КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 383056 томов
Объем библиотеки - 476 Гб.
Всего авторов - 163615
Пользователей - 86455

Последние комментарии


Загрузка...

Впечатления

kiyanyn про Клавелл: Гайдзин (Исторические приключения)

Вторая книга Клавелла, которую прочел. Первой была "Сёгун". Не знаю, то ли в том случае сыграл роль просмотренный до этого фильм, то ли какие иные факторы (допуская, что перевод) - но впечатления от "Гайдзина" на порядок тоскливее впечатлений от "Сёгуна". Сугубо личное впечатление, навязывать не собираюсь :), но и желания читать что-либо у Клавелла еще - почему-то не возникает...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Богдашов: Двенадцатая реинкарнация. Свердловск 1976. (Попаданцы)

15% прочел. Вынес твердое убеждение - стирать с диска/карты. Хорошо бы по одному байтику, чтоб удовольствие растянуть :) Ну да компенсируем оценкой "нечитаемо"...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Иэванор про Голиков: Самородок (СИ) (Боевая фантастика)

Очень скучно , нудно и найти Еве так и не смог , так что толко время зря потратил

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Елена05 про Шмаев: Бывших офицеров не бывает (Альтернативная история)

Гекку не понравилось про план Ост... А вот советским людям сам план не понравился, аж так, что гнали немцев до Берлина.
Мифический...?!Сохранился меморандум оберфюрера СС профессора Конрада Мейера «Генеральный план Ост — правовые, экономические и территориальные основы строительства на Востоке», а так же другие документы по этому самому плану ОСТ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Александр Машков про Асковд: Как мы с Вовкой (История одного лета). Полная версия. (Юмористическая проза)

Замечательный рассказ о замечательном и светлом детстве. Очень много юмора и, как результат, много прочтений.
Но! Если вычистить рассказ от ненормативной лексики, получится обычный рассказ о приключениях пацанов на даче.
Таких рассказов немало, например, рассказы Э. Веркина и В. Машкова.
Почему так происходит? Потому что нынешняя молодёжь не ругается матом, а разговаривает на нём.
Особенно это понимаешь, когда читаешь впечатления о книгах, написанные Питерцами. Диву даёшься. Культурная столица, а что ни отзыв, то мат, или вульгарность. И много аплодисментов им...
Чему удивляться? Одна группа "Ленинград" чего стоит! И это пишут те, кто читает книги, то есть, интеллигенция!
Что тогда ждать от остальных, которые ничего не читают, кроме интернета. А в интернете уже не стесняются в выражениях, а значит, можно и в культурном обществе материться!
Настроения в культурном обществе Петербурга настораживают: думаю, второй блокады не будет.
Зачем сопротивляться баварским сосискам с пивом?!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Гекк про Шмаев: Бывших офицеров не бывает (Альтернативная история)

Вот честно, когда читаешь в тексте про мифический план "Ост", сразу хочется взять протоколы нюрнбергского процесса, и даже не сворачивая их в трубочку, забить их автору в жопу. Вместе с его поганым текстиком...
Для Елены05.
Про советских людей ничего не знаю - не знаком. А вот россияне нормально к плану "Ост" относятся - вымирают активно, их тут уговорили работать прямо до смерти, в обмен на рай после похорон. Горят, в завалах дохнут, машинами их давят, а они знай начальству жопу лижут.
Молодцы...
Где там собирается колонна на Берлин? Мне место забейте...

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Гекк про Асковд: Как мы с Вовкой (История одного лета). Полная версия. (Юмористическая проза)

Замечательная книжка о жутком детстве. Читаешь, и так и хочется спросить стареньких читателей:"Что, просрали всё? А счас ссыкотно?". Ну, в духе ГГ.
Рекомендую. Значительно лучше всей этой пены попаданцев.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Эротические рассказы Stulchik.net - Категория "Фантазии" (fb2)

файл не оценён - Эротические рассказы Stulchik.net - Категория "Фантазии" 2140K, 648с. (скачать fb2) - Stulchiknet

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Table of Contents

Фантазия первая

Фантазия вторая

Фантазия третья

Фантазия четвертая

Фантазия пятая

Фантазия шестая

Эротические грезы

Сон

Из жизни братьев наших меньших (небольшой этюд)

Сны

Странный рассказ о неоконченном эксперименте

Ангел любви

Старый сексуальный автомат

Великий Минт и двухсеки

Одна ночь полета

О мыслях и их чтении

Здесь были эти губы...

На игле

Только для тебя

Сладкая боль

Дочь моря

Лето

Любовь

Т**а (часть первая)

Малышка

Холодной, тёмной ночью в Аграбе

Особенности национального собачьего секса в зимний период

Т**а (часть вторая)

Третий - не лишний

С закрытыми глазами

Девушка из Ирама

Принцесса с острова Лофофора

Русалка

Туфли и паркет

Сны нежной девочки

Нефедов и Ермакова

Судьба

Кабинка

Трудно быть отличником

Этюд

Лифт

Неожиданность

Ночь на горячем пляже

Фантазии по "мылу"

Фантазии по "мылу" 2

Мои фантазии

Сны

В саду

Сны развратницы

Неплохая фантазия

Моя работа

Однорукий бандит

Незатейливая встреча

Буря

Развращенные развратным (Пошлая Россия). Пролог. Играя в Quake

Как в чате

Весна

Про фонтан

Про чердак и дождь

Персик

Мои сны (отрывки)

Природа чувств

Эротические фантазии Плейбоя - 2

Эротические фантазии Плейбоя - 1

Эротические фантазии Плейбоя - 3

Сны и сновидения

Утро

Девичник. Любовь

Курьер

Я скажу, что я с тобой сделаю

Ожившая фантазия

Эротические фантазии Катьки

Эротические фантазии Катьки-2

Война

Холодно

Аттракцион мадам Соле

Фруктовая фантазия

Cон

Мой дневник

В красных тонах

Просто она

Полижите у Чичериной!

Моя фантазия

Пробуждение от оргазма

Классный уикенд

Бритни в попку

Игры

Может быть

Визит к стоматологу

Сон мальчика

Типичная секретарша

Исполнение тайных желаний

Нежный массаж

С красавицей

Исполнение желаний. Revamped&remixed (авторский плагиат)

Проснись дорогой

Мечта есть секс

В доме тишина

Видение Маргарет

Посвящённый

На природе

В поисках секса

Блаженство

Ванная комната

Перекрёсток

Иногда надо и так

Животрепещущие вопросы

Женщина-русалка. Продолжение

С Бобом в машине

Фантазия для неё

Из окна

В кинотеатре

Однажды в Греции

Фантазия на тему

Фантазия на тему-2

Шок

Больница будущего

Хотела бы так?

Когда ты меня

Возрождение

Ожидание

Сегодня я хочу свести тебя с ума!

Посвящается влажной Женечке

Страп он

Самолет над пляжем

Познакомься

Маршрутка

Демон

Для жены. Часть 1

Для жены. Часть 2

Амазонки

Ванна

Фантазия (она промелькнула у нее в той же гостиннице)

Наслаждение

Засада. Часть 1

Засада. Часть 2

Лифт

Рабочий день был в самом разгаре

У нас кабинет в самом конце коридора

Эксперимент

Конечно

Мне всегда нравится

Мы идём по траве

Не бойся меня

Раечка

Секс

Ты

Я мечтаю о тебе

Герой Меча и Магии (Глава 1)

Милая моя

Я не мог сказать тебе по телефону

Я проснусь очень рано

Мысли, глядя на твои откровенные фото

Послание любимой

Сон

Посвящаеться всем похотливым шлюшкам

Сдам жену в аренду

Легкое доминирование

Кипение страсти

Жарко

Мечты иногда сбываются. Часть 1

Мечты иногда сбываются. Часть 2

День рождения сестры

Зубной кабинет

Водопад

Неизвестная Лолита

Фантазии на тему виртуальной реальности. Часть 1

Фантазии на тему виртуальной реальности. Часть 2

Последняя фантазия. Марго посвещается

Девушка в роли жертвы

В душе

Задание для похотливой сучки

Операция

Мечта

Фантазия первая

Категория: Фантазии

Автор: Сергей

Название: Фантазия первая

Твои фотографии будят во мне фантазии. Вот я прихожу к тебе. Ты встречаешь меня в дверях. Глубокий вырез на твоём платьице почти не скрывает твою великолепную грудь. Мы заходим. Ты садишься, приподняв полы платьица и открыв моему взору твои стройные ножки, от одного вида которых меня бросает в жар. Ты поглаживаешь руками свои прекрасные бёдра, и я вижу, что платье - единственное, что скрывает от меня твоё прекрасное тело. Волны желания одна за одной захлёстывают меня.

Ты наклоняешься ко мне и я не могу оторвать глаза от твоей роскошной груди. Уже не контролируя себя, я сжимаю руками твои прекрасные плечики. Платьеце соскальзывает с них, открывая моему взору всё великолепие твоего роскошного тела. Я притягиваю тебя к себе и впиваюсь губами в твои груди. Я чувствую, как набухают твои соски, как волны сладостной дрожи прокатываются по твоему телу. Медленно покрывая поцелуями твою грудь, я опускаю тебя на стол. Мои руки скользят по твоим бёдрам, поднимая полы платья всё выше и выше. Я спускаюсь всё ниже и ниже, и вот, наконец, я раздвигаю твои роскошные бёдра. Мой шаловливый язычок прикасается к твоей влажной трепещущей киске. Мои руки сжимают твои роскошные груди. Я чувствую, как волны сладостной дрожи сотрясают всё твоё тело.

Я обхватываю твои щиколотки и развожу в стороны твои стройные ножки. И наконец резким толчком вхожу в тебя. Я беру тебя ещё и ещё. Твои сладостные стоны разрывают тишину. Твоё великолепное тело - игрушка в моих руках. Ты мечтаешь лишь об одном - чтоб эта сладостная борьба никогда не кончалась.

Фантазия вторая

Категория: Фантазии

Автор: Андрей

Название: Фантазия вторая

Посмотрел я в тысячный раз твои фотографии - ты просто супер, причем без всяких но. Серьезно. Комплимент мой совершенно искренний.

Мне кажется, что залог твоего успеха - искренность и естественность. Есть на этой страничке и другие симпатичные девчонки, но они часто выламываются и чего-то из себя строят. Жаль, что я не имею никакого отношения к фотографии, а то бы тебя заснял.

На фотографиях ты выглядишь такой трогательной и беззащитной маленькой девочкой, может быть даже Дюймовочкой. Не хватает только двух больших белых бантов (как у первокласниц).

Для начала я снял бы с твоей головы всего один бант и повязал бы его на своем сучке (члене). Думаю, Марин, тебе будет приятно, когда мой украшенный бантом сучек глубоко войдет в твою очаровательную норку. Я вложу в тебя свой сучек в то время, когда ты будешь стоять на коленях, наклонясь вперед и локтями будешь упираться в подушку. Плотно прижму к себе твои бедра и нанесу первый мощный толчек, затем второй. Твое тело будет бессильно сопротивляться моим мощным толчкам, а горячий, влажный любовный сок из твоей норки увлажнит бант и пропитает его невиданным ароматом цветов. Я же знаю Маринка, ты хорошо пахнешь.

Что будет дальше? Куда мы приспособим второй бант?

Я аккуратно раздвину твои ягодицы, увлажню язычком твой анус и с чрезвычайной аккуратностью пальчиком протолкну туда краешек второго банта (таким образом что большая часть банта останется снаружи и образует симпатичный нарядный хвостик). Принцесса, может быть ты сжалишся над своим верным пажем, и позволишь моему члену войти туда, где находится сейчас бант?

Фантазия третья

Категория: Фантазии

Автор: Андрей

Название: Фантазия третья

Уважаемая Марина!

Мне очень понравились Ваши фотографии. Посмотрев на них, я представил себе вариант нашей возможной встречи.

После легкого ужина в ресторане мы с Вами идем к Вам в гости и, выпив бутылочку красного французского вина, мы начинаем медленно ласкать друг друга через одежду. Ласки становятся все интенсивнее, и каждый из нас все более возбуждается.

Резко прервав, их мы идем по очереди в ванну. Я, выйдя из душа последний, нахожу Вас на кровати, абсолютно голой и слегка возбужденной. Медленно целуя и слегка покусывая Ваше прекрасное тело, я опускаюсь все ниже и ниже до самых ступней. Затем, ведя языком вдоль внутренней стороны бедра, я достигаю Вашего самого сокровенного места, и медленно и нежно вхожу в него языком. Проникая все дальше, я руками начинаю массировать ваши прекрасные груди в такт движения языка. Далее мои руки, помогая языку, начинают раздвигать и сдвигать Ваши ягодицы. Потом Вы становитесь на колени, и мой язык начинает скользить то по влагалищу, то по анусу. Тем временем указательный палец моей руки ласкает Ваш клитор. Язык тем временем проникает все дальше в анус и ласкает его тепло и нежно...

Устав вы в истоме берете мой член в рот и сильно и жарко сосете его.

Через 15 -20 минут, отдохнув, мы я повторяю ласки, но теперь вставляю член в Ваше влагалище и после, того как Ваше возбуждение начнет стихать, я продолжу ласкать Ваш анус и Ваше влагалище языком.

(О себе: 26 лет, 186 см. не дурен собой, способен выполнять любые сексуальные фантазии женщины).

Фантазия четвертая

Категория: Фантазии

Автор: Дима

Название: Фантазия четвертая

Здравствуй, Оксана!

Здравствуй, самая красивая, обворожительная и привлекательная девушка в Интернете.

Желанная! - Как я хочу тебя! Хочу тебя снять, снять в полном смысле этого слова. - Сначала на фотопленку, а потом !!! Любить тебя крепко и нежно, ласкать тебя, целовать, вылизывать самые потаенные твои местечки. Так хочется чувствовать твой вкус на губах, пить твой сок, ощущая растущее напряжение. Проникнуть в тебя, сначала неторопливо, медленно, растягивая удовольствие, а потом.....

Потом, когда уже не в силах сдерживаться, ворваться в тебя, полной мощью, стараясь проникнуть глубже и глубже...........

.....и потом ласкать тебя снова и снова..........

Напрасные мечты. К сожалению я живу в Минске, а ты в Москве (А может нет?).

Напиши мне, хотя бы..........

Жду.

Дима.

Фантазия пятая

Категория: Фантазии

Автор: Антон

Название: Фантазия пятая

Привет Валя! Я Антон, 17, из Москвы.

Только что, я зашел на сайт с объявлениями и увидел тебя! Твоя мягкая, не волосистая, не черная, а нежная розовая киска сразу привлекла внимание своей откровенность... Я уже не мог не представлять, как, ловя твою отвердевшую грудь с маленькими сосочками в окошко своего любительского КЭНОНА, массирую член, рвущийся из одежды... А ты, такая сексуальная и возбуждающая, но при этом неприступная, холодная, как настоящая модель лишь облизываешь свои сладкие губки и мнешь руками то эти пылающие жаром холмики, то медовую, ласковую, как у маленькой девочки, вульву... Изнемогая от желания, я наконец замечаю, что и ты неспокойна...

Пальчик, бегающий взад и вперед меж твоих ножек с каждым разом все более влажен и дыхание, речь твои все более отрывисты... Наконец я нахожу повод, чтобы подойти поближе и присконуться к тебе... Ты меня не поняла, положи ножку вот сюда... (кладу твою ногу на подлокотник кресла мягко держа ее у самой попки и касаясь упругих ягодиц), а правой рукой возьми сиську вот так... (Беру твою руку, всю влажную после игр с твоей писей, и кладу на самый сосочек, больше заботясь не о твоей позе, а о маленькой нежной грудке, лежащей в моей ладони. Ты расслаблена и уже даже не пытаешься казаться серьезной.

Сама опускаешь мою голову в свою промежность, играя двумя пальчиками в моем рту...Откуда ты знаешь, что лизать киску и буквально засасывать в себя девичий клиторок является моим любимым занятием в постели?.. Но что делать с моим дружком, который уже тоже истек соками и рвется наружу, к твоей норке...

Мы с тобой меняемся местами. Ты садишься на мое лицо всей своей попкой, а сама пристраиваешься ублажать мой член... Доводя тебя до экстаза и не в силах обльше терпеть (17 лет - не 45) кончаю прямо тебе в ротик и на белые пряди волос... Дай мне отдохнуть и во 2 раз все пройдет гораздо дольше и лучше...

Фантазия шестая

Категория: Фантазии

Автор: Сергей

Название: Фантазия шестая

Твои фотографии пробуждают у меня романтические фантазии. Вот я перед тобой. У меня в руках фотоаппарат. Я снимаю тебя. Ты непринуждённо раскинулась в кресле. На тебе костюм Евы. Ничто не мешает мне любоваться твои прекрасным телом. С каждым кадром я приближаюсь к тебе всё ближе и ближе. Аромат твоего тела сводит меня с ума. Я опускаюсь перед тобой на колени. От одного взгляда на твои стройные ножки у меня начинает кружиться голова. Волны желания захлёстывают меня. Снимок- Ещё снимок- Всё. Больше я не в силах сдерживать себя. Я откладываю в сторону фотоаппарат и медленно развожу твои стройные ножки. Моему взору открывается твоя нежная киска и я осторожно прикасаюсь к ней губами. Мой шустрый язычок принимается за дело, а руки скользят вверх и начинают ласкать твои груди. Твоё дыхание начинает учащаться, по телу пробегают горячие волны. И вот раздаётся твой первый сладостный стон.

Я начинаю подниматься выше. Мои губы скользят по твоему животику и добираются до набухших сосков. Твоё тело выгибается в моих руках, головка откинута назад, глазки закрыты. Я слышу твои сладостные стоны, твоё стройное тело прижимается ко мне, твои прекрасные ножки обхватили меня. Я чувствую, как волны желания сотрясают тебя. Я поднимаюсь ещё выше и впиваюсь поцелуем в твои губки. Сейчас ты мечтаешь только об одном, чтоб я поскорее овладел тобой. Но я не спешу. Я вновь спускаюсь вниз, к прекрасной пещере желания. Мои руки ласкают твои бёдра, поднимая их всё выше и выше.

И вот наконец я вхожу в тебя, и мы погружаемся в пучину страсти. Я продолжаю ласкать тебя. Твои ножки покоятся на моих плечах, а сама ты тонешь в сладостном экстазе. Твои сладострастные стоны достигают пика. Но это ещё не всё. Сегодня царствую я. Я беру тебя ещё и ещё, и лишь полное изнеможение останавливает нас.

Эротические грезы

Категория: Фантазии

Автор: Виктор Барков

Название: Эротические грезы

(фрагменты из рассказа Виктора Баркова "Ещё придёт зима...")

Он стоит в просторном зеркальном зале, у самой стены. А посреди зала возвышается огромный белоснежный торт, на плоской вершине которого лежит обнажённая незнакомка. Она молода, красива и дьявольски обольстительна. Вся её раскованная поза -- правая рука подпирает приподнятую головку, левая покоится на крутом изгибе бедра -- проникнута ожиданием встречи. Смугло-золотистое тело украшают нежно-розовые цветочки из крема. Они стыдливо прикрывают самые соблазнительные места. Женщина улыбается и манит к себе ухоженной ручкой...

И он начинает ожесточённо лезть вверх по отвесной стенке торта. Но свежий бисквит отслаивается и крошится, ноги маслянисто проскальзывают, приторно-сладкая масса залепляет глаза, нос и набивается в рот. Сверху лениво, с томной медлительностью оседает снежная пыльца -- это женщина сыплет сахарную пудру и игриво смеётся. Он ещё отчаянней пытается забраться наверх, давясь и отплёвываясь, с рычанием терзая липкое месиво, но всё сильнее зарывается вглубь. Ему трудно дышать, и чем больше ему не хватает воздуха, тем яростнее старается он выкарабкаться оттуда. Вот он уже полностью погрузился в темноту, но всё равно продолжает остервенело барахтаться там, прорывая спасительный туннель в мягкой съедобности трясины...

Неожиданно в глаза бьёт яркий свет. Он видит огромный зеркальный зал и себя, оказавшегося с другой стороны торта. Каждое зеркало отражает таинственные глубины других зеркал, уходящие в призрачную бесконечность. Множество перепачканных растерянных лиц смотрит на него отовсюду, но он понимает, что здесь он один, и выбраться из этого сверкающего круговорота невозможно...

-- А-а-а-а-а!!!

До предела напрягаются его голосовые связки. Собственный крик ему не слышен, однако отражения начинают мелко дрожать. Зеркала вибрируют всё сильней, всё напряжённей, и вдруг беззвучно лопаются от резонанса. Они взрываются внезапно, все разом, крошась на мириады искрящихся кристаллов. А в каждом кристалле по-прежнему отражается и торт, и нагая незнакомка, и вселенское одиночество усталой фигуры...

...Он куда-то бежит по росистому утреннему лугу, пышно желтеющему одуванчиками. "И бег его плавен, как радостный птичий полёт". Куда он спешит, куда? Ну конечно же к ней. Она тоже невесомо летит ему навстречу. Одежда ей ни к чему -- только венок из одуванчиков красуется диадемой на голове. Цветы, солнце, волосы, её тело -- всё излучает слепящий золотой свет. От этого нестерпимого света слезятся глаза. И сквозь слёзы причудливо искажаются и дробятся очертания плывущего навстречу мира...

Он падает спиной в шелковистую, словно её волосы, и зелёную, как омут её глаз, траву. Над ним воцаряется глубокая, всасывающая в себя синь. А на фоне этой неотвратимой гипнотизирующей синевы появляется золотой ореол. Это она. Он видит снизу её загорелые стройные ноги, которые уходят в неведомые выси, в туманное сжимание перспективы. Он замечает там чёрный треугольник, указывающий перевёрнутой вершиной, подобно путеводной стрелке, на ту особенную точку, в которой таится высшее телесное наслаждение. Он различает её глянцевитый, цвета кофе с молоком, живот. Чарующая ямочка пупка -- будто потухший кратер чувственного вулкана. Он видит её осмуглившиеся на солнце груди. Их упругую оболочку распирает изнутри горячее давление крови и ещё какой-то неведомой силы...

На её левую, прогибающуюся от собственной тяжести округлость, опускается большая восхитительная бабочка с изумрудно-прозрачными крыльями. Бабочка трогает мохнатым хоботком розовый венчик соска, не находит там нектара и улетает прочь. А тягучие груди, похожие на две янтарные капли воска, оплавленного жгучими лучами, опускаются всё ниже и ниже. Он попадает в густой шатёр её длинных волос, сквозь который едва процеживается слабый свет. И вскоре его окружает полная темнота. Её влажные губы ищут его невидимый рот. Но ему становится нечем дышать, и он начинает искать выход из этого приятного плена...

Сон

Категория: Фантазии

Автор: * Без автора

Название: Сон

Ему часто снились эротические сны. Реже - порнографические. Сегодня был именно такой. Приснилось ему, что он трахает маленькую девочку.

Девочка с удовольствием брала в рот, причмокивала при этом и жмурила глаза от удовольствия, когда головка касалась горла.

Он глубоко насаживал ее на член, а она только томно стонала и пыталась сесть еще глубже.

Он вставлял член ей в зад, вертел им там, и она была этим довольна так, будто он угощал ее шоколадом.

Он широко расставлял ей ноги и вводил внутрь свой толстенный член. Она закатывала глаза и всем своим видом показывала, как ей хорошо.

В конце концов он кончил в нее, заполнив все влагалище спермой так, что та даже вытекла наружу. Девочка тоже обессилела и замерла.

Кончив, он проснулся. Девочка лежала рядом.

Он вспомнил все, что ему приснилось... Вспомнил, что было на самом деле... И подивился, как же иногда фантазия может блекнуть перед самой жизнью. В реальности все было гораздо лучше!..

Он разбудил маленькое развратное создание, и они продолжили...

Из жизни братьев наших меньших (небольшой этюд)

Категория: Фантазии

Автор: Gemini

Название: Из жизни братьев наших меньших (небольшой этюд)

-Эй! Эй! Поаккуратней, вы что меня всё время пинаете.

Ну что за люди! Вообще кошмар. Мальчишки, те вообще достали. Мимо спокойно пройти не могут. Да и холодно как. Хоть бы кто-нибудь поесть дал. Поесть... Хоть что-нибудь..

Да, раньше я так не думал...

Ходил по шикарным ресторанам с красивейшей женщиной, которая, правда, мне изменяла с моим другом. Ездил на навороченной тачке, которых всего несколько штук во всём городе. Яхты в Греции, отдохнуть в Штатах, развлечься в Асвтралии, Новый Год во франции. Кто бы мог подумать, что так всё закончится. Интересно, кто же меня заказал? Нет, это точно Димка, теперь он генеральный. Хотя, может, Кабану не понравилось моё отношение к его дочери. Сама, сучка, передо мной крутила то сиськами, то задницей. Дура малолетняя. Ну, подумаешь, потискал чуть-чуть, а он так взбеленился. Чуть ли ядом не плевался и молниями стрелял. Вот и помню только ослепительную вспышку света, а потом провал. Эдакая чёрная дыра в моей памяти. Помню только, что внизу я видел лапки и никак не мог врубиться, что они мои. Чёрненькие такие с беленькими полосочками, а если нагнуть голову, то вижу свой галстучек. Уж не знаю, кто надо мной так издевнулся, то ли бог, то ли дьявол, но и здесь меня нарядили во фрак, всю свою кошачью жизнь теперь в костюме и при галстуке ходить буду.

Ой, интересно, а чьи это руки меня подхватили. Хм...приятно, теплее даже стало. Хочется спросить, столько вопросов в голове, а говорю только: "Мяу!"

- Ну, ты что расмяукался, а, котёночек? Сейчас принесу тебя, помою. А маму мы уговорим! Ведь так? Ты только послушным будь.

А я смотрю только на неё и моргаю глазками. Красивая такая, а глаза зелёные-зелёные. И какой голос-то приятный у этой девочки. Тепло, так спать хочется. Глазки слипаются. Проснулся я уже дома. Мама-то у неё как кричала, ужас. Потом потыкали мордой и показали куда ходить. Ну и в знак согласия я, конечно, мяукнул, говорить-то нема. Помыли, хорошо...

А девочка моя такая хорошенькая, миленькая и добрая-добрая. Гладит меня, молочка налила и всякие такие ласковые слова шепчет. А вот на руки берёт - это плохо. Мне снизу больше нравится. Она же в халатике ходит, а снизу трусики видно, кружевные красивые такие, аж мурлыкать хочется. А когда тепло и без трусиков, здесь вообще лафа начинается.

Хорошая у меня жизнь, вот только рефлексы относительно мух и телефона достают. Всех мух ловлю, противно, но куда против матери-природы. А когда телефон звонит, так и хочется трубку взять.

Но всё это ничего, пустяки по сравнению с моим кошачьим (и не только) счастьем.

Хожу я по квартире днём и жду, когда моя девочка со школы придёт. Сяду под дверью и жду, жду. Часами жду и есть не хочется. Самый радостный звук - это стук её каблуков по полу в коридоре и звук поворачиваемого в замке ключа. Приходит, гладит и идёт переодеваться - это вообще класс.

Я приду, сяду на стульчик и смотрю. А она без всяких стеснений и кривляний снимает юбочку, кофточку и остатся в нижнем белье и чулочках. Почему чулки? А бог её знает, не любит она колготки, зато как я люблю её чулочки. Боже, а какой у неё вид! Потом снимает лифчик, и я любуюсь красивыми небольшими грудками со светло-коричневыми сосками. Мда... а потом она надевает халатик и мне такой облом. Но ничего я могу посмотреть снизу на её трусики. Когда она бросает одежду по привычке на кровать, я запрыгиваю туда и начинаю тереться мордочкой о её юбочку, блузочку, чулочки. Тонкий и такой вкусный запах моей девочки, она такая сексуальная. Она меня сгоняет, конечно. Но разве она может понять мои чувства? В последнее время часто дома говорят, мол, кот-то кошку хочет, а я бурно возмущаюсь: да не кошку, нет. Я Ленку хочу. Какая тут кошка...

Вот и катаюсь по спине, ношусь по всей квартире и играю с люстрой на потолке. Как бешенный, конечно. Ежедневно такое видеть и причём по нескольку раз в день. Я же только на вид кот, а в душе-то мужик я...

Ага, а я слушу плеск в ванной. Надо сбегать. Встаю под дверью и начинаю мяукать. Конечно, она не выдержит моих мучений. Она же такая добрая, эта моя девочка, и пустит меня. И вот я в ванной, сбылась мечта идиота. Она-то думает, что я купаться хочу, а я на неё гляжу. Глаза всегда огромные таращу на неё: от кожи такой парок идёт, так и хочется коснуться, да только лапы, а не руки. Волосики мокрые такие и прилипли так трогательно, водичка стекает по грудкам, потом животик и такие ножки, глаз не отвести. Лежит в ванной, млеет. А как я к ней хочу! Хожу: "МЯУ!!! МЯУ!!!"

И родинка у неё такая милая. На изгибе спинки: когда спина плавно переходит в попку.

что ещё тут сказать? Ведь так и хочется плюхнуться туда - к ней, усадить к себе на бёдра попкой и погрузиться в неё, как можно глубже, зарывшись лицом в душистую ямочку на её шее. Чувствовать её тело, слышать, как она задыхается от страсти и судорожно хватает ртом воздух. Ласкать её, любить...А она думает, что я купаться хочу. Глупенькая. Купает меня, а я смотрю в её глазки и хочу. То, чего не могу - не мужик я в этой жизни. Хорошо, что хоть не кастрировали.

А после ванной ляжет на кровать и лежит. Если у неё хорошее настроение, можно даже к ней подойти, а она будет лежать и гладить за ушком, а её тело, совершенно обнажённое и такое красивое, совсем рядом. Я чувствую носом её запах, это мой самый любимый запах, я люблю его даже больше, чем запах рыбы. А ещё она может положить меня на свой животик. Приятно, вот так лежать на моей девочке. Так и хочется полизать языком её кожу, да только язык шершавый какой-то. Обидится. Вот лежу и тихо наслаждаюсь.

Спать я без неё вообще не могу. Да как же можно спать в одиночестве? Нет, теперь это для меня невозможно. И я опять хожу и мяукаю. Пойдём спать? А она даже понимает, моя кошечка, и идёт. Ляжет, в одной футболочке и прижмёт к себе. Гладит за ушками, а я? Что я могу делать, только громко урчу и мурлычу. Ещё рассказывает мне много-много всего. Она же думает, что я животное, но мозги-то у меня ой-ой какие. Вот и вчера рассказывала, как с парнем встречалась, как он её обнимал, целовал. Сколько бы я отдал, чтобы обнать и прижать её к себе. Так потихоньку и засыпаю.

Часто она сидит за компом и набивает рассказы о чём-то, быть может, даже обо мне. Инода она ползает по Нету. Неплохо она понимает в этом, вот и сидит в чатах частенько, а мне так хочется, чтобы она меня погладила, к себе прижала. Вот и прыгаю на коленки, тыкаюсь в неё носом, а она только: не мешай,- погладит и опустит на пол.

Глупая, они-то виртуальные, а я такой реальный и так любви хочется, особенно её любви, хотя бы ласки. Какая же она милая и добрая, хотя часто такая грустная. Сворачиваюсь калачиком, остаётся мне только вздыхать изредка и читать быстро появляющиеся и сливающиеся в слова буковки в чате.

Вот иногда и вылезаю ночью из кольца её тёплых ручек, прыгаю на подоконник, смотрю на звёзды и думаю...

Думаю о своей прошлой жизни и о сегодняшней, какая лучше? И всегда прихожу к выводу, что эта-то лучше. Я её так люблю, эту мою девочку, и её совсем не волнует, что я подарю ей на день рождения, я дарю ей только свою ласку и свою любовь. Все гладят меня и любят просто так. Какая им разница, какая у меня машина и номер мобильника. Меня просто любят и всё...

В прошлой жизни у меня всё было: деньги, женщина, квартира, машина, а чего-то не хватало. Я не был счастлив, а теперь я понял, что я неосознанно искал тогда и наконец-то обрёл это в нынешней жизни. Нет у меня теперь ничего, зато есть любовь...

Но сколько бы я отдал, чтобы опять стать мужиком и сделать счастливой мою девочку, и испытать счастье самому. Я не любил никого в той жизни, а в этой я полюбил, но я всего лишь кот. Ой! Звезда упала. Надо поторопиться загадать желание. Уффф, всё - успел. Вы, конечно, поняли, что я загадал, догадаться несложно. Хотя кто знает, а вдруг исполнится...

Сны

Категория: Фантазии

Автор: Владимир Юровицкий

Название: Сны

Брызги росы щекотали лицо. Болтался повод. По сыро земле предрассветного леса глухо отдавал - тугой шлёп конских копыт. От земли поднимался запах, он щекотал ноздри, пробирался глубже в гортань, лёгкие, лёгкие наполнялись этим запахом прелой земли, слежавшейся чёрной листвы, раскисших шляпок грибов. Вверху ветер набегал иногда на вершины больших дубов, плотно замыкавшие верхний ярус старого леса, но внизу было тихо, только шлёп, шлёп, шлёп копыта по мокрой земле.

По его грузному расслабленному телу струилась усталость от бессонной ночи и длинного перехода, она отяжеляла веки, струйками сбегала вниз, скапливалась в районе поясницы, плескалась в узких раструбах кожаных сапог. В голове было бездумье усталости, лишь звук копыт угрюмо протискивался через головные кости, звучал отдалённо и одиноко...

Дружина растянулась за ним не длинной цепью. Все молчали, как молчит всё в природе в этот час меж ночью и солнцем, когда спит всё и должно спать всё, только человек в вечной суетности и погоне за призраками нарушает иногда этот час покоя, но и он ощущает в глубине свою неправоту, оттого он немеет и цепенеет в этот час тишины и непреложного покоя...

По лесу двигался отряд. Звук быстро затихал за ним, но колыхание веток ещё долго звенело по их следу, разбрызгивая во все стороны тонкую пыль росы.

К нему подъехал поп.

- Скоро ещё? - не поворачиваясь и не нарушая своей расслабленной позы, бросил он.

- Должно близко.

- И верно говоришь, что язычничают в Дубрищах?

- Верь, князь, слову. Смущает там людей старый ведун Ярила, приносят они жертвы мерзкому Перуну-истукану и славят Хорса, веру подрывают и сеют недоверие к княжей власть и князьям как отступникам от старой веры.

- Коли правда сие - худо им быть, князь сурово сумеет наказать супротивников веры Христовой, - ответил он и снова погрузился в дрёму. Приблизившийся к ним старший тиун Дрыга подал свой голос.

- Говорят у Ярилы дочка - первая красавица на всю землю дряговичей.

Никто не ответил, голос прозвучал и затих.

Внезапно лес расступился.

Узкой полоской расплавленного металла сияло навстречу восходящее солнце. Солнце и весь воздух, прозрачно насыщенный им, ослепили глаза всадников после полутьмы глухого леса. Постепенно, когда глаза людей приспособились к новому свету, их зрению предстала картина неширокой реки, плавно петляющей средь мягких зелёных лугов, а вдали возле раскидистого дуба была видна большая толпа людей - мужчины, женщины, дети в пёстрых платьях и белых рубахах. Они медленно, ритмически двигались вокруг разукрашенного дерева и их торжественная песнь широким веером расходилась в высоту, лишь краешком доносясь до их слуха. Это был старый языческий гимн Солнцу.

Велий Хорсе

Велий Хорсе

Одари ты нас любовью

Одари ты ны скоты

Одари ты животы

Старые, слышанные с детства слова, старая, знакомая с детства мелодия дедов и пращуров не могла не отозваться в сердцах все этих людей, даже если и приняли они новую веру, привезённую с раскошных берегов Босфора, даже если и утопили священного дедовского Перуна в водах Днепра, но себя не враз переделаешь, не враз отбросишь свою память... Она будила воспоминания о детстве и тепле, мягких руках матери, шамкающем говорке лохматобородого деда, рассказывающего сказки и старые предания о Рюрике, Святославе и походах на Царьград, весёлые попевки и хвалы Бояна. Новая вера была холодна и сурова, она ушла с просторов полей, от сумрачного уюта лесов, замкнулась в каменных клетках ослепительно белых неживых церквей, где на человека с гневом и укоризной глядели раскосые лики мстительных патриархов и даже во взгляде богородицы не было доброты и утешения, и младенец на её руках никогда не улыбался...

Он оглянулся на спутников, обвёл глазами их затянутые пеленой воспоминаний лица, под его взглядом они съёживались, будто уличённые в чём-то непростительном и пустил своего коня вперёд.

Дружина с воплями и криками обогнала его, рассыпалась по полю, окружая язычников, которые при виде их бросились бежать к лесу, но, увидев, что путь отрезан, сгрудились вокруг высокого старика в белом и с длинной белой разлетающейся бородой.

- В воду их, загоняй их в воду! - возбуждённо вопил поп, радый, что так удачно застали язычничающих.

- Всадники конями и копьями стали загонять людей в воду.

- Князь, вот он, Ярила, главный хороводчик, - закричал поп, подскакивая к князю.

- Схватить и связать.

Несколько времени - и вся толпа была загнана в воду. Испуганные, они стояли по грудь в воде, теснясь друг к другу, женщины поднимали детей, они громко плакали от испуга.

Несколько дружинников, сверкая топорами и белым срезом щепы, принялись рубить священный дуб, а поп стоял на берегу и, размахивая крестом, бросал гневные слова.

О, погрязшие в грехе язычники. За вас смерть принял божеский сын Иисус Христос, а вы поклоняетесь дубам и чурбанам. Да не будет вам другого бога кроме триединого в сущности - бога-отца, бога-сына, бога - духа святого... Иначе гнев его будет на вас на небе и месть князей мира на сей земле. Не приносите жертв ни Перуну, ни Хорсу, ни прочим Ваалам, едино токмо десятину от трудов и промыслов ваших на церковь святую. Да будет так от сего и навеки. Аминь! - и размашисто махнул два раза в воздухе тёмным распятием. А затем уже деловым тоном. - Подходите по одному принимать крещение от креста животворящего.

Дружинники, заехав в воду на конях, копьями стали толкать людей, они по одному подходили к кресту, а стоящий перед попом дружинник с головой макал подходящих в тёплое молоко воды под громкие крики и гогот стоящих на берегу, очищая их водой от скверны бесовских заблуждений языческой веры.

Поп давал язычникам целовать крест, крестил их по воздуху, продолжая говорить какие-то грозные речи об аде, вечных муках и суровых пророках.

Ярила стоял связанным под деревом. Он подъехал к нему.

- Почто, старик, смущаешь дедовскими побасками, отвращаешь их от веры, в которую мы всем приказали верить?

Ярила вскинул голову. В глазах не было страха.

- Крамолу и смуту сеешь по Русской земле, князь. С этой верой наши деды крепили Русь, били греков, булгар и печенегов, и стояла Русь крепла.

- То всё раньше было. А прежняя вера была одна глупость и недомыслие, поклонялись бесчувственным истуканам. Нынче новая вера в Иисуса Христа и как сказано, так и надо смердам верить.

- Отомстят старые боги, - бешенно шипел старик, отчего князю стало совсем не по себе, - ох, горько ещё отомстят за обиды и поругание киевского Перуна, много слёз прольётся Руси, кровавыми слезами умоется, красной водой колодцы позаливает, Христос ваш не русский бог, его греки выдумали и вас одурачивают.

- Предай его смерти, князь, - подскочил поп, - непростительно такое богохульство на сына человеческого.

Страх перед этим связанным человеком сам подсказал.

- За твоё супротивство смерти горькой предаю тебя, старик, чтоб урок для всех остался. Привязать к деревьям.

По трое дружинников бойко слазили на стоящие рядом берёзы, пригнули вершины и споро привязали к ним за ноги Ярилу. Несколько человек сдерживали деревья, чтоб они не разогнулись. Очищенный и окрещённый народ в мокрых грязных одеждах жалкой толпой сгрудился кругом.

- Так будет со всяким, кто супротивится церкви и князьям, - проповедовал поп. - Унесите в сердцах ваших эту казнь и помните её.

Заглушая слова попа, громко кричал Ярила.

- Будьте твёрды в старой вере, люди русские, она истинная.

Он хотел приказать заткнуть старику рот, но затем передумал - пусть кричит, помирать всё лучше с криком.

- Все смотрели на него, ожидая сигнала. Он поднял руку.

В этот момент раздался крик, удержавший ею от падения.

- Вон Ядвига, дочка Ярилы.

Не опуская, он обернулся и увидел выехавшую из леса на коне молодую женщину, в нерешительности остановившуюся одаль. Должно действительно красавица, подумал он, разглядывая её фигуру, уверенно и свободно сидевшую на своём мохнатом коньке - и опустил руку.

Враз вершины были опущены и две бело-красные половины того, что ещё только было единым телом старого ведуна, взлетели прямо в глубину неба, брызгами крови окропив всех стоящих и окутав всё вокруг запахом парного человеческого мяса. Вдох ужаса и страха вырвался как из одной груди. Заголосили бабы, заплакали дети...

Внутренняя сила снова заставила его обернуться в сторону дочери разорванного ведуна. Она сидела неподвижно на коне, повидимому до неё дошло страшное значение происшедшего, её плечи поникли, руки, сжимавшие повод, безвольно опустились на гриву коня.

Жарко шептал на ухо Дрыга.

- Девка - первая красавица на всю землю дряговичей.

Неосознанным движением он толкнул коня по направлению к женщине, неотступно глядя на неё. Её лицо расширилось, стали проступать отдельные черты.

Она очнулась, резко повернула коня и поскакала в лес.

Пришпорив, он влетел вслед за ней. Ветви хлестали его по лицу, он уклонялся от них машинально, не отрывая взгляда от мелькавшей впереди спины, которая ни приближалась, но и не отдалялась, как ни горячил он коня, ни пришпоривал его кованными сапогами. Её конёк был, видать, вынослив и быстр.

Жажда погони захватила его, проснулся охотничий азарт. Они ускакали уже далеко, затихли крики пустившихся вслед дружинников, а он всё не мог приблизиться к мчащейся не оглядываясь прямо сквозь чащу женщине. Конь начал уставать, лицо горело от хлеставших веток.

И вдруг конь под женщиной споткнулся, она подлетела вверх и совершив широкую дугу, упала на землю.

Он соскочил с коня.

Разметавшись по земле, лежала женщина, потерявшая от удара о землю сознание. Спутанные волосы закрывали её лицо. Он присел возле неё и с неожиданно возникшей робостью раздвинул волосы. Перед ним возникло видение поразительно красивого женского лица. Оно было красиво своей... каждая линия, каждый очерк этого лица имели свою окончательную и завершенную форму, и все они сливались в одно нерасторжимое единение красоты - той самой красоты, отдельные черты которой он наблюдал иногда на иконах, привозимых из Византии, но там всё это было разрознено, каждый художник улавливал лишь одну из чёрточек совершенства, а здесь пред ним было её полное и окончательное выражение.

Девушка была жива. Это было видно по её дыханию... Он осторожно провёл по её лицу кончиками пальцев как слепой. Девушка не шевелилась. Он склонился и как бы для окончательного удостоверения коснулся в поцелуе её губ.

Она дрогнула и открыла глаза. Он неотступно глядел в них и видел, как медленно в них возникает память.

- Как тебя звать?

Она вздрогнула и очевидно под звуком его голоса память вошла в неё окончательно.

- Уйди, уйди...

Она хотела прокричать, но голос сорвался на сухой шепот.

Она сделала движение вскочить, но он остановил, силой налегши на её плечи.

- Пусти меня, изверг, пусти, убивиц, убивиц... - всё тем же сухим шепотом говорила она, извиваясь под силой его рук.

Это извивающееся тело неожиданно пробудило в нём резкую вспышку желания. Не в силах противиться, он бросил своё тело на женскую грудь и впился губами в её губы, пытаясь руками сдержать её мотающуюся из стороны в сторону голову. Она что-то вопила нечленораздельное прямо в его рот, и этот поток горячего вибрирующего воздуха проникал в его лёгкие и вызывал во всём его теле пробегающее волной жгучее чувство, прерывающееся спазмами оцепенения всех мышц. Он лихорадочно стал срывать с неё одежду, царапая её тело ногтями, глаза по временам заливала жёлтая пелена, дышать ему было трудно, он задыхался, но не в силах оторваться он продолжал глотать её горячее дыхание. Она била кулаками по спине, извивалась под ним всеми сгибами своего тела, оно превратилось в один невыносимо бессильный протест против насилия... но неожиданно затихла. Продолжая срывать с неё одежды, он обнажил её груди, которая блеснула всей ослепительной прелестью своей белизны. Его руки жадно набросились на эти прекрасные бугорки с тёмными пятнышками нетронутых ещё детским ротиком сосков, безостановочно двигались по их округлой томной поверхности, то сминая, то лаская всей плоскостью ладоней, то гладя внешней частью кисти, ртом, щеками, глазами... и каждое движение, наполненное сладостным шелковистым трением, было его дрожью резких толчков сердца.

Вдруг он заметил остатком зрения, как взмахнула её рука и что-то тупое ударило его в бок. Он вывернул её руку. В ней был зажат маленький кинжал. Но женщине не хватило силы пробить кольчугу.

- Ух, чертовка, - проругался он, и, вырвав кинжал, отбросив его далеко в кусты, он уже со злобой методично набросился на её тело.

Женщина затихла. Силы её закончились, лишь по лицу медленно текли слёзы. Он двигался над ней ровно и старательно, стараясь проникнуть всё глубже и глубже, то чувство ослепительного жжения покинуло его осталось одно механическое упрямство, ожесточённое безвольно распростёршимся под ним телом. Но постепенно ритм стал всё больше и больше увлекать его, сквозь холод и равнодушие в его теле снова по временам стала возникать и гаснуть жаркая искорка, он пытался её поймать и остановить, она приходила всё чаще и чаще и уже тепло снова овладело его телом. Вдруг он ощутил, как по телу женщины прошла лёгкая дрожь, первый робкий отклик, и затем она против своей воли стала всё больше и больше отзываться к нему, стала всё больше и больше сливаться с ним, и вот они ежу превратились в единое существо в мучительном трепете согласно стремящееся к разрешению невыносимого своего состояния. Тело его охватило сладостно-мучительное давление, оно всё нарастало, нарастало, стало уже нетерпимым, невыносимым, ещё движение и не выдержит, взорвется, но не двигаться ещё невыносимей и невозможней. Дикий вопль плотского страдания вырвался из его груди, разбив тишину леса, и что-то разорвалось в нём с такой непереносимой болью, что он на несколько мгновений потерял сознание... Очнувшись, он ощутил во рту солёный тёплый вкус крови, женщина в бессильной истоме зубами терзала его губы как голодная волчица над куском мяса. В последний раз он сдавил, сжал её всю в своих объятиях и затих, вытянувшись...

Потом они лежали друг подле друга, глядя в небо, по нему без устали скользили призрачно-пушистые облака, сколько прошло времени, двигалось ли оно вообще в это время, он не знал. Он лишь ощущал внутри тупую пустоту, как будто он был бортью, из которой охотник выкачал весь мёд...

Он обернулся к ней.

- Ты будешь меня любить?

- Никогда, никогда... я тебя ненавижу... - ответила она и перевернулась лицом в землю.

Уткнувшись, она продолжала всхлипывать.

- Убийца... убийца...

Он вскочил на ноги. Его рослый жеребец мирно пасся рядом с мохнатым коньком девушки. Он подошёл к своему коню.

В это время из кустов вышел Дрыга.

- Князь, гонец прискакал из Киева, говорит, что к Киеву подошёл брат твой Изяслав, осадил его и желает усесться на киевский стол заместо тебя.

- Где дружина?

- В деревне меды пьют, девок щупают.

- Христианским молитвам их обучают... Срочно собери. Да и захвати женщину.

- Вставай, - обратился он к Ядвиге, которая всё так же лежала, уткнувшись лицом в траву.

- Я умру здесь. Я никуда не поеду.

- Погрузи её на коня и смотри за ней в оба.

Он вскочил на коня и поскакал собирать дружину.

Дальше шла бешеная скачка через лес, сутолочь битвы братских войск, треск мечей, брызги крови, ржущие в испуге кони, радостное утомление победы, въезд в Киев при скромных воплях радости горожан, которым всё больше становились безразличными эти бесконечные княжеские крамолы за обладание золотым киевским столом, наконец всё стало расплываться, темнеть...

И он проснулся. Было темно. В голове ещё проносились виденные образы, неслась крутоверть виденных сцен, но от них на душе было тупо и безрадостно. Какая-то чушь, подумал он и на ощупь включил свет. Засветился, облучаемый скрытыми ультрафиолетовыми излучателями, воздух узкой и тесной камеры, в которой он лежал. Как в радиолампе, пронеслось в голове. Он встал, нервно оттолкнув ото рта наконечник шланга питания и с ожесточением сорвав с головы электроды магносонарной сети. Клетка была почти пустой. Только трубопроводы жизнеобеспечения обвивали её стены, да небольшая наборная касса магносонара оживляла её.

Он вышел на улицу. В голове назойлива стучала какая-то простенькая мысль - сон реальность - сон - реальность - сон - сон - сон - реальность, она двигалась по каким-то избитым мелодическим ходам в то усиливающемся, то ослабевающем ритме, не находя своей окончательной и завершающей ноты. Он шёл по городу. Длинные прямоугольной формы со слепыми стенами здания тянулись с обеих сторон улицы. На каждом ярко горел номер - это только и позволяло ориентироваться в унынии каменного единообразия. Людей не было. Было пусто. Солнце висело почти над головой, по небу плыли жидкие облачка, они медленно и безучастно двигались одним им нужной и известной дорогой - куда-то туда - куда-то туда - куда-то туда... - но и эта мысль не смогла найти своего разрешения. И он снова пошёл в перёд, медленно переставляя ноги, в такт чему в мозгу болталась какая-то бесплотная мыслишка, но устав от прежней неразрешимости, он даже не стал пытаться её отвердить, стянуть её в жесткий контур мысленного факта...

По лучевой улице он вышел на главную площадь, в центре которой возвышалось единственное отличное здание круглой архитектуры. Там находилась центральная управляющая машина - главный мозг города. Один на всех - один на всех, один на всех - в уж совсем пошлом темпе какого-то разухабистого танца завертелось у него в голове.

Он направился к зданию. Отворил дверь. Вошёл в зал. Вдоль всей периферии тянулась одна сплошная матово-серая панель. Здесь было тоже пусто, лишь неясное бормотание выдавало происходящую за панелями деятельность.

- Что тебе нужно, человек? - раздался голос какого-то скучного ржавого тембра.

Он оглянулся, пытаясь определить место, откуда исходит этот голос, но не смог определить. Не смогли решить и эту загадку, он начал думать, зачем он пришёл сюда, но не смог ничего придумать для ответа. Что-то важное толкало и привело его сюда, но что...

- Да, - снова повторил тот же самый ржавый голос, идущий неизвестно от куда.

- А-25, скажи, зачем мы?

- Какой смысл ты вкладываешь в этот вопрос, человек?

- Ну как... ну вот зачем я... люди... зачем...

- Может тебе попалась плохая женщина, человек? Клеопатра - Т-3827. Бриджит Бардо - Т-4135.

- Нет, нет, женщина была вполне... Я не то, - быстро начал он, перебив ржавый голос. - Ведь я человек... у меня руки, ноги... зачем?... Смотри, у меня и мышцы исчезли.

- Тебе хочется быть сильным, человек? Хорошо. Я распоряжусь, чтобы тебе в питательную смесь добавляли аденомилтриофан. Каков твой номер?

- Мой номер - ЮВМ-937. Но это тоже не то... зачем мне мышцы, я всё равно только сплю... сплю да питаюсь, сплю да перевариваю сбалансированную белковую смесь... Хоть бы мяса разок попробовать...

- Пиры Луккула - Т-1101.

- Всё во сне. Но зачем тогда ум... зачем же я человек?..

Голос ответил не сразу.

- Ты - человек. А я - машина. Могу ли я ответить тебе - зачем ты - человек? Ведь прогресс не я создавала. Ведь это вы, люди, всё стремились, создавали, удовлетворяли свои потребности, стремились ко всё новым наслаждениям. Книги, радио, телевизоры, голазоры, теперь вот магносоноры. И ты должен быть счастлив, ты можешь удовлетворить любую потребность. Выбирай и отправляйся спать.

- Как бы мне хотелось полететь куда-нибудь, на какую-нибудь планету... осваивать...

- Венера - Т-3167. Магеланово облако - Т-3189.

- Открыть новый закон, стать учёным... мучиться... искать...

- Теория относительности - Т-5168. Нуль-транспартировка - Т-4199. Законы наследственности - Т-6699.

- Но ведь они уже открыты.

- Человек, ты можешь открыть ещё никем не открытое. Это доступно тебе. Вечный двигатель - Т-1768.

- Не то... не то... по правде...

- Разве ты можешь, человек, отличить правду от сна?

- Когда я в магносне - нет. Но когда я просыпаюсь... я всё время об этом думаю и вот сюда шёл - тоже думал...

- И что ты придумал, человек?

- Ничего, А-25.

- Посмотри Т-8760.

- Ах, опять, опять, но я сам хочу. Это уже невыносимо... Неужели ты не можешь этого понять, А-25?

- Нет, человек. Я полагаю, что ты должен быть счастлив. Ты сыт, обут, в тепле. Ты всё можешь. Любить и убивать, покорять планеты и путешествовать по времени. Ты велик и могущественен. Перед тобой открыто всё. Что ещё тебе требуется, человек?

Он не ответил. Он пытался найти, наконец, главный ответ, но всё всё так не расплывалось, не успев отвердеть, и проносилась куда-то вниз в область смутных движений мысли та главная мысль, которая неотступно мучила его уже столько времени. Сейчас это мучение стало уже невыносимым.

- Я ничего не хочу, А-25. Я хочу умереть.

- Смерть на кресте - Т-1631. Смерть с гранатой под гусеницей танка - Т-1639, - бесстрастно ответил ржавый голос.

- Ах, всё это во сне!

- Ты хочешь умереть в реальности?

- Да.

- На факте?

- Да, да.

- Т-1639-П.

- Опять, опять во сне! Будьте прокляты вы, сны! - плачущим голосом воскликнул он. - Будь проклята ты, А-25, поставщица этих мерзавых снов.

- Не забывайся, Человек!

- Я убью тебя, гнусная отравительница!

- Ха-ха-ха-

- Не смейся, А-25!

- Человек, - медленно пророкотал ржавый голос. - Что ты можешь? Ведь я - МАШИНА! Разбить транглятор - придут люди - вставят другой. Иди лучше спать и посмотри Бриджит Бардо - Т-4135.

- Ты издеваешься... ты издеваешься... ах так... ах так... подожди... подожди... - как в бреду выталкивал он снова, одновременно озираясь, ища что-то. Он заметил толстую трубу, лежавшую неизвестно зачем возле входа. Он подскочил к ней, схватит её в руки, она отказалась тяжёлой и, с трудом размахнувшись, нанёс первый удар по матово-серой плоскости панелей.

- Человек! Опомнись!

Но он уже не помнил ничего и продолжал в опьянении безудержно вырвавшегося гнева наносить удар за ударом, перебегая всё дальше и дальше вдоль циркуля дуги. При каждом ударе он слышал всё тот же ненавистный ржавый голос, повторявший одно - Человек! Опомнись! - Человек! Опомнись! - отчего он распалялся сильнее. Наконец, голос затих - Вот где ты скрывался, подумал он с мстительной усмешкой и продолжал наносить удары, доколачивая то, что осталось целым при первом проходе...

В полном изнеможении он уселся посреди зала, тупо уставясь на дело своих рук.

Из забытья его вывел шум и голоса людей, которые доносились с улицы. Он медленно поднялся по винтовой лестнице на площадку под куполом, с которой был выход на балкон, нависший над площадью.

Выгнанный из своих камер прекращёнными сновидениями, люд собрался возле здания А-25 и без энтузиазма шумел, обсуждая причину столь внезапной массовой остановки нормального течения процесса магносорирования. Все они были одеты одинаково и, как казалось отсюда сверху, все были даже одинакового роста.

- Люди! - закричал он, и все обратили свои головы наверх.

- Люди! - повторил он. - Посмотрите на небо!

Толпа притихла, подняв головы, надеясь увидеть там примечательное, но по небу всё так же неутомимо и равнодушно плыли облака.

- А что небо, - нарушил, наконец, тишину одинокий голос. - Что это небо, когда я сейчас видел небо Аустерлица.

- А что небо, - повторил ему другой, - когда я сейчас любовался закатом на Венере.

Толпа зашумела вся вдруг, каждый рассказывал, где он был...

- Люди! - снова воскликнул он. - Неужели мы так и будем жить во сне? Ведь это неправильно так жить!

- Чего он хочет? - пронзительно закричал голос внизу.

- Люди, неужели нельзя жить по-другому, вспомните, как жили наши предки, снами о которых мы питаемся?

- Не слушайте его, это взбесившийся автомат, а не человек, - закричал тот же голос. - Он хочет, чтобы мы снова голодали, снова принялись бороться за чины и места, чтоб мы стали соперничать друг с другом, а потом и убивать друг друга - он этого не хочет. Не слушайте его!

- Люди, я разбил А-25, нельзя так жить! Надо по-другому, по-человеческому.

Но толпа уже не слушала его, а визгливый голос продолжал будоражить толпу.

- Наши предки убивали друг друга на войнах - он этого хочет. Сейчас мы всем довольны, у нас всё есть, о чём только могли мечтать в прошлом. Мы можем удовлетворить всё, не толкая, не ссорясь и не соперничая друг с другом, только нажав кнопку. А без этого снова начнутся раздоры, а может и войны. Он этого хочет, не слушайте его. Он взбесившийся автомат, его надо убить.

- А вдруг это человек, как можно убить человека? - раздался одинокий сомневающийся голос.

- Нет, нет, я знаю, наверное, это не человек, это автомат, пойдёмте и убьёмте его, - лихорадочно вопил всё тот же голос.

- Люди, я не автомат, я такой же как вы, я человек, - но он не мог перекричать шум толпы.

- Это автомат, автомат, потому что как может человек отказаться от счастья иметь всё!? - будоражил толпу голос.

- Я человек, слушайте, слушайте меня...

Толпа в один голос закричала - Автомат! Взбесившийся автомат! - и хлынула в здание. Плотная масса ворвалась на балкон, и град ударов тщедушных рук обрушился на него. Он закрыл лицо руками, затем упал и чувствовал, как толпа пинала его ногами, плясала по нему, но ещё большую боль причиняла бессильно бьющаяся в мозгу как птица, не могущая найти выход из клетки, мысль - Как же так... ведь люди... люди... затем боль стала отходить в сторону, красная пелена стала, сгущаясь наплывать на внутренний взор... но вдруг... предельно ясно очередная мысль вспыхнула в мозгу, как бы прорезав пелену -

А ВСЁ-ТАКИ ЭТО ЛУЧШЕ, ЧЕМ Т-1639-П

она на миг озарила его отключенный от внешних сил разум ярчайшим светом, стали видны какие-то невозможные пространственные и временные дали, но свет продолжал всё усиливаться и усиливаться, плавно переходя в абсолютную черноту небытия...

И он проснулся. Долго не мог придти в себя, тело ещё ощущало удары, звучали крики толпы, мелькала последняя фраза, прорезанная на красном фоне, эти бесконечные дали. Наконец, он пришёл в себя. На ощупь нажал кнопку.

- А-25 слушает, - проакустировала темнота.

- Что за сон я сейчас смотрел?

- Т-6666 по произведению В.Юровицкого "Сны".

"Что ещё за В.Юровицкий?", подумал он.

- Стереть, - коротко произнёс он.

- Будет выполнено, ответил голос А-25, и он щёлкнул выключателем.

"Как только вообще можно такое сочинять", думал он, лёжа в темноте. "Бред какой-то". Постепенно, однако, раздражение стало спадать и вдруг из памяти выплыло -

КЛЕОПАТРА - Т-3297. БРИДЖИТ БАРДО - Т-4135.

"Пожалуй... пожалуй Клеопатру", решил он, на ощупь набрал на клавиатуре номер и вытянулся в постели...

- Ты мой! О, Великий Наполеон, Предводитель французов! - воскликнула Клеопатра, бросаясь к нему на шею, и он ощутил на своих губах горячий, страстный...

31.12.69

Странный рассказ о неоконченном эксперименте

Категория: Фантазии

Автор: А. Ленушка

Название: Странный рассказ о неоконченном эксперименте

1.

Жанна и Оксана встретились после работы в один ничем не примечательный зимний вечер, решив немножко побродить по окрестным магазиеам. Шел мокрый снег с дождем, не настолько однако сильный, чтобы испортить недолгую прогулку под раскрытыми зонтами. На улицах было пустынно - население города не любило гулять в такую погоду.

Когда это случилось, Жанна и Оксана неторопливо пересекали небольшой парк. Обмениваясь в последствии впечатлениями, они пришли к выводу, что описание происшедшего легко умещается в нескольких фразах. Яркая вспышка, внезапная темнота, долгое ощущение чего-то среднего между падением и полетом, и затем этот спокойный негромкий голос, гипнотизирующий и успокаивающий своим мягким тембром, с легким приятным и странным ни на что не похожим акцентом.

Слова ускользали из сознания, оставался лишь смысл услышанного. "Эксперимент, в суть, которого им абсолютно нет надобности вникать. Никакой опасности для здоровья. Нужно просто пожить некоторое время в месте, которого нет ни на одной земной карте. Их отсутствия никто не заметит. Ровно через 60 дней они будут доставлены в точности в ту же точку, откуда были "изъяты". Под той же точкой нужно понимать не только место, но и время. Каким образом это произойдет, пусть это их не волнует, достаточно им знать то, что это возможно. В месте, где они будут жить, за ними не будет никакого наблюдения, во всяком случае в привычном смысле этого слова - никаких микрофонов, телекамер и тому подобных рудиментальных приспособлений - одни лишь невидимые глазу приборы, назначение которых невозможно объяснить в известных им терминах. Таким образом они могут себя чувствовать совершенно свободно, зная, что они абсолютно одни. А теперь отдыхать, спать..."

2.

Они проснулись практически одновременно и обнаружили, что лежат лицом друг к другу абсолютно обнаженные на большой широкой кровати.

- Жанна, я боюсь повернуться, - первой нарушила молчание Оксана.

- Странно, а я совсем не испытываю страха, и знаешь, чувствую себя отдохнувшей, как будто проспала целые сутки. Может мы просто умерли? - Жанна снова закрыла глаза.

- Ну если это смерть, это не самое худшее, что можно было бы себе представить. Однако этот эксперимент... 60 дней... Чушь какая-то, ведь правда? - у Оксаны была еще надежда, что все это ей кажется или снится.

Жанна открыла глаза и приподнялась на локте:

- Давай-ка лучше найдем, где наши шмотки и посмотрим, в какую лабораторию для кроликов нас поместили. И еще хорошо бы выяснить, где тут у них столовая, я вообще-то хочу кофе.

Сработал какой-то механизм и прямо из стены рядом с кроватью возник небольшой столик с двумя дымящимися чашками кофе, несколькими бутербродами, булочками и джемами.

- Фантастика... - выдохнула Жанна и принялась за завтрак.

Оксана с минуту посмотрев на радостно жующую физиономию подруги и видя, что та далека от состояния тяжелого отравления, протянула руку за бутербродом.

Поев, подруги принялись за изучение своей дислокации. Помещение, в котором они оказались было довольно просторным, правильной круглой формы, с высоким излучающим желтоватое свечение потолком. Полукруглой формы перегородки образовывали несколько "комнат" или отсеков - спальню, столовую, и туалет с душем и ванной. Странность заключалась в том, что абсолютно все перегородки и даже ванная были абсолютно прозрачные. Стены и пол были отделаны мягким синтетическим материалом белого цвета. Никаких шкафчиков, полочек, никаких намеков на одежду. Ни одного полотенца. И кровать без одеяла.

- Это что ж мы будем тут 2 месяца голые разгуливать? - недовольно проворчала Жанна, - и вообще, этот белый цвет ну точно как в сумасшедшем доме.

Стены тут же приобрели голубой оттенок.

- Ты видела? - изумилась Оксана, - цвет здесь можно заказывать, - я выбираю пол цвета шкуры леопарда.

Пол незамедлительно преобразился.

- Здорово! - на Оксану нашел творческий порыв. Хочу еще телевизор и мягкое кресло.

На прозрачной перегородке спальни заблестел экран. Никакого кресла однако не появилось.

- Вот тебе и телевизор, - не слишком довольно сказала Жанна, - а кресла не дали. У меня такое впечатление, что тут созданы все условия для того, что бы мы не теряли друг друга из вида ни на минуту, и мне это, если честно, не особенно нравиться. Могли бы хотя бы туалет не прозрачным сделать.

Оксану происходящее, казалось, развлекало гораздо в большей степени:

- Да брось ты, будь проще, нашла, тоже мне, проблему...

3.

Первый день прошел целиком в изучении "волшебной" лаборатории. Оказалось, что можно не только менять цвет стен и пола, но и превращать их в различные пейзажи. Жанне особенно понравилось море, оно все было в движении, совсем как настоящее, над водой парили чайки, звук разбивающихся о берег волн был удивительно натуральным, и по комнате даже распространился типичный йодистый аромат морских водорослей. На Оксанино "хочу купаться", однако, в соответствующем отсеке всего лишь включился душ. "Потом", - разочарованно добавила Оксана, и душ послушно выключился.

С едой тоже было все очень просто - из стенки послушно выезжал небольшой столик с "заказанными" блюдами. Все было свежее и довольно вкусное. Столик выполнял и другие функции - привозил на себе любые запрошенные книги и журналы, пилку для ногтей и другие полезные предметы, а телевизор оказался вдобавок и видеомагнитофоном, послушно включающим заказанные фильмы.

В ванной тоже происходили интересные вещи. Из душа лилась сначала ароматная мыльная пена, а потом уже только вода. Полотенца полностью отсутствовали, зато включался какой-то невидимый механизм, приятно обдувающий тело горячими воздушными струями, и Жанна заметила, что вытираться было бы куда менее приятно.

На вопрос "который час" на стене ненадолго вырисовывались часы с календарем, а свет был устроен таким образом, что к вечеру начинало немножечко смеркаться.

В районе одиннадцати вечера, немножко устав от массы новых впечатлений, подруги, устроившись на широкой кровати, уснули детским безмятежным сном.

4.

Время летело незаметно. Подруги болтали, читали, смотрели телевизор и изощрялись в выборе меню. Оказалось, что можно совершать "прогулки" на появляющейся "бегущей дорожке" и даже пытаться заниматься на тренажере, идея, которая впрочем была почему-то довольно быстро оставлена. Прошла первая неделя непонятного "эксперимента", началась вторая.

Было около десяти вечера, потолок обозначив наступление ночи немного потускнел. Подруги лежали на кровати и смотрели по телевизору музыкальную программу.

- Чего-то мне эта музыка надоела, - зевнула Оксана, - может чего-нибудь другое посмотрим?

Жанна не ответила, погруженная в какие-то свои мысли.

- Эй, ты где? - повернулась к ней Оксана, - спишь с открытыми глазами что ли?

Жанна пожала плечами:

- Грустно чего-то стало. Мне быть подопытным кроликом уже порядком надоело.

- А ты думай как будто ты в отпуске, на работе всегда насидеться успеем. Тут в общем-то не плохо, еще бы мужичков время от времени присылали... - и увидев, что подруга гневно сверкнула глазами Оксана добавила, - да, ладно, шучу я. Давай уже спать.

На следующий вечер Жанна долго стояла под душем. "Холоднее, еще холоднее", - командовала она, но температура воды каждый раз понижалась лишь на еле ощутимые доли градуса. Оксана лежала на кровати и смотрела, как подруга стоит под струей воды, обхватив себя за плечи.

- Да хватит тебе, - еще одним удивительным свойством "лаборатории" было то, что не смотря на стеклянные перегородки, акустика была здесь отменная, и разговаривать можно было даже при бегущей струе душа, - Жанна, ну перестань, а то я тоже сейчас захандрю, - Оксана приподнялась на локте, - ты думаешь я чувствую себя лучше? Эти дурацкие экспериментаторы обо всем подумали, кроме одного - нельзя изолировать на два месяца молодую здоровую женщину. Мы с тобой скоро на стенки бросаться начнем.

Жанна выключила душ и подумав сказала:

- Или друг на друга.

- Ну я на тебя, дорогая, бросаться не собираюсь, - Оксана изобразила легкое возмущение, - я, между прочим, вообще никогда ни на кого не бросаюсь. Слово-то какое - фу - как о собаке.

Жанна подошла к кровати и легла:

- Знаешь, чем меньше мы будем говорить на эту тему, тем наверное лучше, - задумчиво сказала она, - спокойной ночи.

Воцарилось молчание.

Через некоторое время Оксана повернула голову и увидела, что подруга лежит на спине с открытыми глазами.

- Ну чего ты не спишь-то? - Оксана почему-то спросила это шепотом.

- Не знаю, не спится. Лежу вот и думаю, что от такой жизни можно запросто пяток лишних килограмм приобрести, - и Жанна слегка похлопала себя по животу.

Оксана повернулась к подруге лицом и неожиданно сказала:

- У тебя очень красивая грудь, - ей показалась, что та слегка вздрогнула.

- А по-моему ничего особенного, - Жанна провела рукой по груди, как бы оценивая справедливость сказанного. Большой и указательный пальцы ее на миг чуть сомкнулись, и Жанна слегка вздохнула, - а чего это ты вдруг?

- Да ничего. Просто так. Захотелось сделать тебе комплимент. Ну давай спать что ли, - и она отвернулась.

5.

В течении следующей недели ничего особенного не происходило. Подруги уже немного привыкли к своему новому положению, и время между разговорами, книгами, фильмами и игрой с трансформацией лаборатории текло довольно непринужденно. Очередным вечером, когда они уже легли спать из стенки выехал привычный столик-официант. На нем оказалась небольшая металлическая пластинка. Жанна взяла пластинку в руки и прочитала выгравированную надпись:

- Все идет как нельзя лучше. Получены почти все результаты. Срок эксперимента сокращается. Через 10 дней вы отправляетесь домой, - Жанна помолчала, словно осмысливая прочитанное, - Через 10 дней. Домой! Слышишь? Нас отпускают, - она вскочила на ноги и закружилась по комнате с пластинкой в руках.

На Оксану новость произвела явно меньшее впечатление:

- Ну да, снова на работу и к грязной посуде. Хоть бы сказали, что там у них за результаты, а то "сроки сокращаются" и все тут. Впрочем какая разница. Домой так домой. Надо это дело отметить. А ну-ка стол, тащи уже чего-нибудь горячительное.

Столик послушно убрался и появился через минуту с изящной бутылкой без этикетки и двумя хрустальными бокалами. Подруги устроились друг напротив друга на кровати. Напиток оказался удивительно вкусным, слегка газированным, но совсем не крепким.

- Ну вот даже вино тут дают без градусов, - пожаловалась Оксана, - хотя у меня такое ощущение странное, будто внутри разливается что-то горячее.

- Ты знаешь, я тоже чувствую, - Жанна прислушалась к собственным ощущениям, - может нас чем-нибудь траванули? Хотя какой смысл? Наверное, знаешь, это потому что ты заказала "горячительного", вот нас и "согрели".

Жанна растянулась на кровати, и подруга последовала ее примеру. Обе закрыли глаза, явно ощущая как по их телам разливается удивительно приятное тепло. Первой молчание прервала Оксана:

- Я не знаю, что это был за напиток такой, - она сделала длинную паузу, - но у меня такое ощущение, - снова пауза, - такое ощущение, что я ужасно... хочу - слово "хочу" было произнесено почти совсем не слышно.

Жанна молчала. Она лежала на спине с закрытыми глазами, и если б не слегка учащенное дыхание, можно было подумать, что она спит.

- Нет, таких напитков лучше на ночь не принимать, - наконец сказала она и отвернулась от подруги, повернувшись на бок.

Она мучительно пыталась уснуть, но в голове вставали одна за другой самые разнообразные картины, одна эротичнее другой. Прошло, наверное, около четверти часа, когда до нее донесся шепот:

- Ты спишь?

"Да, уснешь тут", - подумала Жанна про себя, но вслух ничего не сказала.

Она услышала, как подруга еле слышно вздохнула. Потом еще раз. И еще. Жанна вся превратилась в слух - за ее спиной происходило какое-то легкое движение. Она подавила в себе желание резко обернуться. "Пусть думает, что я сплю", - и она нарочито громко стала имитировать размеренное дыхание только что уснувшего человека. Легкие звуки за ее спиной приобретали все более и более явственные очертания. Вот ладонь, медленно скользящая по животу. Вот легонько щелкнул сустав пальчика, сжимающего грудь. Вот снова ладошка, плавно движущееся по ноге. И словно звук маленькой капельки, упавшей на ровную поверхность воды. И глубокий, но не громкий вздох. Жанна почувствовала, как ее ноги непроизвольно сжались. "Боже, это невозможно спокойно терпеть". Ее рука заскользила вниз и нашла горячую и жаждущую точечку. То что происходило с Оксаной не вызывало больше никаких сомнений. Она, казалось, совсем забыла о своей подруге, и звуки ее движений становились все более и более явными и интенсивными. Она тихонько стонала. Жанна не стала больше сдерживать себя и почувствовала, как ее пальчик движется по кругу все быстрее и быстрее...

Два глубоких вздоха-стона прозвучали практически одновременно. Затем - сразу тишина. И сон.

6.

На следующий день обе сделали вид, будто бы ничего не случилось. Только к вечеру, уже ложась спать Оксана сказала:

- Ну сегодня никаких горячительных напитков.

Жанна решила немножко поехидничать:

- Да? Это почему же?

Оксана сделала круглые глаза:

- Ты что серьезно?!

- Да нет, конечно же, просто вредничаю. Впрочем, у тебя такой вид, что сразу пропадает охота шутить на эту тему, - она посмотрела на подругу, глаза которой тут же приняли свою обычную хитровато-ироничную форму.

