КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605342 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239783
Пользователей - 109716

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +8 ( 9 за, 1 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ирина Коваленко про серию Академия Стихий

Самая любимая серия у этого автора. Для любителей этого жанра однозначно рекомендую.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Тайна апостола Иакова [Альфредо Конде] (fb2) читать онлайн

- Тайна апостола Иакова (пер. Елена Зернова) (и.с. Книга, полная тайн) 1.15 Мб, 302с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Альфредо Конде

Настройки текста:



Альфредо Конде «Тайна апостола Иакова»

ВСТУПЛЕНИЕ

Стильная ванная комната. Мебель в нордическом стиле с преобладанием серых и красных тонов. С монограммой ММО. Такая мебель доступна лишь немногим обладателям тугих европейских кошельков. А производится она в получасе езды от Компостелы, в Эстраде, среди извечных галисийских пейзажей, которые не смог изменить даже неумолимый ход времен.

По всей ванной комнате расставлены маленькие металлические статуэтки, наверняка приобретенные в Корунье, в КолексьонАН, небольшой художественной галерее, специализирующейся на малоформатной скульптуре, которая отнюдь не добавляет теплых ноток в изначально холодную — сознательно, намеренно холодную — атмосферу помещения. Трудно представить себе, что внутренности старинного здания из грубого серого камня, пропитанного влагой мелкого нескончаемого дождя, из-за которого стены не просыхают веками, могут выглядеть как операционная пластического хирурга. Здесь аккуратно, стерильно, ослепительно светло и безлико. А ведь ванная, о которой идет речь, расположена в самом сердце исторического здания, построенного в начале XVIII века, если не раньше. Оно же, в свою очередь, стоит в самом что ни на есть историческом центре Компостелы, возле Врат Фашейра, единственных ворот в древней городской стене, через которые в давние времена в город можно было войти в любое время дня и ночи; впрочем, теперь от них осталось одно название.

В таком здании гораздо естественнее выглядела бы более традиционная ванная комната. Может быть, даже с умывальником и биде в старинном стиле. А еще с изысканной изразцовой панелью, увенчанной синим бордюром с греческим орнаментом в виде витиеватых геометрических рисунков, элегантно опоясывающих изразцы, из которых с барочной щедростью выступали бы массивные краны с акантовыми листьями и прочими излишествами. Крышка от унитаза в такой ванной непременно была бы из цельного куска натурального дерева, а из внушительных размеров лейки душа вода струилась бы щедро и безмятежно, напоминая непрестанно льющий за окном дождь. Однако эта ванная комната была совсем иной.

На фоне такого бездушного гигиенического пространства, куда, похоже, никогда не проникала даже самая крошечная пылинка, выделялась небольшая инсталляция, напоминавшая мобили Калдера[1] и водруженная на несколько прозрачных взаимопроникающих призм, которые запросто мог бы соорудить любой дилетант. Сей претенциозный мобиль, по всей видимости, был призван внушать мысль о том, что здесь все полностью соответствует стилю и подчинено удовлетворению потребностей хозяйки помещения. Вернее, той, что была его хозяйкой до последнего момента. Трудно сказать, было ли царившее здесь равновесие устойчивым, хрупким или вовсе никаким. Понятно только, что оно было холодным. Безукоризненно холодным и стерильным.

Владелица сего помещения проводила в нем долгие часы, посвященные личной гигиене и косметическому уходу; часы неспешные, тщательно распланированные и продиктованные единственным желанием: получить удовольствие от самосозерцания. И испытать восхищение от совершенства форм, отражавшихся в зеркалах, которые во всевозможных ракурсах воспроизводили ее восхитительное тело.

Свет внутри этой ванной комнаты, пожалуй, излишне ярок. Размещение светильников тщательно продумано. Свет струится из самых неожиданных мест, его источник может располагаться за каким-нибудь незаметным выступом, и угадать, где именно, невозможно, пока ты на него не наткнешься. Человек, создавший сие холодное сияние, явно не поскупился на светодиодные лампы.

Такое расточительное использование электрической энергии позволяло обитательнице сего пространства в полной мере наслаждаться выписыванием идеальных бровных дуг, которые, похоже, вычерчивались чуть ли не с применением рейсфедера и трафарета и с той миллиметровой точностью, которая обычно требуется лишь в чертежных мастерских.

Правильным образом размещенные увеличительные зеркала позволяли хозяйке, не покидая ванны, осуществлять полную депиляцию длинных ног, столь совершенных, что они казались созданными из стекла или фарфора, а может быть, даже алмаза, ибо до настоящего момента служили верной опорой женщине, которая, подобно алмазу, на протяжении всей своей жизни гармонично сочетала в себе крайнюю внутреннюю жесткость с необыкновенной внешней хрупкостью.

Помещение, о котором идет речь, находится в самом центре Компостелы, в каких-нибудь двухстах метрах от собора, а по прямой так и вовсе не более чем в сотне. Коммунизм, утверждал Ленин, есть власть Советов плюс электрификация. Компостела — это романская и барочная архитектура плюс такие вот потаенные пространства, гнездящиеся в глубине зданий и человеческих душ. Они словно мандорла, мистическое божественное сияние, парят в воздухе сотен старинных домов, подобных этому зданию, расположенному возле самых Врат Фашейра.

В глубине этого парящего над обыденностью пространства его владелица усердно занималась сохранением и усовершенствованием своей физической оболочки. Она посвящала долгие часы созданию идеальной формы бровей, безукоризненного контура пухлых губ, тщательному нанесению теней на веки, безупречно подведенные специальной кисточкой, а также депиляции интимной области, производимой с терпением энтомолога и мастерством опытного чертежника, использующего угольники и трафареты и достигающего геометрически выверенного дизайна и великолепного результата.

Сей отменный результат кропотливой работы производит неизгладимое впечатление на пораженных зрителей даже теперь, когда тело обитательницы сей необычной ванной комнаты обрело вечный покой и все усилия по его усовершенствованию остались в прошлом, ибо в будущем вряд ли уже удастся что-либо улучшить. Все замерли, не в силах отвести взгляда от ярко освещенного тела, являющего собой истинный образец совершенства.

Фонд Марии Мартинес Отеро, расположенный в окрестностях Эстрады, в головном офисе предприятия, основанного вышеназванной предприимчивой дамой, занимается поддержкой авангардного искусства, которое так вдохновляло Софию Эстейро при создании особого духа того пространства, где она теперь недвижно возлежит. Окружающий здание Фонда сад, в котором галисийская садово-парковая архитектура причудливо сочетается со столь распространенными в Киото садами в стиле дзен, украшают два прекрасных экземпляра гинкго билобы, одного из немногих представителей фауны, переживших атомную бомбардировку Хиросимы.

Листья этого экзотического растения покрывают всю поверхность джакузи и покоящееся в ней нагое безжизненное тело. София познакомилась с Фондом, когда приобретала там предметы мебели, которые украшают эту ванную комнату, являющую собой отражение незаурядной личности, чье истерзанное и бессильное тело теперь неподвижно покоится в ванне, безразличное ко всему, что происходит вокруг; труп еще не окоченел, но за этим дело не станет.

Тело Софии Эстейро поистине совершенно. Его мягкие изломы подобны изгибам стана Венеры, возникающей из морской раковины, какой ее изобразил Боттичелли. Вот только оно лишено еще совсем недавно окутывавшей его услады живого тепла, и исходящий от него покой столь же холоден, как и его температура. Взгляд синих глаз по-прежнему прекрасен, но он застыл в изумлении, будто осознав безысходность одиночества и безмолвия, которые его ныне обволакивают. При жизни этот взгляд был блестящим, неотразимым или внушающим ужас, в зависимости от настроения его полновластной хозяйки. Был. Теперь же он исполнен удивления и даже какой-то оторопи; он не блестит и не внушает трепет, он изумлен и погружен внутрь, непостижим. Отстранен.

Если кто-нибудь захочет подойти поближе, чтобы получше рассмотреть это прекрасное тело, то сможет увидеть, что великолепная кожа, облекающая сие восхитительное создание природы, изборождена надрезами, из которых, правда, не выступило ни одной капельки крови; надрезами столь же совершенными, как и изгибы восхитительного тела. Человек, который их нанес, по всей видимости, пытался представить их следами страсти. Однако если это и была страсть, то холодная и бездушная, как и безумный, бредовый умысел, который ее вдохновлял. И безжалостная, как лезвие режущего предмета, которым эти надрезы были произведены.

Если бы София Эстейро, дипломированный специалист в области хирургии, с отличием закончившая университет и вот-вот собиравшаяся защитить докторскую диссертацию, могла созерцать эти надрезы, многочисленные сечения, произведенные на ее безжизненном теле, она, несомненно, задала бы множество вопросов, которые только усугубили бы ту оторопь, что сейчас выражает ее взгляд.

Но это уже невозможно. София больше не принадлежит этому миру. Можно сказать, что теперь она лишь составляет часть изысканной ванной комнаты, служа еще одним ее украшением.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

1

Компостела, суббота, 1 марта 2008 г., 12:00

В субботу первого марта, серым ненастным днем, совсем не предвещавшим наступления весны, рыхлое тело Сомосы с расплывшимся и лишь слегка облагороженным седой бородой лицом, скрывавшим под обманчиво рассеянным выражением всегдашнюю внутреннюю настороженность, в очередной раз переступило порог комиссариата.

Популярного когда-то бара «Эутропио» больше не существует. В соответствии с веянием времени его заменили ирландским пабом сети Moore’s & Company, который Сомоса имеет обыкновение посещать, прежде чем направиться к зданию полиции. Правда, говорят, и этот Moore’s тоже скоро закроют.

Итак, прежде чем переступить порог комиссариата, Сомоса зашел в Moore’s, где ненадолго задержался, чтобы выпить кружку темного пива сорта «Бок», которое помогло ему поднять синусоиду счастья на должный уровень, а надежду разместить в месте столь же легко локализуемом, как и точка счастья, но несколько более укромном.

Поглощая пиво, бирру, как он его обычно называл (наивно полагая, что таким образом демонстрирует современное и живое восприятие мира), Сомоса забавлялся тем, что разглядывал юных студенток, сидевших за соседними столиками. Это разглядывание навеяло ему воспоминания о славных временах, когда в качестве мощного афродизиака выступал зачитанный до дыр «Капитал» Маркса. Тогда, чтобы привлечь женское внимание, ему было достаточно ненароком извлечь из кармана куртки заветный томик. Сегодняшние девушки не обратили бы на подобную книжицу никакого внимания. Ему это прекрасно известно. Излишне говорить, что и его самого они тоже не замечают. Решительно не обращают никакого внимания на высматривающего добычу охотника, столь похожего на старого, почтенного, слегка рассеянного профессора.

Сомоса, как и в прежние времена, увлекается охотой, но теперь ему удается поймать лишь грезы. Заарканив добычу с помощью лассо ностальгии, он размещает ее у себя в голове. И жертвы у него теперь совсем другие. Уже многие годы он даже не вспоминает о старых боевых подругах, соратницах по политическим сражениям времен далекой университетской юности.

Теперь старого охотника больше всего притягивают высокомерные молоденькие студентки, которые пьют пиво, бойко беседуют по-английски с официантами из Moore’s, тщетно пытаясь уловить в их речи дублинский акцент, и даже не подозревают, что охотник прекрасно отдает себе отчет в том, что они уже давно не его добыча. Осознавая, какое место в этом мире отводят ему его возраст и служебное положение, Сомоса, к своему глубокому сожалению, очень хорошо понимает, на какой территории ему дозволено охотиться. Уж точно не на этой.

Охота, которой занимаются в подобных местах мужчины его возраста, подобна сафари с фотоаппаратом вместо винтовки. Добычи она не приносит. Ну разве что удастся запечатлеть в памяти какой-нибудь притягательный образ, который затем будет сопровождать тебя в ночном уединении. Но это все те же грезы. Старый профессор это точно знает. Бывший студент, а ныне профессор медицины, он гордится тем, что ему удалось подобрать столь образную, на его взгляд, метафору, хотя это не более чем весьма банальный ход мыслей, свойственный его возрасту. Фотосафари. А что ему еще остается, как не это пустое времяпрепровождение? Да, собственно, ничего. Потому-то он и держится за эти фотосафари и при каждом удобном случае отправляется выпить пивка в Moore’s.

Сегодня доктор Сомоса вновь зашел в Moore’s, чтобы вдохнуть новую жизнь в свои грезы, и, как всегда, у него это получилось. Он замечает это по возбуждению, овладевающему им, по новым мечтам, пробуждающимся у него в душе. С этими новыми мечтами, пусть и не удовлетворенными, но, по крайней мере, пробудившимися, он и входит в комиссариат.

Как обычно, он направляется прямо в кабинет главного комиссара. Он чувствует, что душа его помолодела и он свободен от тягостных мыслей о прежних неудачах. Потом он вернется на факультет, который считает истинной территорией охоты, большой охоты не на какого-то там белого кролика, а на настоящего зверя.

Кобылки, которые уже не скачут по лугам, а спокойно резвятся в траве, добровольно заперев себя в охотничьих угодьях, которыми он может управлять по своему усмотрению, — вот его любимая добыча, во всяком случае, самая доступная. Юные дипломницы, слушательницы ординатуры, а лучше всего тридцатилетние аспирантки, не отягощенные семейными узами, разведенные или еще не успевшие побывать замужем, но уже достигшие успеха на профессиональном поприще, — они составляют основные виды особей, населяющих пространство его завоеваний.

А вот Клара Айан свободно и независимо проживает за пределами подвластной ему резервации, и, возможно, именно поэтому она так неудержимо влечет его к себе. Он как раз только что увидел ее, проходя мимо кабинета, где она беседует с какой-то женщиной, судя по внешнему виду — румынкой.

Стройная светловолосая Клара — адвокат. Карлосу Сомосе кажется, что груди Клары накачаны силиконом, как выражаются в детективных романах, которые он так любит. Он думает об этом каждый раз, когда его взгляд останавливается на них. Как, например, сейчас.

Сомоса уже много лет с неизменным удовольствием читает детективы в надежде, что на страницах одного из них наконец появится врач, который напомнит ему его самого. На настоящий момент это последнее из его тайных мечтаний. Есть и другие, но они немногого стоят.

Женщина, с которой беседует Клара, похожа на румынку, но вполне может быть и другой национальности. Пожалуй, для румынки она слишком светленькая, думает доктор Сомоса, но кто ее знает. Прислушавшись к ее речи, он решает, что, судя по акценту, она, скорее всего, русская. Во всяком случае, славянских кровей. Он хочет окончательно убедиться в этом и ненадолго задерживается в коридоре, делая вид, что разглядывает пробковую панель, на которой полицейские вывешивают частные объявления, показавшиеся им наиболее актуальными и забавными карикатуры Перидиса,[2] уведомления профсоюза, расписание отпусков и все прочее, что им представляется важным вывесить на всеобщее обозрение.

По всей видимости, полицейские агенты долго раздумывают, прежде чем решаются вырезать рисунки из «Эль Пайс». Во всяком случае, висящие сейчас на доске рисунки явно не первой свежести.

С равным успехом они могли бы вырезать картинки, приглянувшиеся им на страницах глянцевого журнала: какую-нибудь восхитительную в своей наготе фотомодель, воплощение несбыточной грезы в виде прекрасной соблазнительной актрисы, спортивный автомобиль пронзительно-красного цвета или игрока НБА, зависшего в немыслимом для любого полицейского полете к баскетбольной корзине.

Разглядывая с нарочито рассеянным видом набор довольно уже потрепанных бумажек, пришпиленных кнопками к пробковой панели, Сомоса внимательно прислушивается к разговору в кабинете.

— Тебе надо заявить о том, что он с тобой сделал, до того, как он сам придет в полицию и подаст на тебя жалобу, — говорит Клара славянке.

— Но ведь он бьет свое, бьет свое, — механически повторяет та.

Выслушав этот фрагмент разговора, Сомоса на какое-то время погружается в раздумья. Затем продолжает прерванный путь. Он думает, что точно такой же ответ могла бы дать во времена его детства какая-нибудь галисийская крестьянка. Удивительно, что эта чешка или хорватка, а может быть, русская, причем, скорее всего, с высшим образованием, защищает своего сожителя так же, как это делали галисийские крестьянки полвека тому назад. Теперь-то, разумеется, ни одна из них этого делать не будет.

— Что там такое происходит? — доверительным тоном задает Сомоса вопрос проходящему мимо агенту, показывая на кабинет, в котором Клара разговаривает со своей подзащитной.

— Да ничего особенного. Просто две дамочки пытаются прийти к соглашению, не знаю, получится ли у них. Сожитель этой русской здорово ее поколачивал, вот она взяла и тоже его стукнула, да к тому же спустила с лестницы… Теперь этот тип лежит в отделении интенсивной терапии, а она его защищает. Все-то им неймется, этим бабам, черт побери! — отвечает Сомосе агент, не удосужившись даже взглянуть на него.

Услышав это, доктор Сомоса поворачивает назад. Им овладевает любопытство, и он решает еще немного понаблюдать за женщинами, но теперь на русскую он даже не смотрит. Все его внимание сосредоточено на адвокатессе, за которой он незаметно подглядывает из коридора. Дверь маленькой комнатки, которая служит ей кабинетом, приоткрыта. Эта соблазнительная Клара — весьма любопытная особа. Адвокатская контора, в которой она отнюдь не последний человек, — одна из самых престижных в стране. По крайней мере, так утверждают знающие люди; и это несмотря на крайне юный возраст большей части ее компаньонов. Когда они начинали, никто бы и одного евро за них не дал.

Они открыли юридическую фирму, использовав в качестве образца дизайнерские центры, в которых в разработке проектов принимают участие не только архитекторы, но и адвокаты, социологи, экономисты и прочие высоколобые аналитики. Так и к работе в этой адвокатской конторе с самого начала были привлечены специалисты различных специальностей.

Проект заработал, когда все вокруг были уверены, что он окончательно провалился. С самого начала казалось нереальным содержать столь широкий штат сотрудников, да еще выплачивать им достойные зарплаты, которые соответствовали бы уровню их профессиональной подготовки. Это действительно было почти нереально.

Однако те, кто так считал, недооценили категорическое нежелание участников проекта возвращаться обратно в армию безработных дипломированных специалистов и их не менее твердое намерение завоевать мир с помощью той профессии, которую они в свое время избрали. Почти всем им пришлось до этого пройти через жизненный этап, когда при всей присущей им жажде активной и созидательной деятельности они были вынуждены в лучшем случае заниматься по вечерам развозкой почты, если не пиццы, галисийских пирогов или испанских омлетов; и это вместо того, чтобы проводить эти вечера в семейном кругу, наслаждаясь совместным ужином или просто спокойным, ленивым времяпрепровождением. Вместо того чтобы крутить любовные романы, они должны были носиться с заказами по всему городу, с почтительного расстояния взирая на жизнь других людей и не чувствуя себя хозяевами своей собственной.

Сфера их прежней деятельности охватывала самые разные низкопрестижные занятия, и они ни за что на свете не желали в сию сферу возвращаться. И готовы были сделать все возможное, чтобы их, не дай бог, не признали профнепригодными или недостаточно полезными для того дела, за которое они все вместе взялись. Именно таковы были побудительные мотивы служащих адвокатской конторы, главным учредителем которой была Клара.

Многочисленный штат энергичных сотрудников, молодых, но уже прошедших школу выживания, плюс мудрое и эффективное руководство компанией позволили за короткий срок создать достаточно разветвленную сеть полезных связей, которую адвокатская контора сумела в высшей степени удачно использовать после одного из самых драматичных событий в истории мирового мореплавания, произошедшего у берегов Галисии, — крушения нефтяного супертанкера под необычным для морского судна названием Coleslaw.[3]

Благодаря свойственным сотрудникам компании и ее руководству напористости и дару убеждения, именно этой никому не известной в те времена конторе, разномастностью своих служащих действительно напоминавшей овощной салат, было поручено защищать интересы всех, кто понес ущерб в результате катастрофического разлива нефти.

Таким образом, сия недавно образовавшаяся адвокатская контора, в которой Клара Айан была далеко не последним человеком, обзавелась массой дел по защите интересов всех рыболовецких корпораций галисийского, а затем и не только галисийского побережья, пострадавшего от «черных приливов», последовавших за кораблекрушением и разливом нефти. А это, в свою очередь, означало получение в полноправное распоряжение сумм, исчисляемых миллиардами евро, которые следовало выплатить десяткам тысяч людей в качестве возмещения нанесенного катастрофой ущерба. Именно такие суммы присудили судовладельцам проведенные в спешном порядке суды, а галисийское правительство, в свою очередь, поспешило приумножить сии суммы выплатами из своего бюджета. Такая чиновничья расторопность заслужила полное одобрение населения, одновременно вызвав среди облагодетельствованных порочную надежду на то, что когда-нибудь еще какой-либо танкер потерпит крушение у их берегов.

Причина столь масштабной катастрофы заключалась в том, что уже после аварии танкер был отбуксирован на слишком большое расстояние от берега, где подвергся мощной атаке шторма силой в десять баллов, бушевавшего на протяжении семи нескончаемых дней. В конечном счете судно попросту развалилось.

Поскольку разлив нефти произошел вдали от берега, практически в открытом море, куда было отведено судно, да еще при сильнейшем западном ветре, последствия аварии оказались более чудовищными, чем даже можно было предположить. «Черный прибой» обрушился практически на все галисийское побережье. И на баскское. Более того, он затронул берега Кантабрии, север португальского, а также немалую часть французского побережья.

Молодой компании был обеспечен головокружительный успех. Небывалый разлив нефти привел к появлению тысяч и тысяч потерпевших, большинство из которых, словно сговорившись, поручили вести дела по взысканию возмещения за понесенный ущерб именно этой адвокатской конторе. Поступившие в ее распоряжение миллиарды евро обеспечили великолепную профессиональную карьеру неопытному и до недавнего времени весьма стесненному в средствах коллективу. В результате гонорары двух дюжин новоявленных специалистов достигли поистине немыслимых высот, а компания завоевала репутацию, о которой ее основатели не могли помыслить даже в самых смелых мечтах.

Возможно, именно в этом небывалом карьерном взлете и крылась причина того, что Клара вдруг стала активно заниматься оказанием бесплатных адвокатских услуг наименее защищенным представителям общества, прежде всего иммигрантам. Впрочем, вне всякого сомнения, немалую роль при принятии этого решения сыграло и то, что она сама была дочерью галисийцев, эмигрировавших в Лондон в те времена, когда галисийская эмиграция обратила свой взор к Европе, оставив в прошлом идею «покорения Америки», удовольствовавшись спокойным существованием с достойной и стабильной зарплатой, получаемой в конце каждого месяца, и сохранив в качестве единственной амбиции обеспечение лучшего будущего для своих детей.

Именно это пытается донести сейчас Клара до русской женщины. Она одна из них. Дело не в том, что она испытывает к ним чувство солидарности. Она априори солидарна и едина с ними. В свое время она пережила то же, что они. И поэтому она, как никто другой, прекрасно понимает эту эмигрантку. С данной минуты, заключает Сомоса, эта русская, вне всякого сомнения, — новая клиентка адвокатессы; и она уже начинает проявлять понимание и готовность к сотрудничеству, которые до этого таились где-то глубоко внутри.

Не сомневаясь в том, что отныне русская послушно последует всем советам и наставлениям своей добровольной защитницы, что она с удовольствием примет ее щедрую помощь, смирив гордыню и подчинившись более сильной, убедительной и непреклонной воле, Сомоса решает отправиться по своим делам. Он следует дальше по коридору, направляясь теперь уже прямо к кабинету главного комиссара и даже не вспомнив о карикатурах Перидиса, которые еще совсем недавно казались ему такими забавными; он думает лишь о том, какие все-таки у этой Клары длинные и стройные ноги и как красиво и соблазнительно их обтягивают чулки, которые в детективных романах его юности назывались нейлоновыми.

Он доволен. Он чувствует себя помолодевшим всякий раз, когда подмечает в себе сохранившееся влечение к противоположному полу, а кроме того, ему приятно осознавать, что он может не только называть на «ты» того, чей предшественник внушал ему во времена университетской юности непреодолимый страх, но и относиться к занимающему столь высокий пост человеку даже с некоторой снисходительностью. Ведь главный полицейский комиссар приблизительно его возраста.

— Слушай, а ты очень даже ничего… — бормочет Сомоса, откровенным взглядом окидывая с головы до ног попавшуюся ему навстречу даму, явно давая понять, что вовсе не прочь пообщаться с ней поближе. Женщина, которая служит в полиции старшим инспектором, улыбается, не зная, чувствовать ей себя польщенной или оскорбленной. Ей прекрасно известна слабость уважаемого профессора. Как и то, что он так же безопасен, как и в далеком шестьдесят восьмом. Правда, об этом она узнала, только когда из чистого любопытства прочла якобы уничтоженную в свое время полицейскую карточку этого старого пижона.

2

Компостела, суббота, 1 марта 2008 г., 12:15

«Вы все полные придурки!» — гласил транспарант. Обидно, не так ли? Когда позднее комиссару опишут все как было, он с трудом поверит в достоверность случившегося. Сначала он вообще не сможет допустить даже мысли о том, что все это могло произойти в действительности. Ему потребуется совершить определенное интеллектуальное усилие, чтобы представить себе маленький вертолетик, с мнимой неуверенностью стрекозы прорезавший пространство центральной библиотеки университета и сбросивший вниз лист ватмана, содержащий сие сколь же безапелляционное, столь и обидное утверждение. Но когда, сделав над собой усилие, он наконец представит себе, как все это выглядело, то с трудом сдержит улыбку.

Перед его мысленным взором возникнет транспарант, раскачивающийся над заполненными книгами полками и выставляющий на обозрение ошеломленным студентам оскорбительную фразу, и в глубине души старый комиссар вынужден будет признать, что сие утверждение не так уж лживо. Большинство из присутствующих в библиотеке были именно теми, кого подразумевает сие оскорбительное слово. Лишенными будущего придурками.

В какой-то момент Андрес Салорио, главный комиссар полиции Сантьяго-де-Компостела, уже не смог сдерживаться и улыбнулся во весь рот, воображая реакцию присутствовавших при сем необычном происшествии, которое он осмелился квалифицировать как мелкий инцидент. Он сделал это с намерением не придавать данному факту слишком большого значения, хотя понимал, что многие посчитают его решение неправильным.

Дело в том, что проблема была отнюдь не так проста и банальна, как это могло показаться на первый взгляд.

Как только Аида Пена, директор библиотеки, услышала шум, производимый моторчиком некоего непонятного устройства, лишь слегка приглушенный гулом возбужденных голосов доселе молчаливых студентов, она бросилась в читальный зал и, определив происхождение возмутительного непорядка, тут же опрометчиво приступила к преследованию летательного аппарата.

Она мчалась за ним, пересекая огромное пространство зала, декорированного в конце XIX столетия и не претерпевшего с тех давних времен никаких существенных трансформаций ни эстетического, ни какого-либо иного характера. Равно как и никаких изменений раз и навсегда установленного здесь порядка, в том числе и относительно недопустимости малейшего шума, кроме разве что покашливаний читателей. Да еще, пожалуй, жужжания случайно залетевшей мухи, но не более того.

Возможно, однажды далекой осенью какая-нибудь Sarcophaga camaria[4] проникла сюда через неосмотрительно оставленное открытым окно. Кто знает. И может быть, она отложила яйца в каком-то укромном местечке, и теперь целый рой ее детенышей создает сей назойливый шум, усиливающийся с каждой минутой. Такие догадки строила библиотекарша еще по дороге к читальному залу.

Вполне возможно, думала она, каким-нибудь редким солнечным утром из тех, которыми время от времени одаривает нас дождливый климат, она сама велела открыть окна, чтобы немного проветрить это затхлое, пропахшее людьми и книгами помещение, которое, впрочем, она считала истинным воплощением рая небесного на земле.

Однако на этот раз речь шла не о вторжении назойливых насекомых, а о жужжании непонятного моторчика, вызвавшего в памяти его преследовательницы целый перечень названий мух. Надо сказать, наша библиотекарша была большим специалистом по уничтожению сих отвратительных тварей. Едва заприметив хоть одну мерзкую особь, она бросалась на нее, вооружившись специальной гибкой мухобойкой, приобретенной в магазинчике «Все за один евро» много лет назад, когда эти полезные приспособления еще производились из плетеной соломки на Филиппинах, а не из дешевого пластика в Китае.

Обычно, услышав жужжание, Аида Пена хватала со своего письменного стола лежащую на нем мухобойку с широкой, словно веер, плетеной лопаткой и, нервно сжимая ее ручку, начинала преследовать этих несносных тварей, расплющивая их одну за другой вплоть до полного истребления всего выводка.

Во время этой охоты ей нередко попадались особи Lucilia Caezar,[5] зеленые, с грудкой более выпуклой, чем у синей мухи, известной также под латинским названием Calliphora vomitoria.[6] Было уничтожено немало Pollenia rudis,[7] которые не просто раздражали своим жужжанием, но и представляли опасность, ибо всегда стремились перезимовать на верхних полках библиотеки. Иногда ей приходилось трудиться до полного изнеможения. Правда, при этом наша библиотекарша испытывала и немалое удовольствие от хорошо проделанной работы и от того количества назойливых жужжащих тварей, которые ей удавалось прибить собственной рукой. Да, она поистине могла считать себя экспертом в деле истребления двукрылых насекомых.

Однако на этот раз все было по-другому. Речь шла даже не о мерзких огромных мухах, что так любят копошиться в мертвых телах, а о какой-то немыслимо гигантской стрекозе, стрекотавшей, как обезумевший пулемет.

Охваченная одновременно яростным возбуждением и неизъяснимым восторгом, ибо в то самое мгновение, как она вспомнила ученые названия изничтоженных ею мух, она испытала ощущение истинного счастья, библиотекарша уже почти настигла неведомое ей механическое устройство. Оно напомнило ей Ophiogomhus Cecilia[8] из отряда odonatas,[9] подотряда anisopteras.[10] Ведь известно, что в стрессовых ситуациях мобилизуются самые неожиданные ресурсы человеческого мозга.

Впрочем, возможно, это Anax junius[11] из стрекоз обыкновенных, подумалось нашей библиотекарше. Ведь стрекозы, принадлежащие этому виду, могут развивать скорость до восьмидесяти пяти километров в час, а этот аппаратик, похоже, именно с такой скоростью и летел. Хотя нет, пожалуй, он больше напоминает Zygoptera,[12] то есть самую обычную синюю стрекозу. И ведь как дьявольски ловко этот агрегат умудрялся всякий раз ускользнуть от нашей ученой дамы, которая гонялась за ним, вооружившись теперь уже не какой-то там никчемной мухобойкой, а целой шваброй, которую она в буквальном смысле слова вырвала из рук уборщицы, приготовившейся использовать ее по прямому назначению.

Студенты, прежде поглощенные чтением книг, теперь полностью переключили свое внимание на перемещения летательного аппарата и его преследовательницы. А маленькие настольные лампы, прежде служившие исключительно тому, чтобы освещать тексты, поглощаемые внимательным взором любознательных глаз, и отвечавшие новаторскому духу дизайнерской мысли первой половины XX столетия, казалось, превратились в сигнальные огни некой посадочной полосы, о существовании которой раньше никто даже и не догадывался.

Наша тихая, незаметная библиотекарша, вооруженная мокрой шваброй и охваченная невероятным возбуждением, являла теперь собой совершенно гротескный образ. В довершение всего под сводами просторной библиотеки вдруг раздался низкий глухой голос, эхом раскатившийся по древнему храму знаний:

— Аида Пена, садись на швабру и взлетай!

В этот момент шум голосов в зале достиг своего апогея, заглушив даже рев моторчика вертолета.

Аппарат же, управляемый кем-то невидимым крайне умело, даже виртуозно, как ни в чем не бывало продолжал бороздить воздушное пространство читального зала, искусно увертываясь как от свисающих с потолка люстр, так и от ударов швабры, с помощью которых Аида Пена тщетно пыталась сбросить его вниз; при этом сие механическое — если не дьявольское — устройство по-прежнему демонстративно размахивало транспарантом, оскорбительно и вызывающе развевающимся, подобно воинскому штандарту, над скопищем умников, собравшихся в просторном зале библиотеки.

В то время как сеньорита Пена преследовала свою цель, находившиеся в зале обратили внимание на то, что насадка на швабре недостаточно хорошо отжата и остается совершенно мокрой. Влага утяжеляла швабру и никак не способствовала сохранению равновесия несчастной фехтовальщицы, с трудом удерживающей свое оружие в слабеющих руках; это, в свою очередь, нарушало точность ударов, которые наша библиотекарша пыталась направить против бесовского приспособления. В результате швабра, подобно кропилу в руках пьяного священника, обильно увлажняла не только старинный пол зала, но и тела постепенно отсыревающих читателей.

Неужели и она тоже может быть отнесена к категории придурков? Одна только мысль об этом приводила библиотекаршу в немыслимую ярость. Гораздо большую, нежели эпитет «ведьма», которым ее недавно наградили.

Несмотря на растущий шум и наступившее всеобщее веселье, Аида Пена не собиралась отступать от своих намерений и усердно продолжала преследовать летательный аппарат — с самоотверженностью истинного энтомолога и с полным отсутствием результата. Так продолжалось несколько минут, которые, в силу своей крайней насыщенности, пролетели мгновенно. Хотя героине нашего рассказа они, возможно, показались вечностью.

А завершилось все в тот момент, когда Провидение сочло уместным преградить ей путь подставкой для зонтиков и край ее юбки зацепился за палец бронзового Купидона, почерневшего от забвения и табачного дыма, которым окутывали его целые поколения посетителей читального зала. Сей Купидон являл собой некий игривый предмет интерьера, никак не вписывавшийся в атмосферу этой территории умников, которую уж игривой-то никак до настоящего момента назвать было нельзя. Зато теперь игривости ей хватило с лихвой.

Итак, бронзовый перст известного шалунишки, выставленный вперед с совершенно определенными намерениями, крепко ухватил тщательно отглаженную, без единой морщинки целомудренную серую юбку в широкую складку, скрывавшую не слишком аппетитные изгибы тела несчастной дамы и тщательно оберегавшую ее ноги от посторонних взоров. В результате сеньорита Аида, директор библиотеки, пребывавшая при исполнении служебных обязанностей, оступилась, плашмя упала на пол, издала жалобное «ой!», судорожно прикрыла обнажившийся срам и, неожиданно изловчившись, вновь приняла вертикальное положение. И все это за какие-то секунды.

Встав на ноги, библиотекарша тут же обратилась к одному из стоявших поблизости студентов. Гордясь тем, как ловко ей удалось справиться с неловким положением, она спросила у него:

— Вы видели мою быстроту?

— Вашу срамоту?

— Мою быстроту!

— Да, но я никому об этом не расскажу.

Отовсюду стали раздаваться сдавленные смешки, обычно предваряющие всеобщий взрыв хохота. Однако Аида Пена сумела подавить сие безобразие в самом зародыше, повысив голос и вопросив визгливым тоном:

— Что вы сказали?

— Да что вы, сеньора, как я мог себе позволить… — робко пробормотал студент, показавшийся библиотекарше действительно полным придурком.

Между тем швабра, вырвавшаяся из рук дамы в момент падения, продолжила движение в свободном полете и случайно задела одну из лопастей вертолета, введя его таким образом в штопор.

Не создавая никакого шума, если не считать нарастающего гула возбужденной толпы студентов, летательный аппарат устремился вниз и благополучно приземлился на голову старшей дочери полномочного представителя центрального правительства в Галисии, удивительным образом выбрав ее среди десятка гораздо более удачно расположенных голов. Сей странный выбор сулил непредсказуемые и крайне серьезные последствия для того, кто с безопасного расстояния осуществлял управление вертолетом.

Приземление на достойнейший череп было весьма впечатляющим и вызвало радостное оживление среди присутствующих, которые встретили его шумными аплодисментами. Завершение инцидента можно было бы считать вполне благополучным, если бы не одно нежелательное сопутствующее обстоятельство: на лбу ошеломленной девушки образовалась рубленая рана, определенно требовавшая хирургического вмешательства.

Тем временем библиотекарша, не забывая краем глаза внимательно следить за сбитым летательным аппаратом, разразилась жалобными стенаниями по поводу якобы невыносимой боли от удара об угол стола, который она получила при падении.

Она продолжала стонать и жаловаться до тех пор, пока автор сего грандиозного аэропредставления не спустился с высот, откуда он управлял полетом воздушного судна. Сойдя с небес на грешную землю, он, вместо того чтобы позаботиться о самоотверженной библиотекарше, поднял с пола вертолетик и принялся расправлять его лопасти. После чего как ни в чем не бывало удалился. Он двигался неторопливо и флегматично, как какой-нибудь британский лорд. Однако, едва выйдя за дверь, он начал усиленно осенять себя крестным знамением, словно отгоняя нечисть.

В этот момент Аида Пена резко усилила интенсивность своих стенаний, давая тем самым понять, что она узнала человека, совершившего столь безрассудное действо. Это был сын любовницы главного комиссара полиции Сантьяго-де-Компостела.

Когда Андрес Салорио, пребывавший при исполнении служебных обязанностей и знакомившийся с отчетом о происшествии, дошел до этого места, он не знал: то ли продолжать улыбаться, то ли начинать потихоньку всхлипывать.

3

Компостела, суббота, 1 марта 2008 г., 13:00

Утро первого дня марта 2008 года было дождливым. Небо было серым, почти черным из-за огромных грозных туч, покрывавших его до самого горизонта. Не к добру это, подумал Андрес Салорио, когда, встав с постели, раздвинул шторы и увидел льющийся на землю дождь.

По прошествии нескольких часов дождь продолжал барабанить по крышам столь же настырно и размеренно, как и ранним утром, однако он так и не достиг той степени интенсивности, которую предвещали мрачные свинцовые тучи, по-прежнему грозно нависавшие над близлежащими горами.

Вместе с тем комиссар должен был признать, что, несмотря ни на что, день начался не так уж плохо. Гораздо лучше, чем такой же торжественный день ровно год назад. Сегодня, вопреки его опасениям, Эулохия, любимая женщина комиссара, встала в великолепном, правда, слегка возбужденном расположении духа. У нее был день рождения.

— Еще один! — пробормотала она себе под нос, но достаточно громко для того, чтобы он услышал ее и переспросил:

— Еще один что?

Однако, вопреки ее ожиданиям, он не стал ничего переспрашивать, а вместо этого радостно произнес:

— Поздравляю, родная.

Тогда она пошла в душ, напевая мелодию, показавшуюся комиссару несколько экзотической. Что-то о Карибах. Мелодия была слащавой и время от времени прорывалась сквозь довольные пофыркивания, с которыми Эулохия подставляла лицо под поток горячей воды, и легкие постанывания, сопровождавшие упражнения по растягиванию мышц, коим она имела обыкновение предаваться под струей воды, изливающейся из душевой насадки, напоминающей что угодно, но только не телефонную трубку; пожалуй, сравнение с насадкой огромной лейки было бы здесь более уместным.

Затем, немного побродив по комнате в полуголом виде, завернувшись в махровое полотенце, Эулохия оделась и собралась выйти на улицу.

Когда она уже взялась за ручку двери, Андрес напомнил ей, что она не позавтракала, и услышал в ответ:

— Вернусь через пару часов, и тогда вместе позавтракаем. Вот увидишь, тебе понравится.

— Буду ждать тебя в конторе! — успел крикнуть Андрес Салорио, когда она уже закрывала дверь, не уверенный, что его расслышали.

Спустя четверть часа комиссар подходил к месту своей службы. Да, была суббота, но ведь он был ответственным чиновником, и ему нравилось подавать пример подчиненным. Там, в своем кабинете он будет терпеливо ждать звонка Эулохии, а тем временем займется чтением газет и работой с документами.

О безобразии, которое сын Эулохии устроил в университетской библиотеке, он узнал, едва усевшись за стол.

Поборов первый спонтанный порыв, он решил, что сначала следует ознакомиться с прессой и только потом звонить полномочному представителю центрального правительства. Спустя десять минут после принятия столь трудного решения он с головой ушел в выполнение первой из поставленных задач, начисто забыв о второй. К тому же первая задача заняла у него несколько больше времени, чем он рассчитывал.

Двух часов, которые дала сама себе Эулохия, ей не понадобились. Она справилась с намеченными задачами за сорок пять минут.

Не успел комиссар просмотреть даже двух газет, как она стремительно ворвалась в полицейское управление, радостно, с улыбкой на лице поприветствовав агентов, охранявших вход в здание. И тут же взлетела на второй этаж, где располагались кабинеты начальства.

Аккуратно прикрыв дверь кабинета Андреса, Эулохия извлекла из сумки две банки черной икры (иранского происхождения, из Каспийского моря, маркирована тремя нулями) и поставила их на стол.

Затем вытащила из сумки две ложечки, одну — пластмассовую, другую — серебряную. Комиссару протянула пластмассовую, а себе взяла изысканную серебряную и, вооружившись ею словно копьем, приготовилась вонзить ее в содержимое банки, чтобы, несмотря на неурочное время, приступить к завтраку.

Комиссар, конечно, обратил внимание на то, что ложечка в руке Эулохии — та самая, которую он подарил ей по случаю прошлого дня рождения, но не успел ничего сказать. Она его опередила, произнеся с улыбкой:

— Давай открывай, мне не по силам.

Андрес Салорио повиновался. Вскрывая банки, он убедился в том, что они еще сохраняют температуру холодильной камеры. Увидев непонятные черные буквы на этикетке, он с некоторым беспокойством поинтересовался стоимостью баночек, подозревая, что вряд ли они сильно подешевели за последнее время, скорее наоборот.

— Семьсот пятьдесят евро каждая!

Именно такую сумму назвала Эулохия, и при этом ни один мускул не дрогнул на ее лице, овал которого, по мнению ее любовника, являл собой истинное совершенство.

Итак, она произнесла сию немыслимую сумму, не проявляя внешне никаких эмоций, но, вне всякого сомнения, внутренне торжествуя. А потом подняла ложечку и поднесла ее к самому носу своего любимого, так что ему даже пришлось отпрянуть.

И только тогда Андрес Салорио, главный комиссар полиции Сантьяго-де-Компостела, вспомнил, что в этом году он еще ничего не подарил Эулохии на день рождения.

И нарочитая демонстрация ложечки, вознесенной кверху подобно штандарту или воинскому стягу, а может быть, флагу соседней страны, извечного соперника и врага, была отнюдь не случайной. Нет, Андрес Салорио не мог ошибиться, он прекрасно помнил надпись, которую год назад выгравировал на ручке этой ложечки.

Ровно один год и один день тому назад, накануне дня рождения Эулохии, сорок третьего дня ее рождения, он попросил выгравировать на серебряной ручке под именем своей возлюбленной следующий текст: «Предназначена исключительно для поедания украденной белужьей икры. 01.03.07».

Он и думать забыл о том казавшемся ему теперь таким далеким дне, когда, купив ложку в ювелирном магазине «Мальде» на улице Вилар и выгравировав на ее ручке вышеупомянутую надпись, он отправился в супермаркет «Гиперкор», в элитный отдел под называнием «Уголок гурмана».

Придя в этот отдел и убедившись в заоблачной цене белужьей икры, никак не соразмерной с его зарплатой государственного служащего, он тут же пошел на попятную. Он решил забыть о своем первоначальном намерении, состоявшем в покупке баночки белужьей икры в качестве дополнения к серебряной ложечке с выгравированной на ее ручке надписью. Позднее он так же благополучно забыл и о других возможных выходах из создавшегося положения и в результате вручил женщине, которую любил больше всех на свете, одну только серебряную ложечку.

Все это произошло ровно год назад, а вышеупомянутые провалы в памяти были вызваны (уж это-то он точно помнит) парой выбивших его из колеи злополучных звонков полномочного представителя центрального правительства в автономной области Галисия.

И вот теперь у дочери этого самого представителя правительства в результате роковой случайности, имевшей место пару часов назад (о чем, кстати, мать виновника этого безобразия еще ни сном ни духом не ведает), на лбу красуется резаная рана, на которую придется наложить семь швов. Это если делать операцию в отделении скорой помощи; если же швы наложит пластический хирург из частной клиники, то их будет уже не семь, а все шестьдесят. И нанесена сия рана летательным аппаратом, которым с помощью дистанционного устройства управлял Сальвадор Ален Андраде, родной сын спутницы жизни главного полицейского комиссара.

Да, ровно год назад пара звонков господина полномочного представителя правительства по поводу наркоторговцев из Ароусы, предположительно имевших самое непосредственное отношение к высоким политическим сферами, вызвала у него провалы в памяти, которые, судя по всему, ему до сих пор не простила любимая женщина.

Помнится, тогда эти два роковых звонка раздались ранним утром, когда он только пробудился от кошмаров прошедшей ночи и пребывал в подавленном состоянии духа; они тут же заставили его забыть обо всем, что не было связано с его работой — работой, которую господин представитель правительства имел обыкновение серьезно осложнять несвоевременными звонками, неуместными упреками и неожиданными сообщениями. Салорио был профессионалом, а представитель правительства — всего лишь политиком.

Первый звонок был сделан для того, чтобы прямо и без обиняков высказать комиссару всю правду-матку и обвинить его во всех смертных грехах. Второй — чтобы извиниться за тон, который он, солидный и высокопоставленный политик, допустил во время первого звонка. Но оба в конечном счете имели одну цель: показать, кто в доме хозяин. И по всей видимости, это была единственная причина, по которой они были сделаны.

После этих двух звонков комиссару не оставалось ничего иного, как ограничиться одним-единственным, весьма непритязательным подарком для своей любимой. Было уже слишком поздно. У него уже не было времени, сил, да и необходимых денег тоже. А потому, положив трубку после второго звонка своего раздосадованного шефа, он забыл обо всем на свете. И случилось это ровно год назад.

Салорио даже не догадывается, что сегодня ситуация практически в точности повторится. Представитель правительства снова ему позвонит. И не один раз. При этом он неизменно будет говорить об одном и том же: о том, покроет ли страховка услуги пластического хирурга, и о том, где лучше делать операцию — в Сантьяго или Корунье; о том, как возмущена мать девочки, и о том, что комиссару следует всыпать по первое число этому недоумку, избалованному сынку его любовницы; и вообще, подумать только, главный комиссар, а состоит в гражданском браке с экстравагантной разведенкой, своенравной и взбалмошной, как дикая коза по весне.

Когда Андрес Салорио, не сводя взгляда со своей возлюбленной, начинал с наслаждением вкушать икру, он еще не знал, что очень скоро он будет с трудом сдерживать себя, чтобы не послать наконец своего непосредственного начальника к черту.

Это действительно произойдет буквально через несколько минут, когда комиссар поймет, что тянуть со звонком больше нельзя и что у него нет иного выхода, кроме как самому сообщить представителю правительства о случившемся в университетской библиотеке воздушном инциденте. А также о том, что старшая дочь сего высокопоставленного чиновника оказалась единственной жертвой крушения вертолета с идиотским транспарантом, окрестившим всех присутствовавших в зале, в том числе и несчастную пострадавшую, весьма обидным прозвищем.

Однако когда через несколько минут комиссар все же позвонит представителю правительства, тот крайне недовольным тоном ответит, что об инциденте ему уже сообщили.

И снова, как и год назад, господин полномочный представитель центрального правительства Испании в Галисии будет вести беседу в совершенно недопустимой, можно сказать, стервозной манере — в манере, которая, по мысли чиновника, должна была не только еще раз продемонстрировать Андресу, что он его начальник, но и показать, что уровень его информированности и профессионализма гораздо выше того, какой состоящие на постоянной государственной службе профессионалы обычно приписывают временным политическим фигурам, возникающим и исчезающим в соответствии с требованиями конъюнктуры. Кроме всего прочего, это был еще довольно подленький способ дать понять комиссару, что всегда найдется сволочь, которая поспешит раньше других доложить обо всем начальству, и что лучше Андресу даже не пытаться разузнать, кто это постарался так разогреть страсти. Но при этом комиссару следует серьезно остерегаться. Этот стукач и в будущем будет поступать в том же духе.

Самое неприятное состояло в том, что после этого звонка у Андреса Салорио уже не будет ни одной минуты для того, чтобы хоть как-то исправить ситуацию с годичной давности подарком. А ведь его любимая явно ждала чего-то необычного, что не выглядело бы безвкусной шуткой или столь распространенным во многих семьях способом слегка подсластить скуку долгих лет совместного безрадостного проживания.

Сложившаяся ситуация имела давнюю историю. Дело в том, что день рождения Эулохии приходился на двадцать девятое февраля. И это многое объясняло. Два года назад, когда ей исполнилось сорок два года, Эулохия Андраде призналась комиссару, что мечтает до отвала наесться черной икрой, и сказала, что ее постоянно мучит неодолимое желание стырить где-нибудь пару баночек.

По прошествии года, на протяжении которого Андрес Салорио не раз вспоминал этот разговор, во время отчаянного поиска оригинального подарка для возлюбленной ему неожиданно пришла в голову нелепая, но гениальная, на его взгляд, мысль: выгравировать на ручке серебряной ложки эту чертову надпись, после чего приобрести в магазине баночку икры в качестве естественного дополнения к подарку. Он был уверен, что это доставит им обоим отменное удовольствие.

Но когда довольный удачно найденным решением комиссар пришел в «Гиперкор» и увидел ценник, то, как уже было сказано, он понял, что цена эта является совершенно неприемлемой для его скромного бюджета.

Итак, как мы уже знаем, наш влюбленный комиссар ограничился тем, что подарил одну ложечку, и, надо сказать, испытал при этом огромное облегчение в надежде, что его изысканный, как ему казалось, выбор будет воспринят словно милая шутка и вызовет понимание и благодарную улыбку. Ему и в голову не пришло, что шутка довольно пошловатая, и именно так ее восприняла Эулохия, затаив обиду на целый год.

И вот теперь она сидела перед ним и торжествующе улыбалась, смакуя икру, которую подносила ко рту серебряной ложечкой. Она проделывала все это с таким очевидным вызовом, что комиссар, мучимый подозрениями, выходящими за рамки профессионального интереса, решился наконец спросить:

— Тебя застукали?

Эулохия улыбнулась, но ничего не ответила. Она продолжала спокойно и с явным наслаждением поглощать икру.

— Так тебя не застукали?

И на этот раз она ничего не ответила. Тогда комиссар не выдержал и набросился на нее:

— Как ты это сделала? Говори, несчастная! Тебя застукали? Ты заплатила?

Накануне вечером они были очень счастливы. Ночь прошла восхитительно. Теперь же поведение Эулохии и другие неприятности сегодняшнего дня привели к тому, что нервы комиссара, которого все считали человеком абсолютно невозмутимым, не выдержали.

— Говори сейчас же! Ты их украла? Тебя застукали? — взмолился он.

И тот и другой варианты казались комиссару совершенно бредовыми. Но она по-прежнему ничего не отвечала. Тогда Андрес неожиданно встал из-за стола и, хлопнув дверью, выскочил из кабинета, намереваясь немедленно пойти в паб и выпить пива. На улице по-прежнему шел дождь; он лил, как всегда, со своим неизменным порочным упорством.

Итак, комиссар внезапно покинул свой кабинет, оставив там Эулохию, которая спокойно продолжала предаваться поглощению белужьей икры, добытой столь же неблагоразумным, сколь и вызывающим способом. На ее губах играла улыбка, а взгляд был устремлен куда-то вдаль. По крайней мере, такой представлял ее себе комиссар, который в глубине души на самом деле тоже улыбался.

— Да, семьсот пятьдесят евро за сто граммов… Тут уж если не украдешь — не попробуешь, — пробормотал он себе под нос.

И тут же пожалел о том, что не съел еще хотя бы пару ложечек этой чудной икорки.

Выскочив из кабинета, Андрес нос к носу столкнулся с доктором Сомосой и, воспользовавшись нежданной встречей, схватил того под руку и по-свойски пригласил выпить пивка.

— Да я только что оттуда! — пытался протестовать старый бездельник.

— Ничего, выпьешь еще. Давай! Пошли! — властно настаивал комиссар.

— Да на улице дождь, черт возьми! У меня нет ни v малейшего желания мокнуть.

— Ничего, не растаешь, а потом вдруг от дождя у тебя на яйцах вырастут креветки, и мы ими закусим пиво.

— Ну ты и скотина! Тебе хоть это известно?

— Я только знаю, что не заслужил такого начала дня, как сегодня, — резко ответил ему комиссар.

В эту минуту он вспомнил о звонке, которого так и не сделал, вынул из кармана мобильный телефон, выбрал опцию «избранные контакты», обозначенные человечком с огромным сердцем, и набрал личный номер представителя правительства. О том, какой между ними состоялся разговор, мы уже знаем. Завершив его, комиссар, неуклюже шлепая по лужам, бросился бежать к Moore’s, стараясь не слишком промокнуть. Сомоса уже ждал его внутри.

Этот первый день марта 2008 года определенно начинался крайне неудачно.

4

Компостела, суббота, 1 марта 2008 г., 13:20

Доктор Сомоса не стал останавливаться, когда комиссар заговорил по телефону. Ему было неловко подслушивать беседу Андреса с представителем правительства, хотя в глубине души он очень хотел услышать, о чем они будут говорить. Но ведь он был человеком вежливым и считал себя в высшей степени воспитанным, а потому преодолел расстояние в пятьдесят метров, отделявшие дверь комиссариата от пивной, раньше полицейского. Оказавшись на пороге, стряхнул капли дождя с одежды и стал поджидать приятеля.

— Что тебе стоило захватить с собой зонтик? — проворчал доктор, когда комиссар оказался рядом.

— Зачем? Чтобы в очередной раз где-нибудь его оставить? — ответил ему тот с некоторым раздражением.

Всякий раз, заходя в Moore’s, Андрес Салорио знает, что место это не его, но тем не менее отнюдь не чувствует себя не в своей тарелке.

Ему известно, что в распределении пространства, которое продуманно или, напротив, неосознанно производит любое человеческое общество, ему предназначены такие места, как, например, закусочная «Гато негро». Там вино подают в белых фаянсовых чашках, осьминога — на деревянных подносах, а приготовленные на пару мидии — на широком блюде с выщерблинами по краям. Вот такие закусочные — это его родная среда обитания. Как и знаменитые кафе Сантьяго: старинные, как, например, «Дэрби», в которое заглядывал еще Валье-Инклан,[13] или изысканные современные, как «Аэрео клуб» с его просторными диванами, на которых вполне можно было бы даже вздремнуть после обеда, если бы это позволяли правила приличия.

Впрочем, как раз в этот клуб он почти никогда не заглядывает. Он все-таки предпочитает старые таверны со скамьями и столами из каштанового дерева, побелевшего от бесконечного мытья, или же с мраморными столешницами, хранящими несмываемые следы от красного вина «Баррантес».

И все же Moore’s ему нравится почти так же, как эти таверны. Его привлекает молодежная, довольно-таки космополитичная публика, наполняющая этот паб дождливыми вечерами. А еще тишина и уединение, что царят там по утрам, когда он в полном одиночестве сидит за любимым столиком, с наслаждением смакуя горькое галисийское пиво «Эстрелья де Галисия», его любимое.

Он любит сесть у окна и с этого своеобразного наблюдательного пункта обозревать ход жизни призванных исполнять его приказы и распоряжения подчиненных, снующих взад-вперед между двумя полицейскими зданиями, расположенными на площади, куда выходят окна паба. Ему кажется, что их лица выражают неодолимую апатию, возможно навеваемую настырным мелким дождем, который галисийцы называют орбальо.[14] А может быть, сия вялость обусловлена тем родом деятельности, которую большинство из них вынуждены выполнять: в лучшем случае она сводится к различного рода административным делам, а нередко к охране и сопровождению важных политических фигур, исполняющих свои обязанности в столице древнего королевства Галисия.

К счастью, в его комиссариате серьезных проблем почти не бывает. У него неплохое место, чтобы спокойно досидеть до пенсии. Наркоманы в историческом центре города, наркоторговцы, пытающиеся сбыть свой товар, привезенный с Риас-Байшас; карманники, опустошающие кошельки иностранных туристов в окрестностях собора; мелкие воришки, промышляющие на самых оживленных улицах, а летом еще и на открытых террасах кафе и ресторанов. Или в толпе поклонников съезжающихся со всего мира уличных музыкантов, которых этот город принимает с радостью.

Конечно, в городе, который Салорио призван охранять, проявляя заботу о населяющих или посещающих его гражданах, есть и другой род преступников — так называемые белоперчаточники. Они время от времени вдруг возникают на горизонте в виде какого-нибудь вороватого финансового инспектора или директора банковского филиала, решившего, что на Карибах климат не в пример лучше здешнего, и свалившего туда снежками клиентов, которые он собирал долго и терпеливо, тщательно и старательно, используя все свое обаяние и природные чары, заставлявшие незнакомых людей слепо доверять свои сбережения этому хранителю сокровищ пещеры Али-Бабы.

Ну а если мирное течение полицейской жизни совсем уж ничто не нарушает, то тогда непременно отыщется какой-нибудь скромный отец семейства, который, скрыв лицо под маской, начнет со стабильной периодичностью штурмовать банки, и после года производимых с завидной пунктуальностью ежемесячных атак банкиры так к ним привыкнут, что в конце концов придут к мысли: пожалуй, грабителя следует принять в штат, ибо сейчас штатные места в банках занимают люди, имеющие на то гораздо меньше оснований.

А если ничего этого не будет происходить, то о чем же тогда писать газетам? Нельзя же сообщать только о международных событиях и о переписанных со страниц мадридской прессы великосветских сплетнях, а также о расписании служб многочисленных церквей этого города, в котором, как уверяют, покоятся мощи святого апостола Иакова. Местные газеты и так больше почти ни о чем не пишут. Разве что еще о всевозможных мелких инцидентах и о результатах футбольных матчей, разыгранных в трех дивизионах национальной лиги. Ну и конечно, о широко обсуждаемой деятельности президента столичного футбольного клуба и его команде, способной в один миг вознестись на вершину спортивного Олимпа и тут же скатиться с нее со скоростью падающей звезды.

Население в городе в целом спокойное, и населяющие его люди не доставляют полиции особых хлопот. Это чиновники различных местных и автономных администраций, а также претенденты на их посты. Множество студентов, превращающих ночи с четверга на пятницу в алкогольные оргии с употреблением слабых наркотиков и с разнузданными танцами до утра, но в целом весьма безобидные. Продавцы универмагов, занимающиеся продажей одежды прет-а-порте; многочисленные механики автомобильных фирм и мастерских. И еще рабочие фабрик и заводов, расположенных в пригородных промышленных зонах, а также официанты и прочие работники огромного туристического сектора, составляющего основу городского благополучия. Ну и конечно, нельзя не упомянуть немалое число университетских преподавателей, не желающих мириться с уходом молодости и продолжающих яростно и отчаянно преследовать ее в безумном охотничьем угаре.

В целом же город Сантьяго — это тихое местечко, по сырым улицам которого в любое время дня и ночи женщины могут совершенно спокойно бродить в полном одиночестве. Разумеется, здесь, как и повсюду, процветают злоупотребления чиновников среднего звена и встречаются отдельные случаи коррупции политиков высшего ранга. В общем, все обычно и нормально, как сама жизнь.

ГЛАВА ВТОРАЯ

1

Компостела, суббота, 1 марта 2008 г., 13:45

Комиссариат располагается совсем рядом с собором.

Собор похож на колоссальную матрешку. Или на гигантскую амебу, выброшенную на возвышающийся посреди каменного моря остров, которая в своем демонстративном величественном одиночестве постоянно совершает неверные движения. Под барочной оболочкой собора скрывается его романская сущность. Их разделяет какая-то пара метров, но, по существу, это целая пропасть. Сбоку от главного фасада можно разглядеть следы готической архитектуры, впрочем так здесь и не прижившейся: пример неверного движения, которое сей монстр так и не решился совершить. Северный же фасад являет собой образец неоклассического стиля. В общем, все в полном соответствии с розой ветров.

Так получилось, что в соборе одна форма таит под собой иную, одна эпоха подхватывает другую и следует за ней, никоим образом не пытаясь уничтожить и заместить первую; скорее, наоборот, в необычном сочетании противоположностей новое время словно придает ушедшему свежие силы. Так происходит, например, с западным, барочным фасадом, который сперва опирается на романский, а затем и возносится над ним. Эстетика собора Сантьяго подобна морским приливам и отливам, непостижимым образом влияющим на звездную гармонию. По крайней мере, так в минуты лирического настроения думает Андрес Салорио. И еще он думает, что таковы и люди, населяющие этот город.

Несостоявшуюся готическую часть собора можно увидеть под лестницей Кинтаны Живых. Частично она продолжается и на Кинтане Мертвых. На эти две площади выходят два наложенных поверх изначальной постройки фасада, у которых как бы два лица. Одно — в романском стиле — исконное и подлинное; второе — барочное — подобно актрисе, чья напыщенная и высокопарная игра полностью меняет сущность представляемого действа. При этом лица не сменяют друг друга, как театральные маски, а одно как бы накладывается на другое. Такова и сущность самой Компостелы, столицы Галисии: она двояка и противоречива.

Одна из Кинтан — это по сути своей атриум. В галисийских атриумах обычно хоронят мертвых. А потом там отмечают местные праздники и прямо на могилах танцуют. Таким образом, одна из Кинтан — это огромное кладбище, открытое пространство, полное неопределенности и сомнений.

Но в соборе есть и закрытые пространства, исполненные определенности и уверенности. Одни из них таят другие, а эти другие укрывают первые. Таковы принятые здесь правила игры. Все пространства собора дополняют друг друга, и все они существуют или перестают существовать в зависимости от времени суток, направления вечернего ветерка или ночного тумана. Один из фасадов выполнен в неоклассическом стиле. Романские башни переходят в барочные. Крыша собора — это огромная, расходящаяся на две стороны лестница. Одна сторона обращена на север, и по ней поднимаются холодные ветра и прозрачный свет. Вторая выходит на юг, и по ней льются вниз дождевые потоки и грустные мысли.

Собор Сантьяго — это еще и огромный пантеон. В нем хранятся мощи святого апостола. Утверждают, что это кости святого Иакова, сына Зеведеева. Но они вполне могут принадлежать и бог знает кому, ибо по этому поводу высказываются самые различные суждения. Так, например, утверждается, что вместе с мощами апостола в соборе хранятся и кости его учеников Теодора и Афанасия. По крайней мере, таково распространенное мнение. Впрочем, некоторые полагают, что там покоится Присциллиан.[15] Кто знает?

Привилегированные посетители, получившие специальное разрешение, могут также увидеть под сводами храма, внизу, там, где некогда располагалась самая ранняя базилика, и другие захоронения. Здесь на земляном ложе возлежат полуистлевшие скелеты древних обитателей средневекового городища. Они покоятся там с тех легендарных далеких времен, которые многие теперь называют мрачными, а некоторые, напротив, считают светлыми.

Паломники и верующие спокойно ступают по камням, под которыми лежат эти древние кости, не подозревая об их существовании. В конце концов, слово Компостела означает скорее кладбище, нежели звездное поле. Но почти все полагают, что именно последнее словосочетание является точным переводом названия этого места. Нельзя не согласиться, что сей перевод весьма привлекателен; однако он недостоверен.

В Компостеле все зиждется на костях. Некоторые из них святые, другие не очень.

2

Компостела, суббота, 1 марта 2008 г., 13:50

Страна, столицей которой является Компостела, тоже до сих пор не определилась со своим названием. Одни говорят Галисия, другие — Галиса. Такая это страна и такие в ней живут люди. Здесь говорят, что Бог хорош, но и дьявол не так уж и плох. И утверждают, что на всякий случай свечку надо ставить и тому и другому.

Когда-то комиссариат был жутким притоном. По крайней мере, именно таким он представлялся тем, кто смотрел на него снаружи. Впрочем, и внутри он тоже мало походил на рай. Сегодня это аккуратный ряд кабинетов, напоминающих ячейки голубятни, из тех, что и поныне можно видеть в галисийских имениях.

Окна кабинетов комиссара, его заместителя и главных инспекторов выходят на огромную площадь, носящую имя Родригеса дель Падрона. Что плохого в том, что площадь, на которой расположено полицейское управление, носит имя поэта предвозрожденческой поры? Или все-таки это нехорошо? Всякий раз, когда Андрес Салорио выходит на нее, он декламирует про себя строки из «Десяти заповедей любви». Но поскольку сегодня идет дождь, он не собирается выходить на площадь. Он лучше с отрешенным видом посидит за столиком паба, устремив взгляд в никуда и предаваясь своим мыслям.

Просторная площадь Родригес-дель-Падрон имеет легкий наклон в сторону северо-запада; она засажена магнолиями и заставлена полицейскими микроавтобусами, словно вставшими на прикол возле тротуаров. Они действительно напоминают пришвартованные к причалу корабли; только если вокруг судов тихо плещется покой портовых вод, то полицейские автомобили безмятежно обдувает легкий ветерок, проникающий сквозь густые кроны магнолий. А еще на площади стоят личные автомобили полицейских, которые с удовольствием пользуются этой не только удобной, но и бесплатной для них парковкой. Они, в свою очередь, похожи на вспомогательные шлюпки.

В огромном сером здании, стоящем напротив комиссариата, располагаются казармы сил правопорядка. Таким образом, проходящие по площади люди могут одновременно увидеть все места размещения стражей своей безопасности. И все это в непосредственной близости от собора. В Сантьяго-де-Компостела практически все расположено в непосредственной близости одно к другому; подобная скученность подчас оказывает гнетущее впечатление, которое усиливает почти непрерывно льющийся с небес дождь.

И все же в иные времена, такие далекие, что только старые деды могут поведать о них своим внукам, комиссариат был настоящим притоном, провонявшим запахом сырости и мочи.

