КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471317 томов
Объем библиотеки - 690 Гб.
Всего авторов - 219817
Пользователей - 102155

Впечатления

Serg55 про Ланцов: Воевода (Альтернативная история)

надеюсь автор не задержит продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любаня про Колесников: Залётчики поневоле. Дилогия (СИ) (Боевая фантастика)

Замечательно написано, интересно. Попаданцы, приключения, всё как я люблю. Читаешь и герои оживают. Отлично написано. Продолжения не нашла. Жаль. Книга на 5.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Счастье приходит с Рождеством (fb2)

- Счастье приходит с Рождеством (пер. Юрий Сергеевич Евтушенков) (и.с. Любовный роман (Радуга)-451) 401 Кб, 114с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Аманда Браунинг

Настройки текста:



Аманда Браунинг Счастье приходит с Рождеством

Глава первая

С той самой минуты, когда Лаура Маклейн столкнулась с Квином Маннионом, между ними вспыхнула вражда. Но она, конечно, и не помышляла об этой встрече тем дождливым вечером в пятницу, когда, расплатившись с таксистом, стремглав бросилась к входной двери здания, где находилась адвокатская контора Джонатана Эймса. Последний долгое время был личным поверенным Александра Харрингтона и единственной, помимо только что упомянутого джентльмена, живой душой, ведавшей о связи своего клиента с матушкой Лауры и о каких-то особых отношениях Лауры с ним. В свете ходили на сей счет досужие домыслы, однако до сих пор никто и на пушечный выстрел к правде не приблизился: она — внебрачная дочь Александра Харрингтона.

Лаура до недавних пор не знала имени отца, пока ее мама, умершая от рака, несколько месяцев назад не наказала ей известить Александра Харрингтона в случае ее кончины. Тот сразу догадался, кто она, и вполне понятное потрясение сменила радость. Только Лаура продолжала сомневаться насчет его отцовства, однако анализ крови подтвердил его правоту.

Лаура почти ничего не ведала о любовной интрижке, плодом которой была. Мать никогда не вдавалась в подробности. От Александра она узнала, что они, встретившись в университете, полюбили друг друга. Некоторое время они жили вместе, но затем умер отец Александра, и ему пришлось вернуться домой. Возникли затруднения. Одно следовало за другим. Он так и не вернулся, не повидался снова с ее мамой. Она же по непонятной причине скрыла свою беременность. Он женился и растил сына и дочь, не догадываясь о существовании Лауры.

О собственной вине Александр не задумывался. Он признал, что скверно обошелся с ее матерью. Однако и с ее стороны утаивание правды о существовании дочери было своего рода местью. Вина лежала на обоих, но все кануло в Лету. Теперь он знал о существовании дочери и был решительно настроен загладить свою вину.

В последние месяцы они с отцом почти — насколько это было возможно — не разлучались, лучше узнавая друг друга. Александр был богат и имел определенный вес в обществе. Он решил, что однажды представит Лауру своей семье. Трудность заключалась в том, как сообщить эту новость жене. Она не ведала о его коротком любовном романе, приключившемся чуть ли не тридцать лет назад. Для нее такая новость непременно стала бы потрясением. Он же желал, чтобы это известие никак не повлияло на здоровье его супруги. У Максин Харрингтон были серьезные проблемы с сердцем. Ему следовало крайне осторожно и в благоприятный момент рассказать ей о своей внебрачной дочери.

А до тех пор он старался быть осмотрительным, однако бдительная пресса каким-то образом пронюхала про их встречи. И однажды Лаура увидела свою фотографию, появившуюся в колонке светских сплетен с заглавием, вопрошающим: «Кто эта женщина, которую постоянно встречают в сопровождении богатого финансиста Александра Харрингтона?» В ход пошли разные домыслы. Однако, прежде чем Александр успел что-либо, предпринять, у него случился обширный инфаркт, от которого он так и не оправился. Спустя несколько дней, в пятьдесят один год, он скончался.

На этом, вероятно, все бы и завершилось, не измени Александр завещания. Лаура была поражена тем фактом что он оставил ей громадную сумму. Когда газеты узнали о последней воле покойного, Лауру окрестили авантюристкой. Она с грустью признала, что ничего не поправишь, по крайней мере в глазах прессы и общества. Да она и не стала. Во-первых, никто бы не поверил сейчас ее словам — слишком поздно. Во-вторых, Лаура пообещала Александру, что она ничего не будет говорить об их истинных взаимоотношениях, пока он сам не раскроет все обстоятельства своей семье.

Безвыходное — вот так можно было несколько месяцев спустя охарактеризовать ее положение. Она еще втайне надеялась, что ей удастся однажды повидаться со своими родственниками. Вот только не знала, как устроить эту встречу.

До сего дня лишь Джонатану была известна вся правда. Она потому и считала его своим близким другом. «Порой кажется, что он мой единственный друг», — с усмешкой думала она, стряхивая дождевые капли с пальто, перед тем, как войти внутрь здания.

В этот вечерний час вестибюль был пуст. Пока поднималась на лифте, взглянула в зеркало. Белокурые волосы были собраны на затылке в пучок, что придавало ее сердцевидной формы лицу беззащитный вид. Серые глаза с длинными ресницами в упор смотрели на ее испуганное лицо и на кривящиеся в слабой улыбке полные губы. Черное нарядное платье под шерстяным пальто подчеркивало мягкие контуры ее тела, а туфли на шпильках — длину ее ног.

Я, художник по интерьеру, неплохо смотрюсь и в свои двадцать восемь, решила она, и тут же лицо у нее вытянулось. Лаура словно вновь услышала слова одной великосветской львицы: та совсем недавно спросила, разве не может женщина, получившая состояние, тратить его в дорогих магазинах?

Все полагали, что деньги на ее счету от «незаконной любовной связи». Замужние дамы из общества не считали нужным учитывать то обстоятельство, что у нее и ее подруги Анны Ковач довольно прибыльное дело. Лаура опасалась худшего: наметившийся было скандал грозил их совместному благополучию. Однако все обошлось, и более того, на них так и сыпались заказы по внутренней отделке дома. Вскоре выяснилась и причина их успеха: заказчицы надеялись, что сумеют разузнать от нее пикантные подробности. Но Лаура, проявив твердость характера, ни одним словом не обмолвилась на сей счет. Заказчицы были разочарованы. Число заказов в конце концов уменьшилось, но не настолько, как она ожидала.

Кабина остановилась. Выйдя из лифта, Лаура направилась к конторе Джонатана. Из-под двери пробивался свет. Лаура вздохнула. Джонатан Эймс был превосходным юристом. Одно скверно: он постоянно забывал о мирских делах. Например, сегодня вечером он должен был еще час назад заехать за ней. Они собирались на открытие художественной выставки. Затем в их планы входил ужин вдвоем.

Распахнув дверь, Лаура застала Джонатана за тем занятием, за которым и думала найти его: он, склонившись над письменным столом, зарылся в ворохе деловых бумаг. Его каштановые волосы были трогательно взъерошены. Возле его локтя стояла чашка с остывшим кофе, рядом лежала засохшая булочка с конфитюром.

— Так я и думала! — насмешливо воскликнула Лаура, и он испуганно вскинул голову.

— Лаура? Что случилось? — задохнувшись от изумления, пробормотал Джонатан. Потом быстро оглядел ее с головы до ног, и в его взгляде, она заметила, забрезжил свет прозрения. Хлопнув себя по лбу, он подскочил к ней. — О Боже! Я сожалею. Мы должны были пойти на открытие, так? — Он поцеловал ее в щеку, и Лаура вздохнула.

— Да, должны были, — подтвердила она. — Честное слово, ты невозможен. Что случилось на сей раз?

— Боюсь, что случился я.

Незнакомец стоял в проеме ванной комнаты Джонатана.

— Кто вы такой? — резко спросила она.

— О черт, когда-нибудь, полагаю, эта встреча должна была состояться, — проговорил Джонатан и представил своего посетителя: — Это Квин.

Лаура застыла на месте.

Ей немало довелось слышать о крестнике Александра Квине Маннионе. Она перебрала в памяти все, что знала о нем. Ему тридцать шесть лет. Он в прошлом журналист, проводивший собственные расследования, теперь же пишет политические детективы. Популярность его романов не раз и не два способствовала появлению его имени в начале списка наиболее успешных в финансовом отношении авторов. Написанные им книги принесли ему миллионы долларов. Следуя лучшим традициям романистов, он жил в совершенном уединении где-то на побережье Мэна. В течение ряда лет его имя связывали с несколькими женщинами, однако он противился узам брака.

Лаура смотрела на него во все глаза. Так вот он каков, Квин Маннион!

Перед ней стоял высокий, темноволосый мужчина с широкими плечами и узкими бедрами. На нем были кожаная куртка поверх шерстяного свитера и джинсы, которые сидели как влитые. От него веяло уверенностью и самонадеянностью. Он был ошеломляюще красив, но в его лице не было мягкости. Лишь на удивление чувственный рот нарушал строгость черт. По крайней мере, так подумала Лаура, пока не встретилась взглядом с парой синих глаз и не утонула вдруг в их глубине.

Лаура насторожилась. Она и прежде встречала привлекательных мужчин, но они не затрагивали ее душу так глубоко. Ее сердце екнуло и ушло в пятки, когда она осознала, что же творится с ней. Это было самое что ни на есть грубое сексуальное влечение, столь сильное, что дыхание ее сделалось прерывистым, а желудок свело от охватившего вожделения.

Когда Квин Маннион приблизился к ней, она попалась, словно заметавшийся в свете фар кролик. Остановившись в нескольких шагах, он пристально сверху вниз посмотрел на нее.

— Кто бы мог подумать, сама Лаура Маклейн! Фотографии в газетах едва ли отдают вам должное, — протянул он. — Скажите мне, Лаура, вы довольны плодами своего труда?

Неожиданный вопрос мгновенно опустил ее на землю. Она было приготовилась вежливо поприветствовать его, узнать окольным путем о его отношениях с Александром, однако его последние слова показали: он не намерен расточать ей притворные любезности. Сказанная им фраза, как и всякая несправедливость, не только больно ранила ее, но и разгневала. Ну что ж, пусть будет так, подумала Лаура. Она справится со всеми его нападками.

— Труда?

Взор Квина упал на ее губы. Он со столь очевидным умыслом разглядывал ее рот, что она прекрасно поняла его еще до того, как он успел произнести хоть одно слово.

— Тяжелехонько пришлось-то в постели со стариком, годящимся вам в отцы, — бесстрастно пояснил он.

— Квин! — Джонатан предостерегающе шагнул вперед и неодобрительно посмотрел на него. Лаура подняла руку. Она не нуждалась в защите, хотя произнесенные слова обидели ее. Знал бы он, что Александр ее отец!

— Молчи, Джонатан. Мистер Маннион сказал не больше того, что говорится за моей спиной. На самом деле я благодарна, что он прямо выложил все, что думает. Я действительно наслаждаюсь плодами собственного труда, — подтвердила она, имея в виду, конечно, свое дело, а не предполагаемую связь с его крестным отцом.

Ее ответ пришелся ему не по нраву.

— Я не ожидал, что вы окажетесь столь откровенны, — холодно заметил он, и она улыбнулась с мрачным удовлетворением. Впервые со смерти Александра она сумела отразить направленный на нее удар. Лаура вдруг обнаружила, что, отвечая на вопросы не так, как от нее ожидали, она обретает силу. А данное обстоятельство было вдвойне ценно: оно помогало ей справиться с чувствами, которые нахлынули на нее при виде Квина.

— О, я полна сюрпризов, — насмешливо добавила она. Ей оказалось довольно легко притвориться той, кем он считал ее. Коль Квин хочет драки, она задаст ему трепку.

Тут он улыбнулся, напомнив ей тигра.

— В этом-то я убежден. Просто любопытно, как вам удалось заловить его в сети? Когда вы вошли, я ожидал увидеть женщину, равную Алексу по интеллекту.

Лаура заскрежетала зубами. Боже, этот человек бьет без всякой жалости.

— Вам как, рассказать все подробно? — осведомилась она.

— Я уже большой мальчик. Вам не придется щадить мою невинность.

— Сомневаюсь, что вы когда-либо были невинны, мистер Маннион, — съязвила Лаура.

— Квин, — поправил ее он.

— Вы полагаете, что мы настолько сблизились, что можем называть друг друга по имени? — спросила она, на что он рассмеялся:

— Будьте уверены: вместе мы никогда не будем, однако при данных обстоятельствах, по-моему, лучше обойтись без церемоний.

Губы Лауры расплылись в чувственной улыбке.

— Посмотрим!

— Не надо, Лаура, — пытался остановить ее Джонатан. Ему-то было прекрасно известно, что Квин трудный противник и никогда не откажется от драки. Однако, прежде чем он успел помешать, его приятель ответил:

— Он прав. Глупо было бы с вашей стороны, Лаура, тратить на меня свои ухищрения.

— А почему бы и нет? Вышло бы забавно, — дразня, проговорила она, вытянув вперед руку и водя пальцами вверх и вниз по молнии на его куртке. Лауре и самой стало интересно, откуда она набралась такой наглости.

Квин с неприязнью сбросил ее руку.

— Уверяю вас, состязание со мной не принесет вам радости, — предостерег он.

— Откуда вам знать, что мне нравится? — сладострастно промурлыкала она.

На его губах появилась презрительная усмешка.

— Картинка становится все яснее и яснее. Теперь ее можно рассмотреть во всех подробностях.

Довольная достигнутым результатом, Лаура нарочно вздохнула, будто говоря, что он скучен.

— Хорошо. И что же я такое?

— Вы вроде собирались рассказать мне, как вам удалось убедить моего крестного оставить вам кругленькую сумму, — сквозь зубы проскрежетал Квин.

На самом деле она бы сделала это в последнюю очередь. Лаура питала глубокую антипатию к тем, кто поспешно делает выводы. Он ничего не знал о ней, только то, что прочел в газетах, а уже решил, что написанное — правда. Поскольку он уже составил свое мнение, она не станет понапрасну терять время, убеждая его в обратном.

— Я воспользовалась дарами, данными мне Богом, — с надменной дерзостью промолвила она. Лаура нисколько не удивилась, увидев, как он прошелся взглядом по ее телу.

— Которыми вы наделены сверх всякой меры. — От презрения, с каким он произнес эти слова, у нее вскипела кровь.

Она дерзко улыбнулась.

— Александр получал от меня все, что хотел. Вам желательно, чтобы я представила вам подробный отчет? — с вызовом спросила она. До удивления легко оказалось воспылать к этому человеку неприязнью, пусть он и обладает небывалой сексуальной притягательностью.

— Не стоит, спасибо.

У него был такой вид, словно он только что, прямо под носом, обнаружил зловонный источник. Лаура не удержалась, чтобы еще раз не поддеть его.

— Мы собирались поужинать. Не желаете пойти с нами? — предложила она и услышала, как Джонатан резко втянул в себя воздух.

— Извините, но я не могу, — отказался Квин с видом крайнего сожаления. — Мне кое-куда надо наведаться, и… — он взглянул на часы, — я уже опаздываю.

Смятение, выразившееся в его улыбке, было таким же искренним, как и сожаление.

— Какая досада! Быть может, в другой раз? — нисколько не смутившись, проговорила она, протягивая руку.

Его рука крепко сжала ее ладонь. Плоть прикоснулась к плоти, и Лауре показалось, будто ошеломляюще мощный заряд электричества пронзил все ее существо, оживив в ее организме каждую клетку. Чувство было совершенно сногсшибательное.

— О чем, черт возьми, ты думала, когда разыгрывала из себя Бог весть кого? — набросился на нее Джонатан, едва Квин ушел.

— Что? — с отсутствующим видом спросила Лаура, все еще находясь под впечатлением недавних переживаний. Она едва могла поверить в происшедшее. Однако покалывание в ладони удостоверяло: он пожал ей руку. Лаура вздрогнула. Как хорошо, что он ушел. Век бы его не видеть.

Джонатан взволнованно ерошил волосы.

— Бог ты мой, Лаура, ты вела себя как идиотка! — воскликнул он.

— Я повела себя так, как он ожидал, — оправдываясь, проговорила она.

Джонатан лишь поднял глаза к небу.

Лаура вполне осознавала, что такое поведение дискредитирует ее. Однако этот мужчина с самого начала отнесся к ней пренебрежительно, и она не сожалеет о содеянном.

— Его надменность раздражала меня, — запальчиво произнесла она.

— Да ну! — Джонатан фыркнул.

Она хмуро поглядела на него.

— Не нужно сарказма. Тебе же прекрасно известно, что я не могла сказать ему правду, — возразила она.

Джонатан засунул руки в карманы, словно желая избежать искушения придушить ее.

— Пожалуй, но и опускаться до столь откровенного обмана тоже не следовало.

— Я же ничего такого не сказала! — возразила она.

— Уж поверь мне, твои намеки были весьма красноречивы. Квин теперь уверен, что ты — самая бессовестная авантюристка.

— Хорошо. Признаю, я немного переиграла. Просто не сумела сдержать себя. Выбор у меня был невелик: либо сказать все, что я сказала, либо съездить ему по носу.

После этих слов сжатые губы Джонатана наконец-то раздвинулись в улыбке.

— В общем-то, я бы предпочел последнее, — шутливо сознался он.

Лаура рассмеялась, но через мгновение вновь стала серьезной:

— Что у него тут за дела? Знаешь, я испытала потрясение, когда увидела его.

Хоть она и знала обо всех близких и родственниках семьи Александра и надеялась встретиться с ними, но не ожидала, что встреча произойдет подобным образом.

Джонатан подошел к рабочему столу и принялся разбирать лежащие на нем бумаги.

— Говоря по правде, он принес записку от Максин, — сообщил он ей. — Благодаря случаю я стал близким другом этой семьи, и меня, как обычно, пригласили провести с ними Рождество.

Ее изумление было неподдельным.

— Я понятия не имела, что ты настолько близок с семьей Харрингтон.

— Вот уже несколько поколений адвокаты из конторы «Эймс и Эймс» являются поверенными семьи Харрингтон. Приглашение на Рождество вошло в обыкновение. Я едва ли смогу отказаться, — оправдываясь, произнес он, словно она сочла бы его согласие провести праздники с Харрингтонами за предательство по отношению к ней.

— Нет, разумеется, нет, — с готовностью согласилась она. — Только я думаю, что Рождество в этом году будет не очень веселым.

— Скорее — мрачным. Первое празднество без Александра. Кстати, тебе известно, что Филип и Стелла намерены оспорить завещание?

— Нет! Неужели они решатся? — Ее вывело из себя намерение наследников Александра воспользоваться тем, что он уже не может больше решать свои земные дела. — А что же Максин?

— Она непричастна к их решению. Максин весьма достойная дама. Она может страшно негодовать на ту, кем она тебя считает, однако, если Александр захотел оставить тебе деньги, она не станет в судебном порядке претендовать на них. Она бы тебе понравилась.

Лаура вздохнула и успокоилась:

— Я хотела бы познакомиться с ними. Ведь это моя родня. Но как им все объяснить? Все так перепуталось.

— Согласен. Однако наступит час, когда ты сможешь сказать им все.

Лаура отрицательно покачала головой, на глаза ее навернулись слезы. Всякий раз, когда вспоминала Александра, она не могла сдержать слез.

— Он был хорошим человеком, верно?

— Одним из лучших, — согласился Джонатан, положив руку на ее плечо и прижимая к себе.

— Помнится, Александр говорил, что они проводят рождественскую неделю в Вермонте.

— Верно. Мы вместе выезжаем туда за два-три дня до Рождества и остаемся до Нового года, — подтвердил Джонатан.

Она вздохнула. Настоящий семейный сбор. Лаура многое бы отдала, чтобы побывать там. В детстве ей всегда хотелось быть членом большой семьи. Ее семья — лишь она и мама. Она надеялась, что в этом году все будет по-другому, но с уходом Александра… Она вновь оказалась одна-одинешенька.

— Вряд ли тебе позволят привезти с собою гостью, да? — задумчиво проговорила Лаура. Высказав столь смелое предположение, она затаила дыхание.

— Если я пожелаю, то смогу, — осторожно признался Джонатан. — К чему этот вопрос?

Лаура глубоко вздохнула и выпалила:

— Не могу ли я составить тебе на Рождество компанию?

Он заморгал:

— Ты шутишь!

— Клянусь, я и словом не обмолвлюсь, — не сдавалась она, надеясь настоять на своем. — Мне только и надо, что получше узнать их и позволить им поближе познакомиться со мной.

Джонатан поднял руки, отмахиваясь от ее предложения.

— О, нет. Это невозможно.

— Пожалуйста! — молила она.

— Твое появление не понравится Харрингтонам, — предупредил он.

Лаура прикусила губу. Он попал в точку. И тем не менее она знала, что поедет в Вермонт.

— Они вряд ли прогонят меня, если я буду с тобой, — вымолвила она, хотя и не была полностью убеждена в этом.

— Верно, но… Эти рождественские праздники не доставят тебе радости.

Лаура, пожав плечами, отмела все сомнения. Ей все больше и больше нравилась эта мысль. Если ей только удастся доказать, что она не чудовище, тогда, возможно, они примут правду, которую она надеялась поведать. Кроме того, она лучше сможет оценить, как воспримет ее сообщение Максин. Неужто она и впрямь о многом просит?

— Знаю, но я все стерплю от них.

Джонатан покачал головой.

— Я, должно быть, спятил, — пробормотал он. Услыхав последние слова, Лаура сжала его в своих объятиях.

— Спасибо. Ты чудо!

— Как бы мне не пожалеть о принятом решении.

— Нет, ты не пожалеешь. Когда ты должен явиться к ним?

— В следующую среду, вечером, — сказал он и последний раз попытался переубедить ее: — Ты уверена, что поступаешь правильно?

Лаура прижала руку к взволнованно бьющемуся сердцу.

— Нет, но чему быть — того не миновать.

Поняв, что она не изменит своего решения, Джонатан смирился с неизбежным.

— Я заеду за тобой около семи часов.

— Ты не скажешь им, что и я еду, а? — осведомилась она, когда такая мысль пришла ей в голову. Джонатан отрицательно покачал головой.

— Полагаю, лучше застать их врасплох. А то они успеют отказаться от приглашения, — сухо заметил он, обойдя письменный стол и закрыв в ящике папку с делом, которое читал до ее прихода. — Готова ехать ужинать?

Сняв плащ с вешалки возле двери, он перекинул его через руку.

— Думаешь, заказанный для нас столик еще не отдали другим? — улыбнулась Лаура.

— Не-а. Я помню, что случилось в прошлый раз, когда я пригласил тебя на открытие, и заказал столик на час позже. Если мы поторопимся, то поспеем вовремя, — сообщил он, беря ее под руку и выводя из конторы.

— Боже, какой ты, оказывается, умница!

— Будь я умницей, я бы не позволил убедить себя пустить козу в огород.

— Я буду послушной козой, — мило проворковала она.

— Гм. Скажи это капусте.

Глава вторая

— Тепло?

Лаура вздохнула и вытянула ноги навстречу горячему, идущему из обогревателя воздуху.

— Мм. Вгоняет в сон, — тихо проговорила она.

— Почему бы тебе не прикорнуть немного? Нам еще ехать и ехать, — сказал Джонатан.

Лауре пришлось по душе его предложение. Этой ночью она почти не сомкнула глаз, думая о предстоящем визите. Нет, она не сожалела о принятом решении.

— Разбуди меня, прежде чем мы приедем на место. Я не желаю походить на мокрую кошку, — насмешливо протянула она, устраиваясь, насколько позволял ремень, поудобнее.

— Для меня ты всегда прекрасна, — ответил Джонатан, и она улыбнулась, не открывая глаз.

— Ты, как всегда, любезен. Удивительно, что до сих пор ни одна женщина не окольцевала тебя.

Последовала пауза.

— Самые прелестные женщины уже замужем, — наконец ответил он, и Лаура услыхала вздох. Она не взглянула на него. Ей не приходило в голову интересоваться личной жизнью Джонатана. — Ну надо же!

Услышав его приглушенный возглас, Лаура приоткрыла глаза. В воздухе кружились снежинки. Она выпрямилась, забыв про сон.

— Снег идет! — восторженно воскликнула она.

Джонатан фыркнул.

— Только его не хватало, — раздраженно проворчал он.

— Мне нравится, когда идет снег. Все вокруг становится таким чистым, сверкающим и волшебным.

Он потер лобовое стекло.

— Ты бы не приходила в такой восторг, если б тебя разок занесло снегом.

Лаура улыбнулась.

— По всей видимости, нет. Скажи мне, кто там будет. Лучше знать заранее.

— Дай подумать… Кроме Максин, там будет Стелла с мужем, Яном Невином. Потом Филип с новой подружкой, — подробно докладывал ей Джонатан. — А, и Квин, конечно.

Квин? Сердце у нее моментально ушло в пятки, а во рту стало сухо. Ее охватила тревога. Она не думала, что и он окажется там. Лаура вспомнила несколько головокружительных секунд, когда он дотронулся до ее руки, и ее охватила дрожь. Она никак не могла выбросить из памяти те несколько мгновений. К своей большой досаде.

Квин постоянно всплывал в ее памяти в самое неподходящее время. И это сводило ее с ума. Его имя попадалось ей на глаза всякий раз, когда она открывала газету. Однажды утром, увидев входящего в их мастерскую крепко сбитого мужчину в шерстяном свитере, она приняла его за Квина!

Теперь же, очевидно, она не избежит его общества на праздники, и от этой новости у нее заныл живот. Надо постараться взять себя в руки, решила Лаура.

— Почему «конечно»? — спустя несколько минут спросила она. Джонатан, не отрывая взгляда от дороги, сдвинул брови.

— О чем ты?

— Почему ты сказал, что Квин «конечно» будет там? — повторила она.

— Да потому, что он всегда проводит Рождество с Харрингтонами.

— Еще одна традиция? — сухо поинтересовалась она.

— Он и его сестра доводятся Алексу крестниками. Квин любил твоего отца. Тебе он может сколько угодно не нравиться, однако не подвергай сомнению искренность его чувств к Алексу.

Она и не собиралась подвергать сомнению его чувства. Дело совсем в другом! Посмотри правде в лицо, Лаура, язвительно сказала она себе, тебя влечет к нему. Для тебя будто и не существует других мужчин, кроме него.

Подобные открытия не приносят успокоения.

И тем не менее ей никуда не деться от него. Либо она должна смириться с его присутствием, либо отказаться от поездки. Но не собирается же она броситься наутек лишь потому, что при виде этого мужчины вспыхивает, как рождественская елка! Она намерена повидаться со своими родственниками, и ничто не остановит ее. И уж точно не Квин Маннион.

Снегопад усилился, и Лаура обрадовалась, когда полчаса спустя Джонатан свернул с основного шоссе и через некоторое время остановился возле нескольких уже припаркованных машин. Она выглянула из окошка и расплылась от удовольствия при виде открывшейся ее взору панорамы. Они словно попали в стеклянный шар со снежинками. Будто некто встряхнул его, и на остроконечную крышу дома повалил снег, поблескивая на морозе и переливаясь волшебными огнями. Из внутренних покоев жилища струился теплый свет.

— Как красиво, — выдохнула она.

— Я знал, что ты по достоинству оценишь здешние красоты, — с улыбкой заметил Джонатан.

Их, верно, кто-то поджидал: не успела Лаура вылезти из машины, как распахнулась парадная дверь. На пороге стояли молодая женщина примерно ее лет и двое детей. Джонатан неожиданно охнул.

— В чем дело? — насторожилась Лаура. — Кто это?

— Кэролин, сестра Квина, с детьми. Она овдовела пару лет назад. Я не думал, что и они будут здесь. Иди вперед, а я захвачу бумаги.

Его тон предостерег ее от расспросов, и Лаура, не говоря ни слова, послушно направилась к дому. Быть может, это та женщина, в которую он влюблен? Это предположение не показалось Лауре столь уж глупым, когда она, поднявшись на крыльцо, увидела, как хороша эта женщина. Появление Лауры явно удивило ее, но улыбка все равно оставалась предупредительно дружелюбной.

