КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615403 томов
Объем библиотеки - 957 Гб.
Всего авторов - 243185
Пользователей - 112858

Последние комментарии

Впечатления

kiyanyn про Meyr: Как я был ополченцем (Биографии и Мемуары)

"Старинные русские места. Калуга. ... Именно на этой земле ... нам предстояло тренироваться перед отправкой в Новороссию."

Как интересно. Значит, 8 лет "ихтамнет" и "купили в военторге" были ложью, и все-таки украинцы были правы?..

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Влад и мир про Форс: Т-Модус (Космическая фантастика)

Убогое и глупое произведение. Где вы видели общество с двумя видами работ - ловлей и чисткой рыбы? Всё остальное кто делает? Автор утверждает, что вся семья за год получает 600 и в тоже два пацана за месц покупают, то ли одну на двоих, то ли каждому игровую приставку, в виде камня, рядом с которой ГГ по многу суток не выходит из игры, выходит из неё не сушоной воблой, а накаченным аполлоном. Ну не бред ли? Не знаю, что употребляет автор, но я

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Первухин: Чужеземец (СИ) (Фэнтези: прочее)

Книга из серии "тупой и ещё тупей", меня хватило на 15 минут чтения. Автор любитель описывать тупость и глупые гадания действующих лиц, нудно и по долгу. Всё это я уже читал много раз у разных авторов. Практика чтения произведений подобных авторов показывает, что 3/4 книги будет состоять из подобных тупых озвученных мыслей и полного набора "детских неожиданностей", списанных друг у друга словно под копирку.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Влад и мир про Поселягин: Погранец (Альтернативная история)

Мне творчество Владимира Поселягина нравится. Сюжеты бойкие. Описание по ходу сюжета не затянутые и дают место для воображения. Масштабы карманов жабы ГГ не реально большие и могут превратить в интерес в статистику, но тут автор умудряется не затягивать с накоплением и быстро их освобождает, обнуляя ГГ. Умеет поддерживать интерес к ГГ в течении всей книги, что является редкостью у писателей. Часто у многих авторов хорошая книга

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Мамбурин: Выход воспрещен (Героическая фантастика)

Прочитал 1/3 и бросил. История не интересно описывается, сплошной психоанализ поведения людей поставленных автором в группу мутантов. Его психоанализ прослушал уже больше 5 раз и мне тупо надоело слушать зацикленную на одну мысль пластинку. Мне мозги своей мыслью долбить не надо. Не тупой, я и с первого раза её понял. Всё хорошо в меру и плохо если нет такого чувства, тем более, что автор не ведёт спор с читателем в одно рыло, защищая

подробнее ...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Телышев Михаил Валерьевич про Комарьков: Дело одной секунды (Космическая фантастика)

нетривиально. остроумно. хорошо читается.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Месть кованых фламинго [Донна Эндрюс] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Донна Эндрюс Месть кованых фламинго

Преданным своему делу актерам и ремесленникам, помогавшим мне в написании этой книги. Спасибо, что вы предотвратили множество глупых ошибок, и, надеюсь, вы простите мне другие — не менее глупые, — которые я все-таки совершила, и посмеетесь над ними.

Друзьям, которые так терпеливо выслушивали мои рассказы обо всем, что я узнала, — о мушкетах и пушках, нарядах и медицине восемнадцатого века и сотне других предметов, упомянутых в этой книге. Могу лишь обещать, что для следующего детектива я найду новую, не менее запутанную тему.

Трейси и Биллу — за то, что одолжили мне Спайка; Элизабет — за то, что всегда делает меня немного лучше; Лорин, Мэри и Ширли — за то, что разделили со мной идеи, пиццу и все прочее; Сюзанне — лучшему в мире наставнику; Дейву — за то, что послужил прототипом кузена Хораса; моим друзьям из Интернета, которые всегда оказывались на месте, когда я в них нуждалась, и прощали мне мое отсутствие, когда я исчезала, чтобы сочинять.

