежит семейству Корфов? — умиротворяющим тоном произнес управляющий, незаметно, как ему казалось, подавая знаки полусонному похмельному слуге, который первым откликнулся на появление Анны и сейчас пробирался вдоль стены, чтобы, оказавшись у нее за спиной, дождаться команды «взять!». — Я уже объяснил вам, сударыня, что прежние владельцы дома умерли, а признанный властями наследник сдал этот дом внаем, и вчера мой хозяин отметил здесь свою свадьбу.

— А я еще раз повторяю вам, что никаких иных наследников у меня и мужа, кроме наших детей, которым покровительствует сам наследник престола и его супруга, нет, и не может быть! А если вам моего слова недостаточно, то вот мои… — Анна опустила было руку в дорожный кошель, и тут же слуга, прятавшийся за ее спиной, набросился на Анну и стиснул, как клещами.

— Надеюсь, у вас там не пистолет? — цинично скривился управляющий, поднимая с пола упавший кошель и роясь в нем.

— Да вы с ума сошли! — закричала Анна. — Как вы смеете!

Управляющий только хмыкнул и развернул находившиеся в кошеле бумаги. Пробежав первую из них глазами, он мгновенно изменился в лице и кивнул слуге — отпусти! Потом внимательно изучил все остальные документы и после некоторого раздумья протянул их Анне, брезгливо поводившей плечами после мертвой хватки услужливого «цепного пса».

— Печати и подписи выглядят настоящими, — тихо промолвил управляющий, и в его голосе Анне почудилось смущение.

— Таким образом вы пытаетесь извиниться за свое грубое поведение и нападение вашего слуги? — Она гордо вскинула голову, пытаясь поймать взгляд управляющего, но тот успел отвести глаза в сторону — кивнул слуге, чтобы тот исчез.

— Я всего лишь пытаюсь прояснить ситуацию, сударыня, то есть госпожа баронесса, — поправился управляющий, — и предложить вам продолжить наш разговор в библиотеке.

— Лично я хотела бы пройти в свою спальную и привести себя в порядок с дороги, переодеться и… — начала было Анна, но управляющий со все возрастающим смущением остановил ее.

— Видите ли… Дело в том, что дом был практически пуст, когда мой хозяин арендовал его.

— Но мои вещи… — Анна вдруг почувствовала себя слабой и такой беззащитной. — Вещи моих детей, мужа. Их игрушки, наши документы, наши драгоценности…

— Мой хозяин — не вор, — с упреком сказал управляющий. — Господин граф Теополус Андронакис — один из самых богатых людей в Греции, и, поверьте, уезжая, он не станет забирать мебель, которую приобрел, чтобы жить здесь со своей русской супругой.

— Но как же тогда… — прошептала Анна, чувствуя, что силы снова оставляют ее, — как же так?..

Очнулась она уже в библиотеке, куда перенес ее управляющий, — на чужом, совершенно незнакомом ей диванчике, обивка которого свидетельствовала о весьма сомнительном художественном вкусе ее хозяина, но вовсю кричала о размерах его кошелька.

— Где я? — Анна с недоумением всмотрелась в лицо склонившегося над нею мужчины, пытаясь вспомнить, что вызвало этот неожиданный обморок.

— Вы — дома, — тихо, с сочувствием сказал управляющий.

— Дома? — точно эхо повторила Анна, и лицо ее прояснилось, но выражение, появившееся на нем, было лишено даже намека на романтическое, — холодно, холодно, очень холодно. — Разве это мой дом? Вы все уничтожили! Все, что хотя бы чем-то напоминало моим детям об их погибшем на государевой службе родителе, о детстве, проведенном в любви и согласии, о дедушке, которого они не успели увидеть, но, который всегда смотрел на них с небес и с портретов в этой комнате. А книги? Что сделали с моими книгами?

— Похоже, это единственное, что осталось нетронутым. — Управляющий кивнул на полки, заставленными украшенными золотом переплетами.

— Там, — Анна протянула руку, — четвертая полка снизу, второй ряд стеллажа от окна, томик Шекспира с папирусовой закладкой…

Управляющий, невольно подчиняясь этому жесту, прошел к полке и снял указанную Анной книгу.

— Это «Король Лир», — сказала Анна и стала цитировать по памяти, сначала на английском, а потом — по-русски. — Откуда шел? И где сейчас живу? Там — солнце? Или все — обман? Мне в пору умереть от горя… Акт четвертый, сцена седьмая, французский лагерь, Лир, Корделия и Кент.

— Если я могу вам чем-то помочь, баронесса… — Голос управляющего звучал тихо и покаянно.

— Можете, — устало промолвила Анна. — Объясните же мне, кем и по какому праву мой дом был сдан в аренду вашему хозяину.

— Я мог бы показать вам документы. — Управляющий на мгновение замялся, но Анна опередила его.

— Я знаю, в каком месте в библиотеке находится сейф.

— Да-да, конечно, — смущенно кивнул управляющий и вытащил одну из книг в стеллаже слева от входной двери. Полка, на которой она стояла, сдвинулась, открыв потайное углубление. Управляющий открыл своим ключом сейф и достал из него документы. — Пожалуйста, вы можете ознакомиться с ними.

Анна почти неживой рукой приняла поданные ей бумаги и принялась их читать. Но… как это может быть?! Барон Иван Иванович Корф? Но дядюшка мертв! И этот почерк ей совершенно незнаком!

— Ничего не понимаю, — в недоумении покачала головой Анна. — Я не знаю этого человека. Кто он?

— Барон Иван Иванович Корф, — с жалостью глядя на нее, повторил управляющий.

— Послушайте, — устало вздохнула Анна. — Я в сотый раз повторяю — барон мертв! Десять лет назад он был подло отравлен и похоронен на семейном кладбище в нашем загородном имении в Двугорском уезде.

— Однако подлинность бумаг подтверждена поверенным в делах семьи, — указал управляющий на подпись.

Пробежав глазами текст договора аренды, Анна не сразу обратила внимания на завершающее его заверение.

— Викентий Арсеньевич? — Удивление Анны достигло крайнего предела. Как мог солидный адвокат, давний друг Корфов признать членом их семьи какого-то самозванца, нагло выдававшего себя за покойного Ивана Ивановича?!

— Я вижу, вы потрясены, — уже совершенно доброжелательным тоном сказал управляющий. — Поверьте, я искренне полагал, что вы — одна из тех просительниц, что стали осаждать моего хозяина, когда он дал объявление в газете о предстоящей свадьбе. Вы же знаете этот обычай — счастливый жених, да еще и иностранец, может одарить любого…

— Скажите… — Анна секунду помедлила с вопросом, но потом все же решилась задать его. — А этот управляющий «барона», Шулер… Среднего роста, рыжие волосы, сильный немецкий акцент? А зовут его случайно не Карл Модестович?

— Именно так, — кивнул ее собеседник. — Вот видите, значит, вы с ним знакомы…

— То, что личность господина Шулера мне может быть известна, еще не означает, что кто-то безнаказанно может пользоваться именем моего покойного опекуна, отца моего супруга, — твердо сказала Анна. — И участие господина Шулера в этом деле для меня как раз и доказывает существование некоего подлога, на который вышеупомянутый управляющий и прежде был великий умелец.

— Полагаю ни самому барону, ни господину Шулеру этот разговор бы не понравился, — нахмурился было управляющий, но Анна так взглянула на него, что он смешался и замолчал.

— Вот что, любезнейший! — Она решительно поднялась с дивана, но с трудом удержалась на ногах, и управляющий принужден был снова броситься к ней, дабы поддержать. Но Анна столь же решительно отвела его руку: — Это лишнее. Я чувствую себя хорошо. По крайней мере — достаточно для того, чтобы немедленно заняться выяснением всех обстоятельств этого сомнительного дела.

— Но вы явно с дороги, и устали, — сделал попытку остановить ее управляющий.

— Благодарю, — усмехнулась Анна. — Вы крайне наблюдательны.

Управляющий не выдержал ее ироничного взгляда и опустил голову.

— Итак! — властным тоном продолжила Анна: нет, это она была и остается здесь хозяйкой! И хотя неведомый фантом, прикрывающийся именем Ивана Ивановича, вывез в неизвестном направлении ее вещи и удалил ее слуг, только она имеет право распоряжаться всем в ее собственном доме — так было и так будет!

Управляющий с почтением ждал, когда баронесса выдержит паузу.

— Велите сейчас подготовить для меня комнату, — сказала Анна. — Пусть горничная приведет в порядок мое дорожное платье. И заложите коляску, да чтобы я не объясняла кучеру, куда ехать.

— А куда? — осторожно осведомился управляющий.

— В Двугорское, — бросила Анна и кивнула ему, давая понять — нечего стоять столбом. — Исполняйте!

* * *

Повинуясь первому порыву, Анна решила было сразу ехать к поверенному семьи, но потом передумала — вряд ли опытный адвокат, связанный с Корфами узами старой дружбы, мог пойти на подлог и совершить нечто противоправное в ущерб интересам своих клиентов и, прежде всего, ее детей. А тем более сделать это без ведома Петра Михайловича и Лизы! Нет-нет, она должна отправиться — и тот час же! — в Двугорское и все разузнать, а потом уже действовать.

Кучер, отряженный управляющим везти ее в загородное имение Долгоруких, по-видимому, тоже изрядно попраздновал в честь будущей счастливой семейной жизни своего хозяина и поэтому никак не мог справиться с одолевавшей его сонливостью и зевотой. И лошади, чувствовавшие настроение возницы, перебирали ногами неспешно, лишь за городом перейдя на легкий прогулочный шаг, однако мало изменивший скорость передвижения коляски.

Поначалу Анна пыталась кучера поторапливать, и он, понуждаемый ее возгласами, вздрагивал всей спиной и, словно марионетка, взмахивал кнутом, как будто припугивая лошадей, но потом постепенно оседал, вбирая голову в плечи, и однажды чуть не выронил поводья из рук. Повторив несколько раз эту попытку, Анна велела остановиться у ближайшего трактира и приказала кучеру опохмелиться, проследив, однако, за тем, чтобы от радости мужик не глотнул лишнего, а так — слегка приложился к наперстку и смачно хрустнул огурцом.

Народное средство подействовало — кучер повеселел, лошадки приободрились. И чем больше коляска удалялась от города, тем фантасмагоричней становилось для Анны ее возвращение. Конечно, это недоразумение, дурная шутка, ошибка! Да, ее и Владимира считали погибшими, но воскресший Иван Иванович — это уж слишком!

Впрочем, некоторая зацепка в этом подозрительном происшествии — Карл Модестович. Негодяй и пройдоха, он всегда крутился близ теплого места, точно чуя, где и чем можно поживиться. Вполне возможно, прослышав о бедственном положении ее семьи, он решил воспользоваться моментом и договорился с каким-то проходимцем составить партию, чтобы ограбить ее семью. Это объяснение представлялось Анне вполне логичным, а главное — возможным. Вот только, почему отец и сестра позволили состояться этой противозаконной сделке? Почему всегда осторожный князь Репнин не помешал самозванцу, а преданный Корфам адвокат поверил в подлинность существования новоявленного Ивана Ивановича? Ведь не мог же старый барон восстать из могилы и подписать тот злосчастный документ!

— Боже мой! — не удержалась Анна от вскрика, и кучер, не поднимая головы, направлявший лошадей с поворота дороги к подъезду в имение, испуганно вздрогнул и потянул на себя поводья, останавливаясь.

Картина, явившаяся их взору, была ужасна и потрясла Анну больше, чем разорение, постигшее ее петербургский дом, — отцовской усадьбы, больше не существовало. Некогда прекрасное здание сгорело, и только мраморные колонны при входе, обугленные и почерневшие, напоминали о нем.

Анна выпрыгнула из коляски и бросилась к дому — она смотрела на пожарище, бывшее когда-то усадьбой и не верила своим глазам. Ее сердце отказывалось принимать увиденное! Вокруг выжженного огнем места царило запустение, надворные постройки были либо сломаны, либо уничтожены пожаром. Флигель для прислуги тоже выгорел дотла, и лишь колодец сиротливо стоял в стороне, как единственный уцелевший свидетель произошедшего. Но, когда Анна подошла к нему, то немедленно почувствовала едкий запах гари, исходившей от бревен колодезного сруба.

— Чего делать-то будем, барыня? — участливо спросил кучер, подходя к Анне.

— Лошадей напои, — тихо велела она и направилась к пепелищу.

Все говорило о том, что несчастье случилось недавно, — еще слишком очевидны были следы огня, и трава не успела прорасти между каменной кладкой фундамента. Но как возник этот пожар? Была ли в том случайность или деяние природной стихии? А быть может, чей-то злой умысел? И пострадал ли только дом, или огонь унес собой и человеческие жизни? Анна медленно переводила взгляд от обрушившихся стропил к мрачно зиявшему отверстию фасадного подъезда. А потом — к истоптанным, смешанным с грязью лужайкам при входе, заброшенному, близ дома выгоревшему саду, который теперь открылся и вызывал щемящую тоску своей беззащитностью.

Анна едва сдерживала слезы. Она торопилась в Двугорское, чтобы увидеть отца, сестру, которая, по обычаю, проводила лето в деревне. Говорить с ними, успокоить их и самой найти утешение в объятиях родных и близких. Вдохнуть аромат медвяных лип и цветущих яблонь, ощутить себя дома, где всегда она чувствовала себя желанной. Но что нашла она — лишь сумрачные черные руины и безжизненную пустоту!

Это было невыносимо. Анна застонала, и тот час же на звук ее голоса появилась из развалин чья-то голова в перепачканном золой платочке.

— Матрена! — узнала Анна одну из служанок и подалась к ней навстречу, но та, вглядевшись, истово принялась креститься и пятиться, пока не споткнулась о камень в основании дома и не упала.

— Что ты, Матрена, что ты! — Анна подбежала к ней. — Не пугайся, не призрак я, живая, вот рука моя…

— Так говорили же, что померла ты сама и Владимир Иванович, и детишки сиротами сделались… — прошептала Матрена, боязливо позволяя Анне помочь ей подняться.

— Ошиблись люди, и вас обманули, здорова я, видишь, вот вернулась домой, а дома-то и нет! — Анна готова была обнять и расцеловать Матрену — единственное знакомое существо, но та все еще сторонилась ее и разглядывала с опаской: то ли и впрямь мертвая воскресла, то ли черти чудят, свят, свят!

— Ты не думай плохого, Матрена, — поняла ее сомнение Анна. — Если и есть что удивительное в моем возвращении, так это от Господа — уберег он меня от напастей, позволил вернуться.

— А Владимир Иванович, как же, тоже живой? — покачала головою Матрена и по тяжелому вздоху и вдруг изменившемуся лицу Анны поняла, что случилось непоправимое. — Вишь, как оно сделалось… Враз все на вас.

— Да о чем ты, Матрена? — предчувствуя недоброе, воскликнула Анна.

— Погорели мы, матушка, погорели, — снова перекрестилась Матрена. — В ночь одну все прахом ушло, и тушить почти нечего было. Весна-то выдалась сухая, полыхнуло спичкою да все сразу. Хоть детишек успели из огня вынуть…

— Дети? — покачнулась Анна. — Чьи дети?

— Да всехние, — кивнула Матрена, — твои, Лизаветы Петровны. Уж она, бедная, дыму наглоталась, до сих пор не поправилась. Ей, конечно, Никитка помогал, да только мало того ему, ироду, чтобы вину свою искупить. А так не беспокойтесь, живы малые-то, в порядке все.

— Никита дом поджег? — растерялась Анна, вместе с тем с облегчением переводя дыхание. — Что-то верится в это с трудом.

— И мы тоже не верили, да барыня на него показала — полиция приезжала, скрутили его, судить вот скоро должны будут.

— Барыня? Елизавета Петровна его обвинила?

— Да нет же, старая княгиня Долгорукая, — пояснила Матрена и перекрестилась, будто дьявола помянула.

— А как же Петр Михайлович все это допустил? — спросила Анна и в этот миг поняла вдруг, что услышит сейчас самое страшное.

— Князь-то, батюшка, сам первый в огне и погиб, — всплакнула Матрена. — Когда вынесли его, он уже и на человека не был похож, головешкой обуглился, сердешный.

Анна со стоном опустилась на землю, а Матрена тихо подошла к ней и, прикоснувшись сначала к ее волосам, точно проверяла — настоящая или видение все же, потом принялась гладить Анну по голове и соболезнования утешительные приговаривать.

— Ты поплачь, поплачь, матушка. Так положено, да и сердцу от того хорошо… Хочешь, я тебя к нему на могилку отведу?

Анна кивнула. Матрена помогла ей встать и повела под руку в глубь сада — к старому кладбищу семьи Долгоруких. Анна шла за нею безвольная и тихая — и жизнь вокруг и в ней самой, казалось, замерла.

— Видишь, как пригодился-то памятник, — тихо сказала Матрена, вспомнив, как десять лет назад все считали князя Петра погибшим на охоте и даже похоронили его. — Вот теперь он под ним, камнем этим, сам и покоится. И уже навсегда. Дождался хозяина камешек. Анна подошла к обелиску и прижалась лицом к холодной, с золотыми прожилками глыбе.

— Что же такое ты сделал, батюшка? Почему ушел, не дождавшись моего возвращения? Отчего позволил извести себя? Папенька Петр Михайлович, родной ты мой!

— А ты на него не серчай, барыня, — шепнула Матрена. — Всякому свой срок и своя судьба.

— Как же это? Как? Почему? — Анна больше не могла сдерживать слезы.

— Кто ж его знает? — пожала плечами Матрена. — На все воля Божья. И судейская — разберутся, скажут нам все про все. А тебе сейчас о детях думать надобно — обрадовать их, что цела и невредима вернулась. Лизавете Петровне помочь, а то плоха она уж больно.

— Сейчас к себе и поеду, — кивнула Анна, утирая слезы. — У меня кучер здесь, в минуту до нашего имения домчимся!

— А вот ехать тебе туда не резон, Анастасия Петровна, — испуганно промолвила Матрена и снова принялась кресты класть. — Там теперь оборотень поселился. Вместе со старой барыней Долгорукой.

— Оборотень? — не сразу поняла Анна, и вдруг ее осенило. — Уж не о самозванце ли ты говоришь, Матрена? О том, кто имя старого барона Корфа присвоил?

— Да он не только имя забрал, — подтвердила служанка. — Он теперь здесь хозяином живет. Люд дворовой весь пораспродал, я вот теперича в Званцево числюсь, а сюда на пепелище иногда отпрашиваюсь у Марианны Леопольдовны, она — хозяйка не злобная, не в пример княгине Долгорукой, девок за волосы не таскает, старухам тычков не дает. А меня отпускает поискать на развалинах, может, найду чего по старой памяти. Лишь бы этот не знал да черт его рыжий не проведал, объявился же вот по наши души! Свят, свят!

— Шулер! — воскликнула Анна. — Наш бывший управляющий!

— Точно, он, — перекрестилась Матрена. — С неделю назад я с Егоркой из конюших сюда наведывалась, так он нас застал. Мне спрятаться удалось, не заметил, а Егорку, мальчонку-то, споймал да выпорол, так что тот до сего дня сидеть не в силах. И словом таким обозвал — мародер, говорит!

— Ничего не понимаю! — Анна в сердцах всплеснула руками. — А князь Михаил куда смотрел? Почему, не вмешался во все это беззаконие?

— Так ведь напасть-то одна не приходит! — вздохнула служанка. — Князя в тот час по службе государевой куда-то заслали. И еще не вернулся он. И не знает, что здесь приключилось. Как и ты вот — к разбитому корыту приехала! Нет сейчас у нас других защитников.

— Ты подожди себя хоронить, Матрена, нечего беду понапрасну кликать, довольно уже всего, что случилось, — строго сказала Анна. — Ты вот лучше узнай точно, кого и кому из наших дворовых Шулер с его подельником продали. Я всех домой верну!

— Да куда же нам возвращаться, Анастасия Петровна, — запричитала женщина. — Здесь сплошное разорение, а в доме вашем этот леший хозяйничает. И он теперь здесь главный. Все ему принадлежит. По закону.

— Нет такого закона, который бы при живых наследниках позволял постороннему их собственностью распоряжаться! — вскричала Анна.

— Так ведь он, говорят, и есть наследник! Самого Ивана Ивановича! — Матрена вознесла глаза к небу.

— Совсем ты меня запутала, — покачала головой Анна. — За то, что рассказала — спасибо, а пока — ступай. Мне же домой наведаться надо. Все самой своими глазами увидеть…

Сказанное старухой повергло Анну в ужас. В один день она узнала, что потеряла отца, свой дом, что сестра лежит при смерти, а дети едва избегли страшной участи, и к тому еще — самозванец поселился в ее загородном имении, обретя защиту в лице безумной Долгорукой, возводящей напраслину на Никиту. В том, что Никита был невиновен в случившемся, Анна и не сомневалась — не тот он был человек. А вот зачем княгине понадобилось его обвинять? И почему она сама жива осталась, а все ее близкие пострадали? И за какие такие заслуги самозваный Иван Иванович поселил ее близ себя и во всем ей потворствует? И не часть ли все это княгининого умысла?

Указав кучеру дорогу, Анна откинулась на сиденье в коляске и задумалась, и чем больше размышляла она об услышанном сегодня, тем тревожнее становилось у нее на душе. Все это выглядело подозрительно и походило на хорошо спланированный заговор. Было странно, что пожар случился именно тогда, когда Михаила не было дома, а по соседству объявился «барон Корф». И горело имение ночью, застав всех живущих в нем врасплох. И почему невесть откуда объявившемуся и пригретому самозванцем Шулеру понадобилось тотчас же продавать отсюда подальше всех дворовых крестьян. Как будто они что-то видели и могли случайно стать свидетелями чего-то, что было некстати новым друзьям — княгине и так называемому «Ивану Ивановичу». Тайна! Здесь точно была скрыта тайна, и Анне предстояло разгадать ее.

Когда въехали во двор имения Корфов, Анна не стала торопиться и дождалась, пока кучер сообразит и кинется к коляске подать ей руку, чтобы помочь спуститься по ступенькам. Анна величаво кивнула кучеру, тут же конфузливо стянувшему с головы картуз и теперь мявшему его в руках, и велела ждать ее. Потом она медленно прошла через двор, ловя на себе удивленные и встревоженные взгляды дворовых. Кто-то смотрел на нее с благостным восхищением, кто-то с испугом, крестясь, точно увидел приведение, но она чувствовала — ее узнали, и теперь крепостные могли воспрянуть духом: их хозяйка была жива, и она возвращается.

Карл Модестович, встретил Анну на крыльце. Управляющий мало изменился за эти годы: Анна отметила лишь, что лысина его стала обширней, а быстрые, бегающие некогда голубые глазки уменьшились до размера бусинок, приобрели пустой молочный цвет. Еще развился в его рахитичной фигуре живот, а в щеках появилась одутловатость. И весь он был какой-то неопрятный и скользкий. Анне даже не пришлось говорить — едва взглянув на нее, Шулер сам отскочил в сторону, точнее отшатнулся, словно упал, повалился куда-то вбок и затих, перепуганный насмерть.

«Слава Богу, хотя бы здесь мало что тронуто», — отметила про себя Анна, а потом еще увидела в комнатах что-то из мебели, вывезенной из ее петербургского дома. Знакомой показалась ей и круглолицая барынька, вальяжно попивавшая кофе на софе в зале. Барынька, правда, при виде Анны сделалась белым-бела, и чашку тонкого кохинхинского с рисунком фарфора уронила. Звук разбившегося о ножку софы фарфора привел дамочку в чувство, и она, истошно закричала: «Чур меня, чур! Покойница в доме!», выскочила за дверь.

«Господи Боже, — подумала Анна, стремительно пересекая гостиную, — да это никак Полина собственной персоной», — и встряхнула головой, пытаясь отогнать наваждение. Потом она резким жестом открыла дверь в библиотеку, намереваясь пройти в кабинет, и неожиданно столкнулась с неким молодым человеком, чье лицо ей тоже показалось знакомым. Что-то неуловимое, далекое, но кто?

— Вы куда? — только и смог промолвить незнакомец, ошарашенный ее появлением и решительным видом.

— Я? — Голос Анны звучал вызывающе и с заметной иронией. — Лично я пришла к себе домой. А вот — кто вы и что делаете в моей библиотеке?

— Но… вы кто? — пытаясь собраться с мыслями, продолжал лепетать незнакомец, как будто тянул время, выигрывая даже не минуты, секунды, чтобы успеть осознать произошедшее.

— Я — баронесса Анастасия Петровна Корф, — объявила Анна. — А мой вопрос, я полагаю, повторять не надо?

— Нет, не надо, — тихо сказал молодой человек, и Анна поняла, что перед нею — серьезный и умный противник. Еще секунду назад он, казалось, был потрясен ее вторжением, и вот уже от прежней растерянности не было и следа. Сказанное имя прозвучало, словно сигнал: незнакомец тут же опомнился и взял себя в руки. — Ах, вот оно что… И вы можете это доказать?

— А я должна? — насмешливо спросила Анна. — Мне кажется, довольно того, что меня узнали слуги и ваш собственный управляющий. Карл Модестович, если не ошибаюсь?

— Вы, однако, хорошо осведомлены, — с видимым спокойствием кивнул молодой человек, — но я не вижу в этом ничего чудесного. Впрочем, если вспомнить, что настоящая баронесса погибла, можно считать ваше заявление претензией на воскрешение.

— Равно, как и ваше! — в тон ему ответила Анна.

— Что вы хотите этим сказать? — В голосе незнакомца послышалось напряжение.

— Судя по тому, что вы бесцеремонно влезли в халат моего мужа, доставшийся ему по наследству его отца, барона Ивана Ивановича Корфа, то вы и есть тот самозванец, который всем велит называть себя его именем. А так как мой опекун давно умер, то, полагаю, я более реальна, как баронесса Корф, чем вы — как барон Иван Иванович!

— Ах, вот вы о чем! — рассмеялся молодой человек, и от его смеха Анне стало не по себе: слишком он был уверенным и самодовольным. — Здесь вы, баронесса, как вы изволили себя именовать, заблуждаетесь и льстите своему богатому воображению. Я — действительно барон Иван Иванович Корф. Но я не претендую на то, чтобы считаться воскресшим. Я скорее его продолжение, вполне реальное и земное. Я — его родной сын, и имею на то соответствующие документы. А потому нахожусь здесь по праву наследования, ибо брат мой, Владимир, и супруга его Анастасия Петровна, умерли, находясь за границею, и я, оформив все соответствующим образом, вступил во владение причитающейся мне собственности состояния семьи Корфов. А теперь — извольте покинуть этот дом, сударыня. Ибо я не знаю вас, и вас к себе в гости не приглашал.

— Вы безумец! — вскричала Анна, потрясенная такой наглостью. — Да здесь меня знает каждый! И к тому же у меня на руках документы, подтверждающие мою личность.

— Документы можно подделать… — начал было самозванец, но Анна перебила его.

— Вы в этом, похоже, разбираетесь?

— А вот свидетели… — задумчиво продолжал молодой человек, делая вид, что не слышал ее реплики, хотя ходуном заходившие желваки на его скулах явно свидетельствовали о том, что вопрос Анны все-таки попал в цель. «Барон» подошел к двери и распахнул ее, сбив с ног подглядывавшую в щелочку Полину. — Полина Аркадьевна, голубушка, будьте так любезны, пригласите сюда Карла Модестовича и Марию Алексеевну…

— Вы что же, — усмехнулась Анна, когда Полина помчалась выполнять приказание, — собираетесь устроить мне опознание?

— Почему бы и нет? — осклабился молодой человек. — Себя я знаю, а вот происхождение ваших претензий на родство с моей семьей надо бы прояснить. А, вот и Карл Модестович, входите, входите. Говорят, вы были прежде знакомы, этой дамой?

— С кем? — мерзким тоном выкрикнул Шулер, подобострастно склоняясь перед самозванцем, указывавшим на Анну. — С этой? Нет-с. Не изволю припомнить, не знаю-с, господин барон.

— А вот она утверждает, что знает вас, а вы ее — как баронессу Корф. — Самозванец развел руками в притворном сожалении.

— Дама-то, может, меня и знает, — поддакнул ему Шулер, — я по молодости изрядным ходоком был…

— Наглец! — воскликнула Анна. — Хам!

— Нет-нет, — перебил ее самозванец. — Вот вы опять что-то путаете! Не хам, а Шулер! Карл Модестович! Видите, как легко ошибиться! Но у нас еще есть одна попытка, сейчас придет княгиня Мария Алексеевна…

— А я и так уже здесь, — услышала Анна знакомый, но ставший надтреснутым и еще более зловещим голос княгини Долгорукой. — Услышала шум и удивляюсь. Вы, Иван Иванович, пригласили гостей, а меня не изволили предупредить, голубчик. Нехорошо-с!

— Иван Иванович? — в ужасе прошептала Анна, чувствуя, что у нее начинает кружиться голова.

— Гостья у нас, однако, незваная. — Молодой человек подал княгине руку и подвел ближе к Анне. — И она утверждает, что она, княжна Анастасия, — дочь вашего супруга, несчастного Петра Михайловича, упокой Господи его душу…

— Чушь! — отмахнулась Долгорукая. — Все это несусветная чушь! У мужа моего были от меня трое детей. Трое! Сынок мой старшенький — Андрей Петрович да две дочери Елизавета и Софья. А никакой Анастасии не было и нет!

— Да как же не было, — довольно улыбнулся самозванец, — вот же она, стоит перед вами!

— Кто? — Долгорукая уперлась страшным, немигающим взглядом в Анну и покачала головой. — Эта? Обликом, вроде похожа на девку дворовую Корфов, приблудную Аньку Платонову, да только место ей — в тюрьме или в борделе, равно как и мамке ее, совращавшей приличных мужей, почтенных отцов семейства.

— Значит, вы все-таки не забыли, кем была моя мать, ваша крепостная, — тихо, но твердо сказала Анна. — Тогда, быть может, вы вспомните, кто был тем соблазненным отцом семейства, давшим мне жизнь и вернувшим мое настоящее имя? Вы помните, как звали супруга вашего и моего отца?

— Ах, ты!.. — Долгорукая с кулаками набросилась на Анну, и самозванец вместе с замешкавшимся было Карлом Модестовичем, с трудом оттащили ее от Анны.

— Отведите Марию Алексеевну к себе, — велел самозванец Шулеру с Полиной, так и выглядывавшей все это время из-за двери, и обернулся к Анне: — Видите, до чего довела бедную женщину ваша интрига. Извольте немедленно покинуть этот дом и оставить нас в покое! И не заставляйте меня прибегать к силе дворовых.

— Не думаю, что кто-то здесь решится тронуть меня, — тихо сказала Анна. — И надеюсь, вы и сами не столь наивны, что считаете, будто справились со мной. Я тот час же еду в Петербург к нашему поверенному и в самое скорое время вернусь, и не одна, а с судебными исполнителями.

— Удачи вам, — склонился в шутовском реверансе самозванец.

* * *

Проводив Анну недобрым взглядом, он стремительно прошел через гостиную и коридор и поднялся наверх — в ту комнату, что занимала княгиня Долгорукая (а когда-то в ней жила Анна). Молодой человек вошел в комнату без стука, широко распахнув приоткрытую дверь ударом кулака, и, быстро взглянув на Полину, безуспешно пытавшуюся уговорить княгиню лечь в постель, кивнул ей, давая понять — уходи, больше ты мне здесь не нужна.

Полина не сразу поняла, что упустила свой шанс проявить служебное рвение, и еще какое-то время пыталась уговорить разошедшуюся во гневе княгиню, но, услышав раздраженный рык ее нового хозяина, враз отпустила Долгорукую и опрометью бросилась из комнаты. Княгиня торжествующе вскинула голову и встретилась взглядом с тем, кто называл себя бароном Корфом. Молодой человек смотрел ей прямо в глаза, слегка склонив голову на бок, и щеки Долгорукой вдруг стали покрываться румянцем — она сжалась перед вошедшим, как затравленное животное перед опасным хищником.

Но все же так быстро сдаваться княгиня не хотела и даже притопнула ногою в раздражении, но молодой человек, не обращая на то ни малейшего внимания, быстро подошел к ней и, резко размахнувшись, ударил по лицу. Звук пощечины отрезвил бесновавшуюся княгиню, она как-то сразу сникла и уже без сопротивления позволила вошедшему усадить себя на кровать. Молодой же человек брезгливо поморщился и принялся мерить шагами комнату, пока, наконец, не увидел, что старуха окончательно пришла в себя и готова не только слушать его, но и осмысленно отвечать ему.

— Вы опять перестали принимать лекарства? — с тихим раздражением спросил «барон Корф» и, повернувшись к княгине, присел перед нею на корточки. — Мария Алексеевна, голубушка, почему вы каждый раз вынуждаете меня совершать против вас столь жестокие действия? Ну, к чему вы устроили весь этот театр? Довольно было просто войти и сказать, что не знаете эту женщину. Кстати, вы ее действительно не знаете, или все-таки это баронесса Корф?

— Она, Ванечка, она, — устало прошептала княгиня. — Змеюка страшная, отродье подлое. Анька Платонова собственной персоной…

— Не называйте меня этим крестьянским прозвищем, — вдруг взорвался ее собеседник, вскакивая и невольно прерывая Долгорукую. — Я же просил вас обращаться ко мне — Жан. — Долгорукая вздрогнула и втянула голову в плечи. — Жан, слышите, Жан!

— Простите меня, простите. — Княгиня умоляюще протянула к молодому человеку руки. — Я больше не буду, обещаю вам, больше не буду! Только не связывайте меня! И не запирайте!

— Хорошо, — смилостивился тот, успокаиваясь так же внезапно, как и выходя из себя. — Но как это может быть, Мария Алексеевна, ведь вы уверили меня, что проблем не будет? Вы убедили меня в том, что она и ее муж погибли.

— Нам так сообщили, — подтвердила княгиня, опасливо поглядывая на своего непредсказуемого собеседника. — Супруг доченьки моей, Лизаветы, сказал, что берет опеку над детьми Корфов, так как родители их умерли. Только какой ему прок был вводить вас в обман? Мишка — ушлый, недаром все при дворе да лично при наследнике вертится.

— А он может нам помешать? — насторожился «барон Корф».

— Князь Репнин настырный, — кивнула Долгорукая, — а если еще они с Анькой объединятся, то хорошего не жди. Видите, как вышло — уже и похоронили ее, а она — все как живая, словно заговоренная. Но ничего, у меня на нее управа имеется…

— А вот это вы из головы выбросьте! — прикрикнул на нее молодой человек. — Никакой самодеятельности! И ни шагу из дома, да язык свой держите на замке… Вы — несчастная, убитая горем вдова. Вы должны грустить день и ночь, а не бросаться с кулаками на приезжих! Как некстати, ох, как некстати, это ее появление!..

Оставив княгиню одну, тот, кто просил именовать себя Жаном, вернулся в библиотеку.

— Она уехала? — тихо спросил «барон», когда Карл Модестович зашел в библиотеку за новыми указаниями. Нет, конечно, он все видел сам — украдкой, слегка отогнув указательным пальцем край занавеси на окне, смотрел, стараясь оставаться незамеченным, как приезжавшая в имение молодая женщина горделиво и царственно проходит по двору мимо с почтением и жалобой склонявшихся перед ней дворовых. Смотрел и кусал губы — ее появление едва не нарушило все его планы!

— А куда ей деваться! — не без злорадства хмыкнул Шулер, ожидая, когда хозяин соизволит повернуться к нему и дать новые распоряжения. — Убралась восвояси, да не солоно хлебавши!

— Не стоит быть таким самоуверенным, милейший Карл Модестович, — задумчиво промолвил Жан. Разумеется, воскресшая баронесса ушла, но в том, что она вернется, можно было не сомневаться. Слишком не похожа его ранняя гостья на тех, кто сдается без боя, и ее отъезд — лишь начало борьбы, которая будет затяжной и нелегкой.

— А слуги-то признали ее…

— Так они о том и пожалеют, — с готовностью кивнул Шулер. — Уж я-то умею мозги вправлять!

— Вот это ты зря, Карл Модестович. — «Барон» сверкнул холодными, стальными глазами. — Жестокостью ничего не добьешься. По крайней мере, хорошего. Так что ты смотри, поосторожней. Хуже будет, если дворовые озлобятся да затаятся. Ты вместо этого Полину отряди, пусть походит среди челяди, послушает да сама чего-нибудь расскажет.

— А чего сказать-то? — выпрямился сообразительный Шулер.

— Скажи, дескать, бывшая барыня — не в себе, мол, неслучайно где-то пропадала, да муж ее, говорят, и не погиб вовсе, сама его и — того, понял? — кивнул Жан.

— Как не понять, — закачал головою Карл Модестович. — А кто говорит-то?

— А еще хвастался: «понял, понял»! — передразнил его «барон Корф». — Какое это может иметь значение — кто! Ты, главное, говори! Пусть они лучше думают, что она сумасшедшая, а еще лучше — привидение. А мне время выиграть надо!

— Зря вы так волнуетесь из-за Аньки, ваше сиятельство, — хотел было поддержать хозяина Шулер, но тот замахнулся на управляющего.

— Да помолчи ты и не в свое дело не лезь! В кои-то веки мне так повезло! Разве я думал, что мне такая карта откроется, весь мир — мой! А тут — почившая свояченица воскресла, того и гляди — следом брат из могилы восстанет!

Карл Модестович побледнел — новый хозяин был не в пример прошлым: и нравом покруче, и силой не обижен, даром хоть и ростом невысок, и сложением не вышел могучим. Жан уловил этот его испуг и рассмеялся:

— Тебе, Карл Модестович, бояться меня не резон. Мы с тобой и так уже сильно повязаны. Ладно, пар-то повыпусти да иди за порядком следить. Я на несколько дней уеду, мне надо кое-что разузнать да кое с кем посоветоваться.

— А если Анька за то время с полицией нагрянет? — перекрестился по-своему Шулер.

— Баронессу Анастасию Петровну, если приедет, прими со всей вежливостью и не вздумай ни в чем препятствий чинить. Мне с нею ссориться ни к чему, а там, глядишь, полюбила брата — может, и во мне что-нибудь для себя приятное разглядит…

Глава 2 В поисках истины

— Анастасия Петровна?! Голубушка! — ахнул адвокат Саввинов, когда с поспешностью, выдававшей взволнованность и совершенно не свойственной его возрасту, вбежал в гостиную, где, как ему сказали, его дожидается баронесса Корф. — Не может быть! Это чудо какое-то! Вы живы? Дайте-ка мне взглянуть на вас!

Саввинов с горячностью бросился к Анне и, взяв за плечи, притянул к себе, чтобы получше рассмотреть. Вряд ли кому другому Анна позволила подобную вольность, но старик так искренне, со слезою обрадовался ей! Он всегда относился к Анне по-отечески, и за давностью лет дружбы его с семейством Корфов поверенному многое прощалось — грубоватая назидательность нравоучений, легкий цинизм настоящего знатока человеческих душ и умение охранять свои собственные чувства даже от близких людей. И, хотя Анна всегда знала, что Викентий Арсеньевич — человек истинно благородный и глубоко порядочный, она была тронута столь необычным для него проявлением чувствительности, из которого явствовала искренность испытанного адвокатом потрясения от встречи с нею.

— Вы, милая, это вы! Ах, как я рад! Счастье-то какое! Уже и не чаяли свидеться! — восторженно восклицал адвокат, не позволяя Анне прервать его; и, в конце концов, она и сама рас плакалась, поддавшись на тепло столь неожиданно эмоционального приема, чем страшно смутила старика, и он немедленно принялся утешать ее: — А вот это совсем ни к чему, слезы уже давно все должны быть выплаканы. Вы, голубушка, теперь дома…

— Да как же дома! — в сердцах возразила ему Анна, усаживаясь на диванчик подле адвоката — от переживаний он разнервничался, побагровел и замахал рукой, указывая слуге на грудь. Тот сию же секунду подскочил, взял барина под локотки и опустил на диван. Анна же, едва дождавшись, пока поверенный отдышится, продолжила: — Как же — дома? У меня нет дома, Викентий Арсеньевич!

Вынужденная покинуть свое имение в Двугорском под угрозами самозваного барона Корфа, Анна по дороге в Петербург разрывалась между стремлением покарать, как она полагала, узурпатора и желанием скорее увидеть детей и сестру. И, хотя сердце ее тосковало и тревожилось по родным, Анна остановила возницу, повернувшего было коляску по ее первой просьбе к особняку Репниных, где сейчас находилась Лиза с детьми, и велела ехать на Университетскую набережную, где жил Саввинов.

— Знаю, Анастасия Петровна, ведаю. — Адвокат закрыл глаза, потом принялся дышать всем ртом, снимая напряжение, и лишь, когда лицо его приняло знакомое Анне прежде выражение внешнего спокойствия и благодушия, он вздохнул и заговорил почти официальным тоном, лишенным какой бы то ни было окраски или эмоции: — Увы, я ничего не смог поделать… Явившийся ко мне молодой человек представил документы, достаточные для того, чтобы включить его в число наследников, имеющих право на владение собственностью семьи Корфов. И я вынужден был обсудить с ним условия исполнения его ходатайства о передаче ему причитающейся по закону части наследства.

— Причитающейся по закону? — с возмущением повторила Анна. — Вы, верно, шутите? Какие могут быть права у самозванца?! Он присвоил себе имя покойного моего опекуна и отца Владимира, вашего друга, Ивана Ивановича!

— Возможно, вас ввело в заблуждение имя этого человека, — печально сказал Саввинов, — равно, как и меня кольнуло поначалу подобное совпадение…

— Совпадение?! — с негодованием вскричала Анна, невольно прерывая старика.

— Так и я подумал сначала, едва только приступив к изучению бумаг, — кивнул адвокат, поясняя свои слова. — Но, внимательно прочтя их все, исследовав все подписи и рассмотрев все печати и знаки до запятых, я понял, что имею дело не просто с совпадением, а со следованием семейной традиции — давать имена детям по отцу.

— Что значит — по отцу? — растерялась Анна.

— Должен сообщить вам, уважаемая, Анастасия Петровна, что молодой человек, с которым вам, судя по всему уже довелось познакомиться, пребывает с вашим покойным супругом в прямом родстве и является ему братом по отцу, — развел руками Саввинов.

— Но как это может быть? — прошептала Анна. — У Ивана Ивановича был только один сын…

— Да, — вздохнул адвокат, — мы все так думали. Но, оказалось, что у барона был еще один ребенок. Сын от родной сестры его жены, которого при рождении назвали Иваном.

— Сестра жены? — не сразу поняла Анна.

— Барон, как вы знаете, — напомнил ей Саввинов, — был женат на потомственной дворянке Наталье Сергеевне Белозеровой, умершей рано своей смертию от слабости легких. Сестра же ее Екатерина Сергеевна жила в доме барона и ухаживала за больной сестрой и племянником, пока вследствие неустановленных причин не помутилась рассудком и не покинула дом своих родных, чтобы обитать подальше от людей, в лесу…

— Сычиха! — воскликнула Анна.

— Насколько мне известно, именно такое прозвище числилось за нею на момент составления официального документа признания ее сына Ивана сыном барона Ивана Ивановича Корфа, — с заметным сожалением сказал адвокат.

— Не понимаю, — прошептала Анна. — Это какой-то чудовищный вымысел, подлог, обман…

— Я тоже так думал, — прервал ее собеседник, — но заявление, сделанное так называемой Сычихой под присягой, не оставляет сомнений: в период болезни своей сестры она вступила во внебрачную связь со своим свояком, отчего родился мальчик, после крещения отданный на воспитание в приемную семью…

— И вы поверили безумной? — не удержалась от возгласа Анна.

— Я верю только документам, — сухо сказал обиженный адвокат. — А документы, подтверждающие эту информацию, подписаны уважаемыми людьми как в Двугорском имении, так и здесь в Санкт-Петербурге.

Анна смутилась: как она могла так отозваться Сычихе, которая не раз и ее саму спасала от гибели! К тому же… Анна вспомнила, что никогда не понимала смысла столь откровенной ненависти Владимира к своей тете. Это потом он уже рассказал ей, что всегда подозревал Сычиху в том, что она отравила его мать. Но в глубине души, и Анна чувствовала это, Владимир не мог простить тетке нечто большее, нечто, ставшее причиной и его бесконечных ссор с отцом, и того вызывающего поведения, которое отличало Владимира в те годы, десять лет назад.

— Я понимаю, вы потрясены, — адвокат успокаивающе похлопал Анну по руке ладонью, — но вам придется смириться с этим фактом так же, как пришлось принять его мне. Поверьте, и я не испытывал радости от того, что неведомо откуда взявшийся молодой человек вдруг предъявил претензии к близким мне людям. И что особенно неприятно, сделал он это в тот момент, когда пришло известие о гибели Владимира Ивановича и вашем бесследном исчезновении.

— И вы не поинтересовались у новоявленного Ивана Ивановича, — не без жестокой иронии спросила Анна, — почему он так долго ждал и возник, как стервятник на поле брани?

— Первым делом, Анастасия Петровна, первым делом, — снова вздохнул адвокат. — Однако он объяснил и, должен признаться, вполне обоснованно, что долгое время просто не знал о своем родстве с Корфами. И лишь когда воспитавшие его люди перед смертью открыли ему правду о его настоящем происхождении, он решился начать поиски матери и отца.

— Но как могло статься, что этот новоявленный Иван Иванович водворился хозяином и здесь, и в Двугорском? — Голос Анна задрожал от возмущения.

— Помилуй Бог, Анастасия Петровна! — воскликнул адвокат, уловив в ее словах и интонации признаки не только сомнения, но и упрека. — Он всего лишь получил право совершения сделок для получения постоянного дохода, например аренды, под гарантии отчисления оговоренной части суммы для ваших детей на их содержание и в счет полагающейся ему части наследства.

— И поэтому он продал все вещи, что находились в моем петербургском доме? — с плохо скрытым гневом сказала Анна. — И выгнал меня из моего имения в Двугорском?

— Голубушка, Анастасия Петровна, — заметно занервничал ее собеседник, — о таком самоуправстве мне совершенно ничего не известно, но полагаю, вы тоже торопитесь. Скорее всего, вещи ваши находятся в том же Двугорском, а барон просто не знал вас лично и поэтому позволил себе усомниться в вашей… вашем… И вообще, вы поступили крайне неосмотрительно, приехав в Двугорское, не поговорив предварительно со мной!

— Уж не собираетесь ли вы сказать этим, что я должна советоваться с вами, точно вы — мой опекун ввиду моей недееспособности? — возмутилась Анна, и под ее взглядом адвокат покраснел.

— Ни в коем случае, милая вы моя! Дело не в этом… Вы же светский человек, Анастасия Петровна, вы должны понимать! Владимир Иванович уже больше года числится погибшим по ведомству иностранных дел, вас тоже уже год считают пропавшей без вести… Считали до не давнего времени, пока благодаря стараниям князя Михаила Александровича Репнина не было найдено извещение о гибели французского судна в Атлантике, среди пассажиров которого значилось ваше сценическое имя, после чего и вас официально объявили погибшей. Заботу о ваших детях взяла на себя супруга наследника престола, сестра ваша и ее муж князь Репнин были назначены опекунами…

— И вот в этот самый миг явился он! Барон, Иван Иванович Корф! — не удержалась от иронической реплики Анна.

— Я уже объяснял вам, голубушка, что это — совпадение, чистой воды совпадение, — устало вздохнув, развел руками адвокат. — Поймите же, интересы ваших детей никоим образом не были ущемлены, а барон — всего лишь получил право на доход от собственности семьи. Насколько мне известно, человек он закрытый, провинциальный, нигде себя не афиширует, нравом характеризуется скромным…

— Довольно! — не выдержала Анна. — Не желаю больше слушать объяснений по этому поводу, а тем более — комплиментов в адрес неизвестного человека, лишившего меня и мою семью крова. Вы говорите, он пришел к вам с просьбой включить его в число наследников? Что же, прекрасно! Так вот, теперь я пришла к вам — с просьбой избавить меня и мое имение от этого родственника.

— Анастасия Петровна! Умоляю вас, — побледнел адвокат, — не давайте волю своему гневу, ибо он — неправедный. Я готов выступить посредником в решении ваших претензий. Уверен, в самое ближайшее время вы сможете спокойно вернуться в Двугорское…

— Я желаю, чтобы мне вернули и мой петербургский дом, и мое имущество! — вскричала Анна.

— Но баронесса! — возвысил голос старый законник. — Вы не можете игнорировать того факта, что у вас появился еще один родственник, родной брат вашего покойного супруга, теперь официально признанный барон Корф, который имеет такие же права на семейное состояние, равно как и вы, и ваши дети. И потом, барону пришлось пройти долгий путь от приемного сына до признания права наследования титула и состояния его отца. И вам сейчас тоже потребуется время для того, чтобы восстановить юридически свое воскрешение из мертвых!

— Вы, кажется, сомневаетесь в том, что я имею право называть себя баронессой Корф? — Голос Анны задрожал и сорвался.

— Я — нет! Но закон… — покачал головой старик Саввинов. — Закон требует совершения ряда формальностей, которые позволят нам восстановить вас в ваших правах, а на это понадобится некоторое время. И главное терпение — ваше терпение! И потому я прошу вас не прибегать к конфронтации. Давайте вместе, когда вы увидитесь с детьми, с сестрой, которая сейчас, как никогда нуждается в вашей помощи — примите мои искренние соболезнования по поводу трагической гибели вашего батюшки!.. А после мы с вами вместе поедем в Двугорское, познакомимся с бароном и все обсудим. В общих интересах, в интересах семьи Корф, которым я никогда не изменял, хотя и чувствую, что вы мне не верите и подозреваете в умысле и сговоре. Но я прощаю вам эти сомнения! Слишком много потрясений в одночасье на вашу голову…

— А медицинского освидетельствования мне не потребуется? — холодно вопросила Анна.