— Здравствуйте, я Кэролин Стивенс, а эти два чудовища — Том и Элли.

Тому, на взгляд Лауры, было лет шесть, а Элли четыре.

— Простите, я не знаю вашего имени. Джон не говорил, что приедет с гостьей. Входите в дом. Позвольте ваше пальто.

Она провела Лауру в теплое помещение и помогла ей снять пальто. Лаура наблюдала, как та вешает его в стенной шкаф. По всей видимости, Кэролин не ожидала, что Джонатан приедет с женщиной, и, похоже, расстроилась. А что, если чувство Джонатана не безответно?

— Зачем, черт подери, вы заявились сюда?

Лаура похолодела. Квин уже здесь!

— А, здравствуйте, Квин, — беспечно приветствовала она его, когда тот мгновенно спустился по лестнице.

— Оставьте приличия в покое. Просто ответьте мне прямо, — властно приказал он, и его сестра поспешно сделала шаг вперед.

— Квин, ради Бога! Она же гостья! — увещевала его Кэролин, однако тот лишь насмешливо фыркнул.

— Лаура Маклейн не может быть гостьей в этом доме, — возразил он. Глаза у миссис Стивенс стали круглыми как блюдца.

— Лаура Маклейн? — Она с неприкрытым ужасом посмотрела на Лауру.

— Это та женщина-бука, о которой говорила Стелла? — раздался голосок Тома, и у Лауры от изумления перехватило дыхание.

Она понимала, что не букой сводная сестра честит ее. Впрочем, как бы та ни называла ее, все равно обидно. А когда Лауру обижали, она сердилась. Как смеет Стелла болтать о ней с детьми? Этому нет прощения!

Их мама, очевидно, тоже вполне осознала непростительность подобных разговоров в присутствии детей.

— Боже мой, Том, что ты говоришь! — в замешательстве воскликнула Кэролин. — Я должна извиниться за сына. Он не понимает, что говорит. — И Кэролин поспешила увести детей.

Когда они удалились, Лаура повернулась лицом к Квину.

— Неужто вы рассказываете про меня небылицы? — протянула она, холодно смерив его взглядом.

В его глазах зажглась язвительная насмешка.

— Зачем? Ваша репутация говорит сама за себя. Здесь вам не найти друзей.

— Знаю, — быстро согласилась Лаура. Потому-то она в этом доме: она должна изменить сложившееся о ней мнение. — Я злюсь, когда подобные вещи обсуждают в присутствии детей. Это непростительно! — горячо заявила она.

— Согласен. Поэтому я и положил конец тому разговору, — сообщил Квин, проворно выбивая у нее из рук оружие.

Смутившись, она подозрительно посмотрела на него:

— В самом деле?

Квин утвердительно кивнул головой.

— Лишь только я понял, о чем ведет речь Стелла. Ясно, что я несколько припоздал.

— Вот как!

Черт подери! Ей не хотелось оказаться в долгу перед этим человеком.

— Вижу, вас переполняет благодарность, — заметил он, и Лаура нахмурила брови.

— Стелле следовало знать, что дети умеют слушать, — промолвила она в ответ. Лауре не хотелось благодарить его, чего он так желал.

— Теперь она знает, — заверил ее Квин. — И больше такой промашки не сделает.

У Лауры тут же поменялся настрой, она пожалела Стеллу.

— Даю голову на отсечение, что ваши слова пришлись ей не по нутру! Вы всегда вынуждаете людей поступать так, как того желаете?

Насмешливая улыбка чуть тронула его губы.

— Лучше скажем так: опасно переходить мне дорогу.

Лаура приподняла бровь.

— Дорогу на улице, где находится моя мастерская, тоже опасно переходить, однако я перехожу ее каждый день.

Ее слова заставили его улыбнуться снова.

— Это что, вызов? — осведомился он.

— Я похожа на дуру?

— Вроде нет, но внешность обманчива. Кто бы мог подумать, глядя на вас, что состояние вы заработали в постели? — язвительно заметил он, и у нее зачесалась рука залепить ему оплеуху.

Квин Маннион не дал себе труда подумать хоть немного. Он, как и все, полагал, что единственной ее целью было получить от Александра деньги, а единственным средством для этого служила постель. Без тени сомнения он предал Александра — сам того не понимая. Она дерзко вскинула голову.

— О, в постели я не дремала. В противном случае осталась бы на бобах, — вкрадчиво сообщила она и получила огромное удовольствие, видя, как он поеживается от ее ответа.

— В вас что, совсем нет стыда?

Она бессовестно улыбнулась в ответ:

— Ни капли, если вы говорите об Александре.

Квин с невольным восхищением перед ее нахальством покачал головой.

— Трудно понять, то ли вы просто наглы, то ли до безрассудства храбры. Итак, что привело вас сюда? Ведь не желание же похвастаться такой победой перед всеми членами семьи?

Склонив голову набок, Лаура лукаво улыбнулась.

— Быть может, мне захотелось вновь увидеть ваши поразительной синевы глаза. Вам известно, что когда вы сердитесь, то просто неотразимы? — поддела она его. Она нисколько не лукавила — вот что самое забавное. Таких завораживающих глаз, несмотря на застывшее в них холодное презрение, она прежде не видела.

Он как-то странно посмотрел на нее.

— Почему вы нападаете на меня, Лаура Маклейн? — спросил он с внушающим тревогу хладнокровием.

Стричь льва — опасное занятие и, пожалуй, не самое разумное. Обычно, повинуясь инстинкту самосохранения, Лаура избегала неприятностей, но не на сей раз. Не в силах противиться желанию позлить зверя, она пылко взглянула на него из-под ресниц и, протянув руку, смахнула воображаемую пылинку с его шерстяного свитера.

— А как вы полагаете? — спросила она и чуть не подпрыгнула, когда его рука крепко стиснула ее кисть. Лаура, морщась от боли, сильно прикусила нижнюю губу, чтобы не вскрикнуть.

— Я предупреждал вас, чтобы не играли со мной. Я не такой, как крестный. Если вы явились сюда, чтобы доставить всем беспокойство, то с моей помощью не оберетесь хлопот. Не желаете ли еще подумать?

Лаура хотела было осадить его, но в этот момент хлопнула парадная дверь.

— Что здесь происходит? — резко спросил Джонатан, входя с бумагами. Отложив их в сторону, он затворил дверь и хмуро посмотрел на Квина, который медленно отпустил руку Лауры.

— Так, стало быть, она приехала с тобой? — ледяным тоном осведомился он, когда Джонатан снял пальто.

— Тебе неприятен ее приезд? — отвернувшись от стенного шкафа, Джонатан встал рядом с Лаурой и, словно защищая, положил ей на плечо руку.

Квин задумчиво проследил за его движением.

— Мне интересно, ты в своем уме? Ее появление здесь не нужно никому.

— Твое мнение не изменит того обстоятельства, что я пригласил Лауру и в качестве гостьи она имеет полное право находиться здесь. — Джонатан, нисколько не обескураженный холодным приемом Квина, занял боевую стойку.

— Мне хотелось бы осмотреть дом, — сказала Лаура, желая оставить последнее слово за собой. — Когда Джонатан сказал, что едет сюда на рождественские праздники, я поняла, что и мне настала пора появиться тут.

— Даже зная, что вас здесь не ждут? — поинтересовался Квин.

— Я толстокожая, — соврала она, глядя ему в глаза и вызывая на словесную перепалку.

Квин долго смотрел на нее, затем пожал плечами, словно говоря: я сделал все, что было в моих силах.

— Прекрасно, коль вы решились остаться здесь, я не вправе запретить вам это, но предупреждаю: если вы хоть кого-нибудь расстроите, то будете иметь дело со мной. Вы слышали меня?

— Полагаю, вас слышали все, — с беззаботной улыбкой ответила она. — Кстати, как вы поступите, если расстроят меня?

— Я сомневаюсь, что вас можно расстроить.

Лаура только рассмеялась в ответ.


— Думаю, я ему не по нраву, — проговорила она, когда Квин удалился. Чем больше Квин злился, тем больше эта игра нравилась ей. — С Квина Манниона надо сбить спесь. Ты видел, как легко он поверил моим россказням? Невероятно!

— Я видел, как ты играла с огнем. Квина не стоит делать своим врагом, Лаура.

Он уже ее враг.

— Не волнуйся за меня. Я со всем прекрасно справлюсь. Кроме того, никто не может прогнать меня отсюда. Даже Квин Маннион!

Джонатан с беспокойством поглядел на нее.

— Если серьезно, Лаура, то, будь я на твоем месте, я не стал бы настраивать его против себя. Он считает, что проигрышных партий не существует, — по-дружески предостерег он ее.

И в мои планы не входит проигрыш, решительно подумала она.

— Я лишь чуть поиграю с ним. Подразню его. Самую малость.

Она станет надоедливой мухой, которую он не сможет просто так прихлопнуть.

Джонатан посмотрел на нее.

— У меня скверное предчувствие, однако, полагаю, ты из-за этого не переменишь свое решение, верно? — спросил он, беря ее под локоть и поворачивая лицом к двери, за которой исчез Квин.

— Совершенно верно, — согласилась Лаура. — Да, между прочим, мне очень понравилась твоя Кэролин, — прибавила она и нисколько не удивилась прилившему к щекам Джонатана румянцу.

— Она не моя Кэролин, — возразил Джонатан, и Лаура сочувственно улыбнулась.

— В самом деле? Тогда почему мне показалось, что она расстроилась, увидев, что ты приехал не один?

— Правда? — В глазах Джонатана вспыхнула надежда.

— Конечно. Полагаю, не все так безнадежно, как ты думаешь.

Лаура надеялась, что она права. Одного взгляда на Кэролин Стивенс оказалось достаточно, чтобы убедиться: именно такая женщина и нужна Джонатану.

Когда они подошли к двери в гостиную, их встретили взволнованные голоса. Лаура собралась с духом.

— Мама, нельзя позволить этой женщине остаться в доме! — негодующе говорил женский голос. — Ты не допустишь, чтобы она так оскорбляла тебя!

— О, Стелла, милая, говори тише. Она услышит тебя, — тихо умолял голос понежней.

— Плевать, пусть слышит! Квину следует немедленно выпроводить ее отсюда! — не смягчаясь, твердил молодой голос.

Словно я попрошайка, с тоской подумала Лаура. Она старалась не реагировать на оскорбления, хотя обида переполняла ее. Неужто с ее стороны было наивно ожидать, что эти люди полюбят ее? Неужели она просто напрашивается на неприятности? Пожалуй, но теперь отступать поздно. Она должна довести начатое до конца.

Они вошли в гостиную. Все обернулись и посмотрели на них.

— Прекрати вести себя словно невоспитанный ребенок, — упрекнул Стеллу сидевший рядом с ней мужчина. — Я приношу извинения за ребячливое поведение моей супруги, — присовокупил он, и Лаура поняла, что это Ян Невин.

Ей всегда было не занимать храбрости, но, говоря честно, она не думала, что сейчас ей будет так трудно войти в гостиную. В комнате воцарилась напряженная тишина. Лаура быстро оглядела присутствующих и стиснула зубы. По фотографии, которую носил с собой Александр, она узнала Максин и обоих ее детей и, разумеется, мужа Стеллы. Кроме того, в комнате были Квин, его сестра с детьми и подружка Филипа.

— Не извиняйся перед ней, — оскорблено промолвила Стелла. — Ведь она всего лишь э… э…

— Кажется, понятие «авантюристка» здесь в самый раз, — сдерживая себя, проговорила Лаура.

Яркий румянец залил щеки Стеллы, она надменно вскинула подбородок.

— Стало быть, авантюристка! — повторила она, и Лаура не удержалась от смеха. Смех как по волшебству избавил ее от чувства неловкости.

Отвернувшись от сестры, Лаура, глубоко вздохнув и расправив плечи, направилась к Максин Харрингтон, хрупкой, не лишенной изящества женщине, которая сидела в кресле возле камина. Лаура протянула руку.

— Как поживаете, миссис Харрингтон? Я рада, что наконец-то познакомилась с вами, — проговорила она приветливым тоном. Лаура решила продемонстрировать хорошие манеры, а как ее встретят — неважно.

Максин Харрингтон посмотрела на Лауру. Молодая женщина не была уверена, что Максин возьмет ее руку. Она приготовилась к новому удару, однако миссис Харрингтон медленно протянула ей свою ладонь.

— Здравствуйте, мисс Маклейн, — любезно произнесла она, и Лаура проглотила стоявший в горле комок.

— Прошу, зовите меня Лаурой, — торопливо сказала она осипшим голосом.

Ее взгляд устремился на Квина, стоявшего позади кресла Максин. Он недоуменно смотрел на Лауру, словно спрашивая, чего еще ждать от незваной гостьи. Ее здесь терпели, и только. Но если он думал напугать ее, то добился лишь обратного. Она распрямила плечи и приготовилась отразить нападение.

— Для чего вы явились сюда? — вызывающе спросил Филип Харрингтон. Он был как две капли воды похож на своего отца, и это обстоятельство поразило Лауру до глубины души.

Его мать поморщилась.

— Филип, пожалуйста, веди себя прилично, — попросила она.

— Но мы желаем знать цель ее приезда, мама. По-моему, она хочет унизить нас!

Максин спокойно посмотрела на сына:

— Лаура гостья в нашем доме, и я надеюсь, ты будешь учтиво обращаться с ней.

Лаура понимала, каких сил стоили ей эти слова, и поведение миссис Харрингтон произвело на нее впечатление. Джонатан прав: Максин Харрингтон настоящая леди.

— Спасибо, — благодарно проговорила Лаура. — Надеюсь, мы лучше узнаем друг друга, пока я буду здесь.

— Возможно, — сдержанно кивнула Максин. — От Квина я узнала, что у вас свое дело. Полагаю, вы не захотите оставить его надолго.

Сказано учтиво, однако Лаура прекрасно поняла скрытый в этой фразе намек: она не должна злоупотреблять гостеприимством. Она чуть улыбнулась.

— Я пробуду здесь несколько дней, — подтвердила Лаура.

Максин кивнула утвердительно:

— В таком случае надеюсь, что праздники доставят вам немало радостных минут.

— Уверена, так и будет, — с улыбкой ответила Лаура, и миссис Харрингтон, расслабившись, откинулась на спинку кресла.

— Жаль, что вы не предупредили нас о своем приезде. Мы уже поужинали. Однако, думаю, Нора найдет что-нибудь для вас, — обратилась она к Лауре.

Еда менее всего занимала мысли Лауры.

— Благодарю, но в этом нет нужды. Перед отъездом мы с Джонатаном перекусили.

Максин так искренне и тепло улыбнулась Джонатану, что Лаура невольно позавидовала ему. Как бы ей хотелось быть желанной гостьей в этом доме.

— Джонатан, дорогой! Я не поздоровалась с тобой! — воскликнула Максин, протягивая ему руки.

— Максин, как ты?..

Лаура, наблюдая за этой сценой, думала, сумеет ли она войти когда-нибудь в эту семью. Даже если они и узнают правду, это еще не значит, что их отношение к ней изменится…

— Прошу, — перед ней неожиданно вырос Квин, и от его хриплого, властного голоса у нее по спине побежали мурашки.

Она, оторвав взгляд от хрустального бокала с золотистой жидкостью, который он держал, подняла глаза. Ее взор задержался на его волнующе чувственных губах. Лаура представила, как его губы скользят по ее коже. Боже, о чем она думает?

— Что это? Яд? — шутливо заметила она.

Слабая улыбка заиграла на его губах:

— За столь короткое время я бы не сумел достать отраву. Это всего лишь коньяк.

Она с подозрением поглядела на него:

— Разве можно вам верить? Не пригубите ли напиток первым?

Он ехидно приподнял бровь.

— Быть может, вам стоит поверить мне, — сказал он, но все же отпил из бокала. — Доволны? — тихо осведомился он. Их взгляды встретились, он по-прежнему протягивал ей коньяк.

Она была потрясена. Почему она так реагирует на этого мужчину? Ну да, он красив, и что с того? Она спятила. Верх безумия желать Квина Манниона. Он презирает ее, а она — она уж точно не выносит его. Умом она это понимала. Почему же ее чувства не желают внять рассудку?

Ответа Лаура не знала. Она вдруг поняла, что ей необходимо выпить. Дрожащей рукой она взяла бокал из рук Квина. Все бы обошлось, не коснись Квин ее пальцев. Руку словно обожгло пламенем. У Лауры перехватило дыхание, но инстинкт сработал. Она отдернула руку, и бокал упал на ковер.

— О, нет! — вскрикнула Лаура, глядя на льющуюся жидкость. К счастью, бокал не разбился, однако его содержимое быстро впитывалось в ворс.

— Я принесу тряпку, — сказала Кэролин с готовностью женщины, привыкшей к опрокинутым стаканам и прочим неприятностям, что доставляют два непоседливых ребенка.

От остальных трудно было ждать помощи, что, впрочем, неудивительно. С их стороны могли последовать одни обвинения.

— Она это сделала специально, — прокурорским тоном проговорила Стелла, зло глядя на нее. — Я видела все собственными глазами. Вы нарочно убрали руку, когда Квин протягивал вам бокал!

Лаура не намерена была оставлять слова Стеллы без внимания.

— Постойте, минутку… — начала было Лаура, но Квин не дал ей договорить.

— Не будь смешной, Стелла, — раздраженно и резко произнес он. — Это случайность. Нечего делать из мухи слона.

— Как ты смеешь защищать ее? — воскликнула Стелла.

— Я не нуждаюсь в защитниках, — твердо сказала Лаура. Квин бросил на нее успокаивающий взгляд.

— Не вмешивайтесь, Лаура, — приказал он, и она досадливо сжала губы. — Для одного вечера вы натворили достаточно, — добавил он, и она яростно втянула воздух. Однако, прежде чем она успела сказать хоть слово, вернулась Кэролин, и Квин выволок Лауру из гостиной.

Они остались одни. Лаура сложила руки на груди и злобно уставилась на него.

— Что вы имели в виду, когда сказали, что я достаточно сегодня натворила?

— У вас невероятная способность вступать в перепалку со всеми, — проговорил он.

Лаура гордо вскинула подбородок.

— Что, впечатляет?

Его глаза сузились.

— Меня впечатлило бы, если бы, проявив деликатность, вы уехали отсюда, — ровным голосом заметил он, и Лаура против воли рассмеялась. Он не сдавал своих позиций.

— По-видимому, разочарование не минует нас, — вздохнув, сказала она и вернулась в гостиную. Увидев Кэролин, стоящую на коленях на полу, она спросила: — Пятно останется?

Убрав волосы со лба тыльной стороной ладони, Кэролин тяжело вздохнула:

— Трудно сказать. Полагаю, после Рождества ковер следует отдать в чистку, Максин.

— Я сама, разумеется, отвезу его, — проговорила Лаура, считая, что вина за испорченный ковер в первую очередь лежит на ней.

Стелла пренебрежительно рассмеялась:

— Вы сумели лишить семью части принадлежащего ей состояния, однако понятия не имеете о стоимости этого ковра. Вы отнесете его в чистку какому-нибудь Джону Смиту, и тот испортит ковер окончательно!

Последнее оскорбление переполнило чашу терпения Лауры.

— Не вам судить о ценности вещей, Стелла. Извилин маловато! — съязвила она. Почти все, кто находился в гостиной, охнули.

— Какая наглость! — возмутился Филип.

— Мама, мы не можем мириться с ее дерзостью! — визжала Стелла.

Прежде чем Лаура смогла что-либо сказать, на плечо ей легла чья-то сильная рука.

— Полагаю, сказанного вами довольно, — предупреждающе прошипел Квин.

— Напротив, я только начала, — возразила Лаура и попыталась сбросить его руку, но, увы, тщетно.

— Уймитесь, пока я не рассвирепел, — предостерег он.

— Пока вы не рассвирепели? Да вы мне руку уже сломали, — жалобно пролепетала она. Лаура повернула голову и посмотрела ему прямо в глаза. Видя бесплодность своих стараний, она сжала губы.

— Благодарите Бога, что я не сломал вам шею! — тихо проговорил он, однако хватку чуть ослабил, пусть и не настолько, чтобы она могла вырваться.

— Вы отвратительный человек! — выпалила Лаура. Ее слова вызвали у него лишь улыбку.

— Хорошее воспитание не позволяет мне ответить вам так же.

Лаура поняла, что ее сопротивление ему только на руку. Сделав глубокий вдох, она постаралась успокоиться.

— По-моему, сейчас подходящий момент, чтобы попросить вас проводить меня в мою комнату, — заметила она, и Квин задумчиво поглядел на нее: его явно интересовало, что кроется за этой внезапной переменой в поведении.

— Вот первые разумные слова, сказанные вами за вечер, — едко проговорил он.

— Я весьма смышленая женщина, — сообщила она ему.

— Между умом и сообразительностью — огромная разница. Признаю, вы ловкая особа, Лаура Маклейн, но за счет чужой глупости.

— Вы-то уж, конечно, в дураках никогда не останетесь? — поинтересовалась она, и Квин залился смехом.

— Да уж точно на вашу наживку не клюну.

Ей открыто бросили вызов. Лаура не удержалась от ответного шага. Медленно проведя языком по губам, она вопросительно приподняла бровь.

— Вы в этом уверены? — поддела она его.

Квин задумчиво прищурил глаза.

— Играть со мной — опасное, как я уже предупреждал вас, занятие.

Лаура рассмеялась, хотя от его слов у нее по спине пробежал холодок.

— С чего вы взяли, что я что-то замышляю?

— Разве вас не одолевает скука? Разве в последние месяцы у вас была связь с мужчиной? Разве вы не желаете меня? — произнес он, совершенно лишив ее самообладания.

Она застыла точно статуя.

— Что?

— Только не говорите, будто для вас мои слова неожиданность! — издевался он над ней. — Ненавидите вы меня или любите, но вы жаждете меня.

Его заявление поразило ее.

— Это самая… — поспешила она опровергнуть его слова, но он не дал ей досказать.

— Я тоже хочу вас, — признался он, и она тихонько охнула. — Однако считаю своим долгом предупредить: я не намерен вас обольщать. Что бы вы обо мне ни думали, у меня есть принципы, через которые я никогда не переступлю. И первый мой принцип таков: обходить стороной женщин, не слишком разборчивых в связях.

Такого Лаура от него не ожидала. С минуту она пребывала в замешательстве. Как он смеет?

— Боже мой, вам наглости не занимать! — от ярости она едва не задохнулась, а он только расхохотался.

— Итак, сколько у вас было мужчин?

— Идите к дьяволу!

— С вами? Я уж как-нибудь в другой раз, спасибо.

Лаура, задыхаясь от гнева, хотела сказать многое, однако с ее уст не сорвалось ни единого слова. Прежде чем она успела хоть как-то ответить, в их разговор вмешались.

— Ну, как вы там? — крикнул Джонатан.

— Лучше и не пожелаешь, — сказал Квин, прежде чем Лаура собралась ответить. — Лаура говорит, чтобы ей показали ее спальню. Я как раз собирался подняться с ней наверх.

— Весьма любезно с твоей стороны, Квин, — поблагодарила его Максин. — Комната рядом с твоей свободна. Вот только боюсь, что она маловата, — словно извиняясь, сказала она Лауре, — но мы не знали, что вы приедете, а все другие спальни уже заняты.

— Быть может, Лауре будет удобно, если Джонатан разделит с ней свою опочивальню? — злобно вставил Филип. Лаура поймала взгляд, брошенный Джонатаном на Кэролин, и увидела, как на лице той появилось смущение.

— Должна пояснить, Филип, что Джонатан мой друг, и только, — сказала Лаура. Она перевела взгляд на сестру Квина и понадеялась, что та поняла сказанное. — Я вполне удовольствуюсь предложенной мне комнатой, если, конечно, Квин проводит меня. — Обернувшись, она встретила его внимательный взгляд. Тот поспешил откликнуться на ее просьбу.

— Сюда.

Лаура проследовала за ним в коридор. Она подождала, пока он возьмет ее чемодан, оставленный в вестибюле, и они вместе поднялись по лестнице.

— Вы поступили великодушно, — заметил он, и она не стала прикидываться, будто не понимает, о чем речь.

— Вы не ждали, что я окажусь доброй самаритянкой? — отрывисто спросила она.

— И в голову не приходило.

— Однако вас, как только я приехала с Джонатаном, не покидала мысль, сплю ли я с ним? — не удержалась она.

— На мой взгляд, вы не из тех женщин, которые обращают внимание на чувства других. Вы берете, что пожелаете. Вы могли бы и Джонатана затащить к себе в постель, даже не поинтересовавшись, какие чувства к нему испытывает моя сестра, — проговорил Квин. Лаура слабо улыбнулась. Она опускалась в его мнении все ниже и ниже.

— Можете верить мне, можете не верить, но мне нравится ваша сестра, — откровенно сказала она.

— Да вы и десятком слов с ней не перекинулись. — Дойдя до двери в конце коридора, он распахнул ее и щелкнул выключателем.

Лаура вошла в комнату и огляделась. Комнатка была небольшая, но уютно обставленная.

— Как я догадалась, Джонатан любит Кэролин, и этого для меня достаточно, — проговорила она, повернувшись к Квину.

Тот, пройдя мимо нее, положил чемодан на кровать.

— Кэролин только-только начинает понимать, что тоже любит его. Я не думал, что вы обратите на это обстоятельство внимание.

— Обратила и отношусь к их чувствам с уважением!

Квин, засунув руки в карманы брюк, спокойно посмотрел на нее.

— Вы ждете извинений?

Он был столь предсказуем, что она не удержалась от смеха.

— Можете не трудиться.

Квин кивнул и улыбнулся. А затем совсем поразил ее, подойдя к ней и коснувшись рукой ее подбородка. Она испуганно застыла, когда он принялся медленно и ласково водить большим пальцем под подбородком. Ее охватило смятение: она должна что-то предпринять. Но от его прикосновений мысли путались… С губ сорвался полувздох, полустон.

Квин тихо рассмеялся, и их глаза встретились.

— Вы весьма чувственная женщина, — спокойно проговорил он. Ей понадобилось одна или две секунды, чтобы вникнуть в значение его слов.

Он был уверен, что ее чувства — лишь часть затеянной ею игры. Он верил: женщины, подобные ей, пользуются своей привлекательностью для заманивания простаков в любовные сети. Но сейчас в западне оказалась она. Лаура всеми силами старалась скрыть от него истину.

Обнаружив в себе актерское дарование, о каком прежде и не подозревала, Лаура резко отпрянула назад на безопасное расстояние.

— Если вы не собираетесь покупать товар, то не трогайте его руками! — заявила она. Ее слова произвели желаемое воздействие: его глаза сузились.

— Во сколько же вы оцениваете себя? — с холодком осведомился Квин.

— Тебе не по карману, дорогой, — улыбнулась она.

— Если б я захотел, я мог бы купить с десяток подобных вам женщин. Состояние Алекса по сравнению с моим просто ничто. Неужто вы не поняли до сих пор: я тот мужчина, который никогда не окажется в вашей власти?

Лаура, сложив руки на груди, слегка улыбнулась:

— Никогда — это ужасно долго. Откуда такая уверенность?

— Я играю только по своим правилам и всегда одерживаю верх.

— На сей раз вы можете потерпеть поражение.

— Не думаю. Мы с вами в разных весовых категориях, Лаура Маклейн. Между нами, кажется, начинает появляться взаимопонимание.

— Полагаю, я начинаю неплохо разбираться в вас, Квин, дорогой, — язвительно протянула она. Направляясь к выходу, он улыбнулся.

— Увидимся, Лаура, дорогая, — бросил напоследок он.

Схватив подушку, она швырнула ее в захлопнувшуюся за ним дверь. Она была в ярости. Лауру трясло. Высокомерный наглец! — возмущалась она, сердито расхаживая взад и вперед по комнате. Что же он сказал? Он хочет обладать ею, но не намерен делать этого, поскольку она не слишком разборчива в связях? Какая наглость!

