КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 446916 томов
Объем библиотеки - 631 Гб.
Всего авторов - 210491
Пользователей - 99116

Впечатления

Любопытная про Езерская: Полный трындец, или Феникса вызывали? (Любовная фантастика)

Полный трындец - это чтиво такое читать.
Совсем для безмозглых, таких же , как и сама ГГ.
Хорошо, что заблокировано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Романовская: Верните меня на кладбище (Фэнтези: прочее)

Согласна с кирилл789, книга скучная , нудная..
Какая там юмористическое фэнтези?
Сначала динамично и вроде интересно, но осилила страниц 40 и даже в конец не полезла , чтобы посмотреть , что там.. Ну совсем не интересно.
Ф топку , а что заблокирована- просто отлично.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хрусталев: Аккумуляторы (Технические науки)

Вспоминается еврейский анекдот:
Рабинович идет по улице, читает вывеску: "Коммутаторы, аккумуляторы", и восклицает:
- Вот так всегда! Кому - таторы, а кому - ляторы!!!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Психологический двойник (Научная Фантастика)

Сейчас на редактировании у моих украинских друзей находится "Созвездие Зеленых Рыб". На недельке выложу.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Минин: Камень. Книга шестая (Боевая фантастика)

есть конечно недостатки, но в принципе, очень хорошо, повествование захватывает

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nikol00.67 про Минин: (Боевая фантастика)

Злой Чернобровкин хочет извести нашего Мастера Витовта!Теперь опять нужно компиляцию переделывать!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Shcola про Чернобровкин: Перегрин (Альтернативная история)

Эту серию

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Черепашки-ниндзя и Карлик Кон (fb2)

- Черепашки-ниндзя и Карлик Кон (а.с. Черепашки-ниндзя) 641 Кб, 226с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - без автора

Настройки текста:



Черепашки-ниндзя и Карлик Кон

Часть 1

Встреча в лесу

Много лет тому назад на стареньком джипе возвращались из Ирландии двое старых друзей.

Один из них был знаменитым ювелиром, которого знала вся Ирландия, хотя на вид ему было лет тридцать - тридцать пять, не больше.

Что же касается его друга, Тома, тот возвращался из Ирландии к себе домой, в объятия любимой супруги после траурного путешествия, вызванного скоропостижной кончиной его пожилой матери. Урну с прахом он решил привезти с собой, вопреки воле усопшей родительницы, повелевшей предать ее прах далекой земле ирландской.

Уже вечерело. От исполинских елей и буков на дорогу ложилась густая тень.

-   Эй, Том, не остановиться ли нам здесь, у развилки? - спросил ювелир у своего приятеля. - До твоего дома еще черт-те сколько, бензина нам все равно не хватит. Подождем кого- нибудь здесь до утра.

-   Ты будешь виноват, если сегодня ночью меня убьют возле этого паршивого леса, и если я лишусь всего того, что у меня есть.

Том посмотрел на урну с прахом покойной родительницы, стоящую на заднем сиденье джипа.

-   Чего ты боишься, Том? - усмехнулся его друг. - Денег у нас все равно нет, а мои золотые зубы вряд ли кому-нибудь могут пригодиться в этом лесу... Разве что скупому карлику Кону... - он громко захохотал.

-   Кону? - переспросил Том.

-   Том, ты после смерти своей матери совсем потерял чувство юмора. Ничего, ничего, это бывает, - ювелирный мастер хлопнул Тома по плечу. - Останавливай свою колымагу! Здесь будем ночевать...

Том выключил мотор.

Неожиданно совсем рядом раздался чей-то свист.

-   Том! - крикнул его приятель, открыв дверцу джипа. - Пошли прогуляемся? - он снова громко захохотал. - Сегодня, кажется, полнолуние?

-   Подожди! - прошептал Том. - Слышишь, в лесу кто-то свистит.

-   Это ветер свистит в листве, пошли, нечего бояться! Иначе я оставлю тебя одного в этой колымаге вместе с прахом твоей покойной матушки... Я думаю, тебе будет не очень уютно в этой компании...

Приятель Тома поежился, вдыхая свежий ночной воздух.

-   Не знаю, как ты, Том, но я не люблю сидеть ночью рядом с покойниками... Тем более в лунную ночь...

Он поднял глаза вверх и громко присвистнул. Луна сияла над макушками деревьев, перели­ваясь таинственным холодным блеском.

-   Эх, хороша! - сказал приятель Тома.

-   Да, тебе хорошо, - заговорил, наконец, Том, захлопывая за собой дверцу автомобиля, - а я с детства боюсь всяких лесов... Чего только не случалось в лесу с людьми в старые времена.

-   А я, по-твоему, не боюсь? - поспешно сказал приятель Тома. Он снова поежился. - Только я никому, никому не отдам украшения, которые изготовил для твоей покойной матушки! - заорал он во все горло.

Громкое эхо прокатилось по лесу. Где-то вспорхнула одинокая птица.

-   Ты пьян, Джон! - закричал Том, хватая приятеля за руку.

-   Все равно здесь никого нет! А твоя покойная матушка уже не услышит... да и вещи мои ей теперь не пригодятся. - Джон громко захохотал. - Я отвезу их своему брату. Он, как-никак, ювелир. Конечно, руки у него не то, что мои, но денег он мне даст за украшения столько, сколько ты, Том, будешь зарабатывать всю свою жизнь, малюя всякие небылицы...

-   Ладно, ладно, я у тебя ничего не прошу, - пробурчал Том, шагая по узенькой лесной тропе рядом с Джоном.

Где-то рядом хрустнула ветка. Том вздрогнул.

-   Смотри, не наложи в штаны! - засмеялся Джон. Он громко свистнул и затопал ногами.

-   Прошу тебя, Джон, ты пьян... - снова зашептал Том. Он все больше и больше трусил. Ни на шаг не отходил от товарища и то и дело оглядывался по сторонам.

Яркая луна высвечивала тонкие стволы деревьев. Ветер шумел в листве, в кронах высоких сосен изредка вскрикивали совы.

-   Джон, куда мы идем? - прошептал Том. - Так ведь и заблудиться можно, давай вернемся, заночуем в машине. Там все же спокойней.

-   С мертвяками - спокойнее? - усмехнулся Джон, продолжая идти вперед.

Том почувствовал, что рука у его приятеля становится все холодней, а глаза наливаются каким-то темным зловещим блеском.

-   Джон, повернем, - снова сказал Том. Но Джон точно перестал замечать его.

Он быстро шагал по лесной тропе, где из-за деревьев прямо к ним приближался какой-то, едва различимый, синеватый свет.

-   Что это, Джон? - закричал Том.

Он напряг все свои силы и, преодолевая страх, заглянул другу в лицо.

Заглянул - и отшатнулся. Совершенно пустые глазницы голого черепа смотрели на него. Зловещий оскал искривил губы. Раздался рев...

Том закричал и упал на землю. Чья-то костлявая рука потянулась к его горлу. И он потерял сознание.

Когда он очнулся, луна сияла прямо над его головой. Свет ее был чужим и холодным. Том открыл глаза.

В тот же миг кто-то откашлялся рядом с ним и дрожащим голосом проговорил:

-   Добрый вечер... добрая ночь, как спалось, Том?

-   Джон... - прошептал Том и приподнялся.

Из-за толстой ели, стоящей в двух шагах от него, выглядывала какая-то странная крохотная фигурка. Том услышал чей-то легкий хриплый смешок. Наконец, пересилив страх, который до сих пор удерживал его, Том поднялся и крикнул:

-   Погоди! Я тебя проучу!

Одним прыжком достиг он толстой ели, но никого там не было и в помине. Только белочка взбегала вверх по стволу. Внезапно разбуженная она взмахнула своим роскошным хвостом и посмотрела на Тома умными глазками. Тому стало вдруг страшно наедине с этим зверьком.

-   Черт! - выругался он. - Не надо было так набираться...

Тому чудилось, что у белки то оказывалась человеческая голова в старенькой помятой шляпе, то вдруг она снова стала обыкновенной белкой, только на задних лапах у нее виднелись красные чулки и черные башмаки. У Тома, что называется, душа ушла в пятки.

-   Дело хреново, - пробормотал он.

Том бросился было бежать в обратную сторону, спотыкаясь между деревьями, но не успел он пробежать и несколько метров, как из-за огромной сосны выступил навстречу ему самый настоящий карлик. В помятой шляпе, в красных чулках и черных башмаках на коротких ножках. Обезображенное морщинками лицо расплылось в ядовитой улыбке, обнажающей гнилые редкие зубы.

Том в ужасе остановился. У него подкосились ноги, когда он понял, что перед ним не кто иной, как скупой карлик Кон, о котором с детства он слышал самые страшные истории.

-   Том, зачем пришел ты сюда? - спросил, наконец, карлик глухим скрипучим голосом.

-   Доброй ночи... приятель, - ответил Том, делая вид, что ничуть не испугался, хотя на самом деле дрожал всем телом. - Я со своим другом. Мы возвращаемся из Ирландии... видишь ли, везли урну с прахом моей покойной матушки... Но машина что-то стала барахлить. Мы решили остановиться у развилки, дождаться утра...

-   Так, так, Том, - насмешливо покачал головой карлик. - А что если я предложу тебе, Том, одну сделку? А?

-   Какую сделку? - насторожился Том, разглядывая ужасную физиономию Кона.

-   Какую? - переспросил карлик с улыбкой, - очень для тебя выгодную... Он вдруг несколько раз подпрыгнул на месте, хлопнув в ладоши:

-   Давай меняться, Том! Я беру у тебя горшочек с прахом твоей покойной матушки, а тебе дарю точно такой же горшочек с золотом? Идет?

Карлик, снова несколько раз подпрыгнув, ударил себя по коленкам и хрипло засмеялся, глядя Тому в глаза. Том нахмурился.

-   Зачем тебе... прах моей матушки?

-   Я же не спрашиваю у тебя, Том, зачем тебе деньги, а? - засмеялся карлик. - Не спрашиваю, потому что знаю, что у тебя, Том, пустой карман... А для меня это сущий пустяк - подарить тебе кое-что из моих сокровищ. Я уже не одного такого парня вызволил из нужды, не ты первый.

Он вдруг щелкнул своими кривыми пальцами, подбежал к высокой сосне, что-то поцарапал маленькими загибающимися ногтями на стволе и через мгновение перед ним стоял небольшой горшочек с золотом, как две капли воды похожий на ту урну с прахом, которую оставил в кабине джипа Том.

У Тома забилось сердце. Сильней и сильней. Он невольно опустился на колени и закрыл лицо руками.

Карлик захохотал, потряс золотыми монетами перед самым носом у Тома.

-   Ну, что, Том, меняемся?

Сердце Тома при этих словах тревожно и болезненно сжалось. Его бросало то в жар, то в холод.

«Не похоже, чтобы скупой карлик Кон был способен дать деньги лишь за урну с прахом», - подумал Том.

Ему снова вспомнились те ужасные рассказы о скупом карлике, которые он слышал от других людей в детстве. Наконец Том выдохнул:

-   Большое спасибо, только я с тобой не хочу иметь дело, Кон!

Крикнув эти слова, Том побежал, что было прыти. Но карлик, похлопывая себя по коленям, неотступно следовал за ним. Он то исчезал, то снова появлялся из-за толстых стволов деревьев, освещаемых полной луной.

-   Ты пожалеешь об этом, Том! - кричал он. - На лбу у тебя написано и по глазам видно - меня тебе не миновать. Да и не беги ты так быстро, послушай разумное слово... все равно, куда бы ты ни шел, ты попадешь ко мне... Карлик Кон всегда делает то, что захочет, Том... Видишь, вот она, твоя урна с прахом, у меня в руках!

Он громко свистнул, и в тот же миг Том увидел, как из дупла огромного дерева чьи-то костлявые руки вытащили и поставили перед карликом урну с прахом покойной матушки...

-   Но... как это могло случиться? - прошептал Том, переведя дух, - ведь я оставил ее в машине.

Карлик засмеялся, похлопывая себя по маленьким ляжкам.

-   Ну что, ты согласен меняться? - спросил он, - тебе - мое золото, а мне - прах твоей матери?

Том молча смотрел на него. В лунном свете лицо Кона, изрытое морщинами, казалось чудовищно безобразным.

-   Если ты не согласишься, Том, - сказал карлик, - тебе отсюда не уйти.

Том вдруг нащупал позади себя обломок какого-то дерева, лежащий на земле. Он протянул к нему руку и хотел было запустить им в гнусного карлика, но к ужасу своему вдруг увидел, что держит в руках чудовищную змею, которая тянется к нему, сверкая глазами и алчно высовывая язык.

Том выпустил ее, но она успела плотно обвиться вокруг его руки и, раскачиваясь, понемногу приближалась к его лицу.

-   Ты согласен, Том? - захохотал карлик, рассыпая перед ним золото. - Последний раз спра­шиваю.

-   Согласен, - выдохнул Том.

Он, плача, сел на траву. Жизнь для него теперь ничего не значила. «Вот и конец!» - подумал Том.

-   Оглянись, Том! - воскликнул карлик, довольно потирая руки.

Том вытер слезы, оглянулся и в лунном свете увидел свою мать, которая ласково глядела на него. Он радостно вскочил на ноги.

-   Так ты жива, мама? - закричал Том. - Ты прости меня...

-   Она простила тебя, - произнес карлик.

В тот же миг видение исчезло. Лунный свет по-прежнему был холоден и неподвижен, лишь стволы деревьев казались еще более блестящими, чем прежде, будто напоенные свежей влагой.

-   Что делать мне теперь? - упавшим голосом прошептал Том.

-   Возвращайся домой, к жене и живи как прежде... Да не забывай обо мне! - сказал карлик и скрылся в огромном дупле дерева.

-   Том, едва волоча ноги, к рассвету добрался до своей машины, включил мотор и помчался что было сил. На заднем сиденье вместо урны с прахом стоял горшочек с золотом скупого карлика Кона.

Марта

Зловещий лес оставался позади.

Вручив свою судьбу Богу, Том на джипе возвращался к себе на север. Утренний туман сгущался в низинах. Изредка навстречу Тому из тумана вспыхивала пара глаз. Он ежился и бормотал вслух:

-   Это ничего, это пройдет... я знаю... это глаза... здесь ходят коровы. Но сердце его трепетало и твердило совсем иное:

-   Карлик Кон обманул тебя, Том!

Иногда Тому казалось, что он слышит эти слова от своей покойной матушки, прах которой он сам, не зная как, обменял в эту ночь на золото.

Он продолжал буравить мглу еще двадцать минут. Плазменные пальцы тумана протягивались к нему из болот, выползали из-под тяжелых лап елей, чтобы схватить его, но безуспешно.

-   Из болота выскочил какой-то зверек, хотел перебежать дорогу и перебежал бы, но Том оказался проворнее. Он слегка шевельнул руль, повернул на волосок. Не было ни удара, ни толчка - просто тукнуло под левым колесом.

Том выругался:

-   Черт побери!

Вдруг он услышал тихое металлическое чирканье. Том оглянулся. Ему показалось, что странный звук доносится с заднего сиденья. Но там, кроме горшка с золотом, ничего не было.

-   Черт! - снова выругался Том и прибавил скорость.

В тот же миг из всех углов его джипа стало появляться множество пауков. Их становилось все больше и больше. Они расползлись по всей кабине и стали перебирать в воздухе своими косматыми лапами, при этом издавая странные звуки, напоминающие металлическое чирканье.

Сначала они вползали один за другим, затем стали образовываться группы, враждебно относившиеся друг к другу. Через несколько секунд в кабине, на заднем сиденье, образовался комок раздирающих друг друга пауков. Слышалось верещание - смесь адской ненависти и ужасных предсмертных мук. Густой темно-алый сок начал течь из-под кучи.

-   Они перепачкают все мое золото! - закричал Том.

И сам испугался своего голоса. Ему показалось, что эти слова произнес не он сам, а произнес их за него карлик Кон.

Тем временем возникали все новые и новые толпы пауков, заполняя собой все пространство джипа.

Комок, громоздящийся на заднем сиденье, становился все выше, и Тому вскоре пришлось пригнуть голову почти к коленям, чтобы не слиться с этим отвратительным паучьим коконом.

Он попробовал протянуть руку к окну. И тут же увидел, что вся земля вокруг джипа кишела копошащимися, обезумевшими насекомыми. Коричневая, слипшаяся масса была воодушевлена лишь одним желанием: убивать, убивать, убивать! Некоторые из пауков раздирали самих себя своими когтями.

Звенящий гул становился иногда настолько громок и отвратительно резок, что Том зажимал уши:

-   Я больше не могу! Я не могу этого вынести! - закричал он.

Наконец пауков начало становиться все меньше и меньше. Подползающие толпы стали редеть и, в конце концов, исчезли. Том почувствовал себя близким к обмороку. С заднего сиденья до него донесся голос карлика Кона:

-   Пусть старается, пусть пытается, кто у меня золото украдет, тот и раскается... Растерянный, вздрагивающий от холода и слез, возвратился Том ранним утром в свой дом.

Он быстро затворил дверь, стараясь не скрипнуть, и вдруг весь затрясся в припадке дикого, животного ужаса. Том разразился тоскливым неудержимым воплем. Он задыхался.

-   Солнце, солнце, когда же, наконец, взойдет сегодня солнце?! - хрипел Том. - Проклятая, проклятая ночь! О, черт!

В ужасе и тоске он хватался руками за горло, старался откашляться - и не мог. Потолок низко опустился над ним.

Заплакав тихими взвизгиваниями, Том вдруг ударил руку о кровать, очнулся и сел. Сколько времени прошло с тех пор, как он ступил на порог своего дома, он не знал. Тело ныло и содрогалось, как от противного, омерзительного прикосновения.

В ушах носился далекий шум листвы, колеблемой ветром, зловещий хохот карлика, скрежет паучьих лап. Ноги дрожали от слабости. Слегка подташнивало.

-   Что же мне теперь делать? - спросил Том самого себя. И невольно посмотрел на горшок с золотом.

-   Быть может, разбудить жену? - снова произнес он вслух.

Том поднялся. Ноги отказывались ему повиноваться. Они подгибались, как веревки, и тянули вниз. Опустившись на колени, Том подполз к дверям, хватаясь за стулья и жалобно вскрикивая.

Вместе с тем, в голове у него бродила странная мысль: «Если жена увидит меня стоящим на коленях, то не рассердится, что я вернулся с похмелья, а пожалеет и поцелует... »

Дрожа от нетерпения и глухой, тяжелой тоски, Том подполз к двери спальни жены и вдруг легко и быстро поднялся на ноги. Произошло это безо всякого усилия с его стороны, словно какая-то сила встряхнула его и подняла вверх.

Страх вдруг исчез. Том медленно отворил дверь и вдруг с некоторым смущением увидел, что попал не в комнату своей жены, а в чужую комнату.

Он вдруг понял, что произошло какое-то неожиданное и странное перемещение хорошо известных ему предметов.

Большое зеркало из трех овальных стекол, висевшее раньше на стене, соединявшей обе комнаты, очутилось теперь вместе с маленьким мягким диваном напротив Тома. Сбоку висела маленькая картинка, нарисованная карандашом. Картинка изображала еловый лес, дупло огромного дерева и сидящую в дупле белку. Глаза белки показались Тому очень похожими на глаза карлика Кона.

-   Что это? - прошептал Том, глядя на картинку. - Раньше этого рисунка здесь не было. Это не моя работа.

Он снова огляделся по сторонам. Все остальные предметы сохраняли прежнее положение. Это придало Тому уверенности, и он двинулся вперед.

Женщина, которую он принимал за свою жену Марту, хозяйка этой комнаты, лежала на диване одетая и, по-видимому, крепко спала.

Том сильно сконфузился. У него мелькнула мысль, что это была действительно незнакомая ему женщина.

«Ведь она может проснуться и испугаться, увидев у себя в комнате в столь ранний час дрожащего полупьяного мужчину», - подумал Том. Однако неудержимое любопытство преодолело стыд, и Том подошел ближе к дивану. Женщина спала. Спала крепким сном. Кофточка на ее груди была расстегнута, из-за лифчика вместе с кружевом рубашки просвечивало нежное, розовое тело.

-   Марта! - позвал еле слышно Том. Вглядевшись пристальнее, он убедился, что это действительно была Марта. Он подошел смелее и тронул ее за плечо.

Она зашевелилась, проснулась. Но прежде, чем открыть глаза, хихикнула гадкой, хитрой, больно уколовшей Тома улыбкой. «Нет, это не Марта!» - снова пронеслось у него в голове.

Медленно вздрогнув ресницами, женщина подняла к лицу Тома непроницаемый, омерзительный взгляд совершенно зеленых, как трава, лукавых, немых глаз.

-   Да ведь это же карлик! Его глаза! - вырвалось у Тома.

И вздрогнул от непонятного, таинственного предчувствия, от страха, страха непостижимого и панического. Он взял ее за холодную руку и сказал:

-   Пойдем. Но не надо. Вставай. Но не лежи.

Том не мог понять, зачем сказал он эти слова. Голос и мозг существовали отдельно друг от друга.

Он лишь понимал, что слова эти были важными и значительными и имели какой-то особый смысл.

-   Пойдем. Но не надо.

Вставай. Но не лежи, - снова, будто читая вслух стихи, произнес Том. Женщина лежала неподвижно. Она гадко улыбалась и смотрела сквозь его голову в дальний угол комнаты. Туда, где стоял старый сундук с каким-то ненужным хламом.

Тысячи голосов, испуганных, захлебнувшихся ужасом, содрогнулись в этот миг в сердце Тома, подступая к горлу, тело, сотрясаясь, горело горячей дрожью, той, которую он испытал недавно ночью в лесу.

Вдруг как будто молния ударила в комнату и, ослепив глаза, показала весь ужас, всю тайну творящегося вокруг.

Только сейчас Том заметил, что у Марты не русые, как всегда, а металлически-золотистые волосы, что она - и она и не она!

-   Марта!

Том бросился к ней, схватил ее на руки, заплакал, прижался к ее груди мокрым от слез лицом. Тискал, тормошил! А она легко, как кукла, поворачивалась в его руках, все также зло, ехидно смеясь в лицо. Только глаза ее стали больше и зеленее.

-   Марта! Марта! - кричал Том.

Без памяти, в состоянии близком к помешательству, он потащил ее на кровать.

-   Сейчас, сейчас, я разбужу тебя, - бормотал Том.

Ему казалось, что стоит лишь бросить эту изменившуюся женщину на подушки и провести рукой по ее щеке, как она сразу станет своей, близкой.

Шатаясь от тяжести, Том подошел к кровати. И вдруг он увидел на ней другую, настоящую Марту. С милым и добрым лицом. Спокойно спящую, как будто вокруг ничего не было: ни страха, ни тоски.

Том положил тогда женщину с зелеными глазами на Марту и вдруг бессознательно понял, что жена не проснется, пока он не задушит эту чужую, неизвестную женщину.

Том нечеловеческим усилием мускулов задушил ее быстро и отбросил. Она стукнулась об пол. Мертво улыбнулась искаженным, почерневшим ртом.

-   Марта! - закричал Том. - Проснись же, Марта! Это я, Том!

Но жена спала. Том повернул ее голову, попытался открыть глаза. Веки вздрогнули. На мгновение ему показалось, что она просыпается. Но лицо шевельнулось и приняло снова спящее, мучительно-спокойное выражение. Потом тихая улыбка тронула углы губ. И Марта открыла глаза. Они смотрели с горькой, страдальческой покорностью, пытаясь что-то сказать.

Тогда от невыразимой жалости к себе и к жене, Том погладил ее по лицу и тупо повторил:

-   Марта! Да встань же! Ведь я вернулся! Я люблю тебя! Марта! «Нет, она не проснется», - раздался за спиной чей-то голос. Том вскочил, огляделся, но никого не увидел.

-   Марта! - закричал он в последний раз, - я вернулся, а ты лежишь. Если все будут лежать, что же тогда...

Голос Тома оборвался на полуслове. Он вдруг, наконец, понял, что она - мертва. Позади него раздалось хихиканье, и чей-то гнусавый голос запел:

-   У меня была овечка... Была овечка... А я ее убил...

Том вдруг понял, что этот голос доносится из старого сундука, стоящего в углу комнаты. Он быстро сорвал крышку и ужаснулся. Оттуда, высунув черный язык, показалось искаженное гримасой лицо карлика Кона.

-   Привет, Том! - крикнул карлик, выскакивая из сундука.

-   Что ты сделал с моей женой? - заорал Том.

Он метнулся в угол, пытаясь прижать карлика к стене. Но тот исчез, будто растаял в воздухе. В следующее мгновение карлик уже оказался рядом с трупом Марты.

-   Ну что, Том? Две у тебя жены или одна? Как? - захохотал он.

-   Что ты с ней сделал?

-   Не я, а ты, мой друг!

-   Я?!

-   Кто душил?

-   Но я...

-   Ты хотел сказать, что ты задушил какую-то другую женщину? Но, по-моему, здесь только один труп... Это Марта, не так ли?

У Тома перехватило дыхание. Действительно, женщина была одна. И она была мертва. Это был труп его жены. И задушил ее он сам. Другого ответа не было. Том закрыл лицо руками и зарыдал.

-   Я убью тебя, Кон! - закричал он, бросаясь к карлику.

Но тот, проворно вскочив на подоконник, распахнул окно и скрылся.

-   Я буду возвращаться, Том! Слышишь? Буду! - крикнул он.

Вне себя от ярости и горя, Том выбежал на крыльцо.

-   Проклятая тварь! Забирай свое золото! Вот оно!

Он бросил горшок с золотом на землю. Золотые монеты рассыпались по зеленой траве.

-   Мое золото! Мое золото! - раздался жалобный визг карлика.

Он появился перед Томом так неожиданно, будто вырос из-под земли. Встав на четвереньки, посапывая носом, карлик стал набивать карманы золотыми монетами.

В это мгновение Том вдруг вспомнил о том, что знал с ранней юности: скупого Кона можно убить лишь тогда, когда его тела коснется лепесток четырехлистного клевера.

Осененный внезапным озарением, Том подбежал к колодцу, стоящему во дворе. Здесь среди прочей зелени он нашел клевер-четырехлистник. Но приложить его к телу карлика Том не успел.

-   Почуяв неладное, карлик юркнул в сундук, стоящий в комнате и захлопнул крышку. И все же Том настиг его. В одно мгновение он защелкнул замок сундука и закричал:

-   Отныне ты будешь сидеть здесь! Я проклинаю тебя на веки вечные! В моих руках твоя смерть! Клевер-четырехлистник! Я кладу его на крышку этого сундука. Ты теперь бессилен, Кон! Я проклинаю тебя, злой дух! Проклинаю! На веки вечные!

За окном глухо прогремел гром. Все небо озарилось фосфорическим светом, будто гигантская молния расколола его надвое.

-   Что-то больно ударило Тома в грудь. Он упал, корчась от боли. Из сундука донесся гнусавый голос карлика:

-   Не напрягайся, Том... Где мое золото? Оно осталось у тебя? Если ты вернешь мне его - я оставлю тебя в покое.

В отчаянии Том подбежал к шкафу, открыл дверцу, схватил склянку со спиртом и стал поливать им крышку сундука.

-   Сейчас, сейчас, я с тобой разделаюсь, - шептал он, - гори в аду, маленькое зеленое чудовище.

-   Меня не сжечь, - снова раздался голос из сундука.

-   Я проклинаю тебя! - закричал Том. - В обмен на золото я отдал тебе свою душу, а ты отдашь теперь - свою жизнь!

-   Если ты возьмешь мое золото, - раздался голос карлика, - ты умрешь, Том!

-   Я оставляю тебя здесь на веки вечные! - произнес Том, чиркая спичкой.

Внезапный сильный удар в висок повалил его на пол. Спичка погасла. Том скорчился от невыносимой боли. За окном снова блеснула фосфорическая молния.

-   Что у тебя, Том, спичка погасла? - насмешливо спросил из сундука гнусавый голос карлика.

-   Солнце, где же солнце... - прошептал Том и, из последних сил приподняв голову, посмотрел за окно.

Ни единой алой полосы приближающейся зари он не смог разглядеть. Весь воздух был пропитан ядовито-синим сумраком.

-   У тебя неприятности, Том? - снова раздался насмешливый голос из сундука.

-   Господи! Где же солнце? - прошептал Том, теряя сознание.

И тут за окном вспыхнуло что-то алое, похожее на зарю. Сундук, запечатанный четырехлистным клевером, зашатался. Солнце торопливо бросало в окна первые косые лучи. Внезапно в небе над лесом вспыхнул длинный хвост радуги.

Размахивая мечом, вниз по радуге, мчался, рассекая утреннюю мглу, почти зависая в воздухе, один из черепах-ниндзя. Это был Лео.

Через десять лет

Тропинка петляла меж горных хребтов и ущелий. Поэтому не было видно, что делается впереди. Констант ехал на джипе по этой узкой тропинке. Тропинка, наконец, перестала петлять и уперлась в пустой колодец.

Здесь была развилка. Констант выключил мотор. Задрал голову. Посмотрел на небо. Потом на колодец.

Неожиданно для себя Констант подошел к нему и заглянул внутрь.

-   Стоя на холме, перед своим только что приобретенным домом, Констант мог окинуть взором всю округу. Свежий сухой ветер взъерошил его темные волосы.

Констант отошел от колодца. Открыл дверцу джипа, улыбнулся и подал руку сидящей в ма­шине очаровательной девушке.

-   Приехали, дочка, - сказал Констант и рукой указал на дом. На лице девушки застыло какое-то странное выражение.

-   Папа, что это такое? - спросила девушка со вздохом глубокого недоумения.

-   Это - наш дом, - ответил Констант.

-   Ты хочешь сказать... здесь... мы будем жить? - снова спросила девушка. Она сурово посмотрела на отца. В ее глазах было неподдельное изумление.

-   Это шутка, папа? Да? Это - дом наших соседей-бедняков? А наш, наверное, находится в другом месте? Или, может быть, это Нью-Мексика? - с издевкой в голосе спросила девушка.

-   Никакая это не Нью-Мексика, дочка, - грустно сказал Констант. - Это Северные Дакоты... Элиса только хмыкнула в ответ:

-   Можно подумать, большая разница. Констант подошел к ней, обнял за плечи и сказал:

-   Не суди о книге по обложке, Элиса.

-   Отец! Но у этой книги нет даже обложки! - воскликнула девушка.

Она осторожно, словно боясь прикоснуться к чему-то грязному, невидимому, поднялась, шаг за шагом, на крыльцо.

-   Нет, я здесь буду глубоко несчастна. Здесь нет бассейна, здесь нет торгового центра, здесь нет кабельного телевидения - здесь ничего нет! - воскликнула она.

-   Но этот дом достался мне довольно дешево, - возразил отец, пропуская ее вперед. - И если привести его в порядок, то здесь будет идеальный уголок для отдыха!

-   Горю нетерпением увидеть все достопримечательности этой развалины, - ответила Элиса и вошла в дом.

Все в доме было мрачным и неуютным. На мгновение Элису пронзило какое-то неприятное предчувствие, будто над этим домом нависло несчастье. Элиса встряхнула головой, чтобы отогнать эту мысль.

-   Великолепно! Я так и думала! - сказала она вслух. - Хуже и быть не может. Старый подвал. Прекрасное место...

Стены и потолок были покрыты пылью и паутиной.

Элиса вскрикнула от неожиданности. Прямо перед ней прополз гигантский паук. Осторожно спустившись по скрипучей деревянной лестнице, ведущей на первый этаж, она заглянула внутрь.

-   Констант, окинув взглядом свои новые владения, тоже немного смутился.

-   Конечно, здесь надо что-то подчистить, подкрасить, что-то подремонтировать, - сказал он, не глядя на дочь.

-   Здесь надо сначала пустить бульдозер! - ответила Элиса, громко чихнув.

-   Дом достался мне очень выгодно, - возразил отец.

-   Тот, кто тебе продал эту развалину, надул тебя, папа! Как насчет такого варианта: я поеду в отель, а ты можешь оставаться тут. Заниматься ремонтом, подкрашивать, - словом, все, что хочешь ... А ко мне будешь приезжать, когда сможешь.

-   Элиса, дорогая, неужели ты думаешь, что деньги - это все, что нужно для жизни...

-   Я слышала уже твою теорию! - перебила Константа девушка. Она посмотрела на противоположную стену и закричала:

-   Папа! Паук! Огромный! Он нас может убить!

Элиса бросилась наверх по узенькой деревянной лестнице.

-   Я ухожу! Сажусь в джип... заказываю номер в ближайшем отеле!

Элиса выбежала на крыльцо, достала из сумочки карманный телефон и закричала в трубку:

-   Алло! Одну минуту! Черт... Алло. Вы слышите меня? Я хочу заказать номер в отеле. Да... Чтобы были высокие потолки...

Неожиданно она заметила перед собой незнакомого юношу. Он тихо подошел к ней. Поставил

на землю ведро. Поздоровался:

-   Привет!

-   Кто такой? - резко спросила Элиса.

Отойдя на шаг, парень указал на краску, разлившуюся по траве.

-   Я человек, который нес в ведре растворитель для краски, - сказал он, широко улыбаясь, - а ты... причинила мне некоторые трудности.

-   Это?

Элиса только теперь увидела лужу, разглядела ведро в его руках.

-   Разумеется, - улыбнулся парень, оглядывая ее с головы до ног.

-   Ага, вот, пожалуйста... это покроет расходы? - Элиса вытащила из сумочки деньги и протянула парню.

-   Ты разлила мою краску и предлагаешь мне двадцать долларов? Хорошо, - рассмеялся парень.

-   Не хватит? - Элиса вытащила из сумочки еще десять долларов.

-   Нет... Могла бы сказать просто «извините»...

-   Держи. Сдачи не надо, - оборвала его Элиса. - Это ужасный, страшный, кошмарный дом. Я хочу скорее отсюда... уехать! Чао!

-   Этот дом? - парень неожиданно преградил ей дорогу.

-   Да... этот дом. Там паутина, насекомые... Еще вообще неизвестно, что там такое... Не вижу в этом ничего смешного, - добавила Элиса, посмотрев на него.

-   Нет, это действительно смешно, когда девушки боятся разных пауков...

-   Я что, в 50-х годах, что ли, оказалась? - усмехнулась Элиса. - Девушки боятся... Между прочим, мы живем в 90-ые годы... К женщинам относятся как к равным, приятель, - добавила она.

-   Во-первых, я не приятель, а Майкл... И я знаю многих мужиков, которые тоже боятся старых домов...

-   Да? Интересно, я таких не встречала. Я лично ничего не боюсь...

-   Понятно, - улыбнулся парень.

Элиса вдруг заметила, что парень был отлично сложен, высокий, с глубокими темно-синими

глазами и красиво очерченным чувственным ртом.

-   Элиса, дорогая, поехали, - раздался голос Константа.

Отец быстро зашагал к джипу, даже не взглянув на нее.

-   Что значит поехали? - растерялась Элиса.

-   Я не собираюсь с тобой спорить! Тебе дом не нравится... Там грязно...

-   Ты действительно думаешь, что я боюсь там какой-то пыли, каких-то жуков? Мы остаемся, - сказала Элиса, с улыбкой глядя на Константа.

Отец вышел из кабины. Посмотрел сначала на дочь. Потом на молодого человека.

-   Элиса... - снова сказал он.

Но девушка его перебила:

-   Давай, давай, относи чемоданы обратно. Мы остаемся.

-   Но. - Констант хотел было еще что-то ей возразить.

-   Папа! Ты что, не понял? - прошептала она ему прямо на ухо. - Мы остаемся...

«Страшный суд»

Недалеко от побережья моря находился заброшенный монастырь. Окрестности его были суровы и пустынны. Вместо сада к голым стенам монастыря примыкал сумрачный лес.

-   Когда Лео, Мик, Донателло и Рафаэль приехали в монастырь, чтобы реставрировать здесь фрески, найденные под слоем штукатурки, их пронзило какое-то неприятное предчувствие. Будто над монастырем нависло проклятие. Как потом оказалось, предчувствие их не обмануло. Все было мрачным и неуютным в этом месте:

...И лицо старика-настоятеля, бледное и изможденное, но всегда готовое скривиться в фальшивой улыбке...

... И герб... четырехлистник цветка клевера, высеченный из камня над входом в монастырь... ... И отношения между настоятелем и привратником. Однажды, когда друзья спросили привратника, почему на гербе изображен четырехлистный клевер, тот, не заметив вошедшего настоятеля, стал сбивчиво объяснять им причину появления цветка.

-   Шелудивый пес! - прервал его настоятель. - Твое дело следить за хозяйством, а не совать нос, куда тебя не просят!..

...Так черепашки-ниндзя сначала и не узнали, почему над входом в монастырь был изображен цветок четырехлистного клевера.

Как-то поздно вечером они работали в церкви. Она была довольно просторной: пол из каменных плит, три приземистые колонны по обе стороны нефа, два низких боковых нефа и задвинутый в глубину алтарь, переделанный священником.

Потолок был сделан на славу, точно дно корабля, перевернутое вверх тормашками. И запах. Странный запах сырой травы. Так пах голубой цветок клевера.

Там, под куполом потолка, начиналась фреска. Когда друзья в первый раз перешагнули порог огромного полупрозрачного зала монастыря, настоятель сказал:

-   Имейте в виду, почти вся фреска находится в поле зрения молящихся.

-   Ну и что? - спросил у него Раф.

-   Как что? - ответил настоятель. - Молящиеся будут отвлекаться от молитвы.

-   Совсем недолго, - сказал Лео. - Люди устают от статики цвета и формы. А к тому же, они всегда рассчитывают, что у них будет свободное время, и они потом все разглядят...

-   Не надо объяснений, - прервал его настоятель и вышел из храма.

Вот и теперь, когда Лео взбежал по лесам к потолку, он стал созерцать возвышающуюся прямо перед ним белую часть стены. Стена тянулась до стропил, внизу и по бокам ее обрамляла арка. Мик, как слепой, ощупывал стену ладонями.

-   Привет, Мик! - позвал его Лео. - Что ты там обнаружил?

-   Архангела Михаила, - ответил ему, не оборачиваясь, друг.

Да, это была фреска, изображавшая эпизоды Страшного суда. Самые важные из них находились на самом видном месте, чтобы молящиеся волей-неволей видели ужасы, которые им грозят за земные прегрешения.

-   И что он делает, твой архангел Михаил? - спросил Лео, подходя к друзьям, которые готовились к работе.

-   Архангел взвешивает на весах отлетевшие души и грехи их, - начал было пояснять Мик. - А Христос во Славе, словно рефери на ринге.

-   А внизу вечное пламя, - закончил мысль Донателло. - Великолепная массовка.

-   О, какие мы идиоты! - вскричал вдруг Раф. - Надо было нам потребовать с настоятеля плату с каждой головы.

Друзья рассмеялись.

Шутки шутками, а на самом деле это была их первая самостоятельная работа в качестве художников-реставраторов.

Вот и сейчас, рассматривая приоткрывшееся их глазу изображение, они гадали, какое оно будет иметь продолжение.

-   Там слева - пляска Смерти, - неожиданно сказал Лео.

-   Пляска Смерти? - удивился Мик.

-   Да, мой друг, пляска Смерти, - продолжал Лео. - Художник хотел напомнить людям про то, что им умирать придется.

-   И зачем их вечно стращать? - заворчал Дон, размешивая краски. - Все равно они лучше не станут.

-   Но, если ты их напугаешь...

-   Они призадумаются? - спросил Лео.

-   А если они призадумаются...

-   Так еще больше напугаются.

-   А это уже не наша забота, - сказал Мик, осторожно снимая слой штукатурки.

-   Ну да, - посмеиваясь, сказал Лео. - Наше дело нарисовать Пляску Смерти.

-   Нарисовать все, как есть. А потом все пускай что хотят, то и делают.

-   А ведь кое-кто будет нас проклинать.

-   Да уж не без того.

Так, перекидываясь фразами, друзья провели большую часть ночи. К концу третьего часа под толстым слоем обнаружилось изображение прекрасной головы.

-   Смотри, Мик, - тихо позвал Лео друга.

Совсем рядом на него со стены смотрели глаза. Глаза с тяжелыми веками, в темных кругах, борода клином, свисающие усы, ультрамодная одежда...

-   Бьюсь об заклад, - восхищенно произнес Донателло. - Итальянским мастерам было чему поучиться у этого художника.

Это был не хрестоматийный неземной Христос. Это был суровый, грозный владыка, само правосудие.

-   Да будет правосудие! - голос Лео загремел под куполом зала. - Но милости не будет! Эхо в пустом зале смешалось с раскатами грома за стенами монастыря.

-   Вот моя рука. Вот что вы со мной сделали, - продолжал вещать Лео. - И за это многие примут пытку, ибо вы пытали меня!

-   М-да, - пробурчал Раф. - Не хотел бы я сидеть на скамье подсудимых, когда он судит. А Лео продолжал:

-   Да!.. Как это там говорится?.. Ага! Вот!.. Ты накормил Меня, когда Я алкал, напоил, когда Я жаждал? Одел Меня, когда Я был наг, принял Меня, когда Я был странником, посетил, когда Я был болен, пришел ко Мне, когда Я был в темнице!?

Раскаты грома были ему ответом.

Через час гроза стихла. И друзья вышли из зала, чтобы предаться сну...

Так проходили дни за днями. Черепашки проводили время, переходя из одного угла в другой. Ползали на коленях, лежали на боку. Словно окно, фреска на замазанной стене открывалась все шире и шире.

Желание вывести на свет божий сцену Апокалипсиса, запечатленную давным-давно умершим художником, захватило друзей целиком.

Все происходившее вокруг казалось для них сном. А реальностью было то, что происходило внутри полупрозрачного зала, перед проступающей фреской. Все остальное проплывало мимо. Как во сне. Но длилось это недолго.

Однажды вечером потухло электрическое освещение. Друзья зажгли свечи и продолжили

работу.

Неожиданно Мик спросил:

-   Послушай, Лео, ты не можешь сказать, как он выглядел?

-   Кто? - не понял его Лео.

-   Художник, написавший эту фреску.

-   О, конечно, я могу вообразить его лицо, - сказал Лео. - Он был... светловолосый, борода... да, борода прилипала к краске... волоски и сейчас сохранились, особенно в красной охре, которую он размешивал на льняном масле.

-   А ты не путаешь его волос с волосами от кисти? - спросил его Дон.

-   Нет, - ответил Лео. - У тех длина другая: дюйм, ну, от силы - полтора. Для грубой работы, к тому же из свиной щетины, а для тонкой идет волос серого барсука.

-   Ну, ты даешь! - восхищенно заметил Раф.

-   М-да-а... - протянул Мик. - Весьма впечатляюще. А что еще может быть установлено относительно нашего неизвестного художника?

-   Писал правой рукой, - продолжал Лео. - Был, приблизительно, такого же роста, как Мик.

-   На чем основаны твои рассуждения? - спросил пораженный Мик.

-   Ему приходилось на табурет залезать, чтобы дотянуться до этой высоты. А вот эти участки он писал на коленях, а то и лежа на боку. Вот, пожалуй, и все.

-   Все?

-   Да, еще. Он, не исключено, жил в монастыре. Это только предположение. И последнее - он не доверялся ученику. Он почти все написал сам, кроме самого низа, нижней части преисподней. Посмотрите и убедитесь - там грубая работа, просто подмалевка. Ума не приложу, почему он перепоручил это своему ученику, когда уже был у финиша.

-   Возможно, он вышел из игры, - задумчиво сказал Донателло, глядя куда-то вниз, на камен­ные плиты пола.

-   Как? Каким образом? - удивился Раф.

-   Друзья! Я понял, почему последний ярд адского пламени писал не он, - продолжал Донателло. - То была последняя работа художника. Он дико устал. Поэтому решил выйти из игры. Но тогда так просто было не уйти, его вернули и заставили продолжать работу. Он, наверно, умер за работой. Но и последние мазки его кисти были четкие и уверенные; и в конце он оставался мастером, как и в начале.

-   О, я понял! - внезапно завопил Мик. Он скатился кубарем с лестницы вниз на каменные плиты зала, продолжая вопить: - О, я понял, что произошло! Он свалился!

Через мгновение он снова очутился на лесах.

-   Великий Боже! - вопил Мик в спину Лео. - Это была его последняя работа. Он свалился!

Лео повернулся и, когда до него дошло, ухмыльнулся:

-   Ладно, - крикнул он в ответ, - сам ходи поосторожней на лесах.

Зеркало

Вечером следующего дня друзья вновь принялись за работу. Стоя на каменных плитах зала,

они пристально рассматривали часть фрески, которая изображала мучения грешников.

-   Фу ты! - поморщился Раф. - Какая мерзость!

-   Что ты имеешь в виду? - спросил у него Донателло.

-   Посмотри, - продолжил Раф. - Он язвы себе расковыривает, руки кусает, жилы себе нитями раздирает, кричит...

-   Страшно тебе, да?

-   Мне? Страшно? - поразился Раф. - Да ты меня не знаешь. А это что за пакость он тут изобразил?

Раф показал в угол зала, где двое грешников, вцепившись друг в друга зубами, истекали кровью. Один из них был карликом.

-   Жуткое зрелище! - воскликнул он. - У тебя горячительного не найдется? Мик протянул ему бутылку с виски.

-   Друзья! Этот калик мне кажется знакомым, - начал было Лео, но Раф перебил его:

-   Изжаждался, как верблюд в пустыне, - сказал он, прихлебывая из бутылки. Было решено сделать перерыв.

Лео, поднявшись на леса, подошел к окну. Ветер раскачивал деревья, холодная луна освещала облака, бегущие над ними. В глубине темнела стена дальней части монастыря, а над ней возвышалась круглая башня, под самой крышей которой из маленького стрельчатого оконца брезжил тусклый свет. Это была башня, в которой жил настоятель монастыря.

-   А вдруг он сейчас занимается своими делами? - засомневался было Лео.

Ничего не сказав друзьям, он вышел в коридор, ведущий в сторону башни. Дорогу он знал, но шел, тем не менее, медленно, с бьющимся сердцем, прислушиваясь к ночной тишине старого неуютного монастыря. Лео вспомнил о карлике.

-   Где я видел это лицо? - подумал он.

Внезапно Лео показалось, что позади него перебежала от одной дверной ниши к другой какая- то фигура, одетая во все светлое.

-   Кто бы это мог быть?

Лео долго стоял, прежде чем несколько успокоился. За тем он отправился дальше.

-   Наверно, - думал он, - мне просто померещилось.

Наконец он был у цели. Вот маленький зал, из которого винтовая лестница ведет наверх, в круглую комнату.

Подойдя к двери, ведущей на лестницу, Лео остановился и вновь прислушался. Дверь была не заперта, и Лео вполне мог, никем не замеченный, проникнуть на лестницу.

Подняв свечу, он хотел было проскользнуть в полуоткрытую дверь, как вдруг испуганно вздрогнул от неожиданности: посреди зала, в кресле, стоящем перед длинным низким столом, спиной к Лео кто-то сидел.

-   Карлик? - почему-то мелькнуло в голове Лео.

Он замер. Человек в кресле не шевелился. Лео стал ждать. И чем больше он ждал, тем неестественнее казалась неподвижность сидящего человека.

Наконец Лео решился и сделал несколько шагов по направлению к креслу. Человек не шевелился.

-   О, Господи! - вздох облегчения вырвался из груди Лео.

То, что казалось Лео неподвижной фигурой, было всего лишь одеждой, брошенной на спинку кресла. Это была одежда настоятеля монастыря.

-   Значит он здесь!

Лео погасил свечку. Оставшись в темноте, он сел в кресло и стал ждать. Чего? Этого Лео не знал и сам. Но он был твердо уверен, что что-то должно произойти. Постепенно его глаза привыкли к темноте. И первое, что он заметил, освоившись на новом для себя месте, была полоска света, падающая из-за двери, ведущей на лестницу башни. В простенке между окон висело огромное тусклое зеркало в черной резной раме.

-   О, Господи! - воскликнул Лео, взглянув в него.

В зеркале он увидел себя, идущего по коридору монастыря с горящей свечой в руках.

-   Но это же произошло несколько минут тому назад!?

Лео смотрел на отражение самого себя, которое повторяло весь его путь из реставрационного зала до кресла у стола, в котором он сейчас сидел.

-   Может быть мне это померещилось? - подумал Лео и двинул рукой. Зеркало послушно повторило его движение.

-   Наверное, померещилось, - облегченно вздохнул Лео. Но не тут-то было.

Неожиданно Лео, отраженный в тусклой поверхности зеркала, встал и двинулся к лестнице. Лео же, сидя в кресле, с испугом следил за своим странным отражением.

Все, что произошло дальше, было как сон. Осторожно поднявшись по винтовой лестнице, Лео очутился у двери, одна половина которой была отворена. Приблизившись к ней, он заглянул внутрь и увидел гигантский полутемный зал, потолка которого не достигало даже яркое сияние, исходившее от раскрытого старинного фолианта, лежащего на полу посреди зала. Зал был полон птиц. Обыкновенных сорок - белых с черным. Их было несметное множество, и они перелетали с места на место, прыгали по плитам пола, вспархивая, переносились с балки на балку под невидимым потолком.

В книге был нарисован цветок четырехлистного клевера. Ниже него стояла надпись: «Счастливый клевер».

-   А где же настоятель? - подумал Лео и огляделся. Но настоятеля нигде не было.

Зал был наполнен хлопаньем крыльев и пронзительными воплями, сливающимися в раздражающий отвратительный шум. Лео бросился вниз по лестнице, оттуда по темным коридорам в зал, где его ждали черепахи- ниндзя...

...Рано утром, на рассвете, Лео нашел себя лежащим рядом с друзьями. Те мирно спали, посапывая в тишине.

-   Наверное, это был сон, - подумал Лео. Но тут он заметил огарок свечи у себя в руках. И закапанную воском куртку... - Дурные предчувствия! - мелькнуло у него в голове. Вдруг Лео вспомнил, что, возвращаясь бегом по лестнице в зал, он мельком заглянул в зловещее зеркало и увидел в нем отблески пламени. Вспомнив увиденное, Лео вскочил и закричал:

-   Пожар! Вставайте! В монастыре пожар!

Мик, Раф и Донателло проснулись и через мгновение были уже на ногах. Лео, ничего не объясняя, продолжал кричать:

-   Пожар! Да скорее же вы, скорее! Там горит! Там, в башне! Черепашки-ниндзя бросились к башне.

Когда они ворвались в круглую комнату наверху башни, то увидели там настоятеля монастыря, мирно сидящего за столом. Настоятель сурово посмотрел на них.

-   Вы что, спятили? - сказал он, удивленно подняв брови.

-   Мы думали... - начал было Лео. Но настоятель перебил его.

-   Вы тоже, как и мой привратник, любите совать нос, куда вас не просят...

-   Что вы хотите этим сказать? - возмутился Мик. Но настоятель не ответил.

Друзья молча посмотрели на Лео, тот грустно улыбнулся и вышел из комнаты. Настоятель проводил его взглядом, полным ненависти.

На следующий день настоятеля монастыря нашли мертвым в сгоревшей дотла башне. Из груды камней и полусгоревших балок торчала его мертвая рука, сжимавшая увядший цветок четырехлистного клевера. Друзья с трудом извлекли труп из-под развалин.

-   Все это не так просто, друзья, - заявил Лео, когда поздно вечером черепашки-ниндзя, подав­ленные несчастьем, собирали свои вещи. - Он умер не своей смертью...

-   Почему ты так думаешь?

-   ...Так же, как и художник, создавший эту фреску.

-   Ну и ну! - протянул Мик.

-   А что это настоятель сказал вчера по поводу твоего носа? - спросил у Лео Дон. Но Лео не ответил. Да и что он мог ответить?

Друзья замолчали. Собрав вещи, Лео сказал:

-   Сдается мне, что за всем этим скрывается довольно скверная история. Мы должны докопаться до истины... А теперь пошли спать... - Лео зевнул, вставая с пола.

И тут друзья услышали из коридора шаркающие шаги и какое-то позвякивание.

-   Тс-с-с... - Лео сделал предостерегающий жест и, подскочив к двери, неспешно приоткрыл ее.

Но в коридоре уже никого не было. Часы пробили полночь.

-   Ну и ну... - буркнул Мик. - Что вы по этому поводу скажете? Друзья молчали.

-   А не хотите ли узнать еще одну историю? - неожиданно спросил у друзей Лео.

-   Хотим! - дружно закричали черепашки-ниндзя. - Истории рассказывать ты мастер.

-   Ну, тогда садитесь поудобнее и слушайте! - Лео взгромоздился на стол и начал свой рас­сказ.

-   Однажды вечером, после грозы в хорошем расположении духа я путешествовал по радуге. Глядя вниз на землю, где среди облаков были видны вспышки молний, я вдруг услышал чей-то пронзительный крик.

-   Помогите! Помогите! - кричали из самой мглы.

Не раздумывая ни секунды, я прыгнул вниз. Когда же мои ноги коснулись земли, я огляделся и увидел, что нахожусь внутри мрачного темного дома викторианских времен. На полу, лежал какой-то парень, беспрестанно повторяя, словно в бреду, одно и то же:

-   Когда же взойдет солнце... Когда же взойдет солнце... Когда же взойдет солнце...

Рядом с парнем стоял огромный сундук. Он раскачивался из стороны в сторону, словно в нем кто-то сидел.

Прислушавшись, я уловил слова, доносившиеся из сундука:

-   Я бессмертен... меня не сжечь... я бессмертен... меня не сжечь...

-   Скверная история! - подумал я, глядя на цветок четырехлистного клевера, лежащий на крышке сундука.

Вы, конечно, знаете, друзья, что этим цветком изгоняют всяческую нечисть, вселяющуюся в человека.

Так вот, рядом с сундуком лежал еще один цветок клевера. Я взял его в руки и напоил нектаром этого цветка лежащего на полу человека. Тот открыл глаза. Через мгновение я уже знал, что зовут его Том.

Том рассказал мне свою историю, из которой я узнал, что взамен на горшок с золотом, он продал свою душу карлику Кону. Но затем, раскаявшись, попытался избавиться от карлика. Это ему почти удалось. Карлик с помощью цветка четырехлистного клевера был заточен в сундук.

Вот, собственно, и вся история...

Лео посмотрел на друзей, но затем снова воскликнул:

-   Да, чуть не забыл сказать о главном! Чтобы избежать беды, исходящей от золота, я взял горшок и спрятал его вместе с золотом на другом конце радуги, в лесу, в полуразвалившейся старой машине.

Вот теперь все.

Лео замолчал. Наступила тишина. Но она длилась недолго.

-   И ты считаешь, что люди не смогут найти золото? - спросил у Лео Мик.

-   Не смогут, - ответил Лео. - Люди перестали верить... Они никогда не смогут путешествовать по радуге... Они никогда не узнают тайну цветка четырехлистного клевера... Так как перестали верить. Верить в то, что делаешь. А это - главное.

Наступила тишина. И вновь друзья услышали в коридоре удаляющиеся, шаркающие шаги. Черепашки-ниндзя вышли в коридор и направились в сторону зала, где на возвышении покоились останки настоятеля монастыря.

Войдя в зал, друзья не пошли дальше порога, а, заметив около дверей широкую деревянную скамью, сели на нее и стали ждать. И предчувствие не обмануло их.

Тело настоятеля возвышалось на высоком столе. Лицо его белело в темноте и было похоже на гипсовую маску. А в руках, покоившихся на груди, застыл цветок четырехлистного клевера. Ночь на этот раз была темная, низкие тучи покрыли небо.

Вдруг Лео показалось, что в зеркале мелькнула какая-то тень, вернее, отражение тени.

-   Тс-с-с... - сделал он предостерегающий жест друзьям.

Черепашки-ниндзя внимательно вгляделись в отражение и увидели человека, одетого в камзол пятнадцатого века.

Человек был светловолосый, с маленькой, редкой бородкой. В правой руке он держал кисть, а в левой - серебряный подсвечник с горящей свечой. Стоя на лесах, он расписывал стену, находящуюся позади алтаря.

Глядя на отражение в зеркале, Лео заметил, что камзол и лицо человека, стоящего на лесах, были заляпаны краской.

-   Да это же наш художник!?

Лео от неожиданности привстал со скамьи. Точно такая же мысль промелькнула и у его друзей.

В зеркале же продолжала течь бесшумная таинственная жизнь, рассказывающая о событиях, которые произошли пятьсот лет тому назад. И которые никто, кроме них, так никогда и не узнает.