Рут Кевин, Джули Салливан и всем работникам издательства «Сент-Мартин» — за то, что взяли на себя заботу по публикации, оставив мне только приятную часть работы — творить.

И конечно, маме и папе — за то, что поселились в Йорктауне, возле поля боя. Все это из-за вас, и я перед вами в неоплатном долгу.

1


— Нет, я пристукнуть готова мамашу Майкла! — воскликнула я. — Быстро, чисто и безболезненно. И так, чтобы Майкл не знал, конечно. Серьезно, я долго не выдержу!

— Что случилось? — удивленно моргая, спросила Эйлин.

Я оглянулась на свою лучшую подругу и напарницу. Она уже распаковала кучу разноцветной глиняной посуды и пыталась выгодно расставить ее на прилавке. А мои несколько тонн кованых изделий по-прежнему лежали в ящиках и коробках.

Я почесала те места, где грубая шерстяная ткань колониального[1] наряда натерла кожу, закатала обшитые оборочками рукава, хотя знала, что через минуту-другую они опять съедут на запястья, и приподняла юбки, чтобы легкий ветерок хоть немного охладил ноги.

— Ничего страшного, кроме того, что именно мать Майкла заставила нас участвовать в ярмарке ремесел в костюмах двухсотлетней давности, — ответила я. — И это в тридцатиградусную жару!

— Она не виновата, — возразила Эйлин. — Кто же знал, что октябрь будет таким теплым?

Я не смогла сразу придумать достойный ответ, поэтому молча повернулась к коробке, которую как раз распаковывала, и вытянула из нее пару подсвечников. Эйлин, как и я, раскраснелась от жары и усталости. Но ей это даже шло — светлокожая блондинка, она выглядела как майская роза, в то время как я смахивала на чучело.

Я шагнула к прилавку, чтобы водрузить на него подсвечники, и чуть не свалилась, наступив на край своей длинной юбки.

— Хотя бы распаковаться можно было в джинсах?! — прорычала я.

— Народ уже собирается, — пожала плечами Эйлин, — а ты ведь знаешь, как миссис Уотерстон заботится об аутентичности.

Да, о чем, о чем, а уж об этом давно догадался весь Йорктаун. Сама Марта Стюарт[2] не смогла бы придраться к миссис Уотерстон во всем, что касалось деталей. Будь ее воля, мать Майкла заставила бы нас шить одежду иглой, при свете свечи. А перед этим прясть нитки и ткать материю; хорошо еще, если обойдется без стрижки овец. Думаю, когда она в конце концов доведет нас до ручки, мы тщательно удостоверимся, что вешаем ее на аутентичной, выдержанной в строгом колониальном стиле пеньковой веревке, а не на современной нейлоновой.

Правда, боюсь, вместе с миссис Уотерстон мои друзья-ремесленники вздернут и меня, ведь именно я — ее правая рука на нашей ярмарке. И — по ее мнению — лицо, призванное искоренять любые анахронизмы. Вообще-то я подрядилась на эту должность в надежде умаслить мать человека, которого люблю. Каюсь — за последние полгода я не раз была близка к тому, чтобы сделать Майкла сиротой. Кстати, о Майкле…

— Между прочим, где Майкл? — будто читая мои мысли, спросила Эйлин. — Я думала, он поможет тебе распаковать вещи.

— А он и поможет — как только появится. Мальчик еще не переоделся.

— Наверняка в костюме колониальной эпохи Майкл выглядит просто чудесно, — сказала Эйлин.

— Да, — подтвердила я. — К счастью, у нас в палатке нет большого зеркала, а то бы он застрял возле него навеки.

— Ты серьезно? — нахмурилась Эйлин. — Мне казалось, ты без ума от Майкла.

