КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 378886 томов
Объем библиотеки - 466 Гб.
Всего авторов - 161677
Пользователей - 85193

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Xamat про Гамильтон: Обнаженный Бог: Финал (Научная Фантастика)

Согласен с предыдущими отзывами. Именно "дочитал, блин"...
Перевод оставляет желать лучшего. Много технических помарок, опечаток, пропусков букв.
По книге: для "эпичности", конечно, слабовато. Но стиль у автора свой, заметно "английский", очень много несущественных отступлений по ходу сюжета,действительно, огромное количество персонажей (сложно удержать всех в голове), некоторая склонность к мелкой деталировке (деревья огромные, трава красная, листья необычные и т.п.).
Тем не менее - осилил. Скорее из упрямства.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
citay про Трофимов: Выжить любой ценой (Боевая фантастика)

У автора странные понятия о технике. Особенно улыбнуло его генератор по принципу вечного двигателя. Зачет!!! Написано бойко, но по Станиславскому "Не верю".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Shcola про Рощин: Солнечный ветер (Боевая фантастика)

А лучше пусть они столкнуться и взорвутся, а Сергеев задохнётся в скафандре из - за своей дурости.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Гекк про Храмов: Испытание вечностью (Боевая фантастика)

Автор - дурачок. О Финляндии не слышал...
Финляндия - это такой кусочек бывшей российской империи, где все чиновники ходят в одни и те же магазины и больницы, что и обычные люди и в думе нет спецбуфета. А мигалки там только на служебных машинах и все равны перед законом.
Бухают там так же как и в России. И холодно тоже бывает...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
IT3 про Углов: Оракул Смерти (СИ) (Самиздат, сетевая литература)

писал или подросток,или человек едва вышедший из этого возраста,по-этому и книга получилась соответствующая.все эти детские "крутости"меня совершенно не впечатлили.не осилил даже начало,
очень наивно и примитивно.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
der про Норвич: Срединное море. История Средиземноморья (История)

Те, кто читал эту книгу, могут сказать, что она слишком поверхностна и изобилует неточностями. И отчасти, конечно, они правы. Но ведь сам автор в начале книги признает, что он не историк, а его творение вовсе не научный труд. Данная книга скорее краткое изложение школьной программы по истории с ее устоявшимися заблуждениями и неточностями. К тому же надо признать, что при изложении столь большого исторического периода в ограниченных рамках данной книги, некоторая поверхностность повествования просто неизбежна. Лично мне было интересно узнать, как смотрят простые люди на те или иные исторические события в других странах, взглянуть на них, так сказать, под другим углом зрения. А если вам нужны более глубокое и точное изложение событий, то есть много других более подробных произведений. Как итог: если не предъявлять слишком высоких требований, то это очень хорошая книга, дабы освежить в памяти историю региона, а то и узнать что-то новое. P.S. Светлой памяти автора.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Foggycat про Шевцов: Тля. Антисионистский роман (Советская классическая проза)

Что примечательно...этот рОман товарищ Шевцов написал в 1950, как раз в период сталинских репресий по врачам и прочим "врагам" народа... даже сталинским цензорам этот рОман показался глупой попыткой угодить в сталинскую струю...которой автор питался...интересно, какая тля вытащила на свет провонявшееся чтиво...или сейчас модно потреблять тухлятину...виноватых в том, что Россия в дыре всегда найдут...евреев, татар, немцев, чеченцев, грузин, украинцев...но от этого жизнь в России лучше не станет...станет ближе дно...таким танцорам, как автор, всегда что-то мешает... особенно то, чего у них нет...ибо кастрированы...властью...

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).

Вор-маг империи Альтан. Часть вторая (fb2)

файл не оценён - Вор-маг империи Альтан. Часть вторая (а.с. Вор-маг империи Альтан-2) 488K, 266с. (скачать fb2) - Михаил Михайлович Михайлов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Глава 1

Мое возвращение в родной мир прошло буднично. По сравнению с предыдущим перемещением, когда от одежды остались только лохмотья, сейчас я был целехонек. Судя по окружающей обстановке, сейчас стояла весна — конец апреля или начало мая. В момент ухода из другого мира, мне совсем не пришло в голову, что мой наряд несколько неправилен. Что мне стоило зайти в ближайшую пошивочную мастерскую и сшить одежду по моим меркам и эскизам? А теперь я тоскливо ожидал вечера и последней электрички.

На мое счастье вагон достался пустой, и милицейского обхода не было. Не знаю, как бы я смог объяснить им наличие холодного оружия и изрядного золотого запаса. Да и вид был очень странный в этом костюме искателя. В лучшем случае упекут в 'мягкий дом', ну а в худшем… даже не хочется думать.

На платформе было народу побольше и быть мне замеченным, если не вовремя промелькнувшая мысль о моих шалостях, что проделывал после приобретения новых способностях. Ведь мое ускорение осталось при мне. Пусть не настолько сильное, но все же пару минут мог продержаться на максимальном ускоренном восприятии. Сказано — сделано. Двери вагона едва только начали приоткрываться, как я проскользнул сквозь них и промчался через освещенный участок.

Забившись в тень дальнего уголка за журнальным киоском, я замер, обдумывая дальнейшие действия. Мой спринт никоим образом не сказался на моем самочувствии. Создавалось ощущение, что мог бежать и дольше. Единственное, что меня беспокоило с самого момента появления в этом мире, это чувство магического голода. Фон моей планеты был просто катастрофически низок, по сравнению с предыдущим миром. Представьте себе высокогорные районы с разреженной атмосферой, куда вас неожиданно закинули с равнины. Ощущения связанные с кислородным голоданием и магическим были схожи в некотором роде.

Пока я обдумывал, в мою сторону направились пара патрульных сотрудников милиции. Вот этого мне еще не хватало. Решившись, я вновь вернул себе прежнее восприятие и метнулся прочь со станции, старательно обегая неторопливой трусцой застывшие фигуры окружающих. Минут через десять своего времени (не знаю сколько секунд прошло в обычном), я был на улице и схоронился в очередном углу. Хвала богам (тьфу, вот привязалась привычка после моих недавних приключений), слава Богу, что на улице свобода маневра увеличилась, как увеличилось и количество темных мест.

До дома я передвигался перебежками, прячась от посторонних глаз. Шифр на подъезде за время моих странствий остался прежним, что меня только порадовало. Взбежав на свою лестничную площадку, я метнулся к двери и мысленно чертыхнулся. Солидная бронированная дверь (а какие еще в наше время ставить?) и два замка стали непреодолимым препятствием передо мною. В голове с молниеносной скоростью проскакивали идеи одна другой невероятней. А что, если… Додумав до конца мысль, я сбросил свою ношу возле двери, скинул куртку и плащ, чтобы чувствовать себя свободнее и легче. После этого я выскочил на улицу и застыл на миг под своими окнами.

То, что я собирался сделать на первый взгляд было невозможным, но я хотел попробовать. В конце концов другого способа узнать на что я способен не видилоь. Короткий разбег и вот уже под ногами вместо серого асфальта проскакивает кирпичная стена дома. Бежать по ней было немногим тяжелее, чем по земле. Все-таки физика держит партию и никуда от нее не деться. Чему я в этот момент только рад. Возможно, и по воде смогу передвигаться подобным образом. Обязательно проверю, как представиться оказия.

Несколько этажей промчались быстро и вот уже возле балкона. Я помнил, что одна из боковых створок имела очень слабый замок. По сути, она и не закрывалась толком. Достаточно небольшого усилия, чтобы окошко открылось. Для этого действия мне пришлось ухватиться за балкон, балансируя на крошечном уступчике-карнизе и сильно толкнуть ладонью знакомую створку. Ура! Я люблю наших производителей пластиковых окон. Только простые обыватели еще верят рекламе в их надежность, а вот все недобросовестные личности только похмыкивают. Слабые замки, которые только ленивый не сможет открыть и для этого имеется множество приемов. От надламливания кончика рамы в самом низу и открывания тонкой спицей замка через получившееся отверстие, до расшатывании рамы, пока замок сам не выскочит и не откинет створку. С облегчением я перевел дух, когда встал ногами на балконный пол. Дал себе пяток секунд передышке и начал возиться с балконной дверью в комнату. Работа заняла минуты две, но недаром я проходил обучение у Ворона. Уж замки и там и тут имеют общее строение.

Через час я лежал обалдевший от раслабона в ванной и блаженно улыбался. Как же замечательно бывает понежиться в горячей водичке с ароматной пеной. Правда, запах хлорки был не очень приятен. И как я его раньше не замечал? Отмывшись, я нацепил халат и направился в комнату. Там я принялся разбирать свои вещи, прибывшие из другого мира. Куртку, плащ, штаны и рубашку отправил небрежным тюком в угол — потом постираю и сложу на нижнюю полку в шкафу. Следом полетели сапоги и портянки (блин, их только в мусорку и поскорее). Мешок с золотом, моими волшебными поделками и ножами я отложил недалеко в сторону. Немного подумал и золото выложил отдельно.

У меня была огромная сумма в драгоценном металле по реалиям соседнего мира. Кстати, меня там очень удивляла финансовая система. Дешевая оценка труда, дешевая еда и проживание (ну, сравнительно все дешевое), но огромные запросы на магические услуги и артефакты. Странно все, хотя если подумать… Артефактами пользовались немногие, лишь те, для кого они являлись вопросом жизни и смерти. Услуги магов тоже недешевы, но и обращаются к ним только остро нуждающиеся. Видимо, маги и сами не в восторге от чрезмерного внимания к себе. Какая уж тут жизнь, если каждую минуту к нему будут приходить желающие залечить ушиб, снять порчу или навести, попросить лопату, что копает сама. Да мало ли идей возникнет в головах людей, дай им возможность свободно пользоваться услугами магов. А так, чародеи имеют возможность общаться только с нужными людьми, да и связи среди сильных и богатых мира сего тоже не последнее дело. Оказание услуги (пусть и за деньги) дворянину, может оказаться намного полезней для самого мага, чем та же услуга в отношении безродного и неизвестного крестьянина. Цинично, но все так и получается, оно и в окружающей жизни случается сплошь и рядом.

Клинки запрятал под шкаф, не собираясь их светить. Золото тоже сунул в укромное местечко и пошел на кухню готовить поздний ужин. Хотя, если мне изменяет память, в Нью-Йорке принятие пищи в столь позднее время называется обедом. Да, точно. Это услышал как-то раз по телевизору и сумел запомнить.

Когда на плите засвиристел чайник, в квартире требовательно прозвенел звонок. Черт, кому это я понадобился? Пришлось плестись к входной двери. Через глазок мне предстали два стража порядка в касках и бронежилетах. Еще несколько, судя по отбрасываемым теням, человек не попало в зону моей видимости. Как же сейчас пригодился бы мой сторожевой амулет, тоскливо подумала. Хотя, на кой он мне сейчас, дома. Я щелкнул замками и приоткрыл дверь:

— Здравствуйте. Чем могу быть полезен?

— Добрый вечер, старшина Голотов, вы хозяин этой квартиры? — ответил один из милиционеров, ловко поставив ногу в добротном берце промеж двери и порога.

— Да я, могу и документы предъявить — сказал я и только сейчас вспомнил, что паспорт и права отсутствуют. Я же с ними поехал, когда собирался совершить переход.

— Предъявите, а то есть вероятность, что вы в этой квартире чужой. Вот и сосед справа утверждает.

— Какой сосед? — поинтересовался я, распахивая дверь на всю ширину. Стало холодновато в одном халате и шлёпанцах. В голове забегали идеи, как избежать проверки документов. Все-таки мое заявление об их утере в купе с подозрениями придется не по вкусу сотрудникам. Очень не хотелось бы провести несколько часов разбирательств в отделении милиции. Но тут мне улыбнулась удача. Из-за милиционера вывернулся Николаич, мой сосед по подъезду. Живет прямо подо мною. Блин, ну не дурак же я, ну как мог упустить вероятность того, что мое позднее появление в квартире вызовет подозрение у соседей. Тем более, что она очень долго пустовала.

— Да какой ты… Ой, Влад. А че это ты тут… — смешавшись, Николаич почесал себе ухо и тихо обматерился от волнения.

— Здорова, Николаич, как поживаешь? А я вот думал завтра к тебе заскочить, бутылочку раздавить, — поприветствовал я мужика, с которым был достаточно в приятельских отношениях, не смотря на пятнадцатилетнюю разнице в возрасте.

— Вы его знаете? — вклинился в наш разговор старшина — Это ваш сосед, владелец этой квартиры?

— Ну, да, — признался шокированный мужик.

— Так что мне голову морочишь — тот не тот. Сначала сам бы убедился, — сплюнул старшина — Ребята, потопали отсель.

Дождавшись ухода милиции, я предложил Николаичу зайти на стопку водки, но тот отказался. Чего я и добивался. Постаравшись отделаться от него, я только сильнее распалил бы его любопытство, а так…

Закрыв дверь, я побрел на кухню готовить себе чай. Вбухав в кружку четверть пачки чая, я залил кипятком и на пару минут прикрыл блюдцем, чтобы все как следует запарилось. Всегда так делал и менять привычки не собираюсь. Знакомые уже дарили кружки с вложенными в них вкладышами вроде ситечка, но большего по размеру и с крышечкой в комплекте. Так крышка терялась или разбивалась, ситечко тоже не сильно отставало от нее. А блюдце всегда под рукой, да и распаренные чаинки придают больший смак — на мой вкус, конечно.

Сделав первый глоток своего любимого напитка, я быстренько выплюнул его обратно. Блин, никогда не замечал насколько противна хлорированная вода, даже фильтр на кране не справляется. Понюхав чай, я констатировал полную непригодность его к употреблению. Эх, как же было великолепно с водою в империи.

Чтобы приготовить себе поесть, мне пришлось одеваться, для похода к магазину.

Вот тут я столкнулся с первой проблемой. Мои вещи мне изрядно не подходили. По ширине все было нормально, даже запасец присутствовал (неужели был такой толстый и так сильно похудел в странствиях?). Но вот в плечах и в длине ощущался дискомфорт. Обалдеть! Это я не только похудел, но и подрос и расширился? Хм, прогулки на свежем воздухе и постоянные нагрузки благотворно сказались на организме. А может это и с магией связано? Ладно, про это как-нибудь потом подумаю.

Кое как подобрав себе одежду, я вышел на улицу и побрел до ближайшего круглосуточного магазина. Там затарился парой пятилитровых бутылей с водой и несколькими кусками мяса и хлеба. Брать что-либо из полуфабрикатов или колбас не стал. Просто не решился на проверку своего организма подобными продуктами питания. Они у нас и так не сильно замечательны, а после питания по настоящему чистыми и здоровыми обедами (еще и ужинами с завтраками) могут пойти не в то горло.

После подкрепления сил, я завалился спать, уже обдумывая будущие проблемы.

Глава 2

Утро началось около полудня. Проснувшись, я почувствовал непривычное ощущение пустоты в организме. Даже, не знаю, как это описать. Только чуть позже до меня дошло, что подобным образом я реагирую на отсутствие магических потоков. Тех крох, что витали в округе было катастрофически мало. Зато я теперь могу пользоваться ускорением. Еще вчера заметил, что пустое магическое ядро нисколько не препятствует моему стремительному передвижению. Это есть ГУД. Пользоваться в своем мире магией все равно не смогу, но вот быстренько бегать неплохо. Хотя, как сказать не могу. Могу, но крайне слабо и с мизерным результатом. Ради эксперимента зажег на кончике пальца огненный шар… м-да, раньше таким я мог оленя поджарить насмерть, а сейчас только прикурить сигарету.

После утреннего душа и легкого завтрака (размороженное мясо полетело на сковородку вместе с морковкой и прочей зеленью) стал мысленно прикидывать дальнейшие планы. Требовалось восстановить паспорт, разобраться с работой — со старой давно турнули за мое отсутствие — да и еще куча разных хлопот. Может, стоило остаться в прежнем мире, там хоть попроще было? Едва эта мысль проскочила у меня в голове, как я ее немилосердно отпинал ногами, затолкав останки в дальний и темный угол сознания. На фиг, на фиг. Мне хватило там приключений по самое не хочу. Не для того возвращался, чтобы бежать и опять играть со смертью.

С тоской оглядев свой гардероб, я подкинул еще один пунктик в свой план. Одевшись по возможности поприличнее, чтобы одежда сходилась и не трещала при каждом шаге, я покинул свою квартиру. Уже у самой подъездной двери обратил внимание на почтовый ящик. Так, посмотрим, что накопилось. Откинув сразу в сторону пару десятков красочных рекламных буклетов (и как они только попадают в ящики, ведь почтальоны их не разносят?), я стал обладателем нескольких квитанций на оплату коммунальных услуг. Демоны, моей заначки едва хватит их оплатить, а ведь еще придется тратиться на одежду, продукты и кучу других разностей. В этот момент мне пришла одна интересная мысль. Пару секунд ушло на ее обдумывание и вновь пробежка по этажам, но уже в обратную сторону — до квартиры.

— Идите ко мне, мои хорошие, — бормотал себе под нос я, когда вытаскивал из тайника сверток с золотом. — Пора вам послужить мне и в этом мире.

Всего я решил взять пяток монет. Попробую заскочить в ювелирный и произвести оценку, ну или в ломбарде заложу.

На улице было тепло от припекающего солнышка. Все-таки весна — это самая замечательная пора. Все расцветает, пробуждается к жизни. Да за одних девчонок стоило благодарить Бога, что есть этот сезон. Как раз мимо прошла парочка красавиц в умопомрачительно коротких юбках. На мой взгляд, они были полностью раздеты снизу, только пара сантиметров плотной ткани прикрывала нижнее белье. А может, это я "одичал" в другом мире, где женщины не позволяли себе настолько быть нескромными.

Первый магазин, что торговал золотыми и прочими драгоценными побрякушками встретился через пару кварталов. Толкнув дверь, я попал под оценивающий взгляд охранника. Не очень молодого мужчины лет за сорок. Тот осмотрел меня и больше не спускал настороженного взгляда. Ну да, я и сам знаю, что джинсы, болтающиеся с большим запасом на талии и куртка, обтянувшая плечи до неприличия, что кажутся снятыми с чужого плеча, не являются показателем приличного посетителя.

Я направился в дальний уголок, где за низким столиком сидел полный человечек, с лысой и круглой, словно бильярдный шар, головой. На столике стояла табличка — "Оценка и ремонт изделий из золота и серебра".

— Здравствуйте. Мне бы оценить одну вещь, — вежливо произнес я, подойдя к столу. Оценщик оторвался от захватывающе интересного кроссворда и посмотрел на меня.

— Что за вещь, молодой человек?

— Монеты, золотые монеты.

— Вы знаете, тут вам лучше обратиться к нумизматам. Они лучше ориентируются в подобных вещах.

— Но все же, что вы можете сказать, — произнес я, выкладывая на стол один из золотых кругляшей. Оценщик встрепенулся и подхватил золотой. Приблизив к глазам, он повертел немного, потом несколько раз сильно дыхнул.

— Неплохое изготовление, похоже на чеканку и по возрасту тянет не намного (демоны, надо было всучить ему монету по старее), около сотни лет, пожалуй. Золото очень чистое, не девятьсот девяносто девять, но и не далеко от этого. Отлично пойдет, как материал на украшения. Где заполучили их? — с интересом уставился тот на меня. пришлось выкручиваться и лепить на ходу легенду.

— Вернулся из дальнего местечка, с Дальнего Востока, если быть точнее. Там на заработках был. И случилось отыскать небольшую захоронку с разной всячиной. По большей мере все превратилось в хлам, но кое что осталось ценного. Сам клад пришлось отдать местным музейщикам, да еще и владелец местного участка отыскался, хоть и было это в глухом месте. Вот сумел оставить несколько монет и теперь хочу их толкнуть.

— Не очень это законно, знаете ли, — сказал мне оценщик.

— Незаконно продавать или покупать? А может, просто их иметь? — поинтересовался я.

— И то и другое и третье, хотя с пользованием не очень сложно. Скажитесь нумизматом. Вот только подобные монеты мне не известны, — тут он развел руками.

— В этом плане мне все понятно, но хоть приблизительно скажите их стоимость, — продолжал наседать насчет ответа на свой вопрос я.

— Ну, если приблизительно, то около пятисот — пятисот пятидесяти долларов сможете выручить.

— Спасибо, — поблагодарил я собеседника и собрался уже уходить.

— Подождите, вы забыли оплатить, — окликнул меня через пару шагов оценщик, и мне на встречу тронулся охранник.

— Что оплатить? — не понял я.

— Мои услуги, всего триста рублей за оценку предмета, — терпеливо пояснил мне он. Охренеть, какие деньги за пару слов. Меня все больше и больше раздражает окружающий мир. Да любой торговец в империи мне разложил бы все по полочкам и мог подсказать нужную лавку. Если там, конечно, не сидел его злейший конкурент. Пришлось достать злосчастные деньги и отсчитать нужную сумму. На входе я не удержался и хлопнул дверью. точнее, только попытался — отличный противовес вверху мягко закрыл дверь, не обратив внимание на мои усилия. Так, мои дальнейшие планы — одеться поприличнее, а то в нормальное место не зайдешь.

Через час я вышел из одежного магазина полностью переодетым — старые вещи сложил в сумку, купленную там же. Сейчас я направился в паспортный, чтобы написать заявление об утрате паспорта. Там пришлось рассказать, что паспорт был уничтожен в результате халатного отношения. Вот, решил устроить ремонт дома и с кучей старых обоев, газет и прочего бумажного хлама, что так много бывает в подобных случаях, сжег и паспорт. Слупили с меня изрядно, чем окончательно подорвали мой бюджет. После паспортного, где осталось мое заявление, квитанция и фотографии, я направился в ближайший нумизматический магазин. После ювелирного он показался другим миром. Полутемный зал с несколькими шкафами, где были выставлены различные монеты, подсвеченные слабыми лампочками. Пройдясь мимо них и утолив свое любопытство (искал сколь ни будь похожие на мои, но не смог), я повернул в сторону прилавка.

" Сергей Владленович" значилось на небольшой карточке, висевшей на лацкане пиджака. Когда я подошел к нему, он вопросительно уставился на меня.

— Вот, я тут, хочу продать несколько монет из золота, — сказал я.

— Из золота? Вы разбираетесь в металлах? — немного скептически произнес "Владленович".

— В металле разбираюсь. А вот в монетах нет, поэтому и хочу узнать сколько вы можете предложить за них. Если, конечно, решите их купить, спокойно ответил я, выдержав взгляд собеседника.

Я выложил на прилавок пару монет по-затертее. Еще на улице несколько раз провел ими по металлическим пуговицам, чтобы оставить несколько малозаметных царапин. Скажу, мол, очищал от старого мусора и грязи, оттого и кажутся такими новыми. Вот, царапины остались от моей неаккуратности.

Выкладывая монеты, я заодно поведал свою версию нахождения монет. Не думаю, что поверил (и первый оценщик тоже не слишком принял мою туфту, я это отчетливо видел по глазам).

— Две тысячи за монету, — через минуту сказал продавец (или торговец?).

— Сколько? — возмутился я — Да мне только за сам металл в ювелирке дадут не менее семи. По одному золоту в три раза больше цена идет.

Не буду приводить весь наш спор, больше похожий на торг. Наконец, мы сошлись на десяти тысячах и я стал на пятьдесят "косарей" богаче и на пять, соответственно, монет легче. Выходя на улицу, я решил толкнуть еще пяток монет в другом магазине. Возможно, придется съездить в другой район Москвы. Сейчас мой путь лежал на старое место работы и надо было заготовить легенду долгого отсутствия. К счастью, начальник был на месте и был очень удивлен моим появлением, а спустя несколько минут, выразил свое возмущение отсутствием.

— Влад, я понимаю, что у молодежи ветер в голове, но что бы настолько? Ты пропал на несколько месяцев и не оставил ни единого сообщения о причинах подобного, — громко заговорил мужчина.

— Я болел. Перед этой отлучкой я же брал у вас выходные, чтобы подлечиться. Но все оказалось серьезнее. Мне пришлось уехать в другой город, чтобы лечь в клинику. Были проблемы с позвоночником, так что пришлось лежать месяц на "вытяжке". Сейчас я на пару сантиметров выше. Да и вообще…, - я махнул рукою. — Не важно, что было. Я просто хочу узнать не найдется ли работа?

Собеседник немного подумал, потом с тихим вздохом проговорил:

— Сейчас, Влад, нет вакантного места. Твое занял новый сотрудник и я не могу его прогнать. Но есть вариант, что через пару месяцев мне надо будет расширить производство, вот тогда и позову, оставить свой номер? А твой у тебя прежний? — чуть-чуть с виноватой ноткой, проговорил собеседник.

— Того уже нет, но я сообщу новый, как только подключусь. До свидания, — попрощался я, выходя из кабинета. Так, с работой обломался, хотя и не сильно на нее рассчитывал. Вру — рассчитывал на старые знакомства и думал вернуться на прежнее место. Но, видать не судьба. Остаток дня убил на простое блуждание и чтобы заново привыкнуть с местным реалиям. Вечером отобрал семь монет по затертее, произвел с ними несколько манипуляций и отложил в карман куртки. Завтра схожу в другой магазин и толкану — деньги будут нужны и в очень больших количествах. Тем более, что есть на что их получить — больше сотни золотых привез с собою.

Целую неделю я ходил по ювелирным и прочим подобным магазинам. Пару раз наведывался в крупным нумизматам на дом. Удалось продать почти шестьдесят монет (считая и первые пять), выручив при этом почти полмиллиона рублей. На эти деньги мне удалось приобрести участок земли в четыре сотки с крошечным домиком на самой границе с тульской областью. Домик был около тридцати квадратов, напоминая скорее простой дачный сарайчик, тем более, что и сделан был из дощатых щитов с утеплением стекловатой. Но мне было и так неплохо. Изумительная природа вокруг была намного приятнее московского чада, пусть и с комфортабельной квартирой.

До начала лета я поставил рядом сбитый из досок небольшой сарай, где выложил себе горн. Электричество от генератора, приобретённого однажды по случаю, вода из колодца на участке и близкая речка в качестве ванны и душа. Все меня устраивало в большей или меньшей степени. Здесь я проводил пару — тройку дней в неделю. В ближайшем лесу нажег себе угля, используя березовые дрова, одни из самых лучших для кузнечных работ, натаскал кучу стального хлама и занялся делом. Для начала ковал решетки (неподалеку стоял дачный поселок, в котором большинство участкам принадлежало моим землякам (москвичам, значит)). На лето многие вылезали из душной Москвы за город и нежились здесь. Вот тут-то и смог получить несколько заказов на оконные решетки и кованые калитки.

Работа спорилась, не давая скучать, так что на звонок своего бывшего начальника я ответил отказом. А оно мне надо? И так зарабатываю неплохо. Но с каждым днем у меня возникало одно желание — я хотел сделать себе клинки, себе лично и самые лучшие. Последнее с моими способностями (пусть и изрядно, очень изрядно, ослабленными) было возможно. Я отметал мысль о том, что они мне пригодятся при возвращении обратно в империю. Какое возвращение, какое — пригодятся? Просто хочу сковать пару клинков и проверить свои возможности. Кстати, если кому и будет непонятно почему именно кованные изделия пользовались спросом, хотя почти любой может из металлического прута сварить такой же, то скажу так — мода.

Для клинков взял у знакомых побольше полосок стали — высоко- и низкоуглеродистых. Также прихватил несколько кусков легированной стали. Апофеозом моего сумасбродства стала покупка небольшого мотка технического серебра. Как такого драгоценного металла в этой проволоке было очень мало, но для моих задумок достаточно.

Проволоку свил в многожильный провод, который немного разогрел и простучал молотом. Получившейся неровный кусок серебра, я превратил в несколько тонких, словно фольга, полосок. И на несколько дней засел у себя на квартире. Там я кончиком резца наносил магические знаки на все металлические заготовки. С серебром все получилось достаточно просто и легко — по мягкому металлу резец скользил и царапал с легкой непринужденностью. Зато стальные заготовки мне попортили изрядно крови. Как же раньше было легко, когда сосредоточившись наносил формулы на любые поверхности с помощью магической энергии. Сейчас это было очень трудно — сырая энергия, не преобразованная в заклинания намного сильнее тратилась, ну, а с моим крохотным запасом это практически невозможно. Хотя, можно накладывать по паре формул в день, тогда и сил хватит и трудностей не будет, но и займет это пару недель или дольше. Совсем без магии я не обошелся. Пришлось вливать по капельки маны в каждую заготовку, чтобы сами рисунки не исчезли в процессе ковки. И еще я наложил по небольшому магическому знаку, которые и стали основой будущего заклинания.

Как бы то ни было, но на пятый день у меня было несколько стальных полуметровых полос с едва видимыми корявыми записями.

— Дело сделано, — немного задумчиво проговорил я, когда вернулся в свой "домик в деревне". — Осталось самое плевое — довести до ума задумку.

Высыпав, на разгоревшуюся растопку, пару ведер угля и подключив компрессор, чтобы тот понемногу обдувал пламя, заставляя то быстрее разгореться, я стал из металлических заготовок складывать одинаковые пачки. Всего две, если уж конкретизировать. Нижняя и верхняя пошли самые "мягкие", низкоуглеродистые полоски, затем чередуясь легли серебряные и прочие заготовки. В итоге вышел эдакий стальной бутерброд. Прихватив эти "бутерброды" несколькими витками тонкой проволоки, чтобы не рассыпались, я их сунул в горн и усилил мехами поддув. Когда температура дошла до ярко-желтого цвета, я вытащил заготовку и закрепил в тисках. После чего начал скручивать. После нескольких скруток, первая заготовка пошла обратно в огонь, а на ее место легла вторая. Такую операцию я проделал несколько раз, пока не стал обладателем пары стальных прутов с волнистой поверхностью. после этого я только ковал, сплющивая металл до нужной мне формы. За образец я взял старый кинжал-бебут. Ими вооружали артиллеристов и пулеметные команды в русской армии до революции. Это был мощный клинок с изогнутым лезвием и рукоятью похожей на рукоять казачьей шашки.

Размеры я взял свои, установив ширину в несколько сантиметров и длину в четыреста миллиметров. Рукоять отлил из алюминия и обтянул кожей. На изготовление пары клинков я потратил почти две недели, причем ковка шла без перерыва четыре дня. Когда передо мною легли два изогнутый клинка с темным от травления лезвием, мне оставалось самое тяжелое. Пусть все нанесённые знаки в процессе ковки исчезли, но магическая метка никуда не пропала, сохранив в своей памяти начертанные формулы. Кстати, именно эти метки не дали и серебру расплавиться из "бутерброда". Сосредоточившись, я ощутил слабые пульсации своих знаков и стал понемногу вливать в них энергию, постепенно соединяя между собою. Сразу скажу — было очень непросто и тяжело. Мой магический резерв за эти месяцы полностью восполнился, но сейчас убывал с огромной скоростью. Когда клинки превратились в два грозных артефакта с лезвием абсолютно не тупящимся (молекулярное делать не стал — некому наложить заклинание неуязвимости для меня на клинки) и имеющее огромную прочность и гибкость. Для них изготовил ножны из листовой меди и обтянутые замшей. Слегка сплющенные по центру ножны, отлично удерживали кинжалы внутри, не позволяя им болтаться или выскакивать.

Последующее время я провел в Москве.

Глава 3

Как-то в голове проскочила мысль попробовать наделать амулетов в соседнем мире и перенести в мой. Если эта идея будет реализована, то смогу пользоваться магией и тут, питаясь из накопителей-артефактов, заряженных в империи. Хотя, я долго боролся с этой мыслю, памятуя о своих приключениях, когда давал себе зарок больше не возвращаться туда.

— А я не просто так, для себя напишу формулы, — попробовал успокоить самого себя (правда, в голову закралась мысль о не совсем здравом рассудке). — Соберу на всякий пожарный, а там видно будет.

Решив для себя дилемму 'быть или не быть', я развил кипучую деятельность. Первоочередным делом я забрался в инет, чтобы поискать информацию о будущих заклинаниях. Нет, я совсем не искал что-то магическое и мистическое. Такого барахла в мировой паутине было пропасть, вот только я еще в свою бытность до магически-воровской специальности достаточно плотно обшарил. В требуемом плане мне это не поможет, но если стали действовать мои школьные знания, что преобразовались из формул в заклинания, то, те же формулы, но подобранные знающими людьми, помогут мне очень сильно.

Между прочим, я мечтал о создании голема. Мечтал с той поры, когда только начал создавать амулеты и артефакты. Поэтому и на курсы программистов сейчас записался, чтобы обновить те старые знания, что получил когда-то. Я попробовал поначалу начертить нечто подобное, используя только карандаш, но через пару дней бросил это. Задача оказалась не по силам. Мои знания буксовали перед поставленными условиями.

Так что, сейчас я ползал по инету и искал интересных и нужных людей. Даже дал некое объявление с обещанием щедрой оплаты (золотишко пригодилось еще раз), по которому искал способных людей со знаниями программирования, механики и прочих зубодробительных дисциплин.

Та куча ответов, предложений и прочего и прочего, буквально завалила меня и мою почту. Хорошо, что еще электронную. Мой ящик в подъезде точно не выдержал такой наплыв макулатуры. Из всего этого я извлекал жалкие крупицы, действительно нужных сведений. Большинство из них сразу отваливали, когда я сообщал о возможном сращивании магии и современного знания. То ли считали психом, то ли интернетовским хулиганом. Некоторые соглашались, но требовали предоплату, причем весьма не маленькую. Таких уже посылал я.

Пара человек согласилась, но пока от них не пришло, ни единого ответа. Вот и сейчас, сидя вечером в сети, я получил очередное письмо. Распаковав, я увидел короткую надпись: 'Увлекаешься магией? Зайди по ссылке на нашу страничку, там пообщаемся'.

Немного непонятно и странно, тем более выделяется из ранее полученных писем, хотя, что я теряю? А может из раннего моего поиска. Когда интересовался магией и мистикой и регистрировался на десятках сайтах. После этого на многих так и не стер свои данные. Возможно, это привет из прошлого, так сказать. Ладно, полезли в гости.

Сайт оказался небольшим, и на нем в данный момент присутствовала пара десятков человек. Скорее, это даже просто нечто вроде сайта для общения с крайне малым числом пользователей. Или он только открылся или не пользуется популярностью. Гадать я мог до бесконечности. Наскоро вбив свои данные задав логин как 'Вор-Маг', я влез в общую строку переписки:

— Всем привет! Я тут по одному письму, что предложило поискать ответы в вопросах магии на этой страничке.

— О, тут новенький, да еще с таким именем! Много украл магии, ворюга? — возникла, чуть ли не мгновенно, надпись с именем 'Чародей'.

— Он не крадет магию, он ворует с ее помощью, — встрял еще один участник переписки, некто Дуболом, достаточно метко предположивший о мой профессии в империи.

— Что именно ты хотел узнать, вор-маг? Тут знатоков много и каждый в чем-то силен. Я про шаманизм, вон Дуболом знает про друидов, Чародей и вовсе знаток белой и черной магии, — еще одна надпись от имени Оракул.

— Мне, собственно, интересна одна мысль. Что, если, существует возможность создания магических заклинаний с помощью обыкновенных формул? — отбил я клавиатурой ответ.

— О, как! Сильно! — всплыл ответ Чародея.

— Присоединяюсь, — это уже Дуболом.

— Была бы такая возможность, то давно наши ученые у себя в НИИ и лабораториях лепили бы артефакты и свитки с заклинаниями, — появилось новое действующее лицо, прячущееся под ником — Ведьмочка.

— Привет, Ведьмочка, — появилось на экране от Оракула. — А у нас новенький. Интересуется в плане создания магических формул на основе обычных. Хотя, ты это и сама уже прочитала и дала ответ. Кстати, случись такое со стороны наших ученых, как сразу же появятся китайские подделки.

— Привет, Оракул. Это я дала ему письмо с этим адресом. Один мой знакомый о нем как-то проговорился.

— Привет, Ведьмочка, спасибо тебе, но мне бы узнать что посущественнее. Просто сидеть и терять время на бессмысленную переписку, нет желания, — приветствовал я новую участницу. — А насчет ученых, так может это работает или с определенным знаком или не в нашем мире.

— Вор, ты никак решил свинтить от нашего раздолбайства за кордон, да еще другого мира? Сильно! Уважуха и полное понимание, но не забывай принимать те таблеточки, что доктор прописал, а то шизофрения часто прогрессирует, — никак не мог успокоиться Дуболом.

— Как решишь уходить, то и нас забери, а то что-то скучновато в этом мире, да и тесновато для таких матерых человечищей, как мы, — Чародей.

— Я еще не нашел ни нужный знак, ни нужного портала, — ответил я и уже собрался уходить, решив, что ничего путного не найду, как вновь прорезалась Ведьмочка.

— Вор-маг, а какие тебе нужны формулы? Что за заклинания ты планируешь?

— Если ты действительно серьезно спрашиваешь, то нечто вроде голема. Вот только чтобы он был спроектирован как робот. Как бы объяснить получше…

— Я поняла, тебе нужны формулы и чертежи на основе которых можешь создать голема. Можно взять за основу производственных роботов, вот только их функции немного, точнее очень намного расширим.

— Ведьмочка, ты решила всерьез заняться этим делом? — Дуболом.

— Брось, это какой-то псих. Пусть объяснит, зачем ему это нужно на самом деле, — чародей.

Оракул промолчал.

— Я объясню потом, когда смогу увидеть устраивающие результаты, а так можете считать меня немного ненормальным, но ненормальным, который платит деньги, — отщелкал я текст.

— Много? — а вот и молчавший Оракул, не надолго же его хватило.

— За простое заклинание, например, нечто вроде наводящегося огненного шара или ледяной сосульки, могу по сотне рублей. За удачный вариант с големом — тысяч десять, но только удачный.

— Че-то мало, — прогудел Дуболом (ей богу, мне почему-то пришла в голову такая мысль, словно общался вербально, а не с помощью переписки).

— Нормально. Мне не нужен такой уж настоящий проект. Можете включать в него различные формулы, что изменяют или сводят на нет некоторые мешающие факторы. Да, в качестве магического знака, связывающего формулы и напитывающего их магической энергией, ставьте простой смайлик.

Еще немного провел на этой странице, отбрехиваясь от нападок Дуболомов-Чародеев, и ушел пить чай. Пусть ребята подумают над моим предложением. Если меня устроят их изыскания (что-то подсказывало, что они возьмутся за это дело, пусть хотя бы ради того, чтобы блеснуть перед Ведьмочкой или заработать денег), то смогу им заказать и более сложные вещи. Те же артефакты с множеством свойств и разной силы. Плюс, меня интересовало превращение одного материала в другой. Ведь собраны они почти из одних и тех же атомов, только в разных пропорциях, форме, расстоянию расположения и разной подобной фигне, которая в магическом плане не очень и считается.


В небольшой комнатке 'двушки' сидели четверо молодых ребят и лениво переговаривались между собою. Единственная дама, худенькая веснушчатая девчонка с короткой стрижкой, крутилась в кожаном кресле, попеременно оборачиваясь к каждому своему собеседнику.

— Что по предложению этого Вора можете сказать? — поинтересовалась она. Самый крепкий из парней, закинул руки за голову и решился ответить за всех:

— А кто его знает. Не псих ли вообще?

— Может и псих, — кивнула девушка и крутанулась на один оборот в кресле, — но деньги обещает и неплохие. Выйдет по два-три косаря на каждого.

— Много времени займет такая работа, — задумчиво сказал один из соседней парочки, расположившиеся в креслах. — Толком он и не сказал ничего.

— Как не сказал? — прищурилась девушка. — Нужен голем и заклинания по формулам. Все это соединяется смайликом.

При последнем слове она не удержалась и фыркнула, не став сдерживать смех. Следом заржали и парни, поддерживая свою единственную представительницу слабого пола.

— Ладно, — смахнул слезу один из 'кресельных', - а если серьезно, то, что сможем ему предложить?

— Ну, по формулам написать заклинания сможем, — подумала девушка и кивнула в сторону крепыша. — Пашок в ролевках участвует в качестве чародея и сможет привести формулы к нужному виду. Чародей он или нет?

— Ага, — хохотнул тот, — А големом пусть займется Сашка. У него и прозвище такое — звучное.

— Какое прозвище? — недовольно откликнулся самый мелкий из компании, — О чем ты?

— Как о чем? — всплеснул руками Чародей. — Не тебя ли поднял из простой деревяшки Урфин Джус? Его дуболомов можно считать аналогом големов, вот и поработай над этим заклинанием.

— Да иди ты… — отмахнулся от него Сашка. — Лучше предложи что-то поумнее и выполнимое, чем шуточки шутить.

— Так, ребят, — вклинилась в разговор девушка, — если перешли к обсуждению наших возможностей, то решились принять предложение, так?

— Я, — мотнул головою парень в кресле, — за.

— Я тоже.

— Поддерживаю.

— И я согласна, — подняла руку вверх девушка. — Теперь переходим к самому важному — кто чем будет заниматься?

Парни переглянулись между собою, Паша принялся чесать голову.

— Все с вами понятно, — вздохнула Ведьмочка и крутанулась несколько раз в кресле.

— Ты полегче с мебелью, — попросил ее Чародей, — сломаешь же.

— Ага, — остановила девушка свое вращение и ткнула пальцем в грудь заговорившего, — а вот и первый доброволец. Будешь заниматься… формулами по заклинаниям. Напишешь этому кренделю летающую по лазерному лучу сосульку. Только попроще, а то навертишь такого, что профессора не разберутся. И не забывай про смайлики, хи. А я с остальными добровольцами займусь големами. М-да, задачка.

— Ты у него при следующем сеансе общения плату потребуй увеличить, — произнес Оракул. — Маленькая она очень, при таком количестве работы. А еще будет лучше, если сама с ним встретишься и сообщишь мнение нам об этом заказчике. А мы тебя подстрахуем.


Новое сообщение по электронной почте пришло ко мне через несколько дней. Я только вернулся после конной езды, обучаться которой взялся на ближайшем ипподроме. Тут брали пять сотен за сорок минут катаний, но только как развлечения. Узнав про мое желание учиться, плату повысили в два раза и добавили времени до часа. Возможно именно из-за такого короткого сеанса езды и ощущения были терпимые. Ведь, исходя из сведений разных источников, верховая езда на стадии обучения очень выматывающая. Правда, помучаться мне пришлось: достался учителем мужичок лет пятидесяти цыганской внешности. Вот он не раз поминал меня по матушке:

— Спину, спину ровнее, у…д. Твою… слетишь с коня — разобьешься, ушле…к…

Не сказать, что мне это нравилось, но и пререкаться я воздерживался. Несмотря на свой характер, тренер был мастер своего дела и смог добиться от меня определенных успехов.

Так вот, придя в свой домик и открыв ноутбук, я прочитал: 'свяжись со мною по вопросам твоего предложения. Ведьмочка'. Дальше шел короткий мейл, по которому предлагалось ответ выслать. Пожав плечами, я быстро отщелкал короткую фразу и принялся ждать ответного сообщения, которое не заставило себя ждать:

'Отлично, ты получил письмо. У меня два условия есть'.

'Какие'.

'Повысить плату за работу и личная встреча, чтобы передать наработки и получить деньги'.

'Хорошо, я согласен. Когда и где сообщи'.

После этого прошла неделя, прежде чем мне пришло сообщение с указанием времени и места встречи: 'на Достоевского в интернет-кафе 'Миг' в четыре вечера, буду за стойкой'.

Почесав затылок — времени сейчас было около двенадцати часов и добраться к четырем до нужной улицы и кафе не представлялось возможным. На всякий случай я отписался о некоторых проблемах, связанных с таким жестким временным графиком, но ответа не дождался. В принципе, неизвестно когда собеседница отправила письмо — если утром, а я только-только взялся за ноут, то виноват лично сам.

С легким вздохом я упаковал свой компьютер в чехол, сунул в бумажник несколько крупных купюр к тем, что лежали до этого… и побежал. Мои способности помогли преодолеть расстояние до города менее, чем за час. Еще столько же я пробирался поближе к нужному району, игнорируя пробки и улицы, с бешено летящими автомобилями. Не знаю, привлек ли я к себе внимание окружающих, особенно в те моменты, когда останавливался и осматривался по сторонам? Если это и случилось, то пусть списывают на солнечные бури и галлюцинации. Свою последнюю остановку сделал в крошечном дворике, заросшим кустами сирени и туями.

— Мать…, ни хрена себе допился, — донеслось до меня от ближайшей колонны декоративного дерева. — Эй, парень, ты откуда взялся тут или мерещишься?

Приглядевшись, я различил под деревом а лавкой потрепанную личность лет тридцати пяти. Хоть и был он грязен и малость порван — рукав пиджака отсутствовал полностью, да и карманы с пуговицами болтались на нитках — но создавал вид приличного и обеспеченного человека… немного загулявшего на несколько суток. Блин, вот так и можно спалиться, не озаботившись минимумом осторожности. Ведь ни что не мешало пробежаться по дворику и убедиться в отсутствии посторонних. А это я еще, жалея себя, пропускаю возможность посторонних зрителей из окон дома этого двора.

Проигнорировав его слова, я развернулся и направился на выход, за что и был немедленно наказан. Пьяному не терпелось убедиться в здравости своего рассудка и он решил это непременно проверить. Другого способа, как швырнуть в меня пустую бутылку (из-под мартини, кажется) придумать не смог. Те пара метров, что разделяли нас, помогли ему стать метким. Окажись оно побольше хоть на три-четыре шага, все обошлось и для меня и для него. Вот только мужик силушкой был не обделен, да и глазомер на этих метрах не подвел — литровая емкость чувствительно приложила меня промеж лопаток и упала на асфальт, весело зазвенев.

От обиды и боли я резко развернулся и в один прыжок оказался рядом с типком, который успел из лежачего положения (вот поэтому и не заметил я его, скрытого травой и ветками) перевести тело в сидячее. Мое раздражение вылилось в то, что я приложил обидчика пяткой, обутой в кроссовок, ему точно в лоб.

— Не, не 'белочка', - с довольной улыбкой успел промычать мужик, прежде чем завалиться на землю. Сплюнув ему в след, я быстро выскочил обычным ходом на улицу и остановил первое же такси. Дальше передвигаться прежним способом было нежелательно — слишком много людей могло меня заметить. А если среди этих свидетелей окажутся доброхоты-стукачи, что пожелают 'отзвониться' в спецслужбу? Нет, я не сильно верил, что та же милиция заинтересуется с первого раза такими фантастическими байками о возникающем из ниоткуда человеке. Но все же, все же…

Упав на заднее сиденье, я назвал адрес и уже через полчаса встал перед стеклянной, тонированной дверью нужного интернет-кафе. Заведение имело два этажа, причем на первом заседали дети совсем юного возраста. Второй этаж был отдан уже более взрослым пользователям, причем я смог рассмотреть парочку дядек лет под тридцать с большим хвостиком. Окинув взглядом зал, я мысленно стал перебирать посетителей. Так как встреча предстояла с девушкой, то представителей своего пола я откинул, хотя парочка парней как-то очень внимательно посмотрели на меня. Хотя, они такими же взглядами одарили и следующего за мною парня лет восемнадцати. Может, ждут кого?

На часах было меньше четырех, но ждать полчаса не стал. Тем более, что предполагал ее приход раньше назначенного срока. Возле стойки, за которой стояла молодая улыбающаяся девушка, сидели трое: тоненькая девушка и пара оболтусов лет по девятнадцать. Первая вяло ковырялась в вазочке с подтаявшими шариками мороженого, двое ее соседей так же вяло пытались завести с ней разговор.

— М-м, Ведьмочка? — встал я рядом и поинтересовался насчет личности у 'мороженщицы'. Девушка за стойкой, что торговала кофеем, мороженым и прочей сладкой дребеденью, и оба оболтуса удивленно посмотрели на меня. Зато девчонка, к которой я обратился, резко подняла в мою сторону голову и быстро кивнула.

— Ага, — мне показалось, что в ее глазах проскользнули искорки радости от того, что ожидание закончилось. Это же сколько она тут не сидит?

— Вор-маг? — задала она встречный вопрос и заставила округлиться еще больше глаза у случайных свидетелей нашего разговора. Только через несколько секунд до них дошло, что встретились двое людей с интернетовскими никами. Оболтусы поднялись со стульев, поняв, что им знакомство не светит и убрались к ближайшему столу с компьютерами.

— Давай туда отсядем, — кивнула новая знакомая и указала подбородком в конец длинной стойки. — Там ни мы, ни нам не помешает никто.

— Давай, — кивнул я в ответ и обратился к барменше. — Два кофе и вон тех пирожных.

Девушка по пути достала мобильный и щелкнула клавишей, заставив телефон засветиться экраном, и сразу же убрала обратно в карман. Хм, время что ли смотрела, на сколько я опоздал?

— Давай знакомиться, — предложил я, когда уселись в выбранном месте и получили заказ. В прочем, девушка отнеслась вяло к кофе и к пирожным тоже. По всей видимости, успела перекусить. Зато я стрескал все и попросил добавки — дорога потребовала уйму энергии, и я ее восполнял сейчас углеводами.

— Давай, — согласилась она и первой представилась. — Ольга.

— Влад, — ответил я в свою очередь. — Сразу к делу перейдем?

— Угу, — пожала она плечами, — чего зря время тянуть. Вот смотри, тут все наши выкладки. С сотню заклинаний и несколько эскизов роб… големов.

Она протянула мне флешку и вопросительно уставилась на меня. Пришлось покидать уютный уголок и садиться за ближайший свободный комп, чтобы быстро просмотреть вложенные в электронный носитель файлы. Так, так… нормально. Стоит отметить, что ребята постарались на славу. Многие идеи лежали на поверхности, но сам я не смог додуматься.

— Нормально, — произнес я вслух после ознакомления с данными. — Вот только големы упростить бы. Тут такого накрутили, что я с трудом разбираюсь.

— А, по-моему, ничего сложного, — пожала плечами Ольга. — Но если ты настаиваешь, то исправим. Пара дней и все будет сделано.

— Тогда перед следующей встречей распечатай их на простых листах бумаги, — попросил я и, видя удивление в глазах собеседницы, пояснил. — Я лучше вникаю в написанное на бумаге, чем во время считывания с экрана монитора.

— Как хочешь, — согласилась она и вопросительно посмотрела на меня.

— А-а, — почти хлопнул я себя по лбу за забывчивость, — понимаю — пришло время расплаты. Вот, держи. Тут почти тридцать кусков.

Отсчитав сумму, я убрал в изрядно отощавший бумажник флешку и поинтересовался у девушке.

— А ты не опасалась встречаться со мной? Все-таки пусть тут и многолюдно, но мало ли кто мог прийти на встречу. Имелась вероятность, что и полный псих… с такими запросами не всякий нормальный решиться обратиться.

— А у меня есть кому присмотреть, — улыбнулась девчонка. — Кстати, на психа ты совсем не похож.

— Спасибо за лестную оценку, — склонил я голову в шутовском поклоне. — А эти присмоторщики не та парочка?

Я указал на парней, что заинтересовали меня своей серьезностью на входе. Судя по зардевшимся щекам девчонки, я угадал. Не став дожидаться ответа на вопрос — и так все ясно — я решил прояснить обстановку насчет мета следующей встречи:

— А новую встречу назначим тут же?

Собеседница справилась со смущением и пожала плечами.

— Наверное, — неопределенно сказала она. — Хотя, я еще подумаю. Мне до сюда добираться долго, поэтому может решу перенести встречу в другое место.

— Как знаешь, — откликнулся я, не поверив насчет дальнего места проживания (зачем тогда надо было назначать встречу в этом месте?). — Тогда сообщи мне об окончании работ, хорошо?

Попрощавшись, встал из-за компьютерного стола и пошел на выход. По пути подмигнул парочке соглядатаев, которые с напряженными лицами смотрели на меня и девушку. Такое внимание заставило выпасть их в осадок, а по окончанию оного устремиться к Ольге. Спускаясь по лестнице я еще успел услышать два разных голоса, одновременно задавших вопросы:

— Что он сказал…

— Зачем про нас ему сообщила…

Глава 4

Следующая встреча состоялась через три дня. Прочитав очередное письмо от Ольги, я собрался и выехал в парк. Перед выходом из дома я по странному наитию (до сих пор не знаю, что меня толкнуло на это) прихватил свой воровской ножик с молекулярной заточкой. На этот раз я жил в квартире, не собираясь больше носиться угорелым зайцем по Подмосковью и самому городу. Одетая в темное (я с первой встречи заметил, что Ольга отдает предпочтение темным тонам, интересно отчего?), слегка подкрашенная девушка ожидала меня на лавочке рядом с одним из водопадов. Рядом лежала кожаная папка, с виду толстая и объемистая.

По привычке оглянувшись по сторонам, я подошел к ней и поздоровался.

— Привет, — улыбнулся я Ольге, которая заметила меня в самый последний момент, — не меня ждешь? Если так, то я буквально очарован и восхищен, что удостоился внимания такой милой красавицы.

— Влад, — совсем капельку покраснела девушка, — не надо мне льстить и говорить комплименты…

— Тебе не нравиться? — приподнял я одну бровь в удивленном жесте. — Хм, а я думал, что любой девчонке приятно, когда отмечают ее внешность. Я же правду говорю.

— Отмечают, а не ездят по ушам, — отметила она. — И лапшу мне вешать тоже не надо

Хм, что это она так распалилась за какие-то секунды разговора? Вроде ничего такого себе не позволил…

— Оль, ты чего? — поинтересовался я. — Какая муха тебя укусила?

— Да так, — сдулась моя собеседница, — настроение с самого утра плохое. Словно что-то ужасное должно произойти…

— Брось, — отмахнулся я, — просто сон, наверное, неприятный приснился и до сих пор не отошла от него. Кстати, что-то твоих ангелов хранителей не видно, отгулы взяли?

— А, — отмахнулась от моего вопроса девушка, — надоели они мне. В прошлый раз так и не поверили, что это не я их сдала. Никак не желали признаваться в том, что их спалил ты. Кстати, а как тебе это удалось?

— Тьфу ты, — усмехнулся я, — задачка. Они с такой готовностью и вниманием встречали каждого нового поситителя, что можно подумать о том, будто ожидают своего злейшего должника. А потом весь наш разговор вытягивали шеи и не сводили глаз с тебя и меня.

— Как ты мог это заметить, сидел же спиною к ним? — удивилась Ольга, затребовав объяснений.

— Проще легкого, — согласился я. — Там возле стойки, где мы сидели и пили кофе, была стеклянная витрина или что-то вроде этого… стеллаж, что ли. С обратной стороны ее занавесили темной шторой и получилось нечто вроде плохого зеркала. А потом мы сели немного боком и можно было смотреть на них уже спокойно.

— Надо же, — протянула девушка, — действительно, просто. Ребята и не поверят в такое, они себя считают едва ли не мастерами тайной слежки. Да, наука им дается лучше и там они доки.

— Мастера, ха, — засмеялся я. — Да тот парень с первого этажа, что возле лестницы с телефоном в руках сидел и то был незаметнее их. Кстати, а телефон зачем — милицию вызвать или у тебя был включен твой и он слушал нашу беседу?

Ольга распахнула от удивления глаза после моих слов, потом густо покраснела и опустила чуть-чуть голову.

— Ты и Пашу заметил? — сказала Ольга, немного справившись со смущением. — Вот не думала… а так ты прав, наш разговор он слушал и если что, то позвонил бы в милицию.

— М-да, — покачал я головою, — герои сыска и конспирации. Ладно, показывай наработки.

Девушка согласно кивнула и торопливо вжикнула молнией на папке, достав несколько десятков листов стандартного формата. Эти листы она и передала мне на ознакомление. Сверху лежали те формулы, что я уже видел на флешке и интереса для меня они не имели. Зато потом пошли чертежи големов (хм, сдается мне, что они сильно на киношных терминаторов похожи — стальной костяк и стальные тросы-мышцы). Чертежи были подробные — общий вид, затем каждая деталь отдельно с нанесенными на нее знаками. Если мне удастся все это выковать и напитать магией, то получу обалденных воинов. Каждый из них носил свое название, но это пролетело мимо сознание, как малозначимое.

— Вот, — отложив в сторону бумаги и достав из бумажника деньги, — получите и распишитесь. Мне очень понравилось. Даже не вериться, что выполнили такую огромную работу за столь малый срок. Тебе огромное спасибо и передай парням мои наигорячейшие поздравления и уважение. Кстати, не передашь мне папку, а то нести все эти бумаги в голых руках не совсем удобно. Порыв ветра посильнее и можно потерять плоды ваших трудов.

— Забирай, — согласно тряхнула своей короткой прической собеседница, — она и так мне не нужна. Неохота еще ее тащить обратно.

— Спасибо, — поблагодарил я Олю и быстро затолкал все бумаги обратно, после этого обратился к девушке. — Оль, а ты никуда не спешишь?

— Нет, — немного помявшись произнесла девушка. — А что?

— Хотел предложить тебе немного прогуляться и заскочить в одно из ближайших кафешек.

— Можно, — улыбнулась та и ухватила меня под локоть. — Слушай, Влад, я вот все думаю…

— О чем? — поинтересовался я, стараясь попадать в такт шагам своей спутницы.

— Зачем тебе эти странные чертежи и формулы? — пожала она плечами. — На психа ты не очень похож по первому впечатлению. Если бы не была уверена в том, что магия у нас невозможно, то предположила то, что ты маг. И все эти заклинания тебе нужны для реального использования.

— Э-э, — задумчиво протянул я, пытаясь найти убедительный ответ, — а давай мы перейдет к этому вопросу чуть позже, хорошо? Обещаю что обязательно скажу всю правду, но не сейчас.

— Ладно, — обиженно сказала девушка, недовольная моим отказом. — Но когда это еще произойдет…

— Думаю, — прикинул я кое-что в уме, — достаточно скоро. Месяц-два и вновь попрошу оказать мне услуги подобного плана. Тогда и приоткрою завесу над тайной… зловещей и ужасной, повергающей в шок всех тех, кто про нее узнает.

— Да ладно тебе, — шутливо толкнула меня в бок Оля, — придуриваться. Ты еще Темным Властелином назовись, который хочет захватить над нашим миром власть.

Пока мы разговаривали таким неспешным образом, то успели удалиться от фонтана на порядочное расстояние. Желая сократить путь, я перешел на другую аллею, которая в этот час была пустынна. Ни одного прогуливающего человека или влюбленной парочки (за такую, кстати, можно спутать и нас с Олькой) заметить не удалось. Хотя, вон впереди кто-то показался. При ближайшем рассмотрении я ощутил смутную тревогу. Идущие навстречу три парня были навеселе и внушали отторжение. Заметив нас, они ускорили шаг и очень скоро оказались перед нами.

— Ша, парни, — растягивая слова, произнес один из них, — у нас пополнение коллектива. Эх, фуфел, двигай отсюда, только девчонку свою оставь нам.

М-да, что-то действие разворачивается чересчур быстро. Ни тебе 'дай закурить', ни тебе 'спортсмен че ли, от того и не куришь?'.

— У меня встречное предложение, — хмуро отметил я, чувствуя поднимающуюся волну раздражения. — Вы втроем убираетесь с моей дороги и не пробуете строить из себя крутых.

— Че? — наклонил вперед голову, словно бык рога, сказал самый здоровый из троицы. — Не понял?

Олька стояла рядом, изображая из себя мышь перед кошкой. Думаю, что подобная сторона жизни для нее пока еще в диковинку. Приличная девушка, хорошие родители-интеллигенты, чернуху видела только по телевизору… и тут такая встреча. Рядом с тремя наглыми, пахнувшими алкоголем и табаком (плюс, примешивается едва уловимый сладковатый запах 'травки') здоровенными жлобами, я сильно проигрывал в ее глазах. Вцепившись в мою руку, она сильно сковывала мои движения, поэтому я аккуратно отцепил ее пальцы от своего локтя, одновременно ведя беседу (итог которой и так ясен) с гопниками.

— Ты еще и глухой, — пальцы девушки оставили меня в покое, так что мог действовать в полную силу. — А я думал только тупой.

— Че? — опять произнес он, словно весь его словарный запас был ограничен этим словом и несколькими другими из такого же репертуара.

— Да ни че, — передразнил я его и шагнул вперед. Ускорился я самую малость, только чтобы быть немного быстрее противников и не дать заметить этой странности девушке. На втором шаге я нанес удар в пах самого здорового и уклонился от умелого удара в шею костяшками левой ладони его напарника. Третий сунул в карман руку и вытащил ее уже с ножом-выкидухой.

— Щас порежу на кусочки, — больше распаляя самого себя, чем пугая меня, произнес он и замахал своим клинком. Очень непрофессионально так делать, краем сознания отметил я. Нож можно только крутить и то изредка, меняя его положение для удара, чтобы ввести атакуемого в заблуждение. А потом, в таких случаях должно работать запястье, но не вся рука, словно у горе-вояки все суставы разом поразил ревматизм.