Вдруг Лео увидел, как сзади к художнику, стараясь двигаться как можно осторожнее, прибли­зился карлик. Его лицо было как две капли воды похоже на лицо карлика-грешника, изображенного на фреске в сцене Страшного суда. Он был одет в красную шапочку и черные лакированные башмаки с бантами и пряжками. Некоторое время карлик стоял за спиной художника, затем, оглядевшись по сторонам, резко бросился к художнику и толкнул в спину.

В глазах художника, мелькнувших перед друзьями в стертом зеркале, застыли удивление, отчаяние и страх...

Карлик или его отражение долго стоял на лесах и смотрел вниз, на свою жертву.

-   Так вот как это было! - подумал Лео. - Вот как отомстил карлик за то, что художник запечатлел его на фреске в сцене Страшного суда!

На следующее утро после похорон настоятеля монастыря, Лео со своими друзьями решил остаться в монастыре, чтобы окончательно закончить работу по реставрации фрески.

Соседи

Толстяка - старшего брата Майкла - вся округа считала слабоумным, и он сам давно смирился с этой мыслью. Лишь его верный друг Малыш, которому Толстяк поверял все свои секреты и видения, верил, что когда-нибудь сможет заработать денег столько, чтобы врачи починили Толстяку мозги. Малыш по-своему любил Толстяка, жалел его и относился к нему снисходительно, как старший к младшему.

Занимаясь ремонтом своего, почти столь же безобразного дома, как и вновь приобретенное жилище их соседей, Толстяк и Малыш ожидали Майкла, которого уже почти час назад отправили за растворителем.

-   Он, наверное, знакомится с новыми соседями, - заявил Малыш, переливая краску из одного ведра в другое. - Я видел, как сегодня к их дому подъехал лимузин. К тому же в нем сидела... девушка, довольно симпатичная...

-   Ты уже разбираешься в девушках? - удивленно спросил Толстяк, осторожно размешивая в ведре краску.

-   Каждый мужчина должен в этом разбираться, - буркнул Малыш.

Толстяк на мгновение задумался. А потом сказал:

-   Значит, я не мужчина...

По его сосредоточенному и потемневшему взгляду Малыш почувствовал, что Толстяк снова перенесся в давно прошедшие времена. Голос его стал похож на шепот, глаза заволокло слезами.

-   Послушай, Малыш, - сказал он. - Мне было снова видение. Нет, даже не видение... Все было на самом деле, ей-богу!

Малыш снисходительно улыбнулся, помешивая в ведре краску:

-   Ах, опять тебе было видение? - сказал он.

Толстяк обидчиво поджал губы:

-   Но я же видел ее!

-   Кого? Кого ты видел?

-   Пречистую Деву Марию, - наконец выдохнул Толстяк и посмотрел на Малыша, проверяя не смеется ли он. Нет, Малыш не смеялся. Немного успокоившись, Толстяк продолжил: - Она была совсем рядом... Дотронуться можно. В золотой короне и в синем платье, с золотыми цветами. Босая... Руки маленькие, смуглые. И она держала младенца... учила его ходить... А потом увидела, что я на нее смотрю, и улыбнулась мне... Тут у меня на глазах выступили слезы. А когда я их утер, она уже исчезла. И сделалось так тихо... Понимаешь...

-   Ну и мастер ты сочинять, - ответил Малыш.

-   Вот, ты мне не веришь, - снова обиделся Толстяк. - Но все это было! Было на самом деле. В жизни не так, как всегда, в жизни бывает по-другому.

-   Может, это так же было, как в тот раз, когда Дьявол на твоих глазах красил в красный цвет колеса велосипеда и работал хвостом вместо кисточки? - со смехом вспомнил Малыш.

Толстяк смутился:

-   Ну чего ты все про это вспоминаешь?

-   А потом у тебя под ногтями оказалась красная краска! - расхохотался Малыш.

-   Ну ладно, тогда, я может, и выдумал, - сказал недовольный Толстяк. - Но тогда... тогда я все это нарочно рассказал, чтобы вы с Майклом в другие мои видения поверили... которые настоящие... Которые я не выдумал... - с жаром добавил он.

Малыш посмотрел на него строго и сказал:

-   Ты бы поосторожней, Толстяк, со своими видениями. А то люди еще подумают, будто ты действительно, с хромыми мозгами.

-   А ты как думаешь? - спросил Толстяк, - у меня не хромые мозги?

Малыш на минуту задумался.

Толстяк, не дождавшись его ответа, вдруг закричал, размахивая кисточкой с краской:

-   Я ведь не просил, чтобы мне были видения. Не моя вина, если я слышу голоса, если... если мне является Пресвятая Дева... если черт и ангелы ценят мою компанию...

Все, кто видел Толстяка в такие минуты, обычно смеялись, но Малыш, хотя и знал, что Майкл не одобрит подобных разговоров с Толстяком: решил дать ему высказаться. К тому же вид у его друга был довольно жалкий. Красный нос со взбухшими жилами... капли пота и краски на круглом лице. Огромные синие глаза с удивительно длинными мохнатыми ресницами...

В общем, Малышу больше ничего не оставалось, как выслушивать все то, что говорил Толстяк, уставившись в ведро с синей краской.

-   И ведь знаешь, Малыш, - бормотал Толстяк, - были когда-то такие люди, которых на земле еще никто не видел, кроме меня. А если даже и услышит кто о них, все равно не поверит. Они отдавали своих девушек, красивых девушек и парней в жертву каким-то существам, что жили под водой... Да... А взамен покупали, что угодно... Ну, все, что хочешь! И встречались они с этими существами на маленьком острове. Вон там... возле леса.

-   Мы же договорились, Толстяк, что ты не будешь рассказывать мне больше никакие небылицы, - жалобно протянул Малыш.

-   Но это никакие не небылицы, - возразил Толстяк, по-прежнему уставившись на ведро с синей краской. Капли синевы стекали по длинной кисти, которую он держал в руках, образуя на поверхности множество причудливых зигзагов и колец.

-   Так, значит, так оно и было? - спросил у него Малыш.

-   Да, так и было, - ответил Толстяк, - под водой у них были всякие города. А остров этот они специально подняли со дна озера. В каменных домах жили еще какие-то существа, когда остров поднялся на поверхность. Люди увидели как-то их и перепугались. Очень перепугались, Малыш...

-   Почему? - Малыш незаметно перешел на шепот.

-   Потому, что эти твари любили, когда люди приносили им себя в жертву...

-   В жертву?!

-   Да. Это происходило в день всех святых... в общем, регулярно... И отдавали им кое-какие безделушки, которые сами же делали...

-   А что эти существа им давали взамен? - поинтересовался Малыш.

-   Рыбу! - воскликнул Толстяк.

-   Рыбу? - удивился Малыш.

-   Да. Рыбу. Рыбу до отвала! Похоже, что они ее со всего озера сгоняли!..

-   А еще? Неужели только рыбу?

-   Еще - золотые... или... похожие на золотые... побрякушки... всякие вещи.

-   Ну, ладно, рассказывай дальше, - снисходительно сказал Малыш.

-   Ну, так вот, слушай... Встречались они с этими существами на том островке... в заколдованном лесу... Они приходили туда, прихватив свои жертвы... А обратно привозили золотые украшения... Сначала эти существа никогда не выходили на остров, но со временем стали туда наведываться... Понимаешь, похоже на то, что они могли жить как на воде, так и на суше... Люди сказали им, что могут перебить их всех, но те ответили что, если захотят... сами перебьют всех людей. Но сейчас пока не хотят этого. А потом люди решили породниться с этими существами.

-   Как породниться? - удивился Малыш. - Это спаривание, что ли?

-   Ну да, вроде того, - смущенно ответил Толстяк.

-   Понятно. Давай дальше.

-   Существа эти им сказали, что если люди станут жить под водой, то превратятся в бессмертных.

-   И что же люди? Стали с ними спариваться?

-   Ну да... Стали... Те из них, что навсегда спускались под воду, иногда возвращались, чтобы навестить тех, кто остался на суше...

Неожиданно у Толстяка потекли по лицу слезы. Он размазывал их кулаком.

-   Ты чего, Толстяк? - спросил Малыш.

-   Я знаю, никто не верит мне, - заговорил Толстяк быстро и сбивчиво, - все смеются, и никто, кроме меня самого в это не верит...

-   Я верю тебе, верю, Толстяк, - попытался успокоить его Малыш.

Но у Толстяка определенно началась истерика. Его вдруг стало колотить от непонятно

откуда нахлынувшей тревоги. Потом он опустил свою пухлую ладонь на плечо Малышу и

засмеялся:

-   А представь себе, Малыш, что однажды ночью ты видишь, как кто-то отправился на своей лодке, нагруженной чем-то большим и тяжелым куда-то в сторону лесного озера... а на следующий день... пропал отец... Я однажды ночью... я видел их... Я залез на крышу увидел их... боже, что творилось в ту ночь... Они стучали в наши двери, но отец, покойный отец, не открывал... Толпы мертвецов и умирающих... а потом все успокоилось, хотя больше нашего отца я никогда не видел... Он умер... утонул... в этом озере...

Толстяк тяжело дышал. Лоб его покрылся испариной. Рука, сжимавшая кисть с капающей с нее синей краской, напряглась. Вскоре он застонал, и по его толстым щекам заструились слезы.

-   Боже, что же довелось мне тогда пережить, Малыш! Меня бы уже давно, наверное, прикончили злые духи за то, что я их видел. Потому, наверно, они лишили меня ума, Малыш. Я сильно тогда перепугался и никогда больше после той ужасной ночи не залазил на крышу... Теперь у меня... хромые мозги...

-   Успокойся, Толстяк! - Малыш попытался обнять его, но Толстяк продолжал, будто не заме­чая вовсе присутствия Малыша.

-   Самое страшное - еще впереди! Они, эти злые духи... - они расплодились повсюду, в водах, на суше, в лесах... Обратились в пауков, червей, в гнусных насекомых, в карликов... Я знаю, я знаю, что это за твари... Я знаю, что они еще хотят сделать! Я видел их однажды ночью... когда... исчез отец... Иех-ахх-ах! - вопль Толстяка прозвучал так неожиданно и был наполнен таким нечеловеческим страхом, что Малыш едва не упал в обморок. Глаза Толстяка, устремленные куда-то сквозь него в сторону леса, были готовы вылезть из орбит, пухлая ладонь с силой впилась Малышу в плечо. И если бы не заскрипели в этот миг сзади тормоза автомобиля Константа, приехавшего заводить знакомство со своими новыми соседями, то наверняка Малыш не выдержал бы - и разревелся от страха.

-   Здравствуйте! - раздался громкий приветливый голос Константа.

-   Здравствуйте,- повторил Малыш.

Толстяк по-прежнему стоял как вкопанный, с его длинной кисти, зажатой в правой руке, стекала ярко-синяя краска. Стекала в ведро. И мимо ведра, образуя везде и всюду разной величины причудливые фигуры: кольца, зигзаги, стрелы...

-   Помощь нужна? - улыбнулся Констант.

Глядя на Толстяка, он едва сдерживал смех:

-   Я только что познакомился с вашим братом Майклом...

-   Нет, нет, - уныло сказал Малыш, и тут же скороговоркой добавил: - К сожалению, по усло­виям нашего страхового полиса, только нам разрешено пользоваться оборудованием и инструментами... Но все равно, спасибо за предложение, - добавил он через паузу.

Констант засмеялся и крепко пожал его маленькую сухую ладонь.

-   Садитесь, поедем вместе к Майклу. Они с Элисой ждут нас возле дома...

Первое знакомство

Майкл и Элиса сидели среди нераспакованных чемоданов, паутины и всякого хлама, которым был наполнен дом.

Закурив сигарету, Майкл вдруг неожиданно спросил:

-   Скажи, ты считаешь себя современной женщиной?

-   Интересненький вопросик, - улыбнулась Элиса. - Я бы не удивилась, если б услышала его из уст своего папочки...

Майкл, будто не заметив ее иронии, снова спросил:

-   А как ты думаешь, почему в наше время мужчины и женщины по-настоящему не любят друг друга?

Элиса пожала плечами.

-   Это что же, тест?

-   Нет, - ответил Майкл. - Я всего лишь пытаюсь быть с тобой откровенным.

Элиса улыбнулась:

-   Странный ты парень, Майкл... Женщина хочет лишь, чтобы ее любили, чтобы с ней говорили и чтобы одновременно сгорали от страсти к ней... По-моему, это еще с детства известно... - она кокетливо улыбнулась, откинув одной рукой свои длинные волосы.

В темной, почти призрачной комнате, окруженная со всех сторон паутиной, она казалась яркой бабочкой, неожиданно попавшейся в чьи-то расставленные сети.

-   Ладно, пойду на кухню, поставлю чайник, - сказала она Майклу. - Ты, я вижу, в вопросах любви еще мальчишка!

Она сделала несколько шагов по узенькому скрипучему коридору, разделявшему кухню и комнату.

Но Майкл внезапно преградил ей дорогу. Чуть заметная улыбка играла у него на губах.

-   А что если я поцелую тебя? - спросил он, и едва уловимо коснулся руки девушки. Она еле удержалась от смеха.

-   Какой ты смешной, Майкл, - сказала она, проводя ладонью по его красивому лицу.

-   Почему? - растерялся Майкл.

-   Разве девушку об этом спрашивают? Неужели ты до сих пор не целовался?

Медленно и осторожно Элиса сама прижалась к нему. Ее губы почти коснулись его губ. И она ощутила его близость.

Внезапно Майкл обхватил ее за талию и страстно поцеловал, привлекая к себе. Элиса охотно поддалась его ласке. Майкл снова и снова целовал ее, еще необузданнее, чуть ли не делая ей больно.

-   Элиса, - тихо прошептал он, - Элиса...

-   Я ужасно устала. Хочется лечь поскорее, - улыбнулась она.

-   Послушай, - неожиданно сказал Майкл, - прислушайся... Ты ничего не слышишь? Элиса насторожилась. Где-то совсем рядом заплакал ребенок. Она снова вслушалась.

-   По-моему, кто-то обижает Малыша? - сказала она.

-   Я сейчас! Мигом! Пойду посмотрю! - крикнул Майкл, выпустил ее из своих объятий. Он быстро пересек узкий проход, заваленный хламом и, миновав кухню, выбежал во двор. Элиса некоторое время стояла молча. Закусив нижнюю губу, она прислушивалась к звукам,

доносившимся с улицы.

Плач больше не повторялся. Прошло несколько минут. А Майкл не возвращался. «Ну, что ж, пускай сам меня позовет», - подумала Элиса и осторожно, чтобы не споткнуться, спустилась в подвал по темной лестнице. «Если он стесняется целовать меня там, может быть здесь он будет посмелее», - подумала она и улыбнулась.

Неожиданно Элиса ощутила чье-то невидимое присутствие. Она встрепенулась, как животное, почуявшее тревогу.

Она хотела подняться обратно наверх, в комнату, но ноги ее словно приросли к полу. Где-то совсем рядом она услышала прерывистое дыхание. Сердце девушки заколотилось сильней и сильней.

-   Кто здесь? - вдруг закричала она, обернулась и увидела Майкла, спускающегося к ней по темной лестнице.

-   Майкл! - закричала Элиса, бросаясь к нему. - Здесь еще кто-то есть.

-   Здесь только ты да я! - весело ответил Майкл и заключил ее в свои объятия.

-   Что ты собираешься делать? - насторожилась Элиса.

-   Жить с тобой здесь, - ответил Майкл, покрывая поцелуями ее лицо и шею.

-   Сейчас?! Здесь?! - попыталась возразить девушка, но он поцелуем закрыл ей рот.

-   Судьба послала мне желанную женщину - это прекрасно! - прошептал Майкл.

Вдруг почти рядом с ними раздался снова чей-то жалобный голосок, будто заплакал малыш.

-   Ты слышала? - спросил Майкл.

-   Да, - еле слышно произнесла Элиса.

-   Кто это?

-   Не знаю...

-   Но ты тоже слышала?

-   Да...

Кто-то снова близко от них не то хихикнул, не то чихнул. Послышалось легкое покашливание, похожее на птичий клекот...

-   Страшный дом, - прошептала Элиса, прижимаясь к Майклу.

Она нечаянно задела рукой за какую-то странную сеть, свисающую со стола. На пол посыпались тарелки, блюдца, старые книги, гравюры.

-   О, боже! Полно барахла, - простонала девушка.

-   Это старый хозяин дома... Он был любитель собирать всякий хлам, - сказал Майкл. - Его звали Том Санди...

-   Том Санди? - удивилась Элиса.

-   Да... Кажется, в молодости он был неплохим художником... да ты, наверное, о нем слышала?

-   Да, слышала, - ответила девушка.

Она вспомнила, что когда-то на одной из выставок, вместе с отцом видела картины этого художника. Они показались ей очень необычными и даже зловещими. На одной из них был изображен голубой цветок с четырьмя или пятью лепестками. На другой - какой-то человек в мантии и шляпе, держащий в руке, словно зажженную свечу, пучок синевато-стальных пяти или четырехлепестковых цветов... Одна из картин называлась «Цветок клевера».

-   Так вот... Он был чудаковатый, странный такой мужик, потом спился... вроде бы, даже убил свою жену.

-   Чудаковатый, странный, - передразнила Майкла Элиса, - вроде тех, кто ездит на мятых грузовиках и зарабатывает тем, что красит дома?

Майкл рассмеялся и крепко прижался к ее губам.

-   Давай посмотрим, что в этом ящике? - предложил он, указывая на сундук, стоящий в самом темном углу подвала.

-   А может, не стоит? - прошептала Элиса, держа его за руку.

-   При условии, конечно, что ты не боишься, - улыбаясь, добавил Майкл.

-   Я?! Боюсь! Дай-ка мне сюда ломик... Я первая его открою!

Девушка схватила в правую руку первый попавшийся на глаза железный прут и решительно подошла к сундуку.

-   Возьми лучше вот это! - посоветовал ей Майкл и протянул молоток.

-   Молоток? - переспросила Элиса. - Хорошо... Можно и молоток.

Она занесла руку для первого удара по железной крышке старого сундука, но в эту минуту с улицы донесся дикий крик Толстяка.

-   А-а-а-аа! - загудел подвал.

-   А-а-а! - вскрикнула Элиса, выронив из рук молоток.

-   По-моему, это Толстяк свалился со стремянки! - крикнул Майкл.

Взявшись за руки, они выбежали из подвала и первое, что увидели они перед собой - была синяя физиономия Толстяка с разинутым ртом и ошалевшими глазами.

-   Ты упал со стремянки? - быстро спросил Майкл. - Не отвечай. Я вижу - упал...

-   Но нет... - начал было Толстяк.

-   Ничего, ничего, - подбадривал его Малыш, размазывая краску по его одежде, - синий - сейчас самый модный цвет... Я видел... в журнале мод...

-   Там есть ванна, - сказала Элиса, - рядом с кухней, по крайней мере... кажется, что там ванна, - добавила она, подумав.

-   Я не люблю синий цвет, - хныкал Толстяк, хлопал ладонями себя по лицу.

-   Ничего, ничего, - утешал его Майкл, - я сам видел... в журнале мод, честное слово.

В подвале

Выкрасив себя в синий цвет, Толстяк спустился в подвал. Он искал ванну. Искал и не находил.

«Сегодня полнолуние» - внезапно раздался голос за его спиной. Толстяк оглянулся.

-   Эй! Кто здесь? - спросил он. Никто ему не ответил.

Затем, спустя мгновение, он услышал чьи-то быстрые шаги, словно кто-то поднимался или спускался по лестнице. Он увидел человека, который нес в руках растение высотой в человеческий рост. С цветами синевато-стального цвета. «Да ведь это бывший хозяин дома, дядюшка Том», - пронеслось в голове у Толстяка. Между тем человек, несший цветок, положил растение на старый сундук, стоящий в темном углу подвала и сказал:

-   Это самый крупный экземпляр данной породы. Я бы сам никогда не поверил, что это может быть! Это - цветок клевера.

-   Том, куда же ты пропал? - спросил Толстяк. - Где ты был?

Мужчина провел рукой по своим волосам, поиграл рыболовным крючком, лежащим на столе и с утомленным видом пожал плечами.

-   Не знаю, - после паузы ответил он.

В дверях показалось еще чье-то бледное лицо. Это был покойный отец Толстяка.

-   Отец, - прошептал Толстяк и шагнул было ему навстречу. Но лицо вошедшего оставалось старчески спокойным. Он налил себе стакан вина, выпил вместе с Томом Санди, и они начали о чем-то страстно спорить.

До Толстяка долетали отдельные фразы их разговора. Они говорили об удивительных способах ловли рыбы на лесном озере. О неизведанных озерных глубинах. О крыльях птиц. О бабочках. О цветах. О клевере.

-   Сегодня, наконец, я постиг главное! - сказал Том Санди.

Ничего не понимая, Толстяк смотрел на него. Он был настолько поражен странным видением, дрожащим звуком еле уловимых слов, что лишь наполовину понимал их смысл.

-   Любовь - наибольшая глубина на земле, когда-либо измеренная человеческим инструментом, - говорил Том Санди. В его словах заключался какой-то призрачный двойной смысл... Как будто за говорившим стоял кто-то незримый и говорил его устами.

Толстяк не мог отвести взгляда от лица Тома: оно вдруг стало таким призрачным и ненастоящим!

Толстяк закрыл на секунду глаза. И увидел вокруг синие огоньки... Ему вдруг припомнились картины, написанные Томом Санди, картины, которых он, Толстяк, понять не мог, но смутно чувствовал, что они полны чего-то такого, чего не было на земле.

Том Санди тем временем оторвал от гигантского растения, которое принес с собой один лист и стал крутить его в руках.

-   Какая драгоценность, - произнес отец Толстяка, разглядывая лист, который держал в своих ладонях Том.

-   Да... - произнес Том Санди. - Я теперь знаю захватывающее чувство победы... Чувство гордости и могущества. Чувство силы.

-   Наверно для науки это имеет тоже большое значение? - сказал его собеседник.

-   Для науки, для науки... - повторил Том, находясь мысленно в отсутствии. - Какое мне дело до науки! - вдруг вырвалось у него. - Какое мне дело до искусства!

Он внезапно вскочил со стула.

Толстяк, забившись в угол, не сводил глаз со своего отца. Но тот сидел молча и неподвижно. Том прошел несколько раз по подвалу.

-   Для меня теперь наука и искусство - вещи второстепенные ... Жизнь ... отвратительная жизнь, деньги ... это все иссушило наши души, украло наше внутренее ~я~! И теперь, чтобы не кричать постоянно о нашем горе, мы гоняемся за детскими причудами - чтобы забыть об утраченном нами, только чтобы забыть. Так лучше не лгать самим себе!

Отец Толстяка молча слушал. Наконец он сказал:

-   И все же в наших причудах есть смысл... я знаю точно, почему я занимался всю жизнь измерением глубины лесного озера. Я знаю, что когда я все-таки достиг дна, я вступил в связь с тем царством, о котором знали и говорили многие, но не многие достигали его по- настоящему. В то царство не может проникнуть ни один луч солнца... Я достиг чего искал! - закричал он, а затем, как-то зловеще усмехнувшись, взглянул в сторону Толстяка, почти влипшего в темную стену подвала, и сказал: - Да, я достиг чего искал. Теперь я защищен от ядовитых укусов змей, от веры и надежды, могущих жить лишь при свете. Я познал это по толчку, ощутил это в сердце, когда коснулся дна лесного озера... Он, тот о ком ты не говоришь, Том, но кто присутствует во всей твоей жизни, - он явил мне тайный свой лик!

-   Твоя душа изранена, - тихо произнес Том, не глядя на своего собеседника.

-   А твоя, Том?.. Я хочу сказать. Ты ведь помнишь, когда-то был священником. Ты прекрасно понимал людей... прекрасно рисовал... реставрировал фрески, но потом... что-то случилось и с тобой... тоже. Том... В твоих картинах стали появляться какие-то синие пятна, какие-то тени, фосфорические цвета...

Том Санди ничего не ответил. По-видимому, он созерцал развертывающуюся перед ним картину. Картину, рождавшуюся в его сердце. Затем он снова сел и, неподвижно уставившись в одну точку, разглядывал сорванный лепесток клевера, стал говорить, почти не переводя дыхания:

-   Ты ошибаешься в одном... Я никогда не был священником... Уже в юности темное влечение отвлекло меня от этого мира - целыми часами я ощущал, как лик природы на моих глазах превращался в ухмыляющуюся дьявольскую рожу... Горы, лес, озеро, небо, даже мое тело казались мне стенами темной тюрьмы... Мне кажется, ни один ребенок не испытал того, что ощущал я, когда тень проходившего мимо облака, затемнявшего солнце, падала на луг. Уже тогда мною овладевал страх... Мне казалось, что чья-то рука внезапно сорвала повязку с моих глаз... Я пил, стал беспробудно пить. А вскоре, возвращаясь с похорон моей матери, я потерял свою душу... Было полнолуние... Да... Тогда я заглянул по-настоящему в иной мир, тоже таинственный, но другой... Он был наполнен предсмертными муками крошечных существ, которые, скрываясь в травах и корнях, терзали друг друга в порыве немой ненависти... В тот миг я ощутил, что я точно такой же... алчный... жадный... глухой и жестокий... Все то, что я чувствовал раньше, что пытался воплотить в своей живописи, оказалось... просто... сплошным паучьим коконом... - Том усмехнулся и закрыл лицо руками. - Я не мог спать... не мог думать... Я стал бормотать только одну фразу: «Боже, избавь нас от лукавого... » Но видел только его... Маленького, горбатого, с гнилыми зубами, требующего от меня золото... золото... золото... Я знаю, что он убьет меня... я чувствую его приближение. Ведь я уже практически мертв... да я мертв... столько лет... я не брал в руки кисть. Я - паук... паук, погребающий себя заживо.

Вдруг Том как-то судорожно, двумя пальцами сжал лепесток растения, который держал в руках и прошептал:

-   Если только... еще цел монастырь... Над его входом высечен из камня герб: цветок клевера- четырехлистника... с голубыми лепестками... Когда-то... ты говоришь, что я был священ­ником... - Том горько усмехнулся, налил себе вина из бутылки, стоящей на столе, и сказал: - Хочешь, я расскажу тебе о цветке четырехлистника?

-   Конечно, - горячо прошептал его собеседник и тоже налил себе вина в стакан.

-   Я вступил в этот орден. или секту... как тебе будет удобней это называть. совсем молодым человеком... Едва научившись держать в руках кисть. За монастырем был сад - там есть место, на котором летом цвели эти растения, а монахи поливали их кровью из ран, полученных при бичевании... Так вот... тот, кто вступал туда, сажал такой цветок, который, словно при крещении, получал свое собственное христианское имя... Мой цветок носил имя Патрика и питался моей кровью... А я сам изнывал в томлении по чуду, ожидая, что незримый садовник оросит корни моей жизни... Ведь все знали, что когда-то на могильном холме основателя этой секты, в течение одной лунной ночи вырос голубой клевер-четырехлистник вышиной в человеческий рост... весь покрытый цветами. А когда раскрыли гроб, то тела там не оказалось... Говорили, что святой превратился в растение, и от него произошли все остальные... Так вот, - продолжал Том, разглядывая листок четырехлистника, который держал в руках, - когда осенью цветы увядали, мы собирали и ели... веря в то, что сможем переставить горы. Но я сорвал маску с питаемого мной вампира. Мною вдруг овладела непримиримая ненависть. я вышел в сад и втоптал в землю растение, питавшееся моей кровью... Так, чтобы не было видно ни одного листа, хотя и после этого... когда я ушел из монастыря. и поселился здесь... в этом доме... здесь... и там... вокруг... стали появляться эти странные маленькие растения... маленькие клеверы-четырехлистники... Они расползались по земле и всегда являлись на моем пути... С тех пор путь мой был словно усеян этими растениями и чудовищными происшествиями... - со вздохом сказал Том Санди.

-   Что же было дальше после того, как ты растоптал свой цветок? - спросил его отец Толстяка, сидящий в глубокой задумчивости.

Том усмехнулся:

-   А дальше... Мной стали интересоваться другие миры... и силы... Я стал собирать старинные вещи, имеющие отношение к таинственным обрядам черной магии... Но цветки клевера все еще появлялись на моем пути... Вскоре я спился... потом... умерла в Ирландии моя мать... И я продал ее прах коварному карлику Кону! Но он все же надул меня! - Том громко засмеялся, - и теперь я жду своей смерти... Я знаю... что он скоро придет за мной... - внезапный хрип прервал последние слова Тома Санди. Он еще раз смял листок клевера, который вертел в руках, встал и решительно направился к окну, на подоконнике которого стояло огромное растение с голубыми цветами.

Толстяк каким-то непостижимым образом почувствовал его намерение. Оторвавшись от темной стены подвала, он поспешил на помощь растению. Но его остановила внезапная вспышка молнии.

Том Санди исчез. И отец Толстяка тоже.

Перед растерявшимся испуганным Толстяком оказался лишь огромных размеров сундук, из которого доносились странные звуки, похожие на детский плач.

-   Эй, кто здесь? - прошептал Толстяк, вытирая со лба холодный пот.

-   Выпусти меня отсюда! - вдруг раздался детский голос где-то около него.

Толстяк снова прислушался.

-   Пожалуйста, выпусти меня! Пожалуйста...

-   Кто здесь? - тихо спросил Толстяк, разглядывая сундук.

-   Ну почему ты не хочешь выпустить меня из этого сундука? - умолял голос.

-   Как ты туда забрался? - поинтересовался Толстяк, все еще не решаясь поднять крышку.

-   Ну, пожалуйста, выпусти меня! - нежно настаивал чей-то ласковый детский голосок, - пожалуйста, мне здесь страшно и темно!

Сердце Толстяка сжалось, и он открыл крышку. Открыл - и оцепенел от ужаса. Прямо на него, обнажая гнилые зубы, смотрела непомерно огромная голова карлика Кона.

Брызгая слюной во все стороны, он закричал:

-   Я вернулся! Я вернулся!

Только теперь Толстяк вдруг увидел, что рядом с сундуком лежит на полу маленький голубой четырехлистник-клевер. Тот самый, которым много лет назад Том Санди запечатал зловещий сундук, клевер, удерживающий заклятие над нечистой силой.

-   Господи, что я наделал! - закричал Толстяк, почувствовав сердцем, что совершил какую-то оплошность. Но как исправить ее, он не знал.

-   Эй, приятель! - позвал его карлик. - Не дашь ли раскурить старому Кону трубочку?

В тот же миг он быстро засунул свою сухую костлявую руку в карман к Толстяку и вытащил зажигалку.

-   Я голоден! - закричал карлик. - Не ел ничего десять лет!

Таким же быстрым движением он схватил длинными, загибающимися книзу ногтями, проползающего по стене паука и засунул его себе в рот.

-   Кто - ты?! - выдохнул Толстяк.

-   А на кого я похож? - захохотал карлик.

-   Не знаю... - прошептал Толстяк.

-   Видишь мою шляпу? Видишь пряжки на моих башмаках? Я же карлик Кон! По профессии сапожник... И к вопросу о башмаках... - карлик неожиданно прыгнул на стол и сверху вниз посмотрел на Толстяка, - твои башмаки не мешало бы почистить... Но вначале... - он быстро огляделся по сторонам и спросил: - Ты не видел тут где-нибудь рядом горшок с золотом? А?

Он больно схватил Толстяка за ухо своими острыми, словно щипцы, пальцами и зашипел:

-   Говори! А не то я откушу тебе ухо и сделаю из него башмак!

Толстяк закричал что было сил, вырываясь из его цепких лап. Кровь, вперемешку с синей краской, растекалась по его щеке, капала на шею и плечи. Не помня себя, Толстяк взбежал вверх по пыльной лестнице.

-   А!!! Тебе удалось сбежать! - слышал он сзади голос карлика. - Я ослабел... Мне нужно мое золото. Без него у меня мало сил!..

-   Ой-ой-ой! Карлик! - кричал Толстяк, взбегая по лестнице, - в подвале карли... карлик Кон...

Увидев кровь на синем лице Толстяка, Майкл бросился к нему:

-   Что случилось?

-   Он вылез из ящика... У него такие длинные пальцы... Такие морщинистые... пальцы с большими ногтями... Он... у него такой рот страшный... он сожрал... паука, - всхлипывая, бормотал Толстяк.

-   Карлик? - спросил подбежавший к ним Малыш.

-   Может вернемся к реальности, Толстяк? - сказал Майкл, осторожно вытирая платком его лицо.

-   Нет, правда... правда... я его видел... он даже пытался мне почистить ботинки, - доказывал Толстяк сквозь слезы.

-   Да? - удивился Малыш. - А про горшок с золотом он не говорил?

-   Да, да... - подтвердил Толстяк. - Говорил... Сказал, что требует свой горшок с золотом... Малыш, переглянувшись с Майклом и Элисой, снисходительно похлопал Толстяка по плечу.

-   Хорошо, хорошо, - сказал Майкл, - я сейчас приду.

-   Ты куда? - испугался Толстяк, хватая его за руку.

-   Чтобы тебе было лучше, я пойду вниз в подвал и все проверю, - ответил Майкл.

-   Не ходи, не ходи туда! - закричал Толстяк, отчаянно подбирая нужные слова, путая мысли, чувства и воспоминания.

-   Хорошо, - остановил его Майкл.

Он взял в руки железный прут и направился к дому. Элиса бросилась за ним:

-   Я тоже пойду с тобой, Майкл! Толстяк окликнул их:

-   Подождите! Майкл! По-моему, эта палка слишком мала...

-   Да? - удивился Майкл.

-   Подождите меня! Подожди, Майкл! Я тоже иду! На всякий случай... - добавил Толстяк, и все вместе, один за другим, они тихо спустились в темный подвал.

Сердце у Толстяка бешено стучало. Но он тщательно старался скрыть свое волнение, чтобы опять все не приняли его за дурачка.

Увидев открытый сундук, Майкл остановился. Он удивленно посмотрел на Толстяка и спросил:

-   Толстяк, это ты сломал ящик?

-   Нет. Я его не ломал, - быстро проговорил Толстяк. - Это карлик...

-   Карлик, карли... - пробормотал Майкл, оглядываясь по сторонам. - Не вижу я тут никакого карлика!

-   Но он здесь, - прошептал Толстяк, смутно чувствуя незримое присутствие Кона.

Майкл, держа в одной руке железный прут, медленно, осторожно, крадучись как зверь, обошел все углы подвала.

-   У него... были пряжки на башмаках... у него были такие жуткие страшные зубы... гнилые и вообще... - Толстяк умолк на полуслове.

Все услышали какой-то легкий шорох, возню, затем раздалось легкое покашливание. Элиса приложила палец к губам и знаком приказала ему молчать. В напряженной тишине было слышно, как стучали сердца. Опять послышался шорох. Кто-то взвизгнул в дальнем углу.

-   Это он! - проговорил Толстяк. - Он всех нас убьет! Меня первого.

Взявшись за руки, почти вцепившись друг в друга, друзья пересекли подвал от одной стены до другой и направились к тому месту, откуда доносились странные звуки. У Элисы мурашки бегали по спине.

-   Я нн-не-е... по-п-по-оо-ойду... т-т-т-у-у-да... в тт-тот-т... т-т-тем-ный у-у-у-гол-л, - проговорила она, ни на миг не отпуская руки Майкла.

-   Я тоже не пойду, - тихо сказал Майкл и, пригнувшись расставив ноги, стал надвигаться на невидимого врага. На несколько секунд он исчез в темноте. Никто не проронил ни звука.

-   Что там? - наконец не выдержала напряжения Элиса.

Майкл просунул железный прут между шкафом и стеной и с силой повернул его. Прут ткнулся во что-то мягкое. Послышался писк. Легкие семенящие шаги. Словно кто-то взбежал вверх по лестнице. Толстяк обернулся, но в темноте не смог разглядеть ничего. Майкл повернул прут несколько раз и наконец закричал:

-   Это всего лишь крыса!

-   Крыса! - повторил Малыш и посмотрел на Толстяка.

-   Да, просто крыса, - смеясь, подтвердил Майкл, показывая вымазанный кровью железный прут. - По-моему, мы нашли твоего карлика, Толстяк?

-   Нет, нет, ты не понимаешь, - замахал руками Толстяк. - Он правда был... И он больше, чем крыса...

-   Ну, хорошо, хорошо, Толстяк, - поспешил успокоить его Майкл. - Я думаю, эту загадку мы разгадали... Пойдемте отсюда скорее!

Он взял Элису за руку и вскоре все четверо благополучно выбрались из подвала. Никто не заметил, как тихо, сама собой, почти не скрипнув, закрылась дверь, и кто-то, выбравшись из подвала по узкой лестнице, пересек двор, спрятавшись в густой траве у старого колодца.

Почувствовав себя разбитым и немощным, Толстяк, еще полный бреда и диких, таинственно убегавших образов, вдруг увидел, как что-то сверкнуло в небе. Какой-то светящийся солнечный кокон в одно мгновение пронесся над домом, над одиноким лесом и превратился в огромный мост, переливающийся семью цветами мост, величественно сверкающий на солнце.

Толстяк, прищурив рыжие ресницы, почувствовал неясный трепет в сердце. Забыв об обиде и приличиях, закричал, вытянув обе руки вверх, точно собираясь взлететь.

-   Смотрите! Смотрите! Радуга!

В порыве своего необъяснимого восторга он был похож на пузатого динозавра с распростертыми к небу синими крыльями.

Прошло несколько бесконечных мгновений. Радуга не исчезала. И Толстяк снова, уже с полной уверенностью, сказал:

-   Я вижу радугу!

-   Ну и что? - спросил Майкл. - Это просто радуга. Поколебавшись мгновение, Толстяк сказал:

-   Это радуга карлика Кона... Это - нам знак...

-   Да, да, это знак, - раздраженно перебил его Майкл, разводя в ведре краску, - знак, что нам пора за работу...

-   Нет, нет! - закричал Толстяк, размахивая своими синими ладонями возле лица Майкла. - Мы должны посмотреть, что на том конце радуги...

Сзади подошел к нему Малыш и шепнул на ухо:

-   Толстяк, мне просто стыдно за тебя.

-   Стыдно? - Толстяк с удивлением посмотрел на Малыша. Затем обвел своими детскими круглыми глазами всех по очереди и сказал: - Пойдем со мной, Малыш, пойдем! Мы должны дойти до конца радуги... Я знаю... там должен быть горшок с золотом...

Совершенно смутившись, Малыш пробормотал, стараясь казаться невозмутимым:

-   Ну вот... Его так легко сбить с курса... Как всегда придется за ним пойти и заставить его работать.

Он громко свистнул. И побежал что было силы по тропинке, ведущей к лесу. Он бежал следом за Толстяком. Бежал туда, где цвела радуга.

Радуга

С легкостью, какая бывает только во сне, скользил Толстяк неудержимо и быстро по лесной тропе. Теплый ветер разогнал болотный туман, и во всей своей величественной красоте заблистала над мрачным лесом красавица-радуга. У Толстяка под ногами качалась земля. Но он ничему не изумлялся и ничего не пугался.

-   Теперь я вижу, что не сплю, - сказал он уверенно Малышу.

Малыш тоже был потрясен и взволнован. Но тщательно скрывал свои чувства. Лишь глаза его, широко распахнутые навстречу лучистому чуду, свидетельствовали о том восторге, которым было наполнено его сердце.

-   Смотри! Радуга кончается здесь, - прошептал Толстяк.

-   Да, похоже, - ответил Малыш.

Они стояли один на один друг с другом и впервые не находили нужных слов. Прямо перед ними светил ась гладкая поверхность лесного озера, отражающего небесный свод с его семицветной каймой. Между двумя засохшими деревьями, они разглядели старую колымагу.

-   По-моему, это автомобиль, - сказал Малыш, - вернее, то, что когда-то им было... Несколько раз они обошли старый автомобиль, невесть каким образом оказавшийся в самой

середине леса.

-   Золото должно быть под этой ржавой колымагой, - сказал Толстяк, - ведь здесь кончается радуга?

-   Да, - ответил Малыш, еще раз посмотрев на небо.

-   Найдем, у тебя челюсть отвалится, - сказал Толстяк, выползая из-под автомобиля.

-   Слушай! У меня мысль! - воскликнул Малыш. - Давай-ка, мы этот автомобиль заведем!

-   Если аккумулятор еще живой, - ответил Толстяк, разглядывая машину.

Неожиданно его взгляд упал на небольшой сверкающий предмет рядом с кабиной автомобиля. Толстяк снова опустился на четвереньки и поднял то, что светилось в траве. Это была настоящая золотая монета.

-   Дай сюда! - закричал Малыш, бросаясь к нему.

-   Нет! - Толстяк зажал монету в кулаке и повернулся к Малышу спиной.

-   Дай! - настаивал Малыш, прыгая вокруг него.

-   Нет!

-   Ну, дай, дай! - Малыш буквально повис у него на локте.

-   Нет!

-   Дай, пожалуйста!

-   Нет! Нет!

-   Хоть на минуту!

-   Нет!

-   Я хочу посмотреть, а потом тебе отдам.

-   Нет.

-   Я обещаю!

Наконец Толстяк, не выдержав натиска, разжал кулак, и Малыш выхватил у него сверкающую монету.

-   Отдай! - закричал Толстяк. - Сейчас же отдай золото!

Малыш быстро прыгнул в кабину автомобиля и попробовал включить мотор. Но вдруг нога его уперлась во что-то твердое. Малыш нагнулся и увидел стоящий на полу кабины автомобиля горшок с множеством золотых монет. Малыш присвистнул.

-   Эй, Толстяк, держи свою монету! - крикнул он. - Тут их полно! С силой дернув за ручку, Толстяк открыл дверцу.

-   О, Господи! - вырвалось у него. - Я же знал! Про это золото мне говорил карлик.

-   Оставь эту глупость в покое, - рассудительно сказал Малыш. - Мы нашли золото. Карлик тут ни при чем. Кто нашел, тот себе и оставил. Надеюсь, оно настоящее?

-   А я знаю, как проверить! - обрадовался Толстяк. - Золото всегда кусают, я в кино видел. Он положил золотую монету себе в рот и... тут же ее проглотил.

-   Ой, боже мой!.. - заволновался Толстяк. - Я проглотил эту монету!..

-   Хорошее начало, - засмеялся Малыш, глядя на его растерянное, красное лицо.

-   Слушай, а можно умереть от того, что проглотишь золото? - спросил Толстяк.

-   Можно. Если убьют потом, - пошутил Малыш.

-   Да? - переспросил его Толстяк с тревогой.

-   Знаешь, Толстяк, - сказал Малыш, - я оставил всего одну монету, а остальное золото надо спрятать... Мы проверим монету в городе... настоящая она или нет... Только ты - никому ни слова.

-   Конечно, конечно, - забормотал Толстяк. И тут же спросил: - А почему нельзя об этом говорить?

Малыш, немного смутившись, сказал:

-   Ну, понимаешь... потому что... взрослые... они очень странно себя ведут... Особенно... когда дело касается денег. Они у нас его отберут. Я знаю одно отличное место, где можно спрятать золотые... В старом колодце... возле дома...

Они вылезли из автомобиля и вдруг остановились ошеломленные. По переливающемуся всеми красками радужному мосту, к ним спешили какие-то странные светящиеся существа...

Вокруг был лес, озеро, бабочки и цветы. Трава дымилась в косых лучах солнца. Но неясные светящиеся фигуры были так же реальны, как и все, что окружало их. Это были черепашки-ниндзя.

-   Оставь эти игрушки в покое, Малыш! - вместо приветствия сказал Лео.

-   Мы - черепахи-ниндзя, - представил друзей Рафаэль.

-   Это золото не принесет тебе счастья, - продолжал Лео. - На нем лежит вечное проклятие. И людям лучше не касаться его.

-   Сказки! - полувопросительно бросил Малыш, прижимая горшок с золотом к своей груди. - Путь людей всегда лежит через деньги... Это знают даже дети.

-   Ты ошибаешься, Малыш, - спокойно сказал Лео. - Но чтобы не терять времени, я мог бы доказать тебе это...

-   Скорей, Лео, скорей, - произнес Донателло, посмотрев на солнце. - С минуты на минуту здесь может оказаться карлик.

-   Пока нам лучше не встречаться с ним, - добавил Мик.

-   Ты считаешь, что еще можно предотвратить то, что он задумал? - спросил Лео.

-   Во всяком случае, надо попробовать, - тихо произнес Донателло, - ведь мы - черепашки, вступаем в борьбу только тогда, когда кому-то грозит смертельная опасность...

-   Сейчас эта опасность грозит мальчику! - воскликнул Раф и, подбежав к Малышу, сказал: - Отдай, пожалуйста, этот горшок с золотом!

-   Нет, - ответил Малыш, - никакая опасность мне не грозит... и вообще...

-   Опасность грозит не только тебе, но и всем твоим родным и близким, - попытался уговорить Малыша Лео, - если ты поступишь опрометчиво, взяв это золото, нам придется сражаться с коварным карликом Коном, а у него в запасе ох, как много хитростей и уловок! Теперь, когда Кон на свободе, когда он выбрался из своего сундука, нападения от него можно ожидать в любую минуту.

-   Это я выпустил карлика! - вырвалось у Толстяка.

Малыш быстро посмотрел на него и спросил, обращаясь к Лео:

-   Так что же мне делать? Бросить золото и остаться в дураках? Чтобы надо мной все стали смеяться, как над Толстяком? Ну нет! Уж лучше сражаться с каким-то карликом, чем прославиться трусом и дураком.

Толстяк, поджав губы, произнес, глядя на черепашек:

-   Вы будете помогать нам?.. Если на нас нападет карлик?.. Я сегодня видел его... Он - ужасный.

Лео подошел к Толстяку и сказал:

-   Мы, черепашки-ниндзя - солнечные воины... Если кому-то грозит опасность - мы всегда приходим на помощь... Об одном просим вас, - Лео посмотрел на Малыша, - спрячьте это золото подальше и никому не рассказывайте о нем.

-   Идет! - согласился Толстяк.

-   Ладно, - сказал Малыш. - Я спрячу его в старом колодце. Возле дома.

-   Но как нам... связаться с вами? - робко спросил Толстяк у Лео, - если вдруг... понадобится...

-   Мы сами придем, когда наступит наш час! - ответил Лео.

Он, взглянув на солнце, дал знак своим друзьям, и в одно мгновение черепахи-ниндзя

растаяли в воздухе, обратившись в крошечные светящиеся точечки, плавно взмывающие

вверх по бесконечной радуге.

-   Синий, зеленый, желтый, оранжевый, - бормотал Толстяк, задрав голову вверх. На мгновение ему показалось, что он сам обратился в едва видимое движущееся солнечное пятно, в одну из красок всего мироздания, в перламутровый кокон, излучающий тепло и свет. Он вдруг увидел, что стоит на широком пространстве четырех стен, обведенных узкими лестницами. Высоко в небо тянулись другие лестницы, соединенные перекрестными разноцветными радужными мостиками. Неуловимым движением души Толстяк понял, что находится в каком-то старом, очень старом монастыре. С полупрозрачных стен и с потолка на него смотрели лица святых и мучеников, причем в изображении их проглядывали знакомые черты людей, которых, как казалось Толстяку, он давно уже знал. По бокам этого зала красовались огромные, в человеческий рост, цветы голубого клеверачетырехлистника... Вспомнив свои недавние видения, Толстяк затрясся. Прямо над его головой висела фреска с названием «Страшный суд». Толстяк увидел

разбросанные по картине бессмысленные глаза существ с мордами, напоминающими страшные маски. Множество странных плавников, жабр, косточек плавало внизу картины... Их медленный ход, неподвижность были страшны и дики. Глядя на них, Толстяк почувствовал, что сам он находится на дне какого-то гигантского аквариума. Перед ним всплывали и погружались самые фантастические формы, светя глазами и блестя панцирями.

Но, разглядев среди общего хаоса черепашек-ниндзя, Толстяк перестал бояться и прислушался...

-   Ты знаешь, Толстяк, - услышал он голос Малыша, - как было бы хорошо, если бы мы оставили себе золото... Мы бы разбогатели... я бы смог покупать себе каждую неделю комиксы... Мы сделали бы тебе операцию...

Эти слова вывели Толстяка из оцепенения. Он, наконец, понял, что стоит на том же самом месте, где недавно простились с ним черепахи-ниндзя. Еще раз Толстяк посмотрел на небо. Радуга исчезла, и вместе с ней исчезла из памяти Толстяка его прогулка в сияющую солнцем бездну.

-   Мы сделали бы тебе операцию, - снова услышал он рядом с собой голос Малыша.

-   Зачем? - спросил Толстяк.

-   Тебя прооперировали бы... И починили бы тебе мозги, - сказал Малыш.

-   Но я и так умный, - возразил Толстяк.

-   Да, конечно... В общем, да... я хотел сказать, что тебя сделали бы тогда по-настоящему умным. И люди перестали бы постоянно смеяться над тобой.

-   А что, часто надо мной смеются? - спросил Толстяк.

-   Ну, не всегда, конечно, - смутился Малыш. - За спиной... Ладно... Хватит стоять на одном месте. Ничего здесь больше не будет. Пошли к колодцу!

-   Пошли... - тихо сказал Толстяк. На мгновение задумавшись, он спросил у Малыша:

-   Скажи, а эти черепашки-ниндзя... они на самом деле... были? Малыш улыбнулся:

-   Да, Толстяк, они были. Пошли скорей!

Первая рана

Майкл и Элиса вдвоем сидели в гараже, остывая от палящего солнца. Здесь же валялись банки с красками, кисти, тряпки, всевозможные химикаты, старые тросы и прочий хлам.

-   А ты, Майкл, все же ничего парень, - сказала Элиса. - С тобой интересно, не то, что с другими...

-   Да ну? - усмехнулся Майкл.

-   Я бы даже согласилась уехать с тобой куда-нибудь...

-   Куда же, например?

-   Все равно... Ну, хотя бы в Новую Зеландию... Майкл задумался.

-   О чем ты думаешь? - спросила Элиса.

-   Подсчитываю, сколько еще домов мне надо покрасить, чтобы накопить денег на такое путешествие.

-   Я бы тебе помогла, - сказала Элиса и нежно провела рукой по его щеке.

-   Как? - поинтересовался Майкл, вздрагивая от ее прикосновения. - Красила бы со мной заборы, гаражи и дома? - улыбнулся он, целуя ее ладонь.

-   Ты даже не представляешь, - продолжала Элиса, - как хорошо я могу готовить...

-   Да, - удивился Майкл, - это, действительно, трудно представить... Еще труднее в это поверить... - он уткнулся лицом ей в грудь и нежно поцеловал.

Элиса порывисто прижалась к нему.

-   Знаешь, в Новой Зеландии хорошо... Там тихо... Заберем с собой Малыша и Толстяка... Нам будет хорошо... всем вместе.

Майкл поднял голову и с благодарностью посмотрел на нее.

-   Элиса, я давно хочу тебе сказать... - начал он, - только ты не смейся...

-   Что? Что? - зашептала Элиса, заглядывая ему в глаза.

-   Скажи честно, ты не будешь смеяться?

-   Нет, не буду, говори...

Майкл сделал глубокий вдох, и вдруг лицо его стало невероятно бледным.

-   Что с тобой? - испугалась Элиса.

Но Майкл будто бы не слышал ее слов.

-   Майкл, что с тобой? - снова спросила девушка, целуя его.

-   Элиса, ты ничего не слышала? - наконец произнес он. Элиса притихла и прислушалась.

-   Нет, ничего, - сказала она. - А что, Майкл?

-   Мне показалось, кто-то бегает вокруг гаража и прищелкивает языком. Элиса засмеялась.

-   Ты слишком взволнован, Майкл, - сказала она, - и еще эта история с Толстяком... Подойди ко мне, послушай, как стучит у меня сердце...

Майкл осторожно дотронулся до ее волос.

-   Хочешь, я тебя поцелую? - неожиданно спросила Элиса.

-   Да, - ответил Майкл, преодолевая смущение.

Сверкнув белками широко раскрытых глаз, Элиса застегнула кофточку и быстро выбежала из гаража.

-   Ты куда? - удивился Майкл.

-   Сейчас! - крикнула Элиса. - Я только проверю, кто это шпионит за нами... Через мгновение она вернулась.

-   Там никого нет. Малыш и Толстяк, наверное, все еще ищут свою радугу... Отец наводит порядок в доме... Так что мы одни...

Майкл шагнул ей навстречу и забыл обо всем на свете, проваливаясь в какую-то ослепительную, сверкающую всеми цветами, солнечную бездну. А в это время неподалеку от гаража копошился и вздыхал карлик, прислушиваясь к томительным сладостным звукам, доносящимся оттуда. Он тоже получал свое удовольствие.

-   Вот видишь... - сказал Майкл.

-   Что видишь? Мне было очень хорошо, - ответила Элиса.

-   Правда? А я подумал...

Элиса, потупившись, тихо засмеялась. Майкл грустно улыбнулся. Широко открытые глаза Элисы были затуманены. Майкл провел ладонью по ее влажному лицу.

-   Может быть, и у тебя такого раньше не было? - спросил Майкл.

-   Нет, почему же... - смутилась девушка.

-   Наверное, было, но не по-настоящему, - сказал Майкл.

-   Наверно, - рассеянно ответила Элиса. - Какой же ты внимательный... Казалось бы, какое тебе дело...

-   Ты не права... Это касается обоих, - тихо сказал Майкл. Наконец вспомнив о незаконченной работе, Элиса сказала:

-   Послушай, Майкл, а не пойти ли тебе в дом за новой банкой краски. Майкл обнял ее за плечи:

-   Значит, так! Ты пока приглядывай тут... возле гаража за моими инструментами... А я принесу краску. Идет?

-   Идет, - согласилась Элиса. - Я пока поищу здесь какую-нибудь тряпку...

Выбравшись из гаража, Элиса подошла к стоявшему во дворе отцовскому джипу и посмотрела на себя в зеркало. На нее смотрела очаровательная юная девушка с длинными темными волосами и огромными, как у ребенка, глазами. Элиса улыбнулась своему отражению и вдруг почувствовала, что кто-то, притаившись под автомобилем, тяжело дыша, дотронулся до ее щиколотки и провел пальцами вверх, до колена. Элиса засмеялась.

-   Майкл... Что ты делаешь? Ну перестань, хватит, Майкл...

Она глубоко вздохнула и вдруг увидела Майкла, который выходил из дома вместе с отцом, неся в руках новую банку с краской. «Кто же ласкал меня?» - испугалась Элиса и вдруг закричала, что было сил.

-   А-а-а-а!! Помогите! Скорей! На помощь! Скорей! А-а-а!

Бросив у порога банку и инвентарь, Майкл и Констант подбежали к девушке.

-   Что случилось? - закричал Майкл.

-   Что с тобой, дочка? - прошептал Констант.

Отпрыгнув, словно кошка, от машины, Элиса проговорила, глядя на Майкла:

-   Я думала, это ты гладишь мою ногу...

-   Я?! Но... - растерялся Майкл.

-   Кто-то гладил мою ногу. Ласково так... очень нежно... Прямо вот тут. - она указала на стоящий рядом автомобиль.

-   Ну, это, наверное, какой-нибудь опоссум, - пошутил Констант, посмотрев на Элису, а затем на Майкла.

-   Нет, отец, это было не животное, - продолжала Элиса.

-   Нет, нет, дочка, это был, наверняка, какой-то зверь...

-   Ты что, думаешь, я не знаю, как мужчины гладят ногу?! - закричала девушка. Констант на мгновение растерялся:

-   Дочка, - сказал он, - а ты... ты знаешь?

-   Нужно промыть ей эту царапину, - вмешался Майкл. - Я побегу в дом, принесу воды...

-   А я пройду кругом, погляжу все же... что это за зверь, - сказал Констант.

-   Подождите! - остановила их Элиса, испугавшись, что снова останется одна. Какое-то неясное чувство тревоги охватило ее и вкралось в душу. - Зачем смотреть?.. А вдруг он... бешеный?

-   Нет, нет, Элиса, надо обязательно промыть, вдруг что-нибудь попало в царапину, - улыбнулся Майкл.

Констант, вооружившись огромной палкой, стал обходить дом. Неожиданно чьи-то мелкие шаги прозвучали по тропинке, ведущей к колодцу. Констант поспешил туда, откуда доносился звук. Он вдруг ясно увидел, что в дупло сухого дерева, стоящего возле колодца, прошмыгнуло какое-то небольшое существо. Констант, затаив дыхание, подкрался к дереву. Элиса и Майкл тихо последовали за ним.

-   Папа, осторожней! - прошептала Элиса, раздвигая сухие ветви.

-   Не бойся, - ответил Констант.

