КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406912 томов
Объем библиотеки - 538 Гб.
Всего авторов - 147567
Пользователей - 92660

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

медвежонок про Самороков: Прокол (Постапокалипсис)

Достойный текст, хорошее знание игры, замечательная подборка стихов и понимание, что такое нюанс. А он есть. Удачи тебе, автор, пиши ещё.
Долго ржал над тульским "Берингом". Очевидно, дальше будет ижевсий "Шмайсер"

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Summer про Лестова: Наложница не приговор. Влюбить и обезвредить (СИ) (Юмористическая фантастика)

У Ксюшеньки было совсем плохо с физикой. Она "была создана для любви"...(с) Если планета "лишилась светила" и каким-то чудом пережила взрыв сверхновой, то уже ничего не поможет спекшемуся в камень астероиду с выгоревшей атмосферой... Книгу не читал и не рекомендую. Разве что как в жанре 18+.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vis-2-2 про Грибанов: Бои местного значения (Альтернативная история)

Интересно, держит в напряжении до конца.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Морков: Камаринская (Партитуры)

Обработки Моркова - большая редкость. В большинстве своем они очень короткие - тема и одна - две вариации. Но тем не менее они очень интересные, во всяком случае тем, кто интересуется русской гитарной музыкой.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Serg55 про Фирсанова: Тиэль: изгнанная и невыносимая (Фэнтези)

довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Графф: Сценарий для Незалежной (Современная проза)

Как уже задолбала литература об исчадиях ада, с которыми воюют... впрочем нет - как же они могут воевать? их там нет... - светлоликие ангелы.

Степень ангельскости определяется пропиской. Живешь на Украине - исчадие ада. На Донбассе - ну, ангел третьего сорта, бракованный такой... В Крыму - почти первосортный. В России - значит, высшего сорта. И по определению, если у тебя украинский паспорт - значит, ты уже не человек, а если российский - то даже если ты последняя скотина - то все равно благородная :)

И после такой литермакулатуры кто-то еще будет говорить, что Украине - не Россия, а Россия - не Украина? В своих агитках - абсолютно одинаковы...

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
загрузка...

Black Library Games Day Anthology 2011/12 (fb2)

- Black Library Games Day Anthology 2011/12 (пер. Йорик) (а.с. Warhammer 40000) 438 Кб, 93с. (скачать fb2) - Грэм Макнилл - Гэв Торп - Крис Райт - Ник Кайм - Энди Чамберс

Настройки текста:



Warhammer 40000

Смерть серебряных дел мастера Грэм Макнилл Переводчик: Йорик

Я знаю, что умираю. Но не знаю почему. Моя глотка раздавлена, и слабых вдохов не хватит для мозга надолго. Он не убил меня сразу, хотя легко мог. Помню, он смотрел, как я бился на полу мастерской и задыхался словно выброшенная на берег рыба. Смотрел, словно его завораживал переход от жизни к смерти. Но я крепче, чем кажусь, и не умру быстро.

Возможно, этого он и хотел.

Он не остался, чтобы наблюдать за моей смертью, словно его не интересовало точное время, лишь то, что это продлится долго. Я думаю, что он использовал ровно столько усилий, чтобы раздавить мне горло, сколько было нужно для медленной смерти. Если бы я не умирал, то почти восхитился бы необходимым вниманием к деталям и контролем над силой.

Он хотел, чтобы я умер медленно, но не удосужился посмотреть на исход.

Какой разум может так мыслить?

Мне, как и всем нам, некому молиться. Император показал глупость поклонения незримым божествам, чьё существование — ложь. Все храмы и святилища были разрушены, даже последняя церковь за серебряным мостом. В небесах нет сверхъестественных существ, способных услышать мои предсмертные мысли, но как бы сейчас мне хотелось, чтобы это было не так.

Любое свидетельство моей смерти — лучше, чем ничего. Иначе это будет просто статистикой, докладом одного из гардемаринов грозного корабля. Мои последние слова и мысли будут важныЮ лишь если кто-то их услышит или поймёт. Вы вряд ли забудете умирающего перед вами человека.

Я даже хотел бы, чтобы убийца остался до конца. По крайней мере, мне было бы на что смотреть, кроме почерневшего потолка мастерской. Люмосферы горят ровно, хотя мне кажется, что они гаснут.

Или гасну я?

Я бы хотел, чтобы он остался посмотреть на мою смерть.

Он был настолько больше и сильнее. Конечно, благодаря улучшениям, но даже без них я бы вряд ли был для него соперником. Я никогда не был вспыльчивым и не стремился к физическому и воинскому совершенству. С самых ранних пор я был мыслителем, копавшимся в рабочих деталях, и обладал изощрённым разумом, работающим как часы. Отец хотел направить меня в ученики к Механикум Марса, но дед не желал и слушать об этом. Жрецы красной планеты были врагами Терры два поколения назад, и мой дедушка, гравёр с тонкими длинными пальцами, который делал невероятные браслеты, резьбу и шейные украшения в стиле Штамповки Аскалона, затаил обиду с тех беспокойных времён.

Производство оружия и боевых машин для Империума Человечества стало бы пустой тратой времени для человека с моими способностями. Мой дедушка был творцом в истинном смысле этого слова, достойным своего имени ремесленником, и очевидный в его работах редкий талант проскользнул прямо ко мне мимо отца. Не сказать, чтобы отец когда-либо мне завидовал. Наоборот, он радовался моим успехам и с гордостью демонстрировал мои работы даже в начале, когда мои брошки, серьги и сверкающие воротники ещё были неумелыми копиями. Я трудился многие годы, постигал ремесло и развивал талант, пока не стало ясно, что мои способности превосходят даже дедовы. Кристаллизация суставов превратила его руки в крюки, и все мы оплакивали день, когда дедушка в последний раз повесил на стену свои плоскогубцы и гравировальную доску.

Работу всегда было легко найти, даже когда последние спазмы войны всё ещё сотрясали далёкие уголки Терры. Этнархов и деспотов свергали одного за другим, но даже во времена раздора всегда находилась жена генерала, желающая модное ожерелье, тетрарх, которому понадобилась более впечатляющая рукоять меча, или бюрократ, стремящийся впечатлить своих коллег филигранным пером.

Конец войн был близок, на Терре восстановилась стабильность, и по всему земному шару потекли сверкающие золотые реки денег. А с ними и желание потратить обильные суммы во славу Единства, в память о павших или чтобы увековечить будущее. Я был занят как никогда, и частые заказы вознесли мои творческие способности к новым чудесным высотам.

Я помню особенную работу, которую проделал для лорда-генерала анатолийского фронта. Его солдатам повезло сражаться вместе с астартес из X Легиона перед их отправлением навстречу славе крестового похода. Мятежная ветвь кланов Тераватт стремилась сохранить контроль над уральскими кузницами, не желая отдавать их Железным Рукам, и сражалась с их смертными представителями.

Последовало скорое возмездие, и комплекс кузниц пал через месяц тяжёлых боёв, в которых анатолийским бригадам больше всего досталось от странного и смертоносного оружия слепых воинов клана. Но, как сказал мне лорд-генерал, примарха X легиона так впечатлила отвага солдат, что он сорвал железную перчатку с одного из знамён легиона и даровал нойону, командующему бригадой, первой прорвавшейся через врата во внутренние топки.

Не стоить и говорить, что этому командиру не пришло в голову сохранить подарок, и он покорно передал его своему начальнику, а тот своему, пока перчатка не попала в руки лорда-генерала. Который обратился ко мне и поручил сделать для дара достойный реликвиарий — хотя он и смеялся над старым словом.

Для меня было честью работать над таким невероятным произведением, и я направил все силы на этот заказ. Перчатка явно была для Железных Рук пустяком, но при виде тонкости и совершенства работы я понял, какие великие навыки были вложены в её создание. Я слышал о чудесных руках Ферруса Мануса, но мысль о том, что я работаю с шедевром самого примарха, одного из сынов Императора, дала мне цель и вдохновение, о котором я не мечтал даже в самых удивительных грёзах.

Я трудился день и ночь, избегая всех людей, и тем отпугнул многих состоятельных покровителей. Великолепие перчатки подняло мою страсть и способности к новым высотам измышлений и за месяц я создал чудо — золотой реликвиарий с такими тонкими деталями, деликатной филигранью и драгоценными камнями, что его можно было смело поставить рядом с древним хранилищем мощей того, кого считали святым, и не устыдиться.

Хотя Император запретил поклонение ложным богам и нечистым духам, у меня было несколько старых, заплесневелых книг, спасённых из развалин поверженного святилища другом из Консерватории, знавшим о моём интересе к таким вещам. Разговоры о богах, духах и магии были явной чепухой и мрачными преувеличениями, но эти верования вдохновляли на символизм и чудесные произведения. Кружащиеся линии, пересекающиеся волны и спирали такой захватывающей сложности и идеальной формы, что я мог часами смотреть на чудесные узоры и не терять интереса.

В этих книгах я нашёл идеальное вдохновение, и законченная работа была прекрасна.

При виде её лорд-генерал заплакал, и по многим нашим встречам я знал, что он не привык показывать свои эмоции. Он обнял меня и заплатил за заказ двойную цену, и мне потребовался весь самоконтроль, чтобы не отказаться от денег. Само разрешение работы над таким шедевром было достойной платой.

Вести о реликвиарии разнеслись по миру, и спрос на мои таланты возрос ещё сильнее, но ничто более не поднимало меня к таким творческим высотам. Даже при этом мои работы были изумительными и вскоре привлекли внимание тех, кто творил будущее мира сего и тех, что таятся за усеянными звёздами небесами. Однажды студёным днём, когда я трудился над ониксовым камнем, пронзавшим в эфесе серебряный шар, путь моей жизни изменился навсегда.

Человек, судя по манерам благородный, но внешне не примечательный, вошёл в мою мастерскую у подножия гор Сахиадри и терпеливо дождался моего внимания. Он разговаривал вежливо, с акцентом, который я не мог различить, и предложил мне место в неофициальной артели, которую намеревался создать. Я улыбнулся старому слову, ведь сейчас его использовали немногие — слишком напоминало о давно мёртвом тиране. Когда я полюбопытствовал, из кого будет состоять артель, мужчина заговорил о ремесленниках, поэтах, драматургах и историках, мужчинах и женщинах, которые будут путешествовать с флотилиями крестового похода Императора и станут свидетелями величайшего предприятия в истории нашего вида.

Мы покажем, что такая организация необходима, добавим вес к растущему хору голосов, ратующих за более формальное и законное прославление воссоединения человечества. Мы покажем, чего сможет достигнуть такая организация. Наша задача будет не менее важной, чем у воинов экспедиционных флотилий!

Он заметил моё веселье и улыбнулся, когда я отклонил предложение. Я был счастлив на Терре и не горел желанием путешествовать в неведомые уголки космоса. Откинув капюшон, он позволил длинным белым волосам раскинуться по плечам и сказал, что высочайшая власть просит моего сотрудничества. Мне хотелось засмеяться ему в лицо, но я не осмелился, увидев в глазах мужчины глубины понимания и воспоминания, которых хватило бы на целый мир. Этот человек, этот обычный человек с весом целого мира в глазах, просто положил белоснежный конверт на верстак и сказал как следует подумать, прежде чем отказываться.

Он ушёл без лишних слов, оставив меня наедине с конвертом. Лишь много часов спустя я осмелился его поднять и долго вертел в длинных пальцах, словно пытаясь понять, что внутри. Открытие означало молчаливое согласие с предложением, и мне не хотелось покидать уют мастерской. Конверт скрепляла капля алого воска, и моё сердце замерло, когда я узнал перекрещенные молнии и двуглавого орла.

Но, как и любой творческий человек, я проклят ненасытным любопытством. В конце концов, я открыл конверт, как и рассчитывал мой посетитель, и прочитал его содержимое. Написано было как просьба, но слова были такими красноречивыми, такими страстными и полными надежды и власти, что я сразу понял, кто писал. Гость, чью личность я теперь знал, не солгал, когда говорил о важности человека, которому потребовалось моё присутствие.

В тот же день я собрал свои скромные пожитки и направился к горам Гималазии, чтобы присоединиться к своим спешно собранным спутникам. Я не буду пытаться описать бесконечное величие Дворца, ведь одних слов будет недостаточно. Это хребет, превращённый в исполинское здание, чудо света, которое никогда и никому не превзойти. Гильдии ремесленников стремились превзойти друг друга в прославлении деяний Императора, творя монумент, достойный единственного, кто мог нести такой почётный титул без настоящего имени.

Сейчас ранние дни проносятся для меня как миг, хотя возможно мозг просто умирает от недостатка кислорода. Достаточно сказать, что вскоре я уже отправился во тьму космоса, где бессчётные стаи звездолётов теснились в небесах и алчно высасывали топливо и запасы из огромных континентальных хранилищ на геостационарной орбите.

Наконец, я увидел корабль, который станет моим домом почти на двести лет, левиафан, сверкающий отражённым блеском луны. Он блестел белым, когда грациозно разворачивался, чтобы принять на борт флотилию катеров и шаттлов с планеты. То был «Мстительный Дух», флагман Гора Луперкаля и его Лунных Волков.

Я быстро освоился на борту, и, пусть пожитки и были скромными, у меня было внушительное состояние и лишь немногим меньшее тщеславие. Всё это позволило мне продлить срок жизни и сохранить внешность благодаря превосходной омолаживающей терапии. Лёжа сейчас на полу мастерской ремесленной палубы «Мстительного Духа», я думаю, что можно было бы и не беспокоиться. Какой толк от чуть меньшего числа морщин вокруг глаз и более гладкой кожи, когда каждый вздох может стать последним, а блаженный покой наполняет разум от умирающих частей мозга?

Я преуспел на флагмане 63-ей экспедиции, создал много прекрасных работ и часто получал заказы на украшенные ножны, почтенные знаки, особые обеты и всё такое. Многие из других летописцев, как мы стали известны после Улланора, стали моими друзьями: одни добрыми, другие плохо выбранными, но все были достаточно интересными, чтобы время на борту было для меня крайне приятным. Один из них, Игнаций Каркази, пишет такие весёлые непочтительные стишки про астартес, что боюсь он однажды потеряет их расположение.

Труд экспедиционной флотилии продолжался, и хотя многие миры привели к покорности воины и итераторы, немногие были запечатлены в трудах и картинах моих товарищей. Я создал из ляпис-лазури копию карты мира, найденной в глубинах необитаемой планеты, и украсил шлемы многих портретами павших братьев после войны на Кейлеке.

Но величайший заказ я получил после кампании на Улланоре.

По словам тех, кто сражался на грязном мире в свете пламени пожаров, то была великая война, безоговорочная победа, одержанная лишь благодаря Гору Луперкалю. Улланор стал поворотной точкой крестового похода, и многие из приходивших ко мне в мастерскую полководцев желали увековечить своё присутствие на поле исторической битвы украшенным мечом или тростью.

Император возвращался на Терру, и великий Триумф был проведён среди развалин мира зеленокожих, чтобы навеки запечатлеть этот мир на податливом металле истории.

В отсутствие Императора Гор Луперкаль будет руководить окончанием крестового похода, и такая значимая обязанность требовала не менее значимого титула.

Магистра Войны.

Даже я, никогда не испытывавший особого вкуса к войне и историям о ней, смаковал звук этих слов. Они обещали великие, славные свершения, и голову кружило от мыслей о величественных шедеврах, которые я могу сделать, чтобы запечатлеть дарованную Императором Гору Луперкалю почесть.

Когда Магистр Войны был назначен, нам тоже оказали честь. Основание Ордена Летописцев стало одним из самых приятных воспоминаний, я плакал, когда услышал о его утверждении Советом Терры. Я вспомнил пришедшего в мою мастерскую беловолосого мужчину и поднял за него много бокалов в питейных заведениях корабля.

На следующий день после Триумфа ко мне пришёл воин, красавец, облачённый в доспех, сверкающий белым от шлифовального порошка и пахнущий благовониями. Его звали Хастур Сеянус, и его лицо заворожило меня, как ничто до этого. Воин показал мне шлем с грубым знаком прямо над правым глазом. Без лишних вопросов я узнал молодой месяц, символ новой луны. Сеянус поручил мне сделать четыре кольца, каждое из серебра с отполированным лунным камнем. На одном должен быть молодой месяц с его шлема, на другом половина, на третьем выпуклая и на четвёртом полная луна. За эту работу я получил бы внушительную плату, но я отказался от денег, потому что знал, кому предназначены кольца.

Морнивалю.

Абаддон будет носить полную луну, Аксиманд, называемый некоторыми маленьким Гором, половину, Торгаддон выпуклую. Сеянус получит последнее кольцо новой луны.

Достаточно и чести работы на воинов с такой родословной.

Я трудился неделями, вкладывая всё в каждое кольцо. Я знал, что такие воины презрят броскость и лишний орнамент, и поэтому старался обойтись без наиболее сложных замыслов, пока не обрёл уверенность, что создал достойные избранных помощников Магистра Войны кольца.

Завершив работу, я стал ждать возвращения Хастура Сеянуса, но война держала его вдали от моей мастерской, и другие заказы появились на столе. Один из заказов, достаточно простой по замыслу, стал причиной моей гибели. Его тоже сделал воин Лунных Волков.

Я так и не узнал его имени, ведь он не представился, а я не осмелился спросить. То был человек с грубым лицом, глубоким шрамом на лбу и агрессивным поведением. Он говорил слова с характерным резким акцентом Хтонии, так типичным для старших воинов Лунных Волков.

То, что хотел воин, было простым, таким простым, почти недостойным меня.

Из мешочка за пазухой Лунный Волк достал серебряный диск, похожий на плоскую монету, и положил ко мне на верстак. Он толкнул его ко мне и сказал, что хочет сделать медали с образом головы волка и полумесяца. Я редко получал такие конкретные требования. Я предпочитаю пользоваться в каждом проекте собственным пониманием, о чём и сказал воину. Тот был так настойчив, что я ощутил, что отказываться опасно. Голова волка и полумесяц. Не больше, не меньше. Я должен сделать форму для медали, которую он возьмёт на инженерную палубу, чтобы произвести их в большом количестве на гидравлическом прессе. Такая банальная задача меня не интересовала, но я кивнул и сказал, что форма будет готова через день. Я заметил сходство в мотивах с тем, что заказал Хастур Сеянус, но промолчал. Слова только разозлили бы воина, для которого, похоже, бесцельное шокирующее насилие было обычным делом. Бояться астартес естественно, в конце концов, их создали быть убийцами, но здесь было нечто иное, нечто более тревожное, чем признание цели существования.

Воин ушёл, и я сразу ощутил, как воздух в мастерской стал легче, словное его присутствие давило мне на череп. Животная часть меня знала, что я в ужасной опасности и призывала бежать, но высшая личность не могла понять причины страха. Если бы я только прислушался к инстинктам и бежал, но где бы на звездолёте я мог спрятаться от одного из избранных Магистра Войны?

Я обратил внимание на серебро, отбросив мысли о всём, кроме работы о металле. На такую простую задачу ушло бы лишь несколько часов, но я обнаружил, что продолжаю думать о воине и его угрожающем присутствии. В резьбе не хватало жизни и искр вдохновения, поэтому я обратился к тем же пыльным книгам, с которыми справлялся при работе над реликвиарием для лорда-генерала.

На страницах я обнаружил частые упоминания волков и луны: невры древней Скифии раз в год превращались в волков, страх, что глаза волчицы могут вскружить чувства человека. Одни считали волков знамениями победы, другие видели в них вестников последних дней мира. В конце я обнаружил неполную историю о скованном волке, который порвал оковы и проглотил солнце, а затем был убит одноглазым богом. Учитывая, что мой волк будет выгравирован на фоне луны, это казалось подходящим выбором. С этим образом перед мысленным взором я быстро вылепил форму, придав волку простоты и элегантности. Благородный зверь гордо выделялся на фоне полумесяца, запрокинув голову словно перед диким воем. Работа не сложная, замысел прост, но я всё равно гордился. Я был уверен, что окончательный результат порадует моего безымянного заказчика, и таившийся в недрах разума страх насилия притих.

Он вернулся на следующий день, когда колокола корабля возвестили начало вечернего цикла, как и обещал. Воин потребовал показать, что я сделал, и улыбнулся, когда я положил серебряную резную работу в абсурдно огромную ладонь. Он поворачивал её так и этак, глядя на отблески света на гравировке. Наконец, он кивнул и похвалил меня за работу.

Я опустил голову, радуясь одобрению своего творения, но его рука сомкнулась на шее, как только я поднял взгляд. Похожие на железные провода пальцы сомкнулись на горле и подняли меня в воздух, я забил ногами, чувствуя неумолимый напор. Я посмотрел в глаза воина, силясь понять, зачем он это делает, но не увидел никакого объяснения кровожадному нападению.

Я не мог кричать, потому что хватка не давала покинуть рот ничему, кроме сдавленного хрипа. Что-то хрустнуло, и я ощутил внутри ужасное давление. А затем я упал, тяжело ударился о пол мастерской и забил ногами, пытаясь вздохнуть. Лишь крошечные струйки кислорода попадали в лёгкие через изувеченное горло, и я смотрел, как он присел рядом с сардонической ухмылкой на грубом лице.

Слова пытались добраться до онемелых губ, тысячи вопросов, но воздуха хватило лишь на один.

Зачем?

Воин склонился и прошептал мне на ухо.

Тоже ответ, но в нём нет смысла.

Я умираю. Он это видит. Через считанные минуты я буду мёртв, и воин повернулся и вышел из мастерской, не дожидаясь моей кончины.

Я крепче, чем выгляжу, и хотя не могу сказать наверняка, не верю, что умру так быстро, как ожидал убийца. Я делаю слабые вздохи — их достаточно, чтобы продержаться ещё чуть-чуть, но не хватает, чтобы жить. Всё перед глазами тускнеет, чувствую, что умираю.

Серебряных дел мастера не станет, и я боюсь, что никто никогда не узнает причины.

Но что это?

Порыв ветра на коже, звук открытия двери?

Да! Я слышу встревоженный крик и тяжёлые шаги. Нечто огромное и бледное нависает надо мной. Проступают прекрасные черты, похожие на лицо спасателя, видное из под воды неподвижного озера.

Я знаю этого воина.

Никому так не идёт доспех Марк IV.

Хастур Сеянус.

Он поднимает меня с пола, но я знаю, что меня уже не спасти. Неважно, как быстро он сможет принести меня к медику, я не выживу. Но я всё равно рад. Не умру один, кто-то будет смотреть, как я сброшу смертную оболочку. Меня будут помнить.