Увернувшись от очередного удара второго противника, обладающего навыками какого-то восточного единоборства, я пнул его в колено, заставив сложиться пополам и завыть от боли. Больно, знаю, но это я еще по-божески. Пожелай оставить инвалидом и тогда вместо сильного ушиба, запросто разбил бы коленную чашечку.

В этот момент последний оставшийся на ногах парень вытянулся вперед в попытке достать мой живот ножом. Что ж, получи. Согнув левую ногу в колене и немного приподняв, я отвел ей руку с ножом в сторону, заставив противника 'провалиться'. После этого, ткнул его ладонью в нос, ломая тот напрочь. По-моему, носовая перегородка вылетела вместе со сгустками крови. Жестоко, но зато урок на всю жизнь. Выронив нож, он зажал лицо руками и повалился на холодный асфальт. Да, валять гопников с моими способностями само удовольствие. Хм, а ведь это идея — стану реальным Героем из голливудских комиксов, вроде человека-паука и прочих людей в латексе.

— Влад! — неожиданно громко закричала Ольга, привлекая мое внимание. Резко выбросив ненужные мысли из головы, я повернулся в ее сторону и заметил, что самый первый здоровяк сумел прийти в себя и сейчас держит в руках пистолет. Оружие ходуном моталось в воздухе, грозя выстрелить в любой миг. Палец на спусковом крючке уже успел выжать слабину, угрожая выстрелом с секунды на секунду…

— Щас я вас всех… — бормотал полусогнутый бандит, толком не пришедший после моего удара. Скорее всего только обстоятельство, что он был нетрезв и обкурен помогло ему избежать потери сознания. Демоны. За себя я не боялся, но девушка…

Дальше я сработал автоматом, просто на рефлексах, которые приобрел за время скитаний по империи Альтан. Ускорившись, я преодолел эти пару метров, что нас разделяли и достал свой нож. Первый удар снизу вверх по кисти руки, что была вооружена пистолетом. Острейшее лезвие прошло через мышцы и кости без труды, сделав человека инвалидом. Но дальше вышло еще хуже. Привыкнув в империи, что любой вооруженный и напавший на тебя человек автоматически подлежит уничтожению, я дал волю рефлексам. Перерезав руку, нож на обратном движении погрузился в грудь парню, не заметив сопротивление ребер. А уж сердце и вовсе не смогло устоять против магической стали. Уже вернувшись в прежний ритм, я смог увернуться от крови, что хлестала из падающего тела.

— Ты цела? — обернулся я к девушке, но ответа не дождался. Та в ужасе смотрела то на меня, то на труп, под которым стремительно растекалась лужа крови. Переведя взгляд на руку, что продолжала сжимать оружие, она дико взвизгнула и помчалась прочь.

— Оля, стой! — закричал я ей и бросился следом. Потом чертыхнулся, вернулся назад за папкой с бумагами и попробовал догнать девушку. Каюсь, в тот момент я совсем позабыл про ускорение, которым только что успел воспользоваться. Догнать удалось на соседней аллее, где слышались чьи-то встревоженные голоса. Видимо, крики девушки были услышаны, и кто-то поспешил прояснить ситуацию. То, что этими людьми оказался патруль милиции меня огорошило. Объясняться с ними мне хотелось меньше всего. Убедившись, что Олька в безопасности и ей ничего не угрожает, я развернулся и рванул во все лопатки домой.

У себя на квартире я немного успокоился. Ну и что такого страшного произошло? Опознать меня сможет только девушка, да и то она совсем не знает про меня. Только имя и компьютерный ник. Заходил я на все сайты не со своего адреса, а пользуясь обычной телефонной карточкой. Вычислить можно, но настолько сложно, что мало кто возьмется за это дело. Уберусь за город, где поживу несколько месяцев и вернусь назад. А можно и переехать в другой город, ту же Тулу, например.

Поюзав эту мысль в голове, я успокоился и занялся своими делами. Уже через три дня о происшедшем напоминала только подспудное чувство опасности. Блин, как же паршиво устроено у нас законодательство. Нормальный человек не может защитить самого себя и близких без опасения того, что сядет за решетку. Дерьмократия чистой воды, когда государство заботиться о том, как посмотрят соседние более 'цивилизованные' страны. А на своих граждан им плевать. То ли дело в империи Альтан…

Однажды ночью мне приснилась Кассандра, которая звала к себе в гости и что-то рассказывающая о приключениях, которые она пережила без меня. Проснулся я с тяжелой головой и тихой тоской, где-то внутри груди. Только сейчас я понял, как мне тяжело в своем мире. Азарт приключений, поиск и спасения от смерти превратили меня в адреналинового наркомана. Ну, пусть не наркомана, но уже давно спокойная жизнь мне была поперек горла. Эта депрессия и толкнула под руку, заставив прирезать напавшего на меня в парке человека.

Готовя завтрак, я медленно прокручивал мысль записаться на парашютные курсы или еще куда, где можно пощекотать себе нервы, но потом замер от осознания одного очевидного факта. Зачем мне все эти клубы и курсы? Я могу в любой момент вернуться в соседний мир и спокойно покуролесить. Не даром провел такую подготовку по сбору магических записей. Ну, еще немного покопаюсь, спишу куда-нибудь побольше самых обычных формул и определений (а переведу в заклинания уже на месте в империи). А, как нахватаюсь впечатлений по самое не хочу, то и вернуться могу. Заодно и тут утрясется с этим убийством. Эх, жаль, что в книге из московских катакомб не было больше ключей-заклинаний по переходу в другие миры, которые не запечатаны. Еще жаль, что тот владелец книги не описал технологию нахождения (или создания) подобного заклинания. Потом еще раз мысленно себя обматерил. Был же у меня еще один знак-ключ, который я видел в подземелье. Тогда я был в шоке от счастья, что отыскал недостающее звено в заклинании. В заклинании, что помогло вернуться обратно. Жаль, что я не стал и его переписывать, а то мог перейти в него из своего мира.

Решено — готовлюсь к переходу и айда! Кузнечные работы были заброшены, и я сейчас пропадал в инете. Заодно обновил свои знания по программированию. Приобрел себе толстенный ежедневник в кожаной обложке с металлическими уголками и застежкой "под старину". В него я заносил все доступные формулы, химические и физические процессы. В конце вклеил полученные листы с формулами чертежами, что купил у Ольги с приятелями. Вернувшись обратно в империю, я собирался воспользоваться создающейся сейчас книгой заклинаний, как в шутку обозвал приобретённый ежедневник. Тем более, что книга была действительно здоровенная.

В один из дней достал отстиранную и вычищенную одежду, в которой вернулся в свой мир, а также остатки золота. Была идея прихватить что-то из огнестрельного оружия (думаю, что смог бы прикупить нечто подходящее в определённых местах), но потом ее откинул. Боеприпасы закончатся быстро, все же много на себе не унесешь, а создать их заново нет возможности. А потом, ну зачем мне тот же пистолет, если я могу молнией намного точнее и эффектнее поразить цель?

Когда я выходил из дома перед очередной поездкой за город, то непонятная тоска на миг охватила меня. Появилось кратковременное чувство, что больше я не увижу свой дом. Помотав головою, словно лошадь, отгоняя эти мысли (вдруг не решусь на переход и тогда продолжу киснуть в этом мире), я поудобнее перехватил рюкзак и пошел к ближайшей остановке.

С собою в рюкзаке я нес комплект имперской одежды и оружие, не позабыв оба ножа и бебуты. Золото разместил в сумочке-барсетке, висевшей на груди. Там же лежали несколько пачек со специальными салфетками и полотенцами, используемые в местах, где нет возможности нормально купаться и следить за гигиеной. С помощью этих средств, можно было легко и быстро удалить всю грязь с тела. Еще лежал флакон с одеколоном, запасная рубашка, носки и теплая куртка (вдруг обратно вернусь зимою). Все это собирался упаковать и схоронить в тайнике, чтобы по возвращению не шугаться от каждой тени, а пойти домой не вызывая подозрений. Для полной безопасности своего возвращения, я отдал второй комплект ключей Николаичу, объяснив, что уезжаю на несколько месяцев в командировку.

Вот и место моего перехода. Круглая проплешина старого пожарища так и не затянулась за весну и лето травою. Эдакое безобразное пятно посреди уютного уголка леса. Свой схрон сделал под корнями заметной березы, чей ствол раздваивался на высоте моего роста. Ничего похожего в округе не было, так что вероятность потерять место была незначительна. То, что могут отыскать мою нычку, я отбрасывал подальше от сознания.

Ритуал перехода был уже дважды опробован, да и все время, что сейчас готовился к возвращению в империю, ушло на полное заучивание заклинания. Напитав энергией знаки, я оказался в объятиях бушующего пламени, впрочем на этот раз не причинившее мне вреда. По сравнению с прошлым разом, мой магический потенциал был намного больше, а ведь именно сила мага и защищает его от подобных заклинаний и побочных последствий.

Сюрпризы начались сразу, как только я прошел портал. Это место никоим образом не походило на то, из которого я возвратился в Москву. Почему-то, я решил, что возвращаться должен по старым следам. Раз второй переход выкинул на старое место в подмосковном лесу, то и третий должен был вернуть в окрестности Кардаша. Вокруг же раскинулась равнина, изредка прерываемая крутыми холмами, поросшими лесом. Не смотря на первые неудачи, я был счастлив. Наконец пропало "голодное" чувство, к которому я так и не смог привыкнуть. В меня хлынул поток энергии, и я, от переполнявших меня чувств, выпустил несколько молний, салютуя самому себе о благополучном возвращении.

Когда первая эйфория спала, я задумался о маршруте. Со всех сторон местность выглядела абсолютно одинаковой, даже заклинание "дальнего взгляда" не помогло мне. Пришлось положиться на удачу и выбрать произвольное направление. Сюда я попал уже ближе к вечеру, поэтому через несколько часов пришлось вставать на привал у подножия одного из холмов. Вот тоже странно — равнина и холмы, причем последние выглядели совсем не природными. Если бы не их размеры, то я решил, что насыпаны искусственно. На топливо пошли сухие ветви, что в изобилии валялись под деревьями. На ужин пошла копченая колбаса с хлебом и чаем из фляжки. После еды поплотнее закутался в плащ и уснул. Несколько раз за ночь просыпался от сработавшего амулета, но никого увидеть не смог, даже с помощью заклинания. Наплевав на все последствия, я снял тревожные чары, оставив только атакующие. Теперь любое существо приблизившееся ко мне на пятнадцать метров гарантированно получало заряд молнии или огня.

Утром я тронулся в путь и уже к обеду вышел на дорогу, змейкой петлявшей между двумя небольшими холмами. Когда впереди показалась пелена пыли, густо висевшей над дорогой, я притормозил свой шаг, а потом и вовсе остановился. Так, что тут у нас? А было несколько длинных подвод с запряжёнными в них ломовыми жеребцами. Примерно одиннадцать штук телег с парой человек на каждой. Мое приближение они встретили с некоторой опаской. Уж не знаю, чем я им показался подозрительным.

— День добрый, — вежливо поприветствовал я мужиков с первой телеги. Двое заросших по самые брови индивидуума, в холщовых куртках и штанах. Под рукой у одного лежала массивная дубина, окованная с оголовья стальными полосами.

— И тебе того же, — мрачно откликнулся самый старший из пары. Пока мы вели разговор, все подводы замерли, сбившись в колонну.

— Не могли бы сказать ваш дальнейший путь, вдруг и мне будет по пути с вами?

— От чего же не подсказать. В Серект мы следуем, к вечеру будем на месте, если туда лежит твой путь, то залезай на третью телегу.

— Огромное спасибо, — обрадовался я, уже подготовившись к торгу за место в караване. Подождав, пока до меня доберется нужное транспортное средство, я заскочил на нее и сел, спустив ноги по краю борта. Сама телега была наполнена мешками с непонятным содержимым. Больше всего оно походило на куски камня, так как сквозь материю проступали неровные, выступающие края.

— Что везете? — спросил я ближайшего соседа, впрочем, совсем не ожидая ответа. на удивление, тот откликнулся:

— Соль из карьера. А ты не местный, получается?

— Ну да. Я из очень дальнего места. Сюда с помощью магии попал. Хотел вот переместиться в Кардаш, но что-то пошло не так.

— Бывает, — покачал головою собеседник — Тут у нас несколько столетий назад произошла великая битва. Погибло несколько сотен тысяч людей и прочих разумных рас. А сколько полегло магических тварей, что маги в битву кинули, так и вообще не сосчитать. После сражения магам пришлось возводить огромные курганы над мертвыми телами, собранными в кучу. Магии было потрачено в этой местности много, вот и нарушаются некоторые заклинания. У меня брат в магической лавке работает, вот и рассказал мне, что от магов слышал.

Так вот объяснение этим холмам. Теперь понятно почему они настолько велики — все дело в магии. Вот только насчет сбоя в заклинании… Я то ничего не ощущаю в потоках манны, что струятся вокруг. Или, просто такой толстокожий и неумеха? Блин, надо обязательно заняться обучением магии, точнее изучить ее принципы и правила использования. То, что классическая магия мне не дается, уже известно, но вот узнать ее историю и важные принципы надо обязательно.

— А Серект, это что за город?

— Серект является крупным городом в королевстве Вольстан. Народу в нем проживает много тысяч, так сразу и не скажешь сколько.

Через час я уже немного узнал про местность, в которой оказался. Серект был бойким городком, вторым по величине в здешнем королевстве. торговал солью, так как почти на все королевство только возле него была крупная солевая шахта (или как там правильно называть). Из нее получали замечательную соль, крупную, чистую, идущую и в другие королевства и герцогства, что расположились на границах с Вольстаном. Сам город отличался огромными подземельями, что начинались под ним и уходили на день пути во все стороны. С недавних пор с этими подземельями началась темная история, но это моему попутчику толком не известно. Также в королевстве было много пахотных земель, но в связи с древней битвой, произошедшей на этих землях, ими никто не пользовался. Народу было немного и почти все они работали в каменоломнях и угольных шахтах, тоже весьма богатых. Все продукты шли к ним из других стран и от ближайших соседей.

В Серект попали на самом закате. Пришлось пройти краткую проверку у стражников, которые получили от меня золотой (у меня не было монеты меньше, а сдачу стражники не смогли дать) и после этого потеряли интерес. Интересно, моя монета пойдет в общий сбор или сегодня у стражи будет замечательный вечер? Телеги ушли вперед, пока я объяснялся с воинами у ворот, а сами они не стали заморачиваться с объяснениями, когда спросил про ближайший постоялый двор.

— Тебе прямо и через сорок шагов направо, увидишь в конце трактир, где сможешь переночевать, — ответил десятник и потерял ко мне интерес. Вот же гад, скрипнул зубами я, когда заблудился в переплетении улочек и переулочков. Как назло навстречу не попался ни единый прохожий. На землю опустилась ночная тьма, а я все бродил по темным углам мрачный и злой. Впереди мне послышалась человеческая речь и я рванул вперед, нисколько не заботясь о возможных неприятностях. А они могли быть, уж очень это место походило на пару мест в Кардише, где тусовались гопники и прочие джентльмены удачи. На троих работниках этого цеха мне и повезло наткнуться.

В темной подворотни, куда я заскочил ориентируясь на звук голосов, мне на встречу вышли три крепких мужика. В руках темнели дубинки, лица были закрыты кусками ткани, открывающие только глаза. Они ловко стали обходить меня с трех сторон, не давая шанса скрыться — меткий бросок ножа, что находился у любого из этой троицы, или дубинки, остановил бы меня, едва попытался бы побежать. К счастью, мне было что противопоставить этим людям. Нет, магия, как и ускорение сейчас не требовалась.

Я быстро сжал правый кулак, отведя в сторону мизинец, и провел два раза по левой руке, начиная от локтя и до запястья. Тайный воровской знак сработал (были и еще другие, менее заметные, так как этот сильно бросался в глаза, но именно поэтому его и выбрал, а посторонних глаз поблизости не видел). Грабители остановились, правда, оружие не убрали, но и агрессия в них поубавилась.

— Ты кто? — хриплым шепотом произнес один из них.

— Влад. Влад Тихий, — едва не забыв поставить свое прозвище.

— Я не знаю такого вора, откуда прознал про знак? — продолжал допытываться бандит. Блин, да если бы не мое желание найти место для отдыха и отсутствие кровожадности, то давно почикал на кусочки. Никогда не понимал всех этих героев-попаданцев, что крошили врагов пачками и без малейших эмоций. Тут надо быть или врождённым маньяком или не раз убивать до этого.

— Я из Кардиша, — ответил я, напряженно наблюдая за своими оппонентами.

— Из Кардиша? — в голосе грабителя послышалось удивление — Далеко же тебя занесло. Тебе надо к нашему главному зайти, отметиться — не любим мы здесь чужаков, что начинают без спроса работать. От этого многие неприятности со стражей.

— Я не собираюсь у вас работать. Случайно оказался и быстро покину город, — проговорил я, но грабители уже приняли решение. В последствии сильно жалел, что не попытался избежать этой злосчастной встречи. мне бы ускориться и удрать от своих попутчиков, но я поступил наоборот.

Меня привели в неприглядный дом с глубоким подвалом и парой этажей. На входе дежурило два человека, закутанные в плащи и придерживающие под плотной материей некие предметы, напоминающие очертаниями арбалеты. Серьезно тут все устроено. После того, как миновали стражу на входе, я попал в руки здоровенного мужика, который провел меня в небольшой кабинет, где и столкнулся с местным атаманом или главарем.

Сухонький старичок, с седыми волосами и бородой сидел в кресле из золотого дерева и что-то читал на листе бумаги. На мое появление он отреагировал поднятием глаз. Взгляд мне не понравился сразу. Есть такие люди, которые вызывают антипатию с первого момента знакомства. Так вот этот старичок был из них.

— Кто это, Арш? — поинтересовался он у моего сопровождающего.

— Вор из Кардиша, ребята Хромого встретили на улице Мечей.

— Из Кардиша… — главарь ненадолго замолчал, потом поднял голову и произнес. — Поселишь его на дворе у Скруба, пусть даст ему комнату и завтра после обеда доставит ко мне.

Мне не дали даже открыть рта, как Арш ухватил за плечо и вытащил из комнаты.

— Сейчас отведут тебя до постоялого двора. Там проведешь ночь и завтра придешь к вожаку. Убегать не надо, не то ребята тебя прирежут при первой встречи за неуважение к нам.

Место, куда меня привели с виду было приличным, не было ни клопов ни других кровососущих насекомых, которых имелось очень много в заведениях подобного рода. Хмурый хозяин переговорил о чем-то с моим сопровождающим и посоветовал идти за ним. Пришлось подчиниться. После поднятия по лестнице и нескольких шагов по узкому коридору, мы оказались в небольшой комнате. Обстановка была спартанская — деревянный, сколоченный из обструганных досок топчан, тюфяк, набитый соломой (свежей, если мой нос не подводит, а это уже плюс), стол и стул.

— Тут переночуешь, потом дам проводника, который отведет куда следует, — хмуро проговорил хозяин и ушел.

— Послушай, уважаемый…, - начал было я, но собеседника уже и след простыл. Н-да, все странее и странее. У меня была куча вопросов, которые требовали ответа, но их-то как раз никто и не собирался давать. Странный город с пустыми ночными улочками, странные воры (точнее странностями отличался этот старикан, когда он на меня смотрел, то создавалось впечатление, что он имеет на меня виды, но мне ужасно сильно не хочется работать на него). Ладно, утро вечера мудренее. Вот только сразу же спать в незнакомом месте не собирался. Плюс, у меня были некоторые планы, по изготовлению одного девайся. Немного повозился с поиском нужных деталей, но обошелся воском из свечи, иглой из набора швейных принадлежностей, что взял с собою из дома. Варварски оторвал бычий пузырь, что имелся на окне в качестве остекления и свернул рупор из пропитанной воском материи, использовав для этого носовой платок. В качестве завершения моих приготовлений выстругал из дощечки от стола (ломать, так ломать хе-хе) небольшой валик и соединил все это в единый механизм. Остатками воска покрыл валик, по которому ползала иголка, прилепленная к пузырю, что использовался в качестве мембраны и вставленный в узкую часть конуса, что предназначался для применения рупором. Если кто не понял, то именно сейчас в моих руках рождался примитивный и очень грубый аналог граммофона, что был создан в одна тысяча восемьсот сороковых годах моего мира. Точнее, так выглядели его некоторые прототипы и были предназначены исключительно для звукозаписи. Немного подумал и разломал иголку на две части. Вторая половина пошла для создания еще одного рупора, только с обратной стороны. Эта часть предназначалась для воспроизведения звука. Когда первая иголка под действием колебаний наносит узоры в воске на валике, второй острый шип с обратной стороны по этим бороздкам переносил колебания через мембрану в передающий рупор. Рабочим его назвать не мог никто — это я про сам станок, что вышел размером с полулитровую бутылку и примерно такой же формы, только без сужающегося горлышка. Любой из отцов-основателей первых приборов по снятию звука (я молчу про тех 'ученых', что пытались словить звук в пустую трубу, затыкая ее с обеих сторон, после громкого крика, понятное дело, что при открытии такой ловушки никто и ничего услышать из сохраненной 'фонограммы' не мог) рассмеялся бы мне в лицо, увидев мой уродец-граммофон. Вот только у меня был перед ними большой плюс — магия. Именно с помощью нее я и доделал прибор. С первыми лучами рассвета я держал в руках артефакт по записи и воспроизведению звука. Горя нетерпением, я приложил его к ближайшей стене, за которой слышалась возня и скрип и почти сразу же отпрянул, когда прямо в мое ухо ворвались тяжелые охи-ахи и натужное сопение. Пришлось отодвинуть ухо от передающего рупора и просто записать пару минут звучания. Минусом в артефакте было то, что валик приходилось крутить вручную, что создавало помехи в звучании. Прослушав получившуюся 'кассету', я убедился в приемлемом качестве артефакта и завалился спать, сгладив горячим кончиком ножа воск валика, на котором просматривалась едва заметная полоса черточек, точек и прерывистых волнистых линий.

Проснулся поздно, да и то — от громкого топанья за дверью моей комнаты. Долго тер глаза, пытаясь отогнать сонливость, не желавшую оставить меня в покое.

— У-э-э, — коверкая челюсти в зевке, произнес я. — Блин, чего они тут с утра все разбегались?

Подхватив всю свою экипировку, не желая оставлять в комнате даже малую часть (вдруг придется драпать со всех ног и возможности заглянуть в комнату не будет). Особенно сильно дорожил своей сумкой с золотом, что оставалось у меня.

Разбудившими меня оказались пять бородатых личностей, с тяжелыми мешками и сумками, заселявшимися в пару соседних комнат. На меня посмотрели быстро и без интереса. В прочем, я и сам большого любопытства проявлять не стал. Учитывая то, что это место находится под ворами, то и клиентура тут соответствующая.

В зал я спустился уже через минуту. М-да, впечатление от местного помещения общепита аховое. И это после сравнения с комнатой, куда меня заселили! Неужели, Арш приказал мне предоставить все самое лучшее? Надо проверить обязательно, заодно и проверю отношение трактирщика к себе и своим заявкам. Учитывая, что я уже был знаком с подобными заведениями, местное мне не понравилось абсолютно. Низкие потолки с чадящими масляными светильниками на стенах; кривые столы со следами ремонта, кособокие лавки и пол, засыпанный старой, уже почерневшей и свалявшейся соломой. Вот первое, что бросилось мне в глаза. Про запах стоит отметить отдельно, так как такой смеси дешевого пива, вина, пота и отходов жизнедеятельности я до этого почти не встречал.

Совершенно не удивился, что в такое ранее время пара столов занята народом: у криминала ночные и дневные 'смены' в порядке вещей, так что трактир работает круглосуточно. Хозяин, если это был он, представлял из себя типичного работника пищевой сферы с воровскими замашками. Толстенький, выдающийся животик, круглая голова с ранней сединою и неприятные маленькие бегающие глазки. При моем приближение, он насторожился и расслабился только после моих слов.

— Что тут подают с утра? — хмуро, не собираясь здороваться, произнес я.

— То же, что и всегда, — немного тяня гласные, ответил трактирщик. — Свинину и птицу с бобами. Из выпивки есть пиво и вино.

— Вино — кислятина? — поинтересовался я.

— Отличное красное вино из Пиринора, — возмутился мой собеседник, причем это сделал так искренне, что у меня закрались сомнения в правильности сделанных мною выводов про качество выпивки. Вдруг, на самом деле в местное заведение чудом заскочил бочонок-другой отличного густого вина из королевства Пиринор?

— Да? — приподнял я одну бровь. — Тогда порцию свинины с бобами и кувшин — небольшой — твоего лучшего пиринорского. Да, не советую подавать его разбавленным или подменять какой кислятиной.

Хозяин постоялого двора хотел сказать мне в ответ нечто оскорбленное, но воздержался, решив оторваться на цене. Негромко свистнув, он подозвал мелкого мальчугана, лет десяти и отдал ему распоряжения насчет моего заказа.

— Сейчас все будет сделано, — улыбнулся он слащавой улыбкой. — Пока за стол садись.

С некоторой растерянностью я осмотрелся по сторонам, выбирая себе место. Свободные столы, которые были достаточно чистые, но располагались в центре зала, я отмел сразу же. Не хватало еще дышать местным смрадом во время поглощения пищи. Оставался один возле двери, но он мне не понравился тем, что мимо постоянно шатались люди. Последний из приглянувшихся, стоял возле распахнутого окна, но именно этот был завален объедками и залил пролитым вином. Вид был очень неприятным.

— Хозяин, — обратился я к толстяку, — прикажи почистить вон тот стол возле окна. Мне не сильно нравиться сидеть в этом гадюшнике и дышать местными ароматами.

Лицо трактирщика пошло багровыми пятнами, глаза стали еще меньше из-за недоброго прищура. Левая рука моего собеседника сжалась на рукоятке кухонного тесака с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Я с интересом решил посмотреть за дальнейшими его действиями. Решится он на нападение или сдержится. Трактирщик сдержался, что подняло его авторитет в моих глазах немного повыше, чем при первом взгляде.

— Сейчас, — прошипел он и вышел из-за стойки, — все протру. Подожди минутку.

Прихрамывая на левую ногу, трактирщик стянул с плеча кусок материи, который использовался в качестве столовой тряпки и несколько раз махнул им по столешнице. Все, что лежало на столе перед этими действиями полетело на пол. К счастью, объедки упали только с одной стороны.

— Вот, — ехидно ухмыльнулся мне трактирщик, — все чисто.

Больше корявиться я не стал, усевшись на чистую лавку в ожидании заказа. Оставалось надеяться, что злопамятный трактирщик не плюнет мне в жаркое или вино. За всеми нашими действиями с интересом наблюдали посетители. Но и их интерес угас немедленно, как только трактирщик оказался за своим местом у стойки. Поняв, что развлечение не планируется продолжаться, те уткнулись в свои тарелки, вернувшись к негромким разговорам. А скоро принесли и мне дымящуюся глиняную глубокую миску с мясом и бобами. Рядом поставили запечатанный кувшин грамм на семьсот.

— Десять серебряных монет, — невозмутимо произнес трактирщик, оказавшийся рядом. Ого, этот жмот решил нехило навариться на мне, приплюсовав и мои пожелания, и обидные предположения про вино, и требования чистоты. Стоило его поставить на место, но мне было лень это делать. Вытащив из кармашка на куртке золотую монету, специально находящуюся там, чтобы не привлекать внимание посторонних, копаясь в сумке с основной суммой, я бросил ее в трактирщика. К сильному огорчению тот оказался очень расторопным и сумел перехватить золотой возле своего лица. Куснув клыками по краю монеты, он оказался удовлетворен ее качеством и отошел к стойке, бросив короткое:

— Сдачу сейчас отсчитаю.

Восковую пробку-печать (зараза трактирщик точно поменял или разбавил вино, так как на подобных бутылках кроме воска оригинального синего цвета еще и клеймо есть) расковыривать не стал, попросту смахнув своим ножиком часть горлышка. Аромат, полезший мне в ноздри и последующая дегустация, показали мне, что вино было разбавленным, но в меру и о подмене слова не было. Наполнив деревянную кружку напитком, я сделал первый глоток. А там и трактирщик подоспел, вывалив мне на стол горку монет. На звук метала оглянулись несколько личностей от ближайшего стола, оглянулись, многозначительно переглянулись между собою и немедленно уткнулись глазами в доски своего стола, когда я им мило улыбнулся и воткнул в толстую столешницу ножик по самую рукоять. Вид входящего лезвия без видимого напряжения с моей стороны оказал сильное впечатление. А может, тут сыграла роль и моя внешность, повадки и движения. Уроки старого вора не прошли даром, дав мне много полезных привычек и умений.

Минут через десять, когда я доканчивал порцию мяса и ополовинил кувшин с вином (решил сильно не налегать, так как впереди предстоял серьезный разговор с местным крестным отцом) в трактир вошел уже знакомый мне Арш. Поелозив глазами по залу, он рассмотрел меня и через несколько секунд уселся напротив. Испачканная лавка его мало побеспокоила — весь мусор он смахнул ладонью, которую потом обтер об столешницу. Моя кружка, в которую я налил вино и отставил в сторону, пока вылавливал остатки мяса, перекочевала в его лапищу и мигом опустела. Довольно крякнув, Арш поставил ее на стол и наполнив вновь, потом посмотрел на меня и медленно проговорил, тяня слова:

— Давай на выход и жди меня возле двери. И поторопись…

Я продолжал спокойно двигать челюстями, пережевывая пищу, не обращая внимания на человека напротив. Немного злился от того, что запить мясо не мог, но с этим решил смириться.

— Ты че застыл? — видя, что на его слова никак не отреагировал, проревел Арш. — Бегом, смердящий потрох, или…

Он попытался дотянуться до меня свободной рукой, чтобы ударить или ухватить за шиворот, но не смог. Точнее, руку он протянул, но вот ни одно из предполагаемых действий не совершил. Меня с обратной стороны уже не было. Ускорившись (с удовлетворением отметил, что прежняя скорость, что была перед усилением магического дара, никуда не делась и опять прежняя), я оказался за спиною у Арша и положил на оба его плеча по бебуту, вытащенных из ножен. Обратными сторонами клинки касались кожи вора, заставив того замереть неподвижной статуей.

— Аккуратнее со словами, приятель, — сказал я ему в самое ухо, — иначе можно и без головы остаться.

Сказал и вернулся на свое место, убрав клинки. Арш, обнаружив меня снова перед собою, уплетающим остатки завтрака, поежился, невольно коснувшись шеи руками, и встал из-за стола.

— Тогда, тут посиди, — хмуро пробурчал он. Я пять минут потреплюсь с трактирщиком и провожу тебя к Хостубу. Че уставились, интересное что-то заметили?

Последнюю фразу он прорычал в сторону местных посетителей, которые с широко открытыми глазами смотрели на нас с вором, ошарашенные недавней сценой. Судя по их реакции, подобного еще никто не проделывал с Аршем. Немедленно, любопытные взгляды исчезли, а пара человек и вовсе покинула постоялый двор, решив убраться подальше ото всех непоняток.

Убедившись, что желающих слушать или смотреть с открытым интересом на меня и него не осталось, Арш прошел к стойке, где переминался с ноги на ноги трактирщик. Тихий разговор до моих ушей дойти не смог, но мне и так было понятно, что речь ведется обо мне. Интересно, что такого понараскажет трактирщик, все-таки на его типичных и повседневных постояльцев я не похожу?

Я закончил выскребывать тарелку раньше, чем завершилась беседа вора и трактирщика. К вину я притронулся только раз, совершив пару больших глотков прямо из кувшина, побрезговав воспользоваться кружкой.

— Пошли, буркнул Арш, подходя к моему столу, окончив шептаться с толстяком у стойки. — С тобой желает переговорить Хостуб. Кстати, ты маг или у тебя артефакты особые имеются?

— Маг, маг, — кивнул я ему, пропуская вора вперед в дверь на улицу. — И артефакты имеются тоже. Ты веди лучше к старшему, а там все и узнаешь, если он разрешит присутствовать при нашей беседе.

— Разрешит, — кивнул мне Арш, покосившись на тесаки, что выглядывали сквозь материал плаща. — Только ты там свои фокусы не показывай — у Хостуба тоже имеются артефакты, которые тебе окажутся не по зубам.

Глава 5

А райончик-то, по которому мы шли с Аршем, самые настоящие трущобы с грязью под ногами, остатками мусора, что не сгнил полностью и зловонием выгребных ям, чье содержимое часто вылезало на поверхность. Народ тоже был под стать: темные личности, закутанные в засаленные плащи и накидки со множеством заплат и дырок. Под каждым третьим угадывались подозрительные предметы вроде дубинок, ножей и топоров.

Судя по недовольному лицу моего сопровождающего, местные улочки и жители не нравились и самому Аршу. В прочим, могло быть и такое, что он углядел некоторые личности или их поступки, которые вызывали раздражение. Как я уже успел заметить, излишней брезгливостью вор не страдал, да и в этом квартале он должен появляться довольно часто, чтобы привыкнуть к его оригинальности.

Через сорок минут блужданий Арш привел меня к нужному месту. На этот раз обошлось безо всякого подвала, а и здание было другое, если мне не изменяет память. Хостуб встретил меня в небольшой комнатке, скромно обставленной мебелью и без украшений, вроде картин, панелей дорогого дерева и прочего.

— Вот значит, какой ты — вот из Кардиша, — протянул глава местной воровской гильдии, рассматривая меня. Пока он занимался этим, я осмотрелся по сторонам. А еще больше я принюхивался к магии, что витала в кабинете, словно густые табачные клубы в мужской курилке. Да, Арш не соврал, когда сообщил про мощные артефакты. По большей мере, без своего ускорения мне тягаться с ними невозможно. А если тут имеется и блокиратор магии, то и мое ускоренное восприятие не покатит. Уже испробовал на себе подобные ощущения и больше повторять их нет желания.

— Да, — кивнул вместо меня Арш. — А еще он маг. Это точно.

— Вот даже как?! — удивился Хостуб, потом посмотрел мне в глаза и произнес. — Постой, парень, в коридоре, хорошо? Мне со своим человеком переговорить надо.

— Хорошо, мне это не очень сложно сделать, — ответил я на его просьбу-приказ и вышел из комнаты, прикрыв за собою дверь. Как только она за мной закрылась, я воровато оглянулся по сторонам, убеждаясь в отсутствии посторонних глаз, и достал из мешка записывающий артефакт. Про то, что за мной могут подсматривать из тайников, скрытый от моих глаз, в тот момент я и не думал. В прочем, в последствие мне никто ничего не предъявил, поэтому я и решил, что все мои поступки остались незамеченными.

Аккуратно крутя ручку валика на артефакте, я стал прослушивать беседу, что сейчас велась в кабинете.

— Это паренек очень прыткий, — произнес Арш. — Не может нас прослушивать?

— Комната защищена от магического прослушивания, а услышать что-нибудь через стены и дверь невозможно, — спокойно произнес Хостуб. — Ты на стул садись, Арш, в ногах правды нет. Значит, говоришь прыткий он, да еще и маг?

Послышался скрип дерева под тяжелым телом вора, кода он последовал совету своего главаря.

— Да, парень маг, — ответил Арш. — И очень быстрый. Когда я хотел проверить его на крепость, то он с ножами оказался у меня за спиною быстрее, чем я смог моргнуть. Это к тому, что перед этим он сидел напротив за стол и ел. И так же быстро вернулся на свое место, словно и вставал до этого.

— Может, артефакты? — задумчиво протянул главарь. — Не обязательно быть магом, чтобы быстро двигаться. Убийцы имеют несколько штук таких, хотя не являются магами.

— Нет, Хостуб, — отрицательно откликнулся Арш. — На активацию артефактов тоже время требуется, если не держал он его наготове постоянно. Но это было бы заметно. Поэтому и спросил про подслушивание.

— Успокойся, — спокойно ответил на слова подчиненного Хостуб. — Настолько сильным магом он быть не может, чтобы нарушить защиту и сделать это незаметно. А, если, и слушает, то ничего тайного и неприятного для себя не узнает.

Ага, как же, поможет тебе магическая защита и толстые стены. Мой артефакт снимает колебания с материала перегородок и только потом они усиливаются магией. Очень плохо, что заодно пишутся и посторонние звуки, вроде поскрипывания несущих стен под нагрузкой и шебуршания насекомых и мышей. Настолько хорошо настроить артефакт, чтобы убирать ненужные звуки я не мог. Между тем разговор продолжался.

— Трактирщик сказа, что по некоторым повадкам парень похож на благородных, — говорил Арш. — Держит себя надменно, требует чистоты, вина заказал дорого. Мало того, когда трактирщик поднял цену в несколько раз, то он не пытался с ним торговаться. Заплатил без разговоров и золотом.

— Это все интересно, — протянул Хостуб. — Благородный, значит. Что ж, можно извлечь из этого некоторую пользу для себя. Пара дел имеется на примете… заодно и проверим этого вора.

Благородный, как же, кто виноват, что в моем мире такое понятие сильно смазалось, а занятия по правилам поведения проводят уже в школах на обязательных началах. А понятия гигиены и санитарных норм вживлены на уровне подсознания.

Подслушивать дальше мне не дал тихий шум шагом в коридоре. Я только успел завернуть артефакт в мешок, когда показалась толстая женщина, несшая поднос с парой кувшинов, тарелкой с какой-то крупной печеной птицей и несколькими деревянными кубками. Вот зараза, помешала послушать дальше, что за дела планируют подсунуть мне. Эх, плохо, что я не смог добавить в свой артефакт функцию автоматической записи. Сейчас бы поставил прибор на пол вплотную к стене и прикрыл ногами от посторонних глаз. Или мешком, который можно поставить рядом, только перед этим вытащить золото на всякий случай.

Женщина подошла к двери, за которой заседал главарь со своим подручным, и несколько раз пнула по ней. Через минуту из комнаты выглянул Арш, посмотрел на меня со служанкой (или кем она тут приходится) и пропустил женщину в комнату. По пути кивнул мне: мол, заходи.

Разговор начался только после того, как женщина поставила на стол снедь с вином и удалилась, прихлопнув дверь.

— Представься, парень, — сказал Хостуб, делая знак Аршу, чтобы тот налил вина в один из кубков.

— Влад, Влад Тихий, — назвался я именем, под которым меня знают многие в этом мире. Хотя, в этом королевстве меня точно знать не должны, разве что слухи могли дойти по определенным каналам о резни воровской гильдии в Кардише.

— Тихий, — прищурился главарь. — А скажи как мне за что тебе такое прозвище дали? Неужели, ты настолько все тихо делаешь, что окружающие ничего не слышат?

— Имя свое получил за 'громкие', - слово постарался выделить интонацией, что бы это было понято правильно моими слушателями, — дела. Ничего банального, вроде обноса лавочника или взятия дешевой и мелкой ювелирной партии на мне нет. Только богатые и труднодоступные места привлекают меня. Ну, еще была причина назвать меня так…

— Какая же? — спросил у меня Хостуб, как только я примолк.

— Все мои противники, — спокойно ответил я, — точнее, их большая часть, умирают тихо. Порою они не успевают этого понять и увидеть меня.

Хостуб, до этого не встревающий в разговор, машинально коснулся своей шеи, где совсем недавно ее холодили мои клинки. Хостуб заметил этот жест и продолжил разговор.

— Назвать такие деяния можешь? Это чтобы проверить — не врешь ли, — прищурился главарь воров.

Тут уже пришла пора задавать вопросы мне, пусть и выглядели они риторическими:

— Смеешься? А если это дойдет до определенных людей, пока ты будешь проверять? Нет, ничего такого я говорить не буду, да и хвастаться не в моих привычках.

После последних слов невольно припомнил те эпизоды в прошлых скитаниях по империи, когда трепался о гораздо большем, чем предлагал выдать этот вор.

— Что ж, — забарабанил пальцами по столешнице Хостуб, — не знаю тогда что и делать с тобою? Вдруг ты просто брехун и лжец, как мне проверить, что ты настолько ловкий вор и мне от тебя будет польза?

При этой фразе я внутренне напрягся, ожидая в любой момент нападения или выстрела из потайного арбалета. К счастью, ничего подобного не последовало и пару минут спустя, я невольно расслабился.

— Как хочешь, так и проверяй, — развел я руками, не подозревая о том, что сам себя загоняю в ловушку. — А потом, почему ты решил, что я собираюсь остаться в твоей гильдии? В город я попал случайно и задерживаться не в моих интересах.

— Задержаться придется, — в голосе вора появились стальные нотки. — Я плохо спать буду, если отпущу тебя просто так. Мало ли какой ты человек и где трепаться начнешь.

— И что же ты хочешь предпринять, что бы вернуть себе хороший сон? — напрягся я, готовый в любую минуту ускориться, выхватить клинки и покромсать всех окружающих в мелкий винегрет.

— Ты же сам сказал, что могу проверять как хочу, так ведь? — прищурился Хостуб, с усмешкой рассматривая меня. — Я решил дать тебе задание. Причем оно будет, вполне по твоему имени. Или ты отказываешься от своих слов?

Черт, гадство, демоны вселено… Подловил меня этот уголовник, как малое дитя сделал. В прочем, по сравнению с ним я дитем и являюсь, куда мне тягаться с этим стариком, который больше чем в два раза (если не в три) старше меня. Хостуб и не такие интриги должен закручивать, коли сумел попасть на трон воровского мира и удержаться на нем.

— Не отказываюсь, — хмуро проговорил я. — Что за дело?

— А про него тебе позже Арш скажет, — успокоенный моей реакцией, проговорил Хостуб. — Сейчас тебя отведут до постоялого двора, где провел ночь. Там тебя Арш и найдет.

— Сроки я сам скажу, как только осмотрю место работы, — предупредил я воров. — Не волнуйся, чрезмерно много не назначу. Но и на пару дней тоже не рассчитывайте.

— Как скажешь, — кивнул Хостуб. — Мы тоже понимаем, что простым наскоком за одну ночь нормальный вор ничего не добьется.

— Кстати, — решил я высказать просьбу, — а нельзя ли переместить меня в более нормальное место, чем тот трактир? Грязновато там, да и местный контингент не внушает доверия.

— Там самое безопасное место для тебя, — отрицательно покачал головою вор в ответ на мои слова. — Разве комната тебе не понравилась? Я приказал поселить в самую нормальную… как чувствовал, что с правильным и умелым человеком повстречался. Арш, что ты скажешь?

— Комната мне понравилась, — опередил я правую руку главаря воров. — А зал — нет.

Договориться о замене места обитания мне не удалось, Хостуб ни в какую с этим не соглашался. Пришлось пойти на уступки. В качестве проводников, чтобы я не заблудился и по дороге плохого не случилось, старший вор дал пару мордоворотов. Думается мне, что в большей мере они конвоиры, чем проводники. Вот только Хостуб не догадывался или не сильно брал в расчет слова Арша (и мои тоже) про определенные возможности. Уничтожить, а можно и просто оглушить обоих здоровяков для меня большой проблемой не было. Но я этого пока не хотел. Убежать или прирезать воров я мог еще и ночью, когда с ними столкнулся. Но постоянно бегать? Увольте, надоело это, да и накладно. Так можно и влипнуть в другое нехорошее вещество, убегая от первого.

В трактире, где я заказал для себя обед в комнату.

— И только попробуй меня обжулить с оплатой, как это было утром, — пригрозил я трактирщику, который собственноручно принес поднос с вином и едою. Кроме этого там стоял и большой кувшин с чистой водою, наличие которой я охарактеризовал тем, что хочу разбавлять вино лично. В реальности, именно водою и запивал трапезы, сливая вино за окно. Кстати, к моему возвращению оконный проем починили, закрыв его очередным бычьим пузырем.

— Что вы, господин, вам совсем не требуется платить. Один высокопоставленный человек принял все расходы на себя, — потом, заметив в моих глазах отблески славянской хитрости, которая пробуждается в любом из моих граждан при слове халява, он быстро поправился. — В разумных пределах, конечно. Все, что выйдет за пределы предоставляемого им кредита, вам придется оплачивать самому.

— Да? Жаль, — ответил я ему в ответ. — Ладно, оставь меня в покое — отдыхать буду. И постояльцев заселяй поблизости из тех, что потише. Думаю, упоминание высокопоставленного господина сможет снять при этом некоторые вопросы и разночтения.

Трактирщик ушел, а я занялся модернизацией своего подслушивающего прибора. Требовалось создать автоматическое прокручивание валика, что я и добился, соорудив механизм, сильно напоминающий заводную пружину на механических часах. Испытав и убедившись, что все работает (времени только на два часа с несколькими минутами хватало работы артефакты, вот что было плохо) удовлетворительно и без сбоев, я завалился спать. Все-таки ночью не спал, а утром не дали поваляться разные личности, что принялись табуном бегать под моей дверью.

Последней мыслью было то, что слова Хостуба меня зацепили. Не желай я утереть ему нос, показав себя в лучшем свете, то давно решил скрыться из города. Дождался бы ночи, вырезал часть стены (окошко маленькое, если пролезать без шума и с вещами сквозь него) своими клинками. Потом быстрая пробежка на пределе сил в ускоренном восприятии до городской стены. Через нее перескочить в таком состоянии тоже не проблема. А там расстилается чистое поле — иди на все четыре стороны. Хотя, я обещал одной девушке появиться у нее, поэтому сначала навещу ее, а там определюсь с дальнейшей своей судьбою.

Было и еще одно обстоятельство: мне необходимо иметь некий вес среди влиятельных людей. Пусть это будут и выходцы из воровского мира. Только после этого я мог иметь возможность торговать своими амулетами и артефактами (пусть слабыми, но и они стоят солидно). Чтобы не зависеть ни от кого, я должен отучиться в магической школе и получить официальный статус мага или стать учеником одного из магов, специализирующихся на частной практике. Тогда я мог продавать свои поделки. Был и третий вариант — найти одну знакомую герцогиню и принять ее предложение. Думается мне, что она не откажет и примет меня, вот только чем она нагрузить взамен? Жизнь у нее бурная, если судить по той стычке, в которой погиб отец.

Постепенно мои мысли стали более тягучими и расплывчатыми, веки превратились в неподъемные ставни, и я уснул.

Проспал я без малого сутки. Только к обеду следующего дня смог разлепить глаза, да и то от громкого стука в дверь. Кроме него (определенно пинали сапогом с мягкой подошвой — звук глухой и тихий) слышались проклятия, выдаваемые в полный голос рассерженным человеком.

— Какого демона? — передо мною предстал багровый Арш, когда я откинул стул от двери и открыл последнюю. — Трактирщик сказал, что со вчерашнего вечера не выходил…

— И ты решил, что я сбежал? — прервал я вора. — Успокойся. Если я что пообещал, то выполняю непременно. Ты с чем пожаловал?

— С заданием, — буркнул Арш, проходя в комнату, — которое тебе нужно выполнить в качестве проверки.

— Уже? — удивился я, но потом вспомнил обрывок подслушанного разговора и успокоился. — Быстро вы с Хостубом решили, словно дельце давно на примете висит, вот только исполнителя найти до этого времени не могли.

— А это не твое дело, — отрезал вор. — Одевайся, пошли к Хостубу.

— А поесть? — попытался возмутиться я, но был послан ко всем демонам с подобными предложения. Пришлось натягивать на себя одежду, собирать инструмент (вроде обрывков пузыря, воска и обрезков дерева) и укладывать все в мешок.

— Все, я готов, — хмуро проинформировал я Арша, перекинув свой мешок через плечо. Тот посмотрел на меня, но ничего не сказал, только кивком приказал следовать за ним. Сегодня Хостуб принимал меня вновь на новом месте. Такое ощущение, словно старый вор постоянно от кого-то бегает, прячется, меняет каждый день лежку. Заострять на этом внимание я не стал. Все равно Арш не ответит или ответит расплывчато, но для себя отметку в голове сделал.

— Приветствую, — первым произнес я, едва войдя в комнату к Хостубу. — Узнал я, что потребовался для дела. Наверное, всю ночь не спал и решал с Аршем, что бы мне подкинуть. Или все было решено заранее, а?

Вор скривился от моей бесцеремонности, но решил промолчать и не заострять внимания на моем поведении. Ответив на приветствие, старик указал мне на стул и начал разговор. Интересненько, старик не сильно похож на человека спускающего хамства окружающим, ем более выскочке без роду-племени. То-то Арш за моей спиною кипит от возмущения и удивления.

— Вот что, Тихий, — начал Хостуб, — ты пойдешь в дом одного влиятельного человека. Там требуется отыскать вещицу… диадему. Узнаешь ты ее быстро — второй такой драгоценности в здании нет.

— Артефакт? — деловито поинтересовался я. — Или просто дорогая безделушка?

— Нет, — покачал головою Хостуб, — магии эта драгоценность не несет, а вот стоит она дорого. Очень. Сможешь не только заслужить мое уважение, но и подзаработать золотишка.

— Мне потребуется время, чтобы осмотреть подступы к дому, — начал перечислять я свои предполагаемы действия, — как ставится охрана в ночное и дневное время. Много чего еще.

— Сколько дней тебе потребуется? — поинтересовался Хостуб, что-то прикидывая в голове.

— Две недели, — твердо сказал я, собираясь начать спорить, если попытаются урезать сроки. — Это и так по минимуму, следовало бы взять больше на подготовку. Если ждали до этого, то подождете и эти дни.

— Нормально, — немного поморщился Хостуб. — Вот только советую быть очень осторожным и не попадаться в руки стражи. Если что, то ты никто и знать тебя в гильдии никто не знает.

Хм, ты никто, звать никак, какие слова говорит этот вор. Небось, киданул кучу своих подчиненных и подельников в прошлом. Может быть именно из-за этого сейчас и прячется Хостуб, каждый день меняя лежки. Уходил из воровского логова весьма задумчивым. Несколько напрягало такое отношение вора ко мне и предполагаемому делу. Если включить логику, то получалось, что Хостуб не хотел отправлять на кражу диадемы ни одного из своих людей. И меня предупредил, чтобы я ни словом не обмолвился по поводу местной гильдии воров. Дела-а…

Указанный Хостубом дом впечатлял. Находился он во внутреннем городе, по традиции принадлежавшим аристократам. Обнесенный невысокой стеной в пару человеческих ростов, он отделялся от прочего города. Видимо, высшая знать не желала видеть рядом с собою плебс, поэтому и посещение было строго для приглашенных или по предъявлению бумаг.

Так, мне нужно будет попытаться нагрянуть сюда позже, сперва потренировавшись на домах поменьше. Заодно посмотрю, что за ловушки тут стоят. Полагаю, что большинство магических охранных чар ставит один и тот же чародей. Или его ученики. Все-таки в городе не может быть большая магическая гильдия. Еще существовали вероятность заезжего мага, который посещает город по приглашению. Ладно, гадать не буду, лучше делом займусь.

Самым первым делом я покинул местный трактир… тайком. Если воры собираются от меня открещиваться, то пользоваться их услугами мне не в тему. Хе, из меня скоро настоящий урка выйдет — вон, уже заговариваться начал.

Мрачные трущобы я покинул под утро, когда половина постояльцев завалилась спать после трудов ночных, а другая половина еще только собиралась просыпаться. Чтобы и первые быстрее уснули, а вторые подольше провалялись в кроватях, я активировал заклинание сонного газа. Подробности отмечу чуть позже, так как есть предчувствие, что пользоваться им придется не раз.

Через десять минут я стоял на улице и вдыхал свежий воздух (щедро разбавленный городскими трущобными ароматами). Некоторое время пришлось потаскаться по улочкам города, осматриваясь и примечая все полезное, что может пригодиться.

Глава 6

Немного побродив, я за медяк выцепил мальчишку с улицы, который помог добраться до ближайшего, приличного постоялого двора. "Веселые ребята", так звучала надпись на вывеске. Немного почесав себе затылок, я так и не смог припомнить, где слышал подобное название. Так и не вспомнив, я отмахнулся от этой мысли и толкнул дверь.

Зал был заставлен двумя десятками столов, которые почти все были заняты едоками. С трудом отыскав себе небольшой уголок за одним из них, где обедали то ли зажиточные крестьяне, то ли купеческие помощники, если судить по одежде.

— Мяса, что-нибудь из похлебки и кваса, — распорядился я, когда ко мне подскочил подросток от стойки. Тот понятливо кивнул и умчался. Ждать пришлось не более пяти минут и я получил большую миску с супом из баранины, жареные ребра и кувшин кваса. Только насытившись, я решил подойти к хозяину и уточнить насчет ночлега. Торга не получилось. Нет, не подумайте, что я эдак барственно принял первое предложение трактирщика. Наоборот — я начал было возмущаться, но короткая фраза о том, что ничего лучше я не смогу найти, заставила скинуть пар. Отдав серебряную монету за комнату (это только за эту ночь) и ужин, я поплелся за парнишкой в свои апартаменты.

Н-да, роскошью тут и не пахнет. Совсем крохотная клетушка, правда, с настоящей кроватью за место дощатого топчана, на чердаке. Тут с трудом можно было развернуться, не говоря о свободном перемещение. Ну и жлоб же этот трактирщик. Ладно, обратно деньги просить не буду — переночую сегодня здесь. На всякий случай, чтобы не быть признанным хостубовскими соглядатаями, поменял одежду и внешность. Тут пригодилась бритва, которой до блеска очистил щеки от щетины. Малюсенькие кожаные колечки, вставленные в ноздри, превратили мой обычный нос в нечто негритянское. И довершили мой образ шелковые валики за щеки и под нижнюю губу. Посмотрев на себя в зеркало, я довольно ухмыльнулся. Оттуда смотрел небогатый купчишка с малосимпатичным лицом. Уж, на себя прежнего точно не похож. Оставалось только надеяться, что трактирщик не сильно запомнил мой прежний образ.

Ночь провел весьма беспокойно. Проклятые голуби (а может другие птицы, склонные к ночным бдениям) всю ночь ворковали на крыше, практически в паре метрах от моей головы. Поэтому неудивительно, что утром был хмурый и злой, словно медведь шатун. Даже завтрак не смог вернуть мне хорошее расположение духа. Сегодня на повестке дня было приготовление амулетов для моих воровских нужд. Покупать мне не хотелось, да и не на что было. Как все магические и алхимические предметы, они требовали изрядных денежных средств, которых у меня и не было. Ну, что же, возьмемся за старое. Одноразовые поглотители манны из заклинаний и магических ловушек. Кстати, надо будет еще подумать на счет защиты от магического нападения. Ведь можно использовать эти поглотители в качестве аналога для создания более продвинутого амулета. Эту мысль пришлось с мясом выдирать из головы, иначе я так и не смог бы приняться за дело. Что поделать — увлекающаяся личность, часто бросаю все и долблюсь над одной проблемой, не требующейся на ближайшее время.

Еще в прогулке по городу, я набрал в свой мешок несколько кусков древесины от сломанных телег, ветвей деревьев и прочего деревянного хлама. Если и было кому интересно наблюдать за подобными поступками, то мне на них было начхать. Кстати, комнату у трактирщика я оплатил еще на три дня вперед, решив пока не менять свое место расположения. Уж очень оно было удобным — почти в самом центре посреди торговых лавок и купеческих домов.

Полсотни деревянных шариков-поглотителей были изготовлены в рекордно короткий срок. Чтобы убить время до темноты, мне пришлось пролистать свою книгу, заодно запомнив несколько интересных формул. Вечером заказал у хозяина крепкого вина, которое вылил в малюсенькое окошко под потолком (пролезть в него можно только кошке). Уже ближе к полночи, изрядно шатаясь, чтобы изобразить перед хозяином крепко выпившего человека, я спустился в зал.

— Ваша милость, — окрикнул трактирщик, увидев меня у порога входной двери, — не советую в такое время и таком состоянии прогуливаться. У нас и ночные разбойники могут напасть, да и от стражи можно получить. Ведь она не будет разбираться, кто там по улицам в такое время ходит. Да и просто есть вероятность не вернуться обратно.

— Ннне, лесь, — заплетающим языком произнеся. — Хочу гуляю, хочу пью, хочу… а разбойники мне не страшны. Я их всех, того…

Сплюнув, трактирщик перестал обращать на меня внимание. В принципе, неплохой мужик, заботится о своих клиентах. Жаль, что клиенты у него не такие уж и понимающие и… законопослушные.

Ночь встретила свежестью прохлады, после душного помещения. Мне пришлось, держась вдоль стенки, идти пошатываясь с пару кварталов, чтобы убедить возможного попутчика (а может он специально проследить за мной вышел, или трактирщик послал слугу притащить обратно постояльца, если тот свалиться в сотне шагов от постоялого двора?) в том, что я каким был, таким и остался. Только потерявшись в густой тени заборов и домов, я накинул на себя заклинание "тени" и одним махом протрезвел.

Путь мой лежал в один из домов, что ранее заприметил. Судя по многим признакам, денежки у его владельцев имелись, а раз так, то они просто обязаны со мною ими поделиться. Как назло, возле входной двери горел факел, весьма демаскируя мое присутствие. Через стену я перебираться опасался — по всей ее протяженности я ощущал слабое магическое покалывание. Не знаю что там навесили на нее, но рисковать не буду. Тем более, что и поглотители пока не хотел использовать.

Секундная заминка и вот уже вокруг факельного огонька стало собираться чуть больше углекислоты. Пламя уменьшилось, покраснело от недостатка кислорода, и освещенность вокруг резко упала. Полностью тушить я не стал — вдруг, кто сможет заметить отсутствие огня, и этот кто-то очень подозрителен? А так, огонь есть, а то, что тускл, так это слуги нерадивые плохой факел, недостаточно осмоленный и просушенный, поставили.

Возле замка я на миг замешкался. Открывать было нечем, а резать или выжигать не хотелось. Пришлось немного импровизировать. Из мешка был извлечен тонкий сучок, подобранный ранее, и вставлен в замочную скважину. Пару минут мне пришлось сосредоточиться, чтобы наскоро набросать только что сляпанное заклинание. В результате древесина стала резко расширяться, словно монтажная пена, и через пару секунд замок щелкнул отжатыми пружинами. Стерев пот, выступивший от волнения на лбу, я очень осторожно потянул дверь на себя. Слава богам, что хозяин весьма не любит скрипучие двери и гоняет слуг за подобную нерадивость. Отлично смазанные петли не издали ни звука, и я оказался внутри дома.

Притворив за собою дверь и изъяв из замка деревяшку, вернувшуюся к своему прежнему размеру, я сделал один шаг и резко остановился. Впереди ощущалась магия, причем, весьма сильная. Демоны, все-таки надо позаботиться об обучении, чтобы по признакам определять природу чар. Может, тут наложено заклинание очистки грязи с ног после улицы, а может и нечто убойное, специальное для подобных визитеров, вроде меня.

На размышление времени не было, поэтому по полу покатился сначала один шарик, а следом еще парочка. Два накопителя рассыпались в невесомую труху, полностью отработав свой ресурс, а вот третий сумел забрать остатки заклинание и слегка потеплеть, но остаться в целостности. Больше ничего опасного я не чувствовал, но все же очень внимательно осмотрелся. Ворон еще на начале обучения предупреждал, что не все полагаются только на магию. Могут и скрытый арбалет установить, отравленных игл в пол натолкать.

К счастью, ничего подобного тут найти не удалось. Трезво размышляя, что на первом этаже двухэтажного особняка ничего полезного найти не удастся (разве что комнаты слуг, да их нехитрые сбережения), я осторожно стал подниматься по лестнице. По-быстрому сработанный сторожевой амулет (все равно временная поделка, поэтому никаких атакующих чар накладывать не стал) ощутил наличие пяти человек на втором этаже. На удивление, первый был пуст от любой живой души.

Сейчас в ход пошли новые заклинания. Для начала, кроме уже активированного ночного зрения, я еще соорудил себе и воздушный фильтр, что должен был, по меньшей мере, с полчаса очищать выдыхаемый и вдыхаемый воздух (система замкнутого цикла, решил содрать идею с индивидуальных дыхательных аппаратов для погружения, что не выделяют после себя ни единого демаскирующего пузырька). Это требовалось для безопасности, при активации следующего заклинания.

Пять минут мне пришлось сосредоточенно стоять столбом, чтобы мысленно вывести все знаки и напитать их манной. Наконец, заклинание было активировано, и по дому стал распространяться газ. Если быть точнее, то я решил использовать обыкновенный эфир. Вот только вплел в заклинание несколько контролирующих знаков. Теперь он заполнял определенный объем, усыпляя любого незащищенного от подобной напасти человека, но еще и не мог убить (невинных людей травить не собирался и лишнюю кровь на душу брать тоже). Через несколько минут я без опаски дошел до ближайшей двери в комнату. Но едва я преодолел пару метров от лестницы, как под ногами раздался истошный скрежет и скрип. В первую минуту, я облился холодным потом и по коже табуном пробежали мурашки со слона размером. Неужели я пропустил некое сторожевое заклинание? Какое счастье, что оно работает только на звук, а не поджаривает нарушителя или отрубает ему ноги.

