КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471316 томов
Объем библиотеки - 690 Гб.
Всего авторов - 219818
Пользователей - 102156

Впечатления

Stribog73 про Вульф: Вагина (Эротика, Секс)

В женщине красивей вагины только глаза :)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Воевода (Альтернативная история)

надеюсь автор не задержит продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любаня про Колесников: Залётчики поневоле. Дилогия (СИ) (Боевая фантастика)

Замечательно написано, интересно. Попаданцы, приключения, всё как я люблю. Читаешь и герои оживают. Отлично написано. Продолжения не нашла. Жаль. Книга на 5.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Кровоточащая чаша (fb2)

- Кровоточащая чаша (а.с. Warhammer 40000 ) 726 Кб, 318с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Бен Каунтер

Настройки текста:



БЕН КАУНТЕР Кровоточащая чаша

Посвящается Хелен.

Глава Один

Прошедшие века столь тяжким грузом легли на коридоры Библиариума Терры, что сам воздух стал густым и вязким от времени. Казалось, что бесконечные шаткие шеренги книжных шкафов и покрытых слоем пыли банков памяти вросли в землю под весом тысяч и тысяч лет истории. Библиариум располагался глубоко внутри планетарной коры, но и здесь отзвуки неясного шума проносились по коридорам, как и в любом другом месте священного улья Терры. То были голоса миллиардов душ, пробивающих себе дорогу сквозь бюрократию, сохраняющую вместе Империум Человечества.

Даже капитан отряда стирателей чувствовал явную важность информации, заполняющей Библиариум. Он прожил на Терре всю жизнь, погруженный в бесконечное исполнение мириады поручений, которые и создавали правительство Империума. Капитан делал свою работу с рождения, равно как и все его предшественники, и весь его мир состоял из подземелий Терры.

Тем не менее, после десятилетий, проведенных в неблагодарном труде, командир имел некое инстинктивное понимание того, что Библиариум Терры являет собой вместилище исключительно правдивой, опасной истории.

Капитан выглянул в следующий коридор. Открывшаяся ему галерея была заставлена полками с фолиантами столь древними, что они были лишь немногим более, чем просто груды гнилой бумаги. Светящиеся желтым светом сферы выхватывали из тьмы неясные очертания серебристой паутины, лежащей здесь не потревоженной так же давно, как и некоторые из книг.

Подлинные размеры Библиариума Терры не были известны никому. Приблизительные оценки сильно расходились, поскольку никто и никогда полностью не проходил его – отряду стирателей потребовалось три дня форсированного марша, чтобы добраться до контрольной точки. Но, по наиболее достоверным предположениям адептов, отдававших приказы отряду, цель была уже близка.

Взмахом руки капитан отправил вперед свой отряд из десяти человек. Все носили черные облегающие комбинезоны, оставлявшие открытыми лишь глаза, со встроенными респираторами, предохранявшими легкие от попадания мельчайших частиц пыли. Затянутые в перчатки руки сжимали узконосые огнеметы, соединенные с притороченными к поясам топливными резервуарами. Сам же капитан был вооружен оснащенным пламегасителем бесшумным автоганом. Люди двигались быстро и практически неслышно, прикрывая друг друга. Бойцы всегда были членами одного отряда, равно как и капитан всегда отдавал приказы именно им. Командиру в действительности даже не требовалось четко распоряжаться подчиненными – как и поколения стирателей до них, они делали привычную работу в знакомой охотничьей игре в темных закоулках Терры.

Капитан двигался по галерее, пока она не вывела его на лестничную площадку, возвышающуюся над запутанным лабиринтом из книжных шкафов и информационных хранилищ. Стелажи были забиты гигантскими, переплетенными в кожу томами, потускневшими планшетами, рассыпающимися свитками и стопами пергамента, распиханными по обрушившимся тут и там полкам, образуя груды излохмаченной бумаги. Банки памяти, гладкие блоки из черного кристаллического материала, который мог вмещать потрясающее воображение количество информации, разнились от зловеще блестевших черных обелисков до искусно сработанных инфо-алтарей, украшенных филигранной резьбой и увенчанных целыми касакадами статуй. На некоторых из них виднелись изображения Адептус Астартес, составлявших элиту имперских вооруженных сил, закованные в доспехи космодесантники сражались с ксеносами и разложением на далеких звездах.

Капитан вгляделся во мрак, заполнивший простирающийся под ним лабиринт. Он засек движение – схоларий, работающий в образованном шкафами алькове. Окруженный разбросанными книгами, он быстро пролистывал одну из них. Лицо его было невероятно морщинистым, а руки заменены на металлические конструкции с сочленениями, которые на огромной скорости мелькали над страницами. Схоларий мог быть сервитором, лишенной разума машиной, которая называлась человеком лишь в силу того, что была создана из лоботомированного человеческого мозга. Или это мог быть настоящий человек, как и сам капитан, верный слуга Терры, работающий над неким заданием. Задача, возможно, была пустяковой и бессмысленной, но её высполнение подтверждало преданность всякого жителя Терры бессмертному Богу-Императору.

Капитан поднес автоган ближе к лицу и сконцентрировался на безволосом, туго обтянутом кожей черепе схолария. Оружие лишь единожды приглушенно кашлянуло, и голова схолария смялась, как бумажная. Тело покачнулось и завалилось, зацепив по дороге полку, висящую позади, и оказалось погребенным под лавиной книг. У стирания никогда не должно было быть свидетелей, поэтому именно так оно всегда и происходило. Если бы схоларий знал об этом, он бы понял, почему ему пришлось умереть.

Командир перепрыгнул через перила, и мрак принял его. Остальные члены отряда последовали примеру предводителя, мягко приземлившись на блеклое дерево паркета. Здесь, внизу, воздух был так спёрт от времени и знаний, что движение напоминало перемещение в воде. Тусклый, неверный свет от электросвечей, видимый в нескольких местах, служил лишь для того, чтобы сумрак еще больше сгустился. Краем глаза капитан разглядел на книгах некоторые из заголовков и дат. В них были детали об имперских боевых частях, полковые истории Имперской Гвардии и подробности давно забытых сражений. Смерти миллионов людей отпечатались на этих книгах, и капитан почти слышал их вопли с тех же страниц, что восхваляли самопожертвование во имя Императора.

Простой жест, и команда стирателей рассыпалась, каждый взял на себя отдельный сегмент книжных полок. Они в произвольном порядке извлекали тома, всматривались в заголовки, пролистывали содержимое и затем швыряли их на пол. Сервитор возник неожиданно, его деформированные руки с растопыренными пальцами скользили по земле в бесплодных попытках поддерживать её в чистоте. Ближайший боец развернулся, и его огнемет выплюнул короткую струю пламени. Оно прошло сквозь уязвимую человеческую основу сервитора, а стиратель вновь вернулся к своей работе, пока машина содрогалась и умирала во вспышках вонючего дыма.

Другой член команды уже спешил к капитану, сжимая в руках переплетенную в красную кожу книгу со страницами с позолоченными краями. На обложке выделялся символ из блестящего черного камня – потир, окруженный шипастым венцом. Это и было изображение, которое им поручили найти.

Капитан тронул плечо ближайшего к нему стирателя. Тот, в свою очередь, хлопнул по спине соседа, и в мгновение ока сигнал обошел всю команду. Все оставили свои занятия, и подняли огнеметы. Струи огня ударили в книжные полки, наполняя воздух Библиариума Терры запахом пламени и дыма. Защитные костюмы предохраняли от жара, но вокруг, тем не менее, бушевала топка со стенами из мечущегося между горящими полками чудовищно перегревшегося воздуха.

Капитан отбросил обойму автогана и заменил её единственным зарядом, извлеченный из пояса. Он прицелился в ближайший банк памяти, выполненный в форме трехсоставного алтаря, с мемокристаллом, встроенным в изображения картин героических сражений. Автоган вновь разрядился с едва слышным звуком, и разрывной снаряд превратил кристалл в поток осколков черного стекла.

Безмолвно, с эффективностью, рожденной из поколений суровой тренировки, команда стирателей продвигалась по всей секции библиотеки, сжигая и разрушая всё, что могло содержать информацию, которую им было приказано уничтожить. Со всех концов Библиариума уже слетелись пожарные дроны, генерирующие демпфирующие поля, которые сдерживали тепло и препятствовали дальнейшему распространению пожара. Когда стиратели уйдут, дроны приблизятся и изолирующие поля затушат огонь – но не раньше, чем книги и банки памяти обратятся в пепел и дым.

Столетия истории были потеряны. Целые планеты и военные кампании навсегда исчезли из имперских архивов. Но, что более важно, приказ был выполнен, и все официальные записи об Ордене Испивающих Душу были стерты из истории Человечества.


***

Как и о большинстве обитаемых миров всего остального Империума, о моменте заселения Кориса XXIII-3 не было известно ничего. Серо-зеленый, бесперспективный по большому счету мир держался за счет разбросанных по всему континенту гроксовых ферм дольше, нежели мог точно зафиксировать Администратум. Едва ли десять тысяч человек населяло аграрную планету, но, вместе с тем, она являлась критически важным звеном в макроэкономике окружавших её систем. Гроксы стали продуктом столь же важным, как винтовки, танки или чистая вода.

Гроксы были вонючими, шумными, грязными и тупыми рептилиями. Однако решающим фактором оказалось то, что они были практически целиком съедобны. Из каждого получалась гора бесцветного, безвкусного, жилистого, но чрезвычайно питательного мяса. Без гроксов, которых крупнотоннажные грузовые транспорты каждые три месяца вывозили с поверхности Кориса XXIII-3, миллионы рабочих и бандитов на ближайших мирах-ульях голодали бы, бунтовали и умирали. Корабельные верфи половины Сегментума оказались бы в состоянии острой нехватки людских ресурсов. Администратум понимал, насколько важны гроксы. Они управляли агромиром напрямую, в обход уклоняющихся от уплаты податей жадных губернаторов, и стимулируя частное предпринимательство путем сохранения своих собственных адептов в роли единственной реальной силы, и, в действительности, собственно самого населения планеты.

На Корисе XXIII-3 происходило мало интересного – именно та ситуация, ради которой и трудились адепты. Пасущиеся стада гроксов и крошечные островки поселений жили своей жизнью в течение столетий без особых инцидентов. Спокойствие нарушалось лишь прибытием гигантских эскадр черных грузовых кораблей, да случайными естественными смертями, рождениями и повышениями в среде немногочисленного населения.

Так что, когда корабль неожиданно приземлился в единственном космопорте планеты в Поселении Эпсилон, неся в своих недрах нечто отличное от обычной замены умершего чиновника, это стало редчайшим событием. Челнок был мал и очень, очень быстр, он по большей части состоял из кластера пылающих двигателей, сужающихся в узкий клин кабины. На шаттле не было никаких опознавательных знаков, равно как и названия, в то время как судно Администратума наверняка бы гордо несло на борту стилизованную «альфу» в качестве символа организации. Адепт Медиан Вринт, самый высокопоставленный чиновник в поселении, решила, что корабль привез нечто или некто очень важного. Она быстро облачилась в черную служебную шинель Администратума, и поспешила по узким и грязным улочкам городка, чтобы приветствовать прибывшего гостя.

Она еще не догадывалась, насколько была права.

Поселение Эпсилон, как и любое другое сооружение на поверхности, было построено из светло-коричневого рокрита, заранее собрано и затем спущено с низкой орбиты. Здания были уродливыми и приземистыми, архитектура – невыразительной, к тому же окна застеклили темным отражающим материалом, не дававшим свету оранжевого вечернего солнца пробиваться в офисы, рабочие помещения и крохотные жилые апартаменты. Космопорт был единственной запоминающейся чертой Поселения Эпсилон, правильная окружность, выходящая за границы поселения. Там располагалась небольшая автоматизированная контрольная башня, и несколько неиспользуемых ремонтных ангаров, демонстрирующих, как мало кораблей сюда залетало.

Часть корабельного корпуса опустилась на поле космопорта с тихим свистом гидравлики. Сапоги вновь прибывших промаршировали по рампе, и три отделения Боевых Сестер спустились вниз. Это были солдаты Экклезиархии, церкви Императора и духовного стержня Империума. Они носили витиевато инкрустированные черные силовые доспехи, закрывающие их тела от воротника до ступней, а болтганы и огнеметы Сестер несли достаточную огневую мощь, чтобы превратить поселение в дымящиеся руины. Их предводительница выделялась среди других Сестер своим старым и суровым лицом, что говорило о её превосходных навыках выживания. Вооружена она была энергетической секирой с огромным лезвием. Доспехи Сестер были непроницаемо черными с белыми рукавами и табардами – все символы ордена и знаки различия сняты.

Пока её люди высаживались на феррокритовую поверхность посадочного поля, командир Сестер не произнесла ни слова в адрес адепта Вринт. Женщины окружили челнок, словно почетный караул, с оружием наизготовку, как будто что-то или кто-то в Поселении Эпсилон мог им угрожать. Медиан Вринт приходилось слышать о Сестрах Битвы, их легендарной вере и мастерстве во владении оружием, но она никогда не видела их вживую. Возможно, это какая-то церковная делегация? Миссионария Галаксия или проповедник прибыли, чтобы убедиться в духовном здоровье планеты? Вринт мысленно поздравила себя с тем, что маленькая местная часовня Экклезиархии была вымыта и вычищена всего три дня назад.

Следующим из шаттла показался мужчина. Он не был особенно высок, но значительность его присутствия подчеркивалась панцирной броней, в которую были закованы его торс и верхняя часть рук, а также прошитым бронепластинами защитным плащом из коричневой кожи, длиной до пола.

Его лицо было длинным и узким, с выступающей челюстью и слегка сплющенным носом, как будто его ломали и опять вправляли несколько раз. Цвет глаз был странной смесью из серого и голубого, а сами глаза были больше и выразительней, чем полагалось такому лицу. Черные волосы мужчины начинали редеть. Искусные имплантаты на одном виске и позади уха представляли из себя нейропорты, являясь аналогами аугметики, но выходя далеко за пределы доступного простому планетарному адепту. Одна из затянутых в перчатки рук сжимала информационный планшет. Он прошел мимо своей охраны, взглянув на старшую из Сестер с едва заметным кивком. Прозрачный солнечный свет Кориса XXIII-3 отразился от колец на свободной руке, которые он носил поверх перчатки. Сильный ветер распахнул края бронеплаща.

- Адепт? – заговорил он, подходя к Вринт.

- Я Медиан Лакримилла Вринт, старший адепт этого поселения, - представилась чиновник, медленно осознавая, что этот гость гораздо более важен, нежели любой, посещавший их ранее. – Я надзираю за вторым по продуктивности континентом планеты. У нас пятьсот миллионов голов гроксов в девяти…

- Гроксы меня не волнуют, - перебил её незнакомец. – Я прошу лишь о нескольких часах вашего времени и доступе к одному из адептов. Вашей важной работе здесь будет нанесен лишь минимальный ущерб.

Вринт с облегчением увидела легкую улыбку на лице мужчины.

- Конечно, - ответила она. – Мне необходимо знать ваше имя и должность, для записи. Мы не позволяем кому попало бродить по нашим учреждениям. И, разумеется, вам и вашим коллегам придется пройти через дезинфецирующую ванну для ног. Кроме того, будут карантинные меры, если вы захотите покинуть поселение, так что, как только я узнаю, каковы ваши полномочия…

Мужчина сунул руку в карман и извлек из плаща небольшую металлическую коробочку. Он щелчком открыл крышку и Вринт рассмотрела стилизованную «I» из сияющего рубина на серебряной подложке.

- Полномочия Императорской Инквизиции, - пояснил мужчина всё с той же улыбкой. – Вам не требуется знать моё имя. И сейчас вы любезно проводите меня к адепту Диссу.


Инквизитор Фаддей был необычайно терпеливым человеком. Именно это качество позволяло ему выполнять свою работу как инквизитору, когда отступали люди более жестокие, талантливые или хорошо вооруженные. Ордо Еретикус, отделение Императорской Инквизиции, выискивающее угрозу среди тех самых мужчин и женщин, которых оно обязано была защищать, нуждался во всех этих качествах. Но также орден нуждался и в принятии того факта, что Империум не может быть излечен от всех своих болезней единовременно.

Еретикус нуждался в людях, понимающих всю чудовищную сложность задачи, выполнение которой простиралось далеко за пределы человеческой жизни, но не поддающихся при этом чувству безнадежности. Фаддей осознавал, что один человек, даже имея доступ к тем гигантским ресурсам, что предоставляет ему Инквизиция, может сделать лишь немногое в великом замысле Империума и священном плане Императора, работающем на благо человечества. В настоящий момент он имел в подчинении полную роту штурмовиков Ордо Еретикус, и несколько отделений Боевых Сестер под командой Сестры Эскарион. Но и с помощью их оружия Фаддей не мог надеяться искоренить разложение и некомпетентность, разваливающие Империум изнутри – в то время как чужаки и демоны угрожали ему снаружи. Вся Инквизиция несла на себе бремя ответственности. Если это дело и будет кем-либо закончено, то это будут мужчины и женщины Ордо Еретикус через много поколений после них. Инквизитор понимал всё это, и, тем не менее, желал посвятить свою жизнь достижению цели, потому что иначе кто же еще этим займется?

Текущее задание Фаддея получил исключительно благодаря своему терпению. Первый инквизитор, принявший эту миссию, кровожадный и патологически упрямый человек по имени Цур, был избран, так как на тот момент времени не было других свободных агентов. Он потерпел неудачу, поскольку не имел терпения, а одну лишь решимость добиться явной победы, дабы ввергнуть в ужас и восхищение окружающих. Цур и другие, подобные ему, бывали порой полезны, но не в таких поручениях. Когда пришло время, Лорды-Инквизиторы Ордо Еретикус выбрали Фаддея для продолжения расследования, поскольку он мог достичь успеха, постепенно убирая все наносы лжи и неразберихи, пока правда не всплывет наружу прежде, чем виновные поймут это.

В данный момент Фаддей мечтал никогда не получать этого задания. Несмотря на то, что высшие цели Инквизиции были выжжены в его чрезвычайно живом уме, он все же оставался в конечном счете только человеком, и он осознавал тупик, когда видел его. Несколько доступных ему следов исчезли, и человек, сидящий сейчас напротив за неубранным столом, возможно был, как бы мрачно это не прозвучало, его последней надеждой.

- Я надеюсь, что не причиняю вам неудобств, - произнес Фаддей, который не видел причин быть невежливым вне зависимости от настроения. – Я осознаю всю важность работы, ведущейся здесь.

- Цифры не важны, – заметил адепт Дисс. – Я просто штампую бланки весь день.

Дисс до недавнего времени был крепким мужчиной, среднего возраста, но в хорошей форме. Сейчас же он забросил себя и начал набирать вес, но все равно выглядел более худощавым, нежели типичный обитатель планеты.

Фаддей приподнял бровь.

- Звучит так, будто имперские гроксовые фермы не слишком-то воодушевляют вас. Медиан Вринт будет разочарована услышать это.

- Если бы вы провели столько же времени, сколько и я, подводя баланс в этих книгах, вы бы знали, что Медиан Вринт едва умеет считать. Она может иметь своё мнение, но именно благодаря мне эта планета вовремя выплачивает десятину Администратуму.

Инквизитор улыбнулся.

- Вы говорите свободно. Большая редкость, уж можете мне поверить. Освежающе, в какой-то степени.

- Если вы прилетели сюда казнить меня, инквизитор, вы сделаете это вне зависимости от того, что я скажу. Если же нет, вы не станете тратить на меня патроны.

Фаддей откинулся обратно на спинку неудобного кресла. Проявив чувство такта, остальные адепты удалились из конторы до того, как инквизитор потребовал их выкинуть, так что единственным слышимым звуком было поскрипывание когитатора где-то в задней части этой комнаты с низким потолком. Пылинки плавали в тусклом свете заходящего солнца.

Контора была пристанищем для порядка тридцати адептов, каждый – за своим рабочим местом. Все стены и другие ровные поверхности завешены бумагами – статистические распечатки, схемы, таблицы, графические изображения множества типичных болезней, поражающих гроксов, и мрачные лозунги, напоминающие адептам о беспрестанном самопожертвовании, которое они должны совершать во имя Империума. Администратум старался поощрять и создавать одну и ту же атмосферу, вне зависимости от объекта своих интересов – будь то дворец или завод – и его адепты посвящали жизни труду, обеспечивающему существование Империума. Это была бесконечная вереница работы, без которой могла рухнуть макроэкономика Империума.

- Вы образованный человек, адепт. Немногие на вашей станции смогли бы узнать инквизитора по внешнему виду. Медиан Вринт, например, не смогла. Я слышал, как люди безрассудно клялись, что мы не существуем, или что мы сражаемся с темными богами и нам плевать на простых смертных вроде вас. Но вы, кажется, знаете несколько больше, нежели они? Я прав, консул?

Адепт горько усмехнулся.

- Счастлив признать, что я больше не ношу это звание.

- Я думаю, мы поняли друг друга, старший консул Иокант Галлиан Кревик Хлур. И вы знаете, зачем я здесь.

- Прошло много времени с тех пор, как кто-то обращался ко мне так. – Хлур, казалось, погрузился в воспоминания. – Я бы мог править целым сектором, если бы продолжал гнуть свою линию еще пару лет. Но я захотел слишком многого, и слишком быстро. Наверное, вам уже приходилось видеть подобное раньше.

- Вы понимаете, - продолжил давить Фаддей, не меняя тона, - что инквизитор Цур заочно приговорил вас к смерти.

- Я предполагал это, – отозвался Хлур. – Сколько людей уцелело?

- Очень мало. Капитана Трентия пощадили, но он никогда не будет командовать чем-то большим, нежели эскортное судно. Несколько офицеров низшего ранга, которых Цур посчитал слишком мелкой сошкой, неспособной на настоящую некомпетентность. Но большая часть выживших была казнена. Должен признаться, что, несмотря на то, что Цур не является самым находчивым из моих коллег, вы проявили большую находчивость, так долго скрываясь от него.

Хлур пожал плечами.

- Некоторое время я скитался с планеты на планету. Подделал кое-какие рекомендации, и ничем не выделялся, так что вопросов возникало мало. Когда меня, наконец, перевели сюда, я не собирался никуда улетать. Вряд ли кто-то догадается отправиться в поисках разыскиваемого преступника в эту дыру. По крайней мере, так я думал до вашего появления.

- Вы должны помнить, консул, что любое дело в Администратуме имеет обыкновение фиксироваться. След ваших бумаг был длинным и отрывочным, но у меня нашлись помощники, способные отследить его.

- Ясно, - сказал Хлур, выглядевший более уставшим, чем напуганным, как будто он ждал, что этот день когда-нибудь придет и хотел с этим покончить. – Испивающие Душу.

- Да. Испивающие Душу. В свете вашего сотрудничества, я позволю вам начать.

Чиновник откинулся назад и вздохнул.

- Это произошло три года назад, даты вам известны лучше, чем мне. В любом случае, мы были отправлены, чтобы захватить звездный форт Ван Скорвольдов. Существовала информация, что Каллисфен Ван Скорвольд обладает представляющим большую ценность ксеноартефактом. Наши специалисты влезли в несколько баз данных, и определили, что это было Копье Души.

- Реликвия Испивающих Душу?

- Она самая. Мы обнаружили легенду, что-то вроде поэмы, о том, как оно может сравнивать с землей города и убивать демонов и им подобных, и как они потеряли его, - Хлур выпрямился и оперся локтями о конторку. – Я жадный человек, инквизитор. Я амбициозен. Я должен был позволить Имперской Гвардии разобраться с этим, но я хотел закончить всё быстрее и чище. Я знаю, что должен был держать Испивающих Душу подальше от всего этого. Если бы я сделал всё как положено, это бы избавило нас от многих несчастий. Но, как я уже говорил, я жаден. Я имею в виду, что каждый чего-то хочет.

- Есть куда более тяжкие грехи, консул, - произнес Фаддей с налётом понимания, удивившим бы многих. – Вы позволили просочиться слуху о местонахождении Копья Души. Вы рассчитывали, что примчатся Испивающие Душу, ворвутся внутрь, подавят сопротивление, заберут искомое и улетят, оставив вам звездный форт на блюдечке. Так оно и было?

- Если бы это было так, я бы не сгребал помет гроксов остаток своей жизни. Но вам всё об этом известно.

- Что вы мне можете рассказать о Сарпедоне?

Хлур на мгновение задумался.

- Немногое. Я видел его лишь как изображение на экране, на мостике. С нами был корабль Адептус Механикус. Они телепортировали отряд в звездный форт и украли Копье из-под носа у Сарпедона.

Фаддей мог себе представить, как выглядел Сарпедон для группы флотских офицеров и адептов Администратума – командор Космического Десанта, псайкер, разозленный человек, горящий жаждой мести. Хлур был спокоен, поскольку готовился к финальному рандеву с Инквизицией все последние месяцы, но чувство страха, которое он испытал, впервые увидев Сарпедона, на мгновение прорвалось наружу.

- Вы смогли оценить его состояние? – настаивал Фаддей. – Его намерения?

Экс-консул покачал головой.

- Я хотел бы вам помочь больше, инквизитор. Он был в ярости. Он собирался убить любого, кто встанет у него на пути, но вы это и так знаете. Вы их так и не нашли, не правда ли? Потому-то вы и здесь. Не из-за меня.

Лицо Фаддея ничего не выражало.

- Испивающие Душу будут найдены, консул.

- Должно быть, вы находитесь в отчаянном положении, если положили столько сил на мою поимку. Я ведь лишь присутствовал там, всем руководил Цур, но и он, видимо, не смог вам помочь. Что же вы рассчитываете от меня услышать?

Хлур был по-настоящему проницательным человеком. Во многом он стал первым стоящим советчиком, которого Фаддей встретил за долгое время. Сложно запугать человека, уже готового к смерти. Он догадался о том, чего сам Фаддей не хотел признавать – след Испивающих Душу терялся. После разгрома в Поле Цербера, когда корабли предателей-космодесантников улизнули от Цура и боевого флота под номинальным командованием Хлура, улик практически не осталось. В Ордене Сарпедона оставалось меньше тысячи десантников, просто песчинка на просторах Империума, практически невидимая в бескрайней галактике.

Поистине, Хлур был последней зацепкой для Фаддея.

- Вы один из немногих уцелевших людей, имевших контакт с Испивающими Душу, - продолжил Фаддей. – Есть вероятность, что вы заметили нечто, ускользнувшее от внимания Цура.

Хлур улыбнулся почти триумфально.

- Только представить, что скромный адепт с агромира доставил столько сложностей могущественной Инквизиции. Я могу сказать вам лишь то, что вы и так знаете. Сарпедон никогда не сдастся. Он дорожит честью больше, чем жизнью, своей или своих людей. Он будет убегать, если вы заставите его, и будет сражаться несмотря ни на что, если его убеждения окажутся на кону. Это всё, что я знаю, но, по-моему, это и так общеизвестно.

Фаддей величественно поднялся, позволив полам бронеплаща закутать себя.

- Инквизиция знает, где вы обосновались, консул. Как мне показалось, вы делаете свою работу во имя Императора здесь гораздо лучше, нежели когда имели более высокую должность. По этой причине вы можете считать своё наказание временно приостановленным. Но если ваши стандарты упадут, я могу вас уверить, что казнь будет приведена в исполнение. Мы будем очень внимательно следить за десятиной. А пока, считайте, что меня здесь не было. Продолжайте свой труд на благо Администратума, адепт Дисс.

Человек, некогда бывший старшим консулом Хлуром, издевательски отсалютовал и вернулся к неблагодарной работе по изучению горы бланков на столе.

Фаддей выскользнул из офиса на темную лестницу, а оттуда наружу, на мрачное улицы Поселения Эпсилон, где вечернее заходящее солнце освещало бесконечные поля, темные от спящих гроксов.

Сестры по-прежнему ожидали его у корабля.

- Приготовьтесь к отправлению, Сестра, - приказал Фаддей Эскарион.

- Здесь тоже ничего? – спросила она, обращаясь к нему как к равному, за что Фаддей был ей признателен.

- Ничего. Цур мало нам оставил, приговорив половину Лаконии к смерти.

- Имейте веру, инквизитор. Испивающие Душу совершили богохульство перед ликом Императора. Он направит нас в случае необходимости.

- Уверен, что вы правы, Сестра. Но мне представляется, что Император не будет оказывать помощь тем, кто не в состоянии доказать, что заслуживает внимания, а мы пока немногого добились.

Фаддей и Эскарион поднялись по рампе в корпус челнока. Сестры построились позади, расходясь по личным отсекам. Корабль был чистым и новым, реквизированным на нужды Ордо Еретикус на верфях Гидрапура. Он являл собой редкое сочетание размера и скорости, с достаточными маневренностью и огневой мощью, чтобы за себя постоять. Внутренние помещение были простыми и скромными: сверкающий, темный и серебристый металл, украшенный текстами, восхваляющими Императора, которые Сестры нанесли на все переборки, стены и небольшие святилища. Фаддей спас кабину от изъявлений веры, но в остальном Сестры использовали все доступные им поверхности, превратив корабль в передвижную императорскую капеллу.

Эскарион присоединилась к Боевым Сестрам в антигравитационных ложементах, и они завели молитвы уважения, как только она заняла место позади них.

Фаддей направился в кабину, задрапированную темно-каштановым сукном. Его кресло второго пилота ютилось рядом с установленным пилотом-сервитором – когда-то человеческое, теперь его лицо было заменено массивом сканирующих устройств. Одна из рук представляла из себя сборку из позолоченных компасов, которые вырисовывали траектории и геометрические фигуры на инфопланшете, торчащем из ребер. Другая рука была встроена в приборную панель кабины, и передавала сообщения от некогда человеческого мозга в корабельные когитаторы и органы управления двигателями.

- Старт, - скомандовал Фаддей.

Остатки разума сервитора распознали команду и челнок наклонился, когда в днище врубились коррекционные двигатели. Невзрачный пейзаж Кориса XXIII-3 накренился и сменился чистым ярким небом. Внезапно взревели маршевые дюзы судна, и, пока корабль прорывался сквозь атмосферу планеты, Фаддея вдавило в мягкую обивку кресла,.

Инквизитор не знал, станет ли кто-нибудь еще тратить усилия на поиски старшего консула Хлура. Он надеялся, что нет – адепт Дисс делал для паствы Императора гораздо больше, чем мог когда-либо сделать Хлур.

Найти его и позволить ему жить, еще одна маленькая победа, которых Фаддей ожидал на своем пути предостаточно. Испивающие Душу сильны и увертливы, а их намерения загадочны. Несмотря на то, что Орден Космического Десанта может захватить все, что угодно, их было все же не более тысячи, а Испивающих Душу – и того меньше. В штате у Фаддея состояло больше людей, хоть он и не имел, в отличие от некоторых Лордов-Инквизиторов, маленькой личной армии.

Испивающие Душу могли бы скрыться, если бы захотели.

Но они не захотят. Это было главной надеждой Фаддея. Сарпедон, вне всякого сомнения, всё еще был космодесантником, и он не будет отсиживаться в темном углу вселенной в ожидании, пока о нем забудут. Он всё также верил во что-то, неважно, насколько искаженное, и продолжал сражаться. Испивающие Душу сделают нечто, что заставит обратить на них внимание. Фаддей будет там, и он найдет их. Он загонит их в ловушку и, если сможет, убьет Сарпедона. Затем он соберет все необходимые ресурсы и уничтожит во имя справедливости остатки Ордена.

Как и у сестры Эскарион, у него была вера. И даже если это было всё, что у него есть, для инквизитора этого было более чем достаточно.


Орден Испивающих Душу целиком исчез в разгар Лаконийской Травли, когда флот космодесантников прорвался через давно забытый варп-маршрут, оставив с носом инквизитора Цура и его команду. Событий, приведших к началу расследования, было достаточно, чтобы объявить Орден ренегатами самого неприятного и опасного толка – атака на Адептус Механикус, уничтожение звездного форта Лаконии, отказ подчиниться проверке Инквизиции и убийство дознавателя, отправленного Цуром, чтобы донести до них ультиматум.

Когда дым рассеялся, Испивающие Душу уже пропали с лица Империума.

Около года спустя, трофейная команда на Восточной Окраине галактики доложила о крупной находке: огромное кладбище кораблей, некоторые линейного класса, взорванные и сожженые. Ведущие расследование имперские власти вскоре подтвердили, что это был флот Испивающих Душу, включая могучую боевую баржу «Слава» и множество ударных крейсеров и кораблей сопровождения. Следов присутствия самих космодесантников найдено не было. Никто не знал, где они находились, и на чем путешествовали, но тот факт, что они сами уничтожили собственный флот – наиболее могущественную независимую боевую единицу на несколько секторов вокруг – говорил о том, что они собирались усложнить жизнь преследователям.

Флотилию можно было бы обнаружить, но не жалкую тысячу десантников, когда в их распоряжении весь простор Империума для того, чтобы прятаться.

В таком виде поручение и пришло к Фаддею из Ордо Еретикус. Цура отстранили от задания по поимке без колебаний – он упустил Испивающих Душу один раз, и этого одного раза было достаточно. У Фаддея имелось несколько ниточек из последствий Травли и обломков флота. Хлур стал последним из допрошенных, но, как и остальные – архимагос Хоботов из Адептус Механикус, умерший при взрыве генераториума на мире-кузнице Коден Тертий, капитан Трентий из Бизантина Кардинал и некоторых других, избежавших энтузиазма Цура – не сообщил ничего, что смогло бы пролить свет на местонахождение или планы Испивающих Душу. Но Фаддей не отчаивался от важности своей задачи. Он был упорным и доскональным. И, в конечном счете, он выполнит свою работу.

Инквизитору немногое было известно об Испивающих Душу. Разумеется, он изучил их историю во всех деталях, и она рисовала перед ним образ фанатично преданного Ордена, независимого, но готового в любой момент бросить своих бесценных десантников на выполнение любого безумного задания во имя Императора. В них не было и следа испорченности. Но это был не тот Орден, которому он противостоял сейчас – Испивающие Душу столь решительно порвали с верой в Империум, что их ересь ничего не оставила от предыдущей личности. Фаддей знал, что Сарпедон, принявший командование мятежными десантниками, был основной движущей силой их нового богохульного существования. Сарпедон являлся псайкером, одним из библиариев Ордена, и, к тому же, десятки раз награжденным за свою семидесятилетнюю службу. Он был крепким орешком, с которым будет сложно справиться. Может быть, даже невозможно. Фаддей понимал, что должен убить его в первую очередь. Сарпедон умрет, чтобы была возможность уничтожить Орден. Есть вероятность, что Фаддею не удастся сделать это самому, и тогда придется прибегнуть к помощи других инквизиторов и их возможностей, возможно, агентов Оффицио Ассасинорум или даже очищающего планету Экстерминатуса, едва он обнаружит Испивающих Душу и загонит их в угол.

Дорого и грязно. Но это стоило каждой капли пролитой имперской крови. Орден космодесантников-предателей был опасностью слишком большой и непредсказуемой, чтобы о ней просто забыть.

Как всегда, все эти размышления занимали мысли Фаддея, пока он просиживал в полутемной навигационной рубке «Полумесяца». Круглый отсек образовывал аудиторию из обитых скамей со спинками, на которых бы поместилась пара сотен человек, но обычно Фаддей, проваливаясь в мягкую обивку, размышлял в тишине и одиночестве. Сиденья имели спинку, поскольку навигационный дисплей проецировался на широкий сияющий диск потолка, подобно полной луне проливая свет на комнату.

«Полумесяц» был личным кораблем Фаддея, ребристый цилиндр серо-стального цвета с широко раскинувшимися солнечными батареями, прорастающим подобно щупальцам анемона из носовой части. Они питали четыре громадных двигателя сразу позади них, оставляя большую часть корабля под мостик, жилые помещения, грузовые отсеки, вместилища Духа Машины, и прочие важные места, необходимые для функционирования космического судна. Собственная каюта Фаддея, и каюта его дознавателя, Шена, располагались в бронированных секциях в самом сердце корабля. Внутреннее убранство судна переделали в соответствии со вкусами Фаддея – неброско и мрачно. Корабль был редким созданием, тем, что имперские верфи не могли более производить. Он был собран столетия назад из еще более древних запчастей одним из наставников Фаддея. Судно было быстрым и комфортабельным, и требовало наличия лишь команды в несколько дюжин человек, что давало Фаддею столь необходимую конфиденциальность. Однако, со штурмовиками и Сестрами на борту, занимавшими переоборудованные грузовые отсеки, корабль казался переполненным сильнее, чем когда-либо.

- Карту сектора, - распорядился Фаддей, и вокс-сенсор сменил звездную карту с сияющего звездного поля на изображение этого сектора, со множеством звездных систем и планет с помеченными названиями и координатами. «Полумесяц» по-прежнему находился на орбите Кориса XXIII-3, и Фаддею стоило поразмыслить, куда направляться дальше – возможно, к ближайшей крепости Инквизиции или штаб-квартире субсектора, с тем, чтобы донести до Ордо Еретикус извлеченные им крупицы информации. Кластер аграрных планет окружало кольцо перенаселенных миров-ульев и планет-мануфакторий, на многих из которых также находились временные представительства Инквизиции. Фаддей раздумывал, какое из этих мест будет наименее пристрастным для доклада о недостатке прогресса в расследовании, когда вокс-передатчики взвыли в тревожном сигнале.

Входящая передача. Хор астропатов, полдюжины телепатов, которые обменивались сообщениями между Фаддеем и остальным Империумом, запели по воксу в унисон, их голоса шептали и дребезжали. «От командования субсектора Терион, сектор Борас Минор, Сегментум Ультима. Отдел связи взаимодействия Ордо Еретикус с Имперским Флотом докладывает о неизвестном космическом скитальце. Возможное присутствие Адептус Астартес. Рапорт последует. Сохраняйте веру, ибо ваше неверие может поглотить вас».

Фаддей заставил себя подняться, и по затемненной аудитории направился в сторону двери, ведущей на мостик. Сказать по правде, он возлагал мало надежды на то, что запрос, направленный в командование Еретикус – сообщать обо всех соответствующих некоторым критериям необычных открытиях, включая потенциальную активность космодесантников – принесет хоть сколько-нибудь полезную информацию. На этот раз Имперским Флотом был обнаружен космический скиталец, и о находке стало известно подразделению Ордо Еретикус, наблюдающему за флотилиями Сегментума Ультима. По каким-то своим соображениям они подозревали присутствие могучих воинов Адептус Астартес. Вероятность, что этими десантниками окажутся Испивающие Душу, была одной к тысяче (буквально, поскольку считалось, что существует около тысячи Орденов Космического Десанта, хотя, как подозревал Фаддей, истинная цифра может быть абсолютно любой), но это был лучший след их тех, что он сейчас имел.

Дверь скользнула в переборку, но вместо привычного зрелища коридора Фаддей столкнулся взглядом с глазами Пилигрима. Длинное лицо Пилигрима, окутанное клубами густого и зловонного фимиама, было скрыто под темно-серым рваным капюшоном рясы. Руки обмотаны толстым слоем бинтов. Мощные кабели выходили из-под капюшона и опускались к прикрепленному к кожаному поясу на талии размерено гудящему респиратору, помогающему дышать тому, что было скрыто под одеянием.

Громоздкий силовой ранец за спиной, обеспечивающий энергией переносную систему жизнеобеспечения, придавал Пилигриму скрюченный и горбатый вид. Из венчающих ранец сдвоенных кадил поднимался постоянно струящийся ладан и неясное свечение прорывалось сквозь прорехи и края вонючего облака, создавая впечатление, что тело Пилигрима пышет огнем.

Фаддей разрешил, чтобы к существу обращались как к Пилигриму, поскольку тот показал себя, как исключительно преданный последователь Императора, и в подтверждение этого утверждения служил Фаддею.

Хотя Фаддей чрезвычайно им дорожил, он ненавидел дурацкое обыкновение Пилигрима порой вести себя в самой зловещей манере, время от времени предвосхищая действия инквизитора.

- Инквизитор, - пробормотало существо тяжелым и монотонным полумашинным голосом. – Скиталец. Мы отправляемся?

Пилигриму пришлось развернуться и следовать за Фаддеем, который миновал его, спеша на мостик.

Поборник веры, должно быть, отслеживал информацию, поступающую Фаддею. Тот знал, что высшие иерархи Еретикус постоянно следят за ним, и он не был в восторге еще и от того, что тем же занимается Пилигрим. Тем не менее, Фаддей не хотел с ним ссориться.

- Возможно, - согласился инквизитор. – По долгу службы мы должны проверять все ниточки. Но шансы, что эта находка окажется ценной…

- Это они.

- Если только у вас нет какой-то информации, которой не имею я, Пилигрим, это не должно вселять в нас излишнюю надежду. В прошлом у нас были и более многообещающие следы.

- Задумайтесь вот о чем, инквизитор, - в голосе Пилигрима послышались обвинительные нотки. – Одиночное судно труднее засечь, чем целый флот. Скиталец достаточно велик, чтобы приютить целый Орден. И какой лояльный Орден опуститься до того, чтобы поселиться на космическом скитальце? Извращенность этой идеи полностью подходит личности Сарпедона.

Пилигрим прекрасно помнил детали истории Испивающих Душу, и наверняка читал о множестве великих побед, совершенных имя во имя Императора, начиная с зари Второго Основания до кануна ереси. Всё это внушило ему ненависть к тому, во что превратился Орден, ненависть, соперничающую с религиозным рвением Сестры Эскарион. Пилигрим был знатоком и специалистом в предназначении и верованиях Испивающих Душу, и в вопросе предугадывания дальнейших планов Сарпедона он был самой ценной личностью среди компаньонов Фаддея.

- Вы не можете быть уверены, - возразил Фаддей. – Ордо Ксенос проверил более семи сотен скитальцев, и теперь подозревает их в последнюю очередь, и это лишь те, о которых они удосужились упомянуть.

- Разумеется, вы правы, инквизитор, - издевательски подтвердил Пилигрим. – Один корабль из сотен дает нам ничтожный шанс. А пока, видимо, у вас есть более надежный след? Достаточный, чтобы перевесить ценность вероятности успеха в этой миссии?

Давным-давно Фаддей поклялся самому себе не попадаться на удочку Пилигрима. Если бы существо не было столь полезным, Фаддей отказался бы от мысли включить его в состав ударной группы, едва Ордо Еретикус сформировало её. Но нюх, который имелся у Пилигрима на Орден ренегатов, был одним из немногих преимуществ, которые имел Фаддей.

Они дошли до переборки из множества двухстворчатых бронзовых заслонок. Фаддей произнес кодовое слово, и они распахнулись. Инквизитор и Пилигрим ступили в замкнутое пространство. Мостик «Полумесяца» висел над инженерными палубами, так что навигационные консоли и командная кафедра смотрели вниз на вращающиеся плазменные турбины, которые располагались в ста метрах внизу. Машинная бригада, бледнокожие красноглазые люди, редко поднимающиеся из глубин корабельных двигательных систем, расхаживали между турбин, внося в них незаметные улучшения в преддверие того, как «Полумесяц» покинет орбиту и нырнет в варп.

Флаг-капитана у Фаддея не было. Он сам командовал собственным кораблем. В большинство пультов управления вмонтировали сервиторов, так что они могли воспринимать его команды напрямую. На платформах мостика сейчас разместились, помимо сервиторов, Фаддей, Пилигрим, Сестра Эскарион и полковник Винна из штурмовиков Ордо Еретикус.

- Сестра, полковник, - воодушевлено заговорил Фаддей, - наш курс – на субсектор Терион. Подготовьте своих людей к путешествию в варпе.

При этих словах сервиторы зашевелились, вводя его команды в Дух Машины «Полумесяца».

– Космический скиталец – это то окружение, к которому стоит отнестись серьезно. Возможно, придется подвергнуть бойцов определенному риску.

- Мы слишком долго преследовали призраков, - проворчала Эскарион. – Мои Сестры будут рады возможности донести свет Императора до этого места.

- Солдаты полка «Буря Еретикус» будут в готовности, - заверил Винн. Ему несколько раз стирали память после тех кошмаров, которым он и его люди стали свидетелями в процессе войн Еретикус против колдовства и разложения. Винну пришлось заново изучать искусство сражения несколько раз в жизни, и потому он имел богатый военный опыт и боевые инстинкты, о которых он не помнил, как их приобрел, но которые делали его эффективным лидером и не сомневающимся слугой Императора. Его мягкие манеры скрывали абсолютную безжалостность, а тело под красной с черным униформой штурмовиков было покрыто шрамами от множества близких к самоубийственным миссий, которые он возглавлял.

Полк, в действительности, огромное количество подразделений, разбросанных по бесчисленным крепостям и свитам инквизиторов, так долго подчинялся Ордо Еретикус, что теперь не имел ничего общего с породившей его Имперской Гвардией, поскольку его взрастили и сурово тренировали в центрах Инквизиции. У Фаддея было пять взводов, более двух сотен бойцов в грузовых трюмах «Полумесяца», каждый из которых готов встретить любые ужасы огнем лазгана штурмового образца, и выполнить любые немыслимые задачи, поставленные перед ними Фаддеем.

Инквизитор поднялся по нескольким коротким ступенькам к командной кафедре, возвышающейся над стеллажами управляемых сервиторами консолей и мониторов. Он ввел код субсектора в мерцающий сенсорный дисплей и строчка координат задрожала, направляясь в сознания сервиторов, чтобы они, в свою очередь, продублировали команды, которые заставят дух машины «Полумесяца» направить корабль сквозь варп. Единственный навигатор корабля, затворник по имени Праксар, месяцами не покидающий уединенные апартаменты в носу корабля, в данный момент готовился всматриваться в варп, и вести корабль через постоянно изменяющееся пространство.

- Ему опять было какое-то знамение? – осведомилась сестра Эскарион. Она стояла рядом с кафедрой и смотрела на Пилигрима, который таращился на грохочущие внизу двигатели, пока команда готовила их к старту.

- Он, кажется, уверен в том, что скиталец связан с Испивающими Душу, - ответил Фаддей. – У меня есть причины доверять его суждениям.

- Я понимаю, что нахожусь под вашим командованием, инквизитор, и что и я, и он будем призваны сражаться в одной и той же битве. Но мне нелегко, потому что я не имею ни малейшего представления о том, кто или что он такое.

Фаддей улыбнулся.

- Сестра, вы считаете меня радикалом? Не стоит верить всем слухам. Инквизиции не вся состоит из сумасшедших призывателей демонов. Пилигрим – не чудовище.

Сестра Эскарион не улыбнулась в ответ. Она заработала репутацию командира, на которого можно положиться, работая вместе с Инквизицией, и ей приходилось слышать более чем достаточно сплетен. И многие из них были правдой – Фаддею самому пришлось участвовать в зачистке следов ереси, оставленной Эйзенхорном и уничтожении ячейки предателей из Ордо Еретикус на Калхис Траксиам.

- Сестры удивлены, инквизитор, - пояснила она. – Вот и всё. Они должны быть уверены в том, что глубина веры человека, ими командующего, не уступает их собственной. Пустые разговоры подрывают чистоту веры, и для меня было бы лучше, если бы вы были более откровенны, говоря о своих товарищах.

- Пилигриму можно доверять, Сестра. Я даю вам в этом свое слово, и больше вам ничего не нужно. Теперь же вам лучше убедиться, что ваши Сестры готовы к переходу, мы пробудем в Эмпиреях несколько недель.

Сестра Эскарион отрывисто кивнула, и спустилась с мостика, лязгая по металлическому полу подошвами черных лакированных сапог силового доспеха. Ступая четко, как на параде, за ней последовал полковник Винн.

Приготовления были недолгими. Фаддей дорожил «Полумесяцем» еще и потому, что подготовка к дальнему варп-прыжку, занимающая несколько дней работы техножрецов на имперском линкоре, здесь укладывались в пару часов. Вскоре массивные двигатели взревели и яркое оранжевое свечение плазмы залило мостик снизу. Мерцающие солнечные батареи сложились в цилиндрический корпус корабля и его окружили сине-белые всполохи энергии. «Полумесяц» сошел с высокой орбиты, и включились варп-двигатели.

Обитатели аграрного мира заметили лишь сверкнувшую в небе крошечную яркую звездочку, затем исчезнувшую. Один из поселенцев, адепт Хлур, пробормотал благодарственную молитву Императору за то, что гости не забрали его с собой, и вновь вернулся к нескончаемой горе бумажной работы.

Вторая глава

Небо над Эвмениксом затянула тьма. Весь мир-улей оказался заперт в бесконечных сумерках, освещаемый лишь слабым оранжевым свечением шахт теплообменников и дрожащими, затухающими люминосферами, которые выключались одна за другой по мере того, как планета умирала. Над Ульем Квинт, домом для быстро уменьшающегося населения в миллиард человек, шел дождь из жирного пепла, пока горы трупов высотой с башню горели у разграбленных дворцов планетарной знати. Какофония города-улья была слышна на многие километры вокруг – вопящие сирены подавляющих беспорядки танков Арбитрес, пронзительный визг рушащихся туннельных переходов, по которым толпы обезумевших горожан пытались покинуть очередную горячую точку, рев разрывов - мины-ловушки, потревоженные мародерами или перегруженные чартерные шаттлы, разбившиеся при взлете с временных, плохо подготовленных пусковых площадок.

И запах. Разумеется, гарь – вряд ли запах мог быть иным, когда только огонь способен сохранить что-либо в чистоте. И пролитое горючее. И панический пот. Но было и кое-что еще, сладкое, но едкое: запах, заставляющий носы морщиться, а глаза слезиться. Он пропитал весь город, от роскошных галерей до подулья, до бесчисленных смотровых ям и украшенных золотыми плитами торговых залов. Запах добирался даже до бесплодных пространств между городами. Даже в окружающих пустошах, те, кто старался спастись по земле, могли ощущать его, и еще до того, как бурлящие замусоренные дюны принимали их в свои цепкие объятия, они знали, что это - запах смерти. И не просто постоянно бродящей по Улью Квинт обыкновенной смерти – нет, то было зловоние чумы.

Некоторые называли её белой смертью, или подульевым сифилисом, или духовной гнилью. Доктора, ухаживающие за болеющей городской аристократией, ввели в обращение обозначающие её длинные и сложные термины на высоком готике. Но к тому времени, как старый губернатор Хьюгенштейн, с телом, покрытым множеством гноящихся и пузырящихся язв, скончался на пару со своей семьей и большей частью окружавших его лизоблюдов, болезнь уже была известна просто как «чума».

Непонятно было, как её лечить. Всё, от полного переливания крови для самых богатых до народных средств, унаследованных от времени основания города, было перепробовано и отвергнуто, не оправдав ожиданий. В отчаянии, люди искали причину – и множество невинных было сожжено как распространяющие сифилис политические агенты или еретики. К тому времени, как пламя чумы затмило небеса над ульем, даже быть незараженным стало смертным приговором. Но никто не знал, откуда распространяется болезнь. И попытка понять это всего лишь приближала к смерти.

Кое-кому удалось выбраться. Офисы Администратума приложили максимум усилий, чтобы позволить высшим эшелонам спастись. Несколько владельцев мануфакториумов проявили свой бритвенно-острый коммерческий нюх и купили себе проход из Улья Квинт, как пассажиры на борту удирающих роскошных яхт, или как человеческий балласт на судах контрабандистов.

Другие могли сбежать, но не стали – губернатор совершил самый благородный поступок за все время правления и присутствовал при кончине города. Адептус Арбитрес без колебаний решили остаться и охранять Имперский Закон, даже если улей развалится на части. Не ушли и проповедники Адептус Министорум, и молитвы Богу-Императору гремели во всех храмах, набитых потерявшими надежду зараженными горожанами. Но населявшие все тысячи подуровней Улья Квинт миллионы людей мечтали иметь возможность спастись на той жалкой горстке кораблей, что покидали планету. Любое судно, достаточно большое, чтобы перевозить значительное число горожан, сбивалось орбитальными защитными лазерами, выполняющими приказ о карантине Эвменикса – те, кому удавалось оказаться в безопасности, были просто тоненьким ручейком в общей массе обреченного населения.

Разумеется, всё это не предотвращало старты крупнотоннажных кораблей, и их превращение в длинные горящие полосы в небе – как знамения смерти для людей внизу. Но в городе существовали и меньшие по размеру суда, способные прорваться через карантинную блокаду. Часть космопортов еще функционировала, и где бы ни возникал слух о готовящемся к отправке челноке, туда тотчас устремлялись орды полумертвых жертв чумы, сбивающихся в кучу перед посадочными площадками и корабельными ангарами.

В большинстве случаев, корабли отсутствовали. Но когда чума достигла своего апогея, во Входном Причале 31 Картель Полиос начал готовить чудом сохранившееся невредимым небольшое исследовательское судно, достаточно большое, чтобы патриарх и его ближайшие родственники смогли улететь из Улья Квинт. Очень скоро огромные толпы жителей, с трудом сдерживаемые личной армией Картеля Полиос, стали собираться под стенами Причала 31. Залпы дробовиков прореживали людскую массу, пока шаттл заправляли и готовили к запуску. По-видимому, это была последняя надежда для всех сбежать от чумы.

Надежда являлась самым редким товаром из всех. Но когда мощный взрыв снес часть восточной стены, все надежды испарились.

Авточувства в шлеме сержанта Салка на секунду затемнили его взор, когда ослепительная вспышка взрыва прокатилась по восточной стене. С выгодной позиции, занимаемой его отделением в руинах жилого блока, подобным островку спокойствия в сгущающейся чумной толпе, он мог разглядеть обломки ферробетона, взметнувшиеся в воздух вместе с громовым раскатом. Стражей Картеля Полиос скинуло с зубчатых стен и смятыми куклами пронесло сквозь толпу, в то время как первые ряды людей силой взрыва отшвырнуло назад. Подрывной заряд Каррика сделал своё дело. Отделенному от остального отряда, для Каррика будет удачей соединиться с ними, если, конечно, вообще кому-то удастся прорваться в космопорт. Но сейчас это было уже не важно. Капитан Дрео мертв и командовал теперь Салк. Отделение захватило свою цель, и он знал, что если ему потребуется пожертвовать жизнями своих боевых братьев ради выполнения задания, он сделает это.

- Вперед! - заорал он в вокс, и шестеро оставшихся в живых Испивающих Душу возникли из выгоревших окон разрушенного жилого здания. Они приземлились посреди толпы, и Салк почувствовал гноящиеся руки, забарабанившие по доспеху, едва он нырнул, словно в океан, в бурлящую человеческую массу,. Сержант вскарабкался на ноги и увидел остатки своего подразделения, борющиеся с волной людских тел – самые высокие неаугментированные жители доходили лишь до груди космодесантников, и Салк с легкостью смог обнаружить своих бойцов: Крин с плазмаганом, Дриан, Хортис и огромный Ниций, сжимающий единственного пленника.

Ницию пришлось бросить свою пусковую ракетную установку после кровавых первоначальных этапов задания, когда был потерян Дрео, и теперь он дрался боевым ножом и болт-пистолетом. На него возлагалась ответственность за сохранность заключенного со связанными запястьями и закутанной головой, которого он тащил свободной рукой.

Салк прокладывал себе путь через волнующуюся чумную орду. Лица с безумными глазами и распахнутыми ртами неясно вырисовывались на фоне человеческой массы, а руки цеплялись за него. Горожане были освещены огнями, горящими тут и там на шпилях улья, подобно маякам на горных вершинах, и поисковыми фонарями, направляющими выстрелы солдат на прорванной стене космопорта. Только вокруг восточной части ограждения собралось порядка десяти тысяч человек, и Салк видел, как они сбивались в кучи напротив баррикад под стенами, живые и мертвые. Салк пробивался сквозь них, его закованное в силовой доспех тело разбрасывало жителей в стороны. Он поднимал и отшвыривал тех, кто стоял у него на дороге. Десантник не хотел причинять вреда этим людям – они не были виноваты в том безумии, что охватило Империум, в котором были рождены – но если жертвы чумы окажутся перед ним, он сметет их и раздавит своими бронированными сапогами. Задание стало отвратительным с самого начала, и так же безобразно оно и заканчивалось.

Толпа ринулась вперед, когда первые шеренги поднялись после взрыва и стали бросаться в брешь. Оружейная стрельба сверху начала затихать, когда бойцы Картеля Полиос перенесли свой огонь на горожан, карабкающихся по грудам обломков и мусора на посадочные площадки космопорта.

Ракета прочертила воздух от ближайшей сторожевой башни и взорвалась в мечущейся толпе. Салк протолкнулся через людей и рванул к окруженной почерневшими телами тлеющей воронке, на расстоянии короткой перебежки от зияющего пролома в стене. Стена была двадцати метров в высоту и несколько в толщину, но заряд вырвал из неё изрядный кусок. Шквал огня из автопушек уже летел из-за лежащих осколков каменной кладки, пока залпы дробовиков лаяли по ту сторону горы обломков, войска Картеля Полиос расстреливали горожан, сумевших пробиться внутрь.

- Ниций, Крин, за мной! – приказал по воксу Салк, выпустив пару болтерных зарядов в пышно разряженных солдат Полиоса, присевших за укрытием из кирпичной кладки. – Остальные – огонь на прикрытие!

Могучая фигура Ниция вырвалась из толпы позади Салка, за ним по пятам следовал Крин. Некоторые из солдат уже заметили массивных десантников в фиолетовых доспехах, и направляли выстрелы в них, справедливо посчитав наибольшей угрозой для восточной стены. Пули из автоганов оцарапали плечевую пластину Салка, и он выстрелил в ответ, практически вслепую, пригнув голову и перебегая по простреливаемой области по направлению к укрытию из щебня посреди пролома.

Два космодесантника, стоящих на краю толпы, перевели свои болтганы в автоматический режим, осыпав стены градом микровзрывов. Бойцы на стенах конвульсивно задергались и рухнули, часть из них опрокинулась через ограждения на спирали колючей проволоки и баррикады внизу, их тела смешались с телами мертвых жертв чумы.

Салк скользнул в укрытие, и очередь тяжелого стаббера с наблюдательной башни прошила землю рядом с ним. Через мгновение к сержанту присоединился Ниций, на бегу ведущий огонь по башне. Наверху были ракетная установка и тяжелый стаббер, и теперь войска Картеля Полиос обозначили Салка и его десантников как свои приоритетные цели.

И не без причины. Копьё белого огня вырвалось с открытого пространства из-за спины Салка и разнесло верхушку башни, взрыв плазменного разряда, ограниченного внутренним пространством огневой точки, испепелил всех людей и все снаряжение. Крин, зарядные контуры плазмагана которого исходили слабым жаром, споткнулся от попадания автогана со стены, но добрался до убежища рядом с Ницием.

Пленник Ниция к тому времени уже перестал сопротивляться. Одетый в неброский ржаво-красный комбинезон, закопченный сажей и пороховой гарью от болтерного огня, он просто висел как тряпичная кукла на одной руке волочившего его Ниция, пока тот второй рукой сжимал болт-пистолет.

Салк присел у пролома в стене, выглядывая в брешь. Сержант Картеля организовывал из своих людей, в основном вооруженных автоганами с редкими вкраплениями дробовиков, огневую позицию вокруг пролома. Там было порядка двадцати человек, все в изумрудно-зеленой униформе Картеля Полиос, с ярко-золотыми пуговицами и пряжками, и начищенными черными ботинками до колен. Судя по кричащей одежде, большую часть времени они использовались Картелем для простой демонстрации силы, но вместе с тем патриарх понимал угрожающую ценность частной армии, и потому это были хорошо тренированные и мотивированные люди.

Салк кивнул Ницию и Крину, а затем отправил пригоршню осколочных гранат размером с монету по ту сторону каменной плиты, к которой прижимался. Раздалась серия слабых взрывов, и Салк вскарабкался по склону обломков навстречу огневой линии сквозь облако поднятой гранатами оседающей пыли.

Первые несколько выстрелов он сделал в автоматическом режиме, не давая солдатам поднять головы. Затем перевел болтер на одиночные, стреляя на ходу, его болты разбрызгивали багровые фонтанчики, отбрасывая назад головы стрелявших в ответ бойцов. Вокруг рвались снаряды, пару раз сержант ощутил вспышки боли, когда они пробивали керамит доспехов. Презрительно проигнорировав их, Салк запрыгнул в самую гущу стрелковой шеренги.

Именно так и сражались Испивающие Душу. Хладнокровно и быстро. Космодесантник был в наибольшей безопасности в самом сердце битвы, лицом к лицу с врагом, где его броня, оружие, физическая сила и доблесть многократно увеличивались, а решимость противника могла быть расшатана. В то время как перезарядившийся плазмаган Крина выплюнул заряд жидкой плазмы в дальнюю часть огневого рубежа, Салк обрушил казенник болтера на первое же увиденное лицо. Весь покрытый разводами грязи и камуфляжа, солдат недоверчиво таращился на то, как перед ним вырастает трехметровая машина для убийства, даже когда оружие Салка разможило его череп. Салк подмял тело под себя, одновременно выхватывая боевой нож, и стремительно рубанул следующего бойца, стоящего позади первого.

Вторая жертва сержанта рухнула, зажимая сделанную мономолекулярным лезвием ножа глубокую рану поперек туловища. Болт-пистолет Ниция щедро раздавал заряды направо и налево, и многие из солдат огневой линии уже спасались бегством, чтобы через секунду быть подстреленными десантником.

Ниций по-прежнему тащил пленного за собой, словно трясущееся тело ничего не весило. Если пленник погибнет, вся миссия провалится. Но Ниций огромным, бочкообразным торсом прикрывал человека от ведущегося по нему огня. Даже для десантника он был чудовищно велик, поэтому Ниций принадлежал к ограниченному контингенту бойцов Ордена, использующих тяжелое вооружение, и те попадания, что достигали его, бессильно разбивались снопами искр о доспехи.

Салк стянул третье тело с клинка и выпустил половину болтерной обоймы в брешь, осыпав взрывами преддверие космопорта. Командир солдат старался собрать их в новую огневую линию на гладком поле самого причала – Крин испарил его сгустком высокотемпературной плазмы, и отряд Полиоса рассыпался и побежал.

- Отделение Салка, доклад! – торопливо выкрикнул в вокс Салк тем десантникам, что прикрывали его наступление. – Эан, Хортис, Дриан!

Единственным ответом были разрозненные фрагменты переговоров, перебиваемые статикой. Если кто-то из них и оставался в живых на данный момент, он был так сильно стиснут людским морем, что вокс-оборудование было повреждено. Поскольку приемник был имплантирован в ухо, а передатчик – в горло, это означало, по меньшей мере, раздавленный череп. Это был не тот способ, которым должны были умереть трое хороших десантников, растоптанных находящейся в безвыходном положении полубезумной массой умирающих гражданских. Это был не тот способ, которым стоило терять Испивающих Душу, чья полная численность на сегодняшний день сводилась лишь к семи сотням боевых братьев. Задание оказалось оплачено гораздо более дорогой ценой, нежели мог предложить Орден, но если оно увенчается успехом, командор Сарпедон заверил Дрео и отделение Салка в том, что работа Императора будет сделана быстрым и самым качественным образом.

Салку не было известно, в чем состоит замысел Сарпедона. Знал Дрео, но он убит глубоко под Ульем Квинт. Но Салк верил в Сарпедона, мутировавшего, подверженного видениям библиария, который смог объединить Испивающих Душу как против злобы Хаоса, так и слепоты Империума. Если он должен погибнуть здесь, чтобы убедится, что пленник будет доставлен, как и приказал Сарпедон, то он умрет.

Салк жестом позвал за собой двух десантников, на ходу загоняя в болтер новую обойму. Им нужно двигаться, пока войска Картеля перед ними рассеяны, а толпа позади еще не прорвалась через брешь в стене. Уже сейчас он слышал шум человеческой массы, рвущейся к недавно зачищенному проходу. Три бойца, даже космодесантника, будут просто сметены людским приливом.

Сержант достиг вершины завала и оглядел раскинувшийся перед ним Входной Причал 31. Освещенное импровизированными посадочными огнями из бочек с горящим топливом, это было обширное пространство, покрытое изрытым воронками ферробетоном, с размеченными на нем посадочными зонами. Массивные ремонтные ангары и стыковочные скобы размером со здание торчали на поверхности, и многие их них были превращены Картелем Полиос в огневые точки. Орудийные расчеты в изумрудной униформе вокруг тяжелых стабберов и артиллерийских установок нервно ожидали пробивающиеся к ним орды людей.

Там, в нескольких сотнях метров впереди, находилась непосредственная цель Салка. Уродливое, приземистое судно, похожее на гигантское металлическое насекомое, прижалось к одной из стартовых площадок. Здоровенные сервиторы тащили к кораблю толстые заправочные шланги, пока команды обслуживания в лихорадочном темпе готовили его к отлету. Гогочущую группку экстравагантно разряженных людей, видимо, лидеров Картеля Полиос, эскортировали через поле космопорта вооруженные дробовиками солдаты в багрово-зеленной форме. Домашняя стража, личные телохранители больших шишек. В бою они не ровня космодесантникам, но с уверенностью можно сказать, что сдаваться они не станут.

Корабль был последней дорогой с Эвменикса, и Испивающие Душу должны удостовериться, что счастливый билет достанется именно им. Десантники спустились на поверхность, казалось, целую жизнь назад, при помощи высадочной капсулы, поскольку для десантно-штурмового модуля «Громовой Ястреб» угроза от орбитальных батарей была слишком велика. Согласно плану, Дрео должен был отвести их после выполнения задачи в безлюдные пустоши за ульем, где Десантников могли бы позже подобрать, наверное, спустя пару месяцев, но риск заражения распространялся теперь и туда, так что пленный мог не выжить. Единственным оставшимся выходом был Входной Причал 31.

Под огнем тяжелого стаббера с ближайшего дота Салк присел обратно. Несколько расчетов прятались между гигантскими металлическими когтями причальной скобы, прикрывая пролом.