Он медленно стал просовывать палку в дупло. Но странная нора не кончалась. Словно это было не дупло, а темная бездна.

-   Кис-кие-кис! - позвал Констант. - Кис-кис!

-   Папа, почему ты думаешь, что это кошка? - шепотом спросила Элиса.

-   Я уверен, что это кошка... - ответил Констант, все глубже просовывая руку в дупло, - мне кажется, что я сейчас извлеку на свет твоего тайного воздыхателя, дорогая...

-   Но это была не кошка, - прошептала Элиса. - Это точно была не кошка...

-   Кис-кие-кис, - снова стал звать Констант, - ну, вылезай, вылезай, киса... вылезай, вылезай... Он почти по плечо просунул руку в дупло. Вдруг раздался ужасный треск. Будто ствол дерева

раскололся на части. Сверкнуло что-то зеленое и блестящее, и вслед за треском послышался душераздирающий... вопль Константа, вынимающего свою окровавленную руку из дупла.

-   О, боже! Кровь! - закричала Элиса.

-   Боже мой! Укусила! - Майкл подбежал к Константу. Схватил его под руки. Констант, теряя сознание, повис у него на локте. Половина руки его была истерзана так, словно побывала в пасти какого-то чудовищного животного древних эпох.

Со стороны леса приближались Малыш и Толстяк.

-   Что случилось? - закричал Толстяк. - Мы возвращались... Услышали крик...

-   Малыш! Толстяк! - скомандовал Майкл. - Быстро сюда! Нужно перевязать рану!

-   Надо срочно в больницу! - закричала Элиса, подбегая к джипу. - Скорее!

Малыш сел за руль. Майкл устроил потерявшего сознание Константа на заднее сидение, и сам сел рядом.

-   Ну, что там, скорее! - разволновалась Элиса.

-   Не может завести мотор! - ответил Толстяк.

-   Как всегда... - подтвердил Малыш.

-   Ну, давайте, давайте! - торопил Майкл, держа на руках истекающего кровью Константа.

-   Поехали! - закричал Малыш. И джип, тронувшись с места, через несколько минут выехал на шоссе.

В суматохе и спешке никто не заметил, как следом за джипом, на маленьком трехколесном велосипеде, хохоча и весело размахивая руками, выехал карлик и, почти не касаясь земли, помчался по воздуху в сторону ближайшей развилки.

Втроем

Ровно в полдень, собравшись втроем под огромным куполом старого монастыря, Лео, Раф и Донателло решили выяснить свои дальнейшие планы.

-   Предположим, что Малыш и Толстяк перепрячут золото карлика Кона, - произнес Лео.

-   Но ведь все равно карлик уже на свободе, - сказал Донателло.

-   И он станет везде и всюду совать свой нос, чтобы найти золото, - продолжил Рафаэль его мысль.

-   За это время он успеет посеять столько зла, - задумчиво произнес Донателло.

Помолчав с минуту, Лео произнес:

-   Ясно, что карлик коварен и жесток. Кроме того, он обладает довольно мощным биополем...

-   Биополем черного цвета, - вставил Раф.

-   Да, черного цвета, - сказал Лео, - и, насколько мне известно, против него тысячу лет назад были испробованы все средства и возможности, все тайные знания, которые были известны людям...

-   И что же? - спросил Раф.

-   Неужели никто до сих пор не мог толком расправиться с этим уродом? - вставил Донателло.

Лео покачал головой.

-   Нет, конечно же, есть несколько способов... - сказал он, - но все это не так просто...

-   Я вспомнил, что с карликами можно бороться раскаленным железом! - вдруг радостно воскликнул Раф.

-   Да, - согласился Лео, - но, одно дело знать, а другое - победить!

-   Это верно, - сказал Донателло.

-   Нам нужно найти его самое больное, уязвимое место и... застать его врасплох, - предложил Раф.

-   Вот именно, пока он не натворил беды, - поддержал его Дон. - А где же Мик? - спросил он, обращаясь к Лео.

-   Мик остался недалеко от больницы, - ответил Лео. - Там он присматривает за Константом, отцом этой девушки... Кажется, Констант, очень неважно себя чувствует. И, кроме того... Мик должен выполнить еще одно очень трудное дело... немного помолчав, Лео снова

34

обратился к друзьям: - Давайте подумаем, как нам быть... Первое, что мы должны решить, как обезопасить Элису и ее друзей, а второе - как победить карлика.

-   Это одно и то же, Лео, - сказал Дон.

-   Хорошо.

-   По-моему, надо открыть Элисе тайну Тома Санди, - предложил Раф.

-   Тайну клевера-четырехлистника? - быстро спросил Лео.

-   Да.

-   Нельзя.

-   Почему.

-   А если она не поверит? Ведь Элиса - современная девушка, а современные девушки не очень-то верят в такие вещи, как заклятия с помощью клевера... Представь себе, Раф, - продолжал Лео, - если у Элисы не хватит веры в то, что она с помощью нарисованного цветка клевера сможет победить самого гнусного карлика на свете, у нее может ничего не получиться... И тогда все может обернуться гораздо хуже, чем с ее отцом.

-   Да... карлик не остановится ни перед чем, - согласился Раф.

-   Он только и будет твердить: «Отдай мое золото!» - усмехнулся Дон.

-   А может, рассказать все Толстяку? - снова спросил у Лео Раф.

-   Я уже пробовал ввести его в состояние невесомости, - с улыбкой сказал Лео.

-   И что же?

-   Толстяк - чуткий и податливый, у него добрая душа, - продолжал Лео.

-   Ну, и что же? - нетерпеливо воскликнул Раф.

-   Ему никто не поверит, - произнес Донателло.

-   Да, - покачал головой Лео.

-   А Малыш? - тут же нашелся Раф.

-   Малыш - ребенок. Его нельзя было бы вообще подпускать к этому чудовищу, - сказал Лео.

-   Да, но именно он нашел горшок с золотом. И он спрятал его! - воскликнул Раф.

Лео ничего не ответил. Он нервно застучал своими длинными пальцами по стеклянной стене зала.

-   Я бы, например, спрятал Малыша здесь, у нас, - тихо сказал Дон, глядя на Лео.

-   К сожаленью, Дон, это не в наших силах, - отозвался Лео.

-   Что же тогда делать нам?

-   Ждать.

-   Чего ждать? - закричал Раф.

Лео посмотрел на картину, изображающую Страшный суд. Потом он сказал:

-   Мне все же кажется, что у этой девушки доброе сердце.

-   Ты говоришь об Элисе? - с улыбкой спросил Раф.

-   Да... Я недавно слышал, как она пела...

-   Я тоже чувствую, что она на самом деле не такая, какой хочет казаться, - сказал Дон.

-   Значит, мы должны действовать через нее! - заключил Раф. - Да, Лео?

-   Да, - ответил Лео, - но не сразу. Надо подождать, пока она будет готова воспринимать... и верить...

-   Но это в наших силах? - спросил Раф.

-   Да... конечно, - сказал Лео.

-   Но что же ты хочешь делать?

-   Вскоре вы все увидите, - загадочно улыбнулся Лео, - скоро... когда вернется Мик...

Золотая монета Малыша

На полной скорости джип, в котором сидели Элиса, Майкл, Констант, Малыш и Толстяк ворвался в многолюдный городской водоворот машин. Сделав несколько зигзагов вдоль трассы, они остановились возле невысокого трехэтажного здания травматологической больницы.

-   Малыш, Толстяк! Ребята! - крикнул Майкл, выходя из машины и поддерживая бледного как снег Константа, - у нас на это может уйти много времени... Идите в кафе... Мы туда тоже придем и вместе поужинаем.

-   Ну что, вперед? - спросил Малыш, проводив взглядом Майкла, Эллису и Константа, скрывшихся за больничной оградой.

-   Куда вперед? - удивился Толстяк.

-   Нужно быстрей проверить нашу монету! - Малыш вытащил из кармана монету и подбросил ее в воздухе. - Пошли, пока не стемнело! - сказал он.

Обогнув несколько старых построек, они увидели двухэтажный кирпичный дом с вывеской, на которой было написано: «Лавка ювелира. Коллекционные товары, монеты».

-   Это то, что нам надо, - обрадовался Малыш, открывая входную дверь.

Отдав свою золотую монету ювелиру, Малыш заметил, как на его лице появилось странное выражение.

-   Никогда в жизни не видел такой монеты, - сказал ювелир, прикладываясь одним глазом к лупе.

-   Да? - переспросил Толстяк.

-   Эти значки... невероятно странные...

-   А можно короче? - вмешался Малыш, которому вдруг показалось, что кроме них троих в лавке ювелира находится кто-то еще... тот, кого они не видят. - Сколько она стоит? - спросил он нарочито громко, чтобы отогнать страх.

-   Ну, если это золото, - сказал ювелир, откладывая в сторону лупу, - тогда это стоит долларов пятьсот... - он повертел монету в руках. - Но есть еще и такая вещь, как историческая ценность... Может быть, это бесценная монета... Можно, я оставлю ее у себя до утра? - спросил он у Малыша, - я внимательно изучу...

-   А не потеряете? - перебил его Малыш.

-   Нет, нет, я положу ее в сейф... а вам оставлю расписку, - сказал ювелир.

Он быстро написал что-то на бумаге и протянул Малышу.

-   Скажите, а как вы думаете, - пробормотал Толстяк, - эта монета, она... не от карлика Кона?

Малыш больно ущипнул его за руку.

-   Завтра мы вернемся! - сказал он ювелиру. - И пусть это останется между нами.

-   Хорошо, - пожал плечами ювелир, закрывая за ними входную дверь на ключ.

-   Пошли скорей! - крикнул Малыш Толстяку, едва они оказались на улице.

-   Почему скорей? - удивился Толстяк.

-   Потому что Майкл и Элиса, наверное, уже волнуются, что нас так долго нет, - соврал Малыш.

Том Санди

Новое блестящее здание, напоминающее огромный мраморный дворец, было расположено на самом конце города. И Мику, оставленному Лео в городе «на всякий случай», не пришло бы и в голову, что тот шикарный особняк являлся психиатрической клиникой. Лишь решетки на окнах выдавали печальное назначение этого учреждения.

Обогнув со всех сторон дом, Мик оказался в саду, где росли прекрасные деревья, отбрасывающие мягкие тени. Между деревьями по дорожкам разгуливали больные, отрешенные и далекие, как Галактики. Они были добродушны, как дети.

Врачи озабоченно сновали среди них, никто ни на кого не обращал внимания, никто ни с кем не здоровался.

Наконец, молодая санитарка указала Мику на одну из бесчисленных дверей без номера и таблички. Это был кабинет врача-психиатра, занимающегося Томом Санди, который вот уже шестой год находился в клинике.

Осторожно, почти не прикасаясь к холодному мраморному полу, Мик приоткрыл дверь. Прислушался. Оставшись никем незамеченным, он спрятался за огромный деревянный шкаф, разделяющий кабинет на две части. За столом сидела молодая женщина в белом халате. Позади нее, стоял огромный баллон.

-   «Наверное, с кислородом», - сообразил Мик.

Напротив женщины на кушетке сидел постаревший, но с красивым лицом мужчина средних лет. В руках он все время вертел какой-то предмет. В первые минуты Мику не удалось разглядеть, что именно было у него в руках, но, спустя несколько мгновений, он понял, что это было ничто иное как лепесток клевера-четырехлистника.

«Значит, это и есть Том Санди! Вот так удача!» - подумал Мик. - Ни у кого, кроме Тома, не может быть такого цветка!»

Не зная, что делать дальше, черепашка решил дождаться окончания разговора пациента с врачом и попытаться улучить момент, чтобы остаться с Томом наедине.

«Но как мне уговорить его бежать из клиники? - думал Мик, разглядывая Тома. - А что, если он уже разучился рисовать? Все же шесть лет в таком учреждении... Забудешь, как и песни петь. Вполне возможно, что Том испугается... или еще того хуже... станет звать на помощь... Как же, как же уговорить его совершить снова путешествие по радуге? Я бы привел его снова в монастырь, и тогда с карликом было бы покончено... раз и навсегда... И все были бы спасены... »

В это время он услышал печальный глубокий голос Тома Санди, который, наконец, решил заговорить:

-   Почему вы думаете, что я сумасшедший? - спросил он врача. Женщина как-то неловко придвинулась ближе к столу.

-   С чего вы взяли? - ответила она. - Я лишь хотела объяснить вам ваш случай. он очень интересен... с точки зрения науки... Он. он в высшей степени поучителен...

-   Но я совершенно нормальный, - сказал Том.

-   Ну, конечно, конечно... Вы абсолютно нормальный. А что вас с ним связывает? - врач указала на цветок, который Том держал в руках.

-   С этим клевером? - вздохнул Том.

-   Нет, нет, - забеспокоилась врач, - с этим... карликом Коном... как вы говорили...

-   Он мне является.

-   Давно?

-   А вы занимаетесь психиатрией давно? - усмехнулся Том.

Врач, немного смутившись, ответила ледяным металлическим голосом, не знающим сомнений:

-   Я буду теперь вашим лечащим врачом, и поэтому прошу впредь быть со мной более вежливым. Что же вас с ним связывает? - повторила она свой вопрос.

-   Он мне является, - тускло ответил Том.

-   Давно?

-   Да уже лет десять...

-   Хорошо. Вернемся к тому случаю. Вы утверждаете, что поймали его и посадили в сундук.

-   Да.

-   И запечатали сундук?

-   Да.

-   Вы что же, поймали его с поличным? - с улыбкой спросила врач.

-   То есть, как? - удивился Том.

-   Вы видели, как он убивал вашу жену Марту?

-   Нет.

-   Тогда откуда вам известно, что убил именно он?

-   А кто?

-   Быть может - вы сами... - голос врача прозвучал ехидно и колко.

«Эта эскулапиха его доконает, надо что-то делать!» - подумал Мик, сидя за шкафом с медицинскими инструментами.

-   Я не сумасшедший, чтобы убивать свою собственную жену, - сказал Том.

-   А были, кроме этого убийства, еще какие-нибудь акты агрессии с его стороны по отношению к вам? - спросила врач.

-   Он душил... хотел задушить меня, - ответил Том.

-   Часто?

-   Чуть не каждую ночь. А как-то раз чуть не удушил. Я потом целую неделю дышать не мог.

-   Астматичность. Что еще? - спросила врач.

-   Сталкивал меня с лестницы.

-   Классика... И вы что-нибудь сломали?

-   Один раз только... кажется, ногу, - печально произнес Том, не глядя на нее.

-   Великолепно! - воскликнула врач. - А тогда вы его видели? Когда он вас душил или сталкивал? Он был вам виден в момент удушения или сталкивания с лестницы?

-   Нет. Он душил меня и сталкивал заочно.

«Какая мегера! - выругался про себя Мик, сжимая кулаки. - Ничего, ничего, посмотрю я на тебя, Когда твоего пациента не станет в клинике, ничего... »

-   Превосходно, - сказала врач. - Когда это было?

-   Уже давно, - ответил Том.

-   А точнее? - язвительно спросила она.

-   Началось лет девять тому назад... Может, десять...

-   А когда прекратилось?

-   Трудно сказать точно...

-   Почему трудно? - резко прозвучал ее вопрос.

-   Потому что сначала... это происходило почти ежедневно, чуть ли не каждую ночь, а потом все реже и реже, пока не прекратилось совсем... Но теперь...

Она не дала ему закончить:

-   Когда же вас душили или сталкивали с лестницы в последний раз? Том замкнулся. Он крепко сжал в руках клевер и произнес:

-   Не помню.

-   Ну, хоть приблизительно, - настаивала врач.

-   Наверное, лет пять уже...

-   И лишь потом вы стали его видеть?

-   Да, но тоже не сразу, - глухо ответил Том.

-   И когда же вы увидели его впервые? - торопила она Тома.

-   Так, как вижу сейчас?

-   Да.

-   Если по-настоящему, то лишь в тот раз, когда он пришел сюда... ко мне... на ужин...

-   Ага, - обрадовалась она, завертевшись на стуле. - На ужин! А как это произошло?

-   Я его пригласил, - спокойно ответил Том.

-   Естественно, - хихикнула женщина, - а если подробнее?

-   Я сказал жене, что хорошо бы кого-нибудь пригласить... сюда.

-   Но вы же сами убили свою жену десять лет назад!

-   Я не убивал. Это он.

-   Хорошо, хорошо, - заторопилась она, - тогда кому же вы сказали, что надо его пригласить на ужин? Вы видели свою жену?

-   Да. Она приходила сюда... ко мне... и сказала, что живет... где-то. я не помню названия этого места. Но я видел ее. Она была печальной.

-   Так, так, - задумалась врач. Она быстрыми, ловкими, пальцами схватила со стола толстую книгу и, найдя нужную закладку, что-то прошептала. Слов ее Мик не расслышал.

Неожиданно резко отбросив справочник, врач-психиатр встала из-за стола, подошла к Тому и

схватила его за руку.

-   Итак, начнем сначала... Вы были женаты?

-   Да, - ответил Том, пытаясь освободить запястье.

-   Давно?

-   Да.

-   А ваша жена его, этого карлика, тоже видела?

-   Что вы, - улыбнулся Том. - Она и не знала ничего...

-   Почему? Вы ей не говорили?

-   Нет. Просто - ведь он... убил ее...

Быстро забегав из угла в угол, врач-психиатр оказалась у окна. Не оборачиваясь к Тому, она

спросила:

-   Что же было на ужин?

-   Что? - не сразу понял Том.

-   Я спрашиваю, что было на ужин, когда вы вместе с уже убитой женой решили пригласить карлика?

-   Макароны, - спокойно ответил Том.

-   И как прошел ужин, удачно? - она беспокойно забарабанила двумя пальцами по оконному стеклу.

-   Какое там удачно! - рассмеялся Том.

И Мик впервые увидел его глаза. Они были полны такого невыразимого страдания, что у

черепашки мурашки пробежали по коже. «Как на фресках в монастыре», - подумал он.

-   Он пришел... он должен был прийти в восемь, а пришел только в полночь... Жена легла уже спать, а я все ждал, - вдруг быстро заговорил Том. - Он явился в моем больничном халате и... в моих шлепанцах... Притащился, уселся на кровать. Спросил, не дам ли я ему закурить... Вот и все.

-   Однако все же пришел, - задумалась врач.

-   Пришел, но поздно, - подтвердил Том.

-   И заговорил.

-   Заговорил.

Она отошла от окна и приблизилась к шкафу, за которым сидел Мик.

-   Итак, подведем итоги, - сказала она. - Сначала он совершал по отношению к вам акты агрессии... Но был тогда невидим. Затем акты агрессии постепенно прекратились. Зато вы начали его видеть. Так?

-   Так, - пробурчал Том, перебирая клевер.

-   Иными словами, приступы удушья, страхи на лестнице вы ощущали все реже, пока не перестали ощущать их совсем. Вместо этого возникли галлюцинации, нейро-оптические феномены в сочетании со слуховыми миражами... Между прекращением астматических недомоганий, состояния страха и возникновения галлюцинаций был перерыв, то есть, промежуточная фаза.

-   Так получается, - нехотя ответил Том.

«Да послал бы ты ее!» - едва сдерживался Мик, все плотней прижимаясь к шкафу.

Между тем врач, любуясь собой, продолжала мерить шагами комнату вдоль и поперек:

-   Первая стадия началась девять, а может быть десять лет назад. Она связана с убийством жены и продолжалась около пяти или шести лет. Вторая, переходная, длилась столько же. На второй стадии вы не испытывали никаких серьезных недомоганий, кроме легкой мании преследования, слуховых миражей, незначительного нарушения двигательной функции, периодических перебоев пространственно-временной координации и некоторого ослабления памяти... И лишь в третьей стадии вновь возникли галлюцинации и сильные слуховые миражи. Эта стадия длится по сей день. Все правильно?

Она свысока посмотрела на сидящего на кушетке Тома, стараясь произвести впечатление.

-   Все правильно, - с улыбкой сказал Том.

-   Не совсем, - возразила она. - Есть кое-что, чего я понять не могу!

Помолчав с минуту, она спросила:

-   Скажите, а какое у вас хобби?.. То есть, я знаю, конечно, что вы были раньше известным художником, но в силу обстоятельств...

Том впервые перебил ее и резко ответил:

-   Я люблю смотреть в окно!

-   Да? - удивленно произнесла врач. - Но ведь по вечерам за окном ничего не видно...

-   Именно потому... - Том усмехнулся. - А больше всего меня раздражает он... Он стал безобразно барабанить по стеклам своими грязными пальцами. Под ногтями у него всегда запекшаяся кровь. - Том поморщился. - И вообще, он неряшлив... неаккуратен... Чешется... зевает... корчит рожи...

-   Вы с ним о чем-нибудь разговариваете?

-   Изредка, - спокойно ответил Том.

-   О чем?

-   Чаще всего о погоде, - он загадочно улыбнулся.

-   Именно этого я и не могу понять, - произнесла врач, - если галлюцинации усилились, то почему произошло ослабление внутреннего монолога...

-   Потому что... - Том посмотрел на четырехлистник и снова улыбнулся, - потому что я знаю его тайну, а он - мою... Что же еще? Мы уже все давно обсудили... однажды ночью... в лесу... И нам просто не о чем говорить.

-   В соответствии с нормальным развитием болезни должно быть наоборот, - задумалась врач, потирая влажные ладони.

-   Но я не болен, - снова сказал Том. - Это он.

-   Он?

-   Я только ожидаю теперь развязки и даже скучаю... Но это не болезнь. Я знаю, что будет дальше, вы сами увидите... Очень скоро... Я это знаю. А он - страдает. Я бы даже, пожалуй, привел бы его к вам вместо себя, если б это было можно. Вы бы, наверняка, ему что-нибудь посоветовали.

Врач-психиатр впервые серьезно уставилась на Тома.

Мику показалось, что она даже на мгновение испугалась.

-   В первый раз встречаюсь с чем-то подобным, - прошептала она, разглядывая цветок в руке Тома. - А это что?

-   Вы что? - искренне удивился Том и посмотрел на нее своими печальными детскими глазами, - клевера никогда не видели?

-   Ну... да, то есть, нет, - она махнула как-то неловко рукой и добавила, покраснев, как девочка. - До определенного момента случай мне ясен. В результате неких обстоятельств, которые нам предстоит еще выяснить - возникла сильная проекция какой-то вашей проблемы, мне пока неизвестной, - она снова посмотрела на цветок. - Эта проекция перешла в фиксацию, то есть, в навязчивую идею. Вы видите и слышите вашего карлика, которого в действительности не существует. Но ваши психические процессы воплотились в его образе. Случай трудный, но не безнадежный... я сделаю все возможное, чтобы он исчез!

Она сверкнула глазами в предвкушении скорой победы и славы.

-   Но мне совсем не хочется, чтобы он исчез, - тихо сказал Том. - Я лишь хочу, чтобы он вел себя как... как...

-   Как?!

-   Ну-у, иначе...

-   Чтобы продолжал вас душить, толкать и вообще... Правильно?

-   Да, что-то в этом роде.

Она снова сделала несколько быстрых шагов по кабинету. От окна до стены, потом к шкафу, за которым, почти не дыша, стоял Микеланджело и обратно. Наконец она села.

-   Та-а-а-ак... Теперь у меня начинает складываться общая картина... Карлик - это ваш укор совести...

«Ну и тупица! - выругался про себя Мик. Его эта женщина стала невероятно раздражать. - Запустить бы в нее чем-нибудь, - как бы она это сумела объяснить? Левитация? Или телекинез?»

-   Вы совершили в прошлом, возможно, в далекой юности, какой-то поступок, которого стыдитесь. Произошло это, по-видимому, очень давно... - она снова посмотрела на цветок клевера, - судя по всему, - поступок очень недостойный, если это привело к психическому заболеванию такой силы. И единственная возможность вылечиться - это рассказать мне, что случилось много лет назад.

Она твердо и уверенно подошла к Тому и ловко выхватила из его рук клевер.

-   Разве это обязательно? - заволновался Том.

«По-моему, пора перехватывать инициативу!» - подумал Мик.

-   Иначе вы никогда не избавитесь от вашего карлика! - металлическим голосом сказала врач.

-   Но вы поступаете безнравственно! - закричал Том.

-   Что это значит?

-   Вы хотите лишить меня укора совести? Хотите, чтобы я забыл, просто забыл о подлости, которую совершил? На что вы меня толкаете?

Задыхаясь от волнения, он громко закашлял.

-   Но... моей обязанностью... - начала было врач.

Но он снова перебил ее:

-   Вы хотите, чтобы я напакостил, а потом прекрасно себя чувствовал? Пусть кто-то убивает человека, или что-то еще, растение... или живую душу... а потом. живет себе преспокойно. Как ни в чем не бывал. Здоровенький? Вы этого добиваетесь? Да?

-   Я психиатр. И моей задачей...

-   Нет! - выкрикнул Том. И вдруг внезапно осел, словно подкошенный. - Ничего я вам не скажу... И никому. никому не скажу... Хотя мне осталось так мало. но я не настолько свинья, нет... Я не допущу, чтобы кто-то отнял у меня единственное, что у меня осталось, - он вдруг распахнул застегнутую под горло белую больничную рубаху и указал на татуировку, блестяще выполненную ярко-синим цветом, изображающую цветок четырехлистного клевера. Он сиял на впалой груди Тома, словно маленькое солнце. - Вы видите? - засмеялся Том, - вы видите? Это мой укор совести! Вы не отнимете его! Ведь я живой человек, доктор! И я еще хочу чувствовать, пока я живой! Хотя все эти годы я не брал в руки кисть... Но это - единственное, что я смог сделать, это последняя моя картина. И я хочу оставить ее здесь, в своем сердце... Не надо делать из меня ничего научного! Для науки вы можете взять кролика, хотя тоже не советую...

Оправившись от неожиданной развязки, врач-психиатр, взяв двумя пальцами цветок клевера, подошла к окну и, распахнув его, выбросила четырехлистник во двор клиники.

-   Вот так! - усмехнулась она. - Ваше противодействие - типичный симптом, который характерен для начальной фазы лечения...

Она не успела закончить свою мысль. Мик, включив лазерное устройство, лежащее в кармане и сделавшись невидимым, стал позвякивать вытащенными из шкафа инструментами, и пробираться от шкафа к кушетке, на которой сидел Том.

-   Что это? Что вы делаете? - закричала врач-психиатр, глядя на неподвижно сидящего Тома.

-   Давай поломаем что-нибудь! - шепнул невидимый Мик на ухо Тому.

-   Можно, - ответил Том, ничуть не удивившись присутствию кого-то третьего в этой комнате.

-   Шкаф? - спросил Мик.

-   Мелочь. Лучше разобьем стол, или стулья покрушим, - ответил Том.

-   Что вы делаете? С кем вы разговариваете? - закричала врач.

В это время Том и Мик стали ломать и переворачивать стулья. Мик при этом издавал угрожающее рычание.

-   Если вы, Том Санди, разгромите мой кабинет, это лишь подтвердит, что я права! - закричала врач, прячась за шкаф, туда, где только что стоял Мик. - Я вызову санитаров! - раздался ее уже не такой уверенный голос.

-   Ты слышал, что она сказала? - спросил Мик у Тома. - Я думаю, нам не надо больше ничего доказывать.

Быстрым ударом меча Мик разрубил надвое шкаф. Медицинские инструменты с грохотом посыпались на пол.

-   Спасите! - раздался из-под груды обломков голос врача-психиатра.

-   Что ты наделал? - растерялся Том.

-   Ничего, - ответил черепашка. - Она отсюда не скоро выберется, - бежим!

Взяв за руку Тома, Микеланджело осторожно провел его к двери, и мгновение спустя, они были уже во дворе.

-   Извините! Простите! - шептал черепашка, задевая кого-либо из гулявших по двору больных.

Наконец они добежали до сада. Опустившись вместе с Томом на одну из скамеек, Мик принял свой обычный облик и сказал, хлопнув Тома по плечу:

-   Давай знакомиться. Я - Мик, один из черепах-ниндзя. Так что ты можешь теперь завести себе другой укор совести... Я гожусь для этого?

Том смотрел на него своими широко открытыми глазами и улыбался.

-   Поехали со мной! - попросил Мик.

-   Куда? - спросил Том.

-   По радуге! Вверх, по радуге!

-   Но я давно разучился рисовать, - печально улыбнулся Том.

-   А может все же... Бежим... Ты должен сам помочь себе и другим людям! Том! Ведь карлик Кон выбрался на свободу!

Том, снова печально улыбнувшись, посмотрел на него и сказал:

-   Я это знаю, вижу, только сказать было некому... да и незачем... почти полжизни в этой больнице.

-   Ерунда! Полжизни - мелочь! - воскликнул Мик. - Пойдем! Ты должен вернуться в монастырь... И снова взять в руки кисть... Ты должен нарисовать огромный, в человеческий рост клевер-четырехлистник.

-   Тот, что я растоптал, - прошептал Том.

-   Да! Если ты это сделаешь, мы сможем одолеть карлика. Навсегда!

-   Навсегда?

-   Да! Потому, что искусство - вечно, Том!

-   Поздно, Мик-черепаха, - помолчав, сказал Том. - Я разучился рисовать... И я больше не могу путешествовать по радуге... Я забыл все цвета... Вижу только один - ярко-синий цвет растоптанного мной клевера.

-   Но все же... ты мог бы попробовать, - неуверенно произнес Мик, с надеждой заглядывая в глаза художнику.

-   Я стал слишком слаб, - ответил Том, - попроси кого-нибудь другого нарисовать этот цветок.

-   Послушай, Том! - воскликнул Мик, - если когда-нибудь кто-нибудь спросит тебя, как победить карлика, ты расскажи о своем цветке, о том, как нужно нарисовать его...

-   Нужно, чтобы тот, кто будет его рисовать - верил в то, что цветок волшебный, тогда он оживет, и с его помощью можно победить карлика!

-   Но ты расскажешь об этом, если кто-нибудь тебя попросит, Том, хорошо? - спросил Мик.

-   Да... - рассеянно протянул Том, - только вряд ли у кого-то для этого хватит любви, - он посмотрел на Мика и сказал: - А ты разве не можешь? Сделай это за меня!

-   Нам нельзя, Том! - ответил черепашка. - Мы не люди, а черепахи-ниндзя... Это должен сделать человек...

Том грустно улыбнулся и посмотрел на небо. Над огромным зданием психбольницы раскинулась и заиграла всеми семью цветами волшебная радуга.

-   Мне пора, - сказал Мик и обнял Тома. - Может быть, все-таки, пойдем? Глаза Тома наполнились слезами.

-   Спасибо, спасибо тебе, Мик-черепашка, за чудо... Я снова увидел радугу и не могу больше взойти по ней... Но все равно, спасибо... И прощай!

Он встал со скамьи и, вытянувшись во весь рост, поднялся на цыпочки, чтобы в последний раз увидеть сверкающее чудо - радугу, на другом конце которой, в старом монастыре, с эмблемой четырехлистного клевера, осталась навсегда его юность.

Карлик убивает ювелира

У карлика Кона пока все шло хорошо.

Выбравшись с помощью Толстяка из сундука, в котором он провел десять лет, карлик вновь почувствовал себя на свободе. Сменив свое старое белье на белую шапочку и вышитые подтяжки, на детском велосипеде, вытащенном из подвала, он взвился в воздух. Из компании, сопровождающей раненого Константа в больницу, никто его не заметил. И карлик смог без всяких препятствий пролететь сквозь розовеющий сумрак к городу.

Вскоре он долетел до ближайшего кафе и решил опуститься на землю, чтобы немного передохнуть и освежиться.

После обеда он безмятежно бродил по многолюдным улицам города. Многие показывали на него пальцами, принимая за подрабатывающего замаскированного актера. Но карлик не обращал внимания ни на их восклицания, ни на удивление, ни на испуг.

Единственным местом, куда стремился он попасть и попал - была ювелирная лавка, из которой несколько минут назад вышли Толстяк и Малыш...

Ювелир Рунг стоял у окна, растворившись в мелодичной тишине утомленного города. На темном небе уже заблестели звезды, и, удостоверившись в том, что сегодня уже никто и ничего ему не помешает, ювелир стал листать толстые тома тщательно разложенных по полочкам старых книг и энциклопедий. Он то и дело подносил к глазам лупу, чтобы сравнить редчайший экземпляр золотой монеты, доставшейся ему сегодня, с подобными изображениями в книгах. Проходил час, другой, третий.

Перебрав множество книг, ювелир, наконец, понял, что держит в своих руках самую настоящую реликвию, ценность которой не вмещалась ни в какие цифры. Он подошел к окну. Густой запах наступившей ночи щекотал ноздри.

Вдруг он услышал позади себя легкий звон, словно кто-то прикоснулся на мгновение к звонку.

«Кто бы это мог быть в такой поздний час?» - пронеслось у него в голове.

Звонок повторился. Теперь уже трижды. Ювелир почувствовал, как чьи-то мелкие шаги засеменили по лестнице, ведущей к нему в комнату, как резко скрипнула дверь, медленно открываемая снаружи. Вне себя от страха, он пробормотал:

-   Ну вот, мне уже мерещится черт-те что...

Но щель в двери продолжала увеличиваться, а человека, открывающего ее не было видно.

-   Что за чертовщина! - испуганно прошептал ювелир Рунг. Не в силах сдвинуться с места, он стоял и ждал, что тот, кто там есть, сам войдет в комнату.

Ювелир не сводил глаз с того места, где ожидал увидеть глаза входящего.

Но глаза и часть лба, опутанного взлохмаченными рыжими волосами, появились на уровне его пояса. Какое-то существо заглядывало, видимо, согнувшись, и наконец, прошло в дверь, закрыло ее и, неуклюже мотнув головой, уставилось в лицо ювелира зелеными злыми глазами, пестрыми от морщин и красных жилок. Этим ночным гостем в лавке ювелира был карлик Кон. Его руки показались ювелиру синими, как у мертвеца. На шее болтался шарф, мятая шапочка прикрывала остроконечные, как у волка, уши и лицо цвета ядовитой зелени. Нос карлика кривился вниз.

-   Что скажете? - едва шевеля языком, спросил ювелир Рунг. Карлик оглядывался по сторонам, переминаясь с ноги на ногу.

-   Что скажете? - подмигнул он ювелиру. - Если ты спросишь меня, кто я? - я отвечу честно и откровенно... Ну, спрашивай!

Он с любопытством уставился на ювелира. Но тот словно язык проглотил от страха.

-   Как хочешь, - засмеялся карлик, - а я думал, что тебе будет любопытно узнать мое имя... В горле у ювелира пересохло, но он все же спросил, не поднимая глаз:

-   Как вас зовут?

-   Карлик Кон! - прохрипел карлик, - или просто Кон, если тебе так удобней! Ювелир кивнул головой. И сказал:

-   Хорошо. А я - просто Рунг. Карлик расхохотался.

-   Рунг? - переспросил он, подмигивая левым глазом, в то время как правый тускнел, поблескивая зрачком. - Ну да, Рунг, конечно же, как же, кем же ты еще можешь быть.

Ювелир нахмурился. Развязность карлика пугала его все сильней.

-   А знаешь ли ты, Рунг, - усмехнулся карлик, высовывая черный язык, - что я когда-то давно познакомился с твоим братом... Его, кажется, звали Джон? Или я ошибаюсь?

Ювелир вздрогнул. Его брат Джон бесследно пропал во время злополучной поездки десять лет назад. Он сопровождал художника Тома Санди, возвращавшегося из Ирландии с прахом своей матери. Но, по-видимому, оба попали в какую-то катастрофу, вследствие которой художник Том Санди получил психическую травму, а брат ювелира Рунга Джон - бесследно исчез. Полиция, прочесав весь лес, так и не смогла найти его трупа. Карлик Кон, словно прочитав мысли Рунга, молча оскалил зубы.

-   Я сожрал твоего брата, Рунг! - сказал он. - А теперь я хочу с тобой познакомиться... Про меня много болтают, но, клянусь честью Ирландии... я всегда оставался справедливым. Твой брат был слишком хвастлив... К тому же он очень любил выпить...

Зловещая улыбка прорезала его рот. Рунг молчал.

-   Я всегда уважал ювелиров, - сказал карлик с видимым сладострастием. - Ты мне не веришь, Рунг? Эх, пожил бы со мной лет пятьсот назад... Смерть люблю ювелиров, - продолжал карлик, - держу пари, они - самый толковый народ в мире...

Наконец Рунг, взяв себя в руки, стараясь казаться как можно более спокойным, сказал:

-   К делу! Если вам нужно что-нибудь, говорите!

Зрачки карлика съежились и потухли. Он что-то соображал. Затем он быстро-быстро, почти скороговоркой заговорил:

-   Видишь ли, приятель... отбросив дураков, когда покупают что-то, платят золотом... Лучше всего платить золотом... Тогда и кровь закипает быстрее, гораздо быстрее, чем масло на сковородке...

Рунг вздрогнул. Его глаза прямо и неподвижно упирались в обезображенное лицо карлика.

-   Нет, нет, я не хочу тебя пугать... - продолжал карлик.

Взгляд его то блуждал, то прыгал, беспокойно охватывая и ощупывая предметы, разбросанные по комнате, но внутренний, другой взгляд все время невидимыми клещами держал Рунга в состоянии шока. Ювелир, сделав еще одно усилие над собой, спросил:

-   Почему вы не вошли ко мне сразу? Я ведь чувствовал, что вы давно уже здесь. Карлик открыто посмотрел на него и захохотал.

-   Не хотел пугать тебя раньше времени, Рунг! Я - благородных кровей. Моя матушка... впрочем дверь у тебя чертовски тугая, - он снова расхохотался, повалившись на пол, но не спуская с Рунга глаз.

По спине ювелира градом катился пот. Неожиданно вскочив на стул, карлик приблизил свое лицо к лицу ювелира и двумя пальцами схватил его за нос.

-   Нет, нет! - закричал ювелир.

-   Отдай мне мою золотую монету! - грозно и глухо зарычал карлик, вытягивая нос Рунга настолько, чтобы тот еще мог кое-как дышать и хрипеть. - Некрасиво воровать золото у карлика Кона! - захохотал он.

Глаза Рунга уже совершенно утратили подвижность и сощурились.

-   А теперь поиграем в прятки! - крикнул карлик. Он мгновенно, двумя пальцами, словно ножницами, отделил нос Рунга от его лица и засунул к себе в карман.

Побледневший, весь в крови, ювелир рухнул на пол, точно восковая кукла.

-   Ну, дружище, может поищешь свой нос? - пританцовывал вокруг него карлик. Рунг, захлебываясь в крови, прохрипел:

-   Проклятый пес!

Но в то же мгновение карлик, вскочив ему на грудь, нанес несколько ударов в ухо. Словно острый клинок пронзил голову Рунга - и он, тяжело вздохнув, наконец, стих.

-   Вот так! - удовлетворенно воскликнул карлик, слезая с него. Он быстро вынул из правой руки мертвого Рунга золотую монету, широко улыбнулся окровавленным сморщенным ртом и сказал, обращаясь к трупу: - Это тебе будет хорошим уроком. Чтобы не воровал золото у карлика Кона.

Затем он провел несколько раз ладонью по черным лакированным туфлям ювелира, развязал шнурки и вытряхнул пыль.

-   Вот! Теперь блеск! Ну, мне пора... Одна монетка есть... Осталось найти еще девяносто девять.

В три прыжка он очутился у подоконника, выпрыгнул в окно и исчез. Он двигался по ночному влажному небу на невидимых крыльях ветра. Он был пьян воздухом ночного города, нервно возбужден сознанием одиночества, могущества и победы. Внутренне он уже был готов совершить еще сотни, тысячи убийств и злодеяний...

Мик увидел карлика, когда тот вылетел из окна ювелирной лавки, и помчался по направлению к лесу. Он увидел также мертвое тело Рунга и понял, что нельзя терять времени.

-   «Как бы там ни было, - подумал черепашка, - но я должен наказать его. Я не могу пройти мимо».

Мик знал, что вмешавшись теперь, он может только спугнуть карлика, знал, что не в силах уничтожить его, знал, но ужас совершенного карликом злодеяния, потряс его. Микеланджело сосредоточился и мысленно приказал карлику остановиться. Летевший карлик вздрогнул. Им овладели смятение и тоска. Чтобы освободиться от влияния чужой воли, Кону пришлось нырнуть в озеро прямо с высоты своего полета. Мик понял, что совершил ошибку.

Быстро выпрямившись, он помчался к своим друзьям, чтобы рассказать о случившемся.

Ссора Майкла и Элисы

В этот вечер в кафе «Аик», где договорились встретиться Толстяк и Малыш с Майклом и Элисой, было довольно пусто. И непривычно тихо. Тишина словно въелась в плюшевые занавески. В ее прозрачной паутине бесшумно, как пауки, скользили официанты, молчаливо и ловко обслуживая посетителей.

-   Где же, в конце концов, Толстяк и Малыш? - уже в третий раз спрашивала Элиса.

-   Они, наверное, застряли где-нибудь в книжном магазине, - ответил Майкл, - покупают Малышу комиксы.

-   Боже мой! Какие магазины в такое время! - воскликнула Элиса. - Ну и вечерок! Мы первый день здесь, а отец уже загремел в больницу!

Майкл заказал ей и себе виски и сказал:

-   Не грусти... Его оставили просто понаблюдать. Завтра утром отпустят. Самое главное, что все плохое позади.

Элиса глубоко вздохнула.

-   Ты совсем ничего не ешь, - сказал Майкл, - ты что, не хочешь?

-   Нет, то есть хочу, конечно, хочу, но того, чего здесь нет... Я хочу салат, зеленый салат и минеральную воду. А здесь только дешевое виски и теплое пиво.

Майкл поставил перед ней свою тарелку с мясом.

-   Ты знаешь, Элиса, - шутливо произнес он, - ты только не обижайся, но ты немножко худовата. Тебе нужно поесть. Ты слишком костлява. Возьми мясного рулета.

Поддев ножом кусок мяса, лежащий на тарелке, Элиза тихо спросила:

-   Ты знаешь, что это такое?

-   Знаю, - удивленно посмотрел на нее Майкл, - мясной рулет.

-   Нет! - прошептала Элиса, - это разрезанная на кусочки корова, мертвая корова, если, конечно, это - корова, если тебе повезло, - со смехом, добавила она. - Понимаешь, Майкл, я мяса не ем. Я не убиваю живые существа. У меня на этот счет очень-очень твердое убеждение.

-   Правда? - захохотал Майкл, выпивая виски.

-   Правда!

Быстро подавшись вперед, Майкл схватил под столом Элису за ногу.

-   Ой! Что ты делаешь! - вскрикнула она от неожиданности.

Но с той же ловкостью и быстротой Майкл вынырнул из-под стола, держа в руках кроссовку, снятую с ноги девушки.

-   Что это? - ничего не понимая, спросила Элиса. Майкл засмеялся.

-   Это - разрезанная на кусочки мертвая корова... Между прочим, из этого же сделана твоя кроссовка...

-   Майкл! Отдай мне кроссовку! - протянула Элиса руку. - Сейчас же...

Но Майкл, откинувшись на спинку стула, совершенно спокойно разглядывал кроссовку Элисы.

-   Прекрати! - рассердилась она.

-   Но я хочу узнать тебя... как можно лучше, - засмеялся Майкл. - Я хочу разобрать тебя, понимаешь? Каждую частичку подержать в руках.

Она, нервничая, перебила его:

-   Как машину, да? Я не думаю, что тебе это будет столь же интересно. Майкл наклонился к ней через столик и тихо спросил:

-   Скажи, можно мне еще посмотреть твою сумочку?

-   Ты пьян, Майкл! - Девушка отстранила от него лицо. Помолчав мгновение, она спросила: - Ты что, всерьез?

-   Конечно! - ответил Майкл.

Она протянула ему свою сумочку и сказала:

-   Хорошо. Только осторожней, там деньги.

Майкл засмеялся:

-   Очень интересные мы люди... когда дело доходит до денег...

-   Я хотела сказать, что я. - попыталась возразить Элиса.

Но Майкл не слушал ее.

«Похоже, ему совершенно противопоказано спиртное», - подумала Элиса, разглядывая

Майкла.

Тем временем Майкл, раскрыл сумочку Элисы, выложил на стол всю косметику.

-   Пожалуйста, не надо меня мучить! - попросила девушка.

-   Я не хочу тебя мучить, - спокойно ответил Майкл, - я просто хочу тебя узнать по- настоящему.

«С пьяными лучше не спорить», - подумала девушка и постаралась взять себя в руки.

Майкл вытаскивал из сумочки, одну за другой, фотографии.

-   Кто это такие?

-   Это мои родители, - ответила Элиса, - отец и мать в молодости.

-   А это? Твоя бабушка?

-   Нет! Это моя собака!

-   Так... Еще один зверь, - произнес Майкл, разглядывая фотографию, на которой стояла Элиса в обнимку с высоким светловолосым парнем.

-   Это мой приятель, - смутилась девушка, - бывший приятель.

-   Я так и понял, - усмехнулся Майкл. - А этот? Что ты волнуешься? Не спеши. Я должен все о тебе узнать.

Он вытащил из сумочки какое-то письмо и прочел:

-   Артман Джерри...

-   С ним уже давно покончено, - воскликнула Элиса, не глядя на Майкла. - Выбрось это письмо.

Но, не обращая никакого внимания на ее слова, Майкл развернул письмо и стал читать:

«Прости меня, пожалуйста, за то, что я так нажрался в тот вечер... Я так от тебя балдею»... -

ага, значит, он еще балдеет, - усмехнулся Майкл.

-   Ничего подобного! - Элиса закрыла лицо руками. - Я тебя прошу, выбрось письмо и пре­крати эту комедию... ты пьян...

-   Как хочешь, - Майкл закрыл сумочку и протянул ее Элисе.

-   И отдай мою кроссовку, - прошептала она, - я не обижаюсь на тебя, Майкл, потому что знаю, какой ты на самом деле добрый. Когда не пьяный, но сегодня такой день... ты очень помог нам, отцу... словом, я тебя понимаю, Майкл, ты устал. Отдай, пожалуйста, мою кроссовку. Вон идут, наконец, Малыш и Толстяк. Надо нам вести себя прилично... Ну, хорошо? - слезы блестели у нее на глазах, катились по щекам.

-   Привет! Что у вас случилось? - раздался рядом с Элисой голос Толстяка.

-   Что-нибудь с твоим отцом? Что-то серьезное? - спросил Малыш.

-   Нет, ничего, - попыталась улыбнуться Элиса.

-   Просто Элиса немного расстроилась, что вас так долго не было, - сказал Майкл Малышу. - Она очень устала за день.

-   Ладно, хватит, - отмахнулась Элиса, - все сегодня устали... какой-то сумасшедший день... Давайте поужинаем и отправимся домой.

-   Это верно, - согласился Майкл и поцеловал ее в щеку.

Карлик Кон и полицейский в ночном лесу

Выбравшись из лесного озера, в котором он оказался после «воздушного боя» с Миком, карлик решил вернуться к развилке на шоссе в надежде там встретить невидимого врага и взять реванш.

«Кто же это мог быть? - мучительно думал он. - Конечно, это были мои враги, и, по всей вероятности, они спрятали мое золото. Я должен быть беспощаден!»

Исполненный желанием мстить, карлик остановился у развилки. Неожиданно яркий луч синего прожектора ударил ему в лицо. В тот же миг рядом с ним затормозила полицейская машина. Быстро открыв дверцу, в ночную тьму вышел полицейский.

-   Сэр, - обратился он к карлику, - а вы не слишком молоды, чтобы так поздно выбираться из дома?

-   Нет, не слишком, мне шестьсот лет, - ответил карлик. Но тут рука полицейского схватила его за шиворот:

-   Ладно, умник! Снимай свою глупую маску и садись в машину, поговорим в другом месте... Задыхаясь от злобы, карлик ударил полицейского по ноге и закричал:

-   Некрасиво смеяться над карликом Коном!

-   Ах, вот ты как, - простонал полицейский, согнувшись от неожиданного удара, - значит, ты теперь - карлик Кон.

Он попытался распрямиться, но карлик ловко схватил его за нос двумя острыми пальцами. Оставшись без кончика носа, истекая кровью, полицейский в ужасе бросился бежать по шоссе.

Еще несколько ударов обрушились ему на спину и он, сам не зная как, оказался на лесной тропе.

-   В двух шагах от него стоял разъяренный карлик. Он щелкал зубами и брызгал слюной.

-   Уходи! - закричал полицейский. - Уходи от меня, урод!

Но карлик, совершив гигантский прыжок, оказался рядом с ним.

-   Теперь я откушу тебе ухо! - захохотал он и схватил полицейского своей железной клешней за ухо.

Задыхаясь от боли, полицейский нащупал в кармане пистолет и выстрелил. Еще и еще раз. На мгновение карлик разжал пальцы, и полицейский бросился бежать.

-   Ты думаешь, что сможешь убить меня! - хохотал за его спиной карлик.

Он то бежал вслед за полицейским по узенькой лесной тропе, громко топая ногами, то взмывал в воздух и зависал над его головой, издавая угрожающее рычание.

-   Уйди! Уйди! Оставь меня! - задыхаясь, кричал полицейский. - Я прошу... оставь... оставь меня в покое...

Карлик гнал его сквозь лесную чащу, пока тот мог передвигать ноги. Наконец полицейский почувствовал, что сзади стало тихо. Топот ног бегущего за ним карлика, будто бы прекратился. Он прислонился к стволу высокого дерева, чтобы перевести дух. В глазах было темно. Из ран капала кровь. Полицейский задержал вдох и прислушался. Вокруг шелестела ночная листва и стрекотали сверчки.

-   Слава Богу, - выдохнул он. - Слава Богу...

Вдруг раздался громкий треск, будто перепилили толстый сук. Звук прозвучал слева. Через несколько секунд треск повторился, на этот раз справа. Затем вдали послышалось негромкое потрескивание, словно кто-то ступал по сухим веткам. Шаги были редкие, они постепенно приближались. Внезапно треск раздался совсем рядом с ним. Собрав последние силы, полицейский побежал вниз по склону холма. Почва под ногами была неровная, он продирался сквозь кусты, прикрывая глаза руками. Вдруг он почувствовал, что кто-то коснулся его спины. «Значит, он снова преследует меня», - подумал полицейский.

Он трясся от страха и боли. Сорвав с себя куртку, он упал на землю, закрыв лицо ладонями. Снова раздался треск. Сначала далеко, но отчетливо, потом все ближе и ближе... Короткое затишье, а затем словно взрыв над головой. Звук был настолько громкий и неожиданный, что полицейский едва не лишился чувств. С вершины дерева прямо ему на грудь прыгнул карлик, обвив свои ноги вокруг его шеи, он стал издавать глухое рычание, будто погоняя лошадь.

Полицейский поднялся с земли с карликом на плечах и бросился бежать. Ветки ломались со всех сторон. Не в силах более двигаться, он остановился. Снова упал. Рядом послышалось чавканье, будто кто-то продвигался по лесному болоту... тело полицейского свела судорога. На четвереньках, отполз он в сторону, за дерево, чтобы самому не видеть своей рвоты и крови. В то же время над его ухом раздался едва слышный писк.

-   Ага, - раздался толос карлика, - ты хочешь играть в прятки? Ну что ж, пожалуйста! Полицейский выглянул из-за ствола. Никого не было видно в ночном лесу.

-   Я здесь! - раздался где-то в нескольких шагах от него голос карлика. Полицейский резко обернулся, но никого не увидел.

-   А теперь здесь! - прозвучал голос с другой стороны.

Затем с разных сторон раздался целый поток звуков: мышиный писк, поросячий визг, возня. Звуки были негромкими, но отзывались в голове несчастного приступами тошноты.

Затем он услышал шум, похожий на хлопанье крыльев крупной птицы. Она кружила прямо над ним. Опять раздался скрип и визг. Теперь на него летела целая стая птиц. Скрип и хлопанье крыльев смешались. Стиснув зубы, стоя на коленях, полицейский ждал своей участи.

Вдруг кто-то быстро коснулся его шеи, как бы шлепнул по ней. Бедняга несколько раз вскрикнул и замер. Последовал новый шлепок. Полицейский съежился от страха. Шлепки участились. Весь лес шуршал, все деревья трепетали, будто были охвачены пламенем огромного костра.

Тело полицейского будто одеревенело, покрылось испариной. Вдруг все ему стало безразлично и последнее, что он увидел перед собой - было безобразное лицо карлика Кона, который огромной клешней сжимал его горло...

«Счастливый клевер»

Разделавшись с полицейским, карлик спрятал машину с его трупом недалеко от дома Тома Санди. Погасив фары, он ловко защелкнул дверцу, оставив при этом на оконном стекле свой знак: три огромных когтя в устрашающем изгибе. Довольный собой, он тихо пробрался в дом.

-   Пока не вернулась вся честная компания, я должен найти свое золото! - сказал сам себе карлик и взялся за дело.

Перевернув вверх дном весь подвал, уставленный всяким старьем, миновав кухню, он взялся за комнату, в которой когда-то жил Том Санди.

-   Десять лет в сундуке из-за какого-то вонючего художника - непростительно, клянусь честью Ирландии! - бормотал карлик, переставляя с места на место с помощью взгляда книги, посуду, старую мебель. Он разрывал клешней правой руки картину, бросал себе в рот коричневых и красных пауков и, причмокивая, бормотал: - Где же... где же... где же... все-таки мое золото?

В поисках золота карлик неожиданно нашел валявшееся на одной из книжных полок, прибитых к стене, маленькое запылившееся зеркальце. Взяв его в руки, и заглянув в стекло, карлик вскрикнул от неожиданности, свалившись при этом со стула. Сверху на него посыпались книги, старые бумаги, какие-то железки, камни, засушенные цветы и листья. Кое- как выбравшись из-под этой свалки, он стукнул ногой по злополучному зеркалу, разбив его на мелкие кусочки. Но неожиданно он заметил, что эти зеркальные осколки сами собой каким-то странным образом сложились в форму четырехлистного клевера.

-   Так, так, - клевер, значит? - пробормотал карлик. - Хорошо, хорошо... Монастырь, худож­ник... фрески... Я все помню... Помню...

Он поднял с пола старую толстую книгу в кожаном переплете и прочел название: «Счастливый клевер».

-   Ага, это то, что нам надо, - проговорил он и открыл одну из пожелтевших страниц. К его удивлению, книга содержала чудовищные угрозы его разуму и спокойствию. Пролистав еще пару страниц, он снова стал читать:

-   Не следует думать, что карлик Кон является древнейшим и главным властителем Земли... Испокон веков были другие. Черепахи были... Черепахи-ниндзя - есть. И они - будут... Они ходят среди людей, первобытные и безмолвные... Из их яйца произошла вся жизнь... Они не имеют измерений и могут быть невидимыми...

Леонардо - знает ворота. Рафаэль - ключ к ним.

Прошлое, настоящее и будущее слились в Донателло. Микеланджело - и есть ворота. Рафаэль - и страж ворот, и ключ к ним.

Художник по имени Том Санди знает, где черепахи совершили прорыв в прошлом, и где они сделают это вновь. Он знает тайну, с помощью которой черепахи смогут победить карлика. Эта тайна - клевер. Цветок четырехлистника. Голубой цветок. Знак старого монастыря, где пятьсот лет назад... Карлик Кон, пролистав несколько страниц, продолжал читать:

-   Черепахи-ниндзя возвратят людей к жизни. Они дадут новую жизнь. Они совершат прорыв. Но карлика победит человек. Имя его пока неизвестно.

Том Санди знает, где ступали черепахи по Земле. Знает, где они сейчас ступают. Он знает тайну голубого цветка.

Люди могут иногда догадаться о близости черепах по запаху цветущего клевера в их руках. Но об их внешности никто из людей не может знать.

Они могут лишь догадываться о ней... Иногда облик черепах не имеет ни формы, ни материальной субстанции... Но они сами - материальны. Они расхаживают, оставаясь незамеченными, в пустынных местностях и святых местах, где произносятся Слова и исполняются Обряды... Ветер невнятно произносит их речи, Земля высказывает их мысли. И они сгибают леса и сокрушают камни.

Но никто не видит их светлую руку. Только пятно. Светящееся пятно. Или - кокон. Художник по имени Том Санди знает их.

Ледовые пустыни юга и затонувшие острова океана хранят камни, на которых запечатлен их знак. Там тоже живут черепахи.

Никто, никто - даже художник Том Санди не знает последнюю тайну. Он - двоюродный брат черепах-ниндзя. Но даже он может видеть их только смутно. Лишь по запаху цветущего клевера узнает их карлик! Лишь по свету!