Вот только шарик-поглотитель, второпях выброшенный на пол, спокойно прокатился по доскам пола и остался совершенно безучастным. Блин, думай, думай голова. Я не знал какое предпринять решение в течение пары минут. Потом вновь сделал шаг и вновь замер при повторении недавнего звука. Звучание исходило откуда-то из-под досок и напоминало скрип пружин на старых, еще времен пионерлагерей раскладушках, когда на них ворочались отдыхающие. Я успел себя похвалить, что позаботился о нейтрализации спящих, иначе на подобный шум уже мчались разбуженные хозяева и их слуги, причем с очень неприятными мыслями отплатить за такое пробуждение мне.

Плюнув на все последствия, я достал клинок и поддел одну из досок. Отличное лезвие без малейших усилий распластало половицу, обнажив внутренности, скрывающиеся под ней. Да уж, ну и кулибины тут поживают, промелькнуло у меня в голове, когда я рассмотрел хитрый механизм. Точнее, хитрой была задумка, а вот механизм совершенно элементарный.

Примерно через десяток сантиметров под каждой половой доской стоял тонкий, размером с гвоздь, металлический штырек, на который была впритирку насажена пружина. Между штырем и половицею было изрядное расстояние, чтобы доска не упиралась в него. Зато верхняя часть пружины возвышалась над "гвоздем" и прикасалась к полу. Получается, при каждом шаге половица прогибается под весом идущего и надавливает на пружину. Которая, в свою очередь, скользит по штырю, создавая тот скрип, что едва не остановил мне сердце.

От злости на всех этих доморощенный специалистов, я сплюнул в угол, угодив в цветочный горшок. Грубо? Ну и пусть, зато хоть так выразил свое негодование. Кстати, весь этот механизм не был включен постоянно. Проследив по ходу движения направляющих, на которых располагались штыри с пружинами, я заметил, что они приподнимаются неким рычагом. То есть, эта система включалась только в определенное время, чтобы не нервировать обитателей круглосуточно. Рычаг, разблокирующий эту ловушку, я так и не нашел, поэтому пришлось наплевать на звук, возникающий при каждом шаге (и загоняющий сердце в пятки, а нервы в тугой узел). В первой комнате спала пара — мужчина и женщина. Наверное, сами владельцы этого дома. Полазив по комнате, я стал богаче на десяток колец из золота с драгоценными камнями, три пары сережек и один золотой браслет, весивший грамм сто. Зачем такая тяжесть, я так и не понял.

В следующей комнате, я наткнулся на пожилую женщину, весьма скромно одетую (одежду обнаружил в шкафу, когда провел инвентаризацию имущества). В этой комнате я так и не нашел ничего стоящего, если не считать пяти серебряных монет в маленькой шкатулке. Там же находились еще и несколько разных колец и браслетов из бронзы и меди, но такое убожество меня не прельщало. Серебро я забрал, здраво рассудив, что деньгами не фига раскидываться. А на возможные возмущенные вздохи и ахи, я только посмеюсь. Если хозяева народ порядочный, то вернут служанке (а больше никем другим она быть не могла) эти монеты. Ну, а если нет…

Еще в двух комнатах я обнаружил двоих детей. Мальчика лет десяти и девочку моложе его раза в два. Тут искать ценности было неразумно, поэтому я перешел в последнюю комнату. Едва подойдя к двери, я сразу ощутил азарт: дверное полотно было толстое, из очень дорогой древесины и, буквально, напичканное магией.

Пробовать разрядить все ловушки я не стал. Все-таки я не мастер-вор, да и с магией у меня большие проблемы, как бы не нахваливал себя. Поэтому я избрал самый простой путь, используемый до этого. Стена комнаты за этой дверью соседствовала со спальней хозяев. Вот этим я решил воспользоваться.

Мой арсенал заклинаний изрядно повысился по сравнению с прошлым посещением этого мира, когда я вошел в него только с голым энтузиазмом и любопытством наперевес. Сейчас я использовал заклинание "водяного ножа". Очень тонкая струя воды под огромным давлением разбирала почти любое препятствие на составные части (дело было только во времени). Со стороны это смотрелось, словно тончайшая, немного радужная (напоминающая мыльные пузыри) полоса от моей ладони исчезала в стене. Минус в этом мощном заклинании был один — очень маленький радиус действия (всего полметра) и постоянная концентрация.

Постепенно я смог обвести вдоль стены неправильный овал, под свой рост. Едва края разреза сошлись, я толкнул несильно вырезанный кусок, который шмякнулся вовнутрь. 'Так, что мы тут имеем?' — подумалось мне, когда пролезал через образовавшийся проем. А был тут стандартный кабинет богатого человека, со своей роскошью и вычурностью. Несколько фигур непонятных мне животных из мрамора, еще статуя женщины, в куче одеяниях, напоминающих римские тоги и закутанным лицом, пара массивных серебряных канделябров. Эх, все не то: статуи, даже стой они большие деньги, мне не вытащить, с подсвечниками тоже большая морока, так как они весят килограмм по десять каждый. Пришлось немного пошуровать в письменном столе, но и тут обломался — пусто, как в кармане у бомжа. Только пачки бумаг, писем, записок и прочей макулатуры. Для кого-то они представляют интерес и немалый, но вот для меня они не стоят ни гроша.

Немного задумавшись, я принялся простукивать стены и за одной из них обнаружил нечто интересное. На вид и звук она не отличалась от всех прочих, но вот именно отсюда тянуло магией. Если здесь во время строительства не замуровали некий амулет, то это самый обычный тайник с магическим прикрытием, именно поэтому и не простукивается пустота.

Проблему я решил в своем варварском стиле — круговое движение "водяным ножом" по стене. Когда под ноги выпал неровный кругляш стены, то я смог обнаружить одну интересную шкатулку и небольшую горку монет в потайной нише. Монеты — три золотых и полсотни серебряных (нищий скряга этот торгаш, а еще домик не хилый отхватил) полетели в сумку, но вот за шкатулку я опасался хвататься.

Скормленные ей десяток "орехов" рассыпались в прах и не принесли видимого результата. Даже не смог уловить понижение магического фона, словно и не исчезло из него уйма энергии. Демоны, непростая эта шкатулка, очень непростая. Тратить дальше поглотители не стал, и так сразу понял, что тут надо нечто посущественнее, чем мои детские игрушки.

Внезапно перед лицом появилось едва различимое зеленоватое свечение. Это значило, что "воздушная маска" через семь минут прекратит свое существование, а вместе с ней и действие сонного заклинания закончится. Скрипя зубами от бессилия, вспоминая одну басню про лису и виноград, я срочно ретировался из кабинета. Проходя мимо кровати со спящими, я ухмыльнулся, представив их ошарашенные лица при пробуждении.

На улице было все по-прежнему и ничего не изменилось за мое отсутствие. Вот только факел светил ярко, избавившись от недолговечного заклинания, что я на него наложил. Закутавшись в плащ, под прикрытием теневого заклинания, я направился обратно в трактир.

На мое счастье, двери постоялого двора были открыты. Хмурый здоровяк, выполняющий роль то ли ночного охранника, то ли вышибалы без слов пропустил меня внутрь, хотя его взгляд был очень красноречив: мол, нормальные люди должны спать у себя в кроватях, а не шляться по ночам.

Проспал почти до самого обеда и когда спустился в общий зал, то едва не захлебнулся от той густоты запаха приготовленной пищи, что висел в трактире.

— Ваша милость, — вежливо спросил меня хозяин, когда я заказал у него еды — А ничего покрепче не желаете? После того кувшина крепкого вина, что употребили вчера вечером, отлично поможет пара кружек молодого вина.

— Ну, уж нет, — поморщился я, делая вид человека, вспоминающего о не самых приятных минутах в прошлом, — Обойдусь квасом.

Усевшись за стол, я во время поглощения пищи принялся обдумывать дальнейшие планы. В принципе, ночное ограбление-тренировка прошли удачно. Поймать никто не поймал, а навыки никуда не делись. Надо только доработать амулет для защиты своего тела и дезактивации сложных ловушек. Потом поменять трактир, но сегодня еще побуду в этом.

После обеда, я заперся в своей комнате и достал книгу с заклинаниями и чистую тетрадь. Я очень сильно хотел создать амулет защиты, чтобы не стать жертвой очередного нападения или своей неуклюжести. Для начала я тщательно отшлифовал поверхность одной из золотых монет (можно было бы взять серебряную, чтобы так сильно жаба не душила, но они были несколько мельче по размеру). После этого нанес на обе поверхности ранее выписанные формулы из тетради. По моей задумки, этот амулет должен был создавать магическое поле вокруг объекта, на котором он находится. За размер возможного объекта взял человеческую фигуру, несколько расширив ее габариты. Теперь, если этот амулет будет на мне, то вокруг меня на полметра будет располагаться защитная пелена.

При попадании в это поле заряда магической энергии, сформированной в виде заклинания, мана должна вытягиваться из него и "сливаться" в землю (ничего другого по моим выкладкам не получалось, хотя был бы не против, использовать халявную энергию). Через несколько часов амулет был готов и только ждал заключительного эксперимента — проверки боем. На себе — по понятным причинам — это производить не хотелось, а выбор желающих отсутствовал.

Попробовал нацепить монету на стул и запустить в него крохотным фаерболом. Результат показался удовлетворительным, но не сильно. Тем шаром огня, что я использовал, можно было поджарить голубя, но вот нанести опасные повреждения человеку очень проблематично. Пришлось повторить опыт, создав очередной огненный шар с гораздо мощной структурой. Попав в стул, он не нанес тому ни малейшего повреждения. Вот только… на деревянном полу в метровом диаметре образовался обугленный черный круг. Энергия стекла вниз, как и предполагалась, вот только следы остались совсем не те, что должны были. Черт, от хозяина получу взбучку, если тот обнаружит это украшение, отсутствующее ранее. Пришлось вооружиться клинком и скоблить пол, устраняя все следы своих шалостей. Не скажу, что вышло уж очень незаметно, но подпалины удалось свести. Еще хорошо, что доски только сверху пострадали на незначительную глубину. А прогори они насквозь? Вот то-то и оно. Минусом в амулете была огромная текучесть энергии. Что поделать, ну не могу я быстро научиться тому, чему учат в местных магических заведениях годами.

Ладно, как бы там ни было, зато амулет работал как нужно. Прокрутив в монете небольшое отверстие и продев в него шнурок, я повесил ее на шею. Время было уже позднее, так что поужинав, я завалился спать, тем более, что и подустал изрядно после магических опытов.

Последующие несколько дней я менял постоялые дворы и наносил визиты в дома зажиточных горожан. Моими приобретениями стали полсотни золотых и пара килограмм различной бижутерии из золота и драгоценных камней. И, самое главное, я сумел разобраться в охранных чарах и их схемах установки в полной мере. Пришло время для выполнения основного заказа.

Глава 7

Выбранный дом находился во внутреннем городе, по традиции принадлежавшем аристократам. Обнесенный невысокой стеной в пару человеческих ростов, он отделялся от прочих. Видимо, высшая знать не желала видеть рядом с собою плебс, поэтому и посещение было строго для приглашенных или по предъявлению бумаг.

У меня не было ни того, ни другого. Зато были знания, а знания — сила, это не мною тонко подмечено. Ну, и конечно, умения. Темной ночью, укрытый заклинанием я перемахнул через стену и притаился в темном уголке внутреннего города. Должен сказать, что наличие множества светильников и факелов на улицах и возле домов, изрядно затрудняли скрытое перемещение. К тому же, еще и частые патрули действовали на нервы. Местные стражники очень сильно отличались от своих коллег во внешнем городе — рослые, одетые в одежду из дорогих тканей, отличные доспехи и вооруженные мечами и алебардами без малейших зазубрин и пятен ржавчин. Резкий контраст по сравнению со своими коллегами.

Пропустив мимо себя очередной парный патруль, я перебежал в тень и замер, внимательно всматриваясь в окрестности. Рядом рос куст сирени или напоминающий ее, который благоухал ароматом недавно расцветших цветков. От этого запаха у меня в носу отчаянно зачесалось, вызывая неминуемый чих. Пришлось зажать себе нос и на несколько секунд задержать дыхание, тщательно перебарывая нежелательные стремления. До выбранного объекта было полста шагов, так что шуметь было крайне противопоказанно. А ночью звуки распространяются далеко и хорошо. Наконец, мне удалось избавиться от чихания и я стремительным броском в ускоренном режиме преодолел оставшиеся метры до ворот дома. Настроив охранный амулет, я сумел ощутить наличие пары десятков человек на территории здания. Что-то многовато их, как бы не пришлось скрываться не солоно хлебавши.

Через стену перелезать побоялся, так как по всей ее протяженности наличествовала густая магическая сеть. Дорога через ворота тоже отпадала, но я заранее позаботился о нужном решении проблемы. Выбрав участок стены, где было наиболее темно и за которым отсутствовали нежелательные лица, я активировал специальное заклинание и… провалился под землю. Точнее, такое мнение могло сложиться у постороннего наблюдателя. На самом деле при помощи заклинания я увеличил давление под собою во много раз. Едва я прикасался к почве, как под действием магического поля, окружающего меня, земля "расступалась", оставляя мне проход. Главное, чтобы никто не обнаружил яму в месте входа и выхода.

Наружу я выбрался наоборот — изменил полярность и направление магических потоков таким образом, что под ногами земля начала расширяться, выталкивая меня вверх, а руками я указывал себе направление.

Меньше минуты я затратил на свое перемещение сквозь землю, но устал так, словно вручную вырыл этот лаз. Что поделать — чем сложнее и действеннее заклинание, тем оно более энергоемкое.

Мое появление из-под земли, словно чертика из коробки, осталось незамеченным для окружающим, да оно мне и не нужно было. В связи с выбранной мною профессии чужое внимание мне было нежелательно.

Уже находясь в саду, я наложил другое заклинание маскировки, чтобы остаться по-прежнему невидимкой. Тут я решил не выдумывать колесо, а взял и нагло скопировал принцип действия хамелеона. Теперь я был практически не обнаружим для постороннего взгляда, только небольшая рябь выдавала мое присутствие. Но и она почти не бросалась в глаза. Главное, чтобы в доме не было амулетов, похожих на мой охранный. Тогда все мои ухищрения пойдут прахом. Да, объясню почему решил отказаться от прежнего маскировочного заклинания "тени". Дело было в огромном количестве различных светильников. Странная клякса, не просматриваемая и не освещаемая светом, просто не может не привлечь внимание посторонних.

Почти сразу после моих первых шагов по чужому саду, я наткнулся на патруль из двух воинов, обходящих сад. Отлично экипированные и вооруженные, с походкой опытных солдат, они могли стать весьма опасными противниками, учитывая то, что мое ускорение, дающее фору в рукопашных схватках, сбоит и изменяет мне.

Пришлось распластаться на земле, чтобы свести опасность обнаружения к нулю. Путь стражей прошел совсем рядом со мною и мне удалось урвать кусочек разговора.

— Барон совсем озверел на почве своих страхов. Усилил патрули почти в трое, нанял двоих телохранителей из магической гильдии. Кто сможет пройти сквозь такое количество ловушек и магических заклинаний? — недовольно проговорил один из солдат.

— Не скажи. Вон герцога убили несколько месяцев назад, — откликнулся его напарник. — Ему не помогло присутствие сильного мага. Тоже, кстати, из телохранителей.

— Это которого герцога?

— Герцог Крогснет. Ты что — не слышал? — удивился второй стражник.

— А, этот. Слышал конечно, но его же в лесу подловили. Говорят, только дочь и сумела отбиться.

— В лесу или не в лесу — не суть важно. Главное, что сумели и точка.

Последняя фраза донеслась до меня уже на пределе слышимости. Мне так и не удалось дослушать разговор до конца, хотя было очень интересно. Ведь в этих событиях пришлось и мне поучаствовать. Ладно, можно уже и подниматься с земли, тем более, что солдаты удалились на приемлемое расстояние. До входной двери добрался через минуту и застыл в размышлениях, как незаметно проникнуть во внутрь. Использовать магию не хотелось по нескольким причинам. Первая — на двери располагалась густая паутина неизвестных заклинаний, которые могли повести себя неправильно, вздумай их потревожить. Вдруг и шарики поглотители не помогут? Вторая — поврежденную дверь (могло и так выйти, что ломать замок пришлось бы очень корява, с явными, бросающимися в глаза следами) могут заметить при очередном обходе.

Пока я сосредоточенно метался в поисках решения, дверь широко распахнулась и выпустила пару солдат, почти точную копии недавно виденных.

— На северной стороне стены заклинание сработало, вот и идем проверить, в чем там дело, — сказал один из выходящих, видимо отвечая на неуслышанный мною вопрос. Не теряя времени, опасаясь быть замеченным (все же моя маскировка не давала стопроцентную гарантию необнаружения, мог попасться на глаза самому наблюдательному, которого заинтересует странная мигающая пелена) и того, что дверь захлопнут перед носом, я на ускорении просочился прямо под рукою у одного из солдат.

Уф, вот я и внутри, хотя может и не стоило мне соваться в этот дом. Как уже понял, местный хозяин дома (некий барон) очень опасается за свою шкуру, которую проплатили его недоброжелатели. Может не может, мысленно передразнил себя, крадучись пробираясь к лестнице. В последнее время (хотя почему в последнее — с самого моего магического "рождения") во мне поселился дух авантюризма и поиска приключений. Именно это и толкало меня на необдуманные поступки, порой совсем нелогичные и чрезвычайно опасные. Но не могу побороть в себе адреналиновый зуд.

С другой стороны я первоначально возлагал большие планы на продажу амулетов собственного изготовления. Накопил бы денежек и айда в Пустошь. Уж там накушался бы приключений щедро приправленных смертельной опасностью по самое не хочу. Но есть одна проблемка. Для того, чтобы продавать свои поделки нужно было зарегистрироваться в магическом ордене и дать полные сведения о себе, своей школе, учителе и еще ряд информации, которая тщательно проверялась и регистрировалась в ордене или гильдии.

Вот только из-за всего этого мог назвать только имя учителя, хотя есть подозрения, что он совсем не подойдет по своему характеру деятельности. Тайком продавать амулету опасно — расколют на раз и два. Приходилось полагаться на то, что воровская гильдия поможет мне с этим делом, после выполения заказа.

Хотя есть еще одна возможность — стать учеником (фиктивно) одного из магов и уже от его имени вести торговлю. Но тут немного гордость взбунтовалась — очень не хотелось вновь ощутить над собою хозяина. Еще и клятва, что связывала мага и его ученика (учитель мог заставить ученика выполнить любое поручение какое бы оно противное не было, так укрепляли выдержку и силу воли) не нравилась. Ученик, что был отринут учителем уже не имел возможности поступить в обучении к другому магу. Вот и ходили такие недоучки по империи, показывая дешевые фокусы, вступая в разбойничьи шайки… Хотя, эта клятва не была обязательным атрибутом, многие спокойно обходились без нее. а в магических школах и вовсе брали присягу на верность империи и данному учебному заведению.

Подводя итоги скажу только одно — не хочу терять свободу, не могу честно зарабатывать и не желаю прозябать без азартных и смертельно опасных вылазок.

Пока в голове крутились подобные мысли, ноги уже принесли на второй этаж, где утроил осторожность. Буквально на цыпочках прошел мимо слуги, сидевшего в конце коридоре и внимательно его осматривающего. Под рукой у него находился короткий меч и жезл, весьма напоминающий тот, которым приложило Ворона в первую мою вылазку. Наверное, по такому человеку на каждом этаже и в каждом коридоре сидит. Видимо этот барон склонен к паранойе, если принял такие меры. Еще и дежурная группа, несомненно, расположена поблизости. А может и имеет для этого все предпосылки. Недаром Хостуб привлек к этой миссии меня, новичка в городе.

Одно крыло дома я миновал по-быстрому, так как не видел никаких признаков богатой добычи. Здесь располагались гостевые спальни, оранжерея с цветами, еще некий зал, напоминающий танцевальный (уж очень он был обширным и украшен рядом огромных зеркал) и не было ничего такого, что могло меня заинтересовать.

Зато в следующей части дома мне повезло наткнуться на несколько комнат, укрытых массивными дверями из дорогой древесины и сетью заклинаний. Возле одной из них я остановился и приготовил свои инструменты для проникновения. С первых шагов мне пришлось повозиться — поглотитель сумел снять только активное заклинание, атакующее человека, не имеющего прав пройти в комнату. Вот только еще одно висело на самом замке и ни в какую не хотело исчезать. Мысленно чертыхаясь и не издавая ни звука в коридоре, я возился с непокорной преградой, так умело защищающей тайны и богатства владельца своего дома.

Была у меня мысль посрезать к чертям собачьим петли или сам замок, раз уж не могу его открыть. Вот только я планировал еще и дальше пошуровать в доме, для чего требовалось по минимуму оставлять следы.

Ладно, раз уж простые методы не позволяют мне справиться, перейдем к традиционным. Из мешка была извлечена связка отмычек, что была мною изготовлена во время потрошения купеческих домов. Десяток металлических стерженьков с кучей бородок и зацепок на конце приступили к работе. Каюсь, у меня была идея вновь воспользоваться куском сухой ветки, что открывал как-то один замок, но были опасения активации чужого заклинания, наложенного на замок (вдруг, произойдет конфликт между "замочным" и "расширяющим" заклинанием?).

То что оно не опасно (напрямую не опасно, огненного или электрического удара не последует) я понял сразу, вот только подозревал, что это вроде пароля свой-чужой, распознающее ключ.

На отмычку я наложил заклинание, напоминающее то, что было на замке (по любому, на оригинальном ключе есть подобная магическая метка, что сходна по своей структуре с "замочным" заклинанием) и начал аккуратно пропихивать ее в замочную скважину. Буквально превратившись в одно большое ухо, я медленно вращал отмычкой, фиксируя каждый щелчок и стук внутри замка. От волнения и сосредоточенности на лбу выступил пот и стал редкими каплями скатываться по вискам. Есть! Первая пружина отжата, через полминуты следом за ней последовала вторая.

Еще пару минут и смогу открыть дверь, но тут за углом послышались тихие шаги, приглушенные густым ворсом ковра, лежащего на полу. проклиная про себя так не к месту появившихся обходчиков, я выдернул отмычку и отскочил от двери. Надеюсь, что это не маги. Эти парни могут если не заметить меня, то ощутить магию от заклинаний, висевших на мне.

По ковру прошли двое мужчин один из которых был облачен в кольчугу и шлем и вооружен мечом, второй был типичным слугой, выдернутым по неотложному делу из кровати. Он всю дорогу непрестанно зевал и бубнил нечто разборчивое. Дождавшись их ухода, я вернулся к прерванному занятию. Демоны, из-за этих ходоков, придется начинать все с начала.

Повторно провозился немного дольше — руки слегка дрожали от волнения, после того, как едва не был замечен. Если бы не моя хамелеонская маскировка, то уже не раз был бы обнаружен и убит.

Наконец замок был открыт и я приоткрыл дверь, просачиваясь в комнату. Притворив за собою дверь и оглядевшись по сторонам, я не сдержал огорченного стона. Столько усилий и нервов, а в результате я стою… в библиотеке. Вокруг располагались стеллажи и полки с книгами. Не сомневаюсь, что среди этих книгопечатных изделий есть редкие дорогие издания, вот только с ними мне некогда возиться в плане продажи. Даже, если поискать что-то по магии, мне потребуется для этого порядочно времени, а его-то и не было. Еще меня изрядно беспокоил недавний стражник в кольчуге. По пустому поводу не будут поднимать слугу и тащить с собою.

Если они не шли к барону с серьезными сведениями, то я балерина большого театра. Только бы не обнаружили мой подкоп, мне же возвращаться будет некуда — это самое тихое и спокойное место. Хотя, там что-то говорилось о странном срабатывании сигнализации на стене, может все дело в этом, а не во мне? Будем на это надеяться, а пока приступим к осмотру следующих комнат.

Из своей ошибки с комнатой я решил извлечь плюсы. По этой стороне коридора располагались еще две двери, не уступающие (точнее превышающие библиотечную по украшениям и защите). если кто еще не догадался, то я намеревался опять проходить сквозь стены.

"Кислотный спрут" намертво прилип к боковой стене и через пару минут оставил от нее только воспоминания. Пролезть в образовавшуюся дыру было секундным делом. Вот только и эта комната мне понравилась. Куча мягких подушек на полу, несколько низких лож, похожих на римские, в которых возлежали патриции, парочка высоких курильниц, из которых вился едва видимый дымок. Еще мой взгляд наткнулся на несколько ароматических палочек, лежавших на серебряном подносе в полметра шириною и три предмета, знакомые любому моему соотечественнику. Это были самые обычные кальяны, если не считать золотые мундштуки (сейчас перекочевавшие ко мне в мешок) и общий помпезный вид из-за дорогого украшения. Тьфу, блин, попал в комнату отдыха. Барон здесь гостей принимает и сам отдыхает, наверное.

Оставалась еще одна стена, за которой располагалась последняя комната. Затем уже только улица. Если и там не найду ничего полезного (для себя и по заказу), придется возвращаться через библиотеку обратно в коридор (хорошо, что там вахтенного нет, а то он был бы в шоке, наблюдая открытие и закрытие двери без участия постороннего) и искать удачи в комнатах напротив. Их там всего две, вот только двери попроще. Я и начал с библиотечной польстившись на ее вид.

Очередное кислотное заклинание съело стену и образовало для меня проход, для ознакомления с внутренним убранством комнаты. Так, что мы имеем? А имеем мы — спальню. Как хорошо, что у меня есть сторожевой амулет. Ведь могло так быть, что на сегодняшнюю ночь эта кровать была бы не пустой. А так, я знал точно, что в комнате нет ни единой живой души.

Первоначально, я хотел развернуться и уйти, чтобы не тратить время на пустые поиски. Остановило меня мысль, что в спальне могут находиться украшения. Тем более, что и похожа она была на женскую. Уж очень много шелковых драпировок, дорогих ковров и зеркал находилось в комнате.

— Ну, это совсем никуда не идет, — притворно возмутился я, доставая из зеркального трюмо небольшую шкатулку с десятком цепочек из золота и платины, а также несколько перстней с драгоценными камнями. — Никакого уважения к правильному вору. Кто же так прячет?

Когда содержимое первой шкатулки перекочевало в мой мешок, я ухватился за вторую и закричал от боли, ожегшей мою грудь. Почти сразу по коже прошла волна покалывания, реагируя на мощное магическое плетение. К счастью, крик прозвучал не очень громко = удалось вовремя сдержать свой голос. А еще было везением, что амулет смог справиться с атакующим ударом магической защиты. С тихим шипением, вырывающимся с губ, я рванул на груди рубашку, разрывая ее ткань. Защитный медальон, что недавно соорудил из золотой монеты, нещадно припекал мне кожу. В желании избавиться от этого неприятного и болезненного чувства, я ухватил за цепочку и сорвал амулет с себя. Удерживать раскаленную металлическую пластинку было невозможно, поэтому я выронил его из рук. Амулет с тихим шорохом упал на пол и укатился под предмет мебели.

Вот только мне не было дела до этой ерунды — осматривал грудь, на которой красовался сильный ожег. Золотой амулет защитил меня от заклинания, непременно убившего меня в другом случае (и шкатулка совершенно не фонила в магическом плане, иначе я бы за нее так просто не ухватился.), но в замен наградил ожогом, когда часть магии перешла в тепловую энергию. Что ж, придется еще поработать как следует над амулетом. Хотя, в качестве первой пробы, получилось весьма неплохо.

Оставив в покое ожег, весьма мучительно напоминающий о себе каждый миг, я перевел внимание на шкатулку. Теперь, после первоначального срабатывания, от нее тянуло мощной струей убойного заклинания. Несколько поглотителей рассыпались в труху, не оставив после себя ни малейшего результата. Была мысль плюнуть на нее и уйти, но не хотелось оставаться без добычи. А уж под охраной настолько мощных чар, должно храниться весьма ценное сокровище. А может и сам предмет заказа. именно эта мысль и подстегнула мою деятельную натуру еще сильнее.

Пришлось лезть в свой мешок и доставать книгу и выискивать возможное решение проблемы. Минут десять покопавшись, я нашел нужный вариант. По крайней мере, это стоило попробовать. Следующие полчаса я провел за тщательным вычерчиванием нужных знаков. По моей задумке, у меня выходило заклинание-громоотвод. Точнее — магоотвод. Активировав его, я получал срабатывание охранного заклинание на шкатулке, вот только энергия должна была сливаться в поглотитель (не став заморачиваться, я превратил в него серебряный поднос из соседней комнаты), не успевая преобразоваться в заклинание. Широкого серебряного диска должно было хватить, что бы полностью разрядить ловушку.

Когда заклинание было начерчено и требовало только активации, за окном внезапно послышался шум. Рывком приблизившись к оконному проему и став так, чтобы оставаться незамеченным снаружи, я успел заметить нескольких стражников, рысцой пробежавших по саду. весь их вид выдавал напряжение и тревогу. Демоны, я уже порядочно вожусь с этим домом — пора и убираться. Ладно, будем надеяться, что мое заклинание сработает как надо — безо всяких видимых эффектов и опасных последствий для меня. И незавметно для магов, про которых обмолвились стражники в саду.

Сосредоточившись, я стал щедро вливать манну в свое заклинание, стараясь закончить с этим побыстрее. Едва активация заклинания произошла, я прыжком отскочил в соседнюю комнату, чтобы подстраховаться от возможного несчастного случая.

Первые пять минут ничего не происходило — я только ощущал сильные магические искажения от заклинаний. А потом с подносом стали твориться непонятные дела. Вся его поверхность, до этого выдраенная до зеркального состояния, стала темнеть и покрываться пленкой. Постепенно его размеры стали уменьшаться, превращая поднос во все меньший и меньший диск. Когда от него осталась жалкая часть, не превышающая по размерам крышечку на кофейнике, я перестал чувствовать заклинания.

Подходил к шкатулке с преизрядной опаской. Поначалу хотел накинуть на шкатулку амулет, но не смог его найти — далеко закатился, зараза, придется оставлять его в спальне. Два шарика-поглотителя остались безучастными на шкатулку, спокойно прокатившись по ее крышке. Вытерев со лба пот и немного размяв кисти рук, покрутив ими в воздухе, я прикоснулся к шкатулке. Каждый миг готов был отдернуть руки от нее (если, успею). Ничего не произошло. Вот тогда я уже спокойнее приподнял крышку и с трудом сдержал восторженный возглас.

В шкатулке оказался венец сплетенный из золотых и платиновых стержней. Между ними были вставлены драгоценные камни и узкие пластинки зеленого хрусталя. Видимо, это была имитация венка из цветов, ничего другого в голову не приходило. Драгоценные камни располагались в строгом порядке. На центральной части, сразу над лбом располагался гигантский камень насыщенного красного цвета. Рубин, наверное. От него шли уже камни поменьше, постепенно скрадывая свой размер и цвет. В общем, начинался строй драгоценностей ярко-красным рубином с лесной орех размером. Дальше краснота постепенно вместе с размером сходила на нет и уже на затылочной части располагался кристально прозрачный небольшой бриллиант.

Несколько минут я стоял завороженный открывшимся зрелищем, пока очередной шум уже из дома не встряхнул меня. Быстро захлопнув шкатулку, я кинул ее в мешок и ретировался из комнаты. Все, заказ выполнен и дальше в особняке находится опасно. А если принимать во вниманию "запах" творимого заклинания при дезактивации, то и вовсе надомчаться отсель со всех ног. Удивительно, что маги задерживаются с желанием намять мне бока!

Уже в коридоре я столкнулся с одним из слуг, который в самое неудачное время решил промчаться бегом мимо библиотеки. По несчастному стечению обстоятельств, в этот момент открывалась дверь (точнее, она просто распахнулась, от моего пинка — не стал терять время на осматривание коридора из щелки)и он со всего маху влетел в торец двери.

Сведя в кучу глаза и с трудом втягивая воздух после удара, он кулем упал на пол. Где получил еще один пинок по голове от меня, вырубивший его минут на пять-десять. Под защитным заклинанием и на ускорении, я промчался через все крыло дома и выскочил в соседнее, прямо в танцевальный зал. Опаньки, я едва сумел притормозить, чтобы не врезаться в семерых мужчин, стоящих посередине зала.

Тесно сомкнувшись плечом к плечу и выставив щиты, они попытались медленно двинуться вперед, оттесняя невидимых мне противников в угол. Вот только не думаю, что они выбрали соперников по силе. Уже пятеро стражников лежали на полу без признаков жизни и один прямо на моих глазах присоединился к ним, словив короткую стрелку в бедро (видимо, отравленную).

Поняв, что таким передвижением они не смогут добраться до врагов, стражники попытались быстрым рывком достать противников. Вот только и в рукопашной схватке им не везло. Их враги — двое мужчин закутанных во все черное по самые глаза, умело работали недлинными прямыми клинками. Шестеро, нет уже пятеро… четверо стражников не смогли даже задеть неведомых противников. Жить им оставалось меньше двух минут, если не придет подмога. И подмога пришла. Вот только, это были не их коллеги стражники. В дверь на другом конце зала бегом внеслись двое мужчин в просторных плащах, под которыми были надеты одежды, весьма напоминающие ливреи, разве что не такие тесные.

— Расступиться, — громко прокричал один из чародеев (никем иным они просто не могли быть, учитывая ту волну магии, что шла от них).

Уцелевшие стражники, один из которых сильно припадал на правую ногу, которую сумел подрезать под коленом один из убийц. отскочили в стороны. По здравому размышлению, я признал в них гильдейских убийц. С их коллегами мне пришлось столкнуться в Кардише.

Наемные убийцы новую угрозу не оставили без внимания. Едва их прекратили доставать стражники, они переключили свое внимание на магов. Туманная волна, вышедшая из ладоней первого мага, не причинила ни малейшего вреда. Зато сам маг с тихим стоном стал заваливаться на пол, хватаясь руками за грудь в которой засел короткий дротик. Это один из нападавших сразу после заклинания, пущенного магом, метнул в него свой метательный снаряд.

Демоны, так они помешают только мне. Еще и народу прибежит куча, на звуки битвы. Придется вмешаться в битву самому. Под покровом маскировочного заклинания, я заскочил на центр залы и скинул маскировку.

— Все смотрим на меня, — прокричал я как можно громче, одновременно с появлением на глазах у всех. Секунду потратили окружающие на осмысление поменявшейся обстановки и это время из взоры были повернуты ко мне. Ничего лучшего и желать не хотел. Зажмурив как можно крепче глаза и прикрыв дополнительно рукавом, я активировал "вспышку", безобидное (ну, сравнительно безобидное) заклинание. Сквозь веки и толстую ткань куртки по глазам ударила ярчайший свет, заставив забегать зеленые точки. Последствия этого заклинания для окружающих прошли более плачевнее. Восемь человек с воем и громкими криками катались по полу, совершенно забыв о недавней схватке.

Что ж, пока путь свободен надо делать ноги вензелями, как говаривал один киногерой.

Глава 8

Сегодняшняя ночь принесла много для меня волнений и неприятностей, но кроме них были и отличные приобретения. Я в очередной раз посмотрел на венец, который играл всеми цветами радуги под солнечными лучами. Даже жаль отдавать такую вещицу, пусть и заплатят мне хорошо. Но тут дело было не столько в деньгах, сколько в открывающихся перспективах. Главное не быть кинутым ворами — этого от них можно ожидать.

Немедленно соваться к Хостубу со своим приобретением я не стал. Не думаю, что они будут в восторге от этого. Переполох в городе, устроенный мною за последнее время, должен сильно ударить по ним. Мало того, что стражники рыщут по всему городу в поисках вора, треплющего богатеев, так еще и по их точкам и хазам не один рейд прошелся (по крайней мере, должен был пройтись, ведь просто так с рук не спустят воровской гильдии мои шалости).

Налюбовавшись на венец, я убрал его в тайник и собрался навестить мага. У меня были мои бебуты, которые ждали наложения чар на признание хозяина, то есть — меня. До нужной мне лавки, где заседал необходимый человек, я добрался за полчаса, старательно осматривая окружающую обстановку. Мне еще повезло, что именно сегодня чародей освободился от прочих хлопот и смог вернуться в город.

Серект гудел, словно потревоженный пчелиный улей. На каждом перекрестке стояло по нескольку стражников, внимательно осматривающих прохожих. На моих глазах, одного молодого парня схватили без малейшего повода и скрутили руки. Короткий обыск выявил у него пару ножей, шелковую удавку и мешочек с перцем. Последнее очень эффективная штука в схватке — горсть перца, брошенная в лицо противника, полностью выводит того из строя.

Судя по "джентльменскому набору", парень вор. Однако, как четко это срисовали стражи порядка. Я бы нисколько не подумал об этом, глядя на внешность человека.

— Что уставился? — зло рыкнул на меня один из стражников, когда я чересчур пристально стал всматриваться в происходившее действо. — Иди куда шел.

— Да, да, — согласно и как можно дружелюбнее проговорил я, прибавляя шагу. Мне только не хватало быть пойманным со всем добром, что сейчас при мне. По набору колец, перстней и цепочек даже самый тупой, дегенеративный стражник сумеет опознать во мне соратника только что пойманного парня.

У мага все прошло чрезвычайно быстро и просто. Проколотый палец, для получения крови, выложенные клинки, сумма в золоте и через час я забрал свое оружие. Уже в таверне (причем новой и расположенной неподалеку от городских ворот) я активировал оставшиеся чары, наложенные на клинки во время ковки и стал обладателем пары тесаков с очень смертоносными сюрпризами для противников. Конечно, аннигилированием веществ они не обладали, но абсолютная острота, прочность и ряд других свойств, превращали их в очень грозное оружие. Ночь провел весьма беспокойно, часов до трех проворочавшись в кровати. В итоге встал весьма разбитым и не выспавшимся. В себя смог прийти только ближе к обеду, когда пришло время действовать.

Для встречи с Хостубом я выбрал одно из средних заведений почти на самом краю трущоб. Выждал тот момент, когда стражники покинули само заведение и улицу, где оно стояло, и вошел во внутрь. Народу было не просто мало, а — МАЛО. Из всех посетителей был я и пожилой мужчина, торопливо доедающий свою похлебку. Бобовую, если мне не врут глаза. Только он ушел из трактира, я немедленно подошел к стойке, за которой сидел хмурый хозяин.

— Что угодно уважаемому господину? — даже не пытаясь смягчить лицо и тон, произнес тот. В ответ я улыбнулся как можно доброжелательнее и быстро сделал тайный знак. Со стороны это не выглядело подозрительным и простому непосвященному человеку в голову не придет связать мои движения с ворами.

— Что молчите? — продолжил допытываться мужик, проигнорировав мои действия. — И нечего тут руками размахивать или ты немой?

— Ага, я не твой, — схохмил я, немного огорченный полученным результатом или трактирщик превосходный актер, что ни единым жестом не выдал своего любопытства. — А вообще-то хотел заказать поесть чего повкуснее и получше. Плачу хорошо.

Не дожидаясь ответа, я положил на стойку серебряную монету и отошел своему столу, бросив напоследок:

— Только самого лучшего… вина не надо, обойдусь квасом или еще чем безалкогольным.

Усевшись за стол, я принялся думать, как мне дальше поступить, У меня была надежда на то, что у Хостуба имеются связи и соглядатаи в заведениях общепита (так сказать). И они имеют понятие про тайные знаки воровской гильдии. По сути, такие соглядатаи и сами считались ворами гильдии, но самого низкого звена. Я предполагал, что таким наводчиком должен был быть сам трактирщик, так как кроме него никто не мог иметь нужных сведений о постояльцах. Но я ошибся, иначе хоть как-то, но трактирщик должен был отреагировать на тайный знак. Или он просто не знает об них и помогает гильдии очень редко или в темную?

Размышления были прерваны подошедшим пареньком лет шестнадцати, который шустро стал выгружать ко мне стол заказанную еду. Под конец он высыпал крошечную горку медной мелочи и совсем тихо прошептал:

— Господин что-то имеет сообщить?

Каюсь, сначала я ничего не понял и удивленно уставился на служку. И только через пяток секунд я смог догадаться о чем идет речь.

— Не тебе, — медленно, словно пересчитывая сдачу, стал подбирать монетки, одновременно еле шевеля губами. — Мне необходима встреча с Хостубом или Аршем. Есть очень важные информация о причинах рейдов стражи и одном человеке, который их сильно заинтересует.

— Простите, господин, но это не в моих силах, — с искренним сожалением в голосе прошептал паренек. Он подхватил поднос, уже собираясь уйти, но тут я незаметно для трактирщика положил под поднос золотой со словами:

— А все-таки попробуй. Возможно, ты сможешь и у них получить награду. Скажешь, что вечером я буду тут же.

Паренек умчался, оставив меня наслаждаться приготовленной пищей. Надо отметить, что повар потрудился над мясом и овощами отлично. Я и не заметил как прикончил немаленькую порцию и перешел к киселю. Точнее, с виду напиток сильно напоминал желеобразную массу знакомого продукта, но по вкусу отличался. На мой взгляд, тут еще и три-четыре градуса имелось алкоголя. И он хорошо бодрил и тонизировал. Закончив есть, я благодушно кивнул трактирщику, благодаря за еду, и вышел на улицу. До самого вечера пришлось бродить по улицам, убивая время.

К трактиру, где назначил встречу вернулся уже в сумерках и сразу же заметил подозрительную активность. Пара человек молодых мастеровых весело с хмельной удалью делились впечатлениями о некой торговки, которой мало одного мужчины. На мой взгляд в их громкости, излишне резких жестах было много напускной артистичности. При этом они постоянно вертели словно невзначай головами, ощупывая внимательными, без грамма алкогольной поволоки, взглядами прохожих и посетителей. Если это не помощники комитета по встречи, то я физик-ядерщик.

Пару минут я скрывался в густой тени, выискивая других подозрительных людей, но е смог никого больше обнаружить. То ли больше никого не было и встречающий решил обойтись только парой помощников (что маловероятно), то ли все остальные более качественнее замаскировались.

Больше ждать не стал и неспешной походной направился в трактир. Возле порога был одарен порцией взглядов, но особым вниманием был обделен — маскировка сработала отлично.

В зале больше половины столов было занято, но знакомых лиц отыскать не смог. Пришлось заказать себе средний кувшин эля и плюхнутся на одну из свободных лавок. Больше делая вид и расплескивая напиток, чем употребляя его, я вертел головою, пока не заметил утреннего паренька. Дождавшись когда тот выскочит во двор с корзиной мусора, я дернулся следом. Ускорение и тень, которая скрывала немного мой стол, помогли незамеченным покинуть трактир. Со своим утренним знакомцем я столкнулся возле дверей и немало его напугал

— Спокойно, — вышел из ускоренного восприятия я, окликая паренька. — Если не узнал, то я напомню тебе о том, что утром просил о встречи. Удя по некоторым посторонним, сообщить в гильдию обо мне удалось, так?

— Уф, господин, — выдохнул парень, опуская корзину на землю, — вы меня напугали. Я не заметил, как вы появились, да и изменились вы с последнего раза. Только сейчас сумел признать.

— Молодец, молодец, — похвалил я его, но потом стал торопить. — Так что там насчет встречи?

— Вас ждут в третьей комнате от лестницы, — проговорил тот. — Только постарайтесь пройти наверх осторожно, что бы не вызвать подозрения. А то хозяин и так что-то подозревает, опознав несколько известных воров. Лучше всего, если снимите у него комнату. Как раз парочка пустует по соседству с нужной.

— Разберемся, — коротко ответил я и исчез. По крайней мере у собеседника должна возникнуть именно такая мысль, когда я резко ускорился перед его носом. За секунду я проскочил короткий коридор со двора в трактир и проскочил лестницу. Вот только так же быстро заскочить в комнату мне не удалось — возле самой двери я ощутил неожиданную тяжесть и сбросил ускорение. Гадство, опять это способность начала сбоить, а я уж решил что после посещения своего мира сумел вернуть организм в прежнее состояние, когда скорость на пределе не очень мне мешала и активировалась в единый миг. Ладно, хорошо хоть, что не упал без сознания возле дверей.

Отбарабанив короткую чечетку пальцами по двери, использовав достаточно редкий сигнал опознания, я толкнул ее от себя. Потом толкнул ее еще раз и чертыхнувшись, потянул ручку на себя. Почти по анекдоту, когда воры пытаются покинуть банк после срабатывания 'тревожки' и тупо бьются в дверь, пытаясь ее вынести наружу. В то время, как она спокойно открывается на себя.

В комнате меня ждал Арш и еще один маленький мужичок со скучающим выражением в глазах. Судя по его виду, коротким, но плавным движениям, противник он очень опасный. Чем-то схож с Вороном по пластике движения.

— тихий, демоны тебя раздери, — облегченно-зло проговорил Арш, когда я прикрыл за собою дверь, — что за шум ты поднял в городе? И что по заданию?

— Нормально все, — буркнул я, рассматривая постороннего. — Вот только говорить буду с Хостубом и тобою без лишних ушей.

— Хорошо, — кивнул вор, поднимаясь со своего стула. — сейчас мы пойдем в одно место. Вдвоем. Он проследит с парнями, чтобы не было хвоста.

— На крыльце это твои люди? — осторожно спросил я.

— Ага, — осклабился Арш. — И не только там. Все-таки шел я на встречу с не пойми кем — ты хорошо загримировался, — при первом взгляде не узнать — мальчишка дал описание незнакомого вора. Ладно, хватит болтать, пошли за мною.

Трактир мы покинули вдвоем, почти плечом к плечу, спустившись в зал и выйдя на улицу. Мельком сумел заметить, что за моим столом уже сидит какой-то ханурик и хлебает оставленный без присмотра эль (вполне себе на уровне). На парочку весельчаков Арш не обратил ни малейшего внимания. А вот те сбились с разговора на несколько секунд, когда рассмотрели его со мною. В прочем, они быстро пришли в себя и принялись еще громче делиться впечатлениями о торговке и руками показывать ее размеры. Если верить жестам, то корова от зависти удавится по той груди, каждая из которых побольше любого вымени.

Хостуб ждал нас почти возле стен Верхнего города в чистом и благополучном районе. Перед этим мы около часа блуждали по улочкам и меня один раз обыскали и проверили странным амулетом. Думается мне, что это был аналог металлоискателя или, скорее всего, проверка на следящие амулеты, так как на зачарованные клинки никто внимания не обратил.

— Заказ ты выполнил? — немного вопросительно, но больше утверждающе сказал старый вор. — Я правильно понял твое послание?

— Угу, — кивнул я головою и выложил на стол грязноватую дерюжку. Именно в этой невзрачной тряпице и пряталась диадема. На минуты все выпали в осадок, когда принялись разглядывать драгоценность. Что ж, не мне одному она понравилась, вот только период любования у меня давно прошел и в данный момент я никоим образом не походил на окружающих.

— Это то, что и требовалось достать? — разорвал тишину я. Хостуб с Аршем встряхнулись и вернули свое прежнее равнодушно-подозрительное выражение.

— Да, — кивнул Хостуб, — именно эта драгоценность и была мне нужна. Интересно, как тебе удалось это совершить и откуда столько шума в городе?

— Мне немного помогли, — нехотя признался я и рассказал о последних событиях, свидетелем которых я стал в ночь ограбления.

— Убийцы? В нашем городе? — удивился Арш. Хостуб, в отличии от своего помощника, смог сдержать сильные эмоции, но и у него зло забегали желваки на скулах.

— Ладно, — решил я прояснить немного обстановку по своей дальнейшей судьбе, — что насчет моей награды и дальнейшей судьбы? Я смог доказать полезность?

— Смог, смог, — пробурчал Хостуб. — Насчет награды…

Старый вор немного откинулся назад за столом и опустил руку под столешницу. Мне пришлось напрячься, так как был готов принять не только бряцающие монеты, но и пару коротких болтов из замаскированных арбалетов. Напрягался я зря, так как через минуту Хостуб кинул малюсенький мешочек на стол, в котором что-то зашуршало при ударе о дерево.

— Вот, — кивнул он на предмет, что ранее скрывался в недрах стола, — здесь вполне себе отличная награда.

— Хм, это что? — спросил я, догадываясь о содержимом мешочка. — А золотом больше гильдия не расплачивается?

— Золотом выйдет очень большая сумма и по весу тоже, — произнес Хостуб. — А здесь алмазы. Точнее, бриллианты с отличной огранкой.

Я наклонился вперед и подобрал со стола мешочек. Под пальцами, сквозь тонкую материю прощупывались небольшие, с едва прощупывающими, гранями камешки. Потянув тесемку, я расширил горловину и перевернул тару. На ладонь скатилось полтора десятка прозрачных бриллиантов размером с крупную горошину. Огранка была несколько отличной, по сравнению с ранее виденной у прочих камней. Больше всего напоминала ромбическую, на первый взгляд. Хм, неплохой гонорар для меня. На огранку мне плевать — большой роли не играет, если их пошлю на накопители маны.

— Нормально, — закончив рассматривать драгоценные камни, произнес я и убрал их обратно в мешочек. Последний уютно спрятался во внутренний карман куртки.

— Теперь по дальнейшим вопросам… — начал я, но был перебит Хостубом.

— Теперь тебе надо спрятаться на несколько дней. Лучше всего, если с неделю заляжешь на одной из наших нор.

— Это еще зачем? — возмутился я. — Поймать меня сложно. Да и не знают они кого надо искать — в вашей гильдии я не состою, пока, поэтому и знать меня никто не знает.

— Не торопись с подобными суждениями, — покачал головою Хостуб. — Никто еще не мог сказать с гарантией, что он неуловим. Рано или поздно, но такой самодовольный тип плохо заканчивал в руках врагов или стражи. А насчет того, что ты не состоишь в гильдии…. Знаешь, за эти дни кое-кто из тех, кому не надо было узнал про тебя. Слухи о наших встречах, твое исчезновение из трактира все это для умных людей хорошее подспорье.

Я только хмыкнул на его слова. Без магов меня не поймать ни одному стражнику (тут я припомнил проблемы с ускорением, но беззаботно отмахнулся). А чародеев смогу почувствовать на расстоянии или заметить по другим признакам.

— Хорошо, Хостуб, — решил согласиться с доводами вора я, — твоя взяла — уговорил. Я согласен несколько дней пересидеть в какой-нибудь дыре.

— Вот и отлично, — улыбнулся старик. — Ты не думай ничего такого — подобные умельцы среди воров редко попадаются. Поэтому ты пригодишься гильдии, а гильдия пригодится тебе. Как вижу ты очень целеустремленный парень, а магическое искусство требует развития. В этом мы и можем тебе помочь.

— Предложите учителей? — поинтересовался я.

— Нет, — покачал головою вор. — Но может дать артефакты, книги и свитки с необходимыми записями. Это поможет в наращивании силы и умений. А теперь иди с Аршем — он проводит тебя до схрона.

Не смотря на слова Хостуба, немедленно на точку мы не отправились. Пришлось просидеть еще пару часов здании, прежде чем мы вышли на улицу. Время было уже позднее, так что от посторонних взглядов мы были избавлены. В этом большую роль сыграла и темнота, что накрыла город и отсутствие луны со звездами, укрытые плотным покрывалом туч. Арш невольно передернул плечами, когда оказался в кромешном мраке (ни светильников, ни факелов на этой улочке не было и в помине). Отметив этот фактор, я решил поинтересоваться у своего спутника причиной такого нервного состояния. На труса или излишне впечатлительного, боящегося темноты человека вор похож не был.

— Что-то случилось? — поинтересовался я у Арша, активировав свой амулет обнаружения. Тот обнаружил несколько десятков живых существ от кошки до человека размером. Понятно, обитатели улицы засели у себя в домах. Интересно, почему не видно прохожих, неужели боятся выходить из жилищ? Но это место на трущобы не похоже, да и далеко от них, чтобы опасаться нападения!

— Нормально все, — отмахнулся Арш, но потом решил немного подробнее разъяснить. — В последние дни народ пропадает с улиц все чаще и чаще. Стражники хватают по любому предлогу нашего брата и отправляют в тюрьму. А оттуда выходит меньше половины.

— То есть, как выходят? — не понял я.

— У нас есть некоторая договоренность со стражниками, — пустился в объяснения вор. — имеются такие, кто за деньги готов выпустить не сильно значимых воров. Или их родных и близких, что попались по мелочи. Но сейчас это выходит все реже. Подкупленные стражники разводят руками и поясняют, что большую часть узников забирает начальник стражи с магами. Куда их девают и для каких целей никто не знает.

— Совсем никто ничего не знает? — удивился я.

— Поговаривают, что заключенных забирают с собою маги на раскопки курганов за городом, — пожал плечами Арш. — Но в это верится слабо, так как тюремные кареты не часто выезжают за город. Нет, что-то маги с начальников делают в городе.

До необходимого места, где мне предстояло пересидеть шумиху, мы добрались за час. Схрон был представлен маленькой лачугой на границе со старым рынком, где сейчас торговали только животными и зерном. Запах ел от него одуряющий, вполне себе ощутимый даже на расстоянии.

— И сколько мне тут торчать? — спросил я, отворачивая голову от небольшого ветерка, что нес с собою запах навоза, животного пота и гниения.

— Неделю, — отозвался Арш, одновременно отбарабанив хитрый ритм на ветхой двери лачуги. Через несколько секунд она приотворилась и оттуда выглянула всклоченная голова пожилого (хотя, возраст было трудно оценить в темноте и под грязью, что имелась на индивидууме) мужчины. Узнав Арша, он отступил назад в комнату. Арш подтолкнул меня, замешкавшегося на пороге, во внутрь и притворил дверь за собою.

— Жук, — обратился Арш к хозяину лачуги, — этого парня надо укрыть.

Тот молча кивнул и повернулся к нам спиною. Несколько минут ковырялся в углу, откидывая в сторону прелую солому, тряпье и доки. Потом там скрипнули петли и открылся темный зев подземного лаза.

— Тебе туда, — кивнул мне Арш. — Не бойся, там намного лучше, чем наверху. Еду и воду Жук тебе будет передавать дважды в день. На случай облавы имеется тайный ход, но им воспользуешься только в крайнем случае. Да и не найдешь ты его самостоятельно — там неплохой маг поработал, создавая и маскируя его.

Это мы еще посмотрим, что там за маг его маскировал. Я пролез в тесный люк со всем свои барахлом (очень маленьким, стоит отметить) и по лесенке спустился до самого пола. Сверху хлопнулась крышка люка, отрезая меня от внешнего мира. Потом зашуршали детали маскировки, что ранее были отложены в сторону. Через пяток минут наступила полная тишина. Чертыхаясь, я создал крошечный огненный шар и осмотрелся.

Схрон представлял собою просторное — четыре на четыре метра — помещение с двухметровым потолком. Со всех сторон обложен толстыми деревянными брусьями. Ковырнув одну из таких плах, я определил, что это нечто вроде мореного дуба — материала дорогого и стойкого к внешним природным условиям. На одной из стен висела большая масляная лампу, которую немедленно запалил. В паре мест под самым потолком имелись узкие дырки. Скорее всего, это были вентиляционные отверстия.

В противоположной стороне от лесенки стоял топчан, застеленный тюфяком со свежей соломой. В другом углу располагалась деревянная бадья под, гм, отходы жизнедеятельности. Осмотревшись, я попробовал отыскать замаскированный проход, но облажался. Или он и в правду качественно замаскирован, или Арш просто успокоил меня таким образом. Сколько я не простукивал стены, обнаружить пустоту не вышло. Потом принялся протачивать крохотные отверстия в стенах 'водяным ножом'. В эти отверстия просовывая длинную щепку, которая стабильно натыкалась на плотную землю. Хватило меня изображать червяка-древоточца на пару часов. Потом позднее время и усталость заставили плюнуть на безрезультатное занятие и улегся спать.

Жук исправно кормил и поил меня трое суток. А я эти три дня исправно скучал. Пробовал заняться магией, создавая новые плетения по записям в своей книги, но быстро охладел. Лень было, душа требовала действий, а не пустопорожнего сидения или лежания на топчане.

Немного заинтересовался устройством деревянной бадьи, что отводилась под отходы. С виду смотрелась обычной небольшой кадушкой, но а самом деле являлась отличным артефактом. Все попавшее в нее, немедленно начинало перерабатываться в невесомый мусор, который позже исчезал. То ли рассыпался на элементарные частицы, то ли телепортировался куда. Причем этот предмет почти не фонил в магическом плане. Заметить легкие магические колебания можно только в упор. Попробовав рассмотреть и разобраться в заклинании, наложенном на бадью, я быстро сдался. Качество исполнения и сложность стали для меня непреодолимым препятствием.

Находясь в схроне, я размышлял над сложившейся ситуацией. Сначала опасался того, что воры решат от меня избавится. Потом поменял свое мнение. В самом деле, Хостубу не очень выгодно (если его не ухватят за горло) сдавать или убивать меня. Я могу проводить такие операции, которые не под силу другим. Но дело даже не в этом. Еще после первого знакомства с ворами я понял одно — иметь своего личного чародея желает каждая гильдия воров. На единичные сделки можно приглашать магов и со стороны, но тут имеется опасность погореть. Чародеям ни чего не стоит сдать криминальных клиентов властям. Другое дело, когда воровские вопросы решает личный маг, который крепко завязан на ворах. Чтобы был такой у Хостуба — я не заметил, а значит это место тот прочит мне. Поразмышляв немного над этим, я решил показать себя во всей красе. Так сказать набить себе цену. Что поделать, молодость и горячившая кровь магия очень часто толкали меня на необдуманнее поступки. Вот и в этот раз я влип по полной из-за своей неуемной и импульсивной натуры.

Глава 9

Наличие Жука в лачуге сверху я научился определять по своему артефакту. Почему научился? Так он сбоил с огромной силой, подчас напрочь отказываясь работать. Думается мне, что этому виною стал все тот же неизвестный маг, что помог ворам оборудовать схрон. Приходилось вливать энергии все больше и больше, чтобы артефакт начинал показывать ближайшие окрестности.

Дождавшись, когда Жук уйдет из хижины, я аккуратно поднялся по лестнице и стал шуровать лезвием тесака вдоль щели между полом и крышкой люка. Через пару секунд легкое короткое сопротивление (почти моментально сошедшее на нет) показало, что запор найден и уничтожен. После этого осталось приподнять люк, скинув весь хлам, что лежал поверху и выйти наружу. Перед уходом я постарался вернуть прежний вид маскировке, что скрывала тайник. Нет, я не надеялся ввести в заблуждение Жука — тот все поймет с первой секунды. Кому-кому, но человеку, который лично укладывает весь ворох хлама, его неправильное расположение будет понятно с первого взгляда. Ну и ладно.

Моей целью было не только размяться, когда я покидал схрон, но и желание показать свою независимость Хостубу. Смотри, мол, я и без твоей помощи способен не попасться в руки страже и самостоятельно покинуть город. Последний очень жестко блокировали стражники, проводя тщательный досмотр всем выходящим из него. Это мне пояснил Арш, когда навещал в первый и последний раз в схроне. Иначе с Хостубом вывели меня за город, где оставили бы на время шумихи в одном из крошечных поселков.

За последние дни стражники снизили активность. То ли устали от постоянных облав и задержания подозрительных личностей прямо на улицах, то ли решили больше не раздражать людей такими рьяными действиями. Как бы то ни было до ворот я добрался спокойно и без задержек. Вот тут я столкнулся с проблемой очереди. Человек тридцать с пятком телег столпилось возле караульной будки. Рядом с ней переругиваясь с путниками стояли восемь стражником. Все в кольчугах и с короткими алебардами в руках. У парочки, что стояли возле самих воротищ, оружие было прислонено к стене, а в руках находились арбалеты.

Пожав плечами, я влился в толпу справедливо полагая, что подозрений своим видом вызвать не должен. Золотые побрякушки, которые вытащил с домов, я упрятал в один из тайников, что сделал во время ознакомления с городом. Ту да же засунул и бриллианты, опасаясь, что они краденые или еще как-то засвечены перед властями. Зачарованное оружие и амулеты неприятностей вызвать не должны.

Они и не вызвали, но неприятностей от этого меньше не стало. Едва подошла моя очередь проверки, из караулки вышел еще один человек. Маг. До этого скрытая аура об этом говорила ясно.

— Господин, — обратился он ко мне, держа в левой руке короткий жезл, сильно фонящий магией — я прошу вас остановиться и дать некоторые пояснения.