Сержант вновь рванулся в атаку, ведя вгрызающийся в позиции стаббера беглый огонь. Тяжелые цепочки разрывов взрыли землю вокруг него, одна из пуль попала в поножи, отчего он чуть не рухнул на землю. Краем глаза он засек Ниция, принимавшего орудийные попадания на корпус, которым он закрывал пленника. Заряд плазмы прошелся по посадочной скобе, и несколько стрелков превратились в кучки золы, но стрельба не стихала, прижимая Салка и Ниция к земле на краю взлетного поля.

Внезапный взрыв разорвал скобу пополам, послав в воздух куски вращающегося металла, разорванные мешки с песком засыпали землю, а переломанные тела разлетелись. Рвущиеся снаряды стаббера затрещали, как связка фейерверков. Одиночная фигура в черной броне и с оружием в руках показалась из-за обломков. Салк уже собрался выстрелить, когда сообразил, что человек того же роста, что и он, в обугленном до черноты силовом доспехе, но с символом потира из кости, по-прежнему сверкающем с одного из наплечников.

- Хорошая работа, брат Каррик, - прокомментировал в вокс Салк.

Каррик присел, заняв позицию для стрельбы, не давая противнику приблизиться к огневой точке. Салк помчался к нему, следом – Ниций, а новый заряд плазмы разорвался внутри следующего дота на пути, когда Крин покинул свое убежище.

Выстрелы загрохотали над головами десантников и Салк понял, что огонь из космопорта перенесли на толпу, которая начала переваливать через обломки позади них.

- Сейчас! – закричал он, и выжившие десантники, перегоняя приближающийся край человеческой орды, ринулись к одинокому кораблю. Салк палил из болтера по мелькающим изумрудным одеждам, а Крин выпустил заряд плазмы под ноги процессии Картеля, заставив их отложить посадку лидеров, когда они рассыпались по полю в поисках укрытия

Салк на бегу ощутил попадания из стрелкового оружия, пули со звоном отскакивали от доспеха и вгрызались в ферробетон. Он перевел оружие на одиночную стрельбу, и болты защелкали по телохранителям, пытающимся затащить сановников на борт. Двое упали, и еще один задергался в судорогах, когда сквозь него прошли заряды из болт-пистолета Ниция. Каррик осыпал зарядами корму шаттла, и телохранители отступили, стараясь расположиться между источниками стрельбы и своими хозяевами.

Салк мог теперь хорошо разглядеть глав Картеля Полиос, закутанных в непрактичные аристократические одеяния с таким количеством слоев, что они выглядели тучными и смешными, когда беспорядочно цеплялись друг за друга позади челнока, стараясь скрыться за кормовым посадочным оборудованием. Телохранители открыли огонь по десантникам и надвигающейся толпе, но у них не было преимущества дистанции согласованного болтерного огня космодесантников. Короткая очередь ревущих болтов Салка оторвала голову одному и, словно удар по корпусу, сбила другого с ног. Каррик стрельбой сковал действия остальных, а Крин испарил группу бойцов, пытавшихся подготовить к стрельбе пусковую установку.

Сержант, не прекращая разряжать во врагов болтер, добрался до носа судна, меняя обоймы, под прикрытием огня из пистолета Ниция, и затем выцеливая телохранителей между посадочным снастями.

- Забирайся на борт! – проревел Салк Ницию. Защищенный прикрывающей стрельбой Каррика, Ниций обежал вокруг корабля и забросил пленного на выдвинутые сходни, а оттуда в пассажирское отделение. Лавина огня обрушилась на его доспехи, вырывая куски керамита, пока он протискивал мощное тело внутрь.

Следующим был Крин, затем Салк и Каррик, поливающий врагов из болтера, пока они карабкались наверх.

Крошечные апартаменты оказались роскошно украшены драпировками из выделяющихся сильным смешением зеленого и красного цветов Картеля Полиос. Помещение было рассчитано на дюжину человек, и казалось, оно еще больше сузилось от четырех громоздких космодесантников и их пленника. Салк взглянул на остатки своего отделения – броня Каррика почернела и фиолетовая краска почти полностью слезла. Шлем пропал, а одна половина лица сильно обожжена. Латные перчатки Крина дымились от соприкосновения с перегретым плазмаганом, а доспехи Ниция были изрыты пулевыми отметинами. Многие раны Ниция кровоточили, но кровь практически мгновенно сворачивалась в темно-красные кристаллики.

Пленник был грубо брошен на покрытый ковром пол и лежал без движения, если не считать неровного дыхания.

Салк развернулся и увидел люк, ведущий в кабину челнока. Он был закрыт. Сержант повесил болтер на ремень через плечо, погрузил закованные в броню пальцы в края двери, и с металлическим визгом вырвал её из рамы. Внутри были двое дрожащих от ужаса пилотов в изумрудной униформе, молодых и испуганных. Нейро-разъемы вставлены в порты на затылках их выбритых голов. Салк бросил взгляд на показатели приборных панелей перед ними – шаттл заправлен и готов к отлету.

Он снял шлем, чувствуя, как пот градом катится по лицу. Запах пороховой гари от болтера, обоженной кожи Каррика и постоянно присутствующие миазмы испарений города-улья заполнили его чувства.

- Взлетайте, - скомандовал он. Двое пилотов мгновение не двигались, загипнотизированные видом громадной бронированной фигуры, только что пробившейся в кабину. Затем они запустили системы контроля челнока, и почти механически переключились на маршевые и дирекционные двигатели. Грохот движков прорезался через фоновый шум оружейной стрельбы и криков. Салк вернулся в пассажирский отсек. Сквозь закрывающуюся аппарель он увидел толпу, беснующуюся в каких-то метрах от него, истощенные жертвы чумы, тянущие вниз телохранителей Картеля Полиос и самих сановников. Крин прицелился в толпу, но Салк опустил ствол плазмагана – в этом не было нужды. Через несколько секунд шаттл будет в воздухе. Эти люди ничего не могли им сделать.

Рампа со щелчком захлопнулась и раздалось шипение внутренней герметизации. Салк посмотрел через кабину и на переднем обзорном экране увидел горящие шпили Улья Квинт, и завихрения дымовых облаков впереди.

Врубились основные ускорители и судно устремилось вперед, прочь от пылающего кошмара Эвменикса и Улья Квинт. Внизу, в городе-улье, остались многие отличные Испивающие Душу, включая капитана Дрео, никого из которых Орден не мог позволить себе потерять. Но пока их пленник жив и вытащен с планеты, все жертвы были абсолютно приемлемы. Командор Сарпедон очень ясно донес это до Дрео, и Салк подчинялся этим же приказам, когда не стало капитана.

Салк присоединился к своему отделению. Каррик и Ниций оба нуждались в медицинской помощи, а Салк был послушником в аптекарионе Ордена до того, как его избрали полевым сержантом, и он смог заслужить доверие Сарпедона в ужасной войне Ордена. Что более важно, пленный был в шоке, и за ним следовало присматривать.

Нужно обследовать челнок на предмет припасов. Перед тем, как их подберут, пройдет еще какое-то время, а им нужно сохранить захваченного живым. Ну а пока он позволит отделению погрузиться в полудрему, а сам встанет на вахту, присматривая за пленником и выполняя другую рутинную работу, которая позволит им выжить до возвращения в Орден.

Салк не знал деталей плана Сарпедона. Но он знал достаточно, чтобы догадываться, что это задание - лишь его начало.

Субсектор Терион был практически пустынной частью космоса, знаменитой лишь своими разбросанными астероидными полями, которые приносили редкие минералы разрабатывающим их упрямым старателям. Именно эти изыскатели первыми и известили трофейные команды Имперского Флота о присутствии чего-то странного и поистине необъятного, появившегося без предупреждения, словно оно было волей случая выброшено из варпа.

Нечто было чудовищно огромным. Там были куски, в которых все еще можно было опознать Имперские боевые корабли, их орлиные носы выступали из массы перекрученного металла. Меньшие суда, истребители и эскорт, были спаяны в кошмарных ежей из зазубренной стали. Другие части оказались полностью чуждыми, с серповидными корпусами или выпуклыми органическими двигательными установками. Нельзя было рассчитывать на точный подсчет числа звездолетов, образующих космического скитальца, за исключением того факта, что там присутствовали суда из всех времен и неопознанных цивилизаций. Видно было, что скиталец побывал в боях, причем недавно – свежий шрам, серебристый и чистый, там, где большая часть корпуса была вскрыта будто бы гигантским когтем. Скиталец являлся одной из наиболее отвратительных вещей из всех, что приходилось видеть даже имперской трофейной команде.

Инквизитор Фаддей был с ними согласен. Монструозный космический скиталец выглядел чудовищно даже с его возвышенной позиции на мостике «Полумесяца», где голодисплеи проецировали над двигательным отсеком изогнутый, разделенный на части обзорный экран. Обширную область космоса, на которую уставился Фаддей, заполняла серо-черная туша скитальца. Свет Териона, центральной звезды субсектора, выхватывал заостренные металлические края, и оставлял углы скитальца в черной дыре тени. Несколько серебристых искорок, плывущих вокруг скитальца, были имперским трофейным кораблем, который передавал свои сигналы связи на находящийся неподалеку эскортный крейсер «Повиновение», а оттуда на «Полумесяц».

Капитан «Повиновения» признал Фаддея руководителем разведывательной операции без какого-либо давления со стороны инквизитора. Из записей первых нескольких дней исследования становилось ясно, что на скитальце высадились семьдесят четыре инженера-трофейщика. Обратно вернулись тринадцать.

Уцелевшие докладывали, что корабль кажется вычищенным от опасных организмов, обычно выбирающих скитальцев местом своего обитания, но зато напичкан хорошо замаскированными минами-ловушками. Связки осколочных гранат примотаны к люкам переборок. Орудийные сервиторы охраняют перекрестки. Воздушные шлюзы ведут в полный вакуум.

Но имелись и некоторые сведения о находящемся в глубине. Области, разделенные на монашеские кельи, и библиотека, забитая книгами в кожаных переплетах.

Один их инженеров доложил о палубе с боевым катером и машинах. Всё это произошло еще до того, как новости о находке скитальца дошли до Фаддея, и дальнейшие исследования корабля были приостановлены до того момента, как он сможет лично прибыть на место и руководить операцией.

Космические скитальцы, корабли, затерянные в варпе, и вернувшиеся спустя столетия в реальный космос, часто бывали домом для диких инопланетян, безумных культистов, и даже худшего. Но этот скиталец, такой необычно огромный, казалось, не нес в себе ничего из этих ужасов. Более того, до недавнего времени, в нем, видимо, кто-то жил.

Пальцы Фаддея пробежали по панели управления навигационного пульта, и на экране возникло несколько встроенных изображений. Это были трясущиеся, плохого качества передачи с камер, установленных на плечах офицеров трофейной команды, ожидающих в этот момент во флотских десантных катерах, пристыкованных к видимой отсюда части скитальца. Не было никакой надежды на то, что им удастся обследовать весь скиталец – подобная задача могла занять годы, судя по его размеру – так что Фаддей направил их в наиболее стабильные, узнаваемые области, вроде имперского корабля-госпиталя раннего образца и эскортного эсминца времен Готической Войны.

Трофейные команды Имперского Флота состояли из закаленных ветеранов одного из самых опасных условий обитания, которые мог предоставить открытый космос. Они знали, что на скитальце уже погибли люди, но были готовы пройти дальше, нежели другие, чтобы их команда была вознаграждена находкой, которую можно будет спустить на выпивку в следующем порту назначения. Вооруженные дробовиками и непреклонной решимостью, большинство из них стало бы пиратами или контрабандистами, если бы Флот силой не завербовал их из ульев и миров фронтира. Будет жаль стирать им память, когда они найдут что-нибудь, о чем им не следует знать, но они имели представление и об этой опасности тоже.

- Капитан? – осведомился Фаддей.

- Лорд-Инквизитор? – отозвался резкий голос капитана «Повиновения».

Фаддей не мог претендовать на статус Лорда-Инквизитора, но не стал поправлять человека. – Вы можете начинать.

Передачи с «Повиновения» прорвались сквозь море статики, идущей с динамиков мостика. Изображения на экране расплылись, когда трофейные команды, в дюжину человек каждая выбрались из катеров и двинулись во внешний корпус скитальца.

Одна из команд шла мимо благочестивых икон и святилищ корабля-госпиталя, ныне темного и пустого там, где раньше сестры из Ордена Госпитальеров заботились о раненных из какого-то неизвестного имперского района боевых действий. Другая была в пещероподобных устьях двигательного отсека звездолета, направляя прикрепленные к оружию фонари на тени под плазменными генераторами. Коридоры были мрачными и безлюдными, единственные звуки – шаги и приказы офицеров трофейных команд, и поскрипывание корпуса. Доклады отрядов проинформировали Фаддея, что скиталец кажется необитаемым и подозрительно чистым. Сила тяжести работала, и, что более важно, атмосфера была определена грубыми ауспексами команд как пригодная для дыхания. Самым младшим членам каждого из отрядов приказали снять респираторы, и тот факт, что они не свалились замертво, говорил о том, что в воздухе не было никаких скрытых токсинов.

В ходе дальнейшего продвижения в скиталец, одна из команд обнаружила судовой изолятор, выглядевший так, словно его не так давно использовали, с новыми замками и камерами с набожными текстами на высоком готике на всех стенах. Корабельный мостик был открыт, сложную электронику когитаторов и коммуникационного оборудования разложили по палубе, с устройствами мониторинга, врезанными в разъемы кабелей. Плазменные генераторы, встреченные отрядом в двигательном отсеке, были восстановлены в рабочем порядке. Кто-то жил в скитальце, убирал используемые части, и даже, кажется, пытался сделать его пригодным для движения в космосе. Если бы они преуспели, скиталец мог стать действительно грозным оружием, крепостью, способной нести большое количество живой силы, вместе с огневой мощью составляющих его нескольких кораблей.

Фаддей теперь на полном серьезе принимал возможность того, что Пилигрим оказался прав.

- Что-то двигалось в сторону команды Лероса, - донеся голос одного из офицеров. – Нечто слева от них.

Принимаемое изображение продемонстрировало окровавленные останки нескольких людей, разорванных на куски взрывом или оружием большого калибра, разбросанные по коридору.

- Заботьтесь о себе, команда семь, - рявкнул капитан «Повиновения». Седьмой отряд, подумал Фаддей, скорей всего не нуждается в подобных напоминаниях.

Инквизитор нажал на значок и изображение от группы семь на экране увеличилось. Они были на одном из боевых кораблей, стены которого богобоязненная команда покрыла девизами на низком готике. Части тел отряда Лероса были раскиданы повсюду: головы, руки, разбитое оружие валяется в стороне.

Нечто шевельнулось впереди, ярко блеснул металл.

- Стоять! – пролаял командир. – Все назад! Лорко, прикрой…

Слаженный рев оружейного огня прорезал коридор. Изображение сильно дернулось и сетка статических помех пробежала по экрану. Фаддей смог разглядеть мужчину, отброшенного на стену, его серый комбинезон был прорван на груди и пропитан кровью. Еще один отлетел назад, верхняя половина туловища взорвалась.

В ответ раздались залпы дробовиков. Яркие трассеры автоматического оружия прочертили коридор. Командир отряда выкрикивал приказы отступать к предыдущему участку перехода.

Фаддей увидел то, что стреляло по ним.

- Команда семь! – сказал он спокойно, зная, что его голос будет услышан именно офицером отряда. – Это орудийный сервитор. Какие взрывчатые вещества у вас с собой?

Офицер отступал вместе со своей командой.

- Только сигнальные ракеты, - доложил он, задыхаясь.

- Используйте их. Он будет ослеплен. – Фаддей услышал, как командир собирает горсть ракет от своих людей. Экран вспыхнул алым, когда их подожгли и кинули обратно в покинутый коридор.

Стрельба прекратилась. Картинка наполнилась жирным красным дымом от ракет, пока команда бежала к ослепшему сервитору. Через мгновение смертоносный веер глухих залпов дробовиков накрыл его.

- Оно мертво, - доложил командир. Без сомнения, в предыдущих операциях ему уже приходилось терять подчиненных, и сейчас его голос совершенно не дрожал.

- Оно никогда и не было живым, - бросил в ответ Фаддей. – Дайте картинку.

Офицер пнул ближайшую ракету вниз по коридору, развеяв часть дыма. Теперь Фаддею были видны останки сервитора на полу – нижняя его часть была ховером. Вместо рук - спаренные автоганы, подсоединенные к крупным цилиндрическим коробчатым магазинам. Лицом служила лишь выступающая масса сенсоров. Вероятно, он был сложным устройством, и поставлен охранять нечто важное – задача, с которой сервитор успешно справился, к сожалению первой команды, вступившей с ним в контакт.

- Продвигайтесь дальше! – приказал Фаддей.

Отряд прошел мимо перекрестка, который охранял сервитор. Офицер задумался, но Фаддей увидел, что один из коридоров ведет к изогнувшемуся аркой дверному проему.

- Этот, - распорядился он.

Команда собралась у порога. Помещение впереди было большим и неосвещенным, и сквозь дверной проем ничего не было видно.

- Ауспекс? – спросил офицер.

- Отрицательно, - пришел ответ от одного из уцелевших членов группы.

Командир просунул через дверь свой подствольный фонарь. Свет заиграл на полу, выложенным гладким, черным с белыми прожилками мрамором, и на основании книжного шкафа. Когда отряд входил, в свете своих фонарей они смогли разглядеть больше – ящики с книгами, достигающими высокого потолка комнаты. Полки забиты фолиантами, в основном тоненькими томами, которые могли уместиться на ладони руки крупного мужчины, но были и более массивные труды, свитки и даже каменные таблички. Каменная кафедра стояла перед несколькими рядами скамей из твердой древесины.

- Команда семь, есть следы жизненной активности?

- Нет, сэр, - отрапортовал командир.

- Движение! – раздался вопль сзади. Офицер мгновенно развернулся вокруг оси и вскинул оружие в положение для стрельбы, а его камера выхватила картинку приземистого существа, медленно ползущего по полу – еще один сервитор, но не боевой модели на этот раз. Это был автоархивариус, ноги и руки которого замещены длинными, тонкими суставчатыми манипуляторами, переставляющими и заменяющими тома на полках, пока он перемещался мимо на колесиках, встроенных в его основание.

Сервитор по-прежнему функционировал. Что означало, что эта комната – эта библиотека – недавно использовалась и, возможно, была оставлена в спешке.

- Не трогайте его, - остановил офицера Фаддей. – Я хочу, чтобы это место сохранилось в целости.

- Так точно, - протянул командир. – Не подстрелите его! – одернул он бойцов. – И ничего не лапайте. Босс хочет видеть всё чистеньким.

Легкая гримаса неудовольствия на лицах остальных продемонстрировала, что они рассчитывали осмотреться вокруг в расчете на обнаружение какой-либо поживы.

Фаддей вгляделся в другие изображения. Один из встроенных экранов был пуст – группа налетела на мину-ловушку в корабле-госпитале, куча сигнальных струн, натянутых через проход в один из хирургических театров. Другая потеряла троих, когда мостки над двигательным отсеком провалились под их весом. Отряд в изоляторе осматривал содержимое оружейного ящика – они извлекали наружу зазубренныые боевые ножи размером с короткий меч, энергетические булавы и крупнокалиберные патроны к отсутствующему здесь оружию. Мало-помалу команды продвигались вглубь скитальца, и большинство находили следы недавнего, организованного и, вероятнее всего, человеческого присутствия. Одна или две дошли до участков скитальца, имеющих очевидный ксенодизайн, но там им и было приказано остановиться.

Фаддей вернулся к картинке от отряда семь. Библиотека оказалась огромной – несколько переборок демонтировали, чтобы создать достаточное пространство. Блоки мемо-планшетов стояли между книжными полками подобно глянцево-черным монолитам.

- Достаньте мне одну из книг, - попросил Фаддей.

Командир отряда снял один из маленьких томов с ближайшей полки.

- «Боевые Катехизисы», - прочитал офицер золотистые буквы на обложке.

- Благодарю вас, - ответил Фаддей и переключился от команды обратно на офицеров «Повиновения».

Фаддей был хорошо начитанным человеком – инквизитор должен иметь большое количество знаний по истории и философским течениям по всему Империуму, чтобы вычислять заражающие их ереси. Но он лишь недавно ознакомился с «Боевыми Катехизисами», работой по тактической философии, которая исповедовала скорую, разрушительную форму боевых действий, в которых скорость и многократно превосходящая сконцентрированная в одной точке мощь были основным оружием.

Книга была написана воином-философом Дениятосом. Дениятосом из Испивающих Душу.

Пилигрим вновь оказался прав. Испивающие Душу сделали скиталец своей базой, но внезапно и не так давно исчезли. Скиталец был единым большим доказательством, на которое мог обоснованно рассчитывать Фаддей, но это было лишь доказательство, а не часть цели. Испивающие Душу сейчас в каком-то ином уголке галактики исполняют свои извращенные планы, пока Фаддей крохотными шажками к ним приближается.

- Капитан, - передал Фаддей на «Повиновение», - пусть ваши люди обеспечат зачистку посадочной площадки. Я продолжу руководить обследованием непосредственно со скитальца.

К тому времени, как капитан смог передать своему визави, что скиталец по-прежнему небезопасен, Фаддей уже скрылся с мостика.

Третья глава


Первым признаком присутствия противника стал алый росчерк, пронзивший верхние слои атмосферы и промелькнувший мимо бортового иллюминатора десантно-штурмового модуля «Громовой Ястреб», спускающегося с орбиты по направлению к зоне высадки.

- Стрелки, вы можете захватить цель? – произнес в вокс капитан Корвакс, когда корабль ксеносов пронесся мимо.

В ответ сервы Ордена, управляющие штурмовым модулем, направили затрещавший в воздухе ливень тяжелых болтерных снарядов в сторону истребителя чужих, звуки выстрелов из мощного оружия разнеслись по всему корпусу модуля, и перекрыли шум тормозных двигателей, на которых снижался «Громовой Ястреб».

Всполох оранжевого пламени взбух в том месте, где корабль пришельцев на полной скорости развалился на части, оставляя позади себя мелкий черный дождь из обломков. Один готов. Сервы были хорошими стрелками; Испивающие Душу отлично их обучили. Но сам факт того, что истребитель ксеносов смог сблизиться с ними, говорил о том, что десантники прибывали на поле боя с опозданием. Эти чужаки были быстры, и станция будет потеряна в течение нескольких минут, если Испивающие Душу не поторопятся.

- Командование Флотом, доложите статус зоны высадки. – запрос Корвакса отправился на ударный крейсер «Плотоядный», находящийся на высокой орбите над эскадрильей в шесть «Громовых Ястребов».

- Бой продолжается, - пришел ответ. – Вокс-перехват подтверждает десант легкой пехоты ксеносов, более трех сотен.

- Принято, - подтвердил Корвакс. Он знал, что для данной разновидности чужих-язычников, эльдар, «легкая пехота» означает быстрых как молния, умелых и прекрасно вооруженных солдат-профессионалов.

- Приготовиться к быстрому развертыванию! – распорядился капитан, едва снижение «Громового Ястреба» достигло определенного уровня и навалилась сила тяжести.

Дюзы корабельных двигателей пылали ярким пламенем, «Громовой Ястреб» парил примерно в тридцати метрах над землей. Корвакс выглянул в бортовой иллюминатор – отсюда были видны два других десантных модуля, летящие рядом. Идиллически-мирная картинка станции – группа низких строений на замерзшей поверхности тундры – была нарушена войсками Адептус Механикус, палящими с крыш в стремительно надвигающихся на них эльдар. Огонь из стрелкового оружия ксеносов, странных сюрикен-катапульт, прошелся и по брюху «Громового Ястреба».

Задняя рампа десантно-штурмового модуля раскрылась и внутренность судна заполнил рев двигателей, прерываемый грохотом разрывов и стрельбы внизу. Десантников окутал холодный воздух, поскольку станция располагалась на оледеневшем планетоиде, слишком далеком от главного светила системы, чтобы быть гостеприимным. Фиксаторы противоперегрузочных кресел со щелчком отскочили, и со скоростью, отточенной тренировками, отделение в десять космодесантников из Ордена Испивающих Душу, повесив болтеры на ремни, высадилось из модуля на десантных тросах.

Корвакс был последним, кто покинул «Громовой Ястреб». Он видел десантников с других кораблей их группы, совершающих ту же операцию – капитан насчитал в общем пять штурмовых аппаратов и маленькую черную дымящуюся точку, поднимающуюся вверх, что означало, что один из «Громовых Ястребов» получил серьезные повреждения и возвращается на «Плотоядный». Таким образом, у него по-прежнему оставалось порядка пятидесяти десантников, в этот момент совершающих высадку.

Пятьдесят против более чем трех сотен. Хотя гордыня была грехом в глазах Императора, Корвакс тем не менее признавался самому себе, что это было именно то соотношение сил, которое ему нравилось.

Поле боя качнулось под ним, когда он выпрыгнул наружу, зависнув на десантном фале, удерживая его правой рукой. Трос зашипел, проходя через фиксирующее кольцо. Станция была затянута дымом и озарялась вспышками ружейной стрельбы. Техногвардейцы обосновали на крышах огневые точки и стреляли в эльдар, которые начали их окружать.

У Механикус был доступ к самому продвинутому вооружению, Корвакс разглядел неизвестную ему модель скорострельной ракетной пусковой установки, посылающую залпы осколочных ракет на позиции эльдар, и всплески пламени от безошибочно узнаваемого жидкого огня тяжелого плазмагана, разрывающиеся среди чужих. По своему облику ксеносы сильно разнились между собой – таков был странный путь этой древней языческой расы – часть носила комбинезоны цвета белой кости с вытянутыми масками, они издавали ужасные вопли, слаженно пробиваясь к техногвардейцам, чтобы использовать преимущество своих энергетических мечей в ближнем бою. У других были шлемы с плюмажем и сюрикеновое оружие, они прикрывали эльдар в зеленой броне с гудящими тяжелыми цепными мечами и масками со жвалами, изрыгающими лазерный огонь в гвардейцев, держащих внешний периметр обороны. Первая волна эльдар с обидной легкостью просочилась через мешки с песком и баррикады, и, несмотря на то, что многие из их числа пали исковерканные и обоженные под огнем техногвардейцев, несколько сотен ксеносов окружили станцию и готовились начать резню.

Корвакс приземлился посреди своего отделения. Быстрый знак рукой сказал десантникам все, в чем они нуждались – продвигаться и вступить в бой. Самое безопасное место на открытом пространстве поля битвы было нос к носу с эльдар. Чужие были опытны и быстры, но стоит приложить достаточное давление – и они сломаются. До этого Корвакс уже сражался и побеждал их на Квиксиан Обскура. Отделение вело беглую стрельбу на ходу, кинжальным огнем болтеров вонзаясь в ряды пришельцев. Эльдар в голубой броне, видя новую угрозу, высаживающуюся позади них, заняли оборону на только что захваченных позициях. Их сюрикеновое оружие обрушилось шрапнелью сияющего серебра на Корвакса и его отделение, нашпиговывая фиолетовые доспехи Испивающих Душу бритвенно-острыми дисками. Один из десантников – Сол, отрядный огнеметчик – упал, багровая жидкость струей забила из-под диска, угодившего в коленное сочленение брони. Заряды болтеров и тучи дисков встретились в буре металла, Испивающие Душу быстро сближались, как и их товарищи вдоль всей линии обороны пришельцев. Ночное небо над головой было чистым и холодным, и его прочертила ракета, выпущенная отделением Вейяла, она разорвалась во вспышке огня в центре группы эльдарских мечников. Двое погибли, разодранные на куски. Заряды болтеров настигали пытающихся перегруппироваться ксеносов, и к тому времени, как отделение Вейяла достигло укреплений, все чужие, их защищавшие, уже были мертвы.

Подразделение Корвакса нанесло удар по эльдар на своем участке окопов. Капитан болтерными очередями разнес в клочья бруствер, укрепленный мешками с песком, и ловко вытянул энергетический меч из ножен на ранце доспехов. Энергетическое поле ожило, когда латная перчатка сомкнулась на рукояти, и оно пронзительно загудело, едва он обрушил меч на первого набегающего эльдар. Рефлексы ксеноса, как и ожидалось, оказались на высоте и чужак перетек в сторону, уходя от удара, но клинок все равно достал его плечо и начисто отсек руку. Корвакс запрыгнул в окоп за бруствером, в прыжке пинком отправив эльдар на землю, и словно булаву обрушил болтер на череп противника.

Болтерный огонь дождем пролился на траншею. Эльдар гибли или прекращали стрельбу, чтобы убраться с дороги. Окопы были глубокими, но их дальний конец обрушился, образовав осыпающийся склон, где мерзлая земля превращалась в пыль разрывными снарядами – по нему эльдар и отступали, пытаясь на ходу отстреливаться.

Один из них рванулся с внезапной, нечеловеческой скоростью, изящным пируэтом перелетев через белые трассы болтерного огня. В одной руке у него был меч, выглядевший сделанным из кости, и сюрикен-пистолет в другой – последний сверкнул, и сюрикен достал брата Брисия в глаз.

Корвакс раздавил тело убитого эльдара, пройдясь по нему и поспешил по завалу к чужому с мечом – как он догадался, это был член командующей касты. Общеизвестно, что эльдары следуют многими дорогами войны, каждая разновидность солдат являлась конечным результатом таких путей – те же из них, кто оказывался затянут судьбой воина, становились предводителями ксеносов на полях сражений. Таких считали предпочтительными целями при атаках.

Эльдар заметил приближение Корвакса, и на мгновение зафиксировал черные стеклянные линзы шлема на десантнике. Словно повинуясь некоему воинскому кодексу, чужак застыл на долю секунды, затем вскинул клинок и кувыркнулся навстречу десантнику.

Корвакс не следовал никакому кодексу, кроме воли Императора и священного места, занимаемого Испивающими Душу в Его планах на благо Империума. В тени осажденной станции он сражался с лидером эльдар, противопоставив скорости ксеноса свою силу. Много раз тот наносил удары, убившие бы обыкновенного человека, но Корвакс знал о степени защиты, предоставляемой ему силовым доспехом, и отводил каждый удар в сторону с помощью наплечной пластины или бронированного предплечья.

Чужой старался держать дистанцию, но Корваксу удалось свободной рукой дотянуться до эльдара, он схватил ксеноса за плюмаж шлема, пригнул его голову и пушечно впечатал колено в лицевой щиток. Эльдар покачнулся, и Корвакс прорезал мечом глубокую борозду поперек его торса, прорубаясь через пластины брони в темно-голубой комбинезон. Он почувствовал, как тонкие ребра чужого лопнули и поддались наружу, меч десантника кромсал их по мере того, как каждый следующий блок костяного оружия становился все слабее. Последним взмахом Корвакс направил клинок сверху вниз, сквозь защиту эльдар, и энергетическое лезвие прошло прямо через корпус пришельца, разрубая позвоночник. Ксенос застыл, а затем грузно обвис на оружии десантника. Меч выпал из его руки.

Энергетическое поле вокруг клинка выжгло окружающие ткани, и тело соскользнуло с меча с легким поворотом кисти Корвакса. Эльдар в голубой броне был мертв. Испивающие Душу застали ксеносов врасплох, поймав их в момент, когда те сами пытались взять штурмом станцию с помощью скорости и мастерства. Корвакс видел, что отделение Вейяла практически достигло внешних противовзрывных дверей станции – а также он заметил, что те широко распахнуты и дымятся. Похоже, чужим удалось прорваться внутрь.

Станция Адептус Механикус Биологис была критически важным исследовательским объектом. Эксперименты, которые здесь проводились, были жизненно необходимы для Империума. Корваксу не была известна точная природа проводимых работ, но то, что Адептус Терра приказали Испивающим Душу защитить станцию от инопланетных захватчиков, должно было означать величайшую важность. Если эльдар проникли внутрь и уничтожили, или, еще хуже, украли результаты исследований Механикус, последствия могли быть самыми печальными.

Космодесантники пришли слишком поздно. Проклятые ксеносы прорвались на станцию. Настало время исправить свою ошибку.

Корвакс провел перекличку отрядов по воксу. Вейял находился дальше всех впереди, в то время как два других отделения были заняты, сковывая подкрепления эльдар, высаживающиеся поблизости. Штурмовое отделение Ливриса было на фланге Корвакса, скрестив цепные мечи с эльдар в зеленой броне. Они потеряли пару десантников, но прорубили себе дорогу через большинство ксеносов. Это оставляло Корваксу три отделения для штурма, с еще двумя, сдерживающими отряды поддержки эльдар.

- Вейял, Ливрис, захватить вход! – приказал Корвакс в вокс на общей частоте, и повел отделение вперед, тактические десантники по мере продвижения обрушили на чужих шквал огня. Множество эльдар в голубой броне пыталось закрепиться и удержать отделение Корвакса, но он ударил вместе со своими людьми им во фланг, выдавливая пришельцев на отряд Ливриса. Враги человечества гибли между болтерами Корвакса и цепными мечами Ливриса.

Это был стиль сражения Испивающих Душу. Жестко и целеустремленно, никогда не останавливаясь.

Корвакс заметил отделение Вейяла, использующее массивную пластальную конструкцию противовзрывных створок как огневую точку, пока Десантники обеспечивали прикрытие двум приближающимся подразделениям. Стена огня неожиданно вырвалась из стволов орудий несущихся к станции команд тяжелого вооружения эльдар. Осколки снарядов и фонтаны земли взлетели в воздух, и несколько десантников сбило с ног. Авточувства шлема Корвакса на секунду отключились, а затем вновь заработали. Предупреждающий значок, мигающий на его сетчатке, сообщил Корваксу, что пикт-устройство на ранце повреждено, и более не фиксирует окружающее для последующего доклада

Капитану придется выжить. Он пробежал через завесу падающей земли, в то время как одна из рун погасла, показывая, что признаки жизни брата Севериана исчезли в центре шквала из заградительного огня. Корвакс нырнул в дверной проем, а его отделение выстроилось позади. Эльдар в голубой броне выпустил сюрикены им вслед, но был растерзан атакующим Ливрисом, и штурмовые Десантники присоединились к остальным на острие атаки у входа в станцию.

Корвакс проверил руны на ретинальном дисплее. Примерно полдюжины десантников пали, возможно, они и не мертвы, но, определенно, выведены из строя. Не такие уж страшные потери. Но эльдары были внутри станции, и даже сейчас могли крушить объекты исследований, нужные Империуму.

Он заправил новую обойму в болтер, на слух определив, что половина его отделения занята тем же самым. Корвакс бросил взгляд на сержанта Вейяла – шлем десантника был поврежден в бою, и сержант сражался с непокрытой головой, его дыхание свивалось в белые струйки пара на морозе.

- Остальные братья прикроют наш тыл, - скомандовал Корвакс. – Сержант Ливрис, твое отделение в авангарде. Вейял, за мной. Вперед!

Корвакс поднял болтер и последовал за штурмовыми Десантниками, ринувшимися в темнеющее нутро станции.

Изображение мигнуло, сменяясь помехами. Фаддей нахмурился и постучал по кнопкам управления инфопланшета, перематывая запись к тому месту, где она обрывалась. Это был вид из-за плеча командира космодесантников, запись с камеры на его ранце. Экран был заполнен комьями летящей земли и тонкими белыми линиями оружейной стрельбы. Запись перематывалась, и атака командира Испивающих Душу воспроизводилась в обратном направлении. Вспышки разрывов втянулись сами в себя, и поставили упавших десантников обратно на ноги.

Голомат был смонтирован в центре библиариума. Трофейные команды и техножрецы с «Повиновения» тщательно осмотрели помещение, потеряв несколько человек при изучении заминированных книжных полок. Когда было установлено, что библиариум принадлежит Ордену Испивающих Душу, Фаддей приказал изолировать трофейные команды на скитальце, и обеспечить безопасность данной области. Коридоры запечатали рокритом, чтобы не дать декомпрессионным ловушкам лишить библиариум воздуха. Группы, медленно расползающиеся по скитальцу, обнаружили жилые помещения и кельи для медитации, оружейные и лазареты, все воссозданные из древних частей имперских кораблей, вмурованных в тушу скитальца.

Все захваченные базы данных оказались по большей части вычищенными. Действительно важная для Испивающих Душу информация, видимо, была достаточно портативной, чтобы взять её с собой перед тем, как десантники оставили корабль. Но в мрачных черных монолитах банков памяти и когитаторах различных неповрежденных судов содержались некоторые остаточные данные. Испивающие Душу называли свой скиталец «Сломанным Хребтом», и полностью адаптировали его под базу после уничтожения собственного флота. Сохранились записи о путешествиях через галактику, часто в заведомо заброшенные и ненаселенные секторы, и намёки на большие потери десантников на некоем безымянном мире. И еще, там был пикт-файл с записью штурма, который Фаддей только что прокручивал.

- К этому файлу часто обращались, - донесся голос с другого конца библиотеки. Вошел дознаватель Шен, высокий и красивый мужчина, вокруг которого по-прежнему сохранялась стойкая аура дикого воина-варвара, несмотря на архаичную панцирную броню, которую он носил и инферно-пистолет в кобуре на поясе. Его речь была рваной и какой-то механической, поскольку он обучался имперскому готику в гипносне в достаточно позднем возрасте. – Каково бы ни было значение этих данных, Испивающие Душу многократно и тщательно изучали их до того, как исчезли. Именно поэтому техножрецам и удалось по частям восстановить запись с разных когитаторов.

- У техножрецов получилось установить место действия? – Фаддей медленно листал запись назад, рассматривая картины штурма, разворачивающиеся в обратном направлении.

- Мы полагаем, что это какая-то старая операция. Место действия неясно. Это могла быть та миссия, что стоила им так многих десантников, но Адептус Механикус стали первой организацией, против которой выступили Испивающие Душу, а здесь они им помогают.

Фаддей покачал головой. Он ткнул пальцем в оружие, вытягивающее болты из тел эльдарских воинов Аспекта.

- Это болтер модели Центавра. Оборудование Испивающих Душу было современным на тот момент, когда они отреклись от Империума, этому же файлу уже по меньшей мере несколько десятков лет. До их ереси. Нужно выяснить, где это происходило. Техножрецы приступили к судебной экспертизе?

- Они начали, мой господин Фаддей, - заверил его Шен. – Но там мало с чем можно поработать. Здание станции очевидно является обыкновенным образцом СШК, и на нем нет никаких опознавательных знаков. Это станция Механикус, а планета – одна из тундровых, но таких существуют тысячи. И если события действительно такой давности, как вы предположили, её может вообще больше не существовать.

Инквизитор остановил запись. Записывающее устройство вывело картинку тактического отделения, перепрыгивающего через первые баррикады прямо в гущу обороны Страшных Мстителей. Мстители были самым дисциплинированным из эльдарских Аспектов, усердными и надежными, костяк элитных воинов ксеносов. Но Испивающие Душу проломились через них, как и сквозь другие Аспекты, несмотря на отсутствие поддержки, и то, что их превосходили в численности. В своё время они были достойны восхищения, подумал Фаддей. Великие бойцы, и бесстрашные, но эти десантники - гордецы. Их гордость привела к страшной ереси, оборвав связь с самим Империумом. Жаль, что Испивающих Душу придется уничтожить, но Фаддей лично проследит, чтобы это произошло.

- Если это было важно для них, - пояснил Фаддей, - то эта запись важна и для нас. Если обнаружим эту планету, сможем найти и Испивающих Душу. Шен, возможно, тебе придется самому проверять остальные следы. Это будет нелегкой задачей.

- Я принимаю этот вызов, господин Фаддей. – Шен служил Фаддею в течение семи лет, последние несколько – как полный дознаватель. В отличие от Фаддея, Шен в первую очередь был воином, поэтому инквизитор максимум усилий вложил в тренировку сознания дознавателя, и Шен вполне мог позаботиться о себе сам.

- Хорошо. Переведи хор астропатов на борт «Сломанного Хребта», и пусть они проявят всю бдительность, на которую способны. Я хочу знать обо всех следах, оставленных Испивающими Душу, вне зависимости, насколько они обыденны или неприятны. Мы сможем использовать их, чтобы вычислить это место. Прихвати также пару астропатов с «Повиновения». Используй мои полномочия. «Сломанный Хребет» будет нашей оперативной базой, пока я не изменю решения.

Шен изящно поклонился своему повелителю, и отправился выполнять данные ему поручения. Фаддею было интересно, планировал ли Шен когда-нибудь сам стать инквизитором. Сказать по правде, он не обладал необходимыми терпением и воображением, чтобы преследовать внутренних врагов, угрожающих человечеству. Фаддею были известны свои сильные стороны, Шен и близко к нему не стоял. Однако он был именно таким дознавателем, в котором нуждался Фаддей – преданным, умелым, и способным сконцентрировать в одной точке смертоносную бурю насилия.

Фаддей бросил последний взгляд на голоизображение, где гиганты в фиолетовой броне отважно мчались навстречу шквалу оружейного огня. В действительности, он никогда не понимал, как космодесантники, особенно такие, как ориентированные на атаку Испивающие Душу, могли считать тактикой стремительные самоубийственные штурмы, и каким-то образом добывать победу за победой, когда простой человек был бы уже разорван на куски. Как будто дух и абсолютная вера двигали воинов вперед, когда физиология и логика должны были бы тянуть их в обратном направлении.

И теперь, когда целый Орден таких гигантов провозгласил себя врагами Империума, эта вера была извращена. Фаддею казалось, что сложно себе представить врагов более опасных.

Это был прекрасный денек. Впрочем, все дни всегда были прекрасны в Доме Дженассис. Купол, под которым располагалось поселение, был создан из электрореактивных материалов, постоянно поддерживающих внутри ясное голубое небо вне зависимости от погодных условий, бушевавших снаружи. Атмосфера была стабилизирована под теплый летний день, позволяя впечатляющим инопланетным растениям цвести в садах. Франтис Дженассис ежедневно находил время для прогулок по оранжереям, заходя так далеко, пока не терял из виду золотые минареты дворца за раскинувшимися ветвями импортированных ксенодеревьев.

Дом Дженасис был колонией в несколько километров в поперечнике, закрытой атмосферным куполом и состоящей из собственно дворца, земель с озерами и летними домиками, группы простых неказистых строений для обслуги и храмоподобного комплекса, вмещающего в себя большой Галактариум. Дом Дженассис был также и именем для семьи Навигаторов, служившей Империуму более чем десять тысяч лет, еще до начала Ереси Гора. Франтис Дженассис, нынешний патриарх Дома, тоже когда-то водил звездные корабли Императора через варп, где только его глаз мог разглядеть безопасную дорогу, но после долгой карьеры вернулся возглавить Дом. Это была приятная жизнь, особенно учитывая то, что многие миллиарды менее удачливых людей с трудом боролись за существование за пределами купола. Но Навигаторы заслужили эту жизнь, в этом Франтис Дженасис был полностью уверен, поскольку без них Империум будет не более чем уязвимым скопищем изолированных друг от друга систем, оставленных на милость множества врагов.

На сегодня было запланировано множество дел. Франтис должен был поторговаться с Департаменто Муниторум о контракте с Имперской Гвардией на защиту многочисленных отпрысков Дома Дженассис в их путешествиях. Были обоюдные заявки о назначении тех или иных возвращающихся со службы Навигаторов к конкретным индивидуумам или имперским организациям. Новорожденные нуждаются в регистрации - Франтису придется заверить доклады экзаменаторов, подтверждающие, что новые носители гена Навигаторов свободны от развращающих мутаций. Денежные счета Дома следовало тщательнейшим образом проверить, а это будет длительным и тягостным процессом. Да, и вассалы Дома без сомнения разложат перед его носом множество других листов пергамента, которые следует прочесть, подписать или выполнить иные действия, но это будет позже. Утро он проведет, наслаждаясь садами, иначе ради чего Франтис Дженассис так тяжело трудился, как если не для того, чтобы заслужить беззаботные денечки в преклонном возрасте?

За старым летним домиком было одно из красивейших озер поселения, в котором украшенные гребнем скаты плавали между свисающими ветвями пальчиковых деревьев с серебристой корой.

Патриарх перешел через забавный маленький мостик, протянувшийся над озером, и понаблюдал за стайкой пойманных драгоценных птичек, описывающей круги под чистым голубым куполом.

Птички внезапно рассыпались, как будто чем-то напуганные. Затем эти звуки достигли и Франтиса – отраженные гулкие удары, словно некий гигантский молот бил в поверхность купола. Безобразные черные трещины внезапно побежали по секции купола, а затем этот участок с грохотом обрушился.

Огромные листы стекла упали подобно чудовищным ножам, зарывшись в землю недалеко от озера. Раздался рев ураганного ветра, когда тепло внутри купола вырвалось в более прохладную атмосферу снаружи. Большой кусок оболочки оторвался, и Франтис с ужасом рассмотрелл мутные серо-белые облака самого планетоида. Деревья содрогнулись, и по воде пошла рябь. Украшенная драгоценностями мантия Навигатора затрепыхалась на ветру, и он почувствовал внезапное ледяное прикосновение к телу. Крохотная черная точка упала с грозовых облаков по направлению к дыре в куполе. Когда она опустилась ниже, Франтис смог разглядеть нечто вроде металлической луковицы, окольцованной ребрами жесткости, и сегментированной как нераскрывшийся бутон уродливого серого цветка. Яркое пламя вырывалось из её днища, замедляя спуск, но, приземлившись в трехстах метрах от патриарха, она все равно врезалась в аккуратно подстриженный газон, взметнув фонтан земли. За первой последовали еще две, затем четвертая, и Франтис осознал, что последняя направляется точно в озеро.

Он развернулся, чтобы убежать, но его древняя оболочка едва успела проковылять пару шагов, прежде чем что-то массивное с глухим плеском рухнуло в озеро, промочив Навигатора до нитки. Оглянувшись через плечо, он увидел, как со взрывом распахнулся металлический каркас посадочного модуля, и солдаты в фиолетовых доспехах внутри – десять бойцов – освободились от ограничителей и выбрались в воды озера! Водоем был довольно глубоким, но их головы всё равно торчали над поверхностью воды, демонстрируя, что они на добрый метр выше, чем сам Франтис. Навигатор знал о существовании Адептус Астартес – ему приходилось пересекаться с этими сверхлюдьми во время своей карьеры – поэтому у него не было никаких сомнений, что именно космодесантники вторглись в Дом Дженассис.

Дом был верен. Он служил Империуму со всей своей энергией, прося взамен лишь благодарность. Почему же космодесантники атаковали Дом, который помогал Императору не ослаблять свою хватку на горле галактики?

Космодесантники тем временем уже карабкались на отмель, у каждого в одной руке зажат пистолет, а в другой – огромный цепной меч. На наплечных пластинах доспехов у всех сияла эмблема в виде потира. У одного десантника была некая явная несоразмерность в руке – Франтис сразу распознал, что она не бионического происхождения, а сама по себе гротескно искаженна, её длинные мускулистые пальцы со множеством суставов сжимали рукоять энергетического топора. Космодесантник без шлема, держащий оружие, был суровым ветераном, с грубым и испещренным шрамами лицом, и он заметил Франтиса.

Навигатор не стал скрываться. Он был стар, и они с легкостью догнали бы его. Или же его долгая и славная жизнь могла оборваться от попадания болтерного снаряда, выпущенного в спину. Ближайший десантник выбрался на сушу, сократил расстояние за несколько широченных шагов, и рывком за шиворот швырнул Франтиса на землю.

Сержант с мутировавшей рукой подбежал к ним. Энергетическоее поле вокруг клинка было активировано, и капли воды с шипением испарялись с металла.

- Ты. Как твоё имя?

- Патриарх Франтис Дженассис из Дома Дженассис. - Франтис сам изумился, как смог сразу ответить.

- Навигатор?

Франтис кивнул.

- Сковать ему руки, - приказал сержант десантнику, держащему Франтиса. – Не позволяй ему снять повязку. Его варп-глаз убьет тебя.

Руки Франтиса завели за спину и пластиковые наручники затянулись на его кистях.

- Что вам нужно? – тяжело дыша, выпалил патриарх. – Все здесь преданы Империуму. Мы были верны с тех пор, как Император еще ходил среди нас! Гарантии нашего союза были подписаны Его собственной рукой! Мы верны!

Сержант оскалился в усмешке, показав сломанный зуб. – А мы - нет, - фыркнул он.

Франтиса вздернули на ноги. Не верны? Навигатор слышал мрачные истории о космодесантниках, которые отринули свет и присоединились к Великому Врагу, силам Хаоса, имена которых нельзя произносить праведными губами. Космический Десант Хаоса, вся честь и сила десантников, извращенная в жестокость, кровожадность и осквернение.

Зона военных действий, в которой Лорд Хаоса Тетуракт выковывал свою империю, была всего в нескольких субсекторах от Дома Дженассис. Франтис был уверен, что боевые флоты, собранные на границе зоны, защитят Дом Дженассис от налетчиков Хаоса, но этим захватчикам, похоже, удалось прорваться. Пришли ли эти десантники из орд Тетуракта? Что им надо от Дома Дженассис? Навигаторы для их флотов? Рабы? Или просто разграбление и осквернение чего-то прекрасного?

Франтис увидел других гигантов в фиолетовой броне, движущихся прочь от приземлившихся десантных капсул и занимающих огневые позиции между деревьями. С пробоиной в куполе небо стало темнее, и холодный ветерок дул вниз с поверхности планетоида. Чудесный Дом Дженассис был более не совершенен.

- Командор? – произнес сержант в комуникатор. – Мы захватили патриарха. Направляюсь к вашим позициям. Другие контакты отсутствуют. Прием. – Последовала пауза, когда некто, кого не мог слышать Франтис, отвечал. – Вижу вас. Грэв, конец связи.

Франтис проследил за пристальным взглядом сержанта Грэва и увидел кошмар.

Командор Сарпедон, старший библиарий и Магистр Ордена Испивающих Душу был ренегатом и полупауком-мутантом. Он быстро перебирал восемью своими лапами – семью хитиновыми конечностями и одной бионической – двигаясь вместе с отделением Хастиса по холмистой лужайке по направлению к отряду Грэва, ожидавшему его с пленником. Сапоги десантников Хастиса вытаптывали ухоженную почву лужаек.

Сарпедон присоединился к Грэву под тенью раскидистого инопланетного дерева с алыми листьями, дававшего слабую защиту под потемневшим небом. Грэв, как и большая часть Ордена, был мутантом – одна рука деформировалась, придав ему большую силу и дистанцию поражения для энергетического топора, которым он прекрасно владел. Отделения Хастиса и Крайдела образовали защитный периметр на случай, если планетарные арбитры или вассалы Дома Навигаторов прибудут слишком быстро. Технодесантник Солун, чьё искусство в обращении с машинами могло склонить чашу весов между успехом и поражением в их пользу здесь, на Кителлион Прайм, был с отделением Крайдела, переносные банки памяти, покрывающие его броню, отблескивали черным.

Франтис Дженассис был тощим мужчиной с серыми волосами и тонким лицом, в рубиново-красной мантии, вышитой золотом и драгоценными камнями. Повязка вокруг головы скрывала третий глаз в центре его лба, варп-глаз. Он мог смотреть в варп, но так же, как поговаривали, мог и убивать людей.

- Навигатор не ранен, - доложил Грэв. – И он один.

- Он не долго будет в одиночестве, - уточнил Сарпедон. Он повернулся к трясущемуся патриарху. – Где находится Галактариум?

Франтис неожиданно решительно и прямо уставился вверх.

– Я не сдамся, отребье Хаоса, - запинаясь, произнес он.

Сарпедон наклонился и схватил Франтиса за подбородок.

– Не трать наше время, старик. Мы делаем работу во имя Императора. Где Галактариум?

– Арбитры… будут здесь с минуты на минуту, здесь рядом префектура, созданная специально для нашей защиты…

Сарпедон мысленно пробежался по отрывочным сведениям, которые ему удалось собрать о Доме Дженассис. Испивающим Душу было известно, что Галактириум находился здесь – без сомнения, одно из чудес Империума – но план дома и окрестностей отсутствовал, не давая спланировать точечную атаку.

- Мы прикончим их всех, в случае необходимости, - отозвался Сарпедон, зная, что так и поступит, если придется. – Но этого можно избежать. Всё, что нам требуется – это доступ в Галактариум, а затем мы уйдем. Дом Дженассис сможет вернуться в лоно Империума в целости и сохранности, если он даст нам то, что нам нужно.

Франтис Дженассис прикрыл глаза и захныкал, пытаясь отгородиться от холодного и опасного места, которым стал его дом

- У нас нет на это времени, - раздраженно проворчал Сарпедон. Время работало на противника, как и многие другие факторы. Он переключился на общий канал. – Отделения Хастиса и Крайдела, рассредоточиться и обнаружить здание Галактариума, доложить и занять оборону. Отделение Грэва вместе со мной будет удерживать эту зону. Выдвинуть вперед разведчиков для наблюдения за местностью. Выполнять!

Дом Дженассис располагался на Кителлион Прайм, планетоиде с суперплотным ядром (и потому с земной гравитацией). Другие поселения, не защищенные куполами и подверженные действию жестокой местной погоды, приткнулись на пустынном ландшафте. По большей части это были не контактирующие друг с другом торговые форпосты, основанные вассалами, освобожденными от службы Дому Дженассис. Однако один из них являлся массивным комплексом с отвесными стенами из чистого ферробетона и сторожевыми башнями на каждом углу. Это была префектура Адептус Арбитрес на Кителлион Прайм, где несколько отрядов судей Арбитрес и карательных команд были в ответе за безопасность Дома Дженассис. Их присутствие рядом с поселением было одним из способов, которыми Империум отплачивал Дому за верную службу на императорских флотах.

Лишь несколько событий могли способствовать мобилизации арбитров. И пробой купола над Домом Дженасис был одним из них, означающим возможное падение метеорита или иной природный катаклизм, или даже практически невообразимое открытое нападение. В течение нескольких минут после объявления тревоги, колонна из спецтехники Арбитрес и БТР, забитые тяжеловооруженными бойцами и их командирами-судьями, змейкой потянулась по короткой дороге к входу в купол, готовая защитить имение Дома Навигаторов, которое им доверили охранять.

Астропат префектуры, как и было положено по протоколу с тех пор, как Дом Дженассис появился на Кителлион Прайм, отправил в эфир сигнал бедствия, извещая высшие инстанции о том, что древний и священный Дом Дженассис подвергся грубому вторжению.

Спустя пару тягостных минут, пришел ответ.

Отделение Хастиса наткнулось на нескольких слуг с охотничьими ружьями, и рассеяло их залпами болтеров еще до того, как десантники вошли в сам дворец. Не привлекая внимание сервиторов автоматизированной охранной системы, отделение убедилось в том, что дворец состоит из множества облицованных мрамором галерей и роскошных апартаментов, но Галактариума среди них нет.

Отделение Крайдела, идущее другой дорогой, обнаружило низенькое строение из мрамора с багровыми лакированными панелями и зубчатыми стенами, инкрустированными золотом. Оно было расположено в неглубокой впадине посреди четко распланированных парков, окруженное кольцом из деревьев и дорожкой, выложенной мраморными плитками, бегущей к его колоннадному входу.

Усиленные чувства Испивающих Душу засекли множество вассалов из семей, служащих Дому Дженассис, в беспорядке бегущих из живописных поселений на противоположный конец имения. Они будут лишь небольшой помехой, если у кого-то окажется достаточно храбрости напасть, но Сарпедон волновался не о них.

- Готовы к захвату здания, - доложил сержант Крайдел. Его отделение укрылось за колоннами напротив подозрительного строения. Технодесантник Солун стоял позади сержанта.

- Нет времени, - ответил Сарпедон. – Мы ворвемся внутрь вместе.

Сарпедон, отделение Грэва и захваченный патриарх быстро двинулись через деревья и вверх, к подножию храмоподобного здания.

- Отделение Хастиса, - передал по воксу Сарпедон отряду рядом с дворцом, - направляйтесь сюда и обеспечьте безопасность периметра.

Руна подтверждение мигнула на сетчатке Сарпедона. Хастис был хорошим, умелым солдатом, а Сарпедон опасался, что штурмующим отделениям вскоре понадобится поддержка.

Жестом Сарпедон отправил все три подразделения в здание. Внутри было темно и прохладно, а после разрушения купола в воздухе появился новый холодок. Стены были сложены из гигантских блоков многоцветного мрамора, обрамленных позолоченными и сияющими лаком панелями. Стяги, представляющие ветви Дома Дженассис, свисали с потолка, который становился все выше по мере того, как пол уходил вниз. Большая часть помещения располагалась ниже уровня окружающей поверхности.

Сарпедон на своих измененных конечностях приблизился к сержанту Крайделу. Крайдел был сержантом тактического отделения, которое отличилось во время появления Принца-Демона Абраксиса на «Сломанном Хребте», и сержант имел репутацию абсолютно бескомпромиссного и непоколебимого воина. Со своей позиции Сарпедон разглядел монументальное мраморное сооружение, переходящее в центральную галерею под потемневшим небом, и окруженное элегантными колоннами из жадеита. Открытое пространство было несколько сотен метров в диметре, а в центре возвышалась округлая плита из белого камня.

- Солун? – обратился к технодесантнику Сарпедон.

- Ауспекс показывает множественную активность, - сказал технодесантник. Под нами куча электроники. У этого места, похоже, собственный источник питания.

Сарпедон повел Испивающих Душу к камню, оставив достаточно десантников в качестве арьергарда. Грэв вытолкнул Франтиса Дженассиса вперед, к Солуну.

- Открой его, - потребовал технодесантник.

- Что вам здесь нужно? Кто вы такие? – выдохнул патриарх.

- Позвольте сделать это старым добрым способом? – поинтересовался Грэв, отстегивая связку противотанковых кумулятивных гранат от пояса.

- Разрешаю, - согласился Сарпедон. Навигатора оттащили в сторону, пока Грэв пристраивал гранаты в стыки между блоками округлой структуры, а затем отступил.

Гранаты разорвались со звуком, похожим на автоматную очередь, подняв в воздух туман из мраморных осколков. Франтис зарыдал, когда каменная скорлупа Галактарикм, имперского чуда, разлетелась.

Галактариум был исключительно сложным конструкцией странного тускло-серого металла и искрящегося психопластика, гнезд концентрической окружности и крутящихся шаров на изящных ребрах каркаса. Он медленно раскрывался, подобно паучьим лапам, кольца вращались, секции кружились, словно огромная армиллярная сфера, которая распускалась, заполняя практически весь двор. Под собирающимися облаками кольца и соединения завращались все быстрее и быстрее, пока точки света не начали мерцать в воздухе, как по волшебству. Странные тени заиграли вокруг собравшихся Космодесантников, когда звезды и созвездия расцвели над ними.

- Хастис, обеспечьте безопасность здания, - приказал Сарпедон. – Солун, за работу.

Технодесантник пробежал под крутящимся механизмом к центру Галактариума. Карта уже появлялась в воздухе – звездная карта, наиболее крупная и всеобъемлющая из когда-либо созданных. Империум был слишком велик, чтобы быть полностью картографированным, и никто до сих пор не смог даже каталогизировать его необитаемые миры. Но попытки предпринимались, и Галактариум был ближе всего к успеху из всего, созданного человечеством. Лишь несколько областей не были представлены на необъятной звездной карте, которая сферически проецировалась вокруг Галактариума.

Галактариум был гордостью Дома Дженассис, о нем с почтением говорили как среди их товарищей-Навигаторов, так и Исследовательских команд Адептус Механикус. Это была опасная цель, поскольку её захват оставлял Испивающих Душу видимыми и уязвимыми, но это была единственная надежда Ордена.

- Командор? – пришел вокс-сигнал. Это был сержант Хастис, приближающийся вместе с отделением десантников со стороны дворца. – Есть визуальный контакт. Арбитрес, продвигаются от входа в купол. Я насчитал семь машин, идущих к дворцу и пять – на ваши позиции.

- Вас понял. Не вступайте в бой, возвращайтесь и помогите удерживать периметр.

- Есть. Хастис, конец связи.

Сарпедон не хотел здесь никого убивать. Не было нужды. Но если придется, он убьет, и библиарий знал, что то же думают и его боевые братья.

Солун вытащил нитевидные кабели из интерфейсов на доспехах и вставил их в основание Галактариума. Изображение гигантской карты мигнуло, и новая картинка стала формироваться поверх нее, словно призрак. Группа приземистых строений в замерзшей тундре, окутанные оружейным дымом и окольцованая окопами и баррикадами. Изображение судорожно дернулось, когда камера придвинулась ближе, разрывы сверкали, бронированные фигуры ксеносов стреляли в ответ и падали, когда их настигали бесшумные снаряды. Десантники в пурпурной броне шли по полю боя. Испивающие Душу из прошедших дней, еще до разрыва с Империумом. Десантник с записывающим устройством взглянул в ночное небо…

… Ночное небо над головой было чистым и холодным, и по нему прочертила свой след ракета, выпущенная отделением Вейяла…

Солун остановил запись. Ночное небо планеты было перемещено на карту Галактариума, образовалась смазанная масса планет. Звезды Галактариума внезапно закружились и глаза Солуна стали пустыми, когда банки памяти на его доспехах стали заполняться информацией и в его разум полились звездные карты.

Солуну придется поторопиться. Сарпедон даже не знал, сумеет ли тот выполнить эту работу. Технодесантник Лигрис, один из самых достойных доверия товарищей библиария, признался в своей неспособности решить такую задачу. Вместо себя он посоветовал использовать Солуна, зная, что молодой технодесантник является специалистом по информации и её обработке. Если разум Солуна не сможет справиться с бушующей в нем бурей знаний, он превратиться в безумного ребенка в теле десантника.

- Нахожусь под огнем, - пришло донесение от Хастиса. На фоне его слов слышалась пальба из автоматического стрелкового оружия.

- Отделение Крайдела прикроет вас из храма, - ответил Сарпедон.

- Вижу противника, - откликнулся Крайдел из-за колонн перед зданием. – Более сотни, служащие Арбитрес с пятью БТР для подавления мятежей и легкой техникой.

Сарпедон подхватил завывающего Франтиса Дженассиса и поволок его за собой, несясь навстречу звукам болтерного огня, семь хитиновых и один пластиловый бионический коготь заклацали по мрамору. Он уже видел их сквозь колонны, темная линия Адептус Арбитрес рассыпавшаяся среди деревьев на фоне гребня впадины. Офицеры Адептус Арбитрес поддерживали законы Империума, и были вооружены опасным противопехотным оружием и защищены нательной броней. Арбитры были хорошо тренированны и идеологически мотивированы. Их нельзя было просто сломать, их можно было только полностью разгромить.

Огонь сверкнул в сторону отделения Хастиса, тактический отряд из десяти десантников бежал к храму вдоль ограниченной деревьями дороги. Сержант Крайдел выкрикнул приказ, и болтеры ег отделения дружно рявкнули, посылая залп за залпом, сбивая листья с деревьев и прижимая Арбитрес к складкам местности.

Отделение Хастиса достигло храма и присоединили свои болтеры к заградительному огню Крайдела. БТР арбитров, созданный на базе «Носорога», перевалил через гребень и открыл стрельбу из спаренных тяжелых стабберов. Пули выбивали фрагменты из мраморных колонн и со звоном отскакивали от доспехов десантников.

Сарпедон заметил, как командный БТР появился из-за деревьев, на крыше вращалась большая тарелка антенны, и висело два развевающихся флага – один самих арбитров, второй Дома Дженассис. Верхний люк открылся и из него показался судья, шлем увенчанный орлом выделяется на фоне сереющего неба.

- Прекратить огонь! – крикнул Сарпедон. Оружейная пальба стихла.

Вокс-транслятор был извлечен из БТР и водружен на крышу машины. Судья взял микрофон.

- Захватчики! – прогудел голос из вокс-транслятора. – Сдайте оружие, освободите пленных, и сдавайтесь имперскому правосудию!

Сарпедон оглянулся на храм. Карта Галактариума пульсировала, приближая то одну звездную систему, то другую, а затем переходя к следующей. Солун подергивался, пока информация потоком бурлила сквозь него. Боевые братья должны добыть ему еще немного времени.

Сарпедон вышагнул из укрытия между колонн. Он знал, как выглядит – Арбитрес увидят мутанта. И будут правы. Он носил инкрустированную золотом броню библиария Космического Десанта и сжимал в руке психопосох из чувствующего дерева, с ручной работы болтганом и имперским орлом, по-прежнему отчеканенным на нагруднике – но Сарпедон, тем не менее, был мутантом. Он надеялся, что Арбитрес не откроют стрельбу из одного лишь принципа.

Библиарий придвинулся к отделениям Хастиса и Крайдела, чтобы быть под их прикрытием, когда вышел на открытое пространство, по-прежнему сжимая Франтиса в руке. Сарпедон насчитал порядка тридцати арбитров, укрывшихся среди деревьев, и еще больше, без сомнения, ожидало на противоположном склоне. Еще один БТР с громыханием показался на глаза, на этот раз с осадным орудием, которое могло выстрелить зарядом достаточным, чтобы даже Сарпедон превратился в тлеющую воронку.

- Мы будем сражаться с вами, если вы нас заставите, - заявил Сарпедон, его голос разнесся в абсолютной давящей тишине. – Каждый из вас умрет. Или вы можете развернуться и уйти. У вас нет никакого дела к нам, мы более не подчиняемся имперским законам.

- Освободите вашего заключенного и приходите без оружия, - возмутился по вокс-транслятору судья.

- Грэв? - прошептал Сарпедон тихо. – У нас есть совпадение?

- Солун уже близок к успеху, - заверил штурмовой сержант. – Имеется наводка на три звезды.

Сарпедон бросил взгляд через плечо. Он мог видеть лишь вращающийся кольцо звезд, наполнявших палату Галактриума. Повернувшись к собравшимся Арбитрам, библиарий вытолкнул Франтиса Дженассиса из-за себя, и поставил его на землю между передней парой лап. Сарпедон извлек болтган из кобуры и прижал край дула к затылку Навигатора.

- Этот человек стоит больше, чем все ваши жизни, вместе взятые, - произнес Сарпедон. - Если мы уйдем, он останется жив. Если вы преградите нам дорогу, то нет.

