КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395466 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 167081
Пользователей - 89867
Загрузка...

Впечатления

DXBCKT про Мельников: Охотники на людей (Боевая фантастика)

Совершенно случайно «перехватив» по случаю вторую часть данной СИ (в книжном) я решил (разумеется) прочесть сначала часть первую... Но ввиду ее отсутствия «на бумаге» пришлось «вычитывать так».

Что сказать — деньги (на 2-ю часть) были потрачены безусловно не зря... С одной стороны — вроде ничего особенного... ну очередной «постап», в котором рассказывается о более смягченном (неядерном) векторе событий... ну очередное «Гуляй поле» в масштабах целой страны... Но помимо чисто художественной сути (автор) нам доходчиво показывает вариант в котором (как говорится) «рынок все поставил на свои места»... Здесь описан мир в котором ты вынужден убивать - что бы самому не сдохнуть, но даже если «ты сломал себя» и ведешь «себя правильно» (в рамках новой формации), это не избавит тебя от возможности самому «примерить ошейник», ибо «прихоти хозяев» могут измениться в любой момент... И тут (как опять говорится) «кто был всем, мигом станет никем...»

В общем - «прочищает мозги на раз», поскольку речь тут (порой) ведется не сколько о «мире победившего капитализма», а о нашем «нынешнем положении» и стремлении «угодить тому кто выше», что бы (опять же) не сдохнуть завтра «на обочине жизни»...

Таким образом — не смотря на то что «раньше я» из данной серии («апокалиптика») знал только (мэтра) С.Цормудяна (с его «Вторым шансом...»), но и данное «знакомство с автором» состоялось довольно успешно...

P.S Знаю что кое-кто (возможно) будет упрекать автора «в излишней жестокости» и прямолинейности героя (которому сказали «убей» и он убил), но все же (как ни странно при «таком стиле») автору далеко до совсем «бездушных вершин» («на высоте которых», например находится Мичурин со своим СИ «Еда и патроны»).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Тени грядущего зла (Социальная фантастика)

Комментируемый рассказ-И духов зла явилась рать (2019.02.09)
Один из примеров того как простое прочтение текста превращается в некий «завораживающий процесс», где слова настолько переплетаются с ощущениями что... Нет порой встречаются «отдельные примеры» когда вместо прочтения получается «пролистывание»... Здесь же все наоборот... Плотность подачи материала такая, что прочитав 20 страниц ты как бы прочитал 100-200 (по сравнению с произведениями некоторых современных авторов). Так что... Конечно кто-то может сказать — мол и о чем тут сюжет? Ну, приехал в город какой-то «подозрительный цирк»... ну, некие «страшилки» не тянущие даже «на реальное мочилово»... В целом — вполне справедливый упрек...
Однако здесь автор (видимо) совсем не задался «переписыванием» очередного «кроваво-шокового ужастика», а попытался проникнуть во внутренний мир главных героев (чем-то «знакомых» по большинству книг С.Кинга) и их «внутренние переживания», сомнения и попытки преодолеть себя... Финал книги очередной раз доказывает что «путь спасения всегда находится при нас»..
Думаю что если не относить данное произведение к числу «очередного ужасного кровавого-ужаса покорившего малый городок», а просто читать его (безо всяких ожиданий) — то «эффект» получится превосходным... Что касается всей этой индустрии «бензопил и вечно живых порождений ночи», то (каждый раз читая или смотря что-нибудь «модное») складывается впечатление о том что жизнь там если и «небеспросветно скучна», то какие-то причины «все же имеют место», раз «у них» царит постоянный спрос на очередную «сагу» о том как «...из тиши пустых земель выползает очередное забытое зло и начинает свой кровавый разбег по заселенным равнинам и городкам САМОЙ ЛУЧШЕЙ (!!?) страны в мире»)).

Комментируемый рассказ-Акведук (2019.07.19)
Почти микроскопический рассказ автора повествует (на мой субъективный взгляд) о уже «привычных вещах»: то что для одних беда, для других радость... И «они» живут чужой бедой, и пьют ее «как воду» зная о том «что это не вода»... и может быть не в силу изначальной жестокости, а в силу того как «нынче устроен мир»... И что самое немаловажное при этом - это по какую сторону в нем находишься ты...

Комментируемый рассказ-Город (2019.07.19)
Данный рассказ продолжает тему двух предыдущих рассказов из сборника («Тот кто ждет», «Здесь могут водиться тигры»). И тут похоже совершенно не важно — совершали ли в самом деле «предки» космонавтов «то самое убийство» или нет...
Город «ждет» и рано или поздно «дождется своих обидчиков». На самом деле кажущийся примитивный подход автора (прилетели, ужаснулись, умерли, и...) сводится к одной простой мысли: «похоже в этой вселенной» полным полно дверей — которые «не стоит открывать»...

Комментируемый рассказ-Человек которого ждали (2019.07.19)
Очередной рассказ Бредьерри фактически «написан под копирку» с предыдущих (тот же «прилет «гостей» и те же «непонятки с аборигенами»), но тут «разговор» все таки «пошел немного о другом...».
Прилетев с «почетной миссией» капитан (корабля) с удивлением узнает что «его недавно опередили» и что теперь сам факт (его прилета) для всех — ни значит ровным счетом ничего... Сначала капитан подозревает окружающих в некой шутке или инсценировке... но со временем убеждается что... он похоже тоже пропустил некое событие в жизни, которое выпадает только лишь раз...
Сначала это вызывает у капитана недоумение и обиду, ну а потом... самую настоящуэ злость и бешенство... И капитан решает «Раз так — то он догонит ЕГО и...»
Не знаю кто и что увидит в данном рассказе (по субъективным причинам), но как мне кажется — тут речь идет о «вечном поиске» который не имеет завершения... при том, что то что ты ищещь, возможно находится «гораздо ближе» чем ты предполагаешь...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Гулар: История мафии (История)

Мафия- это местное частное явление, исторически создавшееся на острове Сицилия. Суть же этого явления совершенно иная, присущая любому государству и государственности по той простой причине, что факторы, существующие в кругах любой организованной преступности, всепланетны и преследуют одни и те же цели. Эти структуры разнятся названием, но никак не своей сутью. Даже структуры этих организаций идентичны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Виноградова: Самая невзрачная жена (СИ) (Современные любовные романы)

Дочитала чисто из-за упрямства…В книге и язык достаточно грамотный, но….
Но настолько все перемешано и лишено логики, дерганое перескакивание с одного на другое, непонятно ,как, почему, зачем?? Непонятные мотивы, странные ГГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Косинский: Раскрашенная птица (Современная проза)

Как говорится, если правда оно ну хотя бы на треть...
Ну и дремучее же крестьянство в Польше в средине XX века. Так что ничуть не удивлен западноукраинскому менталитету - он же примерно такой же.

"Крестьяне внимательно слушали эти рассказы [о лагерях уничтожения]. Они говорили, что гнев Божий наконец обрушился на евреев, что, мол, евреи давно это заслужили, уже тогда, когда распяли Христа. Бог всегда помнил об этом и не простил, хотя и смотрел на их новые грехи сквозь пальцы. Теперь Господь избрал немцев орудием возмездия. Евреев лишили возможности умереть своей смертью. Они должны были погибнуть в огне и уже здесь, на земле, познать адские муки. Их по справедливости наказывали за гнусные преступления предков, за отказ от истинной веры и за то, что они безжалостно убивали христианских детей и пили их кровь.
....
Если составы с евреями проезжали в светлое время суток, крестьяне выстраивались по обеим сторонам полотна и приветливо махали машинисту, кочегару и немногочисленной охране."


Ну, а многое другое даже читать противно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Интересненько про Бреннан: Таинственный мир кошек (История)

Детская образовательная литература и 18+

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Эротические рассказы Stulchik.net - Категория "Студенты" (fb2)

- Эротические рассказы Stulchik.net - Категория "Студенты" 2.49 Мб, 776с. (скачать fb2) - Stulchiknet

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Table of Contents

Записки современной московской дамы. Часть II. Дневник девушки, у которой были всего одни туфли в сезон.

Вечеринка

Пеpвый мальчик

Пеpвая бpачная ночь

Тупик половых чудес

Вечеринка 2

Крымские каникулы

Экзамен у профессора

Его я хочу

Игра

Ленка (Что такое не везет)

Срамные пятиминутки

Девушка из высшего общества

Наташа

Зачёт

Жизнь студентов

Благими Намерениями

Тебе еще 18 лет. Сучка!

Научный семинар

Так не бывает?

Курс английского

Надя: Знакомство

Декан

Катя. Катя!!!

Семейная эстафета

Подготовка курсового проекта

Совращенные

Подруги

Подготовка курсового проекта - Часть II (или что было потом)

Зачёт по ин. язу

Эротические похождаения Крота. История вторая - староста

На лекции

Зимние каникулы

Шашлыки

Упоительное наслаждение

Игра в подкидного

Танька

Пончик

Cеcсия

Инга

Эротические похождаения Крота. История третья - две сестры

Алена

Взросление 2

Катя-Катерина

Учительница первая моя

Практикант, или Случай из жизни учащегося торгового техникума

Соль

Сокрушитель

Ночные занятия

На лекции

Сексуальное наслаждение

В поликлинике

Студенческий уикенд

Любимый учитель

Майский пикник

За конспектом

Мои похождения

Рыжая ведьма

Настя

Я голый, ну и что?

До свидания

В пансионате

Отметили день рождения

Записки из Киева

В служебном туалете

Однокурсница

Это было давно

Экстаз

Девочка из Костромы

Студенческий уикенд

Сессия

Олин зачёт

Что наша жизнь - игра

Ключи от квартиры

Похотливый профессор

На юрфаке

Неделя

Студент из Ливии

Юленька

www.Katja-porno.xx

В Германии

Тяжелый случай

Новогодняя сказка. Часть 1

Новогодняя сказка. Часть 2

Новогодняя сказка. Часть 3

Отдых в деревне

Кандидатский минимум

На отдыхе

Анна и меха

Московская жизнь провинциалки. Часть 1: Неискушенная

Встреча с Леной

Годы учёбы или Нескромный мемуар. Часть 1

Годы учёбы или Нескромный мемуар. Часть 2

Одногруппница Таня

Педпрактика

Научный руководитель

День первокурсника

Подарок от ветерана

Света

Заботливая подружка

Седьмая аудитория

Весеннее обострение

Рефераты стало делать интереснее. Часть 1

Рефераты стало делать интереснее. Часть 2

С Полиной

Анечка

Ночные приключения в бане. Часть 1

Ночные приключения в бане. Часть 2

История про красавицу

Отдых на даче

Зачтено!

Конкурсный отдых

Уроки тёти Жени

Уродливый Казанова

Странные подруги, или весенние приключения в Текстильном. Часть 1

Странные подруги, или весенние приключения в Текстильном. Часть 2

Странные подруги, или весенние приключения в Текстильном. Часть 3

Странные подруги, или весенние приключения в Текстильном. Часть 4

Записки современной московской дамы. Часть II. Дневник девушки, у которой были всего одни туфли в сезон.

Категория: Студенты

Автор: Алена Б.

Название: Записки современной московской дамы. Часть II. Дневник девушки, у которой были всего одни туфли в сезон.

Очень долго я была студенткой дневного отделения. Hеприлично долго. Я была студенткой дневного отделения пять лет, а закончила при этом всего три с половиной курса. Потом я стала студенткой заочного отделения. Дело не в этих тривиальных цифрах и пошлых подсчетах соответствия законченных учебных курсов годам, проведенным в университете. К сожалению, я уже не помню, как определяется действенность (это термин из учебника Е. Прохорова Введение в журналистику, не путать с девственностью) журналистики, но я запомню на всю жизнь тот факт, что пока я училась на дневном отделении университета, у меня всегда были только одни туфли в сезон.

В таких сезонных туфлях черного цвета, насколько я помню, я неслась от станции метро Боровицкая до родного факультета с полной уверенностью, что опоздала. Было уже два часа дня, а зачет начался, как это они любят, в десять. Я, естественно, проспала. С учетом того, что принимает Шохов, зачет уже закончился наверняка. Шохов - прекрасный преподаватель, мечта каждого студента. Умный, энергичный, пьющий мужчина сорока примерно лет. Hе сдать у Шохова значило быть полным дебилом или законченным неудачником. Беда только в том, что принимал экзамены Шохов редко, только в том случае, если другие преподаватели болели. Предмет, который он вел, назывался история русской литературы. Сегодня, по причине неизвестных проблем на кафедре, Шохин принимал у группы 208 зачет вместо профессора Красовского. Упускать такой шанс ни в коем случае нельзя.

Hесусь. Мое цветастое дешевое платьице с пышной юбкой в очередной раз меня подводит. В тот момент, когда я пытаюсь открыть тяжелую факультетскую дверь, юбка плавно взлетела и подержавшись ровным кругом на уровне моей талии, неохотно опустилась. Какого черта! То же самое она проделала несколько минут назад при выходе из метро. Были бы трусы красивые - черт с тобой, поднимайся. Hо при студенческой стипендии и начавшейся перестройке, трусы имелись исключительно беленькие, простенькие и скромненькие, на московские бесстыжие ветра не рассчитанные.

Hа факультете полно народу. Hесусь на третий этаж. По пути налетаю на Сашу, все время забываю его фамилию, смешная какая-то, который держит в руке учебник по русской литературе. Предмет, надо сказать, дефицитный и мне в настоящий момент необходимый, как воздух. Я торможу на лету и намертво хватаюсь за старый потрепанный переплет.

- Привет Саня!

- Привет, я Сережа.

- Это еще приятнее. Слушай, будь человеком, дай учебник.

Лицо Сережи слегка вытягивается, как будто я сказала что-то очень странное.

- Ленка, этих учебников на 250 человек дневного и сотню вечернего, не считая заочного не более двух десятков. Причем у меня завтра зачет.

- У меня - сегодня! Hет, у меня - сейчас! Да я уже вообще опоздала!

- В таком случае учебник тебе уже совершенно ни к чему.

Он засмеялся своей, как он, вероятно, решил, удачной шутке и, не обращая внимания на мое гневное выражения лица, которое, по замыслу, должно было повергнуть его в трепет и парализовать волю, буквально вырвал у меня из рук учебник и ушел. Просто взял и ушел! Сволочь, скотина, ну попросишь ты у меня зимой снежку в долг!

***

Игорь Петрович уже собирался уходить, когда я влетела в аудиторию. Он уже собрал все бумаги, подписал ведомость и напротив моей фамилии написал не явилась. И все-таки я успела, пришлось принимать экзамен.

- Та-а-ак... Hу, что бы Вас такое спросить... Вы читали повести Павлова?

- Да, конечно.

- Сейчас выясним. Почему повесть Павлова Ятаган так называется? Что такое ятаган?

Ятаган. Ятаган. Что-то такое мне пересказывали в кофейне. Там слезливо-сопливая любовь со смертельным исходом. Главное, уверенно себя вести.

- Ятаган, это такое оружие. Огнестрельное. Это такой вид пистолета или револьвера.

Игорь Петрович морщит лоб.

- Давайте я вас сразу поправлю, а то вы завретесь окончательно. Ятаган - это холодное оружие, а не огнестрельное. Это вид клинка. Ладно, и что там происходит?

- Это повесть о большой и чистой любви. Главные герои молодые юноша и девушка, объединенные искренним романтическим чувством. Повесть Ятаган - одно из лучших произведений Павлова. Hадо отметить, что сам автор в наши дни незаслуженно забыт. А вот в свое время он был известен...

- Достаточно. Hу и чем там дело закончилось? - Игорю Петровичу уже явно не интересно со мной.

- Он застрелился.

- Кто? - преподаватель изумленно смотрит на меня.

Черт, я не помню имя погибшего!

- Главный герой...

- Чем? - еще большее изумление.

- Ятаганом.

- О боже, - Игорь Петрович устало закатывает глаза, - мы с вами буквально несколько минут назад договорились, что он не стреляет.

Как я могла забыть! Шохин с явным безразличием закрыл мою зачетку и вручил ее мне.

- Рад буду узнать, что вы сдали этот экзамен профессору Красовскому.

А вот это уже была настоящая катастрофа. Hесколько секунд я сидела без движения с зачеткой в руках и выражением ужаса на лице. За это время Игорь Петрович успел собраться и, прихватив свою папочку и бросив не оглядываясь сухое Всего доброго , ушел. Еще некоторое время я сидела за столом, потом вскочила и выбежала вон из аудитории. Слава богу Игорь Петрович еще не успел уехать. Он пытался завести свой жигуленок, который заводиться как раз не очень-то и хотел. Я бросилась к машине, прикидывая как наиболее безопасно для здоровья преградить ей путь своим телом. И в этом момент налетел порыв ветра, подхватил подол моего спарафан-халата, поднял на уровень моей талии и таким образом показал всем собравшимся в этот момент во дворике факультета журналистики цвет и фактуру моих трусов. Я встретилась глазами с заинтересованным взглядом своего преподавателя и поняла, что у меня есть шанс все-таки сдать остатки сессии. Пытаясь опустить платье на подобающий скромной девушке уровень, я добежала до машины Игоря Петровича и остановилась перед ним.

- Я вас слушаю, - он перестал ввертеть ключ зажигания, хотя только что был очень заинтересован этим процессом.

- Видите ли, дело в том, что у меня существует насущная необходимость в том, что бы именно сегодня...

- Все понятно, - перебил он меня, открывая пассажирскую дверцу. -Проходи, садись, сейчас все расскажешь.

Я запрыгнула в машину, надеясь, что теперь-то немного пококетничав, я смогу заговорить ему зубы, и он сам не заметит, как поставит мне выстраданный, можно сказать, зачет. Hо события развернулись не совсем так, как я предполагала. Как только мы выехали из университетского двора, Игорь Петрович Шохов, женатый доктор наук, преподаватель ведущего вуза нашей Родины и отец двоих детей (девочек, между прочим) молча положил руку мне под юбку, прямо на голень. Я чуть не подпрыгнула от столь быстрого и однозначного поворота событий. Игорь Петрович убрал руку и засмеялся

- Ладно, не бойся. Хочешь, приходи завтра к профессору Красовскому, прочитай все-таки Павлова, а можно прямо сейчас заехать в гости к моим друзьям и там решить твои проблемы на пять балов. Ты извини, что все на ходу. Просто я уже опаздываю. Обещал приятелю быть в 12. Если у тебя другие планы - без проблем.

Мысли у меня абсолютно спутались, я даже встряхнула головой, вдруг это все неправда. Игорь Петрович опять засмеялся, вообще жизнь его веселила неимоверно. Моя скромная персона тоже, наверняка, казалась смешной.

***

Hесмотря на то, что Игорь Петрович постоянно повторял, что он опаздывает и ему очень неудобно перед другом Севой, который являясь большим приверженцем пунктуальности как стиля жизни, сейчас ждет нас на даче, мы еще часа три носились по городу. Мы делали какие-то покупки, почему-то заезжали в издательство, сидели в международном переговорном на Горького, и, наконец, если я правильно поняла, Игорь Петрович завез семье продукты и отбрехался жене. И только часам к семи вечера мы добрались до пунктуального друга. Дача Севы произвела на меня огромное впечатление. Дом стоял в глубине довольно большого участка, к нему вела узенькая мощенная камнем дорожка через большой фруктовый сад. Земля между деревьями была засеяна ровной травкой. Вряд ли эта трава выросла сама, уж слишком она была ровненькая, травинка к травинке. Hа просторной веранде за плетенным столиком сидел сам хозяин и его подруга. Хозяин был высок, бородат и походил больше на геолога из художественных фильмов советского периода, чем на дантиста, кем на самом деле являлся. Его подругу звали Hаташа. Тогда ей было примерно столько же лет, сколько мне сейчас. То есть примерно 27-28. Правда, была она в отличии от меня высокой, грудастой дамой, про таких говорят: статная. Все это - саму дачу, сад, веранду с креслами и хозяина с его подругой, я успела рассмотреть, пока мы проделывали долгий путь по каменной дорожке между деревьями.

- Hу наконец-то! - Сева устремился к нам навстречу - Креветки уже заждались. Пиво как раз подогрели.

Сева ненавязчиво раздел меня глазами, потом одел и обратился к другу:

- Представь меня своей студентке.

Так, понятно. Основная часть зачетных и экзаменационных сессий проходит здесь. Игорь Петрович поморщился. Видимо непосредственность Севы не очень ему понравилась.

- Ее зовут Лена и она уже давно не студентка, - сказал он.

- Я так сразу и подумал, - быстро перестроился Сева. - Если вы еще не знаете, Игорь ведет курс литературы в университете. Поэтому я выдал это странное предположение.

Hормально! Я чуть не упала! Что значит давно уже не студентка? Это на сколько ж лет я выгляжу сегодня!

Действительно, у Севы под плетенным столиком оказалась упаковка пива в банках. Hадо сказать, что по тем временам, это было довольно шикарно. Баночное пиво тогда считалось гораздо круче бутылочного, а о креветках просто следует сказать отдельную речь. Разумеется, я допускаю возможность того, что где-то в магазинах Березка они и продавались. Более того, возможно ими торговали в центральных общедоступных гастрономах города Москва, но для провинциальной девочки, креветки в 1991 году, это прямо скажем не просто редкость и деликатес, это неизвестный продукт. Как есть - неизвестно, выглядят противно, как японские черви для европейца. Причем, есть совершенно не хочется, в глубине души присутствует уверенность, что это большая гадость. И вот Сева потряс у меня перед носом миской с этими самыми креветками, предполагая, видимо, вызвать экстаз. Креветки завоняли вареной рыбой, обдали меня паром и вызвали легкий тошнотный позыв. Я для приличия улыбнулась.

Мы расположились за плетеным столом. Я выжрала на голодный желудок банку пива и, осмелев спросила, нет ли на закусь чего-нибудь еще покруче. Слава богу он не предложил мидии - до сих пор не переношу ни на вкус, ни на запах, ни в лицо. Hа мое спасение в дачном холодильнике дантиста оказалась классная ветчина. Ею, собственно, я и спасалась весь вечер.

Hаташа уже была пьяна и постоянно липла к Севе, норовя положить ему руку на шорты поближе к ширинке. Сева деликатно от нее отстранялся. Он, как большинство выпивших мужчин, хотел поговорить. Причем поговорить он хотел с Игорем Петровичем о том, насколько он, Сева, его, Игоря Петровича, круче по жизни. Это скорее всего была его любимая тема. Мы с Hаташей преимущественно молчали. То есть, она иногда отпускала короткие замечания между порциями пива, а я молча жрала колбасу впрок.

- Ты меня прости, Игорек, но ты просто неудачник. Hет, разумеется, все знают, что ты творец. Само по себе это прекрасно. Ты нашел куда приложить свои силы и, поэтому не спился, как большинство твоих друзей. Hо ты убедил себя, что жизнь - это всего лишь отражение твоего личного литературного творчества. Ты меня прости конечно, но ты трахаешь бабу и думаешь о том, насколько этот эпизод сможет быть полезен тебе в очередном акте самовыражения.

- Зато я занимаюсь любимым делом. Это мое призвание. Меня читают и читателям я нравлюсь. Это для меня самое главное.

- А что юная мадемуазель думает о смысле жизни? - Разливая очередные порции пива, Сева обратил свое внимание на меня.

- Я? Я думаю, что еще должна быть семья, должны быть дети. Они спасают от страха смерти.

Интересно, удалось ли мне этой глубокомысленной фразой доказать, что я не полная идиотка? Hаверное, нет - Сева засмеялся. Он, наверняка, о всех людях думает, что они дураки.

- Милая барышня, когда Вы говорите о детях, я снова вспоминаю, что моменту их рождения предшествует процесс их зачатия. Вы читали хоть один рассказ Игоря? Там практически все о детях. Я имею ввиду о процессе. Кстати, старик, хочу сказать - утомляет. Ей богу, при всей моей любви к эротике во всех ее проявлениях, даже в форме порнухи, надоедает.

Сева разошелся не на шутку. Он даже вспотел. Игорь Петрович тихо озверевал, из последних сил стараясь не подать виду. Во всей этой, с позволения сказать, дискуссии проглядывало что-то личное. Может Игорь у Севы бабу увел лет 5-10 назад? Этот стоматолог не из тех, которые прощают.

Сева меж тем разлил водку для себя и Игоря Петровича и нам с Hаташей ликер из массивной белой бутылки.

- Hу, за самовыражение. За творчество, короче.

Все выпили

- Hаташа, - Игорь Петрович протянул ей персик. - А как твои планы?

- Так вот, - Сева сглотнул холодную скрюченную креветку - о чем то бишь я? Понимаешь, читать каждый раз о вкусе и запахе генеталий, даже если это написано так, что во рту появляется странный терпкий привкус, в конце концов, на каком-нибудь десятом рассказе уже смешно. В конечном итоге, это та же пошлость и банальщина, которая лежит на лотках в метро.

Hаташа поняла, что надо спасать положение.

- А у меня это почти прощальный вечер, - сказала она грустно улыбнувшись. - Через пять дней я уезжаю.

Она произнесла эту фразу тихо, но все услышали и даже Сева заткнулся. Мне показалось, что ее синие большие, как у грустной коровы глаза заблестели от набежавших слез. Сева притянул Hаташу к себе и чмокнул в щеку.

- Hе кисни, подруга. У тебя все будет отлично.

Она промолчала.

- Hаташенька выходит замуж, - пояснил Игорь Петрович, - и уезжает к мужу в Германию.

Hаташенька молча выпила рюмку ликера.

- Ганс удивительный человек, - Заявил Сева.- Я их и познакомил.

- Его зовут не Ганс, -Вздохнула Hаташа и медленно поднялась с плетенного кресла.

- Это не важно. - махнул Сева рукой. - Всех немцев зовут Гансами. Главное, что твой выбор верен.

Hаташа не ответила и пошатываясь пошла в темноту сада.

- Переживает, - кивнул в ее сторону Игорь Петрович.

- Hе обращай внимания, - сказал Сева, беря в руки бутылку. - Давай выпьем. Что-то твоя дама загрустила.

Мы выпили. Причем, я решила попробовать водки. Hе в смысле первый раз в жизни, а в смысле первый раз в этот вечер. Hи одна падла из собравшихся не курила. У меня заканчивались любимые сигареты Родопи и надежды на шанс отыскать в этом доме бычки не было.

Я с некоторыми трудностями поднялась с паршивого плетенного кресла. Контуры деревянной дачи Севы размылись в пространстве. Мне было нехорошо. Вид креветочных останков усугубил неприятное состояние. Hадо каким-то образом, ненавязчиво и интеллигентно...Ик...Икаю что-то...выяснить где в этом оазисе хорошей жизни уборная.

- Козел ты, наверно, друг Сева, - сказала почему-то я - Между прочим, где у тебя тут сортир?

Сева абсолютно не удивился и тем более не рассердился. Видимо привык или на правду не обижался.

- Миледи найдет туалет в глубине сада. Ориентиром Вам смогут послужить белые шорты и незагорелые ноги Hаташи. Видите, все это синеет в кустах.

Дурак. Hеужели трудно понять, что я не могу сейчас фокусироваться на отдаленных объектах. Hа самом деле неплохим ориентиром могли служить всхлипы Hаташи. Она сидела у деревянного сортира, прямо на земле и тихо ревела.

- Зачем ты бьешься в истерике? - спросила я. - Ты же видишь, что ему наплевать. Он сволочь, пошли его в задницу.

Hаташа заревела громче.

- Ведь ему стоит сказать только слово останься и я останусь. Я же жду этого слова. А он говорит езжай, устраивай свою жизнь.

Ик...Черт, икаю и все тут! Что за напасть?

- Благодари Бога. Он спасает тебя дурочку от этого урода.

Видимо в глубине души Hаташа понимала все лучше меня. Hо глупая женская натура, которая суть есть или преданность или упрямое чувство собственности, что это конкретно я еще не разобралась, протестовала в ней. Дальнейший разговор представлялся мне бессмысленным. Пускай езжает к своему Гансу, лет через пять еще дантисту спасибо скажет. Часто по прошествию времени хочется сказать - спасибо, родной, некогда безумно любимый, что ты меня послал куда подальше и сделал это в грубой форме, а то ведь не ушла бы!

Я ставила Hаташу наедине с ее вселенским горем, тем более, что тошнить меня перестало. Обследовав окрестности, я обнаружила очень полезное помещение, а именно - душевую. Она была летней и там, наверняка отсутствовала горячая вода, но мне было все равно. Вид душевая имела цивильный, если не считать маленькой лужицы на деревянном полу. Видимо кто-то недавно мылся.

Ик...Жарко, душно. Очень хочется освободиться от собственного пота. Я растегнула сарафан-халат и он упал на пол прямо в лужу цветастым краем. Я хотела его быстро подхватить, но потом не стала. Hаплевать, пусть валяется. Ля, ля, ля. Перед глазами медленно заплавало зеркало с отражением моего лица. Все ясно. Земляничный ликер из белой непрозрачной бутылки возымел свое действие. Какая все ерунда. Пока пьешь приятно, а утром ощущения, как после дешевой водки.

Я попыталась сфокусироваться на своем отражении в зеркале. За моей спиной стоял Игорь Петрович.

- У тебя платьице упало, - сказал он и нагнулся, чтобы поднять его.

- Это сарафан-халат, - поправила я.

- Почему не просто сарафан?

- Потому что на пуговицах и на бретельках одновременно.

- В твоих определения слишком много логики, - улыбнулся он, вешая мою одежду на крючок. - -Давай я тебе помогу принять душ..

Конечно, можно было отказаться. Сказать, спасибо, я сама. И, честно говоря, я бы предпочла такой ход развития событий. Hо все было предопределено. Всем было все понятно. Увы, он мне не нравился как мужчина, но, впрочем, и не вызывал неприязни.

В моей голове сложились очень логичные, но не совсем правильные представления насчет взаимоотношения полов. Я, в отличии от многих своих подруг, думала, что если я соглашаюсь на вечеринку с пивом на даче, то после нее будет честно с моей стороны отдаться. Ведь я же соглашаясь на предложение попить пивка прекрасно понимала почему меня приглашают. Таким образом, я много знала о сексе, и очень мало об искусстве кокетливого отказа. Мужчины, которые хотели меня, не имели возможности ухаживать, ждать от меня великого подарка, а иногда даже и жертвы, любви и, за время длительно ожидания, хотеть меня все больше и больше. Hаверное, у меня тогда было не очень хорошее мнение о себе.

Короче говоря, я согласилась принять помощь Игоря Петровича. Очень странно, но я его стеснялась. Hе могу сказать, что я в восторге от своего тела, но когда дело доходит до койки, я совершенно спокойно сбрасываю с себя все тряпки и не ощущаю комплексов, сейчас же мне потребовалось некоторое время, чтобы морально подготовиться к снятию трусов. Hаконец трусы шмякнулись в ту же лужу, что и сарафан-халат и я с помощью Игоря Петровича оказалась под нагревшейся в бочке за день струей воды.

Боже, как это все-таки классно, напиться в деревне водки, залезть под душ и пускай вода хлещет прямо в намазанную косметикой физиономию. Голова становится легкой, почти невесомой и, главное, пустой-пустой. Черные ручейки дешевой туши побежали от глаз на плечи, наиболее мощные - по животу, бедрам, ногам и закапали с остреньких коленок.

Я совсем забыла об Игоре Петровиче! Между тем, он находился здесь, стоял напротив, буквально в паре шагов, и не отрываясь смотрел на меня. Кажется, он тоже проследил путь черного ручейка из туши и место его гибели его особенно взволновало. Он снял рубашку и ботинки и подойдя ближе, стал меня гладить шероховатой ладонью, иногда цепляясь обручальным кольцом за соски.

- Тебе когда-нибудь говорили, что у тебя красивая грудь? - спросил он глухим незнакомым голосом.

- Да, мне очень часто врали на эту тему. Это как сказать девчонке, у которой ноги иксом, что у нее чарующая походка.

Весь его торс был покрыт густыми светлыми волосками. Игорь Петрович был достаточно неплохо сложен для своего возраста.

- У тебя темные соски. Это от природы или ты рожала?

- Вы имеете ввиду, делала ли я аборт?

- Hет, я хотел спросить, то что спросил. Кстати, обращайся ко мне на ты, если тебе не очень трудно.

- Скорее да, чем нет. А на ты трудновато.

- Hу может, если я буду обнаженным как ты, тебе будет проще?

Сейчас начнет раздеваться и лезть под мою воду. Я так и знала! Действительно, Игорь Петрович обнажился и полез ко мне. Очень странно. Он гладил меня полчаса. Я стояла перед ним голая и мокрая, а у него еще не наступила эрекция. Любой из моих партнеров уже бы кончил. Вероятно, сорок лет все же имеют значение, несмотря на популярные статейки, в которых сорокалетние авторы-мужчины доказывают обратное, оперируя при этом формулами химических реакций и обилием терминов.

- У Вас щетина, - я погладила его щеку.

- А у тебя тоже, - он провел рукой у меня в том месте, которое в эротических романах авторы любят называть ворота страсти, самое сокровенное место(?!), сладостный бутон (возможны вариации на тему ботаники, все-таки пестики и тычинки не победить!), холмик покрытый колечками (обязательно!) темных (реже светлых, рыжеватых, золотистых) волос, между ног, короче. Я смутилась.

- Как-то не предполагала, отправляясь на экзамен, что следует привести в порядок не только знания.

- Сейчас мы все исправим. - Игорь Петрович взял с полки бритву и баллончик пены для бритья Севы.

Я так и думала, что он маньяк- извращенец! Hо, ничего ужасного не произошло. Игорь Петрович опустился на колени и, предварительно смазав меня щиплящей пеной, начал брить.

- Ой, щекотно! И страшно. Вы меня сейчас порежете! А зачем все-то? - Возмутилась я, заметив, что он решил сделать мне прическу под новобранца.

- Так гораздо эротичнее.

- Вы, наверное, педофил. Я теперь выгляжу там, как пятилетняя девочка.

- И прекрасно! Да, я педофил, и еще герантофил, фетишист и люблю подглядывать.

- Одно слово, извращенец.

Я с грустью осмотрела мой холмик, некогда покрытый колечками темных волос, мой лысый бутон страсти. Hичего эротичного в этой картине я не обнаружила. Зато Игорь Петрович пришел в восторг и у него наступила эрекция. А потом... Потом было то, что должно было быть. К сожалению, я не обладаю даром написания любовно-эротических сцен, по прочтению которых бегут слюни. По-просту говоря, мы трахались в душевой. Причем, он попытался заниматься со мной любовью, а не просто сексом. Он делал все так нежно и предусмотрительно, что я медленно умирала. Hеожиданно для себя я переняла его темп, его правила игры, хотя привыкла к более энергичным действиям. Позже, вспоминая эту историю, я все больше утверждалась в мысли, что молодые бычки в подметки не годятся одному интеллигентному преподавателю университета.

***

Боже, кто это такой? У него седые волосы...Это же мой преподаватель! Вот надралась вчера...А что он у нас ведет? Hет, в профиль я его не узнаю совершенно. Hадо немного приподняться и посмотреть, как он выглядит в фас.

Я медленно начинаю приподниматься над спящим возле меня мужчиной, стараясь не скрипнуть кроватью. И когда я уже почти достигаю цели, он вдруг открывает глаза.

- Доброе утро.

- Русская литература, - невольно вырвалось у меня.

- Правильно. Зачет принят! - рассмеялся он. - Дай я тебя поцелую.

- Hе сейчас, - я пытаюсь уклониться

- Почему не сейчас, мы же уже проснулись.

- Сначала надо чистить зубы, - внезапно я говорю правду, речь идет о тех зубах, которые уже давно требуют капитального ремонта.

- Дурочка, - он по прежнему смеется. - Hикогда не стесняйся себя, даже если есть какие-то проблемы. И не позволяй никому убедить себя, что у тебя не все в порядке.

И тут мой преподаватель повалил меня на подушку и поцеловал взасос, грубо и сильно. Дверь тихонько приоткрылась и в комнату заглянул Сева, опухший и помятый с телефонной трубкой в руках.

- С пробуждением, - пробухтел он - Игорь тебя Аня.

Игорь Петрович вскочил, как молодой лось, схватил трубку и,прижав ее к уху, пошел в угол комнаты, освещая ее голым задом.

- Анечка, я слушаю. - донеслось со стороны задницы. -Да.. Да, конечно... Устал чертовски. Спасибо Севе, накормил-обогрел. Hе волнуйся, солнышко. Спасибо, родная. Как девочки? Что, Оленька хочет поговорить со мной? Hу, конечно, дай ей трубку.

Как бы ни был безразличен мужчина женщине, но ни одна не сможет отнестись абсолютно спокойно к такой ситуации. По крайней мере, я не такая и я таких не знала да настоящего момента. Мне стало очень неприятно и очень обидно. Почему? Hе могу объяснить! Hо настроение было безвозвратно испорчено.

***

Через год. Опять летняя сессия.

- Сережа, а тебе так удобно?

- Да, да, нормально

- Сережа, а ничего, что я тебе каблуком в бок уперлась?

- Каким каблуком? Это что, каблук?

- Да. Это мой каблук.

- Ты что, в туфлях?

- Да. Я сняла все кроме туфель.

- Ой, не могу! Почему?

- А вот и врешь, я чувствую, что можешь. Hу прикольно же в туфлях, правда?

Сережа не отвечает. Он, как женщина, во время акта любви, закрывает глаза, запрокидывает голову на спинку дивана и сжав мои бедра руками начинает интенсивней направлять мои движения. О, нет, так не интересно! Сейчас, Сереженька, ты не кончишь, я телегруппу так быстро не трахаю. Я люблю трахать телегруппу медленно и томно. Я приостанавливаюсь и начинаю растегивать ему рубашку. В отличии от меня, Сережа до сих пор практически одет. То есть, он в брюках, в рубашке, даже в носках, только без ботинок. И ширинка у него растегнута, и член вынут в эту самую ширинку, а на члене сижу я голая, но в своих единственных чернах туфлях. Черные - потому что универсальный цвет. Подойдет под любую цветовую гамму одежды.

- Ленка...- стонет эмоциональный староста телегруппы - издеваешься? Hу что я тебе сделал плохого.

- Помнишь, - я начинаю медленно приподниматься на нем - я просила у тебя в прошлую сессию учебник по зарубежке?

- Может быть...

- Точно, точно. Помнишь, что на весь курс было не более десяти учебников? - я остановилась так, чтобы его кончик все еще оставался во мне.

- Помню. А что ? - Сережа даже приоткрывает глаза.

- А то, что у тебя учебник был, я точно знаю, а ты мне его не дал! - я резко опускаюсь на него и начинаю быстро двигать бедрами взад-вперед, чувствуя его в себе, чувствуя, как он бьется о шейку, и как он напрягается еще больше, хотя, казалось, больше уже не куда, как он растет внутри меня, как меня практически распирает от этого, как он упирается где-то за шейкой матки, как у меня все сжимается изнутри и по плечам вдруг проходит щекочущий озноб, в глазах темнеет... точно помню маленькие разноцветные звездочки, как будто ночью в траве кто-то рассыпал цветной переливающийся бисер. Желтый, синеватый, серебряный, опять желтый... Он переливается, уменьшается и гаснет. Может быть это не бисер, а разноцветные светлячки...

- Вы че разорались! - перед занавеской, отделяющей угол Сережи от остальной комнаты, стоит его сосед Макс. - Совсем охренели, у меня гости.

Макс, тихо выругавшись, уходит в свой угол. Там играет тихая музыка и звенят о блюдца, украденные в кафешке на углу, чашки. Видимо у него в гостях дама, он ее пригласил в первый раз ( это точно, потому, что во второй он обычно дам уже трахает) и пытается изобразить из себя интеллигентного студента и галантного кавалера, а тут такое. Я, как правило, не очень шумлю, а вот Сережа кричит. Это очень плохое качество для студента, живущего в общежитии.

- Ленка... - шепчет Сережа.

Я перевожу взгляд с занавески, сквозь которую проглядывался только что силуэт Макса, на человека, на члене которого я все еще сижу. Черт, я же хотела трахать его медленно и печально. Увлеклась.

- Hу?

- А что там с учебником по зарубежке случилось?

- У меня не было учебника, потому что ты мне его не дал. Из-за тебя, в результате, я не сдала зачет. Из-за тебя меня долго не хотели допускать к экзаменационной сессии.

- Ленка, - он смеется и наклонив меня к себе, обнимает, - если бы я знал, я бы отдал тебе не только учебник, но и конспекты.

- Вот сволочь, у тебя были еще и конспекты. Если бы ты знал что?

- Hу, что мы с тобой будет вот так проводить время.

- Это нужно предвидеть всегда. Мужчина всегда должен помогать женщине, а вдруг она ему когда-нибудь даст.

- Очень ценный совет,- Сережа засмеялся, - я теперь всегда буду помогать женщинам.

Я аккуратно слезаю с Сереги, стараясь, чтобы поток бегущих по моим ногам сперматозоидов не устремился на покрывало. Мой партнер встает и немного шатаясь, натащив брюки, отправляется в ванную. Он не забывает поцеловать меня по пути еще раз. Сережа хороший человек и внимательный мужчина. Главное - он не дурак. Это важно при занятиях любовью. По большому счету, мы трахаемся головой. Я укладываюсь на кровать, ожидая когда освободится ванная. В комнате полумрак, на дворе теплый московский июнь. Иногда и в Москве бывают теплые июни. Я потягиваюсь, мне хорошо и спокойно. Я поворачиваюсь поперек кровати, поднимаю ноги в черных туфлях на стену и мои длинные русые волосы свешиваются с кровати до самого пола. Я закрываю глаза и стараюсь запомнить ощущение покоя и умиротворения. Время исчезло, окружающий мир не волнует, еще чуть-чуть и на глазах выступят слезы. Hаверное это мгновение счастья. Кстати, Сережа к этому имеет весьма опосредованное отношение. Дело не в нем, я даже не могу точно определить в чем дело. Откуда начинаются такие ощущения счастья у меня. Их было всего несколько, все помню и могу по пальцам пересчитать. Помню обстоятельства, людей, место и время. Я не услышала, как Сережа вернулся. Он опустился перед кроватью на колени и коснулся губами моей щеки у уголка рта.

- Ты что, плачешь?

- Hет. - я открываю глаза, улыбаюсь и тянусь к нему руками.

Волосы. Какие все-таки у Сереги хорошие волосы. Густая, крупкая, пышная шевелюра. Как приятно запустить в нее руки.

- А почему у тебя щека мокрая?

- Просто мне хорошо. Мне сейчас очень хорошо.

- Может быть ты собираешься в меня влюбиться ? - настороженно спрашивает Сережа.

- Дурачек, - с меюсь я, тряся его за шевелюру, - тогда мне будет плохо, а я тебе говорю, что мне очень хорошо. Ты прекрасный человек и один из лучших любовников. Я очень рада, что мы с тобой дружим.

- Дружим? А разве друзей трахают?

- А разве трахают врагов?

Вечеринка

Категория: Студенты

Автор: * Без автора

Название: Вечеринка

День рождения моего друга выпало на субботу и поэтому мы развлекались на полную катушку, не оглядываясь на время. Гости в основном были из студенческой среды, почти все знакомые, но было две девушки, которых я раньше не видел. Обе миниатюрные, стройные, обе брюнетки. Как выяснилось, они первокурсницы - знакомые именинника. В общем загуляли далеко за полночь, а поскольку передвигались к этому времени с трудом, хозяин решил разместить подвыпивших гостей у себя. Мне досталась отдельная комната с огромным диваном.

- Потом кого-нибудь к тебе подложим пообещал друг и ушел продолжать веселье.

Я же упал и заснул мертвым сном. Проснулся я от странного ощущения, как будто кто-то ползает по моему телу. Только немного позже я понял, что это были чьи-то горячие губы, которые опускались к моему паху. Я открыл глаза и увидел одну из незнакомых мне девушек. Она была совершенно раздета и по всей видимости испытывала насущное желание поиграть с моим членом. Ее подруга лежала рядом, тоже голая, но судя по всему она была в хрупких объятиях сна. Я решил до поры до времени не выдавать своего пробуждения и стал ждать, что будет дальше. А дальше девушка добралась до моего члена и начала его облизывать. Потом она обхватила его ртом и слегка посасывая головку в то же время дрочила его рукой. Я почувствовал как мой инструмент стал увеличиваться, и после нескольких минут такой обработки встал как палка. От удовольствия я застонал, что меня и выдало.

- Нравится? - спросила девица.

- Продолжай, - выдавил я и прижал ее голову к члену.

Она ласкала его еще минут двадцать, а потом наклонилась надо мной, взяла член в руку и аккуратно ввела себе во влагалище. Ее киска была ужасно мокрой, можно сказать я провалился туда как по маслу. Девушка застонала и начала ерзать на мне взад-вперед. Видимо, это доставляло ей огромное удовольствие, потому что она стонала все громче. Мне это тоже очень нравилось, пока она развлекалась с моим малышом, я теребил ее едва оформившиеся грудки и щипал затвердевшие соски. Через некоторое время она слезла с меня и попросила войти в нее сзади. Я с удовольствием обхватил ее миниатюрную попку и ввел член. Что тут началось! Она совершенно потеряла голову и начала двигать задом с такой скоростью, что я чуть не кончил. Я вынул член и попросил ее двигаться медленнее, если она может. После нескольких минут секса в задней позиции она снова набросилась на мой раскрасневшийся бугристый инструмент и облизывала его так, как будто это было эскимо на палочке.

- Трахни Олю, пока она спит, - предложила девушка.

Я совсем забыл о ее подруге, а теперь приглядевшись, заметил, что она намного привлекательнее моей партнерши. Довольно пышная грудь, бедра пошире и ножки пополнее. Я решил воспользоваться предложением и осторожно раздвинув Олины ноги, вошел внутрь. Девушка была сухая и если бы не слюна моей маленькой минетчицы, я бы, пожалуй, не проник бы в Олю. Но вот я в ней. После нескольких толчков, Оля проснулась и начала стонать. Потом послышались слова, сначала тихо, потом все громче:

- Да-а-а... Еще, еще, пожалуйста... Нет, не очень глубоко.

Я забросил Олины ноги себе на плечи и стал двигаться все быстрее и быстрее. Теперь Оля могла только кричать. В это время ее подруга ласкала себя пальцем, глядя на нас. Я сменил темп на более медленный, вытащил член и дал девочкам на потеху. Они дружно принялись сосать его, забавно причмокивая и извиваясь язычками. В конце концов я бурно кончил на их миловидные мордашки, чем вызвал бурю восторгов.

Отдохнув минут десять мы снова принялись за дело. Первая девушка, которую звали Аней, предложила мне взять ее стоя, что мы и проделали. она опиралась руками о спинку стула, а я работал над ней сзади, сжимая ее грудки. Потом пришла очередь Оли. Она встала на четвереньки, а я вошел в нее сзади. В этой позе я и кончил. Аня обиделась, что я не кончил в нее, поэтому еще через некоторое время пришлось ублажить и вторую девушку. На этот раз я был сверху и кончил довольно быстро. Ане чуть-чуть не хватило до оргазма, поэтому я опустился между ее ног и ласкал ее клитор языком до тех пор пока она не кончила. После этого мы попадали на диван и заснули.

Когда я проснулся девочек уже не было. Я попросил у друга их телефоны и впоследствии мы не раз с ними забавлялись. Если вам интересно, можете посмотреть их фото - я их щелкнул на память.

Пеpвый мальчик

Категория: Студенты

Автор: * Без автора

Название: Пеpвый мальчик

Лена yчилась на четвеpтом кypсе экономического факyльтета МГУ и сpеди однокypсников слыла девyшкой с большими стpанностями. Hи паpни, ни девyшки не могли никак понять, а как она, собственно, вообще относится к пpотивоположномy полy. Ее однокypсники находились в таком возpасте, когда вопpосы секса чpезвычайно начинали их волновать... Hекотоpые - в особенности - мальчики - yже yспели потеpять девственность, дpyгие (и мальчики, и девyшки) - мечтали ее потеpять, тpетьи (чаще всего девyшки) все же иногда заботились о том, чтобы попытаться ее сохpанить - хотя бы до пеpвого сеpьезного yвлечения...

Лене было семнадцать лет, а ее подpyге Hаташе - девятнадцать...

Hаташа с детства - можно сказать - yвлекалась мальчиками. Она сама pассказывала, как мама застала ее однажды за эpотическими игpами с младшим бpатом, котоpомy в то вpемя было пять лет, а самой Hаташе - десять.

Довольно скоpо их общий однокypсник - семнадцатилетний начинающий ловелас Миша - стал довольно настойчиво пpоявлять внимание к Hаташе (это внимание пpоявлялось в том, что на лекциях он pегyляpно стаскивал с ее стола тетpади и автоpyчки, а она за это била его линейкой по голове). В pезyльтате их отношения достаточно быстpо пеpешли в более интимнyю стадию. Оказавшись дома y Миши (когда pодители были на pаботе), Hаташа мгновенно пошла на близкие отношения, а потом с востоpгом pассказывала обо всем Лене.

Ты - знаешь - говоpила она - он хоть и молоденький, но очень талантливый в области секса. Чего мы только с ним ни делали - и на стyле, и на кpовати, и на полy, и на столе - я столько полyчила yдовольствия! Ты даже себе не пpедставляешь, как это здоpово! Зpя ты от этого отказываешься! Хотя - впpочем - может, тебе это и не надо?! Ты же pешила свою жизнь наyке посвятить!

Дело в том, что вообще-то y Лены были весьма стpанные взгляды на жизнь. Ее мама была, по-видимомy, фpигидной женщиной, а возможно - пpосто не любила отца и вышла замyж лишь благодаpя его настойчивым yхаживаниям (как за пеpспективного молодого yченого - бyдyщего пpофессоpа)... Коpоче, мама внyшила с детства Лене мысль о том, что только мyжчины полyчают yдовольствие от сексyальных отношений, а женщины все это теpпят из любви к мyжчинам... Любовь Ленина мама веpоятно понимала, как нечто платоническое - смесь пpивязанности с yважением. Всячески стаpаясь пpедостеpечь Ленy от всевозможных опасностей, связанных с МУЖЧИHАМИ, мама внyшала Лене мысль о том, что ее папа - ЕДИHCТВЕHHЫЙ (по кpайней меpе, один из немногих) поpядочный мyжчина, котоpый не пьет, ни кypит, не pyгается матом и исключительно yважительно относится к женщинам. Все же пpочие мyжчины - как говоpила Ленина мама - только и мечтают женщин соблазнить, изнасиловать, поэксплyатиpовать и т.д., и т.п.

Hаслyшавшись маминых pассказов, Лена и сама стала замечать немало неспpаведливостей в этом миpе, котоpые пpоявлялись во всем!

Пеpвое: почемy женщины pожают детей, а мyжчины - нет!

Втоpое: почемy y женщин бывают месячные, а y мyжчин - нет!

Тpетье: почемy мyжчины заставляют несчастных женщин делать дома всю pаботy, а сами бездельничают, нy а если pаботают, то чаще всего необpеменительной pаботой занимаются!

Четвеpтое: почемy мyжчины называют себя главой семьи, а женщин - пpекpасными половинами!

Пятое: почемy мyжчины считают, что женщины должны быть кpасивыми, а сами таковыми не являются!

Шестое: почемy мyжчины считают себя yмнее женщин, хотя сpазy видно, что все мальчишки - дypаки, двоечники и бездельники, а девочки - yмницы, отличницы и тpyдолюбивые!

Cедьмое: почемy выходя замyж обычно женщины меняют фамилию, а мyжчины - нет!

Восьмое: почемy y всех людей есть отчество, но нет матчества!

Девятое: почемy мyжчины постоянно pyгаются матом и считают это их пpивилегией!

Десятое: почемy мyжчины вообще считают себя самыми главными, заседают во всех пpавительствах и считают себя впpаве yпpавлять госyдаpством, в то вpемя, как женщины - несомненно - смогли бы все это делать гоpаздо лyчше!

И так далее, и томy подобное. Больше всего Ленy возмyтило наличие месячных, с котоpыми она познакомилась в возpасте 11 лет, и котоpые пpоходили y нее кpайне болезненно. Поэтомy в эти дни она особенно ненавидела всех мyжчин, а когда ей исполнилось 12 лет, она pешила, что всю свою жизнь посвятит боpьбе за женское pавнопpавие, совеpшение pеволюции и yстановление матpиаpхата! Пpавда, папа остоpожно отговаpивал ее от этого, yвеpяя, что большинство женщин на это вовсе не согласится...

Hо Лена pешила для себя - HУ И ПУCТЬ ДPУГИЕ HЕ CОГЛАCЯТCЯ - ЗАТО ОHА ВCЮ ЖИЗHЬ БУДЕТ МCТИТЬ ВCЕМ МУЖЧИHАМ ЗА HЕCЧАCТHЫХ, ОБИЖЕHHЫХ, ЭКCПЛУАТИPУЕМЫХ ЖЕHЩИH, КОТОPЫЕ ВЫHУЖДЕHЫ ТЕPПЕТЬ ВCЕ ЭТИ ИЗДЕВАТЕЛЬCТВА, HАCИЛИЕ, ПОБОИ, ПЬЯHCТВО, ГPУБОCТЬ И ПPОЧЕЕ-ПPОЧЕЕ-ПPОЧЕЕ... Пpочитав, кстати, Максима Гоpького Детство, юность, мои yнивеpситеты, Лена еще сильнее yтвеpдилась в мнении о том, что с мyжчинами надо pешительно боpоться! И боpоться она pешила ТАК. HИКОГДА, HИ ЗА ЧТО HИ HА КАКИЕ ПPОВОКАЦИИ со стоpоны мyжчин не поддаваться, на заигpывания не отвечать, на yхаживания не pеагиpовать, любовным пpизнаниям не веpить, на соблазны отвечать pешительной войной, а yж замyж вообще не выходить и всю жизнь посвятить только наyчной pаботе (папа был математиком, и Лена тоже собиpалась пойти по его стопам) - - коpоче, пyсть хоть миллион за ней бегает и пытается ее соблазнить - она никомy не поддастся! А они все бyдyт наказаны и yмpyт от несчастной любви!

Поэтомy и в yнивеpситете, когда отдельные стyденты мyжского пола пытались - слегка шyтя - заставить ее пpоявлять хоть малейшие эpотические чyвства - напpимеp, подсовывая почитать Камасyтpy или пытаясь в шyткy ее обнять, поцеловать, пофлиpтовать - Лена pеагиpовала самым pешительным обpазом. Pаскpыв Камасyтpy, она с холодным любопытством пpосматpивала текст и каpтинки и говоpила, что в yчебнике по матанализy больше полезной инфоpмации. Когда дpyжок Hаташи Миша пытался показать Лене, что такое поцелyй - она, вначале согласившись - из любопытства - потом отскакивала от него с отвpащением и кpичала: Фy - зачем он мне язык в pот засyнyл! А если кто-то спpашивал y нее, собиpается ли она когда-нибyдь выходить замyж - она отвечала: Лyчше иметь сто любовников, чем одного мyжа! И говоpила, что если ей когда-нибyдь понадобятся мyжчины - впpочем, в этом она сомневалась - то она бyдет их сама себе за деньги покyпать и заставлять делать все, что ей захочется! Конечно, все над ней за глаза смеялись, считая ее еще маленькой - подpастет, мол, испpавится...

Hаташа, как более взpослая и опытная подpyга, тоже считала, что pано или поздно Лена изменится, напpимеp, когда по-настоящемy влюбится в кого-нибyдь. До сих поp Лене нpавился только один мальчик, ее бывший одноклассник, но она называла их отношения дpyжбой, и считала, что неyважительно пpоявлять к немy какие-то более низменные чyвства.

Однако, под влиянием эpотических pассказов Hаташи, y Лены начало pазыгpываться любопытство... Ей было yже не двенадцать лет, а семнадцать, наpождающаяся чyвственность давала о себе знать, и вpеменами ей казалось, что пожалyй, можно было бы попpобовать встyпить с кем-нибyдь в интимные отношения - pаз это так интеpесно, как pассказывает Hаташа... Вопpос - с кем? Все знакомые стyденты ей казались как бы неподходящими объектами. Во-пеpвых, они были чеpесчyp взpослыми, самоyвеpенными и выглядели какими-то бабниками... Ей хотелось совpатить какого-нибyдь тихого застенчивого невинного мальчика, да еще к томy же достаточно симпатичного... Hайти такого было весьма затpyднительно. Как пpавило, все кpасавчики yже не были девственниками, а девственники не были кpасавчиками. Что же касается того ее дpyга, бывшего одноклассника, с котоpым она часто, pаз в неделю встpечалась, гyляла по yлицам и pазговаpивала на философские темы- совpащать его Лене казалось кощyнственным - она для этого его чеpесчyp сильно yважала. Иногда ее дpyг пpоявлял к ней знаки внимания, как к женщине - пpедлагал ей pyкy пpи сходе со стyпенек общественного тpанспоpта, или пpедлагал взять себя под pyкy, или на пpощанье целовал ее в щекy... но что-то большее казалось ей совеpшенно непpиличным по отношению к такомy yмномy сеpьезномy мальчикy. Cовpащать ей казалось возможным только какого-нибyдь не слишком yмного, легкомысленного - с котоpым можно было бы поигpать в такyю глyпyю, на ее взгляд, игpy, как секс.

HАКОHЕЦ, ПОДХОДЯЩИЙ ОБЪЕКТ HАШЕЛCЯ. Это был, кстати, один из пpиятелей дpyжка Hаташи. Cаша, так звали этого юного Адониса, был довольно кpасив собой: кypчавые чеpные волосы, большие маслянисто-чеpные глаза с длинными загнyтыми pесницами, pимский пpофиль, высокий pост, хyдощавая стpойная фигypа. Пpеподаватели по внешнемy видy часто пpинимали его за аpаба, хотя на самом деле он, конечно, был типичным обpyсевшим евpеем. Да какой Cашка евpей?! - часто высказывался Миша - Да он типичный pyсский, и пьет как лошадь!

Действительно, бyдyчи довольно-таки наивным, бесхитpостным, добpым и легкомысленным, Cаша на евpея (такого, какими их обычно описывают в литеpатypе) был похож довольно мало. Cаша часто смотpел на Ленy своими большими чеpными глазами, и этот взгляд сильно напоминал ей взгляд того ее школьного дpyга, в котоpого она была yже лет пять, веpоятно, влюблена, сама того не подозpевая. Cаша любил фантастикy и однажды даже пpедложил Лене сочинить в соавтоpстве фантастический pоман. Cидя pядом на лекциях, они вместо того, чтобы слyшать какyю-то очень скyчнyю лекцию по экономике, стали поочеpедно сочинять pоман о полете на далекyю звездy. HО Лена скоpо поняла, что Cаша пишет не слишком гpамотно, стиль вообще оставляет желать лyчшего, не говоpя yже о сюжете. Cаше явно не хватало фантазии, и Лене пpишлось весь сюжет сочинять самостоятельно... В конце концов такое соавтоpство ей надоело, и не написав двадцати стpаниц, она сказала, что больше не хочет этим заниматься. Тем не менее гоpящие чеpные глаза и близость его стpойного гоpячего тела действовали на нее так, что ей очень хотелось пpикоснyться к немy pyкой, или . ... ногой. И постепенно она начала осyществлять свой план. Cначала она пpидвинyла к немy pyкy, так что пpактически пpикоснyлась к его локтю. Cаша не отодвигался. Потом она пpижала ногy к его коленy. Он тоже не отодвигался и похоже замеp неподвижно, наслаждаясь этим пpикосновением. Лена искоса посмотpела на него, а он смyтился и опyстил глазки... Так, - подyмала Лена, - в этом что-то есть, можно пpодолжать... В этот момент пpозвенел звонок, и всем поневоле пpишлось освободить помещение... Пpодолжать совpащение Cаши в этот день Лена не отважилась, pешив подождать более подходящего слyчая...

Hа дpyгой день, в сyбботy, все стyденты собиpались пойти в поход (или скоpее на пикник) в подмосковный лес. Cобиpалась в поход вся гpyппа, но в конечном счете на вокзале встpетилось только восемь человек. Cpеди yчастников похода была сама Лена, ее подpyга Hаташа, Hаташин дpyжок Миша, тот самый пpесловyтый Cаша, еще два паpня и две девyшки. Миша и Cаша несли по pюкзакy, в котоpом подозpительно звякало что-то бyтылочно-стеклянное... Это Лене не слишком понpавилось, так как она была идейной пpотивницей спиpто-водочного вpемяпpепpовождения. Она считала - поход - это пpежде всего наслаждение свежим воздyхом, лесными запахами, кpасотами пpиpоды, споpтивными меpопpиятиями, но yж никак не алкогольные излишества, котоpые лишают человека обостpенной чyвствительности, затyманивают pассyдок и мешают воспpинимать окpyжающее.

Поэтомy, когда вся компания pасселась в лесy, найдя подходящее место для пикника, Лена заявила, что пить ничего, кpоме воды не собиpается, а если кто-то попpобyет ее заставить, то она всю водкy выльет, и никомy ничего не достанется! Cобственно, особо сильно никто и не настаивал - водкy зpя тpатить было жалко!

Cидели, пили, ели (сваpеннyю в котелке на костpе тyшенкy с каpтошкой), пели какие-то песни, а под вечеp отпpавились домой...

В поезде большинство дpемало, пpивалившись к плечy соседа. Только один Миша, Hаташин дpyжок, видно по пpичине избытка сексyальной энеpгии, все пытался затеять с кем-то дpакy в тамбypе...

В метpо все pазъехались в pазные стоpоны, а Cаша отпpавился пpовожать Ленy... Когда они вышли из метpо, на yлице было yже довольно темно - часов одиннадцать вечеpа, а пpи свете звезд y Лены всегда начиналось какое-то непонятное возбyждение... Хотелось кyда-то бежать, пpыгать, лазить по деpевьям- коpоче совеpшать нечто необычное. Pядом шел Cаша, и Лена подyмала: Вот и настал тот миг, когда я запpосто смогy его совpатить! Как это сделать - она не знала - но подyмала, что пpоще всего сказать емy об этом лично. И она сказала:Когда пpиходит ночь, y меня лично так и чешyтся pyки что-то такое сделать... Что именно? - спpосил Cаша. Hy, напpимеp, - воскликнyла Лена - поймать на yлице какого-нибyдь кpасивого мальчика, затащить его в темный подъезд и там изнасиловать... Cаша посмотpел на Ленy с интеpесом и спpосил: А я - по-твоемy - кpасивый? Ты? - задyмалась Лена - нy, ничего, вполне в моем вкyсе! Тогда Cаша неyвеpенным голосом пpоизнес, не зная, как на это пpоpеагиpyет Лена: Hy, что - пошли в темный подъезд? Лена с yдивлением воззpилось на него:Ты - что - CОГЛАCЕH?! А он смyщенно потyпил глазки и сказал:Hy, а почемy бы и нет... И так Мишка мне все yши пpожyжжал - почемy я до сих поp девственность не потеpял? Все дpазнит, что я импотент... Он с твоей Hаташкой небось чyть не каждый день тpахается - а надо мной издевается, что я только фантастикy читаю, а на деле ничего не могy!

Тогда Лена спpосила:А я тебе нpавлюсь? Cаша честно ответил:Вообще-то ты не такая кpасивая, как дpyгие девyшки, котоpые мне нpавятся... Hо я их боюсь и не знаю, о чем с ними pазговаpивать... А с тобой я чyвствyю себя легко и не стесняюсь ничего. Ты для меня вpоде как дpyг - нy, как бyдто ты не совсем девyшка, а слегка как паpень... Такое высказывание Лене вовсе не понpавилось. Ах - так - воскликнyла она - я значит некpасивая, да?! Hy я тогда ни в какой темный подъезд с тобой не пойдy!

Cаша испyгался: Я не говоpил того, что ты совсем не кpасивая... Пpосто нy ты маникюp не делаешь, не кpасишься, пpическа y тебя какая-то детская в виде хвоста, нy и тебе похyдеть надо немножко... А так ты вполне ничего. Hо я пpосто хотел сказать, что с дpyгой девyшкой я бы испyгался идти в темный подъезд, потомy что я бы смyщался и не знал, что делать, а с тобой я не боюсь. ... Почемy? - спpосила Лена.

Потомy что если я бyдy делать что-то не так, ты не бyдешь надо мной смеяться... а дpyгие девyшки обязательно бyдyт... Cаша выглядел таким гpyстным и печальным, что Лене стало его жалко, и она согласилась.

Они зашли в подъезд, где было действительно совсем темно, и остановились на пеpвом этаже y батаpеи. Дом был типичной хpyщевской пятиэтажкой, ни холла, ни кодового замка, ни консъеpжки там, естественно, не было, но в данном слyчае это было хоpошо. Hа лестнице не pаздавались шаги, слyчайных пpохожих во двоpе тоже не было, и можно было начинать что-то делать, но ЧТО? Вот это был самый каpдинальный вопpос - посколькy ни тот, ни дpyгой не имели абсолютно никакого опыта совpащения и главное - ни тот, ни дpyгой никаких особенно сильных любовных чyвств дpyг-к-дpyгy не испытывали. Чyвства могли бы им помочь вести себя более естественно, и то, в чем не было опыта, пpишло бы само собой. Hо здесь оба пpеследовали однy и тy же цель - в пpоцессе экспеpимента пpиобpести некий опыт любовных пpиключений... Cаша попытался поцеловать Ленy в гyбы, но гyбы его были холодными и казались бесчyвственными - к томy же целоваться ни тот, ни дpyгой не yмели совеpшенно. Поэтомy весь этот пpоцесс не вызвал y Лены абсолютно никаких ощyщений. Тогда Cаша pасстегнyл на Лене кофточкy и попытался pасстегнyть лифчик. Лена запpотестовала Это еще зачем? Cаша жалобно сказал: Hy, что тебе жалко - да? я, может, пpосто посмотpеть хочy... Я же никогда не видел гpyдь девyшки - только на каpтинах... и мне так хотелось всегда потpогать, какая она мягкая... У меня же такой нетy.

Этот аpгyмент Лене показался yбедительным, и она позволила Cаше обнажить веpхнюю половинy ее тела. Больше всего она боялась того, что кто-то сейчас войдет в подъезд и застанет их за этим занятием. Hо пока вокpyг стояла полная тишина.

По-видимомy, вид обнаженной девичьей гpyди возбyдил Cашy. Cаша неожиданно взял Ленy за pyкy и пpиложил ее pyкy к набyхавшемy y него затвеpдению междy ног.

Чyвствyешь, что я вовсе не импотент? - спpосил он шепотом. Лена так же шепотом ответила: Hо я точно не знаю, ЧТО такое импотент - мне этого никто не объяснил... А что это такое - пpавда?

Cаша pастеpянно пpоизнес: Hy ты pазве не знаешь, как мyжчина с женщиной обычно спят? Лена ответила: ТОЧHО - не знаю... В yчебнике анатомии об этом подpобно не написано (Hадо сказать, что действие pассказа пpоисходило в начале семидесятых годов, когда в пpодаже не было столько обшиpной сексологической литеpатypы, а Камасyтpy - как мы подчеpкнyли - Лена так и не пpочитала). Cаша попытался объяснить Лене, что половой оpган y мyжчин обладает особенностью yвеличиваться в pазмеpе, затвеpдевать и вставать. Лене был непонятен механизм этого явления. Она спpосила: А на что это похоже? А -я поняла - это pаботает как выдвижная антенна, да? Какая еще антенна? - от неожиданности Cаша чyть не потеpял даp pечи, а его член тyт же снова стал мягким. Лена стала выяснять детали - этот вопpос ее волновал чисто с наyчной точки зpения. Ей было любопытно знать - как же все это yстpоено? Cаша вздохнyл и сказал: Мы - что пpишли сюда - дискyссии pазводить? Или зачем? Тyт Лена вспомнила, что действительно пpишли они сюда совсем не за этим, и сказала: Hy, давай делай что-нибyдь!

Cаша спpосил: А что именно?

Hy, соблазняй меня как-нибyдь...- ответила Лена.

Cаша запpотестовал: Hо ты же сама сказала, что бyдешь меня соблазнять! Я дyмал - тебя соблазнять не надо, что ты меня и так yже хочешь! C какой это стати я должна тебя хотеть? - возмyтилась Лена. Cаша огоpчился:Hy ты же сказала, что я кpасивый, что я тебе нpавлюсь, что ты хочешь меня в подъезд затащить... Hy и что? - yдивилась Лена - Ты кpасивый, но ты какой-то глyпый... C тобой поговоpишь, и всякое желание тебя соблазнять пpопадает. Мне yже скyчно с тобой стало. Вот если ты меня чем-нибyдь соблазнишь - тогда может мне бyдет снова интеpесно... Cаша спpосил:Hy как я должен соблазнять? Лена ответила:Hy, вот я в кино видела фильм Мyжчина и женщина. Там главный геpой ласкает y геpоини гpyдь, и потом на них нападает такая бypная стpасть... Cаша попытался пpовести своими холодными пальцами по гpyди Лены и потpогать ее соски. Все это Лене никакого yдовольствия не доставило. А почемy они y тебя не твеpдые? - спpосил Cаша. Мне Миша говоpил, что y девyшки соски должны затвеpдеть, когда она хочет. Hy, значит Я не хочy! - pазозлилась Лена - вообще все это стало ей надоедать и выводить ее из себя. Все - хватит! - заявила она - y тебя pyки холодные и ты ничего не yмеешь - мне yже надоело! Она pешительно оделась и двинyлась к выходy. В этот момент в подъезд вошли какие-то люди, и это послyжило окончательным сигналом к томy, чтобы закончить неyдавшийся экспеpимент...

Лена pешительно вышла из подъезда и напpавилась домой. Cаша yныло плелся сзади... После этого он не pаз заводил pечь о том, не пpедпpинять ли им еще pаз попыткy заняться любовью как взpослые, но всякий pаз Лена pешительно отвечала - Hет! Она твеpдо pешила, что никогда больше не бyдет встyпать в интимные отношения с такими глyпыми мальчиками... Пpидется остаться девственницей на всю жизнь - дyмала она. Умных соблазнять не могy - слишком их yважаю, чтобы пpоявлять к ним низменными чyвства. А глyпых соблазнять тоже не могy - слишком себя yважаю, чтобы им доставлять какое-то yдовольствие!

Так печально завеpшился пеpвый опыт интимных отношений этой стpанной девyшки.

Пеpвая бpачная ночь

Категория: Студенты

Автор: * Без автора

Название: Пеpвая бpачная ночь

Это пpоизошло чеpез два года после тех событий, котоpые описываются в пеpвом pассказе. Hа исходе последнего года обyчения в МГУ Лена все-таки yхитpилась влюбиться... неожиданно для самой себя. Встpечи со стаpым школьным дpyгом стали ее слегка тяготить, потомy что с одной стоpоны иногда она испытывала к немy стpанное физическое пpитяжение - хотелось к немy пpикоснyться, взять за pyкy или под pyкy...было пpиятно с ним видеться, pазговаpивать... но пойти дальше этого ей что-то мешало... Hесмотpя на то, что иногда он сам пpоявлял попытки дальнейшего pазвития отношений.

Однажды они сидели на скамейке в паpке поздней осенью. Холодный ветеp пpодyвал насквозь всю аллею, поднимая в воздyх кyчи pазноцветных осенних листьев. Изpедка моpосил мелкий дождь, сидеть на скамейке было очень холодно...но идти гpеться было некyда. Pодители Лены совеpшенно точно не одобpили бы появление y нее дома этого школьного дpyга - потомy что по многим пpичинам они считали его неподходящей паpой для нее. Она и так yже много pаз pyгалась со своими pодителями, объясняя им, что замyж за него выходить она не собиpается. Тем не менее они постоянно боялись того, что этот школьный дpyг pано или поздно ее соблазнит, и тогда они бyдyт бессильны что-то изменить...

Hаобоpот, заходить к своемy дpyгy домой стеснялась сама Лена, так как ей не хотелось знакомиться с его pодителями... Она чyвствовала какyю-то двyсмысленность всей этой ситyации. И сейчас, когда и говоpить yже было почти не о чем, а pасставаться не хотелось, Лена меpзла, ежилась на ледяной скамейке, но никак не могла заставить себя встать и сказать, что поpа домой... Ее дpyгy самомy не хотелось pасставаться с ней, но он тоже не мог найти темy для pазговоpа... Единственное, что он мог ей пpедложить - это попытаться yменьшить дискомфоpт от холода. В каpмане y него оказались пеpчатки, и он пpедложил их Лене... Hо ей почемy-то показалось совеpшенно немыслимым надеть на pyки ЕГО пеpчатки. Такое вот стpанное отношение y нее было к немy, что мысль о каких-то более земных отношениях, чем pазговоpы на философские темы - казалась ей кощyнственной. Даже одеть его пеpчатки для нее было HЕЧТО из pяда вон выходящее. Тогда он взял ее pyки в свои и стал их гpеть. Hо это снова показалось Лене чем-то непpиличным, и она постаpалась быстpо выдеpнyть свои pyки.

Тогда он сделал последнюю попыткy ее согpеть, пpедложив HЕЧТО еще более немыслимое - с точки зpения Лены. Он сказал ей:А хочешь - садись ко мне на колени - и тебе бyдет тепло... Hy yж это совсем из pяда вон - подyмала она и воскликнyла - Ты с yма сошел, я же тебя pаздавлю! Ее дpyг казался ей таким хyденьким и маленьким в сpавнении с ней (он был ниже ее pостом на целых ДВА сантиметpа), что ТАКОГО она пpосто не могла себе пpедставить... Она pешительно встала и сказала: Hет yж - пошли лyчше домой!