— Зачем вы так, Анастасия Петровна, — вздохнул адвокат. — Я не пытаюсь подвергнуть сомнению ваше душевное здоровье. Я всего лишь прошу вас не спешить. Придите в себя после трудной дороги, отогрейтесь в кругу близких, отдохните. А я тем временем займусь оформлением всех необходимых процедур. И, поверьте, вы не сможете меня ни в чем упрекнуть. Как всегда.

— Я уже не знаю, кому и чему верить, — вдруг расплакалась Анна: забота, прозвучавшая в голосе адвоката, казалась такой искренней, и столько было в его речах теплоты и сердечности, что Анна дольше не могла оставаться в напряжении. Ей так хотелось — она так мечтала об этом всю дорогу домой! — прижаться к отцовскому плечу, выплакаться, рассказать о пережитом, хотелось обняться с сестрой и найти утешение в ее рассудительном, уверенном тоне…

— Голубушка вы моя. — Старик прижал Анну к своей груди и ласково, точно ребенка, погладил по голове, как не раз делал это в детстве, приезжая по делам к ним в имение. — Вам не стоит надрывать себя по такому пустяковому поводу, как имущественный спор, тем более, если речь идет о родственниках. Вглядитесь в эту проблему с другой стороны. Вы пережили тяжелое горе, потеряли отца… Кстати, вы были у него на могиле? (Анна замерла на мгновение и кивнула.) Вот и умница, вот и хорошо. Вы едва не потеряли сестру, но обрели деверя. И вполне возможно со временем сможете примириться с его существованием, как смирились когда-то ваши родные с вашим появлением в их жизни.

Адвокат задел нужную струну — Анна вздрогнула и устыдилась своей ненависти к новому родственнику. Она вспомнила, каким гонениям сама подвергалась со стороны княгини Долгорукой, и как та желала извести ее. И какое возмущение вызвало поначалу у Лизы известие о том, что у нее появилась сестра, как тогда думали — Полина, и как князь Петр Михайлович угрожал отнять состояние у своих детей и отдать его той, кого считал своей пропавшей дочерью Настенькой…

«Боже мой, — подумала Анна, — а ведь я веду себя сейчас, почти как княгиня Долгорукая. Та, кто ненавидела меня, незаконнорожденную от крепостной. А ведь этот… мальчик, Иван, Ванечка, он и по рождению дворянин, сын благородных родителей, он — Корф!» Анна догадывалась, что ее опекун — не святой, и подозревала, что в отношениях между ним и Сычихой есть тайна, большая, чем подозрения Владимира, считавшего тетку ответственной за преждевременную кончину своей матушки.

Анна помнила, с какой нежностью всегда отзывалась Сычиха о старом бароне, пришла на память и история медальона с портретом юной сестры баронессы, матери Владимира, верность которому он долго не мог простить отцу. Конечно, все, о чем рассказал ей сейчас старый адвокат, вполне могло иметь место в жизни барона Ивана Ивановича Корфа. И не ей осуждать его… Правда, тревожило лишь одно — зная его сердечность и невероятное чистоту души, она и мысли не держала о том, что барон мог бросить своего ребенка, пусть даже рожденного без его ведома и, быть может, согласия. И невольно Анна высказала свою мысль вслух.

— Я думал и об этом, — кивнул Саввинов. — И, вы уж не обижайтесь, дорогая Анастасия Петровна, но я склонен в подобной скрытности винить юношеский максимализм и ревность вашего покойного супруга в те годы. Его брат представил ясные доказательства того, что старый барон регулярно высылал деньги на содержание своего сына, о чем свидетельствуют приходные книги его приемных родителей, заверенные местным судьей. Полагаю, имея на руках вас, прекрасное последствие грехопадения его близкого друга, он боялся еще больше подорвать душевное здоровье своего законного сына, если бы тогда еще объявил ему о существовании у него младшего брата, тоже зачатого вне освященного церковью брака.

— Наверное, вы правы, Викентий Арсеньевич, — печально вздохнула Анна. Увы, она и сама не избегла ревности Владимира к отцу, который считал заботу старого барона о своей воспитаннице чрезмерной и одно время, она чувствовала это, подозревал ее в том, что Анна является незаконнорожденной дочерью Ивана Ивановича. И, к сожалению, отчасти был прав, вот только речь могла идти не о сестре, а о брате.

— Я слышу в ваших словах подтекст, — доброжелательно улыбнулся ее собеседник, — как будто вы желаете сказать: и все, и все же! Что вас так тревожит, голубушка? Ведь я пообещал, что, как и прежде, буду защищать интересы вашей семьи, ваши интересы.

— А как скоро можно ждать разрешения этого спора? — спросила Анна, уклоняясь от дальнейшего обсуждения этой неловкой темы.

— Я позволю дать вам один совет, — мягко сказал адвокат. — Зная ту симпатию, что испытывает к вам ее высочество, не поскромничайте, походатайствуйте перед нею о том, чтобы вас как можно скорее восстановили в правах. Я со своей стороны в кратчайшие сроки подготовлю все бумаги, но дать им ход — во власти только государя, и наследник престола может повлиять на то, чтобы Его Величество как можно скорее употребил эту власть.

— А другого способа нет? — расстроилась Анна. — Я и так смущена той великой заботой, что проявляет о моей семье ее высочество. Я даже не подозревала, что она настолько проникнется судьбою моих детей и примет на себя груз попечительства. Удобно ли будет озаботить ее еще сильнее? Не покажется ли их величествам и Александру Николаевичу такая просьба чрезмерной и излишне бесцеремонной? Мне, право же, хотелось бы отблагодарить ее высочество, а не утруждать ее новыми просьбами.

— Благотворительность — одна из лучших черт Марии Александровны, чье сердце всегда открыто для добрых дел. — Адвокат поспешил разуверить Анну в ее сомнениях. — Поверьте, вы окажете лучшее содействие себе и услугу Ее Высочеству, которая с радостью протянет руку помощи страждущему и нуждающемуся в ней.

— Ваше предложение так неожиданно, — растерялась Анна. — Я совсем не думала о том, чтобы добиваться аудиенции. Мне так хотелось вернуться домой, отдохнуть, побыть с сыном и дочерью!

— Но вы же все равно собирались поблагодарить ее высочество за внимание к судьбе ваших детей… — полувопросительно, полуутвердительно произнес Саввинов.

— Да-да, конечно, — кивнула Анна и поднялась, чтобы уйти.

— Вы сейчас к Репниным? — уточнил адвокат.

— Мне сказали, что Лиза вернулась в петербургский дом мужа, и я смогу застать ее с детьми там. Но вы спросили… Вас что-то беспокоит?

— Просто я хотел пожелать вам смирения, — вздохнул адвокат. — К сожалению, картина, которая ожидает вас, вряд ли будет особенно радостной.

— Что вы хотите сказать? — встревожилась Анна.

— Вы должны быть готовы к тому, что сестра ваша находится в тяжелом состоянии и вряд ли сможет поддержать вас так, как вы этого достойны и ждете, — как-то невыносимо печально промолвил старый поверенный. — Скорее, вам придется потратить свои силы на то, чтобы укрепить ее дух.

— Викентий Арсеньевич, умоляю, не говорите загадками! — Анна уже не могла сдерживать переполнявшие ее эмоции.

— Дело в том, — на мгновение замялся Саввинов, — что три дня назад, когда мы еще не знали о том, что вы живы и возвращаетесь, Елизавета Петровна просила меня прийти к ней и говорила о завещании.

— Нет! — вскричала Анна. — Только не она!

— Я тоже надеюсь, что это — всего лишь настроение, вызванное недавними тягостными событиями, — кивнул адвокат. — Но, тем не менее, я, посетив ее, наведался потом и к врачу, который пользует княгиню, и имел с ним продолжительную и весьма содержательную беседу о здоровье Елизаветы Петровны.

— И?.. — в тревоге заторопила его Анна. — Что сказал доктор Вернер?!

— Прогнозы Игнатия Теодоровича, увы, не дают излишнего повода для оптимизма, — зачем-то заговорщически понизив голос, сообщил Саввинов. — Елизавета Петровна вдохнула слишком много дыма, принимая довольно деятельное участие в спасении детей на пожаре, и ее легкие серьезно пострадали. Полагаю, вам следует готовиться к худшему…

— Я не верю! — вскричала Анна и простонала, закрыв лицо руками. — Нет, нет!

— А я верю… — Старик выдержал паузу. — Верю, что чудеса иногда еще случаются. И вашей сестре могут помочь ваше внимание и ваша забота. А еще — перемена климата. И потому искреннее говорю вам: постарайтесь как можно быстрее решить все дела в столице, — а свою помощь вам в этом деле я уже обещал — и везите Елизавету Петровну в лиманы, а лучше — в Ялту. Там удивительный воздух, который даст фору ниццианскрму климату. И никакие французские и австрийские воды не помогут — только Крым, благодатный особенно в эту пору.

— Вы советуете мне забыть обо всем, что случилось со мною сегодня? — вдруг поняла Анна.

— Я не советую, я прошу вас понять свои приоритеты, — пожал плечами ее собеседник. — Если бы вы видели себя со стороны, когда ворвались в мой дом час назад — стремительная, точно Афина-воительница или амазонка! Вы были полны гнева, как теперь уже, надеюсь, осознаете — необоснованного. Вы требовали справедливости, на которую никто не покушался, вы жаждали мести и скорой расправы… Укротите свой гнев, успокойте свое сердце и откройте его тем, кто нуждается в вашей любви и заботе больше, чем когда-либо прежде.

Анна растерялась — эти речи смутили ее. Господи, а старик-то прав! Она даже побледнела, вспомнив, как решала, куда ехать прежде — к поверенному или к сестре. И обида возобладала над нею и чувством жалости к той, что пострадала, спасая ее детей. Анна чувствовала себя маленькой провинившейся девочкой — нет, взрослой, эгоистичной особой, испытавшей головокружение от собственной значительности.

Она вдруг поняла, что ее нечаянная причастность к делам большой политики сыграла с ней грустную шутку. Анна свыклась за это время со своим образом решительной путешественницы, которая, успешно преодолевая трудности, стремится к победе — забыв о простых радостях и жизненных горестях. Она действительно стала Афиной-воительницей, и появление неожиданного родственника Анна восприняла, как сигнал к бою, а воевать-то оказалось не с кем и не из-за чего…

Анна вздохнула и поблагодарила старого адвоката за совет, потом вдруг порывисто обняла его и хотела было выбежать из комнаты, как он остановил ее.

— Анастасия Петровна, голубушка, вот вы опять увлекаетесь, а мне так и не сказали, есть ли сейчас у вас средства, ведь, полагаю, если ваше путешествие было далеким и столь долгим, вы должны испытывать некоторые материальные затруднения, и я бы мог…

— Я об этом как-то не подумала, — тихо произнесла Анна.

— Подождите меня, — попросил адвокат, выходя из гостиной. Через несколько минут вернулся со знакомой ей шкатулкой.

— О Боже, — воскликнула Анна, — а я считала ее пропавшей!

— Полагаю, вы решили, что я позволил барону безнадзорно похозяйничать в вашем доме? — Адвокат осуждающе насупил брови. — Все ваши ценные бумаги и драгоценности хранились у меня, и я в случае вашего окончательного невозвращения намерен был передать их вашим родным — Елизавете Петровне и Михаилу Александровичу или Софье Петровне…

— Дорогой вы мой… — Анна готова была расцеловать старика, но он погрозил ей пальчиком.

— Нет-нет! На сегодня слишком много эмоций! Так ступайте, ступайте же с Богом…

Анна взяла шкатулку, которая была завернута в кусок золотой парчи, и еще раз с благодарностью взглянула на Саввинова. Но тот смотрел на нее строго, даже сердито, словно говоря: когда же вы, сударыня, уже поймете, что вам — пора. Пора, пора! И все тут!.. Анна простила старику его брюзжание — с возрастом люди становятся детьми: они ждут ласки и раздражаются, когда получают лишь волнения и тревогу.

Что ж, она узнала и поняла достаточно. Конечно, до полной ясности еще было далеко, но после разговора с адвокатом Анна уже не чувствовала себя беспомощной и беззащитной. Ее деятельная натура как будто воскресла для новых решительных шагов, ее всегдашнее желание жить помогло ей подняться после очередного удара, и теперь она была уверена, что сможет выстоять и в этом неожиданном испытании.

— На Итальянскую! — крикнула Анна кучеру, заждавшемуся ее у подъезда дома Саввинова, и коляска запрыгала по мостовой, возвращая ее к родным и — к жизни.

* * *

Входя в особняк Репниных, Анна столкнулась в дверях с уезжавшим доктором Вернером — он на правах семейного доктора много лет пользовал не одно поколение княжеского рода уже. Игнатий Теодорович (и так обычно производивший впечатление человека изможденного и излишне бледного) выглядел сумрачным и озабоченным и, кажется, в первую минуту не узнал Анну — посторонился, пропуская даму, и слегка склонил голову в вежливом приветствии. И, лишь пройдя по ступенькам, ведущим из парадной на улицу, спохватился и оглянулся. На его лице отразилось сначала недоумение, а потом и нескрываемый ужас. Но этот испуг длился всего мгновение, потом доктор как будто очнулся от потрясения и, промолвив: «Анастасия Петровна, рад-с видеть», вышел из прихожей, растерянно попятившись в проем двери, услужливо открытой перед ним швейцаром в ливрее.

Анна и хотела бы избежать подобных проявлений эмоций при встречах со старыми знакомыми, но понимала, что еще долгое время самым естественным откликом на ее возвращение будут в лучшем случае слезы радости, смешанные с удивлением ввиду ее чудесного воскрешения, а в худшем — страх и последующие пересуды: слишком сильное впечатление производил на окружающих ее внезапный приезд в Петербург. Оказалось, что считаться почившей, — куда безопаснее, чем прослыть восставшей из гроба. Анна уже по взглядам своих крестьян почувствовала это суеверное сомнение и смятение, поселившееся в их головах и душах, подобное тому, какое испытали в свое время все, кто застал возвращение «погибшего от несчастного случая на охоте» князя Долгорукого. И только время, только терпение — и, прежде всего, с ее стороны — могли растопить этот лед недоверия. Только родные и близкие должны были помочь ей на равных вернуться в общество и к нормальной жизни.

И поэтому Анна не удивилась и не обиделась на ту паузу, что возникла в гостиной, куда князь и княгиня Репнины перешли после завтрака пить кофе и куда она вошла в сопровождении нового дворецкого, не знавшего ее прежде, а потому пропустившего беспрепятственно и даже не без пафоса объявившего о ее появлении.

— Баронесса Корф, — важно провозгласил дворецкий, и в комнате, где до этого шел негромкий, но весьма оживленный разговор, стало тихо.

А потом княгиня вскрикнула, уставившись на неожиданную гостью, и князь, поначалу нахмурившийся в непонимании, изменился лицом, попытавшись поставить чашечку с кофе на столик там, где он никогда не стоял, с другой стороны кресла, так что стоявший рядом слуга едва успел подхватить падавшее блюдце.

— Александр Юрьевич, Зинаида Гавриловна, умоляю вас, — первой заговорила Анна, — не стоит тратить лишних слов на выражение вашего удивления. Смею надеяться, что у нас с вами еще будет достаточно времени, дабы я могла поведать вам о превратностях судьбы, каковые послужили причиной нелепой ошибки, вследствие распространения которой вы, равно как и многие другие, считали меня погибшей. Я лишь сегодня приехала в Петербург, но обстоятельства, уже открывшиеся мне и случившиеся в связи с моим столь долгим отсутствием, привели меня в ваш дом, дом, где живет моя сестра, дом, где единственно я могу найти приют, пока не будут разрешены недоразумения, возникшие по причине моего неучастия в делах семьи…

— Баронесса, Анастасия Петровна, — вполне сочувствующим тоном остановил ее тираду князь и, встав, поприветствовал ее. Затем он указал приглашающим жестом на кресло близ дивана, откуда на Анну по-прежнему с нерешительностью взирала княгиня Репнина. — Чувствуйте себя свободно, проходите, садитесь же. Мы искреннее рады видеть вас живой и невредимой, и, полагаю, не станем исключением перед теми, кому еще предстоит испытать подобные чувства при виде вас.

— Разумеется, дорогая, — кивнула ожившая под благотворным воздействием спокойного баритона мужа княгиня. — Будьте как дома, а обещанные вами подробности еще дождутся своего часа. Тем более что и у нас тоже много новостей и, к сожалению, они не столь приятны, как радость от вашего возвращения.

— Я уже знаю о том, что произошло. Так получилось, что я первый свой визит нанесла в Двугорское, — вздохнула Анна, садясь в кресло напротив нее, — и сейчас хотела бы, прежде всего, повидаться с сестрой и детьми. А вас, Александр Юрьевич, я просила бы в знак нашего родства и давней дружбы, если конечно, вы не сочтете мою просьбу затруднительной или излишне обязывающей вас, принять на хранение вот эту шкатулку с документами и теми немногими ценностями, что еще остались у меня после… после всего…

— Полно, полно, милая баронесса, — растроганным голосом сказал князь, давая знак слуге, чтобы тот забрал у Анны шкатулку. — В вашей последней просьбе нет ничего обременительного, а вот с первыми двумя, боюсь…

— Что? — теперь уже испугалась Анна. — С ними что-то случилось? Лиза? Дети?

— Не стоит так волноваться, Анастасия Петровна, голубушка. — Княгиня укоризненно взглянула на мужа и сделала жест рукой, подзывая Анну пересесть на диванчик, а когда Анна в смятении подошла к ней, усадила рядом с собой и заботливо и успокаивающе обняла ее за плечи. — Успокойтесь, дитя мое, вы и так невероятно взволнованны. Князь всего лишь хотел сказать, что наша невестка сейчас отдыхает, у Елизаветы Петровны только что был доктор, он сделал ей укол, и она уснула — ночью, к сожалению, плохо спала. Ей все еще снятся кошмары, и дышит она с трудом. Игнатий Теодорович рекомендовал вашей сестре Крым, и мы как раз обсуждали с князем эту возможность.

— А дети, дети? — торопила ее Анна.

— Они на прогулке, сразу же после завтрака поехали в Летний сад, с Татьяной, женой вашего управляющего. Какой ужас вся эта история с поджогом! Сколько еще неблагодарности в этих людях! И, даже неосмотрительно даруя им свободу, мы не облегчаем себе жизнь, а порой — подвергаем ее еще большей опасности, — покачала головой княгиня. — Но сама Татьяна кажется весьма милой и беззлобной особой, к тому же, говорят, молодой князь Андрей Андреевич Долгорукий — ее сын?

— Я не верю обвинениям в адрес Никиты, — сказала Анна, стараясь не замечать жестоких выпадов княгини в адрес крепостных. — Я знаю его так давно, он был мне почти как брат и вряд ли способен на такую подлость и жестокость. Но я еще слишком мало времени провела на родине, чтобы успеть вникнуть во все тонкости этой запутанной истории.

— И думаю — вам не стоит этого делать и впредь, — с некоторой суровостью произнес князь Репнин. — Предоставьте суду решать вопрос о виновности того или иного подозреваемого. У вас есть заботы поважнее, чем заступаться за того, чьи действия привели к гибели вашего батюшки и едва не лишили нас наследников. Забудьте об этом и положитесь на наше правосудие. Впрочем, сейчас, вы, наверное, хотели бы отдохнуть с дороги?

— И да, и нет, — промолвила Анна, понимая, что здесь никто не станет прислушиваться к ее словам, а тем более относиться к ним серьезно. Светское общество и так сделало ей когда-то одолжение, забыв о ее происхождении и актерской карьере. — Разумеется, я буду вам весьма благодарна за возможность найти здесь приют, но мне бы так хотелось увидеть детей!

— Я вас понимаю, милочка, — снисходительно улыбнулась княгиня Репнина. — Вы легко сможете найти их в Летнем саду, но все же — не следует появляться там в таком откровенно дорожном виде. Митрич!

— Слушаю-с, — из-за двери, немедленно откликаясь на колокольчик, которым сотрясала княгиня, возник дворецкий.

— Ты вот что, Митрич, распорядись, чтобы Авдотья провела баронессу в гостевую комнату да во всем помогала ей. — Отдав приказание, княгиня, смягчившись в лице и тоне, снова оборотилась к Анне: — А потом, Анастасия Петровна, мы вместе посмотрим на наш гардероб, вы согласны? Прекрасно!

— Александр Юрьевич, — вдруг спохватилась Анна, уже собиравшаяся уйти, — я приехала с кучером, которого мне одолжили…

— Если позволите, — тихо сказал дворецкий, — едва вы приехали, я распорядился, чтобы кучера отвели на кухню, а лошадей накормили. Полагаю, сейчас он уже на полпути домой.

Анна с благодарностью кивнула дворецкому и, поклонившись Репниным, вышла вслед за ним из гостиной.

— Как она, однако, подурнела, — прошептала княгиня, наклоняясь ближе к мужу, чтобы Анна не услышала ее. — Все-таки это странно, во Франции — революция, а она не поспешила домой, несмотря на Высочайший указ Его Величества.

— Не забывайте, дорогая, — укоризненно посмотрел на нее князь, — барон состоял при иностранном ведомстве, никто не может знать всех дел государевой службы.

— Да-да, — закивала княгиня, — вот и Мишенька сейчас… Когда-то вернется?..

Потом, повздыхав, она за разговором с мужем допила кофе и потом не спеша поднялась наверх за Анной, а, увидев, что та в нетерпении меряет комнату шагами, позвала ее за собой, чтобы выбрать для своей гостьи платье. В сопровождении служанки они прошли по анфиладе второго этажа под легкие укоры княгини, высказывавшей Анне неудовольствие ее бледностью и вдруг замеченной ею сединой в пряди на левом виске.

А потом вдруг княгиня замолчала, и по каким-то неуловимым приметам Анна догадалась, что комната, в которую они вошли, принадлежала Наташе, но, судя по всему, ее хозяйка давно здесь не появлялась, и ответа на вопрос о дочери Анна от княгини не дождалась. И что-то было настолько странное в этой сдержанности — ведь красавица и умница Наташа всегда была любимицей матери! — что Анна заподозрила какую-то тайну, возможно более опасную, чем те, к которым пришлось прикоснуться ей самой. И потому, пока искали подходящее платье, Анна перевела разговор в другое русло:

— А как же Михаил Александрович? Вы известили его о случившемся?

— Мишель — далеко, — пожала плечами княгиня. — Что он может сделать? А тревожить его понапрасну, когда от его участия в посольстве, возможно, зависит судьба России!..

— Посольство? — удивилась Анна. Она впервые слышала, чтобы Михаил был приглашен к делам Министерства иностранных дел.

— О да! — с гордостью произнесла княгиня, понижая голос. — Сам Александр Николаевич просил Мишеньку стать его представителем в посольстве князя Меншикова, который сейчас в Константинополе занят вопросом урегулирования наших отношений с турками.

— С турками? — вновь принуждена была высказать свое удивление Анна. — Но, насколько мне известно, все недоразумения два месяца назад были разрешены. И я приехала домой вместе с господином послом Титовым…

— Вот как? — Княгиня с интересом посмотрела на Анну, и та смутилась — не сказала ли она лишнего. — Но, похоже, милочка, за время пути вы совсем не читали газет. Вскоре, после того, как султан принял решение в пользу России, французы ввели свои военные корабли в Священные воды Святой земли! Они угрожают туркам, что начнут новый крестовый поход! Об этом говорит вся столица! И, если посольство князя не увенчается успехом, то всех нас ждет война! Его Императорское Величество готов объявить мобилизацию!

— Значит, нам не стоит слишком скоро ждать возвращения Михаила Александровича, — устало произнесла Анна. — Бедная Лиза!

— Да, бедная, — как-то обыденно кивнула княгиня. — Это платье вам очень идет…

— Я все же хотела бы заглянуть к ней. — Анна просительно взглянула на Репнину, и та, подумав минуту, вздохнула, разрешая пройти к Лизе.

— Только постарайтесь не разбудить ее. Мы все очень волнуемся за Елизавету Петровну, и, если доктор Вернер разрешит, хотели бы отправить ее недели через две в Ливадию, когда потеплеет море, и воздух станет суше…

Там же, на втором этаже княгиня медленно приоткрыла дверь в комнату, располагавшуюся по соседству с Наташиной. Там тоже было тепло и солнечно, но в воздухе не чувствовалось свежести — лишь странные, травные ароматы лекарств. И, глядя на Лизу, у Анны тревожно сжалось сердце. И, хотя со стороны казалось, что сестра спокойно спала, румянец на ее лице казался болезненным, а дыхание — то едва различимым, то неожиданно сильным с влажными хрипами. Ее руки, лежавшие поверх одеяла, потрясли Анну своей истонченностью, а губы — бледностью, сливавшейся с прозрачной бледностью кожи на лице. И Анна не понимала — темные полукружья под глазами: это тени от длинных ресниц или примета ее нынешнего нездоровья?..

Анна едва удержалась от того, чтобы не броситься в ту же минуту к Лизе — обнять ее, согреть, ибо та была похожа на спящую царевну, нет, даже больше, тяжелее — на ледяную внучку Берендея. И от ее холодности Анне едва не сделалось дурно, но в этот момент она заметила какую-то фигуру рядом с кроватью, на которой лежала Лиза.

Да, это же Варя! Анна узнала, почувствовала в темном силуэте старую няньку, негромко похрапывавшую в тени алькова. Варвара здесь! Ее добрый ангел, верный и преданный друг. Анна сделала шаг навстречу, как будто намереваясь разбудить Варвару, но княгиня, почувствовав ее порыв, осторожно взяла Анну под руку и быстро, но бесшумно увлекла за собой прочь из спальной Лизы.

— Нам стоит поберечь сон Елизаветы Петровны, — мягко и с некоторой укоризной прошептала Репнина, и Анна вынуждена была с нею согласиться.

Не без сожаления она спустилась вниз вслед за княгиней и еще какое-то время провела в ее обществе, ожидая выезда. Зинаида Гавриловна, обычно чопорная и немного высокомерная, непременно кичившаяся своим местом при дворе (она уже много лет приятельствовала с императрицей), на этот раз показалась Анне новым, совершенно другим человеком. «Эта трагедия, случившая с Лизой, задела и ее», — подумала Анна. В голосе княгини появилась надломленность и настороженность. А уж столь искренняя забота о здоровье Лизы и того была удивительней.

Анна помнила, как нелегко сходились эти женщины поначалу: строптивая, но открытая гордячка Лиза и надменная матушка ее любимого Михаила, которая долго не могла забыть о первом (хотя, как потом выяснилось, незаконном) браке княжны Долгорукой, которым, как полагала княгиня Репнина, честь Лизы была запятнана в глазах света безвозвратно. И только появление внуков слегка укротило пыл взаимного неприятия, придавая отношениям Лизы со свекровью выражение внешней терпимости и благополучия. Лиза не раз в прошлом писала об этом Анне, и теперь баронесса была приятно удивлена видеть ту заботу и внимание, которым окружали ее сестру родители Михаила. Да, пусть минуют нас беды и печали, но только в горести можно познать настоящего друга, равно как и увидеть врага — в радости.

Новая встреча снова растревожила ее, разбередила душу, с грустью вынуждена была признать Анна, направляясь в отряженной Репниными коляске к Летнему саду. И поневоле она впервые задумалась над постоянством и регулярностью испытываемых ею и ее близкими бедствий, как будто злой рок преследовал их. И прежние объяснения по библейскому принципу «ОН посылает испытания избранным» уже не могли удовлетворить Анну. Но не потому, что она стала сомневаться в их правоте, а потому что начала подозревать в том бесконечном водовороте несчастий, что, кажется, буквально преследовали ее, не Божий промысел, а злой умысел.

Иногда Анне уже и в прошлом приходила в голову мысль о том, что все печальные события в ее жизни, все потери связаны с ее происхождением. Любовь родителей, искренняя, но греховная, могла вызвать гнев Небес, но покарали их не высшие силы, а недобрая воля княгини Долгорукой, которая так и не смогла смириться ни с предательством мужа, ни с существованием у него еще одной дочери — Анастасии. В огне этой ненависти уже сгорели Иван Иванович и Андрей Долгорукий, едва не погиб ее сын, Ванечка… Так неужели же этот кошмар не закончился?

«Нет-нет!», — отмела Анна крамольные мысли. Уход Владимира — ужасное стечение трагических обстоятельств, а появление новоявленного барона Ивана Корфа и пожар в Двугорском — нелепое стечение объективных причин. Совпадение, невольно воздвигшее на ее возвращении к обычной жизни целый ряд препятствий, преодоление которых снова потребовало от Анны мужества. А его запасы в ее душе уже были на исходе, и единственное, в чем она могла еще надеяться почерпнуть сил, столь необходимых ей для борьбы, — любовь детей…

— Позвольте, сударыня… Могу я спросить, у кого вы шили это платье? Не у мадам де Ланж? — вдруг услышала Анна и оглянулась, чтобы увидеть спрашивающую ее женщину: выйдя из коляски, остановившейся на набережной неподалеку от входа в Летний сад, она едва не столкнулась с приближавшейся к соседнему экипажу особой, за которой шествовала нянька с хорошеньким светловолосым мальчиком с голубыми глазами. Анна успела заметить (не могла не заметить!) малыша — он был так очарователен и издалека чем-то напомнил ей Ванечку, и поэтому Анна невольно сделала движение в его сторону, но, разглядев мальчика, поняла, что он — младше ее сына, и общее у них — только цвет волос и глаз. Потому, подавив едва не вырвавшийся у нее вздох сожаления, Анна опустила голову и вежливо посторонилась, обходя даму, по-видимому — его мать. Но женщина сама остановила ее, когда Анна, казалось, уже прошла мимо.

— Простите? — не поняла Анна и ахнула: перед нею стояла Наташа Репнина.

— Анастасия? — не меньше ее удивилась Наташа. — Но вы, насколько мне помнится… Впрочем, о чем это я… Рада видеть вас в полном здравии. Так когда вы вернулись? А ваш супруг с вами? Это все революция! Разрушены казавшиеся такими крепкими державные связи, что говорить о людях! Мы очень переживали, потеряв вас, но, слава Богу, вы опять с нами…

— Только я, — тихо сказала Анна.

— А… — Наташа на мгновение замолчала, чувствуя себя неловко. — Примите мои сожаления…

— Извините меня, Натали, — промолвила Анна, собираясь с силами, — но я бы хотела избегнуть объяснений по этому поводу и каких бы то ни было рассказов, по крайней мере, в первое время своего возвращения.

— А я, наоборот, желала бы услышать объяснения, но совершенно по другой причине и до того, как вы оглянулись, — улыбнулась Наташа и заговорила совершенно иным, любезным и равнодушным светским тоном. — Не поймите меня превратно, но я остановила вас только по тому, что увидела знакомый силуэт. Точно такое же платье я заказала у мадам де Ланж, но успела надеть его всего несколько раз и была уверена, что ни у кого в столице такого нет.

— Полагаю, так оно и есть, — с облегчением кивнула Анна: она была рада, что давно усвоившая дворцовый этикет и манеру общения Наташа с такой легкостью отвела опасную тему разговора, переведя его в русло обычной светской болтовни. — Дело в том, что это платье мне великодушно одолжила ваша матушка, княгиня Репнина. Но я думала, что она распоряжается вашими вещами с вашего согласия. Однако если вы возражаете, то я сниму его сразу же по возвращении к вам, вот только найду детей в Летнем саду…

— Маман? — Лицо Наташи покрылось легким румянцем. — Тогда вам не о чем беспокоиться, а у меня нет повода волноваться за оригинальность выбранной мною модели. Вы живете сейчас у нас?

— Увы, — вздохнула Анна. — Я принуждена была неожиданными обстоятельствами просить вашу семью оказать мне гостеприимство, ибо произошедшие недавно события лишили меня не только собственного имени, но и крова над головой.

— Вот они — последствия революций! — воскликнула Наташа, но Анна покачала головой.

— Это не единственное и, быть может, не самое худшее из событий, — впрочем, я думаю, вы уже знаете о том несчастье, что обрушилось на мою семью и невольно задело и ваш дом.

— Видите ли, — после некоторой паузы призналась Наташа, — я уже давно не живу под родительским кровом и не так часто, как прежде, навещаю родных.

— Так вы не знаете? — растерялась Анна.

— О чем? — Румянец на щеках Наташи стал еще более заметным, а смущение — явным.

Не очень понимая, как это может быть, чтобы Наташа, всегда бывшая в курсе всех дел семьи, находилась в неведении. Анна коротко рассказала ей о пожаре в Двугорском, о предстоящей тяжбе с новым родственником. И по тому, с каким волнением и сочувствием Наташа внимала ей, она поняла, что княжна искренна в своем неведении. Разумеется, еще примеривая платье под присмотром княгини Репниной, Анна уловила некоторую двусмысленность в отзывах Зинаиды Гавриловны о своей дочери, но отягощенная собственными заботами не придала этому столь серьезного, как это, наверное, заслуживало, значения.

— Буду признательна вам, — выслушав Анну, сказала Наташа, — если вы дадите мне знать, когда я смогу навестить Лизу. Лучше, правда, если это случится в отсутствие князя и княгини. Но между тем они проявили к вам поистине христианское великодушие, и, быть может, его благотворное влияние распространится, в конце концов, и на других… А пока — я готова оказать вам такую же любезность.

— Но у меня уже есть кров, — удивилась Анна.

— Я говорю о посильной помощи. О возможности скорейшей аудиенции для вас, — пояснила Наташа. — Судя по тому, что вы рассказали, ваше прошение его величеству должно быть подано незамедлительно. А я — ваш беспрепятственный пропуск во дворец.

— Вы по-прежнему служите у ее высочества? — обрадовалась Анна.

— Я по-прежнему приближена к семье наследника престола, — уклончиво ответила Наташа. — И ради Михаила, ради его близких я готова помочь вам поскорее решить ваши проблемы. А так как дело не терпит отлагательств, и если вы не возражаете, я сегодня же заеду за вами на Итальянскую.

— О, благодарю вас, Натали, — смутилась Анна, — но я хотела бы…

— Да-да, помню, повидать детей, — кивнула Наташа. — Вы найдете их на лужайке близ Чайного домика, я только что увела оттуда Николеньку. Но поторопитесь — время прогулки с детьми уже заканчивается, как бы вам не разминуться с ними на какой-нибудь из аллей. А я заеду за вами после обеда. Будьте готовы к выходу. И не стесняйтесь — воспользуйтесь моим гардеробом еще раз…

Наташа оказалась права — Татьяна уже созывала детей, веселившихся на лужайке, когда Анна добежала до Чайного домика. Впрочем — добежала, это сказано с чрезмерным преувеличением. Бежать по дорожкам и аллеям Летнего сада считалась изрядным моветоном, и в действительности Анна просто шла — чуть быстрее, чем это принято в негласном прогулочном кодексе Летнего, но внутри нее — все бежало, летело, стремительно пересекая перекрестки и развилки, опасно лавируя между гуляющими. Анна даже порозовела от напряжения и волнения — как от быстрого бега. И вот она здесь!

Первой она увидела Катеньку — ангельское существо в окружении четырех серьезных юных джентльменов, соревновавшихся в игре в серсо. Андрей, сын Татьяны, был из них самым старшим и явно верховодил, а двойняшки Лизы и Михаила подшучивали над Ванечкой, ловко прикидываясь друг другом и убеждая того, что «нет, это Константин еще не бросал, нет — Александр!». «Проказники», — улыбнулась Анна и уже хотела было позвать сына, как Катенька (и как только почувствовала!) выглянула из-за мальчишеских спин и воззрилась на нее, а потом с криком: «Маменька! Маменька приехала!» бросилась к ней через всю лужайку.

К стоявшей поодаль Татьяне дар речи вернулся не сразу — обомлев при виде нежданно-негаданно появившейся Анны, она снова опустилась на скамеечку близ площадки, где до того момента сидела и только что поднялась, уже собираясь было уйти, и очнулась, лишь когда Анна, ведя Катеньку за руку, подошла к ней. Ваня степенно двигался следом — «мужская гордость» и полученное в Лицее воспитание не позволяли ему проявлять присущую девчонкам слабость, но о радости его встречи с матерью говорила и горделивая осанка и важная, взрослая походка, и сияющее от счастья лицо. Дождавшись Анну, Татьяна прежде всего хорошенько вгляделась в нее, потом протянула ей руки навстречу, обняла и — расплакалась.

— Таня, — с ласковой укоризной заговорила с ней Анна, — слезы стоит лить по усопшим, а я — живая, я вернулась. Утри глаза, дети смотрят, им не следует знать больше печали, чем способны взять на свои хрупкие плечи их юные души.

— Да-да, — прошептала Татьяна, отступая от нее, чтобы смахнуть слезы, — но я уже не чаяла, что свидимся. А тут еще изверг этот…

— Ты о моем новом родственнике? — удивилась Анна. — Меня уверили, что в этом деле все законно.

— Мы тоже поначалу так думали, а потом засомневались, — кивнула Татьяна, — вернее, Никита засомневался. Он последние дни все какой-то мрачный ходил, а в тот вечер сказал, что должен кое-что проверить, да только напрасно я его прождала. Заснула, а разбудили меня люди, что прибежали от Долгоруких за помощью — уж так дом полыхал!..

— А что же Никита? — тихо спросила Анна, почувствовав, что червь подозрения, поселившийся в ее душе в минуты первого знакомства с так называемым Иваном Ивановичем, вновь ожил и принялся за свое разрушительное дело.

— Так ведь я его больше с тех пор и не видела. — Татьяна снова попыталась всплакнуть, но Анна взглянула на нее строго и вместе с тем просительно, и та сдержала рыдания. — Мы, как детей спасли, стали Лизавету Петровну отхаживать, а, уж, когда о Петре Михайловиче узнали, так и совсем закружились. Все же на меня легло, да, слава Богу, понемногу Варя помогала, вот только старая она — много ли может! А Никиту, мне сказали, в уезд увезли, говорят, барыня Долгорукая на него показала, что застала, когда он все поджигал. Только врет она!..

— Тише, тише. — Анна покачала головой, кивая на детей, которые по-прежнему безмятежно играли рядом, ожидая призыва вернуться, и Татьяна сникла. — И я никогда не поверю в то, что Никита на такую подлость пошел. А вот почему на него напраслину возвели, еще разобраться надо. Но сделать это я смогу лишь после аудиенции у наследника. Стану просить его помочь мне в свои гражданские права вернуться, а уж потом к Никите поеду…

Анна решительно поднялась, и Татьяна последовала за нею, подзывая детей. Всю дорогу Катенька щебетала, держась за руку матери, а мальчики торжественно шли впереди, и лишь, когда расселись по коляскам и Анна забрала сына и дочь с собой, Ванечка крепко прижался к материнскому боку и спросил:

— А папа ждет нас дома?

— Папа еще немного задержится, — прошептала Анна, целуя его в светло-русую макушку. Она не хотела обманывать сына, но была еще не готова рассказать детям всю правду о случившемся. Анна хотела избежать еще одной муки, их и так оказалось слишком много для нее.

После обеда, когда детей увели спать, Анна собралась было подняться к Лизе, но дворецкий сообщил ей, что внизу ее ждет карета. «Наташа», — поняла Анна и, объяснив причину своего отъезда Репниным (они так странно переглянулись, хотя и промолчали, услышав об участии Наташи в ее делах, но Анна не решилась тратить время на разбирательства), она с благодарностью за все сделанное ими откланялась и заторопилась к выходу.

Глава 3 Милость богов

Анна была уверена, что они с Наташей направляются к великой княгине, фрейлиной которой та оставалась уже много лет, но, когда Репнина велела кучеру подъезжать к Зимнему дворцу не со стороны главных ворот, а с набережной, и остановиться близ углового, неприметного входа, она удивилась и не преминула высказать свое недоумение.

— Вы еще успеете поблагодарить Марию Александровну, — заметила Наташа. — Ваше главное дело — не материнское, а гражданское, и потому нам следует в первую очередь предстать перед его высочеством.

— Но отчего мы идем таким странным путем? — растерялась Анна.

— Не всякая известная дорога — прямая, — усмехнулась Наташа и первой прошла мимо потупившего взор, но торопливо и явно по привычке взявшего перед нею во фрунт часового.

Анна последовала за Репниной и все то время, пока они пересекали холл кордегардии в первом этаже и узкий длинный, плохо освещенный коридор, уходивший куда-то в глубь Зимнего дворца, не переставала со смущением думать о том, зачем Наташе понадобилась вся эта секретность и окольные пути. Анна считала свое дело справедливым, а оно, собственно говоря, и являлось таковым! Так зачем же княжне Репниной вздумалось вести ее потайными ходами, как будто в ее желании встретиться с великим князем и изложить перед ним свою просьбу, было что-то незаконное и достойное осуждения.

— Натали! — Анна сделала попытку объясниться с Наташей, когда они на минуту остановились у какой-то железной двери в стене. — Я все же испытываю некоторую неловкость. Мы как будто крадемся, все это, по меньшей мере, странно…

— Так вы хотите быстро и беспрепятственно увидеть его высочество или нет? — оборвала ее Репнина: она достала из внутреннего, скрытого драпировкой кармана платья какой-то ключ и уже вознамерилась было вставить его в замочную скважину, но после слов Анны замерла, как будто в нерешительности. Однако от всего ее бравого вида веяло такой театральностью, что Анна поняла — это только игра, и кивнула.

— Разумеется, — признала Анна, — кто бы стал отказываться от возможности лично явиться перед великим князем, не испытывая трудностей ожидания в канцелярии и в приемной.

— То-то же! — Репнина бросила на нее выразительный и весьма ироничный взгляд и добавила. — А вы совершенно не изменились, Анна. — Наташа впервые за время с момента их встречи в Летнем саду назвала ее этим именем. — Все та же провинциальная гордость и щепетильность, а я-то наивно полагала, что годы, проведенные во Франции, сделали вас более раскованной.

— Недавний опыт Франции лишь убедил меня в том, что свобода — один из самых великих самообманов, — парировала Анна. — И даже умирая, мы передаем свою несвободу другим, поручая им заботы о нашем посмертном пребывании в земле и исполнении обязательств по завещанию.

— Вы действительно полагаете, что отказ от условностей и предрассудков — всего лишь иллюзия освобождения от их кабалы? — Наташа сказала это, уже повернувшись к Анне спиной, как будто хотела скрыть свою реакцию на ее ответ.

— Нельзя отказаться от одних принципов, не приобретя новые, — одними уголками губ улыбнулась Анна.

— Нам надо спешить, — сухо промолвила Наташа после секундной паузы и, повернув ключ в замке, открыла дверь. — Следуйте за мной, баронесса.

Они поднялись по узкой, крутой винтовой железной лестнице и вышли в небольшой холл — пустой и казавшийся заброшенным. Это помещение было соединено с соседним: Наташа несколько раз (и в очередности подаваемых сигналов Анне почудился условный знак) потянула за шелковый шнур, висевший близ еще одной двери — по диагонали, с противоположной стены комнаты. А затем наступила минута ожидания, показавшаяся Анне вечностью. Наташа молчала, и свет, исходивший из единственного, узкого, как бойница, окна делал ее лицо похожим на маску, одна половина которой была белой, а вторая — черной.

Анна все же решила расспросить княжну об истинном предназначении этого тайного хода, но, едва она собралась задать свой вопрос, как дверь в холл открылась, и на пороге появился сам великий князь. Наташа бросилась к нему, словно предупреждая какие-то слова или действия, но было поздно.

— Натали! Неужели я опоздал? Мне казалось, я должен был ждать тебя в три часа пополудни? Впрочем, не все ли равно, ты — здесь, и я счастлив! — Наследник сжал Репнину в объятиях и увлек за собой в комнату, закрывая дверь в холл. Анна невольно вздохнула — настолько выразителен и понятен был этот горячий прием. Судя по всему ее вздох был услышан, и в оставшийся открытым узкий проем двери Анна различила доносившийся до нее из комнаты разговор между наследником и Репниной.

— Нет, это я пришла слишком рано, — спешила с объяснениями Наташа, — но не пойми меня превратно, нам очень нужна твоя помощь.

— Нам? — не понял Александр.

— Да, я пришла не одна. Но дело — срочное и не требует отлагательств, — продолжала Наташа.

— Оно настолько важно, что ты решила пожертвовать временем нашей встречи и к тому же подвергнуть ее риску быть раскрытой перед всеми? — В голосе Александра послышалась искренняя обида.

— Дама, которую я осмелилась провести к тебе, уже не раз зарекомендовала себя с лучшей стороны, и ты сам какое-то время назад имел возможность убедиться в этом, — успокаивала его Репнина. — Прошу тебя, выслушай ее, помоги ей, как она в свое время помогла тебе, а я замолю перед тобой грех того, что подвергла опасности тайну нашей встречи. Замолю — как ты хочешь и так долго, сколько это потребуется для того, чтобы растопить лед твоего разочарования.

Анна не знала, к каким еще методам убеждения прибегла княжна, но тон наследника изменился, став более податливым и нежным.

— Дорогая, тебе не надо каяться передо мной, я приму все, что ты сделаешь, я верю тебе и готов немедленно поговорить с той, кому ты не побоялась открыться.

Через мгновение дверь в холл снова распахнулась, и возникшая перед Анной Репнина поманила ее за собой. Анна какое-то время медлила в нерешительности. Она ожидала чего угодно, но только не того, чтобы стать свидетельницей неофициальных отношений наследника престола и княжны Репниной. Но и отказаться войти она тоже не могла — Наташа уже объявила о ее присутствии наследнику…

— Баронесса Анастасия Корф, — не без торжественности произнесла ее спутница, когда Анна, смущаясь и опасаясь поднять на Александра глаза, вошла в комнату. И вздохнула с облегчением: здесь ничто не напоминало о застигнутых врасплох влюбленных, обычные скромные апартаменты — из тех, что отводили для фрейлин императрицы, разве только что располагалась комната в другом крыле дворца. Анна перевела дыхание и смело взглянула в лицо великому князю.

Она уже много лет не видела наследника престола. Правда, в одной из французских газет как-то ей попался на глаза его карандашный портрет, сделанный репортером во время приезда Александра в Вену, куда император направил его с официальной миссией — поздравить австрийского монарха с успешным подавлением венгерской революции. И, конечно, сделанный быстрой рукой, на ходу набросок не давал полного представления о том, в каком расцвете сил находился сейчас будущий обладатель российского престола.

Александр Николаевич сильно изменился за те десять лет, что Анна не видела его. Он даже показался ей выше ростом, а на самом деле — просто возмужал, все более и более становясь похожим на своего великого дядю, императора Александра I. От отца — законодателя придворной парикмахерской моды у наследника были набриолиненные зачесанные назад волосы, узкие, идущие вдоль скул к хорошо выбритому подбородку бакенбарды и лихие, большие гусарские усы. И лишь глаза оставались неизменными: живыми и влажными, глаза романтика, всегда открытого для любви и желавшего этого чувства больше, чем трона.

— Но позвольте… — заметно растерялся Александр, с недоумением переводя взгляд с Анны на Наташу и обратно. — Князь Репнин рассказал мне…

— Брат, как и многие, ошибался, — улыбнулась Наташа. — Но, увы, это недоразумение может теперь стоить баронессе слишком дорого.

— Что же я могу или должен сделать? — учтиво поинтересовался Александр, приглашая обеих женщин сесть, и сам садясь в одно из кресел у камина.

— Ваше высочество, я никогда бы не посмела требовать исполнения чего-либо от наследника престола. — Анна жестом остановила собиравшуюся говорить за нее Репнину и сама обратилась к Александру. — Но любезное предложение княжны, наше давнее знакомство и безысходность ситуации, в которой я оказалась, подвигли меня на столь решительный шаг, как неофициальная аудиенция. Я прошу простить меня за то, что, не будучи готова к этому, я вторглась в вашу личную жизнь, и хотела бы лишний раз заверить вас в том, что ничего из увиденного или сказанного здесь не выйдет за пределы этой комнаты.

— Это лишнее, баронесса, — мягко промолвил Александр, и Анна отметила, что тревога и некоторая настороженность постепенно исчезает из его глаз. — Мы не виделись с вами несколько лет, но я сомневаюсь, что вы могли слишком сильно измениться за эти годы. А прежде, насколько мне помнится, я доверил вам достаточно много секретов, верность которым вы хранили и продолжаете хранить до сих пор. И я даже рад, что, пусть таким необычным способом, княжна дала мне возможность наконец-то отплатить вам благодарностью за оказанную ранее услугу. Я внимательно слушаю вас, баронесса, и постараюсь сделать все от меня зависящее.

Анна облегченно вздохнула и, еще раз взглянув на Репнину, которая ободряюще улыбнулась ей, начала свой рассказ…

Она говорила и не могла отвести взгляда от наследника — Александр, казалось, слушал ее довольно внимательно, но Анна чувствовала — его душа устремлена к той, что сидела рядом с ней, к Наташе, а та как будто и не замечала этой тяги: ловя каждое, сказанное Анной слово, она либо поддакивала ей, качая головой в знак согласия, либо порывалась что-то подсказать и взволнованно ломала пальцы и хмурилась, если была недовольна тем, как Анна излагала суть своей просьбы.

Это было так удивительно и странно! «Дежавю», — подумала Анна, ощущая себя вернувшейся на много лет назад, с той только разницей, что в роли фаворитки тогда была фрейлина Калиновская. Но антураж и чувства не изменились — все тот же внутренний трепет пылкого влюбленного и готовность идти на любые жертвы ради той, кто завладела этим большим и полным любовной тоски венценосным сердцем.

— Вот поэтому я здесь, Ваше высочество, — сказала Анна в завершение своей речи. — Я прошу вашего содействия в ускорении процесса признания недействительной моей смерти, а также — возвращения мне всех прав и состояния.