Она заставит Квина Манниона взять свои слова обратно. Он слишком уверен в себе. Убежден, что он-то уж никогда не потеряет головы. Ха! Она покажет ему, что он ошибался. Квин упадет перед ней на колени и будет умолять стать его женщиной.

Глава третья

К утру гнев Лауры поутих, однако намерения своего она не оставила. Она была решительно настроена проучить Квина.

Выглянув из окна, Лаура увидела, что выпавший вчера снег покрылся за ночь мерзлой коркой. Она оделась потеплее. Теперь она внимательно рассматривала собственное отражение в стоящем на туалетном столике зеркале. Представшее перед ее глазами зрелище удостоилось поощрительного кивка. Лаура знала: в клетчатых брюках и розовом свитере из овечьей шерсти она выглядит великолепно. Она надеялась, что Квин будет сражен, лишь только увидит ее.

По ее спине от предвкушения пробежала дрожь. Прежде она никогда намеренно не соблазняла мужчину, и, если уж честно, Лаура и не знала, сумеет ли. Насколько трудным окажется обольщение? Конечно, было бы неплохо, если бы мужчина хотел поддаться искушению, но к Квину это не относится. Однако она не смалодушничает.

Выйдя из комнаты, Лаура направилась к лестнице. Краем глаза она заметила Кэролин. Та, похоже, хотела ей что-то сказать.

Заинтригованная, Лаура ускорила шаг.

— Доброе утро, — дружелюбно улыбаясь, приветствовала она Кэролин.

— Доброе утро, — сдержанно ответила та. Кэролин, видно, не знала, как ей отнестись к дружелюбию Лауры. — Как спали?

— Как убитая, — призналась Лаура, и женщины вместе спустились с лестницы.

— Правда? Я думала, что вам будет трудно заснуть, — вскользь бросила Кэролин, и Лаура с удивлением посмотрела на нее.

— Вы хотите сказать, что меня должны были терзать угрызения совести? — проговорила Лаура и готова была рвать на себе волосы, когда увидела, что Кэролин покраснела. — Простите меня. Я сморозила глупость.

Кэролин бросила на нее внимательный взгляд.

— Вы вовсе не такая, какой я представляла вас.

Лаура пожала плечами.

— Ну что сказать? Я получила кол по стервозности. Нет в мире совершенства, — проговорила она и осталась довольной, услышав смех Кэролин.

— Вот о чем я и веду речь. Так не говорит женщина, которую я ожидала увидеть. Мне вы нравитесь, а я даже мысли не допускала, что вы придетесь мне по душе.

— В таком случае не лучше ли спросить о том, что не дает вам покоя? — Лаура поощряющее улыбнулась своей собеседнице, захватив ее врасплох.

— Как вы?.. Нет, не отвечайте. Квин вечно твердит, что у меня не лицо, а открытая книга, — насмешливо сообщила Кэролин. Потом она несколько секунд испытующе смотрела на Лауру и лишь затем решилась. — Вы правы, у меня есть к вам вопрос, — призналась она. — Если желаете, мы можем уединиться где-нибудь, — предложила Лаура, пытаясь успокоить ее, однако Кэролин затрясла головой.

— Нет, нет, и здесь удобно. Я просто… Вчера вечером вы сказали про Джона правду? — наконец выпалила она. И Лаура вдруг поняла, почему Кэролин не может успокоиться: она ожидает услышать худшее.

— Истинную правду, — с готовностью подтвердила она. — Джонатан мне только друг.

— Ясно, — медленно проговорила Кэролин, и ее щеки порозовели от смущения. — Вы, должно быть, думаете, что я дура, — со вздохом проговорила она.

— Нет, нисколько, — поспешила заверить ее Лаура.

Кэролин явно хотелось объясниться.

— Знаете ли, я очень любила мужа. Мне и в голову никогда не приходило, что я могу найти ему замену и что Джон окажется этим мужчиной. После смерти мужа он всегда приходил мне на помощь. Я привыкла называть его своей стеной и во всем полагаться на него. Не знаю, когда я стала глядеть на него иначе. Не знаю, ревновала ли я его до прошлого вечера, — прибавила она, чуть улыбаясь. — Я полагала… Ну, вы догадываетесь, о чем я думала.

Лаура усмехнулась:

— Полагаю, вы хотели выцарапать мне глаза.

— Что-то вроде того, — со смехом согласилась Кэролин. — Простите.

— Забудьте. Я рада, что мы во всем разобрались. На мой взгляд, вы с Джонатаном идеальная пара. Мне бы не хотелось быть невольной помехой вам.

У Кэролин от изумления расширились глаза.

— А знаете, вы ведь и впрямь очень славная.

— Для женщины, которая непонятным образом заполучила часть наследства Харрингтонов, — с иронией проговорила Лаура.

Кэролин с любопытством посмотрела на нее:

— Не могу сказать, что я не была потрясена, однако Алекс был вправе распоряжаться собственными деньгами. Если он захотел часть состояния оставить вам, я уверена, у него были на то основания.

Лаура опустила глаза.

— Большинство газет считает, что Александр просто потерял голову.

— А как вы относитесь к этому? — с интересом осведомилась Кэролин.

— По-моему, пусть они думают, что хотят. Меня их мнение не волнует, — с безразличием проговорила Лаура.

— Ну вот, вы только что мне солгали, — добродушно рассмеявшись, произнесла Кэролин. — Поверьте, имея двух быстрых на выдумку детей, я научилась отличать правду от лжи. Газетные слухи тревожат вас. Я бы даже сказала, оскорбляют, — мягко проговорила она, и Лаура, пристально взглянув на Кэролин, отвела глаза в сторону.

— Я любила его, — внезапно охрипшим голосом произнесла она. — Очень.

Кэролин нахмурилась:

— Я вижу. И это обстоятельство приводит меня в замешательство. Я чувствую, что какая-то важная деталь ускользает от моего внимания.

Лаура насторожилась. Нужно как можно скорее сменить тему, пока Кэролин обо всем не догадалась.

— По словам вашего брата, я, как и вы, открытая книга, — заметила она.

— А, мой брат! — Кэролин лишь махнула рукой. — Он мужчина. Что он знает?

Лаура улыбнулась.

— Даю голову на отсечение, что при нем вы не ведете подобных речей.

Кэролин в ответ ухмыльнулась:

— Вы правы.

Раздался бой часов, и она заторопилась.

— Пойдемте в столовую.

Внезапно Кэролин остановилась и задала вопрос, от которого Лаура застыла на месте:

— Мне все время одна мысль не дает покоя: мы с вами когда-нибудь встречались? Ваше лицо мне кажется знакомым.

— В самом деле? По-моему, нет. Я бы вас непременно вспомнила, — ответила Лаура, изо всех сил стараясь выглядеть спокойной. Как-то раз Александр сказал, что у нее его глаза. Неужели Кэролин заметила это? Если так, то сколько понадобится времени, прежде чем остальные тоже обратят на это внимание?

Кэролин слабо улыбнулась.

— Возможно, вы правы.

Они вошли в столовую, и Лаура бросила взгляд на сидящих за столом. Отсутствовала одна Стелла. Квин сидел спиной к ней, и ее взгляд привлекли его широкие плечи. Она была готова поспорить, что у него и грамма лишнего жира нет. Его кожа выдублена и тверда на ощупь и… Ей лучше остановиться. Ведь она собирается соблазнить его, а не поддаваться соблазну сама.

Джонатан был погружен в разговор с Максин, однако он забыл обо всем на свете, когда вошла Кэролин.

Кэролин села рядом с братом, а Квин устремил задумчивый взгляд на Лауру. Ей вдруг показалось, что в комнате, кроме них двоих, больше никого нет. У нее вырвался вздох, и разгоряченная кровь быстрее заструилась по жилам. Его глаза смотрели на ее рот, и у нее защипало губы, словно он и в самом деле прикоснулся к ним. Ей отчаянно хотелось ощутить касание его губ. Почувствовать их вкус. И, посмотрев ему в глаза, она увидела в них такое же желание. Лаура была потрясена.

И вдруг увидела, что он презрительно кривит губы, и прочла холодность в его прежде страстных синих глазах. Сейчас они говорили то же, что и вчера вечером. Они сказали ей, что им известно, чего она хочет, и что он также желает этого, однако не предпримет попыток удовлетворить их обоюдную страсть.

Ее словно окатили холодной водой. Лаура быстро взяла себя в руки.

В ее ответном взгляде он прочитал: я изменю твое решение.

Лаура подошла к столу. Проходя рядом с Квином, она ласково дотронулась до его плеча рукой. Лаура почувствовала, как он вздрогнул от ее прикосновения. Ее губы расплылись в довольной улыбке.

— Доброе утро, Квин, дорогой, — шепнула она так тихо, что услышать ее мог только он. Лаура села на единственный оказавшийся свободным стул, который по чистой случайности стоял рядом с ним.

Квин задумчиво глядел на нее, пока она брала чашку с кофе, которую перед ней поставила. Нора, экономка. Склонив голову набок, она простодушно приподняла брови, будто молчаливо спрашивала: в чем дело? От его взгляда по спине бежали мурашки.

— Вы выглядите отдохнувшей, — ровно заметил он, и она утвердительно кивнула головой.

— Я спала как убитая. Теперь я готова ко всему, — сообщила Лаура.

Ее слова услышал Филип.

— Разумеется, она отдохнула. Ведь совесть ее не мучает, — презрительно ухмыльнулся он, и Лаура тяжело вздохнула. Она надеялась, что ей удастся избежать стычки.

Лаура поняла, что невольно оказалась в центре внимания, и потому ответила как можно осторожнее:

— Пожалуйста, Филип. Я не хотела бы спорить с вами. Мирно позавтракать — вот все, что мне надо, — проговорила она, надеясь, что тот внемлет ее просьбе. Но молодой человек был настроен драться.

— Отвратительно, что приходится сидеть рядом с дешевой уличной девкой, которая обманом выманила деньги у моего отца! — воскликнул он, не скрывая злобы.

— Филип, замолчи! — побелев как полотно, негодующе проговорила Максин.

Лаура увидела глаза, полные гнева и горя. Ей были знакомы эти чувства. Он обрушился на нее, потому что она присутствовала здесь, а его юная душа надрывалась от боли. Она знала, каково ему. Ей тоже недоставало их отца.

— Мне, так же как и вам, не хватает Александра, — с трудом выдавила она, но сводный брат не желал слушать ее. Он будто ужаленный вскочил на ноги:

— Как вы смеете? Он не был вашим отцом!

Сам того не подозревая, он нанес ей удар в незащищенное место. Ей захотелось крикнуть, что Александр ее отец, но она не могла. Уязвленная до глубины души, она посмотрела на Джонатана и встретилась с его сочувствующим взглядом.

— Тем не менее мне известно, как горько, когда теряешь любимого человека.

— Я не нуждаюсь в вашем сочувствии! Вы никто! Я ненавижу вас!

У нее пощипывало глаза от сдерживаемых слез. Лаура быстро отодвинула от себя чашку. Она не могла позволить себе разреветься в присутствии этих людей.

— Кажется, мне лучше немного прогуляться, — неловко промолвила она.

Лаура собралась было встать из-за стола, как вдруг сильная рука легла на ее ладонь и остановила ее. Она с недоумением поглядела на Квина, однако тот не спускал пристального взора с Филипа.

— Останьтесь, Лаура. Если кому и следует уйти из-за стола, так это Филипу. Но прежде он попросит прощения, — сурово сказал Квин.

Лаура смотрела то на Филипа, то на Квина.

— Не надо, — молила она. Ей хотелось одного: убежать. Квин лишь накаляет обстановку. Филип не забудет ей такого унижения.

— Квин совершенно прав, — заявила Максин, поразив и сына, и Лауру.

— Мама! — взорвался Филип.

— Сожалею, если мои слова причиняют тебе боль, но этот дом мой, и я не потерплю подобного поведения даже от тебя, — выговаривала она сыну. — Лаура гостья, и ты попросишь у нее прощения.

— Я не ребенок и не стану извиняться. Если вы желаете, чтоб ее оставили в покое, — дело ваше, но я ухожу. Пошли, Элисон, — велел он своей подружке, которая, нервно улыбнувшись, вышла из комнаты вслед за Филипом.

После их ухода воцарилась тишина. У Лауры было такое чувство, будто за эту перепалку ответственна она.

— Простите, миссис Харрингтон. Это моя вина, — извинилась она, но Максин отрицательно покачала головой.

— Весьма любезно с вашей стороны брать на себя вину, но вы здесь ни при чем. Филип сам устроил сцену. Он не может отойти от потрясения после смерти отца. Он чувствительный мальчик.

Лаура, однако, понимала, что, не будь ее здесь, подобного бы не случилось. Ее присутствие в доме вызывало скрытое сопротивление. Она быстро взглянула на Квина и поняла по его глазам, что тот считает причиной скандала вовсе не Филипа. Хотя он и встал на ее защиту, винил Квин ее, и она знала: он прав.

Миссис Харрингтон дрожащими руками сложила салфетку и поднялась из-за стола.

— Извините меня. Полагаю, мне следует пойти и поговорить с сыном.

Собрав все свое достоинство, она покинула столовую, тихо прикрыв за собой дверь.

— Ну что ж, вы знаете, как очистить место в столовой, — колко заметил Квин в наступившей после ее ухода неловкой тишине.

Молчание нарушил голос Кэролин.

— Том, если ты наелся, то почему бы тебе не взять Элли и не поиграть вместе с ней на улице? — предложила она так, словно не произошло ничего необычного.

Том с интересом поглядел на взрослых.

— Лаура снова будет спорить с дядей Квином? — радостно спросил он, будто их стычка служила своего рода десертом. Его мать закатила глаза, однако слова мальчика разрядили напряженную атмосферу: все покатились со смеху.

Лаура про себя благословила Тома, ибо он помог ей вновь обрести душевное равновесие. Она не ожидала, что так близко к сердцу примет враждебность единокровных брата и сестры.

— Нет, мы не собираемся ссориться, Том, — сказал Квин племяннику.

— Ну идите, — поторопила детей Кэролин. Том мгновенно выскочил из-за стола и вылетел из комнаты, преследуемый по пятам сестренкой. Кэролин, подняв глаза к потолку, встала из-за стола.

— Ох, ну никакого спасу нет от этих сорванцов. Пойду посмотрю, тепло ли они оделись. Извините меня.

Когда она ушла, Ян, который все это время сидел молча, сложил газету и сунул ее под мышку.

— Благодарю за интересные полчаса. Не сомневаюсь, скучать нам и впредь не придется. Пойду посмотрю, что поделывает Стелла.

— Отнеси ей чай и печенье. Кэролин говорила, что оно бесподобно, — посоветовал Квин, и Ян благодарно кивнул ему, после чего прошел на кухню.

Джонатан вопросительно поглядел на Квина:

— Стелла беременна?

Квин утвердительно кивнул.

— Я считал, что она не хочет иметь детей, — заметил Джонатан. Лаура же пыталась представить, как поведет себя эта несдержанная женщина с собственными детьми.

Как ни странно, но это оказалось вовсе не сложно. Пожалуй, ее сестра спокойно управится со всеми трудностями. Она женщина сильная. А то, что сейчас она так раздражительна, вполне понятно.

— Очевидно, Ян ее переубедил, — сказал Квин. Джонатан рассмеялся.

— Будь я проклят! Стелла и ребенок. Картинка, поражающая воображение. Она знает, что ее ждет?

— Не будь жесток! — быстро вмешалась Лаура. — Стелла станет прекрасной матерью.

Брови у Квина поползли вверх:

— Так вы на ее стороне? С каких это пор?

С тех самых, как я узнала, что Стелла — моя сестра, так и хотелось сказать Лауре, но она промолчала.

— Просто женская солидарность, — пожала плечами она. Неожиданно зазвонил телефон. Несколько секунд спустя из двери кухни показалась голова экономки.

— Вас, мистер Джонатан.

Нахмурившись, он поднялся со стула.

— Я возьму трубку в кабинете, Нора. Прошу прощения.

Лаура, проводив его взглядом до дверей, повернулась и поглядела на Квина.

— Одни наконец-то, — едко заметила она и оказалась совсем не готовой к сладострастному взгляду, которым он окинул ее.

— Разве родители не предупреждали вас, что с огнем играть опасно? — слегка охрипшим голосом спросил он, и Лаура, несмотря на подкатывающую к горлу неприязнь, почувствовала, что ее неудержимо тянет к этому мужчине.

— Предупреждали, — кивнула она, беря чашку и маленькими глотками отпивая остывший кофе. — Однако, повзрослев, я поняла: запретный-то плод много слаще, — дерзко кокетничала она, глядя поверх чашки и ожидая, что же ответит он.

Квин задумчиво смотрел на нее.

— Интересно, останавливались ли вы хоть перед чем-нибудь?

Лаура на минуту сделала вид, будто думает, затем отрицательно покачала головой.

— До сих пор нет. Я женщина красивая и с широкими взглядами.

— Такой вы и должны быть, коль завели престарелого любовника.

Этим замечанием он намеревался вывести ее из себя. Он полагает, будто она ради денег соблазняет пожилых мужчин, — что ж, тем хуже для него.

Надеясь, что ее отец, где бы он ни был, поймет и простит ее обман, Лаура поставила чашку на стол, опустила подбородок на ладонь и по-кошачьи улыбнулась:

— Для своих лет Александр был в отличной форме. Мы прекрасно дополняли друг друга, — присовокупила она, нарочно положив руку на локоть Квина. — Хотя, по-моему, мы с вами подходим друг другу куда больше.

Рот Квина скривился в ухмылке:

— В самом деле? И почему?

Пальцы Лауры скользнули по узорчатому рукаву рубашки, затем она подняла на него глаза.

— У вас больше воображения, — с нежной обольстительностью проворковала она, проведя кончиком языка по губам.

— Вы, похоже, совсем не слушали меня! Позвольте повторить: все ваши старания напрасны.

Лаура, ничуть не смутившись, решила продолжить игру.

— Может быть, я и не пытаюсь вовсе, — уверенно проговорила она.

— А быть может, и луна сделана из молодого сыра, — с сарказмом ответил он.

— С какой стати мне врать?

— Да потому, пожалуй, что вы знакомы с правдой лишь мимоходом. Такие, как вы, бывают искренни только тогда, когда им выгодно.

— Такие, как я? — переспросила Лаура, испытывая непреодолимое желание вонзить ногти в его руку и до крови разодрать ее. Какая надменность!

Квин чуть усмехнулся.

— Женщины, затаившиеся в ожидании богатой добычи. На мой взгляд, высказывать все, что думаешь, — просто неумно, — пояснил он, устремив свой взгляд на ее губы.

— Разве вам никогда не приходилось намеренно прибегать к лжи? — спросила она и затаила дыхание.

Если он и понял ее, то не подал виду.

— Для чего?

— Скажем, чтобы овладеть женщиной.

— Если я и хочу овладеть женщиной, то делаю это отнюдь не ради ее денег, — спокойно произнес он.

Она про себя поморщилась. Вот как. Он ловко метнул в нее ее же оружием. Что ж, этот раунд он выиграл.

В этот момент дверь отворилась, и в комнату вошел Джонатан.

— Прошу прощения, — извинился он. Глянув на них, он понимающе вздохнул: — Ну, по крайней мере, дело не дошло до драки и все живы, — заметил он.

— Чуть не дошло, — резко ответил Квин и поднялся из-за стола.

— Уходите? — ласково осведомилась Лаура, скользнув взглядом по его обтянутым джинсами ногам. У нее пересохло во рту.

— Ваше общество, Лаура, дорогая, великолепно, но мне необходимо подышать свежим воздухом и приготовиться ко второму раунду.

— Буду с нетерпением ждать.

У двери он несколько замешкался и предостерегающе поглядел на нее.

— На вашем месте я бы прекратил борьбу, — ответил он и плотно притворил за собой дверь.

— Что тут происходит? — потребовал объяснений Джонатан.

— Лучше тебе не знать, — сказала она.

— И все-таки я настаиваю.

Лаура отрицательно покачала головой:

— Дело это личное. Всего лишь игра. Между Квином и мной.

Джонатан нахмурился:

— Похоже, эта игра чертовски опасна.

— Да, — согласилась Лаура со слабой улыбкой. — Но я намерена победить в ней.

— Почему же тогда твои слова меня не убеждают? — тяжело вздохнул Джонатан.

— Да потому, что ты преданный друг и беспокоишься за меня. Поверь, не надо, — настойчиво проговорила она, затем, похлопав его по плечу, вышла из столовой.

Джонатан беспомощно посмотрел ей вслед. По опыту он знал, что в тот момент, когда говорят «поверь», следует поступать наоборот!

Глава четвертая

Лаура вновь увидела Квина только далеко за полдень. Он не появился за ланчем, а вот Филип присутствовал, подавленный и молчаливый. Лауре стало жаль его, однако она понимала: он с горьким негодованием отвергнет ее сочувствие, если она посмеет проявить его. После всего ей уже не так хотелось оставаться в кругу своих родственников.

После ланча все, казалось, разошлись по своим делам. Предоставленная самой себе, Лаура расположилась в гостиной с журналом в руках. Читать ей вовсе не хотелось. Ее мысли были заняты Квином. Интересовало, где он и что делает. Когда до нее дошло, о чем она думает, Лаура разозлилась и отшвырнула журнал в сторону. Он ее совсем не интересует!

Лаура заметила какое-то движение в дверях и повернула голову. На пороге застыла Стелла.

— Извините, — пробормотала та и собралась было удалиться. Лаура поспешно вскочила на ноги.

— Не уходите, — быстро произнесла она, а когда Стелла удивленно поглядела на нее, добавила: — Мне не хочется, чтобы вы уходили из-за меня.

Стелла, немного подумав, неторопливо вошла в гостиную.

— Вам бы и не удалось прогнать меня, — холодно возразила она, и Лаура поморщилась. Ее сестренка не намерена облегчить ей жизнь.

— Вам сейчас лучше? — осведомилась Лаура, следя за тем, как Стелла, выбрав стул подальше от нее, присела. Лаура опустилась на прежнее место.

— Да, благодарю, — лаконично ответила Стелла, глядя на нее неприветливыми серыми глазами.

Лаура глубоко вздохнула. Вести с ней беседу — все равно что идти по минному полю.

— Вы, должно быть, с нетерпением ждете появления ребенка.

Стелла коснулась рукой живота.

— С превеликим, хотя и не знаю, какой я окажусь мамой, — искренне ответила она.

— Убеждена, вы будете прекрасной мамой, — сказала ей Лаура.

Стелла хмуро смерила ее взглядом.

— Не относитесь ко мне снисходительно.

Румянец пятнами проступил на щеках Лауры.

— Уверяю вас, я и не собиралась.

Стелла равнодушно пожала плечами.

— А, все равно.

Лаура едва сдержалась, чтобы в сердцах не сказать: повзрослей.

— Мне бы хотелось стать вам другом, — произнесла она вместо этого, и Стелла недоверчиво поглядела на нее.

— Я не могу взять в толк: для чего?

И в самом деле, ради чего она старается? — подумала Лаура.

— Я сдаюсь! — сказала она вслух.

— Так, значит, все? Теперь я могу идти? — вызывающе осведомилась Стелла и, не дождавшись ответа, покинула гостиную.

— Как вам угодно, — тихо прошептала Лаура после ее ухода. Ею овладело уныние. Ее не оставляла мысль, что при других обстоятельствах и Филип, и Стелла вели бы себя пристойно. Впрочем, она не винила их. Они понятия не имели, кто она.

Нет ничего хуже, чем желать невозможного. Решив, что довольно сидеть тут и жалеть себя, Лаура вышла из гостиной. Она поднималась к себе, когда увидела спускающуюся вниз по лестнице Кэролин с Томом и Элли. Хватило одного взгляда, чтобы Лаура поняла: что-то неладно.

— Что случилось? — обеспокоено осведомилась она, пристально глядя на белое как мел лицо Кэролин.

— Обыкновенная мигрень, — попыталась отговориться та, однако Лаура, порой и сама страдавшая головными болями, знала, что обыкновенными они не бывают.

— Вам следует прямиком отправиться в постель и хорошенько выспаться, — предложила Лаура, но Кэролин лишь отрицательно покачала головой.

— Не могу. Я обещала повести детей на озеро.

Лаура посмотрела на малышей. Она весело улыбнулась им. Том ухмыльнулся в ответ. Лаура хотела помочь, но сомневалась, пойдут ли малыши с ней. К счастью, в эту минуту она увидела Джонатана.

— Не беспокойтесь о Томе и Элли. Мы с Джонатаном отведем их на озеро, — сказала она, выжидательно глядя на своего друга.

Тот не разочаровал ее. Сразу вникнув в происходящее, он, бросив проницательный взгляд на Кэролин, повернулся к детям.

— Каково ваше мнение на сей счет, детишки? Пойдете на озеро со мной и Лаурой? Пусть мама отдохнет.

— Ладно, — моментально согласился Том. Элли несколько помедлила. Наконец и она, отойдя на шаг от мамы, сунула крошечную ладошку в руку Джонатана.

Лаура заметила, как он прерывисто вздохнул, и поняла: для него это мгновение чрезвычайно важно. Он обожал Кэролин и любил ее детей. Ему ужасно хотелось, чтобы они приняли его. Дети, казалось, отнеслись к нему благожелательно.

— Вам лучше подняться наверх, в спальню, — посоветовала Лаура почувствовавшей облегчение Кэролин. — Мы присмотрим за ними.

Кэролин не стала противиться.

— Ведите себя хорошо, — велела она детям напоследок.

— Дядя Квин тоже идет? — спросила Элли. когда они спустились вниз и Лаура помогала ей надеть теплое пальто.

Присев перед девчушкой на корточки, Лаура натягивала на ее ручонку шерстяную варежку.

— Нет.

— Почему? — Элли приподняла подбородок, чтобы Лаура обвязала ее шею шарфом.

Лаура откинулась назад, поправляя шарф.

— Ну, я думаю, потому, что никто не пригласил его.

— А я могу его пригласить?

Лаура с трудом улыбнулась под молящим взором девочки.

— Дорогая, я не знаю, где сейчас твой дядя Квин, — с сожалением произнесла она.

Личико Элли прояснилось.

— Я знаю. Вон он! — закричала она, показывая поверх плеча Лауры. Обернувшись, Лаура увидела, как через парадную дверь входит Квин.

Чудеса, да и только. Однако она тут же сообразила, что девочка, должно быть, увидела его в окно. Настоящим чудом было то, что при виде его ее охватила паника. В джинсах и кожаной куртке, с растрепанными волосами и порозовевшими щеками он был ошеломительно красив.

— Дядя Квин! — пронзительно крикнула Элли, подбегая к нему и обхватывая его ноги.

Рассмеявшись, Квин нагнулся и поднял ее в воздух.

— Привет, карапуз. Куда путь держишь? — осведомился он у племянницы.

— Мама заболела, и мы идем на озеро. Ты пойдешь с нами? — попросила Элли.

— Заболела? — Квин хмуро посмотрел на Лауру, взглядом требуя разъяснений.

— Головная боль, — сказала она. Маленькая ручка развернула голову Квина обратно.

— Дядя Квин! Ты идешь?

Квин с трудом улыбнулся.

— Упустить возможность прогуляться к озеру, да ни за что на свете. Не возражаете, если я пойду с вами? — повернувшись, спросил он у Лауры.

Лаура достала свое пальто из шкафа и, надев его, вынула из карманов перчатки. Без Квина было бы лучше, но она понимала, что не имеет права отказать ему.

— Никоим образом. Прогулка всем пойдет на пользу. Разумеется, если вы не слишком устали и продрогли, чтобы вновь отправляться на улицу, — пожав плечами, произнесла она, когда Квин поставил Элли на ноги.

— Сомневаетесь в моей выносливости, Лаура? Или в моей силе воли?

— Ни в коей мере.

В этот момент к ним присоединились Джонатан с Томом — им пришлось подняться наверх, чтобы найти запропастившиеся куда-то рукавицы мальчика, — и все отправились гулять.

