КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420729 томов
Объем библиотеки - 569 Гб.
Всего авторов - 200761
Пользователей - 95581

Впечатления

кирилл789 про Альшанская: Академия Драконоборцев (Любовная фантастика)

вот тебя вызывает с лекции декан. и первое, что ты думаешь: "закрыла же сессию". ладно, о том, что сессию "не закрыть" для тебя норма, писать подробно не буду. не для альшанских это из свиного ряда.
но. если ты сессию не сдала, почему учишься???
следующий вариант: декан вызывает из-за несдающегося 3 месяца реферата. КАКОГО РЕФЕРАТА??? сессия же прошла! и какое дело декану до какого-то там реферата по какому-то там предмету какого-то преподавателя? это - НЕ ДЕКАНСКАЯ головная боль. а если ты, дура, должна была реферат, но не сдала, тебя бы и до сдачи не допустили, по предмету - точно!
я пролистнул и увидел: в универе учится ггня.
а вот альшанская даже в пту не училась.
ДЕКАН МОЖЕТ ВЫЗВАТЬ СТУДЕНТКУ ТОЛЬКО ЕСЛИ ОНА ДЕКАНАТ ВЗОРВАЛА!!!
даже несданная сессия не колышет в деканате никого. колышет только студента.
это - школьное писево для школьниц.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Альшанская: Ключи от бесконечности (Любовная фантастика)

я прочитал первый абзац.
1. проснувшись утром искать ОДИН тапочек? ггня - одноногая?
2. у тебя не маленький котёнок, у тебя взрослая кошка, которая ссыт и срёт в тапок??? в твой домашний тапок? не в лоток? во-первых, от тебя - воняет. воняет невозможно. так, что стоять рядом невозможно. кошачьи отходы потому кошки и закапывают, что они вонючие. и, пропитывают ВСЕ вещи запахом. а, во-вторых, дура, чем таким ты была занята, что не приучила котёнка к лотку? и где ты его взяла? если читая "отдам в добрые руки", видищь: там хозяева УЖЕ котят приучили.
3. ты идёшь на кухню "заварить" (?) кофе и проливаешь на себя ЗАВАРКУ! "заварку" от кофе???
4. а в ванной у тебя кончилась зубная паста. возьми ножницы, дура, разрежь тюбик, там на стенках такой дуре, как ты, шибко занятой, ещё дня на три наскребётся.
5. а если у тебя отключили горячую воду, дура, то вернись на кухню, плесни в кружку из чайника кипятка, разбавь холодной из-под крана и почисть зубы, наконец, кретинка! там ещё таким же образом можно и умыться. про то, что желательно ещё и между ног подмыть, чтобы на работе не вонять - молчу. тебе не поможет, кошачий дух там всё равно всё перебьёт.
6. чёрную кофту, приготовленную на работу, обваляла в рыжей шерсти та же срущая по углам кошка. она у тебя валялась, что ли, кофта-то? не на плечиках висела? тогда, что значит "приготовила на работу"? вынула из шкафа и на пол (кресло, диван, под стол) швырнула?
7. если ты - дура, и, зная о московских многочасовых пробках не выехала на работу заранее, а в пробке застряла, то первое, что делает вот так опаздывающий москвич: паркует тачку и идёт в метро. но ты - дура, хоть и позиционируешь себя "москвичка". хреничка ты.
8. теперь надо следить за руками. абзац начинается: "просыпаюсь утром". потом чистит зубы, едет на работу через 3 часа пробок, приезжает на работу, её вызывает начальник и тут же отправляет "посреди ночи следить за каким-то недостроенным зданием на окраине города". утро, три часа пробок, час - умываться, и - УЖЕ посреди ночи???
длина дня - 2 часа? а как же ТК? что значит: приехать утром на работу, отработать смену, и - в ночь???
9. а поехала она следить за домом, где по заявлению АНОНИМА вроде бы должна состояться продажа наркотиков. ебанут... альшанская. заявления ОТ АНОНИМОВ НЕ РАССМАТРИВАЮТСЯ. ПО ЗАКОНУ!!! это - раз. если там крупная партия продажи наркоты (заявил аноним), то ЧТО ТАМ СДЕЛАЕТ ОД-НА БА-БА в обосранной кошкой обуви??? это - два. что она там сделает, отработав день, вечер и В ЧАС НОЧИ сидя в машине где-то на окраине? заснёт?
дальше первого абзаца не пошёл, афтарша - примитивная амёба. я не люблю, когда стучат из-под плинтуса.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Шварц: Хиллсайдский душитель (Юриспруденция)

Уберите кто-нибудь, пожалуйста, жанр" детская образовательная литература", а то как-то стрёмно смотрится, когда речь о жестоком маньяке

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Дэвис: Потерять Кайлера (Современные любовные романы)

хорошо, что заблокировано, просто отлично!
дочитал до первых трёх звёздочек, что там "мыслю" афторши от "мысли" отделяет: ну что, истеричка-героиня, сидящая на крутых седативных.
с очень-очень плохой наследственностью, раз её мамаша переспала с собственным родным братцем и, забеременев, не сделала аборт, а родила вот это - ггню с наследственными психическими заболеваниями.
автобиографичная вещь, видимо. раз такие подробности.
надеюсь читатели - умницы, и испражнения очередной со съехавшей крышей за откровения настоящей американской жизни, не примут.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Коняева: Все не как у людей (СИ) (Современные любовные романы)

прочитал одну первую и бесконечную главу. пишем о настоящем, прыжок - уже о прошлом. потом опять что-то в настоящем времени, прыжок - о прошлом! о настоящем, о прошлом, о настоящем, о прошлом. тётя-афтар, издеваемся, да?
на первой главе "шедевр" читать и закончил, нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Коняева: Уровень ненависти: Сосед (СИ) (Современные любовные романы)

ладно, перепутать геморрой с гайморитом - это точно "юмор" афторши, зажопинские - они все такие. они там, услышав "гольфстрим", ржут как подорванные. ну, что "гольф", что "вафля" - для таких всё едино.
но вот я читаю, как меньше чем за день соседки провернули поиск в соцсетях, где сосед не зарегистрирован, и нашли даже не его, его бывшую жену! а потом ещё и, прогулявшись около дома, увидели две новых машины и пробили (не бесплатно) их номера, установив какая соседу принадлежит. за полдня!
фантазм, точнее бред, что целый подъезд нового дома заселён одинокими голодными, но обеспеченными бабами - это бред и есть. афтарша иринья (хоспадя, что за имечко?!), обеспеченные бабы НИКОГДА голодными НЕ БЫВАЮТ! потому что у них есть деньги, есть интернет, и есть услуги. именно для таких нужд.
целый подъезд одиноких баб, без секса - это как раз уровень зажопинска. где мужики спились и умерли, а склочные, тупые кошёлки остались. в ряду таких же тупых одиноких склочниц из других подъездов.
потратить просто так полдня на сидение в соцсетях, чтобы узнать что-то о соседе? ты - обеспечена! на тебя уже должны работать люди, которые это сделают за зарплату, которую ты им платишь.самой тратить время?
дальше. своей службы у тебя, кошёлки, нет. но! никакое - "пробила по номеру машины за деньги" за полдня не бывает. ты связываешься с человеком, договариваешься, перечисляешь ему деньги, он берёт время, потому что: либо запрашивает "своих" мусоров, либо - копается в базе. это - ДВА-ТРИ ДНЯ, не меньше.
и потом, вот выйдя из подъезда, многие с ходу могут определить: какие из машин, стоящие вокруг дома, принадлежат именно соседям по подъезду? да даже если ты - дура и фиксировала, но - помнить на память???
лечиться надо, дэвушка коняева: то ли - ирина, то ли - иринья.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Коняева: Побег из Города Теней (СИ) (Фэнтези)

если ты владелица огромного состояния, несмотря на возраст, а точнее благодаря ему: ты идёшь с вечеринки из клуба в пять утра на общественный транспорт????????????????? ммать! коняева ирина или иринья (хрен поймёшь вас дур, как вы там перманентно имена меняете), ЧТО ЗА БРЕД???
какой общественный транспорт, какое - такси??? тебе УЖЕ 19 лет! ГДЕ ТВОЯ МАШИНА??? нет собственной? ГДЕ персональная с шофёром и рядом - пара машин с бодигардами???
ты это кому тут такие хреньки мочишь, афторша???
госспадя, как от вас устаёшь от дур, кто бы знал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Один дома III: Пульт дистанционного управления (fb2)

- Один дома III: Пульт дистанционного управления (а.с. Один дома-3) (и.с. Бестселлеры Голливуда-30) 297 Кб, 90с. (скачать fb2) - Джон Томпсон

Настройки текста:



Один дома III: Пульт дистанционного управления

ПРОЛОГ

Если спросить: «У вас есть дома телевизор?», то большинство жителей Соединенных Штатов ответит: «Что за вопрос, конечно же, есть!». А раз так, то каждый знает, что такое пульт дистанционного управления.

Это очень удобная штука. Маленький, с небольшими кнопочками и переключателями, пульт дистанционного управления удобно располагается в вашей руке. Имея такой пульт, вы чувствуете себя настоящим повелителем современной радиотехники.

С его помощью вы будете избавлены от «тяжелого» перехода с мягкого дивана к переключателю программ вашего телевизора или к переключателю громкости стереокомплекса. Это особенно удобно, если вы перед этим плотно поужинали горячей пиццей и запили ее ледяной кока-колой.

Впервые Кевин увидел пульт дистанционного управления к телевизорам, когда со своими родителями пришел в гости к Самуэльсонам, друзьям отца по работе. Тогда ему было чуть больше семи лет. Сын Самуэльсонов Грегор, ровесник Кевина, с важным видом восседал на большом кресле из черной натуральной кожи и тыкал пальцем в маленькую пластмассовую коробочку, переключая каналы телевизора.

— Дай и мне попробовать, — попросил его Кевин, когда взрослые оставили их вдвоем, а сами ушли слушать музыку и танцевать в соседнюю комнату.

— Еще чего, поломаешь, — набычился маленький Самуэльсон.

— Ну, пожалуйста, — захныкал Кевин, — вот увидишь, я не поломаю.

— Ладно, держи, только ненадолго, — оттаял Грегор.

Схватив вожделенный пульт, Кевин стал переключать телевизионные каналы «Панасоника», выключать и включать аппарат, изменять громкость звука, цвета, яркость. Это было так здорово! Никогда он еще не получал такого удовлетворения от общения с техникой.

Грегор еще долго не мог оторвать Кевина от этого увлекательного занятия.

— О, да у нас новый телеведущий, — воскликнул Самуэльсон-старший, когда взрослые вернулись.

Кевин смущенно потупился и протянул пластмассовую коробочку Грегору. Когда вечеринка закончилась и Маккальстеры сели в свой «форд», отец спросил его:

— Ты, наверное, хочешь, чтобы и у нас в доме телевизор работал с дистанционным управлением?

— Очень хочу.

— Хорошо, завтра я куплю такой пульт.

Кевин с благодарностью посмотрел на отца. И подумал:

«Как хорошо иметь родителей, которые тебя понимают. Я так люблю папу и маму. Они всегда заботятся обо мне, прислушиваются к моему мнению, делают замечательные покупки. И я счастлив, что у меня такие прекрасные родители!».

* * *

Назавтра отец принес из магазина новенький пульт дистанционного управления и торжественно вручил его Кевину.

— Держи, — сказал отец, — только смотри, не очень увлекайся телевизором. Большинство программ рассчитано на тех, кто не любит утруждать свою голову чем-то более серьезным, чем телевизионная жвачка.

Спустя примерно час из магазинной службы сервисного обслуживания покупателей приехали двое веселых молодых парней, которые, покопавшись в электронных внутренностях телевизора Маккальстеров, вмонтировали в него приемник радиосигналов, поступающих с дистанционного управления.

Парни оказались разговорчивыми и объяснили Кевину, который крутился около них, принцип действия пульта дистанционного управления. Похлопав на прощание мальчика по плечу, парни ушли, а Кевин, запершись в своей комнате, по горячим следам записал услышанное в тетрадь и зарисовал радиоэлектронную схему на лист плотного картона, который повесил потом у себя над кроватью.

Баз, который тоже находился рядом с ними в гостинной комнате, загадочно ухмыльнулся.

— А вот и наш новый Ньютон! — ехидно улыбаясь, «представил» он Кевина на традиционном семейном ужине, который собирал всех членов многочисленной семьи Маккальстеров.

— Какой такой Ньютон? — не понял Фулер, младший братишка Кевина.

— А это мы скоро посмотрим, — съязвил Баз.

Кевин покраснел и уткнулся в свою тарелку.

* * *

Однако Кевин не только не стал чаще смотреть телепередачи, но постепенно начал включать телевизор только тогда, когда там шли специальные программы по различным видам электронного конструирования. Особенно ему нравилась передача, которая называлась «Дистанционное управление — ваш друг». В ней популярно рассказывалось о том, как с помощью дистанционного управления люди управляют самолетами, вертолетами, автоматическими замками дверей в своих лимузинах, овощерезками, пылесосами и многим, многим другим.

Посмотрев на все эти чудеса, Кевин решил на деле воплотить современные достижения человека в своей повседневной жизни. Конечно же, у него не было ни лимузина, ни вертолета, но у него было много игрушек, которые двигались, стреляли, летали благодаря маленьким аккумуляторным батареям.

Когда отец давал Кевину деньги, он шел в магазин и подбирал к ним соответствующий радиоэлектронный пульт дистанционного управления. Затем вставлял в выбранную игрушку несколько радиодеталей и микросхем. После чего оживал танк, стреляющий резиновыми снарядами, механический клоун или вертолет.

Игрушки, двигающиеся с помощью радиоуправления, внушали ему странное чувство. Это был не страх, не трепет, не почтение, хотя, когда Кевин думал о нем, об этом чувстве, то он всегда произносил именно эти слова: страх, трепет, почтение.

Но эти слова не удовлетворяли его, и тогда Кевин вспоминал еще одно слово — тайна. И тайну он имел в виду не всякую, а именно ту тайну, которая представлялась ему, когда речь заходила о старинных кладах, о волшебной лампе Аладдина и магических превращениях графа Калиостро. Эта тайна страшнее других, страшнее даже тех, которые сопряжены с убийством или внезапной смертью.

Фантазиям Кевина не было предела, и вскоре в его комнате скопилось с десяток игрушек, которые двигались по его желанию, управляемые на расстоянии с помощью пульта дистанционного управления. Родители были немало удивлены увлечением своего сына, но ничего не имели против.

— Это все-таки лучше, чем бесцельное шатание по улицам или сидение у телевизора, — говорила мама, когда он демонстрировал им какую-нибудь новую радиоуправляемую модель.

Со стороны своего старшего брата База мальчик частенько слышал упреки в том, что Кевин занимается ерундой вместо того, чтобы учить уроки. Сестра Сьюзен и братья Майкл и Фулер ничего не понимали в радиоэлектронике, поэтому они предпочитали не вмешиваться в дела своего брата. И Кевина это вполне устраивало.

Он закрывался в своей комнате, оставаясь наедине с любимыми игрушками. Кевин мог возиться с ними целый день, оживляя их и доводя до совершенства и зачастую отдавая им предпочтение перед своими братьями и сестрой, занятыми личными делами.

* * *

После того, как у Кевина произошли неприятности с бандитами Гарри Томсоном и Марвином по прозвищу Синий глаз сначала в коттедже Маккальстеров в городе Чикаго на Линкольн-стрит, а потом в Нью-Йорке, когда в этом городе-монстре Кевин опять повстречал этих же жуликов, родители, опасаясь за жизнь своих детей, решили переехать из Чикаго на юг страны, в небольшой городок Семпшир.

Хотя Гарри и Марвина посадили за решетку за ограбление и попытку убийства на долгие двадцать лет, супругам Маккальстер казалось, что их дети все еще в опасности.

Кевину ужасно не хотелось покидать насиженное место и своих старых приятелей по школе, но его отец Питер твердо решил переехать в Семпшир.

На новом месте Кевин стал учиться в привилегированной частной школе, за обучение в которой из зарплаты его отца высчитывали солидную часть денег.

Само здание школы было выстроено в начале века из красного кирпича и имело основательный вид, не терпящий никаких архитектурных изысков. Школа имела три этажа и треугольную крышу, покрытую коричневой черепицей. Вокруг здания росли старые липы.

Учеба в школе давалась Кевину без особых проблем, единственный предмет, с которым у Кевина были нелады — физкультура. В школе его прозвали Маэстро. Почему к нему приклеилась именно эта кличка, было непонятно.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Этот день ничем не отличался от других, таких же по-весеннему теплых и солнечных дней на юге. В школу Кевин ездил на велосипеде, как и большинство его сверстников, которые достигли двенадцатилетнего возраста. Эти поездки нравились мальчику, так как позволяли по дороге любоваться яркой природой Семпшира.

Неторопливо крутя педали, Кевин видел на обочине дороги воробьев, которые, открывая серые, как у мышей, спинки, зарывались в лунки из песка и млели на солнце. А потом, обеспокоенные чем-то непонятным, внезапно вскакивали и ожесточенно набрасывались друг на друга. Изрядно потрепавшись, они точно так же, без видимой причины, вдруг прекращали свирепый бой и враскачку возвращались к своим лункам.

На голых еще ветках акации чернели скворцы. Жизнь начиналась снова. Она ложилась пластами теплого воздуха на землю, она всходила шершавой молодой зеленой травкой, она разбухала почками, тяжелыми и клейкими, как сырой каучук.

Каждый день, отправляясь в свою новую школу, Кевин упорно ждал необычного. Необычное могло быть чем угодно — пожаром в школе, болезнью учителя или похоронами директора, взрывом бомбы в подвале или еще чем-нибудь таким, что освободило бы его от долгого сидения за партой и возвратило бы к любимым радиоуправляемым игрушкам.

Однако сегодня опять никакого чуда не произошло, и Кевин, припарковав свой недорогой «Роуд Мастер», со вздохом стал подниматься по центральной лестнице школы.

* * *

За учебой и работой в школьной мастерской день для Кевина промелькнул незаметно.

В три часа дня с ранцем за плечами он вышел из школы в приподнятом настроении. Маэстро получил сегодня зачет по одному из самых сложных предметов — химии. Положительная оценка льстила его самолюбию, ведь почти половина класса срезалась и будет вынуждена вместо вечернего боевика по 16-му каналу зубрить таблицу Менделеева.

Обгоняя Маэстро, пробежали ученики младших классов к своим скейтбордам, за ними неторопливо и гордо прошли старшеклассницы, громко разговаривая между собой о победах на любовном фронте.

Кевин уже сел на свой «Роуд Мастер», когда его окликнул подъехавший на великолепном спортивном велосипеде Джамал.

— Привет, Маэстро!

— Привет, Джамал!

— Рад тебя видеть.

— Я тоже.

Джамал, один из немногочисленных друзей Кевина, был негром с густой шапкой вьющихся черных волос и большими круглыми глазами. Одет он был в черные джинсы и яркий разноцветный шерстяной свитер, на ногах у него были белые кроссовки «рибок».

Джамал учился в одном классе с Кевином и слыл среди девчонок красавчиком, чем вызывал большое неудовольствие у парней из старших классов.

— Как дела? — спросил он у Кевина.

Но Маэстро не успел ответить, потому что из дверей школы вышла Джудит и тоже поприветствовала Кевина:

— Привет, Кевин!

— О, Джуди, здравствуй! — вместо Маэстро воскликнул Джамал.

Джудит, высокая симпатичная девочка с длинными светлыми волосами и тонкой талией, уже вела к ним свой небольшой дамский велосипед с багажником впереди. Она не обратила внимания на приветствие Джамала, потому что он был к ней неравнодушен и порядком надоел Джудит.

— Привет, Джуди! — поздоровался Кевин, когда она вплотную приблизилась к друзьям.

— Ты заедешь за мной? — спросила она у Маэстро.

— Да. После обеда.

— О’кей, — и Джудит, улыбнувшись, поспешила за ожидающими ее подругами.

— Пока, Джуди, увидимся! — крикнул ей вдогонку Джамал и, повернувшись к Кевину, произнес: — Ничего себе! Ты ее подцепил, Маэстро?

Кевин ничего не ответил, а лишь задумчиво посмотрел вслед уезжающей девочке.

— О-о-о, я чувствую какие-то вибрации в воздухе, — продолжал Джамал.

— Я и Джуди? Да мы с ней просто друзья.

— Ладно, знаем мы таких друзей. Поехали.

— Поехали.

Друзья выехали со школьного двора и на большой скорости понеслись по небольшим улочкам Семпшира. Вскоре Кевин стал отставать.

— Эй, Джамал, — позвал он друга, тяжело дыша, — нельзя ли потише?

— Ну хорошо, дружище, — согласился Джамал, когда Кевин его догнал. — Но тебе не кажется, что дополнительные занятия по физкультуре не помешали бы Маэстро?

Кевин ничего не ответил.

Когда ребята въехали в узкий переулок, ведущий к дому Джамала, они увидели, что их ждет компания из пяти подростков. Во главе этой компании был четырнадцатилетний Дэн, по прозвищу Качок, старшеклассник из школы, в которой учились Джамал и Кевин. Качок почему-то с первого дня их знакомства невзлюбил Кевина.

Дэн был высоким, крепким, широкоплечим парнем. Лицо круглое, румяное, уши оттопыренные. Шея у него была короткая, и ее почти совсем не было видно. Короткие крепкие руки он специально «накачал» в местном спортзале тяжелой атлетики. Ноги у Дэна были тоже крепкими, и при желании он мог пользоваться ими в драке с противником. Дэн всегда ходил в джинсовых костюмах и высоких кроссовках. Летом, когда уже было совсем жарко, он надевал вместо джинсовой куртки майки с изображением Сильвестра Сталлоне, Жан-Клод Ван Дамма или Арнольда Шварценеггера.

«Это для устрашения возможного противника», — любил повторять Дэн.

Кевин и Джамал от неожиданности остановились. Компания уже увидела их, и Дэн снисходительно улыбнулся.

— Эй, Маккальстер, — позвал Кевина Качок, — мне необходимо с тобой поговорить.

Дэн сложил руки крест-накрест и играл своими бицепсами так, чтобы они хорошо были видны под майкой из-под накинутой на плечи джинсовки.

Друзья переглянулись между собой.

— Что будем делать? — спросил Кевин у Джамала.

— За мной, Кевин! — громко заорал тот и, вскочив на велосипед, рванул в самую гущу подростков.

— Джамал, ты что делаешь? — закричал было Кевин, но тот его уже не слышал.

Крутя педали изо всех сил, Джамал набрал приличную скорость. Видя, что недруги замешкались, но отступать не собираются, а только плотнее сгрудились посередине улицы, Джамал стал вилять рулем, и его велосипед начал двигаться зигзагообразно. Компания Дэна не выдержала такой психологической атаки, и подростки бросились врассыпную, сопровождаемые громкими воплями негра:

— За мной, Кевин! А-а-а-а-а-а! За мной! А-а-а!