Он кладёт меня на верстак и неосторожно смахивает поднос с завершёнными заказами. Моя голова опускается на бок, и я вижу, как на пол падают четыре кольца. Я смотрю, как Хастур случайно наступает на одно, полностью расплющив кольцо своим весом.

Это кольцо я сделал для него.

Он наклоняется ко мне, настойчиво что-то говорит с искренней печалью от моей смерти.

Сеянус резко задаёт вопросы, но я ничего не могу разобрать.

Жизнь ускользает. Глаза закрыты, но перед смертью я слышу, как Хастур задаёт последние вопросы.

Кто это сделал? Что он сказал?

И последней искрой жизни я проталкиваю предсмертные воспоминания и последние слова убийцы через изувеченную гортань.

Я не могу сказать.

Проклятие Шаа-дома Гэв Торп Переводчик: Йорик

На диком засушливом мире Элеменат чувствовал, как алаитокайи учинили избиение людей, нашедших Нефритового Скарабея Нейменха. Сознание белого провидца был подобно льду, застывшему на пути постоянных нашёптываний, что тщетно пытались проникнуть в его мысли из дьявольского артефакта, но Элеменат не мог заблокировать ни предсмертные крики людей, ни упоение насилием, подобно тысяче колоколов гремящее из разумов аспектных воинов.

Печально, но необходимо. Обитавшие в крепости люди контактировали с Нефритовым Скарабеем и подверглись его порче, даже этого не осознавая. Они должны были быть истреблены, чтобы предотвратить распространение влияния Великого Врага. Когда умер последний, Элеменат и пять других белых провидцев извлекли нуль-гроб из корабля и проэскортировали к месту, где нашли Нефритового Скарабея.

Саркофаг из психокости — длинное яйцо из бледного психопластика, покрытого защитными рунами — парил между белыми провидцами, пока они поднимались по лестнице на вершину башни, перешагивая окровавленные трупы людей. Автарх алаитокайи ждал их на самом верхнем этаже вместе с провидцем и молодой колдуньей. Но Элеменат не обратил на них внимания, направив свой разум на подавление страстной мольбы Нефритового Скарабея, что льстил и угрожал, умоляя освободить его из маленькой коробки.

Не для белых провидцев барьер рун, что защищал от влияния артефакта видящих алаитокайи. Каждый из них искал более чистый путь, посвятив свою жизнь единственной цели разрушения планов Великого Врага и других Сил Хаоса. В Чёрной Библиотеке они постигали ритуалы пренебрежения, что позволяли взглянуть на царство богов Хаоса и не быть втянутыми в бездну. Такие эльдары не искали откровений о будущем, не стремились использовать мощь варпа ради своих целей. Путь белого провидца — путь отречения, направления психических даров к единственной цели сдерживания потенциала других и подавления разлагающего влияния артефактов, подобных Нефритовому Скарабею.

Когда дьявольскую реликвию поместили в нуль-гроб, вырезанные на психокости защитные печати и обереги почти заглушили скулёж и разглагольствования. Без лишних слов белые провидцы покинули алаитокайи и вернулись на свой корабль — странный, казавшийся вдвойне необычным среди развалин дворика в окружении мертвецов. Подобный жалу, оплетённому вихрем синих и голубых цветов, корпус окружал круг из шести изогнутых хвостовых плавников, что тянулись почти от самого острого носа. Судно было достаточно большим для дюжины эльдаров, и большую часть его длины занимали варп-резонирующие лопасти, что давали кораблю имя: бегущий-по-пряже.

Нуль-гроб был запечатан в отсеке, отделившимся от дна корабля, и довольные что всё идёт как надо белые провидцы собрались в круг для общения. Их разумы соприкоснулись без лишних слов.

Нет нужды всем нам сопровождать груз, подумал Немериан, старший из белых провидцев.

Мы близко к Бьель-Танигу, согласился Кхетерим, второй по возрасту. Одного будет достаточно.

Я предлагаю Элемената, продолжил Эидориар. Он ещё не совершал путешествия в святилище.

Это честь для меня, но я не думаю, что готов к такой ответственности, возразил Элеменат. Он был самым молодым из шести и никогда не посещал Бьель-Таниг один.

Это не станет великой проблемой, сказал Немериан. Можешь взять с собой наёмников. Мы сопроводим обратно к Нейр-Саману один из кораблей алаитокайи и встретимся с тобой там.

Согласны, хором сказали остальные, оставив Элемената польщённым, но встревоженным.

Другие белые провидцы направились к башне, оставив его наедине с Немерианом.

Нет причин для тревоги, белый провидец положил руку на запястье Элемената. Путь близкий и без ненужных сложностей. Ты знаешь, что делать, просто доставь груз.

Элеменат склонил голову в знак согласия с мудростью собрата, а затем зашагал по трапу бегущего-по-пряже. Он едва пересёк порог, когда трап захлопнулся, и корпус герметизировался.

Внутри четверо других эльдар сидели на кушетках, плавно переходящих в пол и стены сферической комнаты. Двое кутались в изменчивые плащи странников, их хамелеолиновые одеяния сливались с тёмно-красным интерьером корабля. Первой была Анитей. Она присоединилась к служителям Чёрной Библиотеки прежде Элемената, оставив позади обречённый Морве-Шено незадолго до того, как его поглотили смертные прислужники Великого Врага. Другим странником был Хай-лиан с Бьель-тана, нашедший новый смысл в служении стражам Чёрной Библиотеки стареющий эльдар, которому после многих путей наконец наскучила жизнь на мире-корабле.

На противоположной скамье развалился Силлион. Большую часть жизни он был пиратом, одеяния и поведение стали данью прошлому. Белые волосы выстрижены в ирокез, открытую кожу покрывают татуировки извивающихся красных драконов. На худом лице красовался шрам от правого глаза до губы — показуха, которую вполне могла убрать технология эльдаров. Носил он мешковатую чёрно-серебристую рубашку, стянутую широким поясом, который украшали гроздья крошечных сапфиров и алмазами. Вышитые серебром чёрные лосины под коленами сливались с тёмно-синими сапогами, что придавало нижней половине пирата вид освещаемого звёздами сумеречного неба.

Последний член команды сидел чуть в сторонке от остальных на небольшом стуле в капюшоне и маске, открывавшей лишь непроницаемые голубые глаза. Он был одет в комбинезон из красной и золотой ткани, мерцавшей словно чешуя рыбы, когда эльдар повернулся к белому провидцу. То был пилот, Заин Жалир, и к нему обратился Элеменат.

— Веди нас к Бьель-Танигу.


Корабль бесшумно поднялся над землёй и взлетел над крепостью людей. Внутри Элеменат вошёл в маленькое помещение за главным отсеком и, подобрав мантию, сел на покрытый узорами коврик. Соединённые кристальными тонкими узорами золотые символы покрывали стены и потолок, и в них замерцала психическая энергия, когда белый провидец расширил сознание.

— Готов активировать портал, — объявил Заин Жалир.

Раздался жалобный вой, слышный скорее разумом, чем ушами, и психическая жизнь наполнила огромный кристалл призрачных двигателей бегущего по паутине судна. Элеменат зачерпнул энергию кристалла, придав ей форму окружающего корабль фасеточного пузыря. Другой мыслью он приказал Заин Жалиру активировать портал.

Воздух вокруг бегущего-по-пряже наполнился энергией. Вспышки всех цветов заплясали вокруг незримых очертаний психического барьера, когда перед носом корабля закружилась дыра в ткани реальности. Вихрь ширился, раскручивался всё быстрее и быстрее. Через несколько ударов сердца в дыру проскользнул бегущий-по-пряже, направляемый мыслями Элемената.

В отличии от других кораблей эльдаров бегущие-по-пряже не были ограничены существующими нитями и туннелями паутины, они прорывали себе путь через брешь между материальной вселенной и варпом, и стены хода обрушивались позади судна.

Теперь командовал Элеменат, его разум был связан с бурлящими энергиями небытия и смотрел на них, как не мог никто другой: даже видящий не смог бы узреть варп в чистом виде. Белый провидец глядел, как сшибаются энергии, волны и потоки чистых эмоций и психической силы. Сквозь мальстрим красок и тканей он увидел тонкие нити ближайшей паутины и направил туда корабль.

На короткое мгновение бегущий-по-пряже должен был погрузиться в чистый Имматериум, что позволяло обойти стены паутины под руководством белого провидца. Элеменат ощутил нечто леденящее, а камень души на его груди жарко запульсировал, когда провидец укрепил психическую оболочку вокруг корабля для недолгого перемещения. Тело и разум болели, он чувствовал, как ускользает жизнь, лишь на мгновение оказавшаяся в хватке Той-Что-Жаждет.

Бесконечно долгий удар сердца воля белого провидца была всем, что сдерживало ненасытный голод порождённой эльдарами богини. Он уже совершал это действо несколько раз в компании остальных, но сейчас было первое одиночное плаванье Элемената, и провидец всё тщательно приготовил. Его разум окружала белая стена отречения, блокировавшая всё, что могло привлечь внимание, действия совершались на бездумном, инстинктивном уровне.

Вспышка психического выброса, и перемещение завершилось.

Скрытый в извилистых проходах паутины путей, защищённый от нападения возведёнными до Падения нематериальными стенами, Элеменат мог немного расслабиться. Однако обереги паутины не были гарантией защиты, и его разум остался настороже к любым признаком повреждений защитных слоёв.

В паутине Заин Жалир смог взять управление, пилотируя судно, как любой другой корабль, двигатель черпал энергию из чистой материи варпа. Свернув в боковой проход, бегущий-по-пряже продолжил путь к хранилищам Бьель-Танига.


Окружающий Бьель-Таниг лабиринт туннелей был слишком извилистым и тесным для корабля; оставив на борту Заин Жалира, Элеменат повёл остальных пешком. В отличии от пересечённых ими межзвёздных ответвлений, эти проходы были сделаны из цельного материала, созданы из столкнувшихся энергия реального и нереального. Обычный глаз видел пастельно-голубые и снежно-белые сводчатые пути, медленно изгибающиеся и сходящиеся с другими на перекрёстках в форме звезды. Для психических чувств Элемената существовал лишь мерцающий силовой барьер, сдерживающий бушующие энергии. По крайней мере белому провидцу было куда спокойнее, чем в открытом варпе, и он мог блокировать остаточный шум.

Направляемый внутренним компасом, которому его научили арлекины Смеющегося Бога, Элеменат чувствовал, как течёт энергия через саму паутину. Бьель-Таниг был близок и тяжело свисал в ткани смеси варпа и реального пространства. Примерно через десяток выглядящих одинаково звёздных распутий, провидец повернул налево, минул ещё несколько, повернул направо и так шёл какое-то время.

Здесь паутина путей приняла другой облик, смертные никогда не смогли бы осознать, как она отражала свою древность. Не стало сверкающих однообразных коридоров из цвета и света. Эльдары оказались на сумрачных улицах под совершенно чёрным беззвёздным небом, путь их направляли осыпающие стены, заросшие мхом и оплетённые терновой лозой, что словно жила собственной жизнью и медленно двигалась.

Воздух стал сухим, словно в пустыне, и полным песка. Древние наносы собирались под покатыми стенами и забивались в щели между камнями. Вздохи ветра эхом разносились по сводчатым дворикам, что появились в стенах тут и там, мельком открывая древние виллы и разваливающиеся особняки.

Ветер приносил печальные голоса, трепал и шелестел терновой лозой, отчего казалось, что говорит она. Шепчущие лозы говорили о древних днях величия, когда Бьель-Таниг был местом поиска мудрости и познаний. Хриплые голоса оплакивали академические конфликты, что охватили университетский городок, когда разные фракции в погоне за эзотерическими познаниями и просвещённым мышлением соперничали с другими сектами. Голоса плакали, что логика и рассудок уступили место догмам и ритуалам, а Бьель-Таниг стал местом смерти и извращения, где изучение стало религией, а исследования проводились огнём и клинком на телах невинных.

Мы мертвы, мертвы из-за собственной глупости, шептали заточённые в терниях духи. Пусть же усохший Бьель-Таниг послужит уроком живым, ибо нам больше ничего не узнать.

Дрожа, Элеменат шёл через развалины, его разум преграждал путь мёртвым духам, стремившимся впиться в его мысли ледяными когтями.

Очередной поворот почти привёл их к началу, но на этот раз с правильного направления, и эльдарам открылись грозные врата — внешне выкованные из золота и железа. Зловещий тёмный металл украшали сверкающие жёлтые руны эльдаров, которые скручивались в название: Бьель-Таниг. Сквозь врата можно было разглядеть сложное переплетение засовов и рычагов, украшенный серебряный затворный механизм покрывали руны не крупнее булавочной головки.

Ворота свисали с не менее впечатляющих колонн из покрытого зловещими предупреждениями и оберегами мрамора с прожилками — красными как кровь и словно пульсирующими, будто по ним что-то текло.

Или так видел глаз. Элеменат привык полагаться на менее обманчивые чувства. Он видел кружащийся, но цельный барьер психической энергии с маленькой ярко белой руной в центре, за которую ничто не могло пройти.


Не было ни колокольчика, ни сигнальной руны — ничего, чем отряд мог дать знать о себе кроме криков, чего в этом мрачном месте делать не хотелось никому. Элеменат посоветовал спутникам потерпеть, ведь судя по всем его прошлым визитам обитатели Бьель-Таниг сами узнавали о посетителях и уделяли им внимание в своё время.

Четверо эльдаров забавляли и занимали себя, каждый по своему. Провидец начитывал защитные мантры, чтобы занять мысли. Странники решили осмотреться — не теряя из виду врат — и оглядеть медленно корчащуюся шепчущую лозу и осыпающуюся кладку. Силлион присел у одного из воротных столбов с маленьким белым мемокамнем в руках и слабо задвигал губами, шепча свою тайную историю. Элемената не заботило, что в прошлом натворил пират, и он радовался, что направил психическую силу на защиту собственного разума, а не проникновение в чужие, ведь искушение взглянуть на прошлое и судьбу такого эльдара было велико.

Наконец, из-за врат раздался мрачный звон колоколов. Шепчущая лоза задрожала от предвкушения, чёрные листья и бледные как кожа мертвеца цветы потянулись к проходу.

За засовами были видны смутные тёмные силуэты, неспешно движущиеся туда-сюда. Затворный механизм кружился, трещал и скользил, в то время как видимые Элеменату психические обереги уровень за уровнем расходились, открывая путь в паутине.

Врата бесшумно распахнулись наружу, открыв четверых; провидец уже знал, что стражей всегда было столько же, сколько и посетителей Бьель-Танига, словно они были тёмными отражениями.

Четверо эльдаров были облачены в чёрное и серое, а тела их обвивали терновые лозы с крючьями и мокрыми шипами. Они выглядели истощёнными даже по меркам эльдаров, скрытые тенями лица напоминали обтянутые кожей черепа. Из впалых глазниц мрачно смотрели чёрные глаза, пронзая Элемената и остальных пристальным взором.

Позади тернокожих стражей можно было увидеть на фоне спокойного алого неба смутные силуэты воинов-автоматов, чьи длинные руки-клинки сверкали в свете серебристой звезды. Разбитую мостовую под ногами тёмных хранителей обвивали терновые побеги, с их шипов на изломанную плитку капал смрадный яд.

Взмахом руки Элеменат послал вперёд нуль-гроб. Стражи Бьель-Танига окинули шкатулку из психокости зловещими взглядами и резко, с шипением вдохнули — неясно только от опасения или от предвкушения.

— Давно искали мы это адское устройство, — неясно, кто из стражей говорил — звук словно доносился из ниоткуда. — Нефритовый Скарабей Нейменха. Истинное сокровище для мёртвых мудрецов.

— Он могущественен, — сказал Элеменат, чувствуя, что стоит предупредить их. — Мы обсуждали судьбу скарабея перед тем, как присоединились к атаке алаитокайи. Белые провидцы считают, что он должен быть немедленно уничтожен.

— Не белым провидцам решать, что произойдёт в пределах Бьель-Танига. Не бойся. Не осталось соблазна, способно навлечь на мёртвых мудрецов порчу. Мечты иссохли как капля воды в пустыне. Желанья сгорели как крылья мотылька под солнцем. Потребности тел больше не тревожат, ведь они ушли в бессмертие духа. Нефритовый Скарабей был создан ещё в былые времена и некогда использовался, чтобы придать форму тем самым туннелям, по которым ты прошёл. Его забрали у нас исполненные порока и наполнили пробуждающейся силой Той-Что-Жаждет, подчинив скарабея воле Великого Врага. Отдыхай, зная, что он будет уничтожен, когда из недр вырвут все тайны.

Врата начали закрываться, и эльдары отвернулись. Элеменат заметил, что нуль-гроб всё ещё был рядом, хотя и вернулся к прежнему молочно-белому нейтральному состоянию; осталось загадкой, как был извлечён Нефритовый Скарабей.

— Это было… по другому, — пробормотал Силлион. — Не знал, что они бывают такими разговорчивыми.

— Давайте просто вернёмся на бегущий-по-пряже, — сказал Хай-лиан. — Чем скорее мы уберёмся отсюда, тем лучше.

Элеменат согласился с предложением спутника и махнул рукой к уходу.


Они прошли почти пол пути до корабля, оставив позади мрачные окрестности Бьель-Танига, когда Анитей резко остановилось, и шедший позади Силлион почти на неё налетел.

— Смотри, что делаешь, — проворчал пират, обходя странницу.

— Ты не слышишь? — спросила Анитей. Она медленно повернулась на месте, склонив голову на бок. — Не чувствуешь?

— Чувствуешь что? — прищурился подошедший к сестре по призванию Хай-Лиан.

— Песнь, — сказала эльдарка. — Панихида, такая печальная панихида.

Элеменат открыл психические чувства, ища прорыв в паутине, который мог бы объяснить ощущение Анитей. В непосредственной близости он не увидел ничего дурного, но где-то рядом определённо была повреждённая секция. Варп проникал в ткань путевой паутины, сочился через брешь между оберегами. Это ещё не было серьёзным прорывом, но требовало осмотра.

— Веди нас к песне, — сказал белый провидец.


Этот отрезок путевой паутины был странно узким и прозрачным, за нематериальной преградой проступало небытие варпа. Здесь и там настоящие дыры в ткани паутины позволяли мельком увидеть жгущую разум чистую пустоту, сводящие с ума просторы невозможного, различимые, но не видные целиком.

Воздух казался холодным и разреженным, в нём парили микроскопически тонкие щупальца паутинки. Эльдары сторонились парящих нитей, зная, что это эфемерные следы демонического вторжения, ждущие неосторожных желания и грёзы Той-Что-Жаждет.

— Здесь безопасно, демоны бежали от меня, — сказал белый провидец.

Рукой в перчатке из белого шёлка и разумом, укреплённым ритуальными песнопениями, Элеменат собрал психонити — очистил воздух от порчи, скатав их в невероятно хрупкий шар и поместив в вышитый рунами мешочек на поясе. Анитей наблюдала, как белый провидец присел у одной из трещин, осматривая повреждения, но её внимание тянуло что-то иное.

Песнь вздымалась и угасала с тех пор, как она в первый раз услышала её: пьянящую, но внушающую ужас, похожую на приятно пахнущую мазь, которая несёт жгучую боль. В скорби была глубокая красота, вековая печаль тронула её сердце как ничто другое. То была память о песне, отзвук сна, который странница не могла вспомнить.

— Куда ты? — спросил Хай-лиан, схватив Анитей за руку, и тем вывел её из завороженного транса.

Придя в себя, она заметила нечто в тёмном углу: носок сапога.

Анитей указала на находку другим, и они собрались для осмотра. Эльдары наткнулись на труп, окутанный призрачными нитями словно добыча паука шёлковым коконом. Элеменат осторожно развёл нити, открыв эльдарку, которая казалась спящей, но кожа её была сухой как пергамент, а глаза застлала тёмная дымка. Тело окутывала броня цвета дыма, призрачные нити цеплялись за капюшон плаща, что впитывал свет и казался глубокой тенью. Она явно была бойцом: в кожаной одежде были подсумки, кобуры и ножны для бесчисленных кинжалов, длинных пистолетов и другого оружия.

— Род Комморры, — прошептал Хай-лиан, тревожно оглядываясь по сторонам широкими и внимательными глазами.

— Она уже умерла, — сказал Элеменат, натягивая на лицо трупа длинный капюшон. — Её дух давно ушёл.

Он начал шептать заклинание, чтобы запечатать тело от одержимости.

Анитей наблюдала за всем лишь отстранённо. Здесь песня была сильнее и шла не от тела, не сочилась из разрыва в ткани паутины. То тут, то там стены были разбиты, действительно расколоты, повсюду были разбросаны осколки психопластика.

Близкое и настойчивое пение слышалось позади. Покосившись на остальных, Анитей удостоверилась, что те осматривают труп. Она ускользнула, панихида манила, страннице было нужно услышать больше, услышать каждый печальный стих.

Её носок прикоснулся к чему-то среди обломков. Посмотрев вниз, Анитей увидела похожий на опал камень размером со сжатый кулак. Вновь проверив, что никто не осмотрит, странница быстро наклонилась, схватила опал и сунула в карман длинного плаща.

При прикосновении драгоценность по телу прошла дрожь, хор голосов достиг крещендо, прошедшего по нервам и погрузившегося в память, принеся воспоминания о потере и боли: потере и боли целого города, который обрекли на проклятие враги.

— Здесь мы ничего не узнаем, — объявил Элеменат, вставая. — Я оповещу других о повреждении, но боюсь, что уже слишком поздно. Ещё один проход, который будет запечатан и потерян для нас навечно.

— Так что, назад на корабль? — спросил Силлион. Искатель приключений повернулся и увидел, что Анитей стоит чуть в стороне от остальных. — Боишься мёртвых, странница?

Она моргнула и отмахнулась от завораживающей песни.

— Здесь слишком много мёртвых, — ответила Анитей, пытаясь сконцентрироваться, и её слова эхом повторил хор в разуме.


Чувствуя, что кто-то стоит перед дверью, Анитей быстро сунула камень в суму и отбросила его за низкую кровать. Она легла на простыню и позвала посетителя. Это был Элеменат. Белый провидец снял тяжёлую церемониальную мантию и был одет в тонкую тунику и штаны без сапог. Его лицо было суровым.

— Я не хочу смущать тебя на виду остальных, но знаю, что ты что-то нашла в Паутине. Ты думаешь, что могла скрыть его лишь потому, что я не смотрел? Прошу, покажи мне своё тайное сокровище.