Когда тогдашние юноши рассказывают об этом, их голоса приобретают какой-то странный оттенок. Словно им хочется, чтобы они колыхались, подобно знамени на ветру. Но они у них не колышутся. Беда в том, что их несчастные голоса давно утратили свою силу и стали надтреснутыми и хриплыми от длительного пристрастия к табаку и марихуане. Да, именно такие теперь у них голоса. И еще звук их голоса, отражаясь от небес, производит странные вибрации. Впрочем, возможно, небеса здесь ни при чем и сие странное звучание возникает по той простой причине, что эти старики далеки от современных научно-коммерческих достижений в области крепления зубных протезов. А может быть, у некоторых из них протезов и вовсе нет, и они просто-напросто жалкие беззубые старикашки.

Да, скорее всего, именно это служит причиной того, что их воспоминания облекаются в этакую странную свистящую, а подчас и вибрирующую форму. Впрочем, дрожь в голосе может иметь и совсем иное происхождение: предаваясь воспоминаниям, старики нередко заново переживают тот страх, который им довелось испытать в молодости.

Именно это происходит сейчас с Карлосом Сомосой: вспоминая те далекие незабываемые времена, он вновь испытывает чувство страха. Комиссар, в свою очередь, тоже предается ностальгическим воспоминаниям, но своим. Оба при этом хранят молчание. Перед ними стоят бокалы с пивом, но они как будто забыли о них. Взглянув на этих молчаливых мужчин, любой посторонний наблюдатель подумал бы, что они полностью поглощены созерцанием безмятежно падающего дождя да разглядыванием входящих в бар девушек, особенно тех, у которых ноги не скрыты под брюками. Когда появляются девицы в коротких юбках, оба мужчины с нетерпением ждут, когда те сбросят плащи и куртки, чтобы устремить взгляд на соблазнительные бедра, плавно покачивающиеся перед их взором, который кажется отстраненным и рассеянным, но на самом деле чуток и внимателен ко всему, что попадает в поле их зрения.

Предавшись воспоминаниям, оба начинают ощущать хорошо знакомый им зуд в области желудка. Такая щемящая пустота внутри возникала у доктора в далекие времена его молодости всякий раз, когда он узнавал, что ему предстоит переступить порог комиссариата; у полицейского же подобные ощущения появлялись в период его второго брака на пороге собственного дома. Внутренний зуд, который в те времена испытывал Сомоса, становился особенно нестерпимым, если ему приходилось по настоянию членов общественно-политической бригады входить в ненавистное здание. И все, кому хоть раз пришлось там побывать, лишь укрепляли его страхи. Это был настоящий вертеп со всеми вытекающими отсюда последствиями. Подобное же испытывал Андрес Салорио, которому приходилось в составе общественно-политической бригады являться в университет по долгу службы, а вовсе не по собственной воле.

Тем не менее среди теперешних стариков были и такие, кто, несмотря ни на что, ни разу не переступил злополучный порог комиссариата, внушавшую неодолимый ужас границу, которая в те времена позора и бесчестья проходила между достоинством героя и ничтожеством прирожденного пресмыкающегося. Кто-то гордится тем, что его дед не входил в состав общественно-политической бригады, не подозревая, что на самом деле он был отъявленным негодяем и предателем. Ведь в таких вещах сознаваться никто не хочет. Все внуки думают, что их деды были героями. В том числе и те, которые вовсе ими не были. Последних, надо сказать, совсем немало, и среди них попадаются весьма важные шишки.

Да, это были непростые времена. Шел шестьдесят восьмой год прошлого века, и тогдашняя молодежь, как и любая другая, жила надеждами. Вот только для молодых людей того поколения тем же притягательным блеском, каким для нынешних сверкают деньги, сияла слава. Поэтому теперешние старики, по крайней мере те из них, кто состоял в нелегальных студенческих организациях, научились лгать и сочинять басни с таким изысканным мастерством, что даже корифеи этого вида творчества снимают шляпу перед их искусством.

А еще во времена своей юности эти старики научились грезить наяву. Впрочем, о славе невозможно мечтать безнаказанно, и, когда она наконец приходит, ни в коем случае нельзя допускать, чтобы она тебя убаюкала. Но ведь именно так и произошло со многими из них: под сладкое баюканье они быстро задремали. И теперь их очень трудно разбудить. А ведь славу надо постоянно подпитывать байками и легендами.

В те далекие времена славы можно было добиться с помощью ареола поэта, толстых очков интеллектуала-марксиста, гитары барда, краткого пребывания в тюрьме или хотя бы двухдневного заключения в стенах уже известного нам комиссариата, расположенного в непосредственной близости от собора и его захоронений. И тех, кто преуспел в подобном достижении славы, было немало.

Некоторые полагали, что достаточно гордо прошествовать мимо полицейского управления с демонстративно высовывавшимся из заднего кармана джинсов номером «Мундо обреро», газеты коммунистической партии, оформление которой заметно отличалось от всех других. Белые буквы на синем фоне. Серп и молот, грозившие выскочить из кармана. Однако этого, несмотря на всю метафоричность ситуации, как правило, оказывалось недостаточно.

Разумеется, были и такие, кто за свою смелую деятельность расплачивался годами тюрьмы. Однако не о них сейчас речь, ибо они-то как раз не жаждали славы, а боролись за торжество идеалов. Это были кристально честные люди, поборники, как они полагали, истинной веры. Советской веры, в иерархии которой кто-то из них был священником, кто-то всего лишь служкой, а кто-то (как, например, ортодоксальные марксисты) — не более чем новообращенным. Последние составляли многочисленный и достаточно наивный катехуменат. Все они, как могли, старались укрепиться в своем кредо подобно тому, как тонущий хватается за спасительную доску или как истинный верующий утверждается в догме, которой он призван служить, то есть отчаянно и страстно. Именно такими были идейные юноши тех уже далеких лет. Такими, несмотря ни на что, были Сомоса и его друг комиссар.

В те годы Карлос Сомоса был юным студентом медицинского факультета, жаждущим той самой славы, которой даже теперь, сорок лет спустя, ему так и не удалось достичь. Дерзкие прогулки перед комиссариатом с номером «Мундо обреро» в руке, которым он размахивал, словно боевым знаменем (поступок, достойный, по мнению многих, безумства храбрых), ни к чему не привели. Хотя он старался, как мог: вышагивал взад-вперед перед полицейским управлением, громко и демонстративно похлопывая сложенной газетой по ладони вытянутой руки, как это делают загонщики зверя во время охоты; вот только добычей должен был, по его замыслу, стать он сам.

Это была целая церемония. Сначала он заходил в бар «Эутропио», расположенный рядом с вертепом. Там подавали такие проперченные и раздирающие внутренности мидии, что все их называли тиграми. Перец следовало загасить вином, а вино добавляло отваги, которая, как известно, часто шагает рука об руку с эйфорией. Достигнув состояния безрассудной смелости и эйфории, Карлос Сомоса принимался расхаживать перед зданием комиссариата, похлопывая номером «Мундо обреро» по ладони вытянутой руки. Он жаждал жертвоприношения и сам себе представлялся мучеником за святое дело, не важно, какое именно. Важно, чтобы оно вознесло его любым способом к вершинам славы. Он мечтал только о славе.

Он упорно продолжал совершать свои церемониальные проходы перед комиссариатом с той же одержимостью, с какой некоторые упрямо лелеют давно утраченные иллюзии, никак не решаясь полностью от них отрешиться, пока сама жизнь не похоронит надежду. Он продолжал предлагать себя в качестве мученика за святую идею до тех пор, пока не осознал, что его вызов начинают неверно интерпретировать. Осознав это, он тут же отказался от революционных идей и решил полностью посвятить себя профессиональной карьере.

В 1975 году умер Каудильо,[16] тот самый, который, как уверяли его приспешники, был вождем нации милостью Господней. Успешно похоронив вождя, страна продолжала жить так, словно ничего не произошло. А произошло очень многое. Но к этому моменту Сомоса уже мечтал только о том, чтобы попасть в штат университета. И вот теперь, в марте 2008 года, он уже давно профессор, и в скором времени ему предстоит выйти на пенсию, чего он никак не желает. Он все чаще задумывается о том, как быстро пронеслось его время, и очень боится, что выход на пенсию может ускорить нежелательные процессы в организме. Ведь он по-прежнему считает себя молодым. Да, он еще вполне молод. Ему это доподлинно известно.

В университете Сомоса ощущает свою значимость. Всякий раз, когда он заходит в комиссариат — чтобы получить новый загранпаспорт или удостоверение личности, действие которого истекло, а иногда и просто проконсультироваться у своего приятеля комиссара по поводу какого-нибудь судебного решения, — он ощущает свою значимость, к тому же возрастающую с каждым днем. Однако слава — о, эта коварная слава! — ему по-прежнему сопротивляется, подобно неблагодарной женщине, в которую ты безнадежно влюблен. Он боится пасть духом и умереть, так и не добившись ее. Проблема в том, что он просто не знает, как это сделать. Он не знает, что слава приходит сама по себе и ее никогда не следует специально звать, ибо в этом случае она оказывает сопротивление.

Ему недостаточно того, что полицейские уважительно на него взирают и приветствуют с подчеркнутым почтением, которое его трогает. Профессор медицины — это вам не кто-нибудь, это серьезно. Всякий раз, когда полицейские почтительно с ним здороваются, он вспоминает свою прошедшую юность и неосуществленные мечты. Ведь, несмотря на успешную карьеру, Сомоса в свои шестьдесят с лишним лет так и не смог удовлетворить самые сокровенные амбиции.

3

Компостела, суббота, 1 марта 2008 г., 13:55

В Сантьяго-де-Компостела идет дождь, нескончаемый дождь. И от этого сердца и души его жителей нередко заполоняет беспросветная меланхолия, которая может даже довести до самоубийства. Однажды приятель из Андалусии поинтересовался у Салорио, как чаще всего сводят счеты с жизнью галисийцы, и тот, удивившись столь странному вопросу, ответил, что некоторые топятся в реке, бросившись в нее с моста или доплыв до середины, но это обычно те, кому при жизни было знакомо чувство юмора. Другие же просто вешаются, закрепив веревку на потолочной балке или на ветке дерева. Мало кто стреляется.

Комиссар вспоминает об этом, наблюдая, как меняется выражение лица Сомосы, когда он смотрит на входящую в бар худенькую девушку, самую стройную из всех, кто сегодня сюда заглянул. Это вызывает у Салорио улыбку. Но при этом он продолжает вспоминать.

— На каком дереве? — упорно выспрашивал у него андалусиец.

Андрес задумался. Ему никогда не приходило в голову задаваться вопросом о том, на каком именно дереве обычно вешаются галисийцы. По правде говоря, он понятия об этом не имел. Сперва он решил было ответить, что на смоковнице. Но потом вдруг, сам не понимая почему, уверенно произнес:

— На яблоне.

Но андалусский приятель был нудным, как зубная боль.

— А что вы потом с ними делаете?

— Как что? Хороним! Что еще нам с ними делать? — Потом немного подумал и добавил: — Ну а некоторых сжигают.

— Деревья?

— Ты что, с ума сошел? Покойников.

— А что вы делаете с деревьями, черт возьми, что делаете с яблонями?

Салорио подумал, что его приятель спятил, но постарался сохранить спокойствие и снисходительно ответил ему:

— Продолжаем есть яблоки, что еще нам с ними делать?

Видя, что андалусиец хранит молчание, Андрес счел нужным, в свою очередь, задать тому вопрос, ответ на который в глубине души мало его волновал:

— А на каких деревьях вы обычно вешаетесь?

— На оливах!

— Ну да, черт возьми, конечно, ведь у вас их больше всего… — сказал Андрес, стараясь не демонстрировать своего безразличия к теме, после чего задал следующий вопрос, волновавший его не больше первого: — А что вы с ними делаете, когда кто-нибудь вешается на них?

— Мы их срубаем! Что же еще?

Андрес ничего не сказал, но про себя подумал: какие все-таки странные эти андалусийцы, ведь дерево не виновато в отчаянии и безрассудстве человека.

Ах, меланхолия, единственное поистине суверенное царство! Время от времени она овладевала и им. Шесть или семь лет назад дождь в Сантьяго шел десять месяцев кряду. И на протяжении всей бесконечной череды серых, унылых дней солнце выглянуло лишь четыре раза, да и то не больше чем на десять минут.

Возможно, люди сводят счеты с жизнью от скуки, чтобы придать существованию какую-то перчинку. Ведь что-то есть в том, чтобы повеситься на дереве, которое и дальше будет приносить плоды, и раскачиваться на нем, как когда-то в детстве, прервав земное существование по собственной воле, не дожидаясь, чтобы кто-то другой отнял у тебя жизнь. А может быть, чтобы не тешить себя напрасными надеждами. А возможно, такое самоубийство — это некий акт прозрения. Кто знает?

В глубине души Андрес Салорио, главный полицейский комиссар галисийской столицы, предпочел бы, чтобы ничто не нарушало привычного хода вещей и чтобы жизнь продолжалась, несмотря ни на что.

— Все-таки самое неприятное — это сырость. Как надоедает этот дождь! — произносит он, вздыхая с притворным смирением. На самом деле он привык к дождю. Прошлый год выдался крайне засушливым, но в конце его все вернулось на круги своя. И в последние месяцы вновь идут бесконечные дожди.

4

Компостела, суббота, 1 марта 2008 г., 14:00

Услышав комментарий полицейского, Карлос Сомоса улыбается. Впрочем, он уже давно, сам того не замечая, сидит с улыбкой на губах. Это что-то вроде застывшей гримасы, и она кажется комиссару неприветливой, если не презрительной; при этом профессор не удостаивает своего собеседника даже коротким взглядом. Он предпочитает смотреть в окно.

Сейчас все его внимание сосредоточено на фигуре Клары Айан, которая вышла из здания комиссариата и, укрывшись под пластиковым зонтом, похоже, направляется к заведению, в котором они сидят.

Впрочем, впечатление оказывается ошибочным: единственное, что пытается сделать Клара, — это по возможности обойти потоки воды, устремляющиеся по склону чуть в стороне от входа в пивную.

Когда Клара оказывается рядом с баром, Сомоса начинает постукивать по оконному стеклу кончиком ключа от машины. Несколько минут назад он извлек его из левого кармана брюк, чтобы рассеянно поиграть им. А может быть, чтобы еще раз продемонстрировать окружающим марку своего автомобиля: ведь он так им гордится.

Услышав стук ключа по стеклу, адвокатесса поднимает взгляд и, стараясь удержать зонт, который чуть было не вырвал у нее из рук сильный порыв ветра, улыбается, кивает головой и говорит «привет». Затем, не переставая улыбаться, демонстрирует левое запястье с часами, чтобы дать понять, что опаздывает.

— Ну и аппетитная же дамочка! — восклицает со вздохом доктор Сомоса, давно смирившийся с невозможностью выразить свою неудовлетворенность иным способом.

— Да уж! — подтверждает комиссар, поднося к губам кружку с темным пивом.

Оставив позади витрину паба с сидящими за ней двумя немолодыми мужчинами, адвокатесса продолжила свой путь по Руэла-де-Энтресеркас. Она живет совсем неподалеку, в здании, выходящем задней стороной в тот самый узкий переулок, по которому она сейчас прокладывает себе путь, упорно сражаясь с ветром и потоками воды. Однако большая часть просторных окон ее жилища выходит не сюда, а на противоположную сторону, и из них можно созерцать старинный колледж Сан Клементе, парк Аламеда, бульвар Феррадура и даже церковь Святой Сусанны, занимающую самую возвышенную часть древнего кельтского поселения и окруженную целой рощей столетних дубов.

Ее жилище находится в старом здании, построенном в том месте, где некогда проходила окружавшая город стена. Здание возвели вскоре после того, как стена была разрушена. А совсем недавно из него изъяли все внутренности, оставив только стены, и по указанию Клары Айан оно было полностью перепланировано по проекту, разработанному ее приятелем архитектором. В доме четыре этажа, которые соединены между собой по принципу двойного дуплекса. Впрочем, не исключено, что здесь использовались и иные дизайнерские приемы. Вид, открывающийся из окон дома на Аламеду, просто великолепен. На противоположной стороне здания с двух верхних этажей можно также любоваться барочными башнями собора и многочисленными колокольнями церквей, которыми наводнен город.

Новый порыв ветра заставляет женщину поднять зонт кверху. Крепко удерживая его твердой рукой, Клара привычно справляется со строптивым зонтиком. Проявив отменную сноровку, она не позволяет ему вывернуться наизнанку и продемонстрировать спицы идущему навстречу прохожему; из-за низко наклоненного зонта ей видны только его насквозь промокшие ботинки и брюки, которые постепенно перемещаются по направлению к ней.

Она не поднимает глаз, устремив взгляд на каменную плитку тротуара, по которой вода теперь уже струится бурным потоком. Однако, видя, что ноги мужчины подошли совсем близко, Клара приподнимает зонт, смотрит в лицо человеку и, узнав его, здоровается. Это Адриан, парень ее соседки по квартире.

— Привет. Что, идешь к подруге? — приветствует она его.

— А ты в такой дождь проходишь мимо дома? — спрашивает он.

У Клары создается впечатление, что он намеренно избегает прямого ответа на ее вопрос.

— Иду к Вратам Фашейра. У меня сигареты закончились, — отвечает она. — А ты-то зайдешь или нет?

Похоже, столь прямо поставленный вопрос смущает Адриана, и он не знает, что ответить.

— Нет, — говорит он наконец. — Я ей дважды звонил на мобильный, но она не ответила. Позвонил домой, и там тоже никто не взял трубку. Не знаю, где она может быть, так что пойду к себе. Каждый у себя, а Бог повсюду, — добавляет он на манер псалма. — Увижу ее завтра или как-нибудь потом.

Клара чувствует, как вода, та самая струящаяся по улице вода, которую до этого момента ей так удачно удавалось обходить стороной, насквозь пропитывает туфли. Она всегда сомневалась в правоте утверждения о том, что нельзя дважды войти в одну реку.

Они стоят под дождем такие беззащитные и одинокие, что со стороны кажется, будто их связывают нежные чувства. Но ничего подобного. Клару занимает только один вопрос: все ли в порядке у Адриана с ее соседкой по квартире. Ее голова все еще занята недавним разговором в комиссариате, и, даже отдавая себе отчет в том, что ей свойственна оценка ситуации с сугубо женских позиций, она не может побороть в себе желание обвинить во всем Адриана; она толком не знает, в чем именно, но уверена, что есть в чем. Например, в том, что он, мужчина, даже не хочет взять на себя труд подняться и узнать, все ли в порядке с его девушкой, которая по странному стечению обстоятельств еще и ее приятельница и соседка по квартире.

В последние дни ее подруга была словно не в своей тарелке, размышляет женщина, вглядываясь в лицо Адриана. И всякий раз, когда Клара хотела поговорить с ней по душам, она отделывалась короткими резкими ответами. Нельзя сказать, что такое поведение было ей совсем уж несвойственно, вовсе нет, но на этот раз Клара была совершенно обескуражена неадекватностью ее реакции на обычные дружеские вопросы.

У Адриана имеется ключ от входной двери, и он вполне мог бы подняться, чтобы, по крайней мере, убедиться в отсутствии своей девушки. Или хотя бы остановиться и позвонить в домофон, в который без конца звонят подвыпившие студенты, когда на рассвете расходятся по домам после очередной пирушки в Аламеде. Однако совершенно очевидно, что Адриан не собирается этого делать.

— У вас все в порядке, Адриан? — спрашивает Клара.

Вопрос застает его врасплох. В эту минуту даже кажется, что дождь слегка стихает, словно чтобы дать юноше время без спешки, со всеми подробностями ответить Кларе, но парень ограничивается коротким «конечно, как всегда».

— Нет, ты уж извини, но все совсем не как всегда. Я ведь не просто так задала вопрос: вчера утром я слышала, как вы ругались.

Клара не умеет ходить вокруг да около. Она привыкла спрашивать или утверждать, как на очной ставке. Вот и теперь она задала прямой вопрос, и Адриан пытается парировать:

— А кто дал тебе право подслушивать чужие разговоры?

— Это ведь и мой дом тоже, если ты помнишь, — отвечает Клара, указывая на входную дверь позади них.

— Да нет, ничего такого… ничего важного, — бормочет Адриан. — Всякие глупости вроде «ты так на нее посмотрел, что мне это не понравилось», ну и все такое, ты же знаешь… С вами, девушками, вечные проблемы; иногда просто никаких сил нет вас терпеть.

— Ну ладно, если так. Пойду за сигаретами, — говорит ему Клара, на прощание по-дружески целуя его в щеку; этим поцелуем она как бы ставит точку в диалоге, который, как ей кажется, исчерпал себя.

— До скорого, — отвечает Адриан, не двигаясь с места.

Прежде чем завернуть за угол и направиться в бар «Асуль», где собирается купить две пачки сигарет, Клара останавливается, чтобы посмотреть, не остановился ли все-таки Адриан у дверей ее дома.

Но в это время кто-то говорит ей «привет». Она оборачивается и видит Аншос Вилаведру, докторшу из университетской клиники. Аншос машет ей рукой в знак приветствия и улыбается из-под красного зонтика.

Ответив на приветствие приятельницы, Клара вновь оборачивается и обнаруживает, что Адриан наблюдает за ней с того самого места, где она его оставила. Она машет ему рукой, заворачивает за угол и делает последние шаги, позволяющие ей наконец погрузиться в теплую и влажную атмосферу заведения, в котором, по общему мнению, варят лучший кофе в городе. Бар «Асуль».

5

Компостела, суббота, 1 марта 2008 г., 14:15

В этот предобеденный час посетителей в пабе немного. Возможно, виной тому непогода. Да, скорее всего, дождь многим изменил привычные планы. Ведь любитель пива — человек устойчивых привычек, верный, как влюбленный. Он знает, что объект его страсти разъедает ему внутренности, разрушает печень, лишает его разума и воли; тем не менее он полагает, что способен властвовать над своей возлюбленной. В те славные дни, когда ему кажется, что он достиг этого, влюбленный ощущает себя Богом, созерцающим самое прекрасное из своих созданий. О, пиво!

Однако все не так просто. Пиво, особенно золотистое, притупляет чувства любителя сего пенного напитка. Всякий раз, когда он пьет его, наслаждаясь горьковатым вкусом, у него резко взлетает вверх уровень самооценки. Он испытывает мимолетное ощущение величия, упоительное состояние легкого золотистого опьянения, подобного пылкому взгляду обольстительной светловолосой женщины. И только льющаяся с неба вода способна разлучить их, создав между ними непреодолимую пропасть. Это логическое построение, возможно, не более чем пустая выдумка, но никто не будет отрицать, что в нем что-то есть. Итак, сегодня идет дождь, и в баре Moore’s почти нет завсегдатаев. А жаль. Сегодня здесь лишь комиссар и профессор медицины.

Всякий раз, когда комиссар встречается с доктором Сомосой, на него наплывают воспоминания; особенно когда тот говорит с ним о женщинах. Вот и сегодня то же. Он испытывает тоску по самому себе, по тому мужчине, каким мог бы быть и каким уже никогда не станет.

Заметив, что комиссар загрустил, Сомоса по-приятельски похлопывает его по спине.

— Ну, дружище, не унывай! — говорит он, проявляя обычно не свойственную ему фамильярность. Делается это исключительно для того, чтобы подчеркнуть доверительный стиль общения с комиссаром полиции, о котором сорок лет назад ему можно было только мечтать. В конце концов, сорок — это всего лишь два раза по двадцать, а двадцать лет — это ничто, как утверждает популярное танго, такое бесхитростное, но внушающее напрасные надежды.

Теперь в грустное настроение погружается Сомоса. Это случается с ним особенно часто в конце зимы, особенно если учесть, что в этих краях она длится большую часть года. Когда профессор похлопывал Андреса Салорио по спине, он вдруг отчетливо осознал, что в душе он такой же, каким был сорок лет назад, что это время бежит и становится короче, а он, Сомоса, остается прежним. Мысль об этом вызывает в его душе определенный дискомфорт, который некоторые называют меланхолией — той самой черной меланхолией, которая заставляет человека задаваться вопросом: а что он все-таки делает в этой жизни? И которая дает ответ, ведущий на ветку яблони или в реку.

В то время как доктор пытается сопротивляться нахлынувшему вдруг чувству тоски с помощью очередного глотка пива, комиссар предается своим невеселым раздумьям. Пребывая в одном шаге от пенсии, он все еще ищет смысл жизни. Ему шестьдесят, а он в третий раз связал себя узами брака, пусть и гражданского; и это после двух тяжелых разводов, в результате которых он чувствует себя совершенно разбитым, как старый, выброшенный на свалку грузовик.

— Но не какой-нибудь, а компании «Баррейрос», — произносит он достаточно громко для того, чтобы быть услышанным и понятым своим соседом по столу.

Грузовики «Баррейрос» долговечны, они крепки, надежны и служат еще и поныне, несмотря на то что их производство прекращено несколько лет назад. Лорд Хью Томас написал вдохновенную биографию их изобретателя, жителя Оренсе Эдуардо Баррейроса.[17] Андрес прочел ее меньше года тому назад.

— Что ты сказал?

— Что я похож на грузовик «Баррейрос».

— Да, он был совсем не плох.

Салорио в задумчивости смотрит на профессора. Разве он может поведать доктору тайны своей жизни, рассказать об отношениях с третьей в его жизни любимой женщиной? Первая заставила его стать интеллектуалом. Благодаря ей он поступил сначала на юридический факультет Мадридского университета, потом в университет заочного обучения и в конце концов получил диплом, который в свое время серьезно поспособствовал его профессиональному росту, а теперь гордо вывешен на стене в его домашнем кабинете.

Правда, для этого ему пришлось в далекие годы франкизма вступить в общественно-политическую бригаду и добросовестно выполнять возложенные на него обязанности, стараясь не потерять при этом лица, то есть не предать собственные идеалы и своих товарищей, которые даже не подозревали о его тайной службе в полиции. На протяжении нескольких лет он виртуозно плел кружева секретности, считаясь человеком левых убеждений и при этом состоя в рядах полиции франкистского режима.

Он делал все, чтобы не превратиться в подонка. Приходя в комиссариат, пользовался всевозможными уловками, дабы не выдать ту информацию, которой располагал, и не нанести тем самым непоправимый вред своим истинным единомышленникам. И это ему удавалось до тех пор, пока на него не донес один из его товарищей. Его перевели в уголовный розыск — словно в штрафной батальон отправили. И не было ни одного трупа, при опознании которого ему не пришлось присутствовать, ни одного самого чудовищного преступления, в раскрытии которого он не принял участие, ни одного мерзкого дела, к которому его не привлекли. Это были самые тяжелые годы в его жизни. Он сумел их пережить, замкнувшись в себе.

Жена хотела, чтобы он стал адвокатом, и он делал все, чтобы им стать. Он перевелся в университет заочного обучения и курс за курсом, предмет за предметом одолевал знания, которые ему предстояло получить.

Приход демократии застал его уже дипломированным специалистом, занимавшимся подготовкой диссертации, а его брак к этому моменту потерпел полный крах. Жена хотела его видеть адвокатом, но не выдержала выходных, которые он проводил за упорными занятиями; она не желала видеть его полицейским, но ей пришлось стать свидетельницей его превращения в сыщика, без конца выезжающего на убийства, бандитские разборки и в бордели, преследующего наркоторговцев и преследуемого своими же товарищами. Она не выдержала напряжения и начала изводить его бесконечными придирками, ссорами, постоянными упреками, пока наконец им обоим не стало очевидно, что примирение невозможно.

Эти воспоминания теперь уже совсем не трогали комиссара. Он выдержал все, как старый добрый грузовик «Баррейрос». Самым любопытным в этой истории было то, что его первая супруга снова вышла замуж… за полицейского; это она-то, утверждавшая, что не в состоянии больше терпеть его именно по этой причине. Ее сменила вторая жена, красавица, будто с полотен Боттичелли, такая же стройная и обольстительная.

Когда он в первый раз увидел ее обнаженной в проеме двери, ведущей из ванной комнаты, он чуть не разрыдался от созерцания такой красоты. Это была выходящая из раковины Афродита с необыкновенно плавным, достойным резца Праксителя изгибом бедер, нежной улыбкой и обжигающим взором синих глаз. Он любил ее страстно и самозабвенно.

Она была жадной до благополучия и денег, которые, по ее мысли, должны были еще больше подчеркивать ее красоту, обрамляя ее, подобно золотой оправе, в которой она бы блистала, как звезда. Ей постоянно было необходимо слышать звон монет в недрах то ли кошелька, то ли души, она сама толком не знала. Скорее всего, и там, и там. Если первая супруга поощряла его к получению образования и развитию интеллекта, то вторая толкала к обогащению. Это тоже были весьма непростые для него годы, когда он оказался на самой грани законности и позволил вовлечь себя в ряд ситуаций с коррупционным душком, которые, однако, позволяли ему к концу месяца ощущать весомое прибавление к официальному окладу. А всего-то и нужно было сделать вид, что чего-то не замечаешь, слегка притупить бдительность, скрыть какие-то улики, не обратить внимания на определенные обстоятельства — и табачные контрабандисты щедро вознаграждали за это.

В результате ему удалось сделать удачные вложения в недвижимость, которую он оформил на имя своей жены: ему самому ничего было не нужно. Достаточно было просто любить ее. Но постепенно он стал ощущать, как она отдаляется от него, становится чужой. А потом в один далеко не прекрасный для него день поездка с подругой в ближайший пригород на поверку оказалась встречей со старым любовником; назавтра, когда он вынужден был отправиться на выполнение внеочередного задания, чужая машина всю ночь занимала в гараже место его собственной, и это означало визит очередного любовника; потом был ужин с другом в сельской гостинице и интимный вечер уже у него дома. Об этом вечере он узнал очень быстро, ибо полиция совсем не так глупа, как некоторые думают. Но даже прекрасно зная обо всем, что она позволяла себе, он из любви к ней продолжал молчать в надежде, что к ней вернутся утраченные чувства. Однако надежды были напрасны. Такой уж она родилась. И ей не измениться. Тогда он опять ушел в себя: это было его единственное убежище.

Когда он окончательно понял, что она никогда не станет другой, он поставил точку на своем втором браке. К счастью, детей у них не было. К тому времени он уже привык не мечтать о них.

Со своей третьей женщиной он в браке не состоял и не имел ни малейшего желания заключать его. Эулохия не принуждала его ни к учебе, ни к зарабатыванию денег. Но зато все время смешила его. Он был уверен, что ей, как никому другому, удается извлечь из него все лучшее, что он только в состоянии ей предложить. Она даже возродила в нем забытое желание заняться живописью. И он действительно снова стал писать картины. Однако по-прежнему был нелюдим и замкнут в себе. Впрочем, теперь у него было чудесное оправдание своему уединению. Он писал картины. Эулохия возбудила в нем желания, дремавшие на протяжении долгих лет.

Он стал полицейским из-за того, что у него не было возможности сразу получить высшее образование. Сегодня, когда университеты ежегодно принимают на свои факультеты десятки тысяч студентов, видимо, понять это непросто, но в те далекие времена все три или четыре тысячи молодых людей, обучавшихся на каждом курсе в университете Сантьяго-де-Компостела, были детьми весьма обеспеченных родителей. А у него таковых не имелось. Ему пришлось всего добиваться самому. И его двум первым женам тоже.

У его третьей жены ситуация была совершенно иной. Эулохия была дочерью разбогатевших эмигрантов. Ей все было дано изначально. Если он жил так, как мог, то Эулохия — так, как хотела. Она была остроумная и взбалмошная, креативная и бойкая на язык, порывистая и активная. Могла, не моргнув глазом, украсть несколько баночек белужьей икры в «Уголке гурмана» в «Гиперкоре» и отправиться в путешествие, когда ей заблагорассудится. А ее сын, только что сдавший последний экзамен, запускал летательные аппараты в главной библиотеке университета.

Дочь Эулохии была строптивой и неуравновешенной, как мартовская кошка. У нее в террариуме жил питон, а в сумочке она постоянно носила карликового йоркширского терьера; она обожала разгуливать по дому голой и в таком же неподобающем виде время от времени выходить на балкон.

Все это, вместе взятое, было, пожалуй, слишком неприличным для того, чтобы эту женщину можно было считать подходящей спутницей жизни главного комиссара полиции, какой бы всеобъемлющей ни была ныне действующая демократия, вознесшая нашего героя на столь высокий пост, который, правда, полностью преградил ему путь к вожделенной адвокатской карьере. Разве это да еще непрекращающийся дождь — не достаточный повод для меланхолии? Но как объяснить все это коллеге по пивным возлияниям? Как объяснить, что сегодня у его возлюбленной день рождения и она отомстила ему за обиду, которую он, как выяснилось, нанес ей ровно год назад; и что он трусливо сбежал из своего собственного кабинета, оставив ее там поедать белужью икру изящной серебряной ложечкой?

Сейчас Эулохия или по-прежнему сидит в его кабинете, или расхаживает между столами инспекторов, неприлично кокетничая с некоторыми из них, или уже покинула здание комиссариата, незаметно выскользнув из него в тот момент, когда он на минуту отвлекся от непрерывного, как ему казалось, наблюдения за входной дверью. Когда последнее предположение представилось Салорио наиболее вероятным, он поспешил одним глотком допить пиво, встал из-за стола и заявил доктору Сомосе:

— Ну, давай пошли!

— Что? — спросил тот.

— Let’s go, черт побери!

Когда двое друзей покидали бар Moore’s, дождь по-прежнему шел с тем же упорством, с каким, по свидетельству древних текстов, он шел в чистилище Святого Брендана, того самого святого, который осуществил евангелизацию Ирландии. Тот дождь, как известно, был вечным и неистовым.

6

Компостела, 1 марта 2008 г., 14:15

Почти в то же самое время, когда комиссар покидал Moore’s, Клара, стряхивая воду с зонта, входила в дом. В каком-то непонятном порыве, показавшемся ей забавным, она несколько раз открыла и закрыла входную дверь. Воздух в коридоре пришел в движение и, оттолкнувшись от стен, вернулся к ней, нежно обволакивая ее ноги, отчего у нее сразу исчезло напряжение, возникшее после неприятного разговора с Адрианом.

Это было легкое, почти незаметное дуновение, однако ощущение было в высшей степени приятным; оно заметно облегчило внутреннюю тяжесть, вызванную серым днем, непрестанным дождем, недостатком света, а также неприятным разговором с русской, который произошел у нее в комиссариате, — разговором, который в конечном счете вызвал у нее сильнейшее раздражение. «Он бьет свое, бьет свое». Что заставляло ее выступать в роли заступницы своего обидчика?

Войдя в лифт, Клара задумалась над тем, насколько она все-таки непримирима по отношению к людям, которые хоть в чем-то ей перечат, будь то мужчина или женщина, и не следует ли ей, привыкшей достаточно бесцеремонно вмешиваться в жизнь и проблемы других людей, обратить наконец критический взор на себя самое. Признав или, по крайней мере, обозначив намерение признать справедливость подобных мыслей, она пообещала себе, что расскажет об обоих сегодняшних разговорах своей соседке по квартире, и они вместе посмеются над ними.

Она поднялась в лифте на верхний этаж. Когда она оказалась там, ее вдруг охватило странное ощущение, которого не было, пока она не открыла дверь лифта и ее не встретила густая тишина, совершенно не свойственная этому времени суток и дому, в котором проживали две столь непохожие женщины. Обычно в эти часы — впрочем, и в другие тоже, но в эти-то непременно — у ее подруги был включен телевизор, причем на полную громкость, чтобы из любой точки дома она могла следить за диалогами Гомера Симпсона и его желто-синей семейки.

Клара машинально включила телевизор. Она рассчитывала, что ее успокоит появление наглых и развязных рисованных человечков, но, вопреки ее ожиданиям, на экране возникло лицо светловолосой дикторши. Этакая валькирия с патетическими, в вагнеровском стиле манерами, специализирующаяся на сборе и распространении сплетен и всяких глупостей о медийных персонажах, которых принято называть знаменитостями. Клара терпеть ее не могла. Однако она не выключила телевизор и даже не переключила его на другой канал.

Она положила пульт дистанционного управления на журнальный столик, с которого незадолго до этого его взяла, и громко позвала свою подругу:

— София! Ты здесь? Я только что говорила с Адрианом. У вас что-то не так? Сейчас я тебе расскажу…

Глянув в лестничный проем, Клара увидела, что дверь в спальню Софии, расположенную между этажами, приоткрыта, и спустилась к ней. Подойдя к двери, она постучала, предупреждая о своем появлении, и нараспев произнесла:

— Я-а-а вхо-о-ожу-у-у!

Голос у нее, вместо того чтобы прозвучать легко и весело, почему-то получился хрупким и ломаным.

Войдя, она убедилась, что в комнате все как всегда: в полном порядке. Адриан оказался прав. Софии дома не было. Это было не столько удивительно, сколько необычно. В это время она, как правило, уже смотрела телевизор, откладывая приготовление обеда до прихода Клары, и, поскольку та обычно возвращалась поздно, София, как правило, предлагала ей пойти пообедать в «Сан Клементе», чтобы не заморачиваться с мытьем посуды и уборкой кухни. Было очевидно, что ей не было предназначено заниматься домашним хозяйством. При этом она была буквально помешана на чистоте, но предпочитала, чтобы ее наведением занималась домработница.

Клара машинально приоткрыла дверь в ванную комнату Софии. Это помещение всегда казалось ей слишком просторным и холодным, излишне светлым и безликим. Его декорировала сама София, желая таким образом внести свой личный вклад в оформление принадлежавшего ее подруге жилища, когда решила в нем поселиться.

«Ты и так слишком много денег потратила на реставрацию. Позволь мне хоть как-то поучаствовать в оформлении дома, раз уж ты даже не хочешь брать с меня плату за проживание и согласна только делить текущие расходы», — настаивала подруга, в очередной раз демонстрируя свой практицизм, который она с успехом применяла и в работе, и в личной жизни.

У нее будет ванная комната, о которой она всегда мечтала и которая так идеально подходит этому дому мечты, классическому в отдельных своих уголках, но по большей части функциональному и очень современному. И все это без особых трат с ее стороны, исключительно благодаря подруге, которую она, такая, по сути, недоверчивая, уже начинала считать своей духовной сестрой. Нет ничего лучше, чем иметь богатых и щедрых подруг, говорила она себе. Оформление ванной комнаты было ее вкладом в реставрацию дома, но пользоваться-то ею будет исключительно она одна, удовлетворенно заключала София, окончательно убеждаясь в том, что провернула выгодное дельце.

Когда Клара подошла к ванной комнате, она понимала, что хочет просто удовлетворить свое любопытство, удостоверившись в том, что идеальные чистота и порядок, которые подруга поддерживала в своей спальне, царили и в том месте, где она совершала разнообразные омовения, тщательно себя украшала, умело и скрупулезно нанося макияж.

Ей представился уникальный случай убедиться в этом, и она решила им воспользоваться. В глубине души ей было не по себе. София могла вернуться в любой момент и поймать ее на вторжении в чужую частную жизнь. Ведь получается, что Клара, как какой-нибудь бандит, проникает на неприкосновенную территорию Софии. Это она-то, адвокатесса. Решив не делать этого или сделать очень быстро, даже не переступая дверной порог, она тихонько толкнула дверь, чтобы окинуть беглым взглядом ванную комнату. И обнаружила в ванне Софию. О том, что ее подруга мертва, она догадалась мгновенно. Об этом свидетельствовали окутывавший ее покой, окружавшая ее тишина, ее изумленный взгляд и странные рисунки в виде надрезов, которыми было испещрено все ее тело.

Клара автоматически отступила назад в спальню, к ночному столику, стоявшему возле кровати с правой стороны. Опершись о столик, адвокатесса без сил опустилась на край постели. Потом взяла телефон с намерением набрать номер полиции. Однако она не успела этого сделать, потому что полиция в этот момент сама позвонила в дверь ее дома.

7

Компостела, суббота, 1 марта 2008 г., 14:20

Когда Андрес Салорио, распрощавшись у дверей Moore’s с Карлосом Сомосой, вернулся в свой кабинет, Эулохии, как он и предполагал, там уже не было. И он был этому рад.

То, что его любовницей, сердечной подругой, сожительницей, гражданской женой или как там это принято называть, была такая женщина, как Эулохия, нередко ставило главного комиссара полиции в весьма непростое положение. Однако вместе с тем это делало его таким счастливым, что он считал оправданным любой риск. Он был полностью удовлетворен своей личной жизнью, более того, считал себя настоящим счастливчиком. Молодая любовница, женщина гораздо моложе его, шестидесятилетнего седовласого мужчины с внушительным животиком, сумасбродная и непредсказуемая, наполняла его существование непреходящей радостью, позволяя познать иную сторону жизни, столь далекую от скучных норм, которым он привык следовать и которым заставлял следовать других.

Эулохия, по ее собственному признанию, росла крайне избалованным ребенком, и Андрес часто задавался вопросом, не было ли все происходящее теперь следствием того, что она так и не повзрослела. Для нее, привыкшей незамедлительно получать все, что только пожелает, стоило лишь попросить об этом родителей, он был очередным, весьма неожиданным и не поддававшимся вразумительному объяснению капризом, который все вокруг считали достойным сожаления.

Эта искрящаяся красотой женщина сорока шести лет с двумя взрослыми детьми — сыном, только что получившим диплом экономиста и увлеченно занимающимся аэромоделированием, и дочерью-студенткой, влюбленной в жизнь до полного изнеможения, — благодаря деньгам своих родителей имела все, что только могла желать. И вдруг влюбилась в Андреса Салорио, полицейского, который был почти на двадцать лет старше ее, имел привычку разводиться с женами и славу бабника, подкрепленную внушительным списком любовниц. Однако, вопреки всему, похоже, он сумел добиться того, чтобы она радовалась жизни вместе с ним.

Всякий раз, подводя итог обсуждению экстравагантных выходок, которыми Эулохия поражала окружающих и по поводу которых считали нужным высказать свое неодобрение даже самые близкие и добрые друзья, комиссар обычно ограничивался одной фразой, вкладывая в нее всю убежденность, на какую только был способен: «Да, ты совершенно прав, но, поверь мне, ты даже представить себе не можешь, как часто благодаря этой женщине я от всей души хохочу».

Пожалуй, именно в этой уникальной способности Эулохии развеселить его в любой ситуации и заключался главный секрет его привязанности. Впрочем, еще и в ее удивительной доброте.

Эулохия была столь же добра, сколь и эксцентрична, столь же улыбчива, сколь и сумасбродна; ее ум был настолько же конструктивен, насколько разрушительно ее поведение. Такой уж она была, и ему хотелось, чтобы она такой оставалась и впредь.

Вот какие мысли посетили комиссара, когда он вновь уселся за свой стол, который не так давно покинул в присутствии отсутствующей ныне Эулохии, и погрузился в свои ставшие уже привычными размышления. В данном случае мы могли бы назвать их мыслями об икре, в другом — рассуждениями о дюжине джинсов, разом приобретенных его эксцентричной подругой в одном из элитных магазинов, в третьем — еще о чем-то в этом роде.

И вот в тот момент, когда его ум был занят столь важными размышлениями, в кабинет, даже не дав комиссару возможности удобно расположиться за любимым столом, ворвался старший дежурный инспектор.

— Только что сообщили по телефону, что в ванной одного из расположенных поблизости домов обнаружен труп.

Нет, все-таки эта суббота 1 марта 2008 года явно была несчастливым днем.

— В каком доме? — спросил огорошенный комиссар.

То, что в некой ванне обнаружен покойник, было делом необычным, но, по крайней мере, понятным. Но появление трупа в непосредственной близости от комиссариата — это как если бы какая-нибудь собачонка посмела помочиться на брючину комиссара.

— Ну в том самом доме, где проживает эта прыткая адвокатша со своей подругой-докторшей.

— Как?!

— Так, как я вам сказал: там, где проживает эта прыткая адвокатша со своей подругой-докторшей, которая тоже всегда, пардон, перла как паровоз.

— Кто сообщил? — машинально задал вопрос комиссар.

— Голос был явно искажен. То ли тенор, то ли охрипшее меццо-сопрано. Но важно, что покойница — та самая докторша, которая делила квартиру с адвокатшей.

Так ответил комиссару старший дежурный инспектор, судя по всему неравнодушный к оперно-вокальному искусству. Затем он устремил пристальный взгляд на лицо своего шефа, наблюдая за реакцией, которую на того произвели его слова.

Увидев маску опытного игрока в покер, которую надел на свое лицо комиссар и которую ему ужасно захотелось сорвать, инспектор продолжил:

— Да, да, та самая адвокатша, что развлекает себя всякими забавными делишками вроде дела танкера Coleslaw, та самая, что совсем недавно вышла отсюда… В общем, ее подруга. Она все еще лежит в ванне, нас поджидает…

— Кто, Клара или покойница? — перебил его комиссар, любивший ясность выражений.

Однако в то же мгновение, не в силах совладать с собой, он рефлексивным движением резко вскочил на ноги, воскликнув «Как же так?!», что могло быть воспринято и как вопрос, и как выражение крайнего удивления, сомнения, недоверия или бессилия.

— В общем, труп в ванне. Покойница голая, на ее теле множественные раны. Но никакой крови. Там уже инспектор Арнойа и помощник комиссара Деса. Они только что позвонили и сказали, что дело непростое и что, если вы не хотите, можете не приходить, они сами всем займутся.

— Но ведь я сам совсем недавно видел, как она входила в дом!

— Кто?

— Да я теперь сам не знаю, покойница или ее подруга, черт возьми! Слушай, давай говори как положено, мать твою!

— Шеф, да это вы извольте говорить как положено комиссару! Черт! Не понимаю, какое отношение имеет одно к другому… — завершил свою речь дежурный инспектор.

Инспектор был молод. Он носил брюки на уровне линии зачатия, по меткому выражению помощника комиссара Десы, человека весьма аккуратного и придирчивого в вопросах одежды. Из-под спущенного пояса все время выбивались волоски, которые этот неряха даже не удосуживался сбривать. Парень резко развернулся и выскочил из кабинета.

— Этот клоун уже наверняка косячком балуется, — пробормотал себе под нос представитель полицейской власти, намереваясь выйти из кабинета вслед за юношей и вспоминая, как ему в этом возрасте нравилось «Альбариньо».[18]

Итак, Андрес Салорио, вышел вслед за молодым инспектором в коридор, набрасывая на ходу плащ и хватая первый попавшийся под руку зонт из тех, что стояли в специальной подставке у входа в комиссариат. Он направлялся к дому, в котором Клара Айан только что обнаружила, что она больше не делит квартиру с доктором Софией Эстейро, ибо та внезапно скончалась.

— Если не возражаете, шеф, зонт я потом у вас заберу. Он, если вы еще не поняли, мой. Уж очень я с ним, бедняжкой, сроднился, — прокомментировал старший дежурный инспектор, выходя вслед за комиссаром и подтягивая штаны. — Я его оставил в подставке для зонтов, потому что он был очень мокрый, понимаете? Ну вот, здесь каких-то пара шагов. Или больше?

— Ладно, иди сюда, под зонт, а то промокнешь, — сказал ему в ответ Андрес.

У них и минуты не ушло на то, чтобы подняться по склону Руэлы-де-Энтресеркас. Почти в самом конце улочки они вошли в двери дома, в котором было совершено преступление. Андрес поднялся по лестнице и оказался в жилище адвокатессы.

Только когда, запыхавшись, немолодой комиссар поднялся на самый верх, он понял, что мог бы воспользоваться лифтом, но было уже поздно, и ему пришлось немного постоять, чтобы восстановить сбившееся дыхание.

Клара сидела в кресле и отвечала на вопросы, которые профессионально и бесстрастно задавали ей двое полицейских. Диего Деса, представитель судебной полиции, осуществлял руководство начинающимся расследованием, а Андреа Арнойа, полицейский эксперт, отвечала за визуальный осмотр места преступления и сбор улик.

Увидев своего начальника, оба неохотно привстали. Они прекрасно отдавали себе отчет в свалившихся им на голову проблемах. Клара Айан была адвокатом, пользующимся невероятным для ее возраста престижем. Покойная же была известным врачом. Город, в котором начинали разворачиваться эти столь необычные для него события, был достаточно небольшим, и в нем почти все друг друга знали. Поэтому для приступающих к расследованию полицейских этот случай мог означать как большую профессиональную победу, так и категорическое поражение, от которого им не скоро удастся оправиться. Пока же они никак не могли объяснить, каким образом труп с множественными порезами мог оказаться в ванне, где не было обнаружено никаких следов борьбы и ни одной капли крови. Поэтому они смотрели не столько на адвокатессу, сколько друг на друга, беззвучно вопрошая, как такое могло случиться. Появление комиссара вызвало у обоих вздох облегчения.

Клара пребывала в шоке и была не в состоянии давать четкие и вразумительные ответы на поставленные вопросы. Вместо того чтобы просто отвечать, она пыталась строить гипотезы и предлагать различные варианты расследования в надежде отвлечь внимание полиции от своей персоны.

Она вела себя подобно мухе, попавшей в паутину: чем больше движений она совершала, намереваясь высвободиться из паучьих сетей, тем более и более запутывалась в них. Полицейским оставалось лишь со злорадным любопытством наблюдать за ней, позволяя двигаться в том направлении, которое она сама для себя избирала. Когда Клара увидела комиссара, ее лицо на какое-то мгновение озарил луч надежды.

— А, это ты! — сказала она.

— Мы сочли, что четыре уха услышат лучше, чем два, и то же самое можно сказать о глазах. Случай такой тяжелый и сложный, что лучше работать вдвоем, — сказал Диего Деса комиссару с намерением несколько разрядить атмосферу; при этом в знак уважения к начальству он слегка приподнялся, натужно демонстрируя свою учтивость.

Всякий раз, когда Диего Деса поступал таким образом, комиссар вспоминал ситуацию, которую в качестве примера высшего проявления учтивости как-то описал ему Карлос Сомоса: ассистент кафедры во время содомистского акта с профессором восклицает: «Прошу прощения, господин профессор, что в столь интимной ситуации я вынужден стоять к вам спиной!»

Диего Деса казался комиссару живым воплощением сего изуверского анекдота. Всегда нарядно разодетый, исполненный старомодной, если не женоподобной манерности, он являл собой яркий образчик туповатого полицейского, которого нередко можно видеть в старых американских фильмах. Нечто среднее между Кларком Кентом и Кларком Гейблом, изображающим придурка рядом с Кэтрин Хепбёрн в одной из комедий того времени. Ничего из себя не представляющий слабак, который без всяких на то оснований считает себя Суперменом и, вопреки всякой разумной логике, каким-то непонятным образом сводит с ума женщин.

— Да уж, все это мне совсем не нравится, — пробормотал комиссар.

— Что вы сказали, шеф? — спросила Андреа Арнойа.

— Да ничего особенного, просто эта ситуация мне совсем не по душе, — ответил Салорио, подходя к ним.

В этот момент Клара поднялась с кресла, обратив к Андресу Салорио взгляд, умоляющий не о формальной любезности, а о дружеской помощи и поддержке. Андрес развел руки жестом, который мог означать что угодно, но адвокатесса воспользовалась им, чтобы обрести в нем защиту. Она бросилась в объятия комиссара и безутешно разрыдалась.

— Она в ванне… совершенно голая… там нет воды… у нее по всему телу раны… а крови совсем нет… и глаза у нее не закрыты, — захлебываясь в рыданиях, бормотала она.

— Ну, ну, успокойся, дорогая, успокойся. Мы здесь для того, чтобы помочь тебе. И мы до них доберемся, не волнуйся, — опрометчиво заявил комиссар. В действительности они находились там для того, чтобы выяснить правду, и для начала первой подозреваемой была именно она.

Осознав двусмысленность положения, Салорио отстранил Клару от себя и усадил обратно в кресло, в котором она сидела. Затем уселся в кресло, стоявшее рядом.

— Я пришел только затем, чтобы сказать тебе, что не надо так беспокоиться, что все рано или поздно выяснится, — продолжил он самым приветливым, любезным и спокойным тоном, на какой только был способен, — ну а пока лучше тебе здесь не оставаться одной.

Затем он переключился на мысли о том, следует ли ему встать и пройти в ванную, чтобы закрыть глаза покойнице. Он прекрасно отдавал себе отчет в том, что это глупо.

«Закрывать глаза покойнику после трупного окоченения… тут и лейкопластырь не поможет!» — сказал он себе.

Тут он задумался над тем, с какой это стати он, опытный криминалист, допустил такой непрофессиональный промах, и решил, что, скорее всего, на его поведение влияет странное помещение, в которое он попал впервые. Он чувствовал себя словно в кабинете гинеколога. Придя к такому выводу, он вознамерился как можно скорее покинуть жилище Клары, дабы не предстать перед своими подчиненными, особенно перед Диего Десой, в смешном виде, что его, естественно, нисколько не прельщало.

Он вновь обратился к Кларе:

— Я мог бы предложить тебе свой дом, но, думаю, это было бы неблагоразумно. Поэтому лучше тебе провести несколько дней в гостинице или у друзей. А теперь я должен идти и дать возможность инспекторам продолжить свою работу. Ты знаешь, где меня найти.

И тотчас же встал с кресла, уверенный в том, что сделал все, что должен был сделать; однако в глубине души его мучило беспокойство относительно правильности своих поступков. Внутреннее чувство подсказывало ему, что, возможно, он слегка перешел границы в проявлении заботы об адвокатессе. Тем не менее он сумел сохранить невозмутимый вид и, прощаясь с Кларой, крепко ее обнял и расцеловал в обе щеки. Затем обратился к своим подчиненным.

— Выполняйте свою работу как можно тщательнее. Я уже сказал, что эта ситуация мне совсем не нравится. Помните, что речь, скорее всего, идет о человеке, с которым мы встречаемся каждый день, — сказал он им обоим, в действительности подразумевая, что прежде всего постараться должен расфранченный инспектор Деса.

Покидая здание, он велел охранявшим вход агентам передать помощнику комиссара Десе и старшему инспектору Арнойе, что он будет ждать их у себя в кабинете. Затем раскрыл зонт и пошел в направлении, противоположном тому, которое привело его сюда; прошел мимо паба и, ни минуты не колеблясь, направился не в комиссариат, а к ресторану «Сан Клементе».

Ему вдруг так захотелось отведать телячьего рубца, что он решил на время забыть о только что отданном агентам поручении. Эта мысль пришла ему в голову, когда он вышел из здания и вновь ощутил, как дождь, несмотря на зонт, барабанит у него по спине. Сегодня суббота, но наверняка в ресторане «Сан Клементе» найдется для него порция рубца, который там обычно готовят по четвергам. Он почти не сомневался, что у тамошних поваров в морозильнике припасен уже приготовленный рубец, который они всегда оставляют для себя и самых близких друзей.

Дождь продолжал лить с тем же упорством, что и утром. Старший дежурный инспектор, немного отставший от комиссара, чтобы поболтать с агентами, охранявшими вход в здание, увидев, что зонтик снова ему не достался, быстро побежал к комиссариату, отважно обогнав свое начальство; однако, добравшись до места службы, он обнаружил, что намерения его шефа претерпели изменения, и тогда решил отправиться вслед за тем в ресторан, где заодно предполагал разжиться зонтиком, пусть не своим, но, по крайней мере, приблизительно того же размера и формы, к которым он привык. Пока же он удовольствовался первым попавшимся из тех, что стояли в подставке для зонтов у входа в комиссариат.

8

Компостела, суббота, 1 марта 2008 г., 14:45

Оказавшись в ресторане, где на время можно было забыть об утомительном дожде, Андрес вновь вспомнил о дне рождения Эулохии. Но сначала он в полной мере насладился рубцом. И сделал он это в компании дежурного инспектора прямо у стойки бара. Затем позволил себе пропустить стаканчик вина «Аманди». Очень уж ему нравилось это вино. На его взгляд, легкая терпкость этого напитка прекрасным образом нейтрализовала содержащийся в рубце жир, и лишь неискушенным любителям вина могло прийти в голову сопровождать такое блюдо «Риохой». Сделав последний глоток, он наконец решил позвонить Эулохии.

Однако когда он достал телефон, тот зазвонил сам. На дисплее высветилось имя звонившего: это был представитель центрального правительства, который вновь требовал дополнительных сведений об инциденте с вертолетом и поиска путей немедленного решения проблем со шрамом, обезобразившим прекрасное лицо его дочери.

— Не беспокойтесь, господин представитель, это вполне решаемый вопрос, — попытался вставить Салорио, уверенный, что на том конце телефонной линии его не слушают.

— Это вам не шуточки, Салорио, это не шуточки… — настаивал на своем представитель центрального правительства в Галисийской автономной области.

— А вот ситуация с доктором Эстейро действительно безнадежная, — вновь попытался вставить комиссар.

— Ну вот и займитесь тем, чтобы как можно быстрее разрешить оба вопроса, — хмуро ответил представитель правительства, грубо прервав разговор.

После столь непростого обмена мнениями Салорио совсем расхотелось вновь выходить на улицу и мокнуть под дождем только для того, чтобы пообедать дома. Лучше пригласить Эулохию на порцию жареных миног, ведь, в конце концов, день ее рождения продолжается.

Он подумал, что это самое благоразумное решение: во-первых, он не будет мокнуть под дождем, а во-вторых, именно сейчас для местных миног самая что ни есть лучшая пора. Ведь теплая вода вновь понесет их в море. И это произойдет в самые ближайшие дни, когда начнет куковать кукушка, а дети станут подсчитывать, сколько раз она прокукует, чтобы узнать, сколько лет продлится их жизнь.

А как только кукушка, отложив яйца, запоет и над водами рек воссоединятся свет и тепло, миноги, ослабевшие и обессиленные после исполнения супружеской миссии в водах дождливой и холодной зимы, уже не будут столь пригодны для приготовления изысканных блюд, как теперь.

Кукушка — непредсказуемое создание, и никто не знает, когда ей придет в голову приступить к кукованию. Нет, лучше он позвонит Эулохии. Он набрал на мобильном ее номер. Она ответила тут же, будто ждала его звонка.

— Приходи в «Сан Клементе», я приглашаю тебя на миноги, — сказал он ей, как только почувствовал ее присутствие на другом конце пространства.

Поняв, что она колеблется, возможно раздумывая, не продолжить ли ей демонстрировать свой нрав, потрясая серебряной ложечкой с выгравированной на ней уже известной нам надписью, он поспешил поделиться с ней в прямом смысле убийственной новостью.

— А на первое мальки угря, — заметил он, прежде чем высказывать свой самый действенный аргумент. Приводя его, он уже твердо знал, что теперь Эулохия немедленно забудет о своей несговорчивости. — Я не могу далеко уходить от работы, Эулохия, — сказал он. И продолжил сокрушенным тоном: — Софию Эстейро нашли мертвой у нее дома, в ванне. Ее убили.

— Скоро буду, — услышал он голос Эулохии, которая прервала разговор с поспешностью, заставившей комиссара улыбнуться.

Вполне возможно, что она даже злиться перестала; впрочем, с этой женщиной никогда не знаешь, что ей в тот или иной момент может втемяшиться в голову.

Старший дежурный инспектор, сидевший на углу барной стойки, внимательно наблюдал за быстрой сменой выражения на лице своего шефа.

Закончив разговор, Андрес Салорио вернулся к стойке, от которой отошел, чтобы поговорить с Эулохией, и сообщил инспектору, где Арнойа с Десой могут найти его, если закончат дознание прежде, чем он завершит воздаяние погребальных почестей изысканным останкам примитивных позвоночных, известных под общепринятым названием «минога» и обозначаемых научным термином Petromyzon marinus. Потрясающий деликатес, как бы его ни называли.

Разумеется, ему и в голову не пришло предложить инспектору пообедать с ними. Не нашел он нужным и сказать, что тот может взять свой зонтик.

Однако, выходя из ресторана, дежурный инспектор незаметно и как бы невзначай вернул себе на правах законного владельца свой зонт; при этом на лице его промелькнула злорадная усмешка. Тот, что он оставлял комиссару вместо своего, не был автоматическим. Кроме того, ясно было, что оплачивать его порцию рубца предстоит теперь комиссару. Посчитав, что в конечном счете он выходит из сложившейся ситуации победителем, старший дежурный инспектор смело шагнул в дождь.

Вскоре появилась Эулохия. Ей было даже жаль, что миноги оказались такими восхитительными. Дурное послевкусие, оставшееся у нее после неожиданного известия, не позволило ей вдоволь насладиться ими. Не способствовало хорошему пищеварению и упорное молчание Андреса, которое она восприняла как месть за ее поведение.

Вопреки ожиданиям, на всем протяжении обеда они не говорили ни о вертолете, ни об икре, ни о покойнице. Оба хранили полное молчание. Говорят, раньше так поглощали пищу священники.

Лишь когда они встали из-за стола, Андрес позволил себе первый комментарий. Он произнес эту фразу резко и напористо, словно желая избежать упреков с ее стороны за то, что в течение всего обеда не сказал ни слова.

— Она была мне несимпатична, но мне действительно искренне жаль ее, — сказал он.

Эулохия посмотрела на него долгим печальным взглядом. Она не сомневалась, что рано или поздно он все ей расскажет. И она будет с нетерпением ждать этого момента.

9

Компостела, суббота, 1 марта 2008 г., 15:15

За тот относительно недолгий промежуток времени, пока длился допрос, полицейские входили в дом Клары и выходили из него достаточно бесцеремонно. Сначала они прошли в ванную комнату Софии, затем вторглись во все другие помещения, пытаясь, как обычно, обнаружить следы, которые могли бы привести к быстрому раскрытию дела, но, как обычно, им это не удалось. Вся квартира была столь же девственно чистой, как и ванная комната, в которой стояла ослепительно-белая ванна с покоившейся в ней мертвой Софией. То есть безупречно чистой, будто вылизанной, даже, можно сказать, прозрачной. И никаких следов, которые могли бы привести следователей хоть к какой-то крохотной зацепочке.

Клара все это время пребывала в ступоре; она сидела на диване в ожидании момента, когда придет дежурный судья, который должен был дать разрешение на вынос трупа.

Лишь дважды она осмелилась подняться. В первый раз ее попытка была тут же пресечена грубоватым окликом дамы-инспектора. Позднее, когда пришел Андрес Салорио, Клара вновь встала с дивана, и на этот раз инспекторша не посмела ничего сказать.

Когда дежурный судья, оказавшийся женщиной, наконец появилась, было такое впечатление, что она специально задержалась, чтобы агенты и инспекторы успели собрать все необходимые данные в спокойной обстановке и ее присутствие не вызвало бы излишней неловкости, обусловленной привычкой полицейских к чинопочитанию. Когда судья вошла в квартиру, было уже почти четыре часа дня. Ее сопровождали еще две дамы: судебный медэксперт и секретарь суда.

— Ваша честь… — с почтительной улыбкой приветствовал ее помощник комиссара Деса, вставая с удобного кожаного кресла, в котором еще совсем недавно любила сидеть перед низким столиком София.

Судья осуждающе взглянула на Диего Десу, видимо желая указать ему на то, что после «ваша честь» следовало бы упомянуть «доктор» или что-то в этом роде.

Поскольку ожидаемого «доктор» не последовало, судья, не удостоив полицейских приветствием или хотя бы формальным изъявлением вежливости, которые она, по всей видимости, не сочла приличествующими случаю, прошла за одним из агентов в ванную комнату.

Андреа Арнойа мысленно произвела оценку ситуации, возникшей с приходом судьи, и не смогла сделать никаких положительных выводов. Слишком много женщин: агент, охранявшая вход в гостиную, она, Клара Айан, судья, секретарь суда, судебный медик… И даже труп принадлежал женщине.

Ей вдруг пришла в голову мысль, что, возможно, ее коллега, этот озабоченный своим внешним видом франт, пребывающий в убеждении, что от него исходит некая особая сила, и был причиной подспудного напряжения, которое ощутимо вибрировало в атмосфере. А может быть, все дело в бессознательном соперничестве присутствующих здесь женщин, размышляла она. Впрочем, на самом деле ей это совершенно безразлично; она обязана отыскать виновного в совершенном преступлении, и вполне возможно, что это — сидящая перед ней женщина. Она снова уселась на диван. Главное, не терять терпения и подготовить правильную приманку в ожидании, пока рыбка проголодается.

Диего Деса тоже сел. Клара сделала это еще раньше, когда убедилась, что судья не изволит удостоить ее даже взглядом. В это мгновение она почувствовала, что погибла. Всякий раз, встречаясь в суде, они приветствовали друг друга доброжелательно и весело, уверенные в себе, с полным осознанием того, что жизнь одарила их обеих несомненной удачей: обе женщины сумели занять привилегированное место в обществе.

Минут через десять величественная триада, ненадолго воцарившаяся в ванной комнате, вернулась в гостиную. Они сделали это после того, как главное лицо троицы предписало произвести первичное освидетельствование трупа и отдало распоряжение о его транспортировке в морг Больничного комплекса университета Сантьяго, БКУС. Там должны были произвести вскрытие в полном соответствии с существующими на этот счет предписаниями.

В момент, когда появились санитары, намеревающиеся забрать тело Софии, Клара вновь зарыдала. Санитарный фургон ждал внизу, неподвижно застыв возле уютного городского уголка под названием Врата Фашейра.

В те времена, когда Компостела представлял собой пространство, замкнутое в камне, словно орех в скорлупе, эти ворота в городской стене были единственными, которые постоянно, в любое время дня и ночи, оставались открытыми. Теперь это бойкое место, по которому все время снуют люди, переходящие из старого города в новый или, как говорят местные жители, из исторического града в новостройки и обратно. Самые строгие поборники точных определений с иронической полуулыбкой на лице называют исторический центр Компостелой, а новые районы — Сантьяго. Один ныне уже почивший писатель утверждал, что Компостела — это город, а Сантьяго — всего лишь поселение. Клара проживала на самом краешке ядра ореха, который теперь начинал казаться ей мистическим.