Маэстро ничего не оставалось делать, как последовать вслед за Джамалом. Едва друзья удалились на безопасное расстояние, как ребята Дэна бросились за ними, громко стуча по мостовой коваными ботинками. Немногочисленные прохожие с любопытством наблюдали за происходящим, но вмешиваться боялись.

— Ах, так?! — закричал вдогонку убегающим Качок и погрозил кулаком. — Ну-ка, вернись, трус! Вернись, Кевин, не то хуже будет!

Но Джамал с Маэстро были уже далеко. Они, не переставая, изо всех сил крутили педали своих велосипедов.

— И фантастический проход неотразимого Джамала, — громко нахваливал себя негр, когда поравнялся с Маэстро. — Он показал этим варварам, на что способен. Здорово мы их напугали?

— Ты что, с ума сошел, Джамал? — вместо ответа спросил его Кевин. — Он же мог тебя спокойно сбить.

— Не дрейфь, старина, это был отличный синтез физики и психологии: ведь я на высокой скорости приближался к нему, поэтому ему было гораздо больнее, чем мне. И, тем более, мой крик деморализовал соперника.

— Похоже, ты прав, Джамал.

Лицо негра расплылось в улыбке от этой неожиданной похвалы.

Тут друзья подъехали к перекрестку, у которого находился дом Джамала, Кевину предстояло ехать дальше. Ребята остановились возле высокого каменного парапета. Джамал нехотя посмотрел в сторону своего дома.

— Ну, мне пора, старик, — со вздохом произнес негр.

— Увидимся, Джамал, — сказал Кевин, уезжая.

«Хороший парень этот Джамал, — думал про себя Кевин, крутя педали. — Такой друг не подведет. Это здорово, что я все-таки не один. Наверное, так и построена наша жизнь, чтобы у каждого человека были друзья, на которых он смог бы положиться в трудную минуту… А без друзей было бы трудно и скучно прожить всю жизнь…».

* * *

Подъезжая к дому, мальчик увидел отца, который нес чемоданы к большому желтому такси.

«Если отец вызвал кеб, — подумал Кевин, — значит, он опять уезжает в командировку».

Это событие расстроило Кевина, потому что он любил, когда вся семья была в сборе.

Из такси вышел крепкого телосложения водитель. Он был так огромен, что напоминал медведя.

— Хэллоу, сэр, — обратился он к Маккальстеру-старшему, — я вам сейчас помогу.

С этими словами он подхватил оба чемодана отца и потащил их к багажнику.

— Спасибо, дружище, — поблагодарил водителя Питер.

Он был рад, что тяжелая ноша наконец будет уложена в багажник и ему останется только сесть в автомобиль.

— Кевин, я очень рад, что ты вовремя приехал и я смогу с тобой попрощаться, — сказал отец мальчику. — Я уезжаю дня на три-четыре. Сам не знаю пока точно, на сколько.

— Счастливо, папа!

— Да-да, — ответил отец, садясь на заднее сидение.

Водитель хлопнул крышкой багажника и сел за руль такси. Он повернул ключ зажигания, и мотор огромного кеба взревел двумя сотнями лошадиных сил.

— Едем, сэр? — спросил таксист.

— Подождите, пожалуйста, одну минутку.

— Хорошо, сэр, но ваш самолет взлетит ровно через час и мы должны будем поторопиться.

— Я заплачу штраф за превышение скорости, если нас остановит полиция. Идет? — спросил Маккальстер-старший у таксиста.

— О, вы понимающий клиент! — раздался удовлетворенный голос кебби и, подумав, он добавил: — Побольше бы таких пассажиров.

Отец опустил заднее стекло и подозвал махавшего ему рукой Кевина.

— Сынок, ты передай маме, что я уехал в командировку, а то я ей не дозвонился сегодня на работу. Пусть она не волнуется, я сразу же позвоню ей из Чикаго. А когда я приеду, мы всей семьей выберемся на уикенд куда-нибудь подальше, например, в горы.

— Это было бы замечательно, папа, — ответил повеселевший от такого поворота дел Кевин. — Я еще никогда не видел гор.

— И еще, береги маму и не ссорься, пожалуйста, с Базом, о’кей?

— Ну… ну, Баз сам первый всегда лезет, — протянул Кевин.

— Всегда, да не всегда, уж я-то знаю. Ну ладно, мне действительно надо поторопиться. До свидания, сынок.

— До свидания, папа.

— Поехали, водитель.

Кеб с такой скоростью рванул с места, что Кевину показалось, что таксист хочет нарушить все правила дорожного движения, которые только существуют на этой земле.

«Ладно, пойду домой и постараюсь не ссориться с этой грязной задницей Базом», — подумал мальчик, направляясь к дому.

* * *

Свой новый дом Маккальстеры купили сравнительно дешево у эмигрантов, уезжавших жить в Европу. Они продали его в рассрочку на пять лет.

Керри и Питеру приходилось вкалывать с утра до вечера, чтобы хоть как-то рассчитаться с долгами. Но денег все равно было негусто, однако и в бедности Маккальстеры не жили, потому что местный муниципалитет неплохо помогал многодетным семьям.

Коттедж располагался в живописном месте. Вокруг росли старые липы и каштаны. А в глубине небольшого садового участка протекал ручей с чистой водой. Вода в ручье была всегда ледяной, даже когда на улице стоял нестерпимый летний зной.

«Вода в ручье холодная, потому что он берет свое начало из-под земли, — так объяснил это Кевину отец. — Раньше из ручья пили люди».

Их дом имел два этажа, и в нем было множество просторных комнат. И хотя семья Маккальстеров насчитывала семь человек, родители позаботились, чтобы у каждого ребенка было по отдельной комнате.

Коттедж был выкрашен в белый цвет, а крыша покрыта отличной красной черепицей. К главному входу в дом вела широкая каменная лестница, сделанная из цельных огромных камней-валунов.

* * *

Вздохнув и еще раз посмотрев вслед уезжающему отцу, Кевин поплелся домой. По пути он забрал из почтового ящика почту: несколько газет и бесплатный рекламный журнал. Открыв дверь ключом, он понял, что дома никого нет. Братья и сестра еще не пришли из школы.

«Опять я один, — подумал мальчик, — что ж, один, так один. Зато со мной всегда мои неутомимые электронные помощники. А теперь пойду-ка я пообщаюсь хотя бы с автоответчиком».

Мальчик щелкнул переключателем телефона, и из динамика послышался голос матери:

«Привет, дорогой! Я приду с работы поздно, мне нужно закончить мою рекламную компанию. Ну, вернусь, я думаю, часам к семи. Еда в холодильнике, разогреете ее в микроволновой печи. Ладно, целую. Пока».

Лицо Кевина вытянулось от обиды.

— Ну вот, еще и мать придет поздно, — сказал он сам себе.

Затем он, забрав все газеты и журналы, двинулся к себе на второй этаж. Однако передумав, швырнул рекламный журнал на диван.

— Обойдемся без вашей вонючей рекламы! — пробурчал он себе под нос. — Пусть ее лучше почитает мой братец.

Комнатка Маэстро на втором этаже была небольшой по размерам, но очень уютной. В ней стояли кровать Кевина, небольшой письменный столик, шкаф для одежды и шкаф для электронных игрушек и пультов дистанционного управления, батарейками, проводами и прочим. На полу лежал большой персидский ковер, очень пестрый и пушистый.

Открыв шкаф с игрушками, Кевин обнаружил на его дверце записку от База, приколотую красными кнопками. Она гласила следующее:

«Эй, Кев, утри свой сопливый нос!».

Для большей наглядности внизу был рисунок, изображающий грязный нос Кевина, который следовало утереть.

— О-о, какое все-таки дерьмо, этот мой братец! — в сердцах воскликнул Маэстро. — Ну, погоди! Я разберусь сегодня вечером с тобой!

Не снимая куртки, Кевин взял со стола маленький пульт дистанционного управления и нажал кнопку. Откуда-то сверху послышалась залихватская гортанная песня, и по протянутой из одного угла комнаты в другой веревке стал спускаться большой механический клоун, держащий в одной руке пакетик с чипсами, а другой рукой он размахивал, приветствуя своего создателя. Механическая игрушка весело горланила песню, на резиновом лице расплылась широчайшая, поистине американская улыбка. Спустившись к Кевину, клоун протянул ему чипсы.

— Спасибо, Гюнтер. Один ты меня понимаешь. Может быть, на этот уикенд я возьму тебя в горы. Да, это было бы здорово! — сказал Маэстро игрушке. И, сосредоточенно о чем-то подумав, добавил: — Я думаю, что хороший отдых тебе не помешает, ты ведь неплохо потрудился на этой неделе.

Общение с Гюнтером немного подняло настроение мальчика. Положив на столик газеты и чипсы, сняв куртку, Кевин подошел к окну и увидел, что мимо его дома проезжает на велосипеде Дэн. Подъехав к лужайке, он со всего размаху бросил недопитую банку с кока-колой перед домом Кевина и погрозил невидимому неприятелю кулаком:

— Мы еще встретимся с тобой, придурок!

Дом родителей Дэна, Робинсонов, стоял по соседству с домом Маккальстеров. В окно Маэстро видел, как тот, подъехав к своему коттеджу, слез с велосипеда, поставил его в гараж и, зайдя в дом, плюхнулся в кресло с многочисленными подушками перед телевизором.

Кевин знал, что в это время Робинсон-младший обычно смотрит коммерческую эротическую программу.

«Попытаемся внести коррективы в этот просмотр», — подумал Кевин и достал из шкафа самый большой и универсальный пульт дистанционного управления.

На его сборку и отладку Маэстро потратил целый год. Зато пульт получился на славу: действовал он на расстоянии одной мили и уверенно управлял любым электронным аппаратом.

Выбрав рычажком соответствующий диапазон, Маэстро стал крутить ручку настройки, пытаясь попасть на волну телепередачи коммерческого канала. Красная лампочка, сигнализирующая о настройке, долго не хотела загораться.

— Гюнтер, — Кевин вновь обратился к механическому клоуну, — тебе не кажется, что нужно перейти на более плавную настройку?

В ответ клоун одобряюще заверещал песню.

Щелкнув на пульте кнопкой переключателя плавной настройки, Маэстро почти сразу же настроился на нужный канал телевидения.

— Вот так, Гюнтер, а ты спорил со мной, — удовлетворенно хмыкнул Кевин.

* * *

Качок в это время блаженствовал перед телевизором, сидя в кресле и закинув ногу за ногу. По каналу крутили «крутой» немецкий эротический фильм.

«Это классно, что родителей нет дома, — думал Робинсон-младший, развалясь в мягком кресле, — а то отец показал бы мне…».

Внезапно экран телевизора погас.

— О, черт! — вслух выругался Дэн. — Неужели эти козлы опять отключили электричество?!

Он поднялся с насиженного места и подошел к стереокомплексу. Тыкнув пальцем в выключатель, он с удивлением обнаружил, что с электричеством все в порядке.

Вернувшись на место, Дэн он опять включил телевизор. На экране вновь появились полуобнаженные тела девиц.

«Наверное, что-то с пультом», — подумал он и для верности потряс его в руках.

Через минуту, когда Качок уже было совсем успокоился, телевизор вдруг ни с того, ни с сего самостоятельно переключился на другую программу.

— Ну что за дела, — в сердцах воскликнул он, — это мне перестает нравиться!

Однако, снова переключив телеканал на «коммерцию», он успокоился. Показав искомую программу с минуту, телевизор вновь переключился на какую-то политическую программу, в которой выступал толстый политический деятель, обещавший избирателям все земные блага в случае избрания его на пост главы администрации Белого дома.

Теперь Дэн уже с недоумением и некоторым страхом посмотрел сначала на экран, а потом на пульт дистанционного управления и пожал плечами. Затем, подойдя к телевизору, он изо всех сил ударил его по верхней декоративной панели. В телевизоре что-то жалобно звякнуло, он выключился, и больше его экран не желал загораться, несмотря на все усилия Дэна.

— О, черт! Я сломал новый телевизор! Ну и достанется же мне от отца! — воскликнул раздосадованный подросток и со злостью швырнул пульт управления на пол.

Его лицо было искажено злостью и в то же время выражало немалую степень удивления. Внезапно его осенило. Он выбежал из дома и посмотрел на окна коттеджа Маккальстеров. В одном из них он заметил тень Кевина.

— Ну хватит, Кев! Я знаю, что это ты делаешь! Мне это уже надоело, — завопил раздосадованный Дэн, потрясая в воздухе кулаками.

Вместо ответа над соседней крышей в воздух взмыла радиоуправляемая модель вертолета с прицепленным к нему грузом.

— О, Господи, что это? — воскликнул удивленный Качок. — Ничего не понимаю, — и закричал в сторону Кевина: — Кев, кончай свои проделки! Ты же знаешь меня, я не люблю таких шуток.

Между тем вертолет приблизился к Дэну и завис над его головой. Теперь Робинсону-младшему стало видно, что груз у этого вертолета — не что иное, как та самая пустая банка из-под кока-колы, которой он запустил на лужайку перед домом Маккальстеров. Банка была зажата специальным краном, имеющим три клешни, наподобие тех, что встречаются в игровых автоматах, когда вы хотите вытащить с его помощью приз: пачку жвачки или флакон с дешевым шампунем.

— Какого черта, Кев? Ты что это еще задумал? Ты знаешь что, кончай эти шуточки, — завопил испуганный Качок, — немедленно убери эту штуку!

Вертолет, покружив в воздухе, как бы решая, куда ему сбросить банку, завис в метре от головы Дэна. Затем щупальца крана раскрылись и банка хлопнула его прямо по лбу. От удивления и боли в первую минуту Дэн не смог вымолвить ни слова. Затем, придя в себя, Качок разразился ругательствами:

— О, черт! Кев, я не прощу тебе этого! Ты заплатишь мне за это.

Вертолет, как бы издеваясь над Дэном, описал в воздухе круг «почета», и, обдав его выхлопными газами, двинулся на свой «аэродром».

— Отлично, Хью! С успешным возвращением тебя на базу, — поприветствовал прилетевшую с «боевого» задания модель Кевин, когда та «приземлилась» на широком подоконнике его комнаты.

* * *

После обеда Кевин заехал за Джудит и они вместе оправились на велосипедах за город. Денек выдался на славу: светило неяркое весеннее солнце и дул ласковый теплый ветерок. На обочинах дороги весело зеленела яркая весенняя трава, на кустах и деревьях во всю силу наливались почки. Воздух был напоен свежестью и чистотой. Настроение у Маэстро и его подруги было прекрасное.

— Кев, а куда мы едем? — спросила его Джудит, когда они выехали на пустынную загородную дорогу.

— Приедем — увидишь, — улыбнулся Маэстро, — это отличное новое местечко для наших с тобой занятий.

— Кев, а это далеко? Если далеко, может, давай не поедем, а то мама будет ругать меня?

— Не бойся, это недалеко, — успокаивал ее Кевин.

Он вез на плечах огромный синий рюкзак. Спереди и сзади к его велосипеду были приделаны багажники, они тоже были заполнены тяжелой поклажей. Девочка ехала налегке на желтом дамском велосипеде.

Впереди, на обочине, они увидели брошенный строителями старый экскаватор. Подъехав поближе, ребята рассмотрели возле него лежащего на земле светло-коричневого бульдога. При их приближении собака поднялась с земли и угрожающе зарычала. Ребята в нерешительности остановились и слезли с велосипедов. Бульдог вразвалку, как бы нехотя, подбежал к ним и залаял. Лаял он лениво, без задора, как бы говоря:

«Такая уж у меня служба, ничего не поделаешь».

Ребята увидели большую пасть животного, полную белых острых клыков; массивное, крупное тело животного сотрясалось от лая.

— Ой, Кевин, что мы будем делать? — испуганно спросила Джудит.

— Только не показывай, что мы его боимся, — успокоил ее парень, — похоже, он требует выкуп за проезд по его территории. Джуди, достань, пожалуйста, из бокового кармана моего рюкзака пакет с сосисками и брось их бульдогу. А ты успокойся! — властным голосом приказал он собаке и добавил: — Спокойно, бульдог, не нервничай, ты же знаешь, что нервные клетки не восстанавливаются.

Бульдог и вправду успокоился и сел, понимающе глядя то на Кевина, то на девочку.

— Эй, держи свой обед, — крикнула собаке Джудит, бросая ей пакет с сосисками.

Бульдог важно подошел к целлофановому пакету, лежащему на асфальте, взял его зубами и с достоинством удалился на свое прежнее место.

— Ну, вот видишь, все обошлось, — сказал Маэстро девочке.

— Ой, все произошло совсем как у взрослых, как у людей: мы дали ему взятку, а он за это нас пропустил.

— Выходит так, — отозвался Кевин. — Это была маленькая модель нашего общества. — Ну, что ж, поехали, путь свободен.

Ребята двинулись дальше. Впереди, за пригорком, показался большой информационный щит, говорящий о том, что они въезжают в поместье «Вели-Вьюн». Проехав еще немного, они увидели постройки поместья. На центральном доме, на его дверях, была приколочена табличка «Поместье Вели-Вьюн» и еще какая-то надпись, буквами помельче.

— Такое впечатление, что здесь никто не живет, — сказала девочка, с любопытством осматривая дом.

— Ты права, Джуди, — ответил Кевин, — это поместье-образец для демонстрации его покупателям.

Ребята обогнули дом и заехали во двор. Там они слезли со своих машин и опустили их на подножки. Двор был щедро посыпан желтым песком. Посередине была сооружена большая клумба с давно увядшими прошлогодними цветами. Все окна дома на первом этаже были наглухо зашиты деревянными жалюзями. Вокруг не было ни души. Основательная постройка и красивый ландшафт парка, расположенного около дома, говорили о том, что хозяева этого дома-образца — небедные и солидные люди.

— А ты уверен, что сюда не нагрянут покупатели или хозяева? — с опаской спросила Джудит.

— Уверен, моя мама знает агента по недвижимости, — ответил Кевин.

— А я тоже ее знаю — она странная тетка.

Кевин ничего не ответил. Девочка стала доставать из рюкзака игрушечные электронные автомобили-багги с широкими колесами и высоким дорожным просветом.

Кевин приставил узкую деревянную лестницу к дому и с рюкзаком за плечами подобрался по ней к чердачному окну здания. Там он без особого труда выставил блок досок, закрывающих окно, и проник на чердак.

— Эй, Джудит, давай ко мне, — позвал он девочку, свесившись из открытого окна.

— Иду, — ответила та и стала подниматься вверх по лесенке.

— Держи, Джудит, — и Маэстро сверху протянул девочке руку.

Она ухватилась за руку и Кевин сильным, но осторожным рывком втащил Джудит наверх.

Чердак был пуст. Щедрые солнечные лучи заливали помещение через открытое окно.

— Это самое крутое убежище, — улыбнулась Джудит.

— Ты никому не проболтаешься? — спросил ее Кевин.

Девочка приблизилась к Маэстро и с улыбкой заглянула ему в глаза:

— А я разве похожа на болтунью?

— Да нет, — смутился Кевин и опустил глаза: ему стало стыдно за свою подозрительность.

— Ну, что, начнем здесь?

— Да, местечко неплохое…

— Еще бы!

— Ну, тогда вперед!

— Давай.

* * *

Из рюкзака были извлечены два больших пульта дистанционного управления, пластиковая модель красного спортивного самолета и две модели гоночных автомобилей. Машины были точными копиями спортивного «макларена», со спойлерами и антикрыльями. Самолет они поставили на огромный деревянный комод, у распахнутого окна, а автомобили — на пол. Все модели были так искусно сделаны, что казались настоящими, только уменьшенными в несколько раз.

Затем, взяв по пульту дистанционного управления, они завели моторы «макларенов».

— Ну, держись, Кев, сегодня я выиграю у тебя, — сказала Джудит, и ее автомобиль с пробуксовкой рванул с места.

— Посмотрим, Джуди, — ответил Кевин, входя в азарт предстоящей гонки.

Автомобиль Маэстро стартовал вслед за седьмым номером «макларена». Гонка проходила на высоких скоростях, длинное чердачное помещение с добротным ровным полом позволяло это делать. Автомобиль Джудит все время лидировал, но на одном из поворотов она слишком близко подвела «макларен» к стенке, и он, зацепившись одним колесом за деревянную стойку, перевернулся. Сзади на нее налетела вторая модель, и автомобили кубарем покатились, бешено вращая колесами.

— О, какая неудача! — воскликнула Джудит.

Кевин подбежал к лежащим на боку моделям.

— Да, придется их ремонтировать, — констатировал он. — Ничего, у нас же еще внизу стоят багги. И он, подбежав к окну, высунулся из него, держа в руках пульт управления для багги.

Джудит стала рядом.

— Надо только повыше поднять антенну на пульте, — сказал ей Кевин.

— Хорошо, — согласилась та.

Гонка продолжилась вновь во дворе на маленьких вездеходах. Попадая в глубокий песок, багги отчаянно буксовали, выбрасывая из-под колес песок и мелкие щепки. И тут Джудит не повезло: ее автомобиль, проезжая по краю оврага, сорвался вниз, и, пролетев метров пять, упал на крышу, беспомощно вращая колесами, словно жук, лежащий на спине, который не может встать на лапки.

Ребята видели, что машина вращает колесами, пытаясь зацепиться за землю и перевернуться обратно.

— Ну, что это сегодня мне не везет! — пожаловалась Джудит.

— Сейчас я поставлю ее как надо, — ответил Маэстро, переключая рычаг управления на серебристом пульте дистанционного управления.

— Пойдем вместе, я тебе помогу, — с благодарностью воскликнула Джудит.

Чтобы осуществить задуманное, он завел мотор у стоящего на комоде самолета и поднял его в воздух. Покружив на чердаке, Кевин вывел модель через чердачное окно на улицу. Джудит с интересом наблюдала за действиями своего друга.

«Интересно, как это Маэстро собирается поставить автомобиль на колеса, не выходя на улицу? — думала про себя девочка. — Нет, видимо ничего не получится у него из этой затеи, придется все-таки нам спуститься вниз».

Однако на лице Кевина была написана такая решимость, уверенность и вдохновение, что девочка ничего не сказала Маэстро о своих опасениях.

Тем временем самолет снизился и на бреющем полете стал описывать круги над перевернутым багги, с каждым разом все уменьшая и уменьшая радиус полета. Лицо мальчика теперь выражало крайнюю степень сосредоточенности и внимания. Наконец, максимально снизив самолет, Маэстро заставил его крылом коснуться автомобиля и тот, благодаря полученному толчку, встал на колеса. Самолет успешно вышел из крутого пике и снова взмыл в воздух. Операция по освобождению багги была успешно завершена, благодаря недюжинному мастерству Кевина в пилотировании.

— Боже мой, Кев, ты просто фантастичен! — воскликнула девочка и с восхищением посмотрела на Маэстро.

Было видно, что похвала подруги польстила мальчику и в то же время смутила его. Он повернулся к Джудит и, забыв о самолете, который теперь по своей воле парил в голубом весеннем небе, смущенно вертел в руках пульт дистанционного управления, как бы не зная, что с ним теперь делать. Глаза мальчика были опущены. Ему казалось, что если он их поднимет, то произойдет что-то такое, что не понравится его подруге.