Дом, окруженный холмами и лесом, располагался в нескольких милях от ближайшего города. Летом здесь должно быть очень красиво, подумала Лаура. Они шли по лесной тропинке. Впереди бежали Том с Элли. Тут, в лесу, земля была покрыта ледяной коркой. Осторожнее, хотела крикнуть она и поскользнулась сама. Лишь быстрая реакция Квина уберегла ее от падения. Он привлек ее к себе, и она все никак не могла взять в толк, отчего у нее учащенно бьется сердце: то ли оттого, что она чуть не упала, то ли от близости его крепкого тела. Она подозревала, что виной всему второе.

— Спасибо, — натянуто проговорила она и высвободилась из его объятий.

— В следующий раз, когда вы попытаетесь нарочно упасть, я не стану подхватывать вас, — ответил он, и она изумленно поглядела на него.

— Что? — чуть не задохнулась от возмущения Лаура.

— Не пытайтесь проделать свой трюк вновь.

— Но я поскользнулась случайно, — возразила она.

— Разумеется. И вы невинны, как овечка, — проговорил Квин так, что у нее мурашки забегали по телу.

Лаура встряхнула головой.

— Бог мой, какой вы подозрительный человек, — заметила она и, круто повернувшись, поспешила за Джонатаном и детьми.

— Сделайте милость, запомните мои слова, — крикнул он ей вслед, но она пропустила их мимо ушей.

Спустя двадцать минут они вышли из леса на берег небольшого озера, полностью затянутого льдом. Лаура, присев на огромный валун, наблюдала за детьми, которые, подойдя к краю водоема, стали катать по льду камни.

Квин, остановившись за ее спиной, внимательно посмотрел на озеро.

— Неужто вам необходимо находиться около меня? — неприветливо осведомилась она. — Я ведь могу броситься с этой скалы.

— Сомневаюсь, что вы дважды совершите одну и ту же ошибку, — насмешливо проговорил он и вновь устремил свой взор вдаль.

— Что вы там высматриваете? — с любопытством спросила Лаура, пытаясь разглядеть, что привлекло его внимание.

— Порой здесь можно увидеть ястреба.

— В самом деле? — она распрямилась и, сощурив глаза, посмотрела вдаль, надеясь увидеть хищную птицу. — Их легко заметить?

— Да, если знаете, что ищете. В эту пору добыча попадается редко. Ястребы кружат в поисках жертвы.

— Я и не знала, что вы интересуетесь птицами, — заметила она. Квин повернулся и одарил ее язвительной улыбкой.

— Естественно. Вы мало осведомлены обо мне.

— Мне известно больше, нежели вы думаете. Александр много рассказывал о вас, — возразила она.

Квин вскинул бровь.

— Неужели? Удивительно, что у вас нашлось время для разговоров, — насмешливо ответил он.

Кипя от злости, Лаура хмуро посмотрела на него.

— Как вам не стыдно! — возмущенно проговорила она, и Джонатан умиротворяюще дотронулся до ее руки.

— Не принимайте его слова близко к сердцу, Лаура, — предостерег он. — Квин просто пытается вывести вас из себя.

— Так вот чем я занят? — едко промолвил Квин, переводя задумчивый взгляд с Лауры на Джонатана.

— Эй, что вы там задумали? — вдруг закричал Джонатан. Квин и Лаура обернулись и увидели, что дети, семеня ножками вдоль береговой линии, удаляются от них. — Пойду приведу их обратно, — сказал он и бросился за ними.

— Он ваш ярый защитник, — заметил Квин, и Лаура напряглась.

— Джонатан преданный друг, — признала она, но Квин отрицательно покачал головой.

— Нет, он больше, чем друг, — хмуря брови, задумчиво проговорил он. — Отчего с виду умные мужчины вдруг забывают, что они не дураки?

У нее невольно вырвался смех.

— Вот вы и скажите мне. Вы же мужчина!

— Как вам удается обводить всех вокруг пальца? Неужто они не понимают, кто вы такая на самом деле?

Лаура отрицательно покачала головой.

— По всей видимости, только у вас стопроцентное зрение, — насмешливо протянула она. — Но, возможно, вы заблуждаетесь.

Он расхохотался:

— Как вам угодно.

Лаура никак не ожидала, что он согласится с ней. Квин Маннион ни разу не менял собственного мнения. Нужна серьезная причина, чтобы заставить его по-новому посмотреть на нее.

— Почему вы не были на похоронах? — вдруг спросил он, и у нее запершило в горле.

— Простите?

Квин расправил плечи и провел пальцами по волосам.

— Почему вы не присутствовали на траурной церемонии? — любезно повторил он.

— Я была там, — спокойно промолвила она. Его глаза сузились.

— Никто не видел вас, — возразил он.

— Видите ли, я не совсем бесчувственная. Я понимала, что мое присутствие нежелательно, потому и не подошла к гробу. — Тогда она спряталась на некотором отдалении за деревом. Лаура ждала, когда все уедут. Затем в полном одиночестве попрощалась с отцом. Из своего укрытия она видела все и знала, что кое-кого на похоронах действительно не было. — На кладбище не было вас.

Квин отвернулся от нее.

— Да, меня там не было, — подтвердил он. Его плечи напряглись, и она поняла, как горько сожалеет он о своем отсутствии.

— Почему? — осторожно спросила она. Лаура не думала, что Квин ответит ей, однако она ошибалась.

— Я не был на похоронах, потому что не знал о кончине Алекса, — проговорил он. Слова тяжело и скрипуче сходили с его языка. — Когда я работаю, я порываю связь с внешним миром. Я отключаю телефон и факс и не отвечаю на звонки в дверь. Почта может неделями лежать нетронутой. Когда я наконец узнал о случившемся, похороны уже состоялись.

У Лауры перехватило дыхание. Она ощутила стоявшую за этим признанием боль. Под влиянием порыва Лаура встала и сочувственно положила ладонь на его руку.

— Мне жаль, — соболезнующим тоном произнесла она и ощутила, как он весь напрягся.

В следующее мгновение он повернулся и уставился сверху вниз на ее посерьезневшее лицо. С жестким блеском в глазах он пожал плечами.

— Меньше всего мне нужна ваша жалость или сочувствие. Вы серьезно полагаете, будто своей небольшой интермедией сумеете добиться от меня желаемого?

Лаура, точно ужаленная, отдернула руку. Румянец окрасил ее щеки.

— Ваши слова неуместны, — сдавленно промолвила она. К ее большому изумлению, Квин, проведя ладонью по волосам, вздохнул:

— Вы правы. Извините.

— Извинение принято, — натянуто ответила она, отводя глаза в сторону. Джонатан и дети направлялись к ним. Том шел нахмурившись. По всей видимости, Джонатан отчитал их.

— Мы вовсе не собирались уходить далеко! — пробурчал мальчик, когда Квин внимательно посмотрел на него.

Квин присел перед племянником на корточки.

— Дело тут вовсе не в расстоянии, Том. Всякое может произойти с вами, а Джонатан никогда не простит себе, если вы, будучи под его присмотром, поранитесь. Ясно?

— Я так и думал, — тихо произнес Том. — Простите меня, дядя Джонатан.

— Лады, Том, — проговорил он и взъерошил мальчику волосы.

— Мы не пойдем искать сокровища? — спросила Элли, и на ее личике появилось разочарование. Лаура, протянув руку, коснулась ее щеки.

— Конечно, пойдете, милая. Дядя Квин возьмет вас с собой, — сказала она. Дети тут же оживились и выжидательно поглядели на своего дядю.

— Мы пойдем всей компанией, — решил Квин. — Лаура рассказала мне о том, что любит выкапывать из-под снега золотые самородки, — добавил он, бросив на нее косой взгляд.

— Золотые самородки! — воскликнул Том. Лаура сверкнула глазами.

— Живее, дядя Квин, ведите же нас, — насмешливо подгоняла она его.

Бросив на нее взгляд, предупреждающий о возмездии, Квин отправился в путь. Когда они добрались до небольшой поляны в лесу, он объявил, что они на месте. Джонатан дал детям ветки и велел копать. Квин вручил Лауре палку размером побольше.

Лаура смерила его хмурым взглядом, но палку взяла. Она решила уединиться и погулять в одиночестве. Квин, заметив, что она удаляется, бросил ей вслед:

— Только берегитесь медведей.

— Медведей? Вы хотите сказать, что здесь водятся медведи? — испугалась она. Квин лишь рассмеялся.

— Не тревожьтесь, вы чересчур тощая и не годитесь им на трапезу! — сообщил он ей и отвернулся. Она зло уставилась на его спину, поняв, что он подшутил над ней.

Кипя от злости, Лаура направилась в лес. Она шла не разбирая дороги и совсем забыла о времени. В какой-то момент Лаура остановилась. Где она? Где все? Неужели заблудилась?

— Эй! — пискнула она и, поспешно откашлявшись, крикнула вновь: — Люди! — От одной мысли, что она потерялась, у нее сжималось сердце.

К ее облегчению, на крик отозвались.

— Мы здесь, — откликнулся Квин, и она заспешила туда, откуда раздался голос.

— Где вы? — кричала она, не видя никого.

— Здесь, внизу, — сообщил его голос. Лаура обогнула кустарник и увидела глубокий ров. Квин, стоя в нем, снизу вверх смотрел на нее. — В чем дело?

— Э… ничего. Где остальные?

Он кивнул влево.

— С другой стороны тоже есть покатый спуск. Они, вероятно, также во рву. Прислушайтесь.

Издали до Лауры донесся детский смех и густой голос Джонатана.

— Вы подумали, что мы ушли и бросили вас? — спросил Квин.

— Нет, — поспешила возразить она, и он ухмыльнулся.

— Лгунья! — насмешливо проговорил он, и она была готова бросить в него свою палку. — Почему бы вам не спуститься сюда ко мне, вниз? Обещаю, что не брошу вас.

Его предложение должно было сразу насторожить Лауру, но она не желала показывать Квину, будто боится. Лаура начала спускаться, однако не ожидала, что заскользит и потеряет равновесие, и вот она снова в объятиях Квина. Тепло его тела, сила его рук сводили ее с ума. Лаура позабыла обо всем на свете, желая, чтобы Квин никогда не отпускал ее. Она услышала, как Квин застонал.

— К черту все! — прорычал он и приник поцелуем к ее губам.

Лаура чувствовала, что тонет, захваченная силой его страсти. У нее перехватило дыхание, и она застонала от удовольствия, когда его пальцы погрузились в ее волосы.

По телу Лауры горячими потоками струилось жаркое желание. Она жаждала его поцелуев. От его прикосновений словно било током, легкое касание его губ обжигало будто языки пламени. Кровь стучала в ушах. Лаура чуть не задохнулась от восторга, когда язык Квина скользнул между ее раскрывшихся губ. Ее всю точно объяло пламенем.

Лаура обхватила руками его шею. Она чувствовала, что задыхается, теряет над собой контроль… Откинув голову, Лаура вдохнула морозный воздух. Что она делает? Рассудок наконец возобладал над чувствами, и она оттолкнула Квина.

— Это было весьма впечатляюще, — как можно более спокойно произнесла девушка. — Но только не говорите, будто Лаура разыгрывали страсть.

Квин бросил на нее взгляд, от которого бы вода превратилась в лед.

— Вам лучше попридержать свой острый язычок, а то я перекину вас через колено и отшлепаю! — посоветовал он.

— Я об этом и мечтать не смею! — усмехнулась Лаура.

— Угомонитесь, дорогая, а то вам будет не до смеха, — предостерег Квин. Лаура поняла: сейчас благоразумнее помолчать, но не удержалась от шпильки:

— Отчего вы сердитесь? Я не принуждала вас целовать меня, Квин. Вы сами этого захотели.

Он пристально глядел на нее, не в силах отрицать очевидное.

— Да, и поступил не самым лучшим образом, — неприязненно согласился он. — Однако больше это не повторится.

— Поживем — увидим, — поддела она. Квин провел пятерней по волосам.

— Не надейтесь: не дождетесь, — заявил он, и она лишь улыбнулась, понимая, что ее улыбка раздосадует его.

— Дядя Кви-и-ин! — издалека донесся до них голос Тома.

— Я здесь, Том! — отозвался Квин, а затем напоследок предупредил ее: — Держитесь от меня подальше, Лаура.

Ее брови изогнулись дутой.

— Испугались, что не устоите? — подзуживала она, и в его глазах сверкнул гнев.

— Ни слова более, или я…

Он не досказал своей угрозы. Послышались шаги, и Лаура помахала рукой Тому, взобравшемуся на верх склона. Джонатан и Элли появились за ним следом. Пока они шли домой, Лауре удалось обдумать сказанное Квином.

От пережитого удовольствия она улыбнулась словно кошка. Несмотря на неприязнь к ней, не в его воле противиться желанию целовать ее. Конечно, в намерения Лауры не входило тоже увлекаться поцелуями. Однако противоборствовать она не имела сил. Ее, как магнитом, тянуло к нему. На какое-то время она потеряла над собой власть. Черт! Прежде с ней такого не приключалось. Даже сейчас она по-прежнему вся дрожит. Просто невероятно.

Лаура посмотрела на Квина и в то же мгновение почувствовала, как у нее участилось сердцебиение. Боже, ей не доводилось встречать более волнующего мужчины! Но не следует забывать, он опасен.

Да, в будущем нужно быть весьма и весьма осмотрительной.

Глава пятая

Квин не присутствовал на ланче. Почему — прояснилось немного позже. Он появился с большой елкой. Все дружно принялись украшать ее. Даже Кэролин, которая, отдохнув, чувствовала себя гораздо лучше. Лаура обрадовалась, увидев, что к их веселью присоединились Стелла и Филип, позабыв на время о своих обидах. Элли приподняли в воздух, чтобы она могла водрузить ангела на верхушку елки. Ей же была предоставлена почетная обязанность зажечь гирлянду.

Лаура наблюдала за происходящим со сжавшимся от зависти сердцем. Сколь прекрасно зрелище, когда все домочадцы в сборе. Эта картинка напомнила ей, что она здесь посторонняя. Лаура не знала, как все переменить. Неделю назад она была убеждена, что найдет путь к их сердцам, теперь же ее уверенность была поколеблена.

К ней подошла Максин.

— Что-то не так? — осведомилась она у Лауры и, когда та испуганно посмотрела на нее, слабо улыбнулась. — Кажется, вам грустно.

Лаура неловко рассмеялась.

— Я просто подумала, как бы мне хотелось войти полноправным членом в такую семью, как ваша, — созналась она.

— У вас нет семьи? — с вежливым интересом спросила Максин.

Лауре вдруг представилась неожиданная возможность сказать правду. Сердце у нее в груди подпрыгнуло, когда она задумалась, сделать это или нет. Лаура застыла в нерешительности. Вот настал подходящий момент, а она вся в сомнениях. Смешно. Ведь она приехала сюда ради этого. Она будет дурой, если упустит подвернувшийся случай.

— На самом деле… — начала было она, но затем заглянула в глаза миссис Харрингтон, и ее храбрость улетучилась. Она не в силах сказать правду. Только не сейчас. У Максин неважное здоровье. Что, если ей станет плохо? Если что-то случится, Лаура никогда не простит себе этого.

— Да? — вежливо поощрила ее Максин, и Лаура облизнула губы.

Она вздохнула и махнула рукой на благоприятный случай.

— Матушка моя умерла с год назад, а мой отец… — у нее перехватило в горле. Всякий раз, когда она вспоминала Александра, ее захлестывали чувства и глаза блестели от сдерживаемых слез. — Он скончался совсем недавно, — сдавленным голосом наконец проговорила она.

— Мне жаль, — откликнулась Максин. Ее сострадание было вполне искренним. — Вам, должно быть, очень не хватает родителей.

От ее участия Лаура чуть не расплакалась. Однако надо бы сказать слова благодарности женщине, которая поняла ее. Хотя, быть может, той это вовсе и не нужно.

— Миссис Харрингтон, — торопливо произнесла она, не давая себе времени на размышления. — Я лишь хочу, чтобы вы знали: ваш муж и я никогда… То есть Александр не был… — Поняв, что она плохо справляется со своей задачей, Лаура тяжко вздохнула и бросилась вперед очертя голову: — Мы не были любовниками, миссис Харрингтон, на что бы там ни намекали газеты. Мне просто хотелось, чтобы вы знали это, — закончила она, глядя в глаза Максин.

Миссис Харрингтон, побледнев, испытующе посмотрела в лицо Лауры, пытаясь понять, говорит ли та правду. Очевидно, она поверила в искренность Лауры.

— Благодарю вас. Я никогда не сомневалась в муже, но, должна сказать, ваше признание сняло камень с души, — проговорила Максин. Внезапно она, к ужасу Лауры, схватилась рукой за грудь и покачнулась.

— Миссис Харрингтон! — резко вскрикнула Лаура.

Все, кто был в комнате, повернулись в их сторону.

— У меня лишь немного закружилась голова, — слабо проговорила Максин, рухнув в стоявшее рядом кресло.

Спустя несколько секунд все обступили их.

— Мама? — обеспокоено проговорила Стелла. Лаура почувствовала, что кто-то, крепко схватив за руку, тащит ее в сторону. Она подняла глаза и увидела Квина.

— Что вы сказали ей? — яростным и настойчивым шепотом спросил он.

— Ничего, — отмахнулась она.

— Я вам не верю, — возразил Квин, и Лаура нервно прикусила губу.

— Мы просто болтали. Клянусь, я не произнесла ни единого слова, способного расстроить ее. Я бы и не стала.

Он не спускал с нее глаз.

— Откуда мне знать, что вы стали бы делать, а что нет?

— Коль Лаура сказала так, значит, так и было, — вмешался Джонатан, обнимая Лауру за плечи.

— Тебе легко говорить, но с какой стати мне верить ей? — проворчал Квин.

— А это уж тебе решать, — ровным голосом сказал Джонатан, — но я всегда считал: желание доверять — вот основа доверия.

Квин глубоко вздохнул. Его взгляд испытующе устремился на побелевшее лицо Лауры.

— Ты многого требуешь, — пробормотал он, и Джонатан слабо улыбнулся.

— Никто и не говорит, что доверие дается легко.

В наступившей ненадолго тишине раздался раздраженный голос Максин:

— Я прекрасно буду себя чувствовать, если вы прекратите носиться со мной. Мне нужен отдых, только и всего.

Лаура повернулась к миссис Харрингтон. Максин, поднявшись с кресла, с насмешливым удивлением оглядела всех. Однако, увидев на лице Лауры озабоченность, она коснулась ее руки.

— Благодарю вас. Я по достоинству ценю вашу доброту, — повторила она.

Тут Стелла, стоявшая рядом с матерью, резко вмешалась, не дав Лауре ответить:

— Я провожу тебя в спальню, мама.

Подавив раздражение, Лаура скрестила руки на груди. Во всяком случае, она поступила верно. Максин никогда бы не осмелилась спросить ее. И теперь дальнейшие объяснения подождут. Пожалуй, миссис Харрингтон не смутит никакая правда. Надо только подготовить ее.

Квин хмуро посмотрел вслед Максин, затем взглянул на Лауру:

— Что вы все-таки ей сказали?

Лаура устало потерла лоб.

— Если вам и впрямь так уж хочется знать, спросите миссис Харрингтон. Не сомневаюсь: ей вы поверите скорее, нежели мне, — утомленно проговорила она. — Ну а теперь, если позволите, я поднимусь наверх и приму ванну.

Пробыла она в ванной немало времени, но долгожданное облегчение не наступило: она все не могла забыть тех пьянящих мгновений в лесу…


Лаура оделась и спустилась к обеду.

После обеда, поскольку был сочельник, детям разрешили выбрать подарок из кучи, словно по волшебству появившейся под елкой, и распаковать его. Затем Элли исчезла и спустя несколько минут объявилась с большой книжкой с картинками. Она взобралась на колени Квина, устроилась поудобней и попросила его почитать ей.

Сидя на кушетке с Кэролин и Джонатаном, Лаура слушала его, затаив дыхание.

«В ночь перед Рождеством, когда в доме все стихло и ничто живое не шевелилось, даже мышь…»

— Квин будет хорошим отцом, — задумчиво проговорила Кэролин. — Когда он приезжает к нам, то всегда находит время для моих крошек. Ему нужны собственные дети.

Лаура придерживалась того же мнения.

— Сперва ему надо завести жену, — усмехнулась она.

— Ему не раз представлялся такой случай. Одному Богу известно, сколько у него было романов! — покачала головой Кэролин.

— Должно быть, в этом-то все и дело. Успех у женщин испортил его, — пошутила Лаура, хотя представить себе, что Квин женат, не могла.

Кэролин вздохнула:

— Нет, тут дело в другом. Он не доверяет женщинам. Мало кому известно, что он однажды был помолвлен. Много лет назад. Тони оказалась стервой, она обманывала его. Когда Квин узнал, что она встречается с другими мужчинами… Он до того рассвирепел, что привел меня в ужас. Я думала, он убьет ее. За ночь он совершенно переменился. Из отзывчивого, заботливого человека превратился в недоверчивого циника. О, не с нами, своими родными и близкими. С женщинами. Хоть мне и больно так говорить, но он использует их. Плохо с ними он не поступает. Квин щедр на дорогостоящие подарки и безделушки, однако сердце его холодно. Он словно обнес его каменной стеной. Порой я думаю, что ему не помешала бы небольшая встряска. Хорошо бы ему встретилась женщина, которая бы отвергла его. Я не хочу, чтобы он страдал, — тут же добавила она, — но… иногда он приводит меня в отчаяние.

Лаура, нахмурившись, долго смотрела на Квина. Рассказ Кэролин на многое проливал свет. Он вовсе не извинял поведения Квина, однако становилось понятно, почему он столь недоверчив. Он любил своих близких, умел играть с детьми, обладал мягкостью, присущей сильным мужчинам. Как же можно обижаться на всю женскую половину из-за одной-единственной женщины.

Она передернула плечами. Нет, он ее не интересует.

Квин кончил читать, и Кэролин встала с кушетки.

— Ладно, дети, вам пора спать, — беспрекословным тоном объявила она.

— Ну, мам! — захныкал Том. — Ведь еще рано.

Квин подхватил Элли на руки.

— Чем скорее вы заснете, тем быстрее явится Санта-Клаус, — сказал он. — Ну же, живее. Я поднимусь наверх вместе с вами.

Вскоре после его ухода с Кэролин и детьми Лаура тоже встала и, сославшись на усталость, отправилась к себе в спальню. Она вовсе не устала, а вот осмыслить ей надо было многое. Однако, когда Лаура подошла к лестнице, она увидела, что из-под двери напротив пробивается слабая полоска света. Джонатан сказал ей, что это — кабинет Александра. Она ощутила непреодолимое желание зайти туда. Заглянуть в помещение, где ее отец годами проводил долгие часы. Она огляделась — никто ее не видит — и проскользнула внутрь: зажженная лампа на письменном столе в углу, вдоль стен сплошь книжные полки. Возле камина стояло удобное кресло. Подойдя к нему, Лаура провела пальцами по мягкой коже. Она представила, как сидел в нем ее отец, читая потрепанную книгу и попивая свой любимый коньяк «Наполеон».

Тяжко вздохнув, она подошла к письменному столу. Со дня смерти Александра никто не трогал находящихся на нем предметов. На краю стола стояла фотография в рамке. Лаура взяла снимок в руки и принялась рассматривать его — на нее смотрели улыбающиеся Филип, Стелла, Максин и прочие домочадцы. Она осторожно поставила его на место и подошла к ближайшей книжной полке. Лаура наугад взяла книгу и стала перелистывать страницы.

Внезапно она почувствовала, что в комнате не одна.

— Суем нос в чужие дела?

Лаура, повернувшись кругом и уронив книгу на ковер, увидела Квина.

— Я полагала, что вы уже в спальне, — едва вымолвила она. Лаура тут же пожалела, что говорит, словно провинившаяся школьница.

— Ошибались, стало быть, — произнес Квин, наклонился, подобрал книгу и поставил ее на полку.

— Что вы надеетесь найти здесь? — осведомился он, пристально глядя в ее испуганные глаза.

— Ничего, — пытаясь унять волнение в голосе, проговорила она.

Квин не отрываясь — что действовало ей на нервы — смотрел на нее.

— Ничего? — скептически переспросил он.

— Я ничего не взяла, но вам не стоит верить мне на слово. Вы можете обыскать меня, — предложила Лаура, приподнимая руки. От собственной дерзости у нее екнуло сердце. Она ведь блефовала. Ей вовсе не хотелось, чтобы он касался ее. Лаура знала, какую власть он имеет над ней. Стоит ему дотронуться до нее, и он опять окажется в выигрыше. Нет, ей просто хотелось поддразнить его.

Его взор скользнул по ее фигуре в облегающем черном платье до щиколоток. От его взгляда ее охватил трепет. Лаура видела, как у него расширились зрачки.

— Вам нравится ходить по лезвию бритвы? — пробормотал он. Квин обнял ее. Его объятие, словно пламя, обожгло ее.

Их глаза встретились. Его бровь насмешливо приподнялась.

— Готова? — осведомился Квин с хрипотцой в голосе, и ее тело напряглось от неожиданно овладевшего ею желания.

Она понимала, что ей следует отступить, но не могла этого сделать. Во рту у нее пересохло, и ей еле-еле удалось выдавить из себя:

— Валяйте.

Руки Квина напряглись, но не двинулись с места.

— Вы мне позволяете обыскать вас?

— Мне постоянно хочется изведать нечто новое. Прежде меня не обыскивали. Уверена: сия процедура придется мне по душе, — постаралась смело ответить Лаура. Она сознавала, что, если он дерзнет прикоснуться к ней, винить, кроме себя, будет некого.

— Нисколько в этом не сомневаюсь, — проговорил он. Лаура не сводила взгляда с его рта.

Ей вдруг до смерти захотелось, чтобы он поцеловал ее. От предвкушения ее бросало то в жар, то в холод. Лаура провела кончиком языка по губам. Услыхав сдавленный стон, она подняла глаза. Квин таким же голодным взглядом смотрел на ее губы.

— Ваш ротик так и просит, чтобы его поцеловали, — хриплым голосом заметил Квин. Лаура не смогла бы сдвинуться с места, даже если б и захотела. Она умрет, если он не поцелует ее, — вот единственное, что Лаура знала наверняка.

— В таком случае поцелуйте меня, — выдохнула она и уперлась ладошками ему в грудь. Лаура ощущала жар его тела и гулкое биение сердца. Он решительно привлек ее к себе и наклонил голову. Тихий стон замер в ее горле. Сердце перестало биться.

Лаура оказалась совершенно неготовой к тому, что он отпустит ее и отступит назад.

— Каким бы соблазнительным ни было ваше предложение, на сей раз я от него откажусь, — сказал он. В его взгляде сверкала насмешка. У нее екнуло сердце, Квин не попался в ее сети.

А она-то была уверена в своей победе. Он заманил ее в расставленный им же капкан.

Ей нужно было во что бы то ни стало скрыть свое разочарование. Лаура со спокойным видом прислонилась к книжной полке, чтобы не упасть.

— Эх, испортили удовольствие, — ехидно проговорила она.

На его губах появилась улыбка:

— Неплохая попытка.

Она пожала плечами:

— Я рада, что вам понравилось.

Он хрипло рассмеялся:

— Что-что, а позабавить вы умеете.

Склонив голову набок, Лаура улыбнулась:

— Признайтесь, вы поддались искушению.

Квин насмешливо покачал головой:

— Отправляйтесь-ка баиньки, Лаура.

— Ну что ж, нельзя же все время одерживать победы, — вздохнула она и, повернувшись, прошла к себе в комнату.

В спальне Лаура, оказавшись одна, расстроено вздохнула. На этот раз одержать над Квином верх не удалось.

Лаура приняла душ, надела шелковую пижаму и нырнула в постель, но сон, казалось, бежал от нее. В висках пульсировала боль. Она выпила две таблетки от мигрени, а затем свернулась калачиком на подушках. До сих пор все шло отлично. Правда, она не ожидала, что, приехав сюда, станет испытывать влечение к Квину Манниону.