Ныне Врата Фашейра — это нечто вроде небольшой площади, на которой сходятся семь улиц. Глядя, как тело Софии выносят из дома, в котором они вместе жили, Клара вдруг отчетливо представила себе его после вскрытия, когда голова трупа напоминает сплющенную голову мерлана, а само тело с непристойно вывернутыми наружу ногами не имеет ничего общего с тем, что еще недавно было обычным человеческим существом, которое бродило по улицам и заглядывало в кафе, чтобы с кем-нибудь там встретиться и поболтать.

Столь же непристойно выглядит и шея трупа, которую вскрыли, а затем зашили далеко не так тщательно, как это сделал бы пластический хирург или работник североамериканской погребальной конторы; последний даже нанес бы специальный грим, чтобы было красиво; разумеется, если бы это было учтено в оплаченном чеке. И тогда труп предстал бы многочисленным родственникам и друзьям, собравшимся для проведения погребальной церемонии, в самом великолепном виде. Во всяком случае, настолько, насколько в принципе может быть великолепен труп, — ведь при жизни в нем гнездилась душа прекрасной женщины, стремившейся быть и считаться красивой и безумно жаждавшей нравиться; такой, какой была София Эстейро. Подумав об этом, Клара вновь не смогла совладать с рыданиями.

Рыдания услышала судья, которая в тот момент вновь вернулась из ванной комнаты, куда сочла нужным снова зайти; возможно, забыла там что-нибудь — губную помаду, сумочку, да что угодно, а может быть, хотела получше запечатлеть в памяти какую-нибудь на первый взгляд незначительную деталь, которая почему-то привлекла ее внимание.

Клара зашлась в рыданиях как раз в тот момент, когда судья вознамерилась усесться в кресло, присоединившись таким образом к исходному трио. Беседа, которую вели эти трое, протекала медленно и монотонно и состояла из вялых ответов адвокатессы на властные вопросы инспекторши; и то и другое непременно сопровождалось загадочной улыбкой Диего Десы, которую комиссар непременно счел бы если не дурацкой, то, по крайней мере, неуместной.

Диван и два кресла стояли в углу просторной гостиной с видом на Аламеду; элегантная и даже роскошная гостиная вызвала жгучую зависть у судьи, особенно когда она обнаружила, куда выходят окна. Ее судейская зарплата не позволяла ей стать обладательницей такой роскоши.

Деса приподнялся.

— Ваша честь… — снова пробормотал он.

— Ради бога… — перебила его судья, — какие между нами церемонии, мы ведь все давно друг друга знаем…

И это было правдой. Все происходящее скорее походило на дружескую вечеринку, нежели на допрос главной подозреваемой в убийстве.

Самое замечательное в такой городе, как Компостела, это то, что в нем действительно все друг друга знают; правда, для многих сие обстоятельство является в высшей степени неприятным и тягостным. Именно такое тягостное ощущение по разным причинам овладело сейчас как прытким помощником комиссара, так и адвокатессой. Судью и инспектора Арнойу, похоже, волновали проблемы иного толка.

Судья начинала сожалеть о том, что согласилась заместить главного судью Мигеса Посу, поскольку именно он, а вовсе не она, должен был дежурить в эту субботу; он попросил ее поменяться дежурствами, поскольку должен был съездить в Понтеведру.

«Ну что ж, он свое получит! Ожидается южный ветер, и в городе будет стоять вонь от целлюлозной фабрики», — мстительно подумала она в надежде избавиться от охвативших ее неприятных чувств; впрочем, тут же поняла, что это глупо. Однако она уже была не в силах сдерживаться и продолжила строить мысленные козни. «Кроме того, сегодня все дороги забиты, и ему потребуется не менее двух часов, чтобы добраться до места назначения!» — сказала она себе, прекрасно осознавая невозможность что-либо изменить и в глубине души уже смирившись с происходящим. В этот момент ее совершенно не волновало, что могли бы подумать о ней те, кто с трепетом выслушивает ее приговоры, если бы догадались о каверзности ее самых обычных мыслей.

По странному стечению обстоятельств, именно в это самое мгновение Диего Деса, аккуратный и старательный, учтивый и в необходимых случаях даже деятельный полицейский, вдруг в полной мере осознал всю исключительность расследуемого дела, с самого начала предвещавшего ситуацию, с которой ему никогда еще не приходилось сталкиваться.

Санитары унесли тело Софии, а судья и медэксперт расположились, соответственно, в кресле и на той части дивана, которая после ухода комиссара осталась свободной; секретарь суда постаралась незаметно пристроиться на стуле в углу комнаты в ожидании удобного момента, когда наконец можно будет вернуться к особенно желанному в такой дождливый субботний день покою домашнего очага.

Деса подумал, что, покинув место преступления, комиссар тем самым возложил всю ответственность за дознание на него и инспектора Арнойу, что в каком-то смысле выглядело вполне логично. Но в то же время он находился под впечатлением от прозвучавшего ранее недвусмысленного намека на дружеские отношения, которые, судя по всему, связывали его шефа с главной на настоящий момент подозреваемой. Все выглядело так, как если бы комиссар решил: пусть они совершают промахи и ошибки, а я, наблюдая со стороны, буду их исправлять и попадать в яблочко. Такое с шефом случилось впервые. И это не могло быть просто так. Ведь он всегда защищал своих подчиненных и брал всю ответственность на себя.

«Конечно, это не очень-то принято… но, пожалуй, немножко можно и поболтать с ними», — говорила себе в этот момент судья, обводя взглядом небольшую группу, собравшуюся в гостиной дома, где было совершено преступление; при этом она отметила про себя, что образовавшийся маленький коллектив был почти исключительно женским.

«Вот тебе на! — мысленно воскликнул Диего Деса, когда наконец обратил внимание на сие обстоятельство. — Да тут, кроме меня, одни бабы!»

Он не знал, то ли пугаться, то ли хохотать. И даже не догадывался, что все остальные давно уже это заметили.

Деса обладал множеством достоинств, был человеком в высшей степени аккуратным и методичным, но воспитание у него было сугубо мачистское, а посему, увидев, что окружен одними женщинами, он приготовился ждать худшего. Ему пришла в голову мысль, что если менструальные циклы сидящих перед ним дам совпадают по времени, то проведение долгого расследования в их компании предполагает неделю ада. Но если эти циклы не совпадают, а следуют один за другим, то надо готовиться к целому месяцу неоправданной смены настроения, если отводить по неделе на каждую представительницу сей женской четверки. Целый месяц! Нет, надо постараться закончить расследование как можно раньше.

Тут он почувствовал себя совсем не в своей тарелке. И совершенно беззащитным перед тем, что на него свалилось. Внутренне порадовавшись тому, что не женат, он решил наблюдать за событиями так, словно все происходит на экране телевизора. Пусть они сами все обсуждают, сказал он себе, полагая, что таким образом проявляет благоразумие, достоинство и воспитанность. Немного поразмышляв о своей дальнейшей тактике в этом деле, он вдруг подумал, что, когда правые придут к власти, он, вполне вероятно, станет комиссаром, и довольно улыбнулся.

Немного потешив свое самолюбие сей призрачной надеждой, помощник комиссара Деса решил все-таки прислушаться к тому, о чем говорят женщины. Клара вспоминала, как Адриан назвал Софию шлюхой за то, что она ответила на ухаживания Томе Каррейры, а возможно, даже сама его соблазнила, чтобы обеспечить себе продвижение по научной стезе. Она рассказывала об этом эпизоде спокойным тоном, словно запросто болтала с подругами, удобно расположившимися на великолепном диване и креслах из белой кожи в ее шикарной гостиной с видом на городской парк Компостелы.

Помощнику комиссара было очевидно, что намерение Клары состояло в том, чтобы защитить Адриана, но на деле выходило, что она все туже затягивает ему веревку на шее. Слушая ее, он мысленно пытался проникнуть в глубины, которые обычным людям могли показаться неприятными и отталкивающими, но которые Клара, похоже, готова была сейчас открыть своим слушателям. Действительно ли они с Софией жили в этой квартире как сестры? Действительно ли Адриан был таким, каким она пыталась его представить, отвергая всякие обвинения в его адрес? Он не сомневался, что очень скоро судья отдаст распоряжение о розыске и задержании жениха покойной. Немного послушав дам, он решил вмешаться в разговор.

— Думаю, нам лучше продолжить в комиссариате и в суде, если госпожа судья не возражает, — сказал он резким тоном, прозвучавшим явным диссонансом в неспешной дамской беседе.

Три женщины в недоумении молча уставились на него, словно только что обнаружили его присутствие.

— Мы, — добавил он, бросив красноречивый взгляд на Андреа, — попросим сеньору Айан не уезжать из города и, поскольку ее квартира будет, как положено в таких случаях, опечатана, подыскать себе место для проживания у друзей или в гостинице, как уже предложил ей господин главный комиссар…

Адвокатесса в ответ одарила помощника комиссара улыбкой, которую посчитала всего лишь выражением согласия с его предложением. А каждая из трех дам интерпретировала эту улыбку по-своему.

— У меня есть время, чтобы собрать вещи? — спросила Клара невозмутимым тоном. Короткая беседа со знакомыми женщинами, можно сказать, приятельницами помогла ей успокоиться.

— Естественно, — ответила судья, давая понять, что она здесь главная.

Затем она обвела всех внимательным взглядом, дабы убедиться в том, что ее уверенность производит должный эффект. Довольная результатом, она решила сделать важное заявление.

— Я очень сомневаюсь, что здесь можно обнаружить еще что-то, что не было обнаружено до настоящего момента и что могло бы хоть как-то прояснить дело, — заключила она, давая понять, что полностью освобождает Клару от каких-либо подозрений.

Десе стало очевидно, что его момент славы и радужных надежд по поводу будущей карьеры слишком затянулся и он пропустил что-то важное. Голос судьи вывел его из задумчивости. Она говорила Кларе, что они все спокойно обсудят позднее. И тогда он решил немедленно вмешаться.

— Я оставлю двух агентов, чтобы они дождались, пока ты уйдешь, и опечатали квартиру. Разумеется, если Ваша честь не возражает… — сказал Диего таким тоном, чтобы судье не пришло в голову оспаривать его решение и чтобы она его немедленно поддержала. Потому что речь явно шла об еще одном проявлении снисходительности к подозреваемой, которое могло быть неверно истолковано.

Произнося это, он выразительно посмотрел на Андреа, давая ей понять, что решение данного вопроса находится исключительно в его компетенции. Комиссар, похоже, хочет полностью снять вину с адвокатессы. Судья наверняка сейчас отдаст распоряжение о розыске жениха покойной. Судебный врач не проронила ни слова, а его коллега по расследованию сидела, нахмурив брови и сохраняя суровое выражение, возникшее на ее лице, как только она переступила порог жилища жертвы, которое вполне могло быть и жилищем ее убийцы, а по совместительству приятельницы их шефа и своего человека в комиссариате.

10

Компостела, суббота, 1 марта 2008 г., 16:10

Едва полицейские закончили допрос и удалились вслед за судьей и судмедэкспертом, как молодая адвокатесса начала проявлять признаки беспокойства.

Все произошло так стремительно, что у нее не было возможности более-менее спокойно осмыслить случившееся. Прошла всего пара часов с тех пор, как она обнаружила труп своей подруги в ванне, но за это время уже столько всего случилось… Сначала ее признали подозреваемой, затем как будто сняли с нее подозрения, поверив ее заверениям, но при этом она знала, что по меньшей мере один человек из присутствовавших сегодня в доме ее ненавидит, а все остальные, за исключением комиссара, завидуют. Ей показалось, что интерес, который все они по долгу службы проявляли к покойной, вернее, к ее безжизненному телу и к причинам, приведшим к трагическому итогу, был вымученным и каким-то отстраненным. Что-то во всем этом было не так. И тогда она пришла к твердому убеждению, что ее дальнейшая судьба в большой степени зависит от нее самой.

Она поняла, что дознаватели пытались провести не столько допрос, сколько доверительную беседу, в ходе которой подчеркнуто демонстрировали свое желание понять ее. Это показалось ей странным, хотя поначалу она это так не воспринимала и лишь в какой-то момент долгого разговора вдруг начала замечать особый язык жестов, взглядов своих собеседников, реагировавших таким образом на те или иные ее ответы; и тогда она стала проявлять явное беспокойство, обескураженная этими почти незаметными ужимками, которые всегда выдают нас с головой.

Постукивание пальцами по какой-нибудь поверхности в такт музыке, которую никто не слышит; губы, неожиданно сжимающиеся в гримасу и издающие легкий свист; беспрестанное потирание рук; покачивание ноги, перекинутой через другую; непрерывное переступание с пятки на носок как очевидное отражение охватившего нас лихорадочного состояния. Клара прошла через весь этот репертуар не поддающихся контролю нервных тиков, пока разговаривала (как она полагала, вполне спокойно и расслабленно) со своими собеседниками, которые, вне всякого сомнения, замечали все эти проявления нервозности, как она замечала малейшую смену выражений их лиц.

Отношение к ней со стороны полицейских отнюдь не показалось Кларе теплым и душевным. Напротив, она полагала, что с ней обходятся неподобающим образом. Она все время ощущала исходившую от них враждебность. Особенно со стороны инспекторши, этой неудовлетворенной овцы, как она ее про себя окрестила, не решаясь прямо назвать закомплексованной лесбиянкой. В конце концов, она считала себя защитницей прав женщин.

На протяжении всей беседы Клара тревожно пыталась определить, кто из этих двоих был добрым полицейским, а кто злым. Однако ей так и не удалось прийти к окончательному выводу. Тот факт, что оба ей казались, в зависимости от конкретной ситуации, то хорошими, то плохими, вызывал у нее крайнюю досаду. К своему глубокому сожалению, она вынуждена была сделать вывод, что это она допускает ошибки и ведет себе неправильно.

В чем-то это было действительно так. По крайней мере, они явно сомневались в том, что с полной уверенностью могла утверждать лишь она одна: в том, что она не убийца.

Ясно, что, пока судебные медики не установят точное время преступления — время, относительно которого ей придется представить следствию доказательства, что в тот момент она не могла находиться рядом со своей подругой, Клара является главной подозреваемой по простой причине ее непосредственной близости к Софии. Не дай бог, кому-то придет в голову какой-нибудь нелепый мотив ее предполагаемой неприязни к соседке по квартире: например, что она была тайно влюблена в Адриана.

Она не знала, что, применяя технику проникновения в психологию преступника, оба полицейских пытались представить себя на ее месте. На каком именно? На месте человека, который обнаруживает свою соседку по квартире убитой в ванной комнате их общего жилища. Их задачу облегчало то, что они много раз видели ее в комиссариате и хорошо знали по репортажам в прессе и на телевидении, связанными с крушением танкера Coleslow. этот капустно-морковный салат, такой отвратительный вначале, но оказавшийся столь питательным для нее в конечном счете, сделал ее своего рода знаменитостью.

Особое беспокойство овладело Кларой, когда она спустя несколько минут после начала разговора вдруг осознала, что полиция прибыла на место преступления раньше, чем она успела позвонить в комиссариат.

Нервное состояние мешало ей адекватно воспринять тот факт, что звонок в комиссариат был сделан в тот момент, когда комиссар с доктором Сомосой видели, как она идет вверх по Руэла-де-Энтресеркас. Ее судьба действительно зависела от нее самой и от того, насколько точно ей удастся восстановить очередность недавних событий. Именно это позволит снять с нее все подозрения. С другой стороны, трудно представить, что человек может сдать квартиру приятельнице, чтобы затем убить ее.

Во время допроса почему-то никому не пришло в голову обратить внимание на то, что с того момента, как доктор Сомоса поприветствовал Клару через оконное стекло бара, и до обнаружения трупа прошли не часы, а всего лишь минуты. Они вместили в себя короткий разговор с Адрианом, покупку пачки сигарет, восхождение на Голгофу, в которую теперь превратилось жилище Клары, и время, необходимое для того, чтобы привести в движение полицейский аппарат.

Еще более коротким оказался промежуток времени, ограниченный моментом обнаружения Кларой трупа, с одной стороны, и вторжением полицейских, заполонивших жилище и внесших сумятицу в душу адвокатессы, — с другой; появление полиции, как теперь стало понятно, явилось следствием анонимного звонка, который, правда, никак нельзя назвать ложным вызовом.

Проводившие допрос полицейские не придали сему факту должного значения. Им также было неизвестно, ибо Кларе не пришло в голову сообщить им об этом, что в ту минуту, когда она собиралась позвонить, в то самое мгновение, когда она уже протянула руку к телефонной трубке, завыли сирены патрульной машины и «скорой помощи». Они не могли также знать, что в дверь позвонили ровно в ту минуту, когда раздался вой первой сирены: Клара попросту была не в состоянии это вспомнить во время допроса.

На самом деле, возможно, это было к лучшему, а то решили бы, что она занимается тем, что придумывает себе оправдания.

У Клары не было времени на то, чтобы успокоиться и привести в порядок мысли до появления полиции, поэтому на протяжении всего допроса она вела себя исключительно импульсивно и не сразу отдала себе отчет в бессвязности своих показаний и в нелепости косвенных обвинений как в адрес Адриана, так и доктора Сомосы. Теперь она хорошо понимала, что во время непринужденной и, как ей сначала показалось, дружеской беседы с судьей и судмедэкспертом, она умудрилась приплести к делу и последнего. Что, как она сейчас осознавала, уж совсем не соответствовало ее адвокатской миссии; но что сделано, то сделано. Да, и ведь еще она походя упомянула Томе Каррейру, хорошо хоть комиссара забыла назвать. Впрочем, в последнем случае ей бы никто не поверил.

Высказанные сгоряча обвинения были продиктованы исключительно страстным желанием Клары отыскать мотивы убийства ее компаньонки по квартире, и она не особенно задумывалась над тем, насколько они соответствуют действительности. Теперь, когда у нее появилась возможность их обдумать, она поняла, что Адриан тоже должен находиться вне подозрений. Ведь по времени выходило, что, когда звонили в комиссариат, он как раз разговаривал с ней на улице. Их случайная встреча исключала его, по крайней мере, из списка тех, кто мог осуществить звонок. А это, в свою очередь, означало, что был другой человек, который знал о происшедшем, и этот человек вполне мог быть тем, кто совершил преступление.

Интересно, знает ли об этом Андрес Салорио? Видел ли он, как они с Адрианом беседовали, стоя под дождем? При воспоминании об этой сцене у нее в голове всплыли похожие кадры из какого-то черно-белого фильма середины прошлого века. Все произошло слишком стремительно. Внезапно обнаружить труп подруги, потом, не успев осознать случившегося, отвечать на закамуфлированные обвинения в совершении убийства — вот уж поистине непростое испытание. И было очевидно, что она с ним не справилась. Да, сейчас это было совершенно очевидно, и когда Клара отдала себе в этом отчет, она почувствовала: ее прошиб холодный пот. Кто все-таки заявил в полицию о трупе в ванной ее дома? Кто-то, кто побывал здесь до нее и, похоже, сумел не оставить никаких следов своего пребывания.

Кто хотел или был вынужден убить Софию и почему он это сделал? Эти вопросы вновь приводили ее к ответам, которые она только что дала полицейским. Других ответов у нее не было, да и они представляли собой не более чем предположения.

Итак, Адриана она из списка подозреваемых исключила. Можно ли было поступить так же с Томе Каррейрой? Каррейра был руководителем диссертации Софии и потенциальным объектом для сексуальных поползновений со стороны любой аспирантки, особенно такой, как ее подруга. Нужно как следует это обдумать, сказала себе Клара, решив хотя бы на время забыть о своих подозрениях.

Чуть позже она отклонила и кандидатуру Сомосы. И сделала это, когда вспомнила, что в то время, когда звонили в комиссариат, у Сомосы тоже было алиби. Он находился в ирландском пабе вместе с комиссаром. А вот чем занимался в это время Каррейра, она не знала, поэтому ее мысли вновь вернулись к нему.

Во время беседы с полицейскими Клара не только была уверена, что не делает ничего плохого, заявляя дознавателям о своих подозрениях, но даже неосознанно настаивала на них; на самом деле она просто вслух мучительно искала объяснение случившемуся.

После того как она опрометчиво высказала косвенные обвинения, о которых теперь сожалела, Клара решила продемонстрировать свою способность к самоконтролю, совладать с нервозностью и сменить тактику поведения. И для этого ей не пришло на ум ничего лучшего, как, изображая хладнокровное спокойствие, которого у нее в тот момент не было и в помине, заявить своим слушателям:

— Помните, что я адвокат, и если до сих пор я не потребовала присутствия кого-нибудь из своих коллег, то лишь потому, что сама в состоянии себя защитить, — сказала она им с непринужденной, как ей тогда казалось, улыбкой.

Однако ни о какой непринужденности, разумеется, не было и речи. И теперь она прекрасно понимала, что выглядела крайне нелепо. Однако в тот момент ей очень хотелось продолжить демонстрацию прекрасного владения собой. Она встала и, вновь изобразив на лице лучезарную улыбку, предложила:

— Хотите что-нибудь выпить?

— Нет. Нет, спасибо. Сядь, — сухо оборвала ее Андреа Арнойа, проявив неожиданную резкость.

Вспоминая сейчас этот эпизод, Клара подумала о том, как непросто бывает добиться, чтобы наши намерения и наши действия соответствовали результатам, которые они преследуют. Андреа тоже, по всей видимости, в тот момент ощутила нечто подобное, потому что моментально вновь обрела невозмутимый вид, который был у нее до того, как Клара предложила выпить.

Тогда Клара не заметила никаких перемен в настроении инспектора Арнойи, ибо была занята исключительно своими переживаниями. Как, впрочем, и теперь, когда она осталась практически одна в доме, если не считать присутствия двух полицейских агентов, оставшихся ее охранять. Она вновь и вновь переживала события двух последних часов, проведенных в поистине кромешном аду.

11

Компостела, суббота, 1 марта 2008 г., 16:45

Когда Клара Айан осталась одна, ею овладело неодолимое мучительное беспокойство. Тогда она прибегла к испытанному способу: взяла рулон пакетов для мусора и оторвала один из них; потом открыла его и поднесла ко рту, глубоко вдохнув воздух, который там образовался. Она повторила эту необычную манипуляцию несколько раз, пока не обрела наконец привычное спокойствие, которое, не сделай она этого, могло бы надолго ее покинуть.

Успокоившись таким образом, она взяла небольшой чемодан, хранившийся на верхней полке встроенного шкафа в ее спальне, и собралась заполнить его необходимой одеждой, но потом передумала и набрала номер мобильного телефона Адриана Кальво.

В трубке прозвучало не менее полудюжины длинных гудков, прежде чем на другом конце прозвучал голос Адриана.

— Это ты, Адриан?

— Да, это я. А это Клара, да?

— Да. Это Клара. Ты уже знаешь?

— Ну конечно. Плохие вести доходят быстро, — ответил Адриан, судорожно вздыхая.

— У тебя есть какие-то предположения о том, кто мог это сделать?

— Понятия не имею.

— Это не ты?

— Да, узнаю Клару Айан. Зачем мне это делать? Я любил ее… и сейчас люблю, — с трудом пробормотал он.

Клара вдруг осознала, что ведет себя с Адрианом так, как не осмелились вести себя с ней ни судья, ни полицейские. Она уже было решила отступиться от своего первоначального намерения, но ей было необходимо четко обозначить свою позицию, и она продолжила третировать жениха покойной.

«Да, с нами, женщинами, непросто», — сказала она себе и тут же произнесла вслух первое, что ей пришло в голову:

— У нее были другие мужчины.

В трубке установилось молчание, заставившее Клару улыбнуться. Она испытывала странное удовольствие от того, что заявляет о неразборчивости покойной тому, кто был ее женихом. И еще ей показалось, что она попала в цель. Но она ошиблась. Женская интуиция, как, впрочем, и мужская, иногда подводит.

— Я знаю. Но меня это никогда слишком не волновало. Разумеется, это было неприятно и даже больно. Все равно что получить удар ногой в пах. Но я слишком любил ее, чтобы ограничивать ее свободу. Пусть лучше с другими и со мной, чем только с другими. Я бы никогда этого не сделал.

— Чего?

— Да не убил бы ее, черт побери!

Было очевидно, что ему известно далеко не все. Если бы он знал, как все произошло на самом деле, то сказал бы «не надругался бы над ней» и получил бы явное удовольствие от этого выражения, смакуя его и наслаждаясь своим триумфом или местью. Так, по крайней мере, казалось Кларе.

— Кто тогда?

— Спроси у моего дяди.

— У кого?

— У декана, моего дяди, декана соборного капитула. Она проводила с ним много времени. Иногда я думаю, что с ним она была гораздо откровеннее, чем со мной. У них были очень доверительные отношения.

— Ты где?

— Кто?

— Да ты же!

— В деревне…

— С чего это вдруг?

— Так мне посоветовал дядя.

— Это далеко?

— Около часа езды от города, в горах, но, если ехать по автостраде, можно добраться минут за сорок пять.

— Давай возвращайся скорее сюда и сразу же звони мне на мобильный. Тебе понадобится адвокат.

Закончив разговор, она подошла к компьютеру, чтобы посмотреть в Гугле номер телефона гостиницы «Осталь де лос Рейес Католикос», расположенной рядом с собором. Но неожиданно у нее в голове возникла странная ассоциация. Открывшаяся страница Гугла почему-то напомнила ей о странной связи Софии с деканом соборного капитула.

Тогда она отошла от своего компьютера и направилась к другому, тому, которым еще несколько часов назад пользовалась София. Включила его. Обнаружила, что в нем используется операционная система Linux и что она требует ввести пароль, представляющий собой ответ на простой вопрос:

— Кого я люблю больше всех?

Только введя этот пароль, она могла войти в оперативную память компьютера и заняться поисками неизвестно чего. Чего-то, что, как она предполагала, может привести ее к разгадке причины убийства.

Клара начала мысленно прокручивать в голове все, что она знала не только о любовной стороне жизни своей покойной подруги, свидетельствовавшей об ее амбициях и сладострастии, которые, похоже, не знали границ, но и о стороне профессиональной. Впрочем, эти две составляющие жизни Софии постоянно и тесно соприкасались и переплетались начиная со студенческих лет, причем первая успешно подкрепляла вторую, питая ее.

Сопоставив две главные составляющие бытия Софии, Клара достаточно быстро пришла к выводу, что, скорее всего, тщательный анализ именно профессиональной стороны жизни ее покойной подруги поможет ей с честью выйти из ужасного положения, в котором она оказалась. В ней заговорил высококвалифицированный адвокат, каковым она, вне всякого сомнения, была. Адвокат, за успешной карьерой которого скрывалась опьяненная успехом простая девушка, столь же быстро, сколь и, пожалуй, неосмотрительно взлетевшая к высотам социального рая благодаря неожиданно меткому попаданию в цель.

— Ключ к разгадке должен быть в ее диссертации, — сказала себе Клара. — И это должно быть что-то, связанное с ее последними исследованиями. София сделала или обнаружила нечто, что предопределило ее смерть. Кого София любила больше всех и вся? — задала она себе вопрос, склоняясь над клавиатурой.

Она машинально набрала «А-Д-Р-И-А-Н», но не слишком удивилась, увидев, что на экране высветилось: «Авторизоваться не удалось, у вас осталось две попытки».

Адвокатесса задумалась, спрашивая себя, почему этот пароль с самого начала казался ей маловероятным. И улыбнулась, поняв, что так могла ответить она, но не София. Она была из тех, кто, несомненно, любил бы своего возлюбленного больше всех на свете. А София не могла любить так, как умела она. По крайней мере, так ей казалось. И она вновь улыбнулась. Если ей так казалось, то это потому, что она этого хотела. Хотела, чтобы так было. Однако, констатировав, что ее вывод верен и имя Адриана не позволяет войти в память компьютера, она перестала улыбаться.

И вновь вернулась к главной теме, которая только что преподнесла ей столь удивительное откровение. Уравнение «София + Адриан» представляло собой неравенство, переменные которого выводятся лишь при определенных значениях неизвестных. И ее задача состояла в том, чтобы найти эти неизвестные. Для начала если человеком, которого София любила больше всего на свете, был не Адриан, то кто? Кого София могла любить больше Адриана?

Клара вновь погрузилась в размышления. В каком направлении устремлялись при жизни главные мысли и чаяния покойной, кем или чем она была одержима, если ее жених отпадает?

Она ответила на этот вопрос не сразу, хотя и не слишком долго над ним раздумывала. Спустя какое-то время она пришла к заключению, что единственное, что постоянно занимало ум ее компаньонки по квартире, — это наука и знания.

И в эту минуту у нее сработала интуиция. Ведь интуиция иногда срабатывает. Хотя далеко не всегда. Однако подчас такое случается, причем как у женщин, так и у мужчин. Проблема в том, что люди, привыкшие соотносить интуицию с собственным разумом, верят в нее больше, чем следует, и именно поэтому она их часто подводит. Но в данном случае она не подвела. Знание — это мудрость, сказала себе адвокатесса и решила выстраивать ассоциативный ряд дальше. Может быть, это и есть первая неизвестная? Или нет? Она решила продолжить начатое.

Она явственно ощутила знакомое бурление в мозгу. Это было похоже на приятную щекотку, напоминающую ту, что возникает в голове, когда ты лежишь на пляже и закрываешь глаза. В это мгновение в твоих глазах или даже в самом мозгу начинают вибрировать два ярких пятна, гораздо более ярких, чем окружающая их темнота: это отражение солнца, от которого ты только что оторвал взгляд, спрятав его под закрытыми веками. Постепенно эти два пятна сходятся все ближе и ближе, пока не сольются друг с другом.

И если ты не испугаешься и дождешься момента, когда произойдет это наложение одного пятна на другое, то достигнешь неизъяснимо благостного состояния, некоего мысленного мурлыкания, напоминающего этакую исконную, животную, кошачью нирвану и представляющего собой, по сути, слияние со вселенной, которое неожиданно озаряет тебя удивительным прозрением. Вот и Клара сейчас закрыла глаза, замерев перед ярким экраном монитора.

Она вспомнила о себялюбивом характере своей подруги, ее высокомерии и самоуверенности, надменности и холодности, самодостаточности и отсутствии всякой деликатности, строптивом эгоизме, составлявшем суть ее отношения к жизни. Итак, что же она любила больше всего в этой жизни? Знания — вне всякого сомнения; ученость и мудрость — бесспорно. Что еще?

Тут она вспомнила, что по-гречески мудрость — sophia. Кого София могла любить больше самой себя? Клара как следует обдумала эту мысль. Ей было неприятно приходить к такому заключению, но в конце концов она решилась. На самом деле она нередко ловила себя на мысли о том, что София любила себя самое больше всех на свете. Клара иногда даже вслух подшучивала над этим. Уверенная, что все делает правильно, она открыла глаза и набрала на клавиатуре «С-О-Ф-И-Я». И компьютер тут же открыл ей доступ к своему содержимому.

В состоянии полностью овладевшего ею крайнего возбуждения и азарта Клара начала один за другим открывать папки и файлы, хранившиеся в компьютере, однако ее ждало разочарование: ничего интересного обнаружить не удалось. Устав заниматься безнадежными поисками, она прошла к своему письменному столу, извлекла из ящика флэшку и вернулась в комнату Софии. Вставила флэшку в компьютер и скопировала на нее все имевшиеся в памяти папки и файлы. После чего вытащила ее и выключила компьютер.

Сделав несколько шагов в сторону гостиной, она передумала, вернулась к столу и вновь села за него. Снова включила компьютер и, когда тот потребовал ввести пароль, набрала «А-Д-Р-И-А-Н». Она уже знала, что произойдет: ей будет отказано в доступе к памяти, и она вновь прочтет надпись: у нее осталось две попытки, после которых компьютер будет заблокирован и его память окажется окончательно недоступной для пользователя. Все так и произошло.

При второй попытке она вновь написала «А-Д-Р-И-А-Н». В третий раз решила быть более выразительной, набрала «В-О-Т-Т-Ы-И-П-О-П-А-Л-С-Я» и удовлетворенно улыбнулась. Теперь компьютер был заблокирован. Чтобы вновь войти в него, надо было правильно заполнить все пункты анкеты, ответы на которую были известны только Софии.

— Пусть теперь ищут, — сказала себе Клара, решив, что наконец готова переехать со своим небольшим багажом в «Осталь де лос Рейес Католикос», где намеревалась на какое-то время поселиться и, возможно, отпраздновать свой маленький успех в расследовании.

Выходя, она кивнула двум агентам, сидевшим перед телевизором и смотревшим типичный для выходного дня пустой и приторно сентиментальный фильм, полностью соответствующий убогой морали общества. Впрочем, в этом не было ничего подпадающего под статьи уголовного кодекса.

12

Компостела, суббота, 1 марта 2008 г., 17:00

Так называемый «Осталь де лос Рейес Католикос», «Приют католических королей», занимает величественное здание в ренессансном стиле, возведенное на месте старинной больницы для паломников. Основанный католическими королями для пилигримов, совершавших паломничество по Пути святого Иакова, этот приют ныне преобразован в шикарный пятизвездочный отель, готовый принять любого из тех, кто в состоянии позволить себе сию роскошь.

Вместе с тем, храня верность традициям, «Осталь», как широко известно в городе, всегда резервирует несколько комнат, которые могут бесплатно на одну-две ночи занять паломники, документально подтвердившие полное прохождение Пути, и поныне, хотите вы того или нет, ведущего на край земли, в Финистерру.[19]

Клара не собиралась, разумеется, занимать ни одну из этих комнат. За два года до грядущего Святого Компостельского года[20] приток паломников к священным мощам апостола Иакова несколько снизился, однако по-прежнему остается весьма высоким. Причем в любое из четырех времен года, в наших атлантических широтах, где расположена могила апостола и где все или почти все вертится вокруг священной веры в то, что именно в Компостеле захоронен великий Сын Грома. Не менее страстно верят люди и в то, что, пройдя в юбилейный год сквозь Святые Врата, человек полностью очищается от грехов, как если бы он вновь принял крещение, а то и в большей мере: ведь данное таинство уничтожает, кроме всего прочего, и последствия первородного греха.

Клара решила занять номер сюит на все дни, пока ее квартира будет опечатана. Нужно заботиться о своем имидже, и будет совсем неплохо, если в прессу просочится информация о том, что она остановилась именно в этом отеле.

Хороший отель предполагает хороший доход его постояльца, а хороший доход, в свою очередь, свидетельствует о том, что дела в конторе, где служит постоялец, идут хорошо. По крайней мере, такую логическую цепочку выстроила Клара в своей голове. Впрочем, возможно, ей просто необходимо было оправдание для каприза, который она мечтала удовлетворить еще со времен своей университетской юности. Ей, дочери эмигрантов, «Осталь» представлялся верхом исполнения всех желаний. Всякий раз, слушая рассказы о поколении шестьдесят восьмого года,[21] представители которого проводили вечера в залах этого роскошного отеля за чашкой кофе, делая вид, что занимаются важными делами, она не могла подавить в себе смешанное чувство восхищения и зависти. И вот наконец время для моральной компенсации наступило. Мало кто из тех студентов спал на роскошных кроватях с балдахином. Да и она сама вряд ли когда-либо еще сможет такое себе позволить.

— Кровать я хочу, разумеется, с балдахином, — специально подчеркнула она самым естественным тоном, какой только в состоянии была придать своему голосу, когда еще из своей квартиры по телефону заказывала номер.

После звонка Клара наконец покинула свое жилище. Пребывание в нем стало тягостным и невыносимым. Два агента, терпеливо ожидавших у входных дверей, пока она спустится вниз, тут же приступили к опечатыванию квартиры. Крайне любопытная парочка, подумала Клара: блондинка с пирсингом в уголках полных аппетитных губ и пиратского вида парень с двумя круглыми сережками в мочке левого уха, похожий на морского волка, которому чуть ли не каждый день приходится огибать не углы улиц, а мыс Горн или мыс Бурь.[22]

Полицейские приступили к исполнению приказа своего начальства, а Клара, выйдя из дверей, направилась к стоянке такси, расположенной рядом с соседним домом.

Таксист тотчас выскочил из машины, чтобы взять чемодан; его лицо выражало удовлетворение: дамочка явно собиралась ехать в аэропорт. Однако Клара сказала ему:

— Отвезите меня в «Осталь».

Выражение лица таксиста сменилось на удивленное, и он не смог скрыть разочарования. Недовольный и раздосадованный, он резко ответил:

— Да он в двух шагах отсюда.

— Я знаю, — сухо произнесла в ответ Клара. — Что, повезете туда один чемодан? Потому что я не собираюсь тащить его на себе, да и сама не намерена мокнуть, если дождь снова припустит, как утром, — добавила она, не оставляя ему никаких оснований для возражений.

Таксист покорно вздохнул. Он узнал ее. В конце концов, они в каком-то смысле соседи и она человек известный. Он снова вздохнул, чтобы лишний раз продемонстрировать свое недовольство, положил чемодан в багажник и меньше чем через пять минут (да и то только потому, что в эти часы движение в городе было необычно интенсивным) высадил ее у входа в «Осталь», расположенный на левой, если смотреть на собор, стороне площади Обрадойро.

На рецепции ее встретили с любопытством. Известие о произошедшем уже распространилось по всему городу, и теперь любой шаг, который совершит молодая адвокатесса, в каком бы направлении он ни предпринимался, будет отслеживаться с обычной в таких случаях бесцеремонностью.

Разместившись в номере и произведя полную инспекцию всего, чем располагало ее временное жилище, Клара решила разобрать чемодан и разложить, как полагается, все вещи в шкафу. И в этот момент зазвонил телефон. Он сняла трубку с первого попавшегося ей на глаза аппарата, стоявшего на ночном столике, и присела на край кровати.

— Слушаю.

Она ожидала услышать голос в лучшем случае кого-нибудь из друзей или родственников, позвонивших, чтобы поддержать и ободрить ее, а также выразить уверенность в ее невиновности, но, вполне возможно, и какого-нибудь прыткого журналиста. На всякий случай она приготовилась проявить покорность перед тем, что может на нее обрушиться.

После трагедии с танкером она привыкла вести сложнейшие диалоги с представителями прессы, так что для нее это уже давно не в новинку. Она выразительно и шумно вздохнула, так чтобы ее вздох услышал звонивший, и снова сказала:

— Слушаю вас.

Однако, несмотря на ее готовность к любому развитию событий, раздавшийся в трубке голос, который, на ее взгляд, вряд ли мог принадлежать журналисту, голос неестественный, тягучий и намеренно искаженный, удивил ее. Он предупредил:

— Ничего не говори.

— Кто это?

— Три часа назад у себя дома ты показалась мне сладкой девочкой. Мне бы очень хотелось отведать твоей сладости.

Голос был высокий, как у тенора, при этом говоривший явно применял телефонный маскиратор для его искажения. Сам голос производил впечатление глубокого и профессионально поставленного, но интонация, с которой произносились слова, была излишне манерной. Так, во всяком случае, несмотря на весь страх, который породило в ней услышанное, показалось Кларе. Неужели этот странный голос принадлежал кому-то из тех, кто находился в ее квартире тогда же, когда она? По всей видимости, он хотел донести до нее именно это: что он наблюдал за ней с близкого расстояния. Но когда? И как это могло быть? Ведь она не заметила ничего, что могло бы свидетельствовать о присутствии в ее доме другого человека. Ей стало страшно. Как он узнал, что она в отеле, если она только что приехала и никому ничего не говорила?

— Сукин сын! Это ты, сукин сын?

В ответ на вырвавшееся у нее бранное слово в трубке установилось молчание. Клара, не отрывая трубку от уха, подошла к окну и, слегка отодвинув занавеску, оглядела площадь, чтобы проверить, не следит ли за ней кто-нибудь со ступеней собора. Убедившись, что это невозможно, она, прежде чем вновь заговорить, задала себе вопрос: как случилось, что она позволила себе такую не свойственную ей лексику.

«Похоже, я непроизвольно говорю так, как это принято в детективах, — прошелестело где-то у нее в голове. — Неужели действительно жанр обязывает, и, оказавшись в определенного рода переделках, люди начинают исполнять определенные роли и вести себя в соответствии с поведенческими моделями, которые прежде не были им свойственны?»

Так или иначе, внезапная словесная дерзость ей, похоже, пришлась по вкусу, и она предпочла придерживаться того же тона, нежели рассыпаться в извинениях, которые прозвучали бы по меньшей мере неуместно.

— Что ты хочешь, вонючий козел?

— Две вещи. Первая — пароль от компьютера Софии. О другой я тебе сообщу позднее.

Клара услышала, как ее собеседник повесил трубку, и ощутила громкие удары сердца в висках.

Все это могло означать, что убийца был в квартире и безуспешно пытался войти в память компьютера. Но как могло случиться, что полиция не обнаружила никаких следов его присутствия? И как он узнал, что она поселилась в «Остале»? И что у компьютера есть пароль? Вне всякого сомнения, на все эти вопросы имелись ответы, но она понимала, что не сможет их найти, пока пребывает в состоянии крайнего возбуждения.

Клара поднесла руку к груди, пытаясь совладать с бешеным сердцебиением, но потом передумала и решила измерить пульс. Охваченная дурным предчувствием, она отчетливо ощутила, как по всей левой руке от ладони к предплечью поднимается ноющая боль, и ей стало не по себе.

«Неужели стенокардия?» — подумала она, прежде чем осознала, что это всего лишь приступ ипохондрии.

В эту минуту адвокатесса вспомнила о флэшке и протянула руку к висевшей у нее на груди под одеждой цепочке, к которой та была прикреплена. Посмотрим, кто ее сможет здесь обнаружить, подумала она и занялась дальнейшим освоением гостиничного номера, в котором ей предстояло провести ближайшие дни. Она решила, что своеобразная трудотерапия пойдет ей на пользу, и стала раскладывать одежду, пока не ощутила себя наконец полновластной хозяйкой только что занятой территории, этого роскошного сюита, голубой мечты ее юности.

А произошло это только после того, как все ее вещи были слегка поспешно и нервно, но при этом аккуратно развешаны и разложены в шкафу и она смогла воспользоваться ванной комнатой.

К этому времени она уже была уверена, что убийца пытался войти в память компьютера либо до, либо после того, как уложил труп в ванну. Но как он проник в дом? Этого она не знала. Как не знала ответов и на другие сформулированные ею же самой вопросы. Впрочем, в этот момент у нее в голове возник еще один вопрос, который отбросил необходимость немедленного ответа на предыдущие. Следует ли ей позвонить комиссару и сообщить о телефонном звонке?

Поразмыслив, она решила, что не следует, по крайней мере пока. Так она избежит разговора о компьютере и пароле, обеспечивающем доступ к его памяти. Приняв это решение, она позвонила дежурному администратору и попросила заказать ей такси для поездки в «Гиперкор». Она сочла нужным купить несколько флэшек, чтобы скопировать на них весь твердый диск компьютера Софии и затем разместить их в различных труднодоступных местах; попутно ей пришла в голову вызвавшая у нее легкий трепет мысль о том, что флэшки будут служить своеобразной охранной грамотой и для нее. Пока же она понятия не имела, что именно заключали в себе архивы, которые она скопировала на съемный диск. Она узнает об этом, когда вернется из торгового центра. Впереди у нее целый вечер и ночь.

13

Компостела, суббота, 1 марта 2008 г., 22:45

Когда Андрес вечером пришел домой, Эулохия ждала его, сгорая от нетерпения. Из-за царившего во время обеда молчания она так и не узнала никаких подробностей об убийстве врача и все еще пребывала в состоянии потрясения от полученного известия. Теперь этому невыносимому молчанию наступал конец. У Андреса не оставалось никаких оправданий: труп Софии уже давно им осмотрен (и надо сказать, это не только не лишило его аппетита, а даже, похоже, еще больше его подогрело) и, кроме того, теперь он находился дома, а домашний очаг, как известно, — это царство женщин.

Эулохия знала покойную по занятиям пилатесом, которые они обе посещали в гимнастическом зале Аэроклуба. Занятия проходили каждый понедельник, среду и пятницу с восьми до девяти часов вечера, то есть последний раз они виделись как раз накануне, всего сутки назад, и мысль об этом не давала Эулохии покоя.

Андрес был прав, когда во время обеда произнес единственную фразу о том, что София была неприятной и заносчивой особой, бездушной и крайне амбициозной, лишенной каких-либо представлений о деликатности. Это было правдой. Она проявляла все эти качества и в дни занятий пилатесом, полагая, что все вокруг ею восхищаются, и всегда держась отстраненно и обособленно; она общалась только с преподавательницей, странной особой, судя по всему отягощенной массой комплексов. Впрочем, теперь-то она, сама того не желая, пребывала в абсолютном одиночестве.

Как только Андрес пришел, они начали болтать о том о сем, то серьезно, то шутя, то напуская на себя суровый вид в зависимости от того, о чем шла речь. Начали с того, что вспомнили о почти детской выходке с вертолетом. При этом они оба беззлобно над ней посмеивались, обмениваясь взглядами, скрывавшими вопросы, не требующие ответа. Способ, который избрал Сальвадор, чтобы напомнить своим соученикам об их достоинстве, казался им хоть и обидным, но довольно забавным. Они вдоволь посмеялись над шуткой, и Андрес даже заговорил раскатисто и басовито, подражая громоподобному голосу представителя центрального правительства, которым тот говорил сегодня с ним по телефону.

Они ни слова не упомянули о завтраке с белужьей икрой и серебряной ложечкой. И о трупе тоже не говорили. Решили оставить эту тему на потом. Ужин, который был по настоянию Эулохии достаточно легким (запеченный в духовке горбыль, надо сказать, отменный), прошел за оживленной беседой на отвлеченные темы: от количества выпавших на квадратный метр осадков до последних сплетен о внебрачных связях некоторых членов галисийского правительства.

И только в постели, которая, как известно, располагает к особой откровенности, Андрес заговорил о том, что хотела услышать от него Эулохия. Он настолько верил в ее порядочность и умение держать язык за зубами, что не испытывал никаких этических терзаний, когда подробно рассказывал ей о той или иной ситуации, в которую в данный момент был вовлечен.

— Мне гораздо интереснее слышать обо всем от тебя, чем по телевизору, — вкрадчиво сказала она ему как-то.

И он это запомнил. Ему даже стало казаться, что эти доверительные беседы ее возбуждают; заводят, как сказали бы молодые. И не смог устоять перед возможностью использовать сию незамысловатую уловку в надежде, что она поможет ему подольше удерживать молодую возлюбленную подле себя.

Итак, Андрес со спокойной совестью подробно поведал Эулохии о произведенном Андреа Арнойей и Диего Десой допросе Клары Айан и результатах тщательного осмотра спальни и ванной комнаты, на настоящий момент представлявшейся полиции единственным местом, где могло произойти убийство, хотя никаких конкретных подтверждений этому пока не было.

Версия о том, что убийство было совершено в каком-то другом месте, представлялась совершенно невероятной. Дело в том, что подъехать к дому жертвы на машине по Руэла-де-Энтресеркас было если не невозможно, то по меньшей мере чрезвычайно затруднительно.

Не было обнаружено никакой одежды, которая могла быть на покойной в момент кончины, ни единой капельки крови и никаких следов, свидетельствовавших о присутствии в жилище постороннего человека. Трудно себе представить, что какой-то неизвестный пронес в дом обнаженное тело, взвалив его себе на плечи. Поэтому все указывало на то, что женщина была убита в своем собственном жилище. Но как и кем?

Можно было, конечно, вопреки здравому смыслу, предположить, что некто выстирал и выгладил одежду покойной и аккуратно разместил ее в шкафу, а затем перенес труп в ванную, где нанес на него резаные раны, из которых не просочилось ни капли крови. В общем, речь шла либо об идеальном преступлении, либо об изощренном убийстве. Теперь надо было подождать, что покажет вскрытие. Если оно вообще что-то покажет.

Клара, со своей стороны, во время допроса поведала полиции, что когда накануне вечером она вернулась домой, то стала свидетельницей не слишком дружелюбной беседы Софии с доктором Каррейрой, профессором медицинской антропологии и руководителем ее диссертации.

С этого момента Эулохия стала слушать особенно внимательно, а Андрес продолжил свой рассказ. Время от времени, как бы желая приблизить ее к себе, он обращался к ней «милая подруга», «мой верный друг», но только не «Эулохия» или «любовь моя»; он готов был использовать любое обращение, кроме ее имени или слов, которые выдавали бы его страсть. Комиссар прекрасно осознавал, что это глупо и что таким образом он вовсе не демонстрирует той холодной отстраненности, на которую претендует. Однако он ничего не мог с собой поделать. Все-таки постоянный просмотр детективных фильмов таит в себе немало опасностей. В общем, он продолжал рассказ в своей привычной, якобы отстраненной манере.

Как поведала полицейским Клара, написанная Софией под руководством доктора Каррейры диссертация, судя по всему уже практически завершенная, представляла собой исследование болезней, которыми при жизни страдали обитатели некрополя, расположенного в подземелье собора.

Исследование было осуществлено на основе тщательного изучения останков тел, некогда служивших пристанищем человеческих душ, которые ныне либо все еще пребывают в Чистилище, либо горят в огне Ада, либо с самого начала были вознесены на Небеса.

Вполне возможно, что лик кого-то из покоящихся там запечатлен на одной из двух боковых арок соборных врат, где слева представлены души, вознесенные на Небеса, а справа — бегущие из Чистилища. Изображенные там лица исполнены восторженного ожидания встречи с Божественной благодатью, величием Господа, в созерцании которого прежде им было отказано; теперь же они с полным правом могут лицезреть Его на среднике Врат Славы. Правда, осмеливаются устремить свой взор на Него лишь те, кто обитает в Раю; души из Чистилища почему-то не осмеливаются поднять глаз. Может быть, они ослеплены, а возможно, предпочитают бросить взгляд назад, чтобы лишний раз осознать, что именно они оставили позади, и сквозь века возразить Лютеру, заявив, что, в отличие от Небес и Ада, у Чистилища есть будущее, ибо в нем остается место для надежды.

После смерти Франко и перехода в мир иной почти всех его министров на земле не осталось людей, которые столь же виртуозно, как Каудильо владели бы статистикой относительно того, сколько душ с момента появления на исторической арене Славного Национального Движения было спасено, сколько призвано в то, что Лютер называл третьим местом, то есть в Чистилище, а сколько низвергнуто в Ад.

Такими неожиданными размышлениями, возникшими под влиянием не совсем понятных ассоциаций, комиссар поделился с Эулохией во время ужина; скорее всего, к подобным умозаключениям его подтолкнули внезапно пришедшие на ум статистические данные, характеризующие результаты эффективной работы министра одного из первых кабинетов правительства Каудильо.

Нет нужды говорить, что ныне не существует никакой статистики относительно индекса мастурбаций, произведенных, скажем, с момента установления демократии в стране, а ведь в годы диктатуры подобные подсчеты велись на полном серьезе. Тогда на суд широкой общественности не выносились ежегодные отчеты по ВВП, ИПЦ и тому подобные, но зато скрупулезно учитывалось количество душ, прямо попавших в Рай, угодивших в Ад или заточенных в так называемое третье место.

Комиссару доставляло удовольствие вспоминать эти давние истории и наблюдать за недоверчивым выражением лица, с каким Эулохия обычно слушала их, считая плодом разыгравшегося воображения своего возлюбленного. Впрочем, она находила его фантазии восхитительными. Но весь ужас состоял в том, что на самом деле он ничего не выдумывал. Все это были совершенно достоверные данные, хотя теперь почти никто о них и не помнит. И в этот вечер они просто всплыли в памяти Салорио, когда он предался достаточно неожиданным размышлениям, на которые его натолкнуло воспоминание об архитектурных особенностях собора.

Во время допроса Клара вспомнила, как в какой-то беседе София упомянула, что останки епископа Теодомиро из Ириа-Флавии не были подвергнуты исследованию наряду с остальными покоящимися в некрополе телами, ибо среди мощей, предоставленных ей для анализа, их не было и они вообще были недоступны для всеобщего обозрения; она помнила, что они покоятся рядом с мощами апостола, но при этом даже самые привилегированные посетители некрополя, те, кому был разрешен доступ в закрытые для публики зоны, не имели права взглянуть на гробницу епископа. Может быть, ей все же удалось получить особое разрешение и она смогла исследовать сии останки? Не в этом ли кроется мотив преступления?

Когда теперь, погрузившись в спокойные воды тихой гавани, каковой почти всегда служит нам постель, Салорио вспоминал эти факты, чтобы рассказать о них Эулохии, то он невольно установил определенную связь между мощами епископа и апостола Сантьяго. Последние покоятся в специальной урне, увидеть которую могут лишь те, кто, получив особое разрешение спустится в крипту, расположенную под главным алтарем собора. Сами останки также полностью сокрыты от всех посторонних глаз, кроме очей самой Церкви.

Но даже если произойдет практически невероятное и Церковь дозволит кому-то взглянуть на святые мощи, обладателя сей высочайшей привилегии должны сопровождать по меньшей мере три хранителя трех ключей, отпирающих три замка урны, тщательно скрывающей священный тлен от нежелательных взоров. По крайней мере, в соответствии с предписаниями капитула, все должно происходить именно так.

— А ведь они покоятся в непосредственной близости друг от друга! — сказал себе комиссар.

Исследование, проведенное Софией Эстейро для написания докторской диссертации, казалось Андресу Салорио заслуживающим самого пристального внимания.

Ему всегда представлялось в высшей степени интересным и увлекательным узнавать о том, что ели и пили жители Компостелы, какими болезнями страдали, какого образа жизни придерживались, прежде чем упокоиться в земле; одновременно эти сведения служили для него источником бесчисленных гипотез, предположений, догадок и способом познания неведомой ему реальности.

При этом он подумал, что было бы интересно получить данные ДНК тех, кто захоронен в некрополе собора, и сравнить их с соответствующими данными современных обитателей Компостелы, чтобы определить, кто может считаться их истинными потомками, коренными жителями Компостелы, своего рода WASP на галисийский манер, настоящей белой костью, чем-то вроде новоявленных левитов. Ведь должна же на ком-то покоиться власть, которую Церковь умудряется удерживать в Галисии на протяжении многих веков. И это при том, что в душах большинства ее жителей церковные догмы никогда не находили должного отклика, о чем свидетельствует, например, тот факт, что галисийцы издавна не боялись открыто демонстрировать свое неверие в какого бы то ни было бога и всякий раз, когда их спрашивали о вероисповедании, отвечали: «Как мы можем верить в лживую религию, если не верим в истинную?»

Эулохия прервала размышления комиссара, принявшие совершенно неинтересное для нее направление, сухо сказав:

— Да, думаю, тема диссертации любопытна, хотя не знаю, для кого.

Комиссар порадовался, что не высказал вслух свои последние мысли, и внимательно взглянул на лицо Эулохии. Оно было очень красивым. А в свете, исходившем от экрана телевизора, который, подобно идолу, занимал почетное место в супружеской спальне, еще и очень соблазнительным. Пока он в восхищении ее разглядывал, она попыталась угадать, какой эффект произвела на ее возлюбленного вскользь брошенная ею пренебрежительная фраза. Однако Андрес оставался невозмутимым. Это заставило ее сменить тон.

— Возможно, достоинство диссертации состоит в разработке методики определения болезней, — скорректировала она свое предыдущее высказывание.

Комиссар же продолжал размышлять о захоронениях. Он вспомнил, что именно Теодомиро в самом начале VIII века обнаружил могилу апостола Иакова. Поэтому пребывание на земле покоящихся в соборном некрополе мертвецов датируется как раз этим и последующим периодом.

«Но скорее всего, не позднее одиннадцатого-двенадцатого веков», — предположил комиссар, вспомнив, что где-то встречал такие данные.

Однако ему и в голову не пришло делиться этими скучными фактами со своей подругой, которую интересовало совсем иное. Поэтому он вновь вернулся к допросу Клары.

Эулохию обычно утомляли его многочисленные отступления от темы, но он был не в силах совсем от них отказаться. Поэтому он старался чередовать свои собственные оценки ситуации с изложением мнения Клары, полицейских и бог знает кого еще. Он был абсолютно убежден, что именно в этакой вальяжной риторической разбросанности рассуждений и состоит главный секрет хорошего рассказчика.

Помимо всего прочего, такой способ изложения фактов позволял ему взглянуть на события под новым углом зрения, способствующим лучшему пониманию истинного положения дел, отсеять ненужное, отделить зерна от плевел и в конечном счете найти решения, к которым он вряд ли смог бы прийти иным путем.

Облечение мыслей в слова всегда было для него чрезвычайно важным фактором познания истины. Оно позволяло ему вынести проблему, которую ставило перед ним то или иное расследование, за рамки своего я, как бы отделить ее от себя, удалив на расстояние, необходимое для того, чтобы объективно ее оценить. Поэтому он всегда предпочитал излагать свои мысли кому-нибудь другому. Таким образом, рассказываемая история становилась собственностью другого человека, и, удалив ее на должное расстояние, он отстраненно и беспристрастно мог судить об ее истинных и ложных моментах, принимая или отвергая их, ибо они уже перестали быть частью его я и ему было не так больно обманываться.

Как сообщила Клара дознавателям, которые, в свою очередь, в дальнейшем доложили обо всем комиссару, если она правильно поняла суть разговора, который вечером накануне произошедших событий слышала урывками, София совершила ошеломляющее открытие, превосходящее по важности то, что в свое время сделал епископ Теодомиро, но какое именно, Клара понятия не имела. Зато она хорошо помнит, какой суровый оборот принял разговор с Каррейрой, стоило Софии об этом упомянуть. К сожалению, видимо услышав, что она пришла, они резко сбавили тон беседы и она не смогла больше ничего разобрать.

Однако она хорошо помнит, что именно упоминание об этом открытии явилось причиной жаркой дискуссии, развернувшейся между автором диссертации и ее руководителем. Об открытии чего-то очень важного. В чем состояла эта важность? На этом интереснейшем месте история, которую мог поведать своей возлюбленной Андрес, по крайней мере на данный момент, обрывалась.

То, что Клара рассказала полиции, было очень похоже на правду, и у дознавателей не было никаких оснований не доверять ее словам. Она действительно не знала, в чем именно состояло столь важное открытие.

Но вот что Клара поняла очень хорошо: между исследовательницей и ее руководителем разгорелась нешуточная борьба относительно того, кому из них должна принадлежать честь этого открытия. И ей стало так неловко оттого, что она оказалась невольной свидетельницей излишне ожесточенного спора, что она предпочла больше их не слушать; и она сделала то, что сделала: заявила о своем присутствии. Комиссар дважды повторил эту мысль, словно повторение могло ему чем-то помочь. Возможно, так оно и было. Но все же было в этом нечто, что не вписывалось в логику произошедшего. Может быть, следовало еще несколько раз повторить все вслух, чтобы нащупать хоть какую-то зацепку? Однако Андрес предпочел продолжить свой рассказ.

Во время беседы с дознавателями Клара настаивала на том, что, если бы она хоть на мгновение могла предположить, что этот разговор и упоминаемые в нем результаты исследования обладают такой важностью, что могут повлечь за собой необратимые последствия в виде смерти, она бы ни за что не вмешалась в спор.

Когда Клара отдала себе отчет в том, что только что, по существу, высказала обвинение в убийстве, она задумалась и постаралась, как могла, исправить положение.

— Разумеется, то, что я только что сказала, нельзя рассматривать иначе как гипотезу, красивую, но всего лишь рабочую гипотезу, — сказала она со слабой улыбкой; затем добавила уже более решительно: — Спор был ожесточенным. Это правда. Доктор Каррейра говорил Софии, что без него она никогда не пришла бы к подобным заключениям, что заслуга открытия во многом принадлежит ему; что это он направил ее работу в нужное русло, вел по верному пути и предоставил ей все материальные средства, необходимые для получения столь важных результатов; именно он разработал методику исследования, которой она пользовалась в своей работе и благодаря которой осуществила свои открытия; в общем, без него она не смогла бы сделать решительно ничего: не только обнаружить что-то мало-мальски значительное, но и вообще хоть какое-то исследование провести, — заключила Клара, оставляя за слушателями право на любые выводы. Потом продолжила свой рассказ, но уже совсем в другом ключе. По крайней мере, так доложили Андресу его подчиненные.

Комиссар подумал, что, возможно, в эту минуту Клара вспомнила о какой-нибудь реплике, которая ее неприятно удивила. Ему представлялось весьма вероятным, что в минуту крайнего раздражения Каррейра мог спросить Софию, не считает ли та, что оплатила свой долг предоставлением сексуальных услуг.

Дело в том, что с этого момента Клара, словно пытаясь отвлечься от неприятного воспоминания, начала очень подробно рассказывать полицейским, как в тот день она вернулась домой, рассчитывая на обычную легкую болтовню с приятельницей, но, увидев, что во всей просторной квартире горит свет и услышав доносившийся из гостиной разговор на повышенных тонах, сначала решила незаметно пройти в свою спальню и, благоразумно оставив приоткрытой дверь, послушать, о чем эти двое так ожесточенно спорят.

Теперь она очень жалела о том, что в конце концов все-таки прервала жаркие дебаты, но сделала она это исключительно потому, что, как ей показалось, спор принимал уже нешуточный оборот.

«В общем, сказка про белого бычка», — подумал Салорио; однако вслух ничего не сказал.

— Томе Каррейра — это человек… — продолжил было свой рассказ комиссар; однако он все ближе придвигался к Эулохии. Многообещающая характеристика Каррейры так и осталась незавершенной.

Ему наконец удалось придвинуться к возлюбленной совсем близко. Запах ее тела, теплого и мягкого, и прикосновение к коже, нежной и бархатистой, пробудили в нем желания, которые требовали неотложного осуществления. Однако она его остановила:

— Спокойно, Андрес, не возбуждайся, рассказывай дальше.

Комиссару пришлось смириться и продолжить пространный рассказ, в котором факты действительности перемежались с его собственными предположениями. Реконструкция событий принимала своеобразную форму.

Доктор был человеком, приближенным к архиепископской курии, продолжил он. Участником Католического движения, поборником традиционного семейного уклада, но одновременно и большим любителем женщин, которых церковь традиционно называет «женами ближних». Теми самыми, которых восьмая заповедь требует не возжелать и которые, вопреки этому, остаются вечно желанными. Доктор оказывал предпочтение счастливым женам и влюбленным невестам, но терпеть не мог вдов, ибо в те редкие случаи, когда он все же оказывался с ними в постели, у него возникало ощущение, что он занимается сексом втроем и в роли третьего выступал горько оплакиваемый покойник.

Это страстное увлечение чужими женами, равно как и незамужними женщинами (ибо, как его в свое время учили, негоже мужчине отказывать даме), вступало в явное противоречие с католическими и апостольскими наставлениями и несколько в меньшей степени — с теми, что на протяжении своей истории проповедовала галисийская церковь; впрочем, он благополучно преодолевал сие противоречие, не испытывая излишних угрызений совести. В целом можно сказать, что это был человек прагматичный, весьма циничный и достаточно противоречивый, но при этом почти всегда добивающийся поставленных целей. Сочетание «Томе Каррейра» было в его случае не просто именем и фамилией, но и своеобразным лозунгом, которому он свято следовал, особенно в отношениях с дамами: бери с места в карьер, а дальше — как Бог на душу положит.[23]

Помимо любви к женам чужим и своим господин профессор, мнящий себя выходцем из среды революционных событий шестьдесят восьмого года, в которых он не принимал никакого участия, всегда испытывал неистребимую жажду славы и профессионального успеха, заявил комиссар. Успеха, которого он, вне всякого сомнения, более чем заслуживал, но так в полной мере и не обрел. И сей факт воспринимался им как весьма прискорбный, особенно если принять во внимание, что как ученый он считался признанным в мире авторитетом в области медицинской антропологии и занимал должность заведующего соответствующей кафедрой университета Сантьяго практически с момента ее основания.

Кафедра была образована ни много ни мало по предложению легендарного и на настоящий момент последнего кардинала Компостельского. В то время кардинал назывался князем Церкви.

Если методика исследования была разработана Каррейрой, если это он расчистил путь для проведения научных изысканий, то он, несомненно, рассчитывал и на признание своего авторства, о чем, собственно, он недвусмысленно и заявил в беседе с Софией, пришел к заключению Салорио.

Однако это было еще не все. Как успела услышать Клара, во время беседы на повышенных тонах Каррейра настаивал на том, что информация о полученных данных нанесет серьезный вред чувствам истинных верующих, тех, кто исповедует веру простую и искреннюю.

Продемонстрировав весьма скудное воображение, Каррейра почему-то привел в качестве носителя сей веры не кого иного, как угольщика.[24] И это при том, что данная профессия, как известно, исчезла уже много лет тому назад, а присваивать подобное отношение к религии сменившим угольщиков специалистам по отопительным системам было в высшей степени неразумно. Почему-то такой странный выбор Каррейры приводил комиссара в замешательство. И самое неприятное состояло в том, что он не понимал почему. Однако он не мог останавливаться, чтобы поразмышлять на эту тему: Эулохия хотела знать обо всем, что произошло, а он — как можно быстрее покончить с разговорами.

Как поведала полицейским Клара, София категорически отвергла все аргументы профессора. Она была рассудочна, мало эмоциональна и гораздо более цинична, чем ее научный руководитель. Это она и только она прошла весь путь от начала и до конца. И открытая ее усилиями территория находилась теперь в ее безраздельном владении, принадлежала только ей. Она намеревалась по праву занять ее целиком и не собиралась ни с кем делиться.

Дойдя в своем повествовании до этого момента, Андрес остановился: больше ему рассказывать было нечего. Он вновь предпринял дерзкую попытку обнять Эулохию, но безуспешно. Тогда он решил, что лучше ему помолчать и выждать удобный момент. Однако его внутренний голос дал маху.