Анитей нерешительно перевернулась и подняла сумку с пола. Она потянулась внутрь, пальцы сомкнулись на камне. Внезапно обеспокоенная странница замерла.

— Зачем?

— Я хочу удостовериться, что оно не причинит тебе вреда, — сказал белый провидец. Анитей видела заботу на лице Элемената, но она могла быть ложной. Возможно провидец тоже услышал пение и решил забрать камень себе.

— Это будет неправильно, — сказала странница. — Оно моё. Я нашла.

— Я чувствую его груз в твоих мыслях, — Элеменат шагнул вперёд и настойчиво протянул руку. — Дай его мне.

Зависть и гнев наполнили Анитей. Белый провидец жаждал её сокровище, но он его не получит. Она протянула опал, но ударила быстро как змея, обрушив тяжёлый камень на висок белого провидца, череп мгновенно раскололся. Элеменат безмолвно упал.

От прикосновения крови провидца хор запел громче, оплакивая его смерть, но одновременно прославляя убийство. Анитей положила камень и проволокла по комнате тело Элемената, спрятав за кроватью.

Она невозмутимо села и вновь подобрала опал.

— Я отнесу тебя домой, — сказала странница, проводя пальцем по холодной поверхности.

— Что это?

Анитей подняла взгляд и с ужасом увидела, что в дверях стоит Силлион. Глаза бывшего пирата прищурились и метались между Анитей, опалом и еле скрытым за ней бледным телом Элемената.

— Что ты наделала?

— Моё! — зашипела Анитей, выхватив из сумки нож. Она сделала выпад, но ожидавший нападения Силлион схватил её за запястье, другой рукой сорвал с пояса изогнутый кинжал и одним плавным движением перерезал глотку странницы.

Опал выпал из слабеющих пальцев, но Силлион мгновенно отпустил запястье Анитей, чтобы поймать камень прежде, чем тот упадёт. Он улыбнулся, когда в разум вернулась музыка, и поздравил себя с получением добычи, которую захотел, едва услышав зов. Силлион едва увидел камень, но словно желал заполучить его всю жизнь.


Хор призрачных теней пел долгий, печальный гимн в грёзах Хай-лиана. Тысяча раз по тысяче голосов вздымались в скорби и гневе, повествуя, как их предали. Он чувствовал их утрату стократ и шептал во сне, ворочался и беспокойно вертелся. Духи должны были быть освобождены, чтобы отомстить убившим их тёмным предателям.

Хай-лиан проснулся в лихорадочном поту. Ключ был близок, он чувствовал его присутствие. И нечто ещё: другой дух.

Чуть приоткрыв глаза, странник увидел в дверях силуэт. Он сразу узнал Силлиона по ирокезу и ощутил опасность. Хай-лиан прикинулся спящим и перекатился поближе к висевшему у кровати поясу с кобурой, протянув к нему под подушкой руку.

— Что ты делаешь? — пробормотал странник, делая вид, что просыпается.

— Он наш, — голос Силлиона изменился, словно говорил не только он, а слова порождали в спальне странное эхо.

Рука Хай-лиана метнулась к пистолету, но пальцы едва сомкнулись на рукояти, когда кинжал пирата погрузился в основание черепа. Странник умер молча, кровь потекла на бельё, когда Силлион вырвал клинок.


Остался только один, а потом ключ будет принадлежать ему одному. Силлион покинул кормовые комнаты и вошёл в главный отсек, направившись к комнате пилота.

Его отделяло лишь несколько шагов от кабины, когда пират пошатнулся, закружилась голова. Руки и ноги мгновенно ослабели, Силлион опёрся на стену и рухнул. Кинжал выпал из онемевших пальцев, но он продолжал прижимать к груди опал так, словно тот был его жизнью. Пирату было тяжело дышать, каждый вдох наполнял грудь болью.

Так он и пролежал какое-то время, дрожа и задыхаясь, перед глазами всё расплылось. Затем впереди вспыхнул свет, наполнив болью оптические нервы и всё тело. Тень нависла над Силлионом, и он услышал насмешливый хохот сквозь прилив крови к ушам.

— Вижу, ты уже прикончил за меня остальных, — сказал Заин Жалир. — Не важно, их бы тоже убил токсин. А у тебя есть кое-что моё.

Последние хриплые вздохи покидали бессильного пирата, когда пилот присел рядом и вырвал опал из скрюченных пальцев. Очередная судорога скрутила тело Силлиона, и он умер. Дух пирата наполнился скорбью заточённых в камне.


Притаившись в глубине теней арки, Заин Жалир слушал, как вдали стихает гул пролетевшего скифа. Он знал, что за ним охотятся, и бросил вызов опасностям низин, чтобы добраться до логова. Взяток в порту вряд ли будет достаточно, чтобы остановить все перетолки о его возвращении: эльдар ожидал некоторого внимания после тайного путешествия через тёмное подбрюшье города. Когда он ждал, пока звук затихнет, Заин Жалир протянул руку к мешочку на поясе с ключом к Шаа-дому. Он ощутил прилив гордости, зная, что освобождение родичей стало на шаг ближе.

Заин Жалир узнал, что ключ покинул пределы Бьель-Танига, и оставил тёмный город ради его поисков, присоединившись к белым провидцам в обличье изгнанника. Ему повезло вот так вот найти ключ, но всё остальное, что приведёт к освобождению Шаа-дома, было методично спланировано с рождения Заин Жалира. Камней душ других — особенно белого провидца — будет достаточно, чтобы набрать десятки наёмников, и с ними он воссоединится с другими отпрысками Шаа-дома, чтобы вернуть старую империю.

Близкое шипение вернуло Заин Жалира с небес на землю. Он слишком хорошо знал этот звук, и сердце заколотилось в груди. Отскочив вправо, эльдар выхватил пистолет, когда ур-гуль прыгнул с вершины арки. Очередь ядовитых осколков ударила прямо в грудь твари, разрывая гнилую плоть.

Слишком поздно Заин Жалир услышал других. Оглянувшись через плечо, он увидел во мраке ещё четверых звероподобных созданий, чьи обонятельные щели расширились. Зря он сюда пришёл, из всех опасностей стоило особенно избегать этих чудовищ. До Заин Жалира дошла горькая ирония смерти от лап выродившихся беглецов из Шаа-дома.

Его клинок вонзился в глотку ближайшему ур-гулю, но когти третьего и четвёртого располосовали руки и тело. Заин Жалир рухнул, твари набросились на него, разрывая и потроша, и воздух наполнился какофонией триумфальных воплей.

Безразличная лапа вырвала реликвию Шаа-дома из кровавых ошмётков кожи, мускулов и одежды и отбросила в тени. Ключ остановился у искажённого побега кровавого терновника, который быстро окутал камень с алыми искрами.

Там он и остался в ожидании новых жертв.

Сокровища Бьель-Танига Энди Чамберс Переводчик: Йорик


На вершине цитадели Белого Пламени в Верхней Комморре простирались сады удовольствий архонта Иллитиана. Густые ряды мака грёз и цветов лотоса наполняли пьянящим запахом холодный воздух внутренней вершины. Сверкающие дорожки из расколотых сапфиров петляли между вечно изменяющимися фрактальными скульптурами, что сверкали в тусклом, ядовитом свете илмей, пойманных солнц. Обыкновенно сады были местом спокойных размышлений и не самых кровавых удовольствий, но теперь стали ареной, где сошлись жаждущие бойни воющие разрушители.

Сам архонт стоял на высокой террасе и отстранённо наблюдал, как две шайки грабителей носятся по дорожкам и вокруг скульптур словно яркие шершни с клинками вместо лап. Все сидели на гравициклах, и бой был быстрым и яростным, вихри цветов на мгновение сталкивались, вырывались багровые фонтаны. Обе шайки служили Иллитиану, но их соперничество стало причинять неудобства. Решение архонта стало простым: пусть грабители решат свои споры в бою, пока он не сочтёт, что их бравада достаточно выплеснулась. Пока же состязанию не было видно конца. Шайки разошлись и с безжалостной быстротой вновь устремились друг на друга.

К Иллитиану на террасе присоединились два эльдара. Мужчина и женщина, похожие как брат и сестра, одетые в простые, облегающие доспехи цвета дыма под плащами и капюшонами из сумрачной пряжи, что впитывала свет и истекала тенью. Они были вооружены как убийцы — длинноствольные пистолеты, гарроты из моноволокна и разнообразные ножи — но безмолвные инкубы Иллитиана не обращали на них внимания. То были творения Иллитиана, существа, выращенные из одной клетки гемонкулом Сийином, двойня, рождённая для верности и повиновения.

Иллитиан театрально поморщился, когда внизу столкнулись в лоб два гравицикла, и на миг отблески пламени придали его лицу дьявольский облик. Отвернувшись от бойни в саду удовольствий, архонт обратился к новоприбывшим.

— Вириад и Ксирил, мои ловкие руки. Вы принесли мне много даров, жизней и безделушек из шпилей Комморры. Готовы ли вы пойти дальше?

— Всегда, мой архонт, — мягко сказала Ксирил.

— Мы живём, чтобы служить, — согласился Вириад.

На миг воцарилась тишина, нарушаемая лишь воем и визгом проносившихся внизу гравициклов.

— Есть место за Вратами Шипов, где Ливизия втекает в Розокийские Поля. Там скрыт портал, известный лишь самым древним обитателям Комморры и давно забытый остальными. Эти врата ведут в Бьель-Таниг, субцарство, подобно жемчужине лежащее между складками варпа и материальной вселенной. Уже много эпох оно служит тайным хранилищем всевозможных реликвий со времён до Падения. Стражи Бьель-Танига — не друзья никому, но они защищают определённые предметы, которые поместил туда Асдрубаэль Вект, дабы те не достались соперникам. Вы достанете для меня одну из реликвий.

— Как она выглядит? — спросила Ксирил.

— Опал не крупнее сжатого кулака. Внутри него могут появляться искры, движущиеся с явной целью; не обращайте на них внимания.

— Как его охраняют? — спросил Вириад.

— Обитатели Бьель-Таниг оставили ловушки и патрули для поимки чужаков. Они — мрачная ветвь нашего вида, и давно отринули истинные пути эльдар. Их эззотеризм слишком скучен, чтобы подробно описывать, а облик так странен, что они чураются своих родичей и отделили субцарство от великого целого. Убейте кого встретите, но знайте, что по слухам стражи удивительно могущественны.

Очередной внезапный удар в садах подбросил в воздух пылающие обломки гравицикла. Оставляя за собой след дыма и огня, они описали в воздухе элегантную дугу и полетели к террасе, где неподвижно стоял Иллитиан.

— Мой архонт… — прошептала Ксирил, глядя на кувыркающиеся обломки.

— Не бойся, дитя, все ходы просчитаны, — улыбнулся Иллитиан. Яркий разряд промелькнул между ближайшей башней и пылающим гравициклом и мгновенно испарил его в режущей глаза вспышке тёмной энергии. Под прикрытием ослепительных последствий взрыва, архонт отдал своим посланникам ещё несколько сжатых инструкций, а затем вновь повернулся к бою. Он махнул рукой, отсылая пару, и предупредил напоследок. — И не возвращайтесь, пока не получите то, чего я хочу.


Вириад и Ксирил направлялись туда, куда повелел их архонт. Выведенные и выращенные вместе, обученные работать как команда с единой целью эльдары были похожи больше чем близнецы, больше чем брат и сестра. Эльдары Комморры или, как они себя называли, настоящие эльдары, подавляли свои от природы сильные психические способности, потому что жили на краю обрыва, а в спину дышала вечно голодная Та-Что-Жаждет. Безоглядное использование сил разума вроде телепатии, в ином случае естественных как дыхание, было для них подобно смерти и даже хуже.

Но не для связанных пар, таких как Ксирил и Вириад. Их длившаяся всю жизнь связь порождала эмпатию, позволявшую действовать с идеальной синхронностью; каждый мгновенно узнавал о мыслях и действиях другого ещё до их начала. Души таких эльдаров были так переплетены, что их утончённые развлечения не привлекали внимания большинства демонических сущностей.

Однако связанные пары в Комморре были редкостью и не без причины. Каждая половина целого знала, что другая может умереть в любой момент, и страх разделения мог омрачить их жизнь. Случались самоубийства, как по согласию, так и из злобы. И всё же связанных можно было обучить психометрии, искусству отслеживания психически заряженного объекта по уникальному «запаху», что делало их превосходными охотниками, убийцами и ворами.

Словно раздвоённая тень они спустились из шпилей на внутреннюю вершину, а оттуда в полные анархии обширные кварталы нижней Комморры. Кровопролитие и убийство были обычным делом на вершине, но по сравнению с низами она была воплощением покоя. Здесь рабы и рождённые во плоти теснились в погоне за запретными удовольствиями, мерцающие зелёные знаки и яркие вывески обещали пути к забвению или перегрузке чувств, способной унести прочь печали порочной вечной Комморры… хотя бы на время.

Связанные близнецы пробирались мимо подобных искушений, не оглядываясь назад. Лишь исполнение капризов господина приносило им удовольствие. Они обходили стороной уличные драки и разборки, пробирались по задним аллеям и по крышам сквозь тени к цели. Незамеченная безмолвными дозорными двойня проскользнула через покрытую шипами огромную арку врат и добралась до застоявшегося потока, называемого Ливизией.

По покрывшемуся за тысячелетия коркой грязи и изъеденному кислотой каналу текла Ливизия — ленивый поток изумрудной тины, наполовину забитый крошащимися костями и другими, менее различимыми отходами. Ксирил и Вириад карабкались по берегу словно тёмные пауки и так пробрались мимо бараков рабов и ферм плоти к Розокийским Полям.

Мы близко! — пел разум Вириада.

Лишь к порталу, надо быть потом очень осторожными, предостерегла мысль Ксирил.

Потом очень осторожными, осторожными сейчас,эхом откликнулось сознание Вириада.

Они вскарабкались на Розокийские Поля, километровой ширины равнину земляных курганов и заросших тростником прудов, вклинившихся между двумя выступающими отрогами города. Здесь не было даже лачуг рабов из-за затаившихся ур-гулей, тонкие как хлыст чудовища сожрали бы любого неосторожного путника.

Наверх, к порталу, позвал разум Вириада.

Ксирил заметила металлическую плиту, внешне неотличимую от сотен других, покрывающих подножие отрога. И почти сразу услышала шипение втянутого в дрожащие обонятельные щели воздуха — звук ур-гуля на охоте. Вириад уже взбирался по остроконечной опоре безо всяких проблем, Ксирил прыгнула и схватила его протянутую руку, одновременно выхватив пистолет, и выстрелила вслепую. Ядовитая щепка устремилась к ур-гулю, невидимому для Ксирил, но ясно различимому её половине, и вонзилась в макушку безглазой твари, пытавшейся схватить её за лодыжку. Ур-гуль рухнул на негнущиеся лапы, а Вириад помог Ксирил забраться наверх. Откуда-то выбежал второй, а затем и третий троглодит, обонятельные щели расширились от запаха крови. Ксирил и Вириад небрежно пристрелили тварей и вместе вскарабкались к порталу.


По ту сторону врат их взору открылись туманные и нематериальные туннели Паутины, призрачной пряжей качающиеся в пустоте. Разрывы и дыры в стенах позволяли мельком увидеть кружащиеся тошнотворные оттенки, елейные цвета Хаоса во всём его первозданном величии. Ксирил и Вириад чувствовали ледяное дыхание Той-Что-Жаждет и пробирались осторожно — демоны ступали по этим путям, сдерживающие их обереги давно разбились на части. Казалось невозможным, что эта секция Паутины вообще уцелела, и лишь после долгого блуждания по опасным проходам они обнаружили причину.

Сначала это казалось святилищем дикарей, зиккуратом из рогатых черепов и переломанных костей во славу свирепых богов. Однако внимательный осмотр открыл методичность строивших и выжженные на зиккурате ужасные руны. То был не храм, но предупреждение, призванное отпугнуть потенциальных исследователей и захватчиков судьбой их предшественников. Здесь был портал в сам Бьель-Таниг, скрытый под костями проклятых. Но Ксирил и Вириад не дрогнули и начали откапывать древние врата.

— Не слишком радушно, — Ксирил с трудом отбросила череп.

— Ожидаемо, — сказал Вириад, поймав его и отложив в сторонку.

Внезапно Ксирил выругалась и отскочила, таща за собой близнеца. Миг спустя святилище из кости исчезло в ослепительной вспышке, дымящиеся обломки пронеслись мимо, рикошетя от доспехов и рассекая плащи. Эхо взрыва разнеслось по туннелю подобно далёкому смеху. Подняв глаза, Вириад увидел открывшийся и внешне невредимый портал — покрытую извилистыми письменами приятную взгляду арку из похожего цветом на медь металла.

— Грубо, — проворчала Ксирил, стряхивая с подола горстку дымящихся осколков.

— Эффективно, — признал Вириад, вырывая из головы осколок кости.

— Не очень, раз мы ещё живы, — поправила его половина.


Нет одинаковых субцарств. Каждое — особенный мир, пузырь реальности, парящий среди бурных потоков варп-пространства. Большинство было создано в древние времена эльдарами на пике могущества. Крепости, гавани, дворцы удовольствий, экзотические сады, тайные логова — из изменчивых потоков сплетали всё, а величайшим субцарством стал город-порт Комморра. Бьель-Таниг же был совершенно иным, и возможно его даже создали не эльдары.

Мрачное, безжизненно алое небо субцарства освещало далёкое серебряное солнце, сверкавшее как-то странно. По обеим сторонам возвышались зазубренные башни из чёрного металла, их сверкающие тёмные бока оплетали побеги исполинского терновника. Лучи серебристого света двигались словно ищущие пальцы — слишком тщательно, чтобы не наводить на мысль о направляющем их разуме.

Казавшаяся ничтожной среди этого чуждого величия пара спустилась к заросшим терновником тропинкам между башнями. Густые побеги, покрытые шипами размером с руку, двигались медленно, но с ясными намерениями, медленно стягивались, пытаясь зацепить ногу или руку, или подползали ближе, когда они задерживались на месте дольше, чем на мгновение.

Следуя загадочным указаниям господина, Ксирил и Вириад углублялись в город в поисках особенного психического запаха артефакта. Они не видели никого, всюду царило безмолвие, двигались лишь ленивые хищные побеги и рыщущие лучи солнца. С внешне случайными интервалами на улицу открывался путь из зазубренных башен, их тёмные пасти на уровне земли или высоко на стенах окружали горящие холодным огнём руны.

— Думаешь, всё это порталы? Это город порталов? — размышлял Вириад.

— Сконцентрируйся на обнаружении того, что желает наш архонт, — проворчала Ксирил. — Ничто другое не важно!

Движение впереди заставило обоих инстинктивно замереть — из башни выступило длиннорукое существо и направилось к паре. Четыре верхних конечности заканчивались метровыми изогнутыми клинками, а тело и голова были абстрактными скульптурами из брони лишь примерно гуманоидной формы.

Шипастый побег слегка прикоснулся к лодыжке Ксирил, и она бросилась вперёд, словно не замечая, что бежит прямо в лапы-скимитары мирмидонца.

Смертоносные удары обрушились подобно молниям, заставив Ксирил прыгать, петлять и катиться через хваткий терновник. В соответствии с невысказанным планом, Вириад запрыгнул на спину существа и вонзил в шейное сочленение два кинжала. Четыре руки-скимитара немедленно развернулись и метнулись назад, чтобы заключить эльдара в клетку клинков, но тот выскользнул, а Ксирил вонзила нож по рукоять в изогнутый нагрудник воина, металл чернел от каждой капли кислоты. Она бросила клинок и откатилась от секущего контрудара, а затем осторожно кружила вместе с Вириадом, пока соперник шатался и метался. Существо, которое, как она теперь поняла, было автоматоном, ослабело и рухнуло словно живое, клинки содрогались, когда коррозийный яд разъедал его сердце.

— Разочарован, сильным не назовёшь, — фыркнул Вириад.

— Возможно, их будет больше… — сказала Ксирил, а затем поглядела наверх, на близнеца, внезапно заметив, что воздух стал светлее. Белая дымка окутала один конец улицы и становилась всё ярче, пока на тёмной тропе не появился луч раскалённого серебристого света.

Инстинктивно они побежали, направившись к входу, откуда появился автоматон. Колючие побеги на пути света переплетался и словно корчился от боли, отчего Вириаду и Ксирил приходилось на бегу подныривать и перескакивать через петляющие тернии. Они нырнули в проход, а прямо по пятам за ними двигался луч, зловещий серебряный свет отбросил гротескные тени, когда проплыл мимо укрытия и ненадолго задержался над павшим воином.

Боюсь солнце шпионит за нами, миг спустя прошептал разум Вириада.

Боюсь, что это вообще не солнце, так же тихо ответила Ксирил.

После долгого, ужасного момента свет потускнел, ищущий луч двинулся дальше. Шипящие, корчащиеся побеги вновь затихли, и пара рискнула выглянуть наружу. Разбитого воина не стало, всё вокруг было очищено, словно сметено огромной метлой. За спиной безликие чёрные металлические стены коридора исчезали в непроглядной тьме.

Наружу или внутрь? Безмолвно размышлял Вириад.

Наружу, нам всё ещё нужно исполнить желание архонта, подумала Ксирил. И внутри нам не найти безопасности.

Словно в ответ на мысль проход начал закрываться, неторопливо заскользили листья металла. Они стрелой выскочили из сужающегося прохода прежде, чем ворота закрылись со звучным хлопком. Повсюду вокруг нависали тёмные угловатые башни, загадочные и необъяснимые. Эльдары устремились вглубь, теперь высматривая в небе рыщущие лучи, теперь уклоняясь от хищных терний. Наконец, они остановились.

Вот! Я чувствую! Триумфально подумал Вириад.

Возможно, через мгновение согласилась Ксирил. Я тоже слышу этот зов. Бесчисленные голоса ликуют словно прибой.

Или кричат в огне, засмеялся близнец.

Они шли по психическому следу через металлические каньоны, высматривая воинов-машин. Наконец, впереди нависла цитадель из чёрного металла, приземистая и многоглавая по сравнению с соседями, наполовину скрытая под переплетениями колючих ветвей. Побеги были толще, чем раньше, а на страже стояли два сверкающих стража. Где-то наверху, среди шипастых минаретов на вершине цитадели, находилось то, чего желал архонт Иллитиан.