Наконец он оправился от короткого замешательства и, заикаясь, с трудом проговорил, словно оправдываясь за сделанное:

— Э-э… Я-я… Джуди, я долго работал над этим пультом управления… Ну… Улучшил его качества. Да и модель самолета…

— Ты такой смешной, Кевин, — тихим голосом сказала девочка и, вплотную подойдя к Маэстро, поцеловала его в щеку.

Этого Кевин не ожидал и покраснел, как помидор, до кончиков ушей. Джудит сделала это впервые. Глаза их встретились. Кевин смутился еще больше и теперь лепетал уже что-то совсем невнятное о радиодеталях, проводах и прочей, неуместной в этот момент, ерунде.

— Зачем ты это сделала? — после минутной паузы спросил он.

— Ну… Не знаю, мне просто захотелось, вот и все. А тебе разве неприятно? — улыбнулась девочка.

— Приятно. Конечно, приятно, — поспешил заверить Джудит мальчик.

Тут он вспомнил о самолете и, высунувшись из окна, обеими руками вцепился в дистанционное управление:

— Джуди, наш самолет!

К счастью для ребят, модель не успела далеко улететь, и Маэстро быстро взял управление самолетом в свои руки.

— Дальше, чем полкилометра, этот пульт не действует, — объяснил Кевин девочке, — мы чуть было не потеряли его.

— Да, конечно, — ответила та, чтобы поддержать разговор.

Так ребята провели весь остаток дня, пока не стемнело. Джудит не пыталась больше целовать Кевина, справедливо полагая, что дальнейшее форсирование событий может повредить их дружеским отношениям.

Кевин, в свою очередь, тоже не проявлял инициативы по этому поводу. Он все еще находился под впечатлением первого в своей жизни поцелуя с той, к которой он был все-таки неравнодушен. Хотя в этом его никто не смог бы заставить признаться, да и самому себе в этом он боялся и стыдился признаваться.

* * *

Проводив Джудит, Маэстро приехал домой, когда на улице было уже совсем темно. Открыв дверь своим ключом и зайдя в гостиную, которая располагалась на первом этаже их дома, он громко спросил:

— Кто-нибудь есть дома?

На втором этаже послышался веселый девичий визг.

«Значит, сестра и братья дома», — подумал Кевин.

Вскоре на центральной лестнице, которая вела на второй этаж, показалась фигура старшего брата. Баз был на семь лет старше Кевина. Он уже закончил школу и теперь готовился поступать в Мичиганский университет на юридический факультет. Баз выглядел, как солидный молодой человек, уже умудренный грузом важных знаний, что, однако, не мешало ему отпускать глупые, по мнению Кевина, шуточки в адрес своего младшего брата.

Баз был почти на голову выше Маэстро, с холеным и всегда чисто выбритым, лоснящимся лицом, с которого не сходила снисходительная улыбочка. Он всегда коротко стригся, и свои короткие набриолиненные волосы он часто приглаживал правой рукой.

Этот жест особенно не нравился Кевину. Одевался старший брат всегда в строгие темные костюмы и белые сорочки с галстуками. Казалось, что всем своим видом Баз напоминает, что он добропорядочный гражданин, и уж, будьте добры, относитесь к нему так, как он того заслуживает, иначе у вас будут серьезные неприятности.

Сейчас на нем был серый свитер и черные брюки. По всей видимости, он только недавно возвратился из библиотеки.

— Привет, Кев!

— Здравствуй, Баз, — без особого энтузиазма поприветствовал Маэстро старшего брата.

Маэстро знал, что сейчас начнутся традиционные подколки со стороны будущего юриста и внутренне напрягся, приготовившись к их отражению. Он не ошибся в своем предположении.

— Ну, как твой нос? — начал атаку Баз.

— В порядке, а твой? — вяло огрызнулся Кевин, он сильно устал от впечатлений сегодняшнего дня и ругаться с братом не входило в его планы.

— Ты, надеюсь, вытер его, — Баз лениво хохотнул и показал Маэстро «нос».

— Баз, не приставай ко мне…

— А что тут такого, я просто забочусь о здоровье своего младшего братца!

— Пошел ты, знаешь куда?!

— Так… так, — протянул Баз, улыбаясь, и опустился на диван. — Оскорбление чести и достоинства гражданина Америки, статья 217, пункт первый. Карается…

Но закончить фразу ему не удалось, так как Кевин, бросив на пол рюкзак, схватил лежавшую на кресле подушку и запустил ею в «юриста». Подушка, описав дугу в воздухе, опустилась прямо на сияющее от собственного остроумия лицо База. Он перестал улыбаться и угрожающе замолчал.

Притих и Кевин. И хотя он знал, что правда на его стороне, он понял, что сделал что-то не то.

— О’кей, мы поговорим с тобой завтра, — нарушил наконец молчание Баз и поднялся с кресла. — Добропорядочные граждане этой великой страны, так не поступают, — с пафосом произнес он и удалился из гостиной.

Кевин, раздосадованный произошедшим, подошел к окну. За стеклом он увидел, что сумерки совсем окутали стоящие у дороги липы и каштаны. В наступившей темноте они казались мальчику огромными сказочными великанами, шагнувшими из книг, стоящих у него на полке, к ним во двор. Луна еще не взошла, и бетонную дорогу, ведущую к дому Маккальстеров, освещали высокие уличные фонари. Дорога светилась в их неярком и спокойном свете, и Кевину казалось, что это единственная ниточка, которая теперь связывает дом Маккальстеров с остальным миром.

«Теперь Баз обязательно заложит меня родителям», — с грустью думал Маэстро, вглядываясь в темноту.

Простояв у окна минут двадцать, Кевин наконец задернул занавеску и, подойдя к телевизору, включил его. По первому каналу транслировали местные новости. Пожилой диктор в очках в красивой роговой оправе с волнением сообщал:

«Здравствуйте, уважаемые дамы и господа! Передаем последние известия. Три человека, подозреваемые в ограблении местного магазина, скрылись с места преступления. К счастью, никто не пострадал в результате этой, неудачной для преступников, попытки ограбления. Преступники вооружены и, по мнению полиции, опасны».

Взяв в руки дистанционное управление, Кевин переключил телевизор на вторую программу. По ней транслировали рок-концерт какой-то малоизвестной панк-группы. Отсутствие мелодии, да и вообще какой бы то ни было музыки, неопанки попытались компенсировать шокирующим публику сценическим имиджем.

Музыканты группы были одеты в разноцветные балахоны, на их лицах болтались отвратительные маски, изображающие лица алкоголиков. Солист, облаченный в костюм смерти, с черепом на голове, носился по сцене с окровавленной бутафорской косой и размахивал ею направо и налево. Публика, состоящая в основном из подростков 13—16 лет, неистовствовала за железной решеткой, отделяющей панк-группу от зрителей.

«Что за уроды?!» — подумал Маэстро и включил следующую программу.

По третьему каналу вела свою пропаганду какая-то религиозная секта. Собравшиеся за круглым столом три женщины и один мужчина беспрестанно пили вино из высоких фужеров и повторяли друг другу с приторными улыбками на лицах:

«Аллилуйя, сестра! Аллилуйя, брат Майло».

Кевин не стал переключать дальше, он понял, что ничего хорошего не найдет. Выключив телевизор, он поднялся к себе в комнату. Бросив рюкзак на диван, Маэстро занялся заправкой горючим моделей вертолета и самолета. Он также решил подкрасить крыло самолета, на котором от удара о багги слезло немного краски.

ГЛАВА ВТОРАЯ

За этим занятием его застал звонок в дверь. Кевин бросил кисточку и спустился вниз.

— Кто там? — спросил он, подходя к двери.

— Это я, открывай, сынок, — услышал Маккальстер-младший голос матери.

Щелкнул замок, и вошла его мать. Миссис Маккальстер, в свои сорок с небольшим лет, выглядела, как женщина, которая ревностно следит за своей внешностью. Длинные светлые волосы, большие голубые глаза, темные брови и яркие свежие губы делали ее очень привлекательной для мужчин. Одевалась она со вкусом, но не вызывающе. Она любила носить широкие просторные брюки и шерстяные пиджаки в сочетании со светлыми блузками. Благодаря довольно ярким чертам лица, миссис Маккальстер минимально использовала косметику.

«Сегодня у мамы отличное настроение», — подумал про себя Кевин, глядя на мать, и не ошибся.

— Привет, Маэстро, — проворковала миссис Маккальстер, взяв со стола в прихожей почту, и вскользь стала просматривать ее. — Как дела в школе?

— Нормально, — последовал ответ Кевина, усевшегося в кресло и наблюдавшего за матерью.

— Ты получил какие-нибудь оценки?

— Да.

— Какие же?

— Зачет по химии.

— Молодец! А как остальные в классе, все сдали зачет?

— Нет, не все.

— Кто-нибудь звонил?

— Нет.

— Чем ты был занят?

— Да так, — неопределенно ответил Маэстро.

Миссис Маккальстер с улыбкой посмотрела на сына, затем положила газеты и журналы обратно на стол, подошла к Кевину и села рядом с сыном:

— Кевин, ты знаешь, ты, наверное, сильный и молчаливый мужчина. Если тебе кто-нибудь будет говорить, что ты не такой, то ты тогда просто молчи. Хорошо?

— Хорошо, ма.

— Где сестра и Баз?

— Наверху.

— Кевин, у мамы для тебя хорошие новости. Ты знаешь, наконец-то моя новая рекламная компания удалась, — глаза миссис Маккальстер светились искренней радостью.

— Им понравились твои новые рисунки? — оживился Кевин и посмотрел на мать.

— Да.

— Молодец, мама.

— Но это еще не все, — с гордостью произнесла миссис Маккальстер, — мои рисунки настолько понравились компании, что руководство решило повысить меня в должности. И теперь я называюсь — помощник художественного директора.

— А что это значит?

— Это значит, что теперь мы будем получать больше денег и тебе не придется ремонтировать свой старый велосипед, мы купим тебе новый. И наконец-то мы избавимся от этого дерьмового «фольксвагена», мы купим себе «порше», — и мать мечтательно улыбнулась, закатив глаза. — Или нет, лучше — «джип».

В это время зазвонил телефон.

— Это, наверное, твой отец, — миссис Маккальстер дотянулась до трубки и сняла ее. — Алло. Да, это я, дорогой. Хорошие новости… — защебетала она в трубку. — Моя новая рекламная компания удалась и меня повысили. Теперь у меня новая должность, я теперь — помощник художественного директора…

Со второго этажа спустились Баз, Майкл, Фулер и Сьюзен. Они, весело щебеча, стали рассаживаться вокруг матери, говорившей с отцом по телефону, а будущий юрист, с усмешкой на губах, встал у двери.

Кевин со вздохом поплелся в свою комнату: ему захотелось сейчас побыть одному. Придя к себе, он снова занялся окраской крыла. Наконец работа была закончена, и Кевин, открыв окно, выставил модель подсушиться на воздухе.

Затем он спустился на первый этаж посмотреть телевизор. Младшие братья и сестра уже пошли спать, и возле телевизора, со скучающим видом, сидели только Баз и мать, которая смотрела телевизор и одновременно рисовала. Кевин сел на кресло и направил свой взгляд на экран.

Снова передавали сообщение о грабителях местного магазина.

«А теперь выступит Роджер Уайт, свидетель этого ограбления, — рассказывал диктор. — Он охарактеризовал эту попытку ограбления, как комедию ошибок. Подозреваемые все еще находятся на свободе. Они, как считают полицейские, вооружены и опасны…».

«Опять то же самое», — с грустью подумал Кевин и вернулся к себе.

Войдя в комнату, он бросил взгляд на окно и чуть не вскрикнул от неожиданности: чья-то цепкая рука тянулась за окном за моделью самолета. Вслед за рукой показалась круглая голова грабителя. Это был Дэн. Он взобрался по растущему рядом с домом дереву на второй этаж и теперь прижимал одной рукой модель к своему телу, а другой держался за ствол каштана.

Кевин подбежал к окну.

— Эй, ты что это делаешь? — крикнул он Дэну.

— Пришло время расплаты, — растягивая слова, ответил тот с дерева.

— Это мой самолет!

— Я знаю, — оскалился Дэн. — Твоему самолету конец, понятно? Спасибо, что оставил окно открытым.

— Отдай его мне.

— Нет и еще раз нет. Слушай, давай договоримся — ты отдашь мне этот самолет на парочку дней. Давай сюда пульт!

— У меня нет пульта.

— Как это — нет пульта?

— Мама запирает в сейф все пульты.

— Иди и принеси пульт дистанционного управления! — с угрозой в голосе произнес Качок.

— Я не могу, там мама.

— Тогда принесешь его завтра в школу.

— Я не могу принести модель в школу!

— Дурак, я принесу модель, а ты принесешь пульт, и чтоб батареи были заряжены как следует.

— Слушай, я четыре месяца собирал этот самолет. Это очень тонкая работа.

— А ты видел когда-нибудь, как горит пластик?

— Что? — не понял Кевин.

Дэн уселся на ветку, положил самолет рядом и поднес к нему горящую зажигалку. Огонь вот-вот готов был перекинуться на крыло модели.

— Появляется такой отвратительный густой черный дым, — ухмыльнулся Дэн. — Сначала оплавляются крылья, потом — пропеллер и фюзеляж, и наконец — шасси… Такое прекрасное зрелище.

— Нет, не надо! — невольно воскликнул Кевин.

— Ты мне не веришь? — продолжал ехидничать Качок. — Я сейчас могу это продемонстрировать тебе! — и он быстро провел огнем зажигалки по крылу самолета. — Ну, если ты так уж хочешь…

Дэн однако не успел закончить фразу, потому что увидел, как дверь в комнату отворилась и туда вошла миссис Маккальстер. Встревоженная восклицанием сына, она решила проверить, что у него творится.

— Кевин, — окликнула она мальчика, стоящего у окна, — что случилось?

Дэн спрятал модель поглубже в ветки и весь напрягся, собираясь задать деру.

— Ничего, мама, — успокоил ее Маэстро.

Миссис Маккальстер подошла к окну и с удивлением увидела сидящего на дереве Робинсона.

— Дэн?! Что ты здесь делаешь? — спросила она.

Лицо Качка приобрело подобострастное выражение.

— Добрый день, миссис Маккальстер.

— Здравствуй, Дэн…

— Ваш сын любезно согласился помочь мне в выполнении контрольного задания по физике, ведь он очень хорошо знает этот предмет, и может помочь даже ученику из старшего класса.

— Это правда, Кевин? — спросила миссис Маккальстер у сына, заглядывая ему в глаза.

— Да, ма.

— Молодец, Кевин, в таком случае, продолжайте, — похвалила она сына. — Но зачем же лазить по деревьям, ты мог бы зайти в дом и посидеть на диване, — продолжила мать Кевина, повернувшись к Дэну.

— О, не беспокойтесь, мэм, мне здесь очень удобно.

— Ну, смотрите сами, — сказала миссис Маккальстер и вышла из комнаты Кевина.

Когда дверь за ней захлопнулась, лицо Дэна приобрело свое прежнее наглое выражение. Он еще немного посидел на ветке и полез вниз.

— До завтра, Маэстро, — бурчал Качок, спускаясь. — Не забудь пульт, а то твоему самолету не поздоровится, это я тебе обещаю точно.

Было видно, что он несколько расстроен неожиданной встречей с миссис Маккальстер, которая слегка подмочила его репутацию бесстрашного и отчаянного парня.

«Неужели Качок и вправду может выполнить свою угрозу? — с тоской думал Кевин, вглядываясь в наступавшую темноту. — Да, такой парень, как Дэн, не остановится ни перед чем, а если он и поднимет в воздух модель, то вряд ли сумеет ее посадить. А это означает, что моему самолету действительно конец. Что же делать?» — мучительно размышлял он, стараясь найти хоть какой-нибудь выход из создавшегося положения.

Уже давно погас свет в окнах коттеджа Робинсонов, перестали сновать пешеходы по улице, а Маэстро все не отходил от своего открытого окна, думая о завтрашнем дне и прорабатывая в голове различные варианты спасения своего пластикового детища.

— Сынок, к тебе можно? — послышался за дверью голос миссис Маккальстер.

— Да.

В комнату вошла мать Кевина и подошла к Маэстро.

— Ты еще не в постели? — удивилась она.

— Нет, ма.

— А я думала, что ты уже спишь. О чем это ты думаешь?

— Да так, о пустяках…

— А, понимаю, у тебя завтра, наверное, трудный день в школе?

— Да, ма.

— Ну смотри, завтра ведь тебе рано вставать.

— Я знаю, ма.

— Скажи, ты чем-то расстроен? У тебя все в порядке?

— Да, ма. У меня все о’кей, — пытаясь выглядеть бодрым, ответил мальчик.

— Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, ма.

Миссис Маккальстер, поцеловав сына, вышла, бесшумно затворив за собой дверь.

Внезапно в голове Кевина, продолжавшего стоять у окна в той же позе, мелькнула подходящая, как ему показалось, мысль.

«Я отдам Дэну обычный пульт дистанционного управления, а с собой еще возьму свой самый мощный пульт, которым я смогу увести у Качка свой самолет», — с облегчением подумал Кевин и, закрыв окно, стал расстилать постель.

* * *

Утром следующего дня Дэн поджидал Кевина у дверей школы, сидя на перилах центральной лестницы.

— Привет, Кев! — окликнул он Маэстро, когда тот поднялся по лестнице.

— Привет, — без особого энтузиазма услышал в ответ Качок.

— Принес пульт?

— Да.

— Давай, не медли, — лениво протянул старшеклассник, лицо которого изображало нетерпение.

Кевин со вздохом полез в рюкзак и достал из него продолговатый черный пульт дистанционного управления, размером с небольшой портативный магнитофон, с пятью кнопками такого же цвета и маленьким блестящим рычажком.

В рюкзаке у Маэстро остался другой пульт, который в два раза превосходил по размерам отданный им Дэну Робинсону. Этот пульт был гораздо мощнее, имел около десятка всевозможных переключателей, потенциометр плавной настройки на заданную частоту и два рычага управления. Кроме того, на передней панели размещалось полдюжины сигнальных лампочек, оповещающих о настройке прибора на заданную частоту и о режимах работы. Он имел яркую серебристую окраску. Конечно же, этот прибор Маэстро не показал Качку.

В это время мимо них проходили Джудит со своей подругой, они посмотрели на разговаривающих подростков.

— Правда, Кевин симпатичный? — спросила Джудит у своей подруги, когда входная дверь за ними захлопнулась.

— Да, он ничего, — подтвердила та.

И они, весело подмигнув друг другу, рассмеялись и поспешили к своим одноклассницам, стоящим в конце длинного коридора с паркетным полом и многочисленными окнами. Солнечные лучи свободно заливали его и холл первого этажа ярким светом.

Но Кевин не слышал этого комплимента подруги.

— Слушай, дай я поведу самолет, я покажу тебе, как это делается, — с надеждой в голосе сказал он Дэну, который с любопытством вертел прибор в руках.

— Не волнуйся, парень, я знаю, что делаю, — ответил тот и похлопал Маэстро по плечу.

— Пока, Кев.

И Дэн, сунув пульт в сумку, поспешил удалиться к своим друзьям, которые стояли неподалеку. Они сразу же окружили Качка, и вскоре серебристое туловище самолета стало переходить из рук в руки. Компания восхищенно загалдела и зацокала языками.

Прозвенел звонок, возвещающий о начале занятий. Подростки, до этого чинно шагавшие, заспешили в классы. Кевин со вздохом открыл входную дверь и шагнул в коридор.

* * *

Маэстро вошел в класс, когда урок уже начался. Ученики сидели по одному за столами и следили за приготовлениями Джамала к докладу по физике. Мистер Голдфилд, тридцатилетний, высокий, худощавый учитель, с длинными руками и рыжими вьющимися волосами, важно ходил между рядов. На его крючковатом носу сидели очки в светлой металлической оправе. Учитель был одет в белую сорочку с бабочкой, клетчатую вязаную безрукавку и синие брюки.

— Вы сегодня опоздали, мистер Маккальстер! — с недовольным выражением на лице обратился он к вошедшему Кевину.

— Извините, мистер Голдфилд.

— Проходите, не задерживайтесь, — замахал учитель рукой.

И Кевин поспешил к парте, но сел он не за свое обычное место, а за последнюю парту у окна. Его проводили удивленные взгляды учителя и Джудит.

— Итак, ребята, Джамал работал над этим проектом довольно долго, и сегодня он покажет некоторые свойства инерции, — обратился к классу учитель, не сделав замечания Маэстро за то, что тот сел не на свое место, — Давайте поприветствуем Джамальстера.

Ученики захлопали, а Джамал поднялся из-за своего стола и подошел к журнальному столику, стоящему возле стола учителя, на котором стояло что-то размером с небольшой телевизор, завернутое в синюю ткань.

— Инерция — что это такое? На чем она основывается и что нам может дать это явление? — начал свой рассказ Джамал. — Мы знаем, что объект, находящийся в движении, имеет тенденцию к нахождению в движении, а объект, находящийся в покое, имеет тенденцию находиться в покое…

Ученица, сидящая перед Кевином, склонилась над тетрадкой, записывая услышанное.

«У-у, двоечница, — мелькнуло в голове у Маэстро, — мы ведь это давно уже прошли».

Мистер Голдфилд удовлетворенно закивал своей большой головой и сложил руки на груди.

— Я с удовольствием представляю вам свой джамаломобиль, — продолжал рассказ докладчик.

С этими словами он движением правой руки, неоднократно отрепетированным дома, сорвал ткань со столика. Под ней оказалась модель, демонстрирующая свойства инерции. По своему виду она напоминала платформу с колесами. На платформе были укреплены многочисленные пружины, нитки с противовесами, блоки, шатуны и прочие штучки.

Окинув взглядом притихшую аудиторию и получив одобрение со стороны мистера Голдфилда в виде похлопывания по плечу, Джамал удовлетворенно продолжал:

— Принимая во внимание известные формулы…

В этот момент чуткое ухо Кевина уловило за окном шум мотора его модели.

«Ну вот, они уже подняли самолет в воздух, — с отчаяньем подумал Маэстро. — Что же делать?».

Он, стараясь не шуметь, запустил руку в свой рюкзак и достал серебристый пульт. Вытянув антенну, он попробовал настроиться на нужную волну, но это ему не удалось.

«Нужно подойти к окну, чтобы направить передающую антенну в сторону летящей модели, — подумал Кевин. — Но как, ведь идут занятия?».

— Согласно третьему закону Ньютона, — не без пафоса продолжал свой рассказ Джамал, — действие равно противодействию, что позволяет нам, используя эти принципы кинематической энергии…

После нескольких неудачных попыток войти в связь с самолетом, Маэстро поднялся и быстрым шагом подошел к открытому окну, за которым взвывал мотор его модели. Мистер Голдфилд заметил перемещение Кевина и удивленно вскинул свои тонкие брови.

* * *

Поначалу у Дэна все шло хорошо: он довольно быстро запустил двигатель самолета и, разобравшись с рычагом управления, поднял модель в воздух, которая, попетляв по дорожке, ведущей к клумбе с цветами, взлетела, припадая на правое крыло.