Злой коварный Кон, губящий настоящих художников! Руки их у тебя на горле! Но ты их не видишь.

И их обиталище как раз там, где порог, который ты переступил.

Лео - Мик, Дон - Раф - вот ключ к твоей смерти. Вот ключ к тем воротам, где встречаются сферы.

Карлик Кон не будет править там, где будут черепахи-ниндзя.

Скоро там будет править человек. После лета наступит зима. После зимы - вновь будет лето.

Они ждут, могучие, светлые и терпеливые, когда придет их час... Их имена...

Прочитав последние строки, карлик Кон ощутил прилив страха, столь же реального, как дуновение липкого холода из свежей могилы. Этот вдруг согнувшийся в три погибели зеленый уродливый гном почувствовал себя чем-то лишь частично принадлежавшим этому миру, все представление о котором было тесно связано в его мозгу только с одним - золотом. Почувствовав вдруг свою ненужность, карлик поднял голову, посмотрел вверх, словно ожидая увидеть там что-то давнее, забытое... Но с потолка свисали лишь обрывки паутины, и маленький коричневый паук торопливо карабкался по ней.

Схватив своей правой клешней паука, карлик зажал его между пальцами, с удовлетворением наблюдая как он корчится. Когда же паук затих, карлик засунул его себе в рот.

-   Вот так! - сказал он, причмокнув, - пожалуй, у меня еще есть шанс!

И он стал вспоминать истории, которые слышал от своей приемной матери - злой колдуньи Рагоны.

Несмотря на то, что карлику Кону было около шестисот лет, о происхождении своем он очень хорошо знал и им гордился. Рожденный в семье простого ирландского сапожника, он был однажды похищен и взят на воспитание коварной колдуньей Рагоной - королевой четырех темных планет Черной Дыры. Рагона научила крошку-уродца разным премудростям черной магии. Так что с пятилетнего возраста карлик Кон уже в совершенстве владел всем: начиная от телекинеза, левитации и гипноза, и заканчивая поеданием мертвецов и перевоплощением в различные тела.

Сила, вложенная в него Рагоной, оказалась настолько велика, что он смог, высосав всю ее энергию и разрезав тело на кусочки, в одно из полнолуний сделаться единственным королем и наследником Черной Дыры. Пятьсот лет назад, хитростью пробравшись в древнейший монастырь, карлик сбросил с лесов одного живописца... И вот, когда судьба столкнула его с человеком по имени Том Санди, он впервые за всю жизнь почувствовал себя побежденным и уязвимым. «Но отчего? Почему? Ведь этот художник - совсем другой человек», - думал карлик.

-   Десять лет в сундуке! - вырвалось у него с досадой.

Он вспомнил, что знакомство свое с Томом Санди завязал очень давно...

Том покинул тот монастырь, в котором пятьсот лет назад карлик Кон совершил свое злодеяние. С тех пор художник стал вести затворническую жизнь со своей женой Мартой в этом невзрачном на вид доме.

С самого начала, оставаясь незамеченным обоими хозяевами дома, карлик поставил себе цель - он хотел добраться до огромной коллекции Тома, до его камней, которую художник размещал на своем столе.

Эти камни, причудливо сгруппированные и раскрашенные в голубой цвет, отдаленно напоминали очертания того монастыря с гербом клевера, откуда ушел Том, и где когда-то побывал карлик. Этой коллекции и побаивался карлик... Хотя именно она неудержимо влекла его к себе. Многие любопытные люди часто подкрадывались к окнам дома художника и заглядывали внутрь через их запыленные стекла.

Посередине комнаты располагался стол, уставленный массой всевозможных бутылок. Причем, внутри каждой находилось подвешенное за леску, наподобие маятника, свинцовое грузило.

Том Санди часто присаживался за стол и разговаривал с этими бутылками, обращаясь к ним по именам. И всегда во время таких бесед грузила в бутылках начинали легонько покачиваться.

Карлику очень хотелось тогда пощупать этот удивительный мини-монастырь, напоминающий по форме цветок клевера-четырехлистника. Одно прикосновение - и он смог бы разгадать эту тайну! Тайну этих сокровищ! Но необъяснимая сила в последний момент всегда удерживала руку карлика Кона от этого прикосновения. Безумно злясь на самого себя, он не мог пошевелить пальцем.

И вот однажды диковинный дворец исчез...

В доме все спали. И Марта. И Том.

Но карлик ясно слышал легкий звук шагов, доносившийся из глубины двора. Затем чья-то рука принялась манипулировать с задвижкой и, наконец, узкая деревянная дверь отворилась вовнутрь...

И карлик увидел чей-то светящийся силуэт... Силуэт какого-то существа, какого-то седого старца... Он тихо вошел в комнату и положил себе на ладони каменный монастырь Тома, от которого исходило сияние. Карлик не успел разглядеть, кто же это был - светящийся старец с быстротой падающей звезды растаял в ночи.

После этого случая карлик Кон покинул дом Тома. Он поселился в отдаленном лесу, занимаясь мелким колдовством. Но не терял надежды когда-либо еще раз встретиться со странным художником, чья судьба была каким-то образом связана с его судьбой.

И вскоре такой случай ему представился. У Тома Санди скончалась жившая в Ирландии мать...

Теперь, снова в этом доме, стоя перед странной книгой с названием «Счастливый клевер», глядясь в разбитые осколки зеркала, странно напоминающие этот цветок, карлик ощутил вдруг присутствие вторгающегося в него ужаса. Он стал топтать ногами ненавистную книгу и осколки зеркала с дрожью отвращения, однако комната, к его удивлению вдруг наполнилась ароматом цветущего клевера.

-   По запаху узнаете их, - вспомнил вслух карлик только что прочитанные строки из текста. И вдруг его пронзила одна интересная мысль: он вспомнил о том, что слышал в детстве от

своей приемной матери - колдуньи Рагоны:

-   Женившись на жене своего врага, ты побеждаешь его! - воскликнул карлик. Но тут же задумался. Ведь жена Тома Санди Марта была давно мертва. - Что же делать? - пробормотал он. Но тут же вспомнил, что у покойной Марты осталась младшая сестра, которая жила в другом городе.

-   Если я женюсь на сестре жены врага - я смогу победить... этих черепах! - обрадовался карлик, найдя, наконец, достойное решение всех проблем. - Итак, как говорила моя приемная матушка, - узкородственный брак - и ты сможешь испортить самую чистую краску... И сгубить самую лучшую кровь! Итак, решено! Я женюсь! Вот только найду свой горшок с золотом - и поеду искать невесту, надо же взглянуть на нее!

Довольный собой карлик, что-то насвистывая и похрюкивая, стал ползать из угла в угол, сгребая в кучу все старые туфли и башмаки.

Затем, тщательно вычистив их сапожной щеткой, он вскочил на подоконник и выпрыгнул во двор.

Случай в лесу

По гладкому ночному шоссе ехал джип. В нем сидели Элиса, Майкл, Толстяк и Малыш.

Настроение у Элисы было скверным. Но она старалась казаться оживленной, и чтобы как-то досадить Майку за сцену, устроенную в кафе, принялась усердно расспрашивать Толстяка обо всех его странных снах и видениях. Майкл слушал их, нахмурив брови. Но не произносил ни слова. Малыш тихо спал, уткнувшись Элисе в плечо.

-   Ну-ка, расскажи, расскажи еще об этом художнике, - просила Толстяка Элиса, - как-никак отец удружил нам этот домик. И мы теперь будто бы как-то связаны с ним, - добавила она тихо.

Толстяк посмотрел в темное стекло джипа, в котором отражались блестящие от возбуждения глаза девушки и прошептал:

-   Ты знаешь, Элиса, что мы сейчас проезжаем?

-   Нет, - так же шепотом ответила девушка.

-   Мы проезжаем по острову мертвых, то есть... вон там, - Толстяк взмахнул правой рукой, - там раньше было кладбище. Когда я был совсем маленьким, мне нравилось бродить между могильных камней и холмов и прислушиваться к шелесту ветра... Однажды я так устал, блуждая взад и вперед по этим буграм, что не заметил как уснул.

-   Прямо на кладбище?

-   Да, прямо на кладбище. И мне приснился сон. Будто бы лежу я на острове мертвых. Есть такой остров... где-то в Красном море. Вот лежу я там... и вижу, как склоняются ко мне ветви белоснежных деревьев. Как блестят они на солнце. Как будто... знаешь... облиты молочной пеной... Но, приглядевшись, я увидел, что эта пена состоит из миллионов неподвижно ожидающих коршунов. Я лежал на песке и не мог двинуться... Запах ужасный такой... этот запах тления доносился из глубины острова. Наступила ночь. Земля оживилась. И из моря выползли прозрачные крабы устрашающей величины.

-   О, господи! - вздрогнула Элиса.

Лежащий на ее руке Малыш что-то простонал сквозь сон. Майкл сидел молча и крепко

держался за руль.

-   Так вот, - продолжал Толстяк, - эти самые крабы. Они были такие жуткие... У них огромные клешни. Точно такие же, как у этого карлика Кона...

-   Ну, и что же дальше? - не выдержала Элиса. - Про этих крабов на кладбище... ты лежишь... А они?

-   А они скользили по песку... Они питались там человеческой падалью. И вот один из них... так снилось мне... сидел на моей шее и высасывал мою кровь. Уж очень он был похож на этого карлика, и я поэтому так испугался в подвале. Я, конечно, не мог во сне как следует разглядеть этого вампира, только какой-то мутный голубоватый свет падал на мою грудь. И я каким-то образом почувствовал, что этот луч, этот синий свет связывает меня с художником Томом Санди, жившим с нами по соседству. У него все картины были такого цвета. И еще там цветок какой-то...

-   Да, да, я тоже видела когда-то на выставке, - горячо прошептала Элиса.

-   Так вот... И я понял, что мне надо делать... Я стал молиться этому сиянию, называя имя Тома. Я просил, чтоб он сжалился надо мной. Я высчитывал, когда иссякнет моя кровь и все-таки надеялся...

-   И что? - спросила Элиса.

-   И все, - тихо ответил Толстяк, - может быть, что-то и было еще, но я уже не помню... Ты ведь знаешь, у меня хромые мозги, - он сам улыбнулся своей шутке и умолк.

-   Да, странный был этот Том Санди, - помолчав, сказала Элиса. - А у него была семья, дети?

-   Была у него когда-то жена, он ее потом задушил... или что-то там у них случилось, - буркнул Майкл.

-   Ее звали Марта, - сказал Толстяк. - Я был совсем карапузом, часто забегал к ним в дом, чтобы развеселить ее. Она была всегда какая то расстроенная и говорила очень редко. Но ко мне она относилась всегда добродушно. Может быть потому, что у них с Томом никогда не было своих детей...

-   Да, конечно, семья без детей - это не семья. Я лично так считаю! - перебила его Элиса и посмотрела на отражение Майкла в темном стекле джипа.

-   И вот однажды, - продолжил рассказ Толстяк, - Марта заговорила со мной как-то особенно, так никогда раньше она не разговаривала. Я мало что запомнил и понял из ее слов, но она говорила что-то о странной коллекции Тома, напоминающей какой-то лабиринт или дворец... что-то в этом роде... и еще она говорила, что у них в доме поселился невидимый гость.

Элиса вздрогнула и поежилась при этих словах.

-   И что же, она видела его?

-   Да. Она говорила, что однажды во время полнолуния, измученная бессонницей и страхом, она вышла во двор и увидела...

-   Кого? - прошептала Элиса.

-   А ты как думаешь? - тихо спросил Толстяк.

-   Не знаю...

-   Там был карлик, он был похож... на призрачную обезьяну, уродливую и издававшую хриплые звуки.

-   Господи! Только этого нам не хватало, - воскликнула Элиса, - нет, вот выздоровеет отец и надо уматывать отсюда! Ноги моей больше не будет в этом проклятом месте! - она снова посмотрела на Майкла.

Но тот по-прежнему сидел молча.

-   Да, еще я забыл сказать вам кое-что! - вспомнил Толстяк. - Эта Марта говорила, что всегда в полнолуние у них в доме пахло какими-то цветами.

-   Ну, это мне, пожалуй бы, даже понравилось, - рассмеялась Элиса, с благодарностью взглянув на Толстяка, который сумел в один миг, рассеять все ее страхи.

Толстяк смущенно отвернулся и уставился в темное окно. Вдруг раздался неожиданный

легкий стук... за ним еще и еще...

-   Что это? - спросила Элиса.

-   Я думаю, это дождь, - прошептал Толстяк.

-   Дождь? - переспросила девушка, прислушиваясь.

-   Да, пожалуй! - Майкл указал на струйки, стекающие по переднему стеклу автомобиля.

Шум дождя в одно мгновение усилился, забарабанив сразу во все окна и по крыше

автомобиля.

-   Майкл! Останови! - сказал Толстяк. - Обождем немного... Такой ливень!

-   Ничего, уже совсем недолго ехать, - засмеялся Майкл, - я проскочу, лишь бы мотор не забарахлил, как всегда...

Вдруг раздался гулкий раскат грома, и над лесом сверкнула молния.

-   Остановись, Майкл! - закричал Толстяк.

-   Да перестаньте, - отмахнулся Майкл, переключая скорость, - всего вы боитесь.

-   Ничего я не боюсь, - отозвалась Элиса.

-   Я тоже, - сказал Толстяк.

-   Тогда зачем же нам останавливаться? Тем более в таком месте! - Майкл кивком головы указал направо.

-   А что это за место? - поинтересовалась Элиса, стараясь хоть что-нибудь разглядеть сквозь стену дождя за темным стеклом.

Майкл, наконец, выключил мотор.

-   Видишь, вот тот огонек между деревьями? - спросил он у Элисы.

-   Где? Где! - воскликнула девушка, прижимаясь к стеклу.

И тут она, действительно, заметила в глубине лесной чащи какое-то голубоватое свечение.

-   Что это? - прошептала она.

-   Говорят, что в этом месте поселился какой -то злой дух... - нехотя ответил Майкл, - сказки, конечно, но именно здесь не один раз пропадали люди... Кстати, и этот художник застрял когда-то здесь же на своей машине...

-   Том? - переспросила Элиса. - А ты откуда знаешь?

-   Люди рассказывали, - ответил Майкл. - Он возвращался со своим другом с похорон, вроде бы даже прах матери вез с собой... И вот бесследно исчез его друг, да и он после этой поездки то ли спятил, то ли что-то еще... короче, жену свою он тогда придушил. И все говорил об этом ужасном месте в лесу, где что-то светилось. Люди так рассказывали...

-   Наш отец тоже сюда ходил... Да, Майкл? - тихо сказал Толстяк, вслушиваясь в непрекращающийся ни на минуту шум дождя.

-   Отец ходил сюда к озеру и по ночам ловил рыбу, - сказал Майкл. - Все думали, что он найдет какое-то золото...

-   Золото? - переспросил Толстяк.

-   Да, он мне как-то проболтался, когда был пьян, даже хотел взять меня с собой. Вроде бы этот художник, Том, спрятал здесь какой-то горшок с золотом, - сказал Майкл.

-   Горшок с золотом? - удивленно спросила Элиса. - Ну, поздравляю тебя, Майкл, по-моему, у тебя тоже... стали немного хромать мозги!

-   Не знаю, - ответил Майкл, - что он искал в этом озере, но ходить сюда не стоит, это точно. Со всеми, кто попадает в это место, приключаются разные неприятности...

Дождь за окном автомобиля застучал плотней и громче. Трижды прогремел гром где-то совсем рядом.

-   Что-то мне не по себе, - сказал Толстяк, поеживаясь.

-   Мне тоже, - повторила Элиса, прижимаясь к нему. Толстяк покраснел от смущения, ощутив ее близость. Майкл, резко нажав на тормоз, вдруг сказал:

-   А что если и я пойду, попытаю счастья сегодня в том лесу? Чему бывать - того не миновать, как говорил отец. А вдруг и впрямь там есть какое-нибудь золото? А? Элиса? Нам бы тогда хватило с тобой на свадебное путешествие в Новую Зеландию?

-   Что ты мелешь, Майкл? - замахал руками Толстяк.

-   Не волнуйся, Толстяк, - улыбнулась Элиса, - он просто шутит...

Сердце у девушки трепетало, словно на ниточке, но она старалась ничем не выдать своего волнения.

-   Я?! Шучу?! - воскликнул Майкл и, быстро открыв дверцу джипа, исчез под проливным дождем в темноте. На мгновение сверкнувшая молния озарила его лицо, и Элиса увидела через оконное стекло джипа его глаза, полные слез.

-   Постой, Майкл! - закричала она. Но Майкл не обернулся.

-   Господи, что же делать?! - прошептала Элиса.

-   Я нн-не зна-а-аю, - протянул Толстяк, - но мне кажется, его опасно оставлять там одного.

-   О, господи! - воскликнула Элиса, - это и так понятно. Ладно, ты оставайся здесь с Малышом, пусть он спит, и чтобы ни случилось, ждите нас здесь... А я пойду, поищу его.

Она выбежала из джипа и бросилась сквозь стену ливня в темноту в ту сторону леса, откуда струился неясный призрачно-голубой свет.

-   Майкл! - кричала Элиса, пробираясь сквозь гущу деревьев. - Майкл!

Она дрожала от страха и холода. Наконец, неподалеку от каменистого холма, с которого была возможность видеть лесное озеро, Элиса увидела Майкла. Он стоял перед каким-то деревянным домиком, который едва поблескивал мутными окнами, выглядывавшими из-за двух громадных вязов. Было ясно, что этот скрытый в листве дом излучал то слабое свечение, которое они заметили с дороги. Элиса остановилась. Струи дождя, сразу же промочили ее одежду насквозь.

-   Майкл! - закричала она что было сил. - Это я! Я здесь, Майкл!

И через несколько секунд испуганные, мокрые, дрожащие, но счастливые, Майкл и Элиса приблизились к дому.

-   Давай постучимся! - шепнула Элиса, ощутив в душе смутный трепет и волнение, объяснение которым едва ли могла найти.

Майкл три раза стукнул кулаком в дверь. Стоя в ожидании ответа на грубом, поросшем мхом камне, служившем ступенькой, он посмотрел на ближайшие окна.

-   А еще там! - Элиса перехватила его взгляд и указала на располагавшееся над дверью оконце. - По-моему, здесь никто не живет, - съежившись, прошептала она.

-   А, по-моему, наоборот, - сказал Майкл, указывая на дверь.

-   Почему ты так думаешь?

Но вместо ответа Майкл дернул за ржавую щеколду и обнаружил, что дверь не заперта. Взявшись за руки, Майкл и Элиса вошли в дом.

-   Ну и грязи! - прошептала девушка, - точно, как у нас в подвале.

Майкл приложил к губам палец и прислушался. Сразу за порогом находилась маленькая прихожая, со стен которой обильно осыпалась штукатурка, а из дверей доносился едва ощутимый, но неприятный запах.

Майкл вошел, держа Элису за руку и ведя ее за собой. Прямо перед ними начиналась узкая лестница, заканчивающаяся маленькой дверью.

-   Там, наверное, чердак, - заявила Элиса. - А там - внизу, справа и слева - двери в комнаты...

-   Тише! Тише! - остановил ее Майкл.

Прислонившись к стене, Майкл открыл левую дверь, и они оказались в небольшом помещении с низкими потолками, мрачным, от едва проникавшего сквозь запыленные окна света.

-   Похоже, это что-то вроде гостиной, - шепотом произнесла Элиса, увидев стол и несколько стульев. Где-то рядом тикали старинные часы. Книг и газет было очень мало, а названия их в таком мраке разобрать было почти невозможно.

-   Мне кажется, что здесь обитает какой-то антиквар, - предположил Майкл.

Шаг за шагом обследуя этот старомодный дом, он вдруг ощутил какое-то странное необъяснимое отвращение ко всем вещам, бывшим в этом доме... Едва уловимый страх закрался в его сердце.

Еще несколько минут они блуждали по комнатам, рассматривая те или иные предметы.

-   Майкл! - вдруг позвала Элиса. - Подойди сюда, смотри, какая допотопная книга... Будто из музея...

Майкл подошел к ней и, взяв в руки толстую книгу в кожаном переплете, с металлическими уголками, прочел название «Счастливый клевер».

-   Послушай, - сказал он Элисе, - по-моему, в подвале Тома Санди, то есть я хотел сказать, у вас в доме я уже видел точно такую книгу...

-   Да? - удивилась девушка. - Ну и что из этого следует?

-   Даже не знаю, - задумчиво произнес Майкл, разглядывая книгу. Он раскрыл наугад одну из страниц и увидел гравюру, изображающую маленького зеленого уродливого человека с огромной клешней вместо руки.

-   О, Боже! - вырвалось у Майкла, и он быстро закрыл книгу. Но книга будто бы сама собой неожиданно раскрылась на том же месте.

Майкл встревожился и посмотрел на Элису.

-   Что там? Что ты увидел? - прошептала девушка и хотела было выхватить у него из рук книгу.

-   Не надо, Элиса, - быстро проговорил Майкл и огляделся по сторонам.

Неожиданно внимание Майкла и Элисы привлек донесшийся сверху звук. Изумленные, они застыли на месте.

-   А может, он спал, когда мы стучали? - предположила Элиса, прижимаясь к Майклу.

-   Может быть, - прошептал Майкл.

Поступь спускавшегося по лестнице человека была весьма тяжелой и одновременно казалась какой-то настороженной.

Наконец в дверном проеме показалось существо настолько необычной внешности, что Элиса чуть было не вскрикнула, но все же сдержалась. Это был хозяин дома. Старый, с белой бородой, крепкого телосложения. Его лицо, почти полностью скрытое длинной бородой, которая росла чуть ли не от самых глаз, казалось неестественно румяным и не столь морщинистым, как того можно было ожидать. Голубые глаза с чуть красноватыми веками ощупывали гостей пронзительным пылающим взглядом.

Его одежда представляла собой массу каких-то лохмотьев, колыхавшихся над парой высоких, тяжелых сапог.

-   Под дождь попали, да? - вместо приветствия проговорил он. - Рад, что вы заглянули ко мне. Я, похоже, спал... А вы, наверное, путешественники? Нечасто приходится мне встречать здесь людей...

-   Мы просто возвращались домой. Это здесь, дом Тома Санди, неподалеку, - проговорил Майкл, путая слова, - вот... дождь... этот... возвращались из города... Увидели ваш свет... с шоссе...

-   Очень хорошо, - ответил старик. - Значит, есть время с вами поболтать. А то, знаете ли, давно не говорил с людьми... Был тут один человек, давно это было, все к озеру ходил, но потом неожиданно куда-то уехал. Да... - При этих словах старик неожиданно рассмеялся.

-   Как его звали? - насторожилась Элиса.

Но старик больше ничего не ответил.

Майклом овладел смутный страх, но все же он спросил, указывая на книгу:

-   А что это за «Счастливый клевер»? Точно такую же книгу я видел в подвале дома Тома Санди...

Старик усмехнулся, едва заметно вздрогнув.

-   Да? С таким же названием? - быстро спросил он.

-   Точно с таким же, - подтвердил Майкл.

-   Это, действительно, странно, - ответил старец, - по-видимому, у Тома был второй экземпляр. Хотя это такая редкость...

-   А вы знали Тома Санди? - спросила Элиса, рассматривая старика.

-   Очень хорошо знал. Он некоторое время работал в одном монастыре, а потом с ним приключилось несчастье... впрочем, как и со многими, - старик причмокнул языком и покачал головой, - словом, он покинул монастырь и поселился здесь, неподалеку, стал собирать какие-то забавные вещицы... Однажды я как-то побывал у него в доме, - старик вздохнул и улыбнулся. - А потом и он у меня.

Быстро встав со стула, хозяин дома покопался в лохмотьях и извлек из них пару грязных очков с маленькими стеклами. Нацепив их на нос, старик протянул руку к лежавшей на столе книге и стал аккуратно, почти любовно листать ее.

-   А странно, - сказал он вдруг, вопросительно взглянув на Майкла и Элису, - как картинки могут показывать то, о чем думает человек... Вам никогда не приходилось видеть такие большие цветы клевера? Голубые? С большими листьями? Которые качаются вверх и вниз? - спросил он, сверля Майкла и Элису своими маленькими глазками.

-   Нет, я о таких не слышал, - сказал Майкл.

-   Я тоже, - повторила Элиса.

Старик удовлетворенно вздохнул и кивнул головой.

Его голос стал звучать ниже и глуше. А в глазах появился яркий блеск. Книга вновь раскрылась почти сама по себе на той самой иллюстрации, где был изображен зеленый уродец с клешней вместо правой руки.

К Майклу вновь вернулось состояние тревоги, хотя он старался не показывать его.

-   Ну что вы думаете по этому поводу? - усмехнулся старик, глядя на Элису и Майкла. - Наверное, вы уже встречались с ним? В вашем доме? А? Когда я увидел его, то прямо почувствовал, как кровь по жилам бежит. Когда я в Библии читал про убийства людей - так много об этом написано, так ведь? - он снова сверкнул глазами в сторону Элисы, - ну так вот, я тоже об этом думал... вот только картинок там не было. А здесь все видно, как на ладони... прекрасное лицо, прекрасно-безобразное, сам грех во плоти, не так ли? - старик вдруг резко захохотал. - А ведь разве не все мы родились во грехе и не живем в нем? А эта клешня может разрубать на части каждого... я как гляну на него, так всякий раз и вздрагиваю... Мне все время хочется смотреть на это. Вот - это голова, а это рука...

Майкл и Элиса переглянулись в ужасе.

Пока старик бормотал все это, разглядывая портрет зеленого монстра, выражение его лица в очках стало неописуемо меняться, хотя голос его не повышался, а затихал.

Неожиданно Майклу почудилось, что лицо старика как две капли воды становится похожим на лицо карлика, изображенного в книге. Элиса же лишь чувствовала всем сердцем, что ненавидит это гнусное существо, которое сидело так близко от нее.

Старик тем временем перешел на шепот и стал говорить с хрипотцой, которая была ужаснее крика.

Дрожа всем телом, Майкл и Элиса продолжали его слушать.

-   А ведь знаете, молодой человек, - шептал он, - эти картинки заставляют думать, ведь эта картинка про меня...

Он широко раскрыл глаза, и лицо его приняло зеленоватый оттенок.

-   Оборотень! - вырвалось у Элисы. Но старик будто не расслышал ее слов:

-   Однажды, знаете ли, я решил придумать что-то очень смешное. После того, как я взял у Тома эту книжку, я помногу смотрел ее... И однажды я придумал кое-что смешное. Хотите знать, что?

-   Что? - повторил одними губами Майкл. Старик гаденько хихикнул:

-   Я зарезал овцу.

-   Овцу? - повторила Элиса.

-   Да, овцу... Овцу лучше всего убивать в полнолуние... - добавил он шепотом.

Голос старика совсем затих, так что Майкл и Элиса едва различали произносимые им слова. За мутными замызганными стеклами бушевала гроза. Ужасающей силы вспышка и оглушительный грохот сотрясли ветхий домишко, однако нашептывающий старик словно ничего не замечал.

-   Как прирезал овцу, стало немного веселее, но знаете... все равно не то удовлетворение. Ведь такая жажда... чего-то особенного. Если вы, молодой человек, любите Господа нашего всемогущего, я скажу вам правду - я глядел на эту картинку, и внутри у меня поднимался голод по такой пище, которую я не мог ни купить, ни сам вырастить. Вот эта кровь на портрете... вы видите? Нет, нет... я еще ничего не сделал такого с вами, только подумал, - плавно звучал голос старика в сумрачной комнате, - я только подумал, что же будет, если и в самом деле сделаю... Часто говорят, - он зашипел эти слова Майклу прямо в ухо, - что вся наша плоть происходит от крови и мяса, что они дают нам новую жизнь, вот и подумал я... что человек будет жить вечно, как этот клевер, если будет есть то же, что и сам...

На этом шепот его прервался.

Сверкнула молния и на миг озарила огромную клешню, которая приближалась к лицу Майкла.

-   Майкл! - успела крикнуть Элиса и потеряла сознание. Мгновение спустя раздался оглушительный удар грома.

Майкл поднял глаза к потолку и увидел, что сквозь потолок сочится вода. Красная вода. «Ведь дождь не бывает красным», - подумал Майкл и тут же замолчал.

Прямо над ним, на отслаивающейся штукатурке старого потолка, подрагивало, то расширяясь, то сжимаясь, светящееся пятно, напоминающее гигантское яйцо. Майкл не пошевелился и не закричал. Лишь плотно сомкнул веки.

Спасители

Береговой песок лесного озера, залитый лунным светом, переходил в таинственное свечение сонной воды, а еще дальше - в торжественную, полную немых силуэтов муть противоположного берега.

Черепахи-ниндзя искали поверженного в лесное озеро после воздушного боя с Миком, карлика Кона.

Мик остановился у огромной ели, зашлепал по холодной воде озера и, отвязывая стоящую у берега лодку, подумал: «Наверное, я напугал его, где теперь нам его искать». И, посмотрев на друзей, произнес вслух:

-   Где же его искать?

-   В аду, - ответил Раф.

-   Нет, Раф, без шуток, куда нам теперь путь держать?

-   Держи прямо, - сказал Лео. - Пока прямо. А потом - на свет... Видишь, тот синеватый огонек между деревьями?

-   Вижу...

-   А я предлагаю вернуться, - сказал Дон.

-   Вернись, - оборвал его Лео.

-   Луна скрылась, и сейчас начнется ливень, - объяснил Дон.

-   Нет, - сказал Лео. - Дело должно быть доделано, сейчас карлик наиболее опасен, чем когда- либо... Он ищет всюду свое золото и видит в каждом своего врага и преследователя. Нам нельзя упустить его из виду.

Четыре силуэта в тусклом лунном свете плыли над водой лесного озера.

Внезапный шквал ветра и последующий удар грома застал их на самой середине озера. Пелена ливня застилала глаза. Мик закричал:

-   Возможны ли такие шутки? А? Лео?

-   То есть - мы дураки? - отозвался Лео. - Ты это хочешь сказать, Мик?

-   Он, наверное, утонул, - вставил Раф.

-   Если бы он утонул, на нас не обрушился бы сейчас этот ураган! - закричал Лео сквозь ветер.

Трижды сверкнула молния. Где-то на берегу скрипнуло и свалилось в воду сухое дерево.

-   Ого-го! - закричал Дон. - По-моему, он очень сердится!

Лео вынул из кармана бинокль большой силы увеличения, стекла которого позволяли разглядеть крутой склон ближнего холма.

-   Ты что-нибудь видишь, Лео? - спросил Раф.

-   Да. Моим стеклышкам не страшен дождь и снег, - улыбнулся Лео. - Здесь есть специальные отражатели.

-   И что же ты видишь? - поинтересовался Раф.

-   Дай лучше мне! - попросил Мик.

Спустя мгновение, он громко вскрикнул, передавая инструмент Лео и одновременно указывая пальцем в определенное место на склоне холма.

-   Боже! - закричал Лео, - там Майкл и Элиса... у него в доме, скорей! Мы можем опоздать. Без команды, словно по уговору, Мик, Лео, Раф и Дон загребли веслами, словно не вынимая

их из воды. Старая дырявая лодка бесшумно, как окрыленная, скользнула к земле и остановилась, ткнувшись в песок.

-   Ну, выходи! - скомандовал Лео.

Они уже были совсем недалеко от зловещего дома, когда прозвучал последний, самый гулкий раскат грома, и внезапный дождь кончился. Свернувшись в светящийся кокон, черепахи- ниндзя проникли сквозь крышу и потолок в комнату. Но к их удивлению, карлика Кона уже не было.

-   Где же урод? - спросил Раф.

-   Не знаю, - растерянно пробормотал Мик.

-   Ребята! Сюда! - закричал Лео, - девушка и парень здесь, они, по-моему, живы... Донателло быстро подбежал к Лео, склонившемуся над распластавшимся на полу Майклом

и, вставив зеленый стебель клевера в рот юноши, стал наполнять его по капле какой-то лучистой жидкостью.

Постепенно Майкл пришел в себя и, открыв глаза, увидел над собой добродушную морду Дона.

-   Где Элиса? - прошептал Майкл.

-   Не волнуйся, с ней все в порядке, - засмеялся Дон. - Мик уже вылечил ее.

-   Что это? - спросил Майкл, глядя на зеленый стебель. - Где я? Кто вы?

Дон от души рассмеялся.

-   Ну, если сразу столько вопросов, значит ты уже совсем здоров! Вставай на ноги, друг! Давай знакомиться!

-   Майкл! Майкл! Ты жив! - раздался вдруг из-за спины Дона взволнованный голос Элисы. Она подбежала к юноше и бросилась к нему на шею.

-   Послушайте, ребята! - сказал Лео. - Нужно побыстрее выбраться отсюда... Мик и Раф проводят вас к машине, а мы с Доном пробежимся по лесу. Мало ли что, - добавил он тихо.

Элиса и Майкл с изумлением рассматривали своих спасителей, не в силах произнести ни слова.

-   Ну ладно, ладно, - буркнул Раф, - пора удирать! Пошли, ребята! Дойдя до двери, Элиса еще раз обернулась и, посмотрев на Лео, спросила:

-   Вы что же, настоящие? Лео рассмеялся.

-   Можешь до меня дотронуться, - ответил он девушке.

-   И до меня тоже, - предложил Раф.

Элиса подошла к Лео и положила свою маленькую ладонь ему на грудь:

-   Спасибо, черепахи! - тихо сказала она.

Мы еще встретимся, - смущенно улыбнулся Лео.

Лабиринт ужасов

Еще не рассвело, когда Майкл, Элиса, Толстяк и Малыш подъехали к дому. За всю дорогу никто не проронил ни слова.

-   Одно хорошо во всей этой истории, - сказала, наконец, Элиса, - то, что Малыш, несмотря ни на что, выспался...

Майкл одними глазами улыбнулся в ответ на ее слова. И будто бы услышав слова, сказанные в свой адрес, Малыш быстро поднял голову:

-   Мы уже дома? - спросил он.

-   Кажется, да, - ответил Толстяк.

-   Тебе ничего не снилось? - спросил Майкл у Малыша.

-   Всякие небылицы, - улыбнулся Малыш и посмотрел на Толстяка. Выйдя из джипа, друзья сразу увидели, что в доме кто-то побывал.

-   Что это? - испуганно спросила Элиса. - Стекла выбиты, двери распахнуты... - она быстро взбежала по деревянной лестнице.

-   По-моему, здесь кто-то был, - задумчиво произнес Толстяк, окидывая взглядом разбросанные повсюду книги, бумаги, тряпки.

-   Да что ты говоришь, Шерлок Холмс! - засмеялся Малыш.

-   А ты не выражайся, - обиделся Толстяк. - А то я тебе язык вымою с мылом...

-   Конечно, конечно, язык вымоешь с мылом, а после этого я сам себя накажу, и две недели не буду выходить из дома. Как, вы справитесь без меня с работой?

-   Нет, это какая-то глупость! - воскликнула Элиса, поднимая с пола разбросанное белье, тарелки, книги. - Что здесь вообще происходит?

Майкл с сожалением посмотрел на нее, подошел к разбитому окну и неуверенно произнес:

-   Может быть, медведь забрался... Иногда они спускаются с гор в поисках пищи...

Все замолчали. Никто ни словом не упоминал ни о загадочном происшествии, приключившемся с Майклом и Элисой нынешней ночью, ни о встрече с черепашками-ниндзя. Словно сговорившись, или боясь чего-то, все старались не смотреть друг на друга. И каждый изо всех сил старался выглядеть перед другим как можно более спокойным и невозмутимым. Только Малыш, весь взъерошенный, бегал по дому и кричал:

-   Сюда! Сюда! А здесь... Смотрите!

Но почему-то никто не обращал на него внимания. И он, наконец, тоже стих.

-   Да, замечательно, - проговорила Элиса. - Понятно. Мой отец тут запасся пищей как раз для медведей...

Она подошла к столу и стала разглядывать одну из множества стоящих на нем свежевычищенных туфлей.

-   Что же это все значит? - снова спросила она. Толстяк подошел к девушке и прошептал ей на ухо:

-   Знаешь, этот карлик Кон... он хотел почистить мне ботинки. Он сказал, что он - сапожник... Услышав слово «карлик», Элиса отшатнулась от Толстяка и, резко развернувшись,

направилась к двери.

-   Ребята! Вы можете здесь сидеть и разводить теории, медведь это или не медведь... Старик это или карлик. А я лично отсюда ухожу. Смотрите внимательно! Я выхожу в дверь и больше сюда не возвращаюсь.

Майкл попытался ее задержать, но безуспешно. Девушка, вырвавшись из его объятий, проскользнула в дверь. Но тотчас же вернулась обратно. Она бессильно склонила голову на плечо Майкла и заплакала:

-   Там... темно хоть глаз выколи.

Тогда Майкл решил взять инициативу в свои руки:

-   Ладно, давайте здесь наведем порядок, - спокойно и уверенно сказал он. Затем он сам принес из кухни длинную старую швабру и вручил ее Элисе:

-   Ты знаешь, как с этим обращаться? - спросил он с улыбкой.

Остальные тоже принялись за работу. Спустя несколько минут кухня была прибрана. Элиса немного повеселела и сказала:

-   Я, кажется, поняла, как это делается.

Неожиданно послышался легкий звон, будто кто-то баловался со звонком.

-   О, господи! Что это? - прошептала Элиса.

-   Похоже на звонок, - ответил Майкл, стараясь не выдать своего волнения. На цыпочках, держась, за руки, Элиса и Майкл прокрались к комнате. Снова раздался звонок.

-   Ой! - воскликнула Элиса и открыла дверь. На полу среди разбросанных книг сидел Толстяк, а рядом с ним Малыш. В руках у Толстяка был маленький серебряный колокольчик. Время от времени Толстяк дергал за веревочку и маленький колокольчик мелодично звенел.

-   Смотрите, что я нашел! - обрадовался Толстяк, увидев перед собой Элису и Майкла. Из груди девушки вырвался вздох облегчения:

-   Потрясающе... Толстяк...

Майкл тихо сжал ее руку чуть выше локтя и шепотом сказал:

-   Я пойду, проверю в спальне.

Но, перехватив недоуменный взгляд Малыша, добавил во весь голос:

-   Пойду посмотрю, где мы будем ночевать.

-   Замечательно! - ответила Элиса, - если ты это сделаешь, то я найду свою сумочку и поеду в отель...

Не в силах оставаться наедине с собой, Элиса выбежала из комнаты и поспешила вслед за Майклом.

Оставшись с Толстяком, Малыш с недоумением у него спросил:

-   Что это с ними?

-   Не знаю, - покачал головой Толстяк и опустил глаза. - Слушай, Малыш, - вдруг сказал он, - а как ты думаешь, ты мог бы убить карлика Кона?

-   Убить можно кого угодно, - снисходительно ответил Малыш. - Нужно просто знать, как это делать... я бы лично взял в руки пистолет, приложил бы его к височку этого зеленого

гнома... Бац! И - мозги наружу... Всякая гадость вытекает... И все! Кранты гному! - засмеялся Малыш.

Неожиданно раздавшийся в этот миг звонок снова заставил Элису вернуться в комнату. Вне себя от раздражения и страха, она, резко открыв дверь, закричала:

-   Толстяк! Может прекратишь эти глупости со звонком?! И так голова пухнет...

Сказала - и застыла в оцепенении. Толстяк с Малышом спокойно лежали на диване, а серебряный колокольчик стоял в другом конце комнаты на неубранном столе. В это время из-за спины Элисы донесся голос Майкла:

-   Элиса, не переживай, по-моему, это с кухни доносится... И снова прозвенел звоночек. Где-то совсем рядом.

-   Ты знаешь, Майкл, - прошептала Элиса, прижимаясь к его руке, - по-моему, нам всем страшно, ведь так? Только мы стараемся делать вид...

-   Оставайтесь здесь! - перебил ее Майкл, - а я пойду проверю. Элиса прошептала ему в самое ухо:

-   Только осторожней, я ведь люблю тебя...

Вооружившись топором, валявшимся у порога, Майкл тихо прокрался во двор. Двигался он очень осторожно, как хищный зверь безлунной ночью.

Вдруг он услышал звук. Это было похоже на жужжание. Звук становился громче и громче, на какое-то мгновение стал подобен реву огромного быка. Но потом постепенно стих. Вновь наступила тишина. Испуганный внезапностью и силой звука, Майкл задрожал так сильно, что едва устоял на ногах.

«Этот звук напоминает мне какой-то фантастический фильм, в котором гигантская пчела с громким жужжанием покидает зону радиации» - вдруг пронеслось у него в голове. И он рассмеялся.

Вдруг перед Майклом возник образ гигантской пчелы. Пчела это или нет, он не мог до конца понять. Вдруг ему показалось, что перед ним - тот же бородатый старик, у которого они с Элисой побывали недавно в диком лесу, только смотрел этот старик на Майкла глазами пчелы... Эти глаза напоминали круглые, светящиеся в темноте очки. Губы существа, выросшего перед Майклом, вытянулись вперед и зашипели:

-   Пых-тух... пых-тух... пых-тух...

Майкл отпрянул. Взмахнул топором. Но время словно остановилось. Где-то больно кольнуло его в ногу. Потеряв равновесие, Майкл упал на землю и услышал какой-то щелчок на уровне щиколотки. Наконец он понял, что попал в крысоловку. Майкл застонал и попытался освободиться. Вдруг сзади раздался гнусавый голос карлика:

-   Попался! Попался! Попался, как последний дурак.

Прямо перед Майклом стоял безобразный рыжий Кон. Он причмокивал оттопыренными губами и кривил рот в угрожающем оскале:

-   Попался! Попался, который кусался! Теперь тебе никто не поможет, никакие черепахи... Карлик подбежал к Майклу и вскочил ему на спину. Поднатужившись, Майкл освободил

правую руку и ухватил сидящего на нем верхом карлика за ногу и попытался стащить с себя. Карлик больно впился своей острой клешней в его ногу, защелкнутую в крысоловке.

-   Ой, ой, ой! - застонал Майкл.

-   Похоже, тебе больно? - захохотал карлик. - Давай поиграем в хирурга.

Услышав душераздирающий вопль Майкла, хохот, лязганье и возню, Элиса, Малыш и Толстяк выбежали во двор. Держась одной рукой за стену дома, Элиса пробиралась сквозь ночную тьму туда, откуда доносились крики о помощи.

-   Майкл! Мы здесь! - закричал Толстяк. - Здесь!

Увидев перед собой безобразного карлика, щелкавшего окровавленной клешей, Элиса вспомнила недавно пережитое ночное происшествие в лесу и чуть не лишилась чувств. Однако хриплый крик Майкла вернул ее к действительности.

Элиса подбежала к нему и быстро освободила его ногу, перехваченную крысоловкой. Рана Майкла кровоточила, и он не мог двинуться с места.

-   О, господи! - закричала Элиса. - Скорей кто-нибудь на помощь!

-   А где карлик? - спросил запыхавшийся Толстяк.

-   Он там... убежал в кусты... - простонал Майкл.

-   Толстяк! - скомандовала Элиса, - скорее звони в полицию! Сейчас же! - она подтолкнула его к дому.

-   Малыш! Неси ружье! - вдруг закричал Майкл. - Я его вижу!

В кустах что-то прошелестело и скрылось в траве за старым колодцем.

Вбежав снова в дом, Толстяк схватил телефонную трубку и быстро набрал номер полиции:

-   Алло! Алло! Помогите! Помогите! Началось... Началось на нас нападение... Это возле дома Тома Санди. Все - на помощь! Напал карлик Кон! Присылайте армию! Флот! Авиацию! Десант!.. Хорошо... Спасибо...

Довольный тем, что ему удалось, ничего не перепутав, выполнить поручение друзей, Толстяк вытер со лба рот и поспешил им на подмогу. В это время на другом конце провода комиссар полиции Шерип, приняв вызов, докладывал:

-   Там Толстяк звонил... Сказал, что на них напал карлик Кон...

-   На прошлой неделе он нам что заявил? - попытался вспомнить капитан Креп, - что НЛО прилетели или что-то про Святую Деву Марию... Ты не помнишь?

-   Толстяк - хороший парень, - отозвался Шерип, - карлик Кон... Это он хорошо придумал... Выбежав во двор, Толстяк услышал рев, напоминающий громкий вой бури. Он попытался

сделать несколько шагов, но земля дрожала у него под ногами.

-   Майкл! Майкл! - закричал он снова. - Я потерялся!

-   О, Боже! - раздался крик Элисы за его спиной. - Ты что, заблудился? Девушка быстро выхватила из его рук ружье и подбежала к Майклу.

-   Убей его! Убей! - кричала Элиса.

Майкл прицелился и выстрелил несколько раз подряд. Не в силах сдвинуться с места, он закричал, что было сил:

-   Толстяк! Прячься! Сюда! Он там, в кустах! Возле тебя!

Еще и еще раз Майкл нажал курок. Оглушенная выстрелами, Элиса широко открытыми глазами смотрела в ночную тьму, наполненную кровью, криками и стонами.

-   Майкл, - расплакалась она вдруг, - это был совсем не медведь... боже мой, Майкл... Где же он? Твоя нога... Майкл, смотри, ты весь в крови! Нам нужно сейчас же вызвать скорую помощь...

-   Не волнуйся! - прошептал Толстяк, вынырнувший из темной травы, - я все сделал, я позвонил, сказал, что пусть высылают армию... флот... авиацию, лекарство, санитаров...

-   Толстяк. Я надеюсь, ты не сказал им, что это карлик Кон? - спросил Майкл.

-   Конечно, сказал, - обиженно ответил Толстяк. - А что же, по-твоему, это было?

-   О, господи! - простонала Элиса, - ну ладно, ладно, все скорее в дом, Толстяк, помоги Майклу.

Подхватив под руки истекающего кровью Майкла, друзья вбежали в дом. Элиса шептала сквозь слезы:

-   Какой он... страшный, как он жутко хохочет... Ты слышал? Майкл! Я больше не выдержу такого безумного страха.

-   Надо еще раз позвонить, вызвать скорую помощь, - посоветовал Малыш. Элиса бросилась к телефону.

-   Черт! Не работает! - расплакалась она.

-   Малыш! - позвал Майкл, - ты был в отряде бойскаутов.

-   Был! - с готовностью ответил Малыш.

-   Отлично. Значит поможешь...

Элиса, Толстяк и Малыш быстро уложили Майкла на диван. Раненая нога распухла и стала синей. Элиса со слезами на глазах воскликнула:

-   Толстяк! Иди в ванную, принеси все, что там найдешь! Салфетки, вату, спирт, йод.

-   Хорошо, - ответил Толстяк. И, с минуту подумав, спросил: - Скажи, Майкл, а как тебе показалось... он был похож на карлика?

-   Иди, иди! - простонал Майкл.

Элиса обвила руками его шею и, спрятав мокрое от слез лицо у него на груди, шептала:

-   Ничего, ничего.

Затем начала покрывать поцелуями его лоб, шею, губы.

-   Все будет хорошо, Майкл... Как только кровь остановится, мы перенесем тебя в машину и поедем в больницу...

-   Ну, а если этот урод еще живой? - предположил Малыш.

-   Нет, он не может быть живой, - ответил Майкл, - я в него всадил шесть пуль...

-   Да, наверняка, он убил его, - подтвердила Элиса.

Толстяк, вернувшись из ванной, выложил на стол перед Элисой вату, бинты и салфетки.

-   Все правильно? - спросил он.

-   Да. Пожалуйста, достань из холодильника лед, а то у него нога распухла, - попросила девушка.

-   Ничего не распухла, - улыбнулся Майкл. Элиса быстро перевязала рану и вдруг вскрикнула:

-   Там! Там наверху, что это за белые круглые пятна там - на стене?!

-   Это розетки из гипса, всего-навсего белые розетки из гипса, - успокаивал ее Майкл. И вдруг сильное сотрясение, словно падение большой тяжести, встряхнуло весь дом... Стены дрогнули и белые круги звоном, как будто бы они были стеклянными, покатились и

замерли.

-   Боже мой! Что это? - прошептала Элиса.

Гипсовые слепки искаженных человеческих лиц и маски с мертвецов глядели на нее.

-   Как из преисподней! - вырвалось у Малыша.

Из подвала донесся дикий шум, возня, стук падающих предметов.

-   Быстро в машину! Пошли! - крикнул Майкл.

В одно мгновение друзья снова оказались во дворе.

-   Ты его видишь? - прошептала Элиса, держа Майкла за руку. Майкл, опираясь на больную ногу, что-то простонал в ответ.

-   Скорей, садимся в машину! - сказал Малыш, когда все оказались возле джипа.

-   Ну, кажется, нормально, - улыбнулся Майкл, вытягивая на сиденье больную ногу.

-   Я сяду за руль! - сказал Толстяк.

Несколько раз Толстяк и Малыш пытались завести мотор, но безуспешно.

-   Опять не заводится, - растерянно бормотал Малыш. - Черт! Это распределитель.

-   Да. Крышка распределителя, - подтвердил Толстяк.

-   Я пойду проверю! - Малыш быстро выскочил из машины и мелкими шагами, на цыпочках, обежал ее спереди.

-   Скорее! - торопила Элиса.

Неясное чувство страха охватило Малыша, когда он прикоснулся к крыше автомобиля. «Может, он там?» - пронеслось в голове. Одним рывком он поднял капот автомобиля и увидел перед собой безобразную физиономию карлика, протягивающего к нему свою жуткую клешню. Зловещий оскал искажал его и без того ужасное лицо.

-   Он там! Там! - закричал Малыш, бросаясь к дверце джипа.

-   Скорей! Закрывай! - скомандовал Майкл.

Едва захлопнулась дверца, как с обратной стороны стекла появилось зеленое морщинистое лицо карлика. Он весь корчился от хохота, царапая стекла джипа своими изогнутыми пальцами.

-   Что, друзья мои, откройте! Откройте!

Элиса прижалась к Майклу. Толстяк загородил Малыша.

В это время сильным ударом клешни карлик выбил боковое стекло джипа. Он протянул свои скрюченные пальцы прямо к уху вжавшегося в сиденье Толстяка.

-   Ой-ой-ой! - закричал Толстяк, взвизгнув от невыносимой боли. - Он откусил мне ухо!

-   Заводи мотор! - закричал Майкл Малышу.

Но вдруг все увидели, как прямо из земли вокруг джипа выросли металлические побеги с острыми отвратительными шипами. Со всех сторон, притаившись за деревьями и вокруг дома, стояли гигантские монстры, напоминающие роботов. Они подняли свои головы к небу, зажав в зубах металлические глыбы. И словно ждали сигнала, чтобы начать уничтожение всех и вся. Электрические гадюки ползли по земле... Вдруг раздался гул, напоминающий гул землетрясения. Горящие глаза хищников с металлическими когтями пронизывали тьму. С ужасом друзья увидели, как прямо на них двигались необозримые толпы - с окровавленными ногами, с потухшими глазами, хрипя и задыхаясь...

Карлик Кон, оказавшись в середине этого шествия, ударял железной клешней о землю, превращая все в общий непрерывный рев. Гигантская волна железных чудовищ с разинутыми пастями, приближалась к джипу.

...Последнее, что услышали друзья, сидевшие в машине, было столкновение, стук ломающихся дверей...

Затем автомобиль затрясло, перевернуло несколько раз в воздухе - и в следующую минуту через выбитое карликом стекло влетел светлый бесформенный ком, напоминающий светящееся яйцо.

Оттуда выглянула голова Лео. Вслед за ним показались Дон, Ыаф и Мик. В следующее мгновение черепахи подбросили всех сидевших в машине вверх. На мгновение Майкла и Элису ослепило ярко-синим светом.

Приземлившись в нескольких метрах от разбитого джипа, черепахи спрятали друзей в кустах.

-   Только теперь тихо! - прошептал Лео.

-   Ухо! Ухо! Он откусил мне ухо, - застонал Толстяк, но Майкл тут же закрыл ладонью его рот:

-   Замолчи!

-   Что он там делает? - шепотом спросил Раф.

В это время карлик Кон, уверенный в том, что он расправился с врагами, подошел к перевернутой машине и заглянул внутрь. Лицо его исказилось злобой:

-   Где же вы подевались? - закричал он. - Я хочу узнать, где мое золото! Верните золото маленькому симпатичному карлику Кону...

Донателло схватил Элису и Майкла за руки и скомандовал шепотом:

-   Быстро... пошли...

Ни слова не говоря, друзья последовали за ним. Но в это время Толстяк нечаянно зацепился израненным ухом за сухую ветку и вскрикнул. Мгновенно определив, откуда исходил звук, карлик протянул свою жуткую клешню прямо к его носу и завопил во весь голос:

-   Куда же вы побежали?

Быстро сориентировавшись, Мик и Лео скрестили перед карликом свои мечи, образуя форму цветка четырехлистного клевера.

-   Донателло! Раф! - скомандовал Лео. - Веди всех в дом! Быстрее! Мы его здесь немного подержим. На четырехлистник он не пойдет!

Обращаясь к группе неуверенных, перепуганных молодых людей, Донателло закричал:

-   Идите за мной! Ничего не бойтесь! Мы - черепахи-ниндзя. Мы защитим вас! Вернувшись в дом, Элиса вне себя от страха и отчаяния, бросилась к Донателло:

-   Спасите нас! - кричала она. - Вы видите, что у него с ногой... Он истекает кровью. Это чудовище погубит нас всех!

-   Раф! Займись парнем! - сказал Донателло.

-   Сейчас тебе станет лучше, - буркнул Раф и аккуратно приложил свою зеленую лапу к больному месту на ноге.

Майкл застонал, но вскоре почувствовал, что ему с каждой секундой становится легче. Опухоль на глазах стала уменьшаться. Рана полностью закрылась.

-   Что ты сделал со мной? - удивленно спросил Майкл и попытался встать на ноги.

-   Нет, нет, лежи, пока лежи... - остановил его Раф. - Я зарядил тебя немножко. Но ты еще слишком слаб...

-   Я должна вызвать полицию, - взволнованно сказала Элиса и подбежала к телефону.

-   Он не работает, - сказал Раф.

-   Что же делать? - растерялась девушка. Но тут же сообразила, - у меня есть с собой переносной...

Она быстро вытащила из сумочки аппарат и закричала:

-                                                                                                                                                              Алло! Алло! Полицию... дайте полицию... Срочно... Алло... Говорит Элиса Бетли... Я звоню с фермы Тома Санди... Тут такой ужас. пожалуйста. Пришлите кого-нибудь немедленно... умоляю. вы должны... Алло...... черт побери - батарейки сели.

Она закрыла лицо руками и тихо заплакала. Дверь открылась. Быстрыми шагами вошли Лео и Мик.

-   Ну вот... - пробормотал Лео, увидев плачущую девушку.

-   Все в порядке, Лео? - спросил Дон. Лео кивнул.

-   Ничего страшного, - утешал Элису Толстяк, - сейчас пришлют кого-нибудь... И все будет нормально.

-   Все будет хорошо, Элиса, - сказал Лео и погладил девушку по голове.

А в это время в полицейской машине, спрятанной недалеко от дома, рядом с окровавленным трупом, сидел карлик. По рации передавали, что только что звонила девушка Элиса Бетли из дома Тома Санди, просила о помощи. Довольно ухмыльнувшись, карлик Кон поднес микрофон к губам:

-   Я слышу, слышу тебя, Креп... Все понял... Если понадобится подмога - позвоню... Буду там через три минуты...

Элиса не находила себе места. Она прислушивалась к каждому шороху.

-   Закрыли дверь? - спрашивала она.

-   Да, Элиса, закрыли. И в подвал тоже дверь заперли, - отвечал Малыш.

-   Нет, проверь еще раз! И все окна...

-   Господи, ведь все равно в комнате все стекла выбиты, - пробурчал Малыш и снова поплелся в кухню.

Толстяк тихонько стонал, сидя рядом с Майклом на диване:

-   Он откусил мое ухо... И сделает из него башмак.

-   Все в порядке, Толстяк, - улыбнулся Донателло, - он не откусил твое ухо, просто укусил...

-   Где же полиция, черт возьми! - волновалась Элиса.

-   Должны вот-вот приехать, - уверял ее Толстяк. И снова стонал, - этот карлик Кон. ой-ой- ой... Он был готов сожрать меня заживо.

-   Это не карлик Кон, Толстяк! - закричала Элиса.

-   А кто? - удивился Майкл.

-   Я не знаю, кто это, но это не карлик, это... чудовище, ты понимаешь, Майкл?

-   А как же тогда то золото... в этой старой ржавой машине?

-   Что? - переспросила Элиса, удивленно посмотрев на Толстяка, а затем на Малыша.

-   Малыш! - крикнул Майкл, поднимаясь с дивана, - что такое?