- Можно подумать, что для тебя нет ничего необычного в том, чтобы делать, - Оксана подыскивала подходящие слова, - делать некоторые вещи, когда рядом кто-то находится.

- Да в нашем теперешнем положении уже не знаешь, что обычное, а что необычное, - расплывчато ответила Жанна.

- Интересно, а когда нас вернут обратно, мы чего-нибудь помнить-то будем? Или может сотрут у нас все из памяти, как будто ничего и не было...

- А ты бы этого хотела?

- Даже не знаю. Нет, наверное. А ты?

- Чтобы с моими мозгами обращались, как с магнитофоном: захотели - записали что-то, захотели - стерли? Нет уж... Мне больше нравиться самой распоряжаться собственной головой. - при этом Жанна сладко зевнула, и разговор как-то сам собой оборвался.

Оксана закрыла глаза и попыталась заснуть, но сон никак не шел. Жанна тоже ворочалась за ее спиной, и через некоторое время Оксана поймала себя на мысли, что прислушивается к движениям подруги и к ее дыханию. "Ну это просто ненормальность какая-то", - подумала она и повернулась к Жанне лицом. Та лежала на спине с открытыми глазами.

- Ну ты чего не спишь? - Оксана постаралась, чтобы вопрос прозвучал как можно мягче.

- Не знаю. Не спится. Лежу вот, думаю о всяком разном.

- О чем?

- Я же сказала - о разном.

- И о вчерашнем вечере?

- И о вчерашнем вечере тоже.

- Да? И что же?

- В каком смысле? - не поняла Жанна.

- Что о вчерашнем вечере думаешь?

- Да ничего особенного. Напиток этот странный вспоминаю. И еще, что организм по-дурацки так устроен: не живешь какое-то время нормальной жизнью - привыкаешь, и совсем почти даже не хочется. Стоит же один раз чего-то такое себе позволить - и потом в течении нескольких дней желания в тебе все бродят и бродят.

- Ну это не только у тебя так... - Оксана томно вздохнула.

Помолчали.

- Ну и чего делать будем? - в глазах Жанны горел огонек сомнения.

- Может разойдемся по разным углам, чтобы не смущать друг друга? - неуверенно предложила Оксана, - Хотя тут разойтись-то особенно и некуда...

- Нет, со своими желаниями надо бороться, - Жанна поднялась с кровати, - пойду-ка я обольюсь немножко водичкой, может полегчает, - и она направилась в сторону ванной.

Полилась вода. Оксана видела через прозрачную перегородку, как подруга, устроившись полулежа в ванной и взяв в руки душ, поливает себе шею и плечи. Звук падающей на тело воды слышался настолько близко, что Оксана закрыла глаза и словно почувствовала на себе упругую горячую струю душа. Вот она направляет ее на грудь. Потом на живот. Снова на грудь и затем снова на живот. Вода приятно щекочет, и в стороны разлетаются тысячи маленьких водяных пылинок. Струя душа опускается еще ниже, и через мгновенье она вздрагивает от того сладостного ощущения, которое мгновенно наполняет все ее существо. "Господи, опять я о том же" - Оксана попыталась стряхнуть с себя охватившее ее чувство, открыла глаза и посмотрела в строну подруги. Жанна все так же полулежала в ванной, только голова ее чуть запрокинулась назад. Глаза закрыты, колени полусогнуты и струя душа теряется где-то между ними...

Оксана потихонечку встала с кровати и, стараясь не шуметь, направилась в ванную. Она встала напротив подруги, не в силах оторвать взгляд от представшей ее взору картины. Левая рука Жанны, крепко сжав душ, совершала едва уловимые медленные движения: вверх-вниз, по кругу, вверх-вниз. Правая рука лежала на животе и ее пальчики слегка как бы подтягивали его вверх.

У Оксаны перехватило дыхание. Она неслышно, боясь побеспокоить подругу, поставила одну ногу на край ванной. Руки ее сами собой заскользили по телу все ниже и ниже, одна - по животу, другая - по спине. Наконец пальцы ее рук встретились - горячие и влажные - и задвигались, унося рассудок куда-то в расплывающуюся сладкую бесконечность.

Жанна на секунду приоткрыла глаза, затуманенные взгляды подруг встретились, но остановиться уже не было никакой возможности...

...Примерно через четверть часа, уставшие и обессиленные, они спали сладким глубоким сном.

7.

Вечером следующего дня на столике снова была обнаружена металлическая пластинка с надписью "Скоро домой. Готовьтесь." При этом было совершенно непонятно, являлось ли это лишь напоминанием, или сроки "эксперимента" снова по непонятным причинам сокращались. К чему нужно было готовиться тоже было абсолютно неясно.

В течении всего дня по взаимной молчаливой договоренности на обсуждение случившегося в ванной было наложено вето, но оказавшись вечером в постели рядом друг с другом, разговора на эту тему было явно не избежать. Жанна начала без всякой подготовки:

- Мы с тобой извращенки, да?

Оксана улыбнулась:

- Тут как будто специально все подстроено - друг от друга просто некуда деться. Я думаю, что когда очень хочется, не надо себе слишком часто в этом отказывать. Вернемся вот домой, и все встанет на свои места. Найдем себе кучу оправданий - необычность обстановки, напитки там всякие непонятные... Не думаю, что во мне или в тебе что-то уж прямо так сильно изменилось. А "самостоятельные упражнения" я извращением абсолютно не считаю, я и дома иногда это делаю, довольно редко правда. Да и ты, наверное, не занимаешься этим каждый день... - взгляд Оксаны стал пристальным, и видя, что подруга промолчала, добавила, - Или с тобой это часто происходит?

- От любопытства кошка сдохла, - ответила Жанна, цитируя Мэри Поппинз.

Оксана продолжала изложение своей концепции извращенности:

- Или, скажем, если б на моем месте мужчина был, и тоже самое бы с тобой произошло, тогда точно таким вопросом надо было бы задаться. Могу себе представить - вместо нормальных "отношений" - такое... Брр! Мужчина - это же так не эстетично!

- Ты так в этом уверена?

Глаза Оксаны приобрели круглую форму:

- А что, с тобой такое было когда-нибудь?! - ее так и распирало от любопытства.

- Ну я, допустим, по видику видела, - спокойно ответила Жанна, - и на это меня подействовало очень даже возбуждающе, - ей почему-то было приятно немного шокировать подругу.

Оксана не нашла ничего лучшего, как сделать вид, что пропустила реплику мимо ушей, хотя было очевидно, что сюжет ей явно запал в душу. Помолчав немного, она продолжила:

- И еще об извращениях: мы же не занимаемся любовью друг с другом...

- Вообще то меня женщины никогда особенно не привлекали, - Жанна наблюдала за реакцией подруги, - а тебя?

- "От любопытства кошка сдохла", - отомстила Оксана, - и вообще, давай-ка заканчивать на эти темы, а то, как это не ужасно, я опять возбуждаюсь.

- Ну, по-моему, после того, что с нами было, стесняться этого становиться уже неуместным. Ты, пожалуй, права насчет оправданий, - и куда-то в сторону, - ну давай столик что ли свою чудесную бутылку.

Заказ был незамедлительно исполнен и подруги выпили по большому бокалу. Они стояли друг напротив друга возле кровати, и в глазах их сверкали озорные огоньки.

- Знаешь, что я тебе скажу, - тихо произнесла Оксана, - мне надоело делать это самостоятельно.

Она сделала шаг вперед и обняла подругу. Их губы встретились в долгом поцелуе, и пол поплыл куда-то из под их ног.

8.

- Эй, девчонки, третий не нужен? - пьяненький мужичонка глупо усмехнулся и поплелся восвояси.

Жанна и Оксана, обнявшись, стояли в заснеженном в пустынном парке.

- Господи, что это мы? - Жанна резко отдернулась.

Оксана тоже не совсем понимала, что происходит:

- Мы с тобой что целовались что ли?

Они медленно побрели по парку. Каждая думала о своем. Прошло не менее четверти часа, когда Оксана прервала молчание:

- Мне, знаешь, показалось... или привиделось... или... черт его знает, каким это словом назвать...

- Знаю, - перебили ее подруга, - не мучайся. - По всему ее виду было ясно, что она думает о том же самом.

- И кому такое могло только в голову прийти?! - с ложным возмущением спросила Оксана.

Жанна улыбнулась, в ее глазах отразилось хмурое и низкое дождливое небо, и тихо ответила:

- Мне тоже бы хотелось продолжить...

Ангел любви

Категория: Фантазии

Автор: Alien

Название: Ангел любви

Милая женщина с полной налитой грудью и пахнущими потом полей подмышками стояла, раздевшись, у входа в банное отделение колхозной бани. Не войдя ещё в душевую, она источала животно-лакомый запах трудового пота и свежести, напитанных солнцем полей. Такой раздвинуть ножки было одно удовольствие. Он действовал с привычным напором. Поднырнув под живот томной женщины, он заставил её ощутить знакомый всем женщинам зуд между ног, и женщина остановилась на пороге в душевую, и лакомо потянулась всем своим несказанным телом. Он чуть не тронулся, увидев всю её грациозную ненаёбанность от кончиков пальцев до ожесточённого меха под мышками, с капельками росинок пота, источавшими непередаваемо свежий аромат.

Он слегка приотпустил и женщина даже вздрогнула немного, "Ой!", сама застеснявшись своего поведения, хоть в бане никого кроме неё не было. Но на полке он уж сполна взял своё. Не успела барышня на лавочке ноги пошире раздвинуть ("ведь никого же нет!"), как он самым нахальным образом влез ей по самые яйца в пизду. Дама ахуела аж! Немного посопротивлявшись не привыкшим к невидимой наполненности животом, она с удовольствием раскинулась дальше, и почувствовала, что её невидимо, но довольно конкретно ебут. Ситуация припёрла бабоньку до явного. Ебли аж до пропихивания, а не видно никому и никто ничего не сможет сказать. Поэтому распёрло бабоньку, аж раскарячило вдоль лавки. Колени раскинула до предела, пизду вывернула за губки в разные стороны, чтобы невидимый хуй крепче входил, и сама аж соком исходит. А он хуй тогда вынул и на горячую распалённую им щель стал любоваться. Аж языком щёлкает - до того труды свои нравятся. Бабонька приходить в себя уже было начала, да он лакомый мех её чёрной чернушки улакомил, да клитор как лакомку языком своим три раза крепко обвил. У женщины отхватило дух, а её взорвавшуюся пизду кинуло в ритмичные конвульсии. Одновременно непередаваемо сильно захотелось ебаться и в то же время наёбывалось сразу и чуть ли не навсегда.

Такого пиздеца женщина давно не ощущала, поэтому в предбанник вернулась еле жива, а память осталась, наверное, на всю жизнь. И очко подрастянутое до размеров хорошего кузнечьего хуя, который был в деревне у кузнеца, и который не влезал ни в одну пизду деревни кроме жены председателя колхоза.

А ему было пора. Ещё сегодня надо было посетить девичью раздевалку в детском спортивном лагере, разместившемся в стенах местной школы и баньку в городке отдыхающих:

* * *

В раздевалке у девочек после спортзала стоял всё тот же, но стократно усиленный запах сводящего с ума девичьего пота. Это был день прямо аромата и свежести. Он стал дожидаться пока останутся только несколько девочек, а пока развлекался как маленький, просто как мог. Выворачивал трусишки, щекотал наклонившихся слишком глубоко девочек в саму маковку пизды, от чего некоторые еле могли сдержать ох. Ласково поглаживал, заставляя непроизвольно быстрее одеваться, трогал и напрягал взбухающие девичьи сосочки. А когда осталось всего пятеро девочек он перестал отпускать их и устроил маленький пир горой. Девочки раскинулись прямо друг на дружке мягкими изнемождёнными телами. Им теперь сексуальным представлялось абсолютно всё. Даже неодушевлённые предметы. Поэтому, когда многие очнулись находясь в положении валетом, ножки их маленьких подружек показались им верхом сексуальных утех и блаженства. Они полизывали, покусывали, ласкали и вылизывали ножки подружек, от чего сами трепетали не меньше. Через несколько минут, полюбовавшись немного, он продолжил себе утеху. Две девочки стремительно влизались в юные пёзды двух других подружек, а девочка оставшаяся без пары давала на вылиз лежавшим подругам свою пизду по очереди. Вдобавок он подпустил ей побольше девичьего сочку и девочки под ней всё время при перемене показывали свои довольные и довольно мокрые мордашки. В это время в раздевалку пришла старшеклассница, видимо случайно, потому что дело было вечером, и он захотел её слегка поебать. Раздев её догола он поставил её по правилам раком и, растопырив молодые невстянутые губы, как следует полностью вдул. Девочка охнула и охала потом уже не переставая. Выебав, он натянул ей трусики и отпустил похолонуть в душ. А резвые девчонки тем временем окончили развращать друг друга в рот, вдоволь налетались и разошлись по домам, как никогда довольные друг другом и собой. Он подождал немного, пока девочка в душе покупается, и заманил в раздевалку молодого завуча школы. Когда тот вошёл в раздевалку то деваться ему уже было некуда, завуч он был или не завуч - это уже до пизды было. Причём конкретно до пизды. Потому что до пизды захотелось столь несказанно и живописно, что завуч прямо через стену почувствовал в душевой хорошенькую лакомо-девичью манду. Его повлекло всем собой, еле успел пиджак с рубахой стянуть, да из штанов выбраться.

В душе было тепло и хрустально прозрачно от струй серебряного душа и голенького тела девочки-старшеклассницы под ними. Девочка вначале испугалась и прикрыла ладошками меховой свой лобок, но почувствовав в руках крепкий нарастающий в силе мужской член завуча сдалась на полную его милость. Он, не теряясь, крепко занозил ей и девочка, почувствовав как вдуто в неё по самый корешок, на полную офигела. Завуч тёрся об неё лобком и переворачивал в разные стороны на хую. Но самое забавное он оставил им на потом. Когда они в раздевалке переодевались охуевшие друг от друга и от неги, он стал понемногу приводить их в чувство. Они были родные друг другу ещё, но он уже осознавал себя завучем, а она себя - школьницей. Но пока им это было полностью до пизды и они любили друг друга ещё всю дорогу домой, несмотря ни какой общественный пиздёж.

Теперь можно было лететь в баньку:

* * *

Банька в городке отдыхающих славилась своей демократичностью. Среди отдыхающих большой популярностью пользовался нудизм, но нудистский пляж был несколько отдалён расстоянием от обычного, а банька была на всех одна, причём с одним общим и мужским и женским отделением сразу, и потому в ней приходилось находится всем вместе или если крайне запрещали убеждения не находится вовсе. Но с крайними убеждениями встречались редко и потому пользовались банькой просто на своё усмотрение - кто заходил в купальных костюмах, кто без них. Поведение было принято подчёркнуто-образцовое и порядок был. Просто пока ещё не было его:

Но ему было положено быть, он и поспел.

С порога ему здесь очень понравилось. Запах крепких молодых кобылок шибал нос и он аж зажмурился от удовольствия. Немного помедлив, оценивая профессиональным взглядом ситуацию, он приступил.

В парилке пожилой мужчина с большим животом вдруг, словно нечаянно обратил внимание на голую девочку лет двенадцати, расположившуюся рядом с ним на полке. Он наклонился к ней и сказал на ушко:

-Девочка, покажи мне свою пизду!

Девочка застеснялась и слегка приоткрыла свою ещё совсем голенькую щелку, чуть-чуть раздвинув коленки.

-А хочешь посмотреть моего богатыря? - спросил мужчина, и девочка покраснела и опустила глаза на большой дяденькин живот. Мужчина тогда резко обратился в нудизм и стянул с себя из-под большого живота плавки. Плавки он отнёс в свою кабинку в раздевалке и вернулся к девочке. Теперь под животом его отчётливо колыхалось его заросшее чёрным мехом мужское достоинство. Мужчина забрался на следующую полку и удобно расположился всем свои богатством прямо над головой девочки. Девочка подняла лицо к нему и увидела прямо перед своим лицом небольшой свисающий к её носу хобот и волосатые круглые яйца.

-Поиграйся с пушечкой, - шепнул на ушко ей, наклонившись, пожилой мужчина и девочка робко взяла его хозяйство в ладошки.

В это время в парилку вошла мать девочки и застала её уже за перебором во всю налитых мужских мудей. Мать охнула и всплеснула руками. Но тут её под локоток взял учтивый молодой человек.

-Не переживайте, мадам, обратите лучше внимание на это!

Мать девочки посмотрела под живот молодому человеку и увидела, что его внушительный напряжённый член находится во рту у мальчика-подростка в чёрных спортивных плавках. Мать девочки охнула во второй раз и пожаловалась молодому человеку:

-Да он же сейчас её в рот выебет!:

На что молодой человек, не отпуская её руки, стеснительно отвёл глаза, запыхтел, сдерживая себя в нос, и стало видно, как мальчик-подросток сглатывает конвульсивно выплёскивающуюся сперму его оргазма. Женщина заворожено смотрела на эту сцену.

-Не беспокойтесь, лапонька! - когда отлегло утешил мать девочки молодой человек. - Сейчас и вам огурчик перепадёт.

И он приспустил плавки на мальчике подростке, отсосавшем у него член. Маленькая ракетка находилась на полном взводе, источая слёзы от пережитых ощущений. Мать девочки умилённо охнула и опустилась на колени перед мальчиком.

-Ну как писюнчик? - поинтересовался молодой человек и заверил сам. - Первый сорт!

И стал щекотать и поцарапывать тугую задницу подростку, чтобы сильнее подкачать его хуй.

Огурчик оказался солёным и горячим. Мать девочки бережно наяривала эту конфету во рту, когда услышала рядом мычаще-стонущие нечленораздельные звуки. Полуобернув голову и не выпустив нежного члена, она увидела состояние дочери. Молодой человек уже оставил подростка и со всем усердием легко, но очень быстро пощекатывал голенькие губки девочки под оттопыренной попкой, а пожилой мужчина медленно осторожно натягивал рот девочки на свой потолстевший от удовольствия хуй. Рот девочки растянулся и налез только на головку, когда мужчина не решился двигаться дальше и отпустил девочкины ушки. Но девочку уже сильно разбирало со стороны хвостика и, пообыкнув немного с такой толстой соской, она самостоятельно продвинула член чуть поглубже и принялась его ласково смоктать, трогая дяденьку за яйца и нечленораздельно мыча от нахлынувшего недетского блаженства. В это время огурчик во рту матери выстрелил и она на несколько мгновений отвлеклась, приводя в порядок свой рот и лицо, на которое мальчик накончал, не удержав перец в скользких губах женщины. Когда мать обернулась на девочку в другой раз, та уже смешно подёргивала тазиком и губками над волосатой рукой молодого человека, а изо рта её текла не вмещающаяся на глотке сперма:

В это время в душевой и раздевалке творилось что-то невероятное. Сначала те, кто не был нудистами и купался в купальниках и плавках, обратили внимание на совершенно голых нудистов разных полов и возрастов. Общество тут же строго разделилось в своей активности по признаку одетости: те кто был одет стали активно домогаться раздетых, независимо ни от пола ни от возраста.

Два малыша в трусиках наяривали голой бабушке обе полные сиськи. Бабушка покряхтывала и блаженно морщилась.

Три девочки, в ещё узких полосках лифчиков, разложили на скамье и с наслаждением изучали устройство половых органов у женщины в возрасте, с волосатой пиздой и подмышками.

Муж с женой, едва успевшие раздеться донага в раздевалке стали предметом усилий молодого человека, который заставил мужа влизаться в упругое лоно супруги, пока сам он наяривал её мужа в зад.

Другая супружеская пара, находившаяся уже в душевой, оказалась одетой в трусы и купальный костюм. Жена поэтому впоймала себе трёх голых мальчиков и заставила тщательно вылизывать ей мокрые от купания и страсти сиськи, жопу и пизду, широко загнувшись раком и вывернув наружу полное очко. А муж её тем временем греховодничал с молодыми девочками, усаживая их себе на колени и, поглаживая ласково хуем им по пизде. Так он обвафлил голые губки троим посидевшим у него девочкам, а потом принялся за голожопых пацанов. Жена истекала соком и слюнями под мальчишками, пока он по очереди пердолил каждого в оттопыренный услужливо зад. Чтобы разъярить мальчишек, он надрачивал каждому хуй в тёплой руке и пацаны повизгивали над пиздой, жопой и внушительными сиськами его жены.

Скромная девочка-нудистка лет семнадцати ужасно краснела на хую молодого крепкого парня пердолившего её в зад. Смаку добавила её мамаша лет сорока - пятидесяти, широко распахнувшая толстые ляжки перед лицом дочки и притянувшая плотно скромную дочку за уши к своей пизде.

Пожилой дяденька с большим животом и не слишком толстым маленьким пенисом, во всю ярил в задницу девочек-малолеток. Поскольку его член идеально подходил для детских задниц к нему выстроилась целая очередь малолеток, куда затесалось и два мальчишки из под мокрой пизды женщины пришедшей с мужем.

Случайно зашедшую в этот день в раздевалку молодую девушку подобрали на трёх богатырей сразу три крепких юноши. Девушка долго не могла понять, что вокруг неё происходит, но когда головка крупно и масляно ткнулась ей хоботом в анус смягчилась пиздой и поддалась. Парнишка нажал, волосатая промежность надвинулась, и жопа поглотила богатырский хуй. Девушка застонала, а потом получила в попку ещё два больших, но быстротечных хуя. После этого она едва разогнулась и, поправляя на себе халатик, вошла в душевую. Здесь её любопытство было удовлетворено полностью. Прежде всего двумя крепкими мужчинами, которые взяли её за руки-ноги и поднеся ткнули лицом в горячую разверстую пизду довольно пожилой женщины с комфортом устроившейся поперёк скамьи. Девушка зашлась в поцелуях и хлюпаньи, а её собственную пизду сзади натянули по самое некуда. Слегка охуев, девушка кончила. Потом на лицо ей кончила женщина, потом в рот её отвафлили оба мужчины и два мальчика. Покрытая целой маской из спермы, девушка устало еле доползла до парилки. В парилке её показалось, что повезло. Никого не было и усталость быстро прошла. Пар был давно выключен и она с наслаждением растянулась на полке, потягиваясь всем наёбанным тело. В неге она раскрыла рот и почувствовала в нём тут же знакомый теперь уже вкус фаллоса. "Мерещиться", подумалось ей, но открыв глаза она увидела, что во рту у неё действительно торчит хороший горбатый хуй. Причём обладателя его не было видно, а хуй сосать приходилось. Девушка вскрикнула, как могла с полным ртом, и пошире развела ноги. Хуй мгновенно отреагировал на приглашение и вошёл на всём напряге в пизду. Девушка застонала и почувствовала, как высоко в глазах загораются звёзды. Хуй пёр по не сказанно. Ляжки потели и исходились струями и запахом. Груди горели и соски накалившись сжигали вокруг себя воздух и торчали строго по вертикали вверх. В пизде вообще за ураганом шёл ураган. В пизде погребло под пеплом Помпею, под осколками Канзас и под Вторым законом термодинамики Вселенную. Когда этот хуй кончил, возник вопрос, стоит ли дальше и жить вообще? Но хуй был всем хуям хуй и заверил, что стоит и жить и работать тоже стоит, сказал!

Вот теперь дело было сделано и он, успокоенный и предостаточно всё уладивший, упиздел:

Старый сексуальный автомат

Категория: Фантазии

Автор: Владимир Юровицкий

Название: Старый сексуальный автомат

Мальчику скоро должно было исполниться двенадцать лет. Был он худ, белобрыс, волосы его летом совсем выгорали, скулы на лице выпирали, делая его лицо похожим на мексиканскую куклу, руки и ноги были неестественно длинны, отчего его подростковая фигура казалась расшатанной шарнирной конструкцией, впечатление чего усиливалось общей угловатостью и резкостью движений переломного возраста. Целыми днями он пропадал либо в саду, либо в окрестных горах, всегда в ссадинах и сетке порезов от гибких прутьев и сучьев, когда наступал сезон созревания орехов. И было у него две страсти. Катание на мопеде, которого у него не было, он брал его иногда у соседского мальчишки-сверстника, но постоянно просил мать и отца, чтобы и ему купили. Второй его страстью была ОНА, или может быть надо говорить ОН? ОНА-ОН был старый сексуальный автомат отца. Сколько он себя помнил, он всегда стоял в родительской спальне. Это была кукла в человеческий рост, заполненная внутри какой-то электрической и электронной начинкой. Он знал, что его отец летал на Нептун. Тогда полеты длились долго, очень долго. Женщины тогда еще не летали в межпланетные полеты, вместо них космолетчиков обслуживали сексуальные автоматы. В память о своем самом ответственном и важном полете отец и оставил себе этот сексуальный автомат. Звали ЕГО-ЕЕ Дженни. Впрочем, космолетчики не были особенно изобретательны по этой части, и все их искусственные женщины, кажется, звались Дженни.

Он знал, что сейчас бум на секс-автоматы прошел, женщины уже летают на планеты, хотя кое-где в маленьких внепланетных поселениях они до сих пор в ходу. Но с тех пор они достигли очень большого совершенства, а это была старая и морально устаревшая модель с весьма ограниченным и грубым спектром сексуальных действий. И он, играя в коридоре, не раз слышал, как в спальне мама пеняла отцу и предлагала выбросить эту чертову куклу. "Черт побери, - говорила она нарочито грубо, потому что в отношении себя или при себе он таких слов от мамы не слыхал, - мне иногда перед нею становится неловко, А вдруг я что-то делаю хуже ее".

И в этом случае раздавался веселый голос отца.

- Поверь, чудная, ты делаешь все в тысячу раз лучше Дженни. Но это память. Ты знаешь, это память не только о полете, но и об Алексее, с которым мы делили любовь Дженни, и который погиб, спасая всех нас.

Вот почему Дженни до сих пор стоит в их доме, в родительской спальне, только ее застывшая улыбка, которая ему так нравится, была обычно прикрыта чем-то вроде чадры. Дженни, наверное, вряд ли использовалась в их доме, ведь у папы бала мама, она лишь изредка вытирала пыль с Дженни, но он не видел, чтобы ее когда-нибудь включали в действие.

Однажды он играл один во всем доме и зачем-то забежал в спальню родителей. Да, у него закатился мяч в полуоткрытую дверь. В поисках мяча он осмотрел всю комнату, а затем полез под кровать. Вытаскивая закатившийся мяч, он вместе с ним вытащил и какую-то коробочку с длинными проводами.

Он долго рассматривал коробочку, читал надписи у кнопок, пока не догадался, что это пульт управления Дженни. В общем-то, он был послушным мальчиком и зал, что вряд ли ему позволят играть с секс-автоматом, но тут его любопытство превысило все соображения долга и почтения, ему до ужаса захотелось посмотреть, что может делать Дженни, ощутить себя вместо отца во время знаменитого нептунского полета. Он быстро, разобравшись что к чему, подключил Дженни к пульту, а пульт к сети, и нажал первую сверху кнопку, а сам забрался на кровать и стал смотреть.

Он увидел, как старый бездушный секс-автомат стал вдруг преображаться, наполняться каким-то одухотворением, какие-то медленные судороги прошли по телу куклы, и вдруг она начала медленно, изгибаясь и пробегая по телу дрожью, раздеваться, снимая с себя всю одежду, деталь за деталью, что была на ней. И он увидел обнаженное девичье тело, это было настоящее тело девушки с полной и упругой грудью, с длинными ногами, с полными бедрами и таинственным черным треугольником в той вершине, от которой начинается раздвоение ног.

Заинтересованный, он подошел к Дженни и коснулся ее груди. Кожа на груди была мягкой и шелковистой, наверное, такой она и должна быть у девушек, он ни разу не трогал их за обнаженную грудь, ему раньше приходилось трогать девчонок только за руки. И даже коричневый сосок был совсем таким, как он и предполагал, должен быть у настоящих девушек. И вдруг Дженни подняла свою руку и положила ее на его руку, лежащую на ее груди. От неожиданности он отдернул свою руку, и рука секс-автомата стала в каком-то удивлении искать его отдернутую руку, двигаясь по собственной груди, по воздуху.

Ему показалась забавной эта игра, он коснулся другой груди Дженни и вновь отдернул руку, когда ее рука легла на его. Так он играл с нею несколько минут. А затем он решил отдать Дженни свою руку, чтобы посмотреть, что случится. И Дженни нежно обхватила его кисть с тыльной стороны и стала его ладонью гладить свои груди, свой живот, шею.

Но тут он услышал, что подъехала мама, и он поспешно выключил Дженни, накинул на нее одежду и выскочил из спальни.

Несколько дней он ходил под впечатлением своего открытия. Ему ужасно хотелось поиграть с Дженни, но случая не представлялось, мама, как назло, все время была дома, отлучаясь лишь ненадолго в ближайшую лавку. Но, наконец, случай представился.

Как и прежде, он включил Дженни, и как прежде она стала раздеваться. Он включил наугад другую программу, Дженни немного неуклюжей походкой подошла к нему, легшему для удобства наблюдений на кровать, присела перед ним на корточки и стала водить руками по его лицу, шее, груди. Руки были теплыми и мягкими, прикосновения были какими-то трепетными. И он даже закрыл глаза и представил, что он - это папа во время полета, и в свободное от вахты время где-то между Юпитером и Сатурном среди черного звездного неба предается взрослым играм с секс-автоматом Дженни. Когда он очнулся, то он почувствовал, что лежит совершенно голеньким. Дженни незаметно для него сняла с него рубашку и штанишки, и ее руки ходили по всему его телу, и он сжал грудь Дженни, и она притихла и вся прижалась к нему. Он полежал так в напряженных объятьях и вдруг отпустил. Что-то ему показалось странным. Он понял. У нее не билось сердце, как билось у него, у нее не было дыхания, спертого дыхания, которое он вдруг ощутил в собственной груди. И вновь руки Дженни заструились по его телу, но ему это стало уже почему-то неприятно, он выскочил, торопливо натянул штанишки и рубашку и выключил автомат.

Несколько дней он не думал о ней, а если и вспоминал, то думал: "Чертова кукла бездыханная". И вновь принимался играть или лазать по деревьям. Но потом стали приходить мимолетные воспоминания о ласках Дженни. Он отгонял их от себя, а когда они уже перестали отходить, он стал оправдывать себя тем, что ведь и папу Дженни ласкала в полете, и его друга Алексея, погибшего в полете. И ему стало вновь хотеться испытать дженнины ласки, это желание приходило все чаще, хотелось поиграть с нею, узнать, какие еще есть игры в ее программе. Вскоре вновь ему удалось поиграть с нею.

Вновь Дженни раздевалась перед ним, вновь ее руки раздели его, но теперь он заметил, как ее руки нежно расстегнули пуговички, нежно приподымали его за плечи и попку, снимая рубашку и штаны, вновь ее руки струились по его телу, спускаясь все ниже и ниже, и вот его писька уже оказалась в ее теплых руках, и он почувствовал, какой большой и твердой она стала, совсем такой, как утром, когда он вставал ото сна и шел в детскую ванну делать свой утренний туалет. Но теперь он почувствовал в ней какое-то новое чувство, какое-то жжение, которое разливалось от письки по всему низу живота и далее по всему телу, а что-то переполняло и давило яички. Рука его сама упала на пульт управления Дженни, и он, не глядя, нажал какую-то кнопку на пульте. И он увидел, как головка Дженни склонилась над его бедрами, как вложила она его набухшую и горящую от каких-то неизвестных чувств письку в полуоткрытый рот и стала ртом и языком играть с ней, ласкать и облизывать и нежно покусывать головку его письки, и вдруг он ощутил страшную боль во всем теле, тело задрожало и затряслось в конвульсиях непереносимого, но и необычайно сладкого страдания, а рот Дженни продолжал сжимать и терзать его письку, которую ему жадно хотелось просунуть куда-то дальше, дальше, вглубь, а руки Дженни в это время сжимали и тискали его тело, которое корчилось в этих руках, пока вдруг не обмякло, когда внутри как будто лопнуло, и померк от жуткой боли свет в его глазах, а из горла вырвался какой-то звериный рык: Когда он очнулся, Дженни уже сидела рядом с ним, но не касалась его. Ему стало невыносимо противно и жутко, он вскочил на ноги, на ходу надевая штанишки, и выскочил из спальни. Но когда он уже выбежал в сад, он вспомнил, что не поставил Дженни на место, и его игры с Дженни будут раскрыты. Он даже похолодел от страха, бросился в спальню. Дженни все так же сидела на краю кровати, неподвижная, как будто мертвая или отключенная. Даже жалость на мгновенье кольнула его. Но он быстро поставил ее на место и убежал.

Картины и прожитые им ощущения преследовали его целыми днями, вызывая то чувство отвращения и омерзения к самому себе и Дженни, то жажду вновь их испытать. Он догадался, что испытал чувство оргазма, которое, как им уже объясняли в школе, испытывают мужчины в конце полового акта. Но то было головное знание, а теперь он испытал его, но не мог совладать со своими мыслями - прекрасно это или отвратительно. То ему казалось так, то - по другому. Но потом ему пришло в голову, что ведь эти чувства, наверное, испытывал и его папа, когда играл с Дженни во время полета. Значит это не могло быть плохо, это, наверное, хорошо. И это чувство постепенно все больше и больше овладевало им, ему хотелось еще поиграть с Дженни. Его тянуло к ней, Каждую ночь его преследовали картины этих игр. Но случая никак не подворачивалось.

И тут его мама объявила, что его приглашает на лето бабушка, Эту весть он встретил как оглушенный. Это значило расстаться с Дженни на целых два месяца, Но постепенно мысль о друзьях, которые у него были в поселке, где жила бабушка, мысль о самой бабушке, которую он любил, любил слушать ее рассказы, любил даже ее ворчания, отогнали мысли от Дженни.

Когда он приехал через два месяца, воспоминания об играх с Дженни совсем погасли в его детском сердце, и когда она попадала в поле его зрения, то ничто не вызывало его чувств. Старый сексуальный автомат вновь мирно покоился в своем углу, как память о большом полете, не потревоженный никем и ничем, разве что рукой матери, стиравшей с него пыль, как будто и не было в его жизни запоздалого сексуального приключения с ребенком.

1981

Великий Минт и двухсеки

Категория: Фантазии, Юмористические

Автор: Владимир Юровицкий

Название: Великий Минт и двухсеки

Слава Великого Минта гремела по всем звездным системам и ассоциациям Галактики и даже проникла в Метагалактику. Не было преступления, которое не было бы раскрыто, если за него брался Великий Минт. Корсары угольных галактических мешков и похитители планет, мошенники, специализирующиеся на торговле голографическими фантомами и звездные террористы, со злым умыслом превращающие нормальные "хорошие" звезды в "новые" и "сверхновые", растлители цивилизаций, авантюристы и проходимцы всех галактических мастей - всех и приводило в трепет одно это имя.

И его вид внушал страх и почтение у любого разумника. Сила его кулаков была столь велика, что одним ударом он прибывал противометеоритный экран звездолета. Гром его голоса перекрывал грохот эпицентрического вихря на Венере. Его черепная коробка вмещала столько бит криминальной информации, которых не могли бы вместить все ЭВМ Галактики. Раскрытые им дела вошли во все учебники криминалистики, на их основе были поставлены десятки, если не сотни теле- и голографических сериалов. Таков был главный герой нашей истории.

А в одной из отдаленных ветвей галактической спирали жили двухсеки. Планета их так и называлась - планетой Двухсеков. Это была заурядная планета, в списке Жебера стояла она где-то на пятидесятитысячном месте. Единственной ее достопримечательностью было то, что жители ее могли по собственному желанию менять пол. Росла у них на болотах М-трава и Ж-трава. Стоило пожевать соответствующую травку, и двухсек приобретал соответствующий пол. Но ведь чего нет на просторах Галактики. Я знаю планету, где детей приносят не аисты, где они вырастают не в капусте, а их носят в собственном чреве некоторые из жителей этой планеты. Я могу поклясться, что лично видел планету, был на ней и не мог придти в себя от изумления во все время пребывания, где разумные существа движутся не на шести ногах, что, как доказал знаменитый академик Артоболевский, дает наиболее устойчивый тип передвижения, а всего на... двух, что полностью противоречит теореме Антоискана о невозможности перемещения при числе поверхностей менее трех. Да что все это? Да знаете ли вы, что есть планеты, где разумники поедают своих меньших братьев - теплокровных животных, которые бегают по степи, прыгают по веткам, носятся по горам. Так что вряд ли кого может особенно удивить свойство двухсеков менять свой пол. Вот почему была эта планета захудалой планетой на окраине Галактики, куда не добирались ни туристы, ни ученые, ни разумнологи. И было это так, пока не свела судьба двухсеков с Великим Минтом, после чего прогремела эта планета на всю Галактику и даже Метагалактику, ибо здесь впервые Великий Минт потерпел ужаснейшее поражение. И об этом удивительном происшествии я и хочу вам сейчас рассказать. Так что присаживайтесь поближе, настраивайте свои слуховые аппараты, кому прописал их врач, а я приступаю к своему рассказу.

Жили двухсеки тихо и мирно. Никому не мешали, ни от кого ничего не желали. Рожались, умирали, детей по капустным грядкам собирали. И вдруг - то ли пятна какие по двухсековому солнцу пошли, то ли туман-дурман на планету напал, но стали вдруг двухсеки баловаться. Появились у них стиляги и хулиганы, перестали слушаться подкапустные найденыши своих родителей, стали баловаться громкой музыкой и наркотиками, воровство появилось, что вообще неизвестно было в их истории, которой, впрочем-то и не было, лишь после этой "истории" она у них появилась, явились всякие карманники и домушники, а однажды уже дело дошло до того, что и вообще немыслимым и невероятным казалось - один двухсек убил другого, правда, за что - не знаю.

Тут уж старцы-руководители двухсечные забеспокоились. Что же это происходит? Этак дело, глядишь, и до двухсекоедства сможет дойти или до военных всяких действий. Очень сильно отцы-двухсеки забеспокоились. И стали "меры" принимать. И по-хорошему, и по-плохому. И уговорами, и щелчком по лбу, и пальцем грозили, в угол ставили нехороших - ничего не помогает. Балуются двухсеки, особенно молодые найденыши, и хоть бы что им все эти меры. И собрались отцы на совет. Долго его держали. Планета двухсеков раз перевернулась, два, три - а отцы и не смогли придумать что-нибудь путное, как эту заразу преступную искоренить. Наконец, когда уж на четвертый переворот пошла планета, самый молодой из отцов, только недавно в Совет принятый и потому от смущенья перед таким почетом и таким высоким собранием все молчал, но в молодости был он любознателен и любил смотреть всякие теле- и голофильмы, и предложил:

- Давайте позовем Великого Минта. Правда, гонорар у него большой, да ведь недавно мы гору алмазную открыли в местности Макусит, а он, говорят, алмазы любит. И уж если он с пиратами из туманности Кошмаров, с самим звездоедом Гутагусом и со многими другими и ужасными справился, то уж с нашими капустоподкидышами тем более справится.

Так он сказал и умолк. И все умолкли. Соображали. Еще пол переворота посоображали, а затем сказали все враз "Зер гут", что на языке двухсеков, вам ведь я рассказываю на человечьем языке, означает: "Очень хорошо" или "Отлично придумано, брат-двухсек".

И послали они комиссию к Великому Минту. Долго ездила комиссия. Все никак не могли найти Великого Минта среди планет, звезд, спиралей и ассоциаций. Только прослышали, что Великий Минт выехал на планету Ипсилон расследовать дело о краже купальника Великой и Необычайной Королевы Всех Ипсилонических Океанов, приезжают туда, а им навстречу вылезает из-под воды голова и говорит, что улетел уже Великий Минт на сверхкаракачьем звездолете в неизвестном направлении. И так они долго плутали, блуждали и спотыкались на пыльных тропинках далеких планет, пока не застигли его прямо средь космической бездны в туманности Пергаментных Свитков, где у него отказал звездолет, и дрейфовал он по вращению спирали, голосуя попутным космашинам. Подобрали они его и там уже, пока летели на своем двухсечном звездолете, вызывавшем насмешки всех жителей Галактики, так как развивал от силы половину двухсечной скорости света, который у них-то и так движется очень медленно, уговорили его лаской и посулой половины алмазной горы приехать к ним в Двухсекию и спасти их планету от полного хаоса и преступной анархии.

Еще прождали двухсеки - долго ли коротко ли - тут уж дело зависит, у кого как время катится, им же показалось долго, так как преступления участились еще больше, преступники размножились, музыка за это время стала еще громче звучать - и, наконец, явился Великий Минт собственной персоной и со штатом своих сотрудников и журналистов, которые должны были ему помогать, а его доблести и подвиги фиксировать на все виды носителей информации и описывать в красивых балладах. Встречали его очень торжественно, а отцы-двухсеки от радости даже расплакались, так как почувствовали они, что должны теперь кончиться все их беды и страхи. И выставили праздничный стол, который опоясал всю Двухсекию по экватору два раза.

И приступил Великий Минт к своей великой работе.

Создал он прежде всего полицию. И нарядил ее в красивую форму. Приказал он построить тюрьму, на окна навесить решетки. Камеры приказал он сделать четыре метра на шесть метров и в каждую поместить пять двухэтажных нар, чтоб можно было десять существ в нее засунуть и держать день и ночь. А двери в камерах приказал сделать на железных толстых петлях, чтобы пятки отшибались, а ей хоть бы что. А в двери сделать два отверстия. Одно квадратное, через которое можно было подавать пищу и воду, а другое круглое, как глазок, чтоб можно было подсматривать за узниками. А сложить тюрьму приказал из самых крепких кирпичей, какие только двухсеки умели делать, а еще обнести ее забором таким высоким, чтоб никто не перескочить, ни перелезть не мог. А поверх еще колючую проволоку, а по ней ток распорядился пустить, а поверх проволоки и тока установить автоматические рогатки, которые бы сами стреляли по тревоге, а вокруг тюрьмы полосу приказал распахать, а по ней собак и солдат с оружием пустить, а за полосой проволоку спиральную приказал набросать, чтоб в ней любой запутаться мог, а за проволокой стекла битого накидать велел.

А кроме тюрьмы приказал он создать еще зоны. И разделить их на зоны общего, усиленного, строгого, специального, особого, отягощенного, тяжелого и невыносимого режимов, и для всех их под его руководством коллективом специалистов были разработаны нормы всякие - пищи, воды, передач, свиданий, сна, сновидений, прогулок, писем, воздуха и всего иного, без чего двухсек жить не может, а без чего может всего приказал лишать. А внутри зон еще всякие карцеры, буры, подземелья, шизо и пеналы создать. А еще приказал создать зоны для мужчин и для женщин, для детей от четырнадцати и стариков от семидесяти, для алкоголиков, наркоманов, беспаспортных, безработных, непочтительных к родителям и прочих всяких нехороших.

В общем, работал Великий Минт со своим штабом, который был как целый научный институт с профессорами и даже доцентами, целых несколько месяцев, пока все обдумали, обо всем распорядились, все предусмотрели, ничего не забыли. А потом развернулось в Двухсекии великое строительство, в котором приняли участие все двухсеки под страхом жестокого телесного наказания, а для школьников и детсадничков воскресники, субботники, пятничники, четверги в праздничной атмосфере устраивались.

И вот все было готово для решительного наступления на всяких хулиганов и преступников. В центре столицы двухсеков возвышалось стройное здание тюрьмы, сверкающее новенькими решетками на окнах, отражающее свет в многочисленных витках колючей проволоки, распространяющее аромат свежей кладки тюремных стен на весь город.

И наступление началось. Начали хватать всех хулиганов, воров, карманных и квартирных, всех наркоманов и любителей громкой музыки обоего пола и заточать в тюремные камеры, пола "М" - в муж-камеры, пола "Ж" - в жен-камеры, а у дверей поставили минтов-дубаков, чтоб никто не вышел, никто не убежал, никому ничего не передавал и вообще, ни о чем не думал.

Наполнил Великий Минт тюрьму элементами и решил, что, считай, все, что нужно, сделано, преступники в тюрьме и режиме, а вся остальная окрестность чиста. А посидят эти элементы в режиме и тюрьме иль еще какой зоне, слезы попроливают на свою горькую участь, раскаются, осознают, перевоспитаются и станут уже не "элементами", а сознательными и чуткими к приказам начальников и поучениям отцов-ветеранов гражданами Двухсекии, и о преступлениях и громкой музыке и думать забудут.

И вот решил однажды сам Великий Минт посетить тюрьму и лично проверить, как там все хорошо и стройно происходит в смысле заботливого перевоспитания. И действительно. Сердце его наполнилось радостью и гордостью, как он пришел. Все было так гармонично и разумно. Двухсеки-преступники - в камерах, минты и минтята - за камерами. В тюрьме почти тишина, разве что из камер жужжание легкое истекает, наверное, от слез рыданий и раскаяния, решил Минт. До самого вечера иль до поздней ночи просидел он в тюремных кабинетах, все проверяя, все инструктируя, обо всем заботу и предусмотрительность являя, а когда ночью вновь вышел в тюремный коридор, то остановился, пораженно удивленный, либо удивленно пораженный, а может все разом. Из всех камер смех, веселье, песни раздаются, будто не в камеры страданий посажены все эти элементы, а в камеры смеха, увеселений и всяческих забав. Пришел он в себя от громопораженности, глянул в один глазок - и ужасную картину видит. Сидят М-элементы и Ж-элементы на нарах в самых непредвиденных и веселых позах, чай тюремный попивают, целуются и вообще, существованием наслаждаются. Глянул в другой глазок - то же самое. По все глазкам пробежал и под конец развернулся, да как стал кричать.

- Кто смел нарушить мою инструкцию и заповедь 723-ю "Уложения о суровых наказаниях" и разместить М-ников и Ж-шничек вместе? Срочно перебрать, перетасовать, переставить, перетащить и вообще, привести в порядок.

И ушел в страшно расстроенном сердце. А утром доложил ему, что все сделано в наилучшем виде, и все элементы проверены на М- и Ж-принадлежность по всем без исключения признакам и отделены друг от друга железными решетками и камерными стенами из наилучшего тюремного кирпича.

На следующую ночь решил вновь Великий Минт проверить, как в страданиях влачат существование двухсеки-элементы. Но еще при подходе к тюрьме услышал он шум, как будто на карнавале Рио-де-Жанейро на непутевой планете по имени Земля. Вне себя и весь горя всеми киловаттами злобы вбежал Минт в тюрьму и бросился к глазкам. И, о, боже, или, о, ужас, его глазам предстали картины веселых вакханалий и всяческих соблазнительных сладострастий между секами обоего пола, сплетавшимися по пространствам и объемам камер.

Пришел он в такой гнев и так стал вопить, что, наверное, звездные пираты в окрестности ста парсеков поспешили подальше убраться в страхе.

- П-а-чему?! Кто смел?! Немедленно! Разгоню! Я! Я! Я!

Долго никто из минтов и минтиков не смел и слова сказать в оправдание. Наконец, когда пауза между воплями стала достаточно длящейся, выступил старший из минтов и, заикаясь, сказал, что все было сделано в лучшем виде, что он самолично проверял содержимое камер по самым наидостовернейшим М- и Ж-признакам и...

- Так почему же, черт разрази Галактику, они опять перемешались?

- О, хер, - сказал старший из минтов, - они проносят в тюрьму М- и Ж-траву и меняют пол.

- Обыскать всех до последней складки кожи, до сокровенной щелки тела, до нитки одежды.

И стали минты обыскивать всех узников, и все проверяли, и всюду пальцем шевырялись, и все нитки прощупали, и всякими аппаратами просвечивали.

Но все оказалось бесполезным. Двухсеки оказались такими изобретательными, что как ни кричал Великий Минт, как ни составляли инструкции и регламенты доктора обыскных наук, прибывшие с ним, все равно, каждую ночь тюрьма превращалась в бразильский карнавал, и так там было весело, что многие из честных и добросовестных двухсеков стали даже завидовать развеселой жизни обвиняемых, подозреваемых, задерживаемых, подсудимых, подследственных, осужденных и прочих клиентов гостиницы тюремного типа, как приказал называть тюрьму Великий Минт, а некоторые так специально стали совершать всяческие предосудительные и даже осудительные поступки, например, показывать язык или кулак тени Великого Минта, либо плевать или сбивать с ног приехавших с ним докторов тюремнологии, только чтоб попасть в эту веселую "гостиницу".

А потом и хуже дело пошло. Стали замечать, что входили по вечерам на дежурство в тюрьму дубаки с плечами в полторы покосившихся саженей, а по утрам выскакивали из нее минтовочки в узеньких юбочках на туфельках-колокольчиках с несколько помятыми лицами и следами явно неуставных ночных трудов.

И еще больше, и безмерней гнев охватил Великого Минта на этих двухсеков, которые смелость имели не покориться мощи его криминалистических установок и установлений. И приказал он не сеять, не убирать, и даже не замечать М- и Ж-травы, а за нарушение установил невыносимые наказания.

Тут уж все двухсеки в душе возроптали и тайком стали в ночных горшках, в садовых вазах, в потайных горных ущельях еще с большим усердием растить свои любимые травки, и ни новые репрессии, ни новые зоны, тюрьмы и новые режимы не могли эту заразу остановить. Последний камень огорчения в истерзанное сердце Великого Минта бросил сам Верховный Двухсек, у которого Великий Минт, будучи в гостях, заметил эти криминальные травки, замаскированные средь невинных незабудок и чьих-то глупых глазок.

И тогда объявил он, что должен он слетать на какую-то престарелую звезду за своими самыми лучшими помощниками и советниками. Срочно и с большим воодушевлением был снаряжен специальный звездолет, провожали его торжественно в звездопорту всем составом правительства Двухсекии, а встречали его на борту красивые двухсечки-стюардессы с цветами. Но только оторвался звездолет, на один световой год не успел отлететь, как вдруг элегантные двухсечки превратились в двухсаженных громил М-типа, и как принялись они всем дружным коллективом охаживать Великого Минта, катать его по всему звездолету, по всем его коридорам и отсекам, что еле-еле сумел он живым выпулиться от этих пудовалых кулаков в спасательную ракету-шлюпку и тут же, едва задраив люк, выстрелился в открытый галактический космос на волю звездных стихий.

Когда весть об этом, что избавились они, наконец, от своего "благодетеля", дошла до Двухсекии, по этому случаю самостийный праздник приключился на этой планете, ибо стал уже он им тошнее и ужаснее, чем собственные хулиганы и любители громкой музыки. Уж пусть лучше несется над планетой поп, рок, джаз, фольк и всякая фония, чем терпеть и страдать от беспредельности Великого Минта - Великого Беспредельщика.

И порешили в честь этой великой победы над несокрушимым Великим Минтом превратить тюрьму в Дворец Любви, обсадили весь тюремный двор и даже запретку М- и Ж-травами, камеры украсили венками, на нары тюремные положили матрацы, набитые М- и Ж-травой сушеной, и, прослышав об этом, стали в Двухсекию приезжать туристы со всей Галактики и даже из соседних спиралей, чтоб любви свободной и радостной предаться на планете Любви, как окрестили ее после этого во всех туристических метагалактических проспектах.

И пошла после этого по всему космосу гулять пословица, крылатая как ветер, наверное, и вы ее слышали: "Двухсеку тюрьма не страшна".

Вот откуда она пошла и как она возникла.

Так потерпел свое первое поражение Великий Минт, так победили его не пираты звездных скоплений и гангстеры черных дыр, не спекуляторы краденых планет и аферисты-голографисты, победила его любовь.

А планета двухсеков перекочевала в списке Жабера с пятидесятитысячного места на самое первое, оттеснив даже планету Земля, знаменитую своими развалинами, старинными памятниками и безволосыми двуногими бывшими разумниками. Стала она планетой Любви, Гадости и Веселья, хулиганство исчезло, хотя громкая музыка осталась, и съезжались на нее толпы туристов и паломников, чтоб поклониться, предаться медитации и молитвенным любодеяниям в Храме Любви на месте тюрьмы Великого Минта. Стала она планетой Счастья, и сделала это также ЛЮБОВЬ.

АшСИЗО-81

Одна ночь полета

Категория: Фантазии

Автор: Владимир Юровицкий

Название: Одна ночь полета

-

Вам хорошо. Вам очень хорошо. Вы чувствуете приятную легкость во всем теле после трех рюмок коньяку. Вы в полутемной комнате. Горит ночник. Вы вдвоем с молодой красивой девушкой. У нее длинные белые волосы. На ее лице огнем любви горят глаза. Вы лежите на диване. Вам хорошо. Вам приятно. Приятно кружится голова. В теле легкая истома и лень. Вам лень даже пошевелиться. Девушка сидит рядом с вами. Вы тихо перебираете в своей руке ее шелковистые волосы. Ее мягкие ласковые руки касаются вашего лица, ваших волос, вашего лба, ваших щек, носа, вашего рта. Они гладят и скользят по шее, груди. Они как две ласковые и добрые птицы. Как дуновенье освежающего ветерка. Она расстегивает пуговичку на вашей рубашке. Ее руки на вашей груди, добрые и трепетные. Вам хорошо. Вам очень хорошо. Она расстегивает рубашку. Целует вас в грудь. Она приподнимает вас и снимает с вас рубашку. Ее руки скользят от волос на голове до вашего пупка, ее руки проникают под ремень ваших брюк и слегка касаются волосиков в паху. Она прижимается лицом к вашему животу и расстегивает брюки. Вам хорошо. Вам упоительно хорошо. Она садится у ваших ног и медленно снимает с вас трусики. Ее руки скользят вслед по бедрам, ногам, вы закрыли глаза. Вы отдаетесь этому сладкому насилию. Вам хорошо. Вы голые. Вам хорошо. Вам очень хорошо. Она целует вас в грудь. Она целует вас в живот. Она целует и щекочет язычком ваш пупок. Она целует бедра. Она берет в руки ваш половой член. Она касается его лицом. Она нежно целует его. Вам хорошо. Вам сладко хорошо. Она раздевается сама. Она снимает платье. Она снимает лифчик. Она медленно снимает белые кружевные трусики. Она обнаженная перед вами как прекрасная мраморная статуя. У нее белая красивая кожа. Упругие груди с вздернутыми вверх коричневыми кончиками сосков. Черный треугольник лобка. Длинные мраморные ноги. Вы любуетесь. Вы любуетесь. Кончиками пальцев вы касаетесь ее тела. От него идут как будто токовые разряды. Она присаживается. Ваши руки скользят по ее телу. Они движутся по ее шее. Они плотно скользят по ее животу. Вам хорошо. Они замирают на ее груди. Вам так хорошо. Она ложится рядом. Ваши руки скользят по ее бедрам. Ваши руки проникают в теплый промежуток между ее бедрами. Там так тепло. И чуть влажно. Ваша рука на ее лобке. Ваша рука на ее половых губках. Ваш пальчик проникает в таинственную и теплую глубину ее влагалища. Вам хорошо. Ваш половой член стал большим. Ваш половой член стал толстым. Ее руки гладят ваш половой член. Они скользят от головки вниз. Они медленно движутся вверх. Она прижимается лицом к вашему половому члену. Вам хорошо. Вам очень хорошо. Она касается его лицом. Она касается его лбом. Она касается его щеками. Она касается его губами. Она берет его в рот. Ее язычок скользит и ласкает головку вашего члена. Вам хорошо. Вам так приятно. Ее губы плотно скользят вниз. Уже весь ваш член у нее во рту. Вам хорошо. Вам очень хорошо. Вас начинает трясти лихорадка сексуального возбуждения. Вам уже больно. Ее губы скользят вверх. Они прижимают головку члена. Язычок как ящерка бегает по его головке. Вам очень хорошо. Вам необычайно хорошо. Вы гладите и сжимаете ее грудь. Она снова берет весь ваш половой член в рот. Она снова вытаскивает и ласкает его головку. Она склоняет свою голову вниз. Она поднимает ее вверх. Она склоняет ее вниз. Она поднимает ее вверх. Ваши руки безостановочно бегают по ее телу. Вам очень хорошо. Вам болезненно хорошо. Она вынимает член изо рта. Она касается его носом, щечками, лбом. Она медленно ложится на спину. Она тянет вас на себя. Она раздвигает ноги. Вы ложитесь на нее. Вы лежите на ней. Вы целуете ее в губы. Ваш язык в ее рту. Он касается ее зубов. Он касается ее язычка. Он касается внутренних стенок ее рта. Вы целуете. Вы целуете. Вам хорошо. Вам очень хорошо. Она берет в руку ваш член. Она вставляет ваш член во влагалище. Вы опускаетесь. Вы опускаетесь. Вы медленно опускаетесь. Вы медленно вводите свой член во влагалище. Вам больно. Вам больно. Он входит с трудом. Он входит с натяжением. Вы опускаетесь до конца. Вы прижимаетесь к ней. Вы чувствуете, что ваш член упирается во что-то. Он давит это "что-то". Вы лежите неподвижно. Вам очень хорошо. Вам очень хорошо. Вы поднимаетесь. Вы опускаетесь. Она также подымает и опускает свой таз. Она колышет свой таз из стороны в сторону. Вам хорошо. Вам очень хорошо. Вы чувствуете уже жжение у корня полового члена. Это продвигается сперма по половому каналу. Вы поднимаетесь. Вы опускаетесь. Вы лежите неподвижно. Она лежит неподвижно. Но какими-то таинственными внутренними движениями в самой глубине мнет, тискает и ласкает головку вашего члена. Сперма движется все ближе и ближе к головке. Жжение охватывает всю внутренность вашего полового члена. Но вы не хотите, чтобы это наступило сейчас. Вы вытаскиваете свой половой член. Вы лежите на ней. Вы чувствуете, как распертый семенной жидкостью член зажат между вашими животами. Вы чувствуете, как постанывают яички. Вам хорошо. Вам очень хорошо. Вы ложитесь на спину. Она ложится на вас. Вам хорошо. Вам очень хорошо. Она садится на ваш живот. Она приподнимается. Она садится на ваш половой член. Она медленно опускается. Вам хорошо. Вам очень хорошо. Вы неподвижны. Она подымается. Она опускается. Ваш таз неподвижен. Ваши руки сжимают ее грудь. Она подымается. Она опускается. Ей хорошо. Ей очень хорошо. Ей становится ужасно хорошо. Она впивается руками в вашу грудь. Она стонет. Вы сжимаете с силой ее грудь. Она подымается. Она опускается. Ей сладко. Она стонет. Она подымается. Она опускается. Она кричит. Вы сжимаете ей грудь. Вы сжимаете ее попочку. Вы зарываетесь в ее грудь лицом. Она поднимается. Она опускается. Вам хорошо. Вам очень хорошо. Она замирает. Она ложится на вас. Она гладит ваше лицо руками. Вы лежите неподвижно. Вам хорошо. Вам очень хорошо. Она ложится на спину. Вы обнимаете ее. Вам хорошо. Вам очень хорошо. Она что-то шепчет вам. Она нежно гладит руками ваш половой член. Он как палка. Он как дубинка. Он хочет еще. Она становится на четвереньки. Вы становитесь на колени и вводите половой член сзади. Вы прижимаетесь с силой к ее ягодицам. Вы вытаскиваете свой половой член. Вы всовываете его. Вы вытаскиваете. Вы всовываете. Мягкие ягодицы прижимаются к вашим бедрам, животу. Вам приятно. Вам хорошо. Член снова начинает гореть. Вы вытаскиваете его из влагалища. Он твердый. Он ужасно твердый. Вы вставляете его в задний проход. Он не идет. Вы давите. Она постанывает. Ей немножко больно. Наконец, он прорывается. Вы всовываете его. Он идет рывками. Там очень тесно. Половой член продвигается с трудом. Вы вдвигаете его до отказа. Она постанывает. Вы вытаскиваете. Вы вдвигаете. Вы вдвигаете. До упора. До упора. И еще дальше. Ваш член горит. Вам больно. Что-то как будто режет ваш член. Боль становится все сильней. Вы стонете. Вы движетесь все чаще. Вы стонете. Вы движетесь все чаще. Вам хорошо. Вам мучительно хорошо. Вам безумно хорошо. Вы вопите от непереносимой боли. Сперма пробивает свой путь. Сперма изливается. Вы вдвигаете. Вы выдвигаете. Сперма изливается. Вам хорошо. Ах, как вам хорошо. Вам страшно хорошо. Вы стискиваете ее. Она дрожит и вибрирует вместе с вами. Сперма изливается. Вам хорошо. Сперма изливается отдельными толчками. Вам хорошо. Сперма излилась. Вам хорошо. Все еще хорошо. Вы вдвигаете. Вы выдвигаете. Вы вдвигаете. Вы выдвигаете. Половой член спадает и сокращается. Вот он сам выпал. Вы ложитесь на спину. Вам хорошо. Вам очень хорошо. Вам легко во всем теле. Вам так легко во всем теле...

В этот момент он проснулся. Нажал на ощупь кнопку останова магнитофона. Ему было хорошо. Он полежал еще в темноте, а затем снял с полового члена презерватив, заполненный белой густой семенной жидкостью и, открыв крышку маленького контейнера, бросил его туда. Потом он зажег свет и принялся за утренний туалет. В это время раздался голос из динамика.

- "Коршун", "Коршун", вы уже встали?

- "Земля", "Земля", я встал. Доброе утро.

- У нас уже скоро вечер. Как спали?

- Отлично! Отлично! Три разгрузки за ночь.

- Значит вам понравился гипносексуальный сеанс?

- Высшее. Кто все это сочинил?

- Автор текста Вяч.Космический. Текст начитал Иннокентий Актуновский.

- Передайте им от меня благодарность.

- Сперму только не выбрасывайте. Она нужна будет для исследований.

- Помню, помню хорошо. "Земля", какая у нас сегодня программа?

- Намеченную ранее мы уже выполнили досрочно. Сегодня поэтому включаем резервную программу "БЗ". Включайте на прогрев блок "БЗ-1".

- Вас понял, "Земля". Связь кончаю.

- Всего доброго. Конец связи.

Он выключил радиопередатчик и поплыл к противоположному концу отсека. Начинался новый рабочий день на орбите.

1982, АшСИзо

О мыслях и их чтении

Категория: Фантазии

Автор: Sasha S

Название: О мыслях и их чтении

Здравствуйте. Меня зовут Саша. Я транслятор... Только не подумайте, ради Бога, что я из тех парней, что считают себя наполеонами, собаками или фонарными столбами. Нет. Они ведь ненормальные. Я, правда, тоже. Но совсем по-другому.

Все мы с самого раннего детства слышали истории о людях, способных читать чужие мысли. В основном их называют экстрасенсами или телепатами, хотя есть и другие названия (сканнеры, например). Как правило, все эти рассказы оставались для нас бездоказательными, а потому - глупыми байками. Рационализм современного человека гонит прочь все досужие измышления, отводя им место среди детских сказок и литературы в стиле фентэзи. Я до некоторых пор также относился к этим историям скептически. Сейчас я так не думаю. Вы скажете мне: "ну покажи хоть одного такого - и я тебе поверю". А я вам скажу на это: "подойдите к зеркалу и посмотрите в него - быть может, на вас сейчас смотрит один (одна) из них". Не может быть? Отнють, очень даже может. Просто большинство из чтецов мыслей даже не подозревают о своих способностях. Почему? Ответ прост, только знают его немногие. Я, например.

Я - транслятор. Я могу транслировать свои мысли за пределы своей черепной коробки. Далеко ли? А бог его знает. Метров на двадцать, я думаю. С расстояием сила сигнала угасает, как гаснет в радиоэфире далекая волна. В этом то все и дело. Они слышат только трансляторов. Они могут читать мысли только у таких, как я. Нас немного. Может, даже меньше, чем их. И наши мысли не прочтешь за тридевять земель - кишка тонка. Несколько десятков метров (ну, может, у кого-то и сотен) - и все, бобик сдох. Чудес не бывает. Я ведь, к примеру, не от атомных батарей работаю, а от тех же булок/котлет/супов, что и вы. Где мне взять энергию на дальнюю трансляцию. Потому то они и могут жизнь прожить, ничего не зная ни о нас, ни о своих способностях. Потому то у них и не выходит повторить на людях единожды удавшийся эксперимент. Такова la vie.

Я сижу в вагоне переполненного метро. Наблюдаю толпу. Пассажиров довольно много. Сидящие и стоящие, молодые и старые, сексапильные девченки с неумело, но от души накрашенными губами/ресницами, мрачные служащие, озабоченные проблемами бухгалтерского учета, геморроя и простатита, старушки с авоськами, из которых торчит наружу всякая копеечная требуха. Неугомонная пацанва, с постоянным ржанием в мат-перемат разбирающая "по запчастям" своих знакомых, девченок, стоящих рядом пассажиров и игроков любимой футбольной команды. Час дня. Здесь, внизу, прохладно, а наверху - жара, лето, берется переливчатой дымкой кипящий воздух над раскаленной землей, плавится асфальт, еще недавно покрытый белым пухом от гибких и длинных, словно свечи в лавре, тополей, неуемно жаждущих своего, тополиного, секса. Секс у них скучный и безрадостный - тряхнуть пыльцой по ветру, осеменить, что они там осеменяют, и - пошел пух по городу гулять! Детвора жжет, веселится. Так себе секс. У меня, впрочем, тоже. Но сейчас не обо мне и не о тополях... В метрополитене в это время прохладно. Даже в вагоне, где народу полным-полно, и все надышали, кто как смог - все равно не жарко. Кто едет с работы (пораньше закончил), кто с учебы (с уроков или с пар сбежал), у кого - вторая смена. Бабки - те между аптеками и поликлиниками циркулируют. В такую жару у стариков кровяное давление подымается, лечиться надо. У них - от жары, а у меня - от вида стройных девичьих ног в туфельках на высоких каблучках-шпильках. И не только давление, но и кое-что в штанах... Перед глазами возникает прекрасный образ: пара слегка загорелых ножек, затянутых в тонкие, телесного цвета, чулочки, и обутых в пару же изящных, до невозможности черных ( нет, лучше белых - сейчас хочу, чтоб белые) туфелек. Притопывая остренькими каблучками, томно переминаются на месте. У-ух, сладостно заныло в паху. Сволочь я, конечно. Но с фантазией. "Девочки, милые, ходите вот так! Не носите дурацких колгот и шлепанцев на низкой платформе. Да, я знаю - мода сейчас такая. Да, так удобнее. Ну и что? Будьте выше этого! Носите чулки и шпильки! Пусть у мужиков штаны парусят при виде ваших ног...". Я спохватился. Стал пристальным взглядом осматривать тесные ряды пассажиров. Все, как и прежде. Никаких перемен в поведении тех, что рядом. Никто не оглянулся на меня, никто не покосился с укоризненным взглядом в мою сторону. Все занимаются тем, чем и занимались до этого, продолжая дружно трястись в едином ритме, задаваемом стуком колес поезда по рельсовым сочленениям. То есть чтецов тут нет (я их называю чтецами - так короче и понятнее. Дело в том, что я их не чувствую, а лишь по их реакции догадываюсь, что они читают мои мысли. Они же каким-то образом точно знают, чьи мысли читают, это я уже проверил на собственном опыте). Замедление хода, остановка. Солидный баритон из репродуктора сквозь треск и гудение: "Станция Ш-ская. (открытие дверей, вышло несколько человек, зашла шикарная брюнетка) Осторожно, двери закрываются. (х-хлобысь - дружно хлопнули двери по всему поезду) Следующая станция Б-цкая." Короткий писк из репродуктора, шипение где-то внизу, вагон дернулся - поехали. Невольно задержал взгляд на новой пассажирке. Хороша, как в сказке. Лет под двадцать, стройная, среднего роста, личико просто ангельское, плюс немного косметики - как раз там и столько, где и сколько нужно, не более того: чуть подведены высокие темные бровки и ресницы, мягкие, едва различимые, коричневато-розовые тени и на всем этом фоне - большие зеленые глаза. Маленький, классической формы носик. Светло-бардовая помада с более темным контуром украшает и без того прекрасные чуть полные губки (верхняя слегка коротковата, поэтому из-под нее видна тонкая щелка, отливающая белизной зубов. Ни малейшего намека на наличие тонального крема или румян. Черные, как смоль, волос, собраны на затылке в хвост, спереди на лоб кокетливо спадает челка. Осанка - королевская, тонкая шея, худые плечики, сама собою высокая, но не чрезмерная, грудь, дивная талия, аккуратная попка (это у мужиков - задница, а у прелестных девушек - попка), чудесно стройые бедра, затянутые в короткие штанишки до колен(знаете, как сейчас модно)... Мой взгляд жадно впитывал все это великолепие, спускаясь по точеной фигуре незнакомки, пока не уперся... в чей-то чемодан, заслоняющий от меня самое, на мой взгляд, сокровенное и желанное, что дано мужчине видеть, когда женщина достаточно одета - ее ноги. Я трижды проклял того старого пердуна в поношенном костюме явно периферийного стиля, который закрыл от меня такое зрелище. Я непроизвольно стал фантазировать на тему ее ножек. Попробовал просто мысленно приставить к ее фигуре образ, созданый мною немного загодя. Не выходит. Поменял цвет туфель на черный - уже лучше, но все равно не то. Фантазия слабеет, когда сталкивается с реальностью. Если бы эта девушка была плодом моего воображения от начала и до конца, то мне ничего не стоило бы подобрать к ее фигуре пару подходящих ног, но поскольку она стоит в паре метров от меня - живая, во плоти, то мне не остается ничего другого, кроме как сидеть и ждать, покуда случай соизволит открыть мне остальное. Видимо, заметив, как я ее разглядываю, девушка кинула на меня слегка презрительный взгляд и отвернулась. Гордая, наверное - не подступишься. В голове крутились две идеи: уступить ей место (исключено: его займут, покуда я до нее доберусь, да и слишком нахально) или дать сесть этому вероломному владельцу саквояжа, чтобы свет не застил. Я уже собирался сделать второе, как мы подъехали еще к одной остановке. Вышло много народу (в том числе и село с чемоданом) и сразу стало свободнее. Я наблюдал, как красотка села на освободившееся место напротив меня, и покопавшись в своей сумочке, достала оттуда какую-то книжку. Открыла ее на заложенном, похрустев обложкой, элегантным движением руки распрвила страницы, и углубилась в чтение. Мне интересно, что она читает. Шелдон? Маринина? А может быть, что-нибудь пикантное, вроде "Философии в будуаре"? Хорошо бы. Люблю единомышленников. Но в этот момент меня уже захватило в ней другое. Она изящно закинула ногу за ногу, и я вспомнил, что у моей красавицы есть ножки. Целых две. Да еще какие! Стройные, длинные, чуть неровные от колен до ступней ( не та неровность, о которой говорят: "да у нее ноги, как у козы роги", а совсем чуть-чуть, пикантный изгиб, отличающий изысканную форму женской ноги от прямолинейности лыжной палки), с аппетитными икрами, которые так и хочется подержать в руках, почувствовать их слегка влажное от волнительного пота тепло, прижать к лицу... Короткие черные штанишки (не знаю, как они там еще называются) открывали прелестные коленки, матово поблескивающие сквозь легкий флер чулок (как, я не сказал, что ноги восхитительной незнакомки покрывали тонкие серые чулки? Позор мне.). Маленькие коленки, каждая чуть больше моего локтя, приятно округлые. Выглядывают себе из-под краев коротеньких штанин, словно две родные сестрицы - и знать себе не ведают, как они меня возбуждают одним своим видом. Их бы целовать и ласкать, такой коленкой даже под зад получить - блаженство... Взглянув на меня еще раз поверх книги, незнакомка переменила ноги. Божественное движение, когда красивая женщина кладет ногу на ногу. Да еще такая красивая, как Таня (я про себя уже назвал ее Татьяной - красивое имя, подходящее прекрасной девушке. Не беда, что в жизни ее, может быть, - даже наверняка - зовут иначе. Все равно я так никогда и не узнаю ее настоящего имени). Но самое интересное - впереди. Я ведь еще ничего не сказал вам о самой замечательной части ее ног (как, впрочем, и любых других женских ног). Лодыжки и ступни. Божественные ступни красавицы были обуты - нет это слово кощунственно по отношению к ее ножкам - они были вложены в великолепные антрацитного цвета и блеска босоножки на высоченном тонюсеньком каблуке с толстой, по моде, подошвой. Нет, не так - оправлены в дивное переплетение блестящих кожаных ремешков, словно брильянт в золото. Опутаны. Погружены. Захвачены в плен мягкой кожаной сетью. Обрамлены. Украшены. Да назовите это, как хотите, только увольте - не обуты. Обувают солдат в кирзу, а это не солдатские лапы сорок пятого размера и не кирзовые сапоги. Это изящные женские ступни, затянутые в дивные чулочки. И это чудо обувного искусства - черные ажурные босоножки. Пара кожаных змеек ласково обнимает ступню как раз у того места, где начинаются пальчики (божественная сущность босоножек как раз и заключается в том, что они не прячут, как не менее сексуальные, но более скрытные туфли, а, наоборот, бесстыдно выставляют напоказ все прелести женской ступни. Ножка кажется одновременно совершенно голой - словно босоножек и нет вовсе, а просто женщина встала на цыпочки и сохраняет такую божественно выгнутую форму ступни все время, вне зависимости от того, стоит она, идет или сидит. Эти пальчики, прикрытые серой нейлоновой дымкой и ею же тесно прижатые один к другому, словно пять дружных гномиков, которые спят под одним ажурным одеяльцем. Никакого лака на ногтях - это прекрасно, ненавижу накрашенные ногти на ногах, это выглядит неестественно. Им там немного тесно - я вижу как Таня время от времени шевелит ими - кто хоть раз обращал на такое внимание, тот понимает, о чем я говорю. Возбуждает так, как если бы она уже держала мой член в своих прелестных ласковых ручках. Еще одна кожаная петля, возбуждающе поблескивая, обхватывает каждую ее пяточку - тоже серьезные объекты для моего вожделения. Там, где пятка - чулок плотнее, менее прозрачен. Пусть твердят, что эти вставки для пятки и носка - анахронизм, как и швы сзади на икрах. По мне это - одно из проявлений изысканной сексуальности женского белья. С теми, кто не понимает, спорить не буду. Вернемся к нежным пяточкам моей прекрасной Тани. Каждая из них, розоватая у основания, где она соприкасается с краем модельной подошвы, способна довести до экстаза, демонстрируя себя с высоты пятнадцатисантиметрового каблука. Особенно то самое место, та щель между пяткой и подошвой. Как хочется мне оказаться там рядом с ее ногами, просунуть свой язык в эту щель. Прещимит? Ну и пусть! Так даже лучше! Только бы попробовать пот с ее ноги, который непременно там образовывается - жарко ведь на улице! У меня ноги в кроссовках вспотели - так это просто вонь и больше ничего, а ее пот - нектар, божественная влага, пил бы ее до скончания веков... Еще одна кожанная ленточка, соединяясь сзади с последней из описанных мною, охватывает коварной и нежной петлей ее лодыжки, сходясь спереди и немного сбоку на маленькой серебристой пряжке... У-ух! Вы это тоже почувствовали? Вот-вот, именно об этом я и говорю. Какое, должно быть, наслаждение испытывает Татьяна, ощущая на своих ножках такую божественную оправу, это совершенство линий... Что вы мне не говорите, а не может быть, чтобы женщинам это не нравилось! Ни один мужик на свете не стоит того, чтобы ради него целыми днями мучаться в тесных и в конечном итоге не очень удобных туфлях на каблуке. Но женщины как раз этим и занимаются. Кто и когда придумал шпильки, кто обрек женщину на ношение этих пуант на подпорках - не знаю, но с тех пор сотни миллионов женщин следуют этому неписанному закону. И, несомненно, терпят при этом боль. Да-да, оглянитесь вокруг в том же автобусе или метро. Видите, рядом с вами стоит женщина в туфлях на каблуках. Целый день на них промоталась. Вы думаете, как она себя чувствует? Попробуйте поносить ботинки на два-три размера меньше, чем ваш - поймете. Они должны любить это - иначе просто не смогли бы этого вынести. Эта боль должна быть для них сладостной - по крайней мере, для некоторых, наиболее женственных из женщин...