Дэн и его друзья с восхищением следили за пируэтами самолета в воздухе.

— Классно! Вот это уровень! Ай да Маэстро! Ничего себе тачка! — слышались их восхищенные голоса.

Кевин, стоя у окна и включив пульт, старался поймать в зону действия своего прибора полет самолета, но это никак ему не удавалось.

«Слишком далеко», — с отчаяньем думал Маэстро, вертя ручку настройки.

— Мистер Маккальстер, прошу вас, займите свое место! — услышал Кевин возмущенный голос учителя.

«Нет, в этот самолет я вложил слишком много времени и труда, и я не смогу допустить, чтобы Дэн его разбил», — думал Кевин.

— Мистер Маккальстер, обратите, пожалуйста, внимание на мои слова, — в голосе учителя уже звучало раздражение и металлические нотки.

Весь класс обернулся и смотрел на Кевина, забыв о докладе Джамала. Докладчик растерянно хлопал глазами и с недоумением смотрел то на мистера Голдфилда, то на своего друга с пультом в руках. Но все внимание Маэстро было приковано к серебристой фигуре самолета, описывающей широкие круги над школой.

Наконец ему удалось перехватить частоту передатчика Дэна, и Кевин стал медленно, но уверенно уводить модель самолета из зоны действия дистанционного пульта Качка.

— Что за черт?! — удивился тот, видя, что самолет перестает его слушаться.

Модель, войдя в крутое пике и на выходе из него сделав «бочку», развернулась в противоположную сторону от Дэна и его друзей.

— Эй, Качок, почему она удирает от тебя? — заорали раздосадованные зрители.

— Ничего не понимаю, — раздраженно бурчал себе под нос Дэн, лихорадочно крутя рычаг управления. — Пойдем отсюда, ребята, это опять, наверное, проделки Маккальстера, — сказал умудренный опытом Дэн.

— Эх, ты! — раздосадованно заговорили подростки. — А еще говорил: «Я умею, я знаю…».

Им тоже хотелось покрутить пульт и заложить «мертвую петлю» в небе на серебристой модели.

В это время Квин лихорадочно соображал, как и где ему посадить самолет. Модель не очень уверенно слушалась его команд, так как действие пульта, остающего в руках у Дэна, тоже не прекращалось и имело некоторое влияние.

— Мистер Маккальстер! Последний раз вас предупреждаю: сядьте на свое место! — выходя из себя, закричал учитель.

Внезапно он увидел серебристое туловище модели самолета, выныривающего из-за дерева, растущего около окон класса. Мистер Голдфилд не успел ничего предпринять, и модель влетела через открытое окно в класс.

На высоких оборотах завывал двигатель, бешено вращался пропеллер, модель, как огромная птица, стала носиться в классе под потолком. В классе возникла паника. Напуганные девочки завизжали, мальчики стали возбужденно бегать по классу, пытаясь поймать самолет. Джудит расширенными от страха и удивления глазами наблюдала за действиями Кевина. Она ничего не могла понять: как такой тихий и застенчивый парень, как Кевин, вдруг ни с того, ни с сего вытворил такое.

«Кто бы мог предположить?! — думала девочка, с изумлением глядя на Маэстро. — Вот уж поистине: в тихом омуте — черти водятся».

Между тем мистер Голдфилд первым оправился от испуга и заговорил громким голосом, пытаясь успокоить учеников:

— Прошу всех пригнуться! Пожалуйста, все вниз, под парты. Не паникуйте! Дети, прошу вас, не паникуйте! Пожалуйста, все вниз!

Девочек не надо было уговаривать это сделать, а мальчики, возбужденные преследованием, нехотя полезли под парты. Один Джамал в недоумении стоял возле своего джамаломобиля, не зная, что ему делать. Мистер Голдфилд подбежал к нему и воскликнул:

— Джамал, осторожнее! Оставьте свой проект и полезайте под парту.

Джамал нырнул под учительский стол. Увидев, что все дети спрятались, мистер Голдфилд тоже пригнулся и возмущенно крикнул Кевину, который из-под стола лихорадочно пытался посадить модель в проходе между парт:

— Мистер Маккальстер, что вы делаете!?

Его слова заглушил сильный взрыв. Кевин, не справившись с управлением самолета, опустил его прямо на конструкцию Джамала. Черные клубы дыма и высокое желтое пламя взметнулись над журнальным столиком. Послышался новый всплеск девичьего визга и восхищенные вопли мальчишек. На пол стали падать обугленные останки модели и пружины джамаломобиля.

«Боже мой, что я наделал, — пронеслось в голове у Кевина, — теперь меня выгонят из школы! А какие неприятности из-за меня будут у родителей! Господи, ну за что мне все это?!».

* * *

Взметнувшийся было пожар быстро потушили огнетушителями прибежавшие на крик старшеклассники.

Маэстро, конечно же, сразу вызвали к директору. После довольно короткой и эмоциональной речи директора мистеру Маккальстеру было сказано, что отныне он не является учеником этой школы, руководство которой не намерено держать у себя хулиганов, создающих угрозу жизни и здоровью окружающих.

— Мы постараемся написать тебе такую характеристику, после которой тебя не примут ни в одно приличное учебное заведение, — продолжал ораторствовать директор школы, полный седовласый мужчина в больших роговых очках. — Тоже мне, герой! А теперь ступай, — и он указал Кевину на дверь. — Я сам позвоню твоим родителям. Не думаю, что те сведения, которые я сообщу им сегодня, обрадуют миссис и мистера Маккальстеров.

Мальчик, понуро опустив голову, вышел из кабинета директора, волоча по полу рюкзак с черными от копоти обломками модели. Около двери его ждала вся компания Дэна. Подростки обступили Кевина, Дэн подошел к нему спереди и, нагло улыбаясь, посмотрел ему в глаза, как бы говоря: «Ну, вот, парень, теперь мы с тобой квиты. Тебе не следовало идти против меня!».

Кевин мужественно выдержал этот взгляд и, растолкав плечом обступивших, побрел к своему «Роуд Мастеру».

* * *

Дорога от школы до дома показалась Кевину ужасно долгой и унылой, несмотря на то, что солнце припекало уже совсем по-летнему и на голубом весеннем небе не было ни единого облачка.

Войдя в дом, Маэстро подошел к журнальному столику в гостиной и сгрузил на него обломки самолета.

«Ну, вот и все, — с грустью подумал он, — из школы меня исключили, модель самолета спасти не удалось, теперь еще и от родителей достанется. Вот уж радости База не будет предела».

Кевину стало так грустно и жалко себя, что он чуть было не заплакал, когда горький комок обиды на окружающих подкатил к самому горлу. Однако подавив слезы, Маэстро решил не поддаваться унынию и занялся теми обычными делами, которыми он занимался, приходя из школы. Он разделся и принял душ, затем заглянул в холодильник и, достав оттуда полуфабрикат пиццы с курицей, грибами и сыром, сунул ее в микроволновую печь.

Затем он включил телевизор и услышал, как диктор передает последние новости:

«Троим подозреваемым в ограблении местного магазина по-прежнему удается оставаться на свободе. Они похитили белый микроавтобус…».

Следующим нажатием кнопки на пульте дистанционного управления Кевин включил автоответчик телефона. Из его динамика раздался взволнованный голос миссис Маккальстер:

«Алло! Кевин, ты там? Мне звонили из школы. Насколько я понимаю, ты помешал научному проекту Джамала, разбив о его инерционный автомобиль самолет. Я, конечно же, огорчена. Когда я приеду домой, я обязательно конфискую у тебя все модели и все пульты. Давно нам надо начать игру по новым правилам».

Как только закончил говорить автоответчик, зазвонил телефон.

«Наверное, это мама», — подумал Маэстро и не решился поднять трубку.

Телефон, сделав пять звонков, включил автоответчик:

— Алло, вы дозвонились до квартиры Маккальстеров, после гудка оставьте свое сообщение.

Мальчик, включив кнопку на пульте, вывел разговор на внешний громкоговоритель.

— Алло, Кевин! Ты дома? Позвони мне в контору немедленно!

«Нужно срочно что-то предпринять, — пронеслось в голове Маэстро, — иначе мать выполнит свою угрозу и не видать мне больше своих моделей. Вывезу-ка я их за город в тот дом-образец и спрячу».

Пицца подгорела, но Кевин механически проглотил ее, не чувствуя вкуса. Затем он пошел в свою комнату, собрал все оставшиеся модели и вынес их во двор.

Кевин прикрутил липкой лентой все имеющиеся у него пульты на руль велосипеда. Перед домом стояли модели вертолета, двух багги, желтого аэроплана старинной модели, двух «макларенов». Гюнтера и такую же механическую игрушку-динозавра мальчик положил себе в рюкзак. Он завозился над моделью вертолета, склонив над ним голову, когда услышал голос Джудит.

— Я еще ни разу не дружила с человеком, которого исключили из школы. А что это ты делаешь? — спросила она, останавливая велосипед рядом с вертолетом и удивленно глядя на выстроившиеся в ряд модели.

— Мама грозит забрать у меня все это, поэтому я и решил вывезти их в убежище, — распрямившись, ответил Кевин. — Помнишь дом-образец?

— Да.

По лицу мальчика было видно, что он рад видеть свою подругу.

— А может быть, ты скажешь правду, ты ведь все-таки не виноват?

— Да, виноват Дэн, но если я застучу его, мне станет сложнее жить. И, кроме того, там ведь частично была и моя вина.

— Ты поможешь мне отвезти модели туда? — с надеждой в голосе спросил Кевин.

— О’кей, — согласилась девочка. — Но, знаешь, так будет даже хуже.

Джудит взяла один пульт, и друзья двинулись в путь. Модели автомобилей поехали следом, а самолет и вертолет описывали круги в небе над ними. Ребята старались быстро крутить педали, чтобы поменьше прохожих видели «великое переселение».

Вскоре они, окруженные летящими и едущими моделями, выбрались на загородную дорогу.

* * *

Бульдог, дремавший в тени экскаватора, проснулся от того, что над ним пролетела сначала модель вертолета, а затем, совсем уж непривычная его взгляду, модель старинного самолета. Собака с недовольным видом покрутила своим курносым носом в воздухе и встала с насиженного места. Вдалеке бульдог увидел приближающихся по дороге на велосипедах к брошенному экскаватору мальчика и девочку.

«А вот и мой обед», — подумал бульдог и побежал их встречать.

Кевин настроил полет самолета и вертолета на движение в воздухе большими кругами, так как скорость моделей была значительно выше той, с которой ехали Маэстро и девочка. Модели машин ходко ехали рядом.

— А вот и наш старый знакомый! — поприветствовал Кевин бульдога, когда тот подбежал к ним.

— Ну, что, проголодался? — спросила у бульдога Джуди и рассмеялась.

В ответ собака залилась лаем.

— Получи! — крикнул Кевин, бросив собаке порцию сосисок.

Наконец они подъехали к дому поместья «Вели-Вьюн». Все модели благополучно добрались вместе с ребятами и теперь «отдыхали», выстроившись в ряд на асфальтовой площадке перед домом.

— Я помогла тебе, — холодно сказала Джудит, отдавая Кевину сумку, — а теперь мне пора.

Маэстро удивленно посмотрел на девочку, хватаясь за ручки сумки.

— Ты разве не зайдешь? — спросил он.

— У меня сегодня игра, — коротко ответила та. — Ты придешь?

— Боже мой, я чуть было не забыл! Джуди, ты не сердишься на меня? — спросил Кевин, после некоторой паузы.

— Да нет, мне просто кажется, что ты ведешь себя, как пятилетний ребенок.

С этими словами Джудит развернула свой велосипед и укатила, оставив Кевина наедине со своими моделями. Маэстро с грустью посмотрел вслед удаляющейся тонкой фигурке в синем спортивном костюме.

«В общем-то она права, но и я не хочу прослыть стукачом», — подумал он.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Кевин, расставив все свои радиоуправляемые модели на чердаке, сел рядом на низкий деревянный табурет, глядя на их изящные формы. Он просидел так около часа, размышляя о сегодняшнем происшествии. Казалось, что модели сопереживают своему хозяину, замолчав, прислушиваются к внутреннему голосу Кевина и безмолвно успокаивают его.

«Что бы я делал без вас?» — мелькнула мысль в голове у мальчика, и слезы навернулись ему на глаза.

Однако он мужественно поборол в себе минутную слабость и, еще раз окинув взглядом игрушки, поднялся со своего места.

«Надо идти, а то опоздаю на игру Джуди», — подумал мальчик и открыл чердачное окно.

* * *

Спустившись по лестнице, он положил ее невдалеке от стены, в густую траву. Затем Кевин сел на велосипед и уже собирался тронуться, как заметил приближающийся к дому белый микроавтобус.

«Неужели это те самые грабители, о которых уже второй день говорят по телевизору? — мелькнула мысль в голове у Маэстро. — У них есть оружие», — вспомнил Кевин и попятился.

Пригибаясь за кустами, он вместе с велосипедом спрятался за угол дома и стал наблюдать.

Машина, подъехав к дому, остановилась. Через некоторое время из нее вышел невысокий человек средних лет с длинными прямыми волосами, маленьким курносым носом и узкими, как у китайца, глазами. В руке у него блеснул пистолет. Человек с опаской осмотрелся вокруг и спрятал оружие в карман старых потертых вельветовых штанов. На его теле висела замызганная клетчатая рубашка неопределенного цвета.

Между тем из машины вылез второй бандит. Он был повыше ростом и немного моложе первого. Коротко подстриженные черные волосы, смуглая кожа и орлиный профиль лица выдавали в нем итальянца. Он был одет в куртку из мягкой коричневой кожи, голубую шелковую рубашку и синие джинсы. Он что-то тихонько напевал себе под нос.

— Заткнись, Марк! — сказал ему тот, что был пониже ростом.

— Что, уж и попеть нельзя?! — обиделся смуглокожий, но петь перестал.

В машине оставался еще один человек, которого мальчик не видел. Этого третьего нельзя было рассмотреть, так как микроавтобус имел тонированные стекла, которые становились темными на ярком солнечном свету, скрывая салон. Но наконец из машины вышел и этот третий, вернее сказать, не вышел, а вывалился. Это было очень толстый человек с двойным подбородком и огромным круглым животом. На нем были серые брюки и сиреневая куртка-штормовка с капюшоном. Его жирное лицо лоснилось от пота, и толстяк постоянно вытирал его несвежим носовым платком. К своему животу толстяк одной рукой прижимал большой бумажный пакет, в которых обычно носят продукты из магазинов, а в другой держал плитку шоколада, постоянно откусывая от нее.

— «Модель дома. Скоро состоится открытие», — прочитал на входной двери Марк и заржал. — Да, открытие состоится! — воскликнул он и разболтанной походкой двинулся к двери. — Это как собственный коттедж в Альпах! — развел он руками, приглашая сообщников следовать за ним.

Кевин не стал больше наблюдать за грабителями и, потихоньку прокравшись за заднюю часть дома, облегченно перевел дух.

«Ну и дела! Полиция с ног сбилась, разыскивая их, а бандиты у меня под носом, — стараясь успокоить ставшее прерывистым дыхание, думал Маэстро. — Что же мне делать?».

Затем Кевин решительным движением столкнул свой велосипед с небольшого косогора, который находился позади дома, и приставил лестницу к чердаку.

«Будь, что будет!» — с отчаяньем думал Маэстро, забираясь вверх по лестнице обратно к своим моделям.

В это время гангстеры уже сорвали наружный висячий замок, и Харри колдовал над дверью, ведущей в коридор, пытаясь набрать код на цифровом замке, который бы открыл его.

Внезапно троица услышала за своими спинами грозный собачий лай.

— Это полиция! — вскрикнул толстяк и попятился внутрь дома, наступив на ногу замешкавшемуся Марку.

— А-а-а! Луис, жирная скотина! Поосторожнее! — завопил тот от боли.

— Да тише вы, идиоты! — прикрикнул на них Харри.

У двери показалась бульдожья голова и зарычала на гангстеров. Вероятно, собака была недовольна тем, что белый микроавтобус промчался, не замечая его бдительной службы у брошенного экскаватора, и люди в нем не поделились со сторожем съестным.

— Э-э, собака… собачка… хороший пес… — промычал, бледнея от испуга, Марк, пытаясь успокоить бульдога.

Харри пришел в себя первым.

— Брось собаке шоколад! — приказал он Луису.

Толстяк с сожалением посмотрел на коричневую плитку в блестящей упаковке и протянул:

— Но это мой шоколад…

— Брось, Луис!! — завопил Харри так громко, что бульдог перестал лаять и с интересом посмотрел на странных посетителей дома.

Луис в последний раз откусил от плитки и бросил оставшуюся часть собаке со словами:

— Подавись, бульдожья рожа.

Бульдог удовлетворенно зачавкал, забыв о гангстерах.

Так и не сумев открыть цифровой замок, гангстеры решили обойти дом и поискать запасной вход. Кевин сидел на чердаке и прислушивался ко всему, о чем говорила троица. Он едва успел закрыть деревянными жалюзями чердачное окно, как внизу, под лестницей, появились бандиты.

— Ты знаешь, проходить под лестницей — дурная примета, — сказал Луис Харри, когда тот направился к запасному входу в дом.

— Плевать, — со злобой кинул Харри.

— Ну, как знаешь…

Вся троица, пройдя под деревянной лестницей, ведущей на чердак к Кевину, столпилась у запасной двери, которая была тоже надежно заперта замком, но имела стеклянные окошки.

— Войдем здесь, — сказал Харри сообщникам и приказал: — Разбей стекло, Марк.

Тот расправил плечи, выпрямился и, уперев руки в бока, зло прошипел:

— Знаешь что, Харри, ты мне уже надоел! Ты слишком раскомандовался: Марк, сделай то, Марк, поди туда. Мне это не нравится.

Харри с удивлением посмотрел на сообщника, но ничего не ответил.

— Харри, а вдруг там есть сигнализация? — с испугом прошептал Луис, уставясь на дверь.

— Я все знаю. Я обо всем позабочусь, — спокойным голосом ответил главарь. — Давай, Луис! Давай, Марк! — выходя из себя, заорал на них Харри.

— Ну, ладно, мне нетрудно, — произнес Луис и локтем высадил стекло.

Просунул руку в проем, Харри открыл дверь. Он и Марк первыми вошли в дом и оказались на кухне, Луис замешкался у входа, что было немудрено при его размерах. Это было стандартное, обычное помещение для приготовления пищи. В углу стоял огромный холодильник, возле него размещались два умывальника с никелированными кранами, за ними следовали белые кухонные шкафы разных калибров. Посередине кухни стоял небольшой пластиковый столик, а на нем — стеклянная ваза с фруктами и тарелка с пирожными.

— Очень хорошо! — воскликнул Марк, потирая руки. — Вроде все нормально!

Он подошел к вазе с фруктами и попытался взять грушу. Но все фрукты оказались бутафорскими.

— Э-э-э… Что за черт! — с удивлением глядя на блюдо, промычал гангстер. — Харри, да этот виноград и яблоки ненастоящие! Ничего себе!

— Да здесь все ненастоящее, это ведь дом-образец. Эй, ничего здесь не трогайте, — приказал Харри, — пока я не обнаружу сигнализацию. И он стал шарить руками по навесным шкафчикам, высматривая датчики.

— А плита работает, — удовлетворенно заметил Марк, включив «филипс». — И электрический чайник тоже.

Кевин наблюдал за ними с чердака, открыв вентиляционную решетку. В помещение ввалился Луис.

— Луис, возьми пирожное, — сказал Марк вошедшему.

Толстяк с жадностью схватил «пирожное» с блюда и целиком запихнул его себе в рот. Пожевав, он с удивлением посмотрел на смеющегося Марка, скривился и выплюнул воск прямо на пол.

— Да оно же ненастоящее… — растерянно произнес Луис.

— Га-га-га, — заржал в ответ гангстер.

— Эй, вы там, я же сказал: ничего не трогайте! — нервничая, с раздражением прикрикнул Харри.

Несмотря на все старания, ему не удавалось обнаружить сигнализацию.

«Что за бараны, — думал разозленный главарь, — вместо того, чтобы мне помочь, они развлекаются, как дети!».

— Луис, тащи сюда лестницу, — приказал он толстяку.

Тот обиженно поплелся во двор и вскоре вернулся с требуемым предметом, пыхтя от тяжести и сметая лестницей стулья, стоящие возле стола.

— Осторожнее, Луис, — попросил его Харри, — а то ты здесь все разворотишь.

— Куда лестницу? — спросил тот.

— Да брось ее куда-нибудь.

— Что, прямо на пол?

— Да, на пол, черт побери! — завопил главарь.

— Эй, Харри, ты какой-то нервный сегодня, — вступил в диалог Марк.

— Тут с вами вообще идиотом станешь, — огрызнулся шеф.

Луис восхищенно водил по столу рукой:

— Ты смотри, как красиво! Ай, какой пластик! Какой приятный цвет!

— Ну, ладно, здоровяк, пошли дальше, — и Харри жестом поманил сообщников за собой.

Троица остановилась на пороге просторной гостиной. В нее вел из кухни большой дверной проем без двери и квадратное окно в стене для подачи в гостиную блюд.

— Какая гостиная! — восхитился Марк и занес ногу на ковер.

— Стой, не делай этого! — схватил его сзади за плечи Харри.

— Ну, что еще? Что? — Марк обиженно замахал руками.

— Под этим ковром наверняка есть датчики. Харри нагнулся и стал водить руками по ковру. Луис и Марк стояли сзади и с почтительностью наблюдали за его манипуляциями. В гостиной стоял большой синий кожаный диван и кресло такого же цвета.

— Точно… точно есть, — выдохнул главарь, стараясь придать своим словам больше веса. — Вместо моста используем лестницу. Луис, тащи ее сюда.

Толстяк побежал за лестницей и вскоре вернулся с ней на плече. В это время Харри стоял у окна в гостиную, заглядывая через него в помещение. Луис снял с плеча лестницу и стал пристраивать ее из-за двери на ковер гостиной.

— Да нет же, Луис! Давай ее сюда, — воскликнул Харри. — Ты что, совсем тупой?

Луис подал лестницу Харри, который уже перепрыгнул через окно и стоял на полу гостиной у стены. Главарь взял лестницу и перекинул ее к видневшемуся в глубине комнаты электрическому щиту. Толстяк помогал ему сзади.

— Ты знаешь, Харри, я первый раз мост строю, — пыхтя от старания, сказал Луис, — я несколько раз ходил по мосту…

— Заткнись ты, придурок! — завопил Харри.

— Ну ладно, ладно…

— Марк, открой дверь гаража, — продолжал уже спокойным тоном главарь, повернувшись лицом к сообщникам, — и загони туда микроавтобус.

— А потом закрыть дверь? — спросил туповатый Марк.

От нахлынувшего раздражения Харри побелел, лицо его перекривилось:

— Конечно, черт побери! Что, писать вам все, что ли? Вот так: взять ручку и писать! — главарь жестом подтвердил сказанное им.