-   А, не обращай внимания, - смутился Малыш.

-   Как это не обращать внимания? - воскликнула Элиса. - Какое золото? Что за золото?

-   Малыш! А ну расскажи! - снова сказал Майкл.

Малыш вопросительно посмотрел на Лео. На Мика. На Донателло. На Рафа.

-   Расскажи, - улыбнулся Лео, - теперь можно...

-   Ну ладно, - вздохнул Малыш, - мы с Толстяком его нашли...

-   Кого? - перебила Элиса.

-   Горшок с золотом... в лесу, в старой разбитой машине. Я вначале не верил, думал, что Толстяк опять плетет разные небылицы, а потом оказалось, что там горшок с золотом. Только, когда мы решили его спрятать - там в старом колодце, мы встретили черепашек... вот их... Они сбежали к нам вниз по радуге. И сказали, что это золото - проклятое.

-   И куда же вы его дели? - спросила Элиса.

-   Мы спрятали его в старом колодце, - ответил Толстяк.

-   Да, Элиса... Мы хотели сначала его отложить, чтобы сделать Толстяку операцию... Чтобы ему почистили мозги, но черепахи... сказали, - пробормотал Малыш.

Элиса с улыбкой перебила его:

-   Послушай, Малыш! Толстяку мозги - не починишь!

-   Я это понимаю, Элиса. Но он-то этого не понимает... - смущенно ответил Малыш.

-   Ладно, расскажи-ка, где вы его спрятали...

-   Расскажи, расскажи, Малыш, - подбодрил его Мик.

-   Хорошо. Значит. в ведре, в колодце, потяни за ведро и там будет. мешочек с золотом.

-   Так, - сказал Майкл, обращаясь к черепахам, - значит, он требует только свое золото? Отдадим ему золото - и он оставит нас в покое...

Майкл быстро поднялся и направился к двери.

-   Подожди, Майкл! - остановил его Лео. - Все не так просто, как ты думаешь... Я убежден, что у нас сейчас есть возможность уничтожить это существо... А не только спастись. Вы, ребята, наверное, знаете, что все карлики являются колдунами? И вот, раз уже эта тварь произошла от колдовства, значит, справиться с ней можно только теми же средствами. И я даже знаю нужное заклинание, которое позволит уничтожить это существо. Разумеется, полностью уверенным я быть не могу, - улыбнулся Лео, посмотрев на Элису, - но надо действовать. Эта тварь очень страшная... Вы просто себе не представляете, во что он может обратить весь мир... Но нам с вами безо всяких колебаний надо его уничтожить... И я могу подсказать одному из вас, кто решится на этот шаг, - он снова взглянул на Элису - с чего начать...

-   Ну, что вы об этом думаете? - спросил Раф.

Элиса, с минуту помолчав, встала и направилась к выходу.

-   Нет! Никуда ты не пойдешь! - закричал Майкл, загораживая ей путь. - Лучше я!

-   У тебя нога в плохом состоянии, - улыбнулась девушка, - к тому же я собираюсь спасать все человечество. Я лишь хочу, чтобы он... оставил нас в покое. Я пойду к колодцу - и отдам ему его золото.

Не сказав более ни слова, Элиса вышла за дверь.

-   Возьми с собой ружье! - крикнул ей вслед Майкл. - Прицелишься, спустишь курок - и все...

-   Это ей вряд ли поможет, - сказал Лео.

-   У него такие острые зубы, - простонал Толстяк, - очень острые...

Путь до колодца показался ей очень длинным. Дрожа, Элиса пробиралась сквозь острую

фиолетовую тьму к старому колодцу, на цыпочках пересекла она двор, не издав ни единого

шороха, и оказалась у цели. Потянув за толстый канат, она осторожно вытащила клад.

И вдруг услышала позади себя чьи-то семенящие шаги. В тусклом лунном свете Элиса

разглядела подкравшегося к ней карлика Кона.

-   Уж не золото ли это мое? - гнусаво улыбнулся карлик.

-   Кто ты такой, черт возьми?! - закричала Элиса.

-   Я карлик Кон, дорогая моя, - ответило чудовище.

-   Ты это искал, да? - девушка одной рукой протянула ему мешочек с золотом. В ту же секунду огромная металлическая клешня вцепилась в него.

-   А!!! - довольно завизжал карлик. - Ко мне возвращается сила... Он подбросил несколько монет вверх, потом попробовал их на вкус:

-   Звенят, как мое золото... и выглядит как мое золото. И пахнет как мое золото. Да... очень похоже на мое золото. Мое золото... мое дорогое вкусное золото...

Оставив карлика Кона наедине со своей коллекцией, Элиса быстрыми шагами вошла в дом.

-   Где черепахи? - спросила она, заметив, что, кроме Майкла, Толстяка и Малыша в комнате никого не было.

-   Они вышли за тобой, - ответил Майкл.

-   Странно, но я их не видела, - удивилась девушка.

-   Ты и не должна была нас видеть... - голос Лео доносился откуда-то с потолка.

Огромное лучистое яйцо бесшумно опустилось на пол и превратилось вновь в четырех черепах-ниндзя.

-   Прости, - сказал Лео, - но мы не решились отпускать тебя одну...

-   Ты ведь все-таки женщина, - добавил Раф.

Элиса засмеялась и крепко пожала их толстые зеленые пальцы.

-   Все хорошо, - сказала она, - это чудовище получило то, что хотело. А теперь мы должны поехать в больницу... вызвать подмогу... все кончилось...

Во дворе перед домом было еще темно. Карлик Кон, скорчившись у колодца, в третий раз пересчитывал свое золото.

-   Девяносто четыре, девяносто пять, девяносто шесть, девяносто семь, девяносто восемь, девяносто девять... одной не хватает! - наконец заключил он и, быстро вскочив, в несколько мгновений оказался у дома.

-   Никому не позволяется отбирать золото у карлика Кона! - прошипел он. В доме было тихо. Только слышались изредка стоны Толстяка:

-   Ухо, ухо... мое ухо...

-   Малыш! Иди возьми на кухне лед! - сказала Элиса. - И вода нужна...

-   Я боюсь заходить на кухню, - растерянно сказал Малыш.

-   Я буду прикрывать, - вызвался Дон.

-   Хорошо, - согласился Лео.

Осторожными шагами, стараясь не скрипеть старыми половицами, Дон и Малыш подобрались к двери. Одним движением Малыш распахнул дверь в кухню.

И сразу же до всех донесся дикий шум, возня, треск ломающихся дверей, топот ног, взвизгивание... а в следующую минуту через выбитую входную дверь влетел какой-то клубок - это была голова карлика Кона. Она светилась фосфорическим блеском, двигаясь в полумраке. Тело и плечи карлика следовали за ней отдельно.

Одним ударом меча Мик и Раф рассекли стену, в сторону которой двигалось, разрубленное Доном чудовище.

Там, возле стены на полу, сидела испуганная, застывшая в оцепенении Элиса. От ужаса она не могла двинуться с места. Огромный бесформенный ком двигался прямо на нее.

-   Спасите! - закричала девушка.

-   Еще один удар, Мик! - крикнул Лео стоящему вблизи другу. - Надо до основания рассечь стену.

Замахнувшись, Мик всадил свой меч по рукоятку в стену.

-   Готово! - закричал он.

Карлик Кон, точнее, его голова, застряв в стене, извивалась в конвульсиях. Его ногти впились в спину Элисе, почти потерявшей сознание.

-   Железо! Надо каленое железо! - закричал Дон. - Я знаю, что карлики боятся каленого железа.

Услышав его слова, карлик Кон завопил и стал дергаться во все стороны, пытаясь освободиться из ловушки.

-   Скорей, Дон! - торопил Майкл. - Поищи что-нибудь на кухне.

-   Там есть лом! - крикнул Малыш, - возле двери.

-   Скорей, Элиса задыхается! - закричал Лео.

В одно мгновение все бросились на помощь Элисе. Но и железные мечи черепах-ниндзя, и обломки кресел, и доски - все, что было пущено в ход, разбивались об эту страшную зловещую голову, застрявшую в стене.

-   Черт! Все напрасно! - закричал Раф.

-   Все напрасно, пока не найдено средство, - согласился Лео.

-   Что делать? - метался Майкл.

Душераздирающие крики Элисы неслись по всему дому.

-   Вот железный лом! - закричал Дон.

Майкл выхватил железо из его рук и швырнул в карлика.

-   Что ты наделал? - закричал Дон. - Надо было его сперва раскалить... Ты все испортил! Карлик, будто услышав его слова, захохотал из стены:

-   Вторая попытка не удалась у тебя, Майкл! Отдайте мое золото! Отдайте!!!

-   Всемилостивый Боже! - вдруг раздался голос Толстяка, - сохрани его душу, сохрани... Толстяк неподвижно стоял на коленях посреди наполненной стонами комнаты. Он повторял

одни и те же слова... Еще и еще раз...

Вдруг наступила тишина. Страшная, волнующая тишина. Чувство, что все стены, двери, окна и предметы вокруг распались на части и что комната проваливается с безумной быстротой куда-то в неизвестном направлении, все глубже и глубже, появилось сразу у всех.

-   Что это? - закричала Элиса, почувствовав, что ужасные острые когти Кона больше не сжимают ее тело.

Послышалось шлепанье ног какого-то невидимого существа, промчавшегося мимо них короткими быстрыми прыжками.

-   По-моему, он сбежал! - закричал Раф.

-   Я тоже слышал! - отозвался Лео.

Но тут же чьи-то фиолетово-блестящие ладони появились на полу, протянулись, увеличиваясь в размерах, через всю комнату, затем добрались до кухни.

Остановились у раскаленной электроплиты. Прожженная насквозь кожа свисала клочьями с этих гигантских ладоней...

Вернувшись в комнату, обожженная почерневшая рука, шевелила растопыренными пальцами, словно нащупывая новую жертву.

-   Это опять он! - прошептал Майкл. Раздался зловещий хохот карлика:

-   Что, хороша ручка?!

Он протянул обожженную ладонь к лицу Майкла, пытаясь ухватить его за нос. Схватив ружье, валявшееся возле дивана, Майкл выстрелил несколько раз в эту гигантскую клешню. Качнувшись, она исчезла.

Но в это время бледные, похожие на призраки, существа, внушающие ужас останки мертвых, отделились от стен и стали скользить по комнате. Ледяной ужас наполнил комнату.

-   Я знаю, как надо действовать! - воскликнул Мик.

Он направил на всю эту нечисть свой универсальный распылитель, наполненный солнечной энергией и живой пыльцой голубого клевера-четырехлистника, собранной в монастыре.

Мощный поток света залил всю комнату. Бесшумно попадали с потолка пузырчатые существа, белые и коричневые пауки, затем раздался глухой шум падающего тела. Сам карлик Кон, оказавшись на середине комнаты, упал замертво. Его безобразное лицо было свернуто на затылок, рот широко открыт.

-   Он мертв! - закричал Толстяк.

-   Мертв! Мертв! - воскликнула Элиса.

Лео, Дон и Раф, переглянувшись, не сказав никому ни слова, быстро расположились по разным углам комнаты, словно вопреки всему ожидая нового, еще более чудовищного натиска.

-   Ты, кажется, попал в него, Мик, - прошептал Майкл, склонившись над трупом.

-   Да, он мертв, - подтвердила Элиса.

-   Как, он убит, по-вашему? - неуверенно спросил Толстяк, глядя на черепах.

-   Пошли, быстро, Толстяк! - крикнула Элиса, хватая его за руку. - Бегом отсюда!

В это время в комнату влетел огромный комар. Он сел на труп карлика и уставился на Мика своими, похожими на человечьи, глазами.

На мгновение Мик отпрянул: прямо перед ним был огромный чудовищный зверь. Крылья у него были короткие и широкие. Из туловища торчали пучки черных волос, морда была длинная, из пасти сочилась слюна, глаза навыкате, словно два белых шара.

-   Распылитель! Мик, скорей! - закричала Элиса.

Но чудовище в тот же миг захлопало крыльями. Это были не взмахи, как у птиц, а какие-то вибрирующие подергивания. Зверь закружился перед Миком. Он не летел, а скорее скользил, чуть приподнявшись над полом. Наконец он приблизился к черепашке совсем близко и ударил его по лицу железной клешней. Невероятная боль обожгла Микеланджело.

Но в это время Лео и Раф нанесли несколько ударов сбоку и сзади и чудовище, описав по комнате круг, заскользило прочь и скрылось.

Раф быстро подбежал к окну и посмотрел, куда оно исчезло. Но кроме фиолетовой мглы, он не смог разглядеть ничего.

-   О, господи! - закричала Элиса, - что теперь делать? Мик! Мик! Ты весь в крови. Боже мой!

-   Не беспокойся, - сказал Лео. - Дон быстро его поднимет на ноги.

Через несколько секунд Донателло, положив свою ладонь вместе с какими-то стеблями, цветами и листами на лоб друга, остановил кровотечение и зарубцевал рану. При этом он держал Мика за левую ногу, постукивая пальцами по пятке.

-   Где он? - спросил Мик.

-   Не знаю, - вздохнул Дон.

В это время откуда-то снизу, будто из-под земли, раздались неясные шорохи и чей-то торопливый топот.

-   По-моему, он в подвале, - сказал Майкл, прислушиваясь.

-   Да, действительно, это доносится из подвала, - подтвердил Лео.

Раф и Дон быстро спустились в подвал. А Лео и Мик плотно заслонили вход.

-   Слушай, Лео, а этот зеленый урод, оказывается, не так уж прост, - попробовал пошутить Микеланджело.

Но Лео не поддержал его шутку. Разговаривать никому не хотелось. Каждый напряженно, не отрываясь, прислушивался к звукам, доносящимся из подвала.

Дважды раздались тяжелые удары. Они слились в один оглушительный звук, но каждый из них возник отдельно. Весь дом будто качнуло. Испуганные, широко раскрытые глаза Элисы смотрели растерянно и беспомощно.

-   Лео, - прошептала она, - неужели опять... все сначала?

В это время Раф и Донателло взбежали по деревянной лестнице из подвала и прикрыли собой дверь. Слышно было, как с обратной стороны двери, из подвала, ударяют камни и доносятся хриплые, булькающие звуки.

-   Где он сейчас? - спросил Лео.

-   В подвале, - ответил Раф.

-   Вряд ли он снова поднимется, - прошептал Дон.

-   Я сейчас приду, - скороговоркой произнесла Элиса и, схватив со стола переносной телефон, снова набрала номер полиции.

Карлик не пробыл в подвале и нескольких минут. Через мгновение дощатый пол комнаты стал издавать натужное гудение и свист. Раздался звук похожий на взрыв. Несколько досок с силой взлетели под потолок. Раф и Мик бросились к дыре.

Лицо карлика, побледневшее, густо оттененное свисающей с волос паутиной, поднималось из черной бездны подвала. Волосы его были всклокочены. В глазах зияла пустота. Откуда-то снизу взвилось черное пламя.

-   Я держу его наготове! - крикнул друзьям Лео и тут же направил в карлика обильную струю пены из огнетушителя.

Захлебываясь в клочьях пены, шипя и дико вращая глазами, карлик заклокотал:

-   Отдайте мое золото!

Малыш, не выдержав всего навалившегося ужаса, вдруг расплакался.

-   Мы все погибаем, - простонал он, - и вы, черепахи, тоже...

-   Прекрати! Прекрати немедленно! - закричал Майкл и, схватив большую кастрюлю из огнеупорного стекла и быстро подбежав к Лео, надел ему ее на голову.

-   Держись, Лео!

Яркие фосфорические языки пламени со всех сторон охватили стоящего на краю темной дыры Лео.

Тем временем, Раф, Мик и Дон с разных сторон, пробиваясь сквозь пламя, отчаянно атаковали карлика. Наконец пожар стих.

-   Где он? - закричал Раф, стряхивая с себя пену.

-   Черт, он уже где-то... - махнул рукой Дон.

-   Алло! - закричала Элиса в телефонную трубку. - Помогите нам! Пожалуйста. Помогите!

Но в этот миг звуки, долетавшие из телефонной трубки, стали прерываться чем-то вроде всхлипываний или приглушенного смеха. Затем раздался гнусавый голос карлика:

-   А где остальное мое золото?

Огромная клешня выползла из телефонного аппарата и протянулась к лицу девушки. Элиса в ужасе отшвырнула трубку.

-   Он убьет нас! - не переставая, плакал Малыш. Раздался телефонный звонок. Еще и еще раз.

-   Алло! - закричала Элиса.

-   Какие-нибудь проблемы? - прогнусавил из трубки карлик. - Может, помочь?

В отчаянии Элиса бросилась на пол и подползла на четвереньках к Майклу, обхватив руками его колени.

-   Господи... Майкл... что здесь творится? Где его золото? - бормотала она сквозь слезы. - Мы же отдали ему все!

Она схватила плачущего Малыша и изо всех сил стала его трясти:

-   Отдайте ему! Слышишь! Отдайте!

-   Я, кажется, знаю, чего он хочет, - тихо сказал Толстяк.

-   Что?! - воскликнул Майкл.

-   Он хочет последнюю золотую монету...

Толстяк оглядел всех присутствующих и быстрыми шагами направился к двери.

-   Держите его! - закричал Малыш. - Последняя золотая монета у него в животе... Он ее проглотил...

Элиса со слезами на глазах подбежала к Толстяку и, порывисто схватив его за руку, прошептала:

-   Толстяк, послушай... Тебе нельзя выходить туда. Наверное, есть какой-нибудь другой способ...

Черепахи быстро переглянулись и подошли к девушке. Лео положил ей руку на плечо и вытер с лица слезы.

-   Подождите. - вдруг воскликнул Толстяк, - ведь Том Санди. Он, наверняка, знает, как его убить.

-   Что? - удивилась Элиса.

-   Когда я был маленьким, мне художник Том Санди рассказывал часто всякие истории про фей, гномов, карликов... И, если уж кто знает, как эту дрянь убить, так только он, - сказал Толстяк.

-   Он, наверное, его и в ящик-то посадил, - предположила Элиса.

-   А где сейчас Том Санди? - спросил Малыш.

-   Художник Том Санди в психбольнице на окраине города... У него лет десять назад был удар, - сказал Мик.

-   Так поехали туда! - воскликнул Толстяк. - Мы должны немедленно ехать.

-   Подожди. У меня есть одна мысль, - задумчиво произнес Лео и стал сгребать в кучу все разбросанные по комнате старые туфли.

-   Что ты делаешь, Лео? - поинтересовался Майкл.

-   Идите за мной! - ответил Лео и, сложив туфли в картонный ящик, осторожно, на цыпочках, вышел из дома во двор.

-   Толстяк! Не закрывай дверь... - прошептал Дон.

Сделав несколько шагов в гулкой предрассветной мгле, друзья застыли, оцепенев от ужаса. Прямо на них, на полной скорости, сидя в кабине гоночного детского автомобиля, украшенного черепами, костями и другими атрибутами смерти, мчался разъяренный карлик. Фары его автомобиля поблескивали фосфорическим светом.

-   Привет, друзья! - закричал карлик, приближаясь к ним. - А где мое золото?

Совершив головокружительный прыжок, Лео оказался перед автомобилем и гигантским усилием воли остановил его. На полной скорости зловещая машина затормозила прямо перед Лео, и карлик вылетел из нее вместе с сиденьем.

В этот миг Лео стал одной рукой выбрасывать из картонного ящика во двор старые туфли, стараясь отбросить их как можно дальше от того места, где стояли его друзья.

На этот раз он не ошибся. Увидев несметное количество нечищеной обуви, карлик, забыв обо всем, принялся за работу. Он ползал по двору, подбирая разбросанные туфли и бормотал: - Чистим! Блестим! Чистим! Блестим!

-   Не теряй времени, Элиса! - закричал Лео, бросаясь к друзьям. - Я, Элиса и Мик - летим в психбольницу к Тому! Раф, Дон и остальные оставайтесь здесь, неподалеку! Раф! Спрячьте с Доном всех в лесу, пока мы не вернемся...

-   Я скоро... - Элиса подбежала к Майклу и крепко поцеловала его в губы.

-   Помни, что я буду тебя ждать... - прошептал Майкл.

В тот же миг лучистое светящееся яйцо, быстро подхватив девушку, понесло ее, испуганную, но счастливую, над мирно спящей землей.

Рассказанная тайна

-   Ну теперь прощай и спокойной ночи! - прошептала Элиса, когда они, вместе с Лео и Миком, бесшумно, чтобы не разбудить спящего у дверей дежурного, пробрались в клинику для душевнобольных.

-   Давай все же зайдем вместе с ней, - забеспокоился Мик.

-   А если у него сделается удар, когда к нему ворвется такое шествие? - задумчиво сказал Лео.

-   У настоящих художников не бывает удара! - пошутил Мик.

-   Да здравствует мужественная Элиса!

И они бросились бегом по длинному темному коридору.

-   Здесь живет № 33? - шепотом спросил Лео у Микеланджело. - Посмотри-ка наверх, у тебя лучше зрение.

-   Нет, это не здесь, - ответил Мик.

Несколько минут они еще блуждали в темноте через открытые двери и пустые комнаты. Наконец, возле одной из дверей с табличкой № 33, они остановились.

-   Черт, ничего не видно! - выругался Мик.

-   Тш-ш-ш! - зашипел Лео. Элиса вцепилась в его руку.

-   Я так боюсь темноты, - произнесла она, - почему здесь так темно?

-   Тише! - почти крикнул Лео, - ш-ш-ш! Разве вы ничего не слышите? Мик и Элиса прислушались.

-   По-моему, что-то приближается, - сказал Мик.

-   Или оно уже в комнате, - добавила Элиса.

-   Там! Там стоит кто-то! - вздрогнул Лео, - здесь, здесь, в десяти шагах от меня, я вижу совсем отчетливо!

-   Эй, вы! - попробовала заговорить Элиса, но голос ее дрожал от волнения и страха.

-   Я художник Том Санди, - сказал кто-то голосом, звучащим не хрипло, а как-то странно- беззвучно. - Вы хотите, чтобы я сказал вам что-то?

Сделав несколько шагов по темному коридору, Элиса, превозмогая ужас, спросила:

-   Так вы и есть Том Санди?

-   Да, - раздался ответ.

-   Послушайте, Том Санди, он выбрался на свободу... Он вылез из ящика...

-   Так ты в это веришь? - спросил голос из темноты. - Никто мне не верит, что это карлик Кон...

-   Я верю! - воскликнула Элиса. - Но как нам его остановить?

-   Есть только один способ, - гулко произнес невидимый Том Санди.

-   Какой? - вздрогнула Элиса. Ответа не было.

-   Я не вижу вас, господин Том... Где вы стоите? - спросила девушка с дрожью в голосе.

-   Разве недостаточно светло? - ответил насмешливо голос. - Сделай спокойно несколько шагов налево... Здесь открытая дверь, через которую ты можешь пройти, посмотри, я уже иду навстречу...

Элисе показалось, что при последних словах беззвучный голос приблизился к ней, и все вдруг увидели на стене синевато-серый расплывающийся пар, - неясные очертания человека.

-   Не ходи одна, Элиса, - шепнул Лео.

-   Нет... Иначе он подумает, что я испугалась, - ответила Элиса и решительно направилась в ту сторону, откуда шло свечение.

Через несколько минут она исчезла за дверью во тьме.

В нескольких шагах от себя она увидела человека, сидящего к ней спиной и расположившегося на больничном кресле-каталке. Элису охватило необъяснимое чувство ненависти и отвращения к нему.

-   Так как же уничтожить карлика Кона? - громко спросила она.

-   Карлика Кона? - засмеялся сидящий. - А вот этого я тебе не скажу!

Он резко развернулся вместе с креслом - и, перепуганная насмерть, Элиса увидела перед собой знакомую безобразную морщинистую морду карлика. С диким хохотом, вытянув вперед правую клешню, он ринулся прямо на девушку.

-   Мик! Лео! Спасите! - закричала Элиса и побежала что было сил по темному больничному коридору. Карлик несся за ней на каталке сквозь гулкие темные комнаты, грозно хрипя и брызгая слюной.

-   Помогите! - вопила Элиса.

-   Не уйдешь! - хохотал Карлик.

И вот колеса каталки скрипнули где-то совсем рядом с ней.

-   Мик! Лео! - закричала Элиса.

-   Где мое золото? Где?

-   Мик! Лео! Помогите! Я здесь!

Огромная клешня сверкнула перед лицом девушки.

-   Нет! Нет! Нет! - в ужасе закричала Элиса и упала на пол.

В этот миг с обеих сторон темной стены от делились два ярких светящихся пятна. Оказавшись перед разъяренным карликом, Мик и Лео загородили ему путь, скрестив свои мечи в форме четырехлистного клевера.

-   Вы опять встаете у меня на пути, проклятые черепахи! - захрипел карлик, но сдвинуться с места он больше не мог. - Хорошо, я отступаю, но все равно вы не в силах победить меня, глупые твари... это может сделать лишь человек... но такого человека еще нет... и никогда не будет на свете! Да! Никогда не будет! Потому что карлик Кон знает секрет своего бессмертия!

Он, злобно сверкнув глазами, развернул каталку в обратную сторону и с диким ревом, разбивая окна и двери, взвился на ней в воздух.

В этот миг друзья услышали из-за одной из дверей чей-то едва уловимый стон.

-   Скорей туда! - воскликнул Мик, подхватив Элису на руки. - По-моему, он совершил непоправимое... Я слышу голос Тома Санди...

Распахнув дверь, из-за которой доносились хриплые стоны, друзья оцепенели от ужаса. Художник Том Санди, застряв по грудь в стене, извивался в конвульсиях. В предсмертных судорогах ногти его впивались в руки друзей, хотевших ему помочь.

-   Железо! Надо какое-нибудь железо! - закричал Мик.

-   Господи... Надо как-то вытащить вас оттуда, - прошептала Элиса.

-   Нет, теперь уже слишком поздно, - с трудом шевеля губами, ответил Том. - Он вернулся за мной. Я знал, что он вернется... Никто мне не верил...

-   Боже мой! - заплакала Элиса, - что же делать?..

-   Ты должна убить его! - произнес Том.

-   Но как? Как его убить? - воскликнула девушка.

-   Четырехлистный клевер, - прошептал Том, теряя сознание. - Клевер... голубой цветок, сорванный с лужка... рядом с моим колодцем... Это единственное место. не считая старого монастыря. я... сам не знал. когда они. стали появляться. там, у моего... у колодца. Точно такие же... не знаю... и сейчас... отчего это. произошло... И если... этот четырехлистник... ты сможешь... найти... если ты в это. по-настоящему поверишь... Нужно обязательно. поверить... И... если бы ты. умела рисовать... ты могла бы просто нарисовать... и этого... было бы достаточно... для того, чтобы он... появился... Главное... по- настоящему... поверить. И этот четырехлистник. тогда. нужно приложить ему... к телу... а потом. тогда его можно будет убить.

Как только Том произнес последнее слово, его широко распахнутые детские глаза, полные слез и отчаяния, закрылись навсегда.

Я верю!

Обратившись в светящийся кокон, Лео, Мик и Элиса поднялись в воздух. Элиса почти не смотрела по сторонам. Перед ее глазами стоял все еще будто живой, будто что-то не успевший ей досказать, этот несчастный художник, Том Санди, судьба которого теперь еще тесней оказалась связанной с ее собственной судьбой.

Лео и Мик тоже молчали, отдаваясь свободному течению мыслей.

«Как не похожа сейчас Элиса на ту девушку, какой до сих пор я ее представлял себе! Как будто только теперь она стала существовать совсем по-другому...» - думал Микеланджело.

«Неужели это та самая Элиса, которую я совсем недавно утешал в доме?» - улыбнулся про себя Лео.

Вдруг повеяло ароматом пробуждающейся земли.

-   Тебе не холодно, Элиса? - спросил Лео, глядя на девушку.

-   Немножко, - отозвалась она.

-   Нужно спускаться, - сказал Мик.

-   Хорошо, - согласилась она.

Совершенно бесшумно светящееся черепашье яйцо, в котором летели друзья, коснулось земли.

Лео подошел к Элисе. Положил руку ей на плечо и тихо сказал:

-   Мы будем рядом. Но ты должна это сделать сама...

-   Я знаю, - улыбнулась девушка.

-   Пойдем, Лео, - поторопил друга Раф, - нужно найти остальных, они должны быть где-то здесь... в лесу. В случае чего, Элиса, зови на помощь!

-   И, оставив девушку наедине со своим чутким сердцем, друзья скрылись в лесной чаще. Элиса взглянула на небо. Приближался рассвет. Где-то высоко засветилась утренняя звезда и

прорезала тьму.

-   Господи, как я могла до сих пор жить так беззаботно... словно в невесомости, - вздохнула Элиса. И тут же почувствовала в своем сердце какую-то неясную смутную тревогу. Словно чей-то знакомый стон коснулся ее души.

-   Да, да, я иду, я сделаю все, как ты велел, Том! - встрепенулась девушка и помчалась босиком по влажной ночной траве к старому заброшенному колодцу, возле которого, по словам художника, должен был расти голубой цветок четырехлистного клевера.

Ступив на мягкий травяной ковер, будто бы и впрямь кем-то разостланный возле старого, заброшенного колодца, Элиса, к своему изумлению, заметила, что все вокруг под ее ногами пестрело желтыми и красными цветами. Такого множества цветов Элисе не приходилось видеть здесь раньше.

Их можно было разглядеть даже в кромешной тьме. Краски переходили одна в другую, образуя причудливые формы, знаки, складываясь в рисунок. Элиса опустилась на этот волшебный ковер и стала среди всех искать цветок голубого цвета...

-   Я найду, я обязательно его найду, Том, - шептала она, перебирая в руках палитру красок и соцветий.

И вдруг из небытия, прямо над ухом у девушки, раздался оглушительный, мерзкий в предрассветном воздухе, смех карлика Кона.

-   Маленьким девочкам нельзя искать клевер-четырехлистник! Нельзя! Нельзя! Нельзя! - закричал он.

Элиса повернула к нему влажное от росы лицо и тут же, вскочив на ноги, помчалась, что было сил, проваливаясь по колено в траве, к лесу.

-   Где мое золото? - слышалось позади нее. Огромная клешня щелкала то справа, то слева.

-   Помогите! - закричала Элиса. - Скорее! На помощь!

Мокрая от бега и росы, она, наконец, различила стоящую у обочины дороги полицейскую машину с включенными фарами.

-   Наконец-то! Боже мой! Наконец-то едут! - воскликнула девушка и, пересекая освещенный фарами участок шоссе, бросилась прямо к автомобилю. Она дернула за дверцу. Но машина оказалась запертой.

-   Да что же это такое! - в отчаянии заплакала Элиса и прислушалась.

Из запертой машины послышался приглушенный, тяжелый звук. Раздалось какое-то странное, задыхающееся то ли хныканье, то ли всхлипывание. Оно показалось девушке особенно ужасным. Через минуту все стихло. Постаравшись отбросить возникший страх, Элиса решительно забарабанила кулаками в окно.

-   Откройте! Слышите! Проснитесь! Помогите! Помогите! Откройте же! Она услышала какой-то шорох...

В кабине определенно кто-то находился...

Собрав все силы, Элиса разбила стекло автомобиля, в надежде увидеть там человека, пусть спящего или раненого, но человека...

Потрясение и ужас сковали все ее тело. На переднем сиденье рядом с трупом полицейского сидел карлик и жадно пожирал окровавленный кусок мяса. Кровь вытекала из его омерзительного рта и падала на маленькие, изогнутые, растопыренные пальцы...

Зловещая немая сцена продолжалась какую-то секунду, а затем карлик, издав леденящее душу рычание, поднялся с сидения и бросился на Элису.

-   Где мое золото? - закричал он.

-   Помогите! - завопила Элиса и бросилась бежать вдоль дороги.

-   Что случилось, Элиса?! - раздался рядом голос Лео.

Рассекая тьму, черепашки-ниндзя и вместе с ними Майкл, Толстяк и Малыш мчались навстречу ей.

-   Он там... в машине... - тряслась от ужаса Элиса. - В кабине... Он съел полицейского. Реакция Лео была мгновенной. Он размахнулся и что было силы швырнул светящуюся

головешку, которую держал в руках, прямо в устремившегося на девушку карлика.

-   Еще! Лео! - воскликнул Мик и с криком бросил еще несколько головешек в разъяренного Кона.

-   Молодец! - закричал Лео.

Пламя окутало карлика, который, щелкая своей ужасной клешней, на несколько секунд замер на месте, но тут же отчаянно завертелся, пытаясь сбросить с себя огонь. Огонь же не только лизал машину, стоящую сзади, но и добирался до карлика. В тот же миг тембр голоса карлика резко изменился, превратившись из низкого гортанного рычания в пронзительный протяжный вой...

-   Бежим! - крикнул Лео, хватая Элису за руку.

Уже отбежав на несколько метров, друзья услышали оглушительный взрыв. Клубы ярко- синего пламени на мгновение охватили автомобиль, превратив его в груду развалин.

-   Неужели конец? - прошептала Элиса.

-   Торопись, - сказал Лео, - тебе нужно найти клевер-четырехлистник... я не думаю, что бы мы смогли так просто разделаться с карликом.

-   Какой клевер?! - закричал Майкл, бросаясь к девушке. - Я никуда не отпущу ее одну!

-   Понимаешь, Майкл, - сказала Элиса со слезами в голосе, - там... ну, художник Том Санди сказал, что нам нужно найти голубой цветок клевера. Только так можно убить карлика...

-   Голубой цветок? - удивился Майкл.

-   Но как же его найти? - спросил Толстяк. Помолчав, Элиса сказала:

-   Нужно - верить... Там есть лужайка, на которой растет клевер... возле колодца. Но... мне кажется, я не смогу его найти...

-   Идем, Элиса! Нельзя терять времени! - закричал Лео.

Он схватил девушку за руку и быстрыми шагами друзья направились к колодцу. Вступив на усыпанную пестрыми цветами, влажную, готовящуюся встретить рассвет землю, Элиса на мгновение закрыла глаза.

-   Тут обязательно должен быть голубой цветок, - произнес Толстяк, ползая на четвереньках по росной траве.

-   Посмотри, сколько их! - удивился Малыш, перебирая один за другим соцветия.

-   Да, здесь все цвета радуги, - улыбнулся Донателло.

-   Не хватает только одного, - добавила Элиса, - голубого...

-   А ты знаешь точно, как он выглядит? - спросил у нее Малыш.

-   Кто?

-   Цветок этого четырехлистника?

-   Нет, не знаю... Том только сказал, что он должен быть голубой...

-   Я сбегаю в дом и посмотрю! - закричал Малыш. - Там была, я вспомнил, такая книга... толстая, старая, в ней был нарисован этот цветок...

-   Только будь осторожен! - предупредил Раф.

-   Ничего, я мигом!

Приближался рассвет. Друзья истоптали весь цветущий луг, но голубого клевера не было... Утренний туман становился прозрачнее, проникал глубоко в землю. И вскоре он стал настолько густым, что никто не мог различить ни единого цвета...

-   Нет! Бросим эту затею! - с горечью воскликнула Элиса. - Мы его все равно не найдем...

-   Но ты должна верить, что найдешь, тогда у тебя получится, - сказал Рафаэль.

-   Найдем, найдем, - подхватил Толстяк. - Я в детстве тут много раз видел всякие интересные цветы...

-   Кончай, Толстяк, свои сказки! - закричала Элиса. - Мне уже надоело все это волшебство. Все эти глупые фантазии... Слишком поздно этим заниматься... Да и нет времени перебирать весь этот лужок!

-   Опомнись! - Лео схватил ее за руку. - Ты потеряла веру. Ты должна верить...

-   Ну хорошо, хорошо, - Элиса на миг закрыла глаза и тихо произнесла: - Я верю... вот... я верю... верю...

Она вздохнула, и печальная тень легла на ее бледное лицо. Через несколько секунд она снова открыла глаза, но посмотрела уже иначе... Она улыбнулась так ласково и задумчиво, как только могла. Что-то ответное тепло и просто блеснуло в глазах Лео. Затем Элиса молча разжала свои похолодевшие пальцы и все увидели лежащий на ее ладони прекрасный голубой цветок клевера-четырехлистника.

Будь счастлива, Элиса!

Малыш стоял в полупустой, разбитой комнате, разглядывая том старой толстой книги со странным названием «Счастливый клевер». Прямо на него с пожелтевшей страницы смотрел диковинный голубой цветок.

-   Так вот ты, оказывается, какой, - сказал Малыш. Он стоял в полумраке, и лицо его светилось как утренняя звезда.

Запомнив изображение цветка, его цвет и форму, Малыш, счастливый, выскочил из дома. Было еще темно, хотя половина леса и сопок уже окунулись в предрассветный туман. Вздохнув полной грудью влажный утренний воздух, Малыш бросился к лесу.

Склон, через который он перебирался, был крутой, и Малыш почувствовал, что ноги у него буквально подкашиваются, что он вот-вот со всего разбега упадет. Он резко остановился и даже присел. Посидев немного, он вдруг подумал: «А что если этот клевер не подействует на злого карлика?» Надо было захватить из дома что-нибудь еще, кроме памяти о чудесном цветке, изображенном в книге чудаковатого художника...

-   Вспомнив, что в гараже возле дома валялись ненужный трос, молоток и еще кое-какие старые инструменты, Малыш решил прихватить их с собой.

«Наверняка, черепахи обрадуются!» - подумал он и снова со всех ног бросился в обратную сторону. Сердце его трепетало и гулко стучало, раскалывая предрассветную мглу. Добежав до гаража, Малыш быстро отыскал нужные ему предметы.

-   Я тебя не боюсь! Кон! - прошептал он, разглядывая веревку, которая лежала в углу гаража, обвившись вокруг какого-то старого колеса, точно змея.

-   Я не боюсь тебя! Я тебя не боюсь! Я тебя достану! - Малыш ухватился за край веревки, затем обвязал один конец вокруг своей руки и, раскрутив веревку в воздухе, накинул петлю на невидимого врага:

-   Ого-го! - крикнул Малыш. - Иди сюда, поганый карлик, я тебя не боюсь! Я убью тебя! Я тебя достану! Это точно! Я тебя не боюсь!

Он широко расставил ноги и стал издавать ритмическое пыхтение, точно готовясь к прыжку. Но вдруг с обратной стороны двери гаража что-то резко щелкнуло. Малыш быстро подбежал туда и попытался открыть дверь. Но ничего не вышло. Он понял, что его заперли в ловушке. Он услышал свое прерывистое дыхание. Внезапно сделалось темно и страшно. Малыш вдруг подумал, что его давно ждут друзья и они, наверное, даже не представляют, где он может быть.

-   Неужели я теперь останусь тут? - прошептал Малыш. - Нет! Дудки! И он стал яростно колотить руками в дверь.

Вдруг Малыш явственно услышал, что за спиной кто-то приближается к нему. Зловеще позвякивали гайки и банки, разбросанные в гараже. Малышу почудилось, что он может в любой момент почувствовать холодную клешню карлика на своей лодыжке. Вдруг откуда-то прозвучал странный глухой звук...

Малыш увидел, как просунулась в щель крыши чья-то тонкая белая ручонка. И помахала ему призывно, умоляюще:

-   Спаси меня! - захныкал чей-то детский голос. - Спаси, пожалуйста... Если ты не можешь, то просто поиграй со мной...

-   Нет! Ни за что! - крикнул Малыш. - Я знаю, чьи это проделки.

Шмяк! За его спиной вновь раздался глухой звук. Мальчик обернулся и бросился к дальней стене.

Огромный лев стоял посередине темного гаража и смотрел на него. Страх снова захлестнул Малыша, но он все же смог подавить его.

«Теперь надо во что бы то ни стало снова пробраться к двери и попробовать ее открыть!» - подумал он. Малыш сделал несколько неуверенных шагов.

Но теперь справа от Малыша снова раздался противный глухой звук. Мальчик взглянул в ту сторону и увидел, что перед ним стояло уже два льва. Они глядели на него злыми зелеными глазами и угрожающе рычали. Малыш рванулся. Но львов оказалось уже трое. Теперь они, сбившись в плотную стаю, стояли в нескольких шагах от него. Малыш задышал часто и испуганно. Ужас грыз его, разрывая на части.

«Не поддаваться!» - подумал Малыш и, закрыв глаза, сделал еще несколько шагов в сторону двери. Затем он покосился на львов. Ближайший из них стоял весь сжавшись, будто готовясь к прыжку. Остальные два следовали за вожаком.

«Неужели это конец?» - подумал Малыш. Он быстро рванулся вперед. Один из львов раскрыл свою пасть, обнажив острые зубы.

Потом позади Малыша раздался чей-то хриплый смех. Малыш упал на пол и стал изо всех сил ползти к двери, работая руками и ногами. Гараж наполнился диким воем. Малыш услышал чей-то гнусавый голос:

-   Привет! Давно не виделись...

Что-то острое и холодное пронзило его ногу. Малыш почувствовал боль и смешанный запах крови и утренней свежести. Он лежал, в полный рост, на полу гаража, захлебываясь от сотрясавших его рыданий. А сверху, на его груди, важно восседал зеленый уродливый карлик.

-   Ну, герой, где мое золото?! - хрипел он. - Говори живо, иначе мы снова будем играть в зоопарк...

Из носа у Малыша текла кровь, во рту стоял противный металлический привкус. Сердце вырывалось из груди. Он не мог издать ни единого звука. Но вдруг увидел, что в распахнутом настежь дверном проеме, стоит Донателло, сжимая в руках раскаленный светящийся меч. За ним появилась бледная Элиса...

-   Малыш! - закричала она. - Ты здесь?

-   Тебе нужен не он, - кричал, размахивая руками приближающийся к гаражу Толстяк. - Тебе нужен я! Слушай, зеленый урод! Последняя золотая монета у меня! Я проглотил ее! Вот! Она здесь - у меня в животе!

Мигом вскочив с потерявшего сознание Малыша, карлик устремился к двери, выставив вперед клешню.

-   Тогда мне нужен твой живот! - завопил он.

-   Толстяк! Не приближайся к нему! - закричал Донателло и, сверкнув блестящим острием меча, в два прыжка оказался перед карликом.

-   Лео! Мик! Раф! - крикнул он. - Сюда! Скорей! Кто-нибудь! Нужен еще один меч, чтобы остановить его...

Он размахнулся что было сил и ударил карлика по голове. Но, словно встретившись с прочной, непробиваемой стеной, острый меч Дона отскочил от головы карлика и повис в воздухе.

-   Скорей! Мик! Раф! Лео! Он уйдет! - закричал Донателло.

-   Подлый гад. - прошептал Малыш, - он владеет телекинезом.

Отбросив в сторону своих врагов, карлик устремился за Толстяком, щелкая своей клешней.

-   Мне нужен твой живот! - визжал он, гоняя Толстяка по двору. - Отдай мою монету!

-   Нет! Нет! Нет!

-   Я убью тебя! Отдай мое золото! - хрипел карлик. Наконец он схватил Толстяка за край брюк, повалил его на землю.

-   Спасите! - закричал Толстяк.

Целый каскад ударов обрушился на его пухлый живот.

-   Он вспорет мне брюхо! На помощь...

-   Держись, Толстяк! - прошептал Малыш. - Сейчас я его убью! Элиса! Где клевер?! Девушка быстро протянула ему голубой цветок. Малыш вытащил из кармана свое главное и

незаменимое оружие - деревянную рогатку и, вложив в нее клевер-четырехлистник, прицелился:

-   Эй, ты! Чтоб ты сдох, колдун вонючий! - прошептал он и точно выстрелил.

Внезапно туман рассеялся. Грохот наполнил воздух. Сверкнула молния. Еще и еще раз. И все вдруг увидели, что вокруг фосфорицирующего карлика взвился черный столб дыма. Раздались глубокие, грубые, булькающие звуки. Они словно были рождены не в человеческом горле, а в глубине старого колодца, куда, словно могильным вихрем, затягивало безобразного карлика.

-   Игнаиих... игнаиих... тхфлтхкх... нгха... - гудел угасающий голос из темной бездны. - Й'бтхнк... хь'ехье-н... гркд'лх...

Тут звучание приостановилось и все увидели, как трижды блеснула синяя молния и, окунувшись в колодец, исчезла там вслед за Коном.

-   Слава Богу, - прошептала Элиса, прижимаясь к Майклу.

Но вот из колодца снова раздалось бульканье и шипение, и огромная безобразная голова карлика вновь попыталась вылезти наружу.

-   О, господи! - в испуге воскликнула девушка.

-   Эх-я-я-я холах - э'яяяяяааа - нгх'ааа... нгх'ааа... х'ююх... х'ююх... отдайте... оттт-ддд- ааааййте м-м-м-мо-о-о-ое зо-ооо-лооо-тт-то-то... - просипел он в последний раз.

Тогда Лео схватил стоящее возле гаража ведро с бензином и выплеснул в колодец. Раздался грохот взрыва, который, казалось, расколол горы. Оглушающий, апокалипсический звон, источником которого могла быть и земля, и небо. Единичный штык молнии ударил в центр каменного колодца, и все стихло. Освещенные утренним солнцем, ярким и чистым, друзья были молчаливы и исполнены скорби.

-   Эта тварь исчезла навсегда, - сказал Лео. - Она расщеплена теперь на элементы, из которых была сотворена изначально.

-   И больше не будет существовать? - спросила Элиса. Подумав, Лео ответил:

-   В нормальном мире это существование было бы вообще невозможно... Наступила краткая пауза.

И в это мгновение издалека, из-за леса зазвучало многоголосье полицейских сирен...

-   Ну что ж, нам пора, - улыбнулся Лео и, вскинув вверх руки, он издал протяжный стон.

И все увидели, как в тот же миг над лесом, пересекая чистый безоблачный холст неба, вспыхнула и заиграла красками огромная радуга.

Дойдя до ее середины, четыре светящихся силуэта, будто взмахнув невидимыми крыльями, растаяли в воздухе.

Будь счастлива, Элиса! - донеслось сверху.

Часть 2

Над черной бездной

Карлик и Билл летели высоко-высоко...

Леса уже не было видно. Под ними расстилалась равнина, усеянная темными пятнами. Билл с ужасом представил себе падение с такой высоты.

«Я пропал... я пропал... Теперь я всю жизнь... всю свою никчемную оставшуюся жизнь во власти этого урода... во власти сатаны», - думал он.

Раньше, во время полетов с карликом мысли о возможной гибели почему-то не приходили к нему в голову. Но теперь эта мысль сверкнула подобно молнии. Они мчались и мчались и, казалось, забирали все выше.

-   Постой, - взмолился Билл, - куда же ты несешь меня?

-   Куда захочу, - захохотал карлик.

-   Отпусти меня, Кон! Мне дурно на этой черной высоте!

-   Ты поклялся быть моим верным рабом, Билл! Или ты забыл? - снова захохотал карлик.

-   Где мы? - спросил Билл.

-   Далеко... далеко от твоего дома, - ответил карлик. - Но, если я захочу, мы окажемся там в одно мгновение... Раз уж ты отдался мне, продал свою душу, ты теперь должен мне во всем повиноваться. Скажи снова, Билл: возьми мою душу!

-   Возьми мою душу, проклятая тварь... - прошептал Билл.

Карлик прилип к нему, и они снова полетели с невероятной скоростью.

-   Куда? - закричал Билл.

-   Прямо и прямо...

Вершины деревьев мелькали у них под ногами. Лес, освещенный луной, казался Биллу огромным заснувшим зверем. Казалось, он издавал какой-то зловещий непрерывный шорох, напоминающий невнятное бормотание. Кое-где Билл мог разглядеть небольшую поляну... Или зубчатую полосу тени... Но вот лес остался позади. Где-то внизу протянулась полоса тумана. Это была река. Билл и карлик понеслись вдоль одного из ее берегов над кустами, тяжелыми и неподвижными от сырости. Местами странно двигался над ними тонкий пар.

-   Кон! - снова взмолился Билл, - отнеси меня домой...

-   Куда? - насмешливо переспросил карлик.

-   Домой...

-   В самом деле?

-   Да, домой... Я хочу в южную Америку...

-   Не могу, друг мой, никак не могу в южную Америку... Там сейчас день, а мы с тобой ночные птички. Так что придется твоей душе еще помучиться.

-   Сколько еще? Сколько еще мучиться? - застонал Билл.

-   Столько, сколько я захочу, Билл! - был ответ.

-   Но куда мы теперь летим? Здесь нет просвета, в этой черной бездне...

-   Закрой глаза и не дыши, - посоветовал карлик.

И они помчались с быстротой вихря. С потрясающим шумом врывался воздух в уши Билла, разрывая голову на части.

Наконец, они остановились. Но шум не прекращался. Он превратился в какой-то грозный рев, в громовой гул.

-   Билл, ты можешь открыть глаза, - сказал карлик. Билл повиновался.

-   «Боже мой, где я?» - с ужасом подумал он.

Над головой плыли темные дымные тучи. Они бежали, словно стадо чудовищ, а внизу было другое чудовище - разъяренное, клокочущее море. Черная и алая пена судорожно сверкала и кипела на нем буграми. Леденящая душу бездна разбрасывала свои тяжелые волны, разбивая их о скалистый берег. Откуда-то, из глубины, доносились чьи-то вопли, визг, скрежет... «Всюду смерть и ужас!» - подумал Билл.

-   Что это? Где мы? - спросил он.

-   Там, откуда не возвращаются, - засмеялся карлик со злорадством.

-   Неси меня отсюда! Скорей! Неси! - взмолился Билл. Он весь сжался и стиснул лицо руками...

Билл чувствовал, что они понеслись еще быстрее прежнего. Ветер уже не выл и не свистел - он визжал в волосах Билла. Билл старался изо всех сил взять себя в руки. Рука карлика обвилась вокруг его тела и сжала будто тисками.

-   Отправимся сейчас в Ирландию! - сказал Карлик.

-   Зачем? - удивился Билл.

-   Нынешняя ночь - великая ночь, она наступает редко... Раз в тысячу лет! - ответил карлик и указал кривым пальцем в небо.

Там, куда указывал его палец, среди мелких звезд, красноватой чертой сияла комета.

-   В Ирландию! В Ирландию! - зазвучал шепот карлика. - Эта ночь - великая ночь.

Туман перед глазами Билла рассеялся. Крупные звезды сияли в промежутках больших облаков. Слышался какой-то странный гул... Пронзительный ночной гул пустыни...

-   Это болота, прекрасные гнилые болота, - хихикнул карлик. - Слышишь лягушек? Чувствуешь запах серы?

-   Болота - прекрасные гнилые болота, - повторил Билл, затыкая ноздри, чтобы не вдыхать запах гниения. - Но зачем ты принес меня сюда?

-   Так надо.

Они спустились вниз и помчались вдоль темной дороги.

Огромный буйвол медленно поднялся из вязкой тины. Повернул свою косматую чудовищную голову с короткими вихрами щетины между криво загнутыми назад рогами. Он косо повел белками бессмысленных злобных глаз и тяжело фыркнул. Билл поднял глаза.

Что-то чернело на окраине ночного неба... Высокие арки громадного моста. Это были горы. Карлик внезапно взвился, больно вцепившись своей клешней в Билла, и они повисли в воздухе перед уединенной развалиной. Что это было - гробница, чертог, башня или нора, - Билл не мог определенно сказать. Черный плющ обвивал эту дыру всею своей мертвенной силой. Тяжелым запахом погреба дохнуло в лицо Биллу от этих камней.

-   Вот здесь! - сказал карлик и издал дикий, гортанный крик.

Справа послышалось какое-то неясное шуршание. Казалось, где-то страшно далеко и глубоко, в какой-то бездонной глубине, внезапно зашевелилась несметная толпа. Она поднималась как бы сквозь сон, сквозь многовековой сон. Потом стало еще темней.

Билл увидел тени, миллионы теней и очертании, изогнутых, изможденных, корчащихся в невообразимых мучительных судорогах. Но ни один образ нельзя было рассмотреть ясно...

И вдруг трепет пробежал кругом, как будто отхлынули и расступились какие-то огромные волны.

-   Хозяин, хозяин... - зашумели голоса.

Прокатился глухой удар - и огромная голова рогатого монстра с опущенными веками, голова хозяина стала выдвигаться из-за развалин...

Ужас сжал сердце Билла. Ему показалось, что если эта чудовищная голова раскроет свои глаза и губы, то Билл тотчас умрет.

-   Я не хочу! Я не могу! - закричал Билл. - Унеси меня отсюда!

-   Малодушный, - прогнусавил карлик и взвился вместе с Биллом ввысь. - Ты бы мог присутствовать на балу! - закричал карлик. - Такой чести удостаивается не каждый - эта ночь бывает раз в тысячу лет! Раз в тысячу лет!

-   Но я испугался, - прошептал Билл. - Отнеси меня лучше домой...

И вдруг ужас, внезапный ужас исказил и без того уродливое лицо карлика...

-   Она... она... - прошептал он. - Она!

-   Кто она? - спросил Билл.

-   Монстр! - крикнул карлик. - Мне надо спасаться... иначе конец - навсегда... Смотри, вон там!

Билл повернул голову и увидел нечто действительно страшное.

Оно не имело определенного образа. Что-то тяжелое, мрачное, как брюхо ящерицы, не туча и не дым. Оно двигалось медленно, змеиным движением. Двигалось над землей. Гнилым, тлетворным холодом повеяло от этого существа. От этого холода у Билла потемнело в глазах.

Это шла сила. Сила, которой не было сопротивления, которой все подвластно, которая без зрения, без образа, без смысла - все видит и знает. Она выбирает свои жертвы и, как змея, давит их.

-   Так ведь это сама смерть! - воскликнул Билл. Отчаянный вопль издал карлик, и они понеслись.

-   Куда? - прошептал Билл. Но карлик не ответил.

-   Стань на ноги! - наконец раздался гнусавый голос карлика. Билл выпрямился и открыл глаза.

-   О, боже! - вздохнул он.

Они находились на плотине, рядом с домом Билла. Прямо перед ним, сквозь редкий кустарник виднелась широкая гладь пруда. Звезды исчезли. Ничто не шевелилось.

-   Утро! Утро! - закричал Билл.

Но карлик быстро схватил его за руку своей железной клешней. Через мгновение они оказались в прибрежных кустах.

Только сейчас Билл заметил в руках у карлика какую-то старинную карту. Множество изящных женских головок были изображены на ней. Карлик развернул карту и стал водить по ней своим длинным изогнутым пальцем.

-   Жениться, жениться, скорее жениться, - бормотал он. - Только это спасет меня от смерти!

-   Что ты делаешь? - поинтересовался Билл.

-   А ты знаешь, какой сегодня день? - спросил карлик.

-   Сегодня такой же день, как и остальные, - вздохнул Билл. - С тех пор, как я попытался украсть у тебя горшок с золотом... и поплатился за это своей душой...

-   Сегодня праздник Святого Патрика! - сказал карлик.

-   А... - протянул Билл. - И, значит, твой день рождения?

-   Да... Но сегодня у меня особый день рождения, - с тревогой пробормотал он. - Сегодня мне тысячу лет. И сегодня я обязательно должен жениться!

-   Но кто выйдет замуж за такого уродца, как ты? - удивился Билл.

-   Здесь, в этих краях, - со злорадной улыбкой сказал карлик, - живет прекрасная девица. Губы у нее мягкие, грудь у нее пышная. Она для меня лучшая пара. Я давно искал ее...

-   И как же ты попытаешься ее обмануть и затащить в свои сети? - спросил Билл.

-   Очень просто, - засмеялся карлик. - Раз чихнет, два чихнет, а в третий раз чихнет - моей невестой станет!

Билл задумался.

-   Чихнет три раза? - спросил он.

-   Да. И если никто не скажет ей «будь здорова» - значит никто не спасет ее душу...

-   Тогда я буду и ее рабом? - спросил Билл.

-   Нет, - хитро улыбнулся карлик. - Как только она станет моей невестой, ты - мой раб, получишь свободу. Ты ведь любишь свободу? - захохотал он.

Билл вздрогнул от смутного предчувствия грозящей беды.

-   Ты ведь знаешь, - тихо ответил он, - для меня нет ничего дороже свободы...

-   А как же тот горшок с золотом, который ты попытался когда-то у меня украсть? - язвительно прошипел карлик. - Он тебе показался дороже? Или нет? А? Билл?

-   Я не знал... Он так внезапно появился у моего порога. Откуда мне было знать, что это твое золото, - замялся Билл.

-   Ты поплатился за это своей душой! - воскликнул карлик. - Никому не разрешается отбирать золото у карлика Кона! Никому...

-   Но я же не знал... - попытался возразить Билл.