Ага, сейчас прям разбежался. Чувство опасности прямо таки влило адреналин в кровь щедрым потоком. Я попробовал ускориться… и не смог. Только сейчас до меня дошло, что жезл в руках мага ни что другое, как блокиратор магии. Мне уже случалось с подобным свести знакомство. Впечатления не сааме приятные.

Стражники, насторожившиеся при появлении мага, немедленно взяли меня в полукруг. Та парочка возле ворот навела свои арбалеты, готовые в любой момент выстрелить. Окружающий народ при первых признаках разгорающегося конфликта схлынул, оставив меня одного, открытого со всех сторон.

Долго меня не мучили неизвестностью и ожиданием. Я не успел решить что же делать, как все было обдумано за меня. За спиной раздался тихий щелчок и почти сразу же в спину ударил самосвал. По крайней мере, чувство от удара грузовиком не должно сильно отличаться от того, что я испытал. От резкой боли перехватило дыхание, и я потерял сознание.

Очнулся совершенно в другом месте, вдали от городских ворот в крохотной каменной клетушке. Рядом расположились двое. Толстый лысый мужик впечатляющих габаритов с лицом уголовника-маньяка и маг.

— Очнулся, — констатировал чародей мое состояние, как только я открыл глаза. — Значит, пришел черед вопросов и ответов.

— Это вы про что? — попытался тянуть время, чтобы прийти в себя и улизнуть из подвала. То, что мое теперешнее пристанище смахивает на тюремную камеру, а толстяк на ката, хорошего настроения не прибавляло.

— Про украденную диадему из известного тебе особняка и про попытку убийства барона, владельца и особняка и драгоценности, — как-то чересчур спокойно и буднично сказал маг. — Этим ты улучшишь свою судьбу и избавишься от излишних мучений.

— Я-то тут при чем? — выразил искреннее изумление я. — Причем тут покушение и диадема барона и о котором бароне идет речь?

— Значит, не хочешь признаваться, — покачал головою чародей. — Кстати, на свои способности можешь не надеяться. В этой камере магии не место, сплошь серект.

Точно, после его пояснения я понял неосознанную причину своей неуверенности. До этого магию чувствовал на инстинктивном уровне, но как только оказался в месте, где она полностью отсутствует, то появилось странное гнетущее чувство.

— Палач, приступай к своим обязанностям, — скомандовал маг второму присутствующему лицу и снова обратился ко мне. — А ты не строй иллюзий. Как ты можешь объяснить вот это?

Маг достал из кармана своего кафтана… мой амулет. Тот самый, что я по глупости оставил на месте последнего ограбления.

— Э-э, — протянул я, лихорадочно прокручивая в голове возможные объяснения, — это мой амулет. Откуда он у вас?

— Догадайся? — сказал чародей, но потом ответил сам. — Обнаружен на месте кражи и носит следы твоей ауры. Именно по ней ты и был схвачен возле ворот. Кстати, ты ученик которого мага, назови имя?

— У меня не было учителя, — угрюмо произнес я. — Самоучка я.

— Вот как? — немного удивленно приподнял брови вверх мой собеседник. — Ты заслуживаешь похвалу — амулет очень неплох… для ученика. Но ты так и не ответил, как он очутился в доме у барона.

— Его у меня похитили, — попробовал на удачу выдать одну из версий. — Я не смог найти подходящую цепочку чтобы повесить на шею и пошел на рынок. А там у меня его и вытащили из кармана. Скорее всего, этот воришка и барона посетил и там его потерял.

Во время моей речи губы чародея кривились в саркастической усмешки, что мне сильно не нравилось.

— Очень правдиво, но не верю, — усмехнулся маг. — На этом амулете следы только ОДНОЙ ауры — твоей. А потом, вор не просто обронил амулет, а был вынужден его снять сам. Тот раскалился от сработавшей защиты на драгоценностях и поранил разбойника. Кстати, шрам на твоей груди очень сильно похож по форме и размеру на этот предмет.

Собеседник крутанул в пальцах золотой кругляш и убрал его в карман. Ответить на его слова я не мог, и тот покинул камеру, кивнул палачу, чтобы тот приступал к работе.

Спасла меня чудесная случайность. Минут через пять после ухода мага — кат еще только начал раскладывать свой инструмент, начав мою обработку в психологическом плане (не секрет, что вид пыточных железок действует подчас эффективнее их применения, ломая людей до начала самих пыток) — дверь резко распахнулась и в камеру вошли двое солдат. Судя по отличному доспеху и дорогому оружию, принадлежали те к охране не самого последнего человека. Вместе с собою они притащили в кровь избитого мужчину, брошенного на пол рядом с моим лежаком.

— Палач, — резко, с ноткой повеления, начал один из новоприбывших, — для тебя есть работа.

— Что? — сначала не понял тот, увлекшись своим занятием (вроде бы разогревал на жаровне маленькие клещи), — Так это, господа маги приказали допросить этого человека, он…

— Ты, наверное, не понял, — с угрозой произнес один из солдат, — что я тебе сказал.

— Но я не могу тут держать двоих, — почти взмолился толстяк. — Одного надо отправить в камеру.

— Мы отправим, — прервал стенания ката солдат. — Тут как раз одна их них находится.

— Так это общая, — попытался возразить палач. — А заключенного надо отправить в отдельную, чтобы не перепутать с другими.

— У тебя плохая память на преступников? — деланно удивился солдат. — Ничего, вытащишь и из общей.

Дальше спорить с солдатами палач не стал. Те отцепили меня от лежака, завернули руки за спину, что я почти уткнулся носом в колени, и выволокли из камеры. Помогать палачу укладывать на освободившееся место новую жертву они не стали. Наверное, решили что кат и так здоров, а жертва не в том состоянии, чтобы как-то воспротивится его действиям.

Прошел я в таком положении шагов пятнадцать. Потом загремел замок на низкой двери, возле которой мы остановились. Потом последовал толчок, и я улетел в темноту. Дверь хлопнула, отрезая источник света, и я остался один. Хотя, судя по тихому говору, замолкшему при моем появлении, тут имелись еще жильцы.

Понемногу глаза стали привыкать к тонкому лучику света, пробирающегося в мою камеру сквозь небольшое зарешеченное окошко в двери. Рядом со мною находилось несколько человек потрепанного вида. Сколько точно сосчитать е смог — света не хватало. Разговоров не было. Даже попыток познакомиться, наехать или расспросить о последних новостях (если окружающие сидели долго) никто не предпринимал.

Час, а может и меньше, мне дали спокойно посидеть в камере. Потом хлопнула дверь и на пороге показались несколько фигур.

— По одному выходим, — кто-то крикнул в темноту и отошел назад. Сокамерники молчали и не шевелились, не желая первыми выполнять требования. Это тюремщиков вывело из себя:

— Если через десять секунд никто не покажется, то позовем магов.

С проклятьем, один из воров (а кто еще может находиться в тюрьме?) сделал шаг вперед и покинул камеру. Возле порога ему немедленно скрутили руки и утащили в сторону.

— Следующий, — раздался резкий окрик, торопя нас. Через несколько минут пришла и моя очередь выходить из камеры. Когда мне стянули руки веревками, я, было, решил, что отправят к палачу, но нет. Пара стражников, здоровенные детины, подхватили и отправили к прочим заключенным. Когда последний камерник был связан, нас вывели во двор, и тут я ощутил дуновение магии. От радости, я не смог сдержать эмоций. По крайней мере, это не скрылось от стражников, один из которых навесил мне кулаком по голове за миг до того, как я приготовился ускориться и убежать от стражи.

— Зачем его лупишь, теперь до кареты придется тащить его на себе? А этот бык просто ужасно тяжел.

— У него в глазах что-то мелькнуло, как бы, какую каверзу не решился устроить. Эти воры на многое способны.

Этот короткий разговор еще успел запечатлеться в моем угасающем сознании, перед тем, как я окончательно ухнул в безмятежную темноту забвения. Пробуждение было противное и болезненное. Сильно болела голова, по которой приложился стражник своим кулаком. Как успел заметить, тут в стражу брали только здоровенных индивидуумов. Ну, никакого сравнения с нашими ППСниками, патрулирующими Москву(из тех чуть меньше половины напоминали подростков, чем матерых сотрудников, чье появление сразу снижало накал страстей у потенциальных хулиганов и дебоширов).

От удара по голове не самым маленьким кулаком, мое самочувствие было паршивое. Мало того, по некоторым признакам еще и с магическим ядром творилось не пойми что. Складывалось ощущение, что некая сила постоянно пила из меня манну, не давая заполниться ядру в достаточной мере для создания заклинания. Это было даже похуже, чем в моем мире. Скорее всего, проявления магического камня стало еще сильнее. Так, значит моими способностями в магии тут не воспользоваться.

Только сейчас, приведя свои мысли немного в порядок, я огляделся по сторонам. Вокруг стоял достаточный полумрак, чтобы увидеть местность. Большая каменная комната — камера, так точнее будет. На полу кучи сгнившей соломы, в некоторых местах копошатся насекомые и запах. Нет не запах — ВОНЬ. Она ела глаза и забивала носоглотку, настолько густой и едкой казалось. Моими соседями по камере были человек пятнадцать разных индивидуумов, по внешнему виду которых можно было сказать одно — преступники. В основном они сидели по одиночке, даром что размеры помещения это позволяли. Получается, нас перевезли из одного помещения в другое, вот только зачем?

Стараясь не сильно привлекать внимание окружающих (навряд ли это получилось, все-таки я один шевелился, пока другие либо сидели либо лежали), я приблизился к одному выбранному человеку.

— Послушай, я тут человек новый, поэтому объясни, что тут происходит и где находимся, — обратился я незнакомцу.

Собеседник даже не пошевелился, выразив полное нежелание беседовать. Взамен подал голос другой парень на вид лет тридцати, хотя могу и ошибаться — под слоем крови и грязи, что покрывало его лицо о возрасте было судить трудно.

— Это, парень, городская тюрьма и камера для смертников. Поэтому не удивляйся царящей тут мерзости. Никому не нужно следить, как проживет свои последние дни приговоренный.

— То есть — тюрьма? — непонимающе сказал я, опешив от услышанного. — А где суд, почему сразу в смертники?

— Для таких, как мы суд происходит очень быстро. Перед исполнением приговора и суд проведут.

Охренеть, ну тут и судебное производство.

— Как-то странно все это. А если сюда попадет обычный горожанин? Его тоже казнят?

— Обычный не попадет — стража знает кого хватать. У них каждый вор известен в лицо или по описаниям осведомителей. А насчет быстрого суда… странные дела творятся в последнее время. Из нашего брата многие уже схвачены и пропали без вести. Кстати, а ты кто, до этого тебя в городе не видел?

— Случайно тут оказался, — не сильно распространяясь сказал я.

— Да? — недоверчиво проговорил собеседник. — Сдается мне, что я видел кого-то похожего на тебя с Аршем, подручным Хостуба.

— Хостуба? Не знаю такого, — пожал плечами я, не желая трепаться языком. Тем более, что старый вор и сам предупреждал об опасности длинного языка.

— Хостуб глава нашей гильдии воров. Он единственный из нас не носит прозвище, а пользуется своим именем. Хотя, имя у него правильное — так зовут некрупного, но очень опасного хищника в наших горах. Он нападает на любого и всегда неожиданно и, можно так сказать, подло. С виду простой старик, но…, - тут мой собеседник многозначительно замолчал.

— Теперь буду знать, если столкнусь. Кстати, а зовут тебя как? — поинтересовался я.

— Кот, — представился мне собеседник и выжидательно посмотрел на меня.

— Тихий, — неохотно назвался я и тут в голове проскочила одна мысль, обжегшая не хуже кипятка. Вдруг этот Кот банальная наседка, уж очень он говорлив без меры, хотя для будущего смертника это не самое обычное состояние. Наверное, он сумел уловить нечто на моем на лице, хотя не пойму как это удалось в местном полумраке.

— Успокойся, — тихо проговорил он — Я не подсадной от стражи, им нет интереса выпытывать у смертника что-либо. Намного проще перевести тебя в другую камеру, где есть надежда на сохранение жизни. А вот отсюда еще никто не возвращался.

— Почему ты тогда такой говорливый? — поинтересовался я.

— А какая разница каким умру — мрачным или ведя беседу с другим человеком? А потом, есть еще одна вещь, которая никогда не даст мне сотрудничать со стражей, — с этими словами Кот поднял руку и закатал рукав выше локтя. На обратной стороне локтя стал проявляться непонятный узор, постепенно налившийся красками и получивший объем. Нечто похожее было у Ворона, но для мастера вора этот чересчур молод, что я и произнес.

— Да, я самый молодой вор из мастеров в Серекте, — произнес мой собеседник, возвращая рукав на свое место. — Но это не такое уж и редкое событие. Есть еще моложе мастера в других городах. Это звание может даваться за необычное и тяжелое деяние в нашем ремесле. Кстати, не расскажешь свою историю?

— Как, как, — медленно произнес я, обдумывая ту информацию, что хотел сделать достоянием всеобщей общественности, пусть и в лице нескольких человек (как бы тихо мы не разговаривали, но часть беседы доходила до ушей наших соседей). — Я случайно попал на глаза главе одной из воровских гильдий в Кардише. Там, отличии от вас, есть гильдия убийц и три гильдии воров, точнее, уже две.

Я рассказал начало знакомства с Круном, учебу у Ворона и бойню после получения воровского имени.

— Когда покончил купцом, пришлось несколько месяцев таиться по разным городам, постепенно удаляясь из тех мест. Не хотелось еще сталкиваться и с возможными преследователями от гильдии убийц. В один момент, я захотел воспользоваться услугами мага, чтобы переместиться как можно подальше, но что-то пошло не так. В итоге я очутился в вашем городе и скоро угодил в руки стражников. Да, а кто ей тут управляет? Что-то слышал про некоего Лансера…

— Лансер-то? Это начальник стражи Серекта, — произнес Кот, что-то обдумывающий — Так ты значит маг. Демоны, не будь этой тюрьмы, то могли бы скрыться с твоей помощью, а так твоя магия тут бесполезна. Почему — мне интересно — ты ей не воспользовался во время задержания? если сумел уничтожить десяток убийц, то и стража не смогла стать для тебя серьезными противниками.

На этот вопрос я только пожал плечами. Ну не объяснять же вору, что я просто дурак, расслабившийся у себя дома (читай — другом мире).

— Не успел, а потом, когда хотел воспользоваться, один из стражников что-то заприметил и оглушил, — ответил я, Кстати, почему я не могу творить заклинания в этом месте. Я чувствую, как манна просто утекает из меня?

— Это все местные камни, — откликнулся Кот и поведал краткую историю возникновения Серекта. Только сейчас я смог очень подробно узнать об особенностях камня, про который упомянул маг на допросе у палача.

Оказывается, в местных каменоломнях присутствовала порода, что блокировала все проявления магии. Камни впитывали в себя манну из окружающего мира и росли. Росли крайне медленно — пара сантиметров за сотню лет, но именно манна их и питала. Вот только после извлечения из общего массива скалы способность расти теряли, правда, не теряя возможности впитывать магию. Ни один из магов не мог колдовать в закрытом помещении, сложенном из местного камня. Сюда устремились многие караваны, которые скупали камень для постройки стен, государственных учреждений и тюрем, да-да — тюрем. В заключенные часто попадают разбушевавшиеся маги, и только местный минерал был способен связать их умение. Ведь без манны они становились обычными людьми. Можно было пытать, выбивать сведения и многое другое.

Над центром каменоломни возник сначала небольшой поселок, а затем и город — Серект. Кстати, по названию города, стали называть и сам камень, хотя наименование город получил уже на самой заре добычи минерала. Ничего удивительного в том не было, что все административные постройки были сложены из серекта, и тюрьма тоже не избежала этой модернизации. Под городом имеются огромные катакомбы, в которых раньше скрывались от городских магов, нанятых стражей, многочисленные шайки преступников, вот только с полгода как начались непонятные события. Все воры, спускающиеся в подземелья, погибали, а выжившие одиночки не могли рассказать ничего вразумительного. Потом начались нападения в городе, загнавшие горожан по домам, едва наступали сумерки (все нападения совершались в полной темноте, даже яркий свет луны давал спокойные ночи). Сейчас эти нападения прекратились, но жители все равно не рискуют показываться ночью на улицах.

Глава 10

Когда Кот рассказывал мне про местные реалии, послышался скрежет у входной двери и спустя несколько секунд она отворилась. На пороге находились человек десять стражников, с длинными алебардами и арбалетами вперемешку.

— А ну-ка, твари, выходите по одному в коридор, иначе прострелим вам руки-ноги, — раздался зычный голос одного из стражей. Заключенные, сыпля проклятиями в адрес своих извечных противников, лениво поплелись на выход. Там на каждого накидывались кандалы с простым замком, вместо стандартного заклепывания. Последними вышли мы с Котом, получив свою порцию позвякивающих украшений.

Нестройной толпою нас всех вывели в другое помещение, которое, по моим впечатлениям, находилось намного ниже поверхности. Тут нас ждал Лансер (это я узнал из дальнейшего разговора) и несколько человек, важного вида, разодетые в шелка и украшения. Неподалеку от небольшой металлической дверцы лежала куча воровских дубинок и ножей, правда, весьма потрепанного вида.

— Вы все, ничтожные твари, живущие подобно паразитам на теле простых граждан. Сегодня появился шанс искупить вину настоящим поступком. Все знаете о том, что наш город терроризирует тварь, создание бездны. С недавних пор все преступники идут в подземелья, чтобы своими жизнями удержать ее в подземельях. Этот монстр уничтожает десяток человек в неделю и успокаивается — не трогает больше. Вы получите оружие, уж какое есть, — тут Лансер недобро ухмыльнулся, — и отправитесь в подземелья. Если сможете уцелеть, то я отпущу всех выживших на свободу, Вот только в городе чтобы не появлялись. Правда, еще ни единый преступник до этого не доживал.

Что тут началось после его слов. Гром проклятий и оскорблений вывалился на начальника стражи, один смельчак сделал попытку броситься на него, но получил арбалетный болт в бедро и упал на пол.

— Скажу вот что еще, — перекрикивая шум беснующейся толпы, сказал Лансер. — Умереть простой смертью вам никто не даст. Стрела в ногу и тело раненого будет выброшено в подземелье. А теперь подумайте своими гнилыми мозгами, сколько шансов уцелеть у раненого и невредимого? Все, приступайте, — последние слова он произнес в адрес стражников. Те по одному вытаскивали из кучи воров и освобождали у самой двери в подземелья от кандалов. После этого давалось несколько секунд на выбор оружия и пинком направлялись сквозь дверь.

За исключением первого неудачника, никто больше не лез на рожон. Заработать рану, чтобы потом с ужасом наблюдать приближающегося монстра и не иметь возможности убежать, не хотел никто. Наконец, дошла очередь и до Кота. Тот с философским видом "где наша не пропадала" дождался, когда скинут оковы и выбрал из общей кучи кистень. Очередной звяк двери и он исчез в темноте подземелья.

— Хотя бы факелы дали, — зло произнес я, жалея, что не могу поджарить главного стражника заклинанием — не видно же там ни черта.

— Факелы найдешь внизу, не настолько мы и звери, — зло улыбнулся Лансер.

Из кучи выбрал пару ножей, весьма паршивого изготовления. Но дольше копаться мне не дали. Вот захлопнулась дверь, наглухо отрезая от спасения и погружая в темноту, только внизу виднелось небольшое красноватое свечение. По узкой лестнице (ступеньки были изрядно скользкие и мне приходилось передвигаться с осторожность.) спустился до самого низа. Через минуту надо мною вновь звякнула дверь и на миг стало посветлее, раздался шум падающего тела и вопль раненого человека. Опасаясь быть сбитым с ног очередным преступником, я ускорил шаг и очень быстро спустился в каменный зал. Точнее, это была небольшая пещера, носящая на себе следы добычи камня и имевшая в стенах несколько узких и темных проходов. Все ранее спустившиеся воры скучковались здесь, держа в руках зажжённые факелы.

— Тихий, давай ко мне, — крикнул мне Кот, едва я показался на последней ступеньке. Через минуту за мной спустился, ковыляющий парень, получивший в ногу стрелу. его рану успели замотать, хотя крови раненый успел потерять порядочно. Сейчас на бледном лице висели капельки пота и сам вор едва держался на ногах.

Приблизившись к Коту, я принял от него зажженный факел и еще парочку про запас.

— Кто знает, когда наткнемся на эту тварь. А свет нам будет нужен, — аргументировал такой запас (крайне небольшой, надо сказать) Кот.

— Послушай, Кот, — начал я, — если стражники уже не раз запускали здесь других жертв, да еще и в одно и тоже время, то этот монстр должен крутиться поблизости. Судя по тому шуму, что производят наши спутники, он уже движется сюда. Тем более, у меня есть подозрения, что тварь далеко не отходит после каждой кормежки преступниками.

Что хотел сказать мне Кот, я уже услышать не успел, так как появилось ОНО. Тварь имела самый затрапезный вид — просто обычный колобок серого, под цвет камня, цвета. Правда, размером свыше метра в диаметре. Она появилась из дальнего прохода и не спеша покатилась в нашу сторону. Ее движение больше всего походило на скольжение, будто на нижней поверхности, соприкасающейся с полом, находилось множество мельчайших лапок.

Появление монстра было сродни взрыву бомбы. Все люди бросились в рассыпную, забыв об сопротивлении. Тварь оказалась быстрее. Приблизившись к нам и отрезав от туннелей, монстрзина атаковала двух ближайших человек. Несколько щупалец вылетело из ее тела и схватили несчастных. Через миг они оказались проглочены монстром, от чего тот изрядно увеличился в размерах. По телу твари прошли небольшие волны, будто попавшие в брюхо были живы и активно старались освободиться. Меня передернуло от омерзения и ужаса — быть заживо растворенным желудочным соком монстра, это было не та смерть, что желал я.

Еще трое попали в щупальца монстра и заорали благим матом, будто прожариваемые на медленном огне. Один из них, ухваченный за ногу, смог сильным ударом тесака отсечь кусок щупальца, удерживающего его. В ответ монстр издал непонятное клокотание и пронзил тому грудь насквозь. Выскочившее из спины щупальце внезапно разделилось на два, которые изогнулись на оба бока раненого. Миг спустя тварь рванула отросток на себя и на пол упали… две половинки тела, бывшие недавно еще человеком.

Мой рассказ идет намного дольше, чем развивались описываемые события. Я с Котом оказался стоять у дальней стены. Оба были порядочно шокированны происходящим.

— Ты можешь хоть как-то помочь магией, иначе эта тварь уничтожит нас словно котят? — произнес Кот на самое ухо. Это только я был немного растерян, мой товарищ же был собран и хладнокровен, хотя и выглядел немного бледноватым.

— Не могу, — помотал я головою. — Этот камень напрочь блокирует мои способности. Подожди минуту — сейчас тварь окажется занята теми тремя и у нас окажется возможность проскочить вон в тот проход.

Я головою мотнул в сторону узкого и неровного туннеля, который был самый ближний к нам. За это время в живых остались только шестеро — трое разбойников, сейчас с успехом теснимые тварью к стене, мы с Котом и раненый парень, так и застывший на лестнице. Когда монстр при очередном "шаге" оказался рядом, то он выпустил тонкий и длинный жгутик щупальца и наотмашь ударил по ногам раненого. Конечности ниже колен были отсечены словно бритвой. Раненый кулем повалился на пол, захлебываясь криком и царапая камень ногтями. Из ужасных ран не вытекло ни капли крови, словно раны моментально прижгли огнем.

— Давай, — проорал в ту же секунду Кот, толкая меня в бок и устремляясь в сторону прохода. Шокированный зрелищем искалеченного человека (пусть я и сам убивал до этого, но столько смертей за раз и подобным способом были сильно непривычны), я опоздал на секунду со стартом и едва не поплатился за это. Часть тела монстра вытянулась в нашу сторону и распустилась кучей щупалец. Одно из них в миллиметрах пронеслось от моей головы. Поскользнувшись на небольшом обломке камня, валявшегося на полу, я покачнулся и только из-за этого избежал смертельного ранения. В этот момент я, возможно, сумел каким-то чудом ускориться и догнать Кота. Хотя, может во всем был виноват адреналин, что кипел в моей крови.

Вслед за Котом, который не оборачиваясь несся вперед, я помчался по каменной кишке рискуя каждый миг разбить себе голову о выступы на низком потолке. На счастье — мое и Кота — факелы не бросили во время всей этой кутерьмы и могли двигаться достаточно быстро.

Мчались мы около часа, петляя в каменных проходах словно зайцы. Одна пещера сменялась другой, узкие проходы обдирали плечи и засыпали каменной крошкой садины и царапины. Пробегая мимо одной пещеры, я заметил очень тусклый свет, струившийся сверху и притормозил на секунду. Мне показалось, что по коже прошелся приятный ветерок магического присутствия. Приблизившись к освещённому участку, я увидел высоко на потолке — метров под двадцать — узкую дыру, в которую падали лучи солнца. Но не это было важно. Вместе со светом сюда проникала и манна, правда, изрядно рассеваемая по пути.

— Стой, — прохрипел я, наклонившись всем телом вперед и опершись руками в колени — Тут есть магия. Жаль, что ее мало, но если постоять подольше, то смогу накопить резерв для боя с тварью.

Внутрь робко проникла тонкая струйка манны, постепенно заполняя опустошенное энергетическое ядро. По ощущениям это было не сравнимо ни с чем. Словно посередине жаркой пустыни возник оазис, принявший под свою тень иссушенное тело путника.

— Сколько ты тут будешь находиться? — с перерывами, чтобы оторвать кусочек воздуха для легких (а что вы хотели, мы мчались так, что никакому спринтеру не придет в голову, ведь он всего лишь ради медали старается, а у нас на кону была жизнь). — Мне не хочется встретиться с этой тварью. Тем более, что эти места мне знакомы. Часов через пять сможем выйти к старому выходу из шахты. А там недалеко до знакомого поселка, где можно будет схорониться на время.

— Лучше всего нам встретиться с этой тварью здесь и дать ей бой. Никто не даст гарантий, что у нас будет это время до выхода на поверхность. А манна, что смогу набрать сейчас, за время нашего путешествия просто будет вытянута этим проклятым подземельем. В общем, я остаюсь. Попробую уничтожить эту мерзость, а ты за это время сможешь попытаться уйти.

Кот хмыкнул на мои слова, но больше попыток уговорить меня идти дальше не предпринял. Уважаю таких людей. Раз сказали ему о своем отношении и мнении и все — он его принял и не станет заниматься пустым уговариванием или попыткой сменить жизненные приоритеты.

К несчастью, мне не удалось напитаться манной в достаточном количестве, чтобы принять бой на моем поле. То есть — с использованием заклинаний. Минут через десять после вхождения в эту пещеру, за нами вкатилось и существо. Получается, что оно следовало по пятам и не остановившись мы сейчас, чтобы перевести дух, то приняли свой бой запыхавшиеся. с дрожащими ногами и руками. Едва через проход проскользнула шарообразная сволочь, как я запустил в нее молнию. тонкий разряд электричества, за долю мига истончился до едва видимой голубоватой ниточки и слегка ожег бок твари. Это оказалось очень неприятно. Тихое бурчание (кричать, что ли совсем не может?), инстинктивное движение твари обратно в туннель — все, чего смог добиться своим заклинанием. Демоны, теперь придется сражаться с ней почти в упор. Это заклинание съело ощутимый запас манны, накопленной за краткое время нахождения в пещере. Еще одно и я буду пуст.

Эх, сюда бы мои клинки, которым нипочем все свойства этого камня. Еще бы и сам позаимствовал из них часть энергии. Но мечтать об несбыточном было некогда. Небольшое замешательство у твари сошло на нет, и уже спустя пару ударов сердца оно бросилось на меня. быть мне сожранным или разорванным на куски, если бы не Кот. Первое щупальце твари уже схватило меня за лодыжку и подтащило к себе на пару метров, когда мастер-вор оказался рядом и резко взмахнул рукой. Свинцовый грузик на тонкой, но прочной цепочке ударил прямо в середину тела монстра. Это отвлекло его от меня и щупальца, что собирались пронзить меня, обратились против моего спутника. Тот только и успел увернуться от пары отростков, что хотели нанизать его словно копья, но удар наотмашь более толстым щупальцем отбросило его в сторону. Спасло от неминуемого рассечения только то, что он находился рядом с тушей твари. Основание щупальца не показало чудеса скорости и хлесткости удара (кончик точно разрубил бы Кота на пополам), но зато оно было сильно.

Просмотрев краем глаза, как мой товарищ по несчастью улетает в сторону, я приготовился принять последний бой. Во время микроскопического по протяженности времени поединка твари с Котом, я успел оказаться совсем рядом с монстром. Больше попыток пронзить меня оно не предпринимало, зато все ее тело развернулось наподобие бутона, собираясь окутать стенками тела мою бренную тушку. От щупальца, что крепко держало меня за ногу расходились сильные волны жжения. Создавалось впечатление, что меня медленно поджаривают на раскаленной сковородке, пусть пока только ногу.

Видимо эта тварь выделяла едкую кислоту, которая расщепляет и растворяет тела жертв. Поэтому и на обрубках ног незадачливого вора, попавшего под удар твари, и не было кровотечения (наверное, процесс поглощения жертвы живой намного более приятен, чем то же, но уже трупа), чтобы тот не умер от потери крови — попросту обработав кислотой раны для невозможности кровотечения.

Сейчас и меня ждала мучительная смерть, медленное растворение кислотой твари. Это не входило в мои планы, по крайней мере я не хотел умирать настолько тяжело. Пусть любой кинет в меня хоть вагон камней, если посчитает себя более хладнокровным и героически стойким, нежели я в такой ситуации. У меня еще оставались крохи манны и этого было достаточно для хорошего удара огненным шаром или молнией.

Вот только у меня в голове сложилось возможное строение твари, что объясняло ее живучесть и все фокусы с телом. Скорее всего, это просто колония мельчащих паразитов, живущих вместе и обладающих коллективным разумом. Потеря большей части тела никоим образом не скажется на этой твари. Просто уменьшиться ее размер, который она восполнит очередной жертвой. Интересно, а почему маги не смогли уничтожить ее в городе, попросту подловив на очередном нападении вовне этих кошмарных подземелий? Существовало какое-то объяснение, но вот какое…

все эти мысли пронеслись за долю секунды, а я уже знал что мне делать. Не обращая на страшную боль в ладонях, которые наложил на шкуру твари, я начал плести заклинание. Точнее, я его стал напитывать энергией, щедро зачерпнув остатки манны из магического ядра. От моих ладоней повалил легких дымок, вроде того, что идет от жидкого азота, если приоткрыть крышку на сосуде Дьюара (в таких сосудах храниться сжиженый газ, обычно азот, при температуре минус двести с лишнем градусов и используют его для сохранения живых тканей в медицине). К счастью, само заклинание на меня не оказывало вреда, разве что пошел холод от монстра, попавшего под магический удар.

Это было одно из проработанных заклинаний, накрывающих большую площадь. Передняя половина твари превратилась почти сразу же в лед, который очень быстро пополз дальше. Еще пару секунд и все будет закончено, но, как всегда бывает, планам не суждено было сбыться.

Я ощутил сосущую пустоту в груди и с ужасом понял, что последние крохи маны выскальзывают из меня. Демоны, если сейчас прекращу заклинание, то остатки твари смогут отделиться от замершей глыбы, в которую превратилась большая часть ее тела, а если продолжу морозить, то я попросту перейду на прану, свою жизненную силу, и могу дать дуба. Прикинув, что израненная тварь захочет полакомиться мною, полностью обессиленным после заклинания и не могущего дать отпор, я принял решение идти до конца. На миг в глазах потемнело, потом появилась странная легкость, и в мое заклинание полилась чистая энергия жизни, превращающаяся на выходе в ману.

Всего пару секунд мне потребовалось, чтобы довести заклинание до завершающего финала. По истечению этого времени, рядом со мною оказалась глыба льда, распространяющая вокруг себя холодную свежесть. Резко дернув ногой, я отломил кусок щупальца, так и не успевшего отпустить меня. Слабый холод и магическое опустошение, сыграли роль некоего обезболивающего, приглушив на время боль ожога на ноге.

Я подобрал кистень Кота, валяющийся под ногами рядом с тварью и нанес сильный удар по ледяной скульптуре. Наверное, многие мастера, что делают у меня в мире ледяные поделки в зимний период, многое дали, чтобы запечатлеть сделанный мною шедевр. Огромная туша, расползшаяся по центру словно раскрытый бутон цветка, куча тонких и толстых отростков, застывших в различных положениях вокруг. И стояла она посередине идеально выверенного словно по циркулю ледяного круга, возникшего по мере расхождения волн холода от меня. Мой удар нарушил эту композицию, превратив всю скульптуру в мерзкое ледяное крошево. На этот удар ушли последние остатки сил, и я рухнул рядом со своим недавним противником, кошмарным воплощением снов шизофреника.

Очнулся я через неделю, как узнал в последствии. Кот, едва придя в себя, увидел кучу мерзко воняющей слизи и меня, неподвижно лежавшего в ней. На все попытки привести в чувство, я реагировал полностью наплевательски. Ощутив биение сердца, хотя и очень слабое, вор доставил меня на поверхность и принес в поселок, где имелись знакомые.

На улице стоял жаркий полдень я почти ослеп, когда вышел из темной комнаты на улицу. С трудом проморгавшись, внимательно осмотрелся вокруг. Я стоял на крыльце среднего домика, примерно метров пятнадцать на пятнадцать с маленькими окошками и невысокой двухскатной крышей. Вокруг, насколько хватало моего взгляда, стоял ряд абсолютно идентичных строений. Возле некоторых копошились маленькие дети, игравшие в только им понятные игры. В теле была небольшая слабость после долгой неподвижности, зато я был полон маны. Мое ядро буквально разрывалось от переполнявшей его энергии. О тех часах, когда я был слаб и беспомощен, хотелось забыть как можно быстрее. Вот только хотелось узнать о последующих событиях после моей потери памяти. Судя по тому, что я жив и здоров (легкое недомогание не в счет), Кот так же спасся. Иначе, как я мог очутиться в этом месте?

Испытывая небольшой дискомфорт от слепящего солнца, я вернулся обратно в дом, оставив дверь открытой, чтобы стало посветлее внутри. Света, проникающего сквозь крохотные окошки, было очень мало для достаточной видимости в комнате. Испытывая недетский голод, понемногу усиливающийся, я принялся за осмотр убранства дома и вскоре наткнулся на печь. Из широкого печного зева бал извлечен глубокий глиняный горшок с густой кашей, шедро приправленной мясом и овощами.

Ложка нашлась неподалеку, и я с аппетитом принялся уплетать угощение. Закончил поглощение пищи, только когда последние крупинки перекочевали мне в живот, покинув свое предыдущее вместилище.

Сразу после еды накатила сонливость, с которой лениво боролся, позволяя глазам моргать с короткими задержками, понемногу те закрывались чаще и открывались все реже. Я почти уснул, когда послышался шум шагов от входной двери, и на пороге комнаты возник Кот. Толстые штаны из кожи с высоким передником на лямках, рубаха из серого холста и шапка, напоминающая панаму, придавали ему вид работяги, только пришедшего со своего трудового участка. А если причислить еще и толстый слой пыли, что висел на нем, то никакого сходства с вором не было и в помине.

— Эгей, бездельник, вижу уже очухался! — радостно поприветствовал меня товарищ и крепко обнял — Как здоровье, ничего не беспокоит?

— Да нет, — пожал плечами я. — Так, небольшая слабость и все.

— Тогда все нормально. Ну ты и здоров, вот что я скажу, — восхищенно проговорил Кот, усаживаясь рядом со мною. — Даже и не думал, что сможешь уничтожить эту тварь, буквально в лужу грязи ее превратил. Я, когда пришел в себя, решил, что нас уже того — съели. Потом чувствую — страшную вонь, и думаю, что такого не может быть на том свете. А затем уж и тебя увидел. Привести в чувство не смог, поэтому дотащил тебя до этого поселка и попросил знакомых о помощи. Кстати, тут Форокл — местный лекарь — просил у него показаться. Что-то у тебя с твоей магией не так.

— А что именно? — полюбопытствовал я. — Ничего неприятного не ощущаю. магию могу творить сколь угодно сложную, насколько хватит сил, то есть.

— Да не знаю я, — отмахнулся от меня Кот, изучая очищенный почти до блеска мною горшок — Проклятье, ты стрескал целый горшок каши и не лопнул — куда только влезло. Ладно, тут еще что-то было. А насчет магии обращайся к Фороклу, я тебя провожу к нему, только сначала поем.

Из кухонного сундука (я, думаю, что кухонного, так как там было куча разных мисок и плошек) Кот извлек еще один горшок, затянутый сверху куском материи и водрузил его на стол, потом сбегал на улицу и притащил еще один горшок полный холодного молока и еще изрядный кусок хлебного каравая.

— Ты как — наелся? — посмотрел на меня Кот.

— Если ты про то, чтобы я отказался, то не дождешься. Я есть хочу просто невозможно как — этот малюсенький горшочек каши мне только растравил аппетит, — ответил я товарищу и ухватился за ложку. Материя была сдернута и под ней оказалось незнакомое мне блюдо, напоминающее по вкусу творог, смешанный с фруктами, медом и хлебным мякишем. Его запивали молоком, щедро откусывая от хлеба куски. Я сдался раньше. Примерно после опустошении двух третий емкости, отвалил в сторону. Живот был набит под завязку, грозя каждую минуту попросту развязаться. Остаток горшка Кот добивал в одиночестве.

После вкусного обеда, я в сопровождении Кота отправился к Фороклу, гадая, что скажет мне этот человек. Что там могло случиться с моим магическим ядром, я просто не имел представления. К этому моменту вся слабость и недомогание ушли, оставив ощущение бодрости.

Местный служитель Гиппократа, обретался в домике намного меньшим по размеру окружающих. Внутри разделялся на две половины. В одной стояла печь, широкая лавка, застеленная несколькими шкурами зверей, столом и парой табуретов. Во второй комнате все было увешано от пола до потолка пучками трав и еще непонятных мне ингредиентов.

Пошуровав в доме в поисках его хозяина и так его и не обнаружив, мы вышли на улицу и в задумчивости замерли.

— Ну и где твой знакомый лекарь, что так хотел встретиться со мною? — поинтересовался я после бесплодных попыток отыскать врача.

— Не встретиться, просто сказать нечто для тебя важное. Скорее, это ты должен желать его встретить, — ответил на мое ехидное замечание Кот.

Дальше нам разговориться на дал Форокл, неожиданно появившейся позади нас. Только тут я заметил крохотный деревянный сарайчик, известный всем деревенским жителям и любителям сельского отдыха, как объект типа "М Ж".

— День добрый, Кот, — проговорил Форокл, внимательно рассмотрев меня.

— День добрый, Форокл, — откликнулся мой товарищ. — Вот к тебе Тихого привел, как ты и просил.

— Пусть проходит внутрь, а сам иди, — махнул рукой лекарь. На вид это то был еще не самый старый мужчина. Лет пятьдесят, седеющие волосы, идеально черная и ровная борода, словно только что из под расчески, ниже меня на голову и немного уже в плечах. все лицо было расчерчено небольшими морщинками, создавая ощущение того, что он постоянно лукаво ухмыляется.

— Давай за мною, не на улице же мне вести с тобою разговор, — произнес Форокл и прошел в первую комнату. Дождавшись, когда я усядусь за стол, он продолжил. — Должен тебя предупредить об одной опасной для тебя ситуации. В бою с той тварью, с которой столкнулись в подземельях, ты использовал свою прану. Твое магическое ядро очень серьезно было поражено. Если бы сразу после этого оно смогло наполниться маной, то ничего опасного не случилось. Кот не знал, что тебя надо было положить на место, где струилась манна. В результате, он несколько часов нес тебя по пещерам и все это время из тебя тянулась жизненная энергия, переходя в магическом ядре в ману и высасываясь серектом в стенах подземелья.

— Я на Кота нисколько не обижен, он не знал ни о чем подобном и пытался меня спасти. Вы ближе к проблеме, — перебил я старика, чувствуя, что тот сообщит мне нечто неприятное.

— Не перебивай меня. На Кота я не ничего плохого не говорю. Просто теперь тебе надо избегать подобных мест, где нет магии. Твое ядро будет в таком случае очень сильно тянуть из тебя прану, перерабатывая ее в магическую энергию. В таком случае, тебе останется жизни на несколько часов. Это все, что я хотел сказать.

От Форокла я уходил в сметённых чувствах. То, что он мне рассказал ставило жирный крест на моем возвращении домой. Той крохотной части магической энергии, что находилась в моем мире, мне будет просто недостаточно. Теперь я стал невольным заложником этого мира, да и в прочие миры, если сумею найти ключи перехода, тоже соваться не следует. Кто даст гарантию, что он не окажется таким же пустым на магию, как и мой?

Проклятье на головы всех стражников, лансеров и хостубов по вине которых все это случилось. Кстати, не мешало бы навестить начальника стражи, ведь он мне должен кучу разного барахла. Уж точно отдавать свои клинки и золото я не собирался. А если еще вспомнить и драгоценную книгу заклинаний, сейчас представляющую огромную ценность, по причине невозможности воспользоваться плодами раздумий лучших умом своего бывшего мира. То этот Лансер становился врагом номер один и целью моего посещения тоже.

Ночь я провел в доме у Кота, который гостевал у очень миловидной хозяйке. Мне выделили дальнюю и крохотную комнатку, в которой я провалялся с боку на бок половину ночи, слыша каждый стон и шорох, издаваемые парочкой любовников.

— Вот же черти, не понимают, что рядом человек очень давно не занимающийся сексом. Это же сродни пытки, — тихо бурчал себе под нос, натягивая на голову подушку. Наконец, усталость взяла верх, и я сумел уснуть. Сегодня первая ночь, когда мне вновь приснились мои очаровательные и такие разные знакомые девушки. Кассандра и Кэрилин. Эх, как вы там сейчас себя чувствуете, как поживаете? Интересно, помнят они еще, одного весьма способного мага со скромными возможностями (да со скромными, ведь создание пары артефактов, еще не показатель огромной силы и высокого таланта)? Кстати, не мешало бы узнать про изучение магии, может удастся поступить в обучение к какому-то магу или, что еще лучше (или нет, даже не знаю что выбрать, если этот выбор случится), пойти в школу магии.

Глава 11

Утром после завтрака, когда я озвучил свою мысль наведаться в город, Кот обозвал меня дураком.

— Сейчас все стражники знают тебя в лицо, и ты хочешь после этого идти в пасть льва? Тогда ты еще безумнее, чем я считал.

— У Лансера есть вещи, что принадлежат мне. Они мне очень нужны. Лучше подскажи, что полезное.

Кот ненадолго замолчал, потом продолжил:

— Хорошо. Есть одна возможность войти в город. Точнее две — самый удобный, это через подземелья, ведь там сейчас безопасно стало, и есть ход через сточную трубу под стеной.

— Подземелья отлетают сразу. Мне в них не воспользоваться магией, да и тварь могла быть не одна. Что там за труба?

— Обычная сточная труба, через которую сливаются лишние воды во время дождя. Сейчас давно стоит сушь, так что она вполне проходима. Вот только…, - Кот замолчал, почесывая щетину на подбородке.

— Не тяни, — поторопил я его, — что там не так с трубой?

— Она очень узкая. Пролезть сможешь, но придется потрудиться. Ладно, если мне не получается тебя переубедить, то помогу чем смогу.

Кот дал мне не только подробный план расположения трубы, но и пару адресов с нужными людьми.

— У трубы есть боковой проход, который приведет тебя во двор хлебопекарни. Ее хозяин мне обязан, просто скажи мое имя. Вот что еще, — Кот собрался с мыслями и продолжил — После пекаря пойдешь по этой улицы прямо. Выходи вечером, но еще не в самых сумерках — в это время народ еще будет на улице, но все будут торопиться закончить свои дела. Так что еще один торопящийся горожанин не сильно привлечет внимание. Через две улицы выйдешь прямо к памятнику — его точно не пропустишь. После него повернешь вправо. Дойдешь до дома с двумя этажами под красной крышей из черепицы. Там еще калитка из посеребрённого железа.

— Посеребренного, — удивился я, — это что там за богатеи живут?

— Там не чистое серебро. Просто один маг покрыл похожим веществом кованые прутья. Не перебивай меня. Постучишься и скажешь подошедшему "Тихим вечером тихому путнику нужен тихий приют", запомнил?

— Тихим вечером тихому путнику нужен тихий приют, — отбарабанил я.

— Молодец, давай теперь соберем тебе припасы и снаряжение.

Сборы были недолгими. Я получил пару метательных ножей, один тесак подлиннее. Сумку с припасами, запасную одежду и… все. До города я добрался с местными жителями, которые ехали в Серект за припасами. За пару километров от города я покинул своих спутников и сделал большой крюк, подойдя к нужной стороне стены. Вокруг рос густой кустарник, но он был не очень высокий, чтобы укрыться под ним. Скорее всего, в качестве защиты стен от нападающих все деревья постоянно вырубались (чтобы лишить осаждающих средств к изготовлению осадных орудий).

Пришлось опускаться на землю и ползком передвигаться к самым стенам. Хорошо еще что кустарник имел лиственную макушку, которая прикрывала меня. Вся грудь, живот ноги и руки были исколоты мелкими колючками и шипами. Когда я приблизился к стене, меня посетила умная мысль, что стоило попросту дождаться темноты и под ее покровом подобраться к стене. Ладно, все мы задним умом крепки. Главное, что я без проблем добрался до безопасного места. Теперь меня было трудно заметить сверху — стены были прямые, чтобы посмотреть на подножие, надо было перегнуться через парапет.

Нужный участок стены, где располагалась труба, мне пришлось раз десять облазить. Ров в этом месте практически полностью зарос, превратившись в небольшую канаву полную тины. Наконец, я обнаружил искомое и выругался. Не знаю, как там Кот мог пробираться по этому ходу, но на мой взгляд только ребенок смог бы протиснуться в это отверстие.

Пришлось скидывать куртку и забираться в темный лаз. Мешок привязал к ноге тонкой бечевой, чтобы он не мешался во время движения. Сколько я собрал грязи пока передвигался ползком лучше никому не знать. Метров через пятьдесят в сторону ушел еще один проход, в который мне надо было сворачивать. По любому этот слив постоянно чистится, иначе он давно оказался забит грязью и мусором.

Проход вывел меня в крохотную каморку, расположенную ниже уровня земли. Вот тут мне и пригодился запасной комплект одежды. Переодевшись и немного очистив лицо от грязи, я вышел на улицу, попав совсем в небольшой дворик. Судя по запахам печеной сдобы, это и была лавка пекаря. В этот момент он как раз вышел из дома, чтобы увидеть мое появление из-под земли (точнее, из потайного лаза, прикрытого сверху щитом с кусками дерна).

— Привет, я от Кота. Он просил помочь, — и выдал я самую доброжелательную улыбку пекарю.

— Давай за мною, — буркнул тот и развернулся обратно к дому. Там он завел меня в подвал и приказал сидеть до вечера. Еще раз он навестил меня через час, притащив таз с водою и немного еды.

— Вот, умойся, а то похож на свежевыкопавшегося покойника. Тебе еще часов пять тут сидеть. Когда вечером пойдешь — куда там тебе нужно, не спрашиваю — то будь осторожен и до темноты найди надежное убежище — по ночам случаются жуткие смерти, люди просто пропадают, только следы крови остаются. Да и то не всегда.

— Насчет этих нападений можешь не беспокоиться — с Котом на пару уничтожили тварь, что этим занималась.

Пекарь недоверчиво хмыкнул, но больше ничего не сказал, оставив меня в одиночестве. С чувством пофыркав и поплескавшись в тазике, смыв всю оставшуюся грязь, я перекусил и стал ждать вечера.

Как назло время тянулось с чрезвычайно низкой скоростью. В отсутствии часов складывалось ощущение полной останови времени. Наконец, когда я уже совсем потерялся по времени, скрипнула дверь и показался пекарь:

— Давай за мной.

Он вывел меня на улицу и уже собрался вернуться обратно в здание, когда я ухватил его за локоть.

— Где тут у вас неподалеку памятник располагается?

— Там, — пекарь освободил руку и махнул в сторону нужного направления, после этого скрылся в доме.

Следуя указаниям Кота, я дошел по памятника, изображающего работягу с резцом и молотом, отрубающего кусок камня от скальной порода. Наверное, изображен какой-нибудь местный стахановец или просто сделали скульптуру в память о прошлом города, возникшим на этом месте. Вот только с фантазией у них бедновато, вышло уж совсем без огонька.

Повернув направо, как и советовал Кот, я очень быстро дошел до нужного адреса. Перепутать указанный дом с каким либо иным было невозможно. То, что назвал Кот калиткой, больше напоминала маленькую воротищу. Выше человека раза в полтора, прутья толщиной в четыре сантиметра и цвета серебра. Если бы до этого меня не предупредили об искусственности этого материла, то и я принял бы его за багородный металл. Рядом висел массивный бронзовый молоток с бронзовым диском. Ага, это тут вместо дверного замка, да и Кот говорил постучать.

По аналогу домофона я приложился от души. Послышался гулкий звон, через минуту возле решетки стоял мужчина, одетый во все темное, укрытый плащом и с некими предметами на поясе, которые я опознал, как короткие клинки.

— Тихим вечером тихому путнику нужен тихий приют, — отбарабанил я нужную фразу. Незнакомец сделал быстрое движение рукой, и калитка отворилась. Кивком он указал идти вперед, оставшись возле входа. Пожав плечами, я пошел по узком дорожке, вымощенной красноватым камнем к дому. Вокруг росли огромные кусты, напоминающие розовые с уже распустившимися бутонами. Стоял сладковатый запах цветочного аромата, пронизывающий каждый метр этого сада. Возле здания меня принял еще один молчаливый незнакомец, сходный по одеянию и вооружению с первым.

— Ребята, вас тут что — клонируют? — спросил я, не ожидая ответа. Тот, действительно, так и не ответил, попросту пропустив меня во внутрь и оставшись на пороге. Внутри меня ждали двое — мужчина и женщина. Обоим за сорок, ниже меня на полголовы, причем женщина ничуть не уступает своему спутнику. Только присмотревшись, я заметил под платьем туфли на высоком каблуке.

— Добрый вечер, — мило улыбнулась мне женщина. Вот только в ее глазах дружелюбия было не больше, чем у змеи.

— Добрый, — откликнулся я, так же натянув на лицо ответную улыбку.

— Я вас не знаю, но вы назвали одну интересную фразу, не поделитесь секретом, как она стала достоянием ваших ушей?

Будто на репетиции, позади возникли три человека с арбалетами в руках, недвусмысленно смотрящих на меня. Вот это Котяра мне подсуропил. Пришлось приоткрыть историю знакомства с Котом, в результате чего мне и достался тайный шифр.

— Понятно. Вы можете быть свободны, — махнула она рукою охранникам — А тебя, Тихий (я назвал свое имя полученное у воров), попрошу стать моим гостем.

Вслед за хозяйкой и ее спутником, я поднялся на второй этаж и вскоре сидел в глубоком кресле (из такого фиг вскочишь, случись необходимость сматываться по скорому) посередине шикарного кабинета.

— Возьмите вина, это очень редкий сорт, который можно найти не у всякого богатого аристократа, — хозяйка указала на бокал, стоящий на столике рядом с моим креслом. Пара точно таких же бокалов, наполненных рубиновой жидкостью, стояла на столе перед моими собеседниками.

Пригубив вино, я признал, что оно весьма неплохо. Точнее — бесподобно. До этого мне подобное не попадалось ни разу.

— Вижу, оно вам понравилось, как опустошите свой бокал, то наполните вновь, — улыбнулась мне хозяйка дома. Мужчина за все это время так и не проронил ни слова. Может, тут царит матриархат и все мужчины только бессловесные слуги и помощники?

— Ко мне обращайтесь — госпожа Арисра. Кот некогда оказал мне немаловажную услугу, поэтому я помогу тебе. В чем заключается просьба?

— Мне надо только переждать до темноты и добраться до дома начальника стражи, лучше с провожатым. Ну, и покинуть город по утру или на время затаиться в городе, если сорвется мое предприятие, — сказал я.

— И все? — немного удивилась дама. — Только проводить и вывести?

— Ну да, — пожал плечами я. — Со всем остальным я планирую справиться и сам.

Госпожа Арисра через пять минут оставила меня в гордом одиночестве, забрав своего сопровождающего с собою. Вскоре опустел и бокал вина, вот только вновь наполнять я не стал — ночью понадобиться все мое хладнокровие и реакция. Три часа я провел в полном одиночестве, пока за мной не зашла девушка, весьма симпатичная как на фигурку, так и на личико.

— Прошу за мной, — произнесла она и развернулась обратно к двери. Пришлось подниматься с кресла и пойти следом (а что мне отказываться что ли, когда такая очаровашка просит?). Внизу, у самой двери меня встретила госпожа. Уже без своего спутника.

— Тихий, эта девушка проводит тебя до нужного адреса. Поступай, как она скажет — плохого не посоветует.

Мне оставалось только кивнуть и пойти за своей сопровождающей. Вышли мы на улицу через неприметную маленькую калиточку в глубине сада. Девушка закуталась в темный плащ и быстро пошла по улице, держась в тени. Сначала я хотел активировать одно интересное заклинание, спроектированное на досуге еще дома, но потом решил обождать.

— Вон тот дом тебе нужен, — тихо сказала проводница, указав на трехэтажный дом, весьма скромных размеров. По периметру возвышалась высокая стена под три метра. На каждом углу висели зажжённые факелы, освещая подходы к дому и не давая укрыться в тени. Что ж, именно для этого и есть у меня заклинание, позволяющее оставаться незамеченным. На минуту я застыл, мысленно представляя всю вязь формул, а затем напитал знаки силой.

Вокруг меня необычайно сильно сгустился полумрак, закрывая в своей тени мою фигуру. Сам принцип был построен на поглощении света, падающего на меня. Эдакое заклинание-невидимка. Вот только, мой обзор так же немного сократился. Теперь все я видел словно через пыльное стекло. На дневном свету, это заклинание не поможет — сразу возникнет подозрение при виде темного пятна под ясным солнышком. Зато в ночную пору оно самое то.

Обернувшись ко мне девушка, невольно завертела головою, разыскивая меня. Значит заклинание действует, это радует.

— Успокойся — я здесь. Теперь можешь идти обратно, — успокоил я ее. — Дорогу я запомнил, а потом, может так случиться, что за мной будет погоня. Я то скроюсь, а вот тебя могут поймать.

— Успокойся, я сумею найти что сказать. А возвращаться будем вместе — госпожа Арисра так приказала.

Ну раз приказала, тогда ладно — пусть ждет, если хочет. А я пошел к Лансеру. Первая неприятность меня поджидала, когда я попытался воспользоваться ускорением. Заклинание, что я наложил на себя еще в родном мире буксовало. Демоны, неужели все это последствия поражения магического ядра? Если дело в этом, то все крайне паршиво. Пришлось добираться до стены бегом, порадовавшись тому, что сапоги с мягкими подошвами, не издающие шума. хм, а ведь у меня возникла идейка насчет заклинания бесшумности, наложеное на одежду и обувь. Но об этом стоит думать потом, в более спокойной обстановке.

Стена не несла никаких магических защит и перемахнул через нее без осложнений и пустился бегом, пользуясь своей маскировкой. Вот только уже на подходе к дому я едва не врезался в стоящего возле самой стены, стражника. Демоны, так можно и столкнуться, вызвав тревогу. А потом, я этого стража перепутал со скульптурой — фокусы с восприятием уже успели забыться. Пришлось срочно отбегать в сторону и замереть в темном уголке. Видимо, стражник успел что-то услышать или заметить (хотя заметить было сложно — постороннему взгляду просто предстала тень, мелькнувшая на миг и пропавшая, а там ее очень легко перепутать с простой тенью от трепещущих огней факелов).

Подождав, пока стражник уберется обратно в дом, я по быстрому огляделся по сторонам, оценивая возможности, как забраться в здание. Мое внимание привлекло открытое окно на последнем этаже. То, что доктор прописал. Без ускорения пришлось трудновато. Потребовалось минут пять, чтобы чтобы протиснуться сквозь оконный проем и осмотреться по сторонам. Так, никого постороннего нет, а значит можно отдохнуть.

Дав себе несколько минут, чтобы прийти в норму, я тихо подошел к двери и осмотрел замок. Тьфу ты, да она даже не закрыта. Приоткрыв ее на пару сантиметров, смог убедиться, что никого в видимой части коридора нет. Тогда я резко ее толкнул рукою и выскочил наружу. Никого. Несколько светильников освещали коридор, но их света было очень мало. Для моей маскировки это было в самый раз. Жаль, что я не озаботился соорудить себе сторожевой амулет. Как таковая защита мне не требовалась, но вот свойство обнаружения посторонних сейчас ой как пригодилось бы.

Пришлось методом тыка приоткрывать двери и осматривать комнаты. Всего их оказалось три и все были пустые. Спустившись на следующий этаж, я едва не наткнулся на проходившего мимо пожилого слугу. Пришлось вжаться в стену и молить богов. чтобы тот не обратил внимания не странную тень. Обошлось, наверное, человек был подслеповат.

На этом этаже меня поджидала удача. В одной из комнат мне удалось обнаружить спящего Лансера, лежавшего в просторной постели в обнимку с женщиной. Возможно, жена, а может и любовница. Для нейтрализации обоих. пришлось применить слабый разряд молнии. Люди только дернулись, выгибаясь дугою, но звука не издали. В темпе связав обоих, я подтащил Лансера к окну, где было посветлее. Несколько оплеух быстро привели его в чувство.

— Ты-ы, кто? — немного заикаясь произнес глава стражи. Я завязал ему рот платком, прорезав небольшое отверстие перед губами, что бы тот по минимуму мог вести членораздельную речь.

— А, что — не узнаешь? — прошипел я, наклонившись к самому лицу пленного. Тот только помотал головою. Блин, я же сейчас скрыт заклинанием. По-быстрому убрав маскировку, я предстал перед Лансером во всей красе. Судя по гримасе, что перекосила его лицо, узнал.

— Вижу, что узнал, — проговорил я. — А теперь быстро говори, где мои вещи, желательно, и золото тоже?

Все-таки начальником стажи поставили крепкого человека. Секунды слабости прошли и вот передо мною лежит связанный, но не сломленный человек. Эх, а я ведь хотел по хорошему. Наложив стражнику на голову подушку, я пару раз полоснул ему по предплечью, слегка разрезая кожу. Из-под подушки не раздалось ни звука. Ладно, молчи-молчи, я ведь только начал. Кончиком клинка я довершил прорез, соединив ранки и подцепил краешек надрезанной кожи. Тело лежащего подо мною напряглось, и Лансер сделал попытку меня столкнуть. Фигушки, все-таки я потяжелее и побольше тебя, урод. На миг приподняв подушку, я дал тому вздохнуть воздуха. Едва он открыл рот, чтобы издать крик, подушка вернулась на свое место.

— Ты сам этого хотел, — тихо проговорил я и резким рывком оторвал кусок кожи сантиметров в семь. Из под подушки раздалось мычание, полностью заглушаемое постельной принадлежностью. Подождав секунд двадцать, чтобы тот прекратил ворочаться, я освободил его голову и вновь задал вопрос.

— Где мои вещи — два ножа, два тесака и книга? — мне не хотелось дальше прибегать к пыткам, уже сделанное заставляло дрожать от волнения и с трудом удерживать комок в желудке — Я же примусь за твою женщину, неужели ее тебе не жалко?

Лансер буквально кипел от бешенства и боли. Посмотрев его глаза, я понял, что легко не будет. Подавив вздох сожаления, я подошел к лежащей женщине и приподнял ее с пола, перед этим как следует замотав рот стражнику.

— Смотри, как я ее начну резать на куски и в этом будешь виноват ты, — произнес я и поднес клинок к уху женщины. Лансер не выдержал. Возможно, он смог бы выдержать пытки, но вот наблюдать за мучениями близкого человека было неимоверно тяжело. Он замычал, пытаясь сквозь кляп что-то сообщить и отчаянно замотал головою.

— Хочешь мне что-то сообщить, — поинтересовался я, краем глаза наблюдая за пленным, но в основном рассматривая женщину. Симпатичная, где-то за тридцать с отлично сохранившимся бюстом. В моем мире не всякая модель в двадцать настолько хороша. М-да, пора мне найти себе подружку, а то стал на чужих женщин засматриваться.

Опасаясь за свою жену (любовницу?), он рассказал о тайнике, расположенном в личном кабинете на этом этаже. Завязав ему рот, я направился в указанную комнату. Тайник был очень не оригинален — толстая панель из дерева прикрывала нишу в стене. К неудовольствию денег почти не было, так, жалкая кучка серебра примерно на пару золотых. Бедный стражник или честный, во что вериться с трудом. Свои клинки я сразу же повесил на пояс, расположив бебуты по бокам, а ножи убрав один в рукав, второй за спину. Больше всего я был рад своей книге с заклинаниями. Теперь, когда обратный путь мне заказан, эти знания и записи были бесценны.