Она тем временем, не прекращая чтения, стала методично покачивать правой ногой, что была сверху. Зрелище завораживало. Я не мог, конечно, пялиться на нее все время - только бросал цепкие взгляды: очаровательное лицо (даже не посмотрит в мою сторону) - молодая грудь, волнительно вздымающаяся прикаждом вздохе - чарующие ножки. Как-то, мимоходом, я отметил, что за все то время что она сидит и читает, она еще ни разу не перевернула страницы. Медленно читает? Могу понять - сам не спринтер по чтению. На какое-то мгновение у меня зародилась мысль: а что, если она - чтец мыслей? Вот был бы номер, если бы она узнала все, что я сейчас о ней думаю. Нет, не может быть. Я не слишком много встречал в своей жизни чтецов. Как правило, это были какие-то невзрачные людишки среднего возраста, один раз - пацан лет двенадцати. Все они, вероятно, сталкивались с этим феноменом в первый раз, поэтому стоило мне лишь один раз оформить какую-нибудь яркую картинку в своем изображении (неприменный атрибут для трансляции мысли - иначе она не выйдет за пределы моей головы), как они тут же начинали дико пялиться на меня. Один даже спросил как-то: "что это ты делаешь, парень?" Отвалите, ответил тогда я. Сам не знаю. Я не физик и не психолог. И вообще, за собой бы лучше следили - а то читаете тут мысли у кого ни поподя. И зачем мне такой дар достался - тоже не знаю. Практической пользы от него - никакой. Одни неприятности. Постоянно фильтруй мыслительный базар... Но тут - нет. Татьяна реагирует, как любая бы на ее месте, если бы в метро напротив сидел парень с неброской внешностью, и раздевал бы ее глазами.

Мы проехали еще пару остановок. Народу в вагоне осталось - она да я. Другой бы на моем месте подсел бы к ней, стал бы заигрывать, чепуху всякую нести. Глядишь, и познакомились бы. Я - нет. Я отдаю себе отчет в том, насколько я невзрачен. Что называется, серая мышь. Такая, как она, сама на меня и не взглянет. И потом, при всем богатстве фантазии, я крайне замкнут. Даже представить себе не могу, о чем бы я стал с ней разговаривать, если бы даже решился завязать этот заранее обреченный на неудачу разговор. А страх перед возможной - да чего там, гарантированной - неудачей еще крепче скручивает мне мозги, выжимая из них остатки здравого смысла и свойственного моему полу и возрасту напора. Одним словом, никаких шансов. Мне чего-нибудь попроще, такую-же серую и неприметную, как и я сам... Вот если бы я мог рассказать ей все то, что я о ней думаю. Как я хотел бы обнять ее, прижать к себе крепко-крепко, чтобы почувствовать своим телом все ее тело, с головы до пят. Как хотел бы поцеловать ее - сначала целомудренно, в нежную шею, потом смелее - в щеку, а затем - в губы, вернее, даже в рот, чтобы аж языки сплелись во французском поцелуе! Как я хотел бы целовать и сосать ее груди. Освободить их из плена кружевного бюстгалтера. Самозабвенно, до исступления возбуждал бы я ее соски то губами, то слегка прикусывая их. Затем животик. Славненький животик с очаровательным пупочком посредине. Поцелуев и прикосновений руками - мало. Пройтись самым кончиком языка вдоль по нему, дойти до этой маленькой впадинки и запустить язык туда. Да, вылизать ей пупок. А что тут такого? Разве вы сами ни о чем таком ни думали? Нет? Значит вы не мужчина (может быть, женщина? Тогда все равно подумайте, как приятно вам могло бы быть от такого). Спинка - само собой. Крепкие объятия, чуть-чуть сминающие ей кожу, чтобы она лучше почувствовала мужскую силу в моих руках. Мягкие, податливые ягодицы, два спелых плода созревших на этом древе жизни. Плоды надо вкушать, не так ли? Целовать, покусывать, облизывать, изредка - пощипывть, но не до боли и синяков, конечно, а до приятного ощущения. Чтобы почувствовала, что они у нее есть, и не только для того, чтобы сидеть ими сейчас на ею же согретой скользкой искусственной коже сидения. Потом, когда дело дойдет до совокупления, захватить их своими пятернями и - пожестче, чтобы каждый толчок был ей более чувствителен и приятен... А пока - вниз, минуя заветную цель между ног (будет и тут праздник, но чуть попозже), по податливым и в то же время - сильным - бедрам, по нейлону чулок - глазами, руками, потными от возбуждения, жадным носом, губами и языком - туда, вниз, к описанному выше сияющему чуду, от которого трудно отвести глаза, которое влечет к себе так, как женщин, в свою очередь, влекут к себе наш возбужденный член (если верить тому, что они рассказывают и вытворяют в постели). Обхватить ладонями ее лодыжки, так чтобы чувствовалась сила, и чтобы пальцы сомкнулись вокруг них. И тут уже не сдерживать себя, вдыхать прелестный аромат женских ступней, уткнувшись носом в то место, где подъем ступни соприкасается с чарующим изгибом подошвы босоножек, целовать пятки, сосать эти вожделенные пальчики, чувствуя на языке солоноватый нейлон, покрывающий их, наотмашь, по-собачьи, лизать ступню у основания пальцев, захватывая шершавым языком кожанные ремешки, сосать волшебные каблучки, пока подошва босоножки, расплющив твой нос, победно давит на твое лицо...

Татьяна откашлялась, и, глубоко выдохнув, закрыла книгу. "Эмманюэль". Что ж, забавно, конечно, что ее тоже интересует эротика, но как я уже сказал, у на с нею нет точек сопроикосновения. Ни слова из того, о чем я сейчас думал, я не решился бы сказать ей даже под пытками - таков мой страх ощутить на себе ее презрение. Презрение к мерзкому, замкнутому на своих фантазиях извращенцу... Мы подезжали к конечной станции. Я стал разглядывать свои не слишком-то опрятные ногти, размышляя о том, что мы оба выйдем на конечной остановке, затем пройдемся еще пару десятков метров рядом до выхода (последний приз неудачнику вроде меня - наблюдать, как она будет грациозно-сексуально удаляться, цокая по холодному граниту своими каблучками и томно покачивая бедрами) и расстанемся навсегда. Я так много о ней передумал за эту поездку, что Таня уже кажется мне почти близкой, а что она? Заметила ли она меня вообще? Скорее всего нет. Разве что на пару мгновений, пока усаживалась и ловила на себе мой откровенно неприличный взгляд (по крайней мере, таким он должен был выглядеть со стороны). И мгновенно отогнав от себя факт моего присутствия, словно азойливую муху, она занялась своими делами. Ведь у нее было чтение, куда более интересное, чем мой унылый вид. Конечно, я ей не пара... И тут я снова остановил свое внимание на одной детали: мы проехали вместе остановок шесть или даже семь, и она за это время ни разу не перевернула страницы. Странно. Не может быть, чтобы она не успела прочесть и одного разворота за все это время... "Пойдем,"-раздался вдруг над моей головой мелодичный девичий голос. В этот момент поезд остановился, поэтому я услышал его отчетливо. Поднимая голову, я сперва увидел на полу передо мной ее ножки - на таком расстоянии от себя, что без труда мог бы дотронуться до них руками - затем всю ее фигуру, потом мой изумленный взгляд уперся в ее лицо. Выражение ее лица переменилось - губы изогнулись в слегка саркастической улыбке, глаза прищурены. Не успел я опомниться, ка она взяла меня за руку и потянула на себя: "Надо выходить, приехали". Не веря в происходящее, я послушно встал. От прикосновения ее мягкой, теплой и нежной руки по мне словно пробежал электрический разряд высокой мощности. Мы вышли из поезда и она решительно, за плечи, повернула меня к себе. "Ну ты даешь, Саша! Из всех трансляторов, которых я встречала, ты - просто чудо. Кстати, дурацкое слово. Я таких, как ты называю менталами," - по ее лице было видно, что она тоже немного волнуется. - "Ну да неважно. Ты так возбудил меня своими мыслями, что я даже кончила пару минут назад..." - "Так ты?" - "Да. Чтец, если по-твоему" - "Но как ты сдерживалась? (дурацкий, конечно, вопрос)" - "Практика побольше, чем у других. Но это было нелегко, должна признаться." Она засмеялась -звонко, с переливами, словно птица пела. Я все еще был, как мешом по голове... "Ладно-ладно, не стесняйся - чего уже. Скромник выискался. Да я такого, как ты, знаешь сколько искала?". Мы уже шли по направлению к выходу, но совсем не так, как я это себе представлял еще пару минут назад. Шли, крепко держась за руки, словно знали друг друга уже много лет. Ей богу, я не знал тогда, что за этим последует, и тут она просто, без затей, сказала: "Я тут недалеко живу, одна... Я надеюсь, ты сможешь повторить все это, только наяву?"...

...Меня зовут Саша. Я транслятор... Только не подумайте, ради Бога, что я из тех парней, что считают себя собаками, фонарными столбами или наполеонами. Нет. Они ведь ненормальные. Я, правда, тоже. Но совсем по-другому. И Татьяна (по странному стечению обстоятельств это и было ее настоящее имя) тоже. Мы оба отличались от толпы людей, бесконечно снующей в поисках своего счастья. Люди никогда не бывают откровенны друг с другом до конца. Всегда существует возможность, что тебя обманывает даже горячо любимый тобой человек. Из-за неполного взаимопонимания, из-за недоговоенностей и маленьких тайн рушатся даже самые крепкие союзы любящих сердец. Скрытые желания так и остаются скрытыми, обыденность быстро приедается... Таня узнала о своей способности еще раньше, чем я - о своей. И всю жизнь искала того, кто был бы истинно ее парой - парня, о котором бы она смогла знать все, который никогда не смог бы ее обмануть, малейшие желания которого она смогла бы воплощать сразу при их возникновении, не давая астыть взаимным чувствам. Нашла меня. Странно, да? Я, который и мечтать не мог о таком счастье, оказался вдруг достоин его. Благодаря нелепой способности, от которой я бы еще недавно с удовольствием избавился. Видимо, тот, кто создал все это, не зря наделил меня ею. Жизнь - забавная штука...

21.07.2000

Здесь были эти губы...

Категория: Фантазии

Автор: * Без автора

Название: Здесь были эти губы...

Здесь были эти губы которые я целовал, не знаю сколько раз...

Да, это слова Гамлета, принца Датского, но точно такую же фразу мог сказать и Андрей А., московский спелеолог, с которым я познакомился, выполняя одно из редакционных заданий.

Андрей, подтянутый сорокалетний мужчина, но почему-то полностью седой, рассказывал о пещерах. Спелеолог он не профессиональный, это, как он говорил, хобби, без которого не жить.

В процессе беседы я заметил одно странное обстоятельство: если лет десять назад он ходил под землю с друзьями, и география их экспедиций охватывала практически всю територию бывшего СССР, то в последние годы Андрей путешествовал только один и в одну единственную пещерную систему. Он мне ее называл, но раскрывать ее местонахождение я не имею права. Пусть это будет Ново-Афонская пещера.

Когда был задан вопрос, откуда такая любовь к одному месту, Андрей настолько смутился, что некоторое время сидел молча, краснея, как будто его застигли в сугубо интимный момент жизни. Наконец, он справился с собой и сказал, что действительно мог бы часами описывать сверкающие в свете фонаря сталактиты и сталагмиты, сифоны и шкуродеры Ново-Афонских пещер, и эти красоты были бы достаточным оправданием, но однажды он пообещал сам себе, что если ему кто-нибудь задаст этот вопрос, то он расскажет все без утайки.

История, которую Андрей действительно рассказал полностью, была настолько необычна, что я попросил разрешения опубликовать ее. Несколько месяцев согласия не было, но осенью он сам позвонил мне и сказал:

- Теперь можно.

Пещерами Андрей заболел в студенческие годы. В его институте был спелеологический клуб, членом которого наш герой стал случайно, но остался в нем до диплома.

Клуб устраивал летние экспедиции и тренировки в зимнее время, в нем снабжали особой экипировкой, составляли группы, учили разрабатывать маршруты.

- Тренировки занимали большую часть занятий. Скучная физическая подготовка. Из-за монотонности я чуть не бросил, но потом я в первый раз спустился под землю...

И понял, что без пещер мне не жить.

Сначала Андрей ходил в самые легкие по проходимости пещеры, но, к концу обучения в институте, стал уверенно чувствовать себя в любых подземных лабиринтах.

- Мы летом, вместо работы в стройотряде, исследовали почти все подмосковные пещерные системы. Ходили только группой. Не то чтобы мы боялись заблудиться, карта подземелий у нас была всегда, просто в пещере можно запросто попасть в ситуацию, когда нужна помощь друга.

Рассказывали, что двое приятелей отправились в Силикаты и заблудились. Неделю они блуждали по системе и наконец вышли к решетке, за которой стояли автоматчики в камуфляжной форме. Оказалось, ребята вышли к подвалам Лубянки.

После получения диплома он не бросил свое увлечение. Каждое лето группа, в которую он входил, на месяц, два, спускалась в пещеры. Вскоре у Андрея появилась подруга, Аня, девушка, которая разделяла его страсть.

Андрей практически ничего не рассказывал про их совместную жизнь, но за его сдержанностью угадывалась любовь, которую невозможно описать словами.

- Она стала для меня дороже всех. Мы были с ней как первобытные пещерные люди. Мы не могли жить друг без друга и пещер.

Несколько лет они проводили отпуск вместе, но потом случилось страшное.

В тот год они собирались пожениться. Свадьбу решили справить под землей, но Андрею задержали отпуск, и Анна с группой, без жениха, поехала в Ново-Афонские пещеры. Когда он подъехал, его ждало ужасное известие: Аня пошла одна и не вернулась. Ее искали, но не нашли.

- Когда я нашел лагерь и мне сообщили о том, что Аня потерялась, я, несмотря на то, что была почти ночь и мне пришлось изрядно отмахать по горам, я стал собираться под землю. Насколько помню, меня никто не останавливал, наоборот, двое ребят вызвались идти со мной.

Прошла уже неделя, но все еще была слабая надежда, что она жива. К концу третьей недели поисков все стали уговаривать меня, что смысла искать больше нет. Но я остался.

Еще целый месяц после отъезда друзей, Андрей ползал по пещерам в поисках девушки. Но все было безрезультатно. Вернувшись в Москву, он обнаружил, что поседел.

- Я не мог тогда ни с кем разговаривать. Уволился с работы. Ведь если бы не мой начальник, я бы поехал со всеми, и Аня была бы жива...

С тех пор Андрей расстался со старыми друзьями, стал жить затворником, но всякий раз, когда позволяли обстоятельства, отправлялся, один, в те пещеры. Он говорил, что исследовал в них все. Все лазы, в которые мог протиснуться человек, все ращелины, тупики. Везде он побывал по нескольку раз, надеясь найти ход, который он раньше не замечал.

И ему повезло. За сталактитом, мимо которого он проходил много раз, вдруг обнаружилась щель. Она вела в небольшой зал, в полу которого виднелась дыра неглубокого, около трех с половиной метров, колодца. Забив несколько костылей, Андрей по нейлоновой веревке спустился вниз.

Там он и нашел Анну.

- Когда я увидел эти обтянутые кожей кости, я сразу понял, что это она, моя Анечка.

Очевидно, она, после падения, еще долго оставалась живой. Андрей нашел выцарапанную на стене надпись: "Найди меня. Я тебя люблю." За годы ее тело мумифицировалось, но не это было странно. Несмотря на холод, мумия девушки была обнажена. Одежда лежала рядом, аккуратно сложенная, там же были и ножны с торчащей из них костяной рукояткой.

Сколько Андрей просидел у тела любимой, он не знает. Под землей время течет не так, как на поверхности. Что он думал в эти часы, он не захотел рассказывать.

Андрей говорил, что он погрузился в какой-то странный транс. Ему чудилось, что его Анна жива. Он поцеловал ее губы, и они ответили!..

Продолжая грезить наяву, он разделся сам, и овладел мумией девушки.

После содеянного, когда до Андрея дошло, что же он натворил, он готов был наложить на себя руки. Схватив рукоятку ножа, он дернул, но лезвия внутри не оказалось. Оно было сломано под корень.

- Я словно раздвоился. Одна моя половина понимала, что Аня мертва уже многие годы, а другая на могла смириться с этим и для нее Анечка все еще была живой. Она, эта половина, разговаривала с любимой, ласкала, занималась любовью. Это был я и не я. Я не понимал, что происходит, но не мог никуда уйти из этого колодца... Ведь она просила побыть с ней еще...

Весь год Андрей с ужасом вспоминал происшедшее в пещере. Он пытался найти себе оправдание и не находил. Но следующим летом он опять поехал в Новый Афон. И вновь повторилось то же самое.

- Она снова была живой. И я не мог не ответить на ее призывы...

Так продолжалось до прошлого лета.

В свой последний приезд к Ане, Андрей обнаружил, что колодец затоплен.

- У меня не было никаких приспособлений для подводного плавания. Вода была ледяной, но я нырял раз за разом. Не знаю, что уж я хотел спасти со дна этого проклятого колодца.

Из поездки он привез одну вещь. Череп.

На игле

Категория: Фантазии

Автор: Крошка Мю

Название: На игле

О том, как я мастурбирую, наверное, можно говорить часами, тем более, если слушатель благодарный. Можно долго и красочно описывать, как я себя ласкаю, например, водой, находясь в ванной, или через джинсы, сидя над книгой за своим огромным письменным столом, боясь, что кто-нибудь войдет, или на полу в своей комнате, когда, наоборот, квартира пуста, или на кухне за просмотром какого-нибудь фильма или за разговором с тобой… Да мало ли мест и способов доставить себе удовольствие! Однако особое место в этом списке занимает моя собственная постель, где рождаются почти все фантазии, и где они и находят свое воплощение в жизнь. Чаще всего я мастурбирую в постели ночью, перед сном, когда воображение терзает своей необузданностью и безграничностью, и тогда в ход идут разные подручные средства, имеющиеся в доме в неограниченном количестве: дезодоранты (от самого тонкого, который ныне нашел приют в Марьино, до такого большого, что ты удивился бы, как он вообще влезает в меня), прищепки (самые сильные, которые я могла найти), механический карандаш (не такой острый, как иголка, поэтому диапазон его применения собственноручно - шире) и т.д. и т.п.

Действо начинается с того, что я тихо включаю музыку, беру все то, что может мне пригодиться, и кладу рядом с постелью. Света нет. Я ложусь и, несмотря на то, что в комнате жарко (а с течением времени станет еще жарче), по пояс укрываюсь одеялом. Мне так нравится.

После разговора с тобой я уже на пределе, возбуждение все растет и требует выхода…

Я опускаю руку вниз, - туда, где сходятся все нервные окончания, где, кажется, нахожусь вся я, превратившись в жаждущую, ненасытную, похотливую плоть.

Палец едва касается волос внизу живота, между ног, но уже чувствуется тепло, исходящее изнутри. Я прижимаю палец сильнее, касаюсь кожи - там, где скрывается вход в мое ласковое лоно. Как все мокро, скользко и горячо! Я немного - совсем чуть-чуть - погружаю палец внутрь, - и словно электрический разряд пронзает меня от низа живота - до груди - до губ - и обратно к низу живота, и, разливаясь огнем по всему телу, возвращается назад и концентрируется в одной точке внутри, где-то на уровне лобка, посылая волны болезненного наслаждения. От этого жидкости внутри меня становится еще больше, и она постепенно растекается мокрым пятном на простыне подо мной. Это приятно…

Палец весь влажный от моего сока, хочется погрузить его в себя или коснуться выше, чтобы ощутить острый укол удовольствия, но я стерплю и не сделаю этого, сдержусь, хотя все мое естество страстно желает ласки. Вместо этого я провожу мокрым пальцем по внутренней стороне одного бедра, затем другого… возвращаюсь, снова окунаю в себя, размазываю влагу по набухшим губкам… немного приоткрыв их обеими руками, снова окунаю палец и провожу им теперь уже по внутренней части больших губ, слегка задевая при этом малые…

Чем ближе я подбираюсь к самому центру удовольствия, тем чаще бьется сердце… В животе - пламя… Соски изнывают от желания быть сжатыми, стиснутыми, зацелованными, облизанными, искусанными… исколотыми… Это желание и дикое возбуждение постепенно превращается в муку, в пытку, причиняя физическую боль, сжигая своей неудовлетворенностью изнутри…

Воображение подливает масла в огонь, и перед глазами одна за другой проносятся непристойные сцены… Вот мы с тобой на полу в твоей квартире, приступ страсти застиг нас так внезапно, что мы не успели добраться до постели. Мои ноги задраны кверху и широко разведены в стороны. Ты необузданно трахаешь меня, входя резкими и грубыми толчками то в одно отверстие, то в другое, вызывая животные стоны и спазмы в груди… Вот я стою на коленях, твой большой, напряженный член у меня во рту. Мои глаза закрыты, волосы растрепались… Ты берешь мою голову двумя руками и начинаешь засаживать мне в рот так глубоко, что я едва могу дышать, - до тех пор, пока горячая, пряная сперма внезапной струей не ударяет в горло… Вот я на своей кровати со связанными за спиной руками, связанными так сильно и крепко, что чуть не вывихиваются. Мне неудобно и больно, и скверное словцо опрометчиво слетает с губ… Этот твой жестоко-хитрый, насмешливый взгляд! Одна твоя рука моментально отвешивает мне сочную пощечину и резким движением опускается вниз, хватая меня между ног и прижимая к кровати. В твоей другой руке, откуда ни возьмись, появляется тонкая, длинная иголка. Ее острие упирается в левый сосок. Секунда, - стремительное давление и адская боль, и иголка на половину своей длины впивается в возбужденный до предела сосок. Пытаюсь криком излить, избавить себя от боли, но ты, зная это, тут же зажимаешь мне рот рукой, и вся моя боль с нестерпимым наслаждением хлынула вниз. Зная и это, ты начинаешь яростно трахать меня рукой - той, что до этого лишь прижимала к постели, - сначала вонзая в меня один палец, потом два и, наконец, три, своими жестокими, хаотичными движениями делая мне еще больнее. Я не могу ни вздохнуть, ни крикнуть… Комната начинает плыть перед глазами в тот момент, когда сладчайший оргазм сотрясает мое истерзанное тело…

Представляя все это, я трахаю себя пальцем, истекаю соком и потею, тяжело дышу и двигаюсь в такт руке. Я больше не могу сдерживаться, я так хочу кончить! Последняя сцена из фантазий настолько эффектна, что моя рука непроизвольно тянется за иголкой, предусмотрительно оставленной рядом с собой. Я беру ее и замираю в предвкушении, я больше не шевельнусь, да это и ни к чему, - острый металл над нежным местом предупреждает любое движение…

Слегка провожу острием по клитору. Мой бедный изголодавшийся клитор, мой маленький твердый бугорок моментально отзывается на эту извращенную ласку и посылает по всему телу неземное наслаждение. Иголка бродит по клитору, исследуя его и, найдя самое чувствительное и самое болезненное место, сразу же впивается в него. Сначала несильно. Ох… Я привыкаю к боли и тогда усиливаю нажим… Снова привыкаю и снова усиливаю… Боль становится все агрессивнее и безжалостнее, терпеть ее трудно и кажется, невозможно. Внутри уже настолько горячо, что этот жар выбивается наружу, все тело покрылось испариной, а ноги под одеялом и вообще мокрые. Зубы сжимаются, я на мгновение останавливаюсь, это затишье перед бурей… В следующий же миг я резким движением, со всей силой, на которую я способна по отношению к своему телу, вонзаю иголку в клитор. Слышу свой собственный короткий крик, и вслед за ним то чувство, что зародилось в животе, а потом разрослось, поглотив каждую клеточку всего моего существа, устремилось во влагалище и там взорвалось небывалым, бурным, всепоглощающим оргазмом. С каждым сокращением мышц я постанываю, но все тише и тише, пока совсем не замолкаю и в изнеможении не погружаюсь в обессиленное небытие…

Ночь с 4 на 5 сентября 2000 г.

Только для тебя

Категория: Фантазии

Автор: Yago

Название: Только для тебя

Посвящается Крошке Мю</p>

Ночь, темно, на улице не раздается ни одного звука. В комнате сумрачно, шторы опущены, свежий воздух чуть пробивается через полуприкрытое окно. Жарко. Из соседней комнаты слабо доносится музыка. Ее ритмичность успокаивает, постоянно повторяющиеся мотивы создают впечатление, что время остановилось, на свете есть только ты и я.

Ты медленно ложишься на кровать, руки раскинуты за головой. Я вижу, как в полумраке блестят твои глаза. Ты обнажена, и белизна тела будто источает свет, мягкий, лунный, призывный... Голова чуть закинута, ты смотришь на меня, ты ждешь. В движениях твоих покорность и нежность, ты устраиваешься удобней, ноги чуть раздвигаются, колени слегка согнуты, движение - и ты замерла. Медленно проскальзывая руками, я ласкаю все твое тело: от ступней провожу под коленями, по внутренней стороне бедер, очень нежно, моих рук ты почти не чувствуешь, но я слышу твое прерывистое дыхание, это сильно возбуждает.

Моя ласка все ощутимей, руки уже не только нежные, но и сильные, я почти царапаю твои бедра, одна рука ложится между твоих ног, другой я сжимаю твою грудь. Рывком твое тело приподнимается, ты целуешь меня в губы, этот поцелуй-укус раскрывает всю глубину твоего возбуждения.

Но я останавливаю тебя и достаю веревки. Они достаточно мягкие, чтобы не поранить твои нежные руки, но и настолько прочны, чтоб удержать разгоряченное тело. Я беру одну твою руку и затягиваю путы, потом на другой, во время этого я слежу за твоим взглядом: за покорностью сквозит пламя страсти, неземной, вечной, как сам космос. Ты можешь почти свободно двигаться на кровати, но я чувствую, что ты полностью в моих руках, ты доверилась мне вся, это делает близость еще более желанной.

Ласка начинается снова, опять так же нежно, как в начале. Я кладу свою голову между твоих ног, и, чувствуя твою дрожь, веду языком сверху вниз... Пауза - и опять сверху вниз... Потом движения становятся круговыми, эта бешеная спираль сводит тебя с ума, ты уже стонешь, язык погружается все глубже, я отстраняюсь и начинаю работать рукой, губами обхватываю твой сосок, а рука тем временем продолжает свое движение. Удовольствие на грани боли, которое ты испытываешь, заставляет тебя почти перейти на крик, спина выгибается, и ты тянешься за моей рукой, когда я отстраняюсь, но тут я резко меняю темп и снова перехожу к едва ощутимой ласке, двумя руками прижимаю к кровати твое рвущееся тело и вновь начинаю медленно сводить тебя с ума. Руки у тебя несвободны, веревки уже сильно врезались в нежную кожу, ты всеми клетками хочешь получить оргазм, но я продолжаю эту сладкую пытку. Я почти довожу тебя до крика, когда, казалось бы, еще движение - и ты прорвешься, но тут я неумолим: прекратив все ласки я вжимаю тебя в поверхность кровати и не даю извиваться.

Кажется, что ночь длится бесконечно, ты уже потеряла счет времени, тело покрылось потом, возбуждение приходит все быстрее и быстрее, глаза почти безумны... И вот на очередной вершине возбуждения я не останавливаюсь, а одним движением разрезав веревки, проникаю членом в тебя. Развязка похожа на взрыв, мы кончаем буквально после нескольких секунд, в отместку ты успеваешь оставить глубокие царапины на моей спине, из моей укушенной губы течет кровь. Крепко-крепко прижавшись друг к другу, мы встречаем рассвет.

Москва, 2000.7 июля

Сладкая боль

Категория: Фантазии

Автор: Yago

Название: Сладкая боль

Посвящается Крошке Мю</p>

... Я смотрю в широко раскрытые от боли глаза и продолжаю сдавливать твой левый сосок, прижав тебя к стене, я чувствую, как все твое тело напрягается от движения моей руки. Другой рукой я развожу твои ноги в стороны, так что ты едва можешь стоять, и начинаю гладить, вначале внутреннюю сторону бедра, потом поднимаюсь выше, чуть касаюсь между ног и сразу опускаю руку вниз. Простые прикосновения становятся смелее и жестче, я почти щипаю тебя, дольше задерживаюсь между ног, рука давит, как будто я хочу приподнять тебя. Возбуждает то, что ты всем телом отвечаешь на мою ласку: то подаешься вперед, вслед за моей рукой, и я чувствую, как ты подрагиваешь, то отстраняешься, вжимаясь в стену.

Дольше так продолжаться не может, хочется быть максимально ближе друг к другу. Я запускаю руку тебе под футболку, вначале ласкаю твой чуть выпуклый животик, то провожу подушечками пальцев - они нежнее, то ногтем, чтобы усилить контраст. Чуть обняв тебя, я продолжаю ласкать твою нежную кожу. Одна рука, как бы проверяя, залезает под джинсы, под резинку трусов и, наконец... наконец, достигает своей цели. Я чувствую, какая ты сейчас влажная и горячая. Тяжело сдерживаться и не позволить себе того, что так хочется, надо продолжить игру, так интересней, но в мыслях я уже ввел в тебя свой член (как легко бы все вошло, ты такая мокрая) и двигал бы им все быстрее и быстрее, но сейчас его заменяет рука.

Я провожу вверх и вниз, возбуждая тебя, потом задерживаюсь на миг и засовываю палец насколько можно глубоко. Это мой любимый момент, можно заглянуть в твои глаза и увидеть отражение моей страсти, мы думаем об одном и том же, хотим этого со всей страстью, на которую способны... В то время как меня занимает подобная мысль, палец как бы сам собою начинает двигаться все быстрее и быстрее: если в начале он будто исследовал место, в котором оказался, - сгибался, отклонялся в сторону, медленно проходя по влажной поверхности, то сейчас он, почти не задерживаясь, скользит вперед-назад.

Сжав твой сосок, я напряженно ловлю взгляд, мне хочется понять, что ты испытываешь, прочувствовать это. Чтоб заставить тебя открыть глаза, у меня есть маленькая хитрость: я замедляю темп, а затем и вообще останавливаюсь... С улыбкой наблюдаю обращенное ко мне лицо: ты чуть покраснела, рот приоткрыт, губы маняще выпуклы, с глаз будто еще не спала пелена наслаждения, ты хочешь чтобы я продолжил, ты сердишься. Но я целую тебя, а рука вновь возвращается на место, с прежним упорством. На помощь одному пальцу приходит другой, потом еще, тремя пальцам уже довольно тесно в тебе. Я опять улыбаюсь, видя, как гнев моментально сменяется удивлением и наслаждением. Твои зрачки расширяются, я двигаю рукой все быстрее, вонзая пальцы все глубже. Я понимаю, что тебе больно, но сейчас хочется слиться с тобой, проникнуть в тебя как можно глубоко, стать единым целым, и я продолжаю буквально вбивать в тебя свою руку, я даже немного развожу пальцы, чтобы ты чувствовала натяжение собственной плоти, как что-то пытается как будто разорвать тебя. Я вкладываю почти всю свою силу в это движение, ты движешься навстречу, но иногда отстраняешься - слишком жестоко я себя веду. Так не может долго продолжаться, даже меня это сводит с ума, контроль потерян, я вталкиваю руку как только могу быстро, мне остро нужно твое наслаждения, я жду стона...

Неожиданно для самого себя я прижимаюсь к твоим губам и захватываю нижнюю губу зубами, они неумолимо сжимаются... В тебе бушуют два чувства: чувство приближающегося наслаждения, которое захватит всю тебя, будто разорвется между ног, и чувство безысходности перед болью, которую ты вынуждена от меня терпеть. Я сжимаю зубы все сильнее, силы на пределе, рука вся в твоем соке...

Все происходит мгновенно, зубы сжались до предела, и только что я видел твое искаженное болью лицо: глаза зажмурены, брови приподняты, ты словно кричишь: "Хватит!!! Перестань!!! Я больше не выдержу...".

Из фантазии меня вырывает легкий стон, твой стон. И вот все изменилось: рука кружит в тебе все медленней, ты будто раскрываешься навстречу мне. Я прекратил терзать тебя всего секунду назад, и вот ты уже просветлела, в глазах свет и слезы, и, как мне кажется, выражение благодарности. По инерции ты все еще насаживаешься на мою руку, но эти движения затихают, и мы стоим, обнявшись, и во всем мире мы сейчас одни...

2 августа 2000 г.

Дочь моря

Категория: Фантазии, Измена

Автор: Lyka

Название: Дочь моря

Отпуск превратился в отвратительную, разрушающую все мечты и мировоззрение поездку. Все было нормально, сначала. Влад и его невеста Лена поехали на море. Он достал страшно дорогую путевку в тихий спокойный пансионат. Отдельный коттедж-люкс, прекрасная еда, теплое море, тихие южные вечера. Влад и Лена должны были пожениться по приезду из отпуска. Ему было 24, ей 18. Познакомились они на дискотеке, год назад, и стали любовниками в тот же вечер. Он был очарован, потрясен и просто помешан на ней. Красивая блондинка с потрясающей фигурой фотомодели, при этом ненасытная в постели. Правда, друзья предупреждали, что ничего хорошего не выйдет, она слишком любила мужчин, Но он ослепленный любовью, просто злился на них и не верил. За год их знакомства, ничего такого не было, и Влад был самым счастливым человеком, когда она согласилась выйти за него замуж. Ее родители были очень рады, потому что Влад уже работал на довольно большой должности и получал приличные деньги. У него не было родителей, он все привык решать сам. Но все рухнуло в один миг…

Первые дни на море были просто необыкновенными. Они занимались по несколько раз в день любовью. Загорев за несколько дней, ему нравилось в полумраке ночи, ее белые манящие участки кожи, контрастно сочетающиеся с загорелой кожей. Он был горд, когда видел завистливые взгляды мужчин на пляже, рассматривающие ее великолепное тело, на котором было только маленькое бикини. Ночью она шептала ему, что он самый потрясающий любовник и самый дорогой ей человек. Он хотел летать, кричать, как он ее любит, заваливал ее цветами и подарками, но все было разорвано и втоптано в грязь. Его любовь, его чувства…

По утрам и вечерам он надевал шорты, кроссовки и бегал вдоль моря. Пансионат стоял на краю курортного поселка, за ним были только виноградники. Он около часа бежал по дороге, проходившую на краю обрыва, спускающемуся к морю. Потом он отжимался на пляже, хотя пляжем это было назвать трудно, полоска суши, метр шириной, между обрывом и морем. Купался и легким бегом возвращался в пансионат. Все его занятия спортом продолжались около двух часов. Утром он вставал в шесть часов, вечером занимался после ужина. Лена обычно вытягивалась на постели и смотрела телевизор, уставшая после дня купания и загорания.

В тот злосчастный вечер, он как всегда, поцеловав Лену, побежал своим обычным маршрутом, наслаждаясь свежим ветром и запахом моря. Пробежав минут 15, Влад зацепился ногой за камень, торчавший из земли, и подошва на его кроссовке, почти полностью оторвалась. Немного погрустив над новыми кроссовками, он выкинул их в кусты и босиком пошел обратно. Дверь в коттедже была заперта, Лены не было. «Странно» - подумал Влад, - «Куда она могла пойти».

Южная ночь уже опускалась на пансионат. Влад потоптался на крыльце и пошел искать Лену. Пансионат состоял всего из десятка коттеджей, скрывающихся в густо засаженных деревьев и кустов, так что этих домиков почти не было видно. В зарослях было полно тайных скамеек и беседок, где можно спокойно уединиться, если хочешь побыть один, или заняться чем-то интимным. Влад неторопливо брел по тропинкам и дорожкам, думая, куда пошла Лена. В дальнем крае пансионата, растительность была особенно густой. Влад уже собрался поворачивать обратно, как вдруг ему послышались тихие голоса и смех. Он остановился, прислушиваясь, и ему показался, что смех принадлежит Лене. «Бред какой-то», - подумал Влад - «Что ей здесь делать?». Он осторожно пошел по еле заметной тропинке, ведущей в густые заросли южных кустарников. Картина, которая открылась ему через просветы ветвей, повергла его в шок. Там стояла небольшая беседка, со столом посредине. На столе полусидел парень, и в его объятиях была Лена. Они страстно обнимали друг друга, губы их были слиты в поцелуе. Они стояли боком к нему, он видел, как руки Лены опустились вниз и стали гладить выступающий бугор на джинсах парня. Он оторвался от Лениных губ и откинул голову назад, сладостно закрыв глаза. Влад узнал его - это был парень, из их пансионата, он сидел в столовой за соседним столом, и постоянно пялился на Лену. Умелые пальчики Лены расстегнули пуговицу и застежку на джинсах, и опустила их до колен. Одна рука обхватила возбужденный член, другая стала гладить его яички. Он гладил ее грудь через тонкое платье. Лена опустилась на колени и стала покрывать член мужчины быстрыми поцелуями, ее язык облизывал сначала головку, потом весь ствол и яички. Потом, плотно обхватив член губами, она стала погружать его себе в рот. Руки мужчины обхватили ее голову, и он стал с силой нанизывать губы девушки на свой член. Она стонала, руки впились мужчине в бедра, и на лице было написано такое блаженство и похоть, что Влад даже удивился, потому что Лена не была большой любительницей орального секса. Мужчина, насладившись лаской, рывком поднял ее, развернул и положил спиной на стол. Лена подняла колени вверх, и сама задрала легкое платье до шеи, обнажив красивое тело. На ней не было даже трусиков. Она широко раздвинула ноги, согнутые в коленях, руки обхватили край стола. Влад видел, как сильно она возбуждена, половые губки набухли и были все мокрые от влаги. Мужчина подхватил ее за ягодицы и его член плавно вошел на всю длину. Спина девушки выгнулась, изо рта раздался сладостный стон, и она еще как можно шире раздвинула ноги, пытаясь, чтобы член глубже и глубже входил в нее. Парень ускорял темп, все сильнее и сильнее погружаясь в лоно девушки. Влад, как зачарованный смотрел на этот животный секс, он был так потрясен, что не мог даже пошевелиться. Он только замечал, как Лена испытала один оргазм, за ним еще один. По стонам мужчины, можно было понять, что он вот-вот кончит. Он вытащил свой член из Лены, поднял ее со стола, и поставил на колени. Она с жадностью обхватила его член рукой и губами и стала страстно его сосать. Мужчина захрипел, достал член изо рта девушки и начал кончать ей на лицо и волосы. Лена ртом пыталась поймать летящие сгустки. Владу она никогда такого не позволяла, хотя он очень хотел так сделать. Он не выдержал и вышел из-за ветвей. Они даже не заметили его. Лена опять обхватила член губами, выпивая последние капли. Влад сделал два шага в их сторону и когда парень повернул голову, Влад сильно ударил его в лицо, вложив в удар всю свою злость и обиду. Голова парня запрокинулась, он ударился об деревянную колонну беседки и упал на траву, потеряв сознание. Лена, не поняв, что случилось, открыла глаза и увидела Влада. Влад смотрел на женщину, которая должна стать его женой, которую он любил больше всего на свете и видел лицо совершенно ставшего чужого для него человека, перепачканное спермой и страхом в глазах. Резко заныло в груди, комок подступил к горлу и Влад, резко повернувшись, быстро пошел, глотая выступившие слезы.

Как в тумане, он шел по дороге, вдоль моря, по которой обычно бегал, пока не дошел до места, где отжимался, упал на песок и плакал, пока слезы не кончились. Все разрушено. Все. Слезы сменились злостью, злость - отчаянием, отчаяние - болью, боль - безразличием. Ночь сменилась утром, утро - днем, день - вечером. Влад побрел назад, приняв единственное решение.

Открыв дверь в коттедж, Влад шагнул в комнату. Лена сидела в кресле, и увидев Влада, испуганно поднялась. Он, не смотря на нее, открыл свою сумку, собрал вещи, взял часть денег и направился к выходу.

- Влад, подожди, ты все не так понял, я люблю тебя, очень люблю, прости меня!!! - голос Лены дрожал.

Он остановился, повернулся, и последний раз посмотрел на женщину, которую когда-то любил и вышел, закрыв за собой дверь.

Он зашел в ближайшее кафе, заказал себе коньяк и закурил. Напротив сидела подвыпившая компания, из двух семейных пар, как понял по разговорам Влад. Один из мужей был очень пьян, и все пытался заснуть прямо за столом. Его жена, сидевшая напротив Влада, безрезультатно пыталась вернуть в его в нормальное состояние. Потом ей надоело это занятие, и она стала осматривать зал. Глаза ее остановились на Владе. Осмотрев его мускулистые плечи и руки, она кокетливо улыбнулась и взглядом показала вниз. Влад опустил глаза и увидел, как под столом ее ножки раздвинулись, без того короткая юбка поднялась еще выше. Между ножек была только тонкая полоска белых трусиков. Влад поднял глаза и посмотрел в глаза женщины. Она взглядом показала ему на выход. Влада захватила злость и отвращение. «Неужели все они б…. Неужели нет нормальных» - подумал он. Увидев его лицо, искаженное злостью, женщина поспешно подхватила своего пьяного муженька и потащила к выходу. Влад выпил принесенный ему коньяк, купил еще 5 бутылок с собой, и пошел к морю, на свое любимое место.

Он пил уже несколько дней. Когда кончалась выпивка, брел в поселок, покупал еще. Днем пытался выйти из запоя, но к вечеру опять срывался и напивался. Спал на песке, сделав из веток что-то наподобие шалаша и подстилки из веток. Прошло 5 дней. Настало полнолуние. Была уже ночь. Влад сидел на песке и неторопливо глотал из бутылки коньяк. Море ласково играло на берегу волнами, лунная дорожка переливалась ярким светом. В голове Влада было пусто, только ночь. Он не знал, как будет жить дальше, что будет делать, и сможет ли еще кого-нибудь полюбить. Горечь опять стала подниматься к горлу. Влад стал наблюдать полупьяным взглядом за игрой света на лунной дорожке, чтобы отвлечься. Ветер утих, и с моря Влада стало окутывать какое-то спокойствие, как будто его накрыли теплым одеялом в холодную ночь. Дорожка луны вдруг стала медленно расходиться и оттуда появилась обнаженная женщина, которая медленно и грациозно шла по воде к берегу. Даже не шла, а летела, чуть касаясь воды маленькими ступнями. Влад зачарованно смотрел на эту женщину. Луна освещала ее сзади, создавая серебристый ореол вокруг прекрасного тела, капельки воды по всему телу блестели, как сотни бриллиантов. Волосы как будто были из воды, они струились по округлым плечам, груди, именно струились, переливаясь всеми цветами радуги и искрясь. Влад не верил в реальность происходящего, думая, что у него начались галлюцинации от спиртного. Он просто наслаждался красотой этого чуда, чему то яркому и неизвестному за несколько последних дней горечи и злости. Она остановилась около него, он медленно поднял глаза. Длинные ноги, округлые бедра, гладкий лобок, тонкая талия, небольшая грудь, на сосочках которой горели капельки воды. Ее глаза, они были необыкновенные, они манили, поглощали, успокаивали. Они переливались от ярко синего до темно зеленого цвета. Женщина опустилась на колени и ее губы дотронулись до губ Влада. Нежно, осторожно, они были прохладны и свежи, со вкусом соленой воды. Волосы окутали голову и плечи Влада, заструились как легкие теплые ручьи по щекам и телу. Отступила боль, все просветлело внутри; они омывали, очищали от грязи людских пороков. Губы оторвались от губ, они смотрели в глаза друг другу.

- Кто ты? - хриплым шепотом спросил Влад.

- Я - твоя Женщина! - голос был переливающийся и нежный, - разве ты не помнишь меня? Твои сны, я приходила к тебе!

Тут Влад все вспомнил. Эти сны приходили к нему лет с 15. Как она выходила из моря в лунном свете, целовала, успокаивала, и он утопал в ее глазах. Он всегда просыпался, когда хотел спросить кто она. Он любил ее, искал в толпе, вглядывался в лица женщин, он был, как одержим. Когда он терял надежду и начинал забывать, сны приходили опять. Только когда он познакомился с Леной, сны отпустили его, и он совсем про них забыл.

- Я выбрала тебя, я ждала пока ты вырос и стал мужчиной, я приходила к тебе во снах, потому что ты мой Мужчина, я люблю тебя и принадлежу тебе!

Она медленно поднялась и пошла к морю. Опустилась на песок, где волны прекращают свой бег на берег. Грациозно легла на спину, широко раздвинув бедра. Легкие теплые волны как будто ждали ее. Они стали ласкать ее ноги, бедра, стремясь к бутону цветка. Они гладили ее тело, захлестывая живот и пробегая по соскам. Несильно ударяя между ножек, они скользили, целовали, нежили ее бархатные губки, раскрытые для них. Казалось море, занималось с ней любовью. Женщина тихонько стонала, гладя волны руками. Она обернулась и шепнула: «Иди ко мне».

Влад подошел, скинул шорты и опустился рядом. Рука опустилась женщине на лоб, стала гладить волосы, щеки, шею. Скользнула к груди, ощутив ее упругость и твердые сосочки. Она взяла его руку и поднесла к губам, нежно целуя каждый палец, ладонь и шепча: «Мой Мужчина, я люблю тебя».

Его вторая рука гладила живот и бедра женщины. У нее была бархатная и нежная кожа, как ни у одной из земных женщин, она играла, жила, отвечала на его ласку. Его ладонь накрыла лобок, палец скользнул между раскрытых губок, ощущая жар и влагу, смешанную с теплой морской водой. Он скользнул в мягкую, нежную глубь. Вперед и назад, лаская ее, он отдавал всю свою неистраченную любовь. Ее рука скользнула под его ладонь, и ее пальчик тоже погрузился в теплый бутон. Теперь они вместе, чувствуя друг друга, играли в эту игру ласки. Вторая ее рука опустилась ему на член, и волны как бы помогали ей, ласкали, сжимали, гладили его отвердевшую плоть. Оставив свой бутон его руке, ее ладонь скользнула по телу вверх, и ее мокрый от влаги пальчик погрузился между губ ротика. Влад наклонился и губами ощутил ее губы, ее пальчик, ее сок. Он почувствовал, как запульсировала ее плоть, накрытая ладонью, как стали губы требовательней к его губам, как стала двигаться быстрей рука, ласкающая его член. Он отпустил ее губы, скользнул языком к сосочкам, потом ниже к лобку, где манили и ждали его губ и языка лепестки волшебного цветка. Влад языком раздвинул мягкие сладкие складочки и начал ласкать маленький бугорок, продолжая нежно играть внутри ее пальцами.

« Как долго я ждала тебя!» - ее слова слились со стоном, тело выгнулось, и он почувствовал, как жарко и мокро стало его пальцам. Он слизывал ее сок, вдыхал мягкий аромат женщины. Его женщины.

Она скользнула под него, обхватила его член губами. Влад чувствовал, как он полностью входит ей в ротик. Язык одновременно ласкает основание члена, зубки чуть покусывают нежную кожу. Она смочила пальчик своей влагой и медленно ввела пальчик Владу между ягодиц. Он проник, давя и гладя основание члена, но уже изнутри. Влада захлестнула такая сильная волна наслаждения, что больше он не мог терпеть и его член начал изливать семя прямо женщине в ротик. Она пила любовь своего мужчины, который теперь полностью принадлежал ей.

Они лежали на песке, на краю прибоя, взявшись за руки, и смотря друг на друга. Пелена наслаждения затуманила ее глаза, и они стали темно-янтарными, с золотыми искорками. Он смотрел на нее, любуясь неземной красотой, и думая, как он жил без нее все эти годы.

- Ты пойдешь со мной? - спросила она.

- Куда?

- В море, в наш дом.

- Как я смогу дышать?

- Не бойся, я же с тобой.

Она встала, и пошла к морю. Вода опять разошлась, образуя проход куда-то в глубину. Она обернулась:

- Пошли Любимый!

Он обернулся на темный берег, посмотрел на огни поселка вдалеке. Его никто не ждал на этой земле. Он шагнул к ней, обнял свою женщину, прижался к ее губам. И волны сомкнулись над их головами.

Два дня спустя. Заметка в местной газете: «Сегодня, в 10 километрах от поселка, на берегу моря, были найдены вещи мужчины, предположительно жившего несколько дней на этом месте. Одежда и несколько пустых бутылок из-под спиртного, лежали рядом с морем, следы от ног вели в воду. По выводам экспертов МВД, мужчина в состоянии сильного алкогольного опьянения решил искупаться и утонул. Спасательно-поисковые работы не дали никаких результатов…»

Лето

Категория: Фантазии, Группа

Автор: Lyka

Название: Лето

Они так ждали этого отпуска, несколько лет не получалось съездить вдвоем на море. И вот это свершилось. Теплый ветер, жаркое солнце, свежие фрукты и яркие звезды на ночном небе. Они молоды и красивы. Они так любят друг друга.

Она: высокая, стройная, с небольшой упругой грудью, тонкой талией и красивыми женскими бедрами. Длинные каштановые волосы, зелено-желтые янтарные глаза, и нежный томящий взгляд.

Он: высокий, худощавый, темноволосый, с серыми глазами.

Они уже много лет вместе, но так и не могут насладиться своей любовью.

Вечер. Он принес спасительную прохладу от жары. Холодная полная луна притягивает взоры людей и манит своим таинством.

- Влад, пошли на пляж! Пойдем искупаемся! - вдруг предлагает Наташа.

Накинув на себя легкий халат, хватает его за руку и тянет к себе. Он нежно обхватывает ее за талию и целует любимые свежие губы.

- Я рубашку одену, а то прохладно!

Они медленно идут к морю. Дорожка от луны протянулась до самого горизонта. Он чувствует касание ее бедра, и ее волосы, поднятые ветром, касаются его щеки.

Она ложится на еще теплый песок и призывно смотрит на Него. Он ложится рядом и они смотрят на звезды, упоенные тишиной и покоем. Ее рука скользит по его щеке, перебирает волосы на его груди, опускается ниже на живот, проникает под пояс джинс. Он не шевелится, отдавшись ласке своей Любимой. Ее пальчики растегивают пуговку и молнию, рука обхватывает горячую плоть. Она встает и стягивает с него брюки и снимает рубашку. Сев рядом с ним на колени, они начинает свою игру руками на его теле. Ноготки проходят по груди и животу, по бедрам. Ручка нежно ложится на возбужденный член, скользит вверх-вниз по нему, иногда опускаясь ниже, чтобы коснутся яичек. Он тихонько стонет, закрыв глаза и запустив пальцы в песок. Она наклоняется над ним, ее губы находят его губы, тянутся вниз по его телу. Ее язычок касается головки члена и проходят до самого низа. Его руки сильнее впиваются в песок. Язычок щекотит яички, губы обхватывают, то одно, то другое. Ее густые волосы волнами скользят по его животу и члену. Вот губы поднимаются к головке и она погружается в ее горячий ласковый ротик. Глубже и глубже, вверх-вниз. Его охватывает дрожь, тепло заполняет все его тело, в голове туман и звезды.

- Вам помочь? - вдруг раздается мужской голос, совсем рядом.

Они вместе поднимают глаза. В пару метрах от них на корточках сидит парень, и с улыбкой смотрит на них. Он в одних шортах, в меру мускулистая фигура, немного волнистые волосы, собранные в хвостик, смешливые глаза.

- Помоги себе сам, - буркнул Влад, рассерженный внезапным появлением незнакомца, сел и стал натягивать джинсы.

- Не злись, мне скучно, вот выпить есть, - незнакомец показал на бутылку в руке, - а никого нет. Вот бродил, смотрю вы, дай думаю спрошу, может выпьете со мной.

Влад посмотрел на жену, она чуть кивнула головой.

- Садись, раз отвлек от важного дела, - Влад был человек не злой, да и незнакомец выглядел распологающе.

- Вот это дело! - обрадовался парень, усаживаясь рядом, - Спасибо ребята! Меня зовут Андрей.

Ребята представились. Так как стаканов не было, все пили по очереди, прямо из горлышка. Вино было домашнее, вкусное и крепкое. Скоро все уже весело смеялись, звезды стали ярче, ветерок теплее.

- Пошлите купаться! - предложил Андрей.

- Я без купальника, - сказала Наташа.

- Ну и что, ночь же! Я не буду глазеть!

- Пошли, - Влад встал, скинул джинсы и остался голый.

Андрей стянул шорты и тоже остался в чем мать родила. Наташа демонстративно отвернулась.

- Идите, я вас догоню, - сказала она.

Парни ринулись к морю, как маленькие пацаны. Наташа обернулась им вслед, наблюдая как они бегут к морю. Молодые, обнаженные дикари, крича и улюлюкая. Фонтаны брызг разошлись от их сильных тел.

- Наташка, иди вода теплая! - крикнул жене Влад.

Она не спеша расстегнула халат, он скользнул на песок с ее круглых плеч, и пошла к морю. С распущенными волосами, обнаженная богиня, освещенная лунным светом.

- Вот это да! - услышал Влад восхищенный голос Андрея рядом. Сам еле оторвавшись от такого зрелища, он увидел что Андрей немигающим взглядом смотрит на Наташу.

- Ты сказал, глазеть не будешь.

- Прости, но не могу, она такая красивая!

- Я знаю, - в голосе Влада слышалась гордость.

Наташа подошла к воде, потрогала маленькой ножкой воду.

- Два вруна, она холодная! - ее сосочки как две вишенки, напряглись от прохлады, - не буду я с вами купаться. Пойду вино допивать. - Она повернулась и пошла обратно. Упругие ягодицы двигались в такт ее шагам.

- У тебя уже вода кипит вокруг тебя, - шепнул Влад Андрею.

- На себя посмотри! - засмеялся Андрей и наградил Влада волной брызг.

Наплескавшись, наплававшись, они вышли из моря. Наташа лежала на песке, уже в халате и из-под прикрытых глаз наблюдала за ними. Сосочки под халатом опять напряглись, но уже от вида двух обнаженных мужчин, внизу живота налилось тепло, и начало растекаться по всему телу. Обмотавшись полотенцами, они сели рядом с ней.

- Зря, Зайка, не искупалась, здорово, - сказал Влад.

- Я и так замерзла, - ответила она, переворачиваясь на спину и вытягиваясь на песке.

- Согреть?

- Согрей! - смело ответила она.

Влад склонился над ней, накрыв ее губы своими. У нее были горячие, манящие губы. Влад пил из губ своей любимой ласку и страсть. Андрей попытался встать и уйди, но рука Наташи опустилась на его руку, прося остаться. Рука Влада расстегнула до пояса халат, он стал ласкать ее грудь, такую упругую и красивую. Наташа застонала, выгнулась, когда губы Влада обхватили ее сосочек, чуть прикусив зубами. Ее рука скользнула на бедро Андрея, вверх под полотенце, до уже вставшего члена. Чуть касаясь его пальчиками, она стала ласкать его. Он был толще и крупнее, чем у Влада. Андрей сидел, не шевелясь, не зная как себя вести в такой ситуации. Влад расстегнул халатик до низу, распахнул и снял его с наташиных плеч, не отрывая губ от груди. Андрей смотрел на женщину, лежащую рядом с ним. У нее был небольшой, округлый, женский животик, тонкая талия, круглые бедра, выбритый выступающий лобочек. Голова ее была запрокинута, спина выгнута, волосы раскинуты по песку, глаза закрыты, а губы влажные от поцелуев Влада, чуть приоткрыты. Андрей чуть осмелел, и наклонившись над ней тихонько коснулся ее губ своими. Наташа ответила на поцелуй, чувствуя незнакомый вкус губ другого мужчины. Их губы скользили друг по другу, языки играли сладкую мелодию нежности. Ее рука продолжала ласкать его член под полотенцем, чувствуя как он стал влажный от смазки. Она толкнула Андрея на песок, повернулась и легла ему на живот, щекой чувствуя, как напряглись его мышцы. Влад отсел, закурил и стал наблюдать за ними. Андрей немного испуганно встретился глазами с глазами Влада, но, не увидев в его глазах злости, успокоился и откинулся на песок. Наташа сняла полотенце с бедер Андрея, и уже сильнее ласкала его член. Ее рука скользила по всей его длине. Она наклонилась и обхватила его губами, чувствуя вкус морской воды. Влад, уже покурив, начал целовать ножки, попку и спинку любимой. Второй рукой Наташа обхватила его член и потянула к себе. Влад разместился рядом с Андреем, и Наташа по очереди ласкала, то одного, то другого.

Потом она откинулась на песок, притянув голову Андрея к своей груди. Он жадно целовал ей ее, его язык скользил вокруг сосочков. Рука скользнув по внутренней стороне бедра, накрыла лобок. Наташа раздвинула ножки, и рука Андрея скользнула на горячий мокрый бутон. Она застонала, когда палец, скользнув между губками, вошел внутрь. Он целовал ей живот, бедра, его губы потянулись к ее цветку. Прежде чем прижаться губами он несколько секунд смотрел на это чудо: большие губы были набухшие и чуть раздвинуты, между ними, как лепестки розы, виднелись малые губки, капельки влаги от возбуждения стекали в ложбинку между ягодиц. Андрей осторожно коснулся губами до этого цветка, скользнул языком между губками. Руки Наташи с силой прижали его голову к себе. Он глубоко погружал свой язык в ее лоно, сливаясь поцелуем губами с ее губками, пьянея от ни с чем несравнимого женского сока любви. Губы Влада ласкали ее сосочки и шею.

Наташа потянула Андрея вверх, широко раздвигая ножки. Он просунул руки ей под талию, и медленно стал входить в ее лоно. Ногти Наташи впились ему в плечи, спина изогнулась, она замерла, и когда он полностью вошел в нее, по ее телу пробежала дрожь оргазма. Андрей все ускорял темп и через несколько секунд новый оргазм заполнил тело Наташи. Она остановила его, встала на колени и изогнула спинку. Ее губы обхватили член Влада, а Андрей несколько раз скользнув губами по ее половым губкам, обхватил ее за бедра начал входить в нее сзади. Рука Андрея ласкала ее горячий цветок, чувствуя, как его член входит в него. Скоро там стало так мокро, что Наташа почти перестала чувствовать член Андрея. Тогда она попросила ребят лечь на спину ногами друг к другу, скрестить ноги так, что их яички и члены оказались прижаты один к другому. Она обхватила их рукой, села над ними и стала медленно опускаться на два члена сразу. Мужчины заворожено смотрели, как они погружаются в ее лоно. Сев на них до конца, она замерла, отдавшись ранее неизведанному ощущению. Потом она начала подниматься и опускаться, быстрей и быстрей, волна подступающего оргазма стала накатывать на нее, и когда она захлестнула Наташу полностью, она почувствовала, как члены мужчин стали содрогаться, и горячие струи стали бить внутри ее, нагоняя все новые волны оргазма. Три молодых красивых тела слились в одно под светом холодной безразличной, до людских страстей луны.

Все трое обессиленные лежали на песке, чувствуя легкость и освобожденность в телах и душах, под тихую музыку моря.

- Мне пора, - Андрей поднялся с песка, - спасибо! Это было наверно у меня в первый и последний раз!

Наташа встала, нежно коснулась губами его губ. Влад сидел, прижавшись щекой к бедру любимой. Андрей медленно пошел к морю, обернулся, помахал рукой, разбежался и нырнул в воду. Море долго оставалась спокойным, и вдруг из воды, прямо в лунной дорожке, вверх выпрыгнул большой черный дельфин, горящий серебристым светом луны. Он изогнулся в воздухе и легко ушел в воду, и только был виден плавник, удаляющийся в открытое море.

- Кто он? - тихо спросила Наташа.

- Не знаю, - также тихо ответил Влад.

Любовь

Категория: Фантазии

Автор: Я. Сонн

Название: Любовь

Утомлённый суетой, я решил, расслабится и, прогуливаясь на окраине нашего села, вышел в чистое поле, сбивая ногами, перезревшие кукиши грибов - дождевиков, срывая огненные цветки маков, растирая меж пальцев одуряюще - пахучию мяту, и - опьяняясь, опьяняясь, Весной Священною, прошедшей своими чудными стопами по полю и обронившей раскрашенную цветами шаль.

Было то волшебное время суток, когда жара начинала спадать, и прохлада нежно облизывала своим влажным языком твою кожу. Чистейшее, как кристалл, небо было прозрачно голубым, точно одно из окон в Соломоновом храме; и чудилось - там, за небесной голубизной - дивный храм, и кто-то молится за всех нас. В стороне от меня взъерошилась лесополоса. Даже за несколько десятков шагов доносился волнующий аромат соцветий бузины, похожих на тончайшее полупрозрачное кружево нижнего женского белья; похотливый ветер нетерпеливо теребил их, тщетно пытаясь скинуть: и казалось, слышен был упоительный стон природы, расцветшей ненадолго, чтобы снова, брызнув осенней желчью, уснуть, покрывшись вретищем малоснежной гнилой зимы.

Пропела иволга, нежно чарующе, как опьяневшая от любовных ласок женщина, - и сердце мое неприятно, сжатое тоской и одиночеством, особенно нестерпимыми весною. Остановившись, я нервно стал рыскать по карманам, достал сигареты и закурил; курил, жадно затягиваясь, пытаясь как-то унять сердцебиение и дрожь в руках. Странно, сигаретный дым был какой-то непривычно густой и стлался под ногами белым ковром. Я не заметил, как через несколько минут оказался окутанным в кокон то ли дыма, то ли тумана: протянул, как слепой, руку и на что-то наткнулся: ощупал, оказалось ветка дерева. Непонятно, ведь вокруг меня, на протяжении десятка метров было поле.

Внезапно что-то мерзкое, влажное и холодное коснулось моих пальцев и поползло по руке. Я замер, не в силах вобрать в себя воздух. Существо обвило мою шею кольцами, и я увидел - прямо перед лицом - голову змеи, с блестящими изумрудными глазками. Змея стрельнула тонким язычком и стала возвращаться на ветку, снимая кольца с моей шеи. Оказавшись свободным, я сбросил с себя оцепенение и огляделся. Туман рассеялся. Под ногами обнажилась трава. Удивительно! вокруг меня не было не единого деревца, чистое поле, если не считать лесополосы в стороне.

Пожав плечами, я тронулся с места и шел несколько минут, пока не оказался у большого серого камня. На нём было написано краской, почему-то красной; " Налево пойдешь - станешь богатым, направо - узнаешь тайну любви". Недолго раздумывая, я, конечно же, пошел направо, ибо в глубине души своей считаю себя поэтом, и богатства мира сего мне скучны. Закат стал кроваво - красным, словно кто-то бессильно уронил на горизонт руку с перерезанными венами. Трава становилась все реже и реже, и вскоре поле перешло в сплошную пустыню. Конечно же! - ведь любовь зарождается в пустыне одиночества, и жажда - необходимое условие её расцвета. Я шёл, возбуждённо раздувая ноздри, в предчувствии встречи с блаженством и тайной; но усталость брала своё: шёл, опустив голову, упрямо к своей вожделенной цели.

Постепенно под ногами стала попадаться трава, и даже кустики. Что это: моя нога чуть не раздавила желто - розовую орхидею. Я поднял голову и замер пораженный, ибо стоял перед сказочным садом: невиданные цветы самых различных оттенков и размеров, благоухающие кусты жасмина, сирени и деревья с райскими плодами, холмы, покрытые фиолетовыми и розовыми соцветиями, - казалось, что я ступил за границы эмприссионистической картины, и у меня зарябило в глазах от обилия красок.

Слева от меня блестел прозрачный водоём. Из-за куста чайной розы выполз огромный аллигатор, открыл пасть, покрасовался зубами и вошел в воду, проглотив отражавшуюся луну: с шумом нырнул, так что закачался крупный бело-розовый лотос. Справа от меня возвышалось несколько раскидистых деревьев. Внимание моё привлекла яблоня с большими красно-желтыми плодами. Сердце в груди ёкнуло, когда из-за широкого ствола вышла восхитительная фея, высокая, статная, в полупрозрачной накидке. Она, игриво улыбаясь, изогнула гибкий стан и оперлась о ствол. По ветке сползал фиолетовый змий. Он пополз по плечу феи, - она не шелохнулась, - поднялся выше и ткнул мордой созревшее яблоко: оно качнулось и сорвалось. Фея ловко поймала его и, обнажив ровный ряд зубов в лучезарной улыбке, швырнула райский плод в мою сторону. Схватив плод, я, задрожав всем телом, надкусил его: нектар наполнил мой рот, я надкусил ещё и ещё, но тут же уронил яблоко, ибо увидел приближающуюся фею, которая медленно шла, покачивая волнующе подвижными бёдрами. Заходящее солнце осветило её тело, сделав накидку почти полностью прозрачной, и меня заколотило в сладостной истоме, так прекрасны были женственные формы.

Через несколько мгновений она приблизилась ко мне, и мы замерли, почти не дыша, в восторге пожирая друг друга глазами. Наконец я не выдержал и протянул невесомые ватные руки: скользнул ладонями по шее, нырнул под накидку, которая тут же спала, как пелена, открыв божественное тело. Я сдавил девственные бёдра и привлёк женщину к себе: долго любовался её колдовскими - зелёными глазами, сияющими как изумруды. В упоении наши уста соединились, и я втянул её мягкие влажные губы в себя, смакуя их как сладчайшую ягоду: вкусная помада проникла внутрь и растеклась нектаром. Её язык, подвижный, тёплый, расчленил мои уста и вошел вглубь как жало. Все наше естество слилось в волнующей пульсацией, души перетекали, смешивались, словно в сообщающихся сосудах. Сладкая судорога волною прошла по моему телу, в глазах потемнело, я отпрянул от дивного кубка её пьянящих уст, пытаясь отдышаться. Не выдержав, я тут же хотел снова впиться в её уста, но фея внезапно вскинула правую руку, и отраженный луч на мгновенье ослепил меня. Фея ахнула, резко опустила руку, и я почувствовал, как под сердце моё вошло острое лезвие ножа. Я вскрикнул, по инерции прижал свои губы к её ядовитым устам и стал медленно, со стоном, напоминавшем любовный, оседать. Губы мои скользнули по шее, по упругой груди (розовый сосок на секунду попал мне в рот) и - ниже, ниже, к выпуклому животу, пока губы не вдавились во влажную чарующею пустоту. Я почти задохнулся от тяжелого благоухания и, качнувшись, упал навзничь.

Фея откинула нож и опустилась на колени, раскинув их так, что лепестки дивного цветка разошлись, открыв родонитовую мякоть, покрытую росой страсти. Теряя силы, я приподнял голову и воскликнул, хрипя и задыхаясь:

- Как же так?! Где же любовь, где блаженство, счастье?!

Прекрасная ведьма (теперь - то я знал, что это за птица) ядовито усмехнулась и сухо ответила:

- Любовь ничего общего не имеет со счастьем и блаженством. Она имеет общее лишь со смертью и безумием.

Я увидел на её неправдоподобно длинных роскошных ногах, выше колен, тёмные фиалковые следы чьих-то жадных поцелуев, - и с отчаянием бессильно опустил голову в раскалённое море ревности. Ведьма наклонилась над моим лицом и заслонила часть неба, приподняв округлый зад, похожий на купол совершенного храма и за её спиной выросли хрустальные крылья перистых облаков, , - и, сверкнув зелёными глазами, жадно, со стоном впилась в мои бескровно остывающие губы…

В последний миг я услышал восхитительную музыку: звучало "Адажио" Альбиноне. Я судорожно изогнулся, пытаясь обнять драгоценные мраморные плечи, но лишь бессильно уронил руки, утопая в болоте колдовских зелёных глаз…

Смерть была легка, желанна - как оргазм.

Т**а (часть первая)

Категория: Фантазии

Автор: Африканов

Название: Т**а (часть первая)

Он никогда не называл ЕЕ так: Ему больше нравилось по имени отчеству, официально, - Эльвира Аркадьевна. Это больше заводило, так как еще больше отдаляло ее от него. Жаждал назвать ее "Эльвирочка", но это была только мечта, прекрасный сон, который забываешь, как только просыпаешься от уничтожающего тебя вожделения, и только смутные видения, отрывки, и привкус чего-то терпкого на губах.

Он считал переход на "ты", от официального к интимному, очень значимым, и даже ее дочь, с которой жил вот уже 2 год, не называл ласкательными и уменьшительными именами на людях, а только - Анна. В постели с ЕЕ дочерью все было прекрасно, именно там он называл ее ласково - "Анечка", "Анюююта". Именно так, протяжно, когда, после долгих 8-9 часов разлуки, после горячих прикосновений и ласк, кончал в нее, наполняя этот прекрасный сосуд. Там же, на любовном ложе, он переходил и дальше - от интимного, нежного, к агрессивному, непристойному, и называл ее "стервой", "сучкой", "шлюхой". В момент, когда наслаждение достигало своего пика, ему доставляло удовольствие "унижать" ее, она прощала его, ибо любила его и хотела доставить ему удовольствие. Но его Анюта вряд ли простила бы ему, если бы узнала что он мечтает сделать с НЕЙ то же самое что и со своей "сучкой".

По правде говоря, он еще сам не понимал, что же именно ему необходимо для успокоения, и существует ли в природе рецепт, который прекратит его томление. Он никак не мог вспомнить, когда возникло в нем это чувство, переполнявшее его в последние недели. Когда он танцевал с ней в первый раз на одном из семейных праздников, он воспринимал это скорее как некий жест вежливости и только, сейчас же он считал дни до какого-нибудь торжества, чтобы быть рядом с ней в танце, всего на несколько минут, так близко, как могут быть близко люди, не связанные физическим, плотским откровением.

Эльвире Аркадьевне было 45 лет. На первый взгляд, стандартный похотливый взгляд мужчины, ее дочь была много привлекательнее, из-за своей молодости, конечно же. Эльвира Аркадьевна уже не двигалась с легкостью кошки, бюст ее был упругим только благодаря всяческим женским ухищрениям. Когда-то изящные, как у ее дочери, ножки и круглая аккуратная попка превратились в шикарные бедра и задницу. Его всегда сводила с ума именно попка женщины, у Эльвиры Аркадьевны же, как у женщины ее возраста, эта часть тела была особенно привлекательной. Но на все это он начал обращать внимание уже потом, когда его мечты и видения начали сформировываться во что-то четкое и определенное. Первое что поразило его в НЕЙ - были ее глаза, ее лицо:

Украшала она себя всегда спокойным, не вызывающим, как это любят делать некоторые дамы в ее возрасте, гримом. Подкрашивала волосы в рыжевато-каштановый цвет. Спокойные, немного усталые темные глаза, в которых загоралась шальная искорка, когда она улыбалась. Улыбка ее была замечательной: Да, пожалуй, он осознал теперь, что именно было первопричиной его мучений - ЕЕ губы.. Не тонкие-строгие и не пухлые-страстные, а обыкновенные, на первый взгляд. Но именно они не давали ему покоя. Как-то вечером они всей семьей сидели за столом, он смотрел, как она ест, приоткрывая их слегка, так что были видны белые зубки, кладет кусочек в рот, и начинает пережевывать, а иногда в уголочке появиться кончик язычка и облизнет губу. На второе было какое-то жирное блюдо, губы ее стали жирными и блестящими, и тогда его поразила впервые кощунственная мысль - открываются ли эти губы когда-нибудь, чтобы принять в рот мужской член? Становятся ли они такими же блестящими и сочными не из-за капли растаявшего сливочного масла, а из-за обилия той естественной смазки, которую выделяет мужской орган во время подготовки к основному залпу, и которая сочиться из уголка ее рта, когда женщина двигает ртом вдоль ствола, и край головки появляется и исчезает меж ее губок:

Он слышал, что не все женщины соглашаются на такой шаг, и даже своим мужьям не позволяют такого. ЕЕ дочь, его Анюта, сосала ему член часто, поначалу это было затруднительно для нее, но категорического отказа никогда не было. Это давало ему повод размышлять, что и Эльвира Аркадьевна в принципе бывает не против такого вида разврата. Да, повод размышлять и даже надеяться на что-то. Но на что? Ведь у Эльвиры Аркадьевны был муж, которого она любила и с которым жила многие годы. Сосала ли она его, брала ли хуй мужа в рот, глотала ли она всю сперму или не успевала? Все эти вопросы мучили и изводили его. Не давали ему покоя ни днем, ни ночью. И он понял тогда, чего он жаждет всей душой, всем телом, каждой клеточкой своего полового органа - он хотел положить свой член в эти губы! Больше всего на свете. Он заставлял сосать жену раз за разом, и, закрывая глаза, представлял Эльвиру Аркадьевну у себя между ног, стоящую на коленях, вот как стоит сейчас Анюта, рыжая короткая прическа Эльвиры закрывает от него это прекрасное зрелище, он опускает рукой напряженный, неподдающийся член, и смотрит, КАК ОНА делает это: Он еле сдерживался, чтобы ЕЕ имя не слетело с его губ во время оргазма, такое он себе позволял только во сне, и в последнее время эти сны участились, не смотря на то, что они с Анютой занимались сексом подолгу, и засыпали полностью обессиленные.