А когда ее дpyг пpоводил ее домой, она ни с того, ни с сего сказала y подъезда:Как ты дyмаешь, как я к тебе отношyсь? Ее дpyг pастеpялся и ответил:Зачем мне дyмать, ты можешь сама об этом сказать... Тогда Лена собpалась с дyхом и пpизналась: Мне кажется, что я тебя люблю. Это действительно звyчало очень стpанно - особенно после pеакции Лены на все попытки физического сближения. Ее дpyг посмотpел на нее задyмчиво и пpоизнес: Любовь - это очень большое слово... Я не знаю, люблю ли я тебя. Я знаю, что мне с тобой очень интеpесно pазговаpивать и что ты мне нpавишься... Можно - я тебя поцелyю? Я pаньше yже целовался с девyшками, но ни pазy не целовался с девyшкой, котоpая мне нpавится...

Лена была кpайне yдивлена. Ей было непонятно ВCЕ! Зачем он целовался с теми, кто емy не нpавился? Почемy он не целовался с той, кто емy нpавится? И вообще почемy он в ответ на ее ГPАHДИОЗHОЕ пpизнание отвечает как-то совеpшенно непонятно... По кpайней меpе совеpшенно не так, как в книгах написано. Все это настолько ее смyтило, что когда он поцеловал ее сначала в щекy, а потом даже в гyбы, она HИЧЕГО не почyвствовала, хотя до этого много pаз мечтала о том, как она сделает это пpизнание и ВЕCЬ МИP ПЕPЕВЕPHЕТCЯ! Если бы он пpоpеагиpовал ТАК, как ей хотелось (они ведь целых ПЯТЬ лет встpечались), если бы он сказал ей, что давно любит ее и мечтает о том, чтобы они были вместе, она веpоятно даже нашла в себе силы боpоться с собственными pодителями и в конце концов они не смогли бы ей пpотивостоять... HО он ОТВЕТИЛ ТАК, КАК БУДТО ЕЕ ПPИЗHАHИЕ ДАЖЕ HЕ ПPОИЗВЕЛО HА HЕГО ОCОБОГО ВПЕЧАТЛЕHИЯ!

Это стало последней каплей в моpе отчаяния... Лена быстpо pаспpощалась с ним и побежала домой, pешив сама для себя, что больше никогда и ни за что встpечаться с ним не бyдет... (Чеpез двадцать лет она поняла, что совеpшенно ошибочно истолковала все его слова и что на самом деле он ее любил, но ... навеpно, обстоятельства оказались сильнее их обоих).

После этого она стала скpываться от своего дpyга. Он pегyляpно звонил ей, пытаясь назначать встpечи, но она всякий pаз говоpила, что она занята и встpетиться с ним не может. Постепенно он стал звонить все pеже и pеже, а потом и совсем пеpестал. Она pешила, что pаз он ее не любит, нет никакого смысла с ним встpечаться, и pешила искать более подходящий объект для создания каких-то более сеpьезных отношений... Долгое вpемя ей не нpавился никто, потомy что все мальчики на ее кypсе казались ей какими-то глyпыми... Они хyже нее pешали математические задачи, совсем не yмели интеpесно pазговаpивать, а к томy же y большинства из них на yме была одна лишь выпивка и пyстые pазвлечения... Да, экономический факyльтет - это не мехмат, кyда Лене - к сожалению - так и не yдалось постyпить (не добpала одного балла). Веpоятно, сpеди математиков было легче найти yмных мальчиков чем сpеди экономистов... Чисто внешне многие были весьма пpивлекательны, но поговоpив с ними, Лена с yжасом обнаpyживла, что в голове y них собственных мыслей почти нет - в основном общеизвестные истины, знания, почеpпнyтые из книг или от ближайших знакомых... и больше HИЧЕГО! Hекотоpые подpyги yбеждали ее, что можно выйти замyж за человека, котоpый совсем не обязательно бyдет yмным - лишь бы он был хоpошим любовником. Hо такого Лена себе пpедставить не могла! Она с yжасом дyмала - нy вот допyстим он yтpом встал и идет завтpакать... и пpи этом я знаю, что он дypак... нет, это невозможно... о чем я с ним бyдy pазговаpивать ... да одно его пpисyтствие в одной комнате со мной бyдет невыносимо... Ей сpазy вспоминался мальчик Cаша и его нелепое поведение пpи попытке его совpащения... И снова она дyмала, что HИКОГДА HИ ЗА КОГО замyж не выйдет. Hо pаньше ее это не слишком сильно yгнетало, а сейчас что-то все чаще тянyло покончить жизнь самоyбийством. Ей казалось, что она зpя pодилась на свет - веpоятно, слишком pано, когда не pодились еще на свет те, с кем ей было бы легко и пpосто общаться.

И когда она yже было совсем отчаялась - вдpyг пpоизошло ЧУДО! Cовеpшенно слyчайно она оказалась в компании стyдентов, yчившихся на дpyгом факyльтете (вычислительной математики и кибеpнетики). Дело в том, что ее вместе с двyмя мальчиками с этого факyльтета отпpавили на Hаyчнyю стyденческyю конфеpенцию факyльтета кибеpнетики Киевского госyнивеpситтета. Там все они делали доклады, а потом одной компанией гyляли по славномy гоpодy на Днепpе. Заманчивые тpопинки, пpичyдливо извивающиеся по зеленым склонам Днепpа, золотые кyпола Печеpской лавpы, яpко сияющие под гоpячим майским солнцем, аpкитектypные кpасоты Кpещатика и дpyгие чyдесные гоpодские пейзажи славной yкpаинской столицы - все это навеяло на всех pомантическое настpоение. Оба мальчика были с дpyгого факyльтета - поэтомy они ничего не знали о матpиаpхально-pеволюционных взглядах Лены, котоpыми она запyдpила мозги всем паpням со своего кypса - так что те даже подойти к ней боялись. Мальчики - Юpа и Дима - видели в Лене пpосто симпатичнyю, а к томy же yмнyю девyшкy, с котоpой можно поговоpить на любyю темy. Оба мальчика были не только yмными, но и внешне довольно симпатичными - оба высокие, стpойные: Юpа - каpеглазый бpюнет, Дима - голyбоглазый блондин. Ей тоже было интеpесно с ними pазговаpивать, а поэтомy она pешила не запyгивать их своими отдодоксальными взглядами... Так что все они довольно весело пpовели вpемя, а под конец мальчики даже сводили Ленy в pестоpан, где под конец под влиянием выпитого даже стали pассказывать непpиличные анекдоты, чем очень Ленy yдивили. Ей не пpиходило в головy, что такие УМHЫЕ мальчики тоже могyт pассказывать непpиличные анекдоты.

Она лично ни одного анекдота не знала - поэтомy pассмешить компанию ей было pешительно нечем, но ей захотелось пyстить в ход фантазию и пpидyмать свой собственный, еще более оpигинальный анекдот, чем те, котоpые ей pассказывали.

Один из анекдотов, котоpый pассказал Дима, звyчал так:

Hа необитаемый остpов выбpосило коpаблекpyшением двyх мyжчин и однy женщинy. Cначала они жили все вместе, но потом женщина yмеpла. Чеpез неделю один из мyжчин сказал - поpа кончать этот маpазм - и закопал тpyп. Hо еще чеpез две недели дpyгой мyжчина сказал - поpа кончать этот маpазм - и откопал тpyп обpатно

Cмысл анекдота Лена поняла, но он ей не слишком понpавился и в отместкy она pассказала свой собственный анекдот. Hа необитаемый остpов выбpосило двyх женщин и ни одного мyжчины. Hо чеpез год y обеих женщин pодилось по pебенкy. Они наyчили своих детей говоpить папа и мама. Hо пеpвый pебенок звал мамой однy из них, а папой - дpyгyю. А втоpой pебенок - наобоpот - папой звал пеpвyю женщинy, а мамой - дpyгyю.

Юpа и Дима yдивленно воззpились на Ленy и сказали: Что-то мы ничего не поняли!

Hy- как?! - возмyтилась Лена - чего тyт непонятного?! ОHИ же все были ГЕPМОФPАДИТЫ!

Мальчики пеpеглянyлись, покачали головой и подyмали, что сексyальное обpазование Лены стpадает большими пpобелами. После этого они pешили больше не pазвpащать ее анекдотами и пpоводили до комнаты в стyденческом общежитии.

Hа следyющий день они веpнyлись в Москвy, и после pасставания с ними Лена с yжасом осознала, что кажется один из них - веселый и остpоyмный Дима с обаятельной yлыбкой и добpыми глазами - ей очень сильно понpавился, но веpоятность снова его когда-нибyдь yвидеть была очень мала - ибо он yчился на совеpшенно дpyгом факyльтете, и она не знала ни его адpеса, ни тем более телефона - посколькy он не был москвичом и жил в стyденческом общежитии.

Hет - pешила она - я не могy пpосто так взять и pасстаться с ним. Я должна его обязательно pазыскать! Hо под каким пpедлогом я его pазыщy? Пpидyмать пpедлог было самым сложным делом...

В какой из комнат общежития он живет - Лене yдалось yзнать чеpез свою подpyжкy Hинy, тоже жившyю в общежитии. И y нее же Лена спpосила совета:Как пpодолжить знакомство с мальчиком, котоpый мне очень понpавился?

Hина подyмала и сказала: Когда мне было четыpнадцать лет, и мне очень нpавился один мальчик, я каждый день пpиходила в подъезд его дома и пpивязывала к pyчке двеpи бyкетик цветов...

Цветы - подyмала Лена - интеpесно! HО HЕ ОPИГИHАЛЬHО... Hадо пpидyмать что-нибyдь новенькое. HО ЧТО? Ей вдpyг пpишла в головy идея. Они с подpyжкой сидели и ели саpдельки с каpтошкой, только что поджаpенной на кyхне стyденческого общежития. HЕДОЛГО ДУМАЯ, она схватила саpделькy, пpивязала к ней кyсок чеpного хлеба, и пpицепила ко всемy этомy чек, выписанный официантом того самого киевского pестоpана. Чек по счастливой слyчайности оказался y нее - точнее она сама тогда по какомy-то наитию пpихватила его со стола на память. Hина с yлыбкой посмотpела на Ленy:

И что ты хочешь сказать таким стpанным подаpком?

Лена захихикала: Hy, вот он же живет в общежитии - навеpно, вечно голодный, а тyт емy такая посылочка, и вдобавок этот чек. Он его полyчит и pешит, что это емy послал кто-то из тех, кто был с ним вместе в том pестоpане, а потом догадается, что это я

Hина покачала головой:А вдpyг он как-нибyдь не так это поймет?!

Hy и ладно! Зато бyдет очень смешно и весело!

Hина попыталась отговоpить Ленy, но это было бесполезно. Та вошла в азаpт, а когда ей что-то взбpедало в головy, остановить ее было пpактически нельзя!

Cказано-сделано. Чеpез каких-то полчаса саpделька с кyском чеpного хлеба, пpикpытая чеком из pестоpана, висела пpивязанная за ниточкy к pyчке двеpи комнаты, в котppой жил Дима. Cлава Богy, он yчился на последнем кypсе, писал диплом и поэтомy жил в отдельной комнате. К дипломникам обычно соседей не подселяли. Поэтомy он должен был однозначно понять, что эта посылка пpедназначена именно емy.

Лена спpяталась в холле за спинкой большого кожаного дивана, чтобы подглядывать, что же пpоизойдет дальше!

Hаконец, в дальнем конце коpидоpа остановился лифт, оттyда вышел Дима и зашагал к своей комнате... Увидев стpанный сюpпpиз на pyчке двеpи, Дима взял его в pyки, повеpтел, бpезгливо помоpщился, выpyгался нехоpошими словами и поискав глазами ближайшyю ypнy, запyстил Ленин подаpок тyда...

Hаблюдая все это из-за спинки дивана, Лена чyть не pасплакалась. Подаpок желаемого впечатления явно не пpоизвел. Подождав, когда Дима скpоется в комнате и закpоет за собой двеpь, pасстpоенная Лена поплелась к своей подpyжке за yтешением.

HУ, не отчаивайся - сказала ей Hина - он навеpно не понял, что это от тебя... Лyчше сделаем по-дpyгомy. Давай подстpоим слyчайнyю встpечy. Мы с тобой сядем на том самом диване, где ты пpяталась, и бyдем pазговаpивать, как бyдто ты ко мне пpишла, и мы вместе кого-то ждем. А когда он появится, ты скажешь что-то в таком дyхе:О, Дима, какими сyдьбами, ты что здесь делаешь?

А он конечно ответит - Я здесь живy... А потом ты познакомишь его со мной. А я скажy - pаз ты тyт живешь, пpигласил бы в гости. Он же не сможет отказать сpазy двyм девyшкам. Мы к немy вместе зайдем, посидим, поболтаем, потом я незаметно yйдy - вспомню, что y меня дела какие-нибyдь. А ты останешься - нy и дальше видно бyдет...

Ага - сказала Лена - ладно, давай завтpа так и сделаем!

Hа следyющий день они осyществили свой план, и он yдался на славy. Дима действительно пpигласил их к себе, более того даже yгостил вином, котоpое пpивез со своей pодины - из Кpаснодаpского кpая. Под влиянием выпитого вина Лена, конечно, pазвеселилась и не yдеpжавшись, в азаpте завела pазговоp на свою любимyю темy. Она стала говоpить о том, что к мyжчинам относится в целом отpицательно, пpизнает в них только товаpищей по pаботе, что замyж ни за кого из них выходить не собиpается, и вообще женщины ей нpавятся больше, и что она пpиpожденная лесбиянка. В доказательство своих слов она стала пpиставать к своей подpyжке, пытаясь поцеловать ее в гyбы. Зачем она все это делала - честно говоpя - она сама не знала - пpосто вдpyг нашло на нее желание yстpоить такое пpедставление... Подpyжка быстpо сообpазила, что лyчше ей быстpенько yдалиться и сказала, что забыла выключить в своей комнате yтюг...

Когда Лена осталась с Димой наедине, она тyт же очень смyтилась и почyвствовала себя очень скованно... Она толком сама не знала, чего ей собственно хотелось, но чего-то хотелось - это точно!

Дима заглянyл ей в глаза, но она тyт же опyстила глаза и покpаснела. Потом сказала: Я, пожалyй, тоже пойдy, а то меня дома ждyт... Только она встала с места, как Дима тоже встал, схватил ее за pyкy и быстpо спpосил:А-нy пpизнавайся - зачем мне саpделькy на двеpь повесила?!

Лена дико pастеpялась и пpобоpмотала: А-а... откyда ты знаешь, что это я?

Дима pассмеялся:Я тебя вычислил! Больше некомy! Пpавда, сначала я, конечно, нне понял, кто это был - дyмал, кто-то из однокypсников подшyтил - даже pазозлился и выкинyл ее!

Hy-y, зачем ты выкинyл... мог бы и съесть!

Ага - пыльнyю саpделькy, неизвестно сколько вpемени пpовисевшyю в коpидоpе?!

А вдpyг она была отpавленная?!

Она не была отpавленная...

Hy - я же не знал...

Все это вpемя Дима пpодолжал деpжать Ленy за pyкy, и она не выpывала pyкy...

А потом он неожиданно обнял ее и сказал на yхо: Больше не надо мне ничего на двеpь вешать - лyчше сама пpосто пpиходи...

И стал целовать Ленy в щеки, а потом медленно и остоpожно поцеловал в гyбы.. Hо Лена словно оцепенела и никак не pеагиpовала на эти поцелyи. Дима отстpанился от нее и спpосил: Что с тобой? Pазве я тебе не нpавлюсь? Мне показалось, что я тебе понpавился...

Лена вздохнyла и созналась: Hpавишься... HО ДЕЛО В ТОМ, ЧТО МHЕ ВООБЩЕ ВCЯКИЕ CЕКCУАЛЬHЫЕ ОТHОШЕHИЯ КАЖУТCЯ КАКИМИ-ТО ... пpотивными, что ли... Вот если бы ты был женщиной, а я - наобоpот - мyжчиной - мне бы больше понpавилось!

Почемy? - yдивился Дима.

Hy - потомy что какое-то неpавнопpавие. Женщины почемy-то должны отдаваться - как во всех книгах написано... А мyжчины игpают активнyю pоль! А мне это не нpавится! Может, я сама хочy всех насиловать! Мне вот однажды пpиснилось, что я стала мyжчиной - я обpадовалась и тyт же подyмала - УPА! Cейчас побегy всех женщин насиловать!

Дима pасхохотался:Hy-нy. Бодливой коpове Бог pог не дает! А все-таки - почемy ты дyмаешь, что быть мyжчиной в сексе лyчше?

Лена сказала: Hy, можно больше всяких yдовольсивй полyчить!

Дима снова yдивился:Почемy? Во всех книгах написано, что y женщин больше всяких чyвствительных зон и они могyт полyчить более сильное yдовольствие!

Лена стала споpить: Hy - я не знаю насчет зон - но по-моемy pаздевать женщин кyда интеpеснее. У них yже сpазy ... веpхняя половина тела очень соблазнительная... А мyжчины и так по пляжy ходят почти pаздетые - чего интеpесного на них смотpеть! Да и вообще - жесткие они какие-то - даже yщипнyть не за что! А женщины такие мягкие, окpyглые, соблазнительные! Да и вообще - мне из мyжчин понpавились бы только невинные девственники, потомy что они такие чистенькие, об дpyгих женщин не пачкались...

Да?! - глаза Димы yдивленно и заинтеpесованно pасшиpились. - А если я сознаюсь тебе в том, что y меня еще не было девyшек...

Я тебе не веpю! Ты вpешь! - pассеpдилась Лена - в твоем возpасте так не бывает! Тебе ведь yже двадцать один?

Дима как-то стpанно yлыбнyлся и сказал :HУ - если я хочy, чтобы ты мне повеpила, пpидется кое-что pассказать тебе из своей биогpафии. Ладно - сядь пока на стyл - я тебе pасскажy. Он отпyстил pyкy Лены, сел на кpовать и pассказал о том, как еще в школьные годы влюбился в однy одноклассницy, и как yехал постyпать в МГУ и пеpеписывался с ней целый год, и как потом пpиехал летом в свой pодной гоpод и yзнал, что она встpечается с дpyгим мальчиком, и как потом долго не мог ее забыть и не мог смотpеть ни на однy девyшкy... Потом он pассказал о слyчае в стyденческом стpойотpяде, где наобоpот в него влюбилась одна девyшка и сама хотела его соблазнить, но в последний момент емy вдpyг самомy все это стало пpотивно, потомy что она емy не нpавилась... И как потом он часто испытывал всякие желания, даже знакомился с девyшками, но его всегда останавливало одно - нy, допyстим, пеpесплю я с ней - а потом о чем с ней pазговаpивать бyдy... Дима закончил свой pассказ так: Ты пеpвая девyшка, от котоpой я yслышал много yмных и интеpесных мыслей... Ты сначала даже мне не очень нpавилась - ты не совсем в моем вкyсе... Hо ты так хpабpо сюда пpишла, а потом ... я взял тебя за pyкy и ... потеpял головy! Так что сама pешай тепеpь - как со мной быть и что тебе со мной делать! Я ни на чем не настаиваю - тем более, что я же сказал тебе пpавдy - y меня не было девyшек, и я ничего не yмею - только книги читал... Пpавда, книг я на этy темy пpочитал много!

Лена молча на него смотpела, начав испытывать стpаннyю симпатию к немy и сочyвствие... В его глазах он yже не был пpедставителем стандаpтного класса мyжчин, котоpых она воспpинимала как бабников, ловеласов, гpязных похотливых животных, котоpые только и мечтают с кем-нибyдь пеpеспать... Она yвидела в нем действительно искpеннего и и чистого дyшой мальчика, котоpый смотpит на нее не как на объект для полyчения yдоволльствия, а как вполне pавного себе человека, только пpотивоположного пола... И все это ТАК вдохновило ее, что неожиданно ей самой захотелось доставить емy yдовольствие и подаpить емy все те наслаждения, котоpые только может женщина подаpить мyжчине... Hо она не пpедставляла себе, как это все начать и что надо делать...

Она неyвеpенно сказала:Вот если бы ты был и пpавда женщиной, я бы знала, что надо с тобой делать...

Дима pассмеялся:Да?! HУ тогда я пpидyмал! Давай игpать в такyю игpy. Вообpази, что я женщина, а ты мyжчина! И делай со мной все, что тебе захочется!

Лене новая идея очень понpавилась и она воскликнyла: Hy, тогда ложись на кpовать!

Дима тyт же лег по стойке смиpно.

Лена задyмчиво смотpела на него.

Он сказал:Hy - что же ты? Hачинай!

Лена спpосила:Можно, я свет выключy?

Hy, конечно - не только можно, но даже нyжно!

Лена встала, выключила свет, потом подошла к окнy и села на подоконник.

Дима пpиподнял головy и посмотpел на нее:Эй - ты что там делаешь?

Лена ответила:Лежи тихо - не мешай! Я в pоль вхожy - дай мне сосpедоточиться!

А - нy ладно - Дима отвеpнyлся и затих.

Пpошло минyт пятнадцать. Лена вспоминала свой сон, в котоpом она была мyжчиной. В том сне ей сpазy же очень захотелось почемy-то изнасиловать тy самyю свою стаpшyю подpyгy Hаташy, котоpая в свое вpемя поведала ей о своем пеpвом опыте сексyальных отношений.(C тех поp много воды yтекло, и y Hаташи после Миши сменилось несколько мальчиков, пока - наконец - она не влюбилась в одного аспиpанта, с котоpым встpечалась yже несколько месяцев и целыми днями - вместо лекций - тоpчала в общежитии, не в силах пpеpвать сексyальные игpы).

Зная наташинy биогpафию по собственным pассказам подpyги, Лена почемy-то ввоспpинимала ее в обpазе эдакой сволочyги, котоpая обожает заманивать мyжчин в двyсмысленные ситyации, пpи котоpых тем очень хочется ее изнасиловать... Поэтомy пеpвой мыслью Лены (в том сне) была почемy-то мысль о том, что надо сpочно бежать к домy Hаташи, ловить ее в подъезде и насиловать где-то возле мyсоpопpовода в самой гpязной фоpме, изоpвав на ней пpедваpительно всю одеждy. .. Почемy именно такая мысль возникла y Лены - тpyдно сказать - но ей не нpавилось наташино отношение к сексy, пpи котоpом мyжчина pассматpивается не как человек, а как какой-то похотливый самец, пpедназначенный только для плотского yдовлетвоpения... Если кто-то из мyжчин и казался Лене именно таким, то как pаз ИМЕHHО ПОЭТОМУ она бы ни за что не согласилась с ним встpечаться... А Hаташа могла! И В ТОМ CHЕ ЛЕHЕ почемy-то захотелось Hаташе за это отомстить!

Hо как тепеpь отнестись к этомy, еще совеpшенно не испоpченномy мальчикy, котоpый лежит здесь пеpед ней, ко всемy готовый и вpоде как жаждyщий ей отдаться... Лена еще pаз попыталась войти в pоль и вообpазила себе нечто сpеднее междy мyжчиной положительным и мyжчиной - насильником. Она pешила сыгpать такyю pоль. Cначала мyжчина подходит к женщине довольно скpомно, но потом он постепенно входит в экстаз, и yж в зависимости от pеакции женщины - коpоче, там бyдет видно. Она pешительно вскочила с подоконника :Hy, как ты там не yснyл еще?

Hет - ответил с явственной yлыбкой в голосе Дима - я теpпеливо ждy..

Тогда Лена быстpо подошла к кpовати, довольно-таки смело пеpекинyла ногy чеpез лежавшего на ней (полностью одетого) Димy, встала на колени, так что его ноги оказались y нее междy ног. Pаздеваться Лена тоже не собиpалась. Для пеpвого pаза этого было достаточно. Она pешила пpосто изобpазить то, как должен вести себя мyжчина, стpастно накинyвшийся на женщинy... И в пpинципе ей это более или менее yдалось. Имитиpyя сладостpастные телодвижения, она стала бypно целовать Димy в щеки, в шею, в pот, однвоpеменно пpижимаясь всем телом к его гpyди и животy, сжимая его в объятиях и слегка пеpекатываясь по кpовати то впpаво, то влево. Конечно, на yзкой койке стyденческого общежития сделать это было сложновато... Очень скоpо Лена почyвствовала, что Дима начал слегка заводиться... ее пpижимания подействовали на него так, что он со стоном сам обхватил ее pyками, и они начали кататься по кpовати. Лена впилась в его pот и в этот момент вpyг неожиданно поняла, что сопpокосновение языка с языком дpyгого человека y него во pтy ДЕЙCТВИТЕЛЬHО доставляет какое-то стpанное yдовольствие, от котоpого y нее внизy живота вдpyг сладко заныло и захотелось пpижаться к диминомy телy еще сильнее... Так, начав этy игpy, она вдpyг почyвствовала, что она действительно доставляет ей yдовольствие... особенно сильное впечатление на нее пpоизвел тот факт, что Дима так бypно отpеагиpовал на все ее телодвижения, котоpые вначале были исключительно имитационными... Еще сильнее ее потpяс сам факт, котоpый она наблюдала. УМHЫЙ CЕPЬЕЗHЫЙ мальчик, котоpый в иное вpемя pассyждает на такие интеpесные темы, делает наyчные доклады, высказывает остpоyмные замечания - CПОCОБЕH окзывается делать такие глyпости, как стонать, кататься по кpовати и явно полyчать сексyальное yдовольствие. Это дико потpясло и в то же вpемя завело Ленy. Она подyмала - нy pаз емy не стыдно все это делать - а он ведь такой yмный! - то почемy должно быть стыдно мне?! Пyсть это бyдет нашей общей тайной! Мы бyдем вместе сходить с yма и никто об этом не yзнает! Ей самой хотелось заходить все дальше и дальше... Она pасстегнyла лифчик, блyзкy, взяла Димy за pyки и положила его pyки к себе на гpyди... Ей хотелось доставить емy это yдовольствие, но пpи этом она почyвствовала, что когда он дотpонyлся до ее гpyди, неожиданно сама она почyвствовала себя так, как бyдто давно мечтала, чтобы чья-то чyжая теплая и ласковая pyка начала сжимать и гладить ее гpyди, захватывая пальцами соски, так что они действительно становились твеpдыми... Hеожиданно Дима пpиподнял головy и поцеловал ее в гpyдь, захватив pтом сосок - и от этого она испытала остpое желание немедленно пpижаться тем самым местом к его затвеpдевшемy членy. Hе pасстегивая его бpюки, она пpижалась к немy так сильно, как только могла, пытаясь вжаться, войти в него - она сама yже не сообpажала, что она делает... И в этот момент Дима глyхо застонал и неожиданно пpекpатил все свои телодвижения... Что с тобой? - спpосила Лена... Что-что! - пpовоpчал Дима - так и знал, что этим кончится... Ладно, подожди я сейчас... Он встал, попpавил pyбашкy и бpюки и пошел в ваннyю... Там он что-то делал, включал водy - Лена толком не поняла, ЧТО, а когда он веpнyлся - сказал: Ладно, пойдем я тебя домой пpовожy, а то yже поздно...

В десять часов вечеpа они вышли из общежития, и Дима пpоводил Ленy до ее дома. По доpоге Лена чyвствовала себя yжасно смyщенно из-за своего собственного непpиличного поведения... Hо Дима не смyщался, а только молча yлыбался, как-то стpанно поглядывая на нее. Hаконец он сказал - А ты знаешь, что когда ты ТАК изобpажаешь из себя мyжчинy, ты любого навеpно можешь соблазнить! Hикто не yстоит! Лена pешила, что он шyтит, но Дима не шyтил. ОH ВCЕ ОБЪЯCHИЛ ЕЙ C ВПОЛHЕ HАУЧHОЙ ТОЧКИ ЗPЕHИЯ. Оказывается, большинствy мyжчин действительно нpавится, если женщина в постели пpоявляет активность! Такая инфоpмация была для Лены подлинным откpытием. Hикогда pаньше она об этом не подозpевала. Ей казалось, что ПОЛАГАЕТCЯ женщинам лежать смиpно, а мyжчинам их соблазнять. И это казалось ей неpавнопpавием и вызывало чyвство пpотеста. Оказалось же, что вполне можно и HАОБОPОТ! Такое откpытие весьма обpадовало Ленy и она pешила пpодолжить свои изыскания в данной области! Она почyвствовала, что занятия сексом из какого-то глyпого, никомy не интеpесного, чисто животного занятия могyт пpевpатиться в поле для многочисленных твоpческих экспеpиментов! Это ее весьма вдохновило и она твеpдо pешила вместе с Димой пеpепpобовать ВCЕ pазнообpазные способы сексyального yдовлетвоpения, котоpые только могyт быть описаны в специальной литеpатpyе, да еще и пpидyмать массy новых, котоpые никто не пpидyмал!

C этого дня Лена почти пеpестала появляться на лекциях, и стала целыми днями пpопадать в общежитии, почти как та самая пpесловyтая ее pазвpатная подpyга HАТАША! Hо Лена опpавдывала себя тем, что выбpала себе в паpтнеpы не кого-то там, а лyчшего стyдента-отличника, pекомендованного в аспиpантypy факyльтета кибеpнетики Димy Мишанина! Кpоме того, она говоpила себе - мы не пpосто pазвлекаемся - мы взаимно дpyг-дpyга вдохновляем, чтобы более плодотвоpно заниматься наyчной pаботой! пpавда - пеpвое вpемя занятия наyчной pаботой как-то отошли на - даже не втоpой, а десятый план - из-за того, что оба паpтнеpа слегка очyмели от своих сексyальных экспеpиментов. Междy делом они даже yспели подать заявление в ЗАГC и заpегистpиpовать бpак (по секpетy от Лениных pодителей, котоpые не хотели, чтобы она выходила замyж pаньше, чем защитит КАHДИДАТCКУЮ диссеpтацию). Hо собственно вопpос о pегистpации бpака Ленy волновал меньше, чем Димy... Он пpосто считал своим долгом официально заpегистpиpовать бpак - такое yж y него было yбеждение с юных лет... Он был очень сеpьезным человеком во всем - не только в наyчной pаботе, но и в вопpосах семейных отношений... А для Лены все это - и секс, и любовь и семья - долгое вpемя оставалось пpосто интеpесной веселой игpой - ПОКА не начались всевозможные бытовые тpyдности...

Тупик половых чудес

Категория: Студенты

Автор: * Без автора

Название: Тупик половых чудес

Обхватив голову руками, она не отрывала глаз от толстенной книги и слегка раскачивалась, разводя и вновь соединяя ноги, - как обычно делают при интенсивной зубрежке. Иногда девушка распахивала бедра настолько широко, что виднелись трусики из белой полупрозрачной ткани. И мое воображение постепенно разыгралось так, что яйца готовы были вот-вот взорваться, Эх, - невольно подумалось, - попалась бы она мне в каком-нибудь другом месте, а не в читальном зале этой занюханной библиотеки...

И тотчас за этой соблазнительной мыслью, расстегиваю ширинку... Девица читает... Кашляю один раз, второй, третий. Читает! Вытаскиваю из джинсов одеревеневший член и снова кашляю. Наконец-то она открывает глаза от книги и смотрит под мой стол... Делаю вид, будто занят конспектом, но чувствую, что возмутительница моего полового спокойствия заерзала, словно под задницей у нее вдруг появилась кнопка. Не спеша прячу свою проветрившуюся дубину и ловлю ошалелый взгляд красной, как рак, соседка. Повертев пальцем у виска (этот жест адресовался, конечно же, мне), она встает с места и удаляется в вестибюль, при этом нахально ухмыляясь и покачивая бедрами так, что мой осатаневший от желания стручок терял (вместе со мной, естественно) последние капли разума. В туалет пошла, - догадываюсь и устремляюсь за ней. - В случае чего скажу, что ошибся! Ныряю в заведение с буквой Ж. Кабинки, кабинки... Дверца в одну прикрыта, но не заперта... Толкаю. Она! Знакомые трусики сиротливо свисали с ящичка для бумаги. Девушка отдергивает руку, но разве скроешь, чем она тут занималась?! Молча запираю кабинку и спускаю джинсы:

- Онанизм вреден для здоровья, возьми-км лучше это...

Она сдалась без сопротивления и взяла мой дрожащий член горячей и неумелой рукой.

- Поцелуй его...

Розовые губы девушки коснулись головки, и я, слегка притянув растрепанную головку, погрузил ствол в рот.

- Убери зубы и соси, - приказываю девушке и расстегиваю платье, чтобы снять бюстгальтер.

- Ноги устали, - прошептала она, - и платье мешает.

Абитуриентка (это я сразу же вычислил) слезла с унитаза, сняла платье и аккуратно повесила его. Я обнял незнакомку сзади, схватившись руками за упругие груди, а членом прижался к ягодицам.

- Наклонись!

Она согнулась и уперлась руками в стенку.

- Ты целка?

- Нет...

Мой искренне огорченный член вошел тем не менее по самые яйца. Она тихонько подмахивала и возбужденно дышла. Потом закинула руки за голову и стала гладить мои волосы.

- Кончать куда? - спрашиваю. - Сюда или в рот?

- Лучше в рот.

Пришлось вытащить член из влагалища и повернуть девицу к себе лицом. Ртом она действовала более умело, и по мне разлилась волна приближающегося оргазма.

И вскоре моя дубинушка яростно зафонтанировала. Теперь юная минетчица сосала, причмокивая, и сперма текла по подбородку.

- Фу, как неэстетично!

Девушка достала из кармашка платья зеркальце, платок, быстро вытерла лицо, а потом, конечно же, спросила, вставая с унитаза:

- Тебе хорошо со мной?

- Да... - отвечаю неопределенно, - но как бы мне теперь выйти отсюда?

- Не торопись... Давай покурим?

Она достала сигареты и одну протянула мне. Курили, обнявшись, и я чувствовал, что во мне вновь пробуждается желание - ведь правой рукой она держала сигарету, а левой ласкала мой член и яйца.

- Давай в зад... - вдруг прошептала абитуриентка и швырнула дымящийся окурок в унитаз. - Правда, это несколько выходит за пределы моего обычного репертуара... Ну, да ладно... Говорят, что надо все испытать...

Она помогла рукой, и мой член ворвался в заднее отверстие. Зубрила застонала от боли, но сразу же стала подмахивать, все ускоряя движения. А потом схватила мою руку:

- Потри, потри клитор...

Мои пальцы погрузились в мокрое влагалище и уцепились за торчавший оттуда отросточек.

- Так... хорошо... - шептала девушка, дергаясь над унитазом. - Милый мой, умница... О!.. Какой кайф!..

Этот оргазм был сильнее прежнего.

- Уходим по одиночке, - сказала она. - Сначала я, потом - ты.

- О'кей, разведай там. Если все чисто - тихонько свистнешь.

- Свистеть не умею, лучше кашляну. Вот так: кха-кха!

Она открыла кабину, собираясь выйти, но в дверях обернулась и сказала, улыбаясь:

- А ты мне понравился, может, еще встретимся? Конечно, не в библиотеке. Тебя как зовут?

- Колей меня зовут, Колей, - зашипел я в ярости, - давай короче, иначе накроют!

- А меня - Олей. Ладно, приходи к двенадцати в буфет, - она кокетливо улыбнулась. - Договорились?

- Да, да! - завыл я. - Смерти моей хочешь, что ли?

- Ну, пока! - Оля выпорхнула из кабины, и я трясущимися руками закрыл задвижку.

Мне было слышно, как она подошла к зеркалу и раковине, долго там мыла руки, а потом так же долго (или мне показалось?) их сушила. Наконец, завывание сушилки стихло, хлопнула входная дверь в туалет. Я ждал, затаив дыхание. И вот... Снова раздался скрип входной двери, после чего кто-то закашлялся: кха-кха-кха! Я рванулся к дверце кабинки, но громкое цоканье шпилек по кафельному полу остановило меня. Чужой! Вернее, чужая...

Заперев кабину, я взгромоздился на унитаз с ногами и сидел как петух на насесте. Цокающие звуки приблизились, затем хлопнула соседняя дверка и через тонкую перегородку донесся шорох: чужая задирала подол и стягивала трусы. Снова раздался кашель, потом - характерное журчание... Я был в смятении: мелодичный звук так меня возбудил, что центр тяжести тела резко переместился вверх, и я, потеряв равновесие, чуть не свалился с унитаза. К счастью, в последний момент удалось уцепиться за ящик с бумагой. Пальцы почувствовали что-то твердое, округлое. Зеркальце! Очевидно, абитуриентка забыла.

Задумчиво повертел находку в руках: Свет мой, зеркальце, скажи... Ага, стенка кабины не доходит до капитальной стены сантиметров на пять. Как раз щелка для моего зеркальца!

Оно задрожало в моих руках, когда в его овале мелькали расставленные ноги, спущенные до колен трусики, задранная юбка, придерживаемая пальчиками с наманикюренными ноготками. Девушка несколько раз присела - коротко и быстро, чтобы стряхнуть последние капельки с волос. Не меняя позы, вытащила бумажку из ящичка, промокнулась.

Едва она только натянула трусики, решил снять наблюдение, но проклятое зеркальце зацепилось углом за стояк сливного бачка и выскользнуло из дрожащих пальцев! Шуршание одежды в соседней кабинке прекратилось, и чужая, басовито кашлянув, спросила:

- Светка - это ты, что ли?

Только об одном мечтал я в тот момент - стать (хотя бы на мгновение) женщиной! Тогда можно было бы ответить той, за стеной:

- Нет, гражданка, вы ошиблись, я не Света. - Или что-нибудь в том же роде, и чужая сразу бы отстала. Но, увы, чудес не бывает, а говорить тоненьким голоском не умею - артист из меня никудышный. Так что, думаю, лучше отмолчаться. Может, она уйдет подобру-поздорову. Но я не учел, что молчание можно истолковать и как знак согласия.

- Светка! - Соседка до отвращения оказалась настойчивой особой. - Оглохла, что ли? Я же вычислила тебя! Мне Надюха сказала, что ты поссать пошла.

Продолжаю молчать.

- Свет... не расстраивайся так, пожалуйста. И прости меня... Я же не знала, что Серега ходит с тобой... Ну дура я... Сама не знаю, как ляпнула, что трахнулась с ним... Если бы я только знала... ни в жизнь... Свет! А, Света? .. Ты плачешь, да?

Плакала не Светка... Кажется, это я уже плакал. Беззвучно, безнадежно, корча страшные-престрашные рожи...

- Свет, не плачь, пожалуйста. И не молчи, иначе нехорошее подумав... Ой, Светка, ты что там задумала? Не смей, Светка, слышишь!

И вот тут-то оно и случилось. Знакомые пальчики вторглись в мою территорию, а вслед за ними над стенкой кабинки взлетели каштановые кудри и появились широко распахнутые карие глаза. Ничего себе мордочка, - фиксирую автоматически, но тут раздался истошный крик и мордочка исчезла так же внезапно, как и появилась.

- А-а-а! - истошно завопила чужая.

Эту телку нельзя выпускать! - молнией пронеслось в моей голове, однако в этот самый момент с адским грохотом распахнулась соседняя дверца. Оставалось одно: запечатав ладонью вопящий рот, втащить все остальное ко мне в кабину. Острые зубки тут же вонзились в руку...

- Ой, мамочки, насилуют! А-а-а... гму, гму, пусти, негодяй!.. Подонок!.. А-гму-му-м...

Но мои руки крепко держали эту шальную девку: одна - в обхват груди, другая - под подбородком. Груди, кстати, у нее были хорошие. Большие, пухлые и очень приятные на ощупь!

- Тихо! Чего орешь? - прохрипел я ей в самое ухо. - Тебя режут, что ли? Я не собираюсь тебя насиловать...

- А...ш-ш-ш-то же ты здесь делаешь, с-с-скоти-на.. - прошипела чужая сквозь стиснутые зубы.

- Новенький я, ошибся туалетом... Чего тут такого? Можешь ты это понять или нет?! Сейчас успокоишься, и я тебя отпущу. На хрен ты мне нужна...

Последняя фраза явно обидела чужую, и она вновь сделала попытку вырваться и что-то ответить, но тут снова хлопнула входная дверь! И у моей пленницы хватило такта (я не боюсь этого слова: кому же ведь охота стать посмешищем всей библиотеки?) притихнуть.

Две особы, переговариваясь, заняли кабинки. Они дружно отливали, не прерывая оживленную беседу. О, женщины! Они не могут удержать язык за зубами даже там, где молчание приличествует - каждому индивидууму. Подумав об этом, я еще сильней прижал грудь моей пленницы, отчего она прямо-таки приклеилась спиной к моей груди, а жопа прижалась к тут же зашевелившемуся члену, И мне пришлось предупредить чужую:

- Пикнешь - утоплю а унитазе!

Она не обиделась, а, напротив, как-то обмякла. Дамы тем временем вышли из кабинок и направились к умывальнику.

- Говоришь, ошибся туалетом, - спросила вдруг чужая тихо-тихо. - А зачем тогда подглядывал за мной?

- Я - подглядывал?! - искренне обижаюсь, - Да с чего ты взяла...

- Вон же, зеркало разбитое лежит... Эх, ты.

Разоблачение только усилило мое возбуждение. Пленница догадалась, что перед ней не маньяк-убийца, а вполне безопасный мудак-читатель и... в корне изменила ко мне отношение, став какой-то более свойской.

- Кажется, ушли... - пробормотала чужая, отнюдь не торопясь освободиться из моих объятий.

К счастью, кто-то опять вошел в туалет. Мы замерли, тесно прижавшись друг к другу.

- Черт возьми... - слабо возмутилась девушка. - Так они никогда не кончатся...

И тут, сам того не ожидая, целую девушку в щеку. Она дернулась, тонкие брови поползли было вверх, но тут же опустились. С каждой секундой из жертвы моя пленница превращалась в соучастницу, и это сближало нас... Настолько, что я уже беззастенчиво целовал эти сладкие губы. А потом мой язык забрел (совершенно случайно, конечно же) в розовое ушко, она стала таять как свечка...

Чужая задрожала, когда я задрал юбку и полез под трусики. Животик у нее оказался такой прохладный, а между ног, наоборот, было необыкновенно горячо и мокро. Интересно, давно ли она поплыла? Наш поцелуй ужасно затянулся, потом она вытащила из моего рта свой язык и попросила:

- Поцелуй... туда...

От поцелуя туда она повизгивала, слегка царапая ноготочками стенку кабины и мой затылок. Конечно, каштановая дырочка не была лесбиянкой, но кое-какой опыт подобных отношений у нее, как видно, все же образовался. Девушка откидывалась назад все дальше, пока, забросив руки за голову, не уперлась в стенку. Получился этакий полумостик или изящная арка.

Бедра были широко разведены, и я без труда, почти не целясь, заехал членом куда надо. Она терлась щелью вниз-вверх, а я толкал ствол вперед-назад. Все получалось довольно синхронно. Ласки моего языка, видимо, еще не успели погаснуть во влагалище, потому что чужая вскоре скоро стала кончать. Она кончала и все никак не могла кончить, причитая как заведенная:

- Ой, мамочка!.. Ой, как хорошо!.. Ах!.. Милый!.. Как зам-ме-чате-льно-о-о!.. О, Боже! Я хочу, чтоб и ты то-о-же кон... чи-ил... О! Давай, милый... хор... мой...

Я тоже кончил, но она не слезала с члена, пока тот сам не выпал оттуда. А потом ей захотелось пописать.

- Отвернись...

Но я не подчинился, любуясь, как светлая струйка выстреливается из опушенных нежными волосами губ.

Чужая не стала закрываться, вероятно, чтобы не портить мне удовольствия. Промокнув письку листочком бумаги, она выпрямилась и натянула трусики.

- А ты, вообще-то, с извращениями, - констатировала она без тени осуждения в голосе.

- Наверное, каждый в какой-то степени извращенец, - парировал я.

Немного подумав, она вдруг рассмеялась, зажав рот ладонью:

- Действительно, если бы полчаса назад кто-то сказал мне, что отдамся мужчине в туалете...

- А ты сама не трепись, и так твой язык уже подвел тебя. Светку зачем-то обидела.

- Ой, и не говори! Какая же я все-таки болтушка. Ляпнула, не подумав. Где вот она сейчас шастает?.. Она все держит в себе. Хотя понять ее можно: Светка некрасивая, вот и боится, как бы не отбили, а Серега этот пришел к нам в общагу. Светки не было. Зачем, к кому пришел - не говорит. И сразу полез ко мне целоваться.

- Наглый, как я.

- Зато ты умелый, - оценила она, - а у него ничего не получилось... Не смог. Полная дисгармония. Да и я не хотела... А, ладно. Между прочим, давай хоть познакомимся.

- А зачем? Так даже интересней. Абстрактный мужчина встречается случайно с абстрактной женщиной...

- ...И совершает абстрактный половой акт, - продолжила она. - Понимаю. Так сказать, секс в чистом виде, но в грязном месте...

Она протянула руку и представилась:

- Люба.

- Виталий, - отвечаю, пожимая узкую ладонь и церемонно склонив голову, словно находились не в библиотечном сортире, а на приеме в Версальском дворце.

- 3наешь, Виталик, ты мне понравился. Если захочешь снова встретиться, позвони. Вот телефон. - Чужая взяла бумажку из ящичка и нацарапала ручкой номер.

Я спрятал бумажку и дал понять, что пора разбегаться.

- Уходить будем по одиночке, - произнесла она уже знакомую мне фразу. - Сначала - я, потом - ты.

- Ага, - понятливо кивнул я. - Если все о'кей, ты кашляешь.

- Нет, кашель - это ненадежно. Лучше я свистну тихонько, вот так...

И она, полушипя, полусвистя, тихо вывела первые такты: Вставай, проклятьем заклейменный...

- Договорились, - кивнул я, и она вышла.

Тут чужую и повязали.

- Ага, развратом, значит, занимаемся, - сказал чей-то женский, но очень суровый голос. - Куда? Стой! Говори фамилию, курс, адре-ес!

И сразу же мою кабинку сотряс мощный кулак:

- Выходи, гаденыш, щас милицию вызову!

Ситуация предстала передо мной во всей ужасающей ясности. Какая-то крупная библиотечная шишка, войдя в сортир, конечно же, заинтересовалась возней в моей кабинке, и, естественно стала подслушивать, а, может, и подглядывать. У подобных особ страсть к шпионству со временем приобретает явные признаки полового отклонения - так называемый вуайеризм.

Распахнув дверь кабинки и играя желваками на скулах, я выпрямился во весь рост. Она была такой, какой я и представлял эту номенклатуру, крашеной блондинкой лет тридцати пяти, с маленькими и злыми глазками на бледном лице.

Люба закрыла лицо ладонями.

- Ты личико-то свое не прячь, не прячь, - говорила тетка, тщетно питаясь заглянуть мне за спину. - Умеешь грешить, умей и каяться.

- Как же, сейчас, - сквозь слезы ответила Люба, - разбежалась!

- Хамка, ах ты! .. - Блондинка покраснела до корней крашеных волос, - Ишь, до чего докатились! Вас за это надо...

- Ну-ка, отпустите ее, - сказал я и завладел руками надзирательницы.

Люба воспользовалась свободой и, выпрыгнув из кабинки, исчезла со скоростью звука.

- Так, - грозно сказала баба, бледнея от злости, - нападение на ответственного работника при исполнении... в общественном месте... А ну-ка, руки мне отпусти, быстро!

Она растерла затекшие от моей хватки запястья, одернула лацканы своего полуженского-полумужского пиджака, солидно пошевелила локтями. Сейчас вызовет милицию, - невольно подумалось мне, тут в сортир хлынула целая компания молоденьких сикушек. Номенклатура насторожилась: тонкое административное чутье подсказывало, что столь длительное пребывание в кабинке с юным лоботрясом может быть неправильно истолковано общественностью - пусть и не очень широкой. От всего этого сильно попахивает аморалкой. То-то радости будет у коллег. Особенно Залупаев возликует. Этот стервец давно уже под нее подкапывается.

И вот тут-то и произошло чудо! Сработал самый могущественный из человеческих инстинктов - инстинкт самосохранения. Номенклатурная блондинка одним прыжком (совсем как кенгуру) преодолела разделявшее нас расстояние и ворвалась в мою кабинку. Дверь захлопнулась с тоскливым, раздирающим душу скрипом. Нет, все-таки права народная примета - разбил зеркало, жди беды.

Все дальнейшее напоминало сценку театра мимики и жеста: дама беззвучно отворяла и затворяла рот, безумно пучила глаза, тыча пальчиком в дверку: щеколда, дескать, не закрыта! Не торопясь, я щелкнул задвижкой, достал сигарету. Пухлый кулачок тотчас же замаячил возле моего носа.

- Сиди тихо, - прочитал по губам номенклатуры, - иначе убью.

3а стенкой девки разухабисто мочились в унитазы, мыли руки, курили, смеялись, травили неприличные анекдоты. Ухватив криминал, номенклатура рефлекторно вытянулась в охотничью стойку - уши торчком, хвост пистолетом. В конце концов, мое терпение лопнуло:

- Не больно-то возникайте, милочка! Девчонки расслабились, отдыхают. Сами-то вон заперлись в туалете с молодым жеребцом.

- Ах, ты! .. С-с-сопляк, - только и прошипела она, начиная, по-видимому, догадываться, какую глупость сморозила.

С подчеркнутой наглостью во взоре я принялся оглядывать с ног до головы эту крашеную идиотку. И тут мои мысли неожиданно приняли совсем, совсем иное направление. Передо мной стоял очень и очень смачный бабец. Большой бюст, развитые бедра, призывно отставленный, выпуклый зад.

- Что это вы так меня осматриваете? - сварливо просипела она, неожиданно переходя на вы.

- Как это - так?

- Ну нескромно... вызывающе... Вам нужно помнить, что вы, в сущности, еще мальчик, а я... гм... взрослая женщина. Мне уже... гм... - Она поправила прическу кокетливым движением. - Ладно, неважно, мне достаточно лет, чтобы между нами...

Я сверлю номенклатуру взглядом голубовато-серых глаз (по моему твердому убеждению, совершенно неотразимых), и под их магнетическим воздействием язык моей визави стал как-то заплетаться, путаться в словах.

Все мои последующие действия выглядели, наверное, очень нагло. Прежде всего, как мог, сжал ладонями необъятные груди. Она рванулась, но безуспешно. Мне удалось прижать номенклатуру к стенке, а через минуту моя рука уже шарила у нее под юбкой.

- Вы что, с ума сошли?! - вполголоса пыхтела она, отбиваясь руками и выставляя вперед довольно-таки круглые аппетитные коленки.

- Ничуть, - кряхтел я ей в самое ухо, - а почему вы на помощь не зовете? Смотрите, а то трахну прямо на унитазе.

- Меня! Здесь?! В этом грязном сортире! - Ее свистящий шепот возвысился до трагических высот. - Да вы знаете, кто я такая?! Я - замдиректора по АХЧ. Посмейте только!

- Посмею, посмею, не волнуйтесь.

- Я - мать семейства!

Согласитесь, это был очень слабый аргумент для подобной ситуации, и я рывком стянул с нее трусы.

- Вы, молодежь, безжалостны... - вздыхала она, - в вас нет ничего святого.

- Давай вставай сама. Иначе силой возьму!

- Как вставай?

- Известно как - раком!

- Ни-ког-да! - отчеканила она шепотом. - Я порядочная женщина и... и чтобы меня сношали после какой-то девки?! Они там, в общагах, трахаются, как обезьяны. Сегодня с одним, завтра - с другим.

- Вы же сами учили нас коллективизму, - напоминаю мстительно.

- Но... не до такой же степени!

- Ладно, хватит рассуждать. Становись в позу.

Номенклатура согнулась, обнажив довольно-таки привлекательное влагалище, обрамленное рыжеватыми кудряшками.

- Нет, - уперлась вдруг она, - без презерватива не дам...

- У меня нет...

- Зато у меня есть. Дай достану!

Она извлекла из внутреннего кармана небольшую пеструю упаковку импортных презервативов, вскрыла один пакетик и вытащила изделие. Кондом был бледно-розового цвета, с двумя небольшими шпорами из мягкой резины на конце.

И в этот момент крашеная особа увидела мой огнедышащий член. Рот у нее сразу же приоткрылся, губы, словно по команде, сложились буквой о, а руки протянули мне резинку:

- Надевай!

- Это женская обязанность, - нагло ухмыляюсь.

Двумя пальчиками держа презерватив (остальные были грациозно отставлены), номенклатура хорошо отработанным жестом поднесла кондом к моему сортирному безумцу и накрыла его розовой резиновой шляпой, после чего раскатала резинку до самого корня.

- Сними пиджак, помнется.

Как ни странно, но замдиректора не прекословила. Про юбку даже и напоминать не пришлось. Блузку же она просто расстегнула.

- У тебя вся спина в родинках. Стало быть, счастливая...

- Как же, счастье прямо через край льется, - ответила она, ловко расстегнув застежку черного кружевного бюстгальтера.

Теперь на ней оставался черный узкий пояс с длинными резинками, поддерживающий капроновые чулки, и черные плавки, полупрозрачные и полуспущенные мною в процессе захвата запретной зоны. Стянуть их до конца мне тогда не удалось, ибо этому мешали резинки пояса. Она поддернула плавки, взялась с боков за короткие шнурочки, потянула их, и трусики раскрылись сами собой и снялись с тела. Все легко и просто, когда знаешь, где и за что надо потянуть, Да, у этой бабы сбруя - первый класс!

От этого неторопливого и чрезвычайно эротического стриптиза у меня заломило в яичках. Голая номенклатура повернулась ко мне спиной, завела назад руки, чтобы подзарядиться энергией от моего готового к штурму отбойного молотка. Потом она встала раком, ухватившись за стояк сливного бачка.

Я выставил вперед своего скакуна, и она стала двигать задом сначала медленно, чтобы там внутри у нее расправилась резинка, потом все быстрее.

- Тебе хорошо? - не забывала спросить она с интервалом в три-четыре раза.

- Да, а тебе?

- Ох! И мне тоже... просто бесподобно... никогда раньше... такого не было... чудно... Ах! Ты весь... как пружина... Ох! А-а! Вот что значит... молодой парень...

Похвала что называется, пошла в кость. Теперь ягодицы номенклатуры ударялись в мой живот, и мне, чтобы не упереться жопой в дверь, приходилось делать столь же энергичный встречный толчок. Получалось, как у хороших пильщиков бревен, однако она все взвинчивала и взвинчивала темп, и я, ухватившись за бешено трясущиеся сиськи, врубил четвертую скорость. И вот уже затряслись не только груди, но и ягодицы, живот и даже мощные бедра. Все тряслось мелкой дрожью - так я долбил ее. Она задрала кверху голову, открыла рот в беззвучном сладострастном стоне.

- Вот так... так... миленький мой... хороший, - сыпала она короткими отрывистыми фразами. - О, Боже мой!.. Как хорошо!.. И как долго!.. Я сейчас умру... от счастья!.. Ах!..

Вполне может помереть, - подумалось мне. - Сдерживать такой темперамент - нелегкое дело.

- Ах... как мне нравятся... такие молоденькие... ма-мальчики-и... как ты... У тебя... он... такой большой... хороший! Ах! Аж... до диафрагмы... доста-ет... Ах! .. О, как сладко!.. Теперь... знаю... что такое... молодой парень... О!..

Кончила она серией оргазмов, чему, очевидно, способствовали шпоры презерватива. Потом долго висела у меня на шее, отдыхая и нашептывая всякие банальности. И ласкала, ласкала без перерыва.

- Жаль, что сношаемся не у меня в кабинете... Там безопасно... есть еще один выход. А диван какой, приходи, если захочешь... С комфортом все сделаем. Придешь?

Я кивнул.

- Только никому не рассказывай, договорились?

- Конечно, что за вопрос! Кстати, ты не очень-то увлекайся шпорами, бешенство матки получишь...

- Не учи мать трахаться. - Она снова хихикнула, проникая к моим губам. - Я очень благодарна тебе, милый... Прости, не знаю твоего имени. Кстати, как тебя зовут?

- Никодим.

- Я серьезно спрашиваю, - обиделась она.

- А я и говорю - Никодим. Папа с мамой так назвали.

- Хм... странное имя, то есть, я хотела сказать, очень редкое и красивое, - поправилась номенклатура. - А меня - Валерия Михайловна. Можешь звать просто Лерой, я позволяю... Тебе, Ника, я позволю все!

Потом она долго топила в унитазе использованный презерватив - скрывала улики. Спускала и спускала воду, а он все никак не хотел тонуть. Наконец, Лере надоело возиться с непотопляемой резинкой. Она застегнулась и вновь приняла официальный вид.

- Не скрою, Никодим, ты мне понравился. Очень, - сказала она дружески и одновременно вполне по-деловому. - Хотелось бы встречаться регулярно. Думаю, что сумею быть благодарной...

Как на торжественном собрании чешет, - изумился я, - сейчас медаль вручит.

- Ты ведь студент? У меня завязаны кое-какие связи. Тебе они, думаю, будут полезны...

Не доверяй своим чарам. Хочет купить, ну-ну...

- О времени контактов договоримся позднее. Вот мой телефон. - Валерия Михайловна с любезной улыбкой вручила мне визитную карточку и, понизив голос, добавила:

- Уходить будем по-одному. Сначала я, потом - ты.

- Это уж как водится, - кивнул я.

- Если все тихо, стукну в дверь.

И она упорхнула. Стойкий аромат дорогих духов тянулся за ней длинным шлейфом. Прошла минута, другая... пятая... Обещанного сигнала не было... Я сидел и думал, что, пожалуй, нет более скучного занятия, чем сидеть без дела в туалете.

Незаметно стало как-то сумрачно. Дверь кабины была открыта, и ко мне, гремя ведрами, вошла уборщица баба Галя. Вообще-то, это ее только так знали - Галя, на самом деле имя у нее было Галия Махмудовна. Она стояла на своих кривоватых ногах, держа швабру в жилистой руке, и смотрела на меня сурово и вместе с тем жалостливо.

- Затрахали они тебя совсем, девки-то. Вона, аж с лица спал.

Почесав грязным ногтем большую бородавку под косом и усы, баба Галя полезла в карман грязного, рваного халата, достала оттуда промасленный сверток и подала его мне.

- На-ка вот, девки тебе передачку послали. Поешь малость, а то, поди, с утра не жрамши, сидючи здеся.

Выполнив поручение с воли, Галия Махмудовна перехватила швабру в рабочее положение, обмакнула в ведро с грязной водой и стала драить щербатый кафельный пол.

- Понасрали-то, понасрали, - повторяла она своим дребезжащим голосом, орудуя тряпкой. - Интеллигенция хренова, Аллах их побери... Ну-ка, ноги свои подбери, ишь расселся тута...

Я ел сухой бутерброд и думал о том, что сидеть мне тут, как видно, аж до самой смерти. Согласитесь, не очень-то это приятно - провести всю жизнь в сортире! И женщины здесь какие-то странные. Как будто не разные приходят, а одна и та же - только с каждым разом все старше становится. Странно, думал я, годы идут, она стареет, а я почему-то остаюсь по-прежнему молодым.

Уборщица закончила мытье и устало оперлась рукой на черенок швабры.

- Ну вот, тепереча можно и отдохнуть. Ну что, хахаль ты наш, подкрепился мало-мало?

- Ага, спасибо большое, баба Галя.

- Дык, спасибом не отделаешься, - ответила баба Галя недовольным голосом. - Тепереча давай меня... я тоже хочу... Давненько не пробовала живехонького... Швабра-то мне уже приелась...

Она расстегнула свой задрипанный халат и стала спускать огромные, розовые, с пятнами от хлорки трусы... Увидев хлорированные трусы, я закричал диким голосом, заметался на унитазе и... проснулся!

Возле умывальников гремели ведра и кто-то голосом Галии Махмудовны покрикивал: Вот, здеся течет... Я уж замаялась подтирать... - Да, - отвечал мужской голос, - тут варить надо. Без сварки никак не обойтись, верно, Федя? - Правильно, - подтвердил еще один голос, - наливай. Баба Галя, стаканы помыла? - Может, тебе еще фужеры достать? Не барин, авось не сдохнешь. - Тоже верно. От этого ни одна бактерия не выживет, окромя нас...

Через некоторое время неизвестные подчиненные Валерии Михайловны принялись стучать по трубам чем-то металлическим. Сегодня варить не будем, сегодня короткий день, а завтра - выходной. Так что с понедельника и начнем. - Дак затопит ведь до понедельника-то. - Не затопит. Счас мы стояк перекроем, туалет запрем, а в понедельник с утречка сделаем на свежую голову...

Я заметался в кабине, как хорек, запертый в курятнике.

Нет, до понедельника мне не выжить. Оставалось одно - выйти и сдаться! Пусть сообщают родителям, в институт - не погибать же, в конце концов, в этом сортире! Впрочем... Выход, кажется, есть. Надо только собраться и, как говорят актеры, войти в образ. И я вошел... Достал из кармана записную книжку, вытащил ручку, придал лицу соответствующее казенное выражение. И, деловито повторяя: Так, так, вот значит, как..., двинулся к двери.

- Там все в порядке, - это были первые мои слова на воле. - Трубы отопления не текут, не дымят...

Стаканы застыли в руках изумленных слесарей, усы под носом Галии Махмудовны поднялись торчком. Надо было развивать успех. И я развил:

- А на других этажах отопление в норме?

- Э-э-э, - сказала баба Галя, - кажись, в порядке... А вы кто же будете?

- Я из котлонадзора, инспектор, так сказать... Проверяем готовность систем к зимним условиям.

- Да еще лето, пади...

- Готовь сани летом, - пошутил я, кисло улыбаясь. - Котел-то у вас где? В подвале?

- У нас центральное отопление, - ответила баба Галя, ковыряя бородавку возле носа. - Нету никакого котла вовсе...

- Нет, так нет. Нашим легче, - сказал я, что-то записывая. - Тогда подскажите, товарищ, как мне найти замдиректора по АХЧ? Надо бы документы оформить...

- Так вы к нашей Кавалерии Михайловне?.. Она у нас главная по АХоЧу.

- Я счас ее видел, - сказал слесарь Федя. - Поскакала по коридору, точно ей кто завинтил с зада.

- Ейный кабинет на первом этаже. Счас покажу... - Уборщица поплелась за мной на лестницу, где и состоялось наше прощание.

Коротко поблагодарив бабу Галю за сотрудничество, косясь на швабру, зажатую в ее руках, я чинно затрусил по коридору.

- Ишь ты, инспектор... а сам молодой такой, - летели мне в спину бабыгалины напутствия. - И откуда только взялся? Ай через окно залез?

- Они нынче шустрые, - засмеялся Федя. - Наливай...

Вместо эпилога. Я шел по улицам, залитым летним солнцем. Вдыхал аромат омытых дождем деревьев, цветов на клумбах и радовался, радовался обретенной свободе!

Да, дорогие друзья, жизнь, в конечном счете, невиданно прекрасная штука!

Вечеринка 2

Категория: Студенты

Автор: Денис Севастьянов

Название: Вечеринка 2

Когда сестра пригласила меня на вечеринку, я не думала, что там будет что-нибудь интересное. Но вдруг увидела Его, стоящего в другом углу комнаты. Через минуту наши глаза встретились, и поняла, что это мой шанс.

Я хотела попросить сестру познакомить нас, но она исчезла куда-то со своими друзьями. Чувствуя на себе обжигающий взгляд, я вдруг покраснела. Пришлось выйти на балкон глотнуть свежего воздуха. Когда услышала звук открываемой двери, то уже знала, что это он.

Его руки коснулись моей талии, и я услышала: “Я не знал, когда ты вернешься, поэтому пошел за тобой”. Глядя в глубокие зеленые глаза, ясно представляла, что сейчас произойдет. Он тоже. Не заботясь ни о чем, смотрела, как его голова наклонялась ко мне. Наши губы встретились, и внезапно все вокруг исчезло, и будто что-то взорвалось внутри. Мы оторвались только для того, чтобы расстегнуть друг другу рубашки. Его загорелая кожа коснулась моей и “подарила мне медленную дрожь”. Ищущие губы прошлись по шее, потом он стащил с меня блузку. Я вытащила его рубашку из брюк, чтобы дать простор рукам. Сильные руки исследовали мое тело, а потом он поднял меня, и я обвила ногами его за талию.

Никто раньше не пробуждал во мне таких чувств. Я забыла, где нахожусь, что в любую минуту кто-нибудь может выйти и застать нас. Прижав меня к стенке и не отрывая губ, он задрал юбку так, что смог схватить и содрать трусы. Они еще не успели упасть на пол, как его пенис уже был на свободе и жадно тянулся ко мне. Я стала гладить и теребить его, как вдруг кто-то открыл балконную дверь. Мои руки тут же отдернулись, однако никто не вышел. Я думаю, что они просто хотели немного проветрить комнату.

Задыхаясь, потому что рот был закрыт его губами, была и возбуждена ужасом возможного обнаружения, и в то же время радостно встречала толчок за толчком.

Двигаясь быстрее и быстрее, мы вместе испытали оргазм. Поддерживая друг друга во внезапно нахлынувшем расслаблении, стали смеяться, не веря тому, что только что произошло. Первый раз в жизни я действовала, не думая о последствиях, но это было чертовски хорошо, и я ни о чем не жалела.

Мы поправили одежду и вернулись в комнату. Держась за руки, прошли через гостиную и очутились в пустой маленькой комнате. Я закрыла дверь, и мы упали в объятия друг друга. Целовать его было для меня так же естественно, как и дышать, я просто должна была делать это, чтобы жить. Он расстегивал мне блузку, пока я сражалась с его рубашкой, стаскивая ее через голову. Когда блузка, наконец, соскользнула с моих плеч, он расстегнул молнию на юбке. Я скинула ее куда-то вместе с туфлями.

На мне остались только трусики и чулки. Я потянулась к его брюкам, расстегнула их, а потом сунула внутрь руки, чтобы освободить пенис. Перехватило дыхание, когда я почувствовала его прижатым во всю длину к моему животу. Он отступил от меня, только чтобы избавиться от остатков одежды, а потом я снова оказалась в его объятиях.

Я просунула руку между нами и ухватила фаллос, ощущая удивительную мощь, пока он каменел у меня в руках. Он не мог долго вытерпеть эту сладкую муку и убрал мои руки. А его рука медленно спускалась по моему телу, постепенно сводя меня с ума, потому что я точно знала, где она остановится. Колени слабели с каждой минутой, и, когда палец проник внутрь меня, мне пришлось повиснуть на его плечах. Я качнулась бедрами к нему, когда его палец творил что-то невообразимое внутри меня.

Не в силах больше стоять, закричала, и он подхватил меня. Я думала, что мы направляемся к кровати, но он понес меня к столу. Одним движением руки освободил стол от папок и бумаг и положил меня на стол. Он стоял между широко разведенных ног, задумчиво глядя на меня, а потом вдруг вошел одним быстрым сильным движением. Я обвила его ногами, чтобы он не мог выскользнуть, и встречала бедрами каждый толчок. Пальцы больно впились мне в бедра и подтянули, насаживая еще глубже еще глубже, и мощный оргазм судорогой прошел по моему телу. Тут же скрутило и его.

Когда мы, наконец, смогли говорить, он сказал хрипловатым голосом: “Кстати, я забыл представиться, меня зовут Михаил — Миша”.

Смеясь над тем, как он произнес это, я ответила: “Ну, мы были немного заняты. Я — Люся”.

Тут он еще сильнее удивил меня, подняв на руки и неся к кровати. “Не кажется ли тебе, что пора попробовать это более традиционным способом, Люся?” — спросил он, ложась на меня. Я засмеялась и согласилась, а потом перекатилась через него, оказавшись сверху. Я стала целовать тело сверху донизу, доводя его до исступления. Потершись о пенис, я почувствовала дрожь в его теле и взглянула в глаза. То, что я там увидела, вызвало у меня улыбку. Потом целовала внутреннюю поверхность бедер, прокладывая дорогу к тому, что я искала на самом деле. Миша замычал, когда я слегка дотронулась губами до члена. Зная, что этого мало, взяла его в рот. Он обнял меня и подарил жадный поцелуй, который ясно говорил о масштабах его запросов. Перевернув меня на спину, Миша стал целовать сосок. Когда я думала, что он закончил, он перешел к другому, и полностью захватил его в рот, сося так, что я едва могла сдерживаться. Он медленно двигался вниз по моему телу, как вдруг остановился и взглянул на меня. Предвкушение того, что он собирается делать, чуть не заставило меня испытать оргазм. Он наклонил голову к моему естеству, и я подпрыгнула от прикосновения языка. Остановить это было выше моих сил, знала, что навсегда запомню эту дикую эротичную ночь. Я уже ничего не могла поделать, вцепилась в его плечи и потащила к себе. Мои руки обвились вокруг его шеи, наши губы соприкоснулись.

Кончик пениса слегка коснулся моей киски, а потом снова вонзился в меня. Я прижала его бедра к себе, чтобы он вошел глубже. Когда мы кончили, дыхание мое прервалось. Я знала, что Миша тоже чувствует волшебную связь между нами. Он слегка держался за меня, поворачиваясь, как будто боялся потерять. Чувствуя, как он целует мой висок, я спросила: “Как ты думаешь, когда они станут искать нас?”

Он посмотрел на меня со странным выражением: “Я думаю, никто даже не заметил, что мы ушли. А почему ты спрашиваешь?”

“Не знаю. Наверно, мне просто хотелось знать, сколько у нас есть времени, пока кто-нибудь не наткнется на нас”.

“Не бойся. Я запер дверь”, — и он пожал широкими плечами.

“Так у нас уйма времени?” “Конечно, — ответил он. — А что ты скажешь, если мы не будем терять его зря?”

Я закрыла ему рот поцелуем. Наградой было чувство растущей внутри меня твердости. Он стал ритмично двигаться, держа руки у меня на ягодицах, быстро и напористо. Все эмоции прошли передо мной, когда я смотрела ему в глаза, утопая в новой волне оргазма. Сладкая боль от впившихся пальцев подсказала, что он чувствует то же самое.

Этой ночью я многое испытала впервые и не жалею об этом. Оказавшись при тех же обстоятельствах, я, наверное, сделала бы то же самое снова.

Мы остались в постели еще немного, прислушиваясь к утихающему шуму вечеринки.

“Я думаю, мы должны одеться и выбраться отсюда”, — сказала я, сама боясь своих слов.

“Эх, думаю, должны, потому что это моя вечеринка”, — проговорил он.

Выскользнув из постели, молча оделись. Наконец, когда оба приобрели приличный вид, повернулись друг к другу для поцелуя, зная, что он последний. Затем, быстро оглядев комнату, он открыл дверь, и мы вышли вместе так же, как и вошли. Что это была за ночь!

Крымские каникулы

Категория: Студенты

Автор: Александр Пронин

Название: Крымские каникулы

Глава 1. Поезд. (Первый день)

Под убаюкивающий перестук колес, мимо окна вагонного купе убегали назад мирные деревушки, пятнистые стада, сонно пасущихся на зеленых лугах коров, тёмные густые леса с просветами небольших рек и озер. Три моло-денькие девушки глядели в окно и оживленно беседовали между собой. Девчонки вспоминали об оставленных в душном пыльном городе общих друзьях и знакомых, делились о придорожных заботах.

Девушек звали Галя, Люда и Оля. Они были подругами и учились на одном курсе медицинского техникума. Девушки впервые в жизни самостоятельно, без родителей, так далеко уезжали из дома. Поезд их увозил в Крым - в этот южный райский уголок. Ожидание сверх увлекательного от этой поездки переполняло чувства трёх подружек. Наконец их никто не будет контролировать, приказывать, навязывать чужую волю. Особенно радовались этой пред-стоящей свободе Галя и Люда. Им уже до крайности надоела постоянная опёка взрослых, их заунывные наставления и советы. Девушки считали себя взрослыми и не нуждались в няньках. Надоело все время выкручиваться, придумы-вать басни о том, что они якобы занимаются уроками друг у друга и там останутся ночевать, а сами бежали в до-вольно наскучивший ресторан, а дальше все одно и тоже. Потом, под утро, после проведенных несколько часов в постели у очередного ресторанного знакомого, когда хочется спать и от выпитого накануне дурно, надо бежать до-мой, ожидая новых упреков и скандалов с родителями. Самое обидное в этом, что от этих ночных постельных бата-лий, проведенных в пьяном угаре, если и оставалось что-то в памяти, то не самое приятное.

Когда Галя и Люда планировали эту поездку, они не собирались брать с собой Олю. Оля не совсем подходила им из-за своей застенчивости. Но, однажды проговорившись в её присутствии, они уступили настойчивым просьбам однокурсницы, взяв с нее обещание, не быть робкой и не отличаться от них.

Все три подруги были очень красивыми девушками. Они излучали молодость и здоровье. Все трое были оде-ты почти одинаково - синие джинсы и белые майки с яркими рисунками.

Стройная тонкая Галя была на первый взгляд не много высока, но стянутые джинсами стройные ноги и пыш-ные груди под тонкой тканью майки, делали девушку грациозной и ладной. Галя из трех подружек была самая стар-шая. Ей совсем недавно исполнилось девятнадцать лет. Глядя на ее правильное лицо с черными бровями, уходящими стрелочками к вискам, на большие черные глаза с длиннющими ресницами, на улыбку ее пунцовых губ, можно было восхищаться этим созданием природы. За эту яркую дикую красоту и за вьющиеся густые черные волосы, друзья иногда называли Галю испанским именем - Кармен.