-   Конечно! Конечно! - закричал Карлик. - Ты думал, это манна небесная... Ладно, - сказал он, - чтобы ты был уверен в том, что получишь свободу сразу же после того, как я получу свою невесту, я дам тебе клятву малого народца!

Он поднял вверх металлический палец и, пробормотав какие-то непонятные Биллу слова, сказал:

-   Итак, когда я женюсь, ты станешь свободен.

Еле слышимый звон серебряного колокольчика всколыхнул утро. С неба упала звезда. Что- то больно кольнуло Билла в сердце.

Он раздвинул кусты перед собой - и увидел на берегу пруда девушку. Совершенно обнаженная, она ступила в прохладную чистую воду и поплыла. Платье ее осталось лежать на берегу белым пятном.

-   Смотри, это моя избранница, моя невеста! - произнес карлик, глядя на Билла. Глаза Билла наполнились слезами.

-   О - умоляю! Умоляю тебя, мой повелитель, - прошептал он.

-   Что тебя беспокоит? - прогнусавил карлик. - Она недостаточно для меня красива? Билл закрыл лицо руками и сказал:

-   Это же моя дочь!

-   Великолепно! Значит, мы породнимся! - засмеялся карлик.

Выйдя из воды, девушка встряхнула мокрыми волосами и, посмотрев на яркое утреннее солнце, дважды чихнула.

-   Прошу тебя, мой хозяин, повелитель, - шептал Билл, - клянусь, я найду для тебя такую же прекрасную девушку, как она...

-   Не волнуйся, - ответил карлик. - В первую брачную ночь я буду с ней ласков.

-   Проклятый урод! - воскликнул Билл. - Ты все это заранее придумал! Ты подсунул мне свое поганое золото, чтобы я забрал его. Ты отнял у меня мою душу, а теперь ты хочешь забрать мою дочь...

-   Что поделаешь, Билл. Только женившись на твоей дочери, я смогу избежать смерти... - засмеялся карлик.

-   Но почему? Почему?

-   Это долгая история, - сказал карлик. - Главное, что она сестра покойной Марты... жены Тома Санди...

-   Откуда ты знаешь Марту? - испуганно спросил Билл.

В это время девушка, надев на себя лежавшее па берегу платье, чихнула в третий раз.

Билл вздрогнул. Посмотрел на карлика. Потом на небо. Словно ища защиты. Затем, быстро раздвинув кусты, он произнес:

-   Будь здорова, дитя мое!

Немыслимый поток ветра в ту же минуту подхватил и унес его в темные бесконечные дали... Следом за ним улетела старинная карта с изображенными па ней изящными женскими головками...

-   Жалкий глупец! - прошептал карлик. - Ты думал, меня можно перехитрить?.. Меня? Великого хитроумца? Что ж? Может, ты и спас свою дочь, Билл. Но в следующий свой день рождения я вернусь... и возьму невесту из ее же рода...

И, громко хлопнув об землю своей клешней, он взвился в воздух. Внезапный у дар молнии расколол чистое утреннее небо.

Вечер в ресторане

Прошло пять лет. Однажды, гуляя по Бродвею, Дон, Мик и Раф забрели в ресторан. Им жутко захотелось поесть. К тому же, в этом ресторанчике у них было назначено свидание с Лео, чтобы вместе с ним обсудить кое-какие проекты на будущее. Было около восьми вечера. До встречи оставалось десять минут.

-   Привет, ребята! - официант оскалил в улыбке золотые зубы.

-   Привет, привет, Сэм.

Сэм, так звали официанта, небрежно бросил на стол листок меню и удалился. Микеланджело взял его и стал читать вслух, держа перед собой, словно это были ноты, предназначенные для духовного песнопения:

-   «Потроха а-ля Канн...»

-   Сколько? - выдохнул из себя Раф.

-   Шестнадцать долларов, - ответил ему Мик, продолжая читать: - «Фрикасе эскарго с шампиньонами» восемнадцать девяносто. Какое-то «филе Россини» двадцать четыре пятьдесят. «Лобстер по-генуэзски» - цена просто фантастическая.

-   Фантастическая? - переспросил Дон, глотая слюну.

-   Да, - ответил ему Мик. - Прямо так и сказано - «цена фантастическая». Это у них юмор такой.

-   Хватает совести шутить, - буркнул себе под нос Дон.

-   Так что будем заказывать? - спросил подошедший официант. Друзья остановились на каком-то загадочном «Соте эрб де Прованс».

Через минуту Сэм прилетел, неся в тарелках на подносе нечто тягучее, рыхлое и бесформенное. Но с мармеладной розочкой в центре.

-   Смотри, как пружинит, - Раф коснулся вилкой розочки. Затем ножом. Неожиданно из розочки брызнул жир, оставляя на куртке Мика темные пятна.

-   О, черт! - выругался тот.

-   А ты их солью присыпь, - предложил Дон, оглядываясь по сторонам.

Вокруг них сидели незнакомые люди. Они курили, пили коньяк, джин с тоником. Интерьер ресторана был в старинном духе: бронзовые канделябры, гобелены, мельхиоровая посуда. Неожиданно Дон услышал за своей спиной:

-   Привет, Дон, - крепкая ладонь Лео легла ему на плечо.

-   Привет, Лео, - Дон с любопытством посмотрел на друга, пытаясь понять, с какими новостями тот пришел.

-   Все о'кей, ребята! - Лео улыбнулся, обнажив два ряда безупречно белых зубов. Он опустился на свое место и сказал:

-   Считайте, что мы в Голливуде.

-   Ты говорил с ним? - хором спросили друзья.

-   О, да, - Лео ощутил на себе благодарные взгляды друзей. - И не только говорил, но и решил кое-какие наши проблемы.

-   Неужели он клюнул? - удивился Дон.

-   Он заглотил наживку с первой же минуты нашего разговора, - сказал Лео, принимаясь за еду.

Друзья ждали продолжения, но вместо этого Лео воскликнул:

-   О, черт! Что это за блюдо?

-   «Соте эрб де Прованс» - хмуро процедил сквозь зубы Раф.

-   Соте эрб де Прованс... Прекрасное название для фильма! - рассмеялся Лео. Это было уж слишком.

-   Или ты рассказываешь, что случилось, или...

-   Или... - перебил его Лео. - Никаких «или», друзья. Мы получили заказ на сценарий.

-   Да?

-   Да.

-   И какова же тема?

-   Невероятная история карлика Кона или снова черепашки-ниндзя, - выпалил на одном дыхании Лео.

-   И кто же будет режиссером? - спросил у него Мик.

-   Спилберг, - ответил Лео.

-   Спилберг?!

-   Да, Спилберг! - не моргнув глазом продолжил свой рассказ Лео. - Он прочитал наш материал и сказал: «О'кей! Это мой фильм!»

-   Вот это да! - восхищенно воскликнули черепашки-ниндзя. Радости их не было границ.

-   А теперь нам нужно найти актрису на главную роль, - сказал Лео, явно торопя события. Но друзья, к удивлению Мика, поддержали его.

-   Да, ты прав, это первое, что мы должны сделать, - сказал Раф. - А кто бы это мог быть?

-   Джейн Фонда, - предложил Лео.

-   Ты с ума сошел, - перебил его Раф. - Она уже бабушка. Ей - сто лет. И ее внуки скоро пойдут в школу.

-   Тогда кто же? - воскликнул Лео.

-   Катрин Денев, - предложил теперь уже Мик.

-   Да, неплохо, - согласился Раф. - Но уж слишком худа. Далее предложения посыпались со всех сторон.

-   Лайза Минелли!

-   Нет...

-   Доменик Санда?

-   Нет...

-   Джейн Беркин?

-   Нет...

-   Жанна Моро?

-   Изабелла Росселини?

-   Нет, нет. И еще раз нет...

Лео встал и неожиданно для всех сказал:

-   Это должна быть неизвестная никому актриса удивительной красоты. К тому же, каким-то фантастическим образом она должна быть связана с теми событиями, о которых пойдет речь в нашем фильме.

-   И кто же она? - спросил Мик.

-   Лилия.

-   Лилия? - удивлению друзей не было границ.

-   Да, Лилия, - продолжал Лео. - К тому же она двоюродная сестра жены Тома, убитого, как вы знаете, карликом Коном ровно пять лет тому назад. Ну, что вы скажете на это, а?

На минуту воцарилась тишина. Затем Мик воскликнул:

-   Вот это да! Нам надо немедленно встретиться с ней и заключить грандиозный контракт!

-   О'кей!

-   А скажи, Лео, - продолжал задавать вопросы Мик, - есть ли у нашей красотки муж?

-   Кажется, нет, - ответил Лео.

-   Нет? - доставал его Мик. - Или тебе все это только кажется?

Вместо ответа Лео вынул из внутреннего кармана куртки фотографию белокурой девушки и положил ее на стол.

-   Какая милая мордашка! - умиленно произнес Рафаэль. - Да к тому же с такими огромными глазами. Сколько же ей лет?

-   Семнадцать.

-   Семнадцать? - изумился Дон. - Надо немедленно поехать к ней и раскрыть перед ней все свои карты.

-   Так мы и сделаем, - Лео снова полез в карман куртки и вытащил оттуда четыре билета на вечерний поезд.

-   Мы уезжаем в Калифорнию ровно через три часа. У нас еще есть время, чтобы составить план и хорошенько все обдумать.

Странная карта

На следующий день друзья уже были в Калифорнии.

Взяв такси, они вскоре нашли то место, где проживала Лилия. Это был небольшой загородный особняк на окраине леса, у пруда. Дом был пуст, несмотря на то, что двери его были призывно открыты, а окна уютно украшены свечами под цветными стеклами. Только что прошел дождь, и дорожка из камней тускло поблескивала под круглыми липовыми кронами.

-   Да, мрачноватый домик, - Лео повернулся и увидел человека, который шел им навстречу. Это был седоватый, высокий мужчина лет шестидесяти пяти. Он был одет в старую

вельветовую куртку, наподобие той, какую носили раньше художники. В руках он держал трость.

-   Добрый вечер, - обратился он к друзьям.

-   Добрый вечер, - ответили те.

-   Что привело вас в столь поздний час к этому таинственному дому?

-   Таинственному? - переспросил его Лео.

Но мужчина ничего не сказал в ответ. Лишь грустно улыбнулся.

-   Скажите, - спросил его Лео. - В этом доме живет девушка по имени Лилия? Мужчина еще раз посмотрел на Лео, а затем сказал:

-   Она умерла... умерла ровно пять лет назад.

-   Умерла?!

-   Да, умерла.

-   Как же это могло случиться?! - изумлению друзей не было предела.

-   Это случилось при весьма странных обстоятельствах, - начал свой рассказ мужчина. - Сначала бесследно исчез ее отец, затем и Лилия... За неделю до исчезновения отец Лилии нашел возле дома горшок с золотом.

-   Горшок? С золотом? - переспросил его Лео.

-   Да, с золотом, - ответил мужчина. - А через неделю случилось ужасное - отца не стало. Сразу же после его исчезновения, Лилия занялась поисками. На берегу пруда она нашла

странную карту. На ней было изображено дерево с семью женскими головками вместо плодов. В одном из них Лилия узнала себя. Испугавшись, она прибежала ко мне и все рассказала. А через день ее труп нашли у пруда на том самом месте, где лежала карта. Вот, собственно, и все.

-   А где сейчас находится эта карта? - спросил его Дон.

-   Там, в доме, - односложно ответил мужчина.

-   И что, - спросил Раф, - никто из живущих поблизости, не пытался войти в дом, чтобы взять эту карту?

-   Ну что вы, что вы... - человек замотал головой, затем он сказал: - Этот дом все обходят стороной.

-   Это почему же?

-   Он населен привидениями.

-   А все же, - настаивал Лео. - Не хотите ли заглянуть внутрь?

-   Нет, нет, - замахал руками мужчина. - Как-нибудь в другой раз. Прощайте!

-   До скорого свидания! - съязвил в ответ Мик. - Надо немедленно найти эту карту, - предложил Лео, как только мужчина исчез из поля их зрения. - Давайте войдем в дом!

-   И охота тебе с этим связываться? - переспросил его Мик.

-   Вы что, не понимаете, что все, что случилось здесь, каким-то непостижимым образом связано с именем карлика Кона? - Лео был в отчаянии от того, что друзья не понимают его.

-   Почему ты так считаешь? - спросил у него Раф.

-   Позже я все вам объясню, - ответил Лео. - А теперь давайте войдем в дом. У нас осталось слишком мало времени.

Черепашки-ниндзя вошли в дом. В нос ударил запах гниющей бумаги и затхлости. Лео включил фонарик. Освещая себе путь, черепашки-ниндзя миновали кухню и вошли в большую комнату. Она вся была уставлена коробками, набитыми бумагами. Из некоторых коробок, через разодранные щели, бумага высыпалась на скользкий влажный пол. Там и сям валялись кипы старых газет, среди которых сновали крысы.

А вот и стол. На нем среди всевозможного хлама лежала старая карта. Лео подошел к ней и посветил фонариком.

Луч выхватил из темноты нарисованный ствол дерева... затем рисунок женской головки...

Рядом с ним стояли даты - 1857-1875 гг.

Затем еще одна женская головка... и даты - 1910-1930 гг.

Затем еще одна... и еще... и еще...

Луч пробирался среди темноты, разыскивая лицо той, которую они знали под именем Лилия. А вот и она. Рядом с ней стояли даты - 1976-1989 гг.

Лео поймал себя на мысли, что вот-вот разгадает смысл увиденного. Сдувая слой пыли, он понял, что смерть Лилии была предопределена кем-то свыше. Оставался последний рисунок. На нем была изображена красивая девушка лет шестнадцати. Под рисунком стояло имя - Джулия.

И число, число, означающее день Святого Патрика... Завтрашнее число...

-   Это непостижимо, - произнес вслух Лео. - Мы еще раз должны увидеть этого мужчину, которого видели часом раньше. И хорошенько его расспросить, не знает ли он девушку по имени Джулия?

Через час они были уже у него в доме. На вопрос, не знает ли он девушку по имени Джулия, мужчина ответил:

-   Джулия, двоюродная сестра Лилии. Ей сейчас шестнадцать лет. Она - балерина. Учится в колледже. И страшно хороша собой.

-   Где она живет? - воскликнул Лео.

-   Недалеко отсюда, - ответил мужчина. - Приблизительно, в трех часах езды.

И мужчина показал, как быстрее проехать к дому, где живет Джулия. Теперь все зависело только от них.

Черепашки-ниндзя сели в машину.

-   Быстрей, быстрей! - торопил их Лео.

Он-то знал, что до рассвета они должны добраться до дома, где живет Джулия. Иначе они опоздают. Ведь завтра - день Святого Патрика, день, отмеченный меткой на древе жизни, рядом с рисунком красивой девушки по имени Джулия.

Ник и Джулия

Легковые автомобили всех цветов и марок мчались по главному шоссе города, наполняя его грохотом и пылью, лязгом и суетой. Тысячи людей радовались, встречаясь, и грустили, расставаясь... Захлопывались и открывались, с шумом и бесшумно, двери поездов, самолетов, автобусов, трамваев, ресторанов, кафе...

Каждый спешил жить, но не каждый успевал жить... Потому что не каждому удавалось взгля­нуть на огромное небо, по которому легко и плавно скользили закатные облака, напоминающие блестящие черепашьи спины...

Приближался праздник Святого Патрика... Ник вошел в гараж. Залез в автомобиль, чтобы завести мотор. Аккумуляторы садились, а он хотел поберечь их... Ведь сегодня вечером - экскурсия... И потом - свидание с Джулией...

Наконец справившись с аккумуляторами, он выехал на главную магистраль и тут же затерялся в бесконечном потоке машин.

Поставив автомобиль на стоянке, он огляделся по сторонам. Высокий, безупречно сложенный, покрытый бронзовым загаром, он чувствовал себя уверенно и спокойно...

До начала вечерней экскурсии оставалось еще полчаса. Ник решил, что пора заняться клиентами.

Тем временем Джулия быстро убрала все в доме, приняла ванну и очень старательно оделась. Долго водила щеткой по волосам, пока они не заблестели. Потом наложила на щеки слой румян и хорошенько втерла их в кожу.

-   Сегодня она хотела выглядеть как можно лучше...

«Милый мой Ник! - подумала она. - Бедняжка мой! У него всегда так много дел!..»

-   Вы не поверите! - громким возбужденным голосом воскликнул Ник, привлекая к себе внимание прохожих. - Эта экскурсия... невероятная... вы не поверите своим глазам... Ничего страшнее в вашей жизни вы еще не видели...

Красивая энергичная блондинка, остановившись вместе со своим кавалером возле Ника, быстро спросила:

-   Это действительно страшно?

-   Ну, скажем так, - улыбнулся Ник, - вы не беременны? Потому что наша страховка этого не предусматривает, - добавил он.

Кавалер, взяв блондинку под руку, попытался быстро отвести ее в сторону.

-   Ну что же, - произнес Ник. - У всех свои проблемы... Люди со слабым сердцем... эмоционально нестабильные... легко внушаемые... нам не подходят. Эта экскурсия не для вас...

Блондинка попыталась освободиться от кавалера. Но тот загородил ей путь своим мощным торсом.

-   Пойдем. Это очередное надувательство, - громко сказал он.

-   Конечно, конечно, - сказал Ник. - Уходите! Я вас прекрасно понимаю... Когда вы увидите, как голова Джейн Мейстонд отделяется от ее тела - это вас впечатлит!.. Может - это даже вам не по силам... Может, вам лучше стоит поехать...

-   Послушай, что ты хочешь сказать? - надвинулся на Ника могучий детина.

-   Я ничего не хочу сказать, - ответил ему Ник. - Эта экскурсия очень тяжелая... Это. очень тяжелые впечатления для многих... людей. Извините, сэр! - и он резко отвернулся.

Навстречу Нику двигалась еще одна пара.

-   Вы интересуетесь темной стороной Голливуда? - быстро спросил Ник у мужчины. - Хотите увидеть ее несмонтированной?

-   Это не то, что вчера показывали по телевидению? - спросил мужчина.

-   Нет... у телевизионщиков не хватает смелости такое показывать! - выпалил Ник.

-   Ой! Я хочу ехать! - воскликнула женщина. - Если ты всего боишься, жди меня в отеле... Ник, быстро взяв женщину под руку, провел ее к стоявшему рядом автомобилю.

-   Прошу, мадам... вот сюда. Здесь для вас местечко у окна.

Ник подошел к растерявшемуся мужчине, стоявшему рядом с открытым автомобилем, и сказал:

-   Вы можете ждать ее вон там... Там чудный павильон «Мороженое»... Через квартал... - он махнул рукой в правую сторону.

-   Дайте мне два билета! - обиженно пробасил мужчина.

-   Вот это молодец! - воскликнул Ник. - Не пожалеете!

Он обвел беглым взглядом мелькающих в разные стороны прохожих, и увидел Джулию.

-   Ну что? Обычный твой спектакль? - улыбнулась она. - Пойдем.

-   Джулия... - замялся Ник, - понимаешь, мне нужно заманить этих двух последних чайников... и тогда поедем...

Девушка откинула назад распущенные длинные, золотистые волосы и сказала с укором:

-   Можно... Разве есть какое-нибудь сравнение... с отрезанной головой Джейн Мейстонд...

-   Конечно, нет! - попытался успокоить ее Ник и поцеловал в щеку. - Вам повезло! - снова закричал он. - У нас осталось два билета... двое отказались...

Идущая навстречу пожилая пара остановилась.

-   Да, да, - продолжал Ник, отчаянно размахивая в воздухе руками, - двое отказались, а следующий сезон у нас начнется только в сентябре...

Женщина с улыбкой сказала своему мужу:

-   Похоже, у нас сегодня счастливый день, дорогой...

-   Ну что ж, дайте нам два билета, - согласился мужчина. Ник быстро открыл перед ними заднюю дверь автомобиля:

-   Сюда, сюда, - произнес он, - залезайте, располагайтесь... Это у нас специально номер люкс... Сейчас, сейчас...

Он подмигнул стоящей рядом Джулии.

-   Теперь мы покажем вам темную сторону Голливуда, - низким голосом спирита произнес Ник, заглядывая в машину:

-   Вашим гидом будет Хорди... который расскажет вам обо всех тайнах... Посмотрев на Джулию, Ник прошептал:

-   Полная загрузка... Теперь только ты... и я... двести миль в час на «ягуаре».

-   Миленький, мы с тобой едем на автодром, - с досадой в голосе произнесла девушка. - А это в пяти милях отсюда...

-   А что, парень не может помечтать? - быстро нашелся Ник. Он привлек к себе Джулию и нежно поцеловал в губы.

-   А я и не думала, - обиженно сказала Джулия, - что ты найдешь для меня свободное время. Ник провел ладонью по ее распалившимся щекам и сказал:

-   Для меня эта работа очень важна... я должен накопить денег, чтобы уплатить за операцию глаз моей сестры...

Девушка рассмеялась.

-   Это прекрасный план... Если бы у тебя еще была сестра...

-   Ты меня слишком хорошо знаешь, - улыбнулся Ник.

-   Ну, давай, пошли, - сказала девушка. - Найдем твоего Хорди... и пусть отправляется с этой экскурсией... А мы поедем на автодром.

Не раздумывая, Ник согласился:

- Конечно!

Три правила

Найти Хорди оказалось не так просто, как предполагали Ник и Джулия.

-   Обследовав вдоль и поперек весь театр, в котором работал Хорди, Ник сказал:

-   Если здесь его нет, значит только я знаю, где он.

-   Где же? - поинтересовалась Джулия.

-   Внизу, в баре, здесь в подвале есть такое местечко, где он обычно обрабатывает клиентов, собирающихся на экскурсию.

Спустившись в полутемный зал кафе Ник и Джулия, действительно, увидели Хорди, сидящего за столиком. Напротив него сидел, уронив голову в блюдо с мясным рулетом, какой- то пожилой мужчина. Время от времени он издавал сопение и храп.

-   Так... Значит твой Хорди абсолютно пьян, - заключила Джулия, когда они с Ником зашли в кафе.

В это время Хорди тряс за шиворот своего полубессознательного клиента и то и дело тыкал его носом в блюдо с мясным рулетом.

-   На мой взгляд, - бубнил Хорди, держа клиента за загривок, - вы как раз тот самый человек, который не упустит случая и возможности, если они перед ним открываются...

Клиент на мгновение открыл глаза и снова громко захрапел, склонив голову на бок.

Хорди, снова подняв его за шиворот, продолжал, еле шевеля языком:

Если вы подпишите договор на паевое участие, вы будете получать... большие суммы... в долларах... Я вам гарантирую почти сорок пять процентов от ежегодного дохода.

В это время официант подошел к Хорди и с силой стукнул его по плечу:

-   А ты гарантируешь, что заплатишь за последнюю рюмку?

-   Я разговариваю с клиентом, - возмущенно ответил Хорди. - Сэр... если вы купите маленький пай, вы будете получать пять процентов. Маленький пай - это всего шестьсот долларов. Что вы скажете? Мы договорились? - Хорди встряхнул клиента за шиворот: - Ваши родные будут вам благодарны!

-   Пошли, Хорди! - не выдержал Ник. - У нас полный катафалк. Сколько можно здесь сидеть?

-   Пусть ждут, - ответил Хорди. - Может выпьем еще разок, чтобы поздравить нового члена компании «Темные стороны Голливуда»? - спросил он, глядя на Джулию. - Милая, милая Джулия, я всегда рад тебя видеть. Ты знаешь... ты и в молодости можешь вложить деньги в будущее, - он протянул девушке тоненькую брошюру.

Джулия, с досадой посмотрев на Ника, ответила:

-   Хорди! Мне Ник дал уже сто таких брошюр, и мой отец. он их выбросил...

-   Ник. отличный паренек, - протянул Хорди. - Так можно мне еще? - он налил себе рюмку и залпом осушил ее. - Что за дрянь! - улыбнулся Хорди.

-   Это прекрасный джин, - вмешался официант. - Но мне кажется... тебе уже хватит...

Хорди, шатаясь, встал из-за стола, гремя стульями:

-   Да как ты смеешь? - закричал он, надвигаясь на официанта. - Я трезв, как стеклышко!

-   Пойдем, Хорди! - Ник быстро оттащил его за рукав. - Держись за меня! Вот так! Здесь есть умывальник...

Шатаясь из стороны в сторону, поддерживаемый Ником, Хорди добрался до умывальника.

-   Минутку, минутку, Ник... спасибо, - бессвязно бормотал он, - у меня всего минутка уйдет...

Ник несколько раз окунул его голову под струю холодной воды.

-   Подожди! Хватит, Ник! Я протрезвел! - закричал Хорди. - Дай мне расческу!

-   У меня нет расчески, - еле сдерживая раздражение, ответил Ник. - Ты и так прекрасно выглядишь.

-   Сегодня замечательный день, Ник! - начал Хорди. - Я только что продал еще пять процентов его участия в нашей экскурсии.

-   Да, у нас набит катафалк, - согласился Ник. - Ну, то есть, нас ждут... Я заманил двух чайников в номер люкс...

-   Всего двух? - усмехнулся Хорди, хлопнув Ника по плечу: - Слабеешь, слабеешь...

-   Я спешил, - сказал Ник. - Мы договорились. У нас сегодня с Джулией свидание. И мы едем на автодром.

-   А... амур... амур... - протянул Хорди, вытаскивая из рукава расческу. - Когда-нибудь ты поймешь, ты проснешься и поймешь, что женщине нужно только одно! Она схватит тебя за сердце, вырвет его из груди... и бросит тебе под ноги!

Ник с досадой посмотрел на отражавшуюся в зеркале, висящем над раковиной, физиономию Хорди и сказал:

-   Нет, ты не сможешь вести экскурсию.

Хорди, рассматривая свое лицо в зеркале, очень удивился:

-   Почему?

-   Да потому, что ты надрался! - воскликнул Ник. Улыбнувшись, Хорди спросил:

-   Ну? А какая разница? Есть правило номер один... Ник резко оборвал его:

-   Я знаю...

-   Никогда не отказывайся от клиента, который заплатил... Может, я теряю рассудок, - сказал Хорди своему отражению в зеркале, - но еще не потерял его до конца. Да... Я никогда в жизни не откажусь от заработка!..

Хорди был доволен своей речью.

Ник открыл было рот, чтобы прервать его красноречие. Но не успел.

-   С другой стороны, - продолжал декларировать Хорди, - есть еще правило... Заинтересовавшись, Ник спросил:

-   Какое?

-   Никогда не убивай клиента, который заплатил.

-   Значит, придется мне отменить экскурсию! - воскликнул Ник, посмотрев на часы. Рассматривая себя в зеркале, Хорди воскликнул с жаром:

-   Отдай им назад их деньги!

Его ноздри раздулись, а брови приняли трагический излом.

-   Хорди! Ты действительно надрался! - закричал Ник. - Здесь же почти триста долларов! Он не успел закончить свою мысль, как в зеркале, из-за его спины, показалась Джулия.

-   Ник! Поехали! Мы уже и так на полчаса опоздали! - закричала она с презрением посмотрев на Хорди.

Хорди подошел к Нику и стукнул его по плечу:

-   Дай мне ключи от машины... Ник был удивлен:

-   Ты куда?

Хорди с усмешкой сказал:

-   Правило номер три! Деньги назад не возвращаются! Помнишь, Ник? Ник посмотрел на Хорди, потом на Джулию и сказал:

-   Ах, да... Ну что ж... Придется за тебя работать!.. Хорди расплылся в улыбке:

-   Вот это молодчина!

-   Джулия, - произнес Ник и взял девушку за плечи. Джулия смотрела на него с недоумением:

-   В чем дело?

-   Нам не придется ехать на автобусе до парка, - печально сказал Ник.

-   Да? - удивилась Джулия. - А что, мы поедем на катафалке?

-   Ну, в общем, да, - ответил Ник, не глядя в зеркало.

Три правила

Спустя несколько минут Ник и Джулия уже сидели в кабине катафалка. Публика немного нервничала. Все с нетерпением ждали зрелищ. Ник взял в руки микрофон, снизив голос до полушепота:

-   Добро пожаловать, господа. Я - Ник Вайтан, подменяющий гида в этой зловещей экскурсии. Сегодня мы с вами будем передвигаться на высоте шесть футов над землей... На мобильной высоте, добавил он многозначительно. - Мы постараемся сделать вашу экскурсию еще более страшной... Если у вас есть предложения, то...

Ник незаметно нажал кнопку магнитофона и оттуда раздался дикий крик... В это время, сидящая в «люксе» на заднем сиденье, женщина, осторожно спросила:

-   А мы остановимся, чтобы в туалет сходить?

-   Когда мы увидим мертвые дома, - монотонным шепотом продолжил Ник. Он быстро наклонился к Джулии, сидевшей рядом, и попросил:

-   Там лежат карточки... Подай мне карточку номер пятнадцать...

Затем снова включил магнитофон. Низкий бас заговорил таинственно и зловеще:

-   С этого утеса высоко между Тихим океаном открывается зловещий вид на... Ник быстро выключил магнитофон.

-   Ты дала мне не ту карточку! - шепнул он Джулии.

-   Да? - улыбнулась девушка. - Правда? На, держи!

В спустившихся сумерках, автомобиль приближался к густому лесному массиву. Слева от дороги, освещенный только что взошедшей луной, стоял двухэтажный особняк ста­рого типа.

Ник затормозил и взял в руки микрофон.

Но в это время справа от машины появилась женщина. Отчаянно размахнувшись, она выплеснула полное ведро воды в боковое стекло.

-   Надоело мне вас тут видеть! - закричала она. - У меня мурашки по коже бегут! Пошли вон с моей территории... У нас приличная семья! Нам не нужны такие, как вы... И мы тут хорошо живем... И вы сюда лучше не суйтесь!

Ник включил мотор и, предупреждая возможные вопросы, меланхолическим голосом произнес:

-   Кстати... это был последний приют знаменитой Лейлы Лагусси... Женщина из номера «люкс» тихо спросила:

-   А это кто был? Что это была за женщина?

-   Это падчерица... Стелла Лагусси, - нашелся Ник.

-   Лучше бы я на автобусе поехала, - с досадой сказала Джулия.

-   Но, милая, это последняя остановка, - ответил Ник. - И потом, мы с тобой доберемся. Тебе понравится... Это мой любимый вариант.

Он снова взял в руки микрофон и проговорил низким голосом:

-   Руины, которые вы видите перед собой справа... это все, что осталось от некогда величественного каменного моста... Прислушайтесь внимательно... и вы услышите стоны, утонувшего здесь, в реке, Гарри Каспера... Он покончил с собой, бросившись в реку с моста... И дух его до сих пор не может спастись...

Раздался душераздирающий крик. Это кричала женщина из номера «люкс». Прямо на нее через оконное стекло из тьмы лесных зарослей глядело лицо безумного старца...

-   Кто-то заглянул в окно, - прошептала женщина.

Старый бродяга и пьяница Джон, сыграв свою роль в экскурсионном спектакле ужасов, бежал по темному шоссе. Он хохотал и хлопал себя по ляжкам.

Вскоре он скрылся в лесу. Там, возле гнилого болотца, у старого дерева было его обиталище и ночлег.

Затем отдышался, шмыгнул носом и, убедившись, что никого вокруг нет, прополз в глубину зарослей. Оборванный, худой, трясущийся от возбуждения, он напоминал огромную старую крысу.

Джон встал, поднатужившись, поднял ногу и сильно ударил подошвой ботинка в ствол сухого дерева. Дерево затрещало и как бы вытянулось...

Стиснув зубы, Джон бросился ломать кусты, обступившие ствол. Он выдергивал их с корнем, скручивая листья... Брызги свежей земли летели из-под его ног и с корней вырванных растений.

Дух разрушения, близкий к истерическому припадку, наполнял его дрожью сладострастного исступления.

Через две-три минуты перед ним был ворох гигантской темно-зеленой свалки. Пошатываясь от изнурения, Джон подошел к старому дереву. Выкопав из-под дерна спрятанную бутылку виски, Джон умиротворенно забулькал и растянулся на траве во весь свой двухметровый рост.

Внезапно бутылка выпала из его рук. И когда он снова потянулся за ней, то к удивлению обнаружил, что она исчезла. Джон моментально протрезвел.

Он приподнялся на локте и увидел, что его бутылка, сама собой, без посторонней помощи ползет по траве прямо к подножью, стоящего рядом огромного сухого дерева. Еще миг - и бутылка исчезла. Джон огляделся по сторонам. Фыркнул. Перекрестился. Никого.

«Если под деревом гора, значит в ней кто-то есть», - подумал Джон. И он протянул руку к темной дыре внизу сухого ствола. Внезапно раздался какой-то звон. И прямо из темной норы показалась голова карлика Кона. В руках он держал недопитую бутылку Джона.

-   Что? Сделано в Канаде? - засмеялся карлик. - На свете есть только один виски! Ирландский! - воскликнул он и пнул бутылку своим блестящим башмаком.

Джон потянулся к бутылке. Но неожиданно карлик схватил его за руку своей острой клешней.

-   Постой! Постой! Что там у тебя блестит? - карлик быстро вскочил на дерево. Схватил Джона за горло и повалил навзничь, разрывая клешней его рот.

-   Ма-а-а-а-мм-а-а! - завыл двухметровый детина. - Пу-у-с-ти-и!

-   Ага! Золото! - завизжал карлик.

Он оседлал Джона и схватил своими когтистыми лапами золотой зуб.

-   Придется тебе потерпеть, друг! К сожалению, я забыл новокаин! Джон взвыл, что было мочи. Шевельнулись ветви темных деревьев.

-   Кто ты? - дрожа и чавкая кровью, пробормотал Джон.

Вместо ответа он увидел смотрящее на него страшное морщинистое лицо... В правой руке карлика болтался кусок мяса, вырванный из щеки Джона вместе с золотым зубом.

-   Я карлик Кон, приятель, - ответил он.

Ничего не сказав больше, Джон закрыл ладонями лицо и пустился, что было сил, прочь... Тем временем экскурсия ужасов подходила к концу.

-   Когда обрушился этот каменный мост? - спросила женщина из номера «люкс».

-   О... это случилось много лет тому назад, - шепотом ответил Ник.

-   А как звали того, кто с него спрыгнул? - спросил мужчина.

-   Его звали Гарри Каспер, - сказал Ник.

-   А вы не знаете, как звали этого старика, который заглядывал к нам в окно? - снова спросила женщина из «люкса».

-   Его никто не знает... Никто не знает его имени, - продекламировал Ник. - Он совершенно одинокий. Ему, если хотите знать, сто десять лет... И он каждый вечер у нас получает бесплатный кофе, - шепнул Ник на ухо Джулии...

-   А может быть это был исчезнувший тридцать три года назад Роберт Горнид? - таинственно прошептала женщина.

-   Да, - поддержал ее мужчина. - Ему как раз было около сорока восьми лет, когда он покончил с собой...

-   Удивительно этот старик был на него похож...

-   А вы не его родственник? - шепотом спросил Ник у мужчины.

-   Я? Родственник? Даже смешно, - ответил мужчина. - Нет. Я только интересуюсь им... Его считали всегда помешанным... словом... он стал выдавать себя за некоего Харусена... потом еще за кого-то...

-   А некоторые говорят, что этот Роберт Горнид еще жив! - вмешалась женщина.

-   Да не было его никогда! - буркнул другой мужчина.

-   А некоторые говорят, что этот Роберт Горнид и Гарри Каспер - были соперники... Из-за одной знатной дамы, - сказала женщина из номера «люкс».

-   А может это одно и то же лицо!

-   А может и нет! - в катафалке завязался спор.

-   А я знаю, где его дом! - неожиданно сказал Ник.

-   Чей?

-   Роберта Горнида...

-   Да? Но вы не могли бы нас отвезти сегодня еще и туда? - попросила женщина...

-   Это не входит в стоимость билета, - с улыбкой ответил Ник.

-   Но... я заплачу... - вмешался мужчина.

-   Туда можно, - быстро согласился Ник. - Только нам придется спуститься к реке. Всем желающим предлагаю остаться в автомобиле, остальные страждущие - за мной!

От реки дул свежий ветер...

Вдруг перед всей компанией вырос словно из-под земли старый, обнесенный каменной оградой, особняк. Ник знал в нем каждое окно, закругленные водостоки, решетки, блестящие, точно от жира: каменные карнизы, словом, все... Между участниками «страшной экскурсии» снова завязался спор.

-   Когда в этом доме был пожар? - спрашивала женщина.

-   Пожар? Никогда не было!

-   Да нет! Я знаю наверняка!

-   Не было!

-   Но ведь я знаю.

-   Хотите пари?

-   На сколько?

-   На сорок долларов...

-   Джулия! - сказал Ник, взяв девушку за руку. - Сейчас мы спустимся к реке и сядем в лодку. Я уверен, тебе понравится.

Глаза девушки наполнились слезами.

-   Мне?! Понравится?! - в сердцах воскликнула она. - В жизни не думала, что ты окажешься таким...

-   Но, Джулия... - пробормотал Ник. - Я ведь хочу заработать, неужели отказываться от денег, если они идут сами в руки? К тому же, мы вместе поплывем по реке...

-   Хватит! - оборвала его девушка. - Закончишь свой цирк - потом поговорим серьезно... Через несколько минут все желающие были перевезены на другой берег. Смутно-трепетное

чувство, словно из дали прошлых существований, охватило Ника... Сегодня точно весь мир был перед ним заколдован...

«Точно Я жил одновременно в разных местах... » - подумал Ник и перекрестился. «Только бы ничего не случилось, - почему-то подумал он. Но тут же сказал себе твердо: - Ничего не случится!»

-   Сколько я вам должен, господин... Ник Вайтон? - услышал он рядом с собой голос пожилого мужчины, когда они вышли на берег.

-   Двадцать пять долларов... Если бы вы помогали грести... стоило бы меньше, - ответил Ник.

Взяв в руки микрофон, он стал нараспев декламировать:

-   Я... иду. той же дорогой, по которой шел когда-то Роберт Горнид... у меня бьется сердце... И я знаю заранее: сейчас будет голое дерево, ветви которого свисают через стену... Сейчас я не слышу ни звука... В саду лишь аромат и сверкание... Я знаю, что садовая стена этого дома раньше была покрыта мозаикой. Мне кажется, будто передо мной какой-то чуждый мир. Старый садовник или слуга с золотыми пряжками на башмаках, в сюртуке, будто бы выходит из-за ограды... И спрашивает, что мне угодно.

Я передаю ему сверток со шляпой его хозяина, которую он когда-то оставил в доме своего приятеля Гарри Каспера... Он берет его и идет через ворота... Да, да... так оно и было... Затем я вижу женщину...

Она поворачивает голову, замечает меня и улыбается... Очаровательная женщина, которую любили они оба... И Гарри Каспер, Роберт Горнид... и оба они погибли, спрыгнув с моста в реку.

Я зачарован ее красотой...

Она кажется такой же молодой... как и моя подруга Джулия, - добавил тихо Ник, склонившись к девушке.

-   И вот... Я вижу саму тень Роберта Горнида, - с нарастающим пафосом произнес Ник в микрофон. - Это бесприютная зловещая тень... - добавил он.

Но вдруг совершенно отчетливо сам Ник и все присутствующие услышали голос, странный гнусавый хриплый голос, который прозвучал точно из-под земли:

-   Хозяин почтительнейше благодарит и просит не считать его негостеприимным, что не приглашает вас на бал... Но таков уж наш строгий закон...

Мне поручено вам доложить,.. что Хозяин не наденет вашей шляпы, так как сразу же заметил, что она - подменена... Он выражает надежду, что его шляпа не причинит вам... вреда... нынешней ночью... Поздравляю вас с днем Святого Патрика. Голос стих.

Раздались дружные возгласы:

-   Вот это здорово!

-   Браво!

-   Прелестный финал...

-   Что это было?

-   Чудная экскурсия!

-   Странное представление!

Ник стоял, как вкопанный. Не в силах сойти с места. Он потерял дар речи. Джулия окинула его презрительным взглядом и молча села вместе с другими в лодку. Наконец, Ник сумел найти единственно разумное объяснение произошедшему. «Наверное, Хорди... Это его штучки... Он просто забыл предупредить меня о новом трюке... Или приготовил сюрприз... »

Последняя мысль больше всего годилась для того, чтобы обрести равновесие, и Ник, наконец, сел в лодку.

Автодром

Остановив катафалк у автодрома, Ник вышел из машины и попробовал заговорить с Джулией.

Но девушка выразила ему полное презрение.

-   А что мы здесь делаем? - удивленно спросила она. Ник улыбнулся.

-   Это пи-пи-стоп, пауза десять минут, - пошутил он.

-   Слава богу! - резко сказала Джулия и зашла в спортивный комплекс. Ник бросился за ней:

-   Джулия, подожди! Ты куда?

Пройдя по широкому стеклянному полу гостиной, Джулия открыла одну из дверей комплекса.

-   Ен! - позвала она. - Ен! Ты здесь?

-   О! Джулия! - раздался голос.

Навстречу к ней вышел рослый красивый парень в светлых спортивных брюках и легкой куртке.

-   Как я рад, что ты сумела приехать! - сказал он и обнял девушку за плечи. - Ну, а где все остальные ребята?

-   Они там... уже... на треке, - ответила Джулия. Ен поцеловал ее в щеку и крепко прижал к себе.

-   Ты прекрасно выглядишь, Джулия, - прошептал он. - Ты что, сменила прическу? Тебе очень идет...

Джулия осторожно сняла его ладонь со своей груди.

-   Спасибо, - улыбнулась она.

В коридоре послышались чьи-то бегущие шаги, дверь распахнулась. На пороге стоял Ник.

-   Джулия! - закричал он, бросаясь к девушке. - Может, выйдем и поговорим?

Он потянул Джулию за руку. Но в это мгновение перед ним выросла могучая фигура Ена.

-   Привет Ник! - сказал он. - Ты что, все еще проводишь эти твои страшные экскурсии? Выдержав победную паузу, Ен обратился к стоящей в стороне Джулии:

-   Пойдем, Джулия! Пойдем на трек! Я подготовил для тебя специальную машину... Ник рванулся вперед:

-   А ты что, не должен работать? - закричал он.

Ен усмехнулся и снисходительно похлопал его по плечу:

-   По такому случаю, я найду себе подмену...

Услышав возню и чужие голоса, в соседней комнате залаяла собака. Ен быстро открыл дверь и выпустил ее. Это был огромный черный дог с зелеными горящими глазами.

-   Спокойно, спокойно... - сказал Ен. - Это друзья. Посиди здесь... Это наша сторожевая собака. - пояснил он.

И, взяв Джулию под руку, направился к двери.

-   Послушай, Ен, - сказал Ник. - Извини... дай нам минутку... Джулия... Но как же ты назад доберешься? Ведь темно...

-   Ничего. Кто-нибудь из ребят довезет.

-   Послушай, Джулия. В следующий раз все будет совершенно по-другому, - тихо проговорил Ник.

-   А кто тебе сказал, что будет следующий раз? - рассмеялась Джулия.

В полицейском участке

В полицейском участке, где после ночного экскурсионного путешествия оказался Ник, перед плотным пожилым сержантом сидел Хорди. Время от времени оглядываясь по сторонам, он восклицал с негодованием и пафосом:

-   Ах, негодяй! Ах ты, сукин сын! Кто б мог подумать!.. А я его везде ищу, по всему городу... Ах, мерзавец!

-   Да, - подытожил сержант. - Он вел машину всего лишь с правами ученика! Он подвергал жизнь пассажиров опасности. Они были в опасности, без страховки. Кроме того, не были пристегнуты ремни. все шестеро... Это очень серьезное нарушение.

-   Вот хулиган! - подпрыгнул на стуле Хорди. - Когда его приведу домой, я из него всю душу вытрясу!

-   Спокойнее, спокойнее, - остановил его сержант. - Я думаю, мы и так хорошо его припугнули...

-   Да? - быстро взглянул на него Хорди. - Тогда покажите, где мне расписаться?.. Из коридора раздались какие-то крики. Хорди вздрогнул.

-   Я его могу отдать только в руки родителей, - сказал сержант.

-   Но... его родители... скончались два года назад... Мир их праху, - печально проговорил Хорди. - А я его официальный опекун...

-   Хорошо, - согласился сержант и придвинул к Хорди бумаги.

-   Это?

-   Да.

-   У вас ручка есть? Сержант протянул ему ручку.

Хорди быстро расставил везде свои подписи. Затем, проникновенно заглянув сержанту в глаза, он спросил вкрадчивым голосом:

-   Сержант. У меня такое ощущение, что вам скоро на пенсию. Вы никогда не думали о том, чтобы вложить кое-какие деньги в стороннее предприятие?

-   Отдайте мою ручку! - остановил его сержант.

-   Ах, верно! - извинился Хорди. - Но вы просто подумайте, почитайте, - он вытащил из кармана маленькую брошюрку и вручил сержанту. - Подумайте... А я еще вернусь...

Из соседней комнаты двое полицейских привели Ника.

-   Ну?! - набросился на него Хорди. - О чем ты думал? Ты думал, тебя не поймают? А? - старательно воскликнул он. - Они профессиональные бойцы...

-   Я просто ни о чем не думал, - буркнул Ник.

-   Вот именно! - размахивал руками Хорди прямо перед носом у полицейских. - Ну, ладно... Спасибо вам.

-   Спасибо, инспектор, - кланялся он во все стороны. - Вот, почитайте на досуге...

Пройдя несколько метров по коридору полицейского участка, Хорди и Ник присели у стены. Ник закурил.

-   Ты знаешь, Хорди, - с улыбкой сказал он. - Твое настоящее призвание - быть актером...

-   Это безденежная профессия! - воскликнул Хорди.

Внезапно дверь, напротив которой они сидели, распахнулась. В проеме стояли двое полицейских. Они держали за руки бродягу Джона.

-   Он выскочил из дерева возле особняка Гарри Каспера! - доказывал Джон. - Он вырвал у меня золотую коронку!

-   Можете его описать? - раздался голос сержанта.

-   Да, да, могу. Примерно три фута ростом... зеленый костюм... маленькая шапчонка такая, - забубнил Джон.

-   Да... и наверно у него еще были черные башмаки с золотыми пряжками, - сказал сержант.

-   Совершенно верно! - воскликнул Джон.

-   Поздравляю с днем Святого Патрика! Ребята уведите его отсюда, - сказал сержант.

-   Но я правда его видел! - кричал Джон. - Я правду говорю! Не смотрите на меня, как на сумасшедшего. Он у меня золотой зуб вырвал.

Помолчав, Ник спросил, подтолкнув Хорди:

-   Видел? Вот будешь и дальше пить, тебе тоже будут казаться зеленые человечки...

-   Не умничай, - пробурчал Хорди. - У меня здесь мурашки по коже бегут. Пойдем отсюда... Они быстро зашагали по коридору, из глубины которого все еще доносились вопли бродяги

Джона:

- Видите! Он на меня напал! Он еще на кого-нибудь нападет! Его нужно поймать. Слышите! Его нужно непременно поймать! Почему вы мне не верите? Я правду говорю! Он очень опасен! Очень! Очень! Очень!

Откушенный палец

Спугнув беднягу Джона, карлик поднялся, отряхнул пыль с колен и башмаков и вышел на дорогу.

Он недолго размышлял о том, как добраться до города. Это не составляло для него особого труда.

Взвившись над землей, он в мгновение ока смог оказаться на залитой разноцветными праздничными огнями и блеском главной улице города.

Сняв с себя шапчонку, карлик раскрутил ее кончиком лакированного башмака, точно рулетку и, пританцовывая на месте, прошептал:

-   Крутись, крутись, мой дружочек! Покажи мне, где живет моя красавица-невеста?

В это время мимо него пробежали, смеясь, две юные девушки. Одна из них круглая, быстрая в движениях, с загорелыми босыми ногами, протянула ему новенькую блестящую монету. Карлик ловко подхватил ее на лету и сунул за пазуху. Девушки с громким смехом побежали дальше.

Затем он увидел прямо перед носом какую-то странную бумажку...

-   А это еще что такое?

-   Двадцать пять центов, - с улыбочкой ответил, наклонившийся к нему мужчина. - А что же еще?

Мужчина стоял рядом и совершенно бесцеремонно разглядывал карлика.

-   Между прочим, золото было бы лучше! - злобно сказал карлик. Мужчина захлопал в ладоши.

-   Браво! Смешно!

Воскликнул мужчина и протянул карлику визитную карточку.

-   Том Стритер. Фирма по отбору творческих кадров. По-звоните. Я вас возьму в какое- нибудь шоу для детей!

Карлик не понял значения его слов.

Он увидел на руке, протягивающей ему визитку, блестящее золотое кольцо!

Не в силах сдержаться, карлик схватился зубами за палец и в один миг откусил его.

С диким криком мужчина бросился по сверкающей предпраздничной улице.

-   О, кажется, мне этот город по душе! - облизнулся карлик, взвившись в воздух. - Да и палец не плох на вкус!

Первый ход

Чуть успокоенный, но все еще пристыженный тем, что произошло между ним и Джулией, Ник вместе с Хорди вошел в кафе.

-   Сегодня будешь есть бесплатную пиццу! - засмеялся Хорди, когда они уселись за столик. - И пить бесплатное пиво.

-   Как ты себя чувствуешь?

-   Ничего. Живот немножко не в порядке. Но рюмка может легко излечить, - засмеялся Хорди.

-   Для тебя, Хорди, - все игра, - грустно ответил Ник.

-   Совершенно верно! - подтвердил Хорди и поставил на стол бутылку виски. - Пей! Ешь! Веселись! Сегодня праздник!

-   Не хочу, - сказал Ник. - Я не голоден. Хорди внимательно посмотрел на него.

-   Что случилось? Выкладывай! Я тебя вытащил из полиции... а ты совершенно не чувствуешь никакой благодарности ко мне? - попробовал пошутить он.

-   Знаешь, Хорди, по-моему, я... насколько я понимаю, сегодня навсегда потерял Джулию. Вот и все... Какой уж тут праздник.

-   О! Джулия - прекрасная девочка! - воскликнул Хорди. - Как ты мог такое допустить?! Ник вытащил из кармана сигарету. Закурил.

-   Ну, Хорди, ты надрался. Поэтому мне пришлось отменить с ней свидание и поехать на эту глупую экскурсию... А там еще эти твои штучки... словом... - Ник безнадежно махнул рукой.

-   Ты правильно поступил, правильно! - поддержал его Хорди. - Главное - это деньги. Наличные, - добавил он. - А от девочек - одни неприятности. Так что - забудь и давай выпьем по этому поводу!

Ник поколебался, но все же отодвинул свою рюмку.

-   Не хочешь? Хорошо! Я выпью за это один!

Хорди, быстро осушив две рюмки, вытащил из кармана колоду карт.

-   Смотри, Ник! - сказал он. - Следи за красной картой...

-   «Три листика»? - спросил Ник, наблюдая, как ловко мелькают карты в руках у Хорди.

-   Замечательная игра? Правда? Парень, который смотрит на карту, забывает обо всем. Он видит только деньги, которые может выиграть. В глазах у него появляется безумный блеск. Тут ты и понимаешь, что ему - конец...

Хорди захохотал:

-   Вот тут время его обчистить, и ты делаешь свой первый ход! Ник быстро встал из-за столика и направился к выходу. Хорди с недоумением смотрел ему вслед, затем крикнул:

-   Ты куда?

-   Мне пора действовать! - ответил Ник. - Делать свой первый ход!

Смерть Ена

Стемнело. Перед верандой, обтянутой черным бархатом ночного воздуха, стояли друг напротив друга Джулия и Ен. Они молча разглядывали друг друга. По неестественному выражению лица Джулии можно было со всей определенностью сказать, что она ощущала неловкость...

-   Я когда-то был лучшим гонщиком... Джулия, - вкрадчиво сказал Ен. Он подошел совсем близко к девушке и коснулся рукой ее волос.

-   Если ты захочешь, мы сможем объездить с тобой весь мир, крошка!

-   Не называй меня так, - отстранилась от Ена Джулия. - Это меня раздражает...

Глаза Ена светились. Что-то копилось в его мозгу, укладывалось и ускользало, входило и выходило, ворочалось и ожидало конечного разрешения.

-   А что ты любишь? - спросил он, наконец, таким тоном, будто решился на головокружительный прыжок.

Джулия пожала плечами.

-   Я понимаю, что вопрос нескромен, но раз уж мы разговорились... - сказал Ен. В его словах девушка уловила еле заметный насмешливый оттенок.

-   Ну что ж, - помолчав, сказала она, - я могу тебе ответить... Пожалуй, все! Лес, пустыню, автомобили, парусные суда, опасность, драгоценные камни, красивые плечи и, конечно, балет...

-   Ты такая прелесть, Джулия! - прошептал Ен, склонившись к ее лицу.

-   Я... не знаю, - сказала Джулия и засмеялась. Краска залила ее нежные щеки. Она помолчала, разглядывая из-под опущенных ресниц Ена.

-   Я очень люблю вставать рано утром, когда еще холодно, - несмело произнесла она. Ен громко засмеялся.

-   Я пойду спать, Ен! - быстро сказала Джулия, вздрогнув, как испуганная птица, от его резкого смеха.

-   Подожди, крошка! - Ен быстро схватил ее за руку. Джулия с силой вырвала свою ладонь и сказала:

-   Спасибо, Ен, что подвез.

-   Подожди, но... ты же ведь сказала, что твоих родителей нет дома... - удивился он.

-   Ну и что? - пожала плечами Джулия и сделала несколько быстрых шагов в сторону открытой веранды.

Ен прыгнул за ней, как хищный зверь.

-   Ты что, не хочешь меня пригласить? - спросил он.

-   Ты же знаешь, я встречаюсь с Ником, - ответила девушка.

Ен быстро обхватил ее стройное тело двумя руками и прижал к стене.

-   Нет! Пусти! - закричала девушка. Ен горячо поцеловал ее в губы.

-   Крошка, - зашептал он, - я думаю, что вы сегодня расстались...

-   Нет, нет! Не расстались! - пыталась освободиться Джулия из объятий Ена.

-   Но ведь я отказался от целого вечера работы, а потом... как же те сосиски, которыми я тебя угощал? - прошептал Ен, не отпуская от себя Джулию.

-   Ен! Сейчас же отпусти! Иначе я буду кричать!

-   Брось ты ломаться!

-   Иди, Ен! - закричала девушка и, ловко прогнувшись всем телом, неожиданно ударила его коленом в живот.

Ен скорчился от боли.

Джулия быстро поднялась на веранду и щелкнула замком.

-   Динамистика! - сплюнул Ен.

Чей-то смешок раздался позади него. Ен обернулся. Возле стоящего рядом автомобиля не было никого.

Ен сделал несколько шагов в сторону веранды. Остановился. Прислушался. Где-то рядом с ним снова раздался сиплый смешок.

-   Что за чертовщина! - выругался Ен.

Он быстро подошел к своей машине и открыл дверцу. Но в этот миг с веранды раздался ласковый голос:

-   Ен! Ен! Иди сюда!

Он повернул голову. На веранде, залитой лунным светом, стояла Джулия. Волосы ее были распущены, она стояла босиком... в одной шелковой сорочке, надетой на голое тело, и улыбалась.

-   Джулия? - удивился Ен.

-   Извини, пожалуйста, - прошептала девушка. - Я сама не знала, что говорю...

«Черт бы побрал эту девчонку с ее дурацкими шуточками! - подумал Ен. - Зачем только я с ней связался?»

-   Ну, и что ты теперь думаешь? - холодно спросил он.

-   Прости за обиду, - шепнула Джулия и сбросила с себя ночную сорочку.

-   Неплохое начало, - улыбнулся Ен, разглядывая ее стройное тело.

-   Поднимайся сюда! Я тебя приглашаю! - сказала Джулия. Ен поколебался с минуту.

-   Ну?! Так и будешь там стоять? - спросила Джулия.

100

Ен напрягся. Где-то рядом с ним снова раздался чей-то смешок.

-   Ты слышала? - спросил он с дрожью в голосе.

-   Ен! Иди же! - Джулия протянула к нему руки.

Он медленно поднялся на веранду, прислушиваясь к своим шагам.

-   Послушай, крошка, - тихо сказал он. - Не сопротивляйся мне больше никогда, договорились?

Джулия приняла его слова спокойно.

-   Я раньше никогда не обращалась с тобой так? - прошептала она и поцеловала его в губы. Ен пошатнулся, он словно стоял на краю какой-то пропасти. Его ладони сами собой

скользили по телу Джулии, дыхание становилось слабым и прерывистым.

-   Зайдем туда... - предложил он неуверенно.