А так как человек никогда не останавливается на "достигнутом", то его фантазии постепенно распространялись и на остальное ЕЕ тело.

Их семьи много времени проводили вместе, часто они посещали вместе одну уютную сауну. Для него это был настоящий рай, нечто волшебное и незабываемое. Разумеется они все были в купальниках, но он мог наблюдать за Эльвирой Аркадьевной в парилке, случайно касаться обнаженного ее плеча, находиться рядом с ней в бассейне, любоваться ею, когда она лежала на полке ниже уровнем. Тот день запомнился ему несколькими инцидентами:

Началось все с бассейна, когда они все после парилки прыгнули в него, и лежали распаренные, нежась в прохладной воде: Ее муж прошел в душ, и они остались в бассейне втроем. Лениво проплывая мимо Эльвиры, ОН случайно коснулся рукой ее ноги с задней стороны бедра, чуть ниже линии плавок. Она вскрикнула слегка от неожиданности, и засмеявшись спросила: "Кто это?", обернувшись, увидела его и опять засмеялась. От этого прикосновения и ее улыбки он почувствовал такое возбуждение, что с трудом сдерживал эрекцию. Он выскочил из бассейна и прошел в раздевалку, там никого не было, и висели ЕЕ вещи, одежда, стояла открытая сумочка со всякой ерундой. Прикосновение к ее ляжке с новой силой вспыхнуло в его памяти, когда он почувствовал запах духов, которым была пропитана ее одежда. Он зарылся лицом в ее кофточку, и вдыхал, впитывал ее запах. Член его набух необычайно, вырос в размерах, он запустил руку в плавки и обхватил его. Он стоял бы так еще долго, но они стали звать его из парилки. Но он не мог идти туда в таком виде! Плавки были ему немного маловаты, и вставший член показывал свою головку из-за резинки. Тогда он схватил первое попавшееся под руку полотенце и, обернув им бедра поверх плавок, спустился в парилку.

Войдя в парилку, он понял, что чуть было не пропустил самое интересное. Народ собирался париться веником, причем первую собирали парить Эльвиру Аркадьевну. Она уже лежала на втором полке на спине и что-то весело говорила, о том что ей страшно и просила мужа не парить ее сильно. На третьем полке никого не было, так как там было жарко по общему мнению. Он быстро пробрался туда, причем по пути ему пришлось перебираться через Эльвиру Аркадьевну, и он еще раз поразился, как она хороша. Он лег на полок и, внешне безразличный, через полусомкнутые веки стал наблюдать за процессом. Муж Эльвиры стал легонько охаживать ее веником, начиная с ног и постепенно продвигаясь все выше и выше. От его ударов мокрая, покрытая бисеринками пота, розовела, становясь еще более привлекательной и соблазнительной. Возбуждение лежащего прямо над ничего не подозревающей Эльвирой, возрастало, он еле сдерживался, чтобы не схватить стоящий как палка член руками и не начать массировать его, чтобы сбросить с себя ставшее уже нестерпимым груз вожделения. Удары наносились по ляжкам, грудям, животику Эльвиры Аркадьевны и каждый удар, каждое ответное движение ее роскошного тела, толчком крови отдавалось в его напряженном донельзя половом органе. В этот момент она попросила перерыв, чтобы перевернуться на живот. Когда она сделала это, его взору предстала та часть женского тела, которую он боготворил: Удары веником продолжились, и когда веник касался задницы Эльвирочки (он уже готов был выговорить это имя), он закрывал глаза, потому что был уже на грани помешательства. Горячий воздух, исходивший от веника, также делал свое дело, и теперь его буквально трясло, тело его покрылось потом, полотенце было почти все мокрое, когда вдруг муж Эльвиры сказал, что ему жарко и ему надо выйти из парилки. Она сказала, что очень хорошо, так как уже немного устала и теперь надо намазать ей спину специальным составом из меда, который стоял тут же, приготовленный. Супруг Эльвиры вышел, и она осталась наедине с человеком, который еле смог выговорить в ответ "хорошо", когда она попросила помочь намазать ей спинку. Он не верил своему счастью! Полки были невысокие и он вполне мог дотянуться до баночки с составом, зачерпнуть чуть-чуть и, о боже, начать втирать его в кожу своего идеала. Прикосновение к ее коже, такой мягкой и нежной окончательно вывело его из равновесия. Он гладил, нежил, мял спину Эльвиры, она только удивлялась, как он хорошо, оказывается, умеет делать массаж, может ему стоит переквалифицироваться в массажисты.. Рука его спускалась все ниже к главной цели его похоти, и он сам не заметил, что его полотенце развернулось, и набухший член его свисал над Эльвирой Аркадьевной. Если бы кто-то зашел сейчас в парилку, то увидел следующую картину: на втором полке на животе с закрытыми глазами лежала женщина в красивом темном купальнике, а над ней на третьем полке, на полотенце лежал молодой человек в плавках, ткань которых была натянута до предела из-за огромного налившегося кровью члена, торчавшего наподобие ствола некоего мифического дерева. Молодой человек черпал некую мазь из баночки стоявшей в ногах лежащей и втирал ее уже в нижнюю часть спины женщины, почти касаясь ее плавок. И вот в очередной раз, проносил руку с новой порцией, он случайно уронил мазь Эльвире на плавки. Прямо в начало той самой ложбинки, которая начинается еле заметно у последнего позвонка, спускаясь вниз, делит попку напополам, разделяя собою две ягодицы, похожие на спелые дыни, углубляется слегка, расширяется, и там ниже, меж зажатых (а иногда широко, жадно раздвинутых) ляжек открывает доступ к двум отверстиям, из-за которых мужчины становятся безумцами. "Ничего страшного, смахни и продолжай" - пробормотала Эльвира Аркадьевна, разморенная жарой и массажем. Он не ослышался! Ему позволено прикоснуться к этому! Он протянул дрожащую руку и дотронулся до ткани, пропитанной потом. Под ней он почувствовал горячее тело Эльвиры Аркадьевны. Пальцы его легли прямо в ложбиночку между ягодиц и нежно надавив, чтобы смазать мед с плавок, прижали натянутую в этом месте и потому сухую ткань купальника к телу. Видимо от жары в этом месте под трусиками скопилось несколько капелек пота и от нажатия они выступили на ткани небольшим пятнышком. Эти капельки стали последними каплями, которые переполнили чашу его желания, он задрожал всем телом и понял, что кончает:Он увидел, как головка члена набухла еще больше, и начала изрыгать потоки густой спермы. Долгое терпение придало удвоенную силу мужскому органу, и белые тонкие струи стремительно вылетали из него и покрывали тело Эльвиры Аркадьевны. Он не мог остановить это, это было сильнее его, он с трудом сдерживал стон, ощущения его были так сильны, что к удовольствию даже примешивалась небольшая боль. Он стиснул зубы и с ужасом наблюдал за своим членом, который никак не мог остановиться. Сперма разбрызгивалась и на спину и на задницу, с которой он продолжал машинально "стирать" мед, несколько капель долетело даже до волос на затылке Эльвиры и теперь висели там, медленно стекая на шею женщины. В этот момент Эльвира Аркадьевна не оборачиваясь произнесла: "Клади, клади побольше, не жалей, надо всю баночку намазать". И тут до него дошло, что она и не подозревает о том, что происходит у нее за спиной, а думает, что это он продолжает намазывать ее медом. Ощущение полной безопасности вскружило ему голову, и он начал размазывать и втирать свою сперму в ее обнаженные плечи, шею, спину, руки, лежащие вдоль тела. Другой же рукой он схватил член руками и начал бешено массировать его, выжимая остатки спермы. Вид собственной спермы на потном раскрасневшемся теле женщины так возбудил его, что он буквально через пару минут снова кончил, причем теперь он направил поток прямо на трусы Эльвиры, чтобы опять получить предлог пощупать ее за задницу. Его две руки гладили, мяли, массировали, только одна работала над попой Эльвиры Аркадьевны, другая обрабатывала раскрасневшийся член. В этот момент она сказала, что хочет перевернуться, чтобы намазать себя спереди. Он попросил подождать секунду, ему надо было домазать одно плечо, а сам быстро схватил баночку, выжал остатки спермы из члена прямо в нее и перемешал. Потом запахнул полотенце и лег на живот, потому что даже полотенце не могло теперь скрыть его пенис. Потом он сказал что можно переворачиваться, и еще в течении 15 минут наблюдал, как Эльвира Аркадьевна намазывает себе живот, бедра и лицо его спермой, перемешанной с медом. Она что-то говорила про целебную силу этого зелья, сама не подозревая, что уподобляется в данный момент Клеопатре, которая, как известно, использовала мужскую сперму для поддержания своей красоты. В конце концов, на дне баночки осталось совсем немного мази, Эльвира Аркадьевна, сказав, что мед полезен во всех отношениях, засунула пальчик вовнутрь баночки, собрала со стенок остатки и, быстро засунув его в рот, облизала:После этого он сказал, что ему стало жарко и выскочил из парилки. Пройдя в душ он включил прохладную воду, и встал под нее не чувствуя даже разницы температур. Он стоял, закрыв глаза, под тугими струями воды, подставляя под них разгоряченное тело, а перед глазами вставали губки Эльвиры Аркадьевны, сосущие ее пальчик:Догадывалась ли она о его чувствах? Теперь он знает, как выглядит ее ротик, когда она сосет что-либо, и желание воткнуть ей в рот свой хуй стало еще сильнее.

(продолжение следует)23.10.2000 - 01.11.2000

Малышка

Категория: Фантазии

Автор: Клякса

Название: Малышка

Привычный гул в аудитории, до жути надоевшие лица вокруг. Мрачная и занудливая погода (видимо ее мужчина тоже очень занят) преподнесла нам серый денек. Преподаватель с вечно натуженным взглядом (она утверждает, что она жертва любви) и таким же поблекшим голосом вызывает к доске студентку. Все равнодушно провожают ее, следующую к доске, взглядом ничего не выражающим.

Я силюсь собраться с мыслями и почерпнуть с ее доклада как можно больше полезного. В течение 15 минут я ухитряюсь слушать ее. Неожиданно все вокруг из черно-белого, превращается в цветную картинку, я вижу, как передо мной распускается лепестки алой розы. Мои руки судорожно пытаются осязать ручку на столе, но местонахождение ее неизвестно. Я же боюсь оторвать от нее взгляд, а вдруг все исчезнет в тот же миг. Скорей, скорей! Я молю бога, если он есть, чтобы она продолжала...

Говорят, что женщине не понять мужчину, не проникнуть в его желание и фантазии. Но что тогда испытала я, вглядываясь в изящные черты этого милого существа.

Малышка...

Я переношусь в совсем иной мир, отличный от реальности... Малышка идет мягкой поступью пантеры по зыбкому песку, купаясь в пронизывающих лучах восходящего солнца.

Она не отзывается на мои оклики, и все идет и идет, удаляюсь от меня, не жилая не видеть, не слышать происходящего вокруг.

Оставшись наедине с самой собой, убедившись в одиночестве на пустынном берегу, она скидывает с себя одежду и окунается в лазурь набегающих волн. Синева ревностно окутывает ее нагое тело. Я заворожено жду ее возращения.

Стряхнув с себя объятия волн, она обратила взор к солнцу и отдала себя в его власть, растянувшись на прибрежном песке, подобно кошке.

Сравнительно не большой рост делает Малышку беззащитной и слабой в глазах сильной половины человечества. Кажется, что ей просто необходима защита, но это далеко не так.

Ее ледяное самообладание, грациозность и элегантность и, кроме того, приятная стервозность, обдают холодным отрезвляющим душем находящихся вокруг. Она всегда где-то внутри своего ледяного изваяния и навряд ли кто-нибудь способен вызвать ее на откровенность. Все слова, которые я подбираю, пытаясь описать это чудо просто блекнут рядом с ней и опускаются на землю пожелтевшими листьями, покрытыми инеем, но я не могу иначе.

Приблизившись, я неуверенно касаюсь ладонью ее персиковых щечек, она вздрогнула, устремив на меня свой строгий взгляд. Меня сковывает непонятная сила, парализую каждый сустав, я замираю, склонившись над ангелом...Прямо перед моими глазами возникает призрачный рай ее глаз в плену ресниц- лепестков черной розы, глубина этих глаз заставит любой из океанов земли усомниться в своем величии. Над раем распростерлись два иссини -черных вороных крыла, подчеркивающие белизну ее кожи, подобной медовой сливе.

При смене ветра-настроения птица пытается уловить струю воздушного потока и изменяет положение крыльев. Вот прям сейчас пронесся шаловливый ветерок и Малышка, приподняла бровь, ощущая свою силу над моим существом.

Александритовые губы утолили мою жажду упоительной влагу и отпрянули, стыдясь. Верхняя губа, покрытая мелким пушком, как у младенца, вызывает неподдельное восхищение и искреннюю улыбку. Под нижней же таится впадинка, как будто кто-то вложил истину жизни в ее уста и приложил к ним палец.

Я перебираю ее золотистые пшеничные волосы, прядь за прядью, они спадают каскадами ливня и разбиваются о ее нежные детские плечи. Челка, заправленная за ушко, открывает мочку и девственную шею. Золотая цепочка, струясь, огибает ее и с грохотом срывается в русло на груди.

Капельки воды - остатки любви сверкают в пупке на солнце как роса в листочке тюльпана. Мелкими поцелуями я осыпаю ее тело, как дождь в знойное лето-землю. Ничто не ускользает от меня: стройная шея, впадинка ключицы, шишечки сосков, упругий животик. Я провожу тыльной стороной ладони по изгибу спины и чувствую импульсы тока, напряжение. Поцелуем касаюсь ее миниатюрных пальчиков, увенчанных белоснежными тиарами ноготков. Поддаваясь желанию, рука соскальзывает в ущелье, мое сердце медленно и глухо стучит. Проведя губами по розовым пяточкам, я касаюсь языком ее пальчиков. Она, улыбнувшись, взяла мое лицо в своим ладошки, и я чувствую ее дыхание в своих волосах.

Но стоит очнуться, Малышка ничего не подозревая, отвечает у доски, рассуждая также страстно о трудах Платона, как и секунду назад смотрела на меня.

Она не знает о магнетизме своей души и тела, лучше пусть и не знает.

Все в ней сокровище, она - жемчужина росы в листочке тюльпана.

Холодной, тёмной ночью в Аграбе

Категория: Фантазии

Автор: Theodore Lightfinger

Название: Холодной, тёмной ночью в Аграбе

Одиночество стало нежеланным другом Жасмин в тёмные зимние ночи в Аграбе. Днём, еще было тепло, но ночами, хлад пустыни скользил по улицам и дворцу с жестокостью, напоминавшей принцессе улыбку визиря Джафара.

Бывшего визиря, напомнила она себе. Он сейчас был джинном, всесильным и беспомощным, погребённым под тоннами песка в своей собственной Пещере Чудес, где, она надеялась, он будет оставаться следующие несколько тысячелетий.

Принцесса вздохнула, и плотнее обернула шерстяные одежды вокруг своего тела, глядя вниз, на город, в котором она нашла мужчину своей мечты, ее возлюбленного Аладдина. Со смертью её отца, он стал называться Султаном Аграбы, и одной из печальных последствий его коронации явилась необходимость засвидетельствовать почтение окрестным Султанатам; и, разумеется, утвердить свою позицию.

Естественно, вряд ли могла быть война. Аграба была хорошим городом, люди любили её; в последнее десятилетие, засухи уничтожили много городов в окрестностях, но Аграба пережила этот период, хотя и значительно потеряла в результате снижения торговли. Зато теперь у неё не осталось реальных врагов.

Принцесса с усилием толкнула тяжёлые врата, решив зайти внутрь, во дворец. Закрыв замысловатую дверь своих палат, она разожгла камин; через несколько минут, пламя весело гудело, согревая комнату. Позади послышалось шуршание, один из гобеленов, что хранили тепло в комнате, колыхнулся. Низкое ворчание подсказало Жасмин, кто присоединился к ней; догадка её подтвердилась, когда тигр коснулся её затылка холодным носом. Она повернулась, обхватив его голову руками. "Раджа," последовал вздох. "Его нет уже так долго..."

"Мммроу," печально согласился Раджа. Он свернулся у её ног, возле самого камина; снежинки медленно таяли на его шерсти, которая скрывала молодые мускулы. Жасмин часто думала, был ли Раджа чистокровным тигром потому что, по очертаниям спины он больше напоминал гепарда.

"Мррррм?"

"Я знаю, что он скоро вернётся," улыбнулась она. "У него быстрый Ковёр, с ним Абу... А у меня только ты, слуги не в счёт кто из них понимает, что теперь, когда папа умер, он весь мир для меня. Кроме тебя, никто не понимает. Мне почти хочется, чтобы Яго был рядом..."

"Гррррмх", - выразил своё несогласие Раджа.

"Я знаю, он был таким же, как Джафар, но он отлично понимал мои чувства, когда я с ним разговаривала..." Жасмин снова вздохнула. "Я говорю глупости. Конечно, я не хочу чтобы кто-нибудь из них вернулся; хорошо бы, мы о них ничего не слышали до конца жизни." Она пересекла комнату и легла на кровать... слишком большую для одного человека. Раджа подтянул к себе поближе коврик из овечьей шкуры, явно намереваясь провести остаток ночи в тепле у камина.

Жасмин лежала в постели, пытаясь вспомнить ощущение тела Али рядом со своим, его тёплое дыхание и гладкую кожу. В её воображении, он как будто был рядом с ней: вот сейчас она протянет руку и потрогает его шелковистые волосы... Она была рада, когда Аладдин бросил носить этот дурацкий тюрбан с пером; его волосы были очень красивы.

Её руки пробежали по животу, вспоминая, как ласкала это место у Аладдина... Ощущение было совершенно другим. Его кожа всегда была гладкой, сухой, мускулы живота придавали ему твёрдость, силу такие же, какие были у его рук. Она внезапно вспомнила брачную ночь, когда чувствовала себя такой испуганной, - да и он тоже. Но после небольшой боли, когда он вошёл в нее, она посмотрела на его обеспокоенное лицо и прижала его руки к своим. Он улыбнулся, и они занялись любовью как муж и жена. Счастье, переполнявшее её, часто изливалось слезами... А он так беспокоился, видя, как она плачет!

Она ощупала пальцами свои рёбра и провела ладонями вокруг грудей, что отозвалось слабой волной удовольствия, пробежавшей по телу. Когда он прикасался к её грудям, он был таким нежным! Глаза его были полны счастьем и неким озорством: он напоминал мальчишку, исследующего новую, любимую игрушку.

Она провела кончиками пальцев по своим ключицам, обтянутым смуглой кожей, и по бокам, вспомнив первый шок, когда она увидела его обнажённым. Размер его естества поначалу испугал её; она не верила, что сможет принять его до самого первого раза... Она достигла ладонями своих бёдер и ощутила мягкие завихрения волос большими пальцами, припомнив и ощущение его внутри себя, когда она, наконец, поняла, что значит быть женщиной. Стоило ей поймать взглядом мальчишескую улыбку Аладдина, как она снова изнывала от желания.

Её ноги сами собой раскинулись шире, как только пальцы достигнули внутренней стороны бёдер. Аладдин всегда был столь... наивным, как и она сначала, когда они исследовали друг друга. Она часто провоцировала его заниматься любовью в самых неожиданных местах и в самых неожиданных позициях, хотя не было ничего лучше, чем просто увидеть его лицо, почувствовать его тело на своем и его самого внутри неё.

Она словно наяву ощутила его влажные поцелуи на своих губах, шее, груди. Как ей не хватало Аладдина! Её пальцы несколько углубились внутрь, - в попытке обмануть реальность и на секунды вернуть его назад. "О, Аладдин!", - выдохнула она, когда наслаждение волной захлестнуло её тело и разум.

Она привстала на кровати, полусидя. Её натура была отчасти удовлетворена, но она знала, что никогда не получит полного удовлетворения: до тех пор, пока Принц Аладдин не очутится в её объятьях. Она почувствовала желание снова помечтать о нём, лаская себя. "Скорее бы он вернулся..."

"Мрррроу?" Раджа приподнял голову.

"Говорю сама с собой, Раджа. Скучаю по Принцу..."

Жасмин услышала, как Раджа едва слышно поднялся на лапы. Его торс был обрисован бликами пламени, и Жасмин обнаружила, что снова восхищается красотой гигантского тигра. Её первый и единственный друг, он всегда был рядом, когда она была огорчена или расстроена. Тигр пересёк комнату и взобрался на постель. "Раджа! Кровать не выдержит!"

"Рррроу," мягко ответил тигр.

Принцесса протянула руку и коснулась его шеи.

"Мнмрррроу?"

Жасмин прижалась к его теплому, пушистому телу, чувствуя тугие мускулы, такие же, как у Аладдина. С его отъездом, её желания захлестнули разум, а присутствие Раджи напомнило о Принце. Она не стеснялась своих желаний и грёз для неё, они были знаками её любви к Принцу. Она ни о ком не мечтала, пока не встретила его. Жасмин немного отодвинулась от Раджи, не желая его беспокоить своим невольным дрожанием и вскрикиваниями, которыми сопровождалось очередное путешествие её рук по телу.

Раджа немного повернулся во сне, одна из его задних лап коснулась её лодыжки. Внезапно, принцесса ощутила то озорство, которое, в конечном счёте, привело к встрече с Аладдином в трущобах. Она вновь взглянула на тигра. Тигр открыл свои глаза и поглядел на нее, повернув голову так, что его влажный нос касался её шеи. Он медленно опустил голову, коснувшись её твердеющего соска шершавым языком. "Раджа!"

"Хррррм?"

"Зачем... О..." Она села на кровати, обняв тигра своими руками. "Ты просто хочешь напомнить мне об Аладдине, так?"

"Мммрррхммр," утвердительно ответил Раджа.

Она снова откинулась на подушки, лаская один сосок, в то время как Раджа заботился о втором. Её рука скользнула между бёдер, играя с разгоряченным естеством. "Раджа, мне так его не хватает," её точеные пальцы ласкали то место, которое давало ей наибольшее наслаждение. Её руки двигались всё быстрее, но Раджа имел другое мнение. Он потянул носом воздух и головой отодвинул пальцы принцессы. "Раджа! Что ты делаешь?"

В ответ, Раджа прошёлся языком по тем местам, где только что были её пальцы. "Раджа..." В его горле родилось вибрирующее рычание, больше похожее на громкое мурлыканье. Он прижался головой к ней, его длинные жесткие усы щекотали её, а язык дарил блаженство. "Да", простонала она почти неслышно. "Да, Раджа, да!". Знакомое чувство наслаждения вздымалось в ней, набирая силу, словно песчаная буря в разгар лета. "Да..." вздохнула она последний раз. "Спасибо, Раджа. Ты чудесный тигришка!" Она шутя толкнула его; он аккуратно (кровать жалобно заскрипела... столь знакомый звук для Жасмин кровать часто скрипела, когда Аладдин не был в отъезде. Но еще никогда он не уезжал так надолго) упал на спину, Жасмин крепко его обнимала.

"Спасибо," еще раз прошептала она, легонько касаясь губами его мордочки и почёсывая его уши.

Она ощутила, как что-то коснулось её ноги, и бросила взгляд вниз. Раджа явно возбудился её извиваниями и оргазмом. "Раджа... а ты когда-нибудь занимался любовью?" спросила она неожиданно.

"Мммммррррр," последовал грустный ответ.

"А хочешь, я кого-нибудь тебе найду?"

"Айррр?" тигр взглянул на неё с озадаченным выражением. "Мммараррр", - ответил он секунду спустя, касаясь её носом.

"Я знаю, что у тебя есть я, Раджа, но я не это имела в виду. Я же не тигрица."

"Мрр?"

"И что?" повторила она. "Ты мой лучший друг, Раджа. Ты заслуживаешь всего, что принцесса может дать тебе."

"Мррхрмхр?"

"Ну конечно я могу сделать это для тебя", - сказала она, улыбнувшись. "Я люблю тебя, глупый тигришка!"

Она повернулась, вновь коснувшись его ногой, и скользнула по его телу. Она с радостью заметила, что несмотря на гигантские размеры тела, в одном он был схож с Аладдином. Она начала легонько двигать пальцами вокруг возбуждённого тигра. По мере того, как её движения усиливались, Раджа мурлыкал-рычал всё громче. Его лапы вытянулись в воздух, спиной он упёрся в смятые простыни. "Раджа," её тон был озорным. "Ты же пользовался языком, да?" Она склонила голову и коснулась кончика его своим языком. Странный вкус, немного терпкий, но приятный, словно высушенные фиговые листья. Она приоткрыла рот, и взяла его внутрь, ощупывая, пробуя на вкус. Раджа громко зарычал с одобрением.

Жасмин осторожно играла с тигриным началом, чувствуя, как его тело напрягается. Вскоре, её челюсть устала и она стала использовать руки, скользя вверх-вниз, иногда нежно сжимая яички. Раджа словно взорвался, его рычание перешло в рёв, густая струя белой жидкости взметнулась в воздух, покрывая его мех. "Раджа!" принцесса осознала, что случилось.

"Мрррррри", - ответил он мягко.

"Все в порядке," произнесла она, поглаживая его вздымающуюся грудь, где часто билось большое сердце. "Надеюсь, тебе лучше."

Раджа лизнул Жасмин в щёку и вернулся к камину. Принцесса свернулась в клубочек, и вскоре заснула.

Утро едва забрезжило, первые лучи солнца только начали разгонять ночной холод и туман, когда она сквозь сон почувствовала руку, упавшую ей на плечо: "Жасмин? Жасмин?" Её глаза раскрылись. "Аладдин!" вскрикнула она, потянув его на себя. "Мне тебя так не хватало!"

"А мне тебя, принцесса," отвечал он, Жасмин почувствовала, его эрекцию. Она почти немедленно вновь воспылала желанием, несмотря на прошедшую ночь. "Пожалуйста," простонала она, глядя на него. "Возьми меня, Аладдин!"

"Принцесса," белая туника полетела, разорванная надвое, в сторону. Они накрылись одеялами: камин уже погас, утро было холодное. Несмотря на это, тело Жасмин было горячим, а Аладдин, после столь долгого отсутствия, тоже не заставил себя ждать, заполнив её полностью, приводя её в экстаз.

Она взглянула на его смуглое лицо, поглядела ему в глаза. Он улыбнулся своей обычной улыбкой:

"Мне так не хватало тебя, принцесса."

Их движения наполнились новой страстью; её ноги обвились вокруг его бёдер, удерживая его внутри. "Никогда больше не уходи, Аладдин."

"Не уйду, Жасмин, обещаю."

"Я... верю..." она прошептала, почти задыхаясь.

Их сплетённые тела задрожали, они соединились в глубоком поцелуе, растворившись в наслаждении...

Через некоторое время солнце уже выползло из горизонта Жасмин прошептала: "Али?"

"Да, любимая?"

"Спасибо, мой принц."

Он обнял свою жену: "...принцесса."

Особенности национального собачьего секса в зимний период

Категория: Фантазии, Юмористические

Автор: Pager Mayakovsky

Название: Особенности национального собачьего секса в зимний период

Было это давно, насколько давно - сказать не берусь. Наверное, в 19-м столетии. Это - другая Россия, другие люди, другая - прошлая жизнь! А в прошлой жизни по странным стеченьям обстоятельств выпало мне быть собакой. С этого и начинаются мои воспоминания о моей предыдущей жизни...

Итак, я - собачка. Маленькая, вонючая и блохастая. Без дома и без породы. Звать - Жучкой. Год рождения - неизвестен. Родители - дворовые псы неопределенной породы. Социальный статус - бомж. Семейное положение - не замужем. Детей нет... Бегаю себе спокойно по московским улицам в поисках пищи. Кто-то кусок колбасы подбросит, кто-то кость кинет, ну а кто-то - и сапогом по морде. Всякое бывает в нашей собачьей жизни!..

"Низшие существа!" - кричат одни. "Братья наши меньшие!" - ласково говорят другие. Вот засранцы! Да мы - собаки, между прочим, поумнее некоторых людей будем, особенно тех, кто в подвалах вместе с нами обитает. Да, да! Удивлены? Ха, а у нас, кстати, тоже свои законы имеются - и нормы, и принципы, и даже - понятия. А вы как думали?!! Спиздил кость - верни, не вернул - так тебя всей собачьей стаей запидорят! Все по понятиям. Опущенных псов у нас (как у людей на зоне) не уважают - все на них лают, бросаются и мочатся при случае... Что ж, мы немного отвлеклись! Итак, вернемся к нашим баранам, то есть - собакам...

Это была холодная, очень холодная зима. Таких морозов я на своей памяти еще не видывала. Наши местные подвалы таких морозов не выдерживали, и мы с подругой Мартой перебрались на время в теплые и благоустроенные подвалы соседнего дома. Уже разместились там, как вдруг на пороге появляется здоровый псина. "Гав! Вы что здесь, бляди, делаете?" - бесцеремонно спросил он. "Мы?.. Мы погреться зашли", - ответила я, а у самой лапы дрожат от страха. "А миньет делать умеете?" - уверенно прогавкал барбос. "А что это?" - спросила я. "Сейчас покажу!" И с этими словами псина растянулся как бревно на полу. Жестами он показал, чтобы мы с подругой подошли поближе. Подошли - а там такое - врагу не пожелаешь: нечто большое, сто лет немытое и покрытое паутиной. "Не любят тебя девки, - подумала я, - И мы любить не будем!" Примостилась я к вонючему члену барбоса и сомкнула на нем свою звериную пасть с острыми клыками. Херак - и полчлена как ни бывало! Взвыл пес и начал метаться из угла в угол. А мы с Мартой смотрим и угораем: "Ну что, дотрахался, пидор!" Он, сволочь, не успокаивается - все бесится. А тут вдруг братву на помощь звать стал - мол, придите братки родимые, за член мой девственный этим блядям анус порвите. Братки долго ждать себя не заставили - пришли. Анус как у слона сделали. Смешно вам? А нам не до смеха было, когда стая здоровенных псов трахала нас куда только можно!.. Так я рассталась со своей собачьей девственностью. В общем, нехерово погрелись на свою голову (то есть - жопу).

Очнулась я, когда на улице было уже светло. Рядом лежит порванная на части Марта - жопа отдельно, пизда отдельно. Слышу вдруг - доносится откуда-то страшный вой. Псы-маньяки повскакивали со своих мест; раздалось оживленное гавканье: "Моську взяли! Моську ведут!" Моська (настоящее имя - Мойша) был засланным к нам в Россию псом. Работал он на Израильскую разведку. В свободное от работы время зарабатывал себе на жизнь гомосексуализмом. Это, знаете ли, по собачьим понятиям, позор. "Ну что, пидорас жидовский! - стали допрашивать бедного пса эти монстры, - Сколько наших честных псов замочил?" "А скольких, сучонок, отпидорил?" - послышались другие голоса. "Ты зачем, падла, сюда приехал? - допытывались остальные, - Колбасу нашу <Краковскую> по рубль двадцать жрать? А? Признавайся, гей несчастный!" Все... дальше помню смутно. Моську, помнится, трахали по всем понятиям и били до полусмерти...

Открываю глаза - лежит рядом шпион еврейский - весь в ссадинах и побоях. "Слышишь, шпион! Пришьют они нас. Смываться надо!" - говорю я. "Это верно, нужно уходить!" Момент подвернулся - рванули из этого несчастного подвала что было сил. Ну а дальше - погоня, лай, крики, вопли - в общем, ничего особенного - удрали! Разместились мы с Мойшей в одном из московских подвалов. В первую же ночь Моська стал приставать ко мне. Я особо не сопротивлялась - расслабилась и раздвинула задние лапы. А мой новый друг входил в меня, напевая при этом "Хаву-Нагилу". Вскоре, мы поженились...

На свадьбу был приглашен весь "свет" собачьего общества - люмпены, в основном, но встречались и породистые твари, правда, тоже бездомные. По случаю праздника, как сейчас помню, с Мойшей мы нашли на помойке кучу костей и прочей полусъедобной, даже по собачьим понятиям, херни. Гости нажрались, напились забродивших помоев и стали петь, то есть - выть. Затем подошел черед неминуемой свадебной оргии. Все стали "паровозиком". Я была "первым вагоном", Мойша - "вторым"! Получился нехилые состав из 50-ти вагонов. Под общее завывание мы медленно перемещались по подвалу, имея друг друга. Постепенно "вагоны" отваливались один за другим, по мере удовлетворения собачьих сексуальных потребностей. С одним ненасытным псом мы ходили паровозиком до глубокой ночи, пока, наконец, член бульдога не оторвался! В диком ужасе он принялся тогда выковыривать его из моей задницы... А в остальном - все прошло удачно. Правда, Мойше кто-то опять умудрился навалять пиздюлей, но для нашей семьи это дело привычное!!!

Итак, мы стали мужем и женой. Начались суровые семейные будни. Вскоре у нас появились щенята - маленькие пищащие комочки. Когда муж увидел потомство, сказал: "Ну, пиздец! Я - дворняга, ты - дворняга, а дети - лайки! Что-то ты, Жучка, темнишь! Давай-ка, засовывай их обратно!!!" Но вскоре муж смирился и детишек принял, понадкусывав мужской части своего потомства кожу на членах - "Обрезание! Иначе нельзя - традиции такие". "Ты что, Моська, ебнулся, с ними же теперь дружить никто не будет, а уж трахаться - и подавно", - вопила я, но Моська не обращал на меня никакого внимания... Щенят Мойша любил, хотя я не раз заставала его за занятием с ними гомосексуализмом. Он отмахивался хвостом и говорил - "Воспитательный процесс!" Ой, ладно. Лишь бы не изменял. И что вы думаете - изменил, сволочь. И с кем! С какой-то овчаркой "мужеского" пола. Пидор пассивный! Так и знала, зря я за него замуж вышла!.. А как-то, раз, представляете, напился, пришел домой и давай меня в зад пялить. Я ему: "Ты что, скотина пидералистическая! Охуел! Кабелей своих вонючих в жопу трахать будешь, а меня не тронь!" А ему - "хоть бы хны"! Знай себе - ебет. Весь квартал на вопли мои сбежался. Ой!.. Схватили Моську, связали и давай по яйцам бить. Потом собачий патруль приехал - забрали мужа. Вскоре обвинили его по 666-ой - "Грубое анальное изнасилование с надругательством над крайней плотью". Долго я плакала, но делать нечего - вышла замуж второй раз.

Мой новый муж оказался очень воспитанным и интеллигентным псом. Любил, правда, много и долго трахаться, но это ерунда! Он меня по несколько раз на дню драл, занимался при этом онанизмом и трахал заблудших котов. Ненасытный мужик! Ну и пусть...

Счастливая супружеская жизнь длилась недолго. Скоро мой любимый муж умер от кровоизлияния в член. Похоронила... Нужно и о семье опять подумывать. Подумала, вашу мать! Нашла себе пса-бандита. У него постоянно "стрелки", разборы, братва. О сексе и речи быть не может. Так - пару раз в месяц трахнет и считает, что так и надо. А мне же надо больше, глубже, сильнее. Вот и стала я от мужа "налево" гулять! Завела себе двоих любовников - милых, но крепких песиков-дворняжек. Ух и веселились мы с ними! Муж на "стрелку", жена - в "постельку"! Тут - любовнички уже довольные скачут: секс любят - "хлебом не корми"! Ну вот, трахались мы, трахались, трахались-трахались... и дотрахались. Застукал муж! "Стрелку" на другое время перенесли, и он домой вернулся, а тут... Одна псина его жену в зад имеет, другая - член в пасть сует. В общем, не выдержал муженек и всех на запчасти разобрал.

Дошла очередь и до меня... "Не убивай, родной! - кричу я ему, - Я у тебя в пасть возьму, зад тебе вечно лизать буду! Не убивай - о детях подумай..." "Нет, блядь залетная. Ты их хер знает от кого плодишь! Таким как ты не место в цивилизованном собачьем обществе!" - услышала я его суровый ответ. Через мгновение его пасть сомкнулась на моей тонкой женской шее, глаза налились кровью. Постепенно кроваво-серая картинка стала исчезать из виду; вокруг стала воцаряться тьма...

Холодно... Зима, снег. Слышу поминальные завывания своих друзей, подруг. Ничего невидно... Я поняла - меня хоронят. "Все, пиздец! Доебалась, шалава паскудная! - думала я в тот момент, - Что теперь? Меня закопают?" И точно - чувствую по морде земля сыпется. "Хана, прощай, Жучка!.."

...Попала я на небо. Спрашивает меня там какой-то бородатый старец:

- Грешила ли ты на Земле, Жучка?

- Неее, что ты! Зачем? Никогда...

- А с половиной всех псов на Земле кто переспал?

- А я... хер его знает!

- Вот что, Жучка. Отправляйся обратно на Землю искупать свои грехи. Вот тебе человеческое обличие - ступай...

Бац - и я на Земле! Теперь я не какая-нибудь грязная подвальная псина, а сексапильная девушка из "высшего" общества! Маленькая, вонючая и блохастая. Без дома и без породы. Звать - Жучкой. Год рождения - неизвестен. Родители - пьяницы неопределенной национальности. Социальный статус - бомж. Семейное положение - не замужем. Детей нет...

"Ну что ж, бляха-муха! Начнем все с начала!" - говорю я и, привычно виляя хвостом, то есть, задом, бегу на улицу... Кто-то кусок колбасы подбросит, кто-то кость кинет, ну а кто-то - и сапогом по морде. Всякое бывает в нашей "человеческой" жизни!..

От Пэйджера Маяковского Апокриф.

02:51 AM; 23x.11.2000 до н.э.

Т**а (часть вторая)

Категория: Фантазии

Автор: Африканов

Название: Т**а (часть вторая)

В тот вечер в бане произошло еще два небольших события, которые сильно повлияли на его жизнь и жизнь Эльвиры Аркадьевны. В бане были кроме бассейна две душевые кабинки, где можно было помыться или ополоснуться. Они были расположены рядом в углу большого зала с бассейном, закрывались непрозрачными шторками и не имели потолка. Так что звук падающей воды разносился по гулкому помещению, и определить в какой именно кабине находится человек, было невозможно. В тот момент, когда все произошло, он и Анюта мылись каждый в своей кабинке, а Эльвира Аркадьевна плескалась в бассейне, и болтала с Аней о чем-то, перекрикивая шум воды. Он же молча натирал себя мочалкой, вспоминая эпизод в парилке и от этого его член снова слегка набух, и болтался, разбрызгивая стекавшую по нему мыльную пену. Когда Эльвира Аркадьевна вышла из бассейна, Аня попросила принести ей полотенце. Он как раз намыливал себе шампунем голову, и глаза его были закрыты, когда услышал, как заскрипели колечки, на которых была повешена шторка, и почувствовал порыв прохладного воздуха. Он понял, что Эльвира ошиблась кабинкой и теперь стоит в дверях и смотрит на него, и видит его загорелое ладное тело, все покрытое сверкающей пеной, и болтающийся член. Понимание этого, а также предыдущие мысли так возбудили его, что член его начал стремительно подниматься. Он подставил лицо под струю душа, чтобы смыть едкий шампунь. Но не успел открыть глаза, как Эльвира Аркадьевна ойкнула и задернула шторку, хотя могла это сделать раньше секунд на десять. Она засмеялась смущенно, открыла соседнюю кабинку подала полотенце дочери и стала ей рассказывать, хохоча, как все нелепо получилось. Обе они похихикали, и на этом эпизод завершился. Но для него были очень важны те десять секунд, которые Эльвира Аркадьевна молча провела в дверях его кабинки! Теперь он жил одной только надеждой, что Эльвирочка любовалась им, его телом, пенисом, а не просто замешкалась от растерянности! О, боже! Если бы это так и было на самом деле! Если бы только у нее мелькнула в голове хотя бы маленькая искорка желания по отношению к нему! Короткая похотливая мысль, идея, образ!

Они все сидели за столом в предбаннике и попивали чай. Он был на седьмом небе, и мысли его витали далеко-далеко. Сладкий туман грез рассеялся, когда он услышал, что Эльвира Аркадьевна рассказывает всем о том, как почти профессионально умеет он делать массаж, и что она очень себя хорошо чувствует ("как заново родилась!") после всех этих процедур. И как усердно он втирал мазь, что даже на волосы попало слегка. Говоря это, она бросила быстрый взгляд на него, какой-то смущенный или завистливый, он так и не понял! Но перед его глазами вдруг отчетливо появились эти две капельки спермы, стекающие по волосам Эльвиры! Там в парилке, он забыл смахнуть их с ее головы! Он покраснел слегка, но все приняли это за смущение от похвал и не придали этому особого значения. Поняла она или нет, что это за жидкость была на ее волосах в парилке? Или она действительно приняла это за мазь? В ее годы она должна была узнавать мужскую сперму:. Потом разговор перекинулся на другую тему и заговорили о нынешних нравах, культуре, и прочая и прочая. Мелькнула мысль, что с этой электронной почтой никто не пишет никому старых добрых писем на бумаге, и Эльвира Аркадьевна сказала, что как бы это было замечательно получить от кого-нибудь письмо. Тогда он сказал в шутку, что мол, так и быть, напишет ей любовное письмо. Все посмеялись, но он понял, как можно попытаться решить мучащую его проблему. Он напишет ей письмо, ну не письмо, так записку, и тайком передаст ей...

Первое письмо, над которым он промучился несколько дней, было следующего содержания: "Дорогая, Эльвира Аркадьевна. Пусть Вас не смущает тайный способ получения этого письма. Ибо это не письмо, а некое мое откровение, адресованное лично к Вам. Никому другому я не могу рассказать об этом, даже Вашей Анечке. Во-первых, я хотел бы у Вас спросить, допускаете ли Вы, что молодой мужчина может увлекаться женщиной старше его? Если ответ утвердительный, а я молю небо об этом, то Вы можете продолжать читать это письмо далее. Так вот, Эльвира Аркадьевна, я хотел признаться Вам, что я вот уже несколько месяцев думаю о Вас! Не как о маме моей жены, а как о страстной женщине, которой я хочу обладать! Да, я желаю обладать Вами! Во что бы то ни стало! Я знаю, что смогу дать Вам кое-что новое, но еще больше уверен, что многое смогу получить от Вас! Умоляю Вас, снизойдите до того, чтобы ответить мне! Или позвольте мне встретиться с Вами наедине и поговорить".

Ответа сразу не последовало, и это жутко изводило его. Что она решила? Почему не отвечает? Теперь, когда он совокуплялся с женой, он думал только об Эльвире. Он закрывал глаза и вспоминал то нежное ощущение, которое он чувствовал, когда прикасался к ее заднице, как его рука, вся в сперме, скользила по ее телу, как колыхались ее ягодицы! И когда он чувствовал, что приближается момент оргазма и сейчас член его выстрелит, он вспоминал, как ЕЕ губки облизывали ЕЕ пальчик. Это приводило его просто в неистовство, и он удовлетворял Анюту по несколько раз за ночь. Она только удивлялась его неутомимости. Даже стала жаловаться на болезненные ощущения во влагалище, и иногда отказывала ему в половом акте. Тогда он вынужден был дрочить ночью, отвернувшись от спящей Анюты, иначе излишки спермы просто взорвали бы его мошонку.

И вот настал момент, муж Эльвиры Аркадьевны уехал в командировку на неделю, и она осталась одна в огромной квартире. Естественно ей было скучно, и как-то вечером она попросила у дочери дать посмотреть какой-нибудь хороший видеофильм. Он знал, что надо делать - он вытащил кассету с фильмом из коробки и положил туда кассету, на которую они с Анютой записывали свои вечерние игры. Кассета была заполнена практически до отказа - три часа разнообразных поз, планов, кадров. Дочь Эльвиры Аркадьевны была представлена там, в разнообразнейших положениях, его член также бывал в кадре достаточно часто. Эльвира Аркадьевна взяла коробку с "фильмом", сказав, что посмотрит ее завтра днем, и попросила его зайти вечером за кассетой...

На следующий день, после работы он зашел к Эльвире домой. Позвонил в дверь. Эльвира Аркадьевна открыла ему дверь, она была в розовом шелковом халате, по-видимому, на голое тело. Не успел он переступить порог, как она влепила ему пощечину, и произнесла: "Это тебе за наглость!". Потом она притянула его к себе и поцеловала в губы, сказала: "Это тебе за смелость!". "Раздевайся, проходи". Он прошел вслед за ней в гостиную, там был включен телевизор, работал видеомагнитофон. Он увидел на экране себя, стоящим на коленях на полу, под ним лежала Анюта и облизывала висящий над ее лицом член. "Что это такое?" - спросила Эльвира, - "неужели ей это нравиться?". Он сказал: "Подождите, смотрите дальше". На экране Анюта, видимо не удовлетворенная вялостью его члена, начала мять яйца, сложила другую ручку в кулачок и слегка массировала ствол. В это время головка постоянно находилась у нее в ротике, изредка появлялся язычок, облизывающий ее. Член начал деревенеть, Анюта быстрее заработала ручками, хозяин члена зарычал и вдруг кончил прямо ей в рот. Аня от неожиданности слегка вздрогнула, чуть отодвинула головку от себя, и стало видно, как сперма резко вылетает и попадает прямо Анечке в рот. Его девочка делала все прекрасно и глотала изливающуюся в нее жидкость, быстро двигая горлышком, успевая еще при этом улыбаться и подбадривать это красноголовое чудовище, маячещее у нее перед глазами. У него, стоящего тут, в комнате, кровь забурлила в жилах. Он подошел к Эльвире Аркадьевне, потрясенно внимающей экрану, и обнял ее сзади руками. "Я никогда ничего подобного не видела" - растерянно сказала она. Сюжет на экране сменился. "Вот это мне больше нравиться" - улыбнулась Эльвира Аркадьевна. На экране он трахал Анечку, лежащую на спине, на кровати и привязанную к ней за руки и ноги мягкими шнурами. Эльвира Аркадьевна повернулась к нему и машинально запахнув халат, сказала "Я читала твое письмо. Я подозревала, что привлекаю тебя, но не ожидала, что это чувство так сильно. Я почувствовала это тогда, в бане, я почувствовала, как ты нежно прикасался ко мне. И потом, в душе, я случайно увидела твое тело, и тоже захотела тебя!". Тут она запнулась, покраснела и сказала, указывая через плечо на экран позади себя: "Я хочу, чтобы ты меня... Ну ты понимаешь: трахнул так же". Тут она распахнула халат, и он увидел, что на ней был шикарный темно-бардовый бюстгальтер, который еле сдерживал ее полные груди и такого же цвета трусики. Он начал покрывать ее тело поцелуями, но она отстранила его и поманила за собой в спальню. Там уже было все приготовлено, подушки были взбиты, покрывало сдернуто и валялось на полу поодаль и лежало четыре шнура. Эльвира Аркадьевна легла на кровать, и он привязал ее крепко к ножкам кровати. Причем Эльвира Аркадьевна была сильно возбуждена, и не заметила, что он не снял с нее трусики. Он стал медленно раздеваться и спросил у нее, почему ей не нравиться эпизод с сосанием его члена. "Фу! Это так неприятно, мне кажется! Я никогда не делала ничего подобного с мужем. Как Анечке только это нравиться! Хотя, я смотрю тебе это очень нравиться". "Да", - сказал он - "именно это я хочу сделать сейчас с Вами". "Что! Но я не хочу! Мне не нравиться это!" И Эльвира Аркадьевна попыталась вырваться, но путы держали ее крепко. "Вы сами же сказали, что хотите меня" "Да, я хочу тебя, но ТАК я никогда не делала!" "Вам понравиться, вы узнаете, что такое настоящий кобель!" "Нет! Пожалуйста!" "Вы один раз уже делали это" И он рассказал ей про случай в бане. Она молчала ошарашено. Тем временем он разделся и остался совсем голый. Увидев это она сказала более тихо: "Может, все таки, не надо". Он ответил: "А вы попробуйте. Вам обязательно понравиться."

Он вскочил на кровать и встал на колени над ее огромными грудями. Да это были настоящие дыни, огромные, хотя уже не упругие как у ее дочки. Он слегка присел, и пока еще висящий член его коснулся бархатного материала бюстгальтера. Эльвира Аркадьевна молча наблюдала за ним. Он специально не прикасался к ней. Взял член в руки и сделал пару поступательных движений. Пенис сразу увеличился и выпрямился. Тогда он сел прямо Эльвире на грудь, для того чтобы почувствовать яйцами мягкую плоть ее форм. Член его стал еще больше, тогда он придвинулся поближе. Он наклонил его рукой, и головка ткнулась прямо в губки Эльвирочки. Она плотно сжала их и стала мотать головой, сопротивляясь. Тогда другой рукой он взял ее за горло и слегка сдавил его. Чтобы не задохнуться, она рефлекторно открыла рот и хотела что-то сказать, но он как раз в этот момент всунул головку ей между губ. Она широко открыла глаза, и замычала что-то. Руки ее были прижаты под его коленями, и она ничего не могла сделать. То как она пыталась вытолкнуть языком член, только еще сильнее возбуждало его! Он слегка привстал и стал ритмично вдвигать и выдвигать пенис ей в рот. Но этого было мало, так он не мог проникнуть глубоко. Тогда он сел Эльвире обратно на грудь, прямо на ее шикарный бюст, при этом, не давая ей выплюнуть член изо рта. Подсунул подушку Эльвире под голову, чтобы голова ее приподнялась, и двумя руками начал надевать рот Эльвиры Аркадьевны себе на хуй. Мечта его сбылась! Она сосала его, правда, пока не добровольно, а насильно, но это даже больше возбуждало его. Она перестала сопротивляться и расслабилась, он в ответ начал заталкивать хуй ей глубже в глотку. Она снова напряглась, сопротивляясь всем телом, выгнулась, пытаясь сбросить его с себя. Но он загонял член все глубже и глубже, иногда даже попадая в горло, тогда женщина кашляла, вызывая у него еще большую гамму ощущений. По глазам ее текли слезы! "Соси, соси, стерва! Соси, сука!" - уже почти кричал он. "Ты узнаешь, что такое мужик и для чего у него есть хрен! Этот хрен для тебя!" Напряжение его возросло до предела, и он начал кончать прямо ей в горло. Она поперхнулась сначала, пытаясь не пустить в себя горячий поток, но потом поняла, что скорее захлебнется, и что лучше проглотить все это. А он все двигался и двигался, уже рукой выжимая оставшиеся струи Эльвире в рот. Наконец он остановился и вытащил пенис у нее изо рта! Она тут же разразилась рыданьями. "Зачем ты это сделал! Это было отвратительно! Я ненавижу тебя!" Грудь ее сотрясалась в такт всхлипам! Он сходил на кухню и принес ей воды. Она взяла стакан и выпила его весь. "Скоро ты также легко будешь глотать мое семя" - сказал он. "Ты также сделал и с моей дочерью?" "Нет, она сама вытащила хуй у меня из штанов на первом свидании" "Не может этого быть! Моя Анечка!" "Она была твоей Анечкой, когда была девственницей. Как только она приняла мое семя - она принадлежит мне. Как, впрочем, и ты теперь.". "Развяжи меня!". "Я освобожу Вас, Эльвира Аркадьевна, только если дадите мне слово, что добровольно отсосете у меня" Эльвира молча замотала головой. Он улыбнулся, времени у него было предостаточно! "У Вас такая пышная грудь, Эльвира Аркадьевна, она тоже любит поиграть с членом?" Говоря это, он достал из брюк перочинный ножик, открыл его и быстрым движением разрезал тонкую полоску ткани соединяющую чашечки бюстгальтера. Ткань была сильно натянута, и поэтому только от одного прикосновения хорошо заточенного ножа, лопнула с хлопком. И тут он впервые увидел ее груди, стянутые до этого, они расплылись в одно мгновение и от этого стали казаться еще больше. Большие коричневые соски были тоже мягкими, они не стояли как у его Анюты, к которой стоило только подойти сзади и обнять, как она сразу возбуждалась. Эльвира Аркадьевна была сильно шокирована произошедшим, и ей было не до любовных утех. Он протянул руку и положил на правую грудь, Эльвира вздрогнула, всхлипнув. "Не бойтесь", - сказал он. Второй рукой он взял другую грудь и сдвинул их вместе. Они сошлись вместе легко, расплющившись друг о друга. Да, такого с аккуратненькими грудками Анюты не сделаешь! Он опять сел сверху на Эльвиру, только чуть ниже, таким образом, что член его поместился между этими огромными розовыми холмами. Он снова сдвинул груди вместе и зажал между ними, вялый еще после предыдущего семяизвержения, пенис. "С Аней у тебя бы так не получилось?", - спросила у него Эльвира Аркадьевна. Он молча помотал головой. Он то отпускал, то вновь сжимал эти огромные шары, пальцами пощипывая кончики сосков. Такой массаж явно приходился по вкусу его члену. Он снова начал расти в размерах, головка наливалась кровью. Эльвира наблюдала за этим процессом с опаской и в то же время с каким-то похотливым любопытством. Он вдруг почувствовал, как затвердел под его пальцами левый сосочек, потом принял упругость правый. "Ага, Вам нравиться, Эльвира Аркадьевна, как я ебу ваши дойки!?". "Фу, что за слова ты употребляешь, зачем ты так груб со мной, однако мне действительно нравиться то, что ты сейчас делаешь" - пробормотала Эльвирочка. И действительно, она слегка покраснела, дыхание ее слегка участилось, губки приоткрылись и стал виден ряд беленьких маленьких зубок. Она закрыла глаза и начала легонько постанывать, как будто он засовывал ей член во влагалище, а не между грудей. Аппарат его тем временем, вырос до максимальных размеров, занимал теперь все тесное пространство между буферами Эльвирочки, и уже двигался взад-вперед сжимаемый прекрасной женской плотью. Эльвира Аркадьевна тоже подмахивала легкими движениями, так что ему казалось, что член его и в самом деле находится внутри чего-то горячего и живого. Смазка выделившаяся из кончика головки, смазала кожу женщины и ствол двигался теперь без всяких препятствий, скользя по слегка вспотевшей коже. Он чувствовал нарастающее жжение во всем теле, и также постанывал от удовольствия. Это взаимноудовлетворяющее движение мужчины и женщины продолжалось еще совсем немного, и, наконец, мощнейшее чувство оргазма охватило все его тело и он кончил, сотрясаясь всем телом. Потоки спермы хлынули на тело Эльвиры, как тогда в бане, но теперь это не надо было сдерживать, и он расслабился полностью, и стал, на какое-то время, придатком своего органа, потеряв разум и буквально рыча от наслаждения. Когда нормально восприятие мира вернулось к нему, он увидел что вся шея и плечи Эльвиры Аркадьевны покрыты его спермой. "Попробуйте ее теперь спокойно, не торопясь". "Но она такая мерзкая на вид" "Ничего подобного" - произнес он, и, наклонившись, прикоснулся губами к жидкости и, набрав немного в рот, потянулся и поцеловал Эльвиру Аркадьевну в приоткрытый ротик. Языки их встретились, и он передал ей рот в рот свое еще теплое семя. Она слегка дернулась, но поцелуй его был крепок, и у женщины не осталось другой возможности, как почувствовать во рту его вкус. "Принести водички?", - оторвавшись, наконец, спросил он. Она помотала головой, облизнув губы. Тогда он лег рядом с ней на кровать, слегка утомленный. Но он знал, что это ненадолго. Одна только мысль о том, что он сейчас с Эльвирой рядом, возбуждала его, не говоря уже о тех вещах, которые он позволял себе с ней делать. Он поднял руку и начал поглаживать шею, грудь и плечи Эльвиры Аркадьевны, размазывая сперму у нее по телу. "Осталось еще несколько фантазий, которые я бы хотел с Вами осуществить, дорогая моя", - произнес он задумчиво, перенеся часть спермы к Эльвире на трусики, и измазал их сначала сверху, около резиночки, а потом просунул руку ниже и накрыл промежность женщины. Под натянутой тканью он почувствовал горячее "дыхание" трепещущей плоти. Жидкость с его руки быстро впиталась, и на темно-бардовой ткани появилось еще более темное, как бы кровавое пятно. Он и она были расслаблены, и дыхание их было спокойно и размеренно. В спальне стояла тишина, какое-то волшебное затишье. Но Эльвира Аркадьевна догадывалась, а он точно знал, что это было затишье перед бурей...

(продолжение следует)27.10.2000 - 01.12.2000

Третий - не лишний

Категория: Фантазии

Автор: River

Название: Третий - не лишний

Возвращаясь с работы, уставшая, с слегка стершейся помадой на губах, я открываю дверь квартиры и мои стройные ноги в босоножках на высоких каблуках, переступая порог, утопают в мягком ковре.

На мне легкое шелковое облегающее платье, под которым кроме нежной кожи нет ничего, слишком жарко, чтобы носить нижнее белье.

"Устала?" - спрашиваешь ты и снимаешь с моего плеча сумку.

"Жарко" - отвечаю я и протягиваю тебе ножку.

"Может душ?" - придерживая рукой мои лодыжки, ты снимаешь босоножки

"Было бы хорошо" - закрывая мечтательно глаза, я целую твои волосы.

Предвкушая получение наслаждения от прохладной воды, я не замечаю, как твои руки и губы медленно скользят вверх по ногам, и только когда шелк поднялся до бедер, а твои губы коснулись лобка, пробежавшая дрожь заставляет меня очнуться.

"Нас будет трое" - говоришь ты, поднимаешь меня на руки и несешь в ванную: "Ты, я и вода".

Не снимая с меня платье, ты включаешь душ, и вместе с ручейками воды проводишь ладонями по груди. Шелк быстро впитывает воду и сливается с телом. Похоже, что моя кожа покрылась тонким слоем пленки, сжавшим талию, бедра, обнажившим соски и лобок.

Десятки ручейков, как десятки пальцев стараются охватить каждый участок моего тела, но им мешают твои руки и губы, жадно впившиеся в грудь.

"Хочешь, мы проникнем в твою щелку?" - и, не дождавшись ответа, ты пальцем нащупываешь уже набухший бугорок.

Я хочу коснуться твоего тела, но ты одной рукой за моей спиной сжимаешь мне запястья, а другой петляешь по бутону: раскрываешь и сжимаешь губы, надавливаешь и отпускаешь клитор, вталкиваешь и высовываешь палец во влагалище - сегодня ведешь ты.

"Я больше не могу, я хочу тебя" - доведенная до исступления я пытаюсь освободить свои руки.

"А ее ты хочешь, мы имеем тебя вдвоем" - ты знаешь ответ, ты - это жесткость, она - это нежность, ты заставляешь гореть, вода охлаждает.

Вы вошли в меня оба, заставляя стонать и выгибать спину, испытывать тепло и холод.

Крик. Я открываю покрытые пеленой глаза. Мой скользкий палец вместе с соками покидает колодец. Вода, не переставая, льется из душа. Как прекрасно, что природа дала возможность мастурбировать, заполняя голову безумными фантазиями...

С закрытыми глазами

Категория: Фантазии

Автор: River

Название: С закрытыми глазами

Порок.

Быть может, я слишком порочна, но до сих пор меня преследует непреодолимое желание испытать страсть и насилие. Всем своим существом я часто ощущаю силу мужских рук, пощечину, холод побеленной стены, от которого пробегает приятная дрожь, боль тела от поцелуев, вкус теплой и сладкой крови на губах и звук рвущегося платья или падающих пуговиц.

Затем возникает желание удовлетворения. Толчок::и тепло окутывает все тело. Место боли занимает блаженство. Это конец.

Чувства насыщения и спокойствия заполняют душу. Теперь я дышу ровно и спокойно. Я получила то, что хотела.

Но это только мечта или даже сон, а может быть навязчивая идея.

Ночь мечты!

Ты возьмешь меня силой, грубо и нагло. Ты не дашь мне кричать, а будешь бить и бить, жалить и резать самую нежную плоть, какую только могла создать мать-природа. А когда я устану сопротивляться, наслаждаясь теплом твоего семени, ты нежно окунешь мое тело в мягкую постель. Снимешь то, что мешало ощущать запахи наших тел. Коснешься груди, лобка. Осыплешь дождем поцелуев. И когда мое дыхание станет ровным, а пелена услады начнет сходить с моих глаз, ты рукой найдешь колодец, который еще хранит твою дерзость, мощь и превосходство надо мной.

Движение за движением, чаще и резче, и уже твои пальцы заставляют дрожать мое тело. Стон переходит в крик. Ощущение вечности. А когда мои бедра покорно опустятся, не в состоянии сделать еще один рывок, ты покинешь мой тайник.

Нежный поцелуй. Я открываю глаза, понимая, что пришел мой черед. Мой язык и губы медленно скользнут вниз по твоей коже, и я продолжу игру, начатую тобой.

Ты окунешь руки в мои волосы, и я ощущу гладкую плоть, которая коснется моего неба, скорость, с которой будут наполняться кровью твои вены. Твои бедра будут раскачиваться в такт углубления сильного оружия. А насытившись этой лаской, ты начнешь то, ради чего были созданы мужчина и женщина.

И, ЭТО, будет единение человека и бога, человека и природы, человека и животного, человека и человека.

За эту ночь я отдала бы всю свою жизнь.

И пусть пройдет много лет, но настанет тот момент, когда я забуду обо всех законах общества и хотя бы на одну ночь отдамся ТЕБЕ, получая то самое единение, о котором мечтала долгие годы.

Девушка из Ирама

Категория: Фантазии

Автор: Михаил Лапшин

Название: Девушка из Ирама

I

После того как город Ирам Зат Ал-Имад был проклят Аллахом за гордыню великого царя Шаддада, он обратился в самый чудесный мираж в южной Аравии. Только могущественные волхвы и чародеи могли увидеть его великолепные дворцы, благоухающие сады и прекрасные фонтаны, переливающиеся всеми цветами радуги семи небес Рая. Отныне огненные джинны бдительно охраняли город Ирам от взоров простого смертного.

* * *

Принцесса Шаме, оплакивая свою вечную юность, медленно гуляла среди огромных дерев проклятого города.

Однажды она приблизилась к священному бассейну, где мерцала волшебная аметистовая вода, и, сложив на груди легкие руки, взмолилась Аллаху:

- О всемогущий, смилуйся надо мной, ибо не могу я более жить! Сделай меня смертной и дай отведать запретный плод любви! Пускай Азраил возьмет потом мою грешную душу и унесет ее в Ахирман к страшному Иблису!

Как только юная Шаме произнесла эти роковые слова, вспыхнули ярче тысячи солнц золотые дворцы Ирама Зат Ал-Имада и по древам благоухающих садов пронесся ледяной ветер. И раздался низкий голос, от которого задрожала земля:

- Ты получишь это, юная дочь гордого царя Шаддада, но жизнь твоя будет острей, чем мост Ал-Сират, и кончина твоя будет скорой. Тебя ожидает путешествие в далекие снежные земли, где власть охраняющих тебя джиннов будет бессильной. Прощай, и возьми в поводыри моего верного Ангела Хадира в облике преданного пса.

* * *

Когда юная принцесса Шаме пришла в себя, то увидела возле своих ног худую серую собаку с магическим рубиновым ожерельем на шее, один поворот которого мог исполнить многие её желания. В аметистовой воде бассейна, перед которым стояла Шаме, появился её отец Шаддад в облике гранатового древа.

- Не уходи, не оставляй меня, дочь моя! - произнесло заколдованное древо печальным голосом.

Прозрачная слеза принцессы упала в аметистовую воду священного бассейна.

- Прости меня, отец, но я уже приняла решение, - прошептала Шаме.

По водной глади бассейна пошли сверкающие круги. Гранатовое древо вздохнуло и медленно растворилось в аметистовых водах.

II

Начало февраля выдалось холодным. По дороге домой он постоянно падал, поскольку был сильно пьян. Это был юноша двадцати пяти лет. Несмотря на свой возраст, он был законченным алкоголиком. Родственники, друзья и знакомые давно махнули на него рукой. Ему очищали кровь в нарколечебницах, кодировали, вшивали эспераль и т.п. Благодаря неплохому здоровью и молодости он ещё не отдал Богу душу, хотя много раз был близок к этому.

И вот теперь, в эту студёную ночь, он шёл домой. Идти ему оставалось совсем немного, однако доберётся ли он до своего жилища?

Он выругался и, потеряв равновесие, в очередной раз грохнулся на землю. Всё поплыло у него перед глазами. "Вот и всё..." - подумал он и лишился чувств.

Девушка сказочной красоты подошла к нему. Она мягко коснулась кончиками своих пальцев его век. Лежащий юноша содрогнулся, словно от сильного электрического разряда.

Он открыл глаза, потёр ушибленный затылок и посмотрел по сторонам. Он забыл абсолютно всё, что с ним произошло до этого. Хмель выветрился из его головы, словно по мановению волшебной палочки. Возле него стояла юная красавица с изумрудными, чуть раскосыми глазами. Рядом находился большой серый пёс с рубиновым ожерельем на шее. Как он смог разглядеть в темноте такие детали? Возможно, это был свет близстоящего фонаря. Возможно, но всё же маловероятно.

Как только юная принцесса Шаме увидела глаза ошарашенного парня, который всё ещё сидел на снегу, она подала ему руку и помогла встать на ноги. Она уже прочла в глазах этого человека свою судьбу, - это был он, её избранник, её возлюбленный!

- Господи, ты кто?! - изумлённо спросил он.

- Та, кто разделит с тобой свою участь, - улыбнулась принцесса.

- Послушай, если ты галлюцинация, то убирайся к ... матери! - пробубнил парень.

- Я, - произнесла девушка, - дочь царя Шаддада. А это мой Ангел- хранитель Хадир. - Она указала в сторону собаки.

- Вскоре я должна отпустить его к великому Аллаху.

- Подожди, подожди, девочка... Дочь царя? Ангел хранитель... как там его... да хрен бы с ним! Ты сама-то часом не из дурдома сбежала?

- Я принцесса, меня называют Шаме. Прежде, чем Ангел Хадир отправится к своему Повелителю, я готова доказать тебе сказанное мною... Достаточно повернуть это ожерелье на шее Хадира, и любое твоё желание тотчас исполнится. Повелевай, мой любимый...

- Хорошо, - язвительно сказал юноша, - пускай твой Ха... Хадир предоставит мне, ну... предположим... алмазную карету, запряжённую арабскими жеребцами.

Удивительная девушка грациозно наклонилась к серой собаке и повернула рубиновое ожерелье на её шее.

Юноша вскрикнул и отшатнулся. Перед ним появилась ослепительная карета. Три вороных коня били копытами льдистую землю...

- К сожалению, это последняя просьба к моему Ангелу.

Девушка поклонилась псу в знак благодарности.

- Лети к своему всемогущему Повелителю, добрый Хадир...

Пёс растворился в ночной тьме.

- Карета, как видишь, алмазная, - произнесла Шаме, - садись и приказывай, куда мы с тобой отправимся.

Шокированный юноша, зажмурив глаза, вошёл в карету и, подав руку принцессе, пробормотал:

- Домой, куда же ещё?

Чёрные жеребцы понеслись вперёд, из-под копыт вырывались букеты алых искр...

Когда юноша и девушка вышли из кареты, драгоценный экипаж растаял у них на глазах.

- Это твой подъезд? - улыбнулась изумрудными глазами дочь Ирама.

- Угу, - выдавил из себя молодой человек.

- Пойдём, я живу на девятом этаже... хотя, нет, погоди, если всё это не бред и не плод моей алкогольной фантазии, нам не помешало бы купить вина. Тут полно всяких комков, где продают спиртное и прочую гадость. Но, видишь ли, дорогая Шаме, я на мели. Это означает, что у меня в кармане ни гроша.

Принцесса понимающе кивнула и сняла с шеи золотое украшение.

- Это подарок Йеменского халифа, священная Иштар.

- Ладно, ладно, давай его сюда. У меня есть дружок - барыга. Продешевим, конечно, но на ящик водяры мы его раскрутим. Чёрт, жалко, что сейчас все ювелирки закрыты, а вмазать так хочется!

III

Пока барыга, пузатый детина, разглядывал сквозь лупу украшение, лицо его покрылось потом, мышцы лица нервно подёргивались.

- Ну и сколько ты хочешь за эту подделку? - спросил он юношу.

- Знаешь, Толян, не хочешь - не бери. Мы с моей бабой, - он кивнул в сторону принцессы, - в другом месте спихнём. Сечёшь? Если ты считаешь эту штуковину фуфлом, мы утречком сходим в ювелирный, а там нам на пару шампани да на ящичек водяры отстегнут.

- Погодь, погодь... сколько ты просишь за эту вещицу?

Толян хитро прищурил свои масляные глаза.

- Ты меня слышал, - отрезал парень и посмотрел на девушку, которая покорно стояла в сторонке.

Толян ухмыльнулся и, раздевая глазами юную спутницу своего приятеля, проговорил хриплым голосом:

- У меня тут четверо братков тормознулись, отличные мужики, двое только что откинулись с зоны, по мелочи, конечно, а так люди они правильные. Давай-ка, мужик, к тебе на хату завалимся? Твой товар я беру, бухло прямо сейчас захватим.

- Эй, ребята! - крикнул он.

В соседней комнате четверо мужчин смотрели телевизор.

- Тут ко мне дружбан пришёл с тёлочкой, давайте прогуляемся до него, травку возьмём, колёсики, винт, ну и выпивку, конечно.

- Вот это дело! Надо проветриться, это точно! - послышалось из-за двери.

Минуту спустя четверо мужчин, остолбенев, разглядывали юную Шаме. Парень стоял в нерешительности, не зная, что ему делать.

IV

В тесной квартире парня пятеро мужчин чувствовали себя вполне вольготно. В воздухе стоял пряный запах анаши. Колян и Санёк, достав приготовленный раствор винта, угрюмо осматривали свои вены. Другие пытались завязать разговор с Шаме.

- Девушка, а вот вы... кто такая будете нашему сосунку? ... Меня, на- пример, Петром зовут, ... - мужчина наклонился к Шаме, обдав её острым звериным запахом. Девушка потупила глаза.

- Я принцесса, дочь царя Шаддада...

- Ух ты, бля... Во как загнула, - загоготал Петро, разглядывая её изумрудные глаза, - впервые такую ласточку вижу.

- Эй, - обратился Петька к юноше, - пускай твоя чувиха шубку скинет, жарко туточки.

Юноша уже выпил два стакана водки и мало чего соображал.

- Делай, что тебе народ говорит, - приказал он девушке, - там, в ванной, халат моей матушки, переоденься, ты ведь не на вокзале!

- Как тебе будет угодно, любимый.

Принцесса поклонилась юноше и направилась в ванную комнату.

- Вот так дела! Как она его величает! Приплыть можно, - Петро ухмыльнулся.

- Отпадная баба, - отозвался Сеня, скидывая с себя рубаху, - сейчас мы её в халатике надыбим.

- Напоим их обоих, - зашептались братаны, - лепонексику в шампанское и в водочку по три колёсика. Минут через двадцать их здорово накроет... Хотя, гляди-ка, кобельку-то нашему и без того хорошо.

Юноша уже ничего не видел и не слышал. Он уснул в кресле, положив голову на стол.

- Откуда он такую сучечку откопал? - поинтересовался Серёга.

- Да у неё, наверное, шизуха, - отозвался Сашка, выпуская изо рта облачко дыма.

- Как, по вашему, она целка? - ощерился Борисыч.

Он прищёлкнул языком и подмигнул всей компании.

- Тише ты, умник, вон она из ванной вышла.

На принцессе был белый старенький халатик. Она грациозно подошла к мужчинам и, поклонившись им, кротко произнесла: - Приказывайте... Друзья моего возлюбленного - мои друзья.

- Вот это дело...- заревела братва, - сбрось-ка с себя это дерьмо, давай, давай, покажи себя!

- У меня под халатом ничего нет. Я буду обнажена. Мне очень стыдно.

- А мы тебя не спрашиваем, стыдно тебе или не стыдно, мы тебе приказываем! - ликовала братва.

- Давай для смелости накати-ка бокал шампанского...

Девушка вздохнула, шампанское мгновенно ударило ей в голову. Она покорно скинула халатик, и все присутствующие онемели, увидев её соблазнительные округлости, которым могла бы позавидовать богиня любви.

* * *

Какое-то время царила полная тишина. Затем Петро обхватил девушку за талию и прорычал:

- Эй, мужики... потушите люстру... вон там... возле койки ночник... врубите его... мне нужно видеть её тело.

- Колян! Давай присоединяйся, пускай эта тёлочка у тебя в ротик возьмёт.

Принцесса попробовала сопротивляться. Изловчившись, она царапнула Петра по лицу.

- Ах ты, сука! - взревел он и врезал ей по челюсти. Девушка пролетела через всю комнату и рухнула на узкую койку. Только ночник освещал всю эту дикость грязно-жёлтым светом.

- Давай, братва! Все её обработаем! - мычали возбуждённые ублюдки. Петька навалился всем своим мускулистым телом на хрупкую девушку. Он с силой раздвинул ей ноги и под улюлюканье присутствующих протаранил её девственную плеву. Его огромный член вошёл до упора. Петро захрипел: к его сожалению, оргазм наступил слишком быстро. Он выругался и вытащил свой окровавленный пенис из узенькой щёлки влагалища.

- Вот, бля! Сука подлая! А вы чего ржёте? - поглядел он на мужиков. - Я пять лет на зоне баб не видел.

Принцесса лежала с широко открытыми глазами. Казалось, она ничего не чувствовала, ничего не понимала.

В это время Колян схватил её за волосы и приподнял.

- В пасть бери, блядёшка, в пасть... А ты, Санёк, сзади ей засади. Попочка-то у неё какая!