Судья не ответил. Он нырнул в БТР, а затем люк вновь распахнулся. На этот раз это был не судья в шлеме, появлявшийся до того, а астропат, один из могущественных телепатов, которые обеспечивали передачу сообщений быстрее скорости света по всему Империуму. Улучшенное зрение Сарпедона выхватило слепые, утопленные глазницы человека и сморщенную, рано постаревшую кожу на его лице.

Голос астропата взвился, когда он заговорил в вокс-транслятор. По неестественности его тона было ясно, что голос, которым он говорит – не его собственный.

- Командор Сарпедон, - протянул голос. – У вас не получиться так просто всё закончить. Эти люди находятся под моей юрисдикцией, и убьют вас по моей команде. Вы и ваши боевые братья арестованы по приказу инквизитора Фаддея из Ордо Еретикус.

Четвертая глава


Тетуракт был для них всем, самим смыслом их существования. Начало и конец дороги, альфа и омега. Если у них и сохранились какие-то воспоминания о прежних жизнях до того момента, как их забрала чума, то это были лишь размытые блеклые картинки, сейчас же они были наполнены светом Тетуракта, спасителя, пути.

Он пришел за ними на сотнях миров, и спас от опустошительной болезни. Он научил их не сражаться с ней, но принять чуму, сделать её частью самих себя и вобрать её силу. Источник их смерти, по словам Тетуракта, стал и фундаментом для нового существования. Миры-кузницы, планеты-ульи, дикие поселения – всюду появлялся он и спасал их всех.

И теперь они последуют за ним хоть до края вселенной. Благодаря Тетуракту, они более не умирали, но были настолько переполнены здоровьем, их жизненные силы бурлили так, что даже изливались из всех пор, и сочились из трещин на коже.

Тетуракт впервые явил себя людям на Стратиксе, мире-верфи, принадлежащем Имперскому Флоту. Теперь все свободные от дел подданные его империи осуществляли хадж к месту могущества своего повелителя. Это был мир гигантских космических доков, удерживаемых в воздухе массивными сваями из камня и металла, прорезанный поселениями-ульями, и последователи культа толпами валили из удерживаемых Тетурактом космопортов по направлению к тронной площади своего кумира. Миллионы прошли мимо его трона кипящей вредоносной чумной толпой, преданно глядя побитыми катарактой глазами на верхушку столба из черного камня, вознесшегося над людскими массами. Тетуракт взирал на них сверху вниз из паланкина, удерживаемого на весу четырьмя покрытыми мышцами носильщиками, их могучие мускулы перекатывались под кожей, тела полностью подчинялись воле Тетуракта. Зверомутанты-носильщики резко контрастировали с болезненным, ссохшимся телом своего хозяина, но ощущение силы шло именно от него. Тонкое, древнее лицо излучало мудрость, а длинные, хрупкие пальцы опускались вниз милосердно и доброжелательно, когда он одаривал людей своим благословением.

Тетуракт правил империей в дюжину секторов, и власть его была абсолютной. Слуги Спасителя несли его приказы целым мирам верующих, которые повиновались, не задавая вопросов, все как один. Империум, который предал и бросил их, пытался вернуть утраченные планеты, но Тетуракт, в своей божественной проницательности, призывал последователей заманивать имперские силы в беспросветные болота истощающе-длительных кровопролитных боев на всей поверхности планеты, и не щадить жизней во славу своего господина. Флоты боевых кораблей, причаливших к Стратиксу, были превращены в группы молниеносных налетчиков и брандеров, уничтожающих передовые ударные части Имперского Флота. Имперские оружейные были подчищены и использованы, чтобы создать из орд благодарных зараженных преданные армии, поднимающиеся, чтобы начать резню наступающей на их города Имперской Гвардии. Своими смертями они сохраняли нерушимой империю Тетуракта. И не было для них участи желанней.

Империя охватывала саму систему Стратикс, и миры-кузницы Салшан Антериор и Телкрид IX. Она включала в себя богатые минералами астероидные поля, окружавшие голубого карлика Серпентис Минор. От флотских причалов до аграрных миров, которые производили достаточно пищи для тех из его подданных, которые еще нуждались в еде, Тетуракт контролировал такое количество ресурсов и людской силы, чтобы втянуть Империум в войну, которая могла длиться столетиями. Казалось, империи Тетуракта не суждено пасть еще очень и очень долгие годы.

Империя Тетуракта мерцала на большом Галактариуме, её зараженные звездные системы кружились вокруг наложенного изображения от пикт-записи. Постепенно отдельные звезды вставали на места в картинке, пока звездная карта и ночное небо, зафиксированное пиктером над станцией Механикус, не стали идентичными.

Сержант Грэв подбежал к технодесантнику Солуну, слабыми движениями пытающемуся дотянуться до проводов, вставленных в затылок. Грэв выдернул разъемы, и глаза Солуна вновь сфокусировались.

- Ты её обнаружил, брат? – заговорил сержант.

- Стратикс Луминае, - подтвердил Солун. – В системе Стратикс. Планета по-прежнему необитаема, её никогда не колонизировали.

- Арбитры окружили нас. Сможешь сражаться?

- Всегда.

- Хорошо. Тогда следуй за мной.

Сержант Грэв и технодесантник Солун все еще шли из палаты Галактариума к фасаду храма, когда началась стрельба.

Сарпедон знал, что Инквизиция все равно в конечном итоге их обнаружит – Испивающие Душу были Экскоммуникатус, а сам Сарпедон прикончил посланника Инквизиции, доставившего Ордену приговор. Ах, если бы Ордо Ксенос не ухватилось за их след еще немногим дольше, но вместо этого они застали Орден в самой уязвимой ситуации.

Но Еретикус были неумолимы и умны. Инквизитор Цур, которого Орден переиграл во время спасения из Поля Цербера, был не более чем силовиком, головорез, использующий свои полномочия, чтобы притеснять и принуждать. Однако Фаддей должен быть более хитрым и терпеливым человеком. Это враг, в котором Сарпедон не нуждался, не сейчас, когда весь Орден должен действовать быстро и скрытно. Но библиарий так же всегда понимал, что ему снова предстоит столкнуться с Инквизицией лицом к лицу.

Первый выстрел сделал снайпер Арбитрес, хладнокровный убийца и хороший боец. Его оснащенный прицелом автоган вогнал пулю в правый глаз Франтиса Дженассиса, разнесся вдребезги затылок старика, и тот мертвым грузом повис на руке Сарпедона. Приказ, похоже, пришел от самого инквизитора Фаддея – заложник был единственным преимуществом Сарпедона, и это преимущество следовало ликвидировать. Полномочия Ордо Еретикус превысили даже обязательства арбитров по отношению к Дому Навигаторов, с которым и была связана префектура Арбитрес.

Теперь у других арбитров не было причин не стрелять по стоящему перед ними мутанту. Станковое орудие БТР затявкало градом снарядов, и Сарпедону пришлось стремительно отскочить в сторону, как раз вовремя, чтобы избежать попадания артиллерийского заряда, прорывшего выбоину в земле и едва не оторвавшего ему когти. Арбитры в основном были вооружены разработанными для разгона манифестантов дробовиками, предназначенными для боев на малых дистанциях, но те из них, у кого было дальнобойное оружие, использовали его по назначению – снайперский огонь и шрапнель от осколков гранат стучали по броне и калечили кожу на лапах, едва он бросил дергающееся тело Франтиса Дженассиса и метнулся под защиту храма.

Тело патриарха шлепнулось на землю. Его тряпичная повязка слетела, и темный блестящий варп-глаз, теперь слепой и безвредный, безучастно уставился в небеса.

- Проредите их строй и отступайте, - на ходу приказал Сарпедон Крайделу и Хастису, направляясь в Галактариум.

Выстрелы из фронтальной части храма основательно пропололи склон, по мере приближения Арбитрес. Их дробовики были бесполезны на открытой местности, но, оказавшись в храме, они станут идеальным орудием для уничтожения укрытий, поэтому арбитры шли под плотный огнем, ведущимся двумя отделениями Испивающих Душу. Сарпедон своими действиями дал десантникам время, чтобы выбрать цели, но вскоре орудийное попадание разнесло одного из воинов отряда Крайдела на куски, а залпы стрелкового оружия снайперов и огонь БТР не давали поднять голову, сделав невозможным прицельную стрельбу. Едва картечь первого дробовика вышибла фонтан осколков из мраморной колонны, Хастис и Крайдел выкрикнули десантникам приказ отступать в основную часть храма, и последовали за Сарпедоном во двор.

Галактариум остановился, его сфера теперь демонстрировала лишь ночное небо Стратикс Луминае. Странно было наконец дать этому месту имя. Но если Испивающим Душу не удастся вынести информацию с Кителлион Прайм, оно не будет значить ничего.

Отделение Грэва разместилось вместе с Солуном на краю двора. Солун уже пришел в себя и был способен драться, что стало хорошей новостью. Если у судьи Арбитрес есть хоть какое-то военное чутье, он пошлет бойцов с гранатометами на крышу храма, чтобы засыпать Испивающих Душу осколочными и кумулятивными гранатами, пока они будут сражаться с арбитрами, наступающими спереди. Поэтому в таком месте Сарпедон нуждался в болтерах всех боевых братьев.

- Будем обороняться здесь и постараемся прорваться. Хастис и Крайдел - на переднюю линию, Грэв, ты – наш резерв.

Сарпедон ткнул в механизмы Галактариума. – Уничтожить это.

Грэв прорычал приказ, и дсантник подскочил к Галактариуму, отсоединяя большую металлическую канистру – противотанковую мелта-бомбу – от ранца. Отделения Крайдела и Хастиса, преследуемые зарядами дробовиков, начали появляться у входа во дворик, Хастис распределял космодесантников по позициям, и они открыли ответный огонь по атакующим из-за колонн арбитрам. Сарпедон присоединился к воинам, воткнув болт в живот одного нападающего и очередью заставив остальных пригнуться.

От храмового фасада донесся грохот серии мощных взрывов, внутрь влетели облака земли и мраморной крошки. Отступающее подразделение Крайдела окатило волной осколков, фиолетовые доспехи припорошила белая взвесь.

- Подрывные заряды, - пришел по воксу доклад Хастиса. – Они обрушили переднюю часть храма.

- Больше укрытий для штурмующих, – догадался Сарпедон. – У нас не будет свободных огневых секторов. Придется драться в тесном контакте. Грэв?

- Командор?

- Контратака по моему приказу.

- Так точно.

Пока оседала пыль, наступила пауза. В тишине Сарпедон расслышал скрежет, когда взрыв мелта-бомбы прожег машинерию Галактариума и гигантская металлическая конструкция просела. Изображение исказилось и замигало, и, внезапно, звездное поле исчезло, замещенное мраморной архитектурой храма. Сарпедон быстро просканировал края крыш вокруг открытого пространства двора – Арбитрес пока не добрались сюда, но вскоре они могут появиться, чтобы прижать Испивающих Душу, пока остальные бойцы атакуют их из-за обломков.

Вновь вспыхнула перестрелка между отделением Крайдела и Арбитрами, использующими упавшие куски мрамора для сближения с десантниками. Сарпедон видел, как сержант Крайдел бросился в бой с сияющим энергетическим мечом наголо. Отряд Хастиса оказывал им огневую поддержку, разряжая болтеры в арбитров, высовывающихся из-за укрытий, чтобы пальнуть из дробовика.

Сарпедон убрал болтер в кобуру, пока неприцельные выстрелы Арбитрес уродовали пол, на котором он стоял. Библиарий сжал силовой посох из чувствующего дерева обеими руками, и ощутил псионический огонь, спиралью поднимающийся вокруг него, создавая энергетическую цепь, которая шла от центра его разума до корчащейся в кулаке древесины. Он по-прежнему немного нервничал от ощущения мощи, скрытой внутри – Сарпедон всегда был силен, но, со времени ужасных событий на безымянном мире и «Сломанном Хребте», его псионическая сила бурлила более, чем когда-либо, вихрем кружа в его подсознании и требуя высвобождения.

Высвобождении, такого как это. Такого, как Ад.

Библиарий сфокусировал псионическую энергию и выбросил её наружу, выковывая сознанием образы, созданные, чтобы вызывать абсолютный, панический ужас. Пронзительно визжащие, похожие на летучих мышей создания сверзлись с неба, чтобы пронестись сквозь ряды Арбитрес в шлейфе багрового огня. Сарпедон усилил давление и извлек еще больше тварей из своего разума, пока целая их стая не закружила над храмом Галактариума.

- Демоны! – завизжал кто-то. Инквизиция, видимо, подозревала в Испивающих Душу дьяволопоклонников Хаоса, и предупредила Арбитрес о возможной демонической угрозе. Если они боятся демонов, что ж, именно их Сарпедон им и даст.

Ад, псионическая сила, ставшая причиной, по которой Сарпедону позволили занять место в Библиариуме Ордена, вгрызлась в Арбитрес. Это была буря кошмаров, вытягивающая изображения фобий из сознания целей, и вызывающая материализацию этих страхов рядом с ними. Сарпедон был телепатом, способным передавать, но не воспринимать, и его сила была отточена оселком Библиариума и его собственной волей в ментальное оружие, которым мало кто из библиариев когда-либо обладал. Физически Ад был безвреден, но опустошителен психологически. На обломках храма эффект усиливался, поскольку на арбитров вне поля зрения товарищей накинулись летающие монстры, завывающие и нарезающие круги по воздуху над ними. Арбитры начали беспорядочно разряжать дробовики вверх. Многие запаниковали – Арбитрес были идеологически подготовлены на таком уровне, которого не смогли бы достичь лучшие части Имперской Гвардии, но мало кому из них приходилось сталкиваться с демонами. Или, в данном случае, с псайкером столь могущественным и тренированным, как Сарпедон.

- Грэв! – крикнул Сарпедон. – В атаку!

Подразделение Грэва просочилось через позиции отделения Хастиса и Крайдела, и Сарпедон двинулся вместе с ними. Библиарий проследил, чтобы в процессе в тренировочных битв на «Сломанном Хребте» все Испивающие Душу стали способны сопротивляться Аду, чтобы не быть раздавленными, как враг. Грэв ворвался в толпу арбитров, энергетический топор сверкал в мутировавшей руке. Его штурмовые десантники послали в Арбитрес тучу снарядов из болт-пистолетов, а затем пришел черед цепных клинков, как масло разрубающих бронежилеты.

Долю секунды спустя посреди бойни оказался и Сарпедон, измененные лапы перенесли его через куски упавшего мрамора, и он обрушился на укрывшихся за ними арбитров. Библиарий сфокусировал энергию в силовом посохе, и размашистым ударом опустил его на группу Арбитрес. Он рассмотрел собственное отражение в черных стеклянных визорах шлемов, когда посох рассек двоих бойцов одним движением. Последний арбитр все еще стоял – Сарпедон пронзил его передней бионической лапой, пробив грудную клетку, и отшвырнув тело назад.

Сержант Грэв обогнул мраморную плиту и распотрошил солдата, пытавшегося захватить Сарпедона в прицел дробовика. Повсюду кругом разрывались заряды болтеров, прорезая в воздухе оранжевые огненные следы.

Грохот боя жаром гудел в ушах Сарпедона – он слышал, как кричат бойцы Арбитрес, стараясь найти друг друга, отдаются приказы, или просто раздаются вопли при виде чудовищ, с визгом набрасывающихся с неба.

Отряд Грэва с чудовищной жестокостью прошелся по рядам Арбитрес. Арбитрам на крышах пришлось стрелять не в потрепанных и скованных сражением десантников, а в отделение Хастиса, которое тут же ответило им огнем болтеров, отправив искалеченные тела вооруженных гранатометами арбитров в короткий полет до земли внутреннего двора. К тому времени, как подразделение Грэва достигло фасада храма, более сотни Арбитрес были мертвы, ранены или полностью рассеяны.

Испивающие Душу преследовали убегающих арбитров в храме и на открытом пространстве, зная, что у служителей порядка все еще достаточно бойцов для того, чтобы перегруппироваться и вновь атаковать, если предоставить им такую возможность. Отделение Грэва кумулятивными гранатами быстро вывело из строя БТР, пока отряд Крайдела вырезал арбитров, разбежавшихся по садам.

- Не трогайте экипажи, - распорядился Сарпедон. – Мне не нужно больше трупов, чем того требует необходимость.

Он заметил командный БТР на склоне рядом с кромкой, и быстро пересек иссеченную пулями землю. Библиарий убрал силовой посох в чехол, и одним движением выдрал боковой люк из борта БТР.

Внутри сидел астропат. Старик не выказывал признаков страха.

- У меня для тебя есть еще одно не отправленное сообщение, - обратился к астропату Сарпедон.- Передай инквизитору Фаддею, что мы не те, кем он нас считает. Я знаю, что он не может просто позволить нам свободно уйти, но, в действительности, мы с ним на одной стороне. Если придется, я убью его для того, чтобы продолжить свою работу. Он поймет, что движет нами, поскольку то же движет и им.

Астропат молча кивнул. Сарпедон оставил его в БТР, и скомандовал в вокс, обращаясь к отделениям в храме.

- Истребители не смогут вытащить нас из купола. Нам нужно выбраться на поверхность для того, чтобы нас подобрали. Следуйте за мной.

Руны на сетчатке Сарпедона, обозначающие датчики жизни его штурмового отряда из трех отделений, подтверждающе мигнули. Подразделение Крайдела потеряло двух десантников, и отделение Грэва одного в гуще битвы с Арбитрес. Еще трое, которых некем заменить в обозримом будущем. Сарпедон знал, что еще множество будет потеряно, прежде чем они смогут начать Жатву и Испивающие Душу вновь восстанут. Но теперь они по крайней мере знали, откуда начать. Стратикс Луминае. С этой информацией Орден был на шаг ближе к выживанию.

Карта империи была аранжировкой из отборных драгоценных камней, вырванных из ожерелий и серег знати Стратикса в качестве дани для двора Тетуракта. Драгоценности были выложены на полу юго-западного причала номер три, выбранного центром правления Тетуракта. Юго-западный док три на несколько уровней уходил вглубь одной из пирамид улья, он казался полностью задрапированным в гобелены испарений, тянущихся из инфицированных ран, и наросты из запекшейся крови и гноя, подношения от легионов благодарных одержимых чумой. Темные углы пещерного помещения под причальными скобами и контрольными башнями были до отказа набиты толпящимися в беспорядке фигурами существ, которые совершали паломничество в самое место присутствия своего повелителя, но до сих пор находились в таком благоговейном восторге, что не решались даже приблизиться. Пол загромождали тела тех, кто умер от трепета, и чистая ядовитая жидкость покрывала стены и чудесной капелью падала с потолков.

Тетуракт склонился вперед, сидя в личном паланкине. Четверка зверомутантов, настолько мускулистых, что даже черты их лиц стали неразборчивыми от мышечных складок, поддали платформу вперед, чтобы Тетуракт смог получше разглядеть карту. В центре Стратикс, подобно звезде посередине системы, одиночный кроваво-красный рубин размером с кулак. Миры-кузницы были сапфирами, голубыми как мертвые губы. Планеты на линии фронта, где полки Имперской Гвардии втянуты в смертоносные котлы, заполненные последователи Тетуракта, это жгучие желто-оранжевые опалы. Верные Спасителю миры были бриллиантами, чистыми и твердыми в преданности вождю. На карте присутствовали сотни самоцветов, каждый из которых - важные планеты под властью Тетуракта, каждый наполнен душами, обязанными ему самой жизнью.

Тетуракт был мертв вот уже несколько лет. Его сердце было лишь узлом ссохшейся плоти где-то в запыленной грудной клетке. Лишь разум был в действительности жив, рвясь наружу из-под туго натянутой кожи черепа, и из-под изуродованного лица с ужасными высушенными глазницами. Тело, тонкое и сморщенное, с желтушечного цвета кожей, оживлялось одной лишь волей – мышцы давным-давно стали не нужны и атрофировались. Тетуракт был, в прямом смысле слова, созданием чистой силы духа. Он напрямую повелевал теми, кто его окружал. Взять хотя бы простые медлительные умы зверомутантов-носильщиков – он не прилагал никаких усилия, командуя ими. Других Тетуракт контролировал путем манипулирования обстоятельствами, пока у них не оставалось иного выхода, кроме как исполнять все его прихоти.

Болезни – а их было множество, чтобы не дать никому живому испортить его планы – были лишь частью всего этого. Они были катализатором. Настоящим оружием Тетуракта являлась его воля. И эта сила воли выиграла для него могущественную империю, такую, что даже Черным Крестовым Походам редко удавалось достичь большего.

Многие миры на карте обозначались изумрудами, зелеными от потенциала. Планеты, которые лишь начали травматический процесс преклонения перед волей Тетуракта. На части из них о чуме пока лишь стало известно, благодаря агентам Тетуракта, готовым распространить просвещение болезни и на губернаторов, и на отбросы ульев. Другие почти созрели, и Тетуракт вскоре покинет центр власти на Стратиксе, чтобы подарить жизнь инфицированным с помощью колдовства, которое он мог сотворить над заражением.

Один из изумрудов привлек его внимание. Он находился рядом с зоной боевых действий, и предоставил бы большое стратегическое преимущество в укреплении отрезка пространства, который мог легко превратиться в линию фронта по его желанию.

- Полковник, - произнес Тетуракт во тьму, его голосом служил глубокий псионический гул, поскольку он не мог разговаривать собственными давно сгнившими голосовыми связками.

Человеческая фигура с шарканьем вышла к Тетуракту, и склонилась перед паланкином. Она была обмотана окровавленными бинтами, а под ними виднелись лоскутья темно-красной униформы, с искорками серебряной окантовки и грудью, увешанной военными медалями. Полковник Карендин даже до того момента, как чума забрала его, был не многим более, чем мясником – Тетуракт оставил его разум по большей части без изменений, и старый солдат отвечал у него за наблюдение военной ситуации в империи.

- Как обстоят дела с этим миром? – Тетуракт показал паучьим пальцем на стратегический изумруд.

- Эвменикс? – переспросил Карендин голосом, сильно шипящим от слюны. – Он практически готов пасть. Говорят, что губернатор мертв. Арбитрес рассеяны. Ни один корабль не покидал планеты уже много недель. Миллиарды утонули в крови и желчи.

- Тогда он будем моим следующим пунктом назначения, - продолжил Тетуракт, - мне нужен этот мир и с минимально возможной задержкой.

- Если вы отправитесь сейчас, к вашему прибытию планета уже будет подготовлена. Я распоряжусь экипировать ваш флагман к отлету.

- Сделай это. – Тетуракт скрылся обратно в тень паланкина. – наша империя растет, полковник. Подобно болезни, приумножаются наши миры. Ты видишь, как продвигается наше заражение?

- О да, спаситель, - просипел Карендин. Смутный шепот согласия пришел и от паломников, толпящихся в углу. – Как сама чума, чума на звездах!

- Позаботься, чтобы двор мог погрузиться в течение дня, - распорядился Тетуракт, потеряв интерес к лести полковника.

Эвменикс. Прекрасная планета, чтобы ей завладеть, мир-улей, кишащий зараженными, которые восстанут и будут поклоняться ему, когда он пообещает им освобождение. Действительно, такой чудесный мир, который встретит его как спасителя и умрет за него, как за бога.

Сестре Беренике Эскарион было шестьдесят три года. Она провела пятьдесят три из них, посвященная в дочери Императора, её тело готовили, а сознание очищали прилежанием и смирением, чтобы она могла служить солдатом церкви Императора. Девочку забрали из Схолы Прогениум, где растили сирот имперских поданных, и она предстала перед очами проповедников и духовников Министорума. Они наполнили её разум откровениями Императора, но она не испугалась. Она слышал об ужасах отступничества и неверия, которые открывали ворота греху и разложению, но она не отчаялась.

Адское пламя, которое было в словах исповедников, не довело ребенка до слез. Слова проповедников воодушевили её, а не заставили съежиться. У неё была сила воли, чтобы присоединиться к числу Сестер, а во время её послушничества в ордене Фамулос стало очевидно, что Эскарион обладает физической выносливостью и рвением, чтобы стать в ряды воинствующего ордена.

Ее вера никогда не покидала ее. Никогда, хотя она сражалась по всей галактике, следуя за стягом ордена Эбонитовой Чаши от аббатства на самой Терре до границ имперского пространства. В свои поздние годы она выследила и уничтожила Князя Демонов Парменида Отвратительного, войдя для этого в рискованный союз между Сестрами Битвы и Инквизицией. Эскарион снискала репутацию, как одна из немногих Сестер, способная балансировать на грани запутанных церковных вопросов и безграничных полномочий Инквизиции, не потеряв при этом из поля зрения истинного врага – Хаос, тьму, с которой силой своего духа сражается Император. Поэтому, когда инквизитор Фаддей запросил собранную из Сестер воинствующих орденов ударную группу, он предложил именно Сестре Эскарион возглавить её.

Канонисса Тасмандер хотела, чтобы Сестра Эскарион возглавила орден Эбонитовой Чаши, но та отказалась. Эскарион сражалась всю свою жизнь, и она была слишком стара, чтобы заниматься чем-либо иным. Это был единственный известный ей путь, на котором её вера становилась чем-то большим, нежели только словами – та самая вера, что вначале сделала её Сестрой, затем подвигла её на победу над Парменидом и бесчисленным множеством других врагов человечества. Это была та самая вера, которая подверглась тягостным испытаниям в глубинах Эвменикса.

Эвменикс. Если когда-либо свет Императора и исчезал из какого-либо мира, это было именно здесь. Ей еще не приходилось видеть планету, настолько лишенную надежды, и здесь Сестре пришлось насмотреться на множество отвратительных вещей. Эвменикс был мрачной иллюстрацией к тому, что может произойти с миром в отсутствие веры.

Эскарион наблюдала за тем, как дознаватель Шен, чей массивный бронзовый панцирь здорово потускнел после недельного перехода через грязь и ужасы Улья Квинт, осторожно движется вниз по крутой шахте, которая вела вглубь нижних уровней улья. Воздух был горяч как в аду, поскольку геотермальные теплоотводы были совсем рядом, и людей окружило зловоние. На поверхности Сестра Эскарион и её отделение видели горы разлагающихся трупов, и запах заражения, казалось, пропитал всю планету – сладкий и нездоровый, чистое гниение и распад.

Здесь, внизу, жар делал его еще сильнее. В течение нескольких дней Шен и Сестры шли в глубины улья, и сейчас они были ниже на дюжину уровней, возле, возможно, последнего уцелевшего имперского учреждения в Улье Квинт. Арбитры и дворец губернатора пали, собор был выгоревшим остовом, а офисы Администратума накрылись первыми, когда пришло безумие. Форпост Адептус Механикус в нижних пределах улья был последним самородком сопротивления, и последним местом, где могли быть получены подтверждения рапортам об исчезновении Испивающих Душу. Это было много недель назад. Фаддей отреагировал на новости так быстро, как мог, но доверил реализацию расследования дознавателю Шену, пока сам внимательно изучал «Сломанный Хребет» и обломки Дома Дженассис. И у Шена, и у Сестры Эскарион было мало надежды найти хоть что-нибудь живое на Улье Квинт, по крайней мере, живое в традиционном смысле слова.

Архитектура на такой глубине была странной и искаженной. Тесные, исковерканные реликты поселений, на которых был построен Улей Квинт. Обесцвеченная влага бежала по стенам, профильтрованная через сотни этажей над ними. Порванные силовые кабели покрывали всё влажной паутиной. Чумные крысы размером с бойцовых собак прогрызались через перекрученный металл. Сквозь стоны погибающего города периодически пробивались вопли очередного умертвленного существа, еще одного среди миллиардов в кошмаре Эвменикса.

Коридор резко изгибался вниз, а затем тянулся прямо. Шен извлек из кобуры инферно-пистолет и прошел до угла, сапоги его панцирной брони хрустели по кристаллизовавшемуся мусору, покрывающему пол. Сестра Эскарион следовала за ним, болт-пистолет поднят наизготовку, как и у Серафим, которых она отобрала для этой миссии. Одна из них, Сестра Миксу, была вместе с ней больше десятка лет. Других предоставили собственные ордены, и они, по традиции отрядов Серафим, сражались с помощью парных болт-пистолетов.

Шен возглавил их, и отряд зашел за угол. Коридор выходил в огромную полость с разодранными краями, похожую на дыру, образованную направленным взрывом бомбы прямо через все слои похожих на кроличьи садки нижних уровней. Темная вода собиралась на неровном полу, а из лопнувших трубопроводов над головой вылетали белые капли.

- Геотермальный источник, видимо, перегрелся, - заметил Шен, сканируя окружающее пространство в поисках целей. Его инферно-пистолет был чрезвычайно редким оружием, которое заключало мощь мелтагана в относительно небольшой пистолет, и на малых дистанциях он мог прожечь абсолютно всё. – Без обслуживания половина улья, похоже, готова взлететь на воздух.

Сестра Миксу указала на символ, наполовину - стилизованный металлический череп, наполовину - шестерня с квадратными зубцами, кривобоко скалящийся из массы перекрученного металла. - Знак Механикус. Похоже, мы близко, Сестра.

- Движение! – крикнула одна из Серафим. Сестра Эскарион обернулась, чтобы увидеть, как та открыла огонь в темноту. Шен последовал её примеру, выпустив копье высокотемпературного вещества, которое на мгновенье осветило истерзанные, получеловеческие фигуры, которые толпились во мраке.

Их противники не были простыми бандитами, потому что они ничего не крали. Они как будто налетали на пришельцев просто из желания убить кого-нибудь живого. Это были изувеченные останки подонщиков, которых чума превратила в живых мертвецов, и они подобно псам вцеплялись в пятки Шена и Серафим в течение всего адского путешествия к подножию Улья Квинт.

В краткой вспышке света Эскарион насчитала более пятидесяти тварей. Заряд из инферно-пистолета забрал троих, сожженных дотла, и огонь из болт-пистолетов прошил кровавую стежку через еще нескольких.

- Отступаем! – приказала Эскарион, собирая Сестер вокруг себя, добавив свой болт-пистолет к выстрелам остальных. Отбросы улья окружали их, карабкаясь из-за рванных стен, стеная замогильными трещотками. Она видела их шелушащуюся кожу и слезящиеся белки глаз, их раскрытые челюсти и узловатые, почерневшие пальцы, сжимающие грубые дубины и лезвия.

Если и существовало доказательство того, что Эвменикс проклят Хаосом, то оно было прямо перед ними. Болезнь, которая не только убивала, но и превращала тела своих жертв в безумных хищников, преследующих выживших.

Серафимы медленно пятились назад, всаживая болты в шаркающую толпу мертвецов, которые во все большем количестве наполняли полость. Пистолет Шена перезарядился, и послал еще одну шипящую стрелу огня, которая прорезалась через дюжину ублюдков за раз.

- Мы окружены, - заметил Шен со спокойствием, показавшимся Эскарион достойным восхищения. Он указал на символ Механикус. - Нужно прорываться наружу. Уводите отряд, мы можем наткнуться на форпост, а его будет легче защищать.

Эскарион согласно кивнула, и вытащила из чехла на спине энергетическую секиру. Этой секирой она сражалась в течение десятилетий, неизменно отказываясь от более изящного оружия, поскольку именно грубая жестокость секиры была наиболее подходящим инструментом для того, чтобы нести неуклонное правосудие Императора.

Лезвие оружия загудело, и вокруг него заиграло мерцающее голубое энергетическое поле.

- За мной! – заорал Шен и разрядил инферно-пистолет в группу зачумленных подонков, стоящих под символом Механикус. Он ворвался в толпу уцелевших, разбрасывая их гниющие тела в стороны. Серафимы позади Шена разрывали мертвяков на части парными болт-пистолетами. Сестра Эскарион влетела в подулей за Шеном, прорубаясь через стену из плоти перед собой. Неуклюжие руки тянулись к ней, и она отрубала их секирой, одновременно вбивая закованный в латную перчатку кулак в измененные лица позади себя. Сестра давила упавших ногами, чувствуя, как захрустели под сапогами тела. Огонь из болт-пистолетов свирепствовал среди чумных мертвецов, очищая пространство вокруг нее, пока она и Шен пробивали себе путь через атакующих, и прочь с линии огня Серафим. Они погружались все дальше во тьму, выстрелы Сестер щелкали в ответ на любое движение. С Шеном впереди отряд продолжал движение, зная, что стоит им остановиться, как их медлительные, но гораздо более многочисленные противники смогут зажать их, и рассечь на мелкие группы в узких, изгибающихся туннелях.

Посреди грязи подулья начали попадаться потемневшая с годами медь и поздне-готическая механистическая архитектура. Здесь и там стояли гигантские промышленные шестерни, и символы Бога-Машины были выбиты на каждой балке. Адептус Министорум втайне наблюдали за Адептус Механикус – техножрецы поклонялись Омнисссии, Богу-Машине, которого они считали ипостасью Императора, но у Министорума были свои догадки на этот счет. Исходя из вышесказанного, Сестра Эскарион была благодарна за то, что, по крайней мере, Механикус знают, как строить.

Форпост Механикус был геометрически правильным медным кубом, с покрытой радиаторами поверхностью, достаточно мощным, чтобы пережить обрушение всей конструкции улья. Входы закрывали плотно задвинутые взрывозащитные двери, и Шен осторожно отступил назад, заметив охранные турели и нашпигованные пулями тела чумных мертвецов, которые были достаточно неосторожны, чтобы добрести до зоны поражения.

Отряд обследовал местность вокруг форпоста, обнаружив множество трупов – по большей части инфицированных, но попадались и люди в ржаво-красных комбинезонах слуг Механикус, наряду с парой сервиторов, наскоро переоборудованных для боя. Тела были живописно раскиданы возле самодельных баррикад, сделанных для того, чтобы зажать шаркающие толпы в смертоносные зоны, теперь загроможденные их телами. Форпост, видимо, держался в течение недель, пока Улей Квинт медленно превращался в ад.

Одна из дверей оказалась не заперта. Основание форпоста закоптилось от огня мощного взрыва, который вырвал нижнюю часть створки, разорванный металл окольцовывал раскрытый зев отверстия, словно порванная кожа вокруг открытой раны.

Шен пробрался через мутную воду по колено глубиной, которая наполняла туннели у подножия форпоста. Провал был темен, а стены испещрены пулевыми отверстиями.

- Заряды болтеров, - удивилась Эскарион. Она видела последствия болтерной стрельбы гораздо чаще, чем могла вспомнить. – Хорошо координированная стрельба. Кучная.

Последние доклады с Улья Квинт были о стартовавшем шаттле, украденном монстрами в фиолетовой броне, обрекшими зажиточный Картель Полиос на смерть в улье. Шена и Эскарион послали, чтобы выяснить, есть ли за этим сообщением правда, но форпост был единственным местом на планете, где имперские служащие могли выжить, чтобы подтвердить это. Теперь же оказалось, что не только форпост пал, но и что Испивающие Душу могли приложить к этому руку.

Шен приподнялся и ухватился за край исковерканной взрывозащитной двери. Он забросил свое тело через отверстие и включил фонарь, установленный на воротнике брони.

- Чисто, - бросил он. – Тут была жаркая перестрелка. Ручное оружие и гранаты. Кругом тела.

- За мной, - приказала Эскарион Серафимам и направилась за Шеном в здание форпоста. Её возраст напомнил о себе, пока она к нему забиралась – этот процесс был бы намного легче с прыжковыми ранцами, с которыми обычно воевали Серафимы, но они оставили их, поскольку город-улей вряд ли можно было считать самой благоприятной местностью для их использования.

Шен был прав. Прямые, с металлическими стенами коридоры форпоста стали свидетелями яростной битвы. Следы от лезвий на полу и стенах говорили о резне в рукопашную, изрешеченные стены – о большом количестве выпущенных патронов. Тела служителей валялись там, где они пали, защищая проломленный вход.

Остальные Серафимы забрались в коридор. – Признаки жизни отсутствуют, - доложила Сестра Миксу, которая несла отрядный ауспекс-сканнер. – Но здесь множество помех. Это место крепко сколочено.

- Это не работа подонщиков, - заметил Шен. – И если это были не Испивающие Душу, то это был некто, способный выставить сходный уровень огневой мощи. Нам нужно узнать, что они хотели обнаружить в этом месте.

- Согласна, - отозвалась Эскарион. – Возможно, Механикус над чем-то здесь трудились? Оружие?

- Мы это выясним. Этот форпост построен по образцам стандартных шаблоных конструкций. В центре находится контрольный пульт, а тестовая камера не так уж высоко над нами. Попробуем сначала их, а затем прочешем остальные комнаты.

Форпост объединял в себе массивные индустриальные разработки и какую-то разновидность гнетущей готической архитектуры, с которой Эскарион была знакома по женских монастырям на Терре. Решетчатые колонны разделяли группы шестерней подобно гигантскому часовому механизму, замершему после вторжения в форпост. Турбины под сводчатыми потолками. Святилища Бога-Машины повсюду, покрытые возлияниями из благословенного машинного масла, исписанные молитвами в двоичном коде. Всё, чем занимались Механикус, нуждалось в точных ритуалах, посвященным Богу-Машине – и, судя по изобилию подношений и молитвенных дощечек в пустующей оружейной, это, по всей видимости, включало в себя и сражение.

Тестовая камера содержала сотни геологических образцов на различных стадиях исследования под мощными микроскопами в латунных кожухах, или лежащих в высохших химических ваннах. Здесь не было ничего, что казалось бы достойным атаки на форпост. Помещение управления, возвышающееся над комнатой, также оказалось пустым, его когитаторы были ритуально запечатаны рунами бездействия, чтобы умиротворить Духи Машин на время выключения.

- Нам следует извлечь содержащуюся в них информацию, - решил Шен. - По крайней мере, у нас будут хоть какие-то идеи насчет того, чем они здесь занимались и кто был в это вовлечен. У них даже могут быть пикт-записи от охранных систем, так что мы сможем увидеть, кто же на них напал.

- Я не техножрец, - заявила Эскарион. - Вы знаете, как всем этим пользоваться?

Она ткнула в банки когитаторов с пустыми показаниями на экранах, которые покрывали стены контрольной комнаты.

- Мы заберем лишь устройства памяти, - усмехнулся Шен. – У Фаддея есть люди, способные их вскрыть.

- Движение, - вдруг предупредила Миксу, глядя на экран ауспекса. - Где-то над нами.

- Видимо, еще подонщики, - ответил Шен, доставая пистолет.

Рука пробила потолок комнаты управления, захватила Шена за ворот его брони и резко взметнула вверх, впечатав в металлический потолок. Она была закована в латную перчатку из фиолетового керамита.

- Огонь! – заорала Эскарион и болтерные снаряды врезались в потолок рядом с Шеном, который пытался поднять инферно-пистолет. Но до того, как он смог это сделать, его втащили через потолок целиком, рвя металл, пока его бронированное тело целиком не исчезло из поля зрения.

Сестра Эскарион первой помчалась следом. Дыра в потолке вела в то, что должно было быть главной часовней форпоста, здесь стояли ряды скамей, смотрящие на алтарь, образованный обшивкой гигантского когитатора и вырезанный из чистого углерода. Трубы и клапаны покрывали стены, так что часовня находилась полностью в корпусе когитатора, и когда он функционировал, его показания заливали часовню потоком информации. Сейчас он был выключен, так что открывшаяся ей картина освещалась только вспышками от фонаря, закрепленного на броне Шена.

Это был космодесантник. Его доспехи несли изображение потира Испивающих Душу на одной из плечевых пластин. Оружия не было. Эскарион мельком увидела его лицо. При жизни кожа была темной, но сейчас побледнела и покрылась серыми пятнами болезни. Глаз не было, и темные провалы глазниц смотрели слепо. Нижняя часть черепа была обглодана, и отбеленная челюстная кость и зубы скалились с искаженного лица. Ничто живое не могло выглядеть подобным образом, и ничто живое не могло смотреть с таким слепым безумием и ненавистью. Сестра Эскарион получила возможность лишь мимолетного взгляда в свете мечущегося фонаря на панцире дознавателя, но в увиденном не было никакого сомнения.

Испивающий Душу, захваченный чумой. Пулевые пробоины на его броне указывали, что он был смертельно ранен при битве за форпост, оставлен своими братьями, и пал жертвой ужасной чумы, безумствующей в Улье Квинт. Впервые Сестра Эскарион смотрела на воина Ордена.

Пока она таращилась на него, пытаясь прицелиться, мертвый Испивающий Душу вырвал руку дознавателя Шена из плечевого сустава в багровом ореоле из крови. Руку, сжимающую пистолет, он резко отбросил в одну сторону часовни, а само тело Шена - на другую, бронированное тело дознавателя безжизненно врезалось в стену.

Сестра Миксу возникла рядом с Эскарион, стреляя из обоих пистолетов. Она вогнала в голову предателя два быстрых выстрела, выдолбив дыру во лбу десантника, но Испивающий Душу, казалось, даже не заметил огромную рану. Эскарион не могла похвастаться обширными знаниями в области сражений с живыми мертвецами, но она осмелилась на рискованную догадку, что потребуется более чем смертельная ранение, чтобы завалить Испивающего Душу – ничего, кроме расчленения, его не остановит. А расчленение было тем, в чем Сестра Эскарион преуспела.

Она взметнула энергетическую секиру и атаковала десантника. Он был на голову выше неё, но она была гораздо быстрее. Клинок Эскарион сверкнул, опускаясь, и она глубоко врубилась в латный ворот десантника и его торс, энергетическое поле секиры дробило его сросшуюся грудную клетку и прорезалось через омертвевшие органы.

Десантник вцепился в рукоять секиры, развернулся вокруг своей оси и швырнул Эскарион на обитую латунью алтарную машину. Обшивка в месте столкновения прогнулась и запчасти посыпались вниз, пока Эскарион сползала на пол. Предупреждающие сигналы замерцали на её сетчатке, и короткая вспышка боли исчезла, когда анестетики заполнили тело.

Испивающий Душу возвышался над ней, слепо уставясь вниз своими выкаченными глазами. Огонь болт-пистолетов Серафим, появившихся вокруг него, разорвал спину чудовища, тараня запятнанную броню и выбивая осколки из черепа. Изуродованное лицо ухмыльнулось, когда он потянулся к Эскарион.

Она попыталась откатиться с его дороги, но тело не послушалось – она вывихнула плечо, а, возможно, и бедро. Испивающий Душу приподнял свою жертву за плечевые сочленения нагрудной пластины, и начал взламывать её, словно хищник, старающийся открыть бронированную добычу, чтобы добраться до плоти внутри.

Эскарион ощутила, как начинает поддаваться доспех. Её неповрежденная рука по-прежнему держала секиру, и она чувствовала вибрацию энергетического поля. Когда сигналы на её ретинальном дисплее загорелись красным, она вогнала лезвие в поясницу Испивающего Душу. Сестра использовала каждую оставшуюся каплю своей силы, чтобы прорезаться через керамитовый силовой доспех, но у неё не было хорошего рычага, а организм страдал, стараясь справиться с болью.

Одна из Серафим захватила рукой шею десантника, пытаясь отпилить ему голову боевым ножом. Космодесантник качнулся, вбивая локоть ей в диафрагму и сбрасывая назад. Пока он этим занимался, ему пришлось убрать одну руку от Эскарион,. Она опустила ступню на пол часовни, и оперлась о неё, прорубаясь лезвием через поясницу десантника, начисто прорезав керамит и хребет предателя.

Сестра тяжело упала на пол. Верхняя половина десантника грохнулась рядом с ней. Его ноги постояли еще мгновение, а затем рухнули набок, клацая броней по металлу часовни.

Серафим поднялась с пола и встала над верхней частью Испивающего Душу. Он уставился на неё, голова судорожно дергалась, а конец рассеченного позвоночника бился, как выброшенная на берег рыбина. Эскарион протянула ей секиру, и Серафим, не включая энергетического поля, отсекла голову Испивающего Душу.

Миксу склонилась над Шеном на противоположном конце комнаты.

- Он умирает, Сестра, - обратилась к Эскарион старая подруга. Две Серафимы помогли старшей Сестре доковылять до места, где лежал дознаватель. Кровь толчками вырывалась из разорванного плеча, образовав под ним глубокую лужу. Глаза были широко распахнуты, но не могли ни на чем сфокусироваться, и хотя его челюсть работала, из неё не вырывалось ни звука. Миксу открыла кирасу панцирной брони, и Эскарион своими глазами убедилась в том, что дознаватель безнадежен. Ребра сломались и расщепились, когда ему оторвали руку, а затем смялись, когда тело ударилось о стену. Внутренние органы, видимо, лопнули.

Шен умер у неё на глазах.

- Он был солдатом Императора, - произнесла Эскарион, получив мрачное напоминание о своих ранах. – Мы не можем дать ему подняться вновь.

Серафимы отнесли тело вниз, на турбинный этаж, где поместили кумулятивную гранату с длинным запалом в рот дознавателя и превратили тело в дождь из пепла.

Эскарион не являлась техножрецом и знала догматы Бога-Машины в объеме, достаточном лишь для обслуживания собственной брони. Она приказала Серафимам взломать кожухи когитаторов в контрольном зале и извлечь то, что она посчитала ядрами памяти. Эскарион самостоятельно сорвала табличку со стены комнаты управления, на которой были записаны имена всех адептов, когда-либо работавших в форпосте – сотни имен, выбитых крошечными буквами на листе латуни. Запоздало поразмыслив, она забрала голову мертвого десантника, и запечатала её в коробку для образцов из лаборатории, вместе с болт-пистолетом Испивающего Душу, который по-прежнему находился в украшенной золотистым символом потира кобуре.

Больше ничего ценного здесь не осталось. Она лишь надеялась, что нашла нечто, стоящее жизни Шена. Миксу, насколько смогла, позаботилась о ранах Эскарион и та предоставила ей право возглавить отряд на пути обратно к точке сбора. Шену пришлось потрудиться, чтобы нанять корабль флотской трофейной команды, который должен будет подобрать их в пустошах за Ульем Квинт – Оффицио Медикае наложило запрет на любые путешествия в этой зоне, и лишь горстка корабельных команд хотела рисковать здоровьем и жизнью в загрязненных равнинах планеты. Полномочия Инквизиции с трудом сумели пробиться через запреты как раз вовремя, чтобы забросить Шена и Серафим на Эвменикс в кратчайшие сроки. Если отряда не будет в условленном месте, команда бросит их здесь, и они никогда не спасутся. Им предстояло путешествие в добрую пару дней, прежде чем они достигнут пустынных межульевых дюн, а с ее ранениями это займет даже больше времени, чем опасалась Эскарион.

Сестра Миксу как могла быстро вела их сквозь тьму и опасности Улья Квинт.

Высоко над оскверненными пустошами, корабль из доков Стратикса приблизился к растянутой тонкой линии карантина вокруг Эвменикса. Орбитальные батареи остались безмолвны, так как при его появлении их расчеты внезапно оказались поражены наиболее опасными формами чумы. Корабль Оффицио Медикае скрылся, подобно косяку рыбы, убегающему от акулы, поскольку инстинкты самосохранения его команды мгновенно забили тревогу. Чума и безумие пришли, объединенные волей одного существа.

Спасение проклятых чумой жителей Улья Квинт уже практически стояло у них на пороге.

Пятая глава


Простирающаяся на многие световые годы тень темным ореолом охватила район боевых действий. Империум закрыл карантином истязаемые чумой миры, охваченные восстанием Тетуракта, возведя огненную завесу вокруг закрытых звездных систем. Планеты целиком находились под домашним арестом, их флоты заперты на поверхности, их населению запрещено покидать поселения без разрешения военного командования зоны и Оффицио Медикае. Соборы Императорской Веры возносили молитвы об избавлении, прося Императора в его мудрости принести победу имперскому оружию до того, как чума доберется до их миров. Распространялись мрачные слухи о Тетуракте и о том кошмаре, который будет высвобожден, если ему когда-нибудь удастся прорваться через флотилии Империума, собранные у границ мятежной империи.

Губернаторы заверяли людей, что Флот и Гвардия вскоре покажут себя на полях сражений во всем своем великолепии, и проткнут разлагающееся сердце вредоносного феода Тетуракта. Одновременно правительство в спешке готовило герметично закрытые убежища на тот случай, если чума все-таки дотянется и до них.

Сказать по правде, Империум постоянно прибывал на военном положении – но вокруг империи Тетуракта война была удушливым, зловонным облаком, накрывшим сотни миров и миллиарды людей. Страх плескался в умах миллионов. Поговаривали, что Эвменикс уже отдался чуме, так что кто знает, какой мир будет охвачен болезнями следующим?

Межзвездное сообщение ослабло, а космические пути находились под постоянным плотным наблюдением. Путешествия между системами должны были быть санкционированы имперскими властями, и безо всяких исключений. Но всегда найдутся те, кто захочет стать таким исключением – контрабандисты, доставляющие припасы на карантинные миры, и затем перепродающие их с гигантской наценкой, дезертиры, бегущие с мест боев, и обычные преступники и выродки, которые как крысы бегут из Империума и в мирные годы. Большинство ублюдков уничтожалось или задерживалось, но кое-кому, как обычно, удавалось пробиться.

А вот другие были почти незаметны. Достаточно сложно задержать даже огромные грузовые суда, появляющиеся и исчезающие из варпа в карантинных системах. И практически невозможно выследить их, когда это корабли класса истребителя – крупинка размером с самый маленький имперский корабль, способный на переход через варп. Однако флотилия, выскользнувшая во тьму зоны боевых действий системы Стратикс, не принадлежала к имперским силам.

Это были ксеноистребители, смутно-зловещие органические силуэты заключали в себе мощные вортекс-реакторы, способные вывести их в и из варпа. Без сомнения, это было опасно. Не было никаких сведений, какая именно разновидность чужих разработала корабли, а горстка захваченных Навигаторов, направляющих эскадрилью через варп, будучи необходимыми, не были в то же время наилучшими. Но все это того стоило. Если они сумеют выполнить задачу, которую перед собой поставили, то риск себя оправдает.

Из кабины первого истребителя Сарпедон вгляделся в окружающий их беспросветный мрак, отсвечивающий рассеянными звездочками планет. Он даже не был уверен в том, что это истребитель – когда технодесантник Лигрис продемонстрировал Сарпедону флотилию причудливых корабликов на одной из многочисленных летных палуб «Сломанного Хребта», то на судах не было никакой артиллерии или вооружения, за исключением того, что торчало из их фюзеляжей. Вместо этого, Лигрис оснастил корабли антигравитационными ложементами, так что каждое теперь могло вместить достаточно большую группу десантников. Это был величайший риск, перевозить почти весь Орден на судах, пересекающих варп способом, которого технодесантники даже не могли понять. Но в то же время это был и единственный путь – «Сломанный Хребет» не мог рассчитывать на незаметное проникновение в зону боевых действий.

Холодные, выпуклые грани мостика истребителя имели необычную серебристую с темно-пурпурным глянцем, окраску. Сервы Ордена за пультами управления – остатки немногих уцелевших после разрыва Ордена с Империумом и битвы на «Сломанном Хребте» - контролировали приборы истребителя движениями рук в сосудах, наполненных жидким, похожим на непривычного оттенка ртуть металлом. Основные показания устройств были переведены с бесформенных рун чужих на готик, но большая часть информации, циркулирующей по несимметричным экранам, была нечитаемой. Ощущение чуждости и нечеловеческого происхождения корабля было почти давящим – искривленные коридоры и таинственные вортекс-генераторы непривычного органического дизайна, подобно наполненным семенами стручкам растений или раковин морских существ. Воздух годился для дыхания лишь благодаря системе фильтров и очистителей, которые гнали кислород через клапаны, некогда содержащие газы, токсичные для человеческой расы. Бывшие обитатели корабля были явно выше и стройнее людей, так как потолки были высокими, а всё окружающее пространство – тесным.

- Где мы находимся? – обратился Сарпедон к сервам Ордена.

Серв у навигационного пульта отозвался, не оборачиваясь. – Мы в верхней точке места встречи, лорд Сарпедон.

- Подключите меня к вокс-каналу флотилии.

Другой серв погрузил руку в мерцающую емкость с металлом, и Сарпедон соединился с девятью другими истребителями.

- Всем кораблям, приступить к поиску Дрео. Нам не стоит надолго здесь задерживаться.

Где-то внутри этого звездного скопления располагалось гниющее сердце империи Тетуракта. Где-то гораздо дальше располагалась Терра, настолько же прогнившее сердце Империума. Галактика была необъятной, а по ту ее сторону лежал варп, целое измерение ужаса, кровоточащее в реальный космос всякий раз, когда человечество прыгало между звездами. На пути его отвратительных творений совсем одни стеной стояли Испивающие Душу, немногим меньше, чем семь сотен воинов, которые по-прежнему были, даже после всех изменений и тренировок, в конечном счете, людьми. Для Сарпедона почти облегчением было смотреть на безбрежное поле битвы, зная, что он сделал осознанное решение продолжать сражаться.

- Сигналы, командор, - раздался голос в воксе. Это был технодесантник Лигрис, которому удалось подключить часть странных сенсорных устройств, торчащих из носа его истребителя. – Очень слабый. Похоже, у них кончается топливо.

- Есть визуальное подтверждение?

Прошла пара секунд, а затем в воздухе соткалась тонкая пленка жидкого металла, и на нее выплыло изображение. По космосу тяжело тащился шаттл, один из двигателей искрил, умирая. Корпус был покрыт пятнами ржавчины и испещрен ожогами от лазерного огня. Это было частное судно, предназначенное для коротких прыжков между планетами, а не для того, чтобы мучительно плестись через целые системы. Ему должны были потребоваться месяцы, чтобы забраться так далеко от Эвменикса. Не было никаких гарантий, что простой человек сможет пережить подобные условия.

- Лигрис, направь нас к ним. Я состыкуюсь с челноком.

- Есть. Вы понимаете, что любой из них может быть заражен.

- Если они инфицированы, то пленник уже мертв, а мы будем следующими. Кроме того, я хочу лично принять их доклад.

Лигрис дал указания сервам на истребителе Сарпедона, нацелив их прямо на потрепанный шаттл. Участок фюзеляжа истребителя вздулся наружу и лопнул как язва, шарики жидкого металла потекли друг к другу, пока не сформировали цельнолитный туннель, который присосался к борту челнока как голодная пиявка.

Из металла вылепился острый режущий край, и он начал буравить корпус шаттла.

Декомпрессионный карман образовался в фюзеляже истребителя, когда металлический мостик стал герметичным, а стена превратилась в воздушный шлюз. Сарпедон оказался рядом, как только был закончен процесс трансформации. – отделение Хастиса, отделение Карвика, встречаемся у шлюза. Тебя это тоже касается, Паллас.

Запах застоявшегося пота вырвался из похожего на цветок воздушного шлюза, едва он открылся, и два подразделения десантников присоединились к Сарпедону. Воздух внутри шаттла, должно быть, едва годился для дыхания.

- Какие-нибудь сообщения от них? – поинтересовался в вокс Сарпедон.

- Никаких, - ответил Лигрис из собственного корабля. – И они не принимают наши сигналы. Видимо, их устройства связи накрылись.

Сарпедон посмотрел в сумрак на конце воздушного туннеля. Из тени вышла фигура, и медленно побрела к нему.

Это был сержант Салк. Его лицо – обычно моложавое по сравнению с покрытыми шрамами лицами ветеранов Ордена – сейчас было изнуренным, глаза запали. Доспехи потускнели, и он шел так, словно их тяжесть тянула его вниз.

- Мы потеряли капитана Дрео, - хрипло произнес он.- Каррик и Крин уцелели. Ниций умер уже в челноке. Мы оставили Дрео и остальных на планете.

На глазах у Сарпедона погибли десятки хороших десантников, но его сердце все равно екнуло. Капитан Дрео был, пожалуй, лучшим стрелком Ордена, и прекрасным уравновешенным солдатом. Именно его самообладание выдержало в противостоянии с Князем Демонов Ве’Метом, и его приказы изрешетили болтерным огнем тела пристанищ Ве’Мета. Поэтому Сарпедон и доверил ему задание на Эвмениксе. Теперь его не стало, еще одного незаменимого Испивающего Душу.

- А пленный?

- Выжил.

Салк жестом подозвал к себе еще одного десантника – Сарпедон узнал Крина, обычно вооруженного плазмаганом отделения Салка. Теперь же он тащил тело спящей женщины, такое маленькое в его руках. Когда-то её одеждой служила ряса ржаво-красного цвета, подчеркивающая статус адепта Механикус, но сейчас они были закопчены и испачканы. Низенькая и похожая на мальчика, большая часть квадратного лица скрыта пилотским респиратором, нацепленным на голову.

Аптекарий Паллас принял от Крина вялое тело. Он сверился с медицинскими показаниями на тыльной стороне оснащенной нартециумом латной перчатки, инструментом, позволяющим произвести переливание крови, и, в случае необходимости, свершить милосердие Императора над теми, кто уже безнадежен. Сейчас же прибор предоставил ему обзор состояния женщины.

- Она сильно истощена, - подтвердил он. - Полубессознательное состояние. На корабле Каррайдина достаточно оборудования, чтобы ей помочь.

- Она способна говорить?

- Пока нет.

Сарпедон распознал в ней гораздо более молодую женщину из файлов Стратикс Луминае. На них её можно было заметить присевшей, в страхе спасаясь от болтерного огня, пока Испивающие Душу десятилетие назад штурмовали лаборатории, выбивая оттуда эльдарских пиратов. Теперь она стала намного старше, с морщинами вокруг глаз, а волосы на задней стороне шеи сбрили, чтобы приспособить тело к разъемам, вмонтированным в череп.

Где-то среди отчетов капитана Корвакса о проведенной операции был список персонала станции, и из этих записей Сарпедон выяснил имя женщины – Саркиа Аристея. Тогда она была адептом низшего ранга, лишь на ступеньку выше простого служителя, но в то же время женщина стала единственным членом персонала, местонахождение которой удалось установить Испивающим Душу. Странно было наконец видеть её, когда её доставка стоила жизни столь многим – она казалось такой маленькой и несерьезной вещицей. Сарпедон сражался с демонами и чудовищными пришельцами как воин в течение более семидесяти лет, но она являлась жизненно важной частью его плана, и без неё Орден исчезнет.

Стоила ли жизнь Саркии Аристеи смертей капитана Дрео, Эана, Хортиса, Дриана и гиганта Ниция? Если в сотнях других важных битв будут одержаны победы, то да. Но еще так много предстояло сделать, и самые трудные сражения всегда ожидали впереди.

- Стабилизируй её состояние и доставь к Карендину, - приказал Палласу Сарпедон. – Мне нужно допросить её как можно скорее.

- Возможно, разумней будет, если капеллан Иктинос… - начал Паллас с некоторой неловкостью.

- Разумеется, - согласился Сарпедон, понимая точку зрения аптекария. – Она видела достаточно монстров на Эвмениксе, чтобы смотреть на еще одного здесь.

Сарпедон производил сильное впечатление и до того, как стал мутантом, а его нынешний вид скорей всего заставит Аристею вновь потерять сознание.

- Пусть с ней побеседует Иктинос.

Паллас понес женщину к жилому отсеку, где он сможет тщательно её осмотреть. Из шаттла появился Каррик в обугленных доспехах. Лицо было сильно обожжено, и, как и Салка, изнуренно до такой степени, которая была несвойственна для десантника.

- Как погиб Дрео? – спросил Сарпедон.

- Охранная турель, - пояснил Салк. – Он взорвал нижний проход в форпост и шел первым. Механикус задействовали систему безопасности, поскольку вся планета к тому времени уже катилась в тартарары.

- А остальные?

- Ниций умер по пути сюда. У него были множественные внутренние повреждения, а на шаттле были лишь комплекты первой помощи. Мы их использовали на женщине. Ниций впал в полудрему, и так и не проснулся. Других мы потеряли при штурме или во время прорыва в космопорт.

- Сколько времени вы уже дрейфовали?

- Три месяца. По плану операции, это должно было продлиться еще дольше, но Эвменикс пал быстрее, чем рассчитывали, и нам пришлось уходить. Кроме того, не думаю, что она бы выдержала в челноке хоть немногим дольше. Еда кончилась неделю назад. Воздух так часто прогоняли через систему рециркуляции, что женщина не могла нормально дышать, и нам оставалось надеяться лишь на последний фильтр в респираторе.

- В перехваченных астропатических передачах были доклады о чуме на Эвмениксе. У тебя или твоих десантников проявлялись какие-нибудь симптомы?

Салк отрицательно покачал головой. – Никаких. Условия там были ужасны, но мы не заражены. И это была большее, чем просто чума, командор. Нечто, изменяющее разум. Весь улей свихнулся. Возможно, даже вся планета. Мертвецы шатались по улицам, а живые истребляли друг друга. И тем же самым занимались по мере продвижения и мы. Иначе нам бы никогда не удалось вытащить Аристею с поверхности.

- Вы поступили правильно, Салк. Со смертью Дрео ваши шансы стали весьма призрачными.

- Ничего не могу с собой поделать, командор, но мне кажется, что его смерть была слишком высокой ценой, которую нам пришлось заплатить.

- Высокой, но не слишком высокой. Я не могу пока сказать тебе, Салк, за что мы сражаемся, но ты должен поверить мне, что это стоит всего, чем нам предстоит пожертвовать. Дрео будут помнить за его деяния, ставшие частью нашей приближающейся победы, но если мы не победим, то не вспомнят никого из нас. Ты со своей командой и пленницей должен перейти на корабль Карендина. Он и Паллас помогут вам.

Два отделения десантников вернулись в личные отсеки, а потрепанные остатки подразделения Салка направились к стыковочному шлюзу, откуда их вместе с Аристеей доставят в лазарет.

Возможно, Салк и был прав. Наверное, задача, стоящая перед Сарпедоном, являлась невыполнимой, и он просто впустую тратит жизни своих людей. Но он не мог дрогнуть сейчас, когда на кону было столь многое. Они полностью доверяли библиарию, даже когда он не мог сообщить им, за что они дерутся. Сдаться, значило предать это доверие, и если вся галактика намеревается стереть Орден с лица земли, их доверие было единственным преимуществом, оставшимся у Сарпедона.

Следующий этап станет самым рискованным из всех. Пока Паллас и Карендин заботятся о состоянии здоровья Аристеи, а Иктинос допрашивает её, импровизированный флот должен достичь темного сердца, лежащего за имперским кордоном. Испивающим Душу повезет хотя бы вернуться обратно.

- Пилотажная рубка? – заговорил он в вокс.

- Командор? – откликнулся голос серва Ордена с мостика.

- Дождитесь, пока завершится переброска, затем доставьте нас к следующей точке маршрута. Сбросьте шаттл. Докладывайте о любых контактах, и сохраняйте строй с другими истребителями.

У Саркии Аристеи должна быть информация, в которой нуждается Сарпедон. Флотилии придется пробиваться к следующему этапу, и каждому десантнику нужно будет драться сражаться отчаяннее, чем когда-либо. Инквизиции должна оставаться в одном шаге позади них еще немногим дольше. Так многое могло пойти наперекосяк, но Сарпедону должен принять эти риски. Будет достаточно, если он будет сражаться до конца, и никогда не остановится. Все остальное находилось в милости Императора и силе его боевых братьев.

Сарпедон развернулся на восьми хитиновых лапах и пошел обратно на мостик. Теперь они достаточно близко, так что флотилии не надо будет делать нового рискованного варп-прыжка. Однако и в реальном космосе существовали зоркие капитаны линкоров и пираты, которых следовало избегать.

Странные ксеноистребители в четком построении пронзали пространство, несся груз из лучших воинов Императора, а пунктом их назначения было одно их наиболее опасных мест в Империуме.

Флагманский корабль Тетуракта был огромной летающей гробницей. Миллиарды умерли на Стратиксе, пока Тетуракт не спас уцелевших и не сковал их своей волей. Этот процесс оставил после себя множество тел, нагроможденных от нижних городов до дворцов и соборов, гноящийся монумент силы болезней Тетуракта и судьбы тех, кто осмеливается ему противостоять. Такая масса смерти была чудом сама в себе – великое и славное напоминание о том, что Тетуракт способен нести смерть как королевский скипетр. Чудовищу хотелось, чтобы смерть постоянно окружала его, иметь возможность забрать её с собой со Стратикса, чтобы постоянно купаться в ней.

Темное, тяжелое ощущение погружения в смерть было источником его вдохновения и напоминанием для всех присутствующих рядом, что он является не просто их вождем, но и их новым божеством. Он решал, кому суждено умереть, а кому – жить, и какую именно форму примет эта жизнь.

Сам флагман некогда был линкором класса «Император», из его клиновидной носовой части огненный дождь изливался на врагов ложного Императора. Корабль отправили на Стратикс для переоснащения, и появление Тетуракта на планете застало его во флотских доках в виде полуразобранного остова. Словно сама планета преподносила его, как подарок, своему новому хозяину, и Тетуракт принял дар. Линкор оборудовали огромным количеством вооружения и защитных устройств, заменив ими системы жизнеобеспечения и жилые палубы, поскольку они стали бесполезны для команды, не нуждающейся ни в кислороде, ни в отдыхе.

Затем пришли мертвецы – закутанные в саваны. Их тысячами погребли здесь, вдоль стен всех коридоров и пещерных пространств истребительных палуб. Верные слуги Тетуракта разорвали тела на части, и использовали кости, чтобы украсить мостик и личные апартаменты Тетуракта. Они содрали кожу мертвецов и покрыли ею стены, и использовали как занавеси. Приборные панели выложили человеческими зубами. Колонны из позвоночников окружали люки переборок. Переходы, ведущие на мостик, устлали осколками черепов. Корабль стал великолепным монументом смерти, и смерть циркулировала по нему подобно источнику жизни.

Круглый зал, в котором сейчас стоял Тетуракт, был когда-то театром для брифингов, здесь командир линкора доносил боевые распоряжения до подчиненных. Теперь зал стал свидетелем зрелищ гораздо более грандиозных – в нем собирался конклав Тетуракта и его колдунов.