— Да, то, что ты рассказал, очень интересно, — сказала Эулохия, поворачиваясь к нему спиной. — Но в целом, в конечном счете, — добавила она, — можно сказать, что вы абсолютно ничего не знаете, все ваши подозрения совершенно безосновательны, и твои — в первую очередь. Каррейра вызывает не намного больше подозрений, чем глава департамента городского развития с новеньким «мерседесом». Нет, вам совершенно ничего не известно, просто ничего. Ах, мужчины! Мне бы очень хотелось поближе познакомиться с этим Каррейрой.

Андрес хотел было ответить ей, что инспектор Андреа Арнойа — не мужчина, а женщина, но вовремя передумал и не произнес больше ни слова. Этой ночью он спал отвратительно. Не иначе как давали о себе знать миноги по-бордоски.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

1

Компостела, воскресенье, 2 марта 2008 г., 10:00

Да, никак нельзя сказать, что господин комиссар хорошо спал ночью, последовавшей за обнаружением трупа Софии Эстейро. И вовсе не потому, что этому помешало созерцание обнаженного тела покойной, покрытого резаными ранами. Причиной тому была душевная рана, нанесенная ему после долгих и утомительных разглагольствований, цель которых заключалась в том, чтобы ввести его возлюбленную в курс не только всего случившегося за день, но и его собственных намерений и желаний.

Некоторые из нанесенных на тело Софии ран были смертельными, другие — характерными для преступления, совершенного в порыве страсти, многие — типичными для сексуального маньяка, и, наконец, все они свидетельствовали о том, что действовал профессионал. А рана, которую получил на супружеском ложе комиссар, просто лишила его сна.

В общем, спал он хуже некуда.

Неудовлетворенное желание, предсмертные хрипы миног (да-да, миноги тоже издают предсмертные хрипы, по крайней мере, комиссар был в этом уверен) и настырное порхание огромной стрекозы, которая превращалась то в муху, невозмутимо разместившуюся за ухом представителя центрального правительства, то в навозного жука, принимавшегося терзать срамные места спящего комиссара, сделали эту ночь невыносимой.

Он без конца просыпался. Его будила прекрасная в своей наготе София Эстейро, являвшаяся к нему в тяжелом полузабытьи, вызванном плохим пищеварением и сексуальной неудовлетворенностью. И он тут же пробуждался, словно его совесть, отягощенная неиссякаемым чувством вины, принуждала его спасаться бегством от зловещих снов. И уже в состоянии бодрствования он вновь и вновь возвращался мыслями к покойнице. В общем, всю эту ночь он провел в болезненном бреду, который не покидал его, даже когда он лежал с открытыми глазами.

Замысловатая симфония разрезов, украшавших труп Софии, позволила бы менее посвященному человеку заподозрить в качестве мотива преступления чудовищное изуверство убийцы. Однако, по крайней мере на настоящий момент, ни судмедэксперт, тщательнейшим образом обследовавшая тело, ни удачливая адвокатесса Клара, которая, не желая разглядывать изуродованный труп приятельницы, бросила на него лишь беглый взгляд, ничего подобного предположить не могли.

В мыслях об этом и о многом другом и провел сию мучительную ночь Андрес Салорио. Холодный расчет, аккуратность и тщательность, с которыми были нанесены раны, приводили его к мысли о том, что при осуществлении своего намерения убийца умышленно совершил все в полном соответствии с характером жертвы: холодно и решительно, подчеркнуто тщательно и аккуратно.

Еще долго после окончания доверительной беседы с Эулохией Андрес не мог забыться сном. В борьбе с бессонницей, как и в стремлении к физической близости со своей спутницей, его многократные попытки терпели поражение. В ту ночь Эулохия не была расположена к любовным играм. Это вселило в него некоторое смятение, однако не вызвало никакого удивления. Настанет время и для страстных объятий. В этом смысле она была человеком крайностей. То сгорала в огне страсти, то была холодна, как айсберг, от которого веет безразличием даже в самом бурном море. А неистовый океан полицейской болтовни — далеко не самая безмятежная стихия.

Ночь всегда молода и сильна, а бессонница способствует проникновению в наше сознание навязчивых мыслей, которые специалисты называют интрузивными. Речь идет о мыслях, которые на всем протяжении мучительного полузабытья совершенно немилосердно стучатся в нашу голову. И мы, как правило, пасуем перед их натиском.

Мы делаем это в надежде на то, что в момент пробуждения и возвращения к реальной действительности из зыбкого полусна-полубодрствования, в котором нам пришлось барахтаться всю ночь, мы ясно и отчетливо восстановим в памяти все важные решения, посетившие нас в ночных кошмарах. И ждем, что стоит только утром восстановить в памяти столь навязчиво терзающие нас проблемы, как они тут же получат готовое разрешение. Однако этого никогда не происходит. И с Андресом Салорио этого тоже не произошло; поэтому, когда, проснувшись, он захотел вспомнить свои размышления, в памяти его была лишь одна пустота.

На рассвете он признал свое полное поражение. Поклялся никогда больше не лакомиться миногами, на время забыть об Эулохии и прибегнуть к услугам профессиональной жрицы любви. В глубине души он прекрасно осознавал, что ничего подобного не сделает. Ерунда, пустая болтовня, признался он сам себе, прислушавшись к обманчивому внутреннему голосу, нашему мнимому жизненному поводырю.

Хотя было самое начало марта, но уже чувствовалась близость весеннего солнцестояния, уравнивающего день с ночью. Как только сквозь щели ставней забрезжил свет, Андрес Салорио поднялся с постели. Сделал он это осторожно, чтобы не разбудить Эулохию: вставал потихоньку, стараясь не шуметь. Он был зол на нее и не хотел с ней разговаривать.

В последние годы он был особенно озабочен тем, чтобы не оставлять в пороховницах неиспользованного пороха, а этой ночью он упустил возможность его использовать, как это уже случалось неоднократно, когда Эулохия отказывалась предаться любовной страсти, охватывающей его чаще раза в неделю, что ей казалось в его возрасте чрезмерным. Он считал ее позицию жестокой, к тому же она его обижала. Обиженный и сердитый, он тихо оделся в ванной комнате.

Одевшись, уселся в кресло в гостиной и занялся чтением свежей прессы. Известие об убийстве фигурировало на первых полосах всех газет, и он потратил больше часа на их детальное прочтение. Затем, не завтракая и ни с кем не прощаясь, Андрес вышел из дома. Он хотел, чтобы Эулохия поняла, что он недоволен. Он понимал, что поступает как ребенок, но это его нисколько не смутило.

Он не отправился прямо в комиссариат, а сначала зашел в ресторан «Сан Клементе». В этот ранний час ничто так не прельщало его, как стакан апельсинового сока, кофе с молоком и только что выпеченный, еще горячий круассан.

Конечно, ему не очень-то хотелось спускаться по крутому склону с площади Родригес-дель-Падрон к ресторану, а еще меньше — потом снова взбираться по нему, чтобы добраться до своего кабинета, но все это компенсировали теплая атмосфера заведения, беседа с его хозяевами и забавный вид вставших спозаранку студентов. И еще он имел обыкновение болтать с официантами. Этот ресторан уже давно стал если не вторым его домом, то, по крайней мере, местом, куда он мог прийти в любое время.

В это воскресное утро 2 марта дождь по-прежнему лил как из ведра. Компостела — городок маленький, но из-за постоянного дождя и ограниченной площади, которую занимает сие творение рук человеческих на гористой зеленой местности, в конце концов город начинает давить на человека, стискивая его подобно удавке на шее.

Усевшись на высокий табурет у стойки бара и заказав кофе с молоком, сок и круассан, Андрес Салорио решил снова заняться просмотром газет, на этот раз тех, что издаются в Мадриде и имеют специальные региональные выпуски в Галисии. Эти газеты он не выписывал на дом и обычно читал их либо на работе, либо здесь, в «Санкле». Приступив к чтению, он тут же ощутил, как сжимается удавка не шее.

2

Компостела, воскресенье, 2 марта 2008 г., 10:15

Убийство молодой исследовательницы занимало первые страницы всех испанских воскресных газет и особенно подробно описывалось в тех мадридских изданиях, у которых есть местные галисийские приложения. Любители сенсаций связывали это преступление с другим нашумевшим и до сих пор не раскрытым делом, совершенным несколько лет назад в одном из областных центров Галисии.

Речь шла об убийстве журналиста, который тоже был обнаружен в ванной собственного дома и по всем признаком стал жертвой преступления то ли ритуального, то ли гомосексуального. Многие считали, что убийство явилось следствием расследований, которые репортер вел в отношении торговли наркотиками, организаций, занимающихся их распространением. Результаты его журналистского расследования позволяли предполагать сотрудничество всех вовлеченных в дело лиц с известной террористической организацией, действующей на севере Испании. Лучше бы комиссар не читал этого: завтрак был окончательно испорчен.

Он познакомился с Рехино (так звали жертву того преступления), когда они оба жили в Мадриде. В те времена Рехино был студентом факультета журналистики. Андресу тогда и в голову не могло прийти, что спустя годы он окажется одним из тех, кому поручат расследовать дело об убийстве журналиста. Дело прикрыли как-то незаметно и по-умному, тихо и решительно. И теперь комиссар меньше всего желал бы оказаться в ситуации, когда новое дело напомнит то, давнее.

Из грустных раздумий и дурного настроения, которое вновь начинало овладевать душой Андреса Салорио, его вывела уже знакомая нам парочка полицейских, занятых расследованием дела Софии Эстейро. Они были глубокими знатоками гастрономических пристрастий своего начальника и прекрасно понимали, где в сей ранний час можно найти шефа. Самое интересное заключалось в том, что они никогда не ошибались. И вот в очередной раз стойка бара, расположенная у входной двери ресторана «Сан Клементе», на время превратилась в рабочий кабинет.

Увидев, что в ресторан входят Диего Десу и Андреа Арнойя, Салорио с облегчением вздохнул: они наверняка помогут ему покинуть зыбкую почву меланхолии, в которой он начал серьезно увязать.

— Привет, шеф, — сказали они хором, словно репетировали пение дуэтом, а ему предназначалась партия второго голоса, что в данной ситуации его вполне устраивало.

— Ну, что новенького? Хотите что-нибудь съесть? — любезно осведомился шеф.

— Да, кофе покрепче, — попросила Андреа.

— А мне кофе без кофеина и круассан, — потребовал Диего.

— Так что новенького? — вновь спросил комиссар.

— Вскрытие кое-что показало, — ответил Диего.

Пока официант подавал заказ, который он начал проворно выполнять, едва завидев в дверях знакомую парочку, ибо у подчиненных комиссара тоже были свои привычки и пристрастия, за стойкой установилась тишина. Она нарушалась лишь шелестом газет, которые комиссар по прочтении складывал так аккуратно, что казалось, будто они только что сошли с типографского конвейера.

За первой паузой последовала вторая, не менее длинная, однако теперь ее назойливо нарушало громкое чавканье Десы, который имел отвратительную привычку пережевывать пищу с открытым ртом, что крайне раздражало комиссара. Оно продолжалось до тех пор, пока Андресу Салорио удавалось невероятным усилием воли сдерживать приступ гнева, который поднимался из глубины его существа.

— Послушай, не мог бы ты раз и навсегда научиться есть по-человечески, черт тебя подери, — вырвалось у него наконец.

Он совершенно не переносил эти звуки, напоминавшие ему те, что производит корова, когда жует яблоки или початки кукурузы.

— Понимаете, у меня полипы, и я могу задохнуться, шеф; не сердитесь на меня, я и сам не рад, но ничего не могу поделать, — ответил Диего Деса, заметно обидевшись.

И снова установилось молчание. Оно продолжалось до конца завтрака. Под неприятным впечатлением от случившейся перебранки они постарались как можно быстрее завершить трапезу, которую оплатил старший по чину. После того как комиссар рассчитался с официантом, все трое поспешили к выходу.

Пока они поднимались по склону, Диего сообщил своему шефу некоторые данные вскрытия, сказав, что первую докладную записку по этому вопросу тот найдет у себя на рабочем столе.

Не было обнаружено никаких признаков того, что жертва могла быть отравлена каким-либо веществом еще до того, как ее поместили в ванну. Впрочем, теперь это уже не имеет особого значения, заметил Деса.

Андресу удалось сдержаться и не высказать возражения по поводу столь опрометчивого вывода, высказанного явно некстати. Было ясно, что речь идет об убийстве; ясно было и то, что убийца хотел, чтобы его таковым признали, и поэтому не стал особо скупиться, нанося раны, характер которых мог свидетельствовать о человеке сексуально озабоченном, маньяке, члене какой-то религиозной секты или просто о неуравновешенном типе. В любом случае этот человек вполне мог продолжать совершать убийства с той же легкостью и безупречным результатом, как у него получилось на сей раз.

Если бы злоумышленник не хотел продемонстрировать полиции, что речь идет именно об убийстве, он бы не поместил тело в ванну, а оставил бы на кровати или на ковре. Или, даже поместив его туда, не стал бы делать надрезов. Тогда даже самые проницательные сыщики могли бы прийти к выводу о том, что кончина наступила вследствие сердечного приступа или мозгового кровоизлияния; разумеется, до тех пор, пока вскрытие не показало бы, что именно произошло в действительности. Но в данном случае преступник хотел, чтобы все сразу поняли, что жертва была убита. Почему? Зачем?

Поскольку вскрытие показало, что в организме Софии отсутствуют следы какого-либо яда, ответ на вопрос, почему на тело были нанесены раны, не вызывал сомнения: для того, чтобы сразу было понятно, что речь идет об убийстве. Это ясно. Но оставались другие головоломки, которые нужно было разгадать, чтобы узнать, кто убил Софию Эстейро. И первым вопросом, на который надо было дать ответ, на повестке дня стоял следующий: почему это сделали?

Андрес, похоже, уже нащупал мотив: ясно было — по крайней мере, так ему казалось, хотя он и не мог толком определить почему, — что причина преступления каким-то образом связана с гробницей апостола Сантьяго. Так подсказывала ему интуиция.

На это заключение его натолкнули заявления Клары, которые он беспрестанно обмусоливал в голове на протяжении всей бессонной ночи. Возможно, Клара сделала эти заявления спонтанно, не придавая им особого значения, а возможно, она тоже о чем-то догадывалась. Итак, оставалось разгадать: как, кто и зачем. Иными словами, все. Пока не было дано ответа ни на один из принципиальных вопросов. А тут еще газеты, теребя незаживающую рану, настойчиво твердят о другом нераскрытом деле, которое на первый взгляд очень напоминает теперешнее.

Комиссар был убежден, что расследование следует направить именно в то русло, которое он нащупал ночью. Ему представлялось нелепым строить гипотезы относительно того, усыпили ли Софию хлороформом, отравили цианистым калием или отваром digitalis purpurea,[25] называемой также наперстянкой красной, дигиталисом или наперстком, ибо теперь, после сообщения помощника комиссара Десы, способ, с помощью которого женщина была умерщвлена, уже не имел практически никакого значения. Она была мертва, и это было единственной очевидной реальностью, из которой решил исходить комиссар Салорио, возможно, потому, что был не в состоянии найти случившемуся сколько-нибудь приемлемое объяснение.

Имевшиеся в распоряжении полиции данные вызывали у Андреса крайнюю озабоченность. Убийство было спланировано с тщательностью, при иных обстоятельствах достойной всяческой похвалы, и исполнено с поистине образцовой аккуратностью.

Предполагаемое орудие убийства, будь то не оставляющий следов в организме яд или нож, наносящий загадочные ранения без единой капли крови, было спокойно доставлено на место преступления человеком, вне всякого сомнения, холодным и безжалостным, ловким обольстителем и почти наверняка хорошим знакомым жертвы, поскольку нигде никаких следов насилия, кроме собственно убийства, обнаружено не было, если не считать бесстрастных разрезов на теле убитой Софии Эстейро.

Наносились эти разрезы неспешно и скрупулезно, и сам процесс, судя по всему, доставлял исполнителю явное удовольствие и даже наслаждение, питая порочные фантазии. При этом не было никаких зацепок, которые могли бы вывести хоть на какой-то след. Почерк преступления позволял сделать предположение, что речь идет о серийном убийце, и для уверенности в правоте подобного вывода не хватало лишь, чтобы преступник сам начал подбрасывать улики. И первой и главной зацепкой мог в таком случае оказаться собственно обнаруженный в ванне труп.

Да, именно в нагом теле было скрыто послание, которое преступник хотел довести до сведения полиции.

Когда комиссар думал об этом, он вспоминал широко распахнутые, сияющие пронзительной голубизной глаза Софии, в которых читалось изумление. Словно им открылась тайна жизни и завеса над вечностью. Какова жертва, таков и палач, вдруг вспомнилось комиссару. Кто мог быть таким, какой была София?

Чем больше Андрес задавался вопросами и строил догадки, тем все озабоченнее становилось его лицо. Убийство было подготовлено хладнокровно и скрупулезно человеком, вне всякого сомнения, очень умным, способным обдумать все самым доскональным образом.

Преступник должен был обладать достаточным хладнокровием, чтобы не оставить на месте преступления абсолютно никаких следов. И быть человеком, способным совершить насильственные действия уже после убийства или подвергнуть жертву жестокому истязанию при жизни (последнее, впрочем, казалось маловероятным), получая удовольствие от самого процесса и ублажая свои болезненные фантазии. Какие фантазии? Чьи фантазии? Добравшись до вершины холма, на которой располагалась площадь Родригес-дель-Падрон, слегка запыхавшийся комиссар решил наконец поделиться своими соображениями с подчиненными.

— Или я очень сильно заблуждаюсь, или скоро появятся еще трупы. Очень похоже на серийного убийцу. Он начал убивать и неизвестно, когда остановится. Вопрос в том, кто может стать следующей жертвой.

Внезапно Андрес замолчал. Он почувствовал, как в кармане брюк завибрировал мобильный телефон. Он извлек мобильник из кармана и убедился в том, что это снова представитель центрального правительства, по-прежнему озабоченный эстетическим видом лобной зоны своей обожаемой дочери. Комиссар вежливо и терпеливо выслушал его и, как только смог вставить слово, ввел в разговор имя «София Эстейро»:

— …я как раз обсуждал со своими людьми, что кандидатов может быть несколько. Жертвой, как правило, становится тот, кто выступает против истины, которую исповедует убийца. О какой истине может идти речь? От этого надо плясать. Истина научная или эмоциональная? Любовная страсть? Или религиозная доктрина? Единственная гипотеза, которой мы в этом плане располагаем и которую можно рассматривать в качестве исходной, состоит в том, что сия истина каким-то образом связана с мощами святого апостола.

Как уже отмечалось, наш главный комиссар был большим любителем всяческой риторики и пространных рассуждений, сопровождаемых велеречивыми пассажами; представитель же правительства подобное, как он считал, словоблудие категорически не признавал.

— Прекратите сейчас же, комиссар! — перебил он собеседника самым ироничным и язвительным тоном, на какой только был способен. — Кости святого! Да их едят только в ноябре,[26] до этого о них никто и не вспоминает! — Затем сделал паузу, длившуюся несколько секунд, и продолжил тоном, не допускающим возражений: — Если это так, в чем я очень сомневаюсь, то следует проявлять крайнюю деликатность. Мощи святого! Бог мой! Да еще напоминающее скрипку тело покойной с загадочными разрезами…

Несколько минут господин представитель правительства продолжал в том же духе, но постепенно все-таки вынужден был признать, что слова Салорио — не полный бред. По крайней мере, Андресу удалось заронить в его душу хоть какие-то сомнения. И по завершении телефонного разговора со своим начальством комиссар был уверен, что у того теперь появился новый повод для беспокойства, который отвлечет его от эстетических проблем его дочери. После чего в сопровождении Арнойи и Десы он продолжил путь к комиссариату.

— Истина, вступающая в противоречие с той, что исповедует убийца. Вот в чем ключ к разгадке, — сказал он вслух, но скорее обращаясь к самому себе, нежели к кому-то еще: это был его способ обдумывания пришедших в голову мыслей.

Какая же это должна быть истина, если она породила столь хладнокровное и жуткое преступление? Истина религиозного, любовного или научного характера?

— Да, здорово мы вляпались, коллеги. Помните дело Рехино? Оно ведь все еще не раскрыто, и это крепко сидит у меня вот здесь, — сказал он, поднося палец к виску.

В это мгновение у него вновь зазвонил телефон. И это снова был представитель правительства; оказывается, он забыл обсудить с комиссаром величину страховки, которая покроет ущерб, нанесенный черепу его несчастной дочери.

3

Воскресенье, 2 марта 2008 г., 13:00

Все время до обеда у Андреса ушло на телефонные разговоры с представителями средств массовой информации, которые он вел из своего рабочего кабинета. В субботу ему удавалось виртуозно ускользать от преследований прессы, но теперь это оказалось невозможным.

Андрес Салорио ненавидел пресс-конференции и всеми возможными способами старался избегать их. Он организовывал все таким способом, чтобы контакты с журналистами брали на себя его подчиненные, а он оставался в стороне. И при этом всегда советовал своим сослуживцам распределять информацию так, чтобы то, что они действительно хотят довести до сведения широкой общественности, сообщалось представителям того или иного издания в беседах один на один в качестве сведений особого, даже конфиденциального характера. А на пресс-конференции об этой информации, переданной в строго индивидуальном порядке, они должны были умалчивать, ограничиваясь рассуждениями общего характера о преступлении и проводимом расследовании.

Он был убежден, что, только поступая таким образом, они смогут держать под контролем ход процесса, которым в противном случае будут полностью управлять журналисты, особенно после всех этих проклятых пресс-конференций, которые он действительно ненавидел, ибо не сомневался, что они только тормозят расследование и вносят сумятицу в ход дела.

И вот теперь, желая избежать досужих домыслов, он принялся одного за другим обзванивать главных редакторов печатных изданий, что делал лишь в исключительных случаях, при этом всегда находя возможность уклониться от каких бы то ни было интервью.

— Уверен, что он не остановится и будут еще трупы. Но ни в коем случае не говорите ничего такого журналистам, даже если у вас среди них есть друзья, — наставлял он Десу и Арнойу, которые зашли к нему в кабинет.

— Только что звонила Клара Айан, чтобы рассказать о телефонном разговоре, который состоялся у Софии с ее женихом несколько недель назад, — сообщили они ему.

— Доложите мне после обеда.

Когда наступило время обедать, выяснилось, что исчезла Эулохия; это было неожиданно, но вполне в ее духе. Убедившись в том, что ее нигде нет, Салорио воспринял сие исчезновение как естественный результат прошедшей ночи, а также как следствие событий всего вчерашнего дня, не имевших ничего общего с тем, как он и она, каждый по-своему, представляли себе празднование ее дня рождения.

Так внезапно, хотя и вполне предсказуемо для тех, кто хорошо ее знал, Эулохия исчезала всякий раз, когда возникала напряженная ситуация. Она утверждала, что просто не хочет отвлекать его внимание от важных дел, и даже настаивала на этом. «Все эти перипетии не для меня, милый», — заявляла она по возвращении.

Страстное желание не выдавать своих истинных чувств было своего рода навязчивой идеей Эулохии. Надо сказать, ей весьма редко удавалось в этом преуспеть. Ее дочь унаследовала от матери те же устремления, равно как и неспособность воплощать их в жизнь, хотя — следует отдать ей должное — она, как и мать, умела ловко камуфлировать свои эмоции. Скрыть же их по-настоящему ни матери, ни дочери, как правило, не удавалось.

В тщетных попытках утаить от окружающих свои чувства, неожиданно исчезая и так же внезапно появляясь, обе женщины добивались прямо противоположного тому, к чему стремились, и становились объектом пристального внимания и озабоченности со стороны людей, с которыми им приходилось общаться. Скорее всего, причиной тому была их экстравагантность, скрыть которую, несмотря на все их старания, было просто невозможно.

Думая об этом, Андрес улыбался, возможно, с некоторой горечью, но его улыбка на этот раз все же не превратилась в гримасу. Так, с блуждающей на губах улыбкой, он и направился в ресторан в сопровождении двоих своих подчиненных, которых, принимая во внимание сложившиеся обстоятельства, решил пригласить на обед.

Ему даже в голову не пришло сообщить Сальвадору, что, поскольку Эулохия исчезла, он не придет обедать домой. Кроме того, он так еще и не видел сына своей подруги с момента знаменитого воздушного приключения и не имел возможности высказать тому все, что по этому поводу думает. Хотя сделал бы это с превеликим удовольствием.

Когда они вышли из здания комиссариата, дождь прекратился, и мужчины превратили свои зонтики в трости. Не сговариваясь, они практически в унисон переставляли их в ритме, напоминающем мерное покачивание маятника. Андреа же шла немного позади них, засунув изогнутую ручку зонтика за ворот дождевика и свесив его за спину, как это всегда делали раньше крестьяне, чтобы освободить руки. Она понимала, что это выглядит исконно по-галисийски, и ей было приятно.

Они шагали против ветра. Андреа пыталась закурить сигарету. Ее вид привлекал внимание прохожих. Женщина с зонтом, закинутым за спину!

Комиссар хотел, чтобы за обедом его подчиненные как можно детальнее рассказали ему о телефонном разговоре, который упомянули перед выходом. Он еще не знал, что на сей раз привело его помощников к нему: то ли охватившее их нервное напряжение, то ли желание продемонстрировать свою ретивость, или же речь шла о том, чтобы внешне спокойно, но решительно заострить внимание шефа на том возможном повороте дела, к которому он сам, по их мнению, никогда бы не пришел. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что Салорио это не слишком волновало.

Едва выйдя из полицейского управления, он заметил двух корреспондентов «Эль коррео гальего», спускавшихся по склону, ведущему к ресторану «Сан Клементе».

— Сделаем так, как следовало бы сделать Андреа, чтобы сигарета легко раскурилась: развернемся, — решительно заявил комиссар.

Что он и сделал, развернувшись на сто восемьдесят градусов; при этом его зонт описал круговую траекторию.

— Шеф! Поосторожнее, вы меня чуть не убили! — воскликнула Андреа, отскакивая назад.

Андрес не обратил на ее возглас никакого внимания. Он размышлял: если в полиции работают не идиоты, то и в прессе — тоже, а посему за стойкой бара в ресторане, разумеется, совершенно случайно окажется пара-тройка представителей репортерской братии, которая в свое время получила прозвище «сволочное племя трех б», что расшифровывается как «беспардонные и бессовестные бедолаги».

Как он понял, именно в данный момент, когда прекратился дождь и ненадолго выглянуло солнце, эти самые беспардонные репортеры засели в засаде, вознамерившись любыми способами заполучить информацию, которой, уже по своему разумению, распорядятся главные редакторы их изданий, жадные до любой сенсации. Но они даже не догадывались, что как раз этой-то информацией комиссар и не собирается с ними делиться.

Итак, заприметив корреспондентов, Андрес Салорио и сопровождавшие его агенты повернули назад. У комиссара не было ни малейшего желания повторять ту отфильтрованную информацию, которую он уже изложил по телефону. Андреа, придя в себя, закурила сигарету и теперь шагала рядом с немного отставшим Диего Десой.

Андрес поднялся вверх по Руэла-де-Энтресеркас, миновал подъезд дома, где произошло убийство Софии Эстейро, и, дойдя до Руа-до-Франко, повернул налево. Не произнося ни слова, дошел до ее конца. Когда он проходил мимо дворца Фонсеки, то почувствовал: ноги у него из-за вновь припустившего дождя совсем промокли.

Когда комиссар вступил на площадь Обрадойро, Андреа Арнойа и Диего Деса уже шли рядом, по обе стороны от него.

До этого момента все трое хранили молчание. Подчиненные комиссара давно привыкли к странностям своего начальника. Поэтому когда они увидели, что он вошел под портик здания университета, снял ботинок с правой ноги и начал щупать носок, то и глазом не повели.

— Черт бы побрал Сына Грома и тот дождь, что он нам посылает! — сказал Андрес, удостоверившись в том, что носок его ботинка был насквозь мокрым.

Затем он сделал то же самое с левой ногой и сказал самому себе:

— Ну что ж, все ясно! — после чего продолжил свой путь под наигранно равнодушным взглядом своих подчиненных.

Всю оставшуюся дорогу он улыбался, демонстрируя прекрасное расположение духа, никак не вязавшееся со сложной ситуацией, в которой они пребывали. Но и это нисколько не удивляло сопровождавшую его парочку. Поэтому им даже в голову не пришло поинтересоваться причиной сей странной улыбки. Наверняка речь шла об очередной ерунде из тех, что нередко занимают голову их шефа.

Уже целые сутки в их распоряжении был труп, но следов, которые могли бы внести хоть какую-то ясность в расследование убийства, было столько же, сколько одежды на теле убитой. Что же в таком случае могло вызвать блаженную улыбку на лице их патрона?

Салорио же тем временем вспоминал разрезы на трупе, аккуратно уложенном убийцей в ванну. Они были многочисленны и разнообразны: целая симфония резаных ран, нанесенных, вне всякого сомнения, острым скальпелем, ибо ничем иным нельзя сделать столь совершенные, безукоризненно ровные разрезы. Преступник, несомненно, на них не поскупился, но в то же время нельзя сказать, что при их нанесении он продемонстрировал какое-то особое мастерство и эстетический вкус. Хотя отдельные линии были почти совершенны, если только такое определение применимо в подобных обстоятельствах. Особенно заинтриговали комиссара два симметричных надреза, произведенных по обеим сторонам подвздошной впадины и своей гармоничностью напоминавших очертания скрипки. Остальные грешили явной избыточностью, но в то же время их нельзя было назвать беспорядочными. В этом изуверском узоре на теле явно чувствовалась некая пока непонятная логика, и она свидетельствовала скорее не о страсти, а о рассудочности автора.

Тело было изрезано вдоль и поперек, словно тот, кто это сделал, хотел демонстративно дать понять, что над женщиной издевались; вместе с тем комиссару было очевидно, что никакого издевательства, а тем более сладострастной расправы не было. Это были надрезы, произведенные без применения силы, без страсти, как бы нехотя, чтобы запутать полицию и навести ее на ложный след. Речь, вне всякого сомнения, шла о необычном и очень странном преступлении. Именно такая странность поначалу и заставила Андреса улыбнуться, хотя он сам этого и не заметил. А вот причиной того, что эта первоначальная улыбка так и осталась у него на губах, было уже нечто иное.

Внимание комиссара привлек тот факт, что на теле Софии не было ни одного разреза в области влагалища или грудей, тугих и упругих, как накачанные мячики, напомнивших ему груди Эулохии. Именно это последнее воспоминание и вызвало у Андреса улыбку, которая не покидала его до тех пор, пока он не переступил порог ресторана «Карретас». Ах, груди Эулохии!

Искоса поглядывая на улыбающегося шефа, его помощники даже не думали задаваться вопросом о причинах странного выражения его лица. Они давно привыкли к тому, что от их патрона можно было ожидать гораздо более шокирующих вещей, чем необъяснимая блаженная улыбка.

4

Воскресенье, 2 марта 2008 г., 14:20

Ресторан «Карретас» расположен на улице, носящей то же название. Почуяв, какую ловушку готовит ему пресса, Андрес решил направиться сюда. Ему пришлось сделать круг, дойти до площади Обрадойро, пересечь ее по диагонали и затем спуститься по склону, который ведет к Руа-дас-Ортас. Пройдя по этой улице до угла, где расположена церковь, известная под названием Четыре Валета из Колоды, комиссар повернул направо.

Название закрепилось за церковью благодаря изображенным на самом верху главного фасада аллегориям четырех главных христианских добродетелей — мудрости, мужества, умеренности и справедливости, которые напоминают карточные фигуры испанской колоды дона Эраклио Фурнье.[27]

— Ах, дон Эраклио! — проходя мимо церкви, всякий раз к месту и не к месту восклицал комиссар.

Пусть и не сей достославный господин изобрел знаменитую колоду из сорока карт, но, вне всякого сомнения, он внес важнейший вклад в распространение столь популярного и поныне времяпрепровождения. Ведь карты дона Эраклио скрасили унылый вечерний досуг стольким пребывающим в праздном безделье людям. Сгруппированная по мастям, известным как кубки, мечи, монеты и палицы, эта колода из сорока карт, в которой отсутствуют восьмерки и девятки, годится для игры в бриску, туте, а также аукционную туте, в которой, как известно, всегда требуется ходить в масть. Такие вот неожиданные мысли посещали Салорио всякий раз, когда он оказывался возле церкви, под сенью сразу четырех добродетелей.

Он познакомился с Эулохией в ее мадридской квартире уже довольно много лет тому назад. Тогда его попросили подняться наверх два полицейских агента, которые обратились к нему за помощью, узнав среди посетителей кафе неподалеку от места происшествия; он проводил там время за карточной игрой. В те годы он еще не был комиссаром.

Позднее агенты признались, что им пришлось прибегнуть к его помощи, так как они попросту не знали, что делать с этой экстравагантной, вызывающе одетой дамочкой с разноцветными волосами, которая орала как оглашенная и рассуждала, как ученая дама.

— Представляешь, у нее язык острый как бритва, Салорио, — сказал один из молодых людей, только что окончивший полицейскую академию и проходивший практику в местном участке. Желая продемонстрировать высшую степень доверия к старшему товарищу, он обратился к Андресу на «ты», но, вспомнив, чему их учили в академии, готов был уже пожалеть об этом.

Однако пожалеть он не успел. В этом просто не было необходимости. Салорио широко и по-приятельски улыбнулся ему, не предполагая, что отныне ему очень часто придется улыбаться — по вине той самой женщины, разобраться с которой просил его парень. Он еще не успел ее увидеть, а она уже разбудила в нем фантазии.

— Ну что ж, пусть попробует свой язычок на мне, — сказал он, направляясь к дому, номер которого указали ему агенты, следовавшие за ним.

По дороге они рассказали, что прибыли по вызову консьержа, встревоженного скандалом в одной из квартир дома: некая только что вышедшая замуж молодая женщина заперла там своего все еще пылавшего страстью супруга, этакого знойного бамбино, с итальянской матушкой в придачу, предварительно напоив обоих снотворным, которое позволило ей благополучно исчезнуть из дома.

По возвращении дамы из одиночного свадебного путешествия разгорелся скандал. Спящие итальянские красавец и красавица пробудились ото сна и с нетерпением ждали воссоединения со взбалмошной и строптивой девицей, от которой они никак не ожидали скандала, поскольку были уверены, что она уж во всяком случае попросит прощения.

О, как глубоко они заблуждались! Когда от нее потребовали объяснений, она начала бить сервиз из шестидесяти девяти предметов производства фабрики «Саргаделос». Виртуозно, педантично и аккуратно, она безжалостно бросала предмет за предметом на пол, наслаждаясь счастьем разрушения и не забывая при этом наблюдать за ошеломленным взглядом своей свекрови и умоляющим — молодого мужа.

— Ну что? Поняли наконец, а? Мать вашу! — кричала Эулохия, продолжая методично разбивать тарелки и краешком глаза поглядывая на своих новоиспеченных родственников.

Андрес появился в самый разгар сих разрушительных действий. Он с трудом, но понял, что молодой муж был типичным итальянским ревнивцем, который сразу после свадьбы запер молодую жену в квартире, а сам в сопровождении горячо любимой мамочки удалился якобы для того, чтобы купить равиоли. Так или иначе, это получилось у него в первый и последний раз.

— Это же уму непостижимо, просто тюрьма какая-то! — кричала она, охваченная неудержимой яростью. — Мать твою! Да что они себе вообразили?!

После нескольких терпеливых и доброжелательных попыток Андресу, в то время еще помощнику комиссара, удалось наконец усмирить разбушевавшуюся дамочку.

Благодаря его стараниям в благородном семействе не только было восстановлено спокойствие, но даже на какое-то время воцарились мир и порядок; короче говоря, дальше дело не пошло. Все разрешилось прямо на месте, и не пришлось прибегать к помощи суда, во всяком случае, в тот момент, после чего он мог спокойно забыть об этом деле. И о деле он действительно практически забыл. Но не о ней.

Спустя несколько лет Андрес вновь повстречался с этой странной женщиной в аэропорту Сантьяго. Она как раз только что сделала аборт, избавившись от третьего ребенка, и оформила развод со своим Беппе, итальянским бамбино с прилагающейся к нему мамочкой.

На следующий же день после встречи в аэропорту он с ней переспал. Охваченная неистовым возбуждением, которое показалось Андресу не чисто эротическим, Эулохия оседлала его, как дикая амазонка, и из ее полных, округлых грудей, ритмично поднимавшихся и опускавшихся, опускавшихся и поднимавшихся, поднимавшихся и опускавшихся, вдруг стали сочиться струйки теплого молока, которые Андрес отчаянно пытался поймать ртом, пока наконец это ему не удалось. Какое же у нее теплое и сладкое, с легкой горчинкой молоко, подумал он тогда.

И в это мгновение он понял, что уже никогда не сможет ее забыть.

Он позволил живительной влаге оросить его грудь, и, измученные, они сплелись в объятиях; их влажные, липкие тела были пропитаны тем же кисловато-сладким запахом, что оставил такое восхитительное послевкусие у него во рту. У него создалось полное впечатление, что он только что принял священный обряд крещения, прошел через уникальный ритуал, открывший ему доступ в новое измерение, и теперь он пребывает там, где, как он был уверен, завершается Млечный Путь.

Однако на самом деле это было только начало, и вскоре они вновь предались любви. Она испытывала множественный оргазм, и он познал то, что называется тантрическим сексом, и тут же виртуозно овладел его техникой. В общем, изъясняясь языком современной молодежи, это были совершенно обалденные дни.

— Черт возьми! — сказала она ему в какой-то момент. — Ну и здорово же ты трахаешься!

С тех пор они больше не расставались. И теперь на него буквально накатило воспоминание об уникальном млечном наслаждении, о неожиданном ощущении от струй, одаривших его упоительными грезами, о неуловимом флере окутавшего его легкого тумана, о гулкой арфе ее пленительного голоса, о финальном аккорде, когда все вокруг замирает и ты готов воскликнуть в восхитительном экстазе: «Здравствуй, солнце, это я!» — в общем, обо всем том, что так поэтично всколыхнулось в его памяти и вызвало не сходящую с губ улыбку. Он даже чуть было не разразился раскатистым, жизнеутверждающим смехом, но вовремя сдержался: как объяснить его неожиданную радость этим двум молокососам? Они его не поймут, да их, в общем-то, и не волнуют его чувства. А Млечный Путь они наверняка называют Дорогой святого Иакова;[28] впрочем, они имеют на это полное право.

5

Воскресенье, 2 марта 2008 г., 14:30

Войдя в «Карретас», они поднялись на второй этаж и прошли в зал, названный по заглавию романа одного ныне покойного галисийского писателя, старого клиента этого заведения. Роман назывался «Достославная», на стенах зала были развешаны обложки книг писателя. Едва они уселись за стол, как Андрес, даже не дождавшись закуски, приступил к расспросам.

— Ну, что произошло? Она была беременна? — был первый вопрос.

— Нет, — поспешила ответить ему Андреа. — И полового акта не было, ни добровольного, ни насильственного.

— Больше ничего не говорите, я все понял. Она сама себя убила, а потом сделала надрезы.

— Не надо ехидничать, шеф.

— Ну, так что вы мне расскажете? Или предпочитаете сначала поесть?

— Ты расскажешь или я? — спросил Диего Деса.

— Без разницы, давай ты, — ответила Андреа Арнойа, хотя было заметно, что она не намерена отдавать пальму первенства коллеге. И в общем-то, рассказывала в основном она.

Помощники поведали комиссару, что несколько недель назад Клара случайно услышала, как София просит своего жениха уговорить дядю, декана соборного капитула, назвать имена трех священнослужителей, в ведении которых находятся три ключа, позволяющих открыть саркофаг, где покоятся останки апостола Сантьяго и двух его учеников.

Салорио весь превратился во внимание. Опять мощи святого… Они словно беспрестанно кружатся вокруг них в танце, который начинал казаться ему все более зловещим. Появление официанта, вооруженного ручкой и блокнотом, прервало только что начавшуюся беседу.

Комиссар вновь, как и накануне, заказал миноги.

— Нужно пользоваться моментом, пока не прокуковала кукушка, не прогрелись воды и миноги, отложив икру, не ушли в открытое море. А то потом целый год ими будет не полакомиться, — попытался было он оправдать свой выбор, но, видя, что никто не обращает на его объяснения никакого внимания, вновь стал размышлять о деле, которое занимало всех троих.

— Мне для начала устрицы. А потом скажите Маноло, чтобы приготовил мне стейк тартар с виски, пожалуйста, — попросил Диего.

— Вот-вот, — подхватил Салорио, — мне тоже принесите полторы дюжины устриц. И бутылочку «Террас Гауда», чтобы им было в чем плавать. А к миногам подайте «Аманди» или «Баррантес», все равно.

Андреа заказала лангустинов и жареного палтуса, после чего официант счел возможным удалиться с чувством выполненного долга.

— И что вы предприняли? — спросил комиссар, как только за официантом закрылась дверь служебного помещения.

— Попытались поговорить с женихом жертвы, — ответил Диего, который наконец решил вставить слово.

— Да, но нам не удалось его найти, — тут же подхватила Андреа, не намеренная выпускать инициативу из рук.

— И что вы сделали? — вновь спросил Салорио.

— Поговорили с господином деканом. Тот сказал, что его племянник уехал в их родную деревню, где намеревается пробыть до завершения судмедэкспертизы, после чего собирается вернуться, чтобы перед похоронами, как подобает, провести ночь возле тела. И еще — что парень хотел прийти к нам, но он ему запретил. Тогда мы спросили, не интересовался ли Адриан мощами апостола.

— И что?

— Он сказал, что да, интересовался. Но больше мы ничего не смогли от него добиться. Он заявил нам, что дела Церкви требуют деликатности и благоразумия и что он больше ничего не скажет, пока не посоветуется с монахом-францисканцем, выступающим в качестве адвоката и консультанта во всех юридических делах, так или иначе касающихся компостельского клира. Его имя — брат Ормаэчеа, по всей видимости баск.

— Интересно, он носит баскский берет, чтобы прикрыть тонзуру? — ехидно заметил комиссар.

— Ну разумеется, куда же они без своего наголовника, весь ум растеряют, — решил сострить помощник комиссара.

Комиссару шутка не показалась удачной.

В эту минуту вновь появился официант, на сей раз с закусками на подносе.

— И что вы сделали? — вновь задал комиссар свой прежний вопрос, когда они опять остались одни.

— Мы очень осторожно попытались прощупать почву относительно того, что могла узнать о святых останках доктор Эстейро, — ответил Деса.

— Но господин каноник мило улыбнулся и тут же с нами распрощался, — завершила рассказ коллеги Андреа. — Однако мы решили продолжить расследование в этом направлении, — поспешила добавить она, желая оставить последнее слово за собой.

В ту минуту, когда инспекторша подносила ко рту хвостик лангустина, у комиссара зазвонил телефон.

— Боже, кончится это когда-нибудь?! — воскликнул Салорио.

Это снова был представитель центральной власти, который коротко поинтересовался, как продвигается расследование убийства докторши, но потом, по всей видимости, вновь вернулся к воздушному происшествию, случившемуся накануне, потому что оба полицейских агента смогли наблюдать, как их шеф поморщился и возвел очи горе.

— Все под контролем, не беспокойтесь, дружище; дайте нам спокойно работать, у нас очень много дел, — услышали они; потом комиссар выключил телефон и перевел взгляд на блюдо, где еще оставалось довольно много устриц, гораздо больше, чем это предполагало даже его привычное чревоугодие. — Черт, да они у меня совсем остыли! — воскликнул он, претендуя на изящную шутку. — Так на чем мы остановились?

Они остановились на том, что после разговора с деканом решили взять на абордаж доктора Каррейру, постаравшись сделать это как можно более неожиданно. Им бросилось в глаза его крайне нервное состояние. И еще загорелый внешний вид. Было такое впечатление, что он только что вышел из солярия, заметила Андреа.

Пока комиссар одну за другой поглощал устриц, запивая их маленькими глотками белого вина с фруктовым ароматом, которое как нельзя лучше им соответствовало, Андреа сообщила ему, что они начали разговор с доктором о результатах медицинской экспертизы. Однако тот, как и декан, тоже уклонился от беседы. И сделал это вежливо, но твердо, заявив, что, если у него будет что сообщить, он непременно доложит об этом судье или же непосредственно главному комиссару полиции, с которым его связывают дружеские отношения.

— Ну что ж, похоже, мы все-таки хоть как-то продвинулись, — сказал на это комиссар, с наслаждением заглатывая последнюю устрицу.

Диего Деса между тем разделался со своими, время от времени кивая головой вслед словам Андреа. Теперь он довольно улыбался, наблюдая, как официант расставляет приспособления, необходимые для приготовления стейка тартар. Это означало, что сейчас придет хозяин ресторана, чтобы лично его зажарить. Хозяин был настоящим виртуозом своего дела. Он долгие годы жил в эмиграции в Цюрихе, где обучал приготовлению стейков всех, кто работал в сети «Мовепик», в результате чего приобрел известность во всей Швейцарии как лучший их изготовитель. То, что он сейчас решил сам приготовить стейк, было настоящим подарком, ибо он делал это исключительно для избранных клиентов.

Маноло вошел в зал, поздоровался с гостями и без всяких околичностей приступил к работе. Профессиональная беседа закончилась; она сменилась более прозаическими рассуждениями относительно того, с чем стоит готовить это блюдо из сырого мяса: с виски или с коньяком. Впрочем, это не мешало Маноло совершать поистине виртуозные движения руками.

Когда повар завершил приготовления и простился с участниками застолья, Салорио уже разрезал хвостик миноги, которую ему подали приготовленной в собственном соку, или, иными словами, по-бордоски.

Остаток обеда они провели, что называется, за переливанием из пустого в порожнее, словно надеясь путем повторения пройденного лучше запомнить урок; никаких новых мыслей, кроме тех, что уже сформировались у него в голове, у комиссара не возникло. Когда кофе был выпит и бокалы опорожнены, комиссар простился со своими подчиненными.

— В следующий раз платите вы. Я поехал домой, поработаю немного, — сказал он им, садясь в машину, которую вызвал по телефону, когда подали кофе.

Снова пошел дождь. Но как только комиссар захлопнул дверцу служебного автомобиля, создалось впечатление, что никакого дождя нет и в помине.

— Не хочется промокнуть, — сказал он, словно оправдываясь, водителю, когда разместился в машине.

Между тем Андреа, левой рукой помахивая ему на прощание, а правой удерживая зонт, решила вдруг с запозданием ответить на заявление шефа.

— Ну разве что в «Гато негро», а так пусть за тебя твоя венесуэлка платит, старый козел, — пробормотала она, изображая на лице очаровательную улыбку. Комиссар уже не мог ее услышать, на что, собственно, со всей очевидностью и рассчитывала предусмотрительная инспекторша.

6

Компостела, 2 марта 2008 г., 22:00

Весь вечер Салорио провел у телевизора, одним глазом следя за футболом, держа у левого уха телефонную трубку и время от времени делая пометки на страницах рабочего блокнота. Последнее давалось ему с трудом: приходилось постоянно удерживать блокнот, соскальзывавший с подноса, на который он его положил.

Дом без Эулохии казался ему пустым. Сальвадор тоже куда-то исчез и не подавал никаких признаков жизни. Комиссар пребывал в полном одиночестве. Эулохия обычно заполняла собой все пространство, и не только своим присутствием, но и громким голосом, неповторимыми карибскими интонациями, жестами и повадками, которые вызывали у Андреса непременную улыбку, создавая у него впечатление, что он пребывает внутри одного из многочисленных латиноамериканских сериалов, идущих по телевизору по утрам и в обеденные часы, сериалов реальных, как сама жизнь. Именно эту реальность и олицетворяла для него Эулохия; она воплощала собой само существо жизни в ее самом простом, исконном проявлении.

Тем не менее нельзя сказать, чтобы в этот вечер первого воскресенья марта ему очень уж ее не хватало. В его памяти об этом вечере сохранится не столько грустное ощущение от отсутствия в доме Эулохии, сколько бесконечные телефонные переговоры, а также то, что в тот день «Реал Мадрид» выиграл матч у «Рекреативо» из Уэльвы со счетом 3:2. Благодаря этой победе мадридская команда оказалась в турнирной таблице на пять пунктов выше «Барселоны», уступившей со счетом 2:4 мадридскому «Атлетико», и уверенно шла к завоеванию кубка Лиги, что, впрочем, комиссара не слишком радовало.

«Депортиво» в этот день уступил «Вильярреалу» со счетом 0:2, а «Ливерпуль», со своей стороны, обошел со счетом 3:1 «Болтон». К Ливерпулю, как к родине «Битлз», он испытывал определенное почтение, но, по правде говоря, футбол мало его интересовал. Если он и следил за ним, то лишь для того, чтобы поддерживать разговоры с подчиненными во время утреннего кофе.

Он запомнит все вышеупомянутые подробности футбольных матчей совершенно автоматически, возможно, просто потому, что они запечатлеются у него в памяти в те моменты, когда он решит не слишком обращать внимание на то, что ему без конца повторяют на другом конце различных телефонных линий; в такие моменты он, исключительно из вежливости, покорно все выслушивал, но при этом не слышал практически ничего из того, что ему говорили.

Он давно привык к тому, что в разговорах с ним большинство людей по три или четыре раза подряд повторяют одну и ту же информацию; в каких-то случаях это стремление получше донести свои мысли, в других — элементарное проявление подобострастия.

Но как бы то ни было, футбол он не любил. Хорошо еще, что в Компостеле нет арены для боя быков и ему не приходится председательствовать на корриде, например, по случаю праздника апостола.

— А ведь когда-то такая арена была, — вспоминал он всякий раз, когда об этом заходила речь. — В шестнадцатом веке быки бегали по площади Обрадойро.

Итак, футбол по телевизору в тот вечер его не слишком занимал. Гораздо больше его волновали данные, которые он поспешно записывал в своем блокноте, извлекая из многочисленных телефонных разговоров нужную ему информацию; в конце вечера ему уже были известны все неведомые прежде подробности, касающиеся останков святого апостола Иакова.

Они покоились в соборной крипте. Как все жители Сантьяго, Андрес не раз спускался туда, чтобы показать гробницу какому-нибудь приезжему приятелю. Новостью этого воскресного вечера, более других возбудившей его любопытство, был комментарий относительно трех ключей, открывавших доступ к мощам святого.

Сантьяго всегда был городом религиозным, а также университетским, научным, книжным, не говоря уже о том, что дождливым и гористым. Таковым он и остается по сей день. Но с момента учреждения в новообретенном Королевстве Испания государственных автономий он стал также городом, до краев забитым, помимо академиков и специалистов в самых различных областях знаний, еще и тысячами государственных чиновников разного калибра и достоинства, самое активное времяпрепровождение для которых — утренние и дневные кофейные паузы в работе, когда можно обсудить все животрепещущие новости. А посему Сантьяго — это город, в котором рано или поздно все становится известно.

С подробностями о хранении мощей святого апостола познакомил Андреса коллега доктора Сомосы, доктор Томе Каррейра, руководитель диссертации Софии Эстейро, тот самый, что в разговоре с Десой и Арнойей подчеркивал, что с комиссаром его связывают дружеские отношения. Это был мужчина маленького роста, словоохотливый и весьма располагающий к себе. Он был таким улыбчивым и воспитанным, что казался человеком из прошлых времен. Каррейра руководил кафедрой медицинской антропологии, которая нередко вторгается в сферу интересов судебной медицины; кафедру же судебной медицины, как мы помним, возглавлял Карлос Сомоса. Кроме того, Сомоса с Каррейрой вели охоту за молодыми козочками на одной и той же территории.

О Томе Каррейре говорили, что он то ли медик со склонностью к археологии, то ли археолог, который занимается медициной и преподает ее в университете лишь ради того, чтобы, пользуясь длинным оплачиваемым отпуском, принимать участие в археологических раскопках. Следует отметить, что в этих раскопках, разумеется, гораздо чаще принимали участие стажерки, чем стажеры.

— Девушки гораздо более аккуратны, трудолюбивы и продуктивны, — обычно аргументировал он, когда кто-нибудь обращал внимание на сие обстоятельство.

Тем дождливым воскресным вечером Каррейра поведал Салорио историю о том, что останки святого, обнаруженные много столетий тому назад епископом Ирии-Флавии по имени Теодомиро, в начале XIX века, во время нашествия наполеоновских войск, были надежно спрятаны. С тех пор на протяжении семи десятилетий никто не знал, где именно они были сокрыты.

Останки Сантьяго и двух его учеников были вновь обнаружены лишь в 1879 году, во времена кардинала-архиепископа Мигеля Пайи, сообщил комиссару Каррейра, настоящий кладезь премудрости. Мощи были обнаружены Лопесом Феррейро, глубоко верующим человеком, который был не то священником, не то историком; возможно, и священником, и историком одновременно.

Впервые в эти края мощи святого Иакова были доставлены почти тысячу девятьсот лет тому назад на борту грузового судна; и был это не каменный корабль, как гласит предание, а корабль с камнями, то есть судно, перевозящее руду, золото и олово, уточнил Каррейра.

— А потом мощи святого были обнаружены епископом Теодомиро, — продолжал профессор. — А Ириа-Флавиа — отнюдь не изобретение Камило Хосе Селы, как полагают некоторые, она существует в действительности. Именно там в те давние времена и были погребены останки апостола. Ты же знаешь, мой дорогой комиссар, что наши края богаты на редкостные, даже уникальные названия, как, например, Экстрамунди, что означает «Вне мира», и многие другие, — добавил он совершенно не к месту.

— Послушай, но разве до этого останки однажды уже не изымались из собора? — спросил как бы невзначай комиссар, не желая демонстрировать, что знает больше, чем спрашивает.

— Ах, да, да, конечно, — ответил Каррейра. — Хуан Санклементе, архиепископ, именем которого назван ресторан, где ты так любишь обедать, уже прятал их в тысяча пятьсот восемьдесят девятом году, когда Дрейк решил отомстить Непобедимой Армаде за нанесенное оскорбление и все боялись, что он дойдет до Компостелы. Но Мария Пита сумела воспрепятствовать вторжению английского пирата, помнишь? — поинтересовался эскулап, надеясь, по всей видимости, получить отклик на свой вопрос, но ответом ему было молчание.

Тогда профессор медицинской антропологии решил продолжить свой рассказ. Когда он начинал говорить о чем бы то ни было, его уже было не остановить.

— Так вот, в этом втором случае, а возможно, и в третьем, поскольку еще во времена Филиппа Второго брат Амбросио Моралес… впрочем, это уже совсем другая история, которая к нашему случаю не имеет отношения… — Наш эрудит чуть было совсем не отклонился от темы беседы.

Он всегда говорил, растекаясь мыслью по древу и перескакивая с пятого на десятое. Это было очень для него характерно. Но на этот раз комиссар так обеспокоился, что Каррейра может углубиться в одному ему знакомые дебри, что в трубке раздался даже не вздох, а сердитое фырканье, приведшее профессора в чувство. Он поспешил вернуться к рассказу, который чуть было не перевел совсем в иное русло.

— Чтобы установить аутентичность останков, господин кардинал распорядился образовать комиссию, в которую вошли весьма значительные фигуры научной и религиозной жизни тогдашней Компостелы. — Каррейра остановился, чтобы перевести дух. — Я назову лишь некоторых из входивших в сию комиссию ученых мужей, чтобы ты мог составить представление об ее уровне. Одним из них был профессор Касарес, химик, декан соответствующего факультета и ректор университета. Другой — доктор Санчес Фрейре, патолог, и еще дон Франсиско Фрейре, профессор анатомии. Эти трое ученых (разумеется, они располагали помощью других исследователей, но главную скрипку играли именно эти трое) пришли к ожидаемому выводу. Они исследовали состав мощей, покоившихся в обнаруженной гробнице, то есть груду костей, соответствовавших трем скелетам, и сделали заключение об их принадлежности.

У комиссара не вызывало сомнения, что Каррейра не только обладает даром слова, но и является человеком глубоко религиозным, истинным католиком, а посему может быть излишне тенденциозен в своих заключениях. Он пообещал себе непременно обратиться и к другим источникам интересующих его сведений, но пока решил до конца выслушать приятеля.

— Наличие фрагментов трех скелетов, — продолжал между тем доктор Каррейра, — полностью соответствовало традиционной версии, утверждавшей, что Сантьяго был погребен вместе со своими учениками Теодором и Анастасием. После того как было установлено и удостоверено, что найденные кости составляют остовы телесной плоти трех последователей Христа, они были помещены в три сосуда, которые и поныне бережно хранятся в специальной урне. Существует несколько ключей, обеспечивающих доступ к ней, и они соответствующим образом, с соблюдением строжайшей тайны были распределены между доверенными лицами, но информацию о них я не могу предоставить даже тебе, господин главный комиссар. Ты ведь меня понимаешь, Андресиньо?

Андресиньо прекрасно все понимал. Конечно, он все понимал. Для этого он делал пометки в своем блокноте, внося в него полученные в процессе разговора данные, которые его мозг уже начал обрабатывать.

По мере того как Каррейра говорил, комиссар записывал показавшиеся ему интересными сведения, а также собственные выводы, на которые наталкивала его полученная информация. Таких выводов к настоящему моменту было три; кроме того, они дополнялись утверждением, представлявшим собой своего рода следствие из сделанных заключений.

Первый вывод состоял в том, что если все останки помещались в три сосуда, то совершенно очевидно, что обнаруженных костей было совсем немного.

Второй — что кости эти сами по себе не могли быть большими, если все три сосуда вместились в одну урну, судя по всему, не таких уж внушительных размеров.

Третий — что если речь идет о столь крохотных фрагментах костей, то вряд ли они могли служить достаточным основанием для определенных и категорических выводов.

И наконец, главное состояло в том, что, по идее, вряд ли могло произойти нечто из ряда вон выходящее, если бы София осуществила свое намерение и порылась в этих костях… в сугубо научных целях, с применением новых разработок, появившихся в данной области за период с 1885 года.

Вряд ли она смогла бы привнести нечто новое в то, что уже и так было известно, но что Святая Мать Церковь, в силу привычных для нее осмотрительности и благоразумия, считала нужным хранить в строжайшей тайне, дабы не поколебать веры истинных католиков.

Пока Салорио предавался этим рассуждениям, Каррейра продолжал свой рассказ:

— Официально урну в последний раз открывали спустя несколько лет после обнаружения мощей. Поводом для этого послужила не слишком удачная попытка покрыть ее серебром, что удалось сделать лишь частично, ибо задняя часть урны так и осталась без покрытия. Не помог даже объявленный сбор средств среди населения; в общем, у капитула закончились деньги, и урна, предохраняющая апостола от нескромных взоров верующих, так и осталась полуодетой. Впрочем, Святая Мать Церковь все еще пребывает в ожидании пожертвований от своих прихожан на столь благое дело, ибо ее прославленный аскетизм не позволил ей взять на себя все расходы по завершению роскошного произведения ювелирного искусства, выполненного в мастерских Лосады.

Когда в конце разговора Салорио зачитал медицинскому антропологу свои заметки, он совершенно явно почувствовал, как тот улыбается на другом конце телефонного провода. В этот раз профессор ничего не сказал комиссару о папской булле, в которой Лев XIII признал аутентичность останков на основании того, что во втором из трех комплектов костей не хватает в точности того фрагмента, который в XII веке архиепископ Шельмирес отправил в Италию, в город Пистойа.

Не упомянул он и о том, что практически во всех церквах, где представлен скульптурный образ сидящего апостола, непременно утверждают, что там покоятся его останки. Что-то слишком уж много их получается, этих останков.

Теперь настала очередь Салорио улыбнуться: он вспомнил череп младенца Иоанна, хранящийся, как ему вдруг вспомнилось, в венецианском соборе Сан-Марко.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

1

Компостела, понедельник, 3 марта 2008 г., 12:30

Еще до того, как отправиться в церковь, где должна была состояться похоронная церемония, Андрес Салорио был официально уведомлен о том, что неизвестный взломал компьютер покойной и привел его в негодность.

Как сообщил ему компьютерщик комиссариата, взлом (комиссар предпочитал называть это выведением из строя) был произведен человеком, имевшим постоянный доступ к компьютеру. Говоря иными словами, это человек, который давно и постоянно, что называется, per saecula saeculorum, мог этим компьютером пользоваться; если только речь не шла об очень квалифицированном хакере (каковых в Галисии попросту нет в наличии).

Компьютерщик позволил себе, явно выходя за рамки своей компетенции, высказать ряд соображений по данному поводу. Кто это мог быть помимо самой владелицы? Убийца? Может быть, Клара Айан? Было ли содержимое компьютера настолько важным, что могло послужить мотивом для убийства?

Мысль о том, что потери информации, содержащейся на твердом диске компьютера, можно было избежать, выводила комиссара из себя. Поэтому разнос, который он мысленно устроил Диего Десе и Андреа Арнойе по поводу того, что они вовремя не опломбировали компьютер или даже не унесли его с собой, вполне мог бы возыметь для них административные последствия. Однако он знал, что ничего такого не сделает. Он просто провел еще одну плохую ночь.

Этому в немалой степени способствовала и последняя выходка Эулохии, послужившая дополнительным аргументом в пользу того, что отныне у него начинается черная полоса невезения. Тем не менее когда он вошел в здание францисканской церкви, где должна была проходить церемония, то был уже совершенно спокоен; возможно, этому способствовало созерцание скульптурного изображения Франциска Ассизского в компании с братом волком, созданного великим Асореем.[29]

Церковная служба за упокой души Софии Эстейро представляла собой то, что сочиняющие некрологи журналисты обычно квалифицируют как проникновенное выражение боли и траура. Несмотря на неурочное для подобных траурных церемоний время, двенадцать часов дня, она явилась событием, возбудившим, если судить по большому стечению народа, необычный интерес со стороны горожан. За ней внимательно наблюдали и группы паломников, жаждущих познать местные обычаи и нравы. Их, словно магнитом, притягивала экзотичность происходящего.

Зрелище смерти неизбывно привлекает самых разных людей во всех концах света. Может быть, потому, что смерть — это прекрасная статная дама, у которой нет сердца. По крайней мере, это так для дикарей, если верить тому, что писал Шатобриан. Но не для нас. Для нас она не статная и не прекрасная. Для нас смерть — это скелет, вооруженный косой и завернутый в саван, из-под которого выглядывает лишь горькая беззубая улыбка. Иногда ее величают Белая Дама, но это выглядит слегка претенциозно.

По разным причинам многие из присутствовавших на траурной церемонии вспоминали образ Софии Эстейро, представляя себе ее шикарную телесную оболочку, во всей красе которой она предстала в злополучной ванне. Надо сказать, пресса изрядно потрудилась над тем, чтобы соответствующим образом растиражировать сей образ, и теперь даже не наделенные достаточным воображением люди могли вспомнить ее свежей и цветущей, с неподражаемой льдинкой во взгляде. Той самой льдинкой, что делала ее столь неотразимой для любого мужчины, с которым ей доводилось сталкиваться на улицах древней Компостелы.

Перестав на время проклинать своих подчиненных за их нерасторопность, Салорио, стоя у входа в храм, занимался тем, что разглядывал лица людей, входящих в церковь Святого Франциска, согласно преданию основанную самим этим святым. Церковь была достаточно просторной и удобной для того, чтобы служить местом проведения самых крупных траурных церемоний, которые когда-либо проводились в галисийской столице.

Господин главный комиссар полиции по-прежнему пребывал в дурном расположении духа, хотя внешне и выглядел вполне спокойным. Недавнее бегство Эулохии, присовокупленное к шумихе, поднятой в прессе по поводу дела, которое он вел менее двух суток, держали его в состоянии напряженного беспокойства, к которому он не слишком был привычен. Густой супчик и хорошее жаркое — вот это было его. Миноги сегодня и куропатка назавтра являли собой предел его желаний; правда, было одно исключение: Эулохия.

Укрывшись за спинами прибывших на церемонию представителей власти, Андрес Салорио наблюдал за лицами спускавшихся по лестнице, ведущей от основания памятника, созданного Асореем в честь Франциска Ассизского, к входу в храм. Лица были самые разные, причем некоторые из них, насколько он смог разглядеть, источали явное удовлетворение.

Его внимание привлекли каноники из компостельского собора. Все они были в сутанах, и у каждого на груди красовался крест Сантьяго, красный на черном; однако обычно венчающие одеяние шапочки на головах отсутствовали. Мантий тоже, к сожалению, не было. Салорио многое бы отдал, чтобы вновь увидеть священника в мантии. Укутанным в мантию и укрывшимся от дождя под огромным черным зонтом. Раньше в сувенирных лавках Компостелы можно было увидеть множество одинаковых деревянных фигурок: священник под зонтом, склонившийся под напором дождя и ветра, а внизу — вырезанная корявыми буквами надпись: «Дождь идет в Сантьяго».[30] Все-таки в глубине души Андрес Салорио был очень сентиментальным человеком.

Господину комиссару показалось, что на многих из священников сутаны из шелка. Наверняка так оно и было. Эти колышущиеся складками длиннополые одежды, которые священнослужители бережно проносили на себе по церковному пространству, словно были извлечены из далеких уголков его памяти.

Андресу даже показалось, что он отчетливо слышит шелест шелка, и он подумал, что подобное восприятие, скорее всего, обусловлено тем, что уже много лет он не наблюдал такого количества сутан, собранных в едином пространстве. Сей факт показался ему достойным внимания, и он постарался зафиксировать его в памяти. Восемь титулованных каноников и декан соборного капитула, то есть всего девять, и все в сутанах. Это все-таки что-то значит. Зрелище было поистине впечатляющим.