На какие-то минуты девушка очнулась от шока и вскрикнула:

- Что вы делаете? Не надо... Умоляю!

- Ничего, ничего, цыпа!- промычал Колян. - Бери в рот, а то я сейчас кончу...

Шаме зажмурила глаза и повиновалась. Сашка тем временем раздвинул ей ягодицы и стал проникать в неё всё глубже и глубже. Девушка почувствовала резкую боль в анусе, вскрикнула и инстинктивно сжала зубами пульсирующий член Коляна. Тот неистово заорал и изо всех сил дважды саданул пудовым кулаком в переносицу девушки. Раздался хруст, и из обеих ноздрей хлынула кровь.

- Эй, Борисыч! - крикнул Колян мастурбирующему другу, - там магнитофон на столике возле окна, вруби чего-нибудь, а то соседи услышат. Борисыч щёлкнул клавишей портативного магнитофона, и по комнате разлилась приторная электронная музыка.

Пятеро взбесившихся самцов продолжали издеваться над беспомощной Шаме. Всё её тело было залито спермой и кровью.

- Грозные джинны Ирама! - шептали разбитые губы принцессы. - Спасите свою дочь!

Но огненные джинны Ирама были не в силах помочь несчастной. Голоса насильников превратились в монотонный гул. Мышцы её расслабились. Принцесса погрузилась в чёрную яму сна: подмешанное в шампанское мощное снотворное подействовало.

* * *

Парень очнулся, приподнял чугунную голову и увидел жуткую сцену: пятеро нелюдей сгрудились над его койкой, на которой лежала полумёртвая девушка. Кто она такая? Что тут происходит? Он никак не мог прийти в себя. Через мгновение сердце его сжалось и в голове словно разорвалась граната: он всё вспомнил и всё понял.

- Остановитесь! - завопил он, сжимая виски дрожащими руками.

И тут же в его горло впилась гитарная струна.

- Давай, Сенька! Гаси этого придурка! - послышался голос Толяна.

Юноша издал короткий предсмертный крик. Из разорванных сонных артерий брызнула кровь...

В стену громко стучали возмущенные соседи. На часах было 4.30 утра.

V

После того как соседи позвонили в милицию, прошло десять минут. Два милицейских УАЗика прибыли на место происшествия. На часах было пять утра. Преступникам не удалось уйти с места преступления. Они даже не оказали сопротивления милиции. Через пять минут приехала скорая помощь. Двое санитаров вытащили на лестничную площадку носилки, на которых лежало накрытое простынёй тело хозяина квартиры. Врач приводил в чувство изувеченную девушку. Лицо её напоминало гипсовую маску.

- Что там у нас, доктор? - осведомился старлей.

- У нас... - врач щёлкнул пальцами перед лицом девушки. - Во-первых, убийство. Во-вторых, девушка, по-видимому, изнасилована, причём зверски. Видите, всё тело в кровоподтёках и ранах. Сейчас у неё шоковое состояние. Будьте любезны, кордиамин, - обратился он к медсестре.

- Давайте перенесем её отсюда... Здесь всё в крови! -

Доктор стал приподнимать с кровати Шаме. Но произошло непредвиденное: девушка неожиданно выскользнула из рук доктора, оставив в его руках одеяло, которым была прикрыта, и бросилась в открытую дверь. Шокированные видом обнажённой девушки, милиционеры не смогли остановить её. Они застыли на месте, как истуканы. Принцесса кинулась к окну между девятым и восьмым этажом. Она рванула на себя створку окна, которое легко открылась.

На лестничную площадку ворвался зимний студёный воздух. Принцесса запрыгнула на подоконник и крикнула бегущему к ней врачу:

- Не приближайтесь! Слышите? Не приближайтесь!

Чёрные волосы дочери царя Шаддада развевались от ветра. Изумрудные глаза её смотрели в небо.

- Всем оставаться на месте... - неуверенным голосом произнёс молодой врач.

Милиционеры пожали плечами и остались стоять на своих местах.

- Он погиб... Мой любимый... это всё из-за меня... О, Аллах, смилуйся надо мной! О, Хадир, мой верный Хадир, явись! Прилети ко мне!

Люди, столпившиеся на лестничной площадке, растерянно переглядывались. Кто-то тихо сказал:

- Скорее... вызывайте психбригаду!

* * *

Над великолепными дворцами города Ирама Зат Ал-Имада пронёсся ледяной ветер. Снежная буря обрушилась на благоухающие сады города. Дивные фонтаны и бассейны покрылись льдом. И прекрасный город-мираж исчез в ослепительном снежном вихре.

* * *

Ангел Хадир летел к своей госпоже, принцессе Шаме, летел над бескрайними аравийскими пустынями, над мутными водоёмами, над великими мёртвыми морями. Его рубиновое ожерелье переливалось всеми семью цветами радуги Аллаха. Преданный Хадир понимал, что он уже ничем не сможет помочь девушке из Ирама. Но он всё-таки летел навстречу своей госпоже. Всё ближе, ближе.

* * *

Стены девятиэтажки задрожали. В людей, стоящих на лестничной площадке, ударила мощная воздушная струя. Их удивлённые глаза были прикованы к огромной серой собаке, которая, казалось, возникла из воздуха. В пасти у пса горело рубиновое ожерелье.

По щекам юной принцессы потекли слёзы. Она протянула руки навстречу преданному ангелу и воскликнула:

- О, Хадир! Милый Хадир! Дай мне ожерелье!

Пёс напряг мышцы и уже приготовился броситься на помощь девушке. Но в эту самую минуту один из напуганных стражей порядка инстинктивно выхватил из кобуры пистолет. Раздались выстрелы: милиционер разрядил в серого ангела всю обойму. Пёс опрокинулся набок, успев, однако, бросить магическое ожерелье девушке.

Бросок раненого ангела оказался слишком слабым, и тяжёлое украшение не долетело до протянутых рук принцессы, упав на бетонные ступени.

Лицо Шаме помертвело. Она поглядела на умирающего Хадира и глухо произнесла:

- Я Шаме, дочь царя Шаддада, проклятая навеки, и нет мне пощады!

Она слегка наклонила голову, сложила ладони, потом выпрямилась и бросилась в синий оконный проём...

P.S. Весть об этой невероятной истории пронеслась по всему городу. Многие горожане были потрясены случившимся. Многие отнеслись к этому скептически.

Прошло время,

сошли снега,

солнце согрело землю.

Возле того места,

где погибла принцесса,

выросло юное

гранатовое древо.

Внимание, любое использование данного произведения в любой форме без уведомления автора запрещено

Принцесса с острова Лофофора

Категория: Фантазии

Автор: Михаил Лапшин

Название: Принцесса с острова Лофофора

Эту сказку я посвящаю очень красивой девушке, Сусанне. У нее большие агатовые глаза.М.Л.</p>

Трехпалубное пассажирское судно с экзотическим названием "Прозерпина", плавно покачиваясь на волнах, шло по Волге курсом из Астрахани в Москву.

Вечерний туман опустился на реку. Капитан лайнера, проверив навигационные приборы, щелкнул тумблером и отдал приказ экипажу сбавить ход судна и включить бортовые огни.

Дверь капитанской рубки неожиданно открылась, и в нее, пошатываясь, ввалился боцман.

- Привет, старина! - бесцеремонно бросил он. - Я вот решил поболтать с тобой о жизни нашей грешной. - Боцман хрипло рассмеялся.

- Мы еще с тобой поговорим, - отрезал капитан. - Это, во-первых. Во-вторых, как ты смеешь шляться по судну в таком виде! И, в-третьих, немедленно выйди вон! Не то я сам вышвырну тебя. - Капитан отвернулся от боцмана, явно давая понять, что разговор окончен.

- Слу-ша-юсь, - пропел боцман, прожигая глазами капитанскую спину.

Он, как краб, выбрался из рубки, сплюнул и, вглядываясь в мокрую пелену, процедил:

- За шестерку меня держит, падла. Поговорим? Ну конечно, поговорим: всему свое время.

* * *

В салоне для отдыха находилось двое: представительного вида мужчина, возрастом за сорок, и молодой человек, которому можно было дать лет двадцать пять. Мешки под глазами, бледное лицо говорили о том, что парень серьезно болен.

Мужчина внимательно посмотрел на молодого человека и мягко обратился к нему:

- Простите за бестактность, но вам, кажется, не совсем хорошо. Быть может, я могу вам чем-либо помочь? Видите ли, я врач.

По характеру врач был человеком достаточно замкнутым. Он сам удивился своим словам, они вырвались как-то спонтанно.

Что же касается юноши, он легко, без колебаний ответил на вопрос незнакомца. В его голосе прозвучал сарказм:

- Вот как! Врач? Чем же вы можете мне помочь? Перед вами сидит законченный наркоман. Перед вами сидит покойник.

Юноша отвернул лицо от доктора.

- Тремор рук, нездоровый цвет лица - все говорит о том, что вы правы. Я бы даже сказал, что у вас все признаки полинаркомании. Но не стоит отчаиваться, не стоит говорить о себе такие фатальные слова, - ответил доктор.

Юноша прикрыл ладонью глаза и произнес следующее:

- Я не думаю, что вы или кто-либо другой сможет мне помочь. Возможно потому, что я сам этого не хочу. Однако чувствую я себя действительно ужасно. Запас морфия истекает с каждым днем. Навряд ли его хватит до конца нашего путешествия.

В словах юноши чувствовалась безнадежность.

- Первое, что я посоветовал бы вам, это сойти в крупном порту и обратиться в больницу. Но ведь вы так не поступите? - спросил врач.

Юноша отрицательно покачал головой:

- Нет, нет. Это судьба, понимаете, моя судьба.

Доктор пожал плечами.

- Морфина, к сожалению, у меня нет. Единственное, что я могу вам предложить в этом случае, это пару таблеток амитала, которые хотя бы немного снимут абстинентный синдром.

Доктор протянул юноше таблетки. Молодой человек поблагодарил своего нового знакомого и, не раздумывая, отправил таблетки в рот.

- Господи, ведь они горькие, - воскликнул врач. - Вы бы хоть запили чем.

- Не стоит, - отозвался юноша, глотая их. - Я, знаете, никогда ничего не запиваю. И потом, вовсе они не горькие - горька жизнь. Нет, нет, она даже страшна, ужасна! - добавил он.

- Чезаре Павезе сказал, - отозвался врач, - что жизнь не легка и не тяжела: она просто оригинальна.

- Ну и идиот же этот ваш Павезе. Жизнь ужасна и изобретательна в своих ужасах.

Оба пассажира закурили. Таблетки, казалось, начали оказывать на молодого человека свое действие. После некоторой паузы юноша неожиданно спросил:

- Скажите, доктор, вам приходилось в жизни сталкиваться с чем-то иррациональным, непонятным, потусторонним?

- Ну как вам сказать? Область трансцендентального и оккультного всегда привлекала мое внимание, я даже побывал в некоторых странах Востока, но, к сожалению, не увидел там ничего сверхъестественного и таинственного. Может быть, вам посчастливилось более моего, и загадочный мир приоткрыл вам свою невидимую завесу. Сделайте одолжение, расскажите, что довелось видеть вам. И потом, мне кажется, какая-то тяжесть лежит у вас на душе, хотя, может быть, это и не так?

- А вы молодец, - сказал юноша. - Ваша проницательность мне симпатична. Жаль, что вы не священнослужитель.

- К сожаленью, нет, - улыбнулся врач, - но я готов всем сердцем выслушать вас.

- Тогда вам придется выслушать мой рассказ, - ответил юноша. - Скажите, вы слышали что-нибудь об острове Лофофора?

Доктор отрицательно покачал головой.

ЧАСТЬ I

Два года назад я с отцом жил на острове Аклонд (Багамского архипелага). В этом нет ничего необычного. Мой отец родом из Аргентины, я тоже родился там. Моя мать была русской. После ее смерти мы с отцом отправились на острова. Я прилично владел двумя языками: португальским и английским.

Что делал на Аклонде мой отец, меня мало интересовало: у него вечно были какие-то дела, связанные с его фирмой. Мы жили в двухэтажном коттедже, жизнь моя была похожа на какой-то хаотический сон. Меня повсюду терзала необъяснимая тоска - этот извечный экзистенциальный стержень, который я ощущал еще с детства. Ничем не интересующийся, подавленный и замкнутый, я прожил на острове полтора месяца, и тоска моя превратилась в нечто изнуряющее и фатальное. Я не находил себе места. И вот в одно солнечное утро, ни в чем не отдавая себе отчета, я взял прогулочный катер и отчалил от берега в голубую пучину моря. Если бы меня спросили тогда, куда я собираюсь плыть, вряд ли бы я мог что-либо ответить.

Я дал полный ход мотору и отдал свою судьбу в руки атлантической стихии. Мой катер с ревом разрезал лазурные волны, а я был счастлив и не думал ни о каких последствиях. Неожиданно я вспомнил, что забыл дома компас. Если бы я знал, как он мне пригодится! Я летел на своем катере вперед, в неизвестность.

Вскоре здравый смысл начал возвращаться ко мне, потому как катер основательно сбавил ход: видимо кончалось горючее. Я взглянул на часы: они показывали без трех минут два. Я мысленно вычислил, что плыл по океану около трех часов. Куда я заплыл и каким образом вернусь обратно?

Вдруг я заметил вдалеке полоску земли. Горючего как раз хватило, чтобы добраться до берега, и я бросил якорь. Очутился я на незнакомом мне берегу и тут же почувствовал себя беззащитным ребенком. "Почему я не захватил с собой оружие?" - пронеслось у меня в голове. Вокруг меня сгрудились угрюмые скалы, которые смотрели на меня враждебно и настороженно. Их почти отвесные склоны были испещрены какими-то непонятными знаками. Я даже не успел испугаться, когда мне на плечо легко, как крыло чайки, легла рука. Я резко обернулся и увидел перед собой девушку.

Она была невысокого роста, округлые линии бедер подчеркивали узкую талию. У нее были стройные, едва полноватые ноги, покрытые мягким загаром. На узком лице, обрамленном каштановыми волосами, выделялись огромные агатовые глаза; яркие, красиво очерченные губы придавали особенный эффект лицу незнакомки. Она была одета в короткую узкую юбку и тонкую белую майку. На вид ей было лет девятнадцать-двадцать. Я был весьма удивлен, что встретил в этих странных местах такую интересную девушку.

Прочитав на моем лице смятение, она улыбнулась и первая заговорила со мной на английском языке. Ее голос звучал завораживающе спокойно.

И я, почувствовав облегченье, начал отвечать на ее вопросы. Мы говорили о разных пустяках, припомнить которые я уже не в силах, но мы как-то сразу нашли общий язык, и это сблизило нас. Мы шли вглубь острова; она, сжав мою руку своими тоненькими пальцами, сказала мне, что нисколько не удивлена моему появлению на острове.

- Видишь? - указала она мне на почти отвесную скалу. - Это скала жизни. Я часто бываю на ее вершине: все время жду, всматриваюсь в море.

- Ждешь кого?.. - удивленно осведомился я, все еще находясь в каком-то трансе.

- Не знаю, - девушка наклонила голову, потом она вновь посмотрела на меня. Глаза ее улыбались.

- Теперь ты здесь... Ты со мной...

Через мгновение она была уже в моих объятьях, а ее губы приблизились к моим. Крепко сжимая ее узкую талию, я целовал ее шею, плечи, мои руки скользнули вниз и сжали ее бедра.

Хотя в те мгновения все расплывалось у меня перед глазами, я отметил одну особенность: во время наших ласк глаза девушки не были прикрыты, они нежно и пристально смотрели на меня. Неожиданно я вздрогнул, почувствовав у себя за спиной чей-то взгляд. Я ослабил объятья и повернул голову. То, что я увидел, сразу отрезвило меня, и дрожь прошла по всему моему телу.

Шагах в двадцати от нас сидел старик-туземец в набедренной повязке, держа наперевес винтовку. У него было заостренное лицо, как бы высеченное из камня, а бронзовая кожа в морщинах была покрыта какими-то язвами.

Девушка, увидев мое смущение, махнула старику рукой и крикнула:

- Все в порядке! Этот молодой человек - мой друг, а значит, и твой.

Потом она улыбнулась мне:

- Не бойся его, это мой телохранитель, он живет со мной на острове вот уже больше года и доставляет мне с материка все необходимое.

Я проводил взглядом человекообразное существо и, повернувшись к девушке, сказал:

- Я счастлив встретить тебя здесь; однако, кто ты, откуда? Назови мне хотя бы свое имя. Что касается меня самого, то я попал сюда случайно, просто уплыл на своем катере с острова Аклонд, где оставил отца. И теперь я встретил тебя. Наверное, это случайность.

- Нет, - ответила девушка. - Остров, на котором мы находимся, называется Лофофора. Довольно странное название... Ты можешь ничего не рассказывать о себе. Возможно, я знаю тебя лучше, чем ты сам.

- Допустим. Но я совершенно не знаю тебя.

Девушка начала рассказывать о себе. Голос ее слегка дрожал:

- Мой отец - крупный бостонский промышленник черного бизнеса, у нас по всей Америке были свои загородные виллы. Отец всегда ходил по лезвию ножа, получая или отправляя свой товар в тот или иной уголок земного шара. Помню, когда мне было шестнадцать лет, я увлеклась секоналом и попала в наркологическую лечебницу. Из всех моих слуг я обязана жизнью Тину - туземцу, которого ты видел. Несколько раз он вынимал меня из петли. До такого душевного состояния я тогда дошла. Да и у Тина дела были плохи: у него стали проявляться симптомы серьезного кожного заболевания.

И тогда мой отец решил убить сразу двух зайцев: меня навечно запрятать в психиатрическую клинику, а Тина сослать в лепрозорий. Как видишь, перспектива нам не улыбалась. Не помню в точности, как все произошло в дальнейшем, а произошло все очень быстро: мы с Тином покинули дом отца, где ночью из домашнего сейфа Тин украл довольно солидную сумму денег. Через некоторое время мы были уже во Флориде. В Форт-Пирс мы купили катер и добрались до острова Лофофора. Это Тин все заранее рассчитал, так как ему уже приходилось жить на этом острове.

Здесь нас никто не найдет, остров безлюден: одни скалы да пещеры. Правда, моему отцу и не больно хотелось нас разыскивать. И все же над островом одно время кружились какие-то вертолеты, но никто из людей не осмелился ступить на землю, наверное, благодаря древним духам, которые охраняют его. Так сказал Тин.

Девушка подняла голову и улыбнулась: в кровавом свете заката блеснули ее ровные белые зубы.

- Послушай, ты все время пытаешься мистифицировать или запугать меня, - сказал я, взяв ее за руку. - Что это за духи, эти знаки на скалах, и откуда ты знала, что я окажусь здесь?

Лицо девушки сделалось серьезным.

- Духам острова Лофофора нужен хозяин, - значительно сказала она. - От него должен родиться мальчик, который будет хранителем острова и повелителем каменных душ, которых ты видишь перед собой.

Я огляделся по сторонам, но кроме угрюмых скал ничего не заметил.

- Да, да, этих каменных изваяний, - говорила девушка, и голос ее эхом отдавался от скал и замирал в глубинах острова.

- Что за дьявольщина? Уж не хочешь ли ты сказать, что я и есть тот счастливый избранник, который обязан вступить в некий мистический союз для того, чтобы...

Я не выдержал и рассмеялся. Однако какое-то темное предчувствие сжало мое сердце. Девушка отвернулась от меня, плечи ее начали тихонько вздрагивать. Я шагнул к ней и обнял ее.

- Ну-ну, послушай, ты мне очень нравишься, но то, о чем ты говоришь...

Девушка резко обернулась. По щекам ее текли слезы.

- Ты можешь уехать, но я так долго ждала тебя, и ты просто не представляешь, как я тебя люблю. И потом, ты только что подумал, что я сумасшедшая. Это не так.

- Ну хорошо, хорошо, - пробормотал я, - но ведь ты меня даже не знаешь.

Девушка молча смотрела на меня. Чтобы заполнить неловкую паузу, я спросил:

- Скажи мне, наконец, правду: кто тебе рассказал эти бредовые сказки? Тин?

Девушка в ответ кивнула головой.

- Только поверь, - вымолвила она, - это далеко не бред.

В моей голове метались мятежные мысли: "укради ее, увези ее отсюда". Внезапно я почувствовал резкую боль в голове и пошатнулся.

- Дорогой, пойдем скорее, тебе плохо, - расслышал я испуганный голос моей новой знакомой; взяв меня за руку, она повела меня в огромную пещеру. Когда мы вошли в нее, там пахло травами, дымом, было прохладно. Огромный костер горел в ее центре, туземец на длинном вертеле поджаривал рыбу; заметив нас, он передал девушке вертел и вынырнул, как темный паук, из пещеры.

Пока девушка готовила рыбу, я с интересом разглядывал лоно пещеры: повсюду лежали шкуры животных. Я вытянулся на шкуре антилопы и стал представлять, какой переполох на Аклонде вызвало мое исчезновение.

Моя очаровательная спутница поднесла к моим губам серебряный кубок. Я сделал несколько глотков и тотчас почувствовал, как благородный мягкий огонь разливается по моему телу.

Мы перекусили жареной рыбой. Потом я отпил еще немного прохладного ароматного зелья. Язык у меня стал заплетаться, я хотел за все отблагодарить девушку, но из моих губ вылетело всего лишь два слова:

- Скажи, милая...

Девушка оживилась:

- Ты назвал меня "милая", пожалуйста, называй меня так и впредь, другого имени мне не надо, другое имя умерло год назад.

Я откинулся на шкуру и осторожно привлек девушку к себе. Наши губы вновь соединились.

- Ответь, - робко спросил я, - у тебя были мужчины?

Моя принцесса покрылась румянцем.

- Нет, - сказала она.

Потом она улыбнулась, и, немного отстранившись от меня, прошептала:

- Но разве ты не приехал сюда, ко мне? Потерпи немного. Когда на небе вспыхнут звезды, я твоя. Теперь ты должен отдохнуть.

Она дотронулась пальцами до моих век, и возбуждение тотчас покинуло меня. Через некоторое время я погрузился в легкий сон. Во сне меня преследовал дразнящий сладковатый аромат. Я видел какие-то знакомые перепуганные лица, кровавые зигзаги и линии, которые сливались в каббалистические знаки. Очнулся я оттого, что огненное дыхание костра лизнуло мне щеку. Я быстро поднялся и с удивлением взглянул на свою прекрасную островитянку. Она что-то бросала в горящий костер, вся пещера наполнилась одуряющим ароматом; огонь вспыхивал то фиолетовым, то пурпурным, то алым пламенем.

Я вздрогнул, когда в пещере гулко пронеслись слова очаровательной принцессы:

- Ты проснулся, милый... Смотри, уже почти ночь!

На небе сверкали крупные звезды.

- Иди за мной! - властно сказала девушка, протягивая мне руку.

(Мои дальнейшие действия были продиктованы полубредовым состоянием; я словно бы перенесся на несколько веков назад).

Мы вышли из пещеры, и она подвела меня к округлой каменной чаше, в которой темнела вода и дрожали звезды. Девушка бросила туда пучок какой-то бурой травы, и вода тотчас же вспенилась.

- Сделай омовение, мой повелитель! Эта вода придаст тебе силы и очистит от земных ядов.

Я снял джинсы и рубашку и, ежась, окунулся в прохладную шипучую воду купальни. Тем временем девушка упала на колени и стала что-то быстро шептать, обращая свое лицо к звездам. Затем она встала и, грациозно покачивая атласными в лунном свете бедрами, шагнула ко мне в купальню. Вода еще более вспенилась и заискрилась. Я рассмеялся и привлек ее к себе. Она тоже смеялась. Нами обоими овладел какой-то сладострастный дурман, и мы были как пьяные.

- Тише, дорогая, тише, - я взял ее на руки и вынес из купальни.

Когда мы вошли в пещеру, все озарилось желто-красными переливами костра. Я положил девушку на шкуру антилопы и сам опустился рядом.

Наши тела почти соединились, как вдруг девушка вскрикнула. Я отпрянул в сторону и, ничего не понимая, поглядел на нее.

- Смотри, смотри, он обжег мне грудь!

- Да кто? - ничего не понимая, вымолвил я.

- Твой крест, сними его.

Я осторожно снял с себя свой нательный православный крест и положил его чуть поодаль от наших тел. Девушка крепко прижалась ко мне, и нас закружил бешеный смерч любви. Я весь растворился в ее прекрасном теле. Нас уносили молочные волны океана - волны, которые становились все выше и выше; в ушах стоял гул; огромное пульсирующее солнце внезапно вспыхнуло, окрасив пену волн в багрово-алый цвет.

Когда я открыл глаза и приподнялся на локтях, девушка поднесла мне чашку горячего кофе.

- Выпей, - сказала она, - это придаст тебе бодрости.

Я сделал глоток, и опять мое сердце тревожно забилось.

- Послушай, милая, в данный момент у меня нет человека ближе, чем ты. Однако, меня ищут. Понимаешь, отец, наверное, считает, что я погиб. Послушай, у меня есть к тебе серьезное предложение. Давай вместе уедем с этого острова, ради Бога, если я хоть что-нибудь значу в твоей жизни. Я хочу по-христиански предложить тебе руку и сердце и всю свою жизнь. Отвечай: ты согласна покинуть остров?

Глаза принцессы расширились от страха.

- Нет, нет, я не могу уехать с тобой. Духи Лофофоры не оставят нас, и потом тут, на этом острове должен родиться наш сын, и он родится, я это уже твердо знаю.

- Как же: хранитель, жрец, хватит! - грубо оборвал я ее. - Наш сын может родиться где угодно, но если ты боишься своих языческих идолов и эту обезьяну Тина, значит, ты недостаточно любишь меня!

Девушка хотела что-то сказать, но я с силой сдавил ее хрупкие плечи и добавил то единственное, что у меня осталось в запасе:

- Пойми, я люблю тебя и не хочу тебя терять. Я даю тебе еще одну ночь на раздумие, а затем я отправлюсь на Аклонд, скажу своему отцу, что у меня есть невеста, а вечером, на закате солнца, увезу тебя отсюда.

Агатовые глаза принцессы были в слезах, и даже сейчас, в этот момент, я подумал об этих глазах: ее глаза жили своей собственной таинственной жизнью. Девушка обреченно посмотрела на меня и, как будто прощаясь со мной, прошептала:

- Я все обдумаю, у меня ведь в запасе есть целая ночь, и... ты будешь со мной. Обними, люби меня, ведь я так долго ждала тебя.

Я мягко положил ее на шкуру и стал медленно, едва касаясь, целовать ее губы, языком коснулся ее упругих сосков. Она порывисто дышала, из груди ее вырвался стон, когда я вошел в нее.

Мы долго растягивали наши ласки. Бедра ее ритмично двигались, и снова лунный свет горел на них...

Затем глаза наши затянула легкая дрема. Когда я начал приходить в себя, то машинально провел по своей груди рукой. Тут только я заметил, что креста на моей шее не было. Я стал припоминать все детали нашей первой брачной ночи. И вспомнил, что я снял с себя крестик, положил его возле нас, на шкуре. Тщетно было искать его в этой огромной пещере. Свою возлюбленную я не догадался спросить: к чему он ей?

Быстро прошел пасмурный день и настала ночь, и эта ночь была поистине ужасна. Море волновалось, завывал ветер. Мы с девушкой укрылись в пещере. Я нежно обнял ее за талию и привлек к себе.

- Нет, милый, нет, сегодня не надо ласк, - в голосе у нее были слезы, а в глазах - такая безнадежность, что я даже боялся в них заглянуть.

Девушка поднялась, наполнила из кувшина два серебряных сосуда и заставила меня выпить уже знакомый мне пьянящий бальзам.

- А теперь постарайся заснуть... Ни о чем не думай.

После нескольких глотков я опустился по ступеням сновидений в небытие. Разбудил меня ночью оглушительный резкий крик; я мигом скинул с себя оцепенение и наклонился над своей любимой. Она бредила, металась, ее волосы налипли на лицо. Затем она изогнулась дугой и хрипло выкрикнула слова: "Не он, слышите, не он!" Пена выступила на уголках ее губ...

После приступа тело девушки расслабилось, и она открыла глаза:

- Все пропало, они не отпускают меня с острова. Духи Лофофоры мстительны.

Она повернула свое изможденное лицо ко мне и стала нежно меня целовать.

- Не уезжай, любимый, там далеко тебя ожидает гибель. Они сказали мне это, и я молила их за тебя: лучше пусть я погибну, только не он. "С ним ничего не случится, - ответили мне они, - если он не соединит свою страсть и судьбу с другой женщиной. Но если это произойдет, наши чары убьют его, где бы он ни был и как бы ни поклонялся своему богу. Перед его гибелью ему будут даны три знамения."

Мое лицо после этих слов лишилось крови. Однако самообладание быстро вернулось ко мне.

- Ну нет, - хрипло сказал я. - Нет, милая, я всегда буду с тобой. Но сначала я вырву тебя с этого острова, слышишь! Сейчас мне нужно вернуться на Аклонд и успокоить своего отца. Вот возьми мои часы, к вечеру я возвращусь. Клянусь тебе, прежде чем большая стрелка остановится на семи часах, мы увидимся снова и уже навсегда.

Девушка молча смотрела на меня, а когда она заговорила, я едва мог расслышать ее слова:

- Что же, уезжай, милый. Тин уже заправил твой катер.

Я быстро отвернулся от нее и пошел к берегу моря. Потом я сел в катер и завел мотор. Я видел, как удаляется берег, как маленькая фигурка дорогой мне женщины становится все меньше и меньше.

Мой катер разрезал волны океана, и я снова пожалел, что у меня нет с собой компаса. Однако я продолжал путь в неизвестном мне направлении. И снова мне повезло: я расслышал монотонное урчание поискового вертолета. Хвала Всевышнему! Сердце мое радостно забилось.

Вертолет начал плавно снижаться, и вот уже из кабины была выброшена спасательная лестница. С трудом я забрался в кабину вертолета, где сидел мой отец с позеленевшим от гнева лицом.

- Где ты был, щенок? - процедил он сквозь зубы.

- Папа, я...

Тяжелый кулак врезался в мою переносицу, голова моя откинулась, из носа брызнула кровь.

Когда мы очутились на берегу, волнение вновь охватило меня. Я тенью ходил за разъяренным отцом и сбивчиво рассказывал, что со мной произошло.

- Ты за кого меня принимаешь? - рявкнул отец. - Нигде поблизости нет ничего похожего на описанный тобой остров.

Но я не отставал от отца.

- Папа, послушай, папа! Там, на острове Лофофора меня ждет девушка, и, если я не вернусь обратно к ней в назначенный срок, с ней может что-нибудь случиться.

- Да ты рехнулся, нам завтра улетать в Аргентину, а ты надумал крутить романы с островитянками.

- Это не роман, папа, - умолял я. - Это очень серьезно. Она ждет от меня ребенка, я люблю ее. Если мы не отправимся на поиски острова, где она меня ждет, я ночью вскрою себе вены.

- Ты чего мелешь, псих: ребенок, любимая. Где же, черт возьми, находится твой проклятый остров?

- Я не знаю, - выкрикнул я, - у меня не было с собой компаса. Но расстояние отсюда я покрыл в течение трех часов.

Я взглянул на солнце и содрогнулся: оно излучало зловеще-оранжевый свет, что предвещало скорое наступление вечернего времени.

- Нам к семи, нам надо к семи, - бормотал я.

- Эй, Антонио, ты хорошо знаешь эти места? - крикнул отец человеку, который копался у вертолета.

- Довольно хорошо, сэр.

- Тогда заводи свою машину, предстоит небольшая прогулка. Координат мы точно не знаем. Мальчишка плыл около трех часов, примерно, в юго-западном направлении. Он говорит, что там есть какой-то скалистый остров. Давай прозондируем океан: может, и вправду там есть что-то.

Вертолет, вздымая под собой бурый песок, взмыл над землей, и уже через несколько минут под нами был океан.

- Странно, - бормотал пилот, обращаясь к моему отцу, - никогда поблизости не видал скалистого острова.

Меня трясло, как в лихорадке. Хронометр на приборной доске показывал без пяти минут семь. "Попробуем немного развернуть на запад", - бубнил себе под нос пилот. Мой отец, откинувшись на сиденье, мирно дремал. Я тоже попробовал закрыть глаза, как вдруг из груди моей вырвался крик.

- Что, что с тобой? - повернул ко мне голову отец.

- Она, она стояла на скале жизни с растрепанными волосами. Отец, отец, я видел ее глаза: в них была смерть.

Прошло несколько минут.

- Смотри-ка, - оборвал наше молчание пилот, - действительно, скалистый остров! Иду на снижение.

- Нет, милая, нет, ты жива, жива, - шевелились мои пересохшие губы, как будто повторяли заклинание.

Еще издали я увидел вершину скалы жизни: она была пуста. Когда наш вертолет опустился на каменистую площадку острова, нас мрачной грядой обступили скалы. Я бросился прямо к подножию скалы жизни. Почему именно туда, я не отдавал себе отчета. Кругом выделялись острые камни, омываемые морем.

Отец и пилот еле поспевали за мной. Я остановился у подножия жуткой скалы и, разбивая в кровь кулаки, бил по камню, как по живому невозмутимому существу. Из горла у меня вырывались нечленораздельные звуки. Мой голос охрип.

Отец положил мне руку на плечо.

- Возьми себя в руки, ты же мужчина. Взгляни, это не она?

Девушка лежала неподалеку лицом вниз. Череп ее треснул, разбившись об острые камни. Розовые от крови волны накрывали и качали ее безжизненное тело, как бы успокаивая его. Не помню, как я подошел и осторожно перевернул ее. Лицо моей возлюбленной было неузнаваемо. На шее у нее поблескивал мой нательный крестик, а на тоненькой руке болтались мои часы. Стекло их лопнуло, стрелки остановились на пятнадцати минутах восьмого. Я вздрогнул, когда взглянул на ее чудом уцелевшие глаза: они были как живые. Те самые, которые молили меня там, на берегу, не уезжать.

- Милая моя, - прошептал я и, склонившись, нежно поцеловал их.

В этот момент раздался резкий хохот:

- Твоя? Нет, она не твоя! Она принадлежит великим духам острова. Они отомстят тебе за нее. Ты умрешь, собака, страшной смертью. А теперь вон из этих священных мест, - прорычал туземец, поднимая на нас винтовку.

Мы отступили на несколько шагов.

- Это ты сбросил ее со скалы? - дерзко спросил я.

Тин сплюнул, как будто перед ним было мерзкое насекомое, и глухо ответил:

- Нет, она сама. Она что-то долго высматривала оттуда, - он указал на вершину скалы, - потом как будто позвала кого-то по имени, встала и, качнувшись, потеряла равновесие.

* * *

Я очнулся в больничной палате. Передо мной сидел отец и задумчиво смотрел мне в лицо.

- Ну вот и все, дорогой. Твое здоровье идет на поправку. У тебя был сильный эмоциональный шок, ты пролежал без сознания более двух суток. Ну а теперь все позади. Завтра тебя выпишут из больницы, полетишь в Аргентину, а потом в Россию, к своей тетке.

- А ты, пап? - сказал я почти беззвучным голосом.

- А я?.. Со мной все в порядке. Это тебе надо забыть...

Что именно мне надо забыть, отец не сказал.

ЧАСТЬ II

"Прозерпине" попутного ветра

"Прозерпина" все так же плавно шла своим путем. Доктор, казалось, дремал. Лицо его было спокойно, глаза полузакрыты. Юноша, закончив рассказ, погрузился в свои тяжелые мысли. Некоторое время оба молчали.

Наконец доктор прервал гнетущую тишину, сказав следующее:

- Ваш рассказ меня крайне взволновал, хотя я и не увидел в нем ничего мистического. Скажите, все это действительно приключилось с вами?

- Да, - устало ответил юноша, - к чему мне сочинять все это?.. Что было потом? Потом я уехал из Аргентины. Погостил у своей тетки в Пензенской области, затем долгое время путешествовал по России. Где я только не побывал. Отец дал мне достаточно денег, чтобы я увидел эту часть Европы. Хотя я и должен был возвратиться обратно к отцу в Аргентину, никакая сила не заставила бы меня это сделать. Да и деньги мои к тому времени почти закончились. Все мое богатство на данный момент составляют несколько ампул морфия. Все деньги я истратил на вино и наркотики. И стоило мне увидеть какую-либо красивую девушку, как я тут же бежал: от нее ли, от себя ли - в другой город, оглушая себя большими дозами спиртного или наркотика. И вот теперь я здесь, на этом корабле, вместе с вами. Мой организм отравлен. Я устал и больше не хочу бороться за жизнь. У меня такое предчувствие, что это мое последнее путешествие.

- Простите, что же вас тревожит? Нехватка морфина? Денег? Или, быть может, вам встретилась женщина? - спросил доктор.

- Упаси меня Боже, - отмахнулся юноша. - Правда, с одной из женщин я действительно поддерживаю дружеские отношения. Она повар на этом судне. Мы с ней часто надираемся до умопомрачения. Она, как и я, алкоголичка; хотя я к тому же еще и наркоман. На это последнее кухарка смотрит с отвращением. Она относится ко мне как мать, и даже взялась меня перевоспитывать. "Лучше пей, милый, только не колись", - все время твердит мне она. Пьем мы обычно по ночам, когда на камбузе нет других поваров. К нам иногда присоединяется боцман. Правда, это происходит редко: он предпочитает заливать глаза в одиночку - угрюмая личность.

После некоторой паузы юноша встал и, сославшись на нездоровье, попрощался с доктором. Они пожали друг другу руки и, покинув салон для отдыха, разошлись по своим каютам.

В каюте юноша вынул из кармана одноразовый шприц, распечатал полиэтиленовую упаковку и достал из чемоданчика три ампулы морфина. Выбрав иглой из ампул живительный эликсир, он с горечью осмотрел свои вены, которых почти не осталось на руках. Затем он выругался и, задрав штанину, стал изучать левую ногу. Шприц дрожал в его руках. Наконец он осторожно вогнал иглу в тоненькую вену на голени. На лбу его выступил пот. Взяв контроль, он облегченно вздохнул и сделал инъекцию. Доза для него была мизерная, но все же он почувствовал некоторое облегчение. Затем он встал и отправился на камбуз. Дверь ему открыла огромного роста тучная женщина и, прищурив маленькие поросячьи глазки, пропустила его вовнутрь.

Надо отметить одну маленькую деталь: кухарка всегда находилась на камбузе, хотя у нее, как и у других членов экипажа, была своя каюта. Юноша окинул взглядом пузатые котлы, стоящие на широких плитах, и присел на кушетку.

- Выпить хочешь или так пришел, поболтать? - улыбнулась ему женщина.

Юноша покачал головой:

- Я только что принял маленькую дозу, так что от спиртного может случиться отрицательный эффект. Надо немного обождать.

- Боцман говорил мне, что ты разговаривал с каким-то интеллигентом.

- А что? - отрезал юноша. - Он чем-то ему не понравился?

- Знаешь, чего я тебе хочу сказать, - процедила женщина. - Будь ты подальше от этих чистоплюев. Не вздумай еще притащить его в нашу компанию.

- Он не пьет, - сказал юноша. - И потом, вряд ли ему будут по душе три деградировавших существа.

- Эка, прыщ какой. Да у нас, между прочим, самая веселая компания на судне, - осклабилась кухарка.

В это время дверь камбуза открылась.

- О, кого я вижу! - толстуха развела руками.

Перед ними собственной персоной стоял боцман. Он уже был под мухой. Он грузно сел на кушетку возле юноши и выругался.

- Ты чего нынче такой? - ощерилась кухарка.

- Да чтоб его... У, падаль! Опять мне грозил! - боцман грохнул пудовым кулаком по столу.

- Вызывает меня, понимаешь, этот пидер в капитанской форме и заявляет мне прямо в рыло: "Так, мол, и знай, алкаш, это твой последний рейс!" Вот сука! Чуть шею ему не свернул.

Боцман достал из кармана бутылку перцовки и, оглядев всю компанию, произнес:

- А я предлагаю, ребята, врезать за то, чтобы это для него рейс был последним.

Кухарка разлила по трем стаканам содержимое бутылки.

Юноша подавил в себе тошноту, в глазах его загорелось возбуждение: алкоголь быстро всасывался в кровь.

Тем временем кухарка открывала уже вторую бутылку. Лицо ее было покрыто красными пятнами.

- Значит, пьем, миленькие. Чего нам осталось еще в этой паскудной жизни?

Затем женщина обхватила юношу за плечи.

- Слушай, - обратилась она к нему, и жирные складки у нее под подбородком задергались от смеха. - По-моему, ты, как огня, боишься девок. Нельзя же быть таким монахом. Ну ответь мне, неужели за всю свою жизнь ты ни одной стервы так и не трахнул? Ну-ну, не серчай, лучше погладь мою грудь, - задышала она ему в лицо.

Юноша внезапно вздрогнул, и глаза его сделались настороженными.

- Вы чувствуете запах? - обратился он к своим собутыльникам.

- Да что с тобой, рехнулся что ли? - выпучила глаза кухарка.

Юноша ее уже не слышал, он выскочил на палубу.

- Ну и придурок, - расхохоталась кухарка. Волосатая рука боцмана поползла ей под юбку.

- Дверь, дверь на щеколду закрой, - укладывая на кушетку свои жирные телеса, томно прошептала женщина.

Тем временем юноша бегал по палубе и нервно вдыхал в себя воздух. Он чуть не вскрикнул, столкнувшись с вышедшим из своей каюты подышать свежим воздухом доктором.

- Что с вами стряслось? - осведомился доктор.

- Вы чувствуете этот сладковатый аромат?

Доктор втянул в себя воздух.

- Да, кажется, пахнет какими-то духами и довольно сильно.

- Это ее, ее аромат, принцессы, - схватил доктора за руку юноша. - Я его помню, его ни с чем невозможно спутать. Это они, демоны Лофофоры, хотят задушить меня. Но я ничего, ничего не сделал против их воли. Клянусь, у меня не было и нет никакой женщины.

Резкий сладковатый аромат тем временем сгустился до такой степени, что стало трудно дышать.

- Интересно, - задумчиво сказал врач, - только ли мы вдвоем чувствуем его? Он напоминает мне запах чуть-чуть разложившегося трупа.

- Господи, спаси и сохрани меня, - воскликнул юноша. - Это и есть первое знамение демонов.

Доктор подхватил теряющего сознание молодого человека и отнес его в свою каюту, затем достал шприц и сделал ему внутримышечную инъекцию.

- Это не поможет, - прошептал юноша.

- Нет, поможет, - спокойно отозвался врач. - Вы должны хорошо выспаться, я ввел вам солидную дозу снотворного.

Когда юноша пробудился от тяжелого сна, он был весь в липком поту. Окинув каюту мутным блуждающим взглядом, он тихо позвал доктора.

Повернувшись к юноше, тот развел руками:

- Молодой человек, что с вами? Вы весь дрожите! Вам снились кошмары?

- Да, мне снилось что-то жуткое. Из всего сна я помню только один яркий отрывок. Мне снилось, как будто я находился на камбузе у кухарки. Она резала длинным острым ножом красное сырое мясо. Руки у нее были в клейкой крови. И вот она приближается ко мне и говорит: "Если ты меня не поцелуешь, мой мальчик (из ее рта парило зловоние), то тебе придется проглотить вот это сырое мясо". Я хочу оттолкнуть ее руками, но с ужасом замечаю, что они у меня связаны, и я, задыхаясь, начинаю глотать огромные куски сырого мяса, которые она силой впихивает мне в рот. Я пытаюсь кричать, но мясо застревает у меня в горле, и я слышу только свой собственный хрип. Потом я вдруг осознаю, что мои ноги свободны, и из последних сил ударяю кухарку ногой в живот. Она падает на горящую плиту, и огромный котел с бурлящим варевом опрокидывается на нее. От ее дикого крика я просыпаюсь.

- Знаете что, мой друг, - мягко сказал врач, - у вас нервы совсем на пределе. Скоро мы будем в Волгограде, и я бы очень хотел, чтобы вы подлечились там в клинике, а заодно отвыкли от алкоголя, а главное, морфина.

- Скажите, доктор, - обиженно отозвался юноша, - вы и впрямь считаете меня душевнобольным? Но вы ведь и сами не можете отрицать, что чувствовали тот таинственный запах; более того, я уверен, что его чувствовали все пассажиры "Прозерпины".

Чтобы скрыть свое смущение, доктор отвернулся от юноши. Действительно, мистический запах несколько часов витал над лайнером. Врач скрыл тот факт, что одной даме сделалось до того дурно, что он долго приводил ее в чувство.

* * *

В десять двадцать утра судно остановилось в волгоградском порту. Большая часть пассажиров до вечернего отплытия покинула теплоход. На небе сгущались тучи. Какая-то тяжелая давящая сила нависла над судном. Оно тем временем спокойно покачивалось на волнах.

В шесть часов вечера все пассажиры были в своих каютах; по судовому радио объявили, что корабль продолжает свой рейс: "Отдыхайте, дамы и господа!"

Наступила ночь. И вот в каюту юноши, постучавшись, вплыла кухарка. В руке она держала бутылку водки.

- Грустишь, поэт! Что-то ты давно не заходил ко мне на кухню. Вот я и решила порадовать тебя волгоградской водочкой. Знаешь, - сказала она, разливая по стаканам спиртное, - с нашим боцманом творится что-то неладное, - она выпила и утерлась рукой. - Представляешь, - продолжала она, понизив голос, - приваливает он сегодня ко мне: глаза навыкате, весь в щетине, и руки ходуном ходят. "Дай, - говорит, - опохмелиться, а не то я от страха с ума сойду." Я ему налила, конечно. Так вот, боцман мне и рассказывает: "Решил я, понимаешь, побриться на сон грядущий. Встал перед зеркалом в своей каюте, намылил харю и только бритву к лицу подношу, как вдруг из зеркала две желтые руки. Одна впилась мне в глотку, а другая уж направляет к горлу мою руку, в которой бритва зажата. Ну я, конечно, заорал. Руки-то как испарились, а я со всего маха по зеркалу кулаком. Оно, понятно, вдребезги".

- Кстати, его долго расспрашивал твой дружок-врач, потом отвел меня в сторону и говорит мне на ухо: за ним, мол, глаз да глаз нужен. Вполне вероятно, что у нашего боцмана все признаки белой горячки, что пока, мол, его срочно в изолятор поместить нужно. Есть у нас такой. Вот такие наши дела. А ты чего не пьешь? Пей, я сейчас еще принесу.

Через час кухарка и юноша были в стельку. Женщина грузно покачивалась на табурете из стороны в сторону и плакала. Плач ее напоминал вой волчицы. Юноша обалдевшими глазами смотрел в иллюминатор. Над Волгой повисла громадная кровавая луна.

- Куда ты все смотришь? - всхлипнула женщина. - Ты лучше на меня посмотри. Да что ты такой робкий? Обними же меня. Ведь нас только двое осталось... Мы, может, созданы друг для друга.

Пронзительные человеческие вопли заставили юношу и кухарку вскочить со своих мест.

- Крысы, крысы! - раздавались отовсюду человеческие голоса. Юноша с кухаркой выскочили на палубу и чуть не растянулись на месте: палуба под ними была живая. Полчища серых тварей неслись по ней с отвратительным писком. Люди выскакивали из своих кают, так как крысы были и там. С криками пассажиры метались взад и вперед. Крысы были повсюду: в трюме, в каютах и даже в капитанской рубке.

- Откуда они взялись, черт их возьми! - кричал капитан, стряхивая с себя гнусных тварей.

Люди падали и кричали от ужаса и укусов. Юноша потерял кухарку из виду; он вскрикнул, когда крыса величиной с котенка, сомкнув челюсти, повисла на его руке.

По палубе, спотыкаясь, бежала молодая женщина и истошно кричала:

- Позовите доктора, моего ребенка укусила крыса!

В этот момент раздался хриплый голос капитана:

- Спокойствие! Сохраняйте спокойствие! Всем матросам корабля приготовить брандспойты! Водяной струей по крысам!

Луна ярко освещала происходящее на корабле. Из семи мощных брандспойтов ударила вода. Матросы старались сильным напором воды сбросить отвратительных противников за борт. Но так как твари оккупировали весь корабль, изрядно досталось и пассажирам. Приходилось обрушивать удары воды на каждый метр судна. Мощные струи сбивали с ног людей, захлебывающихся в ужасе. Потом, как по сигналу, к брандспойтам присоединились огнетушители. Все палубы покрылись белой пеной и водой, в которой барахтались люди и опасные млекопитающие. Апофеозом катастрофы стала точно сработавшая корабельная пожарная система, и сирена присоединила свой мощный душераздирающий вой к крикам перепуганных насмерть людей.

Неизвестно, сколько времени продолжался бы еще этот кошмар, но крысы стали явно сдавать свои позиции. Они сотнями прыгали с борта кипящего ужасом лайнера. Все кончилось так же внезапно, как и началось. На палубах слышались всхлипывание и ругань разбредавшихся по своим каютам полуживых пассажиров.

- Вот оно, второе знамение демонов Лофофоры, - пробормотал юноша, сжимая в руке бурого зверька. Животное издало предсмертный визг, из его лопнувшего живота поползли внутренности. Молодой человек ослабил пальцы и с омерзением швырнул на палубу дохлую крысу.

Утро было пасмурным. Люди, как призраки, ходили по палубам. Другие сидели в своих каютах. Все пассажиры судна желали только одного: побыстрее покинуть этот проклятый Богом лайнер. Боцман в это время находился в изоляторе. Связанный, он лежал на кушетке и испуганно шевелил губами.

"Прозерпине" оставалась еще одна ночь пути, прежде чем боцмана поместят в ближайшую психиатрическую лечебницу.

Доктор склонился над больным, его мучили сомнения. Что это: paranoia или delirium tremens? Успокаивало то, что боцман не проявлял признаков агрессивности.

Быстро опускались сумерки, и все живое попряталось по своим каютам.

Юноша спускался на камбуз к поварихе. Он шел, пошатываясь, с остекленевшими глазами.

- Вы погубили, довели меня. За что? - бормотал он. - Я даже не поцеловал ни одной женщины. А теперь... Да будьте вы прокляты, твари! Убейте, сожрите меня - теперь я уже ничего не боюсь.

Он открыл незапертую дверь камбуза, где на кушетке, раскинув ноги, валялась пьяная кухарка. Огненное вожделение нахлынуло на юношу, и, помимо своей воли, он стал нервно расстегивать лифчик, обнажая огромные груди кухарки. Он встрепенулся, когда тяжелая рука обхватила его шею. Все произошло быстро. Он скинул с себя одежду и, как в бреду, задрал ее платье, оголив невероятно жирные ляжки. И тогда весь его организм наполнился бушующей черной энергией. Он со звериной силой рванул на себя треснувшие по швам трусы женщины и всем телом навалился, утонув в чем-то огромном и дрожащем. Он стал яростно овладевать кухаркой. Ее поросячьи глазки закатились, и она судорожно прижала его к себе. Когда звериное удовольствие достигло апогея, он инстинктивно взглянул в ее глаза, но, вместо узеньких плотоядных щелочек, он увидел огромные агатовые глаза принцессы с острова Лофофора.

Это было третьим знамением мстительных духов.

Тогда юноша с воплем сцепил свои руки на жирной шее кухарки.

- Я убью тебя, свинья! - рычал он. - Ты хотела получить меня и мою жизнь, но и ты сама умрешь, толстая мразь!

- Ах ты, щенок! - взвыла женщина и легко сбросила его с себя. Он ударился головой о плиту и на какое-то время потерял сознание. Придя в себя, он заметил в руках у разъяренной женщины длинный блестящий нож.

- Убей! Убей меня, жирная сука, и знай, что я всю жизнь любил только одну женщину.

Он резко вскочил на ноги и попробовал рукой отбить у кухарки нож. Но та перехватила его руку своей левой рукой, а правой изо всех сил полоснула ножом по его сонной артерии.

В людей, появившихся в этот миг на пороге камбуза, ударил фонтан алой крови.

- Все кончено, - сказал доктор, мигом оценив кровавую ситуацию. - Скорее поместите ее в изолятор. Снимите с боцмана вязки и зафиксируйте эту даму: она более опасна!

Кухарку толкнули в изолятор и положили на койку, где только что лежал боцман. Ее крепко связали по рукам и ногам. Женщина хрипела, материлась и плакала.

Боцман сидел рядом с ней и, хихикая как ребенок, показывал на нее пальцем. Потом он встал и медленно вышел из изолятора. Никто в суматохе не обратил на это внимания.

* * *

Капитан почувствовал, что на корабле снова произошло что-то серьезное.

- Сходи, посмотри, что там внизу, - бросил он сквозь зубы своему помощнику.

Тот быстро выскользнул из рубки, не заметив притаившейся горбатой тени боцмана, который, выждав некоторое время, бесшумно вполз в капитанскую рубку.

Боцман стоял за спиной ничего не подозревавшего капитана, глаза его горели безумием, а в руке он сжимал тяжелый пожарный топорик.

- Простись со своей жизнью, червяк! - расслышал капитан за своими плечами голос боцмана. Он резко обернулся, но было поздно: безумец с треском погрузил лезвие топора в череп капитана. Последний даже не успел вскрикнуть и, обливаясь кровью, как подкошенный, рухнул к ногам боцмана.

- Машинное отделение! - рявкнул боцман. - Дать полный ход!

Матросы, работавшие в машинном отделении, ничего не сообразив, так и сделали.

Толчок свалил многих пассажиров с ног. Лайнер на полном ходу вошел в опустившийся на реку непроглядный мокрый туман.

Пассажиры "Прозерпины" остолбенели, когда вместе с веселой музыкой вырвался из всех громкоговорителей хриплый голос боцмана.

- Леди и джентльмены! Прошу вас сохранять полное спокойствие, - на фоне бодрящей музыки голос безумца звучал особенно жутко.

Это говорю вам я, мертвый капитан! Слушайте последнюю команду мертвеца! Наш ковчег идет прямо в горло дьявола!

После короткой паузы боцман дико расхохотался:

- Если среди вас, господа, имеются женщины и дети, пусть они немедленно покинут наше судно. Пожелаем им счастливого плавания.

На палубе послышались крики. Радист, бледный и взволнованный, трясущейся рукой посылал в ночную бездну сигналы "SOS".

Внимание, любое использование данного произведения в любой форме без уведомления автора запрещено

Русалка

Категория: Фантазии

Автор: А. Лапшов

Название: Русалка

- Не провожайте, не надо. Я человек взрослый, сам все найду.

- Да, да, буду осторожен, далеко не заплыву, про "не зная броду..." в курсе, и не заблужусь, тут негде.

Отмахиваясь от советов друзей, которые под властью вечерней неги и обильного дачного ужина, решительно отклонили предложение пойти искупаться, я вышел на крыльцо. Всюду царствовал вечер, было тепло, но не жарко. Близкий закат вел за руку ночь. Слегка пахло пылью, недавно прошедшим по дороге стадом, тонко примешивался к этому запах воды с озера и сосен от недалекого леса. Мир состоял из добра, покоя и вечернего неба.

Босые ноги весело шлепали по гулкой тропинке, змеившейся среди ивняка. После крутого спуска она неожиданно изогнулась и вывела меня к озеру. Озеро было таким же спокойным, большим и прекрасным, как небо над ним. Солнце уже почти задевало за кроны деревьев, которые обрели на фоне прозрачного неба графически точные очертания. Слабый туман, поднимавшийся от воды, скрывал очертания противоположного берега и приглушал звуки.

Я огляделся и никого не заметил, наверное, время для купания здешних жителей закончилось. Редкие камыши любовались на свое отражение. Кочки, торчащие вдоль берега, поросли космами пронзительно зеленой осоки и напоминали головы кикимор. Близкий илистый берег был утыкан глубокими следами от копыт и купаться здесь не хотелось, но, за то, чуть поодаль, желтела полоска песка, очевидно, игравшая роль местного пляжа.

Ноги приятно утонули в тепле неожиданно чистого песка, он напомнил, что отпуск только начался и впереди - вечность. Раздевшись, я уже почти направился к воде, как вдруг почувствовал, что не один. Резко посмотрев в сторону, я увидел девушку, сидевшую, как на скамейке, на невысоком песчаном откосе у самой воды. Как я ее не заметил у меня в голове не укладывалось, более того, я мог поклясться, чем и на чем угодно, что минуту назад ее вообще здесь не было! Девушка молча смотрела в мою сторону, но, как- то сквозь меня, видимо, думая о чем-то своем. Первая мысль, пришедшая в голову, была о том, какое милое у нее лицо, и только немного погодя я понял, что это слово, совсем не то, милым может быть и забавное лицо, и просто физиономия приятного тебе человека. Девушка была не просто миловидна она была - прекрасна! Это была не внешность современных красавиц - продукта усилий визажистов, косметологов и прочих жрецов дорогих салонов. Она заставляла вспомнить сказочных Аленушек, или Василис Прекрасных, всех знакомых персонажей книжек, измазанных манной кашей детства. Тот женский идеал, который отпечатан в подсознании любого мужчины, который он ищет в любой женщине и ни в одной не может найти.

У нее были длинные распущенные по плечам русые волосы, изящные тонкие руки. Правильные черты бледного лица украшали большие зеленые глаза. Она сидела, вытянув скрещенные ноги в серебристых туфельках. Сверху ноги прикрывало очень тонкое и легкое, в цвет глаз, платье зеленоватого оттенка. Покрой его был неопределенным и напоминал греческий хитон, что усиливало впечатление от совершенной красоты девушки. Полупрозрачная ткань свободно струилась, не скрывая, а только подчеркивая формы ее тела, и я мог бы поспорить на что угодно, что кроме этого платья на ней ничего не было. Она казалась одетой и обнаженной одновременно, платье обтекало ее совершенные груди, устремлялось складками между ними, влажно облегало соски и выпуклый девичий живот. Молчать дальше, глупо глазея на нее, становилось не прилично.

-Здравствуйте, прекрасный вечер сегодня!

Она наклонила голову и слегка улыбнувшись, ответила также:

- Здравствуйте.

Голос ее был тих и мелодичен, как журчание воды в ручье.

Пока я думал над тем, как продолжить диалог, она заговорила сама:

- На этом озере любой вечер прекрасен, потому, что оно очень древнее. Люди замечают ход времени только на тех вещах, которые быстро старятся, на том, что они сделали сами. А вода не стареет, она вечно молода. Люди это чувствуют, поэтому и приходят к воде отдыхать.

- А вы здесь отдыхаете? У вас здесь дача в деревне?

Она немного задумалась а потом сказала:

- Нет, я здесь живу.

А вот это было вообще удивительно, ну не доярка же она в местном колхозе, с такими речами и такой внешностью. Учительница, и то, мало вероятно.

- А чем вы занимаетесь?

Я задал вопрос имея в виду ее работу, но она видимо не правильно меня поняла и ответила:

- Жду жениха.

Это мне не понравилось, значит, с минуты на минуту сюда должен придти какой-то парень, которому мое присутствие здесь может показаться лишним, кроме того, девушка начинала мне нравиться все больше. Хотя, у такой девушки не могло не быть жениха.

Пока эти мысли промелькнули у меня в голове, девушка заговорила снова:

- Моя бабушка говорит, что сейчас трудно найти себе мужчину, потому, что те из них, кто молод и силен, либо совсем не умеют думать, либо занимаются только этим. Любить - это думать о любимом, кто не умеет думать, способен только размножаться, но не любить. А у тех, кто много думает, способность к любви убивает привычка все анализировать. Любовь - это немного безумие, если пытаться ее понять, она погибает. Бабушка очень мудрая, она помнит древние капища на этих берегах и волхвов, которые говорили, что вечно молодая вода озер, хранит и вечную любовь - спутницу молодости.

Мысль мне понравилась, разговор становился все интереснее.

- А ваша бабушка случайно не колдунья?

При этих словах девушка поежилась, как будто я сказал что-то не приятное.

- Нет, колдуньи знают слишком мало, их знания, это только кусочки целого, которое им не узнать никогда. Бабушка ведает почти все. Она говорит, если мужчина, способный любить, выпьет озерную воду из ладоней понравившейся ему девушки, он познает и вечную любовь, и вечную молодость.

Она на секунду замолчала, глядя на озеро, а потом неожиданно предложила:

- Не хотите попробовать, способны вы полюбить или нет?

Из рук такой девушки я бы напился воды из козьего копытца, а не то, что из озера, потому, я согласился не раздумывая. Она встала и медленно, будто боясь оступиться, или ,словно, она не привыкла ходить по неровной почве, подошла к озеру и зашла в него, не снимая своих серебристых туфелек. Наверное, слишком много удивительного произошло за последние полчаса, и я почему-то привык, перестал удивляться и речам о бабушке которая помнит волхвов, и странной манере заходить в воду прямо в обуви. Туман, еле заметный вначале, стал плотнее, обступил нас зыбкой стеной и оставил для нас пятачок пляжа, замкнутое пространство, до которого сжались размеры мира. Стало совсем тихо.

Она изящно наклонилась, сложила ладони лодочкой и погрузила их в воду. Мне показалось, при этом она что-то сказала, но возможно это просто журчала вода наполняя ладони. Ее лицо отражалось в воде, волосы, свесившиеся с головы, тянулись к волосам, стремившимся навстречу к ним из воды. Она выпрямилась, и осторожно держа ладони на весу, пошла ко мне. Она шла обнаженной! Ее хитон куда-то пропал и я опять не удивился, ее красота, молочно-лунный свет, идущий от ее тела, от ее глаз, не оставляли места мелочно-глупому удивлению. Округлость ее грудей, с коричневато-розовыми сосками, над сложенными чашей ладонями, была идеальной. Грудь женщины - ее нежность, которую она дарит мужчине, была открыта мне беззащитно и доверчиво. Вечные соперники женского тела - талия и бедра светились гладкой кожей и были единым совершенством. Живот, созданный для ласк и поцелуев, не давал отвести глаз, а то запретное для мужских взоров место, в самом его низу, было украшено прядью волос - лилией на молочном озере. Капли серебряными бусинами падали с ладоней, которые она осторожно несла мне навстречу. Ее пальцы приблизились к моему лицу, и, наклонившись к ним, я увидел в воде не свое, а ее отражение. Может быть, так странно падал свет? Может быть, но продолжить эту мысль, уже не было ни времени, ни желания. Я поддержал ее ладони своими пальцами и выпил чуть пахнувшую болотом воду. Всего несколько глотков, но когда, с последним глотком, я коснулся губами ее пальцев, мне показалось, что произошло что-то важное. Я понял, что вся моя предыдущая жизнь была лишь тропинкой, путем ведущим меня сюда, к этому озеру и к этой встрече. Берег серел, теряясь в обступившем тумане, а на лицо этой девушки, имя которой я даже не успел спросить, казалось упал солнечный луч, освещая ее прекрасные черты. Я понял, что ради нее, я пойду в огонь и в воду и что это не пустая фраза, привычный оборот русской речи, а это, на самом деле , так, утверждение , которое не надо доказывать. Я смотрел на ее лицо и где-то в груди разливалась сладкая боль - моя любовь.

Она разжала ладони и сказала:

- Жених мой!

Потом провела ладонью по моей щеке, и поцеловала своими влажными, прохладными губами, пахнувшими вечной молодостью озерной воды. Я потянулся к ней, но она отстранилась сказав:

- Пойдем домой.

Затем повернулась и вошла в воду, вошла без шума, плеска и брызг. Казалось вода сама расступается под ее ногами, принимая ее. И тут я понял, что она уходит, уходит навсегда, всерьез и по настоящему. Мое солнце, моя любовь уходили, а я оставался один. Вдруг она обернулась и, не смотря на то, что слов я не слышал, сказанное отчетливо прозвучало у меня в голове:

- В огонь и в воду!

Я посмотрел на ставший серым и унылым, берег, на свою одежду, брошенную на песке, затем повернулся, и уже не оглядываясь, пошел за нею.

Туфли и паркет

Категория: Фантазии, Странности

Автор: Imperior

Название: Туфли и паркет

- Дорогой, сегодня ночью ты во снегромко говорил, а потом головой и коленками об стену стучался...Из разговора, услышанного на рынке.</p>

Ещё один день прошел, и я ложусь в кровать. Я опускаю голову на подушку, и она опускается глубоко вниз. Я закрываю глаза и жду, когда придет сон. "ЦОК, цок", - раздается у меня над головой. Это ОНА. Она живет этажом выше. Она ходит по дому на каблуках. У неё дома паркетный пол. Я её ни разу не видел, но много о ней слышал. Говорят, ей лет 40, и что работает она гинекологом, и что попасть на прием к ней, все равно, что позволить изнасиловать себя. Но, впрочем, мне это не грозит, ведь к гинекологу ходит только прекрасная половина человечества. "Цок, ЦОК", - да что она там, вообще офигела - ходит туда сюда. Спать уже пора. "Цок, цок", - то удаляется, то приближается. "Цок, цок", - раздается у меня в ушах, сверлит мозг. Я не могу заснуть.

Я встаю с кровати, не утруждаю себя одеванием, только тапочки одеваю, и выхожу из квартиры в трусах и в майке. Дверь закрываю. Выхожу на лестничную клетку, а там полно народу, вроде как гулянка: пацаны, девчонки, водка... Но они не обращают на меня внимания, как будто я невидимый. Только какая-то старуха, появившаяся в углу, хватает меня за руку и говорит: "Я уже закончила, не ходи...". Я отталкиваю её и иду по лестнице наверх. Этажом выше необычайно чисто: нет надписей на стенах, да и стены облицованы белым кафелем, а не того тошнотворно-коричнево-зеленого цвета, что у меня на этаже. Дверь, ведущая в коридор с лестничной площадки, открыта. Я вхожу внутрь. Там опять полно народу. Опять те же лица, но они не пьют и не ржут. Двое парней, которые что-то курили у меня на этаже, теперь напряженно смотрят на доску - они играют в шахматы. Остальные то же заняты чем-то в этом роде. Старуха снизу открывает мне дверь в квартиру, которая расположена над моей. При этом её старое морщинистое лицо расплывается в улыбке - почти от одного уха до другого. Я даже испугался слегка, что у ней полголовы отвалится. Она рукой приглашает меня пройти внутрь квартиры. Ну, а я туда и шел.

Дверь захлопнулась, и коридор с шахматистами и старухой остался у меня за спиной. Внутри квартиру сумрачно, тепло и влажно. Такое ощущение, что вокруг плотный туман. Вокруг звучит...нет, это не музыка, но как будто разговаривают в большом зале много людей, но все это приглушено. Толком разобрать ничего нельзя. Я слышу шум воды. "Ага, наверное, она принимает ванну", - подумал я. Отбросив скромность, я иду туда. Планировка квартиры такая же, как у меня, и ванную комнату я нахожу без затруднений. Дергаю ручку - дверь открывается. Внутри столько пара, что вообще ничего не видно. Но он рассеивается, и я вижу лицо - ЕЁ лицо. Надо сказать, что если ей 40, то она здорово выглядит. Есть, правда, что-то демоническое в её лице, но очень привлекает. Она положила руки на край ванной, а подбородком оперлась на ладони. Улыбка играет на её пухлых губках. В глазах бегает какой-то огонек.

- А, вот и ты пришел, - наконец говорит она. - Я тебя ждала.

Я молчу.

- А ты уже взрослый парень. Сколько тебе лет? - продолжает она.

- Ты что, немой? - спрашивает она после моего молчания.

Я утвердительно киваю головой. Только сейчас я сообразил, что было глупо идти, что-то объяснять, будучи неспособным хоть что-то сказать при этом. Я поворачиваюсь и хочу уйти.

- Ну, подожди, раз пришел, то мы повеселимся, - сказала она.

- Это хорошо, что ты не говоришь, остальные мужики только вешают лапшу на уши своей болтовней.

Я поворачиваюсь. Она встает из ванной. Медленно. Сначала моему взору предоставляются чудесные груди, не очень большие, но достаточно выступающие вперед. Их кончики увенчаны небольшими коричневатыми сосочками. Медленно у меня в трусах начинает шевелиться. А она все встает. Делает это так медленно, что мне кажется, до конца она не выпрямится никогда. Ниже идет живот. Её талия очень тонкая, но не до безобразия. Наконец, она встала полностью. Из одежды на ней только туфли на каблуке и чулки с поясом. Между подвязок пояса для чулок виден холмик с аккуратными темными волосками.

- Ну, я тебе нравлюсь? - снова спрашивает она, и я снова киваю головой. - Подойди поближе.

Вас, кстати может удивить, почему она в ванне в чулках и туфлях. Подойдя ближе, я убедился, что в ванне нет воды. Хотя, это не объясняет того, почему она лежала в ванне в чулках и туфлях, да ещё и без воды. Ну да, неважно. Когда я подошел, она потрепала меня рукой по волосам, провела ладонями по лицу, а затем сняла с меня майку. Я стоял, как вкопанный. Она провела руками по моей груди, а потом потрогала мои соски, а потом припала к одному из них губами, оставляя сочные красные следы помады на моем теле. Потом и второй мой сосок был покрыт помадой. Мой член при этом уже пустил смазку, и на трусах проявилось пятно. Она обратила на это внимание:

- Ого, кто-то хочет выйти наружу! - сказала она.

С этими словами она опустилась вниз и приспустила с меня трусы. Мой член горделиво выпрямился наружу. Она стала облизывать его головку языком, заставляя меня трепетать от возбуждения. Затем она полностью взяла его в рот, а руками схватила мою задницу. Она стала руками толкать мою задницу так, что мой член совершал внутри её рта толкательные движения. Это продолжалось недолго. Очень скоро моё орудие разразилось потоками спермы, которые хозяйка этого дома проглотила. Она облизала мой член, оставив на нем следы своей помады.

- Тебе понравилось? - спросила она.

Я кивнул головой. Это был первый в моей жизни меньет. Дело в том, что из-за того, что я был нем, я сильно комплексовал. Да и как можно познакомится с девушкой, если только мычать и размахивать руками.

- Теперь мы сделаем вот что. Сначала ты сделаешь то, что я тебе скажу, а потом ты сможешь попробовать меня во все мои дырочки, - сказала она. - Ведь ты хочешь попасть туда.

И она двумя пальцами раздвинула губы, что скрывались в волосах ниже пояса от чулок. Я ещё энергичнее закивал головой. Она указала мне, чтобы я сел на край ванны. Сама она села на стул, который стоял в углу. Она отстегнула подвязки от чулок и сняла чулки, сначала один, потом другой. Потом она стянула с меня трусы и отбросила их куда-то.

Она скатала чулок и опустилась на корточки передо мной. Потом она поставила мою ступню себе на колени и стала надевать на мою ногу чулок. Я понял, что она хочет, и захотел ей помочь, но она сказала, что все сделает сама, что ей это доставляет удовольствие. Я не стал ничего делать, и через некоторое время мои ноги выше колен были стянуты резинками. Я сидел на краю ванны в черных чулках, а мой член от новых ощущений, да и оттого, что передо мной сидела обнаженная прекрасная женщина, уже снова стоял.

- Я вижу, ты снова готов, - сказала хозяйка этого дома. - Сейчас и я оденусь и тоже буду готова.

Из шкафчика она достала красные чулки и натянула их себе на ноги. Теперь мы вдвоем были в чулках. Она открыла кран и подождала, пока в ванне наберется немного воды. Когда там стало сантиметра три-четыре, она закрыла кран.

- Теперь я хочу, чтобы ты лег в ванну, - сказала она.

Я уже полез, когда она меня остановила. Надо сказать, что я очень любопытен, и когда происходит что-то новое, то я не думая, кидаюсь в гущу событий. Так и сейчас. Так, она остановила меня и сказала:

- Надень ещё мои туфли.

Она пододвинула их мне, и я просунул ноги. Туфли мне подошли, но я даже не удивился - вокруг все было и так очень странно.

- Ну-ка, повернись, - сказала она.

Я повернулся вокруг.

- Вот какая ты симпатяшка, - сказала она с улыбкой на губах. - А теперь ложись в ванну.

Я лег в ванну. Вода была холодной, я даже затрясся. Но постепенно я привык. Точно я не знаю, зачем она налила в ванну воды, ведь вода даже не скрывала меня всего. Да еще намокли её чулки и туфли. В это время она села на край ванны, а ноги оперла о другой её край, так, что я оказался под мостиком из её прекрасных ножек.

- Теперь слушай внимательно, - сказала она. - Сейчас ты будешь целовать и лизать ступню моей левой ноги. А правой ногой, я буду ласкать тебя. Если все сделаешь правильно, то получишь меня.

Она опустила мне на лицо свою ступню. Я подождал, но потом подумал, что, наверное, ждать неправильно, и поцеловал её пятку. Я почувствовал материал её чулок на губах.

- Да, правильно, вот так, теперь полижи, - сказала она, со вздохом.

Я подумал, неужели один поцелуй её так заводит? В это время, я почувствовал, как до моих яичек, дотронулись её пальчики, затянутые в нейлон. Она водила ногой по моей паховой области, приводя меня в бешенство. Я принялся лизать её ступню, ещё больше заводя её. Во рту ощущался вкус её чулок. А она водила большим пальцем ноги по головке моего члена, размазывая смазку по всему стволу. А я целовал и лизал её ступню. Я уже перестал чувствовать, что лежу в воде. Наверное, от нашей страсти она согрелась. Скоро её ступня была мокрой. Впрочем, вторая ступня её тоже вскоре намокла. Когда она пяткой вминала головку моего члена в мой живот, я не выдержал и спустил, все что накопилось.

- Гадкий мальчишка, теперь мой чулок будет пахнуть твоей спермой! - в шутку заругала она меня. - Ты должен вычистить мою ногу, иначе ничего не получишь!

Она приняла с моего лица ногу, смоченную моей слюной, и поставила на него другую ногу, смоченную моей спермой. Я растерялся. Раньше я никогда не пробовал своей спермы на вкус. Но она провела пяткой мне по губам. Я облизал их. Солоноватый вкус, ничего отвратительного вроде нет. Я начисто вылизал её ступню, и она осталась довольна.

- Ну, ты прямо молодец, - сказала она. - Теперь можешь получить, что заслужил.