— Это не поможет: Марк ведь читать не умеет, — ехидно заметил Луис.

— Да умею я читать…

— Ну хватит вам болтать, идиоты! — прикрикнул Харри. — Займитесь-ка лучше делом.

Марк, ворча себе что-то под нос, поплелся во двор к «шевроле». Луис с удвоенной энергией, но крайне бестолково, засуетился у лестницы.

До вступления в банду Харри толстяк был обычным деревенским парнем. Он работал на ферме водителем небольшого грузовичка в пригороде Сент-Льюиса. Его бывший хозяин не мог нахвалиться этим добросовестным и исполнительным работником. Единственной слабостью Луиса была его страсть к вкусной еде, но на ферме это не было проблемой и, к тому же, жена хозяина отлично готовила… А потом появился Марк, дальний родственник Луиса. Он-то и свел его с Харри…

В это время Харри по лестнице добрался до электрического щита и открыл его. Луис из окна для подачи блюд наблюдал за ним.

— Хм, у меня был приятель, который устанавливал такие щиты, — задумчиво произнес Харри, всматриваясь в переключатели и лампочки.

— Так, может, ты поскорее выключишь его, — подал голос толстяк и по наклоненной низко к полу лестнице двинулся вслед за шефом.

— Ты понимаешь, тут надо знать комбинацию, — сказал Харри, захлопывая крышку щита. — Луис, подай мне сигареты.

— Ты что, захотел покурить? Может быть, лучше ты слезешь с этой лестницы, и мы вместе подымим на кухне? — с этими словами, толстяк протянул пачку «Мальборо» главарю.

— Да нет, все сигареты давай.

— Ну хорошо, — и Луис протянул бумажный пакет Харри.

Тот бросил на ковер пачку сигарет и наступил на нее ногой. Луис с интересом наблюдал за шефом.

— Я определю места, по которым безопасно ходить.

— Это весело.

— Веселого мало, — мрачно заметил Харри, и, как цапля, одной ногой стал на сигареты, а вторую подогнул. Одной рукой он держался за стену, а второй прижимал к себе пакет с сигаретами.

Внезапно Харри дернулся и, теряя равновесие, чуть не упал на ковер. Ползущий за ним Луис едва успел ухватить шефа за руку.

— Осторожнее, Харри! — пошептал толстяк, облегченно отдуваясь, смахивая капельки пота, который мелким бисером выступили у него на лице.

— Я знаю, что делаю. Все будет о’кей. Для того, чтобы сигнализация сработала, нужен вес не менее тридцати килограммов, а если мы будем ходить по пачкам с сигаретами, то сигнализация не сработает.

— Ну, теперь я все понял.

В это время Марк загонял в гараж микроавтобус.

— Марк, сюда; Марк, туда; Марк, сделай это; Марк, сделай то… — ворчал гангстер себе под нос, разворачивая «шевроле». — Вот заведу себе отдельную банду и буду сам в ней командовать.

Машина, взревев мотором, заползла в гараж.

— Порядок, — сказал сам себе Марк и пошел закрывать ворота.

* * *

— Здесь полно датчиков, я чувствую это, — тяжело дыша, прохрипел Харри, ползая на четвереньках по ковру и водя по нему одной рукой. В другой он держал пакет с сигаретами и опирался на пол, держа равновесие. — Нужно наступать на пачки сигарет, и все будет нормально. Ну, вот и все, — удовлетворенно промолвил шеф, бросив на пол последнюю пачку и встав на ноги. — Теперь все будет очень хорошо.

— А знаешь, Харри, мне и здесь неплохо, — протянул Луис, сидя на лестнице верхом.

Ему явно не улыбалась перспектива балансирования своим грузным телом на пачках из-под сигарет. Тем временем Харри добрался до дивана и плюхнулся на него. Он блаженно растянулся на нем и с сочувствием посмотрел на Луиса, который сжался на лестнице в неудобной позе.

— Да брось ты, толстяк, это же так просто… Ну, смелей, Луис, — подбадривал с дивана Харри.

Толстяк решился и стал прыгать по пачкам к креслу. Наконец он достиг его и, завалившись на кожаную подушку, облегченно отер с лица пот:

— Это довольно весело! Ух, как хорошо! Прямо как во дворце.

— И чего это тебе все время весело? — с подозрением посмотрел на него главарь.

* * *

«Нужно бежать, пока они отдыхают», — подумал Кевин, сидя у вентиляционной решетки и прислушиваясь к разговорам гангстеров.

Он подошел к окну и осторожно выглянул. Лестницы не было.

«О, Господи, — сказал про себя Маэстро, — только этого не хватало. Что же делать?».

Прошло около часа, когда на кухне зашумела вода. Кевин напряг слух и выглянул через решетку. Харри умывал под краном лицо и руки. Затем вошел Луис. Открыв холодильник и увидев пустые полки, он с горечью произнес:

— Боже, здесь совершенно нет продуктов. Но зато здесь есть поварская книга, — улыбнулся он и, взяв ее в руки, углубился в чтение.

Вслед за ними на кухню зашел Марк.

— Эй, Харри, и сколько мы здесь будем торчать?

— Ну, не знаю, дня три-четыре, пока полицейские не снимут заслоны на дорогах, — последовал ответ.

Вдруг, словно что-то вспомнив, Харри повернулся к Луису, рассматривающему картинки блюд в книге, и злобно закричал на него:

— Послушай, придурок, если бы не ты и не твой дурацкий журнал с комиксами, который ты стал рассматривать прямо в магазине, мы бы сейчас были в полном порядке и с деньгами…

— Эй, эй, какие комиксы? — вступился Марк за Луиса. — Это был просто новый экземпляр! Не ори на него: он мой родственник.

— Я проголодался, — застенчиво сказал Луис.

— Так съешь шоколад!

— Я уже весь его съел, — также застенчиво продолжил толстяк и погладил себя по животу.

— Ну хорошо, я схожу в супермаркет, — остыв, произнес Харри. — Давайте деньги.

Он пригладил мокрыми руками свои прямые волосы, одновременно таким образом высушив их, и стал закатывать рукава своей клетчатой рубашки. Луис и Марк протянули по пять долларов.

— А ты мороженое мне купишь? — спросил Луис. — Я хотел бы такое, в стаканчике, со сливами.

Харри пристально посмотрел на толстяка:

— Мороженое растает, баран, я же пешком иду.

— Ах, да… действительно…

Харри, спрятав деньги в карман, двинулся к двери.

— Если меня через час не будет, действуйте самостоятельно, — на ходу небрежно бросил он. В то же время он окинул взглядом лица сообщников, изучая их реакцию.

Лица гангстеров вытянулись от удивления. Шеф заметил это и удовлетворенно улыбнулся.

«Все-таки я нужен им», — подумал Харри.

— Шеф, ты что, хочешь бросить нас? — разочарованно спросил Луис.

— Глупого ничего не делайте, ладно? — с улыбкой на губах попросил Харри.

— Это ты его просишь? — заржал Марк, показывая в сторону толстяка.

— Не включайте свет, не выглядывайте из окон… — инструктировал остающихся Харри. — Я скоро вернусь…

Луис преданно и испуганно посмотрел на шефа:

— А что, если нас кто-то найдет здесь?

— Тогда возьмите заложника, — твердо сказал Харри и выложил на стол пистолет.

Когда дверь за шефом захлопнулась, Марк сказал Луису:

— Какая все-таки мразь этот Харри.

— Пошли, отдохнем, — предложил Луис.

— Я, пожалуй, пойду приму душ.

— Ну хорошо, а я хочу еще немного полежать.

И толстяк запрыгал по пачкам с сигаретами. Марк пошел в душ. Тяжело повалившись на диван после долгого перехода, Луис стал мечтать вслух:

— Когда-нибудь и у меня будет такой дом. Дом Луиса, луисовский дом…

На лице толстяка заиграла довольная улыбка.

* * *

В это время к дому-образцу на высокой скорости приближался ярко-синий «БМВ» последней модели. За его рулем сидела крупная, дородная дама в маленьких очках роговой оправы. На даме был отличный светло-голубой шерстяной костюм и белая блузка. Рыжие волосы на голове были взбиты в нелепо смотревшуюся прическу, что выдавало отсутствие у нее вкуса. Одной рукой женщина вела автомобиль, другой она держала у уха трубку радиотелефона.

— Хэллоу, мистер Горман, — сладким голосом проворковала она, — это миссис Уильямс из конторы по торговле недвижимостью. Вы решили отказаться от встречи? А в чем, собственно, дело?

В это время Кевин подошел к окну и, от нечего делать, стал смотреть на дорогу, ведущую к дому-образцу. Асфальтовая полоса была пустынна в лучах неяркого вечернего солнца. Осветительные мачты, как часовые, выстроились по обеим ее сторонам.

«Вот если бы сейчас вдруг очутиться хотя бы у брошенного экскаватора… Как было бы здорово! — грустно думал Маэстро, подперев рукой щеку. — Первым делом я позвонил бы в полицию, а потом бы поел…».

У мальчика от голода уже начинало сосать под ложечкой. Вдруг в самом конце дороги, где она начинала уходить за горизонт, он рассмотрел приближающуюся точку автомобиля. В первую минуту Кевин обрадовался, а потом подумал:

«А вдруг это Харри угнал еще один автомобиль? Или едут покупатели с миссис Уильямс и не знают, что в доме вооруженные гангстеры…».

Между тем в «БМВ» продолжался радиотелефонный разговор:

— …вы что, даже не взглянете на наш дом-образец? Я покажу вам его. Вы почувствуете там себя, как дома. Да? Ну, может быть, в следующий раз.

Миссис Уильямс с раздражением положила трубку на место.

— Дьявол! — выругалась она и с ожесточением обеими руками вцепилась в руль.

В это время Кевин рассмотрел водителя и обрадовался: за рулем сидела женщина из той самой фирмы по торговле недвижимостью, у которой Маккальстеры покупали свой новый дом и которую хорошо знала его мама. Один раз миссис Уильямс даже заходила к ним домой, чтобы посмотреть на рекламные проекты миссис Маккальстер.

В голове у Кевина мелькнула мысль. Он оторвался от окна, на куске старого картона быстро соорудил записку, в которой говорилось: «Сообщите в полицию, в доме — грабители» и прикрутил ее проволокой к вертолету.

Запуская двигатель модели, Маэстро наблюдал за «БМВ». Миссис Уильямс, не доезжая до дома-образца метров десять, неожиданно развернула машину и поехала в обратном направлении.

«Надо спешить, но почему она не зашла в дом?» — недоумевал мальчик.

Миссис Уильямс немного снизила скорость и снова взяла трубку радиотелефона. Теперь она говорила властным голосом, отчитывая нерадивых работников:

— Привет, Майкл, как дела? Да, я звонила ему, он отказался от встречи… Почему?! Это я тебя должна спросить: почему?! О чем вы себе там думаете? Ну ладно, есть еще встречи?.. Нет, и еще раз нет…

В это время рядом с ее машиной на уровне водительского окна летел вертолет, поворачиваясь к водителю то одним, то другим боком, стараясь привлечь ее внимание.

«Хм, почему она не обращает внимания?» — удивлялся Кевин, стоя у окна и наблюдая за «Хью», так он прозвал вертолет, и шикарным автомобилем, несущимся на одной скорости с ним по пустынной дороге.

— Милый мой, он отказался от этой встречи только из-за тебя, я в этом больше, чем уверена, — продолжала раздраженно говорить миссис Уильямс. — Честно говоря, Майкл, я даже не знаю, зачем я сюда приезжаю…

«Ну же, ну… Давай, Хью, поднажми, — говорил про себя Кевин, работая рычагом управления на пульте и выжимая из вертолета максимальную скорость. — Еще немного, Хью, умоляю тебя!».

Внезапно вертолет стал отставать от машины и вскоре завертелся волчком в воздухе, едва не падая на асфальт. Кевин понял, что радиус действия дистанционного пульта закончился, и Хью теперь может навсегда остаться на мостовой.

— Я тут ничего не буду проверять!.. У меня абсолютно нет для этого времени! У вас для этого есть… Все! Хватит! Увидимся в офисе… — миссис Уильямс положила трубку, так и не заметив модели вертолета. — Вы еще долго-долго не увидите меня здесь, — сказала она и рассмеялась недобрым и фальшивым смехом.

«БМВ» рванул по дороге и вскоре скрылся за горизонтом.

«Назад, назад, Хью. Чуть я тебя не потерял!» — приговаривал мальчик, прилагая все усилия, чтобы возвратить вертолет.

Модель набрала высоту и, как бы нехотя, повернула назад к своему хозяину.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Гангстеры, оставшиеся в доме, ничего этого не видели. Луис спокойно храпел на диване, закинув ногу на ногу и скрестив на своем огромном животе толстые руки.

Из ванной комнаты доносился шум стекающей воды и беззаботное и громкое пение Марка:

— Уважаемые дамы и господа! Мальчики и девочки! Только одну ночь у нас поет Марк Маринелли.

И гангстер затянул длинную, популярную среди американцев песню «Старый лоцман»:

Ах, на канале Эри
Тот случай летом был.
Я в край далекий Олбени
С родителями плыл.
Но в полдень страшный ураган
Подул из тучи вдруг.
Взметнул седые он валы
И нас поверг в испуг.
С порога дома человек
Взывал сквозь ветра вой:
«Скорей причальте ваш корабль,
Корабль причальте свой!».
Сказал наш капитан, взглянув
На нос и на корму:
«Жену, малюток дорогих,
Увы, не обниму!».
Изрек наш лоцман Доллинджер
(Был тверд он в страшный час):
«Доверьтесь Доллинджеру — он
Спасти сумеет вас…».

Тем временем Кевин, поставив вертолет рядом с другими моделями, перевел дух и стал обдумывать свое положение.

«С одной стороны, я не могу отсюда выбраться, — думал он, — а с другой — мое положение не так уж и плохо: ведь гангстеры не знают о моем существовании. И, к тому же, со мной мои верные электронные друзья».

С этими мыслями он поднялся со своего места и открыл вентиляционное отверстие, чтобы послушать, что творится внизу. Из гостиной раздавался храп толстяка, а из ванной комнаты — пение Марка.

Кевин осторожно открыл вентиляционную решетку и увидел на полу ванной комнаты туфли, коричневую кожаную куртку, джинсы и пистолет гангстеров, который лежал поверх одежды. Марк мылся, отгороженный от одежды непрозрачной пленкой.

В голове у Маэстро возник смелый план. Он взял из оставленной строителями коробки маленький декоративный гвоздик и положил его в ладонь Гюнтеру. Нажав на клавишу пульта дистанционного управления, Маэстро зажал его в кулаке механического клоуна. Затем он спустил его по веревке к туфлям гангстера. Гюнтер встал на ноги и, ведомый Кевином, подошел еще ближе к туфле. После чего, примерившись, он опустил в туфлю руку и разжал кулак. Гвоздь оказался в туфле Марка. Делая все это, клоун верещал песню, но гангстер не услышал ее, так как был занят своим пением.

Выполнив первую часть задуманного Кевином плана, Гюнтер двинулся к джинсам Марка и лежащему на них пистолету. Подойдя к оружию, он наклонился и взял обеими руками орудие убийства.

«Теперь назад, Гюнтер. Только бы ты не выронил пистолет!» — думал, волнуясь, Кевин.

И он стал в ускоренном режиме поднимать клоуна. Моторчик модели завизжал на высоких оборотах, пение Гюнтера стало громче и прерывистее.

«Еще немного… Ну, скорее!» — мысленно подбадривал клоуна Маэстро.

Внезапно Гюнтер остановился и повис на веревке, на полпути к своему хозяину, беспомощно вращая головой. Пение механической модели прекратилось, в это время прекратил петь и Марк.

— Спасибо. Спасибо всем, уважаемые дамы и господа! Великолепный Марк Маринелли еще раз доказал, что он умеет петь и делает это блестяще, — громко нахваливал сам себя гангстер.

Из-за занавески потянулась рука Марка и схватила полотенце, которое висело на стене. Неожиданно для себя Марк не смог его сразу снять. Гангстер несколько раз подергал его за угол и наконец оторвал от стены.

— Боже мой, даже полотенца в этом доме приклеены, — капризно пожаловался он сам себе. — О, черт!

И Марк снова затянул ту же песню, вытирая тело:

Тут капитан сказал нам всем:
«Увы, наш жребий лих!
Опасность главная не там,
А здесь, средь волн морских.
Искать убежища решил
В ближайшем я порту,
А коль погибнем… Нет! Язык
Немеет мой во рту!».
Изрек наш лоцман Доллинджер,
Услышав тот приказ:
«Доверьтесь Доллинджеру — он
Спасти сумеет вас!».

Гюнтер все-таки не удержал в своих механических руках оружие, и пистолет почти беззвучно упал на кожаную куртку гангстера.

Вероятно, Марк все-таки услышал звук падения, и его пение прекратилось. Стоя в ванне, он насторожился и стал прислушиваться.

— Так, пистолет на месте, — заключил он, быстрым движением руки отодвигая занавеску, — а где же ему еще быть, как не здесь, — вслух успокаивал себя Марк, вероятно, мне показалось.

Он сгреб всю одежду в охапку и придвинул к себе, а пистолет положил на туалетную полочку перед собой. Гюнтер продолжал висеть над самой головой гангстера. Кевин замер.

Одевшись, но босиком, с туфлями и пистолетом в руках, Марк вышел в коридор. Как только дверь ванной захлопнулась, Кевин вновь нажал на кнопку пульта. Гюнтер заверещал и полез вверх. У самого отверстия его уже ждала рука Кевина. Втянув клоуна на чердак, Маэстро торопливо захлопнул вентиляционное отверстие.

В это время Марк надевал туфли в коридоре. Нацепив на ногу первую из них, он притопнул ногой и сказал:

— Вот так! Ах, какие элегантные туфли у этого Маринелли!

Откуда-то послышалось неразборчивое пение. Гангстер, с усмешкой на губах, посмотрел в сторону безмятежно храпящего Луиса и спросил:

— Эй, ты что там, тирольские куплеты поешь?

Марк и Харри и раньше замечали за толстяком такую слабость. Луис продолжал спать, не слыша замечания сообщника. Ему снилось большое собственное поместье с многочисленными постройками, шикарный белый автомобиль, стоящий у него в гараже, и жена — красавица-толстушка с большой грудью и необъятными белыми бедрами.

Марк взял в руку вторую туфлю и уже собирался ее нацепить на вторую ногу, как его глаза что-то заметили. Поднеся туфлю к самому носу, он недовольно покачал головой:

— Ай-яй-яй! Нужно содержать обувь в чистоте!

С этими словами он краем полотенца стал наводить на туфле блеск.

Кевин, глядя на него через вентиляционное отверстие, давился от смеха.

Почистив туфлю, Марк нацепил ее на вторую ногу и топнул. Гвоздь впился в его пятку.

— А-а-а-а! — завопил гангстер от острой боли и запрыгал на одной ноге. — О-о-о-о!! Как больно! О-о-о-хо-хо-хо-хо!

— А… Что? А? Что случилось? — ничего не понимая, спросонья спросил, вскочив с дивана, Луис.

— А-а-а-а!! Больно! — прыгая на одной ноге, орал благим матом Марк.

— Сюда! Прыгай сюда! — позвал его толстяк. — Прыгай только по сигаретам!

Гангстеру с гвоздем в туфле ничего не оставалось делать. И он, прыгая на одной ноге, поскакал, пытаясь ступать на пачки с сигаретами.

Возле дивана его уже ждал Луис.

— Вот так, хорошо, — подбадривал он своего дружка, — давай сюда, потихонечку. Так, так, на диван.

Наконец Марк повалился на диван. Сверху на него тяжестью всего своего тела рухнул Луис. Он не сумел удержаться на одной ноге, и, как ни отталкивал его Марк, толстяк все же придавил своего худосочного сообщника.

— О-о-о-о!! — еще громче взвыл Марк. — Ну, сползай же с меня, Луис, скорее, — прохрипел придавленный тяжелой тушей гангстер.

Луис наконец сполз с Марка, и тот получил возможность наконец-то достать из туфли то, что жгло огнем его пятку. Когда туфля была снята, Маринелли с удивлением достал из нее гвоздик с широкой шляпкой. Он пристально, со всех сторон осмотрел его и с обидой в голосе произнес:

— Ага, понятно… Это что, думаешь, смешно?

— Да нет, конечно, это просто гвоздь… — уверенно сказал Луис.

На чердаке у вентиляционного отверстия давился смехом Кевин.

* * *

Скрипнула входная дверь, и на пороге запасного входа появилась фигура Харри, ведущего велосипед, на багажнике которого был прикреплен большой продуктовый пакет.

— Эй, всем привет! — крикнул он с порога, ведя велосипед прямо на кухню.

Из гостиной выскочили, прыгая по пачкам с сигаретами, Марк и Луис. Они подбежали к столу, на котором Харри уже раскладывал привезенные им продукты, и стали перебирать.

— Ух, как классно!

— Вот уж похаваем на славу! — слышались Кевину их довольные голоса.

— Бумажные тарелки — это круто!

«Вот, елки-палки, они-то поедят. А я останусь голодным, — с грустью подумал Маэстро. — А если это «удовольствие» затянется на три дня?.. Нет, не может быть, за три дня мои родители и полиция должны же найти меня».

Харри с неприязнью посмотрел на Марка и грубо потребовал, протянув руку в его направлении:

— Мой пистолет.

— Скажи: пожалуйста, — огрызнулся Маринелли, рассматривая банку с бобами.

— Дай сюда мой пистолет.

— Добавь: пожалуйста.

Харри схватил Марка за грудки и, злобно брызгая слюной, прошипел:

— С-скотина…

— Ах ты, ублюдок! — выкрикнул Маринелли, стараясь вырваться из его рук.

— Ну, ну! Чего вы опять сцепились? — стал разнимать их Луис.

Ему довольно быстро удалось растащить в стороны дерущихся.

— Подавись! — сказал Марк, тяжело дыша, и протянул «браунинг».

Когда страсти немного улеглись, Луис спросил у шефа:

— Харри, а зачем ты купил велосипед?

— Я не покупал этот велосипед.

— Да? А где ты его взял?

— Да ты посмотри на этот велосипед! — занервничал Харри. — Это же старье. Я нашел его у дома. Тут, наверное, мальчишки где-то есть неподалеку.

— Да, действительно, старье, — подтвердил Луис, — наверное, кто-то просто избавился от него.

— Ну хорошо, но, на всякий случай, держите глаза открытыми, — заключил главарь. — Если кого-то увидите, сразу же хватайте.

* * *

Кевин стоял у открытого чердачного окна и с тоской смотрел на горы. Они обступали поместье с трех сторон, как бы заковывая его в каменный панцирь. Горы казались мальчику огромными кораблями, приплывшими из бездонного вечернего неба. Вскоре на них стала спускаться сизая весенняя дымка, и горы стали выглядеть еще громаднее и таинственнее. Они потемнели и окрасились в темно-лиловый свет. Темные, грязно-коричневые тучи стали обволакивать небо и вскоре совсем скрыли за своей непроглядной толщей последние, слабые лучи солнца.