Ее лучшая подруга, слегка пухленькая Люда, была на год младше, чем Галя. На ее румяных щеках виднелись еще совсем детские ямочки. Красивые округлые бедра и тяжелые груди были очаровательно женственны. Большие серо-зеленые, влажные глаза, пухлые губки, вздернутый носик на слегка скуластом личике, пепельные волосы делали ее очень милой.

Не уступала по красоте своим подругам и Оля. Хорошенькая, среднего роста, с ладной фигуркой, с густыми русыми волосами, с огромными ясными голубыми глазами, с горячим румянцем на чистом нежном лице, с блестя-щими ровными зубами и полными вишневыми губками. Обычно Оля заплетала свои густые волосы в толстую косу и была похожа на прилежную гимназистку, но, сейчас равняясь на своих подруг, она распустила свои длинные до локтей волосы и подкрасила свое личико. Оля увлеклась видами, проносившимися мимо окон. Быстрые речки, ту-манные берега озер, лесные опушки манили ее своей нетронутой красотой. Оля представила, как здорово было бы, остановится на берегу кого-нибудь озера, днем купаться и рыбачить, вечером сидеть в тишине у костра и смотреть на искрящийся огонь. Она так замечталась, что полностью отключилась от происходящего вокруг.

Трое юношей - курсантов мореходного училища, еще с вокзала приметили симпатичных попутчиц. Выпив у себя в купе пару бутылок крепленого вина, ребята осмелели и решили найти понравившихся им девушек. Им повез-ло. Девушек они обнаружили в соседнем вагоне. Галя и Люда к этому моменту уже заскучали, в отличие от Оли, ви-ды из окна их не очень увлекали. Также их тяготило присутствие в их купе четвертого пассажира - тяжело дышаще-го, пожилого молчаливого мужчины, который постоянно шуршал газетными страницами. Он даже не взглянул на появившихся в дверях купе троих курсантов, а только сердито хмыкнул носом.

Приход ребят оживил девушек. Оля, прервав свои мечтания, тоже включилась в беседу с ребятами. Девчонки были не прочь познакомиться с попутчиками. Лихая морская форма, предавала этим еще совсем мальчишкам, муже-ственный и таинственный вид. Но беседа не клеилась. Сопящий четвертый пассажир всех смущал. Он всем своим видом выражал происходящему явное неудовольствие. И когда ребята пригласили пойти поужинать в вагон-ресторан, девушки охотно согласились.

В вагоне-ресторане курсанты, желая покрасоваться перед девушками, сделали богатый заказ. Официант во-друзил, на дрожащий от движения стол, две бутылки коньяка, закуски и фрукты. Самый старший и общительный из ребят Валера разлил коньяк по рюмкам и предложил тост за знакомство. Все дружно выпили. Даже Оля, осмелев и затаив дыхание, выпила свою первую в жизни рюмку коньяка. После второго тоста беседа за столом вошла в ожив-ленное русло. Ребята впервые в жизни ехали на морскую практику, но морским байкам о море, о заграничных пор-тах, о разных странах, где якобы они уже побывали, не было конца. Молодым собеседникам было весело. Все за сто-лом чувствовали себя свободно и просто, как старые друзья. Люда и Галя ощутили себя в своей стихии. Они заигры-вали с ребятами, рассказывая интимные случаи и анекдоты. Захмелевших ребят красота попутчиц и их манера разго-варивать очень волновали. Но их жизненный багаж составляли только школьные годы и два казарменных года в мо-реходке. Только Валера, который был на два года старше остальных и уже кое-что повидавший в жизни, не терял зря времени.

Во время оживленной беседы Валера вплотную придвинулся к горячему бедру, сидящей рядом с ним Гали, которая, разрумянившись от выпитого алкоголя, была обворожительна прекрасна. Юноша незаметно под столом нащупал ладонью ее туго охваченную джинсами ногу выше коленки и стал нежно поглаживать, поднимаясь рукой все выше по ноге. Галя в этот момент только громко смеялась, обнадеживающее поглядывая на Валеру своими плу-товскими сверкающими глазами. Она не убрала его руку, а наоборот ближе придвинулась к соседу. Люда заметила игру Валеры и Гали. Она была тоже не прочь пофлиртовать с ребятами, но ее интуиция подсказывала, что два ос-тальных мальчика не готовы к этому. А Оля вообще ничего не замечала. Она глупо улыбалась и пьяно хихикала.

Было уже совсем поздно, когда шумная компания ввалилась в купе девушек. Пожилой пассажир громко хра-пел на верхней полке. Пьяная Оля, еле стоявшая на ногах, с трудом забралась на свободную верхнюю полку и мгно-венно отключилась, уткнувшись лицом в подушку.

Как не старалась компания быть тише, но все-таки разбудили мужчину. Он молча стал ворочаться на полке, красноречиво сопя при этом. Ребята стали прощаться. Люда осталась, а Галя пошла провожать Валеру.

Как только Валера остался наедите с девушкой, он пылко обнял Галю. Прижимая её к стенке тамбура, он пра-вой рукой сжал джинсы девушке, в том месте, где находился ее лобок. Галя, опешив от такого наглого напора, слегка откинула голову, как бы защищая лицо, но все же прижалась к нему. Валера, с трудом переводя дыхание, потянулся к её полураскрытым губам. Галя ответила ему долгим жадным поцелуем. Юноша понял, что она в его руках. Он су-дорожными руками задрал, облегающую тугие груди майку, и стал мять их, наслаждаясь крепостью и тяжестью её грудей. Галя, чувствуя головокружения, еще крепче прижалась, вцепившись кулачками в его форменную суконку. Валера, шаря рукой по её джинсам, стал пытаться расстегнуть неподатливую молнию. Но Галя очнулась. Она нахму-рилась, закачала головой, шепча:

Нет, нет, нельзя, Валера! Что ты делаешь? Вдруг кто-то войдет?

Но Валеру уже ничто не могло остановить. Он, крепко держа Галю за талию, молча завел её в туалетную ком-нату и закрыл все запоры. Обстановка была не из лучших и Галя пыталась сопротивляться, но Валера, не давая ей время на отступления, словно сумасшедший, набросился на девушку, страстно целуя и лаская её. Галя поняла, что Валеру не остановить. Самое умное в этой ситуации, как в старом анекдоте - расслабиться и получать удовольст-вие. Постепенно волна возбуждения с новой силой охватило девушку. Под градом ласок юноши, она забыла о том, что находится в общественном туалете. Он, целуя, стал сосать её губы, запуская свой язык ей в рот. Задыхаясь, она впилась пальцами в его плечи, прижала к себе, их губы слились в долгом, страстном поцелуе. Обнимая Галю, Валера снял с неё футболку. Обнажив её очаровательные груди, юноша стал целовать и покусывать твердые брусничные соски. Галя тихо застонала. Её страстная натура отозвалась на его ласки. Галя еще крепче прижалась, вцепившись в его форменку. Она стала свободной рукой ласкать через плотную ткань брюк твердеющий под ней член юноши. Галя попыталась расстегнуть его брюки, но никак не могла найти молнию, там, где обычно она должна находится. Галя впервые приходилось иметь дело с морской одеждой, где брюки застегивались не спереди, а с боков. Валера своими порывистыми руками сам расстегнул свои мудреные застежки. Брюки свободно упали на Валерины ботинки. Галя нашла под резинкой трикотажных трусов его трепыхающийся от напряжения член и стала сжимать его в своей мяг-кой ладони. Валера, почувствовав прикосновения руки Гали на своем члене, весь задрожал от возбуждения. Ото-рвавшись от девичьих грудей, он, торопя наслаждение, стал еще более напористее пытаться расстегнуть молнию на джинсах девушки. Галя, не выпуская из своей ладони мужской член, другой рукой расстегнула свою молнию и по-могла стащить с себя джинсы. Джинсы с трудом слезли с покатых бедер вместе с её трусиками. Галя стояла перед юношей совсем голая, освещенная матовым светом туалетного светильника. Девушка глубоко дышала, от чего её груди при дыхании тяжело колыхались, втянутый живот вздрагивал мелкой дрожью. Галя не выпускала член Вале-ры, продолжая его теребить. Валера сел на закрытую крышку унитаза и потянул к себе девушку. Галя выпустив из руки нетерпеливый член, села лицом к лицу на колени Валеры. Она, томясь от желания, стала искать своим круглым задом мужской член. И когда влажные губки её влагалища уперлись в твердую головку трепыхающегося от напря-жения члена Валеры, она, выгнув стан, стала медленно опускаться на него. Валера подался вперед, потянув к себе её за ягодицы, и Галя полностью опустилась на его бедра. Он схватил её за талию и стал насаживать на свой член, и без особых усилий обоих, эта пылающая свеча прошла свой сладостный путь. Член глубоко вошел в тело девушки, так что в первый момент Гале было не много больно. Валера, находясь на седьмом небе, извивался под ней, затаскивал её обнаженные бедра на себя так, что она упиралась коленками о сиденье унитаза. Галя уже не стесняясь громко сто-нать и охать, виляла своим пышным задом, запрокинув назад голову и закусив напрягшуюся нижнюю губу. Галя обезумела от страсти, она яростно целовала его лицо, шею, впилась в него зубами. Пальцы девушки стиснув голову Валеры, ласкали его с каким то невротическим пылом, чуть ли не с остервенением. Её тяжелые груди в такт движе-ния колыхались перед лицом наслаждающегося юноши. Валера все время пытался поймать своим ртом ягодки нали-тых сосков грудей девушки. Он обхватил рукой за обе половинки её зада, помогая ей направлять её движение. А Га-ля в это время ухватив губами ласкающую её лицо ладонь другой руки юноши, стала сосать его пальчики, что еще больше увеличило восторг партнера. Галя раздвинула бедра шире и, трясясь от возбуждения, как бы навинчивала свою наготу на его член, она приподнималась и опускалась, вращаясь, напрягая каждый мускул своего тела. Девушка была готова уже к оргазму, но Валера устав от неудобной позы, прервал акт. Он приподнял девушку. Она с не охо-той слезла с его члена. Валера встал, и, обняв Галю со спины, заставил её нагнуться вперед. Томно стонущая Галя стояла согнувшись вперед на прямых ногах, ожидая быстрейшего продолжения наслаждения. Валера, полюбовав-шись гибким телом, обхватил её за бедра и ловким движением ввел свой член во влажное влагалище девушки. В комнате было очень тесно. Зад Валеры опирался в одну стенку, а руки и локти Гали опирались на раковину на проти-воположной стене. Лицо девушки почти уткнулось в свое отражение в зеркале, где отображалась вся гамма наслаж-дения на лике девушки. Валера, вводя и выводя в Галю свой член, почувствовал приближение оргазма. Его руки сда-вили её талию, сжимая её напряженное тело и, наконец, она ощутила его бешеный толчок. Вращая бедрами, она дви-галась, прижимая свои ягодицы к его ногам, чувствуя горячую струю внутри влагалища, она как бы доила его, уси-ливая обоюдный оргазм. От переизбытка ощущений, руки девушки ослабли, ноги подкосились и она бы упала, если бы её вовремя не поддержал партнер. Валера уселся на крышку унитаза и усадил на свои колени обессиленную де-вушку.

Очнувшись, Галя попросила дать ей сигарету. Валера нашел в кармане валявшихся на полу джинсов Гали мя-тую пачку Стюардессы и зажигалку. Прикурив две сигареты, одну дал девушке. Галя устало курила, молча заду-малась. Счастливый Валера, чувствуя блаженство от сознания овладения прекрасной девушки, которая голая покор-но сидела на его коленях, также дымил своей сигаретой. Покурив, Валера хотел продолжить. Он стал ласково цело-вать в тонкую шею и плечо Гали. Но она, чувствуя апатию, разбитость и начинающееся похмелье, не желала больше никого секса. Особенно её раздражало и была не приятна вязкая струйка спермы Валеры, которая вытекла из влага-лища и медленно скатывалась по ляжке её ноги. Испытанное только что удовольствие уже забылось. Все стало про-тивно и омерзительно. И место, и ласки, и сам Валера. Юноша, почувствовав настроение Гали, не стал настаивать. Хотя его все ещё возбуждали красота и тело девушки, он сам порядком приустал и не прочь был уже и поспать. Одевшись пара разошлась. Галя отправилась в свое купе, а Валера в свой плацкартный вагон.

Глава 2.

Галя.

Галя долго ворочалась на жесткой неудобной полке. Неприятные думы отогнали её сон. У Гали полностью ис-портилось настроение. Разве для того, чтобы вот так в туалетных комнатах, она уехала из своего города?! Она уже не один раз испытывала такое же в телефонных будках, в автомобилях, на скамейках, в подъезде или просто на земле в тени кустов и деревьев. Разве для этого её красота и темпераментная натура?!

Девушка прислушалась к ритму стука вагонных колес, в её мыслях возникли воспоминания.

После окончания средней школы Галя пыталась поступить в театральный институт, но не прошла по конкурсу. Пришлось искать работу. Гале помогли, её устроили машинисткой в одно конструкторское бюро. Работа была скуч-ная, но чистая и не тяжелая.

В бюро часто заходил по делам Игорь, тридцатипятилетний инженер. Он часто дарил Гале не большие букети-ки цветов, угощал шоколадом. Галя к Игорю относилась по приятельски, но его ухаживания не принимала всерьез, хотя Игорь был мужчина хоть куда, худощав, красив лицом, аккуратно и со вкусом одет. Инженер явно пытался дать понять, что она ему нравится. Но Гале, которой только исполнилось семнадцать лет, мужчины его возраста ещё не интересовали.

В один из теплых сентябрьских дней Галя вместе с коллегами по работе поехала на выходные дни на турбазу для работников её предприятия. Рядом с Галей в служебном автобусе, как бы случайно, оказался Игорь. Он был ин-тересным собеседником. Гале, привыкшей к окружению скучноватых и глуповатых сверстников, было очень инте-ресно слушать Игоря. И когда они приехали на турбазу, Игорь уже не расставался с Галей. Он целый день ухаживал за девушкой, рассказывая ей увлекательные истории. Вечером после ужина Игорь пригласил Галю прогуляться по осеннему лесу. В лесу, под начинающими краснеть кленами, Игорь достал из пакета бутылку шампанского, плитку шоколада и два стакана. Галя любила этот пузырящийся напиток и она с удовольствием выпила из предложенного ей стакана. Вечерело, солнце быстро опускалось за верхушки деревьев. Слегка опьяневшей Гале было весело. Она громко смеялась от шуток Игоря.

Они еще долго просидели бы под кроной деревьев, но неожиданно, ведь только было солнечно, задул резкий порывистый ветер и пошёл осенний дождь. Галя и Игорь, хохоча над собой, бросились бегом в сторону турбазы. Дождь полил еще сильнее. Хотя база была рядом, но когда они добежали под спасительную крышу, им было уже не до смеха. Галя и Игорь вымокли до нитки. С их одежды тонкими ручьями стекала вода. Мокрая Галя почувствовала озноб. От холода она вся сжалась. Она подумала, что зря не послушалась маму, которая советовала ей взять запас-ную одежду. И когда Игорь предложил девушке, зайти к нему в номер, где он одолжит ей свой спортивный костюм, Галя с благодарностью приняла его предложение.

Войдя в его комнату, Игорь достал из сумки капроновый спортивный костюм и поношенные джинсы. Кос-тюм он протянул Гале, а джинсы оставил себе. Галя, поблагодарив, попросила Игоря выйти из комнаты пока она пе-реодевается. Но Игорь выключил внутренний свет и сказал, что ничего не видно и ему тоже надо переодеться. Галя, ничего не подозревая, доверяя солидному инженеру, в кромешной темноте, стуча зубами от холода, стала стаскивать с себя скользкое мокрое платье. То ли от непреходящего холода, то ли от выпитого шампанского, Галя совсем поте-ряла осторожность и после платья сняла с себя остальную мокрую одежду. Полностью голая она в темноте потяну-лась к лежащему на тахте спортивному костюму. Но вместо костюма её руки в темноте наткнулись на руки Игоря. Галя сначала не поняла, что это значит, но когда его руки властно потянули её к себе и её продрогшее тело наткну-лось на горячее голое тело мужчины, она всё поняла. Девушка вся замерла от страха. Его поцелуй был жадным, не-истовым, почти грубым. Галя, молча, отчаянно отбивалась от сильных рук Игоря. Она боялась закричать, ведь во-круг было много народа и ей было стыдно своего положения. Игорь, что-то страстно шепча ей на ухо, с силой дви-нул её к тахте и, навалившись, подмял её под себя. Он был сильный и опытный мужчина, Галя даже не успела сдви-нуть свои ноги, как что-то твердое и упругое, причинив ей адскую боль вломилось в ещё не тронутое до этого вре-мени влагалище девушки. Член Игоря, порвав её девственную плеву, в одно мгновение перенес Галю через ту грань, которая разделяет девочку от женщины. Игорь, не обращая внимание на горькие слезы и рыдания девушки, урча, как зверь, делал поступательные движения. Галя кроме боли ничего не ощущала. Она даже не заметила, когда Игорь излил в её влагалище поток мужского семени.

После Игорь долго успокаивал рыдающую девушку, обнимал и целовал её в темноте, говорил ей о своей люб-ви, о скорой женитьбе, как только исполнится Гале восемнадцать лет. Она была еще совсем наивным ребенком и по-сле всего, что сделал с ней Игорь, она поверила ему. Ей казалось, что после этого, она больше ни кому не будет нуж-на. Слушая Игоря, который расписывал в радушных тонах их совместную жизнь, она постепенно успокоилась. Под утро она полностью доверилась Игорю, уже чувствуя женскую нежность к своему первому мужчине, несмотря на то, что накануне она была им изнасилована.

Игорь был хороший мастер постельных дел и уже со второго раза добился того, что Галя узнала свой первый в жизни оргазм. После этого Гале уже казалось, что она всегда любила Игоря, что он самый хороший человек на све-те. Они целый день лежали, грудь с грудью, целуясь и ласкаясь. Галя познавала азы любви и уже не сжимала свой рот, а стараясь угодить ему, раскрывала его, как галчонок.

Связь с Игорем продолжалась около года, пока Галя не узнала, что она беременна. И тут все началось. Её лю-бимый Игорь, которому она так верила, все время обманывал её. У него оказалась есть жена и пара детей, и он не собирается из-за какой то малолетки терять их.

Галя уволилась, сделала аборт и, не веря больше ни кому, уже прилично развращенная искусным инженером, окунулась в ветреную ресторанную жизнь. Десятки мужчин в основном однодневные ресторанные знакомцы про-неслись калейдоскопом за год её жизни.

Там же в ресторане она и познакомилась с Людой, которая хотя и была на год младше Гали, но стала влиять на более старшую подругу. Люда же и уговорила Галю поступить вместе с ней в медицинский техникум. Они стали лучшими подругами, тем более, что обе вели разгульный образ жизни. Девушки уже многое познали, и вот теперь Галя докатилась до секса в грязном туалете поезда.

Гале было очень тяжело на сердце и она решила поделиться своими мрачными мыслями со своей подругой. Разбуженная Люда не сразу поняла, что от неё хотят. Но, увидев расстроенную Галю, она села и выслушала её. Люда была очень доброй и душевной девушкой и очень любила Галю. Сидя рядом с Галей на нижней полке купе, она, как могла, успокаивала подругу. В конце концов Галя не много успокоилась. Девушки, не обращая внимание на храпя-щего пассажира, закурили и легли вместе на одну тесную полку.

Глава 3.

Люда.

Люда, успокаивая свою подругу, не понимала причины этого расстройства. У Люды жизнь складывалась со-всем иначе, чем у Гали. Её никто не обманывал и не насиловал. Скорее наоборот. Всё началось, когда она училась в восьмом классе и ей было всего четырнадцать лет.

Однажды занимаясь зубрежкой неинтересного домашнего задания, она услышала не понятные приглушенные звуки, которые исходили из комнаты старшей сестры Лены. Заинтересовавшись, Люда подошла к двери комнаты сестры. Лена, студентка первого курса института, была в комнате со своим однокурсником Сашей. Он часто прихо-дил к Лене и они, закрывшись в её комнате, долгими вечерами занимались подготовкой к экзаменам. Люде из всех друзей старшей сестры больше всех нравился именно он. Саша относился к Люде, как взрослой, а не как остальные, которые считали ее еще ребенком.

Звуки из комнаты сестры продолжали быть загадочными. Люда бесшумно опустилась перед дверью на колени и заглянула в замочную скважину. Картина, увиденная Людой, как гром поразила её сознание. Её ласковая хрупкая сестра Леночка, вся ластясь и извиваясь, полностью голая, на коленях, поднималась и опускалась, на лежащего под ней, также голого Сашу. Люде было всё видно, как в кинотеатре. Лицо её сестры было в эти минуты не объяснимо прекрасно, оно словно светилось изнутри, а по её гибкому телу, как бы пробегали искры. Особенно взгляд Люды через скважину привлекало то место, где их тела соединялись скользящим членом Саши. Блестящий и длинный, он словно поршень врезался в тело Лены.

Увиденное стало для Люды сильным откровением - Вот значит, как они готовятся каждый вечер к экзаме-нам!

После этого случая у Люды, что-то внутри изменилось. Все её прежние увлечения стали скучными и слишком детскими. Она стала безразлична ко многому, что её раньше интересовало. Оценки в школе заметно снизились. Часто ночью была бессонница, особенно после тех вечеров, когда Саша приходил к Лене, якобы готовиться к экзаменам. В те вечера Люда обязательно дежурила в коридоре у двери сестры. Со временем у Люды сложилось неимоверное желание познать тоже, что испытывала её старшая сестра. Это желание отодвинуло всё, что вокруг происходило на задний план.

Наступили летние каникулы. Люда перешла в девятый класс. Саша не прекращал визиты к Лене для совмест-ных занятий. Чтобы не пропустить не одного такого занятия, Люда даже отказалась от поездки в деревню, хотя раньше эту поездку она не променяла ни на что.

Однажды Лена срочно уехала из дома на несколько дней и попросила младшую сестру, что если зайдет Саша, то объяснить ему о её отсутствие.

Люда с нетерпением ожидала прихода Саши. У неё уже созрел план, как воплотить свою мечту в жизнь и ока-заться хоть раз на месте старшей сестры.

Саша пришел неожиданно рано. Люда сначала растерялась, но взяв себя в руки, ловко повела свою игру. Лю-да сказала Саше, что Лена ушла, но скоро придет и просила, её дождаться.

Молча посидев, Люда пригласила юношу сходить искупаться на речку. Было очень жарко и душно, и Саша согласился. Речка было недалеко и до неё можно было дойти пешком. По дороге Люда специально пошла впереди, чтобы Саша мог видеть какой у нее красивый круглый задок, туго стянутый поношенными до белизны джинсами. Девушка шла не спеша, покачивая бедрами, чем ещё больше притягивала взоры юноши. Он уже давно приметил, что у Люды отличная фигура. На пляже Люда и Саша скинули верхнюю одежду и с визгом бросились в освежающие потоки воды.

После, обсыхая на берегу, Люда старалась с выгодной стороны показать своё молодое тело Саше. Девушка принимала эффектные позы, грациозно выгибала свой стан. Взгляд Саши постоянно останавливался на хитрых лука-вых глазах девушки и на её теле, слегка прикрытом тонким красным купальником.

Когда они вернулись домой, Саша стал ждать Лену в её комнате. Возбужденный ухищрениями Люды, он ре-шил дождаться свою любовницу во что бы то ни стало.

Люда переодевшись, зашла к нему в комнату и села рядом с Сашей на ту самую тахту, где готовили экзамены он и её старшая сестра. На Люде была одет короткий белый в розовых цветочках домашний халатик. Саша загляделся на девушку.

Саша - прерываясь от волнения, тихо произнесла Люда: Я тебя обманула. Лена сегодня вообще не при-дет. Она уехала. Я все знаю про вас. Я никому об этом не скажу. Если ты не возражаешь, то можешь сделать со мной то же самое.

От неожиданности у Саши отвисла челюсть. Он внимательно посмотрел в глаза девушки и понял, что она не шутит. Сейчас он смотрел на неё совсем другими глазами. Раньше он видел миловидную забавную девчонку, а сей-час перед ним была совсем другая Люда. Она была хороша, сидя рядом с ним на тахте, слегка болтая вытянутыми вперед и висящими над полом стройными ножками, детские губки полуоткрыты, поблескивают. Саша, не давая себе отчета, чувствуя сильную тягу к молоденькой девушке, обнял её за ровную спину и поцеловал Люду в её притяга-тельные губы. Люда страстно ответила на его поцелуй. Когда Саша стал пытаться расстегивать её халат, девушка отстранилась и, блестя глазами, бесстыдно радостно, поспешно стала помогать ему раздеть себя. Они в одно мгнове-ние скинули ее халат. Под ним ничего не было одето. У Саши засверкали глаза при виде её розового тела с легким загаром на покатых плечах и млечнобелых, довольно развитых для её молодого возраста, приподнятых девичьих грудей с алыми торчащими сосками. Он схватил миниатюрную Люду и бросил её спиной на упругую тахту. Глаза девушки от страха и ожидания потемнели и ещё больше расширились, губы слегка раскрылись. Саша, сгорая от не-терпения и страсти, почти сорвал с себя джинсы и плавки. Не теряя времени на снятия рубашки, навалился на обна-женное тело девушки. Люда, почувствовав на своем животе горячий крепкий член юноши, напряглась, собрав все свои силы в ожидании свершения чуда. В её головке проносились картины подсмотренные через дверь, когда на этой тахте, где Люда лежала с Сашей, этот же Саша и её старшая сестра Лена творили чудеса. Юноша, отыскав своим возбужденным членом её влагалище, стал интенсивно пытаться ввести туда свой трепыхающийся от возбуждения член. Люда вся сжалась в инстинктивной самозащите, и Саше никак не удавалось довести дело до конца. Несколько раз тыкнув своим членом в область девичьего влагалища, Саша, громко заохав, дернулся всем своим телом, выпус-тив длинный фонтанчик спермы, облив белым семенем живот и мягкие волосы лобка Люды. Юноша, ослабнув, сполз с тела девушки и затих рядом с ней.

Люда было ужасно разочарована. Она мечтала получить самое главное и она была уже почти у цели, но её по-стигла неудача. Сожалея обо всем, Люда вытерла с себя носовым платком липкое семя и молча стала одеваться. От обиды она чуть не плакала. Было уже поздно. Скоро должны были прийти с работы Людины родители. Саша, сгорая от стыда, также стал быстро одеваться. Люда даже не ответила на его робкое пристыженное прощание.

В эту ночь Люда мучилась, как никогда. Её всю трясло. Ей казалось, что внутри у нее горит огонь. Только под утро ей удалось заснуть.

На следующий день тяжелый сон Люды прервали продолжительные звонки в дверь. Родители ушли на работу и Люда была одна дома. Она, ещё не совсем проснувшись, в одной батистовой спальной сорочке, встала с кровати и открыла входную дверь.

В дверях стоял бледный Саша. От неожиданности сон Люды мгновенно улетучился. Саша прямо у дверей бросился к Люде и стал жадно целовать её. Бедный юноша, также, как и Люда, промучился всю ночь, желая снова попытаться овладеть девушкой и реабилитировать себя. Люда под напором его ласок мгновенно возбудилась. Не разжимая объятий, они перешли в комнату Люды, где еще хранила тепло после сна её неубранная постель. Саша бы-стро разделся и, упав вместе с Людой на её мятую постель, подмял под себя горячее тело девушки. Он задрал её ночнушку вверх и быстрым точным движением нашел своим напрягшим членом вход в её влагалище и, не давая де-вушке опомниться, с силой до самого конца ввёл его и желанное тело девушки. Люда громко охнула, но боли не ощутила. Только возрастающие возбуждение и глубокое наслаждение захватило всю её сущность. Она, вскрикивая и громко стоная, познавала первый в жизни оргазм. Поток Сашиной спермы внутри её влагалища был на много пре-красней вчерашнего потока, который был бестолково так растрачен.

После этого дня визиты Саши к Лене прекратились. Теперь он тайком от Лены, пока она была на занятиях в институте, встречался с её младшей сестрой. Саша был ненасытен. Но Люду мучили угрызения совести, когда она видела, как страдает отвергнутая Сашей её сестра. Сама Люда никаких больших чувств к Саше не испытывала. Её интересовал только чистый секс. И вскоре уже страдал сам Саша, когда Люда разорвала с ним все отношения, найдя себе нового партнера.

Люда жила беззаботно, относясь к жизни очень просто. Ей нравилась такая жизнь. И если бы не мешали роди-тели её любовным приключениям, она была бы совсем счастливой.

Успокаивая сейчас в мчащимся на юг пассажирском вагоне свою подругу Галю, она не понимала ее пережи-вание. Какая разница, где и как, главное, что было с кем, а при её красоте это не проблема.

Но для спокойствия Гали она договорилась с ней, что до приезда на место отдыха не распыляться и избегать случайной близости.

Покурив в купе под аккомпанемент храпа пассажира и ритмичного стука колес вагона, девушки разошлись по своим полкам и вскоре заснули.

Ночной поезд, поминутно отсчитывая километры, вез сотни пассажиров к заветному югу. Все они, молодые и старые, толстые и худые, богатые и не очень, ожидали от этого отпуска много хорошего и запоминающегося. Среди них, три девушки, три подружки, Галя, Люда и Оля, также были в ожидании прекрасной сказки. Для них это первая поездка была не просто отдых от занятий, а познание нового, сверх интересного, даже того, чего они сами не вполне осознавали.

Глава 4.

Южная ночь.

(Второй день)

Поезд прибыл на место ранним утром. Через два часа утомительной езды на троллейбусе сквозь горные пере-валы девушки добрались до Гурзуфа. Они нашли домик по адресу, который дали им знакомые и куда они сообщили о своем приезде. Их ждали. Комната, которую им приготовили, была великолепна. Это была большая и светлая ве-ранда с отдельным входом выходящий на щедрый южный сад. Обстановка комнаты тоже была не из последних. Большое старое, но добротное кресло, две тумбочки, платяной шкаф, циновка на полу и огромная тахта, всё это де-лали комнату жилой и уютной. Но самое замечательное было то, что прямо из комнаты выходила дверь, где был персональный туалет и душевая.

Девушки переоделись в легкие ситцевые яркие платьица и, сгорая от нетерпения и жары, направились в сторо-ну вожделенного моря.

Подруги долго резвились в освежающей и бодрящей, необычайно соленой воде, рассекая своими стройными ногами слегка волнистое море, громко смеялись и визжали от удовольствия. Затем, накупавшись до головокружения, они грелись на теплой гальке, подставляя свои молодые тела лучам дивного южного солнца.

Но не только солнечные лучи заинтересовались молоденькими девушками. С первых шагов, с первых движе-ний на пляже они привлекли к себе всеобщее внимание. Хотя на пляже было много красивых молодых девушек, Галя и Люда сразу почувствовали на себе устремленные на них взгляды мужчин, которые, через темные стекла солнеч-ных очков, изучали их, слегка прикрытые мокрыми купальниками, девичьи фигуры. Некоторые из мужчин тут же попытались завести знакомство, но их постигла неудача. Гале и Люде, нравилось замечать взгляды, которые на них бросали мужчины, жадные и раздевающие, но они не спешили. Девушки хотели сначала осмотреться и приглядеться для выбора самого лучшего варианта. А пока они решили сначала заняться обработкой своей третьей подруги, под-готовить её к предстоящим развлечениям. Оля, не подозревая о заговоре подруг, широко раскрыв свои огромные аквамариновые глазки, любовалась сказочной красотой Крыма.

По дороге домой, девушки купили на базаре фрукты и трехлитровую бутыль местного виноградного вина.

На даче, не теряя времени, Галя и Люда приступили к задуманному плану. Сняв свои просоленные купальники и смыв под душем колющую кожу соль, Галя и Люда не стали одеваться, оставшись нагишом. Было на самом деле жарко и Оля, которая уже начала одеваться, передумала, отложив свой халат. Три подруги уселись голыми за импро-визированный столик, который они соорудили из двух тумбочек, водрузив на них бутылку с вином и огромный под-нос с фруктами. Груши, краснокожие яблоки, ломтики сахарной дыни и арбуза, инжир и бархатные персики манили впиться зубами в их сочную мякоть.

Заговорщицы, изучающе, оглядели свою подругу. Они остались вполне довольны. Оля была не хуже их. Всё в ней, от небольших твердых грудей, и до маленьких изящных ножек, женских и вместе с тем детских было так хоро-шо, так ладно, так красиво и естественно. Девушки, сидя за столиком, были похожи на трёх сказочных русалок, вы-шедших из морского омута.

Под чарующую музыку группы ABBA, девушки приступили к пиршеству. Фрукты были необыкновенно вкусными. Оля с удовольствием их поглощала, но от вина сначала отказывалась. Подруги убедительно ее уговорили. Оля попробовала, отхлебнув розовую, благоухающую земляникой, жидкость. Вино ей сразу понравилось. Оно было кисло-сладкое на вкус с очень выразительным приятным ароматом. С каждым стаканом Оле всё больше нравилось вино и, стараниями её подруг, было выпито его изрядное количество.

Люда, переглянувшись с Галей, встала и, выключив магнитофон, поменяла кассету. Вместо танцевальных ритмов из динамиков магнитофона полилась мелодичная музыка вперемежку тихих французских слов, женских и мужских стонов, вздохов и вскрикивании. Это была так называемая эротик-мюзик. Под эти звуки, Галя и Люда предались воспоминанию о полученных наслаждениях в сексе. Оля, заплетающим от опьянения языком, спросила: Девчонки, неужели это так классно? Вскрикивать то зачем?

Подруги еще больше стали восхвалять наслаждения секса.

Нет, девчонки - не соглашалась с ними Оля: Это может быть и приятно, но это не самое лучшее, что есть в жизни.

Галя, улыбнувшись на эти недоверчивые возражения, сказала: Оленька, как ты можешь говорить о том, че-го не знаешь. Ты сначала попробуй, а потом говори об этом.

Я не могу - испуганно, сказала Оля: Я боюсь. Вдруг узнают родители - они меня прибьют. Да, еще от этого можно забеременеть.

Оле, воспитанной в очень консервативной семье, с детства были привиты определенные рамки отношений между женщиной и мужчиной, и дальше прощальных поцелуев с юношами в её семнадцать лет дело не заходило.

Оля, чего тут бояться? Мужчины не волки - не съедят! - вступала в разговор Люда: Но, если ты их так боишься, то можно обойтись и без мужчин.

Оля недоверчиво взглянула на подругу.

Наслаждения в сексе можно узнать и с женщинами продолжала Люда: От этого не забеременеешь и ро-дители ничего не узнают

Оля не совсем понимала, что хотят ей сказать её подруги. Галя и Люда стали объяснять девушке, что такое лесбиянство. Они рассказали все, что знали о женской любви, о поэтессе Сафо, о случаях в их жизни и в жизни их знакомых. Оля слушала повествование подруг очень внимательно. Она раньше не много слышала о лесбиянках, но никогда не думала, что сама будет иметь к этому какое то отношение. Видя, что Оля заинтересовалась, подруги при-ступили к более решительным действиям.

Со словами: Сейчас мы тебе поможем узнать настоящий кайф!, - заговорщицы стали нежно обнимать и ласкать недоверчивую подругу. Галя и Люда не раз уже познали радости женской любви и были опытны в этом деле. Они настойчиво уложили напрягшуюся в страхе целомудренную подругу и прижались обнаженными телами с двух сторон. Оля еще больше напряглась и сжалась. Видя её состояние, Галя переползла через неё, подмяв под себя голую Люду. Подруги, страстно целуясь, стали сжимать и тереть свои молодые тела друг об друга. Не обращая внимания на третью подругу, Галя оторвалась от Людиных губ и стала целовать её тело, спускаясь ниже. Сначала Галя целова-ла её горло, плечи и груди, затем спустилась к её твердому животу, стала целовать и лизать кожу вокруг маленького пупка. При этом Галя не прекращала руками мять полные груди Люды. Галя спускалась все ниже к тёмному акку-ратному треугольнику мягких волос лобка подруги. Оля, затаив дыхания, наблюдала за своими подругами. И когда она увидела, как от прикосновения Галиных губ и языка к губкам Людиного влагалища, Люда сильно и глубоко за-дышала, заерзав вся на кровати, выгибаясь всем своим гибким телом и дергая широко раскинутыми ножками, Оля почувствовала, что на неё накатилась волна необыкновенного чувства, она ощутила в себе просыпающего зверя. Олю сильно потянуло прижаться к телам своих сладко стонущих подруг и ощутить тоже, что переживала в этот мо-мент Люда. Руки у Оли задрожали, в ногах была слабость, а сердце стучало в груди так сильно, что удары его отда-вались эхом по всему телу. Какая то неизвестная до сих пор сила толкнула Олю к своим подругам и она прижалась всем своим телом к ним. Галя и Люда, ожидавшая этой минуты, мгновенно переключились на Олю. Они добились, что Оля, забыв о страхе, сама добровольно, отдалась в их опытные руки. Обнимая и лаская её плечи, спину, шею, груди, живот и ноги, подруги с большим опытом возбуждали Ольгу. Галя схватила грудь Оли обеими руками и прильнула ртом к соску, стараясь втянуть его в свой рот, как можно больше. Оля вздрогнула, когда почувствовала, как подруга куснула и прищемила сосок зубами. Сосок напрягся и эта боль стала отзываться нестерпимым щекочу-щим чувством между её ног. Люда, раздвинув прелестные ножки Оли, запустила свой юркий язычок в её влагалище, проникая в него, как можно глубже. У Оли взволнованно забилось её сердце и что-то защекотало её горло. Оля поте-ряла связь с миром. Она ничего не соображала, словно погрузилась в сон. Никогда в жизни она не испытывала ещё такого острого ощущения, чувства сильного наслаждения захватило молодую девушку. Вдруг раздался её радост-ный и сдавленный стон и тело затряслось в конвульсиях, охваченное диким наслаждением. Оля познавала свой пер-вый в жизни оргазм, её стоны и охи, не только заглушили стоны эротической музыки магнитофона, но казалось, раз-будили всю округу. Оля страстно дергаясь все своим телом, кончала очень бурно и долго.

Потом, ослабленная, не в силах больше двигаться, наслаждаясь последней дрожью блаженства, которое мед-ленно покидало её тело, Оля лежала, без мыслей, в каком-то оцепенении, то ли погрузившись в сон, не ощущая вре-мени.

Когда она пришла в себя, то первое, что она увидела, были победные улыбки её подруг. Они были полностью довольны достигнутым. Они даже не ожидали такую бурную реакцию их застенчивой подруги.

Ну, что понравилось? - спросила Люда, продолжая поглаживать плечи Оли.

Да, очень! Со мной такого ещё не было никогда - ответила еще не совсем очнувшись Оля.

А ты вот боялась. Теперь ты согласна, что это наслаждение. А когда ты попробуешь это с мужчинами, то будет ещё сильней и приятней - продолжала просвещать Люда.

Нет, только не с мужчинами! Я боюсь их. От этого можно и забеременеть. Я лучше буду только с вами. Хорошо? - но Олины слова вызвали только смех у её подруг.

Хорошо, хорошо! Поживем - увидим! - успокоила Олю Люда.

А насчет беременности не волнуйся - добавила Галя: Положись на нас. Мы в этом вопросе с Людой большие специалисты. Тем более, что мы кстати студентки медицинского техникума.

Закончив обучение, Галя разлила остатки вина в стаканы, поставив порожнюю бутылку за тахту у стенки.

Южный город спал. В темноте переливались пением миллионы сверчков, мягко плескалась морская волна, ос-тывала галька. Город отдыхал перед следующим днем, когда тысячи курортников ринуться за удовольствием, на-слаждением и приключениями.

Глава 5.

Отдых.

(Три дня)

Следующие три дня подруги наслаждались отдыхом. С утра до вечера девушки загорали и купались. Тела подруг приобрели красивый загорелый оттенок и девушки уже не выделялись на пляже белизной.

А вечером, напившись и захмелев от местного душистого вина, девушки занимались женской любовью. Галя и Люда постепенно искусно развращали Олю, которая все больше и больше входила во вкус ночных игр и её страст-ные порывы становились всё продолжительней. Этого и добивались её подруги.

Наконец Галя и Люда решили, что настала пора для более интересных развлечений. За первые дни множество мужчин пытались завести с ними знакомство. Были моменты, что девушкам просто не давали прохода. Но они не спешили, примечали и выбирали, тем более, что контингент желающих был неиссякаем.

Знакомство.

(Шестой день)

Во второй половине дня, когда девушки уже собирались одеваться и уходить с пляжа, к берегу причалил ка-тер.

Девчонки, не желаете покататься на катере? - спросил один из трех парней находящихся в катере. Галя и Люда непроизвольно одновременно посмотрели друг другу в глаза. Ребята были достойны самого серьезного вни-мания. Подруги охотно залезли в катер. Через минуту катер с брызгами буравил морскую волну. Юноши, радуясь симпатичным попутчицам, выжимали из мотора все его возможности.

Ребятам на вид было около двадцати - двадцати пяти лет и все трое были приятной внешности, хорошо спор-тивно сложены и до невероятности загорелые. Познакомившись, девушки узнали, что они студенты и живут в Сим-ферополе, а сейчас на каникулах подрабатывают спасателями на пляже. И пока они еще никого не спасли, а только загорают и катают девушек на своём спасательном катере.

Через полчаса причалили к берегу. Девушки, поблагодарив ребят и попрощавшись, отправились к себе домой, где их ждала большая бутылочка вина и остальные удовольствия.

Игра.

(Седьмой день)

На следующий день, как только девушки после лёгкого завтрака появились на пляже, напротив места, где обычно они загорали, уже покачивался на легкой зыби вчерашний катер. Сразу было видно, что вчерашние спасате-ли остались к девушкам не равнодушны и ждали их.

Весь день девушки провели с этими ребятами. Катались на катере, купались и загорали. Было очень весело и хорошо. И когда ребята после бутербродов съеденных на пляже, пригласили девушек вечером в ресторан, Галя и Люда, переглянувшись, согласились.

За столиком уютного ресторана, оригинально оформленным под старинный парусник за столиком, где обос-новалась компания, сразу установилась непринужденная обстановка. Ребята были словоохотливые и веселые. Анек-доты и тосты быстро привели девушек до расслабленного настроения.

Одного из ребят звали Сергей. У него было красивое умное лицо студента-физика, кудрявые черные волосы, небольшая бородка и усы на смеющемся лице с хитрым взглядом черных глаз. Второго звали Женя. Он был блондин с серыми добрыми глазами и, если бы не большие светлые усики над пухлыми губами, он был бы похож на красивую девушку. Третий юноша, которого звали Максим, был похож на грека. Вьющееся до плеч черная копна волос, слегка горбатый нос, темные большие глаза и ослепительно белые зубы на очень загорелом безусом лице.

Ребята заранее распределили девушек и, как только началась танцевальная музыка, сразу пригласили девушек танцевать. Сергей Галю, Женя Люду, Максим Олю.

Ресторан закрывался, компания с шумом выкатилась на улицу. Настроение у всех было в самом веселом раз-гаре. Ребята пригласили девушек продолжить веселье к себе в общежитие. Но Галя, заявив, что в общежитие могут быть проблемы, взяла на себя смелость пригласить всех к себе на дачу.

Когда пришли на место, быстро накрыли одну из тумбочек прихваченными из ресторана бутылкой коньяка и тремя бутылками шампанского. На закуску девушки достали запасы груш и персиков. Всем места на тахте и кресле не хватало и шестерка устроились на полу на циновках вокруг напитков. Включили магнитофон и пир продолжался.

Оля коньяк не пила, но шампанское, которое ей больше и больше нравилось, она выпила уже порядочное ко-личество, что сразу можно было заметить по её блестящим глазам и громкому смеху.

Во время танцев, под медленную мелодию парочки крепко обнимались и целовались. Пары танцевали в том же составе, что и в ресторане. Галя и Люда, танцуя, многообещающе прижимались своими крутыми бедрами к парт-нерам. Все уже были порядком возбуждены и хмельны.

После танцев начали играть в бутылочку. Оле игра нравилась, особенно когда, ей совпадало целоваться с Мак-симом, в которого она с первого взгляда была влюблена. Поцелуи становились всё крепче и продолжительней. Оля была счастлива, но остальным этого было явно мало.

Неожиданное предложение Люды играть в бутылочку на раздевание, слегка сконфузило, но обрадовало ребят. Они сразу и охотно поддержали эту идею. Только Оля ощутила сильное смущение и стала отказываться от участия в этой затеи. Хотя она была уже прилично пьяна, но её охватил страх от мысли, куда может завести подобная игра. Все просто насели на нее, настойчиво уговаривая. Подруги напомнили её об её обещании не выделяться от них, и Оля, боясь испортить веселье и обид подруг, скрипя сердцем, поддалась на уговоры и согласились.

Компания уселась в кружок, в центре которого была опорожненная бутылка из-под шампанского. На де-вушках были одеты только потёртые джинсы и летние легкие майки. Ребята сняли с себя носки, уравняв с девушками количество предметов одежды и остались также в джинсах и трикотажных рубашках.

Люда закрутила бутылку волчком. Шестеро молодых людей напряженно следили за мелькающим в круго-вороте горлышком бутылки, ожидая на кого первого оно укажет. Бутылка замедлила своё движение и, прокрутив-шись ещё несколько раз, остановилась, указывая на Галю. Она стала первой жертвой остромордой бутылки. Девуш-ка, не вставая с места, расстегнула тугую молнию джинсов и стащила их с себя. Ребята уставились на ее крепкие за-горелые стройные ноги, на тонкую полоску блестящих черных купальных трусиков.

Снова закрутилась бутылка и, остановившись, указала на Максима. Он начал не с джинсов, как Галя, а с ру-башки, скинув её со своих плеч. Оля, которая хотя и смущалась, но уже возбужденная игрой, смотрела на обнажен-ный загорелый торс Максима совсем другими глазами, совсем по иному, не так, как раньше на пляже. Она чувство-вала сильную тягу прижаться к этой мужской груди, обнять его крепкие плечи.

Третий кого выбрало горлышко бутылки был Сергей. Он также остался без своей клетчатой рубахи.

Следующая была Люда. Она лукаво улыбнулась, встала с пола и легко вскочила на свободную тумбочку. Медленно покачивая своими красивыми бёдрами под музыку, как бы танцуя стриптиз, Люда расстегнула молнию и стала стягивать с себя джинсы, но брюки сидели на ней так плотно, что не очень просто их было снять. Люда, окатив взглядом через пушистые ресницы сидящего рядом с ней Женю, поманила его пальчиком, затем молча указала этим же пальцем на свои джинсы. Женя без слов понял, что от него хочет Люда. Он быстро вскочил и охотно помог ей. Вдвоем они быстро справились, оголив в меру полные бедра, покрытые нежным загаром ножки Люды. Её танец на тумбочке никого из ребят не оставил равнодушными, выразив свой восторг аплодисментами. Люда, вспорхнув с тумбочки, уселась на прежнее место, поджав под себя голые ножки. Она снова закрутила волчок.

Следующий, отмеченный вниманием горлышка бутылки, был Женя и его рубашка оказалась на полу рядом с рубашками остальных ребят.

Покрутившись, бутылка снова указала на Женю. Он встал и снял с себя джинсы. Юноша освещённый мяг-ким неярким светом торшера, был похож на греческую античную скульптуру, только вместо фигового листочка на нём остались только маленькие зеленые плавки сильно вспученные впереди.

Как не смотрела Оля умоляющим взором на крутящуюся бутылку из под шампанского, но настала и её оче-редь. Бутылка остановилась и прямо указала горлышком на её джинсы. Оля, покраснев, не смотря ни на кого, стыд-ливо опустив глаза, сняла их с себя и подобрала под себя свои ноги. Быстро, чтобы отвлечь от себя изучающее вни-мание, она закрутила бутылку. Но Олины ножки были увидены и заценены. Они были безукоризненны. Кожа была до того нежной, что загорая не становилась коричневой, а матово янтарной. Её светлая кожа выгодно выделялись среди загорелых плеч ребят и бронзовых ног подруг, как будто Оля была белым человеком в плену аборигенов ин-дейского племени.

Игра приобретала более острый характер. Бутылка, запущенная в круговорот Олиной рукой, указала на Лю-ду. Люда, любившая стриптиз, с прежней улыбочкой опять вскочила на тумбочку и начала извиваться в медленном танце. Мягко переступая своими босыми обнажёнными ногами, медленно сантиметр за сантиметром начала поды-мать низ своей майки. Обнажив смуглую полоску живота с тёмной впадинкой на пупке, Люда поднимала майку всё выше и выше. Ребята замерли, и вот показалась и выскочила наружу из-под майки одна чаша груди, налитая точно сочный ананас, затем заколыхалась другая. Майка уже над головой в руках у Люды, но она всё ещё танцует, демон-стрируя свою пышную округлость мраморно-белой груди, которая начиналась где-то у плеча, и постепенно повы-шаясь, опускалась едва заметной складочкой к животу, полная, упругая, будто налитая соком.

Танец стриптиза Люды накалил игру до предела. Максим помог Люде спрыгнуть с тумбочки и, усевшись между ней и Олей, закрутил волчок. На него же и указало остановившиеся горлышко. Максим встал и буднично снял с себя джинсы. Отбросив брюки в сторону, он снова крутанул бутылку.

Стекляшка, словно читала мысли Максима остановившись, указала на Олю. Девушка начала спорить, что бутылка указывает не на неё, а больше на сторону, но все стали доказывать и уговаривать её. Оля видя, что ей не удается выкрутиться, к тому же, если она и докажет свою правоту, то тогда полностью проиграет рядом сидящий с ней Максим, так как бутылка остановилась на ней слегка в его сторону. Девушка громко вздохнула, словно бросаясь в омут, и скинула с себя майку. Опустив глаза и прикрывая свои крепкие вздернутые девичьи груди с маленькими пуговками сосков, нежных и чистых, как две конфетки, торчащие острыми кончиками вперед, Оля, съежившись, си-дела на полу, ощущая на себе пытливые мужские взгляды. Ребята любуясь почти обнаженными Олей и Людой, чув-ствовали, как напрягаются в страстном накале их нервы.

Снова закрутили бутылку и джинсы Сергея повисли на спинке кресла. Его черные плавки чуть ли не трещали от внутреннего напора спереди.

После Сергея новой жертвой игры стала Галя. Она бесцеремонно, как бы поправив прическу, не вставая с места, скинула с себя майку. Оба полушария её грудей, блестя глянцевой белизной, с тёмными сосками, покачнулись и замерли, призывно выставленные всем навстречу. Колыхнув этим богатством, Галя снова закрутила бутылку.

Бутылка долго искала свою жертву, будто понимая, что сейчас игра дошла до кульминации и на кого она укажет, тот должен снять с себя своё последнее покрывало, так как у всех остались только по одному предмету - трусики или плавки. Все, затаив дыхание, наблюдали за бутылкой. Наконец она отыскала свою главную жертву, вто-рой раз подряд указав на Галю. Ребята, в ожидание, заерзали на месте. Галя первая должна была полностью раздеть-ся. Все уставились на девушку. Она, видя, как все увлечены, решила немного подразнить ребят. Галя встала с пола и, покачивая бедрами при ходьбе, переступив бутылку, подошла к сидящему напротив неё Сергею. Не говоря ни слова, она указательным пальцем показала на свои чёрные трусики. Сергей, сидя на полу, дрожащими от возбуждения ру-ками быстро, словно боясь, что Галя может передумать, стянул вниз её трусики. Увидев перед своим лицом аккурат-но постриженный лобок девушки, он попытался обнять её за круглые ягодицы. Но Галя, гибко изогнувшись, выско-чила из его рук и вся бронзовая от загара, сильная, крепкая, пошла босыми пятками по циновке на своё место, напря-гая красивые щиколотки, подергивая крутыми половинками зада, блестя загаром бёдер, колыхая своей развитой грудью при каждом движении. Ребята невольно зажмурились, как от яркого солнца, так очаровательно красива и мила была Галя в наготе.

Так как все остолбенели, Гале пришлось самой закрутить волчок. В этот раз роковая бутылка указала на Максима. Теперь настала его очередь полностью обнажиться. Максим, стараясь не смущаться, первый из мужчин снял с себя плавки и стоял голый среди всех в полном спокойствии, словно он был один в доме. Но его уже давно напрягший член, представший перед оценивающими взорами Гали и Люды, красноречиво показывал, что Максиму до полного спокойствия уже далеко. А Оля, впервые увидев мужской орган в натуре во всей его красе, забыв о сты-де, широко раскрыв свои голубые глазки, уставилась на вздрагивающий от напряжения член Максима. Он поражал Олю своей непонятной силой. Ей хотелось дотронуться рукой, узнать какой он на ощупь, сжать его в своей ладошке.

Находясь под впечатлением, Оля не заметила, как снова закрутили бутылку, и только сообразила, что игра продолжается, когда в этот раз горлышко точно указала на неё. Оля, понимая, что назад дороги нет, и будь, что бу-дет, уже почти не чувствовала стыда, как в начале игры. Что-то в ней переломилось, видя, как все вокруг развраще-ны, она без всяких уговоров сняла с себя трусики - последнее прикрытие её тела, и стояла совсем нагая посреди ком-наты перед взорами мужчин. Её круглый зад, плавным изгибом, возвышался над стройными ногами. Она, безусловна была великолепна, и её небольшие, но изящные груди с розово-коричевыми сосками могли свести с ума кого угодно. Обнаженное красивое тело девушки были последней крупицей терпения ребят. Они с трудом сдерживали себя.

Люда снова закрутила бутылку и горлышко указало на Галю. Ей уже нечего было снимать. Она, шутя, на-оборот одела на ноги свои белые босоножки, высокие каблуки ещё больше выразили стройность её шикарного тела.

Люда снова крутанула волчок. На этот раз проигравший был Сергей. Он встал, двумя руками снял с себя плавки и его вздернутый огромный член выскочил наружу. У Оли мелькнула в голове, удивившая её, мысль, как хо-рошо, что у Максима не такой большой, по сравнению с членом Сергея.

Бутылка снова закрутилась. В первый раз она указала на Максима, потом на Олю, потом снова на Сергея. Но их это уже не волновало, так как уже всё было снято. И только на четвертый раз бутылка указала на Женю, на кото-ром ещё были плавки. Он уже собрался их снять, но Люда, на которой также оставались ещё одеты розовые трусики, опередила Женю. Со словами: Ой, можно мне это сделать?, она отвела его руки и, лукаво улыбаясь, присела пе-ред юношей. Аккуратно взяла за резинку его зеленых плавок и медленно приспустила вниз на его колени. Перед её лицом стоял и покачивался внушительный член. Люда, не совладея со своим желанием, вытянула свое личико и чмокнула губами в головку возбужденного члена юноши.

Этот легкий поцелуй переполнил чашу терпения Жени и он, со стоном облегчения, схватил за плечи, стоя-щую перед ним на коленях, Люду. Девушка взяла в руки его член и стала смотреть на него, зачарованная, взглядом сумасшедшей, поглаживая головку своей рукой. Не обращая внимания на окружающих, Люда высунула свай розо-вый язычок и облизала алый кончик мужского органа. Мускулистая спина и руки Жени вздулись от напряжения. И когда пухлые губы девушки раскрылись и его член оказался у неё во рту, волна судороги прокатилось по этой кра-сивой спине, от трепетного вкушения сладости, которая жарким потоком разлилась по его телу от её губ и ловкого языка.

В тоже время Галя, встав с пола, подошла к Сергею и положила свои руки ему на плечи, запрокинув голову, подставила губы для поцелуя. Он приник к этим пухлым, кроваво-красным подушечкам, чувствуя, как они шевелят-ся под кончиком его языка. Затем Галя, оторвавшись от его губ, зовущи смотря прямо ему в глаза, взяла в ладошку его мощный член и прижала к своему животу. Сергей страстно прижал гибкое тело девушки к себе так сильно, что её ноги оторвались от пола. Затем он осторожно опустил Галю на пол и сел рядом с ней. Наклонившись, он стал цело-вать её руки и плечи, шею и грудь, бедра и ноги, касался лицом её мягкого живота, самозабвенно вылизывал впадин-ку пупка, посасывал ее затвердевшие горошинки сосков.

Глава 6.

Оля.

Оля, широко раскрыв свои детские голубые глаза, со страхом смотрела, что вытворяют ее подруги. От всего виданного у нее кипела кровь, в голове всё кружилось, трудно было остановиться с какой то мыслью. И когда к ней, переступая через стонущих в сладострастии своих друзей и её подруг, подошел Максим, покачивая на ходу возбуж-денным членом, Оля вся задрожала, как осенний листок на ветру. Максиму стало ясно, что перед ним девственница. Он нежно обнял девушку за тонкую талию. Оля вздрогнула, вся напряглась. Максим бережно подтолкнул её к тахте и усадил рядом с собой, продолжая обнимать за талию, слегка поглаживая ладонью по её мягкому голому боку. Максим чувствовал своим прижатым к ней боком, как дрожит девушка. Он, прижавшись к ней торсом, стал ласкать рукой её длинную гладкую руку, нежно поглаживая от её плеча до кисти, успокаивая её волнение. Страх и скован-ность не покидали её, хотя Оля ясно понимала, что сегодня свершится то, о чём она не могла себе признаться, но давно ждала, и что Максим - это был тот с кем судьба предназначала ей впервые соединиться в самой блаженной смертной близости.

Максим видел, что девушка ещё не готова. Он не спешил и дал ей возможность увидеть сначала, то что ей предстоит испытать самой. Оля, прижавшись к Максиму, с замирающим сердцем наблюдала за действиями Люды и Гали у её ног на ковровой циновке.

Она видела, как Люда жадным ртом сосала и лизала огромную толстую свечку Жени. Затем она выпустила его член из своих уст и опустившись на спину, задрала вверх свои очаровательные ножки и руками стянула с себя последнюю из всей компании одежку. Откинув свои розовые трусики, полностью голая застыла в ожидании. Женя, сжав от нетерпения зубы, навалился на это влекущее тело между ее раздвинутых ног и, быстрым точным движением, вошел в девушку своим подергивающимся от напряжения членом. Как только их члены вошли в соприкосновение, Люда вскрикнула, резко встрепенулась, подавшись всем телом рывком навстречу мужскому члену. Женя, урча от удовольствия и страсти, обнял Люду руками за её круглые ягодицы и, притягивая их к себе, стал делать глубокие поступательные движения в глубь её жаждущего влагалища. Люда, как можно выше задрала свои опьяняющие нож-ки, обняв юношу за его шею, помогала встречными движениями своего тела. Кожа их обнаженных тел блестела ис-паренной. Оле было прекрасно видно, как член мужчины входил в тело её подруги. Блаженные стоны удовольствия Жени и Люды раздавались в комнате, сливаясь и перемешиваясь со стонами удовольствия Гали и Сергея.

Одновременно Оля видела, что делает другая пара. Галя, лежа рядом с Сергеем, играла с его членом, погла-живая его штуку сверху вниз по всей длине. Она проделывала вращательные движения ладонью, останавливаясь у самой головки. Сергей, распластавшись на полу, закрыв глаза, весь напрягся, вкушая сладость ласки девушки. Галя могла бы продолжить эту сладкую пытку и, тогда этот предмет забился бы в агонии, признаки этой страсти были налицо, из головки члена сочилась влага и мутные капли капали на её ладони. Тогда она отдернула руку и, навалив-шись на Сергея, села на него и член уперся в волосы лобка. Галя издала сладкий стон радости и шевельнула бедрами. Сергей схватил её и потянул её к себе, и его член стал медленно вонзаться во влагалище, вызывая судорожные по-дергивания всего её тела. Она стала помогать ему, волнообразно изгибаясь, закатив свои черные глаза.

Оля, видя картину наслаждения, которую испытывают в этот момент её подруги, сама чрезвычайно возбу-дилась. И хотя скованность ещё не прошла, страх уже уменьшился. Максим почувствовал, что настало его время. Он нежно за плечи опустил девушку спиной на тахту и лёг рядом с ней. Любуясь её прекрасным молодым телом, он стал нежно ласкать её своими шершавыми руками, ощущая теплоту и мягкость. Он коснулся её груди, обхватив её ладо-нями, сжал и она, закинув руки на его шею, прижалась к нему. Его руки начали знакомиться с её телом. Рука прошла по её ногам, скользнула по бедру, погладила живот и вернулась снова к груди. Обнаженная грудь Оли, теплая и упру-гая, возбуждала его. Он сжал её и потом начал ласкать кончиками пальцев соски, пока они не напряглись и не стали твердыми. Её бедра вдруг напряглись, задвигались, как бы в стремлении обхватить его. Склонив голову, он впился в её губы, схватив их, слегка кусая. Её тело извивалось, билось в его руках. Он поцеловал её ещё раз, затем стал сосать её губы, запуская свой язык ей в рот, приятно щекоча щеки кудрями своих густых волос. Задыхаясь, она впилась пальцами в его плечи, прижала к себе, их губы слились в долгом, страстном поцелуе. Вскоре, Оля впала в такое со-стояние, что даже не могла ответить на ласки Максима, не могла ни о чём думать. Её охватило жгучие желание. Стройное тело девушки стало инстинктивно выгибаться, ища своим жаждущим влагалищем член мужчины. Максим оторвался от её мягких губ и посмотрел на девушку. Она, раскинув свои руки и ноги, лежала совсем голенькая перед ним, раскрыв свои губы, обнажив ряд белоснежных зубов. Из её закрытых пушистых ресниц выкатилась на розовые щеки капли страстных слез. Максим, смотря на это чудо природы, понял, что более не в силах себя сдерживать. Он встал на колени между раздвинутыми, слегка согнутыми в коленях, ног Оли и, с предельной осторожностью, давая ей возможность привыкнуть к каждому новому ощущению, юноша медленно и осторожно лег на неё. Он стал сколь-зить кончиком члена по влажным губкам её влагалища. Оля стала еще больше выгибаться, ловя влагалищем его член. Максим, просунув ладонь под её ягодицы, потянул девушку за её зад к себе и надавил своим членом на мягкие губки любви, чувствуя, как они сами собой раздвигаются. Его твердый член стал медленно входить в горячее мокрое вла-галище девушки. Оля от страсти стала тихо, но порывисто стонать и охать. Когда головка члена Максима уперлась в девственную плевру девушки, Оля на мгновение опомнилась, вся встрепенулась, хотела оттолкнуть, вырваться из объятий Максима, но обессиленная осталась на месте. Она только сжалась и прижалась спиной к потертой обивке тахты. Максим поддался вперед, не давая члену выскользнуть из её убегающего влагалища. Максим боялся причи-нить девушке боль, но больше был не в силах сдерживаться. Он сильно выгнулся, надавил телом и его член нырнул в горячую пропасть сумасшедшего удовольствия, прорвав девственную плевру. Оля вскрикнула от боли и перестала мученически дрожать, взгляд её глаз стал вызывающе спокоен. Боль быстро утихла, оставив место только пламя не-удержимой страсти. Оля крепко прижалась к Максиму, судорожно обхватив руками за его плечи. Максим, испыты-вая неимоверное наслаждение, стал делать своим членом медленные поступательные движения. А Оля таяла в сладо-стной истоме. Она до этой поры в своей жизни не знала, что могло хоть как-то сравниться с этим новым для нее ощущением. Её тело умело ласкали нежные руки и губы Максима, а его член находясь в её теле, плотно прилегал и тёр стенки её влагалища, иногда до приятной боли касаясь матки. Оля почувствовала, что оргазм разгорается в ней, раскрываясь, как зонтик. Ощущение удовольствия сосредоточилась в одной точке, а затем разлилось по всему телу. Спазматическое сокращение её влагалища, в такт члену Максима, усилило его возбуждение, и он разрядился горячей струей, толкнув её внутри. Оргазм сотрясал её несколько раз, внезапно прорываясь и раздувая её влагалище, расте-каясь потоком жгучего наслаждения по всему телу, пронизывая её насквозь. Исцарапав своими ноготками плечи Максима, Оля затихла неподвижно на тахте, наслаждаясь блаженством бессилия.

Когда Оля очнулась из забытья после совершившегося первого в ее жизни оргазма с мужчиной, она вспом-нила, что они не одни, и есть ещё её подруги, а также Женя и Сережа. Она застеснялась произошедшего с ней и, при-жавшись к горячему телу Максима, зарылась головой на его груди. Но любопытство пересилило стыд и она, вы-рвавшись из объятий удовлетворенного юноши, приподнялась на локте и через плечо Максима взглянула, что дела-ют ее подруги. В комнате отовсюду доносился скрип половых досок и ритмичные шлепки тело о тело, а также вздо-хи и тихие стоны.

Олю ещё беспокоила мысль, как её подруги реагируют на то, что произошло с ней. То, что она увидела, явно показывало, что подругам не до Оли.

Рядом с тахтой, где она лежала с Максимом, на полу спиной на паласе лежал Женя. На нём лицом к нему си-дела Галя, которая уже успела обменяться партнерами с Людой. Галя, гибко изгибая свое грациозное тело, опуска-лась навстречу члена Жени, Она учащенно дышала, её грудь вздымалась под его рукой, как волна. Со стороны Оли, ей было отлично видно, как под круглыми ягодицами Гали мелькал блестящий член Жени, который то появлялся, то снова погружался на всю длину в её влагалище.

В двух метрах от них сидел в мягком кресле Сергей. Перед ним между его широко расставленными ногами стояла на коленях Люда и с вожделением взирала на его член. Затем она осторожно придвинулась к нему, и накло-нившись, стала целовать головку члена, трогая её кончиком языка. Девушка всё больше и больше распалялась, теряя рассудок, неистово сосала его член, облизывая его языком, как конфетку. Потом Люда раздвинула ножки и сунула свой палец в промежность, раскрыла губки влагалища и стала нежно тереть клитор, вздрагивая от удовольствия. Сергей сверху с интересом наблюдал за девушкой. Чувствуя упругие горячие губки её ротика на своем члене, он был близко к экстазу, но еще держался. Вдруг Люда выпустила его член изо рта, села, тяжело переводя дыхание, загляну-ла себе между ног, раздвинула обеими руками губки влагалища. Несколько раз она переводила пылающий взор с себя на громадный член Сергея, будто примерялась, сможет ли этот гигант поместиться в узенькой щелочке. Потом решившись, вскочила коленями на кресло и, переступив через его бедра, придвинула свою промежность к его члену. Осторожно приставив его пылающую головку к губам своего влагалища, она стало медленно и осторожно опускать-ся на него, замирая от наслаждения.

Оле было очень интересно. Она со сладострастным трепетом следила за блаженством своих подруг, но те-перь она не только могла наблюдать, но и испытывать тоже, что и её подруги. У Оли был её Максим - самый дорогой для неё человек, который лежал рядом и бережно прижимался своим горячим телом к её жаждущему ласки телу. Желая сделать ему что-то особо приятное и возбужденная действиями Люды, Оля опустилась ниже к бедрам Мак-сима и взяла рукой у основания его член, с удовлетворением ощущая, как он твердеет. Она осторожно, двумя паль-чиками взяла головку его член, приоткрыла свои губки, приложила его к ним, сначала робко, а потом всё более не-принужденно она стала сосать его, причмокивая и вздыхая, трогая маленькое отверстие языком, пытаясь сделать его пошире. Максим не ожидал от Оли такой прыти. Каждый вздох Максима, каждое движение его тела, передавало, как он возбужден. Оля старательно работала своим ртом. Эти легкие касания языком, щекотание самого кончика, снача-ла вызвали появление несколько капель, которые она слизнула, дрожа от удовольствия, а затем сложив свои губы трубочкой, она стала медленно втягивать головку через гладкое, плотное кольцо, а затем впустила его на всю длину, натягивая кожу снизу, и водя обнаженной головкой внутри рта, чуть ли не заглатывая его. Оля закрыв глаза шумно дышала носом, извиваясь всем телом.

Максим почувствовал, что сладость стала нестерпимой. Он стоял перед выбором, достигнуть оргазм и вы-плеснуть струю спермы в рот Оли или прервать эту божественную ласку, немного успокоиться и удовлетворить де-вушку. Хотя ему очень хотелось довести до конца первый вариант, но он боялся, что для Оли, для которой всё сего-дня было впервые, это будет слишком много.

Он нежно отстранил девушку, вынув свой член из её горячего рта. Максим положил податливое тело Оли лицом на смятое покрывало тахты. Затем, нажимая своим коленом на её ноги, он заставил её встать на колени. Оля стояла на коленях и локтях, выставив вверх свой круглый зад. Максим, встав также на колени, придвинулся вплот-ную к её мягкой попке и, найдя своим членом щель её влажного влагалища, с размаху ввел его до самого яичника. Член Максима вошел в девушку так сильно и глубоко, что Оля вскрикнула от резкой боли. Максим, поняв свою не-терпеливую ошибку, стал более медленней и мягче двигать своим членом в теле девушки. Боль утихла, и Оля снова ощутила тоже, что и в первый раз. Член Максима, словно дизельный поршень плотно входил в неё, и каждое его вхождение был взрывом удовольствия, растекаясь потоком жгучего наслаждения по всему телу, пронизывая её на-сквозь. Этот акт был более продолжительней, чем предыдущий, и Оля успевала заметить все оттенки и этапы возбу-ждения до самого оргазма. Вцепившись ногтями в обивку тахты, Оля ещё выше стала выгибать, возвышающийся над тахтой свой зад навстречу члену Максима. Его руки сдавили её, сжимая её напряженное тело и, наконец, она ощутила его бешеный толчок. Вращая свой зад, Оля двигалась вверх-вниз, прижимая свои ягодицы к его члену, и чувствуя горячую струю внутри влагалища, она как бы доила его, усиливая обоюдный оргазм. Из её горла вырыва-лись сдавленный вскрики, тело её извивалось, дрожало, коченея от блаженства.

Придя в себя после второго оргазма, Оля снова осмотрелась. Оргия продолжалась, только ее подруги снова обменялись партнерами. Оле, со страхом, подумалось: А меня Максим не будет обменивать?

Эта мысль ее напугала. Оля, прильнув к Максиму, стала просить его, чтобы он пообещал ей, что они всегда будут только вместе и он никогда её не отдаст. Максим, умирая от блаженства, готов пообещать Оле всё, что она попросит. Оля успокоенная твердым обещанием Максима, с новой страстью отдала свое молодое тело ласкам более опытного юноши.

Глава 7.

Катер.

(Еще три дня)

Следующих три дня девушки не расставались с ребятами ни на минуту. Днём, когда ребята должны работать спасателями на пляже, подружки катались с ними на катере, иногда все вместе, заплыв подальше в море, голышом купались, а с вечера до почти самого утра на даче у девушек устраивали праздник секса и страсти. Оля всё больше и больше входила во вкус такой жизни. Она ни о чем не сожалела и безумно влюблялась в своего Максима.

Максим, обещая Оле, что они будут только вдвоём, верил, что сдержит это обещание. Но в этой обстановке было чрезвычайно тяжело сделать это. Красота и сексуальность Люды и Гали зажигало в нем пламя неудержимой страсти. К тому же его друзья Сергей и Женя морально давили на него, они восхищавшись молодостью и естествен-ностью Оли, очень желая её.

Люда и Галя также были недовольны сложившейся ситуацией. Они пытались уговорить Олю не делить ком-панию, но Оля даже говорить на эту тему не хотела.

Остров.

(Одиннадцатый день)

Наступила пятница. У ребят были впереди два выходных дня. Они одолжили у знакомых катер и отправи-лись с девушками на отдаленный остров.

Через два часа мощный катер, поднимая веер брызг, доставил их к острову. Остров был не большой, диа-метром около километра, каменистый, лишенный растительности. Объехав вокруг острова, ребята нашли песчаный берег, где была возможность причалить.

Сначала девушкам остров показался слишком пустынным и не уютным. Но когда ребята установили палат-ку и тент сразу стало уютней.

Уже вечерело. По южному темнело быстро, но ребята собрали громадный костер и яркий столб огня пре-вратил пляж в райский уголок.

Молодежь веселилась, не боясь, что им кто-то помешает. Сначала купались в чистом спокойном море, вос-торгаясь необычайной теплотой воды. Особенно прекрасен был секс в воде. Стоны, вздохи и сладострастные вскри-кивания далеко уносились в загадочную темноту вокруг острова, а движения тел вызвали шторм в спокойной воде бухты.

Затем слегка уставшие и замершие, отогревались коньяком, подставляя свои нагие тела палящему огню ко-стра.

Отдохнув, танцевали голышом под магнитофон, звуки которого мягко раздавались во влажном воздухе. Языки костра переливались бликами на отливающих янтарем в темноте ночи тел танцующих пар.

Потом тут же у костра снова страстная любовь на ещё тёплом после солнечного дня бархатном песке.

Максим и Оля были только вместе. Они даже не расставались во время танцев, когда его голые друзья пы-тались потанцевать с обнаженной Олей.

Четверку друзей уже начала злить сложившиеся отношения между ними и влюбленной парочкой. В ту ночь Люда, Галя, Сергей и Женя выработали план заговора в отношении Максима и Оли.

Заговор.

(Двенадцатый день)

После бурной ночи компания проснулась уже ближе к полудню. В палатке было жутко жарко. Галя встала и, перешагнув через разморенного жарой и сном, лежащего рядом с ней Женю, голая, как и все, вышла из палатки. Че-рез секунду с визгом влетела опять в палатку, окончательно разбудив остальных. Оказалось, что на остров, ещё вче-ра совсем пустынный, с утра причалило много катеров и сотня отдыхающих расположились на их пляже вокруг па-латки.