Я вернулся обратно в комнату, собираясь оглушить Лансера, чтобы дать себе фору для ухода из дома. Почти опаздал, так как стражник неведомым мне способом сумел освободиться от веревок, что стягивали ему руки. В пуках у него мелькнул короткий кинжал, совсем крощечных с золотой рукояткой. Этот клинок и полетел в меня, разминувшись с моей шеей на парусантиметров.

— Ах ты…, - выругался я и пинком повалил человека на пол, приложившись в грудь. Пока тот хватал воздух открытым ртом, я перетянул ему руки кусками простыни. Немного подумал и вообще превратил Лансера в мумию. Может, он йог какой. Иначе как смог освободиться от пут перед этим — связывал я на совесть.

— Слушай меня внимательно, — когда закончил ворочать человека с боку на бок, произнес я, — Лансер. Свои вещи я забрал и из города ухожу. Так что меня ты не найдешь и достать не сможешь. Мстить местным ворам не советую — расскажу про твою пассию кому надо. Те люди не настолько добры и гуманны, как я. Мигом порежут на запчасти и по мусорным бачкам раскидают.

Забывшись, я вплел в свою речь нехарактерные для этой метности (да и для всего мира слова и выражения). В прочим, стражник не сильно на это обратил внимания, уловив саму суть моих угроз. не став дожидаться от него ответа, я приложил кулаком в висок и покинул комнату. И столкнулся с огромной, чем-то напоминающую королевского дога, животное. Вот только у догов шкура покрыта шерстью и не имеет мелкой, но прочной чешуи вроде змеиной. разинув пасть, не издавая звука тварь налетела на меня… и покатилась по полу после удара молнии и ножа. Густая горячая кровь окатила меня спереди, игваздав куртку и лицо. Еще и молнией немного тряхнуло, когда применил заклинание рядом с собою. Смахнув с лица кровь, мешавшую нормально смотреть, я рванул к ближайшему окну. Хоть и криков-рыков не было, но треск разряда в ночной тишине мог дойти до ушей ненужных свидителей.

Дом я покидал тем же способом, что и забирался. Девушка ждала меня на прежнем месте и опять не сумела меня сразу обнаружить. Только отойдя на пару сотен шагов, я скинул с себя маскировку. Мой вид если и шокировал спутницу, то она сумела не показать этого. При прибытии в дом госпожи Арисры, проводница оставила, скрывшись в одной неприметной дверце.

— Вижу, что дело было не легкое, — задумчиво произнесла хозяйка дома, спустившаяся по лестнице. мой вид лучше всех слов говорил за себя. Пояснять, что это кровь непонятной твари я не стал.

— Все прошло так, как и должно, — хмуро произнес я. — Могу попросить о смене одежды, теплой ванне и легкого ужина?

— Конечно, следуй за мною, — произнесла женщина и развернулась на лестнице, указывая мне путь. Уже поднявшись на второй этаж, я успел заметить открывшуюся дверь с улицы, через которую прошел мужчина, который при первой встречи не отходил от госпожи Арисры. Странно, мне показалось, что он отсутствовал вне дома. Уж не за мной это был хвост? Все, завтра покидаю город и начинаю работу над амулетом. Хватит без толку тыркаться, словно слепой котенок.

Между тем в сопровождении хозяйки я подошел к высоким дверям, покрытый вычурной резьбой и позолотой. Слегка толкнув их ладонью, госпожа Арисра вошла в комнату, где стояла большая ванна, раза в три превосходящая мою в квартире. К ванне прилагались два очаровательных белокурых создания в обалденно коротких халатиках.

— Девочки, поручаю вам этого молодого человека. Прошу позаботиться о нем со всем старанием.

— Конечно, госпожа, — захихикали прелестницы. — Мы очень будем старательны.

Арисра ушла, переложив бремя заботы на плечи своих подчиненных, которые незамедлительно освободили меня от одежды. Это было произведено с такой сноровкой и быстротой, что я только диву давался. Следы крови на одежде никоим образом не смутили моих банщиц. По ходу раздевания они комментировали меня, заставляя несколько теряться.

Через пару минут я оказался в горячей воде, смешанной с ароматными маслами и благовониями. Вслед за мной в ванну скользнули обе девушки, скинув халатики, оставив только крошечные передники на бедрах. Я оказался в раю, а местные ангелы в лице двух непрерывно щебетавших милых созданий, не давали мне потерять эйфорию. Вот только я поймал себя на мысли, что рассказываю о битве с тварью в пещере, какой я великий маг и насколько могу быть быстрым, если подопрет. Демоны, эти две с виду глупых куколки сумели вытащить ряд сведений, что хотел держать при себе. А какими притворялись недалекими, настоящими блондинками.

— Все, девчата, — закрыв глаза произнес я, — у меня уже язык устал от разговоров.

— Ой, ну ты так интересно рассказывал, — воркующее прошептала мне на ухо одна из них, — может, что еще?

Хрен вам, шпионки постельные, вам еще отрабатывать уже полученную информацию. Только мытьем и массажем не отделаетесь. Остаток ночи я провел весьма приятно и угомонился только с первыми лучами солнца, окрасившими горизонт в красноватый цвет.

Глава 12

Стук в дверь, перед тем, как она распахнулась, вырвал меня из страны грез. Отчаянно зевая едва не вывихивая челюсть, я поднял глаза на вошедшего. Точнее, вошедшую. Меня посетила сама госпожа Арисра. Красивая женщина предстала передо мною в шикарном платье из золотого шелка, которое было украшено рубинами и изумрудами. По ощущениям мне поспать удалось только пару часов — обе девушки, что скрашивали мне ночной досуг, выжали до состояния лимона, используемого для заправки чая.

— Доброе утро, госпожа Арисра, вы выглядите просто божественно в этом наряде, — поприветствовал я женщину, судорожно мечась взглядом по комнате. Где-то должна быть новая одежда, что принесли еще ночью, но вот обнаружить ее не удавалось.

— Доброе утро, Тихий. Спасибо за комплимент, могу я называть тебя Владом? — спросила Арисра, подавая мне штаны и рубаху, лежавшие почти рядом с кроватью на стуле. Пока я по-армейски быстро одевался, она непринуждённо вела разговор.

— Твои ночные действия вызвали очень большой переполох в городе. Пробраться в дом начальника стражи, связать его и неизвестную даму…

— И что в этом такого? — ответил я, обувая сапоги. — Пусть еще радуется, что остался живым — желание прирезать его не пропадало до самого выхода из дома. Бедному животному не повезло нарваться на меня в таком состоянии, от того и пострадало. Кстати, почему неизвестную даму?

— Я ничего не знала про его посетительницу, только от тебя первого услышала о женщине, что согревает постель главного стражника. Да еще он настолько от нее без ума, что пошел на договоренность с вором. И это беспринципный и ненавидящий вашего брата человек! А ведь я при твоем шокирующем виде решила, что Лансера не стало. Было бы очень жаль терять такого полезного знакомого, — произнесла она. — В прочем, я рада, что обошлось без ненужных жертв. Кстати, я пришла сообщить тебе новость. Через два часа отправляется караван за солью, и ты поедешь с ним.

— Стражники не прицепляться к тому, что появился новый человек? Да и не похож я на этих соледобытчиков, — выразил свои сомнения.

— Не волнуйся, на воротах даже не посмотрят в твою сторону, — успокоила меня женщина.

Два часа пролетели не заметно. Вот только сидел за столом, поглощая обед, как уже подъехала телега с мужиком к воротам. Быстрые прощания с хозяйской дома, торопливо схвачены клинки и мешок с припасами, и вот я на телеге направляюсь в сторону ворот. Пришлось немного поспорить с извозчиком, чтобы тот завернул в пару мест. Несколько мелких монет сумели убедить того в правильности подобного поступка. Из тайников я достал свои драгоценности, что прятал во время шумихи. Мужик на телеге ворчал, что излишне задерживаемся и наряд стражи, с которым существует договоренность, может смениться. Пришлось сунуть ему еще одну серебряную монету. Извозчик заткнулся и до самых ворот не раскрывал рта.

В глубине души меня терзали крохотные сомнения в простоте выхода из города. Все-таки не каждый день нападают на начальника стражи в его собственном доме. Когда я завалил купца в городе творился кипишь и на воротах была усиленная проверка. мне удалось только чудом покинуть город, едва не ставший мне могилой. Это чудо было старик с телегой и жадность стражника, слупившего с меня три серебряных монеты.

Вот только все прошло совершенно буднично. Наша вереница телег подошла к воротам, уже распахнутых одной створкой, и устремилась наружу. Никакой проверки не производилось, никто не пытался чересчур пристально всматриваться в лица возниц. Проехал я с караваном около часа, по максимуму сократив расстояние между собою и поселком, где засел Кот. Я собирался навестить его и рассказать о последних событиях. Заодно спросить, как лучше добраться до ближайшего крупного города, где могу найти гильдию магов.

До поселка пришлось добираться пешком. Ни одной попутной повозки мне так и не встретилось. Селение казался вымершим, только дети, как и днем ранее, крутились на улице. Ничего удивительного — все более менее способные работать, сейчас трудятся. Хотя не все. На крыльце знакомого дома спокойно сидел Кот и прихлебывал какой-то напиток из большой кружки.

— Здорова, Котяра, — приветствовал я его на подходе к дому, — как жизнь молодая?

— Тихий, ты все-таки вернулся и живой! Вижу что и свои вещи при тебе, — радостно воскликнул тот, ставя кружку на землю и тиская в объятиях. — Это за ними ты бросился в пасть льва?

— За ними, но еще и ради справедливости, — проговорил я. — Очень надеюсь, что начальник стражи не станет сильно мешать вам после моего визита.

— Ты его убил? — немного удивился Кот — Но ведь у него дом охраняется десятком стражников, которые пятерками дежурят всю ночь. Да и магическая защита имеется.

— Не знаю как там насчет охраны и магии, но я видел только одного стражника и, ни грамма магии. Кстати, почему ты считаешь меня таким кровожадным? Жив твой Лансер, жив.

— И вовсе он не мой, — насупился Кот. — Ты расскажи все подробнее, а то вывалил мешанину слов Что я, сам должен догадываться о происшедшем?

Рассказав историю своих ночных похождений, я заставил задуматься Кота. Пока он в раздумьях морщил лоб, я оприходовал остаток пива в кружке и налил еще, сходив для этого в дом.

— Я все понял, — выдал Кот, кончив размышлять.

— И чего же ты понял?

— Охрана и магическая защита были сняты перед приходом этой женщины. Сам начальник стражи не женат и любовницы не имеет. Точнее, об этом никто не догадывался. Видимо, это достаточно известная дама, если ради нее шел на заведомую опасность. Лансеру не повезло, что он столкнулся с тобою.

— Не повезло, точно. Тут я с тобою полностью согласен. Кстати, а что это за госпожа Арисра?

— Арисра? Она держит в нашем городе дом свиданий для самых важных лиц. Ее девочки самые лучшие в деле доставления удовольствия, ну и получения сведений. Мало кто может похвастаться, что промолчал в их присутствии.

— Это точно, — нахмурившись, сказал я. — Эти бестии и мертвого заставят разговориться.

— Ты уже успел их оценить? Ты даешь, — присвистнул Кот. Потом подошел и нахально забрал у меня кружку еще наполовину полную.

— Эй, эй — что творишь! Там мое пиво, — возмутился я столь бесцеремонным поступком.

— Там МОЕ пиво, которое ты без зазрения совести трескаешь в одно лицо.

До вечера мы просидели на улице, потягивая пивко и перекидываясь ничем не значимыми фразами. Кот сообщил, что магов я могу найти в Ониде, столице Вольстана. Вот только дорога займет пару недель, если передвигаться в составе каравана. Как раз через несколько дней отправляется один из них с солью. Меня это несильно устраивало, терять столько дней на дорогу — увольте. Вот только ничего другого приятель предложить мне не мог. Если бы не странности с моим ускорением, то я мог просто перебежать за несколько часов своего времени, проскочив одним махом путь до нужного города.

Так толком и не решив, я отправился спать в старую комнату, где ночевал пару дней назад, и на этот раз уснул сразу. Утро вечера мудренее. Такая поговорка была придумана моими предками и не зря. После подъема, завтрака и небольшого разговора с Котом я нашел решение. Оказывается, тут неподалеку, часах в пяти ходьбы расположен лагерь имперских магов, что с упорством и настойчивостью фанатиков копаются в старых курганах. То ли ищут артефакты, то ли старые записи, похороненные с погибшими магами. Но раз в неделю они отправляли заметки в академию, по пути заезжая в Онид.

Возможно я сумею у них узнать что-либо про обучение и воспользоваться их услугами. Хотя насчет услуг это вряд ли. У меня просто денег не хватит. Кот передал мне три золотых монеты и две было у меня (чертов Лансер, чтобы черти тебе сковородку выбрали погорячее, столько денег умыкнуть). Но пять золотых погоды не делают. Смогу только оплатить место в почтовой карете, если меня в нее пустят. Оставались драгоценности, но их еще предстояло превратить в звонкую монету, так как в своем теперешнем виде в качестве оплаты использоваться не могли.

Перед самым моим отправлением в дорогу меня навестил Хостуб с Аршем. Оба вора не поленились покинуть город и добраться на трясучей телеге до моего временного пристанища. Честно признаться, но я и не узнал в двух крестьянах, что сошли с телеге возле меня и Кота, известных воротил криминального мира Серекта.

— Удачного дня, — первым поприветствовал приехавших Кот. — Первый раз вижу, чтобы глава гильдии лично к кому-то приехал!

— А ты подольше поживи, — ответил на приветствие Хостуб и осадил моего приятеля, — еще и не такого насмотришься. Здорово, Тихий, собираешься уезжать?

Старик кивнул на мою сумку, что я перекинул через плечо.

— Да, — спокойно ответил я, про себя гадая о причине приезда вора. Неужели Лансер от ярости так завинтил гайки, что известный криминальный авторитет (если брать аналогию с похожими 'профессиями' моего мира) сбежал подальше до более тихого момента?

— Это будет полезно для всех, — спокойно ответил вор. — Правильное решение. Уж извини, парень, что втравил в такую свистопляску — сам не ожидал таких последствий.

Кот выпучил глаза на Хостуба, пораженный его словами. По всех видимости выходило, что извинения от Хостуба можно было вырвать только раскаленными клещами, и то не для всех. Не обращая внимания на моего приятеля, старик продолжал разговаривать.

— Еще очень сожалею, что потерял замечательного вора, от прихода которого гильдия только выиграла бы. Ладно, я хочу сказать, что если решишь вернутся в наш город, то мы всегда будем тебе рады. Пусть и не станешь заниматься нашим ремеслом. Я же вижу, что магия тебе намного ближе. В награду за выполненное дело дарю тебе вот этот предмет.

Вот протянул мне небольшое кольцо с некрупным прозрачным камешком. На бриллиант тот похож не был, как и не походил ни на один из известных мне камней.

— Это кольцо защиты от яда. Случись тебе пораниться об отравленные шипы, что часто устанавливают в тайниках богатеи, или вдохнуть отравленный газ или пыль, как камень на кольце начнет его вытягивать из его тела. Если он почернеет до угольного состояния, то отравление очень сильно и пора обратиться к целителю. Но такое происходит крайне редко, так как сам этот артефакт очень силен. Самый сильный из всех видимых мною.

После этого Хостуб распрощался с нами, забрал с собою Арша, не проронившего за весь разговор ни словечка, и ушел в сторону города. Ошарашенный поступком старого вора, Кот только через десять минут смог открыть рот.

— Что же за дело ты выполнил, — обратился ко мне приятель, — что Хостуб решил тебе одарить такой вещичкой? Наверное, королевскую корону украл…

— Корону не корону, — поделился я особенностями недавнего дельца, — но что-то вроде нее. Ладно, Кот, пора прощаться…

В лагерь магов я направился ближе к полудню. Пару раз пробовал ускоряться, стремясь сократить расстояние по максимуму, хоть и не на предельной скорости. Но получалось паршиво. Пострадавшее магическое ядро оказывало влияние и на мою особенность, не давая двигаться как прежде. Если честно, то скорость в усиленном восприятии чуть-чуть превышала мою в обычном состоянии. А уставал я также. Как бы то ни было, но весь мой путь занял чуть больше трех часов.

Лагерь меня не поразил. Десяток шатров, скучковавшихся в одном месте, и пара десятков палаток в сотне метре от них. Человек пятнадцать воинов в полных доспехах, прогуливающихся по лагерю. Обратившись к одному из них, я уточнил нахождение старшего этой команды.

Пришлось пройти с километр, пока достиг места раскопок. В ближайшем кургане чернел зев большого прохода, укрепленного деревянными опорами. От них шло слабое покалывание, указывающее на наличие магии. Наверно, просто укрепили, чтобы смогли выдержать вес земли при возможном обвале.

Мне повезло застать старшего искателя с наружи. Он как раз вышел в сопровождении десятка человек, которые вытащили наружу кучу костей, металлического хлама (бывшего раньше то ли оружием, то ли доспехами), непонятных черепков и еще чего-то. Вот только поговорить мне не удалось. Едва я задал вопрос, насчет возможности воспользоваться почтовым экипажем, как он сердито посоветовал мне убираться.

Скрипя зубами от злости, я отошел от группы людей. Мне по зарез требовалось узнать, как сесть на поезд, тьфу, в карету. Вот тут я заметил и сам экипаж, до этого скрывавшийся за палатками. Рядом сидели двое человек, обнаженные до пояса и о чем то переговаривающиеся.

— День добрый, — поприветствовал я мужчин. Дождавшись ответного пожелания добра и удачи, продолжил.

— Я бы хотел узнать о возможности воспользоваться проездом в этой карете до Онида.

— Это возможно, но стоит денег, — прищурил один глаз мой собеседник, тот, что бы самую малость постарше. — Мы домчим тебя за пять дней, но придется платить золотом. Четыре золотых и считай себя в пассажирах.

Цена меня устраивала, оставалось уточнить еще кое-что.

— А как насчет послания магов, они не будут против моего присутствия? Ведь могут посчитать разбойником, охотящимся за их тайнами и сокровищами.

Мои слова вызвали бурную реакцию у слушателей. Оба почтаря весело заржали, утирая слезы.

— Нет, ты слышал — тайны и сокровища, — толкнул один другого в бок. — Слушай, парень, нет никаких тайн и сокровищ. Местные маги передают нам свое зашифрованное послание. Открыть его может только определенный человек, в чужих руках попросту сгорит, еще и любопытного прихватит. Никаких проблем не будет с твоим размещением, только плати деньги.

— Деньги не вопрос, вот только когда отправляетесь?

— Завтра по утру, когда еще прохлада будет и не начнет печь, как сейчас. Можешь забираться в карету, если решишься переночевать.

Четыре золотых перекочевали из моих рук в чужие, и я стал пассажиром весьма быстроходного транспорта. Еще в прошлый раз, путешествуя в почтовой карете, я не мог не порадоваться скоростью передвижения. А сейчас еще и цена оказалась мне доступна. Хотя и ехал я меньше, чем в предыдущей поездке и один. Может, просто сейчас почтари оказались менее корыстолюбивые?

Ночевка в карете была ничуть не хуже любой другой в подобных условиях, вот только меня капитально достали комары и прочие мерзкие мошки. Сквозь сон я слышал их тихий, выматывающий нервы, писк над ухом. Наконец мне это надоело и я отправился к ближайшему костру, у которого сидели несколько солдат. Выслушав мою проблему, они посмеялись, но дали пригоршню сочных листьев, посоветовав натереть ими лицо и руки.

Листья имели необыкновенно тонкий и приятный аромат. Не зная, почему комары должны от этого слабого запаха шарахаться, я все же последовал совету. После использования аналога "москитола" меня до утра ни единая тварь не трогала. Даже ранее заработанные укусы, расчесанные мною почти до крови, перестали меня беспокоить.

Разбудили меня рано, чтобы тронуться в путь. Так что, остаток сна я добирал по дороге. Проснулся только для того, чтобы поесть и снова задремал. До самой столицы я только занимался этими двумя занятиями — ел, да спал. Почтари пробовали меня вовлечь в свою беседу, но мне было совершенно неинтересно, да и лень трепаться языком.

Уже в городе я поскорее распрощался со своими "таксистами" и затерялся среди улочек. А Онид очень даже неплохой город. Построен по принципу Серекта — Внутренний и Внешний Города присутствуют. Вот только занимаемая площадь пообширнее, народу побольше. И грязи… Я с трудом удержался от проклятия в адрес лошадей и их возничих, когда едва успел переставить ногу — на первоначальном месте выбранного шага валялось свежее конское яблоко. Блин, тут профессия дворника не в почете или они только во внутреннем городе есть, эти дворники?

Местечко для ночлега я выбрал неподалеку от базарной площади. Народу тут побольше и шума тоже, но и затеряться намного легче. За комнату в одном из постоялых дворов хозяин слупил десять серебряных монет, аргументируя большим наплывом постояльцев. За эти деньги он пообещал кормить меня три дня и предоставил уютную комнатку на втором этаже. Всего здание имело их три, причем третий был переделан из чердака. Помещения на этом этаже были низенькие и маленькие, поэтому и цена была соответствующая. Вариант сэкономить на оплате за проживание в этих комнатах экономкласса я быстренько отмел, когда рассмотрел возможных соседей. Невзрачные, немытые и часто неприятно пахнущие субъекты. Хозяин для них ввел и отдельную лестницу на этаж… со двора. Несколько беспокоила возможность шума сверху, но меня успокоили пояснением того, что потолки толстые, из хорошей древесины и с нанесение определенных чар. Ну, раз так, тогда и соглашаться можно. Оплатив комнату, я вышел на улицы.

Город был интереснее Серекта в сто раз. А может, такое впечатление сложилось из-за того, что тут меня никто не заставлял воровать и не засовывал по подземельям. Хм, а столкнуться тут с магом, что допрашивал меня у палача, могу или нет? Хоть и видел он меня в моем 'камуфляжном' прикиде, но ауру заполнить возможность имел. А и фиг с ним, от судьбы не уйдешь. Впечатление улучшилось, когда я рассмотрел город поподробнее. Грязи как таковой на дальних от ворот улицах почти не было. Скорее всего, с тем мусором, что несли приезжие просто не успевали справляться, от того и валялись в той стороне животные отметины, пыль с сапог гостей города и многое другое.

В верхний город меня не пустили. Просто потребовали предъявить дворянский знак или приглашение от одного из них. В прочем, один из стражников сообщил, что и магическая бляха отлично послужит пропуском. Ничего такого у меня не было, поэтому пришлось разворачиваться и идти наслаждаться видами простонародной части Онида. М-да, пора становиться магом или аристократом, у которых привилегий и возможностей побольше, чем у селянина или горожанина. Мой статус не сильно от них отличался, а если кто узнает и про воровскую наклонность, то и вовсе будет не сладко мне.

Просто бродить было не интересно, хотя из профессионального интереса отметил несколько интересных особняков купцов и дворян. Не все благородные имели возможность проживать на территории верхнего города, многие дворяне были не столь родовиты или богаты, чтобы жить в той части города, где располагались особняки персон королевского двора.

Небольшим развлечением стал цирк, где выступали гимнасты, фокусники и дрессировщики животных. Очень понравилась девушка — метательница ножей. Стройная красотка с осиной талией и округлыми бедрами. Про грудь тоже стоит отметить, что ни одной фотомодели, фланирующей по подиуму походкой 'нога за ногу' с ней не сравниться — тощие воблы. Одетая по восточному типу, то есть легкие штаны а-ля шаровары, полупрозрачная рубашка, открывающая животик и головной убор вроде маленько треуголки, только из светлой кожи.

Но не только внешность этой девчонки привлекла меня. Ее ловкость, с которой она обращалась с острыми колющими предметами, восхитила меня не меньше. Сантиметров по пятнадцать длиною трехгранные стальные штыри влетали в любую мишень. Распорядитель представления вынес предмет, больше всего напоминающий турник, вот только с верхней перекладины свисало около дюжины небольших, с ладонь размером, дощечек с черными кружками целей. Каждый такой кружок не превышал донышко бутылки. Мало того, все эти мишени постоянно вертелись, что затрудняло прицеливание. На какой-то миг девушка замерла, потом сделала несколько резких взмахов. Толпа взорвалась свистом и криками одобрения — в каждой дощечке торчало по клинку, причем все точно в центре черных кружков. Из под театральных мостков выскочил угловатый карлик с деревянным ковшом или чем-то на него похожим, и бросился обходить толпу. В емкости немедленно сначала забрякали, а потом зазвенели монеты, когда стали биться не о деревянные стенки, а по слою своих товарок. Когда очередь дошла до меня, монету я вытащил с видимым нежеланием. Да мне проще бриллиант кинут, чем расстаться с последней горкой мелочи. Медяшка едва тренькнула среди серебряных кружочков, что на треть покрывали емкость. Ошарашенный карлик только рот открыл от такого кощунства. По-моему, тут традиция серебром расплачиваться за подобные трюки, но его у меня не было.

— Нет у меня серебра, — пробурчал я, немного стыдясь своего жлобства, — да и не стоит это выступление больше медяка.

Закрыв рот, карлик отошел от меня и продолжил свой обход. Через пять минут он скрылся в одном из фургонов, что стояли в стороне от мостков. Туда же ушла и девушка, немного ранее. Но появилась немедленно, как карлик закончил сбор пожертвований.

— Милостивые судари, — звонким, как горный ручеек, голосом обратилась метательница к окружающей толпе, — следующий трюк выполнялся только один раз и больше никогда не показывался из-за неудачного опыта. Тогда погиб мой помощник. Но сегодня я попробую его повторить.

Толпа воодушевленно заревела, требуя продолжения зрелища.

— Вот только для этого мне понадобиться ваша помощь, — продолжила девушка, улыбаясь и стреляя глазами в окружающих мужчин. Немногие женщины, что остались на ее выступление помрачнели и потянули своих мужей за одежду. Но уходить никто не захотел, отпихивая навязчивых баб локтями и ругаясь.

— Потребуется смельчак, что не испугается случайной смерти, — проворковала девушка. — Есть тут такие?

Хм, старый трюк, сейчас выйдет заранее нанятый человек и встанет возле столба, что установили метрах в десяти от метательницы. Метрах в двух от нижнего край располагалась короткая горизонтальная жердочка, вставленная в просверленное отверстие. Больше всего напоминает насест для попугая. Интересно, это зачем? Дальнейший сюжет и так мог предсказать — выбранный станет возле столба, девушка покидает в него ножики, вонзая в паре сантиметров от тела. Толпа в экстазе засыпает серебром и приходит завтра. Старый, не раз опробованный трюк. Думается мне, что в каждом городе говорится про единственную неудачную попытку. В своих размышлениях я и не заметил, как шум голосов прекратился, и взгляды окружающих скрестились на мне.

— Раз никто не желает поучаствовать, — донесся до меня голос шоуменки (а как еще можно назвать с такими закидонами?), — то я выберу сама. Вот этот юноша будет отлично смотреться в качестве моего помощника.

— Я? — удивленно переспросил я, повертев головою. Не обнаружив никого рядом, кто подходил под описание юноши, я обернулся к девушке. М-да, версия с подставой не сработала, тут все более реалистичнее.

— Конечно, — улыбнулась метательница. — Или боишься? Не стоит, я сделаю все возможно, чтобы такой красавчик не пострадал.

— Иди, парень, — подтолкнул меня в спину сосед — здоровый бородатый мужик, от которого несло пивом и луком, — я бы ради такой милашки в пасть к волку руку сунул.

— Так что не суешь? — огрызнулся я. Рядом зашумели другие зрители мужского пола. На меня стали поглядывать с нездоровым вниманием. Вот же попадалово. Не надо быть телепатом, чтобы догадать о мыслях окружающих. Стоит мне сейчас отказаться и покинуть место выступления, так еще не известно, что мне это удастся. Многие недвусмысленно посматривают с искренним желанием пересчитать ребра, если откажу такой'милашке'. Ладно, надеюсь что не в интересах цирка обзаводиться плохой репутацией, в которой фигурируют мертвые зрители. Насколько успел рассмотреть, девушка владеет клинками виртуозно, так что опасности погибнуть, почти нет.

Растолкав своих соседей, я подошел к мосткам и одним прыжком взлетел на них.

— Поприветствуем его решимость, — воскликнула девушка, беря меня за руку и подводя к столбу. В ответ послышались свист и улюлюканье зрителей. Как только я прижался спиною к столбу, как почувствовал резкий магический всплеск… и прилип. Моих магических усилий не хватало на то, чтобы преодолеть оказываемое воздействие. Пока я делал попытки освободиться, девушка ловко повесила перед моим носом пару золотых колец на нитках, закрепив их концы на жердочке.

— Посмотрите, насколько он хладнокровно смотрит опасности умереть или стать калекой в лицо, — продолжала вести свою партию девушка. — Не каждый на такое способен.

Кольца дрогнули и стали раскачиваться. Первое немного опережало второе, на пару сантиметров — не больше. Оба узеньких колечка, с диаметром в пару сантиметров, совершали колебания от левого уха до правого. По моим ощущениям, они абсолютно, ни на миллиметр не выходили за пределы моего тела. Она собирается швырять свои ножи в эти кольца?!

— А теперь прошу тишины, — донесся до меня звонкий голос моей будущей убийцы, — а не то кровь этого храброго юноши ляжет тяжким грузом на моей душе.

Раз-два, раз-два качались золотые ободки перед глазами. Вправо-влево, вправо-влево совершали свои колебания. Вокруг была тишина. Точнее, было настолько тихо, насколько это возможно в городе. Девушка вооружилась двумя своими клинками и принялась ловко вертеть их в руках. На секунду замерла, поднесла левый к глазам, словно оценивая путь полета, и замахнулась. В замахе она простояла несколько долгих секунд, которые были не только тяжелы не только мне.

— Да бросай же! — крикнул кто-то из толпы. Но несчастью крик совпал с броском. Рука девушки дрогнула, из толпы раздались испуганные вскрики женщин и один общий вздох. На пару мгновений позже полетел второй метательный снаряд. Мне почудилось, что тонкое жало летит точно в глаз. Я только и смог опустить веки, чтобы не наблюдать за летящей смертью. Это время растянулось для меня на минуты, хотя и продлился полет меньше секунды. Сначала правое, а затем левое ухо шевельнул воздух, послышался стук в древесину столба… и восторженные вопли зрителей.

— Уже можно открывать глаза, — раздался ехидный голос метательницы над ухом. — Как считаешь — за это тоже медяка хватит?

Сразу после слов магическое притяжение исчезло. Накопившееся напряжение и недавний ступор едва не сказались на моих ногах. По крайней мере, на ногах я устоял с трудом. Гадство, надо же так опозорить, да еще на глазах у стольких. Не думаю, что никто не заметил моего испуга. Говорить я ничего не стал — горло пересохло. Просто плюнул на доски помоста и спрыгнул с него на землю.

— Отлично, парень, — кто-то хлопнул меня по плечу. — Держался героем. Я бы точно навалял в штаны и свалился с ног, когда нож под ухом ткнулся.

Уф, хорошо хоть свидетелей моего испуга не оказалось. Народ просто не понял или не заметил происходящего. Скорее всего и крикун тот был подкупленный. Хоть в чем-то местные циркачи не стали отступать от традиций выступления и накала страстей на нем. А эта метательница язва какую поискать. За паршивую монетку так отомстить. Нет, больше по выступлениям ходить е буду. Сначала казнь, на которую нарвался при первом перемещении. Теперь это шоу с ножами, от чего едва не поседел.

Протолкавшись сквозь толпу, поминутно ощущая поздравительные хлопки и тычки чужих рук, я покинул местную площадь, где встали циркачи со своими фургонами. Думаю, что эта площадка и приготовлена только для них. Дальнейшие свои любования городом решил перенести на завтра.

Глава 13

И снова новый день в новом мире. Никуда бежать не нужно, прятаться или скрываться — тоже. Умывшись, позавтракав и прихватив свои вещи, я вышел в город. На этот раз собирался ноги понесли меня в одну лавку, что заметил вчера. Что вроде знакомых по родному миру 'тысячи мелочей'. Торговали тут всем — одеждой, оружием, посудой, снаряжением, лекарствами и эликсирами, артефактами и амулетами. Все не новое или не очень качественное. Хлам, в общем.

Принял меня небольшой мужичек с козлиной бородкой и начинающейся плешью, которую хозяин маскировал длинными волосами, зачесывая на чистую кожу.

— Чем могу быть помочь? — учтиво обратился ко мне торговец, едва за моей спиною шлепнула, закрывшись, дверь. — Купить, заказать или продать желаете?

— Продать, — кивнул я ему, вертя головою по сторонам. Чтобы пройти мимо всех стеллажей, свертков кулечков и узлов надо было иметь гимнастическую ловкость. Десять шагов и больше минуты потребовалось мне, чтобы оказаться возле высоко и широко стола, заменяющего тут торговую стойку.

— Конкретно, что именно? — деловито спросил мужичок. Я покопался у себя в сумке и достал магограммофон и выложил его на стол. Вещица торговца, честно сказать, не зацепила. Покрутив ее в руках, подув зачем-то в оба раструба, он отложил в сторону предмет и посмотрел на меня.

— Магией тянет, — доложил он мне, — слабенько, правда. А что за вещь сказать не могу. Откуда это у вас? На вид — работа подмастерья или ученика мага. Знаки или руны мне совершенно не знакомы.

— Вы маг? — спросил я. — Так быстро и подробно все заметили…

— Нет, — покачал собеседник головою, — я не маг. Имеющегося дара не хватит и на крошечное простейшее заклинание. Могу только чувствовать наличие маны в предмете и присутствие заклинаний, если не замаскированы и не скрыты.

Тут он прервался на пару минут, обратив свое внимание на вновь вошедшего мужчину. На вид тому было лет тридцать-тридцать пять, неброская, но практичная и отлично пошитая одежда человека, которому приходиться много странствовать. Тот со скучающим видом остановился возле узкого невысокого стеллажа с разложенными на нем амулетами. Стеллаж прикрывался слабым защитным пологом, который не позволял просто так стянуть с него предметы. Хотя, останься у меня амулет, что сейчас в руках мага, который меня едва не отправил на пытки, эту защиту я и не заметил бы. Да, даже, парочка поглотителей, что постоянно болтаются в кармане в количестве десяти штук, справиться с этим заклинанием играючи.

Торговец вновь обратился ко мне, поняв, что нового посетителя пока нечего ждать.

— Так что это за артефакт? — спросил о. — Если, конечно это вам известно.

— Нечто вроде предмета для снятия звука, — пустился я в объяснения. — В Старисе бывал несколько месяцев назад проездом. Там и приобрел у одного мага эту штуку. Работает она вот так…

Глаза торговца заинтересованно блеснули, когда артефакт отбарабанил записанную на него фразу. Судя по всему, моя поделка его заинтересовала.

— Неплохо, — пожевал нижнюю губу собеседник и с задумчивым видом щелкнул ногтем по принимающему рупору. — Вот только артефакт явно не мага, а его ученика.

— Может и так, — развел я руками. — В подробности я не вдавался. Вещица понравилась, вот и приобрел, а сейчас устал с ней таскаться, да и поиздержался я.

А вот про последнюю фразу я пожалел, когда глаза мужичка повторно блеснули нездоровым алчным огоньком. Я не я буду, если не попытается надуть.

— Хм, — принялся задумчиво размышлять вслух торгаш, — работа ученика, энергии уходит много — даже я чувствую ее отток — применить ее не так и просто… один золотой дам.

— Сколько?! — я и сам не ожидал такого крохоборства. — Пятнадцать золотых не меньше. Второго такого артефакта не найдете.

— Три, — недовольно повысил цену торговец. — Мне еще тратиться придется на зарядку у магов.

— Тринадцать, — входя в раж, снизил я сумму. — А зарядить его несложно и очень недорого.

— Пять, — сдал свои позиции плешивый. — И только из уважения к человеку, который побывал на Землях Древних.

— Одиннадцать с половиною, — положил я руку на артефакт, — или уйду к другому торговцу, который больше понимает толк в редких вещах.

— Семь с половиной, — ухватился за другой край предмета торговец. — В другом месте вам точно больше никто не даст.

Сторговались мы на десяти золотых. Учитывая качество исполнения и то, что я пару раз порывался выбросить громоздкий предмет в мусор, результат был превосходный. Для чего или кого взял торговец мою поделку — интереса узнавать не было. Главным были денежки, что звенели у меня в кармане.

Имея неплохую сумму на руках, дальше заморачиваться поиском средств на проживание я не стал. Имеющиеся золотые и с драгоценными камнями украшения оставил на черный день. Может быть, еще возьмусь за переплавку и изготовление из всего этого лома нормального артефакта. За всеми этими мечтами и рассуждениями я не незаметно для себя вернулся в трактир, где заказал в свою комнату поесть. Пешая прогулка по городу и обеденное время весьма располагали к хорошему аппетиту.

В дверь постучали.

— Заноси, — крикнул я из комнаты, справедливо полагая, что это служка из трактира с подносом еды. Моя интуиция ошиблась наполовину. Да, еда и поднос присутствовали, вот только ее разносчиком оказался тот самый незнакомец из лавки, что стал свидетелем торга. Ловко толкнув пяткой дверь, прикрыв ее за собою, незнакомец вошел в комнату и водрузил поднос с заказом на стол.

— Познакомимся, парень? — подмигнул мне мужчина, плюхаясь на деревянный сундук, который подполз к столу безо всякого внешнего воздействия. Еще и маг, тут мне сделалось тоскливо и грустно. Причем до такой степени, что обе мои руки непроизвольно потянулись к тесакам. Заметив это, маг прищурился, и рядом с моей головою зависли два огненных шарика, причем размером с теннисный мяч и ослепительно-белого цвета.

— Спокойно, — мягко проговорил он и пододвинул к себе поднос, который был заставлен горшочками, мисками и тарелками в гораздо большем количестве, чем рассчитывал я. То ли хозяин трактира расщедрился, то ли неизвестный маг к моей порции добавил свою, решив совместить разговор (избежать которого я не смогу) и насыщение.

— Для начала стоит познакомиться, — прожевав кусочек мяса, что подцепил ножом, сказал маг. — А потом перейду к причине, что заставила меня навестить тебя.

Видя, что я не реагирую, тот вздохнул:

— Маркас, боевой маг империи Альтан.

— Влад, — сквозь зубы выдавил я, косясь на шары, от которых достаточно сильно припекало волосы. Последние, только что не скручивались от жара.

— И все, — поинтересовался Маркас, — только — Влад?

— А что тебе еще нужно? — стал закипать я, покручивая в голове возможные предположения по побегу. Планов было множество, вот только ни один из них не давал много шансов на успех — против мага такой силы мне бороться было не с руки.

— Хм, Влад так Влад, — пожал плечами Маркас. — Вижу, что тебя немного беспокоят мои игрушки? Сейчас уберу. Пугать не хотел, просто желаю дать пояснения насчет сопротивления или попыток скрыться.

— Считай, что меня убедил, — расслаблено вздохнул я, когда смертоносные шарики исчезли от моего тела. Понятно, что появиться они могут в любой момент, но после постоянного давления на психику, нынешнее состояние было терпимым.

— А теперь, Влад, — перешел к самой сути разговору, ради которого он и появился у меня, маг, — скажи мне что ты знаешь о коллегии магов по наказанию отступников и нарушителей магический сводов и уложений?

'Что за чушь? — пронеслось у меня в голове со скоростью урагана. — Какая коллегия, причем тут наказания за магические нарушения?'

— Молчишь, — довольно кивнул маг. — Это хорошо, что не стал оправдываться. Значит, должен и знать и о каре, которая тебе грозит при нежелательном лично тебе исходе заседания.

— Маркас, — решил понемногу прояснить я ситуацию, — причем тут кара? В чем меня обвиняют?

— В этом, — Маркас выложил на стол предмет, в котором я опознал свой магограммофон. В голове началась такая буча, что ни одной связной мысли не захотелось оставаться. Все они покинули мой разум, пообещав вернуться, как только смогу прийти в себя. Это намек на работу с ворами? Меня отыскали маги, которые желают узнать о тайне похищения диадемы? Или что-то еще?

— Я не понимаю, причем здесь проданный мною артефакт и я сам? — откинувшись на спинку стула, я опять потянулся к оружию, но немедленно остановил свои действия. Один фиг, простые клинки не сильно помогут против боевого мага. Свои возможности я трезво представлял. Пободаться можно было только в том случае, если бы заранее приготовился лично я и неожиданно напал на противника в тот момент, когда он не ожидает этого.

— На этом артефакте следы твоей ауры, — произнес Маркас и посмотрел на меня.

— И что, я же долго носил артефакт с собою, понятно? — уже став догадываться о причине визита, но все-таки продолжил прояснять обстановку. Уф, если мои догадки правильны, то обвинения в кражах можно не опасаться. Маркас не подвел меня, выложив ожидаемую версию обвинения:

— На предмете следы ауры, которые показывают тебя как ИЗГОТОВИТЕЛЯ артефакта, а не его владельца.

Маркас с довольным видом откинулся на назад, скрестив руки на груди. Хе, я просто гений, когда сумел дойти сути посещения самостоятельно. Хотя и достаточно долго доходил, надо признаться.

— Хорошо, Маркас, — произнес я и пододвинул к себе поднос с едою, где оставалось еще изрядно продуктов, — что ты хочешь от меня? Я виновен — признаюсь — в том, что сделал лично артефакт и продал его самостоятельно. Этим нарушил правило о отношениях между учителем или учебным заведением и учеником. О наказании имею слабое понятие, так как являюсь самоучкой.

— Самоучка? — выразил неподдельное удивление собеседник. — Не ожидал. Этот артефакт больше подходит ученику артефактора на последнем или предпоследнем году обучения. Не самому хорошему ученику, кстати.

— Каков есть, — прочавкал я, сметая с подноса мясо с гарниров. — Найти нормального учителя сложно, а бегать на побегушках у какого-то придурка, который будет только гонять не по делу, но е учить — увольте. Кстати, Маркас, ты так и не сказал о цели визита? Если бы желал меня отправить на суд, то не вел нынешнюю беседу.

— Мне нужен точно такой же артефакт, — огорошил меня маг. — Но более компактный, сильнее и с возможностью слушать запись на расстоянии.

— А луну с неба тебе не надо? — проговорил я в изумлении. — Неужели ты думаешь, что я настолько силен и опытен? Почему сам не можешь повторить мой артефакт — в силе ты превосходишь меня?

— Я боевой маг, — развел руками Маркас. — Предел моего искусства в артефакторике, это наложение атакующего заклинания на оружие. То, что создал ты мне не под силу.

Я призадумался после его слов. Если такой маг просит о помощи, пусть и использованием шантажа, то к этому имеются серьезные предпосылки. Орден боевых магов считается самым элитным из всех прочих. Его члены входят во все гарнизоны в империи, в легионы и небольшие отряды по особым поручениям (аналоги знакомых мне групп спецназа — РДГ). А тут один из представителей такого общества идет не в магистратуру, где тому окажут всестороннюю поддержку, не в лавку с артефактами, где может получить неограниченный кредит, а к неизвестному с темноватым прошлом самоучке. М-м, а смогу ли я поиметь бонусов от такого знакомства?

— Послушай, Маркас, — осторожно начал я, — сделать, точнее предпринять все возможное по созданию такого артефакта, я попытаюсь. Вот только простая угроза насчет суда магов меня не устраивает. Да еще и неизвестно пойдешь ли ты на это — иначе не появился у меня с таким предложением.

— Что ты хочешь? — чуть лениво (показушно или так разморило после еды?) произнес маг.

— Признай меня учеником, — сказал я и заторопился с поправками. — Чисто формально. Только чтобы мне носить кольцо ученика на пальце и иметь возможность продавать свои артефакты и покупать книги по магии.

— Ты многого хочешь, — покачал недовольно головою маг. — За простое создание артефакта статус свободного ученика — много. Может, просто обойдешься золотом?

— Знаешь, — скорчил я гримасу усталости, — в Пустошах, а точнее в Старисе, я смогу продавать свои артефакты безо всяких правил. Я туда и направляюсь, кстати. Так что статус будет мне нужен только во время этой дороги.

— Ты хочешь попробовать себя в роли искателя древних диковинок? — усмехнулся маг. — Не советую. Земли Древних совсем не то место, куда можно ехать новичку вроде тебя.

— Вообще-то, — проговорил я, рассерженный смешливым тоном собеседника, — я туда не еду — возвращаюсь. В Пустошах я бывал и имею знакомых среди искателей и жителей Стариса.

— Ты был в Землях Древних?! — удивился Маркас. — Вот уж не ожидал… м-да. Ладно, я предоставлю тебе возможность считаться моим учеником и все необходимые документы заполню за тебя. Но только после того, как получу результат от твоего артефакта.

— Стоп, стоп, — замахал я руками, — не торопи лошадей. Разговор шел только насчет прибора… артефакта. Я тебе его предоставляю, а ты предоставляешь мне статус ученика. А вот результат уже всецело твоя проблема. Откуда я знаю для чего и как ты решишь его использовать?

— Хорошо, — кивнул мне Маркас, — я назначу тебя учеником сразу же, как только ты предоставишь мне рабочий артефакт. И не трепись языком, понял? Да, времени у тебя на изготовление дней десять, потом артефакт будет не нужен.

Маг ушел сразу после этого предупреждения, не соизволив попрощаться. Вот же я попал. Связываться с этим Маркасом не хотелось до чертиков — мало ли какую аферу он решил замутить. Вдруг, мой артефакт использует для подслушивания разговоров местной королевской семьи? А потом киданет и подставит? Эта мысль мне не давала покоя до самого вечера. Перед самой темнотою я тряхнул головою, положившись на вечный русский 'авось'. Смоюсь из города, как только отдам артефакт. Приняв такое решение, я спустился в общий зал и с большим аппетитом покушал — мысленная активность заставляет чувствовать просто зверский голод, если вовремя не получиться подкрепиться.

Пока двигал челюстями, лениво осматривал окружающий народ. Отличий между столичными жителями и других, более 'провинциальных' городов, сильных не заметил. Одеваются почти так же, говор или сленговые словечки в глаза своими различиями не бросаются. А вот в моем мире разница между москвичом и другим россиянином огромная. Закончив внутренние размышления с окончанием еды в тарелках, я вышел на улицу. Сегодня предстояли большие покупки и большие затраты. Эх, следовало бы стребовать с Маркаса некую сумму на 'оперативные' расходы.

Окончанием моих поисков стала небольшая лавка, торгующая инструментарием для алхимических нужд. В отличие от других лавок, куда я нечасто заскакивал во время прогулки по городу, в этом помещении толпилось с десяток посетителей. Обслуживали их двое продавцов — мужчина и женщина. Пока те разбирались с нуждами прочих людей, что оказались в лавке раньше меня, я занялся осмотром выставленного ассортимента. От пучков трав, баночек и плошек с разными порошками, мазями и жидкостями различной вязкости и густоты я отошел сразу же. Мне стоило у себя в мире пойти учиться на медика или фармацевта, чтобы сейчас свободно ориентироваться в препаратах растительного и животного происхождения. Немного дольше задержался возле стеклянного стеллажа с металлами и сплавами. Тут сумел отыскать такие вещи, как трансмутационное золото и точь-в-точь такое же серебро. Означало ли это, что подобные металлы получены искусственно? Если так, то склоняю голову перед их создателями — мне никак не получалось в своем первом посещении справиться с этой проблемой. Для превращения одного материала в другой следовало потратить столько энергии, что проще было купить у магов эти продукты синтеза, так сказать.

Оставив этот стеллаж за спиною я перешел к следующему. Кстати, надо отметить, что внутренне убранство лавки очень сильно смахивало на один из торговых павильонов по продажам сотовых телефонов. Те же самые стеклянные шкафы с кучей прозрачных полочек и выставленных образцов. Каждая такая полочка подсвечивалась магическим фонариком определенного цвета. Причем сама цветовая гамма только подчеркивала контрастность и внешний вид образцов.

— Чем-то интересуетесь? — за моей спиной послышался тихий, мягкий голос женщины. Обернувшись, я почти столкнулся с продавщицей, что разобралась со своими покупателями и подошла ко мне. С ходу я ей дал лет тридцать, но немного присмотревшись к глазам добавил еще лет пятнадцать. А вот фигура было выше всяких мечтаний любого мужчины, что желает обладать фигуристой женщиной. И свободная балахонистая одежда не очень скрывала ее облик.

— Да, да, — немного смешался я, когда подзатянувшееся молчание при разглядывание, вызвало снисходительную улыбку у моей собеседнице, — хочу прикупить тигель, горелку и пару-тройку форм для отливки метала.

— Магические или простые? — поинтересовалась женщина. — Магические выйдут намного дороже, но и по качеству несравнимы. Та же самая горелка почти не потребляет топлива и дает больший жар и равномерность расплава. Формы могут немного изменяться, если требуется придать им нестандартный облик.

— А дороже, — осторожно поинтересовался я, — это насколько?

— Три с половиною золотых за тигель и горелку, — проинформировала меня женщина. — Еще один золотой за каждую форму. По десять серебряных монет за флакон с топливом для горелки.

Как же все-таки дорого стоит вся магическая мишура (даже слов найти не могу для точной передаче гаммы чувств, которая охватывает меня при виде разницы в ценах на обычные и чародейские товары)! Посмотрев предложенные товары я решил остановиться на магических образцах. Особенно меня порадовали формы, которые были пластичные и гибкие. Из них можно было 'вылепить' почти все. Горелка напоминала куриное яйцо, раскрывающаяся на две половинки. В нижнюю заливалась жидкость яркого синего цвета, потом накрывалась верхней половиной и проворачивалась по оси. Через пару секунд из крошечного отверстия вырывался полупрозрачный язычок огня. Тигель смахивал на половину гусиного яйца (тут привожу размеры и формы наиболее схожие со знакомыми мне вещами), поставленную на треногу. При попадании на него огня из горелки, пламя растекалось по всей внешней поверхности и начинало равномерно разогревать. За все удовольствие пришлось отдать семь с половиною монет, получив тигель, горелку, три формы и три флакона с горючей жидкостью. Загрузив все это в сумку, я отправился на постоялый двор, где снимал комнату. Вынужденные траты меня огорчили, но отличное приобретение грело душу. По крайней мере, вид у моих будущих артефактов станет не такой кустарный, а это уже половина оценочной стоимости.

В комнате я установил на стол свою минилабораторию и зажег огонь в горелке. В тигель побросал золотые сережки, кольца, броши и цепочки. В общем, весь тот золотой лом, что таскал в сумке с момента ухода из Серекта. Перед этим я выковырнул драгоценные камни из предметов украшения, в коих те имелись. Пока металл плавился, я стал крутить формы, придавая нужный размер и вид. Только плавка и отливка деталей для артефакта заняла пару дней. Пришлось помучиться с мембраной и иголкой, на которые пошли не животные органы с простым железом, а тот же благородный металл с небольшой примесью посторонних материалов для большей прочности. От передающего рупора я отказался. Подозревая, что Маркасу может и не повезти находиться рядом, я переделал передатчик. Теперь снимающая запись иголка своими колебаниями выдавала не звук, а короткие световые вспышки. Незаметная глазу дрожь серебряной мембраны (начищенной до зеркального состояния!) передавала 'солнечные зайчики' на приемную пластину с мембраной и рупором, с которой уже и производилось озвучка. Помучился здорово и долго. За те восемь дней, что возился с артефактом, я успел похудеть и достать всех окружающих. Только исправно вносимая плата (а денежки-то тю-тю, завтра платить будет нечем) заставляла хозяина трактира терпеть меня.

Глядя на предмет величиною с обувную коробку, с кучей коротких трубок-рупоров и несколькими валиками, я чесал затылок и размышлял, как все это подать под видом компактного и незаметного артефакта. Нет, магией от него не фонило, но зато количество золота, серебра и драгоценных камней, что пошли на накопители и батареи питания, внушало уважение. Куда его можно было спрятать, чтобы слуги и уборщики не обратили внимания на такой предмет? В карман его тоже не спрячешь…

За качество исполнения я мог не волноваться. Несколько трубок-раструбов могли снимать сразу с десяток различных разговоров из разных комнат. Все это шло на отдельные валики и передавались на приемный рупор. Расстояние было не большим препятствием — главное иметь возможность установить артефакт метрах в двадцати от места беседы.

М-да, заказчик будет явно недоволен, когда увидит артефакт. А что делать — не переделывать же? На это времени уже не хватит. Увлекся, подумаешь, вот и получился такой монстр с кучей функций. Это не та фитюлька, что была сляпана на коленке перед разговором с Хостубом. Нынешний прибор мог дать фору и опытному артефактору. Вот только оставалась проблема энергии, которая утекала из камней с огромной скоростью. Никак не получается стабилизировать ее, как это сделал в клинках. Пока что только холодное оружие получается у меня хорошим и без видимых недостатков — острое, что даже бритва кажется валенком, легкое и прочное. Точить сложно, проще новое купить и зачаровать, но и обзаводится зазубринами и тупится с огромной неохотой. Вот переберусь поближе к Пустоши и начну работать над оружием. Замучу неплохой бизнес, начну грести золото лопатой. Как только средств окажется в достатке, обращусь к целителям насчет моего энергетического ядра. А что? Если смогу вылечиться, то посещение родного мира принесет мне кучу бонусов! У себя дома можно делать заказы на заготовки из метала, тут их зачаровывать и продавать. Например, те же самые боевые големы пользуются огромным спросом. Дороги настолько, что вполне сопоставимы со стоимостью неплохой деревеньки. Заказать мастерам из своего мира с десяток фигур по форме стальных скелетов, что знакомы по одному старому фильму с запада, тут их зачаровать, одеть в доспехи, вооружить и вперед.

Ладно, это все мечты, от которых я с тихим вздохом сожаления оторвался. Позже можно подумать более конструктивно, но сейчас надо готовиться к визиту Маркаса. Идея, как заставить того принять мой прибор у меня имелась.

Глава 14

Как я и ожидал, реакция Маркаса была бурная. Маг появился на день раньше назначенного срока и немедленно потребовал показать артефакт

— Влад, — после приветствия, сказал Маркас, — надеюсь, ты смог изготовить артефакт, потому что времени я меня оказалось меньше, чем рассчитывал.

— Сделал, — постаравшись улыбнуться как можно нейтральнее, произнес я и выложил перед магом его заказ. Пару минут тот удивленно смотрел на результат моих мучений, а потом поднял на меня глаза. Я впервые видел, что удивление настолько сильно позволяло их выпучить.

— Это что? — непонимающе произнес Маркас. — Артефакт внутри, наверное.

На миг я покраснел — стыдно было, что ввел человека в заблуждение и выдал не совсем тот результат, на который маг рассчитывал. Да еще и внешний вид далек от прообраза.

— А это и есть, — на всякий случай, отойдя на пару шагов назад, сказал я, — артефакт для снятия звука. Ты на внешний вид не смотри — по качеству он раз в сто превосходит прежний и предполагаемый первоначально. Тут золота и камней хватит на удержание огромного количества энергии.

— Да не нужна мне твоя энергия, золото и камни, — взорвался маг. — Этот артефакт и нужен был только на один раз. А теперь куда я смогу его засунуть при таких размерах?

— Что, так мало мест, где прибор останется незамеченным? — буркнул я.

— Ладно, — очень быстро успокоился Маркас, — считай, что прежние договоренности свою силу потеряли. И насчет ученичества можешь забыть — не нужны мне такие люди, которые не могут выполнить простейшее задание.

— Эй, погоди! — воскликнул я, видя, что маг собирается покинуть комнату. — С этим артефактом ты сможешь услышать любой разговор и без установки его возле нужного кабинета.

— Это как? — замер Маркас и повернулся ко мне. — Рассказывай, только покороче — время сейчас дороже золота.

— Ага, слушай, — заторопился я. — Тебе нужно услышать определенный разговор в определенном доме. Для этого желательно поместить артефакт или рядом с окном или со стеною той комнаты, где происходит беседа. В своем новом артефакте я усилил возможность снятия звука со стен и прочих перегородок.

— Ближе к делу, — поторопил меня маг. — Пока я так и не услышал ничего полезного.

— Сейчас услышишь, — успокоил я его. — Все дома аристократов и зажиточных горожан имеют систему каминов в каждой комнате и только ОДНУ общую вытяжную трубу.

Судя по загоревшимся глазам Маркаса тот начал улавливать суть пояснений.

— Значит, ты предлагаешь установить артефакт на крыше возле трубы, чтобы через нее можно было слышать все, о чем говориться внутри, — задумчиво проговорил Маркас. — Вполне выполнимая задача… накроюсь маскировочной пеленою, чтобы меня никто не смог рассмотреть на крыше. Кстати, а что тут так много трубочек, через которую слушать?

— На крыше сидеть не надо, — мысленно хлопнув себя по голове за свою забывчивость, проговорил я и выложив вторую половину артефакта. — Достаточно установить прибор так, чтобы между этой мембраной и этой пластиной не было препятствий.

Маркас повертел в руках приемную часть артефакта и с сомнением произнес вслух:

— А как выделить из общего шума нужный мне разговор? Ведь через одну трубу я услышу и разговоры слуг, родственников…

— Об этом не волнуйся, — отмахнулся я от его сомнений. — Каждый разговор идет на отдельный рупор и свой звукозаписывающий валик. Если шумов будет больше, чем принимающих звуков, то их можно менять и отключать после короткой прослушки: не то, что нужно, значит переходим к следующей дорожке.

— К чему? — не понял маг, но я отмахнулся, не собираясь вдаваться в подробности с разъяснениями.

Немного успокоенный моими пояснениями, Маркас предложил спуститься в общий зал и перекусить. Учитывая свое плачевное финансовое состояние, отказываться от такого щедрого предложения я не стал. Заодно и прикинул возможность стрясти с мага пару монет на дальнейшее проживание. Зарабатывать своим воровским ремеслом пока не хотел — пора было легализоваться, а не тянуть за собою криминальный след.

— Слушай, Влад, — отрезая кусочки мяса и укладывая их себе в рот, словно автомат на конвейере, сказал Маркас, — я тут подумал вот что. Без тебя мне будет очень сложно настроить и разобраться с артефактом. Боюсь, что могу пропустить нужный момент, копаясь со всем этим.

Маг ткнул пальцем в потолок, подразумевая артефакт, что лежит сейчас на дне моего сундука в ожидание того мига, когда будет унесен Маркасом.

— И что ты предлагаешь? — с перерывами на жевание жестковатого мяса (что-то сегодня трактирщик не ахти приготовил еду), спросил я. — Хочешь, чтобы я отправился с тобою и лично занялся процессом прослушивания?

— Да, — отловил в сторону столовые приборы Маркас и твердо посмотрел мне в глаза. — Твоя помощь будет неоценима и плата возрастет соответственно.

— Ты знаешь, — осторожно косясь на свободные руки мага, проговорил я, — не люблю и боюсь связываться с подобными делами. Вдруг ты решишь раскрыть тайны королевского двора или их ближайших подданных? Не хотелось бы вляпаться в политику из-за желания получить пару сотен монет.

— Никаких королевских тайн, — помотал головою маг. — Все связанно с одним бароном из центральных имперских провинций. И плата будет не золотом…

— А чем же? — заинтересовался я, — бриллиантами или подаришь пару деревень из своего феода?

— Зачем магу нужны земли? — усмехнулся Маркас. — А потом ты и сам не захочешь с ними связываться. Нет, я хочу предложить тебе диплом одной из магических школ. Ты же хочешь стать независимым магом, а? Не учеником, а именно магом.

Блин, от волнения у меня вспотели ладони. Стать магом за простое (ну, сравнительно простое) поручение? Еще бы я не хотел. Вот только кто такой этот Маркас, что спокойно раскидывается подобными предложениями? И опять всплывает вопрос отчего он решил воспользоваться услугами неизвестного проходимца вроде меня? Вопросов намного больше, чем ответов. Пока я размышлял над предложением Маркаса, скрывая свое замешательство и тяня время, занятый пережевыванием мяса (хм, а вот в такой ситуации его жесткость вполне оправдана), маг сидел напротив и ждал моего ответа. А, ладно, натура у меня авантюрная, да и приключения я люблю с недавних пор.

— Хорошо, — кивнул я, когда мясо переместилось в желудок, — согласный я на твое предложение. Вот только поподробнее насчет места проведения.

. — А место я покажу, — улыбнулся Маркас. — Сейчас доедим, допьем и тронемся понемногу туда пешочком.