Легче сдохнуть, чем забраться, вздохнула Ксирил, оттолкнув назад подползшее терновое щупальце.

Нет, если мы заберёмся с другой точки, подумал Вириад, показывая её разуму образ другой башни, которая склонялась к цели. В одном месте она практически нависала над широким балконом у вершины и выглядела относительно нетронутой побегами.

Сойдёт, если сможем забраться, решила половина.

Есть лишь один способ это выяснить, закончил Вириад.

Быстрые и безмолвные как тени эльдары взбирались на нависшую башню. Липучки на ладонях и ступнях брони смогли закрепиться на тёмном металле, и они начали карабкаться дюйм за дюймом. Они двигались медленно, много раз им приходилось пятиться как ракам, чтобы избежать свисающего терновника. На трети пути Вириад и Ксирил замерли, когда ищущий серебристый луч безмолвной прошёл рядом, обжигая глаза пронзительным сиянием. Поднявшись выше, они обнаружили, что незаметный на уровне земли ветер всё сильнее цепляется за конечности и плащи.

Уклон неумолимо повышался, когда они поднялись на сто метров, сверху сверкала башня. Одна из липучек Вириада соскользнула, когда он тянулся наверх, и эльдар повис над пропастью на ладони и ступне. Ксирил почти невольно поймала его мечущуюся руку и прижала к металлической поверхности.

На миг оба замерли, тяжело дыша.

Мы достаточно высоко, смотри, подумала Ксирил., смело подумал Вириад и напрягся, готовясь.

Вириад увидел, что это так. Их отделяло от балкона внизу почти десять метров— и почти такое же расстояние разделяло башню и цитадель.

[i]Одного хорошего прыжка будет достаточно

Стой! Окликнула Ксирил. Близнец немедленно замер.

Что там? Спросил он.

Ловушка для неосторожных. Видишь? Ксирил вновь показала на балкон. Над ним было натянуто нечто едва различимое, видное лишь с определённых углов — тонкая как паутина сеть.

Проволока из моноволокна, понял Вириад и содрогнулся.

Хватит, чтобы устроить мясорубку, согласилась Ксирил. Молекулярной толщины сеть способна рассечь в клочья, если к ней едва прикоснуться, что уж говорить о прыжке?

У меня ещё есть кислоты. Большая часть твоих ушла на разочаровавшего воина, заметил близнец.

Держась пятками и одной рукой, Ксирил потянулась, отцепила изумрудный пузырёк с ядом с пояса Вириада и бросила его на балкон. Прямо над поверхностью расцвело зловещее зелёное облако, проступили слабые очертания линий там, где проволоку пожирала кислота. Спустя мгновения плотная сеть рухнула, её полностью поглотил токсин, а затем ветер унёс и облако, оставив лишь горстку почерневших нитей.

Ксирил и Вириад прыгнули вместе, кувыркнувшись, чтобы приземлиться на балкон. Здесь психический след добычи был сильнее, гораздо сильнее.

От сокрушительного прилива чувств Ксирил пошатнулась. Вириад странно на неё посмотрел.

Ничего! Рявкнуло сознание Ксирил. Сконцентрируйся!

Под покровом терний были видны три арки, ведущие с балкона. Ксирил шагнула к центральной и рассекла побеги быстрыми, умелыми взмахами клинка. Вновь нахлынул сокрушительный психический импульс добычи, и на этот раз заметно пошатнулся Вириад.

Такая боль и гнев! В сознание близнеца пронеслась неуверенность. Может нам не стоит—

Даже не думай. Мы живём, чтобы служить! Приказала Ксирил, но и в её мыслях сквозил страх.

Вириад молча кивнул и взял себя в руки, укрепив разум против грохота и рёва, который им так не терпелось найти при проникновении в Бьель-Таниг. За аркой коридор полого опускался и закручивался, уводя по спирали на следующий этаж. Они спускались осторожно, на каждом шагу ожидая ловушек. Один круг по коридору, и стены вокруг эльдаров исчезли, проход сменился изогнутым спуском в открытое пространство.

Они оказались в широком зале, еле освещённом, далёкие стены терялись во мраке. С разными интервалами из пола поднимались угловатые плиты — многие пустовали, но на других лежали разнообразные причудливые предметы: самыми узнаваемыми были черепа, рукояти мечей и куски доспехов, другие выглядели как переплетения металлических колец или сложные гнёзда из застывшего света. Приливной рёв-песнь заказа архонта доносился с плиты у чёрной стены и тащил Ксирил и Вириада вперёд, позволяя лишь мельком взглянуть на эзотерические артефакты вокруг.

Внешне самый обыкновенный по сравнению с соседями камень лежал неподвижно. Размером с кулак, очень похож на опал, но внутри парят искры света.

Близнецы торжествующе переглянулись. Ксирил потянулась к камню, но помедлила, когда Вириад посыпал плиту подавляющей сенсоры пылью, чтобы выявить возможные ловушки. Затем её пальцы сомкнулись на опале, и поток эмпатических энергий хлынул в разум.

Смерть! Гибель! Месть! — отдались в голове безмолвные крики. Ксирил пошатнулась и почти уронила камень, лишь рука близнеца помогла ей устоять на ногах при новой эмоциональной волне. Там были страх и гнев, ненависть, гордость и триумф — всё смешалось в могучий завывающий психический крик бешенства. Разум наполнился образами другого места и другого времени: в огне рушились башни, вопящие демоны омрачили небо, приливная волна тёмной энергии неслась вперёд и сама реальность раскалывалась на части.

Сильны! Мы должны быть сильны! Донёсся сквозь бурю крик разума Вириада, и его уверенность придала Ксирил сил. Её самосознание словно пузырь вырвалось из круговорота сокрушительных психических образов, видения угасли, и эльдарка напряглась, плотнее сжав опал.

— Тебе стоит положить его на место, — раздался из мрака странный голос.

Вириад и Ксирил с невообразимой быстротой выхватили оружие и одновременно двинулись, чтобы встать спиной к спине, пытаясь разглядеть говорящего. Они увидели, как из-за плит появилось несколько существ, шагавших так неслышно, что миг назад близнецы бы в это не поверили.

— Нет, — решительно сказала Ксирил, и на фоне возвышенной речи новоприбывших её собственный редко используемый голос прозвучал как хриплое карканье. Связанная пара бочком пятилась к подъёму, готовясь при первой возможности удрать. К ним приближались четверо грациозных, тернокожих эльдаров, одетых в чёрные маски и держащих хлысты из тёмного металла в форме корчащихся терний.

— Он принесёт твоему народу великую скорбь, — предостерёг один, стеганув плетью по колену Вириада.

— Проклятые залы Шаа-дома должны остаться запечатанными навечно, — добавил другой, и его терновый хлыст метнулся к шее Ксирил.

Связанные пришли в движение, они перепрыгнули через друг друга, чтобы избежать атак. Пистолет Вириада изрыгнул отравленные осколки в скрытое маской лицо, и нападавший рухнул. Ксирил парировала удар в руку близнеца, но она всё ещё была обременена, всё ещё сжимала опал. Тернокожие кружили во мраке, их очертания распались на клочья порхающей тьмы.

Напуганная часть их обоих знала, что держать камень значит лишать себя шансов на выживание, не говоря уже о бегстве, но Ксирил не могла его выпустить, словно раскалённый камень сплавил её пальцы. Накатывающий психический рёв пытался заставить её бежать к свободе без мысли о друзьях или врагах. Эльдарке приходилось бороться, чтобы оставаться и защищать близнеца.

Ксирил могла биться лишь в пол силы, и натиск ускользающих эльдаров отбивал Вириад. Он парировал очередной удар еле различимого врага и выстрелил вновь, на этот раз цель упорхнула раньше, чем он спустил курок. Два хлыста одновременно вырвались из тьмы. Ксирил смогла блокировать один, но второй обвился вокруг руки Вириада и ободрал её, разорвав броню словно шёлк. Тернокожий рванул хлыст на себя и почти повалил эльдара, пистолет улетел в сторону. Ксирил ощутила укол паники Вириада, когда к нему метнулись кнуты, но уже бежала наверх.

Её преследовали гнев, ужас и понимание близнеца, но пульс опала в лихорадочной хватке заглушил даже длившуюся всю жизнь связь. Теперь важно было лишь доставить камень Иллитиану: бессчётные мертвецы Шаа-дома молили, требовали, чтобы она сделала это даже ценой половины души. Ксирил вырвалась на балкон, зная, что Вириад всё ещё защищает подъём, изо всех сил пытаясь задержать погоню.

Она бежала к краю, на ходу готовя свободной рукой «кошку» с крошечным гравитационным захватом на конце. В миг прыжка Ксирил ощутила, что Вириад погиб. Часть её умерла, на месте ускользающей души открылась пустота.

Ксирил задохнулась, забыв обо всём, когда боль потери вонзилась в неё словно раскалённый нож. Лишь базовый инстинкт самосохранения заставил её метнуть петляющую «кошку» к проносящейся мимо башне, гравитационный якорь зацепился, и падение прекратилось так резко, что Ксирил почти вывернуло плечо. Она быстро соскользнула несколько оставшихся метров. Сестра не стала тратить время, чтобы оглянуться на башню или забрать «кошку». Едва прикоснувшись к земле, она побежала, влекомая камнем и преследуемая собственной виной.

Ксирил бежала, а они гнались. Тернокожие эльдары, воины-машины и серебряные лучи, словно копья падающие с небес. Они гнались за ней среди переплетений побегов и лабиринтов улиц, под угловатыми крышами и покрытыми шипами минаретами, гнались, но не могли найти. Теперь мёртвые направляли Ксирил и спасали сотни раз, пока она мчалась вперёд. Мелькающие искры роились внутри опала, психический пульс почти тащил эльдарку из одного места в другое, а обитатели Бьель-Танига охотились. Ксирил, оглушённая шоком потери, покорилась безмолвным побуждениям духов. Они утешали её, наполняли дыры в душе, откуда вырвали Вириада. Ксирил поняла, что одновременно любит и ненавидит опал.

Шаг за шагом они добрались до портала, через который Ксирил и Вириад словно совсем недавно ступили в странный, ужасный город. Сестра-близнец чувствовала, что умирала, скорбь высасывала из неё волю жить. Конечности двигались автоматически, лишь в предвкушении близости вечного отдыха. Вскарабкаться на башню с одной свободной рукой было трудно, но Ксирил и в голову не пришло убрать опал. Мучительно медленно она добралась до портала и активировала его.


Разорванная, призрачная паутина после Бьель-Танига казалась ледяной пустыней, вырывающаяся из дыр и брешей духовная буря цеплялась за спину Ксирил морозными когтями. Опал, такой жгучий раньше, остыл и выпал из бессильных пальцев. В сознании эльдарки осталось смутное воспоминание, что камень чем-то важен, но думать было слишком тяжело. Чтобы наклониться и подобрать его потребовались бы невероятные усилия, способные оборвать тонкую нить её бытия. Но ничто уже не было важно.

Что-то привлекло внимание Ксирил. Петляющий след тепла или знакомый запах? Она не могла сказать точно, но что-то было знакомое в ледяном ветре. Шатаясь, Ксирил пошла к разорванным краям туннеля паутины. Снаружи её звало нечто.


* * *

В верхней Комморре, на вершине цитадели Белого Пламени, архонт Иллитиан раздражённо нахмурился, когда драгоценность на его запястье дважды сверкнула, а затем погасла. На миг отвернувшись от состязания борцов-сслитов, эльдар лениво махнул мрачному, искажённому существу, что таилось среди его в остальном блистательной свиты. Горбун засеменил вперёд и униженно склонился, странно крутя изогнутой спиной.

— Готовь другую связанную пару, Сийин, твои последние меня подвели, — приказал Иллитиан.

От и без того смертельно бледного лица гемонкула быстро отхлынула вся кровь.

— Могу ли я сделать усовершенствования? — заискивающе спросил Сийин. — Я всегда стараюсь услужить вам как можно лучше, мой архонт.

Иллитиан нехорошо на него покосился.

— Сделай, как я сказал, или я скормлю тебя сслитам здесь и сейчас, понятно?

— Как вам угодно, мой архонт, — приторно улыбнулся гемонкул, а затем быстро скрылся.

Иллитиан продолжил смотреть, как многорукие змеи крушат друг друга ради его удовольствия, и уже вовсю размышлял, как превзойти неудачу в замысловатых планах. Важно терпение. Он всегда знал, что вряд ли сможет так легко вернуть ключ к Шаа-дому. Терпение и настойчивость всё равно позволят архонту добыть его, а затем можно будет начать исполнение великого плана.

Избавление Императора Ник Кайм Переводчик: Йорик

Кровь. Слишком много крови.

Руки Афины покрылись ею до локтей. Она погрузила пальцы в багряную трясину расколотых рёбер и открытых органов. Сестра искала артерию. Её было трудно найти среди всех внутренностей и жидкости. Мерцающие люмополосы над головой были тусклыми и почти бесполезными. Афина едва могла видеть рядом свою послушницу, протягивавшую хирургические инструменты. Бетениэль словно извинялась — лезвия и пилы были грубыми и прискорбно неудобными, но других в Избавлении Императора просто не было. Это всё, что было у кого-либо в тени гряды Дьявола на разорённом войной мире.

Афина протянула сильную окровавленную руку. Она пыталась вытереть её о халат, но на ногтях осталась красная корка — кровь впиталась так глубоко, что кожу словно покрыл налёт ржавчины. Другой рукой Афина зажала хлещущую кровью артерию.

— Зажимы, сестра. Быстрее.

От взрыва крыша лазарета содрогнулась, и послушница засуетилась. Некоторые инструменты с грохотом попадали на пол, но зажимы Бетениэль нашла.

Афина остановила кровотечение и проворчала, зашивая вену, — Ещё повезло, что нам не потребовались рёброрасширители.

Бомба зеленокожих разворотила большую часть грудной клетки. И челюсть тоже.

Она обратилась к Бетениэль, — Когда жизнь на волоске, мы должны быть решительными даже перед лицом опасности. Это были «Мародёры», бомбардировщики Имперского Флота, направляющиеся к развалинам улья Гадес.

Послушница склонила голову в знак покаяния. Миг спустя она вздрогнула, когда Афина отшвырнула рваную тряпку для протирки инструментов.

— Трон и Око!

— В чём дело, сестра? Я что-то сделала не так?

— Даруй мне стойкость святой Катерины, — прошептала Афина, знамением аквилы моля о прощении за богохульство, — Нет…

Сестра провела рукой по лбу, оставив в поту багряную линию.

— Мы больше ничего не можем сделать, — Афина отключила медицинский когитатор рядом с койкой. Негативный сердечный отклик, плоская линия кровяного давления. — Он умер.

Из теней выступил сероволосый санитар с щетиной на лице и привлёк внимание Афины. Сансон был ульевиком и до средних лет делал в стоках запчасти, пока Гадес не разрушили. Спокойный и дотошный мужчина стал хорошим санитаром. Он тихо пробирался мимо пропитанных кровью и потом коек раненых, мимо бесчисленных стонущих людей, которые поступали в лазарет лагеря каждый горестный день.

— Сестра, они прибыли.

— На периметр? — Афина на ходу снимала халат, направляясь к маленькому резервуару с плоховатым санитарным душем и мочалками. Служанки подошли с обоих сторон, когда сестра остановилась вымыть грязные руки, и сняли её медицинскую одежду. На мгновения Афина предстала обнажённой в полусвете — сестра давно забыла о благопристойности — пока её не облачили в белые одеяния с золотыми иконами.

Когда Афина повернулась к Сансону, она вновь стала официозной и благородной сестрой-госпитальером в облачении Адепта Сороритас. Она прижимала к груди чётки розария, с конца которых свисал знак пылающей свечи. Тело облекли украшенные доспехи — тонкий серебристый нагрудник и наручи. Наконец, она накинула капюшон на чёрные как смоль волосы, удерживаемые заколками позади.

— Да, у реки Эвменид, — ответил санитар. Сансон потупил взор, храня свою честность.

Где-то в тенях было включено вокс-радио. Над ним сгорбился рядовой, слушавший пропагандистские сообщения с приглушённым звуком.

++ …невиновности не существует, есть лишь разные степени вины. Свободу нужно заслужить, нужно за неё сражаться. Трусы, слабаки и нечестивцы не заслуживают жизни. Гадес рухнул с дрожащих плеч. Лишь сильные победят. Мы — Злобные Десантники, мы встретим угрозу лицом к лицу и… ++

— Выключи эту хрень, — Афина сердито уставилась на солдата, рядового по имени Колбер, которому хватило ума сделать что сказано. — Лучше я буду слушать Яррика, воспевающего добродетели сопротивления, чем это.

Речи капитана Виньяра часто разносились по частотам вокса, но его пропаганда всегда была направлена на пренебрежение к слабым и подчёркивание их бесполезности в войне.

Рассерженная сестра окликнула Бетениэль, облачённую в менее броские одеяния послушницы. Та последовала за старшей, склонив голову.

— Нужно ли оповестить об этом полковника Гауптмана? — из-за спины Афины раздался голос Сансона.

На миг она остановилась. Полковник отвечал за защиту лагеря. Он был офицером пятого кадианского, славным солдатом и честным человеком, понимавшим беду тех, кто не мог себя защитить.

— Сам и сообщи, — ответила Афина, исчезая во мраке. — Он лежит перед тобой на койке.


Со смертью Элиаса Гауптмана защита Избавления Императора легла на плечи других. Афина видела, как они стоят на вершине неприглядного холма вдоль периметра лагеря. Сестра пыталась не думать о размещённых внизу тысячах беженцев из улья Гадес, о раненых и о неумело сделанных блокгаузах, об антисанитарных условиях в её лазарете, о мертвецах и ямах, где их закапывали предоставленные сервиторы. Хвори и грызуны становились проблемой. Афина стала носить с собой вне приёмной шоковую дубину и убила столько сточных крыс, что позавидовал бы любой ульевик.

Она заметила, как рядом дрожит Бетениэль, и на миг сжала её руку.

— Будь отважной, сестра. Они здесь, чтобы мы были в безопасности.

Но глядя на огромных рыцарей впереди, чьё оружие висело наготове, на зарубки об убийствах и помятые доспехи, Афина чувствовала сомнение… и страх.

Двое, оба облачены в жёлтые как песок и чёрные как ночная тьма доспехи, чьи левые наплечники украшала крылатая молния. Оба рыцаря в шлемах. Один напоминает клюв, нарисованные по бокам зубы придают вид акульей пасти, другой попроще — тупоносый и с вокс-решёткой.

Склонившись, Афина ощутила на себе взор зловещих рыцарей и попыталась сдержать дрожь в городе.

— Я старшая сестра Афина, а это моя послушница Бетениэль. Я рада, что такие великие воины сочли Избавление Императора достойным своей защиты.

— Не сочли, — ответил акулье лицо. Он говорил размеренно, но звучащие в голосе нотки заставляли вспомнить о зазубренном клинке в ножнах на боку. Воин выступил вперёд, резко глядя на женщину. На украшении нагрудной пластины архаичными письменами было написано имя — Немиок.

— Поясни, — в глазах Афины была видна сталь и решимость, свидетельствующие о том, что сестра не дрогнет.

Заговорил другой. Его голос был скрипучим, но не таким резким, как у товарища.

— Наша цель — занять и удерживать позиции вдоль реки и лагерь. И всё, — судя по доспеху, воина звали Варик.

— Так кто отвечает за защиту лагеря? У меня более двенадцати тысяч беженцев, многие ранены, не говоря уже о тысяче служащих Министорума.

Брат Немиок подался вперёд, используя для устрашения весь свой рост и вес.

— Присмотрите за собой, если сможете, — он сердито уставился вдаль, не желая больше обсуждать этот вопрос.

Афина покачала головой. Бетениэль отчаянно хотелось уйти, она даже осмелилась потянуть старшую сестру. Пронзительный взгляд Афины заставил послушницу отдёрнуть руку, а затем обратился на космодесантников.

— Это неприемлемо. Я поговорю с полковником Дестриером…

Немиок резко обернулся, гремя сочленениями доспеха, — Убирайся! И молись, чтобы не пришли орки.

Афина невольно попятилась. Сердце колотилось, она едва могла дышать, — По крайней мере я хочу знать, кому вы служите.

Варик ответил прежде, чем Немиок решил сделать что-нибудь более угрожающее.

— Виньяр, капитан Злобных Десантников. Теперь вернись в лагерь и считай это предупреждением.

Разговор окончен. Если она задержится, то будет насилие. Оно буквально волнами исходило от космодесантников. Бетениэль всхлипнула, не осмеливаясь поднять взгляд от сапог.

Афине пришлось помочь послушнице спуститься с грязного холма. Старшая сестра дрожала даже тогда, когда они добрались до относительной безопасности лагеря.

Пока Бетениэль потягивала из фляги Колбера зерновой ликёр, чтобы укрепить нервы, Афина слушала вокс-радио.

++ …не буду лгать. Мы несём потери в регионе Эвменид гор Диабло. Хотя сейчас мы должны отступить, крепитесь добрые граждане, потому что мы соберём войска и вернём землю. Будьте бдительны. Зеленокожие уже на краю гор Диабло, но едва ли смогут их пересечь. Боритесь, сражайтесь и вместе мы победим.

Речь Яррика означала, что будут новые беженцы. Афина оглядела ряды коек, думая об уже забитых домах. Их «защитники» оказались чудовищами, прикидывающимися героями. Она молила Императора о милосердии.


Немиок высматривал в горах следы орков, держа одну руку на стволе свисавшего с плеча комбиболтера.

— Брат, не делай этого больше.

Варик, чистивший от грязи цепной меч, посмотрел наверх, — Не делай что?

— Не потворствуй этой женщине. Она должна знать своё место. Помни о своём ордене и долге, — Немиок сделал паузу, чтобы повернуться и встретить свирепый взгляд брата. — Или я тебе напомню.

Пристыжённый Варик лишь кивнул.

Немиок прислушался к передатчику в ухе.

— Мобильная артиллерия выдвигается на противоположную сторону лагеря, — сказал он через минуту. — Похоже, капитан Виньяр намерен нанести удар чуть раньше.

Он улыбнулся, когда увидел, как напротив их сторожевого поста из облака пыли появилась танковая колонна, сверкая в свете тусклого солнца пусковыми установками ракет, но в улыбке не было ни радости, ни веселья.


* * *

Дождь в Избавлении Императора был хорош лишь чтобы смывать кровь. И даже при этом она скапливалась в сточных ямах и резервуарах, делая землю грязной и трудной для передвижения пешком или на гусеницах. По земле текли ручьи густой красной жижи, липнущей к сапогам и наполняющей воздух тяжёлым металлическим запахом.