И еще его удивило подобострастие, проявляемое некоторыми именитыми горожанами по отношению к представителю Трибунала Римской роты в компостельской архиепархии; они так явно заискивали перед ним, что комиссар не смог сдержать улыбки, догадываясь о том, какие страхи терзают их.

Однако вскоре Андреса заставило забыть обо всем появление члена капитула, чье возведение в чин (каприз предыдущего иерарха) в свое время наделало много шума. Его сопровождала директор университетской библиотеки Аида Пена, а рядом вышагивал Сальвадор, сын Эулохии. Комиссар был настолько ошарашен появлением последнего, что предпочел бы раствориться в воздухе.

Ему совсем не хотелось встречаться с набожной прихожанкой, так пострадавшей от недавнего воздушного подвига его — как же его назвать? — пасынка, что ли. Он задал себе вопрос, как ему следует поступить в ситуации, когда с одной стороны от сей занудной дамы шествует слуга церкви, а с другой — вышагивает сын Эулохии. Может быть, все-таки поприветствовать ее? — вновь спросил он себя, заранее зная ответ: лучше постараться избежать встречи с ними обоими. Так он и сделал. Проигнорировал их.

Происшествие, или хулиганский поступок, как предпочитал называть его комиссар, получил заметный отклик в прессе и стал предметом обсуждения в ряде газет, а также основной темой появившихся там карикатур.

И в том и в другом случае под прицелом авторов находился не столько виновник драматического события, сколько Аида Пена.

На самых безобидных рисунках библиотекарша была изображена задницей кверху, а выражаясь точнее, трусами кверху. Это она-то, с ее манерой одеваться и привычками, если понимать под первой почти монашеское одеяние, поощряемое в Обществе святой Терезы, принадлежностью к которому она так гордилась, а под последними — в высшей степени благочестивое поведение, коего она требовала и от всего персонала библиотеки.

Однако самые безжалостные карикатуры изображали рядом с ней еще и досточтимого каноника. На одной из них он представал облаченным в сутану и берет легионера, грудь его пересекал патронташ, лицо обрамляли длинные бакенбарды; всем своим видом он демонстрировал готовность защищать попранную честь библиотекарши. Пышущий праведным гневом священник, бывший полковник войск Легиона, стоял в вызывающей, даже воинственной позе, подбоченясь и так гордо выпятив грудь, что отлетели даже верхние пуговицы его длиннополого одеяния; а сверху на него устремлялась несчастная дама верхом на метле с пропеллером, по виду напоминающей вертолет, которую с помощью пульта дистанционного управления направлял на священника некий молодчик с лицом отъявленного хулигана и туловищем цирковой обезьяны; голову сего монстра венчала легионерская феска. Такой вот рисунок.

На другом каноник и библиотекарша были изображены в виде влюбленной парочки; он по-прежнему демонстрировал грудь колесом, а она — трусики, при этом край ее юбки зацепился за один из рогов знаменитой козы испанского Легиона, на этот раз охраняющей вход в сахарскую альхайму,[31] куда парочка, судя по всему, намеревалась зайти. Нет нужды говорить, что у козы было лицо Сальвадора, и она курила папироску с гашишем.

Были, разумеется, и другие карикатуры. Так, еще на одной преподобный отец строчил из пулемета по летящему вертолету, а библиотекарша, переодетая гурией, танцевала танец семи вуалей. И вот теперь они появились втроем уже в действительности, и к ним не замедлили устремиться многочисленные фотографы.

Андрес Салорио, как уже было сказано, посчитал, что не стоит попадаться им на глаза, и незаметно перевел взгляд в другую сторону. Заметив стоящего поблизости депутата, он решил поприветствовать его, и сделал это с таким энтузиазмом и радушием, что привел слугу народа в совершеннейшее недоумение.

Оставив в полном замешательстве депутата, не перестающего задавать себе вопрос, чем же вызвано столь радушное, хотя и весьма краткое, приветствие со стороны шефа полиции (вопрос, на который он так и не смог найти сколь-либо вразумительного ответа), Андрес Салорио припомнил, что каноник, входивший в храм в сопровождении Сальвадора и Аиды Пены, Ален Андраде, ни у кого не вызывал особой симпатии. Бывший полковник регулярных войск Испанского легиона, он приобщился к служению религии в весьма зрелом возрасте, когда уже овдовел. Его посвящение в священнический чин было с радостью воспринято его детьми, которые всячески вдохновляли его на сей серьезный шаг, исходя из его же мудрой идейной установки, согласно которой истинным проявлением мужественности является состояние «полумонаха-полусолдата».

Когда опасность встретиться взглядом со странной троицей миновала, Андрес Салорио вновь обратил свой взор на публику, спускавшуюся по лестнице к входу в храм, и увидел безутешного жениха покойной в обществе ее столь же неутешной подруги и соседки по квартире. Прямо вслед за ними вышагивал дядя скорбящего жениха, декан священного собора.

Теперь всеобщее внимание обратилось к ним. Казалось, все собравшиеся у входа в церковь разом обернулись, устремив взоры на них. В этот момент Андрес решил, что настало время все же поздороваться с библиотекаршей и поинтересоваться у Сальвадора причиной его появления в столь странном обществе.

Они облегчили ему задачу, переместившись в его сторону. В эту минуту все присутствующие обратили взоры на тех, кого репортеры назвали бы ближайшими родственниками, самыми близкими людьми покойной: на скорбящих родителей, тетушек и дядюшек, которых раньше никто не знал и которые теперь, стараясь не привлекать особого внимания, входили с решимостью, достойной аплодисментов, в храм, чтобы занять предназначенные им места в ожидании начала сей пышной погребальной церемонии.

Тогда, воспользовавшись временным переключением внимания, Андрес приблизился к необычному трио, почтительно поздоровался с библиотекаршей, всем своим видом демонстрируя ей готовность быть полезным во всем, а затем добавил:

— Вы позволите?

И схватив за локоть Сальвадора, отвел его на несколько шагов в сторону.

— Какого черта ты с ними? — резко спросил он.

— Я ощутил призыв Господа, — ответил ему тот.

— Да ты что?!

— Да, представь себе. Я почувствовал прикосновение Его руки.

— Чьей руки? — почти закричал Салорио.

— Руки Бога, — ответил сын Эулохии.

— Когда?

— Позавчера, после того как вертолет разбился, я вернулся, чтобы извиниться, и увидел реакцию Аиды, а также услышал слова утешения, которые произносил святой отец, воистину Божий человек. Потом он заговорил со мной…

«Черт подери, да что с ним происходит?» — подумал Андрес, не решаясь произнести это вслух.

— Ты что, обкурился? — спросил он вместо этого.

— Нет, я не курил, — ответил ему Сальвадор.

Люди вокруг стали обращать на них внимание, и комиссар подумал, что лучше уж позволить Сальвадору вновь присоединиться к обществу сего харизматичного Божьего человека, оставив начатый разговор до лучших времен.

— Мать твою! Этого только не хватало, — было последнее, что он произнес, прежде чем вновь заняться созерцанием того, что происходило в этот момент на подходе к церкви. Сейчас ему нечего было сказать Сальвадору. Но пусть он только появится дома: Андрес выскажет ему наедине, без свидетелей, все, что по этому поводу думает.

2

Компостела, понедельник, 3 марта 2008 г., 12:45

Не было сомнений, что траурная служба начнется с опозданием. Колыхавшаяся перед ним толпа людей, охваченных одновременно печалью и любопытством, вдруг представилась комиссару процессией неприкаянных душ, и все они, кто больше, кто меньше, показались ему подозрительными. Ну вот, например, этот преподобный отец, бывший легионер, в силу своей крайней реакционности вполне мог обеспокоиться тем, что столь ветреная и фривольная особа, каковой при жизни была покойница, собиралась ворошить священные кости.

Уже через несколько минут ему удалось узнать от парочки священников, которых он почтительно поприветствовал, что бывший легионер некоторое время назад умудрился распустить слух о том, что Софии удалось заполучить все три ключа от урны, в которой покоились святые мощи; и добилась она этого, разумеется, ловко пользуясь неистребимой страстью некоего высокого чина соборного капитула к созерцанию прекрасного нагого женского тела. Тогда никто не придал этому особого значения.

Зато теперь все только об этом и говорили. Выстрел попал в цель. Впрочем, подобная возможность и прежде не казалась такой уж невероятной, ибо на протяжении многих веков в компостельском капитуле всегда имелся хоть один нечистоплотный каноник. Это было почти традицией. А посему пущенный слушок хоть и показался всем неприятным и неуместным, но не был ни для кого потрясением. Зато теперь высказанное предположение оказалось ударом, который можно было сравнить с землетрясением силой не менее семи баллов по шкале Рихтера с эпицентром в соборной ризнице.

В XVI веке каноник по имени Лоренсо Перейра, которого описал в своем романе «Грифон» писатель Конде, вступил в брак, и никого это особенно не волновало. Писательские фантазии, сказали автору его друзья. То же самое они сказали об ордене Святой Девы Белой Шпаги, состоявшем из инквизиторов, которые изнутри боролись с самой инквизицией. Воображение художника, вновь снисходительно утверждали они. Но при этом ни один каноник тогда не сделал никакого заявления в опровержение сказанного писателем.

Злопыхательские обвинения бывшего члена Испанского легиона с быстротой молнии распространились по Компостеле, став излюбленной темой для обсуждения в обществе лицемерных святош.

Господин декан соборного капитула, высокий и ладный, как соборная башня Беренгела, и, подобно ей, являющий собой прекрасный образец отлично сделанной работы, появился на лестнице, ведущей в храм, почти сразу после странного трио, гармонию которого комиссар осмелился нарушить всего несколько секунд назад. В сопровождении дуэта, состоявшего из его племянника и Клары Айан, он продвигался вперед, заметно выделяясь в толпе; лицо его излучало улыбку и благодушие, привычные для его облика, но совершенно неуместные в столь скорбных обстоятельствах. А не он ли убийца, спросил себя комиссар; почему бы и нет, если принять за истину предположение о том, что именно ему София обязана открывшейся ей возможностью исследовать мощи святого.

Господин декан был грациозен и чрезвычайно подвижен, благороден и элегантен, обожаем и почитаем самыми набожными дамами города, некогда сугубо церковного, а ныне, благодаря нашествию нового политического класса, ставшего гораздо более светским.

Представители этого нового класса, возникшего в годы постфранкизма, в свое время наскоком заняли все высшие институты власти в стране, сместив их прежних обитателей, обладавших хоть какой-то верой в идеалы и убеждениями, необходимыми для подпольной политической борьбы. И сей новый класс постепенно внес некую фривольность и вседозволенность во все, даже в самые исконные общественные правила, ибо четверть века нового правления не могла пройти бесследно.

В результате классический церковный протокол был заменен кодексом правил нового господствующего класса, политико-административного, чиновничьего, нормативистского в своей основе, так что люди теперь могли собираться даже прямо в церкви, чтобы делиться своими самыми сокровенными мыслями и подозрениями, что, несомненно, крайне облегчало труд комиссара.

«Какова господствующая ныне идеология?» — задал себе вопрос бывший член общественно-политической бригады и, не задумываясь, сам же себе и ответил, что господствующая в обществе идеология — это идеология господствующего политического класса, после чего решил не маяться дурью, а прислушаться к разговорам, которые раздавались тут и там среди устремлявшейся в храм толпы.

Сотни политиков, тысячи государственных чиновников, включая работников государственного телевидения, актеры, сотни университетских преподавателей и служащих, занимавшихся воспитанием тридцати тысяч студентов Компостелы, — все без исключения знали господина декана и почти все считали его крупной публичной фигурой и проводником библейских истин международного масштаба.

И вот теперь господин декан грациозно, как всегда, спускался по ступеням лестницы церкви Святого Франциска под пристальным взглядом господина комиссара государственной полиции и наиболее достославных представителей общественных слоев, о которых шла речь тремя абзацами выше. Его сутана, колыхавшаяся слева направо, словно паруса трехмачтовой шхуны, наверняка издавала неслышное в гуле толпы характерное шелковое шуршание, неотвязно преследовавшее комиссара в далекие годы его детства. В глазах полицейского декан соборного капитула был великолепным подозреваемым.

Не было никого, кто умел бы столь же виртуозно, как дон Салустиано Трасос Кальво, анализировать и толковать библейскую символику, заключенную в скульптурных образах Врат Славы, или же масонскую, проявляющуюся в гораздо большей степени, чем библейская, на фасаде церкви Сан-Мартин-Гинарио, бессмертном творении Матео. Для многих это был, прежде всего, необыкновенно образованный человек. Во всяком случае, таким он, несомненно, был в глазах интеллектуалов. Но с другой стороны, помимо учености, декан обладал несомненной личностной харизмой, даром проповедника и физической статью, которые в совокупности внушали не просто восхищение, но и настоящий пиетет со стороны целого поколения его верных поклонниц, особое расположение которых проявлялось в том, что они всегда называли его не иначе как Мистер Клир.

Даже теперь, вступив в весьма преклонный возраст, фанатки дона Салустиано по-прежнему сладострастно улыбались, когда произносили сие прозвище, устойчиво закрепившееся за святым отцом. Он же, осознавая свою власть над слабым полом, предавался захватывающей охоте за юными красотками, не забывая при этом по-дружески заботиться о по-прежнему воздыхающих по нему верных старых поклонницах.

Не воздыхала ли по нему и наша покойница, чья душа через несколько минут будет вручена Всевышнему? Комиссар задал себе этот вопрос, вспомнив слова Клары во время первого неформального допроса. Однако пока у него не было оснований говорить о сколь-либо реальной гипотезе. Он располагал лишь реальным трупом и несколькими предположениями.

Дон Салустиано был самовлюбленным павлином, его племянник — наивным простаком, бывший легионер — закоснелым мистиком, Клара — упрямым юристом, Сомоса — закоренелым бабником, Каррейра — игривым эротоманом, и все они на настоящий момент вызывали подозрения. Все они вполне годились на роль возможного убийцы доктора Эстейро. «Кстати, а где сейчас Сомоса?» — задал себе очередной вопрос комиссар, после того как составил своеобразный список подозреваемых. Они провели вместе почти все утро, в которое было совершено убийство, но с тех пор он ничего о нем не знал; а ему пока не хотелось снимать со счетов никого, даже эту реликвию шестьдесят восьмого года, которого он считал почти другом.

Салорио никак не мог свыкнуться с мыслью и принять как данность, что человеческое существо способно решать вопрос о жизни и смерти себе подобного. Всякий раз, когда он задумывался об этом, он испытывал крайнее недоумение. А ведь его опыт давно должен был приучить его к данной мысли. Он разглядывал лица собиравшихся на траурную службу, и, хотя ему пока не удавалось угадать, за каким из них скрывается то, что он ищет, он твердо знал, что убийца может спрятаться под любой личиной.

Когда он, желая избежать встречи с кем-нибудь из подчиненных, уже готов был войти в храм и направиться к первому ряду скамей, чтобы оттуда наблюдать церемонию, до его слуха долетело беззаботное щебетание женских голосов.

На нижних ступенях лестницы, ведущей в пространство храма, он увидел как всегда словоохотливого и улыбчивого профессора Томе Каррейру в обществе двух молодых женщин, взиравших на него с искренним восхищением. Одна из них, Аншос Вилаведра, была известна как Бесаме-Бесаме[32] из-за характерной позы, которую она принимала всякий раз, когда шла рядом с мужчиной, в каком-то немыслимом изгибе склоняясь к нему всем торсом. Именно в такой позе она и сопровождала сейчас доктора, к которому, судя по всему, испытывала необыкновенный пиетет, если не страсть.

«Какой же этот старый козел загорелый! — подумал Андрес Салорио. — И это в марте-то месяце!»

В этот момент вновь безжалостно припустил дождь, словно короткая пауза, которую перед началом траурной церемонии решили подарить собиравшимся на нее небеса, исчерпала себя.

«Все-таки он слишком уж загорелый!» — повторил про себя комиссар.

И тут он вспомнил об Эулохии. Он нисколько бы не удивился, если бы узнал, что она отправилась на какой-нибудь зимний курорт из тех, что еще не закрылись. Она такая. У нее для этого есть деньги. Когда Эулохия злилась на кого-нибудь или на самое себя, она отправлялась в ближайший аэропорт, покупала билет в первое пришедшее ей на ум место, чтобы вернуться оттуда, когда ей заблагорассудится.

— Нет ничего лучше, как родиться миллионером, — промолвил Андрес тоном, показавшимся ему самому слишком кротким.

Потом он вспомнил Сальвадора и его восторженное лицо, которое он наблюдал несколько минут назад. Ну и в сумасбродную же семейку довелось ему угодить! И какого черта он с ними спутался? Но тут он подумал об Эулохии и о том, что его с ней связывало. С этой минуты и на протяжении довольно длительного времени комиссара уже занимал совсем другой вопрос, не имевший никакого отношения к убийству.

«Что все-таки заставляет такую необыкновенную женщину жить со мной?» — вновь и вновь спрашивал он себя.

Пришедшие ему на ум ответы вселили в него тревожное беспокойство. Они одновременно огорчали и радовали, но при этом вполне могли и с ума свести.

3

Компостела, понедельник, 3 марта 2008 г., 13:15

Церковь Сан-Франциско расположена в непосредственной близости от площади Обрадойро, на которую на рассвете отбрасывают тень величественные каменные кипарисы — барочные башни соборного фасада. Между церковью и собором всего каких-то полторы сотни метров.

Небольшое расстояние между двумя храмами, расстояние, которое в дождливые дни с сильными порывами ветра кажется гораздо длиннее, занимают по правую сторону (если идти от храма Святого Франциска Ассизского к обители Сына Грома) здание медицинского факультета и боковая часть бывшей больницы Католических Королей, ныне преобразованной в шикарный пятизвездочный отель.

Именно в этом отеле, как уже был сказано, проживает сейчас Клара Айан, переселившаяся туда после прискорбного события, которое только что заставило ее присутствовать на траурной службе в святой обители францисканского ордена.

После завершения панихиды по душе безвременно усопшей Софии Эстейро эти неполные двести метров наводнили разделившиеся на группы участники похоронной церемонии. Все они горели желанием услышать последние новости и комментарии относительно трагического события, взбудоражившего город в прошедшую субботу.

Похороны в Галисии, как правило, проходят в приятной обстановке, гораздо более приятной, чем во многих других местах. Контакт с миром мертвых до недавнего времени считался здесь явлением привычным и обыденным. Даже в наше время приходские праздники нередко отмечаются в церковных двориках, где гости пляшут прямо на надгробных плитах, и никто не воспринимает это как надругательство над покойниками.

По воскресеньям, во время проведения службы в деревенских церквах, мужчины часто не заходят внутрь, а усаживаются на каменную ограду, отделяющую кладбище от близлежащих домов, курят и болтают возле могил, не считая, что таким образом оскверняют их или проявляют неуважение к их обитателям. Напротив, они полагают, что мертвецы должны быть благодарны им за компанию, за исходящее от них человеческое тепло, за запах заморского табака и за пикантные анекдоты, которыми они их веселят. То же самое обычно происходит и при проведении траурного богослужения. В Галисии религия — по-прежнему женское дело. Впрочем, справедливости ради следует отметить, что и женщины посещают церковь все реже.

Вот и сегодня все было как обычно. Немало мужчин осталось стоять на небольшой площадке у входа в церковь, укрывшись от дождя под зонтами и предаваясь дружеской беседе. А некоторые даже отправились в расположенные поблизости кафе. Но теперь все они влились в людской поток, медленно перемещающийся к площади Обрадойро. К человеческому половодью не присоединились лишь представители властей. Последние поспешно удалились в своих служебных автомобилях.

Среди жителей Галисийского автономного сообщества по-прежнему очень сильна традиция устного общения. На протяжении долгих веков устная передача сведений распространяется здесь с немыслимой для других мест скоростью. Еще не так уж много лет тому назад гораздо проще, быстрее и вернее было узнать о том, что произошло в самом удаленном месте какой-нибудь богом забытой долины, придя на остановку рейсового автобуса, нежели дожидаясь, пока сие известие появится в газетах. Да и сейчас происходит нечто подобное. Проще узнать любые подробности из жизни Софии Эстейро в группах, образовавшихся на выходе с панихиды, чем доверять прессе.

Знание имеет дробный характер. Реальность похожа на разбитое зеркало, осколки которого разбросаны по каменистой, неровной земле, и каждый такой осколок отражает особое и частичное видение действительности. В каждой неспешно вышагивающей группе свое мнение, свое представление о случившемся. Если взглянуть на эти группки под зонтами с высоты птичьего полета, то они покажутся гигантскими амебами, перемещающимися по блестящей поверхности из мокрого камня с помощью своих ложноножек, которые они все время выбрасывают вперед.

А происходит так из-за того, что каждый владелец зонта стремится занять наиболее удобную позицию, дабы лучше слышать того, кто говорит в данный момент. Или для того, чтобы остальная часть амебы услышала его; то есть чтобы его услышали владельцы других зонтов, образовавшие темное пятно неправильной формы, мокрое и блестящее, которое шаг за шагом продвигается вперед по серой и влажной каменной мостовой. Насытившись информацией, это пятно под неизбежным воздействием канцерогенного процесса размножения путем деления распадется на отдельные клетки, которые, подобно метастазам, продолжат распространять слухи, пока нейрон за нейроном, дендрит за дендритом не заразят ими всю нервную ткань общества, создав причудливую наэлектризованную паутину из скажимне — ятебескажу.

Сейчас обсуждаются и взвешиваются все теории и возможности. Подозреваемых в убийстве почти столько же, сколько этих групп на мостовой, а возможно, и столько, сколько зонтов. Строятся бесконечные догадки. Возможные мотивы преступления колеблются между порочной страстью и научным соперничеством. Среди потенциальных преступников фигурируют как люди с солидным послужным списком, так и весьма заурядные личности; высказывается также мнение о том, что моральным основанием для убийства могла послужить религия. И это далеко не все, ибо групп много, а зонтов еще больше.

Андрес Салорио был замечен сразу в нескольких группах. Он занимался тем, что перескакивал из-под одних зонтов под другие. Как обычно, он забыл где-то зонтик. В каждой из вышеозначенных групп он задерживался ненадолго, проявляя в одних случаях сдержанное сочувствие, в других — проникновенное соболезнование; всем своим видом он демонстрировал, что скорбит по усопшей, хотя пару раз не удержался и от достаточно шумного выражения удивления по какому-то поводу.

— Какой же ты, доктор, загорелый! — было первое, что он сказал Томе Каррейре, как только оказался рядом с ним. Потом коротко пожал ему руку, спеша поздороваться с другими членами его группы (разумеется, исключительно женщинами), включая Бесаме-Бесаме.

— Да я только что из Сальвадор-Баии, пил там кайпиринью[33] и танцевал самбу на пляже. Ах, какая страна, друг мой! Я был там на конгрессе, прилетел в пятницу вечером. Совсем замучили меня эти перелеты! — поспешил объяснить Каррейра, словно был крайне заинтересован в том, чтобы не только оправдать свой загар, но и дать понять, что в тот момент, когда убийца приступал к своему черному делу, он занимался тем, что пытался справиться с синдромом смены временных поясов.

Андрес не удержался и живо представил себе доктора, загорающего на пляже среди мулаток с сильными бедрами, легко, будто на весу поддерживающими массивные ягодицы, которыми наградила их природа и которые в глазах Каррейры составляли их главное и самое притягательное достоинство.

Каррейра был весьма невысок ростом: этакий неуклюжий пузатенький коротышка; однако его внешний вид резко контрастировал с физической и умственной прытью, которую, казалось, источали все поры его кожи. Этот уважаемый профессор отличался необыкновенной активностью и словоохотливостью и, как он сам любил повторять вслед за Селой, был не феминистом, но бабником.

Он не ходил, а словно прыгал, как воробей. Делал смешные маленькие шажки: подпрыгивающие, поспешные и короткие, характерные для маленьких ножек с высоким подъемом; на губах у него непременно играла улыбка, а взгляд был плутоватый и постоянно ищущий, с кем бы пообщаться.

Однако следует признать, что при встрече с ним на его походку никто даже не обращал внимания. Человека завораживал блеск его глаз, искренность его обезоруживающей улыбки и все понимающий взгляд. Чтобы заметить его необычную походку, надо было наблюдать за ним издалека. На близком же расстоянии наш эскулап всегда выигрывал.

Доктор Каррейра был проницательным человеком и приятным собеседником, щедро делился своими знаниями и был настоящим подарком для любой аудитории, перед которой он с неизменным удовольствием выступал всякий раз, когда его приглашали.

— Я прилетел в пятницу вечером. Но джетлага[34] у меня нет, какое там! Я никогда этим не страдал. Это все выдумки всяких неженок, — сказал профессор Андресу, словно желая что-то донести до комиссара.

Однако тот уже направлялся к другой группе, незаметно для доктора сделав знак одному из своих подчиненных, чтобы он не упускал из виду группу, которую Салорио покинул, и внимательно прислушивался, о чем беседуют. Сам же он направился к группе, состоявшей из декана собора, его племянника и скорбящей подруги покойной.

С того момента, как закончилась панихида, дождь не прекращался, и присутствовавшие на ней не спешили покидать церковь, задерживаясь у выхода и не решаясь вступать в единоборство с наискось льющимся с небес потоком воды. Однако, оказавшись на улице, люди уже не обращали на дождь никакого внимания и шли не торопясь, останавливаясь на каждом шагу и стараясь не мешать друг другу зонтами. Когда наступало время прощаться с собеседниками, человек отделялся от группы и неспешно удалялся от нее, словно отделившаяся раковая клетка, приступившая к вышеупомянутому процессу размножения новостей, который продолжится теперь уже по месту жительства или работы.

Именно так распространяются у нас вести и слухи; сия священная церемония однообразна, как ритуальный танец, и почти всегда губительна, как ураган.

У самых дверей факультета медицины как раз распадалась одна из групп, но это была особая группа: она располагала привилегированной информацией. Ее составляло несколько преподавателей факультета, в настоящий момент дружелюбно раскланивающихся друг с другом. Среди них были доктор Карраседо, международная знаменитость в области генетики, и доктор Фернандо Домингес, который, наряду с первым, сумел добиться мирового признания для Галисийского института генетической медицины.

Сие научное учреждение принимало участие, например, в генетическом исследовании потомков Христофора Колумба на предмет установления аутентичности останков последнего, местонахождение которых до сих пор остается загадкой, ибо так и не выяснено, покоятся они в Севилье или в Санто-Доминго. Правда, данный вопрос так и не был разрешен по не совсем понятной причине: то ли из высших соображений гватемальской национальной политики, то ли из-за просочившихся в могилу адмирала подземных вод, которые практически свели к нулю сохранность цепочек локуса VNTR,[35] необходимых для анализа. К услугам этого института в целях определения ДНК или проверки уже проведенных анализов неоднократно обращалось ФБР: ведь опыт и мастерство представителей компостельской медицинской школы, так называемой Фонте Лимпа,[36] известны далеко за пределами страны.

Комиссар заметил среди преподавателей и доктора Помбо, педиатра, обладающего огромным престижем как в Испании, так и за рубежом, представителя неиссякаемой компостельской когорты медиков-гуманистов, автора научных трудов, изданных на английском языке, и литературных произведений на галисийском и испанском; ему комиссар был обязан пристрастием к «Колоньялес-де-Тринидад», гаванским сигарам из Пинар-дель-Рио с удивительным фруктовым ароматом, навевавшим воспоминания о Карибском море.

Когда-то он делил сие удовольствие с Кристобалем Гальбаном, еще одним известным эскулапом, обладавшим поистине библейским терпением и лысиной столь же блестящей, как и то, что скрывается под нею, то есть его уникальный ум. Теперь доктор Гальбан не курит. Разве что делает это втайне от доктора Малагон, его супруги, дерматолога, похоже привыкшей видеть не только то, что проступает на поверхности кожи, но и то, что таится под ней. Эта супружеская пара прощалась с коллегами у входа на факультет. За ними молча наблюдал доктор Нойа, выдающийся невролог и остроумный писатель, чью язвительность в полной мере оценил бы сам Свифт, а доктор Пако Баррейро, стоя в сторонке, изредка бросал на компанию рассеянный взгляд. Тут же, неподалеку, стоял и Карлос Сомоса, делавший вид, что разговоры коллег его не интересуют и он погружен в собственные размышления.

Салорио нисколько не удивило собрание такого количества эскулапов. Более того, ему это было явно по душе. Дело в том, что наш полицейский был законченным ипохондриком и ему нравилось видеть вместе сразу столько врачей. Ну а потом, ведь завершившаяся траурная служба была проведена во спасение души их ученицы и коллеги, к тому же очень красивой женщины, если уж вспоминать все как есть. Единственным диссонансом в этом обществе был Сомоса. И самое удивительное состояло в том, что он даже не поздоровался с комиссаром, не отыскал его в толпе и не подошел к нему.

Глядя на врачей, комиссар подумал, что ему придется прибегнуть к услугам кого-нибудь из этих знаменитостей, если эксперты обнаружат какой-нибудь след, который позволит идентифицировать варьирующее число тандемных повторов, то есть коротких последовательностей ДНК, регулярный повтор которых послужит опознавательным признаком личности, оставившей след на месте преступления. Это может быть микроскопический кусочек кожи убийцы, застрявший под ногтями жертвы, остатки спермы во влагалище, а может быть — кто знает? — волоски, обнаруженные возле ванны; любая из этих мелочей может привести к идентификации убийцы.

«Только вряд ли нам подвернется такая удача», — мысленно посетовал комиссар и, поздоровавшись с врачами, вновь приблизился к группе, состоявшей из жениха покойной Софии Эстейро, Клары Айан и досточтимого декана соборного капитула.

— …после обеда! — услышал он слова дона Салустиано, смягчившего улыбкой сухость, с какой был произнесен конец фразы, начало которой комиссару так и не суждено было узнать.

— Как дела? Как вы? — спросил он молодых людей, прежде чем обратиться к священнослужителю, еще совсем недавно носившему тонзуру, а ныне, ввиду высокого чина, уже не обязанному демонстрировать всем выбритую макушку. — Как поживаете, господин декан?

— К вашим услугам, господин главный комиссар, — ответил тот с обаятельнейшей улыбкой и таким благожелательным выражением лица, что наш слуга закона даже засомневался, идет ли речь о простом изъявлении вежливости или ему действительно хотят в чем-то помочь.

Он присоединился к этой группке, и все медленно направились к площади Обрадойро. За ними шли три последние еще не распавшиеся группы, которые разойдутся уже за площадью, после чего часть из них отправится к Руа-до-Франко, другая — к Руа-до-Вилар, а самые молодые, готовые карабкаться по крутым склонам, — к перекрестку пяти улиц.

Группа декана простилась с Кларой у входа в «Осталь». Комиссар спустился к ресторану «Карретас» с намерением пообедать там в одиночестве, ибо дома его никто не ждал. Адриан направился к дворцу Фонсеки, а клирик — к северному фасаду собора, расположенному напротив громады Сан-Мартин-Пинарио, бывшей семинарии, а во времена карлистских войн пристанища многих знатных сеньоров, любителей красных беретов.[37]

4

Компостела, понедельник 3 марта 2008 г., 16:00

Распрощавшись со своими спутниками у дверей отеля «Осталь де лос Рейес Католикос», Клара Айан поднялась к себе в номер. Аппетита у нее совсем не было, поэтому она не стала терять времени, заказывая доставку обеда в номер.

По этой же причине у нее ни на минуту не возникло мысли спуститься перекусить в ресторан «Эншебре».

Разразившийся экономический кризис затронул все слои общества, какие-то больше, какие-то меньше. Немало из тех, кто даже мог себе позволить провести одну или две ночи в номере «Осталя», перестали посещать рестораны.

Для служащих гостиницы стало привычным, если не совершенно нормальным, наблюдать, как состоятельные клиенты входят в «Осталь» с пакетами из супермаркетов с едой, которую они собирались поглощать в одиночестве гостиничного номера. Каждый день персонал, занятый уборкой огромного здания в ренессансном стиле с четырьмя внутренними двориками, извлекал из мусорных корзин пустые стаканчики из-под йогурта, кожуру от бананов и апельсинов, банки из-под прохладительных напитков и консервов, упаковки из-под хлеба и оболочку от колбас.

Клара подумала, что, по всей видимости, именно так они подумают и о ней, но ее это не слишком волновало. Вполне возможно, что в другие дни она решит пообедать за пределами гостиницы, и вряд ли кто-то будет особенно задумываться о том, где именно она ела. Ну а кроме того, она так устала после всей суеты сегодняшнего утра, что ей просто необходимо отдохнуть.

Когда сегодня на выходе из церкви Святого Франциска, уже на улице, она сообщила декану, что хотела бы поговорить с ним, не уточняя, о чем именно, каноник проявил немедленную готовность ее выслушать.

Кларе показалось, что он прекрасно понимал, о чем могла идти речь: ну разумеется, о Софии. Это подтвердило и выражение полного понимания и участия, которое продемонстрировал на своем лице слуга Господа, предлагая ей поговорить обо всем в соборе и вкратце объясняя, как с ним там связаться:

— Тут и говорить нечего, никаких сложностей: придешь и спросишь обо мне в ризнице, а я заранее предупрежу, чтобы меня нашли или тебя отвели туда, где я буду находиться. Так что тут и говорить нечего, никаких сложностей, так и договорились, после обеда.

Господин декан, бывший преподаватель семинарии, который и теперь еще вел занятия по теологии, тяготел к высокопарным речам в подчеркнуто торжественном тоне, с постоянными повторениями, которые давали ему возможность сделать упор на важных, с его точки зрения, моментах речи. Он буквально купался в своих разглагольствованиях даже на самые обыденные темы, словно постоянно проповедовал in patribus infidelium; сказанное на латыни, сие выражение для многих звучит непонятно, но в переводе означает «в стране неверных», в каковой, по всей видимости, наш верный слуга Господа и ощущал себя в окружении святош и семинаристов.

Изучая выражение красивого лица своей собеседницы, служитель церкви в очередной раз вынужден был мысленно признаться самому себе, что юбки его привлекают ничуть не меньше, чем сутана; однако на этот раз его больше беспокоил нежелательный оборот, который могла принять беседа с этой красоткой. Почти наверняка так оно и будет. Однако нет сомнения, что при любом раскладе он сможет извлечь из предстоящего разговора пользу для себя, поскольку Клара — совсем другое дело, не то что… — заключил он мысленный монолог, не переставая улыбаться своей обаятельной улыбкой.

Клара Айан заметила изучающий взгляд каноника, но это ее не слишком взволновало. Потом она перевела глаза на лицо его племянника, и его выражение обеспокоило ее гораздо в большей степени. Оно со всей очевидностью выдавало мысль, которую можно было выразить словами «все ясно, эти двое спелись», и ей это не понравилось. Адриан был глупее, чем она думала. Более инфантилен. В тот момент ей показалось: она поняла, что София в нем разглядела и зачем он был ей нужен.

Но тут ей пришло в голову, что она обвиняет непонятно в чем человека, который только что потерял самое любимое существо на свете. Он наверняка пребывает в полном смятении и отчаянии и не способен верить никому и ничему. Поэтому естественно или, по крайней мере, понятно, что Адриану повсюду чудятся призраки. Да еще если принять во внимание славу дамского угодника, которой пользуется его дядя священник. И она тут же простила ему всё и постаралась отвлечься, чтобы спокойно обдумать предстоявший ей в скором времени разговор с деканом компостельского собора.

«Это будет беседа на высшем уровне», — подумала она, смеясь над показавшейся ей удачной остротой.

Она не догадывалась, в каком именно месте собора она состоится.

В этот момент она вспомнила то, о чем неоднократно вспоминала с тех пор, как вернулась из «Гиперкора» с пятью приобретенными там флэшками. Шестая, а лучше сказать, первая по-прежнему висела у нее меж грудей, подобных, если вспомнить Библию, двойням юной серны, пасущимся на нежных лугах Галаадской горы.

Итак, она снова вспомнила о флэшках и вскоре после возвращения в свой номер в «Остале» занялась тем, что скопировала на них все архивы с компьютера Софии Эстейро, которые, заботливо спрятанные у нее на груди, терпеливо дожидались сего момента. Когда содержимое жесткого диска оказалось продублированным на шести разных носителях, она разместила их в различных укромных местах своего номера.

Одну флэшку она подвесила за изголовьем кровати, как в свое время поступил с сигаретными пачками Антонио Росон, которому категорически было запрещено курить.

Антонио Росон, первый председатель парламента Галисии, мужчина весьма зрелого возраста, закоренелый холостяк, посвятивший свою жизнь воспитанию младших братьев, оставшихся сиротами в раннем возрасте, был человеком достойным и правильным, но подверженным ряду маний. Одной из них было поистине набожное пристрастие к курению; другой — упоительные комментарии по поводу повышенного уровня мочевой кислоты в его крови; и наконец, еще одной — стремление всегда и во что бы то ни стало сохранять присущие ему непоколебимое спокойствие, хорошее настроение и сарказм. Вот таким человеком был Антонио Росон, занимавший когда-то сюит, которым теперь пользовалась Клара Айан.

Однажды, исполняя обязанности председателя парламента, он попросил одного из парламентариев сократить свое выступление, поскольку тот уже заметно превысил регламент. Депутат ответил ему в запальчивости:

— Да я и так сокращаю, господин председатель, сокращаю.

На что тот невозмутимо заявил:

— Ну так сокращайте, господин депутат, сокращайте на сколько хотите.

Вот и сейчас Клара Айан постаралась, насколько это было возможно, сократить процедуру копирования и, завершив ее, вздохнула уже гораздо спокойнее. Теперь она могла хладнокровно, не опасаясь потерять что-то важное в лабиринтах информативной памяти, приступить к выяснению того, что скрывается за ключевым словом «мудрость».

5

Компостела, понедельник, 3 марта 2008 г., 16:45

Если такой человек, как Антонио Росон, спрятал сигареты так, что ему пришлось умереть для того, чтобы их обнаружили, трудно представить себе, что кто-нибудь окажется в состоянии отыскать флэшку, которую Клара Айан спрятала в том же месте, где когда-то были припрятаны сигареты, то есть за изголовьем кровати.

Вторая флэшка вскоре оказалась между первым и вторым дном ее чемодана, третья — в дорожном несессере, четвертая — в сапогах с высокими голенищами, а пятая была спрятана в сейфе для хранения ценностей с кодом доступа. И наконец, шестая была водворена на то же тепленькое местечко, где она покоилась с самого начала. Она вновь бережно укрыла ее у себя на груди.

В воскресенье, следуя указаниям комиссара, она не покидала гостиничный номер. Ее мобильный телефон был отключен с того момента, как она покинула свою квартиру, оповестив полицейских инспекторов, где в случае необходимости ее можно найти.

Она не позвонила даже никому с работы. Зачем беспокоить их в субботу вечером и тем более в воскресенье? Клара твердо решила оставаться вне доступа, даже по мобильному. А то узнают, где она, и будут изводить звонками. Ей совершенно необходим покой. Она легко обходилась без всякой помощи; ведь, в конце концов, недаром же она адвокат.

Итак, все воскресенье Клара оставалась вне связи с внешним миром. Она была твердо убеждена, что никто не сможет даже предположить, что она скрывается в «Остале», а посему вряд ли кто-то ее здесь побеспокоит, особенно при отключенном телефоне.

«Ясно как день, можно даже не волноваться», — сказала она себе.

Успокоив себя таким образом, она приняла решение провести воскресенье настолько беззаботно, насколько это возможно, ибо на самом деле она была, разумеется, озабочена сверх всякой меры. Да, она была уверена, что мобильный телефон не зазвонит, но ведь гостиничный мог зазвонить в любой момент. Разве он уже не звонил, когда она только-только поселилась в номере?

Проснувшись утром, она попросила, чтобы с завтраком ей принесли всю имевшуюся в отеле прессу. И принялась тщательно ее изучать. Она знала, что только на чтение разделов сплетен у нее уйдет не один час. Клара даже заглянула в программу передач, чтобы узнать, будет ли по телевизору репортаж о гонках Формулы 1. Фернандо Алонсо буквально завораживал ее. В общем, воскресенье обещало быть приятным и расслабленным, все зависело только от нее, ее воли и самоконтроля.

Когда наступило время обеда, Клара заказала в номер то, что ей было по вкусу; потом еще немного почитала и, удобно усевшись в кресле, стала рассеянно следить за каким-то фильмом, который шел по телевизору; и только тогда она решила, что наконец настал момент выяснить, что же София Эстейро хранила в памяти своего компьютера. Она воспринимала знакомство с архивами Софии как своеобразный вызов, который ей предстояло принять. Ей придется одержать победу над собой, и она решила, что настал подходящий момент.

Она села за стол в кастильском стиле, включила ноутбук и стала один за другим, слева направо, сверху вниз, открывать папки и файлы Софии.

Любопытство, с которым она изучала архивы, несколько замедлило поиск, и для поддержания тонуса она решила выпить парочку ликеров из бара-холодильника. Когда пришло время ужина, уже можно было утверждать, что Клара досконально ознакомилась с последним периодом в жизни Софии, расцвеченным рядом пикантных деталей. Перед не слишком удивленным взором Клары Айан чередой представали многочисленные связи, заботы, враги, друзья ее недавней соседки по квартире.

Ужин она, как и обед, заказала по телефону. Поглотила его буквально за несколько минут. И тут же вновь занялась поиском секретов своей покойной подруги.

Где-то около половины двенадцатого она открыла файл под названием «Святые мощи». Обнаружив его на рабочем столе, она сначала соотнесла название с типичным для Дня Всех Святых и поминовения усопших лакомством и даже подумала, что речь, возможно, идет о рецептах кондитерских изделий, хотя она с трудом могла себе представить, чтобы София интересовалась подобными вещами.

Очень скоро она поняла, что ошибалась и что название скрывает совсем иное содержание. По мере чтения ее постепенно охватывала какая-то непонятная нервозность. А когда она прочла последние строки документа, ею овладело крайнее возбуждение, причем такое сильное, что его можно было принять за приступ паники. Если то, что она только что прочла, было правдой, немало облеченных властью и высоким общественным положением людей предпочли бы, чтобы содержимое сего файла никогда не стало достоянием гласности. Чтобы хоть как-то успокоиться, она сделала глубокий медленный вздох. Затем встала и прошлась по просторной комнате, после чего решила принять пару таблеток успокоительного, лечь в постель и попробовать уснуть. Через полчаса ей это удалось. Полграмма транкимазина под языком за двадцать минут творят чудеса, которых разум в союзе с волей не могут достичь часами.

Рано утром в понедельник Клара Айан встала и, приняв горячий душ и завернувшись в полотенце, обошла комнату в поисках флэшек. Один за другим она положила их в сумочку, потом оделась и, не позавтракав, вышла на площадь Обрадойро.

Быстрым шагом она направилась к отделению банка «Банесто», в котором у нее был счет. Это был главный офис, расположенный на площади Галисии, в том самом здании, где некогда располагалась последняя в Сантьяго резиденция Трибунала святой инквизиции, а теперь размещается отель «Компостела» и вышеупомянутое отделение банка. Там она абонировала банковскую ячейку, куда поместила один из шести носителей ценной информации.

Заложив первую флэшку в сейф банковского объединения, которое не так давно заполучило путем незначительных усилий и по чрезвычайно низкой цене семейство Ботин, она спустилась по улице Сенра и поднялась в нотариальную контору Хосе Антонио Кортисо, расположенную в здании под номером 13, совсем рядом с домом, в котором великая Росалия де Кастро[38] провела самые горькие годы своей жизни, наступившие после того, как ее маленький сын, выпав у нее из рук, вывалился в окно и разбился насмерть. В присутствии нотариуса Клара Айан вложила вторую флэшку в конверт, запечатала его сургучом и передала на хранение.

Выйдя от нотариуса, она решила съездить в Негрейру,[39] чтобы произвести подобную же операцию в тамошней конторе. Приехав туда, она спросила, где находится контора нотариуса, и, зайдя в нее, попросила, чтобы ее принял владелец, которому сообщила, что она адвокат, хотя необходимости в представлении не было. Нотариус сразу узнан ее, поскольку видел ее фотографии в газетах, когда случилась трагедия с танкером Coleslaw. Ему было в высшей степени приятно и лестно оказать услугу такой известной и красивой женщине, так что все формальности были моментально улажены. После чего Клара поспешно вернулась в Компостелу.

Приехав обратно в город, она поместила четвертую флэшку в сейф своего кабинета в адвокатской конторе, а пятую — в общий, самый надежный сейф офиса. Конверты, в которые она вложила носители памяти, были запечатаны сургучной печатью и снабжены указанием вскрыть их только в случае ее кончины. Шестую флэшку она вновь спрятала у себя на груди.

Клара отвечала всем сослуживцам с самой доброжелательной улыбкой. Она даже испытала чувство благодарности, когда поняла, что все были в курсе ее роскошного убежища, но проявили деликатность и не стали ее там беспокоить. Ей хотелось верить, что известие о том, где она скрывается, стало распространяться не ранее этого утра. Теперь она решила наконец включить свой телефон. И он тут же принялся беспрерывно звонить, пока она не поставила его на режим без звука, намереваясь позднее ответить на некоторые звонки, которые она сочтет важными для себя.

У нее еще осталось время спокойно, не торопясь, дойти до церкви Святого Франциска в обществе священника и Адриана; она столкнулась с ними на пути к месту проведения панихиды по душе, которой, как она теперь поняла, у ее подруги не было. После вчерашнего знакомства с компьютерными архивами Клара пришла к заключению, что, пожалуй, судьба к ней даже, можно сказать, благоволила, избавив, пусть и таким варварским способом, от циничной компаньонки по квартире, чья жизнь, как выяснилось, была столь же безалаберной, сколь и непристойной. Однако это не помогло ей справиться с овладевшим ею состоянием крайней душевной подавленности: чувство вины, которое она испытала в результате столь безнравственных рассуждений, оказалось гораздо сильнее.

Ей хватило времени для того, чтобы спокойно и неспешно, пользуясь временным прекращением дождя, дойти до церкви в компании Адриана и его дяди, но его оказалось недостаточно для того, чтобы поведать комиссару, с которым они столкнулись перед факультетом медицины, о том, что она обнаружила в файле под названием «Святые мощи». Впрочем, она пока не была уверена, что должна это сделать. Обнаруженные ею данные касались исключительно Церкви, и прежде всего Кларе следовало обсудить все именно с ней.

В какой-то момент она задумалась над тем, не совершает ли она преступление, занимаясь сокрытием улик или, по меньшей мере, следов, которые могут помочь в раскрытии дела; но потом решила, что первоначальное предположение о том, что преступление было совершено в порыве страсти, освобождает ее от ответственности.

Теперь, перекусив в ресторане «Карретас», она готовилась к назначенной встрече с клириком, решив наконец раскрыть то, что в последние часы составляло самую большую ее тайну.

Она верила, что тайна исповеди послужит ей надежной защитой и поможет справиться со страхом, хотя и подозревала, что клирик уже давно в курсе того, что недавно стало известно ей. Ведь недаром же он назначил ей встречу в соборе, подальше от посторонних глаз и ушей. Было очевидно, что он сделал это специально, рассчитывая на покой и уединение священного пристанища, ибо ничто не мешало ему выслушать ее откровения прямо на улице, по дороге к собору. Да, интуиция подсказывала ей, что декан вполне владеет информацией, которую она намерена ему сообщить. А это, в свою очередь, означало, что Церковь прекрасно обо все информирована. Вопреки ожиданиям, сие умозаключение необычайно ее успокоило.

Собор — это огромный лабиринт, полный тайных сумрачных мест. Первое место, которое пришло Кларе в голову, — это расположенный под центральным нефом некрополь, в котором София Эстейро делала свои первые шаги в исследовании, приведшем ее к крипте апостола.

Трудно представить себе, чтобы кто-то мог подслушать там их разговор. Впрочем, их никто не услышит и под лестницей Кинтаны, в восточной части собора. Да и в клуатре, где покоятся останки каноников и церковных бенефициантов, а в углу хранятся старые колокола с башни Беренгела, замененные в 1989 году отлитыми в Голландии, тоже безопасно. В соборе полно мест, где можно спокойно поговорить, да взять хотя бы одну из множества исповедален храма. Однако, размышляя о возможном месте проведения беседы, Клара даже представить себе не могла, куда ее в конечном счете приведут.

Когда она уже собиралась выходить из номера, зазвонил гостиничный телефон. Она механически протянула руку к трубке, даже не вспомнив, какой ужас вызвал у нее в прошлый раз голос, прозвучавший на другом конце провода. Голос был тот же. Она сразу узнала его.

— Поосторожней с тем, что собираешься рассказывать канонику, — сказал он ей, — я буду за тобой следить.

Больше он ничего не произнес, тут же повесил трубку. Клара подумала, что этот человек поступает так, словно боится, что звонок могут зафиксировать. По крайней мере, так обычно происходило в фильмах. Ей не стало спокойнее на душе. Скорее, наоборот, она только больше разнервничалась. Посмотрев на часы, увидела, что уже поздно и что придет на встречу с опозданием.

Она покинула комнату, спустилась вниз, вышла через главный вход, пересекла Обрадойро, направляясь прямо от дверей «Осталя» к главным дверям величественного барочного фасада; безумно нервничая, быстрым шагом пересекла правый боковой неф, дошла до трансепта и, вновь повернув направо, вошла в ризницу. Нервозность не покидала ее.

— Я Клара Айан, у меня назначена встреча с доном Салустиано Трасосом, — обратилась она к первому же встретившемуся ей служителю собора.

— Следуйте за мной, — ответил ей молодой человек, имевший вид скорее не священнослужителя, а гида из тех, кого иногда нанимают для проведения экскурсий по собору.

Они прошли в обратном направлении весь путь, который перед этим проделала Клара, чтобы дойти до ризницы. Когда они дошли до Врат Славы, она догнала парня, за которым до этого следовала на некотором расстоянии, и спросила:

— Куда вы меня ведете?

— На крышу. Дон Салустиано поднялся туда, чтобы что-то там посмотреть, — ответил ей, не особенно вдаваясь в детали, юноша с видом прилежного студента и несколько женственными манерами.

6

Компостела, понедельник, 3 марта 2008 г., 17:15

Юноша вновь обогнал Клару, держась все время на шаг впереди от красавицы-адвокатессы, и открыл дверь, расположенную в самом начале левого нефа собора за Вратами Славы.

— Я пойду вперед, — сказал он, не оборачиваясь.

Клара последовала за ним по лестнице, ведущей к трифорию. Юноша явно обратил внимание на нервозность, охватившую Клару, и ему, по всей видимости, не терпелось поскорее покончить с обязанностями проводника.

Оказавшись на трифории, явно недовольный своей миссией гид открыл еще одну дверь и продолжил подъем по лестнице до тех пор, пока, миновав еще две двери, они не увидели струившийся сверху свет, который сразу рассеял окутывавший их до этой минуты мрак.

Открыв последнюю дверь, они увидели прямо перед собой, на вершине крыши, фигуру каноника в развевающейся на ветру сутане, которая отчетливо вырисовывалась на фоне неба; надо сказать, картина была впечатляющей.

— Вот вам дон Салустиано, — сказал Кларе гид, поворачивая назад, быстро захлопывая за собой дверь и исчезая там, откуда они пришли, то есть на лестнице.

Клара осталась одна.

Центральный неф собора Сантьяго венчает уникальный покров. Речь идет о двускатной крыше длиной в несколько десятков метров, склоны которой представляют собой две дивной красоты громадные каменные лестницы. Адвокатесса была покинута своим проводником как раз у подножия лестницы, по которой она, увидев на вершине величавую фигуру духовного иерарха, тут же, не колеблясь, стала бесстрашно подниматься. Правда, слегка оступившись в самом начале, она поняла, что ей следует быть крайне осторожной.

Клара подумала, что если преподобный отец хотел произвести на нее впечатление, то он этого добился. Первый неверный шаг вселил было страх в ее душу, но теперь она уже уверенно поднималась по диагональной лестнице прямо по направлению к тому месту, где располагался купол собора; там ее ждал декан, застывший в сиянии предвечернего солнечного ореола, и его строгий величественный силуэт отчетливо вырисовывался на фоне предзакатного неба.

Клара не отводила от него взгляда; за спиной у нее остались романские башни, созданные великим маэстро Матео и переходящие в стройные и воздушные барочные конструкции, являющие собой плод творчества другого, не менее выдающегося мастера, Касаса Новой; открывающийся с них вид на окружающий мир поистине великолепен.

Выполненная в свое время барочная надстройка оказалась в высшей степени удачной. Она никоим образом не мешает созерцать романский стиль во всей его первозданности и неповторимой красоте, но при этом позволяет любоваться вознесенным над ним, рождающимся из него, возникающим из того же камня искусством барокко со всеми присущими ему изысками и пышностью. Даже здесь, в этом святом месте, страна Галисия в очередной раз демонстрирует свою неизбывную двойственность, воцарившуюся в этих краях раз и навсегда. Бог — это добро, но и дьявол — не полное зло, уверяет народная мудрость, которая также утверждает, что нет худа без добра.

Увидев, что Клара поднимается к нему, декан приступил к спуску, направляясь к адвокатессе. Шаг за шагом он спускался по широким, пологим ступеням, покрытым буйно разросшейся этой дождливой весной зеленой растительностью. Ступени величественной лестницы покрывали в основном мох и лишайник, окрашивавшие их в цвета, характерные для крестьянских каменных домов, но и другая растительность тоже пробивалась сквозь древние камни собора, расцвечивая серую соборную крышу живописными пятнами. Были здесь и папоротник, и пуполистник, и гвоздика приморская — armeria maritima, известная в народе как приворотная трава. Непонятно, что они делали там, наверху, как необъяснимо и то, почему весной шестьдесят восьмого года студенты считали высшим проявлением свободы взобраться на крышу Кортиселы, примыкающей к собору небольшой часовни, чтобы совокупляться прямо на кровле. Неизвестно, что это было: желание демонстративно преступить закон, надругаться над святыней, эпатировать, просто досадить церковникам или же следствие мистического интереса, разбуженного в них марихуаной либо гашишем.

Спросите об этом у неверной жены, что на восточном фасаде собора, единственном фасаде в романском стиле, доступном взору паломника, ласкает каменный череп своего любовника, будучи приговорена ежедневно, до исхода дней своих покрывать его поцелуями, служа примером для одних и назиданием для других; с веками меняется мораль, но неизменным остается зов любви, не ведающий ни об изменчивой морали, ни о ходе времен.

Величественная каменная лестница соборной крыши облачена в те же одежды, в какие одеваются в Галисии все камни, приобретая неповторимый цвет, делающий их такими особенными, такими характерными для этого пейзажа. Нежно-зеленая поросль на твердом камне.

Дождик перестал моросить, и фигура клирика предстала в потоке исходившего от облаков лучезарного света, который обычно причиняет беспокойство глазам. Клара не могла различить лица священника, хотя и прищурила глаза, чтобы обострить зрение. Она сделала это, когда услышала, что он говорит ей с высоты что-то, чего она не могла разобрать из-за шума ветра. Тогда она решила ускорить свое восхождение, хотя, возможно, то, что хотел донести до нее в этот момент декан, было обычным приветствием. Не важно, она постарается сберечь его усилия.

И Клара пошла быстрее, но в этот момент снова оступилась, причем гораздо сильнее, чем в предыдущий раз. Девушка остановилась как вкопанная. Осмотрела ступени и убедилась в том, что они были не такие уж высокие, гораздо ниже обычных, но гораздо более широкие; это были большие каменные плиты, уложенные с небольшим наклоном, чтобы дождевая вода могла скатываться по ним без особых затруднений.

Да, видимо, зрелище струящегося по лестничной громаде потока воды во время хорошего ливня должно быть поистине впечатляющим, подумала Клара. А мокрые ступени должны быть особенно скользкими в скоплениях мха. Думать о том, что каким-нибудь ранним морозным утром во время недавних зимних холодов они превращались в настоящую слаломную трассу, ей не хотелось. Впрочем, это могло произойти и сейчас, весной, все зависит от погоды.

В этот момент до нее вновь неотчетливо донесся голос Салустиано Трасоса. Она подняла взгляд и увидела, как внушительная телесная масса декана ступенька за ступенькой спускается к ней с проворством, которого она в нем никогда не подозревала. Клара улыбнулась. Всегда приятно наблюдать за движениями ловкого тела вне зависимости от того, в каком возрасте оно пребывает. «Преподобный отец держится молодцом, — подумала Клара, — и хочет мне это продемонстрировать», — добавила она, вновь улыбнувшись.

Не успела она по достоинству оценить моложавость верного слуги Господа нашего, как до нее долетел отчетливый, хотя и далекий, возглас, не столько принесенный, сколько словно подброшенный в воздух сильным порывом западного ветра, который все больше набирал силу, захлестывая сутану между ног священника.

— Эээээээээпааа! — услышала она крик клирика, с ужасом наблюдая, как, внезапно поскользнувшись, он вскинул ноги, рухнул на спину и растянулся на лестнице; его голова оказалась на две или три ступени ниже той, на которую он поставил левую ногу как раз перед тем, как оступиться и упасть.

— Ничего себе грохнулся, мамочка моя! — воскликнула не на шутку перепуганная адвокатесса, вновь задавая себе вопрос, который мучил ее с момента восшествия на соборную крышу: «С какой это стати он назначил мне встречу именно здесь?»

Она не переставала спрашивать себя об этом, одновременно пытаясь как можно быстрее добраться до места падения священника и помочь ему подняться. И еще по мере приближения к нему она всячески пыталась подавить предательскую улыбку, которую вызывало у нее воспоминание о комичной позе клирика с задранными кверху ногами.

Ступая с крайней осторожностью, всякий раз тщательно выбирая, как и куда поставить ногу, Клара продолжала карабкаться наверх, преодолевая казавшееся ей теперь огромным расстояние, которое отделяло ее от оступившегося священника.

Одновременно она по-прежнему пыталась сдержать улыбку, которая становилась все более слабой, ибо по мере приближения к упавшему мужчине ей все же удалось с ней совладать. Уж очень потешным выглядело это падение, впрочем, как и любое другое.

Однако постепенно ее начинала беспокоить неподвижность, которую демонстрировало тело священно служителя. Время от времени она поднимала глаза, дабы взглянуть на священника. На третий или четвертый раз, убедившись в полной неподвижности лежавшего наверху тела, она всерьез забеспокоилась. И это беспокойство с каждым шагом усиливалось, пока не охватило ее целиком. Стало понятно, что произошло нечто такое, чего она никак не предполагала.

Когда Клара Айан наконец добралась до каноника, она издала пронзительный крик. Тело Салустиано Трасоса Кальво, декана компостельского собора, недвижно возлежало на крыше храма, а из основания его черепа струилась кровь, приобретавшая черный цвет по мере того, как смешивалась со мхом и лишайником.

Клара попыталась приподнять его, но тело было тяжелым, как у мертвеца. Охваченная отчаянием, она трясла его за плечи и хлопала по щекам, пока наконец не догадалась нащупать пульс. Когда она убедилась в его отсутствии, ей показалось, что крыша собора рухнула вниз.

7

Компостела, понедельник, 3 марта 2008 г., 17:20

Едва приступив к спуску по склону, ведущему к «Карретасу», главный комиссар полиции неожиданно передумал и повернул назад. Он решил отправиться домой. Там он спокойно перекусит. Андрес подумал, что отсутствие Эулохии, каким бы нежелательным оно ни было, располагает к тому, чтобы, по крайней мере, не предаваться чревоугодию.

Открывая дверь своего жилища, Андрес Салорио знал, что сварит порцию риса из тех, что продаются расфасованными в пакетики; их следует положить в кипящую воду и варить в течение семи минут. Потом он осторожно, чтобы не обжечься, извлечет пакетик и откроет его как бог на душу положит, то есть поспешно и неуклюже, отчего все-таки обожжет кончики пальцев. Затем он откроет банку консервированного тунца в масле. Смешает тунец с рисом и все это съест. На то, чтобы прийти к такому решению, у него ушло минуты три.

Вот такой будет у него обед. И есть он будет, вооружившись ложкой, что гораздо лучше, чем вилка, и желательно перед телевизором, глядя какую-нибудь идиотскую передачу из тех, что показывают в послеобеденное время. Уж очень ему не хотелось накрывать на стол.

Однако этот замысел ему осуществить не удалось. Открыв дверь, он с удивлением услышал жизнерадостный голос Эухении, дочери Эулохии, доносившийся из кухни.

— Ну вот, рыба у меня наверняка перестояла в духовке, — весело сообщила она. — Я тебе звонила, чтобы предупредить, что приду сюда, но у тебя был отключен телефон.

Комиссар достал свой мобильный и убедился: он по-прежнему отключен. Он его выключил, чтобы тот не звонил во время церковной службы.

— Ну что ж, очень хорошо, — ответил он, в то время как она продолжала что-то говорить.

Он же подумал о том, что, когда Эулохия вернется (а возможно, и раньше), она узнает, что в ее отсутствие он решил пообедать один дома. Эта мысль очень его развеселила, поскольку ситуация предполагала самые разные толкования.

— Мама послала мне вчера сообщение по электронной почте, в котором просила позаботиться о тебе в течение нескольких дней. Но я подумала, что до сегодняшнего дня ты вполне сможешь обойтись своими силами, пока я закончу то, что у меня было начато.

— И что же у тебя было начато? — ехидно спросил шеф компостельской полиции.

— Я приготовила тебе запеченного горбыля, — было ему ответом.

«Интересно, где она его взяла?» — с любопытством подумал Андрес. Потом вновь повторил свой вопрос:

— Так что же ты все-таки начала?

— То, что позволило мне в данный момент заняться открыванием дверцы духовки, — ответила она.

— Почему? — задал очередной вопрос возлюбленный ее родительницы, чтобы поддержать ни к чему не обязывающий диалог.

— Потому что от жары конфетки тают, мой старичок, — ответила ему Эухения, делая губки бантиком и принимая пикантную позу: отставила назад попу и начала неприлично ею вилять.

Возможно, причиной тому был возраст, но комиссар, по крайней мере в ту минуту, в большей степени заинтересовался горбылем, нечастым гостем на галисийских рынках, чем аппетитной позой, которую приняла его практически падчерица.

Она научилась у своей матери запекать рыбу в духовке каким-то неизвестным ему способом, дававшим впечатляющие результаты в плане как вкуса, так и восхитительных запахов и придававшим мясу необыкновенно нежную и сочную текстуру.

Предвкушение приятных гастрономических ощущений заставило его на время забыть о том, что предполагает пребывание Эухении в его доме, да еще при отсутствующей Эулохии. Если мать была особой в высшей степени экстравагантной, то и дочь ей мало в чем уступала. Неизвестно сколько дней Андресу придется мириться с присутствием не только ее самой, но и ее йоркшира и питона. Сия мерзкая тварь имела более метра в длину и далеко не всегда была столь вялой и апатичной, как это утверждала Эухения: напротив, она нередко проявляла агрессивность и делала такую, по мнению комиссара, злую морду, что у него леденело сердце всякий раз, когда он бросал на нее взгляд.

— Ты привезла с собой террариум или полезешь на чердак за тем, что хранится у нас? — спросил Андрес.

— Я уже спустила его вниз, не беспокойся, — ответила Эухения, вынимая из рыбы хребет, чтобы положить на тарелку два филе блестящего белого мяса, оставив кусочек вкусной рыбки йоркширу.

Комиссар решил постараться не обращать на падчерицу особого внимания. Эухения разделила мясо на кусочки, а потом принялась большим и указательным пальцами крошить порцию, предназначенную для ее любимца.

— Петрушка! — позвала она, завершив подготовку, и тут же, словно из-под земли, возник ее песик, дружелюбно виляющий хвостом.

— Петрушка! Ну конечно, все для тебя, гребаная петрушка, — проворчал комиссар, увидев нелепого карлика. — Ради бога, Эухения, сними с него хотя бы бантик! — воскликнул он уже громко, не в силах сдержать раздражение.

Эухения не удостоила его ответом. Гордым, исполненным достоинства жестом она дала собачонке предназначенную ей порцию и тут же облизала пальцы.

— Мм… вкусно! — с наслаждением сказала она.

Главный комиссар полиции снова отвел глаза в сторону. Эта девица нарушала его душевную гармонию. Из обширного списка экстравагантных выходок, которые Эухения обычно демонстрировала в порядке релевантности, не хватало пока хождения по его дому в голом виде, а с наступлением подходящего времени года, или даже раньше, выхода в том же виде на открытую террасу, где, лежа на каменном выступе, она бы не переставала удивляться, «какие все-таки невежи здешние мужики: без конца на меня пялятся», а потом жаловаться, что в этом доме она не может делать все, что ей заблагорассудится.

«Разве это не мой дом, солнышко?» — нежно (надо отдать ей должное, всегда с неизменной нежностью) вопрошала она обычно в таких случаях главного комиссара контингента полицейских сил Компостелы.

Со всем этим Андресу Салорио предстояло мириться в ближайшие дни, пока не завершится очередная эскапада той, кого он все-таки, несмотря на все обременяющие дополнения, считал своей третьей женой.

— Как дела на любовном фронте? — решил он поинтересоваться, чтобы что-то спросить и на время отвлечься от мыслей о двух отвратительных тварях, которые неизвестно сколько дней будут беспрепятственно перемещаться по его жилищу.

— Ах, сердце мое, вся беда в том, что моя мать подцепила тебя раньше, чем я, — нежно и вкрадчиво проворковала девушка.

Андрес решил как можно быстрее приступить к еде, чтобы набитый рот помешал ему ляпнуть что-нибудь неподобающее.