В любой системе есть свои отщепенцы. Среди них были псайкеры, ведьмы и шаманы, преследуемые инквизиторами, Арбитрес, охотниками на ведьм и законопослушными имперские слизняки. Когда империя Тетуракта начала разрастаться, он нашел этих псайкеров и сделал самыми преданными из всех последователей. С их помощью, его могущество в заражении человеческих существ стало абсолютным. Их мощь позволяло ему поднять чуму в мире, отстоящем от него на многие световые годы – как это произошло с Эвмениксом, где его прикосновение заставило мир созреть для завоевания, пока Тетуракт пребывал на отдаленном Стратиксе.

Колдуны были собраны с сотен миров, и ныне все носили грязные одеяния служителей Тетуракта, их тела скрывались под мантиями с капюшонами, словно это был посвященный чудовищу монашеский орден. Тела под одеждой сильно изменились: кто-то распух, другие, наоборот, исхудали, но все настолько подвластны воле Тетуракта, что даже не способны вспомнить имена, которые носили до того, как он нашел их.

Сиденья в аудитории сменили покрытые костями скамьи. Яркий свет, падающий на сидящего в центре Тетуракта, был окрашен желтизной разложения, струящегося сквозь весь корабль. Колдуны были гниющими, сипящими созданиями, и все же в их глазах, преданно таращившихся из под капюшонов, Тетуракт по-прежнему видел фанатизм.

Ни один из них не осмеливался быть лидером, поэтому все говорили по очереди.

- Эвменикс готов… - невнятно пробормотал один.

- Мы видели это. – вмешался другой. – Единственные живые – кочевники в пустошах, но вскоре и они исчезнут.

- Кто-нибудь еще посещал мой мир? – поинтересовался Тетуракт, обращаясь к ним разумом, а не сгнившими голосовыми связками.

- Немногие, мой господин. Было несколько безумцев, пришедших распространять слово своего Императора, но они не выжили. Были и другие, выглядящие как воины Императора, хотя принесли с собой привкус отступничества и гнева. Но их было мало, и они стали последними, кто спасся с планеты.

Тетуракт выдернул изображение из головы говорившего колдуна. Она была по крупицам собрана магом из сонма умирающих на Эвмениксе разумов. На его планете были космодесантники – вероятнее всего, с целью выяснить, что на ней происходит. Тетуракт видел, как они неслись через один из космопортов Улья Квинт, обмениваясь выстрелами с отчаявшимися жителями улья, направляясь к последнему уходящему с планеты шаттлу. Они сбежали как испуганные дети, когда оценили колоссальный масштаб подвластной ему смерти – ибо такова сила Тетуракта, что он способен обратить в бегство даже заносчивых космодесантников.

- Сколько времени осталось до моего прибытия? – спросил он.

- Варп благосклонно взирает на вас, мой господин. Еще семь дней и мы вернемся в реальный космос.

- Хорошо. Сделайте эти семь дней для них особенно мучительными.

Колдуны поклонились одновременно, все как один. Затем один из их числа прошаркал вперед. Это было ужасно бесформенное, раздувшееся создание со связкой мокрых щупальцев на месте, бывшем лицом. Колдуны зашептали нараспев, немелодичное монотонное гудение наполнило воздух звуком миллиардов чумных мух. Колдун обнажлся - это была отвратительная, покрытая щупальцами масса обесцвеченной плоти с пульсирующими внутренними органами. Тысячи глаз разбросаны по её поверхности и все они бешено вращались, рассматривая сквозь варп всю дорогу до глубин Эвменикса.

Пока колдуны творили волшбу, Тетуракт наблюдал картины, проецируемые центральным магом. Бесчисленные уровни улья стояли по колено в крови. Мертвые восстали и бродили, ожидая своего предназначения. Изображение сменилось на поля сражений, где различные фракции сражались в тщетной надежде сохранить припасы или транспорт, или просто для того, чтобы через битву дать волю своему ужасу.

Колдуны поднимали из могил все больше и больше мертвецов. Целые курганы разлагающихся тел корчились как гнезда червей, пока мертвяки рыли дорогу наружу. В пустынных токсичных дюнах между ульями, кочевники с ужасом наблюдали, как колонны мертвецов маршируют из городов. Вскоре не следа жизни, способной испортить чистое великолепие смерти, не останется на планете,.

На секунду, Тетуракт почувстовал всю планету целиком, спроецированную в его сознание через колдунов. Это было изумительное ощущение – словно весь Эвменикс состоял лишь из страха и страданий, отпечаток этого был столь силен, что по-прежнему заставлял ходячих мертвецов в отчаянии охотиться друг на друга. Тетуракт видел уже сотни миров, низведенных до такого состояния, но оно по-прежнему наполняло его гордостью.

Изображения потускнели, когда колдуны закончили поднимать всех мертвецов, которых им удалось собрать. Исчезая из разума Тетуракта, Эвменикс забурлил на новом уровне ужаса, осталось лишь послевкусие полной победы.

Тетуракт мысленно приказал носильщикам отнести его паланкин обратно в личные покои, чтобы дожидаться там окончания путешествия. Многое предстоит извратить прежде, чем он станет богом для еще одного мира.

Крепость Инквизиции на Кайтаране могла в мирные дни служить для координации усилий Ордо Еретикус на нескольких секторах вокруг, так, чтобы орден мог эффективно противостоять угрозам, охватывающим целые миры и системы. Но сейчас здесь создали военную штаб-квартиру, направляющая деятельность Инквизиции против Тетуракта, с карантинным кольцом по периметру. Теперь это было местом сбора информации, предоставляемой инквизиторами и их агентами со всей протяженности зоны боевых действий.

Лорд-инквизитор Колго, добившийся большого одобрения сверху после руководства Погромом Ластрати за десять лет до текущих событий, замкнул на себя все полномочия. Более трех сотен инквизиторов и дознавателей отчитывались лично перед ним и его помощниками, а гораздо большее число людей образовывали потайную сеть, которую сама Инквизиция была не в состоянии распутать.

Многих внедряли в части Имперской Гварди, посланные отбить спорные миры, другие старались вычислить, какие планеты станут следующими жертвами. Кое-кто даже посылал отчеты с планет, принадлежащих теперь Тетуракту. Это были краткие сообщения, описывающие невообразимый ужас, о грудах тел величиной с дом и болезнях, искажающих разум людей. Ордо Маллеус искало демонов и следы заражения Хаосом среди тысяч докладов из всех уголков зоны боев. Даже Ордо Ксенос, чья юрисдикция простиралась на деятельность чужаков внутри Империума, рассматривало возможность использования ксенотехнологий в методах Тетуракта.

Крепость Инквизиции находилась в толще вершины высочайшей горы Кайтарана, такой высокой, что облака кружились ниже уровня крепостного космопорта. Это был пережиток цивилизации, поглощенной Империумом тысячи лет назад. Когда-то здесь существовало военное общество с королями, лордами и баронами, один из которых потратил несметные богатства, чтобы вырубить в горах неприступный дворец, не подвластный штурму ни одной армией. Он оказался прав – ни один захватчик не взял её стен, а Империум просто сбросил вирусную бомбу, когда он отказался платить подать сборщикам налогов, прибывшим на Кайтаран, еще бывший на передовой имперского пространства. Планета сдалась практически в одну ночь, едва разнеслась весть о том, что крепость теперь охраняется лишь легионом мертвых тел

Хорошая история, такие обычно рассказывают новичкам в Адептус Терра, как концентрация усилий на одной избранной цели может принести больше, чем массированный штурм по всем фронтам. Возможно, она даже была правдивой, и актуальна сейчас – большая часть усилий Инквизиции была направлена как раз на то, чтобы обнаружить местонахождение и уничтожить Тетуракта, чтобы, как и примитивные туземцы Кайтарана, его чумная империя развалилась в кратчайшие сроки. К сожалению, неизвестно было, кем или чем является, и где может находиться Тетуракт, не говоря уже о том, как его можно убить.

Строго говоря, все это не было проблемой Фаддея. Ему просто повезло, что лорд-инквизитор Колго разрешил воспользоваться возможностями крепости на Кайтаране. У Фаддея не было ничего, кроме инстинктивного понимания, чтобы предположить, что Испивающие Душу находятся в зоне боев, или, по крайней мере, направляются в неё. Испивающие Душу посетили Эвменикс, в этом сомнений не оставалось, но Эвменикс лишь недавно находился в блокаде из-за чумы, и не было даже четких доказательств того, что в этом замешан Тетуракт – и без вмешательства агентов Хаоса мирам случалось оказываться во властью болезни.

Но в тренированном уме Фаддея все эти несвязанные друг с другом детали вызывали странное чувство тревоги. Испивающие Душу вполне могли служить Тетуракту. Правда, видимо все было несколько сложнее, поскольку силы Хаоса сражались между собой так же часто, как и нападали на Империум. Хотя Испивающие Душу могли быть где угодно, существовала вероятность, что они, как мухи, запутались в паутине отвратительного беспорядка новообразованной империи Тетуракта. Так что именно там их и собирался искать Фаддей.

Он решил вновь испытать свою удачу, запросив аудиенцию у самого лорда-инквизитора Колго. Но пока Фаддей просто пытался добиться хоть какого-то комфорта от апартаментов, выделенных ему персоналом крепости. Внешние участки крепости не модернизировались, и горный холод проникал сквозь них почти не встречая сопротивления. Обстановка была скудной, а пол – ледяным. Однако вид на горы оказался потрясающим, так что Фаддею повезло получить для себя комнаты в крепости. Штурмовики и Сестры остались в бараках космопорта, а он развернул медицинскую робу, в которой сможет обследовать находки, доставленные вернувшейся с Эвменикса Сестрой Эскарион.

С того дня, как Фаддей приземлился на Корисе XXIII-3, считая, что потерял след Испивающих Душу, прошло шесть месяцев. Теперь он обладал фрагментом трупа одного из них, и символ потира на пистолете мертвого десантника был свидетельством продвижения расследования. Вместе с докладами от выживших из Дома Дженассис, ему удалось добыть первые железобетонные доказательства деятельности Ордена со времени битвы в Поле Цербера. За них он заплатил жизнями дознавателя Шена и нескольких дюжин арбитров в Доме Дженассис. Инквизитор в нем говорил, что дело того стоило – и он с удивлением понял, что человек в нем также с этим соглашается. Фаддей открыл сундук в ногах четырехспальной кровати. Внутри была скудная коллекция собранных им полноценных улик – банк памяти и экран, содержащие копию пикт-файла со «Сломанного Хребта», обугленный томик «Боевых Катехизисов» Дениятоса, извлеченный из обломков сожженного флота Испивающих Душу, и инфопланшеты с переписанными показаниями свидетелей. Поверх всего покоилась кобура с болт-пистолетом.

Фаддей достал пистолет – оружие было столь велико, что он мог удерживать его лишь обеими руками, но космодесантник пользовался им в качестве резервного оружия. На пистолете стоял селектор огня и сдвоенная обойма, а корпус инкрустирован золотом. На рукояти выбит потир, эмблема Испивающих Душу.

- Прекрасное оружие, - заметил ужасно знакомый, резкий голос. – Отвратительно, что его использовали на службе такому злу.

Фаддей оглянулся, и увидел вошедшего в покои Пилигрима. Голый камень стен, казалось, внезапно потемнел, а воздух похолодел еще сильнее. В Пилигриме жило столь сильное желание видеть врагов Императора мертвыми, что его ненависть поражала все окружающее.

- Медикае готовы, - произнес Пилигрим и вышел. Фаддей засунул пистолет обратно в сундук и последовал за ним.

Персонал Оффицио Медикае, расквартированный в крепости на Кайтаране, был подчинен Инквизиции в вопросе изучения различных видов чумы, распространяющихся всюду везде, куда бы Тетуракт не устремил свой пристальный взгляд. Фаддей затребовал помощь команды патологоанатомов Медикае, состоящей из двух санитаров и адепта Адептус Механикус Биологис. Эта троица ожидала прибытия Фаддея и Пилигрима в маленькой прозекторской, безликие санитары замерли, как будто готовые внимать каждому его слову. Адепт – коренастая женщина средних лет с очень серьезным лицом, одетая в белый лабораторный костюм – стояла с согнутыми руками в голове плиты из полированного гранита, служившей здесь операционным столом. На плите, словно подношение на алтаре у какого-то языческого божества, лежала потрепанная голова космодесантника.

- Я приношу свои извинения за задержку, инквизитор, - сказала адепт прерывистым, строгим тоном. - Нужно было убедиться, что данный экземпляр полностью осмотрен и подвергнут карантину.

- Я понимаю, адепт. Мы можем начинать?

- Конечно. Экземпляр является черепом гуманоида мужского пола, больше естественного размера, частично затянут кожным покровом, рассеченным в области axis vertebra…

Фаддей наблюдал за тем, как санитары достали скальпели и хирургические щипцы из расположенных вдоль плиты лотков для инструментов, и начали срезать сгнившую кожу с черепа. Адепт перечисляла первые результаты вскрытия, подтверждающие, что голова принадлежала космодесантнику, причем ветерану, судя по серебряному штифту за долгую службу в его лбу. Кости лица и черепа были покрыты старыми шрамами от огнестрельных ран и клинков, а пулевое отверстие, вырвавшее осколок из лба, появилось уже после смерти. Адепт приказала санитарам зафиксировать извлеченные имплантированные органы: ухо Лимана – улучшение среднего и внутреннего уха, дающее десантнику более острый слух и превосходную координацию. Окулоб – орган, находящийся между глазами, и усиливающий зрение. Остатки гено-семени в глотке – священный орган, который контролировал все остальные улучшения десантника и поддерживал его метаболизм.

- Состояние экземпляра наводит на мысль об ускоренном разложении, за которым последовало прекращение естественного распада, сходное с состоянием других образцов, доставленных с миров внутри спорных систем вокруг Стратикса.

Санитар развернул голову набок и начал удалять челюсть. Он старался сломать усиленную кость вокруг сустава. Челюсть со щелчком поддалась, и оттуда фонтаном плеснула на халат санитара тонкая струя блестящей жидкости. Санитар заорал, когда жидкость прожгла халат и попала на грудь. Его товарищ сбил его с ног, и начал отдирать горящие одежды, пока слезоточивый кислотный запах наполнил комнату и серый дым кругами стал подниматься вверх. Адепт вытащила комплект первой помощи из ящика на одной из стен лазарета, и начала трудиться над санитаром, обмывая шипящие раны с помощью щелочного раствора, пока кислота не въелось в легкие.

- Инквизитор, вы должны уйти, - распорядилась адепт, натягивая полевой комбинезон из комплекта неотложной помощи. – У нас здесь вероятность заражения.

- Нет никакого заражения, - заявил Пиолигрим, его высокий голос прорезался через шум судорожных вдохов задыхающегося санитара. – Кислота слабой концентрации, предназначена лишь для ослепления, так что ваш человек выживет. Ее производит железа Бетчера.

- Невозможно, - одернул его Фаддей, глядя на след зеленой жидкости, размазанный по гранитной поверхности. - Испивающие Душу являются Орденом-наследником Легиона Имперских Кулаков. Гено-семя Кулаков никогда не культивировало железу Бетчера, это был просто атрофировавшийся орган.

- Совершенно верно, - согласился Пилигрим, дотянувшись забинтованной ладонью до вскрытой головы. Он выщипнул лоскут узловатой плоти, гено-семя, из глотки. – Извращено, - сказал он, сжимая его. Семя было крапчатым и бесцветным. – Испивающие Душу несут на себе позорное пятно мутации. Самую страшную мутацию из всех, ибо само гено-семя вырождается, и имплантированные в них органы изменяются.

- Мутация, - повторил Фаддей.

Уцелевшие в бойне в Доме Дженассис докладывали о чудовищном создании, возглавлявшем Испивающих Душу, с лапами, как у гигантского паука и обширными псионическими возможностями. Он скептически отнесся к этим разговорам, но теперь уже не мог с такой легкостью от них отмахнуться. Испивающие душу были мутантами, и, поскольку их гено-семя поражено, они скатятся по наклонной дорожке очень быстро.

Поэтому они и в отчаянии. А отчаяние порождает грубые ошибки. Каковы бы ни были их планы, Испивающие Душу все быстрее и быстрее движутся в сторону того состояния, когда они потеряют всякое сходство с человеческой расой.

Фаддей всегда знал, что у его терпения есть свои границы. Но теперь время стало давить на него еще сильнее. Оно кончалось у всех.

И Фаддею не с чего было начать. Но след был жизненно необходим.

Он в спешке покинул лазарет, мчась по холодным каменные коридоры крепости в свои покои. Он слышал, как Пилигрим идет за ним по пятам, но потерял странное существо к тому времени, как достиг комнаты. Он вновь рывком распахнул сундук и извлек другую улику. То, что он посчитал бесполезным, когда Сестра Эскарион передала ему это – тонкий медный лист с выгравированными на нем именами сотен адептов, адептов, служивших в форпосте Улья Квинтус несколько последних десятилетий. Здесь мелким аккуратным шрифтом были выбиты сотни имен, от надсмотрщиков за слугами и сервиторных инженеров до групп старших адептов, которые командовали форпостом.

Пилигрим возник в дверном проеме. – Инквизитор? Вы что-то обнаружили?

Фаддей обернулся. Он хотел бы вести расследование без участия Пилигрима, но должен терпеть это существо, поскольку у того был нюх на Орден ренегатов.

- Возможно, - ответил он. – Испивающие Душу были в форпосте по какой-то причине. Они бросили там по меньшей мере одного из своих. Почему? Зачем идти на планету, пожираемую чумой, и путешествовать в самое сердце её наихудшего города, чтобы сразиться в битве? Зачем вламываться в форпост Механикус, не производящий ничего действительно ценного или важного? Образцы пород ничего не стоят. Там не было никакого изощренного оборудования или оружия. Что у них там было, Пилигрим?

Пилигрим слегка наклонил голову, и Фаддея посетило неприятное чувство, что где-то под капюшоном существо вполне может ухмыляться.

- Там были люди, инквизитор. Сотни адептов Механикус. Адептов, которые не всю свою жизнь трудились на этом конкретном форпосте.

Фаддей уселся обратно на кровать, по-прежнему сжимая в руках лист. – Одному из них было что-то известно. И этого было достаточно для Испивающих Душу, чтобы спуститься туда и захватить их. Если они взяли пленного и вывезли его с планеты, у них теперь может быть вся требуемая информация.

Фаддей застыл. Империум так невообразимо велик, а Адептус Механикус является настолько безумно сложной структурой – от Главного Фабрикатора на Марсе до низших служителей и сервиторов .вкалывающих на мирах-кузницах и мастерских по всей изведанной галактике. Как он может рассчитывать выследить одного-единственного адепта, даже с возможностями инквизитора? Одного маленького, бесполезного работягу, который не являлся культистом Хаоса или отступником-отщепенцем, а никем в галактике никого?

- Нет, - громко сказал он сам себе. - Я не позволю этому следу ускользнуть от меня. Он щелкнул вокс-бусинкой на воротнике. – Полковник Винн? Соберите лучших инфильтраторов и разведчиков, и будьте готовы в космопорте через полчаса. Также мне нужен прикомандированный к нашей группе шаттл, который влез бы в «Полумесяц». Большая дальность автономного полета не требуется, важны незаметность и огневая мощь. И лучшая команда, разумеется. Дергайте за все ниточки, какие сочтете необходимыми. Конец связи.

Фаддей недолго пробыл в воюющем секторе, но составил впечатление о возможностях местных силовых структур. Он знал, что нужная ему информация будет доступна лишь в случае, если он будет быстр, умел и удачлив. В последний раз он использовал оружие как инструмент работы инквизитора уже довольно давно, и был слегка удивлен тем, что вновь с нетерпением ожидает такой возможности.

Шестая  глава


Спокойствие царило на Галактическом Западе, пустынной области пространства, куда решались отправляться лишь некоторые из бесстрашных исследователей и отчаянных миссионеров. Туманное скопление звезд, пятнающее сферу галактики, было безлюдным на многие световые годы вокруг, и пилот второго класса Мэс КинШао знал, что в виду отсутствия опорных баз или космопортов существовал лишь ничтожный шанс вторжения с этого направления. Но находиться здесь было его долгом – он являлся слугой Императора, упрятанным в кабину истребителя для действий в глубоком космосе типа «Скапула», членом эскадрильи, у которой было задание контролировать западный рубеж зоны военных действий.

Команда «Скапулы» состояла из шести человек – сам КинШао, навигатор, три офицера-артиллериста и инженер. Семьдесят подобных суденышек были разбросаны вдоль всего этого участка передовой, каждое оснащено совершенными сенсорами для обнаружения нарушителей и ощетинилось мощными орудиями.

КинШао вызвал нашлемный дисплей, отдав команду обзора диспозиции его эскадрильи. Двадцать истребителей висели в пространстве, каждый размером с небольшое грузовое судно, их сенсорные поля многократно перекрывали друг друга, так что ничто не могло просочиться мимо. Если какой-нибудь корабль попытается спастись из зоны боевых действий, или прорваться в неё, он будет обнаружен и перехвачен. Если будут хоть малейшие сомнения в его принадлежности, судно будет уничтожено градом управляемых ракет. «Скапулы» были одними из наиболее технически совершенных и ценных штурмовых аппаратов, которые флотское командование сектором могло выставить, и КинШао нравилось ощущение окружающего его массивного металлического корпуса. Сейчас, между тем, все было спокойно, и бушующая несколькими световыми часами далее на Галактический Восток война казалась намного удаленней.

- Эскадрилья, прием, - раздался в устройстве связи перебиваемый треском помех голос командира. Командир был молодым и аристократичным, но вместе с тем казался достаточно основательным. КинШао пока не приходилось испытывать на себе его гнев.

- Это КинШао, Красный-Семь. В чем дело?

- У Синего-Семь на экране аномалии. Еще у кого-нибудь есть на радаре неопознанные объекты?

КинШао переключил связь на своего навигатора, Шасс.

- Ничего, - ответила она. – Все чисто.

- Эскадрилья, будьте начеку, - приказал командир и отключился.

- Не следует терять голову здесь, - заметил Корген из ямы ракетного контроля в середине корабля. Синему-Пять не стоит нервничать. Мне приходилось видеть подобные случаи, а когда ты не можешь нормально соображать в глубоком космосе, тебя взорвут просто из соображений безопасности.

- Завязывай, Корген, - распорядился КинШао. Корген служил артиллеристом на кораблях в дальнем космосе на протяжении десятилетий, и видел схватки у Врат Патрокла и Дока Святого Джовенса, байки о которых КинШао (хоть и ни за что в этом не признался бы) никогда не уставал слушать. Но также у Коргена была куча знаменательных историй о том, как в космосе экипажи сходили с ума, в световых годах от любого спасательного судна, и лишь со своими товарищами в качестве компании.

- Постойте-ка, - протрещал еще один голос на общем канале. – Это Красный-Пять. У меня тоже что-то есть.

Навигатор Красного-Пять был лучшим в эскадрильи. Он не заставил бы своего капитана гоняться за призраками.

- Небольшое возмущение на радаре, - продолжил пилот Красного-Пять. - Видимо, просто космический мусор. Но он излучает, может спутник-шпион или …, - короткий шум статики, затем тишина.

- Красный-Пять? – переспросил суровый голос командира, как будто отчитывающий Красного-Пять за его исчезновение. – Красный-Пять, прием.

КинШао практически рефлекторно перевел системы корабля в боевой режим. – Корген, приготовься выдать мне цели. Ловред, мне нужна скорость перехвата по моей команде.

Где-то там, внизу, строгий Ловред, корабельный инженер, начал готовить двигатели «Скапулы» на скорость перехвата.

- Красный-Пять исчез с радара, - с практически неуместным спокойствием доложила Шасс из навигаторской под кокпитом.

- Визуальный контакт! - выкрикнул голос на канале эскадрильи. - У меня есть виз…

- Синий-Десять подбит, - бросила Шасс.

- Цели, Корген, дай мне цели! Борт-стрелки, вы готовы?

- Готов, - доложил голос в одном ухе от батареи импульсных лазеров правого борта «Скапулы». – Второй готов, - заверил другой во втором ухе, от орудий левого борта.

- У меня ничего нет, - произнесла Шасс. – Только остатки Красного-Пять.

Наступила отвратительная пауза. Пилоты в панике перекликались без остановки по всем каналам, а голос командира пытался прорезаться через шум и организовать правильный поисковый режим, пока «Скапулы» исчезали одна за другой.

- Стоп, - сказала Шасс.- Красный-Пять, он движется.

- Огонь! Всем рассыпаться! – заорал КинШао, и истребитель под ним рванулся как вставшая на дыбы лошадь. Корген послал половину ракетного боезапаса истребителя сверкающей струей по направлению чего-то, что выглядело на сканерах как обломки Красного-Пять. Но оно двигалось в сторону Красного-Семь КинШао быстрее, чем корабль развивал скорость перехвата.

Затем он его увидел. Вырывающаяся из бархатной черноты космоса серебристая стрела, оставляющая свой след на фоне звездного скопления. Она рябила подобно ртути, изменяя форму и расширяясь, и множество кристально-белых лазерных разрядов вырывалось из переднего края переливающихся крыльев.

Красный-Семь содрогнулся, а КинШао уже понял, что это пробой корпуса. Искусственная гравитация ударила из-под киля, и пилот ощутил, как его вжимает в страховочные крепления.

- Экипаж! Доклад о повреждениях!

- Навигатор, в порядке! – отозвалась Шасс.

- Инженер, ОК.

- Артиллерия, ОК.

- Стрелки? Стрелки, отзовитесь! – КинШал осознал, что орет. Серебряный росчерк пронесся мимо, оставив остаточное изображение на фоне черноты космоса.

- Попадание в центр корабля, - доложил Корген. – Бортовые орудия накрылись.

- Есть цель. Они быстрее нас. Возвращается, что добить, - процедила Шасс.

- Корген, выдай все, на что способен. Минимальная задержка детонации, я хочу, чтобы взрыв нас прикрыл.

Корген выпустил большую часть оставшихся торпед в космос, их замедлители на минимуме, чтобы они разлетелись шрапнелью перед «Скапулой». Экран из электромагнитного излучения и осколков развернулся между Красным-Семь и противником, достаточно, чтобы скрыть истребитель от любого нападающего, обладающего технологиями, эквивалентными имперским.

Но атакующий враг мог их видеть. Он устремился к Красному-Семь, и невообразимо быстро остановился, зависнув в пространстве как раз напротив кокпита КинШао.

Это был осколок из жидкого металла с острыми краями, которые быстро перетекали друг в друга, реконфигурирую весь истребитель. Очевидно, размерами он не превышал «Скапулу», но его сильно отражающая текучая поверхность сияла так ярко, что, казалось, полностью заполняла взор КинШао. Темный разрез в похожем на нож носу корабль, видимо, был мостиком, но КинШао не смог разглядеть ничего внутри. Он был почти полностью ослеплен, и пилота поразила неземная грация дельтовидных крыльев, сгибающихся внутрь, чтобы стать множественными плавниками, рябящими вдоль фюзеляжа корабля.

КинШао врубил двигатели обратной тяги, но они все еще были настроены на скорость перехвата. Он осознал свою ошибку слишком поздно, и «Скапула» качнулась вперед до того, как обратная тяга возымела эффект. Экран из осколков врезался в корпус Красного-Семь и окатил обзорный экран краткой вспышкой оранжевого пламени.

Буря света прорезалась сквозь «Скапулу». КинШао видел, как чистые белые копья опалили кокпит. Он почувствовал, как они пронзили корпус, словно его и не существовало. За гулом последовала гробовая тишина, сказавшая ему, что центральная часть корабля подверглась взрывной декомпрессии. Корген погиб, возможно, и инженер тоже.

Дым и химический запах горящего пластика наполнили кабину, а снизу стал подниматься жар. Шасс скорей всего тоже была мертва, зажарившись там.

Двигатели разрушились с сильным ударом, который охватил всю суперструктуру «Скапулы» и истребитель накренился назад, когда в дело вступила обратная тяга. КинШао увидел, как закружился вражеский корабль, его корпус вытягивался щупальцами медузы, пока он плыл через пустоту, заряды света срывались с него раскаленными сгустками.

Все предупреждающие сигналы на приборной панели горели красным. КинШао осознавал, что умрет, но кричащие сирены и ревущий жар вокруг, казалось, стирали любую панику. Он неуклюже стиснул пальцы на ручке огневого контроля, и сдвоенные гатлинги выплеснули огонь из носа «Скапулы». Они не попадут и у них не было достаточной дальнобойности, но КинШао хотел умереть, сражаясь.

Тревожные огни отчаянно замигали. Один из них был маркером спасательной капсулы, расположенной позади кабины, которую КинШао должен был использовать, если «Скапула» будет потеряна. Жар вокруг его ног стал невыносимым, и пламя лизало их из-под приборной панели. Обзорный экран начал меркнуть.

Серебряные крылья вражеского истребителя вновь пошли рябью, когда он прокрутился вокруг гибнущей «Скапулы», и спереди открылись два темных глаза. Заряды сверкающих молний вырвались из отверстий и прошли сквозь кокпит Красного-Семь, насаживая «Скапулу» на копье из света.

Системы управление сжались вокруг рук Сарпедона, когда он послал вырвавшийся из основных орудийных установок истребителя огонь, проделавший рваные дыры в израненном корабле перед ним.

Холодный жидкий металл всосался в его латные перчатки и соединил его с кораблем. Ему требовалось лишь подумать, и оружие истребителя наполнит пустоту разрядами лазеров и сгустками плазмы. Судно напротив - истребитель для глубокого космоса, часть кордона вокруг одного из довольно спокойных рубежей зоны боевых действий – развалился на части цветком блестящих обломков. Истребитель Сарпедона проплыл прямо сквозь облако частиц, текучая обшивка корабля приняла на себя тысячи ударов.

Рядом с Сарпедоном двое сервов по-прежнему удерживали контроль над полетом истребителя. Но за управление оружием он взялся сам – ни один серв не понимал вооружение и разрушение так, как Десантник, который являлся воином в течение более семидесяти лет.

Корабль Карендина ворвался в ряды противника первым и уничтожил три истребителя. Сарпедон всего лишь добил два оставшихся в строю судна. Истребители для глубокого космоса не выдерживали никакого сравнения с флотом ксеноистребителей Испивающих Душу, несмотря на то, что по имперским стандартам класс «Скапула» считался чрезвычайно сложным и совершенным. Это был еще один признак того, насколько Империум находился в состоянии стагнации – развитие их технологий замедлилось до передвижения ползком. Вскоре оно замрет окончательно, и враги пронесутся через владения человечества, завоевывая и сжигая.

Сарпедон вызвал монитор флотилии. Десять истребителей Испивающих Душу проскочили невредимыми и оставили кордон далеко позади. Корабль сержанта Люко, с лазаретом и капелланом Иктиносом на борту, был в безопасности посредине строя, поскольку нес в себе пленницу, Саркию Аристею. Истребитель в арьергарде управлялся Тирендианом, одним из немногих уцелевших библиариев помимо Сарпедона. Его корабль продирался сквозь поля крутящихся обломков, ничего не задевая.

Сарпедон всегда ощущал смутное укол сожаления, когда ему приходилось отнимать жизни имперских поданных. Он даже ощутил его, когда умер Франтис Дженассис. Трагедия Империума состояла не в том, что он предоставлял питательную среду для развития галактического зла – она была в том, что несметные миллиарды людей, заключенных под его юрисдикцию, сражались, как если бы это было их единственным спасением. Сами люди и были Империумом, и если бы только они смогли осознать ошибку этой тирании, они были бы в состоянии в одночасье разрешить её, и превратить в нечто такое, что действительно смело тьму Хаоса. Но они не могли. Люди были слишком слепы, чтобы взглянуть по ту сторону того, что их окружало. Сам Сарпедон и каждый Испивающий Душу, когда-то были наиболее ревностными защитниками Империума, веря в то, что его существование является частью великого плана Императора вывести человечество к чему-то лучшему.

Но в действительности Император ненавидел коррупцию, грех, и Хаос, а все эти вещи становились возможными благодаря Империуму. Именно поэтому Император дал Испивающим Душу шанс искупления. Они не отвечали ни перед кем, кроме него самого, и Сарпедон знал, что не хочет от них ничего большего, кроме как сражаться с Хаосом где бы они его не обнаружили. Возможно, Император уже был мертв и являлся лишь идеей – но эта идея была достойна того, чтобы за неё сражаться. И сражение было единственным, на что были способны Испивающие Душу.

Но Испивающие Душу для начала должны были выжить. И это было назначением этой миссии – выживание. Она казалась бы смешной на фоне великой войны с Хаосом, но она должна быть достигнута прежде, чем приказы Императора смогут быть выполнены.

Флотилия ксенокораблей скользила через пустоту, оставляя позади эскадрилью превращенных в пар истребителей. Бесшумно они вошли в зону боевых действий Стратикса, в это место смерти в миссии на выживание.

Лорд-инквизитор Колго был пожилым человеком. Просто невозможно подняться до любой властной позиции в Инквизиции, не проведя десятилетия в преследовании врагов Императора. Возвышение Колго внутри Ордо Еретикус заняло сравнительно короткий промежуток времени – порядка восьмидесяти лет.

Лорд-инквизитор Колого казался гигантом, облаченный в невероятно изукрашенный силовой доспех, который спорил в размерах с терминаторской броней космодесантников. Позолоченные ангелы танцевали вдоль бочкообразной нагрудной пластины из керамита. Энергетический кулак украшал каждую из могучих рук, с литаниями веры, выбитыми на костяшках, символизируя то, как вера сама по себе уничтожает врагов Императора, а не только лишь чистая сила. Лепные фризы на каждом плече изображали нечестивых, растоптанных сапогами рыцарей-крестоносцев. Красные печати чистоты усеивали бронированные конечности, свившиеся ленты пергамента были исписанны молитвами.

Лицо лорда Колго, с орехово-коричневой морщинистой кожей и пытливыми глазами, казалось совершенно неуместным на подобном золоченном монстре. Но броня была церемониальным одеянием лорда-инквизитора сектора Стратикс, и Колго вряд ли смог бы предоставить аудиенцию, не одев ее.

В настоящий момент он удостоил своего внимания одного лишь инквизитора Фаддея, по большому счету не далеко отстоящего от тренируемых им дознавателей. Была некоторая натяжка в том, что он вообще попросил о встрече, поскольку Фаддей не был напрямую вовлечен в усилия Инквизиции в военной зоне, которым Колго посвящал часы своего бодрствования. Круглая палата аудиенций с её алым ковром и угнетающе массивными люстрами была построена таким образом, чтобы напоминать любому о полномочиях лорда-инквизитора, но, к его чести, Фаддей не казался запуганным присутствием Колго.

- Инквизитор Фаддей, - начал Колго, - вы должны осознавать, что в текущей ситуации я не могу перенаправлять любые стоящие ресурсы на вашу поддержку. Это просто удача, что в крепости нашлось достаточно места для вас и вашего персонала.

- Я понимаю, - подтвердил Фаддей. – Но мое задание пересекается с вашим. Испивающие Душу вполне могут быть в союзе с Хаосом, а Орден ренегатов в подчинении врага может стать решающим фактором в пользу Тетуракта. Присутствие Испивающих Душу в районе боевых действий Стратикса является делом, достойным некоторого беспокойства.

- Допустим, вы правы. Но вы должны понимать мои приоритеты. Тетуракт уже убил миллиарды, и если мы не сконцентрируемся на его уничтожении, сектор может быть навсегда потерян для Империума.

- Одолжение, о котором я хочу попросить вас, лорд-инквизитор, не является чем-то экстраординарным. - Фаддей следовал правильной форме общения при аудиенции с лордом, но не был заискивающим. Колго это тихо впечатлило. – Мои люди и я действительно очень близки к тому, чтобы загнать Испивающих Душу в угол. Все, в чем я сейчас нуждаюсь – информация. У Адептус Механикус есть записи обо всех членах их персонала, бывших в форпосте на Эвмениксе, когда напали Испивающие Душу…

Колго поднял руку, мощный энергокулак зажужжал сервоприводами. – То, о чем вы просите, я предоставить не в состоянии.

- Но мой господин, Механикус должны склониться перед вашими полномочиями. Я прошу не так уж много. Я сожалею лишь о том, что моя собственная юрисдикция не распространяется так далеко, чтобы запросить поддержку архимагосов. Если бы я мог выяснить то, что мне требуется, самостоятельно, я бы с радостью так и сделал, но ваше слово имеет намного больший вес, нежели мое, поэтому мне приходится просить вас сделать это для нашего общего блага.

Колгог вздохнул, словно утомленный его упрямством.

– Фаддей, Механикус обеспечивают снабжение артиллерии, которую инквизиторы под моей ответственностью используют по обнаруженным ими целям. Механикус обслуживает наши корабли и наше оружие. И, что наиболее важно, именно их магосы Биологис используются нами для обследования всех аспектов чумы и тех ужасов, которые за ними следуют. Эта операция требует более плотного сотрудничества с Адептус Механикус, нежели любая другая, которой я руководил до того. Когда было сформировано инквизиционное командование, мне пришлось удостовериться, что взаимодействие не будет нарушено. Архимагос Ультима Криол встречался со мной, чтобы подтвердить, что мы сделаем все от нас зависящее, чтобы помочь друг другу. Он пообещал мне артиллерию, оружие и помощь, в которой мы отчаянно нуждались. В обмен я пообещал, что миры-кузницы Садлиен Фоллз XXI, Темисцира Бета и Салшан Антериор не попадут в руки Тетуракта. Салшан Антериор уже пал. Мы полагаем, что его хранилища сервиторов были заражены, и были разломаны на куски изнутри, а не испепелены – они вернулись к жизни, восстали и убили всех живых на планете. Это достаточно скверно, мне пришлось пойти на уступки, которые я не мог предложить, лишь для того, чтобы сохранить боевые корабли Инквизиции в космосе. Но Темисцира Бета также демонстрирует признаки заражения. Я наполнил её инквизиторами и их свитами, но они не могут обнаружить источник инфекции и имеют крошечные успехи в остановке её распространения. Ты должен понимать, Фаддей, что я просто не могу просить о большей благосклонности со стороны Механикус.

Фаддей покачал головой, более опечаленный, чем разозленный.

– Лорд Колго, мы так близки. Испивающие Душу лишь в шаге впереди, но я смогу остановить их, если только удастся предсказать их следующие действия. С вашей помощью у меня это получится. Если бы мы смогли заставить Механикус предоставить мне доступ к их базам данных лишь на пару минут…

- Фаддей, если то, что тебе необходимо, это информация, касающаяся Эвменикса, то это еще больше усложняет дело. Эвменикс подпадал под юрисдикцию командования субсектором на Салшан Антериор, до которого невозможно добраться, даже если оно еще и существует. Единственным хранилищем информации, которую ты ищешь, будет само командование сектором Механикус, а архимагос ультима рассматривает информацию, в нем содержащуюся, как священную реликвию. В лучшие времена это заняло бы годы политических игр, чтобы инквизитор смог попасть внутрь. А, как ты без сомнения знаешь, сейчас не лучшие времена.

Фаддей на мгновение замолк. Затем, он развел руками, словно абсолютно покорился. – Боюсь, тогда мне придется искать другие пути поиска Испивающих Душу. Я благодарен вам за встречу, лорд Колго. Она научила меня многому из того, чему я даже не ожидал научиться.

- Я политик, Фаддей. Я принял эту роль, когда получил титул лорда-инквизитора. Моя задача заключается в том, чтобы священные ордены Императорской Инквизиции были в состоянии выполнять свою работу, и порой это требует некоторой взаимных услуг. У меня есть полномочия, чтобы заставить архимагоса ультима Криола подчиняться и командование Механикус подверглось рейду в поисках нужной тебе информации, но кто тогда станет ремонтировать варп-двигатели на наших кораблях? Кто найдет нам лекарство от чумы Тетуракта? Именно это взаимодействие удерживает Империум вместе, Фаддей. Если тебе посчастливиться, ты никогда с этим не столкнешься, но кто-то должен, и этот кто-то в данной ситуации - я. Желаю тебе всего наилучшего, инквизитор. Продолжай работу на благо Императора.

Фаддей слегка поклонился и развернулся, чтобы уйти.

- Я также надеюсь, - добавил Колго, - что ты не планируешь ничего поспешного.

- Я об этом даже и не мечтал, лорд Колго. Вы полностью прояснили свою позицию, и это мой долг проследить, чтобы ваши указания не подвергались сомнению.

Фаддей покинул комнату для аудиенций с высоко поднятой головой. Колго улыбнулся и решил, что Фаддея ждет большое будущее в том случае, если он уцелеет.

Саркие Аристее было сорок три года. Она родилась в ульях Металора, темном, жарком месте, где поколения проживали свои бесцельные жизни в мастерских или засасывались в кошмар подулья. Саркиа вырвалась. У нее был острый ум и еще более острое чувство долга. Империум нуждался в каждом крошечном гвоздике и болте, который производил Металор, но Саркиа могла больше сделать для Императора. Она была достаточно религиозной и умной, и боялась жизни посредственности. Она нуждалась в Адептус Механикус настолько же сильно, как и они нуждались в ней, и рекрутах подобным ей.

Саркию принял храм Бога-Машины на Металоре, и жрецы донесли до неё первые истины Омниссии, духе, текущем через все механизмы, чьи помыслы были чистой логикой и служение которому было сбором знаний. Она стала компетентным и полезным адептом, и к тому времени, как её перевели в сектор Стратикс, она считалась потенциальным техножрецом, по завершению её послушничества как низшего адепта.

Затем она заняла место на исследовательском станции на Стратикс Луминае, маленьком холодном планетоиде, едва заметном над доками самого Стратикса. Работа ей подходила, подальше от необъятных человеческих толп, и с этого момента она могла начать верить, что является частью чего-то значительного. В спартанской обстановке лабораторий она могла достичь чего-то, что повлияет на весь Империум. Она начала прикасаться к мистериям Омниссии, и религиозной силе несфальсифицированных знаний, добытых ради них же самих.

Затем эльдарские мародеры совершили дерзкий рейд в систему Страктикс, избегая стальной хватки боевых флотов сектора в цикле атак и перелетов, больше похожих на игру, нежели на войну. Эльдар, в своих быстрых как молния кораблях, плывущих по солнечным ветрам, выбрали Стратикс Луминае для следующего раунда своих игр. Но на этот раз, на их пути оказались космические десантники из Ордена Испивающих Душу. Сигнал тревоги застал ударный крейсер Испивающих Душу в ремонтном доке Стратикса, и результатом стала операция, зафиксированная в поврежденном, неполном файлах в архиве Ордена.

Саркиа Аристея пережила эльдарский рейд и жестокий ответ Испивающих Душу. Она была свидетелем тому, что происходило на Стратикс Луминае и кошмаров, которые за этим последовали. Затем, как и нескольким другим уцелевшим, ей предоставили спокойный пост на Эвмениксе. Она видела, как на её глазах погибала планета, умирала в криках вокруг неё, пока те же самые воины в фиолетовой броне из прошлого десятилетия не пришли и не унесли её с собой. Не было ничего удивительного в том, что её нашли почти обезумевшей от страха и шока.

Комната, выделенная для её допроса, было настолько комфортабельной, насколько возможно. Стены были затянуты материей, чтобы скрыть странную внеземную архитектуру. Ей выдали свежую смену одежды – неподходящее по размеру барахло сервов, но по крайней мере оно было чистым.

Паллас осмотрел её и подкармливал внутривенно, пока её здоровье не восстановилось, а щеки перестали так западать. Но она по-прежнему находилась на инопланетном звездолете, в ожидании допроса. И это все еще был капеллан Иктинос, расспрашивающий её.

Иктинос, как хранитель веры и духовной силы космодесантников, находился в сердце войны Ордена, когда Сарпедон повел Испивающих Душу прочь от Империума. Он принял сторону Сарпедона, поскольку стал свидетелем предательства, на которое был способен Империум и наблюдал, как Сарпедон победил Магистра Ордена Горголеона в ритуальной схватке. Ужасные события войны Ордена были срежиссированы Князем Демонов Абраксисом, который практически склонил Испивающих Душу на службу Хаосу – но вера десантников выдержала, несмотря ни на что. Одной из причин этого был Иктинос. Даже когда сомнения поселились в сердцах каждого из космодесантников, Иктинос оставался решительным и непреклонным. Орден следовал за Императором, а не за Империумом, частично из-за духовного наставничества Иктиноса.

Он сидел по другую сторону стола от Саркии Аристеи, нависая над женщиной. Все космодесантники казались пугающими для простого человека – и черная броня капеллана, и его череполикий шлем были еще боле пугающими. Сарпедон следил из тени за драпировками и размышлял, оставалась ли Саркия в настолько глубоком шоке, чтобы быть полезной. Сможет ли кто-нибудь открыться бронированному монстру вроде Иктиноса? Если Саркиа увидит Сарпедона, это возможно убьет её, но череполикий капеллан был немногим лучше.

Иктинос потянулся и отсоединил застежки латного воротника от шлема. Он снял его с головы и ощутил дуновение застоявшегося воздуха звездолета на лице впервые за много дней. Он редко снимал шлем, и никогда не делал этого в присутствии свидетелей. Вера должна быть безликой, и боевые братья должны считать его дланью Императора, направляющей их, а не существом из плоти и крови. Сарпедон очень редко приходилось видеть лицо Иктиноса, и это было удивительным увидеть его сейчас.

Лицо было цвета темного полированного дерева. Оно было тонким и открытым по сравнению с большинством десантников, с крупными темными глазами, и абсолютно безволосым. Во лбу торчали два серебряных штифта и два эбонитовых, олицетворяя двадцать лет службы как боевого брата и двадцать - как капеллана. Вера и увереность, казалось, лучились от него, и Сарпедонг осознал, почему тот скрывает свое лицо. Он носил череполикий шлем потому, что хотел, чтобы боевые братья следовали за ним, как за безликой иконой веры, а не человеком. Он мог бы стать харизматичным лидером, но не это было его работой. Он был здесь, чтобы охранять души своих братьев – лидерство капеллан оставлял для Сарпедона.

- Саркиа, - заговорил Иктинос глубоким, звучным голосом, который из-за его шлема обычно превращался в механическое гудение. – Ты понимаешь, зачем мы тебя сюда доставили.

Саркиа мгновение хранила молчание. – Стратикс Луминае, - ответила она спокойно.

- Десять лет назад мои боевые братья пришли в твою лабораторию на Стратикс Луминае. Теперь нам нужно туда вернуться, и вскоре мы отправимся. Ты была адептом, у тебя был доступ к верхним уровням. Нам нужен этот допуск.

Саркиа потрясла головой. – Нет, это было десять лет назад…

- Лаборатория на Стратикс Луминае заброшена. Тебе об этом известно. Все будет по-старому. Нам известно, что случилось затем, Саркиа. Никто не посыл туда спасательных команд. Те же протоколы, что тебе известны, будут работать и по сей день, и нам нужно их знать.

- Зачем? – Саркиа внезапно посмотрела вверх, прямо в глаза Иктиносу. – Зачем кому бы то ни было возвращаться туда?

- У нас нет выбора, как и у тебя.

- Этого недостаточно. Я была всего лишь адептом, лишь магосам было известно, как попасть на уровни хранилищ, и они никогда из них не выходили. Мы их никогда не видели, нам даже не было известно ни крупицы из того, чем они занимаются там, внизу. Я бесполезна, разве вы не понимаете? Я знаю лишь верхние вспомогательные и лабораторные уровни, а там ничего нет…

- Мы знаем все, что нам требуется, Саркиа. Только скажи нам, и когда все это закончится, ты будешь свободна.

Сакриа подавила рыдание. – Вы предатели. Вы прикончите меня.

- Ты не знаешь, кто мы. В настоящий момент единственным, что у тебя есть, является мое слово, как солдата Императора. Скажи нам, что нам требуется знать, и ты в конечном итоге окажешься на свободе.

Саркиа пожала плечами. – Я умру. Стратикс Луминае убьет и вас тоже. – Он замолчала, уставясь на стол. – Код зашифрован во фразах из откровений Омниссии. Копии есть во всех мастерских и лабораториях. Есть алгоритм, выбирающий кодовые слова, я могу его написать. Это откроет первый уровень. Горячую зону, через которую вам придется пробираться самим.

- Ты оказалась весьма полезна, Саркиа.

Она горько усмехнулась.

– Вы пытаетесь быть успокаивающим? Вы чудовище. Вы все чудовища. Вы не можете уменьшить это хоть на сколько-нибудь. Вы собираетесь убить меня, десантник.

- Ты можешь звать меня Иктиносом.

- Я никак не буду вас звать. Я скажу лишь то, что знаю, чтобы вам не пришлось ломать меня ради информации, теперь же я для вас ничего не стою. Я буду удачлива, если вы просто вышвырните меня из воздушного шлюза.

Имктинос поднялся и взял свой череполикий шлем со стола.

– Я повторю еще раз, Саркиа, что даю тебе слово, что когда наша работа будет завершена, тебя освободят. У нас нет никакого желания причинять тебе вред. Если бы мы до сих пор были послушными собачками Империума, нам скорей всего пришлось бы задержать тебя для очистки памяти. Но мы в эти игры больше не играем.

Иктинос вышел из комнаты, оставив Саркию у стола. Вскоре сервы принесут ей что-нибудь поесть и выпить, и покажут ей койку, которая была втиснута в один из коридоров, который они использовали как общую спальню.

Для кого-нибудь другого успешный допрос стал бы триумфом. Но Сарпедону были слишком хорошо известны будущие риски, которые придется принять Ордену для того, чтобы выжить, и каждый этап операции должен завершиться успехом. Во многом это стало бы облегчением, если бы Саркиа не знала ничего. По крайней мере, он мог бы отбросить всю надежду, и направить усилия Ордена на что-нибудь другое. Напротив, Саркиа только что открыла ворота для Ордена, чтобы направить их в сердцевину разложения, и столкнуть лицом к лицу как с ужасами империи Тетуракта, так и с гневом Империума. Казалось, всем было бы лучше, даже если бы Саркию никогда не обнаружили, но теперь Сарпедон должен вести свой Орден делать их работу во имя Императора, без разницы, какой риск там ожидает.

Сарпедон наблюдал за ней еще одно мгновение. Женщина не плакала и не дрожала. Она просто выглядела очень уставшей, и он представил, что оказаться в инопланетном окружении и очень реальной возможности допроса и смерти было опустошающим для ней.

Порой, подумал Сарпедон, наблюдение за неаугментированными людьми было подобно обследованию членов иного расы. Испивающие Душу были настолко изолированы от Империума, что единственными нормальными людьми, которых Сарпедон видел регулярно, были сервы Ордена: мужчины и женщины настолько лояльные и преданные, что более напоминали разумных сервиторов, нежели людей. Саркиа была единственным контактом с имперскими гражданами за очень долгий период времени, если не считать не долго прожившего Франтиса Дженасиса, и, несмотря на все его любопытство относительно нее, он не мог пообщаться с женщиной лично, поскольку он скорее всего сошла бы с ума при виде библиария.

Сарпедон вышел из теней, направляясь обратно к мостику, оставив Саркию на попечение орденских сервов. Даже если она услышала, как когти его арахноидных лап процокали по металлу пола, она не подняла голову.

Одной из вещей, которые осознал Фаддей, стало то, что Испивающие Душу становились официально несуществующими. Его запросы на астропатический траффик-контроль становилось все сложнее обеспечить, даже когда он демонстрировал инсигнию Инквизиции, которая несла в себе вес абсолютных полномочий. Район боевых действий был разделен на военные административные зоны, так, чтобы Департаменто Муниторум мог иметь надежду на победу в борьбе за обеспечение настолько громоздкой операции, и Фаддей распорядился бить тревогу, если астропатические сообщение содержали следующие ключевые слова – Астартес, десантники-ренегаты, фиолетовый, паук, псионический и дюжины других. Но несколько секторов не пошли ему навстречу, как Фаддей и ожидал.

Имперское слежение было невозможно в районах, полностью находящихся под властью Тетуракта, такие как пространство вокруг сектора Стратикс, который был помечен как приоритетная цель, так что Фаддей не мог ожидать большого отклика от разбросанных разведывательных кораблей и оперативников Инквизиции, крадущихся между чумными мирами. Но сектор Септиам-Каллиарган ответил на запрос Фаддея отказом и отсылкой к другим источникам. Сектор Туманности Аггарендона вообще не ответил, хотя существовала небольшая военная активность вокруг рассеянных добывающих миров Туманности. Субсектор Кайтаран, крохотный участок космоса, включающий в себя крепость Инквизиции и несколько командных флотилий Имперской Гвардии, был худшим их всех: сообщения, полученные Фаддеем из станций астропатического слежения, казались напыщенными и выдуманными, и у него не было не малейших сомнений, что их подделали.

Это был лишь один симптом. Предыдущие попытки Фаддея добраться до исторических архивов с миров, на которых когда-то сражались Испивающие Душу, не дали вообще никакой информации об Ордене. Собор Героев на Мире Мортенкена, к примеру, более не содержал вмурованного в камень настенного изображения Дениятоса, легендарного воина –философа Испивающих Душу, который изгнал ксеносов-хрудов из священного города планеты. Практически все признаки Испивающих Душу со времени Поля Цербера были стерты. Лишь источники Инквизиции сохраняли единственную связную историю Испивающих Душу и их славные деяния – славные, по крайней мере, до предательства у Лаконии и Экскоммуникатуса, объявленного Ордену. Если и были какие-то аспекты их истории, не содержащиеся в архивах Инквизиции на мирах-крепостях в секторах, где сражались Испивающие Душу, то там где этого коснулся Империум, история исчезала.

Фаддею никогда до этого не приходилось видеть в действии эдикт о стирании. Разумеется, он о них слышал, и являлся частью операций, где их вынуждены были приводить в силу. Но он никогда не догадывался о такой тьме невежества по всему Империуму, которое сжигало книги и уничтожало инфопланшеты. Скорей всего, и стирание памяти производилось людям, которые встречались с Испивающими Душу. Фаддей, как и положено инквизитору, понимал важность информации, и как знание может сгноить души тех, кто неспособен справиться с ним.

Ордена ренегатов не были каким-то особым исключением – ведь многим детям рассказывали сирашные истории о Ереси Гора, когда половина Легионов Космического Десанта была развращена Великим Врагом. А то, что это может произойти сейчас, и безо всякого мощного присутствия Хаоса, который стоило бы в этом винить, могло вызвать разочарование и панику, ситуацию, которую Империум не мог себе позволить. Но исчезновение Испивающих Душу из памяти Империума сделало работу Фаддея во стократ сложнее.

Он не знал, какой из подорденов Инквизиции привел в жизнь этот приказ. Также он не знал, и какие оперативники в астропатических нексусах аванпостов и планетарных архивах искажали сообщения по запрещенным темам. Но они были эффективны, и без полномочий лорда инквизиции Фаддей чувствовал, что может немногое сделать, чтобы их обойти. Он питался объедками, и становилось все хуже. Он надеялся лишь на то, что его последний оставшийся след - расследование зачистки аванпоста на Эвмениксе и причина, по которой десантники его атаковали – приведет к какому-нибудь прорыву. В противном случае его расследование продолжит голодать от недостатка информации, пока не умрет.

Инквизиция могла заниматься ослеплением одной своей части действиями другой, и Фаддей порой задумывался, сможет ли она однажды отринуть мрак и научиться доверять сама себе. Но существовало достаточно мрачных слухов об инквизиторах, ставших опасными радикаламии, сошедшими с ума в своем преследовании разложения, так что, возможно, сохранять своих членов в неведении было единственным способом сохранять ее от гниения изнутри.

- Инквизитор?

Фаддей поднял глаза от информационного планшета. Он просматривал потенциальные следы в астропатическом траффике, но там вновь не было ничего многообещающего. Он увидел – как и ожидал – Пилигрима, стоящего в дверях холодных каменных палат. На Кайтаране стояла ночь и прерывистый бледный голубой свет от безоблачного ночного неба, окрашенного в голубой и серый тона. Фаддей так настойчиво занимался внимательным просеиванием сквозь жалкие астропатические данные, что даже не заметил захода двойных солнц Кайтарана.

- Пилигрим.

Пилигрим слегка поклонился, словно в насмешку. – Полковник Винн собрал своих людей и готов к осмотру.

- Хорошо. Что вы о них думаете?

- Я? – Пилигрим сделал паузу. - По большей части они ветераны разведывательных подразделений или антипартизанских бригад на своих примитивных мирах. Они умелые и решительные солдаты. Они, скорее всего, с честью умрут, но не более того.

- Вы думаете, что это безумие, не так ли? – у Фаддея возникло ощущение, что Пилигрим, если у него было лицо, сердито заворчал под своим капюшоном.

- Когда вы видели вещи, которые видел я, инквизитор, у сумасшествия нет значения. Я думаю, что это предприятие потерпит неудачу, если это то, что вы имеете в виду. Намного лучшие бойцы, нежели ваши штурмовики, пытались выполнить подобные авантюры ранее и не прошли дальше лазерной защитной сетки.

- Вообще-то, я не говорил вам, для чего мне нужны люди, Пилигрим. Вы кажетесь очень уверенными в том, что я потерплю неудачу, словно вы знаете, что я собираюсь предпринять.

- Вы направляетесь в Фарос, инквизитор. Других вариантов нет. И если я смог догадаться, то и лорд Колго сможет.

- Лорда Колго, - фыркнул Фаддей, поднимаясь с кровати и роняя инфопланшет в один из сундуков, которые он практически закончил упаковывать, - ничто не порадует больше, чем моя попытка. Если я проиграю, я испытаю защиту для него. Если я преуспею, он будет знать, как раскусить этот конкретный орешек, и, возможно, попытается поместить меня под свое непосредственное командование, чтобы я смог проделать то же самое в случае возникновения нужды.

- Возможно. Но вы идете в Фарос, инквизитор, и это настолько для меня очевидно, что в вашей секретности нет необходимости. Если вас обнаружат и вам удастся уцелеть, вы создадите себе врагов, которые никогда не забудут и не простят.

- Вы пытаешься отговаривать меня, Пилигрим? Или вы не хотите видеть Испивающих Душу найденными и наказанными?

- Больше, чем вам кажется, инквизитор. Больше, чем вы. Никогда об этом не забывайте, - нотка раздражения проскочила в обычно непроницаемом механическом голосе. – Вы интересовались моим мнением. Я считаю, что вы умрете. Но, находясь в вашем положении, я бы тоже выбрал возможную смерть, поскольку иначе шансы на полный успех нулевые. Я лишь говорю, что ваша миссия невыполнима.

- Император прикончил Гора, когда хаосит уже праздновал победу. Это было также невыполнимым. Говорят, что инквизитор Чевак видел Черную Библиотеку и уцелел. Снова невозможно. Защищать Империум от галактики зла – и снова невозможно, но это долг инквизитора попытаться. Мой долг. Единственным оружием, которое есть у меня против Испивающих Душу сейчас – информация, и если я должен совершить невозможное чтобы добыть её – это то, чем я займусь.

- Разумеется, инквизитор, - Пилигрим, как и всегда, стал раболепным. – Полковник Винн приготовил людей для инспекции.

- Передайте Винну, что я доверяю его суждениям. Если его люди такие мертвецы, как вы о них думаете, мне вряд ли требуется их проверять. Пусть грузятся на борт «Полумесяца», и убедитесь, что его заправили. Я буду в космопорте в течение часа.

Пилигрим расстаял во тьме по ту сторону двери. Даже несмотря на то, что он был неотъемлемой частью в надеждах Фаддея когда-нибудь обнаружить Испивающих Душу, неугомонный сварливый голос в голове твердил ему, что не следовала брать с собой Пилигрима.

Предательство, казалось, сочилось от существа как запах – и это ощущение осталось в палате после его ухода. Но вновь, инквизитору имеют дело с самыми нечестивыми из мутантов и пришельцев до тех пор, пока они полезны. По крайней мере, Плигрим не был еретиком или демоном, так что Фаддею придется выдержать его компанию еще какое-то время.

Фаддей закончил забрасывать свою немногочисленную одежду и собственность в сундук. Он путешествовал налегке и не следовал путями священной Инквизиции достаточно долго, чтобы собрать библиотеку или коллекцию артефактов, как это сделали старослужащие инквизиторы. Его единственной достойной внимания собственностью был сам «Полумесяц», его личная копия «Боевых Катехизисов» и сильно модифицированный автопистолет, который он хранил на корабле. Пистолет был преподнесен ему жителями улья Секунд на Джоуриане, когда он вычистил культ генокрадов в глубинах ульевого теплоотводного комплекса. Он чувствовал себя как один из героев имперского эпоса, словно: крестоносец, сокрушающий разложение и зло, где бы оно не прорывалось чтобы угрожать благословенному Империуму. Сейчас он ощущал себя совершенно по-другому.

Сделало ли Ордо Еретикус правильный выбор? Фаддей был довольно хорош, без сомнений. Он был умен и упорен, и имел терпение, чтобы выстраивать свои ресурсы, пока он не сможет нанести последний, критический удар по противнику. Но существовало так много инквизиторов с куда большим опытом. Были даже такие, кто специализировались на работе с Орденами Космодесанта – несмотря на то, что те были среди величайших героев Империума – они имели склонность к самостоятельности и автономности, что означало, что за ними следует постоянно присматривать. Соответствовал ли Фаддей заданию найти Испивающих Душу? Выбрали ли его по неким политическим соображениям, лорд-инквизитор вроде Колго, который должен балансировать между миллионом интересов, противоречащих друг другу?

Это было неважно. У него есть работа, и он её выполнит. Тысячи инквизиторов работали в зоне боев на сотнях различных миссий, и даже агенты Оффицио Ассасинорум крались меж звезд к своим целям в империи Тетуракта. И среди них был и Фаддей. У него было собственное задание, и оно было не менее важным, чем все остальные. Он выследит Испивающих Душу или умрет в этой попытке. Существовала ли где-нибудь преданность больше его? Нет, не существовала, ответил он сам себе.

Он позвал одного из крепостных слуг, чтобы тот отнес его вещи на «Полумесяц», и покинул холодное, пронизываемые сквозняками апартаменты. Он отправиться на Фарос как можно скорее – именно там находятся последние фрагменты мозаики. Он найдет там то, что ему нужно. Потому что если ему это не удастся, он потерпит неудачу, а это было недопустимо.

Седьмая глава


Застывшая на мгновение флотилия сохраняла безмолвие. Истребители замерли в безопасной системе, ожидая перерыва в плотном потоке имперских боевых кораблей и транспортов между ними и их целью. Система была темна и пустынна, единственные человеческие сооружения – бездонные жерла шахт на выжженном горнодобывающем мире, его звезда испещрена кратерами и медленно умирает.

Ксеноистребители зависли на орбите вокруг газового гиганта системы, бело-голубой слой газа крутился под ними в бесконечном вихре. Болезненный свет звезды окрашивал остальные едва видимые планеты и луны в тускнеющее серое свечение. Свет изменял яркое серебро истребителей, так что они выглядели просто еще одной кучей строительных обломков, выброшенных на орбиту и оставленных, когда люди наконец удалились.

Лишь после мятежа Испивающих Душу Сарпедон начал ценить галактику. В некотором смысле, она была чудом – каждый удаленный уголок содержал нечто новое и неожиданное. Даже в этой блеклой системе были следы красоты, подобные постоянным изменениям газового гиганта под ними или бесконечно сложным орбитам планетарных лун. Но одновременно это была темная и жуткая галактика. В каждом из этих уголков могла дожидаться тьма и разложение, спрятанные и замерзшие, готовые проснуться и с жадностью наброситься на звезды.

Хаос мог быть где угодно, и по самой своей природе он никогда не был у всех на виду, но, напротив, прятался в галактических закоулках подобно грязи, от которой никогда не избавиться. Именно поэтому Империум и был такой недоброжелательной организацией - он был неотъемлемой частью галактики, которая обеспечивала такое множество потаенных гнезд для Врага, и большая часть из лучших мест находилась внутри коррумпированных структур самих имперских организаций.

В те годы, когда Хаос в набольшей степени угрожал человечеству, он не посылал толпы демонов из варпа, но развратил его величайших героев – добрую половину примархов Космического Десанта – и разорвал галактику на части в войнах Ереси Гора. Были лишь люди, подобные Рогалу Дорну, примарху Испивающих Душу и герою битвы за Терру, которые удержали человечество от полного падения. Теперь Сарпедон ясно видел, кем на самом деле являлся Рогал Дорн – героическая личность, созданный таковым Императором, но герой, который неожиданно обнаружил себя пойманным в гниющем лицемерии Империума, когда Император оказался прикован к Золотому Трону и Адептус Терра извратили его гениальный план в глумление над человеческой расой.

Иллюминатор, смотрящий в космос, располагался посредине корабля капеллана Иктиноса, на котором аптекарий Карендин развернул свой аптекарион. Паллас, самый старший из аптекариев Ордена и сам Карендин без устали трудились здесь, поскольку Испивающие Душу нуждались в их знаниях сейчас более, чем в любое другое время в своей истории. Паллас только что завершил обследование самого Сарпедона, первого и наиболее очевидного из мутантов Испивающих Душу.

- Командор? – донесся голос позади него.

Сарпедон резко очнулся от задумчивости и повернулся, чтобы увидеть аптекария Палласа, считывающего анамнез с инфопланшета, подсоединенного к автохирургу. Развернутый в истребителе аптекарион был разностронним, но при этом стесненным, запихнутый в помещение, которое видимо когда-то служило каютами для команды ксеносов. Автохирург, санитары-сервиторы и следящие станции были втиснуты между выпуклыми органического вида луковицами из серебристого металла. Провода и оборудование свисали с неестественно высокого потолка.

Паллас поднял глаза от инфопланшета. – Ваше состояние ухудшается, - произнес он.

- Я знаю, - ответил Сарпедон. – Я почувствовал это в Доме Дженассис. Ад… изменяется. Если мы не преуспеем, приближается день, когда я не смогу его больше контролировать.