Афина вышла под ливень в медицинском халате, забыв о церемониях ради прагматизма. Бетениэль стояла на склоне, плотно прижимая к хрупкому телу плащ.

— Мне нужна ваша помощь, — обратилась сестра к часовым космодесантникам, надеясь привлечь их внимание прямотой.

Немиок удосужился на неё посмотреть, — Продолжай.

— «Спасение», медицинский транспорт, сломался. Он увяз, и на борту более пятисот раненых. Мне нужно как можно быстрее доставить их в лазарет. Вы сильнее всех в лагере и сможете быстро вернуть транспорт на дорогу. Никакой защиты, — пояснила она, показывая ладони, — просто спасение жизней.

Немиок ждал. Дождь моросил по лицу Афины, стекал по одежде. Она дрожала, как и наполовину утонувшая послушница.

— Прошу… вчера я говорила необдуманно, но это не займёт много времени. Умоляю. Помогите.

Намеренно медленно Злобный Десантник снял шлем и повесил его за шейный крючок на пояс. В глазах не было жалости, рот застыл в усмешке. Дождь хлестал по покрытому ужасными шрамами лицу, но воин не двигался, не чувствовал. Словно сестра говорила с глыбой гранита.

— Нет. Справишься и без нас.

— Больше пятисот раненых! — взмолилась Афина. — Вы можете спасти их, по крайней мере дать шанс.

Усмешка на лице Немиока превратилась в оскал. Он обнажил спату. Зазубренное лезвие было почти чёрным, ничто не могло убрать с него следы убийств.

— Я ненавижу слабость, — в тихом голосе послышалась угроза.

Позади Варик стоял в шлеме и смотрел вперёд.

— А ты? — спросила сестра. — Ты тоже нам не поможешь?

Немиок рявкнул, — Не смотри на него! Я говорю от имени Злобных Десантников. Убирайся и молись, чтобы я остался таким благодушным.

Афина помчалась в бурю, догнав Бетениэль в нескольких метрах ниже.


Она вернулась спустя несколько часов — окровавленная и падающая с ног от усталости, но держалась отстранённо. Дождь всё ещё шёл, хотя и стал слабее.

— Ты был прав, — безо всяких эмоций сказала Афина. — Я выкопала «Спасение». На это у шести рабочих сервиторов ушло четыре часа. Мы также потеряли половину раненых прежде, чем добрались до лазарета, — её тёмные как уголь глаза в сумраке были похожи на куски льда. — Я хочу чтобы ты знал, что даже безмозглые рабы из плоти и металла проявили больше сочувствия к людям, чем Ангелы Императора.

Немиок ничего не сказал. Он даже не удосужился её заметить.

Лишь Варик выдал свой стыд неловким изменением позы. Он собирался сказать сестре уйти, но её уже не было рядом.

Треск помех заставил Немиока проверить передатчик в ухе.

Его слова прозвучали как падающие камни, — Мы выдвигаемся.


От дыма далёких пожарищ небо над горами Диабло окрасилось в грязно оранжевый цвет. Ветер приносил вонь горящих боеприпасов, деревьев и человеческой плоти. Иногда пахло и чем-то другим — чем-то резким, застоявшимся и грибным.

Бетениэль прижала к себе ноги, радуясь тому, что старшая сестра вернулась невредимой.

— И они ничего не сказали?

— Молчали как истуканы, сестра, — Афина устала телом и душой. — Я никогда не чувствовала такой холодности.

Они сидели перед лазаретом, дыша свежим воздухом.

Позади гудело радио.

++ Попытки выбить орков с гор Диабло провалились. Подразделения Имперской Гвардии уже выдвинулись к гряде Дьявола и удержат там зеленокожих. В качестве меры предосторожности гражданским к югу от реки Эвменид рекомендуется направиться подальше от гор и найти укрытие. Верьте в Императора. ++

Воцарилась зловещая тишина.

Её нарушила напуганная Бетениэль, глядя на утёсы.

— Это близко к лагерю, — сестра прикусила губу, и годы словно покинули её, оставив позади боящуюся темноты маленькую девочку. — Может быть стоит перевезти раненых?

Афина покачала головой, — Их слишком много. Нам придётся остаться здесь и надеяться, что их остановят кордоны Гвардии.

— А если нет?

Эхом с гор донёсся такой рёв, что его ярость поглотила ответ сестры.

— ВАААААААРГХ!!!

Афина вскочила. В голосе послышалась спешка.

— Быстро внутрь.

После пребывания снаружи тяжёлый запах пота, крови и мочи молотом обрушился на сестёр, когда они вбежали в лазарет. Сансон поднял взгляд с подноса с повязками и марлей.

— Что происходит?

Рядовой Колбер захромал к крючку на стене, где висел его пистолет.

— Зеленокожие здесь, так? Кордоны их не остановят, — ещё молодой рядовой за проведённую в лазарете неделю постарел лет на десять.

У Афины не было времени на объяснения.

— Закрыть все двери и окна, — приказала она Сансону. — Пусть никто не выходит наружу.

Две сестры-госпитальера начали молиться в небольшой часовне.

Пронзительный вой над головой заставил всех посмотреть наверх, почти три тысячи голов обратились к небу, моля о спасении.

— Опять бомбардировщики? — спросила Бетениэль. Она смотрела, как дрожат люмопластины, и в мерцающем свете с потолка каскадом падает пыль.

Высота звука уменьшалась.

Афина медленно покачала головой.

— Прячьтесь! В укрытие! — закричала она, и тут начали падать первые снаряды.

С внушающим ужас грохотом обвалился потолок. Молившиеся госпитальеры исчезли под горой обломков, получив награду за праведность. Те, кто мог, прижали руки к ушам. Мощный взрыв разбил стены и расшвырял тела. Свет погас секунду спустя, воцарились мрак и паника.

Пережившая первый удар Афина ковыляла сквозь бойню. Бедный Сансон погиб, его изрешетили и почти разорвали пополам обломки. Сестра держалась за Бетениэль, единственную, кого действительно могла спасти, и пыталась найти путь наружу.

Очередная раскалённая взрывная волна обрушилась на старшую сестру, повалила на пол и унесла прочь сонм кричащих силуэтов. Нечто горячее брызнуло на лицо. Пахнущее медью. Были и куски чего-то, иногда слишком твёрдые и острые, чтобы быть грязью. Афина кое-как поднялась, таща Бетениэль.

Она запоздало заметила, что из ушей течёт кровь. Постоянный гул оглушил сестру, поэтому она не услышала пронзительный вой перед очередным взрывом.

Снаряд упал дальше, разбросав трупы словно кровавый град. Изувеченные тела попадали на землю, переплелись с обломками коек.

Где-то вспыхнуло пламя. В красноватом мерцании Афина видела на полу лазарета очертания изувеченных тел мужчин и женщин, чуяла дым. Он смешался с кордитовой вонью тяжёлых мортир.

Орки в горах не используют мортиры.

Афина с ужасом поняла, что происходит. Они посреди имперского обстрела.

На ощупь пробираясь в темноте и спотыкаясь о мёртвых и умирающих, сестра нащупала край двери.

Афина как раз собиралась рвануть дверь на себя, когда раздался оглушительный грохот, и её подбросило в воздух.

Бетениэль закричала.


Немиок с неподдельным удовлетворением смотрел, как падают снаряды. Хлынувших с гряды Дьявола зеленокожих разрывало на части. Позади «Вихри» продолжали безжалостный и неразборчивый обстрел. В лагере беженцев разлетались на части здания. Некоторые люди выбежали наружу, как только начался обстрел.

— Глупцы, — прошептал он.

Тех, кто не погиб под огнём, растерзали прорвавшиеся орки. Орда зеленокожих собиралась и стреляла в ответ, пытаясь начать контратаку.

Немиок переключил комбиболтер на полный автоматический режим.

— Готов, брат?

— Там внизу люди, — сказал Варик.

Но Немиок лишь отмахнулся, — И зеленокожие тоже.

Варик кивнул, нажимая на активацию цепного меча. Они присоединятся к авангарду Злобных Десантников, прикреплённому к бронетанковой колонне.

Вместе со своими боевыми братьями Варик и Немиок обрушились на лагерь.


Афина очнулась, кашляя кровью. Там, где сломались рёбра, в левый бок словно вонзили раскалённые ножи. Красная слюна говорила о внутреннем кровотечении. Голова кружилась, как от сильного удара. Сверху сочился свет. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что от крыши лазарета ничего не осталось. Афине открылся ужасный вид на лежащие тела и оторванные конечности. Кто-то ещё дёргался и стонал. Большинство лежало неподвижно.

Её отбросило на несколько метров от двери, которая повисла словно оторванная короста. Бетениэль была рядом — живая, но в шоке. На покрытом сажей лице застыла кататоническая гримаса ужаса.

— Пойдём, — мягко сказала Афина. — Следуй за мной, сестра. Сюда…

Она протянула руку, но была вынуждена схватить Бетениэль и поднять её на ноги. Послушница шаталась и двигалась так, словно не видела ничего.

Вместе они выбрались из разбитого дверного проёма.

Лагерь окутал дым. Он был ещё гуще от тумана, который пришёл от реки и со склонов гор и словно саваном окутал Избавление Императора. Ветер доносил выстрелы и крики, такие громкие, что Афина сперва бросилась в укрытие. Мёртвые лежали на залитых кровью грязных улицах. На её глазах умерли и застыли мать и дочь, еле касаясь друг-друга пальцами. В разбитом блокгаузе на окне повис пытавшийся выбраться гвардеец. Прямо под ним на земле валялся пробитый шлем, а в руке покачивался лазган. Десятки сестёр, праведных женщин, которых Афина знала много лет, лежали в крови. Она отвела взгляд.

Из дыма вырвались чудовища с толстыми грубыми зелёными шкурами. Огромные жестокие звери пахли дерьмом и гнилым мясом. Сестёр заметила среди бойни тварь с широким тесаком, левая рука зверя была обрублена по локоть, а лоб украшала глубокая рана. От орка шли такие волны насилия, что у Афины закружилась голова.

— Бог-Император… — прошептала она. Зверь заревел, чувствуя добычу, и неуклюже побежал. Пластины брони бились о мускулистое тело, качались взятые с трупов трофеи из мяса и костей.

На улице лежал и рядовой Колбер. Сквозь расступившийся дым Афина увидела застывшую на лице трупа решимость.

— Оставайся здесь, — сказала она Бетениэль, которая потерянно кивнула, и бросилась к мёртвому солдату — ближе к орку, но и к пушке ближе. Афина вырвала оружие из кобуры и пятилась, пока не дошла до Бетениэль, а затем прицелились.

— Стой! — закричала она зверю, скорее чтобы подбодрить себя, чем задержать его. Как и следовало ожидать, орк продолжал бежать. Афина выстрелила. Первый выстрел ушёл в молоко, второй попал в торс зеленокожего. Тот хрюкнул, но не замедлился. Она стреляла вновь и вновь, опустошая энергоячейку пистолета, и молилась о попадании в что-нибудь важное.

Орк обгорел и истекал кровью, но был жив. Зажужжал временно опустевший пистолет. Афина бросила его и выхватила шоковую дубину. Дорвавшийся до добычи орк замахнулся тесаком, чтобы снести ей голову. Сестра спешно отскочила и ударила его по колену.

Зверь хохотал, собираясь убить их, когда за ним из дыма возникла тень. Время словно замедлилось, когда Афина увидела вспышку выстрела и поняла, что очередь болтера попадёт и в них.

— Трон, нет! — она закричала, бросаясь на землю и молясь, что послушница сделает то же самое.

Сразу после выстрела Афина услышала крик. Это была Бетениэль.


— Цель слева, — пламя с рёвом вырвалось из болтера Немиока, разрывая пытавшегося вылезти из кратера орка. За ним из подствольный пусковой установки последовала граната, которая перелетала через ось мчащегося на хвосте грузовика и поджарила водителя.

Другой орк, выбежавший из раскалённого дыма, рухнул без половины черепа.

— Угроза устранена, — сообщил Варик, водя оружием из стороны в сторону в поисках цели.

Они продвигались через лагерь, методично расстреливая всех зеленокожих на своём пути. Зачистить после обстрела Избавление Императора. Не сдерживаться. Так приказал капитан Виньяр.

Слева очередь тяжёлого болтера разорвала толпу оглушённых зеленокожих мародёров, оставив от них кровавые клочья. Брат Драго не обратил внимания на бегущих через его линию огня людей, когда начал стрелять по разбитой машине и тварям, пытавшимся снять с кузова тяжёлый стаббер. Всё исчезло в огромном взрыве и злых вспышках ленточной пушки.

Из облаков дыма спикировал лэндспидер. Он низко завис, поднимая пыль работающими на холостом ходу двигателями, и нацелил установленный на носу тяжёлый огнемёт на разрушенное здание.

Когда спидер начал разворачиваться, покрытая порезами и хромающая женщина закричала.

— Внутри ещё заперты люди!

— С дороги, — зарычал пилот, выпустив в развалины струю раскалённого прометия. Шатаясь, горящие орки и люди выбирались наружу. С сопротивлением было покончено, когда стрелок развернул установленную на борту штурмовую пушку и зажал спуск. Из вращающегося ствола вырвалась очередь высокоскоростных снарядов, которые превратили окна домика в стеклянную бурю и убили всех внутри. Затем десантник обратил свой гнев на горящих беглецов.

Жуткий смех раздался из шлема Немиока, радующегося убийствам.

— Сотрём их с лица земли! — взревел он, заметив группу сбежавших от обстрела орков. Немиок отцепил гранату и метнул в них.

Когда ксеносов поглотил взрыв, он окликнул Варика, — Брат, я хочу освятить свой клинок кровью этих тварей!

Варик кивнул, сжимая стальной хваткой цепной меч.

Орки, пусть и потрепанные, всё равно ринулись в бой, размахивая тесаками и рубилами. Варик отсёк голову одному, пока его боевой брат пронзал другого. Немиок выпотрошил третьего прежде, чем Варик прикончил последнего, разрубив от паха до грудины поганую тварь.

Убрав цепной меч в ножны, Немиок направился по узкой улице к площади.

— Стой! — но крик Варика пришёлся в глухие уши, и он ринулся наперехват брата.

Немиок вышел между двух дымящихся блокгаузов и прицелился в спину зеленокожего. Тот был уже ранен, где-то потерял руку и принял не один выстрел. Зверь рвался к добыче, которую Злобный Десантник не видел и видеть не хотел. Он застрелил орка, взрыв снарядов разорвал спину до костей. Когда зеленокожий упал, Немиок увидел в перемазанном кровью визоре двух женщин, которых узнал. Он убрал палец со спускового крючка, но было уже поздно.


Бетениэль мертва. Глаза широко открыты, и она лежит на спине в растущей луже крови. Её задел лишь осколок, но этого оказалось достаточно для смертельной раны. Афина держала послушницу в руках, шепча молитву.

— Святая Катерина, молю тебя, приведи сию верную воительницу к Императору. Защити её душу в путешествии к Золотому Трону…

Афина не плакала. Её решимость была тверда как мрамор. Сестра плотнее сжала оружие Колбера и встала. Не чувствуя ни страха, ни сомнений, она направилась к гиганту в чёрно-жёлтой броне.

— Ты — позор аквилы, — сплюнула Афина, вскидывая лазпистолет.

Выстрел был почти в упор, но Немиок только крякнул и пошатнулся. Он сорвал шлем, забыв о битве вокруг. На лице под ним застыла маска чистой ненависти.

— За это проявление силы я позволю тебе увидеть моё лицо перед казнью, — зарычал Злобный Десантник, выпустив из рук повисший на ремне болтер, и обнажил клинок. — Будет действительно больно.

От удара в неприкрытую челюсть Немиок потерял равновесие, а выпавшая из руки спата вонзилась в землю.

— Ты и так опозорился.

Немиок выглядел так, словно собирался потянуться за другим оружием, но замер, когда его брат покачал головой.

— Нет чести в хладнокровном убийстве невинных, — Варик повернулся к Афине. — Убирайся. В зоне боевых действий не место для сестры милосердия. Останься в живых и принеси хоть какую-то пользу, — он забрал пистолет и раздавил его. — Я не стану сдерживаться, если ты ещё раз прицелишься в моих братьев.

Она кивнула, поняв, чем ради её жизни пожертвовал Варик.

Афина бросилась к Бетениэль. Их нашла другая группа беженцев и помогла положить тело в полугусеничный транспорт Имперской Гвардии. Они поехали на юг, прочь от орков и гряды Дьявола. На окраине лагеря всё ещё кишели спускающиеся с гор зеленокожие.

Сестра не знала, что заставило Варика вмешаться. Возможно в космодесантниках было больше сострадания, чем она полагала. Неважно. Сострадание не принесёт победу. Это сможет сделать только Яррик.

Наверху вновь начался обстрел, унося мысли и прижимая орков к земле. Пройдёт несколько часов, прежде чем закончится битва. Погибнут ещё многие гражданские. Лишь немногие познают избавление Императора.


Варик держал брата на виду, пока не удостоверился, что его гнев утих.

— Ты об этом пожалеешь, — сказал Немиок.

— Ты зашёл слишком далеко.

Раздался частый стук тяжёлых двигателей, и они посмотрели на небо, чтобы увидеть, как вдали заходит на посадку эскадрилья десантно-штурмовых кораблей.

— А вот теперь будут проблемы… — прошептал Варик.

Зелёные как лес корабли украшала голова рычащего огненного дракона. Они принадлежали Саламандрам.


Виньяр сорвал перчатку, откинувшись на троне в казармах Злобных Десантников — сумрачном железобетонном здании, обустроенном с аскетизмом, который и следовало ожидать от ордена пуритан. Капитан держал знамёна и трофеи при себе. Они были единственным, что украшало пустую комнату кроме широкого стола-стратегиума, на котором были разложены груды карт и инфопланшетов.

Один из них, доклад об обстреле Избавления Императора, и просматривал капитан, не считая нужным смотреть на безмолвно стоявших рядом воителей.

— Сколько погибло людей?

— Примерно четыре тысячи, сэр.

— А орки?

— Полностью истреблены.

Виньяр положил планшет и улыбнулся двум воинам.

— Приемлемые потери.

— Также серьёзно повреждены здания.

— Не важно, — отмахнулся капитан. — Зеленокожие бегут, Злобные Десантники торжествуют.

— А что штаб Армагеддона? Я слышал они собирались наложить на нас санкции.

Виньяр презрительно расхохотался.

— Брат Варик, Дестриеру напомнили о его месте и цели в этой войне. С его стороны больше не будет проблем.

Воины задержались, отчего капитан спросил, — Что-то ещё?

Варик ожидал обличающего рассказа Немиока о произошедшем с сестрой Афиной, но ответ удивил его.

— Нет, сэр, — прохрипел он сквозь сжатые зубы.

— Тогда можете идти.

Воины отдали честь, повернулись и вышли.

Виньяр рассматривал карты на стратегиуме, планируя следующую атаку, когда услышал, как открылась дверь казармы.

— Передумал, Немиок? — спросил капитан, поднимая взгляд, но увидел другого. Виньяр оскалился. — Ты.

Перед ним стоял воин с кожей цвета оникса, облачённый в зелёный как лес доспех. С широких плеч свисал чешуйчатый плащ, закреплённый под позолоченными наплечниками. Броню украшали драконы и пламя, молоты и наковальни. А голос был глубоким как сама бездна.

— Я разговаривал с полковником Дестриером, — сказал воин, — а также стал свидетелем применения излишней силы в Избавлении Императора и узнал о гибели гражданских.

— На любой войне есть побочный ущерб, — возразил Виньяр. — Если бы я не действовал так решительно, то по лагерю бы всё ещё носились орки. Вдобавок трусы недостойны пощады.

Воин в зелёном доспехе снял со спины громовой молот и обрушил его на стол, круша инфопланшеты и разрывая карты. Затем он заговорил, отстёгивая кобуру.

— Виньяр, ты неправильно понял цель моего визита, — глаза воителя вспыхнули багровым огнём. — Дискуссии не будет, — он покосился на снятые Злобным Десантником перчатки. — Надень. Я хочу, чтобы это было честно.

Капитан задохнулся от злости, но всё равно потянулся за перчатками, — О чём ты говоришь, Ту’шан?

— О преступлении и наказании, — ответил великий магистр Саламандр. Он с хрустом покачал головой, разминая шею.

— Я дам тебе один совет, — добавил он, сжимая и разжимая кулаки. — Не тянись за оружием.

Затем Ту’шан закрыл дверь казармы.

Warhammer Fantasy Battles

Поступь смерти Крис Райт Переводчик: 4rj

Матильда кричала.

Её губы скривились, дряблое тело задрожало. Капельки слюны, словно яркие жемчужины, взметнулись в воздух.

Мужчины и женщины вокруг неё тоже кричали. Махали исхудавшими руками, обёрнутыми в рванину из грязной шерсти и кожи. Сжатые добела кулаки, туго надутые канаты вен на шеях.

Страха не было. Они давно разучились бояться. Не забыли только ненависть, славу и саму жизнь. Всё их существование превратилось в вопль — долгий, нескончаемый крик единодушия и жестокости.

Они побежали. Вверх по скользкому от грязи склону, взбивая ногами слякоть, оступаясь и падая друг на друга, только бы добраться до врага.

Охрипшая от нескончаемого крика, Матильда неслась в первых рядах. Она тяжело поднималась вверх, цепляясь свободной рукой за землю, поскальзываясь на истоптанной траве.

Проливной дождь превращал изборождённую ногами грязь в скользкое серое болото. Низкое, тёмное небо свысока хмурилось на них. Далеко на востоке раскачивался дремучий, густой, словно спутанные волосы, Драквальдский лес.

На горе стояли зверолюди.

Они ревели и топали копытами, трясли тупыми клинками и размахивали знамёнами из рваных шкур.

Сотни их собрались здесь. Они смердели тухлой кровью, мускусом и мокрыми шкурами. Хриплым оглушительным рёвом они бросали людям вызов.

— Смерть нечистым! — проорала Матильда.

Она добралась до гребня горы и бросилась в толчею уродливых тел.

Словно два помойных стока с грохотом сошлись две армии. Ни ярких бликов на начищенных доспехах, ни цветастых стягов, развевающихся в лучах солнца. Меньше тысячи с каждой стороны. Каждый открытый участок кожи измазан грязью или покрыт коростами, болячками и гнойными ранами. Люди пахли не лучше животных, а некоторые своим видом напоминали их даже больше чем зверолюды.