Я встал из ванны, вылез из неё и стал на пол.

- Подожди, я тебя вытру, - сказала мне заботливая женщина.

Она вытерла полотенцем мою спину, задницу, ноги в чулках.

- Не снимай чулки и туфли, когда будешь иметь меня, - попросила она. - Они тебе так идут.

Я кивнул головой. Она встала ко мне спиной, оперлась коленом на край ванны, предоставив мне прекрасный вход в неё. Я уже приготовился войти, но она остановила.

- Разве ты не хочешь сначала немного смочить мое отверстие, - сказала она.

Я просунул голову между её ног и провел языком по её губкам. В общем, их нечего было смачивать - они уже и так были мокрые. Но ей это доставляло удовольствие, так как она сладко застонала, и слегка опустилась на мой рот. А я впервые почувствовал вкус женщины и он мне понравился. Когда же я обработал её отверстие, я снова стал сзади неё. Медленно я ввел в неё свой член. Она помогла рукой мне не промахнуться. Теперь нежное тепло было вокруг моего члена.

- Ну, давай, - сказала она мне, - смелей.

Я начал медленные движения взад-вперед, постепенно увеличивая темп. При этом я гладил её упругую попку, возбуждаясь от этого ещё больше. Она просунула руку себе между ног и теребила мои яйца.

Наконец, я почувствовал, что напряжение накапливается в моем теле. Я усилил темп до очень высокой скорости, так, что даже она застонала, а мои яйца зашлепали по её бедрам. Потом я замер и излил в неё сперму. Но вынул не сразу. Женщина вдруг застонала, сжала свою дырочку, где находился мой член, и я почувствовал, что меня какой-то силой выталкивает наружу. Потом из неё закапало вокруг моего члена.

- Я тоже кончила, - сказала она сладко. - Почти вместе с тобой.

- А ты неплохо это делаешь. Даже для первого раза, - продолжила она. - Ведь это первый раз?

Я застеснялся. Но потом кивнул головой. Действительно это был первый раз.

- Жаль, что он будет и последним, - закончила она свою фразу.

Я не сразу понял, что она имеет в виду, а она тем временем взяла левой рукой мой член за головку. В правой руке самым необъяснимым образом оказался острый нож. Она взмахнула им, и... мой член оказался у неё в руке. Я закричал и...

...проснулся. Я открыл глаза и стал осматриваться. Я лежал в своей кровати, в своей кровати. В окно било солнце, было яркое летнее утро. Я сунул руку под одеяло, себе в трусы. Мокро. Неужели теперь все? Я вынул руку и посмотрел на неё. Она была вся...но нет, это лишь моя сперма.

Декабрь 2000.

Сны нежной девочки

Категория: Фантазии

Автор: Santaniko

Название: Сны нежной девочки

Первый сон

Иногда мне снятся потрясающие сны. Слегка откинувшись на диване, я медленно ласкаю свою девичью грудь, затем моя рука спускается по животику вниз, нежно касается сначала трусиков, потом проникает под них и пальцы тонут в холмике, под которым просыпается маленький бутончик и начинает пульсировать... Мимолётное прикосновение к нему заставляет его встрепенуться. Он становится горячим и немножко твёрдым. Я чувствую, как моя нежная киска наполняется ароматным нектаром желания и сладострастия. Движения руки становятся более настойчивыми, лепестки моей розы покрыты капельками росы, пальцы скользят по возбуждённому клитору, я широко раздвигаю ножки...

Вдруг, приоткрыв глаза, я вижу, что за мной наблюдает мужчина... Меня это не испугало, а, напротив, ещё больше возбудило... Я жестом приглашаю его к себе. Он становится передо мной на колени и достаёт своё достоинство. Его член напряжён, он начинает мастурбировать и вдыхать сладкий запах моей горячей киски. Затем он медленно снимает с меня коротенькую юбку, я остаюсь в трусиках и чулочках. Закрыв глаза, я ощущаю прикосновение его губ к моим ослепительно белым полупрозрачным трусикам как раз в том месте, где мой возбуждённый клитор пытается вырваться на свободу, где проступила живительная влага... Затем мы раздеваемся полностью...

Мужчина просит меня чуть-чуть оросить его губы и член золотым дождём. Сначала я становлюсь над ним и проливаю золотые капельки, потом мой гость встаёт надо мной, он мастурбирует, и из его возбуждённого члена вырывается мощная горячая струя спермы.

Она падает на мой пушистый холмик, на мои ноги, и я ощущаю как какая-то неведомая сила уносит меня в океан страстей и сказочного наслаждения...

Мы лежим утомлённые и опустошённые.

Расставаясь, мой гость произнёс всего лишь одну фразу: нет ничего прекраснее на свете-испытать оргазм, не прикасаясь к девушке Я с ним согласилась..

P.S. А в следующем сне у нас были кое-какие игрушки, которые мы приобрели с подружкой.

Второй сон

Следующий сон был совершенно неожиданным... Как обычно, в выходной, ко мне пришла подружка и мы, распарившись в русской бане, приступили к свои играм. Сначала она с наслаждением полизала мою киску, затем легла на живот и широко раскинув ножки, руками раздвинула ягодицы и подалась на встречу моему холмику. Когда мои нежные волоски коснулись её пещерки, она застонала и стала умолять меня прикоснуться игрушкой к её попочке...

Я надела трусики с искусственным фаллосом и слегка надавила головкой на её дырочку.

Моя нежная девочка ещё больше приподняла попку, и я осторожно вошла в неё... Я чувствовала, как по её телу идёт сладкая дрожь и поняла, что сейчас моя подружка упадёт в пропасть оргазма, и мы вместе с ней на какое-то время окунулись в пучину сладострастия и неописуемого блаженства...

Когда мы уже уставшие лежали на горячем полоке, в дверь предбанника кто-то постучал.

Позже мы узнали, что за нашими играми через затуманенное окошко уже не раз наблюдал сосед по даче. В этот раз он не сдержался и попросил, чтобы я проделала с ним всё то же самое, что только делала со своей подружкой...

Он надел на себя Наташкины трусики, чулочки и превратился в нашу девочку...

Я смутно помню, как всё это происходило, но я никогда не видела такого бурного и потрясающего оргазма...

Тот день оказался более сладким и приятным , чем все до этого...

Третий Сон

Третий сон приснился мне под утро. На улице стояла такая мерзкая погода- дождь, слякоть, ветер. Я сидела в кресле у окна в уютном загородном домике и читала книгу о похождениях Эммануэль. Если вы помните, там много сюжетов, от которых учащается дыхание и рука сама вдруг внезапно оказывается в трусиках. Когда мои пальчики проникли к самой киске, я обнаружила, что она уже совсем влажная и горячая... Мой бугорок задрожал и я вдруг почувствовала, что мне стало жарко. Лёгким и привычным движением я скинула с себя свитер, оставшись в трусиках и чулочках (бюстгальтеры я не ношу), и стала ласкать свою нежную пещерку. Не помню сколько это продолжалось, но отвлёк меня телефонный звонок...

В трубке раздался приятный голос моего знакомого: как дела? чем занимаешься?

В такой момент я не смогла соврать (а зачем?) и призналась честно. Оказалось, что мой друг совсем близко, и уже через 15 минут мы были вместе. К тому времени мои белоснежные трусики уже лежали на кресле рядом со мной. Мой знакомы взял их и поднёс к своим губам, жадно вдыхая аромат девичьей страсти... Стоя передо мной на коленях, он не выдержав напряжения, расстегнул брюки и достал возбуждённый мокрый член. Мы принялись мастурбировать вместе. Друг попросил пошире раздвинуть мои ножки, чтобы наблюдать за моей юной киской. Выполнив его просьбу, я сама возбудилась ещё сильнее и открыла на его обозрение свою розочку, слегка раздвинув на ней розовые губки, между которыми трепетал от наслаждения твёрдый бугорочек.

Мой партнёр встал, вынул из принесённой с собой сумки кожаные трусики с пристёгнутым искусственным фаллосом и умоляюще попросил меня облачиться в это одеяние. Когда я была готова, он встал коленями на кресло, повернувшись ко мне попкой, и направил фаллос в себя.

На какое-то время мы начисто забыли о мерзкой погоде, ибо находились совсем в другой стране, имя которой страсть и наслаждение! Нам было сказочно тепло.

Мы достигли оргазма одновременно, и я проснулась, жалея лишь об одном - ну почему сны такие короткие.

Четвертый сон

Четвёртый сон - сказка. Мой друг попросил меня, чтобы я при очередном посещении

магазина женского белья "Дикая Орхидея" взяла его с собой. Когда мы вошли в светлый зал, мой спутник немного смутился: вокруг блистали совершенно изумительные женские трусики, изящные бюстгальтеры, нежные колготки и чулочки... Я заметила, как лицо моего друга немного покрылось румянцем, чувствовалось, что он возбудился от такого великолепия.

Когда я взяла в руки ослепительно белые полупрозрачные трусики, его дыхание заметно участилось и он ослабил галстук. Наклонившись ко мне , он прошептал:

- Аннета, миленькая моя девочка, давай купим эти прелестные трусики и ты оденешь их

прямо здесь в примерочной, а я буду через маленькую щелочку наблюдать за тобой...

Оплатив в кассе все наши покупки, я направилась за ширму и там сначала сняла верхнюю одежду, затем колготки и свои не менее прекрасные трусики. Их я положила в сумочку и стала надевать только что купленные. Всё это время мой друг наблюдал за мной, и , когда я повернулась к нему, он увидел под обновкой мой напрягшийся бугорочек. Мужчина не выдержал такой пытки и, войдя в примерочную стал передо мной на колени и жадно прильнул языком к моей киске.

- Господи, ну что же ты делаешь? - успела прошептать я и утонула в бездне необычайного и ещё неведомого наслаждения. Я понимала, что за этой шторкой находятся люди, что в любой момент кто-то может заглянуть сюда и увидеть нас, но от этого моё желание только возрастало. Мой спутник освободил своего друга и встал напротив меня, я ощутила через трусики как сейчас произойдёт то, что здесь потом будет трудно скрыть. Я взяла его член в руку и направила струю горячей спермы прямо себе в трусики. Тёплая влага потекла вниз через содрогающийся клитор и дальше по ногам... Я не сдержалась и вскрикнула от нахлынувшей волны сладострастия...

Когда я проснулась, подумала: а ведь это идея... Это что-то необычное и сладкое.

Пятый сон

В пятом сне я была деспотичной Королевой!

Мы вошли с ним в квартиру и он стал снимать свой плащ, но мне вдруг захотелось делать ему замечание: почему ты не снял сначала мои туфли? Он внезапно покорился и, упав на колени, дрожащими руками стал снимать с моих ног обувь. Его покорность меня возбудила и я приказала сделать это зубами. Как только он прикоснулся губами к моим каблукам, я осознала, что это не просто мужчина - это мой РАБ!

Когда мои ноги нырнули в тёплые тапочки и я направилась в комнату, он ещё стоял на коленях. Я, обернувшись, презрительно бросила ему в лицо свою косметичку и надменным леденящим голосом произнесла:

- Ну, что ты, шлюха, стоишь? Ползи за мной и целуй мои следы...

Он выполнил и это повеление. Я упала на диван, а мой спутник сидел передо мной на корточках и ждал новых указаний.

- Я хочу, чтобы ты разделся и стал передо мной на четвереньки...

Мой раб выполнял все мои приказы безропотно. Через несколько минут на его голой спине стоял мой кофе и лежала коробка с конфетами. Я заставила его повернуться ко мне задом так, чтобы со "стола" ничего не упало... Раб сделал это очень успешно.

- Ты моя вещь, - прошептала я, - ты ничтожество, ты мой пёс.

- Да, да, да, моя госпожа! - согласился мой спутник.

- Я сделаю из тебя сейчас самую последнюю шлюшку, - продолжала я. - Раздвинь ягодицы...

Раб, выполнив мою просьбу, едва не опрокинул чашку с кофе и тут же получил звонкий шлепок по заднице.

- Ты что, сволочь себе позволяешь? - повысив тон, спросила я. - Я сейчас тебя за это накажу.

- Простите, Моё Величество, я готов искупить свою вину...

Я вставила ему в задний проход большой палец ноги и резко надавила. Мой раб застонал, а я почувствовала, как увлажнилась моя киска. Я стала мастурбировать, а этому ничтожеству приказала сосать мои пальцы на ногах...

Дальше я помню свой сон отрывками, но там было всё: мой раб был моей подстилкой у

унитаза, он заменил мне туалетную бумагу. Когда я отдыхала на диване, я разрешила ему немного помастурбировать. Потом я залила его золотым дождём, сидя на его шее, и заставила облизать мои ноги и ступни...

Такие сны мне ещё не снились, но проснулась я бодрой и с хорошим настроением. Единственное, что меня огорчило, это то, что утром я не обнаружила у своей кровати моего верного и послушного пса...

Шестой сон

В шестом сне моя подружка отдалась мужчине.

Она тоже ещё девственница, но с удовольствием занимается со мною анальным сексом. Мои поклонники помнят, как мы с ней развлекались во втором сне.

Наш друг попросил разрешения присутствовать при наших играх и , наблюдая за страстными ласками девчонок, возбудился до такой степени, что не выдержал и стал мастурбировать над лицом моей возлюбленной.

Наташка впервые в жизни прикоснулась кончиком языка к горячей головке возбуждённого члена. Наш гость застонал и едва не залил лицо моей подружки своей спермой. Но он сдержался и поцеловал мою подругу. Мне было приятно наблюдать за этим новшеством и я почувствовала прилив желания. Я вдруг поняла, что сейчас произойдёт что-то необычное и совершенно новое для нас обеих. Подруга всегда была против отношений с мужчинами, она считала себя 100%-й лесбиянкой, но тут что-то в ней пробудилось неведомое и она прошептала:

- Мужчина, войди в мою попку...

Гость не заставил долго себя уговаривать и уже через несколько секунд его член стал нежно и мягко погружаться в мою девочку. Наталья стонала и буквально насаживалась на возбуждённую глыбу. Она руками раздвигала широко ягодицы и продолжала шептать:

- Ну, давай же входи полностью, я хочу , чтобы он вошёл весь. Налей мне полную попку, я хочу , чтобы ты кончил в меня...

Эта сцена довела меня до оргазма, но я продолжала мастурбировать, наблюдая за сладкой парочкой. Подруга моя поднимала свою попку так высоко, что член гостя едва не вырывался наружу... Затем Наташка, освободив член из ануса, повернулась к нему лицом и жадно погрузила его в рот. Немного пососав, она снова села на него, и тут раздался сладострастный стон мужчины. Он уже не смог себя сдерживать, и я увидела как Наташка затряслась от сумасшедшего оргазма. Видимо, горячая струя спермы добавила ей новых ощущений...

Когда "достоинство" нашего гостя немного угасло, я заметила как между широко раскинутых ножек моей девочки выступила из дырочки капелька мужского нектара. Потом я потрахала нашего гостя в попку, а Наташка ещё насладилось вкусом нового плода.

Моя подруга превратилась в би... Может это и к лучшему?

Седьмой сон

В седьмом сне я была Госпожой-учительницей...

Ко мне явились потенциальный раб и рабыня. Они стояли передо мной на коленях и внимательно слушали свою Повелительницу. Я говорила ледяным голосом:

- С этой минуты вы, мерзкие твари, обязаны обращаться ко мне только на Вы и называть меня Ваше Величество АННЕТА. Вы не имеете права задавать мне вопросы до тех пор, пока я сама не пожелаю услышать их из ваших недостойных ртов. Вы должны запомнить навсегда: я не играю в Госпожу. Это Госпожа играет в моей крови. Я и есть Госпожа ваша. Вы - мои вещи, а я Хозяйка своих вещей. И если вы, подонки, хотите занять место в моём гардеробе, вы должны забыть свои имена и запомнить те клички, которые я вам присвою.

Если вы решили просто поиграть в рабов, лучше сразу откажитесь от этой затеи, пока я не заковала вас в кандалы. Я чувствую фальшь за три версты, мне не нужны игрушки. Я не барахольщица и не храню в своём гардеробе бесполезные вещи. Если вещь потеряла свою ценность и мне она не нужна, я без всякого сожаления вышвыриваю её на помойку. Чтобы вас не постигла такая участь, вы обязаны беспрекословно выполнять все мои приказы, все мои желания, все мои прихоти. Только полнейшая покорность и безоглядная преданность может дать вам право называться моей вещью. Все ваши помыслы должны быть направлены только на то, чтобы доставить удовольствие Мне.

Вы в любое мгновенье должны быть готовы ко всему. Когда вы осознаете, что попали в руки настоящей Госпожи, будет уже поздно. Вы пожалеете, что родились на свет, вы станете проклинать тот миг, когда решили добровольно стать передо мной на колени и целовать мои руки. Никто и никогда в прошлой жизни не унижал вас и не издевался над вами так, как буду делать это Я, ваша Госпожа, ваша Хозяйка, ваша Повелительница. Вы испытаете на собственной шкуре такие пытки, что желание быть рабами у вас пропадёт навсегда, и вы будете валяться в моих ногах и умолять меня, чтобы я отпустила вас ублюдков на свободу. Но только Я сама и никто другой не сможет вас взять из моего гардероба и подарить вам сладкую жизнь на помойке...

Но вы, недостойные животные, должны помнить и о другом: я не из тех, кто заставляет летать собаку, мои приказы все выполнимы, они просто могут быть унизительными до такой степени, что вы можете дрогнуть. Я прекрасно понимаю, что загнать можно даже лошадь, а вы всё-таки когда-то были людьми. Я не люблю портить свои вещи, я их берегу. Я не позволяю никому прикасаться к своим вещам, потому что это мои и только мои вещи. Я даже люблю своих рабов и иногда поощряю: вместо десяти ударов могу нанести девять, вместо унитаза могу использовать вас в качестве туалетной бумаги, вместо косметического столика могу назначить прикроватным ковриком.... Это не полный перечень моих поощрений. А теперь думайте, скоты....

Даю вам одну минуту.

Через пять секунд мои (пока ещё) гости поцеловали мои руки и прошептали: - Мы - ваши вещи, Ваше Величество АННЕТА...

Произнеся эту фразу, они перестали быть моими гостями.

Восьмой сон

В восьмом сне я была проводницей в СВ-вагоне.

Извиваясь на упругих поворотах, словно длинная змея, наш поезд мчался из Хабаровска в Москву. Размерный стук колёс ласково напоминал о приближении к родному городу. Пассажиров у меня было всего 14 человек, да и то двое покинули нашу компанию в Новосибирске.

В третьем купе ехал парень, высокий брюнет с большими, но, как мне показалось, очень грустными глазами. До Москвы оставалась одна ночь.

Когда все мои гости уже легли спать, в моё купе кто-то постучал. Работа - есть работа, я открыла дверь и увидела "грустного" пассажира. К тому времени мы уже все перезнакомились и поэтому, обратившись к нему по имени, я спросила:

- Что-то случилось?

- Случилось, Аннета, - ответил дрожащим голосом мой ночной гость. - Это случилось сразу, как только я вошёл в вагон и увидел Вас.

- Но почему же вы всё это время молчали? - попыталась я шутить, но вдруг в его глазах заметила слёзы.

- Мне трудно говорить об этом, и, возможно, я никогда бы никому в этом не признался. Лишь то обстоятельство, что мы сегодня видимся последний раз в жизни, вселило в меня эту смелость и подавило мои робость и стыд. Только, ради Бога, умоляю вас, милая Аннета, не осуждайте меня. Если я сейчас не признаюсь Вам и не расскажу о своём сокровенном желании, возможно, я так и проживу свою жизнь, никогда не испытав это в реальности. Вы не осудите меня?

- Если вы не сделаете мне ничего плохого, то как я могу осудить вас? - ответила я.

- Спасибо, девочка. Вы не прогоните меня, если моя просьба покажется вам слишком дерзкой?

- Говорите же, я вас слушаю.

- Аннета, я женат, у меня нет проблем в отношении женщин, но я ничего не могу поделать с собой и часто мастурбирую, рассматривая порнографические картинки или перед экраном телевизора. Для меня это как путешествие в юность, когда я не имел возможности заниматься обычным сексом с женщиной. Но моей мечтой всегда было и есть сделать это в присутствии красивой девушки, чтобы она видела весь этот процесс от начала и до конца. Пожалуйста, не выгоняйте меня. Можно я это сделаю прямо сейчас?

В его глазах метался и страх, и ужас. Я поняла одно: если выгнать его из купе, этот

человек больше ни кому не признается в своём желании. Когда я подошла к двери и закрыла её на замок, мой спутник упал на колени и стал целовать мои ноги.

- Спасибо вам, Аннета. Я благодарен судьбе за встречу с Вами. Какое-то шестое чувство подсказало мне, что Вы , именно Вы, поймёте меня и не рассмеётесь мне в лицо, не назовёте меня грязным словом...

- Вы хотите, чтобы я разделась? - спросила я.

- Об этом я даже не мечтал, моя Богиня. - Он достал из брюк свой член и оголил головку.

Я сняла юбку и форменный пиджак, оставшись в чулках, трусиках и лёгкой блузке, через которую просвечивались розовые соски моей девичьей груди и спросила (заранее зная ответ):

- А вы не будете возражать, если я тоже поласкаю свою подружку?

- Неужели моя мечта сбылась? Неужели я сделаю сейчас это? - шептал мой гость. Он жадно смотрел на мои пальчики, ласкающие клитор. Затем, приблизив член к моему холмику, мощной струёй горячей спермы оросил мой живот и ноги...

Когда я проснулась, наш поезд уже приближался к Москве, а я была одной из пассажирок...

Девятый сон

Ночь с 22 на 23 декабря была самой длинной в этом тысячелетии...

Таких великолепных и блестящих снов я ещё не видела. Мне снился Новый год.

Мне снился Новый век. Мне снилось Новое тысячелетие.

Я занималась подготовкой к своему дню рождения, когда вдруг распахнулась дверь и на пороге появился мой давний знакомый с огромным букетом красных роз:

- Прости, прелестное созданье,

Что вновь нарушил твой покой.

И, позабыв все обещанья,

Врываюсь в светлый разум твой...

А обещал он больше никогда меня не тревожить. Ему, видите ли, не терпелось поскорее заняться моею девственностью. С такими ухажёрами я расстаюсь без сожаления. Но и также великодушно прощаю, когда они признают свою ошибку. В этот раз молодой человек приехал ко мне со своей подругой и почти уже женой. Он каким-то образом убедил её в том, что мы иногда можем заниматься сексуальными играми вместе, т.е. втроём, что раньше я ему и предлагала.

Его спутница была на редкость миловидной, хрупкой, нежной и красивой девушкой.

Отказать себе в удовольствии приласкать это очарование я просто не смогла. Мы прошли в мою спальню, и я скинула халатик прямо на пол. Девочка опустилась передо мной на колени и прикоснулась губами к моей вспыхнувшей неимоверным желанием самой преданной "подружке". Я уже давно обратила внимание, что самый потрясающий оргазм испытываю, когда сексуальная игра начинается спонтанно и без всяких прелюдий.

Впрочем, прелюдия всегда таится в моём сознании...

Когда я на мгновенье приоткрыла глаза, я увидела, что мой гость своим "богатырём" ласкает возлюбленной лицо. Казалось, она страдала от того, что не может одновременно погрузить в свой рот и фаллос, и мой розовый бутончик. Я легла на кровать, девочка, не отрываясь от моего нектара, приподняла на встречу своему другу белоснежную попку и руками раздвинула ягодицы. Через несколько секунд я почувствовала, что "богатырь" уже в ней. Её стон напоминал песню...

Уже потом, после того как мы расстались, я поняла, что они заранее продумали сценарий, потому что, когда мой гость достиг пика наслаждения, он вынул своего верного друга и залил распалённой спермой одновременно мой живот и лицо своей спутницы. Она жадно слизывала капельки божественного напитка, которые медленно скатывались на мой холмик.

Потом она погрузила в ротик влажный плод своего спутника, и от счастья у неё по щекам

катились слёзы...

Я медленно просыпалась, а где-то за окном звучала музыка и доносился голос Алсу:

"... слеза, как лодка по реке..."

Десятый сон

В десятом сне я впервые занималась сексом в метро.

Сон был сумбурным, но ярким и красивым, впрочем, как и предыдущие все мои сны. Мы с другом попали в пробку на Ленинградке и, бросив машину у какого-то магазина, поехали дальше на метро, надеясь не опоздать на важную встречу.

В вагоне была настоящая давка, я забилась в уголок, и мой спутник всячески старался меня оградить от людской волны. Моё пальто было расстёгнуто, и рука друга случайно несколько раз скользнула у меня между ног (допускаю, что это было и не так уж случайно). Когда в очередной раз мы оказались на расстоянии друг от друга, которое и расстоянием-то трудно назвать, я как бы играючи провела рукой по его ширинке и к своему удивлению обнаружила, что там под брюками творится что-то невообразимое...

Я медленно, расстегнула его молнию, и моя рука прикоснулась к его трусикам, под которыми вырос раскалённый "камень" (настолько был твёрд его член).

- О Боже...,- прошептал мой спутник, я сейчас кончу.

Его возглас побудил меня проникнуть дальше, и уже через несколько секунд моя рука гладила мокрую головку. Прикрывшись от посторонних глаз полой пальто, я медленно продолжала ласкать его достоинство, приближая то мгновение, когда моя ладонь наполнится тёплой влагой мужского нектара.

Приподняв юбку и слегка отведя в сторону полоску моих трусиков, пальцы друга нежно стали ласкать мой влажный бутон. Несколько раз мой защитник подносил свою руку ко рту и, жадно облизывая пальцы, возвращался к моей разгорячённой "подружке". На какое-то время мы забыли, что вокруг нас люди и, вдруг я почувствовала, как моя рука окунулась в горячий источник. Друг мой застонал, кусая губы, а меня захлестнула волна блаженства...

Когда мы немного пришли в себя, я заметила стоявшую рядом женщину, которая как-то странно смотрела на нас. Мне показалось, что у неё тоже участилось дыхание.

В динамике раздался голос машиниста о том, что следующая остановка наша и мы, как могли, быстро привели себя в порядок и поторопились к выходу....

Одиннадцатый сон

В одиннадцатом сне я была в гостях у знакомого.

Давний мой приятель пригласил меня на чашечку кофе. Когда мы мило беседовали, в дверь позвонили - пришёл ещё один мужчина. Я заметила, как они хитровато переглянулись и вдруг обратились ко мне:

- Аннета, у нас к тебе есть предложение...

- От которого я не смогу отказаться? - пошутила я, но немного насторожилась, хотя ничего коварного и не ожидала от своего друга.

- Нет, что ты, Аннэ, я знаю твои правила и ни в коей мере не собираюсь их нарушать.

- Тогда я вас внимательно слушаю, - ответила я.

Мои собеседники были немного смущены, но всё же приятель, видимо давно готовясь к этому разговору, решил не отступать:

- Я знаю наперёд, что ты нас не осудишь, поэтому смело обращаюсь к тебе с просьбой, и, кроме того, мы решили открыть тебе наш секрет. Дело в том, что мы оба бисексуалы и иногда занимаемся с моим другом сексом. Нам это нравится, но иногда хочется, чтобы в наших играх поучаствовала девушка.

Не буду скрывать, предложение мне показалось заманчивым и ужасно интересным, а к тому же и приятным - не перед каждой женщиной смогут вот так открыться мужчины. Что тут можно было ответить? Я не стала долго думать и сказала:

- Начинайте.

Как бы их бедненьких не ругали (я имею в виду "голубых"), но зрелище было захватывающим: они так нежно ласкали друг друга, что я невольно опустила руку в трусики и стала поглаживать свою "подружку". Мои друзья, заметив, что я мастурбирую, завелись ещё больше.

От накатившейся волны сладострастия мне стало жарко, и я скинула с себя одежды, прикрывшись лишь лёгкими полупрозрачными трусиками.

Спустя некоторое время, я лежала на кровати и с величайшим наслаждением чувствовала как два ловких языка слизывают с моего тела взбитые сливки...

Этот день стал для меня незабываемым, потому что не каждая женщина может похвастаться тем, что ей когда-то довелось прикасаться руками сразу к двум мужским упругим очарованиям и видеть не просто извергающийся вулкан, а залп "орудий"... Кончили они одновременно.

Двенадцатый сон

В двенадцатом сне я ... (впрочем, читайте сами)

Меня пригласила в гости подруга, с которой мы познакомились через интернет и уже неоднократно встречались с ней в кино, театре и кафе.

Такая очаровательна и миленькая девочка, высокая и стройная блондинка с чувственными губами и совершенно шикарными глазами. Не скрою, она мне нравилась, и я давно уже подумывала заняться с ней своими играми.

В комнате, где мы пили кофе с коньяком, мерцал симпатичный и забавный светильник, такие крутящиеся соломинки, из динамиков музыкального центра лилась приятная музыка из "Романтической коллекции"... Было уютно и тепло, мне захотелось обнять свою подругу и прикоснуться губами к её роскошной груди. Мы танцевали, и я стала медленно расстёгивать её блузку. Елена (так звали мою новую подругу) не носила бюстгальтеров, и через некоторое время я уже ласкала рукой её действительно потрясающую грудь. Редко встретишь такую прелесть, такую форму...

Немного покружившись в танце, мы остановились и стали ласкать друг друга. Затем Лена встала на колени и, приподняв мою юбку, стала целовать мои трусики. Мне было так приятно, что я даже не заметила, как они оказались на диване, только почувствовала, как язык моей подружки нежно скользил по моему сочному плоду, и я застонала от удовольствия. Подружка настолько умело действовала языком, что уже буквально через несколько минут я провалилась в бездну пылающего оргазма. Очнулась я лёжа на диване, Лена лежала рядом, уткнувшись лицом в мою грудь. Минуту спустя, она прошептала:

-Аннета, войди в меня. - и направилась к шкафу, откуда извлекла небезызвестные трусики.

-Конечно, милая, - ответила я и принялась надевать привычный для меня "наряд" .

Когда я была готова, повернувшись лицом к подруге, я заметила некоторое смущение, она не решалась раздеться полностью.

-Что случилось? - удивилась я.

-Понимаешь, Аннета, я ... ну в общем... ты прости меня, но....

-Ну говори же, - я ещё больше удивилась. - Может быть ты ещё девственница, как и я. И ты боишься ? Но...

-Нет, - перебила меня подруга и резко сняв с себя юбку и трусики предстала передо мной во всей красе.

Между ног своей подруги я увидела красивый и упругий член. Да-да-да... Сначала я как бы растерялась, но, быстро сообразив в чём дело, подошла к ней (ему) , нежно обняла и взяла в руку это прекрасное творение природы. Видимо, напряжение было таким сильным, что из него тут же хлынула раскалённая сперма, залив и мою руку и обе ноги...

Вечер мы провели в сплошном блаженстве.

Тринадцатый сон

В тринадцатом сне... ( вот и не верь потом в число "13")

Весенним мягким вечером я возвращалась из бассейна, и уже , приближаясь к дому, вдруг заметила, что за мной кто-то "шпионит". Молодой парень лет двадцати пяти, высокий симпатичный, шёл за мной буквально по пятам и, словно чувствуя, что я сейчас убегу от него, широкими шагами настиг меня и очень даже вежливо произнёс:

- Аннета, не бойтесь меня, я ничего плохого Вам не сделаю. Простите, может быть я напугал Вас, но мне необходимо поговорить с Вами...

- Конечно напугал, - возмутилась было я, - но, взглянув в его глаза, поняла, что действительно ничего плохого этот преследователь мне не сделает.

- Я приношу свои извинения, - ответил парень.

- И где же мы будем говорить с вами, сударь? - ёрничая спросила я.

- Вечер тёплый, может быть вот здесь во дворе и поговорим? - нашёлся незнакомец? - Хотя здесь за Вашим домом есть уютное кафе "Розовая ветвь"... Я приглашаю Вас.

Через несколько минут официант подал нам меню. Я решила выпить бокальчик красного сухого вина ( после бассейна - это привлекательное занятие), а мой спутник , оказывается, был "за рулём" и ограничился кофе и минеральной водой.

- Я приехал из другого города. Только не спрашивайте, пожалуйста, меня как я Вас нашёл. Я обещал тому человеку, что при встрече с Вами не назову его имени. Единственное, что я могу сказать, это Ваш бывший одноклассник и он знает Вас хорошо и , разумеется, Ваш адрес.

- И что же вас привело ко мне?

- Интернет.

- ?!

- Да-да, не удивляйтесь! Я уже полгода наблюдаю за Вашим сайтом и все ваши сны знаю наизусть. Я живу одной мечтой...

- Какой же? - улыбнувшись, перебила я.

- Вы готовы меня выслушать?

- Ну раз согласилась пойти в кафе, разумеется.

- В 19 лет меня призвали в армию, я попал в строительные войска, в народе их называют просто "стройбат". И там случилось со мной несчастье: однажды ночью меня подняли "дембеля" ( так называют тех, кто уже готовился к увольнению в запас, т.е. старослужащие), они были явно нетрезвы и заставили сделать одному из солдат самый настоящий минет. Я пытался сопротивляться, но меня очень жестоко избили и я "сломался". Затем они меня изнасиловали и пригрозили, что , если я кому-то расскажу о ночном "приключении" , они меня просто уничтожат. Сначала я вообще хотел покончить жизнь самоубийством. Но потом как-то всё успокоилось, я перестал думать об этом, "дембеля" уволились, я уже стал забывать о случившемся. И тут ко мне как-то подошёл один солдат , мой земляк, мы призывались с ним из одного города, и сказал мне: " Я всё знаю про тебя! Если ты мне окажешь одну услугу, я никому не расскажу, что тебя в армии использовали , как женщину." Я был убит таким поворотом событий и очень сильно испугался, прошептав: "Что же ты хочешь от меня?" Мой сослуживец ответил дрожащим голосом: "Поверь, ничего плохого, это только успокоит тебя! Я хочу , чтобы ты потрахал меня в задницу, я больше не могу терпеть...Прошу тебя, умоляю." Я чуть было не рассмеялся, потому что ещё секунду назад, думал совершенно о противоположном желании моего собеседника. Что мне оставалось делать. Конечно, я согласился. Мой однополчанин служил киномехаником в клубе, и у нас была возможность уединиться в кинобудке. Когда я вошёл в него, он задрожал и стал умолять меня войти глубже в него. На какое-то мгновение я даже представил, что совершаю эти действия с женщиной. Я никогда не видел такого бурного оргазма. Мой друг после того, как кончил, благодарил меня и, стоя на коленях, ласкал языком мой член... Не скрою, мне было так приятно, что я излился ему в рот. В принципе дальше рассказывать нет смысла. Полтора года мы с ним занимались сексом, в роли женщины выступали по очереди. Нам было приятно этим заниматься. Я до сих пор с придыханием вспоминаю своего друга, но, к сожалению, он остался служить в армии, так и не вернувшись в родной город.

Вот собственно и весь рассказ. Аннета, я не могу с таким предложением обратиться к мужчине, а тем более к кому-то из своих подружек, но и терпеть больше нет сил. Я знаю, что Вам это нравится, поэтому и приехал к Вам. Я снял приличный номер в хорошей гостинице. Пожалуйста, не откажите мне. Подарите мне счастливые мгновения...

Наследующий день мы встретились с бывшим солдатом... Вечер мне запомнился.

Четырнадцатый сон

В четырнадцатом сне я была в кинотеатре...

Давние мои друзья (одна семейная пара) пригласили меня вечером в "Пушкинский" на "Матрицу". Билеты, разумеется, купили на "места для поцелуев". Не потому, что мы собирались там целоваться, а просто и мне, и моим друзьям нравится смотреть фильмы с последнего ряда.

Минут через 20-30 после начала демонстрации фильма моя подруга наклонилась ко мне и прошептала:

-Аннета, разреши мне поласкать пальчиком твой бугорочек.

Если говорить откровенно, я не удивилась, ибо знала, что мои друзья частенько в кинотеатре занимаются взаимными ласками - так сказать, подготавливают себя к бурной ночи. Кроме того, я уже неоднократно принимала участие в их сексуальных играх, т.к. моя подружка была бисексуальной женщиной, и муж обожал смотреть на наши лесбийские ласки.

Почувствовав её дыхание, я поняла, что она сильно возбуждена и, взглянув на её колени, заметила что рука нашего спутника находится у неё под юбкой. Подруга сидела между мной и своим мужем, и тоже не отставала от мужчины - её правая рука пряталась в расстёгнутой ширинке.

Когда её пальчики проникли под мои трусики, она стала дышать ещё чаще.

-Хочешь, я открою тебе один секрет? - прошептала моя подруга.

Я жестом ей показала, дескать, говори.

-Я дома в себя вставила небольшой искусственный фаллос, и он сейчас находится во мне...Я хочу кончить прямо здесь...

Зная хорошо темперамент своей подруги, я лишь посоветовала ей, чтобы она во время оргазма не вздумала здесь, прямо в кинотеатре, закричать. Внезапно её рука под моими трусиками задрожала. Я видела, каково ей было сдержать страстный стон. А ещё через некоторое время моя подружка вынула руку из брюк своего мужа и жадно стала слизывать что-то с ладошки... Впрочем, это "что-то" было ещё одним результатом сдержанного стона, но уже мужского. Признаюсь, завели меня они в тот вечер основательно.

Кино мы, разумеется, до конца не досмотрели, и уже через полчаса после описываемых событий моя подруга в своей уютной квартире жадно слизывала с моего холмика капельки золотого дождя в то время, как муж резкими толчками входил в неё сзади...

Поход в кино мне, конечно же, понравился и запомнился.

Нефедов и Ермакова

Категория: Фантазии, Юмористические

Автор: Иван Броунов

Название: Нефедов и Ермакова

Нефёдов был забияка и пакостник, а Ермакова не знала, как ей жить. Она подолгу стояла голая перед зеркалом и рассматривала свою грудь. "Вот, - думала она, - у всех девочек растёт, а у меня не растёт". Действительно, грудь не росла. Ермакова брала себя большим и указательным пальцами за бледно-коричневый сосок, слегка оттягивала его и с грустью смотрела на образовывающийся плоский треугольник.

В пятницу на уроке биологии Нефёдов подсел к ней за первую парту. "Ермакова,- сказал он, - приходи сегодня вечером куда-нибудь. Придёшь?".

"Станем ли сравнивать анамнез и эпикриз?"- спросила учительница и выразительно посмотрела на Ермакову.

Ермакова вспомнила, что Гусева рассказывала, как Нефёдов "прижал" её у раздевалки. Ермакова тогда не совсем поняла, но ей стало тепло и немного тревожно.

"Нет, - сказала она, - не приду". "Тогда я буду тебе сниться"- сказал Нефёдов и положил ей руку на бедро. Ермакова плотно сжала колени, но руку не убрала.

Ночью Нефёдов подкрадывается к Ермаковой, стаскивает с неё, спящей, трусы, надевает их на свою голову, проворно взбирается по стене, подобно летучей мыши сидит на потолке, вращает глазами, шевелит пальцами ног, тревожит Ермакову, щекочет ей языком подмышки, прикасается к ягодицам, предлагает ей свои, кряхтит, попискивает, кусает ей волосы на лобке. Неприятный, беспокойный сон.

Утром в понедельник Ермакова подошла к Нефёдову, облизнулась и сказала: "Ладно, приду. Но ненадолго".

(Далее следует эротическая сцена, произошедшая между героями во время свидания. Дабы не нарушать стройности повествования, автор приводит её в виде примечаний в конце рассказа.)

Во вторник Ермакова уже не побаивалась Нефёдова. Напротив, чувствовала какое-то превосходство. Дополнительной уверенности предавала выросшая до положенного размера грудь. "Это любовь"- понимала Ермакова. Она гладила присмиревшего Нефёдова по коленям, а когда учительница отворачивалась, лизала ему шею. После всего, что произошло с ними тогда, он уже никогда не будет надевать на голову её трусы и кусать волосы на лобке. Начинается новая, по-настоящему взрослая жизнь.

* Прим. * (Наконец она почувствовала, как в руку выливается горячее и липкое. Так же было и во рту).

Судьба

Категория: Фантазии, Юмористические

Автор: Иван Броунов

Название: Судьба

Конечно, беспокоиться было не о чем. Егор знал это и так, но при виде красивого голого тела зав. производством Волковой, безмятежно распластавшейся на кровати, спокойствие проникало в самые-самые глубины егоровой души. Тихо и мирно становилось у него на душе, вот как в этот тёплый августовский вечер. Спокойно и хорошо. Что-то всё же его немного тревожило.

Волкова открыла глаза, ласково посмотрела на Егора и потянула за поводок.

Ошейник вдавился в шею и Егор пополз к Волковой. Было немного неудобно, т.к. руки за спиной были связаны. Он уткнулся в тёплое, шелковистое, пахнущее хозяйственным мылом межножье Волковой.

-"Ну давай, Егорушка, - сказала она и погладила его по взъерошенному затылку, - ещё разок, пожалуй, успеем. А то уж скоро придут."

Он привычно быстро начал работать языком, с удовольствием замечая, как начинает таять, слегка подрагивая, большое, похожее на кремовый торт тело заведующей.

- Ах! - сказала Волкова и сжала полными бёдрами голову Егора. Все звуки исчезли, Егор скорее ощущал, как громко хлюпает без устали двигающийся язык. "Главное ,- думал он, поглубже зарываясь носом, - не достаться Мельниковой. Злая она, спуску не даст. И ведь навсегда, на всю оставшуюся жизнь". Егор вспомнил, что о ней рассказывала Волкова, и инстинктивно плотнее сжал ягодицы. "А Волкова, она ничего, добрая баба, хоть и с причудами, конечно".

- А-ах: - простонала зав. производством и сильно натянула поводок, словно стараясь протолкнуть голову Егора вовнутрь. "Но лучше всего Куроедова". Он зажмурился, вспоминая сексапильную кассиршу, и плотно сжал губами клитор Волковой.

- Ах,- в третий раз произнесла она и как-то сразу обмякла. В дверь звонили. Волкова вскочила, отбросила поводок, накинула халат и побежала открывать.

Егор остался лежать на животе. В открытом окне он мог видеть фрагмент оранжевого заката и синий ствол растущей во дворе сосны. Поднимался ветер.

Через минуту все три женщины были в комнате. Старший технолог Мельникова плотоядно взглянула на влажный рот начальника. Красивая Куроедова провела ногтем по его ягодице.

- Ну вот, Егор, сейчас решится, кому ты достанешься, - сказала Волкова и снова намотала на руку поводок.

- Здесь четыре листа бумаги, - сказала Куроедова. На каждом написано имя одной из нас. Какой тебе выпадет, так тому и быть.

- А что на четвёртом? - спросил Егор.

Мельникова хищно моргнула и сжала губы. Куроедова отвернулась к окну. Волкова нервно дёрнула за поводок и виновато улыбнулась.

"В любом случае это судьба",- сказала она.

"Судьба выбирает человека, а не человек судьбу, - сказала Куроедова, - поэтому будет справедливо, если листок вытянешь не ты. К тому же у тебя руки связаны. Что символично". Мельникова нагнулась и тонким языком лизнула Егора в губы. Четыре листа бумаги лежали на полу.

"Второй справа", - сказала Куроедова. Мельникова, подняла листок, прочитала написанное и положила его на стол. Затем подошла к Егору и широко раздвинула ему ноги.

"Ты остаёшься у Волковой",- сказала она.

Куроедова нагнулась, подняла оставшиеся листы, два положила на спину Егору, а последний медленно разорвала и бросила обрывки в окно. Все трое перегнулись через подоконник, глядя, как похожие на бабочек кусочки бумаги медленно спускаются к земле.

Кабинка

Категория: Фантазии

Автор: Taurus

Название: Кабинка

Машины стремглав проносились мимо нее. Это было немного удивительно. Ведь еще какие-то 2 часа назад любая машина готова была остановиться и, не обращая никакого внимание на респектабельность, парни выпрыгивали из них и, виляя хвостами как дворовые собаки, почуявшие сучку, прыгали и кружились вокруг нее. Именно такой ее знали муж, дети и коллеги по работе - высокой шатенкой с короткой стрижкой, носящей изысканные деловые костюмы и носящей туфли на шпильках от Франка Фэрэ. Она была вице-президентом одной из столичных компаний. Но все это было днем. Все это было в мире, где правят мужчины, где ей необходимо выкладываться подобно буйволу, что пашет под солнцем в палящую жару, и в тоже время всегда оставаться свежей и без малейшего признака усталости на лице.

Ночь. Пора, когда все в городе меняется, в независимости большой ли это город или нет. Тем более в Вашингтоне. Сочетание порока и похоти, воплощенное в женскую плоть, стояло на обочине и безуспешно пыталось остановить машину. Но все куда-то спешили, не замечая ее. Хотя это довольно поразительно. Ее трудно было не заметить. От прежней роскоши и элегантной грации не осталось и след. Она была облачена в юбку-комбинезон из черной кожи. Из-под юбки стройно красовались две длинные стройные ножи в черных чулках, кромка которых едва выглядывала из-под подола, обнажая часть бедра. Пожалуй, единственным элементом одежды, который остался от ее дневного имиджа, были все те же шикарные туфли на высоком каблуке. Высокая форма их колодок восхитительным образом подчеркивала стройный подъем ее ног, заставляя напрягаться каждую мышцу икр и бедер.

У нее была среднего размера грудь. О такой говорят, что она помещается в ладошки. Не больше, не меньше. Она была плотно обтянута кожей комбинезона, под которым был лишь белый топик, напоминающий скорее не маленькую маечку, а бесформенный бюстгальтер. Макияж был едва заметен ввиду исключительно выразительных черт его лица. В ушах, за место дневных скромных, но очень дорогих сапфировых сережек, был два простых серебреных кольца невероятных размеров. Одним словом, ничего не отличало ее от современной, однообразно одетой, праздно шатающейся молодежи.

Она взглянула на часы. Было уже ровно одиннадцать. Вдали засеял огонек свободного такси, и она вновь безнадежно подняла руку. Такси медленно остановилось возле нее. Ее маршрут лежал в клуб "Тринити".

Клуб "Тринити" был абсолютно новым клубом, находящимся неподалеку от городской мэрии. Возле входа уже толпился народ в ожидании милости вышибалы, в чьих руках была красный разделительный канат, открывающий врата в райское наслаждение, врата в мир искушения, экстаза и полного транса. Она не в первый раз уже была здесь и успела познакомиться с "полезными" людьми. В ее руках была контрамарка, открывающая дверь в эту бездну невероятных ощущений. Зал был полон дыма и приглушенного света. Только лучи лазера, подобно стрелам периодически пронизывали его. Людей было, пожалуй, больше, чем снаружи. Все места у стойки бара были заняты. Вдоль стен стояли столики, разделенные друг от друга лишь небольшим парапетом. Кто-то курил сигарету, попивая джин с тоником, кто-то, пытался заклеить девчонок.

Она подошла к стойке бара и заказала B-52. Официант ловко смешал все компоненты этого смертоносного коктейля и поднес спичку. Пламя вспыхнуло, и бокал превратился в вулкан, из кратера которого вверх вздымались его огненные горящие язычки. Они отразились в ее светящихся от блеска глазах. В них можно было увидеть всю пылкость ее натуры, жар которой готов был испепелить все вокруг. Ловким движением официант загасил пламя, и она сделала первый глоток. Теплая струйка этого необычного коктейля прокатилась по ее язычку. Она закатила глаза, словно делая затяжку сигареты марихуаны. Лишь мгновение коктейль задержался у нее во рту и вот он уже согревает ее горло и грудь. Еще один глоток. Она повернулась и окинула зал своим страстным взглядом, подобно вампиру, что выбирает свою жертву. Казалось, что она знала на кого охотится.

Ее взгляд тут же остановился на высоком брюнете с красивыми вьющимися волосами. Он стоял перед стройной мулаткой и что-то ей объяснял, при этом сложив вместе ладошки. Это было скорее похоже не на объяснение, а на оправдание. В следующий момент мулатка, которая хранила полное спокойствие и казалась умиротворенной, несмотря на бурную речь парня, залепила ему звонкую пощечину и, схватив сумочку, выбежала из клуба.

Подобно огню, что-то обожгло ее лицо. Она словно почувствовала на себе пятерню мулатки. Ее бросило в жар, тепло прокатилось от щеки по спине к ногам. Огненный коктейль сейчас казался ледником. Парень еще минуты стоял в недоумении, провожая свою убегающую из зала спутницу. Она поставила бокал на стойку и закурила сигарету. Все это она проделала, не отрывая глаз от брюнета. Грациозно соскользнув с высокого барного стула, она направилась по направлению к нему. В ее шагах была уверенность и твердость. Но в тоже время ее походка была грациозной и воздушной. Она приблизилась к нему. Он все еще не замечал ее. Как подкарауливающая свою жертву пантера она пробиралась к нему не отрывая от него своих глаз. Еще один шаг. Последний. Ни слова не сказав, она взяла его за руку и потащила за собой. Не успев опомнится, он уже был в туалете.

Дверь кабинки закрылась. Несильным, но уверенным толчком она посадила его на опущенную крышку. Он все еще ничего не понимал. Он смотрел на нее широко раскрытыми глазами. Она, широко расставив ноги и слегка задрав, обтягивающую ее страстные бедра, юбку она села ему на колени. Ее руки обвились вокруг его шеи подобно анаконде. Через мгновение он почувствовал как ее горячий и влажный язычок, проскользнув мимо губ и зубов, уже обвивает его язык. Длинные и тонкие пальцы вонзились ему в волосы. Она схватилась за них и резким движением оторвала его от себя. Словно две горящие спицы пронзили его глаза. Это был ее испепеляющий взгляд. Это был уже не тот взгляд, с которым она подходила к нему. Широко раскрытые глаза блестели и переливались. Они пожирали его всего, пожирали его целиком. Он слегка приоткрыл губы. Это движение не осталось без внимания.

Она, едва прикасаясь, облизнула их. Руки разжали волосы и стали медленно скользить по широким плечам роскошной мужской фигуры. Она сменила направление движение рук, и вот они уже на его в меру накаченной груди. Его соски были возбуждены и отчетливо просматривались сквозь белую шелковую рубашку. Она без труда их нашла и слегка сжала. Не какой бы тонкой не была рубашка, она не может передать тепло и ощущение прикосновения к телу. К мужскому телу. Одним движением она разорвала ее на нем, и ее взгляду предстало красивая мужская грудь, чутко очерченная линиями мышц. Два аккуратных возбужденных соска увенчивали каждую ее половину. Ниже просматривался безупречный пресс, строго расчерченный на квадратики. Да, он следил за своим телом. Он трижды в неделю проводил по два часа в спортивном зале. Не было ни одной женщины, которая бы не хотела хотя бы прикоснуться к его упругому и красивому телу. И вот сейчас оно было у нее в руках.

Он нежно опустил лямки ее комбинезона, обнажив вздымавшуюся грудь, которая просто вырывалась из тесного топика. Его руки проскользнули под него, и одним движением топик был снят. Ее руки уже дрожали от возбуждения. Но ей все же удалось расстегнуть молнию его брюк. Юркой змейкой рука проскользнула туда, откуда уже исходило ощущение мощи и силы. Да она не ошиблась. Он был могуч везде. Тем временем его руки уже полностью подняли ее юбку, под которой не было ничего. Аккуратно выбритая стрелка словно указывала ему на то место, где он желанен, на то место, которое ждет его. Две впадинки возле привлекательного холмика Венеры манили его. Он прикоснулся к ним средним пальцем, а затем медленным, но уверенным движением проскользнул между ног. Возбуждать ее больше не имело смысл. Она была уже и так возбуждена до предела. Ее клитор увеличился в размерах и торчал шишечкой на пути его пальцев.

Двумя пальцами он погрузился во чрево порока. Сделав несколько движений пальцами, он приблизил ее к уже извлеченному ею члену, который она страстно ласкала обеими руками. Через секунду его головка ласкала ее половые губы. Она не спешила, пытаясь растянуть это дьявольское удовольствие. Но ее дрожащие ноги не выдержали и подкосились. Она полностью опустилась на него. Он глубоко проник в ее плоть. От удовольствия она прикусила свою губу. Он закрыл свои глаза и сделал глубокий вздох:. Их движение были четкими и ритмичными. Их полностью поглотила стихия страсти. В их крови был животный инстинкт.

Хлопала дверь туалета. Из зала доносилась музыка. Она невероятным образом попадала в такт их движениям, которые становились все быстрее и быстрее. Ее грудь была на уровне его рта. Она прижала его голову к ней. Страстно впившись в ее соски, он стал одновременно покусывать и щекотать их. Взявшись за них пальцами, он стал легко пощипывать их, тем временем его язык проник между грудей. Оттуда он начал свое восхождение по крутым склонам ее шеи к кратеру, издающему нечеловеческий стон. Впившись в ее пылкие губы, он взял ее за ягодицы. Он прижимал ее как можно плотнее к себе.

Движения участились. Дыхание стало коротким. Она зажмурила глаза и издала неистовый стон. Они застыли в неподвижной позе. Подобно виноградной лозе они оплели друг друга руками. Подобно скульптуре Родена из белого мрамора это изваяние, являющееся вершиной страсти и наслаждения, без движения восседало еще несколько минут. Они неистово прижимались друг к другу. Но даже такие сладкие мгновения когда-нибудь кончаются. Был конец и у них:.

Уже было 2:00. Она неслась в такси домой. Завтра из Калифорнии должен приехать муж и дети. Она облокотила голову на боковое стекло. Перед ее глазами проскальзывали яркие рекламы и светящиеся вывески. Но они казались ей черно-белыми по сравнению с теми красками, которыми были раскрашены мгновения, когда она владела парнем, когда он владел ею. Туалетная кабинка, а не кровать была мольбертом, их пальцы, а не кисти художника - вот что создавало сегодня ночью незабываемую картину, которая навсегда останется в их памяти. Какие еще картины создаст эта маленькая кабинка. Кому еще она послужит незаменимым средством воссоздания своих скрытых фантазий.

Трудно быть отличником

Категория: Фантазии, Подростки

Автор: SEOL

Название: Трудно быть отличником

А какая у нее задница! Когда нарочно мимо проходит, покачивая ягодицами, сразу всю математику перезабудешь. Сейчас она сидит на второй парте, у окна. Черт, как же красиво ее весеннее солнце освещает! Я так кажись, скоро поэтом стану. Я на третьей парте в ряду по центру, до нее рукой дотянуться можно! Аня, как же ты меня волнуешь! Черт, контрольная же идет. Объем шара равен... А груди у нее, кажется, сейчас из топика вывалятся. Как ей этот топик идет. Сегодня она вообще классно выглядит. Кудрявые карие волосы спадают до плеч, по бокам заплетены в косички с разными ленточками и бантиками. Светлый топик еле вмещает груди. Коснуться бы их... хоть разок. Такие мягкие, зовущие. Наверно. На ее ногах джинсы, безумно здорово обтягивают ее стройные бедра, попку и икры. В пупке блестит колечко. Не люблю вообще все эти украшения, но хотел бы я быть вместо этого колечка там. Рядом с ее киской.

Блин, пи эр умножить на вэ. Этот хмырь, что сидит рядом, мне калькулятор отдаст когда-нибудь? На правом плече у нее черная татуировка - переплетение разных завитушек и полосок. Говорят, она еще две татуировки сделала - на груди и в паху: Розочку, говорят, ей нарисовали. Не, это вряд ли. Зачем ей такие груди еще украшать - они и так у не супер. Как она здорово села - облокотилась на левый локоть, так что я вижу вырез топика. На ней сегодня нет лифчика. Ткань, прикрывающая эту красоту тонкая, я соски ее через топик вижу. Напряглись... Не от математики же? Ну давай, спроси у меня что-нибудь. Я тебе хоть всю контрольную эту решу, только за то, что ты надо мною склонишься. Или дашь себя погладить. По этим обтянутым джинсой полушариям ягодиц.

Да, все уже решил, Иван Иванович. Вот, сдаю. Как всегда, раньше всех в классе. Этот тормоз, что рядом со мной сидит, еще только две задачи из пяти решил, и еще одну с ошибкой. У него там формула не правильно, я сразу заметил. Ладно, пусть помучается, не буду ему ничего подсказывать. Лучше повернусь опять к окну.

Она что-то пишет со шпаргалки. Шпаргалку она положила между ног и придерживает левой рукой. Со стороны кажется, что она нежно ласкает себя между разведенными бедрами. Все написала. Встала из-за парты. Положив лист на учительский стол, сладко потянулась, нарочно, перед всем классом, так что качнулись ее большие груди и чуть задрался топик. Шаг назад, достала из сумочки пачку, зажигалку, махнула подружке: "Настюх, пойдем покурим". Голос у нее чуть хрипловатый и всегда томный, словно она всегда в экстазе от своих слов. Нарочно же бедрами при ходьбе покачивает! Хвалится и джинсами за сто долларов, и подтянутостью попки. Анечка, Анечка.

Подружка ее, кстати, тоже ничего. Особенно после того, как в салоне ей сделали аккуратную короткую прическу, подобрали кофточку и украшения, чтоб подходили и к смуглой коже, и к черным волосам, и к маленьким грудям. У Анечки груди намного больше. И лучше.

Вот Машка тоже контрольную сдала. Всю у Антона списала, я знаю. Он тоже в математике рубит, не так как я, у него геометрического мышления нет, но все же. Везет ему. Он уже месяц Машке контрольные пишет, а она с ним спит. Сегодня утром они вместе у метро презервативы покупали, а смеялись при этом, будто что смешного в них нашли. Прямо на первом уроке Машка передала одну пачку "Лайфстайла" Анечке, подмигнув ей при этом. А она засмеялась. Тоже.

На третьем ряду на последних партах вдруг слышен пронзительный писк и приглушенных смех. Ага, Таньке, пришедшей сегодня в новой красной кофточке, сидящие сзади парни расстегнули сквозь кофту застежки лифчика. Весело. Как она отреагирует? Да никак, только наиграно возмутится. Она такие шутки этим парням прощает. Но спит не с ними, я видел ее другой встречал... Повезло им, что Иван Иванович в другую сторону смотрит.

На биологию народу пришло раза в два меньше, чем было на математике. Они что, не понимают, что если наш биолог обидится, то не поставит даже четверки в году? А биология в аттестат идет? Или им сейчас сексом заниматься важнее, чем потом в институт поступить? Аня, кстати, тоже не появилась.

Вот и этот урок кончился. Сейчас физика этажом выше. Мне по физике точно пять в четверти поставят, а зато можно поподсказывать нашим девчонкам.

Физик что-то задерживается. Мне, например, совсем не интересно стоять в коридоре с моими слабоумными одноклассничками. Ого! Анна вернулась! Неужели решила сходить на физику? Какая удача, надо будет сесть рядом с нею и помочь задачку решить... А там посмотрим, еще может что случится...

Она подошла ко мне! Господи, я ей в топик заглянуть могу! Какие же у нее груди красивые! Не может быть. Ее рука меня обняла за талию! Надо ей в глаза посмотреть, что ли. А то нехорошо получается. Как я об этом мечтал. Наши глаза рядом. От нее пахнет табаком, пивом и косметикой. Ее темные глаза блестят от выпитого. Она ко мне бедрами прижалась. Надо ее обнять, я видел, за талию, вот так обнимают: Но не бросать же портфель на пол?! Вторая ее рука ложится мне на плечо, она прижимает меня к стене и сама приникает ко мне. "Эй, отличник! Хочешь? Пошли ко мне домой любиться?" К ней? Она меня сама зовет, вот это да! Но... я же работаю сегодня вечером... Аня, ты пойми, я тебя не могу проводить, так уж получается. Она хрипло смеется. Запрокидывает голову, ее волосы струятся по плечам, груди качнулись в такт смеху, она все еще прижимается ко мне бедрами. Она меня любит, она же сама сказала. Я обнял ее за талию.

А эти, вокруг, почему смеются? Даже хохочут, Димка сползает по стене от хохота, Настька тоже веселится во всю. Нет, это они просто мне завидуют. Потому что Аня сама подошла ко мне! "Ты что, обнимать не умеешь?" Ее рука перетащила мою ладонь с талии ниже. Под онемевшими пальцами - ее попка, такая красивая, такая нежная, я ее чувствую даже сквозь толстую джинсу. Ну почему пальцы онемели, надо хоть погладить эту красоту... "Ну если не можешь домой, давай прям здесь! А то что ты на меня все смотришь, так и онанистом стать можно!" Она, смеясь, сама сжала рукой мою ягодицу! Вот это да! Но не при всех же! Он смотрят, потом еще ржать будут всю четверть!

Аня потащила меня в туалет. Я ели успел захлопнуть за нами дверь. Вот мы с ней одни: Она все больше пьянела, толкнула меня к стенке, а сама встала напротив. Подняла руки, словно в танце, затрясла плечами, так что груди качнулись под топиком, дернулась всем телом. Потом резко задрала топик вверх. Ее соски оказались чуть темнее и больше, чем я всегда представлял. Я их всего миг видел, эти ее полные, налитые груди, а показалось - вечность!

Ткань снова скрыла полушария ее грудей, когда она отпустила края топика и облокотилась о стену, к которой я прижимался. Получалось, что она прижимает меня к стене. Запах пива и вина стал еще сильнее. "Ну, сто, ты мужик или нет? Давай?" Она почти упала на меня, пытаясь поцеловать и одной рукой искала ремень моих джинсов. Я даже не знаю, что делать дальше. Я же совсем не так себе это представлял... И не в таком месте. Господи! Уже физика началась! Если же на урок опоздать, физик мне потом может пять в четверти не поставить! Нет, Аня, ты не понимаешь, мне же медаль не дадут!..

Я выскользнул из-под руки красотки и побежал по коридору к закрывающейся двери кабинета физики. Аня хрипло смеялась мне в спину, да ну и пусть. Уф, успел! Так, все первые парты заняты. А, вот место рядом с Катей есть. Она кстати в физике ничего не смыслит, хуже всех в классе. А вот фигура у нее очень даже ничего... И груди красивые. Надо будет потом еще посмотреть...

Этюд

Категория: Фантазии

Автор: Евгений Торопов

Название: Этюд

Fiat lux!"...ничего нет на свете,кроме любви, еды и гордости."братья Стругацкие "Улитка на склоне"</p>

Попросил я как-то Волшебника и одолжил он мне на время машину времени. Хотел я проследить как через века Эрос пробивал путь к власти. Надеваю розовые очки. Сажусь в кресло и двигаю рычаг вдоль шкалы времени.

Вот чопорные люди бродят по серым улицам. Изредка лишь то в одном окне, то в другом шевельнет ветром занавеску и мы заметим девушку, с удивлением рассматривающую себя перед зеркалом. Она изучает себя. Она трогает чувствительными пальцами то в одном мягком, упругом или покрасневшем месте, то в другом и ЧУВСТВУЕТ. Или в ином месте, словно звери, укрывшиеся простыней - самец и самка, слепо тычутся всем, что у них есть в жажде продолжить род.

Нет, бескультурно все. Дико. Необузданно, неосознанно, неподчинено. Едем дальше.

Пошленькие разговорчики. Заигрывания, похихикивания. Ни во что, по большому счету, не ставится ни мужчина, ни женщина. В общем, Еда и Гордость.

Вот! Вот прорвало почти. Уже заходит фаллос Эроса концом своим в преддверие будущего. Мода, чувственность, красота. Но хотя скованно еще: позы, позы. В журналах, на экране, в жизни. Туда-сюда и шараханье друг от друга. Боязно, непривычно. Трогают, щупают, но уже с некоторым удовлетворением - вот мы уже знаем КАК, чтобы не было так уж пошло. Надо делать элегантно, красиво, с любовью.

Дальше, дальше!

Уже нудисты ступают на пляжи и вздыхают полной грудью и запах мира совсем другой, чем был раньше. Свободой пахнет, гармонией. Теплый или даже горячий песок отдает свой огонь ступням и проходит огонь вместе с кровью и наполняет все члены тела. Энергией. Смотрите, наслаждайтесь. Когда изучили себя, изучайте другого. Может быть другой и не так уж плох. Он прекрасен! Смотрите как он сложен гармонично, сколько в нем потенции, которая может быть превращена в чудо. Они съедают друг друга глазами. Вода, солнце и ветер, залезающий чтобы убить стыдливость в самых укромных уголках. Они трогают друг друга и ощупывают. Они обнимаются! Красота к красоте. Они целуют друг друга, они плачут от счастья и смеются. Человеко-Боги. Вот где свобода, равенство и братство сливаются в единое... Мм-м! Всех вас люблю. Люблю, люблю.

P. S. Так что все-таки лучше: любовь, еда или гордость?

- Fiat lux! - Да будет свет! (лат.)

Лифт

Категория: Фантазии, Эротика

Автор: Наташа

Название: Лифт

Если ты страдаешь клаустрофобией, этот рассказ не для тебя. Если ж нет, добро пожаловать в закрытое пространство, ограниченное четырьмя стенами, полом и потолком. Для усиления приятных ощущений, три стены этого помещения зеркальные, а одна раздвижная. Догадался? Ну конечно, речь пойдет о лифте.

Итак, ты и твоя спутница находитесь в зеркальной кабинке, которая несется вниз. Кажется, что она совершает путешествие к центру Земли, а вы стали невольными заложниками прихотей этой уникальной двигающейся конструкции.

Когда ты входил в лифт, твоя рука покоилась на талии твоей спутницы. Ей там было тепло и уютно, потому что дугообразная "кривизна" ее фигуры, как-будто предназначена для твоей ладони. Теперь, в фосфорическом свете кабины при нарастающем ощущении опасности и неизвестности, ты притягиваешь податливое тело ближе к себе, повинуясь подсознательному желанию защитить. Но женщина, расценивает это движение совсем по другому. И вот - она воск в твоих руках. Прижимаясь округлой попкой к твоей ширинке, она начинает покачивать бедрами из стороны в сторону. При этом ее рука уже давно освободила твой растущий орган от жестких рамок, которые диктует покрой делового костюма. Ты закрываешь глаза, но не только от удовольствия, а еще за тем, чтобы убрать из поля зрения "возмущенный" затылок еще одного пассажира несущегося в неизвестность лифта... Кабина вздрагивает, остановка, "затылок" исчез. Вместо него в лифте появляются искусственные локоны и кривая усмешка молодящейся старой девы. Твоя спутница, свободной рукой, как ни в чем не бывало, нажимает кнопку верхнего этажа, мило улыбаясь новой свидетельнице твоих сладких мук.

Еще пара минут, и вы одни. Юбка взлетает вверх. Шелковая имитация нижнего белья не может стать препятствием для настойчивых рук. В зеркале напротив, ты видишь слегка раскрасневшееся лицо, с приоткрытыми губами и манящим зеленым взглядом. Ее ноги раздвинуты, спина изогнута и ей приходится кусать свою руку, чтобы приглушить рвущийся из груди стон...

Ну что, ты найдешь здание, в котором, как минимум 30 этажей, чтобы дополнить мою фантазию новыми пикантными подробностями?

Неожиданность

Категория: Фантазии

Автор: Saint

Название: Неожиданность

Произошло все как сказать неожиданно юзал я по чатам и вдруг имя её заворажило меня,настолько что я прекратил общения зациклился и пошло поехало как по накатанной уговоры ответить но получал игнор.

И вот сплю и чувствую что сон улетучивается приоткрыл один глаз и вижу девушку очень красивую необычной красоты таких мало или нет совсем которая начинает играть с моим стержнем да так что дух захватывает потом она перебралась выше и выше вот она уже ласкает мне нос, потом так интересно переходит опять к нему самому и у меня нет сил сдерживать желание я накидываюсь на неё одержимый неизвестно каким чувством срываю с неё одежду и ласкаю её всю с ног до головы вхожу в неё своим острым язычёк и достаю кажется до самого её начала, она ответно не реагирует просто продолжает наслаждаться моим молодым стройным телом, я начинаю волноваться от такой неожиданности,вхожу в неё также не обращая внимания на неё пытаюсь игнорировать её ласки и тут чувствую горячую струю оттуда куда две минуты назад я вошел с особым смаком неужели она кончила так и не начав,я пробую ещё раз возбудить её и о чудо у меня получается она опять заводится,но так и небращая на меня ни малейшего внимания,я обратил внимание что она подставляет мне свою изящную попку и не упуская момента вхожу туда, и опять она кончает не успев начать.

Кажется это продолжалось вечность, на утро я проснулся усталым и моё мужское достоинство если его можно было назвать так после этих утех, но что делать принимаю душ и иду на работу захожу на почтовый ящик и чуть не теряю дар речи, мне письмо от той которая не реагировала на мои просьбы ответить, с фотографией и подробным описанием нашего ночного праздника.

И ведь самое что интересное я и представлял её такой как и вышло, больше я такого не с кем не испытывал такой неожиданной и в то же время холодной ночи которая так заводила нас обоих не думая ни о чём.

Я рад что мы с ней встретились при таких обстоятельствах и при них же остались.

Но как она узнала всё про меня наверно это так и останется загадкой.........

Ночь на горячем пляже

Категория: Фантазии

Автор: dbm Браво Мольер Д. (mofo)

Название: Ночь на горячем пляже

После целого я на горячем пляже... весь в песке... чувствуешь как соль на твоей коже. Так хочется, чтоб хоть немного дождя бы выпало... да нет его, нет. Уставший от всего хочется все-таки дождаться того момента, когда первые капли чистой воды прольются, воздух станет мягче, легче. А море... море станет тихим... несмотря на дождь оно тихое... теплое....

И так уже 10 вечера, уже понимаешь что дождя не светит... и тем более доехать до дома и принят по крайней мере душ. не вольно возникает вопрос....а где ночевать то? Знакомых по близости нет... Ну и? машина может быть? на вряд ли...в этих местах только местные хинетеры (бабочки) могут сесть в машину....ну это конечно же условно. Ну что ж... море... ночь... море... музыка... море... мечта... одиночество... одинокое море. Казалось бы что по этому оно может забрать на всегда.... Проходит несколько минут.. секунд... мгновения...и уже не чего не видно...только одинокий фонарь. И даже хоть далеко, но его свет согревает.. Дрожь по телу проходит... от жаркого летнего дня все переходит в холодную ночь. Луна своим сиянием все больше и больше освещает...но стоит лишь закрыть и открыть глаза...как сразу же лунный свет который был секунду назад превращается в тьму...освещая океан...и не большие волны...и так минута за минутой.

Закутавшись в собственной одежде...засыпаешь...шум ветра в ушах...приятный, словно ласкает.

Уже готов вступить в царство снов.....и мечтаний...из далекого мрака....слышен смех. Открыв глаза понимаешь что не так уж этот мрак и далек... Там так близко и в тоже время так далеко видно как друзья после бурного дня расстаются. Но почему?... Они должный идти домой?...нет.... кто-то приближается?...и проходя мимо того фонаря внезапно ясень узор....еще два шага ближе.. и виднеется телосложения....Девушка?....в такую ночь.....она все ближе и ближе...может заметила?... она одна?...да нет.. это мое воображение. Спустя секунды кто-то подходит...да это она!..

Еще не видя её....она заговаривает....это со мной?....нет?....ну с кем же еще?......тут нет больше не кого. Все ближе подходит... но голос... такой знакомый.... сладкий... нежный... который прекрасно слышно... хоть и волны разбиваются об берег со всей силой. Дрожь которая прекратилась только что пару минут назад возвращается... неловкость....что сказать?....привет?..... "Привет" слышно в ответ.... вот этот голос.. так бы его и слушал...как музыка...

Стоя на близком расстояние... и все равно не видно....Обменявшись некоторой словами друг о друге...чувствуешь что она собирается остаться....она хочет этого...а мне и в прочем некуда идти Молчание....где она? спрашиваешь себя...не ужели ушла?....нет... этот голос я хочу у слышать его еще раз в друг луна... выходя из облаков отсвечивает...этот нежный цветок...покрытый росой в ночи.... ...и голос.... И это не сон... это правда....голос что-то говорящий тебе... и думаешь это рай?....она ангел?... не может быть?...Но это правда... и её дыхание все ближе и ближе... Вдруг: прикосновение! ... это она... её рука... это как прикосновение лепестка... боишься даже шевельнуться, дабы не повредить этот нежный цветок...

Тут, не находя слов... да и впрочем зачем они... Раскрываются все чувства... сближение продолжается... И вот уже чувствуешь тепло её тела....все чувства сливаются во едино....это не любовь... это лучшее.... это бессмертие.... Это то что всегда хотел... и вот... она в твоих руках... В этот момент готов поверить во что угодно: даже в не существующую любовь. Этот момент... лишь бы он был вечно.

Постепенно руки... и одурманенный разум... включаются... И приходят бесконечные ласки...( о блин это я пищу такое какой ужас) медленно...очень медленно...при этом ощущая каждый миллиметр её кожи передвигаешь руки. Это чувство блаженства... это морская гладь... теплая... При этом легкий ветерок проходиться по её телу, придавая все больше силу ощущениям через контраст температуры... это океан. Тела, окутанные тонким слоем песка и соли соприкасаются друг с другом. Страсть по немного начинает кипеть: гореть... как огонь...как солнце....и эта сфера тепла расширяется...Она еще в полуодетом состояний....она медленно снимает... промокшую майку.. с тебя... ты с неё.... продолжая при этом целовать друг друга( хоть и не удобно немножко но). Это тонкое прикосновение... губами к её телу: к её шее... к её щеке...