Он прекрасно знал, какое значение придают карибские жители словам: крайне незначительное, по его мнению. Поэтому сказанное Эухенией ровным счетом ничего не значило. Но ему также было хорошо известно, какое значение придают тем же словам обитатели суровых галисийских краев: слишком большое, как он полагал. По крайней мере, именно такое значение придавал им он. Так что лучше ему было не вступать в словесный поединок с сей легкомысленной особой.

— Ты это делаешь, я хочу сказать, готовишь просто восхитительно, — заметил он, едва заглотнув первый кусок. — Бог мой, ну и деньки меня ожидают! — пробормотал он про себя, приступая ко второму.

Завершив трапезу, он откинулся на подголовник кресла и задремал. Его вернул к действительности телефонный звонок, на который он незамедлительно ответил.

— Шеф, вы дома?

— Подожди, я посмотрю. Где ты хочешь, чтобы я находился, сопляк, если звонишь мне на стационарный телефон?

Было очевидно, что проснулся он отнюдь не в лучшем настроении. Едва открыв глаза, он ощутил присутствие у своих ног твари, не вызывавшей у него, как мы знаем, ни малейшей симпатии.

— Дело в том, что я звонил на мобильный, но он выключен или вне зоны действия сети, — ответили ему.

Андрес взял телефон и убедился, что это было так. Он снова забыл его включить.

— Ну что там? — спросил он, не желая признаваться подчиненному в своей рассеянности.

— У нас новая проблема, — ответили ему на другом конце.

— Какая еще проблема?

— Новый труп.

— Где?

— На крыше собора.

— Где, ты сказал?

— На самом верху, на кровле. И это декан собора.

— Декан?

— Да, он самый. И там еще адвокатша.

Едва услышав новость, комиссар тут же встряхнулся ото сна и, пулей выскочив на улицу, бросился к собору. Все это начинало его сильно раздражать. Последнее, что он услышал, покидая жилище, был голос Эухении, спрашивающей его, что произошло.

— Мы с мамой договорились, что она будет мне звонить, и она очень рассердится, если я ничего не смогу ей рассказать, — услышал он, захлопывая дверь.

8

Компостела, 3 марта 2008 г., 17:30

Машина «скорой помощи», несколько полицейских машин на площади Обрадойро, а также кружащий над крышей собора вертолет привлекли внимание почти двух сотен любопытных, жаждавших узнать, что же происходит.

Андрес Салорио, запыхавшись, подбежал к Вратам Платериас и стал подниматься наверх. Добравшись до трифория, он понял, что больше не в состоянии продолжать восхождение, а посему уселся на ступеньку лестницы, дверь на которую в первый раз была открыта немногим более часа назад для того, чтобы Клара Айан, переступив ее порог, отправилась навстречу своей планиде.

А планида сия, похоже, — во всяком случае, в последние дни, — состояла в том, чтобы в самый неподходящий момент оказаться рядом с трупом. Порог, который она переступила, ни в малой степени не напоминал порог Святых Врат.

«Видно, придется мне пересмотреть свои отношения с этой заколдованной адвокатессой», — сказал себе комиссар, складывая пальцы в фигу, то есть просовывая большой палец между средним и указательным; как известно, сия не слишком приличная фигура помогает избежать разнообразных ведьмовских козней и прочих сглазов, но совершенно бесполезна в ситуации, которая в данный момент беспокоила комиссара, пожалуй, больше всего, — фига была бессильна против мучившей его одышки.

Если бы Андрес произнес то, о чем подумал, вслух, то при произошедшем у него сбое в дыхании с ним вполне мог бы случиться обморок. Салорио интуитивно ощущал эту угрозу, а посему следующее заклинание тоже сформулировал только мысленно.

«…и еще надо перестать курить сигары, немного похудеть и каждый день ходить пешком», — пообещал он себе, хотя на этот раз был убежден, что не сделает ни того, ни другого, ни третьего.

В это время в дверь просунулся полицейский агент.

— К вашим услугам, господин комиссар, — по-военному отрапортовал он, вытянувшись по стойке «смирно».

В Корпусе Национальной полиции Испании все еще сохраняются некоторые формальные нормы поведения, унаследованные от франкистской эпохи. Комиссар не считал это ни хорошим, ни плохим, но и полностью безразличным его такое поведение подчиненных не оставляло. Должна же как-то проявляться служебная субординация, черт побери, размышлял он обычно в случаях, когда подобное показное проявление иерархических отношений вызывало у него чувство неловкости.

— Не беспокойтесь, не беспокойтесь, — ответил он полицейскому, словно тот предлагал ему свою помощь. — Расскажите, что там наверху происходит.

Агент решил воспользоваться возможностью показать, чего он стоит, и не упустил ни одной детали. Приблизительно час назад экскурсовод собора, несколько жеманный молодой человек, приятель одного из каноников (что, разумеется, ни о чем не говорит, он упомянул данную деталь лишь на тот случай, если она может иметь хоть какое-то отношение к делу), довел адвокатессу до места, расположенного несколько выше того, где они сейчас находятся, поскольку декан собора зачем-то ждал ее на крыше.

Так вот, гид заметил, что адвокатесса пребывала в крайне нервозном состоянии; прежде чем притворить за собой дверь, он увидел, как она направляется к декану, который поджидал ее на вершине крыши, под самыми башнями-близнецами.

— Это все?

— Ну еще, похоже, нашлись свидетели из тех, что пили кофе на террасе кафе на площади Кинтана, которые слышали крики о помощи, но не могли различить, откуда они доносятся. Кто-то даже подумал, что это кричат монашки из Сан-Пайо-де-Антеальтарес.

Комиссар не смог сдержать улыбку. Одна из его прабабушек в середине XIX века была заточена в этот монастырь. У нее случилась любовь с человеком, который не пришелся ко двору в ее семействе. В память о ее пребывании окна, расположенные у лестницы, ведущей от гостиницы «Каса де ла Парра», так и остались заколоченными. Всякий раз, когда ей заколачивали одно окно, она открывала другое, чтобы возлюбленный мог проникнуть в лоно монастыря, равно как и в иное, гораздо более привлекательное для него.

«Да, она была исключительной женщиной, — сказал себе Андрес не без некоторой гордости. — Ей удалось добиться проведения реформ в ордене, аудиенции у папы, а по освобождении от обета она немедленно покинула монастырь».

Тут он вновь обратился мыслями к Кларе. Она, несомненно, тоже была исключительной женщиной, но, пожалуй, на этот момент с исключительностью у нее случился явный перебор.

«В этой стране слишком много исключительных женщин, — пришла ему в голову мысль, — уж лучше бы их было поменьше», — подвел он итог своим рассуждениям, после чего уже вслух высказал очередной вопрос:

— Что еще?

— Ну, еще сейчас наверху помощник комиссара Деса и старший инспектор Арнойа с адвокатессой, врачи скорой помощи и пара священников, дожидающихся прибытия судьи. — Сочтя, что дал вполне исчерпывающий отчет о происходящем, агент замолчал, однако, сделав небольшую паузу, все же решил кое-что добавить: — Да, еще несколько полицейских исследуют крышу, смотрят, что там и как. Меня поставили здесь, чтобы больше никто не смог подняться.

Последние слова он произнес с некоторой обидой, словно давая понять, что годится на гораздо большее, чем те скучные обязанности, которые ему приказали выполнять.

Выслушав агента и отдышавшись, Андрес Салорио решил, что уже достаточно пришел в себя и в состоянии продолжить восхождение, после чего вступил на лестницу, ведущую от трифория к крыше.

Теперь комиссар поднимался очень медленно. Он не хотел предстать перед подчиненными в том жалком виде, в каком оказался на трифории, поэтому не спешил. Он даже время от времени останавливался, чтобы заглянуть в маленькие оконца, сквозь которые на узкую винтовую лестницу проникал слабый свет.

Пока он поднимался по этой старинной лестнице, время от времени останавливаясь, чтобы передохнуть, он тщательно обдумывал, как ему сохранить хорошую мину при плохой игре и не продемонстрировать растерянности по поводу случившегося перед своими подчиненными.

Первое, что он с изумлением обнаружил, когда другой полицейский агент открыл перед ним дверь на кровлю, был грандиозный вид роскошной лестницы над центральным нефом собора.

— Черт возьми! И как же я раньше не видел такой красоты? — сказал он себе, не обращая никакого внимания на то, что происходило несколькими метрами выше того места, где он стоял.

Затем он вспомнил, что никогда не видел вблизи и башни Беренгела, внутри которой один звонарь разместил всю свою семью, портняжную мастерскую, специализировавшуюся на пошиве священнических одеяний, свинарник, в котором весь год держал кабанчика, и курятник, снабжавший все семейство свежими яйцами по будням и курятиной по праздникам.

Такова уж эта страна. Но когда какой-нибудь писатель описывал все эти вещи в своих книгах, критики обычно соотносили их с постулатами магического реализма, а не с элементарными законами выживания. Впрочем, это совсем другая история, сказал себе комиссар.

На вершине крыши собора под проливным дождем и резкими порывами ветра, от которых висевший над собором вертолет раскачивался во все стороны, бригада медиков занималась тем, что пыталась реанимировать бездыханное тело декана. Делали они это без особого энтузиазма и надежды, скорее в силу требований протокола. Пока врачи занимались исполнением своего долга, двое полицейских громко говорили о чем-то с Кларой Айан. Они находились всего в нескольких метрах от первой группы и оживленно жестикулировали. Двое соборных служителей в сутанах стояли у подножия лестницы, что, на взгляд комиссара, было весьма благоразумно. Вертолет, паря прямо над разворачивавшейся сценой, заглушал все звуки, заставляя всех действующих лиц вести себя так, как они себя вели, то есть громко кричать и активно жестикулировать.

Салорио направился к ним, поднимаясь осторожно и медленно, старясь не поскользнуться на поросших мхом ступенях кровли и одновременно заслоняясь от потока воздуха, вызванного пропеллером летательного аппарата, который он немедленно соотнес с другим, маленьким и радиоуправляемым. С тем самым, который использовал сын Эулохии, чтобы устроить безобразие в прошедшую субботу, два дня назад, возможно именно в те минуты, когда происходило первое убийство.

Комиссар застыл на месте. Он сказал «первое убийство». Так что же, он уже заранее предполагает, что это тоже убийство? Почему он связал их? Из-за присутствия Клары? Он продолжил свой подъем. Несмотря ни на какие происки стихии, его тело сохраняло устойчивость и казалось несокрушимым, в каком-то смысле даже вызывая зависть у людей с меньшим весом.

Воспоминание о вертолете, которым управлял Сальвадор, на этот раз нисколько его не развеселило. Добравшись до места, где находились Деса и Арнойа, он, поздоровавшись с ними, распорядился:

— Скажите тем, наверху… пусть уберут отсюда вертолет… и побыстрее… пусть поднимают ветер в другом месте, нечего тут над нами кружить… а то загремим все к чертовой матери… в общем, чтобы духу их здесь не было, черт побери!

Пока комиссар столь гневно приветствовал честную компанию, собравшуюся на крыше, дверь, ведущая на лестницу, по которой ранее поднялись все присутствующие, вновь открылась и в ее проеме показалась фигура Адриана Кальво. В этот момент дождь прекратился, хотя и ненадолго. Новая черная туча угрожала излиться на город; об огромной силе ветра здесь, на высоте, можно было судить по стремительному перемещению облаков.

Как только Адриан разглядел группу поглощенных прискорбными хлопотами людей, он бросился бежать вверх по лестнице. Не в пример Салорио, продемонстрировавшему при подъеме полное отсутствие какой бы то ни было ловкости и проворства, Адриан проявил такую прыть, что его стремительное восхождение вызвало у присутствующих немалое удивление; правда, удивление быстро сменилось страхом.

— Да он же убьет себя! — воскликнул помощник комиссара Деса.

Адриан Кальво поскользнулся и шлепнулся всем телом на мокрую, скользкую поверхность соборной крыши.

Врачи скорой помощи, сидевшие на корточках вокруг тела каноника в столь же неудобных, сколь и бесполезных позах, инстинктивно вскочили на ноги, намереваясь броситься вниз по лестнице на помощь племяннику разбившегося священнослужителя, тем более что последнему, судя по полной неподвижности и отсутствию какой бы то ни было реакции на их действия, эта помощь уже не требовалась.

Крыша собора представляла собой настоящий каток. Но что еще хуже, это был каток с наклонной поверхностью.

В это время снова припустил дождь, причем сильнее, чем прежде. Пилот вертолета, заметив падение Адриана, развернулся и вновь начал кружить над крышей, осложняя и без того непростое передвижение людей по кровле собора.

— Пусть немедленно убираются отсюда! Скажи этим козлам, чтобы убирались! Они что, хотят, чтобы мы все тут убились? — как безумный закричал Салорио, ощущая свое бессилие в сложившейся ситуации и понимая, что его почти не слышно из-за жуткого шума, образованного дождем, ветром, вращением пропеллера и пронзительными криками Клары, совершенно явно свидетельствовавшими о начинавшейся у нее истерике.

Когда к Адриану подоспела помощь, он жалобно стонал. На первый взгляд все кости у него были целы. Возможно, имелся перелом ребер, потому что, по его словам, ему было трудно дышать. Кроме того, у него была ужасная гематома на правом колене, ободрана правая ладонь и, как сказал ему врач скорой помощи, наверняка еще масса синяков и ушибов.

Все находившиеся на крыше промокли до костей. Дождь все усиливался, а зонтик захватить с собой никто не догадался; впрочем, на этом ветру его вряд ли кто-либо удержал бы раскрытым.

Смирившись с неизбежностью простуды, а может быть, просто давно привыкнув исполнять свой долг в любых погодных условиях, врачи скорой помощи действовали так, словно дождь им совершенно не мешает. Двое из них остались возле трупа, а трое оказывали помощь племяннику усопшего. Оба присутствовавших при производимых действиях каноника старались любым способом укрыться от ветра.

Трое полицейских — Салорио и его помощники — внимательно наблюдали за собравшимися на крыше, а вертолет с высоты наблюдал за ними. Клара, слегка придя в себя после пощечины, которую ей залепил один из эскулапов, уселась на ступени лестницы и горько рыдала, обхватив голову руками и опершись локтями на красивые округлые колени, выглядывавшие у нее из-под юбки. Ей было совершенно наплевать на то, что ее нескромная поза не соответствовала сему жертвенному месту, и она совершенно беззастенчиво, хотя и не бесстыдно, демонстрировала свои ноги. От взора мудрого и внимательного полицейского, каковым к закату карьеры стал Андрес Салорио, сия деталь, разумеется, не ускользнула. Однако он не констатировал ничего, что бы ему не было известно заранее: у Клары Айан очень красивые ноги.

9

Компостела, понедельник, 3 марта 2008 г., 17:40

Едва придя в себя от падения, Адриан Кальво тут же вскочил на ноги, поискал взглядом Клару Айан и, различив ее в пелене дождя, пошел к ней.

Несмотря на крайнее волнение и нервозность, теперь он поднимался по лестнице медленно и осторожно, переводя взгляд с тела своего дяди на лучшую подругу своей покойной невесты.

Было очевидно, что он скорее стремился к горячему телу Клары, нежели к уже остывающему трупу своего дяди. Обратив на это внимание, Андрес Салорио подумал о возможных связях, существующих между этими двумя действующими лицами происходящих событий.

Однако он понимал, что еще далеко не готов сказать, представляет ли собой сия пара «скрипачей на крыше» ключ к разгадке тайны, которую ему предстояло раскрыть, или же они всего-навсего пылкие и наивные простаки, одураченные гораздо более изощренным и коварным противником. События, которые ему довелось пережить за какие-то двое суток в радиусе, не превышающем ста пятидесяти метров, под аккомпанемент нескончаемого надоедливого дождя, начинали казаться ему странной шахматной партией, в которой фигуры совершают непредсказуемые ходы. К настоящему моменту у него на счету имелись две главные потери: королева и конь-тяжеловоз.

Все произошло за короткий временной отрезок в два дня и на ограниченном пространстве в несколько сотен квадратных метров, а если измерять по прямой, то и еще меньше, зачем-то уточнил он, словно этот странный перерасчет мог что-то ему подсказать.

Дождь все шел и шел не переставая, и он вдруг подумал, что если бы все происходило пару месяцев назад, то при той же облачности, что покрывает небо ныне, они бы в этот час вынуждены были работать практически в потемках. Мысль о том, что у них в распоряжении еще имеется несколько светлых часов, слегка его успокоила. Однако вся атмосфера происходящего и ограниченное пространство, на котором, начиная с субботы, разворачивались трагические события, по-прежнему погружали его в крайне подавленное состояние.

Комиссариат располагается на полпути между собором и домом убитой и почти на том же расстоянии от последнего, какое пролегает между собором и церковью Святого Франциска; медицинский факультет, еще одна точка отсчета в ходе событий, находится на пол пути между двумя храмами. Так не собор ли — эпицентр всего происходящего?

Адриан уже добрался до того места, где находилась адвокатесса; увидев, что он приближается, она поднялась. В то время как все вокруг ожидали, что они заключат друг друга в объятия, и она уже даже протягивала к нему руки, Адриан схватил ее за плечи и начал трясти.

— Ну что? Сначала София, а теперь он! Ты что, хочешь покончить со всеми, кого я люблю? И кто же будет следующим, я? Я буду следующим? Я!

Кларино лицо выражало не только страх, но и изумление. Никто из присутствующих не осмеливался вмешаться — отчасти из любопытства, отчасти из страха поскользнуться и, скатившись по крыше, разбиться о балюстраду, возвышающуюся по краям двух боковых пропастей.

— Что ты такое говоришь, Адриан, что ты говоришь?! Ты с ума сошел?

Было очевидно, что Адриан пребывает в состоянии крайнего возбуждения, но никто не решался прервать разворачивавшуюся на глазах у присутствующих сцену.

— Да, следующим буду я. Разве не так? Так вот, знай, я о мощах ничего не знаю! Понимаешь? Абсолютно ничего!

Андрес наконец сделал знак подчиненным и врачам скорой помощи, чтобы они положили конец происходящему.

Тем временем Клара вновь уселась на ступени лестницы и зарыдала, заходясь в истеричном плаче; Адриан безуспешно пытался ее поднять, но добился только того, что адвокатесса рухнула на каменные плиты кровли.

К ним подошел один из врачей и, схватив Адриана за руку, потащил его к тому месту, где лежал труп его дяди; он сделал это не для того, чтобы показать племяннику тело покойного или чтобы тот его опознал, а с единственным желанием оттащить его от адвокатессы.

— Пусть вертолет не улетает, пока не прибудет дежурный судья и не распорядится об эвакуации трупа. Не будем же мы вставать в цепочку и спускать тело по этой лестнице или устраивать спектакль с вызовом подъемного крана. Так что пусть не выкобенивается и ждет. Что, ему не нравится столько времени болтаться в воздухе? Я сказал, пусть не выкобенивается, козел! — изрек комиссар.

Он чувствовал, что им тоже овладевают крайнее беспокойство и возбуждение, которые он мог отнести только на счет слишком быстрого и необычного развития событий.

— И всем соблюдать спокойствие! — крикнул он, словно одного этого громкого приказа было достаточно, чтобы спокойствие воцарилось.

Они все давно насквозь промокли, и ему надоело ощущать эту всепроникающую сырость, по крайней мере, он не хотел мокнуть и дальше. А посему следующее его распоряжение состояло в том, чтобы прибытия судьи все ждали на трифории, оставив труп каноника на крыше, и чтобы за ним присматривал тот самый агент, что первым проинформировал его о происходящем, когда он поднялся наверх. Комиссару показалось, что этот парень сумеет как следует отработать свой хлеб.

— Не думаю, что кто-то захочет его утащить. А если вдруг прилетит какая-нибудь ведьма на помеле, пусть о ней позаботится вертолет, — почти прорычал он. — А вы, — продолжил он, обращаясь к другому полицейскому агенту, — помогите своему товарищу, который стоит на посту рядом с Вратами, сделать так, чтобы сюда не посмела подняться ни одна живая душа; вы же, — обратился он к третьему, — с той же целью оставайтесь у входа на трифорий. Остальные за мной.

Ему нравилось говорить «трифорий», а не «галерея», когда речь шла о продольном пространстве над боковыми нефами собора, образующем, по существу, еще два нефа, как бы надстроенных над основными; в давние времена они служили приютом для сотен паломников.

Дым от свешивающегося с потолка огромного серебряного кадила, ботафумейро,[40] весом восемьдесят килограммов, служил тогда, помимо ароматного воздаяния хвалы Господу, своего рода дезинфекцией и дезодорантом против густых запахов человеческих испарений, наполнявших сей священный храм, конечную цель долгого пути тысяч паломников.

Теперь же, пусть и на время, хозяином трифория стал он, комиссар полиции.

— Ты со мной! — коротко приказал он племяннику декана, когда они наконец укрылись от дождя. — Остальные постарайтесь обсохнуть, насколько это возможно.

Собор был погружен в полумрак. Комиссар в сопровождении Адриана двинулся по трифорию в направлении главного алтаря, удаляясь от группы, которая осталась ждать их возвращения.

— Никому не дозволено выходить отсюда до моего распоряжения и, разумеется, пока не прибудет судья и не увезут труп.

Известие о происшествии уже распространилось по городу.

Видя, что она не может привести декана в чувство, Клара позвонила по мобильному на пульт неотложной медицинской помощи 061. С этого момента от нее уже ничего не зависело. Диспетчер скорой помощи поставил в известность о случившемся полицию. Когда медики и полицейские устремились в собор, то они, сами, возможно, того не желая, быстро распространили новость, поскольку спрашивали у попадавшихся им навстречу служителей храма, как пройти наверх и кто может провести их на крышу.

Их провел тот же самый женоподобный юноша, который выступил в качестве проводника и для Клары. Он же уведомил о случившемся тех двух каноников, которые приняли участие в первом акте дознания на крыше собора.

Каноники, в свою очередь, оповестили архиепископа и привели в действие информационную цепочку, взбудоражившую весь город. Новость, надо сказать, этого заслуживала.

И вот теперь храм был до отказа заполнен людьми, делавшими вид, что пришли помолиться за упокой души усопшего, хотя на самом деле сосредоточенно внимали всему, что происходило вокруг прискорбного события. Они и не догадывались, что прямо над их головами и практически в пределах слышимости (конечно, если как следует прислушаться, а также если бы прекратился ропот, заполнявший все огромное церковное пространство) обсуждались вопросы, имевшие самое непосредственное отношение к тому, что их так интересовало. Иными словами, они не знали, что там, наверху, над ними, происходит беседа, которая, по мнению полиции, могла пролить первый лучик света на это темное дело.

— О каких мощах ты говорил, Адриан? — спросил комиссар.

Адриан не смог прореагировать нужным образом, и единственное, что ему удалось пробормотать, было:

— Что?

— Я спрашиваю, о каких мощах ты говорил, когда тряс Клару?

— О тех, что покоятся здесь, внизу, — наконец ответил Адриан после долгой паузы, которую комиссар счел благоразумным не прерывать.

— Где именно? — спросил Андрес Салорио, прекрасно зная, какое место имеет в виду племянник декана. Воистину собор был громадной матрешкой, полной тайн и сюрпризов.

— Там, под центральным нефом, в захоронениях средневекового некрополя, — вновь ответил Адриан, уже более спокойно.

В это мгновение Андрес почувствовал, что где-то там, впереди, забрезжил робкий лучик света, и, сам толком не зная почему, снова спросил:

— А еще где?

— Там, — ответил Адриан, протягивая руку и указывая на самый центр главного алтаря, то есть на центр мира, пуп земли, где покоились останки святого апостола Иакова, Сына Грома, брата по плоти Иисуса из Назарета, Христа Спасителя.

10

Компостела, понедельник, 3 марта 2008 г., 17:45

Когда, следуя распоряжениям комиссара, Клара Айан спустилась с крыши собора, она почувствовала, что начинает испытывать симптомы нервного возбуждения, предвестника паники, которой она так боялась.

Адвокатесса осознавала, что была единственным в мире человеком, который мог поведать о том, как именно скончался преподобный. Проблема заключалась в том, насколько люди, призванные выслушать рассказ, будут готовы принять ее версию за истину. Прозвучавшие в ее адрес обвинения племянника покойного клирика увеличили возможность того, что число не склонных верить ей людей будет только расти. Тот факт, что всего двое суток назад именно она обнаружила труп Софии Эстейро, значительно усиливал эту возможность. Размышления на эту и подобные темы как раз и вызвали у Клары то самое нервное возбуждение, о котором шла речь выше.

Сразу после трагедии Клара Айан проявила поистине поразительную выдержку. Увидев, что дон Салустиано не дышит и не подает никаких признаков жизни, вместо того чтобы испугаться, она, напротив, исполнилась мужества и самообладания, успокоилась, насколько это было возможно, и вызвала медицинскую помощь 061.

Теперь же ее нервы не выдержали. И без того крайне возбужденное состояние усугубил жест Адриана, заставивший ее содрогнуться: племянник декана, вытянув вперед правую руку, указывал в сторону крипты, где покоятся останки сына Зеведея и Марии Саломии, родного брата Иоанна Богослова и брата по плоти Иисуса Христа. Да, Адриан показывал на то место, где, по общепризнанному мнению, покоятся человеческие останки, признанные мощами апостола. Мучительный приступ паники полностью овладел всем ее существом.

Наблюдавший за ней врач скорой помощи, оценив новый поворот в клинической картине пациентки, взял аптечку и поспешил к адвокатессе.

Клара сидела, прислонившись спиной к стене, и судорожно хватала воздух ртом. Врач открыл аптечку, извлек оттуда ампулу, потом вынул из упаковки шприц и без всяких промедлений профессиональным жестом сделал женщине инъекцию транквилизатора.

Она позволила ему это сделать, не оказав никакого сопротивления; похоже, она даже не заметила укола. Все ее внимание было приковано к дуэту, образованному комиссаром и племянником покойного декана. Вскоре ею овладело приятное ощущение отрешенности от действительности, навевающее спасительный сон. Позднее она вспомнит, как возле нее установили носилки, на которые, укрыв сверху одеялом, ее заботливо уложили. И тут она забылась приятным сном.

Ей приснилось, что она нагая скачет верхом на ботафумейро. Огромное кадило раскачивалось под куполом собора с севера на юг и с юга на север, и она чувствовала, как дым, извергающийся из внутренностей сего странного летательного аппарата, призванный очищать от грехов, одурманивает ее своим ароматом.

По мере раскачивания кадила она вдруг начала ощущать довольно ощутимый жар в интимных местах — жар, который даже вселил в нее опасения по поводу того, не облегчает ли она ненароком свой мочевой пузырь. Впрочем, эта вероятность нисколько ее не обеспокоила, и у нее возник единственный вопрос: сохранится ли сие приятное ощущение после того, как настанет грустный момент прощания с восхитительным летательным кораблем.

Сейчас же полет достиг своего апогея. Боже, какой это был полет! Траектория, которую Клара описывала вдоль трансепта святого храма Сантьяго-де-Компостела, представляла собой дугу длиной шестьдесят пять метров, по которой она неслась со скоростью шестьдесят восемь километров в час.

Когда Клара оказывалась в северной части трансепта, она иногда видела декана, выходившего из полумрака, а иной раз — Адриана с комиссаром, невозмутимо продолжавших указывать на пуп земли.

Эта троица сопровождала ее на протяжении всего сна. Когда она уносилась на юг от средокрестия, связь с остававшимися на галерее поддерживалась с помощью флажков, похожих на те, что используют на море.

Скорость ее только опьяняла, а аромат благовоний уносил в заоблачную даль.

Всякий раз, приближаясь к центру, она чувствовала, как раскачивающие кадило восемь служителей в багряных одеждах — тираболейрос — с силой дергают за канаты, придавая ускорение огромной металлической чаше.

Тринадцать пролетов трансепта рассекали на части монотонное гудение воздуха, перемещаемого стремительным раскачиванием кадила. Так бывает, когда мы мчимся на автомобиле с открытым окном и мимо нас со свистом проносятся телеграфные столбы, дорожные указатели или перила моста. Единственная разница заключалась в том, что в Кларином сне математическая точность, с какой рассекался воздушный поток, накладывалась на нестройный аккомпанемент свирелей. В результате возникала жуткая мантра, пронизывавшая все ее существо.

Невозможность разгадать загадку магического хода серебряной махины было единственным, что омрачало чудесный сон Клары. Это движение не было похоже ни на инъекцию, ни на эжекцию, это было нечто совсем иное. По всей видимости, где-то внутри чаши находился центр всемирной гравитации, в котором воздух поворачивал вспять. Да-да, именно здесь располагался пуп земли. Наконец-то она это поняла. Правда, она не знала, станет ли от этого открытия счастливее или, наоборот, несчастней. Ей стало казаться, что ее заполняет антиматерия, она ощутила себя черной дырой и тогда решила, что лучше ей продолжать наблюдать за процессом вращения кадила, чем прислушиваться к странным порождениям своего разума.

Служители, раскачивающие кадило, тираболейрос, не двигаются с места, то есть почти не двигаются. Только их руки поднимаются и опускаются на несколько сантиметров всякий раз, когда чаша оказывается возле них. Чаша с сидящей на ней верхом Кларой.

В пароксизме движения наступает экстаз. Какую еще цель может иметь умопомрачительный полет над миром, если не достижение сего восхитительного состояния? В какое-то мгновение полет прекращается и чаша замирает в воздухе. Это похоже на удивительный миг дневного перемещения небесного светила, когда оно достигает зенита, тот самый уникальный момент, когда солнце доходит до наивысшей точки в своем шествии по небу и застывает в неподвижности. Однако если тут же, не теряя ни мгновения, оно не приступит к спуску, то и сам процесс движения, и его цель потеряют всякий смысл; наступит конец эволюции.

В траектории, которую описывает Клара, этот момент наступает несколько раз то в северной части трансепта, то в южной, ибо блаженство в разнообразии, а интересующая ее троица, состоящая из комиссара, декана и его племянника, располагается на разных концах галереи.

Очередной момент неподвижности был достигнут благодаря исходному толчку, сместившему дугу движения кадила на тринадцать градусов по отношению к вершине приводного механизма. В своем сне Клара соотнесла этот толчок с ударом ноги декана, который тот нанес по чаше, после чего переместился с южной части галереи на северную и продолжил попеременно переноситься с одной стороны трансепта на противоположную. В результате спустя восемьдесят секунд, по завершении шестнадцати циклов, амплитуда движения кадила значительно увеличилась, достигнув восьмидесяти двух градусов, и казалось, что чаша вот-вот врежется в свод, слава богу, пока не небесный, хотя и до последнего уже было рукой подать: скорость движения уже достигала девятнадцати метров в секунду.

Оставаясь во власти сна, Клара содрогнулась, осознав подстерегавшую ее опасность. Если кадило, на котором она восседает, исчезнет, превратившись в бесконечно малую частицу антиматерии, или канат, с которого свисает серебряная чаша и за который держится она, превратится в ниточку света с нулевой массой, полная механическая энергия, то есть сумма кинетической энергии и потенциальной энергии гравитационного поля, останется неизменной во времени. И тогда наступит небытие. То есть смерть.

Осознав это, Клара попыталась покинуть свой сон, но ей это не удалось. Кадило неожиданно изменило траекторию маятника и пустилось в полет, который вначале казался свободным, но очень скоро вошел в штопор, образуя спираль, подобную рисунку раковин улитки и моллюсков или же кривой Фибоначчи.

Сей более чем странный полет совершенно необъяснимым образом перенес ее, покружив над деамбулаторием, внутрь крипты, где хранится саркофаг с мощами святого апостола.

Она со всего размаху ударилась об него, и все вокруг наполнилось яркими вспышками пламени, из которых возникли сияющие звезды. Вот так, наверное, рождался Млечный Путь, Путь Сантьяго, подумала Клара в завершение своего удивительного сна.

— Вот это да! Вот он какой, Млечный Путь! — сказала она себе, и в это мгновение проснулась.

Пробудившись, она тут же бросила взгляд на край трифория и увидела, что комиссар с Адрианом по-прежнему ведут там беседу. Ей показалось, что они говорят о главном алтаре, и в какое-то мгновение даже привиделось, что они парят над ним, как это случилось с ней в ее недавнем сне.

Тут Клара отчетливо осознала, что одна она с этим делом не справится. Все заметно осложнилось. Тогда она взяла в руки мобильный телефон и набрала номер коллеги по адвокатской конторе, которому она больше всех доверяла; затем сделала второй звонок, на этот раз еще одному коллеге, которого считала наиболее компетентным в подобного рода делах. Лучше поздно, чем никогда. Она и так неправильно поступила, не прибегнув к их помощи с самого начала.

В этот момент она вдруг подумала об одной странной детали, на которую раньше не обратила внимания. Как так получилось, что никто из коллег не подошел к ней во время церковной панихиды? Где они все были? Или она перемещалась сегодня так стремительно, что никто из ее товарищей не смог нигде ее обнаружить?

11

Компостела, понедельник, 3 марта 2008 г., 18:00

Как только Адриан, вытянув вперед правую руку, показал на главный алтарь, Андрес Салорио понял, что ситуация претерпела кардинальный, поистине коперниковский переворот.

— Ты хочешь сказать, в крипте? — спросил комиссар.

— Да, разумеется, — ответил племянник декана, чье недвижное тело остывало на крыше собора.

— Ей что же, недостаточно было мощей, которые покоятся в некрополе? — настаивал полицейский.

— Нет, она все время говорила мне, что людей нисколько не волнует, страдал ли какой-нибудь безымянный галисиец, живший тысячу лет тому назад, артритом, или у него была трещина в лобковой кости как следствие удара в пах.

— А ты что ей на это говорил?

— Ну, соглашался, что это, возможно, не представляет особого интереса, но зато любопытно было бы узнать, что ели наши предки и какие болезни были наиболее распространены в те давние времена.

— И что она тебе отвечала?

— Ничего. Тогда я пытался убедить ее, что главное написать диссертацию, ведь это позволит ей получить докторскую степень.

— А она что?

— Смеялась. А потом снова повторяла, что, если бы ей удалось заполучить подобные сведения об апостоле, это, несомненно, вызвало бы большой интерес. Ведь и правда, знать о том, какими болезнями страдал родственник самого Христа, — это клёво.

— Это что?

— Ну, клёво… в общем, здорово.

— А! А ты продолжал с ней спорить?

— Ну, в какие-то моменты да, в какие-то нет. В зависимости от ее настроения, она ведь очень легко раздражалась.

— Она была девушкой своенравной, верно.

— Да, ершистой и упрямой, точно.

— И как долго это продолжалось?

— До тех пор, пока она не настояла на том, чтобы я представил ее дяде.

— Твоему дяде? Зачем?

— Ну, она каким-то образом узнала, что он единственный, кому известны имена всех трех хранителей ключей, открывающих саркофаг… В общем, она захотела с ним познакомиться, чтобы попросить ключи.

— А она не хотела, чтобы их попросил ты?

— Нет.

— Почему?

— Говорила, что я не обладаю достаточной силой убеждения и необходимой напористостью.

— Ну и как ты это воспринял?

— Нормально. Может быть, мне и не хватает этих качеств, но ее-то я сумел убедить.

— В чем?

— Ну, чтоб мы начали встречаться.

В этот момент Адриан показался комиссару совсем крохотным, меньше воробушка, слабым и бесхарактерным. Понятно, что парня использовали исключительно для того, чтобы добраться до его дяди. Впрочем, лучше ему не вдаваться во все эти дебри человеческих отношений. Но и резких пируэтов в стиле тореро тоже делать не стоит.

— Послушай, а когда она попросила представить ее твоему дяде, что ты ей сказал?

— Я спросил у нее, почему бы ей не взять анализы ДНК у тел, покоящихся в некрополе, и не сопоставить их с ДНК жителей нынешней Компостелы, чтобы установить, есть ли среди ныне живущих компостельцев прямые потомки древних жителей города. Ей идея понравилась.

— Почему же она ее не осуществила?

— Она сказала, что прибережет ее для городища Луго или еще для какого-нибудь не столь посещаемого и более древнего, чем некрополь, места. Мне это тоже показалось логичным.

— Понятно. Ну и как же она в результате познакомилась с твоим покойным дядей?

Андрес сам удивился тому, что уже запросто говорит о декане как о мертвом человеке; что касается Адриана, то по его лицу было видно, что упоминание о кончине дяди все еще вызывает у него потрясение. Впрочем, он быстро пришел в себя.

— Однажды вечером мы с Софией прогуливались по улице Вилар и, дойдя до площади Пратериас, увидели дядю, который спускался по лестнице; заметив его, она тут же повернула ему навстречу и сделала так, чтобы мы буквально столкнулись с ним на последней ступеньке.

— И что ты тогда сделал?

— Я? Ничего! Но зато она улыбнулась, как ни в чем не бывало чмокнула его в щеку и заявила: «Здравствуйте, дон Салустиано, я София, невеста Адриана».

— А вы действительно уже были женихом и невестой?

— Да какое там… Мы только что стали встречаться… — ответил Адриан, словно лишь сейчас осознал, как стремительно все развивалось.

Да, это было так. Их отношения стали близкими именно после той встречи. Но он был так ослеплен, так ею восхищался, она так влекла его к себе, что он безоговорочно воспользовался удачно сложившейся для него ситуацией.

Вскоре ее уже приняли в семье Адриана в качестве невесты. Но София сделала все возможное, чтобы их семейный круг ограничился лишь ими тремя: его дядей, им и ею. Она стала часто наведываться к декану в собор и в конце концов заполучила то, к чему так стремилась с самого начала.

Андрес искренне посочувствовал этому неплохому парню, незлому и простодушному, которого так ловко обвели вокруг пальца.

Понимая, что он превышает свои полномочия, что это не входит в сферу его компетенции, что момент, может быть, не самый подходящий и что он, вполне возможно, ошибается, комиссар все же не сдержался и, положив руку на плечо юноши, дал ему совет:

— Поплачь по ней немного, раз уж ты так ее любил, но не перестарайся. Не слишком-то ее оплакивай. — Потом добавил: — Ладно, пошли. Нас ждут.

И направился к группе людей, которые ждали их возле двери, ведущей на крышу собора. На ней по-прежнему лежал труп дона Салустиано, по всей видимости уже совсем разбухший от воды, несмотря на одеяла и полиэтиленовую пленку, которыми его накрыли, чтобы защитить от дождя.

12

Компостела, понедельник, 3 марта 2008 г., 18:10

Распространение известия об очередной смерти было неизбежным. Скопление множества людей на соборной галерее лишь подтверждало сей факт. Вдалеке комиссар разглядел Сальвадора, незадачливого пилота радиоуправляемых вертолетов, который, скрестив руки на груди, внимал речам бурно жестикулирующего бывшего легионера, а ныне каноника. Андрес спросил себя, что он здесь делает и как сюда попал, но решил, что будет благоразумнее проигнорировать появление пасынка. Каноник находился в своем соборе, сына Эулохии знали все работники комиссариата, так что никто, по всей видимости, не препятствовал его приходу сюда, а значит, и комиссару не следует этого делать.

Среди прочих людей, образовывавших то, что он воспринял как настоящее столпотворение, Салорио неожиданно различил архиепископа. Увидев его, он решил, что, коль скоро все они находятся в святом храме, прежде всего следует поприветствовать высшего представителя церковной иерархии. Хотя в глубине души он его презирал. Он был убежден, что по сравнению с последним кардиналом Компостельским никто из архиепископов не смог достичь его высот.

Вспомнив величественную внешность сей порфироносной особы, чьи бренные останки уже давно упокоились здесь же, в соборе, возле Портика Славы, он мысленно обратился к лучшим годам правления кардинала, когда его личным секретарем был только что почивший декан.

Две великие личности своего времени, кардинал Фернандо Кирога Паласиос и патриарх галисийской словесности дон Рамон Отеро Педрайо, при жизни представляли собой в высшей степени значительные фигуры, память о которых сохранилась до наших дней. Ни тот ни другой не отличался высоким ростом и внушительной внешностью, но оба были объемны и величественны по сути своей. Дон Фернандо был прост в общении и исполнен удивительной человечности, а кроме того, совершенно лишен того особого душка, который отличает и выдает с головой поддельного праведника. Дон Рамон обладал необыкновенной душевностью, которая буквально переливалась через край, как вода в дворцовом барочном фонтане. При этом оба они были истинно верующими людьми.

Дон Фернандо был человеком простого происхождения и начинал церковную карьеру служкой в родном селе; когда его назначили кардиналом, один его старый односельчанин так прокомментировал это назначение: «Вот поди ж ты, Фернандиньо, быстрехонько ты! Если так дело и дальше пойдет, так ты и до самого Бога скоро доберешься!»

Дон Рамон принадлежал древнему роду поместных идальго, разорившихся, но сумевших сохранить фамильную честь и достоинство, и любил изрекать с необыкновенной торжественностью: «Я из тех, кто потерпел кораблекрушение в бурном море девятнадцатого столетия!»

Оба были последним оплотом той Галисии, что ныне покоится в могиле истории. Андрес Салорио не мог толком сказать, почему он вдруг вспомнил о них. Возможно, причиной тому была церковная атмосфера, в которой на этот раз протекало полицейское расследование.

— Кирога был необыкновенно, поразительно человечным человеком, — сказал себе комиссар. — Был ли столь же человечным и его бывший секретарь, только что скончавшийся декан? — тут же задался он вопросом.

Декан всегда казался ему похожим на стекло, режущее и холодное, какое-то даже металлическое, словно его выплавляли всегда в одном горне, но в разных случаях при различных температурах. Он был словно жидкий термометр или пробирка, заполненная пузырьками с разноцветной жидкостью различной плотности.

При всем разнообразии внутренних процессов пробирка остается неизменной: прозрачной, холодной и безразличной ко всему на свете, как то стекло, из которого она сделана, с улыбкой подумал комиссар. Извечная улыбка, неизменно украшавшая лицо декана и покорившая сердца стольких женщин, на поверку оказывалась равнодушной. Черствой и холодной. Его шелковая сутана отбрасывала отсвет, напоминавший отблески стекла или змеиной кожи. А потом ты вдруг понимал, что она не шелковая, а алмазная, жесткая и неприступная, полностью соответствующая человеческой сущности, которая в нее облачена. Максимальная твердость и максимальная ненадежность. Как София. Как, наконец, то же стекло. Чистый кристаллизованный углевод. А под одеждами вздымается грудь, нуждающаяся в физическом контакте с другим телом. Ведь что-то объединило эти два холодных существа, ведь как-то они смогли договориться друг с другом. Или не договорились?

В начале расследования, еще совсем недавно, какие-то двое суток назад, комиссар рассматривал декана в качестве возможного убийцы Софии. Позднее он отверг свои подозрения. Он вообще отмел слишком много подозреваемых. Впрочем, никогда еще в его практике не случалось двух смертей в течение такого короткого отрезка времени.

Первоначально все указывало на Клару. Однако после разговора, состоявшегося у него с Адрианом, Салорио счел возможным освободить ее от подозрений и тем более от обвинений. Он вынужден был признать, что слишком большое значение придавал своим первым спонтанным импульсам, слишком доверял своей интуиции, даже лучше сказать, своим ощущениям. Да, похоже, он стареет. Слишком легко он строит догадки и слишком быстро от них отказывается. Теперь комиссар решил попытаться упорядочить свои рассуждения и вновь пройтись по ним.

Вначале он думал, что это Клара пришла в собор с какой-то определенной целью, но теперь он полагал, что цель как раз была у покойного. И возможно, как раз падение помешало ему осуществить эту цель. Теперь следовало понять, был ли неверный шаг каноника на крыше случайным или нет.

Причиной его смерти был, вне всякого сомнения, жуткий перелом основания черепа, но при этом не исключено, что одновременно он оказался спасительным для Клары. Да, святой отец вполне мог подходить на роль холодного серийного убийцы. Оставалось только вычислить побудительный мотив. А он мог находиться где-то посередине между толкающей человека на преступление фанатичной верой и неудовлетворенным тщеславием, которое когда-то побудило декана соборного капитула пресечь честолюбивые устремления руководителя диссертации Софии. Все-таки покойный декан был очень холодным человеком и не имел ничего общего с искренней теплотой, свойственной почтенному мужу и благороднейшему человеку, у которого он некогда служил секретарем.

Неожиданно на память Андресу пришел один случай, который произошел со старым кардиналом. Перед поездкой в Рим, где он намеревался принять участие в конклаве с целью избрания нового папы, к нему подошла некая святоша, которая, желая польстить церковному иерарху, произнесла:

— Ах, сеньор кардинал, а вдруг вы у нас станете папой римским…

На что тот ответил ей громоподобным голосом:

— Сеньора, Святой Дух, может быть, и стар, но в маразм еще не впал, — разом прекратив всякие разговоры на эту тему.

Был ли декан хоть в чем-то похож на своего старшего товарища? Ведь он общался с кардиналом самым тесным образом, а ученик, как правило, наследует какие-то черты и привычки своего учителя. Особенно это свойственно тем, кто принимает пожизненный целибат.

Чисто внешне декан выступал несомненным преемником образа жизни кардинала. Он умел хорошо пускать пыль в глаза. Его поведение вызывало множество слухов. Но явно никто ничего не утверждал. Комиссар подумал, что нужно будет непременно выяснить, в чем состояла тайная жизнь покойного декана, какие у него были предпочтения и устремления и каким порывам он позволял себя увлечь, ибо совершенно очевидно, что он не мог постоянно держать их в узде. Какие-то мог. Но не все. Например, широко известна его неодолимая страсть к красивым женщинам, что, впрочем, не могло не вызывать к нему определенную симпатию в столь гедонистической стране, как наша.

Когда комиссар уже подходил к архиепископу, чтобы поприветствовать его, дверь, ведущая на крышу, открылась, и в ее проеме возникла фигура судьи, той самой, которая в субботу отдавала распоряжение об эвакуации трупа Софии, а теперь совершала ту же процедуру с телом декана.

За судьей следовал судмедэксперт, а за тем — Карлос Сомоса. Все трое стряхивали воду с дождевиков, громко хлопая по ним ладонями и шумно отряхивая капюшоны, и эти звуки привлекли всеобщее внимание собравшихся на соборной галерее.

Так и не дойдя до архиепископа, Андрес жестом извинился перед ним, приложив руку к груди, и резко сменил направление, чтобы приблизиться к спустившейся с высот троицы.

— Что-то мы часто стали встречаться, госпожа судья, — сказал он вместо приветствия.

— Да, нам везет. Но на этот раз я просто заменяю товарища, — бодро ответила та с легкой улыбкой, и это позволило комиссару предположить, что ей, пожалуй, не слишком неприятна первая роль, которую ей довелось играть в последние два дня.

— Как там? — спросил Андрес, никак не реагируя на слова судьи.

— Тело можно спускать.

— Ни в коем случае!

— Почему это? — с удивлением осведомилась судья, только что осмотревшая тело и отдавшая распоряжение спускать его.

— Разве вы не о поднятии трупа[41] распорядились?

— Ну да, разумеется!

— Так пусть его поднимают!

— Разве не вы только что заявили, что этого ни в коем случае нельзя делать?

— Нет.

— А что же вы сказали?

— Я сказал, чтобы его не спускали.

— Я не понимаю.

— Пусть его поднимают, черт возьми, пусть его транспортируют на вертолете. И как можно быстрее. Скоро будет совсем темно, а птицы, как известно, ночью не летают.

Судья посмотрела на него с удивлением. Андрес же был крайне доволен. Ему нравилось наблюдать непонимающее выражение на лице собеседника всякий раз, когда он использовал невнятную игру слов или произносил нечто такое, что даже он сам воспринимал как неудачную остроту. Сами по себе эти неуклюжие шутки не доставляли ему особого удовольствия, но выражение лиц, которое они обычно провоцировали, казалось ему в высшей степени забавным.

— Ну и ну! — заключила судья.

Тогда Андрес взял ее за плечи и отвел в сторонку. За ними последовали оба медика.

— Что вы думаете о случившемся? — поинтересовался комиссар.

— Поскользнулся, и все тут! — уверенно ответил Сомоса.

— И не было никакого внешнего толчка? — спросил Андрес.

— Если бы имело место воздействие извне, то на теле осталось бы больше следов, чем мы обнаружили; совершенно очевидно: покойный споткнулся о камень, лежащий около того выступа, о который он разбил голову.

— С ним была Клара, — добавил комиссар.

— Я готов подписать свидетельство о кончине, не прибегая к вскрытию. Диагноз: смерть по неосторожности, — резко бросил патологоанатом.

«Ишь ты, какие мы быстрые! А ведь тебе очень не хочется, чтобы в этом деле имелся преступник», — подумал комиссар, глядя прямо в глаза Сомосе.

В глубине души он был благодарен ему за высказанную уверенность, но при этом ни на одно мгновение не переставал думать о том, что эти две недавние смерти каким-то образом связаны между собой. Словно их раз и навсегда соединила некая невидимая нить. И еще он никак не мог, да и не особенно старался отогнать от себя неотступное видение: София в объятиях каноника.

13

Компостела, понедельник, 3 марта 2008 г., 18:30

Когда комиссар Салорио повернулся к архиепископу, чтобы снова, в который раз попытаться с ним поздороваться, вид у него уже был гораздо более спокойным. Он успокоился после того, как поговорил с судьей и двумя медиками, а затем наконец отдал окончательный приказ о том, чтобы вертолет забрал труп каноника и транспортировал его в Университетский медицинский комплекс Сантьяго.

С чувством выполненного долга Андрес Салорио, главный комиссар высшего полицейского корпуса, обернулся в сторону его высокопреосвященства и неожиданно обнаружил подле прелата понурую и жалкую фигуру Томе Каррейры.

«А этот откуда здесь взялся? Что-то я не видел, как он входил», — подумал Андрес, направляясь к ним.

У Томе Каррейры был такой подавленный вид, что комиссар готов был уже забыть о прелате и заняться приведением в чувство удрученного профессора. К счастью, он вовремя остановился.

— Как поживаете, монсеньор? Позвольте мне высказать соболезнования по случаю столь невосполнимой потери, — сказал он вместо приветствия. — Я только что отдал распоряжение об эвакуации трупа.

— Спасибо, комиссар, — ответил архиепископ. — Его спускают?

— Нет.

— Как это нет?

— Нет.

— Но разве вы не сказали…

— Как раз в это мгновение вашего декана возносят на небеса… в полном соответствии с его чином и рангом, — высокопарно изрек комиссар.

Уже произнеся сию фразу, он подумал, что повторяется и что его манера шутить становится навязчивой. Но он не в силах был справиться с этой своей особенностью. Такое уж у него естество. И надо принимать его как данность. А посему он решил, что нет смысла раскаиваться в сказанном и лучше понаблюдать, какое выражение примет лицо прелата.

А лицо у прелата было мертвенно-бледным, и комиссару даже показалось, что оно исказилось. Салорио предпочел отнести сие на счет огорчения по поводу кончины декана, нежели раздражения в ответ на его неудачное высказывание, и совершенно некстати вдруг подумал, что у монсеньора глаза совсем как у рыбы: такими невыразительными и водянистыми они выглядели.

— Господин комиссар, настоятельно требую от вас деликатности и уважения к его преосвященству, — упрекнул его Томе Каррейра. — Кончина господина декана — огромная потеря для всего компостельского церковного сообщества. Никто не мог ожидать такой ужасной развязки.

— Прошу прощения, ваше преподобие, — перебил его Салорио, нарочито принижая таким обращением титулованное достоинство его высокопреосвященства, — речь идет всего лишь о том, чтобы без лишнего шума переправить труп по месту проведения вскрытия.

— Вскрытия?

— Естественно. Разве вы можете утверждать, что мы не имеем дело с преступлением и что сегодняшнее событие никак не связано с субботней трагедией, монсеньор?

— Ну уж нет! — снова вмешался профессор Каррейра. — Ради бога, комиссар!

— В общем, мне очень жаль, что все так произошло. Как только будет произведено вскрытие, Церковь сможет забрать тело покойного; что касается души, то о ней, по всей видимости, уже позаботилось ваше самое высокое начальство, то есть Всевышний, подле которого она, должно быть, в данный момент и пребывает, — вызывающе заявил комиссар.

Все-таки он чувствует себя крайне неуютно в присутствии этого высокопоставленного церковнослужителя с вкрадчивыми манерами, признался самому себе Андрес Салорио. Все-таки нынешние церковники явно ему не по нутру. И даже профессор медицинской антропологии перестал казаться ему славным и забавным, каким он привык его считать.

— Прошу прощения, но я должен продолжать свою работу, — сказал Салорио вместо прощания. После чего направился туда, где его ждали Андреа Арнойа и Диего Деса.

Лица помощника комиссара и старшего инспектора отражали следы усилий, направленных на расследование убийства Софии Эстейро, так и не приведших пока ни к каким существенным результатам. Однако, несмотря на всю запарку, одежда Десы, как всегда, выглядела тщательно отглаженной, без единой складочки, словно он только что вышел из дому. Что до одежды Андреа Арнойи, то она, напротив, производила такое впечатление, словно прошла процесс метаболизации в ее организме, как это происходит с хирургическими сеточками, имплантируемыми в тело для фиксирования различных грыж. Было такое впечатление, что старший инспектор всегда ходит в одном и том же. Некоторые ее сослуживцы поговаривали, что если ей нравилась какая-то вещь или комплект, то она покупала их в тройном количестве, чтобы всегда одеваться одинаково, меняя предметы одежды. Другие же, более ехидные, утверждали, что она стирает свою одежду раз в неделю, в воскресенье вечером, и этого достаточно для того, чтобы постоянно представать перед коллегами в одном и том же облике.

Дневной свет уже начинал меркнуть. Однако с высоты башни под названием Донья Беренгела над городом еще не разносился глухой колокольный звон, возвещающий о наступлении семи часов вечера. Совсем скоро прозвучат четыре удара меньшего из двух огромных колоколов, а затем семь торжественных ударов главного из них; каждый звон вибрировал в атмосфере несколько долгих мгновений, которые всегда казались комиссару восхитительными.

Вспомнив об этом, Салорио решил, что дождется сего изумительного перезвона на трифории, а возможно, даже поднимется на крышу, чтобы услышать его во всей красе.

— Давайте поднимемся на крышу, — сказал он своим подчиненным.

Помощник комиссара и инспектор последовали за ним вверх по лестнице, стараясь не разговаривать, чтобы не было заметно, как они запыхались во время подъема. Остановки, которые довольно часто делал комиссар, постепенно помогли им справиться с усталостью, вызванной восхождением по узкой крутой лестнице. При этом им удалось достаточно быстро добраться до выхода на крышу.

Как только они оказались на кровле, Диего Деса спросил:

— Что будем делать, арестуем адвокатессу?

— А что ты думаешь по этому поводу? — спросил его комиссар.

— Ну, я бы сказал… — пробормотал Деса.

— А ты как считаешь? — обратился комиссар к Арнойе.

— Я… я… я не знаю, что делать… — ответила инспекторша.

— Ну, с вами все понятно, — заключил Салорио. Потом бросил взгляд на наручные часы и погрузился в молчание.

Два других служащих высшего полицейского корпуса переглянулись и попытались было что-то сказать. Однако их остановил жест шефа.

— Ш-ш-ш! — приказал он им и вновь взглянул на часы.

В это мгновение медленно и величаво, глухо и монотонно прозвучали первые четыре удара колокола.

Подчиненные комиссара переглянулись, а затем перевели взгляд на шефа. Глаза Салорио были закрыты. Он не открывал их до тех пор, пока в воздухе не угасла последняя вибрация седьмого удара. Тогда он поднял веки и произнес:

— Ах, я так давно об этом мечтал!

— О чем? — дуэтом спросили его сотрудники.

— Как это о чем? О том, чтобы послушать их вблизи, — ответил Салорио.

Полицейские с удивлением посмотрели друг на друга.

— Не вздумайте ее арестовывать. Проводите до «Осталя» и попросите не покидать его на протяжении всего вечера и ночи, а рано утром прийти в комиссариат.

— Но… — попытался возразить Деса.

— Никаких но, в этой игре главная фигура — ладья, а ладья — это я; так что делайте так, как я сказал, — перебил его Салорио.

— Но ведь она уже обнаружила два трупа, — вставила свой аргумент Арнойа.

— Этой девушке крайне не везет, но она не убийца, — ответил комиссар.

— И что дальше? — вновь хором спросили оба.

— Вижу, вы с каждым разом все лучше понимаете друг друга. Дальше — делайте то, что я сказал, а потом отправляйтесь куда-нибудь пропустить по кружечке пива.

— Но кто все-таки мог это сделать?! — воскликнул помощник комиссара.

— Если это был декан, то нам здорово не повезло, не правда ли? Ничего, скоро все узнаем.

— Скоро?

— Да. Тот, кто сумел спланировать и осуществить такое преступление, как убийство Софии, начинает испытывать удовольствие от того, что убивает, а потому он непременно снова к этому вернется.

— Но у вас есть хоть какая-то идея?

— Кое-какая есть, но не знаю, хороша ли она, — ответил комиссар, посчитав совещание закрытым, и приступил к спуску.

Когда он вернулся на трифорий, некоторые из находившихся там ранее уже покинули его. Клара оставалась на том же месте, где она уселась, когда спустилась с крыши, и Салорио с двумя своими помощниками подошел к ней.

— Привет, Клара. Они проводят тебя до «Осталя». Закройся в номере и постарайся отдохнуть, — сказал он ей. Затем, под воздействием какого-то неясного порыва, наклонился к ней и поцеловал в обе щеки, прошептав на ухо: — Никуда оттуда не уходи, я тебе позвоню.

ГЛАВА ПЯТАЯ

1

Компостела, вторник, 4 марта 2008 г.

Накануне вечером комиссар Салорио лег спать поздно: его долго терзали колебания по поводу того, как лучше поступить. Решение пришло к нему после многих часов раздумий. И продиктовано оно было скорее соображениями удобства, чем интуицией.

Он решил не задерживать Клару Айан, хотя именно это советовало ему благоразумие старого служаки, закосневшее в процессе долгих лет службы; он поступил так, как велел ему его житейский ум, отшлифованный долгими часами кажущегося бездействия, со стороны выглядевшего совершенно пустым и никчемным. В эти праздные, на взгляд постороннего наблюдателя, часы у комиссара мощно работала интуиция и вступал в силу закон сведения до минимума фактических усилий и максимального использования накопленного опыта. И закон этот, входя в противоречие со сводом правил и инструкций честного и добросовестного работника, рекомендовал пустить все на самотек и действовать по примеру морского прибоя, который, что бы вокруг ни происходило, упрямо приходит и уходит, унося то, что должен унести, и принося то, что должен принести.

В конечном счете к принятию своего решения его подтолкнула известная максима, гласящая, что если у проблемы есть решение, то незачем беспокоиться; а если его нет, то ни к чему биться над ее разрешением. Ну а кроме того, по-прежнему лил дождь, и ему уже надоело присваивать себе чужие зонты, прикидываясь рассеянным, каковым он вовсе не был.

Две смерти, случившиеся между утром субботы и второй половиной дня понедельника, найдут должное объяснение в должный момент во время очередного, не ведающего отдыха благословенного прилива. А посему комиссар снял телефонную трубку, набрал номер «Осталя де лос Рейес Католикос», попросил, чтобы его соединили с номером сеньоры Айан, и, когда та ответила, сказал:

— Привет, Клара, это Андрес Салорио. Думаю, ты очень устала. Поэтому не я приглашу тебя сегодня на ужин, а ты пригласишь меня завтра на завтрак. Ты не возражаешь, если мы договоримся на половину девятого прямо в «Остале»?

— Ну конечно, — ответила Клара, показавшаяся ему слегка огорошенной, — завтра в половине девятого буду ждать тебя в столовой.

— Хорошо. Постарайся никуда не выходить. Идет сильный дождь, еще подхватишь простуду. Договорились?

— Да, да, конечно. До завтра.

— Да, до завтра, спокойной тебе ночи, — сказал Салорио, довольный тем, что именно он сказал последнее слово.

Потом он набрал номер комиссариата и приказал установить скрытое наблюдение за Кларой, вернее, организовать ее эффективную охрану, но так, чтобы этого не заметила ни она, ни персонал «Осталя».

— И никаких ночных сидений в машине или стояния под дождем. Все внутри «Осталя», но незаметно. Не перегните палку, — посоветовал он старшему дежурному инспектору, который взял трубку.

Потом попросил Эухению приготовить ему что-нибудь на ужин.

— Я прошу это сделать тебя, потому что ведь ты тоже будешь ужинать, и если готовить буду я, то ужин у меня получится гораздо хуже, чем если приготовишь ты, — объяснил он.

Она улыбнулась той же полуулыбкой, что часто возникала на лице ее матери. Потом встала, открыла балконную дверь, подозвала собачку и заставила ее выйти на балкон, чтобы справить нужду. Это страшно раздражало Андреса. Хорошо еще, что шел дождь, и даже если какие-то продукты собачьей жизнедеятельности и прольются вниз, то, по крайней мере, это не вызовет гнева прохожих.

Слава богу, на этот раз его падчерица была одета. Это безрассудное существо вполне могло бы ничтоже сумняшеся выйти на балкон голышом, а потом, вернувшись, прокомментировать: «Просто возмутительно, соседи напротив так на меня и пялятся. Я что же, у себя дома не могу делать все, что мне заблагорассудится?»

То ли под воздействием накопившейся усталости, то ли от тоски по Эулохии, то ли по какой другой причине Андрес быстро переключился с профессиональных забот на личные, связанные с дочерью его возлюбленной и ею самой.

Поистине невероятно стремление многих галисийских матерей — впрочем, и матерей других географических широт, по-видимому, тоже — делать все возможное, чтобы их дочери превратились либо в закоренелых святош, либо, наоборот, в отъявленных потаскушек. И все для того, чтобы, став зрелыми женщинами, они посвятили себя заботам о своих рачительных матерях. Когда на горизонте у этих дочерей замаячит сорокапятилетие, менять что-либо будет уже поздно, и благодарность, зиждущаяся на привитой им святости или вызванная чувством раскаяния, обяжет их самоотверженно заботиться о тех, кто так замечательно испортил им жизнь.

Незамужние великовозрастные дочери — великолепные опекунши своих матерей. Вот оно, настоящее отечество, целенаправленно воспитывающее своих верноподданных. Или матечество? Эулохия потратила немало денег, полученных ею от родителей, на удовлетворение всех требований своей дочери, превратившейся уже теперь, в столь юном возрасте, в своего рода эксцентричную еврейскую миллионершу, ведущую беспутное и неразумное существование — во всяком случае, на взгляд большинства из тех, кто это существование наблюдает. Ну да бог с ними, и с матерью, и с дочерью, подумал комиссар, в глубине души не смиряясь, однако, с казавшейся ему неприемлемой ситуацией.

— А какая, интересно, старость ждет меня? — спросил себя Салорио, глядя, как возвращается с балкона собачонка, благополучно осуществившая гигиеническую процедуру по освобождению своего тельца от излишней жидкости.

И тут же сам себе ответил, что, если ему повезет, до дряхлости он не дотянет. Во времена диктатуры на борту кораблей, осуществлявших перевозки людей через океан, либо среди пассажиров, либо в команде всегда было двое тайных полицейских агентов. И он дважды в таком качестве плавал в Мексику, в Веракрус, с заходом на пути туда в Пуэрто-Рико и Гавану, а на обратном — в Новый Орлеан, Балтимор и Нью-Йорк.

И вот в Веракрусе ему довелось услышать совет, который теперь, с высоты своих лет, он даже не знал, как воспринимать: как ценный или как пустой. Это была максима, которую высказал Офелио Галан Пин, старый контролер грузов, любитель смешивать сидр «Гайтеро» с коньяком «Фундадор» в гремучую смесь, которую он называл «Испания в огне».

— Знаешь, брат, надо много есть, вдоволь трахаться и спокойно ждать смерти, — сказал он ему.

Теперешний главный комиссар полиции прекрасно усвоил и, как мог, претворял сей завет в жизнь, в глубине души питая, возможно, наивную надежду, что, когда настанет его час, сердечный приступ или кровоизлияние в мозг быстренько отправят его на тот свет.

— Да, хреновая штука эта жизнь! — сказал он, намереваясь приступить к ужину, который Эухения подала на подносе, поставив его ему на колени, чтобы он мог спокойно продолжать смотреть телевизор.

— Ешь, это вкусно, вкусно, вкусно. И сытно, солнышко. И очень-очень полезно, — сказала она, повернувшись к нему задом.

«Ах, как мне нравится эта аппетитная попка!» — подумал комиссар, чуть было не произнеся это вслух.

Ту он снова подумал об Эулохии, которой ему так не хватало. Где ее носит? Интересно, знает ли она о втором смертельном случае? А о том, что ее сына внезапно посетило религиозное озарение и что он все время вертелся рядом с местом, где погиб декан, в обществе легионера, который наверняка во время войны Сиди-Ифни[42] убил не одно человеческое существо? Любопытно, что она обо всем этом думает?

Для комиссара полиции, сказал он себе, он, пожалуй, придает слишком большое значение тому, что думает по поводу его профессиональных дел его теперешняя гражданская жена, как, впрочем, и обе бывшие. Правда, в конечном счете он всегда поступал так, как сам считал нужным, без оглядки на их мнение. Но в любом случае факт оставался фактом: он постоянно и остро нуждался в отдушине в виде лежащей рядом женщины, готовой выслушать его или просто помолчать, пока он ее ласкает.

— Пожалуй, я все-таки мачист. Если феминисткам удастся меня поймать, они меня четвертуют, — успел пробормотать он, прежде чем, сидя в кресле, погрузиться в сон.

Когда Эухения подошла к нему, чтобы укрыть одним из многочисленных пледов, которые ее мать крала всякий раз, когда летела трансатлантическим рейсом, комиссар спал сном младенца, хотя при этом храпел совсем не по-детски.