Враги рубили, кололи, били, тыкали и душили друг друга. Ни стратегии, ни тактики, только голая ненависть.

Гор с лошадиной мордой неуклюже замахнулся на Матильду, та пригнулась, но прежде чем смогла ударить в ответ, лысый мужчина с ожогом в виде кометы на лице снёс зверолюду голову.

На её пути вырос худой ангор с костлявыми лапами и серой кожей. Он махнул грязной стамеской, метя ей в голову и рассчитывая, что она ответит секачом.

Матильда расхохоталась и хорошенько приложила его кулаком. Когда голову ангора дёрнуло назад, она засмеялась снова, потом ещё, когда врезала ему по морде: она хихикала, погружая пальцы в глазницы, чтобы выдавить студенистые шарики, прячущиеся внутри, фыркала как маленькая девчонка, разрывая ангору глотку, мощными рывками выдирая сухожилия и выворачивая позвоночные хрящи.

Звери были на голову выше людей. Сильнее, лучше вооружены и одержимы присущим всему их роду коварством и жаждой битвы. Но на них, словно река в половодье, набросилась армия орущих фанатиков — они нахлынули на их защитные порядки и сошлись в рукопашной.

Десятки воинов пали во время нелепого подъёма. Ещё больше было вырезано, когда фанатики сошлись с врагом вплотную. Их избивали до смерти, пускали кишки острым железом, потрошили жуткого вида клыками.

Но людям было плевать, их это не останавливало. Они теснили зверей, вытирая кровь с распахнутых глаз, в унисон распевая хвалы Зигмару. Они были единым целым, одной сущностью, воплощённым отмщением.

Завидев крупного варгора с красными глазами и слюнявой пастью, Матильда развернулась и резко махнула секачом, отбивая несущийся на неё кинжал. От удара по руке прошла дрожь. В тот же момент она бросилась вплотную к противнику и, отводя секач назад и в бок, вцепилась пальцами ему в морду, стараясь дотянуться да его красных глаз, словно это были рубины.

Гор отмахнулся от неё и ударом огромного кулака свалил Матильду на колени. Он высился над ней, готовясь нанести смертельный удар.

Матильду шатало, перед глазами всё плыло. Смутно она почувствовала, что вот-вот умрёт, и от этого её неожиданно бросило в яростный экстаз.

Он воззвала к Зигмару и, оглядываясь в поисках противника, с трудом поднялась с колен.

Но гор уже исчез. На его месте стоял высокий мужчина. В тяжёлых, тусклых от дождя доспехах, он ярко выделялся среди прочих людей. Сквозь пелену ливня виднелось угрюмое лицо с грубыми чертами — сочувствия не больше чем у чугунной болванки. Фрагмент священного писания был туго привязан к его лбу ремешками из морёной кожи. Мощные руки, закованные в серую сталь, сжимали тяжеленный боевой молот. И кровь — кровь убитого гора — грязными ручейками стекала с рукояти.

У Матильды словно выросли крылья. Если до этого она и так вопила не переставая, то теперь её крики стали ещё громче.

— Отче! — проревела она, коснувшись пальцами ожога в виде кометы на лбу. Повсюду вокруг неё фанатики подхватили крик. — Отец Всемогущий!

Лютор Гусс из Церкви Зигмара, человек, давший Матильде всё и столько же потребовавший взамен, если и слышал её, то виду не подал. Он шагал вперёд, размахивая огромным молотом, будто пёрышком; лицо было непроницаемо, словно железная маска, тонкие, упрямо сжатые губы разомкнулись лишь раз, только чтобы вымолвить одно-единственное слово.

Матильда была далеко и не слышала, что он сказал. Она снова сражалась, рубя своим секачом во славу Зигмара. В суете и грохоте праведной битвы слова утрачивали всякий смысл.

Но слово было сказано. В вихре жестокой резни он тихо произнёс его, и тот час же молот ожил вновь.

— Кольсдорф, — вымолвил он, и голос его был полон горечи.



— Ну, знаешь, ты просишь невозможного, — произнёс маркграф Борс фон Ахен.

Его голос был спокоен, даже добр. Толстые губы, блестевшие от выпитого недавно вина, растянулись в деланой улыбке.

Лютор обернулся, на лице священника было написано презрение.

— Я никогда не прошу невозможного, — ответил Гусс, его низкий голос был спокоен. — Всё выполнимо с благословения Зигмара, и я прошу тебя исполнить Его волю, а значит, прошу лишь того, что можно претворить в жизнь.

Фон Ахен заморгал и удивленно посмотрел по сторонам.

— Замечательно. Образованный священник.

Он откинулся в своём кресле, и его жирный подбородок затрясся.

Маркграф был разодет в горностаевые меха и шелковые одежды, плотно облегающие его круглое брюхо. Возле него на низких деревянных креслах полукругом сидели восемь бюргеров. До полудня было ещё далеко, но у стен в приёмной уже горели факела.

Гусс стоял перед собравшимися: ноги расставлены широко, плечи расправлены, руки сжимают навершие боевого молота. Свет факелов отражался на его тяжёлой броне и бритой голове. Он был на целый фут выше самого крупного из присутствующих, а плечи по ширине не уступали фон Ахенову брюху.

Небеса за стенами здания хмурились от предстоящей грозы. На полу валялась старая солома, потрескавшийся камень на стенах был чем-то испачкан.

Не самое богатое местечко этот Кольсдорф.

Гусс то и дело оглядывал присутствующих, и когда его взгляд падал на лица сидевших перед ним бюргеров, те один за другим опускали глаза.

— Зверолюди выходят из Драквальда. — сказал он. — Их можно победить, но лишь силой можно вселить в них страх. Именно сейчас, пока стадная ярость не выгнала из леса ещё больше тварей. Если ждать их здесь, опьянённые кровью звери, перебьют вас всех.

Фон Ахен вяло махнул в сторону стены.

— Эти стены толщиной в пять футов, священник. У нас есть ратники, есть укрепления и припасы. Даже тысяча зверолюдов не войдут сюда.

Гусс нахмурился.

— Ваши люди в опасности. Деревни окрест уже горят.

Фон Ахен дёрнул бровью.

— Мои люди? — он слегка скривился от отвращения. — Если те, кто вопиет там о помощи так и не догадались искать убежища в городе, то вскоре они поплатятся за свою глупость.

Маркграф покачал головой.

— Я уже распорядился. Никто с тобой не пойдёт. За этими стенами ты будешь один.

Гусс терпеливо слушал, ни один мускул не дрогнул на его лице, только в чёрных глазах, ярко выделяющихся на фоне бледной кожи, тускло блеснул огонь.

— Я не буду один, — тихо сказал он.

Фон Ахен с сожалением посмотрел на него и, словно объясняя что-то деревенскому простаку, продолжил:

— Послушай, отсюда до опушки леса регулярных войск нет. Может зверьё и разорит наши деревни, но это лишь выветрит ярость из их голов, а нам будет стоить только крестьян. Останься и пережди бурю здесь.

И только тогда глаза Гусса засверкали яростным огнём. Лишь при упоминании крестьян он повысил голос.

— Они сыны и дочери Хельденхаммера.

Он по-прежнему говорил спокойно, но тон был уже другим.

— Его возлюбленные дети. Ради них Он проливал слёзы и кровь. Они — душа Империи, Его наследие и слава.

Речь эхом разнеслась по зале, и бюргеры нервно заёрзали в своих креслах. Пламя факелов, кажется, внезапно стало ярче.

— Если вы не будете сражать за них, я буду. Я покажу им, кем они могут стать. Зажгу их сердца священным огнём, наполню их члены силой предков. Я не вспомню об их скорбной жизни, но помяну их ярость.

Он вскинул молот и крепко сжал его обеими руками.

— Я дам зверю бой. Я отправлюсь на восток и изгоню скверну из царства людей.

Фон Ахен сглотнул, силясь не отвести взгляда от безжалостных глаз Гусса.

— И когда закончу, я вернусь, — с нескрываемым отвращением продолжил священник. — Молись, маркграф, чтобы я сделал это до того, как звери разорвут тебе глотку и пожрут твою бесполезную, жирную плоть.



* * *



Едкая вонь от костров наполнила сырой воздух. По перепаханной земле тяжёлыми струями полз чёрный, жирный дым. Ветер хлестал его, тащил клочьями по полю брани.

Не обращая внимания на кровь, заляпавшую лохмотья и пронизывающий ветер, фанатики стояли на коленях и молились. Трупы зверолюдов стащили в кучи и подожгли. Но прежде чем их облили маслом, каждое тело было ритуально обезображено — им вырывали глаза или отрезали когтистые пальцы. Мелочь, но для фанатиков она значила много. Лишь праведники — люди, защитники Драквальда — уходили на вечный покой такими, как были убиты.

Гусс стоял на гребне холма и, скрестив руки, наблюдал, как на западе затухает бледный солнечный свет. По доспехам барабанил дождь, смывая со стальных пластин кровь.

Четырнадцать дней он собирал в лесах разбежавшихся людей, пытаясь сбить из уцелевших некое подобие войска. Четырнадцать дней прошло с тех пор, как он оставил в мрачном, грязном городишке того толстяка с его призрачными надеждами на спасение.

Лишь теперь он возвращался назад, следуя за растущими бандами зверолюдов, направляющихся на запад к вожделенной добыче.

Пока он смотрел, из сгущающегося сумрака вышла колонна. Люди шли медленно, хромая и таща за собой тяжёлые тюки. На телах некоторых зияли жуткие раны. Глаза были усталы и пусты.

Гусс подождал, пока они подойдут. Он молчал, но взгляд его непроницаемых, холодных глаз чуточку смягчился.

— Поднимитесь, — приказал священник, когда первый из новоприбывших доковылял до света костров.

Вокруг него армия фанатиков встала с колен и жадно открыла глаза. Они обернулись, чтобы рассмотреть новичков. В их усталых лицах не было враждебности — здесь, среди диких лесов все они находились в одинаково отчаянном положении.

Путник подошёл к Гуссу, остановившись в нескольких шагах от великана. Тощий, с грязной бородой и красными кругами вокруг глаз. Под разорванной звериными когтями рубахой были видны проступающие сквозь кожу рёбра.

— Ты Гусс? — сипло спросил он.

Священник кивнул.

— Чего ты ищешь?

Человечек опустил плечи. Казалось, он готов был разрыдаться от отчаяния. Все, кто стоял позади него тоже. Они были раздавлены. Исстари здесь, в непроходимых болотах на севере Империи говорили, что выжить после нападения зверолюдов — хуже смерти.

— Я не знаю, — он хрипел от горя и усталости. Горький стыд не давал поднять глаз. — Милости Зигмара… Я не знаю!

Лютор подошёл и положил руку ему на плечо. Для этого ему пришлось наклониться. Движение было мягким — эти мощные руки, в припадке священной ярости разрывавшие зверолюдов напополам, стали теперь нежны.

— Я научу тебя, сын Зигмара, — начал он. Голос был тих, но в нём чувствовалась властность.

Человечек взглянул на священника и его красные от слёз глаза выдали потаённое желание. Его дрожащие на ветру собратья в лохмотьях так же смотрели на Гусса.

— Я дам вам оружие, и решимость его использовать. Волью в вас новые силы. Сделаю вас орудием в руках Повелителя Человечества.

Гусс указал на кучи пылающей зверолюдской плоти.

— Вот что мы сделали с ними. И так будет с каждым. Вверьте мне свои души, позвольте мне слепить из вас своих приверженцев, и вы тоже так сможете.

Гусс наклонился ещё ближе, его глаза буквально вцепились в измождённое лицо путника.

— Ты сделаешь это, сын Зигмара? Отдашь себя?

Тот глядел на него, и в слезящихся глазах засветилась глубокая, отчаянная надежда.

— Да, — выдавил он. — Научи, как служить тебе, господин. Научи убивать за тебя.

Фанатикам не терпелось принять в свои ряды свежую кровь, и повсюду среди них уже раздавались молитвы и хвалы Зигмару. Безо всяких приказов несколько бойцов подошли к Гуссу. В руках у них были длинные металлические прутья, на концах которых гневно алели раскалённые в пламени костров клейма в форме двухвостой кометы.

Гусс взял один. Он поднёс прут к путнику, и от клейма распространился дрожащий свет. Глаза человека расширились от страха, но он остался не отступил.

— Это знак служения, — произнёс Гусс, опуская клеймо на лоб дрожащего мужчины. — Метка надвигающейся смерти.

С этими словами он прижал прут ко лбу.

— Отбрось страх. Боль мимолётна. Спасение, истинно говорю тебе, вечно.



Они шли по усеянной трупами земле на запад от Драквальдского леса, к излучине реки, ползущей, словно полоска серого металла через обугленные равнины.

Распевая на ходу молитвы, фанатики спешно шагали вперёд. Они пробирались через океаны чёрной грязи, не обращая внимания на ветер, швыряющий им в лицо потоки дождя и мокрого снега, не чувствуя старых незаживающих ран.

Во главе колонны четыре здоровяка в прочных кожаных камзолах несли над головами жаровни, в которых никогда не затухал огонь. Там, в железных клетях ревело пламя, алое, словно сердце праведника. За жаровнями тянулся след чёрного, маслянистого дыма.

Фанатики проходили через разорённые деревни. Стены домов были разрушены до основания, соломенные крыши — сожжены, колодцы — загажены. Повсюду лежали зловонные следы пребывания зверолюдов. На глинистой почве — отпечатки копыт, глубокие, заполненные водой.

Воины останавливались лишь для того, чтобы сорвать звериные стяги: измазанные кровью кривые шесты, увенчанные черепами и перьями. Шесты были ритуально изрублены на куски, и Гусс изгонял из них духов разрушения.

И снова на марше, тяжёлый, изматывающий переход. Всё время на запад, под оглушающий аккомпанемент хвалебных песнопений и пылких криков.

К ним постоянно прибивались новобранцы. Они шли отовсюду: привлечённые шумным ором, по случайности набредавшие на колонну, или, возможно, ведомые некой незримой силой. Теперь войско Гусса перевалило за тысячу. Он клеймил знаком кометы каждого, кто нетвёрдой походкой приближался к нему. Он благословлял их, давал оружие. Каждый день на закате зажигались огни и калились клейма.

То и дело Лютор спрашивал своих новых последователей, не видали ли они банд зверолюдов, и всегда ответ был один:

— Они идут на запад, повелитель.

Гусс тогда обыкновенно кивал и отдавал приказ выступать.



Спустя десять дней после битвы на перевале фанатики достигли своей цели. Они забрались на вершину невысокого, продуваемого всеми ветрами холма, и перед ними раскинулась покрытая лабиринтами жутких болот земля. То здесь, то там топи расступались перед толстой, узловатой травой, которая блестела в рассеянном свете, будто её намазали маслом.

На горизонте горел обнесённый стеной город. Столбы дыма вились над пожарищами, словно пальцы какого-то мстительного божества вытянутые с чернеющих небес на землю.

Гусс спокойно глядел вперёд. Долгое время он ничего не говорил, лишь щурил свои тёмные глаза, вглядываясь в темноту.

Фанатики ждали его приказа. Они с трудом сдерживались, но ждали его слова. Ждали, как и всегда.

Гусс медлил. Он раздумывал, заслуживает ли Кольсдорф спасения.

Своим отказом выступить на зверолюдей до того, как их жажда крови достигнет своего пика, маркграф обрёк десятки отдалённых деревень на разорение. Теперь же орда глубоко вцепилась людям в глотку, и на запах крови из чащи повалило ещё больше горов. Факт того, что уверенность Ахена в городских стенах оказалась напрасной, утешал мало.

Всё могло быть иначе. Столь многого можно было избежать.

И теперь Гусс взвешивал все за и против, зная, что его направят свыше. Как и всегда он в почтительном молчании пытался познать истину.

Приняв решение, он проворно двинулся вперёд, поднял свой боевой молот и ухватил его обеими руками.

— Сыновья и дочери, — его голос разнёсся по рядам фанатиков. — Во имя Того, кто собирает праведников подле Себя.

Его тонкие губы растянулись в жестокой ухмылке.

— Убить всех.



Матильда застряла где-то в арьергарде среди путаной массы шаркающих и спотыкающихся ног больных и стариков. За недели перехода от голода её кожа пообвисла и одрябла, но накопленного за долгие годы жира оставалось ещё много.

Передние ряды фанатиков уже пробились через стены, и Матильда следовала за ними, оступаясь на разрушенной каменной кладке и отбрасывая в стороны подгнившие доски. Как только воины оказались внутри, они разбежались по узким улочкам, гавкая словно псы. Повсюду стояла звериная вонь, и они со сверкающими от ярости глазами шли по её следу.

Кольсдорф лежал в руинах. Бушевали пожары, а из центра города то и дело долетали вопли ужаса и боли. В грязи валялись тела с вывернутыми шеями и переломанными ногами и руками. Кучи дерьма и внутренностей лежали, где только можно, и вокруг них уже вились тучи жирных мух.

Матильда не могла бежать быстрее. Объёмное тело тормозило её, короткие ноги поскальзывались в грязи. Ей оставалось только смотреть, как более худые фанатики, мельтеша костлявыми ногами, пробегали вперёд неё, и как их похожие на черепа лица кривились в маски животной ненависти.

Но и она внесла свою лепту. Орала вместе со всеми, ковыляла, как могла, задыхаясь от вони зверолюдов и крепко сжимая обеими руками секач.

Охота захватила её. Она позабыла свою прошлую жизнь: как прислуживала в кузнице, как растила девятерых горластых карапузов, еле сводя концы с концами в суровых землях Мидденланда. Позабыла, как было тяжело носить воду, как ломала спину на полях. Исчезли из её памяти и редкие улыбки, расцветавшие на лицах людей, когда солнце выглядывало из-за туч, и мокрая земля покрывалась цветами.

Всё пошло прахом. Дети давно умерли. Муж тоже, ему ржавым ножом вспорол живот красноглазый зверь, что пришёл из лесной чащи. Причитая и плача, Матильда бежала тогда в дикие земли, утратила себя в мире ужаса, как и все остальные, кто сумел выбраться из бойни.

Потом встретила Гусса, и жгучая боль кометы очистила её от былых страхов. Ничего она теперь не боялась, ни от чего не спасалась. Теперь она дочь Зигмара, ослепительный луч света во тьме разорённого мира.

— Убить всех! — вопила она, вторя последнему приказу Гусса и выискивая дичь среди руин. — Найти и убить всех!

Пробравшись через развалившуюся таверну, она набрела на желаемое. Перед ней открылся внутренний дворик, огороженный убогими, покосившимися строениями и усеянный клоками вонючей соломы. Невдалеке сквозь пелену дыма виднелись каменные стены зигмаритской часовни. Там горожане образовали последнюю линию обороны, и теперь зверолюды кружили вокруг неё, швыряя камни в витражные окна и колотя в двери железными топорами. Авангард фанатиков уже ворвался в звериную орду, налево и направо раздавая яростные удары.

— Смерть! — завизжала Матильда, устремившись на зверей. — Смерть! Смерть!

Она махала секачом над головой, и хлопья застарелой крови сыпались во все стороны. Рот широко раскрылся от крика, обнажив ряд пожелтевших зубов. Матильда бросилась в толпу, и глаза её горели радостным огнём.



Лютор зло отмахнулся молотом, и боёк с влажным хрустом врезался во что-то. От удара козломордый гор отлетел назад с проломленной грудной клеткой. Задыхаясь в агонии, он коротко заблеял, но тут же был повален на землю дюжиной цепких рук. Фанатики забрались на него, выдавливая глаза, отрывая с морды куски кожи, срезая пучки шерсти с окровавленной шкуры.

Священник тем временем двигался дальше и, калеча тела зверолюдов широкими размахами молота, ворвался в гущу сражения. Он был огромен, словно бастион спокойствия, возвышающийся над суетной толчеёй тел.

Повсюду вокруг него фанатики бросались на чудовищ. Дворик был завален трупами, людскими и звериными. Ни та, ни другая сторона не думала уступать. Зверьё, оторванное от вожделенной резни, изливало свою ярость на наступающие ряды фанатиков, они низко опускали рогатые головы, чтобы бодать и увечить людей, а те в ответ обрушивались на них, не взирая на смотрящую со всех сторон смерть, карабкаясь на тела павших, только бы подобраться ближе, только бы ударить, уколоть, укусить.

И гибли толпами. Но им было всё равно. Они перестали существовать, как отдельные души, что пекутся лишь о своих жизнях и помыслах, стали единой массой, воплощённым выражением открытого небрежения к себе. Они всё прибывали, не замечая резни вокруг, одержимые одной только мыслью, оставшейся в их головах.

Убить. Убить. Убить.

Словно подгоняя фанатиком вперёд, в первых рядах стоял Лютор Гусс. Пламя окрашивало его броню в красный цвет. Он врубался всё глубже в ряды зверолюдов, и кровь, словно ореол разлеталась вокруг него. Неуклюжие варгоры, угрожающе рыча, проталкивались к нему. Он убивал их одного за другим, проламывая шишковатые черепа и отрывая их мерзкие лапы. Боевой молот мерно вздымался и опускался, словно могучий колокол, и кровавый ореол вспыхивал с новой силой.

Гусс бился без боевых кличей. Только губы шевелились в такт безмолвной молитве. Лицо оставалось непроницаемой маской. В отличие от своих безумных последователей он был спокоен. Упорно, методично, шаг за шагом он продвигался через дворик, пока не оказался под карнизом у крыльца часовни.

Двери были разломаны. Гусс пролетел мимо ревущего гора, походя сломав ему позвоночник о каменный дверной косяк, и пинком выбил остатки дверных досок. С нефа донеслись грязные звуки резни.

Лютор прошёл внутрь, широкими кругами вращая молот. Два гора яростно набросились на него из тени и потянулись к горлу. Не останавливаясь, он отмахнулся своим оружием. Золотое навершие, мелькнув, врезалась в череп первого зверолюда и откинуло его второму под ноги. Ошеломлённые горы растянулись на полу. В тот же миг из дверного проёма высыпали фанатики. Готовые разорвать на части любого, они с жадно раскрытыми ртами и вытянутыми пальцами набросились на лежащих зверей.

С непроницаемым лицом Лютор устремился к нефу, беззвучно проговаривая свои бесконечные молитвы. Люди в часовне были ещё живы. Там, впереди, у престола, на котором в окружении закопчённых свечей лежала запятнанная плащаница, сражалось около дюжины горожан. Окружённые зверьём со всех сторон ряды защитников таяли на глазах.