Легкое ощущение соли на губах... которое совсем не заметно превращается в сладкий сахар: мед... хочется еще раз попробовать... Нежно целуя в пупок, по том выше, и еще выше она отдается тебе... этот ангел в твоих руках... такая хрупкая... такая нежная: такая горячая. Чувствуешь каждый изгиб её тела. Повисшая на руках медленно опускаешь её на песок. Ложишься рядом... чувствуешь её сердце, её дыхание вместе с твоим: немного дребезжащим... Слова произносишь в слух... мысли... которые только об одном и шепчут... "Algunos quieren dinero, otros poder pero yo solo quiero un rinconsito en tu corazon para poderte querer" щеки соприкасаются....чувствуешь её лицо... оно немного холодное... немного горячее...не отпуская её в друг на секунду устремляешь свой взгляд в небо....Тут она по тихонько ложиться поверх тебя....садиться......лунный свет освещает её тело... её грудь...её лицо....её губы приближаются к твоим... и медленно стараясь удлинить этот момент.. хоть на целую вечность... она целует тебя......Этот вкус: росы... нет, он еще нежнее... он не забываемый... Ты не хочешь останавливаться... но надо дышать... надо еще взять глоток воздуха, кислорода... и продолжить

Вечный поцелуй... обнявшись при этом... слегка поддерживая её за спинку... не хочется её отпускать не на секунду. Опять ложишься на спину, и она начинает целовать тебя... почти точно там же где и ты прикоснулся своими губами к её телу. Твой пальцы пронизывают её волосы... ты тянешься опять к её губам.. но она с легка отворачивается... она тоже хочет почувствовать твой поцелуй пробегающиеся по нею.

Не забываемая свобода... её тело принадлежит тебе... а твое ей... Пламя страсти становиться все более горячим... и холодный ветер не как не помогает... это уже огонь: а ветер только возбуждает его еще больше. Взяв на руки несешь её в океан... море... по крайней мере... оно остужает.

Но ночная роса делает море теплым... и в этом порыве свободы формируется водоворот страсти и любви: который только затягивает еще сильнее и сильнее. И в нем находят отражение все твои мечты... желания....

******

На утро, внезапно проснувшись от шума волн... ищешь её... но её нет... но хочется верить... что все это было правдой: этот голос: эти поцелуи... эта страсть... это пламя... которое вечно будет гореть во мне.

Фантазии по "мылу"

Категория: Фантазии

Автор: КАЙТ

Название: Фантазии по "мылу"

Сладенькая, как ты смотришь на то что бы поделиться друг с другом своими фантазиями. Мы могли бы рассказать друг другу что-то интимное, что нам нравится делать. Если ты не возражаешь я начну. Представь, что я сижу на диване, смотрю телевизор, уже вечер... Скучно и одиноко. Я поднимаю трубку и звоню тебе.

- Привет... как дела... Не занята сейчас?.... Здорово, может зайдешь ко мне, посидим, чайку попьем, мне друг касету классную дал, посмотрим... конечно, жду...

Через полчаса ты звонишь в дверь, я подхожу открывать, на мне легкие тряпичные шорты и шлепанцы. Ты стоишь на пороге, в платьице, которое только чуть прикрывает твою великолепную попку. я приглашаю тебя войти, мы трепемся о том о сем, и я иду на кухню поставить чайник. Ты в это время уходишь в комнату и включаешь видак... Только вот кассету ты перепутала... Там оказалась запись моего друга, которую он сделал со своей знакомой. Ты включаешь ее и не можешь заставить себя выключить... когда я вхожу в комнату ты сидишь на диване, и не отрываясь смотришь как Ольга делает Диме миньет, камера накатывается ближе и ты наслаждаешься видом Диминого члена, он у него не маленький... Я сажусь рядом, ты уже дышишь неровно... я чуть целую тебя в шейку, чувствую твой обалденный запах...ты пахнешь сексом, желанием.... я чувствую твое тепло, ты вся горишь я продолжаю целовать тебя и ты отвечаешь.. мы встаем с дивана, я обнимаю тебя, ты прижимаешься и чувствуешь бугор у меня в шортах... твоя ручка гладит его, ты сквозь ткань можешь понять какой он твредый...Вдруг ты понимаешь, что не только мой член упирается тебе в животик... ты чувствуешь своей аппетитной попкой другой ствол, который пульсирует у тебя между великолепных половинок попочки, две руки сжимают твои грудки, тискают их чуть покручивая сосочки, и жаркое дыхание шевелит волосы у тебя на затылке..

Ты вопросительно смотришь на меня - я отвечаю, помнишь Диму, которому Ольга делала миньет? Это он.

Мы с Димой в четыре руки раздеваем тебя И вот нашим похотливым взглядам предстает твое божественное тело, твои грудки вызывающе торчат...Дима так накрутил твои сосочки, что на них можно что нибудь повесить... Твой взгляд останавливается на наших шортах... Ты подходишь и вот через секунду два горячих ствола оказываются у тебя в ручках.. Ты смотришь на наши бордовые головки и чуть поддрачиваешь стволы...

Это еще не конец! Если тебе понравилось - ответь, А еще лучше продолжи историю, Мне будет очень приятно.. пока я писал все это мой член стал совсем твердым, я очень хоу почувствовать твои горячие губки на нем, и увидеть твою великолепную влажную щелку перед своим лицом, что бы я мог облизать твою смазочку, такую вкусную, я хочу поиграться с твоим упругим клитором и сосочками....

Целую тебя, солнышко!!!!

Жду ответа, с огромным нетерпением!!!!!!!

привет, красавчик!!!

твоя фантазия безумно возбуждает... хочу ее продолжить... ;-))

мы падаем на твой огромный диван ... я начинаю ласкать языком твой член..... я чувствую нежные прикосновения Диминых губ и языка к моей влажной киске....

твой член все увеличивается у меня во рту...... я периодически отрыва-юсь от него чтобы полизать твои яйца........ и ниже..... добираюсь до ануса и обратно языком к твоему красавцу...

Димин язык просто атакует мою киску..... слизывает мои соки......

Но в твои планы не входит так быстро кончить..... ты отодвигаешься от меня, Димка с сожалением отрывается от моей киски....

-Солнышко, признайся, ты всегда мечтала поласкать мой член....., - Дима ласкал руками мою грудь, его член так и просился в мой рот... и конечно я не могла устоять..... как ни странно, размер его члена не очень мешал проникать мне глубоко в рот... Димка начал входить в мой рот резкими толчками, и в этот момент твой член сзади ворвался в мою киску.... Мы вошли в единый ритм.... А тут еще и твоя рука, ласкающая мой клитор..... я просто забилась в оргазме....в этот момент мой рот заполнился спермой.....а еще через минуту кончил ты....

Мы обессиленно валимся на диван..... через некоторое время Димка притягивает меня к себе и его нахальный язык проникает в мой ротик..... а твои руки гладят мою попку, пальцы массируют анус....

-А ты порнушку про меня с подругой до конца досмотрела??? - хитро спрашивает Дима, подмигивая тебе...

- Нет, успела только до конца минета...

- Давай досмотрим....

Мы сидели на диване и пили мартини, а на экране телевизора разворачивалось продолжение истории.... На экране Димка в ударном темпе трахал свою подружку, стоящую "раком". Камера то и дело показывала лицо Ольги, искаженное удовольствием... ее стоны возбудили бы даже мертвого...

- ООоо.......да........... сильнее... оттрахай меня.... Да....... Да......... , - Ольга начала кончать.... Ее тело выгибалось. Она вцеплялась руками в кровать, ее просто трясло.. стоны перешли в один непрекращающийся вопль.....

Я уже очень сильно завелась и, проникнув рукой под твой халат, начала ласкать твой член..

- Кстати, Ольга не знает, что все это снималось на камеру...., - улыбнулся Димка.

В это время на экране в позе 69 Ольга сосала Димкин член, а он дразнил языком ее анус... иногда засовывая туда пальцы..... потом он уложил ее на спину, высоко задрал ей ноги и вошел в попку.... Оля застонала от боли, но через минуту это больше стало похоже на стоны удовольствия.....

- Я хочу твою попку, - сказал Димка мне на ухо достаточно громко, и игриво куснул за мочку.....

- Я тоже хочу, - сказал ты, массируя рукой предмет своего вожделе-ния....

Продолжение следует????

Жду ответа,

КАЙТ

P.S. Классно, что ты любишь лизать девушкам киску....

Я просто обожаю ласкать киску язычком, меня это заводит, так что я готов кончить в тот момент, когда девушка кончая вжимается своей щелкой мне в лицо, я обожаю дразнить клитор язычком, а переднюю стеночку пальчиком....Я обожаю видеть и чувствовать как девушка выгибается от удовольствия в тот момент, когда я втягиваю ее клитор себе в ротик....

Я тоже хочу!!! - сказал я...

Я ложусь на спину и ты устраиваешься на мне верхом Моя головка моментально находит твою горячую мокрую дырочку... Из тебя течет, так что мои волосики на лобке моментально оказываются мокрыми.. Я чув-ствую твой жар, как твоя щелка тесно обволакивает мой ствол.. Как она вздрагивает... Дима ручками раздвигает твою попочку... Его ствол все еще очень мокрый от твоей смазки и спермы, Дима головкой проводит по твоему анусу, чуть надавливает на него, ты подаешься ему навстречу, но таким образом мой ствол выскакивает из тебя... ты возвращаешься на-зад.. Дима медленно давит на твою попку. Твоя коричневая сладенькая дырочка поддается и вот уже его головка в тебе... ты охаешь... да, сол-нышко, я чувствую как Димин член с трудом пробирается тебе в попку, я чувствую его головку сквозь тонкую стеночку в тебе...

Когда Дима вошел в твою попку целиком, я стал выходить, мы постепенно вошли в один ритм, ты уже не стонала ты просто кричала - При этом ты уже перестала соображать что говоришь, ты кричала - "Да.... ебите ебите меня жеребцы, порвите мои дырочки..... бляяяяяя ваши хуиииииии ...... хуиииии.... ебите меня, сильнеее!!!!" потом ты уже не могла говорить вцепившись мне в плечо зубами.... Дима от возбуждения схватил тебя за плечи, потянув на себя, так что его член оказался в твоей попке до само-го основания..... ты только охнула еще раз и я почувствовал, как твоя щелка сжалась , потом еще и еще раз... ты кончала, кончала как заве-денная, твои дырочки пульсировали, сжимая наши с димой стволы... все сильнее и сильнее...

Продолжение следует....... Целую тебя, малышка, во все твои ненасытные дырочки!!

Фантазии по "мылу" 2

Категория: Фантазии

Автор: КАЙТ

Название: Фантазии по "мылу" 2

Привет солнышко!

Готова продолжать ...)?Извини, что не писал, не мог....

Я звоню тебе вечером...

- привет, солнышко!

- Привет мой ласковый

- Как ты смотришь на то что бы посетить вечеринку в нашем клубе сего-дня?

- Отлично!!! А что мне одеть?

- Ну пожалуй платьице, то самое, обтягивающее, с декольте, таким, что твои грудки будут едва прикрыты, доходящим тебе до середины бедра, или даже чуть выше, с разрезиком сбоку.... одень трусики, с дырочкой для щелки, чтобы не надо было их снимать..... и пожалуй все, лифчик не надо...

- Договорились! Заедешь за мной?

- конечно!

Через полчаса я был у тебя, ты вышла мне навстречу, вид у тебя был просто потрясающий, у меня моментально вскочил член. Я обнял тебя, ты почувствовала мой бугор...

-Ну что никуда не идем?

-Ты что, у меня для тебя есть сюрприз!!

Вскоре мы оказались в клубе, полутемень, музыка, мы заняли столик не-далеко от сцены... Все взгляды были направлены на тебя.... У мужиков

разве что слюна не капала... Правда ты обратила внимание, что мужиков было немного, в основном девушки, тебя это слегка удивило, но когда на сцену со свистом и улюлюканьем выбежало 5 крепких красивых парней, ты поняла, что я тебя привел на мужской стриптиз...

Вскоре парни на сцене остались в одних обтягивающих плавках, я видел как твои глаза не отрываясь смотрят на них... сквозь плавки топорщи-лись приличных размеров достоинства... Но я же тебя не предупредил - это стриптиз "разрешено все", вскоре парни со сцены спустились в зал и пригласили девушек на сцену, на танец... Один из этих жеребцов подо-шел к тебе, протянув руку он стоял так, что член, обтянутый плавками оказался прямо напротив твоего лица... ты не отводя взгляда положила ладонь в его руку... вскоре я наблюдал как он кружит тебя в танце, а ты сжимаешь его крепкую упругую попку в ладонях...... а животиком трешь и прижимаешь его ствол, ты не удержалась и я увидел как твоя рука скользнула к нему в плавки и сжала член..... через некоторое время вы вернулись и парни продолжили... у всех бугры на плавках стали значи-тельно больше...

Еще и еще несколько движений и зал завизжал от восторга, когда на парнях не осталось и того что было... Ты облизнула губы увидев 5 самых разных стволов, у одного был выбрит лобок, у другого нет, все они были разные, но все стояли торчком с приоткрытыми головками...... я положил руку тебе на бедро, провел по нему и дотронулся до твоей щелки, ты уже вся мокрая. Я чуть придавил твой клиторок, стал елозить по нему.... Парни на сцене танцевали так что стволы их качались, завораживая де-вушек, они разошлись по залу, один вскоре оказался рядом с нашим столиком, ты поймала рукой его ствол, я ускорил свои пальчики у тебя на клиторе.......

Продолжать? ;))))))

Я медленно и нежно прижимаю твой клиторок... он настолько скользкий что постоянно вырывается из под пальчиков... Ты крутишь попкой, бед-рами... я перебираю твои губки, чуть развожу их и нащупываю твою ды-рочку, вхожу в тебя пальчиком... самую малость, ты вскрикиваешь и еще, стискиваешь член стриптизера.... но вот он чуть отстраняется, отходит в сторону, ты не хочешь его отпускать, тебе нравится чувствовать этого жеребца рядом... Но вот все парни снова на сцене, их стволы стоят как каменные... Народ в зале беснуется от востога! Кто-то занимается тем же чем и мы, кто-то просто смотрит... но удовольствие получают все... Я целой ладонью прижимаю твои губки, чуть тру твой лобочек, перебираю волосики.... ты млеешь...

- Скажи, солнышко, ты хочешь еще посидеть тут?

- Нет, поехали к тебе!

Мы садимся в машину, слушай, вот тут я понимаю всю прелесть коробки-автомата! Одна моя рука ласкает твои губки, потом я спускаю бретельки твоего платья, так что твои грудки выскакивают наружу, двумя альчиками я ласкаю твои сосочки, чуть стискиваю их, оттягиваю.... Когда ты вскри-киваешь от удовольствия, я отпускаю и похлопываю их.... Твои щаловли-вые ручки уже нащупали мою ширинку..

- Посмотрим на твоего дружка, только не говори, что представление тебя не возбудило...

- А ты убедись, - говорю я.

Как только ты расстегнула мою ширинку член выскочил наружу... я не одел трусов сегодня.... что бы было удобнее.... Ты стянула кожу с голов-ки, плотоядно облизнулась, увидев мой крепкий твердый член....Ты по-мотрела на меня...

- Нет, солнышко пока не надо.... получай удовольствие только ручками, доедем до дома...

Ты стала поддрачивать мой член, мои пальчики в это время нежно лас-кали твою щелку.... ты возбуждалась все сильнее и сильнее, но я не да-вал тебе кончить.... подожди немножко......... Мы припарковались во дво-ре, я не спешил снимать пальчиков с твоей киски.... более того я накло-нился и сжал губками сосочек, ты выгнулась, я собрался выйти, чтобы подняться домой, но твоя ладошка обхватила мой ствол... ты крепко его сжала и притянула меня назад на сиденье...

- Нет уж!!! Без своего я из машины не выйду!

Я только улыбнулся, когда твои губки тесно обволокли мой ствол... В следующую секунду я охнул от того как ты вобрала в себя ствол, цели-ком, до самого горла... Я чуть было не кончил в этот момент.... Но ты вы-пустила из ротика почти весь ствол... стала язычком ласкать головку, я не смог сдерживаться и постанывал от удовольствия, твой язычок ловко порхал по моей головке, стволу, яичкам... я в это время перебирал твои волосы, пропустил одну руку к твоим грудкам и ласкал твои сосочки, чуть стискивая и покручивая их.... Наконец ты удовлетворилась моим ство-лом, сама ты была возбуждена так, что готова была кончить с секунды на секунду...

Ты отодвинула мое кресло назад и села на меня, твоя щелка дотрону-лась до моей головки и тут же мой ствол погрузился в тебя, я почувство-вал обжигающую влагу твоей дырочки, там было тесно и очень очень жарко, ты обняла и сжала мой ствол щелочкой... Ты вскрикнула, когда клиторком дотронулась до моего лобка... потом ты начала двигаться, ты чувствовала как моя головка скользит и раздвигает твои стеночки, ино-гда клиторком ты касалась моих волосиков...постепенно ты все ускоряла и ускоряла скачку.... у тебя в глазах появилась полная отрешенность, ты была щелкой, дырочкой, которую буравил мой твердый ствол, ты чувст-вовала себя заполненной до предела, волна удовольствия поднялась снизу, от твоей щелки, от клитора, ты закричала, что бормотала, потом снова кричала.... ты насела на меня до самого предела, еще сильнее продолжая давить..... ты кончала, я чувствовал как твоя щелка сжимает-ся, пульсирует, из тебя текло, весь мой лобок был мокрым я слышал как хлюпает твоя щелка. Ты кончала, вцепившись мне в плечи, твои грудки вздрагивали, ты выгнулась, я сжал твои грудки..... ты была почти без сознания.... ты замерла..... чуть сжималась, пульсировала твоя дыроч-ка..... наконец ты открыла глаза и впечаталась мне в губы поцелуем...

- А теперь пошли домой, у нас еще множество дел. - ты подмигнула мне, облизав губы. - а то пацаны в беседке уже обдрочились глядя на нас....

Обернувшись я увидел несколько пар любопытных глаз, которые тут же скрылись....

Мы закрыли машину и поднялись домой..... У двери ты обняла меня, еще раз поцеловав, проникла язычком ко мне в ротик, и сжала мой ствол

- Ты же еще не кончил...... ну пошли, сладкий я тебе помогу....

Продолжи, малышка!!!

Привет, мой сладкий.... J

Шлю обещанное продолжение...

Конечно же, первым делом мы кинулись в душ, но там мы не столько мылись, сколько дурачились и ласкали друг друга. Потом вытерли друг друга полотенцем, ты подхватил меня на руки и понес..... аккуратно по-ложил на кровать. Я получила столько впечатлений за день, что сразу провалилась в сон....

Когда я проснулась, то первым делом, еще не открывая глаз, обнаружи-ла, что не могу шевелить руками и ногами... потому что они были связа-ны....

Открыла глаза..... за окном был поздний вечер... комната освещена только одной слабенькой лампой..... дверь в комнату открыта, из кухни слышен гул голосов...

Я решила и дальше притворяться спящей и прикрыла глаза... а что еще оставалось делать.... Это были явно проделки моего ненаглядного... ;-))

Послышались шаги...

- Тихо, она еще спит..., - сказал чей-то незнакомый голос.

- Замечательно, вот и устроим ей сейчас сюрприз..... , - послышался твой шепот.

Послышались тихие шаги... было такое ощущение что в комнату зашло несколько человек...

Я почувствовала горячий язык на одной груди, и чью-то руку на другой....

... кто-то нежно, но настойчиво вторгся языком в мою киску, а пальчиком массировал мой анус.... И я почувствовала что кто-то водит членом по моим губам.....

Через 2 минуты я поняла, что уже не могу притворяться спящей... я была безумно возбуждена и открыла глаза....

-Ну вот, крошка, ты проснулась....... Как тебе мой сюрприз???

Оказывается, меня ласкали те парни из стриптиза, вернее, четверо из них, а пятый делал минет тебе.... Да... это был настоящий сюрприз....

Только я не могла ответить, как мне это безумно нравится, потому что в данный момент с упоением сосала член... мою попку трахали пальцами, а киску и клитор языком, а соски уже давно набухли и увеличились....

На меня надвигался оргазм сокрушающей силы..... похоже, на тебя тоже, потому что парень, который тебе сосал, был профессионалом в этом де-ле...

Жду продолжения с огромным нетерпением....

Твоя Кайт

Привет, Кайт!!

Твоя фантазия просто потрясает !!! Просто потрясающе, я возбужден до крайности!!! Малышка, продолжи пожалуйста!! А потом я ...) Хорошо? ...))))

Целую тебя, солнышко, крепко крепко, во все твои сладенькие дыроч-ки!!!!!

Здравствуй, Леша!

Продолжаю с удовольствием...

На меня волнами накатывал наверное самый сильный оргазм в моей жизни. Если бы мой рот был не занят, я бы кричала, но мой рот начал заполняться очень вкусной и густой спермой. Я кончала наверное минут десять, я так выгибалась, что веревка врезалась в руки и ноги, но мне было на это наплевать. Краем сознания я уловила твои стоны, ты кончал одновременно со мной.

Теперь мой рот был свободен, парни нежно поглаживали мое тело.

- Ты такая сладкая, что мы, пожалуй, в виде исключения "поработаем" один раз бесплатно, - сказал тот, кто трахал меня в рот, - Кстати, мы же еще не представились.

- Это Костя, - показал он на невысокого, немного женственного блонди-на, - он любит лизать киски.... и попки.

- Малышка, от твоей киски трудно оторваться, - улыбнулся Костя.

- Это Горан, он из Хорватии, - черноволосый юноша с красивым загаром не сводил с меня горящих глаз.

- У тебя очень красивая грудь, - с небольшим акцентом сказал Горан.

- А второго ценителя женской груди зовут Денис. Он помешан на трена-жерах.

Действительно, фигура Дениса напоминала рекламу тренажерного зала, но при этом он был в меру "накаченным", все смотрелось очень гармо-нично, особенно вкупе с классическими чертами лица.

- Меня самого зовут Максим, - сказал парень который всех представлял, - и у меня из всей компании самый большой и красивый член. Правда, парни???

Все засмеялись.

- Максим, твоя сперма очень вкусная, -сказала я лукаво.

- Спасибо, солнышко, - ответил Максим, - не волнуйся, я тебя еще уго-щу... попозже. Кстати, нашего любителя мужских членов зовут Стас.

Молодой человек с роскошной гривой русых волос подмигнул мне, обни-мая тебя за талию...

- Ну вообще-то не только членов, но и женских попочек...

- Красавица, мы приготовили для тебя нечто очень приятное,- сказал Макс. Он подошел к музыкальному центру, включил его и кивнул своим коллегам...

- Поехали....

Я с восторгом услышала начало своей любимой песни. В комнате тем временем разворачивалось нечто потрясающее. Парни показывали пож мою песню самый завораживающий и возбуждающий стриптиз, какой я когда-либо видела. Каждый из мальчиков был по-своему соблазнителен, и выбрать кого-то одного было бы затруднительно.

Я опять начала заводиться, и в этот момент пожалела, что мои руки свя-заны.

Но ты понял меня без слов, лег на кровать так, чтобы твое лицо оказа-лось около моей голенькой киски и начал дразнить клитор языком, а кис-ку пальцами.

Моя девочка стала совсем влажной. Ты с наслаждением пил мой сок. Тем временем песня закончилась, ребята стояли полностью голые, их красавцы-члены были в возбужденном состоянии.

- Ну что, сладкая, ты готова к настоящему шоу? Тебе досталась главная роль, - сказал Максим.

- Да..... да...., - простонала я, выгибаяюсь от твоих умелых ласк....

Жду продолжения,

Твоя КАЙТ

P.S. Теперь твоя очередь.... жду с нетерпением... ;-))

Мои фантазии

Категория: Фантазии

Автор: drid

Название: Мои фантазии

Утро. Встаю и думаю, что было. Вспоминаю потихоничко.

Я в интернете нашел мужика который хочет со мной переспать.

Мне 18лет, молодой, интенсивный, красивый парень бисексуал.

Два дня назад я пошел на встречу с ним .

Он оказался молодым тоже красивым мужчиной годиков этак 30.

Мы посидели в кафе. Он все оплатил. Мне это понравилось.

Хотя я не был халявщиком но он сам пожелал этого.

Мы вышли и пошли к его машине. Машина была 99.новенькая исче даже блестела. Он говорит я тебе глаза завяжу. Так надо.

Ну надо так надо. Ехали мы почти молча.

Он меня вывил из машины повел к куда не известно.

Зашли куда-то, говорит подними руки. Я поднял их тихо нечего не понимаю.

Говорит не удивляйся, и взял приковал наручниками как потом узнав к крюку.

И говорит. извини что брехал. То ты сегодня и надолго мой.

Я сказал что не понимаю. На что он ответил.

цитирую

Ты меня видал.

Да или нет.

Ну типа да.

Со мной справишься.

нет .

вот так сейчас я тебя развязую и ты тихо раздеваешься.

Понял!!!

Да.

Он тихо подошел и снял наручники и маску с лица.

Я в замешательстве хоте убежать.

Но сразу увидал не далеко окно где с 15 этажа.

Увидав это я понял далеко не убегу.

Ну долго буду тебя ждать или мне самому тебя раздеть.

Я труся рукой снял себя все одежду остался полностью без одежды.

Видя моего 14 сантиМЕТРОВОГО друга и сразу заулыбался.

Теперь одежду положи вон туда на ящик.

Молодец.

Встань на колени и слушай.

Теперь ты мой раб. Понял. Повтори. понял господин.

Понял господи.

Молодец, а теперь для подтверждения поцелуй ногу мою.

Я подошел наклонился и увидал ногу его, я взял быстро и поцеловал.

Ах маленький засранец. Ты наверное хочешь в рот.

Придется потерпеть изначала наказания сука. Разварачевайся спиной.

Я стоя на коленях развернулся. он взял не большую плеть, зажал между ногами голову и начал бить. Бил не больно но часто и старался попадать в промежность. Потом я упал и не на что не реагировал. Отойдя он взял меня за шею и одел ошейник. Каждая сука должна ходить в ошейнике

А чо у нашей собачке не хватает так это хвостика. Он подошел ко мне поставил раком и всунул какиета перья, получилось вид хвоста. На колени сука. Пошли за мной, я пошел за ним.

Мы пришли в ванную.

Залазь падла в ванную. Я залезь в ванную встал как собака. Значит так сука, сейчас я буду сать на тебя а будишь пить все это понял. Расстегни мне ширинку и вообще сними с меня штаны с трусами.

Я все сделал как он просил. И увидил как на свободу вырвался 20-ти САНТИМИТРОВЫЙ ЧЛЕН.

Что хочешь. Хуй потом сейчас открой рот пошире и готовься принять дозу мочи.

Я встал. он стал возле моего рта и началось я пилвсе это большими глотка ми по мне развилось процентов50не меньше все по ногам. Длилось все это минуты полторы не больше , ну стакой напругой что пиздец.

Вылизуй быстро ванную сука.

Вылизав ванную я встал и увидев перед собой член рефлекторно взял его в рот.

Он почти кончил. Высунув член изо рта у меня .как у рибенка конфетку.

Пошли за мной пидар. Мы пришли в комнату с кроватью ложись сука и открывай ротшироко широко.

Я лег и все так как он сказал сделал.

Он подошол взял свой член огромных размеров и всунул только головку но я уже задыхался от его толстого члена .он всунул его по самые не могу. и я почуствовал удары его яиц об мой бодбородок.

Это возбуждало.

Он мне кончил я чуть не захлебнулся его спермой.

Он взял меня за задницу и вставил мне в очко.

Я чуть не закричал от боли. Кончив мне в задницу он заставив сасать член в дерьме.

И плюс одинраз в рот мне кончили.

Мне это нравилось. Сасать лизать итак далее.

Потом я вылизал его маленькое не разебаное очко. Я лизал долго и настойчиво.

Продолжение следует

Сны

Категория: Фантазии

Автор: Юлия Арданова

Название: Сны

Доктор... Вас мучают эротические сны?Пациент... Почему мучают? I. СОН-ВСПЫШКА МАНЬЯЧКА

Дома никого нет. Мать - у бабушки, отец - на ночном дежурстве. Светка, наконец, сделала уроки, - скорее к компьютеру. Надо посмотреть, что нового в Интернете, она лезет на свой любимый сайт с эротическими рассказами. Глаза её горят, руки дрожат от возбуждения. Интернет стал её наркотиком, она с нетерпением ждёт десяти часов вечера, чтобы залезть туда. Её притягивало всё с ярлыком sex, а рассказы она особенно любила, и возбуждалась от них, она и сама писала рассказы, в которых она вытворяла всякие разные штуки, самыми безобидными из которых было занятие сексом, с мальчиками, о которых в жизни можно было только мечтать. Ей много кто нравился, но навешенный на неё ярлык отличницы и примерной девочки не давал никому к ней подступиться, ей очень хотелось, чтобы мальчишки вели себя с ней также как с остальными девчонками. Вернее, не обращали внимание как раз те, кто ей нравился.

И в это вечер она читала очередной рассказ, он очень сильно на неё подействовал, рука её автоматически потянулась к расщелине между ног и стала ей гладить. Светка читала рассказ и у неё текли слюнки от соблазнительных картин рассказа. Она уже почти была на вершине сексуальных ощущений, как вдруг погас свет, отключился компьютер. То ли вылетела пробка, то ли у всех отключили.

В воспалённом разгорячённом мозгу Светы одна мысль... "Хочу! Парня! Сейчас или никогда!" Инстинкт был сейчас превыше всего.

Не контролируя себя она схватила нож-финку с кухни и, как была, в короткой домашней юбчонке и старой рубашке выскочила в подъезд.

Она воровато огляделась и прислушалась. Где-то у кого-то телевизор, а так - тишина.

Светка, выглянула из подъезда. Возвращался Димка Ярченко из параллельного класса, хорошо сложенный брюнет, с непослушными вихрами на голове, живший на пятом этаже.

- Ты меня, конечно, не хочешь, - подумала она. - Ну да кто ж тебя спросит?

Светка затаилась под лестницей, прижимая нож к груди, чувствуя его холодное лезвие. Сердце стучало, стремясь выпрыгнуть из груди, каждая секунда казалась вечностью.

Скрипнул кодовый замок. Вот он идёт, ничего не подозревая, сладенький, сексапильненький. Светка представила, как он обнимает её и его тёплый уютный член входит в её пылающее изголодавшееся нутро.

Димка прошёл мимо, не заметив её. Ну же, Светка, давай, он уйдёт и всё, сидеть тебе в старых девах!

Прерывисто дыша, Сетка выскочила, как кошка из своего укрытия, накинулась на Димку сзади и, приставив ему нож к горлу, потащила его под лестницу.

Димка не отличался трусостью, но внезапное нападение парализовало его, он почувствовал жаркое прерывистое дыхание за своей спиной.

- Кто ты? Что тебе надо? - хрипло выдавил Димка.

От его голоса Светка потеряла голову. Она развернула его к себе, прижала и стала неумело целовать взасос. Затем она стала ласкать его, приговаривая...

- Миленький, хорошенький, тебя мне нужно, тебя, я люблю тебя, я хочу тебя...

До Димки дошло, что это Светка-отличница. Эта мысль пронзила и шокировала его. Вместо неё появилась другая... "Я сейчас трахнусь с отличницей, причём она изнасилует меня". Возбуждение Светки, неумело ласкавшей его, щекотавшей его спину, живот, грудь, покусывающей его соски (она уже успела расстегнуть его одежду).

Димкины руки ожили и сами по себе полезли Светке под юбку, он стал мять её задницу, теряя контроль над собой. Он почувствовал, что его члену уже тесно и яйца начинают тупо болеть.

Светкины руки вдруг скользнули к нему в штаны, расстегнули ширинку и извлекли на свет божий его хозяйство. Девчонка, обезумев от страсти, задрала юбку, разорвала на себе трусы и стала насаживаться на член, что ей после нескольких неудачных попыток удалось. Она застонала от боли и попыталась слезть, но Дима ей не дал, крепко прижав к себе и начал двигать своим членом во влажном горячем влагалище Светки, прислушиваясь к новым ощущениям. Необычность ситуации подействовала на него, по всему телу пошло щекочущее нервное напряжение, перед глазами заплясали весёлые цветные круги, он то ли зарычал, то ли застонал, выбросил в Светку липкую струю и потерял сознание. Партнёрша его только начала получать свою долю кайфа и была недовольна. Но тут до неё дошло, что она сделала. Она посмотрела на свои валявшиеся на полу трусы, на свои бёдра... крови почему-то не было, затем перевела взгляд на сползавшего по батарее Димку. Ужас пронзил её... всё теперь либо ей либо ему - колония для малолетних преступников, позор на всю школу, округу, горе родителей, а ещё и беременность может быть для полного счастья. Нет лучше сразу умереть, чем видеть всё это. Она подобрала финку и вонзила в Димку, тот тихо вскрикнул и затих. Затем она вытащила нож приставила его себе чуть пониже левой груди. Рука задрожала. Светка колебалась. Но вдруг со всей силы вонзила себе клинок между рёбер. Нож вошёл в её тело со странным дребезжащим звуком...

Happy End

... Светка встрепенулась в холодном поту. Звонок! Она выключила компьютер и помчалась открывать. На пороге стоял Димка. Живой и невредимый. Она ущипнула себя, потрогала рёбра. Перед глазами всё ещё вставали картины кошмара. Затем она взглянула на Димку...

- Ты... ты...

- Да, я, а что так тебя удивляет?

Она опять тупо посмотрела на него...

- Так под лестницей ничего не было...

- Под какой лестницей? Ты о чём вообще? Я вообще хотел попросить у тебя по химии тетрадь. Я тебе звонил, но бесполезно.

- А я заснула за компьютером...

- Тебе приснился кошмар.

- Ладно, бери химию, пошли ко мне разбираться.

- Ладно.

Она вернулась с тетрадкой и взглянула Диме в глаза. Они светились чем-то хорошим, радостным, ласковым.

- Димочка, милый, я так рада, что всё хорошо закончилось.

Она вдруг не выдержала, крепко обняла его и присосалась к его губам. Димка проник своим языком в её рот, обнял за талию и так, не отрываясь, она пошли наверх, к Димке.

II. ТУМАННЫЙ СОН

КАМИЛЛА

Я жду того момента, когда она, наконец выйдет из ванной. В комнате царит полумрак, на столе стоит шампанское, виноград в вазочке её любимого сорта "Изабелла", подаренный ей кем-то из поклонников, две свечи и два тёмно-синих бокала из дымчатого хрусталя. Играет какая-то мистическая медленная музыка. Дверь ванной медленно открывается, оттуда выходят слегка подсвеченные клубы пара, затем она, Камилла, в шёлковом чёрном халате с геометрическим рисунком на подоле. На голове её сооружение из мокрых волос, обёрнутых полотенцем, похожее на египетскую корону.

Её серые глаза похожи на кошачьи, она сама изящна как кошка. От неё исходит сладковатый запах, похожий на манящие запахи востока. Она подходит ко мне, садится рядом, и отправляет в ярко-красный ротик гроздь винограда, запивая её предусмотрительно открытым мной шампанским. Я чувствую жар её разгорячённого после ванной тела, и вот мои губы соприкасаются с её губами, мой язык лезет к ней в её рот, я достаю оттуда виноградину и съедаю её. Мой рассудок уже замутнён, хотя я почти не пил шампанского. Не соображая, что я делаю, я выливаю свой бокал в разрез её халата. Она возмущённо вскакивает!

- Что ты делаешь?

- Сейчас всё исправлю! - говорю я и развязываю пояс халата. Затем я начинаю слизывать с её нежной шеи, ключиц и округлых грудей текущее по ним вино.

Она протестует, но я извиняюсь и продолжаю своё дело. Она тоже загорается, её пальцы нежные и крепкие одновременно мнут мою спину, она покусывает мне ухо,

Отчего я чувствую какие-то щекочущие возбуждающие токи во всём теле.

Я жадно мну её груди, такие же, как её любимый виноград - твёрдая бархатная шкурка упругой ягоды, а под ней - сочная красновато-фиолетовая мякоть.

Камилла полулежит, откинувшись на спинку дивана, в томной позе одалиски, глаза её полуприкрыты, с губ срываются приглушённые стоны. Мы жадно целуемся, стараясь выпить друг друга до дна, её язык щекочет мне нёбо, вызывая приятные и в тоже время нестерпимые ощущения, руки наши на телах друг друга, её нежные крепкие пальцы мнут китайские точки на моих плечах, ещё сильнее возбуждая меня, затем пальчики, нежно щекоча, спускаются до крестца.

На груди Камиллы выступили капельки пота, полотенце уже давно упало с её волос цвета воронова крыла, растрепавшихся по дивану. Она уже доходит до кондиции, я тоже. Не в силах больше сдерживать себя, я опрокидываю её, она покорно подставляет мне себя.

Прежде, чем приступить к работе, я окидываю взглядом ювелирно отточенное тело моей возлюбленной. Крупные груди со среднего размера розово-коричневыми сосками, покоящиеся над хрупкой талией, которую можно сжать двумя пальцами, пышные бёдра, плавно переходящие во в меру мускулистые ноги, одним словом - не девушка, а мечта поэта.

Я достал своего дружка, к тому времени уже бившегося в истерике, осторожно раздвинул две створки розового бутончика её половых губок, между которых сочилась белая смазка. Затем, слегка поласкав их, я ввёл в её горячую огнедышащую и жаждущую мужской ласки женскую сущность свой не менее горячий каменный фаллос.

Камилла сжалась и тут же расслабилась. Она была похожа на иссушенную землю, на которую пролился благодатный дождь. Она содрогалась под моими ударами, крепко вцепившись в смятое покрывало дивана. Лицо её время от времени морщилось в гримасах наслаждения, груди колыхались,

Перед моими глазами поплыли цветные круги. Я почувствовал, что приближаюсь к пику наслаждения. Я весь напрягся, исторгнул в Камиллу свой сок и тяжело рухнул на мою возлюбленную...

Unhappy End

...И проснулся в тёмной душной спальне.

- Камилла, Камилла, - тихо позвал я её. Вместо ответа зашевелилось одеяло рядом со мной, из-под него показалась сонная растрёпанная голова моей сожительницы и недовольно спросила...

- Так-так, какая-такая Камилла. Это мы завтра выясним. А сейчас спи, завтра рано подниму.

Я не сомневался. Ольга это может. У-у-у стерва, зараза, мымра! Такой сон испортила! Да не будь ты дочкой декана грош тебе цена. Что говорится ни рожи ни кожи... носик- кнопка, бесцветная пакля вместо волос, вместо груди - уши спаниеля, фигура непропорциональная с целлюлитными бёдрами. В постели холодна как бревно, в рот не берёт, сосать не умеет, ничего не умеет. Да и ко всему ревнивая и самоуверенная дура.

Я тяжело вздохнул, отвернулся от Ольги и закрыл глаза, но Камиллу больше так и не увидел.

III. СОН-ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ

НАРКОТИЧЕСКИЙ БРЕД

Как хорошо! Ну же, Макс, войди в меня! Введи в меня иглу нашего счастья. А-а-а! Двигай, двигай, сильнее! О, я умираю!

Но кто это здесь? Они, зелёные чудища! Он "голубые" и хотят отыметь тебя, а затем разорвать на части и высосать твою кровь! Нет, я не дам тебя им, я рядом с тобой и убью того, кто тронет тебя пальцем... Они мстят мне, за то что я отняла тебя у них. Ну же, выеби меня! Пока ты меня ебёшь, они нас не тронут! Возьми пистолет. Застрелим друг друга, пока чудища до нас не добрались. Высшее наслаждение убивать из пистолета, смотреть, как жертва испускает последний вздох. Но ещё больше удовольствия быть застреленной тобой, Макс. Я с удовольствием отдам тебе всё то, что у меня есть, тело моё, душу мою, жизнь. Ну выстрели мне в сердце, выпей мою любовь, смешанную с моей солоноватой кровью. Мы всегда будем вместе. Иди сюда... Да... я чувствую твоего зверя в моей норе. Ах, мне щекотно, он так приятно скользит внутри. О-о-о! Господи, Господи! Ну же, ну же, испачкай меня всю, бей меня стервец, кусай меня, рви на части, только не покидай.

Мы уже в стране Утреннего Солнца, филоксера души моей. Ну, сделай мне укол, это так приятно! Спасибо. Давай свой локоть. Вот, попала. Любимый, дай мне утонуть в твоих серых глазах, дай мне кусать твои уши, Бери меня за руку и пошли, пошли на балкон.

Ты видишь всю эту красоту! Ах, что ты делаешь, хулиган! Нет, лучше застрели меня. Ведь наивысший оргазм - это когда душа расстаётся с телом. Да, да! И застрели себя!

Чудища приближаются к нам, стреляй быстрее, я у края балкона. Умирая, мы научимся летать...

Пробуждения не последовало...

Из милицейского отчёта...

"..."Сегодня утром Максим Торпаев 28 лет "сведения из паспорта о прописке и т.д." и Елена Беленко 25 лет "сведения из паспорта о прописке и т.д." будучи в состоянии наркотического опьянения сначала застрелились, а затем выбросились с балкона 15 этажа дома на улице Новая Ерофеевка, д. 13. Оба скончались до приезда "Скорой Помощи". Проблем с опознанием не было. "..."

В саду

Категория: Фантазии

Автор: KIT

Название: В саду

Желтый, созревший за лето, лист отрывается от ветки и, скользя по влажному воздуху, бесшумно опускается в сантиметре от моего плеча. Совсем близко, причудливо изгибаясь от каждого дуновения ветра, лежит ртутное зеркало пруда. Издалека доносится шорох осеннего ковра под ногами редких прохожих. Тяжелые свинцовые тучи, осторожно, боясь уронить хоть каплю дождя, проползают по небу. Я лежу на спине и рассматриваю мрачный небосклон. В этом углу парка очень мало гуляющих, а про существование моего убежища практически ни кто не знает. Если смотреть с тропинки, кажется, что в этом месте кусты доходят до самого берега, а не успевшие до конца раздеться деревья и кустарник, полностью скрывают меня от чужих глаз. Здесь царит небольшой островок нетронутый садовником. Мне ни что не мешает.

Глядя сквозь яркие кроны деревьев на едва проглядывающие тучи можно представить, что на земле существуют только два человека. И когда ты его встретишь, то уже точно не ошибешься. Деревья понемногу начинают темнеть.

- Как глупа эта цивилизация для двух любящих людей. У тебя ничего нет, и все есть одновременно.

Тебе не нужно претворяться и делать то, чего ты не любишь.

Издали послышались одинокие шаги. Такие же одинокие, как и мои, когда я шла в это тайное место.

По мере их приближения земля начала замедлять движение. Из памяти стираются люди, машины, заводы. Чья-то тень раздвигает кустарник и приближается к моему укрытию. Я начинаю забывать о существовании самолетов и поездов. Кто-то кого невозможно увидеть подходит ко мне и опускается на колени. Когда он касается моих губ единственное, что остается в моей памяти - то, что он нашел меня. И, не смотря ни на что, - он единственный.

Его рука приятно, нежно поглаживает шелковую кожу на груди постепенно, спускаясь, все ниже. От горячего поцелуя по телу пробегают дьявольские искорки наслаждения. Он уже надо мной. Наши тела отделяет только повязки из кленовых листков. Не отпуская моих губ, он прижимается ко мне обнаженным телом. Я готова. Моя кожа становится немного влажной от предчувствия любви. Я немного раздвигаю ноги и в это же время чувствую, что больше ничто не защищает мое тело. Его губы снова захватили мои и одновременно, он нежно, медленно стал входить в меня.

Мы занимались любовью размеренно, наслаждаясь каждым движением и умышленно отодвигая минуту наслаждения. Я чувствовала, что во мне не инородное тело, а частичка меня, которая по какой-то причине ненадолго покинула мое тело. Уже не в силах отодвигать очередную накатившуюся сладостную волну, мы слились воедино. Падающий листок замер в мгновенно замерзшем воздухе. Белка, прыгнувшая с ветки на другое дерево, остановилась, боязливо посматривая на нас. Темнота окутывала пространство вокруг. Мы лежали неподвижно - в вечности. Наши души слились в едином порыве и начали одинаково чувствовать. Во мне все закипело, я была одурманена экстазом и уже начала, что-то понимать:

Шаги теперь удалялись. Кругом все успело почернеть. Краски весенних деревьев пропали. Я медленно встала, и рассмеялась над собой, глупая, думала, что кто-то еще знает про это место.

Стряхнув со штанов упавшие листья, я пошла по аллее домой.

- Жаль, что я так ничего и не поняла, - думала я, - хотя во сне сложно что-либо разобрать или вспомнить.

Потом мои мысли пошли в другом направлении.

- Завтра нужно отогнать машину в мастерскую, купить интернет карту, заказать билеты на самолет и приготовиться...

Посвящается Марго

Сны развратницы

Категория: Фантазии

Автор: SVK

Название: Сны развратницы

Сон 1. В замке.

Было раннее летнее утро. Солнце лишь едва коснулось макушек деревьев на опушке рядом с замком. Герцог открыл глаза и увидел сочное упругое тело. Это была его молодая жена. Герцогиня лежала на кровати, раскинув руки по сторонам, и взору герцога предстала её свежая грудь с торчащими сосками. Ночь, проведённая с ней, казалась ему сном. Что выделывала в постели эта не опытная красавица, не укладывалось у него в голове. Ей было всего 16 лет. Он, светский лев, покоритель женских сердец и растлитель девственниц - был сражён этой крошкой наповал. Увидев её однажды на балу, забыть её формы и непосредственность, с которой она держалась среди приглашённых, он был не в состоянии. Сделать её своей собственностью - стало его навязчивой идеей.

И вот он этого добился. Он хотел поразить её своей мужской силой и опытностью, но девушка оказалась врождённой шлюхой в постели.

Она спала безмятежным сном. Её дыхание было ровным, и с каждым вздохом поднималась её упругая грудь. На пухлых губках блуждала улыбка, а на щеке осталась капелька застывшей спермы. Эти губки и язычок вытворяли не вероятное, доводя герцога до беспамятства. Её язычок ласкал член с таким проворством, словно она облизывала сладкий леденец. Герцог осторожно разбудил её поцелуем в губы. Она медленно подняла ресницы и улыбнулась. Желание охватило их обоих.

Герцог, словно лев, впился губами в свою добычу. Он ласкал её промежность, до тех пор, пока она не застонала от истомы. Она сочилась, как берёза во время сокогона. Её грудь, живот и бёдра напряглись - и конвульсия пронзила её тело. Она кончила с таким диким криком, что герцогу показалось, что задрожали витражи на окнах. Повернувшись к нему спиной и извиваясь, словно змея, она наклонилась, представив его взору две очаровательные дырочки, как бы призывая войти: <Мой господин, я в вашей власти! Я ваша раба, поэтому все ваши желания для меня закон! Возьмите меня столько раз, сколько посчитаете нужным! Я создана для того, чтобы выполнять ваши приказания!>

Проведя пальцами по её спине, он спустился к анусу. Она достала масло и протянула герцогу. В свою очередь, герцог развернул её и приказал ласкать губами его член. Герцогиня с нежностью обхватила ртом его напрягшийся член и стала язычком облизывать его. Герцог рычал от удовольствия и одновременно с этим, он пальцем, смазанным маслом ласкал её анус. Когда герцог почувствовал приближение оргазма, то нежно отстранил ротик своей прелестницы от своего члена. Он развернул её и заставил опереться руками об пол, а её колени оставались на постели. Таким образом, её очаровательная попка оказалась на верху. Герцог осторожно ввёл свой член в её анус. С каждым движением он входил всё глубже и глубже. Его движения становились резче и сильнее. Со стороны казалось, что он пытается раздавить её, но это было не так. Одной рукой он ласкал её клитор, при этом она извивалась и стонала от удовольствия. С каждым толчком удовольствие увеличивалось. Она просила его: <Ещё, ещё! Разорви меня, мой ненасытный лев!> Сделав последний рывок, он зарычал и прижал её к себе с такой силой, что на секунду у неё перехватило дыхание. Сделав последние движения, она кончила почти одновременно с ним, извиваясь и крича.

Солнце было уже очень высоко, за окном щебетали птицы. Они лежали обнажённые, усталые и счастливые в объятиях друг друга, копя силы для новых удовольствий.

Неплохая фантазия

Категория: Фантазии

Автор: Андрей

Название: Неплохая фантазия

Это будет неплохая фантазия....хотя...что до ее воплощения.....совсем чуть-чуть. Твоя фигура как никогда кстати подойдет, а именно линия твоих бедер и завлекающая щелочка....спускающаяся по спине от талии........мне так не достает этих ощущений....

Я кладу тебя на живот....подкладываю под тебя что-нибудь типа валика....чтобы ты прогнулась как кошечка....и губки твоей киски стали просматриваться сверху....

Ты в ожидании?...Ты говоришь мне "я хочу чтобы ты потерся об меня..."

Я выдавливаю капельку геля на твою щелочку.....твой анус....и ложусь сверху расположив свой член в столь заманчивой ловушке....дальше ты двумя руками развигаешь свои бедра, и я все ближе прислоняюсь стволом своего члена к тебе.....

Честно говоря... я не против поласкать твою попку....(во время нашего общения у меня не хватило смелости...да и ты слова не сказала)....в этом деле есть огромный толк....да еще и в силу твоей сексуальной зрелости. На анальный секс я не расчитываю...достаточно игр....

Хотя...если только после моих ласк ты не взмолишся, чтобы я не вошел в тебя анально.... Мне еще вот что хочется попробовать.......

Коснемся ...мастурбации ...

И именно "взаимной......."

Есть несколько....желанных вариантов....... требующих как ни странно предохранения. (Меня особенно возбуждает то чего никогда не пробовал)...

Так и... неприменно нужен свет....не самый приглушенный, меня возбуждают самые мельчайшие детали.....вплоть до того как ты будешь размазывать собсвенную влагу во своему клитору....будешь проникать в себя пальчиками.....а я при этом поставлю как следует свой член....(тебе и в правду нравится он?) пододвинусь к тебе как можно ближе и буду мастурбировать на твои руки которые будут ласкать тебя..... у меня есть сильное желание посмотреть как я кончу на твою разгоряченное твоими-же руками влагалище....если ты еще и при этом широко разведешь его руками....

Для этого тебе надо встать в позу "березка"(ты на спине, задираешь ноги к голове сгибаешь в коленях из чего вытекает, что твои колени находятся по обе стороны головы)в этой позе можно широко развести влагалище....О боже как я этого хочу!...

И я впрысну всю свою сперму....в твою похотливую пиздочку....а все что останется снаружи.....ты размажешь по своим губкам....я надеюсь ты кончишь к этому времени?...

Я еще очень хочу ощутить твои влагалищные оргастические сокращения при этом....

Есть такая фантазия.....ты широко раздвигаешь свое влагалище двумя руками выпячиваешь его чтобы я смог рассмотреть его.......(в позе березка)....просишь чтобы я кончил в тебя... но сама не кончаешь (если сможешь конечно).....я вливаю в тебя порцию спермы....

Как тебе моя горячая сперма....стекающая в тебя по влажным стенкам твоего влагалища.....?

Потом я сажусь тебе на грудь а ты уже ожидая последние капли моей спермы припадаешь к моему члену и обоими руками изо всех сил выдавливаешь из него остатки....

Но главное впереди! Я очень хочу твоего оргазама!....И именно вот какого: ты незамедлительно садишся своей киской мне на лицо.....аромат собственной спермы меня манит.....и начинаешь доводить себя руками.....при этом частично из тебя будет вытекать смазка в смеси с моей спермой....а я буду собирать ее горячим языком.......твои оргастические сокращения вытолкнут все наружу.....Твои руки и влагалище влажны от твоей смазки...... мои чувственные  губы соприкасаются с твоими но на влагалище.....

ТЫ КОНЧАЕШЬ.......я в этот момент слизываю всю сперму вытекшую из тебя и с твоих рук.....

Ты ложишся на спину....и облизывая свои пальчики....говоришь мне....поделись со мной.... (возможно в этот момент я буду повторно готов войти в тебя) я вхожу в тебя только что кончавшую......от рук...... наши губы сливаются в поцелуе.........и я в поцелуе отдаю тебе сок нашей любви.....твою обильную смазку в союзе с моей спермой.....

ТЫ КОНЧАЕШЬ..........

Я готов любить тебя только за такие откровения со мной.....!!

Моя работа

Категория: Фантазии

Автор: Отелло

Название: Моя работа

Я сидел вечером один и набирал какой-то текст. На втором компе у меня крутились картинки из плейбоя. Играла музыка. Было очень тихо и одиноко.Тускло горела настольная лампа. Обнаженные девицы выставляли на показ свои прелести. Я сидел и пил пиво.

Но вдруг скрип двери напугал меня. Здесь никого не могло быть. Что это ? На пороге стояла ты. Привидение или призрак ? Я замер. Ты стояла и смотрела на меня. Потом в такт мызыки ты стала медленно двигать бедрами входя в ритм музыки. Голос Патриссии Каас поющий блюз завораживал. Твои движения зачаровывали. Ты становилась все смелее. Столы у меня стоят буквой Т и ты по стулу запрыгнула на стол как на подиум. На тебе была короткая юбка, блузка и туфли на высоком каблуке. Я смотрел на тебя с низу и любовался тобой. Не приходя в себя я просто развернул настольную лампу на тебя. Теперь ты стояла на освещеннойй сцене. Тобой любовался только один зритель, которого ты не видела, но чувствовала как он пожирает тебя своим взглядом. Как это тебя завело .........

Музыка навивала настроение и ты продолжала свой танец ускоряя темп. Ты стала ходить по столу, оставляя на нем царапины. Музыка звала тебя и ты начала несмело поглаживать свое тело. Ты прижала ладони к бедрам и стала поднимать их задирая и без того короткую юбку. Моему взору открывалась белизна твоей кожи над чулочком. Ты знала, что я это вижу и тебя это возбуждало все больше. Ты стала ласкать свою грудь, медленно с каждым движением растегивая пуговки на своей блузке. Ты смотрела в мою сторону и не видела меня, но наши глаза встретились. Ты это почувствовала. Это придало тебе силы. Ты уже не можешь остановиться. Блузка медленно начинает сползать сначало с одного, потом с другого плеча. Неуловимым движением ты растегиваешь молнию на юбке и она вместе с блузкой слетаютя с тебя. Ты предстаешь передо в очаровательном, кружевном белье и чулках. Сквозь музыку ты слышишь мой вздох. Да, это Я СМОТРЮ НА ТЕБЯ. Тебе уже не терпится продолжить. Одежда начинает раздражать тебя (как сейчас). Одну руку ты кладешь себе под лифчик и начинаешь теребить сосок, а другую опускаешь вниз, проводишь по внутренней части бедра, приседаешь на корточки и широко разводишь ноги. Рука у тебя подходит к твоей киске. Ты поднимаешь на меня глаза и отводишь узкую полоску ткани в сторону.

- УУУУУУУУУ, - слышишь ты стон из-за лампы.

Как возбуждает тебя твое безстыдство. Ты просто сейчас вся течешь лишь от одной мысли, что Я СМОТРЮ НА ТЕБЯ. Ты еще сильнее разводишь ноги, пальчиком начиная ласкать свою киску. Мой взгляд прикован только к ней. От этого я не могу даже шевельнуться. Я даже не замечаю как сначало одна, потом другая бретелька безвольно повисли на твоем лифчике. Как растегнулся замочек и ты держишь его лишь рукой. Но вот ты встаешь и убираешь руки. Лифчик падает к юбке, открывая моему взору твою восхитительную грудь. Ты обхватываешь ее руками и начинаешь мять, ласкать, пощипывать сосок. Ты закидываешь голову назад и наслаждаешься чувством зрелища, которое ты мне доставляешь, продолжая ласкать себя. Ты начинаешь медленно кружиться на столе. Потом замираешь, повернувшись ко мне спиной. На секунду собираешься с мыслями и низконаклоняешься, коснувшись лбом коленей. Ты выставляешь мне на показ свою очаровательную попочку с которой медленно начинаешь стягивать трусики. Ты все делаешь медленно. Слегка раздвинув ноги ты тянишь их вниз, давая МНЕ насладиться этим зрелищем. Ты открыта вся. Твой сок уже начинает стекать по бедрам. Твой бутон розы весь раскрылся и смотрит на меня, зовет, манит к себе. Ты кидываешь трусики но продолжаешь стоять так. Ты слышишь как скрипнуло подо мной кресло. Ты пропускаешь руку между ног и пальцами еще сильнее разводишь свои лепестки. Все говорит в тебе НА, ВОТ Я ВСЯ ПЕРЕД ТОБОЙ. Тебе не хочется подниматься. Ты всем телом чувствуешь как мой взгляд погружается в тебя. Ты уже близка к оргазму. Ты хочешь этого.

Ты встаешь и делаешь смелый, быстрый шаг ко мне. Ты берешь лампу и разворачиваешь ее на меня...........

Ты видишь мои обалдевшие глаза, полуоткрытый рот, частое дыхание и .......... У меня растегнуты брюки. Я держу свой член в кулаке, лаская и гладя его, не сводя с тебя взгляда. Ты двигаешься ко мне на другой стол и встаешь надо мной. Глядя мне в глаза ты опять садишься на корточки и разводишь ноги. Ты слышишь как сбилось мое дыхание, ведь твоя киска так близко от меня. Я наклоняюсь к ней и вдыхаю этот блаженный сладко кислый аромат. Я слизываю твои капельки, которые начинают выступать все больше. Ты урчишь от удовольствия впившись мне в волосы. Ты начинаешь стонать еще больше от того, что я смотрю внутрь тебя.

У тебя уже нет сил сдерживаться. Твой оргазм уже так близок, да и мне уже становится тяжело сдерживаться. Я поднимаю тебя на руки и опускаю на пол. Разворачиваю к себе спиной и наклоняю тебя к столу. Ты послушно делаешь это. Твои глаза закрыты в экстазе. Мой член касается твоей попочки. Ты вздрагиваешь от прикосновения, он обжигает тебя. Ты выпячиваешься ко мне на встречу. Твоя розочка плачет и зовет меня. Рукой ты раздвигаешь свои лепестки, ловишь мой член и направляешь в себя..........

ДААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА

Я с силой вхожу в такой скользкий тонель. Я погружаюсь в тебя весь, полностью. Я упираюсь внутри и стараюсь пройти дальше, вызывая у тебя сладкую боль. ДА ДА ДА. Я замираю от блаженного ощущения. Проходит кажется целая вечность и ты начинаешь сама насаживаться на меня. Я подхватываю этот темп, но знаю, что это у нас не надолго. ЕЩЕ ЕЩЕ ЕЩЕ ЕЩЕ ЕЩЕ ДА ДА ДА ДА ДА СИльнее............. Я чувствую, как задрожало твое тело............... Как ты вся напряглась......., завизжала................ Сжала свои мышцы и тут МОЯ ВОЛНА НАКРЫЛА ТВОЙ БЕШЕННЫЙ ОРГАЗМ.......... ДААААААААААААА .........Моя струя с такой силой ударилась в тебя, что казалось пробьет насквозььь..... Я все бил и бил в тебя своими струями любви........ ТЫ уже просто распласталась на столе вбирая в себя все.до капли..........

Мы так и замерли. Я от усталости лег тебе на спину,придавив тебя к столу, но ты этого не замечала. Мой мальчик уже ослаб и начал вываливаться из твоего лона. Тогда ты повернулась ко мне. По щекам у тебя текли слезы радости и счастья. Ты присела передо мной и заглотила его целиком. Он был ослаблен и легко поместился. Ты стала вылизывать его, очищая от наших любовных соков. Ты не хотела давать пропасть ни единой капельки этого нектара. Ты облизывала мои яички, т.к. и на них были наши капли. Мой мальчик был ослаблен и ты играла с ним во рту как с леденцом, перекладывая его от щеки к щеке. Но что это ? Ты начинаешь задыхаться. Ему уже не хватает места.

Я стою с закрытыми глазами, покачиваясь и вновь возбуждаясь. Я открываю глаза и вижу, что я стою ОДИН в комнате со спущенными брюками. Мой возбуждающийся член я держу в кулаке, а по всему столу разбрызганы капли сока любви ..................................

Однорукий бандит

Категория: Фантазии, Странности, Фрагменты из запредельного

Автор: А. Н. Оуэн

Название: Однорукий бандит

- Ну, пожалуйста...пожалуйста. Черт! Снова ничего, - уже час сижу перед этим проклятым игровым автоматом, и все впустую.

Я уже начал озираться по сторонам в поисках какого-нибудь тяжелого предмета, чтобы сделать "однорукого бандита" безруким. Ненавижу проигрывать. Похоже, мой видок был еще тот, поскольку официантки избегали меня как чумного.

Кстати о птичках. Даже не представляю, где это дирекция казино нашла столько красоток для работы официантками. Здесь были женщины на все вкусы - высокие и небольшого роста; стройные и пышечки; невинно выглядящие и с блядинкой в глазах. Одно в них общее - все они были чертовски красивыми. Особенно одна, которая игроков в моей секции зала. Не женщина, а Зена - королева воинов! Шесть футов два дюйма ростом, атлетически сложена, роскошные сиськи и длинные волнистые черные волосы, которые так и хотелось погладить. Даже в прокуренном зале от нее восхитительно пахло. И имя у девушки было таким же замечательным, как и внешность - Розмари.

- Дерьмо! - опять проиграл.

Скормив автомату еще один жетон, я сказал себе, что все - это последний раз, потом встаю и ухожу. Все бы ничего, но я это говорил уже полчаса назад. И теперь очередные пятьдесят баксов вылетели в трубу. Черт бы побрал это казино!

Все, хватит. Этот однорукий бандит от меня больше ни цента не получит. Сжимая в кулаке оставшиеся жетоны, я заметил, что Розмари куда-то ушла, и решил поискать официантку ее заменяющую. В казино было так жарко, что в глотке пересохло. Может после бокала пива, я себя почувствую.

Я встал, огляделся по сторонам в поисках официантки, но внезапно застыл на месте - неподалеку от меня стоял игровой автомат, довольно необычный на вид; пустой, словно только меня и ждал. Было такое чувство, что именно с этим "бандитом" меня ждет удача.

Пятью баксами позже, я был готов признать, что и на этот раз ошибся. Нет, конечно, пару монет я выиграл, но ничего сверхъестественного не случилось.

- Так, - сказал я себе, - похоже, в любом случае у меня нет выбора. Будем дальше играть.

Со стороны я, наверно, выглядел полным идиотом, хотя был таким же, как и другие игроки. Поэтому, никому не было до меня дела.

Ну, в общем, вы поняли - я решил не кричать, а склонить "бандита" на свою сторону лаской.

- Пожалуйста, лапочка моя, ведь ты можешь это. Точно ведь знаю, - можешь.

Ни фига.

- Ну, разок, мне больше не надо. Один разик.

Как-то не очень автомат откликается ласку.

- Ну, давай, папочке нужны новые ботинки! - я это сказал?

Ух, ты! Целых двадцать пять баксов!

Пусть маленькая, но победа вдохновила меня. Быстро оглянувшись по сторонам, я нагнулся поближе к автомату и прошептал...

- Давай, автоматик, я выиграю и сиськи себе пришью.

Сделав глубокий вдох, я мысленно загадал джек-пот. Меня всегда одолевали тайные желания, и среди них выиграть столько денег, чтобы хватило на операцию по перемене пола, однако, я даже самому себе боялся в этом признаться. Может быть, моя откровенность растрогает "бандита". Ну, а нет и суда нет.

Верно?

Возбужденно я смотрел на три маленьких окошечка, когда колеса, вертящиеся за ними, стали останавливаться. Секунды тянулись и тянулись, чувство было такое, словно весь зал столпился у меня за спиной и наблюдал. Я уже начал отчаиваться.

Первое колесо остановилось. Синяя семерка - неплохо, хотя, конечно лучше пурпурная. Еще две синих семерки, и я на сто баксов богаче.

Вот и второе колесо замерло. Снова синяя семерка. Да, еще одну, пожалуйста.

Прежде чем третье остановилось, мне показалось, что оно снова набрало скорость. Двойной брильянт? А он-то здесь откуда? Никаких брильянтов на этом автомате сроду не было - только разноцветные семерки. По любому - я проиграл. Явно какая-то сука управляет этим "бандитом"!

- Эй, все, харе балдеть. Дай другим поиграть! - пьяный мужик хлопнул меня по спине.

Вдруг над моей головой завыла сирена. Блин, я годами ждал этого - реальный джек-пот, а не жалкий стольник. Если только...ой, бля, - а если они решили, что я пытаюсь мухлевать! Хотя как можно мухлевать с игровым автоматом?

В панике я быстро развернулся, готовый с боем вырваться из казино. Но как раз тогда, когда мне нужно было действовать как можно быстрее, мой вращающийся стул заело. Похоже, ночь превратилась в один бесконечный кошмар.

- О, миссис Ганхаузер, не нужно вставать, - миниатюрная блондинка -официантка поспешила в мою сторону.

Очевидно, это была не моя сирена, а автомата, который стоит за мной. Когда Вероника, ее имя было написано на бэйдже, приколотом к блузке, подошла ближе, моя интуиция сказала, что пора уходить. Похоже, у меня уже крыша поехала, и чужой выигрыш - это хороший сигнал, что надо завязывать. Я уже слишком долго сижу здесь, потратил кучу денег и еще больше потрачу, если останусь в казино.

Привет, я останусь с вами, пока не придет кто-нибудь из администрации, - как-то все странно - Вероника остановилась возле МЕНЯ, положила свою изящную руку на МОЕ плечо и разговаривала со МНОЙ!

- Мнэ-э?

- В счастье свое не верите, верно? - улыбаясь, спросила блондинка. - Ну да, джек-пот на четырнадцать тысяч долларов, от такого и спятить не долго. Хотите, чтобы я позвала мистера Ганхаузера?

Она махнула рукой в сторону соседнего зала, отделенного от нашего белой аркой.

- Думаю, он сейчас играет в блекджек.

О чем это она говорит? За кого она меня принимает? Ничего не понимая, я снова посмотрел на "бандита" - двух синих семерок и двойного алмаза в окошках не было. Нет, я увидел ТРИ двойных алмаза!

- Как же так, - прошептал я. - Этого не может быть.

- Я знаю, - снова улыбнулась Вероника. - Когда так везет, то сначала очень трудно в это поверить, не так ли?

- Нет, все совсем не так, - медленно, сражаясь за каждый дюйм, я повернулся к ней.

Черт возьми! Что со мной произошло?

- Дженис! - внезапно меня заключила в объятия трехсотфунтовая туша мужского пола, благоухающая дешевым одеколоном. - Ты сделала это, крошка!

Мужик прижался своим потным лбом к моему лбу и снова завопил...

- Ты сделала это, крошка!

- П-пошел вон! - с отвращением я оттолкнул его и замер; у меня были не руки - ручищи, пальцы раздулись, по меньшей мере, втрое, но, кроме того, на каждом из них (за исключением больших пальцев) было по три дешевых кольца с огромными кусками стекла на месте драгоценных камней.

Меня слегка замутило, я снова взглянул на свои ручки - огромные, трясущиеся от жира запястья, украшенные безвкусными браслетами из поддельного золота. Кстати, эти руки были толще моих бедер!

Мне не следовало дальше осматривать себя - и так ясно, что это не мое тело, однако, остановиться я не мог.

- Думаю, ей просто нужно прийти в себя, - сказала Вероника, - Вот увидите, сэр, сейчас с ней все будет порядке.

В порядке? В порядке? Нет, со мной определенно НЕ ВСЕ В ПОРЯДКЕ! Я посмотрел вниз, и обнаружил у себя три лишних подбородка, обвисшие сиськи великанских размеров, пузо, легко вмещающее автобус, бедра, которые и не смогли бы и три человека обхватить, ножищи, примерно пятнадцатого размера, и в довершении всего на мне было платье, которое обязательно бы купила себе корова, будь у нее деньги. Короче, я стал представительницей малоизученного вида - кит сухопутный уродливый!

Но...В голове у меня сейчас вертелась только одна мысль...где МОЕ тело?

- Где...- я сделал глубокий вдох, - где он?

Все еще пытаясь успокоить моего обиженного в лучших чувствах супруга, Вероника спросила...

- Кто?

Проклятье, как ей объяснить?

- Молодой парень, - ответил я, - темные волосы, пурпурная футболка, черные шорты, черные сандалии.

Моя жопенция, наконец, соскользнула с вращающегося стула, который при этом отвратительно заскрипел. Я стал смотреть по рядам игроков, пытаясь найти обладателя моего тела.

- Ах ты, потаскуха чертова! - оттолкнув, прочь Веронику, возопила мужская половина славного семейства Ганхаузеров. - Сорвала банк и готова удрать с молодым красавчиком!

Отпихнув, прочь разъяренного "супруга", я неуклюже устремился в проход. Бог мой, это тело двигалось, словно перегруженный товарняк, но, по крайней мере, я мог прокладывать себе путь сквозь толпу, словно ледокол среди льдов.

Я старался не думать о том, вдруг его там не окажется.

- Миссис Ганхаузер? Миссис Ганхаузер! - не поспевающая за мной Вероника, выглядела невероятно маленькой - моя тень почти полностью скрывала ее. - Следует ли передать выигрыш вашему мужу или вы сами заберете деньги?

- Плевать, - огрызнулся я, - делай, что хочешь. И вообще, можешь на хер катиться вместе с моим мужем и выигрышем!

Ох, и перепугался же я, за всю жизнь мне еще не было так страшно. Я столько раз мечтал очутиться в теле какой-нибудь милашки вроде Вероники. Но даже в самом жутком сне, мне не могло привидеться возможность попасть внутрь такого монстра, как эта миссис. А если это навсегда? Я же просто жить не смогу, ни один человек на Земле не смог бы выжить в ее теле! Да мою фотографию сейчас можно напечатать в газете и написать "Сестра Джаббы Хатта".

Такой горе плоти, как миссис Ганхаузер, нелегко затормозить, если она разогналась. Мне это удалось. С трудом. Схватившись за серебристый игровой автомат, я запустил его. Это точно было мое старое место. Особенно хорошо мне запомнились туалеты в конце зала. Однако моего старого тела там и близко не было

- Блядь! - заорал я и, повернувшись к другим игрокам, спросил. - Куда она ушла? Пожалуйста, скажите!

Брызгая слюной во все сторону, я уже просто-напросто визжал...

- Куда же она ушла?

Прикрывая свою невесту, ко мне повернулся молодой итальянец.

- Кто ушла? - спросил он.

- Та сука, которая сперла мое сраное тело!

Надо же я это сказал. Ведь мог придумать что-нибудь правдоподобное, типа ищу "потерявшегося сыночка", хотя, конечно, умная мысля, приходит опосля. Теперь вместо того, чтобы помочь мне, окружающие отвернулись от жирной бабы, которая, по их мнению, еще и напилась, как свинья. Что же, черт возьми, мне делать?

Когда снова сирена ворвалась мне в уши, я вздохнул и все тушей плюхнулся на стул, ожидая, что он рассыплется под весом моего нового тела. Мне нужно было время, чтобы обдумать ситуацию и решить, что делать дальше...

- Шерил! Мы победили! Ух, как мы их сделали!

Ну, а теперь-то что случилось? Очень привлекательная рыжеволосая девушка крепко обняла меня. Кто это? Дочь малышки Ганхаузер? Если так, то она пошла явно не в мать.

- Ну, давай же! Не будь такой заторможенной! - ухватив меня за руку, девушка сдернула со стула и стала танцевать вокруг " бандита". - Улыбнись, глупышка, ты только что выиграла для нас пять штук баксов!

Пораженный тем, с какой легкостью она меня подняла, я оглядел себя и ... засмеялся от радости! И не только засмеялся, но крепко прижал к себе прекрасную незнакомку и пустился в пляс вместе с нею. Это был счастливейший момент в моей жизни. Я свободен! Свободен от тела полутонной коровы Ганхаузер и чудесным образом превратился в прекрасную молодую женщину.

- Да! Да! - вне себя от счастья я впился в губы своей партнерши по танцу, и едва не выпал в осадок, когда она с жаром ответила на мой поцелуй.

Блин, это ж круто! Я оказывается не просто красотка, а красотка, у которой такая роскошная любовница. Ее ловкие пальчики уже вовсю исследовали мою пизденку, но мне было плевать с высокой башни на то, что про нас могут подумать.

- Мои поздравления, дамы. Желаете получить выигрыш наличными или чеком? - поинтересовался подошедший к нам сотрудник казино.

Прежде чем моя рыжая подружка успела ответить ему, я крикнул...

- Чек.

Потом ухмыльнулся и добавил...

- Выпишите его на Шерил и...

- ... и Лизу, - добавила моя любовница.

Отлично. Первый шаг сделан - я знаю ее имя. На очереди второй шаг - мы возьмем деньги, снимем номер в отеле и повеселимся!

Довольно ухмыляясь, она взяла у сотрудника чек и сунула себе в лифчик.

- Хочешь вернуть деньги, милочка? Тогда иди ко мне!

Я засмеялся, все страхи улетучились в одну секунду. Я бы скорее б умер, чем жил в теле миссис Ганхаузер. Хотя теперь, и под страхом смерти я бы не вернулся в свое старое тело. Где-то в казино, догадываюсь, сейчас ничего не понимающий молодой человек и дама "приятной наружности и обалденной окружности" пытаются найти свои тела. Мне на них было плевать с высокой башни, главное убраться отсюда быстрее, чем они найдут меня.

Итак, прижавшись, друг другу мы кружились по переполненному залу. Я абсолютно ничего не знал про Лизу, но ожидал, что ближайшей ночью получу ответы на все свои вопросы.

И вообще, какое чудесное утро сегодня, а впереди грядут еще более чудесные ночи.

- Тебе чего-нибудь хочется, зайка? - ухмыльнулся я. - Что до меня, я бы сейчас не отказалась бы полизать мохнатку одной симпатичной девушке.

- Ах ты, чертова лесба! - расхохоталась моя рыжеволосая любовница, выдернув меня из толпы и прижав к мраморной колонне. - Попробуй, а потом посмотрим, как глубоко я засуну руку тебе в дырку!

- М-м, звучит многообещающе, - зажатый между холодным камнем и ее разгоряченной плотью, я впился Лизе в губы.

Это было так необычно, целоваться с девушкой, будучи при этом в теле другой девушки. Ново, необычно, но мне чертовски понравилось. Когда же мы, наконец, оторвались, друг от друга оказалось, наши очаровательные мордашки основательно перемазаны губной помадой. Мне было плевать на мнение окружающих. Черт, как же все это здорово!

Лиза, похоже, возбудилась еще сильнее меня.

- Трахни меня, - выдохнула она. - Прямо здесь, у всех на глазах. Пусть народ смотрит.

Я сделал глубокий вдох и...