Тишина, установившаяся на минуту, поначалу испугала ее, но Анна быстро поняла, что Александр просто не хочет смириться с тем, что прекрасное мгновение прошло, и ему следует, очнувшись от грез, вернуться в реальный мир. Она видела, с каким трудом наследник оторвался от лица разрумянившейся от волнения Репниной, увлеченно переживавшей рассказ Анны, и перевел взгляд, все еще туманный и теплый, на нее — всего лишь просительницу и отчасти виновницу безвозвратно утраченной им возможности в этот час любить и быть любимым.

— Да… ах, да, — промолвил Александр, подбадриваемый энергичным жестом княжны, которая призывала наследника вернуться к теме начатого Анной разговора. — Я понял, я все понял… Можете не сомневаться, баронесса, ваше ходатайство будет в самые кратчайшие сроки удовлетворено. Я лично прослежу за его исполнением, и уверен, эта наша встреча — не последняя, и в самом скором будущем мы встретимся здесь, в Зимнем дворце, но уже в другом помещении и при других обстоятельствах.

— Более радостных! — воскликнула легкомысленная и неугомонная Наташа.

— Вне всякого сомнения, — сдержанно кивнул Александр и встал, давая понять, что аудиенция закончена.

Анна поднялась и, вежливо поклонившись наследнику, бросила выжидающий взгляд на Репнину. Наташа спохватилась и, взяв ее под руку, увлекла к маленькой двери, через которую они вошли в комнату ее тайных свиданий с великим князем.

— Подождите меня там, — шепнула Наташа, выпроваживая Анну и плотно прикрывая за собой дверь.

Анна не знала, какого рода объяснение произошло между любовниками, но Репнина вернулась неожиданно скоро, хотя и в прекрасном расположении духа, и заторопила Анну к выходу. Она собралась отвезти Анну домой, в особняк родителей и должна была вечером вернуться ко двору — великая княгиня давала благотворительный концерт с аукционом, средства от которого должны были пойти для детей сирот одного из монастырских приютов близ Петербурга.

— Вы осуждаете меня? — вдруг спросила Наташа, когда коляска уже покатила от дворца по набережной Невы.

— Что? — не сразу поняла Анна. После разговора с Александром она как-то резко почувствовала усталость, и тяжесть пережитых за этот день волнений буквально обрушилась на нее — как будто крыша и стены, охранявшие Анну до сего момента, одновременно и стремительно рухнули, погребя ее под обломками, нет — глыбами забот и тревог.

— Вы тоже считаете, что я поступаю… — Наташа на мгновение замялась в поисках точного, но все же не оскорбительного для себя слова.

— Возмущена ли я вашей связью с его высочеством? — уточнила Анна, сказав это словно между прочим, скользя взглядом вдоль порозовевшей под вечерним солнцем поверхности Невы. — Я не знаю, что ответить вам, Натали. Мне знакомо чувство страсти, и я понимаю — если оно велико, то необоримо.

— О, да… — едва слышно прошептала Репнина.

— Но я не знаю, стоит ли ее краткий миг, — продолжала Анна, — сладкий и терпкий миг, того клейма бесчестия и того осуждения, которое последует за свершившимся наслаждением.

Конечно, теперь-то она понимала, что означало многозначительное молчание княгини Репниной, делавший вид, что не замечает вопросов о дочери. Сейчас для Анны также стало очевидным и то, почему Наташа не живет более в родительском доме. Да и отцовство того прелестного малыша, что привлек ее внимание у Летнего сада, кажется, прояснилось. Несомненно, что все это уже давно знали при дворе, где было принято по негласному светскому закону закрывать глаза на любовные утехи венценосных особ на стороне, но все же…

— Мне помнится, — вздохнула Анна, нарушая возникшую паузу, — Наташа так и не нашлась, что ответить ей на последнюю реплику, — еще несколько лет назад вы гордились тем, что не поддались на уговоры Александра Николаевича и не изменили той, кому стали опорой и другом. Что же случилось сейчас? Отчего вы предали ее и унизили себя?

— Вам этого не понять! — вскинулась было Наташа, но Анна посмотрела на нее с такой сердечностью и сочувствием, что княжна смешалась и опустила глаза, а потом как будто всхлипнула и снова заговорила: — Но вам действительно этого не понять! Вы выстрадали свое счастье, вы нашли того единственного, кто стал вашим мужем, а я — я так и не нашла себе равного среди прочих. Мой удел — человек особого рода.

— Такой, как наследник престола? — тихо и участливо спросила Анна.

— Да, именно так! — кивнула Репнина.

И, честно говоря, Анна не знала, что ей возразить. Княжна всегда выделялась из толпы придворных фрейлин. Неутомимая в споре и до слез сентиментальная, она всегда жила крайностями — от восторженности до предельной сдержанности. Поэтический настроенный Михаил как-то сказал Анне, что, говоря о сестре в кругу друзей, невольно сравнивал ее с цветком, который манит издалека, но при приближении к нему — он закрывается, волнуя и будоража воображение.

Искрометный, переменчивый характер и непостижимые чары всегда делали Наташу предметом обожания кавалеров и объектом зависти для дам, видевших в ней пример для подражания. Но никому из них не удавалось ни затронуть ее сердце, ни сравняться с княжной в искренности проявления столь противоречивых черт и чувств. В ней одной все так причудливо, но самым естественным образом перемешалось, что любые попытки примерить на себя ее манеру поведения и образ жизни неизбежно терпели фиаско. Наташа была горда, умна, своенравна, обольстительна и — совершенно неповторима.

Можно ли было удивляться тому, что, претерпев несколько обычных в его возрасте увлечений, наследник, наконец, созрел для того, чтобы оценить единственно подходившую ему по масштабу личности и темпераменту молодую женщину? Обладая независимым характером, Наташа тем сильнее притягивала к себе, чем последовательнее она старалась быть непреклонной перед Александром, и тем быстрее приближалась она к роли «Главной Мадемуазель», чем яростнее защищалась от его притязаний сделать ее своей фавориткой.

— Вы, кажется, жалеете, что прежде отталкивали его? — вдруг поняла Анна.

— Я думаю, что мы все неправильно относились к поискам счастья, которые он вел, — покачала головой Репнина. — С легкой руки его величества, который верует лишь в силу оружия и приказа и не верует в силу чувств, мы и в Александре Николаевиче видели только его отражение, а в его возлюбленных — лишь грустное подобие желания побеждать, которое так свойственно его отцу.

— Но как же любовь его супруги, — с плохо скрытым негодованием промолвила Анна, — неужели она ничего не значит ни для него, ни для вас? Мне казалось, вы прежде защищали Марию Александровну и щадили ее чувство к наследнику.

— Вот именно! — в сердцах воскликнула пылкая Наташа. — Ее чувство, ее отношение! А когда мне будет позволено думать о себе? Молодость прошла, а единственный человек, которого достойна моя любовь, обречен на исполнение супружеских обязанностей с той, чье общество он уже с трудом переносит…

— Княжна! — Анна негодующе возвысила голос, и Наташа побледнела и сникла.

— Вот видите, — с печальной иронией усмехнулась она, — вы меня все-таки осуждаете.

— Осудить означает понять, — покачала головой Анна, — а я еще не настолько либеральна, чтобы смириться с изменой, тем более, когда она касается дел альковных.

— А как же вы сами, то есть я хотела сказать… — Наташа на мгновение замялась, но потом все же произнесла это, решительно и жестко: — Ведь вы сами — плод запретной любви. Ваш отец сотворил этот грех с другой женщиной, а не со своей законной супругой. И вот вы — живете, вы любите, у вас семья, и — мало ли что было в прошлом!

— Если бы все было так просто, Натали, я бы согласилась с вами, — вздохнула Анна. — Только вряд ли можно назвать безоблачной мою прошлую жизнь, когда я была крепостной. И разве я не еду сейчас вместе с вами в чужой дом, где мне оказано гостеприимство, а сама я лишилась сначала опекуна, потом мужа, отца, едва не потеряла детей и сестру. Судьба так помотала меня по свету, отняв самое дорогое и в завершение оставив практически бесправной и без средств к существованию…

— Вот видите, — торжествующе прервала ее Репнина, — а ведь вы вели на редкость праведную жизнь!

— Этой праведностью я искупала грех своих родителей, — сухо сказала Анна, — но, думаю, был он настолько велик, что чаша искупления испита мною еще не вся.

— Господи! — вскричала Наташа. — Да вы и говорите, как Мария! Она стала просто невыносима в последнее время. Часами запирается в своих апартаментах с духовником и кается, кается! Нет, я не желаю похоронить свою молодость, свое здоровье под грузом нелепых догм, запрещающих мне любить и быть любимой. И он тоже думает так! Он нуждается во мне, в моей ласке, в понимании! У нас с ним так много общего — во вкусах, во взглядах…

— И не только, — кивнула Анна.

— Так вы догадались? — после продолжительной паузы спросила княжна, как-то сразу потухнув и потемнев лицом.

— Фамильное сходство черт трудно не заметить, — сказала Анна. — А вы подумали о том, что ждет вашего сына в будущем?

— Он — сын Юпитера, — не без внезапного пафоса с гордостью ответила ей Репнина. — Его отец никогда не оставит его.

— Насколько я помню, — грустно произнесла Анна, — Прометей тоже был сыном Юпитера, только древнегреческого, и его жизнь трудно назвать райской.

— Как хорошо, что больше я вам ничего не должна! — вскинулась Наташа. — И мы очень кстати приехали.

— Не обижайтесь на меня, — попросила Анна, спустившись по ступенькам из коляски. — Я бесконечно благодарна вам за эту нежданную, но такую своевременную помощь. Помните, если вам понадобится моя, вы тоже всегда можете рассчитывать на меня. И… Я прошу прощения, что невольно узнала больше, чем стоило знать.

— Неужели вы по-прежнему так наивны, что полагаете мои визиты к его высочеству тайной для двора и Марии? — недобро скривилась Наташа.

— Я знаю, что ничего не могу изменить ни в вашем мировоззрении, ни в вашей жизни, — как ни в чем не бывало, продолжала Анна, словно не замечая ее злой и опасной реплики, — но вы — можете.

— Чего или кого ради? — нахмурилась Репнина.

— Ради вас самой. Поверьте, однажды пелена увлечения спадет с ваших глаз и сердца, и вы спросите себя, что же я делала все это время? Почему находила наслаждение в том, что мои наслаждения терзали других?..

— Довольно! — уже по-настоящему рассердилась Наташа и крикнула кучеру. — Пошел!

— Юпитер, ты гневаешься, значит, ты не прав, — не удержалась от сравнения Анна, но Наташа уже не слышала ее — коляска живо заскользила по булыжной мостовой прочь от дома.

Анне оставалось только пожалеть Наташу. Она ведь знала — княжна Репнина в душе и по жизни всегда была человеком глубоко порядочным, и считала, что только отчаяние одиночества могло подтолкнуть ее к адюльтеру с наследником. Анна почему-то подумала, что тот злополучный выстрел в Двугорском не только унес жизнь Андрея Долгорукого, но и лишил Наташу надежды на счастье. Быть может, между ними не было той любви, о которой мечтается, но та дружба, что связывала их, могла со временем перерасти в более сильное чувство. Вот только времени им Судьба как раз и не дала… Нет, не судьба, а княгиня Долгорукая. Но почему, почему, эта женщина никак не идет у нее из головы?!

У Репниных Анну ждал сюрприз — ей наконец-то позволили встретиться с Лизой. После обеденного отдыха, когда дети проснулись и им разрешили пойти на задний двор, где стояли качели и была устроена небольшая площадка для городка, Анна нашла Лизу на одной из скамеек, стоявших вдоль главной аллеи между мраморными скульптурами, когда-то украшавшими фронтоны античных дворцов и храмов и привезенными однажды князем Репниным из Италии.

С Варварой Анна расцеловалась раньше — будто ненароком столкнулась при входе в дом, но лишь потом поняла, что старушка просто дожидалась ее, уже и не чаяв свидеться. Варвара заметно сдала и подрастеряла свою всегдашнюю бодрость. Рассказывая Анне о случившемся в имении, она часто прерывалась на слезы и молитвы о здравии Лизаветы Петровны, отчего тревога, посеянная в душе Анны еще с утра, укрепилась и не на шутку разволновала ее.

О новоявленном бароне Корфе Варвара говорила глухим и печальным голосом. Она осуждала Сычиху за поспешность — как могла она с такой легкостью довериться первому встречному, показавшему ей крестик, который она когда-то отдала Ивану Ивановичу, чтобы он надел его на шею их только что рожденному ребенку. Да и не помнит она такого, чтобы Сычиха особо беременна была, впрочем, она и впрямь тогда из имения уезжала. Надолго, почти на год, может и в самом деле, что и было такого, только свидетелей-то нет, то есть она, Варвара, тому не свидетель. А что и кто говорит — это еще на сто раз проверить надо.

«Проверим, Варя, проверим», — пообещала ей Анна и вышла через гостиную в оранжерею, выполнявшую в холодное время роль зимнего сада, и откуда дверь выходила прямо во внутренний двор особняка Репниных. Лизу она нашла близ одной из кариатид, причудливо изогнувшейся под несуществующим портиком-атлантом, и ее утерянное за сотни веков выражение лица вдруг показалось Анне печальным предзнаменованием того, что ждет ее сестру. И все же она нашла в себе силы отогнать эти грустные мысли и, присев рядом с дремавшей на солнышке Лизой в накинутом на плечи теплом шотландском пледе, нежно и осторожно обняла сестру.

— Настя? — не сразу пробудившись от дремоты, прошептала Лиза, и Анна едва не расплакалась — так бестелесно и прозрачно прозвучал ее голос. — Ты здесь! Мне сказали. Знаешь, так смешно — не сразу, какими-то недомолвками, боялись испугать. Удивительные люди! Они думали, что я заболею, узнав о твоем возвращении. А мне только радости прибавилось! Это счастье такое — ты с нами, ты жива!

— Да, но… — начала было Анна, как Лиза остановила ее.

— Я знаю о Владимире, — вздохнула она. — Еще одного мужчину мы с тобой потеряли. Ушел Андрей, теперь Владимир, и вот — папенька…

— А знаешь, — Анна решила перевести разговор на другую тему, — я в Константинополе видела Соню. Она — все такая же, быстрая, впечатлительная и страшно увлекающаяся.

— В Константинополе? Что ты делала в Константинополе? — удивилась Лиза, и ее глаза заблестели неподдельным интересом.

— О, — загадочно улыбнулась Анна, — это целая история, и я ее тебе потом особо расскажу. Главное сейчас, чтобы ты поправилась.

— Как же я могу поправиться, если все вокруг только и говорят о моей болезни! — Облачко досады пробежало по лицу Лизы. — Вот даже ты говоришь со мной ласково, как прощаешься!

— Что ты, Лиза, что ты! — смутилась Анна, вынужденная, однако, про себя признать правоту слов сестры.

— Вот видишь, ты покраснела! Значит, я не ошиблась, — они и тебя уже успели убедить в моей, безысходности. — Лиза с укоризной покачала головой. — Знаешь, я не хочу, не же лаю говорить и думать о грустном. Был бы здесь Михаил, он никогда не позволил бы предаваться унынию. И потом — посмотри, сколько радости у меня: дети здоровы, с ними ничего не случилось, а тут еще и ты нашлась! В который раз, хотя мы уже и не чаяли твоего возвращения. Так что — бросай бессмысленно печалиться и рассказывай. Я жажду узнать, что с вами случилось, и где ты пропадала все это время.

Анна снова стремительно, но нежно обняла сестру — больная, от прозрачности светившаяся Лиза убеждала ее воспрянуть духом, а она едва не расплакалась перед нею! Господи, до чего же она, верно, нелепо выглядела в глазах той, чья участь была много тяжелее и незавиднее.

— Прости меня, — прошептала Анна, отстраняясь и начиная свой рассказ…

* * *

Неделя пролетела незаметно. Анна впервые отрешилась от иных забот, кроме общения с детьми и сестрой. И, если в первые дни после встречи с наследником она еще с тревогой вслушивалась в любой шум у ворот или в гостиной, то потом перестала ждать. Возможно, княжна Репнина преувеличила свое влияние на великого князя, или дела государства, каковые, несомненно, в его жизни были первостепенными, не позволили Александру Николаевичу сразу обратиться к разрешению ее просьбы.

Конечно, Анне хотелось уладить все как можно быстрее, но, зная неповоротливость чиновничьей машины, трудно было рассчитывать на серьезное послабление в сроках исполнения бумаг, разве только — из чрезмерного усердия и желания выслужиться. Но — для последнего должен был появиться существенный повод, каким княжна Репнина справедливо видела заступничество наследника, а через него — Императора. Однако Анна не была до конца уверена в том, что Александр Николаевич действительно снисходительно отнесся к ее невольному вмешательству в его частную жизнь, и опасалась, что вместо помощи исполненный благородных побуждений поступок княжны был расценен им иначе, нежели она предполагала.

Наташа больше ни разу не дала о себе знать, и лишь однажды, во время обычной прогулки в Летнем саду, Анне показалось, что по одной из боковых аллей к ним приближается княжна с уже знакомой нянькой и голубоглазым мальчиком, но троица, шедшая им навстречу, неожиданно свернула, и они так и не встретились. Лиза же, с которой Анна поделилась своими сомнениями, глубоко вздохнула и рассказала, каким испытанием стало для Михаила известие о романе его сестры с великим князем. Репнин даже принимался как-то пару раз говорить по душам с Александром Николаевичем, но тот отверг попытки адъютанта и друга, сочтя их вмешательством, тем более что другие помощники во всем потворствовали ему.

Что и говорить, семья буквально разрывалась между родственными чувствами и опасениями быть осужденными в глазах света. При дворе и так уже шептались, что фрейлина великой княгини имеет слишком заметное влияние на наследника, ни коим образом не скрывавшего своего все возрастающего с годами чувства к Натали Репниной. Разумеется, ни один человек не посмел высказаться на эту тему открыто и вслух, но иногда на приемах и в салонах до Лизы, равно как и до княгини Зинаиды Гавриловны, доходили отголоски пересудов, в которых семью обвиняли в стремлении стать едва ли не советниками будущего наследника престола, подобно тому, как это делали Воронцовы в краткое, но такое смутное правление бесхарактерного Петра III.

Отчасти, чтобы избежать подобных обвинений (пусть и голословных, но все же опасных), но, прежде всего, из-за участившихся внезапных обмороков Наташи, которые обращали на себя все большее внимание и вызывали неподдельный интерес у придворных сплетников и сплетниц, князь и княгиня увезли дочь в Италию, к одной из родственниц — семье жены брата Зинаиды Гавриловны, где Наташа вскоре родила сына, названного по согласованию с великим князем Николенькой, в честь дедушки.

Мальчика лишь год спустя привезли в Россию, и все это время Александр не переставал писать Наташе, признаваясь в овладевшем его сердцем отчаянии и невыносимой тоске. Михаилу пришлось однажды выступить и в роли курьера — навещая сестру и родителей в Неаполе, он передал Наташе неотправленную связку писем: наследник опасался прямой почты и всякий раз полагался на дружеское участие в этом деле. Одно из посланий наследника случайно попалось ему на глаза, и Михаил с ужасом прочел в нем строки, исполненные искреннего страдания настоящего влюбленного: «Я чувствую, что расстояния угрожают нам, и боюсь стать вам неинтересным. Но вы — единственная, кто читает мое сердце, точно книгу, и я не желаю, чтобы вы прерывали этого занятия».

По возвращении в Петербург Репнины поселили Наташу отдельно, сняв для нее большую квартиру на Мойке в доме с видом на канал, и вскоре там часто стали видеть известную многим в столице черную, без опознавательных знаков карету наследника, в которой он выезжал в город, дабы, как он наивно полагал, не привлекать к себе излишнего внимания посторонних глаз. Именно Александр настоял на возвращении Натали в свиту великой княгини. Император Николай, желая подготовить сына к обязанностям монарха, не только назначил его на ответственные посты в важнейшие государственные структуры, но и придал ему собственный двор, существенно увеличив штат фрейлин и адъютантов.

Имя и присутствие княжны Репниной не вызвало возражения лишь у самой великой княгини. Мария Александровна проявляла поистине христианское смирение по отношению к своей подруге, ставшей соперницей. Николаю же не нравилась откровенная либеральность взглядов смелой и европейски, проанглийски ориентированной княжны, которая неоднократно позволяла себе открыто высказываться по некоторым важнейшим вопросам возможных общественных реформ, и, как казалось, Николаю, наследник слишком уж внимательно прислушивался к ее высказываниям.

Но потом, однако, стало понятно, что, несмотря на столь глубокую близость и общность интересов, Александр слушал не столько то, что говорила ему княжна Репнина, а больше наслаждался звуками ее прекрасного, чарующего голоса, созерцанием ее прекрасных лучистых глаз, и предпочитал видеть в ней не советника по политическим вопросам, а задушевного друга, игнорируя таким образом ее способности государственного деятеля и отводя ей роль, как сейчас бы сказали, психоаналитика. Официальные же вопросы Александр продолжал обсуждать с отцом и матерью, и реже — с женой, которая на фоне нескромного адюльтера своего супруга еще более возвысилась в глазах окружавших ее людей и в народе, почитавшей великую княгиню за мученицу…

И, как часто это уже бывало в ее жизни, Анна получила приглашение во дворец тогда, когда почти перестала ждать, забывшись в домашних и материнских радостях. Краткий миг счастья в окружении детей, который служил ей мостками между непередаваемо бурным прошлым и пугающим остротою своего конфликта будущим, закончился, и Анна опять ощутила ту тревожную дрожь, которая превращала ночи в бессонницу, а жизнь — в борьбу.

На сей раз Анну в Зимний сопровождала Татьяна, которая осталась в коляске ждать ее возвращения. Она не меньше других была рада счастливому «воскрешению» Анны, и, прежде всего, потому, что всегда видела в ней защитницу. И впервые за время с памятной ночи пожара она смогла, наконец, вырваться из дома Репниных, передав Анне заботы о Лизе и детях, чтобы отправиться в Двугорское и навестить в тюрьме Никиту. И по возвращению передала Анне его просьбу о скорейшем вызволении его из заключения.

Татьяна и сама уже не помнила, как постепенно свыклась с существованием в своей жизни Никиты. Когда князь Долгорукий решил, что для блага подросшего Андрюшеньки ей следует удалиться из дома, Татьяна не стала возражать и по согласованию с Анной переехала в имение Корфов. И, хотя она была свободной — князь сразу после рождения сына подписал ей вольную, Татьяна продолжала оставаться в доме Долгоруких служанкой, нянькой собственного ребенка.

Увы, таковы были правила — признанный сыном Андрея, мальчик должен был вырасти в своем кругу, и общество матери-простолюдинки могло «испортить» его вкусы и взгляды на жизнь. Когда Андрея по достижению учебного возраста и ходатайству Михаила, ставшего вместе с Лизой и отцом его опекуном, поместили в императорский Лицей в Царском Селе, Татьяна стала видеть его только в летние месяцы. И то если Долгорукие и Репнины не уезжали заграницу и не увозили мальчика с собой. Тот с удовольствием путешествовал в компании двух веселых и жизнерадостных сыновей Елизаветы Петровны.

И тогда отношения с Никитой, к которому барышня Соня уже давно утратила романтический интерес, возобновились сами собой и вскоре переросли в привычку, прямым и неизбежным следствием которой стало их венчание. Этим замужеством Долгорукие остались довольны — у Татьяны теперь была своя жизнь, и роль матери должна была перестать для маленького Андрюши быть такой важной, как в раннем детстве. Никита, наконец-то, обрел душевный покой, и Варвара все не могла нарадоваться на их счастье: старая нянька и прежде считала, что эти двое были созданы друг для друга. А сама Татьяна, избавившись от девических грез, впервые осознала смысл семейной жизни и приняла Никиту не только как друга, но и как мужа.

А потом случился пожар… Впрочем, пожаром Татьяна считала все то, что произошло с ними после появления молодого человека, который называл себя бароном Иваном Ивановичем Корфом. Сначала он просто поселился в имении и стал захаживать к Долгоруким, но дружбы между старым князем и Репниными у него не получилось, в то время как Мария Алексеевна неожиданно для всех нашла в нем постоянного собеседника: Татьяна отметила, что княгиня зачастила к ним с визитами, проходившими в атмосфере абсолютной секретности. «Барон», которого Долгорукая звала «милый Жан», запирался с нею при встрече в кабинете, и о чем они долго разговаривали там, не знал никто.

Все это казалось подозрительным, и Никита ходил с тем к князю Петру Михайловичу, а потом по его просьбе привозил к нему из Петербурга (старый князь уже очень плохо двигался и для него местный кузнец-умелец даже соорудил специальную самоходную коляску) старого поверенного в делах Корфов. Но тот только сочувствовал и разводил руками — признание молодого человека членом семьи было законным и основывалось на подлинных документах. Кто же виноват в том, что он не пришелся Долгоруким ко двору!

Особенно напряженным это противостояние стало после появления в имении Корфов бывшего управляющего, Карла Модестовича. Говорили, он разорился, так и не наладив кондитерское дело, и даже одно время уезжал на родину, но вернулся, по-прежнему обремененный намертво прилепившейся к нему Полиной и карточными долгами, отрешиться от пагубной страсти к игре он так и не сумел. Как и откуда Шулер узнал о переменах в имении, было неведомо, но новоявленный барон встретил его, как родного (что немедленно всех насторожило), и вскоре объявил Никите, что в его услугах управляющего он больше не нуждается. Однако, после заступничества старого князя Долгорукого, имевшего с ним продолжительную беседу на повышенных тонах, узурпатор смилостивился, разрешив Никите остаться до конца сбора урожая. Но и до этого не дошло — по доносу Марии Алексеевны Никита вот уже месяц сидел в уездной тюрьме, ожидая суда.

И вся надежда была у Татьяны сейчас только на Анастасию Петровну! Татьяна денно про себя, ночью — шепотом только и делала, что молилась за ее успех. Жаль, что князь Петр не успел узнать, что дочь его жива и здорова. После того, как Варвара с учителем Санниковым привезли детей Анны и Владимира из Парижа, Долгорукий сник и словно замер, ожидая худшего. А после известия о смерти дочери и зятя, кажется, и вовсе утратил интерес к жизни и делам семьи. И только краткие наезды внуков на каникулы пробуждали его.

«Господи, помоги ей», — взмолилась Татьяна, глядя, как Анна поднимается по ступенькам входа в ту часть дворца, где были помещения, отведенные для наследника и его супруги — приглашение Анне посетить двор пришло от Марии Александровны. И, хотя для молодых по приказу Императора вблизи дворца построен был особняк, где семья — великая княгиня и дети — проводила большую часть времени, но все официальные встречи проводились здесь, в Зимнем.

Церемониймейстер провел Анну в залу, где придворные дамы представляли живые картины, руководила постановкой которых княжна Репнина. Появление Анны не вызвало у игравших никакого интереса — все, включая и единственного мужчину в этой компании, наследника престола, были увлечены своими ролями и поглощены сюжетами, которые на ходу предлагала Наташа, с азартом расставлявшая свои «живые фигуры» в соответствии с избранным для инсценировки событием или полотном известного художника.

Подойдя ближе, Анна поняла, что играющими составлялся знаменитый «Ночной дозор» Рембрандта. И прекрасные дамы, весело щебеча, дружно водружали на головы шляпы с перьями, накидывали плащи и вздымали к небу шпаги, изображая из себя, бравых защитников — городскую стражу. Александр Николаевич, разумеется, был капитаном, и Натали всячески старалась еще больше выделить его фигуру, нарушая, конечно, композицию и пропорции первоисточника, но на самом деле ради того, на что единственно сейчас была способна — восхищаться своим возлюбленным.

— Баронесса Корф? — услышала Анна донесшийся откуда-то со стороны голос и оглянулась.

Великая княгиня участия в веселье не принимала — сидела поодаль с книжкой в руках: Анна узнала недавно изданный «Всеобщий словарь по истории и географии» Буйе — и не утруждала себя хотя бы случайным взглядом в сторону создаваемой Репниной «живой картины».

— Ваше высочество! — Анна с почтением приблизилась к Марии и склонилась в глубоком поклоне.

— Его высочество поручил мне сообщить вам, что делу вашему незамедлительно был дан ход и завтра ваш поверенный может получить в канцелярии все необходимые документы, включая высочайший указ о наделении вас приоритетными правами в решении всех спорных вопросов по наследству вашей семьи.

Мария говорила негромко, и официальность ее тона немного смутила Анну. Она побледнела и растерянно взглянула на Марию, не без основания подозревая в холодности великой княгини последствия своего посещения наследника в обществе княжны Репниной.

— Вы не рады тому, что услышали? — удивилась Мария ее замешательству.

— Что вы, ваше высочество, — еще больше смутилась Анна и невольно поморщилась, отвечая на взрыв смеха, донесшийся от группы играющих, — но, собираясь во дворец, я первым делом мечтала лично и в более благоприятных условиях изложить вам свою благодарность за ту заботу и внимание, которое вы оказали моим детям. Я хотела говорить с вами, как мать с матерью, и не столько, как с супругой наследника престола, наделенной полномочиями давать официальный ответ на поданную Его Величеству просьбу.

— Боюсь, вы правы только в одном. — Мария холодно взглянула в сторону веселившихся в обществе ее супруга фрейлин. — Место для разговора было выбрано не совсем удачно. Наверное, нам стоит перейти в мои покои. Следуйте за мной, баронесса.

Мария решительно встала и, не сделав даже попытки попрощаться с Александром и своей свитой, направилась к выходу. Следуя за ней, Анна поняла, что этот демонстративный уход не сразу был замечен наследником и окружавшими его дамами. И, лишь когда кто-то из них обратил внимание наследника на удаляющуюся спину великой княгини, фрейлины как по команде стали одна за другой приседать в запоздалых поклонах. Александр, наконец, оглянулся и на какой-то миг замер в нерешительности, явно решая, что ему предпринять — оставить игру и броситься провожать супругу до ее апартаментов или спокойно продолжить свое веселое занятие. И, судя по тому, что в момент, когда Мария и Анна покидали залу, за их спиной снова возникло оживление, Анна поняла, что наследник выбрал последнее. Она уловила, как напряглась и выпрямилась спина великой княгини, и в который раз подивилась тому мужеству, которыми были полны и ее гордая душа, и ее израненное сердце.

Когда дверь за Анной, вошедшей в покои Марии, закрылась, она огляделась, не узнавая комнату, в которой прежде неоднократно бывала. Здесь уже не было даже намека на маленькую девочку, выросшую в пансионе и по воле судьбы попавшую в сказочно богатый дворец северного принца. В явившихся взгляду Анны апартаментах властвовала умная, взрослая женщина, обладавшая одновременно и утонченным вкусом, и праведностью благородной натуры. И, если мебель в роскошном стиле Марии-Антуанетты и уникальная коллекция старинных табакерок, отделанных драгоценными камнями, свидетельствовали о сибаритских чертах в характере ее хозяйки, то висевшие на стенах полотна и в большом количестве православные иконы говорили о стремлении Марии возвысить свой дух над плотью.

— Ваше высочество… — попыталась первой заговорить Анна, но Мария остановила ее.

— Вы тоже полагаете, что удел супруги наследника престола — производить на свет детей для продолжения рода и вести бессмысленный светский образ жизни? — не без иронии спросила она, пристально глядя Анне в глаза.

— Я считаю, — смело ответила та, не избегая ни этого взгляда, ни прозвучавшего в вопросе вызова, — что мне, как и любой вашей подданной, важнее всего знать, что та, от кого, быть может, вскоре станет зависеть судьба людей и государства, наделена не только навыками повелевать, но и сердечностью и широтой души, которые привлекают к себе сердца простых граждан.

— Достойный ответ, — после некоторой паузы кивнула Мария, делая жест, приглашающий Анну присесть на обитый бархатом табурет с витыми ножками, стоявший рядом с кушеткой, на которой устроилась великая княгиня. — Вижу, вы ничуть не изменились, баронесса, а это внушает мне надежду, что выбор, который вы сделали, обратившись первым делом не ко мне, а к его высочеству, вызван какими-то иными причинами, нежели предположением о моей неспособности решать важные дела.

— Так вы знаете? — растерялась Анна.

— При дворе не бывает тайн, и уж вы-то должны это знать, как никто другой, — вздохнула Мария, — но поскольку я подозреваю в том обычное своеволие княжны Репниной, то думаю — вы всего лишь стали заложником ее бесцеремонности.

Анна не нашлась что ответить — выдавать оказавшую ей (пусть и медвежью) услугу Наташу она не хотела, но и не признать справедливости слов великой княгини не могла, слишком уж очевидно это было.

— И вот опять вы демонстрируете образец добродетели, — ласково улыбнулась Анне Мария, и от этого взгляда у нее потеплело на душе. — Знаете, не так часто в наши дни можно встретить человека из тех, кто готов скорее позволить обвинить себя, нежели самому стать обвинителем. Даже, если таковой поступок оправдан и закономерен… Я рада, что с вами не случилось того, что прежде было объявлено. И, несмотря на то, что мне было приятно принять на себя заботу о ваших детях, я счастлива, что они вновь обрели мать. Надеюсь, что теперь вы, как и прежде, станете неразлучны. Однако, знайте, что я не снимаю с себя ответственности за них и готова и дальше оказывать им покровительство, ибо наслышана о лицейских литературных успехах вашего сына и полагаю, что со временем дочь ваша может стать одной из лучших воспитанниц нашего Смольного.

— Я бесконечно признательна вашему высочеству за заботу, — склонила голову Анна, — и приношу свои извинения за то, что невольно заставила вас страдать…

— Пустое, — кивнула Мария. — Ни я, ни вы не в силах изменить предначертанного свыше, и есть единственный способ совладать с этим — смирение и молитва. Господь помогает мне преодолеть все трудности супружеской жизни, и я прошу Всевышнего только об одном — здоровья для супруга моего и детей моих…

Мария на минуту замолчала и перекрестилась на икону Казанской Божьей Матери, и Анна поняла — она про себя помянула недавно умершую семилетнюю дочь Александру, своего первого ребенка, названную в честь мужа.

— Вы же, как я слышала, теперь вдова… — снова обратилась к Анне великая княгиня.

— Беда не приходит одна, — вздохнула Анна. — В один год я лишилась и любимого супруга, и отца, и сестра моя весьма нездорова.

— Я буду молиться и за вас. — Мария протянула Анне руку, и та поднялась, чтобы принять это неожиданное рукопожатие. — А знаете, я бы хотела, чтобы вы вернулись ко двору… Мы мало успели сказать друг другу в то время, когда вы учили музыке детей его величества, но мне всегда была по душе ваша прямота и честность, ваше умение заглянуть вглубь души и распознать там сокровенное, скрытое от чужих, посторонних глаз. Этих качеств так не хватает сейчас среди тех, кто окружает меня. И даже не раз клявшаяся мне в верности Натали…

Голос Марии задрожал, и она не смогла завершить фразу. Ей стало дурно, Мария побледнела и, кажется, стала терять сознание. Анна немедленно подхватила ее и усадила на кушетке, следя за тем, чтобы спина держалась ровно и голова не завалилась. Потом, оглядевшись, Анна нашла на туалетном столике пузырек с нашатырем и, открыв его, поднесла к лицу Марии. А когда та очнулась, Анна разыскала кувшин с водой, стоявший за ширмой в альковной части покоев, и принялась смачивать лицо и шею великой княгини, осторожно массируя ей виски и затылок. И лишь добившись, что кожа ее слегка порозовела, а помутневшие было зрачки прояснились, Анна взяла лежавший рядом с Марией на кушетке веер и принялась обмахивать им великую княжну.

С одной стороны, бледность вообще была свойственна Марии, но Анна заподозрила, что нездоровье это имеет и другое объяснение. Поначалу она неизбежно сравнила то, как выглядела сейчас Мария с состоянием сестры, приобретшей на пожаре легочную недостаточность, а если учитывать то, что Марии уже давно приписывали чахотку… Но нет, здесь все же было что-то другое.

— А его высочество знает о вашей беременности? — тихо спросила Анна, помогая очнувшейся от приступа слабости Марии подняться и сесть.

— Вы догадались? — слабо кивнула Мария. — Я не говорила об этом даже моему лейб-медику.

— Но почему? — спросила было Анна и спохватилась. — Ах, да, понимаю, вы полагаете, что супруг ваш, переживая недавнюю утрату, не сможет с должной радостью принять этот дар?

— Вы спрашиваете, верю ли я, что его нынешнее веселье в кругу фрейлин связано с тем, что Александр Николаевич пытается забыться, отстраниться от потери нашего первого ребенка? — вздохнула Мария. — Я думала и об этом, но все же по рассуждению пришла к мысли о том, что его влечет к Натали не пережитое нами горе, а моя неспособность находиться в постоянном ощущении праздника, которого он ждет… Знаете, когда мы только встретились с ним, меня потрясла и вдохновила его способность глубоко чувствовать и рассуждать, но потом, позже, опасно, безвозвратно поздно! — я поняла, что ошиблась, принимая ухаживания за образ мысли, а стремление понравиться мне — за характер.

— Но разве неверна мудрость, которая учит нас, что сходятся только противоположности? — попыталась утешить свою собеседницу Анна. — И не потому ли Александр Николаевич остановил свой выбор на вас, что вы являли для него образец совершенства?

— Образец, быть может, — да, но земной идеал он всегда искал в ком-то другом, — печально промолвила великая княгиня и вдруг, подняв на Анну прекрасные голубые глаза, прошептала. — Мне так не хватает его!.. Но не в том смысле, который обычно усматривают в отношении жены и мужа. Мы оба готовимся нести бремя власти, и, хотя его высочество единственный примет на себя ответственность объявлять решения, я должна буду помогать ему, содействовать ему. Так как мне делать это, если тот, с кем я могу обсуждать насущные вопросы, волнующие мою душу и беспокоящие мой разум, — мой духовник, а не венчанный и законный супруг!

— Ваше высочество, Мария Александровна. — Анну растрогала ее искренность и необычная страстность. — Я уверена, что, узнав о ребенке, великий князь оставит прежние утехи и вернется к вам…

— Вполне возможно, — кивнула Мария, — так и было уже не раз, но мне больно осознавать, что это — единственный способ заставить мужа вспомнить обо мне и о моем существовании. Я все время жду, что он придет ко мне, не как счастливый отец, а как будущий император к своей императрице.

— Я преклоняюсь перед вами, ваше высочество, — воскликнула Анна: она впервые поняла, насколько велика сила духа этой удивительной женщины. Мария сумела подняться над обидой и ревностью, над простыми и понятными, всегда находившими оправдание в глазах окружающих, чувствами, посвятив себя подвижничеству самой главной, централизующей идеи государства — монарха, мужчины, которому предстоит принять на себя тяжкое бремя управления великой державой. Она готова была отмолить все его прегрешения, сняв с него тяжесть покаяния, дабы оно не отвлекала супруга от важных дел. И сейчас чахла оттого, что он не осознает ее жертвы, и за физическим нездоровьем не видит силы, способной всегда и во всем поддерживать его.

«Она святая», — подумала Анна и озаренная этой простой и ясной мыслью по внезапному порыву души опустилась вдруг перед Марией на колени и поцеловала ее руку.

— Что вы, баронесса, что вы, — растрогалась великая княгиня и царственным жестом велела ей немедленно встать, — я не хочу, чтобы та доверительность отношений, которой уже было отмечено наше знакомство в прошлом, была утрачена ввиду преувеличения вами моих слабых, человеческих сил.

— Но… — попыталась было возразить Анна.

— Я польщена тем, что могла бы найти в вас поклонницу моей веры, но не хочу терять в вас друга, на простоту и доступность которого хотела бы рассчитывать впредь. Я прошу вас войти в мою свиту и стать моим доверенным лицом, о чем я в самое ближайшее время буду говорить с его величеством, и уверена, он не откажет мне.

— Вы можете полностью распоряжаться мною, ваше высочество, — кивнула Анна, поднимаясь и отвечая согласием на предложение Марии.

— Я не стану вас закабалять, — улыбнулась та, жестом отпуская Анну, — возвращайтесь к детям, решайте все свои дела и — помните, что я всегда буду рада видеть вас при дворе…

Глава 4 Договор

На радостях, что поездка во дворец сложилась так удачно, Татьяна всю обратную дорогу болтала без умолку, вознося хвалу то небесам, то его величеству, и все уговаривала Анну тотчас же ехать в Двугорское вызволять Никиту. Анна слушала ее журчание в пол-уха — она была потрясена встречей с Марией и решила во что бы то ни стало увидеться с Натали, и поговорить с нею. Анна не была уверена в результате этой миссии, но и не могла позволить себе промолчать — душа Марии, открывшаяся ей во всей своей незащищенности, взывала о помощи, и Анна искренне хотела ответить посильной благодарностью той, кто была так добра к ней и ее детям…

— Нет, я поеду одна, — покачала головой Анна в ответ на все время повторявшуюся настойчивую просьбу Татьяны взять и ее с собою в Двугорское.

— Но… — попыталась обидеться та.

— Никаких «но»! — Анна была непреклонна. — Ты останешься в Петербурге, будешь вместе с Варварой ухаживать за Лизой и заботиться о детях. А о Никите не беспокойся — я обязательно что-нибудь придумаю. Обещаю тебе, что найду выход и уберегу его от тюрьмы.

Честно говоря, Анна еще не знала, как она сделает это, но что-то подсказывало ей: новая поездка в Двугорское принесет если уж не полную разгадку главной тайны — появления у нее нового родственника, то хотя бы приоткроет завесу над ней.

Не позволив никому поздравлять ее — для этого слишком рано, Анна нанесла визит адвокату Саввинову, поручив ему получение бумаг из канцелярии его величества и попросив завтра же с утра приехать в имение Корфов и решить все дела с «наследником»: на всякий случай Анна попросила поверенного приехать с приставами — она не знала, как сложится их непростой разговор с «бароном» и хотела заранее подстраховаться во избежание возможных провокаций с его стороны. И потом, отобедав у Репниных, она отправилась в Двугорское, чтобы встретиться с Никитой, сидевшим в следственной тюрьме при здании уездного суда.

Кивнув перекрестившей ее на дорогу Варваре, Анна велела кучеру ехать быстро — она хотела объявиться в имении засветло, благо, что ночи уже наступили белые. Анна прекрасно понимала, что, быть может, бросается в самое пекло, но хотела провести эту ночь дома, чтобы проследить за «бароном» и Долгорукой и вместе с тем — помешать им предпринять что-либо до приезда адвоката. Анна была уверена — ее присутствие заставит «барона» затаиться, и тогда у нее будет больше шансов добиться желаемого эффекта неожиданности, когда в имении появится Саввинов.

Однако получить разрешение на встречу с Никитой ей удалось не сразу. Судья был в уезде человеком новым и потому подозрительным. И, судя по всему, уже успел попасть под влияние княгини Долгорукой, умевшей при необходимости быть весьма убедительной. И к тому же Анна увидела, насколько искренней оказалась симпатия судьи к новоявленному барону Корфу — так называемый «Иван Иванович», похоже, не терял времени даром и сделался своим человеком в кругу Двугорского «высшего света», играя в уездном собрании в вист по выходным и выезжая иногда с судьей на охоту.

Все это рассказал Анне Завалишин — самый богатый промышленник в их округе. Завалишин собственным выездом лихо продефилировал мимо нее, и Анна, спохватившись, велела кучеру двигаться следом. Порфирий Матвеевич годами был младше Анны, но еще с юности считался ее страстным поклонником. Он и сам был увлечен театром, влюбившись в это искусство, когда посещал спектакли, которые давала крепостная труппа старого барона Корфа. Анна всегда получала на аплодисментах от неприметного, но невероятно эмоционального сына управляющего в имении еще одного их соседа — князя Озерецкого, трогательный букет фиалок, который тот неизменно умудрялся доставать для нее в любое время года.

Сейчас Завалишин владел крупнейшей лесопилкой в округе и слыл меценатом: привозил время от времени в уезд столичных театральных и музыкальных знаменитостей и поддерживал любительский театр, дававший свои представления в доме генеральши Колосковой. Ростом Завалишин так и не задался, зато приобрел солидный животик, на котором поверх дорогого шелкового жилета висела шедшая от пуговицы к карману заметная золотая цепь для брегета. Порфирий Матвеевич был женат и имел, кроме четверых детей, прекрасный дом в центре города, который купил по сходной цене у бывшего уездного головы, уволенного несколько лет назад за растраты. Вместе с ним, просветил Анну Завалишин, «с почетом» проводили и местного судью, а также начальника полиции и директора уездной гимназии.

Анну, которая, не добившись разрешения на посещение Никиты, отправилась, по знакомым ей прежде чиновникам за поручительством, Завалишин признал сразу, однако из-за волнительности момента прежде обомлел, потом побагровел и стал раздуваться. Но при первых же звуках голоса Анны пришел в себя и кинулся ей навстречу с пылкостью давнего поклонника. Облобызав Анне руки и усадив на самое почетное место в гостиной, он крикнул, чтобы сию же секунду подали кофе и принялся было ее расспрашивать, что и как, но Анна умолила Завалишина отложить разговоры и попросила сопроводить ее к судье, дабы подтвердить, что она — та, за кого себя выдает, и имеет полное право на встречу со своим управляющим. Услышав ее просьбу, Порфирий Матвеевич расплылся в широкой и довольной улыбке — быть слугой для самой Анны Платоновой, первой актрисы уездной сцены, то есть, для баронессы Анастасии Петровны Корф — ему не в тягость, а за счастье посчитать и за честь великую!

И, пока напористый и говорливый промышленник (взявший предварительно с Анны слово, что она скоро не исчезнет и после визита в тюрьму обязательно составит ему на ужине компанию, после чего он, естественно обязуется лично доставить ее в родное имение) развлекал беседою подобревшего судью, Анну провели через внутренний двор из здания суда в помещение для предварительного содержания, где сидел Никита. И когда, слегка остолбенев от тяжелого духа закрытого и грязного помещения, Анна смогла, наконец, войти в камеру, сердце ее забилось в тревоге и предчувствии — интуитивно она поняла, что услышит сейчас нечто важное.

— Матушка! Баронесса! Анастасия Петровна! — рухнул ей в ноги Никита, с трудом сдвинувшийся с лежака. Анна заметила, что выглядит он ужасно: лицо разбито, губы синевой затекли, да и на руках еще видны были следы каких-то рваных ран. — Как манны небесной ждал приезда твоего, помоги, не оставь!

— Господи, Никита! Что ты такое говоришь! Я для тебя всегда — Анна, Аннушка! — воскликнула Анна, помогая ему подняться. — Кто же это так тебя? За что?

— Не помню я, — тихо сказал Никита, опуская глаза. — Говорят, пьян был ужасно, драку с приставами затеял, что пришли меня арестовывать. Только я не отвечаю за то.

— А не отвечаешь-то почему? — растерялась Анна. — И куда тюремный доктор смотрит, тебе же в лазарет надо, раны подлечить.

— Да нас здесь лекарствами не балуют, особенно тех, кто по тяжелому делу идет, а меня вот, кроме поджога, еще и в убийстве обвиняют, — кивнул Никита.

— В убийстве? — не поняла Анна.

— Говорят, перед тем, как имение подпалить, я вашего батюшку, князя Петра Михайловича, то есть, по голове насмерть стукнул. А потом, чтобы скрыть свое преступление устроил поджог, оттого и весь в керосине перепачкался, — пряча от Анны глаза, с горечью прошептал Никита.

— А это еще что за нелепость! — всплеснула руками Анна. — Да кто такое говорит?

— Так полиция же и доктор наш, Штерн, если помните. Он, когда Петра Михайловича нашли, его осматривал и протокол составил, что убили вашего батюшку, а поскольку виноватым в пожаре княгиня меня объявила, то мне убийство и приписали, сказали — чтобы следы своего злодейства замести. — Никита еще ниже опустил голову, и Анна поняла — он прячет от нее слезы.

— А мне почему никто этого обстоятельства не сказал? — нахмурилась Анна.

— Видать решили, чтобы сердце вам не рвать, ну погиб на пожаре и все тут, — всхлипнул Никита, и от созерцания слабости этого сильного и здорового мужика Анне стало сов сем уж тошно. Она подошла к Никите ближе и погладила несчастного по голове, точно был он ребенком маленьким.

— И как же угораздило тебя так, Никита, а? — вздохнула Анна. — Ты-то почему не помнишь ничего?

— Да не то чтобы ничего, — кивнул Никита, — только если бы я кому другому сказал, мне все равно бы не поверили… Я ведь, Аннушка, уже и с жизнью простился и Татьяне сказал, если паче чаяния повезет, и меня не повесят, то чтобы не ждала меня с каторги. Может я ее, кандальную, конечно, и вынесу, только что с меня потом за мужик да хозяин будет. Тень одна и останется.

— Ты погоди себя хоронить, Никита, — решительным тоном сказала Анна. — Лучше возьми себя в руки и расскажи мне все, что было, и все, что помнишь. Только с начала рассказывай, с того момента, как появился в имении этот Иван Иванович. Я почему-то уверена, что все беды твои, равно, как и мои здесь, от него начались.

— Верно, Анечка, думаешь, верно! — Никита вскочил на ноги и заметался по камере, как дикий зверь, запертый охотниками в клетку. — Знал я, что ты все поймешь, все угадаешь! У тебя сердце чуткое, все про справедливость понимает… Мне ведь как Татьяна сказала, что ты живая объявилась, так я во всех святых и в Господа нашего еще крепче уверовал! Я с неделю назад крест, что у меня был, с себя снял и бабке богомольной, что тут проходила, через решетку кинул. Просил, чтобы свечку за тебя поставила во здравие, не хотел принимать, что нет тебя, что уже не увидимся. Так старуха пообещала, что намолит твое возвращение, — не солгала, значит! Есть еще сила святая, есть и у меня надежда на спасение! И самозванца мы разоблачим!