Пешочком пришлось топать аж час. Столько времени пришлось потратить на дорогу по извилистым улочкам и разговор со стражниками в Верхнем городе. Минут десять они нас мурыжили, пока рассвирепевший Маркас не зажег у каждого под носом по огненному шару и пообещал использовать те немедленно. Изрядно струхнувшие стражи порядка с кривыми улыбками на бледных лицах поспешили расступиться и дать нам 'зеленый свет'.

— Слушай, — решил задать я вопрос, — а что они поначалу нас не хотели пускать, а потом резко передумали? Неужели достаточно погрозить им заклинаниями, чтобы пройти в верхнюю часть города.

— Не все так просто, — отозвался маг. — Простыми заклинаниями их точно не запугаешь — у каждого стражника есть амулет, который блокирует магические проявления рядом с ними. Проигнорировав эту защиту, я показал свою силу. Ну, а держать мага, подобного мне возле ворот они решатся только по прямому приказу своего начальства.

— Значит, — произнес я, — достаточно показать свою магическую силу, чтобы добиться прохода?

— Что-то вроде этого, — поморщился Маркас. — Если маг такой силы стремится пройти в город без приглашения и не проживает в нем, то причины у него веские.

— Хм, — почесал я у себя затылок, собираясь с мыслями, — а я думал, что магам в верхнюю половину любого города вход свободный.

— Не для каждого, — завертел головою Маркас, ориентируясь среди домов и особняков, огороженных высокими стенами. — Простых магов пропустят только с приглашением. Но это действует только в столицах королевств или подобных им городах. Вот в том же Серекте или Тронсе стража пропустит любого мага без вопросов. Достаточно предоставить гильдейский знак или перстень выпускника магической школы. Ученика мага они уже промурыжат, как пытались это сделать только что с нами. Ладно, мы уже почти пришли — не отвлекай меня.

Пришли мы к большому особняку с каменным забором в пару человеческих ростов. Вот же традиция — строить дома вроде крошечных замков и обносить их полуметровыми (видал и толще) стенами за три метра в высоту. Хотя, у себя в мире видел еще и не такие шедевры архитектуры у 'новых' русских.

Пока проводил сравнения, Маркас определился с дальнейшими действиями. Подхватив меня под локоть, он шустро поволок к зданию напротив. Вокруг имелась привычная стена-забор, кованные ворота и аллеи цветочных кустов. Последние смог рассмотреть, когда шел по ним в дом, следуя за слугой. Тот ни словом не обмолвился, когда Маркас несколько раз сильно ударил по бронзовой плите небольшим молоточком, подзывая этого слугу.

— Господин граф дома? — деловито поинтересовался маг, когда в доме нас встретил очередной подчиненный хозяина дома.

— Нет, господин Маркас, — поклонившись ему, ответил пожилой мужчина в темной одежде с тоненькой тростью в левой руке. — Граф уехал вчера, но обещал не задерживаться долго.

— Жаль, — протянул Маркас и окинул помещение скучающим взглядом, — мне он обещал совсем другое.

— Граф помнил о вашем визите, господин Маркас, — вежливо проговорил дворецкий (а кем он еще мог быть, имея такой вид?), — поэтому просил его дождаться в этом доме.

— Вот как? — немного обрадовался Маркас и продолжил. — Что ж, это подходит мне. Комнату я выберу сам, если нет никаких указаний от графа.

— Конечно, господин Маркас, — склонил голову дворецкий. — Никаких препятствий в выборе комнаты нет.

Присутствие слуги нам пришлось терпеть несколько минут, пока тот водил нас по двум этажам особняка. Вот только ни одна из десяти просторных помещений не устроили мага. Переходя из одной в другую, Маркас хмурился все сильнее и сильнее, наконец, он не выдержал:

— А ничего другого у вас нет? Я рассчитывал провести медитацию в спокойном месте, раз появились свободные дни. Желательно с выходом на восток и повыше — силовые линии с этой стороны самые стабильные.

— Э-э, — протянул дворецкий, — есть еще комната сына графа в башенке, но она несколько захламлена. В ней давно никто не проживает и уборку проводили давно.

— Ничего, — прервал того Маркас, — я не обижусь. Главное, чтобы она мне подошла.

В указанную комнату мы поднимались по винтовой кованной лесенке, которая погромыхивала под нашими шагами.

— Этот шум и есть одна из причин, по которой молодой граф решил оставить комнату, — пояснил нам слуга, пока мы поднимались вверх. Всего несколько витков и мы оказались возле большой двери, украшенной бронзовыми завитушками. Ключ дворецкий отыскал быстро, я только перешел к разглядыванию нижних узоров, когда замок щелкнул и впустил нас в помещение.

Внутри сильно пахло сыростью (а что хотели — каменные стены все же) и пылью. Огромная кровать с балдахином, пара шкафов монументального вида и стол с десятком стульев, что притулились на своих гнутых ножках вдоль стен. В стенах расположились два огромных окна, завешенных портьерами.

— Хм, — выразил одобрение Маркас, — а мне это подходит.

— Но как же…, - попробовал возразить дворецкий, — тут полно пыли и грязи. Позвольте пригласить сюда слуг, чтобы те навели порядок. А вы сможете со своим спутником отдохнуть в одной из нижних комнат.

— Никаких слуг и уборок, — жестко отрезал маг. — Спать я тут не собираюсь, а медитации пыль не мешает. Сообщите слугам, чтобы те не беспокоили меня. Если что понадобиться, я передам через ученика.

— И зачем нужен был подобный спектакль? — спросил, когда дворецкий покинул комнату, и лестница прекратила громыхать под его весом. — И откуда тебя знает этот дворецкий?

— А вот зачем, — проговорил маг и резко отдернул портьеру на одном из окон. Сквозь стекло предстал вид улочки, по которой мы недавно шли… и нужный особняк. Сверху его можно было подробно рассмотреть. Точнее, открывалась только крыша и часть верхнего этажа. Еще просматривались ворота и уличная стена.

— Я тут побывал после первого разговора с тобою, — пояснил мне Маркас, закрывая шторы обратно. — Сумел уговорить местного графа на беседу в ближайшее время по одному очень интересному поводу. Но вчера к нему пришло важное послание, вынудившее срочно покинуть дом на пару дней. К нашему счастью, граф успел отдать нужные указания перед отъездом.

Тут Маркас весело мне подмигнул. Понятно теперь, кто автор этого послания. Хорошо продуманно, честно признаться, вот только как он мог узнать, что нам понадобиться подобное помещение с видом на крышу соседнего особняка?

— А я выбирал дом, с которого можно увидеть приезд барона и немедленно приступить к проникновению, — пояснил мне маг. — Очень удачно совпало, что подвернулся дом с башней — я рассчитывал только на окна второго этажа, откуда вполне хорошо просматриваются ворота баронского особняка.

Маркас закончил пояснения и подошел к кровати.

— М-да, грязноватая, — произнес он, посмотрев на свою испачканную ладонь. Ей он секундой раньше провел по покрывалу, проверяя степень чистоты.

— Угу, — поддакнул я, рассчитывая на отдых в таком шикарном ложе. — Что-то граф распустил слуг, совсем мышей не ловят.

Полежать на графском ложе мне не удалось — Маркас поставил меня возле приоткрытого окна и велел смотреть за улицей. При остановке возле дома барона любой повозки или наездника звать мага немедленно. Сам Маркас завалился на кровать, скинув перед этим пропыленное покрывало.

— Привыкай, парень, — лениво протянул он, вытягиваясь на толстой перине с золотым шитьем, — что ученики магов всегда получают работы больше, чем удовольствия и отдыха.

— Что-то я не заметил изменения в своем статусе, — буркнул я, косясь одним глазом в сторону мага, а вторым в окно. — Кстати, не эта карета тебе нужна?

— Что? — скатился с кровати маг и подскочил к окну. — Какая карета, где — не вижу ничего?

— Только что мелькнула за углом, — сдерживая усмешку, произнес я. — Просто подумал, что барон может пойти на хитрость и подъезжать к воротам не станет — пешочком дойдет в целях маскировки.

— Тьфу, — сплюнул Маркас, возвращаясь обратно на кровать. — Меньше думай и больше выполняй то, что тебе говорят старшие.

Ага, как же — старшие. Пообщавшись магом подольше, я смог уточнить его возраст более точно. Тридцатником тут не пахло близко. Лет около двадцати восьми было магу, не больше. Просто одежда и уставший вид старили того на полдюжины годков.

— А статус твой вот, — Маркас перекинул в мою сторону нечто крохотное, сверкнувшее в лучах заходящего солнца искоркой света. Разжав кулак, которым я перехватил брошенный предмет, я увидел перстень с небольшим огненно-красным камешком.

— Считаешься учеником боевого мага, — пояснил мне Маркас. — Не держи его в руках. Его на пальце требуется носить, заодно и инициацию пройдешь.

— Какую инициацию? — не понял я, следуя указанию мага и цепляя на левую руку рядом с московской печаткой перстень. Почти сразу же камень вспыхнул, передав легкое жжение, но через секунду вернулся к первоначальному облику.

— Вот эту самую, — сказал маг. — Теперь ты можешь без опаски представляться моим учеником и, и перстень это подтвердит. Любой другой маг сможет рассмотреть необходимые сведения в перстне. А простым людям, вроде тех же стражников, достаточно и одного вида этого знака.

— Понятно, — произнес я, покрутив украшение на руке, мысленно сравнивая себя с султаном, у которых все пальцы были унизаны подобными штуками, потом повернулся к окну. — Ух, ты! Только посмотри…

Маркас слетел с кровати во второй раз, обшаривая взглядом улицу и ворота особняка напротив.

— Чего ты опять тут углядел? — проворчал он, сдерживая раздражение.

— Не чего, а кого, — наставительным тоном, чтобы скрыть смех, произнес я. — Посмотри какая милашка прошла только что под окнами.

Маркас посмотрел на меня очень внимательно, потом тихо вздохнул и придвинул второй стул к окну. То-то же, а то расслабился, скинув все обязанности на меня. Хоть я и являюсь (номинально) его учеником, но носить тапочки и выполнять его указания не собираюсь.

Просидели мы почти час, до самого начала сумерек. Только после этого маг поднялся со стула, потянулся всем телом и произнес:

— Пора.

Из сумки был извлечен артефакт, открыто окошко и… мой прибор поплыл в сторону крыши соседнего дома напротив. Я впервые видел работу опытного мага и был восхищен. Все действия по активации заклинания были мгновенны и незаметны. Телекинезом артефакт был перенесен через улицу и поставлен на край каминной трубы. Потом пришлось немного потрудиться, устанавливая приемную часть прибора, но справились и с этой задачей.

— Слушай, — поинтересовался я у мага, когда все наши приготовления закончились и до нас стали доноситься голоса баронских слуг, — а почему не стал устанавливать артефакт раньше? Вдруг пропустил бы приезд барона?

— Светло было, — пожал плечами Маркас, прислушиваясь к тому, как громкий женский голос костерил некоего Петриса, который принес сырых дров на кухню. — Могли и заметить полет артефакта от нашего дома до баронского. В сумерках же это проделать намного проще — тень на землю почти не падает, и предмет сливается с небом.

Барон появился в полной темноте. Если бы не масляные светильники и факелы, что зажгли на улицах с наступлением ночи, то могли и пропустить приезд интересующего лица. Две кареты с десятком верховых охранников на минуту остановились возле ворот, дожидаясь пока те откроются, и проехали на территорию особняка.

— Вот он, — подался вперед маг, от сильного ожидания и волнения стиснув кулаки. Причем с такой силой, что костяшки побелели и обтянулись кожей до состояния 'вот-вот лопнет плоть'. Выждав пяток минут — этого времени должно хватит на то, чтобы покинуть кареты и войти в дом — я стал перебирать принимаемые звуки.

— Так что там насчет работы, — усталый голос немолодого человека послышался после десятого сканирования, — есть новости?

— Стоп, — зашипел Маркас, словно боясь быть услышанным говорившим, и ухватил меня за руку, — вот он.

— Узнали почти все, — у собеседника барона голос был помоложе, но более неприятным — хриплым и грубым, как у заядлых курильщиков моего мира, — Артефакт будет с шаманами, которые включены в состав делегации.

— Это хорошо, — послышался шум шагов тяжелого человека, немного заглушаемых ковром. — Надо направить на это дело самых надежных исполнителей, чтобы достали для меня копыто. Пусть это будут…

Звук прервался совершенно неожиданно, словно выключили рубильник, питающий артефакт.

— А дальше? — обратился ко мне Маркас, — Отчего замолчало все?

— Артефакт перегорел, — развел я руками, диагностировав причину. — У меня бывают подобные неприятности. Это связанно с тем, что плохо разбираюсь в правильности наложения магических потоков в заклинаниях. Чем сложнее артефакт, тем больше шансов на замыкание. Эх, нам надо было его активировать непосредственно после приезда барона, а не гонять на разговорах слуг.

— Мне плевать на твои проблемы, — разозлился Маркас, — они только твои. Как мне теперь узнать про дальнейшее продолжение разговора?

— Никак, — развел руками я. — Вот только оно так нужно? Насколько я понял, основную суть беседы мы услышали: барону требуется некий артефакт, который есть у шаманов. Эти самые шаманы приезжают в составе какой-то делегации. Что, так сложно навести справки по ней или в империи так много шаманов с делегациями?

— Ладно, — махнул рукою Маркас, погружаясь в свои мысли, — не закипай. Ты прав — мне хватит и этой информации на первое время.

Из особняка графа мы ушли поздно ночью, предварительно усыпив всех его обитателей. В этом участвовал я, использовав свое сонное заклинание. Заодно и заслужил похвалу от мага, моего нынешнего учителя. Попытки достать артефакт с каминной трубы сорвались — Маркас не смог точно прицелиться заклинанием вслепую, а рассмотреть в темноте прибор не имелось возможности. Перед расставанием маг вручил мне пять золотых и пожелание удачи. А потом мы разошлись по своим делам. Маркас выслеживать непонятных злодеев, что нацелились на некое копыто-артефакт, а я добрел до приличной ближайшей харчевни, где предоставляли ночлег, и завалился спать.

Глава 15

Денек выдался с самого утра грустным и скучным до тошноты. Мелкие капли дождя, начавшегося с рассвета, перешли в более крупные, пока не слились в настоящие миниводопады. Постоялый двор, в котором я остановился вчера ночью, был старенький, и крыша давно требовала ремонта. По крайней мере, защиты от такого ливня предоставить не могла. Хмурые постояльцы сидели в общем зале на первом этаже, где с потолка почти не лило.

Посмотрев сквозь крошечное окошко, закрытое куском мутного стекла (столица все же, бычьи пузыри не смотрятся), на улицу, я вздохнул. Если судить по небу без единого просвета, и тысячам пузырей, что кипели на мостовой, то непогода зарядила на целый день.

Деревянная кадушка переполнилась, и вода полилась через край. Пришлось вставать и освобождать емкость. Для этого случая в коридоре расположились несколько многоведерных бочек, куда и надо было выливать воду. Пока я ходил из комнаты в коридор, на полу образовалась лужица, норовящая растечься по всей каморке.

— Вот же, еж твою…, - не стал сдерживать эмоций я и выматерился от всей души. — Что за место — дожди и шпионы только.

От Маркаса никаких новостей не было — как расстались после прослушки баронского дома, так на этом и закончилось наше знакомство. Не то, чтобы я сильно об этом сожалел: подальше от политики, тем спокойнее и полезнее для здоровья. Вот только этот 'джеймс бонд' средневекового разлива обещал выдать патент мага. Не ученика, кольцо которого я сейчас ношу на пальце, а именно мага. Пусть это будет документ из самого заштатного и забытого всеми учреждения — я согласен и на такой. Небольшая рекламка артефактов собственного изготовления, и про печать магической школы все позабудут. Так сказать, сначала на имя поработать, чтобы потом уже имя работало на меня.

Вернув под веселую капель кадушку, я плюхнулся на кровать — простой лежак с большим тюфяком в качестве матраца и маленьким — подушки. Повезло, что течь проявила себя не над моей головою, иначе только и оставалось бы спать в мокрой постели — идти искать новый постоялый двор в такую погоду и с сухими комнатами самый глупейший поступок из всех возможных.

Поглазев пять минут в потолок — этим занимался со вчерашнего дня и успел выучить все сучки и трещины — я достал свою книгу с формулами и принялся изучать наброски голема. Создать подобную машину смерти, было верхом моих мечтаний, но пока сил было мало. На одного такого солдата пойдет десятка три камней-накопителей. Столько драгоценностей у меня не было. Использование других материалов только усложняло производство и уменьшало шансы на успех.

Промучившись с расчетами до вечера, я захлопнул книгу и сунул ее в сумку. Оставлю это на потом, когда силенок прибавиться, а сними и умений. Успокоив себя таким образом, я спустился в зал и сделал заказ у трактирщика. Лицо последнего было мрачным — сегодня никого из посетителей не было и ели только постояльцы. Поэтому и он и все окружающие в зале (я не был исключением) с огромным удивлением уставились на хлопнувшую входную дверь. С улицы, оставляя лужи воды на полу, прошел высокий мужчина в плаще. На секунду замерев, оглядывая зал из-под глубокого капюшона, нахлобученного на голову, он повернулся в мою сторону.

— Не надолго мы расстались, — вместо приветствия проговорил Маркас, усаживаясь рядом со мною и открывая лицо, — не правда ли?

— Угу, — промычал я с набитым ртом, удивленный появлением мага и тем, что он нашел меня. В то, что мы столкнулись случайно, я верить не хотел — это из разряда невероятной фантастики.

— Хватит жевать, — проговорил Маркас, делая щедрый глоток из моей кружки морщась. А что он хотел найти — вино или пиво? С некоторых пор я употребляю только квас. Правда, в этом заведении он явно невысокого качества.

— Как ты только это пьешь? — отставив кружку и вытерев рот рукою, проговорил маг. — Это был риторический вопрос. Давай, поднимайся и пошли в твою комнату за вещами.

— Что случилось? — наконец-то справился с порцией и задал вопрос я. — Куда спешить-то в такую погоду?

— Потом расскажу, — поторопил меня Маркас и поднялся с лавки. Пришлось подниматься следом и вести его к себе. Чтобы не остаться голодным, прихватил куриный окорочек, до которого еще не успел добраться. Вот так, с жареным мясом в зубах (первый тип) и в промокшем насквозь плаще (второй индивидуум) мы и поднялись на второй этаж. Войдя в комнату я первым делом выругался — фигова кадушка опять переполнилась. Лужа растеклась почти на всю комнату и грозила залить сумку, которую по своей безалаберности оставил на полу возле кровати.

— Оставь ее, — остановил меня маг, когда я попытался ухватить емкость и вытащить ее в коридор, — нет у нас для этого сейчас времени.

— Да что случилось, в конце-то концов! — воскликнул я, пытаясь прояснить обстановку. — И как ты меня отыскал, или просто следил?

— А про кольцо ты забыл? — усмехнулся маг, подходя к двери и прислушиваясь к чему-то. — Я же твой учитель, пусть и формально. Но именно из-за этого у тебя и могут возникнуть неприятности.

— По поводу? — насторожился, так как неприятности с момента моего второго посещения империи стали приедаться. В самом деле, на меня одного столько всего плохого свалилось, сколько другие и за всю жизнь не получают.

— По поводу нашего общего дела позавчера, — пояснил мне маг. — Чертовы слуги барона заметили твой артефакт и достали. Понять что же это такое никто не смог, но вышли на дворецкого графа. Соединить приезд барона с гостем, наше появление в доме напротив и возникновение на крыши неизвестного артефакта сумели. Возможно, догадались о прослушивании разговора и решили схватить меня.

— Но я тут причем? — воскликнул я, в душе проклиная свое желание получить более уважаемый статус.

— При том, что ты мой ученик, — спокойно ответил маг и уселся на кровать. — Дворецкий запомнил ту мою одиночную обмолвку, в которой я тебя так назвал. Знать ты толком ничего не знаешь, но аура у преследователей имеется. Сначала кинут в руки палача, чтобы выяснить все возможное.

Я поежился, представив себе такую перспективу. Заодно с тоскою подумал, что спать мне придется на мокром. Пусть ручей обошел мое спальное место стороною, но зато влагой с тюфяками щедро поделился плащ мага. Проследив за моим невеселым взглядом, Маркас успокоил:

— Не волнуйся, спать тебе на нем точно не придется.

— Это почему? — хмуро спросил я, догадываясь о невысказанном ответе. — Решишь меня увести подальше, чтобы не попал в руки твоих врагов? Блин, ну почему ты зашел в ту лавку, когда я продавал артефакт? За что боги меня наказали этой встречей?!

— Не кричи, — посоветовал мне маг. — Боги тут ни причем. Кстати, радуйся, что уговорил меня на статус ученика. В другом случае мог и вообще исчезнуть или обзавестись потерей памяти. Мерзкая штука, должен признаться, это заклинание по стиранию воспоминаний. После него никогда не угадаешь — останется человек прежним или превратится в идиота. Ты думаешь мне интересно возиться с тобою? Я и сам посчитал, что отделаюсь от тебя в ближайшее время. Передам патент на окончание магической школы, заберу кольцо и полностью освобожусь от обязательств.

— А просто так оставить было нельзя? — попытался съязвить я. — Или так чтишь традиции, что решил спасти ученика от врагов?

— Тут не только традиции, — посерьезнел Маркас. — Каждый учитель, принимая ученика, обязан не только его гонять и пользоваться всеми его способностями, но и защищать, если это в его силах. Попади ты в руки преследователей когда я был бы далеко от города, то и вины в этом с моей стороны не было. А так, раз ты еще в пределах моих возможностей, приходиться подчиняться магическим правилам.

Внезапно Маркас прервался и застыл, словно вслушиваясь в что-то слышимое только ему.

— Демоны, — вскочил он с кровати и метнулся к двери, — они уже тут.

Добежать не успел — дверное полотно резво соскочило с петель и едва не смело нас с магом. Только выставленная им защитная пелена позволила обойтись без травм. Улетевшую в угол дверь сменили несколько молний и зеленых полос, что полетели на нас из коридора. Мне удалось даже рассмотреть их метнувших — прямо напротив моей комнаты толпились с пяток человек в промокших плащах наподобие того, что висел на моем учителе.

Маркас выдержал магический удар, хоть и скривился от невидимой боли.

— Беги, — прохрипел он, удерживая между нами и противниками невидимую стену, — скорее!

— Куда! — почти в отчаянии завопил я, мечась взглядом по сторонам. Кривясь от напряжения, Маркас снял защитную стену, одной рукой бросил в магов нечто, напоминающее теннисный мяч черного цвета, второй — огненный шар в стену за своею спиною. От первого заклинания в коридоре повалились двое противников, обзаведясь ожогами на теле, несовместимыми с жизнью. Теперь пришла уже очередь их товарищей ставить защиту, опасаясь повторного удара Маркаса. Вот только продолжать сражение в его планах не было.

— Прыгай, — приказал он и толкнул меня к огромной дыре, что сейчас расположилась в том месте стены, где недавно имелось крошечное окошко. Мелкие язычки пламени все еще продолжали бегать по обугленным краям стены, но быстро потухали под ударами дождевых струй.

От толчка я почти потерял равновесие и едва не расквасил себе нос, когда вывалился на мостовую. Поти сразу же рядом оказался маг, который ухватил меня рукав и потащил за собою.

— Подожди, — освободил я деталь одежды. — Надо стряхнуть с хвоста этих.

Никакого боевого заклинания я использовать не стал, да и не факт, что у меня вышло бы причинить хоть какой-то вред чужим магам. Зато сделать неприятность и временно вывести их из строя я попытался.

— Глаза прикрой, — посоветовал я Маркасу и сам тут же поднял левую руку, рукавом закрывая лицо. Одновременно с этим активировал на уровне пролома свое заклинание-вспышку. Даже под сплошным потоком воды оно сработало как надо. От сильного и неожиданного света, что пробился и до моих органов зрения (на мое счастье, что сильно ослабленным) противники впали в замешательство. Думается мне, что я немного перестарался и вложил силы больше, чем следовало. Теперь враги не скоро увидят окружающий мир, если вообще увидят. Такой яркий всполох света мог легко выжечь сетчатку, и никакая защитная стена не спасет от подобной участи.

Сразу после своего заклинания, я дернул за Маркасом вдоль по улицы, скрываясь в наступающей темноте и ливне. В одном из переулков совсем рядом с таверной, мы наткнулись на несколько лошадей, охраняемых невзрачным мужичком. Тот и заметить нас не успел, как повалился на землю двумя половинками. Мой спутник использовал что-то вроде водяного бича, создав его прямо из дождевой воды.

— Выбирай себе лошадь и скачи за мною к воротам, — приказал Маркас, первым заскакивая в мокрое седло. Пришлось последовать его примеру, хоть и не так ловко. Оставшихся лошадей маг разогнал, ударив по ним очень слабой молнией. Слабой-то слабой, но я и сам ощутил, как волоски на теле становятся дыбом.

— Пускай теперь попробую догнать нас, — проговорил Маркас перед тем, как сорвать своего скакуна вскачь. — А убивать их жалко — красивые животные и страдают всегда по вине людей.

С места рванули галопом, вбивая каблуки сапог в бока лошадей и цепко держась за уздечку. Оторваться от погони удалось не столько из-за нашего у умения, сколько при помощи негаданного союзника — ливня. Стук копыт заглушался шумом стихии и толстым слоем воды, что скопилась в лужах — стоки не справлялись с таким наводнением. В нескольких местах вода заполнила выгребные ямы и вся гадость вылезла наружу, весело разбегаясь по улицам. Еще повезло, что дождь отбивал запахи, не давая тем ударить жуткой смесью ароматов по нашему обонянию.

На одном из поворотов лошадь Маркаса подскользнулась и почти села задние ноги. Как удалось удержаться седоку — никому не известно, но мат-перемат мага был слышен и сквозь шум воды, падающей с неба. Вся моя одежда, что берег от воды в таверне уже через минуту промокла насквозь. Еще и дорога просматривалась с трудом — вода лилась со лба, заливая глаза и мешая нормально рассмотреть дорогу и так не очень ясно проглядывающую из-за ливня.

— Поторопись! — прокричал вполоборота мне Маркас. — Надо успеть доехать до ворот до того, как там окажутся товарищи напавших в таверне.

Поторопись, ему-то хорошо говорить, когда с рождения приучен к верховой езде, а мне каково удерживаться мокром седле при такой бешеной скачке? Все мои навыки верховой езды помогали мало и то, что я еще не валялся среди луж, было огромной удачей. На мое удивление, к главным городским воротам, которых было двое — южные и северные, мы не поехали. Напротив, Маркас завел меня в переплетение узких улочек, по которым мы вылетели на…базар. В такую погоду тут торговли не было, зато имелись невысокие, с трудом угадываемые ворота в каменной стене. Рядом притулилась крошечная будка из толстых досок с, облитой смолой, крышей из сосновой дранки. Резко, почти рвя стальными удилами рот, Маркас остановил своего скакуна и с седла несколько раз приложился по стене караулки. То, что это именно караулка, а не будка рыночного сторожа я понял по выглянувшему стражнику.

— Что надо? — сердито крикнул он, распахивая дверь и направляя в нашу сторону короткую алебарду. Его товарищ не решился выйти наружу, но и оставаться в стороне не пожелал. Торопливо разогнувшись, он снарядил арбалет и ткнул толстым темным наконечником болта на нас.

— Спокойнее, служивые, — посоветовал Маркас и создал вокруг себя полупрозрачную пленку защиты, которая была очень хорошо замечена под струями дождя, — мы мирные и торопящиеся путники.

— Мирные сидят в такую погоду дома, — проворчал первый стражник и немного опустил свое оружие. — Чего надо?

Быстро посмотрев на второго охранника, который продолжал удерживать на весу арбалет, убрав только палец от спускового механизма, Маркас озвучил свое предложение:

— Торопимся мы, а эти ворота самые близкие до нашей цели. Не могли вы выпустить нас через них?

— Ха, — фыркнул первый и обернулся к своему напарнику. — Глянь чего хотят — ворота им открыть. По указу нашего правителя эти ворота открываются только во время большого торга и только для караванов. Торгов еще нет, а караваны велено только запускать через них. Да и не похожи вы на караван.

Последнюю фразу он проговорил уже нам.

— Зато у нас есть таможенная пошлина, как у любого из караванов, — в руках у моего спутника мелькнула крупная серебряная монета. Говоривший с нами стаж оценивающе посмотрел на нее и добавил уже не так безапелляционно:

— Хм, вас двое и пошлины надо тоже две.

— Демоны с тобою, — хмуро буркнул маг и выудил из кармана еще одну монету, копию ее первой товарки. — Только не медлите — нам еще до Серекта добираться по такой погоде.

— Ха, — ухмыльнулся стражник, — а говорил, что нужно куда с этой стороны. А Серект намного восточнее расположен от этого прохода, большой крюк надо делать.

— Мы не торговцы, чтобы идти только по прямой, — оборвал его Маркас, — приходиться и окольными путями пробираться, чтобы решить свои дела… открывай давай, не тяни время.

Получив свои две монеты, стражник отставил в сторону алебарду и натянул на кольчугу, успевшую промокнуть и заблестеть, словно рыбья чешуя, кожаную накидку, которая сильно смахивала на половинку разрезанного по диагонали большого мешка.

— Спешиться вам надо, — проговорил стражник, подходя к воротам и копаясь с замков на засове. — Через калитку выпущу, чтобы с воротами не мучиться, а она низковата — только-только лошади пройти без седока.

Проход, через который мы покинули город, и в самом деле отличался маленькими габаритами. Лошади теранулись боками и низко наклонили голову, когда прошли через вышеназванную калитку.

— И это, — напутствовал нас стражник, — осторожнее на склоне — скользкий он после такого дождя.

Напутствие было уместно, так как спустить по тому косогору в такой дождь было почти нереально. С этого края подход к городу был очень крут — чем-то походил на железнодорожные насыпи, устроенные рядом с оврагами. Плюс неприятную службу сыграла и вода, которая размыла широкую тропинку (дорогой язык не повернулся назвать то, по чему мы спускались.

— Столица королевства, — пропыхтел Маркас, с трудом удерживая равновесие на слизкой земле. — Интересно, как долго идет запуск караванов даже в хорошую погоду?

— Это ты у меня спрашиваешь? — отвлекся я от дороги и был за это немедленно наказан. Правая нога поехала вперед, почти посадив меня на шпагат и заставив выпустить повод из рук. В результате я плюхнулся задом в грязь и проехал еще с пяток метров, полностью угваздавшись в черно-желтой жиже. На удивление, лошадь без моего понукания спустилась быстрее и с большей ловкости. Видя такую картину, отпустил и Маркас своего скакуна, который пошел по длинной диагонали — так ему было проще спускаться.

Обойтись без падения магу не удалось. Уже перед саамы окончанием спуска он не заметил узкую промоину, что образовали быстрые ручейки, стекающие сверху. Со всего маху плюхнувшись в грязь, маг огласил окрестности новой порцией ругательств, но быстро замолчал, наглотавшись воды.

— Как вы, учитель? — съязвил я, наблюдая за потешным видом Маркаса. — Не слишком сильно пострадал ваш магический зад?

Тот злобно глянув в мою сторону, шевельнул губами, выдавая порцию матюгов в мою сторону, но сделал это тихо и быстро, так что разобрать мне не удалось ни словечка. Отпущенных лошадей даже не пришлось ловить — умные животные терпеливо ждали нас возле окончания спуска, позабыв про недавние издевательства, когда мы гнали их по городу. Уж, полупи меня по богам ногами, я точно не приблизился к подобному типку ближе, чем на километр.

Вскарабкавшись в седло, я тронул скакуна следом за Маркасом, а потом и вовсе поехал рядом с ним. Немного позже я решил прояснить один вопрос.

— Маркас, а что такое неудобное место было выбрано для захода в город? — спросил я мага, который ехал рядом, нахохлившись, словно мокрый воробей. Даже одежда у него смахивала по цвету на птичье оперение.

— Чем же оно неудобно? — не стал отмалчиваться спутник. — Место как место.

— Так тут подняться почти невозможно, — произнес я, — и спуститься тоже.

— Эти ворота ведут сразу на рынок животных, — пустился в объяснения маг. — Чтобы не гонять стада баранов, коней и коров через пару основных, решили сделать в этом месте отдельные. Иначе представь себе, как загадили бы улицы все эти стада.

— Но почему нельзя было создать этот рынок под стенами? — не понял я. — Оно и чище и спокойнее.

— Кто его знает, — пожал плечами маг. — Это еще дедом теперешнего короля указ был издан. А сложностей со спуском-подъемом почти нет. В сухую погоду тут дорога легкая, а в такую как сейчас никто и не тронется на торги.

— А оборонять не сложно столько ворот? — полюбопытствовал я. — Еще и башен с этой стороны только две. Самое то для атакующих.

— Ха, — воскликнул Маркас, — самое то, говоришь? А маги города на что? Вот представь, что они полили дождиком этот склон и заморозили — что тогда делать противнику? А еще на рыночную площадь, что сразу за стенами, ставят боевые машины. За счет большей высоты города в этом месте над площадкой, где сможет разместить противник свои онагры-катапульты, местные камни и бочки с горючей смолою покрываю большее расстояние. Так что, атаковать с этой стороны можно при огромном перевесе в солдатах или магах. Но при таких силах проще войти через северные или южные ворота.

— А зачем ты сказал стражника про Серект? — решил переменить тему. — И почему мы сами не попробовали пройти через другие ворота? Они-то сейчас точно открыты и платить за выход не пришлось бы.

— Про Серект это я так, просто ляпнул, — сознался маг. — А вот идти через главные ворота опасно — противник мог выставить там своих людей, так, на всякий случай. А вот через эти в такую погоду решит выйти только слабоумный. Нам сильно повезло, что не поломали ноги и сохранили лошадей. Сюда люди барона сунуться в последнюю очередь, когда не смогут найти нас в городе.

— А что за барон? — решился спросить я. — И почему ты за ним решил проследить? Амулет еще так заинтересовал, что с послами прибывает в имперскую столицу… можешь мне рассказать, ученик как-никак твой?

— Как-нибудь потом, — нахмурился маг. — И еще — ты поменьше мели языком на эту тему. И твое кольцо не повод для шуток и легкомысленного отношения, с ученичеством се серьезно. Кто виноват, что не вышло по нашему? Я и сам не отказался бы действовать в одиночку, спровадив тебя куда подальше.

— ну, спасибо на добром слове, — огрызнулся, задетый словами Маркаса. Хотя, в чем-то он и прав. В самом деле, я лично обрадовался бы не меньше, окажись друг от друга на порядочном расстоянии и подальше от всех проблем, связанных с этим непонятным магом.

После города мой спутник совершил огромный крюк, повернув на восток, потом взяв севернее и, наконец, завернув на северо-запад. Часть пути пришлось проделать под сенью леса, и это было не очень приятно. Если к воде, что лилась ровным потоком с неба, мы привыкли, то она же в лесу стала неприятным фактором в путешествии. Накапливаясь в листве, она падала водопадом на землю, когда набирала критическую массу. Такой душ не пришелся по душе ни нам, ни лошадям. Последние сильно нервничали от таких проявлений, что заставило Маркаса остановиться на ночевку.

— Привал, — устало произнес он, когда мы выехали на небольшую полянку. — Под тем деревом привяжем лошадей, как раз крона очень широкая и вода сливается с другой стороны.

Глава 16

Эх, дороги, пыль да туман… А еще натертый зад, бедра и ноющая спина. Все это приобрел за несколько дней странствий от Онида, до Каунского королевства, в котором мы могли воспользоваться услугами магического перемещения. Лучшие кони, приобретенные нами, сейчас несли нас на своих спинах, причем я совсем не был рад подобной скорости. Одно дело проскакать в седле несколько часов — тяжело, но перетерпеть можно. И совсем другое трястись несколько дней, причем точного срока окончания дороги известно не было. Спутник пожимал плечами и давал разбивку по времени на плюс-минус три дня.

Некоторые зелья и травки, скармливаемые мне магом на протяжении пути, приводили меня за ночь в норму и помогали улучшать свою конную езду. Иногда, когда получалось отвлечься, прикидывал создание самоходного аппарата, но быстро сдавался при примерных (очень и очень примерных) расчетов энергии, что пойдет на подобный артефакт. Выходило столько, что проще было выучиться на наездника.

Вот только была и еще одна причина неприятия такой скорости. Мне до коликов в животе не хотелось лезть в кубло со степняками и их шаманами, а в том, что мой учитель сделает это непременно (и потащит меня с собою), я был уверен. Вот поэтому и чересчур быстрое перемещение было не в масть, так как приближало тот момент, когда придется отрабатывать вознаграждение. Под последним подразумевал диплом мага со свободой творить и продавать все свои поделки. Может статься, что и зря я польстился на жажду к приключениям и звание ученика (точнее, почти полноправного мага, окончившего обучение) и последующее повышение статуса. Честно признаться, я удивлялся до сих пор тому, с какой легкостью смог дать уговорить себя участвовать в авантюре по прослушиванию особняка некого барона.

— Маркас, когда мы сможем сделать привал, а то у меня скоро сотрется от седла все что может и не может, — решился разжать рот ваш покорный слуга, после полудня, когда время обычного привала прошло.

— До вечера, точно не остановимся. Мы и так немного задерживаемся из-за твоего неумения держаться в седле. Где таких людей еще можно найти, чтобы те не владели верховой ездой? Последний крестьянин сможет запрячь под седло лошадь и свободно на ней перемещаться, — хмуро отозвался маг. Ну да, ну да понимаю, что тебе не хочется сейчас общаться с нежданно-негаданно свалившимся на голову учеником. Тоже попал со своими обещаниями в сложную ситуацию. Ученичество стало обузой, которую так просто не скинешь с плеч.

Вот интересная деталь вырисовывается. Оказывается, по численному составу магов в империи не так уж и много. Их число колеблется около двадцати тысяч человек. Плюс тысяч сорок учеников и много самоучек, способных в достаточной мере воспользоваться даром. Правда, есть и другие люди, что не вошли в общее число, но их очень мало. Да и считать простую деревенскую знахарку и лесного колдуна, что по минимуму пользуются магией, а в основном — только травами и зельями, приготовленными с капелькой магии, полноценными обладателями дара, было глупо.

Поэтому и считались маги элитной прослойкой общества и имели право пользоваться своим даром без ограничений. По крайней мере, пока тот не приносил вред империи и ее гражданам. То-то Крун так ухватился за меня, когда я прирезал его мага. И Хостуб очень желал видеть меня в своей гильдии. В другом случае меня по-тихому пристрелили бы из арбалета или вогнали нож в почку при удачном стечении обстоятельств. Никакая магия и ускорение не спасут от неожиданного и подлого нападения. Однако что-то я отвлекся. Привал будет только вечером в деревне, а значит почти четыре или пять часов мне трястись в седле. С ненавистью посмотрел на своего скакуна, который совсем не выказывал признаков усталости. Эта порода может выдерживать неторопливый бег на протяжении суток, перемещая своего наездника на порядочное расстояние. Анимаги, что работают с живыми существами, сумели создать отличный экземпляр лошадиной породы, которая получила название имперской элитной. Именно такие нам и достались в качестве трофеев от баронский людей, что пытались захватить нас в городской харчевне.

Надежд на то, что лошадь не выдержит скачку, была нулевая, а вредить не имело смысла. Только заработаю очередную злобную гримасу от Маркаса и пересяду к нему за спину. Да и не дурак он — поймет, кто виноват во внезапной остановке.

По земле стали расползаться длинные тени, оповещая о наступившем вечере, когда я не выдержал и взорвался упреками.

— Послушай, где твоя деревня? Мне от седла уже кожа в кровь сбита! — проговорил я магу. — Или указываешь на нее, чтобы смог лично увидеть или останавливаемся на привал.

— Вон она, — махнул рукою маг, когда перед нами появилась крупная деревня в паре километров впереди. До этого ее закрывал крупный холм, мешая рассмотреть. Уф, наконец-то мои мучения закончатся. С таким перемещением можно и передумать насчет своих взглядом на нынешнее положение статуса. Еще и о дипломе стоит задуматься — так ли он срочно необходим мне, чтобы совать голову в пасть невесть кого? Уж лучше побыстрее оказаться на месте и перевести дух от скачки.

Оставалось обогнуть немного холм, и мы окажемся в деревне. Вот только судьба выбрала момент, чтобы подложить очередную подлянку. Из ближайших зарослей выскочила непонятная тварь, напоминающая гигантского скорпиона в метр высотою. С длинного хвоста сорвалась капелька яда и устремилась в Маркаса, как самого близкого из нас к твари. К счастью, маг не растерялся и успел за мгновение наложил на себя и лошадь защиту. Капля яда объемом в хороший стакан бессильно сползла на землю, но это не остановила скорпиона. Удивительно проворно для своих размеров (магия, только она может дать защиту от физических законов, по которым скорпион таких размеров не смог бы существовать) он подскочил к всаднику и нанес удар одной клешней. Защитная пленка выдержала, но пошла, видимой глазу, волной, сигнализируя о серьезности нанесенного удара. В это время вторая клешня стала окутываться красноватым сиянием, и через несколько секунд странный багровый шар полетел в мою сторону. Спасла меня лошадь, которая в самый последний миг сделала чудовищный прыжок, вынося и себя и меня из-под удара. Для меня подобные чудеса джигитовки были в новинку, поэтому я только что и смог взмахнуть руками, упуская от неожиданности повод и повалиться назад. Столкновение с землей прошло по всем законам. Удар выбил из меня воздух, заставив болезненно застонать и застыть на пару секунд на земле.

Вот только долго разлеживаться не мог, и дело было не только в оказании помощи Маркасу. Случайно брошенный взгляд на заросли, из которых появился скорпион, выцепил непонятные тени, скрывающиеся под защитой веток. Через секунду я смог рассмотреть хозяев теней воочию, вот только меня это совсем не обрадовало. Около десятка скелетов вывалило на дорогу, держа в своих костяшках мечи и щиты.

— Мать вашу, — ошарашено промолвил я и швырнул в них молнию. На удивление, разряд разбил только одного скелета и только того, что был без щита. По остальным разлетелись узкие нити разрядов заклинания, но только бессильно сползли на землю, наткнувшись на щиты. Так, значит эти щиты совсем не щиты, точнее не только щиты, но и еще мощные артефакты. Бросив взгляд на мага, который умело держался на расстоянии от скорпиона, непрерывно швырявшегося в него заклинаниями, я перевел взгляд на новую опасность.

Между тем костяки уже приблизились ко мне опасно близко, и первый попытался пырнуть меня своим мечом. Счас прям, только валенки зашнурую. С грацией перекормленного бегемота я смог увернуться и отскочить на пару метров назад. Все мои умения и навыки по рукопашному и клинковому бою подвели в такой ситуации. А может, это я расслабился после сытой и спокойной жизни в себя в мире? Новый разряд молнии ударил в скелет, умело прикрывшегося щитом. Черт, я так и не смогу толком воспользоваться своей магией, если не убрать артефакты у противников. По настоящему боевых заклинаний у меня с гулькин нос, а прочие эффективные наработки требуют большого времени для активации.

В замешательстве, я метнул в ближайший скелет ледяную пелену. Точнее не в самого противника, а ему под ноги, в результате чего прямо перед ним получилось пятно насквозь промороженной земли с толстой и ровной коркой льда. Видимо, не знавший об опасности нахождения на катке, скелет сделал шаг и потерял равновесие. Костяные стопы не смогли удержать его на гладкой и ровной, словно стекло поверхности. Он неуклюже взмахнул руками, немного отставил щит и получил от меня заряд молнии в образовавшуюся прореху.

Вот так с вами надо, радостно подумалось мне. Наблюдая за разлетающимися костями, я пропустил от приблизившегося скелета удар в бок. То, что было больно, это слабо сказано. Клинок сантиметров на пять проник мне в плоть, и только слабость удара и ребра, на которые наткнулся меч, помогли мне не умереть после удачного попадания врага по мне родному.

С проклятием я отшатнулся от противника, попытавшегося повторно нанизать меня на свой шампур. Оказаться в роли шашлыка мне не грело. Левой рукою, зажимая рану на боку, по возможности препятствуя сильному кровотечению, правой обнажил свой клинок и начал отмахиваться от наступавших скелетов.

В режим ускорения я вошел через несколько секунд, вот только и в этот раз не смог настолько уж стать молниеносным. С момента поражения энергетического ядра эта особенность немного улучшилась, но прежней не стала. Даже близко к старому уровню не приблизилась. Скелеты превратились в неторопливых врагов, передвигающихся и шевелящихся, словно только что проснулись и не до конца пришли в себя после дремы… Наклонившись, чтобы пропустить над головою меч одного из противников, я полоснул его по голени, напрочь срубая обе кости, практически не заметив сопротивления. Отошел на шаг и нанес уже раненому (если можно так сказать о скелете) и валящемуся на землю противнику удар по голове, рассекая того пополам.

К этому моменту уже трое скелетов взяли меня в окружение и пытались поразить своим оружием. Надо признаться, это у них удавалось достаточно умело, учитывая их и мою скорость. При приближении самого прыткого, вооруженного широким клинком, я отразил его удар, перерубив чужой меч ближе к рукояти, оставив совсем небольшой обрубок лезвия. Следующим ударом попытался рассечь его щит и укрываемое за ним тело. Вот только тут меня изрядно обломало. В отличие от ожидаемого, бебут не развалил щит и скелета за ним с легкостью. При столкновении средства защиты и клинка, из первого посыпались искры, и осталась небольшая зарубка, никоим образом не навредившая скелету, да и самому артефакту. Демоны, кроме антимагической защиты, еще и заклинание прочности навешено. Пришлось срочно менять тактику.

Перерубив очередной чужой меч, я проскочил под рукой у противника и ударил того по спине на уровне груди. Перерубленный позвоночник и ребра осыпались неровными обломками на землю, присоединив своего хозяина к остальным побежденным мною. Найдя для себя удачную тактику боя с нестандартными и хорошо защищенными противниками, я и дальше пользовался ей.

С оставшимися я покончил за несколько минут, разрубая их сзади и нанося (если требуются) окончательные удары по лежащим. К тому времени, как я разобрался со скелетами, от скорпиона осталась только половинчатая тушка. Остальное было сожжено и растворено заклинаниями Маркаса.

— Тихий, ты как? — послышался голос мага, когда я вернул обычное восприятие. Самочувствие было паршивым, к тому же при очередном сильном выдохе на губах выступила кровь, сигнализируя о возможном повреждении легких. Так, если этот маг (по совместительству еще и мой учитель) не владеет лечебными чарами или не имеет достаточно сильного зелья от ран, то жить мне останется не долго, а еще плохо и больно. Только сейчас я вспомнил о защитном амулете, первый аналог которого оставил на мне ожог и был забыт в доме на месте последней кражи, из-за чего и попал в руки палача.

— Плохо, — отозвался я. — Один из них достал мечом и, кажется, повредил легкое. Можешь чем помочь?

— Сейчас посмотрю, — последовал ответ.

Маркас спешился, бросил поводья на землю и подошел ко мне, к тому моменту, сидящему на земле и ловящего взглядом темные пятна. Кровь из раны струилась не прекращаясь, постепенно образуя подо мною маленькую лужицу.

— Так, так. Ну как убери руку, — тихо проговорил Маркас. — Не все так и сложно и опасно. Подожди пару минут.

Он наложил ладони прямо на рану и полуприкрыл глаза. Через секунду вокруг раны появилось тепло и жжение. Примерно минуту я испытывал неприятные ощущения, прежде чем все исчезло и осталась только желание почесать рану. Ну, и еще небольшая слабость.

— Вот и все, — промолвил маг, снимая руки с моего тела. На коже не осталось ни малейшего следа, только прореха в одежде и следы крови напоминали о ране.

— Некоторая слабость останется, все-таки крови потерял порядочно, но это пройдет завтра к утру. Сейчас выпей это зелье и начинай ловить коня, — маг успел отойти к своей поклаже и вернуться с небольшим пузырьком из темного стекла, пока я рассматривал бок.

Жидкость пахла очень приятно, но на вкус было совершенно невыносимым. С трудом сдержал желание все выплюнуть наружу, но еще долго мерзкий привкус на языке напоминал мне о лечении. Через пять минут мне полегчало настолько, что я нашел в себе силы дойти до лошади и взобраться в седло. Порадовался отличной подготовке трофейных животных — орошо этих скакунов дрессируют. Учитывая тот фейерверк, что устроили мы с магом и скорпионом, любая другая животина сейчас паслась бы возле Пустоши.

По зрелому размышлению ничего брать со скелетов не стали. Мечи были простым хламом, а щиты отличались весьма простым заклинанием, тем более, очень быстро расходовавшими свой заряд.

— Странно все это, — начал Маркас.

— Что именно? — тут же встрепенулся я.

— Вот это все, — он кивнул головою назад, указывая на место недавнего боя. — Возле жилого поселка такие твари.

— Насчет скелетов ничего не могу сказать — их во многих местах полно, где некроманты шалят. А вот по скорпиону есть кое-что — по описанию он очень похож на тварей Пустоши, хоть и не встречался там с ними.

— И как там, в Землях Древних? — кинул на меня заинтересованный взгляд маг. — До сих пор с трудом верится, что ты бывал там и смог выжить.

— Был и выжил. Правда, всего пару вылазок сделал. Так вот, этот скорпион точно оттуда. Создать похожее существо может любой умелый анимаг, вот только для использования магии подобной химерой не дошел еще ни один.

— Это точно. Древние чародеи отличались умом и знаниями, которые ушли во многом от нас. А насчет Пустошей и тварей… хм, странно это, очень странно. Можно было бы предположить, что это тварь была захвачена магами или одним из взбалмошных аристократов, что обожают диковинки из Пустоши. По дороге при перевозке смогла удрать и поселилась тут…

— Вполне нормальная версия, пожал я плечами, сам гадая над недавним происшествием. — Вот только откуда скелеты взялись? Создалось впечатление, что эти два типа разных существ действовали заодно.

— И у меня проскочила такая же мысль, — кивнул Маркас. — И если это так, а не просто удивительное стечение обстоятельств и наше разыгравшееся воображение, то весьма неприятно. Ладно, сейчас прибудем в поселение и пораспрашиваем у старосты о различных слухах. Местные точно должны иметь больше информации, чем сможем предположить мы.

К этому моменту мы подъехали к деревне и насторожились при ее виде. Наглухо закрытые ворота, ни единого огонька и лая собак. Поселение словно вымерло, а учитывая нахождение неподалеку опасных тварей, это могло быть правдой.

— Эгей, люди, — спешился маг и забарабанил кулаком по грубо струганным тесинам ворот. Потом, опасаясь занозить руки, перешел на методичное пинание створки ногой. Ни единого отклика в ответ не пришло, словно и не слышал никто потуг Маркаса.

— Слушай, а может, и нет тут никого? — произнес я, удивленный реакцией жителей. Точнее ее полным отсутствием. — Решили сбежать подальше от неприятного соседства… или умерли все. Такое тоже не надо сбрасывать со счета.

— Есть, я ауры ощущаю в нескольких метрах. Причем ауры живых людей и сильно напуганных, — откликнулся Маркас и добавил уже погромче, адресуя неизвестным людям, которых он смог почувствовать. — Если никто не откроет мне дверь, то я их вышибу.

Слова об ауре напомнили мне о своем артефакте, который был немедленно извлечен из мешка и активирован. Почти сразу же на меня нахлынула картина нескольких сотен живых существ, и пришлось убавить расстояние до десятка метров в радиусе. В выбранном доме скрывалось шестеро живых существ подходящих под размеры человека и около десятка большего и меньшего телосложения.

Маркас с любопытством взглянул на мой амулет, но промолчал, продолжая барабанить по воротам. Наконец, из-за них послышался мужской голос:

— Кто там безобразничает, сейчас псов спущу, если не уйдете. Да и лучше вам проходить мимо нашего поселка, целее будете.

— Не прошло и часа, как появился некто озабоченный целостностью своих ворот. А собаки твои мне не страшны, как и твои слова насчет опасности в вашей деревне. Я боевой имперский маг и требую прояснить обстановку и дать ответы на вопросы. Открывай ворота, пока я их тебе не снес, — взъярился Маркас. За воротами послышалась возня, стукнул засов, и они приотворились. Сквозь образовавшийся проем высунулось, немного испуганное, лицо пожило мужика. Обежав глазами доступную к обзору местность, он приоткрыл ворота шире и приглашающе махнул рукой.

Едва мы завели своих лошадей, он с опаской спросил Маркаса.

— Вы настоящие маги?

— Да, — в голосе Маркаса было столько холода, что можно было заморозить пару крупных озер.

— Тогда сами боги вас послали нам в помощь. Тут стали твориться страшные дела в последнее время, — обрадовался наш собеседник, не обращая внимание на раздражение моего спутника.

Из сумбурного рассказа мы узнали, что вот уже неделю их одолевают скелеты. Погибли четыре человека, попытавшихся дойти до ближайшего крупного города. Еще о пятерых повторивших попытку ничего не было известно.

— Так, так, — задумчиво произнес Маркас, когда крестьянин (точнее староста деревни, по случайности, а точнее по выбору самого богатого дома, мы наткнулись на главу поселения) завершил свою историю неприятностей. — И откуда все нападения совершаются?

— Первые пару дней со стороны вон того холма, — ткнул староста в сторону, откуда мы недавно заявились — А потом уже отовсюду.

— Хорошо, завтра мы обследуем холм и постараемся разрешить ситуацию, а пока остановимся у тебя, — принял решение Маркас.

Лошадей мы отдали младшему сыну старосты, выскочившего на улицу по окрику отца. Сами зашли в дом, в котором оказались еще четыре проживающих — жена старосты, женщина годов за тридцать и трое детей, одному из которых было лет шестнадцать. Сам дом произвел весьма благостное впечатление. Чистенько, белые, недавно скобленые половицы, в углу печь, тщательно вымазанная известью. Стол из толстых досок гладко оструганных и плотно пригнанных друг к другу. Далее шла стена, разделяя дом пополам и образуя еще одну комнату, где нам и было постелено.

Глава 17

Утро началось с громогласного пения петуха прямо под окном, возле которого на лавке спал я. Затем к нему присоединились прочие будильники по всей деревне, и я с грустью констатировал, что больше заснуть не смогу. Поднявшись с лавки и потянувшись с чувством так, что захрустели все суставы, я признал свое состояние нормальным. Вчерашняя рана, оставившая слабость ничем больше не напоминала о себе, выспаться удалось хорошо, несмотря на раннюю побудку.

— Вставай, лежебока, а то удеру от тебя, — пнул я по соседней лавке, где тихо сопел Маркас. Это скотина никоим образом не прореагировала на петушиное пение, оставшись в стране грез.

— Никуда ты денешься, ты еще не получил свой диплом, — откликнулся маг, перевернувшись на бок и собираясь продолжить сон.

— Тогда нам пора трогаться в путь, надеюсь, ты не забыл, что обещал проверить холм? А ведь это потеря времени и придется нагонять. Смотри, больше гнать без остановок не буду — и так вчера от усталости едва не поплатился жизнью, когда налетел на вражеский клинок.

С тихим чертыханье магу пришлось вставать, пойдя на встречу моим просьбам. Вот только он сумел мне отомстить, когда отказался от завтрака и немедленно поперся на холм.

— Это ни в какие ворота не лезет, — бурчал я, трясясь на телеге. — Завтрак, первоочередное дело, с которого должен начинаться день. Среди моих земляков ходит такая поговорка: война войной, а обед по расписанию

— Обеда тебя никто еще лишал, — позевывая, протянул Маркас. — К этому времени успеем и на холме полазить и десятка два километров проехать.

— Это общее понятие приема пищи, — обреченно проворчал я, сомневаясь уже и насчет обеда.

Лошадей маг решил не брать, наказав старосте их накормить, напоить и приготовить к выходу через пару часов. Взамен он приказал направить с нами любого крестьянина, что доставит до холма и обратно. Энтузиазма ни лицах окружающих я не увидел, когда маг произнес последнее в слух, вот только спорить с ним никто не решился. И вот мы трясемся на телеге, хотя можно было легко дойти на своих ногах, благо, что расстояние было небольшое.

На дороге, на месте бывшей схватки с тварями, мы оставили телегу и крестьянина, ошарашено уставившегося на это зрелище. Я не мог не удержаться от горделивой гримасы на лице: мол, знай наших.

— Подождешь здесь до нашего возвращения и не смей никуда отходить, — приказал ему Маркас, спрыгивая с сломы, что лежала в телега, на землю.

— А если тут твари полезут? Или вас того…, это обложат, — смешался крестьянин, не решаясь произнести вслух слово "убьют".

— С нами все будет в порядке, а вот тебе не повезет, если не найду тебя на прежнем месте. В качестве награды, можешь осмотреть тварей и прибрать все, что пожелаешь с их останков, — не оборачивая, произнес маг, направляясь в сторону подъема на холм.

Последние слова изрядно подбодрили крестьянина, который уже с некоторой торопливости стал переминаться на ногах, дожидаясь нашего ухода.

— Только будь внимательнее, чтобы не прозевать случайного появления кого из уцелевших тварей.

С последними словами Маркас стал подниматься по склону, густо заросшему кустарником с гибкими и шипастыми ветками, намереваясь осмотреть весь холм от макушки до подножия. Мне ничего не оставалось, как следовать за ним.

— Слушай, Маркас, а можешь меня просветить насчет одного дела? — проявил любопытство я во время движения на вершину холма.

— Спрашивай, — кивнул мне маг, крутя головою по сторонам. — Что смогу, на то и отвечу.

— Ты вчера видел мое ускорение? — дождавшись утвердительного кивка, я продолжил. — Так вот, до этого, несколько месяцев назад я мог двигаться так быстро, что все окружающие попросту замирали как камни. Потом уже ускорение стало понемногу даваться сложнее и сейчас могу ускоряться до предела на несколько минут или на долгий, достаточный для боя, срок раза в три или четыре быстрее своих противников. От одного человека услышал, что подобное заклинание очень сложно для активации и могут только архимаги им воспользоваться. Ты можешь мне немного объяснить, что произошло? А тут недавно получил тяжелое повреждение магического ядра, и ускорение еще хуже стало работать.

— Хм, начет заклинания тут все непросто. Для его активации надо находиться в очень бедном на магические потоки месте, — посмотрев на меня и увидев мой согласный жест, продолжил. — Если смог активировать его в таком месте, то это еще не ставит тебя вровень с архимагами. Им для этого окружающее место не нужно выбирать. Во время самого ускорения происходит процесс поглощения манны из магического ядра, причем сильного влияния на это ядро не должно быть со стороны окружающих потоков.

Видя, что я не совсем понимаю, он пояснил:

— Чем сильнее твое магические ядро и окружающие потоки, тем сильнее ты с ними взаимодействуешь. А заклинание ускорения окружает своего владельца своеобразным коконом, где для него все остается по-прежнему. Но сильные потоки этот кокон прорывают и не дают нормально двигаться. Если бы само ядро мага было очень слабое, то и это было бы допустимо. Но если ты говоришь, что сначала ты мог двигаться очень быстро, а потом потерял это, то твое магическое ядро постоянно увеличивается. Архимаги же, могут получать манну не только из окружающего мира, но и в достатке вырабатывать своим организмом, так что их ядро может спокойно быть наполненным и не контактировать с внешними потоками. Чтобы тебе вновь вернуть ускоренные способности, надо либо иметь ядро постоянно заполненным, а это невозможно, так оно у тебя понемногу растет и тянет с внешнего мира манну, либо находиться в местах с низким содержанием манны. Есть подземелья под Серектом, там это у тебя получиться, хоть и придется понемногу терять энергию. Вот только с недавних пор там начались странные дела. С учетом вчерашних событий у меня возникает мысли, что не так все просто. Но из-за повреждения магического ядра в эти подземелья тебе соваться не следует. Кстати, не знаю, от чего ты продолжаешь пользоваться ускорением, но эта способность вскоре исчезнет совсем. Исчезнет до того момента, пока не восстановиться поврежденное энергетическое ядро. Само по себе лет за десять сможет стать прежним, но для тебя это большой срок. Чуть позже поговорим поподробнее насчет возможного лечения, а сейчас надо сосредоточиться на окружающем месте — что-то не нравиться мне тут…

Из объяснений мага я мало что понял, разве только то, что когда стану архимагом, то мои способности вернуться. К этому времени мы поднялись на вершину и застыли удивлённые открывшимся зрелищем. Вокруг расположилась открытое место, свободное от кустов и прочей растительности, что в изобилии росла вокруг. По выжженному кругу, образующему площадку, можно было судить о способе, каким она была сделана.

— Вот это дела, — тихо проговорил Маркас, когда наши взгляды одновременно наткнулись на тела пятерых человек образующих звезду. В центре звезды располагалась небольшая чаша из металла, напоминающего своим желтым цветом золото. Скорее всего, оно и было им.