Он не выходил у нее из головы. Всякий раз, когда они прикасались друг к другу, ее захватывал водоворот чувств, и с каждым разом все сильнее. Ей следовало быть осторожной, но она не вняла голосу разума. Она бы нисколько не удивилась, увлеки ее этот чувственный вихрь в постель Квина.

Разумеется, этого никогда не случится. Этот мужчина о ней наихудшего мнения. Не имеет значения, что она своим поведением давала для этого повод. Он ведь еще до их встречи невзлюбил ее.

Несколько часов кряду она лежала без сна. Когда часы пробили два, она со вздохом сдалась. Нет смысла ворочаться с боку на бок. Быть может, если она выпьет молока, это поможет ей заснуть. Лаура встала и, тихо ступая, вышла из спальни. Лаура не потрудилась накинуть халат: в доме было тепло и она не ожидала встретить кого-нибудь в этот час. За исключением, пожалуй, Санта-Клауса. А Лаура считала, что он не настолько бестактен, чтобы выговаривать ей за ее наряд.

Открыв дверь кухни, она шагнула внутрь и нащупала выключатель. Включив свет, Лаура с ужасом обнаружила, что она не одна. За столом сидел Квин. Лаура, чуть не вскрикнув, поднесла руку к горлу.

— Почему вы сидите в темноте? — визгливым голосом спросила она. Страх медленно оставлял ее. Однако ее сердце по-прежнему учащенно билось. Лаура вспомнила, что она в одной мало что скрывавшей шелковой пижаме. Ее охватило тревожное чувство незащищенности.

— Не спится, а кухня как раз то место, где лучше всего скоротать бессонную ночь, — сухо ответил он.

Квин сидел в одних джинсах. Его торс был обнажен. О, Боже! При виде его загорелого тела у Лауры пересохло во рту. Пальцы так и зудели от желания прикоснуться к его широченным плечам. Его черные волосы спутались, будто Квин, перед тем как сойти сюда, беспокойно метался в постели.

Лаура почувствовала, как медленно запульсировала ее кровь, горячим потоком разливавшаяся по венам. Кухня вдруг сделалась чересчур маленькой и слишком душной.

— Не могли накинуть на себя одежду? — охрипшим голосом поинтересовалась она. И прикусила свой язычок, когда до нее дошла откровенность ее вопроса.

— Я-то как раз оделся, прежде чем спуститься на кухню, — весело произнес он. Квин обвел взглядом ее соблазнительную фигурку в шелковой пижаме. Она была немного великовата Лауре, и это придавало ей беззащитный вид. В то же время наряд был несомненно соблазнительным. — Прекрасно. Весьма сексуально, — тихо похвалил он. — Если вы надели пижаму ради меня, то добились желаемого эффекта. Вы полностью завладели моим вниманием.

Лаура смутилась. К очередному раунду борьбы с Квином она была не готова.

— Я лучше пойду, — она повернулась к двери.

Квин вскочил на ноги.

— Уже бежим, дорогая? Как это не похоже на вас, — осипшим голосом поддел он ее. Лаура, неохотно повернувшись, посмотрела ему в глаза.

— Я никогда ни от кого и ни от чего не бегу, — сказала она.

Со слабой улыбкой Квин провел ладонью по груди. Ее взгляд против воли устремился туда, где находились его пальцы. Ею моментально овладело желание. Ей до боли хотелось прикоснуться к нему.

— Итак, зачем вы спустились в кухню? — осведомился он.

Лаура порывисто вздохнула.

— Не могла заснуть. Надеялась, что выпью горячего молока, и сон придет, — неохотно пояснила она.

Он тихо рассмеялся:

— Это не поможет. Поверьте мне, я уже пробовал.

Тут она заметила пустой стакан на столе.

— Если вы желаете знать правду, то я сидел тут и думал о вас, — сообщил он, совершенно сразив ее своим признанием.

Ее глаза округлились:

— Обо мне?

— О вас. У меня от вас сплошная головная боль.

— Примите аспирин, и все как рукой снимет, — предложила Лаура, хотя его откровенность встревожила ее.

Квин, чтобы ослабить напрягшиеся мышцы, потер затылок.

— Боль, пожалуй, и снимет, но вы-то останетесь. Я вот пытаюсь решить: стоит ли ради обладания вами идти на сделку с совестью, — сознался он.

Лаура заморгала.

— Что вы сказали?

— Не делайте удивленное лицо. Вам известно, что я желаю обладать вами, — язвительно произнес он, и ее щеки окрасил румянец.

Конечно, она знала. Однако не думала, что…

Она воинственно сложила на груди руки.

— Вам что, ни разу не приходило в голову, что я могу и не согласиться? — ледяным тоном осведомилась Лаура.

Его губы растянулись в улыбке.

— Ни разу, — протянул он, и она в бессильной ярости заскрежетала зубами. Наглец!

— В таком случае вас ждет разочарование. Мой ответ — нет, — решительным тоном заявила Лаура. Она, возможно, и хочет принадлежать ему, но не поддастся соблазну. Никогда она не уступит мужчине, который о ней не слишком высокого мнения.

Квин направился к Лауре, очень похожий на кота, подкрадывающегося к своей жертве. Ее глаза округлились. Инстинкт говорил ей «беги», однако она застыла на месте.

Остановившись совсем близко от нее, он склонил голову набок:

— Нет?

Она гордо вскинула голову: ее не запугать.

— Окончательно и бесповоротно, — заявила она и задохнулась, когда он уперся руками в стену, отрезав ей путь к отступлению.

— Неужели вам нисколечко не интересно? — тихо спросил он, и она нервно сглотнула слюну. Он стоял слишком, слишком близко, а у нее не было сил оттолкнуть его и подтвердить тем самым достоверность своих слов. В довершение всего Лаура вдруг поняла, что она скорее обнимет, нежели оттолкнет его.

— Интересно что? — прерывающимся голосом осведомилась она. Ее неудержимо влекло к нему. Никогда она не испытывала такого влечения плоти.

Сверкающие синие глаза смотрели на нее.

— То же самое, — сказал он ей, не снисходя до объяснений. Лаура и не нуждалась в них. Квин говорил о поцелуе.

Лауре стало трудно дышать. У нее екнуло сердце. Непреодолимое влечение, искрой пробежавшее между ними, своей мощью раскалило воздух.

Разумеется, ей интересно, но она и вида не покажет. Она деланно улыбнулась:

— Знаете ли, мне как-то и на ум не шло, — мгновенно возразила она.

— Лгунья, — пробормотал Квин. Он поднял руку и коснулся ее щеки. Лаура судорожно вздохнула.

— Можете называть меня как угодно, только проку от этого будет мало, — проговорила она.

Он провел большим пальцем по ее губам.

— В самом деле? — протянул он, и ее пробрала дрожь. Она не поддастся!

— Вы зря теряете время, Квин, — раздраженно сказала она.

Он тихо рассмеялся.

— Известно ли вам, что даже то, как вы произносите мое имя, возбуждает меня?

— Прекратите прикидываться, — вспыхнула Лаура.

— Почему? Я всегда знал, что притворство — ваше любимое занятие, и надеялся на ваше одобрение, — хрипло поддел он ее. — По-моему, вы желали, чтобы я угодил в расставленные вами силки.

— Я вовсе не хотела этого! — возразила Лаура, и Квин отрицательно покачал головой.

— Вот ложь, которую мне ничего не стоит опровергнуть, — сказал он.

Поняв допущенную оплошность, Лаура подняла руки, чтобы отпихнуть его, но было поздно. Впившись ртом в ее губы, Квин заглушил ее «нет».

Безрассудная страсть с ошеломляющей быстротой овладела ими. Лаура почувствовала растерянность Квина. Все в мире на несколько минут перестало существовать. Все, кроме непреодолимого желания, которое они испытывали друг к другу. С каждым поцелуем костер разгорался сильнее, грозя перерасти в большой пожар.

Квин обнял, притянул ее к своему мощному телу. Лаура охнула, когда его руки, скользнув вниз по спине и обхватив ее бедра, стали поднимать ее и она почувствовала его возбуждение.

Ее охватила дрожь, когда его рука, найдя край пижамы, проникла под нее. Его горячие руки ласкали нежную кожу ее спины.

Ее голова откинулась назад, когда пальцы Квина нашли ее грудь. Его пальца дразнили ее, пока она не застонала; потом его голова опустилась, и он ртом прильнул к ее телу сквозь шелк пижамы. Пальцы Лауры впились в его обнаженное плечо, когда Квин приник к ее соску губами. Безумное желание потоком хлынуло на нее.

Лаура гладила отливающие бронзовым загаром плечи. Ее пальцы, запутавшиеся в темных волосах, приподняли его голову, и она приникла губами к ложбинке на его шее. Квин застонал, когда она, обняв его, провела ногтями по мускулистой спине. Ее пальцы наткнулись на джинсы, но быстро преодолели эту преграду. Руки скользнули под джинсы, и Лаура впилась пальчиками в его твердые ягодицы.

Они оба чувствовали: столь мощное обоюдное желание должно быть удовлетворено. Квин подхватил ее и усадил на стол. Стакан, стоявший на столе, опрокинулся и покатился к раю. Звон разбитого стекла вернул Лауру на землю.

— Пусть его, — хрипло пробормотал Квин, зарываясь лицом в ее шею и осыпая ее поцелуями.

Колдовские чары рассеялись. На Лауру словно вылили ушат холодной воды, когда до нее дошло, что она была готова совершить. Как могла она настолько забыться, что чуть не позволила ему овладеть ею?

— Прекрати! — задыхаясь, проговорила она и оттолкнула его. Однако он не придал ее словам значения. — Черт подери, Квин, я же сказала: прекрати! — громче крикнула она, и он, выругавшись, смирил свой пыл. Спустя несколько мгновений он отстранился от нее и, тяжело дыша, хмуро посмотрел на Лауру.

— Кто ты? Ведьма? Какое колдовство ты напустила на меня: я не в силах оторвать своих рук от твоего тела? — сердито спросил он, нежданным признанием разогнав остатки бродившего в ее голове тумана.

Его слова помогли Лауре справиться с наваждением, на что она уже не надеялась. Квин предоставил ей возможность спасти собственную гордость, и она, не мешкая ни секунды, воспользовалась подвернувшимся благоприятным случаем. Ей надо было скрыть то обстоятельство, что поддался страсти не только он, но и она. Лаура желала убедиться, что в будущем он будет держаться от нее на расстоянии. Их страстные объятия, пусть и мимолетные, показали ей: она не должна доверять самой себе, когда Квин рядом.

Собравшись с духом, она протянула руку и провела пальчиком по черной поросли на его груди.

— Я всего лишь женщина. Женщина, которой вы желаете обладать. Весь вопрос в том, сколь сильно ваше желание? Полагаю, настала пора обговорить условия, не так ли? — вкрадчиво промолвила Лаура.

Он впился в нее глазами. Овладевший им было гнев исчез, уступая место странно неестественному спокойствию.

— Условия?

— Угу. Неужто вы рассчитывали, что вас обслужат бесплатно? — поинтересовалась она. — Тот поцелуй занесен в счет. Если же вы желаете целоваться еще, то вам следует предложить мне кое-что в обмен. Назовем эту сделку услугой за услугу, — с холодной улыбкой сказала она и застыла едва дыша в ожидании ответа. Он, должно быть, придет в ярость.

— Давайте расставим все по полочкам. Вы думаете, что мне следует платить за обладание вами? — с обманчивой мягкостью спросил Квин.

Дрожь пробежала по ее спине. Почему он так спокоен?

— Разумеется. Неужто вы ждали другого? — с вызовом, смеясь спросила она.

— Всего несколько минут назад вы готовы были отдаться мне, ничего не прося взамен, — заявил он.

— Вы ошибаетесь, — возразила она, однако крыть ей было нечем.

— Ой ли? Я знаю, когда женщина возбуждена. Вы потеряли над собой власть, дорогуша. Если бы не досадная помеха, мы бы занялись любовью прямо на кухонном столе, — ответил Квин, и у нее заколотилось сердце.

Лаура поняла, что отрицать случившееся бессмысленно. Над ней бы только посмеялись. Она заставила себя посмотреть ему в глаза.

— Вы, Квин, искушенный в любовных делах мужчина. Признаюсь, я несколько увлеклась. Допустила промашку. Больше такое не повторится.

Его глаза яростно блеснули:

— Всегда выходите сухой из воды. А почему вы решили, что в следующий раз будет иначе?

Черт побери! Все пошло кувырком. Он должен был стоять со смущенным видом, а не задавать вызывающие вопросы.

— Да потому что вам, покуда не заплатите за товар, не видать его! — развязно ответила Лаура. Она была убеждена, что ее слова возымеют действие. — И коль о цене зашла речь, стою я недешево, — добавила она.

Его губы медленно раздвинулись в улыбке.

— Я так понимаю, что ваши условия не подлежат обсуждению? — протянул Квин, и ее вновь пробрала дрожь.

— Я никогда не торгуюсь, — заверила она, не сводя с него испытующего взора.

— Я тоже, — спокойно ответил он. Лаура решила, что настал такой момент, когда умудренный военачальник отступает по тактическим соображениям.

Призвав на помощь все свое самообладание, она направилась к выходу. Отворив дверь, через плечо оглянулась на него.

— Подумай над тем, что я сказала. Спокойной ночи, Квин, дорогой. Доброго тебе сна, — проворковала она и, выйдя из кухни, плотно прикрыла за собой дверь.

Бросившись вверх по лестнице, она поспешила скрыться в своей спальне.

Она едва избежала опасности.

Лаура застонала. Господи, сколько в этом мужчине соблазна. Она, должно быть, спятила, если жаждет отдаться ему. Ведь ей известно, за кого он держит ее. Тем не менее отрицать очевидное нет смысла. Всякий раз, когда он прикасается к ней, она забывает обо всем на свете. Вот где таится смертельная опасность.

Глава шестая

Ночью повалил снег. К утру все вокруг было покрыто белым пухом. Лаура смотрела из окна на заснеженный пейзаж, однако привычной радости не испытывала. Она была обеспокоена и знала почему. Квин. Взглянув на его лицо, она сразу поймет, одержала она победу или потерпела фиаско. Однако сегодня утром Лаура еще не видела его. Он уже позавтракал, когда она сошла вниз.

Все обитатели дома сорвали с подарков оберточную бумагу и поздравляли друг друга с Рождеством. Для Лауры среди них не нашлось места. Впрочем, она и не рассчитывала на подобную благосклонность. Такое демонстративное невнимание только еще раз напомнило ей, что она здесь лишняя.

Лаура слышала взволнованные крики детей, когда развертывали очередной подарок, и улыбалась их радостному возбуждению. Как в детстве все просто!.. Лаура, когда была маленькой, тоже всегда радовалась наступлению рождественского утра. Впрочем, она по-прежнему радуется его приходу, хотя теперь предпочитает не получать, а делать подарки. Она уже вручила Джонатану ручку с дарственной надписью, это растрогало его. А он подарил ей кулинарную книгу. Ее давно не переиздавали, и у Лауры сделалось теплее на душе при мысли, каких, должно быть, трудов стоило ему отыскать для нее сей фолиант и как он сам был рад находке. Джонатан знал, что ей нравится стряпать.

Она со вздохом открыла книгу и принялась листать ее. Один особый рецепт привлек ее, и в следующее мгновение она полностью увлеклась чтением.

— Интересная книга?

Лаура не заметила, как Квин подошел к ней. От неожиданности она чуть не подпрыгнула и прижала книгу к груди, словно та могла послужить ей щитом.

Лицо Квина было непроницаемым. Он стоял и буравил ее взглядом, а ее вдруг охватило такое острое желание, что заныло в груди.

— Лаура? — Он словно ждал чего-то.

До Лауры дошло, что Квин задал ей вопрос, вот только она никак не могла вспомнить какой. Предательский румянец окрасил ее щеки, и она поспешно взяла себя в руки.

— Простите. Задумалась. Что вы спросили? — Лаура легко встряхнула головой, чтобы прогнать наваждение.

— Я спросил, интересная ли книга, — любезно повторил Квин. Он протянул руку и взял ее у Лауры. Брови взлетели вверх, когда он прочитал название. — «Кулинарные рецепты»? Только не говорите, будто умеете готовить!

Ее не удивил его насмешливый тон. Однако Лауру встревожили его близость и отсутствие в обращении враждебности. Она же полагала, что после прошлой ночи он будет обходить ее стороной. Это дружелюбие явно выбивало ее из колеи.

— Умею, и даже очень неплохо, — спокойно сказала она. Бросив взгляд в сторону, с тоской заметила: — Кажется, все веселятся.

Квин, обернувшись, поглядел на смеющуюся группу, а затем вновь испытующе посмотрел на нее.

— Чувствуете себя брошенной?

Да, Лауру не покидало ощущение, будто о ней забыли. Однако она не дура, чтобы рассказывать ему, что мучает ее. Он, несомненно, только рассмеется и скажет, что она это заслужила.

— Полагаю, каждому хочется на Рождество вновь стать ребенком.

— Чем вы обычно занимаетесь на Святки? Вы вряд ли принадлежите к тому сорту женщин, которых мужчина приглашает домой и знакомит со своими родителями.

А, вот теперь она узнает прежнего Квина. Она хмуро смерила его взглядом.

— Еще год назад я проводила рождественские праздники с мамой. Мы всегда посещали службу. Потом рождественским утром мы долго перед обедом гуляли. Затем был обед, мы много говорили, смотрели старые фильмы… Удивлены?

— Я уже ничему не удивляюсь, — спокойно возразил он. — А вы бы ужились с моей матушкой. Она тоже любительница старых картин, — добавил он. Квин ухмыльнулся, заметив ее изумление: — Что вас так поразило?

— В вашу голову закрадывалась мысль познакомить меня с вашей матерью? Разве вы забыли, кто я такая? — насмешливо проговорила она.

— Я всегда помню, кто вы такая, дорогая, — тихо и язвительно ответил он.

В его голосе слышалась холодная ярость. Хоть она и добивалась такого отношения к своей персоне, но все равно ей стало не по себе. Лаура подумала, что она, пожалуй, немного перестаралась.

— Вы рассержены, — заметила она.

— Поверьте, во мне осталась только злость, — сообщил он ей.

Лаура хотела было высказать Квину все, что думает, но к ним подошла Максин.

— Я не ослышалась: вы сказали, что любите бывать в церкви, Лаура? Здесь есть прелестная церквушка. Уверена, Квин, если вы захотите пойти, проводит вас, — сказала она, к огромному изумлению и тревоге Лауры.

— Я не смею причинять ему столько беспокойства, миссис Харрингтон, — ответила Лаура, ожидая, что Квин поддержит ее.

На его губах заиграла слабая улыбка.

— Вы не доставите мне хлопот, — проговорил он.

Лаура, моргнув, недоверчиво поглядела на него. Она нахмурилась, увидев, как поблескивают его глаза. Черт подери, ее замешательство ему только в радость.

— Мне кажется, что у вас найдутся занятия и поинтереснее, — многозначительно заметила она.

— Но не прямо же сейчас, — возразил Квин.

— Стало быть, решено, — улыбнулась Максин. Однако, когда она взглянула на Лауру, над переносицей появилась морщина. — Вот одного я никак не могу взять в толк: в вас есть нечто ужасно знакомое, а я точно знаю, что встречаться прежде нам никогда не доводилось.

— То же говорила и я, — тут же встряла Кэролин, и дрожь волнами стала накатываться на Лауру. Господи, что, если они сами догадаются, что связывает ее с Александром? Сейчас самый неподходящий момент чтобы раскрывать тайну. Лаура взглядом попросила Джонатана о помощи. Тот мгновенно пришел ей на выручку.

— Лаура — известный дизайнер, Максин. Вы, вне всякого сомнения, видели ее фотографии в журналах, — спокойно сказал он, и миссис Харрингтон, подумав, кивнула.

— Да, не исключено, — согласилась она. — Ну что ж, уверена, что в конце концов вспомню, где же я видела вас.

Лаура вздохнула с облегчением. Она не была готова, чтобы правда сию минуту выплыла наружу. И была уверена, что и Максин пока не готова узнать ее. Лаура взглядом поблагодарила Джонатана.

— Почему вы не желаете, чтобы я проводил вас в церковь? — тихо спросил Квин, вновь привлекая ее внимание к себе.

Она искоса поглядела на него.

— Вам в самом деле нужны объяснения? Я не доверяю вам — вот причина, — без обиняков заявила она.

— Но мы же собираемся в церковь? Что я там, по-вашему, сделаю с вами? — уколол он ее. Насмешливая улыбка заиграла на его лице.

— Ладно, поверю вам, — согласилась Лаура. — Отлично, решено.

Взгляд Лауры упал на играющих детей.

— Скажите, Квин, что принес вам Санта-Клаус? — язвительно осведомилась она.

Перемена темы разговора застала его врасплох, и Квин задумчиво поглядел на нее:

— В этом году я забыл отправить ему письмо.

— Бедный малыш, — посочувствовала Лаура. — Неужто вам не досталось ни одного подарка?

Он отрицательно покачал головой.

— Еще нет, но я свое наверстаю, — угрожающе сообщил он. — Нам лучше тронуться в путь сейчас, если мы же не хотим опоздать.

Лаура неохотно пошла к выходу. В дверях Квин остановил ее.

— Да, еще одно, — подняв глаза кверху, сказал он. Там, над притолокой, висела ветка омелы.

— Нет! — воспротивилась Лаура, поняв, что ее сейчас поцелует на глазах у всех.

— Да! — решительно сказал он, впиваясь в ее губы.

— Ой! Дядя Квин целует Лауру! — воскликнул Том.

Другим их поцелуй, пожалуй, мог показаться вполне безобидным, но для это было нелегкое испытание. Кровь кипела в ее жилах, и голова шла кругом. Ну разумеется, Квину не составит труда догадаться, что она не властна над собой. Лаура отчаянно не желала сдаваться, хотя каждое касание его губ, каждая ласка его языка сводили ее с ума. Наконец Квин отпустил ее. Тяжело дыша, она с вызовом смотрела на него.

Квин отступил назад.

— С Рождеством, Лаура, — проговорил он. Только сознание того, что на них смотрят, спасло его от затрещины.

— С Рождеством, Квин, — холодно ответила она, и он расплылся в улыбке.

— Через пять минут встретимся снаружи, — сказал он.

— Я никуда не пойду с вами, — сердито прошептала она.

Клин, не споря, повернулся. Все по-прежнему молчали и не спускали с них глаз.

— Мы вернемся не скоро, к ланчу, Максин, — сказал он и снова взглянул на Лауру. — Через пять минут, — повторил он.

Он загнал ее в ловушку, размышляла Лаура. Ей ничего не оставалось, как с достоинством уступить его натиску. Она круто повернулась и пошла наверх за сумочкой.

Джонатан настиг ее, когда она поднималась по лестнице.

— В чем дело, Лаура? — окликнул он ее. Она, остановившись, обернулась и посмотрела поверх перил.

— Квин проводит меня в церковь, — пояснила она, сделав вид, что не поняла его вопроса.

Джонатан хмуро поглядел на Лауру.

— Я имею в виду поцелуй, — сухо проговорил он.

У нее сдавило горло.

— А, это! — она пожала плечами.

— Да, это, — подтвердил Джонатан.

Лаура вздохнула, понимая, что просто так от него не отделаешься.

— Квин всего лишь хочет добиться своего.

— Чего именно?

— Не твоё дело, — тихо и твердо проговорила она.

— Ясно, — кивнул он. Ею овладело неприятное чувство, будто он и в самом деле все понимает. — Тебе надо поостеречься бы, — посоветовал Джонатан.

Его слова вызвали у нее невольную улыбку.

— Ты все сказал?

Он улыбнулся в ответ.

— Ты не послушаешься, а ведь тебе известно, как я не люблю, когда мои клиенты не внемлют моим самым разумным советам. Просто… поберегись, ладно? — повторил он и ушел обратно в гостиную.

Лаура поднялась к себе в комнату, причесалась, надела теплые ботинки и торопливо спустилась вниз, в прихожей накинула пальто и вышла на улицу. Квин заводил свой «мустанг». Когда Лаура уселась рядом с ним, в салоне уже было тепло.

— Вы припоздали. Я стал подумывать, что вы пошли на попятную, — язвительно заметил он, трогая машину.

Она бросила на него убийственный взгляд.

— Никогда не бегала от задир и трусов.

— Может быть, но сейчас вы только об этом и думаете, да и ночью тоже взяли и убежали!

— Да вы просто нахал!

Квин только рассмеялся в ответ.

Неудивительно, что после всего, что они наговорили друг другу, поездка прошла в полной тишине. Они подъехали к церкви за несколько минут до начала службы. Лаура надеялась, что Квин останется на улице. Однако, к ее изумлению, он вошел внутрь вместе с ней. Праздничная служба собрала многих, и церковь была полна. Вскоре началась служба, и Лаура вздрогнула, услышав, как Квин напевает знакомые слова рождественского хорала. У него к тому же был неплохой голос. Лаура не поняла причины собственного удивления. Также для нее осталось загадкой, почему от его пения у нее засосало под ложечкой.

Позже, когда служба завершилась, все стали расходиться, и она потеряла Квина. Лаура решила подождать его на улице. Вскоре он появился. Оказалось, что встретил знакомых. Смеется, так непринужденно. Лауру кольнула зависть. К ней с такой добротой он никогда относиться не будет…

— Готовы ехать, мисс Маклейн? — Квин подошел к ней. Лаура кивнула, и он направился к машине таким размашистым шагом, что она едва поспевала за ним.

— Вы так торопитесь отвезти меня обратно домой. Зачем же согласились ехать сюда? — сердито спросила она, поравнявшись с ним.

— Потому что я всегда хожу сюда на рождественскую службу. Мне не стоило труда прихватить вас с собой, — насмешливо проговорил Квин. Подойдя к «мустангу», он открыл для нее дверцу, и Лаура села в машину, пораженная услышанным.

Они уже минут десять молча ехали в машине, когда Квин удивил Лауру, нарушив тишину.

— Полагаю, вам следует знать, что никому не сходила с рук попытка сделать из меня дурака, — как бы между прочим сказал он.

Лаура повернулась и посмотрела на него: вдруг все стало на свои места. Вот почему он согласился отвезти ее в церковь. Не потому, что он, так получилось, ходит туда, нет. Здесь она была в его безраздельной власти. Лауре некуда было бежать, не к кому обратиться за помощью. Осознав собственную беззащитность, Лаура села прямее и спрятала растущее беспокойство за показной бравадой.

— Я запишу, как только мы вернемся, ваши слова в свой дневник, — ехидно проговорила она, надеясь, что голос не выдал ее нервозности.

— Будьте и впредь в таком же боевом расположении духа. Оно вам понадобится, — посоветовал он.

— Угрожаете? Мне кажется, вы говорили, будто по дороге в церковь не причините мне вреда, — напомнила она.

Квин только ухмыльнулся.

— А мы не по пути в церковь. Мы возвращаемся домой, — насмешливо произнес он.

— Весьма остроумно, — хрипло промолвила она. У Лауры пересохло во рту.

— Я же говорил вам, что вам не по силам тягаться со мной, Лаура.

Ее пробрала дрожь. Однако она и виду не подала, что его слова лишили ее присутствия духа.

— Хорошо, ну завезли вы меня сюда. Дальше что?

Квин тихо засмеялся.

— А теперь мы узнаем, так ли вы хладнокровны, как утверждаете, — сказал он и ударил по тормозам. «Мустанг» занесло на скользкой дороге. Машина едва не зависла над кюветом. Побелев как полотно, Лаура в ужасе уставилась на него.

— Вы спятили? — дрогнувшим голосом спросила она. Ее сердце стучало так, что чуть не выпрыгивало из груди.

Он расплылся в дьявольской улыбке.

— Коль я и рехнулся, то благодаря вам, — весело ответил он.

— Мы могли разбиться!

— Разве вас не возбудило то, что вы довели меня до безумия? — поддел он. Отстегнув ремень безопасности, он, придвинувшись ближе, навис над ней. — Теперь, — с легкой угрозой произнес он, — пора довершить начатое.