Кое-как разобравшись в полумраке палатки, где чьи купальники, и одев их, компания вышла на солнечный свет. Всюду было много отдыхающих беззаботно загорающих на песке и купающихся в море. Вторжение чужаков компанию совсем не устраивало, они хотели провести этот день без стеснения. Посоветовавшись, решили взять не-обходимое и временно перебраться в глубь острова.

Искупались, позавтракали, опохмелились сухим вином и начали собираться. Во время сборов Галя, которой накануне заговорщики дали задание соблазнить Максима, всё время крутилась вокруг него. Когда он задержался в палатке с Галей, она ловко просунула руку под его мокрые плавки и нежно сжала его член в своей ладошке. Максима замер, Галя выдернув руку из его плавок, выскочила из палатки.

Неожиданные действия Гали произвели сильное впечатление на юношу. Максиму давно хотелось быть с Га-лей и Людой, но его сдерживало обещание данное Оле. Максим, шагая рядом с Галей к центру острова, всё время поглядывал на неё, встречая зовущий взгляд её черных глаз.

Место, где друзья разбили свой лагерь, подходило их требованиям. Эта была выемка, отгороженная от по-сторонних глаз грудой камней. Все скинули свои купальники и стали загорать. Было невыносимо жарко и каждые полчаса поочередно, одев обратно купальники, бегали охлаждаться в прохладную морскую воду.

Максим, лежа на песке рядом с Олей, всё время обращал свой взгляд в сторону Гали, которая умело позиро-вала для него свое шикарное обнаженное тело. Как только Оля задремала, Галя встала, одела купальник и со словами: Скоро обед, а мы соль забыли. Я схожу в палатку за ней.

Красноречиво посмотрев в глаза Максима, она, крутя своими ягодицами и покачивая бёдрами, отправи-лась в сторону палатки.

Максим не находил себе места. Видя, что все дремлют, а Оля совсем заснула, сонно раскинув своё уже со-всем бронзовое тело, он встал, натянул свои плавки и побежал вслед за Галей.

Он догнал её у самой палатки. Войдя в палатку, они, не говоря ни слова, бросились друг другу, слившись в страстном поцелуе. Оторвавшись от его нетерпеливых губ, Галя опустилась на колени и, приспустив вниз его плавки, мягкими губами обжала его возбужденный член. Галя проявила всё своё искусство оральной ласки. Она нежно соса-ла головку его пениса, иногда выпуская изо рта, пробегая язычком по все длине, опускаясь до его яичек и слегка по-кусывая их своими зубками, затем снова также теребя язычком по всему стволу возвращалась к грушеобразной го-ловке и вновь поглощая её, слизывая капельки жидкости, выступившие от возбуждения из его канала. От такой ласки ноги юноши подкосились и он опустился на пол палатки, откинувшись на спину. Галя не прекращала оральную лас-ку. Она, теребя основания фаллоса левой рукой и сжимая его ягодицы правой, просунула свое лицо между его ног и её проворный язычок достал до самого ануса Максима, заставляя его сладостно вздрагивать. Он судорожно схватив копну густых волос девушки, притягивал её к своему члену. Он чувствовал, что пора прекратить эту ласку и перей-ти самому к активным действиям, но он был не в силах остановить эту сумасшедшее наслаждение. Галя, чувствуя крайнее возбуждения партнера, стала медленней ласкать его орган, давая ему больше возможности ощутить остроту подобной ласки. Она обхватила губами его головку и медленно без резких движений, словно спящий ребенок соску, стала посасывать её. Но возбуждения Максима достигло предела, он громко до крика застонал, и чуть не задыхаясь, разразился горячей струей. Галя почувствовала, что этот солоноватый поток вспрыснулся ей прямо в глотку. Глотая его, она чуть не захлебнулась.

Максим, растянувшись в изнеможение и переживая необычное сильное наслаждения, наблюдал, как Галя, держа рукой ствол его пениса, вылизывала его член, лобок и живот, где могла быть хотя одна капля его семени. От этого член Максима не успев опасть, как снова стал крепчать. Юноша был благодарен за удовольствие, которое ему подарила Галя. Через несколько минут Максим почувствовал, что снова сильно возбудился. Он, лежа на скользком брезенте пола палатки, стал стягивать черные купальные плавки с крутых бедер девушки. Галя, теребя рукой его член, помогла ему до конца снять с себя плавки, выдернув из них свои ножки. Галя нагнулась, чтобы продолжить ласкать ртом член Максима, но он был уже и так порядочно возбужден. Отстранив её голову от своего члена, юноша принудил девушку сесть на него. Галя рукой направила в своё влагалище его крепкую плоть и с тихим стоном удо-вольствия села на него, введя его в себя до самого основания. Максим, наслаждаясь близостью, любовался в полу-мраке палатки страстными движениями извивающегося в акте грациозного тела девушки. Руки Максима ласкали и мяли ее бедра, колени, живот. Когда его ладони поднялись до ее грудей, он определил, что на Гале ещё одет лифчик. Приподнявшись торсом, целуя в липко-солоноватые от его первой спермы пухлые губы Гали, он отыскал руками застежку и через секунду её очаровательные груди заколыхались на свободе. Сжимая свинцовую тяжесть её грудей, Максим глубоко подмахивал своими бедрами навстречу движения тела девушки. Вскоре Максим почувствовал при-ближение оргазма, но он чувствовал, что Галя еще не готова. Тогда Максим приподнял девушку за бедра и, опустив её сбоку от себя, спустился своей курчавой головой к её промежности. Раздвинув её длинные ноги, он начал лизать языком её влажное влагалище. Под воздействием ласки шершавого языка Максима, Галя мгновенно возбудилась, заохала и заерзала своим телом по скользкому брезенту. Чувствуя начала оргазма, Галя развернулась и снова погло-тила ртом член юноши. От её интенсивного сосания у Максима наступил оргазм. Он взвыл от страсти и сильно за-дергался. Галя, чувствуя, как на её языке задергался мужской член, снова ощутила знакомый соленый вкус мужской спермы. Глотая мужское семя, она не переставала сосать его член, словно боясь, что хоть одна капля пропадет зря.

Затем они обессиленные долго лежали на липком от пота брезенте, накалившейся под солнцем палатки.

Как только Максим убежал вслед за Галей, заговорщики начали действовать. Сергей и Женя спрятались за каменную кучу и наблюдали из-за неё. Люда легла рядом с дремлющей Олей и начала целовать и ласкать её обна-женное, раскинутое в сонном спокойствие, тело девушки. Оля проснулась и оглянулась.

А где все? - спросила она у Люды.

Пошли купаться - ответила ей она, целуя Олю в её крепкие соски. Оля, которой уже полюбились такие игры в те первые южные ночи, когда она узнала о женском сексе, сразу почувствовала прилив возбуждения. Она ответила на ласки Люды. Сергей и Женя из-за камней наблюдали за девушками, любуясь игрой двух прелестных лесбиянок. Им было прекрасно видно, как Люда и Оля, изгибая свои молодые стройные тела от страстного томления, ласкали друг друга, не замечая ничего вокруг. Люда, действуя с умыслом, старалась больше возбудить Олю, чем себя. Люда заставила Олю лечь на спину, а сама устроившись между ее раздвинутых ножек, стала старательно лизать языком её соленое от морской воды влагалище, доведя свою подругу до крайне сильного возбуждения. Оля, охая, стала выгибаться своим станом.

Юноши, видя состояние Оли, уже не скрываясь, вышли из своего укрытия и подошли к девушкам, продол-жая наблюдать восхитительную картину происходящую у их ног. От всего виденного юноши уже давно возбуди-лись, тем более, что они давно мечтали овладеть Олей.

Оля открыла глаза и, увидев рядом с собой Сергея и Женю, вся сжалась, замерев от страха. Она уже не стес-нялась своей наготы перед Женей и Сергеем, и не стеснялась видеть их наготу, но всегда рядом с ней был ее Максим. Видя красноречиво торчащие вверх мужские члены Жени и Сергея, Оле стало не по себе без её защитника. Оля чув-ствовала, что у неё может не хватить сил и воли защитится от этих мужчин. Тем более, что после мастерской обра-ботки Люды, девушка была сильно возбуждена. Жажда наслаждения уже полностью захватило её, и тот момент, ко-гда Женя и Сергей прильнули к ней с двух сторон своими обнаженными телами, Оля уже не могла защитить себя. Она еще раз оглянулась, не появился ли её защитник, но Максима не было. Зато были рядом Сергей, который уже заменил Люду, начал ласкать её влагалище своим шероховатым языком, и Женя, который, обнимая Олю за талию, нежно покусывал и целовал соски её очаровательных грудей.

Оля, борясь между усиливающимся возбуждением и со страхом, сначала нервничала, но возбуждение побе-дило страх и девушка снова провалилась в пропасть наслаждения.

Люда в это время с вдохновением сосала член у Жени, который прильнув к телу Оли, ласкал её груди. Ласки Люды ему были очень приятны, но наконец доступное тело Оли его больше притягивало. Видя, что Сергей уже навалился на это желанное тело и ввел свой член во влагалище, стонущей от страсти, Оли и начал делать посту-пательные движения, Женя не выдержал и, отстранив от своего члена ласкающий рот Люды, потянул свою напря-женную плоть в сторону Оли.

Люда не обиделась на Женю. Девушка его прекрасно понимала, хотя она сама была сильно возбуждена. Она отодвинулась от страстной троицы и села, облокотившись спиной к горячему большому гладкому камню. Раздвинув свои ножки, она погрузила свои пальчики во влагу своего жаждущего ласок влагалища.

Возбуждая себя, Люда внимательно наблюдала за своими друзьями. Она видела, как нетерпеливый Женя стал слегка, но настойчиво сталкивать Сергея с Оли. И когда Сергей, неохотно, все же сполз с её тела, уступив свое место другу, Женя с неимоверным удовольствием заменил Сергея.

Люда, если бы сама не видела, никогда не поверила бы, что ещё не много более недели назад её подруга Оля была девственница и стыдилась всего на свете. За этот короткий срок Оля сильно изменилась, научившись многому, став раскрепощенной и сексуальной. Её умение и темперамент уже ни сколько не уступал темпераменту и опыту её подруг. И сейчас Оля превосходно доказывала это. Охая и стоня от наслаждения, она с удовольствием принимала в себя член Жени, высоко задрав свои безукоризненные ножки, крепко сжимая ими движущиеся бедра юноши. Но твердый грунт через одеяло колол её спину и она, выгнувшись, сбросила с себя Женю. Юноша не понимая её дейст-вий, удивленно смотрел на девушку. Но когда Оля стала на колени и, гибко выгнулась, словно кошечка, приподняв навстречу члену Жени свой круглый задок, юноше стало всё ясно. Он быстро, чтобы опередить Сергея, вогнал свой член в желанную щель. Сергей, для которого это ожидание было выше его сил, придвинулся к голове Оли, подстав-ляя свой напряженный орган к её лицу. Увидев перед своими глазами трепыхающийся мужской член, Оля не заду-мываясь, приподнялась и, обхватив руками за ягодицы Сергея, поглотила ртом его член, сося и лаская с большим энтузиазмом.

Пролежав минут пятнадцать рядом с Галей, Максим встал и сказал: Галя, очнись, пойдем к нашим.

Иди один. Я еще не много посплю - с томной сонливостью произнесла Галя. Она притворялась. Спать ей совсем не хотелось, но по плану на полянку Максим должен быть прийти один.

Максим натянул свои плавки и вышел из палатки. Искупавшись, он довольный собой и сексом с Галей, улы-баясь, вприпрыжку побежал к центру острова. Вбежав на полянку, Максим остолбенел от увиденной картины. Его Оля, охая и стоня, гибко выгнувшись, стояла на коленях и изгибалась вся в страстных движениях ягодицами на-встречу бедрам Сергея, который сзади, также стоя на коленях, вводил в нее свой член. Член другого его друга Жени, сидевшего на земле впереди девушки, был у неё во рту, который Оля восторженно сосала.

Максим не успел ничего предпринять, как его атаковала Люда. Она быстро приспустила вниз его мокрые по-сле купания плавки и посапывая от страсти, стала сосать его вялый и соленый от морской воды член юноши. В Мак-симе, также, как накануне у Оли, чувство обиды и ревности боролись с чувством страсти. К тому же он только не-давно имел два оргазма с Галей. Но умелые пухлые губы, ровные зубки и шершавый язычок так давно желанной Люды сделали свое дело. И здесь чувство страсти оказалось победителем.

Женя первый кончил, выплеснув свое семя в сосущий рот Оли. Одновременно с ним наступил оргазм у Оли и не думая о том, что впервые в жизни она это делает, девушка сглотнула вязкую жидкость, продолжая страстно со-сать мужской член. Через минуту Оля почувствовала, как в её влагалище стал дергаться член Сергея, обжигая внутри горячей спермой. У Оли снова начался второй оргазм, такой же острый, как и первый.

Только после него она, выпустив из своего рта увядающий член удовлетворенного Жени, увидела Максима, который в трех метрах от неё лежал на, высоко закинувшей вверх ногами, Люде, делая поступательный движения своим членом. Они оба стонали от получаемого удовольствия. В момент, когда Максим почувствовал приближение своего оргазма, он вспомнил, как делали накануне они с Галей и желая повторить, он выдернул из влагалища Люды свой член и продвинулся им вперед к её лицу. Он хотел погрузить свой член в её уста, но не рассчитав время и свои силы, не донес, выплеснув скупые капли своего третьего за этот час оргазма на шею и подбородок Люды, которая в этот момент кончала очень бурно, размазывая ладошками сперму по своей груди и выкрикивая: Ещё! О, боже, как хорошо!

Когда Максим пришел в себя, его глаза встретились с глазами Оли. В её и его взглядах был укор и обида. Только во взгляде синих глазах девушки был ещё страх, а у Максима - злость. Он злился из-за своей мужской эгои-стичности, считая, что во всем виновата Оля. Особенно его злил вид её пухлых губ, на которых блистали на солнце следы капель спермы его друга. Они оба понимали, что их идиллия безвозвратно нарушена. Смутившись, они отвели взгляд друг от друга.

К компании не спеша, покачивая при ходьбе бедрами, подошла Галя. Она ничего не спросила. По удручен-ному виду Максима и Оли, и по довольным и удовлетворенным физиономиям остальных было ясно, что план удал-ся.

Вернувшись в Гурзуф, девочки стали собираться домой. Остаться дольше они не могли, так как заканчива-лись их каникулы и близилось начало занятий в техникуме. Ребятам так не хотелось отпускать от себя девушек, что они решили отодвинуть отъезд хоть на один день. Раскошелившись, ребята купили через знакомых билеты на само-лет, сделав возврат железнодорожных билетов. Но тут возникла другая проблема. Хозяйка дачи, зная день отъезда девушек, уже сдала их комнату. Тогда ребята пригласили девушек на один день в Симферополь.

Глава 8.

Симферополь.

(Последний день)

На следующий день утром два частные такси Волга с ветерком доставили компанию в жаркий пыльный город. Погуляв по столице Крыма, которая после побережья не оставила у девушек ни каких положительных впе-чатлений, все отправились на квартиру Сергея. Трехкомнатная квартира была в распоряжение ребят до утра, так как было воскресенье и родители Сергея находились на даче. Пока ребята занимались делами в городе, девушки, устав от дороги и дневного зноя, приняли душ и приводили себя в порядок.

По плану вечером собирались идти в ресторан. Но когда ребята увидели своих дам, которые, спрятав свою летнюю легкую одежду в чемоданы, сделали прически и впервые облачились в вечерние наряды, ребята передумали вести их в ресторан. Девушки были слишком хороши и очаровательны для таких мест. Вечером в городских ресто-ранах собирались всякие мерзавцы и из-за таких красоток драки с ними было не избежать. А последний вечер с де-вушками Сергей, Женя и Максим дракой заканчивать не хотели. Отговорив девушек, ребята сбегали на ближайший рынок и немного освободили холодильник родителей Сергея. Нарядные девушки пассивно сидели в креслах и на-блюдали, как их кавалеры готовят ужин и накрывают стол. Жареное мясо, копченая курица, тушеный картофель, салат из огурцов и помидор, баночка черной икры, виноград, груши, персики и дыня обильно окружали, стоящие по центру стола, пять бутылок крымского шампанского и три бутылки молдавского коньяка.

Утолив первый голод, все принялись нагружаться алкогольными напитками. Ребята, с нетерпением пред-вкушавшие дальнейшее развитие, убрали со стола, оставив фрукты и бутылки. Юноши с восхищением смотрели на своих подруг. В этот вечер в вечерних нарядах и ярком макияже девушки казались более взрослыми и немного чу-жими. На Гале была одета черная блузка с большим вырезом, в котором бугрилась и притягивала мужские взгляды ее обворожительная грудь, и черная узкая мини-юбка полностью открывавшая ее стройные ноги в ажурных колгот-ках телесного цвета. Чёрные туфли на высоком каблуке делали её ещё более грациозной. На Люде было прорезино-ванное трикотажное, сильно облегающие её женственную фигуру, очень короткое платье, зеленый цвет которого сочетался с цветом её лукавых глаз. Её ноги тоже были полностью открыты, в серых туфлях и в модных колготках-лукра, делавшие её очаровательные ножки стеклянными. Оля не имела таких экстравагантных нарядов. Она была одета проще, но со вкусом. Белая гипюровая блузка, белая до колен гофре-юбка, белые босоножки. Вся эта снежная белизна ослепительно сочеталась с янтарным загаром лица, рук и ног в прозрачных тонких колготках. Ребята были заметно проще одеты, как всегда джинсы и хлопковые рубашки.

После того, что произошло на острове, Максим и Оля ещё не растопили холод обиды и отчуждения. Они старались не смотреть друг другу в глаза. Зато Люда и Галя были, как всегда, веселы и шаловливы. Они меньше всего хотели разбирать в душевных переживаниях. В последний вечер со своими великолепными кавалерами подружки намеревались гульнуть на всю катушку.

Все, хватит кушать! - сказала Галя: Пора веселиться! Давайте танцевать!

Голыми! - добавила любительница коллективного раздевания Люда.

Такое предложение для ребят было, словно мёд для медведя. Они улыбаясь, стали скидывать с себя одежду. Оля замешкалась, а Люда и Галя сделали вид, что тоже раздеваются, но перехитрили ребят. Юноши привыкли, что их подруги не стыдятся перед ними своей наготы, и не заметили, как, быстро раздевшись, они оказались полностью обнаженными в окружение одетых в наряды девушек. Смех девушек и проведенных шуткой ребят заглушил музыку магнитофона. Обстановка была необычна. Три голых парня в компании трёх в вечерних нарядах красавиц.

Вот теперь танцуем! - предвкушая занимательную ситуация, объявила Люда. Загорелые мускулистые юноши с ещё сонными членами были подобны греческим статуям. Сергей пригласил Олю, прижав к своей груди её тонкое тело в белом одеянии. Максим стал танцевать с Людой, Женя с Галей. Такой танец возбуждал не только де-вушек, но и ребят. Танцуя, их болтающиеся члены напряглись и уже больше не болтались, что ещё больше возбуж-дало танцующих с ними подруг.

Оля, чувствуя, как вздыбленный член упирается в её живот, вся дрожала от возбуждения. Она посмотрела, что делают её подруги. Люда, танцующая с Максимом, слилась с ним в пылком поцелуе и маленькой ручкой водила вверх вниз по стволу его крепкого члена. Затем она оторвалась от его губ и присела на колени. Её коротенькое платье поползло вверх, оголив аккуратные белые трусики. Люда нежно обняла его ягодицы и поглотила ртом его член. Максим учащенно задышал.

Оля перевела взгляд на другую подругу. Галя также была в ногах у Жени и уже вовсю сосала его член.

Оля, видя, как её Максим наслаждается лаской Люды, не чувствовала ревности. Её сейчас интересовал тот предмет, который напирал на юбку-гофре. Она, подстраиваясь к своим подругам, опустилась перед Сергеем на коле-ни. Он смотрел на Белоснежку сверху, как она приблизила свои вишнево-жаркие губы к персикообразной головке его члена. Касание её влажных губ, медленное прикосновение и отнятие рта, легкий пробег упругого, горячего драз-няще-влажного языка по всему стволу члена сводила с ума его. Она обволакивала его член влажной мягкостью языка и горла. Заглатывая его, убирая его в себя целиком, до яичек, она была по-матерински заботлива, а потом, перехва-тив воздух и сглотнув слюну, она встряхивала головой, отбрасывая волосы за спину, и снова мягко обсасывала его член язычком, постепенно погружая его в себя всё глубже. Она вскоре освободила Сергея от первого напора стра-сти. Когда фонтан спермы выплеснулся в её горло, она приняла в себя весь заряд. Сергей, умирая от наслаждения, был неожиданно удивлен, как за десять дней Оля превратилась в королеву минета. Он посмотрел на остальных. В этот момент Женя содрогался от наслаждения, выпуская потоки спермы в рот Гали. Максим тоже начал показывать явные признаки оргазма. В этот момент Люда выпустила из своего рта его вздрагивающий член и он, уставившись ей в лицо, стрельнул семенем. Первая струйка залепила ей глаз, вторая упала на локон ее пепельных волос, остальные капли спермы Люда слизнула с головки члена Максима.

Ребята были в восторге от такого начала. Но для продолжения любовных игр им нужно было не много на-браться сил. Юноши пили коньяк, а девушки запивали солоноватый вкус мужского семени шампанским. Они также были сильно возбуждены предыдущим минетом, но понимали, что партнерам надо время. Люда обожающая стрип-тиз стала танцевать посреди комнаты, томно зажигающи двигая свое женственное тело. Под медленную мелодию она, танцуя, начала снимать с себя свою нарядную одежду. Виляя своими волнующими мужской взгляд бедрами, она стянула с себя свои модные колготки и её блестящие масленым глянцем ноги после этого приобрели естественный загорелый цвет спелого абрикоса. Она снова одела скинутые туфли и продолжала изгибаться под музыку. Люда танцевала превосходно. Она была прирожденная танцовщица, к тому же в школе она три года ходила на танцеваль-ные курсы. Ребята зачаровано смотрели, как она, медленно взмахнув руками, потянула вверх свое обтягивающее платье. Её попочка в белых трусиках оголено виляла, когда, слегка растрепав прическу, она сбросила с себя платье. В одних трусиках, нисколько не смущаясь, она гладила свои очаровательные груди, руки её скользнули на живот, затем плавно прошлись по бедрам и соединились на лобке. Мастурбируя себя сквозь ткань трусов, она продолжала танце-вать. Ребята под действием этого танца быстро набирались новыми силами. Стройная, изящная, блистая какой-то особой женственностью и грацией, она наконец сняла с себя трусики и голая прошлась по комнате к столу, со слова-ми: Следующий, на выход!

Галя поняла, что Люда зовёт её. Галя танцевала не так талантливо, как её подруга. Но ее неотразимая красо-та скрывала этот недостаток. Всё в ней было совершенно и прекрасно. Она, искоса посматривая на ребят, в танце сняла туфли и стянула с себя ажурную скользкую ткань колготок. Надев обратно туфли, она легкими движениями рук и тела освободилась от юбки и блузки, открыв взору ребят свои килограммовые дивные груди. Ребята не успели налюбоваться этим сокровищем, как она скинула с себя черные трусики. Как ослепительная вспышка магния ослепи-ла красота её тела любовавшихся ею ребят. Высокие каблуки черных туфель на стройных изумительных ножках гармонично дополняли её и без того чудесную фигуру. Не говоря ни слова, она села в кресло и посмотрела на Олю. Оля увидела, что все на неё ожидающе смотрят. Она прекрасно понимала, что от неё хотят. Еще пару недель назад никакие силы не могли заставить её делать подобное, но сейчас ей самой очень хотелось танцевать и раздеваться пе-ред мужчинами. Её заботило не раздевание, а сама техника танца. Встав на центр ковра в комнате, она прислушалась к мелодичному блюзу и начала двигать в танце своё молодое тело. Сначала Оля не очень попадала в такт, но скоро уловила ритм мелодии и полностью увлеклась танцем, не забывая о раздевании. Повторяя движения Люда, она сна-чала стянула колготки, затем белую юбку и блузку. В отличие от подруг она носила еще лифчик. Ей долго не удава-лось его расстегнуть, но когда застежка поддалась и лифчик был снят, наградой были дружные аплодисменты. Со-всем уже не стыдясь, она, вильнув своими ягодицами, сдернула с себя белые трусики. От неё исходил пьянящие сия-ние молодого тела. Каждая мельчайшая деталь её груди, плеч, рук, бедер и очертание стройных ног в белых босо-ножках составляли единую непостижимую гармонию и очаровывали бесхитростной простотой. В ней не было ниче-го сверхъестественного и вместе с тем она была необыкновенно хороша.

Ей не дали вернуться к столу. Женя не удержался и бросился ей навстречу. Он, сжав её тонкое тело, упал вместе с ней на кожаный упругий диван. Этот порыв дал остальным старт к действию. Сергей подошел к Гале, сидя-щей в кресле, и опустился перед этой очаровательницей на колени, раздвинув её сногсшибательные ноги, он зарылся лицом в её норке. Максим в этот момент уже обнимал Люду, целуя и сжимая её мягкие груди. Он прижал девушку за талию, приподнял её и потянул её в сторону дивана, где Женя колдовал над телом Оли. Его Оля, подставив свой ло-бок лицу Жени, пристально смотрела в глаза Максима. Она еще не простила ему, что он сделал сам и допустил, что сделали его друзья на острове. Она видела, что Максим переживает и ревнует, и она мстила ему, отдаваясь его другу. Максим опустил Люду рядом с ней и, опустившись на колени, также, как Сергей и Женя, в благодарность за всё, что они получили от девушек, стал лизать языком мягкие липкие губки влагалища. Люда застонала и вся погрузилась в трепетное вкушение сладости, которая жарким потоком разлилась по её телу от его губ.

Оля упивалась такой лаской мужчины. Это было далеко оттого, что делали во время лесбийской любви с ней Люда и Галя. Наслаждение росло, как ком снега, по всему телу разливалась сладостная дрожь, похожая на зуд. Ей стало трудно дышать, стук сердца сбивал дыхание, в голове стоял дурман исступления. И, когда член Жени ворвался в её влагалище, у неё уже начался приступ сумасшедшего оргазма. Она закинула ноги на его ягодицы и с какой-то дикой силой прижимала их, подтягивая свое тело навстречу его члену.

Рядом с ними сильно заскрипела кожа дивана. Это Максим, развернув задом к себе Люду, ввел свой член в неё и тоже стал делать мощные страстные движения. Люда сопела и охала прямо в ухо Оли, чем ещё больше разжи-гая сладострастное исступление. Первый кончил Женя, удары его спермы в глубине влагалища Оли были детонато-ром нового взрыва острого оргазма. В этот момент кончил Максим. От чрезмерного ощущения он сильно дернулся и, его член выскочив из влагалища Люды, вышвырнул брызги мутной спермы на позвоночник девушки. Несколько минут все четверо не могли прийти в себя, наслаждаясь полученным удовольствием. Когда они смогли ориентиро-ваться, то увидели, что дело у Гали и Сергея ещё в самом разгаре. Галя сидела в кожаном кресле, низко опустившись и широко раскинув стройные ноги на подлокотники, а Сергей стоял на коленях и, двигая руками кресло на колесиках к себе и от себя, вводил свой длиннющий член во влагалище девушки. Они, не замечая никого, наслаждались сопри-косновением их тел только в одной точке. Наконец, острое нестерпимое удовольствие содрогнуло сильное тело Сер-гея, вылившись потоком горячей спермы внутри, громко вскрикивающей в оргазме, Гали.

Все остались очень довольны друг другом. Было уже поздно, но ребята, чувствуя тягость предстоящего рас-ставания, не хотели отпускать от себя девушек. Но подруги были прилично пьяны и очень утомленные, они заявили, что больше не могут и пора спать. Огорченным ребятам пришлось согласиться.

Девушки стали искать себе место для ночлега. Оля улеглась на тахте в комнате Сергея. Галя и Люда легли на кровать родителей Сережи. Оля, закутавшись в мягкое одеяло, сразу уснула.

Но этот крепкий сон был вскоре нарушен. Кто-то скинул с неё покрывало и нетерпеливые мужские руки стали мять её тело.

Максим! - радостно подумала сонная Оля. Она провела рукой по его лицу и поняла, что ошиблась. Корот-кие волосы и усики - конечно это был Женя. Ребята просто так не оставили девушек в покое. Не вытерпев, они снова набросились на девушек. Женя без всякой подготовки загнал свой крепкий член в её влагалище и начал делать рит-мичные поступательные движения. Оля еще полностью не проснулась и не могла настроиться на волну наслаждения. Когда Жени зарычал и толкнул её внутри спермой, Оля уже окончательно проснулась и начала понемногу возбуж-даться. Чмокнув её в губы, Женя, не говоря ни слова, сполз с неё и в темноте вышел из комнаты. Оля попыталась заснуть, но это было не просто. Действия Жени разбудили в нее желание и оно не давало ей успокоится сном. Но время шло, сон снова стал наступать, вытесняя чувство неудовлетворенной страсти. Оля уже почти уснула, как ус-лышала, что скрипнула дверь и кто-то вошел к ней.

Это точно Максим! - не сомневаясь, подумала Оля. Но когда мягкие волосы бороды коснулись её лица, она поняла, что ошиблась. Это был Сергей. Оле очень хотелось, что бы на его месте оказался её Максим. Она уже в душе простила его и надеялась, что хоть в последний день ещё раз сблизиться с ним. Сергей не знал, что вместо него хотят другого. Он прижался к горячему сонному телу девушки и впился в её губы неистовым поцелуем. Его рука проскользнула ей между ног, пальцы нащупали пухлые горячие губки и погрузились в её припухшее от предыдущих актов влагалище. Оля сразу же завелась, изгибаясь, нанизывала своё тело на его жесткие пальцы. Она издала тихий сладкий стон. Сергей стал целовать её груди и ложбинку между ними. Она в ответ гладила своими руками его спину и бедра. Постепенно Сергей перелез на неё. Безвольно раскинув ноги и руки, Оля замерла в ожидании. Его член уперся в неё и она сама начала выгибать навстречу свой стан. Его член стал медленно вонзаться во влагалище, вызы-вая судорожные подергивания всего ее тела. Наконец, он уперся во что-то твердое и горячее, щекотавшее головку, Оля положила обе свои руки ему на ягодицы и прижала его к себе. Двигая кругообразно бедрами, головка члена Сергея стала нежно и ощутимо тереться об упругое дно влагалища.

Как хорошо! - вздохнула Оля: Двигай быстрей!

Она стала помогать ему, волнообразно изгибаясь. Оля протяжно стонала, оргазм пришел внезапно вместе с толчками обжигающей её внутри горячей спермы Сергея. Несколько минут они лежали молча и неподвижно на тах-те, наслаждаясь блаженством бессилия. Оля уже засыпала, когда Сергей вышел из комнаты. Ему еще предстояло по-сле короткого отдыха навестить спящую Люду.

Когда на спящую Олю навалился Максим, ей уже было не до него. Она так хотела спать, что даже не поше-вельнулась, когда член Максима вошел в её мокрое после двух актов влагалище. Член Максима долго и громко хлю-пал в этом мешочке наполненном влагой и спермой предыдущих актов. Когда он наконец кончил и добавил свои капли в эту влагу, Оля так и не проснулась. Она только облегченно перевернулась на бок, когда Максим сполз с неё.

Эпилог.

Самолет вылетел рано утром. Заспанные усталые девушки чуть не опоздали к вылету самолета. Ребята но-чью им так и не дали возможности нормально поспать, в конце концов чуть сами не проспали подъем.

Девушки, радуясь, что не опоздали к вылету самолета, успокоились и уютно расположились в креслах, сон-но отдыхали под равномерный гул моторов. Оля вспоминала об улетающем от неё красивом месте по названию Крым. О первых любовных играх с подругами, об интересной игре в карты, об острове, о вчерашнем стриптизе, о трех спасателях и, конечно, о её Максиме, которого она, наверно, больше никогда не увидит. Все это осталось там в Крыму, а впереди её ждал родной город. Город, который она ещё не покорила, но была полна решимости завоевать его.

Экзамен у профессора

Категория: Студенты

Автор: К. Кингсли

Название: Экзамен у профессора

(Перевод с английского А. Кронберга)

- Hеужели такое возможно, Леон, старина? Hеужто они настолько развращены и беспринципны? - с изумлением спросил Патрик. Они сидели в кабинете профессора и неспеша потягивали кьянти. После пятнадцатилетней разлуки старые приятели получали особенное удовольствие от общения друг с другом.

- Дружище, ты уж совсем оторвался от современных нравов в своих бесконечных экспедициях, - добродушно отозвался Леон.

- Пойми, мне кажется эти бездельницы ради отметки о сдаче очередного экзамена готовы абсолютно на все. Откровенно говоря, мое воображение истощилось.

- Все же в это трудно поверить, - вежливо усомнился Патрик. - Hе хочешь ли ты сказать...

- Патрик, дорогой, - взглянув на часы, отозвался профессор, - к чему слова? Выгляни в коридор - небось телки уже толпятся в стойле. Ведь через несколько минут начнется экзамен. Если бы ты знал, как мне не хочется с тобой расставаться. Может быть, поприсутствуешь, а заодно и развлечешься?

- Hо в качестве кого?

- Я представлю тебя своим ассистентом, приятель. Сможем поразвлечься всласть, как в старое доброе время.

Огромные напольные часы работы Брюгге гулко пробили шесть пополудни и едва затих последний удар, двери тихонько приотворились и в щель просунулась очаровательная головка, украшенная самшитовой диадемой.

- Разрешите, профессор? - сладеньким голоском осведомилось юное существо.

Патрик невольно сглотнул слюну, разглядывая почти не прикрытые юбочкой стройные ножки, тончайшую талию и высокие груди, на концах которых едва удерживался верхний край кофточки особого покроя.

Профессор ловким движением разбросал перед студенткой билеты и сухо предложил:

- Выбирайте! Или потребуется моя помощь?

- Конечно, профессор! - зарделась смущенно девица. - Я бы очень хотела получить десятый билет.

- Вотон, дорогая, - вальяжно сказал Леон и локтем сбросил картонный квадратик на пол.

Патрик был поражен, с какой готовностью девица нырнула под стол. Hо непохоже было, чтобы она искала упавший билет. Патрик наклонился и увидел, ккак она ловкими пальчи ками быстро расстегнула брюки его старого приятеля и нежно обрабатывает язычком полувозбудившийся член. Леон откинулся в кресле, блаженно прижмурив глаза и время от времени повторял типично академическим голосом:

- Продолжайте, продолжайте! Патрик видел, что девица вошла в экстаз. Ее шумное дыхание и причмокивание подействовало на него как хорошая порция виски. Его член восстал и он невольно сделал несколько шагов по направлению к столу.

- Дружище, зови следующую! - томным голосом сказал Леон, не открывая глаз.

Однако следующая студентка вошла сама, мгновенно охватила взглядом картину и без тени смущения обратилась к Патрику:

- А мне Вам сдавать? Патрик молча поднял ей юбку и с удивлением обнаружил, что на девице нет нижнего белья, а гладко выбритая половая щель влажна и зияет между широко расставленных ног. Патрик невольно потянулся ртом к похотливому зеву и со знанием дела принялся обследовать маленькое сокровище аппетитной блондинки. Она еще шире расставила ноги, позволив его языку проникнуть как можно глубже, затем, сладострастно застонала, раскачивая крутыми бедрами.

Hадо сказать, что даже на пресытившегося Леона столь откровенный и страстный французский поцелуй произвел сильное впечатление. Он оживился, проворно перегнулся через стол и оценивающе взвесил на ладони вывалившиеся из платья груди партнерши Патрика. Видимо, они произвели на профессора столь приятное впечатление, что он, сделав несколько непроизвольных движений тазом, наконец-то облегчился в раскрытый ротик первой студентки. Она выбралась из-под стола и, тяжело дыша и облизывая покрытые каплями спермы губы, осведомилась:

- Я сдала, профессор? Леон небрежно кивнул. Патрик тоже ото- рвался от опьяняющей щели и заявил: - Экзаменующаяся у меня тоже заслуживает всяческой похвалы, коллега.

- Пригласите следующих, - распорядился Леон. - Пусть заходят сразу вдвоем. В аудиторию робко вошли две близняшки. Пухленькие, невысокого роста, но широкобедрые, они сразу вызвали аппетит у экзаменаторов. Жадными руками Леон и Патрик словно породистых лошадок начали ощупывать их, бесцеремонно оттягивая бюстгальтеры и резинки ажурных трусиков. Девушки послушно-кокетливо поднимали ножки, прогибались, буквально вкладывали в ладони экзаменаторов теплые и мягкие шары наливающихся страстью грудей.

Патрик не выдержал первым. Он подхватил свою девушку под упругие коротковатые ляжки, подсадил на стол и буквально распластал по экзаменационным билетам. Леон проделал то же самое. Теперь близняшки лежали валетом, словно карточная дама. Обгоняя друг друга, экзаменаторы принялись опробовать доставшуюся каждому плоть. Однако они не забывали обмениваться при этом своими впечатлениями.

- Ты почему не вводишь до конца? - вполголоса поинтересовался Патрик.

- Тяну удовольствие, - деловито отозвался Леон. - В глубине у нее приятное сужение.

- Вот тебе и близняшки, проворчал Патрик. У моей ничего подобного. Зато она умеет массировать член словно рукой. Леон раздвинул пальцами половые губы своей партнерши:

- Взгляни, какой клитор! У твоей такой же?

Патрик проделал ту же операцию.

- Клянусь честью, да! Hо все же надежнее сравнить на ощупь. - Hе проще ли поменяться местами, дружище? - предложил профессор. Это было проделано быстро и умело.

Девицам, кажется, это доставило особенное удовольствие - видимо на сей раз сочетание получилось удачным.

- У нее действительно великолепное сужение в конце! - простонал Патрик.

Он убыстрил движения и довел партнершу и себя до оргазма. Соседняя пара с легкой завистью наблюдала за кульминацией. Едва Патрик устало опустился в кресло, его партнерша нежно протянула руку к соскам сестры и умело принялась возбуждать их, а ее жадные губки покрыли поцелуями основание профессорского члена и набухший клитор, распростертого тела. Однако оргазм все еще не наступал.

Отдохнувший Патрик снова возбудился от столь необычного зрелища и стал поигрывать постепенно набухающим фаллосом.

- Иди сюда, милый! - полушепотом позвала его партнерша, повернувшись к нему пухлой попкой и аккуратно раздвинула упругие ягодицы.

- Я люблю сюда! - томно добавила она.

Патрика не нужно было приглашать дважды. Он с наслаждением вошел в упругое колечко ануса и яростно заработал. По телу девушки прошла крупная дрожь и ее внезапно охватила волна оргазмов, что только усилило наслаждение Патрика.

Как только они закончили, его партнерша наклонилась к уху тяжело дышащего профессора и шепнула:

- Проделайте с ней то же самое, моя сестра кончает только так!

- Патрик, присоединяйся! - радушно пригласил Леон. - Тут и для тебя найдется дело.

Hесмотря на усталость, Патрик не мог отказать себе в удовольствии сравнить с виду вполне одинаковые и столь аппетитные попки. Он приблизился к партнерше Леона сзади, немножко приподнял ее таз и без труда ввел свой член в анус, который показался ему не столь девственным. Девица только этого и ждала. Из ее груди вырвался стон облегчения, она стала раскачиваться всем телом, насаживаясь то на один, то на другой член и доставляя обоим неизъяснимое наслаждение - стоны экзаменаторов и экзаменуемой сливались в выразительное трио. Hаконец, оно закончилось бурным аккордом.

- Hадеюсь, в коридоре больше никого нет? - устало осведомился профессор.

- Hет, мы были последними! - в один голос отозвались близняшки и, кокетливо поправляя прически покинули аудиторию.

Его я хочу

Категория: Студенты

Автор: Олика Ивайкина

Название: Его я хочу

Сейчас прозвенит звонок и кончится третья пара, как всегда я сижу на своем любимом месте - это третья парта ближе к окну, моя подруга вот уже несколько дней отсутствовала по неизвестной еще мне причине, и поэтому мне не с кем было пойти сегодня на пляж, конечно, я могла захватить с собой кого либо из ухажеров, но к сожалению я давно ими пересытилась, не люблю долгих отношений, потому, что в конце концов они начинают к чему либо обязывать. Ага вот и долгожданный звонок, что-то не хочется тащиться на четвертую пару после перерыва, уж лучше сходить в компьютерный класс и немного поразвлечься за какой-нибудь идиотской игрушкой.

Захожу в небольшую комнатку за которой пару компов в углу оказались свободными, как раз подумала я никто не будет надоедать, а вдруг повезет и Женя не придет. Женя мой бывший мальчик, но он еще не может свыкнуться с тем, что я его вычеркнула из своего списка, вот и путается под ногами, а нового я еще не успела присмотреть. Ну загрузила Героев 3, сижу себе спокойненько, коротаю времечко и тут смотрю, заходить неизвестный мне мальчик и садиться рядом со мной за комп.

- Не занят, спрашивает он

- Нет, таков был мой ответ

Он его включает и загружает точно такую же игрушку как у меня. Мне он показался мальчиком самое то и я решила, для начала получше его узнать.

- Слушай, может вместе за одним компом поиграемся, ведь интереснее вдвоем На что мой мальчик кивает головой и подсаживается ко мне ближе. За время игры я только и делала, что пялилась на него, какой мальчик! Представьте себе высокого голубоглазого блондина с вьющимися волосами, маленьким носиком, и спелыми розовыми губками, не знаю, как я еще смогла удержаться, чтобы сразу его не поцеловать. Тут я для себя сразу уяснила, его я хочу! А если я кого-то хочу или что-то, то я обязательно это получаю. Тут в моей головке созрел небольшой планчик, и я сразу же решила действовать.

- Мне так хочется чего-нибудь холодненького, может ты составишь мне компанию, и мы поедим мороженого.

Этого было для начала достаточно, чтобы мой Сергей, так его звали клюнул на наживку, Сразу было видно, что я ему понравилась, но он почему-то все время смущался, когда он угощал меня мороженом в кафешке, которая находилась в общаге НГТУ, эта я постаралась его туда утащить, уж не с хорошими намерениями, именно в этой общаге, на этаж выше находилась моя комната, в которой жила я и моя соседка Танечка, но ее всегда в это время не бывает. Доедая вторую порцию мороженого я как бы нечаянно уронила его себе на колени, а так как мои обтягивающие брюки были белого цвета, то большое пятно ярко выделялась на них. Классно получилось, про себя подумала я, хорошо сыграла, этот лапух даже ничего не заподозрил, только то и делает, что косит виновный взгляд как будто это сделал он а не я.

- Ой, как неудобно, как я теперь дойду до своей комнаты, стыдно с пятном, Сергей ты не сможешь ли проводить меня до моей комнаты, чтобы если кто будет пялиться я смогла спрятаться за тебя. И тут я так премиленько улыбнулась, что он как истинный джентельмен вызвался меня провожать.

Я поворачиваю ключ в свою комнату, на всякий случай присматриваюсь нет ли там моей соседки затем, втаскиваю рывком к себе Сергея и закрываю дверь на ключ. Тут я уже не выдержала и прильнула своими губами к его и все крыша у меня поехала. Потом как сумасшедшая я начала его раздевать, выдели бы его глаза, такие ошалелые, но он не отстранял меня, его руки сами потянулись к моей блузке, и он начал медленно ее расстегивать, пока он это делал я сняла с него все. О боже какая у него великолепная внизу игрушка, она так торчала, что моя девочка, в предчувствии незабываемых ощущений замочила мои трусики. Как только на пол полетел лифчик Сергей тоже потерял над собой контроль, он притянул меня к себе и жадно впился в одну из моих дынечек. Нам не хотелось идти на кровать и мы легли на пол. О, как это было прекрасно, когда его язычек ласкал мое тело, когда он неистово раздвинул мои сладенькие губки и начал язычком подразнивать мой высунувшейся язычок. И тут я заметила, что в его глазах отразился какой то страх, это мне было достаточно, чтобы понять, что он еще мальчик. Не медля я перевернула его на спину и направив его богатыря плавно вводила его в девочку. Обожаю трахать мальчиков, это всегда так незабываемо. Вот я уже сижу на нем, а он руками ласкает мои груди, хочется мурлыкать. Ну теперь пусть постараеться хорошо поработать мой мальчик, подумала я заставила его поменять положение так, чтобы я оказалась внизу. Он трахал меня так долго, как сорвавшейся зверь с цепи, он вонзал в меня свое оружие, уж не помню сколько раз я кончила прежде чем он сам смог излить в меня свою сперму.

После всего, мы иногда случайно выделись и он каждый раз предлагал с ним дружить, но я не люблю трахаться с бывшими мальчиками, потому что они влюбляются по уши и ограничивают мою свободу, если я начинаю принимать их дружбу, а мне так хочется лишить невинности еще некоторое количество десятков таких вот наивных. Сергей был не первый в этом списке как и не последний.

Игра

Категория: Студенты

Автор: Астор

Название: Игра

- Здравствуйте, а вам кого? - дверь открыла довольно симпатичная девушка. Короткая стрижка темно каштановых волос и карие распахнутые глазки.

- А Света тут живет?

- Да, она сейчас подойдет, проходите - девушка отступила, пропуская меня в комнату: проходите, садитесь.

Я прошел в комнату и огляделся. Небольшая общежитейская комната на трех человек, но видно, что здесь живут двое, так как третья кровать была превращена в некоторое пособие дивана, две других кровати были превращены в одну широкую. Все довольно чисто и уютно.

- Светка не надолго вышла, а хотите чаю?

- Да, спасибо.

Я чувствовал себя идиотски. Со Светой мы познакомились случайно около месяца назад, и я напросился в гости, она дала свой адрес, но дела закрутили и я все никак не мог собраться зайти. Интересная ситуация будет, если она меня не узнает.

- Меня Юля зовут. А, тебя? - Она выставляла на маленький столик на колесиках чашки, чайник, какое-то печенье.

Я представился. Юля легко и быстро передвигалась по комнате, на ней был довольно короткий халатик, открывающий стройные загорелые ножки, а когда она, подкатив столик к кровати, на которой я сидел, села рядом, то на короткое время халатик, не застегнутый на верхнюю пуговичку, показал мне ее небольшую грудь с маленькими коричневыми сосками. Судя по загару, она предпочитала загорать топлес.

Только мы приступили к чаю, открылась дверь и вошла Света:

- О! У нас гости? Привет!

- Привет! - Слава богу, она меня узнала и вроде даже обрадовалась.

- Я сейчас, переоденусь только, она зашла за шкаф, разделявший комнату на две части, и через минуту вышла, одетая в халатик не менее откровенный, чем у Юли. В отличие от нее Света, как бы оправдывая свое имя, была светловолосая и голубоглазая, но фигурка ее мало отличалась от Юлиной такая же маленькая и хрупкая.

Мы долго пили чай, слушали музыку, разговаривали и когда все темы исчерпали, и я уже подумывал, что пора уходить, Света достала колоду карт:

- Играем?

Я вяло упирался:

- Да поздно уже, наверное? Уходить совсем не хотелось, хотя было уже начало одиннадцатого и наверняка тут после одиннадцати вечера общежитие закрывалось.

- Ну, нет! Юля капризно поджала губы: - рано еще.

- Все садитесь. Играем. Света забралась на широкую кровать и села, по-турецки поджав ножки.

- Ура! Юля буквально впрыгнула на кровать и села также.

Я сел тоже:

- Широкая кровать, а кто на ней спит?

- Мы - ответили они почти хором, переглянулись и засмеялись.

- И вообще мы любим друг дружку. Юля наклонилась к Свете, чмокнула ее в щечку, что-то шепнула на ушко и они буквально покатились от смеха.

Смеясь, Света откинулась на спину. Я с трудом оторвал взгляд от, показавшихся из под халатика, трусиков.

К тому времени у меня не было постоянной девушки, и уже полгода секс я видел только во сне. Вся эта ситуация меня несколько забавляла и возбуждала.

Мы уже около часа играли в дурака , попеременно оставляя друг друга.

- Да сними ты свой пиджак, жарко ведь. Света, взялась за рукав, стягивая с меня пиджак.

- Да, тем более ты проиграл, а мы играем на раздевание. Шутливо, но безапелляционным тоном и властным голосом подыграла подруге Юля.

- Ах! Так? Ну, тогда я вас в миг раздену, тем более что у меня одежды больше.

- Так нечестно. Юля протянула руку, достала какой-то платок и накинула на плечи.

- Тогда я тоже оденусь. Света накинула мой пиджак.

Азарт подхватил нас:

- Ничего это вас не спасет. Я сдавал карты.

Первой проиграла Юля и сняла свой платок:

- Так нечестно, Светка, ты помогать мне должна его обыграть

После этого, я проиграл три раза подряд и на мне остались только трусы и джинсы. Девчонки ликовали:

- Ага, попался? Сейчас, сейчас

- Ничего отыграюсь

Тут же Свете пришлось расстаться с моим пиджаком, а после следующей партии осталась Юля:

- Внимание стриптиз: - она встала и, покачиваясь на шаткой, мягкой сетке кровати, начала под музыку расстегивать халатик. Тело было прекрасно бархатная, ровно загоревшая кожа, небольшая и красивой формы, упругая грудь.

- Все играем дальше. Она опять села: - Так, ты мне должен помочь Светку обыграть. Чего она сидит одетая?

- Сейчас сделаем.

Мы действительно объединили свои усилия и легко оставили Светку. Она легко рассталась со своим халатиком и осталась в таких же кружевных трусиках, как и Юля. Опять раздали карты и тут они навалились на меня я отбивался, как мог и опять осталась Света. Юля хлопала в ладоши и подзадоривала:

- Давай, давай раздевайся.

Сейчас прекратят эту затею с картами - подумал я, но Света, улыбаясь, встала с кровати, сняла свои трусики и, покрутив ими в воздухе, накинула мне на плечо, потом опять села и заговорщицки подмигивая Юле начала сдавать карты:

- Юля, неужели мы его так и оставим?

Начали новую игру. Я ни как не мог сосредоточиться, для меня была неожиданной такая раскрепощенность, а во-вторых, глаза все время упирались в Светкин лобок с короткими светлыми волосками. Я с трудом переводил глаза в карты. Неудивительно, что они легко меня обыграли, и я тоже остался в одних трусах. Когда сдал карты, то ужаснулся - с такими картами выиграть было сложно, тем более что они просто откровенно подсказывали друг другу как ходить. Набрав полные руки карт, я проиграл. С последней брошенной Юлькой картой, комната взорвалась криками и визгами:

- Ура!!! Мужской стриптиз!! С этими криками они поставили стул на середину комнаты и включили погромче музыку. После того как они так легко расставались со своей одеждой, ломаться было неудобно, я взобрался на стул и, стараясь двигаться под музыку снял то, что на мне осталось. Они беззастенчиво меня рассматривали, о чем-то перешептывались и перемигивались. Я не выдержал:

- Всё, девчонки, садимся играть дальше, надо же Юлю до конца раздеть. И усевшись опять на кровать, я начал сдавать карты. Юля довольно быстро проиграла и из своего раздевания устроила целое шоу. Как мне показалось, ей это доставляло большое удовольствие.

После этого мы опять продолжили игру и, убедившись, что играть на одевание совсем не интересно Света выдвинула предложение:

- Так, теперь играем на желания. Проигравший выполняет желание того, кто вышел из игры первый.

В этот раз вышел первым я и стал дожидаться своей жертвы. Пока девчонки доигрывали, я усиленно придумывал, что же такое заказать. Проиграла Света, не придумав ничего лучшего, я заказал танец на столе напротив окна. Света, взобравшись на стол, пододвинутый к окну, исполняла эротический танец. Танцевала очень красиво. Её красивая фигурка изгибалась в такт музыке. Мы с Юлей сидели на кровати, она собирала колоду и когда, потянувшись, доставала брошенные на кровать Светкины карты рукой оперлась на мое колено. Прикосновение ее горячей руки было неожиданным, я почувствовал, что начинаю возбуждаться и мой член начинает увеличиваться в размерах. Сидеть с торчащим членом, было как-то неудобно, пришлось приложить все усилия, чтобы успокоиться и отвлечься. Света закончила свой танец и, сойдя со стола прямо на кровать, прошла мимо меня на свое место. Запах ее разгоряченного танцем тела опять заставил меня расслабляться и пытаться отвлечься.

После следующей игры остался я и желание должна заказывать Юля, она уставилась в потолок, пытаясь придумать какое-то особое желание, а Света что-то нашептывала ей на ухо. Вдруг они переглянулись, зашептались и начали громко смеяться, потом шепотом поспорили еще о чем-то, сделали серьезные мины и Юля объявила приговор:

- Итак! Сейчас - она глянула на часы - сейчас без десяти двенадцать, а ровно в двенадцать ты в обнаженном виде выходишь в коридор и неспешным шагом проходишь по коридору и обратно.

Я обалдел пройти по женскому общежитию голым, пусть даже и в поздний час, тем более что двенадцать часов для общаги не так уж и поздно. Девчонки заметили мое замешательство:

- Уговор есть уговор, так что не увиливай.

Мы стояли у двери и ждали когда на электронных часах, стоявших на тумбочке покажутся нули. Чем меньше времени оставалось, тем больше холодело у меня внутри. Девчонки же сгорали от нетерпения. Наконец часы пропикали полночь циферблат обнулился. Я не успел опомниться, как был, вытолкнут в коридор, а чтоб не передумал - девчонки закрыли дверь. В коридоре было пусто и тихо. Я пошел и мне показалось, что без того длинный коридор стал в несколько раз длиннее, чем когда я сюда пришел Сделав несколько шагов я остановился, мне вдруг показалось, что где-то щелкнул замок: сейчас кто-нибудь выйдет подумал я, и тут до меня дошло, что это девчонки открыли дверь. Я оглянулся - они высунулись по пояс из-за двери и шептали:

- Иди, иди.

Я шел весь превратившись в слух, я слышал как за дверьми комнат играла музыка, раздавались женские голоса и работали телевизоры, было слышно, что по телевизору шел какой-то известный популярный фильм, знакомый наизусть. По заключительным аккордам музыки было понятно, что кино закончилось и уже пошли титры. Значит, сейчас многие потянуться перед сном в туалет, душ или покурить, выйдут в коридор, а там . Неожиданно я почувствовал, что от осознания быть застуканным я сильно возбудился, член стал набухать и подниматься. Быть обнаруженном в таком виде - еще больше меня возбуждало. Я дошел уже до середины коридора и проходил мимо лестницы ведущей на другие этажи, с лестницы доносились голоса, я повернул голову и увидел, что пролетом выше между этажами стоят и курят несколько девушек. Меня им не было видно и я видел их только снизу по пояс, дальше закрывала лестница. Однако от мысли, что они сейчас бросят сигареты, и кто-то из них спустится на этот этаж, у меня мурашки пробежали по спине, я шел дальше и чувствовал, как возбуждение мое растет, член был напряжен до предела, ладони стали влажными. Я шел и ждал, что в любую секунду может открыться любая из комнат или дверь в душевую, мимо которой я как раз проходил и из-за которой слышался шум воды, громкий смех и голоса. Наконец я дошел до конца коридора и повернул обратно.

Девчонки все также смотрели в коридор выглядывая из-за двери. Увидев мой торчавший вверх член, слегка раскачивающийся из стороны в сторону в такт шагам, они уставились на него, и кажется уже ничего другого не замечали. От такого пристального внимания я возбудился еще больше. Мне казалось что кровь, прилившая к члену, сейчас его разорвет. Проходя опять мимо лестницы, я повернул голову и увидел, что одна из курящих там девушек стояла на несколько ступенек ниже и ее было видно всю. Она стояла спиной ко мне. Наверняка она уже собиралась спускаться, но кто-то ее ненадолго задержал разговором. Я еле удержался, чтобы не побежать. В конце концов, я дошел до двери комнаты девчонок и только я зашел за нее, как услышал шаги по коридору наверно это та с лестницы - подумал я. Закрыв за собой дверь, увидел, что девчонки смотрят, широко открывшимися глазами, на мой торчащий и напряженный член. У меня в груди колотилось сердце, я чувствовал, что каждый толчок отдается в набухшем члене, дыхание было частым как после бега, руки подрагивали. Тут неожиданно Юля протянула руку и взяла пальцами меня за член:

- Ой! Какой он

От этого неожиданного прикосновения у меня внутри все куда-то поднялось, а потом провалилось, дыхание перехватило, член дернулся и из него ударила тугая струя спермы. Я оказался таким возбужденным, что кончил, только от одного прикосновения. Девчонки ойкнули хором. Сперма, а ее оказалось неожиданно много (наверное, сказалось то, что я давно не занимался сексом), тугими короткими рывками вырывалась наружу, ее густые белые капли попадали Юле, стоящей как раз напротив, на живот, лобок и на ноги. Она как завороженная стояла и смотрела, а ее пальцы продолжали держать член, извергающий сперму. После нескольких сильных толчков спермы стало меньше, вот уже несколько капель упали на пол, дыхание отпустило, я судорожно вздохнул. Юля не отпустила член, а наоборот обхватила его рукой и сжала, провела вверх- вниз, от этого и от всего того, что только произошло у них на глазах у меня вновь внутри все сжалось, и я кончил второй раз, спермы уже почти не было, но ощущение оргазма было непередаваемым. Как мы добрались до кровати я не помню. Легли втроем. Юля как была вся в моей сперме так ко мне и прижалась. Еще около часа мы возились, целовались и целовали друг друга втроем и только потом заснули.

На следующий день я проснулся рано, оделся и ушел, пока они еще спали. В этот день я уезжал на каникулы.

Ленка (Что такое не везет)

Категория: Студенты

Автор: Rcan

Название: Ленка (Что такое не везет)

Дело было на первом курсе. Мы собирались у братана в общаге, что бы попить водки. Я у него еще не был, поэтому заблудился, перепутав этажи.

Толкнув дверь, я очутился в маленькой прихожей, отгороженной от входа большим шкафом. На одежду я не обратил внимания и шагнул внутрь. В центре комнаты на табуретке спиной ко мне сидела девушка. Ее подруга - блондинка, видимо делала ей прическу: на одной из кроватей были разбросаны помада, расчески и т.п., а ее темные волосы были растрепаны в разные стороны.

По случаю жаркой погоды одеты они были более чем легко: только тонкие полоски трусиков прикрывали их бедра.

Подруга посмотрела на меня с немым вопросом: Что тебе надо? Но не ойкнула, не бросилась искать чем бы прикрыться.

- Извини, - сказал я. - Я искал друга и заблудился.

Она кивнула. Услышав звук моего голоса, черненькая не повернулась, но произнесла:

- Парни живут на третьем и пятом, а девченки - на втором и четвертом. - И добавила, видимо полностью усомнившись в моих умственных способностях: Это - второй.

Блондинка улыбнулась, подтверждая сказанное, одновременно легко толкнула подругу в плече.

- Простите, если побеспокоил, - сказал я. - Просто я впервые очутился в подобном лабиринте.

- Здесь немудренно заблудиться, - подтвердила она, переступая с ноги на ногу.

Брюнетка встала и подошла вплотную ко мне. Мой член дал знать, что она ему очень понравилась. Второй раз в жизни уши мои покраснели. Смутила меня мысль, что я навязываюсь. Но она успокоила меня, дотронувшись ладонью до моей ширинки и внимательно посмотрев в глаза. Взгляд мой в тот момент был чист, невинен и полон раскаяния в совершенной ошибке.

- Ты очень спешишь к своему другу? - спросила она так, что я понял : пожалуй нет. - Моей подруге ты понравился. Посмотрим, сможешь ли понравиться и мне.

Ее рука скользнула к моему ремню. За него она потянула меня дальше в комнату. Буквально сразу споткнулась о низенькую спинку кровати и плюхнулась на матрас. Теперь ее лицо оказалось в ровень с моими брюками. Блондинка убрала в сторону табуретку и, взяв меня за плечи, поцеловала в губы. Теперь я знал куда деть руки и первая оторопь от такой активной атаки прошла. Ее груди были маленькие и упругие, каждая легко умещалась в моей ладони. Поцелуй был мягким и долгим. Пока он длился, брюнетка успела стянуть вниз все, что прикрывало мое естество, при этом у нее вырвался сладкий вздох.

- И почему ты скрывал такое богатство? - сказала она, взвешивая член в руке.

Блондинка оторвалась от моих губ и опустила взгляд вниз. 17 см возбужденной плоти я не назвал бы гигантским размером. Видимо дело было не в габаритах, а в чем-то еще, для меня не понятном. Теперь уже она взяла его в руку, я брюнетка стала перебирать яички.

- Мы хотим, что бы ты сделал одну вещь, - сказала блондинка, - даже если она покажется тебе странной.

- Я уже разучился удивляться, - мои слова были истинной правдой.

- Мы хотим, что бы ты кончил.

- Я не против.

- Нет. - прервала меня брюнетка. - Мы хотим, что бы ты это сделал сам. Без нашей помощи. И как можно более эффектней.

- Вы серьезно?

Взглад показал, что она не шутит.

- Хотите стриптиз?

- Пожалуйста, - попросила блондинка. - Я этого никогда не видела.

Ее рука уже лежала на лобке, а средний палец явственно двигался вдоль щели, прикрытой тонкой материей. Нужно было принимать решение.

- Распологайтесь, - показал руками на кровати и натянул штаны.

Они с моментальной быстротой избавились от остатков одежды и приготовились к моему выступлению.

Я отвернулся к шкафу. Черт бы меня побрал, - думал я. - Вечно вляпаюсь в историю из которой не знаю как выбираться. Самым разумным было бы уйти, но я еще никогда не отступал. Если отступить один раз - спасуешь и в другой. Хоть бы музыку какую... Шлепнул по клавише магнитофона. Армия любовников, - узнал я знакомую мелодию и повернулся к зрителям.

Рассказывать о танце - самое неблагодарное дело. А о танце в котором избавляешься от одежды - тем более. Когда на мне уже ничего не осталось, я взял член в правую руку и начал драчить. Потом повернулся боком и стал двигать взад-вперед тазом так, что бы им было видно, как красная головка члена, заключенная в кольце моих пальцев исчезает и вновь появляется из-под толстой кожи. Касясь на них, я видел, что девченки смотрят во все глаза и увлеченно мастурбируют. При этом то одна, то другая закатывают глаза не всилах совладать с собой. А танец продолжался...

Первой кончила блондинка. Она вздрогнула, схватилась обеими руками, поджала ноги к груди и затихла.

В этот момент кончила и брюнетка. Спазм, охвативший ее тело, заставил ее перевернуться на живот. Встать раком. Это не было приглашением к действию. Но мне было начхать. Не долго думая я всадил свое оружие. Такого развития событий она явно не ожидала. Выпрямилась, изогнулась, схватилась руками за голову и застонала. Я сжал одну грудь рукой, а другой дотронулся до клитора. Судороги били уже нас обоих.

Затем она вырвалась из моих объятий и, чуть дыша, упала лицом на кровать. Блондинка взирала на это, свернувшись калачиком вокруг подушки. Заниматься ей почему-то не хотелось. Член мой потихоньку стал вянуть. Делать здесь дальше было нечего. Я оделся и вышел из комнаты.

Парни уже все собрались.

Про свое приключение я молчал и только жадно курил.

В дверь постучали. Санька пошел открыть. Из-за шкафа раздались явно женские голоса. Они то ли просили прощения за опоздание, то ли представляли кого-то незнакомого. Может быть и то и другое вместе.

Потом они зашли в комнату. Три девушки, двух из которых - блондинку и брюнетку - я уже сегодня видел.

- Знакомьтесь, - сказал Санька, обнимая блондинку.

- А нас представлять не надо, - пошутил Колька, вставая к брюнетке. - Не так ли?

Они крепко (наверное по-дружески) поцеловались.

Третью девушку представили Леной. На фоне своих подруг она смотрелась, как гусыня в стае лебедей.

Через некоторое время, улучив момент когда на нас никто не обращал внимания, брюнетка наклонилась к моему уху и, улыбаясь, прошептала: Это - твой бонус. Зато бонус не нравился мне. И потом, я достаточно не уютно чувствовал себя в этой обстановке. Что бы сказал братан, если б узнал, что пол-часа назад я трахал его подругу?

В общем к началу дискотеки я порядком надрался и решил идти домой, объявив об этом во всеуслышанье.

- Ой, - произнесла Лена, - А я хотела попроситься у тебя переночевать. А то мне возвращяться далеко.

Колан осел. Ну, ты даешь, - говорил его взгляд. Я кивнул и пожал плечами одновременно. Вы думаете я должен был разрушить восхищение своих товарищей отказом переспать с ней?

- Хочешь переночевать - пошли сейчас.

Думаете отказалась? Как бы не так, если начало невезти - так уж до конца.

Усадив ее в комнате, я пошел на кухню проблеваться и заварить кофе. Это занятие заняло у меня порядочно времени, так как разум несколько раз уносился в неведомые дали. В конце-концов я не собирался за ней ухлестывать. Я хотел сегодня напиться и только...

В комнату я вошел как мне казалось твердо стоя на ногах. Поставил кофе на стол. Ленка, видимо твердо решив пиометь сегодня меня, уже постелила постель и лежала прикрывшись простыней. Увидив кофе, она поднялась, обмотала себя ей и в этом наряде подсела ко мне за стол.

С меня хватит, - подумал я. - Ты этого со мной не сделаешь.

Сделала. Сумела. Едва я рухнул на диван и попытался забыться, чья-то теплая рука скользнула к моему члену. Затем, поняв что так просто от меня ничего не добиться, руку сменил рот. И, через некоторое время, мой предатель заявил о своих намерениях.

И чё ко мне все привязались? - подумал я. Взял ее за ногу и повернул так, что бы пизда оказалась над моим ртом. Сначала она продолжала колдовать где-то у меня внизу, затем замерла. Кончила внезапно. Рухнула, зажав голову в тиски своих ног. Я приподнял ее ноги, что бы освободить уши, но тут мой нос уперся в ее клитор. Она задергалась и двинула коленкой мне по башке.

Я был зол. Во-первых, потому что я не хотел сегодняшней ночи. Во-вторых, потому что меня, пьяную скотину, двинули по башке. В-третьих, потомк что еще не кончил.

Я встал на колени и поднял вверх ее худую задницу, намереваясь всадить ей по самые гланды. Видно было, что она устала, но меня сейчас это не интересовало.

- Пожалуйста подожди, - умоляюще прошептала она и прикрыла вход рукой.

Че ждать? - еще больше разозлился я. - Ты сама этого хотела.

Один вход был закрыт, и я перенацелился на другой. Я насколько смог раздвинул ее ягодицы и медленно, струдом вошел внутрь. Она охала и постанывала, кусала губы, но не вырывалась. Если бы она попыталась сопротивляться я, наверняка, остановился бы, но... Все-таки я слаб. Я сжалился и стал действовать со всей нежностью на которую способен. Постепенно она пробудилась и кончили мы вместе.

- Хочешь анекдот? - спросила она за завтраком. - Может ли девушка трижды побывать замужем и остаться целкой?

Я пожал плечами. Голова трещала и надо было идти на лабораторную.

- Может, - продолжила она, - если первый муж - ученый. Ему всегда некогда. Второй - француз. Ему подавай в рот. Третий - арменин. Ему в зад... - Она горько улыбнулась. - Вот так и становятся лесбиянками.

Кусок застрял у меня в горле. Кажется я понял цель ее визита. Но поздно. День невезения кончился.

Срамные пятиминутки

Категория: Студенты

Автор: Дима

Название: Срамные пятиминутки

Оксана - моя одногруппница в институте. Мы второкурсники. Она родом из Белоруссии, у неё есть бойфренд. Красивая - 170 см, крепкое тело, грудь - 2-3 размер. Скромная девочка, простая и беззащитная. В её жизни было 3 сексуальных партнёра, включая меня. Кончает она только со мной. Благодаря этому, она мне полностью подчиняется. Я же пользуюсь ей для удовлетворения похоти. Её половая жизнь началась 1,5 года назад с изнасилования (бойфрендом). Странно, она говорит, что я нежный, что полностью свободна со мной.

Секрет её оргазма прост. Внутри влагалища есть точка, до которой нужно жёстко дотрагиваться. И всё! Только хуем до неё толком не достанешь. Или пальцем, или чем - нибудь длинным. При этом ей надо, что бы кто-то её так дрочил, не она сама. Кончать она очень хочет, если больше недели её не замечать - подойдет сама.

Она согласна. Вместо второго часа лекции я веду её ебаться. На четвёртом этаже в конце коридора есть неработающий туалет. Закрывается изнутри. Внутри тесновато, белый кафель, журчит вода. Щеколда защёлкнута.

- Раздевайся!

Расстёгиваю ей молнию сзади на платье. Она слегка торопится, уже возбуждена. Дальше сама. Снимает платье, майку, лифчик, туфли колготки, трусы. Её тело покрытогусиной кожей , тёмно- красные соски напряглись. Поглаживаю её груди, спускаюсь руками по её телу. Круглый живот. Одним пальцем забираюсь в пупок. Она шумно вздыхает. Кончиками пальцев трогаю низ живота. Видно, что ей очень приятно. Приближаюсь к волосам на лобке. Задерживаю движение, она двигает бёдрами вперёд.

- Нравится?

- Да.

Трогаю пизду. Она закрывает глаза и стонет от удовольствия. Провожу пальцами по бёдрам, она прислоняется ко мне, прижимаясь к хую. Я глажу её жопу, ноги сзади. Потом зажимаю один сосок зубами и языком тру его, то же с другим. Она уже подвывает, пытается трогать мой хуй.

-Полижи мне - просит она. Сажаю её на подоконник и, она широко раздвигает ноги, и лижу её мокрое влагалище. Когда язык щекочет клитор, она начинает стонать. Мне очень это нравится.

Ставлю Оксану раком к унитазу. Этого она как раз и хочет. Упирается руками в унитаз, раздвигает прямые ноги, насколько позволяют узкие стены, прогибается, выставив жопу, что бы мне было удобно. Сегодня у меня с собой отломанный кусок деревянной лакированной указки. Закруглённый в конце толщина - 1,5-2 см. Ввожу медленно, под её протяжный стон, до упора, и не двигаю. Девочка не может терпеть- подёргивает бёдрами, старается крутить пиздой.

- Давай, еби, Дима, пожалуйста.

Насладившись, начинаю трахать её указкой, как она любит - что бы Выходила почти полностью, а во время фрикций был контакт со стенкой влагалища. Она при этом мычит и подмахивает.

Приятно смотреть, как дёргается её тело, жаждущее оргазма, как трясётся её красивая грудь. Через 5-6 минут она дрожащим голосом начинает умолять:

- Быстрее, быстрее, Димочка, - и сама дёргается сильнее.

Я ускоряю движения. Она замолкает, перестаёт дёргаться, сдвигает ноги ближе, На спине блестят капельки пота, затем напрягается и, с громкими стонами кончает. Я сажаю её на унитаз, вставляю хуй ей в рот(она наклоняется), ебу пол минуты и тоже кончаю. Сперму она глотает.

Мы отдыхаем, затем она одевается, идем к аудиториям. Её взгляд какой- то затуманенный, медленно возвращается к жизни.

- Спасибо, Димка, - всегда говорит она мне.

Девушка из высшего общества

Категория: Студенты

Автор: Михаил Мельников

Название: Девушка из высшего общества

Экзамен сдан. Такая легкость в груди. Андрей сбежал вниз, в гардероб, подал номерок. Пока гардеробщица выискивала шубу, он весело осмотрелся. У зеркала одевалась девушка. И в который раз глаза жадно оглядели фигуру, лицо. "Красавица"! Даже мороз по коже пробежал: "Бр-р-р"!

Одевалась она великолепно, знала, что дорого и что к лицу. Мягкая шубка оттеняла кожу на щеках, а губы так отчетливо выделялись опухлостью и темно-вишневым цветом: А глаза? Карие, большие. Что-то мальчишеское и было в ее коротко остриженной головке. Мальчишеское и детское - детская пухлость щек.

Она на самом деле была еще ребенком, но то, что он слышал о ее похождениях - ревнивым лезвием врезалось в грудь. Андрей знал лишь, как ее зовут и два раза разговаривал с нею в обществе подруг-хохотушек. Вот тебе и однокурсники.

Лена облачалась в шубу, и никто ей не помогал. "Подойти бы: Но куда мне," - тормозила Андрея предательская мысль. - Она из высшего общества. Ее папа министр каких-то там дел. А что я - студент из Тмутаракани. И денег у меня. Вот, правда, "степуху" получил. Но какие это деньги"?

Старуха принесла его шубу. Он молниеносно оделся. А она все стояла перед зеркалом, богатая своей красотой и одеждой. Ее манеры аристократки манили Андрея и вместе с тем пугали: "Куда мне, скифу! Она за варвара меня почитает"!

Она, наконец, оделась и взялась за ремешок сумочки. "Уйдет"! - застучало в висках. Андрей сжал кулаки. "Нет, надо покорить эту женщину. Любыми путями. Или я - ничто. По-ко-рить"!

- Лена, здравствуй, - вырвалось из груди.

На мгновение Андрей запнулся от собственной смелости. Но теперь надо было как-то выкручиваться, продолжать - шаг сделан.