— Самозванца? Так все-таки это правда? — вскричала Анна и тут же осеклась. — Неужели адвокат мне солгал, и он в сговоре с этим «бароном»?

— Ты о поверенном вашем? — переспросил Никита. — Нет, думаю я, что Викентий Арсеньевич, как и все, — обманутый. Умеет этот гад так к человеку подластиться, так обойти, что любого, в чем хочешь, убедит. И ведь главное — документы-то у него все в порядке! Ни с одной стороны не подступишься.

— Так откуда же ты узнал, что он самозванец, этот Иван Иванович? — засомневалась Анна.

— Это не я, это батюшка ваш разузнал. — Никита резко понизил голос, перейдя на шепот, и жестом велел Анне приблизиться к нему. — Петр Михайлович, как этот наследник-то объявился, оказывается, самолично розыск затеял, и про то, кроме меня, никто не знал. Князь меня во все посвятил, и был я его единственным в том деле курьером. Петр Михайлович из столицы сыщика нанял, незаметный такой, тихий был…

— А был-то почему? — встревожилась Анна.

— А потому, что нашли его сразу на утро после пожара в лесу, задушенным. Но я-то, слава Богу, уже тогда в тюрьме сидел, а то бы и его мне приписали, — перекрестился Никита. — Мне про то конвоир рассказывал, когда на прогулку ходили, он — мужик добрый, ко всем нам с жалостью относился. Вот и рассказал на радостях, что соседа моего выпустили, а соседом-то купец оказался — из заезжих и небогатый. Он с тем сыщиком последним в трактире в карты играл да все спустил подчистую, вот и притянули его — дескать, «отыграться» решил: убил и ограбил. Только быть того не могло, я знаю — сыщик в трактире для отвода глаз сидел, он меня дожидался, я ему деньги от Петра Михайловича должен был передать, а он мне — для него документ какой-то важный, про «барона» нашего. Только видишь, ни князя, ни сыщика, ни документа!

— Но неужели все в такой тайне было, что ты ничего не знал, кроме того, что отец нанял сыщика? — расстроилась Анна.

— Мне Петр Михайлович велел от всего подальше держаться и меня лишь как курьера использовал, — вздохнул Никита. — Говорил, что дело это опасное, и он не хочет мою жизнь губить… Мне ведь и так плохо было. Сначала в наши края господин Шулер вернулся. Заявился в имение к батюшке вашему и стал на работу проситься, дескать, чего это я на два дома работаю, имения процветают, забот-хлопот много, а он хозяйство знает и готов отвечать за то, что за Корфами числится. Петр Михайлович его прогнал, а он, смотрю, никуда не делся — через день все захаживает, да к княгине! И как князь с нею ни ругался, да Марию Алексеевну убедить-то нельзя — все равно по-своему сделает. А потом этот «барон» объявился! Уж они спелись, голубчики, да так быстро, что меня сразу сомнение взяло, не знакомы ли прежде были, — Шулер у него сразу в порученцах стал, а Полина при доме объявилась. Мне Татьяна после сказала, что не раз видела, как она к новому хозяину в покои шастала то среди дня, а то и ночью — ничуть баба не изменилась, все об одном думает!

— А можешь ли ты мне рассказать, что в тот день произошло, когда случился пожар? — заторопила Никиту с объяснениями Анна.

— К тому и подвожу, — кивнул Никита. — Мне, как я уже говорил, Петром Михайловичем было велено с сыщиком в трактире встретиться. Я на то «свидание» пошел и взял для вашего батюшки от него конверт запечатанный с бумагой. И на словах тот меня предупредил, что это — его отчет о розыске и копия одного важного свидетельства, которое он передаст князю, когда Петр Михайлович с ним за работу рассчитается. Так как дела они с его сиятельством вели тайно, то сыщик, у нас в имении никогда не объявлялся и имени его я не знал, просто сказано мне было — найти в трактире за таким-то столом в такой-то одежде мужчину, а чтобы не перепутать его ни с кем, примету дал — родинка большая, как шишка на щеке у самого левого уха. Так вот, конверт я потом князю отдал, а он, как послание, скрытое в конверте, прочитал — просиял весь и так радовался, и все мне говорил — вот теперь-то мы его прижмем, не выскользнет! А потом дал мне пачку ассигнаций банковских для того сыщика и приказал назавтра с ним встретиться еще раз и обещанный документ взять и пуще глаза беречь. Да только, подозреваю, что сыщик, не дождавшись моего прихода, сам в имение направился, и по дороге убили его.

— А ты подозреваешь кого? — со смутным предчувствием спросила Анна.

— Думаю, тут без Шулера не обошлось, — сказал Никита. — И пролом на моей голове, тоже, полагаю, его рук дело.

— Ты это точно знаешь? — замерла Анна.

— За точность ручаться боюсь, потому что от удара все в голове перепуталось, но голос его помню, его да княгини, — подтвердил Никита.

— А она-то как тут замешана оказалась? — воскликнула Анна, понимая, что подходит, наконец, Никита в своем рассказе к самому главному.

— Ох… — вздохнул Никита, — ты уж прости, Аннушка, что приходится такую тяжесть на тебя взваливать, но только уверен я, что батюшку вашего она и убила.

— Нет! Только не это! — вскричала Анна и сама себя оборвала, испугавшись, что громкий крик ее будет понят неправильно и охранники могут прийти раньше времени, чтобы увести ее из камеры. — Так ты говоришь, что…

— А было все так… — начал свой рассказ побледневший Никита. — В тот день злополучный она к самозванцу с вечера приходила и что-то говорила ему. Я уже давно за ними следил, но с появлением Польки да Шулера делать это стало труднее, но мне все равно удалось понять, что она за Петром Михайловичем следила. И, видать, наш последний разговор подслушала, а потом прямиком — к супостату этому, чтобы, видимо, вместе решить, что дальше делать. Я, как понял, в чем суть, сразу хотел к Петру Михайловичу возвратиться да предупредить, только на пять минут к Татьяне забежал сказать, чтобы на вопросы, где я и что, отвечала, что, мол, по своим делам в уезд с вечера подался, и шуму из-за моего отсутствия сама не поднимала. А, когда выходил из нашей комнаты, меня Шулер подстерег и велел к новому хозяину пойти. Что мне было делать? Я не хотел, чтобы заподозрили, что знаю я про их происки, вот и пошел, и тот со мной долго, с часок так разговоры вел — и ни про что вроде, и как будто предупреждал, что не ту сторону я выбрал, не тому служу. Ну, я ему, конечно, ответил, он меня прогнал, чему рад я был неслыханно — тут же через лес к вашему отцу в имение побежал. А, когда добрался, уже темно было, но я в дом не стал заходить, чтобы внимание к себе не привлекать, — в окошко в кабинете Петра Михайловича условным сигналом постучал.

— И… — не утерпела Анна. — Что папенька? Что он?

— В том-то и дело, что ничего, — понуро опустил голову Никита, — опоздал я, Анечка. Опоздал. Окошко-то приоткрыто было — ночи теплые стояли, да тебе сказали, верно, что жарко было, необычно так. Вот я в окошко и залез, вижу — Петр Михайлович на полу неподвижный, а голова вся — в крови. Я — к нему, а от стены — тень. Я за ней, хватаю, а это — Марья Алексеевна, и в руке у нее — лампа керосиновая, тоже вся в крови. Видать ею она супруга своего и стукнула. Я на помощь звать хотел, да она мне как плеснет керосину из лампы прямо в лицо. Чуть глаза не сожгла, вот я и бросился назад к окну, и потом к колодцу, лицо промыть. А что дальше было, помню плохо — сверкнуло что-то в глазах, голова поплыла, закружилась, ноги сами подкосились. И только голоса — два-то я точно различил: они поближе стояли — княгиня да Карл Модестович, а третий совсем тихо говорил, но я успел услышать, что Марья Алексеевна его Жаном называла, наверное, еще один прихвостень нашего «барона». Вот, а после ты знаешь — пришел я в себя, когда уже имение до последней головешки выгорело. Батюшку вашего после пожара нашли и сначала погоревшим посчитали, ну а про меня княгиня полицейским рассказала — они за мной пришли, когда мужики дворовые мне кружку первача дали, чтобы в себя пришел, они-то думали, что я со всеми пожар тушил. Может, тогда я со злости и обиды страшной и раскидал полицейских маленько, но в тот момент, Анечка, я и впрямь не чувствовал ничего. Только видел перед собой лик этот злодейский и страшный, ведьмачий, — княгиню, будь она проклята!

Договорив это, Никита со стоном сел, опустившись, точно подрубленный, на тюремный лежак и, закрыв голову руками, заплакал.

— Боже мой! — только и могла сказать Анна, выслушав эту страшную исповедь, и, едва не потеряв равновесие, села на нары рядом с ним.

Она не знала, сколько длилось установившееся после этого молчание — Никита горестно сжимал виски ладонями и тихо выл, качаясь взад и вперед, точно юродивый. Анна же, казалось, погрузилась в туманную пелену, что окружает вечерами летние болота — и стоять нельзя, и идти некуда, все одно — топь. И от вида потерянного Никиты, от беспросветности тюремной и от сознания необратимости собственного горя, она ощутила внутри себя на миг такую безысходность, что уже готова была и руки опустить — все, к чему она стремилась, показалось ей таким малым по сравнению с ужасной смертью батюшки.

— Так что же нам делать-то теперь? — Никита поднял на нее глаза с еще невыплаканными слезами, и Анна словно очнулась — что же это она? Отчего позволила слабости овладеть ее сердцем? Или решила, что раз уж сильный и мужественный Никита плачет, то и ей не грешно? А вот и нет — именно она и не имеет на это права! Ведь сейчас от нее одной зависит и жизнь этого человека, и судьба ее семьи!

— Тебе должно думать лишь о том, чтобы поскорее выздороветь, — твердо сказала Анна. — Я позабочусь о том, чтобы тебя немедленно перевели в лазарет, и доктор осмотрел твои раны. Ты обязан поправиться, и как можно быстрее, потому что мне в самое ближайшее время понадобится твоя помощь. Я доведу до конца то расследование, что начал отец, я раскрою эту тайну и узнаю, кто он — «барон Иван Иванович Корф»! Мы вместе сделаем это, Никита!

— Да как же я стану тебе помогать, ведь я под судом? — вздохнул тот.

— Обещаю тебе, — точно клятву, произнесла Анна, — что завтра же ты выйдешь из тюрьмы.

— Чудес не бывает, — прошептал Никита и махнул рукой.

— Да что с тобой?! — воскликнула Анна. — Ты молился о моем возвращении, ты надеялся на мою помощь, так неужели в тот миг, когда мне открылась горькая правда о смерти моего любимого папеньки, я отступлю? И позволю тебе погибнуть? И убийца останется безнаказанным? Нет! Этому не бывать! Приди в себя и верь, как верил все это время, и Господь не оставит нас — мы узнаем правду.

Анна обняла Никиту за плечи и поцеловала в лоб, нежным, материнским жестом расправив его спутанные, потемневшие от тюремной сырости волосы.

— Мне надо идти, Никита. Но скоро я вернусь за тобой, и тогда все, кто повинен в смерти Петра Михайловича, в болезни Лизы, те, кто принес столько горя моим детям и племянникам, ответят за содеянное зло. И справедливость восторжествует…

Больше всего Анна боялась, что не сможет совладать с собой, выйдя из камеры, где был заключен Никита. Она не хотела, чтобы кто-нибудь, а тем более судья или Завалишин, догадались о том, какое потрясение она испытала, узнав правду о гибели своего отца и пожаре в имении. И, хотя Никита сам не видел, кто поджег дом, Анна не сомневалась, что причастна к этому все та же компания, а, зная склонный к безумным поступкам характер княгини, она готова была утверждать, что именно Мария Алексеевна стала зачинщиком поджога. Анна была уверена, что, несмотря на то, что Никита не знал подробностей проведенного петербургским сыщиком расследования, Петр Михайлович вел тому точный отчет, но все бумаги сгорели в огне…

Впрочем, почему сгорели? Вполне возможно, что княгиня Долгорукая выкрала их. Наверное, отец и застал ее за этой кражей, а справиться с покалеченным и больным стариком ей, конечно же, не составило труда. Анна вздрогнула, представив себе, как Мария Алексеевна, которую безумие наделило еще большей, чем прежде, силой, прокралась в кабинет и обрушила на голову отца свое ужасное орудие. В горле почему-то в одно мгновение все пересохло, и Анна принуждена была опереться на стену, чтобы не упасть.

— Вам плохо, сударыня? — поддержал ее под руку стоявший при выходе конвоир. — Вы что-то бледная стали.

— Это все тюрьма, — попыталась улыбнуться Анна.

— И то правда, — кивнул часовой. — Здесь веселого мало. Давайте я покличу кого, и вас проводят до судейской залы.

— Не стоит волноваться, — вежливо отказалась Анна. — Немного свежего воздуха, и я приду в себя.

Она уже хотела было уйти, но потом спохватилась и, достав из внешнего кармана жакета, надетого поверх платья, небольшой кошелек мешочком, развязала стягивающую его тесьму и вынула из него несколько монет..

— Это вам, любезный, — сказала она, удостоверившись, что их никто не видит, и подала деньги часовому. — Не откажите, примите это малое пожертвование. Для вас и вашей семьи. У вас есть дети?

— А как же. — Часовой опустил глаза с таким понимающим видом, что Анна едва удержалась от улыбки. — Не извольте беспокоиться, прослежу, чтобы того убивца не трогали и хорошо покормили.

Он не убийца, хотела было возразить часовому Анна, но вовремя одернула себя — это никому не должно быть известно, кроме истинных виновников трагедии в имении ее отца Двугорском.

Завалишин, судя по всему, хорошо развлекал местного служителя Фемиды, так что оба при появлении Анны выразили явное удивление по поводу ее слишком быстрого возвращения. Судья еще раз, не без влияния Завалишина, принес Анне искренние соболезнования о погибшем князе и клятвенно заверил ее, что виновник непременно будет наказан.

— И я мечтаю только об одном — о правосудии, — многозначительно сказала Анна и вместе с Завалишиным покинула здание суда.

Потом Порфирий Матвеевич со словами «И я не приму никаких возражений!» отвез ее в местное собрание, где для лучших людей города был открыт ресторан на манер столичных и, велев кучеру, чтобы он сообщил хозяйке — своей жене, что к ужину его можно не ждать, повел Анну под руку в зал, оформленный в по-провинциальному аляпистом ампирном стиле. И, хотя Анна не была расположена к разговорам, ей волей неволей пришлось отвечать на вопросы Завалишина о ее счастливом воскрешении, о Владимире и брошенной актерской карьере. Спасало лишь то, что словоохотливый Завалишин задавал свои вопросы таким образом, что на них требовались и были достаточными короткие или малозначительные ответы. И поэтому в большинстве случаев Анна отделывалась репликами «да-нет» или только вздыхала, выдерживая паузу, благо в мастерстве их преподнесения была весьма искусна.

И все же она была бесконечно благодарна бывшему поклоннику ее таланта, что он оказался в этот день и час на ее пути. И, когда они прощались у крыльца их имения, куда Порфирий Матвеевич, как и обещал, привез Анну (в то время как коляска Репниных плелась за экипажем Завалишина на почтительном расстоянии), она вдруг порывисто обняла своего спутника и расцеловала в обе щеки. От такой щедрости Завалишин обомлел и едва не прослезился, воскликнув дрогнувшим от волнения голосом: «Богиня, богиня!». Его искренность тронула Анну, и на мгновение в ней возникло давно забытое ощущение, которое актеру дает публика, любящая его и поклоняющаяся ему.

— Фиалки за мной, — прошептал Завалишин, склоняясь к ее руке в прощальном поцелуе.

— Вы и так сделали для меня сегодня очень много, — призналась Анна, и Завалишин с удивлением взглянул на нее — откуда ему было знать, что она имела в виду! А потом он еще долго махал ей из экипажа, не решаясь сесть и потерять из виду.

К реальности Анну вернул громкий стук, распахнувшихся створок двери — на крыльце появился Карл Модестович и, разглядев в наступавших сумерках, кто была их неожиданная гостья, прошипел:

— Приехали-таки. Входите. Велено принять.

Если Анна и была удивлена таким гостеприимством и подозрительной сдержанностью всегда бесцеремонного и хамоватого управляющего, то виду не подала. Конечно, ее насторожила предусмотрительность «барона», наказавшего Шулеру встретить гостью в соответствии с ее статусом и положением хозяйки, но означать это могло лишь то, что осторожный «барон» был готов к бою. И внешней демонстрацией своей лояльности он еще раз доказал Анне свое умение проявлять завидную выдержку и способность просчитывать ходы противника. Впрочем, — и в этом Анна была уверена! — сюрприза, о котором завтра «барону» объявит адвокат Саввинов, он вряд ли ждет.

Шулер, до чрезмерности вежливо раскланявшийся с ней, с молчаливой предупредительностью проводил Анну в гостевую комнату на первом этаже и, уходя, принялся извиняться, что его сиятельство сейчас в отъезде, но завтра непременно будет счастлив встретиться с нею. Это было Анне даже на руку, и она заторопилась расстаться с неугомонным управляющим и без излишних церемоний проводила его за дверь. Потом, с показной решительностью закрыв дверь на ключ, она для виду громко стуча каблуками походила по комнате, опасаясь, что Шулер по привычке подслушивает под дверью в коридоре, и прикрутила лампу, с которой ее сопровождал Шулер и которую оставил для освещения комнаты. Пригасив огонь, как будто она легла спать. Выждав с полчаса (ей показалось — прошло полночи, так томительно тянулись эти минуты ожидания!), Анна тихо распахнула окно и выбралась наружу.

Ей представлялось удачей отсутствие новоявленного барона. И, так как из рассказа Никиты бесспорно не следовало, что документы, которые собирал князь Петр, сгорели в огне, то Анне пришло в голову поискать их в доме. Наверняка, «барон» воспользовался сейфом в кабинете Владимира, ключами от которого он завладел по праву хозяина. Анна с детства знала секрет, который позволял ей легко проникать в библиотеку со двора — большая двустворчатая стеклянная дверь, выходившая из гостиной на веранду для посвященного легко открывалась как изнутри, так и с внешней стороны. И, неслышно приотворив ее, Анна проскользнула в гостиную, а оттуда — в библиотеку, где, выждав минуту и убедившись, что ее перемещения по дому остались никем не замеченными, она прошла в кабинет.

Здесь, казалось, мало что изменилось с момента ее отсутствия. И, хотя полумрака белой ночи было недостаточно для того, чтобы детально рассмотреть все, Анна не заметила сколько-нибудь серьезных перестановок, а тем более — ничего, что могло бы связать ее с присутствием в доме нового хозяина.

Возможно, у так называемого «барона» просто еще не хватило времени, чтобы переустроить все в кабинете на свой вкус, но, осматриваясь, Анна вдруг подумала о том, что на самом деле он просто ничего не захотел менять. Как в свое время и Владимир, принявший решение оставить все в кабинете, как есть, — в память об отце. И, уловив схожесть мотивов (или придумав ее себе!), Анна почувствовала смятение. Личность «барона» тревожила ее своей загадочностью. Еще несколько часов назад, говоря с Никитой, она была совершенно уверена в том, что новый хозяин имения — самозванец, но, оказавшись сейчас в кабинете, она вдруг засомневалась в правильности сделанного ею вывода. Но если так, то что же узнал отец перед смертью?

Внезапно Анна услышала за дверью какой-то шорох и вздрогнула — неужели «барон» вернулся? Она, на мгновение испугавшись, быстро взяла себя в руки и оглянулась в поисках места, где бы могла спрятаться. Конечно же — старые гобеленовые шторы, крупными волнами спускавшиеся от самого потолка! Анна стремительно шагнула к окну и замерла, спрятавшись в широких складках тяжелой, непрозрачной ткани — и вовремя! В кабинет кто-то вошел — по шуршанию подола юбки, Анна поняла, что это — женщина. Она явно старалась идти по паркету на носочках, но на ковре звук ее шагов утонул в глубоком ворсе, и Анна на миг затаила дыхание, чтобы понять, что делает сейчас в кабинете еще одна ночная гостья.

И тут случилось и вовсе неожиданное — от стены у окна раздался знакомый, характерный скрипучий звук: это открылась дверь в потайную комнату, где когда-то князь Долгорукий встречался с Марфой. Вошедший человек осветил кабинет лампой, которую держал в руке, и голосом, в котором Анна немедленно узнала «барона», с раздражением спросил:

— Что вы делаете здесь, Мария Алексеевна, в такой час и в мое отсутствие?

— Я? — визгливым тоном переспросила Долгорукая (а это была она!). — Мне просто не спалось.

— Ах, так у вас бессонница! — многозначительно усмехнулся «барон». Она услышала, как он поставил лампу на стол, потом взял со стола какую-то коробочку (тихо, но явственно звякнул крючочек откинутой крышки), а дальше — только шум борьбы и сдавленные стоны Долгорукой, все умолявшей не трогать ее. Сопротивление длилось недолго, и вскоре Мария Алексеевна затихла — было понятно, что «барон» усадил ее на кресло близ стола, и какое-то время до Анны доносились только всхлипы Долгорукой и все тот же странный, медицинский звук, как будто стекло и металл соприкасались друг с другом. Наконец Долгорукая испустила протяжный вздох и, судя по всему, очнулась.

— Зачем вы делаете это со мной, Жан? — усталым и бесцветным голосом спросила она, и Анна не преминула отметить: так вот, кого здесь называют «Жан»! Теперь понятно, чьих рук — поджог имения ее семьи. Анна сильно сжала губы — боль и ненависть переполняли ее, но выдать себя она не имела права — на карту было поставлено слишком многое.

— А зачем вы, княгиня, явились в мой кабинет среди ночи? Что искали здесь, зная, что меня в доме нет? — глухим и равнодушным голосом спросил «барон».

— Я… на память, — пролепетала Долгорукая, — хотела взять что-нибудь на память.

— Что-то я не помню в вашей истории болезни диагноза клептомания, — недобро хмыкнул «барон». — Вы лучше скажите, что пытаетесь разузнать? И главное — для чего? Разве вы не получили того, что я вам обещал? Или с вами плохо обращаются? Если Полька что не так сделала — только скажите, выгоню взашей, эта баба, даром что вольную получила, все равно ничего другого, кроме как по-собачьи хозяину служить, не умеет. Так в чем же дело, Мария Алексеевна? Чего вы ищете? Сами что придумали или надоумил кто?

— Я в чужих советах не нуждаюсь! — вскинулась княгиня.

— А вот это я знаю хорошо, — продолжал «барон». — Так значит, сами что-то затеяли? Только вот что, дорогая княгинюшка… — по тому, как дернулась Долгорукая, всей спиной втиснувшись в кресло (Анна слышала, как заскрипели крючки на ее корсете), она поняла, что «барон» вплотную, приблизившись к княгине, навис над нею с угрозами, — со мной этот фокус не пройдет! Я наслышан, как вы можете быть благодарной, особенно по отношению к тем, кто немало доброго сделал для вас.

— Что вы, Жан, Иван Иванович, что вы… — заелозила Долгорукая.

— Я вам — не супруг ваш слабохарактерный да покалеченный, — прошипел «барон». — Я себя обмануть не дам…

— Вот она где! — вдруг раздался от двери в кабинет голос Шулера, за которым Анне послышалось и виноватое причитание Полины.

— А! Явились, голубчики! — воскликнул «барон». — Опять Полина проспала?

— Соснула, соснула малость, хозяин, — принялась было голосить Полина, бухаясь перед дверью на колени, но, по-видимому, «барон» одарил ее столь выразительным взглядом, что она тут же перешла на шепот, — виновата я, только прикорнула чуток, а она, окаянная, шасть — ключ у меня из кармана вынула и бежать.

— Малость? — бросился приструнить жену Шулер. — Да от твоего храпа полдома проснулось!.. — Кажется, он замахнулся на Полину, и та тихонько взвизгнула, отстраняясь от его руки. — Я, ваше сиятельство, как понял, что Полька опять проштрафилась, так сразу — наверх, ну а потом — княгиню искать бросился.

— Какая расторопность! — язвительно сказал «барон». — Ты бы лучше прежде за ней смотрел, а то исправлять-то все мастера. Ладно! Довольно суеты, ведите сейчас же княгиню в ее комнату, да на сей раз заприте на ключ и к кровати привяжите.

— Так она уж спит, поди, — подала голос Полина.

— Это пока лекарство действует. — «Барон» перешел к креслу за столом, пропуская управляющего к Долгорукой. — Кто знает, как скоро она встанет и что еще учудит… Да осторожнее с нею, чтобы не упала, не разбила себе чего, нам здесь врач ни к чему. Ступайте!

Было слышно, как Шулер с Полиною повели княгиню наверх, а «барон», догадалась Анна, принялся осматривать кабинет и предметы на столе, пытаясь понять, удалось ли что-то обнаружить княгине или нет. Потом Анна услышала, как он открывает сейф, и не удержалась — выглянула из-за шторы, но, увы, судя по всему в сейфе никаких бумаг «барон» не хранил: там стояла знакомая ей шкатулка с драгоценностями и лежали приходные книги имения. Когда «барон» вынул ключ из замка, закрывая сейф, в кабинет вернулся управляющий.

— Все в порядке, ваше сиятельство, — с подобострастием изогнувшись доложил Шулер. — Спит как убитая.

— Ты вот так не шути, — почему-то озлился «барон». — Мне лишние проблемы ни к чему!

— Не извольте беспокоиться, Иван Иванович, — тут же стал оправдываться Шулер, — но и волоска с ее головы не упадет.

— То-то же, — вздохнул его хозяин. — Ну что у вас еще?

— Так ведь… — замялся было Шулер. — Она приехала.

— Вот как… — после недолгой паузы произнес «барон». — Опередила-таки меня, Анастасия Петровна! Одна она или с поверенным? А ты ее, как положено, принимал? Не обидел, не нахамил? А то я тебя знаю!

— Ни боже упаси! Пальцем не тронул, пылинки с нее сдувал! — принялся клясться Шулер. — А приехала она одна, и я ее в гостевую поселил…

— Так что же ты молчишь! — зашипел «барон». — Это рядом совсем, она ведь тоже от вашего шума проснуться могла!

— Никак нет-с! — забормотал управляющий. — Я первым делом проверил — как с вечера закрылась на ключ, так и спит!

— Ох, если врешь, я с тебя три шкуры спущу! — Дело, по-видимому, дошло до кулака перед носом Шулера, потому как управляющий сделался шелковым и залепетал быстрее и жалобнее прежнего.

— Не извольте волноваться, Иван Иванович, я ваше сиятельство не подведу, я все, как надо сделаю, изверчусь, расстараюсь, будете довольны…

— Хорошо, хорошо, иди, — смилостивился «барон», — надоели вы мне! Думал, отдохну с дороги, а вы мне тут карусель устроили! Вон ступай, да поживее. Думаю, день у нас завтра нелегкий предстоит, с баронессой так просто в «дурака» не сыграешь…

Анна, по-прежнему прятавшаяся за шторой, поняла, что управляющий, наконец, ушел восвояси, и в кабинете остался один «барон». Какое-то время он сидел в полной тишине, достав что-то из ящика стола, а потом Анна услышала его голос, и прозвучал он так нежно и так горестно, что Анна невольно смутилась:

— Ах, отец, отец! Почему ты так обошелся со мной? Почему бросил на произвол судьбы, почему не любил, как его? А теперь вас обоих нет, и никто мне не верит. И даже она… Отец, за что?..

«Барон» встал из-за стола, погасил лампу и, шатаясь, с тяжелыми вздохами, направился к выходу. Раздался щелчок замка — дверь закрыли с внешней стороны, поняла Анна. Но волноваться по этому поводу не стала — она знала, как пройти во двор через потайную комнату, устроенную еще ее опекуном. Беспокоило Анну другое, и потому, выбравшись из-за шторы, она первым делом подбежала к столу и взяла в руки оставленный там «бароном» предмет. И, придвинувшись к падавшему из окна лучу света, разглядела найденную ею овальную рамку.

— Боже, этого не может быть, — только и смогла прошептать Анна. Это был памятный Анне портрет старого барона Корфа. Тот, что был так дорог и ей, и Владимиру. Портрет его отца…

От всего этого можно было сойти с ума! С одной стороны, собственная интуиция и рассказ Никиты, говоривший о сомнениях Петра Михайловича, подсказывали ей, что новоявленный родственник — самозванец. Но тогда почему все вокруг так упорно именовали его бароном? Судя по тому, что она услышала сегодня, и Долгорукая сама большая мастерица на мистификации, и ушлый Шулер с пронырливой и въедливой Полиной искреннее считали его настоящим сыном старого барона Корфа. И слова «ваше сиятельство» и «господин барон», обращенные к нему, звучали в их устах как само собою разумеющееся. И потом — эта его последняя фраза об отце… Анна была потрясена и растеряна и понять происходящее была не в силах. Пока не в силах, сказала она себе. Но я еще узнаю всю правду, я раскрою этот секрет!

Быстро вернувшись к себе, Анна тотчас же легла, ибо ей пришло в голову, что «барон» может придумать способ, как проверить ее присутствие в комнате. За свою жизнь она не боялась — сказанное «самозванцем» сегодня еще раз подтвердило его желание быть осмотрительным и не торопить события. Но нельзя было допустить того, чтобы он узнал, что Анна находилась в кабинете при его разговоре с Долгорукой и Шулером. И хотя произошедшие при ней события все не отпускали Анну, и она продолжала переживать услышанное, сон начал понемногу овладевать ею. А потом ей явилось видение…

Через опущенные ресницы она разглядела в полумраке комнаты силуэт, который быстро пересек ее от двери к окну, а потом подошел к постели, на которой лежала Анна. Она не видела точно, кто это, но чувствовала, что непрошенный посетитель внимательно рассматривает ее лицо, и боялась пошевелиться, чтобы не спугнуть незнакомца. Незнакомца, так поначалу подумала Анна, но вскоре до нее донесся аромат фиалок, и Анна совершенно растерялась, — Господи, что же это?! А потом она провалилась в глубокий и чистый сон — без сюжетов и красок. Только неотразимый в своем величии белый свет и небесное сияние.

Утром она почувствовала себя невероятно свежей и отдохнувшей. И все, что привиделось ей в последний момент, посчитала галлюцинацией, вызванной усталостью и волнениями прошедшего дня, но запах фиалок преследовал ее и, подойдя открыть окно и взять кувшин с водой, Анна вздрогнула — на подоконнике в тазике для умывания плавал букет фиалок. Анна отшатнулась от него и выронила кувшин из рук — он с пустым грохотом упал и покатился по полу.

На шум вскоре прибежал вездесущий Шулер, но Анна ему не открыла — сказала через дверь, что страшного не случилось и ей ничего не надо. Уходя, управляющий сообщил, что просит пожаловать в столовую к девяти, и, приведя себя в порядок, Анна решила прогуляться до завтрака к озеру — очнуться от пережитого волнения и поразмыслить над увиденным.

Свежесть утреннего воздуха быстро вернула ее к жизни, а красота тихого летнего леса успокоила. Анна не торопясь прошла по нахоженной с детства тропинке на берег и приблизилась к беседке, которую десять лет назад для нее приказал построить Владимир — он знал ее привычку гулять по утрам в лесу и, ценя стремление жены уединяться на природе с книжкой в руках, придумал и разработал для нее проект этого павильона в венецианском стиле. Делавшие его мастера покрыли дерево специальным раствором, и поэтому оно, старея, не разрушалось, а приобретало со временем крепость камня.

— Не любите фиалки? — с опасной иронией спросил ее «барон», неожиданно появившийся перед Анной — он спустился на верхнюю ступеньку из беседки, наблюдая за тем, как она вознамерилась бросить в воду оставленный у нее ночью на окне букет.

Анна приняла букет за знак, и это напугало ее, а потому, не желая оставлять у себя символ непонятной ей темной силы, таинственным образом посетившей ее ночью, Анна решила незаметно избавиться от букета, но, забывшись в лесу от нахлынувшего на нее покоя и благодати, вспомнила о своем намерении только приблизившись к озеру.

— Я люблю фиалки, — тихо сказала она, — но лишь тогда, когда их мне преподносят, а не подкидывают.

— Это все театр, — понимающим тоном протянул «барон», — тайные поклонники вам не интересны, вы любите стоять перед рампой, и чтобы в ее свете толпа забрасывала вас цветами и подарками.

— Я предпочитаю в отношениях ясность и открытость, — возразила ему Анна, с интересом разглядывая своего собеседника — сегодня «барон» был как-то заметно бледен лицом и мягок в обращении.

— Вам претят тайны? — усмехнулся тот.

— Тайны отняли у меня самых близких людей и едва не разрушили мою жизнь, — тихо сказала Анна и заметила, как дрогнули ресницы у ее «визави».

— Я знал, что у нас с вами значительно больше общего, чем это могло показаться поначалу и со стороны. — «Барон» жестом пригласил Анну войти в беседку и присесть. — Вот даже это, мы оба любим гулять по утрам.

— Насколько я помню, вы утверждаете, что приходитесь братом моему мужу, а не мне, — улыбнулась Анна, все же поднимаясь в беседку: ей вдруг подумалось, что сейчас — самое время осуществить то, на что она решилась, когда проснулась — с ясной головой и точным пониманием того, что сделает.

— Я говорю о другом родстве. — «Барон» вежливо склонил перед нею голову. — О родстве душ и устремлений. Мы с вами похожи, баронесса, и когда-нибудь вы и сами признаете это.

— Я рада, что вы так хорошо знаете меня, — кивнула Анна, — и потому надеюсь, что для вас не станет неожиданностью все, что я скажу вам сейчас.

— Слушаю вас, Анастасия Петровна, и наивнимательнейшим образом, — сердечно улыбнулся ей «барон». Он снова предложил ей при сесть на скамейку в беседке, но Анна отказалась. И они так и остались стоять друг против друга — ни дать, ни взять дуэлянты на заре.

— Полагаю, вы поняли, что я приехала одна и раньше, чем обещала, не случайно, — начала Анна, и «барон» кивнул ей. — Так вот, «господин барон», я хочу предложить вам сделку и решить, принять ее условия или нет, вы должны будете тотчас же, ибо, как только в имении появится поверенный в делах моей семьи, вы уже ничего не сможете изменить.

— Вы угрожаете мне? — не без иронии осведомился молодой человек, и глаза его недобро сверкнули.

— Я пытаюсь договориться, — промолвила Анна. — Ради спасения жизни одного из близких мне людей. Я и так слишком многих уже потеряла.

— Не понимаю, о чем… то есть о ком идет речь, — пожал плечами «барон».

— Говорю о Никите Воронове, нашем управляющем, подло обвиненном в поджоге имения семьи моего отца…

— И в убийстве, — со знанием дела добавил ее собеседник, прерывая Анну.

— И в убийстве, — кивнула она, и «барон» понял, что Анна — знает. А потому нахмурился и сказал:

— Только ведь я не судья, лишь он, единственный, вправе решать, кто виновен, а кто — нет.

— Но вы — именно вы способны помочь ему понять так ли это. — Анна с вызовом посмотрела на молодого человека и поняла, что ему было непросто выдержать ее взгляд. — Мои условия таковы: вы под присягой даете показания, что княгиня Мария Алексеевна Долгорукая призналась вам, что собственноручно убила своего супруга, моего отца князя Петра Михайловича Долгорукого, а потом подожгла имение, чтобы замести следы своего подлого преступления.

— Ее не осудят, — усмехнулся «барон», — княгиня больна, невменяема.

— Но ее навсегда поместят туда, откуда она уже никогда не выйдет и больше не сможет приносить горя близким мне людям, — воскликнула Анна, невольно выдавая то напряжение, которое владело ею.

— Вы так сильно ненавидите княгиню, что предлагаете мне оклеветать несчастную? — не без иронии спросил «барон», заметив эту брешь в ее поведении.

— Я всего лишь предлагаю вам сказать правду и назвать истинного виновника трагедии в Двугорском, — быстро ответила Анна, не позволяя ему перехватить инициативу в разговоре. — И не стоит убеждать меня в том, что вы ничего не знаете. У меня есть свидетель и при необходимости он даст соответствующие показания.

— Это Никита-то? — тихо рассмеялся «барон». — Да кто ему поверит!

— Не только, — покачала головой Анна, она решила побить «самозванца» его же оружием. — Мой отец давно не доверял Марии Алексеевне и следил за нею…

— Вы хотите сказать, что нас… что ее еще кто-то видел? — побледнел ее собеседник. — Нет-нет, вы блефуете!

— Вы очень хотите это проверить? — усмехнулась Анна и добавила, понимая, что «барон» проговорился, подтвердив ее подозрения относительно его участия и в смерти того самого сыщика, которого нанял князь Петр. — Кстати, что вы подразумевали под словами «еще кто-то»? Вы имели в виду кого-то конкретного?

— Я… — на мгновение растерялся молодой человек, — я просто неправильно выразился, но мы отвлеклись… Итак, каковы ваши предложения?

— Все очень просто, — промолвила Анна, снова посмотрев ему прямо в глаза. — Вы отказываетесь от денег за сданный в аренду петербургский дом моей семьи, и эти средства пойдут на восстановление старого имения Долгоруких, как временного жилища в летнее время для моих сестер и детей Елизаветы Петровны и князя Андрея. Вы возвращаете всех проданных дворовых и соглашаетесь с моим присутствием в этом доме в любое удобное для меня время…

— Это все я — вам? — с заметной вибрацией в голосе зло спросил «барон». — А мне — что?

— Я оставляю вам имение семьи Корфов с условием раздела дохода от угодий по принципу пятьдесят на пятьдесят, с тем, чтобы эта вторая часть пошла в качестве содержания для мо их детей. Но владеть домом и всем имуществом, равно как и находящимися в нем ценными вещами, будете вы, — сказала Анна.

— А вы не слишком много запросили? — вскинулся ее собеседник.

— Я сделала вам предложение, — ответила ему Анна. — Думайте, но помните при этом, как только Викентий Арсеньевич в присутствии свидетелей объявит содержание документа, который он везет с собой, вы уже ничего не сможете изменить.

— Это похоже на ультиматум, — процедил сквозь зубы «барон».

— Называйте, как пожелаете, — кивнула Анна, — но принять решение вам все же придется и — как можно скорее…

Она не договорила — из леса выскочил встревоженный Карл Модестович и закричал:

— Едут, едут! Поверенный и с ним двое приставов!

Увидев в беседке Анну, Шулер на мгновение потерял дар речи, а потом принялся жестами объяснять хозяину, что дело — дрянь.

— Я не знаю, какую игру вы затеяли, баронесса, — с угрозой в голосе произнес «барон», — но я еще разгадаю ее правила, и тогда мы сразимся с вами по-настоящему.

Уходя, он еще раз недобро сверкнул в ее сторону потемневшими от злобы глазами и быстро удалился по направлению к дому вслед за побежавшим вперед Карлом Модестовичем. И тогда Анна позволила себе присесть — ноги не держали ее.

Конечно, она шла ва-банк, но другого выхода у нее не было. Сейчас во что бы то ни стало, Анна стремилась добиться освобождения Никиты и запутать след, убедив «барона», что ее волнует месть Долгорукой, а не его происхождение. Конечно, она сильно рисковала, приоткрывая карты, но все же, припоминая сейчас весь разговор, могла утверждать, что — лишь ненамного. Она намекнула «барону», что знает больше, чем говорит, и вместе с тем оставила его в уверенности, что на самом деле блефовала. Теперь надо было только дождаться разрешения этой ситуации, и Анна, глубоко вздохнув и успокоившись, вернулась в имение. А букетик фиалок так и остался лежать на скамейке в беседке…

Дальнейшие события развивались с немыслимой быстротой. Приехавший, как обещал с утра пораньше, Саввинов уже собрался было огласить полученный из канцелярии его императорского величества указ о наделении Анны всеми гражданскими и прочими полномочиями, как «барон» остановил его и, обращаясь к Анне, сказал:

— Я согласен.

Ничего не понявшему адвокату Анна сказала, что специально приехала в имение прежде него, чтобы обсудить со своим новым родственником возможное соглашение.

— Какое соглашение? — растерялся поверенный, ведь речь шла о полной передаче Анне всего имущества семьи. — Зачем? Для чего?

— На то возникли причины, — уклонилась от объяснений Анна, попросив у Викентия Арсеньевича извинения за своеволие и пообещав все объяснить, пока «господин барон» проследует в уезд, дабы оформить все прежде оговоренные с нею бумаги.

— Какие бумаги? — не мог успокоиться Саввинов, но Анна только покачала головой, глядя на «барона», пока тот, наконец, не решился и не вышел из кабинета, где они все находились, вместе с приставами, которым Анна поручила сопровождать его сиятельство к уездному судье.

К возвращению «барона» Анна вкратце рассказала адвокату суть своих договоренностей с ним, и Викентий Арсеньевич вместе с сопровождавшим его помощником составили к этому моменту договор, который все тут же и подписали. А приставы поднялись за собиравшейся спуститься к завтраку княгиней и силой вывели ее из дома. Долгорукая кричала страшно и яростно вырывалась из рук служителей порядка, взывая к тому, кто только что предал ее. Она обещала отомстить и все вспоминала какую-то тайну, но по спокойному лицу «барона» Анна поняла — Долгорукая ничего не знает и просто выдает желаемое за действительное. И все же на всякий случай он попросил приставов остановиться и, словно фокусник извлек откуда-то шприц и быстро сделал княгине укол, после чего та вскоре обмякла и стала тихой и податливой, и ее увели уже без малейшего сопротивления.

— Вот уж не предполагал у вас навыки эскулапа, — развел руками обомлевший от увиденного Саввинов, а Анна взяла этот случай себе на заметку — быть может, он приведет ее к разгадке тайны «барона Корфа».

— Мне многому пришлось научиться в жизни, пока я не узнал, кто я и чьим сыном являюсь, — уклончиво ответил тот, отворачиваясь от увлекаемой приставами из дома Долгорукой. — Итак, мы подписали договор, а я выполнил свою часть соглашения. Вы можете отправляться в уезд и забрать своего управляющего. Он свободен.

— Вы — тоже, — тихо сказала Анна.

— Это должно еще что-то значить, кроме того, что вы впредь не побеспокоите меня? — «Барон» с вызовом вскинулся на нее, но Анна сделала вид, что не поняла его намека.

— В дальнейшем все дела по выполнению вами взятых на себя по договору обязательств будет вести Викентий Арсеньевич либо его помощник, — кивнула Анна, — а пока примите наши извинения за доставленные неудобства. Всего вам доброго и — приятного аппетита…

В Петербург они вернулись к обеду. Татьяна тут же увлекла спасенного Никиту за собой, а Анна, поблагодарив Саввинова за помощь, категорически воспротивилась дальнейшим объяснением с адвокатом.

— Я чувствую, что вы далеко не все рассказали мне, Анастасия Петровна, — с обидой сказал ей Саввинов, — и потому на будущее я очень желал бы предостеречь вас от других столь же необдуманных шагов.

— Не волнуйтесь, Викентий Арсеньевич, — успокоила его Анна. — Если я затею еще что-либо подобное, то непременно прежде посоветуюсь с вами. Обещаю вам.

Она видела — старик ей не поверил и вздохнул, покачав головой. Потом Анна проводила адвоката до экипажа, где ждал его помощник, и они уехали.

— Что ты намерена предпринять дальше? — спросила Лиза, единственный человек, которому Анна открыла все. — Собираешься разоблачить его?

— Да, — кивнула та, — но сначала я хотела бы выполнить еще одно, данное самой себе обещание…

И Анна отправилась в Зимний.

Навестив Марию, она сказала, что с гордостью принимает предложение служить при ее дворе, но попросила отсрочку для своего представления, дабы завершить одно важное семейное дело, и Мария, обрадованная ее решением, согласилась. После этой встречи Анна попросила одну из фрейлин отвести ее к Натали.

— Мне казалось, мы с вами в расчете, баронесса, — не очень вежливо встретила ее Репнина — она нервно поглядывала на часы, стоявшие на комоде.

— Смею предположить, вы торопитесь на встречу с Его высочеством? — смело спросила Анна.

— Да какое вы имеете право допрашивать меня?! — воскликнула княжна и попыталась было уйти, но Анна преградила ей дорогу к двери.

— Натали! Прошу вас, умоляю, выслушайте! — с не меньшей горячностью отвечала ей Анна. — Без сомнения, я не могу, не имею права вам мешать, но я всего лишь хочу спросить вас. Спросить о той, кому ваш поступок доставляет такую боль и чью душу терзает, точно огненной пыткой. Думаете ли вы о ней? Помните ли? Знаете ли, что, будучи не в силах долее превозмогать страдания, наносимые ее сердцу, она скрывает от него то, что носит под сердцем его ребенка? Она настолько горда и благородна, что не спешит прервать счастливые минуты вашего единения с Его высочеством счастливой для Него вестью, и до сих пор только я одна знала об этом.

— Мария беременна? — вздрогнула Репнина.

— Да, и лишь вы способны внести покой в жизнь той, кто снова готовится стать матерью, — сказала Анна.

— Не понимаю, причем здесь я? — Княжна быстро взяла себя в руки и пыталась выглядеть независимой и искреннее удивленной. — То, что вы мне сообщили, — прекрасная новость для всех при дворе, уверена, Александр Николаевич немедленно поспешит разделить эту радость с супругой.

— Чтобы потом опять вернуться к вам? — прямо спросила ее Анна.

— Ваша непосредственность убийственна! — вскричала Наташа. — Что вы хотите от меня? Чего добиваетесь?

— Всегда — только одного: мира и покоя в семье. И вас призываю содействовать восстановлению равновесия в отношениях известной вам супружеской четы. — Анна говорила с Репниной открыто и так страстно, что Репнина невольно отвела взгляд от ее лица. — Хотите, я встану перед вами на колени за нее? Уверена, если бы Мария была простой женщиной, она бросилась бы к вашим ногам и стала просить вас вернуть ей горячо любимого мужа. Но венец, что уже дан ей, и тот, что ей еще предстоит, не позволяют ее высочеству смирить свою гордость. И, сознавая это, я готова сделать это за нее…

— Что вы делаете! — вскричала Наташа, удерживая Анну, которая пыталась опуститься перед нею на колени. — Остановитесь, Анна, я не могу больше этого выносить!..

— А вы думаете, ей легко? — гневно спросила Анна и почувствовала, что удар пришелся в цель. Наташа как-то вдруг ослабела и затихла.

Ее молчание длилось какое-то время, показавшееся Анне вечностью, но потом Репнина решительным жестом отстранила Анну от двери и открыла ее.

— Так вы ничего не скажете мне? — вслед ей промолвила Анна.

— Если я и решусь сказать то, что вы от меня ждете, то только тем, во имя кого вы и пришли сюда, — прошептала Наташа и под звук пробивших курантов вышла из комнаты.

Анна не знала, удалось ли ей достучаться до сердца княжны Репниной, — она возвращалась из дворца с тяжелым чувством. И все же надежда не покидала ее — Анна слишком хорошо знала Наташу: известие о ребенке, которого ждет Мария, должно было уж если не остановить, то хотя бы заставить ее задуматься. А это — уже первый шаг к пробуждению и покаянию.

ЧАСТЬ 2 ЯБЛОКО ОТ ЯБЛОНИ

Глава 1 Материнское сердце

И, как ни порвался Никита ехать с нею, Анна категорически велела ему оставаться у Репниных — отдохнуть и залечить раны, а сама попросила заложить для нее карету — до Северска, где в женском монастыре жила теперь Сычиха.

Конечно, путь ей предстоял неблизкий и тяжелый — монастырь изначально строился в стороне от северного тракта и поморских деревень, но трудности Анну не пугали, а спутник, даже самый родной и ненавязчивый, стал бы ей просто в тягость. Уже не впервые Анна ловила себя на мысли о том, что хотела бы на время остаться одна. Напряжение, в. котором она пребывала все эти дни после возвращения в Петербург, начинало сказываться. Анна чувствовала утомление и чрезмерное волнение от повторяющихся при встречах с прежними знакомыми вопросов: она устала от объяснений и секретов, которые не могла пока доверить никому, кроме Лизы, но и ее следовало больше оберегать, и поэтому основной груз невысказанного ложился всей тяжестью на плечи Анны. И даже то отдохновение, что приносило ей общение с детьми, не спасало, как прежде, — Анна недомогала от желания забыться, но тревога, поселившаяся в ней вместе с неразгаданной пока тайной «барона Корфа», не оставляла ее. И даже Варвара как-то потихоньку нашептала Анне, что уж и Катенька жаловалась перед сном иконке по секрету на мамочку, которая стала какая-то грустная и заколдованная: смотрит, словно на тебя, а сама — далеко-далеко.

Анна понимала — ей следовало поскорее разрешить загадку «барона», иначе та могла стать навязчивой идеей, бесконечным сюжетом, способным разрушить ее жизнь. И поэтому она, не терпя возражений, быстро собралась, отрешившись ото всех уговоров, поблагодарив сердечно старую няньку с Татьяной за собранный в дорогу туесок, Репниных — за заботу о детях, и, расцеловав на прощание Ванечку с Катенькой да Лизу, выехала поутру из Петербурга аккурат третьего дня после памятного договора в Двугорском.

Анна торопилась и спрашивала себя — не бежит ли она? И боялась ответить себе, потому как испытывала муку накопившихся в ее душе слез по отцу, по Владимиру, по утраченному покою, выплакать которые ей было и некогда, и некстати. Анна даже о Лизе не успевала погоревать — слишком наивными оказались мечты Викентия Арсеньевича об освобождении ее от доспехов воительницы. И в который раз пришла Анне в голову мысль о чьем-то недобром глазе и темной душе, что насылала на нее дурные ветра и проклятья….