Лаура инстинктивно подалась назад и тут же уперлась спиной в дверцу.

— Довершить начатое? — нервно переспросила она. Его близость мешала ей собраться с мыслями.

— Прошлой ночью вы бросили мне вызов и сбежали, прежде чем я успел ответить на него. А я привык отвечать на вызов, — тихо проговорил Квин.

— Я ничего такого не делала, — отмела она его обвинения. Впрочем, Лаура понимала, что доля правды в его словах имеется.

В глазах его плясали чертики.

— О, нет, вы бросили мне вызов, дорогая. Вы усомнились в моей мужественности.

— И теперь вы решили отомстить мне за уязвленную гордыню? — Лаура сама не понимала, зачем дразнит его.

— У вас что, нет чувства самосохранения?

— Я не боюсь вас! — быстро ответила она. Он рассмеялся:

— В самом деле? Да у вас глаза как плошки. Что, по-вашему, я намерен предпринять?

А правда, что? Лаура полагала, что он поцелует ее, и в то же время боялась, что он не отважится. Желание толкало ее в его объятия, а рассудок говорил, что ради душевного спокойствия она не должна позволять целовать себя. Если он поцелует ее, она точно воск растает в его руках: когда он прикасается к ней, ее сила воли обращается в прах. Она не должна допустить подобной слабости.

— Выпустите меня, — охрипшим голосом приказала она.

Квин лишь покачал головой. Он, коснувшись ее щеки, дразня, провел большим пальцем по ее губам.

— Нет, — сиплым голосом сказал он. Когда их взгляды встретились, в его глазах больше не было отчуждения и холодности. Бурлящая в них страсть обжигала ее. — У вас ангельское личико и душа дьявола. Мне это известно, и тем не менее я по-прежнему желаю вас.

При этом хладнокровном признании ее душа взбунтовалась. Неужто прошло всего несколько дней с тех пор, как ей показалось забавным подразнить этого мужчину? Теперь ей не до смеха. Если он попытается осуществить задуманное, она скорее поможет ему, чем окажет сопротивление. Она попалась в свою же ловушку. Лаура жаждала отдаться ему, и пусть он думает о ней, что пожелает. Как чудесно было бы броситься в его объятия, забыться с ним и насладиться восторгом, которым, она знала, он один и мог одарить ее. Но что потом? Как ей после ужиться с собой?

Она не сумеет. Вот и все. Ей следует остановиться, пока есть силы.

— С сегодняшнего утра вы возненавидите себя! — устало промолвила она. Ее слова лишь рассмешили его.

— Я рискну, — иронично ответил Квин. Лаура заскрежетала зубами:

— А как же я?

Его брови приподнялись:

— А что вы?

Она бросила на него сердитый взгляд:

— Я буду драться.

Его губы медленно раздвинулись в улыбке.

— Драка так драка, — не смущаясь, проговорил он.

Лаура чуть не задохнулась от возмущения.

— Вы несносны!

— Лишь потому, что не желаю играть по вашим правилам, — парировал он. — У меня для вас новость, Лаура, милая. Больше мы не станем играть по вашим правилам, — он положил ладонь на ее затылок и притянул ее к себе.

Смятение охватило ее. Она уперлась руками в его плечи, пытаясь оттолкнуть, но безуспешно. Квин неумолимо надвигался на нее.

— В чем дело? — залепетала она, тяжело дыша от напрасных усилий.

— Дело в том, что будет так, как я хочу. Вас это обстоятельство пугает, знаю. Ведь вы привыкли всем управлять. Вините только себя. Вы бросили мне перчатку. Это война, а победитель получает все. Платить я не стану, но играть вы будете.

Сознание того, что ее собственная слабость помогает ему, приводило Лауру в ужас. И все же она будет сопротивляться, она не может сдаться так просто.

— Никогда! — ответила она.

— Никогда не говори «никогда», — с издевкой посоветовал он.

— Никогда! Никогда! Никогда! — закричала она. Лаура охнула, когда Квин стиснул ее в объятиях.

— Предупреждал же я вас, — тихо сказал он и приник к ее устам.

Лаура позабыла обо всем на свете. Отвечать поцелуем на поцелуй — вот и все, что могла она. Они состязались, питая обоюдно усиливающийся голод плоти. Из ее горла вырвался крик удовольствия. Квин словно ждал его: он отпрянул назад и посмотрел в ее ошеломленное лицо.

— Мне нравится, как ты стонешь, — вкрадчиво проговорил он, касаясь пальцем ее рта.

Поняв, что она наделала, Лаура со смятением в широко распахнутых глазах дернулась назад.

— Отпустите меня! — Щеки ее окрасил густой румянец.

— Не поздно ли оказывать мне сопротивление? — насмешливо спросил он, отпуская ее.

— Мне хочется прикончить вас! — устало сказала Лаура, и Квин расхохотался.

— Разумеется. Вам известно, что меня не одолеть, — убежденно произнес он. Лаура лишь порывисто вздохнула.

— Ошибаетесь! — возразила Лаура. Квин задумчиво поглядел на нее.

— Нам обоим известно: вы желаете меня, но боитесь в этом признаться. Мне снова привести вам доказательство?

Лаура зло посмотрела на него.

— Заводите машину и поезжайте домой!

— Не ваша вина, что вас гложет беспокойство. Полагаю, вы будете жалеть о нашей встрече до конца жизни, — усмехнулся он.

Лаура вздрогнула: она уже жалела.

Квин тронул машину, и Лаура прилипла к окну. Она была уверена, что ее поведение заставит его держаться на расстоянии, а он воспринял его как вызов. Он намерен доказать ей, что может обладать ею по своим, а не по ее правилам. Для него больше не имело значения, что она не нравится ему. Он собирался победить в этой войне.

Лаура прикрыла глаза. Ей надо держаться. Она не станет еще одним трофеем Квина Манниона!

Глава седьмая

Лаура удивилась, что рождественский обед доставил ей такое удовольствие. Квин был неизменно услужлив, и потому она, расслабившись, насладилась дружеской атмосферой за столом. Лаура, конечно, сознавала, что этим она всецело обязана ему. Вскоре проявится прежняя враждебность, но передышка предоставила ей возможность просто порадоваться жизни.

Она оказалась вовлечена во всеобщее веселье. Правда, Стелла и Филип были не более чем вежливы, но Максин, Кэролин, Джонатан и Ян старались вовсю, чтобы Лаура не чувствовала себя чужой. Она была благодарна им за внимание. Позже, когда все отправились в гостиную, Лаура осталась в столовой и принялась помогать Норе убирать грязную посуду. Сначала Нора воспротивилась, однако, когда Лаура сказала, что не уйдет, с благодарностью приняла помощь.

— Разве вас не ждет дома семья, Нора? — спросила она, складывая тарелки в посудомоечную машину.

— Разумеется, мисс, — ответила та, накрывая тарелки с едой пленкой и ставя их в холодильник. — Я пойду домой, лишь только приберусь здесь.

Лаура посмотрела на заставленный стол: работы еще было непочатый край. Она повернулась к Норе, держа в руке грязное блюдо.

— О, нет, так не пойдет. Вы отправитесь домой немедленно, — твердо проговорила она.

— Вы добры, мисс, но следить за чистотой входит в мои обязанности, — возразила Нора.

— Я скажу миссис Харрингтон, что это я отправила вас домой, — проговорила Лаура.

— Я уж и не знаю… — замялась нерешительно экономка.

— Ну так я знаю. Ведь сегодня Рождество, Нора. Вам следует быть со своей семьей, а не прислуживать нам. Идите! — с улыбкой приказала Лаура.

Неожиданно улыбнувшись, Нора сняла фартук, аккуратно сложила его и повесила на спинку стула.

— Если кто проголодается, еды приготовлено достаточно, — проговорила она, надевая пальто.

Лаура проводила ее до двери.

— С голоду мы не умрем. Теперь забудьте о нас и отправляйтесь домой праздновать. С Рождеством вас, Нора, — крикнула она, помахав ей на прощание рукой.

Довольная, что поступила по справедливости, Лаура повернулась, оглядела столовую. Первым делом надо убрать продукты. Лаура искала, куда бы в холодильнике поставить последнее нетронутое блюдо, когда в столовую вошел Квин.

У него взметнулись брови, когда он увидел ее.

— Где Нора?

Лаура, вздрогнув, оглянулась и чуть не уронила блюдо.

— Я отослала ее домой. Мне будет жаль, если вам это доставит хлопоты, но Нора сегодня должна быть со своей семьей, — коротко пояснила Лаура. Она вскинула подбородок, готовясь к пререканиям, но Квин лишь одобрительно кивнул головой.

— А я шел сюда за этим. Вам нужна помощь?

Лаура удивилась, но, кивнув, протянула ему блюдо.

— Попробуйте отыскать свободное место для него, пока я сложу грязные тарелки в посудомоечную машину.

Лаура, рассовывая посуду по отделениям, слышала, как он несколько раз выругался, и улыбнулась про себя.

— Чем еще помочь? — вдруг раздался его голос за спиной. Лаура, чуть не подпрыгнув на месте, уронила бокал, который, к ее ужасу, разбился.

— Бокалам вас не пережить, — сухо пробормотал Квин. И ее щеки окрасились жгучим румянцем.

— Я не нарочно! — в досаде воскликнула она, приседая на корточки и собирая осколки.

— Оставьте! — попытался он остановить ее, но было поздно: она от боли, порезав ладонь. Квин схватил ее за кисть. — Ну-ка, позвольте взглянуть.

— Царапина, только и всего, — слабым голосом запротестовала Лаура. Ее коленки подогнулись не от вида собственной крови, а от прикосновения его руки. Она пристально разглядывала его макушку, испытывая неодолимое желание провести пальцами по его волосам. Застонав, она приказала себе крепиться, а он вдруг посмотрел на нее.

— В чем дело? — требовательно спросил он. Лаура порозовела, поняв, что он расслышал ее стон.

— Больно, — соврала она.

— Не будьте таким ребенком! — фыркнул он, держа ее руку над раковиной и открывая холодную воду. Лаура прикусила губу, а он промывал ледяной водой порез на ее руке. — Вроде ничего не попало, — удовлетворенно заявил Квин, вытирая ее ладонь кухонным полотенцем. — Вам что, ни разу не говорили, что нельзя голыми руками собирать разбитое стекло?

Лаура надула губы. Как бы ей хотелось, чтобы он просто отпустил ее.

— Очевидно, нет, — резко ответила она, нехотя следуя за ним к аптечке.

Квин заклеил ранку пластырем.

— Спасибо, — поблагодарила она, и он насмешливо поглядел на нее.

— Вы всегда так сдержанны?

— Только тогда, когда из-за чепухи поднимают шум! — отрезала она.

— Причиной такой вспыльчивости может быть недоедание, — заметил он. Затем взял совок и, присев на корточки, стал подметать осколки.

— Простите?

Квин, выпрямившись, бросил в корзину разбитое стекло.

— Вы едва притронулись к обеду, — сухо заметил Квин.

Лаура нахмурилась: она поняла, что он следил за ней, и это ей не понравилось.

— Я не была голодна, — нашла она отговорку.

— А разве я сказал не то же самое? — спросил он.

Лаура поняла, что он намекает на утреннее происшествие. Она уничтожающе посмотрела на него.

— Напрасно надеетесь, что ваши слова произведут на меня впечатление, Квин, — холодно ответила она.

— Дорогой, — поправил он.

— Что? — не поняла Лаура.

— Вы забыли сказать «дорогой», — напомнил он.

У нее запершило в горле.

— Неужто? — хрипло осведомилась она.

— Вы больше не любите меня, Лаура, любимая? — тихо поддел он.

— Разве вы любите меня, Квин, любимый? — тут же ответила она. Лаура почувствовала, что ее охватывает восхитительное волнение и почва уходит из-под ног. Она недоумевала, с какой стати так восприняла эту шутку. Она же не любит его. Не может любить его.

Он холодно рассмеялся:

— Думаю, ваша любовь убила бы меня.

Она в ответ расплылась в улыбке.

— В таком случае прекрасно, что никто ни в кого не влюблен, — сказала Лаура, выдержав его испытующий взор.

— С другой стороны, я хочу обладать вами, а вы жаждете отдаться мне, — елейным голосом произнес он.

Тут дверь распахнулась, и в столовую влетел Том, за которым вошли его мама, сестра и Джонатан.

— Ради Бога, чем вы тут заняты? — с удивлением воскликнула Кэролин. И ее братец дьявольски улыбнулся ей.

— Мы лишь обсуждали, когда вы с Джонатаном объявите о помолвке, — ответил Квин.

— Квин! — смущенно попыталась остановить его Кэролин, прижав ладони к пунцовым щекам.

— Ты же собираешься выйти за него замуж, я прав? — с любовью поддел он ее.

— Но ведь Джон еще не просил моей руки! — возразила Кэролин.

— За исправлением этой оплошности, я уверен, дело не станет, — заявил ее брат, многозначительно глядя на Джонатана. Тот прямо посмотрел на Квина.

— Знаешь, я бы вызвал тебя на дуэль, если б этот обычай существовал до сих пор, — заявил Джонатан.

— Ты можешь попытаться ударить меня по носу, друг мой, — ухмыляясь, ответил Квин.

Джонатан рассмеялся:

— Могу, дружище.

— Так как же насчет моей сестры?

— Займись своим делом.

Квин развел руками.

— Видишь, я же говорил, что он любит тебя, — сказал он Кэролин.

— Не люби я тебя так сильно, убила бы тебя, мой дорогой братец. Пяти минут не можешь прилично вести себя. Мы пришли пригласить тебя помочь нам слепить снеговика.

— Вместе с Лаурой, — проверещала Элли, повиснув на материнской руке и серьезно глядя на Лауру.

— О, по-моему, Лаура предпочтет остаться дома, в тепле, — Квин явно провоцировал ее.

Лаура бросила на него уничтожающий взгляд.

— Довожу до вашего сведения: никто в мире лучше меня не лепит снеговиков! — заявила она, и Том захихикал. Она подмигнула ему.

— Не поверю, пока не увижу собственными глазами, — подзуживал ее Квин.

— Дайте мне несколько минут на то, чтобы одеться потеплей, и я присоединюсь к вам.

Лаура взбежала вверх по лестнице одеться. Она покажет наглецу, на что способна.

Погода стояла чудесная. Свежий воздух бодрил, и Лаура с энтузиазмом принялась лепить снеговика. Взрослые смеялись как дети, мешая друг другу и дурачась.

Часом позже плод их стараний горделиво возвышался рядом с подъездной дорожкой: вместо носа торчала морковка, похищенная из кухни, камешки заменяли глаза, а на месте рта красовалась прокуренная трубка. Старая тряпичная шляпа была лихо сдвинута набок, а шея обвязана шарфом. Детям он очень понравился. Они заявили, что более красивого снеговика видеть им не доводилось.

Неизвестно, кто бросил первым комочек снега, но вскоре все играли в снежки. Крики и смех не смолкали. Лаура была вся в снегу. Забежав за угол дома, она перевела дыхание и налепила горку снежных бомбочек. Выглянув из-за угла, выбрала мишень. Она бросала метко, поэтому посланный ею снаряд угодил Джонатану прямо в затылок.

Тот, взревев, обернулся, однако она успела скрыться от его гнева. Прихватив несколько снежков, она снова выглянула из-за утла. В нескольких шагах от нее на корточках сидел Квин. Первый снежок попал ему в ухо, второй угодил прямо в лицо. Он оглядывался, ища злодея. Увидев ее, угрожающе встал во весь рост. Взвизгнув, Лаура бросилась наутек.

За ее спиной раздался топот, и что-то сильно ударило ее по спине. Хохоча и ловя ртом воздух, она пересекла пространство, которое летом было лужайкой, и спряталась между двух кустов рододендронов. Лаура принялась лихорадочно лепить снежки, словно от этого зависела ее жизнь. Взяв в руки по снежку, она выглянула из-за куста. К ее удивлению, рядом не было ни единой души.

— Эй! — окликнули ее сзади. Лаура повернулась.

Огромный мягкий комок снега попал ей в лицо, забив нос и рот. Она тряхнула головой, и тут же в нее угодили еще два снежка. Лаура даже не успела сойти с места. Протерев глаза, она увидела перед собой темный силуэт Квина. Лаура швырнула снежки, которые держала в руках, но Квин легко увернулся от них. Лаура попыталась было бежать, но он прыгнул вслед за ней и, поймав за ногу, повалил ее в глубокий сугроб. Смеясь, она попыталась уползти в сторону, но спустя миг он был на ней. Лаура сумела схватить горсть снега и засунуть ему за шиворот, прежде чем он сжал ее руки и завел за голову.

Хохоча и тяжело дыша, они не спускали глаз друг с друга.

— Где вы научились так хорошо бросать снежки? — задыхаясь, спросил Квин. Он поморщился, когда растаявший снег струйками потек под рубашкой.

Лаура, слизав с губ снег, попыталась перевести дух.

— В детстве я частенько играла с местными ребятами в бейсбол.

Квин пошевелился, а Лаура вспыхнула от смущения, почувствовав теплоту сжавших ее бедра ног. Смех застыл на ее губах. Перехватив взгляд Квина, она поняла, что и ему не до смеха.

— В чем дело, Лаура? — тихо, но с издевкой осведомился он.

— Ни в чем.

Он лениво приподнял бровь.

— Ни в чем? Уверены? Мне кажется, что вы несколько… напряжены.

К своей досаде, она предательски покраснела:

— Мне холодно.

Его губы скривила улыбка:

— Неужто? На мой взгляд, вы чуток перегрелись.

Лаура стиснула зубы. Этот наглец наслаждается ее беспомощностью. Ему точно известно, что он делает с ней. Она, не говоря ни слова, зло глядела на него.

— Почему вы не приказываете, чтобы я отпустил вас? — хрипло осведомился он.

— О… отпустите меня, — скорее прохрипела, чем проговорила она.

Синие глаза обожгли ее неодобрительным взглядом.

— Вам следует произнести эти слова с душой, — язвительно заявил он, опуская голову вниз. — У меня такое чувство, будто вы умоляете меня овладеть вами.

— Нет! — воскликнула она, когда его голова склонилась к ней. В то же мгновение она отвернулась, и его губы коснулись ее шеи. — Нет!

Его губы обжигали ее.

— Лгунья. Скажите же наконец, что вам надо от меня.

— Ничего. Мне от вас ничего не нужно, — прошептала Лаура.

— Я не верю вам.

— Вы никогда не верили мне.

Он залился смехом, а затем заглянул в глубь ее глаз.

— Вам будет приятно, если я скажу, что никогда не видел такой красивой, как вы, женщины? Что ни одна женщина не вытворяла со мной ничего подобного? Вам известно: я не лгу. Я бы, замерзая от холода, думал бы, как овладеть вами и услышать ваш довольный вскрик, — сделал он шокирующее признание.

Лаура прикрыла глаза. Она отчаянно пыталась стереть возникшие в ее воображении картины.

— Прекратите, — хриплым голосом потребовала она.

Квин поднял голову и взглянул на нее.

— Вы хотите совершенно другого. Нам обоим это известно. Я намерен овладеть вами. Только, как я уже говорил, я не плачу за сексуальные услуги. Так о чем вы хотите попросить меня? — наслаждаясь ее бессилием, произнес он.

— Ни за что в жизни! — что есть мочи крикнула Лаура. Квин, смеясь, поднялся сам и поставил на ноги ее.

— Да, Лаура, любимая. И не единожды. С вами одного раза будет мало, — издевательски добавил он. — Вам лучше снять мокрую одежду. Мы не желаем, чтобы вы подхватили простуду, — язвительно посоветовал он. — Вам помочь?

Лаура с трудом сдержалась от того, чтобы ударить его.

— Почему бы вам?.. — Она не успела докончить фразу: Квин, протянув руку, зажал ее рот ладонью.

— Осторожно, Лаура. Не давайте выхода своему темпераменту, — предостерег он.

Она зло поглядела на него, затем круто повернулась и удалилась под его тихий смех. Он сметает все ее преграды — так раскаленный нож входит в масло. Как он ошибается насчет причин, что вынуждают ее держать его на расстоянии! Все дело в том, что она перестанет уважать себя, если переспит с мужчиной, которому не нравится. И вместе с тем Лаура страстно желала его любви. Если она останется здесь, он, пожалуй, победит. Каждый раз, когда он дотрагивался до нее, ей становилось все труднее и труднее отталкивать его.

Боже, что она за женщина? Как может она желать мужчину, который хочет овладеть ею, только чтобы доказать собственную мужскую силу? Дура она — вот ответ. Лишь дура может влюбиться в него!

Эта мысль выскочила из небытия и ошеломила Лауру. Неужели такое возможно? Неужели охватившая ее буря чувств и есть любовь? Она любит Квина Манниона?

Лаура застонала, поняв, что это правда. С той самой минуты, когда впервые заглянула в его глаза, она потеряла голову. Что же до него, то он ее попросту презирает.

Лаура закрыла глаза. Ей известно, как поступить. Она должна уехать отсюда. Ей нельзя оставаться, рискуя, что он разгадает ее тайну. Она не перенесет, если ему все станет известно. Только не сейчас. Не теперь, когда она так уязвима. Господи, как же он посмеется, когда узнает, что она влюблена!

Глава восьмая

Лаура была на грани изнеможения, когда вернулась в свою квартиру. В мастерской выдался на редкость загруженный день. Ее партнер, Анна, подхватила грипп, и Лаура вот уже несколько дней вынуждена была работать за двоих. Феликс, их неоценимый помощник, тоже заболел, и эта неделя попортила ей немало крови.

Бросив сумку у дверей, скинув пальто и туфли, она прошла в маленькую кухню и вскипятила воду для травяного чая. Когда чай был готов, она отправилась с чашкой в гостиную и устроилась на кушетке, подогнув под себя ноги.

Удастся ли ей убедить Джонатана остаться сегодня дома? У них приглашение на какое-то благотворительное мероприятие. Но у нее не было никакого желания выбираться из дома. И не только сегодня, честно самой себе призналась она. Вот уже три недели, если быть точной.

Да, она все помнит. Разве можно забыть о Квине Маннионе!

Лаура, тяжело вздохнув, поставила чашку на столик. Как же она ненавидит себя за слабость, за то, что не способна выбросить Квина из головы. Мгновения, проведенные с ним, всплывают в ее памяти с необычайной отчетливостью. Сплошная мука.

Она поглядела на часы: уже поздно. Пора одеваться. Она приняла душ и переоделась в вечернее платье. Прямого покроя, из изумрудно-зеленой тафты. Узкие бретельки держали лиф, украшенный серебряной вышивкой.

Лаура смотрелась в нем великолепно. Чуть подкрасившись, вдев в уши бриллиантовые серьги и надев на шею любимый медальон, она порадовалась тому, что отлично выглядит.

Когда она смачивала духами виски и запястья, раздался звонок в дверь. Джонатан уже здесь! Она распахнула дверь с улыбкой, которая медленно сползла с ее лица.

На пороге стоял Квин, ошеломительно красивый в белом смокинге и черной бабочке. Лаура подумала, не галлюцинация ли это.

— Привет, Лаура, — слегка осипшим голосом поздоровался он, и ее охватила нервная дрожь.

Потрясение было громадно, радость — безмерна. До этой минуты она и не подозревала, какое это удовольствие — просто смотреть на него. Ее сердце болезненно сжалось. Она скучала по нему. Да поможет ей Бог, он — ее судьба. Ее вторая половинка. Ей бы обрадоваться при этой мысли, но ее пронзила острая боль. Зачем он здесь?

— Что вам надо, Квин? — осведомилась она. Лаура и не подозревала, что ему известно, где она живет.

— Вы не хотите пригласить меня к себе? — спросил он, насмешливо приподняв бровь.

Лаура такого желания не испытывала.

— Я жду Джонатана, — коротко ответила она.

— Джонатан отправится прямо на прием. Он прислал меня за вами.

Лаура была потрясена. Джонатан не поступил бы так с ней. Он же ее друг.

Квин многозначительно посмотрел на нее.

— Я дам вам объяснения там, где нас никто не подслушает, — прошептал он.

Лаура, выглянув в коридор, увидела свою соседку, большую любительницу посплетничать.

— Заходите, — пригласила она Квина. Закрыв за ним дверь, она проводила его в гостиную.

Он с любопытством огляделся.

— И это все, что Алекс смог позволить себе? — насмешливо поинтересовался он.

От возмущения у Лауры перехватило дыхание.

— Александр не покупал эту квартиру. Я приобрела ее сама, — заявила Лаура.

— Я ожидал чего-то более… шикарного. Здесь же царит домашний уют. Я изумлен.

Лаура не знала, принимать ли его слова как комплимент, поэтому решила перевести разговор в другое русло.

— Вы собирались рассказать мне о Джонатане, — прямо напомнила она ему.

— А, да. Я достал билеты на то же мероприятие, и мне удалось убедить Кэролин отправиться вместе со мной. Когда я понял, что Джонатан придет с вами, я предложил поменяться спутницами. Он с радостью согласился. Сказал, что вы поймете его.

Ее сердце упало. Конечно, она понимает, почему он отдал ее на растерзание Квину. Джонатан обожает Кэролин и, вполне естественно, желает быть с ней. Он и представления не имеет, насколько ужасен для нее этот обмен.

— Что ж, вы весьма любезны и предупредительны, но я не намерена идти с вами, — холодно заявила Лаура.

Вздохнув, Квин задумчиво провел пальцем по переносице:

— Такого ответа я и ждал. Он порождает проблему: если вы не пойдете, то не пойдет и Кэролин.

Лаура охнула.

— Вы все подстроили!

— Если бы. Кэролин настаивала на вашем приходе. Вы тоже должны появиться на вечере.

Лаура в смятении прикусила губу. Она никак не могла взять в толк, зачем Кэролин так необходимо ее присутствие. Бессмыслица какая-то. Той ведь было известно, что Лаура не ладит с ее братцем.

— Это безумие.

— Ну пожалуйста, я так хочу видеть свою сестру счастливой, — умолял Квин. — Взгляните на мое предложение с этой точки зрения. Вам, возможно, придется провести несколько неприятных часов, но Джонатан и моя сестра будут на седьмом небе от счастья.

— Ладно, ваша взяла. Надеюсь, вы по достоинству оцените жертву, на которую я иду, — язвительно проговорила она.

— Уверен, они оценят, — неприветливо произнес Квин. — Если уже готовы, мы можем идти.

Лаура вздрогнула. Она совершает ошибку, но и отказаться не может.

— Я только возьму сумочку, — извинилась она, скрываясь в спальне.

Затворив за собой дверь, она прикрыла глаза. Вот это поворот! Такого она никак не ожидала. Надо привести себя в чувство. Тяжело вздохнув, Лаура пригладила волосы, словно это успокаивающее движение могло восстановить нарушенный душевный мир.

Схватив пальто и сумочку, она вышла в гостиную. Квин в глубокой задумчивости стоял возле окна и не слышал, как она вернулась. Ее сердце екнуло. Что в нем такого? Квин будто околдовал ее. Но ведь действительность — не увлекательная сказка.

— Я готова, — холодно объявила она. Обернувшись, он оглядел ее с головы до ног.

Подошел, помог надеть пальто.

— Я говорил вам, как прекрасны вы сегодня? — тихо сказал он.

Лаура прерывисто вздохнула. Господи, он так близко, что можно прислониться к нему и забыть обо всем. Впрочем, подобный поступок был бы верхом безумия.

— Не старайтесь, Квин. Я уже согласилась отправиться с вами, — едко проговорила Лаура.

— Неужто так трудно принять от меня комплимент? — с сарказмом осведомился он.

В синеве его бездонных глаз можно было утонуть. Потерять голову. Ее влекло к нему. Подобного чувства она больше ни к кому не испытает — от этой мысли у Лауры разрывалось сердце.

— Да, ведь я вам не нравлюсь. Или с вами произошло чудесное превращение и теперь вы без ума от меня? — насмешливо спросила она. И все-таки где-то в самом дальнем уголке души Лаура надеялась, что он скажет «да».