...И зашелся в жесточайшем приступе кашля, мои легкие разрывались, я только что затянулся сигаретой и теперь они были полны дыма. Сирена джек-пота снова резанула по ушам. Выплюнув сигарету изо рта, я в панике обернулся по сторонам.

- Лиза! - ну и хриплый же у меня голосок - результат неумеренного потребления табака и алкоголя.

Когда я увидел, как моя любовница выволакивает наружу внезапно потерявшую интерес к женской любви Шерил, то не смог сдержать слез. Нет! Так нечестно! Я был в двух шагах от новой жизни - от жизни, о которой всегда мечтал! Ну почему вдруг такой облом!

На этот раз меня никто не поздравлял. Ни дружелюбные официантки, ни муж, ни любовница, вообще никого рядом не было. Сверху на автомате стоял ряд пустых бокалов из-под вина, а сбоку от меня была пепельница полная окурков. Теперь понятно, почему так мало народу жаждет порадоваться за меня.

- Двести пятьдесят баксов? - воскликнул я. - Это же не джек-пот! Откуда тогда сирена?

И тут, посмотрев на автомат, мне все стало понятно - жетоны в нем кончились, и означала именно это. Теперь должен был подойти служащий казино, чтобы выплатить выигрыш. Черт! Если б только эта сраная администрация следила за своими "бандитами", то Лиза бы МЕНЯ сейчас уволакивала прочь из казино! Как же несправедлива жизнь!

- Желаете получить выигрыш жетонами? - спросил меня выглядящий весьма усталым сотрудник казино. - Или открыть вам на эту сумму кредит в баре?

- Э-э...

Разве это имеет значение? Вообще, какой СМЫСЛ мне дальше играть. Может действительно пойти в бар и напиться на эти бабки в лоскуты. Только так я смогу забыть этот безумный день и отрубиться с надеждой проснуться в своем собственном теле.

И снова эта ебанная сирена!

- Как я понимаю, вы не будете больше играть, - пухлая брюнетка небольшого роста улыбнулась и бросила в ящик пригоршню жетонов.

Оглядев свое новое тело, принадлежащее женщине лет тридцати с лишним, я простонал...

- Опять этот кошмар.

Кстати моя новая оболочка была не так уж и плоха особенно по сравнению с милашкой Ганхаузер или с этой насквозь прокуренной алкоголичкой - не самые плохие ноги, широкие бедра, приличная грудь - не самый плохой вариант. Но она и близко не была похожа на Шерил.

- Опять? Эйприл, вы хотите получить все деньги?

- Да, - кивнул я, - да, наверное, так и сделаю.

Написав свое имя на бланке, брюнетка сказала...

- Предъявите его, и получите всю сумму наличными.

- Спасибо, - о деньгах я сейчас думал в последнюю очередь.

Неожиданно почувствовав себя страшно уставшим, я вздохнул. Ну и что теперь делать? Убираться отсюда к чертовой матери, в не самой худшей за сегодняшний день оболочке? Или остаться, вдруг повезет, и я вернусь в свое старое тело

Вдруг сотрудница казино наклонилась ко мне и спросила...

- Хотите, чтобы постерегла ваш игровой автомат, пока вы будете в туалете?

- С чего мне туда идти?

Откровенно смущенная, она поставила свой ящик с жетонами между мной и толпой, прежде чем указала на мою проблему. В промежности моих белых стретчей появилось красно-бурое пятно, становившееся все больше и больше с каждой секундой.

- Черт! - перепуганный насмерть я разрыдался. - Почему это случилось именно сейчас?

- Должно быть обстановка, перевозбуждение, вот прокладка и отцепилась - брюнетка печально кивнула.

С благодарностью приняв ее предложение, я направился в туалет. Эти полдюжины ярдов оказались самым длинным путем в моей жизни. Если бы на мне были бы туфли с каблуками, то я, скорей всего, оторвал бы их прочь, что попасть в дамскую комнату на несколько секунд раньше. Наконец, я оказался внутри, громко хлопнув напоследок дверью, сунул четвертак в прорезь автомата для продажи прокладок и дернул за рычаг.

Прикольно, словно еще один "однорукий бандит".

- Прокладки кончились, - заявил подвыпивший голос и кабинки рядом. - Тебе нужен...ик...тампон.

- Проклятье! - я со злости врезал по автомату, который, словно издеваясь надо мной, задребезжал, а потом на нем высветилась надпись "пусто".

Твою мать, теперь ситуация стала совсем паскудной, мне придется сражаться с этим гадским тампоном. Я сунул свой последние двадцать центов в соседний автомат, схватил выпавший тампон в бело-голубой упаковке и заперся в первой попавшейся кабинке.

- Ох, блин! - мои, когда-то белые, трусы оказались безнадежно испорченными.

Бросив эту пропитанную кровью тряпку возле унитаза, я сорвал обертку с тампона и попытался понять принцип его действия.

- Гм, похоже, все не так уж и сложно, - глубоко вздохнув, я прижал грубый картонный аппликатор к своей дырке и...

С трудом, приходя в себя, я тихо простонал. В ушах еще звучал дикий вой сирены, а внутри моего тела находилось, что-то похожее на тампон... класс, теперь, похоже, меня ожидают нескончаемые критические дни!

- О, Боже! О, Боже! - внезапно я почувствовал, что мои сиськи сжимает темноволосый мужчина, сидящий позади меня.

- О, дорогая, теперь мы проведем наш медовый месяц в тропиках!

- Ч...ч...что? - я снова простонал, но деньги были тут абсолютно не причем

Вспомнив, что видел этого недавно женившегося итальянца раньше, я опустил взгляд, и дыхание у меня перехватило. Он посадил меня себе на колени, задрал подол свадебного платья и трахал прилюдно! И вовсе это был не тампон, а член! Бля, мужик засунул в меня хуй и накачивает, извиваясь от удовольствия!

- Что ты на это скажешь, Фиона?

Мне бы что-нибудь ему ответить, но единственное о чем я мог думать в настоящий момент - мощный член таранивший меня. Ох, как же хорошо! Именно такой секс мне и был нужен - только время выбрано неправильное.

- Д-д-давай поговорим об этом позже, - с трудом выговорил я, пытаясь вырваться из его объятий.

Я был готов потребовать, чтобы он отпустил меня, прежде чем придет сотрудник казино, но так и не сделал этого. Но, отвечая на мою немую просьбу, суженный задергался и выплеснул в мою пизду сильную струю спермы.

- А-а-ах! - в этот момент я кончил - мой первый оргазм в женском теле! - О-о-о, бля-я-ядь, как хорошо!

Повернувшись к нему лицом, я обнял его, переживая самый лучший момент в своей жизни. И вдруг понял, что больше не жалею о том, что упустил Лизу! Я - женщина и у меня есть мужчина, который готов вознести меня на седьмое небо удовольствие! Замечательно!

- А-ах! - застонал мой муженек. - Когда мы вернемся домой, ты встанешь на колени и отблагодаришь за доставленное удовольствие, шлюха!

Он посмотрел на меня взглядом полным любви и улыбнулся, и я почувствовал, что улыбаюсь ему в ответ.

И снова сирена скрыла от меня, что произошло потом.

- ... сука гребанная! - брюнетка средних лет с зажатой во рту сигаретой оттолкнула меня от игрового автомата. - Это мое место! Ты, блядь, украла мой выигрыш!

Так, сейчас меня будут бить! По крайней мере, я знал, что она не права. Если бы это был ЕЕ автомат, то именно эта бабца и выиграла. А я бы сейчас находился б в тощем теле этой истерички.

- Да, пошла ты к черту, - рявкнул я, со злостью отпихнув ее назад, понимая, что сейчас меня бесит вовсе не эта баба, та сила, которая играет со мной.

- Получа-а-а-ай! - неожиданно эта сучка, растопырив пальцы, кинулась на меня, нацелив свои ногти в дюйм длинной в глаза.

Во мне еще сидел тот урод, который, будучи мужиком, мечтал стать женщиной, и вот он-то и позавидовал маникюру этой твари. К счастью он быстро исчез, и его места занял женщина, готовая отразить нападение, а ей было не до красы ногтей.

Увернувшись, я сбил ее с ног. Довольный и своим ударом, и тем, что мои ногти остались в целости и сохранности, я с отвращением посмотрел на нее, потом положил руку на СВОЙ автомат и, победно улыбаясь, заявил...

- Похоже, сука, тебе здесь ничего не обломится...

Клянусь, в этот раз, я почувствовал сирену, за мгновенье до того услышал ее.

- Да! - гладко выбритый молодой мужчина поцеловал меня в щеку. - Похоже, теперь мы можем не беспокоиться о том, где возьмем деньги маленькому Чарли на колледж!

Несколько минут и пару тел назад, похотливый итальянский жеребец затрахал меня до потери сознания. А теперь? А теперь все, что я получил - дружеский поцелуй в щечку! Может быть, я хочу слишком многого, может быть, мой бывший супруг с Апеннин был исключением, но почему-то возникло чувство, что меня обманули!

- Ага, - только и смог ответить я.

Мужик положил руку мне на живот и улыбнулся...

- Чувствуешь, зайка моя, наш малыш точно знает, что мамуля выиграла!

Когда он сказал это, то я почувствовал ЭТО! Странное ощущение между невероятным страхом и безумным счастьем. Я посмотрел на свой невероятно раздувшийся живот. Внутри меня был ребенок, в данный момент, ощутимо лягнувший свою мамочку. Это определенно было самое странное чувство в моей жизни, но в этот момент, я понял смысл выражения "материнская любовь". Между мной и ребенком сразу же установилась связь, и я пришел в ужас, что очередное превращение разорвет ее.

- Милый, - попросил я "мужа", - не мог бы ты получить деньги? Встреть меня...

- Где тебя встретить, Нэнси?

Я планировал бежать к машине и скрыться из этого кошмарного казино, но вдруг понял, что не уверен, хочу ли этого. Да, конечно, все было замечательно, даже в самых смелых мечтах о перемене пола, я даже представить не мог, что стану матерью. Но вот вопрос, а нужно ли мне это? Смогу прожить следующие несколько месяцев, вынашивая ребенка? Кроме того, я ужасно боялся боли при родах. И что хуже все, какая мать из меня получится?

Прежде чем я пришел к какому-либо решению, чертова сирена вырвала меня из тела Нэнси.

- Ох, и подфартило тебе, куколка, - высоченный негр, обнял мою новую оболочку сзади, вытащил наружу черную сиську - я - негритянка! - и тискал ее абсолютно никого не стесняясь. - Из всех моих телок - ты самая клевая!

Секундой позже новая сирена разъединила нас, а потом еще одна сирена...и еще одна...и еще одна...и еще...

Вот я - тощая близорукая девчушка, гордый папаша гладит меня по голове. Мы только, что выиграли десять штук, но я и гривенника из этих денег не увижу.

Секундой позже, я - гора плоти в два раза больше миссис Ганхаузер. Каким-то образом мне удалось соскочить с табурета, все мое тело дрожало от возбуждения. Но сирена вовремя спасла меня от этого кошмара.

Внезапно я стал монашкой, хлопавшей в ладоши от радости. Скромно улыбаясь, я ждал сотрудника казино с моим выигрышем - тысячей долларов. И было у меня такое чувство, что ни церковь, ни сиротский приют никогда не увидят этих денег.

Потом сирена забросила меня в тело смазливой молодой шлюшки, которую поздравляло с выигрышем не меньше семи мужчин!

- Жди нас в пентхаузе! - сказал один

- Помнишь наш договор, Тришия, - протянул другой козел. - Ты позволишь снять наш маленький групешник на пленку, пусть мир увидит, какой джек-пот мы оставим в твоей дырке.

Его кореша едва не описались от смеха после его шутки. А этот мудак средних лет с жирными волосами стал поглаживать себя между ног.

Пока я думал то ли поиграть в проститутку, то ли заехать ему по яйцам снова раздалась сирена.

И опять.

И опять...

Все это произошло год назад, триста шестьдесят пять дней осталось позади. За это время я сменил несколько тысяч тел. Покидая одни, я радовался, другие - плакал. Не могу сказать сколько раз я хотел сбежать из казино, но сколько раз я смог дойти до двери - запросто. Один раз, только один. После этого следующие три недели я прыгал от одной толстухи страшной как атомная война, к другой, такой же красавице, если не хуже.

Ах да, были, конечно, и приятные моменты. Например, как-то воскресной ночью мне удалось продержаться в теле очень миленькой блондинки целых полчаса. Еще как-то раз я десть минут занимался любовью с официанткой в туалете, соблазнив ее половиной моего выигрыша. А еще был день, когда я прыгал из одного тела в другое, ни в одном не задерживаясь больше чем на минуту. Часто так случалось, что начинал я целоваться с одним мужчиной (женщиной), а заканчивал поцелуй уже совсем с другим (другой).

Я действительно во всех деталях изучил, что такое быть женщиной.

Мне хочется убежать, хочется освободиться. Черт возьми, я с радостью убежал бы на волю даже в теле этой уродливой коровы Ганхаузер и прожил бы так остаток жизни. По крайней мере, кошмар бы закончился.

Как же я теперь жалею, что сказал эти восемь слов. Лучше бы у меня язык тогда отсох. Хотя нет, лучше б я вообще не приходи в это казино. Нет, больше всего мне хотелось, что б это казино никогда бы не построили.

- Давай, автоматик, я выиграю, и сиськи себе пришью, - можно же, в конце концов, еще разок попробовать

И снова раздалась эта блядская сирена.

Незатейливая встреча

Категория: Фантазии

Автор: dirty

Название: Незатейливая встреча

Ночь. Огни города, расплывались на мокрой от дождя дороге. Я шла по мостовой...

Было холодно, вода реки текла куда-то в неизвестность. Я остановилась. Я не могла налюбоваться этой стихией. Просто стояла, облокотившись на забор моста, и смотрела на воду. В ней отражались огни ночного ресторана, я смотрела в его окна. Сколько там было мужчин и женщин, ведущих непонятные разговоры ни о чем. Я увидела тебя. Ты был так красив, в своем элегантном деловом костюме, вроде бы деловой мужчина, но так расслаблен, Сидя в глубоком кресле...тоскуя о чем-то. Ты был один. Я стояла и смотрела в твои глаза, ты думал о чем-то, тебя не было сейчас здесь, ты был где-то далеко. Я продолжала любоваться твоими глазами, губами, как ты курил..., выпуская дым маленькими колечками. Твои руки стряхивали пепел, так непроизвольно, потом потянулись к бокалу вина. Ты отпил, поставил его на место, продолжая курить, задумавшись над чем-то. А я, все стояла и смотрела, мои руки озябли, я вся продрогла, но я оставалась на месте.

Вдруг, ты встал, прошел к гардеробу, надел свое пальто и направился к выходу. Я растерялась,

Я не знала, что мне сделать, чтобы привлечь твое внимание. Я наблюдала за каждым твоим шагом, не отрываясь... Ты вышел. Я...

Мой голос дрожал, но я, все же, нашла в себе силы и окликнула тебя. "Молодой человек!". Ты обернулся..., не понимая, что происходит..., какой-то голос из темноты, со стороны моста, звал тебя. Ты не смог сдержать своего любопытства, ты идешь на зов этого дрожащего, слегка низкого голоса... Перед тобой, стояла девушка в длинном пальто, на высоких каблучках и казалось, что она вот-вот, упадет от усталости. Ее лицо было таким молодым, нежным..., не красивым, но манящим. Тебе оно нравилось. Ты не мог оторвать своих глаз от нее, от нее всей. Ты приблизился. Обнял ее за талию, прижав к себе так крепко, что услышал ее дыхание. Она ответила тебе поцелуем. И казалось, что вы знали друг друга, целую вечность. Вы стали так страстно целовать друг друга, вы не могли насытиться этими поцелуями, они были такие горячие, на этом прохладном ветру. Ты усадил ее на забор моста, пальто девушки распахнулось, оголяя ее ножки. Ты провел по ним, до самых бедер и твоя рука устремилась под юбку. Она металась, как бешеная, не отрываясь не на секунду, от этой попки. Как она тебе нравилась. Ты весь готов был, расцеловать ее, прям здесь, на холодном мосту. Ты отодвинул чулочки, твоя рука устремилась под трусики. Девушка произнесла глубокий стон, который возбудил тебя еще больше. Ты уже не мог остановиться, ты целовал ее в шею, губы, ушки, не мог насладиться ее запахом.... Ты сдираешь с нее юбку, твоему взору открываются ее трусики, ажурные шортики... ууууууууууумммммммм, не удержавшись, произносишь ты... руки снова нагло лезут в трусики, доставляя девушке такую радость, они приносят тепло в ее организм, не смотря на холодную погоду. Твой пальчик погружается в НЕЕ....дотрагивается до клитора.... Уууууууууу.............

Господи, как это...........................................ууууууууууууууууу, ты возбужден, тебе не терпится сделать ей приятное прямо здесь... Пальчик скользит по всей розе, не пропуская ни одного сантиметра, изучая каждый уголочек... гладя пальцем эту девочку... смотря ей в глаза... Твой взгляд был непонятен, не похожий на какой-либо, он завораживал меня, я таяла...

Мое тело на столько расслабилось, что я чуть было, не упала в реку, но ты задержал меня своими могучими руками. Я прижалась к тебе так сильно, что не могла остановить свое безудержное дыхание, я задыхалась от испуга. Мне стало так страшно от того, что сейчас, на этом все закончится... ты обнял меня крепко, предложил подвезти до дома, я согласилась. В этот момент я была согласна на все, лишь бы побыть с тобой еще лишнюю минутку.

Мы едем в машине, просто молчим, мы не знаем, что говорить друг другу. Мы даже не знакомы. Я смотрю на мокрую дорогу, в ней отражается весь ночной город... По радио поет Myelin Farmer... "California" ......, мне было так грустно..., я не хотела терять тебя, не хотела расставаться... нет. Нет. Нет.!!! Мои мысли вырвались вслух... Ты посмотрел на меня, ты понял, о чем я думала... Мы свернули, ехали совсем не в ту сторону, которая нужна была мне..., но меня это обрадовало...))). Ты резко затормозил, мы чуть не улетели в кювет ... , провернулся ко мне, приблизился очень близко, к самым моим губам,...........поцелуй................., еще, еще, еще, и с каждым разом сильнее и сильнее становился он, твоя рука потянулась под блузку, там не было лифа... ты дотронулся до груди, сосочки были такие тверденькие, возбужденные... ты потянулся к ним губами, откинув меня на кресло... Ты целовал меня всю, мое тело было так возбуждено, что я попросила тебя войти в меня.... Я не могла больше терпеть эту пытку. Ты послушно, расстегнул брюки, спустив их немного, надо мной вздымался вверх ОН. Я ждала, мои глаза умоляли...и вот..., боже, он во мне...

уууууууууууммммммммммммм.......................................................................................

Дддддддддддддаааааааааааааааааа................................................................................

Как это здорово..........., ты медленно двигался во мне, пытал меня..., твои движения становились все чаще и чаще, ты стал бить в меня своим большим органом, твои яички так шлепали меня по попке, как будто наказывали меня за что-то..., я вся тряслась от наслаждения..., ты бил и бил в меня, все сильнее и сильнее, с каждым разом учащая и учащая...

Ддддддддддддддааааааааааааа.................

Дддддддддддааааааааа..............

Вот так.............., ну же, еще, еще, еще, ЕЩЕ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Твои струи били в меня, ты заканчивал свою приятную работу... и я.....................

Мне тоже, было так хорошо............................, меня трясло.... Колотило в блаженных судорогах...............

Ты упал на меня...........закутался в мои волосы носиком, твое дыхание было таким частым, ты дышал в мое ушко и от этого по моему телу пробежались мурашки. Мы уснули в объятиях друг друга...

А проснувшись, ты оказался один в своей машине... девушки не было...

Тебе стало так не по себе...., ты даже мог бы заплакать, но... ты лишь думал о ночи,......... о прошлой, дождливой ночи, ты не мог поверить, что это все было, вот так сразу..., прямо здесь...... Теперь все это, будет напоминать тебе о ней, ее запах до сих пор, стоит в салоне... Может быть, ты ее встретишь когда - ни будь и уже никуда не отпустишь, ни за что!

Ты влюбился....., тебе это либо казалось, либо это было действительно, правдой...

Буря

Категория: Фантазии

Автор: Отелло

Название: Буря

Вот и наступило лето, которого ты так ждала. Было тепло и уютно. Ты мчалась на машине подальше от всего, от всех своих забот и проблем.Ветер трепал твои волосы в открытое окно. Ты наслаждалась им, подставляя свое лицо под тугие струи ветра. Машина приятно покачивала тебя и из-за горизонта открывалось море. Солнце уже клонилось к горизонту и его первые лучи уже коснулись поверхности воды. Машина остановилась у самой кромки. У самого края той стихии, которая уже другая такая как казалось из далека. Эта была слишком нежная, но стихия.

Открыв свою дверь твои ножки опустились в эту стихию. Волна набежала и лизнула их, принимая тебя. По твоему телу пробежала та первая волна восторга и счастья. Ты была не одна на этом пустынном берегу. Здесь была только ты, твоя машина, волны, скалы и чайки, которые смотрели на тебя.

И все

Ты была свободна.

Ты оставила все позади себя, за сотни километров от себя все свои заботы.

Счастье свободы наваливались на тебя. Твоя душа рвалась на встречу солнцу.

Тебе хотелось крикнуть ему, НЕ УХОДИ, ОСТАНЬСЯ. Твое платье легко соскользнуло с твоих плеч и волны приподняли его. Лучи солнца заскользили по твоему обнаженному телу. Твои руки были подняты на встречу чайкам, ты хотела лететь за ними. И лучи ласкали тебя. Осыпая тебя своими заходящими лучами. Только ты и море. Только так. ТЫ сделала шаг и волны обрадовано опять лизнули твои ножки. Шаг. Еще шаг. Волны все настойчиво ласкали тебя приветствуя каждый твой шаг. ТЫ чувствовала, как теплая вода поднимается по тебе. Как она касается тебя, проникая туда, куда ты мало кого допускаешь. Но волнам ты хотела отдаться вся целиком. ТЫ шла им на встречу и они приветливо принимали тебя. Твои руки были закинуты назад и ты опустилась вся в воду не открывая глаз. ТЫ раскинула руки и вода подняла тебя, начала покачивать. Ты слышала шум вол о берег, который становился все тише. Ты настолько понравилась морю, что оно хотело взять тебя себе. Быть только одним обладателем твоей красоты. Волны убаюкивали тебя, унося все дальше. Тебе не хотелось отрываться от этой тишины блаженства.

Но что то в криках чаек тебя насторожило. ТЫ приподняла голову и ....... кромка берега уже еле виднелась на горизонте, становилось сразу быстро все темнее и темнее. Испуг.Он захватил тебя. ТЫ начала плыть к берегу, сильно разгребая воду. Но море начало волноваться, не желая отпускать тебя. Волны откатывали тебя назад, не желая отдавать твою красоту, доставшуюся им. ТЫ плыла и плыла. Вот уже все ближе, но силы все быстрее стали покидать тебя.

Вода все чаще стала заливать твое лицо. Ты стала все погружаться в волну......... Свет померк.

Но вдруг молния. Озарила все вокруг и чьи-то руки подняли тебя над волной. И опять молния. Это море протестовало против того, что бы отдавать тебя. Ты почувствовала, как сильные руки подняли тебя, шорох песка и вот ты уже лежишь на твердой земле.

Буря. Как ты любила ее.Как нравилось тебе смотреть на нее. И даже сейчас ты наслаждалась ей. Вот так лежа на песке. Дождь стегал твое тело и ты со стоном подставляла его под эти струи. Задыхаясь от наслаждения. Ты почувствовала, как чьи-то губы прикоснулись к тебе. к твоим губам. Вот она буря. Она передалась твоему телу, твоему желанию. Страх прошел, была только страсть. Безумная страсть рожденная бурей. Твои руки поднялись вверх, переплетясь и замерев. Губы ласкали твое тело. Это были уже не просто поцелуи, а покусывания, переплетающиеся с тугими струями дождя. Губы скользили по тебе, ты не могла открыть глаза лишь впитывала все это, каждую каплю. ТЫ чувствовала, как руки раскинули твои ножки. Тебе хотелось отдаться этому безумию. ТЫ чувствовала на себе этот взгляд. Эти глаза, которые ты ощущала через закрытые веки. Он смотрел на всю тебя. Смотрел на тебя ТАМ. И ты чувствуя это сгибала ноги разводя их все шире.

ТЫ дернулась..... застонала. ДА. Ты почувствовала тепло его губ ТАМ. В самом центре. В самом желанном месте.Дождь хлестал тебя вызывая озноб, а снизу разливалось тепло. Нет ЖАР. Жар от его губ, от его горячего дыхания. и его я язычок. все глубже. В тебя. ТАМ. ТЫ принимала его, прогибаясь все сильнее, взяв его руки и положив к себе на грудь. Сжимая их и лаская сосочки.Все сильнее. Твои ноги непроизвольно сжались и руками ты притянула его голову еще сильнее к себе и замерла. Чувствуя как тебя накрыла волна блаженства.

Первая но не последняя. Как она растекалась по твоему телу и ты замерев впитывала ее в себя. Твои руки ослабли. Ты лежала наслаждаясь этими минутами.

Но буря брала свое и тебе хотелось бури. И она почувствовав это засвистела.

Молния сверкнула совсем близко и руки подняли тебя перевернув на живот. ТЫ почувствовала, как сильное тело навалилось на тебя, как руки стали изучать тебя забираясь везде сползая все ниже. Ты уже просто отдавалась этому, вытянув руки перед собой, стиснув в кулак песок. Ты чувствовала, как сильный язык скользит по твоей попочке, раздвигая ее, стараясь проникнуть все глубже. Как твои колени сами согнулись приподнимая тебя, подставляя для него свою плоть. И руки все ласкали тебя, Кажется они были везде, скользили по тебе без остановок. И тот язычок, который проникает в тебя. ТАМ в тебя, в твою маленькую пещерку, раздвигая ее все шире. И его рука, ласкающая твою девочку. все сильнее теребя ее. Твои волосы разметались по песку. Как тебе хотелось этого.

И вот уже другое. Такое же горячее, но более твердое коснулось твоей попочки. Ты вся выгнулась в ожидании. ДА. Ты хотела этого. ТЫ так долго хотела этого, так мечтала. И вот он тот момент. когда тебя что-то раздирает. Ты вся напряглась и ослабла, пытаясь выбрать его в себя. ТЫ чувствовала эту сладкую боль, которая входит в тебя. наполняя тебя. Ты принимаешь ее все глубже. ТЫ чувствуешь, как головка провалилась в тебя. Тебе хотелось видеть это, смотреть как ОН медленно погружается, входит все глубже.... И твой стон наслаждения сливается с волнами, когда ты чувствуешь, как его тело коснулось тебя, когда он оказался ВЕСЬ в тебе. Вот он тот миг блаженства. ТЫ замерла, прислушиваясь к себе, к тем новым чувствам, которые родила в тебе эта буря.

Ветер усиливался. Волны все быстрее и чаще накатывали на берег и с каждой волной ты чувствовала толчок внутри себя. Все сильнее, быстрее. Волны уже стали докатываться до тебя, облизывая твои коленочки. Все бушевало в тебе и ты чувствовала бурю в своей душу . ЕЩЕ. ЕЩЕ. ЕЩЕ. Шептали твои губы. И волны отвечали им ДА ДА ДА. Дождь, ветер, волны. Все это смешалось в диком танце. Все сплелось в единый порыв страсти. Ты почувствовала, как ОН напрягся....

ЕЩЕ ЕЩЕ ЕЩЕ шептали твои губы и .............

МОЛНИЯ, ГРОМ И ПОТОК СТРАСТИ, КОТОРЫЙ ХЛЫНУЛ В ТЕБЯ. накрыл тебя с головой и твой вой счастья вырвался из твоей груди, отразившись от скал, унесясь в море. Все это слилось воедино. Прохладные волны и дождь на твоем теле и горячий поток внутри тебя. Это безумие. Кажется что тебя всю заполнило. Голова закружилась и ты растянулась на песке, отпуская из себя бурю. Когда ты открыла глаза, то море было спокойным и лишь волны расходились от него, плывущего по лунной дорожке в даль моря.

Развращенные развратным (Пошлая Россия). Пролог. Играя в Quake

Категория: Фантазии

Автор: Pornomaster

Название: Развращенные развратным (Пошлая Россия). Пролог. Играя в Quake

Вы, наверное, знаете, как увлекает игра и как, приятно потягивая холодное пивко играть или смотреть видик, особенно когда дома нету надоедливых предков. В один из таких прекрасных дней, да тем более летних я и проделывал все это. Убивая очередного монстра я вдруг услышал не то крик, не то стон. Что это -, подумал я. Наверно звуковая карточка решила отрабатывать те 2,5 штуки бабла, которого я в неё вложил. Дело в том, что два месяца назад я решил модернизировать свой старенький ПК, и продавец мне посоветовал взять SB. Сей кульный девайс - говорил он - обеспечивает просто суперпатрясный звук, не компосируйте себе мозги возьмите, очень круто. И я, конечно, под сей весьма убедительный треп, купил карточку. Уже через два часа я в курил, что повелся как последний лох и меня кинули как баклана. Продавец барыга, мать его за ногу, естественно слушал меня на следующий день, весьма кисло, отвечая чего, мол, ты уши пригрел, мне тебя нужно было развести, ничего лоховозится, а коли, повелся то твои проблемы.

Злой и напитый (встретил школьных друзей) я вернулся домой. А тут ещё подвалил отец, которому блядь хотелось послушать сей девайс. Конечно, он моментально смекнул что, выложил бабло совершено зря, и можно было купить простенькую серую карточку, чей брэнд не так раскручен и сэкономить штуку. Смотря на меня словно злобный фрикер-визуалист, он методично капал на мозги.... Но теперь я уже потихоньку переставал сожалеть о покупки и перекомпосированных мозгах. Да вот так подумал я, когда раздался очередной крик. Но, как часто в нашей грёбяной стране бывает, да будет свет сказал мандер и перерезал провода. Свет погас, а без него кульный девайс, что ПК зовется, естественно не работал. Вот дерьмо, предков не будет до утра, а курить пиздец как хотелось, комп не работал, а Маринка сегодня вкалывала на даче с родаками. А видь только десять часов, о гавно. И тут до меня дошло, о какой я блин-клин великий тормоз комп то не работает, а крики не перестали раздаваться. Что за х...? Выйдя на балкон, я установил, что крики доносились из соседнего здания, где сынки буржуев, то бишь новых русских устроили себе не то сауну, не то баню. Весьма интересно, пойду, как я прогуляюсь, посмотрю, что там еще вытворяют эти сукины дети.

Выйдя на улицу, я решил зайти к Максу моему старому другу, с которым мы порвали не одну целку. Макс весь сонный и недовольный, долго ломался, но все-таки решил присоединиться со мной, тусанемся Макс, хватит дома дрочить. И вот мы уже в вдвоем спокойно шли, неспешно обсуждая как мы сегодня прогуляли два урока, и как вопила наша класнуха по этому поводу. Вы - говорила она - два повесы, только позорите наш 11 "П" класс, меня уже 5 раз вызывали к директору, чтоб ваши отцы были на следующей недели у меня. Но, несмотря на её пиз... мы знали, что она кульная класнуха, не когда не закладывавшая нас. Ей было всего 27 лет. Когда после педвуза она пришла в школу ей сразу отдали наш класс, как самый "продвинутый", видь не одна из старых стерв не могла с нами совладать, и тогда ещё 7 "П" стал её. Они думали, что она лоханется, но кульно пробакланились. Молодая быстро нашла к нам подход, и мы лишь изредка её подводили. Иногда даже завоевывали места на олимпиадах, она подтянула класс капитально, как говорится, взяв нас за задницы.

С Натальей Петровной мы ходили на порнуху (она весь класс и отвела). А помнешь, что она нам сказала, - говорил Макс -, что хватит быть детишками и мы вполне взрослые, а потом еще рассказала нам все о сексе на классном часу. Да Макс мы быстро нашли с ней общий язык, весь класс её боготворил, не каждый день встретишь человека, который понимает молодых и не устраивает на школьных вечеринках, стихи да котлеты, а делает выпивон и дает ключи от кабинетов. Это точно - продолжал мою мысль Макс - защищать нас от старых сук и директрисы - крысы, как это кульно! А помнишь, как мы решили получше заняться историей, и зашли к ней на хату? И остались на ночь - как же не помнить говорил я - было это в старом добром девятом классе мы с тобой уже тогда достаточно познали девчонок, но женщин и настоящего секса на двоих у нас не было. Да - погрузился я в воспоминания - в тот день, прихватив бутылочку вина мы пошли к ней. Заходите мальчики - сказала она нам - одетая только в китайский халат, который плотно облегал её тело, показывая округлые сиськи и выгиб в письку.

Как в чате

Категория: Фантазии

Автор: Отелло

Название: Как в чате

А я хочу

подвести тебя к большому зеркалу

встать сзади тебя и глядя на тебя в отражение.......

начать медленно раздевать, не прикасаясь к тебе

снимая с тебя все

нагло разглядывая с деловым видом, но не касаясь тебя

вот так.........

начну расстегивать твою блузку

одну за другой все пуговки..........

что бы она сама скатилась с плеч

потом юбку.........

расстегну твой лиф............

как мне хочется прикоснуться к тебе

но нет........... не сейчас................

и вот встав на колени .......... стягиваю твои трусики

не удержавшись........ прижмусь щекой к твоей попочке........

Поглажу ее, проведя по ней рукой

осмотрев всю тебя............

я завяжу тебе глаза

и скинув с себя рубашку .....

ПОДНИМУ ТЕБЯ НА РУКИ

ты ничего не видишь...........

ты вся напрягаешься в ожидании.....

А дальше.............

ты слышишь, как я иду.......... захожу в другую комнату и ...........

начинаю опускать........

ты не знаешь что ждет тебя, но ................

твое тело окутывает приятное тепло воды в ванной

оно обволакивает тебя.............. согревает

я вижу блаженную улыбку на твоем лице

Я не даю тебе снять повязку........

ты лежишь в теплой воде в полной темноте, в ожидании........

Я ухожу, но ты ждешь........ тебе все так нравится

И вот................

ты слышишь, как я вновь вошел к тебе................

я стою совсем близко от тебя, почти над тобой

Ты слышишь мой голос СНИМИ ПОВЯЗКУ

Ты медленно снимаешь ее и ..........................

перед тобой.................

ШИКАРНАЯ ВАННАЯ, ОКРУЖЕННАЯ ВОКРУГ ГОРЯЩИМИ СВЕЧАМИ....... Я СТОЮ ОКОЛО ТЕБЯ В

ОДНОМ ПОЛОТЕНЦЕ, ДЕРЖА В РУКАХ БОЛЬШОЙ ПОДНОС С ШАМПАНСКИМ, С ФРУКТАМИ И ДВА БОКАЛА

ЭТО ВСЕ ДЛЯ ТЕБЯ, ДОРОГАЯ, слышишь ты мой голос

Я опускаю поднос на край.......... и разливаю шампанское........

сквозь полотенце ты видишь мое легкое возбуждение.........

оно начинает нарастать......

потому что твое тело в воде при свете свечей, огонь от которых играет в каждой капельке

разлив шампанское, я протягиваю один бокал тебе и ............

вхожу в воду, встав перед тобой, взглядом умоляя тебя снять с меня полотенце

ты берешь свой бокал...поглаживая длинными пальцами его ножку, смотришь на меня слегка бесстыжими глазами...

другой рукой тянешься ко мне .... поглаживаешь мои бедра, еще скрытые полотенцем....

скользишь рукой под полотенце...

но не останавливаешься там...а сбрасываешь его с меня и тихо шепчешь ...ПРИСАЖИВАЙСЯ РЯДОМ СО МНОЙ.

Я замираю в ожидании............. я не хочу вот так садиться, не дав тебе налюбоваться собой

Я замираю вот так....

Ты не выдержав, снова тянешься ко мне....проводишь кончиками пальцев по моей коже...

тебе так хочется прикоснуться ко мне губами....

я чувствую растущее возбуждение от твоего взгляда .......... ОН растет на твоих глазах

ты смотришь на меня снизу вверх

приподнимаешься ...... вода стекает тоненькими струйками с твоего обнаженного тела, поблескивая в свете свечей...

и вот ты уже стоишь передо мной на коленях...влажными пальчиками пробегаешь по моей спине...гладишь ее....

а сама ты не в силах оторвать жадный взгляд от меня ТАМ ... Ты любуешься ИМ

и уже не в силах сдерживаться дальше, тянешься ко мне, облизывая губы.....

Я смотрю на тебя....... такую мурлыкающую......... желающую..........

кончиком язычка - только самым кончиком - прикасаешься к НЕМУ, и сразу же отпрянув - любуюешься ИМ снова....

Я вздрагиваю от твоих прикосновений

снова берешь бокал...делаешь небольшой глоток..но не проглатываешь шампанское...

а приближаешь лицо к НЕМУ.....слегка приоткрыв ротик, обнимаешь губами ЕГО....ты чувствуешь, как лопаются пузырьки

шампанского на его головке.....

и сразу же после этого ты начинаешь облизывать ЕГО от самого корня до кончика.......он такой кисло-сладковатый на вкус

теперь....от шампанского.........

ты собираешь язычком все капельки на НЕМ.....все лопающиеся пузырьки

Я стою весь замерев, боясь пошевелиться, еле сдерживая себя наслаждаюсь..........

облизываешь язычком головку....забираешься им слегка в маленькое отверстьице на ней...

Я смотрю на тебя сверху.......... смотрю на твои губки на нем

как они обхватывают его, как скользят.......ууууммммммм и втой язычек на кончике........

потом ты наклоняешься еще чуть ниже.....целуя яички....

обнимаешь мягкими губами сначала одно, потом другое, поглаживая их при этом язычком....таким влажным....

и снова поднимаешься выше....скользя язычком, не отрываясь, до самой головки....

опускаешь ее в ротик, делаешь несколько движений, как будто бы сосешь какое-то лакомство......

Я уже вцепляюсь в твои волосы........ ноги начинаю дрожать от этой ласки, я еле стою...... начинаю напрягаться.......

Твоя ласка уносит меня в никуда

Я не могу уже сдерживать себя

.....у меня кружится голова......

возьми же его ........... умоляю.........

ты же чувствуешь, я не могу сдержаться от твоих ласк........

возьми его........ возьми.........

еще.........

не убирай с него руку.........

еще

Я вцеплюсь в тебя......... поднимая тебя.......... приближая твои губы к нему

он касается твоих губ........ кажется, если ты коснешься его , то ..............

Возьми же его......... умоляю

твой язычок...........

он касается головки.........

губы чуть открываются.........

накрывают его............. медленно приближаясь

обхватывают головку и .............

рукой ты делаешь всего пару движений шевельнув язычком . . . . . . .

ДДДДДДДДДДАААААААААААААААа

дддддддддааааааааааааааааааа

ддддддддддддддддддааааааааааааааааааааааааааа

язычок пробегает, дразня, по головке....

а губы, сжав ЕГО, двигаются по нему...

пальчиками ты продолжаешь поглаживать мои яички.....лишь слегка прикасаясь к ним...

СОК ЛЮБВИ СИЛЬНОЙ СТРУЕЙ БЬЕТ В ТЕБЯ

В САМОЕ ГОРЛО

УУУУУУУУУУУМММММММММММММММ

твои губы..........

ты судорожно проглатываю мой сок....

его так много......

ддддддддддаааааааааааааа

ддддддддддддааааааааааааа

дддаааааааааааааааааааааааааааааааааааааа

облизываешь весь мой член, чтобы не упустить ни одной капельки.....

высасываешь из головки все...чтобы ничего не оставить мне......

сейчас мое тело подрагивает....я чувствую слабость я обессиленный опускаюсь в теплую воду........ ощущая, как она

принимает меня

ты прижимаешься ко мне....поглаживая мое тело там, под водой.....не прикасаясь к НЕМУ......пока ОН отдыхает.....

Я тянусь к твоим губам, на которых хочу почувствовать сок любви

я глядя на тебя осушаю бокал............. наливаю еще и делаю глоток, задерживая его во рту

Я приближаю твои губы к себе............. и ..........

вливаю в тебя шампанское..........

ты высасываешь его из меня............... урча от удовольствия

Твои губы..........

как они нежны и ласковы

на твоих губах вкус моего сока смешался с вкусом шампанского...они слегка и солоноваты, и одновременно кисло-сладкие...

я обнимаю тебя, привлекая тебя к себе все крепче не в силах оторваться

прижимаюсь к тебе подрагивающим влажным, уставшим телом.....

как ты хороша.........

наши тела сжимаются все сильнее, вытесняя воду, что бы чувствовать друг друга

моя рука обнимая тебя держит твою голову, перебирая твои волосы........ а твоя голова у меня на плече..........

другая рука ласкает твою спину....... поглаживая ее.............. напряжение прошло, а вот желание все увеличивается

в тебе растет желание.....не в силах сдержаться...выскальзываешь из моих объятий....приподнявшись над водой и выгнув спину,

как кошка, опираешься руками о бортик...призывно оттопырив попочку...покачиваешься передо мной........

как ты сейчас хороша.............

вокруг полумрак и свечи............ и вода стекает по тебе, выгнувшейся кошке

Ты смотришь на меня............ ТАМ.......... и ты поднимаешь его одним только своим взглядом

Я протягиваю руку, проводя ей по твоей ножке........... все выше...........

пока рука не доходит до пушистого холмика

Я провожу ей по тебе, поглаживая и смотря на тебя

на твои руки, теребящие сосочки ............ в твои глаза ............... на твой полуоткрытый ротик

Как ты аппетитна......ТАМ

губы сами тянутся к тебе

я покрываю поцелуями твои бедра

одно, друкое

ты выпрямляешься и бесстыдным движением закидываешь ногу на бортик ванны....открываясь мне... ВСЯЯЯЯ

теперь ты моя...........

я придвигаюсь к тебе.........

смотрю на тебя.........

поглаживая тебя рукой..........

проходя пальчиками по серединке от копчика до пупочка и обратно.........

так медленно

и смотрю на тебя снизу............

как ты вздрагиваешь, когда рука касается твоего маленького язычка ТАМ

ты вся открыта мне....

как же ты хороша

ты истекаю влагой от сока.........

я просовываю руку у тебя между ног, поглаживая спину и .........................

ВПИВАЮСЬ В ТЕБЯ

там

ТАМ

ТТТТТТААААААММММММММММММ

ПРОСТО НЫРЯЮ В ТВОЮ ДЕВОЧКУ

ДДДАААААААААА

моя рука ласкает твою спину............ чуть царапая ее

а язычок в тебя..............

скользит по твоим стенкам

губы чуть покусывают твой язычок

отттягивают его............

теребят...........

и вновь своими губами я обхватываю твои.......

засасывая в себя..........

а другой пальчик ищет другой вход

вот он................

ууууууууммммммммммммммм.

он ждет.............

и................

Я ПОГРУЖАЮ ПАЛЬЧИК В ТЕБЯ

ТЫ ВСЯ НАПРЯГЛАСЬ

СЖАЛАСЬ

и моя язычок в тебе

он в тебе......

он извивается........

ласкает тебя.............

ТАМ

ВСЮЮЮЮЮЮЮЮ

Твой сок течет по моим губам

я слизываю его.......

он пьянит меня

и пальчик в тебе..........

и твой стон.......... кажется он оглушает

Мне не оторваться от тебя.........

я не хочу отрываться.........

ты такая там вкусная.........

я высасываю тебя всюююю..........

вылизываю твою девочку.......

ты чувствуешь мое дыхание ТАМ

Оно такое горячее.........

прямо ТАМ

и ты чувствуешь это......

сейчас

ТАМ

Это я.........

Ты сводишь меня с ума........

я ничинаю все быстрее вылизывать тебя........

продолжая шевелить в тебе пальчиком....... все глубже.........

быстрее

быстрее...........

я вылизываю твою девочку..........

язычок как сумашедший в тебе

дддддаааааааа

сейчас

я не остановлюсь, пока ты не рухнешь на меня.....

сейчас

проткну тебя язычком и опять буду вылизывать

мое лицо все мокрое от твоего сока..........

твои ноги дрожат

ты еле стоишь на ногах

как ты хороша там

дддддддааааааааа

сделай это сейчас......

сделай

залей меня ....... своим соком

еще

еще

язычком в тебе

быстро быстро

вот так

мне не насытиться тобой

ты так прекрасна...

аааааааааааааааааааааааа

дддаааааааааааааааааааааа

ааааааааааааааааааадддддддддд

Вот он твой сок ::.. ты вся задрожжала, напрглась и ::..

УУУММММММММММММММММММм

Я впиваюсь в тебя

Лицо блестит от сока

И пью тебя

ТЫ еле стоишь

Ложись ко мне............... придерживая тебя опускаю тебя в ванну

Ложись ко мне на плечо, наливая бокал шампанскогго

ты без сил опускаешься рядом со мной, утыкаясь мне в плечо.....продолжая слегка постанывать от полученного удовольствия

Ты вся дрожишь

прижимаю тебя все сильнее к себе

целуя твой лобик, закусывая твои волосы

Как ты хороша

мои губы нежно касаются твоего лица

Прижмись лучше сильнее ко мне......... а то вода в ванной уже остывать начинает

Надо разогреть ее страстью наших тел или ты уже не хочешь ??????

Иди ко мне.......

твоя рука что-то нашла..........

Что это у тебя в руке, такое твердое ???

и все так пульсирует, вздрагивает

Посмотри........ там даже капелька, и он так гордо вздымается из воды

а ты хотела взять эту капельку своим губками....... ТЕМИ губками..........

Да возьми его...... сядь на него........

выпустив воду из ванны....опускаешься на меня....сначала слегка трешься о мои ноги своей девочкой...

она сразу же становится влажной....

наклоняешься ко мне....целуешь меня....опускаешься и целуешь мою грудь.....щекочешь волосами твои сосочки..

и продолжаешь ерзать своей девочкой по мне...прижимаясь ко мне...

не в силах удерживаться больше, придвигаешься чуть ближе....приподнимаешься и обнимаешь своими губками - ТЕМИ ГУБКАМИ - мой

член......берешь его рукой и направляешь внутрь себя.......

так сладко.....опускаешься на меня медленно-медленно....

Твой стон блаженства

он скользит все глубже и глубже....

моя рука, гладившая твою грудь сжимает ее..........

а другой, положив тебе на попочку надавливаю на тебя

ты там такая вся узкая.......

я просто рычу от удовольствия

глубже

ещееееееееееееееееееее

как хорошо............

мои руки начинают скользить по твоей спине

гладя ее, лаская

я надавливаю на тебя.............

хочу просто проткнуть тебя

надавливая все сильнее

замираю.....

прислушиваясь к этому восторгу........

ты напрягаешься, сильнее сдавливаешь меня

я прижму тебя к себе, положив к себе на грудь

ОН в тебе......... так глубоко ............

мы замираем

Я прижму тебя к себе крепко крепко, не в силах насладиться твоим телом

мне не оторваться от него

ты так прекрасна сейчас

волосы щекотят меня........

Я приподнимаю тебя на себе и ............

опустившись из тебя сам снова врываюсь

еще

еще

вот так тебя с низу...........

прогибаясь как на мостике

вхожу в тебя быстро быстро

и замираю, опустив тебя на себя опять

Я ЧУВСТВУЮ ТЕБЯ СЕЙЧАС ВСЮ, ЧУВСТВУЮ, КАК ТЫ ЛЕЖИШЬ НА МНЕ

прижав тебя к себе еще сильнее........ ты вытянешь ноги ..... сожмешь их........

и я обниму теперь тебя своими ногами...........

он не очень глубоко в тебе, но ему там тесно и он давит на тебя

и взявшись руками за твою попочку...........

я начну покачивать тебя на себе вперед назад........

ты скользишь по мне...........

он входит в тебя изгибаясь.......

весь такой напряженный

щее

щещеееее

щещещещееееееее

ууууууууууммммммммммм

твоя грудь трется о меня.......

руками я сильнее сжимаю твою попочку

дддддааааааааааааааа

ХОЧУ ТЕБЯ

ХОЧУ ВСЮ ТЕБЯ

РАЗОРВАТЬ

БЫТЬ ВЕЗДЕ

В ТЕБЕ

БРАТЬ ТЕБЯ ВСЮЮЮЮ

ХОЧУ

ТЕБЯ

ууууууумммммммммммм

я просто опрокину тебя

скину тебя со срастью

переверну на живот

и скользну грудью по твоей попочке...........

прокачусь по ней всем своим телом........

от самой шеи до.............

медленно так.........

до ............

до того, пока мой член прогладив твою девочку..............

не упрется в тебя..............

я без рук приставлю головку.........

к самому входу

такому уже чуть открытому

ждущему...........

капельку я размажу у входа...........

погружу сначала в тебя пальчик

покрутив его..............

чуть раздвинув тебя.......

я приставлю головку

И НАДАВЛЮЮЮЮ

как туго она проваливается

скрывается........

я смотрю на это........

это такое зрелище

все это возбуждает

я крепко держу тебя

я не тороплюсь

я замираю........

потом чуть надавливаю еще

замираю.........

головка уже скрылась в колечке

ОНА ТАМ

в тебе

как ты ее сжимаешь

я еще надавливаю...........

и твой стон

я слышу его

в нем уже нет той боли

только мольба ЕЩЕЕЕЕЕЕЕЕ

я уже смелее надавливаю.............

мне тяжело входить в тебя

все дальше..........

стоя вот так ты мотаешь головой от наслаждения............

чуть поддаешься мне на встречу

и вот..........

уже яички касаются тебя

ОН ВЕСЬ В ТЕБЕ

чуть толкнув его в тебя на последнем усилии я замираю..........

Ты вся прогнулась как сейчас (спина выгнута)

как мне хорошо с тобой

в тебе

я наслаждаюсь тобой

руки заскользили по твоему телу........

нащупывая все..........

лаская все........

я замер там, но руки ласкают тебя

все быстрее....... настойчивее........

теребя сосочки груди..........

лаская бедра

проникают между ножек рукой........... и ...........

чуть теребя твой клиторочек............ ласкаю его

я запускаю в тебя ДВА пальчика

ТУДА

В ТВОЮ ДЕВОЧКУ

ПОЧУВСТВУЙ ИХ

ОНИ В ТЕБЕ........

РАЗРЫВАЮТ ТЕБЯ..........

и другую руку я протягиваю к твоему ротику..........

ты жадно облизываешь мой пальчик

ТЫ ВСЯ МОЯ

Я ЗАКРЫЛ ВСЕ ТВОИ ДЫРОЧКИ

ВСЕ

я начинаю шевелить пальчиками............

ТАМ

в твоей девочке

я чувствую их............

они так близко

и я выхожу....... чуть выдвигаюсь........

что бы пальчики чекотали мою головку через стеночку.........

как мне хорошо сейчас

В ТЕБЯ

СИЛЬНО

ДА

ДО УПОРА

и опятьььь выхожу........

замираю.......

чуть чуть движусь в тебе у самого входа

И УДАР В ТЕБЯ

ЕЩЕ

ЕЩЕ

ЕЩЕ

и замираю.........

............

чуть выхожу опять

опять к самому входу...

медленно увлекая тебя за собой.......

ЕЩЕ

ЕЩЕ

УДАР

ЕЩЕ УДАР

и замираю

как ты хороша

я не могу больше сдерживать себя

я ничинаю уже просто долбить тебя быстро быстро

без остановок

быстрее

быстрее

я как сумашеджий

как молот

в тебе

весь напрягаюсь

я не могу уже больше

еще

щеще

ещеще

ну жде

ТЫ ЧУВСТВУЕШЬ ЭТО

да

дад

адда

еще

уже

ну же

ДДДДДДДДДААААААААААААААААААААА

ДДДДДДДДДДАААААААААААААААААААААА

В ТЕБЯ

СИЛЬНО

ВЕСЬ ИЗОГНУВШИСЬ

НАСАДИВ ТЕБЯ СО ВСЕЙ СИЛОЙ

ДА

ДДДАААААА

ДДДА

УУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУ

ЕЕЩЩЕЕЕЕЕЕЕЕ

МНЕ НЕ ОСТАНОВИТЬСЯ

ты чувствуешь, как ударяет в тебя ТАМ моя струя....

Я ВСЕЕЕЕЕЕЕ выливаю в тебя

ВСЕ до последней капельки

Господи, как мне хорошо

..................

руки дрожат

Я обессиленный падаю на тебя, придавливая тебя своим телом

Весна

Категория: Фантазии

Автор: Бакуменко Александр

Название: Весна

Весна - поганое время, гормоны бьют ключом и энергия (сексуальная), готова выплеснутся на кого-либо более менее подходящего. Часто думаешь о том, что а не пора ли кинуть учебу и ринуться с пивом искать подходящий объект для разрядки, накопившейся за время от прошлой весны, неудовлетворенности, а таковая накапливается в независимости от количества и качества девчонок бывших у тебя за это время.

К тому же ты становишься старше с каждой весной, все больше познаешь приколы этой жизни, способные разрядить твою напряженность, и все больше хочется закрепить уже приобретенные навыки и пополнить свой пока еще недостаточный арсенал приколов этой жизни, а это можно сделать только путем настойчивой практики.

Вспоминая про перемещения крови в организме, ловишь себя на мысли, что для разрядки тебе уже достаточна пара ног- среднего качества и погнутости, дырка любого размера (даже уже не пугает перспектива проваливания яиц, или наоборот, перспектива непроходимости части тела примыкающей к яйцам), талия- желательно заметная, а не безразмерная, пара грудей- хоть -8, хоть +8, и рот- желательно не воняющий. От этой мысли немного трезвеешь, и идущие впереди ноги становятся рассадником целюлита а не объектом пристального внимания и слюноотделения. Но проходит миг, и ты опять готов поиметь ту немного низкую, полненькую и безгрудую девушку хоть в рот, хоть в зад, хоть по назначению. Кажется, что это безвыходная ситуация, но тут появляется этот ангел в человеческом обличии, эта девушка, о которой ты мечтал и летом, и осенью, и зимой, а весной просто уже готов на все, ради того, чтобы узнать есть ли у нее родинка на правой ягодице, или как сидят на ней трусики и лифчик. Ты начинаешь раздевать ее глазами, но делаешь это по особому, с неизбежной нежностью и неторопливостью. Если всех предыдущих девушек ты сразу представлял в оргазме, то здесь ты даже боишься торопить события.

И вот начинается. Ты проводишь ее медленным взглядом с ног до головы, благо она не может заметить твой взгляд и ты этим пользуешься. Ты смотришь на ее туфельки 38 размера, и представляешь, какие там очаровательные маленькие пальчики. Дальше ты медленно, как бы оценивая, рассматриваешь ее ноги, еще раз убеждаясь в их идеальности. Чорные чулки только украшают эти прелестные ножки, и добавляют им особой пикантности и загадочности. Высокая голень, изумительная коленка и бедра, не дававшие тебе покоя, заставляют кровь в твоих жилах бежать быстрее, в следствии чего сердце начинает стучать неуверенно, боясь своим стуком привлечь ее внимание. Ты собираешь всю свою волю воедино, отрываешь свой взгляд от этой пары дьявольски прекрасных ножек и смотришь на ее глаза, что бы еще раз убедится в том, что она не замечает тебя. Удовлетворенный сваей незамеченностью ты решаешься посмотреть на ее попку. Боже мой, ты такого еще не видел. Короткая легкая юбочка, поднимающаяся при малейшем дуновении ветра, едва прикрывает ее черные трусики. Тебе повезло, и во время очередного порыва ветерка, ты заметил черные кружева, скрывающие то, что так давно сводит тебя с ума. Проходит миг и твой взгляд медленно скользит по ее стройной талии к ее упругой, немного порочной груди. Глубокое декольте позволяет тебе увидеть хотя бы часть ее прекрасной груди. Ты осознаешь, что ее грудь просто идеальна, и ты испытываешь дикий порыв страсти, заметив ее упругие соски, которые создают некое возвышение на ее подобранной, как будто бы специально для сведения тебя с ума, одеждой.

Ты знаешь ее имя, но не можешь и слова сказать ей, все попытки, осуществленные ранее, приводили только к твоему покраснению и глупой ухмылке.

Детально изучив все тонкости ее фигуры ты уже не можешь остановить свои фантазии. Тебе кажется, что ты едешь в пустом купе, приближается вечер и солнце уже приобрело характерную оранжево-красную окраску. За окном купе проплывают озера и леса, ты любуешься ими, как вдруг слышишь робкий стук в дверь твоего купе. Ты строго говоришь что дверь открыта и вдруг из-за двери появляется она. Ей страшно оставаться на ночь одной в своем купе и она просит тебя приютить ее у себя. Ты соглашаешься. Она не выдавая своей радости закрывает дверь купе на замок, и подходит к тебе. Твое сердце начинает стучать в унисон с ее милым сердечком. она садится рядом, и ты чувствуешь, что сегодня твой счастливый день. Все происходит очень естественно и непринужденно. Она робко целует тебя и ты нежно обняв ее чувствуешь теплоту ее бедер, груди и вообще всего тела. Ты медленно снимаешь с нее ее блузку и нежно целуешь сначала ее шею, потом плечи и грудь.

Она начинает раздевать тебя, и ты полностью отдаешь ей инициативу. Проходит мгновение и ты уже лежишь на полке купе, а она как сказочная фея парит над тобой. Ты приподнимаешься и кладешь ее на свое место, после чего медленно снимаешь ее юбку и убеждаешься в своей правоте, ее трусики состоят из соблазнительных кружев черного цвета. После юбки приходит очередь чулок. Ты снимаешь их, нежно сворачивая, и параллельно покрывая каждый сантиметр ее идеальных ног нежными поцелуями. Ты испытываешь некую неуверенность, и она, почувствовав ее, помогает тебе справиться с последней деталью ее туалета и направить твою энергию в нужное русло. Почувствовав уверенность в своих действиях и надежную поддержку с ее стороны ты полностью отдаешься чувствам и сливаешься с ней в немного первобытной, но прекрасной страсти. Солнце бросает на землю последний луч, передавая ночи свои права.

Вдруг ты замечаешь, что она смотрит на тебя, и быстро выходишь из своих мечтаний, отводя взгляд в сторону. Да как бы ты хотел увидеть ее в момент блаженства и после него, ты вообще готов все время видеть ее: проснувшейся и перед сном, в твоих объятиях и просто идущей по улице, в кино и в театре, во сне и на яву, ты ее хочешь постоянно и тебе не нужно ничего взамен. Ты даже готов отдать свою жизнь за ночь с ней.

Однажды, и идя по улице, ты встречаешь ее. Она подходит к тебе и хочет познакомится с тобой, так как твои друзья решили вас свести. Что же ты делаешь? Говоришь, что спешишь и не можешь с ней разговаривать. Вот так всегда, твоя робкость опять тебя подвела. Ты знаешь, что она больше никогда не подойдет к тебе и ты тоже не сможешь сделать первый шаг, но может это и к лучшему, пусть фантазии не исчезают, ведь в них все гораздо прекрасней чем в жизни.

Про фонтан

Категория: Фантазии

Автор: Та самая Штучка

Название: Про фонтан

Я представила, что мы с тобой увиделись первый раз после нашего виртуального знакомства и ты безумно мне понравился. Мы гуляли по улицам, а я рассматривала тебя и думала, а интересно, каков он...Ты говорил что-то приятное и шутил, стараясь произвести максимально позитивное впечатление... мы сидели в каком-то уютном кафе и я снова и снова рассматривала тебя и думала - черт! Как он хорош... и непонятно - чего ждать! А ты все говорил и говорил мне что-то рассказывал о работе, о своей жизни и о друзьях и о своей девушке, а я только думала о том как, ну как мучительно я хочу... Я смотрела как ты двигаешься, как блестят твои глаза как играют твои мускулы под одеждой и мысли мои уносились далеко от тех улиц по которым мы бродили и от тех разговоров которые мы вели. Дело уже к вечеру и мы порядком устали... и начал накрапывать дождь... Мы к тому времени добрались до Александровского сада.

Ты предлагаешь мне пойти куда-нибудь и укрыться от дождя, я не хочу, мы начинаем спорить. Tы говоришь, что будет лучше, если я все-таки не простужусь после первого же свидания. А там, в саду, есть фонтан. Он совсем новый и не то чтобы он мне нравился, но он там есть. Я больше не могу думать о чем другом, кроме как о том, как сильно я хочу тебя.... Дождь усиливается и я отчетливо различаю контуры твоего тела под одеждой. Мне приходит а голову безумная мысль - и я затаскиваю тебя в фонтан. ТЫ смеешься , а я зачерпываю воду горстями и в твою сторону летят снопы брызг. Я вижу как загорелись твои глаза и чувствую, что ты хочешь меня и мне без разницы видят ли нас, хотя конечно видят...

Ты еще говоришь что-то о том, что это безумие и что можно поехать туда, где тепло и нет дождя, но со мной так не бывает, поэтому я запускаю тебе руку между ног и нащупав член в полной готовности - расстегиваю твои джинсы...Да, то что я вижу меня возбуждает еще сильнее да и вижу я его впервые, но у меня нет времени разглядывать и я начинаю более детальное знакомство. Приближаю в нему лицо, облизываю головку, прохожусь языком вдоль по стволу и .... по твоему телу пробегает судорога!. Я думаю, что пора предпринять что-то кардинальное, а то ты похоже сам не решаешься начать. ... Но я ошибаюсь. ТЫ разрываешь мое платье на груди- пуговицы летят к чертям, облокачиваешь меня спиной на бортик фонтана, избавляешься от остатков белья и входишь в меня стремительно и безумно. Я пытаюсь помогать тебе, двигаясь навстречу твоим движениям, хотя пока больше прислушиваюсь к новым ощущениям...закрываю глаза... Ты двигаешься во мне как хозяин, как зверь, который знает чего хочет... и ты немного жесток...что мне всегда нравилось... я забываю о дожде и о тех, кто стали случайными свидетелями напрочь.

Все! Теперь для меня есть только мой новый любовник и он так потрясающ! Так силен! Так красив! Я поднимаю глаза на тебя и вижу , что тебе нравится, и не просто нравится делать то, что ты делаешь! В это время ты не даешь мне опомниться ...выходишь из меня и толкаешь меня рукой в грудь. Я падаю в фонтан. На дне - как водится вода.

И ты входишь снова. Я абсолютно не готова уже себя контролировать и чувствую, что оргазм приближается и сил нет... А дождь меж тем потихоньку стихает... и народ выползает... а мы все там, внутри фонтана и продолжаем заниматься любовью. Ты двигаешься все с большим напором и все глубже, с моих губ срывается крик! ,..Я чувствую , как оргазм завладевает всем моим существом. ...Да- ты великолепен, я так и предполагала... Когда я снова начинаю понимать что происходит, я обнаруживаю, что ты уже кончил и я пропустила самое интересное, эгоистка. Думала как всегда о себе... Ну да ладно. ТЫ похоже доволен... Натягиваешь джинсы и помогаешь мне вылезти из фонтана...

В таком плачевном виде, совершенно мокрые и опустошенные мы бредем прочь из Александровского сада держась за руки.

Я наверное испорченная, думаю я, хотя, какая разница, если ему понравится - мы снова встретимся и тогда...

Про чердак и дождь

Категория: Фантазии

Автор: Та самая Штучка

Название: Про чердак и дождь

"Написать тебе про чердак и дождь?" - спросила она...в чате.....

"Напиши" - сказал он. "Я буду ждать".

Как-то летним днем я отправилась на дачу. Сев в электричку, я раскрыла цветной журнал и принялась читать. Через какое-то время я почувствовала на себе любопытный взгляд. Подняв глаза, я увидела тебя. Ты сидел напротив и разглядывал меня довольно смело, чуть улыбаясь. Я тоже улыбнулась в ответ и вновь принялась читать... Но я все же снова и снова отвлекалась от чтения, чтобы бросить на тебя быстрый взгляд... В моей голове пронеслась безумная мысль, - А что если пригласить его с собой, муж все равно только завтра вечером приедет? От этой мысли на моих губах заиграла улыбка, и я не смогла сдержать волнения, охватившего меня, опустив глаза, я, фантазировала о тебе, когда вдруг услышала твой голос....- Скажите, что Вы читаете? Я вздрогнула от неожиданности и подняла глаза, проговорив - Домовой. Ты спросил - "Интересно?". Я засмеялась и ответила, что не так уж и отложила журнал в сторону. Принялась глядеть в окно, мимо проносились деревеньки и дачные поселки, леса. Лето праздновало самую середину. Солнце палило нещадно, и день разгорался замечательный. Я повернула голову в твою сторону и, как бы невзначай спросила. - А Вы, до какой станции едете? Не хотите выйти вместе со мной? Я покажу Вам дом, и сад и все свои цветы......

Ты покачал головой немного удивленно, но, соглашаясь, ответил...да, я бы хотел, и заметьте, что я не задаю вопросов. Я предложила перейти "на ты" и мы познакомились. Электричка остановилась, мы вышли, держась за руки. Я чувствовала такое ликование - неужели моя фантазия начала сбываться? Не веря до конца в происходящее, я поглядывала на тебя, чтобы удостовериться, что ты рядом, ты шел и что-то беспечно говорил, совершенно не собираясь покидать нежданную спутницу.

Дорога к даче пролегала через поля золотистой пшеницы, окруженные лесом, узкая дорожка вилась между ними, и мы шли по ней друг за другом, опьяненные запахами лета. Я время от времени убегала вперед на поиски васильков, которые росли тут же, среди колосьев в великом множестве, так, что мой синий сарафан практически терялся из виду... Ты кричал мне ... ... не убегай далеко, я же не знаю, куда идти...И я возвращалась, шлепая босыми ногами по глинистой дорожке, держа в одной руке босоножки, в другой - букет васильков, смеясь. Подбежав к тебе, я бросила тут же свою поклажу обвила твою шею руками, и, приблизив свои губы к твоим прошептала. - Неужели это не сон? Неужели мы вместе? Ты ответил мне долгим и глубоким поцелуем томительного ожидания, и я почувствовала, как предвкушение предстоящего, нового приключения охватило меня. Я закрыла глаза и провалилась в плен твоих рук, которые сжимали мои плечи, не давая пошевелиться.

Высвободившись, хотя и с явной неохотой, я сказала, смеясь, - Пошли, а то мы так до дома не доберемся.

Пока мы шли, на небе появились тучи, предвещающие начало летнего ливня и крупные капли уже стали барабанить по листьям.... Ты поглядел с беспокойством на небо и сказал - Мы промокнем до нитки, если не поторопимся. Я ответила, что мы уже пришли. Мы уже шли по направлению к дому, открыли калитку и оказались в саду. Я повернула ключ в замке и мы вошли в дом. Дом встретил нас запахом разогретого дерева и пыли. Воспоминания детства всплыли в памяти. Я вспомнила, как маленькой приезжала сюда с родителями. Я закрыла дверь и мы услышали, что дождь усилился, и где-то вдали прогремели первые раскаты грома... Я обернулась к тебе - Мы успели до дождя. -Да, ответил ты и привлек меня к себя. Я прильнула к тебе, и наши губы снова встретились, твои руки стали бродить по моему телу, останавливаясь на бедрах. Ты протянул руку и снял с вешалки цветной платок, быстро завязав мне глаза, сказал - Так будет интереснее....Я почувствовала, холодок, пробежавший по моей спине.

Тем временем твои руки продолжали свой путь, они принялись ласкать и гладить мою грудь, они немного сжимали ее, и ты не мог не заметить, как быстро соски проступили сквозь тонкую ткань сарафана...Я, чуть смущенно проговорила...Я такая, легковоспламеняющаяся. Услышала, как ты рассмеялся, и почувствовала, как быстрым движением скинул бретельки сарафана с моих плеч.

Я осталась перед тобой в одних белых кружевных трусиках, чувствуя полную свою беззащитность перед тобой. Я понимала, что сейчас ты оценивающе оглядываешь меня, и краска смущения залила мое лицо. Мне подумалось - Пусть будет так, надеюсь - он знает что делает... Не давая мне опомниться ты вложил свою руку в мою и увлек за собой. Я, хорошо зная дом, поняла, что мы направляемся к крутой лестнице, ведущей на чердак. Ты легонько подтолкнул меня, шлепнув, промолвил. - Милая, тут лестница, осторожней. Скинув босоножки я стала подниматься по крутым ступенькам, и, наконец, оказалась на чердаке.

Ты усадил меня на кровать, коротко сказав - Жди. Сиди и не шевелись. Я послушно стала ждать тебя, вслушиваясь, как дождь стучит у нас над головами по разогретой крыше, а запах трав, сушащихся под потолком, щекотал мне ноздри. Я поняла, что ты раздеваешься. Ты подошел ко мне и аккуратно стянул с меня трусики. Потом, видимо, опустившись рядом, принялся целовать пальцы моих ног, облизывая каждый, засасывая кожу между ними.

Я, откинулась на локтях на кровати и застонала...Ты продолжал целовать, медленно направляясь от щиколоток к внутренней стороне бедер, не пропуская ни миллиметра. Я чувствовала, что сильней возбуждаюсь и сердце мое билось все быстрее...Когда ты добрался до вагины и впился в нее поцелуем я прижала твою голову в себе руками, запустив пальцы в твои волосы..., не отпуская, прошептала....еще, продолжай. Ты принялся целовать мои розовые лепестки, тормоша клитор языком, каждое твое прикосновение причиняло мне сладостную муку. Ты, прошептал - А ты пахнешь медом и парным молоком...запах такой теплый. Я захотела увидеть тебя. Я спросила... Можно снять платок? Ты принялся сам развязывать тугой узел, и наконец мои глаза получили свободу.

Жмурясь от света, я стала привыкать к освещению и оглядывать тебя. Я подумала - как же он красив и явно, знает толк в том, что делает. Ты забрался на кровать, и я тоже юркнула под разноцветное лоскутное одеяло.

Оказавшись в уютной темноте, я взяла в руку твой член, почувствовав, какой он уже твердый, и начала его целовать, а потом, облизнув головку, сначала легонько, а потом все глубже и глубже стала засасывать его, так, что он практически касался гортани. Мои пальцы одновременно принялись играть с твоими яйцами, тормоша их. Я все время меняла ритм, не давая тебе привыкнуть к ощущениям, то, лаская твой член рукой, то, снова целуя и облизывая его ствол языком. Вдруг я почувствовала, как твои руки тащат меня из моего убежища. Ты перевернул меня на спину, и, забросив мои ноги себе на плечи, вошел в меня, сильно вдавив в кровать.

Я стала помогать тебе, двигаясь навстречу твоим движениям. Я смотрела на тебя. Ты был так красив за своим занятием, ты пробивал себе дорогу внутри меня, ударяясь головкой члена о шейку матки, причиняя мне сладостную боль. Я застонала и проговорила, как сквозь пелену....еще, еще, милый...я уже скоро...Ты вдруг вышел из меня, перевернув спиной к себе. Я выгнулась, как кошка, подставляя себя тебе, и почувствовала, как ты снова вошел и с новой силой двигаешься во мне. Я стала сжимать и разжимать мышцы вагины, стремясь как бы выпить из тебя все удовольствие. Не имея сил более противиться неизбежному, я закричала и стала извиваться под тобой, твои движения стали все более сильными и глубокими, ты словно хотел разорвать меня на части. И в этот момент я услышала ...нет, не крик, а стон дикого зверя, одновременно вцепившись пальцами в край подушки, снова вскрикнула и ощущала, что мысли мои уносятся далеко прочь и словно кроме дождя вокруг нас и этой всепоглощающей страсти нет ничего в мире.

Минуту спустя мы лежали рядом... Моя голова на твоем плече, и я тихо спросила... Хорошо? - Да, хорошо, ответил ты.

Персик

Категория: Фантазии

Автор: Muza

Название: Персик

Жил-был на свете Персик. Он спокойно вызревал себе на дереве вместе со своими братьями и сестрами, судьба которых уже была заранее предопределена: стать сладким вареньем, начинкой для булочек или вкусным завтраком с молоком. Нашего Персика не устраивала перспектива быть просто съеденным - ему хотелось испытать что-то необычное и захватывающее в своей фруктовой жизни. Прошло совсем немного времени, и Персик отправился в путешествие:

Человек сорвал его с дерева и принес домой, чтобы угостить любимую Подругу.

Она пристально посмотрела на Человека и нежно погладила бархатистую кожицу Персика кончиками длинных тонких пальцев.

Человек прикоснулся к ним, их взгляды встретились и губы тоже. Румянец на щеках девушки становился все ярче. <Какое хорошенькое личико, - подумал в это время Персик - так и хочется к нему прикоснуться>. Человек словно угадал его мысли - он взял в свою руку Персик и провел им по щеке Подруги. Персик почувствовал нежность и тепло ее кожи с запахом его косточки.

Внутри косточки жила душа Персика, которую он тотчас захотел отдать Подруге Человека - она ему очень понравилась. Человек начал её медленно раздевать и Персик подумал, сможет ли он раздеться так, чтобы достать свою косточку и подарить ей. Долго думать ему не пришлось - Человек постепенно сам всё сделал за него - разломил округлое тело Персика, вложив заветную косточку в руку своей девушки, и его половинки без косточки медленно спустились с плеча Подруги на ее грудь, чтобы встретиться с мягкой выпуклостью сосков. Сочная мякоть созревшего плода оставляла яркий влажноватый след на упругом теле. Потом эти прекрасные половинки спустились по талии и животу еще ниже, прикоснувшись к влажным, горячим лепесткам нижних губ. "Ах, какое чудо!"-воскликнул Персик и поцеловал их. А лепестки того цветка росли из очень глубокой ямки, в которую и проник Персик, чтобы узнать ее тайну, да так и не вернулся. Это было первое и последнее его свидание с женщиной. Больше о нем никто ничего не слышал. А Подруга закопала подаренную Персиком косточку в своем саду и потом еще долго вспоминала о лучших днях своей молодости, проведенных с Человеком, глядя на выросшее дерево.

Мои сны (отрывки)

Категория: Фантазии

Автор: Lolita

Название: Мои сны (отрывки)

...Они ехали нам навстречу в большом чер