Один из горов выступил вперёд. Он был огромен, гораздо крупнее остальных. Стоило Гуссу приблизиться, как гор, каким-то животным чувством почуяв опасность, обернулся.

На его бычьей морде возле широко раздувающихся ноздрей красовались закруглённые бивни. Шкуру покрывали чёрные застарелые струпья, и повсюду оголённая кожа была разрисована мерзкими печатями сил разрушения. На широченных плечах покоился громадный двойной топор. Со спины свисал длинный изорванный плащ, грубо простроченный нитями, похожими на человеческие сухожилия. Гор гневно бил о землю острыми копытами, в крохотных красных глазках плескалась дикая ярость.

Увидев священника, он тут же испустил низкий хриплый рёв, вызывая его на бой. Мелькнуло лезвие топора, и тварь ринулась вперёд.

Лютор подобрался и поднял молот. Топор гора со свистом устремился ему в грудь. Гусс подставил молот и два оружия с громким лязгом столкнулись.

Гусс крякнул от удара и попятился назад. В предвкушении лёгкой победы зверь зарычал и нажал изо всех сил. Руки священника заныли от чудовищного давления, и он опустил молот.

Зверь нырнул вперёд, клацнув своими громадными челюстями. Гусс провернулся вокруг себя и сделал шаг назад, давая движению зверя вывести его из равновесия, затем остановился и занёс молот, целясь чудовищу в бок. Зверолюд быстро опомнился, ушёл от удара и снова махнул топором.

Лезвие пошло по кругу, метя священнику в горло. Лютор снова отступил, и топор прошёл буквально в сантиметре от его шеи, затем устремился обратно в ближний бой. Он рванулся вперёд, опустив молот, и с бешеной силой врезался в чудище головой.

С тяжёлым стуком черепа столкнулись. Ошеломлённый гор попятился от священника. Гусс ударил его свободной левой рукой, отчего зверь ещё больше отшатнулся назад, и нанёс размашистый удар молотом.

Навершие молота пришлось чуть пониже челюсти, размозжив кости, оно вырвала их из тела. Чудовище издало булькающий вой, и из открытой раны хлынули потоки горячей чёрной крови. Схватив рукоять обеими руками, Лютор отвёл молот назад и для большей силы провернулся на пятке.

Череп зверя раскололся, словно глиняный горшок. Чудище попятилось назад, каким-то чудом оставаясь на ногах, несмотря на кровь, сочащуюся из разорванной шеи и стекающую ему на грудь, и, наконец, рухнуло на землю. Громадная туша дёрнулась несколько раз и затихла.

Тяжело дыша, священник огляделся. Повсюду в часовне его пылающие праведным гневом фанатики рвали оставшихся зверолюдов. Кое-где между рядами скамей ещё кипела битва, но главарь банды был повержен.

Ни победного крика. Ни улыбки на суровом лице. Гусс смотрел на алтарь, и, не сводя глаз со священного камня, приветственно вскинул измазанный кровью молот.

— На всё воля Твоя, — прошептал священник, всё ещё силясь справиться с дыханием.

И снова двинулся вперёд, молот свистел из стороны в сторону в поисках новой добычи.



Она никогда не была красива. Ещё при жизни на её пухлом прыщавом лице, лежал отпечаток недель лишений и тяжёлой жизни в суровых северных землях Империи.

После смерти её лицо стало просто ужасно. Левая щека была оторвана, на её месте проглядывали зубы и челюсть. Вместо одного глаза зияла дыра, медленно заполнявшаяся кровью. Её брюхо, дряблый мешок жира, покрытый колотыми ранами, вываливался из разорванной одежды.

Гусс с нежностью посмотрел на неё.

Он не знал её имени. Он редко запоминал имена тех, кто поступил к нему на службу. По правде говоря, слова мало значили для него.

Поступки — вот что имело значение. Эта толстуха погибла, устлав пол вокруг себя трупами зверолюдов. На остатках её лица застыл след от злой ухмылки.

И такой она была прекрасна.

— Дочь Зигмара, — вздохнул Гусс, нежно проведя пальцами по уцелевшему веку.

Закрыв глаза, он стоял на коленях перед её ещё тёплым телом. Он будет долго молиться о ней.

— Лорд Гусс!

Резкий, противный голос маркграфа Борса фон Ахена прервал его размышления. Раздражённому такой бесцеремонностью священнику стоило немалых усилий взять себя в руки. Медленно, каждым своим движением давай понять, что он думает о маркграфе, Гусс поднялся от тела погибшей женщины.

Повсюду в часовне лежали трупы. Зверолюды и фанатики покоились друг на друге, сцепившись в жутких холодных объятиях. Запах стал уже невыносим. Скоро соберут костры и зажгут пламя. И для праведников, и для грешников. Со двора доносились рыдания: слёзы облегчения, слёзы горя и избавления. Война окончилась, но впереди было ещё много работы.

Гусс посмотрел на фон Ахена. Шёлковые одежды исчезли, на толстяке был натянут тесный, явно не по размеру камзол; седые волосы были грязны и лежали как попало. Он укрывался за алтарём вместе с остальными, и чтобы спасти ему жизнь многие отдали свои.

— Лорд-священник, — охнул Борс и бросился в ноги Гуссу. Его трясло. — Простите меня. Вы были правы. Мы пытались отбиться. Всеми богами клянусь, пытались, но их было…

Он жалостливо посмотрел на Гусса, в глазах плескались страх и раскаяние.

— Вы были правы, священник, — опять сказал он. — Что мне сделать? У меня есть золото. Я могу жаловать вам титул. Ну, скажите же, что я могу сделать?

Гусс зло посмотрел вниз. Колени маркграфа стояли на теле той толстой женщины, а он даже не заметил.

Священник подумал, не убить ли его. Или хорошенько приложить по роже сапогом пару раз, чтобы эта жирная физиономия превратилась в кровавое месиво.

Стало бы легче. К тому же это вполне достойное наказание за разорение земель, которые были вверены ему.

Нужно сдержаться. Это слишком… по-зверски.

— Ещё не поздно исправиться, маркграф, — произнёс Лютор Гусс, потянувшись к кожаному поясу. Он достал длинный металлический прут. — И вот что можно сделать…

Глаза Борса расширились, когда на конце прута он увидел символ кометы с двумя хвостами. Железо было холодно и чёрно, словно потухшие угли. Но он знал, что это. Он видел, как быстро раскаляется клеймо, как оно нагревается в языках костра, пока не начнёт пульсировать красным, будто умирающее солнце.

— Что вы…

— Все покаявшиеся носят метку, — мягко произнёс Гусс. — Вы ведь раскаиваетесь, маркграф? Хотите очистить свою душу?

Фон Ахен замотал головой. Это не то на что он рассчитывал. Бледное лицо Борса исказилось от ужаса, и он принялся подниматься с колен.

Гусс наклонился, и железная перчатка тяжело легла на плечо маркграфа. На лоб фон Ахена упала тень клейма, словно указывая то место, где будет метка.

— Несите дрова, дети мои, — громко сказал Гусс, зная, как быстро займётся пламя. — У нас новый последователь.

Он одарил маркграфа диковатой улыбкой, припомнив самопожертвование тех, кто освобождал Кольсдорф. Краем глаза он видел, как фанатики ринулись выполнять его приказ. Борс фон Ахен дёргался, но был до противного слаб.

— Отбрось страх, — произнёс Гусс, поворачивая прут с клеймом и любуясь тенями, которые оно отбрасывало на лице толстяка. — Боль мимолётна.

На этот раз Гусс улыбнулся по-настоящему, и, словно солнечный луч, пробившийся сквозь пыльный витраж, блаженный свет на миг преобразил печальное лицо священника.

— Спасение, истинно говорю тебе, вечно.

Чумной жрец Си Эл Вернер Переводчик: 4rj

Возле крестьянской мазанки стояло невысокое деревянное святилище. Сложенный из брёвен алтарь был посвящён капризным духам природы, насылающим невзгоды на головы рейкландских виргатариев. Чтобы задобрить эти зловредные силы, святилище было обвешано самыми чудными подношениями: на полочке, между каменной чашей с ячменём и пучком пшеницы, выстроились надтреснутые клювы ворон и сорокопутов. К тонкой палке, висящей над алтарём, была привязана иссохшая лапка лисицы, пойманной в курятнике, а на самой верхушке — прибит человеческий палец, отрубленный у какого-то бродяги; палец указывал наверх, на небеса, на древних богов ветра и грозы.

А из тени под алтарём чёрные глаза-бусины наблюдали, как два виллана вынесли из сарая тяжёлые кули с зерном. Когда их погрузили на запряжённую волами повозку, соглядатай едва сдержал ехидный смешок. Запах пота и тяжёлого труда распространился от плечистых крестьян, смешиваясь с удушливой вонью волов и другой скотины. Однако ещё один запах, более тонкий, остался для людей незамеченным. Среди прочих ароматов этот был самым важным, ибо то был запах смерти, и поднимался он от тех самых мешков, которые ворочали сейчас крестьяне.

Прямо у них под носом, и эти глупцы даже не заметили!

В голове вспыхнуло иссушающее чувство презрения, Скрич стеганул по грязи своим длинным голым хвостом. Жалкие людишки: подлые, слепые создания, ума — не больше чем у блохи! Неважно видят и слышат, но обоняние — его попросту нет! Они и своего запаха распознать не могут, не то, что другого существа! Воистину, эти слабые, презренные твари тянут дни лишь с позволения Рогатой!

Как только люди закончили работу, Скрич бросился из убежища прочь. Если бы крестьяне в тот момент обернулись, их глазам предстало бы совершенно гротескное зрелище: крупное, крысоподобное создание в запачканных чёрных лохмотьях удирало по грязной жиже в направлении свинарника. Помимо того люди могли бы заметить ржавый меч, привязанный к поясу чудовища верёвкой из крысиных кишок, и злобный ум, блестевший в его чёрных глазах. И тогда они припомнили бы старые сказки о подземных жителях, о нелюдях, обитающих в непроглядной тьме подземного мира, и в страхе обратились бы в бегство.

Но Скрич был хитёр и передвигался лишь тогда, когда был уверен, что его не заметят. Людское невежество стало для скавенов отличным прикрытием, и они, пользуясь своей анонимностью, тайно расхищали человеческие богатства. Оружие, пища, одежда, рабы — всё это людишки, сами того не зная, поставляли своим неприметным соседям. По глупости они списывали похищения и кражи на всевозможных бандитов, волков и призраков, но об истинной причине своих несчастий догадывались лишь немногие.

Скрич бросился к свинарнику и прошмыгнул в узкую щель в плетёной стене. Плюхнувшись в навозную кучу, он тотчас же развернулся, чтобы держать крестьян в поле зрения. Не забывал скавен прислушиваться и к похрюкиванию свиней, взволнованных вторжением в их загон. Если животные расшумятся, их можно будет успокоить быстрым ударом двузубого кинжала. Лезвие было отравлено, и свиньи издохнут почти мгновенно, а когда глупые человеки будут их осматривать, они найдут две ранки от кинжала и подумают, что скотину покусала гадюка.

Хотя он не думал, что люди будут всерьёз беспокоиться о шумной свинье — они были слишком заняты погрузкой зерна. По их позам и запаху Скрич определил, что они крайне взволнованы. Скавен часто наблюдал за крестьянами и знал в чём причина. Людской вожак — человек, который владел ими и их землёй — потребовал в этом году свою долю раньше обычного, а Скрич уже видел, что случалось, когда крестьяне медлили с выполнением его приказов.

В глазах крысолюда промелькнул злобный огонёк. Скоро эти вилланы будут работать на нового господина.

Если, конечно, выживут.



Скрич подождал, пока повозка не выехала со двора и бросился прочь из сарая. Он был доволен, что смертоносный груз направился в поместье человеческого вожака. Люди, сами того не подозревая, везли смерть в сердце своего поселения.

У скавена потекли слюнки от одной мысли о том, что жители целой деревни погибнут от ужасного оружия, которое напустят на них крысолюди — это оружие повергнет их в прах со всей жестокостью и злобой Рогатой Крысы. Пусть человеки знают своё место. Скавены им ещё покажут.

Таясь в тенях, шныряя возле стен и деревьев, проползая под кустами и заборами, Скрич проследил за повозкой до самой деревни. С каждым шагом скавен всё больше давился злобным смехом — всё шло как по маслу. Он, было, испугался, когда телега подъехала к стоящему вокруг деревни частоколу, и из сторожки ей навстречу выдвинулись с сердитыми лицами сторожевые люди. Они были раздосадованы тем, что их оторвали от безделья, и с этакой напускной жестокостью принялись задирать крестьян. Для Скрича всё это было уж слишком знакомо. Иногда его даже пугало то, насколько поведение некоторых людей походило на повадки скавенов.

Когда же стражники стали колоть и тыкать кули древками копий, Скрич забеспокоился не на шутку; затаив дыхание, он смотрел, как рвётся мешковина, и из прорех тонкой струйкой сыплются зёрна. Если бы только люди присмотрелись к мешкам, если бы они заметили, что скавены подменили вилланские зёрна своими…

Нет, всё в порядке. Охранники не обнаружили ничего необычного и отступились. Копейщики пропустили телегу за ворота, и Скрич возбуждённо заскрежетал резцами.

Шпион выскочил из своего укрытия и пустился вдоль стены, специально заложив большой крюк, чтобы обойти нелепые деревянные маски, привязанные к брёвнам для отпугивания волков и злых духов. Он ухватился своей когтистой лапой за столб, неуклюже выдававшийся из частокола на южной границе, и в мгновение ока взлетел по нему вверх. Скавен приземлился на грядку с репой уже на другой стороне и прижался к земле. Он приподнял только нос, чтобы исследовать запахи деревни, и навострил уши в поисках любого звука, который мог бы означать, что его вторжение не осталось незамеченным.

Довольный, что не привлёк лишнего внимания, Скрич прошмыгнул к ближайшей мазанке. Примерившись, он запрыгнул на крышу так же легко, как до этого перелетел через частокол.

С величайшей осторожностью лазутчик пополз по соломенной крыше. Скрич уже по опыту знал, как ненадёжны эти строения.

Чтобы успешно завершить задание, нельзя было допустить ни единой ошибки. Всё должно пройти гладко. Скрич даже думать не хотел о том, что с ним сделает вождь Нашкик в случае провала. Внезапно его мускусная железа набухла от совсем другой мысли. Быть может, сейчас нужно бояться не Нашкика? Крысолюд скрежетнул резцами, пытаясь прогнать от себя эту страшную мысль. Главное — работа; на пустые волнения времени нет. А уж Скрич постарается, чтобы они так и остались пустыми.

Пользуясь близостью бедняцких хибар, шпион легко перепрыгивал с крыши на крышу. Таким манером скавену удалось быстро пробраться вглубь поселения. От крохотной хибарки у самого частокола он вышел к деревенской площади и укрылся на плоской крыше кузнечной мастерской. Дым от печи помог скрыть его запах. Люди вряд ли учуят его, но собакам это было вполне по силам.

Располагаясь на крыше, Скрич заметил въезжающую на площадь повозку. Он облизал резцы. Теперь уже не долго!

Рядом с деревенской площадью с одной стороны высился громадный каменный особняк, где обитали слуги здешнего господина, и откуда они правили его владениями. С другой стояли рубленые склады и амбары, хранилища баронских податей и богатств деревни. Напротив складов расположились несколько глинобитных строений, служивших деревенским жителям таверной и гостиницей. С левой стороны у таверны притаилась кузница и лавка травника. Оставшаяся сторона площади была отведена узкому деревянному сооружению с купольной крышей и высоким шпилем. Перед входом в здание булькал крашенный белым фонтан. Скрич предположил, что это — место, где человеки возносят хвалы своим странным божкам. Крысолюд фыркнул — что за жалкие божества — они ничто по сравнению с величием и мощью Рогатой Крысы. Но на всякий случай он решил хоть немного их побаиваться.

Бросив случайный взгляд на площадь перед часовней, Скрич понял, что бояться очень даже стоило. Аромат, исходящий из церкви, тянулся к площади, где на пути телеги встала одинокая фигура. По запаху скавен определил, что это — одна из человеческих самок. Когда она спешно прокладывала себе путь через площадь, от её белоснежной развевающейся мантии и длинных тёмных волос раздавался аромат ладана.

С растущим беспокойством Скрич наблюдал, как женщина встала на пути повозки и, раскинув руки, загородила проезд. Суровым голосом она велела крестьянам остановить телегу и не слезать с мест. В её голосе была такая властность, что рабочие, вышедшие было из складов, тоже встали как вкопанные.



— Эти люди принесли смерть в наши стены, — произнесла женщина, махнув своей худощавой рукой в сторону мешков с зерном. — Груз нужно немедленно сжечь! Хвала милосердию Шалльи, что мы успели вовремя.

Работяги повытаскивали из-под своих роб соломенные куклы-обереги и принялись плевать на эти уродливые фигурки, чтобы отвести от себя сглаз. Проделав этот ритуал, они поспешили обратно на склады собирать дерево для костра. Сидящие в повозке крестьяне беспокойно переглядывались. Они с тревогой наблюдали за тем, как увеличивалась груда поленьев, и лица их становились всё бледнее.

Когда куча достаточно выросла, женщина обратилась к людям в повозке.

— Вы внесли сюда это зло. В наказание вы его и уничтожите.

Она указала рукой на телегу и на костёр.

— Не им сжигать чужую собственность! — прогудел чей-то сердитый голос.

Говорящим оказался широкоплечий, крупного телосложения мужчина, чьё мускулистое тело только начало покрываться жирком, а волосы — седеть. По сравнению с овчинными тулупами и штанами деревенских мужиков его бордовый плащ и брюки из тонкой парчи казались верхом изящества. На шее висела тяжёлая пектораль с красивым гербом. Рядом с ним по бокам стояли двое мужчин в потрёпанных кольчугах, бляхи на груди свидетельствовали о том, что это староста и возный.

— Милорд бейлиф, — повернулась женщина к своему собеседнику, — мне кажется, вы не понимаете…

— Чего я не понимаю, так это, по какому праву уничтожается собственность моего господина, — рявкнул на неё мужчина. — Вы, верно, забыли, сестра Кэтрин, но вся деревня Морберг, её жители и земли окрест принадлежат барону фон Грайцу. И мой долг — защищать собственность, принадлежащую его светлости!

Жрица лишь недовольно поджала губы. Браниться с бейлифом она и не думала — чтобы убедить его, одних слов будет мало. Тихо шепча молитвы Шаллье, Кэтрин подошла к повозке; виллане посторонились. Ладонь жрицы окутал потусторонний свет, молитвы звучали всё жарче, а свечение становилось сильнее.

Бейлиф смотрел, как сестра Кэтрин погрузила сияющую ладонь в прореху на одном из мешков. Когда она вытащила руку, её пальцы были запачканы серой грязью, а свечение померкло. Она вытянула руку, так чтобы барон, и все, кто собрался на площади смогли увидеть. На крики бейлифа из окон высунулось множество любопытных лиц, и сейчас зрители тревожно заохали. Они уже видели, как жрица вытягивала заразу из больного, но чтобы из мешка с зерном — такого прежде не случалось.

Сестра Кэтрин прикрыла глаза, повелевая силам богини очистить скверну, которую она навлекла на себя. Живительный свет снова собрался вокруг её руки, но на этот раз он явился не так быстро. Под очищающим сиянием серые пятна начали съёживаться и скоро совсем исчезли. От перенапряжения жрица чуть было не повалилась на колени, её трясло. Магия брала своё.

Бейлиф поморщился, ему было не по себе от проявления колдовства, ставшего живым напоминанием о том, что есть кто-то выше его. Он взглянул на толпу крестьян и на испуганные лица своих стражников. Представление Кэтрин покорило их. И именно по этой причине бейлиф не намеревался сдавать позиции — дело уже касалось не просто пары мешков зерна. Теперь вопрос был в том, кто будет хозяином Морберга?

— Изящный трюк, — произнёс бейлиф, медленно хлопая в ладоши. — Видел я в Мордхейме, один фигляр тоже показывал фокусы.

— Так они подвесили эту тварь за пальцы и брюхо ему распороли. Видела когда-нибудь, как колдуны дёргаются, когда им набивают чесноком…

От угрожающего рычания лицо мужчины перекосилось.

— Это никакое не колдовство, но божественная милость Шалльи, — пролепетала сестра. — Да, много священников были забиты паствою своей, когда проявление божественной магии принималось за ворожбу…

Она заставила себя собраться с духом, выпрямилась и снова указала на повозку.

— В этих мешках зараза.

Среди жителей прошёл испуганный шёпот; бейлиф нахмурился.

— Я не собираюсь сжигать урожай из-за каких-то фокусов! — рявкнул бейлиф. — Император Борис объявил, что новый налог должен быть уплачен до первого снега, и барон приказал мне проследить, чтобы Морберг смог выплатить и его и любой другой налог, которым Император сочтёт нужным обложить нас этой зимой!

Он щёлкнул пальцами и махнул стражникам. Те с явной неохотой подошли к телеге. Отставив в сторону копья, они взялись за мешок и принялись ворочать его.

Мешок упал наземь, и ткань, разорванная копьями стражников и рукой сестры Кэтрин, разошлась, вывалив содержимое прямо на площадь. Раздались крики ужаса. Глубоко в мешках, перемешанные с зерном лежали несколько клубков волос. Человеческие скальпы!

Бейлиф отшатнулся от ужасного зрелища и сложил знак Ульрика.

— Помилуйте, боги! — воскликнул он.

— Чума, — раздался тихий, усталый голос Кэтрин. — Я почувствовала, что она скрывается там, в мешках, но даже подумать не могла, что это поместили туда намеренно.

Она нахмурилась и зло посмотрела на двух крестьян, доставивших зерно в деревню.

— На такую ересь способны только слуги Повелителя Мух.

Назвав имя мерзкого демонического бога, она сложила пальцы в знак голубя, чтобы Дедушка не смог её услышать. Жители деревни тот час же принялись делать схожие жесты — в их широко раскрытых глазах читался ужас от одного только упоминания о Древней Ночи и Губительных Силах.

Один из вилланов упал на землю. Ползая на брюхе перед жрицей, он уверял её в своей невиновности.

— Мы не знаем, откуда там взялись эти скальпы! Их кто-то подложил!

Бейлиф зло глянул на испуганного человечка.