— Точно, — откликнулся я. — Неплохая вещичка, на полсотни золотых потянет если поторговаться.

— Я не об этом. Тебе бы только о наживе думать, — неприязненно откликнулся маг, обходя по кругу страшный знак. — Да и не сможешь ты ее взять.

— Это почему же? — удивился я, так как ничего опасного не заметил. На всякий случай опустил руку в карман, где лежали поглотители и ухватил парочку.

— Артефакт. Эта чаша — артефакт, открывающий проход на холм место из другого места. Судя по вчерашним тварям, перенос или переход, называй как пожелаешь, осуществляется из Пустоши. Интересно, кому понадобилось совершать такой сложный, опасный и кровавый ритуал? Здесь же только пара деревушек в окрестностях. Куда понятнее было провести его возле города или в самом городе.

— А может его, и провели, а тут просто решили добавить еще одно местечко. Если судить по рассказу старосты, то сначала твари шли с холма, а потом уже со всех сторон. Значит, они понемногу расходятся по местности, заполняя ее, — поделился своими догадками с магом. — Кстати, странные происшествия в Серекте, о которых только что упоминал, не могут иметь сходный характер?

Мои слова заставили задуматься мага. Несколько минут Маркас молча прохаживался возле мертвых тел и неслышно шевелил губами, наконец, он встряхнулся и произнес:

— Надо уничтожить это место и артефакт.

— А как? — пожал я плечами. — Сам говоришь, что приблизиться к нему нельзя.

— Проще простого. Давай-ка отойдем подальше.

Мы отошли на самый край площадки и Маркас сотворил непонятную пелену изумрудного цвета. Пару секунд ее оттенок набирал насыщенность у него в руках, а потом было брошено в чашу. Сверкнула яркая вспышка, ослепившая меня на минуту. Когда я смог проморгаться и нормально посмотреть на местность, то не увидел ни чаши, ни тел. Заклинание мага полностью испепелило их.

— Ну, вот и все. Теперь ни одна тварь не сможет сюда пройти по проторённой дорожке, — удовлетворенно произнес маг, опуская руки. — Вот только есть опасность наткнуться на успевших перенестись.

— А если вновь проведут ритуал, да и разошедшиеся по местности твари могут доставить беспокойство? — поинтересовался я.

— Создать такой артефакт очень сложно. Да и для его активации необходимо побывать в том месте, откуда требуется открыть портал и там провести еще один кровавый ритуал, — терпеливо разъяснил мне Маркас.

— А зачем убивать именно людей, неужели нет никакого другого варианта? — продолжал задавать я вопросы своему учителю.

— Есть, конечно, — пожал плечами Маркас, направляясь к спуску с холма. — Можно забить животных. Главное, что нужно для ритуала, это насильственное лишение жизни живого существа. Вот только бывает куда проще убить людей, чем гнать на место коров или овец.

Больше нам тут делать было нечего, и мы спустились к подножию холма. Там, запасливый крестьянин, уже закончил грузить снаряжение скелетов. Он не оставил ни единого металлического обломка, отрезав даже ядовитую железу от скорпионьего хвоста.

— Ну, ты даешь, — присвистнул Маркас, — ничего не оставил.

— Так, ваша милость, мне все пригодиться. Мечи и щиты в городе сдам, обломки кузнецу скину, — заюлил перед магом крестьянин, опасаясь, что его лишат трофеев. Но Маркас только махнул рукою, давая понять тому, что совсем не собирается мешать.

До деревни мы добирались в полном молчании. О чем думал Маркас, я не знал, но вот мои мысли были далеки от недавнего события. Пусть этот маг и дальше сует голову в пасть льва, а на меня хватит и вчерашнего происшествия. Побыстрей бы избавиться от его опеки (еще что-то подсказывает, что Маркас не все говорит и подумывает использовать меня и дальше, списывая на магическое кольцо) и уйти обратно в Пустошь. Буду чередовать создание амулетов и вылазки, когда скука одолеет.

В деревне мы не задержались ни на минуту, хотя староста и хотел нас оставить еще на одну ночь. Все его мысли были написаны на лице — стремление удержать у себя в поселении пару мастодонтов тяжелого калибра, чтобы отразить возможное нападение на поселение. Но Маркас только отмахнулся от навязчивых приставаний крестьянина.

Наша скачка продолжалась до самого вечера (подозрения по поводу обеда сбылись, что совсем не радовало мой желудок), когда нам повстречался отряд тяжеловооруженных всадников. В составе этого отряда был и маг, точнее старший ученик одного из магов. После представления, на нас уже смотрели без подозрения, а скорее даже с уважением (солдаты) и завистью (ученик). Расспросив их о цели визита, мы узнали, что этот отряд послан на зачистку местности от нечисти, расплодившейся в последнее время в окрестностях. Уже от многих караванов и жителей поселений пришли жалобы и просьбы о помощи. Поэтому пришлось местному наместнику снарядить несколько отрядом с магами и отправить их на патрулирование земель.

Маркас передал ученику сведения о нахождении холма, обнаруженной чаше и месте ритуала. Тот отнесся к этому очень внимательно, Оказывается, такие места были найдены уже не в одной глухой глубинке. Особенно много их на границе с Пустошью, где и так жизнь от забредающих монстров была не легка.

После обмена новостями мы распрощались и разъехались каждый своим путем.

— Не нравиться мне все это, — произнес через некоторое время после встречи с всадниками Маркас.

— Что именно? — хмуро буркнул я, недовольный бурчанием в животе и появившейся боли в пояснице после долгой скачки.

— Все не нравиться, — проговорил маг, но потом опустился до пояснений. — Если ученик мага ничего не утаил и все им поведанное правда, то здесь прослеживается система. Кто-то желает внести сумятицу в империи, выпуская тварей по крестьянским землям.

— Ну и что тут такого? — пожал я плечами, выражая свое равнодушие к местным делам и проблемам.

— А то, что так недалеко и до бунта. Если крестьяне не смогут получить помощь от императора, то они возьмутся за оружие сами, а там и до стычек со стражей недалеко, которая не смогла защитить крестьян. Понемногу дойдет до восстания, — уже раздражаясь от моего тона, проговорил Маркас.

— А войска на что? Неужели легионы латников не смогут справиться с кучкой плохо вооружённых крестьян? — хмыкнул я, вспоминая похожие беспорядки в своем мире. Восстание Спартака, пугачевщина, голодные бунты в Англии… все эти восстания всегда подавлялись регулярной армией рано или поздно.

— Смогут, конечно, но в том-то и дело, что этого ждет возможный недоброжелатель. Сейчас у нас напряженные отношения со Степью и очень много войск находиться на границе с ней. Убери легионы оттуда и степняки пожелают пощипать приграничные районы. В общем, тут палка о двух концах, — произнес мой собеседник.

Маркас вновь ушел в свои думы, но я уже раззадорился разговором и не желал молчать:

— Тогда зачем похищать артефакт у степняков? Вдруг, это только их подтолкнет к началу войны? Хм, или именно этого и ждет неизвестный…

— Вполне возможно, — подтвердил мои предположения маг, перебив меня. — Если это так, то картина складывается не очень приятная. Эх, вот бы натравить степняков на Масонирию.

— Понятно, разделяй и властвуй, — глубокомысленно кивнул я. Маркас только пожал плечами, и больше до самого привала от него нельзя было вытянуть ни слова.

После того, как мы обустроили ночлег и обиходили лошадей, я занялся неотложными мерами. Самой важной из них было создание защитного амулета. Присутствие Маркаса я решил игнорировать, тем более он все равно ничего не поймет в моей магии.

В качестве заготовки я использовал опять-таки золотую монету, вот только на одной из сторон, той, что будет прикасаться к телу, нанес несколько знаков, предназначающихся для сбережения моей кожи от возможного нагревания. В центре монеты я проковырял отверстие, куда засунул один из самых крупных драгоценных камней. Именно он должен будет являться важной частью амулета. Еще три камушка поменьше закрепил по краям. Все эти детали — и монета и камни — были покрыты частым узоров знаков. Учитывая предыдущий опыт, я расширил радиус защиты и вплел несколько дополнительных свойств. Теперь можно было не бояться ожогов и большинства заклинаний противников-магов. Если только если они не шарахнут чем-то поистине убойным. Вот тогда будет несладко, если амулет не сможет рассеять магическую энергию из заклинания.

Все время, что я корпел над амулетом, маг не сводил с меня глаз.

— Что ты сделал? — спросил он меня, когда я устало повесил на себя новосозданный амулет и лег на подстилку у костра. Отвечать было лень — устал сильно после вливания энергии в амулет. Он потребовал много маны и сил на создание. Но пришлось пояснить, иначе спутник от меня не отвязался, стойко выпытывая подробности.

— Защитный амулет, — пояснил я ему, — чтобы заклинание не повредило мне или магическая ловушка. Может стрелу отвести, так как есть свойство влиять на приближающиеся с большой скорость предметы, ну и еще по мелочи. С правильным расчетом энергий могут быть проблемы. Спасает пока то, что неприятности вроде той, что произошла с подслушивающим артефактом, случается только с предметами большого размера и массы.

— Никогда не видел такой работы. Для создания амулета обычно требуется не один день, да и материалы требуют подготовки. А вот так, как ты из ничего создал амулет… а про энергию ты прав — у тебя в наложенных заклинаниях несколько узлов с повышенным напряжением полей. Очень четко просматриваются, если внимательно смотреть, — маг покачал головою, но отстал. Хорошо, что хоть не стал требовать проведения полевых испытаний — на это у меня не было ни малейшего желания. Но в глубине души я был очень горд подобным отзывом о своих способностях. Хе, а что он скажет, когда окончательно смогу привести в порядок записи по голему и создам его?

С такими мыслями я и уснул, полностью отрешившись от окружающей действительности. Сон прошел спокойно, охраняемый сторожевым амулетом и не прерываемый никем посторонним. С утра вновь началась скачка, которая мне уже изрядно опротивела.

Глава 18

— Маркас, — я успел за эти дни привыкнуть к доле наездника и начать переговариваться на ходу с достаточной сноровкой, — а у тебя деньги имеются, чтобы нас приняли в портале? Или ты как маг пользуешься многими привилегиями?

— На месте нас будут ждать очень влиятельные люди, — откликнулся маг, выйдя из своих раздумий, — которые помогут и с деньгами и с твоим дипломом — документами мага.

— Это хорошо, — кивнул я головою, больше для себя, чем своего собеседника, сейчас передвигающегося немного впереди меня. — А то меня терзают смутные сомнения, что участвую в самом настоящем кидалове.

— Что? — не понял Маркас и за пояснением немного развернулся в седле, чтобы видеть меня. — Не совсем понял твое последнее слово.

— Это, — подбирая слова, чтобы кратко и четко отразить самую суть, понятия 'кидалова' магу, — вроде обмана…

Минут пять ушло, пока Маркас смог уяснить для себя все сказанное мною.

— Я понял тебя, — отворачиваясь и ускоряя бег своей лошади, во время разговора которая перешла с рыси на быстрый шаг. — Вот только ты зря беспокоишься — обманывать тебя не в моих интересах.

' Угу, угу, — промелькнуло у меня в голове после слов мага, — а то можно подумать, не ты сам обещал мне эти документы сразу же после визита к графу'.

— А если считаешь, что я обманул тебя, — словно прочитал мои мысли маг, — когда пообещал сделать диплом мага, то зря. Это имперский документ и на коленке не сделать — твоя же поговорка?

Моя-то моя, но когда я успел сказать подобную фразу в присутствии Маркаса? Интересно, а телепатией он не владеет? Я невольно поежился, представив невидимые щупальца магической силы, что копаются у меня в голове.

— Так вот, — продолжил Маркас разговор, — знак мага можно получить только от определенных лиц.

— А ты сам, — спросил я, — таким лицом не являешься?

— Являюсь, — согласился Маркас. — В определенной мере именно таким лицом я и считаюсь. Правда, сейчас существуют некоторые неурядицы, с которыми приходиться разбираться, но это временные трудности. Так вот, знак мага ты получишь в том месте, куда мы сейчас следуем.

Утешил, нечего сказать. Да за те трудности, что я успел испытать на своей шкуре за время поездки, надо сразу титул архимага давать и небольшое баронство. Точнее, даже большое и не баронство — графство. Все же назвался князем при первой встречи с человеком в этом мире, а это по минимуму герцогский титул. Но я и на графа согласен, как простой княжич.

Жаль только, что все эти мысли останутся у меня только мыслями. Чтобы получить титул надо постараться из кожи вылезти вон, а мне пока и усилия приложить некуда. Сплошь одни проблемы наваливаются каждый миг свободного времени. Интересно, а почему оно так выходит? Может, этот мир чувствует во мне чужака, или я слишком 'цивилизован' и с трудом врастаю в реалии окружающей действительности?

— Не обещаю, что станешь выпускником имперской академии, — донесся до меня голос мага, продолжающего вести беседу на ходу, — но знак одной из школ артефакторики с окраин империи гарантирую.

— А почему нельзя из академии меня 'выпустить'? — буркнул я, все еще погруженный в свои невеселые мысли. — Или это тебе не по силам?

— Мне — ответил честно Маркас, — нет. Но смогу подать ходатайство более высоким и влиятельным лицам. Для них это не будет считаться сложным. Но подумай сам — нужно ли тебе такое внимание со стороны окружающих? Выпускники академии считаются самыми лучшими и опытными магами. Ты вполне себе хороший маг-артефактор, но дотягиваешь только до ученика начальных курсов академии. А потом и сам стремишься в Пустошь, а там подобный знак мага не вызывает должного пиетета. Судят больше по делам и успехам. Сам же должен знать…

— Это точно, — согласился я с ним. — В Землях Древних на титулы не смотрят.

— Вот видишь, — продолжил Маркас. — Поэтому знак одного из магов из глубинки поможет тебе и в самой империи и в Пустоше больше, чем звание отличника Имперской Академии. Кстати, я вот все хотел спросить по поводу твоих способностей — ты точно самоучка? Просто с похожей на твою магию я еще не сталкивался ни разу.

— Самоучка, самоучка, — подтвердил я. — А что тут такого удивительного и непохожего?

— Хм, — задумался на несколько секунд Маркас, прежде чем продолжить беседу. — Твоя магия очень похожа на руническую, но имеет и сильную половину со стихийной.

— С рунической я согласен, — поддержал я слова мага, — но вот про стихийную… она то тут каким боком? Стихии — ветер, вода и прочие проявления определенных природных факторов, так понимаю?

— Не совсем, — откликнулся маг. — Под стихийной магией — не путай с магией стихий — понимаются законы окружающего мира. Каждый наш процесс состоит именно из отголосков стихийной магии. Эх, понять бы мне этот принцип…

— А что тут такого, — пожал я плечами на его слова, — сложного? А изучать я начал с того момента, как отыскал странную стелу. С ее помощью смог пробудить дар магии и принялся экспериментировать с начертанными рунами на ней и соседних колоннах.

— А это где? — заинтересовался Маркас. — Провести сможешь, после того, как разделаюсь с нынешними делами.

— Вряд ли, — помотал я головою, не собираясь делиться тайной межмировых переходов с малознакомым человеком. Да и вообще, желания знакомить со своей реальной биографией и появлением в империи не было ни малейшего.

— Это почему? — на лице у мага была написана такая заинтересованность, что она заставила того остановить лошадь.

— Стела после обучения меня разрушилась, — выдал правду я. — Что-то там было связано с магическими потоками. А руны я списывал с другим похожих колонн, но активировать их не получилось. Приходиться пользоваться методом проб.

— А эти колонны сейчас где? — к очередному вопросу мага я был готов.

— У меня на родине, — пояснил я, выдав подготовленный только что ответ. — В горах. Вот только потом случилось сильное землетрясение и обвал, разрушивший и запечатавший эту пещеру окончательно. А потом я был вынужден оставить родные земли и податься в странствия.

— Почему так? — поинтересовался Маркас. — Это было связанно с твоими уроками магии?

— Угу, — на ходу строя версию и скармливая ее спутнику. — Именно из-за этих уроков и произошла катастрофа. Ладно, Маркас, давай обо мне в другой раз, а то устал немного на ходу разговаривать, да и время отдыха подходит.

— Как скажешь, — с явным разочарованием проговорил маг, давая шенкелей своему скакуну. Неприятная скачка продолжалась до того момента, когда солнце поднялось в зенит, заставив моего спутника и учителя остановиться на отдых.

— Фу, — утирая с лица пот, проговорил Маркас, — что-то сегодня жарковато слишком. Что встал? — Расседлывай свою лошадь и веди вон к тем кустам вместе с моей. А я займусь готовкой.

В душе недовольный таким положением дел — мне с лошадьми возиться, а магу остается только припасы достать из мешка и разложить их на чистой скатерке, взятой именно для вкушения яств на природе. Пока я скидывал седла, обтирал наскоро листвой с кустарника скакунов и вешал тем на шею торбы с зерном, Маркас успел развести крохотный костерок и обжарить на нем ломти ветчины. Изумительный запах горячего мяса поплыл над местом нашей остановки, заставив сглотнуть слюну и еще быстрее разбираться с лошадьми.

— Ты совсем не умеешь обращаться с конями? — удивился маг, когда я подошел к нему и ухватил сразу два прутика с ломтями ветчины, выделяющие янтарные капли жира.

— Совсем немного, — прочавкал я, вонзая зубы в горячую еду и тихо чертыхнувшись — жир успел обжечь мне губы и небо от такой спешке.

— Хм, — аккуратно откусив кусочек со своего шампура и прожевав, произнес Маркас. — У вас же почти все города расположены в долинах или имеют хорошие дороги для передвижения верхом. Или ты вовсе с самых гор?

— Последнее очень близко к правде, — согласился, борясь с желанием вгрызться в ветчину, пока она такая обжигающая, ароматная и мягкая. Кому-то может показаться странным на такой жаре питаться подобным образом, но он просто не знал ощущения голода после долгой езды верхом.

— Близко или правда? — стал допытываться до меня Маркас.

— Да, — отмахнулся я рукой от него, сосредоточив свое внимание на еде, — правда, правда. Что ты ко мне привязался? Никогда не считал, что мне потребуется умение верховой езды — всегда желал стать магом и создать себе волшебного коня. Такое создание сможет нести меня куда угодно и ухаживать за ним не надо.

Маркас в ответ на мои слова только саркастически хмыкнул, но с вопросами больше не приставал. Интересно, поверил ли он мне или просто решил сейчас умерить свою настойчивость до лучших времен? Все-таки неувязок и странностей найти в моем поведение можно множество, подчас часть из них лежит на самой поверхности, ярко бросаясь в глаза.

— Час на отдых, — лениво произнес Маркас, туша костерок и доставая флягу с водою. Сделав несколько больших глотков, он завернул пробку и продолжил:

— Потом тронемся в путь и до самого места останавливаться не будем. Понятно?

— Угу, — вяло откликнулся, заваливаясь на землю прямо на том месте, где и ел. Сытная еда, дневная жара и усталость вырубили меня немедленно. Головой коснулся травы уже в спящем состоянии.

— Пора, — громкий оклик и чувствительный тычок в плечо вырвали из царства сновидений. До конца не проснувшись, я сел и принялся кулаками протирать глаза, не желающие открываться, ни в какую.

— Уже час прошел? — задал я вопрос, стремясь ухватить еще несколько минут ничегонеделания. — Что-то быстро…

— Даже побольше, — усмехнулся Маркас и поторопил. — Давай поднимайся и в седло. И так дал тебе лишних минут, пока оседлывал лошадей.

Пришлось вставать с земли и лезть в седло, что с первой попытки мне не удалось. Вялость и сонливость заставили пару раз соскользнуть ноге со стремян, потом еще пришлось попрыгать, чтобы перекинуть вторую ногу через седло и вставить в соседнее стремя.

— Я готов, — окончательно проснувшись от короткой, но энергичной разминки, доложился я магу.

— Вижу, — усмехнулся и тот и уже серьезным тоном приказал следовать за ним.

— И побыстрее, — добавил он уже на ходу.


— А вот и то, куда мы стремились, — проговорил Маркас, когда наши лошади встали возле ворот небольшого замка. Хотя, замком это назвать было можно, только с большой натяжкой. Несколько каменных строений и одна высокая башня, возвышающаяся высоко над стеной. Да и сама стена не сильно внушала уважение. Метров пять, а то и пониже, собранная из хорошо отесанных каменных блоков и густо увитых вьюнком.

— Это тут-то нам откроют портал до самой империи? — недоверчиво протянул я. — Что-то не похоже на место проживания магов. Тут хватит одного наскока, чтобы взять эти стены штурмом — никаких защитных башен, бойниц и прочего.

Маркас посмотрел на меня, как на больного потом соизволил пояснить.

— Какой нападающий в своем уме решит атаковать эти стены? Мало того, что тут десяток магов и столько же учеников не самых слабых, так еще и помощь могут затребовать, пользуясь порталом.

Хм, а вот об этом я не подумал. То ли скачка так на меня повлияла, то ли мозги окончательно атрофировались. К моменту последней фразы Маркаса, ворота отворились и нам разрешили проехать внутрь. Точнее, мы прошли, так как низкая воротная арка не позволяла передвигаться сидя на лошадях, ну, разве что, низко пригнувшись к гриве лошади.

Встречал нас молодой мужчина лет двадцати восьми с кольцом ученика (меня немного понатаскал Маркас, дав самые поверхностные и распространённые знания и сведения об ордене, в котором я сейчас числюсь). Не произнося ни слова, тот забрал наших скакунов и указал рукою на башню, дверь которой была немного приоткрыта.

— Вас там ждут, — сказал он, озвучивая свой жест.

Судя по тому, как уверено Маркас направился к ней, он был тут не раз. Или в местах подобных этому с идентичной планировкой. Полностью распахнув дверь, мы вошли внутрь и оказались перед крутой лестницей, закручивающейся по спирали и поднимающейся вверх.

— Давай за мной, — проговорил маг. — Время не ждет.

На самом верху находился обширный круглый зал, отличающийся полным отсутствием окон и сильным магическим фоном. В зале находился пожилой мужчина лет шестидесяти, совершенно не подходящий под описание мага. А никем другим он просто не мог быть — на руке переливался всеми цветами радуги массивный перстень с драгоценными камнями, а на шее висел медальон, изображающий сову, накрывающую распахнутыми крыльями солнце и луну. М-да, повезло столкнуться с архимагом.

— Светлого дня и благоволения богов, — первым поприветствовал Маркас незнакомца.

— И вам того же, дорогие гости. Меня известили, что вы очень торопись, Маркас Правда, говорили только об одном, не упоминая вашего…ученика.

— Так получилось, что пришлось мне захватить его с собою, — вежливо ответил архимагу Маркас. — Но я ручаюсь, что это никоим образом не помешает ни мне, ни моему делу.

— Что же, тогда ладно, коль решение принято. Если вы торопитесь, то прошу занять место в центре круга, — он указал рукою на немного выступающий на полом каменный блин более светлого оттенка. Встав на указанное место, я успел ощутить сильное, но ничтожно малое по времени магическое влияние, как понял, что стою совершенно в новом помещении.

— Не спи, — поторопил меня Маркас, уже сошедший с аналогичной плиты и направляющейся к выходу. Поспешив за ним, я успел заметить стоящего в тени человека, облаченного в просторную мантию. Видимо, это маг, принимающий нас или постоянно дежуривший, чтобы быть в курсе прибывающих гостей. На нас он не обратил внимания, то ли признав коллег, то ли предоставив это другим.

— Сейчас мы передохнем несколько часов в отведенных комнатах, а потом отправимся в город искать подходящий постоялый двор. Заодно я передам сведения о тебе. Возможно через день-два ты обзаведешься знаком мага.

— Хорошо бы… а почему нам нельзя оставаться здесь или отправиться куда нам нужно сразу? — полюбопытствовал я, догоняя и идя вровень с магом.

— Так необходимо. И прекращай задавать вопросы, которые тебе не положены, — резко произнес Маркас. — Сейчас предоставь все проблемы мне решать.

Вот урод, так бы и саданул тебе по спесивой роже. Как только почувствовал присутствие столицы, так сразу же вспомнил, что он маг, а я полуученик с определенными способностями. Ладно, будет и на моей улице праздник, еще попросит об услуге.

Выйдя из зала портала, Маркас отвел меня в весьма скупо обставленную комнату, достоинством которой было только кровать, застеленную не стандартным тюфяком с соломой, а периной и перьевыми подушками. На нее я завалился сразу же, как только спутник ушел решать свои дела. Хотелось, правда, сначала искупаться и привести себя в порядок, но ничего похожего на ванну или простую бочку с водой не обнаружил.

Незаметно для себя задремал и проснулся от тихого скрипа открываемой двери. Ко мне в комнату как раз собирался войти Маркас, когда я открыл глаза, потревоженный вторжением.

— Не спишь? Это хорошо, — кивнул мне маг. — Давай, собирайся.

— Куда еще? — недовольно поинтересовался я. — Слушай, твои побудки меня уже начинают раздражать. Пока еще общение с тобою приносит больше волнения, чем пользы.

— Куда надо, — отрезал маг и добавил уже мягче. — Я и так с тобою нянчусь, словно с родным младшим братом. Подобное поведение между учителем и учеником не очень характерно, особенно при таком стечении обстоятельств, при которых ты надел кольцо ученика.

— Ладно, ладно, — ответил я, — уже собираюсь и иду.

Собираться мне было, только подпоясаться. Точнее, надеть снятые сапоги и выйти в коридор за магом. На ходу тот немного пояснил предстоящие действия:

— Сейчас придем на постоялый двор, где и останемся на пару дней. Там отдохнем и начнем работать над заданием. Кстати, тебе нужно, что из подручных средств — амулеты, зелья или еще что?

— А что так? — спросил я. — А потом есть вопрос — что за задание?

— Да ничего, — пожал плечами Маркас — Просто моли бы по пути посетить несколько лавок. А про задание чуть позже.

— Хм, — немного задумался я, перебирая ногами. — Ты знаешь, мне нужно пара десятков драгоценных камней. Можно любых, главное, чтобы хорошо удерживали манну и были прочными и размером с горошину или крупнее.

Маркас выпучил на меня глаза. По-моему, он был немного шокирован такой просьбой.

— А королевскую корону тебе не надо? А, может, сразу императорскую?

— А там много камней, а то бы из них выковырнул? — состроил серьезное лицо, в ответ на слова мага. Тот только махнул рукой.

На выходе нас ждал экипаж, представляющий небольшую карету с парой крохотных окошек в дверях, запряженную двумя невысокими лошадями. Внутри места было еще меньше, чем казалось снаружи. Мне пришлось изрядно выдохнуть, чтобы рядом уместился Маркас.

— Демоны, ты не мог выбрать экипаж побольше? — упрекнул я учителя. — В этом чувствую себя слоном в яичной скорлупе.

— Другого поблизости не было, да и потерпеть можно — недалеко добираться, — спокойно откликнулся Маркас и крикнул извозчику. — Все, можешь трогать.

Недалеко, затянулось минут на двадцать, от чего все мое тело затекло. Когда мы остановились, то наружу я вылезал с огромным облегчением.

— Блин, чувствую себя заново рожденным, — не удержался я, чтобы не прокомментировать свое состояние. Видя вопросительный и недоуменный взгляд мага, решил пояснить:

— Такой же скрюченный и ходить учиться приходиться заново.

Карета нас высадила возле небольшой лавки с непонятной вывеской над дверью. Не давая мне времени разобраться, что же там изображено, Маркас потянул меня внутрь. Вот только оказавшись в самом помещении, я смог узнать предназначение лавки.

Вокруг сильно несло магией, и лежали на многочисленных стеллажах и витринах всевозможные амулеты, зелья, камни и множество всего прочего, без чего не может обойтись ни один порядочный маг.

Навстречу нам из-за крохотного прилавка (вокруг почти все свободное место было занято предметами продажи) вышел торговец. Мужчина среднего возраста, немного полноватый и с намечающейся плешью. На лице играла дружелюбная и искренняя улыбка, словно он увидел старых знакомцев. На секунду я подумал, что они с Маркасом старые знакомые, но потом понял, что обознался. Видимо, подобным поведением он встречал каждого покупателя.

— Всего хорошего, уважаемым посетителям, желаете приобрести нечто особое или будете выбирать из предоставленного ассортимента? — такими словами встретил нас продавец, подходя поближе.

— Нам кристаллы дарха нужны, имеются они в вашей лавке? — проговорил Маркас. — Если есть, то мы приобретем пару десятков.

— Конечно, есть, — кивнул ему торговец — Вам обработанные или сырую породу?

— Тебе какие? — повернулся ко мне Маркас, видя недоуменный мой взгляд, пояснил. — Они пойдут вместо драгоценных камней, что заказывал. Ничем не отличаются, но цена в десятки раз меньше.

— Тогда, — немного подумал я и сообщил. — Десяток таких и десяток таких, а потом разберусь.

Торговец довольно кивнул и исчез в глубине помещения. Пока Маркас дожидался его возвращения, я прошелся по залу. Мать честная, чего тут только не было! Одних амулетов было развешано с сотню, причем начиная от простых, созданных из дешевого кварца или слюды, до золотых и поделок из драгкамней. Не меньше было зелий, причем почти половина была без поясняющих надписей, только название. Потом шли просто отдельные предметы, вроде когтей, зубов и чешуи животных.

Обследовать весь зал мне не дал Маркас, неслышно возникший за моей спиной.

— Хватит рассматривать. Купить ничего не купишь — дорого очень, а своровать… быстрее поджаришься, — проговорил маг. Ну, насчет последнего я могу поспорить, тем более, что раскусывал орешки и покрепче, просто нужен запас времени и свобода в выборе места и времени суток. Но сообщать об этом магу не стал, чтобы тот случайно не заподозрил о моей не самой законной деятельности, которой я занимался совсем недавно.

Вслух ничего говорить не стал, не собираясь разочаровывать мага. Пусть считает защиту, что наложена на лавку совершенной. Хотя, несколько поглотителей, одно заклинание и немного везения. Все это в куче позволит достигнуть результата.

На улице ничего не изменилось. Даже экипаж по-прежнему стоял на прежнем месте, дожидаясь нас. Немного поворчав для приличия и выразив свое возмущение подобным садистским способом перемещения, я забрался внутрь вслед за Маркасом. Остаток пути до выбранного моим спутником постоялого двора занял меньше десяти минут, по истечению которых мы стояли перед входом в трактир.

Видимо, Маркас уже тут успел побывать, пока я давил на массу. По крайней мере, он сразу же направился на второй этаж, не обращаясь к трактирщику. Выбором его стала ничем не примечательная и не выделяющаяся от своих полудесятка товарок, дверь. Немного поелозив ключом в замке, он распахнул дверь и жестом пригласил меня проходить.

Так-с, что тут у нас. Пара кроватей с соломенными тюфяками, стол и два табурета рядом. Небольшое оконце без стекол или намека на другие прозрачные материалы, на ночь закрывающаяся массивными ставнями. На столе стоял тяжелый медный подсвечник с пятком толстых свечей.

— Вот тут и поживем несколько дней, пока не получим нужные сведения, — проговорил Маркас, скидывая в угол свои вещи. Я последовал его примеру и уселся на табурет. Хотелось подремать, но больше всего было желание помыться и поменять одежду, изрядно запачкавшуюся во время дороги. Об этом я и сообщил магу, получив от него краткий ответ:

— Баню уже топят и через часок-другой позовут. Вещи можешь, оставит служанке, чтобы постирала. Оплата за проживание и прочие услуги вроде помывки и стирки уже внесена. Да, вот твои кристаллы, можешь забрать.

Маркас выложил крохотный мешочек на стол и отошел к своей кровати, выбрав правую от двери. С любопытством я развязал мешочек и высыпал на столешницу его содержимое. Хм, два десятка камешков, полностью сходным по виду с мелом. Вот только по прочности (я попробовал один из них раскрошить, но не смог) его намного превосходящие. Половина была отшлифована и очищена, представляя небольшие прямоугольные кусочки с полсантиметра размеров. Другая половина являлась неровными кусками серовато-белого цвета, немного большего по размеру.

— Это дарх, часто встречающийся кристалл с магическими свойствами. Точнее, он очень хорошо удерживает в себе манну, из-за чего и идет на амулеты и прочие поделки магов. Пока это простой камень, он стоит гроши, но выйдя из рук мага, становиться дороже алмаза, — отозвался с кровати Маркас — Что ты планируешь с ним делать?

— Кое-что, что поможет лучше справиться с предстоящим делом, — отозвался я. Говорить, что я создаю голема, совершенного не нужного в дальнейшем именно Маркасу, но интересного личного мне, я не стал.

В баню нас позвали часа через полтора, где я просидел почти до самого вечера, затребовав внутрь холодного кваса и немного еды. В эти часы я просто блаженствовал, совершенно не думая о том, что через несколько дней придется лезть в пасть льва, а точнее — паучье логово. Не думаю, что такой артефакт будет оставаться без охраны. И еще я не думал, что Маркас меня оставит в покое: упоминание некоего магического предмета, что пожелал выкрасть барон (или его хозяин, я это так и не понял) позволяло строить предположения, что я и тут окажусь задействован.

Маркас несколько раз заскакивал ко мне, словно опасаясь моего неожиданного исчезновения. Блин, если бы не обещанный диплом мага, то я давно бы свинтил и спрятался в Землях Древних. Но такой внушительный бонус, что дает мне знак мага в качестве свободной продажи амулетов и уважения окружающих терять сильно не охота. Приходиться верить в свою счастливую звезду, что помогает мне выпутываться из разных мероприятий.

Одевшись в сменную одежду, так как моя еще не успела высохнуть после стирки, я вернулся в комнату и принялся за дело. Обложившись бумагами с ранее начерченными чертежами и записями, я приступил к заключительному этапу — нанесению заклинаний на камни. В отличие от игровых или книжных знаний, где в моем мире писалось о создании голема, по которым он создавался обычным заклинанием. Вот только как это можно на самом деле сделать — не мог представить. Ведь там уйма всего — от прочности материала, до поведения создания. Для меня это заняло бы не меньше часа на мысленное начертание знаков и напитания их энергией. Я пошел другим путем, то есть так, как умел. Очень сильно помогли мне записи, купленные через интернет. Их немного модернизировал исходя из своих нужд, и создал голема с новыми свойствами. Все формулы нанес на кристаллы, которые оставалось только активировать коротким магическим импульсом. Работу над ним я продолжил все два дня, которые отвел на отдых Маркас. К вечеру второго дня произошли два события, крайне важных для меня. Для начала, я окончательно завершил работу над големом, пока затаившегося в нескольких десятках камней, куда вошли и драгоценные камушки и дарх и связанных между собою толстой нитью на манер четок. Такая большая скорость и малый промежуток от начала до завершения определялся только тем, что основная работа была сделана раньше. Сейчас же я только чертил на камнях и вливал в заклинания манну. А во-вторых…

Уже ближе к полуночи, когда я лежал на кровати и перебирал в руках 'четки' отгоняя от себя мысль проверить действие своего шедевра прямо сейчас, в комнату отворилась дверь и прошел Маркас в сопровождении невысокой фигурки, закутанной в плащ. Судя по ее формам и размеру, она принадлежала женщине и когда она скинула плащ, то похвалил себя за наблюдательность, вот только потом я застыл в шоке, когда смог рассмотреть лицо ночной гости.

— Лиана? То есть, я хотел сказать, госпожа герцогиня, — пораженно воскликнул я. — Что вы тут делаете и как меня нашли?

Судя по ее удивлённому лицу, она меня точно не искала и не ожидала здесь увидеть. Точнее, на этом месте совсем не ожидала увидеть меня. Маркас был и того сильнее поражен, судя по изумлению, плескавшемуся в глазах.

— Влад? Так это ты тот ученик, что взял себе Маркас? — спросила девушка, как только справилась с удивлением.

— Я, — кивнул в ответ головою и встал с кровати.

— Но почему ты отказался от моего предложения? — спросила девушка. — Все равно ты оказался связан со мною. Или ты не всю правду мне сообщил, да и правду ли?

— Герцогиня, в прошлый раз все мною сказанное было чистой правдой. Я потом не раз раздумывал над вашим предложением и сожалел о своем отказе. Так получилось, что долго искал себе место в жизни, пока не встретил Маркаса и тот не взял меня в ученики.

— Он мне сообщил все подробности этой встречи, — ответила Лиана. — Да, тебе же было обещано звание мага?

— Ага, — кивнул я и в ожидании посмотрел на обоих моих собеседников. — Маркас сказал, что знак мага получу здесь.

— Я не обманывал тебя, — хмуро отозвался маг, еще не пришедший в себя после известия о знакомстве меня и герцогини. — Ты все получишь, как и было обещано.

— Когда? — задал я животрепещущий вопрос. — Учтите, если опять собираетесь меня использовать в чем-либо и пообещать наградить после выполнения поручения, то я отказываюсь сразу же.

Маг и герцогиня переглянулись между собою, потом девушка посмотрела на меня.

— Раз ты так категоричен, — медленно начала она, — то ты получишь все обещанное. Но у меня будет одна просьба к тебе…

— Какая? — настороженно поинтересовался я, ожидая большую неприятность.

— Тебе нужно продолжать помогать Маркасу, — ответила Лиана, делая несколько шагов по комнате и опускаясь на один из табуретов. — Знак одной из школ, выпускником которой ты будешь являться, получишь прямо сейчас — обещание держим…

— Вот давайте мне сначала звание мага, — поторопил я герцогиню, — а потом продолжим разговор. Заодно избавлюсь от этого кольца, а то уже надоело такое отношение со стороны Марка.

— Какое отношение? — возмутился я.

— Обычное, отрезал я. — Принеси-подай-пошел подальше и не мешай. Вот какое.

Сидящая поблизости герцогиня хмыкнула, старательно сдерживая смешок:

— А что ты хотел? Подобное отношение между учителем и учеником распространено. Его нет только в семье, когда родители взяли в ученики своих детей. Да и там не все просто и легко.

После этих слов она откинула полу плаща, открывая свою точеную фигурку, затянутую в походных костюм, сшитый точно по мерке, и вытащила из сумки на боку небольшую шкатулку. Когда крышка приоткрылась, я ощутил слабое и кратковременное дуновение магии.

— Вот, — произнесла герцогиня, выкладывая на стол небольшой амулет из серебра и такой же перстень с небольшим голубоватым (точнее сказать серо-стального оттенка) камешком, — это твои знаки отличия. Окончил школу магии в Кохиторе — это баронство такое. Расположено рядом с твоими горами, Вольстаном и степью, если не знал. Специальность — артефакторика. Выпуск состоялся раньше времени, так как во время одного эксперимента было поражено магическое ядро. Из-за этого и дальнейшее обучение глава школы решил прекратить и выдал знак мага раньше времени. Ты запоминай, еще пригодиться отвечать на вопросы, когда решишь устроиться куда-либо.

— Как все продумано, — пробормотал я, подходя к девушке и смотря на свои регалии. Если честно, то в душе бушевала буря чувств. Нечто похожее я ощущал еще в школе, когда первый раз получил букет цветов и грамоту на одном из школьных выступлений.

— Минутку, — окликнул меня Маркас, когда я потянулся к медальону и кольцу. — Сначала сними мой перстень, а потом надевай свои новые знаки отличия.

Новое кольцо приятно обхватило палец, кольнуло магией и перестало ощущаться. Медальон, который я упрятал под куртку и вовсе обошелся без спецэффектов.

— Доволен? — поинтересовалась герцогиня, когда я нацепил на себя подарки. Я только кивнул, не имея возможности четко сказать что-нибудь — от волнения горло перехватило.

— Тогда вопрос по делу, — произнесла девушка, поднимаясь с табурета и подходя ко мне вплотную, — с Маркасом продолжишь работать?

— Угу, — кивнул я. — Поработаю. Раз выполнили обещание, то и я продолжу сотрудничество. Авось еще и на медальон с Имперской Академии заработаю.

— Это многого захотел, — улыбнулась Лиана, поправляя локон волоса, выбившегося из общей прически. — Хотя, и такое не самое сложное из того, что мне по силам.

Убедившись в моем согласии (интересно, а зачем она подходила — в глаза посмотреть?), герцогиня вернулась обратно на свое место и продолжила разговор.

— Сейчас я хочу сказать, что завтра-послезавтра вечером в посольстве будет большой прием. Приедет много народа, который очень сложно контролировать и следить за поведением каждого отдельного посетителя. Это самый лучший момент для нападения. Большая часть охраны от артефакта будет снята для обеспечения безопасности празднества.

Почти до утра мы обговаривали ряд мер и свое поведение во время операции. Точнее, мое участие в обсуждении было сведено к минимуму. Я только изредка вставлял пару фраз или кивал головою (или отрицательно махал, зависело от вопроса, заданного мне). Уже чуть ли не перед утренней зорькой мне это надоело, и улегся на кровать, оставив все измышления на совесть оставшихся бодрствовать. Последней мыслью перед сном была — что же тут делает герцогиня, и какую роль она в этом всем играет? И не мал ли ее возраст для всего подобного?

В общем и целом выходило так. Должен был организоваться бал или нечто подобное в посольстве. Во время него я обязан проникнуть под видом одного из приглашенных и проследить за артефактом. В крайнем случае имелось добро на предупреждение посольской охраны. Почему Маркас и герцогиня не решились действовать официальными методами — не знаю. Хотя чувство того, что это государственная служба, у меня имелось и крепло с каждой минутой. Тк же был уверен, что эта парочка занимала серьезные посты. План как план, вот только еще ни одно планируемое мероприятие подобного толка никогда не происходило без эксцессов и случайностей. А ведь самая малая случайность способна поломать всю махину распланированную на много ходов задачи. Ладно, попробую сделать как предполагается, а там и свое можно внести, судя по обстановки. Тем более, что оставшееся время провел с пользой, изучая планы здания и тренируясь в создании некоторых заклинаний.

Проснулся я от того, что кто-то очень тихо и нежно дотронулся до моего лица. Открыв глаза, я в темноте смутно рассмотрел небольшую фигурку над собою.

— А… — начал я, но маленькая и крепкая ладошка закрыла мне рот.

— Тихо, Влад, это я, — голосок Лианы такой тихий и воркующий в этот час, заставил напрячься все тело. Вот только это было приятное напряжение.

— Ты меня не прогонишь? — чуть усмехнулась девушка и скинула с себя простыню, в которую была завернута. Вся ее одежда еще раньше была снята и лежала на стуле поблизости. Под простыней не было ничего! Точнее, присутствовала только сама Лиана. В темноте, слегка разбавленной лучами света от уличных факелов и масляных фонаре, ее кожа приобрела смуглый оттенок и заставила своим видом забиться сердце еще быстрее.

— Прогоню? — пересохшее горло еле смогло выдавить слова. — Наоборот — не отпущу.

Обхватив девушку руками за талию, я потянул ее на себя, довольно отметив, что держу в руках хоть и небольшую, но крепкую и фигуристую девчонку.

'А еще сильную' — пронеслось у меня в голове, когда затрещала материя рубашки под ее руками.

— Это лишнее, — чуть смутившись от собственного напора, сказала Лиана, когда от моей одежды остались обрывки.

— Точно, — согласился я. — Иди ближе…

Ближе она оказалась уже через несколько секунд, да еще куда как ближе! Острые ноготки впились в спину, когда я провел кончиками пальцев по ее спине, начав от шеи и опустившись до бедер. Крепкая грудь с такой силой прижалась ко мне, что я ощутил бешеный ритм ее сердца, а еще весь жар страсти, что обжигал нас обоих. Чуть позже, не в силах сдерживаться от желания, девушка впилась мне зубками в плечо, приглушая крик удовольствия…

Глава 19

Проснулся ближе к полудню, обнаружив отсутствие девушки рядом. О ее ночном посещении напоминали только ноющие царапины на спине, да плечи побаливали от укусов. С чувством потянувшись и позевав, я решил подниматься. Как раз к тому времени, как я натянул второй сапог, в комнату постучался Маркас.

— Удачного дня, — приветствовал он меня. — Как настроение у новоявленного мага?

— Нормальное, — кивнул ему в ответ и зевнул, не сдержавшись. — Только спать еще хочется, но проголодался так, что со сном решил повременить.

На мои слова маг только хмыкнул, словно намекая на что-то, но вслух ничего не сказал, приглашающе махнув рукою.

— Не надоело еще сидеть в четырех стенах? — поинтересовался он, когда мы спустились в зал и сделали заказ у трактирщика.

— Надоело, — честно сказал я. — А ты хочешь предложить способ с этим справиться?

— Да, — кивнул тот. — По столице погулять можно, заодно посмотришь, как тут народ живет. Не бывал тут? Наверное, и таких городов никогда не видел. Столица — самый крупный город не только в империи, но и среди городов ближайших государств.

Хм, с этим я бы поспорил, насчет того, что не видел таких крупных городов. Москва явно побольше будет любого местного городка. С другой стороны и киснуть в четырех стенах мне не хотелось — дорога на конской спине не в счет.

— Наверное, ты прав, — сказал я Маркасу, — стоит пройтись по городу и посмотреть.

А дальше была самая банальная экскурсия по всем более-менее значимым достопримечательностям города. Вот только некоторые места маг решил обойти стороною, аргументируя это тем, что можно попасться на глаза нежелательным лицам.

А это что за штука? — спросил я, кивая головою в сторону большого деревянного здания сильно смахивающего на постоялый двор. Вот только на вывесках и верандах таких мест нет всевозможного оружия…деревянного, но выточенного с и поразительным искусством. Веранда, которая была сильно нетипична для заведений общепита и ночлега. Перила имели вид воткнутых в доски пола больших мечей, крыша — щиты. На двухстворчатой двери были вырезаны два воина в глухих доспехах с секирами в руках.

— А, это, — посмотрел в указанную сторону маг. — Это трактир наемников. Держит его Востас, старый наемник из Ашурского герцогства. Кстати, очень интересное местечко…

— Зайдем? — вопросительно уставился на мага, произнес я. Тот несколько секунд раздумывал, потом согласился.

— А давай, — кивнул он головою. — Может, из знакомых встретим кого. Есть и еще идейка…

— Что за идея? — проявил я любопытство, подходя к зданию и толкая дверь в внутрь. Но Маркас отмахнулся от моих слов, первым юркнув в просторный и светлый зал. Окон тут не было, но светы и свежего воздуха тут хватало, не заставляя чувствовать себя в дискомфорте. Народу тут не было, совсем. Только коренастый мужик с заросшим бородою по самые глаза лицом, сидел за стойкой.

— Что желают господа маги? — первым спросил мужик, не дав моему спутнику и рта открыть.

— Ты есть хочешь? — повернулся ко мне Маркас. Пришлось невразумительно пожать плечами: сильного голода я не чувствовал, хоть и гулял по городу несколько часов, но мало ли что хотелось Маркасу, когда тот задавал свой вопрос

— Тогда чего-нибудь полегче, — скомандовал Маркас и самого слабого вина, но не разбавленного.

Трактирщик молча развернулся и скрылся за стойкой в соседнем небольшом помещении, а я с Маркасом уселся за ближайший стол в ожидании заказа. Минут через десять перед нами оказался большой поднос с чем-то, сильно напоминающим тушеные овощи, мясо и кучу других неизвестных мне ингредиентов. Рядом встал стеклянный кувшин на литр с охлажденным вином приятного золотистого оттенка.

Маркас протянул трактирщику несколько мелких монет и сразу же принялся жевать, не дожидаясь дальнейших действий от окружающих. В прочим, сам трактирщик отнесся еще равнодушнее, высыпав монеты в карман и направившись в сторон своей стойки. Посмотрев на трактирщика (вроде отданная сумма его устроила, хотя и не называл цену), потом на мага и решил последовать его примеру. Неизвестное блюдо было выше всяческих похвал. Сам не заметил, как очистил немаленькую тарелку.

— Вкусно, — вслух выразил оценку кулинарного шедевра я. — Кстати, а что там за идея у тебя была, когда пришли в этот трактир?

— Да так, — пожал плечами Маркас, — ничего особенного. Хотел поинтересоваться насчет возможности нанять нескольких бойцов для охраны.

— А зачем? — не понял я. — Сами не справимся?

— Герцогиня сказала, чтобы озаботились еще и личной охраной, — вздохнул Маркас. — Ладно, пойду поинтересуюсь у хозяина насчет воинов.

Маркас допил вино из кружки, поставил ее на стол и направился к стойке, где с прежним безучастным видом сидел трактирщик. У меня создалось впечатление, что он по жизни флегматик и дела нет до окружающего мира.

— Хозяин, — обратился к мужику маг, — а нет ли свободных солдат, желающих наняться? Требуются три-четыре человека знающие с какой стороны браться за меч и умеющие молчать.

— Нет, — покачал головою его собеседник, — сейчас никого. Точнее, живет тут одна шаенка пару дней — выполняла контракт до охране каравана до столицы и осела тут после его окончания.

— Хм, шаенка? Произнес Маркас. — Неплохо, неплохо. А она одна, больше никого?

— Одна, одна, закивал трактирщик. — Вот только предупредила, что в ближайшее время съедет и наниматься не собирается ни к кому.

— Демоны, — сквозь зубы ругнулся маг, — плохо-то как…

И тут раздался громкий голос человека, которого я совершенно не ожидал тут встретить.

— Влад!? — на резной лестнице (надо ли говорить, что и тут не обошлось без оружейной символики?) стояла пепельноволосая и серокожая девушка, которая во все глаза смотрела меня.

— Кассандра? — удивленно спросил я, хотя узнал свою спутницу с первого взгляда. Через секунду вихрь слетел на первый этаж и оказался у меня в объятиях. Весьма ощутимо приложившись о мою грудь своей…затянутой в кольчугу.

— Кхе, кхе — привлек внимание к себе Маркас, сам шокированный не менее меня подобным зрелищем. Кассандра повернулась к нему с такой неброжно-пренебрежительной грацией, словно раздумывала: а не раздавить этого комара, что посмел пискнуть над ухом.

— Я - Маркас, друг Влада, — поспешил представиться маг.

— Кассандра, — представил я свою знакомую магу, которая продолжала изучать Маркаса со странным выражением в глазах, из-за чего тот чувствовал себя немного неуверенно. Через полминуты, что-то решив для себя, девушка снисходительно кивнула магу и обернулась ко мне.

— Влад, — упрекнула она меня, ткнув пальчиком в грудь, — ты обещал мне, что обязательно встретишься, как вернешься в империю, а сам…

Договаривать она не стала, но вину почувствовать заставила, от чего я немного смутился.

— Кассандра, — улыбнулся самой обаятельной улыбкой, на которую только был способен, — мы только что встретились, а ты начинаешь с упреков. И, кстати, я ни о чем не забыл. Просто, мой путь немного затянулся.

— Ладно, — вернула шаенка мою улыбку обратно, — пусть будет так. А как ты казался в этом месте? Да еще с имперским магом в компании?

— Да так, — пожал я плечами, — скорее случайно, чем специально. Искали наемников для своей охраны. А этот маг — мой бывший учитель. С недавних пор я стал настоящим магом и в этом мне сильно помог Маркас.

— А-а, — протянула девушка, — вот оно как. А вы в других местах были с этим вопросом? Нашли кого для охраны?

— Нет, — встрял в разговор Маркас. — НО были бы очень благодарны, если бы ты согласилась на это предложение.

Девушка опять посмотрела на мага, но на этот раз тот выдержал ее взгляд спокойно (сумел справиться с собою к этому времени; интересно, а в чем такая подоплека взаимоотношений?).

— Я согласна, — произнесла она. — Но находиться буду только с Владом. Это мое условие.

— Конечно, конечно, — тут же согласился маг, — ничего против я не имею.

Девушка ушла к себе за вещами, а Маркас немедленно напал с вопросами.

— Откуда ты знаешь эту шаенку? — поинтересовался маг, сверля меня глазами. — Тем более одну из очень влиятельной семьи?

— Да так, — ответил я, не собираясь сильно распространяться о рабстве девушки, — случайно встретились. В тот момент Кассандра находилась в затруднительном положении, моя помощь пришлась кстати. Потом долго путешествовали вместе, побывали в Землях Древних…

В общем, за те пять-семь минут я выдал до предела ужатую историю взаимоотношения с шаенкой, опустив проблему снятия рабского ошейника. Интерес мага это не утолило, скорее даже, распалило еще больше, но тут спустилась с лестнице девушка и сообщила Маркасу:

— Я готова, пошли.

Вечером я закрылся у себя в комнате с девушкой. Нет, ничего такого не было — к Кассандре я стал относиться под конец нашего путешествия скорее с братской любовью, чем плотским вожделением. Весь вечер и часть ночи мы проговорили о своих приключениях, которые пережили вместе. Потом Кассандра рассказала о себе, как она добиралась до дома, взяла несколько контрактов, выполнила их.

— Знаешь, — немного задумчиво сказала она, когда собиралась выйти из моей комнаты в начале ночи, — а ведь мы могли и не встретиться, если бы не Кассандра.

Сначала я не понял о чем и км идет речь, но потом припомнил, что моя знакомая названа в честь богини гор.

— А каким боком тут богиня? — немного скептически спросил я.

— Вчера ночью она приснилась мне и сказала, что ты сегодня встретишь меня, если я останусь на месте, — с этими словами шаенка вышла в коридор и прикрыла за собою дверь.

Глава 20

И вот настал день 'Д', час 'Х' и миг прозрения. Ближе к вечеру (раут был назначен на начало сумерек и до утра) ко мне в комнату ввалился маг и привел с собою пару людей. Когда я посмотрел на их несколько пестрые одежды, то по первой решил, будто это наши сопровождающие шуты или клоуны. Нечто подобное слышал или читал, что считалось в старину хорошим тоном привести с собою шута. Но все прояснилось после пары слов Маркаса.

— Садись перед зеркалом и готовься — будут гримировать под нужного человека, почти приказал мне маг.

— А не проще наложить иллюзию и что-то подобное? — поинтересовался я. — Или у тебя нет под рукою нужного специалиста?

— Такие специалисты есть и в посольстве. Там также присутствуют и амулеты, распознающие и снимающие подобные чар. Неужели тебе хочется провалиться таким образом?

Я ничего не смог ответить на подобный вопрос и только пожал плечами. Усевшись на стул в указанном месте, я отдал свое лицо на потеху мастерам грима (кстати, эти костюмы, что так меня зацепили, оказались одеждой передвижной цирковой группы, именно их услугами и воспользовался Маркас).

Надо мною колдовали кисточками и мазями около часа. После окончания действа, вся кожа, куда легла краска и штукатурка, неимоверно чесалась и зудела. Создавалось впечатление того, что все лицо стянуто в одних местах и растянуто в других. После просмотра себя в зеркале, я увидел совсем другого человека. Постарше меня прежнего, с темноватой кожей и широкими ноздрями (эти дельцы засунули мне в ноздри пару тонких и широких колец, почти один в один повторив мою придумку в Серекте)), к этому прибавились еще и черные волосы.

— Осталось только изменить цвет глаз и будет полное сходство с оригиналом на портрете, — проговорил один из безымянных визажистов средневековья.

— Действуйте, — кивнул им Маркас.

Получив добро, один из циркачей зашел мне за спину и ухватил за руки, цепко удерживая их за плечи.

— Что за дела, — возмутился я, — для чего это нужно?

— Успокойся, — проговорил маг — Тебе закапают сок одного растения, что поможет изменить цвет глаз на нужный. Одна проблема — он очень едкий и ты можешь начать дергаться, и тогда все пойдет в овраг.

Прослушав такую мало успокаивающую реплику, я немного успокоился и плюнул на последствия. Второй циркач мне надежно зафиксировал голову, чтобы я не мог ворочать ею по сторонам и достал из кармана совсем крохотный пузырек. Две капли упали на правый, а затем и на левый глаз. Секунду ничего не происходило, и у меня зародилась мысль, что на иномирян это снадобье не действует, но тут подошло время эффекта.

В глаза словно закапали по ведру скипидара и засыпали по мешку жгучего перца. Я едва не дернулся, чтобы добраться до кувшина с водою и смыть всю эту гадость, ну, или на крайняк, просто протереть глаза руками. Вот только надежно спелёнатый крепкими руками работников шапито, я не смог добиться ни того ни другого.

Неприятное ощущение прошло через несколько минут и, когда я смог заново взглянуть на себя в зеркало, то обнаружил у себя темно-карие глаза. М-да, кареглазый смуглокожий брюнет. Еще нос орлиный и натуральный выходец с Кавказа.

— Хм, а ведь совсем неплохо получилось, — проговорил Маркас, рассматривая меня. — Возможно, все выйдет, как нужно.

Сомнения мне совсем не понравились:

— То есть как это — может получиться? Вы не рассчитываете на стопроцентную гарантию, но тогда зачем все эти треволнения и суета?

— Ну да, — развел руками маг, — есть определенные шансы, что подобраться к нужным людям тебе будет непросто.

Вот, уроды. От всех их объяснений тут только больше путаницы возникает. Но приходиться работать, раз пообещал свою помощь.

До нужного особняка я добрался на карете в полном одиночестве. Минут через десять должен был подкатить и маг с шаенкой. В их обязанности вменялось подстраховать меня со стороны. Вдруг я натолкнусь на слуг барона и придется шустро уносить ноги. Перед тем, как покинуть особняк, я решил прояснить один вопрос, задав его магу:

— А что насчет циркачей, вдруг они разболтают о нас?

— Сейчас они под надежной охраной и пробудут так пару дней, а потом их просто выпроводят из города под конвоем и напомнят о нежелании афишировать свои действия, — произнес Маркас.

Пока я прокручивал в голове последний разговор, карета приблизилась к особняку. Выйдя на улицу и немного размяв ноги, я по-быстрому огляделся по сторонам. Тек-с, значит имеем огромную площадь почти в пятьсот метров по длине и ширине, обнесенную высокой каменной стеной с кучей магических сюрпризов. Пробраться через невозможно, разве что повторить трюк, с подкопом. В центре располагался трехэтажный особняк с превеликим множеством комнат. Не изучи я накануне план, возможность спокойно ориентироваться была бы почти безнадежной.

— Милости прошу, ваше сиятельство, — раздалось у меня над ухом. Ага, это слуга, стоящий на воротах, распахнул передо мною калитку (по какой-то прихоти ни одну из прибывающих карет не пропустили во внутрь). Совершенно не обратив внимания на него (для благородных это пустое место, хотя по привычке едва не кивнул ему, как той же консьержке в подъезде многоэтажки), я прошел на территорию посольства.

Вокруг располагался небольшой парк, полностью скрывая своим деревьями строения. До особняка я добрался через пяток минут, неспешна следуя по ровной дорожке и раскланиваясь с многочисленными гостями. На мой взгляд, народу набралось с полтыщи человек, причем самый верх общества. Маркизы, графья, бароны… всех и не перечислишь, чтобы хоть немного дать представление об этих людях.

Я и сам шел под легендой о графе Кустале. Был он личностью не очень известной и не часто выезжал на подобные встречи. Чего стоило Маркасу заставить того выбраться в столицу, да еще принять приглашение, не берусь судить. Тем более, что и сам маг об этом не распространялся. Хотя, мне думается, что тут поработала герцогиня. Это девушка в своем возрасте пользуется огромными возможностями.

Нелюдимость моего 'прототипа' была мне на руку. Можно не сильно опасаться, что нарушу его устоявшееся поведение или повстречаю его знакомых.

Вот и дом. Каменная махина, облицованная тонкими плитками очень дорогого мрамора и гранита различных цветов, очень удачно подобранных. Широкие двери распахнуты настежь, но пока внутри суетятся только слуги и несколько гостей. Пока я рассматривал окрестности, тщательно запоминая мельчайшие детали, у дверей дома появился разряженный в пух и прах немолодой человек с золотым колокольчиком в руках и несколько раз им встряхнул. Несмотря на малые размеры, звук он издал вполне заметный по громкости и мелодичности звучания.

— Милостивые господа и сударыни, прошу Вас принять участие в начавшемся вечере, — проговорил этот дворецкий или кем он там являлся. Едва он произнес последние слова и отошел в сторону, освобождая проход, как сразу толпа народу втекла под своды высоченного потолка широкой залы.

Сам зал был огромен — не меньше, чем в четверть всего дома и полностью заставлен небольшими по размеру, но высокими столиками. На каждом из них располагалось по нескольку блюд и напитков. Примерно на каждый десяток подобных столов находилось по нескольку слуг, стоящих на равном расстоянии от каждого. Едва кто-то из гостей выказывал интерес к какому-либо блюду или напитку, так возле этого стола возникала прислуга.

Никого из знакомых или мельком замеченных ранее лиц, найти не удалось. Бездумное кружение по залу с бокалом в руке заставляло нервничать. Несколько раз со мною приветливо здоровались и пытались заговаривать, но каждый раз удавалось увильнуть от чрезмерного внимания и беседы. Да и интереса в них совершенно не было. Улавливая краем уха отрывки слов, я слышал только последние сплетни в столице о том, что с кем произошло, кто сыграл свадьбу или обручился, об охоте или дуэли.