- Тем не менее, - продолжил Паллас, - вы еще не в худшем состоянии. Датестан из отделения Хастиса имеет усилившиеся патологии во внутренних органах, которые убьют его, или превратят в нечто иное. Нам придется полностью отстранить двух десантников из отделения Люко – у одного выросли клешни, не способные держать болтган, а другой отращивает второе…

- А ты сам?

Паллас помедлил, затем положил инфопланшет и снял одну из латных перчаток и бронированные пластины, закрывающие его предплечье. Красная чешуя покрывала кожу на тыльной стороне руки и поднималась до локтя и выше. – Они идут до плеча, - пояснил Паллас, - и чешуйки распространяются. Десантники вроде вас и Теллоса имеют наиболее очевидные мутации, но вряд ли найдется хоть один Испивающий Душу, не изменившийся в той или иной степени. Состояние большинства из них ухудшается все быстрее и быстрее.

Сарпедон посмотрел вниз на свои паучьи ноги. В те времена, когда его разум был затуманен Князем Демонов Абраксисом, он и его десантники считали его изменившуюся форму даром от Императора. Теперь он знал, что был всего лишь еще одним мутантом, неотличимым во многом от бесчисленных орд тех несчастливчиков, которые были порабощены и убиты в Империуме для защиты генетической стабильности человечества. Сарпедон сам лично уничтожил достаточно мутантов, и если любой из слуг Империума хоть раз взглянет на него, они попытаются убить и его тоже. – Сколько еще у нас остается времени? - осведомился он.

Паллас пожал плечами. - Месяцы. Совершенно точно не больше чем два года, прежде чем Орден прекратит свое существование как боевая единица. Неконтролируемые мутации уже забирают у нас десантников, и это число будет только расти. Я не знаю, что вы планируете, командор, но это может быть нашим последним шансом.

Саредон знал, что случается с Испивающими Душу, которые более не могли правильно функционировать. Большинство было изолировано, когда они теряли рассудок, затем их в цепях доставляли к плазменным реакторам «Сломанного Хребта», чтобы получить болтерный заряд в затылок перед тем, как их сожгут. Таких пока было немного, но Сарпедон ощущал отсутствие каждого так же остро, как и бессмысленные смерти во время войны Ордена.

- Наша последняя возможность во многих смыслах лежит не в единственном направлении, - согласился Сарпедон. - Империя Тетуракта сопротивляется, заставляя Флот и Гвардию участвовать в битвах, которые не сможет выиграть не одна из сторон, поскольку у Тетуракта есть численное превосходство и место для подъема мертвецов. И мы движемся как раз в самую гущу этой бойни. Согласно информации, доставленной Салком с Эвменикса, где бы ни сражались армии Тетуракта, это всегда будет мясорубка. Орден не вымрет от мутаций, Паллас, он погибнет в бою, или будет излечен.

- Мы не сможем продолжать в том же духе, не так ли? – неожиданно заявил Паллас. – У нас нет поддержки. Империум уничтожит нас, если сможет, а Хаос видит в нас врага, коим мы для него и являемся. Ни один Орден не выживет в подобной ситуации.

- Продолжай свои тесты, аптекарий, - приказал Сарпедон. – Давай мне знать о любых изменениях.

Он развернулся и покинул аптекарион, восемь когтей застучали по металлическому полу, пока он двигался обратно в сторону мостика.

Кабину шаттла заливал мрачный серо-голубой свет. Он сиял на медной арматуре пилота-сервитора и перекрашивал темно-красную драпировку в бархатисто-черный цвет. Обзорный экран поплыл завихрениями белого, голубого и серого, когда сервитор своим прикосновением увеличил тягу двигателей. Множество тревожных сигналов неуместными каплями красного сияли на приборных панелях – шаттл изначально не предназначался для подобных условий, но Фаддей знал, что он выдержит перегрузки. Полковник Винн потянул за несколько нужных струнок в отрядах Гвардии, подчиненных командованию Кайтарана и заполучил отличное судно для этой операции. Шаттл был покрыт активной броней, но даже она еле выдерживала чудовищное давление и холод, а стелс-режим двигателей работал на принципе реактивной тяги, который позволял кораблю передвигаться под водой.

Или, как в данном случае, под жидким водородом.

- Поверхность? – спокойно осведомился Фаддей.

- Три сотни метров, - раздался механический голос пилота-сервитора. Арматурины, вставленные в плечевые разъемы, покоились на рулевом управлении перед ним и в ответ на его действия закрылки судна выгнулись вверх, посылая судно по плавно восходящей дуге сквозь неестественно холодный океан.

Фаддей переключился на корабельный вокс. – Лейтенант, на мостик, - приказал он. Несколькими секундами спустя дверь в задней части кабины распахнулась и внутрь заглянул лейтенант Киндарек.

- Инквизитор?

- Мы достигнем берега примерно через семь минут. Ваши люди готовы к высадке?

- Вполне, сэр.

- Придержите гранатометы до того момента, пока мы не уберемся на достаточное расстояние от края. Там будут сдерживающие поля для предохранения жидкости от взрыва, но мы получим чертовски большой кабум, если она рванет. Я не хочу терять солдат в несчастных случаях, тут и без того достаточно опасно.

- Так точно, сэр. Только хеллганы до вашего особого распоряжения.

- Замечательно, - Фаддей замолчал, вглядываясь в жидкость, крутящуюся перед глазами. - Что вы думаете об этом задании, Киндарек?

Киндарек задумался едва ли на секунду. – Чрезвычайно опасное и жизненно важное, инквизитор. Наш тип операций.

- И почему вы так считаете?

- Потому что полковник Винн выбрал нас, инквизитор. Он не подвергает риску свой разведвзвод без хорошей на то причины, а хорошие причины всегда включают в себя риск.

- Никто и никогда еще не делал этого, Киндарек. Кое-кто пытался, но никто не преуспел.

- Мне представляется, что никто никогда не пробовал ЭТОТ путь внутрь, сэр.

Фаддей ухмыльнулся. – Возможно, вы и правы, Киндарек. Я на это надеюсь.

- Двести метров, - доложил сервитор.

- Растолкайте людей, лейтенант. Я хочу, чтобы высадка началась, как только мы достигнем берега.

Киндарек четко отсалютовал и направился обратно по направлению к отделению экипажа. Поскольку Фаддей не был офицером, жест был неуместным, но инквизитор не стал на это указывать. Видимо, это была сила привычки. Киндарек выглядел солдатом, который рано обучился своим привычкам и никогда не отклонялся от них - это сделало его бойцом, которому Винн доверил возглавлять разведвзвод, настолько профессиональную и непоколебимую группу людей, насколько Ордо Еретикус могло создать из обычных солдат.

На мгновение выхваченные из тьмы прожекторами, установленными под носом шаттла, мимо проносились неясные причудливые формы, едва различимые сквозь практически непроницаемую стену жидкости. Наклонившиеся колонны и тенистые, полузатопленные конструкции, перекрученные случайным образом чудовищным холодом, образовывали сложную вереницу препятствий, которые требовалось обходить пилоту-сервитору.

Свет становился все бледнее по мере того, как корабль поднимался. Подводный шельф, сформированный из наносов серебристой машинной стружки, вырисовывался из сумрака – там, где он прорывал поверхность, был сияющий горизонт, пляж, на котором приземлится шаттл.

Возможно, корабль уже обнаружили. Возможно, боевые сервиторы уже прокладывали себе путь сквозь океан или ожидали судно на побережье, готовые превратить жидкий водород в локализованный, недолговечный пылающий ад, который испепелит шаттл и всю его команду. Но это были те риски, которые ты принимаешь, сталкиваясь лоб в лоб с Адептус Механикус.

Фарос являлся астероидом, частью остатков планеты, уничтоженной за миллионы лет до этого. Он был осколком сломанного ожерелья, висящего вокруг мертвой, кроваво-оранжевой звезды. По ту сторону этих астероидов располагались лишь разрозненные горнодобывающие колонии и крепко сбитые аванпосты миссионеров, помимо них система была практически полностью забыта.

Тысячу лет назад, Адептус Механикус, ведомые своими сложными вычислениями судьбы и предсказаниями техно-жрецов, прибыли в астероидное поле. Они выбрали эту область местом обитания для командования сектора Стратикс, которое в случае чрезвычайных обстоятельств будет служить для координации боевых частей Адептус Механикус, космических кораблей и специалистов. Но информация была наиболее критичным фактором из всего перечисленного – Адептус Механикус были монашеским орденом, и их религией являлось знание. Информация была столпом святости, и командование сектором построило собор во имя получения знаний, который будет сохранять всю информацию, воспроизводимую множеством адептов по всему сектору.

Собор выступал из поверхности одного из крупнейших астероидов, богатого железом Фароса, выдолбленный гигантскими туннельными машинами и покрытый священными металлами – чистейшим железом, твердым углем, бронзой и цинком.

Он принял форму скопища огромных цилиндров, собранных вместе подобно трубам органа, соединяемых тысячами мостов из стекла.

Часть этажей располагались внутри астероида, укоренившись в его сверхплотном ядре. Бесчисленные уровни знания, и часовни нескованного ничем познания наполнили пещероподобные пространства, и полк боевых сервиторов был приписан к собору, чтобы держать подальше невежественных.

Хрупкие банки памяти требовалось содержать в холоде, чтобы быть уверенным в их стабильности и неизменности заключенной в них информации. Целый океан жидкого водорода затоплял нижние этажи, погрузив подземную часть собора в невообразимо холодные глубины, подпитываемый открывающимися на каменистую поверхность астероида гигантскими впускными отверстиями. Запертый океан регулярно восполнялся судном-танкером Механикус в никогда не останавливающемся цикле священного обслуживания, принявшем акт культа для тысяч адептов и слуг.

Внутри, галереи информационных кубов, практически живых от чудовищного объема хранящейся в них информации, были размещены над замерзающим озером,. Небольшому числу техно-жрецов было позволено существовать там же, деля собор с обслуживающими сервиторами и купаясь в святости подобного количества знаний. Они были адептами, благословенными за свои набожность и служение Богу-Машине возможностью проживать продленные жизни в ледяном великолепии Фароса.

Когда того требовали обстоятельства, Фарос становился хранилищем жизненно важной информации, которую командование сектором могло применить на благо Империума – архивы его медицинской башни в данный момент прочесывались в поисках излечения от ужасных видов чумы, вспыхивающих посреди зоны боевых действий Стратикса. Но лишь техно-жрецы понимали его истинное предназначение – святая земля, созданная Механикус как памятник Омниссии и модель идеальной вселенной Бога-Машины, где неизменное знание было единственной и главной константой.

Здесь не было места Хаосу, никакой злой случайности, способной исказить священное знание. И Адептус Механикус рассчитывали сохранить его в таком виде. Никому не был разрешен доступ на Фарос без специального разрешения Архимагоса Ультима, а тот был известен как человек, которого не стоило торопить. Лишь горстке наиболее доверенных слуг Императора был дан доступ к святой земле Фароса, и то на кратчайшие промежутки изучения под пристальным вниманием и контролем. Разумеется, несколько введенных в заблуждение душ и отъявленных еретиков уже пытались силой проложить себе дорогу внутрь, но святую землю хранили в неприкосновенности с помощью боевых сервиторов и кораблей-мониторов. Никому не удавалось успешно украсть информацию из собора Фароса. Но, в то же время, никто прежде не решался пробиться сквозь входные отверстия для жидкого водорода.

* * *

- Крепление не зафиксировано. Дайте я сам. – лейтенант Киндарек потянулся и отрегулировал застежку между шлемом Фаддея и воротниковым кольцом его скафандра для работы во враждебной среде. Обычно выдаваемый пионерам-исследователям или инженерам, работающим на корпусах кораблей, скафандр мог выдерживать крайние перепады температуры или пагубные газы, сохраняя своего владельца от их вредоносного воздействия. Все члены разведвзвода были экипированы ими, слегка искаженные лица виднелись сквозь квадратные, прозрачные лицевые пластины, и без того крупные фигуры солдат увеличивались толстым, губчатым темно-серым материалом скафандров.

Раздалось шипение, когда замок затянулся и Фаддей почувствовал, как воздух вокруг его лица стал холодным и насыщенным химикатами. – Благодарю, лейтенант.

Затянутый в скафандры взвод набился в задний высадочный воздушный шлюз напротив Фаддея, хеллганы наготове. У четверых штурмовиков были закрепленные на спинах гранатометы, и тяжелые гирлянды осколочных выстрелов окольцовывали их пояса. Ни скафандры ВС, ни униформа под ними не несли на себе никаких опознавательных знаков Инквизиции, и сам Фаддей не прихватил с собой инсигнию Ордо Еретикус – если операция провалится, мало что будет указывать на то, что Инквизиция стояла за проникновением.

Все молчали. Его собственный голос, как показалось Фаддею, звучал здесь нежеланно и неуместно. В скольких сражениях участвовали эти люди? Сколько раз им приходилось дожидаться в БТР «Химера» или в десантном транспортнике «Валькирия», не зная, высадят ли их в самое пекло боя?

Фаддею было известно, что некоторые из солдат были на Мосту Харроу Филд, где демоны Бога Перемен появлялись из-под земли вместе с летним урожаем. Многие были частью отряда следопытов, обнаружившего гробницу Архи-Идолопоклоника на Аметисте V. У некоторых были шрамы и низкопробная глазная бионика, видимые сквозь лицевые пластины – все были немногословны и мрачны. Собственные нервы Фаддея управлялись его верой в Имперское предвидение и критической природой этого задания. Каждый человек боролся с напряжением нескольких последних мгновений своим личным способом.

Шаттл накренился, когда сидящий в кабине пилот-сервитор развернул его вокруг оси. Металлический скрежет донесся из-под корпуса, тормозящий корабль выскочил на берег под действием выталкивающих его двигателей.

- На месте, - раздался по воксу голос сервитора.

- Открывай, - приказал Фаддей. Раздался скрип гидравлики и задняя стена пассажирского отсека начала с шипением отходить вниз по мере спуска высадочной рампы.

Яркий, холодный, флуоресцентный свет затопил помещение. Водородное озеро наполняло нижние уровни данного конкретного цилиндра собора, и нагромождение металлических обломков образовывали насыпи под поверхностью, которые стали отмелями из серебристого песка. На одну из отмелей и вылетел корабль. В ярком свечении берег сиял серебром и зазубрины на поверхности озера блестели так же, как лезвие ножа.

Авангард отряда выпрыгнул на берег еще до того, как опустилась аппарель, мощные ботинки скафандров ВС взбивали жидкий водород на краю берега. Светочувствительные лицевые пластины потемнели в ослепительном сиянии, бойцы водили стволами хеллганов в поисках возможного противника в зоне высадки.

Голова Киндарека на секунду склонилась к плечу, пока он принимал их доклады по воксу. – Все чисто, - передал он на взводной частоте. – Выдвигаемся.

Отряд быстро высадился из шаттла, шлепки ботинок заставляли металлическую стружку дрейфовать прочь по мере продвижения солдат. Фаддей следовал за ними, автопистолет приятно оттягивал руку, а его носоглотка уже превратилась в одну сплошную ссадину от вдыхания переработанного воздуха. Свет окружил его, когда он сошел с рампы на берег и инквизитор увидел, что дальняя стена являлась единым протяженным источником излучения, фосфоресцирующие газы были заключены в панелях из прозрачного кристалла, покрывающих всю внутреннюю поверхность цилиндра.

Этот цилиндр собора достигал трех километров в диаметре и порядка десяти в высоту, с сужающейся кверху стометровой секцией. Технические лестницы вздымались в двойных спиралях до первых уровней галереи. С далеко потолка свисали колонны, матово-серые, так что они поглощали обильно льющийся свет. Между ними виднелись паутины стеклянных переходов и платформ, тысячи нитей, которые превращали свет, струящийся снизу, в яркий мерцающий лес. Это было словно находиться внутри отполированного бриллианта, с миллионом лиц смотрящих вверх на изломанный свет новорожденной звезды. Собранные вокруг колонн и формирующие звездные вспышки света в перекрестках паутины, непривычные кристальные скульптуры складывались в сложные геометрические формы, математические молитвы были закодированы в их углах и лицах, каждая скульптура являлась кристаллическим информационным хранилищем, содержащим достаточно информации, чтобы наполнить сотню когитаторных устройств.

Еще выше, изгибающиеся стены были завешены знаменами, ржаво-красная ткань с вышитыми золотыми нитками молитвами в двоичном коде. Яркость уступала место теням по мере продвижения к потолку, наполненная ладаном тьма поглощала свет собора там, где Фаддей мог с трудом разглядеть контрольные структуры, смотрящие вниз на собор, в которых техно-жрецы даже сейчас могли наблюдать за непрошеными пришельцами, оскверняющими храм Омниссии.

Технология этого места была старого образца, того вида, который они не способны теперь создавать, добытая из забытого безумия Темного века технологии и направленная на новое использование в деле поклонении Омниссии. Это действительно было священное место, где Адептус Механикус сохраняли технологии, которые они не могли – некоторые сказали бы и не смогут – воспроизвести.

На взгляд Фаддея, она была прекрасна. Для лейтенанта Киндарека и его людей это было лишь очередное поле боя. Киндарек пролаял приказ и взвод веером рассыпался позади авангарда, который в экстренном темпе исследовал оконечности металлической банки. Взвод разделился на составляющие его отделения, каждое перекрывало свой собственный сектор стрельбы.

- Где наша точка входа, сэр? – донесся голос Киндарека.

Фаддей огляделся. Они не могли провести больше чем несколько мгновений здесь, внизу, где у них не было укрытия и где стрельба могла заставить взорваться водородное озеро. Было несколько обслуживающих лестничных колодцев, спускающихся с колонн наверху, по которым адепты и сервиторы могли добраться до поверхности озера. Фаддей указал в направлении ближайшего. – Там. Чем проще, тем лучше.

- Сэр. - По приказу Киндарека взвод рванул по направлению к колодцу, веретенообразная спираль из бледно-серебристого металла казалась невообразимо хрупкой на фоне массивного цилиндра собора.

Авангард быстро поднялся, прихватив с собой двоих гранатометчиков. Отделения штурмовиков последовали за ними, Фаддей бежал вместе со всеми, пока они взбирались по лестнице по двое одновременно, спеша выбраться со столь уязвимой позиции. Фаддей глянул вниз и увидел, как корма шаттла исчезает из вида, когда он скользнул обратно под поверхность, чтобы уменьшить вероятность обнаружения.

Паутина света наверху дробилась и трансформировалась по мере того, как Фаддей поднимался, словно весь собор был сконструирован таким образом, чтобы казаться абсолютно различным с каждого возможного угла восприятия, отображая миллиарды граней содержащейся в нем информации. Инквизитор непроизвольно остновился, пока смотрел на открывающийся вид, и ему пришлось напомнил себе, что он тоже солдат, точно также как и эти люди, которые игнорировали великолепие собора, их разумы направлены лишь на выполнение задания.

Авангард уже достиг первого уровня паутиноподобных переходов, с осторожностью прокладывая себе дорогу через прозрачный кристалл. Основание одной из висящих колонн было рядом, и они собрались там, один проверял ауспекс на предмет движение, другие осторожно контролировали пространство вокруг гигантской гладкой колонны.

Киндарек отправил первые из отделений взвода на переходы. Они продвигались россыпью в мобильном периметре, хеллганы готовы к стрельбе, солдаты крались вокруг абстрактных геометричский фигур, которые образовывали кристаллические информационные хранилища.

Несколько человек тащили пристегнутые к спинам или поясам тюки с оборудованием – простейшее интерфейсное оборудование, гарантированно уцелеющее в сильном холоде, оно позволит пользователю войти в несложную информационную систему. Множество из наиболее технически подкованных штурмовиков были быстро обучены пользоваться им, и сам Фаддей мог выполнить жизненно важную задачу в случае нужды.

Киндарек добрался до переходов. На мгновение он замер и посмотрел в сторону бойцов у колонны – Фаддей увидел одного из них, того самого с ауспексом, и он произнес единственное слово, когда связался с лейтенантом по воксу.

Движение.

Это было единственное предупреждение, которое успел получить Фаддей.

Солдат развернулся, пытаясь установить источник сигнала движения на ауспекс-сканнере. Он уставился на колонну позади себя и уронил сканнер, чтобы привести хеллган в положение для стрельбы, когда понял, что движение было внутри колонны.

Поверхность колонны раскололась на сотни темно-серых керамических плиток. Колонна развалилась и плитки оказались гибкими бронированными панцирями гигантских жуков с металлическими конечностями, которые зависли в замерзающем воздухе, пока множество светящихся металлических глаз зажигалось на скоплении сканнеров, торчащих из их головогруди.

Нижняя часть колонны превратилась в более чем двадцать боевых сервиторов, каждый в три раза превышающий массу человека, высокотехнологичных и парящих на встроенных гравитационных устройствах. Металлические лапы складывались в стволы мульти-лазеров, и округлые энергетические пилы с алмазными зубьями возникли на металлоконструкциях. В те несколько секунд, пока сервиторы приходили в боевую готовность, Фаддей осознал, что они действительно были под наблюдением с тех пор, как выбрались на берег – оборонительные силы собора дожидалась, пока штурмовики разойдутся между переходами и лестничными колодцами, уязвимые и без прикрытия.

Глупо. Как Фаддей мог поверить, что он сможет преуспеть в инфильтрации в архивы Фарроса, когда это было доказано невозможным такое множество раз?

Нет. Это были размышления существа без веры. Сражайся, ибо смерть на службе Императора является наградой сама по себе.

- Огонь! – рявкнул Киндарек по взводному каналу. – Гранаты!

Замерзший воздух прорезал лазерный огонь, опаляющие красные росчерки из перегруженных силовых ранцев хеллганов хлестнули от каждого способного стрелять солдата и мульти-лазеры, мечущие залпы белого огня сквозь тела ближайших к колонне бойцов. Яростные крики и шипение лазерного огня заполнили уши Фаддея и вокс внезапно стал мешаниной статики и грохота, люди, орущие, открывая огонь или кричащие от боли, умирая. Солдат разрывало на части, их кровь замерзала россыпью красной шрапнели, куски плоти размазались по кристаллу. Один завалился назад, когда его нога была начисто отсечена взмахом энергетической пилы, капли замерзшей крови сверкнули, когда он опрокинулся с перехода вниз, по направлению водородного озера. Другого подхватили бритвено-острые щупальца жука-сервитрра и потянули в стороны, его тело извергло дождь багровых осколков.

Расскаленное добела пламя лазерного огня хлестнуло по лестничному колодцу и штурмовик, взбирающийся прямо над Фаддеем, попал под него, туловище разлетелось вдребезги, когда луч лазера прошел сквозь грудную клетку. Безжалостный огонь метлой прошелся по лестнице под ним и структура развались пополам, металлические ступени градом посыпались вместе вниз с половиной последнего отделения.

Фаддей подтянулся и ухватился за перила, едва ступени под его ногами испарились. Падающий сверху мертвец всей своей тяжестью ударил его, и Фаддей завис на одной руке в примерно сотне метров над озером. Слепящий свет поглощал людей по мере их падения, уменьшая их до ряби на серебристой поверхности, когда они ударялись об озеро.

Заряды гранатометов разорвались в воздухе, осыпав сервиторов облаком шрапнели. Ущерб был минимален, но разрывы забивали их сенсоры, и одна из насекомоподобных машин упала, окутанная в странное голубое пламя, когда дюжина высокомощных зарядов хеллганов добрались до его подбрюшия.

- Панисс! Теллераев! Обходите с фланга, прижмите тварей! - заорал Киндарек. Фаддей заметил лейтенанта прилипшего спиной к одной из информационных скульптур, стреляющего из хелл-пистолета, пока он выкрикивал приказы в вокс.

Неожиданно рука опустилась вниз и Фаддей вцепился в нее – солдат втащил его на пока еще целый вверхний конец лестницы. Фаддей уже собирался выдохнуть слова благодарности, когда лазерный луч прожег воздух между ними и прорезал глубокий борозду сквозь лицевую пластину бойца – Фаддей разглядел, как он задохнулся, когда холодный воздух, который он вдохнул, превратил его легкие в куски льда. Глаза мужчины стали белыми кристаллами и его тело стало жестким, тепло утекало изнутри скафандра и мышцы окаменели.

Фаддей отпихнул труп в сторону и позволил телу упасть. Он вскарабкался на несколько ступенек, спотыкаясь, и забросил себя на переход, вызывающее головокружение высота по-прежнему зияла под ним. Переход был достаточно широк лишь для того, чтобы пара мужчин прошла по нему в ряд, и бойцы пробивались на пересечения, где они могли собраться в группы из трех или четырех человек, используя скульптуры как прикрытие и концентрируя огнь хеллганов на одном сервиторе одновременно.

Фаддей поднял автопистолет, почувствовав щелчок, когда заряд «палач» вошел в камеру ствола, реагируя на обхватившую рукоять руку. Он рывком пересек дистанцию в несколько шагов до ближайшей скульптуры, пока залпы лазеров выбивали глубокие кратеры в кристалле перехода позади него.

Инквизитор скользнул в укрытие, занятое двумя штурмовиками, тот, что был вооружен гранатометом, выпускал над колонной редкие навесные залпы, целясь в сторону кучки сервиторов.

Солдат с хеллганом отрывисто кивнул Фаддею, когда инквизитор приткнулся в полусидячей позиции, спиной к кристаллу.

- Кажись, потерял половину пацанов! – выкрикнул солдат, его голос заглушала лицевая пластина скафандра ВС. – У нас есть план, как свалить отсюда?

Фаддей узнал Теллераева, одного из сержантов взвода.

Инквизитор покачал головой. – Мы не ищем легких путей.

Теллераев процедил словечко на языке своего родного мира, которое по предположению Фаддея было сквернословием, затем переключил хеллган на полную мощность и послал яркое копье лазерного луча в корпус сервитора, угрожающе дрейфующего, чтобы зайти к ним сбоку. Фаддей прицелился из пистолета и выпустил три патрона, микрокогитаторы в редких зарядах «палач» послали пули по сложной траектории полета и впечатались в сервитора с механической точностью.

Сервитор содрогнулся и резко накренился, когда один из его антигравов взорвался снопом искр – Фаддей навел ствол на сенсорный узел, который составлял голову машины и всадил в нее остаток десятизарядной обоймы автопистолета. Подобно ловким металлическим насекомым заряды рванулись по направлению к цели и изрешетили металлическое лицо сервитора, из разбитых механизмов брызнули электрические дуги, обнажилось биологическое ядро машины, та его часть, которая когда-то была человеком.

Лишившись управляющего элемента, сервитор беспомощно перевернулся, обнажая подбрюшие, к которому были прикрепленны его суставчатые конечности. Второй штурмовик перевел ствол гранатомета на цель и всадил в брюхо сервитора единственный осколочный выстрел, начисто распарывая его и сбросив куски машины и мягкую массу плоти вниз, по направлению озера.

Гранатометчик позволил себе мрачную улыбку триумфа, загоняя очередную гранату в оружие.

- Пробиваемся к Киндареку! – выкрикнул Фаддей. Теллераев кивнул, и двое мужчин бегом покинули укрытие. Гранатометчик прикрыл их, выпустив залп гранат на переходы над ними, горячие осколки разорвали воздух и на секунду ослепили сервиторов, пока Фаддей и Теллераев неслись к лейтенанту.

Вместе с семью или восемью бойцами, перекрывающими огневые зоны и не дающими сервиторам окружить их, Киндарек пытался организовать опорный пункт вокруг пары скульптур и вдоль завалившегося сверху перехода. В строю все еще оставалось порядка дюжины машин, выплевывающих огонь мульти-лазеров по всей площади цилиндра – но они избегали стрелять прямо по скульптурам, поэтому им приходилось сближаться, чтобы пускать в ход энергетические пилы, одновременно поливая огнем переходы между ними. Киндарек старался наказывать сервиторов, которые плыли по направлению к ним, за эту ошибку, и хотя скорей всего ему не удастся преуспеть, он, по крайней мере, покупал им необходимое время.

Фаддей достиг позиций Киндарека, Теллераев позади него.

- Нужно, чтобы люди продвигались вверх, - передал Фаддей по воксу, с трудом переводя дыхание. – Нужно установить подключение.

Киндарек задумался, пока его разум солдата взвешивал имеющиеся возможности – оставаться здесь, имея какое-никакое укрытие и план, или бросить людей в пекло в попытке вытащить немного информации из архивов собора.

- Мы здесь все равно долго не продержимся, - ответил он. Затем, на частоте отделения – Огонь на подавление и на прорыв! Направляйтесь в сторону верхних переходов и сконцентрируйте огонь. Пошли, пошли!

Фаддей вставил извлеченный из одного из поясных карманов одиночный заряд в казенник автопистолета. Один тяжелый патрон, тот стоил дороже, чем многие космические корабли и пригоршня их обошлась Фаддею во множество сделок и уступок. Сейчас он был особенно признателен себе за то, что продемонстрировал предусмотрительность и прихватил их с собой.

Фаддей рванулся вместе со штурмовиками и выстрелил в сервитора, развернувшегося, чтобы окатить их огнем. Автопистолет тявкнул и светящийся хвост последовал за зарядом. Его бронебойный наконечник и микро-направляющие системы позволили ему пробиться сквозь глянцевый панцирь машины перед тем, как закончился момент движения. Ядро из мощной взрывчатки сдетонировало в сердце сервитора и разорвало его пополам в душе замерзшей плоти и мерцающего металла.

Особые патроны Адептус Механикус, кульминация технологии личного вооружения. Теперь Фаддей использовал их, чтобы вырваться из места, в котором именно Механикус хотели видеть его мертвым. Где-то здесь должна была крыться мораль, если, конечно, Фаддею удастся прожить достаточно долго, чтобы извлечь её.

Инквизитор ухитрился потратить еще два бесценных заряда из своих боеприпасов, сбивая парящего сервитора, а неистовая лазерная стрельба из хеллганов увеличила счет еще на троих, пока штурмовики перемещались к ближайшему перекрестку, который поведет их вверх, по направлению к следующим уровням.

- Теллераев! – выкрикнул Киндарек, когда штурмовики добрались до следующего уровня, и заняли оборону позади гигантской скульптуры. – Возьми троих бойцов и займи жестянок! Остальные прикрывают босса!

Фаддей кивнул лейтенанту, и извлек интерфейсное оборудование из набедренного кармана скафандра. Это был простой портативный когитатор, подсоединенный к инфопланшету толстым пучком кабелей, с различными интерфейсами, выходящими на еще больший пук проводов. Присев у скульптуры, Фаддей неловко замешкался с устройством, внезапно почувствовав проносящиеся мимо горячие вспышки лазерных зарядов.

Он не мог найти нужный разъем. Инквизитор провел руками по чистой, угловатой кристаллической поверхности, но входа не было. Неужели он потерпит неудачу здесь только потому, что был достаточно глуп, чтобы увериться в том, что Механикус станут использовать стандартные интерфейсы?

Нет, нечто было там, у основания кристалла. Металлическая панель, прикреплена болтами к поверхности, уродливый наплыв на кристалле. Переходник, выдвинувшийся из пластины в тело кристалла и обеспечивающийся низкотехнологический доступ внутрь. Инфоскульптуры были технологией из прошлого и Механикус явно не обладали аналогично изящным способом их использования – им пришлось привести их в соответствие с имеющейся у них технологией, и это была та же технология, что использовалась по всему Империуму.

Фаддей воткнул один провод в грубый интерфейс. Последовала пауза, и внезапно инфо-планшет наполнился реальной информацией, тесные колонки двоичного кода стекали вниз по экрану.

Программа, загруженная в когитатор, была так же дорогостояща в каком-то смысле, что и патроны в пистолете Фаддея, она была взята у техно-еретика, которого Фаддей помог поймать еще будучи дознавателем. Еретикус приказало, чтобы еретик был оставлен в живых, дабы Инквизиция смогла воспользоваться его навыками – человек сбежал, и Фаддей был частью операции, которая в конечном счете закончила его существование. Программа, которую он предоставил Инквизиции перед своим побегом, являлась декодером, достаточно мощным, чтобы проламываться сквозь шифрование практически любого информационного источника, и в то же время достаточно простой, чтобы стыковаться с почти любым компьютеризированным устройством.

Его звали Скрин Кавансиэль. Безумец, который превращал сервиторов и промышленные механизмы в яростных монстров на полудюжине миров в секторе Скарус, все во имя Бога Перемен. Вместе с двумя другими дознавателями, Фаддей прикончил его на агромире рядом с галактическим ядром. То, что Кавансиэлю позволили жить, в первый раз посеяло сомнения в Фаддее, которые впоследствии подтвердил Лорд Колго – Инквизиция не была единым, сфокусированным инструментом Императорского правосудия, как его учили, когда он впервые был принят в качестве дознавателя. Половину времени она с тем же успехом могла проводить, сражаясь сама с собой.

Когитатор разбил массу информации на категории и сфокусировался на записях о форпостах Адептус Механикус и персонале в секторе Стратикс. Здесь были триллионы ячеек информации – по крайней мере, подумал Фпаддей, пока лазерный огонь распространялся вокруг него и короткие, горловые крики говорили об умирающих солдатах, все информационные хранилища были соединены между собой.

Он лишь надеялся, что скульптуры, обрушившиеся под ними, не содержали искомые данные.

- Твою мать! – заорал кто-то. – У нас гости!

Фаддей глянул вверх. Теперь во тьме наверху цилиндра появились огни, мощные прожекторы, пробивающиеся сквозь тени. Лучи выхватили из тьмы десантные фалы, струящиеся вниз, и фигуры, спускающиеся по ним, солдаты в ржаво-красных комбинезонах, оружие висит за спиной.

- Дерьмо, техногвардейцы! – выдохнул Киндарек.

Половина штурмовиков все еще была занята сервиторами. У Фаддея не было особой надежды на то, что оставшиеся смогут разобраться с закаленными солдатами техно-гвардии, палящими в них сверху.

Он рассмотрел пару техножрецов, направляющих техногвардейцев, закутанные в плащи с капюшонами адепты, вооруженные сияющими энергетическими секирами и экзотическим вооружением, которое посылало в штурмовиков пылающие заряды энергии.

Инфопланшет начал сортировать информацию на основе кодовых слов, которые Фаддей использовал, чтобы фильтровать астропатические сообщения – Испивающий Душу, фиолетовый, десантник, паук, и еще группу других.

Когда экран забурлил от информации, Фаддей переключился на вокс-частоту, зарезервированную им для шаттла.

- Фаддей – шатллу. Цель над нами, множественные враждебные контакты. Прими это во внимание.

- Получено. - подтвердил механический голос сервитора, сигнал искажался массой жидкого водорода. – Шаттл связь закончил.

Фонтан водорода вырвался с поверхности жидкости и стелс-двигатели корабля с ревом врубились, вырывая его из озера и с шумом посылая нестись вверх, подобно пуле из ствола винтовки. Едва выбравшись из озера, в дело вступили маршевые двигатели, и шаттл вознесся мимо нижних переходов на плюмаже из огня, все выше и выше.

Информация, проходящая сейчас через подключенное устройство, все еще имела колоссальный объем. Каждый аванпост Механикус с сегодняшнего дня и до времен Великого Крестового Похода был перечислен, с перечнем штата, схемами, рабочими ротациями, докладами об исследованиях, счетами, техно-молитвами, и всеми прочими недолговечными элементами гигантских операций Механикус.

Фаддей впечатал последнюю доступную ему команду – приказ сортировать данные по списку сотрудников, который Сестра Эскарион добыла на форпосте на Эвмениксе. Несколько сотен имен, которые олицетворяли последнюю надежду – сводящую с ума, ведь все, что Фаддею требовалось знать, скорее всего проносилось мимо прямо перед его глазами, ему всего лишь требовалось выловить это из моря информации.

Поток данных поредел. Мерцающий зеленый свет на рамке инфопланшета свидетельствовал о том, что информация была достаточно компактной, чтобы влезть в когитатор. Фаддей переключил тумблер и записи втянулись в память когитатора.

Возможно, этого было достаточно. Возможно, там не было ничего, кроме банальщины. Фаддею придется ухватиться за этот шанс, если он выживет. Это было одно большее «если».

Шаттл поднимался вверх, прокладывая себе дорогу сквозь переходы по мере подъема. Подвешенные на еле заметных конструкция вверху орудия выплюнули струю снарядов в корабль, они прорвались сквозь бронеплиты шаттла и из двигательных отсеков вырвались короткие языки пламени.

Первые техногвардейцы уже приземлялись на переходах высоко наверху, посылая вниз шквал скорострельных очередей из автоганов. Замерзающий воздух был полон шрапнели и пара. Фаддей увидел, как сержанта Теллераева разорвал надвое один из последних сервиторов, его внутренности превратились в дымку из багровых кристаллов, а двоих его людей сбили с перехода выстрелы техногвардейцев. Фаддей пальнул дважды, трижды, и трое техногвардейцев слетели со своих канатов от попадания боеприпасов, использовать которые когда-нибудь они могли лишь мечтать.

Двигатель шаттла наконец взорвался и вокруг него расцвели облака пара. Его полет достиг своего апогея и он начал падать, всего несколько метров не добравшись до уровней, на которые приземлялись техногвардейцы.

Пилот-сервитор, работая на жестких протоколах, которые установил сам Фаддей, переключил топливные ячейки шаттла на реверс, накачивая высококачественное производное прометиума в противоположную сторону, пока он не затопил камеру сгорания.

Топливо занялось и испарило все в кабине и пассажирском отсеке в одно мгновение. Пилот-сервитор был распылен, металлические компоненты испарились в газообразное состояние, плоть просто исчезла.

Корпус шаттла сложился внутрь от силы взрыва. С громовым грохотом и вспышкой пламени, которая превратила кристаллический собор в вспыхивающий оранжевый столб, шаттл разлетелся, и кипящее пламя наполнило верхнюю часть цилиндра.

Испарения, подобно падающему небу, свалились вниз и окатили штурмовиков. Фаддей был ослеплен, ярко-белое стало темным.

Вокс был мешаниной помех. На пару секунд инквизитор остался в одиночестве, окруженный лишь холодом и беспорядком, слепо шаря руками, когда он пытался воткнуть инфопланшет в карман скафандра ВС. Темная глыба штурмовика споткнулась об него, но затем исчезла из вида, перевалившись через край перехода когда беспорядочная стрельба автоганов выплеснулась сверху сквозь тьму.

Нечто огромное падало. Звук трескающегося кристалла прорезался через грохот, непередаваемый шум быстро нарастал, распространяясь в стороны, приближаясь. Осколки кристалла, словно гигантские стеклянные ножи, пронзили тьму и воздух был полон нитями стекловолокна. Шипы леденящего холода укололи Фаддея, когда фрагменты кристалла проткнули его скафандр, и холодный воздух всосался внутрь прежде, чем ткань сомкнулась вокруг мельчайших ран.

Гигантская горящая масса транспорта Фаддея прогрохотала мимо, развивающиеся банты пламени, прорезая себе путь сквозь плотные испарения подобно комете. Он собрало половину переходов по дороге вниз, бесчисленные пряди кристаллической паутины щелкали по обломкам, информационные хранилища разлетались метелью осколков. Люди кричали, падая. Фаддей ожидал в любую секунду быть утянутым вместе с ними, или что его скафандр ВС будет разорван и его мышцы превратятся в пласты замерзшего мяса.

Транспорт воткнулся в жидкость далеко внизу, и долю секунды спустя, верхний слой водорода воспламенился.

Сдерживающие поля, созданные для того, что перенаправлять энергию любого возгорания прочь от инфохранилищ наверху, спрессовали жар и ударную волну вниз и наружу. Но водород продолжал гореть, когда транспорт пробил его поверхность, а затем его плазменный движок пошел вразнос. Без сдерживающих полей, целое озеро загорелось бы и превратило бы собор в колонну пламени, испепеляя все внутри. Вместо этого, взрыв был перенаправлен к основанию цилиндра, где стены из ферроволокна встречались со скалами Фароса.

Стены цилиндра катастрофически повело, их прорезали гигантские черные трещины. Воздух с пронзительным визгом начал выходить наружу в полный вакуум, всасывая людей и обломки вместе с собой. Фаддей вцепился в хранилище информации позади себя, когда бритвено-острый осколок стекла пронесся рядом. Штурмовики и техногвардейцы в беспорядке прокувыркались мимо, беспомощно молотя конечностями.

Водородное озеро, разработанное, чтобы сохранять инфохранилища в стабильном состоянии, вместо этого привело к уничтожению всего собора. Адептус Механикус, в своей одержимости техническим совершенством, пропустили совершенно очевидную опасность. Им никогда не пришло в голову, что нечто враждебное сможет перенести чрезвычайный холод и пережить воинов-сервиторв, или что некто сможет сдетонировать озеро с такой яростью, что с ней не справятся сдерживающие поля. Это была святая земля, и священная информация была нерушима.

Верхние эшелоны Механикус не могли себе представить, что отчаянный, одинокий инквизитор вторгнется в священную обитель Омниссии и принесет с собой все те непредсказуемые, хаотические факторы, которые смогут ее уничтожить.

Ирония ситуации была моментально потеряна для Фаддея, когда колонны оторвались от потолка и закружились вокруг него, взбивая сломанные кристаллы в бритвенный шторм. Секция перехода, на которой находился Фаддей, разошлась и внезапно цилиндр уже вращался вокруг него. Нити, удерживающие кристаллы в едином целом, растянулись и неожиданно вся верхняя половина цилиндра с гулом отшла, напряжение в структуре цилиндре возрастало до тех пор, пока он не лопнул целиком подобно семенному кокону.

Фаддей пытался контролировать свои перемещения, но не смог. Он бесцельно пинал воздух, и видел рядом уцелевших штурмовиков и техногвардейцев, занятых тем же. Огни снизу потемнели, когда воздух рванулся наружу, и теперь здесь не было ничего, кроме тьмы, руины собора под ним, и чернота космоса над ним. Волна уходящего воздуха тащила его вверх и из цилиндра, и когда он пролетел мимо пределов искусственного поля гравитации Фароса, он оценил повреждения, причиненные остальной части собора. Огонь ворвался в соседние цилиндры и пламя кипело вокруг основания собора.

Тысячи лет бесценной информации горели сейчас вместе со слугами и адептами, пойманными внутри. Фаддей разглядел одного или двух штурмовиков и техногвардейцев, попавших в ту же ситуацию, что и он. Они беспомощно боролись, пока не были вышвырнуты все дальше и дальше в космос.

Выбитые кристаллические обломки сверкали подобно падающим звездам, потоки яркого серебра фрагментов цилиндра вращались на фоне черноты. Тела и части тел кружились среди обломков, разбитые и беспомощные.

Мозг Фаддея оценивал ситуацию. Он пытался размышлять здраво, как и должен хороший инквизитор, впервые столкнувшийся с какой-то проблемой. Его скафандр ВС сможет перенести полный вакуум, но воздушные фильтры вскоре откажут без атмосферы, из которой можно извлечь кислород и азот. У него не было никаких средств тяги и ему некуда было деваться, даже если бы они были.

Инфопланшет был у него в кармане. По крайней мере, это было хоть что-то. При удачном стечении обстоятельств, он завершил свою задачу. Теперь ему требуется только уцелеть.

Теперь вокруг него не было ничего, кроме космоса. Фарос казался ярко подсвеченным городом-храмом позади него, остатки цилиндра потемневшая масса перекрученного металла. Опаляющий немигающий глаз умирающей красной звезды горел с одной стороны, а с другой был только холодный вакуум. Фаддею приходилось видеть космос лишь через обзорный экран или иллюминаторы, или как ночное небо с безопасной поверхности планеты. Он никогда не был окружен им. Впервые, он осознал насколько деликатным в действительности был Империум – чрезвычайно тонкий налет цепкой жизни, прилипшей к мертвой скале, которая составляла мельчайшую частицу галактики. Неудивительно, что человечеству приходиться драться. Неудивительно, что за каждым углом ему мерещиться вымирание.

Где-то там, между этими звездами, были Испивающие Душу. Фаддей даже сейчас мог иметь информацию, необходимую, чтобы найти их, но он вполне ясно понимал, насколько сейчас была близка его смерть. Инквизитор не боялся смерти – но он боялся – и был горд бояться – умереть, когда его служба Императору не завершена. Пока Фаддей дрейфовал, этот страх рос и рос, пока он не окружил его так же плотно, как и равнодушная галактика вокруг.

Восьмая глава


Септиам Тор был миром-садом. Два его основных континента покрывали роскошные пастбища и буйные, дремучие леса. Бледные кольца вокруг планеты заключали небо в объятия сверкающих радуг, а закаты расцвечивались миллионом оттенков. Кристально-чистые реки прокладывали свой путь через потрясающую воображение сельскую местность и погружались в захватывающие дыхание водопады перед тем, как слиться с могучим сияющим океаном, изобилующим коралловыми рифами. Экосистема планеты никогда не эволюционировала за пределы растительной жизни, потому здесь не существовало животных, способных играть роль хищников или вредителей, за исключением одного вида, предназначенного для опыления небольшого урожая выращивающихся на планете цветков огнедушца - стаи птиц с зеленым и голубым оперением, которые проносились по небу подобно кометам.

Тычинки огнедушцев были источниками одних из наиболее сильнодействующих боевых стимулянтов, которыми Империум снабжал свои штрафные легионы и самые расходные полки Имперской Гвардии, и потому Септиам Тор было даровано особое положение. Его десятины выплачивались лишь урожаями огнедушца, и правящая семья – чьи корни восходили к первому свободному торговцу, открывшему планету и присоединившую её во имя Императора – заполучила вечные права во владении планетой.

Септиам Тор оставался незаселенным и нетронутым, кроме единственного города, мраморного спрута разросшегося поселения, состоящего из обширного, поддерживаемого колоннами дворца, с казармами и тюрьмой для личного подразделения блюстителей порядка и бесчисленными улицами с покрытыми изразцами крышами домов, приютивших сборщиков урожая.

В один прекрасный день в верхних слоях атмосферы промелькнула корабельная спасательная шлюпка, её аварийный маяк вещал о находящемся на борту единственном серьезно раненном пассажире. Капсула рухнула посредине поля, взбив вверх султан фиолетово-черных лепестков. Отделение сил правопорядка Септиам Тор выслал команду парамедиков, чтобы извлечь пострадавшего и доставить его в город для дальнейшего излечения. Обнаруженный ими человек был здорово обожен, но жив и потому помещен в лазарет неподалеку от здания сената.

В течение трех недель персонал госпиталя боролся за жизнь жертвы кораблекрушения. Наконец их усилия увенчались успехом – пациент – они даже не могли сказать, мужчина это или женщина – заморгал глазами, приходя в себя.

Как раз в это время один из сенаторов Септиам посещал медицинское учреждение. Это был тот вид должностных обязанностей, который вменялся всем сенаторам, демонстрируя, насколько тесную семейную команду они составляют в своих старательных попытках опередить друг друга в деле служения на благо родного мира. Сенатор недолюбливала лазарет, но обеспечение безопасности и жизнерадостности сборщиков урожая на Септиам Тор было критически важным, и она вежливо внимала информации и рассматривала пациентов, которых представлял ей медперсонал по мере движения вдоль больничных палат.

Она обогнула угол и увидела обугленную массу иномирянина, висящую в люльке из проводов и замотанную бинтами, пожелтевшими и покрытыми пятнами, даже несмотря на то, что их меняли какой-то лишь час назад. Следящее за состоянием больного оборудование перемигивалось и пощелкивало. Надушенные занавеси, опущенные вокруг пациента, не могли скрыть едва уловимую вонь зажаренного мяса.

- А, наш гость, - сенатор улыбнулась – якобы проявляя сострадание в отношении неудачливой жертвы, но на самом деле потому, что изодранное, истекающее кровью тело было первой интригующей деталью, увиденной ею за сегодняшний день. – Наш незнакомец. Как скоро ты сможешь рассказать нам о себе? Мы чрезвычайно заинтересованы побольше разузнать о тебе и твоем корабле.

- Пациент очнулся лишь недавно, моя госпожа, - доложил один из санитаров. - Мы рассчитываем на полное возвращение сознания в ближайшее время.

Больной пошевелился и уставился на сенатора полными боли, вращающимися зрачками.

Затем, на глазах у сенатора, пациент разложился, бинты разматывались, его кожа обвисла, свившиеся в кольца кишки скатились и зашипели на отдраенном полу, внутренние органы булькали и кипели в гноящейся солоноватой луже. Позвоночник переломился и череп шлепнулся вниз, мозг разжижился, глаза вытекли на щеки, лишь зубы отбеленными кубиками выглядывали из вонючего месива.

Сенатора наскоро выпроводили из госпиталя на свежий воздух, а санитары спустили кровавую массу в очистные сооружения. Но предварительно сенатор полной грудью вдохнула хорошую полноценную порцию зараженных газов, испаряющихся от растворяющегося пациента и, таким образом, подхватила заболевание, которое она затем распространила на следующем заседании в здании сената.

В течение двух недель, сенат и половина населения была выкошена заразой. Десятки тысяч мертвецов были нагромождены в ямах и прекрасное небо Септиам Тор подернулось грязно-серым смогом от жирного дыма костров. Уцелевшие попытались организовать карантинную область за стенами города Септиам, но обоженные костяные пальцы сокрушили барьеры и мертвецы восстали вновь, превратив совершенство мира-сада в окровавленный кошмар из шаркающих трупов.

Те немногие из живых мертвецов, что могли говорить, повторяли имя Тетуракта.

Гвардеец Сеншини мог поклясться, что он слышит хруст костей под траками «Лемана Русса» класса «Палач», пока танк взбирался на поросший пригорок, взбивая покрытую воронками грязь, которая простиралась там, где когда-то цвели благоухающие поля огнедушца и вздымалась буйная лесистая местность. Через систему наведения главного орудия Сеншини был в состоянии лишь мельком увидеть беспорядочное нагромождение на горизонте, взгляд скользил мимо разбитого бесформенного пейзажа из перекореженных лесов и размазанной грязи. Город Септиам был вздутием на фоне ландшафта, рябые глыбы мрамора и завалы из рухнувших колонн образовывали баррикады и линии противотанковых «ежей», кольцом окружающие пригороды столицы.

Сеншини знал достаточно о короткой истории столкновения на Септиам Тор, чтобы предпологать, что это был крупный успех. Первая атака на планету имела место лишь несколькими неделями после того, как подтвердилось, что Септиам Тор попал под пяту Тетуракта. Полк элизианцев при помощи гравишютов десантировался на планету из «Валькирий». Их выкосили практически начисто, когда они оказались окружены толпами ходячих мертвецов вместо ожидаемой горсточки личной армии восставших. Полки элизианских десантников считались элитными подразделениями, но никакие тренировки не смогут заставить заряд лазгана убить нечто, что и так уже мертво, особенно когда некоторые из этих живых мертвецов являются бывшими товарищами.

Имперская Гвардия вытащила тех из элизианцев, что смогла, и послала в дело полк более традиционных пехотинцев, XVII-ый Джоурианский. Они осадили Септиам-Сити. XXIII-ий Стратикский, закаленные новобранцы из бывших уличных бандитов улья, испытывающие непреодолимое стремление отомстить за свой мертвый мир, были высланы в подкрепление, когда стало ясно, что двадцатитысячному контингенту джоурианцев не удастся самим взять Септиам-Сити. Личная гвардия губернатора, Гаталаморианский Артиллерийский, приступила к делу, чтобы ослабить оборону укрепившихся защитников в преддверии неизбежного штурма.

В итоге, включая вспомогательные и части обеспечения, армейская группировка Торус лишь слегка не дотягивала до сотни тысяч человек. Сеншини, если быть абсолютно честным, не думал, что и этого будет достаточно.

Вместе с джоурианцами он находился на Септиам Тор в течение трех недель. За это время он уже успел наслушался историй, которые приносили на хвосте патрули и группы зачистки. Где-то там были мертвецы, передвигающиеся, словно живые. Некоторые из них когда-то были элизианцами. Другие теперь являлась джоурианцами. По крайней мере, ожидание наконец-то закончилось, но, как и все в его бронетанковом подразделении, Сеншини опасался того, что им предстояло обнаружить внутри города.

Он видел пехотинцев на периферии прицельного визора, пробегающие мимо силуэты в темно-серой униформе XVII-го Джоурианского, шлемы и нательная броня уже испещрены грязью, лазганы прижаты к груди.

Бронесилы и пехота должны были поддерживать друг друга по мере наступления на противника, задача танков – проломить стены, а пехоты – ворваться сквозь бреши. Осадные танки «Уничтожитель» громыхали по направлению пятачков из посеченных деревьев, среди которых они смогут получить хоть какое-то укрытие, пока станут долбить город с дальней дистанции. Танки «Леман Русс» пойдут на сближение, их орудия среднего радиуса действия вдребезги разнесут кладку и сбросят защитников со стен. «Палачам», которых среди джоурианцев имелась лишь горсточка, придется набраться храбрости и продвинуться еще дальше, так, чтобы их пушки залили проломы жидким огнем до подхода наступающей пехоты.

Вооружение «Палача» являлось нетипичным по сравнению с другими танками Имперской Гвардии. Его шасси модели «Леман Русс» венчало массивное плазменное бласторудие, большую часть отсека для экипажа забивали горячие, потрескивающие плазменные катушки, питающие пушку. «Палач» был редким зверем, которого не часто приходилось наблюдать за пределами миров-кузниц, секреты технологии их производства ревностно охранялись Адептус Механикус, и XVII-му Джоурианскому просто повезло заполучить хоть сколько-то машин этого класса. Задачей Сеншини была стрельба из бластпушки, и ему было известно, что это действие пометит танк для вражеских наблюдателей словно выпущенный фейерверк.

Тем не менее, бывает и хуже, размышлял Сеншини, заметив одиночные фигуры, передвигающиеся между разбитых колонн, выступающих из изломанного силуэта городских стен. Он бы мог управлять «Адской Гончей», пользующимся дурной славой и зачастую злополучным огнеметным танком, с полными прометиума внешними баками, которым предстоит отправиться в самое пекло вражеского огня, чтобы поддерживать пехоту струями пламени.

Командир «Палача», Кайто, рывком распахнул верхний люк и выбрался наружу, чтобы оглядеть окрестности. Отвратительный запах поля боя ворвался в танк, прорезавшись даже через электрическую вонь плазменных катушек – зловоние болезнетворной гниющей плоти и тяжелый, прокопченный запах от горящих тел.

- Правь влево, Танако! – распорядился Кайто, - держи их позади нас!

Сеншини, как и Кайто, был прекрасно осведомлен о необходимости иметь пехоту неподалеку от машины. «Палач» не имел оружия на спонсонах, способного прикрывать его фланговые зоны, и ему требовалась поддержка пехотинцев для уменьшить вероятность попадания луча лазпушки или кумулятивной ракеты в боковую броню.

Танако, стиснутый в водительском отделении под Сеншини, передернул управляющие рычаги и танк повернул в сторону – сквозь прицел Сеншини видел, как машина подполза ближе к пригибающимся джоурианцам, спешащим через изрытую рытвинами грязь.

Кайто спустился обратно в танк и опустил крышку люка. – Приближается артналет, - произнес он. Сеншини заметил, что лицо командира танка было перечеркнуто машинной копотью и плечи его офицерского пальто покрывают комья взбитой грязи. Кайто был ветераном, потерявшим свою предыдущую машину, охотник за танками типа «Завоеватель», под огнем врага на Салшан Антериор и вступил в командование «Палачом» лишь неделю назад. Для обоих гвардейцев, и для Сеншини, и для Танако, командир был загадкой – спокойный и сдержанный, редко говорящий без необходимости, с невозмутимым лицом, которое демонстрировало мало признаков того, что он участвовал в самых жарких и ожесточенных сражениях на Салшан Антериор.

Даже с захлопнутым люком Сеншини услышал первые залпы артиллерийской атаки, с пронзительным визгом пролетающие над головой.

Орудия гаталаморианцев выстреливали тяжелые, бронебойные снаряды, чтобы расшатать стены и бризантные боеприпасы, дабы нести смерть и опустошение в городе за ними. Сеншини следил, как они с шумом проносились над рядами наступающих джоурианцев, подобно падающим созвездиям. Первые из снарядов достигли цели долю секунды спустя. Он почувствовал их попадание сквозь затрясшийся корпус танка, когда они разорвались со звуком, похожим на землетрясение, дюжина зарядов врезалась в Септиам-Сити, озарив стены и высветив самодельные баррикады резкими тенями на фоне пламени.

Артиллерийские танки «Мантикора» в арьергарде бронесил джоурианцев добавили к огню яркие росчерки ракет, словно отметины когтей на темнеющем небе, и одна из гаталаморианских пусковых установок «Смертельный Удар» послала толстую ракету, с глухим рокотом упавшую в город прямо за стенами, где она и изверглась в бело-голубой шар ядерного огня.

Со стен проклюнулся ответный огонь, волна вспышек, которая была отдаленными очередями из ручного оружия, автопушек и лазганов.

- Двенадцатый Дивизион поможет нам на дальних дистанциях, - заговорил Кайто по внутренней связи, его голос прерывался приближающимися разрывами.

- Ясно, сэр.

Дивизион Двенадцать был в нескольких сотнях метров слева и состоял из двух танков «Леман Русс» с лазпушками на спонсонах и истребителя танков «Завоеватель», функционируя как единственный источник противотанковой огневой мощи посреди линии пехоты.

Сеншини развернул прицел на шарнире и поймал в видоискатель изображение «Завоевателя» Шестого Дивизиона, выпустившего трассирующий снаряд в сторону стен. Тот рухнул с небольшим недолетом в багровом цветке разрыва.

- Дивизион Двенадцать, это стрелок Шестого Дивизиона, - произнес Сеншини в примитивный полевой вокс танка. – Целеуказание получено. Оставайтесь на рубеже в три сотни метров до дистанции стрельбы из бластпушки.

- Шестой Дивизион, это Дивизионное Командование, - донесся голос из подразделения артиллерийского командования, расположившего в командирской «Саламандре» в нескольких сотнях метров позади. – Ближняя дистанция ваша, продвигайтесь вперед для совместной атаки.

- Так точно, сэр. Шестой Дивизион, конец связи. – Кайто переключил вокс. – Танако, вперед. Мы должны быть готовы стрелять одновременно с «Завоевателями».

- Будем надеяться, что некоторые из этих пешедралов поспеет за нами. – мрачно произнес Танако, прибавляя газу.

Джоурианцы впереди будут первой волной, осадившей стены. Сеншини доводилось слышать, что подобная вещь являлась большой честью для многих солдат, но также он знал, что в Гвардии хватает психов

Тонкая темная линия джоурианцев подползала все ближе к городским окраинам под усиливающимся огнем со стен, и под прикрытием последующих залпов артиллерии. Где-то на другом конце города XXIII-й Стратикский занимался тем же самым, бывшие гангстеры, а ныне призывники спешили вцепиться мертвой хваткой в обороняющихся в кровавом ближнем бою, в искусстве которого они преуспели. А внутри города защитники будут оборонять стены даже ценой своих жизней, а затем восстанут из мертвых, если в них останется достаточно плоти.

Двести метров. Сеншини уже мог рассмотреть отдаленно напоминающие людей фигуры, частью лишенные конечностей или даже голов, многие нянчат награбленное со складов Сил правопорядка оружие, остальные просто шаркают вдоль раздробленной каменной кладки. Покрытые мрамором крыши были навалены по краям, образуя завалы, нагромождения из рухнувших участков колонн образовывали мощные препятствия. Все, что было сбиты при предыдущих бомбардировках, стаскивалось на окраины города и скирдовалось в коварные отвесные склоны из измельченного мрамора и кирпича, с огневыми точками наверху, чтобы выкашивать бойцом ружейным огнем, пока они будут взбираться наверх.

Сто метров.

Выстрелы из ручного оружия вспахивали землю вокруг солдат – джоурианцы прекрасно понимали бесплодность попыток ввязаться в перестрелку на такой дистанции, но один или двое из них все же упали, стальной дождь срубил их в движении. Пара зарядов отскочили от корпуса «Палача», звонкие стальные щелчки на фоне монотонного рева двигателя и хруста, пока траки перемалывали останки жертв предыдущего штурма. В грязи под ними были мертвые люди, элизианцы и бойцы из подразделения Сил правопорядка, вперемешку с узловатыми конечностями септиамцев, вместе с оружием и снаряжением, которое выпустили мертвые руки. Что бы ни случилось, вскоре здесь появится еще один слой из джоурианских мертвецов. Пятьдесят метров.

Если бы это был обычный город, Флот сравнял бы его с землей с орбиты. Но предыдущий опыт с последователями Тетуракта показал, что это всего лишь предоставит им множество пригодных для укрытия нор, из которых вновь восстанут мертвяки. Поэтому работу требовалось выполнить старомодным способом, пехотинцы пройдутся штыками по всем предателям и затем сожгут останки.

Сеншини с трудом различал выкрики полевых офицеров, которые выравнивали цепи своих отделений и взводов в соответствии с предписанными точками наступления на позиции защитников. Некоторые попытаются вскарабкаться по вертикальным мраморным настилам крыш с помощью канатов, и альпинистское снаряжение свисало с их плеч. Остальным придется пробивать себе дорогу по наклонным откосам. Отряды саперов будут проникнуть сквозь стены или под ними, их задача считалась наиболее опасной из всех.

В нижнем углу прицельной сетки виднелось расстояние. Сеншини знал, что они были достаточно близко. Еще секунду он позволил «Палачу» свободно катиться, добавляя еще несколько метров стены к зоне поражения бластпушки.

- Стрелок Шестого Дивизиона, на дистанции выстрела, - доложил Сеншини.

- Это командир Дивизиона Шесть, - повторил в вокс Кайто. – Готовы открыть огонь.

- Шестой Дивизион, огонь, - пришел ответ командования.

- Пли! – рявкнул Кайто и Сеншини рванул рычаг стрельбы вниз.

Сетку наполнил свет, текущий сверху и сзади, когда катушки опустошили свои мощные заряды через ствол бластпушки. Энергия была собрана в компактный разряд жидкой и раскаленной добела перегретой плазмы, которую с чудовищной силой выплюнуло по направлению стены колоннадной секции, видимой в видоискателе Сеншини.

Массивные навершия колонн опрокинулись, образуя оползень из разбитого камня, куски скатились в грязь у основания стены, выбивая огромные полумесяцы нечистот. Жидкая плазма разорвалась штормом смертоносных сгустков, просачивающихся сквозь щели между камнями. Люди в беспорядке кувыркались с разрушенной стены, тела разрывались или растворялись, когда их настигала плазма. Снаряды от других соседних дивизионов и дальнобойных танков позади впечатались в камень, расщепляя мрамор и заставляя еще больше участков колонн рушиться в грязь.

Солдаты по обе стороны прибавили ходу, другие отделения замедлялись, чтобы прикрыть наступающие части. Огонь лазганов стегнул по стенам, подразделения тяжелого вооружения выпустили осколочные ракеты, а мортиры наполнили воздух над зубцами стен шрапнелью от боеприпасов с воздушным подрывом.

Чтобы прийти в себя, противнику потребовалось всего несколько мгновений. Завалы из колонн были разбиты, но не пробиты полностью. Сеншини видел сотни и сотни одетых в лохмотья маленьких темных фигурок, подобно насекомым кишащим под содранной корой дерева.

Катушки позади Сеншини трещали, перезаряжаясь, а траки согласно стонали, когда Танако бросил танк через перепаханную землю под стенами, следуя за отрядами, спешащими укрыться от ведущегося по ним сверху огня из автоганов и лазганов за упавшей кладкой. Заряды отскакивали от лобовой брони «Палача», и осколки искрились и рикошетили в отделении для экипажа.

Танако процедил древнее джоурианское проклятие, крошечные огоньки лизнули воздух из его панели управления. Холодный химический запах заполнил отсек, когда Кайто затушил огонь ручным огнетушителем.

Сеншини наблюдал, как ожесточенный вихрь схватки зародился посреди упавших камней разрушенной стены. У врага было численное превосходство, сотни оборванных мужчин и женщин с одутловатого цвета кожей карабкались через глыбы и прятались среди трещин, но каждый джоурианец обладал большей огневой мощью и был лучше дисциплинирован, чем его противоположность в городе. Офицеры организовывали стрелковые рубежи, чтобы поддерживать бойцов, продвигающихся вглубь мусорных груд. Штурмовые команды забрасывали взрывные заряды в группы противника, перед тем как бросаться в штыковую, присоединяясь к жестокой, бурлящей сумятице рукопашной, нарастающей у основания стен.

Древний как мир способ. Вне зависимости от того, что способны состряпать Механикус или послать на орбиту Флот, когда дело доходит до этого момента, тебе требуется штык и сила духа, чтобы выиграть войну. На кратчайший миг Сеншини желал оказаться там, внизу, в самой гуще сражения, с лазганом в руках – но он видел, как спотыкаются лишившиеся конечностей или теряющие внутренности солдаты, и он знал, что ему следует быть признательным за то, что несколько слоев брони отделяют его и огневые залпы, просеивающие джоурианцев.

- Это Дивизионное Командование, - протрещал вокс. – Требуется визуальное подтверждение местонахождения Двадцатого Дивизиона.

- Двадцатого? – переспросил Кайто. – Это Шестой Дивизион, их не должно быть на передовой так скоро.

- Связь с Двадцатым Дивизионом потеряна. Докладывайте о визуальном контакте, нам нужно, чтобы они начали развертывание под стенами.

Это было лишено смысла. Дивизион Двадцать быть подразделением тылового эшелона и состоял из трех разоруженных транспортников «Химера» с экипажами, состоящими из офицеров медицинского корпуса. Они доберутся до линии фронта, когда первая волна атакующих ворвется внутрь, подбирая раненных и оттаскивая их назад к полевым медпунктам позади джоурианских линий. Сеншини не хотел даже думать о том, что будет твориться на уме у штурмующих, если они узнают, что их единственная надежда на хоть какую-то немедленную медицинскую помощь потерялась где-то в арьергарде.

- Стрелок! Орудийная платформа, тридцать градусов вверх!