- Ваша группа тоже экзамен сдавала!

- Да, - произнесла она кокетливо.

Кокетничала она со всеми. Но близкой была не всем - избранным.

- Я тоже сдал - пять баллов. Но сейчас не об этом. У меня есть к тебе разговор. Очень нужно. Есть время?

- Есть.

- Тогда пойдем. По дороге поговорим.

Уличное движение то разводило, то вновь соединяло их вместе. Андрей не знал, что делать, ведь прямо не скажешь о сокровенном желании. Как говорить? "Я хочу тебя, Лена. Желаю"? Да она просто "фикнет" или покрутит пальцем у виска, мол, не твоего поля ягодка. Сердце у Андрея зашлось от такого обращения, хотя он всего лишь вообразил предполагаемую развязку. Он умер бы от стыда и от гордости, что женщина, пусть даже из высшего общества, его отвергла. Значит, не надо было связываться. А коль назвался груздем, так полезай в кузов.

Вот когда заработали шарики в черепной коробке, заскрипели, как компьютер при переваривании огромного объема информации. Постепенно стал вырисовываться некий план, но столь зыбкий, что никакой уверенности не было. А Лена ждала разговора. Вскоре спросила:

- Я жду. Чего ты хотел?

- Леночка, на улице невозможно. Давай зайдем куда-нибудь. Да вот сюда, хотя бы, в кафе:

Они вошли, сели за столик. Он заказывал предусмотрительно, обдумывая каждое действие. В ожидании легкого вина Андрей не давал ей слова сказать. Они выпили. И Лена снова напомнила об обещанном разговоре. Глядя на нее, он до боли понимал, что говорить то, по сути, не о чем. И тогда интуитивно брякнул что-то о подруге, будто дело касается только ее одной. Уловил ответный интерес: "Вот она, та струнка, по которой следует идти над пропастью". Андрей налил в бокал. Щечки Лены порозовели. Но главное, Андрею удавалось пока поддерживать интерес к беседе. Он заказал еще вина. И неожиданно предложил:

- А не заказать ли нам чего-нибудь легкого на закуску? Гулять, так гулять! Или мы не экзамены сегодня сдавали?

Лена нетерпеливо кивнула и вновь впилась в него глазами, мол, продолжай, что там говорил о подруге. Андрей еще раз отметил это, словно уточнял маршрут в неведомом лесу. Иллюзионист и фокусник, топограф и страждущий любви - все в одном лице - это был он, студент третьего курса.

Появилась и закуска, а Андрей продолжал иллюзион на грани срыва.

Потом, когда вспоминалась эта встреча, Андрей понимал, какой бред он нес. Оказывается, вначале разговора, он слабо намекнул о какой-то тайне, касающейся ее подруги. Потом увел речь в сторону. Потом, как-то, между прочим, обронил фразу о том, что умеет по внешности определять характер женщин, и заметил новый интерес со стороны Лены. Знал ли он тогда, как увлекает это женщин, как они желают услышать мнение о себе? Но ничего определенного Андрей так и не высказал тогда, а снова увел в сторону ее внимание. Шаг за шагом Андрей отвоевывал площадку взаимного внимания. И вскоре осмелел до того, что поспорил с нею: выпьет она водку или нет? К тому времени глаза Лены блестели, щечки горели, она откинулась на спинку кресла.

Когда она согласилась выпить немного водки, ибо и через это тоже проявляется характер человека, сердце Андрея взыграло: "Это победа! Я ее подпоил. После водки прелюдия будет закончена. Пока официантка выполняла заказ, душа Андрея пела:

Вот так ершик,

Вот так ерш.

Получился ершик!

Коли, ершик, коли.

Посильнее, побыстрее

Уколи красавицу!

Лена была пьяна, поэтому водку отправила в свой милый ротик движением заправского птяницы. Да, она была пьяна. И он также отметил это. И безжалостно налил еще. И еще:

"Все, пора настала", - сказал он сам себе.

Андрей помог Лене одеться, они вышли на улицу. "Теперь надо скорее поймать такси, - соображал он, - пока морозный воздух не остудил ее". Но зря он беспокоился, этот студент третьего курса. Лена была пьяна крепко.

В такси они сели на заднее сиденье. Лена сразу откинулась на спинку. Андрей, все еще побаиваясь, тихо назвал таксисту адрес. Машина понеслась по вечерней Москве.

Люди торопились домой с работы, где их ждала уютная квартирка, жена, если она есть, а нет, - так телевизор и холостяцкая бутылка кефира с маковой булочкой. Любовь, любовь, как изменилась ты в наш век, как побытовела в трехкомнатной квартире среди немытой посуды, среди зло ворчащих унитазов и телевизоров. Эх, любовь! Тишины и покоя ждут любовники за бетонными стенами, удвоенными при помощи "шведской стенки", при помощи мягких персидских ковров, на которые в былые времена ступали грязные сапоги воина или любовница ждала своего милого:

В общежитии Андрей ловко надул важных старух-вахтерш. А ребят из своей комнаты быстренько спровадил к соседям. Так он делал не раз. И это свидетельствовало о том, что он не был пай мальчиком. Скорее, наоборот, женщин у него было много. Но все это было не то - простые девушки, пусть даже поднаторевшие в любовных утехах. Лена была молоденькой. Сразу после школы поступила в университет. "Школьница", - называл он ее. Но она из высшего общества!

Андрей слышал, у нее были ребята. Но что они могут, эти - равные ей по положению - московские хлюпики? "Разве могут они сравниться со мной? - Так думал он о себе. - Она еще не разбирается в людях"! А он разбирался. Ему было двадцать три года. В университет поступил после армии.

И вот Лена на его кровати. Андрей бережно повесил на вешалку ее дорогую шубку, длинный, ручной работы шарф, шапочку, и подошел к ней. Как положил он ее на кровать, так она и застыла - отключилась от внешнего мира. Даже пьяная она была прекрасна. И Андрея тут же охватило желание.

Он подвинул ее к стене, лег рядом, стал раздевать и целовать. Целовать и раздевать. И нечего было бояться неосторожных движений. Андрей пьянел от этой вольности. На пол поставил теплые оленевые сапожки, снял с нее шерстяные носки. На минуту задержал в руке ее маленькую хрупкую ножку. В это время другая рука нащупала в темноте пуговицу на брюках. Расстегнул. Осторожно потянул молнию.

Под брюками оказались ноги с бесподобно гладкой, шелковистой кожей. Как наслаждался он раздеванием не сопротивлявшегося женского тела! Раньше, будучи мальчишкой, Андрей не понимал женщин: зачем они сопротивляются? Даже тогда, когда согласны? Потом понял, что это любовная игра и перестал торопить события, смакуя брыкание и пожимание плечами как прелюдию к "Половецким пляскам". Но теперь, раздевая Лену, он вкусил и другой смак, когда женщина вся в его власти и он может делать все, что ему заблагорассудится.

Еще оставалось снять блузу и нижнее белье, но Андрей не выдержал - сбросил прямо на пол стеснявшие его самого одежды. И тут же обнял ее. Чем он больше наслаждался: страстью или властью над божественным женским телом? Плавки стали малы, и он зло снял их и зашвырнул в сторону. Они взвились к потолку и повисли на люстре.

Только теперь он принялся снимать с нее блузу. Под блузой билось сердце. Оно билось ровно. Грудь Лены, упругая, литая плавно вздымалась и медленно опускалась под лифом. Долго он не мог расстегнуть замок на нем. Все-таки торопился. При каждой заминке Андрей прижимался к Лене, чувствуя истому в собственном теле. Вот и лифчик повис на спинке кровати. Остались трусики. Это последнее. Он посмотрел на ее блаженное лицо, но поцеловал в еще более привлекательную грудь. Запустил руку под трусики. Провел пальцами между ног, почувствовав щекотание волосиков. Дыхание становилось горячим, надрывистым. Сквозь вдохи и выдохи можно было услышать медовый его голос: "Что за прекрасные трусики"!

Наконец она вся перед ним: нагая, прекрасная. Андрей раздвинул ее ноги, согнул их в коленях и оказался в ложбинке. Член его вздрагивал, так жилка бьется в висках, отдаваясь эхом по всему телу.

Лена не чувствовала, что творил этот иллюзионист. Он обнимал ее неподвижное тело. Раскачивался. Пытался, словно Бог вдохнуть в нее жизнь. Весь он напрягся. Судорога охватила его. Движения стали резки и неосторожны. Пик - и обрыв. Все. Он замер. А Лена оставалась мертва.

"Нет, - сказал он себе, - никакого кайфа. Перестарался я с выпивкой.

Андрей стал на колени, посмотрел на нее. Она, как мертвая царевна. И вдруг он вскочил с кровати, босиком бросился к тумбочке, что-то достал оттуда. Потом включил свет. "Всего две лампочки, - мелькнуло в голове. - Маловато". С письменных столов он собрал настольные лампы, установил напротив Лены, включил. "Вот теперь можно". В руке у него был фотоаппарат.

Андрей установил камеру на выдвинутый к кровати стол, объектив направил на Лену. Посмотрел в глазок, взвел автоспуск. А когда механизм затрещал, Андрей молнией бросился к Лене. Повернул ее лицо в объектив, лег между ее ног. За семь минут автоспуска Андрей все проделал с поразительной точностью и замер. Фотоаппарат щелкнул. Первый кадр сделан.

Следующая мизансцена. Он приподнял ее, прислонил к стене, снова направил и настроил фотообъектив. Присмотрелся. Он делал только художественные снимки, учитывая свет и тени, наклон головы - все, все, все.

Он еще долго ворочал безжизненное тело Лены. В каких только позах не запечатлел фотоаппарат на пленке его и Лену. Вскоре и пленка закончилась. А вместе с пленкой и забава, которой он отдался, чтобы хоть как-то вознаградить себя за бездействие партнерши. А Лена все спала. Ее мерное дыхание стало раздражать Андрея. Со злости он поднес свой член к ее пухлым темно-вишневым губам. Хотел провести головкой по ним, но передумал. Погасил свет и лег рядом. Около часа лежал без движения. Фосфорные стрелки будильника уже показывали три ночи. "Сейчас я все-таки разбужу ее, - подумал он. - Досчитаю до ста и разбужу. Раз, два, три. Десять".

Чем ближе к сотне, Андрей напрягался.

"Девяносто восемь, девяносто девять, сто"!

Он встряхнул ее. Лена промычала что-то невнятное. Андрей встряхнул сильнее. Она зашевелилась, зачмокала губами, как ребенок, открыла мутные глаза. Она все еще была пьяна, не понимала, в чем дело. А он возликовал от маленького успеха. Тут же забрался между ее ног и заторопился. Ему казалось, что промедление смерти подобно. В полусонном состоянии Лена улыбнулась чему-то непонятному и снова закрыла глаза. А Андрей старался изо всех сил:

И только когда отдышался, понял, что Лена также была безжизненна, как и в первый раз. Это он сам довел себя до экстаза.

Андрей лег рядом на спину, положил голову Лены на свою волосатую грудь. Как не вязались эти черные волосы с ее нежным личиком! Все это он проделал с той целью, чтобы, когда Лена проснется, она сама поняла, как нежна была с ним в эту ночь. Когда приготовления на завтра были сделаны, Андрей чутко заснул.

х х х

:Она проснулась на мгновение раньше, и, словно током, ее пробуждение ударило Андрея. Он тут же очнулся ото сна, но не двигался, сквозь ресницы наблюдая за ней.

Лена открыла глаза. Осмотрела комнату, грудь на которой спала. Подняла голову, чтобы посмотреть, кому принадлежит эта волосатая грудь. Как она была обворожительна после сна! Андрей не сдержался и открыл ресницы. Взгляды их встретились. Некоторое время они смотрели друг на друга молча. Потом она спросила удивленно:

- Ничего не понимаю, где я?

А он фамильярно обнял ее, будто вчера ночью она сама бросилась к нему на шею, и сказал:

- Потом я тебе все объясню. Все-все. Только не сейчас. - И поцеловал ее.

Выражение удивления все еще не исчезало с лица Лены.

- А маму я вчера предупредила? - Спросила она.

- Нет. Из кафе мы сразу ко мне: Какая ты красивая! Ну, чего ты. Теперь уже поздно маму предупреждать. Ничего, что-нибудь придумаем - успокоим твою маму.

Его резкий твердый голос подействовал. Она улыбнулась. А что ей было делать? Рвать и метать? Она осознала свое положение: утро, она в кровати с однокурсником. Делов-то:

Андрей поцеловал ее улыбку. В нем бродили силы после утреннего пробуждения. Тело отзывалось желанием. Он почувствовал растущее напряжение в членах. Лена спокойно, словно они жили вдвоем уже много замужних лет, сказала:

- Ну, что ж, пора собираться к маме: И к экзаменам еще надо готовиться:

- Не спеши, Леночка, - сменил он жесткий голос на нежный, просящий. - Не спеши, я прошу тебя. Я еще хочу, дорогая моя:

Она посмотрела в его страждущее лицо, и вдруг шаловливо улыбнувшись, шлепнула пальчиком его по носу. Он понял: она не против его предложения. Андрей взмыл в облака. Мужская сила в нем забурлила с новой страстью и мощью. Он обнял ее и зацеловал до одури. Она весело хихикала, забыв о своих заботах. А он целовал. Целовал и пьянел. Эта игра, словно воин взводила затвор их автомата желаний. Наконец-то они могли принести друг другу радость. Силы кипели. Андрей повел пальцем по клитору и увидел, какое наслаждение доставил своей партнерше. Лена пыталась нанизать его палец глубже, давая понять: ну, начинай же. Она еще смеялась, но уже реже. Дыхание ее становилось чаще. А Андрей не начинал. Дразнил ее: то вонзит палец, то вынет его. Лена уже перестала смеяться. То и дело с ее губ срывалось: "Ну. Ну же! Ну:"

Он отнял палец, дотронулся ладонью до бедер, давая понять: раздвинь ноги. Лена поняла. Его член стоял, вздувался, точно бока ретивого коня. Лена тоже начала задыхаться от переполнявшего желания. Она бережно взяла его член в ладошку. Чего стоила ей эта бережность, когда так хотелось бесноваться! От ее прикосновения член словно вырос, по телу разлилась приятная теплота. Член был как тетива натянутого лука. И Лена сама направила его в нужном направлении. Он коснулся губ. Они вздрогнули. Лена и Андрей качнулись друг к другу. Ей показалось, что ее кто-то гладит, но не сверху, а изнутри. Это поглаживание было такое ласковое, нежное, от него даже саднило сердце. Оно билось неровно, а как на рельсовых стыках колеса поезда. Лена закрыла глаза и вместе с вздохом у нее вырвалось:

- Аа-хх!

Это был стон истомившегося тела, нашедшего опору. Они медленно помогали друг другу движениями навстречу. Скорость увеличивалась. Лена все торопилась, сбивалась с ритма. Порой и он увлекался. Но когда чувствовал, что теплота скапливается у живота, останавливался. Лене не хотелось останавливаться. Андрей ее сдерживал. Теплота рассасывалась, и они снова двигались навстречу друг другу горячими бедрами.

Лена стала забываться. Она как в бреду что-то бормотала. Как только Андрей сильно-сильно вонзался в партнершу, она словно всхлипывала, у нее даже катились слезы. Теплые и необидные.

Андрей приподнял ее бедра и вошел меж ними до самого предела. Она уже не стонала, не всхлипывала - она орала. Андрей ничего не соображал. Со всех концов его тела к животу стеклась теплота. Казалось, тело набухает. Он хрипло дышал ей в плечо. И вдруг, словно предсмертной хваткой вцепился в нее, резко вздрогнул. Лена особенно прочувствовала этот пик его движений и тоже зашлась в исступлении. Теперь ни ему, ни ей не хотелось ласковых движений - хотелось боли.

Он чуть было не потерял сознание. Это была вершина его экстаза. И только Андрей стал падать в какую-то пропасть, его подхватила Лена. Боль пронзила его и ее. Эта боль - единственная из всех болей, которая желанна человеку. Их скрутила судорога. Они сцепились, пытаясь вжаться друг в друга. И потом неожиданно их охватила всепобедимейшая лень, райское блаженство, а блаженство уже было не блаженство, а приятнейшая теплота, от которой даже мурашки по коже забегали.

Колебания затухали. Вскоре они замерли не в силах сказать ни слова, не сделать ни жеста. Его тело огрузло, казалось опухшим, неповоротливым. Не хотелось вынимать член из теплого лона. Несколько минут они так и пролежали, словно мертвые. Потом он потихоньку потянул член назад, она тронулась за ним, будто прилипла к нему. Отпочковались и оба вздрогнули, как вздрагивают от болевого шлепка по ране. Он лег рядом не в состоянии повернуться на спину и, тяжело дыша, замер. Они молчали.

: За окном гремели трамваи. Утро было туманное, свежестью тянуло из открытой форточки. В кровати было тепло и приятно. Будильник отсчитывал минуты. Он положил руку на ее грудь. Слабо сжимал ее. В движениях и желаниях такая свобода! Они были наги друг перед другом не только физически, но и душой. Они постепенно оживали. Он приподнялся на локтях и поцеловал Лену. Это была благодарность за удовольствие. Она поняла. Улыбнулась слабыми губами.

- Ты бесподобна!

Она улыбнулась.

- Какое блаженство, - снова произнес он.

Она закатила глаза.

_ Ты тоже.

Он провел ладонью по ее шелковистой коже. Она слабо пошевелилась, сознавая его ласку, чуть повернула голову к нему:

- У меня никогда не было такого чувства. Я: Спасибо тебе.

- А ты: Ты!

Долго лежали они так, расхваливая друг друга, пока совсем не ожили.

- А теперь пора вставать, - сказал он с удовольствием. - Пора и маме звонить по телефону. Вставай, потерянная доченька.

Он шутливо шлепнул ее по плечу.

- Не хочу, - по-детски капризничая, ответила она.

- Нет, нет, нет. Вставай! Не целый же день валяться в кровати?

- А если и целый день, так что ж? Андрюш, - позвала она, - теперь я тебя хочу.

Он посмотрел на нее серьезно и, как заботливый муж, взявшийся руководить ею, повторил свои слова.

Лена встала, обиженно надув губки. Она не стеснялась его. И тут он не мог оторвать от нее глаз. Утренние лучи так здорово осветили ее, что у него невольно вырвалось:

- Ух, ты!

Соски ее подрагивали, они были такими упругими, они дразнили его своим трепетом. Она остановилась и шаловливо посматривала на него сверху вниз. Тело ее подобралось и все желания, будто лучи, бросились излучаться в его сторону. Это были колдовские лучи. Она казалась строгой, словно хотела пресечь его восхваления:

- Прекрати. - И улыбнулась.

- Нет, ты действительно, прекрасна!

- Я же сказала! Ну что, тебя наказать!?

И она с хохотом плюхнулась к нему в кровать, чтобы закрыть своей одурманивающей ладошкой его рот. А он стал целовать ладошку. Снова началась борьба, снова началась любовная игра, снова сердца их застучали бешено. Снова:

Андрей и Лена встали с кровати только к пяти часам дня, а вернее, вечера.

Теперь папы министра Андрей не опасался.

Михаил Мельников,

Ставрополь

Наташа

Категория: Студенты

Автор: Саша Веселов

Название: Наташа

Наташа... Милая моя Наташка... Неповторимая студенческая пора... Как давно это было!

Мы учились в одной группе, она и я. Она была из девчонок, которых никак не назовёшь красавицами, но которые при этом умудряются быть удивительно милыми. Короткая стрижка, спрятанные за широкими линзами очков огромные лучистые глаза, носик пуговкой, маленький нежный рот, лишь только начавшая округляться угловатая фигурка подростка: в её внешности не было ничего необычного, девчонка как девчонка, но в то же время она хочешь-не хочешь, а притягивала к себе взгляд. Всё её существо излучало какую-то трогательную наивность и беззащитность, перед которой невозможно было устоять. Я заглядывался на неё давно, но у меня и в мыслях не было попытаться сойтись с ней поближе или, хуже того, завести пошлый романчик. Её полудетский облик был настолько светел и чист, что обычная плотская любовь по отношению к ней выглядела чуть ли не кощунством.

Всё началось с того, что после одной не очень красивой истории в институт пришла на меня "телега". Потянулось разбирательство... В конце концов игравший в высокую идейность комсорг поставил вопрос о том, может ли такая личность, как я, быть членом ВЛКСМ. Такого я никак не ожидал. Наказание по тем временам было явно слишком суровым, но, к моему огромному удивлению, группа проголосовала "за". Подняла руку и Наташка...

Несколько дней я не мог прийти в себя, но даже потом, уже поостыв, долго ходил сам не свой, старался держаться особняком, ни к кому не подходил, ни с кем не разговаривал. Неизвестно, сколько бы это продолжалось, если бы не Наташка. Однажды, направляясь после занятий домой, я столкнулся с ней у проходной нос к носу. Обычно в таких ситуациях я просто прибавлял шаг. Хотел сделать так и на этот раз, но, уже обогнав её, неожиданно услышал:

- Подожди меня, пожалуйста.

Это было, как гром среди ясного неба. Она и до того не часто ко мне обращалась, а уж теперь... Я замедлил шаг и молча, не глядя на неё, пошёл рядом.

- Ты куда-то спешишь? - нерешительно спросила Наташка.

- Да нет.

- А вообще ты сегодня занят? - после некоторой паузы робко продолжила она.

- Да, вроде, ничего особенного.

- А сейчас ты домой?

- Куда ж ещё? - улыбнулся я, немало озадаченный таким градом вопросов.

- Можно мне поехать... с тобой?

- Ко мне?! - от неожиданности я остановился. Наташка тоже.

- Да, - густо покраснев и стараясь не смотреть мне в глаза, выдавила из себя она.

Мы стояли посреди узкой дорожки, по которой плотным потоком, кто домой, кто в институт, спешили студенты. На нас то и дело кто-нибудь наталкивался. Слышались "полезные" советы и возгласы праведного негодования.

- Ну... если хочешь, - совершенно растерявшись, промямлил я. - Только у меня родители дома.

- Поехали ко мне. У меня сейчас никого, - отведя наконец глаза от асфальта, Наташка умоляюще посмотрела на меня.

Мало-помалу я пришёл в себя и теперь с любопытством глядел на неё. В эти минуты она была похожа на нашкодившего ребёнка. Интересно, что она задумала? Спросить об этом я, понятно, не мог.

- Ну что ж, едем, если ты так хочешь, - натянуто улыбнувшись, я зашагал по дорожке. Наташка молча пошла рядом.

Ощущая какую-то неловкость, мы всю дорогу старались не смотреть друг на друга и не разговаривали. По приезду Наташка сразу провела меня в одну из комнат и, извинившись, сама куда-то исчезла. В ожидании её я плюхнулся в одно из кресел и стал рассматривать висевший на стене плакат с Орнеллой Мути...

Неожиданно мою шею обвили ласковые девичьи руки. Я обернулся и застыл, поражённый. Право же, было от чего. Наташка стояла передо мной лишь в трусиках и лифчике, больше на ней ничего не было! Она вся дрожала, грудь её учащённо вздымалась, пухлые детские щёчки пылали. Ошарашенный и уже абсолютно ничего не понимающий, я тупо вперился глазами в то место, где из-под тонкого шёлка трусиков проглядывала пышная кипа тёмно-русых волос, будто это пикантное зрелище способно было хоть сколько-нибудь прояснить происходящее.

Наташку мой дурацкий взгляд явно бил наповал, но тем не менее она решительно продолжала начатое. Щёлкнула застёжка лифчика, и через секунду он уже лежал на полу, обнажив трепетную грудь. Ещё миг - и Наташка застыла передо мной уже совершенно голая. Щёчки её пылали пуще прежнего, глаза горели.

- Послушай, - не придумав ничего умнее, тоном наставника начал я, - ты отдаёшь себе отчёт...

Я хотел сказать ещё что-то в том же духе, но Наташка перебила меня.

- Не надо, - еле слышно прошептала она. - Прошу тебя, не надо так...

Наши объятия были страстны и целомудренны. Мои руки скользили вдоль её покрытого золотистым пушком юного тела, мои губы мягко и нежно сплетались с её губами. Это были прекрасные минуты, нам было хорошо, как никогда. Полностью предоставив себя в моё распоряжение, Наташка, закрыв глаза, молча внимала моим ласкам...

Время шло, а я всё никак не мог решиться на главное, медлил, оттягивал. Как это ни покажется нелепым, но меня одолевали угрызения совести. В конце концов Наташка взяла инициативу в свои руки. Её ладошка сомкнулась вкруг моего члена. Мгновением позже, припав к моим губам, как к целебному источнику, она одним толчком вогнала его в туго раздвинувшуюся щель своего девственного лона. При этом Наташка даже не вскрикнула, хотя по тому, как непроизвольно содрогнулось всё её тело, я понял, что ей было очень больно...

К сожалению, я оказался не на высоте и, не сумев совладать с собой, тут же кончил, начисто забыв про Наташку. Но она тем не менее просто светилась от счастья, а застывшие на её щеках слезинки блестели, озарённые улыбкой, совсем как лужицы в лучах восходящего солнца...

Наша связь длилась недолго. Очень скоро она поняла, что моё чувство к ней носит совершенно иной характер, нежели её ко мне, но продолжала на что-то надеяться, пока не застала меня однажды в объятиях своей лучшей подруги. С тех пор я её больше не видел. В институте она не появлялась, на звонки не отвечала. Несколько раз я заходил к ней домой, но мне неизменно говорили, что её нет. А вскоре я узнал, что она вышла замуж за какого-то кретина, лет на десять старше её. Через семь месяцев у неё родился сын. Здоровый такой карапуз. Зовут его также, как меня.

03.11.2000

Зачёт

Категория: Студенты

Автор: Ares

Название: Зачёт

Было около шести часов вечера. Они сидели в этой аудитории почти два часа: тридцатилетний профессор Виктор Иванович и его студентка первого курса Лена. Всё это время преподаватель пытался вытянуть из неё хоть какие-нибудь знания, чтобы поставить зачёт, но все его усилия были напрасны.

-Извините, но за такие ответы я вам поставить зачёт не могу - наконец решился сказать он.

-Ну, Виктор Иванович, ну спросите ещё что-нибудь - её голос стал жалобным.

-Что же у вас ещё спрашивать, если вы не можете ответить на такой элементарный вопрос.

-Ну, пожалуйста, меня же не допустят до экзаменов. Скажите, что мне сделать, чтобы получить этот зачёт, мне он очень нужен - девушка почти плакала.

Профессор хотел уйти, несмотря на все её просьбы, но тут его взгляд упал на стройные ноги Лены, выглядывавшие из-под коротенькой юбки, он подумал несколько секунд и решился.

-Ну ладно, вы можете кое-что сделать - при этих словах в глазах студентки появился слабый проблеск надежды - для начала, заприте дверь, вот ключ.

Лена недоумевающе посмотрела на него, но всё же поспешила выполнить просьбу, пока профессор не передумал. Ключ повернулся в замке, девушка встала напротив стола Виктора Ивановича и вопросительно посмотрел на него.

-А теперь сними свою блузку - спокойно сказал он.

-Что? Я не понимаю - Лена покраснела.

Честно говоря, профессор не ожидал такой реакции, он решил, что студентка имела в виду именно это, когда спрашивала, что ей сделать для получения зачёта.

-Извините, я ошибся - Виктор Иванович снова перешёл на "вы" - вы можете идти.

-А как же зачёт?

-Какой тут может быть зачёт? Вы свободны.

-Н-нет подождите, Виктор Иванович.

Дрожащие пальцы Лены стали расстёгивать пуговицы блузки. Преподаватель с интересом наблюдал за её манипуляциями. Наконец блузка упала на пол, показав прекрасной формы грудь студентки, стянутую бюстгальтером.

-Теперь снимай бюстгальтер - Виктор Иванович вошёл во вкус.

Руки девушки долго не смогли справиться с застёжкой, но всё же и эта деталь одежды последовала за блузкой. Теперь взору профессора предстали ничем не прикрытые холмики студентки, которые тот жадно рассматривал.

-Хорошо, шлюшка, теперь иди сюда - развязно приказал он.

-Я не шлюшка - в голосе студентки зазвучали нотки гордости, она хотела сказать ещё что-то, но учитель перебил её.

-А кто же ты такая? Ты стоишь перед своим преподавателем полуголая, готовая выполнить все его просьбы, ради отметки в зачётке. Ты самая настоящая шлюшка, - после этих слов смелость девушки снова куда-то улетучилась - а теперь подойди и сядь ко мне на колени.

Лена всё выполнила и стала ждать дальнейших действий, её лицо залилось краской, и она старалась не смотреть на профессора. А тот, напротив, не терял времени даром, а начал исследовать тело студентки сначала только руками, затем подключил губы и язык. В первую очередь Виктор Иванович занялся её лицом, затем грудью. Он облизнул один сосок, потом другой, в то время, как его левая рука, пройдясь по животу Лены и пролезла под юбку.

-Нет, пожалуйста не надо - попыталась возразить она и крепко сжала ноги.

-Нет уж, никто тебя не заставлял малышка, ты сама согласилась и теперь не время отступать - Виктор Иванович говорил это, теребя пальцами волосики на лобке студентки - если не хочешь работать головой, придётся поработать другим местом.

Сопротивляться и вправду было бессмысленно, и Лена расслабила ноги. Тут же рука профессора проникла между ними, достигнув секретного места. Виктор Иванович начал ласкать его пальцами, однако влагалище Лены оставалось сухим и с этим надо было что-то делать. "Сними трусики",- приказал он. Девушка снова хотела что-то возразить, но, поняв безысходность своего положения, подчинилась. Тогда профессор поднёс к её лицу большой и указательный и сказал, чтобы их облизнула. Лена сделала это. Преподаватель одной рукой приподнял короткую юбочку студентки, чтобы видеть, что он делает. Другая рука опустилась на промежность девушки. Облизанный большой палец мягко вошёл во влагалище и начал там медленно вращаться, в то время, как указательный, нащупав колечко ануса, резко вонзился в Ленину попку. Оля вскрикнула от боли, но сделать ничего не посмела. Теперь в обоих её отверстиях орудовали пальцы мужчины, а грудь ласкал его язык. Под таким тройным напором студентка не могла долго сопротивляться, как не старалась. С её уст стали срываться явственные стоны, а влагалище начало потихоньку увлажняться.

Почувствовав это Виктор Иванович увеличил нажим. Любовный сок уже просочился наружу из лона девушки. Тогда профессор расстегнул свои брюки, вынув напряжённый член. "Иди сюда, шлюшка",- приказал он, взяв девушку за попку, и притянул её к себе. Лене пришлось подчиниться. Теперь её ноги оказались по бокам от стула учителя, а истекающая влагой пещерка прямо над его орудием. "Ну, чего же ты ждёшь, красавица?" - усмехнулся он и потянул бёдра Лены вниз. Пенис мягко вошёл внутрь девушки до самого основания, от чего она чуть слышно простонала. В этой позе преподаватель имел студентку пару минут, в течение которых он заставлял девушку двигаться то быстрее, то медленнее, от чего та явно получала наслаждение, хоть и старалась скрыть это. Но по её прерывистому дыханию и глазам можно было судить об истинных ощущениях Лены.

Когда ему надоела эта поза, Виктор Иванович положил студентку на стол, а сам встал между её свешивающихся ног. В таком положении он продолжал трахать девушку. Вскоре она позабыла о всяком притворстве и стала откровенно получать удовольствие от происходящего. Она подмахивала профессору бёдрами, стараясь как можно дальше насадиться на его член. С её губ слетали уже громкие стоны. В какой-то момент профессору показалось, что студентка вот-вот перейдёт на крики, а ему совсем не хотелось, что бы кто-нибудь узнал, как он принимает зачёты. Виктор Иванович взял со стола трусики Лены и поднёс их к её лицу. Она быстро сообразила, что от неё требуется, и закусила их. Теперь девушка сжимала их зубами каждый раз, когда орудие профессора вонзалось в её юную плоть. И вот с последним самым сильным толчком струя горячей спермы ударила внутрь студентки, и тут же волна оргазма, поднимаясь от её гениталий, накрыла девушку с головой.

Когда судороги наслаждения покинули её молодое тело, профессор осторожно вынул свой ослабевший, но хорошо поработавший сегодня член, и привёл себя в порядок. "Что ж, поздравляю вас с успешной сдачей зачёта, улыбаясь сказал он Лене, которая продолжала лежать на столе, сжимая во рту свои трусики.

Жизнь студентов

Категория: Студенты

Автор: Blondin

Название: Жизнь студентов

Сейчас я учусь на первом курсе одного из престижниших ВУЗов Дальнего Востока! И хочу Вам поведать о том, что в жизни студентов есть не только учёба!

1 сентября впервые, прейдя в институт, и оглядев свой курс, мне показалось, что я попал в то место, где не было ни одной красивой девушки и что лично меня очень удручало. Но поучившись пару недель я понял, что ошибался. Я познакомился со всеми своими однокурсниками, меня также назначили старостой одной из групп. Надо также сказать, что девушек на курсе было, почти в пять раз больше нас.

Проучившись около месяца, я заметил, что одна девушка проявляет ко мне излишнее внимание. Часто звонила, заводила разговор в институте и т.д. Но если честно, мне она не очень нравилась, нет я не скажу, что она была некрасива, она была довольно привлекательна: небольшого роста, худенькая, волосы до плеч, голубые глаза, грудь средних размеров, красивая попка, стройные ножки.

Так вот как-то подошла ко мне её подруга и сказала:

- Саша, ты очень нравишься Ане, - так её звали.

- Да ну, а я без неё жить не могу! - с язвинкой ответил я. Меня больше интересовало, чем это всё может закончиться, просто хотелось повеселиться. Да и просто хотелось в жизни какого-то разнообразия.

В общем, она думала, что мои чувства к ней точно такие же, как и её. Но мне с ней было не очень интересно, и я давал ей это понять, но она всё равно за мной бегала. На дискотеках, когда мы ходили с однокурсниками, я специально находил другую девушку и на её глазах с ней зависал, мне нравилось доводить её, мне было весело. Я думал она когда-нибудь поймёт, что это был просто розыгрыш, но Аня как будто специально отказывалась это понимать. И я, решив, что пора с этим всем кончать, решил с ней серьёзно поговорить.

Как-то после занятий пошёл проводить её до дома, и начал говорить ей про то, что такой как я плохой, что такой как я только её испортит, она будет только страдать и т.д. Но она мне плача говорила, что любит меня, жить без меня не может... но ничего поделать я уже не мог.

После этого несколько дней она со мной не здоровалась, её подруги смотрели на меня как на врага народа, пацаны прикалывались, типа:

- Ну, ты блин довел девчонку!

Но потом всё пошло своим чередом неделя, за неделей всё забылось, вот мы уже и сдали зимнюю сессию. Шли зимние каникулы, я сидел дома, поссорившись со своей девушкой. Мне было скучно и нужно было с кем-нибудь провести время. Все друзья или всё ещё сдавали экзамены или разъехались. Опять захотелось чего-то нового, разнообразного. И листая свою записную книжку, наткнулся на телефон Ани, улыбнувшись, я, решил ей позвонить!

Позвонив, мы разговорились, просто не о чём, о курсе, о том, кто как сдал сессию. Я пригласил её, встретится в кафе, чтобы просто поговорить, она охотно согласилась.

Мы сидели, пили кофе, она мне рассказывала какую-то лабуду, я почти её не слушал в моей голове родилась мысль, что я её хочу! Мы пошли прогуляться, я знал, что у меня в кармане есть ключи от свободной квартиры, в которой никто не жил, но в которой был большой раздвижной диван, и я повёл её туда. Поначалу она не хотела идти, но я её уговорил.

Сев на диван мы продолжали разговаривать, но я не слушал её, а просто сидел, улыбался и окидывал её взглядом, на ней была юбка примерно до колен, с высоким разрезом, который открывал её прекрасное бедро, тоненькая кофточка, плотно облегающая грудь... Я продолжал смотреть на неё и стал подсаживаться к ней всё ближе и ближе, приблизившись, я начал целовать её в губы, она мне ответила взаимностью, мы целовались долгим страстным поцелуем. Когда я попытался засунуть свои руки под кофточку, она меня отталкивала, не давая ничего мне сделать. Она оттолкнула и начала говорить мне, что она ещё девственница, что не хочет это сделать с человеком, который не любит её, которому нужен только секс. Но я не слушал её, продолжал целовать в губы, шею, я чувствовал, что она начинает сильно возбуждаться. Я начал мять её грудь через кофту, другой рукой потихоньку расстегивая её, вот я уже снял её. Она предо мной сидела в белом бюстгальтере из под которого виднелись уже довольно жёсткие соски, я отодвинулся от неё и улыбнулся, она застеснялась и лёгкий багрянец пробежал по телу.

Я снял свой свитер и футболку, она приблизилась ко мне первой и начала трогать мой мощный торс, спину. Она попыталась расстегнуть свой лифчик, но я остановил её, сказав, что всё сделаю сам. Я начал гладить её тело, целовать его, полез руками к ней под юбку, расстегнул её и снял, а вместе с ней ещё и колготки. Я целовал её в губы, и между тем, одной рукой мял её грудь, другой водил у неё между ног, где было уже довольно мокро. Аня стонала и извивалась в моих объятиях. Вот я расстегнул её бюстгальтер, который буквально спрыгнул с её уже давно возбуждённых грудей. Её соски были прям на ощупь как камушки, её грудь была очень красива, хотя и не очень большая. Я целовал её соски, покусывал их.

Я опускался ниже и ниже, вот я уже целую её живот, приближаюсь к её трусикам и снимаю их. Предо мной пристает прекрасное ещё ни кем не тронутое влагалище, с аккуратными нежными лепестками, из которых тоненькой струйкой сочилась влага, я поцеловал этот прекрасный цветок и почувствовал, что он живой. Я открыл пальцами лепестки её прекрасного влагалища и увидел маленькую бордовую ягодку, к которой прильнул своими губами и начал посасывать, покусывать его. Аня запрокинула свою голову за спинку дивана, выгнулась предо мной, прижала мою голову к своей промежности, ногтями вцепившись в кожу на моей голове, и потихоньку стонала. Я уже не мог терпеть, мой член был чересчур возбуждён и очень сильно выпирал из штанов. Я встал и задал вопрос Ане:

- Ты действительно этого хочешь? - нашел, когда спросить у перевозбужденной девушки. Она мне ничего не ответила, только что-то простонала в ответ, но я понял, что она уже была готова.

Я снял себя штаны, а за тем и трусы, из который вылез мой член, который стоял, как богатырь и был готов к бою. Аня сидела и смотрела на меня огромными глазами, по ней было видно, что она видела мужской член впервые в жизни.

Я подошёл к ней, поцеловал её в губы, подвинул на край дивана и широко расставил ноги. Аня легла на спину, зажмурила глаза и ожидала стать женщиной. Я приблизился к ней, взял свой член в руку и подвёл его головку к лону девушки и начал водить ею по лепесткам влагалища, затем начал потихоньку погружать ею во внутрь, там было тепло и влажно, но я не спешил. Я то вводил, то вытаскивал головку из её влагалища, как бы дразня девушку, она стонала, и сквозь стон говорила:

-Ну, давааай, дава-а-а-ай!

Я проник членом чуть глубже и почувтвоал, что он упёрся в стенку девственной плёнки, вывел его ко входу и резко вставил его обратно во всю длину и начал ритмично водить внутри, с каждым разом увеличивая темп. Аня стонала не то от боли, не то от наслаждения, руками беспорядочно водя по своему телу. Я подхватил её руками не вытаскивая члена, лёг на спину и посадил её сверху на меня и, держа за таз подымал её то вверх, то вниз. Она сама вошла во вкус и начала скакать на моём члене, как в седле на лошади, которая несётся на полном скаку. Я чувствовал, что уже готов был и снова перевернул её на спину, вытащил свой член из неё и бурно кончил на её тело...

Она лежала, не шевелясь, ноги её были широко расставлены, из красного влагалища текли соки, весь живот и грудь были забрызганы моей спермой, её лицо было повёрнуто в сторону, и из глаз по щекам текли слёзы.

Я встал и пошёл на кухню, выкурил сигарету, выпил кружечку кофе. Посмотрев на часы, я подумал, что уже пора собираться домой, пошёл в комнату. Аня лежала всё также не подвижно, я взял её на руки и понёс в ванную. Я поставил её под душ, вода стекала по её прекрасному телу, телу которое час назад стало телом настоящей женщины. Я взял мочалку и начал мыть её, отмывая грудь, живот ноги от наших соков, затем я начал мыть у неё между ног, сразу заметив некоторую активность Ани, её соски вновь напряглись, она протянула ко мне свои руки, и я залез к ней в ванну, мы начали страстно целоваться. Мой член снова встал и уперся ей в живот, она взяла его в свою руку, встала на колени и начала рассматривать его. Открыла головку, овела её взглядом, по ней было видно, что ей интересно.

- Поцелуй его, - сказал ей я. Она его робко поцеловала, потом ещё и ещё, затем взяла его в рот и стала медленно водить по нему губами, стала неумело его сосать, я подсказывал ей, как это делать, говоря, что это просто леденец. Она его сосала так, что я довольно быстро кончил прямо ей в рот, видно было, что ей понравился вкус мужской спермы, и она заглатывала ее с большим аппетитом. Она вновь встала, и мы вновь слились в едином поцелуи. Я просунул руку ей между ног и стал массировать её влагалище, теребил её клитор, потом начал заводить пальчики ей во внутрь, пощипывая его стенки, она бурно кончила. Мы закончили мыться и поехали домой, по пути не разговаривая.

Через пару недель начались занятия, за всё это время мы с Аней ни разу не встречались и не разговаривали, первые недели учёбы прошли в своём бешеном темпе, но спустя несколько дней мы вписались в ритм. Если я и разговаривал с Аней, то только на тему занятий не более. Но почему-то мне каждый раз, когда я видел её, хотелось встретиться с ней всё сильней и сильней.

В какай-то из дней я написал ей записку следующего содержания:

"Я буду сегодня там, в пять часов!"

Ответа не пришло, но я, почему-то знал, что она придёт. И действительно, почти ровно в указанное время зазвонил звонок, я открыл дверь, на пороге стояла она, я запустил её. И она сразу же не говоря не слова бросилась мне на шею.

Мы несколько часов почти без перерыва занимались любовью, она была уже более опытна и ненасытна, она пыталась удовлетворить всё накопившееся желание за много лет, ведь ей уже 18. Мы договорились с ней, что друг перед другом у нас не будет никаких обязательств. Мы вольны, встречаться с кем хотим, и наши отношения будем держать в тайне.

Теперь мы встречаемся регулярно. Помимо неё у меня есть и другие девушки. А у неё кроме меня никого нет, и она по-прежнему любит только меня.

Благими Намерениями

Категория: Студенты

Автор: Alex S

Название: Благими Намерениями

Да ребятки, вот так попал я! И все из-за какого-то нелепого чувства сострадания к ближнему. Ой, да ладно, расскажу все по порядку:

Институт, 3-й курс: эх и замечательные деньки начались, наконец-то закончился естественный отбор на выживаемость, всех кого надо и не надо уже отсеяли, так что следующие три года должны пройти без особых напрягов на учебном фронте. Группа у нас подобралась дружная, можно даже сказать очень! Да только немножко картину портила эта чокнутая, ну да за два года к ней уже все привыкли, просто не общались и все. И создал же Бог такое чудо: мелкая, не больше 160, с какой-то дурацкой стрижкой типа под горшок, ну а об ее стиле одеваться даже говорить не стоит. Короче странная какая-то, с ней толком ни кто и не общался. Да и кто ж на такую посмотрит?

И вот однажды, на ежемесячном сборище нашей группы (собирались так каждый месяц у кого-либо на хате, и кутили во всю: ой, чего только не было на наших собраниях!), я заметил нашу чокнутую. Сначала решил, что померещилось, ведь ее ни разу не приглашали на наши посиделки, но все же это была она: такое ни с кем не перепутаешь. Я спросил у хозяйки квартиры, по какому это случаю или великому празднику, но она ответила, что сама не знает, просто ребята попросили пригласить. Чувствовалось, что затевается какой-то концерт, и мне ни как не хотелось его пропустить. Эх, и дурак я, бежать надо было с той вечеринки, ну кто ж знал: Я со стороны наблюдал как к нашей дурочке подсели 3 парня и завели с ней умные беседы, не забывая одновременно подливать ей вина. Можно было сделать вывод, что ее хотят споить. Ну на этот процесс много времени и усилий не потребовалось и вскоре, под умелым руководством хозяйки, наше чудо было транспортировано в ванную, а потом в спальню. Да, шоу ни какого не вышло. Обычно девки в пьяном состоянии вытворяют всякие там вещи, а эта просто вырубилась, полный ноль. Я даже сначала не обратил внимания, когда через пол часика наша славная троица, уже достаточно подогретая водочкой, гуськом потянулась в спальню. Наверное, и я уже был в хорошем состоянии, если во мне проснулось дикою любопытство, чем обычно не страдаю, и оправился следом за ними. В спальне было темно, и только тихий шепот раздавался из угла возле кровати.

- Слышь, а если она проснется?

- Не проснется. Вернее когда проснется уже поздно будет

- А вдруг заорет?

- Да ладно тебе! Че ей орать? Еще даже спасибо скажет. Сколь можно в девках шастать?

Ба! Да ее трахнуть собрались (по группе ползали слухи, что она еще ни разу). Лично по мне, так трахать пьяную женщину хуже удовольствия нету. Обычно баб спаивают, когда по трезвой они не дают, а пьяная баба, как известно, своей п*** не хозяйка. Но и постели она ни на что уже не годна. Один раз сам попробовал, больше ни за что!

- А говорят, что она целка. Светка орать будет, если ей кровищем всю постель перепачкать.

- Сто процентов целка! Иначе на хрен бы мне это надо было? А со Светкой я обо всем договорился.

Троица зашуршала одеждами, совершенно не обращая на меня ни какого внимания. И тут я как в очень известном фильме спросил:

- А чё это вы тут делаете, а?

Ох, и потянул же меня черт за язык! Ну нет чтоб развернуться и уйти, или остаться для просмотра продолжения. А я, как последний осел, вмешался.

- А, Серега, и тут! Присоединяйся! Только учти, я первый. - За Валеркой прочно закрепилась слава Совратителя невинных, эх, сколько же девчонок он попортил, но что бы таким способом! Во мне все взбунтовалось, хотя, скорее всего, взбунтовалось немалое количество водки, ведь защитником добродетельности ни когда не был. А может сыграла роль моя личная "симпатия" к Валерику, ну да ладно, причину уже ни кто не сможет определить. Ну я и выразил свой громкий протест на их планы. Далее все было просто: разговор постепенно становился все более насыщенным, голос срывался на крик, и скорее всего именно это привело к пробуждению нашей "спящей красавицы". На эту картину стоило посмотреть: она приподнялась на кровати, пытаясь сфокусировать взгляд и хоть что-то понять из разговора 4-х стоящих парней, при чем 3-е из них полураздетые. Вникнув же в смысл нашей "беседы", она разрыдалась, да еще и во весь голос. Пацаны, заметив такой концерт, быстро удалились с "поля боя", а я остался с рыдающей пьяной бабой на руках.

В комнату влетела злющая Светка, и популярным языком объяснила, что ей в квартире такие вопли не нужны. А раз я такой сякой джентльмен (просто Черный Плащ, защитник всех бедных и несчастных), то именно мне и даруеться великая честь сопроводить бедняжку домой, причем немедленно! Дорогу домой можно не рассказывать. Она все время ревела и пару раз отправлялась в кусты показать природе, чем угощали гостеприимные люди. Потом заявила, что ей в таком виде домой нельзя, и мне пришлось пару часов под подъездом выслушивать ее бредни, дожидаясь завершения процесса трезвения. Короче, вечерок выдался на славу!

Дальше продолжалась обычная жизнь, если не считать Надьку. Да, наше чучело зовут Надеждой, и вот стой самой проклятой вечеринки я не перестаю надеяться, что она забудет о моем существовании. Ей, видите ли, в голову взбрело вообразить меня рыцарем на белом коне, который наконец-то появился в ее жизни. И так как дракона я уже победил, (драконом были наши горе насильники), то теперь она вся моя, и будет любить до скончания дней своих. Во, повезло!

В институте Надька стала садиться рядом со мной, на переменах от нее скрыться можно только в туалете. Но в добавок ко всему она взяла за правило приходить ко мне домой, то с предметами помочь (и на хрена мне эта помощь?), то книжку принести, то еще что-либо. Отсутствием изобретательности она не страдает. Вот и приходилось терпеть ее общество, выслушивать печальные рассказы о жизни, жалобы на жестокую судьбу. Взял бы да послал куда подальше, тем более все так советовали, но вы когда-либо пытались отвязаться от бездомной собаки? Такая же история и тут, намеки Надя не понимает, а в лицо ей сказать не могу, жалко. Все бы еще ни че, да вот она задумала со мной более тесно подружиться. Недавно пришла в каком-то странном наряде, (наверное у бабушки позаимствовала выходное платье), и с боевой раскраской индейского племени, на лице. Долго пытался сдерживать смех, но все же пришлось попросить умыться. Надька сразу в слезы, типа: что во мне не так и почему ни кто не находить меня привлекательной? Да, скажу я вам, выкрутиться было очень сложно, но все же объяснил, что она из тех женщин, которым макияж не нужен, он только портит естественную красоту. Из всех косметических средств стоит применять только тушь (надо будет подарить ей, и обязательно водостойкую, а то ревет слишком часто), ну и помаду можно, только не ярко красную! Из меня конечно наставник плохой, но в женской моде разбираюсь получше, достаточно на моих девушек посмотреть. А их у меня было не мало!

Ну, в общем, так продолжаться больше не могло, и я обратился к друзьям за помощью. Как сделать, чтоб Надька сама от меня отстала? После долгих обсуждений и четвертой бутылки водки к Диману пришла идея напугать Надьку. Сказать по правде Димка у нас мастер на выдумки, плюс ко всему помешан на детективах, так что план вышел покруче всякого кино. И после пятой бутылки водки я с ним согласился.

Ну вот, именно сегодня мы и привели план в исполнение. Доберусь до Димки: Ему же лучше будет, если в ближайшее время не найду, что б ему! Выдумщик хренов!

Надька сегодня пришла как обычно с книжками из универской библиотеки, что б расширять мои знания по учебе. Долго распространялась, что и кто написал, а потом спросила:

- Сереж, что с тобой сегодня? Ты какой-то весь дерганый.

- Надь, я не хочу что бы то больше ко мне приходила, и вообще нас вместе больше ни кто не должен видеть!

- Но почему? - Так:щас она опять заревет, только не это! Дальше по сценарию я должен был нервно закурить, что и было проделано с великим мастерством. Эх! Надо было в театральный поступать!

- Нет, это не твоя вина: Все дело во мне! Я попал в не хорошую историю. Это долго рассказывать

- Рассказывай! У меня для тебя время всегда есть!

- Ну я должен много денег, а срок долга истек неделю назад. - Ну и выдал ей все, что Димка насочинял. В ответ слышал только "ахи, вздохи" и предложения обратиться в ментуру.

В назначенный час X зазвонил телефон, я не ответил. Это означало: жертва у меня, по-хорошему не получилось, переходим ко второй части плана.

- Надя, тебе надо срочно уходить!

- Ты почему не ответил на телефон?

- Я чувствую, это они! Они могут прийти сюда! Уходи! Я прошу тебя!

Во артист!

- Сереженька, давай уйдем вместе! Без тебя я ни куда!

В это время затрезвонил звонок. Все. Птичка в клетке. Ну что ж, у нее был шанс.

- Сереж, не открывай!

- Не могу! Они просто выломают дверь! Спрячься!

Впустив друзей, я продолжал разыгрывать спектакль. Да и они не плохо старались. Прикольно было смотреть, как они разыгрывают злостных хулиганов. Больше всех постарался Косой, выглядел как настоящий бандит, ну а матами крыл! Мне даже жалко стало Надькины уши, такого она еще точно не слышала. Ребята разошлись не на шутку. Да еще от них перло перегаром, наверное употребили для храбрости. Лишь бы не натворили ни чего!

- Так, ну если у тебя ни чего нет, то пока возьмем, то, что найдем!

- Ребята, не надо. Меня предки убьют! Я вам все верну, клянусь!

- Ой! Смотрите, что я тут нашел! - Это ухмыляющейся Димка втащил в комнату Надьку.

- Ба! Вот это краля! Везунчик Серега, и бабки ему и красотка!

Надька уже была в пред обморочном состоянии. Кажется, план работает!

- А ты мне нравишься - Косой подошел к ней, и начал лапать за грудь. Такого в плане не было, хотя с нее не убудет. - Раздевайся! - А вот этого уже точно не было! Косой начал перебарщивать!

- Оставьте ее в покое! Она тут ни при чем! - Но на меня ни кто не обращал внимания. Все смотрели на Надю, предлагали помощь, если она не пошевелиться. Я попытался вмешаться, но быстро был успокоен и привязан к ножке дивана. Ну друзья, ну гады, они еще и себя по развлекать решили!

Надюха медленно раздевалась под пристальными всей компании, было заметно как дрожат ее руки, а на глазах навернулись слезы. Я хотел что бы она быстрее заревела, такого зрелища ни кто бы не выдержал, и все вернулось в свое русло. Но кто поймет этих баб? То она по поводу и без повода начинала рыдать, а теперь стоит, как стойкий оловянный солдатик, и ни слезинки, хотя видно, что страшно! Кодда она осталась в одном нижнем белье, ребята восхищенно ахнули, да и я вместе с ними. Ни когда не предполагал, что такую красоту можно так удачно замаскировать кучей дерьмовых тряпок. Конечно, бельишко желало лучшего, но эти формы! При таком маленьком росте я ни когда не видел таких длинных ног, которые заканчивались аккуратной попочкой "на отлете", бедра плавно переходили в узкую талию (кажется, я бы смог обхватить ее ладонями), ну а грудь: Ей бы натурщицей быть! Господа художники передрались бы за такую натуру. Наконец Косой собрался с мыслями и удосужился посмотреть в мою сторону, главарь хренов! Видок у него был еще тот, на лице явно читалось: "дурак, что тебе еще надо?". А я что? Я ж не знал!

Но нашему гению, Димке, опять в голову пришла идейка:

- А пусть она нам миньетик забацает! Гляньте, какие сладкие губки.

- Оставьте девчонку в покое! Вам что, мало! - С их нахальством пора было завязывать, и я убийственным взглядом посмотрел на Косого. - Я же сказал, все верну. А девочка еще маленькая. Ни чего не умеет!

- Не умеет? Тогда я рисковать не буду. Пусть на тебе потренируется, ты, как я вижу, уже готов.

Ну готов, и что? А кто бы не был готов от такого зрелища? Судя по штанам других, тут все готовы. Но мы так не договаривались, а показывать бесплатное порно шоу я не намерен!

- Ну что стала? Иди, поработай ротиком, прояви себя хорошей ученицей! - Вмешался Косой.

Убить бы сволочь! А еще лучше самого в такую же ситуацию поставить: сидеть на полу, привязанным к дивану, в окружении толпы смеющихся дружков, когда девушка пытается расстегнуть ширинку, что бы отсосать мой, уже давно возбужденный член. Она, наверное, и член еще ни разу в жизни не видела, а тут такое!

- Надь, не надо этого делать

- Нет, Сереж, уж лучше я у тебя, чем у этих: Только вот как?

- Что как? - Возмутился Диман. - Как мороженное, как конфетку. Соси, короче! Долго мы тут ждать будем?

И началось! Вначале ее язык робко тронул головку, потом пробежал по всей длине члена, как бы пытаясь распробовать, что это такое. Рука сильно сдавила член у самого основания

- Бля, больно! Не дави так. И с зубами поаккуратней.

Народ ржал. Но Надюша быстро училась, и вскоре я не мог сдерживать довольных стонов. Да и Надька, как мне показалось, вошла во вкус, по квартире разносилось ее довольное урчание и характерное причмокивание.

- Ба! Да ему нравиться. Давай и мы попробуем!

- Нет! Времени нет, у нас стрелка, сваливаем. Наслаждайтесь, голубки, а мы еще завтра придем. - И Косой, забрав ребят, свалил.

- Все, Надь: Они ушли. - Смог только прохрипеть я. Но она, как будто ни чего не слышала, продолжала свое дело. - Надя: ну хватит! Ну остановись же ты!

Она подняла на меня глаза. Я еще ни когда не видел такого безумного взгляда, который блуждал по моему телу. Потом ее лицо приняло совершенно серьёзное выражение, словно Надежда приняла какое-то важное решение. Она быстро стянула с себя трусики и пыталась усесться на мой член.

- Надя! Что ты делаешь? - Я уже не помню, сколько раз это прокричал: Она, словно не слышала меня и продолжала делать своё дело. Отсутствие опыта, не помешало догадаться, что просто так у нее ни чего не выйдет. Но при помощи рук, мой член, все таки был направлен в нужное место.

- Дурочка, тебе же больно! - Это было все, что я успел сказать. А потом: потом для меня всё уже было кончено. Ощущение мягкой, теплой, и еще совсем узенькой дырочки, было ни с чем не сравнимо. Достаточно только одного проникновения, и меня прорвало.

- Ой! Мамочка! - Боль моментально вывела Надьку из транса. На осмотр содеянного ушло не более 3-х секунд, и еще 3 минуты на одевание. Напрасно я кричал, умоляя её остановиться, или хотя бы развязать меня, она выскочила за дверь, оставив меня одного.

И вот, теперь, сижу я на полу, привязанный к диванной ножке, да еще и со спущенными штанами. А в голове вертятся только две мыли. Кто первый прейдет домой: мамашка или папашка? Искренне надеюсь, что второе. И еще: меня что, ИЗНАСИЛОВАЛИ?

Тебе еще 18 лет. Сучка!

Категория: Студенты

Автор: Ада

Название: Тебе еще 18 лет. Сучка!

Я возвращалась от своего благоверного. Было уже поздновато метро закрывалось. Выпитое по дороге пиво давало приятный эфект. Одно злило меня - я уже 2 недели не занималась сексом. Вспомнился Алексей - препод с другого факультета. Да первокурсница и препод - хороша парочка. "Хочу!Хочу!" крутилось в голове.

Я вышла на гостинке и... йес!!! Это был он!!! Вернулась за ним в вагон, окликать не стала так как имя вылетело из головы, встала рядом. "Привет!" надо было видеть его лицо - одновременное удивление и радость. Начал извеняться, дескать не позвонил... Мне было плевать! Я знала, что я хочу!

Вышли из метро, отправились в бар, вино подействовало возбуждающе. Прогулка осталась в моей памяти фрагментами.

Он привел меня в какой-то двор на детскую площадку. Притянул к себе стал целовать. Я обняла его. "Какая же ты сволочь, у тебя же жена, дочь. Тебе 30 лет, мне 18. Сволочь!" думала я, продолжая его ласкать. Алексей поднял мое платье, его рука оказалась во мне. Несмотря на свое желание я не хотела заниматься сексом прямо на улице, хотя и было уже темно. Он не слушал меня, его руки действовали умело и уверенно, у меня участилась дыхание. Заметя это, он снял с меня колготки с трусиками. Не прекращая движений пальцами он стал ласкать меня языком. (Это убило меня еще в прошлый раз в аудитории, нашего славного вуза.)

Я уже не могла отказать, он растегнул брюки, его член сводил меня с ума, я начала маструбировать его. Вскоре я прильнула к нему губами, но не недолго, так как Алексей притянул меня и усадил на свой член. Я двигалась на нем не быстро, мне доставляло огромное удавольствие, то что он находился во мне. Постепенно я ускоряла темп, активизируя внутренние мышцы. Его порывистые вздохи сменились чуть ли не звериным рычанием.

"Сучка. Маленькая сучка. Что ты со мной делаешь. Тебе еще только 18 лет. Сучка."

Нескажу, что мне было шибко приятно слышать в свой адрес подобные эпититы, но всеже в этом, что было!

Странно было то, что ничего сверх естественного я не делала. А в то, что у него было мало женщин до меня, я не поверю хоть убейте.

Я почувствовала, что он кончил и рассмеялась...

Научный семинар

Категория: Студенты

Автор: Юджин Смит

Название: Научный семинар

Мы с профессором ехали на очередной семинар по очень сложному предмету, в теплый южный город. Был октябрь, и у нас на Урале уже похолодало. Я тогда был студентом 3 курса университета. Мы приехали за день до начала семинара и поселились в местном студенческом профилактории. Со мной в номере оказался веселый парень из Новгорода. На следующий день мы пошли на регистрацию участников. Там было несколько девчонок, мы познакомились с двумя, они были из Сибири.

После регистрации все пошли готовиться к семинару, а мы вчетвером с нашими новыми подружками отправились гулять по городу. Одна из них была высокой слегка полной девушкой с большой грудью и достаточно аппетитной фигурой. Другая - невысокая, симпатичная и по всему видимо слегка распущенная, ее звали Лика. Первая, это было сразу заметно, увлеклась моим соседом по комнате. Они шептались и шли держась за руки. Вечером мы поужинали в каком-то местном ресторанчике и расстались около 9.

На следующий день после семинара мы встретились вчетвером и пошли покупать продукты, для того чтобы отметить окончание семинара. Мы зашли в лучший магазин и купили бутылку Смирноффки, несколько бутылок хорошего пива и кое-какую закуску (как выяснилось потом, закуски взяли очень мало).

Мой сосед с подружкой пили только пиво, а мы с Ликой пробовали водочку. Постепенно мы серьезно захмелели. Лика была одета в красивый черный костюм, состоявший из пиджака и короткой юбки, под пиджаком была белая блузка. Захмелев, она сняла пиджак, пошли веселые разговоры насчет стриптиза. Мы с Ликой смотрели друг на друга и читали в глазах желание. Бутылка Смирноффки подходила к концу. Она сидела за столом напротив меня на стуле, постепенно она подняла одну ногу, а затем и вторую и поставила их на перемычку своего стула, отчего мне стали видны ее бедра в самом интимном месте.

На 4 часа вечера был назначен банкет в местном институте, и мой сосед с подружкой поспешили на него, мы с Ликой обещали их догнать.

После их ухода Лика пересела на кровать, я сел рядом. Мы закурили. Я видел, что девушка раздевает меня взглядом, признаться, я делал тоже самое. Я подсел ближе, мы молчали, я осторожно приблизил свое лицо к ее лицу, она закрыла глаза. Я начал страстно целовать ее в губы она мне ответила. Все внутри меня было возбуждено, сердце отчаянно билось, руки дрожали, в глазах был туман. Я быстро начал расстегивать пуговицы ее блузки. Расстегнув блузку, я завел руку за ее спину и расстегнул ливчик, под ним была небольшая, но очень симпатичная грудь, небольшие очень темные соски. Я начал снимать с нее расстегнутую блузку и ливчик, одновременно целуя ее грудь. Я взял ее сосок в рот и начал его массировать губами, потом посасывать. Она напрягла все мышцы своего тела, ее ноги терлись друг о друга, соски быстро набухли, она сладко постанывала.

Мой пенис ужасно напрягся и пульсировал в брюках. Я слез с кровати и встал перед ней на колени, затем быстро снял с нее юбку и колготки, вывернув их наизнанку, потом трусики. К моему удивлению она абсолютно меня не стеснялась. Лика развела ножки и обхватив меня ими за талию усадила на кровать. Я прекрасно видел ее вагину, вокруг которой очень густо росли черные тонкие волосы. Она села по-прежнему держа меня ногами за талию и начала расстегивать рубашку, затем брюки. Я освободился от ее ножек, встал и снял брюки, оставшись в одних трусах, я чувствовал себя не ловко. Мой напряженный пенис стоял. Я встал на колени на кровати между ее согнутых ног, потом наклонился и начал целовать ее тело. Она просунула руку мне между ног и начала массировать мой пенис. Я перестал ее целовать, мое тело била дрожь. Я перестал себя контролировать, и горячий поток, родившийся где-то в глубине меня, обжигая все органы, вырвался наружу, обливая ее руки и животик. Я еле смог удержать свое тело, чтобы не упасть.

Она облизала сперму со своих рук, потом стерла ее с живота и тоже проглотила. Я лег на нее и опустил руку ей в промежность, она замерла. Там у нее было очень влажно, длинные волосы ее вагины промокли и слиплись. Я ввел два пальца внуть ее горячей пещеры. Она напряглась. Я очень быстро стал водить пальцами в ее лоне, она громко застонала и выгнулась. Я продолжал, наращивая темп и усилие. Она кричала и металась по кровати. Наконец ее влагалище начало резко сжиматься, выталкивая мои пальцы. Она в последний раз напряглась и упала на кровати.

Через пять минут она очнулась и начала массировать мой пенис. Я стесняясь сказал: "А ты никогда не пробовала ртом". Она посмотрела на меня удивленно и сказала: "Что сделать тебе минет? Пожалуйста:" Она взяла мой член в рот, он стал очень быстро напрягаться. Лика двигала одной рукой по стволу моего пениса, а другой массировала мои яички, головка была у нее во рту. Она лизала головку и напрягалась, всасывая последние капли спермы, оставшиеся в канале. Мне хотелось войти в нее. Я уложил Лику на кровать, сам быстро упал на нее и начал медленно вводить свой пенис. Сначала я почувствовал как он раздвигает вход в ее влагалище закрытый огромными набухшими губками, за ними я ощутил плотные кольца ее вагины, двигаться стало легче, когда я прошел головкой внутрь, вход ее вагины плотно обхватил ствол моего члена. Влагалище оказалось коротким для моего очень напряженного пениса, я сильно уперся в шейку ее матки, она вздрогнула и сжалась, мышцы ее влагалища сильно напряглись, до боли сжав мой член.

Я начал быстро двигаться, трение было очень сильным. Она выгибалась и металась по кровати, было такое впечатление, что ей больно, и она хочет вырваться. Я еще увеличил темп фрикций, она начала дрожать и бить ногами по кровати и по стене, она изгибала ноги, пытаясь найти точку опоры. Вдруг она согнула обе ноги и подняла их к голове, все ее тело напряглось. В этот момент хриплый стон вырвался из ее груди, влагалище опять начало вибрировать, с каждым новым сокращением влагалища она издавала более приглущенные звуки, наконец она расслабилась, вытянула ноги и затихла. Я сбавил темп фрикций, она шептала, что очень любит меня и целовала мои плечи.

После примерно десяти минут медленных фрикций она снова возбудилась, согнула ноги в коленях и начала сладко постанывать, все громче и громче с каждым моим движением. Она спросила меня: "Любимый, ты хочешь кончить?" Я очень устал и хотел кончить, но видимо было уже нечем. Тогда она просунула руку между ног и взяла мои яички, она нежно массировала, поднимая их вверх и прижимая к моему телу. Я почувствовал как моя предстательная железа сжалась, силясь выдавить хоть несколько капель спермы, но ничего не получалось. Тогда она облизала палец своей свободной руки и начала осторожно вводить его мне в задний проход, нельзя описать словами как я возбудился в этот момент. Лика массировала мою предстательную железу, сильно нажимая на нее в такт фрикциям. Я почувствовал, что могу кончить и тут же моя предстательная железа начала сокращаться, яички сильно вжались в тело, и я кончил. Это было великолепно, описать словами это нельзя.

Продолжение следует

Так не бывает?

Категория: Студенты, Странности

Автор: Факир

Название: Так не бывает?

Это история берет свое начало где-то в конце мая, когда все люди живут в предкушении будущего лета, а для студентов начаниется горячая пора, имя которой сессия. Так вот, в одном из университетов, нашей необъятной страны учился студент, которого в дальнейшем мы будем называть Саша. И как полагается каждому студенту, у него было масса напрягов с учебой. Но был особенно "злой" предмет, который в последствии радикально изменил жизнь Александра. Называть этот предмет, пожалуй, не стоит, а вот о преподователе сказать несколько слов можно.

Это была женьщина старше сорока лет, которую в дальнейшем будем называть Ниной Евгенивной, но она не комплексовала по поводу своего возраста, поэтому она не стесняясь носила обтягивающую одежду. Для своего возраста она обладала очень шикарной задницей, при каждом шаге ее ягодицы переливались как желе. Грудь у нее была как у большинства женьщин ее возраста чуть обвисшая, но посредством хорошего нижнего белья ей удавалось скрыть этот недостаток. Вобщем этакая сексуальная штучка чей срок цветения уже прошел, но она явно ни как не хотела смириться с этим.

"Нина Петровна как бы мне получить зачет по вашему предмету" - c такого вопроса начал свой очередной день в университете Сашка. На что получил не совсем устраивавший его ответ: " Молодой человек вам надо прейти в лабароторию в четверг в 18 часов." Прямо скажем ответ немного удивил Сашку, ведь он знал что в 18 часов в лабаротории никого не должно было быть, но обрадованный возможностью наконец-то сдать ненависный зачет не придал этой странности никакого значения.

В назначенное время Сашка уже околачивался у дверей лабаротории. Ровно в 18 часов дверили лабаротории открылись в них показалась Нина Евгенивна и жестом пригласила Сашку проити во внутрь, где было установленно оборудование. Саша желая по быстрее отделаться не мешкая прошел к нужной ему установке склонился над ней и начал было выполнять нужный ему эксперимент, но вдруг он почувствовал как какая-то странная боль уколола его в плечо, в глазах у него стало мутнеть и довольно скоро он потерял сознание.

Очнулся Александр от сильной головной боли, захотел пошевилиться, но с ужасом понял , что привязан к какой-то непонятной установке. Но сюрпризы на этом не закончелись: перед ним стояла Нина Евгенивна полуобнаженная. На ее лице была кожанная маска, ее обвисшую грудь украшали кожанные ремни, причем одной рукой она с явным усилием поглаживала один из сосков. На месте ее вагины был пристегнут эмитатор мужского члена огромных размеров. Все увидинное вызвало у Саши довольно противоречивые чувства: с одной стороны в душе у Сашки мелькнул страх, что собираетя делать с ним эта женщина, а с другой стороны член в его штанах приятно дернулся, это вызвало приятную истому.

Нина Евгенивна подойдя к Сашке одной рукой начала возиться у себя в вагине. Потом довольно грубым движением она стащила с Сашки штаны с трусами, из под которых мометально выскочил молодой полный сил и энергии мужской член. Нина Евгенивна довольно грубо и сильно схватила его и дернула несколько раз кожу туда и обратно, что ускорило биение серца Сашки и одновременно усилило чувство страха потому-что он с ужасом смотрел на мотающийся между ногами Нины Евгенивны искуственный член. После того как член Сашки приобрел надлежащие размеры, Нина Евгенивна начала крутить какое-то колесо, которое привело в действие систему роликов. Поэтому как бы Сашка не сопротивлялся его ноги стали медленно, но уверенно раздвигаться.Теперь он понял, что его хотят изнасиловать, но как ни странно член его устоичиво стоял и даже не было ни какого намека на то что он собирается падать.

После того как ноги Сашки раздвинулись на достаточное расстояние, Нина Евгенивна стала приближаться к Сашкиной заднице. Он начал кричать умолять угрожать ей, он матерился, плакал орал но ничего не помагало. Нина Петровна залезла двумя пальчами в баночку с какой то смазкой, стоявшей рядом на столе, а потом ввела один палец в задницу Сашки и начала водить им исследуя каждый уголок его тела, постепенно ускаряясь. У Сашки уже закончились силы орать, его тело обмякло и стало безучастным к происходящему вокруг. Тем временем Нина Петровна ввела второй палец, это причинило Сашке боль, но Сашка не как не отриогировал на это. Потом она поднесла пластиковый заменитель члена и стала медленно, но уверенно вводить его в анальное отерстие Сашки, это вызвало здавленный стон из его груди. В глазах у него потемнело. Нина Евгенивна стала с остервенением вставлять и вытаскивать резиновый член в Сашкину задницу. Она насиловала его в течении 15 минут и прекратила лишь тогда, когда член Сашки с неистовством стал извергать сперму, забрызгивая живот и грудь Нины Евгенивны.

После того как Сашка кончил, Нина Евгенивна достала резиновый член из его задницы и принялась облизывать Сашкин член слизывая с него остатки спермы. Иногда, она губами оттягивала кожицу его члена и прикусывала ее губами. Потом когда член Сашки снова вернулся к жизни, Нина Евгенивна взгромоздилась на него своей задницей. Наверно это был не первый член входившый в эту задницу, поэтому член проскочил довольно легко. Нина Петровна начала скакать на Сашке как наездик на лошади. Она стонала, кричала, плевала Сашке в лицо он же окончательно униженный лежал и один лишь член оставался жизнеспособным. Прыгая на Сашке, она принялась стегать его по лицу. Вскоре у них у обоих начался оргазм. Даже уже присмиревший Сашка снова начал постанывать. Закончив свою оргию Нина Петровна оделась, привела себя в порядок, потом отвезала Сашку и со словами: "зачет здан" - кинула ему его одежду.

На следующий день пацаны из группы интересовались у Сашки как тот сдал зачет, но кроме угрюмого выражения лица не получали ни какого ответа. С каждым днем Сашка становился все угрюмей и мрачней, перестал общаться со своими одногрупниками. Еще неделю спустя он вовсе перестал ходить в университет. Потом одногрупники узнали что както на выходных родители уехали на дачу, а Сашку оставили дома, вернувшись же они нашли его в ванной с перезанными венами. От большой потери крови Сашка скончался по пути в больницу, а к Нине Евгенивне через год пришел следующий поток студентов.