До Северной возвышенности доехали чуть более за день, заночевав на последней почтовой станции. Анна, утомленная дорогой, равнодушно пропустила извинения смотрителя, что комнаты у них тесные и убогие, и закрыла глаза, едва только коснувшись головою подушки, слабо пахнувшей слежалым пером и угольным утюгом. Маленькое окошко с застиранной занавесочкой почти не пропускало света, а тишина, нарушаемая разве что скрипом половиц в горнице за стенкой, располагали к здоровому отдыху. И Анна впервые за много дней заснула — не провалилась в глубокую пропасть, откуда приходили к ней тревожные образы и предощущения, а погрузилась в негу разноцветных и счастливых сновидений.

Ей привиделся высокий с пологим, зеленым склоном берег над простиравшейся на многие версты вперед солнечной рекой, спадающей к холодному, но далекому океану. Воздух вокруг был прозрачен и чист, он как будто струился, окружая своим течением Анну и стоявших рядом Ванечку и Катеньку, над которыми хороводом летали птахи и бабочки. А на другом берегу — Анна видела это ясно, как будто и не через реку совсем, — прогуливались вместе князь Долгорукий и барон Корф. Старые друзья о чем-то увлеченно разговаривали, и беседа их, судя по всему, была приятной и занимательной. Одеты они были по-парадному: в мундирах еще со времен Отечественной войны, с орденами и при оружии. Анна пыталась привлечь их внимание, но ни отец, ни опекун не замечали и не слышали ее. И когда Анна принялась было рассказывать детям об их дедушках, — в кои-то веки еще случится такое: оба — живые и здоровые стоят совсем рядом, только рукой дотянись! — она вдруг увидела плывущую по середине реки лодку. Странную такую, похожую на венецианскую гондолу, а сидел в ней какой-то человек в костюме, тоже незнакомом Анне, но похожим на охотничий. И, едва только Анна протянула руку, указывая детям на другой берег, как человек тот оглянулся, и Анна обомлела — это был Владимир. Но кто же тогда стоял рядом с нею и обнимал ее за плечи? Анна взглянула направо и узнала князя Репнина. Михаил был спокоен и приветлив, но как же это… — растерялась Анна и оглянулась: Лиза стояла поодаль, собирая цветы на краю склона, и, заметив, как Анна потянулась к ней, посмотрела на нее открыто и кивнула — без обиды или огорчения. Лиза выглядела счастливой и улыбалась… Все это было так странно, но тревоги Анна не ощутила, как будто все здесь жили в согласии. И потом еще к ней подбежали двойняшки — Константин и Александр — и стали звать мамою, а Лиза все махала им букетом от реки и довольно кивала головою. А потом откуда-то появилось кольцо, похожее на обручальное, но размером с колесо от кареты. И катилось оно вдоль склона, с каждым оборотом все более превращаясь в яркий, золотой круг.

«Солнце», — догадалась Анна и проснулась. День и вправду уже занялся, и она решила, что пора продолжать путь. Однако, когда едва из вежливости пригубив заботливо поданный ей женой станционного смотрителя чай с вареньем из прошлогодней черники, Анна собралась было подняться из-за стола, смотритель попросил ее не торопиться.

— Здесь вам, сударыня, с каретой ехать не резон, — сказал он. — Дальше тракт поворачивает, а дорога до обители — только для богомольцев, через лес, неезженая. Не пройдете вы в своих сапожках, разве только кучер вас на руках понесет.

— Что же мне делать? — смутилась Анна: она как-то не подумала, что есть еще в России места, которых не коснулась цивилизация.

— Вот и я хотел вам еще с вечера сказать, да вы больно устали, — кивнул смотритель, — я сейчас сына с вами отряжу, он дорогу покажет. Доедете до артели, что лес валит в верстах двадцати отсюда, а там со старостой договоритесь. Они вас по реке до самого монастыря доставят, и уж после монахи на другой берег переправят.

— А почему сразу нельзя до места доплыть? — удивилась Анна.

— Не положено, — покачал головой смотритель. — Переправу мужской монастырь держит, это у них вроде чина послушания. А женская обитель на другой стороне. Строго у них все, здесь у нас оба монастыря крепостями называют. Да вы и сами увидите — стены высокие, толстые, что в Кремле, башни сторожевые с колокольнями, точно замки сказочные — и красота невыразимая, и подступиться запросто боязно, такая в них вышина и величие!..

Смотритель не обманул, и, когда маковки куполов мужского монастыря первыми показались из-за поворота излучины реки, Анна выдохнула — действительно красота! А артельщики, на мгновение весла побросав, перекрестились наскоро и к берегу погребли. Мужики они были спокойные, затаенные. Староста сказал — все вольные, сам ездил за Урал сплавщиков нанимал. Эту вырубку управляющий князя Лобанова держал, а лес в Европу шел по морю: в порту его уже пилили и на кораблях доставляли. Староста был словоохочивый и, по всему видно, образованный, а потому с радостью с дамой поговорил — и сам душу отвел, и ее просветил.

До артели Анну на подводе довез старший сын смотрителя, мальчонка лет двенадцати, а Василий, кучер Репниных, остался на станции. Он, конечно, переживал, что барыня велела ему ждать и все просился в провожатые, но Анна отказалась: места здесь хотя и дикие, но безопасные. И потом, если что, так ее артельщики защитят, мужики все они были здоровые и по обличью суровые. Так что, если и было от чего взволноваться, так только от благолепия храмов и красоты природы.

Игуменья встретила Анну с любезностью и свидание с сестрой Феодосией, такое имя приняла в монастыре Сычиха, разрешила. Одна из сестер провела Анну в комнату для посещений, и вскоре туда явилась и Сычиха. Она вошла, не поднимая глаз, и, присев к столу, стоявшему посреди комнаты, за которым с противоположной стороны уже сидела Анна, промолвила тихим, бесцветным голосом:

— Кто здесь просит меня о помощи?

— Екатерина Сергеевна! — воскликнула Анна и вздрогнула, невольно пугаясь гулкого эха своих слишком эмоционально сказанных слов. — Посмотрите на меня, разве вы не узнаете, это я — Анна, Анастасия Долгорукая, жена вашего племянника Владимира Корфа.

— Настенька? — удивилась Сычиха и, взглянув на Анну, перекрестилась. — Господи Боже! Ты услышал мои молитвы! Вы живы, дети мои? Как давно вы вернулись? И что привело вас сюда?

— Я приехала одна, — сказала Анна. — Муж мой погиб на службе, а причины, побудившие меня искать вас, вам, Екатерина Сергеевна, должны быть и без меня хорошо известны.

— Я не понимаю тебя, — покачала головой Сычиха, едва заметно вздыхая и снова осеняя себя крестным знамением. — Я уже давно отошла от мира светского и живу теперь душевными заботами о Господе нашем.

— Разумеется, — не очень вежливо парировала Анна, — вы можете себе это позволить, после того, как поручили все состояние семьи Корфов какому-то самозванцу…

— Опомнись! — не без гнева оборвала ее Сычиха и на минуту замолчала, по-видимому пытаясь подавить вспыхнувшее, греховное раздражение. — Ты не смеешь, никто не смеет покрывать недоверием право моего ребенка быть признанным тем, кем он является от рождения. Мальчик и так настрадался за все те годы, что был лишен своих настоящих родителей.

— Но откуда вы можете знать, — Анна умоляюще взглянула на Сычиху, — что человек, пришедший к вам и назвавшийся его именем, действительно тот, за кого он себя выдает? Ведь бумаги могут быть подделаны, а свидетельства куплены!

— Не богохульствуй в святом доме, Настенька, — нахмурилась Сычиха. — Мне бумаги не указ. Сердце материнское не обманешь — так лишь сын может смотреть на мать. Сын, которого она бросила, но который не забыл, не проклял ее и сохранил как самую дорогую память крестик нательный, что я велела барону повесить ребенку нашему на шею после рождения.

— А еще какие приметы есть для того? — спросила Анна.

— Да какие могут быть приметы, если я сына после рождения даже не видела, — вздохнула Сычиха. — Всем сказалась, что еду заграницу на воды, а сама в Заозерном скрывалась, где у моей матушки свое имение было, да давно заброшенным стояло. Мне во всем и при родах одна повитуха помогала, ее Петенька нанял. Он же и мальчика с собой забрал, а мне сказал, что отвез его к старым знакомым, у кого детей не было, и они рады стали такому нечаянному прибавлению. И сына он на их имя записал, но обещал мне, что, как только тот вырастет, разыщет его и все ему откроет. А пока все время деньги пересылал, чтобы ни приемные родители его, ни он сам ни в чем не нуждались. А мне даже слова не сказал, кто они и где, — все боялся, что я разыскивать мальчика стану: и ему жизнь порушу, и Володе. Он ведь еще маленький был, мог озлобиться, если бы узнал про нас с ним…

— Но он и так подозревал вас! — с горечью промолвила Анна. — Вспомните историю с медальоном!

— Владимир обвинял меня в смерти сестры, — покачала головой Сычиха, — и в том, что я, воспользовавшись болезнью Наташи, попыталась отнять у нее мужа, а потом хотела устранить ее со своего пути. Но он ошибался… Все было иначе. Моя сестра училась в Смольном и на одном из балов в Петербурге по рекомендации познакомилась с бароном Корфом, который был старше ее, заслуженный воин с орденами и звучным именем. Иван тогда уже много повидал на своем веку, но на брак долго не мог решиться — петербургские красавицы его не прельщали, он считал их слишком усердными искательницами счастья в чужих кошельках и к тому же — пустыми и часто бессердечными. А сестра, которая всегда отличалась скромностью и тихим нравом, приглянулась ему. С ней, ему показалось, он может рассчитывать на спокойную семейную жизнь.

— Иван Иванович говорил мне, что женился по любви, — позволила себе усомниться в ее словах Анна.

— А что он еще мог сказать? — прошептала Сычиха, и Анне показалось, что в уголках ее глаз блеснули слезы. — Твой опекун всегда отличался характером сдержанным, он не был склонен к романтическому и искреннее полагал, что любовь — это содружество в семье. Это размеренный и благополучный быт, который позволял бы ему предаваться любимым занятиям — чтению исторических трактатов и философским беседам. И Наташа была как раз тем самым рычагом, который мог привести его жизнь в равновесие. И, так оно и было бы, если бы…

— Если бы он не встретил вас? — поняла Анна.

— Да, — кивнула Сычиха. — Это стало и самым большим откровением для него, и самой великой радостью…

— И самым страшным испытанием, — добавила Анна.

— Увы, — заметно побледнела Сычиха. — Все случилось в тот год, когда после помолвки, которая состоялась в Петербурге, они приехали с сестрой к моим родителям, безвыездно жившим в имении отца в Белозерском. Это был наш дом, и я еще не покидала его. Родители не захотели лишаться обеих дочерей, и отправили в Петербург только старшую, я же всегда оставалась с ними и росла замкнуто, зная только родных да еще соседей по уезду, которые иногда собирались к нам по праздникам. О женихе сестры все мы были только наслышаны, я искреннее радовалась за ее счастье и мечтала когда-нибудь вот так же покинуть отчий дом в обществе блестящего офицера, который полюбит меня и сделает мою жизнь сказочно прекрасной. Наверное, так бы оно и случилось, если бы я не увидела его, не услышала его голос. Едва он вошел в комнату вместе с Наташей, и в тот миг все перевернулось в моей душе. И мне открылось, что я люблю, и что в будущем чувство это сделает меня несчастной. Ибо я поняла, что жених сестры испытывает его точно так же, как и я. Но Иван был глубоко порядочным человеком, он не мог нарушить данную сестре клятву, и вскоре они поженились и уехали вместе в Двугорское.

— Все, что вы говорите, так странно и так непохоже на барона, — растерянно промолвила Анна.

— Полагаю, он и сам не был готов к тому, что умеет любить, — снова вздохнула Сычиха. — И это сильное и мужественное сердце оказалось неготовым к столь тяжелому и продолжительному испытанию. Разумеется, он старательно скрывал свое чувство, но как-то, когда я уже жила в вашем имении, ухаживая за сестрой, она сказала мне, что подозревает в его душе сердечную рану и уверена, что не она ее нанесла. Иван ведь тогда и театром увлекся, чтобы найти выход страсти, что сжигала его, с каждым годом становясь все сильнее и мучительнее.

Теперь пришло время побледнеть и Анне — она вспомнила, как ее поражала та проницательность, демонстрируя которую, барон Корф раскрывал перед ней и другими актерами своей труппы душевные переживания героев классических пьес. Конечно, репетируя, ему удавалось помочь артистам проникнуть и в тайны исторических событий, многие из которых служили основами сюжетов, но более всего он бывал убедителен, рассказывая о тонкостях переживаний влюбленных, чьи отношения по закону жанра всегда подвергались гонениям противников и после краткого мига счастья приводили их к гибели — возвышенной, но неизбежно трагической.

Анна однажды как-то спросила об этом у своего опекуна — почему? Неужели настоящая любовь не может быть счастливой? И он после паузы, показавшейся ей вечностью, ответил: «Определенно — да, ибо великие страсти притягивают к себе великие переживания, которым нет места в обычной жизни, а значит — и для тех, кто просто хочет быть счастливым и жить как все». Анна запомнила эти слова, но тогда решила, что Иван Иванович лишь предупреждает ее, прекрасно осознавая подоплеку ее отношений с Владимиром и желая, по-видимому, уберечь от возможных в будущем ошибок. Ошибок, которых как только сейчас она поняла, он и сам не избежал.

— Тяжелее всего, — продолжала тем временем Сычиха, — нам стало после того, как я вынуждена была перебраться в Двугорское, чтобы помочь сестре справиться с болезнью. Теперь мы каждый день, каждый час и миг находились рядом, и порой эта близость становилась опасной, а терзания наших душ невыносимыми. И Владимир, от рождения такой тонкий и ранимый мальчик, который позже, подобно отцу научился скрывать нежность сердца за внешней суровостью, — он еще ничего не понимал, но чувствовал эти душевные волнения отца. И, много времени проводя с матерью, Володя стал проявлять к Ивану неуважение, в котором сквозило и сомнение, и обида, которые вскоре перекинулись и на меня.

— Но неужели сестра ваша так ни о чем и не догадывалась? — Анна посмотрела прямо в лицо своей собеседнице, но та лишь смиренно опустила глаза.

— Даже если и догадывалась, то никогда ни мне, ни ему о том виду не подавала, — промолвила Сычиха. — Быть может, она считала разумным, что двое самых близких ей людей находят утешение своему горю (я думаю, под этим она подразумевала убивавшую ее болезнь) в обществе друг друга и совместном переживании о том. Но настоящим горем для нас была невозможность реализовать свое чувство, которое родилось значительно раньше, и ее болезнь не помогала нам сблизиться, а, наоборот, препятствовала, ибо невольное ощущение вины в равной мере какое-то время владело нами обоими. Я не могу бросить ее, сказал мне однажды Иван, она больна и нуждается в моей помощи. А меня повсюду преследовали глаза маленького Володи, который ревновал барона ко всему, что отнимало отца у матери и, как ему казалось, и у него самого.

— Да для чего же она — такая любовь! — в сердцах сказала Анна и осеклась: Сычиха подняла голову и посмотрела на нее мрачно и истово.

— Только Господь знает это, мы же должны принимать то, что он дает нам с покорностью и благодарностью за все: и за миг блаженства, и за час испытания… И я ни о чем не жалею! Ибо при жизни сестры не переступила той черты, за которой пропасть проклятых. Никто не обманывал ее, пока она была жива. Мы оба с Иваном мучились, но терпеливо несли этот крест. О, если бы ты только понимала, что значит взглянуть в глаза любимого, увидеть в них все то счастье, что могла бы испытать твоя душа и твое тело, и не сметь желать сделать этого! Когда вся жизнь твоя становится лишь игрой воображения, а чувства питаются не реальным прикосновением, а эфемерными флюидами, которые нельзя продлить, ибо их миг краток и неосязаем. Это самая страшная из пыток и самая невыносимая боль…

— Я не верю, — прервала ее Анна, — вы рассказываете о ком-то другом, но не о бароне Корфе.

— Ты говоришь так, потому что не была посвящена в тайны своего опекуна, — улыбнулась Сычиха. — Скажи, разве прежде ты знала о своей матери и потайной комнате в имении барона? То-то и оно! Иван умел хранить секреты — и свои, и чужие. И, когда после смерти Наташи, мы, наконец, соединились, он упросил меня оставить все в тайне. Он боялся потревожить и без того израненную душу сына, который вбил себе в голову, что я отравила свою сестру. А я всего лишь давала ей лекарства, обращаться с которыми меня научила та знахарка, что по том помогала мне при родах. Эти отвары смягчали боль и освобождали дух Наташи от страданий тела. И однажды, когда терпению пришел предел, сестра попросила меня дать ей дозу посильнее. Я отказалась, и тогда она сама, воспользовавшись моим отсутствием, сделала это.

— Так Наталья Сергеевна… — растерялась Анна.

— Я не могла допустить, чтобы ее похоронили, как самоубийцу, — перекрестилась Сычиха, — и взяла этот грех на себя. И лишь Иван знал все, и оттого его чувство ко мне преисполнилось кроме прочего поклонением. И он посчитал, что моя жертва должна быть возмещена и дал мне то, чего я так страстно все это годы ждала от него. А, когда поняла, что беременна, то решила уехать в заброшенное имение, принадлежавшее семье моей матери, чтобы не волновать Владимира и не смущать знакомых и соседей барона. К самым родам Иван приехал ко мне, а дальше ты и сама знаешь. Я уже не могла больше жить в их доме и поселилась отшельницей — призраки прошлого одолевали мою душу, а подросший Владимир не давал жизни наяву. Он всем говорил, что я убила его мать, и Ивану даже пришлось пару раз замять это дело перед соседями и судьей. Мне было трудно находиться с племянником в одном доме, и, когда Иван предложил отправить его в Петербург, я ушла. Я не могла позволить свершиться тому, чтобы он лишил себя и законного сына, как отказался от нашего… И вот мой мальчик сам нашел меня! И не смей говорить мне, что не веришь в его происхождение! Это мой сын! Мой и Ивана! Дитя нашей любви, мой Ванечка!

— Но есть показания, которые заставляют меня думать иначе, — развела руками Анна.

— Единственные верные показания — это голос моего материнского сердца, а оно признало сына, — произнесла Сычиха с мрачной решительностью. — И я никому не позволю оклеветать его. Он — Корф, и он должен получить то, чего все это время был лишен.

— А вы сами не пытались прежде разыскать его? — не успокаивалась Анна.

— Отчего же, — кивнула Сычиха. — Я не раз принималась за поиски, особенно после смерти Ивана, но барон Корф унес с собой в могилу эту тайну, приоткрыв в последний миг только свое сердце. Он умер с моим медальоном в руках и моим именем на устах, чем невероятно возмутил Владимира, который преисполнился ко мне еще большей злобы. И лишь после вашей свадьбы я попыталась найти следы моего пропавшего сына, и Викентий Арсеньевич в моем присутствии вскрыл пакет, который Иван отдал ему на хранение с обязательством прочитать лишь после его смерти и женитьбы Владимира. Там оказались письма от приемных родителей нашего сына…

— Да-да, — подтвердила Анна. — Адвокат показывал их мне, как доказательства справедливости претензий молодого человека на родство с семьей барона Корфа. Но там не было конвертов и никаких указаний на то, кто они и где проживают. Кроме имен и описания того, как они растили и воспитывали приемного малыша.

— Вот именно, — печально сказала Сычиха, — этот путь был тупиковым, и тогда я решила разыскать принимавшую у меня роды повитуху, но она, как мне удалось узнать, давно уже умерла — старуха и так была в преклонных годах, когда я знала ее. Так что след моего Ванечки потерялся, и долгое время я полагала — окончательно. Но вот он сам нашел меня! И я возблагодарила Господа и поклялась, что стану верной его послушницей и навсегда останусь в монастыре. Я приняла новое имя и поселилась здесь, но сначала помогла сыну обрести свое настоящее имя и то положение, которого он заслуживает по рождению своему. И вам, как бы вы не сопротивлялись этой мысли, придется привыкнуть к тому, что он займет подобающее место в семье.

— Я бы не стала возражать, обретя нового родственника, которого считали пропавшим, и который был так Дорог Ивану Ивановичу, — попыталась объяснить Сычихе Анна. — Я лишь хочу быть уверенной в том, что этот молодой человек не обманул вас. Вот и батюшка мой в том сомневался, даже расследование затеял…

— Покайся в своем грехе, дочь моя, — глухо промолвила Сычиха, — ибо не веруешь ты в промысел Божий и не приемлешь дар Его. Уходи, Анастасия Петровна, не гневи Господа и смири гордыню свою. И Петру Михайловичу мои слова передай.

— Нет больше батюшки, — прошептала Анна, понимая, что Сычиха еще не знает о случившемся. — Погиб он от руки Марии Алексеевны, а она потом имение подожгла — ничего не осталось. Вот и Лиза едва выжила и болеет теперь.

— Говоришь, искал князь Долгорукий доказательств обмана? — усмехнулась Сычиха, и глаза ее было совсем неправедно блеснули, но она тут же взяла себя в руки и промолвила с кротостью, но торжествующе: — Значит, Господь охранил моего Ванечку от несправедливых наветов, в который раз уберег!

— Не Господь! — вознегодовала Анна. — Княгиня помогла ему! Опомнитесь, Екатерина Сергеевна! Вам не радость — горе материнское глаза застило! Вы и видите, и слышите только то, что оно ждет, сердце ваше! А кругом все — обман и злодейство!

— Уходи подобру-поздорову, — тихо сказала Сычиха после паузы, с трудом поднимаясь со своего места. — И больше меня не тревожь.

— Но… — хотела договорить Анна.

— Прощайте, Анастасия Петровна, — чуть не в пол поклонилась ей Сычиха. — И забудьте меня, как забыли вы свою собственную судьбу. И про то, как пришлось вам жить у чужих людей, не зная родных отца и матери, и как терзали и томили вас те, кто попрекал вас происхождением и наказывал несвободой. Что еще сказать мне той, кто своего прошлого не помнит, и чего уж тут желать, чтобы вы, баронесса, о членах семьи, ставшей вам родной, пеклись. Уходи и не мучай меня, нет больше Сычихи, и Екатерины Сергеевны Белозеровой нет. Есть сестра Феодосия, которая перед Господом за грехи и свои, и чужие помолится и прощения испросит для всех.

— Слепота — не грех, а несчастие, — ответила ей Анна. — Не грех и наивная вера ваша в то, что спустя столько лет обрели вы родное дитя. И дай Бог, чтобы так оно и было. Ну а что, если откроется однажды, что все ваши муки и радости — зря?

— Ничего не бывает напрасным, — уходя, произнесла Сычиха. — И даже если обогрело сердце мое чужого, то и тогда будет пребывать душа моя в радости — не остался младенец без матери.

«Ох, чует мое сердце, что не верит она в то, что сама говорит, — подумала Анна, закрывая дверь комнаты для посещений. — Просто не может смириться с утраченным и ищет любого подтверждения его присутствия, и принимает его, даже если оно ложное. Нет, это не ты, Сычиха, должна грех за меня замаливать, это мне надо душу твою спасти, чтобы не растравил ее обман и не позволил свершиться злу. И если ты не смогла найти следы своего сына, то отцу моему это удалось, и я пройду по его стопам и выясню, что же такое узнал тот сыщик из Петербурга…»

* * *

Для адвоката Саввинова с его давними связями в полиции не стоило особого труда узнать имя человека, которого нанял князь Долгорукий для установления подлинной личности «барона Корфа». И, хотя ему самому была неприятна эта история с «наследником», его первое время удивляла та настойчивость и бескомпромиссность, с которой Анастасия Петровна не хотела верить очевидному.

Конечно, адвокат и сам испытал известную долю неловкости, когда Екатерина Сергеевна Белозерова, ушедшая в монастырь под именем сестры Феодосии, явилась к нему с прежде незнакомым поверенному молодым человеком и, представив того своим сыном, попросила оказать всемерное содействие, дабы юноша получил не только все надлежащие о том документы, но и права на наследство семьи Корфов. Адвокат даже предложил было удостовериться в правдивости сообщенных молодым человеком сведений, но после того, как тот подал ему письмо, написанное его приемной матерью, Викентий Арсеньевич вынужден был отступить.

Точно такие же письма лежали в его сейфе. После похорон старого барона Корфа адвокат вскрыл оставленный ему когда-то на хранение конверт, на котором Иван Иванович собственноручно написал «Прочитать после моей смерти», и обнаружил в нем десять писем от неизвестной дамы, которая ежегодно (судя по описываемым событиям и указаниям на различные внешние обстоятельства) извещала барона о состоянии здоровья его мальчика. Дама эта явно была замужем, и супруг ее вел все дела с бароном по воспитанию ребенка, взятого по его просьбе на их попечение. В письмах адвокат нашел и подробный отчет о суммах, потраченных на лечение и образование мальчика, и однажды с извинениями — просьбу увеличить годовое пособие, ввиду неурожая, который вынудил семейство использовать присылаемые бароном деньги не по назначению, и, судя по следующему посланию, просьба эта была бароном в полной мере удовлетворена.

Однако все финансовые сообщения являлись приписками к основному тексту, содержание которого сводилось к подробному описанию жизни ребенка — его первые шаги, первые слова, детские болезни и привычки. Женщина, писавшая все эти письма, своих детей, видимо, не имела, и отданный ей на воспитание мальчик представлял для нее смысл всей жизни. И в каждом сообщении, адвокат нашел на то прямые указания, она выражала подлинную печаль, что когда-нибудь (а если точнее — по достижении шестнадцати лет) Ванечка, так звали ребенка, должен будет вернуться к отцу и занять подобающее ему место в его семье и в обществе.

Нельзя сказать, что чтение этих писем оставило адвоката безучастным, и в свое время он даже предпринял попытку найти тех, кто их писал. Но в документах барона не сохранилось никаких сведений о людях, которым он поручил столь ответственную миссию. По-видимому, все расчеты велись лично самим бароном Корфом, желавшим сохранить факт существования у него внебрачного ребенка в тайне, о чем свидетельствовали и сами письма, тоже, скорее всего, доставлявшиеся из рук в руки. Все они не имели конвертов, и подписи под ними были зашифрованы: после обычных нижайших почтении и пожеланий всемерных благ и полного здоровья — только буквы вензелями «Б.Е.» под мужской частью письма и «Р.Г.» — под женской.

Какое-то время адвокат надеялся, что, оставшись без средств, обычно выделяемых им бароном, эти люди дадут о себе знать, но никто от них так и не появился. И Викентий Арсеньевич решил, что все это угодно Небу, и с тех пор он был верным хранителем секрета своего друга. Но случилось непредвиденное: однажды к нему, как и много лет назад, приехала свояченица Ивана Ивановича и представила их общего с бароном сына. Что еще оставалось делать, кроме как принять участие в его судьбе?

Это, конечно, вызвало негодование князя Долгорукого, не желавшего смириться с потерей дочери и ее супруга. Петр Михайлович, несмотря на свою болезнь, даже велел привезти себя в Петербург, чтобы лично ознакомиться со всеми доказательствами, представленными молодым человеком. Долгорукий сам перечитал каждое письмо, изучил каждую подпись и, не найдя ничего подозрительного, уехал в великом гневе, дав клятву узнать, в чем здесь все-таки содержится обман. Но в том-то и дело, что на первый взгляд никакого обмана не было! И на первый, и на второй. Так почему же и князь Петр, и Анастасия Петровна продолжали упорствовать в своем нежелании принять в свою семью молодого барона?

И вот еще оказывается — незадолго перед своей трагической кончиной Долгорукий успел нанять сыщика для продолжения расследования. И сыщик этот был ограблен и убит. Конечно, опытный адвокат неизбежно должен был засомневаться в том, что две смерти подряд — князя и нанятого им сыщика — не простое совпадение, но никаких доказательств причастности к этому молодого барона Корфа не было. Неужели мошенник настолько хитер и опытен? В его-то годы? Или им кто-нибудь руководит? Но кто может знать эту тайну, кроме его приемных родителей? А вдруг все это затеяли они, чтобы вернуть деньги, затраченные на воспитание мальчика, ведь перестав получать довольствие от барона, они могли оказаться в полной нищете: о том говорили их письма — люди они были небогатые, хотя и дворянского происхождения. Адвокат терялся в догадках и оттого испытывал ужасное чувство неловкости — еще месяц назад ему казалось, что он совершил благородный поступок, исполнив волю своего умершего друга и восстановив в правах его ребенка, но теперь…

— Вы желаете, чтобы я составил вам компанию? — спросил Саввинов, когда Анна на следующий день после возвращения из Северска приехала к нему, получив от адвоката записку, что ее просьба выполнена.

Навестив одного из своих давних друзей — солидного жандармского чина, Викентий Арсеньевич смог получить адрес дочери сыщика Каблукова: вместе с отцом и с ребенком молодая вдова проживала в доходном доме на Васильевском. Имя сыщика удалось установить по рисунку, сделанному со слов Никиты, и портрет оказался настолько точным, что бывшие коллеги довольно быстро опознали его.

Каблуков вышел на пенсию прежде возраста уже несколько лет назад, чтобы помогать младшей дочери, рано овдовевшей, как в свое время и отец, и оставшейся без средств к существованию с маленьким ребенком на руках. Старшая же дочь жила где-то в провинции, выйдя замуж за небогатого помещика-вдовца, при детях которого была поначалу гувернанткой. Каблуков занимался теперь частным сыском, и доходы его значительно превосходили зарплату государственного служащего. Своих клиентов он находил по рекомендации, в делах был щепетилен и осмотрителен, брался следить за неверными женами и приворовывавшими приказчиками, но в основном решал дела по наследству. Хотя, говорили, иногда выполнял и поручения особого рода по известному департаменту.

Дело, видать, непростое вышло, если Каблуков его до конца не довел, поделился своими соображениями на этот счет жандармский друг Саввинова, чем поверг адвоката в еще большее смущение: неужели, поддавшись на слезы свояченицы барона, он что-то пропустил и подверг опасности не только дела доверявшей ему семьи, но и свою репутацию?

— Я не думаю, что нам стоит обременять эту женщину визитом целой делегации, — сказала Анна, поблагодарив Саввинова за участие. — Думаю, у меня будет больше шансов разузнать что-либо, если я являюсь к ней одна.

— Однако, судя по грустному выражению вашего лица, поездка в Северск завершилась неудачно? — не удержался от вопроса адвокат, видя, что Анна не торопится рассказать ему о результатах своей встречи со свояченицей барона Корфа.

— Это усталость дает знать о себе, — поначалу уклончиво ответила Анна, но потом все же передумала и спросила: — Скажите, Викентий Арсеньевич, вы тоже считаете, что я впадаю в излишнюю подозрительность?

— Еще три дня назад я именно так и думал, — признался адвокат, — но, как человек, неоднократно в своей жизни соприкасавшийся с разными криминальными случаями, могу признаться, что события, на которые вам удалось пролить свет, меня взволновали, и я стал сомневаться в том, что недавно считал таким бесспорным. И потому готов всячески помогать вам.

— Я рада, что вы перестали упрекать меня в твердолобости и жадности, — печально улыбнулась Анна, — ибо думаю, что у истории этой странный, горький привкус. И жертвы, о которых мы уже знаем, могут оказаться не последними.

— Надеюсь, мы успеем этому помешать, — кивнул Саввинов и вышел проводить свою гостью к выходу…

Женщину, постучавшуюся в дверь квартиры, которую снимал Каблуков, дочь сыщика с редким именем Леокадия приняла любезно, посчитав за клиентку, но дождаться отца не предложила — она уже месяц не видела его и пребывала в страшном смятении. Денег, оставленных Каблуковым едва хватало свести концы с концами, а отец все не приезжал, хотя и обещал, что дело будет быстрым и выгодным, и он не то чтобы разбогатеет, но получит весьма солидный процент, который позволит семье переехать в район получше и какое-то время ни в чем не нуждаться. Он даже мечтал об отдыхе — молодая женщина вздохнула и погладила по голове тершегося у ее коленей мальчика, белолицего с русой в кудряшках головой и похожего на ангела.

— Обещаю вам, что выполню последнюю волю вашего отца, — тихо сказала Анна.

— Кто вы? — вздрогнула молодая женщина и побледнела. И эта бледность усиливалась по мере подробностей, всплывавших в рассказе Анны. Леокадия выслушала всё молча, словно окаменев, и только растерянно спросила потом, где же ей оставить сына, пока самой придется ехать в Двугорское, чтобы опознать отца и уладить все дела с похоронами: дальняя до рога слишком утомительна для такого малыша.

— Вам не стоит ни о чем беспокоиться, — поспешила заверить ее Анна. — Ваш ребенок останется под присмотром вместе с моими детьми. И уверяю вас, впредь вы не будете нуждаться. Я сдержу обещание, данное моим отцом, князем Долгоруким, — но вы получите не только те деньги, что он обещал заплатить вашему отцу, а также и пособие, которое будет выплачиваться вам ежегодно в качестве дополнения к пенсии, которую, я похлопочу о том, за вами сохранят. Я же возьму на себя все заботы о погребении вашего отца.

— Вы так добры к нам, — прошептала молодая женщина, потрясенная всем услышанным.

— Увы, это совсем немного по сравнению с той утратой, что вы понесли, — промолвила Анна. — Я и сама только что пережила это горе, но, поверьте, ваш отец погиб не напрасно.

— Ему удалось довести расследование до конца? — удивилась Леокадия.

— Вполне возможно, и даже больше, — мягко улыбнулась ей Анна. Она не хотела сверх сказанного тревожить деталями несчастную женщину, но Каблукову и впрямь удалось главное: растревожить осиное гнездо — заставить самозванца и Долгорукую действовать. Пусть ценой своей жизни, но сыщик вынудил заговорщиков предпринять меры, которые привлекли к ним слишком много внимания. Внимания, которое дорого обошлось Анне и этой худощавой, измученной жизнью молодой женщине, и которое приведет их, в конце концов, к разгадке тайны так называемого «барона Корфа».

Леокадия позволила гостье осмотреть стол в кабинете отца, но среди бумаг сыщика Анне не удалось найти ничего такого, что подсказало бы, куда он ездил и что нашел. А в том, что по искам Каблукова сопутствовала удача, Анна не сомневалась — иначе его не стали бы убирать с дороги те, для кого были опасны результаты его расследования.

Назавтра, оставив сына Леокадии на попечение Татьяны и Варвары, Анна вместе с молодой женщиной и в сопровождении Никиты отправилась в Двугорское. А после того, как было установлено сходство неизвестного, найденного убитым в лесу близ имения Долгоруких с пропавшим петербургским сыщиком, приехавших из столицы пристав проводил на кладбище, где под безымянным крестом был похоронен убиенный Каблуков.

— К сожалению, сударыня, это все, что осталось от погибшего, — смущаясь тяжелого момента, виноватым тоном сказал пристав, подавая Леокадии узелок с вещами, что остались от ее отца. — Это то, что мы нашли в его номере в гостинице.

— Благодарю вас, — кивнула Анна, забирая узелок: Леокадия, безутешно рыдавшая над уже поросшим травою холмиком, даже не обратила внимания на его слова.

Пристав еще в растерянности помялся немного, потоптавшись на месте, а потом козырнул и ушел — что тут скажешь, разве такому горю слова помогут? Никита, уже окрепший после возвращения из тюрьмы, тоже переживал и все смахивал слезы, предательски набегавшие на глаза. И лишь Анна сохраняла сдержанность и внешнее спокойствие, которые питала решимость дойти до поставленной перед собой цели. Анна не могла позволить себе проявить даже вполне понятную и оправданную слабость. Конечно, иногда и слезы бывают оружием, но сейчас от нее требовалось иное — сосредоточенность и способность рассуждать здраво и логично. Быть может со стороны, это могло быть кем-то воспринято за черствость, но — если бы кто знал, как ей давался этот стоицизм!

— Нам пора возвращаться, — тихо и ласково сказала Анна, услышав, что Леокадия больше не плачет, а просто тихо безучастно сидит на земле, раскачиваясь из стороны в сторону.

Вместе с Никитой они подняли молодую женщину под руки и повели к карете, чтобы ехать в Петербург.

— Вы можете не беспокоиться, — по дороге говорила ей Анна, — мы позаботимся о том, чтобы на могиле вашего батюшки было установлено надгробие и крест с именем. И вы сможете в любое время навещать его, только сообщите о своем желании отправиться в Двугорское заранее, и я всегда распоряжусь об экипаже для вас.

— Вы так много делаете для моей семьи, — еле слышно промолвила еще не отошедшая от слез женщина.

— Я чувствую ответственность за то, что случилось с вашим отцом, — кивнула Анна, — и вам не стоит считать себя обязанной мне.

— Странно, — вдруг сказала Леокадия, рассматривая вещи лежавшие в узелке, переданном для нее приставом. — Неужели отец ездил в Горы?

— О чем вы? — не поняла Анна, обращая внимание на книжицу, похожую на часолов, которую Леокадия держала в руках и растерянно перелистывала страницу за страницей.

— Это кулинарная книжка моей матушки, — пояснила молодая женщина. — Елена, моя сестра, давно обещала вернуть ее, но все ждала оказии — хотела и нас повидать, и долг отдать. Так значит, отец заезжал к ней?

— А есть ли там что-либо необычное? — быстро спросила Анна: вдруг Каблуков использовал книжицу для тайных записей.

— Нет, — покачала головой Леокадия. — Здесь только рецепты. Елена сказала, что все Горы перенимали их у нее. Особенно соленья пользовались большим спросом — матушка была мастерица на засолку овощей и капусты.

— Горы? — переспросила Анна, чувствуя подступившее к горлу волнение.

— Это имение ее мужа в соседнем с Белозерским уезде, — кивнула ее спутница, и Анна вздрогнула: так вот, что вычислил Каблуков!

Отгадка все время лежала на поверхности: в один миг таинственные инициалы мужчины и женщины, ставшими приемной семьей для внебрачного сына барона Корфа и название имения, в котором жила старшая дочь сыщика Каблукова, слились в одно слово. Б.Е. и Р.Г. — гора! Берг — такова была фамилия старого полкового приятеля Ивана Ивановича, небогатого помещика, которого он иногда вспоминал. У Берга, кажется, была бездетная дочь, которая вышла замуж за человека много старше ее. Они жили где-то поблизости, и оба очень страдали от отсутствия детей. Фамилии ее мужа Анна не знала и поэтому никак не могла связать случайно и вскользь упоминавшееся в разговорах отца и Ивана Ивановича имя сослуживца с поисками ответа на вопрос — а был ли мальчик? Конечно, опытный сыщик, Каблуков дотошно расспросил Петра Михайловича обо всех общих знакомых и проверил все варианты. Вряд ли он, так сильно озабоченный выполнением дорогостоящего заказа, стал бы тратить время на простую поездку в гости к дочери, чтобы повидать ее. Нет-нет, он ездил в Горы за информацией, и она оказалась для него роковой. А значит — именно той, которую он искал!

Анна не могла поверить своей удаче. Но, если это так, то почему Берги, которых Иван Иванович почитал за порядочных людей, ничего не сообщили о том, как живет сын барона и почему их имена даже не упоминались в документах, представленных «наследником»? Во всем этом следовало немедленно разобраться, и на следующий же день Анна с Никитой выехали в Горы.

Ее радостное настроение передалось и правившему лошадями Никите: коляска буквально летела, порой опасно накреняясь на поворотах. И Никита так и гнал бы, если бы Анна, наконец, не взмолилась и не попросила его соизмерять свое стремление побыстрее раскрыть беспокоившую всех тайну с привычной для российских дорог предрасположенностью к ухабам…

Старшая дочь Каблукова, по мужу Рокотова, была на сестру не похожа — возможно, в том сказался здоровый деревенский климат и спокойная семейная жизнь, но выглядела она цветущей и всем довольной. Известие о смерти отца ее опечалило, но по тому, как обрадовалась она появлению детей, набежавших посмотреть на столичных гостей (а было их у Елены четверо — мал-мала меньше), Анна поняла, что Елена, в отличие от своей сестры, оставшейся без единственного близкого, кроме маленького сына, человека, скоро утешится.

— Так ведь батюшка не сказал, зачем приезжал, — вспоминала Елена. — Вот только знаю, что он в церковь ходил да на кладбище. А еще про соседей наших спрашивал, Фильшиных. Они вроде как давно отсюда уехали, а усадьба их все заброшенной стояла. Но вот недавно, говорят, там кто-то поселился — может, родственники их, Дарья-то Христиановна бездетная была.

— Как бездетная? — растерялась Анна, подумав: неужели я ошиблась? — Говорили же, что она усыновила какого-то мальчика!

— Так когда-то было? — кивнул муж Елены, отставной майор, седой с усами и бакенбардами в стиле Его Императорского величества. — Умер у них мальчик, вот они с горя и с места снялись. Тяжело переживали и потом уехали, точно помню, что уехали. С того, кажется, лет пятнадцать прошло.

— Ничего себе поворот, — сказал Никита, растерянно почесывая затылок, когда они с Анной вышли из дома сестры Каблукова. — Это сколько ребенок, если он был у них, прожил — года три-четыре всего?

— Пять, если быть точным, — подсчитала Анна. — Это-то и странно, ведь судя по письмам, что я видела у Викентия Арсеньевича, приемные родители жизнь мальчика до десяти лет описывали. И даже позже, если вспомнить письмо, которое самозванец предъявил Викентию Арсеньевичу.

— Что-то тут не сходится, — признал Никита и вздохнул. — А теперь-то мы куда?

— По следам погибшего Каблукова, — промолвила Анна. — В церковь да на кладбище.

Приходский священник, отец Павел, рассказал им, что был у него разговор с отцом Елены Рокотовой, и тот просил у него книгу записей рождения и смерти. Только в церкви сейчас лишь копия осталась — оригинал несколько лет назад украли: до сих пор неизвестно, кто на церковную утварь посягнуть решился и грех на душу взял. А книга, видать, под руки подвернулась: может, думали, что это древний фолиант какой, она ведь в хорошем кожаном переплете была с золотом и металлической застежкой — подарок одного купца, который заказал ее в благодарность за то, что за могилой его родителей на кладбище всегда хороший уход был.

По просьбе Анны священник сходил за копией книги и позволил ее пролистать. И странное дело: в ней не оказалось одной страницы — свидетельства о смерти как раз того года, когда по подсчетам Анны и со слов отставного майора Рокотова Фильшины похоронили своего ребенка. Первым делом Анна заподозрила в том самозванца, но потом сообразила, что, скорее всего, он прибрал к рукам настоящую книгу. А вот лист с записью, вырванный из копии — это последствия посещения церкви сыщиком Каблуковым. И, так как задание у него было неофициальное, то и методы сбора информации, вполне возможно, тоже были далеки от благородных.

— Думаю, что именно эту бумагу Каблуков хотел передать отцу в тот день, когда ты не смог явиться на встречу в трактире, — с необъяснимой уверенностью сказала Анна, пока они с Никитой шли по кладбищу: отец Павел довольно подробно и точно указал им дорогу до фамильного участка Фильшиных.

— Значит, теперь оба доказательства пропали? — обреченно вздохнул Никита.

— Неодушевленные — да, — кивнула Анна, — но, возможно, нам удастся найти живых свидетелей. Например, Дарью Христиановну Берг, если она еще жива и ее не постигла участь моего отца и сыщика Каблукова. О!..

От неожиданности Анна остановилась и замерла: они дошла до ограды, за которой стояли несколько надгробий с крестами, и среди них — маленький с надписью «Иван Иванович Фильшин (Берг) 1830–1835. Невинное создание, невысказанная печаль».

В этот момент какая-то тень метнулась от соседних с оградой кустов орешника, и Никита инстинктивно бросился следом за неизвестным. Анна, опешив от неожиданности, еще с минуту взирала на надпись на кресте, а потом устремилась догонять Никиту, которому удалось настигнуть убегавшего. Правда, случилось это уже на пороге старого, заброшенного имения, задним двором выходившего на деревенский погост.

— Что вам нужно от меня? — в голос закричала какая-то женщина, бесполезно пытаясь вырваться из крепких объятий Никиты, чтобы попытаться скрыться в доме. — Кто вы?

— Да ослабь же ты свою медвежью хватку, Никита! — велела Анна, видя, что женщина эта бледна и немолода уже. — Простите, что так напугали вас! Отец Павел сказал, что иногда тут промышляют воры, вот мой управляющий и расстарался. Не бойтесь нас. Меня зовут Анастасия Петровна, баронесса Корф, и я пытаюсь найти здесь следы моего пропавшего родственника.

— А-а-а! — простонала женщина и потеряла сознание.

— Это еще что такое? — растерялся Никита, едва успев подхватить несчастную на руки. — В дом, что ли, ее занести?

Анна кивнула и, пока Никита поднимался по ступенькам на крыльцо, пошла к колодцу набрать воды, чтобы привести незнакомку в чувство. Однако обморок оказался затяжным, и женщина сразу от холодной воды не очнулась, а лишь замычала что-то, а губы и веки ее при том были плотно сжаты. Тогда Анна стала оглядываться вокруг — не отыщется ли где флакончик духов или нюхательная соль: Никита внес несчастную в ближайшее помещение — на кухню. Но все было тщетно — в доме, как будто и не жили совсем, и даже наоборот, если и пребывал здесь кто, то имел явное намерение уехать — в прихожей у двери стоял старый кожаный саквояж.

Наконец, женщина очнулась и, разомкнув губы, прошептала — пить. Анна немедленно поднесла ей найденный у колодца ковшик ко рту и, приподняв голову, подождала, когда она сделает несколько глотков. А потом они вместе Никитой усадили женщину поровнее на стул, обивка которого, как и все вокруг, свидетельствовала о запустении и была изъедена молью.

— Корф? Вы сказали — Корф? — промолвила женщина и, когда Анна подтверждающе кивнула, добавила: — Я знала, что этот час придет…

— Вы знаете меня? — удивилась Анна.

— Барон Иван Иванович Корф — ваш муж или отец? — продолжала спрашивать женщина, не отвечая на ее вопрос и внимательно вглядываясь в черты ее лица.

— Нет, — покачала головой Анна. — Я — жена его сына, Владимира.

— Ах, Владимира, — кивнула незнакомка. — И он тоже здесь?

— Мой муж умер, — тихо сказала Анна. — Но откуда вы так хорошо знаете мою семью?

— Мой отец когда-то служил вместе с бароном Корфом, — сказала женщина. И Анна поняла:

— Так вы Дарья Христиановна Берг? То есть — по мужу Фильшина? Вы — та, кому Иван Иванович отдал на воспитание своего незаконнорожденного сына?

— Значит, вы все знаете, — устало вздохнула женщина. — И вы искали меня, чтобы наказать за содеянное? Я же говорила, эти деньги рано или поздно погубят нас…

— О каких деньгах вы говорите? — растерялась Анна.

— О тех, что мы с мужем расходовали в течение десяти лет, скрыв от барона Корфа смерть его малыша, — после продолжительной паузы призналась женщина.

Она рассказала им все — как ее, еще не оправившуюся от потери приемного сына, умершего по малолетству в осложнение от простуды, муж уговорил не открывать барону Корфу правды. Где мы еще найдем такую возможность, чтобы жить, ни о чем не заботясь, убеждал ее супруг, и она, днем и ночью плакавшая по ушедшему Ванечке, понимая, что больше уже не выпадет ей такой случай, чтобы дитя усыновить, согласилась с ним, желая избежать хотя бы нищеты.

Как оказалось, муж за деньгами на содержание приемыша ездил в Двугорское сам, и порой барон давал денег на год, а когда и на три — тут Анна вспомнила, что Иван Иванович однажды уезжал в путешествие в Индию и Гималаи, путем Александра великого, как он сам любил рассказывать ей. Письма же писала барону Дарья Христиановна — водила пером по бумаге и плакала, ибо полюбила мальчика, как своего, и потому все, что сообщала она о сыне барону, не было абсолютной неправдой — так она представляла себе его прогулки по лесу и поездки на санях, занятия по школьным предметам и закону Божьему. Мальчик жил в ее воображении, и она постоянно говорила с ним и даже покупала к дню рождения подарки. Муж, конечно, злился на нее за эти траты, но в конечном итоге, поворчав, прощал — все равно в остатке оставалось достаточно для того, чтобы жить спокойно и безбедно.

Фильшин еще однажды встречался с бароном, и тот дал ему денег на три года, сказав, что собирается отвезти за границу дочь своего близкого погибшего друга, у которой заметный актерский талант, и он обещал позаботиться о ее будущем. Анна вздрогнула — это было незадолго до гибели Ивана Ивановича, отравленного княгиней Долгорукой. А потом, когда деньги эти закончились, Фильшины обнаружили, что от барона давно не было вестей. Хитрый опекун наведался как-то в Двугорское и узнал, что барон умер, сын его женился и уехал в Париж с молодой женой, а дела семьи теперь ведут новый управляющий и поверенный семьи Корф.

И тогда Фильшины испугались — какое-то время они еще сидели безвыездно в имении, опасаясь, что к ним придут и спросят — как и что и велят мальчика предъявить, но время шло, и, устав волноваться, они собрались и уехали в Москву, где их никто не знал, и мужу удалось устроиться там на службу. Дарья Христиановна домой вернулась недавно — супруг ее умер, и она не видела для себя иной дороги, кроме как в знакомые места, куда привезла гроб с его телом, чтобы захоронить на фамильном участке местного кладбища. А потом ей сказали, что, пока она по делам была в уезде, ею интересовался какой-то человек, говорили, что он гостил у Рокотовых и являлся хозяйке отцом. А так как Елена раньше рассказывала, что отец ее был в полицейских чинах и в столице человек уважаемый, Фильшина поняла, что прежнему делу дан ход. Она затаилась, и, хотя ничего не происходило вокруг нее, все же потом она решила не рисковать и уехала в Петербург, где проще затеряться. Дарья Христиановна уже и вещи собрала, но отправилась на прощание наведаться на могилу мужа и памятного ее сердцу Ванечки, где ее и застали Анна с Никитой.