-   Зачем? - улыбнулась Джулия.

-   Здесь как-то жутко, - проговорил Ен.

Девушка снова и снова поцеловала его в похолодевшие губы.

-   Может все-таки зайдем в дом? - в последний раз предложил Ен.

Джулия обвилась своим гибким телом вокруг него, словно лиана, и Ен не мог больше вымолвить ни слова.

-   Целуй же! Целуй меня, - зашептала девушка.

И Ен провалился в глубокую темную пропасть, где не было звезд. Его дыхание становилось все тише и отрывистее. И он услышал уже совсем другой, чем прежде, голос Джулии:

-   Дружочек, а теперь возьми меня на ручки... и отнеси спать.

Сердце Ена словно остановилось после этих странных слов, сказанных чьим-то чужим гнусавым голосом. «Это не Джулия!» - с ужасом подумал Ен. Но было слишком поздно.

Он уже парил... Парил с необыкновенной легкостью, согнув колени. Шумный поток уносил его тело куда-то в темный тоннель. Много возбужденных голосов, источник которых был ему не виден, кричали, чтобы он вернулся.

Ен дрожал. С тайным страхом он подплыл к скале, вынырнувшей перед ним при свете блеклой луны. Он увидел стоящее на скале существо, ростом с маленького ребенка, обнаженное, без признаков мужского или женского пола... На лице у этого существа было множество морщин. Оно смеялось гадким липким смехом. Затем через чащу Ен выбрался на гладкую белую дорогу.

Но он не чувствовал при этом почвы под ногами. Когда он хотел дотронуться до окружающих его деревьев и кустов, то между Еном и ними всегда оставался тонкий непроницаемый слой воздуха.

Бледный фосфорицирующий свет, словно исходивший от гнилушек, освещал все окружающее. Очертания предметов, видимых Еном, казались призрачными, размягченными, словно моллюски.

Молодые бесперые птицы с круглыми наглыми глазами, жирные и обрюзгшие, словно откормленные гуси, сидели, нахохлившись, в огромных гнездах и резко кричали, глядя вниз на Ена.

Молодая коза, едва ли способная бегать и уже имевшая размеры взрослого животного, с шестью рогами, жирная, лениво сидела во мху и тяжело повернула к Ену свою голову.

Во всех существах, попадавшихся Ену на глаза, омерзительно прикасавшихся к нему, ощущалась какая-то грязь.

-   Дружочек, возьми меня на руки и отнеси спать! - снова раздался гнусавый голос. Он огляделся. Но никого не увидел.

Постепенно он начинал понимать, где он теперь находится. «В мире реальном и подлинном, как и весь остальной мир... и все-таки являющимся лишь его отображением, - подумал он. - В

царстве призрачных двойников... вампиров... уродов... питающихся сущностью своих земных первоначальных размеров...»

«Наверное, когда на земле убивают кого-то, - заключил Ен, - то в этом проклятом мире восстают их призрачные подобия, которые, словно пауки, высасывают жизнь из живых существ на нашей земле... »

Увлекаемый темным, липким леденящим душу потоком, Ен увидел перед собой раздутых губчатых чудовищ, с толстыми брюхами, с выпученными, стекловидными глазами над набитыми жиром щеками. Они метались взад и вперед, нигде и ни в чем не находя покоя.

Тесня друг друга, они ухмылялись, волоча за собой мешки с золотом. Причем их толстые губы чавкали от удовольствия.

-   И вдруг Ен увидел перед собой огромное зеркало. В этом зеркале отражался он сам, принявший облик одного из чудовищ...

Ен увидел себя сидящим за роскошным столом. Он был окружен множеством женщин. В один миг Ен узнал в них тех, к которым влеклись его чувства, хотя бы даже на одно мгновение.

Чудовище, сидевшее за столом, было самим Еном...

Когда Ен постиг эту мысль, его двойник в зеркале содрогнулся и страх исказил его лицо...

-   Дружочек, а теперь возьми-ка меня на руки и отнеси спать! - раздалось где-то совсем рядом.

Ен понял, что этот гнусавый голос исходил из самого его сердца. Истекая кровью, он из последних сил ударил по зеркалу - и стих.

-   Видение, видение! Прекратите видение! Всего лишь наваждение! - злорадно расхохотался карлик, пнув безжизненное тело ногой.

-   Теперь уж я точно заполучу свою невесту! - сказал он и подкрался к светящемуся окну, выходящему на веранду. - Чихнет раз! Чихнет два! Чихнет три - моей невестой станет...

Ник знакомится с черепахами

Ник остался один. Выйдя из кафе, он сказал себе:

-   Я должен начать действовать!

И услышал где-то рядом, словно из-за спины, легкий звоночек.

Ник оглянулся. Пышущий пестрым праздничным блеском, город тонул в огнях. Ник пошел, не разбирая пути. И оказался на одной из многолюдных центральных улиц.

Возле рынка он увидел стоящего на возвышении человека, который отчаянно размахивал руками. Вокруг него, покатываясь от смеха, роилась рыночная толпа.

-   Ник остановился, протиснулся сквозь толпу.

-   Я не лгу! - кричал, стоящий на возвышении человек. - Он ходит в зеленом сюртуке, на голове у него шапчонка... такая... и брюки... а туфли... черные... с блестящими пряжками... Они... блестят, как зеркало...

Гомерический хохот толпы сопровождал каждое слово рассказчика. Снова позади Ника раздался легкий звенящий звук. Усилием воли отогнав суеверие, Ник внимательно огляделся.

-   В чем дело? - спросил он у стоящей рядом молоденькой девушки.

-   Этот псих... продает шкатулку, подаренную ему каким-то карликом, - с улыбкой сказала девушка.

-   Да? - удивился Ник. Девушка засмеялась.

-   Скажи-ка, неплохо придумано? - спросила она, подмигнув Нику. - Поздравляю тебя с праздником Святого Патрика!

Ник нашел силы улыбнуться ей в ответ.

Не размышляя больше ни о чем, Ник выбрался с рыночной площади. На улицах сновала толпа.

Не разбирая дороги, Ник вышел из города и спустился к реке.

Смыкались над его головой мрачные завалы кустарника, изредка пропуская звезду. Пахло сухим песком и нагретой зеленью.

Путаясь и томясь необъяснимым предчувствием, избитый по лицу ветвями, Ник подошел к огромному тысячелетнему дереву. Где-то рядом, чернея, блестела вода.

Он прислонился к стволу. Вокруг опадали листья. Запах сырой реки стал крепче, острее пахло песком, цветы и листья, казалось, возбужденные всеобщей тайной, излучали острый, отчетливый аромат.

Ник свернул немного вправо. Там, между двумя пнями наклонно торчал ивовый прут с выбегающими из влажной коры яркими листьями. Ник вытащил из кармана ножик и начертил на прутике: «Джулия».

-   Джулия, - вслух произнес он.

И вдруг увидел, что прямо из корней ивы, присев на корточки, двигалось ничтожное существо...

«Лакированные туфли и пряжки на башмаках», - вспомнились Нику слова человека на рыночной площади.

Ник пригляделся. Крошечное существо топало сердито ногой всякий раз, как только его башмак попадал в воду.

-   Крыса, что ли? - прошептал Ник и дотронулся до существа.

-   Не крыса! - гневно завизжало существо и скрылось в зарослях.

Карлик убежал, а Ник стал щупать траву на том месте, где он только что стоял. Странное пятно алого цвета медленно расползалось по траве, будто лужица крови.

Взволнованный, Ник прислонился к стволу дерева и замер. Немного погодя, он услышал ровный плеск весел. Глухо шумя песком, на отмель выползла, переваливаясь, лодка.

Ник увидел, как начала светиться вода и стала прозрачной, как будто вся глубина ее слилась с воздухом. И Ник вдруг увидел странную форму большой отмели, которую раньше представлял треугольником. Приглядевшись, он рассмотрел, что она представляла собой форму четырехлистного цветка...

Между тем, сидевшие в лодке встали и вышли гуськом. От каждого из них исходило яркое свечение.

-   Наконец-то, - сказал первый из них.

-   А если карлик уже опередил нас? - шепотом произнес другой. Лихо перевернув лодку, все четверо скрылись за поворотом реки.

-   Стойте! - крикнул Ник и побежал вдоль берега. - Остановитесь!

Не понимая, зачем он догоняет этих странных светящихся существ, Ник бежал что было сил. Наконец, услышав его крики, они остановились. Быстро подойдя к запыхавшемуся Нику, один из друзей мягко взял его руку маленькой горячей зеленой ладошкой и крепко пожал ее.

-   Меня зовут Ник! - выпалил юноша.

-   А меня Лео!

-   А меня Раф!

-   Мик!

-   Донателло!..

Ник был немного растерян. Он не знал, как ему себя вести и что сказать черепахам. Заметив его смущение, Лео улыбнулся:

-   Слова не имеют особенного значения, - произнес он. Он опустил свою лапу на плечо Ника и посмотрел ему в глаза.

-   Только безумное и чистое сердце могло остановить нас, - сказал он, - такое, как твое. Скажи, что мы можем сделать для тебя?

Ник опустил глаза.

Стараясь говорить кратко, он попробовал рассказать о своей ссоре с Джулией.

-   Я ее знаю очень давно, еще совсем маленькой девочкой... она так хорошо танцевала. Наши семьи были соседями... Так мы и росли. Очень часто мы прибегали с ней вместе сюда, к реке, вместе мечтали на берегу о том, как заработаем много-много денег и уедем путешествовать... А еще... мы вместе хотели работать в театре... Но все эти планы требуют больших денег, - со вздохом глубокого сожаления сказал Ник. - Мне пришлось устроиться на смешную работу и я... теперь вместе с Хорди... вожу страшные экскурсии... у меня даже не всегда получается видеть ее хотя бы раз в неделю... И вот как-то она дала мне странную клятву, что мы с ней не сможем пожениться до тех пор, пока она не станет знаменитой балериной... «Ты скоро прочтешь мое имя в афишах» - сказала она мне, и тогда я решил увековечить ее имя, вырезав на одном из деревьев... здесь, у реки. Мне вдруг стало казаться, - юноша вздрогнул, словно прислушиваясь к чему-то, - что мы скоро расстанемся с ней... навсегда... Будто бы... после того вечера, когда она дала мне эту странную клятву, а я в ответ начертал на коре ивы ее имя, будто бы кто-то третий вторгся в нашу судьбу... с ней... будто бы разлучая нас... Я не знаю, как объяснить это, - горько улыбнулся Ник, - но с тех пор стало твориться что-то неладное в наших отношениях... Мы почти перестали встречаться... И вот, недавно... Я боюсь, что потерял ее навсегда... Это случилось из-за моей глупости... но я чувствую, что здесь еще есть что-то такое, чего я не могу понять... Словно кто-то хочет у меня украсть ее... - наконец, произнес Ник.

Черепахи переглянулись.

-   По-моему, нам не мешало бы заглянуть туда... где теперь находится твоя девушка, - помолчав, сказал Лео. - Как вы считаете, друзья?

Микки и Раф одобрительно заурчали в ответ.

-   Ты поступил правильно, Ник, что окликнул нас! - сказал Лео.

-   У тебя чуткое сердце, - добавил Дон.

-   Но как мне теперь помириться с ней? - спросил Ник.

-   О! Это очень просто! - засмеялся Лео, - тебе всего лишь надо хорошенько представить то место, где находится Джулия в эту минуту... Кроме того, мы еще наверняка увидимся с тобой, - добавил Раф.

Ник растерянно посмотрел на друзей.

-   Но, - начал он, - как вы узнали, что ее зовут Джулия. Ведь я вам не сказал... ее имени...

На этот вопрос Ник не получил ответа.

Яркий блеск солнца воскресил зелень прибрежных зарослей, и голубое, над синей рекой, пространство улыбкой чуть заметной тонкой радуги и грациозно тронул далекие горы...

Что-то сверкнуло в воздухе и растаяло, на миг отразившись в реке четырьмя разноцветными звездами...

Похищение Джулии

Рассвет едва коснулся земли, когда Ник, закрыв глаза и мысленно сосчитав до семи, оказался перед дверью, выходящей на открытую веранду.

-   Джулия, - тихо прошептал он. - Ты еще спишь, Джулия? Он несколько раз постучал в дверь.

-   Уходи! Ен! - раздался хорошо знакомый голос. - Уходи, а то я позову полицию. Дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы Ник смог просунуть в щель свою голову.

-   Это я, Джулия, - сказал он. Девушка открыла дверь.

-   Ник! - приветствовала она его веселым звонким голосом, таким же, как обычно. - Милый! Родной...

Ник склонился над нею, поцеловал в полураскрытые губы.

-   Ты на меня не сердишься? - спросил он. Джулия ласково провела ладонью по его щеке.

-   Тогда я поздравляю тебя с Днем всех святых, - и Ник протянул Джулии букет свежих, только что сорванных возле реки, цветов... В самом центре букета находился маленький ивовый прутик с ярко-зелеными листьями, на котором можно было прочесть вырезанное острым лезвием ножа имя «Джулия».

Девушка улыбнулась и нежно прижалась к Нику.

-   Милый мой, ты перепутал праздники... Сегодня день Святого Патрика.

-   Ничего, - смущенно сказал Ник, - для этого праздника тоже годится такой букет... Джулия потерлась щекой об его ладонь:

-   На тебя невозможно сердиться, - прошептала она. Ник горячо поцеловал ее в губы.

-   Ты прости, Джулия, - сказал он. - Я вел себя как последний идиот. Но сегодня ночью я получил хороший урок.

-   Я в этом уверена, милый, - рассмеялась девушка. Ник обнял ее за плечи.

-   Знаешь, Джулия, у меня появилась сотня идей. Я тебе все сразу не расскажу. Но сегодня ночью, когда я бродил возле реки, там, где мы с тобой бегали еще детьми, я вдруг многое понял. Я вспомнил наши с тобой встречи. Помнишь, какой золотой и сухой песок там, на ивовой заросли?..

-   Да, я помню, - улыбнулась Джулия.

-   Вспомни, как ты купалась, и как кричала пронзительно и болтала ногами...

-   Я помню, Ник.

Ник поцеловал ее руки и заглянул в глаза.

-   Я принес тебе этот прутик и эти цветы с того места, где мы с тобой впервые были счастливы. Ты помнишь?

-   Да.

-   Ты видишь, на прутике выросли листья?

-   Да...

-   А ты знаешь, что это значит? Это значит, - сказал с улыбкой Ник, - что ива цветет, и что у нас с тобой еще все впереди. Так?

-   Я в этом уверена, милый! - прошептала Джулия, прижимаясь к Нику. - Пойдем, поставим цветы в воду...

Она окунула лицо в букет и, глубоко вздохнув, чихнула.

-   Ну вот, - пошутил Ник, - Я принес тебе цветы и совсем не знал, что у тебя на них аллергия!

-   Нет у меня никакой аллергии! - засмеялась девушка и, поставив цветы в вазу, чихнула еще раз.

Ник вдруг услышал рядом с собой чье-то едва уловимое посапывание.

-   Послушай, Джулия, - сказал он, - может быть, мы перенесем их в другую комнату?

-   Да нет! - обняла его девушка. - Это совсем не от цветов. Даже если от них - неважно. Потому что они мне нравятся.

И она легонько ущипнула Ника за щеку. Ник коснулся ее волос... И стал осторожно покрывать поцелуями ее лицо, шею...

-   Я люблю тебя, - шептал он.

-   И я люблю тебя...

В этот миг чьи-то мелкие семенящие шаги прозвучали где-то совсем близко. Ник вздрогнул, оглянулся. Джулия чихнула в третий раз.

-   Будь здорова!.. - успел произнести Ник.

И вдруг раздался страшный треск. Потолок раскрылся, и в комнату влетела огромная фиолетовая молния...

Ник услышал несколько ударов грома прямо у себя над головой. Неожиданный удар в висок свалил его с ног...

Когда Ник открыл глаза, он увидел, что лежит на полу среди множества побитой и разбросанной посуды: тарелок, кастрюль, сковородок...

Прямо перед ним стоял маленький человечек, точь-в-точь как тот, которого ночью Ник видал в речных ивовых зарослях.

Рядом с Ником на полу лежала связанная какими-то грязными веревками, напоминающими паучью сеть, Джулия. Глаза ее были широко раскрыты от ужаса.

-   Ха-ха! - закричал карлик. - Я искал эту красавицу всю свою жизнь! И теперь, наконец, я возьму себе невесту!

-   Кто ты такой? - еле выговорил Ник.

-   Я - карлик Кон! - раздался гнусавый голос.

Ник попытался подняться. Но не мог пошевелить и пальцем. Все его тело было словно прибито не видимыми гвоздями к полу.

-   Кто-нибудь! Помогите! - застонала Джулия.

Но в этот миг карлик схватил стоящие на столе цветы и с грохотом швырнул вазу на пол.

-   Умоляю, спасите, - простонала Джулия.

Вдруг в самой середине комнаты, прямо перед девушкой, повис горшок с золотом. Он свободно парил в воздухе и вертелся.

-   Дорогая моя, - произнес карлик, взяв горшок в руки, - сегодня день нашей свадьбы. А какая же свадьба без обручального кольца?

Щелкнув в воздухе металлической клешней, карлик в мгновение ока перетянул шею Джулии тяжелым золотым кольцом. Девушка отчаянно закричала.

-   А теперь я могу поцеловать невесту, - хрюкнул карлик и высунул изо рта свой черный, длинный, словно змеиное жало, язык.

Дотянувшись рукой до валявшегося рядом на полу ивового прутика, Джулия, размахнувшись, ударила им карлика по лицу.

Неожиданно горшок с золотом, висящий в воздухе, с грохотом упал. Одна из монет закатилась под руку Нику. И в тот же миг он смог подняться.

-   Джулия! - закричал он, бросаясь к девушке, окутанной паутиной среди кучи золота. Но грозное щелканье металлической клешни заставило Ника отступить. Вдруг золото исчезло... И исчез карлик... Ник снова бросился к Джулии. Он стал разрывать на ней паутину. Но руки его словно касались острых металлических шипов. Он изранил руки в кровь.

-   Ты живой? - прошептала Джулия, когда он освободил ее.

-   Да, все нормально, - ответил Ник. Он схватил Джулию на руки и бросился к двери. Внезапно навстречу ему из дверного проема показалась клешня. Она словно ощупывала воздух.

-   Он здесь! - закричал Ник.

Но в тот же миг сильный удар сбил его с ног. Что-то больно вонзилось ему в грудь, и Ник потерял сознание.

-   Всю жизнь я ждал этого часа, - услышал он гнусавый голос. - Когда-то один человек не дал мне взять невесту... я больше этого не допущу!

Когда он открыл глаза и с трудом поднялся, перед ним в угрожающей позе, одетое в лохмотья, с лицом из стеклянных осколков разбившейся вазы, торчало горбатое птичье пугало.

-   Джулия, о боже, Джулия, - прошептал Ник с ужасом.

В норе

Превозмогая дикий ужас, Джулия спустилась вслед за карликом в глубокий темный тоннель. Он не могла вымолвить ни слова от свалившегося на нее потрясения.

Вокруг себя она видела только черную пустоту. Лишь кое-где вспыхивали и исчезали красные и фиолетовые зловещие огоньки.

Джулия посмотрела на карлика, который мертвой хваткой держал ее за руку. Его наружность сделалась настолько зловещей, что у девушки сердце едва билось в груди. Всю дорогу их сопровождал кот со вздыбившейся на загривке шерстью, торчавшими ушами и поднятым хвостом.

«Настоящее чудовище!» - подумала Джулия. Кот, сверкая в темноте зелеными глазами, постоянно скользил вокруг Джулии.

Карлик нес в руках что-то белое, но Джулия никак не могла разобрать, что же это такое. Он вел ее между старыми сухими деревьями, ветки которых были сплетены в гигантский кокон, обросший вековой паутиной. Затем они пробирались по каким-то узким коридорам, а один раз, как показалось Джулии, побывали не то в гробнице, не то в склепе.

В этом ужасном и смрадном месте Джулия вдруг увидела призрачного человека. Нет, это был не негр, но настолько густого черного цвета, что казался он мрачнее ночи, с такими глазами, в которых словно пылал живой огонь.

Вокруг карлика, волокущего за собой чуть живую Джулию, вились разные твари: крысы, упыри и еще какие-то существа, наполовину люди, наполовину - оборотни.

Наконец они спустились по скользким и сырым ступеням в поросший мхом и паутиной погреб.

-   Ну? - довольно спросил карлик и посмотрел на Джулию. В глазах у девушки было неподдельное отвращение.

-   Не бог весть что, - сказал карлик, - но все же жилище. Хорошая нора? Джулия не могла вымолвить ни слова.

-   Как тебе нравятся твои брачные покои? - злорадно улыбнулся карлик.

-   Здесь ужасно! - всхлипнула в неподдельном ужасе Джулия.

-   Я понимаю... Здесь, конечно, нужна женская рука, - сказал карлик. - Но ты тут все изменишь!

Он подошел к Джулии и осторожно провел своими искривленными пальцами по ее лицу.

-   Так, может быть...

Запахом гнили и испражнений дохнуло в лицо девушки от этого прикосновения. Она закричала и упала на пол.

-   Ну, ладно, ладно, моя дорогая, - забеспокоился карлик. - Я ведь тысячу лет ждал этой ночи. Но оно того стоило, милая моя Марта, - прогнусавил он и снова прикоснулся к Джулии своей металлической клешней.

Джулия закрыла лицо руками, чтобы не видеть это отвратительное лицо.

-   Ошибаешься, урод, - прошептала она, - меня зовут не Марта. Карлик засмеялся. Схватил ее за руку и прошептал:

-   Кровь Марты, жены Тома Санди, течет в твоих жилах. Я это чувствую.

Он высунул свой длинный острый язык и нагнулся над ней. Обезумев от страха, девушка бросилась по длинному узкому тоннелю прочь. Но всюду на ее пути вспыхивали ядовитые красные огоньки, отделялись от шершавых стен запутавшиеся в паутине скелеты, протягивали к ней свои костлявые руки. Джулия, зажмурившись, пробежала в ту часть норы, где был склеп.

И вдруг она увидела за большим плинтусом, среди длинных листков какой-то желтоватой бумаги, наполовину объеденной мышами, несколько небольших черепов и костей... «Это же были дети!» - подумала Джулия.

И в тот же миг она различила приглушенный плач истязаемого ребенка и одновременно отвратительное хрюканье и монотонный голос карлика, произносящий слова:

-   В доме у карлика Кона много сюрпризов.

В это время один из скелетов, затаившихся у стены, шагнул навстречу Джулии и протянул к ней свои костлявые руки.

-   Это твоя родственница, Марта, познакомься, - сказал карлик.

-   Отпусти меня! - прошептала Джулия и лишилась чувств.

Когда она снова пришла в себя, то обнаружила, что лежит на каком-то огромном камне, обернутая в грубую вонючую ткань телесного цвета. «Это то, что нес карлик», - подумала Джулия.

-   Моя дорогая, - наклонился к ней Кон, - не так надо обращаться с отцом своих будущих детей. Я тебе еще не говорил. Но скоро ты будешь рожать малышей.

-   Отпусти меня, - взмолилась Джулия.

Но плотная драпировка словно приковала ее к холодному каменному ложу.

-   Молчать! - взвизгнул карлик и топнул ногой.

Он быстро вспорол своей клешней ткань на уровне живота Джулии и гадко захохотал, разглядывая ее тело.

-   Да, - проговорил он, - придется, конечно, кое-что здесь изменить...

-   Что изменить? - закричала в ужасе Джулия.

-   Не забивай свою голову всякой чепухой, - мерзко улыбался карлик. Он занес свою клешню над животом Джулии и сказал:

-   Ты привыкнешь к боли...

«Он вспорет мне живот!» - подумала Джулия и приготовилась к смерти. Закрыв глаза, она представила себе в последний раз лицо Ника. Но карлик ограничился тем, что сорвал еще часть драпировки с груди.

-   Тут тоже надо кое-что изменить, - прошептал он. - И твое личико придется слегка изменить. Малыши очень злятся когда кто-то так выглядит. Они бывают порой очень злыми, эти малыши. - Он тихонько ущипнул Джулию за грудь своими костлявыми изогнутыми пальцами. - Да, придется сделать много изменений, - причмокнул он.

Душераздирающий вопль негодования и ужаса вырвался из груди девушки.

-   Прекрати! - взвизгнул карлик.

-   Я хочу домой! - закричала Джулия.

-   Но ты уже дома, радость моя, - злобно ответил он. - И здесь, в этом доме, ты и останешься. Джулия залилась слезами.

-   Я хочу домой!

-   Ну, хватит! - попытался успокоить ее карлик.

Он присел рядом с ней и, положив свою огромную голову к ней на грудь, произнес:

-   На свадьбу полагается что-то старенькое, что-то новенькое... Давай с тобой побудем вместе с золотом карлика Кона.

Он взмахнул клешней и прямо перед ним появился горшочек с золотыми монетами. Он рассыпал их по телу девушки и умиротворенно захрюкал, поглаживая грудь Джулии своими гадкими пальцами. Вдруг отчаянный визг вырвался из его рта.

-   Не хватает! Не хватает золотого шиллинга! Его здесь нет! Пропал! Шиллинг!!! Воспользовавшись моментом, Джулия предприняла новую попытку освободиться.

-   Развяжи меня, пожалуйста! - жалобно попросила она. - Я сделаю все, что ты захочешь. Карлик быстро посмотрел на нее и снова принялся пересчитывать монеты.

-   Послушай, мой дорогой, - мягким грудным голосом заговорила Джулия, - для свадебной ночи мне нужно выглядеть красивой, а для этого мне нужно как-то приготовиться. Ты ведь теперь мой муж, и я хочу доставить тебе удовольствие. Развяжи меня ненадолго...

Немного успокоившись, карлик подошел к ней и вспорол своей клешней плотную драпировку, в которую было заключено тело Джулии.

-   Спасибо, мой дорогой, - сверкнула глазами девушка, - я очень хочу доставить тебе удовольствие.

-   А ты его и доставишь, - усмехнулся карлик.

Он вытащил из-под камня, на котором лежала девушка, кусок зеленой ткани, украшенной паутиной, и бросил Джулии.

-   Вот, это свадебное платье. Когда я вернусь, будь, пожалуйста, уже в нем. Прежде чем я уйду, поцелуй меня, я ведь все-таки ирландец.

Он низко склонился над Джулией и, высунув свой длинный, черный язык, коснулся ее щеки. Отвратительная пенящаяся слюна вытекла у него изо рта. И Джулия чуть не задохнулась от ударившего прямо ей в нос запаха гнили.

-   Ма-а-а-а, ма-мо-оо-чка-ааа! - закричала она.

-   Это еще лишь цветочки, дорогая, - усмехнулся карлик, - ягодки впереди... Довольный собой, он взвился в воздух и помчался по темному узкому тоннелю.

-   Я пошел за моим золотом, - услышала Джулия его гнусавый голос. - Ты будешь пытаться сбежать. Но это безнадежно, - жутко захохотал он.

Оставшись одна, Джулия, преодолевая жгучую ненависть, страх и омерзение, стала искать выход из черной дыры. Она металась по узким темным щелям лабиринта. Отовсюду доносились будоражащие душу стоны и крики... Стуки... Скрип костей... Горящие алым блеском глазницы скелетов...

-   Что же делать? - шептала Джулия. - Ник, мой милый Ник, где ты? Приди ко мне! Забери меня отсюда!

Она вдруг услышала какофонические звуки, доносившиеся будто из другого измерения. Огромный кот с торжествующим злобным оскалом смотрел прямо на нее. Вслед за ним из темной стены, расколовшейся пополам, вышел Черный человек. Они подошли к огромному камню, на котором несколько минут назад лежала Джулия, задрапированная в тяжелую ткань, и стали неистово трясти и греметь сложенными на камне костями.

-   Господи! - прошептала Джулия, - они хотят совершить жертвоприношение...

В тот же миг Джулия услышала жуткие песнопения Черной мессы, пронзительные крики умирающего ребенка, диссонирующую музыку труб, богохульно вывернутые наизнанку молитвы. Дикие крики наполняли мрачное подземелье. До девушки, у которой волосы на голове стояли дыбом, доносились чьи-то разговоры, обрывки фраз, бессмысленные сами по себе, но наводящие на мысль о чем-то темном, полном дурных предчувствий...

-   Будет ли она сегодня избрана?

-   Во имя Велира, Вельзевула, Сатаны...

-   Во имя крови Йедедаха, во имя крови Эйсафта, сопровождаемого Валором.

-   Привести ее к Книге!

Тут Черный человек вместе с котом схватили Джулию и подвели ее к огромной книге в черном переплете. Имена женщин, написанные в ней, горели огненными буквами, а подписи были сделаны кровью.

«Марта... Лилия... Джулия...» - успела прочесть девушка. Она была вынуждена тоже расписаться в этой книге.

Черный человек водил ее рукой, а кот, которого он называл Валором, оцарапал девушке запястье, чтобы она смогла смочить перо кровью, и при этом кружился и плясал вокруг нее.

Собрав остаток сил, Джулия вылетела стрелой из ужасной комнаты и помчалась, расталкивая загораживающие ей путь скелеты, к склепу.

Она заставила себя подойти к стоящему в темном углу гробу и открыть крышку, В надежде найти какой-либо потайной ход из этого подземелья.

Но то, что она увидела внутри, потрясло ее до глубины души. В гробу находились лохмотья женской одежды, покрытые вековой пылью. Эти лохмотья прикрывали останки скелета.

Когда глаза Джулии полностью привыкли к темноте, она вдруг разглядела, что под воздействием ее живого, полного страха и страдания, взгляда, останки, покоящиеся в гробу, стали обрастать плотью... И она увидела перед собой зловеще улыбающееся лицо молодой женщины, медленно поднимающейся из гроба. Глаза ее были закрыты, но Джулия почувствовала странное сходство между своим и ее лицом.

«Горе тому, кто потревожит покой!» - прочла она на металлической табличке, прибитой к крышке гроба.

-   Кто это? Кто? - прошептала Джулия.

Глаза поднявшиеся из гроба открылись - и девушка узнала свою дальнюю родственницу, которую часто видела на семейных фотографиях.

-   Марта, - вымолвила она. - О боже!

Она хотела снова захлопнуть крышку, но вдруг рассмотрела в гробу кое-что еще. Это было сморщенное тельце несчастного ребенка, которое на ее глазах обрастало кожей... Это был уродливый мертвый ребенок Марты, из которого были вытянуты все жизненные соки.

Онемев от ужаса, Джулия бросилась прочь из склепа. На пороге она заметила черного кота, который смотрел на нее злобным взглядом.

В отчаянии снова и снова металась девушка по темным коридорам, карабкалась по ветвям сухих деревьев, лестницам и, наконец, попала в комнату, которой прежде не видела.

Комната имела очень странный вид. Углы ее казались косыми. Пол покрывали какие-то таинственные бумаги, на которых были нарисованы круги и еще какие-то диковинные и почему-то вызывающие отвращение рисунки. Посередине стоял стол.

Он был такой черный, будто бы поверхность его была обожжена. На столе лежала стопка старинных книг в кожаных переплетах.

У Джулии было мало времени, чтобы как следует разобраться в этой комнате. Но то, что она увидела на столе, заставило ее остановиться. На пожелтевших листах были изображены ее предки... Один из них был с бородой, в комической черной шляпе, напоминающей капюшон. Джулия узнала в нем Тома Санди.

На каждой из пожелтевших страниц были разбросаны отпечатки кошачьих лап.

Кроме того, на столе были видны свежие пятна, точнее даже небольшая лужица словно выступившей из дерева какой-то густой жидкости... А рядом на слое пыли виднелся след, будто на столе лежала кукла или какой-то сверток. Джулия попыталась вглядеться в пятно.

-   Что же это может быть? - прошептала она.

Внимательным взглядом она смотрела и потолок, нет ли в нем отверстия, через которое могли сюда попасть эти капли и, следовательно, через которое можно было выбраться наружу.

Затем она дотронулась указательным пальцем до жидкости и поднесла палец к глазам. Жидкость была красного цвета, похожая на кровь. Джулия догадалась, что это действительно кровь...

В голове Джулии теснились страшные, лишенные всякой логики, мысли.

Она отпрянула от стола, задержавшись лишь на несколько секунд, чтобы взять пару переплетенных в кожу книг.

Ей показалось удивительным, что как только она открыла эти книги, у нее появилась странная уверенность, что она знает их содержание. Хотя в то же время Джулия могла поклясться, что не видела ни разу в жизни таких причудливых, жутковатых названий, которые было трудно даже произнести. Здесь были собраны подробные сведения по колдовству и чародейству, содержались всевозможные заклинания и легенды, где ведьм и колдунов сжигали на костре. Даже описывались методы их передвижения.

Джулия быстро стала читать: «...K их главным действиям относится перемещение тела в пространстве; прельстившись иллюзиями или видениями дьявола, в которого веруют и открыто признают, они оседлывают различных зверей ... или просто ходят по воздуху, куда попадают через отверстие, специально открытое для них, но закрытое для остальных. Сам Сатана смущает сознание тех, кого он покорил, И ведет их по дьявольским дорогам. Они берут мазь, изготовленную по дьявольскому наущению из частей тела убитого ими ребенка, и натирают ею стул или помело... После этого они тотчас же поднимаются в воздух, днем или ночью, иногда видимые для окружающих, а если хотят, то и невидимые».

Дальше Джулия читать не стала. Одно лишь чтение вызывало у нее чувство неописуемой тревоги. Кроме того, из прочитанного она поняла, что все эти книги были переплетены в гладкую черную человеческую кожу.

Внезапно Джулия обнаружила, что находится под чьим-то пристальным наблюдением.

Боясь обернуться, девушка пошла на хитрость. Она взяла со стола лежащие рядом карманные часы, чуть приподняла их перед собой, чтобы осмотреть пространство за своей спиной, используя как своего рода зеркало гладко отполированную внутреннюю поверхность крышки. Она увидела выглядывавшую из-за спины, слабо освещенную, но все же различимую, жесткую и омерзительную пародию на человеческое лицо. Зрелище это настолько поразило девушку, что через несколько секунд она не удержалась и все же обернулась, чтобы увидеть то, что отразилось на крышке часов.

Вдоль противоположной стены промелькнула чья-то тень, и Джулия тотчас же бросилась за ней. Она увидела высокую, странно согнутую фигуру, которая, шаркая и припадая к земле, скрылась в глубине подземного коридора.

Джулия осталась опять одна в полном мраке. Она присела возле поросшей паутиной стены, раздумывая, как же быть дальше. Нечаянно ее пальцы наткнулись на какой-то острый предмет, валяющийся на полу. Джулия ощупью определила его размеры и поднесла предмет к глазам. В ее руке было острое сапожное шило.

«Очень хорошо, - обрадовалась Джулия, - это будет моим оружием».

Спрятав шило за пазуху, она услышала довольно странный звук. Поначалу она не поняла, что именно это было. Какой-то резкий, отрывистый, то ли хлопок, то ли щелчок.

«Вроде того, что иногда издают своими челюстями дикие животные», - почему-то вспомнила Джулия.

Однако она тут же укротила свое не к месту разыгравшееся воображение и смекнула, что это был всего лишь стук закрываемой двери. Прошло еще немного времени, и ушей девушки достиг уже другой звук - кто-то шелестел лежавшими на столе бумагами.

Девушка сидела, вжавшись в стену. Пальцы ее нащупали острие сапожного шила.

Шорох приближался. И то, что девушка увидела в следующее мгновение, было настоящим кошмаром. Рядом стоял не человек, а дикая пародия на человека. На какое-то мгновение Джулии показалось, что она может лишиться рассудка. Однако, решившись на поступок, она сжала шило в руках и вонзила острие в названного гостя.

От ударившего в нос запаха крови и гнили у девушки закружилась голова. Она увидела, что в самом деле ранила кого-то, поскольку на полу тянулся кровавый след. Но даже не видя его, Джулия ориентировалась в темноте по характерному запаху, которым наполнился весь подземный тоннель. Она неожиданно разглядела умело врезанные в стену тоннеля скобы ступеней, которые спускались в бездну. Здесь скопилась целая лужа крови.

Переборов страх, Джулия решила спуститься по настенной лестнице. И вскоре она увидела перед собой какое-то отверстие, за которым начинался узкий горизонтальный лаз...

Джулия стала ползком пробираться вперед, не обращая внимания на сырую землю и ядовитый запах.

Вскоре впереди проступили очертания какого-то углубления или небольшой пещеры. В ней мог разместиться разве что стоящий на коленях человек. В центре пещеры девушка разглядела странный предмет, очертаниями напоминавший гроб.

Сердце у нее сжалось, и на мгновение Джулия пожалела, что спустилась сюда. Но выбора у нее не было. Она зашла слишком далеко, чтобы отступать.

Вонь, которая стояла в этом узком проеме, вызывала у нее приступы тошноты. Весь тоннель был заполнен отвратительным запахом. И Джулия, пока приближалась к гробу, в буквальном смысле продиралась сквозь его густоту.

Подойдя к гробу девушка обнаружила, что он открыт, и что кровавый след волочится вверх по наружной стенке. Джулия встала на колени и нашла в себе силы посмотреть внутрь гроба...

Она увидела мертвое, совсем недавно умершее создание. Джулия прикусила себе язык, чтобы не закричать. Ей стало ясно, что именно это существо она убила.

Получеловек-полуящер, он представлял собой омерзительную пародию на то, что когда-то было человеком. Одежды его были разорваны и распороты под давлением ужасающего, покрытого ороговевшей кожей тела. В то же время кисти его рук и босые, похожие на когтистые лапы животного мускулистые ноги, были относительно гладкими.

Объятая ужасом, Джулия смотрела на хвостообразный придаток, резко выступавший из основания спины, на чудовищно удлиненную крокодилью челюсть, на которой снизу произрастал какой-то клок волос, отдаленно напоминающий козлиную бороду. Все это Джулия успела увидеть за мгновение до того, как рухнула в спасительном обмороке. Вспышка молнии на миг озарила подземелье и, ударив об пол, высветлила из темноты железную крышку люка, расположенного возле гроба.

В следующую секунду девушка успела разглядеть, как, приподняв крышку, из люка показались одна за другой четыре зеленых физиономии.

-   Мы - черепашки-ниндзя, - услышала Джулия и закрыла глаза.

Шкатулка

Покинув свою нору, карлик взвился над городом и в несколько мгновений оказался у дома с широкой верандой, где жила раньше Джулия. Притаившись возле мусорного ящика карлик увидел, как вышли из дома двое полицейских.

-   Кажется, есть подозреваемый, - сказал один из них, - вот эти цветы и поздравительная открытка с надписью «Ник».

Карлик довольно усмехнулся. Он дождался пока полицейские отъехали от дома на своей машине и, никем не замеченный, поднялся на веранду.

-   Я обыщу весь этот дом, - прошептал он, - дурак, который завладел моим золотом, напрашивается на смерть!

А в это время, измученный и полузадохшийся, дрожа всем телом от страшного возбуждения, Ник, словно привидение, оказался перед сидящим у себя в комнате Хорди.

-   Хорди! - позвал Ник. Хорди вздрогнул.

-   О, господи, как ты сюда пробрался? - шепотом спросил он.

-   Через пожарную лестницу. Ты даже не представляешь, что приключилось... Глаза юноши лихорадочно блестели.

Хорди положил руку ему на лоб и тихо сказал:

-   Ник! Послушай, тебя полиция ищет по всему городу! Они нашли труп этого парня, возле дома Джулии. Джулия пропала... Это твоих рук дело?

Ник, оглядываясь по сторонам, быстро ответил:

-   Да нет же... Это безумие!

-   Я то же самое сказал полиции, - произнес Хорди, разглядывая взволнованного юношу. - А кто же тогда? - спросил он.

-   Это - карлик! - выпалил Ник.

-   Может, мне все-таки вызвать полицию? - покачал головой Хорди. Он встал и направился к двери.

Ник бросился за ним.

-   Подожди минуточку! - закричал он, схватив с книжной полки толстую книгу, быстро отыскал в ней нужное место.

-   Посмотри! - крикнул он и вытащил из кармана золотую монету.

Хорди взглянул на монету. Затем посмотрел в книгу.

-   Ну и что? - не понял он. - Очень хорошо. У тебя золотая монета, старая, похожая на те монеты, что нарисованы в книге. Возможно, что она даже стоит каких-то денег...

-   Но это монета карлика! - закричал Ник.

Хорди обнял его за плечи и сказал:

-   Ник! Если бы начал колоться, ты бы мне сказал, да?

-   Хорди! Ты должен мне верить! - возбужденно заговорил Ник. - Я видел настоящего карлика...

-   Да? - усмехнулся Хорди. - Это самое, три желания... Отдайте горшок с золотом! Слушай, кончай, - сказал он, хлопнув Ника по спине. - Это же все сказки!

-   Это никакая не сказка! Я видел настоящего карлика! И я видел, на что он способен! - воскликнул Ник.

Он снова, схватив с полки толстую книгу, принялся ее листать дрожащими пальцами.

-   Смотри! «Карлики... создания хитроумные и коварные... Они живут хитростью и коварством и даже получают от этого удовольствие».

Он затряс книгой прямо под носом у Хорди. Хорди задумчиво посмотрел на него.

-   Может быть, мне не надо было давать тебе читать все эти оккультные книги, - тихо произнес он.

-   Но, Хорди, - не унимался Ник, - он мне на голову вывалил целую полку кастрюль и сковородок!

Хорди развел руками.

-   О, ты, кажется, меня убедил...

Ник снова затряс перед его лицом книгой.

-   Вот, смотри! «Они обладают телекинезом, они могут превращаться в невидимок... Они могут создавать иллюзии и видения... И спасение от карликов и фей - только калёное железо».

-   О, да, да! - засмеялся Хорди, - конечно, они еще любят пить, еще они хорошие сапожники. И у каждого из них есть маленький горшочек с золотом. А если ты их поймаешь, они выполнят три твои желания. Я все это читал. Это все выдумки. Это не на самом деле, Ник! Я когда-то обманывал наивных туристов.

-   Послушай! - перебил его Ник, - вот еще: «В свой тысячный день рождения карлик нашел себе невесту... и уже никто о ней не слышал... »

-   А! - расхохотался Хорди. - Теперь понятно, куда подевалась Джулия! Эту книгу я должен был вернуть в библиотеку пять лет назад. Я не знаю, что ты там видел, Ник, но это был никакой не карлик. Ты, Ник, не обижайся, конечно, - добавил Хорди, - но ты мне напоминаешь одного психа, которого я сегодня обыграл в карты. Он отдал мне свою драгоценную шкатулку, в которую вмонтирован магнитофон. Он целый час за бутылкой мне доказывал, что получил эту волшебную, говорящую шкатулку от какого-то зловещего карлика...

Услышав эти слова, Ник бросился к Хорди и с силой схватил его за руку.

-   Где? Где эта шкатулка, Хорди!

-   Ты с ума спятил, Ник, зачем она тебе? - сказал Хорди и достал из шкафа странный предмет.

Ник выхватил его из рук Хорди и проговорил дрожащим голосом:

-   Смотри! Здесь тот же знак, что и на моей золотой монете...

-   Ну и что? - недоуменно пожал плечами Хорди, с состраданием глядя на Ника.

-   Ты можешь мне помочь, Хорди? - спросил вдруг Ник. - Но я хочу просить немногого.

Хорди подался к Нику, проницательно заглянув ему в глаза.

-   Что у тебя стряслось, Ник?

Ник не улыбнулся.

-   Никогда не думал, что мне придется одалживать тебе деньги, - печально сказал Хорди. - Но если речь идет о какой-нибудь малости, чтобы перебиться или спасти тебе, скажем, жизнь, то это, наверняка, можно будет устроить. Не волнуйся.

-   Нет, Хорди, ты не понял меня, - воскликнул Ник. - Я не прошу взаймы.

-   Но...

-   Ты рассказал про свою шкатулку чистую правду?

-   Что ты имеешь в виду, Ник?

-   Она открывается?

-   По-моему, она должна открываться, но я так и не понял, каким образом... Сейчас я меньше всего озабочен этим.

-   И она что-то говорит? - шепотом спросил Ник.

Он поднес шкатулку к самому уху, словно надеясь услышать шепот мудрого советчика...

-   Сейчас я готов на все, - проговорил Ник. - У меня отчаянное положение, Хорди. Я дам тебе триста долларов за твою шкатулку. Наличными. У меня больше ничего нет.

Неожиданное предложение ошеломило Хорди.

-   Нет, - ответил он не задумываясь. - Категорически нет!

-   Но она мне нужна позарез, Хорди! Я чувствую, что она поможет мне отыскать Джулию.

-   Нет, - повторил Хорди.

«Сейчас же избавься от этой шкатулки, - услышал вдруг он. - Согласись на предложение Ника. Сегодняшний вечер - лучшее время, чтобы сбыть шкатулку с рук. Владеть ею тебе, Хорди, опасно и неразумно».

Хорди разинул рот от удивления. Но, спустя секунду, он снова восстановил душевное равно­весие. Он вгляделся в серое, измученное лицо Ника.

-   Бери, - сказал он. - Не будем терять времени. Ник протянул ему деньги. Хорди улыбнулся:

-   Не надо, Ник... Бери ее даром.

Дрожа от возбуждения, предчувствуя прикосновение к какой-то неразгаданной тайне, Ник спустился по пожарной лестнице на улицу. Сердце его неистово билось, шумно ударяя в грудь. Вздохнув несколько раз жадно и глубоко, Ник почувствовал сильную слабость во всем теле. Ноги дрожали, и легкий звон стоял в ушах. Ник сделал несколько шагов и опустился на первую попавшуюся скамью.

Полиция, которая охотилась за ним, теперь, наверняка, потеряла его из виду. По крайней мере, так ему теперь хотелось думать. Несколько секунд Ник сидел, как загипнотизированный, устремив глаза на шкатулку. Затем он поднялся, перешел улицу и перелез через высокий забор. Здесь, за чьей-то каменной оградой, он почувствовал себя в безопасности. Шум уличной жизни проникал сюда отдаленным подрагиванием и дребезжанием воздуха.

Надо было что-то придумать. Огненный клубок прыгал в голове Ника, развертываясь и снова сжимаясь в ослепительно блестящую точку, которая плыла перед его глазами, точно так же, как лодка со светящимися черепахами, увиденная им ночью на реке, в ивовых зарослях.

-   Надо что-то придумать! - пробормотал Ник.

В который раз он подносил шкатулку к уху, но она ничего не говорила. Лишь беспокойные мухи надоедливо гудели вокруг него, садились на лицо и глаза, раздражая своим прикосновением пылающую кожу.

Нервно кусая губы и машинально вращая в руках шкатулку, Ник пришел к заключению, что, пожалуй, лучшее для него теперь - это дождаться ночи и незаметно пробраться к себе домой, предоставив дальнейшее случаю. Поздней ночью в спальне Хорди зазвонил телефон.

Хорди повернулся на другой бок и притворился, что не слышит настойчивого сигнала. Но телефон не унимался. Он просигналил седьмой раз, восьмой, девятый. Не размыкая слипшихся век, Хорди наугад протянул руку к телефону, пошарив в темноте, снял трубку, подтащил к уху.

-   Хорди слушает...

-   Хорди, это Ник говорит! - голос у Ника был чрезвычайно взволнованный. Усилием воли Хорди стряхнул с себя остатки сна.

-   Что у тебя стряслось, Ник?

-   Шкатулка, Хорди. Эта шкатулка...

-   Что случилось? - заорал Хорди.

-   Я знаю, что звонить в четыре часа ночи не принято, но мне страшно, Хорди, - раздался голос Ника.

-   Да говори же ты, наконец, толком! - вскипел Хорди.

-   Я только что услышал ее голос, - нерешительно сказал Ник. - Она меня за... запугивала. Если я, мол, немедленно не избавлюсь от шкатулки, у меня будут неприятности. Мне страшно, Хорди.

-   Не понимаю, - сказал Хорди. - Какие именно неприятности?

-   Во-первых, у меня отнимут сначала шкатулку, затем... - голос Ника затих.

-   Почему ты не звонишь в полицию? - спросил Хорди.

-   Мне кажется, голос имел в виду не простую кражу, - пояснил Ник. - Он как будто намекал на что-то еще. На что-то совершенно непостижимое. Я так перепугался...

-   Не будь идиотом, Ник! - сказал Хорди. - Вызывай полицию!

-   Не могу, Хорди!

-   Тогда ложись спать, постарайся уснуть, а завтра мы все обсудим. Спокойной ночи, Ник! Хорди потянулся было положить трубку. Голос Ника донесся едва слышно:

-   Хорди, постой! Не вешай трубку, Хорди! Трубка замерла на весу.

-   Хорди, тут кто-то есть! Хорди! Хорди!

Хорди внезапно услышал вопль, приглушенный и далекий. Он нахмурился, помедлил, снова поднес трубку к уху.

-   Ник? Ник, что там происходит?

В трубке гудели сигналы отбоя. Хорди приподнялся, сел, протер глаза и зевнул, окончательно разогнав сон. «Дело, по-видимому, серьезное, - подумал он. - С Ником что-то случилось - неизвестно, что именно».

Хорди повесил трубку, зажег ночник и набрал номер Ника. Никто не ответил. «Вызвать полицию, - размышлял Хорди. - Это самый логичный шаг».

-   Он подержал трубку еще секунду - другую, потом повесил. Набрал номер.

-   Это мнение... - вдруг донесся до Хорди чей-то ироничный, гнусавый голос. - Будь добр, друг, положи трубку на место. Поговорим.

Ошеломленный Хорди повесил трубку. В ногах его постели кто-то стоял. Человек. Не выше полутора метров росту, с огромной головой, рыжими волосами, маленькими зелеными глазками и широким ртом.

-   Как вы сюда попали? Кто вы такой?..

-   Тебя как звать? - бесцеремонно спросил гость.

-   Послушайте, у меня здесь повсюду сигнализация. Ночью сюда абсолютно невозможно забраться, - закричал Хорди. - Невозможно!

Незнакомец не обращал внимания на его гнев.

-   Можно здесь присесть? - спросил он, указав на кресло у постели.

Он сел, не дожидаясь ответа. В темноте блеснуло что-то. И Хорди заметил металлическую клешню вместо правой ладони.

-   Мой друг, прошу убедиться в реальности моего существования, - произнес гость. - Меня зовут карлик Кон.

-   Уходи! - закричал Хорди.- Сейчас же убирайся. Из моей квартиры, убирайся той же дорогой, какой вошел, иначе...

Он не договорил. Карлик протянул к его лицу металлическую клешню и щелкнул ею два раза перед носом у Хорди.

-   Может быть, ты знаешь, где мое золото? - гнусаво произнес он.

Что-то холодное коснулось плеча Хорди. Перепуганный до одури, Хорди взвыл и закрылся лежащей рядом подушкой. Над ним, как два раскаленных угля, светились зловещие глаза карлика.

-   Верни-ка мне мою монету! Я повторять не буду! - закричал карлик. - Отдай, что требую!

-   Я обменяю эту монету на Джулию! - раздался из темноты голос Ника.

-   О господи, Ник! Ты живой! - обрадовался Хорди, не веря своим глазам.

-   Ага, ты тоже здесь! - завопил карлик. - Ну что ж! Любишь меняться! Давай меняться! Отдай мне монету - и Джулия твоя - обещаю!

Ник, с минуту поколебавшись, протянул карлику монету.

-   Ты что, сумасшедший! - закричал Хорди. - Карликам верить нельзя! Ты что, книги не читал? Бежим скорее отсюда! Тут кругом полиция. Если тебя поймают... Бежим! Бежим через пожарную лестницу!

Переворачивая ногами стол, стулья и шкаф, Ник и Хорди бросились к окну, к которому была прикреплена пожарная лестница.

-   О Боже! Он проходит сквозь предметы! - закричал Хорди, вылезая в окно. - Скорей, Ник!

-   Подожди! У меня нога застряла! - закричал Ник.

В этот миг над его головой блеснула металлическая клешня.

Поднатужившись, Ник с силой вырвал ногу, застрявшую в железной решетке окна, выходящего в сад. Карлик со всего размаху ударился головой об железные прутья и, ухватившись за решетку пальцами, издал дикий вопль. Гигантская молния шевельнула его вздыбленные волосы.

-   Скорее! - закричал Хорди, когда они с Ником оказались в саду.

Джулия и черепахи

-   По-моему, она жива, - сказал Лео, держа на руках потерявшую сознание Джулию.

-   Да, - подтвердил Дон, прислушиваясь к биению ее сердца. Раф с тревогой огляделся вокруг.

-   Ты слышишь что-нибудь, Раф? - спросил Микки.

-   Я слышу, но ничего не вижу. Тут темнота, хоть глаз выколи! - буркнул Раф.

-   Хорошо, что мы успели, - прошептал Лео.

Донателло положил свою горячую лапу на грудь девушки и стал осторожно втирать в нее солнечный бальзам.

Постепенно дыхание Джулии стало более глубоким, тело согрелось, и она открыла глаза. Увидев перед собой улыбающуюся добродушную морду Дона, а рядом - еще трех друзей, девушка залилась счастливыми слезами.

-   Кто вы? - прошептала она. - Здесь так страшно и холодно. Возьмите меня отсюда!

-   Не бойся, Джулия, - погладил ее по голове Лео. - Мы - черепахи-ниндзя, солнечные воины. Мы пришли сюда, чтобы спасти тебя...

-   Но откуда вы знаете мое имя? - удивилась девушка. Силы постепенно возвращались к ней.

-   Это долгая история, - улыбнулся Лео. - Сейчас не время ее рассказывать... Достаточно ли тебе будет того, если я скажу совершенно честно, что имя твое мы услышали от Ника...

-   От Ника? - встрепенулась Джулия. - Боже мой, вы видели Ника, он вам все рассказал, да?

-   К сожалению, мы не успели предотвратить твое похищение, - грустно сказал Донателло.

-   Потому что были заняты поисками этой проклятой норы, - добавил Мик.

-   Но откуда... - пробормотала Джулия, разглядывая черепах.

-   Откуда мы знаем о существовании карлика? - прочел ее мысль Лео.

-   Да, - несмело ответила девушка.

-   Карлик Кон - наш заклятый враг вот уже много лет! - воскликнул Дон.

-   Значит, вы тоже бессильны перед ним? - со страхом произнесла Джулия.

-   Нет, нет! - поспешил успокоить ее Лео. - Мы побеждали его уже не один раз, но через определенный промежуток времени он все же выбирается на свободу.

-   Чтобы опять оказаться побежденным, - рассмеялся Мик. Джулия понемногу стала приходить в себя.

-   Почему же он снова выбирается на свободу? - спросила она у Лео.

-   Это очень серьезный вопрос, - ответил Лео. - Если бы мы могли на него ответить, если бы знали что ответить, то, наверное, все в жизни давно было бы по-другому.

-   Наверное, одной нашей воли недостаточно, чтобы устранить зло, - сказал Раф.

-   Неужели на земле столько зла? - воскликнула девушка.

-   Ты, наверное, смогла сама в этом убедиться здесь, - с грустью произнес Лео.

-   Да... - согласилась Джулия, посмотрев на открытую крышку гроба. Весь ужас пережитого вновь всколыхнулся в ней.

-   Но, по-моему, - очень тихо произнесла она, - на земле очень много не самого зла, а искушений...

-   Пожалуй, так, - согласился Лео.

-   Но что же теперь с Ником?! - встрепенулась Джулия.

-   Не волнуйся. Это мы скоро узнаем. Раф отправится в город и будет помогать ему. А мы втроем останемся с тобой, чтобы тебе не было так страшно...

-   Но если вернется карлик? - испуганно прошептала Джулия.

-   Для этой встречи мы запасли много интересных идей, - пошутил Мик.

В это время Раф покачал головой, вытянув шею по направлению к дальнему концу ущелья, хмыкнул и приложил ухо к земле.

-   Лео, - прошептал он, - вы подождите здесь, я схожу и скоро вернусь.

-   Что случилось? - спросил Лео.

-   Вероятно, обман слуха, - уклончиво ответил Раф, беря с собой меч, - но лучше мне прогуляться.

-   Я не думаю... - привстав, заметил Лео, - это почти невероятно. Раф пожал плечами:

-   Вот мы и увидим, - и он исчез во тьме.

-   Давайте разведем костер! - предложил Микеланджело.

Быстро вытащив из-за пазухи несколько легких дощечек, он разжег пламя. Прошло несколько минут.