Смысл подобного мероприятия не улавливался, разве что под обильной шелухой в несколько сотен людей, приглашенных только для массовки, скрывается реальная подоплека празднества. Где-нибудь в другой комнате сидят несколько человек и ведут неспешную беседу, так как в обычное время их встреча только намозолит глаза и наведет на ненужные мысли окружающих. А тут обычный бал, во время которого они незаметно перешли в другое помещение. Хотя, это только мои домысли.

Подобное столпотворение меня изрядно нервировало. Я привык решать свои дела тишком, не блуждая на виду сотен пар глаз. Употребив уже третий бокал весьма неплохого вина, я решил заняться делом. По примерным прикидкам артефакт со своей охраной должен был располагаться в одной из комнат на втором этаже. Вопрос был в том, что попасть из этого зала туда, было почти невозможно. А ведь мне требовалась встреча с одним из послов, которые постоянно находились вместе с волшебным предметом. Машинально я дотронулся до бокового кармана камзола, где лежал небольшой лист бумаги с десятком строчек.

— Вручишь его в руки старшего или одного из младших послов, — цепко смотря мне в глаза, проговорила герцогиня. — И не потеряй его — без этого послания тебя убьют немедленно, как посмеешь приблизиться к артефакту и послам.

Прокрутив этот разговор в голове, я мысленно вздохнул и направился выполнять указание. Блин, ну почему именно я, неужели и мага с герцогиней нет подходящих людей или ими просто жаль жертвовать, пойди ситуация по не запланированному руслу?

У дверей в нужную половину дома дежурило пятеро человек, один из которых 'фонил' как маг, да и остальные весьма густо были увешаны амулетами. Эта пятерка вежливо разворачивала гостей, вздумавших податься на обследование местности или просто уединиться парочкой. Во многих местах, особенно в беседках, что густо были натыканы по саду, я видел тесно прижавшиеся друг к другу мужчин и женщин. О свободе нравов я не стал ломать голову, тем более в другое время и сам был бы не против так посидеть.

Выход я нашел через пару часов поисков. Проходя мимо небольшой пристройки, примыкающей к дому, я почувствовал приятный запах готовящейся еды. Им тянуло их небольшого окошка, расположенного почти на уровне земли. Воровато оглянувшись, чтобы убедиться в отсутствии посторонних глаз — мои последующие действия вряд ли показались бы адекватными — я плюхнулся на пузо и всмотрелся сквозь запотевшее стекло.

Ну, точно так, как я и предполагал — кухня. Она располагалась в подвальной части особняка. Немного напрягая память, я припомнил, что она сообщается со всем домом. Оно и понятно, не будут же хозяева подолгу ожидать еды, пока повара и слуги обегут весь дом. Да и любят все пищу теплую, только с жару с пару, а не протащенную через улицу в течение десятка минут.

' Уроды, строители, — мысленно матерился я, когда втягивал свое прикрытое маскировочным заклинанием тело сквозь узкое окошко — Не могли и пошире сделать проем'.

Через пару минут моих телодвижений, со стороны смахивающих на выгибание червяка на рыболовном крючке, я оказался на кухне. И едва не оказался ошпаренным кипятком из огромной кастрюли, несомой парой поварят. Чудом избежав столкновения с препятствием и сохранив здоровье, я, приседая и таясь проскочил через всю кухню и выскочил в коридор. Почти сразу он делился на два, расходящихся в разные стороны. Я выбрал правый и тихонько пошел по нему. Через несколько десятков шагов я наткнулся на дверь. Запертую. В этом я смог убедиться, когда слегка приналег на нее плечом, а потом надавил уже сильнее. Преграда совершенно не поддалась, оповестив меня о том, что такая вещь, как замок имеет место быть защелкнутым. А может, тут и засов, хотя и навряд ли — замочная скважина присутствовала на своем месте.

Если кто-то думает, что это меня остановит, то жестоко разочаруется. Подобные вещи я умею открывать на уровне рефлексов. Вот только, я убедился перед работой с замком в отсутствии посторонних лиц поблизости. Настроенный на десяток метров амулет успокоил меня, не обнаружив никого их живых объектов в указанном радиусе. Понемногу увеличивая рабочее расстояние, я обнаружил двух людей за дверью, примерно, шагах в семнадцати. Также сумел получить известие о еще нескольких над моей головой, но тут мне было неинтересно.

Замок занял меньше минуты моего времени, почти бесшумно щелкнув освобожденными пружинами. Чтобы не оставлять явных следов, я не стал пользоваться заклинаниями, положившись на ловкость рук. Сразу открывать дверь я не стал, решил окончательно убедиться в отсутствии свидетелей. Магия магией, но лично увидеть пустой коридор необходимо.

Дверь я приоткрыл на пару сантиметров, чтобы получить небольшую щель для осмотра. В качестве нужного инструмента я воспользовался заклинанием, создающим крохотное зеркальное отражение. В фильмах с зеркалами на ручках бегают все спецназовцы и крутые герои, а у меня было магическое.

Несколько секунд я вращал им во все стороны, и только убедившись, что в обозримых окрестностях никого нет, протиснулся сквозь дверь, не желая полностью ее открывать. Вдруг заскрипит или еще какой сюрприз поставлен, вроде 'поющего' с помощью гвоздей и пружин пола.

После двери, сейчас прикрытой, но не на замок — все на случай экстренного бегства — мне предстала широкая лестница, ведущая на верхние этажи, и уходящий в сторону коридор, теряющийся сразу за поворотом в темноту. Ну, подвал мне без надобности, а вот лестницей воспользуемся.

Сразу на этаже, едва лестничный пролет закончился, на площадке первого этажа, стояло два охранника. Закованные в сталь и держащие обнаженными сабли, они цепко осматривали все доступное их взглядам. Почти не дыша и уповая на свое заклинание, я просочился между ними, выбрав тот момент, когда они перевели глаза на соседний участок помещения.

С такой же двойкой воинов я столкнулся и на втором этаже, вот только тут они оказались немного повнимательней. Когда я проскочил рядом с ними, один из них резко обернулся в мою сторону. На счастье, он вперился глазами в уже пройденное место, потом сделал несколько шагов и прощупал пространство перед собою лезвием сабли, словно не доверяя своим глазам. Все это время его товарищ стоял вполоборота к нему, следя за его действиями и не выпуская из вида охраняемую территорию.

Первый продолжал понемногу взмахивать оружием, когда второй охранник обратился к нему с вопросом. Что именно тот спросил, я не понял, но первый пожал плечами и указал кончиком клинка на лестницу впереди себя. Наверное, поясняет, что увидел нечто подозрительное и решил проверить на наличие невидимки или, что там у них из подобного арсенала магических штучек присутствует.

Ладно, пусть эти хлопцы тут остаются и продолжают бдеть, а я двинусь по своим делам. По крайней мере, я убедился, что они не собираются поднимать беспричинную тревогу, что сильно усложнило бы мое задание. Вот только уйти мне не удалось. Этот охранник оказался чересчур глазастым малым. То практически невидимое дрожание маскировочного полога вокруг меня, оказалось замеченным им, и он резко взмахнул рукою, направляя лезвие сабли в меня. Только реакция и способность моментально переходить в ускоренный режим спасли меня.

Клинок превратился в неспешно приближающуюся ко мне полоску стали, когда я ушел в сторону от удара. Степняк сумел среагировать на мое движение. Точнее, среагировал его мозг, но вот мышцы не способны так быстро принимать сигналы от нейронов и двигаться. Я успел обнажить бебут и нанести резкий удар по руке, сжимающей клинок, пока мой противник менял траекторию движения оружия. Зачарованная сталь с легкостью прошла сквозь металл наручей, плоть и кость руки и отсекла конечность, которая крайне неспешно стала отделяться от места разреза и падать на пол. Так же медленно стала проступать кровь, постепенно просачиваясь через порезанные сосуды. Рот степняка стал раскрываться в преддверие крика, но делать этого я ему не мог позволить. Очередное движение и сталь бебута смахнула голову невезучего воина с плеч. После того, как клинок переместился с левого плеча убитого на правое, его глаза продолжали двигаться, еще не осознавая гибель тела, но миг спустя из тонкого разреза появились первые капли крови и срубленная голова в шлеме стала скатываться на пол. Наблюдать за подобным зрелищем у меня не было ни времени, ни желания. Я едва успел развернуться ко второму противнику и отбить в сторону его оружие, летевшее мне в спину.

Воин успел среагировать на действия своего товарища, но движения его по сравнению со мною были катастрофически медленными. Перерубленные части сабли еще висели в воздухе, когда мои клинки вошли ему в сердце, совершенно не обратив внимание на толстую сталь кирасы.

Во избежание шума, мне пришлось ловить тела и бережно укладывать их на пол. Блин, не расстройся мое заклинание ускорения, я пронесся мимо них за долю мига, даже не обратив на себя внимания без маскировочного заклинания.

Оставив после себя два мертвых тела и прислушиваясь, стараясь понять — были ли замечены звуки разыгравшейся трагедии, я неспешным шагом продвигался в нужном направлении. Перед комнатой, где расположились охранники артефакта (определенно это было по силе магического фона) стояло еще пара человек, облаченных в доспехи и с короткими копьями в руках.

Проникновение в комнату оставалось под вопросом — штурмовать мне не было резона, все-таки я вор, а не ниндзя, способный выполнять задания и оставлять после себя только трупы. Вот только от пустого стояния послание и предупреждение так и не будут переданы, надо что-то предпринимать. Еще раз посетовав на нелады с ускорением, я собрался было перейти в соседнюю комнату и произвести уже опробованный трюк с проникновением сквозь стены, но тут мне улыбнулась удача. Позвякивая доспехами и шелестя одеждой, к комнате приблизились трое степняков. Двое из них были абсолютной копией воинов, а вот третий смахивал на важную шишку, по крайней мере, его халат был буйно украшен всевозможными узорами из золотых и серебряных нитей. Несколько коротких фраз и вот пары воинов меняются местами — новенькие застывают возле двери, а сменившееся отходят в сторону. 'Важняк' пару раз ударяет костяшками пальцев по полотну двери и дождавшись ответа толкает ее от себя, собираясь входить в комнату.

И вот тут начались странности. Едва открылась дверь, двое новоприбывших воинов синхронно наносят удары обнаженными саблями по шеям сменившимся караульным. Важняк, не переступая порога, вскинул обе руки и выкрикнул короткую фразу. В комнате что-то сверкнуло, послышался грохот падения тяжелых предметов и тихий вскрики людей. На меня заклинание подействовало слабее, чем на присутствующих в комнате. Если те перестали шевелиться (я не слышал ни единого шороха из комнаты), то я же пару минут испытывал резкие судороги, пробегающие по всему телу.

— Быстрее, — глухо приказал своим спутникам важняк, — всех добить. Охрана могла почувствовать заклинание и направиться сюда.

— Ничего, — хмыкнул один из воинов, — Сразу до нас не доберутся. Там на каждой лестнице по два наших караула — задержат, если что.

В прочим, несмотря на свои слова, воин со своим напарником заскочили в комнату почти бегом. И сразу же я услышал тихие удары и шелест стали, когда она не спеша выходить из плоти.

— Где артефакт? — вопрос воина заставил меня встряхнуться. Судя по его словам сейчас в комнате происходил допрос одного из уцелевших степняков. Гадство, получается барон со своими приспешниками опередил нас с попыткой захвата артефакта, а мы, соответственно, опоздали с предупреждением. Проклиная мага с Лианой, решившие привлечь к такому важному делу минимум народа, я стал действовать.

Первым погиб важняк, так и не прошедший в комнату. Так как времени доставать свои клинки у меня не было, я ударил в спину заклинанием. 'Водяной нож' в единый миг располосовал тело человека, заставив вылететь из груди целый фонтан крови. Толкнув в комнату, которая сильно напоминала скотобойню своими кровавыми потеками и мертвыми телами на полу, мертвое тело мага, я прошел туда следом. На ходу извлек свои клинки, которые были спрятаны под камзолом.

Воины, что находились там, оказались мастерами своего дела. Не успел их мертвый товарищ коснуться пола, как они налетели на меня. По первому я ударил магией, пытаясь уклониться от рукопашной схватки, так как состояние ускорения не торопилось приходить ко мне на помощь. Вот только мой огненный шар рассыпался искрами, едва коснулся кирасы солдата, не причинив тому вреда. Ухмыльнувшись, он сделал два шага навстречу и взмахнул своим оружием. Только чудо помогло мне уклониться и не присоединиться к мертвецам на полу. Очередной огненный шар ударил противника в лицо, но снова оказался для него безопасен. Зато сумел ослепить, чем я и воспользовался, метнув свой тесак в грудь. Толстый и тяжелый бебут не заметил такого препятствия, как стальная кираса. На мое счастье она оказалась не зачарованной, иначе пользы мой бросок не принес ни малейшей. Получив сильный удар в грудь и полметра стали туда же, воин отшатнулся на пару шагов назад и повалился на пол.

А со вторым мне повезло еще сильнее. Умирающий степняк на полу, которого допрашивал воин, вцепился тому в обе ноги, затруднив его продвижение. С проклятьем, солдат ударил 'живую гирю' клинком в грудь, получая свободу… но тут подоспел и я. Взбунтовавшееся ускоренное восприятие, решило дать мне шанс и замедлило время в тот момент, когда враг уже направил саблю в смертоносный путь к моей шеи. Уклониться от этого удара, когда ты в десять раз быстрее, не составило большой проблемы. Еще меньше вызвало затруднений воспользоваться оставшимся тесаком, рубанув по голове противника.

Вся схватка заняла секунды — меньше минуты прошло, как я принял участие в стычке и вот я один стою на ногах, а вокруг лежат трупы. Крови налилось с цистерну, что затрудняло мое передвижение по комнате. Ноги скользили, готовые разъехаться и уронить меня на пол. А в голове билась только одна мысль — ЧТО МНЕ СЕЙЧАС ДЕЛАТЬ!!! Все послы мертвы, их охрана тоже, если кто в данный момент и появиться тут, то мне от этого будет только хуже. Ни один здравомыслящий человек не поверит в мою невиновность. А если еще вспомнить и охрану, что порезал на лестнице…

Демоны, дернуло меня их убивать, мог попытаться и оглушить, хотя бы попытаться. Тихий стон прервал ту бурю чувств, что кипела во мне. Один из степняков, старый и седобородый посол открыл глаза и попытался что-то сказать. Вроде бы это тот, что помог мне в бою, повиснув на ногах у противника.

— Эй, — присел я воле раненого и попробовал окликнуть его, — как самочувствии? Понимаю, что паршивое — извини, глупый вопрос.

Тут я вспомнил о послании и принялся шарить по карманам, от волнения позабыв тот карман, куда его спрятал. Все время мне попадались ножи или тесаки, мешаясь и выпирая под одеждой. Гадство, оружие не очистил, а убрал и теперь вся одежда будет внутри вымазана кровью.

— Ты кто? — удалось разлепить губы раненому и произнести членораздельную фразу.

— Человек я, человек, — пробормотал я, копаясь по карманам. — Блин, да где оно… вот, нашел. Читать сможешь? Тут тебе письмо просили передать одни важные люди. Правда, я немного опоздал с передачей…

Степняк шевельнул правой ладонью требуя передать ему письмо, что я и сделал. Вот только мне было интересно, как этот человек в своем теперешнем состоянии сможет прочитать хоть что-то. На удивление, раненый нашел в себе силы приподнять руку и поднести бумажный листок к глазам. Чтение заняло полминуты, не больше, но и такой временной промежуток оказался для человека в тяжесть. Роняя послание, он прошептал очень тихо, но достаточно разборчиво пару слов.

— Хану…передай…артефакт…

Степняк потерял сознание (надеюсь, не навсегда), а я лихорадочно попытался осмыслить услышанное. Получается, степняк попросил передать хану артефакт. Какой именно и так ясно. Но какому хану, куда? И почему он поверил мне, неужели герцогиня смогла в нескольких строчках убедить степняка или тут сыграла роль и моя помощь при нападении? Демоны, сплошные загадки и уравнения с кучей неизвестных. Эх, он бы еще сказал, где этот артефакт спрятан и как деактивировать ловушки и защитные чары. В том, что они есть сомневаться было глупо.

Пройдясь по комнате, морщась каждый раз, когда наступал в кровавые потеки, я остановился возле одного интересного шкафа. Замка, даже врезного, тут не видно, как и простейшей защелки. Казалось, бери и открывай. Ан нет. От этого предмета так тянуло магией, что создавалось впечатление доменной печи, настолько он обжигал.

На двери я решил обратить внимание в самую последнюю очередь, зайдя с задней стороны. Не думаю, что народ настолько пароноидален, что защитит и заднюю стенку с такой же тщательностью, как и перед с боковинами. Попыхтев от натуги, отсчитывая в голове каждую секунду задержки, я смог сдвинуть шкаф на метр в сторону и осмотрел заднюю стенку. Результат был в мою пользу — магией тут тянуло сильно, но только изнутри, от упрятанного в предмете интерьера артефакте. Немного волнуясь, я наложил 'кислотный спрут', который за несколько мгновений разъел дерево. Вот только на открывшейся полке ничего похожего на артефакт обнаружить не удалось. Пришлось повторить повторную операцию немного повыше, изуродовав шкаф до состояния 'а это теперь только на помойку'. Зато на второй попытке удача мне улыбнулась. На открывшейся полке мои глазам предстала фигурка лошади в пару мужских кулаков размером из светлого, незнакомого мне металла. Одна из ног была непропорционально увеличена, превосходя остальные три в несколько раз. Точнее, увеличена была только нижняя часть ноги, копыто. Наверное, из-за этого артефакт и получил свое название. Замирая и опасаясь получить промеж глаз чем-то смертельно-неприятным (хотя я и предполагал, что на подобный артефакт с такой мощью невозможно наложить какие-либо чары, но знать и предполагать, это разные вещи), я ухватил фигурку и немедленно упрятал ее под одежду. Все, больше мне в этом доме делать нечего, пора бы и уйти по английски, не ставя хозяев в известность. Прежним путем возвращаться не стоило — и примета плохая, и наследил я там будь здоров. Поэтому я подошел к окну и осмотрелся. Вроде все тихо — окна выходили на тихий участок парка, докуда не добрались еще участники бала. Выход на свободу я прорезал себе своими ножами и спустился на землю, пользуясь выступами на стене и лепными узорами.

И тут раздался грохот, словно совсем рядом пальнули разом несколько орудий. Это было так неожиданно, что я не смог удержаться на стене и полетел на землю. На мое счастье, мне удалось развернуться в воздухе и приземлиться на ноги, но на этом удача закончилось. При столкновении земли с моими ногами, я оказался в приседе — хотел погасить скорость падения кувырком, перевернувшись через бок. Но вот только получилось немного по другому — моя челюсть со всего маху прикоснулась к коленям, отчего я почти выпал в осадок. По крайней мере, создалось ощущение, что у меня нет ни одной целой жевательной кости.

Весь сад осветило яркими разноцветными вспышками и до меня дошло, что это всего лишь фейерверк. Видимо, в этом поработали маги, так как вспышки были продолжительными и имели неповторяющиеся расцветки и 'зонтики' разрывов. При таком освещении бежать куда либо было опасно. Так можно было вызвать если и не подозрение, то интерес точно своими действиями. Пришлось играть на публику (хоть и было той публики пара десятков человек в отдалении, скрытых кустами и деревьями). Подняв голову вверх и неспешна бредя по траве, я понемногу удалялся от особняка, на ходу проверяя языком наличие зубов. Это еще повезло, что рот держал закрытым и не откусил язык, иначе мог сейчас валяться в отрубе от болевого шока и истекающим кровью.

Понемногу я приблизился к воротам, где скучали двое слуг, глазеющих в небо.

— Господин уходит? — удивленно спросил один из них, отворяя передо мною калитку.

— Тебе какое дело, — хмуро спросил я, — или хочешь поинтересоваться моими делами?

Тот ничего не ответил, скорчив подобострастную гримасу на лице. Блин, эта сцена не останется забытой по любому. Но делать было нечего. Я спокойно прошел на улицу и застыл в ожидании кареты, которая должна стоять неподалеку. Не прошло и минуты, как из-за угла послышался цокот копыт и появился мой экипаж.

А внутри него меня ожидал Маркас в месте с Кассандрой.

— Ну, как все прошло? — нетерпеливо спросил он, едва я забрался в карету. Хотелось, немного подшутить, потянуть время, а заодно его нервы, но состояние к этому не располагало. План, по которому мне полагалось сыграть только роль почтальона, провалился. За своей спиной я оставил кучу трупов. Над территорией особняка продолжало грохотать и светиться небо, будто салютуя мне. Почти сразу же после этого вопроса, маг насторожился и напряженно поинтересовался:

— Странно, от тебя тянет магией. Сильной. Что у тебя там произошло, ты письмо передал?

— Передал, вот только там небольшая неприятность вышла, — проговорил и протянул магу артефакт. Надо было видеть его лицо. Маркас впал в ступор на несколько минут, не сводя глаз с фигурки и часто-часто мигая.

— Что это? — хрипло спросил он, придя в себя и переводя свой взгляд с предмета на меня. — Откуда у тебя этот артефакт?

— Понимаешь, Маркас, — начал я, — я опоздал с предупреждением на чуть-чуть…

После моего рассказа Маркас задумался на долго. Карета успела удалиться от особняка на порядочное расстояние, когда маг нарушил молчание.

— Значит, тот шаман просил передать артефакт хану? — спросил он и после моего молчаливого кивка продолжил. — Хорошо, хорошо. Я догадываюсь о ком идет речь, но надо будет уточнить у герцогини. Вот только напрямую к ней нам соваться сейчас нельзя…

— Почему? — перебил я его. — Ведь можем передать артефакт ей, и пусть решает проблему по своим каналам.

— После твоих художеств, — резко оборвал меня маг, — нам придется помучаться, чтобы урегулировать инцидент. А встречаться с герцогиней в городе нам нельзя по той причине, что артефакт очень сильно заметен в астральных потоках. Любой ознакомленный с ситуацией сможет встать к нам на след. Таким образом мы просто подставим герцогиню. Нет, я передам ей послание, а встречу устроим в условленном месте.

— Далеко до этого места? — угрюмо спросил я, так как начал подозревать, что еще не скоро отвяжусь от мага. Его присутствие стало раздражать теперь, когда встретился со своей старой знакомой.

— Меньше, чем мы сюда добирались, — уклончиво откликнулся маг. — Главное сейчас выбраться из города и скрыться в лесах. Кучер, гони на постоялый двор!

— Почти на месте, ваше магичество, — донесся до меня хрипловатый голос нашего возничего. — Еще пяток минут и все.

Глава 21

Пяток минут, обещанные кучером, растянулись почти на десять. Подгоняемый магом и собственным чувством самосохранения, я вылетел из кареты намного раньше других. Но уже на ступеньке замедлился и дождался девушки, которая с улыбкой приняла мою руку и покинула экипаж. Маркас вылез с другой стороны, приказав кучеру уезжать.

— Долго не задерживаемся, — сказал маг, торопливо направляясь внутрь здания. — Сейчас закажу лошадей, а вы хватайте свои вещи. Кассандра, ты будь настороже, старайся не пропустить к Владу никого.

Шаенка только хмыкнула, таким образом отреагировав на приказание мага. В прочим, тот этого не услышал, направившись к стойке, чтобы переговорить с хозяином.

— Влад, — окликнула меня девушка, когда я оказался у себя в комнате и принялся быстро скидывать с себя тесный камзол и штаны, — а ты скучал по мне?

Сказать, что я опешил, это промолчать. Вот за что люблю девушек, так за способность постоянно держать в напряжении. Никогда не знаешь, что они в следующий миг скажут или сделают.

— Кассандра, почему ты так спрашиваешь? — удивился я, путаясь в рукавах. — Конечно, скучал. Ты меня заставила волноваться еще тогда, на рынке. А потом, ты единственная девушка, с которой я познакомился в империи и пропутешествовал по ней.

— А почему ты работаешь с этими…людьми? — продолжала допытываться она. — Только из-за звания мага? Или любишь эту герцогиню? Она сказала, что вы с ней давние знакомые и тебе приходилось уже оказывать ей услугу.

Оказать услугу? Хм, это теперь так называется спасение из плена и, возможно, смерти?

— Как бы тебе покороче объяснить, — вроде бы сумел одеться, теперь осталось покидать вещи в сумку, навесить свои клинки и деру. — С Лианой встретился только-только по приезду в империю. Она оказалась в очень щекотливой и опасной ситуации. Помог ей, а она предложила поработать на нее. Отказался, а совсем недавно столкнулся с Маркасом, который взял меня в ученики. И только пару дней назад узнал, что он и Лиана знакомы и связаны между собою делами. Кстати, а ты почему так на него реагируешь?

— Я не люблю боевых магов, — отозвалась девушка. — У шаенов и магов вечное противостояние?

— Из-за чего? — полюбопытствовал я.

— Разве не говорила? — слегка приподняла одну бровь в удивленном жесте Кассандра. Пришлось пожать плечами, сообщая о плохой памяти, моей… или девушки.

— Мы, шаены, способны убивать магов, — просто, как о чем-то незначительном сообщила она. — Точнее, этому обучают в наших школах наемников. Именно еще и из-за этого наши услуги пользуются большим спросом.

— Э-э, — протянул я, — так магов многие могут убить. Я, вот, тоже уничтожил несколько из них.

— Ты — маг, — пояснила Кассандра. — А с нашей техникой любой сможет противостоять магам. Не самым сильным, конечно, но сможет. Но, хватит об этом. Ты собрался?

— Угу, — отозвался я, переваривая полученную только что информацию. — Однако много у тебя способностей и врагов. Демоны, маги…

— Тогда пошли, а то маг уже заждался нас. И не враги, а всего лишь возможные противники — приказала девушка и первой вышла в коридор. Судя по ее реакции, то ничего опасного там не было, да и рановато для действий наших противников. Маркаса мы нашли в конюшне, где он наблюдал за работой слуг. Двое пареньков лет по шестнадцать, шустро накидывали на лошадей упряжь, готовя их к верховой езде.

— Долго еще? — с трудом сдерживая раздражение, спросил маг у конюхов. Те испугано вжали головы в плечи, но с ответом не спешили.

— Не пугай ты их так, Маркас, — посоветовал я ему, подходя и становясь ближе. — Они от этого только хуже выполнят свою работу. Понравиться тебе, если во время скачки у тебя седло сползет или уздечка выскочит?

— Пусть попробуют так сделать, — ответил маг, — вернусь и накажу так, что другие помнить весь ближайший год будут. Да и эти на всю жизнь запомнят… если выживут. Все вещи собрали?

— Ага, — кивнул я ему, — все, все. Осталось только погрузиться и умчаться в твое тайное место.

— Не трепи языком, — посоветовал мне Маркас. — Не место и не время для этого.

— А я себя подбадриваю, — отрезал я. — Готовлюсь морально перед верховой ездой.

Пока мы перекидывались словами, конюхи (или помощники конюха, так как по возрасту не подходили для полноценного звания смотрителя за лошадьми и конюшней) приготовили трех лошадей и сообщили об этом Маркасу. То кинул каждому по медной монете и ухватил под уздцы высокого палевого мерина и повел его на улицу. Мне досталась черная кобыла с тонкими ногами и густой гривой. В животных не разбираюсь абсолютно, но внешний вид этой лошади мне понравился.

— Чего там застыл? — донесся до меня голос мага с улицы, где он уже успел заскочить в седло. Чертыхнувшись, я прекратил любования и повел своего скакуна вон из конюшни. В седло забирался во дворе и не сказать, что это вышло у меня красиво. В прочим, меня то мало беспокоило, а вот предстоящая езда — очень. Спинным мозгом чую, что сейчас мой бывший учитель начнет гнать так, что я вспомню и про натертые бедра, и про боль в пояснице.

— А долго нам скакать? — полюбопытствовал я, когда железо копыт застучало по каменной мостовой.

— День, — не поворачивая головы, ответил Маркас. — Может немного меньше, но я этого не обещаю. А если припомнить и твое умение верховой езды, то можем и за указанное время не успеть.

По городу до самых ворот мы передвигались средним шагом. На мощенной булыжниками мостовой лошади испытывали дискомфорт, когда быстро двигались. Да и подковы о такой камень очень быстро изнашивались. Возле ворот произошла короткая заминка, в результате которой кошелек Маркаса полегчал на несколько монет, а у стражников, наоборот, на то же количество металлических кругляшей потяжелел.

Конечно, ворота нам в ночную пору никто не открыл, пришлось спешиваться и провести лошадей в поводу через небольшую боковую калитку в башне. А после и вовсе стало не до разговоров, когда маг выбрал скачку на пределе опасного аллюра для лошадей. Через три часа в голове поселилась только одна мысль — хотелось залезть в бочку с ледяной водой, чтобы охладить раскаленное седалище. От постоянного скольжения по скользкому седлу штаны, казалось, затлели и сильно припекали, хм, них туловища. Скорость немного снизилась, когда мы оказались в лесу на старой, полузаросшей дороге. Тут имелась опасность слететь со своего скакуна, налетев на ветви деревьев, нависшие над тропой. Запущенные светящиеся шары немного осветили окрестности, давая возможность подробнее рассматривать дорогу. Не хватало еще чтобы лошади переломали ноги о корень или провалившись в звериную нору. Чтобы отвлечься от неприятный ощущений, я решил завести разговор с Маркасом. Заодно и задам несколько вопросом из тех, что очень сильно меня интересуют.

— Маркас, послушай, — окликнул я мага, когда наша скорость снизилась до быстрого шага, — давай начистоту пообщаемся, хорошо? У меня куча вопросов к тебе и Лиане и пора бы их рассказать. Начнем с того, зачем ты втянул меня во все это? Почему согласился принять в ученики? Отчего понадобилось следить за тем бароном, а потом сообщать степнякам о возможном похищении артефакта? Кто ты и Лиана, в смысле, в какой организации обретаетесь?

— В имперской и очень серьезной, — хмуро отозвался маг. — Хочешь правды? Тогда слушай. Тебя я заметил в той лавке, где ты продавал свой артефакт. Зачарована вещь была качественно и по неизвестной мне методике. Кроме того, меня заинтересовала сама идея создания такой вещи. Мой орден кроме службы империи, еще и постоянно ищет новых и талантливых магов или людей с задатками к ней. Упустить тебя я не мог себе позволить, но и плюнуть на задание, связанное с бароном, тоже не мог. Пришлось принимать тебя в ученики и всюду таскать с собою.

— А как же насчет того, что хотел распрощаться со мною? — спросил я. — Это твои слова были.

— Немного преувеличил, — попытался на ходу пожать плечами маг. — Не сложись обстоятельства к тому, что барон встал на мой след и твой заодно, то направил бы тебя к одному из знакомых мне людей. Тот сумел бы заинтересовать тебя… сумел, сумел поверь мне, и ты влился бы в ряды магов, сотрудничающих с нами.

— С кем с вами-то? — попытался прояснить я непонятное. — Ты заладил: с нами, у нас, к нам…

— Имперская служба охраны, — спокойно, но с капелькой пафоса проговорил Маркас. На эти слова Кассандра фыркнула, то ли выказывая пренебрежение, то ли раздражение к тому, что маг в темную использовал меня. На эти эмоции Маркас не обратил внимания, продолжая речь.

— Только из-за этого я и тянул с выдачей тебе документов мага, — пояснил мне Маркас. — В любой момент я мог дать временный знак мага, прошедшего ученичество. По нему ты в любой магической школе получил бы медальон и перстень. А потом герцогиня сказала о вашей первой встречи. Меня очень удивило скорость повышения твоих способностей к магии. Герцогиня посчитала тебя едва-едва приобщившимся к магии человеком. А при встрече со мною ты уже являешься артефактором-магом. Не лучшим, но и не таких выпускали из школ. Еще очень сильно меня заинтересовала возможность ускоряться. Людей с такими способностями мне еще не доводилось встречать.

— Уже не могу, — буркнул я. — Эта способность сейчас сильно сбоит — то действует, то нет. Еще и нарушением энергетического ядра обзавелся. Значит, все это время ты возился со мною из-за желания заполучить в свою организацию мага с интересными способностями и задатками?

— В целом так оно и есть, — согласился Маркас. — Но силком тебя тащить никто не стал бы. Просто обстоятельства сложились так, что пришлось приоткрыть кое-какие тайны тебе.

М-да, вот тебе и свобода и возможность развлечься в соседнем мире. Убегая из своего со всеми ограничениями и жесткими рамками, я едва не угодил в новый капкан. Эх, неужели во Вселенной нет такого места, где можно жить своей жизнью и не бояться, что своими поступками привлечешь внимание посторонних, завязнешь в их интригах…

— А барон тут при чем с этим артефактом? — спросил я, прояснив немного свое положение.

— Барон и еще несколько влиятельных дворян решили договориться со степняками и отщипнуть от империи кусочек земель, — с готовностью ответил маг. — Этот артефакт очень силен. Мало того, его почитает каждое ханство и пойдет за любым предводителем, который этот артефакт имеет. Настоящий владелец лоялен к империи и сдерживает некоторых своих агрессивных сородичей. Вот только он стар и не определился со следующим хранителем артефакта.

— Ну, у вас и куча скорпионов в одной банке, — присвистнул я. — Вот же угораздило попасть в эту кашу. И кому собираетесь отдать этот артефакт сейчас?

— Это не мне решать и не герцогине, — ушел от ответа Маркас. — Кстати, давай его сюда.

Маг на несколько секунд остановился, принимая у меня артефакт, завернутый в плотную ткань, и упрятал его в свою сумку. Потом тронул коня, продолжая движение.

— В общем, — стал дальше рассказывать спутник, — эти нетерпеливые ханы сумели договориться с некоторыми имперскими дворянами, что бы те помогли с захватом артефакта. Тем более, что и случай удачный подвернулся с этими празднованиями. Вот только никто не ожидал такого пыла от предателей, и мы едва не потеряли артефакт. С другой стороны, из этой ситуации можно и для себя извлечь пользу… но это уже пусть герцогиня решает, мы свою работу выполнили.

— А сейчас куда мы едем, ты можешь сказать, раз начал откровенный разговор? — полюбопытствовал я.

— В старый охотничий домик одного местного дворянчика. Он продал его нашему ордену, когда стал испытывать нужду в средствах, — пояснил маршрут Маркас. — Потом его выкупила служба охраны.

— А герцогиня будет нас там ожидать? — продолжал я допытываться до спутника. — Кстати, а как она об этом узнает?

— Пока вы собирались, я успел отправить посыльного с письмом к герцогине, — терпеливо пояснил мне маг. — Герцогиня будет нас ждать в домике, если доберется раньше. Или мы ее подождем…

— Хватит болтать, — прервала мага Кассандра, — лошади сильно устали — пора остановиться и дать отдых. Вон, уже и рассвело давно.

В самом деле, после слов девушки я обратил внимание на то, что видимость намного улучшилась, чем была в начале нашего пути. Светящиеся шары давно перестали быть единственным источников освещения — солнце уверенно конкурировало с ними, пронизывая своими первыми лучами лесные кроны.

— Быстро мы, — удивился маг, — даже и не заметил как добрались до развилки.

— Уже на месте? — спросил я. — Но говорил о дне пути.

— До развилки мы дошли, — пояснил маг, пуская своего мерина медленным шагом. — После нее еще несколько часов двигаться. Если ничего не случится, то еще до вечера будем на месте. А насчет отдыха… вот за тем бугорком будет хорошая полянка, на ней и дадим отдых лошадям.

— Самим тоже не мешало бы отдохнуть, — буркнул я. — От этого седла у меня мясо до самого позвоночника стерлось.

Названая поляна оказалась небольшим, свободным от деревьев и кустарников местом. Наша дорога проходила точно по ее середине, но я сумел заметить с краю, под деревьями темное пятно старого кострища. Получается, хоть дорога и полузаброшена, но иногда ею пользуются, не давая совсем зарасти. Может быть и коллеги Маркаса, когда собираются на своей конспиративной квартире — охотничьем домике.

— Уф, — проговорил маг, спрыгивая с лошади и разминая тело, — и в самом деле устал. Ладно, полчаса отдыха и снова в путь.

Весь уход за лошадьми упал на плечи девушки и мага, которые наскоро расседлали животных и привязали к ближайшим деревьям. Все это время я валялся пластом, чувствуя вину за такое поведение, но еще сильнее боясь пошевелиться. Минут через десять только мг принять новое положение и ощутил приток сил. Но помощь моим спутникам уже не требовалась — сами справились и теперь расположились рядом со мною. Мысленно попросив прощения, я по странному наитию достал свой охранно-тревожный амулет и просканировал окрестности.

— Маркас, — поинтересовался я, — а тут много народа в окрестностях находиться?

— Откуда? — прикусив стебелек травинки, удивился маг. — Тут даже браконьеры не часто бывают, опасаясь забираться в эти места. Королевские леса все же.

— А-а, — протянул я и потер лоб. Странно, маг сказал, что тут народа нет, но амулет указывает, что менее чем в трехстах метров от нас человек восемь со стольким же количеством крупных животных, направляются в нашу сторону. Хотя, указывает очень непонятно — объекты то пропадают, то вновь появляются. В то, что это барахлит мой амулет просто не верю, не китайская электроника. Наверное, я устал от скачки, иначе не стал бы так тормозить, как говорят мои соотечественники. Только через минуту я сообщил о своих наблюдениях магу.

— Что? — резко напрягся он. — Сколько и когда ты их заметил?

— Несколько минут назад, — тревога мага стала передаваться мне. — Всего восемь человек с лошадьми и идут к нам. Может какая-то группа от твоего охотничьего домика решила прогуляться?

— Что бы прогуляться, — вскочил на ноги Маркас, — не надо так далеко забираться. Другое дело, что это самая ближайшая и прямая тропа к нужному месту. Если наши противники смогли заметить меня и герцогиню, связать наше присутствие с исчезновением артефакта из особняка, то и просчитать дальнейший путь для них совсем не трудно.

— И что делать? — растерянно спросил я, вставая на ноги следом за магом.

— Уходить пока не поздно, — хмуро отозвался Маркас. — Кассандра, быстрее седлай лошадей… демоны, у нас совсем времени нет.

Закидывая на лошадь поочередно детали сбруи, я тихо матерился под нос. Сейчас я жалел о времени, потерянном на привал, очень жалел. Даже усталость и боль в мышцах ушли на задний план, словно давая телу лишний шанс все сделать как нужно. Вот только в такой нервной суете не смогло им воспользоваться — потник ложился криво и сползал, когда начинал раскладывать седло, подпруга не желала сходиться в нужных местах, словно лошадь за пятнадцать минут раздулась вдвое.

— Скоро ты? — прикрикнул на меня маг, успевший оседлать своего мерина. — Не успеваем же…

Успеть закончить нам не дали: на поляну выехали восемь всадником и разъехались полукругом, беря нас в обхват. Пятеро были воинами из наемников, что явно просматривалось в их выборе воинского снаряжения. Двое больше всего походили на магов, да и аура у них 'плыла', словно прикрываемая заклинанием маскировки. Сам я этого не видел, но вот мой амулет выдавал картинку в мысленном взоре (что-то вроде третьего глаза, для лучшего пояснения). Третий был рыцарем. Всадник с ног до головы был закован в сталь с роскошными украшениями из золота. Из всей компании он был наиболее значимо выглядевшим. Возможно это и был командир отряда.

— Господа, — нарушил воцарившееся молчание на поляне рыцарь, — наконец-то мы встретились. Господин Маркас, отдайте мне артефакт и можете быть свободны?

— Какой артефакт? — хмуро откликнулся маг, отходя от лошадей и активируя магическую защиту. — Кстати, господин Важек, не прячьте лицо под шлемом, я узнал вас по ауре.

— Вот как, — протянул говоривший, — а мне обещали, что наложенные чары смогут скрыть меня от глаз любого мага. В прочим, меня это мало беспокоит. Просто отдайте мне Копыто, что захватили в особняке у шаманов.

— Не могу? — развел руками Маркас, — просто не могу этого сделать.

— Отчего? — голос рыцаря заледенел, руки в латных перчатках сжали поводья, грозя перетереть кожаные ремни в труху.

— Есть на то основания, — протянул Маркас. Интересно, что он сейчас делает — тянет время? Но для чего, неужели есть возможность заполучить помощь?

— Послушай, маг, — немного успокоился рыцарь, — неужели ты считаешь, что сможешь выкрутиться из данной ситуации? Даже твоя шаенка не поможет. Кстати, прими мои похвалы: использовать одного из шаенов, чтобы разобраться с моими воинами и магом на приеме очень разумно. Я так и не смог понять, кто же на такое был способен, пока не увидел твою спутницу. И очень благодарен то звезде, что помогла захватить гонца с письмом герцогине. Немного помучился над расшифровкой, но только немного.

Вот оно. Оказывается, противник даже не пытался вычислить дорогу и точку передачи артефакта. Сыграла роль банальное везение… гадство, почему разным гадам всегда везет, а самим приходиться выкручиваться лично?

— А что с герцогиней? — напрягся маг. — Отвечай, барон…

— А ничего, — хохотнул его собеседник. — Я так спешил на встречу в вами, что оставил девчонку в покое. Ничего, я еще наведаюсь к ней, чтобы довершить начатое.

— Это ты к чему? — не понял Маркас последние слова Важека.

— А ты не знаешь? — в голосе барона проскочило удивление. — Хотя, я же старался не оставлять следов…

— Это ты убил отца герцогини! — подался вперед маг, стиснув кулаки. — Демоны, это же так очевидно, почему раньше не смог этого понять.

— А ты догадлив, — похвалил мага рыцарь. — Да, это моя заслуга, что старый герцог Крогснет Лий избавил мир от своего присутствия. Та же участь ждала и его дочь, но тут вмешался какой-то бродяга из магов или убийц, который освободил ее. Ну, а мне времени не хватило с ней разобраться, так как пора было переходить к финальной части плана. Эх, знал бы ты сколько трудов мне стоило заманить на территорию империи шаманов с их великим артефактом. А сейчас, после смерти шаманов и пропажи артефакта вся степь ополчится на империю. Все складывается просто отлично — пока ханы из тех, что мне неподконтрольны, будут резаться с имперскими легионами, я отхвачу себе часть земель. Кроме моих войск, меня поддержат войска Хана Корча, который хочет получить артефакт.

— И ты ему отдашь его так просто? — спросил Маркас. — Что-то не похоже…

— Посмотрим, — уклончиво откликнулся барон Важек. — Ты же не все знаешь про меня.

— Почему не все, — пожал плечами маг, — все. Знаю, что все те твари из Пустоши, что сейчас в империи появляются из телепортов, твоих рук дело. Добиваешься внутреннего разброда и паники перед войной со степью?

— Что-то вроде этого, — кивнул рыцарь. — Ладно, наш разговор стал затягиваться, а ведь мне еще надо встретиться с моими союзниками, поэтому не тяни время и отдавай артефакт.

— Обойдешься, — хмуро откликнулся Маркас.

— Я хотел как лучше, — словно извиняясь, проговорил Важек. — Опасался, что во время боя может пострадать артефакт, но если ты продолжаешь упорствовать, то…

Рыцарь замолчал и дал знак своим людям, которые до этого молча наблюдали за нами.

— Слушай, — спросил я одними губами у Маркаса, — какого ты с ним языком треплешь? Надо было сразу нападать и идти на рывок — хоть шанс был бы…

— Видишь у магом жезлы? — так же тихо ответил Маркас. — Это амулеты 'Гнев богов'. Чтобы отразить удар этого заклинания, придется все силы использовать и не о какой атаке речи быть не может. Придется тебе с Кассандрой разбираться с ними вдвоем. Кстати, как насчет твоих собственных амулетов, что таскаешь с собою, они смогут нам помочь?

— Наверное, — неуверенно ответил я, сам не слишком убежденный в качестве и силе собственных амулетов.

— Убить их, — донесся до меня голос барона, и почти в тот же миг по нашей троице ударили разноцветные струи энергии. Больше всего каждый луч из жезлов напоминал радугу с ее семицветьем. В метре от нас два луча затормозили и растеклись по невидимой сфере защитного покрывала Маркаса, тонкой радужной пленкой. Со стороны все это сильно напоминало мыльный пузырь огромных размеров, в середину которого мы и угодили. Вот только от мыльного пузыря последствий нет никаких, разве что он случайно угодит в глаз и заставит немного проморгаться.

Это же заклинание, получившее помпезное название, оказывает воздействие на атакуемый предмет всеми видами стихий и сил. Оттого и такое разноцветие… Использовалось всегда комбинированно — маг плюс амулет, заряженный этим заклинанием. Применять отдельно магом или через амулет не представлялось возможным из-за очень большого сплетения стихий, часть из которых была разнополярна между собою.

Скрипя зубами, Маркас стал сдавать позиции, позволив приблизиться опасной 'мыльной' стенке к нам на добрых сорок сантиметров.

— Не сдержу, — еле смог прошептать спутник, — слишком сильные маги.

— Держись, — попробовала успокоить его Кассандра, спокойно стоявшая рядом, — у тех тоже сил не очень много осталось, скоро должны прекратить атаку.

Посмотрев в сторону врагов я согласился с девушкой, видя, как лица вражеских чародеев побелели от напряжения, а руки, удерживающие жезлы, подрагивают. Очень скоро они должны деактивировать заклинание или перейти на прану, на что не всякий маг решиться из-за опасности погибнуть. Вот только существовала вероятность, что пока мы будем на это полагаться, наш собственный чародей сдастся первым, вон у него уже глаза под лоб полезли.

— Так, — скомандовал я, — теснее ко мне прижимаемся, будем полагаться на мой защитный амулет, тем более, что у него радиус защиты на полметра вокруг меня рассчитан. Должен справиться и охватить всех нас.

На мои слова только отреагировал шаенка. Маг же, впал в транс, пытаясь выдавить из себя остатки маны, как последнюю зубную пасту из тюбика. Пришлось встать спиной к спине Маркаса, а спереди ко мне прижалась девушка, обхватив руками через меня плечи Маркаса, прижимая всю нашу троицу. На ум полезли совсем не уместные мысли, подзадориваемые горячим телом шаенки.

После наших телодвижений защита Маркаса простояла несколько секунд. При ее падении раздался тихий хрустальный звук, напомнивший мне перезвон стеклянных подвесок на люстрах, которые можно встретить в магазинах моего мира, торгующих осветительными приборами. Радужная пелена в долю секунды зависла перед нами, почти касаясь затылка Кассандры. Амулет на груди стал подозрительно быстро разогреваться, тратя вложенную в него энергию с пугающей скоростью. Вражеская же стала стремительно утекать из заклинания в землю, обугливая последнюю до состояния черного и жирного на глаз пепла.

— Что это? — скосила глаза Кассандра вниз, указывая на мой амулет.

— Амулет защиты, — путаясь мыслями, проговорил я. — Он разогревается от воздействия вражеского заклинания. Чем сильнее последнее, тем больше идет нагрев.

— Мы не сгорим? А тебе самому не больно? — забеспокоилась девушка, стараясь не смотреть на черную полосу праха вокруг нас. Зато я думал совсем про другое. Оказывается, шаенка не одела под куртку свою привычную кольчугу или сняла ее на время привала, и сейчас ее крепкая грудь чувствительно упиралась в меня, напоминая, что я мужчина со всеми его слабостями и желаниями.

— Не должны, — помотал головою я, стараясь не делать резких движений. Радужная пленка перед нами стала терять прозрачность, скрывая от наших глаз врагов и наоборот. Пару раз она мигнула, заставляя расплываться яркие пятна по внешней стороне. Скорее всего, это была реакция на выстрелы из арбалетов, которые держали в руках воины барона. Что ж, весьма глупо с их стороны так как 'Гнев богов' не только уничтожал атакуемого, но и разрушал все прочие заклинание и смертоносные предметы (сиречь, оружие), которыми пытались добить попавшего под это заклятие.

Секунд шесть-семь продолжалась пытка ожиданием того, что амулет не сдюжит и нас развеет в пыль. Но тут помогло вмешательство Маркаса, который своими действиями сдержал первый, самый сильный удал вражеских магов. Теперь же на нашу долю пришлись их остаточные усилия.

Вот только эти последние секунды казались часами, да и золотой кругляш амулета на груди начинал довольно ощутимо припекать кожу. Момента, когда радужное поле вокруг нас пропало, я не заметил. Зато на это отреагировала шаенка, которая почти одновременно с этим событием отцепилась от меня, отпустив и Маркаса. Маг, до этого державшийся на ногах только благодаря девушке, кулем свалился на землю.

Грудь обожгло короткой серией вспышек тепла, почти незаметных на фоне предыдущего жара — баронские солдаты разрядили в очередной раз арбалеты, выбрав меня и девушку в качестве целей. На Маркаса, который не казался серьезным противником, они внимания не обратили, решив добить неподвижного врага чуть попозже.

Атаки эти не принесли пользы им, а вреда нам. Арбалетные болты, предназначенные мне, отразил активированный амулет, сохранивший энергии еще порядочно. Шаенка же отбила снаряды с ленивой легкости, практически на одних рефлексах. Дальше началась обычная рукопашная схватка, в которой шансов у противников не было. Нет, приведи с собою барон побольше воинов и не валяйся маги в отключке, истощенные примененным заклинанием, то нам пришлось бы туго. Но против шаенки с отличной школой воинских умений и меня, пусть и плохенького, но мага, они не устояли. Пока Кассандра закрутилась в смертельном танце живой плоти и острой стали с тремя солдатами, ко мне рванули оставшиеся двое — барон остался на месте, то ли контролируя обстановку, то ли зачем-то.

Держа краем глаза Важека, в рукаве у которого может оказаться туз, могущий повернуть исход схватки в пользу противников, я сдернул с руки амулет голема и бросил его под ноги, не забыв активировать. Секунду спустя на том месте образовалось небольшое углубление — сам же амулет исчез, буквально провалившись сквозь землю.

Наемники, так и не слезшие с лошадей, почти мгновенно ощутили на себе результат моих усилий по созданию магического существа. Рядом с первым из всадников, которой уже почти добрался до меня, возникла двухметровая фигура, смутно напоминающая человеческую. От удара голема и лошадь и человек закувыркались по поляне, сообщая видом изломанных тел, что оба живых существа к моменту остановки движения таковыми больше не являются.

Второй попытался ударить мечом, рубанув по голове голема. Но тяжелый клинок завяз в той субстанции, в которую превратилась земля и погубил своего хозяина, попытавшегося его освободить и запоздавшего с моментом, когда нужно было выпустить рукоять клинка. На этот раз лошадь уцелела, когда голем снес ударом кулака ее более невезучего наездника. Покончив с солдатом, голем осыпался горкой земли, чтобы вылезти на новом месте, сразу же за спинами тех солдат, что пытались достать мечами Кассандру. К этому времени, хоть схватка и длилась меньше минуты, один из врагов девушки был тяжело ранен. Зажимая правый бок левой рукой, между пальцами которой выплескивалась темная кровь, он почти не принимал участие в бою.

Раз — ударом кулаки из земли, спрессованной до бетонной прочности и укрепленной магией, голем убивает одного из солдат; два — один из клинков шаенки отводит в сторону меч второго противника, а второй пробивает его горло; три — один из магов, до этого валявшийся неподалеку от места сражения, приходит в себя и посылает слабенькую молнию в спину голема; четыре — простейшее заклинание, защиту от которых я вплетал в устройство голема, разрушает всю структуру. Магическое создание, над которым я проработал несколько дней, осыпается горкой сгоревшей земли. Сверху падают четки из кристаллов дарха. Все камни были потрескавшиеся и не несли ни грамма магии.

Проклятье, наверное, в мои расчеты закралась ошибка, и магические потоки при малейшем внешнем вмешательстве замкнулись между собою. Результатом этого замыкания стало полное разрушение голема. Вот что значит кустарное обучение и липовый диплом. Никакое самообучение не поможет мне работать с тонкими магическими материями. Еще первая неудача с усовершенствованным (читай — очень сложным, со множеством взаимозависящим заклинаниям-формулам) граммофоном должна была заставить меня задуматься. Но нет, я переделал записи ребят из моего мира и посчитал себя гением. Результат такого самомнения вон лежит. И дело было не только в дороговизне опыта, но и уязвленной самооценке.

От злости я сумел незаметно для себя ускориться и добежать до вражеских магов, лежавших неподалеку. На удар очередной молнии, 'съеденной' моим амулетом (наверное у мага просто сил не осталось на что-то более сильное и эффективное, ударь он другим заклинанием, то не факт, что мой амулет и выдержит, и так ослабленный предыдущей атакой 'гнева богов') я не обратил внимания, обнажив свои бебуты. После этого ударил в сердце каждого из противника, стараясь не обращать внимания, что убиваю почти (все-таки магией попробовал один меня достать, а не стал выделяться, то и жив остался…наверное) беззащитных людей. С другой стороны, они меня с моими спутниками точно не пожалели бы, значит и мне их жалеть нечего. Из ускоренного режима я вышел одновременно с последней атакой мага, который сейчас лежал в луже крови, постепенно увеличивающейся возле моих ног. Оглянувшись по сторонам, я успел увидеть, как Кассандра добивает своего последнего врага, раненого ею до этого… и барона, стоявшего возле Маркаса.

Важек ухватился за сумку, что висела на плече у нашего спутника, и пытался ее стянуть. Вот только тело мага, неподвижно лежавшего на земле, мешало это сделать, До меня донеслись тихие сквернословия барона, приглушенные его шлемом. Убедившись, что сумка не поддается его усилиям, он открыл ее и запустил внутрь руку. Латными перчатками елозить в вещах было неудобно, поэтому он потерял пару секунд на то, чтобы ухватить лошадиную фигурку и вытащить наружу. В этот момент очнулся Маркас. Увидев прямо рядом с собою ненавистного врага, державшего артефакт в своей руке, маг ухватился за него обоими руками, силясь вырвать предмет. В ответ на это барон выхватил длинное трехгранное шило рыцарского кинжала и ударил мага в грудь.

— Демоны, — вырвалось у меня при виде того, как грубоватая рукоятка мизеркордии торчит в теле Маркаса. Одновременно с этим к нему бросилась Кассандра. Не успела…

Прямо с колен, оставив оружие в ране, барон достал некий предмет со своего пояса и откинул его на пару метров в сторону. От сильной вспышки я зажмурился, а шаенка остановилась, прикрывшись клинками от непонятного заклинания. Когда смог проморгаться, то заметил, как барон исчезает в белом круге одноразового портала. Не сдержавшись, я метнул ему в спину самую сильную молнию, на которую был только способен. Не помогло. Барон Важек исчез с наших глаз, переместившись в неизвестное нам место. А результатом моего вмешательства стало лишь незначительное изменение белого цвета портала на слегка голубоватый и то, что портал не стремился свернуться после перемещения по нему человека.

— Что смотрите? — хриплый голос человека, для которого каждое слово дается с трудом, оторвал меня от лицезрения порталом.

— Маркас, — удивился я и не мог придумать ничего умнее, чем задать глупый вопрос, — ты живой? Подожди, я сейчас нож выну и перевяжу рану.

— Не надо, — остановил он меня, — я и сам о себе позабочусь, а ты догони барона и верни артефакт.

— Интересно, как? — спросил я, подозревая, что ответ мне может и не понравиться. Что и случилось.

— Через портал, — закашлялся маг, — через этот.

— Через портал!? — почти выкрикнул я. — Ты с ума сошел? Да с той стороны могут пара сотен бойцов стоять, ожидая барона с артефактом. Не просто так сунулся в него, тем более мел при себе амулет с одноразовым переходом в другое место.

— Слушай, глупец, — взъярился Маркас, — ты не знаешь даже элементарных понятий в магии переноса, а пытаешься спорить? Смотри лучше — цвет портала поменялся!

— И что? — пожал я плечами, стараясь искоса следить за девушкой. Кассандра увидев, что маг умирать не торопится, а живых врагов поблизости не наблюдается, вложила мечи в ножны и стала обходить мертвые тела. Возле каждого из мертвецов она останавливалась и тщательно осматривала вещи и одежду убитых нами противников. Пару раз поднимала клинки, осматривала, но с легкой грустью и сожалением на лице откладывала в сторону. Трофее собирает?

— А то, что изменившийся цвет портала сообщает о том, что конечная точка прибытия сдвинулась в результате твоего заклинания, — ответил мне Маркас, с трудом переводя дух. На губах запеклась кровь, сообщая о поврежденном легком. Надеюсь, он знает что делает, отказываясь от немедленного оказания медицинской помощи.

— И это должно меня убедить, что барон попал в место, где нет его сторонников? — нахмурился я. — Но точка перехода может сместиться и на десяток метров. Так какая для меня разница, если окажусь не в центре вражеского отряда, а в нескольких метрах?

— Может и такое быть, — согласился маг. — Вот только для десяти метров цвет уж очень сильно поменялся. В названом тобою случае, изменения и замечены простым взглядом не были бы.

— А еще может так быть, что портал приведет меня куда-нибудь в центр топей или в озеро какое, — продолжал упорствовать я, не собираясь бросаться без раздумий в пучину неизвестности. — А если окажусь в Пустоши, а?

— Ты же там уже был, — ответил маг, — чего бояться?

— Того, что не везде желал бы оказаться повторно, — отрезал я. — И еще того, что есть места где я и вовсе не был и не горю желанием появляться.

— Как хочешь, — устало прикрыл глаза Маркас, — здесь есть не только твоя кандидатура.

— Это ты о чем? — насторожился я, бросив взгляд на Кассандру, закончившую сбор добычи и направляющуюся к нам.

— Про нее, — указал глазами на девушку маг. — Контракт заключен с шаенкой и в него внесено несколько дополнительных соглашений. По ним она обязана не только нас защищать, но выполнять определенные поручения. Думается мне, что Кассандра, в отличие от тебя, спорить не будет и направится туда, куда ей прикажут.

— Ну, ты и гад, — протянул я. — Ладно, я согласен пройти через портал. Но смотри, если ты ошибаешься, то я даже с того света тебя достану.

— Это ты можешь сделать, — усмехнулся Маркас, — В своем праве будешь. Ладно, вот тебе кольцо, которое поможет в определенных случаях.

Маг морщась от боли, вытащил из кармана небольшое колечко с фигурным ободком вычурной гравировкой. В качестве дополнительного украшения на кольце располагался совсем крошечный рубин.

— И что мне с ним делать? — спросил я, получив кольцо на руки и не ощутив в нем ни грана магии. — Предлагаешь продать, но у кого? Оно стоит меньше, чем Кассандра собрала сейчас трофеями.

— Его следует предъявлять представителям власти, — терпеливо ответил Маркас. — Это кольцо сообщает, что ты состоишь на службе в имперском ордене охраны. Ни один из высоких чиновников не смеют тебе отказать или чинить препятствие. Но пользоваться им надо с осторожностью, чтобы не распустить слухов. Кое кто совсем не против заполучить такое колечко для своих нужд. Понятно, что рано или поздно он с ним провалится и будет казнен, но до этого момента может создать множество проблем.

Вот это да, только что я получил нечто вроде удостоверения сотрудника единственной и от того могущественной и влиятельной спецслужбы. Джеймс Бонд средневекового розлива с магией вместо пистолета.

— Ты долго еще сможешь удержать портал? — влезла в наш разговор Кассандра, пока я витал в облаках.

— Пару минут, — отозвался маг. — И так очень сильно устал и выложился во время защиты от магов.

— Так ты все время нашего разговора удерживаешь портал? — ошарашено воскликнул я. Только сейчас до меня дошло, почему портал продолжает светиться, вместо того, чтобы исчезнуть сразу же за спиною барона Важека.

— Так что быстрее проходите и отправляйтесь по следам барона, — не обратил внимания на мои слова маг. — Артефакт надо вернуть обязательно, иначе война со степью неминуема, а это для империи в данный момент неприемлемо. Все, ступайте.

Честно признаться, но к порталу я подходил с некоторой опаской. Кто знает чем обернется переход через неустойчивое заклинание? Раз один раз дало сбой, может и во второй раз повторить нечто подобное. А потом, барона могло и разорвать на части на выходе! Все эти мысли и еще десятки других, но схожих по своему составу, пронеслись в голове за несколько секунд, пока я собирался с духом для решающего движения. Рядом стояла Кассандра, терпеливо дожидающаяся меня. Не вытерпев, а может решив подать пример, так как время уходило с чудовищной скоростью, шаенка обошла меня и шагнула первой.

— Стой! — выкрикнул я, но ухватить девушку испугался, так как она уже стала исчезать в голубоватом ореоле портала.

— Гадство, ну что за непруха, — выкрикнул я и сделал шаг вперед. — А-а-а!


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21