Кевин грустно вздохнул, ему хотелось есть. С кухни к нему долетали невыносимо приятные запахи жареного мяса. Это Луис жарил его над огнем газовой плиты. Марк стоял рядом у стола и готовил мокко.

— Великолепный бифштекс на огне, — похвалил сам себя Луис, переворачивая мясо на вторую, еще не прожаренную сторону. — Специальное блюдо.

— Эй, Луис! Мокко будешь? — спросил его Марк.

— Нет, мне, пожалуйста, свари какао, — ответил толстяк и облизнул пальцы.

— Ну хорошо, а это мокко мы приготовим для нашего любимого Харри.

Луис, обернувшись, увидел, что Марк, поковыряв пальцем в носу, засунул его в пластиковый стаканчик с напитком и все тщательно размешал.

— Ну, ты даешь! — невозмутимо проронил толстяк и снова занялся приготовлением мяса.

Большие куски говядины шипели на огне, источая аромат. Сняв один бифштекс, Луис поднес его к носу.

— Ах, какой аромат! — восхитился он. — По-моему, мясо уже готово.

* * *

Кевин вновь пристроился у вентиляционной решетки, наблюдая за приготовлениями на кухне. Затем он выгреб последнюю чипсу из пластикового пакета и без особого аппетита захрустел ею.

«Нет, это не еда, — подумал он, — вот если бы они хотя бы на пять минут вышли из кухни…».

— Харри! Еда готова, — позвал шефа Луис, раскладывая по тарелкам бобы и жареное мясо.

Харри не отзывался. Прошло несколько минут. Теперь уже не выдержал Марк:

— Эй, Харри! Кончай, жрать пора!

Опять молчание.

— Харри, мы с голоду подыхаем, — в один голос завопили гангстеры.

— Ну, где ты там ползаешь? — теряя терпение, закричал Марк.

— Пойдем поищем его, — произнес Луис.

И гангстеры вышли из кухни.

* * *

«Бог услышал меня», — обрадовался Кевин и взял в руки Гюнтера.

Затем он спустил к столу веревку и отправил по ней клоуна к тарелкам. Гюнтер плавно спустился к одной из них и, нагнувшись, взял кусок мяса. Механический клоун во время всех этих операций, не переставая, распевал веселую мелодию. Но сделать так, чтобы он замолчал, у Маэстро не было возможности, так уж был устроен его механизм. Кевин, конечно же, рисковал, но чувство голода было сильнее.

Кевин щелкнул кнопкой, и Гюнтер с большой говяжьей отбивной заспешил к своему хозяину.

Тем временем Марк и Луис нашли своего шефа сидящим в микроавтобусе. Он крутил ручку автомобильного радиоприемника, стараясь попасть на волну местной радиовещательной компании.

«Разве эти идиоты понимают, что нужно держать ухо востро, — думал Харри, глядя на приближающихся сообщников. — Луис занят только жратвой, а Марк — вообще кретин, не видит ничего, кроме своей глупой рожи, да еще возомнил себя неотразимым парнем и великим певцом».

Толстяк и Марк подошли к «шевроле».

— Эй, Харри, обед стынет! — сказал Луис.

— Тихо ты! — зашипел на него шеф.

Из динамика радиоприемника донесся голос диктора:

«Вы слушаете местное радио. Передаем последние новости. Три грабителя, которые спаслись от полиции, несмотря на дорожные заставы, все еще продолжают находиться на свободе…».

— Это про нас, — Луис толкнул локтем Марка, и его лицо расплылось в широчайшей улыбке.

«Какой болван!» — пронеслось в голове у главаря.

Диктор продолжал:

«…один из них опознан полицией штата как Харлисон Маккой…».

Марк и Луис в один голос громко рассмеялись, хлопая друг друга по плечам и подмигивая в сторону Харри.

— Да тихо же, вы, ослы! — зарычал на них шеф. — Дайте дослушать!

Но развеселившихся гангстеров было уже не унять.

— Боже мой — Харлисон! А я-то думал, что тебя назвали в честь Харри Шеинза, звезды рок-н-ролла… — с кривой усмешкой на губах произнес Марк.

Тут Харри не выдержал и вцепился в воротник его рубашки:

— Меня зовут Харри, слышишь — Харри, и никогда не называй меня Харлисоном. Понятно?

В глазах главаря сверкнул недобрый огонек. Марк попытался вырваться, но Харри держал его крепко.

Луис тут же бросился их разнимать:

— Ну, что вы… Да не надо, ребята…

— Ладно, ладно, я же просто пошутил, — испугался Маринелли.

— Извини его, Харри, — с фальшивым испугом произнес Луис.

Марк поддержал игру толстяка:

— Извини меня, Харри, — сказал он, потупившись.

Шеф отпустил его, но было видно, что он принял их игру за чистую монету.

— Э-э, может быть, хоть один раз пообедаем нормально? — спросил у них Луис.

— Ну ладно, ребята, — сказал Харри, смягчившись, — вы идите, а я подойду через минуту.

Марк и Луис подмигнули друг другу и пошли на кухню. По пути они расхохотались и Харри, сидя в автомобиле, услышал это.

«Ну ладно, скоты, я вам еще покажу, кто в нашей банде хозяин», — со злобой подумал Харри, поднимаясь с широкого кожаного сидения «шевроле».

* * *

Тем временем Гюнтер «схватил» со стола банку с бобами и двинулся с нею наверх. Вдруг послышались шаги и голоса гангстеров. Кевин включил пульт на максимальную скорость. В первую минуту клоун стал карабкаться быстрее, но вскоре песня его замолкла и он остановился.

«Опять с Гюнтером неполадки», — заволновался мальчик, посмотрев вниз.

Между тем два гангстера вошли на кухню, возбужденно разговаривая:

— Ха-ха-ха! Харлисон, ну и имя!

— Да, ну и имя! Ха-ха-ха! — подтвердил Луис.

— Ты как хочешь, а я его ждать не буду, — сказал Марк и, подойдя к столу, взял свою порцию мяса и бобов и стал есть стоя.

Он встал прямо под зависшим на веревке Гюнтером с банкой в руках. В это время Луис обнаружил, что в одной из тарелок нет мяса.

— Эй, что за дела? — возмущенно крикнул он, глядя на тарелку с одними бобами.

От этого неожиданного крика Марк оторвался от еды и поднял голову. Гюнтер «не удержал» банку, и она стукнула Маринелли точно по голове. Бобы и соус растеклись по набриолиненным волосам.

— Ты что, обалдел? — воскликнул Марк, думая, что банкой в него запустил толстяк.

— Это ты обалдел. Зачем съел мясо?! — обиделся Луис.

Марк, недолго думая, с кулаками набросился на ничего не понимающего Луиса.

Кевин, воспользовавшись потасовкой, быстро подтащил к себе Гюнтера и закрыл вентиляционное окно.

— Какое мясо? Не ел я никакого мяса! — вопил Марк, тузя толстяка. — Ты зачем в меня бобами бросил?

— Не бросал я в тебя бобами! — отмахивался от наседающего Маринелли Луис.

— Кинул, кинул, прямо по башке попал, чуть череп мне не раскроил.

На крики в кухню прибежал Харри.

— В чем дело, придурки? — кинулся разнимать дерущихся шеф.

— Это он виноват, — показал пальцем на Луиса Марк.

— Нет, он! — возмущенно закричал толстяк.

— Ты в меня банку с бобами бросил!

— Да не бросал я банку! Ты наше мясо съел!

— Ну, хватит вам, — успокаивал их Харри. — Заткнитесь вы наконец!

Гангстеры подошли к столу.

— Вот здесь лежало мясо, — ткнул пальцем в тарелку Луис.

— Так это ты его и сожрал! — пристально глядя в глаза толстяку, сказал Марк.

— Нет, не я! — продолжал упорствовать Луис.

— Тогда кто же?

— Слушай, не ври, — сказал Марк, — я сам видел, что у тебя мясо в зубах застряло. Ты ведь ковырялся в зубах?

— Ну, это я так, небольшой кусочек откусил, чтобы проверить, готово ли мясо, — оправдывался толстяк.

— А-а-а! Сам мясо сожрал и в меня еще банкой бросил, — торжествовал Маринелли. — Но мое мясо ты не получишь! — с этими словами Марк схватил со стола свою порцию.

— И мое тоже, — схватил со стола свою порцию Харри. — Ну, чего ты там встал? Наведи здесь порядок, собери эти дурацкие бобы, — приказал он Луису.

Толстяк поплелся выполнять приказ главаря.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Зрители, сидящие на школьном стадионе, громко поддерживали обе бейсбольные команды. Лидировала команда, за которую играла Джудит. Но солидный перевес в счете не радовал девочку. С каждой минутой игры лицо ее становилось все грустнее и грустнее.

«Наверное, Кевин здорово обиделся на меня, раз не пришел на игру», — думала девочка.

В перерывах между таймами она несколько раз звонила домой к Маккальстерам, но к телефону подходили только Баз или сестра Кевина и никто не знал, где он.

Миссис Маккальстер, придя с работы, как обычно, в семь часов, с удивлением узнала, что мальчик еще не приходил домой. Сначала она подумала, что мальчик специально задерживается на улице, чтобы не попадаться ей на глаза. Но, прождав около часа, она всерьез забеспокоилась отсутствием сына.

«Обычно Кевин всегда звонил домой, если задерживался, — размышляла Керри. — Странно, почему он не сделал этого сегодня?».

Тут миссис Маккальстер вспомнила, что Маэстро собирался идти на игру бейсбольных команд своей школы.

«Наверное, он на стадионе, — решила она. — Ведь в одной из команд играет Джудит».

Миссис Маккальстер послала База проверить, нет ли Кевина на стадионе.

Через полчаса тот вернулся, не найдя своего младшего брата.

* * *

Тем временем голоса гангстеров в доме-образце затихли. Кевин сидел у чердачного окна, всматриваясь в далекие огоньки вечернего городка. На улице совсем стемнело. Поднявшийся ветер разогнал сгустившиеся было тучи. Вечернее небо украсило множество звезд.

Темень обступила дом со всех сторон. Но ее тотчас спугнули. Где-то несмело чиркнул кузнечик, ему ответил другой, и вот уже загремели, зазвенели они со всех сторон, и, казалось, что переливается, звенит горьковато пахнущий полынью воздух и робко мерцающий звездный свет.

Кевин решил во что бы то ни стало выбраться из дома. Для этого он связал между собой несколько найденных на чердаке веревок и надежно закрепил один их конец за выступающий из стены крюк. Затем он осторожно выбрался на покатый чердачный козырек и, крепко держась за веревку, стал медленно спускаться. Он преодолел половину пути, когда на пороге, под болтающимся в воздухе мальчиком, неожиданно появился Марк. Очевидно, перед сном он вышел подышать свежим воздухом.

Немного постояв, глубоко вдыхая свежий вечерний воздух, он загорланил песню про старого лоцмана:

И только один из нас страха не знал,
Из сердца он исторг
Надежды сладостной слова,
И меня охватил восторг.
Изрек наш лоцман Доллинджер
(Чье сердце как алмаз):
«Доверьтесь Доллинджеру — он
Спасти сумеет вас!».

Мальчик висел на веревке ни жив, ни мертв от испуга.

«Если сейчас он поднимет голову, мне — конец», — пронеслось у него в голове.

Кевин стал осторожно подтягиваться на руках, спеша поскорее очутиться обратно на чердаке. Однако ему это сделать было не так-то легко, поскольку Маэстро не был в ладах со спортом. На уроках физкультуры в школе его часто ставили в пример, как не надо делать то или иное упражнение.

Однако чувство страха заставляло мальчика, хоть и с трудом, но все же двигаться вверх.

Марк продолжал петь во всю мощь своих легких:

Вдруг фермер доску притащил
(По воле провиденья!)
И, положив на борт, ушел,
Исполненный смиренья…

«Только бы он не кончил петь, — думал мальчик, отчаянно напрягая мышцы рук, — иначе он услышит меня».

Из дома вышел Харри. Он с презрением посмотрел на Маринелли и грубо его одернул:

— Ты чего разорался?

— Я не ору, я пою. А что, нельзя?

— Идиот, ведь могут услышать!

— А, точно, я и не подумал.

С минуту гангстеры стояли молча, вглядываясь в темноту ночи. Кевин наверху тоже затих и притаился, повиснув на веревке. Затем сообщники вновь заговорили.

— Господи, какая тишина, какой свежий воздух! — умилился Харри.

— Да, когда слишком много чистого воздуха, голова начинает болеть.

— Да нет, именно в таких местах человек чувствует, что дом — его крепость.

— Харри, а ты видел последний матч по кик-боксингу?

— Нет, — коротко ответил шеф и подумал про себя:

«Ну и дубина же этот Марк! Кретин полный, да и Луис не лучше. Боже, с кем мне приходится работать!».

— О, это был отличный матч, — продолжал Марк, не замечая презрительного выражения на лице у главаря. — У меня есть друзья кик-боксеры, и я тоже хочу заниматься кик-боксингом.

В запале Маринелли замахал своими тощими кулаками, показывая Харри, как он дрался бы на ринге.

— Ха! На! Вот! А! У!

В это время Кевин все же добрался до чердачного козырька, подтянулся на руках и оказался у долгожданного окна. Быстро и бесшумно смотав веревку, он нырнул на чердак. Там Маэстро в изнеможении упал на пол, дыша от невероятного напряжения, как загнанная лошадь.

«Если бы в этот момент меня попросили бы повторить то, что я сейчас сделал, — думал, тяжело отдуваясь, Маэстро, — то я, наверное, лучше сдался бы гангстерам добровольно».

* * *

«Может быть, все же Джудит знает, где мой сын?» — подумала миссис Маккальстер и набрала телефон ее дома.

— Здравствуйте. Вы дозвонились до дома Уайли. Если вы хотите что-то передать, говорите после сигнала, — приятным женским голосом проговорил автоответчик.

— Хэллоу, это миссис Маккальстер. Я беспокоюсь о Кевине: его до сих пор нет дома. Когда придете, пожалуйста, перезвоните мне. Спасибо, — и она положила трубку.

Из своих комнат попрощаться с матерью перед сном пришли сестра и братья Кевина. Поцеловав каждого в щеку, миссис Маккальстер отправила их спать. Баз сидел в своей комнате и слушал музыку. Чтобы не огорчать детей, Керри решила не говорить им о своих опасениях насчет Маэстро.

«Где же Кевин? Это так не похоже на него, — мучительно размышляла мать, присев на диван. — А может, он здорово обиделся на меня из-за своих моделей?».

Затем она решила прокрутить записи автоответчика, стоящего у них в доме. Подбежав к аппарату, миссис Маккальстер нажала кнопку. Сначала она прослушала пять своих звонков, потом звонил ее муж и наконец она услышала обиженный голос Джудит:

— Эй, Кевин, я на игре, почему ты не приходишь? — спросила девочка.

«Значит, — поняла миссис Маккальстер, — они договаривались, что мой сын придет на стадион!».

Заподозрив что-то неладное, миссис Маккальстер позвонила в полицию. Через десять минут к ней приехали два офицера полиции: женщина в чине капитана и лейтенант — мужчина.

Кэп, некрасивая тощая женщина с большим носом и круглыми, как у совы, глазами, задавала Керри вопросы, а толстый лейтенант, с парой наручников и рацией на боку, записывал ход беседы к себе в блокнот.

— Что случилось, мэм? — спросила женщина-полицейский и уставилась на нее своими круглыми глазами.

«Вероятно, пацан сбежал куда-нибудь к морю на недельку-другую, чтобы отдохнуть от школы и развлечься. Сколько у нас уже было таких случаев», — думала про себя капитан.

— Пропал мальчик, мой сын. Его зовут Кевин. Ему двенадцать лет, — ответила, глядя на полицейских, миссис Маккальстер, заламывая от волнения пальцы на руках.

— Не волнуйтесь, мэм, я думаю, ваш сын скоро найдется. Опишите, пожалуйста, его приметы.

Миссис Маккальстер описала внешность сына и добавила, глядя куда-то в сторону:

— Это совсем не похоже на Кевина — он очень хороший парень… Может быть, я слишком жестоко обращалась с ним?.. — пожала она плечами. — Я что, слишком жестокая мать?!

— Успокойтесь, миссис, мы скоро его найдем, — заверила ее капитан. — Иногда давление на ребенка в семье слишком велико…

— Какое давление? О чем вы говорите? — перебила полицейскую миссис Маккальстер и нервно заходила по комнате.

— И вот отец его уехал… — попыталась продолжить капитан.

— Отец уехал совсем ненадолго! Он в обычной командировке.

— Ну, тогда, может быть, проблемы в школе…

— Проблемы в школе? Но у него никогда не было проблем в школе, — удивилась миссис Маккальстер, но, механически взглянув на обломки пластиковой модели самолета, лежащие на столе, вспомнила сегодняшний случай. — Ах, да, я совсем забыла про это! — она, приложила руку к голове и чуть не разрыдалась.

— Ну, ну, успокойтесь, мэм, — успокаивала ее капитан, — все будет хорошо. Вот увидите. Я думаю, вам лучше оставаться здесь, у телефона. Как только что-нибудь узнаем, мы сразу же позвоним вам.

— Ладно, спасибо, — согласилась миссис Маккальстер, с надеждой в глазах глядя на фигуры в черных полицейских мундирах.

— Мы с вами не прощаемся, мэм, — сказала полицейская и вышла из дома вместе со своим напарником.

Миссис Маккальстер вышла на крыльцо вместе с ними. Спустившись вниз, она проводила взглядом их черный автомобиль с белой полосой и тремя работающими проблесковыми маячками.

Соседи из стоящих неподалеку домов вышли на улицу и наблюдали за происходящим в доме Маккальстеров.

Когда полицейский «шевроле» скрылся за поворотом, Керри увидела, что от соседнего дома к ним направляются Дэн со своей матерью, миссис Делборт. Мать Дэна крепко держала его за рукав коричневой кожаной куртки. Было видно, что Дэн нехотя идет на встречу с миссис Маккальстер.

Миссис Делборт, стареющая блондинка лет сорока, была одета в красную спортивную куртку, такого же цвета спортивные штаны и белые кроссовки. Волосы на ее голове торчали в разные стороны, видимо, перед этим она занималась своей прической.

— Что у вас случилось? Все в порядке? — спросила миссис Делборт у матери Кевина, когда они с Дэном приблизились к ней.

— Ты понимаешь… — ответила та, — Кевин пропал.

— Боже, какое несчастье!

— Скажи, Дэн, ты давно видел Кевина? — спросила миссис Маккальстер.

— Ну, не знаю, с тех пор, как он разбил инерционный автомобиль Джамала… — протянул тот.

Миссис Делборт встряхнула Дэна за рукав и сильным движением повернула его лицом к себе.

— Ты опять лжешь?

— Что ты, мама… — воскликнул Качок.

— Говори правду, засранец!

— Честно, мама! — залепетал Дэн.

— Я напугала его, что отберу у него все модели, может быть, поэтому он убежал из дому, — со слезами на глазах произнесла миссис Маккальстер. — Я была очень сердита. Как ты думаешь, я жестоко с ним поступила?

— Если бы я была на твоем месте, я бы вообще оторвала ему уши, — ответила миссис Делборт и повернула к своему дому.

Она потянула за собой Дэна с такой силой, что его голова откинулась назад.

«Все-таки она жестоко обращается со своими детьми, — подумала, глядя им вслед миссис Маккальстер. — Я бы так никогда не смогла».

* * *

Сделать последний и решающий бросок команда доверила Джудит. Сегодня девочка была в ударе и играла с большой результативностью.

Джудит взяла в руки мяч. Около сотни болельщиков замерло на небольшой трибуне школьного стадиона. В этот момент решался исход этого трудного для обеих команд матча.

В центральном ряду сидели родители Джудит. Девочка была рада, что они пришли ее поддержать, но ее радость омрачалась отсутствием Кевина.

«Ну и пусть, подумаешь, не пришел, и не надо», — подумала про себя девочка и с силой швырнула мяч в сторону соперницы.

Бросок девочки получился точным и хлестким. Соперница не смогла его отбить, и команда Джудит победила.

Зрители вскочили со своих мест и, стоя, бурно аплодировали. Мистер Уайли громко кричал, поощряя дочку:

— Браво, Джуди! Молодец!

Вся команда бросилась обнимать Джудит, ведь это ее бросок принес им победу.

— Отлично, дорогая, молодчина, — потрепала ее по голове миссис Уайли, когда она подошла к ждущим ее на выходе родителям.

— О, я так устала, — пробормотала Джудит.

— Классно ты сыграла, — похвалил ее отец, — сегодня я всех угощаю пиццей. Пойдемте в вечернее кафе, милые дамы, — пригласил он свою семью.

Домой семья Уайли вернулась за полночь. Все так устали, что никто не прослушал сообщения автоответчика, который светил зеленым огоньком, приглашая кого-нибудь это сделать.

* * *

В это время на чердаке поместья Вели-Вьюн засыпал, укрывшись своей курткой, Кевин.

— Ребята, вы должны мне помочь, — во сне прошептали его губы.

Внизу гангстеры тоже устроились на ночлег. Марк и Луис спали на одном диване в гостиной. Они укрылись покрывалом, которое нашли в одной из спален на кровати. Луис спал, широко открыв рот, и время от времени причмокивал во сне, словно продолжая есть несъеденное днем. Марк тонко посвистывал, уткнув свое лицо ему в бок.

В это время Харри бодрствовал на кресле у окна. Гангстеры решили поочередно дежурить всю ночь на случай прихода незваных гостей. Главарь держал в руке старый журнал и рассматривал картинки. Вокруг дома было тихо. За окном стрекотали кузнечики и изредка кричала сова.

«И не спится ей, — с тайной завистью подумал Харри и посмотрел на своих сообщников, сладко храпящих на диване. — Эх, я бы сейчас тоже вздремнул… А который сейчас час?» — вспомнил он о том, что его смена подходит к концу, и посмотрел на часы.

Было три часа ночи. Харри вскочил с кресла и обрадованно подбежал к дивану, наступая на пачки из-под сигарет.

— Эй, подъем! — похлопал он Марка по плечу. — Твоя очередь нести вахту.

Тот недовольно заворочался под покрывалом, не открывая глаз.

— Боже мой, мне такой сон приснился… — хриплым спросонья голосом проворчал он.

— Давай, давай, — выталкивал его из постели Харри, — утром досмотришь.

Марк с трудом открыл глаза:

— Ну, вот, уже забыл.

Сказав это, Маринелли зевнул и встал с дивана. Харри тут же занял его место и с блаженством закрыл глаза. Маринелли поплелся к окну. Там он с ногами залез в кресло и, сделав в сторону шефа неприличный жест, который Харри не мог видеть, потому что уже спал, тоже закрыл глаза.

Но заснуть ему не удалось: через несколько минут яркий свет неожиданно осветил окна дома. Марк осторожно открыл плотные шторы. К дому, не спеша, подъезжал белый полицейский «форд».

— Харри, полицейская машина едет сюда! — негромко крикнул он шефу.

Главарь даже не пошевелился: он был уже в сладких объятиях крепкого сна. Марк побежал к нему и потряс за плечо:

— Вставай, вставай, Харри!