«Однако, — подумала Анна, внимательно выслушав ее рассказ, — это не объясняет, откуда самозванец может знать все эти подробности, откуда у него письмо и крестик, который признала Сычиха».

Скажите, Дарья Христиановна, — спросила несчастную Анна, — а говорили ли кому-нибудь прежде о том, что поведали сейчас нам?

— Что вы! Мы так боялись разоблачения и каторги за этот ужасный обман, — воскликнула она и перекрестилась, но жест этот вдруг вызвал у ее памяти одно воспоминание, и она призналась: — Впрочем, был один раз. Я тогда в гости ездила к знакомой, в другой уезд, но на обратном пути заболела и попала в больницу при храме. Мне очень плохо было, и, предчувствуя скорую кончину, я остановила батюшку, который оказался рядом, — он причащал какого-то больного, умиравшего в соседней палате. Ему только и рассказала, все как было, ничего не утаив. Батюшка мне грехи отпустил, а я дальше плохо помню — жар у меня начался, думала, что помру. Но вскоре чудесным образом я поправилась и всегда считала, что причиной тому мое покаяние. Единственное, о чем жалею, что пропали у меня тогда крестик памятный, что я о Ванечке хранила, да письмо для барона Корфа неотправленное.

— А что же священник? — живо поинтересовалась Анна. — Его вы о пропаже не спрашивали?

— Не смогла я его найти, — с грустью промолвила женщина. — Хотела поблагодарить за помощь, а он — как сквозь землю провалился. Единственное только, что удивило меня — на другой день, как я из больницы вышла, встретила на улице человека, очень на него похожего. Но был он без рясы и с жандармами, а уж они перед ним расступались и Андреем Платоновичем звали… Только он меня не признал, видно, я совсем плохая была после болезни.

— Невысокий такой, с лысиной и лицом неприятным с маленькими глазками? — с волнением в голосе спросила Анна.

— Именно так, — кивнула Фильшина. — Правда, мне в горячечном бреду он приятнее обликом показался.

— Не исключено, что было так, — кивнула Анна, — потому что это мог быть театральный грим.

— Он что же — актер? — растерялась Фильшина.

— Хуже, Дарья Христиановна, много хуже, — вздохнула Анна, уже догадавшись, о ком идет речь. — Человек этот страшно опасен, и вам сейчас стоит поехать с нами.

— Забалуев! — едва слышно подсказал Никита, перекинувшись с Анной понимающим взглядом, и встал с готовностью к выходу.

— Вы хотите меня арестовать? — испугалась Фильшина.

— Нет, — поспешила успокоить ее Анна. — Я всего лишь хочу, чтобы вы помогли мне вразумить одно бедное материнское сердце, которое все еще верит в то, что сын ее жив.

— Мать Ванечки? — почти беззвучно прошептала та.

— Да, — кивнула Анна. — Обещаю вам, что старого никто не помянет и ни в чем вас не укорит. Мы увезем вас в Петербург и станем надежно охранять. Одного прошу — помогите мне образумить несчастную и позволить ей увидеть в том, кого она числит сыном, самозванца.

— Хорошо, я помогу вам, — согласилась Фильшина. — Грех мой велик, пора бы и иску пить его…

Глава 2 Обман

Теперь многое стало понятным. И уже ни у кого из близких к Анне людей не возникало сомнений: появление «барона Корфа» — умысел, однако доказательств тому было недостаточно. Тайной по-прежнему являлась личность самого «барона». И главное: между правдой и заговором все еще стояла Сычиха, непреклонная в своем убеждении, что «самозванец» — ее сын.

Имя Забалуева объяснило все — и появление Шулера, и участие в деле Долгорукой, как и прежде посчитавшей себя вольной творить злодейство безнаказанно, и самоуверенность «барона», который вел себя в имении как хозяин, а с Анной — на равных. Забалуев прекрасно знал не только прошлое Корфов и их соседей, но, наверное, следил за их жизнью все эти годы, пользуясь своим положением тайного агента могущественного графа Бенкендорфа. Именно эта власть научила Забалуева умению находить слабые стороны людей и бреши в исполнении закона. Кто же станет удивляться, что ему, прекрасно владеющему искусством обмана и подлога, пришло в голову нажиться на горе семей Корфов и Долгоруких, когда Анна и Владимир бесследно пропали на чужбине?

Конечно, никто из участников событий десятилетней давности не поверил обещанию сильных мира сего примерно наказать Забалуева, после того, как раскрылись его интриги в Двугорском. Андрей Платонович был слишком хорош в своем черном деле, и его высокий покровитель не мог потерять столь прекрасного исполнителя подметных дел. А история, рассказанная Дарьей Фильшиной, только подтвердила это — Забалуев по-прежнему был непотопляем и в почете у тайной полиции. Ему, казалось, ни время, ни перемены в руководивших им чинах, не угрожали. А его опасные для благородных душ и горячих сердец «таланты» все так же пользовались спросом у тех, кому он всегда служил верой и правдой. И как обычно — не в ущерб своим личным и далеко не бескорыстным интересам.

Анна прекрасно понимала, что тягаться с Андреем Платоновичем будет занятием нелегким. Тем более что он все еще оставался в тени, и никаких подтверждений взаимодействия Забалуева с новоявленным «Иваном Ивановичем» не имелось. Единственное преимущество, которое было сейчас у Анны, — ее секретный козырь, приемная мать настоящего сына барона Корфа. Та, кого Забалуев, по всей видимости, считал давно умершей, а значит для себя — неопасной. И теперь только от нее зависело прозрение Сычихи и дальнейшее разоблачение самозванца. Но надо было спешить — Забалуев и раньше славился своей осведомленностью, кто знает, какой следующий ход ожидал их. И кто мог сказать — наблюдает ли Забалуев за всем происходящим издалека, или ходит между ними, искусно скрываясь под неприметным гримом, и вникает во все, о чем они говорят и что намерены предпринять. И поэтому вывод мог быть только один: действовать как можно быстрее и решительнее!

Назавтра же поутру Никита уехал с кучером Репниных Василием в Северск, увозя в карете переодетую богомолкой Дарью Фильшину, которая должна была встретиться в монастыре с Сычихой и рассказать ей все, что знала о ее сыне. Анна же, прогуляв детей в Летнем саду, отправилась после обеда на Васильевский: она обещала Леокадии, провожая молодую женщину из Двугорского, по возвращении сходить с нею в церковь — помянуть ее отца и поставить свечки за обоих усопших: князя Петра и нанятого им сыщика. Обратно Анну ждали к вечеру — Зинаида Гавриловна принесла слух о приезде в столицу известного гипнотизера Людвига ван Вирта, и даже Лиза с разрешения врача умолила взять ее с собою в Эрмитажный театр, где заезжий артист давал свои представления.

Однако коляска, подъехавшая к особняку на Итальянской, ближе к условному часу привезла не Анну. И, когда незваная гостья вошла в гостиную, среди собравшихся в гостиной поначалу воцарилась неловкая тишина — на пороге стояла Наташа. Но, хотя князь Александр весьма выразительно нахмурился, Зинаида Гавриловна не позволила ему устроить сцену — она с самой любезной улыбкой раскрыла дочери свои объятья. И удивительное дело! — Наташа бросилась к ней навстречу с давно забытой в этом доме горячностью.

— Маменька! — Княжна припала к руке матери, осыпая ее поцелуями. — Вы не отвергаете меня?

— То, что ты отвергаешь законы приличия, еще не означает, что я должна лишать тебя своей любви, — кротко улыбнулась Зинаида Гавриловна дочери, обнимая ее и жестом приглашая присесть рядом. — Но ты же не хочешь сказать, что пришла лишь за тем, чтобы убедиться в этом?

— Не только, — кивнула Наташа, — я хотела увидеться с Анастасией.

— Что-нибудь случилось? — встревожилась Лиза.

— Нет, — покачала головой княжна, — но именно потому, что она говорила со мной, и ее слова возымели над моими чувствами неожиданное действие — я прозрела.

— И что сие должно означать? — насторожился князь Александр: непредсказуемость дочери, неотразимо действовавшая на ее поклонников, всегда смущала и часто — пугала князя. Большой сибарит, Репнин-старший не любил новшеств и неожиданностей, ему нравились в жизни определенность устоев и гарантия правил.

— Я пришла, чтобы объявить вам и Анастасии, что приняла решение оставить двор Их высочеств и удалиться из Петербурга, правда, пока не знаю — куда, — развела руками Наташа. — Быть может, я решусь ехать в Италию или в Лондон, но я уже сообщила Марии Александровне о своем решении, и она милостиво приняла его.

— А как же… — начал было князь Репнин и осекся под испепеляющим взглядом жены, которая тут же перехватила инициативу в разговоре.

— Не могу утверждать, что уверовала в твое благоразумие, — кивнула княгиня, — но за последние несколько лет это самые разумные слова из тех, что ты произносила в нашем присутствии…

— Ваши сиятельства, — в гостиную с поклоном вошел дворецкий, — карета подана.

— Вы куда-то собрались? — удивилась Наташа, зная, что последнее время матушка ее больше принимала гостей на дому, а отец с его врожденной леностью был рад любому случаю избегнуть необходимости появляться на людях, и это нежелание выходить из дома у него особенно обострилось после того, как слухи о романе Наташи с наследником престола стали достоянием гласности и обсуждались практически каждым в их кругу.

— Разве ты не знаешь, — удивилась княгиня, — в Петербурге дает представления сам Людвиг Ван Вирт!

— Ах, этот гипнотизер! — усмехнулась Наташа. — Он уже демонстрировал свое искусство при дворе, и, должна сказать, имел огромный успех у наших дам.

— И у тебя? — хитро улыбнулась Лиза.

— В данном случае, наоборот, это мне сопутствовал успех, — в тон ей непринужденно и даже излишне игриво рассмеялась та.

— А я подумала было, что ты можешь составить нам компанию, — без особого сожаления сказала княгиня, поднимаясь к выходу. Принять на грудь покаявшуюся блудную дочь — это одно, а появляться с нею в обществе, когда вокруг все только и говорят о ней и наследнике, — немного другое.

— Неужели мы не станем ждать Анастасию? — заволновалась Лиза, опираясь на руку Татьяны, которая подошла к ней, чтобы помочь встать.

— Но мы же не будем ждать ее вечно, — пожала плечами Репнина-старшая. — Баронесса может приехать чуть позже. Она легко найдет нас в нашей ложе. Говорят, его сеансы затягиваются до полуночи, так что она ничего не пропустит. Разве что самую малость.

— В таком случае я остаюсь, — решительно сказала Лиза. — Я никуда без сестры не поеду, дождусь ее здесь, и мы вместе присоединимся к вам в театре.

— Как хотите, — кивнула княгиня. — Мы велим кучеру, чтобы он вернулся за вами, как только мы окажемся на месте. Натали?

Княгиня спросила так для проформы, скорее желая убедиться, что дочь не передумала, и Наташа поняла ее: подошла успокоить и еще раз расцеловала в обе щеки, давая жестом понять — идите, это без меня.

— И все же жаль, что Анастасии сейчас нет, — вздохнула Репнина, после ухода родителей свободно расположившись на диванчике, где до того сидела с матерью. — Боюсь, пока она вернется, мой пыл раскаяния иссякнет, и я не смогу быть столь же искренней, как пять минут назад.

— Однако при чем здесь сестра? — не утерпела поинтересоваться Лиза.

— Она открыла мне глаза на то, что было недоступно моему взору, затуманенному страстью, — немного смущаясь, промолвила Наташа. — И я действительно бесконечно благодарна ей за умение оказывать людям услуги, на которые решился бы не всякий. Говорить правду в глаза, прекрасно при этом понимая, что вряд ли подобная откровенность будет принята с любезностью, — опасно, но Анастасия лишена подобного страха и заслуживает искреннего уважения.

— О да, — с волнением промолвила Лиза. — Это у нее в крови… А вот, кстати, и она!

Однако звук легких шагов принадлежал незнакомой обеим дамам молодой женщине, одетой просто, но чисто и со вкусом.

— Вы кто? — Репнина по праву старшей в их семейном доме вопросительно взглянула на вошедшую.

— Прошу любезно извинить меня, — смутилась та, — но возможно, вы слышали обо мне, меня зовут Леокадия Ерастова, я дочь Ильи Сергеевича Каблукова…

— Конечно, конечно, мы слышали о вас, — поспешила предупредить следующий вопрос Наташи Лиза, взглядом дав понять ей — я потом все объясню. — Но что привело вас к нам в такой неурочный час, ведь вы, насколько я помню, должны были встречаться сегодня с Анастасией Петровной?

— Точно так, ваше сиятельство, — подтвердила молодая женщина, — и я пришла вернуть баронессе ее сумочку, которую она оставила у меня.

— Что значит оставила? — растерялась Лиза. — Вы разве вернулись не с ней?

— Я приехала одна, — сказала Леокадия. — Анастасия Петровна вышли из церкви, чтобы раздать милостыню, — она взяла с собой лишь кошелек с мелочью, вы, должно быть, знаете, что на площади у Васильевской не только просят подаяние, но могут и обворовать. А когда я зажгла последнюю свечу и поспешила за ней, то нигде ее не нашла. И тогда я подумала, что она заторопилась домой — баронесса говорила, что вы собираетесь сегодня вечером в театр, а мы немного задержались перед образами. Я вернулась домой и, когда меня навестила матушка моего покойного мужа, оставила сына с нею и решила сама заехать к вам и вернуть забытую ею сумочку.

— Что значит — вышла и не вернулась? — с нескрываемым недоумением приподняла брови Наташа. — Анастасия не взяла из дома коляску?

— Только до Васильевского, — кивнула Лиза, чувствуя, что кашель вновь подступает к горлу. — Кучер передал, что она отпустила его, сказав, что наймет извозчика на обратном пути.

— Так вы хотите сказать, что ее сиятельство пропала? — вздрогнула Леокадия, невольно произнеся вслух мысль, которая одновременно пришла в голову каждой из женщин.

— А вы уверены, что она не осталась в церкви и, решив, что разминулась с вами, не принялась искать вас? — прошептала побледневшая Лиза.

— Что вы, — покачала головой Леокадия, — я обошла все вокруг и даже спрашивала нищих у церкви, не видел ли кто Анастасию Петровну, но они ничего не могли мне сказать.

— Не могли или не хотели? — нахмурилась Наташа. — Эта площадь перед Васильевской пользуется дурной славой, и зачем она вообще туда пошла?!

— Сестра обещала этой женщине поставить свечку за ее отца, — вынуждена была пояснить Лиза. — Господин Каблуков — сыщик, которого нанял отец, чтобы разобраться в одном важном деле, и он погиб, выполняя это поручение. Так же, как и наш батюшка…

— Петра Михайловича убили? — воскликнула Наташа. — Час от часу не легче! Чего еще я не знаю, из того, что касается близких мне людей?

— Это долгий рассказ. — Лиза незаметно кивнула в сторону своей гостьи, давая понять Наташе, что не хотела бы обсуждать этот вопрос в ее присутствии. — Сейчас важнее понять, что же случилось с Настей. Скажите, Леокадия Ильинична, вы уверены, что обошли и опросили всех?

— Конечно, — с горячностью подтвердила та, — но я никак не могла подумать, что Анастасия Петровна не вернулась тогда же домой, и просто хотела оказать ей любезность за все то добро, что она сделала для моей семьи, и сама принесла оставленную ею сумочку.

— Благодарю вас, — решительно сказала Наташа, видя, что волнение на лице Лизы перерастает в серьезную тревогу, и поднялась проводить их неожиданную гостью, — вы поступили благородно, но, если позволите, мы бы хотели остаться сейчас наедине.

— Да-да, — смущенно пролепетала та и со слезами на глазах поспешила к выходу вслед за дворецким, явившимся на звонок колокольчика, которым требовательно и громко потрясла Репнина. Леокадию задела и отчасти покоробила поспешность, с которой незнакомая ей важная дама выпроводила ее. Молодая женщина была небогата, но горда. И главное — ни в чем не чувствовала за собой вины… Ох уж эти господа! Когда им требуется помощь простого человека — готовы амброзией из райских садов напоить, а потом — выставляют за дверь, как никчемного попрошайку…

— Тебе стоило быть с этой женщиной повежливее, — укоризненно сказала Лиза, — она — такая же пострадавшая в этой истории, как и мы с Настей.

— А тебе стоило бы немедленно рассказать мне, все что знаешь, чтобы я не выглядела нелепо перед нею или кем-либо другим, — парировала Наташа.

— Разумеется, — не могла не признать справедливость ее требования Лиза, — но сейчас куда важнее выяснить, что случилось с Настей!

— Ваше сиятельство… — прервал их разговор перепуганный насмерть дворецкий, широко распахивая дверь в гостиную и пятясь от входившего в нее полицейского.

— Премного извините за вторжение и невольное беспокойство, позвольте представиться, — браво козырнул вошедший, — полицмейстер Жуков. Простите, что потревожил вас в столь поздний час, но я хотел бы знать, не здесь ли проживает некая Анна, светловолосая женщина, худощавого телосложения?

— Анна? — не сразу поняла Наташа, но Лиза опередила ее:

— Вы говорите о баронессе Анастасии Петровне Корф? Это моя сестра. Где она, что с ней? Да говорите же, офицер!

— Не извольте беспокоиться, — снова козырнул полицмейстер, — только что доставили в наилучшем виде. То есть в таком, какой нашли.

— Что значит — нашли… — Лиза, казалось, была готова упасть в обморок.

— Заносите! — откашлявшись, зычно крикнул полицмейстер кому-то вглубь коридора, и через минуту двое городовых на руках внесли в гостиную Анну: она была как будто на себя непохожа — бледна и металась, как в беспамятстве, просила пить и все звала папеньку. — Куда изволите положить?

Растерявшаяся от увиденного Репнина встала с дивана и молча указала — сюда. Потом оглянулась на Лизу — та медленно поползла вниз с кресла, и Наташа метнулась к ней, чтобы поддержать.

— Ой, лишенько! — вскричала вбежавшая на шум, поднятый городовыми, Татьяна и, запричитав, бросилась к Анне, чтобы подхватить ее голову, беспомощно раскачивавшуюся из стороны в сторону. — Что же это такое, а? Как же это?!

— Значит, вы признаете в доставленной даме упомянутую Анну? — уточнил полицмейстер, цыкнув на городовых, чтобы они удалились — нечего здесь ковры сапожищами топтать.

— Но кто сказал вам, что ее имя Анна? — удивилась Репнина, приводя Лизу в чувство, которая, едва очнувшись, схватилась за ее руку, точно это была соломинка для утопающего.

— Какой-то нищий нашел ее в переулке от Васильевской церкви и сказал, что назвалась она Анною и велела отвести себя в особняк князя Репнина на Итальянскую, — снова услужливо козырнул полицмейстер.

— Ничего не понимаю, — прошептала Лиза, и в голосе ее было столько отчаяния, что Наташа поняла — если она тотчас же не начнет здесь руководить, то у нее на руках окажутся сразу две больные женщины.

— Что же, — кивнула Наташа, — вы все сделали правильно. Я — княжна Репнина и подтверждаю, что эта женщина — моя родственница, баронесса Анастасия Петровна Корф, которую мы в кругу семьи зовем Анною. Благодарю вас за помощь, офицер, я запомню вашу фамилию, и, поверьте, ваш поступок будет отмечен начальством, которому я не премину сообщить о содействии, которое вы оказали моей родственнице. Вы можете быть свободны.

— Что с нею? — едва слышно всплакнула Лиза, глядя, как Татьяна безрезультатно пытается привести Анну в себя. — Я этого не переживу…

— Немедленно прекратите панику, княгиня! — властно велела ей Репнина и приказала Татьяне: — Ты вот что, зови всех слуг и проследи, чтобы Анну перенесли в ее спальную, да не разбудите детей, не хватало, чтобы еще они стали волноваться.

— А ты куда? — испуганно воскликнула Лиза, растерянно догоняя взглядом направившуюся к выходу Наташу.

— В театр, — на ходу бросила та. — Да не смотри так на меня, я не сошла с ума. Я привезу доктора Вернера. Игнатий Федорович сего дня приглашен сидеть в комиссии, которая будет изучать сеанс гипноза Людвига Ван Вирта. И, пожалуйста, возьмите все себя в руки — с Аней, похоже, случилась беда, и ей будет нужна не только наша помощь, но и духовная поддержка. Ждите, я постараюсь обернуться как можно быстрее. Да, и велите, чтобы нагрели горячей воды…

Нельзя сказать, чтобы доктор Вернер обрадовался появлению княжны Репниной за кулисами театра. Он уже давно мечтал стать свидетелем разоблачения шарлатана-гипнотизера и потому с легкостью согласился войти в число экспертов, которые станут оценивать его выступление. Доктор Вернер, как и большинство его коллег, считал сеансы гипноза трюкачеством и отчасти сговором и желал лично убедиться в действенности общения мага с потусторонним миром и человеческим подсознанием.

Еще загодя, едва только слухи о возможном приезде в Россию Людвига Ван Вирта, достигли медицинских кругов Петербурга, в среде пациентов доктора Вернера и его товарищей по цеху возникло брожение, которое подогревалось ажиотажем, всколыхнувшем столичную общественность. Гипнотизер, повсюду имевший невероятный успех у экзальтированной части женского населения, воспринимался многими дамами как фигура мистическая и оттого — желанная. Это, несомненно, порождало скепсис у мужчин и, как следствие, — потребность к разоблачению, давшую жизнь идее присутствия на сеансе магии авторитетных петербургских медиков, которые и сами были не прочь унизить выскочку и уже заранее предвкушали торжество научной мысли.

— А ваши проблемы не могут подождать? — не очень любезно осведомился у Наташи доктор Вернер, когда она настоятельно потребовала, чтобы он немедленно отправился вместе с нею в дом ее родителей.

— Нет, — взволнованно настаивала Наташа, — дело очень важное. Моя родственница, баронесса Корф серьезно заболела.

— Но я днями, навещая Елизавету Петровну, виделся с ее сестрой, и Анастасия Петровна показалась мне вполне здоровой, — удивился доктор. — А что она говорит, какие называет симптомы?

— В том-то и дело, что она не говорит! — воскликнула Наташа. — И никого не узнает, только бормочет что-то непонятное и зовет погибшего отца. Она как будто в беспамятстве и вы глядит ужасно!

— Странно, странно, — пробормотал Вернер, все еще беспокойно оглядываясь на коллег, не без споров о старшинстве занимавших места на сцене — в ряду, специально устроенном для них по этому случаю. — Итак, вы говорите, баронесса плоха?

— Очень плоха, Игнатий Федорович (доктор поморщился — немецкое Теодорович плохо приживалось среди его высокопоставленных клиентов), — настойчиво и с заметным раздражением повторила Наташа, и доктор понял, что дальнейшее уклонение от исполнения своих прямых обязанностей впоследствии может быть неправильно истолковано Репниными, все еще имевшими вес при дворе, тем более в свете отношений между княжной и… сами понимаете, кем.

— Хорошо, хорошо, — с досадой сказал доктор и, кинув последний, полный неподдельной зависти к более удачливым коллегам взгляд, бросил стоявшему неподалеку служителю, всего несколько минут назад принявшему у него цилиндр. — Подайте! Я уезжаю.

В доме меж тем царила тихая паника. Анну с помощью слуг перенесли в спальную, но раздевать не решились — ждали доктора. Лиза, сидевшая на кровати рядом с сестрой и державшая Анну за руку, все время поглядывала на часы — ей казалось, что время остановилось и ничего не происходит. Прибежавшая от детской Варвара пыталась было запричитать, но Татьяна так шикнула на старуху, что та тотчас же затихла и, сев в ногах Анны, принялась растирать ей оледеневшие ступни. Татьяна хотела ее прогнать — как бы старая хуже не сделала, но Варвара посмотрела на нее грозно и буркнула — и не таких возвращала!

Наконец, появились Наташа с Вернером, и тот первым делом прогнал от кровати Анны всех, позволив остаться только Татьяне, которая подавала ему воды для рук и полотенце. Остальные ждали в гостиной, и Наташа, как самая выдержанная, то и дело успокаивала и подбадривала близкую к обмороку Лизу и косилась на все что-то бормотавшую Варвару. И лишь когда Игнатий Теодорович вышел, проведя у постели больной по их ощущению довольно много времени, в гостиной воцарилась тишина, и все воззрились на доктора с надеждой и одновременно опасением — выражение его лица явно не обещало им хороших новостей.

— Итак, — не выдержала Наташа, когда доктор с ее разрешения присел в кресло и принялся в растерянности почесывать гладко выбритый подбородок. — Что вы скажете, Игнатий Федорович? Что с ней?

— Боюсь, дорогая княжна, — после некоторой паузы сказал доктор, — что вы были правы. Анастасии Петровне действительно плохо и, не побоюсь утверждать, — даже очень плохо. Что же касается диагноза, то я подозреваю у нее удар.

— Настю убили? — вскричала Татьяна.

— Вы слишком наивны, дитя мое, — покачал головою доктор. — Это совсем другое. Я внимательно осмотрел ее голову, руки и ноги — на теле нет никаких следов ушибов или борьбы. Единственное заметное мне изменение — это мускульное искажение с правой стороны лица, которое вызвало деформацию очертаний, что послужило причиной ваших слов, Наталья Александровна, о том, что это как будто и не она.

— Но что могло вызвать его? — прошептала Лиза.

— То, что я уже обозначил как удар. — Доктор с сочувствием посмотрел на нее. — Я подозреваю, что у Анастасии Петровны случился прилив головной крови. И в ее состоянии присутствуют все признаки к тому. У нее повышена температура тела, но при этом не наблюдается никаких симптомов простуды. Внимание рассеяно и заторможено, наличествует речевая дистрофия и паралитическая амнезия. Она практически не способна контролировать свои действия и главное — движение, координация, в той мере, какой она должна быть у нормального здорового человека, отсутствует, и все это весьма и весьма печально. Однако если говорить о причинах этого заболевания, то я могу лишь предполагать их. Науке известно только то, что, как правило, удары происходят спонтанно и по двум основным причинам. Во-первых, бывает фамильная склонность к чрезмерному давлению в сосудах крови, мы не раз сталкивались со случаями, когда дети умирали в том же возрасте, что и один из родителей, наделенных этим заболеванием.

— Но в нашем роду ничего подобного замечено не было, — растерянно сказала Лиза.

— Тогда остается только одно, — кивнул доктор. — Вполне возможно, что удар был вызван сильными переживаниями и волнениями, которым подвергалась ваша сестра в последний год и даже несколько дней…

— О да! — кивнула Наташа, которая в общих чертах уже знала о той борьбе, что Анна вела с самозванцем.

— А так как никто не может проконтролировать процесс накопления этих самых отрицательных эмоций, то нельзя и предугадать, когда случится кровоизлияние, — между тем продолжал доктор. — Разве только кто-то или что-то могло подтолкнуть его к ускорению. Кстати, вы не пытались узнать, что предшествовало заболеванию Анастасии Петровны?

— В том-то и дело, — развела руками Наташа, — что для таких подозрений у нас нет оснований. Женщина, с которой она ходила в церковь и оснований не доверять которой у нас нет, утверждает, что баронесса прекрасно чувствовала себя. У нее было столько планов, и мы ждали ее, чтобы вместе отправиться в театр. И вдруг — такое!..

— Что же, — смущенно улыбнулся доктор. — Это лишний раз говорит за то, что диагноз поставлен правильно. И я могу только сожалеть, что в свое время прохладно отнесся к тому, что баронесса не позволила себя осмотреть после возвращения в Петербург. Быть может, тогда мне бы удалось заметить какие-то симптомы, и я настоял бы на отдыхе, который единственно способен предотвратить подобный удар.

— Однако у нее есть шанс вернуться к здоровой жизни? — скорее потребовала, чем спросила Наташа.

— Шанс есть всегда, если на то будет воля Божья, — развел руками доктор. — Пока же мы бессильны немедленно восстановить все, что было разрушено при кровоизлиянии. Мозг человека — одна из величайших Его (Вернер многозначительно поднял к небу указательный палец) тайн, и нам не дано проникнуть в природу происходящего в человеческой голове.

— И что же — ничего сделать нельзя? — глухим от страдания голосом спросила Лиза, и Наташа немедленно подошла к ней, чтобы поддержать, понимая, что та близка к отчаянию.

— Еще раз повторяю — единственное лечение — отдых, — твердо сказал доктор Вернер, — в связи с чем, я пропишу сейчас лекарство, которое позволит баронессе постоянно находиться в глубоком сне, и прошу вас не торопить события и дать Господу возможность проявить свое благоволение к несчастной. Далее — настоятельно рекомендую никого к ней не допускать, особенно детей, — лишние эмоции могут вызвать рецидив болезни. Особо накажите слугам, чтобы высоко не ставили под ее головою подушку и, когда станут сейчас раздевать, то советую просто разрезать на баронессе одежду, чтобы не потревожить ее. Кормить больную следует легкими отварами с ложечки в перерывах между приемами лекарства. Что же касается сегодняшнего осмотра, то я сделал Анастасии Петровне надрезы — кровопускание позволит несколько ослабить давление в голове.

— Скажите, Игнатий Федорович, — задумчиво произнесла Наташа, — то, как вы описали действие удара, заставляет меня предположить, что даже если Анастасия поправится, то не скоро и не обязательно с тем же результатом, то есть с тем же состоянием, в каком была до этого случая?

— Вы спрашиваете, будет ли она нормально двигаться, говорить и, в конце концов, узнавать родных и близких? — вздохнул Вернер. — Увы, именно этой гарантии я вам как раз дать и не могу. Амнезия — одно из самых тяжелых последствий подобных болезней, так что ваши опасения на этот счет не случайны и вполне закономерны.

— И что же нам теперь делать? — заплакала Лиза, и тяжелый, мокрый кашель вновь вернулся к ней.

— То, что я уже рекомендовал, плюс — терпение. — Доктор поднялся, давая понять, что его возможности исчерпаны. — Но лично вам, уважаемая Елизавета Петровна, я бы советовал в определенном смысле составить вашей сестре компанию — доза лекарства, которое необходимо давать баронессе и которую я указал в рецепте, достаточна для двоих. Буду вам признателен, Наталья Александровна, если вы проследите за тем, чтобы и княгиня тоже регулярно принимала снотворное, она, как и прежде, нуждается в отдыхе, скоромном питании и хорошем уходе. Я же буду навешать вас через день и возможно приглашу для консилиума одного из своих коллег…

* * *

Неисчерпаемая энергия княжны Репниной, наконец-то, получила возможность обратиться во благо. Болезнь Анны оказалась тому прекрасным поводом, и Наташа решительно взялась за дело. И, когда все еще не подозревавшие о происходивших в их доме событиях, князь и княгиня вернулись вечером из театра, дочь торжественно объявила им, что завтра же снова переезжает на Итальянскую, чтобы взять на себя заботы по уходу за сестрами Долгорукими, а сына своего поручив няне и гувернантке. Лиза, конечно, пыталась сопротивляться, уверяя, что чувствует себя хорошо, а Зинаида Гавриловна, по обыкновению опережая обомлевшего от напора дочери Александра Юрьевича, призывала ее во всем положиться на врачей, но Наташа никого не слушала и вела себя, как полководец перед битвой — тоном, не допускающим возражений, раздавала приказания и определяла диспозицию как для слуг, так и для родных.

Она опять была в своей стихии — Наташа никогда не могла долго оставаться ни на одном месте и пребывать в одних и тех же обстоятельствах. Ей постоянно не хватало пространства и воздуха, она была полна идеями и устремлениями и потому среди придворной свиты всегда была на виду. Равновесие убивало княжну, отсутствие перемен иссушало ее душу. И Анна оказалась единственным человеком, кто понял, что на самом деле отношения Наташи с наследником достигли предела. Княжна не принадлежала к тому типу женщин, которые могли довольствоваться малым или находить выгоду в устоявшихся правилах игры. Наташа вообще не признавала власти правил над собой и поэтому рано или поздно, заигравшись, могла предъявить наследнику ультиматум, что было бы чревато последствиями, как для нее самой, так и для будущего страны. И, взывая к Наташе с пожеланием опомниться и вернуться на круги своя, Анна обращалась к голосу разума, который единственно имел влияние на строптивый и пламенный характер княжны.

Поначалу Наташа с негодованием отнеслась к попытке Анны поговорить с нею о ее отношениях с наследником — да кто она такая, чтобы указывать мне! Но зерна сомнения, брошенные в ее душу, дали свои всходы — как это всегда случалось с нею: неожиданно и быстро. Наташа просто не умела переживать — она с легкостью оставляла в прошлом и то, что ей было неприятно вспоминать, и то, что любой другой на ее месте лелеял бы, пусть даже в самых отдаленных уголках своей памяти. Княжна Репнина олицетворяла собою вечное движение и потому, принимая любое решение и немедленно исполнив его, впредь не возвращалась к нему и не обсуждала его ни с кем — даже с самою собой. Она не держала обид и никому ничего не прощала, потому что некому и нечего было прощать. Но Наташа ценила дружбу и благородство, и если оступалась сама, то не забывала ни руки, протянутой в помощь, ни сердца, даровавшего ей прощение. И потому сейчас своим первым долгом она считала заботу об Анне.

— К сожалению, я ничего не могу прибавить к тому, что уже сказали вам мои коллеги, доктор Вернер и доктор Серов, — уходя, развел руками лейб-медик двора, которого с согласия Вернера Наташа уговорила принять участие в консилиуме, устроенном, как и обещал Игнатий Теодорович, на третий день после того, как Анну нашли и доставили к Репниным полицейские. — Полагаю, вам, прежде всего, стоит набраться мужества и в молитвах о здоровье баронессы ждать улучшения, не пренебрегая советами, которые дали вам мои уважаемые коллеги.

— Как видите, княжна, — вздохнул Вернер, когда Серов и лейб-медик двора уехали, — оценка состоянию Анастасии Петровны была мною определена объективно…

— Но я и не сомневалась в вашем отзыве! — воскликнула Наташа, взволнованно перебивая его.

— Вы, Наталья Александровна, здесь совершенно ни при чем, — остановил ее доктор, — я и сам желал удостовериться в правильности поставленного диагноза, и столь широкий консилиум был мне просто необходим, ибо медицина — наука неточная. Но теперь и я уверовал в результаты своего анализа и еще раз хочу выразить вам свое сочувствие. Удар — болезнь непредсказуемая ни в своем появлении, ни в своем развитии. Уповайте на небо и будьте готовы к худшему.

— Что вы хотите этим сказать? — побледнела Наташа. — Анастасия может умереть?

— Вряд ли, баронесса еще молода и у нее довольно крепкий организм, — покачал головою доктор, — но она уже никогда не будет такой, какой вы знали ее до болезни. В таких случаях обычно и прежде всего страдает память, Крепитесь и позвольте мне навестить Елизавету Петровну — боюсь, то небольшое облегчение, что наступило с испытанными ею положительными эмоциями, вызванными возвращением баронессы, сейчас может быть подвергнуто серьезному испытанию.

— Да-да, разумеется, прошу вас, — растерянно промолвила Наташа, сопровождая доктора в комнату Лизы. Она была по-настоящему взволнована и растрогана до слез — как и все сильные личности, Наташа была невероятно сентиментальна и всегда глубоко проникалась чужим горем, но несчастия, обрушившиеся на близких ей людей, подкосили ее, и сейчас, она впервые была реально близка к отчаянию.

— Что за шум вы здесь устроили? — недовольно спросила она, когда, проводив любезно распрощавшегося с нею доктора, вернулась к комнате Анны и застала негромко, но весьма энергично споривших у двери Татьяну и Варвару.

— Да вот Варвара тоже головой подвинулась, — пожаловалась Татьяна. — Вбила себе в ум, что Анастасия Петровна — не Анастасия Петровна, а какая-то чужая женщина. Совсем ополоумела, старая!

— Я, может быть, и старая, да только голова моя на месте и внутри ее все ясно, яснее, чем божьим днем, — в ответ ей возмутилась Варвара и аж побагровела вся. — Ты Анечку малюткой на руках не качала, от вершка не растила, а я у нее еще и детей принимала, так что знаю родную всю, как облупленную!

— Что ты хочешь этим сказать, Варвара? — встревожилась Наташа, сама еще не понимая, что вдруг так обеспокоило старую няньку и почему это беспокойство столь стремительно передалось и ей самой.

— А то и говорю. — Варвара вся к ней прямо вперед подалась, видно почувствовала, что слова ее задели княжну за живое. — Не наша это Аннушка, не она это, не она! И моложе, и ростом выше. Вот вам крест, подменили ее.

— Так ведь и доктор даже сказал, что от удара она теперь переменится, и сама иначе выглядеть будет и нас может вообще не признать, — не сдавалась Татьяна.

— Доктор паче чаяния и прав, да только все это к нашей Анне не имеет никакого отношения, потому как не она в той комнате лежит, — стояла на своем Варвара. — А у меня на то свои приметы есть, а, когда я ее вчера обмывать стала, ни одной не нашла. И хотела тут же все рассказать да засомневалась — вдруг я сослепу да с печальных глаз через слезы не все разглядела. Вот и решила — сегодня еще раз взгляну и тогда уж перед барыней повинюсь, что все эти дни молчала.

— Вины-то как раз твоей здесь нет ни в чем, — успокоила няньку Наташа, — а за то, что о сомнениях своих рассказала — хвалю. Я вот что сейчас подумала, полицейским про нее какой-то нищий сказал, может, он Анастасию прежде видел и знал, кто она да что, а ошибиться каждый мог — у нас ведь тоже ни у кого и мысли подобной не возникло. Как привезли ее — мы сразу все и решили: она! Нет, чтобы удостовериться…

— Да как же удостоверишься, — всплеснула руками Татьяна, — она же в беспамятстве была! Да и врач ее ваш смотрел!

— Варвара же до этого додумалась, — покачала головою Наташа, — и мы могли бы догадаться, что что-то здесь не то. А что до Игнатия Федоровича, так он ведь прежде Анастасию не осматривал.

— Некогда ей было сердешной, — вздохнула Татьяна. — Вот беда-то, а если Варвара права, то кто тогда эта женщина? Ее тоже, поди, родные ищут?

— А может, на то и расчет был, чтобы никто искать не хватился, — тихо сказала Варвара, и обе ее собеседницы немедленно повернулись к старой няньке.

— Это ты о чем? — растерялась Наташа.

— Вы, как хотите, барышня, да только я думаю — неспроста все это, — кивнула Варвара. — Как-то мне все это подозрительно!

— Ой, лишенько, — вздрогнула Татьяна, — ты неужто думаешь, что самозванец к тому руку приложил?

— А вы не слишком ли влияние этого молодого человека преувеличиваете? — улыбнулась Наташа: за эти дни Лиза в подробностях рассказала ей все, что происходило с наследством Корфов, и теперь она была в курсе главных перипетий этого странного и запутанного дела. — Какой-то авантюрист воспользовался случайно полученными сведениями — обычная история. И переживать не стоит, вот вернется из Северска Никита, и мы все вместе в суд пойдем и восстановим справедливость.

— Нет, — протянула Варвара, — здесь, барышня, не все так просто. Чувствую я это, сердце вещует — зло здесь, страшное зло, сила темная.

— Скажешь еще! — Татьяна быстро перекрестилась, и в этот момент к ним подошел дворецкий и, поклонившись Наташе, сообщил, что в гостиной ее ожидает барон Иван Иванович Корф. И он просит дозволения повидаться с баронессой Анастасией Петровной.

— Говорила я — помяни черта-ирода! — воскликнула Варвара, и вместе с Татьяной, глаза которой тут же округлились и сделались испуганными, они принялись истово осенять себя крестным знамением. — Удостовериться пришел, супостат, что дело подлое сделалось!

— Вы вот что, — нахмурилась Наташа: она не была суеверной, но к совпадениям относилась со всей серьезностью, — пока ступайте по местам, а я вашего «ирода» сама приму и попытаюсь понять, в чем тут загадка…

Но против обещанного молодой человек произвел на княжну приятное впечатление. Он был скромен и обходителен — конечно, его манеры были весьма далеки от светских, но все же неприязни «барон» с первого взгляда не вызвал. Расшаркавшись незатейливо перед Наташей, он признался, что прежде представлен ей не был и хотел бы познакомиться, после чего стал еще любезнее, но с той долей сдержанности, которая говорила не только об уме, но и достоинстве. А Варвара, пожалуй, права, подумала Наташа, здесь все непросто, ох, как непросто!

Новость о болезни Анны «барона» удивила. Либо он был прекрасным актером, отметила про себя Репнина, либо весть эта — действительно для него неожиданность. И потому решила дать «барону» возможность увидеть больную — ей пришла в голову мысль, что, если в подозрениях Варвары есть хотя бы капля здравого смысла, то молодой человек, быть может, выдаст себя — случайной интонацией или невольным жестом. И потому она не стала рассказывать ему, насколько серьезна болезнь баронессы, — повела плечами, мол, Анастасии Петровне нездоровится, и она примет вас у себя.

— Мне заходить к ней? — смутился «барон». — Я, конечно, испытываю к баронессе симпатию особого свойства, но все же наши отношения не зашли еще настолько далеко, чтобы я мог позволить себе врываться в ее покои.

— А я и не предлагаю вам взламывать дверь в ее комнату, — улыбнулась Наташа, между тем отметив про себя, что «барон» говорит совершенно серьезно и при словах об Анне голос его подает столь знакомую ей вибрацию — так говорят о тех, к кому испытывают глубокие и искренние чувства. — Я сама провожу вас к баронессе и стану присутствовать при разговоре, если она того пожелает.

— Вы очень любезны, княжна. — Молодой человек даже побледнел, настолько значительным, по-видимому, представлялся ему момент встречи с Анной. — Я готов следовать за вами.

Его реакция, после того как они вошли в спальную, Наташу потрясла — «барон» был явно ошеломлен увиденным. Какое-то время он оторопело стоял у постели больной, а потом, оглянувшись на Репнину, спросил — почему? — чем вызвал у нее еще большее недоумение. Но в этот миг несчастная очнулась и стала звать отца и просить — «Папенька, не оставляйте меня, я не хочу здесь жить без вас». Эта фраза, постоянно звучавшая при недолгих ее просветлениях, пугала Наташу: она никогда не знала за Анной стремления к самоубийству, и в свете сказанного сегодня Варварой, она вдруг впервые подумала — так о каком же отце идет речь? Между тем, пока ошеломленный «барон» вглядывался в лицо больной, она вдруг, точно заколдованная подняла быстро руки и схватила «барона» за рукав сюртука. «Митенька, — закричала она, — не отдавай меня им, Митенька, ты же обещал!» А потом она так же внезапно, как очнулась, опять провалилась в глубокий обморок, а перепуганный насмерть «барон» резко отдернул руку и спрятал ее за спину, как будто опасаясь заразы.

— Извините, я не могу этого больше выносить, — дрогнувшим голосом сказал он и поспешил прочь из комнаты. Наташа нагнала его уже в прихожей — молодой человек был взволнован и не склонен к обсуждению случившегося: он быстро откланялся. Наташа подумала: «Сбежал». Впрочем, во всем этом было нечто такое, что заставило ее искать не только объяснение, но и решение. Кажется, я знаю, кто мне поможет, сказала она сама себе и велела дворецкому распорядиться насчет выезда…

— Надеюсь, вы не забудете, что мое главное условие — конфиденциальность, — еще раз напомнил ей Людвиг Ван Вирт перед тем как они вышли из кареты, и надвинул на голову глубокий капюшон черного плаща с фиолетовым подбоем. — Я не даю частных сеансов, тем более на дому. Я не желаю, чтобы меня упрекали в том, что я использую свои возможности в целях денежного обмана или соблазнения. И если бы ко мне обратились с такой сомнительной просьбой не вы, княжна, то ответ без сомнения был бы отрицательным.

— Знаю, что это скорее я использовала свое положение в личных целях, и можете не волноваться — я не обману вас, вы встретитесь тет-а-тет с его высочеством, — кивнула Наташа. — Уверяю, о моем обращении к вам не знает никто, и мы войдем в дом через черный вход, где нас не смогут увидеть, а вас — опознать. Тем более, я уповаю на то, что и плащ сделает свое дело и скроет от любопытных посторонних взглядов. Но дело мое настолько важное, от него зависит жизнь моей родственницы, прекрасного и доброго существа, что я готова на любые жертвы.

— Возможно, при других обстоятельствах, я попросил бы вас и еще об одной услуге, — улыбнулся маг, — но я предпочитаю, чтобы ее исполнение зависело от вашего желания, а не от моей просьбы, а тем более — условия.

Наташа вздохнула — конечно, она чуть-чуть покривила душой, когда говорила Лизе о том, что избежала воздействия чар Людвига Ван Вирта. На него трудно было не обратить внимания — он был одного роста с Александром, но тоньше и чувственнее его. Черты лица всемирно известного мага отличались тонкостью и вместе с тем той определенностью, которая делала его профиль античным — таким рисовали библейских героев и византийских святых, а позднее — мушкетеров его величества: неважно, французского или голландского. У Людвига Ван Вирта были волнистые черные волосы, расчесанные на прямой пробор, узкие усики над верхней губой и тонкая, ухоженная, небольшая бородка. Но главным достоинством этого лица оставались глаза — две бирюзы под высоким, ровным лбом и смоляными бровями на белой коже.

Маг был красив, он был волнительно красив и, что самое ужасное для гордой и своенравной Наташи, подчиняюще красив. И она с огромным трудом подавляла в себе желание сказать ему «да», не дожидаясь вопроса, который все время вертелся у него на языке — княжна немедленно, едва маг появился в салоне ее величества Александры Федоровны, почувствовала взаимное между ним и собою притяжение.

— Прошу вас, входите, — сказала Наташа, когда они оказались перед комнатой, в которой лежала Анна, и, повернувшись к Татьяне, удивленно взиравшей на незнакомца, велела: — Сюда никого не впускать, и о том, что я здесь не одна — никому ни слова. Поняла?

Татьяна немного обиженно поджала губы с выражением на лице «Я разве болтала когда?», но ничего не ответила и лишь осторожно прикрыла дверь за Наташей и человеком в плаще, а потом сама встала в коридоре, как на часах — решительная и непреклонная.

Сидевшая у кровати Анны Варвара слегка посапывала — старуха часто уставала и долго охранять покой своей подопечной не могла, но сон у нее все равно оставался чутким, и, едва княжна с магом вошли в спальную, она немедленно очнулась и хотела было закричать, но Наташа столь выразительно взглянула на нее, приложив палец к губам, что та проглотила возглас и снова плюхнулась на стул, с которого при их появлении вскочила.

— Я отсюда никуда не пойду, — заупрямилась Варвара, когда Наташа, вполголоса объяснив ей, в чем дело, попросила уйти и не мешать. — Это все и меня касается, я Ане нянька от рождения, она — почти моя плоть и кровь, — я все видеть и слышать хочу. И имею по всей жизни полное право.

Спорить с ней не было времени и возможности, и Наташа вопросительно посмотрела на мага — тот, секунду подумав, кивнул:

— Хорошо, но вы обе должны пообещать мне — ни звука, ни жеста, в противном случае я немедленно прекращаю сеанс и ухожу.

Женщины кивнули и отошли в дальний угол комнаты, чтобы не мешать ему.

Наташа уже видела, как гипнотизер забирал власть над людьми, но тогда это были совершенно нормальные зрители — дамы из соседнего ряда, однако сейчас ему предстояло овладеть сознанием той, что ничего не помнила и не чувствовала, и чья душа витала в таких далеких сферах и глубинах, заглянуть в которые обычному человеку было не под силу.

Скинув плащ, Людвиг Ван Вирт приблизился к постели больной — он как будто подплыл к ней по воздуху, настолько неслышным и плавным было это перемещение. Потом он медленно и почти невесомо несколько раз провел ладонью вдоль лица несчастной — сверху вниз, слева направо, и, встряхнув кистями рук, достойными пианиста-виртуоза — с длинными, тонкими, выразительными пальцами, вдруг хрустнул костяшками фаланг перед закрытыми глазами своей «пациентки»: ее ресницы дрогнули, а веки открылись. И тогда маг заговорил — подобно музыканту стал модулировать влажными и властными интонациями, полными бархата и воли, и в ответ на его слова — несчастная впервые подала голос. Не тот, болезненный и неузнаваемый, — собственный, и у Наташи исчезли последние сомнения: Варвара была права — это не Анастасия.

Они не знали, сколько длился сеанс — казалось, вечность, но когда маг снова погрузил незнакомку в сон, Наташа испытала невыразимую тоску — ее как будто лишили опоры под ногами. Она не понимала, как это удавалось Людвигу Ван Вирту, но, даже не будучи непосредственно под воздействием его гипноза, она снова испытала на себе силу его энергии. Он словно укачал ее, околдовал, перенеся вместе с собой в другой мир, где не было волнений и тревог, где вместо воздуха плыла вкруг тебя нега, а тепло исходило не от солнца, а было всеобъемлющим и всепроникающим. И Наташа видела — даже Варвара не избежала этого «погружения» в неземную благодать, но повела себя после ухода мага совершенно иначе — принялась креститься на внесенные для излечения «Анны» образа и все говорила — «чур меня, чур, колдун, как есть — колдун».

Но, как бы то ни было, Людвиг Ван Вирт помог им — магу удалось на краткие мгновения приоткрыть уголки сознания той, кого они все это время принимали за Анну. И теперь, проводив мага и условившись с ним о свидании с наследником, Наташа могла составить себе представление об этой женщине.