Постепенно все различили далекие и странные звуки. Но стоило в них вслушаться более вниматeльнeй, как они переходили в потрескивание огня или шорох осыпающейся земли. Устав думать о загадках темной норы, Джулия уснула на руках у Лео. Донателло пристально посмотрел на друга.

-   Ты не слышишь? - тихо спросил он.

-   Нет.

-   А ты, Мик?

-   Как будто бы... да... - ответил Мик. - Но это возвращается Раф...

Осторожные медленные шаги, в силу своеобразной акустики прохода, звучали со всех сторон, как будто бы двигалась целая толпа. Друзья испытали невероятное облегчение, когда Раф вырос перед их глазами во весь рост. Эхо шагов умолкло.

-   Костер, пожалуй, не помешает, - сказал Раф, посмотрев на спящую Джулию. - Это хорошо, пусть поспит, бедняжка, - с улыбкой добавил он. И почесал лоб. - Нельзя идти дальше, - заговорил Раф. - Я прошел так далеко, что уткнулся руками в поворот и пополз. Через минуту я услышал шум, какой бывает, когда идет проливной дождь... Этот шум переходил в голоса. Я не мог ничего расслышать, но там, наверное, говорило или шепталось в полголоса много людей...

-   Может быть, это слуховая галлюцинация? - спросил Мик.

-   Или призраки? - добавил Донателло.

-   Тогда я пополз дальше, - продолжал Раф, - пока не увидел своих рук. Это был свет. Но стоило мне продвинуться еще на несколько метров, свет потух и я оказался внезапно в том же самом месте, откуда начал... С меня было довольно... Я понял, что это - кольцо- лабиринт, и кое-как вернулся.

-   Хорошо, - помолчав, сказал Лео. - Подумаем обо всем.

-   Нам надо дожидаться карлика здесь, - предложил Мик, - чтобы не запутаться.

-   Мне пришла в голову одна мысль! - Раф с живым интересом взглянул на Лео. - Можно остановить карлика. Недалеко отсюда проход образует угол, стены там крутые и высокие. Но мы можем успеть соорудить там земляной вал.

-   Ты думаешь, что карлик не пройдет сквозь него? - улыбнулся Лео.

-   Но... он хотя бы остановится, - растерянно произнес Раф.

-   Отказываться от этой затеи мы не будем, - сказал Лео, - но сейчас нужно подготовиться к главной схватке с карликом. И я думаю, она должна произойти именно здесь.

-   Да, Лео, - поддержал друга Мик.

-   Итак, мы с Миком и Доном останемся защищать Джулию. А ты, Раф, должен снова через этот люк выбраться наружу и разыскать Ника. Встретимся здесь же, - закончил Лео.

Раф, подняв меч, с головней в руке, открыл крышку люка и провалился во тьму.

-   А мы, пока спит Джулия, - сказал Лео друзьям, - возьмем по головне - и за дело! Надо обследовать эту дыру до конца, соорудить защитный вал. Словом, познакомиться со всеми здешними достопримечательностями.

-   А кто останется возле девушки? - спросил Мик. - Она проснется и испугается, если никого не будет рядом.

-   Верно. Останешься ты, Дон, - сказал Лео.

-   Спешите! - крикнул Донателло исчезающим во мраке друзьям.

Лилипуты

-   Ты видел, что с ним произошло, когда он схватился за кованное железо? - спросил Ник у Хорди, когда они оказались на улице.

-   Да, кованное железо для него - смерть, - пробормотал на ходу Хорди, все еще оглядываясь по сторонам. - Нам с тобой пора отчаливать, Ник, - добавил он. - Пока этот сукин сын не выбрался оттуда. Иначе он в самом деле убьет нас.

Друзья быстро зашагали по усеянной масляными огнями праздничной улице.

Предрассветный мрак наполнял кварталы, улица была усеяна шелухой фруктов, клочками

газет, разбросанными цветами.

-   Послушай, Ник, - сказал Хорди, - я никогда еще не был так близок к смерти. Это просто чудовищно!

Ник кивнул головой и спросил:

-   Как же мы теперь спасем Джулию?

Вдруг они увидели что-то темное, мелькнувшее возле шоссе. Потом разглядели крохотных

человечков, летящих в слабом лунном свете. Они не летели, поскольку у них не было крыльев,

а двигались по воздуху, как рыба плывет в воде, с грациозностью, свойственной только летающим существам.

-   Что это, Ник? - испуганно пробормотал Хорди.

-   Я думаю, что это - летающие... люди, - прошептал Ник.

-   Какие-нибудь левитаторы, - попробовал найти объяснение увиденному Хорди. - Я слышал когда-то о таких.

-   А может ведьмы, летящие на шабаш! - вдруг воскликнул Ник.

Он посмотрел на Хорди. На лице у того был написан смертельный ужас. Его челюсть ходила беззвучно вверх-вниз, как у марионетки, в углах рта выступила пена. Глаза его бешено вращались, а лицо превратилось в уродливую маску от сведенных судорогой мышц.

-   Прекрати! - заорал Ник. - Это всего лишь лилипуты! Посмотри внимательно!

Слова Ника уже ничего не значили для Хорди. Страх грохотал у него в мозгу, заглушая разум и логику.

Он вдруг выбежал на шоссе и остановился посередине. Невдалеке раздался меланхолический стон огромного барабана, пронзительный вой рожков. Адская музыка сопровождала ночную процессию. Это были, действительно, приземлявшиеся лилипуты. Густая толпа лилипутов. Они кривлялись и размахивали палками, на высоких резных палках качались маленькие фонари, изображения святых, скорченные темные идолы, напоминающие свирепых младенцев в материнской утробе. Полуосвещенное море голов теснилось вокруг них, вопя и рыдая, блеснула тусклая позолота икон, металлические хоругви, задевая друг друга, звенели и дребезжали.

Хорди замер посередине шоссе. Дерзкая мысль вдруг пришла ему в голову. Он быстро нашел глазами наиболее почтенного, увешанного погремушками старого лилипута. У старика было строгое, взволнованное и молитвенное лицо. Хорди рассмеялся. Он бросился в середину толпы лилипутов.

-   Постой, Хорди! - крикнул Ник. - Что ты делаешь?

Процессия остановилась. Смуглые плечи лилипутов толкали Хорди в бока со всех сторон. Смешанное горячее дыхание, запах пота и воска ошеломили его. Он зашатался, но не упал. Поднял руки и, потрясая вырванным у старого лилипута идолом, крикнул изо всей силы:

-   Плясунчики, голые обезьяны! Плюньте на своих святых! Вы очень забавны, но вы мне сегодня надоели!

Свирепый рев возбудил его. Лилипуты кричали:

-   Это наш праздник!

-   Праздник Святого Патрика!

-   Наш! Наш! Наш!

Хорди пришел в исступление. Уже не сознавая, что делает, он швырнул идола в первое, искаженное злобой, лицо лилипута. Схватив еще несколько икон, он разбил их о тротуар.

-   Хорди! Хорди! Прекрати! - кричал Ник. Но Хорди его не слышал.

В тот же миг режущий удар металлической клешни свалил Хорди. Взрыв фиолетового пламени пронесся над ним. Тело его затрепетало и вытянулось. Ник обхватил руками голову Хорди и услышал гнусавый голос карлика:

-   Бал еще не кончился. Гости не разъехались. Хозяин обвенчается со своей невестой.

Вдруг ночь сделалась абсолютно беззвучной. Толпа лилипутов исчезла, будто провалилась сквозь землю.

-   Все, - выдохнул Ник, держа на коленях голову Хорди.

-   Все, - повторил чей-то голос, - больше нечего бояться. Я прогнал их.

Ник обернулся. И увидел перед собой Рафа. Он спрыгнул с неба, как будто бы стоял там на невидимой платформе. Но тут же мягко приземлился на ноги.

-   О боже мой! Это ты, Раф! - воскликнул Ник, - а где же остальные? Я так рад, что снова вижу тебя! Мне нужна ваша помощь! Ты не можешь представить, что произошло...

-   Я все знаю, - остановил его Раф. - Только, - он посмотрел на Хорди, - вы по-идиотски ведете себя. В следующий раз кому-нибудь из вас отрежут голову.

-   Ты кто? - прошептал Хорди, с удивлением разглядывая Рафа.

-   Я один из черепах-ниндзя. Рафаэль. Можно короче - Раф.

-   Ты что, знаешь его, Ник? - спросил Хорди. Но вместо ответа Ник набросился на Хорди:

-   Зачем ты полез к этим ряженым?

-   А разве это были ряженые? - растерянно проговорил Хорди.

-   Конечно, ряженые, - воскликнул Ник. - Ведь сегодня праздник Святого Патрика! И карлик вот-вот женится на Джулии... А мы до сих пор не знаем, где она!

-   Ряженые? День Святого Патрика? - повторил Хорди.

-   Тебе нужна моя помощь? - быстро спросил у Ника Раф.

-   Да! - воскликнул юноша.

-   Тогда пойдемте со мной. Я кажется, знаю, где сейчас карлик...

И, подхватив Ника и Хорди под руки, Раф влетел с ними над многоцветьем ночной улицы.

В кафе

-   У меня есть идея! - сказал Хорди, когда они вместе с Рафом и Ником переступили порог ночного бара.

-   Только веди себя осторожно, - предупредил Раф. - Как только карлик будет готов, сразу идем за Джулией...

-   Без вопросов, - развел руками Хорди.

-   Ты ступай вперед, - сказал Раф Хорди. - А мы с Ником за тобой.

Состроив умилительную гримасу, Хорди вошел в зал. К его удивлению, зал ночного бара был густо набит шумной толпой лилипутов. Они стучали в бубны и барабаны, гудели в трубы, звенели, трещали, хохотали и плясали.

-   С праздником Святого Патрика! - воскликнул Хорди,- отвешивая поклоны во все стороны. Стараясь быть как можно более учтивым и благодушным, Хорди прошел к длинному

праздничному столу и присел с правого края.

Густой табачный дым, прохладный ветерок, залетающий с реки в распахнутые окна, нескончаемая болтовня, танцы, песни, - все говорило о том, что для малого народа сегодняшняя ночь была особой.

Хорди вытянул свои длинные ноги под столом и, заправив в угол рта сигару, несколько раз провел пятерней по волосам. В это время рядом с ним оказался Ник.

-   Ну, что? - тихо спросил он. Хорди загадочно улыбнулся.

-   Он здесь, посмотри направо.

-   Ну вот и прибыли, - прошептал Ник, увидев сидящего недалеко от них за столом карлика Кона.

-   Может, нам стоит уйти? - спросил Ник у Хорди. - Как-то жутковато... Гулливеры среди лилипутов...

-   Слишком поздно, - отозвался Хорди. - Где Раф?

-   Он невидим, - шепнул Ник.

Заметив Ника и Хорди, карлик встал и, внимательно присматриваясь к Нику, пересел поближе. Ник взволнованно ждал.

Он мельком посмотрел на Хорди. Но тот сидел как ни в чем не бывало и глотал рюмку за рюмкой. Осушив таким образом бутылку джина, он лукаво подмигнул не отрывающему от него взгляда карлику, словно приглашая его к совместной трапезе. Карлик, гневно сверкнув глазами, проговорил:

-   А разве я не говорил, что требую свое золото назад?

-   Пока мы не получим Джулию, ты не получишь золото! - выпалил Ник.

-   Джулию? - злобно усмехнулся карлик. - А разве ты не знаешь, что она замужняя женщина. Сегодня праздник Святого Патрика...

-   Это наш день!

-   Наш!

-   Наш!

-   Наш день!.. - скандировали лилипуты, раздувая щеки, которые казались в общей атмосфере яркими праздничными шарами.

-   Дай я разберусь! - шепнул Нику Хорди. Он встретился взглядом с карликом.

-   Внимание! Внимание! - Хорди поднялся и несколько раз постучал своей ложкой о край стола.

Толпа лилипутов с чрезвычайно глупыми и напряженными лицами повернулась к нему.

-   Внимание! - произнес Хорди. - Вот этот мой маленький дружок только что женился. Как насчет того, чтобы поднять бокалы и пожелать ему здоровья?

Лилипуты одобрительно застучали ложками и затопали ногами, еще больше раздувая щеки. Карлик едва заметно заерзал на своем стуле. Хорди снова подмигнул ему и произнес вслух:

-   Я угощаю!

Глаза карлика налились злобой.

-   Будь осторожен, Хорди! - прошептал Ник. Но Хорди уже вошел в свою роль.

-   Что, какие-то проблемы? - язвительно спросил он у карлика. - Может быть, это правда, то, что говорится в легенде о карликах, - он быстро оглядел толпу лилипутов, пытаясь предугадать, какое воздействие произведут его слова, - может быть, правда, то, что карлики не умеют пить?

Приняв слова Хорди за остроумную праздничную шутку, лилипуты одобрительно завизжали.

-   Это наш праздник!

-   Наш!

-   Наш!

-   Но в этом нет ничего позорного, - продолжал декламировать Хорди, победно взирая на карлика, - может быть, я тебя угощу вместо виски зеленым лимонадом?

Толпа лилипутов залилась смехом.

-   Осторожней, Хорди, - раздался сбоку голос Рафа. - Если что - я здесь... Воодушевленный поддержкой, Хорди пристально посмотрел в глаза карлику и произнес:

-   Ты - трус, мой друг...

Он стукнул кулаком по столу.

Лилипуты подмигивали, шептались, показывая друг другу на Хорди и карлика. Но Хорди уже не обращал на них внимания.

-   Карлик Кон! - с пафосом произнес он. - На наш поединок смотрит весь малый народ!

С минуту карлик и Хорди молча смотрели друг на друга. Их соединял ток, жуткий ток взаимного понимания и ненависти. Затем карлик, таинственно подмигнув Хорди, встал и произнес:

-   Я пить умею!

Толпа лилипутов одобрительно загудела.

-   Он - наш человек!

-   Наш человек!

-   Наш!

-   Это наш праздник!

-   Наш!

-   Наш!

Карлик открыл стоящую на столе бутылку виски и, не моргнув, выпил одну за другой две рюмки. Глаза его покрыла густая пелена и он несколько раз пошатнулся из стороны в сторону.

-   Так ты говоришь, что умеешь пить? - с иронией в голосе спросил Хорди. - Это правда?

-   Правда, - ответил карлик.

Хорди подозвал официанта и крикнул громко, чтобы слышали все:

-   Дай мне, пожалуйста, бутылку твоего специального красного джина! Я хочу показать этому приятелю, что такое пить по-настоящему!

-   Несу, - откликнулся официант.

Через несколько секунд Хорди опорожнил ровно полбутылки джина и, под аплодисменты лилипутов, предложил карлику последовать его примеру.

-   Он наш человек!

-   Наш человек!

-   Наш! - подстегивала карлика возбужденная толпа.

-   Пей, сколько можешь, пей, сколько хочешь, а будешь со мной тягаться - окажешься под столом, - пробормотал карлик, допивая последний бокал.

-   Да, теперь мы видим, он наш человек!

-   Наш человек!

-   Наш человек! - гудела толпа.

-   Да ты просто герой! - Хорди хлопнул его по плечу.

-   Когда мы пойдем за Джулией? - прошептал Ник.

-   Успокойся, она в безопасности, - ответил юноше Раф. - Пока он здесь, ей ничего не грозит, рядом с ней Лео, Мик и Дон. Но поспешить все же стоит. В подземелье у карлика много разных неожиданностей...

-   Пойдем, Хорди! - сказал Ник. - Пойдем скорее. Нам нужно выручать Джулию.

-   Одну минутку, - произнес Хорди. - Я очень хочу, чтобы он доказал мне свою силу.

-   Что ты делаешь, Хорди, ты можешь все испортить! - пробурчал Раф.

Но в этот миг карлик уже уставился на небольшое фарфоровое блюдце, стоящее перед ним на столе. И через несколько секунд оно взвилось в воздух и, описав несколько кругов над столом, остановилось на том же месте, откуда взлетело. Лилипуты загудели в трубы, застучали ногами по полу. Хорди наклонился к карлику.

-   Друг мой, - насмешливо улыбнулся он, - тебе никто не говорил, что в пьяном виде не занимаются телекинезом и левитацией.

-   Прекрати, Хорди! - крикнул Ник.

Но остановить Хорди было уже невозможно.

-   Друг мой, - обратился он к карлику, - посмотри правде в глаза - тебе придется делать то, что мы потребуем.

-   Болван! - сердито буркнул Раф, предчувствуя непоправимое.

Как во сне поднялся карлик из-за стола, приблизился к Хорди, и, выставив вперед, будто перст, железную клешню, крикнул:

-   Где мое золото?! Беспокойство охватило толпу.

-   Золото! - снова раздался крик карлика.

-   Золото! Золото! - эхом прокатилось по залу кафе.

Лица лилипутов неожиданно приняли злобные выражения, будто чьей-то невидимой рукой были сорваны с них разноцветные кукольные маски.

-   Достать хозяину его золото! - завизжали они.

Размахивая руками, толпа уродцев, кровожадно закричав, взвилась и повисла в воздухе. Барабаны смолкли.

Раф, сверкнув раскаленным огненным шаром, который держал в руке, поднялся в воздух и прицелился.

Со свистом, разбрасывая вокруг себя огненные брызги, шар вонзился в лоб карлика. Он склонил голову и его глаза сделались стеклянно-неподвижными.

-   Бежим! - крикнул Раф друзьям.

Подхватив Ника и Хорди, он метнулся к распахнутому окну.

-   Ты его прикончил? - быстро спросил Хорди.

Оконные рамы рухнули на мостовую. Стекло раздробилось на тысячи осколков. Разъяренная толпа лилипутов летела за ними, бросая в них серебряную и фарфоровую посуду. Падали часы, камни, слышался треск рвущейся ткани. Словно придя в себя, карлик провел ладонью по лбу.

-   Где мое золото?! - закричал он и пустился в погоню за беглецами.

Стараясь защитить Ника и Хорди от разъяренной толпы чудовищных лилипутов, Раф направил на них весь поток своей воли. Он почувствовал, как солнечная молния, пущенная стрелой из его сердца, пронзила ряды врагов. И, охваченные паническим страхом при виде лучезарно сияющей отточенной стрелы Рафа, лилипуты обратились в бегство... Только на карлика этот свет не оказал никакого действия.

Он завис в воздухе над городом и, подняв вверх металлическую клешню, прицелился и выстрелил. Тринадцать черных извивающихся молний с шипением вырвались из его рук и полетели вдогонку Рафу.

-   Сзади, Раф! - успел крикнуть Ник. И тут же, пораженный в сердце, рухнул на землю. Раф, быстро изменив направление, опустился вместе с Хорди к нему.

Юноша лежал на мостовой. В руках у него была золотая монета.

-   Встань, Ник! - громко сказал Раф.

Его слова отразились в воздухе эхом от стен домов, от земли, от неба - отовсюду. Ник открыл глаза.

-   Слуховая галлюцинация, - прошептал он. - Это невозможно...

Он лежал лицом вниз, вцепившись пальцами в золотую монету, связывающую его с какой-то страшной неразгаданной тайной...

-   Что со мной, Раф? - спросил юноша.

-   Путь свободен, - ответил Раф. - Сейчас отправимся к Джулии.

-   Ты подстрелил его? - робко спросил Ник.

И вдруг ужасная барабанная дробь снова зазвучала у Ника в ушах.

Он увидел себя уносимым куда-то вперед потоком кровожадных лилипутов. А рядом, над его головой, плыла, покачиваясь, огромная мертвая лошадь, точнее скелет лошади, распространяя вокруг удушливый запах. И где-то наверху сидел карлик.

В сиянии разноцветных огней улицы он, подобно тени, мелькал то здесь, то там, появлялся и исчезал вновь...

-   Где мое золото? - раздавался его гнусавый голос из фиолетовой тьмы. - Без золота я бессилен.

И, когда его тень приняла чудовищные размеры, заполняя собой все пространство темной бездны ночного неба, тогда из поднятой вверх руки Рафа, с зажатым в ней раскаленным мечом, сверкнула последняя молния:

-   Вот тебе твое золото, ублюдок!

С пылающим лбом карлик рухнул с мертвой лошади.

Сейф

Ник долго не мог понять, что произошло. Наконец, он немного опомнился. Сообразил, где на­ходится.

Узнал Рафа. Узнал Хорди. Узнал берег реки и ивовые заросли. Узнал - и понемногу успокоился.

-   В неподвижности леса не было ничего подозрительного. Никто, казалось, не осмелится больше совершить нападение... Ник благодарно улыбнулся Рафу. Поднялся на ноги. Постоял минуту, две, три, сломал ивовый прутик. И вдруг услышал явственный шумный вздох, раздавшийся невдалеке.

-   Раф! - прошептал Ник, похолодев от ужаса. Раф одним прыжком оказался возле него.

-   Вот оно! Вот! - пробормотал Ник, указывая на пришедшие в неожиданное движение ивовые заросли.

Раф устремил взгляд в направлении, откуда прилетел вздох. Гнусавый знакомый голос был тих и вкрадчив:

-   Я буду убивать каждого, кто возьмет мое золото!

-   Бежим! - быстро сказал Раф, - я знаю, что делать. Обратившись в светящийся кокон, друзья взмыли над городом.

-   Что ты задумал? - спросил Ник, дрожа от слабости и испуга.

-   Я хочу запереть карлика в сейфе из кованного железа, - улыбнулся Раф, - чтобы он не мешал нам забрать твою Джулию.

-   Ник, а что это у тебя в руке? - спросил Хорди. - Еще одна золотая монета?

-   Нет, - улыбнулся Ник, - это просто молочный шоколад. Кто-то из лилипутов выронил.

-   До чего похоже на золото! - воскликнул Хорди.

-   Вот мы и у цели, - сказал Раф, когда они благополучно приземлились на другом конце города, во дворе тяжелого серого многоэтажного здания, обнесенного высокой каменной оградой.

-   Что это? - спросил Ник.

-   Это один из корпусов научной лаборатории по изучению солнечной энергии. Хорди изумленно взглянул на Рафа и присвистнул:

-   Ну и ну! Ты думаешь, нам туда светит пробраться?

-   Неплохая мысль! - загадочно улыбнулся Раф.

-   А ты уверен, что этот сейф достаточно большой? - спросил Ник.

-   Да, огромный сейф! Старый, из кованного железа.

-   Но как мы проникнем туда?

-   Очень просто!

И тут, к общему изумлению, Раф снял с груди шелковый шнур, на котором висел какой-то небольшой ключ.

-   Что это?

-   Это ключ от входной двери. Кроме меня он, кажется имеется еще у нескольких людей, в том числе и у полицейского, охраняющего это здание, - шутливо произнес Раф.

Друзья так и не успели расспросить его обо всем.

-   Пошли! Быстро! - крикнул Раф и, схватив Ника и Хорди за руки, бросился с ними вдоль высокой стены здания. Возле угла они остановились, свернули в какую-то тяжелую дверь, ведущую в подвал.

По узкому коридору, скользкому от сырости, они беззвучно пересекли двор, оставшись никем не замеченными.

-   Тут есть люк, нам нужно только поднять крышку! Раф указал на темный проем в стене.

-   Раф! Откуда ты знаешь этот ход? - удивился Хорди.

-   Я здесь иногда занимаюсь кое-чем полезным, - улыбнулся Раф. - Особенно когда никого нет. Я здесь придумываю разные забавные вещицы.

-   Вроде тех, которые ты использовал в битве с лилипутами и карликом? - спросил Ник.

-   И это тоже, - нехотя ответил Раф.

Через несколько минут друзья благополучно выбрались в коридор комплекса и быстрым шагом приблизились к одной из дверей.

-   Теперь тихо! - сказал Раф. Ник и Хорди прижались к стене.

В это время два человека вышли из-за угла. Они тщательно осмотрелись, светя ручными фонариками.

-   Полицейские, охрана, - произнес Хорди. Раф быстро прижал его к стене.

Пространство, разделявшее Рафа, Хорди и Ника от полицейских было не более двух шагов. И они могли достаточно хорошо рассмотреть обоих. Один, с оплывшим угрюмо-благообразным профилем, с поднятым воротником, проворно сыпал бессмысленными, ничего не говорящими фразами.

Другой, маленький, нервный, с лицом сморщенной обезьяны то и дело хватался за свою фуражку, двигая ее то взад, то вперед, как будто голова его испытывала нестерпимую боль от прикосновения головного убора. Он настойчиво возражал, иногда повышал голос и беспомощно мотал подбородком, выражая этим сомнение. Фонарик он сжимал левой рукой, и тень от его большого пальца, опущенного на стекло, падала огромным пятном на запертую дверь.

Ник смотрел на них, удивляясь все больше и больше их странной манере говорить. Они оба, появившись так внезапно и тихо, казались видениями, навязчивыми образами, преследовавшими его. Он ожидал их исчезновения. По крайней мере, он бы теперь не удивился, если бы оба полицейских расплылись в воздухе клубом дыма...

Но они, поговорив и посветив еще раз фонариком в сторону запертой двери, мелким и деловым шагом скрылись в конце коридора.

-   Пошли! - шепнул Раф.

Ник и Хорди тихо пошли за ним.

Совершенно бесшумно вставив ключ в замок, Раф открыл дверь.

-   Вот! - тихо произнес он.

Друзья увидели огромный сейф из кованого железа. Он стоял на огромном столе и в первую минуту показался Нику неприступной крепостью.

-   Раф, но почему ты сам или твои друзья до сих пор не упрятали карлика в этот сейф? - неуверенно спросил Ник.

-   Это должен сделать человек, - буркнул Раф и быстро посмотрел на Ника. Ник осторожно подошел к сейфу.

-   Только как же его открыть? - проговорил он.

-   Нужно набрать нужную комбинацию цифр, - подбодрил его Хорди. - Помнишь, я тебя когда-то учил...

-   Да, - усмехнулся Ник. - Буду слать тебе открытки из тюрьмы. Обойдя сейф со всех сторон, Ник попытался сдвинуть его с места.

-   Ума не приложу, как его поднять. Помоги мне, Раф! И ты, Хорди! Ну, давай! Отчаянно вцепившись друг в друга, друзья, наконец, придвинули сейф к двери.

-   Мать вашу! У меня после этого будет двойная грыжа, - выругался Хорди. Но в этот миг по коридору раздались чьи-то шаги.

-   Охрана! - шепнул Раф. - Прячьтесь!

Ник и Раф быстро скользнули внутрь огромного кабинета рядом с комнатой, в которой стоял сейф.

-   Хорди! Быстрей! - прошипел Раф.

Но в этот миг один из полицейских, схватив Хорди за руку, быстро надел на него наручники.

-   Эй, ты мне сломаешь руки! - захрипел Хорди.

-   Ты поедешь со мной, - невозмутимо ответил полицейский.

-   Куда я поеду? - завопил Хорди. - Ты всего лишь охрана! Никуда я не поеду!

-   Я?! - лицо полицейского покрылось багровыми пятнами. - Я офицер охраны! - раздувая ноздри, выпалил он. - У тебя есть сообщники?

-   Какие сообщники? О чем ты говоришь?

-   Ах, какой крутой! - засмеялся полицейский. - Идем со мной!

-   Послушай, приятель, - сменил тон Хорди. - Если ты снимешь с меня наручники, я сумею достать бумажник.

Полицейский тяжело задышал и впился в Хорди презрительным взглядом.

-   Ты... ты предлагаешь мне взятку? Я... я к своей работе отношусь серьезно, - заикаясь проговорил он. - Без фокусов. У меня, между прочим, шестьдесят часов боевых тренировок.

И полицейский пнул Хорди коленом в живот. Хорди скорчился и застонал. Раф точным ударом кулака разбил стеклянную дверь и в одно мгновение оказался перед полицейским. Не теряя ни секунды, он с совершенно непостижимой ловкостью и быстротой засунул в рот полицейскому небольшой светящийся шарик. Тот охнул и упал навзничь.

-   Надо было тебе шестьдесят пять часов заниматься, - усмехнулся Раф. Затем он снял с Хорди наручники и сказал:

-   У него должен быть пистолет. Ты возьми на всякий случай.

-   Что ты с ним сделал? - шепотом спросил Ник, разглядывая лежащего на полу полицейского.

Раф улыбнулся.

-   Ничего особенного. Мгновенно действующее снотворное. Пусть повитает немного в облаках. Пока мы тут не закончили.

Ник осмотрелся по сторонам. Только теперь он смог хорошенько разглядеть комнату. Это был большой зал с низким потолком. В холодном свете мягко жужжали вентиляторы. Ник осторожно ощупал мощные стены.

-   Эти стены для защиты от давления, - пояснил Раф. - И от холода. И от водорода, хотя он не так страшен. Там, за стеклянной дверью находятся камеры с разными атмосферами, то есть, с атмосферами разных планет...

-   О, да, я кое-что слышал об этом, - сказал Хорди.

-   А ты уверен, Раф, что в этих камерах с атмосферами разных планет со временем не разведутся инопланетяне? - задумчиво спросил Ник, заглядывая в один из отсеков.

Он приблизил свое лицо к стеклу и оторопел от ужаса. Прямо на него упорно глядел безумными, похожими на две зеленоватые звезды глазами карлик. На лбу у него горела ярко- алая отметина.

-   Он там... - выдохнул Ник.

Дверца атмосферной камеры с треском распахнулась. И оттуда вылетело уродливо раздутое до невероятных размеров тело карлика.

-   Где мое золото? - завопил он.

И вдруг по краям камер и люков началось странное гниение. С непостижимой быстротой оно перебросилось на окна и двери, превращая стекло, металл и камень во вздутую массу, пожирающую со скоростью лижущего пламени потолок и стены.

-   Ник! Хорди! - закричал Раф и с силой отшвырнул друзей за дверь. - Быстро бегите той же дорогой через люк!

Нажав одну из кнопок, вмонтированных в металлический стол, Раф выпустил в воздух несколько ракет. Они, одна за другой, взмыли из своих гнезд и тотчас растворились в пространстве лаборатории, наполнив его солнечным блеском.

-   Берегись, проклятое чудовище! - закричал Раф.

И вся вереница ракет легко стала планировать в пространстве. Раф бросил взгляд на пульт со множеством кнопок и рычагов. На пульте горели четыре красных лампочки. Раф одел висящий за плечами шлем и приготовился к атаке.

Внезапно налетевший смерч, черный вихрь, фиолетовые молнии, палящий в воздухе ледяной метеор, стая гигантских уродливых птиц с телами, твердыми и плотными, как сталь, посыпались на него!

-   Я погублю тебя! Погублю! - раздался гнусавый голос карлика.

Бессмысленная жестокость всего этого холодным комком подступила к горлу Рафа. «Что ж, если без жертвы не обойтись, - подумал он, - пусть я окажусь этой жертвой, только бы после этого на Земле появилась разумная, чистая жизнь. Лучше сделать это так, пожертвовав мной, но зато знать наверняка, что следующие поколения разумных людей будут обязаны своим рождением любви...»

И он приготовился нажать кнопку солнечного реактора. «Но прежде надо настроиться на альфа-ритм мозга карлика, чтобы весь поток солнечной активности обрушить точно на него, раз и навсегда!» - подумал Раф. Он потянулся к приборам. - Так... - пробурчал он. - Надо подобрать точную форму волны...

Медленно, осторожно Раф поправил настройку. Что-то промелькнуло в его сознании, на мгновение затормозив бессмысленный натиск карлика. Это было видение - видение облаков в лилово-красном небе, ощущение свежего ветра, мчавшегося в безграничном просторе... И снова исчезло.

Дрожащими пальцами Раф снова тронул рукоятку настройки.

-   Я запрограммирую тебя на свет, на любовь... - прошептал он.

Солнечный луч между Рафом и карликом ширился, включая в себя сознание Рафа. Он почувствовал, что видит теперь мир глазами карлика. Вот он стоит над черной бездной, ища жадным взором новую жертву... и тут он почувствовал, что его самого охватывает смертельный ужас.

Дверь распахнулась. На пороге стоял Ник.

-   Раф! - закричал он. - Раф! Мы с Хорди узнали шифр сейфа. Хорди расколол второго охранника.

Огромная черная молния метнулась в сторону Ника.

-   Отдайте мое золото! - закричал карлик и вцепился в горло юноши металлической клешней.

-   Раф... Хорди... наберите... З... 5... 91... 46... - прохрипел Ник.

Дрожа от ужаса, Хорди вполз на четвереньках в лабораторию и набрал шифр сейфа.

-   Эй, ты, - крикнул он карлику. - Что ты пристал к мальчишке, дурень? У меня твое золото! Иди и возьми его!

-   Что?! - взвизгнул карлик, выпуская из рук окровавленную голову Ника. - Где мое золото? На полной скорости он метнулся в сторону Хорди, который стоял, едва живой, прикрывая

собой распахнутую дверцу сейфа.

-   Отходи, Хорди! - крикнул Раф. Хорди отпрыгнул в сторону.

И карлик со всего размаху влетел в сейф. Дверца захлопнулась. Клубы фиолетового дыма заполнили лабораторию.

-   Ты жив, Ник? - Раф обхватил израненную голову юноши своими пальцами и тотчас мощный поток непрерывного света высушил кровь и зарубцевал раны.

-   Что ты сделал, Раф? - спросил Ник.

-   То, что может каждый, если захочет, - смущенно буркнул Раф. - Нужно только захотеть. Ребята, пошли отсюда, нам пора возвращаться за Джулией, - помолчав, сказал он.

-   Одну минутку, - блеснул глазами Хорди. Опустившись на колени, он приложил ухо к сейфу.

-   Эй, что ты там делаешь? - Хорди постучал по дверце.

-   Хорди! - закричал Раф. - Сейчас же прекрати! Не до шуток!

-   Так, - улыбнулся Хорди, - пришло время расплаты. Он снова несколько раз постучал по дверце.

-   Выпусти меня отсюда! - раздался гнусавый голос из сейфа.

-   Нет, - засмеялся Хорди. - Пока еще не выпущу. Ты знаешь правила. Ты попался. Теперь ты обязан выполнить три моих желания.

-   Хорди! - закричал Ник. - Мы должны идти за Джулией.

-   Я знаю, что я делаю, - ответил Хорди. - Я требую, чтобы он выполнил три моих желания.

-   Какие три желания? Ты нам опять все испортишь! - воскликнул Ник.

-   Не волнуйся. Мы получим, что хотим, - сказал Хорди.

-   Выпусти, выпусти меня! - выл карлик из сейфа.

-   Нет, пока ты не исполнишь три желания, я тебя не выпущу. Я хочу попросить тебя кое о чем. Я могу попросить у тебя миллион долларов, или даже миллиард. Но я, пожалуй, не буду этого делать. Я требую, чтобы ты мне дал свой вонючий горшок с золотом.

Ник закрыл лицо руками:

-   Прекрати! Хорди! - закричал он вне себя от негодования.

-   Но я хочу получить свое золото, - улыбнулся Хорди.

-   Не делай этого, Хорди! - с грустью сказал Раф. - Произойдет непоправимое, и даже я буду бессилен тебе помочь, если ты заключишь с ним сделку. Поверь мне, Хорди...

В это время сейф затрясся, будто бы кто-то дико захохотал в нем.

-   А ты, оказывается, человек жадный, - раздался голос карлика. - Ты уверен, что хочешь мое золото?

-   Да, конечно, - горячо воскликнул Хорди. - Это мое первое желание. Желаю твое золото!

-   Да будет так! - раздался насмешливый голос.

-   Ну? Где же оно? - спросил Хорди.

-   Сейчас, сейчас получишь.

Ник и Раф стояли, тесно прижавшись друг к другу, не в силах помешать этой чудовищной добровольной сделке. Они увидели, как секунда за секундой, живот Хорди стал увеличиваться. Все больше и больше. Будто кто-то бросал в него, как в копилку, одну за другой, золотые монеты. Наконец Хорди взвыл от боли:

-   Прекрати! Вынь это из меня! Вынь! Вынь!

-   Могу вынуть! - прогнусавил карлик из сейфа. - Но ты должен вначале сказать все по правилам. Ты желаешь, чтобы я вынул из тебя золото?

-   Да! Да! Я желаю, чтобы ты вынул из меня это золото! И я выпущу тебя из сейфа.

-   О господи! - в ужасе прошептал Ник.

-   Где ты? - раздался из сейфа голос карлика. - Ты должен открыть дверцу. Открой дверцу и тогда золото из тебя выйдет.

Хорди, едва шевелясь, потянулся к сейфу.

-   Не делай этого, Хорди! - проговорил Раф. - Умоляю тебя!

Он опустился на колени перед Хорди и заглянул ему в лицо своими полными слез печальными зелеными глазами. - Ты погубишь всех.

-   Прекрати! Прекрати! - оттолкнул его Хорди и открыл сейф.

Густой липкий фиолетовый туман наполнил лабораторию. Зловещие молнии взметнулись в воздухе и погасли.

-   Помогите! - прошептал Хорди.

-   С удовольствием, мой друг, - хихикнул карлик, - но все твои желания уже исчерпаны.

-   Бежим! - крикнул Раф и дернул Ника за руку.

Они помчались по длинным коридорам, почти не чувствуя под собой ног. Минуя один этаж за другим, перескакивая через ступени, друзья, наконец, оказались во дворе.

-   К лесу! - воскликнул Ник.

Но тут чья-то рука легла на его плечо и он рядом с собой увидел второго полицейского:

-   Стоять! Ни с места! Попался, псих! Я видел тебя по телевидению! В новостях. Тебя разыскивает вся полиция города! Руки вверх! И без фокусов.

-   Отпустите его, пожалуйста, - вступился Раф. - Я вам все объясню. Полицейский осмотрел Рафа с ног до головы и сказал, подумав:

-   И ты тоже снимай маскарадный костюм - и руки вверх.

Неожиданно из-за высокой тумбы, стоящей у входа в здание, раздался жалобный девичий голосок:

-   Помогите!

Полицейский сделал несколько неуверенных шагов в том направлении, откуда доносился голос, и остановился в нерешительности.

-   Ни с места! - на всякий случай пригрозил он Рафу и Нику, направив на них дуло пистолета.

-   Не подходи туда, - крикнул Раф. - Это какой-то трюк.

-   Да, это карлик, - сказал Ник.

-   Заткнись, псих! - оборвал его полицейский. - Я ведь и в лоб тебе могу выстрелить! Он сделал еще два шага вперед.

-   Помогите! - услышал он где-то совсем рядом. - Этот парень меня обидел!

-   Иду! - сказал полицейский. Сердце его сжалось от необъяснимого страха.

-   Слушай! Лучше вызови подмогу! - закричал Раф. - Не будь идиотом!

-   Заткнись!

Полицейский быстро подошел к тумбе и отодвинул ее.

-   Где мое золото? - захохотал карлик.

Он сидел на четырехколесном гоночном автомобиле, украшенном со всех сторон черепами и костями. Глазницы черепов излучали фосфорическое свечение.

-   Это что за фокусы? - пробормотал полицейский, разглядывая таинственное кровожадное существо, сидящее за рулем зловещей машины.

-   Ты этого парня никуда не увезешь! - злорадно засмеялся карлик. - Он должен вернуть мне золото!

-   Руки вверх! - растерянно произнес полицейский. И, прицелившись, он два раза выстрелил карлику в голову.

Нажав на педали, карлик круто развернулся и ринулся на своего врага.

Полицейский еще раз спустил курок. И тут же едва успел отскочить от мчащегося на него на полной скорости чудовища.

-   Что? Разминулись? - захохотал карлик. И, описав еще один круг по двору, взвился на автомобиле в воздух.

Он летел с невероятной скоростью прямо навстречу полицейскому.

-   Нет! Нет! - закричал полицейский и выронил из рук пистолет. Но в тот же миг его голова отлетела от туловища.

-   Раф! Что же делать?! - закричал Ник. - Я не вынесу этого!

Вне себя от ужаса и отчаяния, Ник перелез через каменную ограду и бросился к шоссе. Удар металлической клешни рассек ему лоб. Он свалился и замер. Карлик сидел в нескольких метрах от него в своей машине и выжидал. Из ночи не доносилось ни звука.

Ник приподнялся. Посмотрел на карлика. Тот гнусно улыбался, готовый в любой миг нажать на педали.

-   Верни мне мою монету! - сказал он.

-   Нет! - прошептал Ник. - Только после того, как получу Джулию! Если хочешь получить свою вонючую монету, то лучше убей меня!

Он лег на мостовую и закрыл лицо руками.

-   Да будет так! - захохотал карлик и нажал на педали.

Ник глубоко вздохнул, приготовившись принять смерть. Но резкий скрежет тормозов вернул его к действительности. Зловещий автомобиль стоял рядом с ним и не мог сдвинуться с места.

-   Я живой? - прошептал Ник и с удивлением посмотрел на карлика.

-   Но ты умрешь, если не отдашь мне монету! - закричал он. В одно мгновение Ник все понял:

-   Ты ничего со мной не можешь сделать, да? Пока у меня эта монета, ты не можешь меня убить.

Он вдруг рассмеялся так искренне и беззаботно, что сам удивился своему смеху.

-   Но ты должен вернуть мне ее! - в ярости закричал карлик.

-   Хочешь? Ну иди и возьми! - хохотал Ник.

Слезы выступили у него на глазах. Слезы радости и облегчения. Он зажал двумя пальцами монету и, подняв правую ладонь вверх, замер посередине шоссе.

Разъяренный карлик сделал еще несколько крутых виражей вокруг юноши и, метнув в землю фиолетовое пламя, скрылся в ночи.

Оставшись один, Ник посмотрел на небо. На Луну. На бледные утренние звезды. Увидел зажатый в потной ладони ивовый прутик. Подумал о Джулии. Сердце его затрепетало, наполненное нежностью и силой. Он посмотрел в сторону темного неподвижного леса и крикнул в полный голос:

-   Эй! Небо! Эй! Звезды! Эй! Земля! Эй! Деревья! Я обязан спасти Джулию! А потом... А потом я тебя угроблю, Кон! от меня не спрячешься! Я вытащу тебя из-под земли.

-   Будем ждать, - раздался эхом знакомый гнусавый голос, - в доме у карлика Кона много сюрпризов...

Мягкая горячая лапа коснулась плеча юноши. Он вздрогнул.

-   Раф?

-   Нам пора, Ник, - улыбнулся Раф. - Я больше тебе не помощник. Теперь ты сам почувствовал свою силу и, по-моему, нам пора за Джулией?..

Порыв ветра заклубил туман впереди Ника и Рафа, погнал их к восходящему солнцу. В образовавшемся воздушном пространстве Ник заметил изменение зеленоватого цвета почвы в голубой, затем в синий и в фиолетовый. Зелень, вздрагивая, темнела и колебалась над ним.

-   Это землетрясение, - пояснил Раф. - Сейчас земля разверзнется и мы попадем в темную нору карлика...

-   В черную дыру? - с ужасом произнес Ник.

Вдруг подул резкий ветер, заклубился внизу фиолетовый туман и открытая черная зияющая пустота поглядела на Ника своими мертвыми глазами. Ник не испугался. Вдохнув полной грудью, он бросился навстречу Джулии...

Смерть карлика

Вернувшись в нору, карлик сразу почувствовал по смрадному запаху, исходящему от убитого Джулией чудовища, где ее искать. Он быстрыми шагами спустился в склеп.

-   Дорогая, ты все еще играешь со мной в игры? Выходи, - произнес он. - У нас скоро гости. Джулия незаметно появилась из-за его спины и прошептала:

-   Где же ты был? Мне было так одиноко... Как ты мог оставить невесту в первую брачную ночь?

Она кокетливо сверкнула глазами и сбросила с себя верхнее покрывало, оставшись в том свадебном наряде, которое было подготовлено ей карликом.

-   Дорогая, - нервно пробормотал карлик, - обожди немного, я должен подготовиться. У нас важный гость.

-   Да? - томно произнесла Джулия. - Разве какой-нибудь гость может быть важнее меня? В конце концов, - она обиженно сложила губы, - ты ведь говорил, что ждал этого всю жизнь.

-   Да, да, ждал, - заторопился карлик, суетливо бегая из угла в угол, - для меня этот праздник особый. Я долго готовился к этому шагу. Пришлось обдумать многое, то, что делал, и что собираюсь делать.

Джулия, поборов отвращение, осторожно, двумя пальцами, взяла его за рукав и притянула к себе.

-   Я помогу тебе! - страстно прошептала она. - Я дам тебе то, что ты заслужил!

И, размахнувшись изо всех сил, она ткнула карлика в бок острием сапожного шила. Он удивленно посмотрел на ее испуганное лицо. Казалось, что осознав всю тщетность своей неудавшейся попытки, Джулия вот-вот упадет в обморок.

-   Мое любимое сапожное шило! - взвизгнул карлик. - Я его ношу с собой много веков, а ты его сломала. Мало того, что ты прикончила самого любимого моего зверя, - он завертелся на месте и отчаянно закричал: - Ты напрашиваешься на неприятности.

Карлик схватил девушку за руку и бросил со всего размаха на жертвенный камень, тут же обмотав с ног до головы плотной драпировкой.

-   Так и лежи!

Вдруг он услышал гулкие удары чьих-то шагов в тоннеле.

-   Кажется, наш гость уже прибыл! - закричал карлик и, предоставив Джулию самой себе, бросился прочь из склепа.

-   Черепахи! Где вы? - позвала девушка.

Из узкого подземного люка, одна за другой, показались зеленые морды Лео, Мика и Дона.

-   Развяжите меня!

-   Зачем ты это сделала? - сердито зашипел Лео. - Если бы ты сказала заранее, я бы сумел отговорить тебя от этого необдуманного шага.

В несколько секунд друзья быстро освободили девушку.

-   Но я не знала, что на нем железный панцирь, - всхлипнула Джулия. - Я думала, что смогу сама с ним справиться.

Дон заурчал, качая головой.

-   Дело не в панцире, Джулия, совсем не в нем.

-   Но как же мы расправимся с ним, если его ни пуля не берет, ни огонь не жжет, ни вода не топит? - воскликнула девушка, растерянно оглядывая черепах.

-   Подождем еще немного. Мне кажется, что вот-вот появятся Раф с Ником, - уговаривал ее Лео.

-   Может быть, они никогда не появятся! - с горечью воскликнула Джулия и залилась слезами. - Сколько можно сидеть в этой жуткой норе, сложа руки? Я больше не могу!

С невероятной быстротой продвигались Ник с Рафом по подземному тоннелю, усеянному костями, черепами, пылью и паутиной, то с одной, то с другой стороны к ним тянулись сухие корневища сцепившихся между собой растений, обвивались вокруг голов, душили своими кривыми уродливыми лапами. Раф работал мечом, расчищая дорогу юноше. Сердце Ника трепетало.

-   Джулия! - позвал он. - Джулия...

-   По-моему, мы заблудились, - задумчиво произнес Раф. - Хотя я не знаю, как это могло произойти. Я не мог ошибиться.

-   В это время от темной стены отделилась чья-то тень и раздался гнусавый голос:

-   Никак заплутал, голубчик?

-   Это ты, Кон? - гневно воскликнул Ник. - Что же ты не выходишь? Я не хочу сражаться с твоей тенью! Я жду тебя!

Стены подземного жилища задрожали. Отвратительный рев пронесся по всему тоннелю.

Внезапно Ник увидел прямо перед собой огромную яму, кишащую ядовитыми змеями чудовищных форм и размеров. Они взбирались по стенам ущелья, обвивались вокруг ног юноши, высовывая свои узкие длинные языки.

-   Раф! Они задушат меня! - закричал в ужасе Ник.

Но к его удивлению ни одна из змей не коснулась своим жалом его тела. Несколько ударов меча помогли разрубить живое шипящее кольцо.

-   Держись за ветви! И двигайся медленно, возле стены, - буркнул Раф. - Попробуем еще раз, сначала...

В конце коридора послышался шум.

-   Ты слышишь? - спросил Ник, - по-моему, бежит кто-то. Но шум вдруг стал слабее, потерялся вдали и замер.

Затем, с остановившимся дыханием, Ник прислушался к какому-то незаметному, едва слышному звуку, родившемуся как бы из воздуха.

-   Ребенок плачет... - прошептал он.

-   Это не ребенок, а карлик! - сказал Раф.

Ник ухватился за толстый сухой сук и вскрикнул. Несметное количество гусениц расползлись по всему его телу. Толстый сук обломился - и он оказался среди огромной массы насекомых.

-   Пауки! - закричал Ник. - Их несметное количество!

-   Отдай золотую монету! - раздался знакомый голос.

Огромный, гремящий костями скелет, отделился от стены и обхватил Ника за шею...

-   Отними у него монету! - закричал карлик. - Отними!

-   Я стараюсь, хозяин! - ответило костлявое чудовище, громко лязгнув челюстями.

-   Раф! Где ты! - закричал Ник. - Я тебя не вижу! Тут темно...

Гигантские коричневые пауки бегали по всему его телу. Ник не мог шевельнуться, оказавшись в тисках ужасного скелета. Костяшки пальцев обхватили его шею. Пустые глазницы черепа вспыхивали зловещим алым блеском.

-   Раф! - снова закричал Ник.

И вдруг он увидел перед собой множество гробов. Ник оторопел от ужаса. Гробы угрожающе закачались и заскрипели. Крышки их с шумом распахнулись. И ужасающее зрелище предстало перед юношей. Один за одним поднимались скелеты из своих гробниц, тянули к нему длинные костлявые руки, щелкали зубами, некоторые из них даже приплясывали от предвкушения у довольствия.

-   Где ты, Раф? - из последних сил закричал Ник. - Где ты, Джулия? Где вы, черепахи? Где ты, урод? Покажитесь хоть кто-нибудь!

Костлявые руки все тесней сжимались вокруг его горла. Ник захрипел. Не в силах оказать иного сопротивления, он стал хлестать отвратительных чудовищ по голым черепам ивовым прутиком, который держал в руке.

-   Получи, урод! И ты - получи! И ты - тоже! - кричал Ник. Наконец он услышал чьи-то быстрые летящие шаги...

-   Мы здесь, Ник! Здесь! - раздался голос Рафа.

Узкий проход посветлел. Чудовища отступили. Размахивая блестящими мечами, на помощь юноше мчались Раф и Донателло. Через несколько секунд с восставшими ото сна мертвецами было покончено.

-   Кажется, все, - проговорил Донателло, осмотрев распахнутые гробницы. Ворох костей усыпал мрачное подземное жилище.

-   Как я хотел бы, чтобы только этим дело и кончилось! - буркнул Раф.

Несколько минут постояв в нерешительности, друзья снова окунулись в ночной сумрак подземелья.

Основательно запыхавшись от тяжелого и напряженного бега, Ник остановился на пару минут, стараясь хоть немного отдышаться и придти в себя. Но затем снова двинулся вперед, стараясь ступать как можно тише и держаться наиболее темных мест. В длинном мрачном тоннеле по-прежнему не было заметно ни малейшего просвета и проблеска огня. Лишь по звуку доносящихся шагов Ник знал: друзья рядом!

-   Где же Джулия? - спросил Ник. Но его вопрос остался без ответа.

-   Дон! Раф! Где Джулия?! - крикнул он еще и еще раз.

Откуда-то из глубины подземного коридора донеслось глухое гудение. Шагов черепах больше не было слышно. Ник понял, что он отстал от друзей и запутался в подземном лабиринте.

-   Дон! Раф! Джулия! - отчаянно закричал он.

Внезапно в темноте он нащупал какую-то дверь. Она оказалась незапертой и поддалась под легким толчком руки Ника. Он распахнул ее шире и снова услышал загадочное гудение. Но теперь к нему примешивались еще какие-то звуки.

-   Точно погребальное пение, - прошептал Ник.

И вдруг он увидел, как освещенные фиолетовым сиянием, все четверо черепах-ниндзя лежали ничком на землистом полу. Позади них у стены сидела Джулия, одетая в прекрасное белое платье.

-   Джулия! - воскликнул Ник и шагнул к девушке. - Ты жива!

-   Все в порядке, милый! - произнесла Джулия. - Я его видела, я видела карлика.

-   Где он сейчас? - спросил Ник.

-   Мне еле удалось от него сбежать, ты не поверишь... Я нашла отсюда выход.

-   Давай пойдем! - обрадовано воскликнул Ник. Но тут же осекся. - А что с черепахами? Джулия взяла Ника за руку и прошептала:

-   Он расправился с ними.

-   О, боже мой, - вздрогнул Ник. - Пойдем отсюда скорее!

-   Подожди! - ласково остановила его девушка. - Монета все еще у тебя?

-   Да.

-   Оставь ее карлику. Это единственное, чего он хотел.

Но ты пойми, - произнес Ник, глядя в глаза Джулии, - пока у нас монета - мы неуязвимы, а без монеты нам конец.

Джулия обвила свои руки вокруг его шеи.

-   Послушай, если монета поможет нам сбежать, нам нужно это сделать, - прошептала она, склонив голову на грудь Ника, - я понимаю, тебе страшно. Но все будет хорошо. Дай мне монету.

Она страстно поцеловала его в губы.

-   И пойдем отсюда. Я люблю тебя, Ник. Ник пошатнулся и протянул ей монету. Свечение сразу же исчезло. Комната окунулась в темноту и наполнилась зловещим хохотом карлика.

-   Проиграл? Проиграл? - закричал он, сбрасывая с себя белое платье. - Обдурили?! Теперь тебя ничего не спасет! Золотая монета у меня! И ничто теперь меня не остановит! Ну? Разве я не гений!

-   Ник! - раздался душераздирающий вопль Джулии.

Она вбежала в комнату вместе с черепахами-ниндзя. Лео бросился к карлику, обнажая свой блестящий меч. Но в этот миг гигантская фиолетовая молния ударила в землю возле Ника - и он упал замертво.

-   Не убивай его! Не убивай! - закричала Джулия, бросаясь в ноги карлику. - Я пойду с тобой!

-   Конечно, пойдешь! - усмехнулся карлик. Он попытался сделать шаг к девушке - и не смог... В бешенстве карлик оглянулся назад.

За его спиной Раф и Донателло скрестили свои мечи в форме цветка четырехлистного клевера. Прямо перед ним стоял Лео. Рядом - Мик.

-   Джулия, - раздался вдруг голос Ника. Не веря себе, девушка подняла голову.

- Ты жив? - пробормотала она.

Ник вытащил из кармана золотую монету и закричал:

-   Эй ты, гений! Покажи-ка, что у тебя в руке? Настоящий молочный шоколад! Джулия бросилась к Нику и спрятала свое счастливое лицо у него на груди.

-   Кончай, Лео! - буркнул Раф.

Острый раскаленный прут железа вонзился в грудь карлика. Сверкнули языки фиолетового пламени. С грохотом рухнули мрачные стены подземелья.

-   Смотри, - сказал Ник Джулии, - я снова вижу небо...

Переливающаяся разноцветная радуга перекинулась через реку, словно огромный воздушный мост. Путаясь в полосах ее струй, чертили в них тонким ивовым прутиком черепахи переливающиеся, изменчивые узоры.

-   Да, красиво, - улыбнулась Джулия.

Послесловие

Внезапно экран озарился светом. Из мрачного подземелья вырвался клуб огня. На какой-то жуткий момент он, казалось застыл в воздухе, а затем камнем рухнул вниз.

-   Это был карлик.

Кинокамера потеряла его на мгновение, но полностью запечатлела момент удара тела о землю. Во время падения карлик перевернулся. Его тело подскочило несколько раз и замерло. Лео подошел к выключателю. Экран перестал светиться.

-   Таково положение дел на сегодня, друзья, - тихо сказал Лео. - Карлик Кон мертв. И в этом мы теперь абсолютно уверены.


Оглавление

  • Часть 1
  •   Встреча в лесу
  •   Марта
  •   Через десять лет
  •   «Страшный суд»
  •   Зеркало
  •   Соседи
  •   Первое знакомство
  •   В подвале
  •   Радуга
  •   Первая рана
  •   Втроем
  •   Золотая монета Малыша
  •   Том Санди
  •   Карлик убивает ювелира
  •   Ссора Майкла и Элисы
  •   Карлик Кон и полицейский в ночном лесу
  •   «Счастливый клевер»
  •   Случай в лесу
  •   Спасители
  •   Лабиринт ужасов
  •   Рассказанная тайна
  •   Я верю!
  •   Будь счастлива, Элиса!
  • Часть 2
  •   Над черной бездной
  •   Вечер в ресторане
  •   Странная карта
  •   Ник и Джулия
  •   Три правила
  •   Три правила
  •   Автодром
  •   В полицейском участке
  •   Откушенный палец
  •   Первый ход
  •   Смерть Ена
  •   Ник знакомится с черепахами
  •   Похищение Джулии
  •   В норе
  •   Шкатулка
  •   Джулия и черепахи
  •   Лилипуты
  •   Сейф
  •   Смерть карлика
  •   Послесловие