— А… Что случилось? — не понял тот, вскакивая.

— Полиция!

Храп Луиса прекратился, и он испуганно открыл глаза. Втроем они кинулись к окну и сквозь щель в шторах увидели, что полицейский остановил автомобиль на площадке возле дома и теперь освещает его окна мощным прожектором. Гангстеры поспешили задернуть шторы, чтобы тот их не заметил.

— Он остановился! Что будем делать? — громко зашептал в отчаяньи Луис.

— Не паникуй, толстяк, — одернул его Харри и злобно выругался.

— Не паникуй, — повторил Марк, замахнувшись на Луиса.

Тот втянул голову в плечи. Харри повторно выругался.

— Что он делает здесь? — спросил Марк, осторожно выглядывая через щель в шторах, когда луч полицейского прожектора погас.

— Наверное, ждет кого-нибудь, — предположил Луис.

— Не говори ерунды, идиот, — осадил его Харри. — Кого можно ждать здесь в такой час?

— А-а… М-м… Действительно, — промычал толстяк.

— Смотрите…

— Что это он делает в кабине? Зачем в салоне свет зажег?

— Булочку ест.

— Да… Сейчас булочка не помешала бы, — заметил Луис, судорожно сглатывая подступившую к горлу слюну.

— Да заткнись ты! — в один голос сказали ему Харри и Марк.

— Только о еде и думаешь, — продолжил Харри.

— А о чем же еще думать? — удивленно спросил Луис и причмокнул губами.

Полицейский, съев булочку, постоял с минуту и уехал.

— Фу, пронесло, — радостно сказал Харри, и гангстеры, крадучись, отправились на свои места.

— И все же я хочу булочку, — заявил толстяк, укладываясь. — Такую мягкую, с клубничным джемом…

— Помечтай, помечтай, — буркнул главарь, с головой накрываясь покрывалом.

* * *

Кевин проснулся на следующее утро, когда уже было совсем светло. Спросонья он ничего поначалу не понял.

«Где это я? — с недоумением подумал Маэстро, озираясь вокруг. — И почему так жестко было спать?».

Посидев с минутку, он вспомнил события вчерашнего дня. Лицо его стало унылым.

* * *

Примерно в это же время поднялась с постели и Джудит и посмотрела на часы.

«Ой, в школу опоздала!» — с горечью пронеслось у нее в голове.

И она стала одеваться с лихорадочной поспешностью.

«Стоп, — остановила Джуди сама себя, — Какая школа? Сегодня ведь воскресенье — выходной».

Она снова хотела раздеться и залезть в постель, но вспомнила, что собиралась позвонить Кевину и спросить, почему тот не пришел на игру.

«А может, не звонить? Пусть он сделает это первым?» — задавала себе вопросы Джудит, спускаясь к телефону.

Она все же взяла трубку и набрала номер телефона Маккальстеров.

Керри спала на диване у телефона. Утренний звонок сразу же разбудил ее, и она схватила трубку:

— Алло! Слушаю вас.

— Керри?

— Да, это я. Джуди, дорогая, Кевин с тобой?

— Нет… А в чем дело?

— Когда ты видела его в последний раз?

— В школе.

— Джуди, дорогая, где Кевин? Может быть, ты знаешь, где он? Это очень серьезно, может быть, он пострадал или с ним что-нибудь случилось…

В это время в дверь дома Маккальстеров позвонили. Керри с волнением заговорила в трубку:

— Джуди, по-моему, это полиция, подожди, пожалуйста, — и бросилась к двери.

В дом вошла капитан.

— Где он, вы нашли его? — с надеждой спросила миссис Маккальстер.

— Пока нет, мэм, — лицо женщины-полицейской оставалось невозмутимым. — А как у вас дела?

— Извините, его подруга как раз звонит, — ответила Керри и вновь подбежала к телефону. — Алло, Джуди! Алло, — миссис Маккальстер с недоумением посмотрела на трубку, — Джуди, почему ты не отвечаешь? Алло!

С того конца провода раздавались короткие гудки.

— Ну, что? — спросила капитан.

— Она повесила трубку, — с отчаяньем в голосе ответила Керри.

* * *

Джуди сразу поняла, что Кевин, наверное, остался в доме-образце Вели-Вьюн. Но она решила ничего не говорить его матери, так как это выдало бы их общую с Маэстро тайну.

«Лучше я сама туда съезжу и поговорю с ним, — думала девочка, второпях одеваясь. — Что за детские штучки у этого Кевина?».

Яркое солнце заливало асфальтовую дорогу, ведущую к дому-образцу. На деревьях весело чирикали воробьи, радуясь теплу и наступившему новому дню. Однако Джудит ничего этого не замечала. Она очень торопилась и все свои усилия сосредоточила на педалях велосипеда, стараясь крутить их как можно скорее.

Все гангстеры в гостиной спали. Под утро заснул на кресле и оставленный дежурить Луис. Солнечный свет через шторы едва проникал в помещение. Толстяк все же проснулся первым и зевнул во всю ширину своего большого рта.

«Как хорошо, что никто не заметил, что я спал на дежурстве», — подумал он.

Потянувшись, он подошел к окну и раздвинул шторы. Зевнув еще раз, он посмотрел на дорогу. От неожиданности он забыл закрыть рот: прямо по дороге к их убежищу на ярко-красном велосипеде ехала девочка.

— Харри! Харри, быстрее сюда, кто-то едет! — завопил во всю глотку толстяк.

Главарь грабителей уже успел проснуться и пошел в туалет. Услышав крики из гостиной, он прибежал туда, на ходу застегивая ширинку.

— Послушай, никогда не кричи на меня, когда я в туалете! — с раздражением крикнул он Луису, который с опаской выглядывал из окна.

Харри и быстро вскочивший от криков Марк по сигаретным пачкам подбежали к окну.

— Смотри, шеф, она едет прямо сюда! А что, если она заметит нас? — с волнением спросил Маринелли.

— Спокойно, не паникуйте! Еще ведь ничего не произошло, — последовал ответ главаря.

Тем временем ничего не подозревавшая Джуди подъехала к самому дому и стала объезжать его с тыльной стороны. Гангстеры бросились к запасному входу в дом.

— Спокойно, Луис. Спокойно, — успокаивал Харри бегущего за ним толстяка.

Луис пыхтел от усердия и больно наступал шефу и Марку на пятки.

По крикам грабителей Кевин догадался, что к дому кто-то подъезжает на велосипеде.

«Неужели Джуди?» — с тревогой подумал он и высунулся из окна.

И точно: внизу была Джуди. Она, ничего не подозревая, вела свой велосипед, приближаясь к тому самому чердачному окну, через которое они забирались в свой тайник. Подойдя к окну, она прислонила к углу дома велосипед и окликнула Кевина.

— Кевин! Кевин!

Ответа не последовало, так как мальчик, лихорадочно торопясь, пристегивал к своему поясу все дистанционные пульты управления. В его голове возник смелый план.

— Кевин, ты меня слышишь? — продолжала звать его Джудит.

Мальчик не успел подать ей предупреждающий знак, потому что в этот момент запасная дверь дома отворилась и девочка оказалась в окружении трех гангстеров, которые стали потихоньку приближаться к ней, пытаясь взять ее в заложницы. Марк уже почти схватил девочку за плечо, а Харри попытался поймать ее руку.

Но Джуди не растерялась. Она схватила метровый железный прут, валявшийся у нее под ногами, который, вероятно, оставили после себя строители, и замахнулась им на нападавших.

От этого неожиданного отпора гангстеры отпрянули и сбились в кучу.

— Я предупреждаю, я очень хорошо играю в бейсбол, — спокойным тоном сказала им девочка, держа железную «биту» наготове.

«Теперь понятно, почему Кевина не было дома всю ночь», — сообразила Джудит.

— Не беспокойся, мы тебе не сделаем ничего плохого, — с вымученной улыбкой произнес Луис.

В глазах девочки светился огонек твердой решительности.

— А вы, вероятно, те самые парни, которых разыскивает полиция? — спросила она.

— Да нет же, что ты, — попытался разубедить ее Марк. — Мы тут просто плотничаем.

С этими словами он попытался поближе подойти к Джудит, но девочка была начеку и еще крепче сжала прут.

— Не подходи! — крикнула она, готовясь к отражению нападения.

— Ну что ты, что ты, успокойся! — вновь отпрянул назад Марк.

В это время из-за крыши дома показался вертолет Хью, модель яростно разрубала своими винтами воздух. Взгляды гангстеров устремились наверх.

— Смотри, Харри, они послали за нами гвардейцев, — испуганно крикнул Луис и указал рукой на вертолет. — Надо валить отсюда!

— Гвардейцы! — с ужасом завопил Марк и кинулся удирать.

Издалека модель действительно можно было принять за настоящий вертолет. Однако главарь успел рассмотреть небольшие размеры модели.

— Разуйте глаза, бараны! Это же игрушка, — выдохнул Харри и с презрением посмотрел на сообщников. Марк уже был метрах в двадцати от него. — Марк, трусливая сволочь, иди сюда, — позвал главарь Маринелли.

— Но-но, без грубостей, — сказал подошедший Марк. Было видно, что его лицо и уши горят от стыда. — Сразу и не разберешь: настоящий он или модель. Вот у меня был один случай…

— Заткнись! — оборвал его Харри и сделал ему жест в сторону девочки.

Тот понимающе кивнул.

Джудит на секунду замешкалась и опустила палку: она тоже посмотрела на вертолет. Подбежавшие сзади Харри и Марк схватили ее, вырвали из рук железный прут и потащили упирающуюся девочку в дом.

— А-а-а… Кевин! — звала она на помощь.

Маэстро слышал ее голос, но сделать ничего не мог.

«Если я спрыгну вниз, то переломаю себе кости, — думал он. — Да и пользы от этого будет мало, гангстеры схватят нас обоих».

Тем временем грабители с заложницей забежали в дом и заперли за собой дверь на замок, в замешательстве глядя на повисшую около дома модель. Хью грозно вращал лопастями в воздухе и не предвещал гангстерам ничего хорошего.

С минуту преступники стояли, как завороженные, наблюдая за маневрами вертолета. Джудит кричала и вырывалась, но гангстеры крепко держали ее за руки.

— Да не ори ты! — с угрозой сказал ей Харри и дернул Джудит за рукав.

— Скорее, уходим! — крикнул Марк и потащил девочку к двери, которая вела в гараж.

— Подержите, я сейчас приду, — сказал Харри сообщникам и посмотрел на люк в потолке.

— Ты куда? — спросил его Луис.

— Скорее, заводите микроавтобус, открывайте ворота, я сейчас приду, — ответил ему шеф и, поддав пинком под зад, выгнал толстяка в гараж.

— Не бросай нас! — услышал он испуганный голос Луиса из-за двери.

«Бросишь вас, как же», — с усмешкой подумал Харри, прикидывая, как ему добраться до чердака.

* * *

Марк и Луис, волоча за собой девочку, зашли в гараж, где стоял белый «шевроле».

— Да не ори ты, — снова прикрикнул на вырывающуюся Джудит Марк. — Из-за твоего крика я не могу попасть ключом в замок зажигания.

— А ты и вправду здорово играешь в бейсбол? — спросил девочку Луис, запихивая ее в машину.

— Да, — коротко ответила та.

— А ты мне покажешь?

Джудит, насупившись, ничего не ответила.

— Эй, лучше бы ты открыл ворота, чем заигрывать с дамой, — сказал Луису Марк. — А ты пристегни ремень, — он подал девочке ремень безопасности и отвернулся, чтобы посмотреть, почему Луис так долго копается с пультом управления гаражных ворот.

В гараже ворота открывались вверх при нажатии на кнопку пульта, который был забетонирован в стену.

В эту минуту Джудит, недолго думая, вцепилась зубами в волосатую руку Маринелли.

— А-а-а!! — взвыл гангстер и попытался выдернуть у девочки руку. — Пусти, больно!

Луис вздрогнул от его воплей и кинулся ему помогать.

— Что случилось, Марк?

Тому наконец удалось освободить свою руку, и он с ненавистью смотрел на Джудит.

— Она укусила меня!

Толстяк с опаской посмотрел в сторону девочки и на всякий случай отошел от нее подальше.

— Ну, что ты здесь стал? Скорее открывай ворота! — заорал Марк на Луиса.

Тот снова кинулся к пульту. Подбежав к нему, толстяк утопил кнопку. Дверь вздрогнула и, как бы нехотя, подалась вверх. На полпути она остановилась и замерла. Луис с недоумением посмотрел на ворота и снова нажал на кнопку. Дверь даже не пошевелилась.

«Вот черт, — подумал толстяк, — наверное, заело».

Он попытался открыть дверь руками, но все его усилия были тщетными.

Луис и не предполагал, что на самом деле дверь не заело. Это Кевин, сидя на чердаке, включил свой самый мощный пульт дистанционного управления и не давал двери подняться. За всем происходящим мальчик наблюдал через вентиляционное отверстие в потолке.

«Получилось, получилось! — радовался он. — Главное — не дать им скрыться».

— Марк, что-то у меня не получается, — разочарованно протянул толстяк и с досадой пнул ногой стену.

— Иди сюда, придурок, подержи эту стерву, я сам попробую открыть, — с досадой ответил Марк, вылезая из машины.

* * *

В это время Харри пытался попасть на чердак. Встав на стул в кухне, он дотянулся до люка, ведущего наверх, и отчаянно заколотил по нему кулаками.

— Открывай, пацан! — раздался его разгневанный голос. — Кому говорят, открой дверь.

Вместо ответа Кевин включил на одном из пультов кнопку, и изо рта большого механического динозавра стало вылетать сильное пламя, направленное на ведро со смолой, которое стояло рядом с игрушкой. Огонь был настолько силен, что охватывал всю поверхность ведра.

Это динозавр был первой игрушкой Кевина, к которому мальчик приладил дистанционное управление. Динозавр, купленный в магазине, изрыгал пламя от поднесенной к нему спички. Маэстро же сделал так, что бензиновая горелка воспламенялась от его пульта.

— Ну, хорошо же, пацан, я иду за тобой, — орал снизу Харри. — И когда я поднимусь, тебе будет очень плохо. Я своих слов на ветер не бросаю.

Он пробрался по сигаретам к лестнице, которая лежала в коридоре, и сел на нее передохнуть. С минуту главарь сидел на лестнице, не в силах выровнять дыхания от быстрого перехода и от нахлынувшей злости.

Затем он схватил лестницу и вытащил ее на улицу. Лестница была слишком длинной и не уместилась бы в доме. Приставив ее к чердачному окну, Харри заорал, потрясая в воздухе кулаками и притопывая от нетерпения ногой:

— Я иду к тебе, парень! Я уже иду!

В это время из гаража, из-под полуоткрытой двери выползали Марк и Луис. Толстяк тянул за собой Джуди.

— Эй, давайте сюда машину, черт бы вас побрал, — крикнул им разозленный до предела Харри.

— Да мы не можем, шеф, — в один голос запричитали гангстеры.

— Какого дьявола вы там бормочете?

— Ее заело, Харри, — ответил Луис.

— Вот гадость! — заорал Харри и полез вверх по лестнице. — Ну, держись, сосунок…

Маэстро включил с помощью пульта двигатель старинной модели самолета, разогревая его перед стартом. Лопасти винта самолета пришли в движение и заработали на предельных оборотах.

— Иду, иду, сейчас я тебе покажу, парень, — приговаривал Харри, взбираясь все выше и выше.

Наконец он достиг чердачного окна, осторожно заглянул в него и увидел обвешанного пультами дистанционного управления Кевина. Заросшее многодневной щетиной лицо преступника расплылось в довольной улыбке. Харри уже предвкушал скорую расправу над Маэстро.

— А вот и я! — воскликнул грабитель. — Я иду к тебе, парень.

Неожиданно впереди себя, у самого своего носа, он увидел стартующую модель самолета. Модель, взвывая двигателем на предельных оборотах, неуклонно двигалась к самому лицу Харри.

— Что за дьявол? — испуганно воскликнул он.

Рот грабителя открылся от изумления, глаза сделались совсем круглыми, руки и ноги задрожали. Харри инстинктивно отпрянул назад. Руки не удержали его, и он, беспомощно размахивая ими в воздухе, стал падать, увлекая за собой лестницу.

Самолет взмыл в воздух. Пролетев в воздухе метров пять, Харри упал на зеленый газон, больно стукнувшись спиной о землю.

— Эй, Харри, ты в порядке? — спросил подбежавший к нему Луис.

— Ничего себе, в порядке! Хотел бы я посмотреть на того человека, который после такого падения будет в порядке, — непрестанно охая, ответил шеф.

Он сделал попытку приподняться, но голова его закружилась, и он вновь опустился на землю, беспомощно раскинув руки и закрыв глаза.

— Сейчас я помогу тебе, Харри, — сказал Луис и, взяв его сзади под руки, попытался приподнять.

— Осторожнее… О, дьявол! — ругался Харри, пытаясь встать, но ноги его не слушались и разъезжались по земле, оставляя на газоне с травой черные полосы от ковбойских сапог.

— Ой, Харри! Что-то у тебя не получается, — с испугом вымолвил толстяк.

— Да заткнись ты!

Сзади подошел Марк, крепко держащий Джудит за руку. Главарь наконец с трудом поднялся с земли, держась обеими руками за спину. Лицо его было искажено от боли.

— О, какое дерьмо! Как болит спина! — продолжал распаляться Харри.

На лице Марка мелькнула чуть заметная улыбка. Главарь посмотрел на Луиса и сказал ему:

— Там, в доме, есть люк наверх. Заберись туда, Луис, и схвати мальчишку.

Лицо толстяка выразило недоумение.

— Скажи, Харри, а зачем нам эти дети? — спросил он, глупо улыбаясь.

Скривившись от боли и осторожно жестикулируя, главарь протянул:

— Ну… э-э-э… Для того, чтобы торговаться с полицией. Понимаешь?

— Нет, не понимаю, как же можно торговаться с полицией?!

— Ну, ты что, фильмы про гангстеров не смотрел?

— Да смотрел я…

— Тогда чего спрашиваешь? — стал выходить из себя Харри. Его спина болела, и он не склонен был к долгим разговорам.

— А… Теперь я понимаю, — протянул Луис, — я когда-то тоже торговался… Купил за одну цену. Мне сказали: хорошая цена…

— Заткнись! Делай, что тебе говорят! — заорал на него главарь и указал пальцем на дом.

Луис бросился выполнять приказ. Он хотел было пролезть через полуоткрытые гаражные ворота, но его толстая задница не давала сделать это. Толстяк пытался пролезть и так, и эдак, но это ему не удавалось. Голова и грудь его были уже в гараже, а зад и ноги оставались во дворе. Луис от натуги зарычал и попытался помочь протолкнуть зад руками, но все было тщетно.

Тогда он вылез и побежал к запасному входу, ведущему на кухню. Едва не наступив на запретную ковровую дорожку в коридоре, он вовремя остановился, зависнув над ней и размахивая руками для восстановления равновесия.

«Под ковровой дорожкой могут быть датчики сигнализации, — вспомнил он слова Харри. — Надо бежать за сигаретами!».

И Луис двинулся в обратный путь. Выскочив во двор, он подбежал к Марку и Харри, которые вручную пытались поднять дверь, ведущую в гараж.

— Шеф, Марк, где сигареты? — спросил он у красных от натуги сообщников.

— Ты что, курить хочешь? — спросил его Марк.

— Да нет же — датчики! А где девчонка?

— Возьми ключи — пакет в микроавтобусе, да смотри, не выпусти эту маленькую дьяволицу, мы ее там заперли, — сказал, кряхтя от натуги, Харри.

— О’кей, я побежал.

— Стой, болван! Через ворота ведь ближе.

— Да, это вам ближе, а у меня задница не пролезает через такую маленькую щель.

— Ложись, толстяк, мы поможем тебе.

Луис лег на землю и снова попытался протиснуться в гараж, но застрял на половине пути.

Марк и Харри с трудом пропихнули его зад в помещение. Оказавшись в гараже, Луис подбежал к автомобилю. Джудит, нахохлившись, сидела на заднем сидении. Толстяк открыл дверцу ключом и попросил ее:

— Эй, возле тебя лежит пакет с сигаретами. Подкинь-ка его сюда.

— Зайди и сам забери их, — сказала девочка, недовольно хмурясь.

— Ну ладно, ладно, только смотри, не убегай, я очень быстро бегаю и сразу догоню тебя.

— Ха-ха-ха! — засмеялась Джудит. — Сейчас мы это проверим! — и она, ужом проскользнув между рук Луиса, выскочила из микроавтобуса.

— Стой, ты куда? — закричал толстяк и засеменил за девочкой.

Конечно же, он не мог поймать ее, потому что Джудит бегала очень быстро.

— Этот болван все же не уследил за ней! — воскликнул Харри, когда они с Марком услышали крики.

— Надо помочь Луису, — сказал Маринелли.

И они вдвоем полезли в помещение гаража. Девочка дразнила толстяка, перебегая из одного угла в другой, и смеялась над неуклюжестью и неповоротливостью Луиса, который, широко расставив руки, безуспешно пытался ее поймать.

— Я же тебя предупреждал, Луис! — зло воскликнул Харри и, держась за больную спину, бросился ловить Джудит.

В это время Марк стоял, спрятавшись за белый «шевроле», и ухмылялся.

«У меня слишком красивые руки и нежная кожа, пусть лучше она на этот раз укусит этого недоноска Харри», — не без оснований думал хитрый итальянец.

Тем временем Луису и Харри все же удалось настигнуть девочку, и они поволокли ее обратно в машину. «Надежды» Марка на укушенную руку полностью оправдались, с той лишь разницей, что девочка вцепилась теперь зубами в руку главаря.

— А-а-а! — завопил Харри. — Пусти, больно!

— Ха! Ну, как! А вы не верили мне! — торжествовал Марк.

Втроем они наконец-то справились с Джудит, и Марк с Луисом оттянули ее от шефа. Харри дул на укушенное место и тряс рукой.

— Ну ладно, Луис, иди и достань мальчишку. Мне он нужен, — недобро сказал главарь.

— Иду, иду, — и толстяк с бумажным пакетом сигарет заторопился к выходу. — Сейчас я достану этого сопляка.

Пробежав по пачкам к люку, он поставил на сигареты табурет и затряс ручку люка.

— Открывай, парень. Я тебе ничего не сделаю, я добрый, — приговаривал Луис. — Ну, давай же, давай, открывай, не зли меня, парень.

Видя, что люк не открывается, толстяк достал из кармана большой складной нож и стал ковырять им во встроенном в люк замке. Замок долго не поддавался.

— Слушай, парень, ну чего ты заставляешь меня так работать? — орудуя ножом в замочной скважине, спросил Луис.

Кевин посмотрел на ведро, стоящее под пламенем динозавра. Смола в нем закипела и забулькала.

«Сам будешь не рад, что пришел сюда, — подумал Кевин. — Горячая смола еще никому не была по вкусу».