2

Вторник, 4 марта 2008 г., 8:30

Когда накануне вечером комиссар уведомил Клару, что они вместе позавтракают в половине девятого утра, она сразу позвонила дежурному администратору, чтобы попросить разбудить ее в половине восьмого. Однако, как оказалось, в этом не было никакой необходимости — в семь часов ее разбудили глухие удары соборных колоколов.

В половине восьмого она уже вышла из душа, а к восьми оделась и приготовилась ждать прихода комиссара. Потом решила не спеша направиться в столовую, где подавали завтраки, расположенную слева от главного входа, за огромным вестибюлем с бархатными диванами и креслами, с развешанными на стенах картинами в классическом стиле, прямо над кафетерием.

Проходя через вестибюль, Клара попросила дежурного администратора передать главному комиссару полиции, как только тот появится, что она уже ждет его в столовой. После чего направилась прямо туда.

Когда в восемь часов двадцать пять минут Андрес Салорио вошел в «Осталь», его мысли были заняты размышлениями о качестве булочек и круассанов, изготавливаемых на кухне этого роскошного отеля. Эти важнейшие раздумья весьма некстати прервал швейцар, любезно распахнувший перед ним огромную стеклянную дверь.

— Доброе утро, господин комиссар. Сеньора Айан уже ждет вас в столовой.

— Спасибо, — буркнул полицейский.

Несмотря на то что Сантьяго — столица целой автономной области, здесь все знают друг друга, как в какой-нибудь деревне. «Маленькая страна — большой ад», — вспомнил он известную истину, прекрасно осознавая, что это его родная страна и что всякий раз, несмотря ни на что, когда он о ней думает, он испытывает пронзительную нежность.

«Да уж, в аду-то, поди, с нежностью плоховато будет», — подумал он, входя в главный вестибюль отеля.

Тут он вдруг стал сомневаться, произнес ли «спасибо» вслух или только подумал об этом. Такое с ним подчас случалось. Но возвращаться к дверям и благодарить швейцара не стал.

«А девушка-то благоразумна и предусмотрительна, — подумал он. — Все четко расставляет по местам. Ну что ж, посмотрим, какие тут круассаны».

Он повернул налево, пересек просторный зал с мягкими диванами и креслами, поднялся по ступенькам изящной лестницы и оказался в приятной атмосфере столового зала. Издалека круассаны имели весьма неплохой вид. Это его взбодрило.

— Доброе утро, госпожа юрист. Как отдохнули, удалось вам поспать? — заботливо поинтересовался он.

— Привет, доброе утро. Немного поспала, но недолго.

— А что такое?

Клара сделала удивленное лицо и внимательно посмотрела на комиссара. Он что, шутить надумал или простачком прикидывается?

— Комиссар, сегодня вторник. В субботу я обнаружила труп своей соседки по квартире, в понедельник стала непосредственной свидетельницей того, как сломал шею декан соборного капитула, а сегодня вы меня спрашиваете, почему я плохо спала…

— Ты права, Клара, извини, — ответил Андрес, после чего подозвал официанта, сказав ему, что хочет очень крепкий кофе с молоком и пару круассанов.

— Вообще-то у нас самообслуживание, шведский стол, но вы не беспокойтесь, господин комиссар, я вас обслужу, — ответил официант.

— Буду вам очень признателен. Нам с сеньорой надо поговорить, — ответил Салорио, давая понять тому, что беседа приватная и их не следует беспокоить. Он еще не догадывался, что ему попался крепкий орешек, от которого будет не так-то просто отделаться.

— Думаю, при таком дожде за окном вы много что успеете обсудить. Ведь вам есть о чем поговорить, не так ли? — счел нужным высказать свое мнение официант.

— Вижу, вы уже сегодня читали газеты.

— Не буду вас утомлять подробностями, но если вы почитаете «Эль коррео гальего», у вас никаких сомнений не останется, если они у вас еще были… — загадочно произнес работник гостиничного сервиса.

— Ну хорошо, оставьте нас и принесите кофе, мне надо взбодриться.

— Да, думаю, он вам крайне необходим, — вновь вставил свое слово официант, по всей видимости неспособный вовремя прикусить язык; однако потом он все-таки удалился выполнять заказ полицейского.

Андрес повернулся к Кларе:

— Надеюсь, ты понимаешь, что наша беседа здесь носит неофициальный характер, я специально не хотел вызывать тебя в комиссариат, чтобы мы могли обсудить сначала все в приватной беседе; вдруг нам удастся пролить свет на эти две загадочные смерти.

— Вторая мне представляется вполне ясной, комиссар.

— Ясной? Ну да, ты же Клара,[43] — парировал комиссар, играя словами в привычном для себя стиле и рассчитывая на соответствующую реакцию адвокатессы, однако наткнулся на совершенно непроницаемое выражение ее лица.

— Я видела, как он разбился.

— А тебя кто-нибудь там, наверху, видел?

— Нет, никто. Человек, который меня сопровождал, как раз непосредственно перед случившейся трагедией закрыл дверь, ведущую на крышу.

— Да, случайное совпадение.

— Очевидно, ты хочешь сказать «фатальное».

Комиссар взглянул на нее, делая вид, что не понимает.

— А что ты делала там, наверху? — продолжил он задавать вопросы.

— Я попросила декана о встрече, хотела с ним поговорить.

— Когда ты его об этом попросила?

— Когда мы выходили с панихиды по Софии.

— А для чего?

В этот момент вернулся официант, неся на подносе завтрак. Пока он их обслуживал, комиссар постарался поймать его взгляд, надеясь удостовериться в том, что тот все правильно понял и благоразумно удалится тотчас же после того, как выполнит свои функции.

К счастью, так все и произошло. Клара, хранившая молчание в ожидании момента, когда официант наконец уйдет, вернулась к прерванной беседе.

— Я хотела поговорить с ним вот об этом, — ответила она, протягивая руку к вырезу блузки и извлекая оттуда флэшку, свисавшую у нее с шеи и скрывавшуюся до этого на груди.

Андрес Салорио внимательно проследил за траекторией, которую описала рука сидевшей перед ним женщины, готовый увидеть все и смирившийся с тем, что не увидел ничего. Возможно, поэтому лицо его не выразило ни удивления, ни надежды, ни разочарования, а лишь легкое любопытство.

— Что там? — спросил он.

— Файлы и папки с рабочего стола компьютера Софии. Я хотела обсудить это с ним, прежде чем с кем бы то ни было еще.

— Почему?

— Потому что это касается прежде всего Церкви.

Это становилось интересным. Настолько, что на какой-то миг — но только на миг — комиссар даже забыл о своем круассане.

Справившись с внезапной оторопью и приступив к поглощению очередного аппетитного куска, он после небольшой паузы снова задал вопрос:

— А декан знал, о чем ты хочешь с ним поговорить?

— У меня сложилось впечатление, что он был в курсе или, по крайней мере, догадывался, — ответила Клара.

— Почему?

— Потому что когда я сказала ему, что хочу обсудить с ним некоторые аспекты докторской диссертации Софии, он тут же ответил: «Ах да, конечно, приходи в собор после обеда и поговорим об ее открытиях».

— О каких открытиях? — спросил Салорио.

— О тех, которые хранятся здесь. — Клара показала на флэшку.

— Только здесь?

— И еще на пяти таких же флэшках, которые я хорошенько припрятала.

— Почему?

— Потому что из-за них уже умерли два человека, — ответила Клара.

То, о чем только что поведала Клара, могло перевернуть весь ход расследования. И не исключено, что именно ей, а не покойному канонику, было предназначено сломать шею на соборной кровле, подумал полицейский.

Да, дело обретает новый поворот, сделал вывод комиссар. Проблема заключалась в том, что новые повороты возникают в деле как-то уж слишком часто, и в конце концов их обилие может наскучить или разозлить, а скука и раздражение — плохие советчики в полицейском расследовании. А ведь таких поворотов, может, будет еще немало, безропотно признал Андрес.

«Безропотность тоже не слишком хороший советчик в наших делах, — сказал он себе, — а вот терпение — вещь нужная». — И комиссар решил в полной мере применить его для получения информации, которая в данный момент предоставлялась ему столь же неожиданно, сколь и бескорыстно.

Андрес почувствовал, что Клара готова рассказать ему все, что ей известно, и решил, что для этого совсем ни к чему топать в комиссариат, а то еще, не дай бог, по дороге произойдет что-нибудь такое, что нарушит добрые намерения девушки.

— Будьте любезны, принесите мне еще кофе, — попросил он официанта, подозвав его жестом, в который постарался вложить все расположение, на какое только был способен. — Ты хочешь еще кофе? — спросил он Клару и, увидев, что она кивнула, сказал: — И пожалуйста, еще один для доньи Клары.

— Принести еще круассанчик или уже хватит? — спросил официант с невозмутимым выражением лица и скрытым ехидством.

Комиссар не раздумывал над ответом:

— Делайте что хотите, но потом не говорите, что это я вас просил.

3

Вторник, 4 марта 2008 г., 8:45

Салорио терпеливо подождал, пока официант их обслужит, улыбнулся, когда тот поставил перед ним еще один круассан, и решился задать вопрос, только когда был уверен, что их никто не слышит:

— Этого уже в компьютере, конечно, нет?

— Нет.

— Почему?

— Потому что когда я это прочла, то испугалась и все стерла.

— И когда ты все это сделала?

— Когда вы оставили меня одну в квартире, чтобы я собрала вещи.

Салорио тут же мысленно отругал своих подчиненных за допущенный промах. Если бы им пришло в голову сразу заглянуть в компьютер, то, скорее всего, не пришлось бы действовать на ощупь, ходить вокруг да около, бесконечно выжидать, как это было в последние три дня, и вся деятельность полиции могла бы обрести целенаправленность, которой она была полностью лишена. Обычная человеческая ошибка, подумал комиссар, но, черт побери, достаточная для того, чтобы задать им головомойку.

Поглощая очередной круассан, он обдумывал, как ему теперь поступить. Клара молча наблюдала за ним, дожидаясь, пока он медленно разжует и не спеша проглотит вкуснейшую массу из сладкого теста на сливочном масле.

Поняв наконец, как ему надлежит действовать, Салорио задал новый вопрос:

— Ты применила систему уничтожения информации «Шедеринг»?

— Что я применила?

— Я спрашиваю, ты переформатировала софт… — он не закончил фразу, поскольку понял, что Клара понятия не имеет, о чем он ее спрашивает. — В общем, как ты все стерла?

— Просто трижды произвольно набрала неверный пароль.

— А, вот как!

— Да.

Теперь он уже со всей определенностью представлял, как именно ему следует действовать.

— Не знаю, отдаешь ли ты себе отчет в том, что я пытаюсь тебе помочь и многим рискую.

— Да, разумеется, я понимаю. Спасибо, Андрес.

— Тогда, если не возражаешь, я сделаю один звонок.

— Ну конечно.

Салорио вытащил из кармана мобильный телефон и набрал номер Андреа Арнойи. Когда та ответила, он самым любезным тоном, на какой только был способен, сообщил ей, что система уничтожения информации «Шедеринг» к компьютеру не применялась, а посему жесткий диск можно восстановить, и пусть компьютерщик поторопится. Закончив разговор, он вновь обратился к Кларе:

— Ну и что ты там обнаружила?

— Что в саркофаге, где покоятся останки апостола, найдены кости не только человека, но и животных.

— Но ведь это довольно давно известно специалистам, не так ли? И еще: что человеческие кости такие маленькие, что вполне могли бы принадлежать ребенку или женщине, разве нет? — перебил ее Салорио, желая продемонстрировать свою осведомленность о многочисленных загадках, связанных со святым Иаковом.

— Да, но никто не знает о том, что Софии удалось заполучить фрагменты покоящихся там человеческих костей, произвести анализ митохондриальной ДНК этих кусочков, а потом отправить результаты анализа то ли профессору Амосу Клонеру из Иерусалима, то ли в Лэйкхедский университет штата Онтарио в Канаде, доктору Карнею Матсону, чтобы они сопоставили их с анализами останков из гробницы, обнаруженной в тысяча девятьсот восьмидесятом году в Иерусалиме.

— Что за гробница?

— В Тальпийоте.[44] В ней обнаружено десять саркофагов с шестью надписями, свидетельствующими о том, кому принадлежали покоящиеся в них останки.

— И кому же они принадлежали?

— Согласно данным лаборатории палео-ДНК университета Лейкхеда, это Мария, Матфей, Иисус — сын Иосифа, Мариамне, то есть Мария Магдалина, Иосиф — брат Иисуса и Иуда — сын Иисуса.

— Ах да, ведь как раз об этом документальный фильм Джеймса Кэмерона и Симхи Якобович, да? На канале Discovery, не так ли? Но послушай, разве в Палестине того времени не было людей, которые носили бы такие же имена?

— Конечно были. Но чтобы люди с такими именами образовали единую группу, да еще были похоронены в одной гробнице, это вряд ли.

— Да, пожалуй, это аргумент.

— Да еще какой. К тому же ДНК Иисуса, сына Иосифа, и Мариамне, то есть Марии Магдалины, не совпадает.

— Ну надо же, как все складно получается!

— Не знаю, складно ли, потому что тот факт, что они захоронены в одной могиле, может свидетельствовать о том, что они были мужем и женой.

— Кто?

— Иисус и Магдалина.

— Ничего себе!

— Вот именно. Но это еще не самое важное открытие.

— Не самое важное? Ну да, конечно, поскольку из-за него никто никого здесь убивать не собирался.

— Самое сногсшибательное открытие заключается в том, что, если верить тому, что я нашла в архивах Софии, анализ ДНК мощей, приписываемых апостолу Иакову, показал, что, помимо того, что они принадлежат женщине, они совпадают с ДНК Марии Магдалины.

— Черт!

— Черт? Если следовать твоей логике, из-за этого здесь тоже никого убивать не стали бы.

— Да, но мы уже имеем в наличии две смерти, Клара, они уже произошли. Не ехидничай, это наша работа. Проблема в том, что может случиться и еще что-то подобное, — ответил Андрес, — а потому отправляйся-ка в свой номер и постарайся никуда не выходить.

— Конечно, может случиться все, что угодно. Перед тем как я отправилась в собор, мне позвонили на гостиничный телефон. И это был тот же искаженный голос, который в субботу, как только я поселилась здесь, предупредил меня, что знает, где я; на этот раз он сказал, что знает о предстоящей встрече с деканом и вновь угрожал мне. Я ужасно напугана.

— А кто знал, что ты собираешься поговорить с деканом?

— Никто. Хотя нет, Адриан знал.

— Адриан — несчастный парень, он не в счет. Знал кто-то еще.

— Это невозможно.

— Вполне возможно.

— Ну и кто?

— Я, например.

— Ты?

— Да-да, я. Я знал об этом, потому что слышал, как ты договаривалась с деканом, а значит, это вполне мог услышать и кто-то еще.

Клара изменилась в лице, а Андрес Салорио усиленно пытался восстановить в памяти, кто находился в непосредственной близости от декана с Кларой, когда он услышал «…после обеда», несомненно подтверждавшее предварительную договоренность.

Он вспомнил многих людей, но, пожалуй, наиболее отчетливо в его памяти всплыли две группы: компания медиков, стоявшая у дверей факультета, и расположившиеся с другой стороны от декана бывший легионер с библиотекаршей, к которым в дальнейшем присоединилось несколько их почитателей, разделявших с ними постулаты ортодоксальной веры, и в их числе Сальвадор, сын Эулохии, эксперт в области авиамоделирования, который, похоже, свалился пусть не с осла, но с вертолета-то уж точно и вследствие полученного удара неожиданно открыл для себя величие Господа.

Только этого ему не хватало: религиозные ортодоксы, убивающие во имя чистоты веры. Дело принимало плохой оборот. Неужели Сальвадор мог быть замешан во всех этих трагических событиях? Одна мысль о такой возможности вызвала у него горечь во рту.

Впрочем, из этих размышлений, вызвавших у него столь сильное беспокойство, его вывело воспоминание о третьей группе. Это была компания Томе Каррейры, состоявшая в основном из ученых дам, пребывавших в возрасте, требующем внимания и заботы.

Первой из них была Бесаме-Бесаме. Она так беззастенчиво предлагала себя, так жаждала любых проявлений внимания со стороны мужского пола, так напрашивалась на ухаживания, что затмевала образы всех остальных женщин, составлявших группу известного фавна, коим был Томе Каррейра, помимо всего прочего, руководитель исследования, которое обещало стать самым неоднозначным и полемичным в его практике: диссертации Софии Эстейро. Неужели убийца — Томе Каррейра? Но как он мог разделаться с Софией, не вызвав ни у кого никаких подозрений?

— Каррейра когда-нибудь по какому-либо поводу заходил к вам в дом?

— Конечно, ведь он руководил диссертацией Софии.

— Он знал о результатах анализа ДНК?

— Насколько я понимаю, да.

— Черт, а ведь он все время вертится среди священников! — воскликнул Салорио, не в силах сдержать эмоции.

Они еще какое-то время посидели за столом, словно не решаясь встать и разойтись в разные стороны. Но сидели они молча, углубившись в себя. В столовой никого не осталось. Они так и сидели в полном молчании, пока его не нарушил официант.

— Если бы вы перешли в кафетерий, где никого нет, вы могли бы спокойно продолжить обсуждение своих проблем. Я был бы вам очень признателен, потому что мне надо убрать со стола. У меня страшно болит зуб, и я записан на прием к стоматологу, понимаете, — сообщил он.

Клара с комиссаром направились в кафетерий, где, как им и было обещано, смогли в полной мере насладиться уединением.

Если то, что рассказала Клара, было правдой, то, с одной стороны, это может служить подтверждением тому, что отсутствие какой бы то ни было исторической документации, подтверждающей пребывание Иакова Старшего на территории Испании, обусловлено вполне реальными причинами и что святой апостол, ни живой, ни мертвый, на самом деле никогда здесь не был. Но если это так, то возникает множество вопросов, которые могут поколебать веру многих людей. С другой стороны, это означает, что Клара находится в смертельной опасности.

Мало того что не так давно было обнаружено подлинное или предполагаемое захоронение Иисуса, так теперь к этому прибавилось еще и открытие того, что апостол на самом деле был женщиной. Вряд ли сей факт будет воспринят с восторгом миллионами христиан планеты. На основании этого открытия может быть подвергнуто пересмотру огромное число вопросов, далеко не самым безобидным среди которых является вопрос о женском священстве. Апостольша под номером тринадцать. Ни больше ни меньше.

Все утро они провели за рассмотрением самых разных предположений, касающихся сделанного открытия. Послал ли сюда эту женщину сам апостол Иаков? Связывала ли его с ней эмоциональная привязанность? И что же, получается, Сантьяго не был братом по плоти Иисусу?

После того, что было обнаружено в гробнице Тальпийота, любая возможность могла оказаться реальностью. В конце концов, известно ведь, что святой Петр, как почти все мужчины в мире, не ладил со своей тещей, вспомнил Андрес. И все они в конечном счете были всего лишь человеческими существами, такими же людьми, как мы, а значит, ничто человеческое не было им чуждо, изрекла адвокатесса. После чего они наконец встали из-за стола.

— Как бы то ни было, вопросы веры — не моя сфера. Мое дело — обнаружить убийцу, и не дай бог, чтобы им оказался декан, а то нам с тобой придется несладко. Ну а пока радуйся тому, что с тебя сняты подозрения в убийстве. И пожелай мне как можно скорее найти убийцу, который все еще на свободе, — сказал Кларе комиссар. — Держись! Постарайся не покидать «Осталь» и при малейшей необходимости немедленно звони мне, — добавил он, протягивая ей визитку, в которую вписал номер мобильного телефона.

— Послушай, ты не одолжишь мне до четверга свою флэшку? — уже уходя, спросил он Клару.

— А разве вы не собирались восстановить жесткий диск?

— Да, конечно, но так я смогу сам обо всем узнать, к тому же поработаю дома, а не в конторе.

Клара, не задумываясь, протянула ему флэшку. Комиссар так и не спросил, что побудило ее утаивать доказательства, которые могли пролить свет на столь запутанное, полное загадок дело, казавшееся на начальном этапе совершенно неразрешимым.

Он с самого начала верил в невиновность Клары. Комиссар был добрым и благожелательным человеком и хорошо относился к своим подчиненным. Он даст им возможность исправить совершенную ошибку и избежать самоистязания по поводу того, что они упустили важный след, причем сделает это в высшей степени тактично и ненавязчиво. И поможет ему в этом Кларина флэшка.

Когда они прощались у главного входа в «Осталь», Клара Айан не удержалась и, обняв комиссара, расцеловала в обе щеки.

Ему это явно пришлось по душе. С ним уже случалось, что из самого обычного объятия вдруг произрастала влюбленность, которая потом полыхала в нем на протяжении долгого времени.

4

Вторник, 4 марта 2008 г., 12:30

Простившись с Кларой, Андрес Салорио подошел к стеклянной двери, обозначавшей границу между отвратительным влажным холодом, заполнившим площадь Обрадойро, и приятной, комфортной атмосферой здания, которое он покидал. Комиссар приготовился вновь отважно противостоять непогоде. Зонта, как обычно, у него не было.

Он счел неподобающим для своего положения возвращаться назад и присваивать первый попавшийся под руку зонт, а посему поднял лацканы пиджака, готовый мужественно встретить почти зимнюю погоду, царившую в городе. Он уже сделал первый шаг, когда его остановил прозвучавший за спиной голос.

— Дон Андрес, задержитесь на секундочку, пожалуйста.

Голос принадлежал официанту, который четыре часа назад обслуживал их.

— Держите, — сказал он комиссару, протягивая зонт, который держал за острый конец, чтобы полицейский мог взять его за ручку.

Зонт был ярко-красного цвета и очень большой — такие используют гостиничные швейцары, когда встречают гостей у дверей автомобилей.

— Огромное спасибо, дружище, — сказал комиссар, не слишком переживая по поводу того, что с красным зонтом вид у него будет несколько вызывающим. — Как ваш зуб?

— У этого Пепиньо Бланко просто золотые руки, — ответил официант.

Андрес вспомнил впечатляющую картинную галерею доктора Бланко, который действительно обладал редким даром лечить зубы, не причиняя боли; одновременно он подумал о том, как хорошо заботится о своих зубах этот гостиничный служащий, вне всякого сомнения оставивший у дантиста сумму, равную десяткам хороших чаевых.

В это мгновение он почувствовал, как в кармане у него завибрировал мобильный телефон.

«Этот козел меня доконает, — подумал он, полагая, что это снова представитель правительства. — Интересно, у него что, нет других дел, как только играть в воров и полицейских или рассказывать мне, какая у него красивая дочь и как ее изуродовал шрам, который она получила по вине Сальвадора? Вот уж подходящее имя у моего пасынка».[45]

Бормоча все это себе под нос, он попытался переместить зонт в другую руку. Дело в том, что петля, свешивающаяся с ручки зонта, плотно обхватывала запястье его правой руки, а телефон вибрировал тоже справа. Однако все поистине акробатические усилия комиссара, направленные на то, чтобы высвободить правое запястье из петли и при этом не уронить из левой руки купленные утром газеты, у которых он не успел просмотреть даже заголовки на первых страницах, оказывались бесполезными и выглядели нелепыми.

— Слушаю, — раздраженно прорычал он, когда ему наконец удалось поднести телефон к уху.

— Здравствуй, душа моя, как поживаешь? — ответила ему с другого конца телефонной волны Эулохия.

— Хорошо, а ты как?

— Очень хорошо, спасибо, вся такая загореленькая. Ты же знаешь, на снегу я загораю в момент, — ответила она.

— Очень рад, очень рад. Здесь по-прежнему льет как из ведра. А ты где?

— Я на Сьерра-Неваде, но скоро вернусь. Эухения сказала мне, что теперь еще и этот беспутный декан свалился с крыши. Ну-ка, расскажи мне. Это правда?

— Тебе известен романс о графе Арнальдосе? Так вот, я как моряк из этого романса.

— Нет, я его не знаю, расскажи мне.

— Ну, в нем говорится о том, как граф Арнальдос в Иванов день отправился со своим соколом на охоту и увидел галеру, пристававшую к берегу, на борту которой стоял моряк и пел песню, такую прекрасную, что волны кругом успокаивались, рыбы всплывали наверх из глубин, а птицы из поднебесья опускались на мачты, лишь бы услышать ее… Знаешь этот романс?

— Да нет, не знаю. Оставь свои штучки и не изображай из себя дурачка. Так о чем была песня?

— Свои песни я пою только тем, кто плывет со мной.

— А-а-а! Прекрасно… Ну и какой еще бред тебе придет в голову, придурочек мой? Ну ладно, хватит, ну давай расскаааааазывай, мой красавчик.

— Кажется, похороны сегодня после обеда.

— Вот тут ты ошибаешься, радость моя. Завтра утром. Сегодня проведут бдение у тела в Кортиселе. Так что я вполне успеваю.

Новость о ее возвращении радостно впорхнула ему сначала в среднее, потом во внутреннее ухо, и ему даже показалось, что небо прояснилось, пропустив сквозь облака маленький лучик солнца.

— Я рад. Ну а сейчас я должен тебя покинуть. Целую.

— Чао, красавчик мой.

Ему доставляло удовольствие, когда она называла его своим красавчиком, он даже не возражал против того, чтобы она говорила ему «мой толстячок». Когда он слышал ее голос, к нему возвращалась радость жизни.

Между тем он уже миновал дворец Фонсеки, который, если верить знаменитой песне[46] старинных студенческих ансамблей, вечно остается в печали и одиночестве, и подходил к зданию комиссариата. Войдя в него и убедившись, что комната Диего пуста, он прямиком направился в кабинет Андреа Арнойи.

— А где Диего? — спросил он, открыв дверь и увидев Андреа, внимательно читающую что-то на экране компьютера.

— В пабе, пиво пьет, — ответила она.

— Мне нужна вся информация о последних десяти днях Томе Каррейры. Можете звонить в Бразилию и вообще делать все, что угодно, но мне нужен детальнейший отчет обо всех его последних передвижениях, а также о подробностях его личной и даже интимной жизни. — Он сделал паузу и добавил: — Что там с компьютером Софии?

— Ребята им занимаются.

— Ладно, позвони Диего и скажи ему, чтобы возвращался на работу.

Настоящая удача иметь пивной бар так близко от комиссариата. Через пару минут Диего уже выслушивал указания, которые ему давал комиссар.

— Постарайтесь извлечь из диска все, что только можно, но заранее предупреждаю вас, что то, что мы там можем обнаружить и что, надеюсь, поможет нам в расследовании преступления, связано с мощами апостола, с его ДНК и с важными открытиями, содержащимися в докторской диссертации покойной. А это означает, что руководитель ее диссертации вполне мог пожелать присвоить эти открытия себе и с этой целью совершить убийство. Так что надо как следует все выяснить.

— А что там с ДНК? — спросила Андреа Арнойа.

Андрес задумался на несколько мгновений, прикидывая, стоит ли рассказывать им все, что он узнал.

— Это в данный момент не имеет значения.

— А откуда вы об этом знаете? — спросил Диего Деса.

— Знаю, и все тут.

— Это понятно, но все-таки откуда?

— Это тоже сейчас не важно, — ответил ему комиссар, пытаясь придать лицу самое доброжелательное, приветливое и любезное выражение.

Помощник комиссара и инспектор переглянулись.

— Может быть, следует начать с того, что допросить господина профессора, — сказал Диего.

— Может быть… — ответил комиссар.

— То, что сказал Деса, — это не деза, ибо Деса — не деза, а деза — не Деса, — вдруг произнесла Арнойа.

Комиссар застыл, возмущенный тем, что у него узурпировали, пусть на какой-то миг, его исключительное право предаваться игре слов. Придя в себя, он изрек:

— Похоже, ты сама не поняла, что сказала. Ну-ка, попробуй повторить помедленнее, может, и мы что-нибудь поймем.

Андреа взглянула на него с тем же выражением лица, с каким обычно смотрела, когда он изрекал свои весьма неудачные, на ее взгляд, шуточки. Но комиссар никак не прореагировал на этот ее взгляд, и тогда инспекторша повторила, на этот раз по слогам:

— Де-са не де-за, а де-за не Де-са…

— Хватит, — оборвал ее Салорио, — если жизнь — движение, то движение — действие, а посему немедленно приступить к действию; я хочу сказать, совершите хоть какое-то движение, то есть убирайтесь отсюда и, черт возьми, беритесь наконец за дело, то есть действуйте.

Увидев выражение лиц своих непосредственных подчиненных, Салорио наконец успокоился. Последнее слово оказалось за ним. Потом он вышел из кабинета и немного побродил по коридору, пока не увидел, что его помощники покидают комиссариат. Тогда он взял свой мобильный телефон, набрал номер Эулохии и, когда она ответила, спросил:

— В котором часу ты прилетаешь?

5

Вторник, 4 марта 2008 г., 13:15

Захлопнув крышку своего мобильника, Андрес Салорио даже засвистел от удовольствия. Если не произойдет задержки рейса, которым Эулохия планировала лететь из Гранады, этой ночью он будет спать не один. Постель, которую он с ней делил, казалась ему огромной всякий раз, когда она отсутствовала по какой-либо причине, но последние три ночи оказались длинными, как никогда.

«Три дня без тебя — для меня это слишком, моя венесуэлочка», — скажет он Эулохии в одно из счастливых мгновений мыльной оперы, которую, как ему иногда казалось, он проживает со своей карибской возлюбленной.

Размышления Андреса прервало новое вибрирование телефона в кармане пиджака. Прочтя имя звонившего, комиссар процедил сквозь зубы:

— Твою мать! — и приготовился выслушивать очередное занудство представителя правительства.

— Как дела, господин полномочный представитель? Доброе утро или, скорее уже, добрый день, не знаю даже, — бодро приветствовал он собеседника, все еще находясь во власти радостных эмоций.

— Добрый день, Салорио. Думаю, вы не будете против того, чтобы пригласить меня на обед в наше привычное место. Так что перенесите на другое время любую иную договоренность, если она у вас была, и в половине третьего встречаемся в «Карретасе». Моя секретарша уже зарезервировала для нас приватный кабинет. Разумеется, на ваше имя. Договорились?

— Конечно… конечно… господин представитель, договорились… в половине третьего.

— Ну, тогда до встречи, — удовлетворенно произнесло его политическое начальство, резко заканчивая разговор.

А для Андреса Салорио, главного комиссара полицейского корпуса Сантьяго-де-Компостела, мир разом перевернулся с ног на голову.

«Ну да, еще одно нераскрытое дело! В точности как с журналистом Рехино», — сказал он себе.

Одновременно он подумал, что представитель правительства все-таки непревзойденный халявщик. Он предпочитал тянуть деньги из бюджета своих подчиненных, не тратя ни копейки из своего. Ну что ж, таким уж он был, и не оставалось ничего иного, как таковым его и принимать.

Андресу доставляло искреннее удовольствие тешить себя мыслью о том, что когда представитель правительства будет наконец освобожден от занимаемой должности и превратится в обычного гражданина, то не он, а комиссар будет напрашиваться на приглашение на обед. И он будет это делать исключительно для того, чтобы тот вспомнил обо всех случаях, когда это делал он. Представитель правительства был удивительным наглецом. Он постоянно упрекал комиссара, что тот тратит слишком много денег на представительские обеды, в то время как большинство этих обедов проходило именно с ним и, более того, по его настоянию; и при этом он еще осмеливался всякий раз заявлять полицейскому: «Что-то ты много ешь, комиссар, потому-то ты такой толстый, хе-хе-хе».

Наверняка и сегодня он это скажет. Но не это больше всего беспокоило Андреса Салорио.

Он вспомнил, как в деле с журналистом, которое он немедленно, после первых же результатов расследования связал с террористическими группами севера Испании и наркотрафиком, вскрывавшиеся обстоятельства тут же приправлялись огромным количеством пикантных подробностей, отвлекавших внимание обывателя от того нежелательного, что выявило совершенное убийство.

Так, например, газеты без конца мусолили одну и ту же надоевшую всем информацию о том, что ванна, в которой обнаружили труп, была заполнена дюжиной хорошеньких желтых пластиковых утят, к шейкам которых были подвешены погремушки. Погремушки были довольно тяжелыми и тянули игрушечные шейки вниз, поэтому утята плавали, высоко задрав кверху попки.

Особая, можно сказать садистская, изощренность состояла в том, что в том деле все постарались списать на гомосексуализм жертвы, который комиссар признавал вероятным, поскольку хорошо знал покойного, но который вовсе не считал главным и определяющим в данной ситуации; более того, он даже не счел нужным рассматривать эту версию при розыске преступника.

То же самое могло произойти и сейчас, поскольку это новое дело затрагивало важные религиозные ценности. Политика и религия всегда служили темным целям, которые они официально поддерживали если не в государственных интересах, то во имя спасения душ человеческих, что в действительности скрывало интересы даже не институтов власти, а конкретных индивидуумов, которые по воле случая оказывались во главе данных учреждений.

Звонок, на который он только что ответил, предвещал именно такой поворот событий. Возможно, он ошибался, но беседа с Кларой совершенно очевидно свидетельствовала о том, что он, если выражаться на манер Сервантеса, наткнулся на Церковь, друг Санчо.[47] Меньше чем через час у него будет возможность проверить, ошибается он или нет, но главная проблема состоит в том, чтобы понять, что делать. Теперь он точно знал, почему с самого начала безотчетно связывал дело Рехино с убийством Софии. Сам того не осознавая, он интуитивно угадывал, что оба они закончатся одним и тем же. И теперь он уже практически до последней детали знал, о чем пойдет речь в беседе с представителем правительства. И это начинало очень сильно его раздражать.

Теологические проблемы, равно как и вопросы религиозной морали и веры любой конфессии, неизменно вызывали у него уважение и даже пиетет. Однако ничуть не в меньшей степени, чем мораль гражданская. Лично он исповедовал именно последнюю. И уважал ее, как никакую другую. И сейчас именно эта мораль, наряду с его профессиональной этикой, требовала от него обнаружить истинного виновника преступления.

Андрес нервно ходил по кабинету, пока не догадался прибегнуть к проверенному способу: получить удовольствие от ароматного дыма своих любимых сигар «Колониалес де Тринидад». Радость, охватившая комиссара в результате звонка Эулохии, после разговора с представителем правительства в Галисии полностью улетучилась. Перед ним было еще одно дело, подобное случаю Рехино, еще одно дело, грозившее остаться нераскрытым только потому, что там, наверху — впрочем, в данном случае не на самом верху, поскольку речь все-таки шла лишь о клире, — было решено, что лучше оставить все как есть. Сделав третью затяжку, Андрес почувствовал, что спокойствие хоть и медленно, но возвращается к нему.

Ему потребовалось какое-то время, чтобы вспомнить о пагубном воздействии, которое табачный дым оказывает на артериальную и венозную системы, а также, разумеется, на дыхательную и пищеварительную. Вспомнив о вреде курения, он сделал еще две-три восхитительно глубокие затяжки, после чего раздавил сигару в пепельнице, словно надеясь, что вид раздавленной сигары вызовет у него отвращение; однако вместо этого испытал лишь бесконечную жалость к самому себе.

Охватившие его грустные размышления о несчастной планиде были прерваны появлением секретарши, которая, предупредительно постучав в дверь, вошла в кабинет и с улыбкой сказала:

— Вот папка с документами на подпись, вы с пятницы ничего не подписывали, так что пока будете разбираться с этими бумагами, я схожу за следующей папкой.

И комиссару ничего не оставалось, как приступить к подписанию огромного количества документов, которые секретарша услужливо положила ему на рабочий стол. Перед тем как начать, он бросил взгляд на часы и подумал, что вряд ли у него будет время просмотреть, что он подписывает, если только он не хочет опоздать на встречу с представителем центрального правительства.

Тут он вытащил из правого ящика стола нож для обрезания сигар, взял ту, что в полураздавленном виде лежала в пепельнице, обрезал ее примерно на треть, раскурил и приступил к утомительному процессу подписания неизвестно чего.

Когда секретарша принесла вторую папку с документами на подпись, он категорично заявил:

— А вот это подождет до следующего раза, оставьте папку здесь, на столе, если получится, я займусь этими бумагами после обеда.

Когда он покидал кабинет, имея в запасе ровно столько минут, сколько было необходимо для того, чтобы точно в назначенное время предстать перед представителем правительства, на некоторых из подписанных документов красовался пепел от его любимой сигары.

6

Вторник, 4 марта 2008 г., 14:30

Придя в «Карретас», Андрес Салорио первым делом поинтересовался, побывали ли там агенты службы безопасности. Когда Маноло, неизменный и гостеприимный хозяин заведения, ответил, что да, побывали, он понял: зал, который был для них зарезервирован, уже подвергся должному инспектированию и что беседа, которую представитель правительства сочтет нужным вести с ним, может протекать без всяких опасений с какой-либо стороны. Он уже с субботы постепенно начинал отдавать себе отчет в том, в какие дебри они залезли, но никак не подозревал, что все это может зайти так далеко и иметь столь неприятные последствия. В очередной раз ему довелось убедиться в том, до какой степени интересы отдельного человека или группы людей могут встать выше закона, и сей факт отнюдь не вселял оптимизма.

Салорио решил дождаться представителя правительства в одном из приватных кабинетов второго этажа, полагая, что таким образом его присутствие в ресторане не привлечет особого внимания. Тот прибыл, разумеется, с большим опозданием, повлекшим за собой оправдательную фразу, столь же привычную, сколь и раздражающую по причине нулевой значимости.

— У нас случился прокол шины, — в который раз оправдала свое опоздание важная политическая персона.

У Андреса возникло было желание ответить, что в продаже существуют баллончики со сжатым газом и пенистым каучуком, с помощью которых подобные проблемы решаются за несколько секунд, но он вовремя остановился, будучи уверен, что это лишь все осложнит.

— Добрый день, господин представитель правительства, — только и сказал он в ответ, пытаясь изобразить сердечность, которой ну уж никак не испытывал.

Они тут же уселись за стол. На этот раз, выбирая блюда, Андрес не поддался искушению заказать миноги и ограничился тем, что попросил приготовить рыбу на гриле с тушеной ботвой брюквы в качестве гарнира. Правительственный чиновник, вспомнив, что платит не он, попросил принести для начала морского краба и стейк тартар.

— Но только если Маноло сам мне его приготовит; если нет, принесите мне кордон блю, — уточнил он. И, обернувшись к Андресу, сказал то, что тому и так было прекрасно известно: — Он делает это гениально; ведь это он научил всех шеф-поваров сети «Мовепик» готовить стейк тартар.

— Да, — коротко ответил комиссар, радуясь тому, что его подчиненный во время вчерашнего обеда оказался вполне на уровне его высокого начальства. С другой стороны, он опечалился оттого, что за недешевый обед снова придется платить ему.

Едва официант отправился выполнять заказ, полномочный представитель правительства приступил к обсуждению первой из беспокоивших его тем. Как с самого начала и опасался комиссар, это был, разумеется, шрам его горячо любимой дочери. Шрам, который без должного вмешательства самого высококлассного пластического хирурга, несомненно, навсегда изуродует личико его красавицы.

Андресу было наплевать на деньги, которые будут стоить услуги хирурга, среди прочего потому, что их вынут из своего кармана родители Эулохии, но, поскольку ему очень уж был неприятен сидевший перед ним олух, он ответил, что все должна покрыть страховка.

Как и следовало ожидать, представитель правительства тут же задал вопрос, отправлен ли уже в тюрьму по обвинению в нанесении ущерба здоровью сын этой шальной дамочки, с которой комиссар прелюбодействует. Сия фраза окончательно определила курс дальнейшего развития разговора на животрепещущую тему, в результате чего Андресу пришлось заверить своего начальника, что тот может не волноваться по поводу денег и что они могут выбрать любого хирурга, который им понравится.

— Ну хорошо, в таком случае можно заодно сделать небольшую косметическую коррекцию носа, о которой она давно мечтала, — не преминул воспользоваться представившимися возможностями представитель правительства.

Андреса Салорио это нисколько не удивило. Он только подумал о том, что счет будет оплачен из средств деда виновника происшествия, и, насколько он понимал, тот вряд ли пожелает раскошеливаться на исправление формы носа любимой дочурки кого бы то ни было.

Полагая, что вопрос об улучшении внешнего вида его дочери решен, представитель центрального правительства в Галисии завел речь о деле, которое привело их сюда, причем так, чтобы с самого начала было ясно, кто здесь распоряжается и что необходимо сделать в самое ближайшее время.

— Надеюсь, вам не нужно напоминать, господин комиссар, что никто не должен знать об этом обеде и лучше вам оплатить его наличными. Никакой кредитной карточки или счета, которые могут подтвердить факт нашей совместной трапезы, — подчеркнул он с самого начала.

Ему, очевидно, нравится играть в воров и полицейских, подумал Салорио, приготовившись терпеливо выслушать то, что намеревался изложить представитель центральной власти; впрочем, после такого предисловия он был почти уверен, что для того, чтобы понять, чем тот завершит свою речь, особой необходимости выслушивать все его разглагольствования просто не было.

— Сегодня утром мне позвонили из министерства, как вы понимаете, из самых высших инстанций, и попросили, чтобы мы не слишком там все ворошили и не связывали воедино две смерти последних дней… Понимаете, есть ряд нерешенных вопросов, которые требуют полного консенсуса светской и церковной властей, а его никак не удается достичь. Поэтому мы не должны раздражать клир больше, чем это уже имеет место в настоящий момент, — начал представитель правительства.

После чего пустился в пространные рассуждения на политические темы, в то время как комиссар хранил молчание, не переставая прилежно пережевывать осьминога по-ярмарочному, на котором в последний момент остановил свой выбор. Занимаясь поглощением блюда, он не переставал задавать себе один и тот же вопрос: неужели наивысшего представителя центрального правительства Галисийского автономного сообщества совершенно не интересует реальное состояние, в котором находится расследование преступлений? И приходил к выводу, что, похоже, это его интересует в самую последнюю очередь, если интересует вообще.

— Вопросы, касающиеся веры, должны рассматриваться с крайней деликатностью, дабы не осквернять чувства верующих, — говорил в этот момент представитель Мадрида.

— Разумеется. А убийцы должны понести справедливое наказание, — перебил его комиссар.

Отец несчастного создания, раненного в результате падения летательного аппарата, тут же взвился в праведном гневе:

— Ну хорошо, если хотите, я скажу вам это по-другому, Салорио. С этой минуты все расследования временно прекращаются. Вам понятно?

— Но…

— Никаких но, это не подлежащее обсуждению указание, которое я получил из Мадрида. Так вам понятно?

— С этой самой минуты?

— Именно. С этого самого момента.

Комиссар хотел было заметить, что до этого самого момента расследование все-таки проводилось и сейчас по-прежнему проводится и что сделано было за это время уже немало, но предпочел не усугублять положения. Еще ему очень хотелось сказать следующее: «Но как я мог узнать об этом указании, если на этом обеде, который я должен оплатить наличными из своего кармана, вас не было…» Однако вновь предпочел промолчать и действовать по обстоятельствам.

— А как мы объясним смерть Софии Эстейро, если пресса уже столько писала о жертве, смакуя все подробности произошедшего, что, пожалуй, осталось только уточнить рисунок, образованный на теле надрезами?

— Решайте проблему, как посчитаете нужным. Моя задача — не допустить, чтобы то, что касается мощей апостола Сантьяго, стало достоянием широкой общественности.

— Ну что ж, вот и договорились, — положил конец обсуждению комиссар. — Я все решу, как посчитаю нужным, но решу наверняка, можете не беспокоиться.

Остаток обеда протекал на фоне беседы между людьми, у которых не было ни малейшего желания и интереса ее поддерживать. Представитель правительства не отличался особым даром речи, а во время обеда, когда все его внимание было поглощено разделыванием краба, сосредоточенное молчание стало особенно невыносимым.

Салорио мысленно порадовался, что не заказал крабов-плавунцов: это было бы явной неосмотрительностью с его стороны. Маленькие размеры сих ракообразных и трудности при их разделывании наверняка напомнили бы ему ловкость и мастерство, необходимые пластическому хирургу — тому самому, который обойдется в немалую сумму евро тем, кого он пока не решался назвать тестем и тещей.

Раздражение постепенно уходило, но его сменил неожиданный страх. Ведь он не мог знать наверняка, что произойдет, когда приедет Эулохия и он расскажет ей, о чем он договорился с тем крайне неприятным типом, что сейчас восседал напротив него. Вполне возможно, она взбрыкнет и не признает его договоренности, заявив, что все расходы должна покрыть страховка, а вовсе не ее отец, и… до свидания, увидимся в суде. Впрочем, может быть, последняя информация о новом увлечении ее сына, вызвавшая у него столь серьезные опасения, поможет ей рассудить иначе. Вряд ли ей доставит удовольствие тот факт, что ее обожаемый сыночек может быть связан с правыми экстремистскими движениями через какое-нибудь тайное религиозное братство.

Если это действительно так, то можно считать его карьеру в Национальной полиции окончательно завершенной. Сальвадор — спаситель отечества? Семья, к которой он теперь имел самое непосредственное отношение, была настолько необычной, что от любого ее члена можно было в самый неподходящий момент ждать чего угодно. В полной мере осознав все опасности, которые могут его поджидать, он испытал приступ черной меланхолии.

— Боже мой, ну и семейка! — в который раз повторил комиссар, привыкший обсуждать все животрепещущие вопросы прежде всего с самим собой.

На всякий случай он стал производить расчеты, принимая во внимание бесконечные проволочки, характерные для испанской судебной системы, и прикидывая возможность потянуть с датой суда так, чтобы она более-менее совпала со сроком его выхода на пенсию.

Поскольку сроки эти у него никак не сходились, он стал вспоминать, сколько времени осталось представителю правительства до истечения срока его полномочий, размышляя над тем, устроят ли тому в благодарность за оказанные услуги шикарный прощальный обед и наградят ли орденом. Потом решил, что ни к чему предаваться пустым рассуждениям, и сосредоточился на еде.

— О чем вы так напряженно думаете? Скажите же хоть что-нибудь, дружище.

— Да нет, я ни о чем особенно не думал. Ел себе спокойно.

Не вызывало никакого сомнения, что этим двум людям не суждено когда-либо понять друг друга.

Смерть декана наступила в результате несчастного случая, это не вызывало никаких сомнений, и заставить людей поверить в сей факт не представляло особых трудностей. Сложности начнутся, если возникнет необходимость объяснить присутствие в обоих трагических случаях Клары и если станет известно о диссертации, над которой перед смертью работала София. Пока что об этом мало кто знал, но это только пока.

На настоящий момент достаточно узкому кругу специалистов было известно, что работа посвящена болезням, которыми страдали компостельцы в Средние века, и ее исследовательской базой служили человеческие останки, покоящиеся в соборном некрополе; также имелись сведения, что на основе проведенного анализа делались выводы о характере питания древних жителей города и устанавливалась связь их образа жизни с местным климатом. В общем и целом, весьма привлекательный материал, сказал себе комиссар.

«Думаю, не так уж сложно будет выйти из создавшегося положения, ну а пока пусть этот придурок думает, что я сделаю все, как он велит», — подумал комиссар, которому уже не терпелось вернуться к расследованию.

«Но самое неприятное во всем этом, — добавил он inmente[48] вспомнив, что ему еще предстоит оплачивать счет, — это то, что ты не только выполняешь роль шлюхи, но еще и за постель платишь».

В эту минуту представитель правительства намекнул, что, поскольку краба он уже съел, следовало бы сменить вино и перейти к красненькому, например какому-нибудь из сортов «Торо», которое как нельзя лучше подходит к заказанному стейку тартар.

Андрес Салорио ограничился тем, что согласно кивнул и заметил самым ироничным и ехидным тоном, на какой только был способен:

— Ну да, молоко коровье, а вино бычье.[49]

Увидев изумленное выражение на лице представителя центрального правительства, он чуть было не расхохотался.

7

Вторник, 4 марта 2008 г., 15:45

Распрощавшись с представителем правительства у дверей «Карретаса» и направляясь в сторону комиссариата, Салорио первым делом вытащил из кармана телефон.

— Вы где? — спросил он у Андреа, как только она ответила на его звонок.

— Дома у доктора Каррейры, мы с ним беседуем.

— Очень хорошо. Как только закончите, идите в комиссариат, я буду вас там ждать. Есть новости. А у вас есть что-нибудь новенькое?

— Да. Список входящих и исходящих звонков с телефона доктора Эстейро.

— Отлично! До встречи, — завершил разговор комиссар, после чего продолжил путь к своему рабочему кабинету.

Но не прошел он и пятидесяти метров, как передумал и вновь набрал номер Андреа, задавая себе вопрос, почему он всегда звонит ей, а не Десе. Впрочем, он не долго раздумывал над этим. Инспектор Арнойа должна принять сие как данность, и он не желал выяснять, почему так поступает. Он делает так, и все. Точка.

— В каком доме живет Каррейра? — спросил комиссар Салорио.

Арнойа назвала ему номер дома и квартиры на улице Нова, и комиссар сказал, чтобы они ждали его прихода там.

— Вы сразу же сможете уйти и оставить меня с ним наедине, — уточнил он.

Он твердо вознамерился не прекращать расследования, но проводить его отныне в строжайшей тайне, чтобы представитель правительства мог спокойно вздохнуть и с чистой совестью отчитаться перед вышестоящими инстанциями о том, что их распоряжения исполняются немедленно и эффективно. Неукоснительно.

Хотя вполне возможно, что ни министерство, ни важные шишки в высших инстанциях не имели к их беседе никакого отношения. Иначе к чему нелепое предостережение о необходимости утаивать его присутствие на обеде и категорическое нежелание оплачивать счет? Скорее всего, ему позвонил архиепископ, и во время непринужденного разговора было высказано дружеское пожелание во имя некой непререкаемой истины не ворошить дела Церкви. Но это лишь еще больше подогрело стремление комиссара довести дело до конца и обострило его чувство профессиональной этики. Он был убежден, что сможет успокоить прессу, религиозное сознание граждан и свою собственную профессиональную совесть, лишь изобличив преступника.

Андрес позвонил в дверь квартиры медика, услышал его голос, сообщавший, что сейчас откроет, вошел и, не заметив в Десе и Арнойе намерения оставить их наедине, велел им уходить.

— Делайте так, как я уже сказал по телефону, — настаивал он, сам толком не понимая зачем.

Ему было важно, чтобы они находились неподалеку, но не слишком близко. Он хотел, чтобы они помогали ему в его действиях, но не знали о его намерениях. Впрочем, сейчас он вынужден был признаться самому себе, что чувствует себя неловким и бестолковым, что интуиция его молчит, а мысль работает слишком вяло. Похоже, он не совсем понимает, что следует делать. Да, должно признать, что он действительно не знает, как ему поступать.

Приняв сию не слишком приятную для него истину как данность, он прошел вглубь квартиры и обратился к ее хозяину:

— Угостишь меня кофе?

— Ну разумеется, проходи. Я и так удивляюсь, что ты не пришел раньше.

Андрес прошел в гостиную и уселся в одно из кресел, расположенных перед телевизором у камина, в котором потрескивали сучья, судя по запаху каштановые.

Когда хозяин подал кофе, комиссар сказал, поднося к губам бокал с «Лафройем»:

— Дружище, да у тебя тот же сорт виски, что пью я, это замечательно. Ну, что ты рассказал моим?

Профессор медицинской антропологии не знал, что ответить. Вопрос его удивил настолько, что Андресу пришлось ему кое-что разъяснить.

— Не то чтобы я не доверял своим подчиненным. Просто мне нужно знать всё до того, как мне расскажут они. Всё.

— Всё?

— Всё.

— А что есть всё? — слегка надменно спросил доктор.

— Всё — это всё, что может иметь отношение к делу. Начиная с того, что ты сделал, когда приехал из Бразилии, до того, что ты оттуда привез, и всё, абсолютно всё, что тебе известно о диссертации твоей аспирантки, ее связях, сделанных ею открытиях и о той роли, которую играют во всей этой запутанной истории твои друзья священники. Понятно?

— Понятно.

— Ну так слушаю тебя.

Томе Каррейра взял чашечку кофе подергивающимися пальцами правой руки. Поднес ее к губам, потом взял блюдечко, подставляя под чашку, как во время обряда евхаристии держат дискос. Затем поставил чашку с блюдцем на стол, взял хрустальный стаканчик с виски и поднес его к носу.

— Даже не знаю, что мне нравится больше: пить или нюхать его. Оно пахнет как пылающие в камине душистые поленья или как дым от медленно тлеющей трубки. Не знаю, известно ли тебе, что это единственный сорт виски, который благодаря его медицинским свойствам было разрешено поставлять в Соединенные Штаты во времена сухого закона. Я рад, что оно тебе нравится.

Комиссару было понятно, что Каррейре хочется перевести дыхание, прежде чем начать свой рассказ, а также взвесить, что именно следует добавить к уже сказанному помощникам Салорио. Абсолютное внешнее спокойствие комиссара, отсутствие у него каких-либо признаков тревоги побудили профессора начать с того, о чем он еще не рассказывал.

— Начнем с эпизода в аэропорту.

— Да, начинай оттуда, — ответил Салорио, словно был в курсе всего.

— Мне нечего особенно добавить. Собаки почуяли растения и семена, которые я вез в чемодане, и поднялся шум. Но когда я сказал таможенникам, что это кураре, который мне нужен для проведения опытов в лаборатории, меня без всяких проволочек отпустили.

Андресу пришлось напустить на себя невозмутимый вид, чтобы не выдать своего полного неведения относительно эпизода, о котором он только что узнал. Яд кураре, как известно, может убить, не оставив никаких следов. Судя по всему, Томе не сомневался, что комиссар давно установил связь между привезенным растением и убийством Софии.

— Моим сыщикам ты об этом не рассказал, не так ли?

— Нет, конечно. Мне это не показалось существенным, и к тому же я не хотел давать ложный след.

— Какой след ты имеешь в виду?

— Дело в том, что у меня пропало немного кураре. Или у меня его украли… — ответил профессор, начиная слегка нервничать.

— И это превращает тебя в главного подозреваемого, не правда ли? Где ты хранишь остальное?

— Там, куда я его положил сразу по приезде, в самом надежном месте лаборатории.

— Немедленно дай мне список людей, имеющих доступ к этому самому надежному месту. А также всех тех, кто осведомлен о том, как протекало исследование Софии и какие реальные результаты были получены, — сказал Андрес Салорио, стараясь придать голосу успокаивающие интонации.

Томе Каррейра стал мертвенно-бледным. Он начинал понимать, что комиссар знает гораздо больше, чем это могло показаться на первый взгляд.

— Почему ты ведешь себя со мной так лояльно? Почему ты до сих пор меня не задержал? — спросил он комиссара.

— Потому что ты не похож на убийцу, хотя я могу предположить, что в принципе ты можешь убить под воздействием религиозных убеждений.

— Как раз эти-то убеждения и помешали бы мне совершить убийство, — сказал в ответ Каррейра, все заметнее нервничая, но при этом не утрачивая способности ловко находить аргументы в свою защиту.

— Ну, скажем, твоим единоверцам, если вспомнить историю, религиозная мораль не слишком-то мешала…

— Им, может быть, и нет, а мне да.

— Давай, напиши имена всех, кто имеет доступ к кураре.

Томе Каррейра достал из верхнего кармашка рубашки перьевую ручку и приготовился составить список людей, обладавших правом открывать лабораторный сейф. Но прежде чем сделать это, он осмелился задать вопрос:

— А есть еще причины, по которым ты поступаешь со мной так лояльно?

Прежде чем ответить, Андрес взглянул ему прямо в глаза.

— Я получил приказ расследовать это дело как можно деликатнее, что и стараюсь делать, — ответил он. Пока Томе составлял список имен, он, немного помолчав, добавил: —…и еще потому, что убежден, что символы в нашей жизни необходимы и к ним следует относиться с уважением даже вне зависимости от исторической правды.

Томе Каррейра посмотрел на него недоверчиво и удивленно. Последствия утраты яда, возможно, и имели место, но ответственности за них он теперь не понесет. Поэтому он с довольной улыбкой закончил составление списка и протянул его комиссару.

— Ну конечно, это все очень важно, кто бы сомневался! — воскликнул Томе Каррейра.

— Да ладно, не подлизывайтесь, господин профессор, — ответил комиссар, просматривая написанное. — Да здесь одни женщины! — воскликнул он. — Ну, кроме одного, — поправил он себя.

Томе Каррейра лукаво улыбнулся. Он уже благополучно забыл, что еще совсем недавно мог считаться главным подозреваемым в убийстве. Теперь таких подозреваемых было больше.

— Девушки сейчас составляют восемьдесят процентов всех студентов факультета, и они лучшие, — ответил он, вспомнив о своей славе донжуана.

Андрес пристально смотрел на него:

— Скажи мне правду, Томе, что ты думаешь об открытии Софии?

Томе задумался на несколько мгновений. Затем лицо его прояснилось и приняло спокойное выражение, которое утратило было во время разговора; наконец он ответил:

— Что все это очень даже возможно, комиссар, очень возможно.

— И?

— И что рано или поздно об этом станет известно.

— И?

— И что людям нужна вера, которая поддерживает их.

— И что эта вера будет попрана, если станет достоверно известно, что раввин Иисус состоял в браке с Марией Магдалиной? И что Сантьяго никогда ни живым, ни мертвым не был в Испании, а вместо себя послал сюда женщину?

— Я имею в виду людей примитивной веры.

— Вера не может быть примитивной, она может быть простой, это да, но не примитивной, доктор, — ответил главный комиссар полиции.

Он проведет в квартире доктора Каррейры еще целый час. Его всегда привлекала возможность поговорить с искренне верующими, но при этом толерантными к чужому мнению учеными людьми, которыми он восхищался и которым в каком-то смысле завидовал. К великому своему сожалению, он не был верующим. Что уж тут поделаешь. Ему бы очень хотелось, чтобы его разум позволил ему верить в Бога.

— Меня привлекает вера, но внушают ужас догма и суеверие, — заключил Андрес перед тем, как покинуть дом профессора, убежденный в том, что тот, вне всякого сомнения, обладает верой и готов поощрять любое суеверие, если только оно способствует сохранению того привычного порядка вещей, в котором он чувствует себя как рыба в воде, а вернее, как умный и упорный осьминог, обладающий восемью конечностями, позволяющими ему одновременно объять множество вещей, тел и идей. И разумеется, трахаться. С помощью третьего щупальца справа, если быть точным.[50]

8

Вторник, 4 марта 2008 г., 17:30

Когда Андрес Салорио добрался наконец до комиссариата, его уже поджидала масса информации, раздобытой его подчиненными. Арнойа и Деса с нетерпением ждали его прихода. Он открыл дверь кабинета, впустил их и снова ее закрыл.

— Ну, так что вам поведал господин медицинский антрополог? — спросил он, едва усевшись в кресло.

— В общем-то не много. Он дал нам подробный отчет о том, что делал с момента своего прибытия.

Уверял, что у него не было ни минутки свободной, чтобы даже повидаться с жертвой преступления. Разве что ночью, но тогда рядом с ней была адвокатесса. Он расписал нам все буквально по минутам. Идеальное алиби, — доложила инспектор Арнойа.

— Это соответствует вашим данным? — спросил комиссар, обращаясь к Десе.

— С точностью почти до минуты, — ответил тот.

— А что он рассказал вам о соборе?

— Только то, что мы и так знали.

Его подчиненные, разумеется, знали не все. Но лучше им продолжать оставаться в неведении. Если он даст им больше информации, чем следует, это только все осложнит, особенно когда ему придется сообщить им о прекращении расследования.

— Ну хорошо. Давайте список телефонных звонков покойной, — сказал Салорио, вытаскивая свой список.

— А это что, комиссар? — спросила Арнойа, показывая на листок.

— А это другой список.

— Тоже телефонных звонков?

— Да. Звонков много, но выбрать надо лишь несколько. Посмотрим какие.

— Какие что?

— Какие из них совпадают, черт возьми! — ответил комиссар, спрашивая себя, не становится ли он женоненавистником.

— Так что это за список? — продолжала настаивать Арнойа.

— Список класса, — ответил Салорио, не желая говорить ни откуда он его взял, ни о том, что речь идет о перечне лиц, имевших доступ к кураре, привезенному профессором Каррейрой из Бразилии.

— Какого класса? — спросил теперь Деса, заинтригованный упорным нежеланием шефа объяснять им что бы то ни было.

— Считайте, что это список списков класса; вы что, совсем тупые?

Его помощники наконец поняли, что лучше вопросов не задавать: все равно ответа они не получат. Им понадобилось совсем немного времени на то, чтобы найти совпадающие в обоих списках имена. Всего несколько секунд. Таких имен было два: Карлос Сомоса и Аншос Вилаведра.

— Кто такая Аншос Вилаведра? — спросил комиссар.

— Без понятия, — ответили ему подчиненные дуэтом.

— Вы так спелись, что вряд ли поженитесь. Давай берись за компьютер и узнавай, о ком идет речь, — приказал Салорио Арнойе.

Инспекторша тотчас покинула кабинет.

— Карлос вызывает подозрения, ничего уж тут не поделаешь, в конце концов, это долбаное дело с самого начала перескакивает с религии на науку и обратно, так что вполне логично, что где-то между ними оно и завершится, — недовольно пробурчал Диего Деса, считавший себя приятелем профессора судебной медицины.

— Его придется допросить, — сказал Салорио, — и сделать это надо очень деликатно. Все-таки в Мадриде работать гораздо удобнее и спокойнее. В Мадриде ты никого не знаешь. А здесь тебя знает каждая собака. Вот уж мать твою…

— Это правда, — согласился помощник комиссара.

В это время вернулась Андреа Арнойа, войдя в кабинет без стука.

— А если бы мы с этим типом целовались? — пожурил ее комиссар.

— Что?

— Надо стучать, прежде чем входишь!

— А из вас получилась бы неплохая сладкая парочка, — ехидно ответила инспекторша. — Эта Вилаведра обнаружена, — сообщила она им.

— И кто это? — дуэтом спросили полицейские.

— Как, и вы тоже? — улыбнулась Андреа.

— Мы тоже — что? — спросил Деса.

— …так спелись, что тоже никогда не поженитесь, — ответила Андреа.

— Ну ладно, кончай прикалываться, — сказал Салорио. — Так кто это?

— Ассистентка из клиники, недавно защитившая диссертацию о чем-то там связанном с диабетом.

— Мы ее знаем? — спросил комиссар.

— Вот она, — ответила Андреа, протягивая ему фотографию, только что извлеченную из принтера.

— Черт, да это же Бесаме-Бесаме! — воскликнул Деса.

— Она самая.

Комиссар поднял телефонную трубку и попросил, чтобы его немедленно соединили с директором клиники. Пока, прикрыв рукой микрофон трубки, ждал соединения, он обратился к своей странной парочке, образованной из двух таких разных и на первый взгляд достаточно блеклых личностей, но умеющих работать с потрясающей эффективностью.

— Сейчас я вам расскажу, — но в это время на другом конце провода возник его собеседник. — Привет, директор! Как поживаешь? Да, у нас тоже дождь идет и идет. Нет, нет, иногда ведь у тебя там, внизу, в твоей больнице, дождь прекращается, а вот у меня здесь, в комиссариате, он идет постоянно. Да, дружище, да. Послушай, мне срочно нужна история болезни Софии Эстейро. Ты можешь мне ее отсканировать и переслать по электронной почте? Или прислать тебе курьера с нотариальной доверенностью, чтобы ты отдал ему ксерокопии? Передашь по электронной почте? Ну да, разумеется, гарантирую тебе полную конфиденциальность. Да, давай договоримся, когда мы с тобой можем заняться аутопсией раков. Или крабов. Да, в наши годы, с нашими глазами и пальцами, пожалуй, только с ними мы и справимся. Да. Я тоже крепко тебя обнимаю.

И он повесил трубку. Андреа с Диего переглянулись, словно спрашивая друг друга, каким образом собеседник комиссара умудрялся отвечать ему, если у него просто физически не было времени вставить хоть одно слово. Диего нашелся быстрее своей коллеги.

— Загадки телефонии, — сказал он.

И приготовился ждать, пока Андрес вновь заговорит.

— Сейчас он нам ее передаст. А пока я расскажу вам, как протекают боевые действия. Давайте сядем поудобнее, у нас есть по меньшей мере десять минут.

Они расселись на диване и в креслах, но Салорио неожиданно поднялся, чтобы предложить коллегам виски или кока-колу.

— Мое виски безо льда или другое со льдом? — спросил он.

— Мне твое без… — ответила инспектор.

— А мне только кока-колу, — попросил помощник комиссара.

Себе Андрес налил «Лафрой». Снаружи по-прежнему лил дождь; он практически не прекращался с середины прошлой недели. Андрес подумал, что за все это время он не покидал ограниченное городское пространство площадью несколько аров, и тем не менее у него создалось впечатление, что он избороздил целую вселенную. Потом он заговорил.

— Начиная с этой минуты, если только вы не примите противоположного решения, которое будет располагать полной моей поддержкой, обратите внимание: которое будет располагать моей полной поддержкой, — настойчиво подчеркнул он, — дело считается законченным. То, что будет обнаружено в компьютере Софии, нам уже ни к чему, и я напрасно просил вас восстановить диск.

— Зачем же вы это сделали? — спросила его Андреа, которая обращалась к нему то на «ты», то на «вы» в зависимости от ситуации, времени и места.

Андрес давно уже привык к этой ее особенности и не обращал на нее внимания.

— Чтобы защитить подозреваемую, которая абсолютно невиновна.

— Клару, — утвердительно сказал помощник комиссара.

— Да, Клару, — подтвердил Андрес Салорио.

— Так какая же информация содержится на этом диске? — спросил Диего Деса.

— Данные, касающиеся подлинности останков святого Иакова, вернее, их неподлинности, — ответил Салорио.