Сеншини повернул рычаг вертикального контроля и видоискатель рванулся высь, фиксируя опасный участок стены, где несколько солдат противника заряжали снаряды в полевую пушку, которая палила практически в упор по джоурианцам, дерущимся за возможность обосноваться среди обломков внизу. Сеншини прикинул дистанцию, скорректировал её на пару метров и выстрелил. Плазма с ревом разрядилась и опорный пункт испарился в рвущемся пузыре взрыва.

Бронесилы присоединялись к «Палачу», «Уничтожитель», чтобы и дальше разбивать стены и «Экстерминатор» со сдвоенными автопушками, рявкающими скороговоркой, посылая волну осколков посреди врага, карабкающегося вниз по осыпающемуся склону. Пара «Химер» пронеслась мимо, взбивая траками фонтанчики грязи, а сверху проревела «Валькирия», десантный отсек набит штурмовиками, готовыми в полной мере использовать полный прорыв дальше по периметру стены.

- Чтоб меня разорвало! – вдруг прохрипел снизу Танако. – Это Двадцатый Дивизион!

Сеншини опустил прицельное приспособление вниз, и разглядел кормовую часть «Химеры», которая перла прямо в сторону стены, символ посоха-и-змеи медицинского корпуса нарисован на тыловой рампе. Третья «Химера», с той же символикой, пронеслась мимо секундой спустя, её водитель безжалостно насиловал двигатель и коробку передач, пока она переваливала через гребень снарядной воронки.

- Полный вперед, Танако, - распорядился Кайто. – Сеншини, огонь на прикрытие, их прижимают. И доложи командованию, что Двадцатый Дивизион обнаружен.

«Палач» пополз дальше. Вонь перезаряжающихся катушек окружила Сеншини, и он чувствовал, как жирная сажа коркой покрывает его лицо и руки. Обзорную бойницу немилосердно качнуло и он краем глаза увидел, как верхний люк ближайшей «Химеры» Двадцатого Дивизиона распахнулся.

Из него вырвался огонь крупнокалиберного оружия. Сеншини заметил, как темные фигуры катятся вниз по скату из щебня. Плотность огня была чудовищной и подавляющей, прорезаясь сквозь септиамцев на склоне. Но стрельба была также и точной, Сеншини видел, как падают мятежники. Никакой лазган не мог разорвать человека пополам подобным образом, даже хеллганы гвардейской элиты.

- Это не медкорпус, - прошептал Сеншини, больше самому себе.

«Палач» уже был в радиусе прямого огня из ручного оружия со стен, и выстрелы громко звенели на верхних пластинах, выбивая куски брони из корпуса. Сеншини мельком рассмотрел ближайших врагов, нашедших убежище под прикрытием участков рухнувших колонн, пока они обменивались выстрелами с джоурианцами – одеты в рваньё, кожа бледная и порванная, покрытые старыми открытыми ранами, которые не кровоточили. Он видел лохмотья украшений и униформы Сил правопорядка. Непроницаемо серые глаза брали солдат на прицел. Руки с отсутствующими пальцами сжимали охотничьи ружья и трофейные лазганы элизианцев.

Каждый мертвец вновь был на ногах, и сражался – весь Септиам-Сити и половина полка жестоко убитых элизианцев, потерянные патрули джоурианцев, рабочие с сожженных теперь полей огнедушца. Командиры ожидали, что лишь часть обитателей города будет поджидать наступающих на стенах. Теперь же Сеншини мог видеть тысячи из них, мощным потоком хлынувшие навстречу атакующим джоурианцам, словно красные муравьи из своего гнезда.

Шторм лазерного огня между упавшими блоками был подобен горящим красным стежкам. Выстрелы лазпушек прочертили воздух со стороны приближающихся джоурианских бронесил и взрывы испещрили каменистый склон там, куда попали бомбы мортир и противотанковые снаряды.

«Палач» рывком остановился. Сеншини нацелил еще один выстрел, выждал, чтобы проверить, зарядились ли катушки, и послал заряд бластпушки рваться в гуще септиамцев, столпившихся за укрытием из раздробленного мраморного блока. Два отделения джоурианцев, более не прижатые вражеским огнем, рванулись вперед через дождь падающих обломков.

«Химеры» Двадцатого Дивизиона затормозили в грязевом месиве. Верхние люки и задние рампы раскрылись и их обитатели выпрыгнули наружу, стволы их оружие вспыхивали огнем.

- Похоже, у нас тут мальчики славы, - проворчал Сеншини. – Видимо, они передали Двадцатый Дивизион штурмовикам.

Но это не были штурмовики, осознал Сеншини. Мощные фигуры, гораздо крупнее человеческих, и за те несколько секунд, перед тем как сажа и летящие комья грязи не превратили их в темно-серую неразличимую массу, он разглядел, что они носили фиолетовое, а не тусклую униформу джоурианцев.

- Охренеть, - выдохнул Сеншини. – Десантники.

Кайто раскрыл обзорный люк и осмелился высунуть голову наружу, в наполненный шрапнелью воздух. Он извлек полевой бинокль из-под полы своего пальто. Сеншини был уверен, что услышал возгласы одобрения со стороны атакующих джоурианцев даже сквозь какофонию ружейного огня, когда космические десантники ворвались на поле боя позади них. Каждому гвардейцу доводилось слышать об Адептус Астартес, а некоторые даже утверждали, что видели их в деле, сверхлюди, способные как молния ударить в самое сердце врага, они носили громоздкие силовые доспехи и обладали лучшим оружием, которое мог предоставить Империум. Проповедники превозносили их как образцы совершенства человеческой расы. Дети распространяли рассказы об их героических свершениях. Они украшали миллионы застекленных окон и скульптурных фриз в храмах и базиликах по всему Империуму, и теперь они были здесь, на Септиам Тор.

После непостижимо долгих пары секунд Кайто плюхнулся обратно в танк. – Лады. Командование прислало нам немного десантников. Это первый и последний раз, когда мы увидим этих засранцев, так что мы сокращаем расстояние и прикрываем их. Если пролом сможет пасть, то именно они возьмут его. Танако, как можно ближе. Сеншини, мне нужен залп по верхней части стены, чтобы ублюдкам наверху было некуда деваться. Огонь по готовности, залп!

«Палач» с грохотом въехал под тень стен, пробираясь между упавшими участками колоннады и с хрустом перемалывая тела участников штурма, направляясь в бурю у пролома, где космодесантники создавали новую разновидность адского пекла для септиамцев.

Джоурианцы собирались отовсюду, следуя за «Палачом» в огненный шторм, офицеры орали своим людям следовать в арьергарде десантников. Сеншини засек, как в самом уязвимом месте бреши скапливалась основная масса септиамцев, отброшенная назад обновленной яростью штурма.

Он выстрелил из бластпушки и плазма словно изверглась из-под груды щебенки. Десантники уже карабкались по горящему склону, их болтганы прошивали толпы септиамцев, и Сеншини понял, что битва за город началась.

Вокруг царил холод. Фаддей не чувствовал ни рук, ни ступней. На один ужасный момент он решил, что потерял их от леденящего укуса вакуума или осколков, летящих от разрушенного собора, но затем колючая, электрическая боль пронзила нервы его рук и ног, и он осознал, что все еще цел.

Он постарался напрячь те мышцы, которые ощущал, ожидая, что вспышка боли подтвердит наличие сломанной конечности или разорванного органа. Он не смог обнаружить каких-либо очевидных увечий, но он был зажат. Инквизитор решил, что, по всей видимости, находится в лежачем положении, но не смог ни сесть, ни повернуть голову. И, хотя окоченение от холода не давало ему удостовериться в полной мере, казалось, что его руки заключены в нечто, что не давало ему даже пошевелить пальцами.

Фаддей обонял запах химикатов. Консерванты, дизенфектанты, вещество, которое пахло ржавчиной и металлом, словно что-то, извлеченное из крови. Чрезвычайно чистое и стерильное.

Поначалу он подумал, что вокруг не слышно ни звука – но постепенно он вычленил слои неясного шума, флуоресцирующее жужжание, слабое неритмичное тиканье и поскребывание от какого-то механизма рядом с его головой, тихая капель жидкости.

В конце концов, инквизитор постарался раскрыть глаза. Росчерк света опалил его сетчатку, и зрение вернулось лишь через несколько минут – по всей видимости, он какое-то время находился без сознания, и его глаза с трудом смогли приспособиться к свету. Ему показалось, что он таращиться в область прямого свечения, пока мало-помалу пара плоских ламп накаливания не вычленилась посредине окрашенного в белое потолка.

Стены также были белыми. Пол из полированного металла с канавками, ведущими к центральному дренажному стоку, чтобы смывать нежелательные жидкости – одно это уже сказало Фаддею, что он находится в медицинском учреждении. Машина у его головы была медсервитором, биологический мозг где-то внутри его хромированного корпуса управлял спицам, торчащим из передней панели выписывать показания жизнедеятельности Фаддея на длинную полосу пергамента, которая тянулась с закрепленной в механизме катушки. Несколько цилиндров были укреплены на одной из стен, тонкие прозрачные трубки подпитывали странно окрашенной жидкостью закрывающие его руки и запястья перчатки. Перчатки являлись хитроумными медицинскими приспособлениями, которые сохраняли вены на его руках и предплечьях открытыми, позволяя медикаментам течь по ним. Боли, которые он ощущал, были вызваны периодическими тестами плотно прижатых к его коже нейросенсоров, которые периодически раздражали болевые окончания, дабы убедиться, что его нервная система все еще функционирует.

Фаддей прислушался внимательней. За слабым бренчанием освещения и щелканьем медицинских механизмов слышалось отдаленное громыхание, подобное громовым раскатам на горизонте. Двигатели – следовательно, он был на комическом корабле. Это имело смысл, поскольку последним местом, о пребывании в котором у него сохранились воспоминания, был космос.

Слабый звон раздался, когда свет на машине, снимающей показатели жизненной активности, моргнул в ответ на пробуждение Фаддея. Спустя несколько минут единственная неприметная дверь комнаты отъехала в сторону, и внутрь вошел Лорд-инквизитор Колго.

Без своей церемониальной брони Колго выглядел слабым и сморщенным. Он носил бесформенный черный балахон, словно следуя монашеским привычкам, а нейро-интерфейсы его на затылке, куда обычно подключался доспех, были красными и воспаленными. Для кого-нибудь другого он просто показался бы еще одним стариком – но Фаддей видел властность, которую Колго по-прежнему нес в себе, несомненное качество, которое заставляло даже его коллег-инквизиторов без колебаний признавать его руководство.

Колго придвинул хромированное кресло поближе к кровати и уселся рядом.

- Ты самый упертый из всех, кого я знаю, Фаддей, - протянул он. – Признаюсь, мы не предвидели, что ты зайдешь так далеко.

В его голосе прозвучала легкая нотка заинтересованности.

- Еретикус поставило передо мной задачу, - ответил Фаддей, слова отдавались болью и раздирали его пересохшую глотку. – Любой инквизитор сделал бы то же самое.

Колго покачал головой, практически с грустью. – Нас подвела одновременно недооценка и переоценка твоих способностей, Фаддей. Недооценка, поскольку мы считали твои навыки еще не развиты достаточно хорошо для того, чтобы позволить тебе обложить Испивающих Душу так плотно, как ты смог. Переоценка же, потому что мы решили, что в тебе быстрее разовьется чувство ответственности за последствия твоей деятельности. Инквизитору прощается практически все, но Фаддей, во имя Трона – Фарос? И это после того, как я рассказал тебе, насколько деликатной является ситуация с Механикус. Проклятое место рвануло всего семьдесят два часа назад, но боевой флот суб-сектора Аггарендон уже потерял три корабля из-за отзыва техно-жрецов. Подразделения Ординатус на Каллиаргане и Вогеле практически готовы замолчать. Механикус убеждены, что Тетуракту каким-то образом удалось пробраться на Фарос, и присутствие техно-гвардии там было утроено.

- У вас свои цели, Колго, а у меня – мои.

- Ах, да. Испивающие Душу. Вероятно, тебе известно, почему именно тебе было поручено выслеживать их.

- Потому, что я могу сделать это. И потому, что я работаю не так, как Цур.

Колго потянулся к машине контроля жизнедеятельности и внес какое-то изменение. Медперчатки вокруг рук Фаддея с треском раскрылись и за этим последовали несколько булавочных уколов боли, когда сенсоры и иглы втянулись обратно. Тепло вернулось в тело Фаддея и он почувствовал, что вновь способен передвигаться – он напряг свои пальцы и руки, и медленно принял сидячее положение. Он ощущал себя уставшим и разбитым, но боли было не больше, чем должно было быть.

- Мы выбрали тебя, Фаддей, - продолжил Колго, с непрощающим блеском в глазах, - потому, что мы знали, что ты потерпишь неудачу. Мы знали, что ты будешь сохранять дистанцию, вися на хвосте у Испивающих Душу и собирать информацию, не нанося реального удара. Ты наблюдатель, Фаддей, слухач. Хороший, надо отдать тебе должное. Но не победитель.

- Вы не хотели, чтобы их остановили.

- Напротив. Я и внутренний круг Ордо Еретикус рассматриваем Испивающих Душу как смертельную опасность и в наши намерения входит загнать их в угол и уничтожить. Просто, это не должно произойти сейчас. Подумай над этим, Фаддей. По нашим расчетам, Орден Испивающих Душу находится примерно между половиной и тремя четвертями своей полной силы, без единого шанса на подкрепления. В результате мы получаем в лучшем случае семьсот пятьдесят космодесантников, с горсткой уцелевших слуг Ордена, если доверять свидетельствам с их разбитой флотилии. Штат моего собственного поместья превосходит эту цифру более, чем в три раза. Штурмовики, находящиеся под моим непосредственным командованием, десятикратно превосходят изменников численно. Космические Десантники из церемоний наших проповедников могут самостоятельно разбивать целые армии, но в реальности все сильно отличается. Без поддержки остальных Имперских сил, или орд культистов, или отщепенцев, или легионов демонов, они одиноки и уязвимы. Нет никакого смысла быть наконечником копья, если отсутствуют древко и рука, направляющая тебя в цель, и помогающая тебе. Испивающие Душу опасны, но по сравнению с кем-то вроде Тетуракта, они лишь мелкие мошки. А я боюсь, по галактике разбросано множество существ наподобие Тетуракта.

- Поэтому вы и послали меня за ними, что десантники несущественны.

- И опять ты не прав, Фаддей. Они могут стать очень важны. Не взирая на правду, Космические Десантники – это легенда. Десантники-предатели – это ночной кошмар. Есть что-то неизбывно еретическое в самой идее, так что это несет в себе гораздо большую силу, нежели сами десантники.

Фаддей должен был почувствовать себя преданным и использованным. Но он не ощущал ничего особенного – просто свою ничтожность, словно крохотное колесико в гигантском механизме. Это было странное, иссушающее чувство, как будто его кровь высосали и заменили прахом. Всю свою жизнь он работал на Инквизицию, сражаясь против просторов галактики в попытке что-то изменить. Но теперь, когда рядом сидел Лорд-инквизитор Колго, и объяснял ему, что он был всего лишь пешкой в игре своих повелителей, галактика казалась обширнее, чем когда-либо.

- Они – это оружие, - пробормотал Фаддей усталым голосом. – Политическое оружие.

Колго усмехнулся, практически по-отцовски. – Я знал, что ты, в конечном счете, догадаешься. Меня удивило только то, что тебе понадобилось так много времени. Испивающие Душу – это политический капитал, противника с символической силой Ордена предателей не следует стирать с лица Империума походя. Будет время, когда Ордо Еретикус придется отстаивать свои привилегии перед остальным Империумом, поскольку он точно также дает пристанище врагам, таким как еретики и чужие. Когда такое случается, нам нужна мощь подобных символов, дабы подтвердить нашу необходимость в глазах низших из слуг Императора. Испивающих Душу следует раздавить в тот момент, когда это принесет нам наибольшую выгоду, и когда это время настанет, мы отправим в дело большие и лучшие умы, нежели твой.

- Я понял, - отозвался Фаддей. – Ожидается, что я стану выслеживать Испивающих Душу, но не стану предпринимать активных действий до вашего приказа.

- Пройдет еще много времени, прежде чем ты действительно осознаешь это, - Колго поднялся, и, словно по команде, пара сервиторов-лакеев вкатилась внутрь, их низкие тела ощетинились длинными, тонкими манипуляторами, которые сжимали простой кожаный комбинезон и бронеплащ дознавателя.

- Тебя доставят обратно в крепость на Кайтаране и дадут новое назначение. Нам нужны разумные люди вроде тебя в зоне боевых действий. Путешествие займет порядка трех недель – боюсь, я смогу предложить только такую одежду и немного комфорта, поскольку я избегаю роскоши на корабле.

- Информация, которую я собрал. Она была на инфопланшете в кармане моего скафандра ВС. Она у вас?

- Из твоей одежды ничего не уцелело. Только твое оружие оказалось достаточно крепким, чтобы сохраниться. Прекрасная вещица, должен заметить, особенно боеприпасы. Сейчас оно в моей оружейной.

- Неважно, - поблагодарил Фаддей, рассчитывая, что Колго не сможет определить лживость его слов. – Там не было ничего ценного.

Впрочем, в какой-то степени это было правдой. Фаддей запомнил лишь два имени из той горы данных, что он добыл, но они были самыми интересными из всего. Первое было Карлу Гриен, магос биологис, который являлся единственным выжившим адептом, трудившимся в некой изолированной генетической лаборатории. Вторым было название самого комплекса – Стратикс Луминае.

Септиам-Сити пылал. Артиллерия гаталаморианцев забросала зажигательными снарядами места предположительного скопления обороняющихся – район дворца, здания сената, казармы подразделения сил правопорядка – и бушующие огненные штормы поглотили легковоспламеняемые хибары, ютившиеся на фоне некогда величественных городских строений. Но гораздо большую опасность представляли пожары, пущенные самими защитниками. Им не требовалось дышать, в отличие от обычных людей, поэтому неустойчивые груды чумных мертвецов были подожжены, чтобы наполнить улицы жирным вонючим дымом. Боеприпасы и топливные резервуары были подготовлены к подрыву, и первые подразделения XXIII-го Стратикского, проломившиеся через оборону на севере, оказались в аду из мин-ловушек и горящих обломков. Джоурианцы ворвались через южные кварталы, которые состояли из более просторных садов и таунхаусов среднего класса Септиам Тор, поэтому они продвинулись быстрее и глубже после захвата брешей в стене.

Их возглавляли неожиданные союзники, космодесантники, прибывшие к крупнейшему пролому в критический момент и вонзившиеся в защитников как кинжал. Немногие джоурианцы интересовались, какая судьба постигла экипажи и врачей Двадцатого Дивизиона – все, что они видели, были воины в фиолетовой броне, наголову выше любого из гвардейцев, которые рвались вперед с безумной скоростью и, казалось, испытывали отчаянное желание встретиться с противником лицом к лицу.

XXIII-й Стратикский оказался затянутым в болото раскинувшихся по северной половине города жилищ. Дома мертвых сборщиков огнедушца превратились в поле боя, где приходилось сражаться за каждую комнату, а зарывшиеся в землю орудийные расчеты выкашивали стратикских солдат на перекрестках и на открытой местности, где мины на растяжках тормозили штурмующих на достаточное время, чтобы септиамцы смогли контратаковать.

Но все бойцы XXIII-го Стратикского провели детство в прогнившем подулье своего потерянного родного мира, и гораздо больше любили драться с помощью штыка и коварства, нежели в честном бою. Для многих из них это стало словно возвращением домой, и стратиксцы медленно и яростно выпускали кровь септиамцам, вытягивая все больше и больше противников с юга города в мясорубку смертельной зоны. Большинство из их офицеров погибли – но они в основном были чужаками, приставленных Гвардией, чтобы держать дикарей в узде, а стратиксцы бились в этом сражении самостоятельно гораздо эффективнее.

Джоурианцы набрали приличную скорость по направлению к району дворца, который образовывал изящное мраморное ядро города перед тем, как смерть и болезнь превратили его в склеп – насмешку над былым великолепием. Величественные здания, лишившиеся своих крыш, формировали каньоны с отвесными стенами из бесценного мрамора, часто увенчанные украшениями, по-прежнему грациозно свисающими вдоль опаленного камня. Танки ползли по самым широким улицам и залпами сшибали со стен плохо дисциплинированных септиамских снайперов.

Ожесточенная рукопашная завязалась между несколькими взводами джоурианцев и окровавленной свитой извращенной септиамской знати в буйных зарослях ботанических садов виллы сенатора. Помещик охотился на джоурианцев с помощью инкрустированного серебром гроксобойного ружья, зажатого в гниющих руках, пока солдаты продирались сквозь крошечный участок местности с мира смерти. Один из городских форумов стал жизненно важной целью для продвижения бронированного кулака по направлению к зданию сената, и гвардейцы сражались практически нос к носу с тысячами септиамцев за пространство едва ли достигающее сотни метров в ширину. Танки «Леман Русс» образовали передвижные опорные пункты для удержания дворов и садов, пока джоурианские взводы перепрыгивали от одной разрушенной резиденции к другой. Раненные тонули в изукрашенных орнаментом бассейнах. Снаряды разрывались в воздухе над скоплениями деревьев в городских парках и убивали дюжины осколками экзотического твердого дерева.

А в авангарде замедляющейся лавины джоурианцев были космодесантники, атакующие лабиринты усадеб с ревущими болтерами наперевес и с рассыпающими искры при попадании по камням цепными мечами, выдавливающие толпы живых мертвецов под огонь джоурианцев и берущие опорные пункты, занимаемые затем движущимися следом гвардейцами.

Джоурианцы рвались за ними, поскольку любой ценящий свою жизнь человек выберет закрепиться на дороге разрушения, которую они пробивали, нежели соваться в удерживаемые противником кварталы.

Когда десантники изменили направление движения и стали расчищать себе путь в сторону казарм Сил правопорядка вместо Дома сената, джоурианцы поддержали их, несмотря на мелкие возражения от старших офицеров, которые, впрочем, и так имели проблемы со слишком стремительным продвижением. Гладкие, возвышающиеся стены бараков создавали значительное препятствие на пути атакующих, и, согласно плану, джоурианцы должны были обогнуть укрепленный комплекс, игнорируя его и оставляя на милость приближающейся артиллерии гаталаморианцев, которая станет забрасывать бризантные снаряды через стену, пока казармы не обратятся в пыль.

У космических десантников явно были другие планы. Когда они пошли в открытую атаку против самого укрепленного сооружения в Септиам-Сити, джоурианцы стали задумываться, зачем же в действительности космодесантники здесь оказались.

- Через стену! Немедленно! – заорал капитан Каррайдин, могучая, похожая на танк фигура в доспехах терминатора, направляющая штурмовых десантников к цели по мановению своего гигантского энергетического кулака.

Теллос знал, что настал его черед. Он больше не был сержантом, у него вообще официально не было никакого звания, даже титула боевого брата. Но штурмовые десантники Испивающих Душу по-прежнему следовали за ним, поскольку для них не существовало лучшего образчика решительности, который смог бы завести Орден так далеко. Теллос мутировал и был травмирован сильнее, чем любой из них, и все равно не было ничего, что он любил бы больше, нежели находиться во главе атаки, где он сможет выполнять работу Императора по уничтожению Его врагов. Он являлся вдохновителем. Он был самым наконечником копья.

Теллос выскочил из укрытия и рванулся из тени рухнувшего здания Администратума вдоль усыпанной телами дороги от стены казарм. На верхней половине тела у него не было никакой брони, и ветер обдувал его оголенную кожу жаром и сажей, отдающимися резкой болью на культях все еще красной плоти там, где когда-то были его руки. Он потерял их во время предательства, когда Испивающим Душу впервые пришлось повернуть против Империума. Теперь он заменил их двумя цепными клинками из оружейной Ордена, цепные мечи старого образца с широкими, похожими на мачете изогнутыми лезвиями.

Оружейная стрельба хлестнула вниз со стороны септиамцев, обслуживающих окруженную бритвенно-острой колючей проволокой позицию автопушки на стене. Осколки и пара выстрелов ударили в Теллоса, но они просто прошли сквозь его неестественно белую, желатиноподобную плоть, прорезая кожу и мышцы, которые затем вновь стягивались вместе, оставляя лишь росчерки крошечных белых шрамов.

Горящий танк «Леман Русс» врезался в стену, его сияющий силуэт доходил до высоты половины укрепления. Теллос пронесся сквозь град огня и запрыгнул на танк, быстро вскарабкался на его турель, оставляя на броне отметины цепных лезвий. Он слышал топот двадцати штурмовых десантников, которые последовали за ним, и они ощущали то же, что и он – враг был лишь в нескольких шагах, сгрудившись в казармах, практически умоляя о правосудии Императора.

Теллос взвился на гребень стены. На самом верху тот выпирал наружу, чтобы не дать никому взобраться, но оружие Теллоса глубоко вошло в пластобетон, и он забросил себя на вершину стены.

Два заряда из автогана пробили его брюшную полость. Он почувствовал боль, но приветствовал её, поскольку она означала, что его тело излечивает себя так же быстро, как получает ранения. Огонь из болт-пистолетов затрещал со стороны десантников позади и огневая точка на стене смолкла. Теллос едва оглянулся на подчиненных, следующих за ним по пятам, и спрыгнул внутрь комплекса.

Основные казармы были впечатляющим зданием из черного металла с амбразурами вместо окон, окруженным широкой пластобетонной площадью, перекрываемой крест-накрест огневыми точками на домах и на каждом углу стен укрепления. Наскоро сооруженная деревня из лачуг и палаток выросла вокруг здания, и там собрались септиамцы, группирующиеся рядом с главными взрывозащитными дверями на противоположной стене и готовые к тому, что джоурианцы подорвут ворота и попытаются взять укрепление.

Если бы здесь не было Испивающих Душу, возможно, так бы оно и произошло. Но из-за Теллоса, возглавившего штурм с неожиданного направления, каждый из этих септиамцев был уже обречен.

Теллос приземлился на бегу и двадцать десантников последовали его примеру. Каждая секунда, что он тратил здесь, была секундой, когда враг находился вне его досягаемости, и потому он атаковал прямо в лоб, через кое-как построенный городок из хибар. Он небрежно проламывался сквозь стенки хрупких жилищ и отбрасывал домики в сторону своими цепными клинками, едва замедляя движение, чтобы рассечь немногих защитников, осмелившихся развернуться и противостоять ему.

Септиамцы – несколько сотен, скопившиеся вокруг баррикад, чтобы образовать смертельную зону перед взрывозащитными дверями – едва успели заметить атаку, начавшуюся у них за спиной.

Теллос был в доброй дюжине шагов впереди штурмовых отделений. Когда он врезался в линию септиамцев, он не остановился, чтобы сражаться. Он нырнул в толпу врагов и продолжил движение, глубоко вгрызаясь в их ряды, взмахи пары цепных лезвий расходились по широкой дуге, каждый удар отделял конечности и головы. Септиамцы развернулись и попытались перейти в контрнаступление, но они просто бежали в пасть смерти.

Теллос углубился в массу бунтовщиков, оставляя за собой пропитанный кровью канал из разбитых тел, который дал штурмовым десантникам требуемый разрыв, необходимый, чтобы укрепиться.

Гниющие лица разваливались, когда они умирали во второй раз. Шишковатые, с серого цвета кожей конечности бестолково размахивали дубинами и ножами. Лазерные залпы с короткой дистанции и выстрелы автоганов вылетали из толчеи, но Теллос не замечал их, впитывая плохо нацеленные заряды своей мутировавшей плотью и отсекая руки, старающиеся поднести оружие в упор.

Это была резня чистой воды. Ярость вновь навалилась на Теллоса, тот же гнев, что впервые проснулся в нем, когда он лишился своих рук на орудийной платформе «Герион», и продолжал гореть в нем, когда он штурмовал побережье укрепления Ве’Мета и бился с демонами на палубе «Сломанного Хребта». Ярость захватила над ним власть и повела его дальше, чем смог зайти любой из десантников. Это была пища, подпитывающая его мутировавшую плоть и невообразимо быстрые, смертоносные удары, которые он наносил вставленным в обрубки его запястий импровизированным оружием.

Теллос жил только ради этого – ярость была единственной вещью, которая заставляла его ощущать свою значимость. Убийство во имя Императора было самой правильной формой служения, и когда Его дух охватывал Теллоса, не существовало ничего, что смогло бы его остановить.

Его цепные клинки были покрыты потеками запекшейся крови. Он и сам был покрыт кровью с ног до головы, оккулобные органы выделяли жидкость, чтобы промыть кровь с его глаз, она саднила его бледную кожу и скользила по броне на ногах. Сотни лиц слились воедино, когда он колол по все стороны, септиамцы, пытающиеся окружить десантника, всего лишь входили в исходящую от него зону смерти.

Еще больше безмозглых изменников поднажали, чтобы взять его в кольцо и задавить количеством. Он сбивал их в стороны или рассекал надвое, взбираясь на завалы, образованные их телами, чтобы разрубать зачумленных тварей сверху. Множество умирало вокруг него, сотни, каждый взмах заканчивал незаслуживаемую жизнь. Штурмовые десантники отбросили септиамцев назад к воротам и выдавили их на Теллоса – те, кто пытался контратаковать, обнаружили, что они пытаются сражаться со сверхлюдьми, воинами, от чьих доспехов отскакивали штыки и ружейные пули, и чьи цепные мечи с одинаковой легкостью пробивали плоть, кости и трофейную элизианскую броню.

Теллос видел каски джоурианцев, униформу элизианцев, украшения сенаторов и форму Сил правопорядка, все обмотанные вокруг недочеловеческих существ-трупов, лица искажены ненавистью и болезнью. Их высохшие языки булькали и стенали, когда они умирали. Их кости трещали, а кожа расходилась, мышцы разрывались на куски зубьями цепных лезвий. Это было самое настоящее побоище, разложение и упадок, раздавленные силой Императора, ярость Теллоса – связь с Императором, словно вокс-линия к Золотому Трону.

Тяжелая рука опустилась на плечо Теллоса, и только намертво вбитые в мозг бывшего сержанта рефлексы не позволили ему вогнать цепные клинки в тело брата-десантника.

Суровое, потрепанное лицо капитана Каррайдина прорычало из-под капюшона его терминаторской брони. – Теллос, черт возьми! Враг разбит! Взорви эти двери и направляйся ко входу в кутузку!

На мгновение Теллос был разъярен тем, что работа Императора прерывается таким грубым и бесцеремонным образом.

Неужели Каррайдин не понимает, что они окружены порабощенными, извращенными противниками?

Затем он увидел то, что видел Каррайдин – Теллос был лишь в паре метров от стены комплекса, стоя на горе из тел высотой в двадцать человеческих ростов, септиамцы сломанными куклами покрывают все пространство вокруг него.

Каррайдин был прав. Ярость сможет подождать, прежде чем охватить его вновь.

Он жестом подозвал два штурмовых отделения оттуда, где они образовали прикрывающую его стальную линию. Все несли осколочные и фугасные гранаты, а у некоторых были мелта-бомбы, предназначенные, чтобы прожигать себе дорогу сквозь бронированные корпуса. Штурмовые десантники промчались через скользкую от крови землю к огромным сдвоенным взрывозащитным воротам и присоединили связки гранат к петлям и болтам.

Тем временем, командное отделение Каррайдина обменивалось болтерным огнем со стрелковыми точками на стенах и в зданиях казарм, обеспечивая прикрытие штурмовым десантникам, когда они заминировали двери и отошли перед тем, как их подорвать.

Взрывозащитные двери распахнулись в облаке искр, листы стали рушились на рокритовую поверхность.

Отделения Люко и Хастиса ворвались внутрь под огневым прикрытием Каррайдина. С ними был Сарпедон. – Отличная работа, Каррайдин, Теллос, - передал он по воксу, – мы зачистили здания вокруг периметра. Их удерживают джоурианцы. Септиамцы зажаты между стратиксцами и джоурианцами, и они попытаются прорваться в любой момент, так что у нас мало времени. Хастис и Люко, вы со мной к камерам. Каррайдин, удерживай двери. Теллос, ты в резерве. Хладнокровно и быстро, Испивающие Душу, выдвигаемся!

Небольшая ударная группа, которую Сарпедон умудрился протащить в Септиам-Сити, распалась надвое, Каррайдин и Теллос заняли позиции в комплексе среди раздробленных трупов септиамцев, Сарпедон и два тактических отделения направились в сторону здания казарм, из которого велся беспорядочный огонь с крыши и оконных амбразур.

Где-то под этим строением располагались тюремные камеры, в которых содержались преступники Септиам-Сити перед тем, как чума взяла власть над планетой. Если их не опустошили в хаосе, охватившем столицу, и если внизу осталось хоть что-нибудь живое, то где-то в этих камерах находится адепт Карлу Гриен.

Девятая глава


С обзорной палубы яхты зона боевых действий выглядела спокойно. Звезды были так-же тверды и холодны как и повсюду в галактике, и если бы Фаддей не был так хорошо осведомлен об ужасах восстания Тетуракта, ему было бы легко поверить что на небесх все в порядке.

Но он знал, что одна небольшая мерцающая звезда - это мир-кузница Салшан Антериор, где полмиллиона имперских гвердейцев окружены и вырезаются на покрытых окислом равнинах и где имперский флот готовится разбомбить укрепленные крепости-кузницы в пыль. Одно звездное скопление состояло из безымянных мертвых миров ксеносов, где Имперская гвардия и техногвардейцы сражаются против десятков тысяч культистов Тетуракта, битвы сменяют друг друга на планетах замерзшего кислорода. Операции огромных флотов проводятся прямо перед его глазам, в черноте между звездами разбросаны боевые корабли, поддерживающие блокаду и размещенные для огневой поддержки с орбиты.

Обзорная палуба яхты представляла собой кристальную полусферу, выступающую из верхней части корпуса и обеспечивающую цельную панораму космоса. Несколько стоек для выпивки и разложенных диванов поднимались из пола, и три персональных сервитора внимательно ждали знака о необходимости услужить хозяевам. В этом месте было легко забыть о войне.

Но Фаддей не мог забыть. Вероятно, Лорд Колго прав – он был намного более опытным инквизитором, чем Фаддей мог бы когда-нибудь стать. Тем не менее, у Фаддея оставалось дело. Он принес личную клятву и не мог изменить себе, нарушив ее сейчас. Чего бы это не стоило.

С шипением открылось круглое отверстие в полу и из него поднялась платформа. На платформе стояла невероятно тонкая фигура, человек настолько худой что, казалось, он едва-ли отбрасывает тень. Он был одет в в кобальтовую униформу, обшитую серебряной тесьмой, вверху его хрупкого тела находилось удивительно невыразительное лицо, глаза, нос и губы на гладкой черной коже почти не выделялись. Лента белой ткани, покрытая вышитыми на Высоком Готике благословениями, была повязана вокруг его головы, и вздувшаяся, обуглившаяся кожа, виднеющаяся на его лбу, указывала на стрессы, которым регулярно подвергался варп-глаз под нею. – Навигатор - произнес Фаддей – Я рад что вы смогли присоединится ко мне.

Навигатор улыбнулся:

- Приглашение было для меня неожиданностью, господин. Я нечасто общаюсь с людьми. Надеюсь, я не покажусь отставшим от жизни.

-Нисколько, - ответил Фаддей, дружелюбно улыбаясь. – В этой галактике триллионы душ, и вполне естественно, что вам прийдется встретится с некоторыми из них. Амасек? Преполагая, что вы не на посту, конечно.- он протянул навигатору графин и бокал.

Навигатор принял бокал насыщенного, приторно-сладкого амасека, который Лорд инквизитор Колго скорее всего импортировал за непредставимую для Фаддея стоимость. Навигатор сделал пробный глоток и, кажется, оценил изысканность напитка.

Фаддей взглянул вверх на звездый небосвод.

– Что вы видите, навигатор?- спросил он – В варпе можно увидеть что-нибудь похожее?

Рискованно было спрашивать о таком. Навигаторы нечасто говорили о том, что они видели, проводя корабли через видения и ужасы варпа, и существовал негласный запрет на расспросы об этом. Фаддей предполагал, что навигатору Лорда Колго никогда не задавали таких вопросов, и ему будет проще отвечать.

- Иногда. В начале. Мы хотим увидеть похожее. Каждый знает как выглядит космос, каждый, кто хоть раз видел ночное небо. Но после первых нескольких мгновений вы должны позволить этому изменится. Вы должны начать видеть варп тем, чем он на самом деле есть. Для этого нет правил – большая часть происходящего у вас в голове – но это не делает его менее реальным. Просто смотря на варп, вы изменяете его. Астрономикон – единственная константа, но даже он может мигнуть и оставить вас одного. Все, что вы видите между сном и пробуждением, реально в варпе. Цвета, которые вы не увидите при свете… и время от времени, то и дело нечто оглядывается на тебя. - он снова улыбнулся, делая еще один глоток амасека. – И вы можете звать меня Стерн. Айсон Стерн.-

-И вы можете звать меня Фаддей, Стерн.- Фаддей протянул графин обратно в позолоченные руки сервитора, который бесшумно скользнул за ним, когда он сел на диван. – Мне представляется, что Колго очень вас ценит.

-В самом деле. Я с ним уже двадцать три года.

-Это выглядит так, как-будто мы оба – пленники пложения вещей.

-Есть вещи и похуже.

Фаддей поднялся внезапно, как будто в удивлении.

-Стерн.. не связан ли клан Стерн с Домом Дженассис?

-Мы являемся подчненным кланом - ответил Стерн. – Мы горды быть одной из составляющих частей Дома Дженассис. Некоторые посторонние много знают о наших Домах, Фаддей, вы должны быть более осведомлены.

-Прошу простить меня, я не знал, что вы считете Дом Дженассис своим покровителем. Должно быть вы все скорбите о своем патриархе.

Стерн кивнул, печально глядя на свой амасек.

-Да, ужасное проишествие. Космодесантники Хаоса, как нам сказали, Враг в самом Доме Дженассис. Многие из нас не верят в это, другие знают, что это должно быть правдой, но не могут полностью постигнуть ее.

-А вы?

-Это мрачная галактике, Фаддей. Случаются ужасные вещи. Император свидетель, я видел достаточно подобного с Колго за эти годы.

Фаддей промолчал. Неуловимая мутация, присущая генам Навигатора, скрывала тот факт, что Айсону Стерну было уже за восемдесят, и, вероятно, он находился на службе с самой юности. Как часто кто-нибудь не из Навигаторов разговаривал с ним вот так? Не говоря уже об инквизиторе, облеченном полномочиями, пусть даже находящимся в подчинении у Лорда Колго.

- Франтис Дженассис был не лучшим лидером. - произнес наконец Стерн. – Но без него у Дома нет лидера вообще. Теперь снова начнутся политические махинации, как бы нам это не нравилось. Некоторые из нас погибнут, инквизитор, несмотря на то что нам запрещено допускать такое. Даже среди Навигаторов существуют разные фракции.

- Как и среди инквизиторов, Стерн. Но нам запрещено упоминать об этом, так что не говорите никому.

Повинуясь жесту, сервитор подплыл к Стерну и долил его бокал. Прекрасным в амасеке было то, что что на вкус он не казался крепким, хотя был таким.

Стерн не был дураком. Он принял новую порцию амасека без возражений, как если бы он определился со своей ролью, и теперь просто плыл по течению, ожидая чем все это закончится.

Фаддей также знал свою роль.

-А что если представить себе, что был кто-то, знающий, что Франтис Дженессис должен быть убит. Возможно, все было немного сложнее чем просто рейдерские силы Космодесанта Хаоса. Было бы некоторым утешением знать, что Франтис был не просто случайной жертвой, не так ли ?

Стерн сделал глубокий глоток.

- Я должени был догадатся, что это был не простой разговор. Зачем человеку вашего статуса обсуждать со мной выбор предпочтений?

- Зачем человеку вашего положения в обществе общатся с пленником вашего хозяина? Я им являюсь, Айсон, и вы хорошо осведомлены об этом. Вы не хотите провести остаток вашей жизни в играх с безумием. Возможно, когда-то вы довольствовались этим, но это время прошло. Вы обнаружили, что мечтаете о жизни обычного гражданина. Вы хотели бы быть чем-то большим, чем вы есть, потому что сейчас вы являетесь частью чей-то машины. Лорд Колго считает вас частью этого корабля. Почему он должен считать иначе? Ведь вы никогда не претендовали ни на что большее. Но если вы можете делать нечто более значительное, что-то, что может влиять на весь Дом Дженассис – это стоило бы чего-то намного большего.

- Я слышал… истории - глаза Айсона Стерна вдруг ожили, как будто он наконец осознал себя. Они необычно выделялись на его невыразительном лице. – Инквизиторы могут освежевать человека заживо одним только словом. Они могут уничтожить тысячи, миллионы, если сочтут это необходимым. Лорду Колго ничего не будет стоить убрать меня если он подумает, что я обманул его доверие.

- Слишком поздно, Айсон. Колго, без сомнения, прослушивает это место. Ему известно каждое слово, произнесенное нами. Если он захотел вас ликвидировать, то он уже принял решение, что бы вы не делали. Вы знаете, что я прав, Айсон. И вы можете считать что вам повезло – теперь вы можете принять решение, не беспокоясь о том что сделает Лорд Колго, потому что он уже составил свое мнение.

Стерн дрожал, почти бесснознательно проглотив оставшийся амасек, чтобы успокоить нервы.

- Я понимаю, почему вас, инквизиторов, так боятся.

- Вам следовало бы увидеть Колго, когда он в ударе. Он также влияет на своих коллег-инквизиторов. Итак, ваш выбор.

Фаддей поискал внутри гражданской одежды, выданной ему в лазарете. Он достал небольшую свернутую записку.

- Документ зашифрован, вам не нужно знать, о чем там говорится. Все что мне от вас требуется – убедится, что он отправлен по нужному астропатическому каналу. Ничего больше. У меня нет доступа к астропатам Колго, но он есть у вас. Колго считает меня своим союзником в дальнейшем, и позволит этому случится, так как препятствуя мне сейчас он может получить неприятности в будущем, в том маловероятном случае, если я дорасту до его должности. Он не отпустит меня, навязывая свое гостеприимство, как бы там ни было, после этого будет трудно вести игру. Поэтому мне необходимо использовать вас.

Колго не может избавится от вас немедленно, так как это оставит его в огромном пустом пространстве космоса без Навигатора, а его работа в зоне военных действий слишком важна для него, чтобы тратить без толку несколько месяцев. Когда он вернется в крепость, вы будете среди своих навигаторов, и, без сомнения, сможете получить поддержку остальных членов вашего Дома. Это рискованная игра, но, как вы видите, в вашей роли риск невелик.

Стерн отмахнулся от сервитора, приблизившегося, чтобы снова наполнить его бокал амасеком.

- Запутанная игра.

Фаддей усмехнулся, на этот раз искренне.

- Политика, Айсон. Я просто учусь.

Навигатор поднялся, поправил безупречную форму клана Стерн, и взял записку у Фаддея.

- Боюсь, инквизитор, у меня мало времени. Необходимо составить карты и определить курс, вы знаете, как это бывает.

- Конечно, Навигатор Стерн. Не хотелось бы отрывать вас от работы. Император защищает.

- Воистину так, инквизитор.

Стерн шагнул на платформу и исчез через отверстие в полу. Если повезет, то скоро он отправит сообщение Фаддея, которое, если снова повезет, скоро попадет на «Полумесяц».

Это не только заставит его ударные силы действовать по информации, полученной им в соборе, но и продемонстрирует Лорду Колго, что удерживать Фаддея в заключении бессмысленно. Колго не сможет применить к Фаддею сколько-нибудь жестоких мер – Лорд Инквизитор обладал такой властью, какой его коллеги-инквизиторы позволяли ему обладать, и он нуждался подчиненных, которые его поддерживают. Фаддей мог быть одним из этих подчиненных, и это значило, что в интересы Колго не входило лишать его свободы, убивать его или что нибудь еще.

Фаддею была ненавистна мысль о том, что интриги и погоня за очками является такой же значительной частью мира инквизитора, как и борьба с врагами Императора. Но он был втянут в эту игру, и если в нее нужно было играть, чтобы исполнить свои клятвы, он будет играть.

Неважно, чего хочет Колго. У Фаддея имелось критическое преимущество. У него был Стратикс Луминае. Очень скоро, как он чувствовал, незначительное станет очень важным.

***

СООБЩЕНИЕ БЫЛО ПРОСТЫМ. Было два места – первым был Стратикс Луминае, место, куда ни в коем случае не следовало соватся без личного присутсвия Инквизитора Фаддея. Вторым был Септиам Торус, последнне зафиксированое место пребывания адепта Карлу Гриен, который мог стать последним шансом для ударного отряда перехватить Испивающих Душу перед Стратикс Луминае, после которого они могли исчезнуть навсегда.

Полковник Винн и штурмовики, за исключением разведвзводов, потерянных на Фаросе, ждали в глубоком космосе системы очередного выхода на связь Фаддея. Тогда как Септиам Торус достался Сестрам.

Сестра Эскарион отодвинула фиксаторы гравитационного ложа и взялась за поручни, установленные на потолке пассажирского отсека „Валькирии”. Эскарион изьяла три воздушных транспортника „Валькирии” с командами из тылового эшелона джоуранских сил, зная, что пятидесяти готовых к сражению Боевых Сестер и упоминания о инквизиторских полномочиях более чем достаточно, чтобы получить все в чем она нуждается.

За время, которое потребовалось чтобы добратся к поверхности Септиам Торус, битва за Септиам-сити длилась уже целый день, и ей нужно было попасть в гущу сражения быстро. Ей сообщили, что там находились Космодесантники, возглавившие атаку джоуранцев, и даже если бы они оказались не Испивающими Душу, казалось что Имперским силам понадобится сила тяжеловооруженных боевых сестер, бьющихся вместе с ними.

„Валькирия" покачнулась, совершая защитный маневр. Эскарион не могла видеть происходящего снаружи пассажирского отсека, но она слышала грохот противовоздушного огня, ведущегося из занятых врагом частей города, и знала, что руины Септиам-стит проносятся под ними. Одно хорошее попадание, и двадцать сестер битвы вместе с ней погибнут мгновенно, независимо от их подготовки, брони и даже веры. Но это был путь войны. Эскарион уже давно приняла клятву ждать смерти и приветствовать ее, когда время настанет.

Ее Сестры Битвы чуствовали то же самое. В ее распоряжении имелся взвод Серафимов и два других взвода – Карателей, несущих три тяжелых огнемета, во главе с сестрой Аспасией, и усиленное отделение под командой старшей сестры Руфиллы. Остальные „Валькирии” несли такие же силы – будет ли этого достаточно для того, что бы выстоять перед Испивающими Душу, было в руках Императора.

- „Черный-Три” потерял двигатель, мэм – донесся из корабельного вокса голос пилота. –Докладывают о потере высоты.

- Они могут приземлится? - спросила в ответ Эскарион, видение гибели такого количества отважных Сестер пронеслося через ее мысли. „Черный-Три” была головная „Валькирия” в формировании, направляющемся к площади около здания сената, которую джоуранцы только-что отбили у врага.

- Они могут посадить ее, но долго не протянут. Они врежутся в развалины.

- Мы не можем разделятся. Следуйте за ними и приготовтесь к высадке. Пусть защитит тебя Золотой Трон, солдат.

- Как скажете, мэм, - ответил пилот - держитесь.

Плохие новости. Выбранная зона высадки доставила бы Сестер позади последнего известного местоположения Космодесантников, в позицию, подходящую для атаки на них, если они были Испивающими Душу, или для поддержки их, если они были лояльными Космодесантниками. Ситуация в городе была запутанной и неопределенной, Эскарион знала, что в развалинах кипели ближние бои между остатками септиамцев и Стратикским ХХIII-им. Она не была уверена в том, кто представлял большую опасность для ее сестер.

- Садимся, мэм. Посадочные люки открыты. – голос пилота был напряжен, он старался выровнять нос „Валькирии” после быстрого снижения.

- Сестры! - воскликнула Эскарион. – Приготовится к развертыванию! Аспасия, я хочу огня, прежде чем мы коснемся грунта! Руфилла, обезопась зону высадки и прикрой нас!

Старшая Сестра осалютовала в подтверждении приказа, и затем задняя рампа содрогаясь распахнулась.

Валькирия снижалась над улицей из разрушенных трущоб, немногим больших чем лачуги, возводимые друг на друге, пока они не выплеснулись на дорогу и не сокрушили нижние слои в груду щебня. Более крепкие постройки были покрыты выбоинами и выжжены огнем стрелкового оружия и артилерии. Мрачные кучи тел лежали грудами вокруг перекрестков и баррикад. Дым поднимался снизу, наполняя отсек вонью горючего и выжженого лазерами воздуха. Трассирующий огонь летел из каждого второго окна и грохот взрывов доносился за резким ревом двигателей „Валькирии”.

„Черный-три” уже была на земле, из одного двигателя валил черный дым, большая часть корабля лежала поперек дороги, куда он упал и пробороздил поверхность до полной остановки. Силуэты сестер в черной броне быстро высаживались из сбитого транспорта, используя корпус для укрытия или прорываясь через ливень вражеского огня к развалинам на краю улицы.

Эскарион увидела, что они садятся практически у носа „Черного-три”. „Валькирия” опустилась ниже, проходя через плотные облака пыли и обломков. Не дожидаясь сигнала пилота, она взбежала на рампу и прыгнула.

Она щелкнула включателем, и ее прыжковый ранец Серафима подбросил ее вверх. Не использовав их на Эвмениксе, она и ее взвод экипировались прыжковыми ранцами сейчас, зная, какими полезными они были при десантировании. Ее взвод последовал за ней, сестра Миксу летела сразу за ней, болт-пистолеты всех сестер были взведены и заряжены.

Эскарион приземлилась на землю и сумела устоять на ногах. Она находилась приблизительно в тридцати метрах от „Черного-Три”, темный силуэт которого виднелся в вихре пыли. Рев двигателей внезапно сменился звуками выстрелов, летящих отовсюду. Выделяющийся звук болтеров подсказал ей, что сестры покинули „Черный-Три” и вели ответный огонь из разрушеных зданий вдоль дороги. Выстрелы стрелкового оружия сверкали из зданий вокруг, и Эскарион знала, что хотя противник не мог сравнится с сестрами дисциплиной, он намного превосходит их числом. Она мельком увидела сквозь царящий вокруг хаос вспыхивающие выстрелами стволы и странно перекрученные, дергающиеся человекообразные фигуры.

Раздался одиночный выстрел, и яркая вспышка лазерного выстрела прорезала воздух рядом с ней. Эскарион оглянулась вовремя чтобы увидеть как одна из ее Серфимов упала, пораженная в горло лазерным выстрелом.

Снайперы.

Эскарион выстрелила несколько раз по нападающим и кинулась к ближайшему укрытию. Нельзя было позволить зажать их здесь. Она должна сориентироватся в обстановке, собрать Сестер и прорыватся. Если она задержится хоть на мгновение, они могут быть окружены и завязнуть здесь, пока весь город не будет захвачен. Это не входило в ее планы.

Разрушенное здание предоставляло некоторое укрытие остатками полуразрушенных стен и груд щебня. Эскарион нырнула за укрытие от сокрушающих залпов с противоположной стороны улицы. Выстрелы автоматических винтовок и лазганов взбивали каменное крошево и обломки дерева с земли.

Огонь усилился, на этот раз его источник был прямо над ними сверху. Сестра Миксу скользнула около нее, взводя два свои болт-пистолета, и обе сестры открыли ответный огонь по остаткам потолка у них над головой.

Как оказалось, они заняли укрытие прямо под вражеской огневой точкой. Через пролом вниз смотрели искаженные лица с отвисшими гнилыми челюстями, костлявые руки нацеливали покрытое ржавчиной оружие вниз, на сестер.

Выстрелы рикошетили от доспехов Эскарион. Она и Миксу отстреливались, посылая болтерные заряды сквозь потолок в атакующих, вызывая ливнь обломков. Эскарион почуствовала, что выстрел чиркнул по ее щеке. Перестрелка притягивала еще больше атакующих, снайперы вели прицельный огонь сквозь клубящуюся пыль, и все больше септиамцев подползало через разрушенные здания, чтобы противостоять новой угрозе. Миксу вела огонь с одной руки вверх и с второй по сторонам. Эскарион достала свою энергетическую секиру, но даже ее силовые доспехи не устояли бы перед сконцентрированным на ней мощным обстрелом, если бы она поднялась и бросилась в атаку.

Струя чистого белого пламени ворвалась в здание поверх их голов, затем качнулось вверх, заполнив развалины над ними вздымающимся пламенем. Горящие скелеты посыпались сверху, и стрельба сменилась сдавленными криками сгорающих людей.

Эскарион оглянулась и увидела сестру Аспасию, направляющую огонь тяжелых огнеметов взвода Карателей, поливающих огнем здание вокруг Серафимов Эскарион.

Эскарион отсалютовала Сестре Аспасии, когда Каратели и взвод Сестры Руфиллы подтянулись к ним, чтобы зачистить развалины.

- Серафимы, воскликнула она, - за мной! Вперед! - Эскарион ринулась через обломки туда, где укрылись сестры с «Черного-Три». Она и ее Серафимы бросились на септиамцев, окруживших выход, сокрушив полдюжины тел прежде чем Аскарион проскочила через дверь и оказлась среди них. Снайпер, все еще сжимая длинноствольный лазган в скрюченных руках, упал безголовым на щебень. Секира Аскарион отсекла руку другого септиамца, и сломала ботинком его хребет, когда он упал. Рядом одна из ее Серафимов перепрыгнула через стену, схватила ближайшего септиамца и сбила с ног, подстрелив еще двоих, стреля прямо сквозь его живот.

Взвод Аспасии продвигался за Эскарион через руины. – Руфилла, обеспечь зону высадки для «Черного-два» – передала по воксу Старшая Сестра, пробегая по обломкам.

Аспасия была настоящим ветераном, старше Эскарион, которая тоже была далеко не юной женщиной. Ее энергетический молот дымился от запекшейся в силовом поле крови, доспехи были покрыты выбоинами и царапинами от пуль.

- Потери? - спросила Эскарион.

- Три сестры погибли, прими их души Император, Тиндария потеряла руку. Мы прорвемся. – ответила Аспасия.

- Хорошо - Эскарион передала по воксу всем сестрам в пределах слышимости – Когда «Черный-Два» сядет, все ударные силы продвигаются на юг! Этот район занят септианцами, и сначала мы должны прорватся через них. Аспасия, я хочу чтоб ты была впереди. Скверну надо выжечь огнем.

Эскарион настроила вокс-передатчик на частоту Гвардии, подключаясь к путанице передач, охватившей весь город. Среди сообщений царил полный хаос и беспорядок, создаваемый двумя полными полками в пределах города и третим, Галатоморианцами, пытающимися скоординировать артиллерийский удары так, чтобы не убить ими столько же гвардейцев, сколько и септиамцев.

Обрывки сообщений с поля боя прорывались сквозь статику. Стратикский XXIII-й полк продвигался с трудом, пробивая себе путь через развалины жилых районов, направляя острие атаки к центру города, зданю сената и храмам.

Джоуранцы, как поняла Эскарион из коротких сообщений, полученных от тыловых эшелонов полка, сформировали массивный клин, пробивающийся к сердцу города, к казармам сил правопорядка. Этот клин возглавляли внезапно прибывшие Космодесантники, непонятно откуда и зачем явившиеся сюда. Чтобы добратся до них, Сестры Битвы должны были прорватся через линию сражения к скоплению храмов, возвышающемуся на краю жилого района, затем пройти через самое сердце обороны септиамцев, чтобы достичь участка арбитров.

Рев двигателей заглушил передачу, когда тень «Черного-Два» прошла над дорогой. Он развернулся и снизился, задняя рампа открылась и отделения Таслайи и Серентис высадились на краю развалин. Валькирия развернулась на месте, чтобы навести установленные под под кабиной пушки и обрушить огонь на здания напротив, очищая верхние этажи от снайперов. Болтеры сестер вели огонь по немногим септиамцам, еще оставшимся в окружающей зоне, ответная стрельба была слабой и разрозненной. Сестры из взвода Серентис, несущие тяжелые болтеры, выдвинулись к краю развалин и накрыли ливенем выстрелов дома напротив, и Эскарион заметила искаженные фигуры, перемолотые выстрелами в окнах первого этажа.

- Вперед!- приказала Эскарион.

Взвод Аспасии выскочил из-за укрытия под прикрытием огня взвода Руфиллы, посылая струи огня перед собой, покидая руины, стремясь выгнать укрывшихся септиамцев под огонь взвода Руфиллы.

«Черный-Один» и «Черный-Два» взлетели, покинув уязвимую позицию над дорогой. Сестры остались одни – но именно так они сражались лучше всего.

ВЕРХНИЕ ЭТАЖИ казарм были наполнены врагом, вооруженным награбленным из арсенала участка оружием, многие носили куски разномастной брони на своих сутулых телах. Сарпедона они не волновали. Все, относительно чего он беспокоился, было внизу здания.

Голубоватый свет вспыхнул на тесной лестничной клетке подвала, когда ожили молниевые когти сержанта Люко. Взвод Люко находился впереди с Сарпедоном, взвод Хастис сформировал арьергард, чтобы прикрыть их от септиамцев, прибывавших вниз с верхних этажей.

Массивная пластстиловая дверь внизу лестничной клетки была оснащена огромным механическим замком. Септиам-сити как и любое другое место в галактике, не обходился без своих преступников и мелких еретиков. Это было место, где они содержались, таким людям нельзя было бы позволять выбратся наружу.

- Я займусь этим - сказал Люко с некоторой одержимостью - прикройте меня. Сержант рванулся вперед и вонзил когти обейх рук в металл замка; когти заискрились, вгрызаясь в металл. Он уперся ногой в основание двери и вырвал весь запорный механизм, оставив в ней рваное отверстие, плюющееся расплавленным металлом.

Дверь распахнулась, и взвод Люко направила оружие в темноту за ним. Сарпедон отступил, когда они двинулись в темноту за дверным проемом, держа свой силовой посох наготове. Его авточувства в кромешной тьме отобразили мрачные серые пластикритовые стены блока камер вдали, сгоревшие светильники на потолке, пол и стены были грязны от времени и крови.

- Мы входим, никого не видно - пришло сообщение от взвода Люко. Молниевые когти Люко, следующего за ними, отбрасывали мерцающие отблески поперек стен.

Изнутри не доносилось ни звука, был слышен только грохот сражения на поверхности. Но запах этого места был ужасен: воняло потом, распадом, гниющими отбросами. Третье легкое Сарпедона отфильтровывало наихудшее, однако зловоние все равно было запахом чистой смерти.

В тюрьме содержалось две сотни заключенных, главным образом в одиночном заключении, в камерах, забранных потускневшими стальными решетками. Первые ряды камер были пусты - они, должно быть, были освобождены, когда безумие чумы впервые поразило Септиам-сити.

Карлу Гриен вероятно был среди них. Но Сарпедон знал это до прибытия на Септиам Торус, и тем не менее он пришел сюда. Надежда, неважно насколько слабая, была всегда.

- Впереди кухонный блок - передал один из космодесантников от взвода Люко.

- Заходим - сказал Сарпедон. Вокруг лежала неподвижная темнота. Десантники держали под прицелом забрызганные грязью камеры. Сержант Люко толкнул большие двойные двери входа в кухонный блок с высоким потолком, уставленный длинными скамьями и столами. Цитаты из Имперских псалмов были вырезаны на пласткрите стен и потолка, в одном конце комнаты находилась кафедра, откуда проповедник сил правопорядка напоминал заключенным о тяжести их грехов, пока они ели. Как и во сей тюрьме, здесь никого не было, кухня была опустошена, страницы религиозных текстов были разорваны и разбросаны вокруг кафедры проповедника.

Люко поглядел на сканер ауспекса, который он нес, проверяя планы карцера. Казармы сил правопорядка были построены на основе Стандартных Шаблонных Конструкций, также как и тысячи подобных зданий на пограничных и малонаселенных мирах. - Камера 7-F - сказал он - Через эту комнату и налево, в крыле для неблагонадежных.

Карлу Гриен был моральным преступником, техноеретиком, виновным в создании запрещенной технологии. Он был отправлен на Септиам Торус, чтобы наблюдать за очисткой урожая огнедушцев, но увиденное им на Стратикс Луминае привело его к увлечению темными вещами, и арбитры посадили его под замок. Если бы он все еще был здесь, он находился в камере 7-F.

-У нас движение - доложил сержант Хастис снаружи кухонного блока.

- Каррайдин?- Сарпедон связался со взводами, находящимися на площади наверху

- Есть ли враги позади нас?

- Ни одного, командир - ответил капитан Карраидин. - Мы бы их засекли.

- Хастис, отправь своих людей проверить…

Слова Сарпедона были прерваны ужасным звуком, дюжиной голосов, кричащих одновременно, и отвратительного треска подобного звуку сотен ломающихся костей. Слышался голос Хастиса, выкрикивающего приказы, грохот болтерного огня, но крики в ответ крики раздавались только громче. Люко бросился к входу, готовый к чему угодно, что пройдет через дверь, и не окажется одним из взвода Хастиса.

Трое Космодесантников на полной скорости ворвались через дверь, оглядываясь и посылая в коридор очереди из болтеров. Их преследовало нечто, о чем Сарпедон мог думать только как о волне плоти, поток перемешанных человеческих форм, множества тел, спаянных в единую стену мускулов и переломанной кости, которая ворвалась в дверь. Искаженные лица злобно корчились из массы, дергающиеся руки и пульсирующие органы высовывались через разрывы в тугой коже. Каждый рот кричал, атональный плач прорезался даже через рев стрельбы. Зловоние, которое сопровождало это создание, заставило бы обычного человека потерять сознание, и даже Сарпедон чувствовал что его тошнит от запаха твари.

Сержанта Хастиса наполвину поглотила масса, и обломки кости, которые масса выдавила из себя в качестве конечностей, затаскивали его внутрь лицом вперед. Уже проглоченные космодесантники его взвода все еще сопротивлялись, плоть дырявилась и взрезалась боевыми ножами и болтерами, кромсающими ее изнутри.

Болтерные заряды врезались в массу, посылаемые взводом Люко и оставшимися из взвода Хастис, отступившими в столовую. Сарпедон сжал свой энергетический посох сильнее, и ощутил силу своей воли, наводняющей психоактивное навершие посоха, дерево нагрелось и гудело в его ладонях, фокусируя психическую энергию, струящуюся вокруг него.

Масса уже заполнила половину комнаты и казалась бесконечной. Болтерные заряды не могли остановить ее .

- Я займусь этим! - крикнул сержант Люко. Он размахнулся молниевыми когтями и нырнул в массу, когти прорезали глубокие выжженые борозды в плоти. Сарпедон оттолкнулся задними ногами и прыгнул через комнату следом за Люко в месиво слившихся трупов. Он взобрался вверх по вдымающейся массе, оставляя в ней глубокие раны своими ногами, затем вонзил в нее силовой посох и позволил всей своей психической силе пройти через него и врезатся в плоть. Кожа и мускулы выкипели, оставив огромную опаленную впадину под Сарпедоном, выгоревшую вглубь через слои слившихся тел, выбрасывая дождь пепла, взметнувшегося из раны.

Люко рассек слои плоти и вытащил сержанта Хастиса из окровавленной массы - но передняя часть головы Хастиса уже был растворена, вверх слепо взирал окровавленный череп, штифты за долгую службу все еще торчали из кости лба.

Люко оставил тело Хастиса позади, и отсек щупальца из мускулов, пытающиеся обвить его ноги.

Масса снова хлынула вперед и заполнила помещение . Поток болтерного огня, казалось, не мог замедлить ее - зараженная кровь была глубиной по лодыжку в комнате, и куски изрезанной плоти были разбрызганы по стенам и потолку.

Сарпедон мог чувствовать заразу внутри Этого, подобно белому шуму, где-то глубоко внутри трупов. Что-то тупое и злобное, то что он видел психическим взглядом внутри и чувствовал через кожу его видоизмененных ног там, где они касались безобразной плоти. Сверхествественная болезнь, заразившая Септиам-сити, поразила заключенных в камерах и здесь, в этом ограниченном пространстве, разлагало их пока они не собрались вокруг носителя в эту массу соединенных трупов.

Носитель - первый кто был инфицирован здесь, ставший теперь хозяином этой заразы - находился в самом центре массы.

Сарпедон чувствовал его ментальным взглядом, кипящий узел болезни, исходящий безумным психическим криком, питаемый напряжением двух сотен тел, сплавленых в единое целое.

Сарпедон поднял свой силовой посох и ударил вниз, прорубив трехметровый разрез в шкуре. Своими передними ногами он широко растянул рану, вытащил свободной рукой болтер, и задними ногами протолкнул себя в рану. Сарпедон услышал как Люко кричит что-то ему, когда он погрузился в массу. Но помещение вскоре заполнилась бы массой, и только Сарпедон мог вовремя остановить это.

Он ничего не видел, но мог чувствовать. Разложение текло текло через сосуды вокруг него. Стены плоти давили на него и он задержал дыхание, чтобы не вдохнуть загрязнение из внутренностей твари. Он пробил себе путь к носителю, проталкивая себя вперед передними ногами и свободной рукой. Рана закрылась за ним, и он был заключен в кокон мускула. Кости-конечности повернулись внутрь и изменили форму, пытаясь схватить его. Внутри было жарко и абсолютно темно.

Но он чуствовал носителя, все еще сохраняющего человеческую форму, сутулую и скрюченую, впереди себя. Он пробил и процарапал путь ближе к нему, пока не почуствовал бурлящее разложение прямо перед своим сознанием. Двумя ногами он пронзил тело и подтянул его ближе к себе. Одной рукой он схватил его за шею, а другой направил болтер в лоб и выстрелил.

Тело конвульсивно дерннулось и плоть, окружающая его, содрогнулась в унисон когда чудовищное сознание внутри было разрушено. Масса выпустила Сарпедона из своего захвата, и он вытолкнул себя назад. Плоть растекалась позади него, пока он снова не прорвался через кожу, соскользнув на пол в волне сукровицы.