Затем мальчик привязал к Хью веревку и прикрепил к ней кость с остатками мяса, которое Гюнтер стащил со стола гангстеров. Включив двигатель вертолета, он повел его к видневшемуся вдали экскаватору, где, вероятно, в ожидании обеда должен был «дежурить» бульдог.

* * *

«Если мне удастся привести сюда собаку, то я смогу натравить ее на грабителей, — думал Маэстро. — И я смогу обезопасить Джудит от этой троицы. Главное — это «заинтересовать» бульдога мясом».

В это утро бесплатному сторожу экскаватора, бульдогу, не везло: никто не проходил и не проезжал на велосипеде по дороге к Вели-Вьюн. В желудке у собаки было пусто, и животное решило сегодня хотя бы выспаться всласть на старом ватном матрасе.

Однако осуществить задуманное собаке не дал вертолет, который стал кружиться над ней и шумом двигателя разбудил бульдога. К тому же на длинной веревке к нему была привязана говяжья кость, которая распространяла острый и ароматный запах жареного мяса.

Вертолет опустился ниже и поднес мясо к самому носу сторожа. Собака заурчала, мысленно пережевывая это мясо.

Бульдог встал с матраса и потянул носом. Затем он подпрыгнул, чтобы схватить мясо, но вертолет, управляемый Кевином, поднялся выше. Хью еще немного повисел над собакой и потом, как бы приглашая за собой, медленно полетел в сторону дома, где спрятался Кевин.

Бульдог еще немного постоял, раздумывая над тем, стоит ли тратить ему свои драгоценные калории, гоняясь за вертолетом, или же поспать еще. Но чувство голода превозмогло, и бульдог со всех ног бросился за вертолетом, на ходу рыча и гавкая. Его голова с коротко подрезанными ушами замелькала среди молодой ярко-зеленой травы и цветущих кустов.

* * *

В эту минуту Луису удалось расковырять замок и люк открылся. Толстяк удовлетворенно хмыкнул. Он взялся за деревянный поручень и всей тяжестью своего тела навалился на него. Но это, как оказалось, был не поручень, а деревянная складная лестница, ведущая на чердак. От чрезмерного усилия лестница неожиданно выскочила и ударила Луиса по лбу.

— О, черт! — заорал Луис. — Ну, держись, пацан!

Лестница разложилась до половины. Луис высоко задрал ногу для того, чтобы сделать на ней первый шаг. В этот момент второй пролет лестницы выдвинулся, как следует ударив толстяка по колену.

— А-а-а! — завопил он, держась за ушибленное колено. — Как больно! Ну, ты дождешься у меня, пацан! Слазь лучше сам, не то будет плохо.

С чердака не раздалось ни звука.

Предвкушая скорую расплату, прихрюкивая от нетерпения и хихикая, Луис полез по лестнице на чердак.

В это время Кевин стоял у окна и направлял вертолет и бегущую за ним собаку в сторону дома.

В отверстии люка появилась ехидно улыбающаяся голова Луиса.

— От меня тебе не скрыться, пацан, — сказал он, ища глазами мальчика.

Кевин обернулся и посмотрел в глаза толстяку.

«Ты сам напросился на это, — подумал Маэстро и пультом дистанционного управления увеличил огонь, вырывающийся из клыкастой пасти дракона. — Видит Бог, я не хотел этого».

Луис заподозрил что-то недоброе и, обернувшись, увидел ведро с кипящей смолой, которое переворачивалось прямо на него.

— Не надо, пацан! — в ужасе закричал Луис. — Я же пошутил! Боже мой! А-а-а-а!!

Толстяк попробовал увернуться от ведра, но было уже поздно: дракон шагнул по направлению к Луису и пнул ногой по ведру. Горячая смола облила гангстера с головы до ног. Ноги у грабителя соскользнули с лестницы, и он оказался на полу, беспомощно лежащим в луже из горячей смолы.

Когда Луис поднялся, вид его был страшен. Облитый сверху донизу смолой, он выглядел так, как будто только что вылез из преисподней. С носа, ушей и волос свисали тонкие черные сосульки застывшей смолы. Руки были выпачканы ею, как дети вымазывают свои руки в болотной грязи. Штаны и легкая ковбойская куртка из джинсовой ткани вскоре покрылись коркой из застывшей черной смолы.

И, вдобавок ко всему этому, наконец-то сработала сигнализация. Она заверещала тонкими, прерывистыми гудками, сообщая в полицию о нахождении в доме грабителей.

«Нам крышка», — пронеслось в голосе у лежащего на полу Луиса.

* * *

Тем временем Харри и Марк поняли, что поднять дверь гаража им не удастся. Тогда они вытащили из микроавтобуса Джудит, и Харри, держа ее за руку, стал кричать Кевину:

— Эй, парень, выходи с поднятыми руками, мы тебя окружили!

В окне показалась голова мальчика, он посмотрел на грабителей и усмехнулся.

— Харри, мне кажется, он что-то задумал, — испуганно прошептал Марк.

— Он уже ничего не сможет нам сделать, — неуверенно произнес главарь, с опаской озираясь по сторонам.

— Кевин! — воскликнула девочка, пытаясь вырваться из цепких рук главаря.

Маэстро не произнес ни слова, он был уверен в том, что расплата с гангстерами, осуществляемая его верным Хью, уже не за горами.

— Марк, — прорычал Харри, — поднимись наверх и спусти сюда этого щенка, — приказал шеф.

— Ты что, после того, что он сделал с тобой?! Харри, я не сделаю этого.

Лицо главаря исказилось злобой. Он перекинул Джудит из правой руки в левую и выхватил из кармана пистолет. Затем Харри навел его дуло на Маринелли и с угрозой в голосе, но спокойно, сказал:

— Ты сделаешь это, Марк, чего бы это тебе ни стоило. Давай быстро наверх, иначе я пришью тебя. Слышишь ты, итальянская морда?

Маринелли с испугом посмотрел на разъяренного главаря. Ему ничего не оставалось делать, и он подчинился.

— Ну ладно, ладно… Уже иду.

Марк вздохнул и сделал вид, что собирается лезть вверх по лестнице.

Джудит с презрением посмотрела на Марка и произнесла, обращаясь к главарю:

— У вас очень плохой вкус на партнеров.

— Пошли, — дернул ее за рукав Харри и потащил Джудит к гаражу.

Он делал такие широкие шаги, что девочка едва поспевала за ним. Они подошли к полуоткрытой двери гаража.

— Полезай, — крикнул на нее Харри.

— Я не хочу, — заупрямилась та.

— Ну, живо, живо.

— Не надо, не хочу!

Джудит отчаянно сопротивлялась. Тогда Харри схватил ее обеими руками и силой засунул Джудит под гаражную дверь. Затем он сам наполовину влез под дверь.

В это время Кевин, который наблюдал за всем происходящим из чердачного окна, нажал на кнопку пульта и дверь закрылась, прижав Харри к самой земле. А поскольку Джудит была значительно тоньше гангстера, то она без особых усилий выскочила из гаража и бросилась удирать.

Однако далеко ей убежать не удалось: стоявший неподалеку Марк схватил ее за руку. Маринелли и не думал лезть на чердак.

— Ну, куда ты, куда? — крепко держал он девочку за руку, следя за тем, чтобы ее зубы не впились в него.

— А-а-а… Пусти меня, пусти… — кричала Джудит, пытаясь вырваться.

— Не пущу, и не думай об этом, и смотри мне, не вздумай кусаться, — последовал ответ разозленного яростным сопротивлением Марка.

Затем он подтащил Джудит к лежащему на земле Харри. Тот, несмотря на все усилия, никак не мог освободиться из-под ворот. Голова и плечи главаря находились в гараже, а наружу были выставлены задница и ноги.

«Странно, зачем он подтащил меня к Харри», — с удивлением подумала девочка.

Но уже в следующую минуту она все поняла. Марк стал пинать главаря ногой, стараясь побольше наподдать ему, пока тот не освободился.

— На, получи, засранец, — приговаривал Маринелли.

— Ну, зачем же ты его так, Харри — хороший парень, — «возмутилась» Джудит, хихикая.

Наконец главарю с невероятными усилиями удалось вырваться из-под ворот.

— Эй, Харри, ты в порядке? — спросил его Маринелли.

— Да, я в порядке… Ах, ты скотина! — главарь тут же бросился с кулаками на Марка.

— Кто, я — скотина?!

— Ты зачем меня бил? — глаза главаря налились кровью, и он так рванул рубаху Марка, что она треснула пополам.

— Ну, ну, Харри, сейчас не время драться, — бормотал Марк, одной рукой отталкивая воинственно настроенного главаря, второй — крепко сжимая руку Джудит.

И кто знает, как бы дальше повернулись события, если бы в этот момент из-за крыши дома не появился Хью. Гангстеры тут же прекратили потасовку и с испугом стали наблюдать за передвижениями модели вертолета.

— Что за дьявол? — проронил Марк.

— Опять этот вертолет, — произнес Харри, пятясь к гаражу.

— Эй, Хью, привет! — помахала свободной рукой вертолету Джудит.

— Хм-м, она знает его, — промычал Марк, — одна компания…

— А что это к нему привязано? — спросил Харри, упершись спиной в гараж и с беспокойством следя за перемещениями модели.

— Ну, сейчас вы все узнаете, — радостно воскликнула девочка, разгадав намерения Кевина.

Бульдог бежал с отставанием на метров пятьдесят от Хью, и грабители пока не видели его.

Вертолет, облетев вокруг дома, приблизился к Марку и провел мясом по его лицу и рубашке. В это время из-за угла дома показался рычащий бульдог, обозленный тем, что его так долго дразнят едой. Собаке показалось, что виновником этого является Маринелли, от которого так вкусно пахнет этим самым мясом. Недолго думая, бульдог вцепился зубами в ногу Марка, рыча и скребя землю лапами.

— Эй, эй, полегче, полегче! Я не брал твоего мяса… А-а-а! Не кусай меня! Харри где ты? Спаси меня от этой собаки!

От боли Марк отпустил руку девочки. Ее тут же схватил Харри и, отойдя на безопасное расстояние, заметил:

— А, ну вот и тебе достанется! Зачем ты меня пинал ногой?

— Спаси меня, Харри, пожалуйста, — молил о пощаде Маринелли. — Пристрели эту тварь! А-а-а…

Теперь он был готов отдать все, только чтобы собака оставила его в покое. В это время бульдог переключился с ноги Марка на его левый ботинок.

Модель вертолета продолжала кружиться вокруг Марка, дразня собаку запахом мяса.

— Харри, помоги! — кричал он.

Но главарь стоял неподвижно и лишь ухмылялся.

В это время над домом стала кружить в воздухе модель старинного самолета, как бы выискивая и для себя жертву среди гангстеров.

Около дома на деревянных колышках, неглубоко врытых в землю, была натянута веревка с массой небольших треугольных флажков. Веревка висела довольно низко, и флажки трепетали почти по земле. Это служило украшением перед домом и, одновременно, по замыслу миссис Уильямс, должно было привлекать внимание потенциальных покупателей.

Кевин направил модель самолета к колышкам. Приблизившись, самолет колесами «снял» с земли веревку, обвешанную треугольными флажками, вместе с небольшими колышками, и поднялся с ними в воздух. После этого модель подлетела к Марку, тщетно пытающемуся отбросить от себя бульдога, и стала кружить вокруг него, закручивая поверх рук и ног гангстера веревку. Веревка, обматывая туловище Марка, затягивалась все крепче, сковывая движения гангстера.

Бульдог испугался шума двигателя модели и наконец отстал от Марка. Тот с облегчением вздохнул, но неожиданно для себя заметил, что не может пошевелить ни ногой, ни рукой.

— О-ха-ха-ха! — увидев это, рассмеялся Харри. Он и не думал спасать своего сообщника.

— Выпустите меня, ну, пожалуйста! Шеф… Харри, помоги мне!

— Ха-ха-ха! — еще пуще прежнего хохотал Харри.

Джудит снова попыталась вырвать свою руку у главаря:

— Пусти меня, дурак!

— Не называй меня дураком, я этого очень не люблю. Понятно тебе?

Харри вопросительно посмотрел на девочку. Та ничего не ответила, молча продолжая свои попытки освободиться. Главарь повернулся лицом к чердачному окну и выкрикнул Кевину:

— Ну ладно, пацан, даю тебе последнюю возможность. Эй, ты слышишь меня, это твоя после…

Харри не закончил предложение, услышав за своей спиной надсадный вой снижающегося самолета. Гангстер испуганно обернулся и увидел, что радиоуправляемая модель старинного самолета летит прямо на него.

«Господи, когда же это все закончится?!» — прошептали его побелевшие от страха губы.

Он отпустил руку Джудит и выхватил из кармана пистолет.

— Ты мне надоел, пацан! — воскликнул он и потряс в воздухе оружием.

Прицелившись, Харри стал палить по модели. Стараясь уйти из-под пуль, самолет, виляя, менял высоту полета и скорость.

Приблизившись к Харри, модель снизилась до уровня его головы и, пролетев над его волосами, пропеллером аккуратно выстригла посередине прически широкую полосу.

— А-а-а-а!! — завопил главарь, хватаясь за лысину и еще не поняв, что с ним произошло. — Ты что со мной сделал, поганец?!

Стоявшая рядом Джудит закрыла лицо руками и прыснула со смеху. Харри посмотрел на падающие с головы волосы и рассвирепел.

— Эй, Харри, а тебя неплохо побрили, — рассмеялся лежащий на земле Марк, связанный веревкой.

Маринелли попробовал было прыгать, но вскоре свалился на газон, как мешок с картошкой. Встать у него не было уже никаких сил.

Харри все еще стоял спиной к чердачному окну. Он выпустил из виду Кевина, а тот уже приготовил Гюнтера для того, чтобы выбить у гангстера пистолет.

— Э-ге-гей… Ля-ля-ля… У-у-у… — послышалось за спиной у Харри.

Он резко обернулся, но было уже поздно. Гюнтер, скользя, спустился по веревке и быстрым движением, выбил пистолет из его рук. Оружие упало к ногам Джудит. Девочка не растерялась и быстро схватила его, направив дуло на главаря.

— Ну хорошо, хорошо, — глупо улыбаясь и несмело протягивая руку, заговорил Харри. — Отдай мне его, он ведь заряжен. Отдай оружие, дорогая! Ну, зачем тебе пистолет, ты же не собираешься из него стрелять?

— Между прочим, я уже три года подряд самый лучший питчер в нашей команде. Я здорово бросаю.

С этими словами она размахнулась и бросила пистолет так, что он улетел далеко в овраг и упал в высокую траву.

— Ну, все, надоели вы мне, — прорычал Харри, увидев, что опасность миновала. — Сейчас, сейчас. Постой, не убегай…

С этими словами он стал подбираться к Джудит, широко расставив руки и пытаясь ее поймать. Девочка стала пятиться к стене дома. Такого оборота дел она не ожидала.

«Придумай же что-нибудь, Кевин», — думала она.

Маэстро не обманул ее ожиданий. Внезапно под ноги грабителю кинулись две гоночные модели «макларена» и две багги. Они сбили Харри с ног. Гангстер, падая, больно ударился головой о бетонную плиту и потерял сознание.

Кевин, обвешанный пультами, спустился по лестнице вниз и подошел к Джудит.

— Это было просто невероятно, Кевин! — похвалила его девочка.

— Это уж точно, — спокойно заметил Маэстро, возвращая модели на землю.

Первым приземлился Хью. Посвистев еще немного винтами в воздухе, он замер на месте. Затем прилетела модель старинного самолета и стала рядом с Хью.

— Ну, вот и все, — промолвил Кевин и посмотрел на дорогу.

ЭПИЛОГ

По дороге, спеша к дому, неслись сразу четыре автомобиля. Впереди ехали две полицейские машины с включенными сиренами, затем следовал «БМВ» миссис Уильямс и позади тащился маломощный «фольксваген» Керри.

— Странно, как они догадались, что мы здесь? Ты никому не говорила об этом доме? — спросил Маэстро, глядя Джудит в глаза.

— Нет, — коротко ответила та.

— Ну, теперь у меня будут серьезные неприятности, — уныло протянул Маэстро.

— Либо ты будешь героем, — добавила Джудит.

Она с гордостью посмотрела на Кевина.

Вскоре «БМВ» обогнал полицейские автомобили и первым подъехал к дому. Из него выскочила миссис Уильямс и подбежала к ребятам.

— Что здесь происходит, молодой человек?! — закричала она Кевину издалека.

Было видно, что дама настроена весьма решительно.

— Почему вы оказались здесь? — продолжила она свой «допрос», когда подошла к ребятам вплотную.

Из «фольксвагена» выбежала миссис Маккальстер и бросилась к сыну.

— Кевин! С тобой все в порядке? — трясла Керри своего сына за плечи.

— Со мной все хорошо, мама, — последовал невозмутимый ответ Маэстро.

К ним подбежал мужчина в форме полицейского, работающего по найму. Он был одет в черную куртку и такого же цвета штаны, на голове у него вместо фуражки была натянута черная кепка с нашивкой эмблемы частной детективной фирмы. В руках он держал резиновую дубинку.

— Что здесь происходит, ребята? — спросил он, похлопывая дубинкой себя по руке.

К нему повернулась разъяренная миссис Уильямс и произнесла, тяжело опустив свою руку на плечо детектива:

— Мартин, я плачу тебе двадцать долларов в день за твои услуги… — и она стала колотить того по спине, — зачем я плачу тебе эти деньги — не знаю. Может быть, для того, чтобы ты просто спал в своей постели и не приезжал сюда?! Отвечай мне, немедленно!

Удары на частного детектива сыпались один за одним. Мартин, щуплый человечек маленького роста, покорно согнувшись, без единого звука переносил эту экзекуцию.

Кевин и Джудит переглянулись между собой и весело рассмеялись. Им было странно видеть и эту толстую, разъяренную даму, и этого жалкого хлюпика. Сейчас, после всего пережитого, им было уже ничего не страшно.

Тут к ним подбежала женщина-полицейский, которая вела дело о пропаже Кевина.

— Ну, ну, перестаньте, — стала она успокаивать расходившуюся миссис Уильямс, оттаскивая Мартина от нее. — Дайте-ка мне во всем разобраться.

— Да тут нечего и разбираться, — с негодованием кричала хозяйка поместья, — надо просто уволить с работы эту дрянь, которая переводит мои деньги…

В это время четверо дюжих полицейских затаскивали в машину уже «подготовленного» Кевином, связанного Маринелли и стыдливо прикрывающего рукой лысину Харри.

Из-за дома вышел бульдог и виновато посмотрел на миссис Уильямс. Хозяйка поместья уловила этот взгляд и бросилась к собаке.

— Плуто! — воскликнула она, бесцеремонно расталкивая Кевина и Джудит.

Подбежав к собаке, она присела перед ним, схватила бульдога за морду и наказывала, приговаривая:

— Плохой, плохой пес… Плуто, я уже целую неделю ищу тебя, где ты был?

Плуто виновато отворачивал морду, пытаясь скрыть ее в густой траве. Миссис Уильямс продолжала его винить:

— Отвечай немедленно своей мамочке: где ты был, негодный мальчишка?! Эх, ты, убежал от мамочки. Негодник, ну, рассказывай же, где тебя носило? Как тебе не стыдно?

Все стояли и с улыбками на лицах наблюдали сцену возвращения «блудного» сына. Первой оторвалась от этого зрелища капитан:

— Так, сынок, у нас двое подозреваемых на месте, а где третий?

— Луис, что ли? — пожал плечами мальчик и неопределенно кивнул в сторону дома.

В этот момент из-за дома показалась черная, неуклюжая фигура Луиса. На его черном лице выделялись только белки глаз и блестели белые зубы.

— Не бейте меня! Я сдаюсь! — выкрикнул толстяк и с поднятыми руками затрусил к полицейским.

Все, кто обернулся на его крик, вздрогнули от вида толстого человека, облитого черной смолой.

Полицейские схватились за дубинки, а миссис Уильямс отскочила в сторону от лежащего на земле бульдога.

Двое полицейских, которые первыми отправились от удивления, подбежали к Луису и окружили его.

— В машину, быстро! — приговаривали конвоиры.

— Я сдаюсь, не бейте меня, — лепетал по дороге к машине Луис.

Плуто с веселым лаем бросился за толстяком и полицейскими.

Кевин и Джудит все еще стояли вместе.

— Ну вот. Конец нашему секретному убежищу, — с огорчением произнес Маэстро, махнув головой в сторону дома.

— Ничего, найдем новое, — успокоила его девочка.

Ребята посмотрели друг на друга и улыбнулись. Маэстро нажал кнопку пульта и с чердака по веревке стал спускаться Гюнтер, весело напевая свою любимую песенку.

* * *

Кевина восстановили в школе. Несколько раз его и Джуди вызывали в полицейский участок для того, чтобы они дали показания в качестве свидетелей.

Потом был суд и грабителей наказали сполна за все их преступления.

После этого в класс, в котором учились друзья, приехали важные полицейские чины. Офицеры полиции в торжественной обстановке вручили «мистеру Маккальстеру и очаровательной мисс Уайли» медали и почетные знаки за помощь в задержании преступников.

В честь этого в школе был дан бал, на который все мальчики пришли в черных смокингах, а девочки в белых, розовых и голубых бальных платьях. Успех Кевина среди женской половины был потрясающим. Не одна пара девичьих глаз с неподдельным восторгом глядела на виновника этого торжества. В конце концов Джудит это надоело, и она при всех чмокнула Маэстро в щеку, дабы снять возникшие у представительниц женского пола вопросы по поводу его личной свободы.

После всего произошедшего учителя и школьные товарищи стали относиться к Кевину с еще большим уважением. А он продолжал оставаться таким же невозмутимым и серьезным, как раньше, будто ничего особенного не произошло. Маэстро не отступил от своего увлечения и продолжал мастерить модели радиоуправляемых игрушек. Каждые полгода его движущаяся, летающая, ползающая коллекция пополняется.

Кевин помог Джамалу вновь собрать инерционный автомобиль, и негритенок блестяще защитил свой проект.

Мистер и миссис Маккальстеры поняли, что увлечение Кевина очень серьезно и стараются не сковывать его конструкторские способности.

— Может, он будет инженером по радиотехнике? — мечтательно спрашивает Керри у Питера, когда Кевин демонстрирует своим родителям новую модель.

— Посмотрим, — философски отвечает мистер Маккальстер и добавляет: — Жизнь длинная, и кто знает, что ждет нас впереди.

Баз все также продолжает подтрунивать над своим младшим братом.

Дэн теперь обходит стороной Кевина, хотя видно, что он недолюбливает своего соседа и при первом же удобном случае постарается досадить Маэстро.

* * *

Есть на свете люди, которым все время везет. Их окружению кажется, что их жизнь — это сплошной хеппи-энд. Так оно и происходит с некоторыми из людей.

Таких везунчиков очень мало, может быть, один из миллиона. Но они есть и живут среди нас. Может быть, и Кевин кому-то покажется человеком, которому слишком везет в этой жизни. Однако не обольщайся, читатель, и не завидуй! У каждого свой путь. И кто знает, где найдешь, а где потеряешь.


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ЭПИЛОГ