Судя по всему, она была мещанкой, а отец ее служил в Петербурге мелким чиновником. И из того, что несчастная рассказала магу об отце, Наташа поняла, что самым главным для нее было воспоминание о прогулках в Летнем саду, где отец любил сидеть с нею на скамейке близ статуи «Искренность» — фигуры женщины с рукой, возложенной на голову льва, что означало победу добродетели, опирающейся на величие души. Еще один мужской персонаж, фигурировавший в ее разрозненных и обрывочных воспоминаниях, — некий Митя, в которого она, по-видимому, была влюблена и которого все время ждала — чтобы он пришел и освободил ее. От чего?

Уходя, Людвиг Ван Вирт сказал Наташе:

— Позволю предположить, что девушка эта, а ей не более двадцати лет, действительно серьезно больна, но не апоплексическим ударом, как решили ваши медики, а обычным душевным расстройством, скорее всего, вызванном перенесенным в детстве заболеванием. Я встречал такие случаи, они были порождены лихорадкой, инфлюэнцей. Возможно, у родных ее не было средств для лечения, и болезнь перетекла в воспаление мозга. Она осталась жить, но находится сейчас в другом мире, и двери туда открываются только для близких ей людей. Думаю, если вы найдете ее отца, вам удастся привести ее в чувство хотя бы на время, и она ответит на все ваши опросы. Я же сделал все, что мог, ведь я — всего лишь маг, а не Господь Бог. Да, и постарайтесь больше не давать ей снотворного — эти капли мешают ей сосредоточиться на своих воспоминаниях, и путь к опознанию может затянуться.

Наташа тогда же немедленно отправилась в Летний сад, но лишь на третий день они с Татьяной увидели в парке выцветшего старика в земском мундире с полинялыми волосами, опиравшегося на тросточку, которую он держал перед собой, сидя сгорбившись на скамейке перед скульптурой «Искренности». Поначалу он совершенно не понимал, чего добиваются от него знатная дама со служанкой, но, когда в его опечаленный невзгодами мозг наконец-то проникло заветное слово — «дочь», он поднял голову, и глаза его наполнились слезами.

— Это она — моя Верочка, — прошептал старик, опускаясь на колени перед кроватью, на которой лежала незнакомка, когда Наташа с Татьяной привезли его в особняк Репниных на Итальянской. — Где вы нашли ее?

— Ее привезли к нам несколько дней назад, — объяснила Наташа, — вашу дочь по ошибке приняли за нашу родственницу, с которой они действительно немного похожи.

— Но как же она ушла из больницы? — растерянно спросил старик. — Ведь я оставил ее там, и куда смотрел Митя?

— А кто такой этот Митя? — заволновалась Наташа: для нее вдруг разом сложились две, прежде казавшиеся малозначительными детали: Людвиг Ван Вирт предупредил ее, что сознание несчастной откликается только на знакомых ей людей, а когда «барон Корф» подошел к постели незнакомки, полагая, что увидит Анну, то больная обратилась к нему по имени — она назвала его «Митя»!

— Митя — это ее жених, — светло улыбнулся старик, — очень милый молодой человек. Они познакомились с ним в больнице, где он работал братом милосердия. Они так любят друг друга, они собирались вскоре пожениться, и Митенька обещал познакомить меня со своим отцом. Я даже как-то мельком видел его — Митя хотел нас представить, но тот спешил по своим делам и к нам из коляски не вышел. Махнул только рукой с другой стороны улицы и уехал. Так я его больше и не видел.

— А где живет жених вашей дочери? — вздрогнула с тревогой наблюдавшая за процедурой опознания Лиза: сестра говорила ей об одной подробности, удивившей Анну, когда та ездила в Двугорское, — «барон Корф» обладал медицинскими навыками!

— Обычно в своем имении под Петербургом, — кивнул старик, — но у него есть и квартира в столице. Где-то на Литейном.

— А вы не можете сказать точнее? — заторопила старика Наташа.

— Это близ кофейни Вильгельми, — не сразу припомнил тот. — Мы потом с Митей там еще часок посидели — читали газеты, разговаривали, у него такие хорошие планы на будущую жизнь с Верой… Что же мне теперь делать? Я не могу забрать ее домой — у меня нет ни денег, ни сил ухаживать за дочерью.

— Мы сами отвезем ее в больницу, — предложила Наташа, — вот только скажите, куда нам ехать?

Оказалось, лежала несчастная в тихом месте, в Песчанке. И, отвезя старика домой и оставив ему денег, Наташа тут же обсудила с Лизой план своих действий. Запретив ей вставать и выходить из дому, Наташа велела Лизе дожидаться возвращения Никиты, а сама наказала Татьяне завтра же заехать к старику и везти его с собой на Литейный — посидеть в кофейне, вдруг «Митя» или его отец объявятся.

— А что будешь делать ты? — попыталась было обидеться ее диктату Лиза.

— Я возьму нашу «находку». — Наташа невесело кивнула в сторону разметавшейся на подушках молодой женщины: придя в себя с появлением в комнате ее отца, она какое-то время то плакала, то смеялась, разговаривала с ним и все порывалась уйти на свидание с Митенькой, а потом, когда старика, уже не способного больше без рыданий наблюдать всю эту картину, увели, вскоре заснула и теперь пребывала в неспокойном, мятущемся сне. — Я возьму нашу «находку» и отправлюсь с нею в больницу. Во-первых, она нуждается в лечении, а во-вторых…

— Что? — Лиза даже замерла от предчувствия.

— А во-вторых, я хочу исключить возможность того, что сейчас в больнице вместо этой несчастной находится наша Анастасия…

Глава 3 Слишком много секретов

— Вот мы и встретились, — сквозь пелену пробуждения услышала Анна до невозможного знакомый голос и открыла глаза. Над нею, изогнувшись точно хищная птица, стояла княгиня Долгорукая.

Мария Алексеевна была в том же платье, в каком Анна видела ее в последний раз, когда княгиню из имения Корфов увозили приставы. И, хотя на первый взгляд лицо и весь облик ее сохраняли приметы прежней Долгорукой, всегда тщательно следившей за своей внешностью и много времени уделявшей уходу за собой, нездоровье княгини и необычность положения, в котором она находилась, выдавала прическа — волосы на голове были уложены как попало, седые пряди выпадали из-под шпилек.

— Где я? — прошептала Анна, с трудом разлепив ссохшиеся губы, и, приподняв голову, медленно обвела взглядом комнату, в которой она лежала: белые стены, простой деревянный стул у зарешеченного окна и старая кровать. А еще какой-то странный аптечный дух — как будто пахло лекарствами. Анна провела рукою от лица — словно прогоняя видение Долгорукой, но Мария Алексеевна не исчезла, а жест вышел слишком плавным и слабым.

— Так ты не помнишь, куда отправила меня за убийство твоего распутного папеньки? — прошипела Долгорукая, с торжеством рассматривая Анну, которая пыталась подняться и сесть на постели поустойчивей. Однако ее вело из стороны в сторону, и для того, чтобы встать, Анне пришлось задержаться за спинку кровати, подтянувшись к ней на руках.

— Вы получили по заслугам, — промолвила она, наконец, поднимаясь и с усилием выпрямляя спину. Голова все еще немного кружилась, не хватало воздуха, но ясность восприятия уже возвращалась к ней.

Последнее, что Анна помнила, — сладкий и пряный аромат, который она вдохнула, когда наклонилась подать милостыню старику-инвалиду. Он сидел не на паперти Васильевского собора, а поодаль, в переулке — по-видимому, увечье помешало калеке приблизиться к основной группе просивших подаяние из опасения быть зажатым или что еще хуже — раздавленным в толпе. В тот момент закончилась служба, и из церкви стали выходить прихожане, от чего среди нищих случилась давка — каждый норовил пробраться поближе, чтобы протянуть руку поперек товарищей и поймать долгожданное пожертвование. Анна тоже подала несколько монет цеплявшимся за ее платье людям, но потом увидела этого несчастного и пожалела его. Она с извинениями и выражением крайнего сострадания на лице обошла собравшихся у входа в церковь бездомных и приблизилась к привлекшему ее внимание старику, который обреченно сидел на заднем крыльце храма и, безучастно свесив голову набок, протягивал дрожащую ладонь к случайным прохожим. Анна склонилась к несчастному и взяла за руку, чтобы положить в нее монеты, и тут старик поднял на нее глаза…

— Забалуев! — прошептала Анна, озаренная промелькнувшим в ее голове видением. — Конечно же, это был Забалуев!

— Э-э, — протянула Долгорукая, со злорадным вниманием вглядываясь в ее лицо, — да ты и сама-то больна! Видать не зря тебя сюда привезли! Будет у меня хорошая компания!

— Надо всех предупредить! — не слушая ее, продолжала додумывать Анна открывшееся ей. — Он все это время следил за мной! Он знает, что я подозреваю самозванца!

— И куда же это ты собралась? — насмешливо поинтересовалась княгиня, наблюдая за тем, как Анна открывает дверь, делая шаг в коридор. — Беги, беги, только далеко ты не уйдешь, разве что до первого санитара.

Анна, наконец, услышала ее — слова Долгорукой на мгновение озадачили.

— О чем вы, Мария Алексеевна? — повернулась к ней Анна, останавливая свой порыв поскорее выбраться отсюда.

— Да ты и впрямь, как слепая, — довольно рассмеялась княгиня. — Думаешь, что, как и прежде, можешь делать все, что захочешь, и распоряжаться судьбами других людей? Не-е-т, кончилась твоя власть! Ты теперь такая же, как и я — ты никто!

— Перестаньте пугать меня, Мария Алексеевна, — рассердилась Анна, — и объясните, куда меня привезли и почему?

— Почему — мне неведомо, но, видать, и ты умом тронулась, пока по заграницам ездила да со мною воевала, — кивнула Долгорукая, по-кошачьи приближаясь к ней и обводя руками комнату, — а куда — так ты оглянись, это же «тихий дом», где, как ты говорила, мне самое место. Да только вот сейчас ясно стало — и тебе тоже!

— «Тихий дом?» Боже! — побледнела Анна. — Это какая-то ошибка, этого не может быть… Кто здесь есть, выпустите меня! Позовите кого-нибудь! На помощь, на помощь!

Анна оттолкнула зловеще тянувшуюся к ней Долгорукую и выбежала в коридор, но у лестницы ее перехватил дюжий санитар и потащил обратно, увещевая на ходу — «Ну чего раскричалась, чего забегала? Мы тебе микстурку дадим, и все пройдет, все забудется…»

— Что случилось? — На шум из первой у выхода двери выглянул благообразного вида немолодой мужчина в белом халате и дал знак санитару, чтобы тот на минуту остановился.

— Да вот Вера чем-то разволновалась, — кивнул тот, слегка ослабляя хватку и опуская Анну на пол, чем она тут же воспользовалась и бросилась к незнакомцу.

— Послушайте, это какая-то ошибка! Меня зовут Анастасия Петровна, я — баронесса Корф, меня похитили…

— Вас нашли на улице, опознали и вернули сюда, где вы, Вера, находились последние две недели, да и то из уважения к вашему покровителю, — мягко сказал мужчина, о чем-то перемигиваясь с санитаром.

— Покровителю? — растерялась Анна.

— Да, — ласково произнес врач, — он является опекуном молодого барона Корфа, помните? А вы любили его…

— Кого?! Опекуна? — в ужасе воскликнула Анна, отшатнувшись от мужчины в халате.

— Барона, — так же мягко продолжал пояснять тот, — но он не захотел на вас жениться, вот вы и расстроились немного, заболели. Стали всем говорить, что вы — баронесса Корф…

— Но я и есть баронесса Корф! — побледнела Анна. — Меня и княгиня Долгорукая узнала, спросите у нее…

— Ваша соседка? — улыбнулся доктор. — У княгини заболевание посложнее, а одержимость ее — и того давняя.

— Но я не сумасшедшая! — попыталась возразить Анна, вдруг с ужасом осознавая, что врач не слушает ее и тем более — не верит.

— Все так говорят, — вздохнул доктор, — но ничего. Полежите, отдохнете. У нас заведение чистое, здесь все персоны благородные. Попьете лекарства, подышите свежим воздухом и барона своего забудете. Алексей!

Анна хотела было снова оттолкнуть подкравшегося к ней со спины санитара, но тот и глазом не дал моргнуть — смял в охапку и уволок в уже знакомую Анне комнату, а пришедший следом врач быстро сделал в предплечье какой-то укол, отчего у Анны голова сначала закружилась, и она перестала чувствовать руки и ноги, но потом это ощущение прошло, и Анна как будто провалилась в пустоту. Она утратила ко всему интерес: видела, слышала, но оставалась равнодушной. Ей расхотелось что-либо доказывать, куда-то бежать, а тем паче — подниматься с кровати. И даже смотреть на потолок было скучно — Анна закрыла глаза и перевернулась на бок, но тут же столкнулась взглядом со взглядом Долгорукой, которая стояла перед нею на коленях, уперев локти в край кровати и ладонями подпирая подбородок.

— А вот кричать и бегать не надо, — с материнской заботливостью произнесла она, — от этого — только хуже. Ты лучше полежи спокойно да подумай, за что тебя Бог наказал и покайся.

— Неужели вы знаете, в чем моя вина? — устало промолвила Анна.

— В том, что ты есть, — недобро усмехнулась Долгорукая. — Или не помнишь, как мать твоя развратная отняла у жены мужа, у детей отца? А сосед наш, подлец, твой опекун, им во всем помогал?

— Этот грех уже давно искуплен, — через силу сказала Анна: от лекарства губы и гортань плохо слушались ее, — и не вы ли сами батюшку и старого барона убили? И матушка моя в монастырь ушла, и мужа я потеряла, и сестра при смерти. Что же вам еще надо от меня?

— Род ваш подлый под корень извести и богатство ваше забрать, — угрожающим тоном изрекла княгиня.

— Да зачем вам деньги-то? — попыталась улыбнуться Анна. — Разве здесь они вам будут нужны?

— Думаешь, я до смерти стану в «тихом доме» сидеть? — усмехнулась Долгорукая. — Мне Жан обещал — как только с тобой разделается, отсюда заберет. Вот тогда я порадуюсь — детки твои сиротами останутся, а сынок Иванов вас всех разорит и по миру пустит.

— Обманул он вас, Мария Алексеевна, — вздохнула Анна, с трудом удерживая ускользающее сознание.

— Заберет, как есть заберет! — с ненавистью зашипела княгиня ей прямо в лицо.

— И не заберет, и не сын он Ивану Ивановичу. — Анна хотела приподняться, но голова поплыла, и она вынуждена была снова опуститься на подушку и переждать, когда прекратится кружение. — Самозванец он, ваше сиятельство, проходимец и интриган. А вы ему больше не нужны, потому как от вас он уже все сполна получил и делиться захваченным не станет.

— Врешь ты все! Врешь! — каркнула Долгорукая и осеклась — как бы чего не вышло, не заметил бы никто, что она у Анны в палате обитается.

— Да у меня и свидетель есть, и Сычиха, как правду узнает, от слов своих откажется и признание в родстве назад заберет, — снова вздохнула Анна. — И сидеть вам здесь, Мария Алексеевна, до скончания века. А меня Репнины скоро хватятся и найдут. И это я выйду на свободу, и буду жить долго и счастливо.

— А на это даже не рассчитывай. — Долгорукая зашлась в страшном гортанном смехе и встала, как и утром, опасно и пугающе нависая над ней. — Не было у тебя никогда счастья и не будет! Я тебя уже давно прокляла!

— Что? — Анна невероятным усилием воли отняла голову от подушки и в упор взглянула на княгиню. — Что вы сказали, Мария Алексеевна?

— Мой глупый супруг даже и не заметил, что я кольца ваши венчальные перед свадьбой украла да к цыганке тогда же в табор отнесла, — с триумфом проговорила Долгорукая. — Она их особым обрядом заколдовала и мне отдала, а, когда вы их на пальчики-то надели, заклятие действовать стало. И ты не избавишься от него никогда!

— Подлая змея! — воскликнула Анна, пытаясь дотянуться руками до ее горла, но княгиня лишь посмеялась над ней — у Анны не было возможности управлять своими действиями. Последний рывок отнял у нее силы, и теперь она могла лишь беспомощно лежать на кровати и созерцать торжество Долгорукой.

— Злись, злись, крепостное отродье, — давилась беззвучным и в то же время диким смехом княгиня. — У тебя теперь не то что прав — имени нет! И сгниешь ты в сумасшедшем доме, а я — в твоем жить стану и детей твоих близко на порог не пущу!

Анна не могла больше этого выносить — она закрыла глаза и позволила пустоте овладеть ею. И, пропадая в беспамятстве, в последний миг она услышала, как в комнате зазвучал еще один и тоже знакомый голос.

— Это вы, Жан! — обратилась к нему княгиня. — Вы пришли, чтобы забрать меня!

— Разве вам здесь плохо? — спросил «барон». — С вами жестоко обращаются?

— Нет, нет, — умоляющим тоном залепетала Долгорукая. — Но я на волю хочу, вы же обещали, Жан, вы же обещали! Я сделала все, о чем вы просили, я даже призналась, что убила Петра! Увезите меня, я хочу домой, к детям, к Соне, к Лизе, к мальчикам!

— У вас положительно галлюцинации, — равнодушно ответил тот. — Я скажу, чтобы вам больше давали лекарств, с таким воображением недолго последний разум потерять.

— А почему вы тайно ночью пришли? — вдруг ясным, прозревшим голосом заговорила Долгорукая, как будто все, что пыталась до того сказать ей Анна и в чем она и сама когда-то сомневалась, сложилось в ее больной голове в одну отчетливую и внятную картинку. — Вы же говорили, что по суду возьмете меня на поруки? Что все будет по закону?

— Вы и так сидите здесь по закону, — надменно усмехнулся «барон», — а пришел я не за вами. Вы меня больше не интересуете. А вот она…

Судя по слабым отголоскам, доносившимся до нее сквозь туман в голове, Анна, засыпая, поняла, что княгиня набросилась на «барона», но тот умелым жестом успокоил ее, — Анна услышала слабый вскрик, как будто Долгорукую чем-то укололи, а потом наступила тишина.

Когда она пришла в себя, то не сразу поняла, где находится. Анна осторожно повернулась на бок, пытаясь разглядеть помещение, в котором оказалась, и почувствовала, что голова прошла и уже не кружится, а очертания комнаты и силуэты предметов изменились и — они ей знакомы. Не может быть! Это же тайное убежище отца и матери — секретная комната в имении Корфов! Так значит она дома? Но почему здесь, а не в своей спальной или хотя бы в гостиной, и что это было прежде: встреча с Долгорукой — реальность или кошмарный сон?

Анна еще раз мысленно вернулась к событиям последних дней. Их нагромождение представлялось ей какой-то невероятной фантасмагорией, сочиненной чьим-то изощренным и коварным воображением. Впрочем, почему чьим-то? Надо всем этим витала грозная тень Забалуева — маленького и тщедушного внешне человечка, который оказался наделен поистине демонической силой творить недоброе и плести интриги, разрушающие души и разбивающие сердца. Анну и раньше удивляла эта склонность Андрея Платоновича к иезуитскому коварству, обращавшая его, в общем-то, счастливые способности — дар убеждения, умение находить выход из любой ситуации и богатое воображение — во зло, приносящее окружающим столько горя и внушающее безысходность. И даже такие сильные и небезопасные личности, как княгиня Мария Алексеевна Долгорукая, поддавались на его игру, позволяя не только втягивать себя в ее процесс, но и обманывать — с чудовищной легкостью и на голубом глазу.

Единственное, что всегда удивляло Анну, — это неуязвимость Забалуева. И дело даже не в том, что у тайного агента был высокий покровитель, и сама система порождала постоянную потребность и в нем самом, и в его услугах. У каждого человека, каким бы недосягаемым он ни был, должна существовать его ахиллесова пята. То, что составляет его тайную (или явную) слабость и смысл самого его существования, лишив человека которых или угрожая лишить, в конечном итоге позволяет им манипулировать. То, ради чего он откажется от богатства, а порой — и от жизни. Так, как пожертвовал собою Владимир — ради нее, ради детей. Так, как отказался от семьи и привычного уклада отец — ради любви. Так, как принял на себя грех князя Петра его друг, барон Корф, — ради дружбы. Но есть ли на свете то, чем боится пожертвовать Забалуев? Есть ли и у него этот тайный родовой изъян, который заставит его из могущественного и непотопляемого демона превратиться в обычного человека?

Вдруг дверь в комнату со стороны кабинета открылась, и Анна увидела самозванца. Он вошел к ней с подносом, на котором стоял завтрак, и, улыбаясь, поставил еду прямо к Анне на постель, где она сидела, забравшись с ногами на покрывало и размышляла о случившемся.

— Вы? — воскликнула Анна и соскользнула с кровати.

— Нет-нет, сидите! — умоляющим тоном обратился к ней «барон», опуская рядом с нею. — Вам нет необходимости спешить, вы еще слишком слабы. Эти негодяи едва не отравили вас своими микстурами.

— Так это вы увезли меня из сумасшедшего дома? — растерялась Анна, не понимая, что же означал этот широкий жест того, кого она справедливо считала своим врагом.

— Я спас вас, — с гордостью сказал «барон», — и не стоит благодарности. Я должен был это сделать. Он обманул меня.

— Кто? — удивилась Анна.

— Мой опекун, — кивнул «барон», и сам присаживаясь на кровать близ Анны с явным намерением подавать своей пленнице принесенную пищу. — Возьмите, вот свежее суфле, оно на твороге и с лимоном. Я не хочу, чтобы вы по чьему-то недомыслию и подлости утратили этот чудесный цвет лица и округлость его овала. Вам уже говорили, что вы очень красивы, баронесса?

— Не могу вспомнить других, но вы как-то, если я не ошибаюсь, уже пытались, — осторожно сказала Анна.

— Разумеется, я не слепой и не мог не заметить вашего совершенства, — улыбнулся «барон». — Я оценил это сразу, едва только впервые увидел вас в этом доме. А он мне солгал… Вы знаете, я был помолвлен с одной очень милой девушкой, и черты ее лица были чем-то схожи с вашими. Он, я говорю о моем опекуне, знал об этом и раньше, но все время убеждал меня в том, что вы — лишь слабое подражание ей. Он отзывался о вас дурно и даже внушил мне некоторую к вам неприязнь, что и стало причиной моего недоверия к вам поначалу. Но потом наваждение рассеялось, и я удивился — как мог быть я столь доверчив и наивен, что сразу же не разглядел необыкновенную прелесть ваших черт и притягательность характера. И я уже не мог сопротивляться обаянию вашей улыбки и чарующим интонациям, я готов для вас на все. Этот ужасный жестокий человек хотел подменить столь чудный образец красоты его жалким подобием в лице несчастной Веры и выдать вас за нее, упрятав в больничную тюрьму. Я не мог позволить свершиться подобной несправедливости. Ему не удастся отнять вас у меня!

— Я, конечно, благодарна вам за помощь, — кивнула ему Анна после некоторого молчания: она не знала, как ей относиться к тому, что сказано «бароном» — с одной стороны, он проявил благородство, вызволив ее из сумасшедшего дома, с другой, ничем не дал понять ей, что признает свою узурпацию славного имени Корфов и хотел бы содействовать прояснению истины. — Но зачем неизвестный, о котором вы говорите, делает все это? Как его зовут? И почему вы называете его своим опекуном?

— Его зовут Андрей Платонович Забалуев, — спокойно пояснил молодой человек. — Я вырос в его доме и долгое время полагал, что прихожусь ему сыном, но потом он открыл мне глаза, рассказав, что все это время лишь выполнял волю покойного барона Ивана Ивановича Корфа, воспитывая его незаконнорожденное дитя. И тогда мне многое стало понятно — я всегда чувствовал себя в этом доме чужим, я был другим, и это втайне угнетало меня. И вот, когда правда обнаружилась, опекун сделал все, чтобы помочь мне вернуть свое настоящее имя. Но потом ему откуда-то стало известно о том, что баронесса Корф, супруга моего погибшего брата, жива и возвращается в Россию из-за границы. С того момента Андрей Платонович принялся запугивать меня, он изображал вас в таких ужасных красках, что я невольно поддался на его обман. Можете представить себе, каково было мое искреннее изумление, когда вы оказались совершенно не тем ужасным и невыносимым существом, чей портрет он мне нарисовал. И тогда все внутри меня возмутилось и вскипело! Я бросился к нему, чтобы умолить отказаться от своего плана, но он оставался непреклонен. Он приставил ко мне Карла Модестовича и Полину, приказав следить за мной. Но мне удалось ускользнуть от них, и я приехал в дом Репниных в Петербурге. Но, увы! — злодейство уже свершилось, и вместо вас я увидел в спальной на подушке грустное личико Веры — этого доброго, но совершенно анемичного существа. Разве может ее взгляд сравниться с вашим? И вся она — с вами, в которой столько огня, страсти, столько жизни! Вы вдохновляете меня, я поклоняюсь вам, я готов до конца дней своих обожать вас и выполнять все ваши прихоти, баронесса!

Воскликнув это, молодой человек упал перед Анной на колени и, схватив ее ладони в свои, принялся осыпать их поцелуями, и этот его порыв был столь внезапным, что Анна не смогла тот час же воспротивиться его стремительному натиску. Но, едва лишь «барон» вознамерился покрыть ее руку поцелуями выше от локтя, Анна очнулась и вырвалась из его неожиданных объятий.

— Вы испугались? — вздрогнул «барон». — Простите, мою поспешность, я так неловок. Мне стыдно признаться, но у меня совсем нет опыта в любовных делах. Мой опекун был строг со мной, я почти не знал ласки.

— Бедный мальчик, — растроганно прошептала Анна: все это было так удивительно — неужели тот, кого она считала холодным и расчетливым интриганом, — и сам жертва? — Я помогу вам, мы освободим вас от этого рабства, и человек, который столь жестоко обманул вас, внушив, что вы — сын барона Корфа, поплатится за свое злодейство…

— Вы, верно, плохо слушали меня? — вдруг злым и визгливым тоном сказал молодой человек, оставляя ее и поднимаясь. — Мы говорим не обо мне. Андрей Платонович оклеветал вас, и это единственное, что нуждалось в исправлении.

— Но… — Анна тоже встала с постели и сделала шаг навстречу «барону». — Это не самый важный обман. Главный заключается в том, что настоящий сын барона Корфа умер больше десяти лет назад. И вы никак не можете быть им — тот мальчик похоронен, и я днями навещала его могилу!

— Ложь! — закричал ее неуравновешенный собеседник. — Я — Иван Корф-младший. А вы — вы просто жадная и не хотите делиться со мною наследством!

— Скажите, — Анна побледнела, но все старалась казаться решительной, — когда вы жили у своего «опекуна», как он и его жена называли вас? С каким именем они обращались к вам?

— Мама звала меня Митя, — быстро ответил молодой человек, но потом спохватился и опять закричал, — зачем вы путаете меня?! Они скрывали мое настоящее имя!

— Послушайте, — Анна умоляюще взглянула в лицо «барону», который был на грани истерики, — того, настоящего сына барона Корфа, даже его приемные родители звали Иваном. Он и похоронен под этим именем — Иван Иванович.

— Зачем вы хотите казаться злой? — вдруг потухшим, почти загробным голосом спросил молодой человек. — Неужели все люди такие? Сначала прикидываются добрыми, а потом в один миг сбрасывают маски, обнажая звериный оскал?

Вот сейчас Анна испугалась по-настоящему. И вспыльчивость «барона» вдруг предстала ей в новом свете — Анна поняла, что он сумасшедший. И, осознав это, тотчас же взяла себя в руки: объяснять такому человеку, что все, чем он жил эти годы, — ложь, опасно, смертельно опасно. Ей следовало немедленно изменить тактику и постараться использовать его симпатию к себе. Как союзник, он принесет неизмеримо большую пользу, и потому не стоит настраивать его против себя.

— Простите, мой друг, — извиняющимся тоном произнесла Анна, — я не хотела обидеть вас, я всего лишь проверяла, насколько сильно в вас чувство рода. Теперь я вижу, что и благородством, и глубиной мысли вы — Корф. Придите в мои объятия, мой дорогой друг, я рада, что отныне я — не одна в своей беде!

Молодой человек с минуту молча стоял перед нею, вглядываясь в ее лицо, но потом вдруг всхлипнул и со смущением бросился к Анне, расплакавшись у нее на груди. Анна обняла его по-матерински и погладила по голове.

— Все хорошо, Ванечка, все будет хорошо, — ласково прошептала она.

— Мне нравится, когда меня зовут Жан, — улыбаясь Анне, попросил тот, и она согласно кивнула.

— Надеюсь, мы можем сейчас же поехать в Петербург и все рассказать твоим другим родственникам обо всем? — осторожно предложила Анна, но молодой человек быстро покачал головой.

— Нет-нет, еще рано, слишком рано. Пусть он думает, что все идет по плану. Ты пока поживешь здесь, я сам буду приносить тебе еду… Но ты так ни к чему и не прикоснулась!

Анна успокаивающе взглянула на него и, взяв поднос с постели, переставила его на стол и принялась за суфле. И, пока она ела, молодой человек все время сидел напротив нее и с нежностью наблюдал за тем, как Анна справляется с белоснежной массой. Потом он забрал у нее поднос и, пожелав, спокойной ночи, ушел. Но, едва за ним закрылась дверь, Анна бросилась к известному ей выходу из потайной комнаты. Увы! — видимо, предполагая такую возможность, «барон» подпер чем-то с внешней стороны дверь, и теперь она не открывалась. То же было и с дверью, ведущей в кабинет. Анна в отчаянии вскрикнула и со стоном опустилась на стул у окна — она оказалась в ловушке.

Есть ли из нее выход? Разумеется! Надо только убедить «барона» вывести ее на прогулку, а так как ее присутствие в доме останется неизвестным для Шулера и Полины, то с одним «Жаном» она как-нибудь справится. Хотя, Анна и помнила, какую силу он проявил тогда при их разговоре у озера, но она надеялась, что ей удастся обмануть своего тюремщика. Главное — убежать в лес, а потом она могла бы спрятаться в старом имении Долгоруких. Анна была уверена, что так подробно, как она, Забалуев вряд ли знает заброшенный дом их семьи, в то время как ей были известны в нем несколько секретных мест, где она могла бы переждать неизбежную погоню.

Но прошло несколько дней, прежде чем «барон» решился выйти с нею на прогулку. И, когда они приблизились к озеру, Анна не стала мешкать — она знала, что вторая сверху ступенька в беседке давно сломана, и починили ее наспех, а потом и вовсе об этом забыли, потому как хозяева уехали, и в беседке некому стало сиживать. Анна сказала «барону», что хочет пройтись с ним вдоль озера, и, спускаясь по ступенькам, сильно надавила на доски в месте давнего пролома. Доска тихо хрустнула, и шедший следом «Жан» угодил ногою в деревянный капкан. Он ждал, что Анна поможет ему, но она лишь сказала на прощанье: «Простите, у меня не было выбора» и побежала по тропинке за озеро. И лишь когда уже была довольно далеко от беседки, Анна услышала страшный, звериный крик — крик обиды, отчаяния и боли.

Анне сделалось страшно, и она ускорила бег. Но далеко Анна не ушла — вдруг из-за кустов на нее выскочил какой-то человек и, схватив в охапку, быстро подтащил к стоявшей на опушке коляске с крытым верхом.

— Никита?! — обомлела Анна, едва только они тронулись с места, рассмотрев своего «похитителя». — Откуда ты здесь? Как узнал?

— Да чего я мог знать? — махнул рукой светившийся от радости Никита. — Меня, когда вернулись, Наталья Александровна за супостатом, следить отправила. Вот я и приехал, на опушке встал, да собрался лесом к имению пробраться. Гляжу, — ты! А мы уж и не чаяли, с ног сбились, пока искали…

— Наташа? Княжна Репнина? — удивилась Анна. — А она как в этом замешана?

— Она у нас и есть главный замешиватель, — довольный произведенным эффектом, сказал Никита. — Я тебе дорогою сейчас все по порядку расскажу…

* * *

Нетрудно было предположить, что поначалу Сычиха не примет рассказа Дарьи Фильшиной. И Никита даже махнул было рукой — только зазря в этакую даль версты мотали, но Фильшина удержала его — подождем, с горем любому надо переночевать. Они вернулись на знакомую уже почтовую станцию, где смотритель отвел для них комнаты — место это было глухое, проезжих останавливалось мало, а те, что появлялись, торопились сменить лошадей, да и двигаться дальше по тракту.

Никиту эта задержка в пути всего перекручивала — он уже в отчаянии и кулаком по столу стучал и поругивал Сычиху в сердцах, но Фильшина его успокаивала — праведному человеку ложью не утешиться, одумается сестра Феодосия и придет к ним. Так-то оно так, кивал ей Никита, но уж больно для матери соблазн велик: как с такой сказкой расстаться, что ребенок ее жив-здоров и в правах обретается, ведь каждый только надеждою и живет, а отними ее, развенчай, что тогда? Правы вы, вздыхала Фильшина, истину и открывать тяжело, а знать — и того больнее, но, поверьте, для любой матери неизвестность и обман страшнее, чем услышать, что душа дитя ее к небесам вознеслась, а не бродит по земле неупокоенной и неприкаянной, без имени своего и места последнего приюта. Да лишь бы она захотела этого, переживал Никита, я бы вас вмиг в Горы доставил, отвели бы вы Сычиху на могилку, глядишь, и глаза у нее открылись бы, а сердце обмякло.

Так, однако, и случилось: на четвертый день Сычиха самоходом из монастыря пришла и сказала — отведите меня к нему. А из Гор они уже вместе в Петербург приехали, и Сычиха объявила, что пойдет с Фильшиной к прокурору и новое признание даст. Адвокат Саввинов в том должен был им содействовать — Викентий Арсеньевич от новостей таких и вовсе стушевался: все корил себя, что проглядел подлог, и чужим людям доверился. Но его-то чего винить, качал головою Никита, эти вороги стольких персон обманули — и в уезде, и в столице, «барона»-то многие у себя уже принять успели, почет оказали, в свой круг ввели.

Никита был так счастлив, что Анну домой вез. Говорил всю дорогу без умолку да посмеивался: особняк на Итальянской весь гостями переполнился — князь Репнин от такого Содому к давнему приятелю в Александровку подался, сказал — поохотиться, только какая же летом охота? Понятное дело, что сбежал, а княгиня Зинаида Гавриловна все с Натальей Александровной споры ведут, кто в доме за главного. Но с княжной никому делиться не резон — любого переговорит и на свою сторону перетянет. Ох, и смелая же она, признал Никита, впрямь как ты, Аннушка, жаль только, что повод для ее энтузиазму невеселый. Но Наталья Александровна такую кипучую деятельность развила, что и мужик позавидует — о-го-го!

По словам Никиты, пока он в Северск да в Горы ездил, Наташа несчастную, что за Анну приняли, в больницу вернула. А встретивший ее врач страшно удивился — когда, мол, успели, ведь только утром мы ее пропажу обнаружили. Они там между собой решили, что сбежавшей другая сумасшедшая помогала, потому как нашли в комнате «Веры» княгиню Долгорукую — она совсем обеспамятела, потому как разбил ее паралич. Рядом с Марьей Алексеевной на полу ключ нашли от черного хода — наверное, она его потихоньку у санитара из кармана вытащила, да одна бежать побоялась, вот компаньонку себе и нашла, а дело до конца довести не успела — стукнуло ее, сильно стукнуло, врач сказал — окончательно. Наташа потом просила дозволения на княгиню посмотреть и ужаснулась: лицо у Марьи Алексеевны было жутко перекошено, глаза как и не видят вовсе — пустые, бесцветные и по-разному смотрят. И говорить княгиня уже не может, только икает или мычит грозно, словно пугает кого, но ее проклятий не разберешь — нераздельные слова у нее получаются. Врач, конечно, Наталье Александровне благодарность сказал за помощь, что больную вернула, но так, похоже, и не поверил, что у них все это время в палате другая женщина лежала. Говорит, привез ее человек уважаемый, у него здесь и сын лежал, но потом излечился и даже еще служить оставался — больным помогал. А с Верой этой у него и вовсе дружба была, неразлучными ходили.

Княжна, кивнул Никита, ободряюще поглядывавший время от времени на Анну, проверяя, не посмурнела ли от дороги и быстрой езды, не поленилась, все про того человека порасспросила, а когда Лизе дома пересказала, то ни у кого уже и сомнения не осталось — Забалуев это, окаянный Андрей Платонович собственной персоной и во всей своей «красе» злодейской. Так что теперь про него и самозванца уже нам все ясно, вот только Татьяна пока попусту на Литейном кофеи распивает — не удалось ей застать пока супостата, как сквозь землю провалился. Чует, поди, что облава на него вышла, вот затаился и прячется. Хотя, может, и сбежал уже — понял, что сорвалась его афера.

— Андрея Платоновича так просто на испуг не возьмешь, — промолвила Анна. — Тем более что о нашем главном козыре ему еще неизвестно. Он, наверное, думает — раз книгу приходскую уничтожил да копию у убиенного Каблукова отнял, значит, нет у нас других доказательств. А у него — и крестик от Сычихи, и письмо от приемных родителей.

— Чем же нам его пронять-то тогда? — растерялся Никита и с досадою взнуздал лошадок поводьями…

— Я так думаю — надо нам семью Забалуева разыскать, — сказала Анна, когда утихли первые восторги по поводу ее возвращения, и она, еще раз крепко обняв прослезившуюся Лизу, присела рядом с нею на край постели, в то время как сияющая от счастья Наташа устроилась в ногах сильно ослабевшей за эти дни Лизы, а Варвара с Татьяной — вокруг, как на часах. Никита же встал у двери, чтобы обеспечивать секретность их собрания. Молчаливая и смиренная Сычиха вместе с печальной Фильшиной сидели поодаль у окна и держались за руки, точно ища друг в друге поддержки.

В первые минуты после возвращения Анны Сычиха даже опускала глаза, боясь встретиться с нею взглядом, — она ожидала упреков и указаний: вот, не поверила, а я говорила тебе… Но Анна лишь трогательно обняла ее и тихо сказала: мы одолеем эту беду, обещаю вам. И теперь Сычиха, устранившись от любых разговоров на эту тему, терпеливо ожидала развязки: все последние слезы она выплакала на могиле сына, куда привела ее Дарья Фильшина, а в радость для нее могло быть только скорейшее восстановление справедливости, да и то пошло бы ей в зачет лишь как искупление греха гордыни, не позволившего Сычихе вовремя разглядеть и разгадать обман, затеянный Забалуевым.

Репнина-старшая в том не участвовала — она еще с утра отправилась внука присмотреть. Суета в доме, так напоминавшая ей ажиотаж военного лагеря (Зинаида Гавриловна как-то по молодости приезжала навещать супруга в полк, стоявший близ Царского Села летним лагерем, и тем визитом осталась недовольна — много шуму, много беготни и все какие-то совещания, совещания!), княгиню смущала, а в последние дни — даже стала раздражать. Но дочь умолила ее запастись терпением еще на несколько дней, и Зинаида Гавриловна сдалась — как, впрочем, это вынужденно сделал бы любой, попавший под руку деятельной Репниной-младшей.

— Для чего? — удивилась Лиза. — Мне кажется, нам не стоит привлекать к себе лишнего внимания.

— А вот мне кажется, я догадалась, чего вы хотите, Анастасия, — не без иронии улыбнулась Наташа. — Вы думаете, там Забалуев прячет доказательства, которые помогут нам окончательно разоблачить его и этого «барона»?

— Главное и единственно неотразимое и неоспоримое доказательство — сам «барон», — покачала головою Анна. — Но, боюсь, этот несчастный молодой человек настолько сильно поверил в то, что является внебрачным сыном Ивана Ивановича, что нам вряд ли легко удастся заставить его разувериться в этом.

— Но, если он действительно болен, — тут же предложила Наташа, — нам будет достаточно доказать его невменяемость. Из того, что рассказал мне врач из «тихого дома» и отец девушки, которую Забалуев хотел выдать за Анастасию, понятно — именно он и есть тот загадочный жених Митя, который и сам был пациентом в Песчанке. Полагаю, мы можем привлечь в качестве свидетелей и врача, и того старика-чиновника.

— Однако Аня права, — задумчиво возразила ей Лиза, — обвинения в безумии еще не доказывают того, что самозванец — не сын барона Корфа. Андрей Платонович и здесь все продумал: любой адвокат скажет вам, что молодой человек просто не знал своего настоящего имени, равно как не знали его и возможная невеста, и лечившие его врачи.

— Где же тогда выход? — почти рассердилась горячая на эмоции Репнина.

— Там, где я уже сказала, — надо найти семью Забалуева, а точнее — его жену, мать нашего самозванца, — промолвила Анна, и все немедленно воззрились на нее. — Да, да! Что-то подсказывает мне: никакая мать, если, конечно, она не холодная и расчетливая интриганка, не позволит вот так отнять у себя сына, выдав его за чужого дитя, к тому же давно почившего в бозе.

— Ты думаешь, — недоверчиво прищурилась Наташа, — эта женщина ничего не знает о проделках своего мужа?

— Скорее всего, дело именно так и обстоит, — задумчиво промолвила Лиза. — Если мне не изменяет память, то Андрей Платонович и прежде держал свою настоящую супругу в совершенном неведении относительно своих дел. Еще до того, как я увидела ее и познакомилась с нею, то была полна решимости устроить ей громкое и публичное разоблачение. Однако, пообщавшись с этой милой и глубоко несчастной женщиной, я поняла, что она не имеет никакого отношения к гнусным интригам своего мерзкого супруга. Все ее печали и заботы были о детях — как их прокормить и воспитать. И я тогда искренне пожалела эту женщину и не сказала ничего, что могло бы расстроить или унизить ее. Она этого не заслужила.

— В отличие от своего муженька, — хмыкнула Наташа. — Но можем ли мы знать, жива она еще и где находится сейчас?

— Думаю, мы должны использовать в этом случае тактику самого Забалуева, — сказала Анна. — Мы продолжим следить за домом у кофейни, где его видели, и за «бароном» — если он после того, что я открыла ему, не бросится к своему, как убедил его Забалуев, «опекуну» за объяснениями и не приведет нас таким образом к нему, то, возможно, «барон» захочет узнать правду у женщины, которую от рождения считал своей матерью и о ком Забалуев зародил в нем сомнение в праве называться таковой…

— Но есть и более простой ход, — остановила ее Лиза. — Нам стоит поехать в тот городок в соседнем с Двугорским уезде, где когда-то мы с Мишей и нашли следы Забалуева. Непохоже, чтобы он был расположен к тому, чтобы повсюду возить за собой свою семью.

— Но кроме вас с князем никто там не бывал и ту женщину никогда в глаза не видел, — отчего-то заволновалась Анна, с тяжелым предчувствием взглянув на сестру.

— Да, — кивнула Лиза. — Так что, хотите вы того или нет, но я должна буду отравиться туда, чтобы еще раз встретиться с этой женщиной и уговорить ее помочь нам. И если сердце ее не настолько оледенело, как у ее супруга; то она захочет спасти своего сына от бесчестия и позора.

— И от тюрьмы, — кивнула Анна, завершая ее мысль, — ведь, если мы докажем, что все случившееся придумано и подстроено Забалуевым, «барона» не станут арестовывать, а в худшем случае — он на некоторое время опять вернется в ту клинику, где уже находился на излечении прежде.

— Именно так! — воскликнула Лиза, обрадованная, что сестра поняла ее.

— Однако у этого предложения есть одно и совсем не маленькое «но», — вздохнула Анна. — Ты не можешь никуда ехать, ни одна, ни в компании. Ты слишком слаба для этого. И ни я, ни кто-либо еще в этом доме не возьмет на себя ответственность рисковать твоим здоровьем. Впрочем… ты можешь рассказать мне, где она жила, и мы с Никитой отправимся в тот городок, чтобы попытаться разыскать ее.

— Вы не понимаете! — От обиды Лиза даже порозовела и закашлялась. — Это я говорила с нею, меня она видела и вспомнит, а значит — быстрее поверит. Если она все еще живет там, то лишь я могу найти ее дом и достучаться до ее сердца.

— Исключено! — железным тоном заявила Репнина. — Я согласна с Анастасией — твое место в этой комнате, и — никаких возражений. И поступим мы так — ты подробно расскажешь Никите все, что помнишь о той поездке с Михаилом, а потом мы с Анастасией решим — кто из нас и куда отправится. И — все!

— Но я не могу вот так сразу, — растерянно прошептала Лиза, — мне потребуется время для того, чтобы припомнить все детали.

— Вот и хорошо, — кивнула Наташа, — у тебя есть еще до утра время. А пока — полагаю, всем пора отдыхать. Завтра же мы начинаем свое выступление. Уверена, это будет последний, решающий бой, который мы дадим этому проходимцу Забалуеву.

— Настя, не уходи. — Лиза вдруг потянулась рукою, чтобы остановить Анну, собиравшуюся было уйти вместе со всеми. — Я так давно тебя не видела, я так волновалась за тебя, и мне так много хочется тебе сказать.

— Конечно, я еще посижу с тобой, — улыбнулась Анна, давая жестом понять остальным, чтобы их оставили наедине, и со словами «О чем ты хотела говорить со мной?» обернулась к Лизе, когда все ушли.

— Скажи, Анечка, — после непродолжительной паузы обратилась к ней та, — скажи, когда во время твоих приключений ты задумывалась над тем, что станется с твоими детьми, если ни ты, ни Владимир не вернутся к ним, видела ли ты для себя того, кому хотела бы доверить их жизнь и судьбу?

— Когда я встретила в Константинополе Соню, и она рассказала мне, что ее высочество оказала мне честь заботой о Ванечке и Катюше, я была этой новостью очень горда, — призналась Анна, — но и прежде я полагала лишь одно: вы с Мишей — моя единственная надежда. Вам и только вам я доверила бы будущее своих детей.

— Я знала это! — с жаром воскликнула Лиза. — И я поступила бы точно так же!

— Что ты имеешь в виду? — нахмурилась Анна, и сердце ее сжалось от опасного предчувствия.

— Милая моя, дорогая моя сестричка, — с убеждающим нажимом промолвила Лиза, — я не ведаю, как в дальнейшем сложится моя жизнь, сколько еще времени будет отведено мне Господом на этой земле, и потому я прошу тебя…

— О чем ты говоришь? — испуганно перебила ее Анна, но Лиза взглядом заставила ее умолкнуть.

— Я прошу тебя, — еще раз настойчиво повторила она, — я требую сейчас же дать мне клятву в том, что ты никогда в будущем не оставишь моих мальчиков и станешь им примерной матерью.

— Я не понимаю тебя, — побледнела Анна. — Ты говоришь загадками, и смысл их мне кажется ужасен!

— А ведь я когда-то сильно ревновала тебя, — светло и просто улыбнулась Лиза. — Да-да, я очень долго не могла смириться с тем, что прежде вы с Мишею были душевно близки… Я ревновала тебя и к Владимиру, но твои отношения с князем Репниным волновали меня значительно больше. Конечно, со временем эта тревога прошла, но лишь спустя много лет я, наконец-то, поверила в то, что чувство Михаила ко мне — иное, и оно в его душе предпочтительно к его увлечению тобой. Мы жили с ним душа в душу…

— Почему — жили?! — в голосе Анны послышалось заметное напряжение. — У вас еще все впереди!

— Этого не может знать никто, — спокойно покачала головою Лиза. — Но я говорю не об этом… Из всех своих близких я крепче всего привязана к тебе, и, даже когда я не знала, что ты — моя сестра, я ощущала это странное притяжение душ, которое на поверку оказалось голосом крови. Я первая признала тебя и полюбила так, как будто между нами никогда не стояла тень измены отца. Мне нравится твоя искренность и благородство, и раньше я замечала, что мы в этом похожи, и я благодарна судьбе за то, что она открыла нам наше родство.

— К чему ты клонишь, Лиза? — Анна была близка к отчаянию: этими словами сестра не на шутку встревожила ее.

— Поклянись мне, — торжественно произнесла Лиза, — если я умру, то ты станешь образцовой матерью моим детям.

— Обещаю, — горестно вздохнула Анна, — что, если с тобою что-нибудь случится, а я не хочу об этом ни думать, ни говорить, — обещаю, что всегда буду относиться к мальчикам с материнской теплотой и заботой.

— Нет, — покачала головою Лиза, — я прошу тебя о другом.

— Да о чем же! — в сердцах воскликнула Анна.

— Ты должна пообещать мне, что в случае моей кончины мальчики и Миша не останутся одни, — сказала Лиза. — Дай мне клятву, что вы с Мишей поженитесь, когда истечет срок траура, и наши дети, твои и мои, станут нашими общими детьми. Детьми Долгоруких-Корфов-Репниных.

— Ты не понимаешь, о чем просишь… — прошептала Анна, оцепенев от предложения сестры.

— Слава Богу, — грустно улыбнулась Лиза, — он еще не лишил меня здравого ума и трезвой памяти. А ты ко всему мною сказанному должна относиться серьезно, также серьезно, как отношусь к своим словам и я сама. Я много думала над этим после твоего возвращения, и весть о твоем исчезновении из церкви меня потрясла — я не хотела опять лишиться тебя. Но не только потому, что ты — моя сестра, а, прежде всего, из-за того, что ты — моя единственная надежда. И не смей меня перебивать!.. Я знаю, что, если меня не станет, Михаил не осмелится ввести в наш дом другую женщину, охраняя память обо мне. Но и я не могу позволить ему жить в одиночестве и растить мальчиков в печали о понесенной ими утрате. Я желаю, чтобы они не были лишены ни семейного счастья, ни домашнего очага, я не хочу, чтобы Михаил искал утешения на стороне, а наши сыновья привыкали к его отсутствию. А потому — лишь ваше соединение поможет им, равно как и тебе, избежать всего этого. Понимаю, что в эту мину ту ты считаешь мое предложение безумием, но — посуди сама: кто, как не любимая сестра, у которой есть общее с моим мужем прекрасное прошлое, может стать лучшей матерью моим детям, а Михаилу — женой? И, поверь, эта мысль не пришла мне в голову сейчас и случайно, я ночи напролет обдумывала сделанное мною тебе сегодня предложение. И я умоляю, нет — я настаиваю, чтобы ты немедленно дала мне ответ и сказала со всею определенностью — да! Поклянись, прошу тебя, пообещай, что исполнишь мою просьбу, какой бы странной и невыполнимой она тебе сейчас не казалась. Слышишь, отвечай мне, ты сделаешь так, как я прошу?