Он все еще держал тело носителя в одной руке. Оно было почти не повреждено, если бы не зияющая рана от болтерного заряда во лбу и разорванные артерии, вышедшие через кожу там, где оно было связано с другими телами. Клеймо заключенного с его именем, номером и штрихкодом все еще виднелось сзади на шее.

Так или иначе, то что что носителем был Карлу Гриен, не стало неожиданностью.

- Заберите геносемя у павших - сказал Сарпедон, опуская деформированное тело вниз.

Один из взвода Хастис - брат Дворан, самый младший - снял шлем и достал боевой нож. Он опустился на колени перед телом Хастиса принялся удалять органы геносемени, двойные гланды в горле и груди, которые контролировали все другие измененения в организме Космодесантника.

Сержант Хастис был на переднем фронте атаки на крепость Ве'Мета, одним из Космодесантников, которые присоединились к Сарпедону после провала миссии на Лакониии и победы Сарпедона над Главой Ордена Горголеоном. Он был настолько предан как никто из Космодесантников, был одним из тех надежных ветеранов, на которых Сарпедон мог положится также, как и они на него. Теперь он был мертв, ушел из жизни еще один человек, которого нельзя заменить. Им прийдется отрезать голову Хастиса после изьятия геносемени, чтобы предотвратить превращение его в один из этих ходячих трупов, наполняющих Септиам-сити.

Конечно, геносемя Хастиса не могло быть теперь внедрено в рекрута, как того требовали традиции Ордена. Не теперь. Но это все еще был мощный символ, символы были тем, что сохраняли единство Ордена - так что Дворан извлек священный орган из горла сержанта для того, чтобы доставить его обратно в Орден.

- Мы знали, что у нас мало шансов на удачу, командир - сказал Люко, глядя вниз на тело Карлу Гриен, единственного человека, располагающего информацией, в которой они нуждались.

- Охраняйте территорию - сказал Сарпедон, направляясь к дверям за кафедрой проповедника.

Он сорвал двери с петель шагнул в коридор за ними. Это было то место, где заключенные собрались, когда безумие впервые коснулось их - глубокие выбоины покрывали стены, где заключенные пытались проскрести путь наружу. Зубы и обломки кости были вдававлены в пласткрит, и все вокруг было запятнанно коричнево-черным. Решетки камер были выдавлены из проемов. Сарпедон чувствовал безумие, запечатленное на стенах. Он все еще слышал крики..

Камера 7-F представляла собой пятно грязной тьмы, стены были покрыты коркой крови и грязи, прутья решетки были настолько изьедены ржавчиной что разбились на куски, когда Сарпедон отбросил их в сторону. От нар, служивших Карлу Гриен постелью, остались сгнившие обломки, когтистые лапы Сарпедона погрузились в затвердевшую грязь на полу, когда он вошел в камеру.

Это было пространство площадью два квадратных метра, и это место было наполнено таким количеством злобы и отчаяния, что Сарпедон мог ощутить это на вкус, отдававши чем-то резким и металлическим у него во рту. Карлу Гриен вероятно был безумен даже прежде, чем он попал сюда - причиной этому стал Стратикс Луминае. Когда чума поразило это место, она искала наиболее восприимчивого носителя и нашла сознание безумного еретика.

Сарпедон потянулся вверх и соскреб запекшийся налет. Под ним были глубокие царапины на стенах, как и в коридоре снаружи - но более упорядоченные, образуя узор на поверхности пласткрита. Сарпедон соскреб налет со стены, обнажив рисунок из прямых линий и дуг, который покрывал всю несущую стену.

- Они извлекли геносемя Хастиса. - сказал Люко. Сарпедон повернулся, чтобы посмотреть на сержанта, стоящего в коридоре позади него. - Его семя единственное было неповрежденным.

- Хорошо. - сказал Сарпедон. Он указал на изображение вырезанное на задней стене. - Занеси это в ауспекс. После этого приготовтесь к отходу, нам больше нечего делать здесь. Сообщите Лигрису, чтобы он вытаскивал нас отсюда.

- Да, командир.-сказал Люко, направляясь обратно к своему взводу.

Сарпедон бросил взгляд на изображение, вырезанное сумасшедшим, использовавшим для этого окроваленные остатки пальцев. Технодесантник Лигрис мог разобратся в нем, если он имел какой-то смысл. Это были той крошечной надеждой, которая двигала Сарпедоном, а с ним и всем Орденом. Все они видели в нем лидера, даже прирожденные командиры вроде подобно капитана Каррайдину или Капеллана Иктиноса. Если бы он погрузился в отчаяние, то Испивающие Души последовали бы за ним - но они шли за ним через самый большой кризис Ордена и отправились с ним на задание, которое заставило их отказатся почти от всего, что они имели - и он был обязан избежать неудачи.

ЭСКАРИОН ПОДОЗРЕВАЛА, что ДюВейн не был настоящим офицером. Подобно почти всем стратикским солдатам, он не носил куртку своей формы, заполненные боеприпасами перевязи обтягивали его обнаженный торс, покрытый бандитскими татуировками. Он носил несколько высушенных скальпов на его поясе, и был вооружен парой лазпистолетов с урашенными слоновой костью рукоятями, которые скорее подошли бы настоящему офицеру. Но его диковатому взводу, очевидно, хватало веры в командирские качества ДюВейна и этого было достаточно для Сестры Эскарион.

-Сметите их, вы, отродье хрудолюбов! - закричал ДюВейн, направляя людей своего взвода к разрушенному основание храма и в направлении форума Септиам-сити, где общественные здания обступали широкую вымощеную мрамором площадь, уставленную позолоченными статуями героев Империума. Форум стал центром жестоких контратак септиамцев, направленных против против передовых сил джоуранцев - большинство статуй лежали, поваленные взрывами, и плиты были разметаны артилерийскими ударами, опав назад смертоносным каменным дождем. От базилики и святынь остались выжженые остовы, джоуранцы и септиамцы окопались в с обеих сторон, разрушенное пространство форума было ничейной землей, за которую теперь гибли тысячи людей.

Большая чать септиамцев была сконцентрирована у основания храма Махариуса, где гигантская пурпурная статуя Лорда Солара Махариуса взирала поверх декоративных садов, которые теперь представлял из себя переплетение врытых в землю огневых точек и траншей, кишащих похожими на трупы септиамцами. Именно эту позицию бойцы Стратикского полка атаковали с тыла, с болтерами и огнеметами сестер Эскарион, присоеденившихся к стратикским лазганам.

Стратиксцы атаковали от беспорядочно нагроможденных мелких алтарей и святынь позади храма, направляясь к задней стене фундамента храма. Они были вооружены множеством экзотического и трофейного оружия - охотничьи винтовки, хеллганы, затасканные дробовики с бандитскими зарубками, отмечающими убитых – наряду со стандартными лазганами; одеты в мешанину отбитого у врага, украденного и самодельного обмундирования и бронежилетов.

Они смотрелись скорее как дикари с нецивилизовного мира чем как гвардейцы, но после того как Эскарион соединилась с людьми ДюВейн, она видела, как они прорезались через септиамскую оборону, поддерживаемые огневой мощью Сестер. Они наконец прорвались из трущоб и предприняли форсированный бросок для того чтобы соеденится с джоуранскими войсками в центре города. Теперь они шли в атаку на последний урепленный пункт между двумя силами.

- Серафимы, вперед! - закричала Эскарион и бросилась за стратикцами из укрытия вверх к стене.

Стратикцы карабкались через просевшую кирпичную стену. Эскарион оглянулась, чтобы убедится, что ее взвод следует за ней, после чего включила свой прыжковый ранец и позволила ему свободно перебросить ее через стену. Она приземлилась перекатившись, с треском ломая насаждения у основания стены. Оглянулась, оценивая окружающую обстановку - пару полевых орудий, ранее принадлежавших силам правопорядка, вручную поспешно выдвигали на позицию, оставляя глубокие колеи в торфе, и команда септиамцев загружала массивные снаряды в орудия.

Эскарион кинулась вперед, обойма с глухим стуком вошла в болт-пистолет, ее сестры приземлялись и следовали за ней. Серафимы оказались среди орудийной прислуги прежде чем те поняли что их атакуют, Эскарион прострелила насквозь одного, затем снесла голову другому своей энергетической секирой, сестра Миксу выпустила залп, прошивший еще троих. Сестры убивали так быстро и эффективно, что когда стратиксцы догнал их, огневая точка был очищена от септиамцев, тела были разбросаны по орудийной позиции и временным заграждениям.

ДюВейн осмотрелся и приказал части своих людей стать к орудиям. Не прошло и нескольких минут, как полевые орудия оружие палили прямой наводкой по траншеям и укрытиям септиамцев. Снаряды вздымали огромные столбы распыляемой земли, раскидывая тела и обломки над храмовыми садами.

- Хорошая работа, сестры. - крикнул ДюВейн, ведя остальных своих бойцов на разрушенные септиамские линии. Эскарион со своими сестрами последовала за ним, воздух наполнился лазерными вспышками и снарядами автопушек, когда септиамцы открыли ответный огонь.

Эскарион и ДюВейн бросились в атаку на позиции септиамцев, ведя огонь с всех направлений, сравнивая их с землей.

САРПЕДОН ПЕРЕПРЫГНУЛ через опору, которая когда-то поддерживала монументальную статую Экклезиарха Пулиса XXIX, приземлившись прямо среди септиамцев, окопавшихся в воронке от снаряда в цетре форума. Он пронзил силовым посохом живот одного из них, Теллос проскользнул около него, двойные цепные лезвия вспарывали кровавые дуги среди септиамцев. Гнилые челюсти отвисли в ужасе когда следом ворвались штурмовой взвод Теллоса, болт-пистолеты и цепные мечи раскидывали септиамцев по разбитому мрамору.

- Теллос! - крикнул Сарпедон. - Займись автопушкой! - Он указал на счетверенную автопушку, установленную прямо внутри разрушенной базилики - она обрушивала огонь на позиции джоуранцев, но могло легко быть перенацелено чтобы сбить любое судно, пытающееся приземлиться на форуме, и поэтому им следовало занятся.

Теллос, казалось, не слышал, сосредоточившись на вырезании септиамцев. Сарпедон схватил Теллоса за плечо, подняв его к своему лицу.

- Захвати автопушку! - прорычал он - Немедленно!

Теллос уставился на него в него через маску крови септиамцев и, вскочив на ноги, бросившился через град огня, заряды и лазерные лучи вонзались в его тело, пока он бежал к автопушке. Его штурмовой взод следовал за ним, тогда как взвод Каррайдина и оставшиеся в живых из взвода Хастис заняли позиции в воронке от снаряда.

- Каррайдин, прикажи людям рассыпатся и держать головы пониже.

- Может ли Лигрис приземлится здесь?

- Здесь горячее, чем ему хотелось бы, но он сделает это. А теперь давай вперед, Испивающий Душу .

Каррайдин отправил ливень зарядов из своего штормболера в сторону источников наиболее сильного огня септиамцев и повел свое отделение из воронки, чтобы подавить перекрестный огонь настолько было это возможно. Взвод Люко рассыпался вдоль стороны форума и вели жестокую перестрелку с септиамцами, укрывшимися в доме правосудия, джоуранцы за спинами Испивающих Душу поддерживали их всей доступной огневой мощью, прикрывая Космодесантников.

Если бы гвардейцы знали, что Космодесантники занимаются зачисткой зоны приземления для того чтобы покинуть планету, они бы не проявляли такого энтузиазма, поддерживая продвижение Испивающих Душу по форуму. Но Сарпедон прибыл не для того чтобы сражатся за них - успех его миссии во многом зависел от милости судьбы, и единственной оставшейся целью было выбратся с Септиам Торус.

В удерживаемом септианцами дальнем конец форума возникла ужасная перестрелка и переместилась прямо на форум. Септиамцы выбегали из укрытий, выстрелы и вспышки пламени выметали их с позиций. Сарпедон отрыл огонь по некоторым из них, неосторожно подставившимся под выстелы. Оружие воинов Люко перемололо еще нескольких. Это была контратака - Сарпедон, видел, что некоторые из перерыгивающих через баррикады и бьющихся друг с другом врукопашную бойцов были не септиамцами, а солдатами Стратикского XXIII, в которых сложно было узнать гвардейцев вообще.

- Скажите Лигрису, чтобы поторапливатся. - крикнул Люко по воксу - По нам ведут огонь!

- Септиамцы или стратикцы?

- Ни те ни другие - пришел ответ - Адептус Сороритас!

СЕСТРА ЭСКАРИОН ОТСКОЧИЛА в укрытие колонной когда град выстрелов ударил по фасаду базилики. Она остановилась на секунду и бросилась в атаку снова, стреляя на ходу, болтеры ее сестер прикрывали ее пока она пробивала путь к следующему укрытию. и септиамцы сошлись безумном вихре схваткы позади нее, две группы дикарей сошлись врукопашную, в дело пошли ножи и приклады винтовок, и если бы она и ее Сестры втянулись в нее, они никогда не смогли бы выбратся.

- Десантник! - закричала сестра Миксу позади нее. Эскарион бросила взгляд и увидела фиолетовую отблеск, когда Космодесантник выстрелил в них из болтера, отскочив назад вовремя, чтобы избежать ответного залпа залпа болтов, раскрошивших мрамор вокруг него.

Это был первый живой Испивающий Душу , которого Эскарион когда-либо видела, первый же беглый взгляд на врага ее веры потребовал от нее сражатся. Еще больше огня устремилось к ним от укрывшегося взвода Космодесантников и Эскарион услышала крик, когда один из Серафимов погиб, прошитый болтерным зарядом через живот, который нашел слабое место в ее броне и вышиб позвоночник.

-Аспасия! Давайте огнеметы вперед и прижмите их к земле! - приказала Эскарион, когда ее сестры нырнули в укрытие, теперь вел по ним огонь целый взвод Космодесантников. Умирающего Серафима затащили в укрытие, и Эскарион бросился за ближайшую колонну, чуствуя как заряды болтеров ударяют по камню снаружи.

Из своего укрытия ей был виден весь форум, и она быстро оглядела пространство разбитого мрамора, высматривая остальных Космодесантников. Она засекла какую-то схватку среди руин разрушенной базилики, массированый прорыв к позиции автопушки, прорубающийся через защищающих ее септиамцев.

Еще один был в огромной громоздкой Терминаторской броне, Эскарион никогда не видела такой прежде, и еще больше их выбиралось из воронки у постамента статуи, чтобы найти более надежное укрытие, так как септиамцы пытались пробится на форум, отступая перед наступлением стратикцев

Мутант. Взглянув не него мельком, она сначала не могла поверить в реальность увиденного - но когда Испивающий Душу снова показался из укрытия, подозрения подтвердились. Ноги Десантника были подобны ногам огромного чудовищного паука, насекомого, и оканчивались с длинными когтями. Доспехи Испивающего Душу была украшена сильней, чем у его боевых братьев, по силовому посоху в его руках Эскарион распознала библиария, хранителя псионических знаний и силы Ордена.

Сестры Битвы презирали ведьм, и относились с подозрением даже к работающим на Империум. Эскарион никогда не видел в мастерстве псайкеров ничего кроме разложения и Хаоса. Библиарий должен стать их целью, даже если он был не тем, кем его считала Эскарион - Сарпедоном. Командующий Испивающих Душу, лидер восстания и главная цель ударных сил Фаддея.

-Руфилла, Аспасия, прикройте нас! - закричала Эскарион, перекрывая шум стрельбы и свист пуль. Сестра Миксу подобралась к Эскарион.

- Это он? - она была удивлена.

- Не останавливайтесь, чтобы спасти меня, если мне прийдется пасть. Он может убить меня, нам незачем терять здесь сестер больше чем нужно.

- Вы сможете взять его?

- Скорее всего нет. Удерживайте остальных Космодесантников подальше, единственный шанс для меня - поймать его одного.

Эскарион бросилась в атаку, стреляя в Сарпедона из болтпистолета в левой руке, ее силовая секира была зажата в правой руке. Сестра Миксу и три оставшихся Серафима устремились за ней, двойные болт-пистолеты палили по всему, что угрожало их Старшей Сестре, тогда как как взвод Аспасии накрыл пламенем Космодесантников в развалинах. Сестры Руфиллы посылали стремительные росчерки огня через форум. На другой стороны поля битвы автоопушка была подорвана крак-гранатами, и штурмовой взвод Испивающих Душу отступал назад от разрушенной артиллерийской точки, когда Эскарион пробежала последние шаги под пулями, чтобы достигнуть командующего Сарпедона.

САРПЕДОН ЗАМЕТИЛ мерцание энергетической секиры прежде, чем увидел саму Сестру. Он знал что никто из септиамцев и офицеров Гвардии не могли обладать энергетическим оружием - стремительно атакующий силуэт был Сестрой Битвы, солдатом Имперского Культа, фанатичной и пылающей чистой верой.

Если ему повезло, она считала его Космодесантником Хаоса, мутировавшегопод воздействием магии Врага. Если ему не повезло, она была бы частью тактических сил Инквизиции, которые, как он знал, преследовали Испивающих Душу со времени нападения на Дом Дженассис.

Он вонзил коготь в землю и развернулся, весь его огромный вес - сам Космодесантник, доспехи, измененные ноги - прокрутились вокруг своей оси. Одна рука сжимала силовой посох, и он взмахнул им по широкй дуге. Посох встретился с секирой в огромной вспышке искр.

Сестра была настоящим ветераном , ее волевое лицо было исполосовано шрамами и рыже-каштановые перемежались седыми прядями. Глянцево-черный доспех без знаков отличия не был покрыт украшениями. Она отскочила от Сарпедона, изменив направление взмаха секирой, попыталась нанести удар обухом по его ребрам. Сарпедон вскинул ногу и отбил удар, но от толчка суставы конечностей подогнулись, он пошатнулся в сторону и почти вынужден был оперется рукой об землю, чтобы удержать равновесие. Он крутанулся, продолжая движение и лягнул двумя ногами, достав Сестру скользящим ударом и отбросив ее. Возникла пауза в долю секунды, когда обе стороны оценивали друг друга и пытались предугадать следующий ход.

- Предатель - прошипела Сестра, перебрасывая секиру из одной руки в другую, пистолет был забыт в кобуре.

- Не предатель - произнес Сарпедон спокойно - просто свободный.

Сестра ударила первой, простой финт, направленный в голову Сарпедона в надежде, что он выставит защиту и откроет для удара ноги. Он отразил высокий удар навершием посоха и низкий удар другим концом, держа его как палицу. Он ударил в ответ ногой, пытаясь пронзить горло Сестры ударом, от которого она увернулась со скоростью, достаточной чтобы вызвать некоторое уважение Сарпедона. Она была прирожденным бойцом, ее инстинкты были отточены множеством битв, пока ее вера не заставила бросить вызов воину подобному Сарпедону.

Вера была силой. Вера была смирительной рубашкой, которая удерживала Испивающих Душу в оковах с дней их их основания, и веры была силой, которая заставляла их боротся даже когда так много из их мира было разрушено. Сарпедон давно научился уважать веру и относится к ней как к самому смертоносному оружию.

Сверху раздался рев, Сарпедону не надо было смотреть вверх чобы узнать что это был Лигрис на своем истребителе. Сестра рубанула по нему без хитростей, недостойных ее, направляя мерцающее лезвие секиры вниз на Испивающего Души. Она впечатала свой ботинок в одну из передних ног Сарпедона - ту которая не была бионческой - и Сарпедон почувствовал, что сустав вывернулся, внутри хитинового экзоскелета порвались связки. Сарпедон парировал ее следующий удар и потянулся свободной рукой, хватая ее за воротник доспехов. С силой превосходящей даже силу нормального Космодесантника он поднял ее и перебросил через голову, впечатывая тело в огромый кусок обвалившейся каменной кладки.

Сверкающий металлом истребитель над ним послал сверкающие копья энергии в здания , стоящие вдоль форума. Он опустился ниже, сбоку образовались отверстия и язык металла выдвинулся из корпуса, чтобы позволить космодесантникам взвода Люко забратся на борт. Сарпедон увидел штурмовых десантников, отступабщих за Теллосом от разрушенной автопушки, когда истребитель опустился еще ниже, достаточно близко к земле для того чтобы космодесантники могли взбежать на опущеную рампу. Выстрелы стрелкового оружия грохотал по корпусу истребителя, изнутри пасажирского отсека сверкал ответный огонь болтеров. Сестра упала на землю, согнутая но не сломленная, Сарпедон широко размахнулся силовым посохом, держа его двумя руками и обрушил его навершие прямо на живот женщины. Она перекатилась в сторону и схватила одну из ног Сарпедона, используя ее как опору чтобы подпрыгнуть вверх и нанести страшный удар бронированным налокотником в голову Сарпедона.

Сарпедон покачнулся. На мгновение он был открыт и уязвим, и лезвие должно бы было снести его голову. Но сработал инстинкт, и он нанес удар вперед одной из своих мощных ног и пригнулся. Лезвие топора свистнуло мимо его лица, опаляя кожу на щеке энергетическим полем, когда он упал назад. Одной рукой он уперся в землю, чтобы удержать равновесие, и когтем задней ноги рассек броню Сестры и пронзил мышцы ее бедра.

Уперевшись двумя ногам в землю, он швырнул Сестру через весь форум, коготь вырвался из раны когда она взлетела в воздух, оставляя за собой кровавый след.

- Сарпедон! Каррайдин! - настойчивый голос Лигриса донесся через вокс - У нас здесь гвардейцы, направляющиеся к вам, вы должны поднятся на борт немедленно!

Сарпедон отвел взгляд от распростертого тела Сестры и увидел солдат - Стратикский XXIII, покрытые татуировками отбросы ульев волной лились через линии септиамцев и через разрушенный форум. Их были сотни, и в Сарпедоне они видели мутанта, который только-что победил одного из их союзников Сороритас.

Огонь лазганов рвался к Сарпедону и Каррайдину, чьи взводы укрылись в руинах в сотне метров от них. Сарпедон перепрыгнул через ближайший постамент статуи, но выстрелы неслись отовсюду, выбивая глубокие царапины в его доспехах, несколько лазерных взрывов прожгли хитин его ног. Один из стратикцев прыгнул за ним в укрытие, сжимая в руке боевой нож. Сарпедон из всех сил ударил его кулаком в лицо - его голова откинулась назад и он свалился на землю. Сарпедон дважды выстрелил из болтера, разрыая туловище одного из гвардейцев на части, прежде чем пронзить силовым посохом другого когда тот упал .

- Черт побери, открывайте огонь! Нам нужна поддержка! - прокричал в вокс Каррайдин, перекрикивая рокот своего штормболтера, но истребитель Лигриса рыскнул вверх, когда противотанковый взвод стратикцев вышел на позицию и начали посылать лучи лазпушки в сверкающий корпус.

Внезапно ослепительно полыхнуло и прокатилась опаляющая волна раскаленного воздуха. Сарпедон успел увидеть атакующих стратикцев, испепеленных до скелетов, когда его собственные авточувства заставили зрачки практичеки закрытся, чтобы уберечься от яркого света. Обжигающая волна энергии омыла его, ошпаривая кожу его ног и сдирая краску с доспехов.

Он взглянул назад и увидел источник взрыва - танк Леман Русс «Палач», его огромная плазменная бластпушка сверкала от внезапно освобожденой энергии, белый дым поднимался от энергетических катушек.

Настало мгновение тишины, когда яркий свет на сетчатках Сарпедона погас и он увидел огромный урон, нанесенный атаке Стратикского полка, множества обугленных тел, заполняющих огромное выжженое на камне пятно.

Массированая атака джоуранцев заполнила простанство, солдаты в сером стремительно атаковали чтобы остановить натиск стратиксцев. Гвардейцы или нет, они видели в Испивающих Душу союзников и стратикцев воспринимали как врагов своих друзей. Вероятно большинство из них все равно не видели различия между септиамцам и стратикцами в горячке сражения, и, хотя некоторые заметили мутацию Сарпедона и заколебались, большинство кинулось в драку.

Жестокая рукопашная схватка охватила форум, стратиксцы против джоуранцев, трофейные ножи против штыков. Взводы тяжелого вооружения разворачивались чтобы противостоять «Палачу», но другие передовые танки, «Разрушители» и боевые танки Леман Русс катились через свалку чтобы поддержать пехоту.

Лигрис увидел благоприятную возможность для приземления и истребитель снова нырнул вниз, корпус раскрылся, чтобы позволить Каррайдину втащить свою массивную бронированную фигуру на борт следом за его взводом. Истребитель повернулся и опустился достаточно низко для Сарпедона чтобы запрыгнуть внутрь на его мощных ногах. Он схватился за край отверстия и втянул себя в пассажирский отсек. Истребитель нацелил нос вверх и Сарпедон увидел огромную бурлящую схватку, заполнвшую форум, стратикских и джоуранских гвардейцев, убивающих друг друга, уцелевших септиамцев, захваченных резней.

Под истребителем мелькнула вспышка, Сарпедон взглянул через край дверного отверстия и увидел побежденную им Сестру, взлетающую вверх на своем прыжковом ранце Серафима. Она приблизилась и ухватилась за край одной рукой, сжимая в другой свою энергетическую секиру.

Сарпедон видел, что хотя она была покрыта грязью и кровью, ее лицо светилось верой и рвением.

Он не мог не восхитится ее решимостью.

- За Императора, Сестра - произнес он, и ударом своей мощной бионической ноги отбросил ее от края судна, отправив в беспомощное падение в середину сражения.

- Уводи нас отсюда, Лигрис - передал он по воксу и почувствовал, что истребитель наклонился назад, металл начал растекатся, закрывая отверстие. Последним впечатлением от Септиам Торус была мешанина криков тысяч людей, сражающихся, убивающих и умирающих. Как и на протяжении тысяч лет, Империум уничтожал сам себя, хотя Сарпедон редко видел, чтобы эта идея так ярко выражалась.

-Ты видел изображение, которое мы переслали тебе с ауспекса? - спросил по воксу Сарпедон, когда двигатели разогнали истребитель, и он пристегнулся в гравикомпенсаторе. Он оглядел пассажирский отсек увидел, что силы Космодесантников на Септиам Торус потеряли более четверти своего числа, и почти весь взвод Хастиса был потерян. Стоило ли оно этого? Добились ли они чего-нибудь?

- Получено полностью- ответил Лигрис из кабины.

- Ты знаешь что это?

- Напоминает цепи когитатора, что-то, предназначенное для извлечения информации из банка памяти. Вероятно ключ для системы безопасности.

Запустились главные двигатели и звук атмосферы, рассекаемой корпусе, утих, когда истребитель вышел в космос.

Это стоило того, сказал себе Сарпедон. Должно стоить. Иначе ни один из них не выживет на Стратикс Луминае.

Десятая глава


Для Фаддея, космические путешествия были самой раздражающей частью его работы. Время, проведенное среди звезд, было потерянным временем, и даже если полет в варпе означал, что путешествие в сотню лет займет лишь пару дней, это все же будут дни, которые он не получит назад. Терпение, пожалуй, являлось его главной добродетелью, но космические перелеты истощали его более, чем что либо.

Он знал, что «Полумесяц» быстр, это было одной из причин, по которым он его использовал. Но у него не было никакой возможности определить, насколько быстро перемещаются Испивающие Душу. Предположительно, ксеноистребители, о которых докладывала Эскарион, были способны к варп-прыжкам, поскольку они являлись превосходным средством, чтобы с минимальным риском проскользнуть через блокаду зоны боевых действий – возможно, они уже были на Стратикс Луминае, и Фаддей опоздал. Возможно, им потребуется выполнить какую-нибудь еще часть их плана прежде, чем они смогут достичь планеты. Есть вероятность, что Стратикс Луминае уже потеряна – Стратикс, в конце концов, был в той же солнечной системе, и Тертуракт мог принять решение осквернить их и затем оставить гарнизоны на планетах, соседствующих с его родным миром.

По крайней мере, у Фаддея были кое-какие идеи о том, как выглядит искомое место. Пикт-запись капитана Корвакса проигрывалась на его личном голо-сервиторе. Изображение было остановлено в тот момент, когда Корвакс смотрел мимо оборонительных позиций в направлении форпоста – неказистое, приземистое пластобетонное строение с массивными взрывозащитными дверями и огневыми точками на крышах. Оно не выглядело чем-то достойным внимания, но, по каким-то причинам, Сарпедон рисковал своей собственной жизнью и жизнями своего Ордена, чтобы туда попасть.

Лорд-инквизитор Колго освободил Фаддея, в действительности ничем не указывая на то, что тот когда-либо вообще содержался в качестве пленника, просто пришвартовав свой корабль для перезаправки и обслуживания, и позволив Фаддею убираться на все четыре стороны. Это просто был следующий этап их игры, одолжение, сделанное для того, чтобы добиться ответного жеста в будущем, когда Фаддей сможет чего-то добиться. Однако Колго и Фаддей никогда не будут союзниками, поскольку Фаддей уничтожит Испивающих Душу или умрет в попытке совершить это. Ни одна из этих вероятностей не увеличит любовь со стороны Колго.

Фаддей потратил время, которое он провел в ожидании «Полумесяца», в изучении Стратикс Луминае, но выяснить удалось немногое. Это была исследовательская станция Адептус Механикус Генетор, на которой биологические эксперименты проводились адептами, стремящимися глубже проникнуть в секреты генетики и мутаций. Подобные форпосты были, как правило, изолированы, и Стратикс Луминае не была исключением, являясь планетой из замерзшей тундры и без населения, помимо штата самой лаборатории. Десять лет назад пираты-эльдар, которые периодически досаждали системе Стратикс, были выбиты силами Космического Десанта, отозвавшимися на сигнал о помощи от Адептус Механикус. Разумеется, не осталось никаких записей о том, какой именно Орден участвовал в операции, что навело Фаддея на мысль о том, что это были Испивающие Душу, задолго до их разрыва с Империумом.

Что же такого обнаружил там Корвакс, что так заинтересовало Сарпедона? Фаддей лишь надеялся, что он доберется до места вовремя, чтобы узнать правду.

- Инквизитор? – донесся спокойный голос со стороны дверей.

Фаддей поднял голову и увидел в дверном проеме Сестру Эскарион. Апартаменты Фаддея на борту «Полумесяца» не были спартанскими, но все же по своей простоте приближались к привычкам инквизитора – там не было ничего, кроме его койки, дорожного чемодана, пары сундуков с одеждой и личными вещами и его стол с книжными полками над ним. Большое обзорное окно, смотрящее в космос, было одним из нескольких очевидных излишеств – в комнате также имелся спрятанный сервитор-определитель ядов, генератор блокировки передающих устройств и небольшой вакуумный сейф, в котором Фаддей мог перевозить чувствительные или потенциально зараженные предметы.

Эскарион была одета в простую белую рясу Сестер – без своей брони она казалась вдвое меньше, немногим больше, чем просто стареющая женщина, подающая себя необычно гордо. Аура, которую она, казалось, излучала, была настолько пуританской, что она заставляла комнаты Фаддея выглядеть совершенно упадническими.

- Сестра, - ответил Фаддей. – Я не ожидал, что вам так скоро удастся покинуть лазарет.

- У меня бывали раны и похуже этой, - отозвалась Эскарион, слегка прихрамывая и проходя мимо него, чтобы занять место у стола Фаддея.

То, что она вообще предпочла сесть, демонстрировало её дискомфорт, но Сестра отказывалась выражать его по-другому. - Кость была сломана, но повреждения мышц минимальны. И я научилась быстро излечиваться.

- Могу себе представить.

- Я хотела поговорить с вами, инквизитор. Кое-что меня беспокоит.

- По поводу Сарпедона? Он Магистр Ордена Космического Десанта и могущественный псайкер. Нет никакого смысла укорять себя за поражение.

- Не в этом дело, инквизитор. Мне уже раньше приходилось проигрывать битвы, это часть того, что делает нас сильнее. Просто… он мог убить меня, но не стал. У Врага множество путей и странностей, и еретики могут пощадить тех, кто, по их мнению, будет сильнее страдать, оставшись в живых, нежели от быстрой смерти – но у него не было никаких сведений о том, кем я являюсь. Я была просто еще одним солдатом в городе, полном солдат.

- Вы считает, что он знал, что вы – часть моих ударных сил? Что он пощадил вас, чтобы отправить мне сообщение?

- Возможно. Я просто подумала, что Сарпедон – не обычный враг. Гвардейцы искренне верили в то, что Испивающие Душу были имперскими десантниками и сражались с ними плечом к плечу, даже против своих товарищей-гвардейцев. Я билась с братом Кастом и Парменидом Отвратительным, инквизитор, я была на Саафире и на Перевале Скорпиона. Мне известно множество обличий Врага, но Испивающие Душу пока самые коварные из всех. Они не просто животные, на которых охотятся. Это преследование может стоить нам большего, чем просто наши жизни.

- Сестра, вам удалось то, что не получилось у меня. Вы увидели Испивающих Душу вблизи и вы дрались с их предводителем. На Стратикс Луминае вы будете находиться на передовой. Как и всегда, от вас может потребоваться самопожертвование, и с большой долей вероятности вы опять столкнетесь с Сарпедоном. Будьте честны со мной, Сестра, это вас пугает?

Эскарион улыбнулась, редкое зрелище. – Я напугана, инквизитор. Враг всегда пугает меня. И лишь с помощью веры я живу с этим страхом. Если бы я не боялась, во что бы тогда мне стоило верить? Я знаю, что Император со мной, поскольку без Него я была бы парализована страхом. Но вместе с Ним, я могу сражаться с Врагом вопреки ужасу.

- Это многое проясняет, Сестра.

- Понимание этих вещей заняло большую часть моей жизни, инквизитор. А это была не самая короткая жизнь.

Фаддей потянулся и внес изменения в панель управления голо-сервитором. Изображение мигнуло и сменилось старым файлом Механикус. Когда ему стало известно название Стратикс Луминае, он смог извлечь некоторую начальную информацию по этому месту, и новейшие наслоения, датированные несколькими месяцами спустя того момента, как Испивающие Душу выбили оттуда эльдар. Здание на поверхности было просто одноэтажным входом на нижние уровни. Наскоро улучшенные оборонительные сооружения, состоящие по большей части из пластобетонных блоков, наваленных на замерзшей, изрытой земле, опоясывали вход в форпост.

- Вход состоит из одного этажа, видимо, это не более, чем зона безопасности, - прокомментировал Фаддей. – Если допустить, что сооружение следует линии Стандартных Шаблонов, там будет по меньшей мере два уровня ниже поверхности. Возможно, лабораторный уровень, вероятно, хранилище на нижнем уровне, где проще всего изолировать угрозу. Помимо этого, нам ничего не известно, кроме того, что где-то там есть причина, которую Сарпедон считает достаточной для того, чтобы рисковать судьбой всего своего Ордена.

- Если только мы первыми доберемся туда, - заметила Эскарион. – Возможно, у нас не будет этой роскоши. У Испивающих Душу есть преимущество во времени, и они знают, что искать. Я и мои Сестры готовы. Думаю, что полковник Винн и штурмовики скажут то же самое. У меня только один вопрос, инквизитор.

- Спрашивайте, Сестра.

- Стратикс Луминае очевидно безлюден. Вам известно, по какой причине он был изолирован?

Фаддей пожал плечами. – Нет, Сестра. Помимо этих последних схем, Стратикс Луминае прекратил свое существование с тех пор, как внезапно объявились Испивающие Душу. Я заметил, что у них есть такой побочный эффект.

Фаддей поднял графин с бокового столика. – Я бы предложил вам ликер из дьявольских ягод, Сестра, но мне кажется, что вы воздержитесь от алкоголя.

- Человеческое тело – это копия самого Императора, и по своей воле отравлять его есть грех, - ответила Эскарион.

- Все мы грешники, Сестра, - пробормотал Фаддей, отмеряя себе дозу.

Эскарион поднялась, разглаживая свою простую рясу. – Есть некоторые вещи, о которых бесполезно читать нотации, - проворчала она. – Много раз я пыталась превозносить достоинства воздержания мирянам. И лишь несколько раз ко мне прислушивались. В этом случае достаточно, что я сама следую своим обетам.

- Рад, что не нанес ущерба вашей чувствительности.

- Как и мне, вам прекрасно известно, что существуют гораздо более страшные грехи, в которые можно впасть. Теперь я отправлюсь к своим Сестрам, я не вела их в молитве несколько дней.

- Скажите пару слов и за меня, Сестра. Мы все должны подготовиться как можно лучше.

Фаддей наблюдал за уходящей Эскарион, впервые увидев в ней не воина, а пожилую женщину, которая видела слишком многое в этой вселенной.

Он переключил голо-сервитора обратно на пикт-запись Корвакса, пересматривая в сотый раз тот же самый файл, который возможно загнал Сарпедона глубоко в пасть зоны боевых действий. Как и каждый раз до того, файл обрывался как раз перед тем, как Корвакс входил в сооружение, но оригинальная запись должна была демонстрировать внутренность строения и работу, которую Адептус Механикус там проводили. Что бы это ни было, Стратикс Луминае была закрыта вскоре после этого, и из двоих известных уцелевших штатных сотрудников один сошел с ума, а другая была переведена на станцию, практически скрытую под городом-ульем.

Фаддей вырубил голопроектор. Он узнал о Стратикс Луминае так много, как смог. Он перелил ликер обратно в графин и направился на мостик.

Всего через несколько дней «Полумесяц» достигнет системы Стратикс, но на задворках своего разума Фаддей понимал, что все возможности для упреждения уже утеряны.

Само пространство вокруг Стратикса было заражено. Миазмы чумы висели в космосе между планетами, подобно практически непреодолимой завесе, окрашивающей отдаленные звезды в болезненные цвета и придающей мирам системы Стратикс странные оттенки разложения. Солнце Стратикса было бледнее, и любой, кто смотрел на него через нужные фильтры, увидел бы солнечные пятна, словно черные струпья гноящиеся на его поверхности. Настолько велико было влияние Тетуракта, что оно даже инфицировало звезду, освещающую его родной мир.

Блокада системы состояла из стаи разлагающихся кораблей, запущенных из доков Стратикса и добытых из торговых и исследовательских флотов по всей системе, или доставленных из флотилий тех миров, что были завоеваны во имя Тетуракта.

Эскадрильи эскорта были переоснащены, чтобы действовать как брандеры, экипированные, чтобы взорваться как луковицы цветков в огромных облаках спор, которые прогрызут себе дорогу сквозь иллюминаторы и переборки, и заразят экипажи вражеских судов. Более крупные крейсеры, кишащие экипажами, не нуждающимися ни в тепле, ни в воздухе для того, чтобы работать, становились кораблями, которых могло остановить только полное уничтожение, в то время как другие, практически доисторические крейсеры с массивными бронеплитами, усиливающими их носовые части, действовали как самоубийственные таранные суда, подобно гигантским подкожным вздутиям, заряженным болезнью. Станции слежения и орбитальные защитные платформы развернули свое вооружение вовне, циклонические торпеды и магналазеры теперь намертво соединились с орудийными расчетами, чьи разумы остались их единственной по-прежнему живой частью.

Сам Стратикс был огромным узловатым шаром из обоженной черноты, испещренным сияющими точками, похожими на тлеющие угольки в тех местах, где догорали кузницы-ульи. Они покрывали практически всю поверхность планеты и были обуглены выхлопным дымом и копотью, и целые районы городов были скрыты под жирными разводами токсичных облаков. Тут и там низкоорбитальные доки пронизывали атмосферу, словно шипы из тусклого металла.

Другие планеты также были затронуты Тетурактом. Целая система была извращена в соответствии с его волей. Локанис, ближайший к звезде системы, обладал толстой теплицей из атмосферы, которая превратилась из бледно-серой в гнилостно-черную за одну ночь. Калликратес был богат рудами, которые Стратикс использовал в своей промышленности, но поверхность из серебристого металла была теперь запятнана заплатками ржавчины в сотни километров в диаметре. Св. Фаль теперь был миром-кладбищем, настолько плотно забитым перемещающимися живыми мертвецами-скелетами, что для взгляда из космоса его поверхность, казалось, извивается, словно покрытая личинками.

Стратикс Луминае был еще холоднее и белее, чем когда-либо. Газовый гигант Маджорис Криен окутался крутящимися штормами нездорового коричневого и пурпурного цветов там, где когда-то была резонирующая зелень, и множество его лун дрейфовали прочь по хаотичным орбитам, как будто гигантский мир был слишком слаб, чтобы более удерживать их. Три Сестры, находящиеся на дальней орбите крошечные, ледяные миры Цигнан, Террин и Олатинн, уходили все дальше и дальше от удаленного солнца, словно пытаясь спастись от заражения, распространяющегося по системе.

Корабль-гробница Тетуракта вывалился в реальный космос, это было словно возвращение домой. Успокаивающее свечение болезни окружало планеты ореолами чумы. Каким-то образом, пространство здесь даже пахло по-другому. Оно благоухало жизнью. Даже сквозь многочисленные слои брони между пустотой и мостиком корабля-гробницы, зловоние было рядом: это был запах дома.

Команда из сервиторов и слуг, подключенных к мостику, регрессировала до такой степени, что лишь фрагменты их разумов все еще работали. Поэтому команда неизбежно разрасталась, присоединяя новые сознания к пультам, собирая в кучу все больше и больше тел вокруг панелей управления и банков памяти, пока мостик не стал единой могилой глубиной в три человеческих роста из шевелящихся тел, словно ковер из кожи и мышц.

Это было абсолютное порабощение для этих полуживых, отдать последние крохи своей человечности Тетуракту. Никому, кроме Тетуракта и его носильщиков, не было позволено находиться на мостике, поскольку в этом месте тот, кто находился у власти, становился объектом поклонения, а это была привилегия для Тетуракта, и ни для кого более.

Переднюю часть мостика занимал огромный обзорный экран, сквозь который Тетуракт мог разглядеть простирающуюся перед ним красоту системы Стратикс. Стратикс олицетворял собой не просто еще один мир, он был первым, сердцем его разложения и первым доказательством того, что он действительно обладал силой, чтобы управлять мирами. Он проделал большое количество полезной работы на Эвмениксе, и это место станет таким же твердым бастионом, как и любой другой в его империи, но система Стратикс была колыбелью всего.

Безмолвно, он приказал команде на мостике развернуть корабль по направлению к Стратиксу. Тела извивались под его ступнями и стенали, когда их разумы подключались через когитаторы мостика к маршевому и маневровочным двигателям, чтобы отдать им распоряжение к действию.

Тетуракт позволил своему разуму простираться наружу. С каждым новым миром он становился все сильнее, и его сознание не было больше привязано к его изношенному телу. Он позволил ему плыть через корабль-гробницу, омывая яркие, замутненные очаги разложения, которые были разумами его колдунов. Он ощутил изломанную гордость Навигатора над носом корабля, все еще пытающегося уцепиться за идею старой флотской аристократии, даже когда плоть сползала с его костей.

Он мог вглядываться по ту сторону корабля, мимо ряби, оставляемой им в реальном космосе, когда он двигался в вакууме. Он было теплым и приветливым, слегка окрашенным болезнью, и он мог слышать, подобно эху отдаленного хора, голоса, умоляющие его прийти и спасти их вновь. Он мог пить это ощущение, их отчаяние и их благодарность, и просьбы, которые следовали за этим, когда они осознавали, что он вечно будет нужен им, чтобы держать в узде их замедленные смерти. Это было тем, что наполняло его жизнь смыслом. Именно поэтому он выковал из своей империи военную машину и ввязался в кровопролитные сражения с имперскими силами, в войне на истощение, в которой мог победить только он.

Он ощущал отчаянное мерцание звезды Страты, и изменение в гравитационной паутине между планетами – настолько могущественной была концепция Тетуракта в качестве бога, что она извращала вселенную вокруг него. Он мог пробовать темный, густой привкус разложения, настолько чистого, что оно просачивалось через пустоту тенью, которая в конечном счете накроет всю его империю.

Сама Страта была величественным бьющимся сердцем страдания, Св. Фаль – гноящейся раной в реальности, Страта Луминае твердая, белая жемчужина мертвого льда, Маджорис Криен распухший призрак. Тетуракт чувствовал, как они искривляют пространство вокруг себя, настолько сильны были следы испорченности, которые он на них оставил. Космические суда, подобные стаям саранчи или чудовищным грохочущим монстрам, патрулировали систему, и Тетуракт слышал, как они выкрикивают его имя в унисон.

Красота всех их до сих пор имела силу изумлять его. Тетуракту приходилось видеть экстраординарные вещи и он стал нечувствителен ко всем им, но это – эти миллиарды душ в агонии и восторге, молящие о его прикосновении и неустанно восхваляющие в благодарности, образуя психическую волну, которая заполонила разум Тетуракта.

Но здесь было и кое-что еще, то, чего раньше не существовало. Нечто чистое и нетронутое Тетурактом. Отличное, да, вывернутое в сторону от реальности – но не зараженное.

Тетуракт сфокусировал свою волю на вторжении. Крошечные и металлические, они были словно иглы, стягивающие вместе края раны, пронзая завесу страдания и углубляясь дальше в пространство системы. Там было несколько небольших кораблей, значительно более быстрых, нежели любое имперское судно сопоставимого размера.

Тетуракт ощутил холодный, оскорбленный гнев. Это были его миры. Имперский авангард, пытавшийся с ходу пробиться в систему Страты в начале восстания, заплатил за свою самоуверенность безумием, а затем службой в армиях Тетуракта. Никто не осмеливался отравлять этот котел заразы своей чистотой с тех пор.

Тетуракт мог обонять горячий, яркий разряд психического сознания на одном из кораблей, нечто неуловимо отличное от обычного человеческого псайкера. Оно был напряжено, сфокусировано, и очень, очень сильно.

Тетуракт отпрянул от стаи ярких лучинок и позволил всей системе заполонить свое сознание. Он мог видеть следы псевдореальности, который корабли оставляли за собой, и предсказать избранный ими курс, прямой, как стрела в сердце системы.

Их путь приведет их на Стратикс Луминае.

Разум Тетуракта резко вернулся в ограниченное пространство мостика. Тела, наваленные вокруг него, содрогнулись, когда даже они почувствовали резонанс гнева своего повелителя. С помощью своего ума он выплюнул приказ сменить курс корабля-гробницы по направлению к замерзшей планете и перехватить нарушителей.

Стратикс Луминае – нет, подумал Тетуракт, этого нельзя допустить.

Корвакс вогнал в болтер новую обойму, слыша, как половина его отделения делает то же самое. Он взглянул на сержанта Вейяла – его шлем был поврежден, и он стоял с непокрытой головой, его дыхание свивалась на холоде в облачка белого пара.

- Остальные прикроют наш тыл, - произнес Корвакс. – Сержант Ливрис, твое отделение в авангарде. Вейял, со мной. Выдвигаемся!

Корвакс взял болтер наизготовку и последовал за штурмовыми десантниками, когда они устремились в темное сердце форпоста…

Воздух был спертым и Корвакс распознал запахи, пробившиеся через фильтры шлема – оружейный дым, кровь – человеческая и ксеносов, немытые и напуганные люди. Его авточувства быстро подстроились под темноту и Корвакс увидел тела техно-гвардейцев, лежащие там, где они занимали огневые позиции рядом с взрывозащитными дверями. Автоматические пушки свисали с потолков безжизненными и разбитыми гроздьями, а орудийный сервитор валялся расчлененным на самодельной баррикаде.

Взрывозащитные ворота вели в одну большую, низкую комнату с дымящимся прямоугольным отверстием в полу, где когда-то располагался грузовой лифт. Посты безопасности, прикрывающие взрывозащитные двери и входное помещение, были мощными конструкциями из феррокрита, со стрелковыми амбразурами и автоматическими орудиями – Корвакс мог разглядеть трупы техно-гвардейцев, навалившиеся на закрепленные тяжелые стабберы и кровь, разбрызганную по стенам и полу.

- Их разорвали на куски, капитан, - передал по воксу Ливрис, который быстро занимал входное помещение вместе со своим штурмовым отделением.

- Сюрикены?

- Что-то другое.

Отделение Корвакса продвигалось вслед за штурмовыми десантниками, наставив болтеры на темные углы, возникшие в тех местах, где отказали осветительные панели.

Ливрис перегнулся через край грузового лифта с ауспекс-сканнером, зажатым в руке. – Мы спускаемся, капитан?

- Ливрис, вперед! Хладнокровно и быстро!

Ливрис спрыгнул вглубь курящейся дымом дыры в сопровождении штурмового отделения. Корвакс по-прежнему мог слышать оружейную стрельбу снаружи, пока отделение Вейяла удерживало остатки эльдарских сил подальше от взрывозащитных дверей. Если ксеносам удалось проникнуть внутрь, они сделали хорошую работу, скрывая это – с нижних уровней форпоста не доносилось ни звука.

- Это лабораторный этаж, - доложил Ливрис. – Подождите, ауспекс…

Снизу прорезались звуки стрельбы. Цепные клинки вгрызались в металл.

- Отделение, за мной! – рявкнул Корвакс и последовал за отделением Ливриса на нижний этаж, энергетический меч раскалился в его руке.

Тьму внизу прокалывали стробоскопические вспышки на концах стволов. Тяжелая готическая архитектура была впихнута в лабораторный уровень с низкими потолками, с украшенными рабочими местами, покрытыми сложными устройствами и паутиной стеклянных трубок. Корвакс увидел все еще живых техно-гвардейцев и персонал лаборатории, и намного большее число убитых, развалившихся на стульях и у панелей. Техно-гвардейцы прятались и стреляли из лазганов практически в слепую.

Корвакс не видел противника. Отделение Ливриса посылало залпы сдерживающего огня из болт-пистолетов и тактическое отделение Корвакса прибавило к нему свою собственную стрельбу, выплевывая разрывные болты во всех направлениях.

Вопль боевого брата превратился в придушенное бульканье, и во всполохах оружейного огня Корвакс увидел, как тот завалился, сверкающая паутина из серебристых осколков лавиной прокатилась по нему и сквозь него, прорезаясь через пластины брони, вонзаясь в сочленения доспехов и разбегаясь, чтобы разодрать плоть и кости внутри.

Краем глаза Корвакс рассмотрел чужих – их бронироанные костюмы были тяжелее, чем у воинов, с которыми Корвакс сражался на баррикадах, с крупным панцирем на спине и большими, толстыми пластинами на предплечьях, которые помогали поддерживать массивные орудия с крутящимися стволами, которые плели спирали из ярких нитей. Эльдар прицелился и выпустил разряд нитевидных снарядов, разорвавшихся на одном из десантников Ливриса и превративших его руку с болт-пистолетом в месиво скомканной брони и разорванных мышц.

Корвакс выстрелил, но слишком поздно, эльдар уже исчез, выпав из реальности с хлопком воздуха, заполнившего пространство в том месте, откуда он пропал.

- Телепортаторы! – заорал Корвакс, когда огонь продолжил выплескиваться вдоль затемненного лабораторного уровня. Уцелевший техно-гвардеец вскрикнул, когда невидимый враг разорвал его залпом мономолекулярных нитей. Нечто пронеслось на виду и исчезло, практически поймав сержанта Ливриса своей смертоносной сетью.

Корвакс пригнулся и промчался мимо своих боевых братьев, стараясь вычислить угол, который он бы выбрал, стараясь убить как можно большее их количество. Ему пришлось довериться мысли, что нападающие ксеносы будут слишком отвлечены на других десантников и их стрельбу, чтобы засечь его до того момента, как это станет слишком поздно.

Он прижался спиной к колонне, тщательно прислушиваясь, стараясь пробиться через грохот болтерного и лазерного огня. Совсем рядом он услышал взрыв воздуха, когда что-то материализовалось на противоположной стороне колонны.

Капитан стегнул своим энергетическим мечом вокруг колонны и почувствовал, как тот прошел через что-то, бронепластины и плоть, не глубоко, но достаточно, чтобы вызвать долю секунды боли и замешательства. Эльдарский воин развернулся в удивлении, изумрудные линзы его конического шлема уставились на Корвакса, когда космодесантник вцепился ему в глотку свободной рукой.

Он оторвал ксеноса от пола и силой впечатал его в колонну, а затем перенаправил чужого в потолок, так что панцирь на его спине врезался в низкие своды крыши. Панцирь треснул и голубые искры исчезающей энергии подтвердили подозрение Корвакса о том, что в нем находилось устройство для телепортации. Корвакс снова вздел ксеноса, и, до того, как тот смог поднять свое прицепленное оружие, вогнал энергетический меч в его грудную клетку. Мерцание энергетического поля меча осветило нескольких воинов, которые выпрыгнули, чтобы окружить Корвакса, их было примерно с полдюжины, движущихся, чтобы убить очевидного предводителя Испивающих Душу и отомстить за своего павшего собрата.

Штурмовые десантники Ливриса атаковали эльдар с тыла, цепные лезвия заскользили по поверхности панцирей. Сам Ливрис обезглавил одного, а Корвакс вывел из строя второго, сломав ему ногу, наступив на нее, и развалив чужого надвое. Выжившие ксеносы вновь прыгнули, исчезая из реальности, но на этот раз не для того, чтобы окружить десантников, а убегая.

Корвакс вытянул меч из останков эльдар у своих ног. Он увидел, что пара техно-гвардейцев по-прежнему укрывается среди оборудования. Также там был техник, женщина в рясе адепта, с ужасом смотрящая из-под лабораторной скамьи, без сомнения не понимающая, кого бояться больше – чужих или Испивающих Душу.

Корвакс добрался до ближайшего техно-гвардейца и поднял его на ноги. Лицо мужчины было испещрено кровью там, где он поймал край нитевидного снаряда, а ствол его лазгана был искорежен, перегревшись от продолжительной стрельбы.

- Еще остались враги? – сурово поинтересовался Корвакс.

Техно-гвардеец кивнул и указал в дальний конец лабораторного уровня, где группа дверей, ведущих в темный коридор по ту сторону, была сорвана со своих петель.

Корвакс опустил техно-гвардейцана пол и повел своих десантников в коридор. Он был низким и тесным, слишком узким, чтобы двое десантников могли двигаться плечом к плечу. Воздух вонял чем-то гниющим и биологическим и первичный фильтр шлема посылал тревожные мигающие сигналы, чтобы обозначить вредоносные токсины, которые он сдерживал вне системы. Коридор спускался вниз и резко изгибался обратно, ведя ниже, на следующий уровень.

Корвакс посмотрел вниз, чтобы увидеть этаж, по колено затопленный молочной жидкостью, в которой плавали ошметки мышечной массы. Жидкость отражала тусклый свет сверху, медленно стекая от входа на следующий уровень внизу. В нормальных условиях герметичные двери безопасности отсекли бы нижние этажи, но сейчас они были распахнуты.

Сквозь дверной проем Корвакс разглядел груды разбитого стекла и толстые ребристые шланги, валяющие на омытом жидкостью полу, дренажные канавы забиты слипшимися клоками плоти. Стеклянные цилиндры в три метра высотой шеренгами стояли по всей длине огромной, напоминающей ангар комнаты, частью неповрежденные и полные жидкостей, другие разбитые.

Корвакс замедлил движение, напряженно всматриваясь в направлении входа, ожидая залпа сюрикенов или энергетического выстрела. Эльдар здесь, внизу, должны были слышать сражение наверху, и знали, что Испивающие Душу приближаются.

- Есть движение на ауспексе? – спросил он в вокс.

- Ничего, - пришел ответ.

Первое увиденное Корваксом тело распростерлось на разрушенных остатках цилиндра, его брюшная полость насажена на торчащие осколки разбитого стекла, все еще торчащие из основания цилиндра. Это был эльдар, в голубом бронированном комбинезоне и без шлема.

Черты его изящного, худого лица после смерти расслабились, большие темные глаза раскрыты. Рядом с безвольной рукой валялся сюрикен-пистолет.

Неподалеку лежало еще одно тело – или, по крайней мере, большая его часть, как заметил Корвакс. Труп эльдар был рассечен в пояснице, и искалеченная нижняя половина распростерлась в нескольких метрах в стороне.

Корвакс взмахом отправил свое отделение вперед, и они осторожно вошли в помещение, Ливрис двигался вместе с ними. Здесь было порядка пяти сотен цилиндров, собранные в шеренги словно вертикально стоящие камни, со свободным пространство посередине, где холодные испарения поднимались из гигантской машины в форме полусферы.

- Рассыпаться! – приказал Ливрис, и его штурмовые десантники сломали строй, двигаясь между цилиндрами по одному и вдвоем. Корвакс держал свое отделение вместе, и по мере того, как он приближался по направлению к центру комнаты, он видел все больше и больше тел эльдар, в основном воинов, но были и один или два ксеноса в искусно сработанных одеяниях, чьи закрытые шлемы несли встроенные сложные кристаллические сооружения. Руководящая каста эльдар, все псайкеры, ведущие свою расу на поле битвы и вне его. Имперские трактаты об эльдар называли их «колдунами», и несколькие из них нашли свой конец здесь, под поверхностью Стратикс Луминае. Одно тело было истыкано дисками сюрикенов – это не был результат последней битвы техно-гвардейцев. Здесь произошло нечто иное

- Что-то живое, - коротко отрапортовал Ливрис. Корвакс посмотрел через зал на сержанта, проверяющего ауспекс-сканнер.

- Где?

- Повсюду вокруг.

Теперь в воздухе висело странное, неуловимое жужжание, словно гаснущая люминосфера, практически неощутимое, но идущее одновременно со всех сторон.

Предупреждения об опасности заражения замигали на ретинальном дисплее Корвакса. Сейчас токсины в его крови разрастались. Герметичность брони была в зеленой зоне, так что казалось, что яды самопроизвольно возникают в его органах. Его оолитическая почка вступила в дело, чтобы вывести их наружу, но если их уровень продолжит возрастать…

- Вижу его, - передал по воксу ведущий десантник его отделения. Корвакс взглянул мимо цилиндров и увидел то, на что указывал воин – перед гигантской металлической полусферой была фигура, коленопреклоненную, словно в мольбе, его одеяния колдуна перепачканы кровью.

- На позиции, - доложил Ливрис. Корвакс знал, что стоит ему отдать команду, и штурмовое отделение окажется на незнакомце в мгновение ока.

- Оставаться на месте, - бросил он. – Отделение, прикройте меня.

Корвакс медленно шагнул в сторону фигуры. Площадка вокруг полусферы была подобна проплешине в лесу из стекла, и толстые кабели бежали из портов на поверхностях всех изогнутых панелей. Звенящий, гудящий звук становился сильнее и Корвакс ощущал напряжение в своих внутренних органах, когда все большее и большее число экзотических ядов синтезировались в его кровеносной системе.

Фигура поднялась. Существо было высоким и стройным, и даже со спины Корвакс опознал удлиненный череп эльдар. Оно развернулась. Его лицо было мрачным, а глаза сочились темной кровью. Корвакс наставил болт-пистолет на голову пришельца.

- Зачем ты здесь, чужак? Что тебе нужно?

Ксенос произнес несколько сдавленных звуков, затем словно вспомнил, что десантник не может говорить на его языке.

- Я не могу сдерживать ЭТО, звероподобный. Я считал… мы сможем забрать это с собой и сохранить это от вас. Что мы сможем уничтожить это. Но мы пришли слишком поздно, вы позволили этому разрастаться слишком долго.

- Зачем? Зачем вы явились сюда?

Эльдар улыбнулся. Кожа на его лице была туго натянута и она с отвратительным чавканьем разошлась, выплескивая водянистое кровавое месиво. Корвакс увидел, как кровь катится вниз по запястьям ксеноса и срывается с пальцев вниз, и понял, что чужой разваливается на части под действием какой-то могучей силы.

- Объясни мне это сам, низшее существо. Это твои сородичи создали ЭТО!

На глазах у Корвакса кожа эльдар пошла пятнами и потемнела, побеги тьмы испещрили его вены. Он свалился обратно на колени и его тело гротескно прогнулось, его скелет дробился под действием тех же сил, что начали охотиться за Корваксом и его десантниками.

- Отделение Вейяла, - приказал в вокс Корвакс, - свяжитесь с командой на «Плотоядном». Пусть приготовят лазарет, нам придется проверить каждого человека. Извести капеллана, что на Стратикс Луминае имеется предположительная моральная угроза.

- Принято, - донесся голос сержанта Вейяла, пробиваясь сквозь шум статики и грохот ружейной стрельбы.

- Десантники, отступаем! – распорядился Корвакс, когда колдун эльдар обрушился вниз в водовороте крови.

Эльдар был мертв, его останки судорожно дергались внутри его стянутых одеяний. Пластины полусферы пульсировали изнутри наружу, словно сокращающаяся и расширяющаяся при дыхании грудная клетка, кабели вырывались из разъемов.

Корвакс развернулся и двинулся вместе со своим отступающим отделением, затем сорвался на бег, когда из полусферы донесся ужасающий скрипящий рев и стены с полом начали искажаться. Оставшиеся цилиндры начали разрушаться один за другим, наполняя воздух ливнем из жидкости и стекла, выплескивая бесформенные гуманоидные формы на пол. Пластина вылетела из полусферы, вращаясь в коротком полете через огромное помещение и нашла пристанище в стене.

Жужжание превратилось в крик и предупреждающие руны замигали по всей сетчатке Корвакса. Он видел, как боевые братья шатались на бегу, ужасное воздействие того, что таилось в центре комнаты влияло на их организмы. Колдун эльдар сдерживал это с помощью своего разума, у десантников были их тела, но эльдар был побежден, и та же судьба может постичь и их.

Корвакс был одним из последних, ворвавшихся сквозь дверной проем. За его спиной Ливрис впечатал ладонь в панель управление дверями, и массивные створки безопасности начали смыкаться.

- Шевелитесь! - проревел Корвакс. – Выбирайтесь на поверхность, это сражение закончено.

Перед тем, как двери закрылись, Корвакс увидел, как полусфера изверглась в огромном всплеске кабелей и механизмов, подобных металлическим лепесткам, биомеханическое оборудование вынесло с нижнего уровня, и принесло с собой силу, которую Корвакс почувствовал в каждой своей косточке. Органы гено-семени в его глотке и груди горели, его третье легкое и второе сердце были словно слитки расплавленного металла в его груди.

У Корвакса как раз было время разглядеть человеческую фигуру, встающую из эпицентра разрушения.

Эльдар прибыли на Стратикс Луминае, чтобы уничтожить это. Они опоздали. Пока Корвакс спешил на поверхность, он надеялся, что Империум не совершит той же ошибки…

* * *

Изображение замерло, когда пикт-устройство сфокусировалось на разрушениях на лабораторном уровне.

- Это, - заметил Сарпедон, - все, что у нас есть. После этого случая Стратикс Луминае был закрыт и напрочь забыт. Не существует никаких схем или записей в сфере нашей досягаемости. Запись капитана Корвакса - единственное визуальное подтверждение, которое существует. И его мы и используем.

Сарпедон стоял за кафедрой, всматриваясь в десантников отделений Люко, Каррайдина и Грэва. Впереди и ниже его находилось средоточие брифинговой церемонии – проекция пикт-записи, сделанной капитаном Корваксом во время первой атаки на Стратикс Луминае. Изображение, равно как и голос Сарпедона, будут переданы на все остальные корабли в крошечной флотилии, на которых Испивающие Душу точно также будут стоять в грузовых отсеках своих ксеноистребителей.

- Это испытание силы вашей воли, братья, - продолжил Сарпедон, - то, что вы сражались вместе со мной, хотя лишь немногие из вас были осведомлены о нашей истинной цели. Правда заключается в том, что мы сражаемся за выживание. Мы деремся за Великую Жатву, когда Испивающие Душу наберут новичков и начнут процесс превращения их в десантников. Жатва уже должна была быть начата, когда наш капеллан и наши аптекарии станут формировать новое поколение, которое принесет битву Врагу. Этого не произошло.

Сарпедон раскинул руки, указывая на свои мутировавшие конечности. – Вот по этому. Нет ни одного десантника, не затронутого мутациями. Многие стали благодаря им сильнее, как и я сам. Но кровь Рогала Дорна отравлена. Наша кровь, гено-семя, взятое из тела самого Дорна, подверглось разложению вплоть до его мельчайших составляющих. Орден – это чаша этой крови, и каждая пролитая капля – это росток, из которого появится еще один боевой брат. Но чаша пустеет от крови Дорна, и вскоре там останется одно лишь заражение. Наше гено-семя проклято, оно не может быть использовано для создания новых десантников.

Изображение внезапно начало перематываться, пролетая через моменты разрушения по мере отступления Корвакса. Затем оно вновь остановилось, демонстрируя стеклянные цилиндры и их неясное содержимое, когда Корвакс увидел их, впервые попав на нижний уровень.

- Адепты на Стратикс Луминае пытались контролировать мутации. Они выращивали мутировавшую плоть и старались сделать её вновь полноценной. Я, и высшие офицеры этого Ордена, считаем, что они преуспели. Доказательство, предоставленное нам Корваксом, показывает, что эксперименты были на своих финальных стадиях, и были остановлены лишь смертями адептов от рук эльдар. Оно ждет там своего часа, чтобы был открытым заново и использованным. Использованным нами, братья, чтобы обратить действие яда, убивающего Испивающих Душу.

Каррайдин шагнул к кафедре, сапоги его могучей терминаторской брони цокали по металлическому полу. У Испивающих Душу никогда не было большого числа костюмов продвинутой брони, и Каррайдин владел одним из немногих оставшихся. Тем не менее, он его заслужил – решительный и бесстрашный штурмовой лидер, он доказал, что способен возглавлять труднейшие из абордажных атак. Он присоединился к Сарпедону в огне войны Ордена и лишь немногим из ветеранов Ордена Сарпедон доверял больше него.

- Первый отряд будет под моим командованием, - начал Каррайдин.- Наша цель – нижний уровень лаборатории. Ударная группа будет состоять из моего отделения, и отделений Салка и Грэва. Задачей является добыча экспериментального материала и данных – технодесантники Ливрис и Солун, и аптекарий Паллас будут высаживаться вместе с нами в качестве поддержки. Вам не требуется напоминание о том, что, чтобы ни обнаружил Корвакс там, внизу, по прежнему может находиться на своем месте.