— Всяк еретик невиновен, как его схватят. Взять этих ублюдков! Сожжём их вместе заразой!

Староста и возный с радостью убрались от телеги. Они начали было вязать вилланам руки, как вдруг староста в ужасе завопил и отскочил от заключённого, как от огня. Отпрыгивая, он зацепил рукав крестьянина, и тот оторвался, обнажив левый бок бедняги.

Собравшимся на площади жителям предстало скопление мерзких чёрных бубонов подмышкой несчастного. Все вопросы отпали сами собой — в повозке была чума, и заражено было не только зерно.

— Сжечь их! — прорычал бейлиф, тряся на стражников кулаками.

Те с очевидной неохотой двинулись вперёд, сгоняя крестьян копьями прямо к костру.

Сестра Кэтрин перегородила им дорогу.

— Не делайте этого, — сказала она, — Это мерзость. Неужели вы совершите насилие перед входом в храм Шалльи? Оскорбите богиню в час, когда нам всем так нужна её милость?

— Уйди с дороги, — приказал возный. — Эти люди пытались провезти чуму в нашу деревню.

— Может быть, они не знали, что везут, — возразила жрица. — Может, они невиновны?

— Знали или нет, но они принесли чуму в мою деревню, — рявкнул бейлиф. — А один, или уже оба — больны. Единственный способ обезопасить деревню — сжечь их и всё, что они притащили с собой!

Рёв бейлифа пробудил страх, глодавший нутро жителей деревни. Кричащая толпа повалила на площадь, торопясь скорей разжечь костёр.

Сестра с отвращением отвернулась. Она не желала принимать участие в том, на что были вынуждены пойти люди. Шаллья покровительствует милосердным и человеколюбивым, каждая жизнь для неё священна. Как бы ни было это разумно, принять безжалостного убийства двух человек Кэтрин не могла.

Она удалилась в часовню и принялась молить свою богиню, чтобы та смилостивилась над этими презренными, напуганными глупцами. Ибо милость им ещё понадобится. Без сомнения, кто-то намеренно пытался заразить жителей Морберга, и теперь, даже если драконовские меры бейлифа окажутся действенными, злодеи вполне могут попытаться сделать это снова.



Поглядев на костёр, Скрич поспешил убраться из деревни. От мысли о двух крестьянах и сгоревшем зерне ему сдавило мускусную железу. Вождь Нашкик не обрадуется, когда услышит о том, что его первая попытка столь феерично провалилась.

Всё эта глупая самка! Суёт свой нос в чужие дела! Скрич решил запомнить на будущее: у самок носы лучше, чем у обычных человеков!

Ползая возле навозных канав, крысолюд пробрался через пастбища, окружающие Морберг, к зарослям колючего кустарника. Он прошмыгнул под куст и принялся разрывать когтями кучу пересушенных сорняков. Открыв узкий лаз, он задержался на мгновение, чтобы втянуть ноздрями поднимающийся из отверстия воздух, после чего нырнул вниз.

Ход был тесен, даже для скавена, но извиваясь и дёргая плечами и бёдрами, Скричу удалось протиснуться вперёд. Сильный крысиный запах и мягкая почва, щекочущая ему усы, ободрили скавена. Внезапно сверху посыпалась земля, и Скрича передёрнуло от страха — из-за таких завалов погибало немало его сородичей. Скрич прошипел молитву Рогатой Крысе, заклиная стены туннеля не обваливаться, хотя бы до тех пор, пока по лазу не проползёт какой-нибудь другой скавен.

Скрич уже добрался до конца прохода, а его сердце всё ещё бешено колотилось. Лаз выходил в просторный туннель около двадцати футов в ширину. Повсюду были раскиданы старые кости и клочки шерсти, наполняющие коридор сладким запахом гнили. В стенах то здесь, то там были выдолблены ниши, из которых светили тусклые, источающие мерзкую вонь, лампы. Представители крысиного народа прекрасно ориентируются в полной темноте, но некоторые всё же предпочитают освещать ходы, чтобы не только слышать и чуять, но и видеть то, что может поджидать их во тьме. Токсичный дым, поднимающийся от тлеющего крысиного помёта создавал такую вонь, что она оскорбляла даже закалённые скавеновы носы. Клан Филч был слишком беден, чтобы позволить себе такую роскошь как червячное масло или варпов огонь, поэтому им приходилось пробавляться этими примитивными устройствами.

Ничего, всё ещё наладится. Вождь Нашкик очень амбициозен, он выведет клан на верхушку Подземной Империи!

От гордости, что вождь посвятил его в свои секреты, Скрич засучил хвостом. В гнезде немногие знали о тайном союзе с кланом Чумы. У монахов появились какие-то идеи насчёт нового штамма чумы, который истребит большую часть обитающих на поверхности человеков, а остальных сделает лёгкой добычей. Чтобы улучшить свой штамм, монахам нужно было испытать его не только на рабах, но и на свободных людях. Эта нужда привела их в Провал Когтерезов к Филчам. Небольшому клану Чумы, имеющему своего представителя среди серых владык, приходилось постоянно сдерживать нападки честолюбивых воинских кланов, таких как Скаб и Риктус. Несмотря на свою фанатичность и сильный иммунитет, монахи жалко смотрелись рядом с великанами Скабов и Риктусов. Случись какая заварушка, чумных попросту раздавят, если только им не удастся заручиться поддержкой кланов недовольных тем, что им не нашлось места в Расколотой Башне.

Глупцы! Мозги чумных лордов, наверное, давно сгнили! Другого объяснения их идиотской сделке не было. Заплатить клану за услуги сорок лодок зерна! Еды больше, чем гнездо когда-либо видело; её хватило, чтобы Нашкик увеличил квоту на размножение и набрал ещё больше евнухов для заботы о крысоматках и их приплоде. Население Провала вырастет, и через несколько лет у Нашкика будет войско, превосходящее прочие гнёзда.

Но что более иронично, клан Чумы, в сущности, отдал эту страшную бациллу прямо в лапы Филчам! Для проведения исследований в Провал отправились лишь несколько дюжин чумных монахов и один жрец, так что вырвать у них секреты не составит большого труда.

Скрич почувствовал, как набухла его мускусная железа. А вдруг они так просто не покорятся? Чумной жрец Пускаб Грязношерст пугал его даже больше чем вождь Нашкик. Когда он глядел на кого-нибудь, можно было почувствовать, как глаза этой твари словно сдирают с несчастного шерсть и плоть, пытаясь проникнуть глубже, до самых кишок.

Крысолюд поёжился. Хотя волноваться было не о чем — когда Нашкик и впрямь решит избавиться от своих союзников, Скрич позаботится о том, чтобы у него вдруг возникли какие-нибудь неотложные дела. В общем и целом, один скавен в битве дела не решит. К тому же Нашкик очень огорчится, если вдруг потеряет ценные навыки и проницательный ум Скрича.

Отбросив мысли о предательстве и насилии, скавен продолжил путь. Он старался держаться левой стены — ему было спокойнее осознавать, что, по крайней мере, с одной стороны на него не нападут.

Добравшись до более населённых нор, он встретил скачущих через туннель скавенов. Скрич внимательно оглядел и обнюхал их. Они определённо пахли Филчами, но было что-то ещё, за что он никак не мог зацепиться. Скрич засел в туннеле и принялся изучать запахи.

Совсем скоро шпион заметил, что со скавенами творилось что-то неладное. Шаркающая походка, обвислые хвосты, тянущиеся за хозяевами по грязи и отбросам. Даже в нашкиковых головорезах, черношкурых штурмовых крысах, была заметна какая-то слабина.

Внезапно Скричу в голову пришла мысль, ужасная настолько, что его железы непроизвольно выплеснули мускусную струю страха. Что если эта чума, над которой работал Пускаб, вырвалась на свободу?

В панике Скрич схватил проходящего мимо скавена. Бедняга запищал и стал извиваться, но он был слишком слаб, и все его усилия пропали даром. Припомнив отвратительный вид бубонов на телах крестьян, Скрич стянул с оборванца плащ и в тот же миг отшвырнул тело прочь. Одним движением он вытянул меч и пронзил им шею больного скавена. От вытекающей из раны чёрной крови пошёл острый болезнетворный запах. Дрожащими лапами Скрич старательно стёр с меча кровь и помчался по туннелю.

Так это правда! Пускабова чума гуляет по гнезду, истребляя население Провала Когтерезов! Скрич не знал, как всё произошло, но если болезнь не остановить, клан попросту вымрет. Даже если Филчи переживут эту чуму, она обескровит их, и любой другой клан сможет запросто вторгнуться на их территорию.

Скрич бежал по извилистым коридорам, шарахаясь от каждого встречного. Нужно сказать Нашкику! Если вождь поторопится, можно будет предупредить Пускаба, чтобы он не разводил больше бацилл, и предотвратить расползание инфекции. Да, за такие вести Нашкик знатно отблагодарит Скрича, сделает его вожаком, никак не меньше!

Теперь, когда скавен знал о болезни, ему чудилось, будто он повсюду чует её мерзкий запах. При всей своей подлой и подозрительности натуре, крысиный народ обладал сильным стадным инстинктом — им всегда было неуютно вдали от сородичей. Теперь же, продвигаясь через гнездо, Скрич старался подавить в себе эти чувства и держаться самых нехоженых туннелей и нор. Когда рядом с ним пробегал другой скавен, шерсть вставала дыбом, и Скрич отчаянно напрягал нос в попытке разнюхать у того хоть самый слабый запах чумы. Любой мог оказаться разносчиком, глашатаем медленной, ужасной смерти.

С узкого выступа, вьющегося над одним из главных туннелей Провала Когтерезов, Скричу открывался отличный вид на заражённое гнездо. Вялые массы скавенов шатались по своим норам, и лишь немногие проявляли ту живость, что была присуща здоровым крысолюдам. Большинство были настолько охвачены недугом, что даже не заметили, как кто-то из скавенских рабов уронил один из мешков с дарами, которые клан Чумы преподнёс Филчам. Зерно посыпалось из разорванного мешка и разлетелось по полу. Такая неожиданность должна была вызвать в настоящую свалку из пищащих и хватающих друг друга крысолюдов, но к бесхозной пище кинулись лишь несколько скавенов — остальные просто толпились рядом, словно не замечая зерна под своими лапами.

От этой неестественной и жуткой картины уши Скрича прижались к голове, было в ней что-то необъяснимо трагическое: будто скавены уже умерли и теперь двигаются просто по привычке.

Скрича словно парализовало. Отрывшийся ему вид напомнил о Морберге и его жителях. Было какое-то пугающее сходство между тем, что он увидел на деревенской площади и болезненной атмосферой, охватившей гнездо.

Может, зерно? Вдруг какой-нибудь пройдоха стянул немного зерна, предназначавшегося людям? Или чумной жрец намеренно распространил среди жителей гнезда заражённую пищу? Нужно всё разузнать. Если виноват Пускаб, в награду за такую информацию Нашкик поднимет Скрича на самую верхушку клана.

Да! Он проберётся в лабораторию Пускаба и соберёт доказательства того, что за всем этим стоит чумной жрец. Даже если доказательства эти придётся изготовить собственными лапами!

Роняя слюни в предвкушении будущих богатств, Скрич развернулся и, извиваясь, полез в узкую вентиляционную шахту. Тесный лаз был заполнен крысами, но грызуны в страхе разбегались перед целеустремлённым скавеном.

Скрич был здесь не впервой и прекрасно ориентировался в безумном хитросплетении перекрёстных туннелей. Шпионить за другими скавенами всегда было выгодно, а вентиляционные шахты открывали для наблюдательных глаз и ушей широкие возможности.

Совсем скоро Скрич уже полз по туннелю, выходящему в комнату, которую Нашкик отвёл Пускабу и его чумным монахам. Скавен почувствовал их мерзкий запах задолго до конца шахты; затхлый воздух отдавал злобой, чесоткой и разложением. У Скрича сдавило горло, ему в голову полезли картины разлагающихся чумных крыс.

Вид под отверстием вентиляционной шахты был ещё хуже. Комната, которую отдали монахам, некогда была яслями для детёнышей крысиного народа, и младенческая вонь до сих пор отсюда не выветрилась. Вероятно, этой неуютной норой Нашкик хотел прозрачно намекнуть гостям о своём превосходстве, но даже если и так, жест остался незамеченным. Пахнуть хуже, чем эти изъеденные болезнью фанатики, могла, наверное, только задница тролля. Они шаркали своими лапами по комнате, закутанные в мерзкие зелёные мантии, вращали вытянутыми омертвевшими мордами; с них жирными лишаями сыпалась шерсть, на коже проступали ранки и волдыри, глаза были мутны от катаракты. Некоторые шагали прямо по скопившимся на полу гнилым отбросам, и неистово хлестали себя шипастыми плетями, другие, со свитками из крысиных кож, пуская слюни, бормотали странные, хулительные молитвы. Один из монахов, прятавший лицо под складками своего капюшона, лязгал ржавым колокольчиком, он, очевидно, находил какое-то извращённое удовольствие в раздававшихся немелодичных звуках.

Несколько монахов всё же проявляли в своём помешательстве какую-то разумность. Они обступили клетку с тощими рабами-людьми и тыкали жалких пленников крючьями и щупами. Одного вдоха было достаточно, чтобы понять, что люди — больны, на их голых телах разрослись чёрные бубоны, которые Скрич уже видел в Морберге.

Пока чумные монахи мучили рабов, за ними внимательно наблюдал их уродливый хозяин. Разносчик Поветрия Пускаб Грязношерст, чумной жрец клана мог похвастаться крупным телосложением, его жирную тушу с трудом скрывала рваная зелёная мантия. По клочкам шерсти, сохранившимся на теле, можно было угадать белый окрас, хотя большая его часть уже переходила в желтушно-желчный цвет. Струпья на коже соседствовали с мерзейшего вида пятнами, сочившимися полупрозрачным гноем. Морда практически сгнила, и сквозь иссушённую плоть проглядывали лоскуты мышц. Венчали же это нечестивое подобие Рогатой пара оленьих рогов, выдающихся из черепа жреца.

Пускаб бродил вокруг клетки, тяжело опираясь на скрюченный деревянный посох. Иногда он останавливался, чтобы рявкнуть что-нибудь своим прислужникам, в тот же миг монахи бросались к клети и вытаскивали из неё одного из пленников. Рабы были настолько измотаны болезнью, что, не сопротивляясь, ложились на пол, и ждали, пока скавены не соберут с их волос уродливых коричневых блох.

От одного взгляда на этих отвратительных насекомых у Скрича шерсть встала дыбом — блохи были такие же толстые и упитанные, как и сам Пускаб, ещё от них разило чумой. Монахи бережно собирали блох и сажали их на небольшие мотки волос, заранее приготовленные для этой цели. После один из них осторожно уносил мотки на другой конец комнаты, где стояли несколько мешков. С мерзким смешком полоумный скавен засовывал заражённый скальп в зерно.

Когда лазутчик увидел, что произошло потом, у него внутри всё сжалось. Пускаб извлёк из-под своей просторной мантии какую-то бутыль и побрёл к зерну. Мешки с левой стороны, он пропустил, а те, что были справа, — обрызгал содержимым своей бутылки. В нос лазутчику ударил острый запах духов. Чумной жрец маскировал вонь заражённого зерна! Но если мешки предназначались людишкам, зачем было это делать?! Нет, такая обработка означала лишь одно — зерно раздадут скавенам!

Клан Чумы умышленно вредил Филчам!

Внезапно Грязношерст обернулся, его жёлтые глазки злобно уставились прямо в вентиляционную шахту. Сгнившие губы жреца растянулись в дикой ухмылке, обнажив ряд чёрных зубов. Скрич почувствовал, как земля вокруг него задрожала и начала крошиться прямо под лапами. Он попытался хоть за что-нибудь уцепиться, но земля в его когтях попросту рассыпалась в прах. Издав вопль ужаса, шпион покатился прямо в логово чумных монахов.

Скрич пребольно ушибся об пол и почувствовал, как от удара хрустнула передняя лапа. Он завыл от боли и тут же закашлялся, выплёвывая изо рта землю и песок. Из глаз выступили чёрные слёзы, и скавен принялся отчаянно моргать в безуспешных попытках разглядеть хоть что-нибудь в облаке витающей вокруг него пыли.

Это всё Пускаб. Пытаясь убить соглядатая, жрец, наверное, использовал какое-то отвратительное колдовство. Но усилия еретика пропали даром! Самое страшное Скрич уже пережил!

Облако неожиданно рассеялось, и Скрич предстал безжалостному взгляду Пускаба. Чумной жрец указал шелушащимся когтём на лазутчика.

— Чужак! — прорычал он.

Это слово вызвало гневный визг среди монахов, и сколь бы помешанными и несобранными они ни казались с виду, по приказу Пускаба безумцы окружили ошеломлённого Скрича.

Они набросились на шпиона и принялись нещадно хлестать его шипастыми бичами и колотить ржавыми булавами и цепами. Глаза застилала бешеная ярость, с морд капала пена и какая-то мерзкая жижа.

Ужас заставил Скрича вытащить меч и рубануть по лапе ближайшего монаха. В брызгах крови и гноя отрубленная конечность отлетела прочь, но покалеченный скавен не думал останавливаться, и только после удара в горло фанатик затих на полу.

Скрич понимал, что драться с толпой этих безумцев было бесполезно, и вместо попыток свалить кого-нибудь он направил свои усилия на защиту, пытаясь улучить момент и скрыться. Шпион заскрипел резцами, стараясь заглушить боль, пульсирующую в сломанной лапе. От перелома он ещё сможет оправиться, но если его сцапают монахи, дороги назад уже не будет.

Наконец, удача улыбнулась ему. Чумной монах с незрячими бесцветными глазами сослепу налетел на костлявого фанатика, чья морда была покрыта массой нарывов. Слепец, утративший в религиозном угаре остатки разума, ударил тощего и сорвал с его рыла комок волдырей. В ответ уязвлённый безумец засадил когтистой лапой тому в живот.

Через мгновение два монаха уже рвали друг другу глотки, и Скрич метнулся в образовавшийся в результате этой свалки проём. Лазутчик перемахнул через дерущихся и понёсся к выходу. Вход в логово охранял лишь один монах, и Скрич быстро разделался с ним ударом в пах.



Задыхаясь и хрипя, преисполненный ужаса Скрич мчался по туннелю, стараясь убежать как можно дальше от прокажённого логова. Только в одном месте он мог спастись от гнева клана Чумы. Нужно было бежать прямо к Нашкику и молить того о защите. Вождь обязательно поможет, как только он узнает о том, что произошло. Вождь разберётся с предателем Пускабом.

Добравшись до гнезда Нашкика, скавен почувствовал, что что-то было не так. У входа в нору не было привычной банды закованных в доспехи штурмовых крыс, в воздухе висела тяжёлая вонь от духов, и их явно было использовано больше, чем вождь обычно разбрызгивал, чтобы скрыть свой запах от врагов и убийц.

На секунду Скрич задумался, не бежать ли ему вообще из гнезда. Для любого крысолюда покинуть клан было практически самоубийством — без защиты своих сородичей, они очень скоро попадали в лапы многочисленных хищников, обитающих в подземье, или, как нередко случалось, скавенов-работорговцев. Нет, Скричу придётся остаться, а для этого ему нужна была защита, которую мог предоставить только Нашкик.

Отбросив свои подозрения, лазутчик пополз в нору вождя. И снова у него шерсть на загривке встала дыбом. Когда он был здесь в последний раз, логово было набито награбленным добром: куски ткани, украденные из людских деревень, бочонки с пивом, внесенные с гномьих заводов, ящики с пряными грибами из гоблинских пещер. Там где раньше лежала нашкикова добыча, теперь ничего не было. Гнездо было попросту разграблено!

Объяснение не заставило себя ждать. Могучий вождь Нашкик, скрючившись, лежал на мехах и одеялах, которые у него не успели утащить, и, хрипло кашляя, пускал слюни себе на усы. Он пытался заглушить запах болезни и слабости, вымочившись в духах, но одного взгляда на беднягу было достаточно, чтобы понять, что чума не обошла его стороной. Тело Нашкика было усеяно жирными чёрными бубонами.

Гадкое хихиканье заставило Скрича обернуться. Позади, у входа в гнездо он увидел мерзкую рогатую тварь — ухмыляющегося чумного жреца. Скавен замахнулся на злобного монстра мечом. Губы Пускаба растянулись в улыбке, в глазах промелькнул мертвенный зелёный свет. Из когтя жреца вырвался поток силы. Скрич в ужасе отпрянул — покрывшись ржавой гнилью, меч развалился прямо у него в руках.

— Я искал-пришёл в Провал Когтерезов, чтобы найти новую-хорошую чуму, — голос Пускаба походил на отвратительное бульканье. — Сделать хорошую-отличную чуму для Рогатой.

Неожиданно жрец хлопнул себя лапой по груди, и между его пальцами оказалась зажата жирная чёрная блоха.

— Нашёл подходящего-замечательного переносчика, — зафыркал Пускаб. — Убил много-много человеков!

Глаза жреца засветились злобным безумием.

— Узнал-понял давным-давно, — продолжил он. — Надо найти блоху, чтоб скавены болели-дохли как человеки.

Скрич упал перед Пускабом на колени. Клан Чумы пришёл в Провал Когтерезов не для того, чтобы испытать чуму на людях! Подопытными оказались крысы из Провала! Чумным монахам не нужна была болезнь, которая убивает только людей!

— Скоро-скоро все крысолюди узрят истинный облик Рогатой! — проговорил Пускаб. — Услышат-узнают настоящее имя Рогатой! Поймут-откроют подлинное величие Рогатой!

Чумной жрец поглядел на Скрича и ткнул шпиона сморщенным пальцем.

— И ты поймёшь-узнаешь совсем скоро, — прошипел он.

Скрич посмотрел на свою сломанную лапу и запищал от ужаса.

По всему плечу шли гноящиеся чёрные наросты, мерзкие бубоны, вестники неотвратимой гибели.

Чёрной смерти! 


Оглавление

  • Warhammer 40000
  •   Смерть серебряных дел мастера Грэм Макнилл Переводчик: Йорик
  •   Проклятие Шаа-дома Гэв Торп Переводчик: Йорик
  •   Сокровища Бьель-Танига Энди Чамберс Переводчик: Йорик
  •   Избавление Императора Ник Кайм Переводчик: Йорик
  • Warhammer Fantasy Battles
  •   Поступь смерти Крис Райт Переводчик: 4rj
  •   Чумной жрец Си Эл Вернер Переводчик: 4rj