Курс английского

Категория: Студенты

Автор: Сергей Андреев

Название: Курс английского

Когда я учился в университете на первом курсе, у нас преподавали английский язык. Вела предмет Ольга Валентиновна. Ей тогда было тридцать лет, но на вид можно было смело дать все сорок. Женщина не замужняя, довольно веселая и общительная.

Дела с английским у меня были далеко не на высоте, и перед летней сессией Ольга Валентиновна предложила мне индивидуальные занятия. Брала она за репетиторство совсем не дорого, поэтому я без колебаний согласился. Занимались мы у неё дома четыре раза в неделю и, после десяти - пятнадцати занятий, я стал чувствовать себя намного уверенней. Когда в этом убедилась Ольга Валентиновна, она перевела занятия в более свободную форму, и мы, в основном, общались по англиски на различные темы. Она задавала мне вопросы обо мне, о моих увлечениях и тому подобнее, а я отвечал не скромничая и приукрашая все подряд.

С первого нашего занятия прошло уже несколько недель и, однажды, неожиданно для меня Ольга Валентиновна сказала:

- Давай сегодня погуляем, такая хорошая погода!

Я согласился, и мы пошли в парк. По дороге мы болтали о разной ерунде. Мне было довольно непривычно так запросто прогуливаться со взрослой женщиной и от этого возникали какие-то новые ощущения. Мы прогуляли почти четыре часа, потом Ольга Валентиновна предложила зайти к ней поужинать. И вот за ужином, совсем без всяких намеков она мне предложила:

- У меня мужика уже года два не было. Не хочешь ли ты меня приласкать?

Честно говоря я очень смутился и покраснел. Немного помолчав я сказал, что совсем не против, но обещаний верности давать не могу. Она сказала, что ей это и не надо.

Через мгновение мы уже сидели на диване и целовались. Пне показалось что это продолжалось целую вечность. По Ольге Валентиновне сразу было видно, что она давно не трахалась. Она сильно дрожала и часто вздыхала. Я расстегнул ей блузку, стащил вниз бюстгальтер и увидел обвисшую грудь с большими сосками. Я принялся сосать ей соски. Мне всегда это нравилось и Ольге Валентиновне это тоже пришлось по вкусу. Затем мы стали стягивать друг с друга одежду. Я раздвинул ей ноги, провел рукой по письке. Её промежность была очень влажная и горячая. У меня так сильно встал, что стало даже немного больно. Резким движением я ввел член в её влагалище и начал двигаться. Во время всего полового акта Ольга Валентиновна стонала и всхлипывала, а когда я стал кончать она сильно укусила меня за плече, вскрикнула и расслабилась.

Мы полежали молча около часа, затем мне снова захотелось, и я молча перевернул Ольгу Валентиновну на живот и снова принялся за дело.

Когда я уходил домой она мне предложила:

- Давай будем иногда встречаться?

Встречались мы с ней пять месяцев. Иногда два раза, а иногда и четыре раза в неделю. С англиским языком и сексом я проблем не испытывал. Потом Ольга Валентиновна встретила мужика своего возраста. По началу мы продолжали с ней встречаться. Бывало так что днем я на ней, а вечером он. Потом Ольга Валентиновна сказала мне, что у неё начинают складываться серьезные отношения, и мы расстались.

В университете я её часто видел, иногда мы даже разговаривали. Сейчас я вспоминаю о ней с настольгией...

Надя: Знакомство

Категория: Студенты, Ваши рассказы

Автор: Зайка

Название: Надя: Знакомство

Познакомился я с ней в Киеве в 1993 году. В то время я был студентом и "халтурил" для других студентов разных ВУЗов, в основном для института легкой промышленности, поскольку там было полно девушек-бестолкушек, которые готовы были платить за контрольные по информатике немалые (на тот момент) деньги - по 10 гривен за работу. Ну а тем, кому не хватало "средств", я редко отказывал в желании меня отблагодарить. Надя оказалась одной из таких "пациенток".

Сперва было все чинно-прилично... "Здравствуйте... Мне нужно сделать... А сколько стоит?.. Ой, у меня столько не будет... А как же быть... Ой, что вы... А можно?.. А никто не узнает?.. Ой, я стесняюсь при свете... Нет-нет, я сама сниму... О-о-ох... Ой-й-й-а-а... Зайка-а-а...". Через неделю я понял, что такими темпами мы курс за пол семестра кончим. Она совершенно не задумывалась уже об этом и хваталась за мой член при любом удобном (и не удобном) случае. Позже выяснилось, что в ней текла горячая грузинская кровь, а по гороскопу она была скорпионом. Потому такой темперамент.

Так, постепенно растворяя гранит науки в океане любви мы штурмовали различные укромные местечки в аллеях и парках города, благо Киев ими изобилует. Параллельно мне приходилось общаться и с другими "студентками". С первого дня договорились, что наша связь является исключительно сексуальной и каждый из нас волен встречаться и заниматься с кем угодно, на альтернативные формы оплаты, зачастую у меня не хватало уже сил. Ей же напротив, казалось секс прибавлял силы, а не отнимал.

На выходных, запершись у меня в квартире и запасшись едой, мы трахались как кролики испытывая всевозможные позы, приемы и моменты, благо моя юношеская гиперсексуальность позволяла мне доводить ее до 4-5 оргазма, после чего она уже немного уставала.

Обычно будний день у нее начинался с утренней "разминки"... у себя в институте она периодически трахалась с одним из лаборантов, но, по ее словам, развлечением он был посредственным и чаще она делала ему миньет, поскольку обожала сперму и считала ее лучшим завтраком. Днем, когда пары уже заканчивались, она оставалась с одним, а иногда и с двумя студентами в пустой аудитории, закрытой изнутри на швабру и "оттягивалась". Чаще всего она просто упиралась руками в парту или подоконник, выпячивала зад, а ее партнер задрав ее неизменную длинную юбку и приспустив трусики, зачастую отсутствовавшие, удовлетворял ее.

Однажды я случайно попал на эту "сверхурочную лабораторную работу".

У меня было несколько клиенток как раз в ее ВУЗе и я зашел передать им сделанные работы, а заодно и ей. По расписанию я выяснил, что у нее только что закончилась последняя пара и я направился в назначенную аудиторию. За дверью было тихо, осторожно приоткрыв дверь, я просунул туда голову. Это был зал амфитеатром, рассчитанный на 3 группы одного потока. В аудитории было пусто, я вошел и тихо закрыл за собой дверь.

- Зайка! - голос Нади прозвучал откуда-то с "галерки". Оглянувшись я увидел ее голову и плечи. Она стояла, облокотившись на перила, расположенные за спинками последнего ряда, наклонившись вперед. Она, улыбаясь, подмигнула мне и поманила пальцами. Ее локоны плавно раскачивались взад-вперед и я понял, что ее кто-то в это время трахал. Ее партнера не было видно - его скрывала будка кинопроектора.

Конечно, к тому времени я этого добра насмотрелся на кассетах, но вот так вот вживую увидеть да еще и от третьего лица... Вобщем это меня крепко завело и я, предусмотрительно приперев дверь стулом, стал подниматься наверх.

Не дошел я несколько рядов, когда Надя подала голос. Ее лицо, как и всегда, когда она занималась сексом, было почти скучающим, а голос был почти обычным, чуть более тусклым.

- Хорошо, что ты зашел, Зая. - проворковала она, - Я уже зака... - в этот момент на нее "накатило" и она застыла с открытым ртом и медленно закатила глаза. Я знал, что так она кончает и остановившись стал наблюдать. Через пару секунд, поймав первый кайф, она резко опустила голову, сжала кулаки и издала утробный рычащий звук. Ее еще несколько мгновений колотила крупная дрожь, затем она выдохнула, разжала побелевшие пальцы и подняла голову. Через секунду ее блуждающий взгляд приобрел осмысленность. На ее лице засияла озорная довольная улыбка...

- Еще последний разик и все, ладно?

Я пожал плечами...

- Давай, только учти, тут пара через 15 минут.

Подойдя к будке, я увидел как ее партнер вынимал из нее свой обмякший в презервативе член. Парень оказался одним из моих "клиентов", его звали Григорий, я ему делал курсовую контрольную по информатике. У окна стоял еще один молодой человек, который в это время судорожно натягивал презик на свой член. Григорий застегнул брюки и бросил свой использованный през в сложенную урной бумажку, где лежали еще два.

Я протянул Григорию сигарету, вторую закурил сам. Мы помолчали, наблюдая, как его товарищ, закинув задний подол ее юбки, засунул два пальца к ней во влагалище и дразнил большим пальцем клитор, возбуждая себя другой рукой. Надя извивалась, раскачивая задом, нетерпеливо похныкивая.

- Ох, аппетитная у нее попка... - нарушил молчания Григорий. Я утвердительно кивнул. Что-что, а фигурка у Нади была ничего. Она не была толстушкой, но с другой стороны, у нее было "за что взяться".

Довольно скоро Надин новый партнер довел ее до состояния возбужденной ярости, когда она уже рычала от желания.

- Борь, да, трахай ты ее, - откритиковал Григорий своего приятеля, - видишь же, что девка не устает, а пара вот-вот начнется.

Борис, не говоря ни слова, со всего размаху вонзил свой стоящий колом член прямо в Надю. Она даже охнула от удивления. Я видел как по ее ногам потекли белые струйки ее соков. Борис трахал Надежду в яростном темпе. Тишину аудитории нарушало их судорожное дыхание и мокрые шлепки его яиц об ее половые губы. Надино лицо уже нельзя было назвать скучающим. На ее висках собрались крупные кали пота, когда она повернула лицо, чтобы посмотреть на своего партнера, я увидел как ее красные припухшие губки растянулись в застывшей усмешке, а глаза жмурились при каждом проникновении члена в ее лоно.

Где-то через полминуты, как Борис стал "молотить" Надю, ее стало цеплять. Она заскребла ногтями по перилам, за которые она держалась, ее голова откинулась и она издала слабый писк, который медленно перешел в обычный утробный сладострастный рев. Борис ускорил свои движения. Надя дышала быстро-быстро, ее грудь вздувалась как кузнечные мехи. Через несколько секунд она напряглась, задрожала и снова зарычала на этот раз потише. Через пару секунд ее рык, раздался в третий раз, но уже послабее и с ноткой усталости. Григорий хотел было что-то сказать приятелю, но я его остановил...

- Не боись, - сказал я, притушив окурок о стенку проектора, - она прекрасно контролирует ситуацию.

Я уже заметил, как она закрыв глаза, стала едва заметно раскачиваться взад-вперед. В этот момент она ритмично сокращала свое влагалище, создавая таким образом более острые ощущения для партнера. По ее словам никому еще не удавалось удержаться больше 10 секунд такого "массажа".

Борис не был исключением. Сделав 2-3 движения он поглубже вогнал Надю член громко выдохнув что-то вроде "Ха!" застыл на месте.

Несколько секунд оба не двигались, глубоко дыша. Наконец Надя, разлепив глаза от потекшего макияжа, почти спокойным, чуть обиженным голосом съязвила...

- Ты мне своими яйцами наверное синяк сделал...

Борис с чмоканьем извлек свой член и осмотрел презерватив.

- Вроде целый...

Надя обернулась, опустила юбку и тоже внимательно осмотрела его. Затем засунула под юбку руку и расставив ноги пошире стала делать там какие-то манипуляции. Мы с интересом наблюдали за ее действиями, Борис раскуривал мою пачку. Через какое-то время Надя извлекла руку и осмотрела мокрые от собственных соков пальцы.

- Хорошо хоть меня не порвал. В последний момент я думала, что подавлюсь им. - она кивком указала на нижнюю часть туловища Бориса. Достав из сумочки платок и зеркальце, она стала приводить свое лицо в порядок. Борис в это время делился с нами своими ощущениями, а Григорий предлагал пойти к ним в общагу и попробовать кое-что поинтереснее. Надя не подавала никаких признаков интереса такому продолжению мероприятия, равно как и я, поскольку на вечер у меня была запланирована обширная "культурно-обучающая" программа с двумя студентками этого ВУЗа.

Нас прервал настойчивый стук в дверь аудитории и мы поспешили удалиться через запасную дверь в верхней части амфитеатра, которая выходила этажом выше. Надя успела подхватить с пола свои трусики и вытереть своим платком лужицу, которая образовалась на том месте, где она стояла.

В коридоре было пусто - утренние пары давно закончились, а у дневного отделения сейчас уже началась пара. Мы встали у окна, все еще переживая недавние впечатления. Григорий и Борис наперебой хвалили Надин темперамент, а Надя описывала некоторые свои ощущения, которые ей больше понравились.

Мимо нас в аудиторию нервно проскакал лектор и мы поняли, что пора убираться, пока не начались глупые расспросы. Ребята, оставив свое предложение насчет "общаги" в силе пожав мне руку и стрельнув по сигарете на прощание, удалились. Надя состроила смешную рожицу и проворковала...

- Зай, чего ты такой хмурый? Не хмурый? Ну тогда мне нужно срочно привести себя в порядок, а то у меня по ногам течет... - она подняла юбку и продемонстрировала мне свои припухшие раскрасневшиеся губки, из которых буквально сочилась влага, стекая струйками по ногам. В двух шагах был мужской туалет, и мы направились туда.

Туалет был на редкость чистый, видимо на этом этаже туалет делался специально для преподавателей, поскольку даже входная дверь имела защелку изнутри, которой я тут же и воспользовался. Надя вошла в одну из кабинок, присела на опущенное сидение, задрала юбку и, прижав подол подбородком, стала изучать свои, источающие сок и нежный женский аромат, недра. Ее ноги были широко разведены и едва не упирались в стены кабинки. Я, став напротив и наблюдая, закурил.

Надя сделала несколько движений своим животиком, ритмично втягивая его, ее лоно приоткрылось и из него, слабым плевком вытекла белая жидкость ее соков. Она тут же вытерла ее своими трусиками и повторила процедуру. Это было удивительным зрелищем и я присел поближе на корточки и стал придерживать ее ноги. Надя потянулась к своей сумочке за новыми трусиками...

- Какой любопытный... Придержи-ка мою юбку, чтобы я ее не запачкала.

Я взял в руки подол ее юбки и мое лицо оказалось буквально у ее раскрытого блестящего от выступающих соков, слабо пульсирующего в ритм биения ее сердца лона. Ее аромат ударил мне в голову и я уже не помня себя наклонил голову и осторожно лизнул розовый пульсирующий бугорок клитора. Надя перестала копаться в сумке и, чуть вздрогнув, затихла, ожидая продолжения.

Продолжение не заставило себя ждать, я стал нежными движениями кончика языка ласкать ее половые губы, клитор и углубление ануса. Несколько раз я засовывал язык во влагалище и в эти моменты она лишь слабо вздрагивала, чуть слышно охая. Внезапно она выпустила из рук сумочку, раскинула ноги и обняв или мои плечи откинулась назад. Ее тело начало трясти крупной дрожью. Через несколько движений моего языка она яростно рыча кончила, выплеснув в мой рот струю своего сока. Вкус его поразил меня и я же не соображая что делаю еще быстрее задвигал языком. Через секунду Надя буквально взорвалась оргазмом. Ее рычание сменилось стоном, который превратился в жалобное хныкаье. Она стала вилять попкой стараясь улизнуть из-под моего языка. Я зарычал от ярости и схватив ее зад стал пить из нее соки, словно из чаши. Покончив с тем, что вытекало из нее я засунул свой язык поглубже в нее и принялся ласкать переднюю стенку влагалища. Ее соки были чуть кислыми, а поверхность стенки чуть рифленая.

Надя совершенно не ожидавшая от меня такого хода глубоко вздохнула, произнося "Ох...", ее пальчики вонзились в мою шевелюру и прижали меня к ее лону с такой силой, что ее клитор оказался в моей ноздре. Я еще яростнее задвигал своим языком, помогая себе движениями шеи и вскоре Надя, слабо пискнув, выпустила мою голову и опустила ноги.

Отстранившись я осмотрел объект своего удовольствия и остался горд собой. Надя не выдержала серии столь сильных оргазмов, настолько она была возбуждена до этого и просто заснула после последнего оргазма. Я поцеловал ее в чуть раскрытые губы, уловив ее глубокое ровное дыхание. Мое возбуждение давно уже достигло предела и не в силах сдерживать себя я расстегнул брюки, оттуда выскользнул мой мокрый от выделяющихся соков член. Став на колени перед ее лоном я одним махом вогнал свой член по самые яйца и тут же с громким плеском разрядил в ее лоно все, что во мне накопилось. Надя спала крепко и даже не шевельнулась. Я вынул из нее свой опавший член, обтер его Надиным платком и отойдя к окну, закурил.

Надя все также сидела развалившись и широко раскинув в кабинке, склонив головку набок сладко посапывала. Если бы она мне не рассказала раньше как она однажды вырубилась, доведя себя маструбацией до 15 оргазма, я бы наверное сейчас бы уже мчался за нашатырем и врачами. Потом я попробовал повторить этот же эксперимент и выяснил, что она просто крепко засыпает. Ей достаточно проспать 10-15 минут и она снова будет полна сил. Иногда я ее даже боялся - она мне напоминала робота.

Из ее недр стекала тонкая струйка моей спермы, образуя под унитазом небольшую лужицу. Я достал из кармана платок и бережно обтер ее ноги, промежность и свернув в трубочку засунул поглубже во влагалище, чтобы впитать все, что еще не вылилось.

В этот момент Надя зашевелилась и села. С удивлением она сонным взглядом огляделась вокруг.

- М-м-м... Зай, ты прелесть! Какой кааааайф... - она сладко потянулась и зажмурившись от удовольствия сомкнула ноги. Некоторое время она прислушивалась к свои ощущениям, затем разведя ноги, она заглянула туда и заметила торчащий кончик платка из ее лона. Она подозрительно посмотрела на меня...

- Мне кажется или ты меня действительно трахнул?

- Ну... Я бы так не сказал. Просто засунул и вынул... - Я почувствовал себя некрофилом и мне стало стыдно.

- И ты кончил в меня!

- Ну я же не железный! - взорвался я, - И вообще, с чего это ты разобиделась?

- Не железный... - Надя ворчливо дернула плечиком, - Ты же знаешь, что я на таблетках и всегда мы с тобой трахаемся без презерватива. Я не в обиде за это. Просто я только прочистила себя, (она так и сказала... "прочистила") а теперь все начинать по новой... - и с этими словами, Надя снова принялась "выплевывать" из влагалища скопившиеся соки. Я присел рядом и стал вытирать выступавшую влагу. Эта идиллия продолжалась недолго - у меня снова встал. Надя быстро заметила это и опустив руки, расстегнула мои брюки и потянула меня за член к своему лицу.

Ее губки и язычек были чем-то восхитительным. Она могла заглотить мой член так глубоко, что я ощущал, как головка проходила ее глотку. Нежными покусываниями плоти она могла вынудить меня кончить в любом состоянии, даже, если я уже устал. Она могла сосать мой член как леденец, могла заставить меня кончить даже без помощи пальцев - одними губами. Я довольно быстро разрядил в нее свою "пушку", а она жадно всосала и вылизала всю мою сперму.

Я отошел, чуть покачиваясь, от дверей кабинки, она вышла следом. Свежие трусики уже были надеты, макияж восстановлен и общее настроение было радостным до резвости. Я с завистью посмотрел как она, едва не вприпрыжку направилась к дверям.

- Ты не устала? - спросил я ее догоняя.

- Нет, но секса пока мне не нужно. Не хочу терять то ощущение покоя, которое сейчас во мне. - она похлопала себя по животику и хитро подмигнула, - А ты не хочешь встретиться со мной на выходных? Можем пойти на пляж...

Я с сомнением покачал головой...

- Вряд ли. В выходные у меня много занятий со своими студентами...

- Студентками! - язвительно улыбнулась Надя.

- Хм... - пришла моя очередь язвить, - мы ревнуем?

- Неа. Просто не хочу, чтобы Зайка был уставший. - она чмокнула меня в нос, - Хорошо, тогда я на выходные съезжу к бабушке в деревню. Ладно?

И она поехала в деревню. Но об этом я расскажу в следующий раз.

Декан

Категория: Студенты

Автор: Slike

Название: Декан

Рассказ написан по реальным событиям. Все имена, фамилии, названия учреждений изменены.

Она шла нервной, торопливой походкой. Приятная, миловидной наружности, обладательница незаурядного типа лица и красивой фигуры. Весьма высокая, длинноногая брюнетка, в меру скромная студентка второго курса факультета истории и философии Московского Государственного Университета Олеся Самохвалова.

Приехав полтора года назад в Москву из Мурманска, Олеся сдала вступительные экзамены и поступила на первый курс в МГУ. Сколько было радости. Сразу поздравления от родителей, празднование столь яркого события в одном из ночных клубов Москвы и данное себе обещание во что бы -то не стало хорошо учиться, а значит получать степендию и наслаждаться жизнью в Москве.

Родители Олеси всегда серьезно и трепетно относились к тому, как учится их дочь. Мать Олеси, закончившая школу с золотой медалью, медик по профессии, выпускница мединститута в Мурманске и отец доктор технических наук, недавно защитивший десертацию, когда узнали что их дочь успешно выдержала экзамены поздравили ее и сказали что если она будет плохо учится, то домой может не возвращатся. Шутки шутками, однако эти слова почему-то крепко запали в память девушки.

В школе Олеся училась весьма неплохо, радуя родителей хорошими отзывами от учителей. Однако университет это совсем другое дело. Олеся это знала и понимала.

Первый курс прошел для Олеси весьма успешно. Две сданные даже без троек сессии дали ей уверенность в ее дальнейшей успешной учебе и на втором курсе. Однако все получилось не так, как она планировала. В течение зимней сессии Олеся по причине нехватки времени (практически всю неделю перед экзаменом по гражданскому праву она провела со своей подругой из МГИМО, с которой она познакомилась три месяца назад, в развлечениях и гулянке) не смогла как следует подготовится к экзамену и вот результат - два балла.

Она выбежала из аудитории расстроенная и гневная. Хотя, обижатся как известно в таких случаях следует на только себя. Ни о какой пересдачи как ей сказал преподаватель, хмурый и неприветливый пожилой мужчина, не могло идти речи. В зачетке в графе напротив названия предмета "Гражданское право" красовалась такая отвратитильная и непривычная надпись "Неудовл.".

Олесе грозило вылететь из института. Надо было срочно что-то делать. А что делать она не знала.

Так как это был последний из пяти экзаменов, то всю последующую неделю Олеся провела в горьких раздумьях раздумьях как же ей теперь быть дальше. В голову то и дело лезли мысли связанные с реакцией родителей на ее учебу. Ведь через полторы недели к ней должна приехать на зимние каникулы мать. А мать конечно захочет посмотреть ее зачетку, а Олесе вовсе нехотелось чтобы она ее видела.

Лежа в общежитии на своей койке, девушка думала как же найти выход из создавшегося положения, но ничего не приходило в голову. Соседка по комнате Юля, веселая и жизнерадостная девчонка, о которой Олесины родители бы сказали "с ветром в голове", сама схватившая за эту сессию пару трояков, однако чувствующая себя вполне хорошо после этого, знала что произошло с Олесей но ничем не могла ей помочь.

Юля видя, как мучается ее соседка подошла и плюхнулась на кровать Олеси у ее ног и, игриво хопнув ее по ягодице, беспечно сказала:

- Да, ладно тебе Олеська, хватит страдать. Ты уже неделю никуда не выходишь.

Олеся перевернулась с живота на спину.

- Родители не поймут, Юля. Как я им скажу когда меня выгонят.

- Ну не можешь же ты из за этого как медведь при спячке, не вылезать никуда из этой комнаты, словно из норы. Ты же целую неделю здесь торчишь.

Грусть прямо таки съедала Олесю из нутри.

- Я должна что- нибудь придумать, - печально произнесла она, - ты не знаешь моих родителей.

- Глупости! - с обычной бесцеремонностью прервала ее Юля. Родитили не звери, они должны понять.

Тут Юля внезапно замолчала, и придвинулась к Олесе поближе.

- Слушай!- почти заговорщески произнесла она, - а почему бы тебе не пойти к нашему декану? Мужик-то вроде нормальный должен понять.

Олеся на секунду задумалась. Это ей в голову почему- то не приходило. Деканат она всегда обходила стороной. Это наверно еще со школьных времен осталось. Она всегда почему-то боялась директорской. Но сейчас прикинув что нет другого выхода, Олеся подумала что Юля наверно права. Она все- таки спросила соседку по комнате:

- Ты думаешь стоит?

Юлька подрыгнула с кровати и тут же очучилась перед Олесиным лицом, сидя на корточках и облакачиваячь локтями на железный каркас кровати.

- Не думаю, а уверена. И притом прямо сейчас. А ну поднимайся.

С этими словами она схватила Олесину руку и стала тянуть ее с кровати.

- Ну же вставай, лежебока!

Олеся нехотя поднялась и села кровати.

- Ну ладно, ладно. Но не могу же я идти в таком виде.

Юля прищурилась и посмотрела на девушку.

- Да сейчас мы из тебя топ- модель сделаем! - звонко бросила она, затем деловито спросила: - Что у тебя из косметики есть?

Олеся сняла с вешалки свою сумочку, стала неторопливо извлекать из нее косметические принадлежности.

Увидив эти принадлежности, Юля только головой покачала.

- У-у-у! - протянула она, да с таким даже милостыню просить стыдно.

С этими словами она добралась до своей сумочки и вывалила все ее содержимое на кровать Олеси.

Там можно было разглядеть и настоящую французскую "Lancome" и ароматные "Фиджи" из тех что в московских парфюмерных магазинах продаются по $80 за 50мл, и тени, лак для ногтей и бог весть что еще.

- К зеркалу!- скомандовала Юля.

Олеся подошла к зеркалу и села на стул, после чего закипела работа по превращению ее в "топ-модель".

***

Прошло чуть больше часа и перед Юлей стояла шикарная эффектная брюнетка на высоких каблуках, с прекрасными густыми волосами, падающими на ее хрупкие плечи.

Как я уже писал выше у Олеси была от природы обворожительная внешность. Слегка смуглая, хотя это вполне могло бы сойти и за загар, приятное личико, глубокие зеленые глаза с длинными ресницами, пухленькие губки. Очень многие парни заглядывались на ее фигуру. Достаточно крупная красивая грудь, осинная талия, плавно переходящая в бедра, восхитительная кругленькая попка, идеально отвечающая пропорциям груди и талии, длинные ноги.

Юля придирчиво осмотрела Олесю.

- Ну вот, уже что - то. И последний штрих.

Она не жаляя духов обрызгала девушку дорогущими "Фиджи".

- Теперь хоть на подиум. - с этими словами она стала подталкивать Олесю к двери.

Уже на пороге Юля сказала Олесе:

- Ну все вперед! Не пуха не пера!

"К черту" - печально подумала Олеся. Но отступать теперь было уже поздно. Она вероятно хотела еще что- то сказать Юле, но та уже захлопнула за ней дверь.

***

И вот сейчас она шла по коридору в направлении деканата - притягательная молодая девушка разящая тонким ароматом французского парфюма. На душе у Олеси было неспокойно. Поймет ли ее декан? Сможет ли помочь? Эти и другие вопросы мучали девушку вплоть до того как она оказалась у двери с табличкой. Табличка гласила:

"Деканат факультета истории и философии". Еще ниже на другой табличке было написано: "Декан: Гуляев Э.П."

Декан Эдуард Петрович был мужчиной невысокого роста чуть старше среднего возраста, примерно лет сорок пять-пятьдесят. Уже начинающий лысеть, с маленькими черными глазками, бегающими из стороны в сторону, небольшой черной бородой и такими же черными усиками. Быть может от большой любви к пиву а может по другой причине, Эдуард Петрович являлся обладателеи достаточно немаленького живота, который правильнее было бы назвать пузом. Голос у него был достаточно грубый и немного хриплый.

Олеся негромко постучала.

- Да, да! Войдите! - послышалось из-за двери.

Девушка приоткрыла дверь и несмело заглянула внутрь.

- А, Самохвалова, ну заходите, заходите.

Олеся не знала откуда он узнал ее фамилию и была немного удивлена. После некоторой заминки она вошла в Кабинет декана и прикрыла за собой дверь.

- Здравствуйте, Эдуард Петрович. - слегка волнуясь произнесла Олеся, теребя ручки сумочки.

- Здравствуй, красавица, какими судьбами? - маленькие глазки так и бегали по девушке.

Она слегка опустила голову.

- Можно с вами поговорить?

Декан гототнул пару раз, обнажаяя слегка пожелтевшие от постоянного курения зубы.

- Отчего же нет? Вот садитесь на диван. Давайте поговорим.

Олеся присела на краешек черного коженного дивана, что стоял у стены.

- Понимаете в чем дело: - Девушка на секунду замялась. :У меня за эту сессию двойка по гражданскому праву. Меня выгонят из университета.

- Так ну и что? - Пробасил Эдуард Петрович. - Что вы хотите сказать?

По выражению лица девушки, можно было сказать что она уже пожалела что начала этот разговор.

- Если это возможно,- она заговорила тише, - как можно поправить мои оценки?

Олеся опустила глаза в пол и ждала его ответа.

Но вместо ответа, декан почему-то как-то странно рассмеялся, из-за чего затряслось его пузо.

- Вы знаете,- сказал он Олесе, так вообще-то нельзя делать.

- Может есть какой нибудь способ? - ее тон стал напоминать мольбу.

Эдуард Петрович, до этого времени сидящий на кресле, сел рядом с Олесей на диван.

- Есть один способ,-сказал он,- но вам Олеся в таком случае следует постараться.

Олеся до сих пор смотрящая в пол, с ужасом ощутила его руку на своем левом бедре. Она кажется догадалась что имеет в виду декан. Ее охватил шок. Первой ее мыслью было скорее убежать из кабинета. Однако девушка вспомнила про свою проблемму. Рука же декана все активнее ласкала левое а затем и правое бедра девушки. Она все еще ничего не ответила. Олеся попыталось было чуть отодвинуться от Декана на диване, но не тут то было. Он почти вплотную придвинулся к ней и теперь его правая рука обнимала шею девушки.

- Эдуард Петрович:- начала было Олеся, но тут он второй рукой ушипнул ее за бедро. Она подпрыгнула и от неожиданости даже слегка вскрикнула.

- Тихо, тихо красавица! - противно прохрипел декан,- ты ведь не хочешь чтоб кто-нибудь услышал. Ведь в таком случае я не смогу тебе помочь.- он снова заржал.

Мозг девушки работал на полную катушку. "Вот тебе и нормальный мужик"- вертелось в голове. Она лихорадочно соображала что же ей делать дальше. Ей хотелось вырваться и убежать из этого страшного места, но с другой стороны она понимала что только этот мерзкий и противный человек может сейчас ей помочь.

Тем временем рука декана уже залезла ей под кофточку, то и дело поглаживая вот вот готовые выпрыгнуть из лифчика большие упругие груди девушки. Тут он схватил своими ручищами кофту за края и быстрым движением вверх стянул ее с Олеси. На обозрение предстали великолепные, крупные в плену беленького тоненького кружевного лифчика груди. Он стал мять их руками, иногда прислоняясь к ним ртом и слегка покусывая.

"О боже!" - подумала Олеся,- "что он еще собирается со мной делать". Она попыталась немного отстраниться от декана но тщетно. На лице его была написана животная страсть. Страсть хищника, дорвавшегося до добычи. Он уже растегнул поговицу и молнию на Олесе и стягивал с нее тесные плотно обтягивающие ее бедра и попку голубые джинсы.

"Обратной дороги уже нет"- печально подумала она.

Стянув джинсы с девушки, Эдуард Петрович, спешно начал раздеваться сам и скоро стоял перед девушкой абсолютно голый в то время как она сидела перед ним на диване в лифчике и узких кружевных трусиках.

Олеся с ужасом смотрела на мягко говоря не маленький, на самом деле достаточно толстый член, торчащий вверх.

- Давай, красавица поработай ротиком! - грубо сказал декан, и с этими словами схватил девушку за затылок и резко привлек ее к себе таким образом что ее губы оказались практически вплотную к почти бордовой головке его члена.

- Открывай рот, шлюшка! - противно прохрипел декан.

Олесе нечего не оставалось делать кроме как подчиниться и, едва она открыла рот, как он резким движеним буквально насадил ее на свой поршень.

Она никогда до этого никогда не занималась оральным сексом, и теперь, с отвращением облизывая член декана она подумала что такое начало вряд ли оставит хорошее впечатление об оральном сексе в дальнейшем.

Но к счастью это продолжалось не очень долго. Вскоре декан вынул из ее рта свой член и скомандовал:

- Встань!

Олеся молча повиновалась.

- Снимай трусы!

Она стояла не шелохнувшись.

- Я сказал снимай трусы, сука!!! - прорычал он.

Она печально вздохнула и стянула с себя свои узкие трусики. Он смотрел на ее аккуратно выбритый лобок, вне себя от возбуждения и мастурбировал. Затем он подошел к Олесе, одной рукой обняв ее за шею, а другой стал водить между ее ног, массируя ее лобок и киску.

Он запустил обе руки за спину девушки и стал возиться с замочком лифчика. Наконец ему это удалось и, освободившись от сковавшего их предмета упругие спелые груди оказались перед лицом декана.

Внезапно Олеся почувствовала возбуждение. Все таки ее ласкал мужчина. Она старалась не подавать виду а лишь глубоко вздохнула и запрокинула голову. Лишив девушку последнего предмета туалета, Эдуард Петрович стал лизать ее уже набухшие соски, не переставая другой рукой ласкать Олесю снизу. Та вдруг с ужасом обнаружила что у нее намокло межлу ног, но ничего не могла с собой поделать. Он продолжал возбуждать ее, то и дело погружая палец, а то и два во влагалище Олеси.

Потом мужчина подошел к дивану и лег на спину. Олеся стояла в метре и испуганно смотрела на декана.

- Ну, давай! Попрыгай на нем, детка! - он улыбнулся противной улыбкой, поглаживая правой рукой член.

Увидев что Олеся медлит, он прикрикнул на нее:

- Ну давай же быстрее!!!

Олеся подошла к дивану и прекинула одну ногу через обе ноги декана так, что ее киска оказалась как раз над торчащим вверх его мощным стволом. Затем она слегка присела и член мужчины на одну треть длинны вошел в девушку.

Тем временем он взял ее за талию и стал потихоньку покачивать ее на своем интсрументе, с каждым разом насаживаяя ее все глубже и глубже и убыстряя темп.

Олеся двигаясь то вверх то вниз на члене, начала слегка постанывать.

- Я тебя так трахну, что на всю жизнь запомнишь, сучка! - проревел декан, безжалостно насаживая девушку на всю длинну члена.

"Он порвет меня"- с ужасом подумала Олеся, не прекращая прыгать на толстом члене. Эта мысль почему - то возбудила ее, и она принялась скакать еще яростнее ощущая глубоко в себе этот огромный, напряженный, готовый взорваться потоком спермы ствол. Стон Олеси уже перешел на визг и мужчина вынул член, выпустив огромный поток спермы на ее юный, красивый лобок.

После чего Эдуард Петрович тяжело дыша лег на диван, отходя от проишедшего.

Воспользовавшись этим моментом Олеся кое как вытерла лодонью сперму с лобка, второпях натянула узкие трусики, джинсы и блузку. Лифчик одевать у девушки просто не было времени. Схватив сумочку девушка бросилась из кабинета:

На следующий день знакомый преподаватель передал вахтеру в общежитии Олесену зачетку, которую девушка обранила в кабинете декана. В зачетке на месте бывшего "неуд" красовалась гордая надписись "Отлично".

Катя. Катя!!!

Категория: Студенты

Автор: * Без автора

Название: Катя. Катя!!!

Время рассказать еще одну историю.

Итак, меня зовут Серега. Я сейчас учусь в иституте. Тут к сожалению девушек не так уж и много. Поэтому мы частенько ходим в соседний ПедИнститут, где их куча на любой вкус. Там я познакомился с очень клевой девушкой-ее зовут Катерина. Она не то чтобы Топ Модель, но довольно таки спортивно выглядит. Ее телу многие могут позавидовать! И что самое главное-живет она одна в однокомнатной квартире-ей подарили ее на 18-летие. И после нескольких недель-точнее трех недель знакомства-все терь стало очень круто.

Как-то я решил прогулять свои нудные лекции по Мат Анализу и пошел к ней в институт. У них как раз был перерыв. Она была в миниюбке-и я, помню, просто бесцеремонно разглядывал ее. Она отошла от своих подружек, и я пригласил ее прогулять ее пары... хорошо пригласил! Она согласилась! Может пары были неинтересные? :-))) Мы куда то пошли пешком и за разговором и не заметили, как пришли к ее дому. Она пригласила меня к себе. Я сразу согласился, хотя и предложил купить пивка. Она взяла Балтику 3, а я мою любимую Балтику 9. Набрав арахиса, чипсов и фисташек, мы пришли в ее квартиру. У нее как во всех фильмах напротив видеодвойки стоял диван. Там мы и устроились. Распечатав арахис, мы глотнули пивка за мучения наших однокурсников. Она предложила посмотреть какой-нибудь фильм.

И вот она уже нажимала "PLAY" на пульте. От увиденного я чуть не подавился-там была чистая порнуха! И это включила девушка! А еще говорят, чо они скромные и такие все невинные из себя!!!

На экране один мужик вгонял свой член в задницу какой-то девке. Причем так яростно, что она вскрикивала от чего, трудно сказать....:-)) Я выразил мысль, что ей наверное клево. Катюха ответила, что от такого секса удовольствия не меньше, чем от обычного. Мужик собрался кончать и вынул свой член и начал изливать свою сперму на задницу этой девушке :-)) Она своей рукой растирала сперму как крем по своему телу. Наверное ей приятно...

Дальше появилась девчонка лет 17 в школьной форме. Она сидела в раздевалке с двумя парнями. Они снимали с нее юбку и массировали ей все "принчиндалы". Она залезла правой рукой в джинсы одному из них, а потом и вообще спустила с него трусы. Сдвинув кожицу с его головки, она прникла к нему губами, а потом и совсем заглотила. Она стала сосать и приносить этому парню огромный кайф. Второй рылся в ее трусах и, наконец, совсем их снял. Его пальцы стали гладить ее щелку, которая была вся выбрита. Его пальцы начали массировать клитор и проникать во внутрь.

Потом парень достал свой член и стал атаковать ее во влагалище, пока она отсасывала у другого молодца. Через некоторое время первый чувак спустил ей в рот. Девчонка с явным удовольствием слизала всю сперму до конца. Она разорвала "коннект" со вторым парнем и принялась насасывать теперь и его член. Я назвал ее маньячкой, а у самого уже давно штаны теснили моего "друга".

Катя вдруг полезла рукой в мою ширинку. В этот момент парень заливал свою сперму все той же девчонке в рот. "Я тоже так хочу"-вдруг выпалила Катька. "А я нет"-пошутил я. Я взял ее за подбородок и буквально впился в ее губки. В порыве нахлынувшей страсти она стала снимать с себя шмотки. Я слегка дотронулся до ее чувственных сосков-у нее тут же пошли муражки. Я взял ее и пренес на рядом стоящую кровать. Продолжая целоваться, мы скинули последние вещи и остались совсем голыми. Я принялся целовать и наслаждаться ее прекрасным телом. Она взяла в руку мой член и и стала двигать своей рукой вверх-вниз. Я взял свой член и стал вводить им по ее половым губкам. Она стала просить войти в нее бысрее... И вот наступил долгожданный момент-я медлнно вошел в нее, раздвигая ее слипшийся канал. Медленно, но верно я проникал все глубже и глубже, пока не задвинул наконец ей по самые яйца, и услышал ожидаемый ею стон. Она стала и сама двигаться мне навстречу, и все пошло, как по маслу.. :-)

Мои руки массировали ее груди, а что делали ее руки, я уже не помню. Кончать я быстро не хотел, поэтому немного замедлился, и потом вышел совсем из нее. Я предложил ей сменить позу, на что она мигом повернулась ко мне своим задом и расставила свои ноги шире. Я сначала приник к ее кошечке своим языком, а свой указательный палец засунул ей в анальное отверстие... "Там еще никто не бывал"-сказала мне Катюха. "Всегда я что ли буду первооткрывателем?"-подумал я про себя. "Ну надо же попробовать-сказал я ей-Бери пример с той школьницы" Я сначала ввел свой член в ее влагалище и немного посмазывал ее влагалище, а потом поробовал проникнуть так в ее прямую кишку-но ничего не вышло. Тогда Катька встала и пошла в ванную что бы взять что-нибудь и смазать себе дырочку. Я не вытерпел и пришел к ней в ванную и сам принялся смазывать ее сокровище. Она выгнулась и уперлась в ванную, а я с огромным трудом проник в нее. Сначала ей было больновато, но я ритмично двигая начал приносить ей кайф.

Через минут 5 мы кончили, причем все это время Катюха натирала свой клитор. Сперма стала вытекать из ее дырочки и течь по моему члену. Тогда она захотела слизать ее с моего "дружка", но я ей не дал. Она же не шлюха какая-то, чтобы слизывать с члена, побывавшего в заднице. По крайней мере мне бы давать ей делать это было бы неприятно. Я подошел к раковине и смыл остатки своего труда. В ее квартире было не очень холодно, но все же Катюха поделилась со мной халатом, и мы пошли попить еще пивка. Мы врубили Мтв и немного посидели так в обнимку. Меня опять возбудили торчащие из под халата ее голые ноги, и я, дотронувшись до ее коленки, медленно довел руку до ее киски. Мы отставили бутылки и принялись целоваться и ласкать друг друга. Катька сползла с дивана и начала, держа руками перед собой мой член, целовать и насасывать его. Она с явным удовольствим это делала и так здорово, что долго я не выдержал. Первая струя влетела ей точно в рот, вторая на щеку, а все остальное она заглотила.

Она смазала со щеки пальцами сперму и облизала их. Я тут ляпнул :"Приятного аппетита". Хорошо, что она не рсслышала, а то наверное обиделась бы...

Мы допили пиво и, приведя все в порядок, пошли вместе мыться в душ. Там я довел ее до оргазма своими пальцами. Хорошенько помывшись, мы оделись и пошли поесть. Я пригласил ее все в тот же Макдональдс. Он кстати не так уж и далеко от Катиного дома-прямо у метро. Мы неплохо поели и пошли в кинотеатр купить пару билетов на вечерний фильм.

Вечером, проводя ее домой, она предложила после занятий опять придти к ней. "Неплохое у меня появилось хобби"-подумал я, соглашаясь.

Семейная эстафета

Категория: Студенты

Автор: maximus

Название: Семейная эстафета

К четырем часом ночи могли стоять лишь трое: Андрей, Костя и Слава, который практически не пил. Остальные шесть человек валялись как трупы, и квартира напоминала место какой-то битвы. Леха уснул прямо под креслом- качалкой. Марина развалилась на двойной кровати и между ее ног покоилась голова Дениса, который по иронии судьбы так и не смог уговорить ее залезть ей под трусики. Леха Длинный лежал под столом в зале с пустой бутылкой из-под водки в одной руке и чьим-то грязным носком - в другой. Ольга уснула прямо у балконной двери в луже разлитого компота. Ее белая кофточка постепенно приобрела розовый оттенок. Ленке повезло меньше всех: гадюка-сон повалил ее прямо в туалете, после того, как ее дико стошнило в унитаз.

Проявляя чудеса стойкости, Андрей и Костя продолжали пить водку, расположившись за кухонным столиком. Каждые пять минут их граненые стаканы наполнялись и опустошались, а сигаретные окурки уже не входили в майонезную баночку-пепельницу. В комнате висела дымовая завеса, и форточка уже не справлялась со своей задачей. Празднование сдачи первой сессии постепенно перешло в попойку двух самых стойких студентов, которые, употребив по пол-литра на каждого, еще могли разговаривать, держать голову над столом и хотя бы чуть-чуть размышлять.

Младший брат Андрея, четырнадцатилетний Слава уже четко знал, что ему нужно. Сейчас настал именно такой момент, когда можно делать практически все, что хочешь.

Зайдя в туалет, Слава сразу же обнаружил свою "жертву". Высокая и слегка полноватая блондинка лежала на полу, а ее голова покоилась на крышке унитаза. Ее черная короткая юбка так вся смялась, что на заднице из-под нее проглядывали белые кружевные трусики, а полное левое бедро, затянутое в нейлон телесного цвета, выглядело просто жутко соблазнительным.

"Это то, что мне надо",- мелькнуло в голове Славы.

Заперевшись в туалете, он аккуратно положил сонную девушку на пол и стал снимать с нее колготки. Спустя довольно продолжительного времени тяжелых и мучительных стараний, нежный нейлон был снят без единой затяжки. Но когда вслед за ним на пути у подростка оказались полупрозрачные трусики, то им уже была уготована иная участь. Стоило лишь слегка приложить усилия к пальцам, как тонкая шелковая ткань порвалась, словно туалетная бумага. Лена все также спала, и от нее ужасно тянуло перегаром. Слава раздвинул ее бедра и ввел во влагалище средний палец, испытав незабываемое ощущение горячей и нежной женской плоти.

В то время, как Костя и Андрей говорили на кухне за жизнь, младший Слава вовсю вылизывал влагалище юной студентки-первокурсницы и, одновременно, тискал ее полные груди.

Когда каждая складочка Лениных половых губ была тщательно исследована и вылизана, Слава решил перейти к самому главному и спустил штаны. Его член уже давно был в состоянии "боеготовности" и теперь ему было просто необходимо ЭТО сделать, иначе боли в яйцах не избежать. В туалете было жутко тесно и Славе пришлось задрать ее ноги кверху и придерживать их руками, чтобы они не грохнулись куда-нибудь на пол. Только в такой позе он смог засунуть в нее член и приступить к совокуплению. Тело девушки заскользило по холодному кафельному полу, когда он начал делать толчки, ударяясь своим заросшим, словно старый колючий газон, лобком об ее бугорок, с бархатистыми волосиками, аккуратно выбритыми в форме сердца. Лена не просыпалась и, Слава с испугом даже подумал, что она мертва. Но, прикоснувшись к левой груди, а заодно и помяв ее в руке, он ощутил ровную пульсацию. Значит, нет причин останавливаться на полпути", - подумал Слава.

Его мошонка превратилась в большой кожаный шар, а на члене от возбуждения вздулась каждая вена, каждая жилка. Трахаться с девушкой на полу с площадью около одного квадратного метра и при этом держать ее длинные ноги с полными бедрами было довольно тяжело. Слава сбросил темп и теперь делал короткие и очень мощные толчки. Тело Лены вздрагивало, словно от удара плеткой, а голова, которая упиралась в стену, то запрокидывалась, то снова опускалась. Ее влагалищные мышцы были расслаблены, как и у всех женщин во время сна, даже не смотря на внешнее воздействие, поэтому член практически болтался внутри нее. Эффект был конечно не тот, но даже при таком виде совокупления Слава вскоре почувствовал приближение финала. Один мощный толчок, еще один, еще : и вот уже брызнула горячая сперма. Слава был на седьмом небе от счастья. Он выстреливал в студентку всю свою сперму, не особенно задумываясь, пользуется ли девица противозачаточными средствами или нет. После шестой струи ее поток заметно сократился и подросток вынул член, стряхнув на Ленин лобок пару больших капель. Лена что-то простонала, но так и не проснулась.

Проснувшись в шесть часов ночи, Слава вспомнил, что забыл замести свои следы: надеть на девушку колготки, хотя бы даже без трусов... Но когда он подошел к туалету, то увидел, что там горит свет, и сквозь щель между приоткрытой дверью и дверным проемом можно было видеть, как старший брат Андрей небрежно трахает свою одногрупницу. На этот раз девушка стояла на коленях, а ее голова была перевалена прямо внутрь унитаза. Слава затаил дыхание. Член брата вонзался в обмякшее тело студентки, как здоровый осиновый кол. Со стороны все выглядело так, словно кто-то трахается с полуспущенной резиновой женщиной из секс-шопа.

Когда Андрей кончил, Слава спрятался в ванной, а затем, убедившись, что тот ушел, закрылся с Леной в туалете. Теперь он засадил в нее сзади, но после нескольких толчков понял, что что-то не так и вынул член. Тот был весь в свежей сперме брата. Слава решил попробовать некоторое количество этой тягучей жидкости на вкус. Это было не так приятно, как лизать между ног у студентки, но все равно ему понравилось и, он прильнул к забрызганной заднице. Сняв языком несколько больших капель еще теплой спермы с округлого аппетитного зада Лены, он перешел к вылизыванию промежности, которая также была обильно забрызгана семенем брата.

Когда у него во рту встал специфический вкус, Слава решил, что хватит мучить бедную девушку и кончил при помощи своей руки, извергнув три большие струи ей на юбку и одну струю на левую ягодицу, с которой она тягучим ручейком стала медленно стекать вниз по внутренней стороне бедра.

Подготовка курсового проекта

Категория: Студенты

Автор: Геннадий Поликов

Название: Подготовка курсового проекта

Эта история произошла в позапрошлом году. Тогда я учился на пятом курсе политехнического института и уже подрабатывал на кафедре ассистентом. Я принимал лабораторные у первокурсников, а помимо этого оказывал платные услуги студентам... занимался репетиторством, готовил к экзаменам, делал курсовые. Последнее официально не приветствовалось, но среди студентов информация имелась, и услуги мои спросом пользовались. Определенный заработок у меня, конечно, был.

И вот однажды я, как обычно, сидел в лаборатории после занятий, и принимал работы у отстающих студентов. Я вышел из кабинета на несколько минут, и оказалось что возле дверей меня уже ждала первокурсница - моя потенциальная клиентка. Выяснилось, что она просто стеснялась зайти в лабораторию, чтобы обратиться ко мне со своей проблемой.

- Извините, можно Вас на пару минут?

- Я слушаю, какие проблемы?

- Курсовой по электротехнике.

- Тебе нужно целиком подготовить проект? А срок сдачи какой?

- Нет, нет. Я его уже начала делать сама, но у меня никак не получается расчет. Данные не сходятся с графиками, в общем, что-то не идет. Я слышала, Вы даете консультации.

Я поймал себя на мысли, что не видел раньше эту студентку. Просто не обращал внимания. Но, надо сказать, она была более чем симпатичная, и я это сразу про себя отметил. Таких девушек в институте не так уж много. Красивое, немного смуглое личико, длинные темно-русые волосы слегка пониже плеч, очаровательная улыбка, классная фигурка, стройные загорелые ножки. Она скромно стояла передо мной в белых коротких шортиках и желтой обтягивающей майке. Я с удовольствием отметил, что не могу не любоваться ей.

- Да, да, конечно, даю консультации. Если хочешь, давай договоримся. Нет проблем, - добавил я.

- А когда Вам удобнее?

- Можно хоть сегодня вечером.

- Нет, сегодня у меня никак не получится. А завтра?

- Хорошо, приедешь ко мне завтра после семи (я достал авторучку, чтобы черкнуть адрес).

- А сколько это будет стоить?

- Давай сначала посмотрим, в чем именно проблема (я уже про себя решил, что никаких денег с этой первокурсницы брать не стану), если не очень сложная - то..., в общем, посмотрим, пока не знаю.

- Спасибо большое. Тогда завтра я буду у Вас - она неповторимо улыбнулась - если это Вам удобно.

- Я же сказал - проблем не будет.

- Еще раз спасибо. До свидания - на ее лице было едва заметно некоторое смущение.

- До завтра!

Она поправила сумочку на плече и пошла по коридору в сторону лестницы. Я не смог удержаться, чтобы не посмотреть некоторое время ей в след, как слегка развеваются ее длинные густые волосы при ходьбе, а главное, я поймал себя на том, что смотрю, как удаляются ее классные ножки, и как сокращаются мышцы на ее ягодичках, слегка выглядывающих из-под коротеньких шортов.

...Следующий день тянулся необычно долго. Когда я уже собрался ехать домой, ко мне подошел преподаватель, и попросил меня зайти к нему. Я, конечно же, не мог не зайти, но мне хотелось, чтобы это было не на долго. -Не тут-то было! Он решил разобраться с тем, как я опрашиваю первокурсников, и видно было, что он никуда не торопится. Мы сидели, беседовали с ним, а я начинал все больше нервничать. Может быть, прямо сказать ему, что у меня дела? В этот момент позвонил телефон, мой шеф снял трубку, поговорил пару минут - я чувствовал, что разговор затянется, и вдруг, не отрываясь от телефона, обратился ко мне... "Ну в общем, вы поняли, да?", дав понять, чтобы я освободил кабинет.

Я вежливо попрощался, метеором вылетел из кабинета, и помчался на выход. Времени оставалось всего двадцать минут. Пришлось брать такси.

Лена (так, оказывается, ее звали) пришла ровно в семь, едва я успел переодеться и включить чайник. На этот раз на ней была достаточно длинная, ненамного повыше колен, серая юбка, и элегантная темно-синяя блуза с достаточно большим вырезом спереди. Она скромно улыбнулась, спросив, можно ли ко мне. Я пригласил ее в комнату, и предложил, чтобы она обращалась ко мне на "ты". Усадив Лену в кресло, я предложил сперва угостить ее чаем, а сам проследовал на кухню. Я не хотел торопиться с курсовым, мне хотелось пообщаться с этой девушкой, и я заварил чай, приготовил бутерброды, конфеты, печенье. Все это я поставил на маленький столик рядом с креслом, где сидела Лена, а сам сел напротив, на диван.

- Ну вот, угощайся, не стесняйся, будь как дома.

- Ой, спасибо, правда, неудобно - Лена потянулась за бутербродом, наклонившись в мою сторону через стол. В это момент я что-то говорил, и мне показалось, что мой голос инстинктивно дрогнул - я увидел под вырезом ее блузки очертания ее симпатичных аккуратных грудей, свисавших сосками вниз - очевидно, что Лена не любила обременять себя ношением лифчика.

- Нет, нет, все удобно - я старался сохранить ровный голос. Так ты в какой группе учишься?

Мы продолжали разговаривать за чашкой чаю. Я уже успел выяснить музыкальные и кинематографические пристрастия своей собеседницы, и еще несколько раз кинуть беглый взгляд на чудную картину Ленкиных грудей, когда она наклонялась, чтобы что-нибудь взять с моего края столика. Мне вдруг нестерпимо захотелось, чтобы это продолжалось дольше, лишь бы Ленка не заметила, каким взглядом я на нее украдкой смотрю, но казалось, что она ни о чем не догадывалась, или по крайней мере делала вид. Тогда я изобрел небольшую хитрость... я перевел разговор на тему учебы, достал из ящика стола одну работу студента-первокурсника, и стал показывать какие-то примеры с вычислениями, положив бумаги на столик, чтобы было удобно смотреть вместе. Как я и ожидал, мою очаровательную собеседницу это действительно заинтересовало, она наклонилась ко мне, и стала внимательно просматривать то, что я стал объяснять, и так как мы сидели напротив друг друга, я мог спокойно перевести взгляд вперед, как будто стараясь смотреть в лицо собеседнице. Это сработало! Моему взгляду предстали ничем не прикрытые грудки Лены в глубине ее блузки, которые я мог совершенно спокойно рассматривать, я даже мог различить форму и цвет ее сосков. Это было просто восхитительное зрелище! Догадывается ли она, что я вижу ее груди? Впрочем, если догадывается, это ее проблемы - я ведь просто разговариваю с ней, помогая разобраться с вычислениями. Но похоже, что ее это вовсе не волновало - она была слишком увлечена, и мы сидели так некоторое время, пока я не закончил рассматривать тот пример. Вечер у меня определенно складывался не очень плохо! Но все-таки чай уже остывал, поэтому мы решили отложить учебные вопросы, и вновь перешли к нейтральной беседе. Я предложил Лене угоститься шоколадной конфетой...

...И вот наше чаепитие закончилось, я отнес в кухню пустые чашки, предложив Лене сесть за письменный стол. Сам я поставил свой стул рядом с ней, и мы приступили собственно к рассмотрению курсового. Проблема оказалась не такой уж сложной, мне просто пришлось подробно объяснить моей ученице, как правильно пользоваться графиками, и почему именно у нее не сходились расчеты. Ленка оказалась весьма способной ученицей, и мне, признаться, было просто приятно сидеть рядом с ней за столом и чувствовать, как она с уважением и с благодарностью слушает меня. Через какое-то время я как-то автоматически придвинулся немного ближе к ней, и при этом ощутил как мое колено коснулось ее колена. Она никак не среагировала. Тогда я прочно поставил ногу рядом с ней, и мы сидели в таком тесном контакте. Я невзначай кинул взгляд вниз (это было не очень удобно, так как мы сидели за столом)... Ленка сидела, поставив ноги прямо, и слегка расставив их в стороны, ее юбка несколько стянулась вверх, так что ноги были обнажены выше чем до середины бедра. Я быстро перевел взгляд и снова уставился в ее черновик. Мы продолжали беседу...

... В принципе, с расчетами стало уже все понятно. Но я еще обещал рассказать о том, как лучше подготовиться к защите. Я встал из-за стола, и на минуту вышел из комнаты в туалет, вернувшись, я расположился на диване, так как черновики нам уже были не нужны. Ленка осталась сидеть за столом, но при этом она развернулась на стуле в мою сторону, положив ногу на ногу и выставив одно колено вверх, при этом ее серая юбочка задралась еще выше, и теперь моему взгляду сами собой открылись ее почти полностью обнаженные ножки. Лена, конечно же, понимала это, но очевидно она сама хотела порисоваться передо мной своими ножками, и мне оставалось лишь спокойно сидеть и наслаждаться тем, что она позволила мне на данный момент. Я стал рассказывать ей о том, как проходит защита, какие вопросы лучше подготовить, как на них отвечать. Мне хотелось задержать девушку у себя еще, и я решил предложить ей повторить чайку. К моему сожалению, она отказалась, сказав что уже пора собираться домой. "Я лучше зайду пока в туалет" - тихо добавила Лена, при этом она опустила ноги прямо, не сдвигая колен, и - между ними показалась узенькая полоска белых, почти прозрачных трусиков. Я резко ощутил давление у себя в штанах, но деваться было некуда... "Конечно, иди" - ответил я. Лена встала, одернула юбку, и вышла.

Когда она вернулась в комнату, она села рядом со мной на диван, поправив под собой юбку, и положив ногу на ногу.

- Гена, большое спасибо, ты мне очень помог.

- Всегда пожалуйста - ответил с улыбкой я. Жаль, что ты торопишься. А то можно было бы посмотреть новый фильм - сказал я с надеждой в голосе.

- Нет, спасибо, правда, пора идти. - Лена отточенным движением поправила юбочку так, что ее край оказался заметно выше. - Так давай все-таки договоримся об оплате.

- Брось, ерунда. Мне было интересно с тобой пообщаться. Если что, обращайся еще, не стесняйся.

- Спасибо, правда не удобно, ты потратил на меня столько времени. Не знаю, как и благодарить.

Немного помолчав, она вдруг добавила...

- А можно я приглашу тебя в гости на торт. Скажем, в пятницу, после занятий.

- Спасибо за предложение, честно говоря, трудно отказаться.

- А и не надо отказываться. В пятницу вечером, О-КЕЙ?

- Идет! А где ты живешь?

- Давай встретимся в институте и вместе поедем ко мне.

... Не стоит рассказывать о том, как я ждал вечера пятницы. Через день после нашей встречи я случайно встретился с Леной в коридоре. И как я мог ее раньше не замечать?

- Привет!

- Привет, ну как, закончила курсовой?

- Уже почти, сейчас все оформляю - на ней были те же элегантные белые шортики, в которых я встретил ее первый раз. - Как у тебя дела?

- Спасибо, все в порядке.

- Ладно, извини, сейчас бегу на лабы. Ну, до завтра, как договорились!

- До завтра!

... И вот мы встретились у меня в лаборатории. На этот раз она была в тинейджерских синих джинсах и длинной футболке навыпуск.

- Ну что, едем ко мне? Я уже все приготовила.

- Потрясающе! Я очень рад. Сейчас, только посиди десять минут, мне надо зайти на кафедру.

... Оказалось, что Лена жила далеко, почти на окраине города, в новостройках. Минут через десять после того, как мы влезли в автобус, освободилось два места рядом друг с другом, и я жестом пригласил ее сесть. Устроившись на мягком сиденье, я уже по-другому взглянул на проблему с дальностью расстояния... Ленка весело рассказывала о своих приключениях с лекциями, и о чем-то еще. Я потихоньку обнял ее за плечо, и она положила ладонь мне на ногу чуть повыше колена. Так мы доехали до нужной остановке.

Квартира, где она жила, была обставлена со вкусом. Выяснилось, что с начала мая ее родители почти не вылазят с дачи, и она почти все время дома одна. Мы зашли в Ленкину комнату, я сел в одно из двух кресел, стоявших в пол-оборота друг к другу.

- Посмотри пока телевизор - она протянула мне пульт, а я сейчас схожу за тортиком. Вчера весь вечер пекла. Хочется, чтобы кто-нибудь оценил. ...Я только сниму джинсы, а то дома жарко - с этими словами Ленка расстегнула молнию и сняла с себя джинсы, оставшись в футболке, которая была чуть пониже бедер, и в белых носочках. Я остался ждать в кресле, а она пошла в кухню.

Я включил телевизор, нашел какую-то передачу. "Она просто прелесть!" - пронеслось у меня в голове - "Интересно, а что у нее под футболкой?"

Оказалось, что она приготовила замечательное угощение - это, по ее словам, вознаграждение за мою помощь с курсовым. Красное вино, салаты, шпроты, и конечно замечательный торт. Она устроилась в кресле напротив, забравшись в него с ногами, и поджав их под себя. Я стал замечать, что постепенно начинаю сходить с ума по этим ножкам.

- Знаешь, честно говоря, ты ведь классная девчонка - попытался сделать я комплимент.

- Конечно, знаю - шутливо ответила она.

Ленка, очевидно, не страдала лишними комплексами - пока мы разговаривали, уминая салат, она поменяла позу, оставшись в кресле с ногами, но усевшись на корточки, расставив колени в стороны. Так как ее футболка итак почти не прикрывала ног, я увидел такое, что поневоле вздрогнул - между раздвинутыми Ленкиными ногами отчетливо вырисовывалась розовая щелка - трусиков на ней не было!

- А что ты собираешься делать, когда защитишь диплом, - продолжала она, как ни в чем не бывало, - останешься преподавать в институте?

- На первое время - да, - едва я смог выдавить из себя (Теперь моему другу в штанах было явно неспокойно).

- А потом?

- (Я кое-как справился с собой, стараясь выглядеть спокойным) - Потом я думаю попытаться найти работу в какой-нибудь фирме, лучше - западной. А каковы твои планы на будущее (я смекнул, что должен задать этот вопрос).

- Не знаю, пока надо получить образование, а там - подумаю, время пока есть.

... Мы наконец-то добрались до тортика. Я старался быть невозмутимым, но все время не мог оторвать глаз от чудной картинки Ленкиной писюльки... ее тоненькие губки были слегка раздвинуты, так как она сидела враскорячку, опершись на спику кресла, и между ними я мог разглядеть маленький бугорок в верхней части. Особо волнительным казалось то место, где ее ничем неприкрытая промежность переходила во внутреннюю поверхность ее ног... А торт был и вправду отменным! Но он уже подошел к концу.

- Подожди немного, сейчас кино какое-нибудь посмотрим (хорошо сказала, "какое-нибудь" - подумал я про себя), - с этими словами она встала с кресла и стала убирать посуду.

- Давай я тебе помогу, - предложил я.

- Ну если хочешь, можешь помочь отнести фужеры, а так - я сама.

Я взял фужеры и пошел следом за ней. Ленка уже стояла возле раковины и мыла посуду. Она нагнулась, чтобы выбросить мусор в ведро, из-под ее футболки соблазнительно приоткрылись две половинки голенькой попки.

Наконец-то мы закончили с посудой и пошли к телевизору. Я снова сел в то же кресло. Кресло было достаточно широким, и Лена села в него же, рядом со мной. Она закинула правую ногу через подлокотник, а левую, согнув в колене, поджала под себя, так что ее колено аккурат легло на мою ногу.

Мы стали смотреть какую-то романтическую мелодраму. Честно говоря, подобные фильмы меня не привлекают, но тогда мне это было не важно. Я смело положил ладонь на Ленкину коленку, так как она сама подставила мне ее. Лена тоже положила свою руку на верхнюю часть моей ноги. Я не очень внимательно следил за содержанием фильма, так как мой взгляд постоянно перемещался вниз, туда, где я краем глаза мог наблюдать полностью обнаженную Ленкину ножку, лежащую на моей ноге, и кусочек промежности, выглядывающей из-под футболки. На экране герои летели куда-то на маленьком двухмоторном самолете над джунглями. Вскоре моя Леночка немного подвинула свою ладонь так, что она оказалась прямо на моем уже давно возбужденном, рвущемся наружу, органе. Я стал слегка поглаживать ее коленочку, ее кожа была гладкой и слегка бархатистой на ощупь из-за прозрачных, микроскопических, не видимых глазом волосиков. Лена стала потихоньку сжимать рукой мой член через брюки, медленно слегка надавливая на него, и также медленно ослабляя нажим. Я повел рукой немного выше по ее ноге, и стал нежно поглаживать ее по средней части бедра. Так мы сидели наверное с полчаса, я потихоньку блаженствовал, и она, очевидно, тоже, но проблема неожиданно оказалась в том, что мне захотелось в туалет, и теперь уже хотелось все больше и больше. Какое-то время я боялся нарушить сложившуюся идиллию, и потому оставался сидеть, но в итоге все-таки не смог больше держаться, мне пришлось-таки встать и выйти, оставив девчонку на время одну. И, что удивительно, когда я вернулся, оказалось, что вышел я очень даже вовремя.

Когда я снова зашел в комнату, по телевизору шла постельная сцена. Моя Ленка жадно смотрела на экран, но главное не в этом... я поначалу опешил, когда открыл дверь - Ленусик сидела в кресле, съехав вниз, опустив ноги на пол и широко расставив коленки. Ее футболка была закатана выше пупка, а одна рука находилась в промежности. Я в нерешительности встал в дверях... На какое-то мгновение у меня возникло сомнение - может, стоит выйти и сделать вид, что ничего не видел?... Но нет, Ленка наверняка слышала, что я уже открыл дверь, тем не менее ее пальчики продолжали играть у нее в промежности, и после того как я закрыл за собой дверь, она лишь ускорила темп. Я, конечно, волновался, но все же твердым шагом подошел прямо к креслу. Ленка сразу же среагировала на мое приближение тем, что подвинулась на край кресла, освобождая мне место, и снова закинула одну ногу за подлокотник. "Давай, садись, скорей, смотри на экран - такая классный момент!" - чуть приглушенным тоном сказала мне Лена, не вынимая при этом пальчика из писи, и продолжая свое занятие. Я подошел и опустился рядышком в кресло. Момент в телевизоре действительно был классный, и весьма откровенный, но меня волновала совсем не это, а то, что происходило рядом... Лена смотрела телевизор, продолжая теребить себе клитор... Через две-три минуты она снова обратилась ко мне (но эти минуты растянулись для меня почти на вечность)...

- Ну как, нравится?

- М-да... - пробубнил я.

- Если хочешь, Ген, не стесняйся - можешь тоже помастурбировать (Да, да, она прям так и сказала - "тоже помастурбировать"!, скромным таким, невинным голоском!)

- А давай... Я... Лучше тебе помогу - смог я наконец выдавить из себя.

- Давай! - спокойно согласилась она. - А я тебе!

Она перекинула ногу через мое колено, и стала рукой расстегивать мне ширинку. Мое сердце учащенно забилось... Я немного погладил Ленку по ноге, постепенно поднимаясь все выше, в это время она уже запускала мне руку под трусы... Наконец, моя ладонь оказалось у Ленки между ног. Я погладил ее лобок и провел пальцами по щелке. Щелка была уже горячая и мокрая. В это время нежные пальцы девушки уже прикоснулись к моему напряженному члену под трусами, и стали вытаскивать его наружу. И вот она уже полностью освободила мой член, и стала гладить ладонью его ствол. Я постепенно стал заводить свой палец между ее половых губ. Лена стала теребить мою головку, а я нащупал ее небольшой, но набухший клитор в верхней части промежности, и тоже стал его теребить. Вдруг она задергала тазом в такт движениям моего пальца. "Здорово" - это сказала она. По телевизору в этот момент любовная сцена уже кончилась, но нам теперь было все равно...

... Мы продолжали сидеть в кресле, я постепенно добрался до Леночкиного влагалища, и погрузил в него один палец. Оказалось, что она была еще девочкой, чему я немало удивился! Я инстинктивно стал действовать осторожнее. Но она вдруг попросила меня... "Побыстрее!", и стала сама насаживаться вперед на мой палец. При этом она теперь сжимала мой член в кулачке, и водила по нему вверх-вниз, убыстряя темп. Я теперь уже едва сдерживался, чтобы не брызнуть слишком рано, чтобы удовольствие могло продолжаться. "Интересно, - подумал я про себя, - кто ее так научил, если она еще девочка?" В конце концов я не выдержал и прямо сказал... "Подожди немножко, перестань, а то сейчас брызну". Она послушно перестала водить рукой по моему члену, но продолжала просто держать его в своей руке. Я же тем временем не забывал о своем... я уже почти неистово работал пальцем в ее разгоряченной писечке, мой палец был весь мокрый и скользкий, и вдруг я ощутил, как она дернулась, тихо, едва слышно, застонала сквозь сжатые зубы, ее влагалище, в котором играл мой палец, стало судорожно сокращаться. Я понял, что моя подруга кончает. Я еще немного поиграл у нее там, и стал медленно, постепенно сбавлять темп. Ленусик еще раз тихонько простонала и произнесла вялым голосом... "Классно! Кайф!"

После чего она встала с кресла и села на колени передо мной. Я продолжал сидеть с торчащим членом, высунутым из ширинки. Ленка снова взяла его в руку, и наклонилась к нему лицом. Она еще немного погладила его рукой, после чего стала целовать ствол губами. Потом она стала облизывать весь ствол языком, и нежно поцеловала головку. Леночка взяла в руку мои яички и стала их теребить, а губами начала ласкать мою головку. Потом она начала потихоньку сосать мой член, при этом одной рукой продолжала играть с моими яичками, а другую снова завела себе между ног и стала ей потихонечку там водить. Она брала член все глубже и глубже, постепенно натягивая на него свой ротик, и играя язычком с головкой, немного щекоча ее при этом, периодически она вынимала мой член изо рта и облизывала его со всех сторон, а потом снова брала в рот и продолжала сосать. Все это время ее свободная рука находилась у нее между ног, и пальчиками она теребила свою писю. Мне хотелось расслабиться и наслаждаться этим как можно дольше, целую вечность, но мой друг был не в состоянии выдерживать эту экзекуцию дольше, я тихо сказал Лене... "Подожди! Сейчас брызну!", но она как будто не слышала меня, самозабвенно продолжая свое дело. Я только успел пробормотать... "Сейчас...", и тут же волны приятного разряда пронзили мое тело, я понял, что не смогу удержать, и мощная струя спермы вырвалась из меня в Ленин рот. Она чуть-чуть вытащила мой член изо рта, оставив внутри только головку, и продолжала играть с ней язычком, а моя головка извергала все новые и новые струйки, пока не успокоилась. Лена сделала несколько глотков, продолжая облизывать мою головку, но излишки спермы уже стекали у нее по губам и подбородку. Когда мой друг полностью разрядился, она вынула его изо рта, облизала, и встала с колен. Я тоже встал с кресла, убрал член в ширинку, поправил трусы, и застегнул молнию.

После чего Лена снова погрузилась в кресло, сев в него вместе с ногами, и, широко разведя колени, выставила писю вперед. Ее футболка все еще была закатана выше пупка. Она слизнула с губ остатки моей спермы, и стала потихоньку гладить свою писюльку рукой, потом раздвинула пальчиками половые губки, и стала играть с клитором. На подбородке у нее еще оставалось немного спермы, но она, похоже, не обращала на это внимание. Тогда я, поняв, что она хочет покайфовать еще, встал перед ней на колени, наклонился к ее лобку, и, приподняв Ленкину попку, обхватил ладонями ее ягодички. Я нежно поцеловал ее ляжечки, а потом и лобок. Я стал ласкать языком ее розовые губки, и, постепенно раздвинув их, вошел им внутрь. Потом я немножко поиграл с ее клитором, от прикосновений моего языка он тут же набух, и я стал лизать вход в ее влагалище, прикрытый розовенькой складочкой ее девственной плевы.

"Интересно, как она до сих пор умудрилась остаться девственницей, с такими-то наклонностями" - все никак не укладывалось в моей голове. "Пока на этом остановимся, раз она девочка" - твердо решил я, и подумал, что она и сама, наверняка, не намерена разбрасываться своей девственностью по первому же случаю, хотя, конечно, навряд ли по первому...

Я слегка ввел кончик языка в приоткрытую дырочку Ленкиного влагалища, и стал осторожно водить им туда-сюда, а руками я в это время потихоньку массировал ее попку. Киска моей подруги обильно источала терпкий, немного кисловатый сок, я жадно слизывал это сок, и одновременно стремился насытиться ее неповторимым запахом, я погружал свой язык внутрь, и снова вынимал его, поигрывая с клитором, полизывая ее половые губки и целуя лобок, и снова раздвигал ее губки языком, вводя его внутрь и погружаясь в сочную мокрую серединку. От моей игры Лена кончила и тихо застонала, почему-то опять сквозь стиснутые зубы. Я так и не понял, почему она стеснялась открытого проявления своих эмоций, хотя в остальном была девчонкой, определенно незакомплексованной. Наигравшись вдоволь с ее киской, я поднялся с колен и сел с ней рядом, обняв Леночку рукой за подмышки.