— Ну, это столь же маловероятно, сколь и то, что вы объяснитесь мне в любви. Любовь не имеет к нам никакого отношения. Мы хотим принадлежать друг другу, и только, — поставил он точки над «i», проходя мимо нее и отворяя дверь. — Ну что, пошли? Внизу ждет такси.

Лаура уже слышала все это, и его слова не должны были причинить ей боль, но они опять ранили ее. Она любит его, а он… он может измываться над ней сколько вздумается.

Как только они приехали, Лаура удалилась попудрить носик. Она пробыла в дамской комнате столько, сколько позволяли приличия. Однако ей пришлось в конце концов выйти к Квину. Пока ее не было, он взял напитки и теперь протягивал ей бокал с белым вином.

— Вы видели Джонатана? — спросила она, отпивая вино. Интересно, осмелится ли она осушить бокал полностью. Будь Лаура не голодна, она бы так и сделала. Но сегодня ей терять голову ни к чему.

— Еще нет. Пройдемся, — предложил он, подхватывая ее под локоть.

Лаура, вздрогнув, попыталась стряхнуть его руку, но он крепко держал ее. Выбор у нее был невелик: либо закатить неприличную сцену, либо уступить ему. Лаура предпочла последнее.

— Вы знакомы здесь с кем-нибудь? — спросила она, пытаясь отвлечься.

— Полагаю, многие тут знают меня, а вот я их — не то чтобы очень, — холодно ответил он.

— А вот, кажется, и один из ваших знакомых, — сказала, Лаура, увидев тучного господина, стремительно пробирающегося к ним.

Квин охнул.

— Проклятье! — пробормотал он и огляделся, ища путь к спасению. — Сюда, — сказал он, утягивая ее за собой в толпу.

В конце концов они оказались за шторами оконной ниши, где-то в другом конце зала. Увидев, как Квин выглядывает тайком из-за штор, Лаура прыснула со смеха.

— Вы что, задолжали ему? — поддела она.

— Очень смешно. Этот человек называет себя самым большим моим почитателем. Я нигде не могу от него скрыться.

— Вам следовало быть польщенным, — усмехнулась она.

— Я и был польщен, пока однажды он чуть ли не час продержал меня в углу, разбирая побуждения моих персонажей. Говорю вам, пытка водой — пустяки по сравнению с этим типом!

— Бедняжка Квин, — хихикнула Лаура.

— Я потрясен проявлением вашего сочувствия, — насмешливо проговорил он, прислонясь к стене и с невольным восхищением глядя на нее. — Вам следует чаще смеяться.

— Так же, как и вам, — ответила Лаура.

Они улыбнулись друг другу — и это было одно из редких мгновений полного взаимопонимания. Всего на миг они стали людьми без прошлого. Они могли бы оставаться на приеме просто потому, что им хотелось быть вместе. Провести вечер с тем, с кем они более всего желали.

— Вам часто доводится ходить на подобные вечера? — спросила Лаура.

Квин отпил из бокала.

— Я не любитель шумных сборищ. Предпочитаю анонимные пожертвования.

— Вас не поражает открытое проявление щедрости?

— Только не тогда, когда многие из жертвователей появляются на подобных вечерах лишь потому, что их неявка с чеком будет дурно истолкована, — язвительно пояснил Квин.

— Но здесь есть и люди, которые жертвуют из чисто филантропических соображений, — возразила Лаура.

— Разумеется, — признал Квин, — однако они предпочитают затеряться в толпе. Непристойно являться на благотворительный вечер в россыпях драгоценных камней.

— Верно, но, если б им не позволяли пускать пыль в глаза, они бы не приходили на них и не давали на благотворительность столь нужные деньги, — сказала Лаура.

— А о подобных компромиссных сделках вам известно, как никому другому, так ведь? — тихо проговорил он, застав ее врасплох.

Стрела поразила цель с пугающей точностью. Лауре будто влепили пощечину. Она порывисто вздохнула: забавно, сколько же еще стерпит ее сердце и не разорвется на части.

Ей удалось справиться с собой, Лаура холодно улыбнулась.

— Потрясающе. Вы желаете обладать мною и полагаете, будто не встретит сопротивления! — выпалила она.

— Если бы я прислушивался к голосу разума, все обстояло бы иначе, — признался он ей. — Подарок Александра? — Квин кивнул на медальон.

Инстинктивно она поднесла руку к шее и дотронулась до инкрустированного медальона.

— Нет. С чего вы взяли? — осведомилась Лаура. Он, оттолкнувшись от стены, хмуро посмотрел на вещицу, которую она всегда принимала за простенькое ювелирное украшение.

— Он отделан драгоценными камнями — вот с чего. Стоит, должно быть, немалых денег.

Лаура облегченно рассмеялась.

— Медальон достался мне от мамы. Ей подарил его мой отец.

— Будь я на вашем месте, я бы оценил и застраховал его, — посоветовал Квин ошеломленной Лауре.

— Вы уверены? Я понятия не имела о его стоимости.

Лаура потому носила медальон, что только эта безделушка напоминала ей о совместной жизни родителей. Внутри него хранились фотографии ее мамы и Александра, сделанные до ее рождения.

— Ваши родители умерли? — спросил Квин, внезапно посерьезнев.

У Лауры от нахлынувших чувств встал комок в горле.

— Да, — подтвердила она, рассеянно сжимая медальон.

— Вам недостает их?

Она вздохнула:

— Очень. Конечно, я едва помню отца. Мы… недолго пробыли вместе.

— Горе, когда ребенок теряет родителей, — заметил Квин.

— Том и Элли помнят своего отца? — спросила Лаура.

— Том — да. Элли же тогда была совсем крошкой.

— Почему хорошие люди умирают молодыми?

— Потому что у Бога есть для них иное занятие, — тихо сказал Квин. Лаура испуганно взглянула на него: она не ожидала таких слов.

— Вы в это верите?

Он неопределенно пожал плечами:

— Я не знаю, но эта мысль приносит успокоение.

Квин прав. От нее и впрямь становится легче на душе.

— Вы странный человек, Квин Маннион, — сказала она, насмешливо покачав головой.

— Моя матушка любит меня, — съерничал он. У Лауры обмерло сердце — ведь она тоже любит его.

— Только ваша мать и может любить вас! — проворно ввернула она шпильку, допив вино и ставя бокал на подоконник. — Ваш почитатель, должно быть, уже ушел. Нам можно отправиться на поиски Джонатана и вашей сестры. Наверняка они гадают, где мы, — произнесла она, выходя из укрытия. Лаура не успела проделать и десяти шагов, как Квин взял ее под руку.

— По-вашему, ни одна женщина не способна полюбить меня, Лаура?

— Нет, если она в здравом уме, — парировала она.

— Я завидная добыча, — возразил он.

— Если им удастся поймать вас в свои сети! — сухо проговорила она. — Кроме того, вы не интересуетесь ни одной женщиной.

— Я прямо сейчас интересуюсь одной особой, — хрипло напомнил он ей, и по телу Лауру пробежала нервная дрожь.

— Напрасно теряете время.

— Посмотрим.

Почти десять минут у них ушло на поиски Джонатана и Кэролин.

— Где вы были? — требовательно спросила Кэролин брата, когда они наконец подошли к занятому Джонатаном столику.

— Бегали от поклонников Квина, — насмешливо пояснила Лаура.

— Простите, — извинился Квин. — Я отойду на секунду. Мне надо кое с кем переговорить.

— Как поживаете, Кэролин? Кто присматривает за детьми? — с улыбкой проговорила Лаура.

— Прекрасно. Дети остались на вечер у родителей моего мужа. Они обожают сидеть с ними — один Бог знает почему! — со смехом добавила она.

— Один вечер! Почему бы и не посидеть? — шутливо заметил Джонатан. — Кэролин, ты не против, если я потанцую с Лаурой, а? — минуту спустя спросил он.

— Идите. Только не позволяйте ему наступать вам на ноги! — проводила она их предостережением, которое заставило Лауру рассмеяться.

— Ты простила меня за то, что я попросил Квина сопровождать тебя? — спросил он, когда они медленно кружились по залу.

— Я как раз над этим и думаю, — со слабой улыбкой ответила Лаура. — Почему Кэролин настояла, чтобы на вечере присутствовала я?

— Кэролин? Извини, Лаура, я что-то не понял, — Джонатан явно был заинтригован.

— Квин сказал… — начала было Лаура, но тут же поперхнулась.

— Что сказал Квин? — настаивал Джонатан, но она, от ярости не в силах говорить, покачала головой.

Квин обманул ее!

— Черт его возьми! — тихо выругалась она.

— Кажется, Квин в чем-то оказался не очень честен, — протянул Джонатан, и Лаура вздохнула.

— Если я сегодня вечером не прикончу его, тогда есть еще на свете чудеса, — холодно проговорила она.

— В таком случае, если тебе потребуется хороший адвокат, ты знаешь, где меня найти, — улыбнулся Джонатан.

— Пора меняться партнершами, — в их разговор встрял Квин.

Лаура, повернув голову, встретила пристальный взгляд его глаз. Он не позволил ей возразить. Отпустив ладонь сестры, он схватил руку Лауры. Джонатану не оставалось ничего другого, как отпустить Лауру и повернуться к Кэролин. Когда Квин развернул Лауру лицом к себе, она увидела, что Джонатан с любопытством смотрит на них.

— Не будете ли вы так любезны пояснить мне, почему ваша сестра так сильно хотела, чтобы я явилась сюда? — потребовала она от него ответа, когда они закружились в танце.

— Я соврал, — спокойно ответил Квин.

— И зачем вам это потребовалось?

Квин посмотрел на нее и расплылся в улыбке.

— Неужто не догадываетесь? Я хотел видеть вас здесь.

— И вы всегда получаете желаемое?

— Всегда. Запомните мои слова. А теперь закройте свой восхитительный ротик, пока я не сделал это вместо вас, — велел он, притягивая ее к себе.

Лаура подавила стон. Она хотела противиться, но он не выпускал ее из своих объятий. Их тела соприкасались, когда он кружил ее в такт музыке. Она напустила на себя суровый вид, но близость Квина лишала ее самообладания. Его рука медленно ласкала ее спину. Лаура понимала, как опасно уступить ему, но с каждым движением воля ее слабела. И вот уже она склонила голову на его плечо. Господи, какой же он сильный… надежный. Странно думать, будто он опасен. Лаура слышала, как бьется его сердце. Ее тело живо откликалось на мимолетное касание его бедер, когда они медленно двигались под музыку. Он не пытался скрыть свое возбуждение, вызывавшее в ней болезненное желание.

От его близости Лаура таяла, ноги заплетались. Остаться здесь значило напрашиваться на неприятности, и тем не менее ей легче было бы переплыть океан, чем покинуть зал.

— Хорошо, не правда ли? — пробормотал Квин ей на ухо. — Но может быть и лучше. Гораздо, гораздо лучше.

Сердце Лауры бешено скакнуло. Она поняла, что он говорит о том времени, когда они займутся любовью. Ну уж нет! Она не ляжет с ним в постель, как бы он ни искушал ее. Она не переживет этого.

— С месяц назад или около того вы были просто именем на юридическом документе, а сейчас… — Квин многозначительно замолчал.

Он был мужчиной, перевернувшим ее мир, ее жизнь никогда не будет прежней.

Она подняла голову и, встретив его взгляд, посуровела:

— Не сработает.

Квин тихо рассмеялся:

— Мы так сильно желаем друг друга, что сходим с ума.

От истинности его высказывания и от сильного желания у нее чуть не вывернуло желудок. Нет проку отрицать, что она хочет отдаться ему. И ему это известно. Он всегда знал о ее желании.

— Переспите со мной, Лаура, — искушающе пробормотал он.

Ее пальцы на его плече сжались в кулак.

— Нет, — сказала она. Как мучительно трудно, оказывается, отвергнуть его, когда он так близко от нее.

— Вы ведь желаете отдаться мне, — настаивал Квин, обжигая Лауру сладострастным взглядом.

Господи, как сильно хочет она его. У нее перехватило горло, однако оторвать от него взгляд ей было не под силу.

— Нет.

— Лаура, Лаура, стоит вам пожелать, и мы неплохо провели бы время. Не говорите мне, будто не думали, что может случиться между нами.

А ведь она ни о чем другом и не помышляет.

— Ответ будет прежний: нет, — твердила Лаура. Она испытала облегчение, когда кончилась музыка.

— Бой часов спас вас! — язвительно заметил Квин.

Отпустив ее руку, он провел ее обратно к столику. Больше они не танцевали, и Лаура была только рада этому обстоятельству. Одного раза оказалось более чем достаточно.

Следующие шестьдесят минут Лаура довольно хорошо притворялась, будто ей весело. Квин то и дело бросал на нее задумчивые взгляды. Говорил он мало. Лаура чувствовала, что внутри него растет нетерпение, и это выбивало ее из колеи. Что с ним такое? Что он задумал?

Когда Джонатан в очередной раз пригласил Кэролин на танец, Квин вскочил на ноги.

— Пошли, — решительно произнес он.

— Куда? — изумилась Лаура.

— Я отвезу вас домой, — сказал он. Лаура, подумав, кивнула.

— А как же Джонатан и Кэролин? — спросила она, вставая и беря сумочку.

Квин набросал несколько строк на обратной стороне пригласительного билета и прислонил его к стоявшей на столе вазе с цветами: так записка не останется без внимания. Они вышли на улицу. Быстро поймали такси. И вскоре Лаура оказалась возле своего дома.

— Не стоит вам провожать меня, — сказала она Квину, когда тот расплачивался с шофером.

— Мама всегда говорила мне: хорошие манеры требуют, чтобы женщину провожали до двери, — спокойно сообщил он ей, выбравшись из машины, и, протянув руку, помог Лауре выйти.

В лифте и в коридоре он до самой двери не произнес ни слова. Когда они подошли к ее квартире, он взял у нее сумочку и, отыскав ключ и открыв дверь, включил свет. Затем Квин отступил назад, давая ей пройти вперед. Лаура не думала, что он последует за ней. Однако, когда она обернулась, чтобы вежливо поблагодарить его, он уже закрыл дверь.

Его спокойные действия нервировали ее. Она с бешено бьющимся сердцем наблюдала, как он прошел в гостиную. Лаура проследовала за ним, бросив пальто на стул.

— Я в самом деле очень устала, Квин, — сказала она, надеясь, что он поймет намек и уйдет.

Квин задумчиво поглядел на нее.

— Но, полагаю, чашку кофе вы способны приготовить? — вызывающе спросил он. Лаура посчитала грубым отказать ему в такой малости.

— Хорошо. Хотя я и устала. Вам придется довольствоваться растворимым кофе, — сказала она ему и прошла из гостиной в кухню.

— Растворимый — прекрасно, — откликнулся он.

Лаура со вздохом проверила, много ли воды в чайнике, и включила его.

Она поставила на стол две чашки и потянулась было за банкой с кофе, как вдруг руки Квина обхватили ее. Лаура слабо вскрикнула, когда его ладони легли ей на запястья и он притянул ее к себе.

— Забудь о кофе, — хрипло проговорил он, и она едва не задохнулась. Лаура, повинуясь инстинкту, положила свои руки поверх его. Мгновением позже горячее прикосновение его губ обожгло нежную кожу на ее затылке: — Не кофе сейчас утолит мою жажду.

Лаура вздрогнула от покалывающего и приятного ощущения, которое волнами прокатывалось по ее телу. Она наклонила голову, не думая, что открывает простор для изголодавшихся губ. Он немедленно воспользовался ее оплошностью. Лаура охнула, стараясь сохранить остатки благоразумия.

— Квин! Пожалуйста! — с мольбой простонала она.

Его руки ласкали ее тело.

— Нет. Боже мой, ты и представления не имеешь, как страстно я хочу угодить тебе, дорогая, — заплетающимся языком пробормотал он.

Повернув ее лицом к себе, он запустил пальцы в ее волосы и приник к губам поцелуем. Лаура, вспыхнув от желания, обвила руками его шею. Руки Квина скользнули вниз к ее бедрам. Он схватил край ее платья и приподнимал его, пока она не почувствовала его возбужденную плоть. Ее голова откинулась назад.

Квин, сгорая от страсти, проговорил:

— Больше никаких игр, Лаура. Мы ведь оба хотим этого.

Лаура прикрыла глаза. Ей надоело сопротивляться, и она желала принадлежать ему. Сейчас. Она не станет думать, что будет завтра. Сегодня вечером имеет значение лишь то, что она любит этого мужчину и хочет быть с ним. А он желает обладать ею. Здесь никто не победил и не проиграл. Они оба измотаны страстью. Обоюдным желанием.

— Да, — выдохнула она. С первой встречи было ясно, что избежать близости между ними невозможно. Все перестало иметь значение. Все. — Возьми меня. Я так хочу быть твоей.

Квин, не медля, подхватил ее на руки.

Глава девятая

В спальне было темно. Возле кровати Квин опустил Лауру на пол.

Она нетерпеливо сбросила туфли и, вцепившись в его смокинг, принялась стягивать его с Квина. Тот, помогая ей, отшвырнул его в сторону. Потом он снова привлек ее к себе. Его пальцы, найдя застежку на платье, потянули ее вниз. Его нетерпение возбуждало. По телу Лауры пробежала дрожь, когда его руки, сорвав одежду, обжигающим пламенем прошлись по ее спине. Его прикосновения рождали небывалые ощущения, и ей тоже захотелось дотронуться до него.

Ее пальцы наткнулись на пуговицы рубашки. Лаура, застонав, схватила ее обеими руками и разорвала ткань. Она услышала, как Квин тихо охнул от удовольствия. Ее обдало жаром, когда она наконец смогла прикоснуться к его коже. Его голова откинулась назад. Воздух со свистом вырывался сквозь зубы. Она не смогла устоять от искушения приникнуть губами к его напрягшейся шее. Лаура коснулась языком ложбинки у самого основания шеи. Он вздрогнул, и ее сердце забилось оттого, что она тоже может заставить его содрогаться от желания.

Квин положил руки ей на плечи и сбросил бретельки платья — оно зеленым озером распласталось возле ее ног. Лаура с улыбкой следила, как его глаза жадно скользят по ее телу. Она страстно желала, чтобы он коснулся ее. Словно услыхав ее молчаливую мольбу, Квин захватил в плен ее грудь и принялся ласкать ее сначала руками, потом языком.

Лаура вскрикивала от огромного наслаждения. Его язык творил чудеса.

Квин подхватил ее, поднял на руки, положил на постель и лег рядом. Лаура чуть не сходила с ума от удовольствия, граничившего с болью. Его губы, оставляя дорожку из поцелуев, стремились к низу живота. От его прикосновений ее сердце бешено стучало и из груди с хрипом вырывался воздух. Когда его уста коснулись ее маленьких кружевных трусиков, у Лауры прервалось дыхание.

О, как медленно он снимает с нее последний предмет одежды, покрывая поцелуями обнажающуюся плоть. У нее не было ни воли, ни желания остановить его, когда он, раздвинув ее бедра, поцеловал в самое сокровенное место. Его язык ласкал ее, и сладостный спазм волнами расходился по ее телу, поднимаясь все выше и выше, пока она, обезумев от удовольствия, не вскрикнула, не в силах дольше терпеть эту сладостную муку.

Лежа в сладострастном жару, она наблюдала, как Квин, поднявшись, быстро избавился от оставшейся на нем одежды. Он был великолепен. Просто восхитителен. Лаура протянула к нему руки, и он снова пришел в ее объятия. Квин впился в ее губы, вновь пробуждая в ней желание. Тем не менее ей захотелось доставить ему такое же удовольствие, какое он доставил ей. Она заставила его лечь на спину. Лаура все силы отдала, чтобы усладить его. Ее ладони скользили по его блестящей от пота груди. Ее ногти царапали его соски, заставляя его тяжело дышать, затем пальцы ее скользнули ниже… Квин, с хрипом, вырывающимся изо рта, приподнялся в постели. Лаура прильнула к его губам. Он со стоном перевернул ее на спину и накрыл своим телом.

— Боже, ты бесподобна, — хрипло проговорил он, прижимая ее руку к своим губам и целуя ее ладонь.

— Возьми меня, — выдохнула она, и Квин не стал дольше ждать.

Они слились воедино. Как чудесна пылкая страсть! Они стонали под потоком долгих томных ласк. Вздрагивали от лихорадочных, чувственных поцелуев. Дарили друг другу высшее наслаждение…


Какой-то звук вторгся в сознание Лауры, властно вырывая ее из уютного царства сна. Моргнув, она несколько мгновений не могла понять, что это неумолчно звонит телефон. Она потянулась к нему и поразилась, почувствовав крепкие тиски вокруг талии.

Лаура опустила глаза, и ее взору предстала обвившая ее мужская рука. Оглянувшись через плечо, она увидела Квина. Память нанесла ей последний удар. Этой ночью она и Квин… О, Боже! Лаура с силой зажмурила глаза, однако все осталось на своих местах.

— Тебе лучше поднять трубку, — пробурчал Квин, напомнив, что телефон по-прежнему пронзительно трезвонит.

С трудом проглотив застрявший в горле комок, Лаура схватила трубку и рывком поднесла ее к уху.

— Алло? — хриплым от сна голосом произнесла она, затем глянула на будильник. Было только пять часов утра.

— Лаура? Слава Богу! Я пытаюсь отыскать Квина. Вы не в курсе, где он? — раздался взволнованный голос Максин Харрингтон.

Лаура не стала спрашивать ее, почему та решила, будто она знает о его местопребывании. В голосе Максин слышалась неподдельная тревога. Максин бы не позвонила, будь все в порядке.

— Он тут, миссис Харрингтон. Передаю ему трубку, — проговорила она, поворачиваясь к уже сидящему на постели Квину. Лаура молча вручила ему трубку.

— Максин? — удивился он. Затем на него обрушился поток слов, и Квин нахмурил брови. — Придите в себя, Максин. Я не смогу помочь вам, если вы не успокоитесь, — нежно, но твердо велел он.

Сердце у Лауры упало. Боже мой, что же случилось? Она вскочила на ноги. Схватив халат, висевший за дверью ванной комнаты, Лаура нырнула в него и вернулась к кровати.

— Не тревожьтесь, Максин. Я приеду, как только смогу. Постарайтесь взять себя в руки. У Филипа крепкий организм. Он выкарабкается. Верьте мне, — говорил Квин.

Лишь только он повесил трубку, Лаура подошла к нему.

— Что произошло с Филипом? — озабоченно осведомилась она. Соскочив с постели, Квин принялся искать одежду.

— Его машину занесло на скользкой дороге. Он в больнице.

Лаура прикрыла рот рукой. О, нет!

— Максин узнала о несчастном случае с полчаса назад. Она все это время пыталась связаться со мной. — Подобрав с пола разорванную рубашку, он поморщился. Лаура покраснела, припомнив свое нетерпение, когда она раздевала его прошлой ночью. — Здесь есть вещи Александра? — спросил он.

— Конечно, нет! — воскликнула она. Затем у нее перехватило дыхание, когда до нее дошло, чем вызван его вопрос. Он никогда не изменит своего мнения о ней, и это было хуже пощечины.

— Ладно, сойдет и так, — проговорил он, надевая рубашку. Застегнув уцелевшие пуговицы, он заправил ее в брюки. — Я обещал Максин, что буду в больнице, как только смогу. Возвращаться в гостиницу и переодеваться времени нет, — решил он, проведя рукой по выросшей за ночь щетине.

Лаура заметила, что у него чертовски привлекательный вид, однако она безжалостно прогнала эту мысль прочь.

— Это серьезно? Неужто Филип умрет? — спросила она. Лауре все казалось кошмарным сном: она уже потеряла, едва узнав, отца; теперь ей угрожает опасность потерять брата.

— Надеюсь, нет. Максин мало что известно.

Лаура тут же приняла решение: она понимала, что не сможет остаться дома.

— Я еду с тобой, — Лаура, подойдя к туалетному столику, достала оттуда чистое нижнее белье. Из стенного шкафа взяла джинсы и свитер.

— Ты там не нужна, — возразил ей Квин. Лаура, побледнев, вызывающе вскинула подбородок.

— Может, и нет, но я все равно поеду в больницу! — решительно объявила она.

Он не стал перечить ей.

— Мне некогда ждать тебя. Я должен вызвать такси!

— Нет необходимости, — возразила она. — Я буду готова прежде, чем сюда доберется такси. Проще отправиться на моей машине.

Когда Лаура повернулась лицом к Квину, тот явно обдумывал, соглашаться ему или нет. Через несколько секунд он утвердительно кивнул головой.

— Поведу я, — сказал он.

Она едва приметно улыбнулась, с удовлетворением отметив про себя, что сумела настоять на своем.

— Хорошо, — согласилась Лаура. Ей осталось только провести расческой по волосам, и через минуту она была готова.


Поездка стала кошмаром. После ночного крепкого мороза дороги обледенели, и ехать быстро было чистым сумасшествием. Квин сообщил, что Филипа привезли в ближайшую от места происшествия больницу. Дорога заняла несколько часов, и к концу пути Лаура превратилась в комок нервов.

Наконец Квин заехал на больничную стоянку. Всю дорогу Лаура только о том и думала, что меньше чем за год она потеряла и мать и отца. И вот теперь Филип в беде, ее брат.

Квин вошел в больницу. Получив в регистрационной указания у медсестры, он направился к лифтам. Лаура следовала за ним.

— Надеюсь, мы не слишком поздно приехали, — пробормотала она, когда лифт стал подниматься вверх. — Боже, как я ненавижу больницы!

Квин искоса посмотрел на нее.

— Тебе не следовало ехать сюда. Ты можешь не ходить со мной. Если угодно, подожди меня в кафе.

Лаура слабо улыбнулась ему.

— Нет. Я хочу быть там. Бедная миссис Харрингтон. Как, должно быть, она волнуется.

— Смерть Александра чуть не убила ее. Не знаю, что будет, если что-то случится с Филипом, — напряженно заметил Квин, и Лауру пробрала дрожь.

— Я понимаю, что она чувствует, — с состраданием проговорила она.

Квин хмуро посмотрел на нее.

— Откуда? Александр не был твоим мужем, а Филип — сыном.

Пощечина причинила бы ей меньше боли. У Лауры чуть не сорвалось с языка, что первый приходился ей отцом, а второй является ее братом!

— Я сопереживаю. Я потеряла обоих родителей, потому и знаю, как трудно терять того, кого любишь, — холодно пояснила она. Когда двери лифта открылись, Лаура вышла первой.

Квин нежно взял ее за руку.

— Прости, — сказал он. — Вырвалось сгоряча.

— Да, сгоряча, — согласилась она с каменным выражением лица.

— Пошли отыщем Максин.

Они нашли ее в отделении интенсивной терапии. Максин застыла на стуле подле недвижного тела сына. Стоявший сбоку врач что-то тихо говорил ей. Филип был подключен к каким-то мигающим и пищащим аппаратам. Максин оглянулась, когда они вошли в палату, и с видимым облегчением встала.

— О, Квин! — дрожащим голосом воскликнула она. Миссис Харрингтон тут же очутилась в его сочувствующих объятиях. Тут Максин заметила Лауру. — Лаура? — она изумленно подняла брови.

— Я заставила Квина взять меня с собой. Надеюсь, вы не против, — пояснила Лаура, ободряюще пожимая ей руку. — Могу ли я быть чем-нибудь полезна, миссис Харрингтон?

Максин отрицательно покачала головой. Она куснула губу и лишь затем набралась сил ответить:

— Тут ничем не поможешь до приезда Стеллы.

Лаура не уловила связи.

— Они собираются оперировать? — осведомился Квин.

Максин утвердительно кивнула.

— У него в мозгу тромб, и ему с каждым мгновением становится все хуже. У них недавно закончилась кровь нужной группы. Ее использовали во время предыдущей операции, — пояснила она, поворачиваясь к столпившимся поблизости врачам.