— И какие же останки неподлинные? — спросила Андреа.

— Подумайте сами какие, если я получил приказ прикрыть дело и оставить все как есть. В том числе и подозреваемых не трогать.

— И что ты собираешься делать? — задал вопрос помощник комиссара.

— То, что делаю в данный момент: отстраняю вас от дела.

— А потом?

— А потом попытаюсь довести расследование до конца.

— В таком случае, можешь на нас рассчитывать, — категорично заявила Андреа, бросая взгляд на Десу в надежде на его поддержку.

— Мне совершенно безразлично, кем был апостол или тот, кто занимает его место. Но меня бесит, что убийца Софии все еще на свободе. Уж очень она была хороша собой, — изрек Деса подчеркнуто безразличным тоном.

И они продолжили наслаждаться виски и ощущением единой команды, поджидая, пока придет электронная почта.

Из двух подозреваемых, отобранных в результате проведенного расследования, вечно алкавший славы Карлос Сомоса казался наиболее вероятным кандидатом на роль убийцы; его привычка влюбляться в каждую мало-мальски красивую женщину, которая была хоть немного моложе его, только добавляла еще больше доводов не в его пользу.

На его стороне были лишь личная симпатия комиссара, который считал его неспособным на убийство, и убежденность Арнойи в том, что профессор — вялый хлюпик, не способный вступить в борьбу даже с самим собой. Деса же утверждал, что как раз самые что ни на есть тихони нередко оказываются настоящими преступниками.

— А Аншос Вилаведра? — спросила инспектор.

Никого из них нисколько не беспокоила ни подлинность мощей святого, ни личность того, кто отдал приказ оставить дело в подвешенном состоянии, дабы не причинять беспокойства Церкви; кроме того, теперь они даже не вспоминали о подозрениях, возникших у них в свое время относительно священника-легионера и его обожаемой библиотекарши.

— Ни то ни се, — ответил комиссар, — а потому вполне может так случиться, что это как раз она.

— Ну и как мы с ними обоими поступим? — вмешался Деса.

В это мгновение компьютер комиссара издал сигнал, свидетельствующий о поступлении почты. Андрес поднялся и, когда письмо оказалось в папке с входящей почтой, начал печатать историю болезни Софии Эстейро, пробегая ее глазами по мере того, как принтер выдавал распечатанные листы.

— Чему, ты говоришь, была посвящена диссертация Бесаме-Бесаме?

— Что-то связанное с диабетом, — ответил Деса, опередив Андреа.

— Так вот, у Софии неделю назад был диагностирован диабет, — сказал Андрес, протягивая ему медицинскую карту убитой. — Ну, а теперь идите отдыхайте, внимательно прочтите все это, поразмышляйте над тем, что сочтете важным, а завтра будет новый день.

Было уже поздно. Они с самого раннего утра крутились как белка в колесе, и комиссар решил, что на сегодня хватит. Его помощники заслужили отдых, и он громко оповестил их об этом.

— А теперь пусть каждый займется тем, чем хочет. Приказ есть приказ, и дело закрыто. Святая Мать Церковь может спать спокойно, и мы тоже. Завтра после траурной службы я займусь Карлосом Сомосой, а вы приведите сюда мадам Бесаме-Бесаме.

9

Вторник, 4 марта 2008 г., 20:30

Когда Андрес Салорио вернулся домой, нельзя сказать, что душа его пела. Эулохия если еще не приехала, то должна была вот-вот появиться. А это предполагало радость и смех, карибские нежности и секс… Однако действия, которые ему пришлось предпринять после разговора с представителем центрального правительства, держали его теперь в состоянии сильнейшего напряжения, что не слишком располагало к проявлению нежности и любовным играм.

— Привет! — крикнул он. — Есть кто-нибудь дома?

— Привет, радость моя! — ответил ему откуда-то из недр квартиры голос его… падчерицы?

— Да, это я, — ответил он уже без всякого энтузиазма.

Судя по всему, пилот радиоуправляемых воздушных кораблей окончательно куда-то смылся. Быть может, он, подобно пророку Илии, унесся вдаль на огненной колеснице своей новой веры. Во всяком случае, если не веру, то уж пылкость и взбалмошность он явно унаследовал от матери, и вернется он домой не раньше, чем ему этого захочется. Ну а пока одной проблемой для комиссара меньше.

«Это даже лучше, — подумал Андрес, — меньше народа — больше кислорода», после чего продолжил размышлять о своих делах.

Ароматы благоухающего сада полуслов-полунамеков, полудел-полубездействия, в который он, как ему казалось, к своему полному удовлетворению, вступил сам и куда вовлек своих ближайших сотрудников, начинали вызывать у него чувство легкой досады.

Несмотря на указания представителя правительства, он будет продолжать расследование, о чем уведомил свою маленькую команду. Но это решение держало его в состоянии непреходящей тревоги, которое было ему вовсе не по душе. Жизнь, на его взгляд, следовало проживать гораздо спокойнее и безмятежнее, чем это получалось у него в последние четыре дня и чем, вероятнее всего, продолжится и в последующие неизвестно сколько дней.

Он полагал, что убийца Софии почти у него в руках, но не видел выхода из создавшегося положения, который был бы приемлем для церковных и правительственных кругов и не нарушил бы джентельменского соглашения, судя по всему заключенного в высоких инстанциях.

Комиссару было более-менее ясно, каким образом можно скрыть результаты анализа ДНК останков, покоящихся в могиле апостола Иакова и принадлежавших, согласно открывшимся данным, женщине, которую он мысленно уже начал называть апостольшей Иаковиной. Но как скрыть личность убийцы? Этот вопрос оставался без ответа, и именно он держал комиссара в изнуряющем напряжении. Ведь если он обнаружит убийцу и откроет его имя вопреки отданному сверху распоряжению, то на карту будет поставлено многое из достигнутого за последние годы в его карьере.

Дело оказалось, вне всякого сомнения, даже гораздо сложнее, чем Салорио предполагал первоначально. Оно не только делало очевидным отсутствие останков святого Иакова в Компостеле, но и оспаривало историчность фигур монахини Эгерии и самого Присциллиана, первого ересиарха христианства, к тому же галисийца, который уже в те далекие времена выступал за создание смешанных монастырей, где мужчины и женщины вместе отправляли бы культ и распространяли не только божественное семя веры, но и семя жизни, разумеется. Присциллиан сам вступил в любовную связь с Прокулой, дочерью Эукросии и Дельфидия. Что, впрочем, не помешало святому Иерониму говорить о его связи с другой женщиной, по имени Гала. Это был великий муж, которого обвиняли даже в том, что он предается молитвам босой, дабы достичь полного контакта с матерью-землей и наполниться ее теллурической силой.

Еще в VI веке Присциллиан отвергал таинство Троицы, был вегетарианцем и аскетом и отдавал предпочтение изучению священных текстов, что связывало его с гностиками. Он проповедовал воздержание от алкоголя и мяса, но включал в литургическую церемонию танец и признавал апокрифическое Евангелие от Фомы.

«Потрясающий тип!» — мысленно воскликнул Андрес, довольный своими познаниями в этой области.

Да, похоже, он попал в хороший переплет. Даже почитатели Присциллиана могут в гневе наброситься на него. Появление Иаковины лишало их надежды на то, что останки, приписываемые Церковью и народной традицией Иакову Старшему, на самом деле принадлежат почитаемому ими еретику. Ведь даже такие значительные личности, как Санчес Альборнос или сам Унамуно, неоднократно утверждали или, по крайней мере, предполагали, что в компостельском соборе захоронен не Сантьяго, а Присциллиан, что вполне соответствовало бы духу и идейным установкам галисийцев.

А ведь еще возможно открытие второго фронта со стороны тех, кто после распространения новости о том, что священные останки принадлежат не мужчине, а женщине, воспользуются ситуацией, чтобы возродить интерес к фигуре монахини Эгерии, одной из прислужниц Присциллиана, во многом опередившей не только свое время, но и то, в котором мы живем сейчас.

«Вот увидим, сколько найдется желающих утверждать, что останки принадлежат Эгерии», — подумал комиссар, входя в гостиную.

Так что если заварушка еще не началась, то вот-вот начнется.

Через два года, в 2010-м, будет отмечаться Святой Год, который в новых обстоятельствах будет лишен всякого смысла или, по меньшей мере, породит целое море противоречивых суждений, которые могут поставить крест на более чем тысячелетней истории паломничества к мощам святого Иакова. На тысяче лет существования великого Пути Сантьяго, хребта Европы, по словам Гете. А основа этой дороги, древний Млечный Путь, ведущий к Финистерре, краю земли, границам известного в то время мира, к солнечным алтарям, которые венчают сей мыс, дабы люди могли возносить оттуда молитвы царственному светилу, возникла еще раньше.

Да, сей Путь появился задолго до обнаружения гробницы апостола, которое лишь привело к христианизации извечной дороги, той самой, что, повторяя на земле небесный Млечный Путь, со времен сотворения мира вела людей к краю земли, чтобы они могли насладиться величественным погружением царственного светила в бездну океана. Мысли об этом настойчиво вертелись в голове комиссара, и он был не в состоянии от них избавиться.

— И все это полетит в тартарары из-за какой-то дамы, вздумавшей произвести сравнительный анализ ДНК. Мать твою! — изрек наконец Салорио, намереваясь усесться в кресло и расслабиться, пропустив стаканчик виски и не закурив при этом сигару.

Эулохия, судя по всему, еще не приехала. Во-первых, он не замечал ее присутствия в квартире, а кроме того, она не позвонила ему из аэропорта, как обычно делала, когда возвращалась домой из какой-нибудь поездки.

Он уже совсем было водрузился на свой замечательный трон домашнего правителя, коим в действительности он, разумеется, не был, — еще чего не хватало! Просто это был единственный уголок в квартире, на который никто, кроме него, не претендовал и где он всегда мог спокойно отдохнуть под негромкое урчание телевизора. Итак, он уже вознамерился занять свое любимое место и включить телевизор, как увидел, что на подлокотнике кресла сидит карликовый йоркшир Эухении и внимательно смотрит на него блестящими глазками, всем своим видом изображая предполагаемое дружелюбное виляние хвостом.

Комиссар решил, что песик ему не помешает, он даже готов посадить его на колени и почесать за ухом, продолжая переваривать в голове свои последние изыскания и вызванные ими мысли и чувства.

С этим намерением он протянул руку, чтобы погладить собачку и не дать ей покинуть свою привилегированную наблюдательную вышку, с которой она обозревала мир, не догадываясь о том, что и за ней тоже могут наблюдать. А за ней действительно наблюдали.

Протянув руку, Андрес с ужасом обнаружил, что на его любимом месте в кресле, свернувшись клубочком, но при этом воинственно подняв голову, возлежит полутораметровая рептилия Эухении, вид которой заставил его в тысячные доли секунды отдернуть руку.

Однако этого мимолетного инстинктивного движения оказалось достаточно, чтобы вызвать раздражение у ползучей твари, которая приготовилась действовать. Тогда Андрес рефлексивным взмахом руки, словно хлыстом, отшвырнул подальше неполных полкило смертной оболочки песика, которого змеюка, решительно разинув пасть, со всей очевидностью вознамерилась заглотнуть, несмотря на годы мирного сосуществования.

Отчаянный лай собачонки, вызванный охватившей ее паникой и болью от удара, эхом отозвался по всему дому, а питон, вероятно тоже испытавший шок, снова свернулся клубочком на сиденье кресла и замер, всем своим видом демонстрируя кротость и умиротворенность.

В эту минуту в гостиную ворвалась Эухения с намерением узнать, что происходит. Ее крики тотчас заглушили лай песика.

— Что такое, что ты ей сделал? Животное! Какая же ты скотина! — кричала она Андресу, устремившись на помощь дрожащему кусочку плоти, который, на взгляд Андреса, был и не собакой вовсе, а волосатой крысой с бантиком. — Иди сюда, моя радость, иди ко мне!

И тут среди упреков Эухении и безуспешных попыток комиссара объяснить, что произошло, среди криков и ругани неожиданно возникла Эулохия, которая первым делом обняла дочь; та же, не раздумывая, резко оттолкнула ее.

— Что ты делаешь, ты же ее раздавишь! — сказала Эухения, имея в виду бедную псину, дрожавшую у нее на руках.

И вот наконец в условиях относительного спокойствия, наступившего с появлением матери семейства, комиссар предстал перед судом, который вынес свой вердикт. Суд этот был созван с той же поспешностью и скоростью, с какой, как ему объясняли в детстве, наступает Страшный суд: в тот самый момент, когда душа весом в двадцать один грамм покидает тело, в котором она до этого обитала.

Суд был суров, но Эухения вдруг хлопнула себя по лбу и воскликнула:

— Черт! Я же действительно забыла сегодня дать ему морскую свинку!

Осознав свою ошибку, она обняла Андреса и расцеловала, прося прощения, в то время как ее мать наблюдала за сей странной сценой с неописуемым восторгом. Затем Эухения забрала питона с временно узурпированного им места и отнесла в террариум, откуда, по всей видимости, ранее вытащила исключительно забавы ради.

Когда Эухения со змеей удалилась, Эулохия положила песика на диван и обняла Андреса.

— Прости ее, ты же знаешь, как она его любит.

— Ты как нельзя вовремя, — ответил комиссар.

После чего уселся наконец в свое любимое кресло, предварительно взяв с дивана собачонку, чтобы погладить ее и пощекотать за ухом, как он и собирался сделать с самого начала. Ведь комиссар был человеком твердых принципов и не любил отказываться от своих первоначальных намерений. А разговор о чудесном обращении Сальвадора в веру он прибережет до лучшего времени.

10

Вторник, 4 марта 2008 г., 22:30

Комиссар Салорио безуспешно боролся с желанием съесть хоть что-нибудь. Это была обычная битва, которую он проигрывал чаще, чем ему этого хотелось, но на этот раз он решил непременно выйти из нее победителем. Андрес понимал, что в его теперешнем крайне озабоченном состоянии он наверняка не сможет ограничить себя в еде, и расплатой за это будет беспокойная ночь, проведенная в кошмарах, самым ужасным из которых может быть, например, такой: Эулохия от него уходит, а потом ее заглатывает огромный питон, шея которого возникает из ее ног, да и он сам — это, собственно, она и есть.

Сидя в кресле, Андрес продолжал машинально поглаживать песика, который, немного поворчав после всего пережитого, по всей видимости, осознал, что ему удалось отделаться малой кровью, и был счастлив вновь почувствовать себя в полной безопасности.

— Рано или поздно, — сказал Андрес, — собаки становятся похожими на своих хозяев.

В это мгновение в комнату заглянула Эухения и, увидев картинку, показавшуюся ей идиллической, не удержалась и обратилась к своей матери.

— Видишь, Эулохия? А потом этот нахал будет говорить, что у Петрушки нет души! — воскликнула она, корча недовольное личико и надувая губки.

— Это у вас с матерью нет души, а собаку оставьте в покое, — заметил комиссар, ставя бесценное животное на пол.

Все это время он пытался восстановить над собой контроль, и, надо признать, последний выпад Эухении, а также терапевтический эффект от поглаживания собаки окончательно привели его в норму, и он пришел к выводу, что совершенно спокоен, полностью владеет собой и может нести ответственность за свои поступки, а посему то, что он собирается сделать, будет следствием не эмоционального порыва, а серьезного и взвешенного решения. В конце концов, Карлос Сомоса был его приятелем, и как Диего Деса, так и Андреа Арнойа поймут, почему он нарушил свое собственное распоряжение, решив позвонить профессору, чтобы предупредить о деликатности положения, в котором тот в настоящий момент пребывает, а также обсудить создавшуюся ситуацию.

Комиссар все еще колебался, когда брал трубку. Кого он хотел успокоить этим звонком, своего друга или самого себя? Признав, что скорее себя, он набрал номер Карлоса Сомосы и поднес трубку к уху.

— Ты где сейчас? — спросил он, едва услышал ответ Сомосы. При этом он машинально вновь взял на руки песика и стал его поглаживать. До этого тот все время терся об его брюки, требуя ласки.

— Да здесь, дома, и мне так худо, что дальше некуда. Благоверная отправилась на ужин с подругами, а я, видимо, съел что-то такое, отчего меня просто выворачивает наизнанку. Самое любопытное, что я совершенно не помню, чтобы ел что-нибудь такое, — ответил ему Карлос Сомоса совершенно больным голосом.

— Наверное, устриц поел…

— Да какое там, мне гораздо хуже, чем бывает от несвежих устриц. Такое впечатление, что я отравился каким-то ядом: у меня жуткий понос с кровью, страшные рези в желудке, тошнит, рвет без конца, я почти теряю сознание…

Комиссар на минуту задумался. Карлос сказал «отравился». Сосредоточившись на этом слове, он мягко пересадил песика на тот же подлокотник кресла, с которого еще не так давно резко его сбросил.

Он поднялся, взял телефон в свободные теперь руки и направился к компьютеру. Ему даже не пришлось просить Эухению отойти от него: она сама вскочила, как только увидела его лицо и услышала то, что продолжал рассказывать голос Карлоса Сомосы, доносившийся до нее из телефонной трубки.

Андрес сел возле компьютера, открыл Гугл и набрал в поисковике отравление ядом кураре. В это время доктор Сомоса доверительным тоном продолжал говорить:

— …выйдя из больницы, я выпил несколько кружек пива с Аншос Вилаведрой в пабе Moore’s, знаешь, «Эстрелья Галисия», которая мне так нравится… Может быть, пиво было плохое… По правде говоря, вкус у него был какой-то странный…

Комиссар больше не колебался:

— Немедленно отправляйся в больницу или лучше позвони в неотложку, так будет быстрее. Тебя отравили кураре.

— Но он же убивает моментально!

— Но не через желудок!

— Да, это правда! Но ты хочешь сказать, что… Черт! Поцелуй женщины-паука! — успел порассуждать доктор вслух и стал судорожно решать, как лучше поступить: срочно принять рвотное средство, позвонить по 061 или мчаться в больницу.

Только после того, как профессор судебной медицины бросил трубку, Андрес обратил внимание на выражение лица Эулохии, которая, стоя рядом с Эухенией, с удивлением взирала на него.

— Что случилось, толстячок, что такое? — спросила она Андреса, но тот только сделал ей знак рукой, чтобы она не мешала ему сосредоточиться, одновременно другой рукой набирая номер телефона Диего Десы.

— После расскажу, — сказал он ей в утешение.

Предвидя, что Деса может не ответить, комиссар забеспокоился, не зная, какое сообщение лучше оставить на автоответчике, чтобы его помощник немедленно приступил к действиям.

Он спрашивал себя, почему не продумал текст сообщения, прежде чем набирать номер, когда услышал механический голос, уведомлявший о том, что абонент недоступен и чтобы он позвонил через несколько минут. Тогда он набрал номер Андреи.

Когда та ответила, комиссар сказал, не вдаваясь в подробности:

— Найди Диего и немедленно отыщите Бесаме-Бесаме. Боюсь, она пыталась отравить Карлоса Сомосу.

Он повесил трубку, как только получил подтверждение, что его приказание будет немедленно выполнено. Потом вновь набрал номер мобильного телефона Сомосы.

— Где ты сейчас?

— Вхожу в приемный покой клиники.

— Я еду к тебе, — коротко сказал комиссар, кладя трубку.

Эулохия смотрела на него вопрошающим взглядом.

— После расскажу, сейчас не могу, — сказал он ей. Потом посмотрел на Эухению и вновь перевел взгляд на Эулохию. — Я все вам расскажу, обещаю. А пока никому ни слова.

За несколько минут, что ушли у него на завязывание узла галстука и шнурков на ботинках, он все-таки вкратце изложил суть происходящего. Это заметно успокоило Эулохию и ее дочь. Словно больше их ничто и не волновало. Вся реакция Эулохии свелась к короткому:

— Ну и дела! Знала бы — не вернулась!

Однако, перед тем как Андрес покинул дом, она особенно нежно и крепко обняла его.

Эулохия прекрасно знала, что ее объятие всегда его распаляет. Андрес был благодарен ей за это объятие, но постарался поскорее высвободиться из него. Он боялся, что не устоит перед зовом любимой и не уйдет из дома. Хотя, если хорошенько подумать, особой необходимости в его появлении в клинике не было: вряд ли он сможет осуществить детоксикацию организма профессора.

Выйдя из дома, он направился к подземной парковке. Спустился в нее и несколько минут спустя выехал оттуда. В этот час припарковаться рядом с Университетским больничным комплексом Сантьяго, который для краткости все называли клиника, будет нетрудно. Не успел он добраться до цели, как ему позвонил Деса, чтобы сообщить, что Арнойа его нашла.

— Позвоните мне, как только отыщете Аншос Вилаведру, — сказал комиссар ему в ответ. И, помолчав немного, добавил: — Отправьте в клинику пару агентов, чтобы обеспечить охрану Сомосы этой ночью. В конце концов, она врач и может попытаться проникнуть в палату, чтобы завершить начатое.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

1

Компостела, среда, 5 марта 2008 г., 10:00

Около трех часов ночи можно было считать, что Карлос Сомоса вне опасности. К тому времени комиссару Андресу Салорио поступило уже несколько звонков от Диего Десы и Андреа Арнойи, которые сообщили, что поскольку Аншос Вилаведра нигде не появляется, а любители ночной жизни Компостелы уже начинают принимать их за сладкую парочку и с интересом за ними наблюдают, то лучше им больше не привлекать к себе внимания и с позволения комиссара отправиться, подобно сверчкам, каждому на свой шесток.

Комиссар не возражал. Он сам мечтал о постели.

— Непременно рано утром зайдите к ней домой и, если ее там не окажется, отправляйтесь прямиком на панихиду. Она наверняка там объявится. Если вы не обнаружите ее дома, постарайтесь задержать в любом месте, где встретите, только как можно аккуратнее и без привлечения внимания, — сообщил он на рацию патрульной машины.

Потом вошел в палату.

— Как ты узнал о кураре? — спросил Сомоса.

Андрес в задумчивости посмотрел на него и вместо ответа задал свой вопрос:

— Ты спал с Софией?

— Ничего себе! Что за вопросы! А ты с ней спал?

— Я нет, но причина не в этом.

— Причина чего?

— Причина убийства. Чего же еще?

Доктор внимательно взглянул на комиссара. У того был усталый вид. Сомоса тут же задал себе вопрос: а какой вид у него после такой жуткой встряски.

Яд кураре, поступивший в организм через пищеварительный тракт, может спровоцировать целый набор в высшей степени неприятных симптомов: тошноту, рвоту, спазмы в желудке и кровавый понос, но летальный исход при таком проникновении в организм, как правило, не наступает. Профессору повезло. Салорио между тем вновь задал свой вопрос:

— Так ты спал с ней?

— Да, черт возьми! Это было не так уж и сложно сделать.

— Правда?

— Конечно. Она была в высшей степени амбициозной карьеристкой. Везде, где она чуяла деньги или возможность преуспеть в чем-либо, она предлагала свои прелести. Правда, при этом хранила верность бывшим возлюбленным. То есть продолжала с ними спать.

Салорио узнал то, что хотел узнать, и предпочел бы перенести дальнейший разговор на более удобное время, но Сомосу уже было не остановить.

— Она напрашивалась на приглашение на ужин и имела обыкновение уезжать с выбранной жертвой в сельские гостиницы. Подальше от городской суеты. Это были коллеги, с которыми она знакомилась на конгрессах, профессора университета и члены ученых советов, ну, и руководитель ее диссертации, разумеется. А в последнее время ходили слухи, что у нее установились очень хорошие отношения с высокими чинами нашего клира…

— Ну ладно, поговорим завтра, а теперь спи, тебе надо отдохнуть, — перебил его Андрес.

— Зачем ей надо было убивать меня? Ты что, думаешь, София?..

— Я ничего не думаю. Завтра я тебе все расскажу. А теперь спи.

Сомоса действительно был совсем без сил, а потому больше не стал возражать.

— Послушай, тут не до шуток, обещай мне, что ей не дадут сюда пролезть. Эта баба совсем спятила.

— Не волнуйся, я поставил охрану. Эскорт, если тебя это больше впечатляет. Спи. До завтра.

В эту минуту вновь зазвонил мобильный телефон комиссара. Это была Клара.

— Он снова позвонил мне! — кричала она в трубку, находясь, судя по всему, на грани истерики.

— Кто?

— Ну, этот искаженный голос.

— И что он тебе сказал?

— Что после доктора Сомосы наступит моя очередь. А что, с доктором что-нибудь случилось?

— Нет. С ним все в порядке.

— Откуда ты знаешь?

— Потому что я как раз пропускаю с ним рюмочку. Хочешь, я передам ему трубку?

— Да, передай, пожалуйста.

Прикрыв ладонью микрофон, Андрес Салорио передал телефон Сомосе:

— Это Клара Айан, успокой ее.

Больной так и сделал, после чего вернул телефон приятелю.

— Ну что, Клара, успокоилась? Теперь спи, а завтра тебе лучше не появляться на траурной церемонии, оставайся в отеле и ни о чем не беспокойся.

— Как это мне не появляться? Что люди скажут?

— Не ходи, потому что я прошу тебя об этом. Хорошо? Потом я к тебе зайду, — ответил Салорио и тут же отключился.

После этого короткого диалога главный комиссар полиции сделал прощальный жест рукой своему другу доктору Сомосе и покинул палату для привилегированных пациентов.

В этой палате, известной в больнице как отельчик, проходили лечение члены правительства и известные персонажи культурной и политической жизни страны. Помимо уединения и независимости, сие просторное больничное помещение обеспечивало все удобства не только больным, но и их посетителям.

Выйдя из него, комиссар еще раз указал охранникам на то, что в отельчик могут входить только проверенные люди, чтобы, не дай бог, прикрывшись халатом и фонендоскопом, сюда с намерением завершить свое черное дело не проникла доктор Вилаведра.

— Вам дали ее фотографию? — спросил Салорио сначала полицейского, стоявшего у входа в палату, а потом того, что наблюдал за коридором.

Оба ответили, что да, она у них есть, после чего комиссар еще раз предупредил их:

— Смотрите, чтобы вас не обвели вокруг пальца, и охраняйте доктора Сомосу как следует.

И отправился домой. Когда он лег в постель, Эулохия уже крепко спала. Робко и осторожно, боясь ее разбудить, он тихонько придвинулся к ней, тесно прижавшись всем телом. Ему нравилось ощущать ее ягодицы, чувствовать нежное прикосновение ее кожи, все то удивительное телесное чудо, что так его порабощало. Вскоре и он забылся глубоким сном.

Проснувшись, он первым делом бросил взгляд на часы и убедился в том, что уже довольно поздно. Затем увидел, что Эулохия по-прежнему лежит рядом, но не спит.

— Доброе утро. Я не хотела тебя будить. Напрасно?

— Ты все сделала правильно, — ответил Андрес, подбираясь к ней поближе.

В этот момент зазвонил телефон, и ему пришлось отпрянуть от нее.

Звонок был из комиссариата. Аншос Вилаведра находилась в кабинете помощника комиссара. Андрес снова взглянул на часы. У него уже не было времени до начала траурной церемонии зайти туда.

— Заберите у нее все, чем она может нанести себе вред, и поместите ее в камеру, пока не закончится панихида. Потом мы с ней поговорим. Где она провела ночь? — спросил комиссар.

— Она отказывается нам это говорить, но я подозреваю, что у какого-то мужчины, — ответил Диего Деса.

— Что случилось на этот раз? — спросила Эулохия, увидев, что Салорио вернул трубку на привычное место.

Комиссар вновь придвинулся к ней. У него было в запасе несколько минут, на которые он возлагал большие надежды. Но, к его великому сожалению, этим надеждам не суждено было сбыться.

— Нам еще надо принять душ и привести себя в порядок, если мы хотим вовремя успеть на церемонию, — сказала она ему с улыбкой, отодвигаясь в сторону.

Комиссар задумался над ее словами. Похоже, она собиралась отправиться с ним в собор. Прежде чем встать с постели, он подумал, что это очень даже неплохо: ведь если она будет рядом, то ему не придется отвечать на многочисленные вопросы; разве что на те, которые задаст ему пара-тройка несознательных граждан. Он поднялся и решительно произнес:

— Ты права. Не будем терять ни минуты.

2

Компостела, 5 марта 2008 г., 11:30

Испанская гражданская война началась в 1936 году восстанием военных, у которых были последователи, предпринявшие неудачную попытку государственного переворота 23 февраля 1981 года. К счастью, эпигоны оказались менее способны и решительны, чем те, чьим заветам они следовали. В 1936 году многие солдаты войск, которые франкисты самонадеянно объявили национальной армией, носили пришитым к рубашке, на уровне сердца, или свисающим с шеи, наподобие ладанки, так называемый детенте.[51]

Это было изображение Святого Сердца Иисуса, через которое шла надпись: «Остановись, пуля, со мной Святое Сердце». Говорят, это незамысловатое изобретение остановило множество пуль. Но то были времена всеобщей и всепоглощающей веры.

Сантьягиньо — это моллюск, ракообразное, похожее на маленького лобстера. Его научное название — Scyllamsarctus, и на спинке у него имеются бугорки, напоминающие Крест Сантьяго, тот самый, что похож на красный кинжал с двойным лезвием и спиралевидными завитками на рукоятке и на упоре; сей крест, как известно, носят на груди поверх сутаны все компостельские каноники.

Об этих так называемых сантьягиньо в годы достопамятной гражданской войны говорили, что они посланы самим апостолом, если даже не самим Учителем, чтобы доказать, что Бог на стороне националистов, иными словами, против другой стороны, образованной, как считалось, преимущественно из атеистов, масонов, коммунистов и евреев, не считая гомосексуалистов и прочего подобного отребья. Кроме того, эти люди, которых теперь гордо называют республиканцами, тогда, похоже, даже не считались испанцами. Они были красными. В те времена существовали катехизисы, которые, вместо пятой заповеди, повелевали «убивать по справедливости», а некоторые даже утверждали, что убийство красного — это и не убийство вовсе. Ах, страна, страна!

Подходя в сопровождении своей дамы к собору, главный комиссар полиции не переставал размышлять о том, как все-таки изменились времена, по крайней мере внешне. Для него своего рода детенте была Эулохия. Она, правда, не была Сантьяго в женском обличье или самкой сантьягиньо, но она была из Каракаса, из Сантьяго-Леон-де-Каракас. А кроме того, она уж никак не была левой, ибо всю жизнь придерживалась исключительно правых взглядов. Как и ее отец. И это было очень заметно. Светловолосая и яркая, но никак не красная, она притягивала взгляды всех прохожих. Она, вне всякого сомнения, прекрасно это знала, и ей это явно нравилось, хотя со свойственным ей кокетством она и утверждала обратное.

Сейчас, в 2008 году от Рождества Христова, этой неравной паре могут, конечно, отказать в церковных таинствах за то, что они вполне счастливо живут во грехе, но во времена гражданской войны им не позволили бы даже переступить порог храма, если бы не подвергли еще какому-нибудь более серьезному наказанию.

Тем не менее сейчас они спокойно входили в собор, причем Эулохия служила ему защитой от назойливых приставал, и никто ничего им не говорил. Сам папа мог принять у себя председателя галисийского правительства, которого сопровождала та, кого пресса стыдливо именует его спутницей жизни, и ничего не произойдет, если не считать показного жеманничанья со стороны отдельных ханжей. Так что времена определенно изменились, и уже не следовало удивляться той роли, которую исполняла Эулохия подле пользующегося известностью в Компостеле главного комиссара корпуса национальной полиции. Правда, это вовсе не означает, что никто ничего не говорил, но, по крайней мере, эти мнения высказывались не громко, а шепотом. Компостела — город перешептываний и пересудов, особенно вокруг церкви.

Немало шепота и шушуканья производила и толпа, собравшаяся в главном храме одного из исторических центров христианства. Люди поспешно входили внутрь, стряхивая дождевую воду, стекавшую по ткани зонтов, и постукивая о каменные плиты подошвами туфель. Одновременно они высматривали знакомые лица, оценивая, кто какое место занимает, и отыскивая свободное местечко, чтобы побыстрее до него добраться. Все это хоть и делалось с подобающим ситуации почтением и в сакральном молчании, но тоже производило некоторый шум, сливавшийся со всеобщим перешептыванием. В тот момент, когда в храм вошла любовница комиссара, шепот перерос в глухой рокот, напоминавший шум морского прибоя, накатывающего на песок.

Любопытство, вызванное кончиной иерарха, собрало в храме всякого рода богомольцев, различного ранга действующих политиков, равно как и широкую палитру представителей гражданского общества. Здесь были представлены все институты власти, прежде всего, разумеется, церковной. А это означало, что было что обсудить, о чем поговорить и посплетничать. И вот почему нашу, скажем так, влюбленную пару встретил просто океанический рокот.

Не представляя себе толком, какие именно подводные течения могут быть здесь скрыты, все тем не менее единодушно связывали кончину декана со смертью Софии Эстейро. Этому в немалой степени способствовало отсутствие на церемонии Клары Айан, равно как и просочившийся благодаря персоналу университетской больницы некий неопределенный, но весьма настораживающий слушок.

Согласно этому слуху, Карлос Сомоса поступил в клинику в тяжелом состоянии, вызванном, судя по всему, попыткой убийства, которая не увенчалась успехом лишь благодаря применению сильнодействующего противоядия. Доктору невероятно повезло, что противоядие удалось применить вовремя. Отсутствие Клары Айан немало способствовало восприятию сего слуха как весьма правдоподобного. Говорили также, что, вполне вероятно, София Эстейро тоже могла быть отравлена своей соседкой по квартире. А кем же еще?

Не проявляя внешне никакого интереса к гулу голосов, напоминавшему размеренный и в то же время шумный рокот волн, ударяющих о песчаные берега, гудение ветра в кроне деревьев или жужжание мух, роящихся в конюшнях над конским навозом, Андрес Салорио и Эулохия Андраде направились прямо к первому ряду скамей центрального нефа собора.

В этот раз многие из представителей политической власти пришли в сопровождении своих супруг. Женщин-политиков было три или четыре, и все они появились без мужей. В общем и целом, мир не слишком-то изменился.

Присутствие жен политиков было обусловлено, возможно, высоким священническим чином скончавшегося, но во многом еще и тем нездоровым интересом, который его известная склонность к противоположному полу вызывала у дам даже после его смерти. Ведь широко известна испанская традиция выигрывать битвы, подобные последнему сражению Сида.[52] Сыграла свою роль и бесспорная привлекательность самой фигуры покойного декана для женщин — привлекательность, которая в эти скорбные моменты значительно возрастала под воздействием тайных механизмов женской психологии. Добравшись почти до главного алтаря, комиссар и его спутница заняли крайние места на второй скамье слева, рядом с женой представителя центрального правительства, как раз за местами, предназначенными для высокопоставленных церковных сановников, не принимавших непосредственного участия в проведении церемонии.

Правую скамью занимали родственники покойного, то есть Адриан с родителями и две старые сеньоры деревенского вида, облаченные в траурные одежды и державшиеся молчаливо и достойно.

Андрес решил сесть рядом с супругой представителя правительства, желая таким образом оказать ей внимание и поддержку, поскольку тот факт, что резиденция последнего располагалась в Корунье, означал некоторую сегрегацию внутри политического сообщества, осевшего в основном в Сантьяго и принадлежавшего по большей части уже к другому, более молодому поколению. Так рассуждал комиссар. Однако он, такой предусмотрительный, забыл об одной важной детали: о прискорбном инциденте с вертолетом. И осознал он это слишком поздно, лишь в тот момент, когда после сухого приветствия жена мадридского представителя бросила Эулохии:

— Твой сын случайно не летает где-нибудь здесь на вертолете?

Эулохия не знала, что ответить. Она натянуто улыбнулась и вцепилась Андресу в руку так крепко, как только могла. Но несгибаемая супруга представителя центрального правительства продолжала гнуть свое:

— Я не говорю о том, чтобы запускать в кадило петардами, хотя это тоже неплохой вариант, но вот какой-нибудь плакатик вывесить на всеобщее обозрение было бы весьма уместно. Посмотри, разве здесь не полно придурков?

Эулохия Андраде сумела сдержать ухмылку и едкое словцо, уже вертевшееся у нее на языке.

В это мгновение к ним подошел полицейский агент и что-то прошептал на ухо комиссару. Тот тяжело вздохнул и сказал Эулохии:

— Я должен идти. Мы ее поймали.

— Кого? — спросила Эулохия.

— Убийцу. Я ухожу.

Он поцеловал ее в щеку и, наклонившись за ее спиной, шепотом сообщил новость представителю правительства. После чего вышел в сопровождении полицейского, ощущая на себе любопытные взгляды окружающих, задававших себе вопросы, на которые они находили самые разные ответы, не имеющие особого отношения к действительности. Он не обращал никакого внимания ни на эти взгляды, ни на реакцию его шефа по политической линии, отдавшего, как известно, строгий приказ о прекращении расследования.

Поспешно покинув зал, Салорио не смог наблюдать необычное и величественное зрелище, которое начинало в нем разворачиваться. Капитул в полном составе вышел из ризницы. Все каноники были облачены в торжественные одеяния, которые делали их похожими ни много ни мало на папский конклав. Цвета их одежд, смешиваясь с тонами саккосов присутствовавших на церемонии всех галисийских епископов, создавали особую цветовую гамму, колеблющуюся между пурпуром священнического облачения и фиолетовым цветом хоругви, которую в свое время дон Хуан Астурийский водрузил в заливе Лепанто и которая ныне, превратившись в эксвото, реяла в вышине центрального нефа.

— Что произошло? — спросила у Эулохии ее соседка по скамье.

— Схватили убийцу, потом тебе расскажу, — ответила та вне себя от радости, ибо теперь пальма первенства явно принадлежала ей.

Представитель правительства обернулся к ним и, поднеся указательный палец к губам, прошипел:

— Тсс! Тихо!

Начиналось торжественное богослужение.

Между тем Томе Каррейра, понимая, что безнадежно опаздывает, весь взмыленный, подбегал к собору. В дверях он столкнулся с комиссаром.

— А ты что, не останешься? — спросил профессор вместо приветствия.

— Нет, я должен идти. Мы ее схватили.

— Кого?

— Убийцу. Кстати, тебя можно поздравить. Тебя подозревали больше, чем главу департамента городского развития с его новым «мерседесом», — заметил комиссар, используя выражение, которое слышал от Эулохии.

Профессор медицины замер на месте, вспомнив о пропавшем у него кураре.

— Спасибо! — сказал он, немного придя в себя. — Он… или она… признался?

— Еще нет, но скоро это сделает.

— Я не могу узнать, кто это?

— Пока нет. И пожалуйста, никому ничего не говори. Ничего, понятно? Есть вещи, которые знаем только мы с тобой и еще пара-тройка людей.

— Не волнуйся, я прекрасно все понимаю. Но есть кое-что еще, чего пока не знаешь ты, но знаю я. Позже поговорим, — сказал в ответ Томе, прощаясь с комиссаром. — Спасибо тебе за твою доброжелательность и профессионализм.

Комиссар на какое-то время замер в нерешительности, но, увидев, что к ним приближается инспектор Арнойа, пожал Каррейре руку, кивнул в знак прощания и направился к ней. Инспекторша шла к нему со стороны комиссариата, расположенного всего в двухстах метрах от ворот фасада Платериас; ее зонт, как обычно, свешивался с воротника плаща на спину. Дождь на время прекратился.

— Привет, шеф, я решила встретить тебя, чтобы по дороге рассказать, как идут дела. Начнем с того, что эта баба совершенно сумасшедшая.

3

Компостела, среда, 5 марта 2008 г., 12:30

Когда Андрес Салорио входил в комиссариат, он уже был детально проинформирован инспектором Арнойей о безуспешных ночных попытках отыскать Аншос Вилаведру и о том, как легко удалось ее обнаружить сегодня утром, когда, выйдя из дома и завернув за угол, инспекторша столкнулась с ней нос к носу.

— Доброе утро, доктор Вилаведра. Мы разыскиваем вас со вчерашнего дня, — приветствовала она ее. — Где вы провели ночь?

— А что такое? Меня что, уже обвиняют и в том, что я не ночую дома? — ответила ей Вилаведра.

В течение нескольких мгновений Андреа раздумывала, какой ответ лучше дать, и в результате сказала первое, что пришло ей в голову:

— А в чем еще мы вас обвиняем?

— Вам лучше знать. Ведь вы явились меня арестовать, — ответила Аншос.

— Я еще не говорила, что собираюсь вас арестовывать.

— Но ведь собираетесь.

Наступила пауза: каждая из женщин выжидала, что последует за этим коротким диалогом. Однако утверждение доктора Вилаведры требовало немедленного ответа.

— Я пришла, чтобы попросить вас последовать за мной в комиссариат. Мы хотим кое-что уточнить, — в конце концов сказала старший инспектор.

В этот момент рассказа комиссар перебил Андреа:

— Тебе следовало проследить за ней и вызвать Десу, чтобы он присутствовал при задержании. Ведь она легко могла оказать тебе сопротивление или запросто ускользнуть от тебя.

— Я знаю, шеф, но ведь все вышло как надо. Я хотела не допустить, чтобы она явилась в собор и устроила там еще что-нибудь. Эта баба совершенно непредсказуема. В общем, я знаю, что сделала плохо, но ведь в результате все вышло хорошо, — ответила Андреа Арнойа, продолжая свой рассказ.

Задержанная послушно позволила доставить себя в комиссариат. Вошла туда, приветливо здороваясь со всеми и излучая блаженную улыбку. Затем проявила готовность оказать сотрудничество во всем, о чем ее просили.

Когда у нее забрали сумочку, она нисколько этому не препятствовала, а когда ее попросили проследовать за двумя полицейскими в камеру, проявила покладистость гостя, прибывшего в роскошный отель и направляющегося в сюит в сопровождении дежурного администратора и пары консьержей.

— Вы выдвинули против нее какие-нибудь обвинения? — спросил комиссар.

— Да что вы! Мы перечислили ей ее права и спросили, не хочет ли она, чтобы мы известили ее адвоката. В ответ она принялась смеяться и, как ни в чем ни бывало, заявила нам: «Тут и обсуждать нечего, разумеется, я хочу Клару Айан!» Она явно не в себе, по крайней мере, так мне показалось.

Уже в кабинете комиссара к ним присоединился Деса. Салорио поведал подчиненным подробности отравления, которое, вне всякого сомнения, совершила задержанная.

— С помощью чего она это сделала? — спросил Деса, уставший до крайности и неспособный уже устанавливать какие бы то ни было связи между событиями.

— С помощью кураре, который она похитила у Каррейры.

— А этот безумец откуда его взял?

— Он привез несколько растений из Бразилии.

— Надо быть полным болваном! — воскликнула инспекторша.

— Да, надо быть недоумком, — заключил помощник комиссара Деса.

Салорио сказал в ответ, что, разумеется, это было в высшей степени неразумно, но ведь все мы экспериментируем с дигиталисом, жуем лавровый лист и испытываем желание покурить порошок олеандра, а подчас интересуемся, какое количество мухоморов необходимо для того, чтобы насладиться райскими видениями.

Тут его рассуждения прервала Андреа Арнойа:

— Шеф, нечего растекаться мыслью по древу, ведь у нас в камере сумасшедшая докторша сидит.

Комиссар улыбнулся. Он действительно что-то слишком уж разговорился, а посему, попросив прощения у подчиненных, приказал им:

— Распорядитесь, чтобы ее привели. Ты, Андреа, останешься со мной, а ты, Диего, наблюдай через стекло. Позвольте мне самому вести допрос, поскольку у меня собрано больше данных, чем у вас, — сказал он им.

Диего Деса хмуро возразил:

— Это несправедливо. Дело-то наше.

— Да, это так, но оно и мое тоже. Вспомните о том, что нам приказали его прекратить, а мы ослушались. Теперь нам надо как-то выйти из щекотливой ситуации, удовлетворив все стороны. Так позвольте мне взять всю ответственность на себя, чтобы вас это никак не затронуло.

Комиссар в задумчивости ждал прихода Бесаме-Бесаме. От того, что произойдет в ближайшие минуты, зависит, будут ли удовлетворены все стороны или на его голову обрушится всеобщий гнев. На всякий случай он уже попрактиковался в искусстве подобострастия, как он это понимал, с Томе Каррейрой, когда встретил того на выходе из церкви. Теперь же все снова висело буквально на волоске.

Спустя несколько минут Аншос Вилаведра с неизменной улыбкой на лице входила в помещение, предназначенное для проведения допросов.

— Ух ты! Это что же, и есть то самое зеркало, которое показывают в детективных сериалах? — как ни в чем ни бывало сказала она, входя в комнату.

— Здравствуйте, доктор, я комиссар Салорио…

— Да, тот самый, что пьет пиво с Сомосой…

— Да, но только не такое ядовитое, которое он пил вчера.

— Этот мудак того заслуживает, он просто старый козел.

— Почему?

— Почему он козел? Да ладно, комиссар…

— Но ведь яд кураре, поступивший через пищеварительный тракт, не смертелен, доктор Вилаведра.

Ни один мускул не дрогнул в лице Аншос Вилаведры в ответ на замечание комиссара. Похоже, она была заинтересована в том, чтобы дело считалось раскрытым, чтобы все было всем известно, словно это прибавило бы значительности тому, что она уже считала своими уголовно наказуемыми подвигами, которые, похоже, скрывали нечто совсем иное.

— Да знаю я. Речь шла всего лишь о предупреждении.

— …а целый ряд звонков Кларе — это тоже предупреждение?

— Будем считать, что это так, что еще остается делать?

Андрес понял, что, представляя как данность какой-то факт, который на самом деле был всего лишь его догадкой или предположением, он получает великолепный результат, ибо процесс дачи признательных показаний оказывается быстрым.

— А зачем ты ее предупреждала? — уверенно спросил он, словно тот факт, что изводивший адвокатессу искаженный голос принадлежал именно этой женщине, не вызывал у него никаких сомнений.

— Потому что я хотела заполучить архивы Софии и предполагала, что они у нее, ведь они были такими подружками, всегда вместе развлекались с мужиками в своем шикарном доме — развратная шлюшка и жалкая адвокатша, разбогатевшая с помощью грязных денег Coleslaw!

— А зачем тебе нужны были эти архивы? Ты знаешь, о чем в них идет речь? — спросила Андреа Арнойа, следуя примеру своего шефа.

Аншос бросила на нее взгляд, но ничего не ответила, полностью проигнорировав помощницу комиссара, и вновь обратила взор к Андресу, словно ожидая, что он повторит вопрос.

— Так для чего, Аншос? — спросил комиссар.

— Чтобы отдать их Томе! Томе — душка, к тому же он истинный верующий.

Комиссар посмотрел на Андреа. Допрашиваемая не только ничего не отрицала, но и признала отравление профессора и использование яда кураре; и это при том, что в прессу пока что ничего не просочилось и об отравлении знали лишь несколько врачей Университетского больничного комплекса. И о звонках Кларе она говорила как о чем-то хорошо всем известном.

— Ты ведь сегодня еще не была в клинике, правда? Где ты провела эту ночь? — вновь приступил к расспросам Салорио.

— У одной подруги. Но вы ведь не из-за этого меня сюда притащили.

— А почему, как ты думаешь?

— Послушай, комиссар, перестань паясничать! Ты сам мне только что об этом сказал.

— А как ты это сделала? Как и почему ты ее убила? — спросил наконец комиссар.

— Это было очень легко. Когда Томе показал мне растения кураре, которые он привез из Бразилии…

— Знаешь зачем?

— Да, это я его попросила. У моих родителей два мастифа, оба очень старые, оба страдают дисплазией тазобедренных суставов, и я хотела их усыпить с помощью кураре. И вообще хотела изучить действие яда, поэкспериментировать с ним. Томе объяснил мне, как приготовить яд.

Все было как-то слишком просто, во всяком случае, на данный момент. Неужели в конце концов придется сделать так же, как в случае с журналистом Рехино, и свалить всю вину на какого-нибудь беднягу? Комиссар предпочитал не думать об этом. Сейчас его задача состояла в том, чтобы полностью раскрыть дело об убийстве Софии, покушении на жизнь Сомосы и, вполне вероятно, также и на жизнь Клары.

Он решил продолжить допрос.

— А как его готовят?

Аншос посмотрела на него с прежней блаженной улыбкой. Комиссар понял: она не в своем уме. Однако сие обстоятельство уже выходило за рамки его компетенции, подумал Салорио, не отводя взгляда от лица сидевшей напротив него женщины, на котором одна нелепая гримаса сменяла другую.

— Листья, кору и корни измельчают и кладут в кастрюлю с кипящей водой. Разваривают до тех пор, пока не образуется однородная масса, такая довольно густая паста. Частичку этой пасты я бросила в пивную кружку Сомосы, но он оказался крепким орешком; в его возрасте, с его давлением, изношенным сердцем и зашкаливающим холестерином он уже должен был быть покойником, — ответила женщина с полным спокойствием и невозмутимостью.

— Но разве ты не говорила, что речь шла всего лишь о предупреждении?

— Да, но о последнем предупреждении.

Андреа вспомнила о Софии и решилась задать вопрос, который ее волновал.

— А как ты хотела поэкспериментировать с ядом? — спросила она, думая о докторе Сомосе, который в конечном счете оказался для нее личностью необыкновенно привлекательной.

— Кураре парализует дыхание, только дыхание, так что человека, подвергшегося воздействию этого яда, можно спасти, если принять немедленные реанимационные меры, вот я и решила узнать соотношения дозы, веса, времени действия… — ответила Аншос Вилаведра, подразумевая, по всей видимости, эксперименты на мастифах своих родителей. По крайней мере, так хотелось думать комиссару, иначе он не смог бы сдержаться и залепил ей оплеуху при одной мысли о том, что его друг доктор Сомоса мог служить для этой сумасшедшей подопытным кроликом.

Аншос Вилаведра говорила так, словно речь шла не о чудовищном преступлении, а, скажем, о последних скидках в компостельском «Гиперкоре» или о выгодных покупках, которые можно сделать в дисконтных магазинах Альяриса. Поэтому комиссар совершенно естественным тоном задал ей следующий вопрос:

— А как ты ввела яд Софии?

Врач — специалист по лечению различных типов диабета удивленно взглянула на него и сказала с улыбкой:

— Ну и сукин же ты сын! — Потом, подумав минуту, ответила: — Это было просто. Давай-ка, скажи, чтобы мне принесли сумку.

Андрес Салорио посмотрел в сторону зеркала и утвердительно кивнул головой. Потом вновь повернулся к Аншос Вилаведре:

— Почему ты это сделала?

— Она была шлюхой! Как, впрочем, и вторая. Да, вторая тоже шлюшка, но, по крайней мере, она хоть это скрывает. А эта, первая, каждому готова была дать. У нее никаких сдерживающих рамок не было. Медицина ее совершенно не интересовала. Когда я к ней пришла, она встретила меня в халате и сказала, что делала эпиляцию и что, если я не против, она продолжит при мне.

— А зачем ты к ней пришла?

— У нее диагностировали диабет, и она хотела, чтобы я научила ее делать инъекции инсулина, вернее, чтобы я ей их делала, поскольку, по ее словам, сама она была не в состоянии. Ха-ха! Не в состоянии! Она сняла халат и осталась в чем мать родила. Она меня явно провоцировала. Точно говорю, она хотела переспать со мной. Видно, ей мало было ее подружки по квартире.

— Так она что, разделась? — переспросил комиссар, не обращая внимания на инсинуации допрашиваемой.

— Ну да, я же сказала! Или что, ты с ней никогда не спал и не видел ее нагишом? Да ее в таком виде половина Сантьяго видела! Хочешь, я ее раздену с помощью слов, чтобы ты узнал, какая она? Ей достаточно было почуять какую-то выгоду, и она тут же готова была трахаться с кем угодно. Хочешь, чтобы я повторила? В-чем-мать-ро-ди-ла!

Аншос вдруг разозлилась, стала говорить громко, почти срываясь на крик, лицо у нее исказилось и приняло злобное выражение. Однако комиссар спокойствия не утратил. Самым миролюбивым тоном, на какой только был способен, он спросил:

— Какую выгоду, например?

— Да какую угодно. Вот в последнее время, например, она шантажировала Томе. Достаточно было, чтобы кто-то мне понравился, чтобы она тут же вцеплялась в него мертвой хваткой.

Андресу Салорио показалось, что все сводится к банальной ревности. В своей практике он уже встречался со случаями, когда сваливали вину на низкий уровень серотонина, но впервые сталкивался с тем, что религия вкупе со страстной и болезненной ревностью могла быть использована в качестве оправдания для серийного убийцы, психопатки, которую он сейчас наблюдал перед собой. Чтобы не задумываться над тем, усложнит это или, напротив, облегчит удовлетворение требований его начальника, он предпочел продолжить допрос.

— Но спать с кем-то еще не значит шантажировать его, — рискнула вставить словечко Арнойа, опередив комиссара.

— А ты вообще молчи, тебя это не касается. Зато это касается тебя, — сказала она, обращаясь к комиссару. — Тебе тоже надо кое-что уладить дома.

— Что именно?

— Ты же полицейский, так проведи дознание; правда, меня к тому времени уже здесь не будет, так что я не смогу тебе ничем помочь.

— Ах не будет?

— Нет.

— Почему?

— А ты что, сам не знаешь? — ответила Аншос, стараясь казаться загадочной.

— А кому ты помогаешь сейчас? — спросил комиссар, желая избежать ответа, который казался ему очевидным.

— Сейчас я помогаю Томе, нечего со мной шутки шутить! Или ты ничего не понял?

— А в чем ты ему помогаешь?

— Разоблачить заговор против него, избавиться от людей, которые хотят со всем покончить.

— Со всем?

— Ну да. Но Бог может многое, Бог всемогущ, всеведущ и совершенен. Дело Божье никогда не завершится.

— А Страшный суд?

— Для Софии он уже наступил, и теперь она горит в аду.

— А как он для нее наступил?

Аншос посмотрела на комиссара в упор. Однако создавалось впечатление, что взгляд у нее какой-то потерянный или словно обращенный внутрь ее собственного существа. Выдержав паузу, она спросила:

— Где моя сумочка?

— Сейчас ее тебе принесут. Зачем она тебе?

— Ты спросил, теперь жди.

Салорио переглянулся с инспектором Арнойей, потом они оба вопросительно посмотрели в сторону зеркала. Сидевшая перед ними женщина была не просто невменяемой, она еще почему-то очень спешила. Ее реакция была совершенно непредсказуемой. Никто не рассчитывал, что она так быстро начнет давать признательные показания.

Может быть, она просто морочит им голову и в тот момент, когда надо будет подписывать протокол, пойдет на попятную и заявит, что ничего такого не говорила? Может она так поступить, если сейчас начать ее торопить или заставлять делать то, чего она не захочет сама? Как бы то ни было, сейчас допросом управляла она, постоянно опережая вопросы комиссара.

Когда Андрес это в полной мере осознал, он начал испытывать беспокойство по поводу задержки с сумкой. Он уже готов был встать и сам отправиться за ней, когда открылась дверь и в комнату вошел один из агентов.

— Извините. Дело в том, что она хранилась под замком, а я не мог найти ключ.

— А где кладовщик?

— Пошел перекусить, — ответил агент.

Аншос Вилаведра тут же схватила сумку и вывалила все содержимое на стол. Там было полным-полно всего.

— Так ты хочешь знать, как я это сделала? — спросила она комиссара.

— Да, конечно.

4

Компостела, среда, 5 марта 2008 г., 13:30

Когда Андрес Салорио подтвердил Аншос Вилаведре, что он действительно хочет знать, как она отправила на тот свет Софию Эстейро, та прежде всего повторила то, что уже рассказала несколькими минутами раньше.

Между тем комната, примыкающая к помещению для допросов, постепенно стала заполняться полицейскими, которым не терпелось узнать, что происходит по другую сторону зеркала, по ту сторону реальности. Дело в том, что агент, который принес комиссару сумку, уже успел сообщить своим товарищам о сцене, свидетелем которой ему довелось стать.

Приступая к рассказу, Аншос несколько раз глубоко вздохнула. Потом она еще не раз покорно и удовлетворенно вздыхала, описывая красоту Софии в купальном халате, с обернутым вокруг головы полотенцем, ее нехарактерные для медицинского работника длинные ногти, которые, указывая путь в ванную комнату, рассекали воздух в коридоре.

— Ты ведь не возражаешь, правда? — сказала она Аншос, улыбаясь своей прекрасной улыбкой. — Дело в том, что я делала эпиляцию и хочу ее закончить.

Потом они вошли в ванную комнату. Она выглядела более стерильной, чем операционная в больнице. Все стояло строго на своих местах. Ни одной пылинки. Все блестело и сияло белизной.

София вновь очаровательно улыбнулась ей.

— Я всегда делаю эпиляцию в ванне, так мне не приходится подбирать волосы, когда я заканчиваю. Просто открываю душ, и вода все уносит. Очень удобно, — сказала она, не переставая улыбаться.

Затем она сбросила с себя халат и осталась в чем мать родила. Медленным, кошачьим движением перенесла одну ногу через край джакузи, а затем так же грациозно — другую. Потом улеглась на дно ванны, выставляя напоказ свое роскошное тело во всей его красе.

Из шкафчика над раковиной она извлекла увеличительное зеркало с маленьким фонариком прямо в нем и установила его себе на лобок. После чего приступила к виртуозному созданию линии бикини, превращая волосяной покров лобковой области в узкую темную полоску.

— Ты ведь не возражаешь, правда? — снова спросила она Аншос. — В конце концов, мы ведь с тобой обе врачи.

— Нет, нет. Продолжай. Надо обязательно закончить дело, — ответила доктор Вилаведра, усаживаясь на банкетку, которую придвинула к джакузи.

Вспоминая этот эпизод, Аншос впервые поджала губы и нахмурилась; при этом ее взгляд, казавшийся до сего момента всем, кто наблюдал за ней через зеркало, простодушным, словно задеревенел.

— Она была шлюхой. Самовлюбленной потаскушкой, страдавшей нарциссизмом. У нее не было никакой необходимости унижать меня, совать мне в нос свою красоту, для чего, собственно, она и затеяла весь этот спектакль. Она поступала так со всеми, когда у нее возникала необходимость манипулировать человеком. Мною ей не надо было манипулировать, ведь я пришла сделать ей одолжение. Но она должна была подчинять себе всех, кто ее окружал.

Когда Аншос дошла в своем рассказе до этого места, Андрес подумал, не стоит ли прервать ее. Теперь он понимал, почему в ванной комнате царил полный порядок, почему не было никакой одежды и как труп оказался в ванне. София сделала это по собственной воле, на своих собственных, в то время еще живых ногах. Поэтому не было ни единой гематомы, ничего, что указывало бы на акт насилия.

Однако, поразмыслив, комиссар позволил женщине продолжать повествование. Было очевидно, что ее нельзя торопить или чинить препятствия, чтобы не нарушить течение рассказа.

— Ну вот, теперь диабет мне на голову свалился, чтобы жизнь усложнять, — пожаловалась София Аншос, положив левую ногу на край джакузи и разглядывая в зеркало свой лобок.

С головокружительной быстротой, выдававшей поистине мастерское владение искусством депиляции, София избавлялась от мохнатой поросли в зоне лобка, укладывая сбритые волоски в ровную линию, ведущую от паха вниз по правой ноге.

— Она наверняка собиралась трахаться с кем-то. Когда кошки отправляются на охоту, они точат свои коготки, а классные шлюхи обтачивают влагалище, свой рабочий инструмент, — процедила сквозь зубы Аншос.

— А ты, ты ей что-нибудь сказала? — перебила ее Андреа.

— Да. Я сказала: диабет не слишком осложнит ей жизнь.

София бросила на доктора Вилаведру благодарный, хотя и слегка недоверчивый взгляд:

— Ты думаешь?

— Я уверена, — ответила ей Аншос Вилаведра.

В этом месте своего повествования она вдруг замолчала, погрузившись в задумчивость. Кто знает, о чем она думала: возможно, вспоминала Софию, может быть, как все произошло, а возможно, ей вдруг на ум пришло нечто показавшееся ей загадочным и непонятным.

Комиссар не хотел проявлять нетерпение и решил немного выждать, прежде чем попытаться извлечь женщину из внутреннего колодца, в который она погрузилась. Потом все-таки положил руку ей на плечо и самым доверительным тоном, на какой только был способен, спросил:

— И тогда ты сделала это?

Очень медленно Аншос перевела глаза на комиссара. Встретившись с ним взглядом, она на какое-то время замерла, в упор глядя на своего собеседника без всякой агрессии или вызова; не было в ее взгляде и крика о помощи или мольбы о чем бы то ни было; она просто смотрела на него.

Затем она продолжила свой рассказ, одновременно протянув руку и взяв со стола, из разбросанного по нему содержимого ее сумки, какую-то упаковку, из которой извлекла некое подобие термометра или, скорее, приспособление, напоминающее шприц, поскольку в нем был поршень.

— Да, я взяла такой вот аппаратик, уже наполненный необходимой ей дозой инсулина, и подробно объяснила, как им следует пользоваться для ежедневного введения лекарства. Она практически не смотрела на меня, разве что пару раз бросила короткий взгляд: уж слишком она была занята наведением красоты, слишком погружена в созерцание самое себя.

Аншос вновь приостановила ход своего рассказа, словно умеряя его накал в надежде успокоиться самой, словно желая набраться сил перед решительным броском, перед финальным эпизодом, которого все с нетерпением ждали. Было такое впечатление, что во всем здании воцарилась поистине гробовая тишина, если только такое сравнение здесь уместно. И посреди этой тишины резко зазвучал голос рассказчицы, заговорившей так, словно она целые столетия ждала возможности поведать миру свою историю.

— Но прежде чем сделать ей инъекцию, я совершила еще одну операцию, — сказала она, роясь в куче вещей на столе; наконец ей удалось найти то, что она искала.

Во время пауз был отчетливо слышен шум дождя, мягко постукивавшего в оконное стекло. Аншос продолжила:

— Установив поршень на кусочек затвердевшей пасты из кураре, очень похожий на этот, — вот так, я несколько раз выстрелила в пасту заключенным внутри поршня ланцетом, пока не убедилась, что лезвие хорошо пропиталось ядом. Затем, воспользовавшись ее полным безразличием ко всему, кроме своей персоны, я положила руку на ее левую ногу, мягко прижав ее к краю джакузи, приложила поршень концом, из которого высовывается кончик ланцета, к ее коже, — рассказывала Аншос, показывая на свой собственной руке, — и выстрелила ланцетом ей в ляжку. Она даже не вздрогнула. Вот так.

У комиссара возникло недоброе предчувствие и он было попытался пресечь движение руки докторши, но сдержался. Аншос заметила это, ее взгляд на какое-то мгновение задержался на вздрогнувшей руке Салорио, но потом она, как ни в чем не бывало, завершила предпринятое действие и продолжила говорить спокойным голосом, устремив неподвижный взгляд вдаль.

— Это был восхитительный момент. Кураре блокирует легочные клетки, и отравленный человек ощущает, как у него останавливается дыхание. Он знает, что умирает. И София знала. Она широко раскрыла глаза, словно спрашивая меня, что происходит, почему я улыбаюсь ей, почему ничего не делаю, чтобы ей помочь. Я ждала до тех пор, пока окончательно не удостоверилась, что она мертва. Если бы я позвонила в 061 или сделала бы ей искусственное дыхание, она бы не умерла, но я позволила ей уйти.

— Почему ты все сделала именно так? — задала вопрос Андреа.

— Потому что я полагала, что это будет справедливо. Кураре не оставляет следов. Если бы я убила ее с помощью цианистого калия, она умерла бы мгновенно, не успев ничего осознать, а к тому же в крови остались бы следы яда. Цианид провоцирует клеточный паралич во всем организме, поэтому смерть наступает молниеносно. Возникают конвульсии и идет пена изо рта. Если бы я смазала ланцет цианидом, ее смерть была бы такой, — ответила Аншос.

Почти никто не заметил, что, произнося это, она воспроизвела прежнее движение, установив один конец поршня на свою руку и незаметно нажав большим пальцем кнопку на другом его конце. Лишь Андрес с инспектором Арнойей прореагировали почти сразу, поняв, что сей жест может означать. Но было уже поздно. Смерть Аншос Вилаведры была мгновенной. Не такой, как у Софии Эстейро, а той, о которой она только что объявила: это было отравление цианистым калием.

Она так и не объяснила, зачем раскидала листья гинкго билоба по ванне. Или они уже там лежали до нее. Не сказала, как она подобрала с пола и аккуратно сложила халат. Никто так и не услышал от нее, в чем состояли действительные мотивы, приведшие ее сначала к убийству, а потом к самоубийству. Возможно, она действительно была безумна, как утверждала Андреа.

Осталась неразгаданной и загадка насечек, нанесенных на тело Софии. Надрезов, из которых кровь не сочилась просто потому, что она уже не струилась по венам жертвы в тот момент, когда скальпель доктора Вилаведры резвился на коже цвета алебастра. Но теперь доподлинно было известно, что София Эстейро, ослепительная в своей соблазнительной наготе, без всякого принуждения, сама взошла на свой эшафот, столь же холодный, как и она сама.

5

Компостела, четверг, 6 марта 2008 г.

Известие о кончине доктора Вилаведры в комиссариате, во время реконструкции обстоятельств убийства доктора Эстейро в прошлую субботу, нашло широкое отражение во всех радио- и телевизионных выпусках вечерних новостей.

Во время короткой пресс-конференции, созванной вскоре после случившегося, комиссар Салорио проинформировал журналистов о том, как Аншос Вилаведра свела счеты с жизнью, сделав себе инъекцию цианистого калия. Она сделала это под влиянием душевного расстройства, ранее приведшего ее к убийству доктора Эстейро и покушению на жи