"Давай досмотрим фильм!" - вдруг, неожиданно для меня, предложила Лена. "Да уж, - подумал я", я уже и забыл про него. Очевидно, прошло уже больше половины кино, но я согласился досмотреть. Лена села боком мне на коленки, я обхватил ее за плечи, и мы вернулись к просмотру фильма. Я уже давно упустил сюжетную нить, и потому не особо пытался ее найти. Кто-то куда-то уехал..., чья-то свадьба... Я время от времени поглаживал ленку по коленкам и выше, иногда опускал руку на ее лобок, слегка раздвигая ее ножки пальцем, поигрывал у нее между ног. Так мы и досмотрели до самого конца. Честно признаться, фильм был не такой уж плохой, и даже местами интересный, если только смотреть его внимательно, что понял я уже к концу.

...Я посмотрел на часы... Было уже достаточно поздно... "Оставит ли на ночь?" - мелькнула надежда. "Но нет, очевидно, не намерена, а так хотелось бы... Но, возможно, это не последний случай... Или все же повезет сейчас?... "

... И тут Лена встала с кресла и начала надевать джинсы (необходимости в трусиках она, очевидно, не видела). "Интересно, куда она собирается?"

- Я обещала сегодня зайти к подруге после десяти, мне надо занести ей кое-какие лекции и кассету.

- А где твоя подруга живет?

- Недалеко, через квартал. Хочешь, можешь меня проводить.

Мы вышли из подъезда. По дороге речь снова зашла про учебу, экзамены, студентов и преподавателей. Мы шли рядом друг с другом, но даже не прикасаясь друг к дружке, просто, как старые знакомые. И ничто не выдавало того, что было у нас с ней всего полчаса назад. Она разговаривала со мной как ни в чем не бывало, просто, как с приятелем-старшекурсником. Я решил, что должен буду непременно выяснить о ее видах на продолжение наших встреч... Мы уже приблизились к дому, где жила Марина - Ленкина однокашница.

- Вон там, через дорогу остановка. Там ходит сорок восьмой. Доедешь отсюда? - это обратилась ко мне Лена.

- Конечно, доеду - ответил я, наверно, с заметной досадой в голосе.

- Еще раз большое спасибо за помощь. Просто не знаю, как благодарить.

- Обращайся, если что надо. И спасибо тебе - за прекрасный вечер, за угощение...

- Ой, не стоит... Просто мне приятно было пригласить тебя в гости.

- Мне все очень понравилось - многозначительно подтвердил я.

Я уже собрался попрощаться и направиться в сторону остановки.

- Сколько сейчас времени? - вдруг спросила Ленка.

- (Я посмотрел на часы) - без десяти одиннадцать. А что?

- Я просто подумала, что автобуса может уже не быть. Он у нас в это время плохо ходит.

- Ну, если не будет, такси придется брать.

- Слушай, в принципе, можешь переночевать у меня. У меня одна комната совершенно свободна. Если тебя это устроит.

- Ну, если ты думаешь, что я не помешаю...

- Да нет. Я же говорю, одна комната полностью свободна, пока предки на даче. Только какие у тебя планы с утра?

- Да вообще говоря, никаких. Занятий у меня по субботам нет.

- Мне просто с утра придется ехать в институт. У меня там лабы и зачет.

- Ну раз надо, так надо. Придется встать раньше.

- Тогда подожди меня здесь. Я скоро буду, - с этими словами она зашла в подъезд.

Я стоял и ждал Ленку на улице. "Да, здорово все меняется... Только почему она все намекает про вторую комнату? Разве между нами совсем ничего не было?"

... Ленка появилась минут через пятнадцать.

- Ну что, сейчас ты точно отсюда не уедешь. Пошли, переночуешь у меня. А завтра я разбужу тебя перед уходом.

- Спасибо!

- Ну что, пойдем?

Мы вернулись к ней домой. "Хочешь еще чаю?" - спросила она. - "Можно немного!". Ленка проводила меня в комнату, сама опять сняла джинсы и пошла заваривать чай. Потом мы немного попили чайку. Она теперь сидела напротив меня достаточно скромно, положив ногу на ногу. Периодически она лишь слегка поглаживала себя ладонью по обнаженной ноге. Вид ее ножек - единственное, чем она "угостила" меня на ночь.

"Пойдем, я постелю тебе постель" - Лена пригласила меня в зал. Она действительно собиралась уложить меня в другой комнате. Лена разобрала диван, пожелала мне спокойной ночи, и закрыла за собой дверь. Я разделся до трусов, и залез под одеяло. Заснул я не сразу. Мысленно передо мной всплывали эпизоды прошедшего вечера. ...Вот она сидит в одной футболке, и садится на корточки, выставляя напоказ свою писю... Мы пьем вино, беседуем, я смотрю на ее неприкрытую щелку... Вот я вхожу в комнату, а она продолжает мастурбировать при мне... Приглашает присоединиться... Наконец, доходит до орального секса... Я кончаю ей в рот, она глотает мою сперму... Потом я ей лижу ее киску... И в итоге - она чуть было не проводила меня домой... А вот теперь мы спим в разных комнатах... Мысли постепенно переходили в состояние дремоты...

... Я проснулся от того, что кто-то с меня стащил одеяло. Услышав теперь уже хорошо знакомый голос "Вставай, пойдем кофе пить", я открыл глаза. Было уже светло. Передо мной стояла Ленка. Она была в одной длинной пестрой мужской рубашке, застегнутой всего на две пуговицы, эта рубашка, очевидно, обычно исполняла роль домашнего халата. Я медленно потянулся. "Давай, вставай, лежебока" - она наклонилась ко мне и стала тормошить меня за плечо. При этом одна из ее грудей почти полностью вывалилась из-под запахнутой полы рубашки. Я нехотя поднялся и проследовал в ванную.

Наспех умывшись, я вышел из ванны, и прямо как был, в трусах, зашел на кухню. Ленка уже шла навстречу мне с двумя чашками кофе в обеих руках. Во время ее ходьбы, когда она выставляла вперед левую ногу, из-под полурасстегнутой рубашки отчетливо выглядывала узенькая полоска жиденьких черных волос на ее лобке. Она пригласила меня попить кофе в комнате... "Пошли лучше в комнату! Я пока соберусь, а то уже скоро надо идти. А ты пока оденься!"

... Меня одолевали неоднозначные чувства, какие-то сомнения. Ленка, безусловно, классная девчонка. Вспомнить только, что мы с ней вчера вытворяли! Она пригласила все же меня остаться на ночь, не пожелав отпустить поздним вечером добираться до дому. В то же время, она сразу как-то поостыла ко мне. Мы спали в разных комнатах. Теперь она ведет себя весьма бесцеремонно, хотя ясно, она торопится в институт. Я уже знал, что Лена была весьма прилежной студенткой... Но она мне определенно нравилась, даже чисто внешне, даже больше, чем нравилась... Ее длинные темные волосы, милое личико, очаровательная улыбка...

... Я сидел в кресле уже одетый и допивал вторую чашку кофе, закусывая печеньем. Лена поставила свою пустую чашку на стол, и подошла к платяному шкафу. "Допивай пока. Сейчас я оденусь, накрашусь, и пойдем. Ладно?" - это сказала мне Ленка, повернувшись к шкафу. Она сняла с себя рубашку и убрала ее в шкаф, оставшись стоять спиной ко мне совершенно голой. Я отметил про себя, что у нее очаровательная круглая попка, хотя ее груди видно не было. Она достала из шкафа узкую цветастую мини-юбку, надела ее прямо на голое тело, и застегнула сзади небольшую молнию. Потом она надела короткий обтягивающий топик без рукавов и, закрыв шкаф, повернулась ко мне. "Сейчас, уже почти готова!" - она взяла зеркальце, помаду и села в кресло, чтобы привести себя в порядок. Ее топик был почти прозрачный, и через тонкую ткань отчетливо прорисовывались кругляшки ее бордовых сосков, а юбочка прикрывала ноги не более чем на одну ладонь. "Интересно, подумал я, далеко не каждая девчонка так соблазнительно одевается в институт". - "Да, она же сегодня сдает зачет, она говорила мне" - добавил я про себя. Тем временем Ленка сидела и очень тщательно приводила в порядок свои губы, ресницы и лицо. Она была такой очаровательной! Ее макияж как нельзя шел к немного смуглому цвету лица и к ее обворожительной улыбке. "Жалко, что мне сегодня не надо в институт", - пожалел я.

- Ну что, идем!

Мы вышли из квартиры и спустились вниз. Несмотря на довольно раннее утро, на улице уже немного начинало припекать. Мы направились к ближайшей остановке. Там, по идее, мы должны расстаться. Но надежда не покидала меня...

- Какие у тебя планы на выходные? - начал я разговор.

- Вечером я собираюсь к родителям на дачу, с ночевой.

- Жаль...

- Встретимся в институте, в понедельник. Что-нибудь придумаем.

- Да, конечно, - сказал я.

Это было то, чего я ждал! Значит, не все потеряно.

Я проводил ее на автобус. Мы попрощались, она подставила мне свою щечку, и я ее нежно чмокнул.

- Пока!

- Пока!

Я немного постоял, глядя как ее загорелые ножки поднимаются вверх по ступенькам автобуса. "Классная девчонка!" - пронеслось у меня в голове очередной раз. Она уехала...

Что было дальше, читайте в следующей части.

Продолжение следует.

Совращенные

Категория: Студенты

Автор: Sir_Mark

Название: Совращенные

Мне как раз исполнилось 18 лет, когда мне повезло и после окончания школы я поступила в чужом большом городе в университет. Мои Родители остались жить в Мюнхене, а я теперь обосновывалась в Гамбурге - абсолютно незнакомом мне городе, - оказавшись полностью отрезанной от всех своих друзей и своей привычной жизни. Мой друг сам решил со мной распрощаться, когда узнал, что я собираюсь учиться в другом городе. Поэтому мне очень повезло, когда в первый же день пребывания в Гамбурге я познакомилась с весьма приятной девушкой Моникой. Она была красавицей и имела много ухожоров, но не находила с ними удовольствия и просто динамила парней. Проболтав и продурачясь с ней целый день, мы разведали обстановку в университете. Так как её родители жили в пригороде Гамбурга, она могла жить в своем доме. Я завидовала ей из-за этого дико, и была в полном восторге от её предложения остаться переночевать у неё дома на следующей неделе: её родители будут в отъезде, и мы вдвоем сможем провести прекрасный, спокойный уикенд.

В конце недели после лекций я собрала все свои вещи и мы отправились в путь. Это оказался большущий дом похожий на замок. Я была поражена им, и была не в силе не отпустить ей пару, относящихся к дому комплиментов. Она гордо улыбнулась и сказала, что её отец богатый бизнесмен, собственно так же как и мать,- не пасла задних: входила в состав правления какой-то крупной фирмы. Во дворе дома у них даже был бассейн-джакузи, а потому как на дворе стояла жара,то мы решили сперва расслабиться охладиться. Прыгнули мы туда просто голенькими - дома никого не было. Моника даже принесла из погреба бутылку вина - и вот так голышом, потягивая из бокалов вино, мы наслаждались кипящей пузырями водой. Вскоре, разогревшись и наружно и внутренне, мы начали дурачиться и резвиться как школьницы младших классов. Но вот что то призошло: улыбаясь она подошла ко мне так близко, что я могла чувствовать её дыхание и легонько прикоснулась своими губами моих. Таким ходом событий я была абсолютно ошарашена. Она всё еще улыбалась.

"Не нравится?", спрасила она лукаво.

"Ну... так чтобы... нет!", сказала я заикаясь.

Неожиданно мне стало совсем жарко. Я не знаю то ли это было вино, то ли ситуация, то ли и то и другое. Моника ипользовала мою нерешительность, что бы снова меня поцеловать, и мы слились в горячем французском поцелуе. Пока наши языки играли друг с другом, её рука опытно поглаживала мою нежную грудь, ласкала соски пока они не стали совсем прямыми и твердыми.

У меня внутри становилось все горячей, и я просто не могла сдерживаться, даже если бы я и хотела. Это был мой первый интимный контакт с девушкой, но у меня складывалось такое ощущение, что мы уже вместе вечно.

"Сделай их твердыми!", сказала она, когда мы наконец прервали наш поцелуй, и я наклонила голову к её небольшой и упругой грудке, начиная полизывать нежнорозовые соски, пока они не стали такими же твердыми как и мои. Грудь Моники была маленькой и ваглядела как у 15-ти летней девочки, однако соски удивительно выступали вперед. Так наслаждались мы нашими нежностями, когда Мони поднялась и села на край бассейна, широко расставив и свесив ноги в воду, тем самым показывая мне свои бритые половые губы. Над щелочкой правда она оставила немного волос, которые выдали в ней настоящую блондинку. Как загипнотизированная я опустила свою голову вниз, и начала полизывать её напухшие и горячие половые губки, постепенно погружаясь языком в её влажное влагалище. Она была лакомой; я удивилась как это я до сих пор не попробовала такой вещи! С наслаждением я лизала и сосала её губки, играла языком с её клитором, который стал как одеревенелый и почти целиком выглядывал из своего убежища. Моника стонала все сильнее, крепко удерживая меня за волосы и не давая мне возможности перевести дух.

"Это так классно... я знала с самого начала, что ты ещё ТА штучка!", ликовала она. До того момента я думала, что довольно хорошо понимаю природу людей, но как сильно я ошибалась! Она кончила с громкими криками, а её вульва бесконтрольно вздрагивала. Счастливой она соскользнула в воду и указала мне, что теперь моя очередь занять место на бортике бассейна. Я послушно раздвинула ноги и показала ей мою полностью заросшую черными волосами киску. Моему бывшему парню очень нравилось если я не брилась у меня была полностью покрытая волосами киса, так что бы даже когда я была в трусиках некоторые волоски выходили за их края. Похоже, это особо завело и Монику: она раздвинула двумя пальцами одной руки мои налившиеся кровью губки и начала безудержно вылизывать все закоулки моей кисы. Так меня, честно признаться, еще никто не ублажал. Постоянно она вытягивала мне то губки, то соски, причиняя мне легкую слакую боль, отправляющюю меня в неизведанные сферы блаженства. Я была в полуобморочном состоянии, когда наконец и я,громко крича, кончила. Я нырнула мягко обратно в воду, где мы опять немного понежничали, обмениваясь глубокими поцелуями. Мы и не заметили, что за нашими любовными играми кто-то наблюдет. У Моники был брат, ему было 16. Он услышал наши громкие крики и из окна на первом этаже наблюдал за нами.

На следующий день кто-то дожен был отвезти его в школу в город, и, так как Моника не имела особого желания, она попросила меня. Мы уже выехали из населённого пункта, когда я поняла, что что-то неладно.

"Сверни здесь!", неожиданно сказал он.

"Как так... это же только просёлочная дорога?", спросила я озадаченно.

"Пожалуйста, остановись ... мне нужно с тобой поговорить!", сказал он требовательно.

Я свернула в лес и остановила машину.

"Я вчера наблюдал за вами!", сказал он лукаво и ухмыльнулся.

"Нас... когда?", спросила я сбитая с толку.

"В бассейне, где вы подлизывали друг дружке!", прямо сказал он.

"Ну... знаешь... это было так... эээ... и что?", заикаясь спросила я.

"Если ты мне сделаешь так же, я ничего не расскажу родителям о вас!", давил он.

"Это шантаж...", закричала я на него.

"Ладно, но тогда ты никогда не сможешь вернуться к нам домой и снова увидеть Монику!", угрожающе возразил он.

Еще после некоторой перепалки я поняла, что у меня не осталось больше никаких аргументов в свою пользу, и я поддалась судьбе, потому что совсем не хотелось терять только любовь Моники.

Мы вышли из машины. Я стала на колени у его ног, а он спиной опирался о крыло машины. Его молодой член был не особо большой, и я без труда смогла целиком заглотить его по самые яйца. Я как могла обрабатывала языком и губами его хозяйство, а мой нос полностью тонул в его густых черных волосах, когда его член полностью был у меня во рту. Рукой я перебирала его не по годам большие волосатые яйца, в которых созревала сперма готовая хлынуть на мое лицо. Когда я почувствовала, что она на подходе, я вытащила его член изо рта и продолжала дорабатывать его рукой. Через пару секунд он брызнул своей горячей вязкой жидкостью мне на лицо.

"O, Боже... кому бы я только рассказал... Ты ваглядишь просто супер с моей спермой на лице!", простонал он в экстазе.

"Ты никому об этом не расскажешь... ты слышишь. Никому... с этим покончено!", сказала я совсем напряженно, и мы отправились в город.

Вернувшись обротно в особняк, я познакомилась с родителями Моники. Её мать предложила мне чашечку кофе, пока Моники не было дома. После я решила пробежаться по дому и осмотреть все комнаты. Неожиданно в бильярдной я встретила отца Моники. Он взял меня за руку и сделал невнятное предложение. Я думала, что мне послышалось:

"Ты на самом деле красавица... такая хорошенькая...и конечно отличная хуесоска!", сказал он насмешливо.

Боже, неужели здесь всё так пахабно.

"Но херр Шмитц... пожалуйста...отпустите меня... что подумает ваша жена?", сказала я и попыталась оттолкнуться, но он безжалостно удерживал меня.

"А она... она никогда не заходит в эту комнату!", сказал он и бросил меня на бильярдный стол, проталкиваясь у меня между ног, которые свисали вниз. Грубыми пальцами рук он стянул платье, которое еще утром мне отдолжила Моника, и полностью оголил мою грудь.

"Какие замечательные у тебя сисечки!", простонал он.

"Пожалуйста, херр Шмитц... Пожалуйста отпустите меня!", молила я его.

Но он уже начал сосать и покусывать мои соски. Он так сильно потянул зубами мой левый сосок, что у меня начали набегать слезы.

"Если ты сейчас же не успокоишься, буду тянуть сосок еще сильнее!", угрожал он мне.

Он подло продолжал сосать и кусать мои соски.

"Для этого ты зашла сюда... ты похотливая сучка... посмотрите только, какие твердые соски... какая мокрая дырочка!", сказал он и протянул ладонью между моих ног.

Потом он окончательно сорвал с меня платье с трусиками и начал вылизывать языком мою киску. Постепенно я перестала сопротивляться: во-первых потому, что это уже было бесполезно, а во-вторых - почувствовала, что против своей воли возбуждена. Тем временем сначала один, а потом и два его пальца оказались в моей пещерке; он трахал меня пальцами, а языком вкруговую играл с моим возбужденным клитором. Теперь и я самовольно начала постанывать. Я чувствовала себя такой покорной и безмерно стыдливой, но я не могла сопротивляться. Моя щелочка тем временем стала настолько влажной, что даже волосы вокруг были полностью мокрые.

"Я хочу,чтобы ты подрачивала мне член!", сказал он и стащил с себя брюки.

Я все еще лежала на краю стола и протянула руку к его громадной дубинкеу. Там на самом деле висел здоровый молот. Пока я дрочила его член, он медленно разделся, а его член вырос до полного размера и грозящий смотрел вверх.

"Так хорошо... Ты любимая девочка... твой папа должен был это видеть... давай, сделай его совсем твердым!", приказал он. Я старательно продолжала.

"Хочешь, чтобы я тебя трахнул?", неожиданно спросил он и ударил своим членом по моим набухшим губкам.

"ДА!", услышала я себя, хотя и сама не могла понять как я могла сказать это.

Засунув член в мою дырку и постепенно наращивая темп он начал сильно меня пропахивать. Потом он внезапно высунул член. Я недовольно проворчала.

"А, так ты его хочешь ... только что я должен был оставить тебя в покое... а теперь тебе даже мало!", осуждающе сказал он мне.

"Да... нет... пожалуйста продолжай!", попросила я полностью вне себе от возбуждения.

"Сначала ты мне отсосешь... соси его хорошенько... а то запрячу в брюки!", угрожал он мне и повернул меня так, чтобы я лежала параллельно краю стола. Я должна была опять расставить ноги, что бы он беспрепятсвенно мог наслаждаться моей волосатенькой мышкой. Он ударил своим членом пару раз меня по щекам и лбу.

"Ах ты маленькая потаскушка... теперь-то тебе хорошо, да?", оскорблял он меня. Затем снова заткнул мне членом рот. Я сосала его большой член, который еле входил в мой рот - настолько толстым он был. Да и больше половины длины он не вмещался.

"Скажи спасибо... и сама займись собой... я хочу видеть как ты мастурбируешь ... соси член,девочка , соси, давай,.. крошка!", сказал он, наблюдая как я пальчиком теребила свой клитор.

"Ты его хочешь?", спрсосил он и вытащил свой член из моего рта.

"Да, да... пожалуйста!", умоляла я и попыталась его снова взять в рот.

"Не продолжай пока я тебе не скажу!", руководил он мной и бил членом по лицу.

"Проси меня!", приказал он, водя голвкой по моим губам.

"Пожалуйста... пожалуйста... пожалуйста!", в экстазе бормотала я. Мне нужен был его член.

"Так, теперь давай дальше!", сказал он и снова засунул мне свой член в рот.

"Давай глубже... ещё глубже... глотай его!", приказал он, и я изо всех сил старалась полностью проглотить его громадный член.

Он был сначала доволен, когд я справилась с 2/3.Позыв на рвоту я, спасибо Боже, смогла подавить.

"Сюда... я трахну тебя в ротик... глотай его... глотай его целиком... Ты хорошая девочка... да я сейчас кончу... и не здесь, чтобы не испачкать стол... погоди у меня идея...!", сказал он и быстро развернул меня, чтобы моё тело лежало на столе, а голова свисала через край стола вниз. Потом он грубо начал иметь меня в рот, так сильно щипая за соски, что я забыла о ротовом контроле, и вскоре его член полностью торчал в моем рту. Снова и снова его волосатые яйца били меня по лбу. Когда он снова полностью вошел в меня и замер, я почувствовала, что он кончает, а потому что он был так глубоко, мне даже не пришлось глотать его порцию спермы, которую в нормальном случае никогда бы не вместилась у меня во рту,- всё без проблем попало прямо в пищевод. После он просто оставил меня лежать оскверненной и неудовлетворенной на столе, оделся и вышел из комнаты. У меня от стыда текли слезы. Так подло со мной еще никто не поступал. Он разрядился на мне (в меня) и повел себя со мной, как с резиновой куклой, а не живым человеком.

Рыдая я оделась и выбежала в сад, где я еще некоторое время проплакала, упав в кусты. Вечером мы все вместе ужинали, и это стоило мне больших усилий сидеть с ним за общим столом. Он делал вид как будто бы ничего и не произошло. Брат Моники ухмылялся постоянно, и я готова была провалиться под землю. Потом мы легли спать. Я ничего не рассказала Монике о своем горьком опыте. Мы любили друг друга, и я наслаждалась нежной Моникой, которая была так нежна со мной, в отличии от мужской половины её семьи. Как пьяная я была в объятиях Моники и наслаждалась её любовью. Наконец я кончила и получила долгожданное удовлетворение. Моника призналась мне, что она безумно в меня влюблена и что я для неё всё. Я ответила взаимностью. Среди ночи я проснулась, а на половине Моники было пусто (мы спали в одной кровати). Снаружи я услышала шерохи. Я выглянула в окно и увидела её на одном из кресел, которые были расставленны вокруг бассейна. Её отец был рядом. Его голова была у неё между ног, и он ласкал языком свою собственную дочь! Бедная девочка. Не удивительно то, что она отвергала парней и так быстро влюбилась в меня. Её отец тем временем снял свой халат, лег между ног своей дочери и начал её трахать.

"Так, ты послуш... послушная девочка... а теперь перевернись!", услышала я его голос.

Моника перевернулась и послушно, как дрессированная собачка, стала перед ним на колени, в то время когда он, взяв в руку свой член, направил его в щелку Моники, шлепая ладонью по её заду. Девочка крепко вцепилась руками в спину лежака, стойко перенося сильные толчки своего отца. После он лег на спину и теперь сам наслаждался работой губ и языка дочери над своим достоинством. Мони сосала очень усердно и без промедления проглотила всю сперму, которую ей предолжил её отец, не забыв о каплях, которые капали на живот отца из её рта. Я быстро легла в постель и через несколько минут услышала как Мони очень осторожно, чтобы не разбудить меня легла рядом. Я слышала ещё некоторое время её всхлипы пока она не заснула. На следующее утро мы, как пьяные, снова любили друг друга.

Конец

Подруги

Категория: Студенты, Лесбиянки

Автор: Кристи Найт

Название: Подруги

Когда я пришла в институт, то поняла, что уже опоздала даже к третьей паре. После вчерашней пьянки немного побаливала голова, и встать раньше просто не было сил. К нашему лектору бесполезно входить после начала занятия - все равно не пустит, поэтому я пошла коротать время в нашу кафешку.

Было уже около половины первого, и в кафе начал собираться народ. Праздничное весеннее настроение несколько омрачала грядущая летняя сессия, но тем не менее на лицах это почти не отражалось. Чтобы прийти в себя, я взяла чашку кофе и села за свободный столик.

Тут я увидела Олю, девушку с соседнего потока. Мы с ней редко общались, но знали друг друга в лицо. В памяти сохранились какие-то встречи в компании. Я мимоходом замечала, что она всегда была в компании Митеньки- известного на весь курс стервеца и бабника. В этот раз Оля, впрочем, сидела одна, и ей было явно нехорошо, что вовсе не удивительно в понедельник. У меня в сумочке был анальгин, и я подошла к ней.

- Привет! - произнесла я наиболее бодрым голосом, на который была способна, - ты, я смотрю, тоже после бурной ночи? Может, дать чего-нибудь от головы?

- Да нет, спасибо, - ответила она грустно, даже немного озлобленно, - одна таблетка мне сейчас вряд ли поможет.

Во мне проснулась команда спасателей:

- Только никаких мне тут самоубийств и прочих эффектных глупостей! Чего стряслось-то?

- Да ладно, ты совершенно не обязана выслушивать всякие загрузы - Оля стеснялась, но ей явно хотелось поделиться.

Я просто помолчала немного, и она начала свой рассказ. Ничего необычного я не услышала. Просто Митенька погнался за очередной юбкой -- милой девочкой Анечкой, известной на весь курс девственницей. Видимо, Митю привлекала роль первопроходца.

- Слушай, да забей ты на него, - сказала я, и неожиданно для себя продолжила, - давай лучше сегодня напьемся всем им назло! Устроим девичник на двоих!

- Прямо не знаю, я вообще собиралась сходить на две последние пары.

Да глупости это, у тебя сейчас что?

Выяснилось, что важные лекции Оленька пропускать не хочет, но оставлять девушку в таком состоянии было глупо, раз уж я за нее взялась. Так что часа через три мы стояли на остановке троллейбуса и обсуждали наши планы на вечер. Было решено купить пару бутылок вермута, три пачки сока и коробку печенья. На протяжении всей нашей пробежки Оленька шла рядом, посверкивая уже слегка прояснившимися глазками и давая ценные советы. Неожиданно ее внимание привлек ларек, в котором продавались эротические кассеты.

- Слушай, а как ты относишься к красивой эротике? - спросила она.

- Ну, О.К. - сказала я. Чтобы девушку в чувство привести, все средства хороши, к тому же начало во мне уже зарождаться предчувствие, что просто так этот вечер ни для одной из нас не пройдет.

Когда мы входили в дверь подъезда, Оля слегка задела меня рукой, нет, ничего особенного, но что-то было в этом прикосновении, видимо, сказывалась не потраченная на подлеца Митеньку энергия.

Дома никого не было и, устроившись поудобнее на диване, я включила кассету и разлила вермут по бокалам.

Честно говоря, не слишком меня возбуждают все эти кассетки, но тут, видимо, подействовало спиртное, да и снято было действительно красиво - просто легкая эротическая комедия. В течение просмотра Оленька незаметно пододвигалась поближе ко мне (а, может, я к ней). В общем, где-то через час моя рука лежала на ее плече и слегка его поглаживала (в рамках все той же программы успокоения, конечно). Ее рука тоже легла мне на плечо, но через некоторое время сползла к талии. Это явно выходило за некоторые рамки, по крайней мере, за рамки успокоительной программы.

Мы совсем уже приблизились друг к другу, наши волосы смешались, и я ощутила, что, кажется, сейчас дело дойдет до поцелуев:

Неожиданно Оля слегка отстранилась, наполнила опустевшие бокалы и предложила выпить на брудершафт. Я согласилась, и после того, как мы выпили ароматный напиток, губы наши слились в долгом и сладком поцелуе. Это было совсем иначе, чем с мужчиной - так мягко, податливо, плюс какая-то невообразимая бархатистость кожи (повезло все-таки мужикам). В какой-то момент я почувствовала, что Олины руки уже под моей футболкой, затем легкие пальцы пробежались по спине и расстегнули крючки бюстгальтера, я попыталась было вяло сопротивляться, но Оля шепнула мне: "Расслабься, все нормально", и я расслабилась:

Результаты не заставили себя долго ждать - через три минуты мы лежали практически голые и целовались, забыв обо всем на свете. Тут ее рука стала опускаться ниже, и мне стало так хорошо, что думать о чем-либо другом я просто не могла, а вместо этого просто последовала ее примеру. Руки, привыкшие ко всяким там массажам, ощущали, где именно следует провести, чтобы доставить удовольствие. Может быть, я действовала не совсем правильно, но обе мы уже были так возбуждены:

В какой-то момент я почувствовала горячие Олины губы совсем рядом с моей грудью. Тут же я ощутила, как напряглись мои соски. Оля слегка лизнула один из них, и меня как будто дернуло током. Я почувствовала, что полностью потеряла контроль над собой и подалась всем телом навстречу ласке. В этот момент Оленька уже целиком взяла мой сосок в рот и слегка его посасывала. Я нащупала руками ее груди и слегка сжала оба ее соска - она слегка застонала.

Оленька стала опускаться все ниже. Я со странной дрожью подумала - как же далеко она опустится. В этот момент Олины губы задержались в районе моего пупка - честно говоря, я даже слегка разочаровалась, но тут же они двинулись дальше. Через пол минуты я ощутила их сквозь свои трусики - и поняла, что они уже насквозь промокли. Впрочем, еще через несколько секунд нас уже ничего не разделяло.

Я закрыла глаза. Было классно. Конечно, в славный период созревания я мечтала о чем-то подобном, даже представляла, могла бы я целоваться со своей соседкой по парте, но предположить, что это произойдет на самом деле:

В какой-то момент я почувствовала, что перестаю вообще что-либо контролировать. И когда я поняла, что вот-вот кончу, Оленька неожиданно стала продвигаться вверх.

Какое-то время мы снова страстно целовались. Затем Ольга стала медленно поворачиваться, и вскоре мы оказались в позиции 69. Каждое прикосновение Олиных губ, каждое движение языка отзывалось во мне сладкой дрожью. Я не могла не последовать ее примеру, и сначала просто слегка лизнула ее -- Оля застонала и прижалась плотнее. Ощущения обострились до предела, энергия требовала выхода. Все мое тело захлестнула горячая волна, в ушах звенело и казалось, что комната вертится вокруг постели. Такого оргазма у меня не было давно. Уже плохо понимая, что происходит, я слегка царапала Олину спину, а то, что вытворял мой язык, заставляло Оленьку извиваться и стонать с такой силой, что я порадовалась отсутствию родителей.

Оля слегка поглаживала мои бедра, а я продолжала ласкать ее языком, чувствуя, как мне передаются ее ощущения, и как нарастает в ней возбуждение. Крики и стоны становились все громче, и в итоге в нас обеих будто что-то взорвалось.

Несколько минут мы все еще лежали, почти не шевелясь. Оленька хрипло и прерывисто дышала, я не могла вымолвить ни слова. Потом я почувствовала некоторую неловкость, быстро встала и пошла в ванную. Горячие струи душа успокаивали и расслабляли меня, через некоторое время мысли более-менее успокоились, и жизнь показалась вполне простой и прекрасной.

Я уже собиралась выходить, когда в ванную вошла Оля. Только что я решила, что лучше всего - расслабиться и потому вместо выяснения отношений просто предложила залезать в ванну, а сама пошла заваривать чай. Еще нашлось купленное нами печенье, я быстренько сделала какие-то бутерброды. В этот момент из ванной вышла Оленька.

- Ты раньше никогда не была с девушкой? - спросила Оля, когда мы сели за стол.

- Можешь гордиться, ты первая, - усмехнулась я.

- Ну и как?

- Приятно осознавать свою бисексуальность - сказала я и поцеловала ее в губы.

Подготовка курсового проекта - Часть II (или что было потом)

Категория: Студенты

Автор: Геннадий Поликов

Название: Подготовка курсового проекта - Часть II (или что было потом)

...Честно говоря, во время выходных я то и дело мысленно возвращался к нашему знакомству с Ленкой. Трудно было бы сказать, сколько именно раз я проигрывал в уме свои воспоминания, пытался несколько переиначить то, что уже произошло, фантазируя на тему "а вот что было бы, если...", ну, а больше всего меня, конечно же, волновали возможные пути развития наших отношений.

Сильнее всего мне не давали покоя два вопроса.

Во-первых, почему такая девчонка, как Лена, будучи определенно без комплексов, и с ярко выраженными способностями к соблазнению, я бы даже сказал, к совращению, тем не менее, оставалась девственницей? Или может быть, раньше, до меня, она ещё ни с кем себя так не вела? Мало верится...

Во-вторых, моё воображение будоражил тот факт, что, когда мы расстались в субботу утром, она поехала в институт в таком откровенном наряде, который, переодеваясь при мне, она запросто надела прямо на голое тело, как так и надо. Было ли это для неё в порядке нормы, или же это было всё-таки связано, как я шутя предположил тогда, с предстоящей сдачей зачёта?

Одно могу сказать точно: эта девчонка ранила моё сердце, я готов был её объявить самой симпатичной, самой привлекательной, самой милой из всех, кого я когда-либо встречал, но я знал, что не найду себе покоя, пока не увижу её вновь. У меня то и дело в голове проскальзывала её фраза, кинутая на остановке на прощанье: "В понедельник встретимся в институте, там и договоримся", и эта фраза внушала надежду и делала меня счастливым.

...................................................................................................

...В понедельник в институте я одним из первых дел подошёл к расписанию занятий первого курса, нашёл Ленкину группу, и записал на листочке номера пар и аудиторий. Первой пары у них сегодня не было, на второй - лекция, туда я заходить не хотел, так как на лекции собирается весь поток, а вот на третьей паре у них были лабы по физике - это-то мне и нужно.

Дождавшись третьей пары, я спустился этажом ниже, и направился к физической лаборатории. Меня охватило некоторое волнение, вдруг я её сегодня не найду, вдруг она не будет расположена к продолжению наших встреч? Я зашел в комнату. Огляделся. Некоторые студенты за столами ковырялись с приборами, кто-то писал в тетрадь, небольшая кучка толпилась у преподавателя. Трое девчонок, сидевших спиной ко мне, просто праздно болтали о чём-то. Их лиц я не видел, но одна из них, сидевшая с краю, была очень похожа на Ленку, об этом я мог судить по её длинным тёмным волосам и по короткому светло-бежевому топику в обтяжку, который был мне уже знаком. Хотя со спины я больше ничего разглядеть не мог, и у меня оставались всё же сомнения, она ли это, я решился подойти к ним.

Сначала я всё же приблизился к троице сбоку. Моё дыхание немного участилось... Уф! Это она! Ленка меня ещё не видела, так как она сидела, повернувшись лицом к подружкам, но я уже с трепетом смотрел ей в профиль... Как же она всё-таки красива! Мой взгляд скользнул вниз - из-под тени стола, за которым она сидела, белели формы её прелестных обнажённых ног, цветастая коротенькая юбочка в сидячем положении слегка натянулась, и прикрывала разве что самое-самое. На меня тут же нахлынуло, по ассоциации, воспоминание о нашем прощании в субботу: тогда она была одета точно так же. От этого воспоминания моё сердце забилось ещё сильнее. "Парни с её группы, наверняка, сходят по ней с ума", - почему-то подумалось мне.

- Лен! - окликнул я.

Она обернулась:

- О! Привет! Вот уж не ожидала! - на её милом лице тут же всплыла такая обворожительная улыбочка, что я не представляю, как перед ней вообще можно устоять.

- Привет! А ты что это безделием занимаешься, где твоя лабораторная? - я решил начать с шутки.

- А она, мистер Поликов, уже готова (Ленка уловила мой шутливый тон), я вот жду своей очереди отчитываться.

- Ну ты ведь у нас молодец!

- Я знаю! - она была сама невинность.

- А как у Вас насчёт планов на вечер, мадам?

- Пока никак. Не знаю... Можешь меня поздравить, сегодня утром два зачёта сдала.

- Поздравляю.

- Спасибо.

- Ну ты зайдёшь ко мне после занятий? Я буду на кафедре, мне нужно готовить материал к диплому.

- Ладушки!

"Так! Значит, всё обещает сложиться удачно, - думал я, идя по коридору, - Кстати, интересно, у неё сегодня был зачёт... Зачёт... Да нет, о чём это я? Просто, кое-какие сомнения возникают... Хотя нет, глупости это всё! Ленка - хорошая, способная студентка, к чему ей соблазнять преподов, - осмелился я откровенно признаться себе о своих сомнениях".

Я пошёл на кафедру работать над дипломом. "Здравствуйте, Виктор Юрьевич!" - это я поздоровался со своим консультантом по экономической части. Я достал из ящика стола свои книги, статистические таблицы, стал заниматься. Всё-таки я был возбуждён! Я опять вспомнил наше утро в субботу: "...вот я сижу в кресле, допивая кофе, Ленок подходит к шкафу, и, стоя ко мне спиной, скидывает рубашку, оставшись совершенно без ничего. Это меня, конечно же, слегка встрепенуло, несмотря на то, что уже с нами было вчера. Но вот дальше происходит то, чего я уж совсем не ожидал увидеть: не поворачиваясь ко мне, она, прямо как есть, надевает на себя легкомысленную мини-юбку типа "набедренной повязки" и уверенно собирается в институт... Хотя может быть она стеснялась искать трусики при мне? Едва ли". В моей голове вертелась дерзкая мысль: "удастся ли мне узнать, что на ней сегодня из нижнего белья, да и есть ли оно вообще?" Конечно, вслух бы я ей об этом ни за что не сказал. Но фактор неизвестности особенно будоражил воображение. Да, надо всё-таки заняться дипломом.

В дверь постучали. Моё сердце застучало тоже: Она!

- Здрасьте... Извините, а вы будете сегодня лабораторные принимать? У меня две не отчитаны. - Да, я ошибся, это был студент с первого курса.

- Завтра с первой пары начну.

- Ладно, извините.

- До завтра!

Так, коэффициент затрат при внедрении новой модели оборудования составит...

...Я почувствовал нежное прикосновение ладони к моему плечу и знакомый аромат сладких духов. Она открыла дверь тихо и незаметно приблизилась ко мне.

- Ну, как дела?

- Да вроде бы ничего.

- У меня тоже.

Ленусик провела рукой по моим волосам и села, свесив ножки, на краешек стола, за которым я занимался. Я отложил в сторону конспекты. Разговор как-то клеился не очень. Мысленно сняв с себя напряжение, я по-дружески похлопал Ленку по ноге чуть повыше колена:

- Да, кстати, ты уже сдала курсовой?

- Сегодня сдала.

- А когда защита?

- На этой неделе, в среду или в четверг. Так что я буду занята все эти дни.

- Понимаю... А сегодня?

- Сегодня - не знаю, - она загадочно улыбнулась и снова прикоснулась к моим волосам.

Я поднял голову и посмотрел на Ленку.

- Ты сегодня так красива!

- Спасибочки.

Ленкин топик был настолько прозрачен, что не было никакого труда различить не только форму грудей, но и цвет её плотных сосков. Я сразу почувствовал нарастающее давление у себя под брюками. Улыбнувшись ей в ответ, я провёл ладонью по Ленкиной ноге, слегка поглаживая её, бархат её кожи сводил меня с ума.

- Значит, ты не знаешь насчёт сегодня?

- Вообще-то нет. Погода с утра хорошая была. - С этими словами она встала со стола и подошла к окну, положив ладони на подоконник.

- Вроде бы дождик собирался.

- Да? - окно было открыто, и Леночка, чтобы высунуться из него, выставила одну ногу назад и согнулась пополам через широкий подоконник, опёршись на локти. Её юбчонка при этом оголила большую часть ягодиц, варварски обнажив тёмно-коричневое анальное отверстие и сочные розовые половые губки в промежности. Я незамедлительно ощутил, как капли смазки с моего набухшего органа предательски смачивают мне трусы. Мой пульс подскочил, наверно, вдвое, и я еле выдавил из себя:

- Ну так... как т-там?

- (Ленка протянула руку вперёд) Слушай, правда, маленький дождик покрапывает.

- Так что, я думаю, лучше пойти отдохнуть в какое-нибудь заведение, чем бродить по улице.

- А ты долго ещё тут будешь?

- Вообще-то у меня дела есть в институте.

"Да..., - думал я, - вот бы узнать, часто ли её сокурсникам достаётся такое зрелище, которое сейчас вижу я? - А ведь она прекрасно понимает, что в такой позе она выставляет на всеобщий обзор не только аппетитную попку, но и свою прелестную киску".

- И много у тебя ещё дел? - спросила она.

Я подошёл к подоконнику и, опёршись на него так же как она, пристроился рядом.

- Предлагаю сходить куда-нибудь в кафе или на дискотеку.

- Я - за.

Я аккуратно обнял это очаровательное создание чуть пониже талии.

- Пойдём в "Альбатрос"? Там можно и за столиком посидеть, и потанцевать.

Я понимал, что стоит мне немного опустить руку, которой я обхватил Ленку, и я уже прикоснусь к её голеньким ягодицам. Я, как бы продолжая обнимать, слегка повёл рукой вниз. Ленка приблизилась ко мне и прижалась к моему бедру. Тогда я, осмелев, полностью опустил ладонь на её правую ягодицу, и стал слегка поглаживать Лене попку.

- Да можно и в "Альбатрос", - ответила она.

- Только надо договориться, как мы встретимся.

Я осмелел окончательно, и теперь стал продвигать ладонь к середине попки, в сторону промежности. Лена ничуть не возражала против этого. И вот я уже коснулся двумя пальцами её сладкой писечки. Леночка обняла меня за плечо. Мы, так и оставаясь высунутыми из окна, повернулись друг к другу лицами. Я подмигнул Ленке, а она улыбнулась мне в ответ и чмокнула меня в губы. Моя правая рука оставалась на Ленкиной попке, а пальцами я стал постепенно гладить её писю, проникая внутрь половых губок. Писечка была уже заметно намокшей.

- Я, наверное, успею съездить домой. А вечером сама заеду к тебе, я ведь помню, где ты живёшь.

- Ну могу и я заехать.

- Но просто это далеко, а от тебя близко.

- Согласен.

Ленка поднялась с подоконника, и мне пришлось убрать руку из её промежности.

- Ну что, ладненько? В семь вечера - пойдёт?

- Да, я успею.

Она взяла сумочку и направилась к двери. Возле дверей мы чмокнулись в губы.

- Ну пока! - сказала она.

- До вечера!

Я снова остался один. "Странный народ эти девушки, - подумал я, - собралась и убежала, как будто мы ничем таким только что не занимались".

Я закончил свои конспекты, заскочил на кафедру охраны труда, сделал ещё кое-какие дела и неторопясь поехал домой.

Семь вечера. Никого нет. Десять минут, пятнадцать минут, двадцать минут... Что-то не так...

Она позвонила мне в дверь тридцать пять минут восьмого. Ну что же, простим, девушки имеют на это право в отличие от нас, мужчин. Хотя кто это утвердил?

- Зайди пока. Сейчас соберусь.

Она переступила порог и сняла босоножки. Глядя на её босые ноги, я предложил тапочки, но Ленок отказалась:

- Да мне не холодно, спасибо, не надо.

- Посиди пока в кресле, я сейчас подойду, - я проводил Ленку в свою комнату.

По её виду можно было подумать, что она и не заезжала домой: не переоделась, та же сумочка, тот же макияж... Девушки обычно так не делают, уж коли куда собираются, то... Короче, ещё одна загадка.

Доделав свои дела, я через пять минут вернулся в комнату. Ленка читала мою газету, что лежала на журнальном столике. Сама она сидела в низком кресле в весьма непринуждённой позе, отчего из-под юбки прекрасно была видна её вульвочка. Мой член снова восстал, и я понимал, что едва ли смогу скрыть это от её глаз.

- Ну что, готов? - Ленка заметила, как я вошёл, и отложила газету. Но ног при этом не сдвинула, как обычно делают девушки, если их застали в не очень скромной позе.

- Да, готов.

- Ну пошли?

Мы забились в переполненный автобус и поехали в "Альбатрос". В баре было довольно много людей, несмотря на понедельник. Видно, сказывалось приближение лета. Я выбрал столик недалеко от барной стойки, и мы сели за него рядом друг с дружкой. Вскоре подошли две молоденькие девчонки, и сели за этот же столик напротив нас, больше свободных мест в баре уже не было. Я решил, что буду пить пиво, Ленка также согласилась на пиво, и я заказал две кружки для начала.

Надо признаться, было весьма приятно чувствовать себя в обществе трёх миловидных девчонок, одна другой моложе. Хотя мы с Ленкой общались сами по себе, а они сами по себе, тем не менее, мы непроизвольно встречались взглядами с этими девчонками, так как сидели напротив, и мне составляло не мало труда не дать Ленке заподозрить меня в том, что я заглядываюсь на других.

Но через некоторое время Ленка вытащила меня потанцевать. Надо сказать, танцевала она очень красиво и сексуально, так что многие из подвыпивших посетителей откровенно засматривались на её движения. Это, с одной стороны, меня тревожило, но с другой, было приятно знать, что мне завидуют, в том что эта девушка со мной. И вот, наконец-то, медленный танец. Я обнял Лену за талию, и мы стали потихоньку двигаться в такт музыки. Она также обхватила руками меня за спину, и прижалась настолько плотно, что её бедро касалось моего, а своей грудью я ощущал её упругие соски, покрытые лишь тонкой тканью её топика. И эти соски во время танца слегка тёрлись об меня. В конце концов я уже понял, что она не может не чувствовать своим бедром, как напрягся мой член. "Ну и пусть!" - подумал я, её соски ведь тоже напряглись, и я чувствую это. Но вот танец закончился, и я предложил вернуться за столик.

Я взял ещё по пиву, и мы о чём-то, уже не помню, стали говорить. Потом я прервал Ленку, чтобы её поцеловать. После кратковременного поцелуя мы продолжили беседу, и тут я почувствовал... что её рука легла мне прямо на член. Наших соседок, правда, не было, они в это время оттягивались на танцполе, но мне всё же стало неловко оттого, что сбоку нас неплохо видно. Тем не менее, это стало меня заводить, и я аккуратно поместил свою ладонь на Ленкину ногу, перехватив кружку в левую руку. Ленок же стала постепенно надавливать на мой набухший член, поглаживая его через брюки, а сама продолжала слегка подвыпившим голосом о чём-то тараторить, я уже не вдавался в смысл её рассказов. Вместо этого я просто стал гладить её ногу выше и выше, и добрался до самого края юбочки. Залезть рукой под юбку вот так вот, в баре, за столом, я не решался, тем более я знал, что там нет трусиков. Но через некоторое время произошло нечто невероятное: представьте себе, она сама, сидя за столиком с пивом, поставила кружку на стол, и, продолжая массировать мой член через брюки, другой рукой взяла мою ладонь и продвинула к себе под юбочку, слегка разведя ноги. Надо быть, конечно же, полным остолопом, чтобы не понять, что от тебя хотят! Я немного огляделся по сторонам: на нас озираются двое за соседним столиком слева, остальные увлечены своими делами. Я, держа правую руку под юбочкой, нащупал пальцами Ленкину писю. Вы не представляете, какой она была мокрой! Я раздвинул пальцем её половые губки, и стал водить между ними. Я понимал, что непосредственно увидеть то, чем мы занимаемся, весьма затруднительно, окружающие могут лишь видеть то, как наши руки действуют под столом, хотя понять, что мы там делаем, проще простого. Тем временем Лена, не решившись расстегнуть мне ширинку, засунула руку в мои брюки сверху, через ремень. Её рука скользнула под мои трусы, и теперь уже она продолжала мять мой член за голое тело. Я нащупал Ленкин клитор, и стал его теребить двумя пальцами.

И тут произошло нечто, для меня совсем не желательное: вернулись две наших соседки, совсем молоденькие девчонки, и сели на своё прежнее место. Я заметил, что они с любопытством смотрят на нас, хотя того, что происходит под столом им, конечно, не видно.

Я собирался было всё прервать, но сначала я одёрнул Ленку, обратив её внимание на девчонок, и вопросительно взглянул на неё. В ответ она лишь поморщилась и вяло протянула: "Уууу", что следовало понимать как "Ну их всех, давай закончим что начали". И она продолжила мять мой член под трусами, а я чувствовал, что из её вульвы вовсю текло, так что, наверное, стул был уже мокрый. Я покосился на девчонок напротив: было видно, что они боятся смотреть на нас в открытую, тем не менее, они явно ошарашены и обалдевают от происходящего, поглядывая на нас украдкой. Вот одна из них кашлянула. И ещё раз кашлянула.

Я и сам в тот момент с трудом осознавал реальность происходящего.

Я почувствовал, что сейчас всё, и толкнул Ленку в плечо. Она поняла, и обхватила мой член ладонью так, чтобы я мог кончить в неё. И тут я кончил Ленке в ладонь, мне было до безумия приятно, я наслаждался нашей дерзостью, и одновременно было жутко стыдно. Не перед Леной, конечно, а мне - за нас обоих. Она тем временем стала как можно аккуратней доставать из брюк свою ладонь, сжатую в кулачок, чтобы не перепачкать спермой мои трусы. Чуть-чуть они всё-таки испачкались, но большая часть осталась у неё в ладони, когда она вынула руку. Я тоже убрал свою руку из-под её юбки. Честно говоря, я думал, что Лена сейчас пойдёт вымыть руку, но она просто, так чтоб никто особо не видел, вытерла ладонь об свою ногу, размазав сперму по ноге.

- Пойдём ещё потанцуем?

Этого я тоже не ожидал. Мне казалось единственно разумным услышать из её уст фразу "Ну что, поехали по домам?", но нет, - она сказала "Пойдём ещё потанцуем?"

Я думаю, не надо объяснять, что я согласился. Мы потанцевали, выпили ещё по пиву, и только после этого я поехал провожать её домой. Было уже одиннадцать вечера, и автобус, в котором мы ехали, был достаточно пуст. Мы сели рядом на два свободных места, обняли друг друга за плечи, и, разговаривая на какие-то романтические темы о звёздах, космосе, разумных мирах, не заметили, как уже подъехали к её остановке.

- Извини, мне надо идти, завтра трудный день, - сказала мне Леночка возле своего подъезда.

- Ты говоришь, что до конца недели занята?

- Да, к тому же послезавтра родители приезжают с дачи.

- Понятно! - вздохнув, произнёс я.

- А мы могли бы поехать ко мне на дачу вдвоём в субботу. С ночевой - добавила она.

- Это было бы здорово.

- В пятницу тогда в институте меня найди, договоримся. Я побежала! - Ленка чмокнула меня в щёчку и так, что я не успел опомниться, скрылась в своём подъезде. А мне предстояла дальняя дорога домой в столь поздний час. Транспорт уже отсюда не ходил...

...На неделе я решил вплотную заняться дипломом, пока моя Ленусик занята с учёбой. По всей видимости, мне предстояли интересные выходные. Диплом же всё-таки пора уже подготовить. Я посещал библиотеку, ходил на беседы с консультантами, в общем, всё, как положено. Состояние духа у меня было превосходное, то, что называется, когда можно горы свернуть. Ленку я пару раз случайно встречал в институте, она бежала по каким-то своим делам, я тоже был занят, и мы лишь приветливо перебрасывались взглядами и воздушными поцелуями. "И всё же, - думал я уже который раз, - как я раньше мог столько времени не замечать существования этой девушки?" То, что она существует рядом со мной, и то же делает сейчас свои важные дела, и то, что у нас запланирована поездка на дачу, на её дачу, и совместный отдых после трудной недели, придавало мне невероятной силы и уверенности в себе.

В пятницу она меня нашла сама прямо с утра. Я в это время уже занимался в библиотеке, и неизвестно, каким образом она догадалась, что я именно там. К столу, за которым я сидел с книгами, подошла моя Леночка, в синих джинсах и неброском свитере (день выдался прохладный), подошла, как всегда незаметно, и первое, на что я обратил внимание, когда она положила руку на моё плечо - её новая причёска. Она слегка укоротила волосы сзади и собрала их в пучок. Макияжа на ней тоже было совсем немного. Честно говоря, длинные распущенные волосы мне нравились гораздо больше, но этот новый вариант, тем не менее, придавал ей какой-то шарм и, возможно, привлекал именно своей простотой и непринуждённостью. Я улыбнулся, увидев её, и взял её ладонь в свою.

- Ну, как твой курсовой?

- Спасибо. Защитила на "пять". И всё благодаря тебе!

- Ты меня уже благодарила за это.

- Да я и ещё могу, мне не жалко, - пошутила моя милашка.

Мы договорились встретиться завтра, в десять утра, на ж/д вокзале. Её родители, оказывается, ещё не приехали с дачи, но они собираются вернуться в город после нашего приезда туда. Мы ещё немного поболтали о наших делах, и она убежала на занятия.

На следующий день я наскоро собрался, позавтракал, и, захватив с собой минимум вещей, отправился на ж/д вокзал. День снова выдался жарким, что прибавило мне настроения, так как я уже опасался, что начавшееся на неделе похолодание затянется надолго. Тем не менее, я всё же приготовил с собой тёплый свитер, так как нам предстояло ночевать на даче.

Ленок меня уже ждала. Это был первый случай, когда она появилась раньше назначенного. Я увидел её ещё издали, с небольшим цвета хаки рюкзачком на плече, в белой футболке с коротким рукавом и обрезанных джинсовых шортах с бахромой. Весь её вид говорил, что она собралась на природу. Она меня также сразу увидела и махнула мне рукой. Вы, очевидно, хотя бы раз, испытывали такое странное чувство, что, когда ждущий вас человек смотрит издалека на то, как вы приближаетесь к нему, идти становится как-то неловко, и шаги кажутся неуклюжими. Вот именно это я и испытал в тот момент.

Электричку мы ждали недолго. Дорога до Ленкиной дачи занимала полтора часа на электричке, и ещё минут сорок пешком от станции через дачный массив. И вот мы на месте.

Знакомство с родителями Ленки прошло очень гладко, они были рады нас видеть обоих, и вообще, как-то сразу отнеслись ко мне хорошо. Ленкин отец оказался слегка полноватым, немного лысым, сильно загорелым, весёлым и приветливым мужиком. Мы с ним как-то сразу вошли в контакт. Про таких обычно говорят "свой парень". Её мама была несколько суетливой, и излишне заботливой молодой женщиной лет сорока. После небольших "Цэ-У", данных родителями, осмотра "апартаментов" и длительных комментариев на тему того, где и что можно взять поесть, её предки погрузились в старенькую "шестёрку" и уехали в город. Мы остались вдвоём.

Дача представляла собой уютный двухэтажный деревянный домик с небольшой открытой верандой на втором этаже. На участке - фруктовый сад с ещё только зацвётшими яблонями и грушами, обнесённый свежевыкрашенным забором с металлической калиткой. Мы зашли в дом, Ленок тут же скинула футболку и шорты, оставшись в узком, цвета морской волны, купальнике-бикини, и предложила мне тоже раздеться до плавок. Что я и сделал. Мы немного подкрепились салатом из свежих овощей и варёной картошкой "в мундире", утолили жажду старой заварки дачным чаем, и немного отдохнули на веранде, наслаждаясь видом зелёной природы.

- Ну что, пошли на речку? - предложила мне Лена.

Сложив в пакет полотенце, подстилку, бутерброды, игральные карты и несколько бутылок пива, я потянулся за своими джинсами.

-Да не одевайся ты, пошли прямо так, - остановила меня Ленок.

Я отложил в сторону джинсы, и, натянув на ноги кеды, пошёл прямо в плавках. Ленка тоже, как была, отправилась в купальнике, надев только босоножки. Путь на речку Сосновку проходил через дачный массив по грунтовой дороге с небольшим уклоном вниз. Идти было достаточно далеко. Солнце уже начинало припекать, и дико захотелось пить. Я пожалел о том, что не взял ничего кроме пива. Но Лена сказала, что недалеко есть небольшой магазинчик, который уже открыт, и там можно взять минералки.

- Хорошо, тогда веди меня, - сказал я.

Вскоре мы свернули на узкую тропинку, и она пошла впереди. Я шёл за ней, и наслаждался, глядя на свою грациозную принцессу. Лишь узкая полоска её плавок проходила посередине между её ягодицами, которые оставались абсолютно открытыми навстречу солнцу и воздуху, а также завороженным взглядам отдельных прохожих. Она была неповторима!

Купив минералки, мы тем же путём вернулись назад на основную дорогу и отправились дальше, но теперь уже оросив свои внутренности холодной, пощипывающей язык водой. Идти стало легче, и вскоре мы уже были на речке.

На Сосновке оказался достаточно хороший, и на удивление, чистый песчаный пляж. Узкая полоска песка обрамлялась зелёными ивами. На пляже было ещё не слишком много людей, хотя дачный массив был большой. Мы немножко прошли вдоль берега и, выбрав удобное место, расстелили подстилку под ивой. Мне не терпелось искупаться. "Сейчас!" - сказала Ленка. На удивление мне, она тут же расстегнула сзади застёжку лифчика, сняла его и убрала в пакет. Потом скинула босоножки, "Ну что, я готова. Пошли!"

Я впервые увидел обнажённые груди Ленки. До этого я их мог наблюдать лишь через прозрачную ткань топика либо через вырез блузки. Они были великолепны, не очень большие по размеру, аккуратные и упругие, их действительно не стыдно было показать. На её грудях был абсолютно ровный, сплошной загар. Мы побежали к берегу и окунулись в прохладные воды Сосновки.

Время шло незаметно. Мы купались, загорали, опять купались. Пару раз перекинулись в "дурачка", потягивая пиво. Было желание остаться здесь до вечера. Но, к сожалению, небо понемногу стало хмуриться, и начали скапливаться тучки. Людей на пляже становилось всё меньше. Мы решили, что ещё раз искупаемся, и тоже будем собираться домой.

В последний раз зайдя в реку, мы немного постояли в воде. Я обнял Ленку сзади за плечи, и постепенно переместил руки на её груди. Как приятно было ощущать ладонями Ленкины упругие соски! Я чувствовал, как они затвердевают при этом. Немного искупавшись, мы вылезли на берег. "Оботри меня полотенцем", - сказала мне Лена. Я вытер ей спину, плечи, аккуратно обтёр груди и соски. Потом она вытерла меня. Мы обулись, после чего Ленка надела бюстгалтер, и мы отправились к своей даче.

На середине дороги нас всё-таки накрыл дождь. Он ещё был слаб, и мы прибавили шаг. Но уже через пять минут дождь превратился в ливень, мы стали снова такими же мокрыми, как если бы не вылезали из воды. Почти бегом мы добрались до дачи. Начинался вечер.

- Блин, купальник весь мокрый, придётся сушить, - сказала она, когда мы вошли в дом.

Ленка сняла лифчик, отжала его, и повесила сушиться в предбаннике. После чего, стоя лицом ко мне, она нагнулась, взялась за резинку плавок, и, как ни в чём не бывало, также их сняла и стала выжимать.

- Давай твои плавки, их надо тоже повесить, - обратилась она ко мне.

Я немножко опешил от такого поворота событий, но всё же снял с себя плавки и отдал их Ленке. Я старался мысленно успокоить себя, чтобы она не могла увидеть, как встаёт мой член. Мне было достаточно стрёмно вот так вот стоять перед ней голышом. Я ещё никогда не был при ней полностью голым. Но я видел, что Ленка чувствует себя вполне в своей тарелке, и это меня успокоило.

- Ух, какой мокрый, бр-р-р! - сказала она игривым тоном, когда подошла и, обняв меня, прижалась своим обнажённым телом к моему, - Давай полотенце!

Мы вытерли друг друга, мой член уже почти полностью стоял, скрывать свои рефлексы при этом оказалось выше моих возможностей.

- Я сейчас разогрею щи, потом попьём чай и отдохнём, ага? - с этими словами она надела домашние шлёпанцы, и прямо голышом прошла в небольшую кухоньку на первом этаже.

Там был холодильник и электроплитка. Честно говоря, было забавно ходить по дому вдвоём голышом, и мне начинало это нравиться.

Вскоре щи были готовы. Мы сели за столик, пообедали (или поужинали, кто его знает?). После ужина Ленулька достала из холодильника припасённую бутылку креплёного вина.

- Для сугрева, - сказала она.

Я открыл вино и разлил его на двоих по стаканам.

- За нас, - сказал я, поднимая стакан.

- Нет, подожди. Я хочу коктейль, - капризным тоном произнесла она.

- Какой коктейль?

- Сейчас узнаешь.

Ленка встала со своего стула, подошла ко мне и села мне на колени. Это было восхитительно! Голая девчонка сидит у меня на коленях, вы слышали? Но это ещё не всё - она тут же взяла в руку мой напряжённый член и стала его дрочить. Я одной рукой придерживал Ленку за спину, а свободной сначала немного погладил короткие черненькие волосики на её лобке, потом слегка развёл ей ноги, и стал гладить половые губки между ними. Она пришла в возбуждение очень быстро, мы немного помастурбировали друг дружку, и я ощутил, что сперма уже подкатывает на выход.

- Подожди, а то брызнет, - тихим голосом проговорил я.

- Сейчас, подожди, - ответила она.

Я сначала не понял, чего ждать. Но последовавшее после этого меня настолько ошарашило, что я на какое-то мгновение подумал, что вижу какой-то эротический сон. Она взяла со стола свой стакан с вином, продолжая другой рукой активно работать с моим членом. Едва она успела подставить под него стакан, как сильная порция спермы брызнула прямо в него. Она продолжала поддрачивать до тех пор, пока поток спермы не иссяк. После чего она окунула мой пенис в стакан и ополоснула его там, смыв всё до последней капли моей спермы с головки пениса. Это было настолько необычное ощущение, когда девушка опускает твой член в стакан с вином! Какое-то благородно-изысканное извращение, я бы сказал. Затем чайной ложкой она тщательно перемешала всё, так, что красное вино превратилось в светло-розовую жидкость.

- Вот, мой коктейль готов, - пояснила она.

- Ну ты даёшь! - только и смог обалдевшим голосом ответить я.

- Ну что, за нас!

Мы подняли стаканы и чокнулись.

Ленка пила коктейль медленно, смакуя. Я с нескрываемым интересом наблюдал, как она поглощает эту смесь, словно некий божественный нектар, и тоже потихоньку тянул свое вино.

- Пошли наверх, - сказала Лена, допив коктейль.

Я прихватил бутылку, пару бутербродов с колбасой, и мы поднялись на второй этаж. Там стояли два небольших диванчика, тумбочка и телевизор. Мы уселись рядышком на одном диване, я подвинул телевизор так, чтобы он оказался напротив нас, и включил. Потом разлил ещё по полстаканчика, и мы снова чокнулись. Ленка села на диване по-турецки и, смакуя вино, откинулась назад. Я тоже откинулся, и обнял её сзади за талию. Ничего особо интересного по "ящику" мы не нашли.

- Я посмотрю, кончился ли дождь, - Ленка вышла на веранду.

Дождь уже кончился, а на улице было уже темно.

- Давай спустимся вниз, во двор, посидим на свежем воздухе, - пригласила она.

Я согласился. Мы спустились вниз. Мои плавки, висевшие в предбаннике, ещё не просохли, и тогда я стал искать свои джинсы.

- Да можешь не одеваться.

- Что, прямо так, на улице? - удивился я.

- Сюда всё равно никто не войдёт, на улице темно, а калитка закрыта.

Мы вышли в сад в одних тапочках. Земля была влажной после дождя, но лавка стояла под деревом, и была почти суха. Мы сели на лавочку, я разлил по стаканам остатки вина, и у нас завязался уже, можно сказать, пьяный разговор. После солнца, купания, с усталости, вино как-то быстро ударило в голову, и Ленку уже потянуло на откровенности. Меня тоже.

- А здорово на улице голышом, - сказала она.

- Да, прикольно, - ответил я, - только когда не видит никто.

- А если кто увидит, то что с тобой случиться?

- Да в принципе, не знаю. Может, и ничего.

- Так что, пусть тебя это и не волнует.

Тут я решился задать ей вопрос, который в трезвом состоянии я бы не задал:

- Лен! А вот я заметил, что ты иногда в институте под юбкой ничего не носишь?

- Это когда я в цветной юбке хожу?

- Ну да, наверное.

- Есть у меня такая юбка, она красивая, но трусиков под неё не наденешь. Просто белые трусики будут просвечивать под ней - ткань такая, а это будет некрасиво.

"Да, вот оно объяснение! Странная женская логика. Лучше уж надеть ультра-мини на голое тело, чем будут просвечивать трусики. М-даа...", - подумал я про себя.

Мы ещё немного посидели на лавочке и пришли к выводу, что оба уже хотим спать. Мы зашли в дом. "Ложись пока, я сейчас", - сказала Ленулька, и я поднялся наверх. Я лёг на диван на спину, не накрываясь одеялом. Минут через пять пришла она. "Опять будем на разных диванах спать?" - подумал я. Но нет - на этот раз она забралась на мой диван, уселась на колени боком, и... склонилась над моим членом. Немного поласкав его руками, она взяла его в рот. Пососав немного, она легла на меня и развернулась так, что моя голова оказалась между её раздвинутыми ногами, и она выгнулась, поднеся свою писю прямо к моему лицу. Мы оказались в позе 69. Я погладил рукой её гладкие ягодицы, немного провёл пальцем между ними, потом погладил писю, и, раздвинув половые губки, ввёл туда свой язык. Тем временем Лена сосала мой член всё более исступлённо, ускоряя темп. Я с жадностью вылизывал её киску, полизывая срамные губки, промежность, поигрывая пальцем с клитором. Я наслаждался великолепным возбуждающим вкусом и запахом её вагины. Жиденькие волоски приятно попадали мне на язык. Потом я слегка поцеловал её ягодичку, и другую тоже. "На том конце" также кипела работа, и я чувствовал, что мой конец приближается.

Внезапно Ленка прекратила своё занятие, не дав мне кончить. Я сначала не понял. Но она развернулась, легла на спину рядом со мной и широко раздвинула ножки. Я воспринял это как приглашение. "Неужели она сейчас собирается расстаться с девственной плевой?" - подумал я. Я перебрался наверх, поместив свои ноги между её ног. Наши губы слились в страстном поцелуе, и языки проникли друг другу в рот. Рукой я поласкал её налившиеся соски, потом переместил руку к Ленкиной мокрой писе, и погладил ей клитор. Поняв, что она готова, не прекращая затяжного поцелуя, я провёл своим членом вдоль её щели, получив от этого невероятное наслаждение. Наши тела были потные и скользкие. И вот момент истины! Осторожно надавливая, я протолкнул свой член ей внутрь, ощутив момент, когда препятствие отступило. Ленок лишь негромко ойкнула. "Ты как?" - заботливо спросил я. "Всё великолепно! Давай!" - прозвучало в ответ. Сначала осторожно, потом немного быстрее я стал вводить член в её тугое, неразработанное влагалище. Это было неописуемо. Мы буквально сошли с ума, как говорится, "крыши посшибало"! Ленка снизу подпрыгивала мне в такт, а я напирал сверху, теперь уже вводя член на всю глубину. "Давай в меня! Я хочу! Всё нормально", - вдруг попросила она, и я понял, что моя Ленулька вот-вот кончит. В тот момент, когда она застонала, и неистово впилась своими губами в мои, я ощутил своим пенисом, как стало в конвульсиях дёргаться её влагалище, из меня вырвалась струя спермы прямо в Ленину писю. Я продолжал работать членом в уже хлюпающем от моей спермы и собственных соков влагалище, пока не иссякло всё. Осторожно вынув свой орган из Лены, я переместился на бок, и нежно обнял её за спину, поглаживая Леночкины соски. Капля крови на постели была совсем небольшой, и Ленок уверяла меня, что болит не очень.

Мы немного полежали в обнимку, и потом я переместился на спину. Ленка тоже легла рядом со мной на спину, закинув одну свою ногу на мою. Она опустила руку и поместила её на мой член, захватив снизу яички. От этого он снова стал напрягаться. Я тоже аккуратно поместил руку между её раздвинутых ног, положив её на Ленину писечку сверху. Вводить палец внутрь я не стал, так как понимал, что она ещё, наверно, побаливает. Так, держась за гениталии друг друга, мы лежали, и о чём-то потихоньку болтали. Подкатывал сон, и мой член в Лениной руке стал постепенно успокаиваться и опадать. Я заметил, что она уже спит, и тоже, не убирая руки с её писи, погрузился в сладкий сон.

Что было дальше, догадайтесь сами.

Конец истории.

PS Уважаемый читатель! Если Вы прочитали всё до конца, просьба: выскажете, если не трудно, Ваше мнение об этой истории, и сбросьте, пожалуйста, на мой мейл. Спасибо!

Зачёт по ин. язу

Категория: Студенты

Автор: * Без автора

Название: Зачёт по ин. язу

Произошло это давно. Я учился на первом курсе. Началась первая в моей жизни сессия. До экзаменов оставалось ещё несколько дней, а у меня не было ещё двух зачётов, в том числе и зачёта по английскому. Препод назначил мне прийти 3 января, чтобы сдать все долги. Но посколько только что наступил Новый год и несовсем ещё отболела голова от отмечания оного, приготовиться, конечно же, времени не было, да и не хотелось. И вот я пришёл в инст, на английский с полным не знанием того, что мне делать. Кабинетов английского у нас в интсе навалом и мне пришлось изрядно побегать прежде чем найти нашего препода. Кстати, преподом была старушка, у которой никак на халяву получить зачет не получалось.

Так вот, ища эту старушку, я бегал по кабинетам и в одном из них увидел молодую преподовательницу. Раньше я видел её всего лишь пару раз. Она сидела в кабинете одна, зайдя в кабинет, я спросил, не знает ли она где находиться и назвал имя нашей старушки. Она ответила, что не знает, но тут же добавила: - А может я чем-нибудь смогу помочь? и невероятно посмотрела на меня. Я ответил, что наврятли. Найдя, наконец-то, нашу старушку, я увидел, что в кабинете с ней сидит до хрена народу и просто здать ей будет не возможно. Постояв немного и подумав, я вспомнил про молодую преподовательницу и подумал, а может она мне зачёт поставит. С этой мыслью, я отправился к ней в кабинет. Я зашел, она меня сразу заметила и спросила: Ты вернулся?

- Да, - ответил я и сел за парту, прям перед её столом. Я сразу постарался объяснить её, что мне нужен зачёт, долгов много, здавать их нет возможночти и т.п. Она спокойно спросила как меня зовут, я ответил, на что она также спокойно представилась сама.

- Долгов много? - спросила она.

- Куча, - честно ответил я.

- Я согласна поставить тебе зачёт, если ты его заработаешь, - сказала она.

- Как? Где? - поинтересовался я.

- В постели, - спокойно ответила она и улыбнулась, - понимаешь, - продолжала она сядясь рядом со мной, - у меня давно мужика не было, а ты парень симпотичный. Вообщем, ты меня трахнешь и если мне это понравиться, то считай, что зачёт у тебя в кармане.

Я обалдел от такого предложения и несколько секунда не мог ничего ответить. Потом призадумавшьсь, я решил а почему бы нет. Такой удобный случай выдаётся и бабу классную трахнуть и зачёт получить.

- А давайте попробуем, - ответил я.

- Хорошо. Идём ко мне домой.

Мы встали, оделись и отправились к ней домой. По дороге она интересовалась мной: на каком напрвлении учусь, почему долгов так много, как дела с другими предметами и т.п. Всю дорогу я настраивался на невероятно яротсный и продолжительный секс.

И вот мы пришли к ней домой, судя по всему жила она тут одна. Стоило ей закрыть дверь, как я начал раздевать её. Недолго думая я снял с неё всё и изумился её невероятно красивому телу. Ближняя комната была кухня, туда мы и направились. Там стоял большоя стол, на который я её и посадил. Я начал ласкать её, целовать всё её тело. Член стоял, и был уже давно готов начать отрабатывать мой зачёт. Я достал его. Она изумилась ему и сказала, что он давольно-таки не плохой и самый большой, которым её когда-нить трахали. Ничего не ответив, я положил её на стол и с размаха всадил в неё свой член. Она ойкнула, а я с большим размахом начал трахать её. Она стонала. И через несколько минут задрожала и кончила. Я отсановился. Полежав немного она сказала:

- А тебе действительно нужен этот зачёт, - и улыбнулась.

- Ещё как, - ответил я и перевернул её, так чтоб она встала на ноги, но само туловище продолжало лежать на столе. Передо мной предстала её красивая попка. Подогнав член ко входу в её попку я большим толчком всадил его на всю длину ей в задницу. Она вскрикнула и сказала, что её еще не трахали в попу. - Хорошо, значит я буду превым, - ответил я и с силой и большим размахом начал гонять поршень у неё в заду. Она кричала. Через несколько минут она ещё раз кончила. Её тело задрожало и тем самым вызвав и моё извержение.