— Мы запросили кровь нужной группы. Однако такая кровь встречается крайне редко. Не знаю, когда мы получим ее. Быть может, стоит обратиться к донорам. Все равно уйдут часы, прежде чем кровь окажется у нас, — подойдя к ним, объяснил доктор.

— Я сообщила Стелле, и она уже едет сюда. Как только у нее возьмут кровь, Филипа прооперируют. Но ему все хуже, Квин. Я боюсь, что он уходит от меня! — воскликнула Максин. Она зажала рот рукой, чтобы подавить всхлипы.

Лаура слушала, не говоря ни слова. Ей и в голову никогда не приходило, что свою тайну придется открыть в такой ситуации. Впрочем, выбора нет: она ведь знает, что не сможет спокойно стоять тут.

— Когда Стелла будет здесь? — осведомилась она.

Максин и Квин повернулись к ней.

— Ян обещал, что домчится за два часа, а уже прошел почти час, — ответила Максин, глядя на часы.

— Так чего все ждут? Чтобы приехала Стелла и дала кровь? — Лауре нужно было знать наверняка.

— Да, — подтвердил врач. — Мы приступим к операции, как только она будет в больнице.

Лаура глубоко вздохнула: сейчас она сразит всех новостью, последствия которой она даже не в силах представить.

— Пожалуй, не стоит ждать. Вы можете использовать мою кровь, — отчетливо проговорила она и почувствовала, как все в палате затаили дыхание. Первым пришел в себя врач.

— У вас та же группа крови? — спросил он. Лаура даже не посмотрела на Квина, она не спускала с Максин взгляда, про себя моля ее о понимании.

— По всей видимости, да.

— В таком случае немедленно кровь на анализ! — крикнул доктор, хватая ее за руку и подталкивая к двери, словно опасаясь, что она исчезнет.

Она замешкалась в дверях и посмотрела на два ошеломленных лица.

— Позже я все объясню, — пообещала она. Лаура громко вскрикнула, когда Квин быстро подхватил рухнувшую Максин: — О, Боже!

Квин через плечо бросил на нее горящий взор:

— Идите. Я позабочусь о ней. Она потеряла сознание, только и всего.

Лаура позволила увести себя в другую палату, где уже суетились сестры. Как она и полагала, кровь оказалась той же группы. Вскоре она лежала на кровати и думала о Максин. Лаура надеялась, что Квин прав: это всего лишь обморок. Если случится худшее, она никогда себе не простит.

Переливание крови заняло, казалось, целую вечность. Наконец она осталась наедине с чашкой чая и печеньем для восстановления сил. Лаура выпила чай, а затем чуть задремала. Ее разбудил шорох. Открыв глаза, она увидела Максин.

— Сейчас они оперируют… благодаря вам, — нежно проговорила Максин.

— Полагаю, у вас ко мне есть вопросы, — смущенно сказала Лаура. К ее огромному изумлению, миссис Харрингтон отрицательно покачала головой.

— Теперь понятно, что ставило меня в тупик. У вас глаза Александра.

Лаура облизала губы, и у нее тревожно забилось сердце.

— Я его дочь.

— Я так и предполагала, — проговорила Максин. Она присела на краешек постели. — Теперь вы гадаете, отчего я не потрясена или не злюсь, — присовокупила она, смутив своими словами Лауру.

— Почему? — с интересом спросила Лаура. Максин, пристально посмотрев на сложенные руки, вздохнула:

— Я ведь знала, что мой муж никогда не изменял мне. Также мне было известно, что до меня у него был роман. О, он никогда не говорил мне, но у женщины нюх на подобное. Права ли я, полагая, что ваша мать была той самой женщиной?

Лаура поднесла руку к медальону под свитером:

— В университете у них была любовная связь. Она не сказала Александру обо мне, а мне о нем. Всякий раз, когда я спрашивала о своем отце, мама отвечала, что говорить тут не о чем. До самой ее смерти я не знала, кто мой отец. Мама велела сообщить обо всем Александру в случае ее кончины, и он сразу понял, кто я такая. Я полюбила своего отца, но никогда не могла понять маминого поступка.

Максин чуть нахмурила брови:

— Она так и не вышла замуж?

— Нет.

— Она, должно быть, очень любила его, — задумчиво проговорила Максин, и Лаура задумалась.

— Я тоже так думаю, но… Держать нас в неведении? Это уж слишком.

— Любовь делает людей странными. Некоторые даже завещают незнакомкам деньги, — грустно пошутила Максин.

— Поверьте, я не ожидала, что Александр оставит мне что-то после смерти, — сказала Лаура, желая до конца прояснить этот вопрос.

— Александр поступил благородно. Я понимаю: он страдал, потому что не знал вас в детстве. Уверена, знай он о вас, он бы принял большее участие в вашей жизни. Но прошлого не вернуть, и ему хотелось, чтобы вы по праву дочери получили причитающуюся часть, — сказала она.

— Знаете, я любила отца. Я недолго его знала, но я на самом деле полюбила его.

Максин потрепала ее по руке:

— Не сомневаюсь. Александра нельзя было не полюбить.

Лаура кивнула. Однако она не могла не удивляться Максин.

— Кажется, вы не против факта моего существования, — довольно, но одновременно и озадаченно проговорила она.

Максин внимательно посмотрела на Лауру:

— Признаюсь, я была потрясена. А как не быть? Но вы дочь Александра. Я спросила себя, что бы я почувствовала, узнай я о вашем существовании до свадьбы. Ответ прост. Я любила Александра. Я охотно считала бы вас своей падчерицей. Если я так могла поступить тогда, то что же мешает теперь. То, что вы взрослая женщина, ничего не меняет. Кто знает? Быть может, так даже лучше. Лаура, прошлое не в нашей власти. Нам достается только настоящее. Вы та, кто есть. Потребуется некоторое время для привыкания и гораздо больше для объяснений. Кстати, почему ни Александр, ни вы не сочли нужным поставить меня в известность, кто вы такая?

— Александра беспокоило ваше здоровье. Он боялся, что вы не переживете потрясения.

— Как похоже на него. Он всегда дрожал надо мной.

Лаура кивнула.

— Он ужасно беспокоился за вас. Вот почему я молчала после его смерти. А мне так хотелось рассказать. Я стремилась встретиться со своими сводными братом и сестрой, но не хотела причинять вам боль. Я упросила Джонатана взять меня с собой. Мне надо было увидеть вас и понять, как вы воспримете мое появление.

Брови Максин взметнулись вверх.

— Тем не менее вы уехали, не сказав ни слова. Почему?

Румянец прилил к щекам Лауры.

— К вам мой отъезд не имеет никакого отношения. Дело… совсем в другом.

— Квин всегда так воздействует на людей, — сухо проговорила Максин.

— Я же ни словом не обмолвилась о Квине, — изумилась Лаура.

— Дорогая моя, вам и не надо было. Ваши стычки были как электрическая буря. Дух захватывало, поверьте. Теперь вы должны отдохнуть. Мы поговорим позже, когда у нас будет больше времени. И еще одно.

— Да?

— Называйте меня Максин. Миссис Харрингтон слишком официально для родственницы, пускай и по мужу, — сказала она и оставила Лауру в состоянии радостного возбуждения.

Никогда и в самых смелых своих мечтах она не воображала, что ее примут так безоговорочно. Конечно, так рассудить могла только Максин Харрингтон, эта исключительная женщина. И слава Богу. Лаура не знала, то ли ей смеяться, то ли плакать. Она, освободившись от своих страхов, почувствовала небывалое облегчение. Больше ей не надо притворяться. Тайна вышла наружу.

Лаура спустилась с небес. Тайна, пожалуй, и перестала быть тайной, однако это обстоятельство не избавляет ее от наихудших тревог. Она понятия не имеет, как воспримет эту новость Стелла. А Квин… Он будет в ярости. Она сделала из него дурака, а уж подобного он ей не простит никогда. Ну вот! Избавилась от одной проблемы, возникла другая.

Лаура устало прикрыла глаза. То, что произошло между ней и Квином прошлой ночью, было чудесно. Однако пережитый момент близости не заставит его полюбить ее. А что до нее, то это невероятное событие навсегда останется в ее памяти.

Лаура снова вздохнула. Он не любит ее. Но что он, узнав ее тайну, думает о ней? Как он это все воспринял? И кем считает ее теперь — по-прежнему интриганкой?

Когда она зашла в палату Филипа, там никого не было. Сев в кресло, она пролистала оставленный кем-то на столе журнал, но не нашла ничего интересного. Лаура немного походила по палате, посмотрела из окна на обложенное тяжелыми тучами небо и вдруг почувствовала: она здесь не одна. Лаура обернулась. В дверях стоял Квин. Вид у него был отчужденный и неприветливый. Лауру пробрала дрожь, и она, словно защищаясь, обхватила себя руками.

— Поздравляю, — протянул он холодно. — Не многим удавалось сделать из меня дурака, однако вы с блеском преуспели. Вы вообще-то собирались сказать мне правду?

Поморщившись, Лаура расправила плечи и приготовилась все объяснить, хоть и знала — это будет нелегко.

— В конце концов, все бы узнали, но Максин должна была услышать первой. Этого требовала простая справедливость.

— Справедливость! — Квин с рассерженным видом остановился в шаге от нее. — По-вашему, справедливо заставлять меня думать, будто вы — любовница Александра, когда на самом деле вы — его дочь?

Она отшатнулась. Своей вины он не чувствует. Он-то нисколько не винит себя.

— Я лишь позволила вам верить в то, во что вам было угодно верить, — защищаясь, проговорила она.

Его взгляд стал еще холоднее.

— Вы мне лгали, — бросил он, и Лаура вздернула подбородок. Она не намерена брать всю вину на себя — ни за что.

— Вы сами пришли к поспешному заключению. Вам хотелось видеть меня интриганкой и охотницей за деньгами.

— Означают ли ваши слова, что вы предпочли оставить меня в неведении? — с вызывающей надменностью прогремел он.

— Послушайте, Квин, нам же обоим известно, что вы бы не поверили мне, — заметила Лаура.

— Вам известно, а мне нет. Вы не дали мне возможность решить самому. Пожалуй, я бы и поверил вам, но теперь нам никогда не узнать этого, верно?

— Ради Бога, вы бы не поверили мне, вы ведь не доверяете женщинам, — не желая поддаваться страху, продолжала настаивать Лаура.

— Кто сказал вам такую чушь? — изумился он.

— Кэролин. Она сказала, что после измены своей невесты вы перестали доверять женщинам. Это правда? — спросила Лаура.

— Пожалуй, и так, а быть может, и нет. Однако, черт подери, дорогая, ты определенно доказала, что тебе верить нельзя!

В ее глазах вспыхнул гнев.

— Я намекала! Ты не желал слушать меня! — яростно воскликнула она.

Квин вопросительно приподнял бровь.

— В самом деле? — с тихой издевкой осведомился он.

Ошарашенная, Лаура затаила дыхание:

— И что же следует из сказанного?

— Из сказанного следует, любимая: пусть ты не могла сказать, кто ты такая, но тебе надо было поведать, кем ты не являешься! — настойчиво проговорил он.

Она посмотрела в сторону: его слова не лишены смысла. Лаура ни разу не попыталась убедить его, что он ошибается. Однако она была чересчур сердита, чтобы сейчас признать его правоту.

— Тебе доставляло немало удовольствия плохо обо мне думать, — возразила она.

— А ты? Ты разве не веселилась? Неужто шутка пришлась тебе не по вкусу? — грозно набросился он на нее.

— Да, так получилось, что пришлась по вкусу, — опрометчиво сказала она и, встретив его взгляд, вздрогнула. В его глазах горело предостережение, но Лаура не вняла ему: — Ну так что? У тебя все?

Квин долго и пристально глядел на нее, а затем рассмеялся:

— Не совсем. — Сунув руку в карман смокинга и вытянув оттуда длинную, плоскую коробочку, он протянул ее Лауре.

— Что это? — спросила она.

— Открой и посмотри, — насмешливо предложил он.

Она боялась открывать коробку, но любопытство взяло верх. Дрожащими пальцами она взяла футляр, открыла его — и охнула при виде усыпанного бриллиантами и сапфирами ожерелья, сверкающего на черном шелке. Она застыла на месте, не в силах оторвать от него взгляда.

— Тебе нравится? Оно твое. Плата за прошлую ночь. Дорогое, но ты честно отработала каждое пенни! — заявил он.

Лаура, отпрянув словно от удара, побледнела.

— Ты, мерзавец! — прошептала она.

От нервного напряжения на его скуле подергивалась мышца. Тут он еще что-то вытащил из кармана.

— Ключи от твоей машины. Тебе они понадобятся, когда поедешь домой. — Когда Лаура не нашла в себе силы протянуть руку и взять их, он бросил связку на постель. — Прощай, Лаура. Было… интересно познакомиться с тобой, — насмешливо добавил Квин, затем круто повернулся и вышел из палаты.

В душе Лауры адским пламенем клокотала ненависть. Да как он посмел! Как он посмел бросить ей в лицо такие слова? Простонав от отвращения, она швырнула коробку в стену. Ожерелье выпало и словно в насмешку лежало у нее на виду. Она отвернулась.

Ей было известно, что Квин не любит ее, но так надругаться над ней, предлагать плату… Все происшедшее с ними прошлой ночью облито грязью. Она, любя, отдалась ему, пусть он и не испытывал к ней такого же чувства. Квин превратил чудо в кошмар. Она никогда не простит его. Никогда.

Если бы только она смогла отплатить ему!

Лаура не знала, каким будет ее возмездие, но она что-нибудь придумает. Повернувшись, Лаура уставилась на ожерелье. Во всяком случае, одно она сделает наверняка. Лаура решительно подобрала ожерелье и положила в футляр. Она отвезет обратно это чертово ожерелье, бросит его ему в лицо и скажет ему, как сильно ненавидит, как презирает его!

Глава десятая

— Лаура!

Резкий голос Анны прервал ее размышления. Вздрогнув, она взглянула на свою подругу и партнершу, которая стояла перед ее рабочим столом.

— Да? Что случилось?

Анна посмотрела на нее, не зная, то ли ей рассердиться, то ли прийти в отчаяние.

— Вот уже целых десять минут я говорю с тобой, а ты только хлопаешь глазами! — в сердцах пожаловалась она.

Лаура покраснела. Весь день она в таком состоянии.

— Прости. О чем мы говорили?

Вздохнув, Анна оперлась о край стола и серьезно посмотрела на подругу.

— Лаура, ты сама не своя. Что с тобой? — спросила она. — Уж не в мужчине ли дело?

Лаура бросила на нее сердитый взгляд.

— Может, и в мужчине, только я не хочу об этом говорить.

— Я сожалею, Лаура. Переживаешь, да? — проговорила Анна сочувственно.

— Немного, — только в этом и смогла сознаться Лаура. — Ты куда-то торопилась? — напомнила она, и Анна, глянув на часы, вскочила на ноги.

— Ты права. Мне пора выметаться. Если я тебе здесь больше не нужна, то я прямо после встречи отправлюсь домой?

Лаура отрицательно покачала головой:

— Срочного ничего нет. Вот завтра у нас новый заказчик.

Анна несколько замешкалась, собирая свои вещи, затем, помахав рукой, исчезла. Оставшись одна в мастерской — Феликс ушел после обеда, — Лаура откинулась на спинку стула и устало прикрыла глаза. Вот уже несколько ночей она почти не спит, и усталость берет свое.

Неужто прошло всего двое суток? А кажется, вечность. Ей еще не представился случай встретиться с Квином, а в больнице высказать ему все было неудобно.

Ничего, она вернет его ожерелье! Слава Богу, за Филипа можно порадоваться, его состояние стабилизировалось.

Вздохнув, Лаура вновь склонилась над образцами ткани, которую она намеревалась использовать для предстоящего оформления. Она упорно проработала остаток дня, захватив и часть вечера. Внезапно Лаура услышала, как отворилась дверь мастерской. Она подняла голову и застыла, когда увидела, что это за посетитель.

С секунду Лаура только и могла, что сидеть и смотреть, как Квин, спокойно затворив за собой дверь, идет к ее столу. Он был одет так же, как и при их первой встрече. На нем были кожаная куртка, свитер и джинсы, и он был ошеломительно красив. Ее сердце мучительно забилось, и она вскочила на ноги. Руки сжались в кулаки.

— Что вам здесь надо? — дрожащим голосом пролепетала она. — Убирайтесь!

— Я уйду, но лишь после того, как скажу все, ради чего явился сюда, — холодно ответил он.

— Вам нечего сказать мне, что я пожелала бы услышать. Убирайтесь, или я вызову полицию и вас арестуют за вторжение! — сказала Лаура, протягивая руку к телефонной трубке. Однако Квин опередил ее и убрал аппарат подальше.

Он упрямо смотрел на нее. На его скуле подергивалась мышца — верный признак напряжения.

— Просто выслушайте меня, Лаура, — попросил он, выдержав ее взгляд.

Сложив руки на груди, Лаура вскинула голову:

— С какой стати?

— Я пришел извиниться, — тяжело вздохнув, произнес он.

Его слова застали ее врасплох. Она не ожидала такого поворота.

— Неужели? — неприветливо проговорила она, пытаясь обрести ушедшую из-под ног почву.

— Я прошу прощения за то, что произошло тогда на другой день. Я был потрясен и зол, однако мое состояние нисколько не оправдывает моего поведения, — сказал он.

— Да, не оправдывает, — сдавленным голосом согласилась Лаура.

Квин вздохнул:

— Я не хотел.

— Чего именно?

Он с долю секунды пристально рассматривал носок ботинка, затем стоически встретился с ней взглядом.

— Ну, насчет ожерелья, — удрученно промолвил он, и Лаура затаила дыхание. — Вы заслуживаете потраченных на него денег, но вовсе не по той причине, которую я назвал.

Боль пронзила ее при напоминании об ожерелье, и краска залила ее щеки.

— Непохоже было, что вы не хотели сказать то, что сказали, — выдавила из себя Лаура.

Квин провел пятерней по шевелюре:

— Знаю. Я был тогда зол. Вы сделали из меня дурака, и… я подумал: отплачу-ка я той же монетой. Но я понимал — я оскорбляю вас. Я не мог смириться с тем, что вы заставили меня поверить вранью.

Ее подбородок горделиво приподнялся.

— Вы не обидели меня! — тут же отрезала она.

— Нет, обидел, — с сожалением произнес он. Лаура, прикусив губу, посмотрела в сторону.

— Ну что ж, теперь вы извинились и можете с чистой совестью отправляться в обратный путь.

Квин переступил с ноги на ногу:

— Я еще не сказал вам, почему так поступил.

Она нахмурилась.

— Вы сообщили мне причину.

— Лишь часть ее, — покачал он головой. — Вы достойны узнать все. Но сначала я хотел бы спросить вас кое о чем. Почему, по-вашему, той ночью я остался с вами?

Она чуть не задохнулась от возмущения. Да как он осмеливается задавать подобный вопрос?

— Просто дайте мне ответ, Лаура, — настаивал он.

Краска унижения прилила к ее щекам.

— Черт вас возьми! Вы попросту хотели одержать надо мной верх! Вы же сказали, что будете обладать мной, и добились своего! — воскликнула она.

— Я помню, что говорил. Однако я овладел вами не ради победы в игре, — возразил Квин.

— Лжец! Не было иной причины!

Слабый румянец окрасил его щеки:

— Быть может, и была — не для вас, для меня. Потребность. Я не мог без вас. Желание обладать вами сводило меня с ума, и я проиграл сражение.

Лаура недоуменно покачала головой. Что он несет?

— Что за сражение?

— Которое я вел с самим собой, — хрипло признался он.

Лаура охнула. Она знала, что такое желание. Но она знала и другое.

— Квин, я…

— С первого взгляда я влюбился в вас, Лаура Маклейн, и, клянусь Богом, это чистая правда.

Его признание было столь неожиданным, что она едва не задохнулась от изумления.

— Что вы сказали? — переспросила Лаура. Она была убеждена, что неверно поняла его.

— Я сказал, что полюбил вас. В жизни я не встречал более красивой, более желанной женщины.

Лаура, моргнув, опустилась на стул. Он только что признался ей в любви. Квин любит ее! Это было невероятно. Невозможно. Наверное, надо что-то ответить, но слова не шли с языка.

Квин повернулся, подошел к ближайшему окну и уставился во тьму.

— Я не надеюсь, что мое признание изменит наши отношения. Просто я считаю: вы вправе знать, отчего я так разозлился. Не потому что вы сделали из меня дурака. Я сам поставил себя в дурацкое положение. Я полагал, будто вы любовница Александра, а меня влекло к вам, и гордиться тут было нечем. Потому я спрятал собственные чувства за презрением. Но и это не помогло. Я понял, что не могу жить без вас. Потом Филип попал в аварию… — Прежде чем продолжить, он глубоко вздохнул. — Когда я узнал правду и понял, что вы провели меня, с этим тогда я не мог справиться. Я был зол на вас. Но я люблю вас — об этом вы должны знать, — закончил Квин и уныло поглядел на нее.

Лаура закрыла глаза. Гнев, казалось, испарился. Для нее полезно посмотреть на свои поступки с точки зрения Квина. Все это время он любил ее, и ее не утешало, что она не ведала о его чувстве. Ей не следовало давать повод для недобрых мыслей. Она ведь знала, что он ошибается на ее счет, но ему-то были известны только ее россказни. Неудивительно, что он пришел в ярость.

У нее сжалось сердце. Квин никогда бы не признался ей в любви, но он решился, поскольку знал, что оскорбил ее. Будет справедливо, если она тоже поведает ему правду.

— Это все, что я хотел сказать. Больше я не отниму у вас времени. — Хриплые слова Квина заставили ее поспешно открыть глаза. Лаура понимала, что он вот-вот уйдет.

— Подождите! — торопливо окликнула она, и он застыл на полпути. — Разве вы не хотите узнать, почему я решилась на близость с вами? — дрожащим голосом проговорила она.

Квин с настороженным видом повернулся к ней.

— Лучше вам промолчать, — предупредил он. Было видно, как он напрягся.

Едва приметная улыбка подернула кончики ее губ.

— И все-таки я скажу. Я тоже с первого взгляда полюбила вас, — тихо сказала Лаура. Она видела, насколько он ошеломлен. — Тогда я не понимала себя. Я знала, что меня влечет к вам, и прежде подобного чувства я не испытывала ни к одному мужчине. Я не понимала, некоторое время не понимала, что люблю вас, а тут вдруг осенило, — она усмехнулась. — В нас больше сходства, чем вы думаете. Видите, я тоже прятала свои чувства. Я не могла открыть их человеку, который ничего не испытывал ко мне. Когда я осознала, что влюбилась в вас, я даже встревожилась и постаралась держать вас на расстоянии, но тщетно.

— Тщетно, — повторил он срывающимся голосом. Его глаза сверкали. — Мы слишком сильно желали друг друга. Я по-прежнему люблю вас и желаю вас. Не могу представить, что мое желание вдруг исчезнет, — хрипло присовокупил он, и у нее перевернулось сердце.

Их взгляды встретились. Куда-то пропали доносившиеся из внешнего мира звуки. Лаура прерывисто вздохнула:

— Если теперь я скажу, что люблю тебя, ты поверишь мне? — спросила она.

Квин лишь откинул голову назад и расхохотался во весь голос. От радости.

Перед ней стоял прежний Квин, такой, которого она знала. Ее сердце переполняла любовь.

— Это «да» или «нет»? — язвительно осведомилась она. Он так поглядел на нее, что ей захотелось одновременно и плакать и смеяться.

Он обнял ее и дрожащей рукой погладил по щеке.

— Мой смех, любимая, означает «да», — проговорил он и прислонился лбом к ее голове. — Ты прощаешь меня?

— Я прощу тебя, если ты простишь меня, — нежно проговорила она.

— У тебя великодушное сердце, Лаура Маклейн. Это одна из причин, почему я люблю тебя!

— Я собиралась бросить тебе в лицо ожерелье с соответствующей речью, — призналась она.

Квин схватил ее руку, поднес к губам и поцеловал ладонь.

— Я верну его в магазин. Второе ожерелье я подарю тебе с любовью. Ведь я на самом деле люблю тебя, дорогая. Трудно поверить, но это правда.

— Нет, не трудно. Но я не прочь получить доказательства. По сути…

Мягкое прикосновение его губ заставило ее замолчать. Лаура улыбнулась и вернула ему поцелуй. Еще многое требовало объяснений, но, как сказала Скарлетт О'Хара: «Завтра будет другой день».

Эпилог

Лаура глядела на тихо падающий снег и улыбалась. Она немало раздарила улыбок за последние благословенные шесть месяцев, что была замужем за Квином. Вот и вновь Рождество, и вся семья собралась на празднество. На сей раз это был настоящий семейный сбор.

Филип, оправившийся после аварии, играл с Томом и Элли. Стелла сидела в обнимку с Яном, который рассмеялся, когда она дала брату непрошеный совет. Сидя в кресле возле камина, Максин нежно улыбалась своим детям и спящему крепким сном на ее коленях внуку.

Тут же были Кэролин и Джонатан, такие счастливые, что улыбка Лауры сделалась шире. Они поженились шесть недель назад, и медовый месяц еще для них не кончился.

Том торжествующе объявил победу.

— Ты мне не по зубам, Том, — признался Филип, вставая. Увидев, что Лаура смотрит на него, он подмигнул ей.

Она с радостью вспомнила, с какой благосклонностью она была допущена в лоно семьи. Лаура ожидала, что ее сводные брат с сестрой воспротивятся, однако они поразили ее.

Их враждебность питалась горем от потери отца и необходимостью защитить мать. Они были потрясены, узнав, что она их сестра. Вскоре потрясение сменилось благодарностью. Стелла сказала об этом сама.

Сейчас трудно представить, что были времена, когда они не ладили.

Лаура достигла желаемого: у нее появилась настоящая семья.

Она вздрогнула, когда сильные руки обняли ее. Лаура прислонилась к мужу и расслабленно замерла в привычных объятиях.

— У тебя вновь это выражение на лице, — прошептал Квин. Его губы слегка касались ее шеи, и от его прикосновений у нее по спине бегали мурашки.

Вздохнув, Лаура положила свои руки поверх его.

— Ммм… что же это за выражение? — осипшим голосом осведомилась она.

— У тебя такой вид, будто ты уже получила свой рождественский подарок.

Подняв руку, она погладила его по щеке.

— Верно. У меня есть семья, у тебя тоже. Чего же еще мне желать?

Поймав ее руку, Квин поцеловал ей ладошку.

— Ох! — прорвался сквозь пелену счастья молодой голосок. — Дядя Квин и тетя Лаура опять целуются! — воскликнула Элли, подперев ручонками бока и глядя на них.

Все в гостиной покатились со смеху. Не понимая его причины, маленькая девочка подошла к матери и взобралась к ней на колени.

— Она считает, что мы спятили, — ухмыльнулся Квин.

Лаура в ответ ласково улыбнулась ему.

— Она права, ты окончательно свел меня с ума, — созналась она.

— Я тоже потерял разум из-за тебя, — согласился Квин, крепче прижимая ее к себе. — Мы стоим друг друга.

— Славная парочка.

— Как ты думаешь, они скоро отправятся спать? — спросил Квин, кивая на племянника с племянницей.

— Я бы не рассчитывала на это, — насмешливо заметила Лаура. — Сегодня сочельник, забыл? Однако, если ты будешь хорошо себя вести, я позволю тебе развернуть один подарок, — пообещала она и ощутила, как откликнулось на ее слова его тело.

— Можно подарок я выберу сам?

Повернувшись в его объятиях, она приподнялась на цыпочки и стремительно поцеловала его.

— Нет, выбор за мной. Однако обещаю: ты не разочаруешься, — бросив на него пылкий взгляд, объявила она, а затем, выскользнув из его рук, присоединилась к остальным.

Смеясь, Квин последовал за ней. Он знал, что она не обманет его. Эта женщина не разочарует его. Только будет интриговать. Постоянно удивлять. Непременно — восхищать, но никогда не разочарует.


КОНЕЦ


Внимание!

Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Эпилог