— Но ты забыла о Михаиле, — попыталась возразить ей Анна. — Он пока далеко и не может принять участие в нашем споре. И он тоже может подвергнуть сомнению твое решение.

— Михаил не станет оспаривать мой выбор, — покачала головою Лиза. — И, полагаю, он даже будет благодарен мне за то, что я не стала подвергать его испытаниям на верность моей памяти…

— Да перестань же ты хоронить себя раньше времени! — вскричала Анна.

— Перестану, — кивнула Лиза, — только скажи мне — да.

— Хорошо, — устало промолвила Анна, она так хотела поскорее завершить этот тяжелый и бессмысленный спор, — да. Я обещаю, что выполню твою просьбу…

Ночью Анна долго не могла уснуть — разговор с сестрой все не шел из ее головы. Нарисованная Лизой картина будущего ее семьи растрогала и едва не лишила Анну мужества. И только под утро, исчерпав все мыслимые и немыслимые доводы, которые она еще выскажет Лизе, когда та назавтра или через пару дней отстранится от своего предложения и осознает всю нереальность его осуществления, Анна, наконец, повстречалась со сном.

Разбудила ее зареванная и перепуганная Татьяна.

— Анастасия Петровна, миленькая, вставайте, горе-то у нас какое, горе! — всхлипывала она, тряся Анну за плечо.

— Что?! — вскинулась Анна. — Что случилось? Да говори же ты, не тяни!

— Княгиня Лизавета Петровна, сестра ваша, — простенала Татьяна, заламывая руки на груди, — еще засветло собралась сама и уехала куда-то. Ничего никому не сказала — разбудила потихоньку кучера, и — все. Только и видели ее сердешную…

Глава 4 Ахиллесова пята

— Итак, вы утверждаете, что два месяца назад полагали в этом молодом человеке своего сына, а сегодня уже не считаете его таковым?

— Именно так, — подтвердила побледневшая Сычиха, невольно оглянувшись на сидевшую на месте истца Анну, и та ободряюще кивнула ей. Сычиха вздохнула — этот адвокат совершенно запутал ее — она ведь сказала: тогда еще ей не были известны все подробности этого дела, истина открылась только несколько дней назад. Так чего же он хочет от нее, чего добивается?

— Именно так… — с издевательским сочувствием повторил адвокат и улыбнулся, обращаясь к судье. — Ваша честь, честно говоря, я растерян: кто стоит передо мной — запуганная сильными мира сего несчастная женщина, чье материнское горе сейчас стремятся использовать во вред моему подзащитному, или сумасшедшая, которая не может отвечать за свои слова? Вот, взгляните еще раз! У меня в руках два документа, подписанные одной и той же рукою от одного и того же имени. Здесь (адвокат поднял над головой левую руку) свидетельство Екатерины Сергеевны Белозеровой о признании моего подзащитного своим родным сыном, прижитым ею во внебрачных отношениях с умершим десять лет назад бароном Иваном Ивановичем Корфом. А в другой руке я держу точно такое же признание, но с заявлением, в котором все перевернуто с точностью до наоборот, и здесь (адвокат потряс в воздухе вторым документом) госпожа Белозерова полностью отказывается от сделанных ею прежде признаний, как будто с момента составления первого свидетельства мой подзащитным перестал быть тем, кто он есть.

— Ваша честь! — немедленно поднялся со своего места сидевший рядом с Анною Саввинов. — Представитель ответчика передергивает — мы именно этим сейчас и занимаемся: пытаемся установить истину, кем же является на самом деле ответчик. Адвокат пытается подменить собою суд!

— Согласен, — кивнул судья, и глаза его не добро блеснули — князь Лобановский недолюбливал этих новых молодых юристов: они умели ловко перевести разговор с обсуждения реальных деталей в область абстрактных рассуждений и заставляли колебаться в признании очевидного и свидетелей, и самого судью эмоциональными (а порою даже слишком эмоциональными!) оценками фактов, превращая таким образом бесспорное в спорное, а значит — с юридической точки зрения сомнительное.

— Прошу прощения, ваша честь, если в моих словах прозвучало недоверие к суду, которое могло быть расценено, как попытка узурпировать его функции, — расшаркался адвокат Кунцев.

Это было далеко не первое его дело по имущественным и наследственным вопросам, и до сих пор он еще ни одного не проиграл. И, несмотря на то, что сегодня его соперником был сам мэтр Саввинов — Викентий Арсеньевич читал на их курсе лекции в университете, Кунцев и в этом случае рассчитывал на успех. Конечно, ему хотелось победы не только во славу собственной карьеры — он был убежден, что старики-буквоеды, отстраняясь от весьма значительного в любом вопросе человеческого фактора, превращали тем самым суды в трибуналы. Так довольно же с нас этой деспотии!..

Кунцев вздрогнул — не произнес ли он случайно эти слова вслух? Но нет — все просто внимательно смотрели на него, ожидая следующего шага. Адвокат едва заметно перевел дыхание — иногда он ловил себя на том, что позировал даже перед самим собой. Не заиграться бы, мелькнула тревожная мысль! Он отказался от дипломатической карьеры, вызвав гнев отца, возглавлявшего один из департаментов в ведомстве Нессельроде, только потому, что жаждал свободы самовыражения. И, хотя отец пытался внушить Кириллу Петровичу мысль о том, что есть еще некие высшие интересы — император и его политика, престиж страны и державные обязательства, сын так и не смог понять, почему он должен поступаться в разговоре остроумной фразой, которая привлечет к нему внимание в обществе, если она противоречит кому-то или чему-то из тех самых «высших интересов»? И как же ему выделиться из толпы одинаковых людей в мундирах, если нельзя в строю без команды стоять «вольно»? Его эгоизм помешал ему завести на факультете друзей, но сам Кирилл Петрович считал это скорее счастьем, чем неприятностью. Друзья всегда потенциально — будущие враги, а любое объединение потребует соблюдения корпоративных интересов. И что же тогда делать с его собственной индивидуальностью? Кунцев был невероятно артистичен и вещал на судебных заседаниях так упоительно, что нередко мог и сам заплутать в созданных им словесных хитросплетениях, но при этом как будто со стороны всегда внимательно наблюдал: если в глазах свидетелей, а главное — судьи, появился туман, значит, настало время произнести ключевую фразу. То есть подвести участвующие стороны к заготовленному им заранее выводу. Выводу, который, конечно же, делается в интересах его клиента, и — его собственных. И какое при этом значение имеет кем-то выдуманное правосудие? Правосудие — это способность отвести его карающий меч в том направлении, которое ты же сам ему и указал.

— И все же, ваша честь, — Кунцев уважительно поклонился судье, — мне хотелось бы знать, что именно толкнуло свидетельницу на перемену показаний. Скажите, Екатерина Сергеевна, чем руководствовались вы, делая первое признание?

— Я? — смутилась Сычиха. — Я думала, что этот молодой человек — мой потерянный сын.

— То есть, если я вас правильно понял, — с иезуитской вежливостью уточнил адвокат, — в первом случае за вас говорило ваше сердце, сердце матери? А кто или что говорит за вас сейчас, когда вы обвиняете в присвоении чужого имени того, кого еще недавно называли своим сыном?

— Я не понимаю… — промолвила Сычиха. — Что вы хотите этим сказать?

— Я хочу, чтобы вы честно объяснили суду, что предложила вам ответчица в обмен на второе заявление?

— Это неслыханно! — прервал торжествующего Кунцева Саввинов. — Адвокат ответчика обвиняет мою клиентку в подкупе!

— Это не я, — улыбнулся Кунцев, — это вы сказали. А я лишь пытаюсь выяснить, сколько стоит молчание материнского сердца, которое еще недавно кричало — это он, мой сын, а сегодня испуганно шепчет — нет, нет, я ошиблось!.. Ответьте, свидетельница, кто сказал вам, что мой подзащитный — ваш ребенок, которого вы считали потерянным или погибшим? Он сам? (Сычиха кивнула.) И это он принес вам доказательства своей правоты — нательный крестик и письмо его опекунов? (Сычиха опять вынуждена была подтвердить его слова — она кивнула, и в глазах ее заблестели слезы.) А теперь расскажите высокочтимому суду, кто постарался убедить вас в том, что все, во что вы еще так недавно и свято верили, — ложь? Кто сказал вам, что мой подзащитный якобы обманул вас?

— Мне рассказала обо всем Дарья Христиановна Фильшина, — с трудом размыкая пересохшее от волнения горло, промолвила Сычиха.

— А кто привез ее к вам? — не унимался Кунцев.

— Никита Воронов, — кивнула Сычиха, — управляющий в имении Корфов.

— А вам не кажется это странным, Екатерина Сергеевна. — Адвокат «барона» подошел к свидетельскому месту и заглянул Сычихе в глаза. — Ваш сын находит вас, и вы бросаетесь ему на шею, признавая и обласкав его, родное дитя, а потом к вам приезжает управляющий той, кто пытается отнять у него имя и часть наследства, и привозит с собой неизвестную вам женщину, утверждающую, что будто бы ваш ребенок умер, и вы возвращаетесь под их конвоем в Петербург, чтобы отказаться и от своих прежних показаний, и от своего сына. Как вы все это можете объяснить?

— Мой сын умер! — вскричала Сычиха, поднимаясь со своего места. — Я сама видела его могилу!

— И что там написано? — злорадно улыбнулся Кунцев. — Какое имя стоит на кресте?

— Иван Иванович… — прошептала Сычиха, теряя равновесие и невольно хватаясь обеими руками за поручень ограждения. — Иван Иванович… Фильшин-Берг.

— Я не ослышался? — развел руками Кунцев. — Не Иван Иванович Корф? Нет?

— Это фамилии его приемных родителей, — в отчаянии заломила руки Сычиха.

— И это тоже рассказала вам женщина, приехавшая с управляющим истицы? — усмехнулся Кунцев. — Но где доказательства того, что она действительно была той самой приемной матерью? Сохранились ли документы, подтверждающие ее слова?

— Но письмо… — лицо Сычихи вдруг осветилось. — Письмо, которое принес мне этот… тот, кто назвал себя моим сыном, оно тоже написано рукою Дарьи Фильшиной!

— А кто может подтвердить, что она не передала ребенка другим родителям, давшим ему новое имя и другую семью? Кто заверит высокий суд, что она не сделала этого, дабы избавить себя от лишних хлопот, и все это время обманывала барона Корфа, составляя те самые письма и таким образом продлевая свое право беспрепятственно пользоваться деньгами, которые он передавал на воспитание своего сына? — с вызовом спросил Кунцев.

— Не было этого! Мальчик умер! — закричала со своего места Фильшина, и зал загудел.

— Тишина! — воззвал к порядку судья и пригрозил. — Если шум будет продолжаться, я освобожу помещение от зрителей. А вам, сударыня, (кивнул он Фильшиной) советую помолчать, иначе в дальнейшем вы можете быть лишены слова и выведены из зала. Продолжайте, адвокат!

— Но мне кажется, все и так предельно ясно, — самодовольно произнес Кунцев. — И у меня больше нет к Екатерине Сергеевне никаких вопросов.

— Свидетельница может быть свободна, — судья стукнул молоточком по столу.

— Ваша честь! — тут же встал Саввинов. — Сторона истца просит о перерыве в заседании.

— Просьба удовлетворена, — кивнул судья, с сожалением взглянув на старого друга: он и сам бы голыми руками удавил этого выскочку Кунцева, но здесь мальчишка прав — налицо явное вмешательство истицы. Это она затеяла расследование и добилась у свидетельницы отказа от ее прежних показаний, и пока баронессе не удалось уверить его в том, что сделала она это из лучших побуждений…

— Полагаю, это последний раз, когда князь дает нам отсрочку. Мы не можем больше переносить заседание, — тоном, в котором настойчивость переплеталась с разочарованием, тихо сказал Анне адвокат Саввинов, когда они прошли в отведенную им в суде комнату. Сычиха с Дарьей Фильшиной остались сидеть на скамьях для зрителей, присоединившись к княжне Репниной, с ужасом взиравшей на все, что происходило в зале суда.

— Но мы так и не дождались Елизавету Петровну, — вздохнула Анна: тайно уехав, сестра оставила записку, в которой сообщала, что попытается разыскать жену Забалуева, но вот уже второй день от нее не было никаких известий. — И к тому же поиски здесь, в Петербурге, следов Забалуева или его семьи не увенчались успехом.

— Однако промедление грозит сыграть с нами злую шутку, — продолжал Викентий Арсеньевич, увещевая Анну принять, наконец, решение об изменении тактики ведения дела, — если самозванец почувствует вашу неуверенность, он ускользнет от правосудия. Ибо у нас нет доказательств, способных уличить его в участии в поджоге вашего имения в Двугорском и убийстве сыщика Каблукова.

— Но Никита слышал его слова, и княгиня называла самозванца по имени… — начала было Анна.

— Вот именно — слышал! — Савинов поднял указательный палец вверх. — Слышал, находясь в нездоровом состоянии, ведь его ударили по голове! Вряд ли это может быть принято, как основание, достаточное для серьезного обвинения.

— А показания Долгорукой? — растерялась Анна. — Ведь она призналась.

— Да, но сейчас Мария Алексеевна недееспособна, она не может быть вызвана в суд, — развел руками адвокат, — и ее слова уже не могут быть приняты даже к сведению. Самое большее, в чем мы можем сейчас обвинить так называемого барона, — это попытка присвоения себе чужого имени по недомыслию. Так как доказать наличие сговора будет трудно — особенно в отсутствии того, кто придумал всю эту комбинацию. Но без признания настоящих родных, матери или других родственников, представивших доказательства происхождения «барона», судья вправе усомниться даже в том, что самозванец — тот, кем является в нашем изложении, а уж тем более — в умышленных действиях с его стороны.

— И что вы предлагаете делать? — расстроилась Анна.

— Оставить другие обвинения и сосредоточиться на безумии этого молодого человека, — кивнул Саввинов. — Мы потребуем для вас опеки над ним.

— Но это будет означать, что мы признаем его право носить имя семьи Корф! — возмутилась Анна.

— Вы и так уже частично сделали это, когда, не поговорив предварительно со мною, условились с ним о соглашении в Двугорском, — напомнил Анне адвокат.

— Но я сделала это ради освобождения Никиты! — воскликнула Анна. — Это вынужденное, временное отступление, необходимое для того, чтобы заставить самозванца выдать Долгорукую! Она должна была быть наказана за свое преступление, а ни в чем не виновный Никита — выйти на свободу!

— Однако своими действиями вы формально подтвердили согласие с тем, что молодой человек носит имя барона Корфа, — вздохнул Савинов, — и я, поддавшись на ваши уговоры, позволил вам поставить свою подпись рядом с его.

— Вы хотите сказать, что судья на основании этого признает законность права самозванца именоваться бароном Корфом? — вздрогнула Анна.

— Боюсь, нам для победы понадобится чудо, — покачал головою Савинов.

Время перерыва закончилось, — объявил заглянувший в комнату секретарь суда. — Вам пора возвращаться в зал…

— Значит, вы утверждаете, что сидящий на месте ответчика молодой человек, — прокурорским тоном, когда заседание продолжилось, спросил Кунцев, сверля Фильшину буравчиками карих, до черноты, глаз, — никак не может быть сыном барона Ивана Ивановича Корфа?

— Утверждаю, — твердо стояла на своем Дарья Христиановна. — Настоящий сын барона Корфа умер у меня на руках в возрасте 5 лет и был похоронен на сельском кладбище в Горах.

— А скажите мне, любезнейшая Дарья Христиановна, — ухмыльнулся Кунцев, — любите ли вы своего императора, верите ли ему и готовы подчиняться его решениям?

— Протестую! — в который раз поднял руку Саввинов. — В настоящем суде рассматривается семейное дело, а не вопрос о политической благонадежности.

— Объяснитесь, адвокат, — нахмурился судья, обращаясь к Кунцеву.

— Непременно, ваша честь, непременно. — Кунцев не уставал класть поклоны в сторону судейского подиума. — Я задал этот вопрос не случайно, ибо суть любого судебного процесса — положить на весы правосудия все факты, а потом позволить земному притяжению сделать свое дело, показав, чьи доказательства весомее. Итак, на одной стороне весов — ничем не подтвержденные слова госпожи Фильшиной, якобы выполнявшей поручение барона Корфа о воспитании его незаконнорожденного сына. А с другой… Что мы можем положить на вторую чашу весов?..

— Не пора ли уже вам перейти от риторики к конкретике, — недовольным тоном прервал Кунцева князь Лобановский.

— С удовольствием! — бодрым тоном воскликнул адвокат и взял со стола какой-то документ, снова театральным жестом поднимая его над своей головой. — Вот мое доказательство, и оно перевесит любые из сказанных прежде слов!.. Это копия Указа Его Императорского Величества о восстановлении в правах баронессы Анастасии Петровны Корф в связи с признанием ее живой.

— Но какое это имеет отношение к сути нашего разбирательства? — Судья удивленно приподнял брови. — Мы говорим сейчас не о праве истицы носить свое собственное имя и пользоваться положенными ей при этом правами и привилегиями.

— Имеет, ваше сиятельство, имеет, и самое непосредственное, — победно улыбнулся Кунцев. — В настоящем документе сказано: установить за баронессой право полной привилегии над состоянием семьи Корф, позволяя ей тем самым лично определить, какая часть наследства должна быть передана недавно объявленному родственнику барона. А других официально признанных родственников, кроме моего клиента у упомянутого выше барона Ивана Ивановича Корфа нет. Таким образом, в Указе предполагается, что ответчик и есть тот самый родственник, сиречь — молодой барон Иван Иванович Корф. Так чье же слово окажется для суда весомее — мелкопоместной дворянки Дарьи Фильшиной или Его Императорского Величества самодержца всея Руси Николая Александровича?

Судья побледнел, а самозванец, все это время скромно сидевший рядом со своим адвокатом, впервые поднял голову и торжествующим взором окинул судейский подиум и зал.

Когда Кирилл Петрович Кунцев появился в его камере в следственной тюрьме, куда его временно поместили по предписанию прокурора, добытому Саввиновым, привезя под конвоем приставов из Двугорского, самозванец утратил на минуту присутствие духа. До сих пор он был уверен, что правда на его стороне, но кто знает, какие рычаги задействовала эта женщина. Та, кому он поклонялся, кого спас, и кто так подло предала его — бежала, а потом подала на него в суд! Неужели опекун не обманул его, ведь он предупреждал — от этой Аньки можно ожидать чего угодно, только — ничего хорошего. Анька, Анька, и как он смел называть столь грубо ту, что лишь с богинями может сравниться?! И как, как такое может быть, ведь она — так красива! А сейчас и подавно, когда лицо ее румянцево и пылает гневом, и оттого стало еще краше — воительница на баррикадах, Свобода, Диана-охотница!.. Так о чем это он? Ах, да, об адвокате — Кунцев ему поначалу не понравился, вертлявый какой-то и смотрит все время в сторону. Но, однако, как он ответил матушке, как развернулся на суде! Как пошел!

— Но я… — попыталась было возразить Фильшина, однако Кунцев не дал ей договорить.

— Так вы и теперь намерены утверждать, что имя этого человека, не то, что он носит по признанию его матери? — Адвокат жестом римского патриция указал на вновь потупившегося самозванца. — Вы готовы стоять на том, что его имя — не Иван Иванович Корф? Нет! Вы молчите?! Или вы не знаете, как его зовут?

— Я знаю, как его зовут! — раздался звонкий голос, шедший от внезапно открывшейся двери в зал, и Анна почувствовала, что сердце сейчас выскочит из ее груди — она узнала голос Лизы. — Его имя — Дмитрий Андреевич Забалуев!

— Кто вы такие, сударыни? — грозно обратился к вошедшим судья. — Что вы хотите и почему препятствуете ведению заседания?

Анна оглянулась — сестра решительно, но с важностью шла по проходу, ведя под руку пожилую, болезненного вида женщину, которая поначалу испуганно озиралась по сторонам, но потом вдруг увидела самозванца, и лицо ее просветлело и размягчилось. Она даже потянулась было к нему, однако Лиза мягким, но властным жестом удержала ее и проводила к судейскому подиуму.

— Простите, ваша честь, — сказала она, едва сдерживая душивший ее кашель, — моя имя — Елизавета Петровна, княгиня Репнина. А эта женщина — Глафира Федоровна Забалуева, вот документы, удостоверяющие ее личность, остальное она расскажет суду сама.

— Я не понимаю, — растерянно произнес судья, принимая от нее бумаги, удостоверяющие личность Забалуевой.

— Ваша честь, — немедленно вмешался в разговор Саввинов, — еще до суда я предупреждал о дополнительных доказательствах против ответчика, которые могут объявиться в любую минуту. И вот эта минута пришла. Я прошу вас вызвать в качестве свидетеля по этому делу мещанку Глафиру Федоровну Забалуеву. Уверен, ее показания многое объяснят.

— Возражаю! — вскричал покрасневший от досады Кунцев: что еще за свидетельница, и почему он ничего не знал?

— В возражении отказано! — Князь Лобановский стукнул молоточком по столу; в зале мгновенно воцарились тревожная тишина, и лишь газетчики на зрительских местах на галерке еще какое-то время взволнованно перешептывались, обсуждая произошедшее. — Прошу вас, госпожа Забалуева, дайте клятву говорить правду и только правду и пройдите на место свидетеля.

Старушка взволнованно переглянулась с Лизой, но та ободряюще улыбнулась ей — идите, ничего не бойтесь, и Забалуева вошла вовнутрь полукруглого барьера в центре залы.

— Итак, насколько я понял, — сказал судья, — вы утверждаете, что имя ответчика… Как здесь его назвали?

— Митенька, — кивнула старушка. — Дмитрий Андреевич Забалуев, сынок мой. Вот там у вас и метрики его, и свидетельство из больницы. Он у нас с детства очень умненький был, такой способный, а потом заболел, и головой тронулся. Отец его в Песчанку увозил, врачи обещали, что помогут, да только он оттуда до мой не вернулся. Я и думала, что он до сих пор там лежит, бедный мой.

— Ложь! Я не бедный! — истерически закричал самозванец, вскакивая со своего места. — Я — сын барона Корфа, и моя мать сидит сейчас здесь в этом зале, но почему-то стыдится меня. А вас я не знаю, и не видел никогда!

— Как же так? — Забалуева растерянно посмотрела сначала на судью, потом обвела взглядом зал и подалась всем телом вперед, протягивая руки к сыну. — Это что же с тобою там сделали, что ты родную мать не узнаешь? Митенька, мальчик мой!

— Я вам не Митенька, я — Иван Иванович Корф, — продолжал возмущаться самозванец, которого Кунцев безуспешно пытался успокоить и уговорить сесть.

— Что же это? — Забалуева медленно сошла со своего места и, подойдя к «барону», взяла сына за руку, которую тот немедленно и резко отдернул. — Ты что же, все забыл? Нас всех забыл? И сестер своих, и братика? И не помнишь, как я тебя после болезни выхаживала, молочком горячим с медком поила? Митенька, ты в детстве такой уважительный был, матушку свою всегда слушался. А помнишь, как забрался однажды в сундук, меня хотел попугать, когда я из церкви пришла, — что пропал, мол, а потом, думал, выскочишь, когда мы тебя все хватимся и в розыск кинемся. Хотел, да заснул, и не понарошку — а на самом деле нас напугал, и мы тебя до вечера по лесу искали, пока домой не вернулись и Трезорка твой дух в сундуке не учуял.

— Глупости это! — побледнел самозванец, грубо обрывая ее рассказ.

— Недоказуемо! — воскликнул вслед за ним Кунцев.

— Может, для вас и нет, — с горечью промолвила Забалуева, — да только я своего дитя ни с кем другим не спутаю. У него и примета наша родовая есть, от меня всем детям передалась, а мне дадена была от матери. У локтя пятно родимое на ромашку похожее. Вот, смотрите!

Забалуева медленно, по-простому расстегнула пуговичку манжета на запястье и, осторожно закатав рукав платья, показала локоть судье, а потом снова руку «барона» взяла и сделала то же самое. Зал ахнул, а на галерке кому-то сделалось дурно. И с балкона вниз побежали звать доктора.

— Тишина! Тишина! — Судья снова требовательно застучал молоточком по столу. — В виду открывшихся нам новых обстоятельств…

Решением судьи Дмитрия Забалуева сразу из зала суда увезли в «тихий дом», где ему было определено находиться в течение года до комиссии, которая заново рассмотрит его дееспособность, и мать его поехала вслед за ним. Все сделки, совершенные от его имени, признаны были недействительными, а договор, подписанный между самозванцем и Анной в Двугорском, аннулирован.

Кунцев с напряженным лицом поздравил учителя с выигранным делом и мгновенно растворился в толпе зрителей. А Анна, пожав Саввинову руку, бросилась к Лизе, чтобы обнять ее. Она решительным жестом отодвинула от выхода из зала Наташу, но вдруг заметила смертельную бледность в ее лице.

— Что? — тихо спросила Анна.

— Лиза упала в обморок, — прошептала та, — мы отнесли ее в совещательную комнату, и сейчас ее осматривает врач.

Однако в комнате дежуривший при суде эскулап пользовал не только Лизу. На скамейке напротив лежал какой-то старик, и врач безуспешно пытался привести его в чувство.

— Что с моей сестрой? — воскликнула Анна, подбегая к доктору.

— Я дал ее сиятельству лекарство, чтобы унять кашель, но степень серьезности ее состояния должен определить домашний врач, а потому советую вам немедленно ехать домой, — кивнул тот. — Я уже попросил приставов помочь перенести княгиню в вашу карету.

— Господи, — прошептала Анна, случайно взглянув на его пациента, — борода…

— Что — борода? — не понял врач и, проследив за направлением ее взгляда, взялся за торчавший сам по себе фрагмент бороды, как-то странно отстававший от щеки.

— Это что же она — не настоящая?

— Забалуев! — вскричала Анна, когда врач убрал накладную бороду от лица старика. — Он все это время был здесь!

— Вы знаете этого человека? — удивился доктор. — Его принесли сюда с галерки, ему стало плохо, когда та женщина дала свои показания, но я ничем не мог ему помочь, старый человек, сердце… Все случилось так быстро…

«Быстро? — в последнюю минуту успел подумать Забалуев, смотревший угасающим взглядом на ненавистное ему лицо. — Будь ты проклята, Анька, девка, актриса!..»

Андрею Платоновичу казалось, что он все рассчитал. Тот случай в больнице, когда ему пришлось исповедовать метавшуюся в бреду незнакомку, — он его почти и забыл. Дело у него тогда в больнице было к другому — по заданию свыше Забалуев под видом священника ухаживал за одним политическим, его начальство надеялось, что, умирая, тот назовет и товарищей своих. Фильшина подвернулась ему под руку случайно: заплакала, схватила за рукав рясы в коридоре, когда он от своего политического уходил, говорила — кончаюсь. Впрочем, он так и думал, что померла.

Идея пришла ему в голову позже, когда Забалуев узнал, что Владимир Корф с супругою пропали где-то за границей. Вот тогда и пригодилась ему та история с умиравшей в захолустной больнице женщиной. Но, конечно, Андрей Платонович сначала все проверил — в Горы те съездил, узнал, что Фильшины без следа уехали куда-то и вроде как сгинули. В тот же приезд Андрей Платонович украл приходскую книгу, а с крестика мальчишкина хотел было надпись стереть, да вовремя имя прочитал — Корфом там и не пахло! То ли Фильшин, то ли Берг — одно слово, не барон.

А потом он решил к тому делу Митю подключить. Сына, Забалуев, конечно, любил, да ведь ради него все и устроил! Мальчик славный родился, но, видать, слишком много ума в одну голову вошло — вот она и не выдержала. По детству все не так заметно было, а потом пришлось его в Петербург вести, хорошим докторам показывать. И они вскоре сказали, что лучше стало ему. Одно Забалуева смущало: мальчик пару себе там нашел — Верой звали, девушка вроде хорошая, только зачем же к одному больному второго приписывать, а как дети пойдут! Вот он и сказал Вере и отцу ее, что Митя и не сын ему вовсе, а приемный и вроде как — от знатного человека… И пока врал — понял, что надо действовать.

Митя ему по недомыслию своему сразу поверил. И, хотя сердце Андрея Платоновича иногда побаливало, если слышал он, как сын из-за умершего Корфа убивается — вроде как по отцу сохнет, но потом брал себя в руки: вот станет он распоряжаться всеми деньгами Корфов, заберут они их и уедут за границу, чтобы безбедно жить. И надоели Забалуеву уже все эти политические — на покой потянуло, красивой жизни захотелось пуще, чем в молодости. Жене он, конечно, ничего не сказал — баба, дура, незачем ее в серьезные дела впутывать. А оно, вишь, как обернулась — пришла и продала! Ни за понюшку табаку — сыночка признала, и думает, поди, что права! Тьфу, окаянная!

А ведь так все сложиться могло! Правда, князь Петр все пытался до истины докопаться, даже сыщика нанял, да только ему, Забалуеву, про все те движения было известно, так что сыщика он подстерег, когда тот с копией из церковной книги к Долгорукому на свидание направлялся. И Марью Алексеевну на убийство подбить — дело простое было, она и так спала и видела, как от мужа избавиться. Главное, чтобы она его, Андрея Платоновича, участия в том не заподозрила — разошлась их дружба, когда она на него за дочку обиделась. Но сынок не подвел — он так со своей ролью молодого Корфа сжился: ни дать ни взять — барон, барон!

И даже когда Анька эта воскресла, Забалуев не сильно в волнение пришел. Он о ее появлении еще из служебных записок знал, сообщили ему эту новость. Только думал он, что Анька сразу с сестрой на лечение поедет, а она, вишь, — к наследнику «на поклон». Но и тогда все удачно соединилось, он купил сыну лучшего адвоката — молодого, беспринципного. Только Аньке бы вот успокоиться, что Долгорукую в «тихий дом» упекла, но нет — мало ей, до конца пошла, а конец-то, как вышло, ему оказался…

Когда умершего стали из совещательной комнаты выносить, Анна его вещи со скамьи взяла, чтобы городовым отдать, да из папки, что при Забалуеве была, конверт выпал с документом. Это оказалась вырванная из копии церковной книги в Горах страница, где записано было о смерти Ивана Ивановича Корфа, приемного сына Дарьи Христиановны Фильшиной, урожденной Берг, и мужа ее.

* * *

— Я опоздал?.. — услышала Анна рядом с собой и вздрогнула.

Еще издалека различив шаги, она подумала было, что это Никита опять пришел звать ее домой. С тех пор как Анна вернулась в свое имение и перевезла из Петербурга детей, она первое время через день приходила на кладбище и подолгу сидела близ родных могил, а Никита по наущению Варвары с настойчивостью преданного друга являлся за нею и с уговорами уводил за собой. Что случилось, то случилось, твердил он, убеждая ее оглянуться и вспомнить о живых, о тех, кто рядом, и вернуться к обычным заботам, которых у Анны было предостаточно: собранные Никитой крепостные под начальством нанятого в столице архитектора в Двугорском восстанавливали имение отца, а в Петербурге — городской особняк Корфов, пострадавший от многое переустроившего внутри на свой вкус греческого миллионера. Да и подросшие дети требовали к себе значительно больше внимания, чем прежде, — они стали слишком многое понимать, а задаваемые ими вопросы уже давно не были детскими.

Но Анна все никак не могла прийти в себя после похорон сестры — она чувствовала себя виноватой в ее смерти. Лизе сделалось хуже на следующий день после успеха в суде. Еще накануне вечером, когда все собрались в особняке Репниных, чтобы отпраздновать победу справедливости, Лиза, казалось, ощущала себя прекрасно. Она была воодушевлена своим поступком, и, хотя Анна и Зинаида Гавриловна с Наташей мягко укоряли ее за неосмотрительность и тайное бегство, все прекрасно понимали, что именно ей обязаны положительным исходом судебного разбирательства. А Лиза, разрумянившись от волнения, с горячностью рассказывала всем собравшимся, как нашла памятный ей дом и знакомую женщину. И, странное дело, все удивлялась Лиза — старушка как будто припомнила меня, говорила, что лицо у меня доброе. Несчастная мать была потрясена, узнав, что ее сына подлые люди используют для осуществления своих нечестных целей — Лиза не стала открывать Глафире Федоровне, что придумал сделать это ее собственный муж. Забалуева уже давно не видела ни его, ни детей. Старшая дочь, служившая учительницей и вышедшая замуж за своего коллегу из мужской гимназии, наезжала к ней очень редко, а две другие девочки большую часть года жили в уезде, в пансионе, куда Андрей Платонович определил их по достижению учебного возраста. А вот маленький, младшенький сынок Андрюшенька умер от инфлюэнцы еще лет семь назад, и для супруга, сказала Забалуева, старший Митя стал единственной радостью и светом в окошке. Мужчины — они завсегда по сыновьям больше убиваются, грустно говорила старушка, потому как они — продолжатели рода и воплощение отеческих надежд. Нет, конечно, Андрей Платонович нас никогда не забывал, объясняла Забалуева, и денег нам присылал, пусть и не с регулярностью, но мы последнее время даже не голодали, но служба его требовала разъездов и секретности, а потому семья, наверное, была для него обузой. Но что тут поделаешь, кивала старушка, с сердечностью потчуя гостью чайком с собственным вареньем — Лиза вспомнила его вкус: в прошлый раз Забалуева тоже угощала их с Мишей чаем и домашним вареньем, и оно было замечательным, как и сейчас. Лизе даже пришлось взять с собою от старушки гостинчик — барыне для родных, в знак признательности за заботу о ее мальчике. Лиза так гордилась собой и все просила доктора Вернера оставить ее в покое и убрать свой стетоскоп, и, в конце концов, тот принужден был подчиниться, пообещав, что явится завтра к вечеру, когда утихнут восторги по поводу победы и он сможет приступить к своим прямым обязанностям. Но вызвать его пришлось раньше — утром, едва Лиза встала, у нее начался тяжелый кашель, а потом горлом пошла кровь, и срочно доставленный к Репниным доктор Вернер уже ничему не мог помешать.

— Я опоздал… — прошептал Михаил, присаживаясь на скамейку рядом с Анной.

— Когда вы вернулись, князь? — тихо спросила Анна, будучи не в силах поднять на него глаза.

— Только что, и сразу — сюда, — вздохнул Михаил. — Я хотел увидеть… ее и мальчиков.

— Они замечательные, — промолвила Анна, — так мужественно все перенесли. Уверена, они станут такими же сильными и благородными, как и их отец. Как завершилась ваша миссия, князь? Надолго вы останетесь с нами в Двугорском?

— Завтра утром я должен быть в Зимнем, чтобы дать отчет Его высочеству, так что, — развел руками Репнин, — с рассветом я уеду.

— Жаль, дети так соскучились по отцу, — кивнула Анна.

— Мне тоже не хватало их и… Лизы. — В голосе Михаила послышалось с трудом сдерживаемое рыдание, и Анна поднялась, чтобы оставить его наедине с той, кого он любил, и последние дни которой прошли без него.

— Побудьте с нею. — Анна незаметным жестом, как будто поправляла упавшую на висок прядь, смахнула непрошенную слезу и повернулась уйти, оставляя Репнина одного у могил князя Петра и Лизы. — Я не стану вам мешать.

— Аня… — вдруг позвал ее Михаил, и она в растерянности замерла — уже много лет она не слышала от него такого обращения к себе.

— Да? — взглянула на него Анна, но Михаил, по-видимому, так и не решился сказать то, что хотел. Но в его глазах она не увидела обиды или осуждения — нет, он не винил ее в смерти Лизы, там было нечто другое, но что? Молчание неожиданно затянулось, и Анна в какое-то мгновение ощутила неловкость, заставившую ее смутиться. Но потом наваждение рассеялось — его как будто унесло набежавшим ветерком, всколыхнувшим рябиновое деревце над могилой сестры.

— Простите, баронесса. — Михаил снова опустил голову и вздохнул. — Я благодарю вас за то участие, что вы принимаете в нас. В то время как у вас и самой довольно случилось горя. Примите мои соболезнования о князе Петре Михайловиче и Володе. Вы похоронили его рядом с отцом?

— Я не смогла похоронить того, чье тело так и не вернулось на родину. — Голос Анны дрогнул.

— Вы полагаете — он еще жив? — Михаил удивленно и быстро посмотрел на нее.

— Обстоятельства, при которых все произошло, лишают меня такой надежды, — тяжко вздохнула Анна, — но предавать ее земле я еще не готова. Простите, но мне пора идти, не хочу более мешать вам.

Михаил с признательностью кивнул ей — он тоже был еще не готов. Не готов к тому разговору, который завещала ему провести с Анною Лиза.

Он вернулся в Петербург и так взволнованный провалом миссии, в которой принимал, участие по просьбе Александра. И всю дорогу из Константинополя они с генералом Асмоловым, старым воякой и опытным стратегом, который командовал армейским корпусом в Бессарабии и получил предписание сразу же после окончания посольства Меншикова прибыть в столицу для получения дальнейших указаний, обсуждали последствия этой дипломатической неудачи. Репнину генерал нравился, и он пригласил Асмолова остановиться у них на время отчета участников миссии Его Величеству. Генерал был давно вдов, но при своих летах сохранил выправку и ту удивительную бодрость, которая всегда отличала кадровых, боевых офицеров. Но главное — Асмолову было присуще редкое и по годам, и по выслуге здравомыслие: прекрасно понимая свои задачи как исполнительного командира, свято соблюдающего законы субординации, он, тем не менее, ясно видел перспективы решений своего начальства и, подобно Репнину, прекрасно понимал все последствия Стамбульского поражения, хотя оно — и по дипломатическому ведомству.

Узнав о кончине супруги своего любезного хозяина, Асмолов собрался было переехать, но Михаил не отпустил его, поручив заботу о генерале сестре. И, даже если Репнин и был удивлен возвращением Наташи к родным пенатам, то виду о том не подал — с одной стороны, ему среди обрушившихся на его голову печальных новостей было недосуг размышлять над перипетиями отношений сестры с наследником, а с другой — он был бы рад разрешению неясностей между ними, ибо это мешало его дружбе с Александром и порождало натянутость между ними. Краем глаза Репнин успел заметить, как изменился Асмолов при встрече с Наташей — генерал прежде не был с нею знаком, но явно наслышан, однако личное знакомство, судя по всему, рассеяло в нем порожденное светскими слухами предубеждение, и Асмолов с военной стремительностью бросился на приступ. Наташа этим вниманием генерала была удивлена, но против обыкновения повела себя не столь бестактно, как всегда это делала, замечая в ком-то столь пылкий интерес к своей особе. И Михаил дал себе слово позже расспросить сестру, которая ничего не делала напрасно, — почему? Наташа, с которой они с детства, понимали друг друга с полуслова, догадалась, что брат оценил необычность ее поведения, но вдаваться в подробности не стала. Она вообще была сдержанна и грустна и, сухо поведав Михаилу обо всех, предшествующих смерти Лизы событиях, Наташа передала брату письмо, которое они с Анной нашли в ящике ее письменного стола. Обращение на запечатанном конверте гласило — любимому супругу и отцу моих детей, и Михаил, предчувствуя что-то, не решился немедленно вскрыть его, а прочитал по дороге в Двугорское.

Предсмертное послание Лизы его потрясло — она просила Михаила, когда истекут все обязательные траурные сроки, сделать Анне предложение и соединить их семьи в одну. Поначалу кровь бросилась ему в голову — Михаил вдруг решил было, что в том есть участие самой Анны. Неужели все это время, терзал он себя страшными вопросами, Анна продолжала любить меня, ведь говорят же, что первое чувство никогда не проходит? И у нее хватило бесстыдства выпросить у несчастной больной индульгенцию своим последующим притязаниям на ее мужа? Так значит, Владимир был прав, когда бесконечно ревновал к нему Анну, Анастасию, свою жену?

Однако вскоре смущение овладело им с той же силой, как и прежде возмущение. Господи, да как он мог подумать такое?.. Михаил был даже рад, что едет в Двугорское один, и никто не может стать свидетелем его позора. Что он возомнил себе? В чем вздумал упрекнуть ту, кто только что потеряла мужа и сама была сочтена пропавшей без вести, едва не лишившись не только имени, но и состояния? До интриг ли, которые в ходу скорее при дворе, чем в ее душе, той, кого он всегда ценил за открытость и искренность? Нет-нет, это горе помутило его рассудок, и отчаяние, вызванное ужасной потерей, отняло разум и достоинство. А когда Михаил на фамильном кладбище заглянул Анне в глаза, ему сделалось и того больнее — ее невинность была несомненна, его подозрения беспочвенны. И все же он не стал спешить с откровениями — перемены произошли в его жизни так стремительно и так обреченно, что ему прежде стоило привыкнуть к новым обстоятельствам. Сначала следовало залечить раны, и лишь потом думать о завещании Лизы. Михаилу еще надо было привыкнуть к ее отсутствию — за годы, проведенные вместе, они стали продолжением друг друга, и вот теперь эта связь оборвалась.

Проведя вечер с детьми, Михаил покинул Двугорское засветло и утром прибыл в Зимний на доклад к наследнику.

Александр встретил его без всегдашнего расположения и настороженно, хотя и высказал сочувствие по поводу безвременной кончины супруги, и Репнин, поздравив великого князя с радостью ожидания еще одного наследника — при дворе уже было объявлено о том, что Мария опять ждет ребенка, — спросил спокойно и без обиняков: чем вызвана такая суровость его высочества?

— Полагаю, вы знаете, что вчера князь Александр Сергеевич Меншиков сделал перед Его Императорским Величеством доклад о положении дел в Святой земле, — хмуро начал Александр. — И среди прочих сообщений с его стороны прозвучала сентенция о том, что во время осуществления миссии вы выражали активное неудовольствие позицией, которую занимал князь Меншиков, выполняя в порученной ему экспедиции прямые и однозначные указания Его Императорского Величества. Вы можете чем-то оправдать или хотя бы объяснить причину такого поведения? Ведь в данном посольстве вы представляли мою персону и, следовательно — поставили под сомнение мое единодушие с политикой и стратегией внешнего курса моего отца, а значит — и всего государства.

— Ваше высочество, — уважительно поклонился Александру Репнин, — я ни в коей мере не помышлял о том, чтобы внести разногласие между вами и Его Императорским Величеством. Мои замечания касались только тактики ведения переговоров, которую, как глава делегации, принял князь. А, на мой взгляд, именно они послужили первопричиной той неприязни, что установилась с османами к исходу нашей миссии в Константинополе.

— Что вы хотите этим сказать? — удивленно приподнял брови Александр: он только что выслушал весьма оскорбительные по тону претензии от отца, который и так в последнее время стал невероятно раздражителен.

Александр Николаевич, хотя и был на счету у императора талантливым и перспективным, но все — еще довольно молодым лидером с точки зрения руководства жизнью и политикой столь огромной державы, прекрасно видел, что болезненная нервность отца вызвана невероятными, катастрофическими переменами, случившимися в Европе после революций 1848 года. Три великие империи, две из которых — Англия и Франция — прикрывали свою амбициозную сущность видимостью формально узаконенных там демократий, вступили в период опасного противостояния, в котором Россия опять (уже в который раз!) оказывалась в меньшинстве. И, хотя Николаю удалось договориться с Австрией и Пруссией о нейтралитете, Александр остро ощущал это одиночество страны и ее монарха, которое неизбежно должно было привести к катастрофе. Об этом ему говорила и жена: Мария Александровна, совсем недавно приняв православие, стала более русской, чем даже многие из чиновных иноземцев, уже не одно поколение верой и правдой служивших России. Однако любые попытки вдумчиво и серьезно поговорить на эту тему с отцом для Александра успехом не завершались — император, даже и потрясенный предательством Европы, все еще не хотел верить в неизбежность скорой трагедии.

— Ваше высочество, — вздохнул Репнин, — если вы позволите мне высказать мои наблюдения, то я бы хотел отметить тот факт, что, ни сколько не умаляя государственных заслуг князя Меншикова, я должен констатировать его полное незнание традиций и взглядов востока, которые помешали ему довести до успешного финала возложенное на него посольство.

— О дурном характере князя мне известно, — махнул рукой Александр.

Ему уже доложили о недипломатичных методах ведения переговоров, которые позволял себе Меншиков. Так, например, он, не пожелав проявить по отношению к султану обязательное уважение, манкировал положенными по этикету поклонами, вследствие чего султан принужден был укоротить дверь настолько, чтобы вынудить заносчивого посланника русского императора соблюдать принятые при его дворе приличия. Однако это не помешало Меншикову нанести султану еще одно оскорбление: обнаружив перемены при входе в залу заседаний турецкого дивана, князь вошел на переговоры задним ходом, повернувшись к двери спиной и слегка согнув колени. Меншиков и в России славился своими выходками, пользуясь своей привилегией царского любимца: Николай приблизил потомка сподвижника Петра I ко двору, стремясь доказать преемственность его делу укрепления российской державности. Однако очень скоро многим стало понятно, что у правнука петровского Меншикова и способностей, и ума оказалось неизмеримо меньше, чем у его знаменитого предка, но умение создавать о себе преувеличенное представление затмевало в глазах Его Величества очевидные для других недостатки. И, хотя никаких успехов ни на военном, ни на дипломатическом поприщах светлейший князь прежде не добился, он так клятвенно уверил Николая в своей преданности, что тот счел его способным довести позицию России по вопросу о палестинских святынях до властей Порты. Шаг — увы! — оказавшийся роковым.

— Я говорю не о характере, — пояснил Репнин. — Все, что прежде довелось мне узнать о востоке, его нравах и обычаях из книг, и уже сейчас — из разговоров с нашими дипломатами, и то, что мне лично довелось ощутить на себе в этой экспедиции, позволяют сделать вывод о том, что восточная карта всегда будет переходящим козырем в политике сверхдержав. И тот, в чьих руках она окажется, сможет либо разыграть ее, использовав в своих целях, либо придержать, гарантировав таким образом игровой паритет. Но нельзя склонить к сотрудничеству восток, не признав особых черт его характера: там любят смелость, но слишком громкую речь могут принять за дерзость и значит — за оскорбление.

— Вы считаете, что у посольства князя Меншикова не было шансов на успех? — Александр пристально взглянул на своего адъютанта: последнее замечание Репнина лучше всего объясняли манеру поведения царского посланца, и при дворе позволявшего себя эксцентричные выходки и тяжелый юмор.

— Я лишь высказал свое суждение, — снова поклонился наследнику Михаил.

— Жаль, что вы сделали это прежде, чем встретились со мной, — с сожалением сказал Александр. — О содержании ваших стычек с князем Александр Сергеевич не преминул лично известить Его Величество, результатом чего стало Его Высочайшее повеление удалить вас от двора. Меня, как вы, надеюсь, понимаете, такое решение императора удручает, и после продолжительной беседы мне удалось выговорить для вас прощение, но с условием, что вы в кратчайшие сроки покинете Петербург, приняв должность по департаменту наших дальневосточных и американских земель. Вы назначаетесь сегодняшним числом и должны немедленно же проследовать с инспекцией на место, дабы через год представить мне подробнейший отчет о состоянии дел в наших приокеанских владениях. Распоряжение и все полномочия вы можете тотчас же получить в канцелярии… Простите, князь, но это — все, что я мог сделать для вас!

— Я благодарен вам, ваше высочество, за оказанное доверие и честь, — промолвил побледневший Михаил: пытаясь образумить зарвавшегося Меншикова, он как-то не подумал о том, что его попытки спасти миссию тот примет за прямую угрозу его положению при дворе и впоследствии представит в глазах Николая предательством — обвинение, которое обычно чревато скорым и неправым судом трибунала.

— Благодарность? — воскликнул Александр. — За что? За то, что в одночасье я лишился двух самых преданных мне людей? Натали покинула меня, отказалась от места в свите Марии, а теперь я должен еще пожертвовать и своим верным адъютантом, единственно из желания сохранить вам жизнь!

— Наташа покинула двор? — вздрогнул Репнин: это была новость, сестра ничем не выдала себя ему при встрече.

— Она не сказала вам? — Александр покачал головой. — Узнаю княжну — всегда поступает самостоятельно и решительно, а мне остается разбитое сердце и тяжкий жребий грядущей короны… Что же, буду уповать на то, что со временем ваш проступок забудется, и отец позволит мне вернуть вас в Петербург. Только умоляю вас, князь, прежде чем составить любое, даже самое небольшое сообщение, подумайте о тех словах, которые вы напишете в нем. Хорошенько подумайте…

Через полгода Анна получила от Михаила письмо, отправленное из Харбина перед тем, как он сел на пароход, отплывающий в Америку. Репнин открыл ей, наконец, содержание завещания Лизы и просил серьезно подумать над исполнением ее последней просьбы.

Продолжение следует…

Оглавление

  • ЧАСТЬ 1 САМОЗВАНЕЦ
  •   Глава 1 Не ждали
  •   Глава 2 В поисках истины
  •   Глава 3 Милость богов
  •   Глава 4 Договор
  • ЧАСТЬ 2 ЯБЛОКО ОТ ЯБЛОНИ
  •   Глава 1 Материнское сердце
  •   Глава 2 Обман
  •   Глава 3 Слишком много секретов
  •   Глава 4 Ахиллесова пята