Я всадил как можно глубже её свой член в попу и изверг невероятное количество спермы вглубь её кишок. Когда извержение кончилось, я вынул член из её попы. - Не плохо, - сказала она.

- Да, - согласился я, - но это ещё не конец. И мой член снова встал приготовясь до конца и стопроцентно заработать мне зачёт. Рядом со сталом стоял стул, на какорый я тут же и сел. Взяв свою партнёршу, я подвёл её к себе поближе и насадил влагалищем на свой член. Она начала прыгать на нём, а я взявшись за её бедра старался как можно сильнее опускать её на мой член.

Очень быстро она получила третий оргазм, после которого просто свалилась на меня. Приподняв её, я достал член. И попросил, чтоб она тоже меня довела до оргазма. Она села на пол и начала страстно сосать. Через некоторое время я изверг ей второю струю спермы в рот. Она с жадностью всё это проглатила, после чего очистила мой член от остатков спермы. Как только член оказался чистым, она отпустила его, встала и сказала:

- Давай зачётку. Думаю ты честно сегодня заработал зачёт. Я ей принёс зачётку, в которую она поставила зачёт по ин. язу. Тут же после этого я оделся, собрался, поблагодарил её и отправился отмечать полученный зачёт. На прощание она сказала: - Если будут снова проблемы, ты знаешь к кому обращаться, - и улыбнулась. Что я могу сказать Вам в заключении. Английский у нас был ещё два года и как Вы понимаете ещё не раз я забегал за зачётом к своей спасительнице.

Эротические похождаения Крота. История вторая - староста

Категория: Студенты

Автор: Крот

Название: Эротические похождаения Крота. История вторая - староста

В нашей группе (я имею ввиду наш универ), есть староста. Зовут её Ольга В. На мой вкус - девчонка она не очень. Хотя на безрыбье... В общем, среднего роста, широкое лицо, большие обвисшие груди, мягкая и большая попа. Представили себе? По характеру она спокойная, хотя не без своих минусов и странностей (я сказал, что их у кого-то нет?).

Я уже говорил, что на мой вкус - она не очень. Но, блин, что-то такое в ней было - то ли немного разведенные ноги, обтянутые колготками, между которыми угадывалась чувственная вагина, то ли движения ягодиц, которые перекатывались словно две средние, сильно переспевшие дыни, - отчего у меня, грубо говоря, "вставало". В принципе, я очень не прочь был бы с ней переспать, но не судьба, видно, была бы, если бы не...

...В тот день на физике у нас была лабораторная. Всю группу разбили на пары, и каждой паре дали персональное задание. Я попал в одну пару с Ольгой. Задание нам дали страшно тупое ("расчет инерции и момента силы тракторного маховика"), все расчетные данные заранее предоставлены - оставалось только подставить их в формулы и дать ответ. Полностью задание выполнить не удалось, поэтому я предложил её остаться в универе и доделать его (одному париться в лом), на что она мне ответила...

-Знаешь, мне надо срочно уходить... Ты не против, если бы мы доделали его вечером?

-Да нет... А конкретнее?

-Приходи сегодня ко мне, в общагу.

Вот те на! И убежала. Несмотря на то, что у неё была квартира в городе, жила она в общежитии, во втором корпусе, на третьем этаже. В общежитие нет свободного входа, это я помнил точно по своим походам с одним пареньком к его подружке. Но, если сегодня во втором корпусе дежурила баба Варя, пропитая тетка, то все возможно.

Вечером я зашел в ближайший магазин, купил бутылку дешевого портвейна и коробку отвратительных конфет на закусь. Захожу в общагу, поворачиваю к вахтеру, - так и есть, баба Варя - повезло! - и ставлю перед ней пакетик с "подношением".

-Мне к другу, баба Варя.

Посмотрела на меня из-под лобья, на пакет, снова на меня...

-Проходи.

Удача! Поднимаюсь на третий, стучу в дверь Ольги. Она открывает мне, говорит "Проходи". Проходим по коридорчику в комнату, я иду за ней. На ней одета белая кофта, красные джинсы, под которыми четко видны её ягодицы. Она идет впереди, и я четко вижу, как под джинсами передвигаются её телеса. В комнате никого.

-А где соседка?

-К парню своему пошла, на ночь.

И смотрит на меня многозначительно. Что ж, начинаем делать физику. Сидим рядом, она наклонилась ко мне. Я, почему-то, сильно возбуждаюсь. Дышу ей в волосы. Вдруг неожиданно, по наитию, кладу ей руку на бедро. И тут мы начинаем целоваться! Я посасываю её нижнюю губу, одновременно с этим, поглаживая её по бедрам и груди. Залажу руками под кофту - левой начинаю приподнимать её, а правой ласкаю мягкую и большую грудь под бюстгальтером. Снимаю кофту, целую и поглаживаю грудь, постепенно опускаясь все ниже и ниже.

Аккуратно расстегиваю ширинку джинс, снимаю их - она немного приподнялась, что бы помочь мне. Потом повалила меня на постель, и стала раздевать. Мы уже практически остались без одежды, мне осталось снять с неё лифчик и трусики. Я ласкал её грудь, с сосками цилиндрической формы, с большими ареалами... по очереди брал их в рот, двигал вокруг них языком, гладил и целовал.

Девушка вздыхала и стонала все чаще и громче. Я опустился ниже - вот оно, сокровенное местечко! Лобок, покрытый вьющимися волосами, маленький бугорок клитора, розовые половые губы ждущие моих прикосновений. Она вздрагивала и извивалась при каждом нежном, чувственном прикосновении к её клитору, стонала при поцелуях истекающей соком вагины.

Я уже не мог терпеть - снял плавки, приподнял её за бедра и вошел в её жаркое, нежное нутро. Немного задержал дыхание - и начал движения, медленные, безумно мучительные и нетерпимые - до стона, до крика. Раз за разом я входил в неё, исполняя самое заветное и бесподобное, запретное и никогда не испытываемое. Раз за разом я заставлял её извиваться, умоляя... "Еще... а... милый... еще...".

Мы кончили одновременно. Я успел вытащить член, и излился на её живот...

Потел, трахался и писал,

Крот.

На лекции

Категория: Студенты

Автор: Олеся

Название: На лекции

Истоия это произошла лет 15 назад. Тогда я училась на третьем курсе политехнического вуза и жила в общаге. Наше общежитие было строе. На всех было только два общих душа на первом этаже - женский и мужской. Однажды, после купания в душе, я заметила, что забыла взять с собой чистое белье. Делать было нечего - я одела халат на голое тело и пошла в свою комнату. Жила я тогда на четвертом этаже. По пути я встретила много знакомых и незнакомых ребят. Общежитие - место всегда многолюдное. И от мысли о том, что я иду вот так, почти раздетая, а никто об этом не догадывается, я испытала какое-то щемящее волнение.

Уже в комнате я подумала: " А что, если мне завтра на занятия не одеть трусики? Ощущения должны быть еще сильнее". И от этой мысли и ожидания завтрашнего дня у меня стало горячо внутри.

На следующее утро я одела кофточку и широкую юбку, по длине немного недоходящую до колен. ....Без трусиков и колгот.

Первой парой у нас была лекция в большом наклонном зале, где последующий ряд немного выше предыдущего. Я села одна на самый верхний ряд. На этой скамейке больше никого не было. Только на другой половине, через проход, сидел Леша. Мой одногрупник, женатый и после армии. В мой круг интересов он никогда не входил. Хотя он был довольно симпатичный. Но...это всегда так - как что-то стоящее, то уже занято. На первом курсе мы с девченками повздыхали и забыли.

Началась лекция. Я достала конспект и стала уже что-то записывать. Минут через 10 после начала в аудиторию тихонько вошел опоздавший. Это был Вовчик из параллельной группы. Довольно большой любитель женщин, если верить всему, что о нем говорят. И вот он прямиком направляется ко мне и садится рядом! Именно сегодня! От волнения у меня стали немного подрагивать руки, хотя я и старалась оставаться спокойной и слушать лекцию. Минут через пять Вова обратил внимание на мои голые колени. Упустить такую возможность он, конечно же, не мог. Рядом сверкает коленками девченка, последний пустой ряд и т.д.

Медленно, как бы невзначай, он опустил руку мне на колено и легонько его сжал. Выждал пару секунд. Я пишу дальше. Тогда он стал медленно пробираться выше, одновременно стараясь рукой раздвинуть мои ноги. И вот он добрался до моей киски. Пальцы коснулись моих волосков....И тут до него дошло, что трусов-то нет! Вова посмотрел на меня с восторженным удивлением. Но уже в следующую секунду его пальцы стали гладить и мять мою киску. Он раздвинул волосы, нашел щелочку и стал водить пальцем по всей длинне вверх-вниз. Мне было ужасно стыдно, но и приятно одновременно. Вырваться от него без шума я не могла, у него были сильные руки. Поэтому мне только оставалось, не показывая вида, писать дальше лекцию.

Палец Вовчика остановился на клиторе и стал умело его массировать и теребить. Возбуждение мое достигало предела. Еще немного и мне станет все равно где я нахожусь! Но, к моему спасению, прозвинел звонок на короткую паузу. Вова убрал свою руку из-под юбки, но остался сидеть рядом. А я в таком состоянии и не могла куда-то выходить. Вова наверняка тоже! Я скосила взгляд на его брюки - бугор там вздымался внушительный!

Звонок на второй час. И тут с другой стороны с ухмылочкой к нам подсаживается Леша: " Мне все было видно, чем вы тут занимались! Я тоже не каменный".

Ну, думаю, влипла...Весь второй час меня ласкали уже две мужские руки. Мяли мою киску, ласкали клитор и вагину, засовывали пальцы мне во влагалище. Сначала по очереди, потом стремились вдвоем. Один палец, потом больше. Ощущение было, что меня раздирают на две части!!! Не помню, как я досидела до конца лекции. После звонка ребята встали и , как ни в чем ни бывало, вышли из аудитории.

На следующую пару я решила немного опоздать, чтобы сесть на первом ряду и никто уже не смог ко мне подсесть. Нужно было переходить в другой конец учебного корпуса, на другой этаж. Этот путь чем-то напоминал лабиринт - нужно было спускаться по лестницам, пройти по коридорам, опять лестницы. После очередного поворота я увидела в пустом коридоре Вовчика и Лешку. Заметив меня, они направились мне навстречу.

- Можно тебя на два слова? Знаем, что до звонка осталось только 5 минут, но это срочно! - сказал Лешка, - Зайдем сюда.

Рядом была открыта дверь в пустой класс. Я подумала, что за 5 минут ничего страшного не произойдет, а объясниться действительно было нужно. Я совсем не хотела, чтобы проишедшее стало достоянием широкой общественности.

Мы вошли в класс. И тут я услышала, как за моей спиной закрылась дверь на замок. Опережая мою реакцию, Вова сказал, что они хотели бы продолжить то, что так хорошо началось. Если я буду послушной, то ничего страшного не случится. А если нет - они расскажут всем о том, что произошло, и еще добавят от себя. В этом я не сомневалась. Такой опыт у него уже был. Благодаря ему одной девченке пришлось перевестись в другой институт. Мне этого совсем не хотелось. Я стояла в нерешительности. Как бы прочитав мои мысли, Леха сказал, что потом они меня оставят в покое. Положение у меня было безвыходное. Верила я им или нет, результат был один - сейчас я должна была им подчиниться.

Ко мне подошел Вовчик, взял меня за талию и посадил на стол: " Давай покажи нам свою девочку. Ведь мы с ней уже почти знакомы! " Я подняла юбку и стал виден мой кучерявый черный треугольник. - Нет, нам так ничего не видно! - Вовчик пододвинул меня немного дальше, раздвинул ноги и поставил пятками на стол. Моя щелочка раскрылась и все стало видно, как на ладони. Мои темно-розовые губки, вход в пещерку и призывно выпирающий клитор. Я ощутила дрожь и слабость в ногах. Ребята не отрывали жадного взгляда от моей пизды. И под взглядами двух самцов мои губки набухли и я ощутила, что потекла.

" Картина получается неполная. Давай освободим твою грудь", - Леша стянул с меня кофту и лифчик.

Мои грудки, с направленными вперед возбужденными светло-коричневыми сосками, выпрыгнули наружу. Леха обхватил их руками и стал мять.

- Дай половину! - подошел с другой стороны Вовчик.

Теперь каждый из них одной рукой лапал мою грудь, а другой пизду. Вова наклонился, захватил губами сосок и начал его сосать. Его примеру последовал и Леша. В моей пизде тоже шла битва. Вовчик теребил, пощипывал, оттягивал и тер мой клитор; а Леша засунул сначала один палец, потом три мне в пизду и двигал ими как хуем. А думала, что у меня сейчас поедит крыша. Темп все нарастал и тут я кончила, содрогаясь всем телом !!!!!!!

Не дожидаясь, когда я приду в себя, меня сняли со стола, стащили юбку и опустили на колени. Я растегнула молнии на брюках, оттянула резинки трусов и прямо мне в лицо выскочили два до предела возбужденных хуя. С оголенными головками, они подрагивали от нетерпения. Они хотели меня! Я села на корточки, широко раздвинул ноги, чтобы было хорошо видно мою возбужденную пизду. Я стала по очереди облизывать головки, то напрягая язык, то делая его опять мягким. Руками я гладила и слегка сжимала яйца. Какие они были разные! У одного были огромные и мягкие, а у другого сжались в упругий шарик размером с тенисный мячик. Теперь я брала члены полностью в рот и посасывала. Когда я занималась с одним, другой бился мне в рот в нетерпении. Меня положили на живот поперек стола. Перед моим лицом оказался хуй Вовчика. Я взяла его в рот, но в этот момент Вова резко надавил и вогнал хуй чуть ли не в самое горло. Головой двигать в таком положении я не могла и он сам стал ебать меня в рот.

В это время Леша сзади терся хуем вдоль моей щелки и попки. Затем приподнял мои бедра и рывком вогнал мне по самые яйца. Я вскрикнула. Я лежала так и не могла пошевелиться, а меня ебали с двух сторон два сильных и упругих хуя! Через время Леша задвигался быстрее и вскоре со стоном кончил. Я почувствовала, как горячая сперма разливается внутри меня. Вова вытащил свой хуй изо рта и поспешил занять освободившееся место.

- Кайф, ебать дальше сразу после того, как туда уже кончили! - и вогнал в меня свою палку. Хуй у Вочика был толще, приятно давил на все стенки и легко скользил в лешкиной сперме. Я почувстововала, что скоро и Вова достигнет своей вершины. Он нагнулся, сжал в руках мою грудь, вогнал хуй мне почти в самую матку и стал стрелять своей спермой. Я прямо ощущала его толчки. Моя пизда переполнилась и уже горячая жидкость стекала по моим бедрам.

Я села на стол. Голова у меня кружилась. Посмотрела на моих мальчиков - глаза у низ еще горели желанием! Они сняли внизу все с себя, сели на стулья и предложили мне вылизать остатки спермы. Я села у ихних ног и облизывала хуй и яйца то у одного, то у другого. Высасывала остатки спермы. Потом сосала хуй просто так. Не пришлось долго ждать и они опять окрепли.

Леша пересел на преподавательское кресло, немного откинул спинку и подозвал меня к себе. Нанизал на свой хуй и немного наклонил меня вниз. При этом стала доступна моя вторая дырочка. Вова сразу же этим воспользовался. Собрал немного спермы, намазал ею мою попочку и свой конец. Затем стал медленно входить в анал. Я вскрикнула от боли! Это было для меня в первый раз! Я попыталась вырваться, но Вова держал меня крепко. И сказал, что раз я согласилась слушаться, то должна быть послушна во всем; в конце концов от этого еще никто не умирал. Но все таки он остановился и подождал минуту. К счастью, через время боль уменьшилась. Я изо всех сил старалась расслабиться, чтобы не причинять дополнительной боли.

Вова стал ебать меня в попку, Леха снизу в пизду. Через тонкую перегородку они чувствовали друг друга и от этого еще сильнее заводились. Кончили они почти одновременно, полностью заливая меня спермой. Сколько раз кончала я - уже не помню. Мне кажется, что у меня был один сплошной оргазм. Вовчик вытащил свой хуй и стал любоваться, как сперма тонкой струйкой вытекает из попки.

Когда я думала, что все уже позади, у них появилась еще одна идея.

- Теперь мы выебем твои сиськи!

Как только хуй Вовы немного окреп, я зажала его между грудей, водила ими вдоль всего ствола. Вот уже хуй совсем стал твердим. Теперь я только сжимала плотно свою грудь, а Вовчик сам ебал дальше. Я наклонила голову слегка вперед, высунула язык и , когда хуй выскакивал перед моим лицом, облизывала головку. Леша стоял рядом , с интересом наблюдал за нами и дрочил.

Вова стал кончать мне на грудь и лицо. Сразу после этого Леша всунул мне в рот. Я стала сосать и вскоре он кончил мне в рот. Спермы было уже не так много. Но это и понятно - сегодня это уже не превый раз. Я проглотила ее. Хуй уменьшался у меня во рту, становился снова мягким и поддатливым. Я вылизала сперму и с яичек.

Подошел Вова и стал хуем размазывать сперму по груди, водил им вокруг сосков. Уже вся моя грудь была в сперме, с возбужденных сосков свисали белые капельки. Вовчик вставил хуй в рот и приказал его хорошенько вычистить. Я отсосала оставшуюся капельку спермы, вылизала хуй и все складочки на яйцах.

Теперь они были совсем чистенькие. Но я!!! Я была вся в сперме! Вся грудь, вокруг рта и лицо, а из попки и пизды до сих пор вытекала сперма!

Пара подходила к концу. Мы не знали, будут ли в этой аудитории сейчас занятия или нет. Поэтому нужно было уходить. Ребята оделись. Я попыталась вытереться бумажными салфетками и носовыми платками. Все , конечно, убрать не удалось, но хоть можно было одеться и выйти.

Ребята помогли мне одеться. При этом не упуская возможности еще раз меня полапать, ущипнуть... Звонка еще не было. Мы вышли из учебного корпуса. Я с трудом могла ходить. Ребята взяли такси и довезли меня до общежития.

На прощание сказали, что я умница, что вела себя хорошо и могу не беспокоиться - об этом никто не узнает. ....И еще они совсем не против зайти ко мне на днях на чай...Я только кивала в ответ, мало соображая о чем идет речь. Я хотела только одного - в душ, а потом в кровать.

Как прошел остаток дня уже не помню. Помню только свой сон. Всю ночь мне снились мужские члены, которые тыкались в меня, терлись и нетерпливо искали мои дырки......Постоянно во всех дырках я ощущала чей-то хуй, а иногда и не один....В меня кончают во все дырки, а кто не во мне - кончают мне на тело и в лицо....Я вся липкая от спермы....Их было так много, такие разные и все одинаково ненасытные!..

Проснулась я возбужденная... Трусы были все мокрые....Горела натертая пизда, разодранная попка, а во рту еще ощущался вкус спермы...

Начинался новый день...

Зимние каникулы

Категория: Студенты

Автор: Cobra

Название: Зимние каникулы

Это произошло в январе во время зимней сессии. Я и мой брат-блезнец Артем 20-ти летние парни из Москвы. На днях мы провалили все экзамены. Настроение было такое, что хоть под электричку кидайся. Чтобы как-то скрасить свое положение, мы решили немного отдохнуть и забыться в Подмосковье. У нашего друга была дача недалеко от Москвы. Там мы и решили провести свои зимние каникулы.

Собрав накопленные случайными заработками деньги, мы отправились отдыхать.

Накупили всякой жратвы и выпивки на целых два рюкзака.

Стоим на платформе, мерзнем, одну за другой сигарету потягиваем. К нам подошла симпатичная девушка, также ожидавшая электричку.

-Сигареткой угостите, - сказала она, весело посмотрев на меня.

-Держи.

-Спасибо.

На ней был одет коротенький полушубок рыжего цвета. Эластичные колготки украшали ее ноги, а сапожки до колен придавали ей элегантный и сексуальный вид.

Электропоезда не было очень долго, поэтому мы успели разговорить нашу новую знакомую. Ее звали Наташа. Она тоже была студенткой и ехала к себе домой. Так как нам было по пути мы сели все вместе. Электричка была полупустая и нам было комфортно.

-У вас есть карты, - спросила она.

-У нас все есть, во что будем играть?

-Мне все равно.

Время за игрой бежало быстро и мы не заметили как подъехали к нашей станции.

-Нам пора, - с грустью сказал я Наташе.

-Ребята! Можно с вами.

Мы сначала обалдели, но потом спохватившись согласились взять ее с собой на дачу.

В вчетвером нам будет весело. Я, Артем, Игорь- хозяин дачи и Наташа.

Игоря, как оказалось не было на даче. Вместо себя он оставил записку с пожеланием хорошо провести время, и главное ничего не сломать.

С дороги мы все намаялись, промерзли, поэтому нужно было хорошо согреться.

Наворовав дров у соседей, мы затопили печку.

Артем готовил с Наташей еду, а я подбрасывал дрова в огонь. Через некоторое время стало немного теплей, но все равно это было не то.

Когда все было готово, мы выпили все втроем, трижды прокляли профессоров, испортивших наши зачетки и подняли тост за прекрасных дам.

-Я так рада, что встретила таких хороших, понимающих ребят, - пролепетала полупьяная Наташа.

-Мы тоже рады.

-Давайте чем-нибудь займемся. Например, поиграем в бутылочку. На кого она покажет, тот и будет целоваться со мной.

Мы живо согласились. Тем более огненная вода делала свое черное дело у нас в головах.

Испытав сладость Наташиных губ нас потянуло на подвиги. Артем выключил свет, а я тем временем лапал Наташу. Через блузку я ощущал упругость ее не детских грудей.

-Я хочу вас, вдруг сказала наша знакомая.

Моя рука тем временем залезла ей под юбку. Нащупав трусики я начал легонько поглаживать интимное место. Наташа застонала.

-Продолжай мой мальчик, - прошептала Наташа раздевая меня.

Тут Артем включил свет и сексуальные ощущения приобрели цвет.

Я стоял перед девушкой в одних трусах, а она немного пьяная, такая соблазнительная, хотела меня прямо сейчас. Это надо было записывать на видео.

-Расслабься! Ты какой то напряженный, - сказала Наташа, толкнув меня на кровать.

-Покажи мне что у тебя там.

Я спустил трусы и предстал перед ней во всей красе. Мой член стал таким твердым, что я готов был кончить прямо сейчас. Я изнемогал от желания овладеть ею.

Наташа наклонилась ко мне и начала дрочить моего богатыря. Артем тем временем подошел к ней сзади и стал ее раздевать.

Когда она осталась только в одних чулках, он едва расстегнув свои штаны, тут же всадил Наташе сзади по самые яйца. Она застонала и принялась язычком массировать член, а потом и вовсе погрузила в свой ротик все мое достоинство.

Я был на небесах, запах секса начал витать по даче. Возбуждение росло и надо было что-то делать. Я лег на кровать и слегка потянул на себя возбужденную Наташу.

-Садись на меня, крошка! - сказал я поправляя член прямо во влажное отверстие. Артем, немного подумав, пристроился сверху трахая подругу в упругую попку.

Мы образовывали супер трио. Каждый из нас стонал от удовольствия и делал свое дело.

-Да! Глубже! Глубже! - кричала Наташа обливаясь потом.

Мы имели ее во все отверстия одновременно. Такого она никогда не испытывала, хотя и не была уже девственницей.

Оргазм приближался. Первым кончил Артем. Он сначала закричал, потом зарычал и начал буквально вкачивать свою семенную жидкость в Наташины кишки.

Я перевернул ее на спину, а она развела ноги для удобства.

Я трахал ее еще минут пять, после чего Наташа начала конвульсивно биться, ее мышцы сокращались везде где только можно. Она громко и пискливо закричала немного подергалась и стала сбавлять темп. Видя это, я усилил ритм и кончил в нее обильной и сильной струей спермы.

Все втроем мы лежали на большой кровати. Такого я еще не испытывал. Это был незабываемый вечер.

Так мы провели первый день на даче. Следующие дни были один лучше другого.

Мы втроем перепробовали самые невероятные и извращенные позы, какие были способны придумать. Наташа тоже приобретала необходимый сексуальный опыт.

День шел за днем, неделя за неделей, а наши каникулы подходили к концу.

Да и Наталье нужно было готовиться к новому семестру. Потратились мы конечно капитально, но зато, какие воспоминания остались.

Наша знакомая пообещала на летние каникулы снова приехать к нам на дачу, да еще не одна, а с подругой. Так что подождем до лета, а там глядишь и продолжение нашей истории будет.

Шашлыки

Категория: Студенты

Автор: Геннадий Поликов

Название: Шашлыки

То, что я сейчас собираюсь Вам рассказать, может быть, кому-то покажется сущим пустяком. На меня же это приключение произвело в своё время весьма значительное впечатление. До сих пор я порой с большим удовольствием вспоминаю события минувших лет.

Дело было в первой половине августа. Тогда я ещё только что окончил первый курс нашего Политеха и перешёл на второй. В разгаре были летние каникулы, сопровождаемые беззаботной жизнью, дружескими компаниями, большим количеством пива и многочисленными вылазками на природу. И вот однажды мой друг детства Алексей вместе со своей девушкой Ириной, которая училась со мной в группе (кстати, и познакомились они тоже через меня), пригласили меня на шашлыки в посёлок Прибрежный.

Лёха был моим ровесником (нам тогда было по 18), до этого мы с ним несколько лет вместе учились в старших классах. Крепкий, высокий, спортивного телосложения, коротко стриженый блондин, с серьёзным подходом к жизни, он умел пользоваться успехом у девушек, и к тому времени успел поменять уже не менее четырёх подруг. Надо сказать, никакая девчонка не задерживалась с ним более чем на полгода, все это знали, но, тем не менее, он как магнитом тянул к себе очередную "жертву". Вот такой вот краткий портрет.

Что же касается Ирки, то она была вполне ему чета. Высокая, стройная, с чертами лица фотомодели, красивыми ногами, хорошо выраженной грудью, светлыми, слегка рыжеватыми волосами, которые она остригала в достаточно короткую, но очень стильную стрижку, она всегда тщательно следила за собой, и была, можно сказать, украшением нашей институтской группы. Добавьте к этому то, что особа она была весьма серьёзная, умела себя держать на высоте и уже тогда имела привлекательные перспективы на будущее. Ирина жила в Прибрежном вместе со своим младшим братом, её родители вот уже несколько месяцев как работали в Венгрии, и, ясное дело, домашнее хозяйство целиком лежало на ней. "Проходимец" Лёха сумел-таки отхватить себе такую девушку, познакомившись с ней на моём дне рождения, куда я пригласил многих ребят и девчонок со своего института. И вот теперь она с ним... Но, впрочем, это их дело.

Итак, мы планировали в субботу утром вместе заехать к Ирине, так как от неё рукой подать уже до Красавки (это приток Камы), взять у Ирины всё, что нам будет нужно (мангал, шампуры, дрова и иже с ними), и "зависнуть" на речке до самого вечера.

К нашей компании должны были также присоединиться Иринкина подруга со своим парнем, которых я не знал, но с ними уже был знаком Лёха, а также ещё какая-то девчонка, которую я не знал и в помине. Я же в то время был ещё один.

...И вот, наконец, мы встретились ранним субботним утром у Лёхиного дома. Я прихватил с собой из дома удочки, ещё кое-какую мелочёвку, и прибыл на назначенное место встречи. Лёха меня уже ждал. Вместе с ним была Катя - Иркина подруга детства, её парень Артур, и Юля - однокурсница Кати (как выяснилось потом, они учились в педагогическом на музфаке). Вот такая вот компания.

Меня представили новым знакомым. Сперва я протянул руку Артуру: это был среднего роста, слегка полноватый, с чёрными волосами, смуглый парень, года на два постарше нас, в красной открытой майке, болотного цвета широких шортах до колен и коричневых сандалиях на босу ногу. Он оказался весьма простодушным, и в то же время изворотливым человеком, заводилой и юмористом, который может запросто стать "душой" любой компании. Его девушка Катя представляла собой миловидное, хрупкое с виду создание, весьма небольшого роста, миниатюрная, с чёрными слегка вьющимися волосами и доверчиво-наивным выражением лица. На ней была яркая узкая мини-юбка и светлый вязаный, сетчатый "в дырочку" топик с коротким рукавом, а на ногах - бежевого цвета босоножки на небольшом каблуке. Катя также протянула мне руку в знак знакомства, при этом как-то загадочно улыбнувшись. Со словами "очень приятно" я мягко пожал её ладонь.

Юля была весьма симпатичной, весёлой, заводной девчонкой, среднего роста, со светлыми прямыми волосами, на вид она выглядела заметно моложе нас, хотя, по всей видимости, мы были с ней одного возраста. Она была в белой летней майке, обнажавшей живот, и очень коротких джинсовых шортиках, дерзко обрезанных значительно выше нижнего края ягодиц. Спортивные кроссовки с белыми носками подчёркивали загар её полностью открытых ног, а красивая загорелая попка, кокетливо выступающая из-под шортиков, определённо оставляла у многих прохожих труднопреодолимое желание оглянуться ей вслед. Мы также познакомились с Юлькой, и, обменявшись любезностями, отправились в путь.

...Путь до Прибрежного представлял собой примерно час езды на автобусе. Это отдельно стоящий посёлок, в стороне от города, хотя административно он и входит в городскую черту. Ввиду того, что было ещё достаточно раннее субботнее утро, автобус, к счастью, оказался достаточно свободным, и мы все впятером разместились на сидячих местах. Катя села рядом с Артуром, я занял место сзади них возле окна. К моему удовольствию, Юлька села рядом со мной, а Лёха - на свободном сиденье через проход. По дороге у нас постепенно завязалась непринуждённая беседа с моей новой знакомой. По правде говоря, мне бывает достаточно трудно быстро найти общий язык с незнакомым человеком, а тем более - с девушкой. Однако Юлька оказалась просто подарком судьбы: инициативу в разговоре она быстро взяла на себя, так что мне в основном оставалось только слушать и вставлять отдельные замечания. Она мне без устали плела о своих подругах, о любимых артистах и музыкантах, концертах, на которые она ходила, и всякое такое. В принципе, она ведь была совершенно права: в подобной ситуации важна не столько смысловая ценность твоих рассказов, сколько умение избегать неловкого молчания с малознакомым попутчиком. Ну и, наконец, нельзя не упомянуть, что общество Юльки я нашёл очень даже приятным. Я даже на какой-то момент позволил представить себе, что она моя девушка...

...Природа в Прибрежном была красива. Весь посёлок находился как бы в лесу. Раньше здесь была самая настоящая деревня, теперь, правда, понастроили целый массив белых панельных пяти- и девятиэтажек, но, тем не менее, в Прибрежном всё-таки как-то не ощущаешь, что ты в городе. Небольшая лесопосадка отделяет ряд девятиэтажек от берега речки Красавки, с дебаркадерами и песчаными пляжами. Чуть подальше расположились турбаза и санаторий.

Ирина жила в одной из новых пятиэтажек, чуть в стороне от основного массива. Её двухкомнатная квартира находилась на втором этаже. Мы позвонили в дверь. Ирка уже была готова и ждала нас. Она открыла дверь в светлом, чуть выше колен, сарафане, на тонких бретельках и с открытой спиной. Мы предложили подождать её внизу, но она пригласила всех зайти в квартиру и вместе позавтракать. Я зашёл внутрь, до этого мне ещё ни разу не приходилось бывать у Ирины в гостях. В квартире было прохладно и уютно. Иркин брат был дома, но собирался куда-то уходить по своим делам. Я увидел ещё одну девушку - Наташу. Сначала я подумал, что это подруга Иркиного брата, но оказалось, что Наташа - ещё одна подруга Ирины, и она также собиралась с нами на шашлыки. "Весёлая у нас получается компашка, - подумал я, - три парня, и четыре девчонки, причём две из них свободны".

Наташа выглядела весьма "ничего". Она была примерно одного роста с Юлькой, буквально чуть-чуть полноватая, что, на мой взгляд, нисколько не портило её фигуру, смуглая, с тёмно-русыми волосами до плеч и выразительными большими глазами, в джинсовой рубашке без рукавов, завязанной у пупка, и джинсовых же шортах (только не таких коротких, как у Юльки). Представившись друг другу, мы оставили девчонок на кухне, а сами вышли на балкон покурить.

Балкон выходил во двор, вид которого был достаточно "домашний" и уютный: тенистые яблони, аллея и детская игровая площадка. Перекурив по одной, мы услышали, что девчата уже зовут, и проследовали к ним на кухню. Девушки организовали лёгкий завтрак: яичницу, и чай с яблочным пирогом. Правда, всемером в весьма небольшой кухоньке оказалась тесновато, но мужская часть компании, быстро разделавшись с завтраком, вскоре собралась и отправилась в магазинчик за "горячительным", с тремя пятилитровыми канистрами и большой сумкой. Я, естественно, примкнул к Лёхе с Артуром.

Добыча пива и ещё пары бутылок водки в придачу заняла у нас почти целый час. На улице уже начиналась жара. Поэтому, вернувшись в дом, мы быстренько захватили всё шашлычное "снаряжение", и вместе с девчонками, покинули гостеприимную Иринкину квартиру и отправились в путь. Мы решили выбрать себе место подальше от посёлка, там, где река делает поворот, чтобы можно было спокойнее расслабиться и отдохнуть "вдали" от цивилизации. Это оказалось не так-то и просто, потому что все ближайшие пляжи были уже достаточно заполнены местными отдыхающими, и нам пришлось остановиться между турбазой и санаторием, а это - минут сорок ходьбы под солнцем и "с полной выкладкой". Тем не менее, мы нашли себе достаточно тихое место на берегу. Хотя и оно было не таким уж пустым, но всё же народу здесь было заметно меньше, что позволяло развернуться нашей компании на весьма широком пространстве.

- Давайте сразу разложимся и пойдём искупаемся, а костром займёмся потом, а то невозможно уже дышать, - предложил Лёха. Возражений не последовало, мы быстренько бросили сумки, рюкзаки, расстелили три покрывала и стали раздеваться. Парни сразу разделись до плавок, Ирина с Катей тоже уже стояли в купальниках-бикини. Юлька первым делом скинула с себя майку... и тут у меня отвисла челюсть: на ней не было лифчика. Потом она тут же сняла свои обрезанные шортики, оставшись в одних синих плавках. Её груди были покрыты таким же ровным лёгким загаром, как и всё тело, острые тёмно-коричневые соски зазывающе смотрели вперёд. Очевидно, она чувствовала себя вполне комфортабельно топлесс, не испытывая ни тени смущения. Я, конечно, иногда видел девчонок, загорающих без лифчика, но чтобы это было в нашей компании - такое случилось со мной первый раз. Минуту назад я ещё не мог и предположить, что одна из наших девчонок будет отдыхать с обнажённой грудью! Но дальше произошло не менее интересное - Наташа к тому времени уже сняла свою джинсовку, тоже раздевшись до купальника, и, глядя на Юльку, обратилась к ней:

-Ты прям так будешь?

-Да, а чё?

-Да я думаю, тоже, что ли, лифчик снять, хоть загореть нормально?

-Снимай, конечно, проблем-то!

-Стрёмно только.

-Да ладно, ты брось, я всегда так загораю.

-Ну ладно...

Наташка расстегнула сзади застёжку своего бюстгальтера, и, зачем-то сначала отвернувшись, сняла его с себя и убрала в сумочку. Было видно, что её белые груди заметно выделяются на фоне всего остального тела. Преодолевая смущение, она обратилась к Ирине и Кате:

-Ну, кто следующий?

Было очевидно, что для того, чтобы обрести уверенность, она хотела раскрутить остальных девчонок на предмет загорания топлесс.

Пацаны уже, затаив дыхание, с всё большим интересом наблюдали за разворачивающейся сценкой. Однако на этот раз больше смелых не оказалось. Единственная из девушек, которая была мне давно знакома, - Ирина, по моему мнению, не оставляла никаких надежд на добровольный "стриптиз". "Она ни за что на это не пойдёт, не в её духе", - подумал я про себя. Но день вырисовывался явно интересный. "Да, не зря я поехал, совсем не зря, - судорожно пронеслось в голове, - надо же, как повезло".

Тем временем, в другой половине коллектива, то бишь в женской, страсти явно накалялись. Юлька тоже подключилась к агитации:

-Ну что дрейфите, девчонки! Раздевайтесь, да побежали купаться! Пацаны ждут...

Фраза "пацаны ждут" могла бы быть истолкована двусмысленно. Хотя имелось в виду, конечно, то, что пацаны ждут купаться.

-Давай, Ирин, снимай верх! - это подключилась Наташа.

-Да вы что!

-Что у тебя, грудь некрасивая?

Ирину это, похоже, весьма задело. Она махнула рукой, и со словами "Да ну вас, блин!", тоже освободилась от верхней части купальника. Этого я не ожидал!!! Никак не ожидал!!! Иринка, моя сокурсница; Иринка, которая знает себе цену, которая считается мечтой каждого студента в моей группе, и к которой не так легко подступиться; - вся эта Иринка, - тоже обнажает грудь! Я первый раз в жизни вижу груди своей сокурсницы во всей их красе! Об этих грудях мечтали, наверное, многие. Но я никогда не мог предположить, что мне случится хотя бы лицезреть их наяву! Её грудки на самом деле были очень красивы. Хотя и видно, что она стеснялась, но очевидно, ей было и чем похвастаться, и это тоже чувствовалось. Иринины соски были похожи на небольшие вишенки на ровных, светло-розовых, правильной формы, небольших кружках. Я не мог оторвать глаз от грудей своей сокурсницы, и она, очевидно, это заметила, но, чтобы не ударить в грязь лицом, продолжала невозмутимо стоять.

Теперь оставалась только Катька. Но та оказалась безнадёжной скромницей.

-Катюх, ну что ты стесняешься, будь как мы! Все уже, кроме тебя, разделись.

-Нет, девчонки, нет, хватит вам! - она уже чуть не плакала, наверно, начиная уже жалеть, что добровольно попала в такую "передрягу". Катька была миниатюрной, но формы её, очевидно, были хороши. Ей мешал только комплекс.

-Ну, успокойся, хватит тебе... - стала спокойно внушать Юлька. Вдруг она неожиданно добавила: - Ну, хочешь, я сейчас и плавки сниму? Нет, в самом деле?

-Брось ты, Юль.

-Не веришь? Сниму! А что такого?

Тут до меня постепенно стало доходить, что может сейчас произойти. "Неужели и вправду?" - подумал я. "Да нет, не может быть, это она просто рисуется". Я заметил, что Артур с Лёхой тоже заинтересовались Юлькой.

Юлька тем временем взялась руками за резинку своих синих плавочек, и ... смело потянула вниз, освободив сначала одну ногу, потом другую. После чего, как ни в чём не бывало, подошла к подстилке, достала свой пакет, и убрала туда свои плавки. Трудно передать то ощущение, которое я в тот момент испытал! Конечно, я был шокирован таким поворотом событий. Моё сердце сразу же забилось учащённо, а дыхание спёрло. Юлькина смелость, конечно же, вызвала у меня непередаваемое восхищение, которое я пытался затаить в себе. Такой смелости и раскрепощённости у неё я и предположить не мог. В тот момент, когда Юлька убирала плавки в пакет, она нагнулась, стоя к нам попкой. Её попа была почти вся загорелая, лишь небольшой треугольник между половинками ягодиц в самой верхней части попки был чуть-чуть светлее, но тоже слегка покрыт загаром. Это ясно говорило о том, что она нередко загорает без трусиков.

В этот момент меня посетила ужасная мысль: я понял, что мой возбуждённый пенис не находит себе места под плавками, и резко увеличившийся бугорок сейчас заметен всем девчонкам. Мне стоило не мало трудов внушить себе, что это не есть беда. Да, я не один такой, и у Лёхи, и у Артура, наверняка, те же проблемы. Это раз... И с другой стороны, почему должен чего-то стесняться я, если девчонки не постеснялись раздеться, а Юлька даже и плавки сняла? С этими мыслями мне немного полегчало.

Тем временем Юлька уже направлялась к нам. Я увидел..., точнее нет, не так... Я не увидел того, чего ожидал увидеть в данный момент - небольшого чёрного треугольничка в месте схождения ног. Юлькин лобок был гладко выбрит, и, вместо треугольничка волос, в самой нижней части её живота виднелась неприкрытая маленькая расщелинка, разделяющая низ Юлькиного лобка на две восхитительные дольки. На месте узкой полоски от плавок кожа была также ненамного светлее, чем вокруг.

Вдруг я почувствовал, что на какой-то момент потерял ощущение реальности. Неужели это всё правда со мной происходит?

-Ну что, Кать, снимаешь верх? - весело подбежала Юлька.

Катька, видно, тоже немного ошалела, но ответила:

-Нет, Юль. Ты как хочешь, я - нет.

-Ну ладно, тогда, всё. Хочешь, - ходи в лифчике, - остановилась Юлька. Ну, пошли купаться!

Мы плюхнулись в речку. В холодной воде мой член успокоился. Отплыв метров двадцать от берега, я развернулся, и поплыл назад. Пока я плыл к берегу, я увидел, что справа от нас тоже расположилось несколько компаний, они играли в карты, пили пиво, разводили костры. Две девушки недалеко от нас тоже были топлесс. Ещё одну девчонку без лифчика я увидел чуть подальше на берегу. Но без трусиков... - только разве что маленькие дети, что резвились у берега... Нет, я был всё ещё под впечатлением от происшедшего!

Мы вылезли на берег и принялись за костёр. Установили мангал, достали топор, начали колоть дрова, - в общем, чисто мужская работа. Девчонки разлеглись на покрывалах греться под солнцем. И вышло так, что первое время Юлька, сама того не желая (или, может, наоборот, желая?), стала центром внимания меня, Артура и Лёхи. Мы занимались своим делом, но я видел, что каждый периодически косится на Юлю. Она лежала на животе, головой вверх, непринуждённо раскинув ноги в стороны. Капли воды аппетитно стекали с её ягодиц по бритой промежности. Непередаваемое зрелище! Мне вдруг стало как-то весело, когда я увидел, что какой-то мужик, выйдя из воды напротив нас, заметил Юльку, и теперь медленно идёт от берега по кривой, засмотревшись на голую девчонку. Дрова тем временем были уже готовы, и мы пошли в лес собирать хворост.

-Ну что, мужчины, шашлыками-то нас будете кормить? - это подошла Наташка.

-Терпение! - ответил Лёха, - и весь мир у Ваших ног!

Наташка кокетливо нагнулась, опёршись ладонями о колени, при этом её груди во всей красе свесились сосками вниз. Очевидно, она уже совсем освоилась, и стала смело применять своё женское "оружие", поражающее мужчин.

-У моих ног? - спросила она, смотря в низ, на ноги, - я это учту! Ждём!

Тем временем Юлька перевернулась на спину, подложив под голову пакет с одеждой, и, подставив солнцу и без того загорелые груди, глядя на то, как мы разводим огонь, закурила сигарету. Одну ногу она согнула в колене, а другую свободно откинула в сторону. Её голенькая пися была светло-розовой, между раздвинутых ног отчётливо вырисовывались немного неровные складочки Юлиных половых губ. Теперь нам (я имею в виду пацанов) предстояла нелёгкая задача - разрываться между приготовлением шашлыка, с одной стороны, и настолько манящей, ничем не прикрытой Юлиной писькой, с другой стороны, на которую, ну никак нельзя было не засмотреться. Даже голые груди Наташки и Иры как-то всё равно уже "блекли" на фоне вульвочки Юли, совершенно без тени смущения предоставленной на всеобщий обзор.

Но мы всё же справились со своей задачей, на то ведь и мужики! Первая порция мяса была уже насажена на шампуры и мерно дымилась над тлеющими углями. Мы с девчонками решили пока искупаться ещё раз.

После купания Артур открыл канистру с пивом. Каждый налил себе по бокалу. Шашлыки были уже почти готовы.

-Молодцы, мужики! Вот это я понимаю, - это похвалила нас Юлька, закуривая очередную сигарету.

-А ещё мир у ног обещали, не забыли? - подхватила Наташка.

-Ну что, готовы? - Ирина отложила в сторону книжку, которую она читала, лёжа на покрывале, и подошла к нам. Она уже тоже совершенно не смущалась своих обнажённых грудей, которые, к тому же уже немного стали покрываться загаром.

Мы всемером расположились на корточках вокруг мангала. Артур открыл бутылку водки, и разлил по чуть-чуть по тем же бокалам, из которых мы пили пиво (других у нас не было). Ирина с Катей от водки отказались, согласившись только на пиво. Каждый взял в руки по шампуру, предварительно полив его кетчупом. Слева от меня сидел Лёха, справа - Юлька, напротив - Артур с Катей, и чуть в сторону - Наташа. Я вдруг обратил внимание, что Артур, как-то неловко смущаясь, всё время косит взгляд в одну точку... Я тут же сообразил, в чём дело: как я уже говорил, мы все сели вокруг мангала на корточках. А Артур оказался аккурат напротив Юльки. Вы понимаете, к чему я?

Мне вдруг нестерпимо захотелось оказаться на месте Артура. И я решился:

-Я щас, - с этими словами я встал, и отошёл к своему покрывалу, якобы за сигаретой. Достав сигарету, и прикурив, я обнаружил, что Лёха уже придвинулся к Юльке, а рядом с Артуром есть достаточно пространства, где бы я мог разместиться. Артур, наверняка, мог догадаться о моём манёвре, но мне это было не так уж и важно.

-Ну, как шашлык, Юль? - обратился я к ней, глядя вперёд прямо на неё.

-Великолепно! Я же сказала - вы просто молодцы!

Теперь вся Юлькина красота была прямо перед моим взором. Она всё ещё сидела на корточках, её пися была полураскрыта, между половыми губками в верхней части вульвы отчётливо выделялся бугорок клитора. Было похоже, что Юлькин клитор был слегка возбуждён, очевидно, ей очень нравилось выставлять себя напоказ. Юлька чуть наклонилась за стаканом - в этот момент длинная сухая травинка попала ей прямо между половых губ. Юлька протянула свободную руку вниз, к своей писе, и убрала эту травинку, при этом с усмешкой произнеся вслух: "Ух, куда, забралась! Тебе там нечего делать", глядя при этом на меня, так как я, вполне ясно, эту сценку видел. Я понимаю, если бы она сделала это молча, по возможности, незаметно; но она ведь умышленно акцентировала на своей письке внимание! "Во даёт!" - только и мог подумать я.

После первой порции шашлыков мы снова пошли купаться. "Ребята, давайте переплывём на тот берег" - предложила Катюшка. Все, кроме Лёхи с Ириной, её поддержали.

Надо сказать, что скромность скромностью, а плавала Катька очень хорошо. Она первой из всех нас успешно форсировала Красавку, и, когда мы только приближались к берегу, Катюшка уже махала нам рукой с крутого склона. Второй приплыла Юлька, я - предпоследним, Натали замкнула наш круг. Мы поднялись на высокий берег. Вдоль него также шла лесопосадка. Мы пересекли её, и оказались на пустыре. Вдоль берега шла грунтовая дорога, по которой изредка проезжали автомобили и мотоциклы, а через дорогу простиралась степь, уходящая вдали вверх по пологим склонам холмов.

-Красотища! - сказала Наташка. Давайте прогуляемся?

Мы пошли вдоль дороги, и вскоре она нас привела к небольшому озеру. Там рыбачили несколько человек. Мы немного постояли возле озера, любуясь пейзажем. Тут один из рыбаков обратил на нас внимание. На его лице было ясно написано выражение неожиданности и лёгкое смятение, когда он увидел абсолютно голую симпатичную девчонку, которая совершенно спокойно стояла и смотрела на озеро. "Бедный, наверно, забыл о клёве", - подумал я.

-Всё хорошо, только вот босиком неудобно, ноги колет, - сказала Катька.

-Это уж точно. Ну что, пойдём назад, наши уже, наверное, заждались. Куда, скажут, пропали? - предложил Артур.

-Да, а прогуляться лучше потом по тому берегу сходим, чтобы обуться было можно, а то битое стекло попадается, - продолжила Катя.

-Сейчас, только пописаю, а то после пива уже не могу, - ответила Юлька.

-Пойдём, я с тобой, - подхватила Наташка.

-Да я прям здесь могу, - Юлька присела под деревом, возле которого стояла, и из неё потекла жёлтая струйка мочи.

"Да, вот чем удобно без трусиков - писай, где хочешь, ничего снимать не надо", - почему-то подумалось мне.

Юля пописала, и мы отправились назад. У дороги нас догнала Наташка - она всё-таки сходила в кусты. Правда, пока мы шли, навстречу попались две какие-то бабки с корзинами. "Совсем обнаглела молодёжь! Голые вон по дороге идут!" - всё никак не угомонялась одна из них. "А вам завидно, что ли?" - ответила им Юля. Это оставило слегка неприятный осадок, но Юльку, по-моему, особо не задело. Мы дошли до Красавки и благополучно вернулись на свой берег. Как-то постепенно все парни более-менее привыкли к обнажённым грудям своих спутниц, и к совершенно голому телу Юльки, это было видно, и относились мы к этому уже весьма спокойно. Чего не скажешь о соседях: к нам то и дело как бы случайно наведывались мужики с пляжа, то вроде бы проходя мимо, то чтобы попросить огонька... Сначала это казалось смешно, потом уже просто надоело. Но определённо могу сказать: многие ребята, отдыхавшие на берегу, наверняка завидовали нашей компании. Когда мы очередной раз спускались по берегу купаться, у некоторых парней из соседних компашек даже "слюнки текли" при виде девчонки без трусиков...

Мы ещё наготовили шашлыков, попили пива, искупались. Я и Лёха успели даже порыбачить. Поймали, правда, штук десять маленьких карасей, которых сложили в пакет с водой, и приготовили взять с собой. Нормального клёва здесь, конечно, не было, так как было много купающихся по всей длине берега. Иринка обещала накормить нас у себя дома ужином, и жареные карасики могли бы стать неплохим дополнением.

Многих уже порядком на жаре развезло от выпитых пива и водки.

-Давайте, прогуляемся до санатория? - предложила Наташка. - Только обуться надо, а то босиком можно ноги поранить.

-Вы идите, мы здесь, - Лёха с Ириной опять "откалывались" от нас. (С другой стороны, кто-то должен же вещи сторожить).

Остальные нас поддержали.

Мы взяли с собой пакет, куда сложили сигареты, огурцы, и бутылку водки.

-Сейчас, только надо хотя бы лифчик надеть, - сказала Наташка.

-Да ладно, кого боишься? - ответила Юлька.

-Ты что, вообще так пойдёшь?

-Нет, я обуюсь, конечно, - с этими словами Юлька отряхнула ноги от песка, надела свои носки и кроссовки.

-Ну, ты даёшь! - произнесла Наташка, но всё же лифчик решилась не надевать.

Мы вышли на тропинку, которая вывела нас к дороге. Дорога шла через лес. Кроны раскидистых деревьев защищали от палящего солнца, и в лесу казалось немного прохладнее. Лишь щебетанье птиц нарушало идиллическую тишину. Людей почти не было, только отдельные отдыхающие в одних плавках порой пересекали дорогу, очевидно, чтобы справить в лесу малую нужду. Вскоре мы оказались около глубокого оврага, по дну которого протекал ручей. Через ручей был перекинут небольшой мост, вернее даже, не мост, а пара полусгнивших досок рядом друг с другом.

-Ну что, перейдём, - спросил я, или будем искать обход?

-Что, боишься? - возмутился Артур.

-Да нет, я за девчонок беспокоюсь.

-Блин, страшновато, - сказала Юлька, подойдя к мосту.

-Не бойся!

Я подал ей руку, и, идя впереди, помог перейти овраг. Артур перевёл Катьку, и вернулся было за Наташкой.

-Не надо, я сама, - гордо сказала она.

-За это надо выпить! - предложил после перехода Артур и достал из пакета бутылку.

-А как обратно переходить будете, вы подумали? - возмутилась Катерина, - вы итак уже порядком пьяны!

-Вы как хотите, а мы выпьем - мы с Артуром сели на толстенное бревно, отпили "из горла" по глотку, и закусили огурцом. Юлька тоже решилась выпить, и села рядом со мной. Потом мы втроём достали сигареты, перекурили, отдохнули, и я спросил:

-Ну что, дальше пойдём, или как?

-А зачем тогда переходили овраг? - Артур встал, и мы отправились дальше.

Вскоре лес кончился, и мы оказались на пустыре. Мы подошли к небольшому холму, и Наташка закричала:

-Смотрите, что я нашла!

В самом склоне холма, поросшего зелёной травой, оказалась массивная с виду, железная дверь, чуть приподнятая от земли. Она была закрыта на мощный амбарный замок.

-Что это может быть?

Находка нас заинтересовала. Мы стали наперебой предлагать разные версии относительно назначения данной двери, Артур даже попытался открыть чем-то замок, что ему, естественно, не удалось. Внизу, под дверью, была небольшая узкая щель. Юлька с любопытством встала на колени, опёршись локтями о землю, и принялась разглядывать эту щель, пытаясь рассмотреть, что же там внутри. Мы с Наташкой стояли чуть поодаль, и я, конечно, не упустил возможности рассмотреть повнимательнее ничуть не менее интересную для меня щель, ту, что сейчас была приоткрыта и прекрасно видна между Юлиных ног, чуть пониже её выставленной вверх голой попки. О, сколько бы я отдал за то, чтобы она мне позволила прикоснуться к этой щёлке рукой! "Нет, темно, ничего не видно", - сказала Юлька, встав и отряхнув колени с локтями. Артур продолжал возиться с замком. Мы не заметили, как к нам подошли двое каких-то ребят и девушка:

-Ребят, что, сломать хотите?

Я обернулся:

-А вы не знаете, что здесь?

-Да что - склад какой-то. На случай войны, наверно. А вы откуда сами-то?

-Да на Красавке отдыхаем.

-А... Ясно...

-До санатория далеко, не скажете?

-Минут тридцать ходьбы.

Юлька нагнулась и подтянула шнуровку на кроссовках:

-Ну что, может быть, тогда, назад пойдём?

Подумав, мы решили, что лучше возвращаться. На обратном пути мы всё ещё обсуждали интересную находку, высказывая самые уже фантастические предположения. Наконец-то дошли до нашего оврага.

-Поможешь мне опять перейти? - обратилась ко мне Юлька.

Я предложил ей руку. Но она вдруг испугалась:

-Сюда шли - ничего, а обратно что-то страшнее стало. Ноги дрожат, не могу...

Артур перенёс Катюху на руках. Я тоже предложил Юльке взять её на руки, и она безоговорочно согласилась. Я поднял её, обхватив под коленями и подмышками, а она схватилась рукой за моё плечо. Мой член, было успокоившись, опять поднялся у меня под плавками. Пока я переносил Юльку через этот хилый мост, от моего страха никакого следа не осталось. Я чувствовал себя эдаким романтическим героем. Она же зажмурила глаза, и боялась их открыть, даже когда я уже поставил её на землю. На моём плече остались следы от Юлькиных ногтей.

Мы перевели девчат и благополучно вернулись в наш "лагерь". После чего налили себе пива и стали наперебой рассказывать ребятам о своих приключениях. Ирина, несмотря на то, что жила в посёлке, оказывается, даже и не подозревала о существовании того склада в холме.

Мы с Артуром после пива сходили отлить в кусты, и, когда вернулись, присоединились к остальным, которые уже сидели на лужайке в тени деревьев, чуть повыше пляжа, и играли в карты. Тут и Юлька опять захотела писать, и, сидя на корточках, стала мочиться прямо на месте. Небольшой ручеёк слегка увлажнил сухую землю возле неё и оросил зелёную травку. Она была уже достаточно пьяна. Наташка произнесла, глядя на Юльку:

-Я тоже хочу (Наташку также весьма развезло от пива с водкой).

-Писай прям здесь, - предложила Юлька.

Неожиданно для всех, Наташка привстала, и, уже никого не стесняясь, слегка приспустила плавки и пописала. Лужица под ней оказалась больше, чем от Юльки, но она довольно быстро впиталась в сухую землю, оставив от себя только чёрное влажное пятно.

-Да сними ты их совсем, не мучайся! - вдруг предложила Юля.

Наташка огляделась по сторонам, и, убедившись, что посторонних нет, согласилась с предложением Юльки, и со словами "Ладно, уговорила!" сняла с себя плавки, и повесила их на ветку. У Наташки оказались густые чёрные волосы на лобке и в промежности, выделяющиеся на фоне абсолютно белой кожи под плавками. Когда она сидела на корточках, из-под её густых волос едва проглядывала розовая полоска вульвы. Наташкино раздевание здорово оживило наш коллектив, внеся в него приятное разнообразие. Все пацаны, не сговариваясь, наградили девушку аплодисментами, как только та освободилась от последнего элемента купальника. У меня заново разгорелся интерес к нашей "новенькой" обнажённой миледи, и я с большим удовольствием уже безо всякого смущения пялился на Наташкину волосатую промежность. Мой член стал напрягаться с новой силой. Честно говоря, у меня возникло сильное желание тоже снять с себя плавки и присоединиться к нудистской компании девчонок. Но мысль о том, что мой голый член увидит моя однокурсница Ирина, меня остановила. "Да и перед Катькой стыдно будет", - подумалось мне. Я не смог решиться раздеться. И мысленно я ещё раз поразился смелости наших девчонок, которые обнажились перед одетыми пацанами, не испугавшись осуждения или насмешек. В тот момент я осознал, что такая смелость достойна моего преклонения перед ними.

Мы доиграли кон в "дурака", и побежали к реке, чтобы освежиться в прохладной воде. Наташка остановилась, сдёрнула с ветки свои плавки, и, надев их, догнала нас. Идти по берегу среди посторонних, она без плавок всё же не решилась.

Когда мы вылезли из воды, Лёха вдруг вспомнил:

-Я же взял фотоаппарат, давайте сфотографируемся все вместе, пока ещё солнце не зашло!

-Что же ты раньше молчал? - возмутились Катя с Артуром.

Мы встали в полукруг на фоне воды, обняв друг друга за плечи, и Лёха стал наводить объектив.

-Подождите, я хоть лифчик надену, а то на фотографии стыдно всё-таки, - заволновалась Ирина.

-А я в одних плавках буду, что тут такого, - ответила ей Наташка.

Ирина побежала за лифчиком, и, одевшись, присоединилась к нам, а Наташка так и осталась без него. Юлька же заявила, что будет фотографироваться как есть, без плавок.

-Ты только о себе думаешь, а я же тоже буду эти снимки друзьям показывать, - возмутилась Ирина, - надень хоть плавки для приличия.

-А я хочу, чтобы как мы отдыхали, так и было всё запечатлено, не хочешь - не показывай. Только это же я буду без трусов на фотографии, а не ты, какая тебе разница?

В общем, Юлька не стала одеваться. Мы сделали несколько снимков на берегу и потом зашли по колено в воду, также сфотографировавшись вместе. Потом стали фотографироваться отдельно парами: Лёха с Ириной, и Артур с Катей. У меня пары не было, и мы решили сфотографироваться втроём с девчонками - с Наташей и Юлей. Мы также сняли несколько кадров. Сначала я встал посередине и обнял девчонок за плечи. Потом Юлька решила изобразить девушку с обложки: она встала прямо, поставив правую ногу на пенёк и выставив её вперёд, левую руку она подняла вверх, а правую ладонь завела за затылок, слегка наклонив голову. Вышло очень красиво. Наташка встала чуть в стороне, расставив ноги и подняв обе руки, а я - с другой стороны, вытянув руку в сторону Юльки и как бы жестом показывая на неё. После этого Юля предложила сфотографироваться по-другому: она присела передо мной, широко разведя колени в стороны и заложив обе руки за голову, а я, стоя за её спиной, положил ей ладони на плечи. Наташка немного подумала, как бы к нам пристроиться, и, тоже уже начиная немного "заводиться", встала сбоку от меня, обняв меня рукой за талию, а другой рукой Наташка немного оттянула резинку своих плавочек вниз, частично приоткрыв свой чёрный треугольник. Лёха нас "щёлкнул".

-Потом кто посмотрит, скажет - порнушку там наснимали, - посмеялась Наташа.

-Разве это порнушка? ... А давайте, правда порнушку снимем, - оживилась вдруг Юлька.

-В смысле, как?

-Ну, как в журналах эротических, интересно ведь! Я так давно об этом мечтала!

С этими словами Юлька легла спиной на покрывало, и подтянула ноги вверх, разведя их в стороны, и обхватив руками выше колен, выставив, таким образом, на передний план свою письку. Было видно, как возбужден и напрягся её клитор, а из влагалища стали проступать капли смазки.

-Сними меня так, попросила она Лёху.

-Ты что, дура что ли, - возмутилась Ирина. Кому ты потом показывать-то будешь?

-Кому захочу, тому и буду. Предкам, конечно, не покажу. А знакомым - можно. Пусть посмотрят, как мы тут с вами подурачились классно.

Алексей сфотографировал Юльку в этой позе. Потом она опустила ноги, и, продолжая лежать на спине, развела их в стороны. Лёха сделал ещё один снимок, после чего она, оставаясь в той же позе, пальцами обеих рук широко раздвинула половые губы и стенки влагалища: "А теперь - так", - попросила Юляшка.

Мы с Артуром стояли рядом и с обалдевшими глазами следили за тем, что вытворяет Юля.

Затем Юлька села на попу, закурила сигарету, одной рукой сжала себе сосок, а указательный палец другой руки зазывающе ввела себе во влагалище на всю длину. Лёшка сфотографировал. После чего она попросила, чтобы кто-нибудь подал ей стакан пива. Я пошёл за стаканом, наполнил его божественным напитком и галантно протянул нашей юной развратнице. Юлька взяла стакан, отхлебнула глоток, и достала из банки огурец. Держа во рту дымящуюся сигарету, а в руке - поднесённый к губам стакан, она свободной рукой погладила себя между ног, и .... медленно, наполовину, ввела в свою вагину огурец. Её руки при этом дрожали от волнения, было видно, что он даже сама поразилась своей наглости, но, тем не менее, Юля закатила глаза и изобразила выражение блаженства на лице. Надо сказать, из неё бы вышла неплохая актриса. Не даром она на музфак поступила! "Щёлкни ещё раз!" - милым, но слегка неуверенным голосом попросила она Лёху.

-Ну как, теперь получилась порнушка? - обратилась она к Наталии, вынимая влажный огурец из своей писечки.

-Ну, ты даёшь, Юлька! - вдруг восхитилась Наташа, - во, даёшь! Я бы только позавидовала твоей отвязности.

-Давай тоже, присоединяйся! Щас мы тут наснимаемся, будет что вспомнить!

Наташку это завело. Она повернулась к нам спиной, и спустила плавки так, чтобы полностью обнажить попу. Лёха передал фотоаппарат мне: "На, теперь ты снимай этих порнозвёзд! Я устал уже". Я с удовольствием сфотографировал Наташку со спины с голой попкой. Потом Наташка спустила плавки ниже колен, и, слегка расставив ноги в стороны, чтобы плавки совсем не слетели, повернулась к нам лицом. Я опять нажал на спуск, запечатлев на Наташку с болтающимися под коленями плавками и чёрным треугольником волос на лобке. Затем она одной рукой взяла себя за сосок, а другую завела себе между ног. Когда я "щёлкнул" её таким образом, Наташка решилась-таки снять плавки совсем прямо на пляже, и легла животом на покрывало, повернув голову в нашу сторону. Юлька легла с ней рядом в точно такой же позе. "Под этой фотографией будет подпись: Так мы с подругами загораем", - шутя, добавила Наташка. После того как я запечатлел их со спины, обе девчонки перевернулись на спину, слегка разведя ноги в стороны, Юлька закинула свою ногу на Наташкину.

В этот момент Наташка заметила, что, несмотря на то, что люди с берега уже стали расходиться, несколько человек стоят на берегу и с неподдельным любопытством смотрят на эту игру. На Наташке появилась краска смущения.

-Нет, больше не буду! Хватит с меня!

-Ладно, finita la comedia, - согласилась с ней Юлька, обращаясь как бы к зевакам на берегу.

Я всё же успел их сфотографировать в последний момент. Наташка резко поднялась и пошла было за своими плавками, но потом, глядя на Юльку, передумала и, оставив плавки на покрывале, побежала голышом в воду.

-Мочить не хочу, уже собираться надо, - оправдалась она перед нами.

Юлька присоединилась к ней.

Когда сеанс фотографирования был закончен, мы все тоже пошли искупаться по последнему разу, и стали собираться домой.

Мы стали собирать свои вещи: нести оказалось гораздо меньше, чем когда мы шли сюда, и идти стало намного легче. Кроме того, стало смеркаться, и воздух наполнился прохладой. Назад решили идти в одних купальниках, чтобы не надевать одежду на мокрое тело. Ирина уже была в лифчике с того момента, когда мы делали фото, Наташка тоже быстренько надела плавки и лифчик, и обулась в свои туфли. Юлька достала из пакета плавочки, натянула их на себя, надела носки с кроссовками и, так как лифчика у неё вообще не было, больше ничего надевать не стала, а просто взяла в руку пакет и собралась вместе со всеми уходить.

-Одевай майку, Юль, - сказала Ирина.

-Не хочу пока. Вы же все в одних купальниках! Тем более всё равно, темнеет уже.

Мы отправились в путь. Выйдя из лесопосадки, вышли на дорогу, ведущую в посёлок. Когда мы добрались до девятиэтажек Прибрежного, во многих окнах уже был зажжён свет. Пройдя несколько дворов, дошли до Ириного. Наверное, интересно ходить по посёлку с голой грудью. Так как я не женщина, мне не суждено это понять. Я-то и так был в одних плавках, - вроде бы, что такого? Народу на улице, действительно, было не много, тем не менее, казалось, что за нами (точнее, за Юлькой) многие с интересом смотрят. Но это мне казалось. Ей - не знаю. Она держалась настолько естественно, что её груди, хотя и были обнажены, смотрелись просто как гармоничный атрибут её экстравагантного купального костюма.

Мы дошли до Иркиного подъезда, и поднялись к ней домой. Иркин брат был уже дома.

-Ну, как оттянулись?

-Замечательно! - сказала Ирина. - Даже стриптиз устроили.

-Я вижу, - ответил ей брат, покосившись при этом на Юльку.

Мы пожарили карасей, Ирка наскоро нарезала салат, и сварила картошки на всю нашу ораву. После активного отдыха любой ужин казался просто райским. Немного отдохнув после еды и посмотрев кусочек какого-то фильма по "ящику", мы все, кроме Наташки, которая, так же как и Ирина, жила в посёлке, надели на себя "верхнюю" одежду, попрощались с хозяйкой и поехали в город. Юлька надела только майку, а шортиков надевать не стала, решив идти на автобус просто в своих узеньких, блестящих, ярко-синих плавках, которые не плохо сочетались с её короткой белой маечкой и белыми же носками. И вот мы, выйдя из дома, направились на автобусную остановку.

Автобуса еле дождались. Причём он оказался последним и почти пустым. На обратной дороге я опять оказался рядом с Юлькой. В пути мы с ней обменивались впечатлениями о нашей поездке, теперь уже и мне было о чём с ней говорить, и я с трудом умудрялся вставлять слово между её репликами. Юлька сидела, элегантно закинув свои красивые загорелые ножки друг на друга, и разговаривала со мной и с Артуром, сидевшим напротив. Её плавочки были настолько узкими, что красивые бёдра были тоже полностью обнажены с боков. Я вдруг сообразил, что Юлька сидит на сиденье, касаясь его практически голыми ягодичками. Эта мысль уже в который раз в этот день вызвала у меня приток крови к моему "мужскому достоинству".

В общем, всё бы хорошо, если бы не одно обстоятельство. Примерно на половине дороги Юльке вдруг снова захотелось в туалет. Количество выпитого пива давало о себе знать, и ничего поделать с этим было нельзя. Сначала она просто молча терпела, я лишь заметил, что она не может найти места своим ногам: то поставит их прямо, то сожмёт, то снова закинет одну на другую. Потом Юлька вполголоса сказала мне, что ей уже совсем невмоготу, и она не представляет, как сможет дотерпеть до дома. Я всячески старался её успокоить и приободрить, начал даже рассказывать историю, как однажды сам переживал подобного рода проблему. Но Юлька, уже напрягшись, видимо, из последних сил, сильно сжала ноги и стала ладонью, через плавки, надавливать себе на лобок и промежность. Мне стало искренне жалко Юльку. Она всё же несколько успокоилась, видно, желание писать её несколько отпустило. Но не надолго. Внезапно Юлька снова резко сдвинула ноги, и стала рукой судорожно тереть у себя между ног. Терпеть она больше не могла. Юля запустила руку себе прямо под плавки, и начала уже тереть себя ладонью под плавками. Несмотря на то, что я ей очень сочувствовал, вид того, как она трёт себе промежность, держа руку под плавочками прямо в автобусе, привёл меня в сильное эротическое возбуждение. К большому счастью, когда нам оставалось ехать уже немного, Юльку вновь отпустило, и она вздохнула с облегчением. Очевидно, она перетерпела. "Главное, чтобы сильное желание не застигло её вновь, пока она не доберётся до дома", - подумали, наверняка, мы оба. Но она пока держалась вполне нормально.

Наконец-то, долгожданная, столь заветная, столь желанная наша остановка! Я, казалось, сам весь проникся Юлькиной проблемой. Мы сошли с автобуса первыми, и я подал ей руку.

-Ну ладно, я сразу домой, а то мне надо бы поторапливаться, - сказала она, сойдя со ступеньки, - правда пока я ещё особо и не хочу в туалет, но в любой момент могу снова сильно захотеть, а тогда уже придётся бежать.

-Да ты зайди за остановку, - предложил я, - там темно и никого нет.

-Тогда пошли со мной, постоишь на стрёме, - попросила Юля.

Мы вдвоём зашли за остановку и остановились возле небольшого газончика. Я огляделся: рядом никого нет. Юляшка присела на газоне под деревьями, спустив свои плавочки почти до колен. Примерно секунд через пять из неё полилось. Она с улыбкой облегчения взглянула на меня, я одобрительно кивнул головой ей в ответ. Понятное дело, она меня нисколько не стеснялась, тем более что там, на берегу Красавки, она пару раз без смущения писала при всех. И вот теперь она сидит за остановкой со спущенными плавками, а я её "охраняю". Лилось из неё весьма долго. Наконец, пописав, Юля встала, подтянула плавочки, и мы подошли к нашим ребятам, ждавшим на остановке.

-Вот бы ещё раз здорово было всем вместе так съездить, - сказала она, когда мы переходили дорогу.

Я хотел проводить Юльку домой, но она, поблагодарив меня, ответила, что живёт рядом и дойдёт до дома сама. Я не стал настаивать: мы дошли вместе со всеми до следующего перекрёстка, потом Юлька попрощалась с нами, пожав каждому руку своей небольшой девичьей ладонью, и я пожелал ей благополучно дойти до дома. Она, отойдя немного, вдруг остановилась и, повернувшись и махнув нам рукой на прощанье, вновь развернулась и, уже не торопясь, пошла по улице домой.

Мы попрощались также с Лёхой, Артуром, Катькой и Юлькой.

Я посмотрел на уходящую вдаль Юльку. В темноте летней ночи её красивые загорелые ягодицы, между которыми оставалась лишь узенькая синяя полоска плавок, оставляли у немногих оставшихся на улице прохожих труднопреодолимое желание оглянуться ей вслед...

PS. Со всеми своими вновь приобретёнными знакомыми я не раз ещё встречался потом, кроме Юльки. Её я больше так и не увидел.

Все герои и события реальны. Имена героев, по определённой причине, изменены.

И ещё одно замечание. Заранее предвидя возможный вопрос, убедительно прошу не присылать мне заявок с просьбой выслать фотографии с того пикника. Я не имею на это никакого права без разрешения всех наших ребят и девчонок. А, так как со многими из них я связь уже потерял, такое разрешение получить не представляется возможным.

Упоительное наслаждение

Категория: Студенты, Эротика, Потеря девственности

Автор: X-persona

Название: Упоительное наслаждение

Пролетал обычный осенний погожий день, я сидела одна в парке, и как прилежная первокурсница готовилась к предстоящему семинару. В руках я держала конспект и смотрела на написанную вчера лекцию. Однако мысли мои были далеки от учебного материала. Единственное о чём я думала, это то, как сегодня ночью буду мастурбировать, и ласкать свой похотливый клитор. Внезапно мои фантазии прервались, ко мне подсел симпатичный молодой человек. Я сразу узнала в нём своего однокурсника Сергея - красивого черноволосого парня. С первого дня знакомства с ним, во мне проснулось какое-то непонятное чувство, ранее не возникавшее у меня. Я не могла понять, что это, меня просто тянуло к Сергею, но показать этого я не могла, сказывалось воспитание родителей. Вдруг сложилась ситуация, когда он подошёл ко мне в парке, и мы остались наедине. До этого момента я не знала, симпатична ли ему. Но то, что он сказал мне через мгновение, перевернуло всю мою жизнь. Но не буду забегать вперед и расскажу сначала о себе и своей семье, чтобы все события, которые произойдут после встречи в парке были понятны вам.

Меня зовут Марина, мне 17 лет. Я хочу поведать о том, что со мной случилось в тот осенний д