- Второй отряд – продолжил Сарпедон, - будет под моим руководством. Мы обезопасим поверхность и внешний периметр форпоста, и станем удерживать его до тех пор, пока штурмовая группа не выполнит свою задачу. Стратикс Луминае располагается в одной из наиболее густозаселенных противником систем в имперском пространстве и нас заметят, если уже не обнаружили. С большой долей вероятности можно утверждать, что лаборатория будет атакована, и мы должны быть уверены, что форпост и наша зона высадки находятся в безопасности любой ценой. Люко, Крайдел, штурм-сержант Теллос и я будем командовать на поверхности. Все десантники, не задействованные в штурмовой и наземной группах, будут оставаться в истребителях в качестве перехватчиков и резерва.

Каждый десантник осознавал, что это значило. До этого момента Сарпедон никогда не рисковал всем Орденом одновременно – десантников некем было заменить, и от Адептус Терра не поступит эдикта на возрождение Ордена, если он будет полностью уничтожен. Операция была на выживание, и на кону стояло будущее Ордена, поскольку это было то будущее, за которое они сражались.

Сарпедон извлек свою потрепанную, порядочно захватанную копию «Боевых Катехизисов» Дениятоса. – Император, вручаем себя в Твои руки, - завел он, - так, что мы сможем освободить созидание из хватки Врага…

Вместе, мрачно и с полным пониманием того, что это, возможно, их последний раз, Испивающие Душу подхватили молитву.

Стратикс Луминае была бледна, как побитый катарактой глаз, несколько тысяч квадратных километров смерзшейся тундры, прерываемой лишь редкими каменистыми образованиями и единственным казавшимся неуместным здесь сооружением форпоста Адептус Механикус Биологис. Для взгляда сверху, он был едва заметным выступом искусственного происхождения в приводящем в бешенство мертвом мире. Но Тетуракт мог ощущать жизнь внутри, жизнь наподобие его самого, искрящуюся потенциалом.

Он вернул свое создание обратно сквозь корпус корабля в ритуальные палаты. Глубоко внутри сердца корабля Тетуракта, это было скрытое место, которое он запретил посещать кому бы то ни было.

Это была единственная часть, которая была чиста и свободна от тел, заполняющих оставшуюся область корабля. Лакированные, изукрашенные панели из экзотической твердой древесины покрывали стены и потолки. Гобелены свисали со стен, покрытые изображениями имперского героизма, который казался отчаянным и комическим сейчас, когда такая большая часть Империума превратилась в кошмар Тетуракта. Пол был выложен мозаиками благочестивых текстов, а воздух наполнен испарениями ароматический курильниц, медленно раскачивающихся с потолка.

Люминосферы, заключенные в канделябры, излучали свет, который делал тени резкими. Он отражался от реликвий, собранных в встроенных в стены альковах – кости пальца святого, наследственной энергетической секирой духовенства Стратикса, покрытой серебром и инкрустированной драгоценными камнями, свернутое знамя Адепта Сороритас, священные работы по искусству из отдаленного имперского прошлого и могущественные символы, которые казались жизненно важными для его будущего. Тетуракт собрал их с самого Стратикса и святых мест, завоеванных его войсками. Их влияние было болезненной пеленой на яркости его силы, как будто некий новый источник гравитации притягивал его сознание обратно к смертной оболочке – для Тетуракта было болезненным входить в эту комнату, но она существовала по своей причине.

Это было единственным местом, которое Тетуракт распорядился сохранять неоскверненным во всей своей империи. Её составляющие были захвачены из роскошных верхних шпилей и священных разоренных дворцов, и собраны здесь в место чистоты, которое Тетуракт приказал сохранять нетронутым. Причина была проста – наиболее могущественная магия нуждалась в чем-то, что можно осквернить как часть представления, а ничто не было таким могучим, как осквернение чистоты.

Колдуны Тетуракта выстроились перед ним, скрытые под капюшонами и деформированные, их головы склонены вниз в изъявлении признательности, поскольку именно ему они были обязаны всем. Этот нечестивый самородок чистоты должен был быть болезнен и для них, острая колючая помеха в полнейшем загрязнении корабля, но они повиновались воле Тетуракта и принимали боль, как он того требовал.

Вы знаете, что должны делать, - телепатировал он им, - пусть это случится.

Один из колдунов прошаркал вперед. Он снял свой капюшон и Тетуракт увидел, что у него не одно лицо, а несколько слившихся воедино, словно они сплавились в одно целое. Пара уродливых глаз моргнули при свете канделябров комнаты. Один из его ртов раскрылся и завел острое, низкое, звенящее жужжание. Его остальные рты присоединились, сливаясь в гротескный унисон, который вызвал бы слезы у смертного человека.

Неуклюжие конечности показались из-под лоскутов одеяний, частично руки, частью клешни, некоторые щупальца. Каждая рука складывала в воздухе различные богохульственные знаки, росчерки красного света образовывали символы ереси.

Остальные колдуны с шарканьем собрались в кольцо вокруг певца. Зверомутанты Тетуракта вынесли его за основание круга, и каждый измененный разум начал выводить отдельную часть заклинания. Один был чистым ударом гнева, ярко-красный пик пылающей ненависти, которая обеспечивала топливо для ритуала. Другой забирал ярость и сплетал её в покрывало страданий, комната резонировала психическими остаточными изображениями пыток и отчаяния.

Лак на стенах начал течь. Изображения святых армий Императора пошли пятнами и были стерты. Гобелены начали распускаться, и патина лет и разложения распространялась по сверкающим реликвиям. Даже сам свет изменился, заметно потускнев и пожелтев, так что все в комнате казалось старше.

Начали появляться фигуры, сломленные духи, вытянутые силой ритуала, теневые формы, которые сгорбившись стояли над кругом. Магия притягивала любопытных существ варпа подобно тому, как кровь притягивает сборщиков. Монструозные твари наблюдали. Возможно, даже сами боги, которые могли смотреть на Тетуракта с завистью, поскольку он сумел достичь того, что не смогли они, и построить империю страданий в самом сердце Империума.

Он ощущал это, словно застаревшую кровь. Это был один из древнейших видов магии, и она находилась в его власти.

Звук разрастался, становясь громче и выше. Еще один колдун вошел в круг и вытянул из-под балахона нож из зачерненного железа. Этот колдун был крупнее остальных, широкоплечий и с мускулатурой, видимой даже сквозь его одеяния. Он закинул голову назад, обнажая лицо с посеченной кожей, которая полосками свисала с влажных красных черт лица под ними, и воткнул нож себе в живот.

Тягучие фиолетовые внутренности выскользнули наружу, и в тех местах, где они ударялись в пол, темное пятно распространилось подобно ржавчине, искажая мозаики, пока благочестивые тексты на высоком готике не превратились в извивающиеся символы болезни и смерти. Колдун упал на колени и провел острие ножа сквозь свернувшиеся внутренности, направляя магию, которая сейчас курсировала по комнате. Он вырезал последний сигил на полу, и символ зажегся.

Сами стены отшелушивались слоями, обнажая то, что скрывалось за ними. Комната помещалась на одной из истребительных палуб корабля. Там, где когда-то на обширной площадке из проржавевшего металла были припаркованы сотни атакующих кораблей, теперь гнили груды из тысяч и тысяч тел. Одутловатые, высушенные конечности лежали поверх слепо смотрящих мертвых лиц. Курганы достигали дюжин тел в глубину, горы смерти, собранные с ульев Стратикса и предоставленные как дань на милость Тетуракта.

Тетуракт был рад им, и не только как символу его собственной силы. Им нашлось и практическое применение, как и всем остальным телам, впихнутым в каждый свободный угол корабля-гробницы.

Стены комнаты отвалились и потолок превратился в хлопья ржавчины, которые унеслись прочь. Заклинание было завершено. Песнопения становились все громче, и воздух горел от силы, черные искры сыпались с капюшонов колдунов, полусформировавшиеся теневые обозреватели то исчезали, то появлялись в поле зрения.

Первые из тел зашевелились, вытаскивая себя из скоплений мертвецов и скатываясь по склонам. Они сбивали вместе с собой другие тела, и они начинали двигаться, протягивая свои разъеденные пальцы. Из склонов вылезали конечности, пока целые горы не начали слабо волноваться и первые из тел с трудом вскарабкались на ноги и начали идти.

Тетуракт ощущал скольжение, когда весь корабль пробудился. Люди Стратикса молили, упрашивали его спасти их от смерти, и он сделал это в обмен на их души. Теперь он расширил сделку на тех, кого он не спас вначале, отбросы трупных ям Стратикса. Корабль-гробница был большим, нежели просто место для восхваления Тетуракта – он был оружием войны, самым смертоносным из того, что он мог создать. Это было вместилище для армии, не нуждающейся в сне или еде, которая последует за ним без вопросов, которая никогда не побежит, и которая станет сражаться насмерть, поскольку уже мертва.

Основной замысел Тетуракта, заражение и спасение личной империи, также имел свои ограничения. Когда-нибудь, как ему всегда было известно, вождю придется вмешаться лично и столкнуться с врагом лицом к лицу. Корабль-гробница был его средством в этом деле. Теперь его враги нанесли удар ближе к дому, чем он мог когда-либо ожидать, врезавшись в саму систему Стратикс, осмелившись осквернить Стратикс Луминае – и Тетуракт создал корабль-гробницу как раз для такого случая.

Горы теперь были изменяющимися грудами человеческих существ, сражающихся за возможность выбраться друг из-под друга, зубы и ногти пошли в дело, солоноватая кровь потоками струилась по полу истребительной палубы. Множество из них подбиралось поближе, одетые в лохмотья рабочих комбезов, богатые украшения, солдатскую униформу и комбинации из всего этого. Зверомкутанты Тетуракта высоко подняли его и чудовищный разум объял все крошечные точки оплывающего света, которые были сознаниями мертвецов.

Он подхватил каждого из этих светлячков и втянул их одного за другим, замещая их немигающими черными жемчужинами своего собственного сознания. Финальная фаза ритуала оставалась за самим Тетурактом – заставить этих восставших мертвецов отвечать исключительно перед его волей. Теперь они были не более чем инструментами, которые он контролировал так же легко, как свои собственные конечности. Он расширил границы своего разума наружу и сделал то же самое с телами, пробуждающимися по всему кораблю, пока не ощутил десятки тысяч рабов его разума, присоединившихся к нему словно части его собственного скрюченного тела.

Прискорбное сопротивление Империума казалось еще более забавным, чем обычно. Как кто-то мог утверждать, что Тетуракт не является божеством? Он создал армию и полностью её контролировал. Он был господином миллиардов и миллиардов последователей. Не было закона превыше его. Вскоре, когда его империя растянется по звездам, она будет завершена и Тетуракт займет свое место в пантеоне среди богов варпа.

Крошечная часть его разума протянулась к контроллерам на мостике. Его приказы стали последними, которые они когда-нибудь получили. Он распорядился, чтобы его корабль-гробницу направили на низкую орбиту вокруг Стратикс Луминае. Затем он потребовал, чтобы щиты опустили и корпусу корабля позволили сгореть в атмосфере. Он уже знал, что корабль расколется, части, которые в сохранности упадут вниз и боевые корабли и шаттлы, которые выберутся из обломков в воздухе. Он знал, какие части развалятся и прольются на армию на замерзшей поверхности.

Это была прекрасная вещь, его корабль-гробница. Но это был лишь маленький строительный блок в чудовищном монолите собора его империи. Это была крошечная жертва, когда на кону стояла святость того самого мира, на котором родился Тетуракт.

Одиннадцатая глава

- ИМПЕРАТОР ЗАЩИТИ, - выдохнула Сестра Эскарион. – Что это за мерзость? Я никогда прежде не видела ничего подобного!

Инквизитор Фаддей вынужден был согласиться. Датчики дальнего обнаружения «Полумесяца» передавали визуальное изображение непосредственно на экраны капитанского мостика и приятным это изображение не было. Похожая на огромный глаз без зрачка, Стратикс Луминае находилась на заднем плане изображения. На переднем плане висело отвратительное судно, казалось, что оно заражено той же инфекцией, что и несчастные обитатели планеты. Гнойники огромного размера выпускали струи желчи в космос. Из корпуса медленно сочился ихор. Орудийные батареи окружали отвратительные струпья, а стволы орудий были поражены сильной коррозией. Механизмы корабля покрывал слой гноя, вместо переходных шлюзов были пускающие вязкие слюни отверстия, которые изрыгали горы разлагающихся трупов и грязи.

Судно было огромным, намного больше чем «Полумесяц». Должно быть, это был линкор, возможно, под всей этой мерзостью скрывался даже один из класса «Император».

- Вы идентифицировали этот корабль? -спросил Фаддей.

Мгновение сервиторы стучали опутанными проводами пальцами по клавиатурам консолей базы данных.

- ”В состав флота на орбите Стратикс входит три линкора класса «Император”, - произнес металлический электронный голос сервитора. ”Ультима Хак” был объявлен охваченным ересью, сообщается, что его уничтожили у Коловы Судьба ”Олимпиус Монс” и ”Преданного” неизвестна.

- Не имеет значения, чем он был раньше, его орбита находится слишком низко, в течение часа он начнет распадаться на части,- сказал полковник Винн.

- Возможно и так, полковник, но это не может быть просто совпадением, - сказал Фаддей. - Офицер, что следует за нами?

После небольшой паузы офицер сказал:

– Два легких крейсера, не идентифицированы, их эскорт состоит из нескольких кораблей класса ”Кобра” и торговых судов. Вероятно, они также являются еретиками.

- Если нас заметили, хотя мы и находимся довольно далеко от них, тогда Испивающие Души будут также замечены. Они уже на Стратикс Луминае, и враг находится прямо позади них, - cказал Фадей.

- Предоставите им разобраться между собой?- спросил Винн.

-Если только они не заключат между собой союз - ответила Эскарион с горечью, как будто она хотела, чтобы Испивающие Души были под командованием Тетуракта. В этом случае она могла их уничтожить без малейших колебаний.

- Согласен,- сказал инквизитор. - У нас не будет другого шанса использовать их. Но мы не можем сесть прямо рядом с ними. Если они начали высадку войск, нас собъют, даже если этот корабль к тому времени развалится. Мостик, подготовьте план высадки в стороне от того линкора, так, чтобы мы добрались до поверхности и уцелели. Полковник, в каком состоянии наша броня?

- БТРов хватит для Сестер и оставшихся гвардейцев - сказал Винн. Фаддей чувствовал в его словах укор - лучшие из его людей были убиты или замерзли на Маяке.

- Этого хватит, полковник. Мы должны добраться туда, дальше будем действовать по обстановке. Сестра, полковник, Вы оба знаете врага, перед которым мы окажемся. Испивающие Души, вероятно, понесли большие потери, но они все еще Адептус Астартес. Мы не сможем уничтожить их всех, но у нас есть преимущество: они хотят что-то найти на Стратикс Луминае, и это делает их уязвимыми. Астартес будут заняты своими задачами, и мы сможем сами выбирать цели.

- Главной целью является Сарпедон,- произнес знакомый механический голос с задней части мостика. Пилигрим появился у входа на мостик. Фаддей не знал, как долго он находился там - хотя каждый член ударной группы прошел краткий брифинг, он хотел провести секретные переговоры с Эскарион и Винном наедине.

Но Пилигрим двигался за ним как невидимка.

-Сарпедон - это ключ, -продолжал Пилигрим. Он медленно шел по мостику, пока не остановился между сестрой и полковником, и Фаддей видел, как отвращение исказило лицо Эскарион. -Сарпедон - их слабое место, и он знает это. Без него у них не будет никакой цели. Убив его, остальных из этого Ордена мы сможем уничтожить одного за другим. Все другие цели вторичны.

- У меня уже есть советники, Пилигрим, - сказал Фаддей ,скорее для других, чем действительно в надежде обуздать это существо. Мы знаем, что, потеряв Сарпедона, его место займут другие ключевые фигуры. Всех специалистов и офицеров нужно считать первостепенной целью. Но я согласен, что Сарпедон занимает одну из первых строчек в этом списке. – По крайней мере, его местоположение определить будет легко.

Пикт-записи из Дома Дженассис были розданы Сестрам и штурмовикам – они знали, что среди Испивающих Души есть чудовище с лапами паука и оно должен быть уничтожено любой ценой.

- У нас есть хороший шанс, велика вероятность, что Испивающие Души будут бороться с другим врагом, когда мы высадимся,- повторил адепт. Это – наше преимущество, и я постараюсь использовать его как можно лучше. Они не будут знать, что мы прибыли, а наши войска атакуют так же быстро и решительно, как это делают Испивающие Души. Проследите, чтобы ваши войска помолились перед битвой, и не забывайте, что мы здесь для того, чтобы исполнить волю Императора!

Командиры ударной группы покинули мостик, и внезапно весь отсек оказался погружен в красный полумрак. Основные двигатели на нижней палубе ожили и взревели, огромные плазменные турбины заработали, поскольку основные механизмы открыли стрельбу. Флотилия, преследовавшая их, была оставлена позади. «Полумесяц» оторвался далеко от них. Судно начало спуск на Стратикс Луминае.

ИСТРЕБИТЕЛИ С РЕВОМ вошли в стратосферу планеты, под ними была мертвая замерзшая земля, над ними – флагман Тетуракта, гигантское воплощение гниющей злобы. Ксеносы скользили сквозь атмосферу Луминае, как ножи через шелк, передняя пара крыльев как блестящее лезвие, прорубала дорогу сквозь воздушные потоки.

Корабль - это был флагман Тетуракта, ничто иное не могло излучить такую ауру разложения и зла - не не открывал по ним огонь. Возможно, его команда и системы были слишком повреждены, чтобы эффективно вести обстрел. Но он точно их видел – каждый Космический десантник, даже лишенный псайкерских способностей, ощущал темный взгляд, устремленный на них, как будто они были образцами под микроскопом. Эти десять истребителей несли оставшихся Испивающих Души: шестьсот Астартес и горстку сервиторов. Отделение Кридель и отделение Луко были приданы Теллосу и его штурмовикам, которые, как подозревал Сарпедон, не будут следовать за кем-либо еще. Сарпедон вместе с отделениями Криделя и Луко заняли один истребитель, другой был отдан отряду, который нанесет основной удар - отделения Каррэйдина, Грэевуса и Салка вместе с технодесантниками Лигрисом, Солуном и апотекарием Салком.

Апотекарь Кэрендин и медицинская служба Ордена заняли один истребитель вместе с технодесантником Варуком. У капеллана Иктиноса была собственная задача вместе с теми космическими десантниками, отделения которых потеряли своих сержантов и захотели идти в бой вместе с капелланом. Еще один истребитель нес Тирендиана, библиария, который был вторым лучшим псайкером Ордена после самого Сарпедона В остальных трех истребителях находились отделения, предназначенные, чтобы сформировать мобильный резерв, – Севрас, Карвик, Корвэн, Дион, Шэстэрик, Кельвор, Локэно, Прэдон и Библиарий Греск.

Подготавливая ударную группу, Сарпедон понял, в каком состоянии оказался его Орден. Меньшая половина Космических Десантников еще придерживалась старой организации по отделениям; Астартес, отделения которых потеряли своих офицеров, присоединились к другим отделениям или вошли в командирские подразделения Иктиноса, Теллоса и Каррэйдина. Организация подразделений Ордена и раньше была более гибкой, чем предписывалось Кодексом Астартес, но сейчас она менялась практически постоянно. Просто не было времени, чтобы организовать подразделения должным образом, когда каждый час делал их генетические изменения все более неизбежными. Первым на эти изменения обратил внимание и встревожился технодесантник Варук. Изображение флагмана на сканере становилось все более нечетким, как будто кто-то создавал помехи. Но истина скоро стала очевидной - флагман терял целые секции корпуса, как старую кожу. Корпус корабля начал разваливаться, разбрасывая вокруг себя груды обломков, целые секции корпуса начали падать в атмосферу планеты. Истребители начали сообщать о столкновениях с обломками корабля, падающими вниз. Сканеры на истребителях, несмотря на улучшение чужими технологиями, были быстро заблокированы из-за огромного количества сигналов, поступающих с орбиты.

Флагман Тетуракта распадался на части над ними. Варук связался по воксу с Сарпедоном, чтобы сообщить ему об этом, но Сарпедон был не настолько глуп, чтобы посчитать гибель корабля хорошими новостями.

ТЕТУРАКТ НАБЛЮДАЛ ЗА его разрушением и испытывал наслаждение. Корабль когда-то был могущественным линкором, его огневой мощи было достаточно, чтобы сровнять с землей целый город. Тетуракт не только повредил корабль до такой степени, что тот оказался у него в услужении, но и доказал, что он одной силой мысли мог разрушать и не такое. Символ Императора был осквернен, искажен и разрушен, потому что Тетуракт желал этого.

Если кто-то не верил, что Тетуракт являлся богом, то это пример был лучшим доказательством.

Он ощущал перегрузку и нарушения в работе плазменных реакторов, от них расходились ударные волны, которые взламывали обшивку корпуса и выбрасывали обломки механизмов в атмосферу планеты. Сильный металлическо-химический запах вытекающей плазмы был вкусом Имперской гибели.

Уже целые секции коридора и орудийной палубы падали, заполненные мертвецами. Некоторые не смогут достигнуть земли, но будет достаточно и той части армии, которая достигнет поверхности.

Он потянулся своим разумом к колдунам, которые удерживались рядом с практически неразрушимым плазменным трубопроводом, находящимся в брюхе корабля, падающего на Стратикс Луминае. Тетуракт, как и следовало капитану гибнущего судна, находился на мостике. Ближайшие переборки уже не выдерживали напряжения и сквозь них проникал вакуум, лежащие под его ногами тела рабов были проморожены насквозь, но Тетуракт едва заметным усилием сознания защищал себя и чудовищных мутантов от смертельного воздействия вакуума. Жестокость космоса была напоминанием об очищении смертью, которое он принесет Стратикс Луминае.

Боги Хаоса следили за ними. Тетуракт чувствовал на себе их любопытно-ревнивый взгляд, они боялись, что он вознесется и присоединится к ним. Боги были не больше чем мыслью, ставшей реальностью в варпе, и Тетуракт порождал собственные мысли - рабство через смерть, чистота и искажение, ставшие одним целым, порабощение души страданием и освобождение. Эти концепции уже сейчас начинали сплетаться в варпе. Когда они станут достаточно сильными, Тетуракт полностью освободится от своей смертной оболочки и станет подобен богу, соединившись со своим королевством, которое он создал в варпе.

Он мог ощущать, как вселенная мерцала на гранях его сознания, как бесконечный урожай душ, просящих о порабощении и избавлении от вечных страданий через рабство и забвение, предлагаемые Тетурактом.

Но у него были более важные дела. Он вернул свой разум назад, и его ощущение при этом были почти мучительными. Он смотрел на первую волну, спускающуюся к поверхности Стратикс Луминае, и твердые, яркие стрелы кораблей противника, прорывавшихся сквозь первое облако обломков.

Когда враги приземлятся, его армия уже будет ждать их на земле.Если они вообще смогут приземлится.

ИСТРЕБИТЕЛЬ ВНЕЗАПНО КАЧНУЛСЯ, Сарпедона бросило на противоположную переборку. На приборной панели начали вспыхивать красные предупредительные сигналы, показывая многочисленные повреждения систем управления истребителя. Экран начал мерцать и внезапно заполнился изображением обломков черного металла и множество разорванных трупов проносящихся мимо .

- Держите нас ровней!- закричал Сарпедон сервиторам, борющимися с чужим управлением. - Мы должны спуститься вниз!

Руны передачи данных светились на сетчатке глаза Сарпедона. Сразу несколько Астартес пытались вызвать его по воксу.

- ... Карвик подбит, сэр, мы потеряли двигатель... - Голос принадлежал Лигрису, его место в построении было самым близким к истребителю, который нес подразделения Севраса и Карвика.

На этом истребителе находилось тридцать Космических Десантников. Они были не последними, кто был подбит и падал Сарпедон видел, что мониторы жизнедеятельности словно сошли с ума от противоречивых данных, и предполагал что эта буря крушения была способом Тетуракта высадить свою армию

- Сарпедон всем отделениям, - передал он по воксу. - Рассыпаться и предпринять маневр уклонения. Делайте все, что в ваших силах..

Он повернулся к сервиторам, управляющим его кораблем.

- Свяжитесь с истребителем Карвика, я хочу знать, выжил ли кто-нибудь.

Еще один толчок, и истребитель едва избежал груды обломков корпуса, проносящихся мимо смотрового стекла. .Кэрендин и его госпиталь понадобятся даже раньше, чем мы приземлимся, подумал Сарпедон.

- Не важно, если корабль разобъется, - сказал Сарпедон своим пилотам. - Только доставьте нас на поверхность.

- Аварийная посадка через тридцать секунд, командор, - ответил сервитор-пилот.

- Выполняйте. - Сарпедон переключился на каналы отделения Криделя и Луко в десантном отсеке истребителя. – Сержанты, приготовьтесь, приземление будет жестким.

Люко проверил закрепление своей грави-упряжи, его рука, несмотря на массивные молниевые когти, ловко выполняла все привычные действия.

- Вы слышали приказ,- громко крикнул он своим людям, чтобы они смогли его услышать сквозь грохот, проникающий сквозь корпус истребителя. - Пристегнуться.

ИСТРЕБИТЕЛЬ КАРВИКА И СЕВРАСА слишком круто подлетел к земле, задел крылом мерзлую почву и несколько раз перевернулся, прежде чем остановиться. Судно лежало вверх тормашками, из разбитых топливных баков на промерзлую землю тундры вытекало ксенотопливо.

Они приземлились первыми, хотя и не стремились к этому. В тот момент, когда они кувыркались, пытаясь приземлится, армия Тетуракта выползала из-под обломков флагмана и груд промороженных и обожженных тел, прокладывая себе путь сквозь обломки костей, внутренностей и размазанных мозгов. Их повелитель приказывал им встать, несмотря на страшные увечья и переломы, и использовать любые подходящие обломки в качестве оружия. Он смог их спасти и не давал умереть - так что, кроме служения, они могли сделать?

Их повелитель и бог требовал беспрекословного подчинения взамен всего того, что им дал.

У них не было другого выбора, кроме как ковылять на поломанных ногах к разбившемуся истребителю и другим серебристым челнокам, приземляющимся на поверхность, в их исковерканном разуме не осталось ничего, кроме пульсирующего приказа убить всех.

Истребитель врезался в землю, скребя днищем по замерзшей поверхности, и сила удара расшатала ксено-приборы корабля, а крепления едва удержали сержанта Люко на месте. Его так било о стенки корабля, что он начал опасаться, что его усиленная грудная клетка не выдержит.

Он понимал всю важность этого задания и знал, что смерть при его исполнении была бы более почетной кончиной, чем удел, ожидающий миллиарды граждан Империума; но он не хотел умирать так, вдали от врага, став жертвой случая и гравитации.

Вой прекратился, за ним пришла тишина. Люко провёл быстрый тест авточувств и проверил группы мышц на предмет повреждений. Ушибы, растяжения – ничего такого, чего бы он не смог игнорировать.

– Сели, – пришло вокс-сообщение с мостика.

– Испивающие Души, выходим! – раздался приказ сержанта Криделя с другой стороны отсека. Металл корпуса пришел в движение, в борту истребителя открылась диафрагма. Холодный воздух хлынул внутрь.

Кридель выскочил из своего сиденья и уже выводил десантников наружу. Люко быстро отстегнул крепления и бросился вслед за ним, на ходу включая силовые поля своих молниевых когтей.

– Отличный вид, парни! Нам опять не рады! – передал он по воксу, увидев приближавшихся врагов. Раздались болтерные выстрелы, и ошмётки первых живых мертвецов разлетелись в разные стороны.

Сержант Кридель сразу занялся созданием безопасного периметра вокруг приземлившегося истребителя. А Люко побежал к огромному куску корабельной машинерии, упавшему и валявшемуся неподалёку, из него уже начинали вылезать первые мертвецы, и его молниевые когти рассекли их словно тряпки.

Хорошо. Он обагрился. Теперь можно было и настоящим делом заняться.

С неба продолжали падать обломки. Вблизи некоторые оказывались посадочными шаттлами или собранными на скорую руку спускаемыми модулями, большая же часть была просто отвалившимися кусками заражённого корабля. Также падали и отдельные тела, многие из которых почти сразу же начинали подниматься на ноги. Люко уже видел небольшое одноэтажное здание лаборатории. Оно уступало размерами некоторым из падавших обломков, его стены были опалены огнём и испещрены пулевыми отверстиями.

– Организовать здесь огневую позицию! Надо держать подступы под огнём, Каррайдин приземляется за нами! – десантники Люко забрались на ближайший обломок, откуда они могли вести прицельный огонь по приближающимся врагам, не давая им приближаться к лаборатории.

Люко глянул на небо, оно было тёмным, будто бы назревала буря. Яркой чёрточкой виднелся ещё один спускавшийся истребитель, тёмными точками – десантирующиеся войска Тетуракта.

Первая волна должна была лишь задержать Испивающих Душу, не дав им хорошо закрепиться. А вот потом начнётся настоящая заваруха. Эти твари убили Дрео, десантника, с которым Люко не один год прослужил плечом к плечу и в смерть которого до сих пор не мог поверить.

Сердце всей этой заразы находилось сейчас над ними, и Люко надеялся, что вне зависимости от того, удастся ли Ордену выполнить задуманное или нет, они смогут навредить ему. Может быть, даже заставить это сердце остановиться. Однако сейчас у Люко были более насущные заботы.

– Чисто на тридцать метров, – прозвучал по воксу голос Криделя, перекрываемый грохочущими болтерами.

– Продвигайтесь к зданию, мы вас прикроем, – ответил ему Люко, едва моргнув, когда неподалёку рухнул кусок двигателей размером с большой дом.

Люко поискал глазами Сарпедона и увидел, что тот как раз выполз из истребителя, быстро перебирая своими восемью лапами и рубя на ходу головы ковыляющих к нему мертвецов.

– Каррайдин, мы на месте. Что у тебя? – запрашивал Сарпедон по воксу, когда над его головой с громким воем пронёсся истребитель вытянутой формы, корабль заложил крутой вираж и, исполнив практически полную петлю, плавно приземлился неподалёку от огневой позиции десантников Люко.

Сарпедон поспешил к Люко, стреляя на бегу из своего болт-пистолета:

– Удерживайте позицию, сержант, – произнёс Сарпедон, – прикрывайте людей Криделя и Каррайдина.

– А вы где будете, командор?

– Везде. Так же, как и враг.

Люко кивнул и забрался на дымящийся обломок, с которого мог руководить огнём своего отделения. Вокруг уже собирались довольно большие толпы мертвецов, выбиравшихся из упавших частей гигантского корабля. Пока отделениям Люко и Криделя удавалось с ними справляться. Но их было так много…

И будет ещё больше. С неба буквально градом сыпались трупы, ни один из которых не собирался спокойно лежать после своего падения.

Даже с места приземления «Полумесяца» было отчётливо видно, как разваливался вражеский корабль, затянув горизонт чёрной пеленой, похожей на далёкий грозовой ливень. Размытое тёмное пятно в небе, являвшееся вражеским линкором, распадалось на части прямо на глазах Фаддея, целые пласты обшивки срывались со своих мест, обнажая внутренний скелет корабля.

Как только грузовой пандус «Полумесяца» коснулся земли, полковник Винн, находившийся в головном БТР, отдал приказ выдвигаться. Колонна бронемашин – бронированных «Химер» с ревущими двигателями вместе с несколькими «Носорогами» Адепта Сороритас – с грохотом вырвалась из недр «Полумесяца», устремляясь на равнину Стратикс Люмине.

Фаддей высунулся из командирского люка своей «Химеры», находившейся в конце колонны, наблюдая, как бронемашина за бронемашиной съезжали по пандусу. Воздух был морозным, изо рта вырывались облака белого пара, и инквизитор был рад, что надел толстую шинель. У каждой из планет, на которых ему довелось побывать за время своей недолгой инквизиторской карьеры, был свой запах, Стратикс Люмине пахла пустотой и замкнутостью, словно оставленный хозяевами дом. Серая равнина бескрайней тундры, казалось, таила в себе нечто большее, чем просто заброшенность, как будто что-то произошло здесь когда-то давным-давно или просто дремало под серой поверхностью, влияя на сам воздух и бесплодную землю.

– Притормаживайте передние машины, если потребуется, – передал по воксу Фаддей полковнику Винну, – я не хочу, чтобы мы ввязались в чей-то бой. Остановитесь при визуальном контакте и дайте мне знать.

Сигнал подтверждения был единственным ответом Винна. Он не был многословен, возможно, потому что понимал, что даже если останется в живых, его память будет стёрта, и он не вспомнит ни одного из своих разговоров.

Фаддей опустился внутрь «Химеры», где во тьме сидел Пилигрим, заполняя весь пассажирский отсек своей грозной фигурой. Фаддей с удовольствием отказался бы от компании этого существа, но ещё не доверял ему настолько, чтобы оставить без своего наблюдения.

– Мы можем убить их, инквизитор, – проскрежетал Пилигрим, – вы ведь понимаете это? Мы здесь не для того, чтобы просто найти их и доложить об этом. Мы – солдаты. Мы можем убить их сами.

– Я здесь не из-за твоей мести, Пилигрим, – я дал обет исполнять свой долг. Я свершу правосудие над Испивающими Душу, но это не значит, что я буду жертвовать своими войсками ради этого. Если потребуется, я буду выжидать десятилетиями.

– Другой возможности не будет.

– Если у меня не получится здесь, я создам новую возможность, – с этими словами Фаддей откинулся на спинку сиденья раскачивающегося БТР и проверил обойму своего автопистолета. У него осталось совсем мало усовершенствованных патронов, но если и использовать их, то как раз на Стратикс Люмине. Если Пилигрим был прав, то одного из этих жутко дорогих зарядов будет достаточно, чтобы убить Сарпедона и обезглавить его Орден. Если же Пилигрим был не прав, а Фаддею приходилось признать, что обычно тот не ошибался, то просто подобраться на расстояние выстрела будет равносильно смерти и краху планов Инквизиции по устранению угрозы.

– Головная машина докладывает о стрельбе из мелкокалиберного оружия, – прозвучал из вокса голос Винна.

– Противник?

– Пока не видно.

Хорошо. По крайней мере, группа не столкнётся с объединённой мощью сторонников Тетуракта и десантников Сарпедона. Правда, Фаддей подозревал, что на этом все хорошие новости заканчивались.

Одним ударом силового кулака Каррайдин сокрушил двух врагов, чьи гнилостные тела разлетелись на сотни ошмётков вонючего мяса и костей. Вокруг стрекотали болтеры, разрывая десятки живых мертвецов одного за другим. Рядом с Каррайдином оказался сержант Салк, точным выстрелом убивший очередного мертвеца. Пустая и безжизненная ещё считанными минутами ранее равнина стремительно заполнялась горами обгоревшего и искорёженного металла, облаками зловонного дыма, поднимавшимися над упавшими обломками, и несметными толпами врагов, лезущих к позиции Каррайдина со всех сторон. А с небес всё продолжали падать тела, с глухим стуком впечатываясь в землю, только затем, чтобы тут же подняться и изломанными и оборванными вступить в бой.

Салк уже даже не видел саму лабораторию, обзор закрывали высоченные куски дюз и обломки корпуса, валявшиеся повсюду.

– Салк! Нам нужно разделиться, точка встречи: входные ворота! – проревел Каррайдин, поливая из штурм-болтера бывших когда-то Имперскими гвардейцами мертвецов, всё ещё сжимавших в своих руках лазганы и боевые ножи.

Салк кивнул и подал своим десантникам знак начать атаку. Десантник Крин выстрелил из плазмагана, и в дебрях упавших обломков несколько мёртвых тел исчезли в свете плазменной вспышки. Воздух был наполнен выстрелами лазганов и автоганов, безостановочно бивших по земле и обломкам вокруг десантников. Салк хорошо понимал, что им нельзя задерживаться на одном месте, чтобы не увязнуть в бою с многократно превосходившими их в численности мертвецами.

– За мной! Крин, старайся бить по скоплениям целей! – Салк вытащил цепной меч и побежал вперёд, рубя по пути чахлых врагов, появлявшихся из густых клубов дыма, плотной пеленой висевшего над металлическими обломками. С каждой проходившей секундой бой становился всё кровавее. Мертвецы были уже совсем рядом, они тянули к нему свои руки, но прикрывавшие его боевые братья отстреливали из своих болтеров всех, кто оказывался чересчур прытким. Выстрел из лазгана разминулся с его головой на считанные сантиметры, ещё один ударил в керамит его нагрудной пластины. Салк раздавил ползущего к нему мертвеца ногой, одновременно воткнув свой цепной меч в живот ещё одного, который, бормоча, упал на него прямо с неба.

Над ухом проревел плазмаган, испепелив сразу половину отряда облачённых в излохмаченную форму службы безопасности военно-космического флота врагов, только-только появившихся из упавшего посадочного шаттла. Они выглядели самыми невредимыми из всех, что уже попадались Салку. Их лица были искажены ненавистью, в руках они сжимали помповые ружья. Салк несколько раз быстро выстрелил в них и укрылся за упавшим куском корпуса корабля, на который тут же обрушился шквал ответных выстрелов.

В это же мгновение мертвецов накрыл залп болтеров, возглавивший атаку всего отделения Каррик, бросился врукопашную. Он был ветераном Ордена, но без возражений принял главенство более молодого Салка, который тоже выскочил из укрытия, чтобы присоединиться к своим десантникам. Он взмахом цепного меча обезглавил одного мертвеца и рукоятью раздробил грудную клетку другого. Каррик схватил ещё одного мертвеца за руку и с такой силой грохнул его об обломки, что переломил пополам.

Последние мертвецы пытались продолжить схватку, но отделение Салка не дало им ни единого шанса. Очередной залп из болтеров разорвал бывших сотрудников безопасности в клочья, разлетевшиеся по дымящейся земле.

– Вперёд, – скомандовал по воксу Салк, – дальше будет больше.

Он бежал по лабиринту из обломков, ведя за собой отделение и направляясь туда, где по его расчетам находилось одноэтажное здание лаборатории. Салк глянул на иконки своих десантников – несколько братьев были ранены, но ничего такого, что могло помешать им продолжить сражаться.

Наконец ему удалось бросить первый взгляд на здание. Правда, этот взгляд едва не стал для него последним, так как здание было окружено плотным кольцом вражеских солдат. И это были не безмозгло волочившие ноги мертвецы, это были живые фанатики. Они успели организовать несколько огневых позиций на крыше. Вели огонь, укрываясь за баррикадами, оставшимися ещё со времён сражений десятилетней давности. Очередь из тяжёлого болтера взрыла землю вокруг Салка, заставив его немедленно нырнуть в укрытие, под сопровождение до боли знакомого хруста ломающегося от попаданий керамита, это одному из боевых братьев отстрелило руку.

Им надо выбираться отсюда. Гораздо удобнее будет сражаться на первой линии обороны, но сначала туда надо ещё добраться.

– Гранаты! – приказал Салк, десантники достали из подсумков имевшиеся осколочные гранаты, – Крин, прикрой нас!

Плазменная вспышка охватила ближайшую баррикаду, раскалённый до бела жидкий огонь прошёл сквозь витки колючей проволоки и затопил находившуюся за ней траншею. Мгновение спустя несколько десантников метнули гранаты, взрывы которых подбросили в воздух ещё не остывшие после выстрела плазмагана комья земли.

– Сейчас! – скомандовал Салк и бросился вперёд, увлекая за собой и всё отделение. Пробежав десяток метров и перемахнув через разрушенную баррикаду, он приземлился в той самой траншее, которую капитан Корвакс отбивал у эльдаров десятилетием ранее. Только на этот раз противниками были не ксеносы, а извращённые еретики, всё ещё носившие униформу своих бывших подразделений Имперской Гвардии и СПО. Какой-то солдат, которого Салк одним махом разрубил надвое, был даже одет в изумрудно-зелёную форму частной армии Полийского Картеля. Армия Тетуракта была собрана со всех планет его империи. Несомненно, каждый мир, на котором он появлялся, предоставлял своему господину вооружённых фанатиков.

Следом за Салком в траншее оказался Каррик, схвативший бывшего элизианского гвардейца и перерезавший ему горло боевым ножом.

Салк бросил взгляд по сторонам. Другие Испивающие Душу уже вовсю делали то, что умели, наверное, лучше, чем кто-либо другой – сражались в рукопашной, быстро и чётко! Лицом к лицу с врагом Испивающие Душу чувствовали себя в большей безопасности, чем в любой другой точке поля боя.

Салк ещё раз проверил иконки отделения – брат Ваерин остался позади, его иконка мигала, сигнализируя большую потерю крови и повреждения.

– Ваерин, приём, – запросил по воксу Салк.

– Потерял ногу, сержант, – прозвучало сквозь помехи.

– Сражаться можешь?

– Сражаться – да, двигаться – нет. Буду держать позицию здесь.

– Да будет твой жребий достойным, брат.

– Император защищает.

Может быть, они смогут подобрать раненого десантника на обратном пути, но Салк сильно сомневался в этом.

Тяжёлые болтеры еретиков продолжали осыпать позицию Испивающих Душу длинными очередями, окутывая задний парапет траншеи огнём небольших взрывов. Но внезапный вой тяжёлого вооружения и ярко-оранжевая вспышка взрыва на крыше здания подсказали Салку, что не только его отделение двигалось к этой цели. Воспользовавшись возникшей во вражеском огне паузой, Салк выглянул из траншеи, чтобы получше рассмотреть здание. Одного угла уже не было, но спаренный тяжёлый болтер всё ещё был нацелен на их позицию, в дополнение пытавшиеся отбить траншею еретики, начали беспрерывно простреливать её с обоих концов.

Ответным выстрелом из своего плазмагана брат Крин испепелил сразу трёх еретиков с одного конца траншеи. Избавленные от необходимости держать оборону ещё и с фланга десантники отделения сразу же открыли огонь по спаренному тяжёлому болтеру. Болтерные заряды начали крошить пластикритовые стены здания, и в следующее мгновение изуродованное тело стрелка упало с крыши на землю.

Салк бросился в атаку, увлекая за собой всё отделение. Он перепрыгивал импровизированные баррикады и тут же рубил укрывавшихся за ними еретиков. Сквозь мишуру трассирующих выстрелов и пелену поднятой частыми взрывами в воздух земли он уже мог разглядеть бронированные ворота входа в здание.

Из хаоса сражения возникла фигура Каррайдина, капитан широкими шагами направлялся к зданию, стреляя из своего штурмболтера. Ручное оружие вражеских солдат было неспособно пробить его терминаторский доспех, а окружавшие его десантники успешно убивали еретиков ответным огнём.

Отделения Салка и Каррайдина встретились под сенью стен лаборатории, последняя огневая позиция была уничтожена метко брошенной осколочной гранатой. Рядом с Каррайдином были апотекарий Паллас и технодесантник Лигрис. Вместо лица у последнего была неподвижная маска из синтетической кожи – последствия тяжёлого ранения, полученного ранее.

– Рад встрече, брат, – произнёс Каррайдин, и на его морщинистом лице появилась широкая улыбка.

Салк приказал своим десантникам занять укрытия рядом с воротами:

– Используем гранаты и взорвём эти двери.

Каррайдин молча подошёл к вратам, вокруг его перчатки заиграло силовое поле, и он начал наносить мощные удары по металлу поверхности. Дуговые разряды зазмеились по вратам, ломавшимся под ударами Каррайдина, словно они были сделаны из фольги. Очень быстро он проделал в них такую большую дыру, через которую спокойно мог пройти сам даже в своём громоздком терминаторском доспехе.

– Отделение «Грев», доложите обстановку, – запросил по воксу Каррайдин.

– Немного увязли, но уже на подходе. Брат Солун с нами.

Действительно, Салк уже видел Грева со своим ярко светящимся, словно драгоценный алмаз, силовым топором, ведущего к ним отделение через вражеские баррикады и завалы обломков.

Каррайдин переключился на вокс-частоту всех отделений:

– Ударная группа, мы добрались до цели и идём внутрь, – с этими словами капитан пригнулся и нырнул в рваную дыру входных ворот здания. Следом за ним пошёл Салк с цепным мечом наготове.

Первым, на что ему пришлось обратить внимание, был запах, он был настолько жутким, что у Салка чуть не закружилась голова. Обычного же человека зловоние срубило бы наповал, Салк чувствовал, как все дополнительные органы и фильтры, которыми был наделён его организм, заработали на полную, чтобы не дать ему потерять сознание или ориентацию в пространстве.

Его авточувства быстро подстроились под окружавшую темноту. На первом этаже, как он помнил из видеозаписи Корвакса, располагался центр безопасности, повсюду валялись разбитые устройства автоматической системы защиты, пластикрит стен покрывали кратеры выстрелов.

На месте грузового лифта в полу теперь находилась блокировавшая путь вниз цельнометаллическая плита с небольшой консолью доступа.

– Можешь её пробить? – спросил Салк.

Каррайдин покачал головой.

– Она заминирована. Скорее всего, взорвётся, если я за неё возьмусь. Здесь нужен технодесантник.

К плите подошёл Лигрис и начал разбираться с консолью.

– Сейчас посмотрим, чему научила нас адепт Аристея.

Через пролом в воротах прошли десантники из отделения Грева и технодесантник Солун, сразу поспешивший присоединиться к Лигрису, чтобы помочь ему вводить комплексный код, полученный Испивающими Душу от Аристеи. Солун со своим мнемоснаряжением смог быстро запустить замысловатые алгоритмы генерации кода допуска, но всё равно время, требующееся технодесантникам на открытие двери, тянулось мучительно долго.

Шли минуты, культисты набрасывались на позицию космических десантников, но смертоносный огонь отделений Каррайдина и Салка каждый раз отбрасывал их назад. В пролом в дверях то и дело попадали шальные выстрелы вражеских лазганов, и Салку пришлось выстроить своих десантников перед консолью доступа так, чтобы их телами укрыть её от огня культистов, когда-то бывших солдатами Имперской Гвардии. Ведь сейчас всё могло решиться, Саркия Аристея могла ошибиться или намеренно солгать, и всё закончится здесь, на этой забытой Императором промозглой планетке, на которой им нечего было делать.

Космический десантник никогда не отчаивается, но сейчас Салк ощущал всю громадную тяжесть поставленной перед ним задачи. После тысячелетий служения Империуму Испивающие Душу наконец-то были свободны, и теперь от такого крошечного фактора, как память Аристеи, будет зависеть, выживут ли они, чтобы воспользоваться этой свободой.

– Готово. Всем отойти!

По металлу плиты поползли спиралевидные трещины, и она медленно раскрылась, подобно гигантской ирисовой диафрагме. Половина десантников направили свои болтеры в проём в полу, растущий по мере того, как проржавевшие моторы пытались открыть люк, остававшийся запечатанным последние десять лет.

Из люка поднимались тонкие струи зловонного тумана, Каррайдин разгонял их рукой, пока его авточувства приспосабливались к темноте внизу. Салк сверился с ауспексом, чтобы узнать, что может ждать их внизу, но на экране были лишь помехи. До пола нижнего этажа было ровно четыре метра, на этом определённость заканчивалась, там внизу их могло ждать всё, что угодно.

– Грев, не против возглавить спуск?

– Я здесь как раз для этого, – ответил Грев, поспешивший к краю люка вместе с десантниками своего отделения. Внизу была кромешная тьма.

– Мы спускаемся и занимаем оборону, быстро и чётко. Каррайдин, отправляй своих людей сразу после этого, если там что-то есть, то я не знаю, сколько мы сможем продержаться одни. Отделение, вперёд!

Грев вернул болт-пистолет в кобуру и, прежде чем спрыгнуть в черноту люка, взялся за топор двумя руками. Его отделение стремительно последовало за ним, каждый десантник, прыгая за своим командиром, держал оружие наготове.

– Проклятье! – практически сразу раздалось из вокс-передатчиков, не смотря на сильные помехи, это определённо был голос Грева, – Что за... Спускайтесь сюда все, я не могу...

Передача оборвалась, сменившись монотонным завыванием белого шума. Не медля ни секунды, Салк прыгнул вниз, зная, что его отделение последует за ним.

Он приземлился на что-то мягкое и горячее, извивавшееся и пульсировавшее у него под ногами. Что-то промелькнуло перед его лицом, авточувства рассмотрели в темноте как щупальце, толщиной с талию космического десантника, раздавило одного из людей Грева и отправило его безжизненные останки прямиком в огромную круглую пасть, способную запросто проглотить целый танк. Слышались команды и крики боли, перекрываемые нечеловеческим рёвом, звучавшим отовсюду одновременно.

Рядом с Салком уже приземлялись его десантники. Он переключил свой болтер в режим автоматической стрельбы и бросился в бой.

Саркия Аристея вдохнула чистый, морозный воздух, пытаясь очистить лёгкие от тяжёлого смрада мутаций и палёной плоти. Она, спотыкаясь, кое-как выбралась из открытых врат и повалилась на землю, царапая ладони о замёрзшую землю. Вокруг творилась полная разруха, от оборонительных позиций техногвардейцев остались лишь груды камней и воронки в земле. Повсюду валялись трупы. Запутавшиеся в витках колючей проволоки, лежали изуродованные тела людей и эльдаров. Кровь убитых уже начала замерзать, среди них Саркия даже заметила одного мёртвого космодесантника. Некоторые кратеры взрывов всё ещё дымились, и струи чёрного дыма поднимались в бледное, безжизненное небо Стратикс Люмине, где как раз ещё были видны перекручивавшиеся инверсионные следы «Громовых ястребов» Испивающих Душу, возвращавшихся на свой корабль, висевший на орбите. Саркия видела, как сражались десантники, и, она готова была поклясться Самим Омниссией, как же великолепны они были: на голову выше любого самого высокого человека, быстрые и беспощадные, меткие стрелки и неукротимые в рукопашной схватке. По правде говоря, они пугали её больше, чем грациозные и искусные эльдары. Саркия понимала, что Испивающие Душу спасли ей жизнь, защитили от ксеносов, но она чувствовала лишь пустоту.


Десантников не заботила судьба выживших. Скоро, наверное, должен будет прийти корабль Адептус Механикус и привезти адептов, которые вместе с Саркией и другими выжившими запечатают лабораторию и обозначат её «Интердиктус». Работа, которой они тут занимались, была революционной, даже Саркии было об этом известно. Но также она была очень опасной, и даже если нападение эльдаров было случайностью (оно не могло быть, ксеносы должно быть узнали, чем они здесь занимались, и пришли остановить их), мутагены запросто могли выйти из-под контроля. Теперь, когда защита первичных образцов была нарушена, Саркию могли убить и сжечь, чтобы избежать возможного заражения, или же в ходе будущего обязательного расследования ситуации с коррупцией или халатностью её могли держать на допросах до тех пор, пока она не расскажет всё, что знала о программе. Всё будет зависеть от непостижимой логики ответственного за это архимагоса.


Что-то зашевелилось в тёмном проёме входа. Ещё один выживший? Несколько техногвардейцев и адептов пережило нападение эльдаров, Саркия была уверена, что видела, как старый Карлу Гриен, хромая, выбрался из-под обломков внизу. Но нет... это был выживший, если так можно выразиться, но только не тот, которого она хотела бы увидеть.


Он был голый, человекоподобный, но не человек. Он был такой истощённый: бледная кожа туго обтягивала его атрофированную грудную клетку и жилистый живот – он попросту не мог быть живым. У него были слишком длинные руки и ноги, на которых было слишком много пальцев, у которых было слишком много суставов. Он выглядел таким слабым, что вряд ли смог бы самостоятельно стоять, но, тем не менее, уверенно вышел из дверей лаборатории. Вместо лица у него были лишь лохмотья кожи и пара треугольных, едва светящихся глаз. Он посмотрел на Саркию, и она, сразу же, почувствовала угрозу, которая словно выстрелом из лазгана прожгла её до самой глубины души, навечно отпечатав там эти жуткие глаза и это нечеловеческое лицо.


Он посмотрел на неё так, как обычно она смотрела на молекулы в микроскоп. В это мгновение она поняла, кем он был, – одним из объектов экспериментов с самого нижнего этажа лаборатории, то ли удачных, то ли – нет. На нижнем этаже адепты вели работы по разгадыванию тайн человеческой ДНК, чтобы получить возможность останавливать, поворачивать вспять или по собственному желанию создавать различные мутации. И он был плодом их трудов. По тому, как уверенно он передвигался, не обладая достаточной мускулатурой даже для простого поддержания себя, Саркия предположила, что он был одним из мутантов-псайкеров, о которых ходили тёмные слухи среди рабочего персонала.


Волна отвращения захлестнула Саркию, и она заползла в ближайшую полузасыпанную траншею, в то время как существо прошло мимо, уже забыв про неё и разглядывая остатки защитных сооружений, щедро усыпанных телами убитых. Саркия буквально физически ощущала источаемые им ненависть и порочность, она чувствовала, как её душа пропитывалась скверной от его близкого присутствия. Она боролась с рвотными позывами и была готова схватить острые куски замёрзшей земли, чтобы с мясом соскоблить с себя эту скверну.


Она пыталась отвезти взгляд в сторону, но не могла. А существо поднялось над землёй и резко устремилось в небеса, оставив после себя невидимую, но очень сильную пелену ненависти и порочности, от которой Саркия Аристея никогда не сможет отмыться.


Ему было скучно,общее число живых существ на этой планете было столь малым, что даже не стоило усилий по их умерщвлению. Исполненный ненависти ко всему живому, заложенной в душу, которая никогда не должна была появиться на свет, Тетуракт посмотрел в темнеющее вечернее небо, подобрал своё немощное тело своим могучим разумом и решительно устремился ввысь.

Он ощущал там жизнь. Жизнь означала смерть, смерть означала власть, а власть была практически священной. Так как с самого момента своего рождения в тестовом инкубационном танке, наполненном мутирующими клонированными клетками, Тетуракт знал, что он бог и наделён божественной властью и амбициями. И теперь, когда он летел сквозь вакуум по направлению к пышущему жизненным светом Стратиксу, ему только надо было дать знать своим поклонникам, что они должны были ему поклоняться. И он отлично знал, как поставить их на колени.

Ад бесновался в небесах. Психический водоворот бушевал вокруг Сарпедона, ледяное пламя обжигало его кожу, и было такое ощущение, что его кровь вот-вот закипит, удерживаемая внутри оболочки его силовой брони. Он вложил всю свою силу в Ад без остатка, в эту уникальную способность, благодаря которой много лет назад он и стал библиарием своего Ордена. Именно эта его способность рисовала в небе суровых духов порядка и справедливости, бросавших молнии в орды врагов, выбиравшихся из упавших посадочных шаттлов или просто продолжавших валиться с неба. Сарпедон держал в руках психосиловой посох из налового дерева, ему приходилось всеми силами сдерживать Ад, пока он не разросся настолько, что стал бы требовать от Сарпедона полной концентрации внимания, лишив его тем самым возможности вести за собой своих десантников.

Он слегка приглушил психическое пламя и взобрался на обломок, за которым укрывался, чтобы осмотреть поле боя. Поблизости отделение Дйона вело прицельный огонь по удалённым группам врагов, совсем под боком библиарий Греск возглавлял в молитве штурмовое отделение Корвана, которое готовилось контратаковать в самую гущу врагов. Сарпедон ещё раз окинул взором поле боя и вражеское войско, собиравшееся перед его десантниками, и хотя космодесантнику не ведомо отчаяние, он смог оценить необъятный масштаб предстоящего боя.

Гвардейцы-предатели выпрыгивали из своих «Валькирий», настолько извращённых и изуродованных заразой, что эти машины больше напоминали гигантских чудовищ. Волочащие ноги мертвецы двигались плотными волнами, подстёгиваемые вперёд покрытыми трупными пятнами десятниками. Небо было заполнено продолжавшими падать обломками, и Сарпедон знал, что уже несколько десантников погибло от этого непрекращающегося орбитального дождя. Невозможно было даже угадать численность армии Тетуракта, Сарпедон знал, что линейный корабль мог вместить до двадцати тысяч человек команды, но, сколько культистов и живых мертвецов можно было втиснуть в то же пространство, сказать было невозможно.

Ад отгонял некоторых врагов назад, заставляя всё ещё сохранивших остатки разума солдат Тетуракта прерывать свою атаку. Но мёртвые и фанатики продолжали наступать, и с каждой минутой их становилось всё больше и больше, образуя кровожадные толпы, бросавшиеся на позиции десантников.

Испивающие Душу держали оборону вокруг здания лаборатории. Бесплодная тундра была уже завалена грудами искорёженного металла и кучами мертвых тел, и в этом образовавшемся лабиринте неоспоримая огневая мощь десантников значила гораздо меньше, нежели беспощадный рукопашный бой. Нескольким отделениям уже пришлось вступить в ожесточённые схватки, уничтожая противников, падавших слишком близко к позициям десантников или валившихся буквально на головы Испивающих Душу. И в этом беспощадном сражении в лабиринте из обломков уже писались очередные кровавые страницы новых геройств и зверств.

Сарпедон удерживал фасад, Иктинос оборонял заднюю сторону лаборатории. С дальнего края здания Сарпедон видел вспышки психического пламени библиария Тирендиана. Два истребителя всё ещё находились в воздухе, выполняя роль мобильного резерва, но Сарпедон знал, что они не смогут долго оставаться в небе. О чём свидетельствовало облако чёрного дыма в сотне метров от лаборатории – всё, что осталось от истребителя Севраса и Карвика. Если там кто и выжил, то им придётся самим постоять за себя.

Первые выстрелы лазганов начали осыпать металлическую конструкцию, на которой находился Сарпедон, и он спрыгнул на землю.

– Дистанция? – спросил он Дйона, ближайшего к нему сержанта.

– Только дайте команду, и мы дадим по ним залп.

– Пусть подойдут поближе. Мне нужен беглый огонь, необходимо проредить их, а не рассеять.

– Вас понял.

Вокс ожил, затрещав болтерными выстрелами, сквозь которые прорвался голос Иктиноса:

– Командор! Еретики подтянули танки, мы атакуем.

Связь с Иктиносом прервалась прежде, чем Сарпедон смог ответить, небо за лабораторией окрасилось красными бликами психических молний Тирендиана.

Уже в следующую секунду с ним по воксу связался сержант Люко:

– Сэр, Теллос контратакует. Мы не можем его удержать и тоже наступаем, прикрывая его людей.

– Хорошо, Люко. Только постарайся, чтобы вас не отрезали, они лезут со всех сторон.

– Вас понял.

Итак, битва началась. Сарпедон с самого начала знал, что Ад будет бесполезен против безмозглых мертвецов, составлявших сейчас первую волну атакующих. Он ослабил психический водоворот, оставив от него лишь слабое свечение вокруг кожи, и убрал за спину психосиловой посох.

– Дйон, бери людей и атакуй. Мы отбросим их на десантников позади них. Передай приказ, мне нужна мощная атака, чтобы прикрыть штурмовые отделения.

Дйон побежал вперёд сквозь настоящий шторм из вспышек лазерных выстрелов, его десантники на ходу стреляли из болтеров по уже обратившимся в бегство ордам еретиков, увидевших несущихся на них десантников.

Сарпедон последовал за ними, попутно прослушивая все вокс-переговоры, готовый вмешаться, если где-то возникнет очаг угрозы. Он чувствовал психическое эхо, похожее на отзвуки миллиона жужжащих насекомых, это Греск начал ускорять реакцию и рефлексы окружавших его десантников, и Тирендиан продолжал применять по скоплениям врага, атакующим заднюю сторону лаборатории, свою ментальную артиллерию.

Здесь и сейчас должно было в ту или иную сторону решиться будущее Испивающих Душу. Сарпедон проверил обойму в болтере и вытащил Копьё Души.

* * *

От корабля Тетуракта остался лишь ободранный каркас, листы металла свободно болтались подобно отшелушивающейся коже, обнажая внутренние палубы, похожие снаружи на соты огромного пчелиного улья, и травя в верхние слои атмосферы живых мертвецов. Корабль доживал свои последние минуты, усилием мысли Тетуракт одного за другим отправил своих волшебников на поверхность планеты, где они смогут руководить ходом сражения и использовать свои разумы для управления его необъятной ордой.

Далеко внизу, в самом центре разрастающегося сражения произошла внезапная вспышка силы. Она совпала с произошедшей в момент столкновения двух враждующих сторон вспышкой ненависти и суровой решимости, оттенённой восхитительной радостью, как будто в бой вступил кто-то, обожавший проливать чужую кровь. Но вспышка силы не погасла, она осталась, ясная и яркая, там внизу было что-то древнее и мощное, имеющее оттенок человечности. Реликвия, какое-то оружие, наличие которого предполагало, что внизу был кто-то, способный причинить серьёзный урон победоносной армии Тетуракта.

Усилием мысли он подтянул к себе своих огромных мутантов, бесцельно дрейфовавших с тех самых пор, как отказала гравитационная система корабля, чтобы они вновь служили ему носильщиками. Они водрузили иссохшее тело Тетуракта на свои плечи, и он одной мыслью направил их вниз, прямо сквозь разрушающийся вокруг корабль в верхние слои атмосферы.

Ледяной воздух хлестал его по лицу, пока Тетуракт спускался на планету, попутно гася страх, мерцавший в тупых головах телохранителей-мутантов. Разум Тетуракта охватил пространство внизу, и он узрел крохотное войско, всего несколько сотен космических десантников, окружённых легионами его верных поклонников. Там, где стороны соприкасались, среди упавших обломков кипел бой, яркий и жаркий, и имевший острый привкус гибнувших в бою душ. Десантники умели драться, но, в конечном счете, пламя этого боя поглотит их. Теперь, когда волшебники были внизу, среди его воинов, у Тетуракта было достаточно человеческих ресурсов, чтобы гарантировать это.

Яркая точка чистой силы сверкала прямо под ним. Тетуракт улыбнулся, если, конечно, это могло назваться улыбкой, и стремительно понёсся вниз.

Двенадцатая глава

На протяжении десяти лет в хранилищах образцов тканей развивались никем не контролируемые мутации. Нижние этажи лаборатории были заполнены морозильными установками, в которых хранились образчики выращенной кожи и цилиндрические пласты искусственных мышц, и когда защита лаборатории была нарушена, вырвавшиеся на свободу полулюди поглотили их все. Теперь едва ли можно было выделить отдельные организмы – многие объединились в огромные гештальт-существа, и за исключением самых сильных мутантов, оставивших их давным-давно, все они подчинялись одному общему разуму.

Вот уже какое-то время они ничего не ели и сейчас были очень голодны. На первом подземном этаже десантников поджидало множество тварей, почувствовавших, что у них наконец-то есть кем поживиться.

Сержант Салк отрубил цепным мечом длинное, извивающееся щупальце, пытавшееся схватить технодесантника Солуна за глотку. Чудовище поднялось во весь свой гигантский рост, нависнув над десантниками, его тело являло собой пульсирующую колонну сплошных, покрытых слизью мышц, а голова – клубок змеевидных усиков, окружавших круглый миноговый рот. Тварь упёрлась в низкий сводчатый потолок кошмарной лаборатории и с яростным рёвом обрушилась на то место, где за мгновение до этого лежал Солун.

Салк успел оттащить технодесантника в сторону в самый последний момент. У Солуна не было обеих ног, отгрызенных тем же чудовищем, что сожрало половину отделения Салка. Тварь неистово ревела и продолжала наседать, Салк без остановки колол широко разинутую пасть и рубил тянущиеся к нему щупальца, пытаясь её сдержать, Солун, в свою очередь, отбивался от её нижних конечностей.

Вокруг творился сущий ад. Выцветший потолок был покрыт плесенью, повсюду громоздились кучи изъеденной ржавчиной аппаратуры и перегоревших консолей управления, мешавшие десантникам и предоставлявшие мутировавшим тварям множество удобных для внезапного нападения мест. Воздух был буквально заполнен проносящимися болтерными зарядами и брызгами отвратительной крови мутантов, разлетающимися из огнестрельных и рубленых ран.

Цепной меч Салка сильно забился мясом и мускульными тканями, его мотор сердито выл и дымился. Лампы освещения не горели, а облака клубившейся заразы и скверны подобно туману снижали видимость ещё больше. Салк повсюду видел лишь неясные формы огромных тварей-мутантов и мелькание его боевых братьев, выхватываемых из темноты вспышками выстрелов и взрывов гранат. Вокруг стоял оглушительный шум, исполненный грохота выстрелов, звериного рыка, треска ломающегося керамита и криков умирающих.

Было практически невозможно сохранять хоть какое-то подобие боевого построения. Вокс шипел сплошными помехами и был попросту бесполезен. Отделение Салка было рассеяно, и многие его члены были уже ранены или убиты. Брату Каррику сильно повезёт, если ему удастся сохранить руку, раздробленную какой-то жуткой тварью, напавшей на него с потолка. Салк понимал, что им всем повезёт, если хоть кому-нибудь удастся выбраться отсюда живым.

В темноте промелькнула белая силовая броня, это апотекарий Паллас прыгнул на наседавшую на Салка тварь сзади и нанёс удар своей медицинской перчаткой, проткнув толстую шкуру чудовища инъекционными иглами. Набор капсул с химическими препаратами мгновенно опустошился внутрь мутанта, и по его телу сразу же начало распространяться чёрное пятно отмирающих тканей. Огромная тварь забилась в судорогах, вынуждая Палласа ухватиться за неё изо всех сил, чтобы не быть отброшенным через весь зал. Салк сделал резкий выпад и вонзил свой цепной меч в голову мутанта, а затем проделал это ещё и ещё раз. Мотор оружия протестующе взвыл, пытаясь провернуть зубья через эту массу плоти.

Тварь затихла, опустившись на пол. Паллас скатился с неё, оказавшись рядом с Солуном, белые части его доспехов теперь были тёмными и скользкими от разлившейся омерзительной крови.

– Спасибо, брат, – тяжело дыша, произнёс Салк.

– Рано меня благодарить, – ответил Паллас, – Нам всё ещё нужно добраться до уровня хранилища. Там дол