Я пропустила ее слова мимо ушей. Да, я без ума от Майкла, но мне тридцать с небольшим, и я отнюдь не восторженный подросток в припадке первой любви. Тем более что с Майклом мы встречаемся больше года. Достаточно не только для того, чтобы оценить его лучшие качества, но и для того, чтобы заметить некоторые недостатки. В частности, то, что, когда мы куда-то идем, я собираюсь в два, а то и в три раза быстрее, чем он.

Не то чтобы я жалуюсь — результат всегда оправдывает ожидания, однако в данный момент я предпочла бы помощь любимого его внешнему виду. Я водрузила на место двухметровую садовую решетку и, тяжело дыша, рухнула на стул.

— Может, действительно подождать Майкла? — засомневалась я.

— Миссис Уотерстон велела, чтобы все было готово к десяти. — Эйлин пошарила в плетеной корзинке, которую носила вместо сумочки, и, кинув на меня опасливый взгляд, вытащила наручные часы. — А сейчас половина десятого, — сообщила она, пряча недозволенный предмет обратно, за красно-белую клетчатую обивку корзинки. Я уже привыкла к таким настороженным взглядам, когда кто-нибудь доставал в присутствии официальных лиц, моем например, необходимую, но запрещенную вещь. Хотя Эйлин-то должна понимать, что я ее не заложу.

Однако, кроме меня, миссис Уотерстон рекрутировала с десяток ассистентов, получивших громкое имя «блюстителей старины». Формально «блюстители», находившиеся под моим началом, должны были регулировать движение толпы и предупреждать кражи. На самом деле они только путались под ногами; во всяком случае, опоздала я именно из-за них. Убила все утро, спасая возмущенных ремесленников от ретивых стражей порядка. «Блюстители» пытались привлечь к ответу всех, кто, по их мнению, использовал слишком новомодные инструменты и имел при себе чересчур современные вещи. Ремесленники тут же окрестили новую организацию «Полицией времени».

— Я почти закончила свою сторону, — сказала Эйлин. — Могу тебе…

Ее последние слова заглушил ужасный грохот, от которого, казалось, содрогнулась земля. Мы обе подпрыгнули. Эйлин взвизгнула, посуда тревожно зазвенела. Из соседних павильонов раздались крики и проклятия.

— Да что же это? — воскликнула Эйлин, бросаясь к прилавку — удостовериться, что ни одна из ее хрупких чашек и ваз не пострадала.

— Господи, я-то думала, она шутит!.. — мрачно простонала я.

— Шутит? — переспросила Эйлин.

— Что за дьявольский грохот? — прокричала чернокожая Аманда, ткачиха из павильона напротив.

— Артиллерия! — гаркнула я в ответ.

— Артиллерия? — недоуменно повторила Эйлин.

— Что-что? — удивилась Аманда. Она бросила на прилавок свое изделие — коврик с кистями — и перебежала к нашему павильону.

— Артиллерия, — объяснила я. — Осада Йорктауна. Мы ведь именно ее празднуем, как вам известно…

— Да уж, известно, — согласилась Аманда. — Девятнадцатого октября 1781 года британцы наконец выкинули белый флаг и сдались армии Джорджа Вашингтона. Война за независимость была практически окончена. Опля! Свободу получили все, кроме моего народа; нам пришлось подождать еще лет восемьдесят. Но при чем тут этот грохот?

— Очередная блестящая идея миссис Уотерстон, — сказала я. — Ребята стреляют из пушки холостыми снарядами, чтобы придать празднованию большую достоверность.

— Это что-то типа стартового пистолета? — спросила Аманда. — Сигнал к началу ярмарки?

— Или просто для развлечения туристов? — предположила Эйлин.

— На самом деле… — начала я.

Еще один мощный залп сотряс лагерь. В этот раз испуганные крики сменились гневными воплями.

— На самом деле она распорядилась, чтобы пушка палила постоянно. Ведь армия Вашингтона осаждала британцев около двух недель без перерыва, прежде чем перешла к решительному штурму.

— И что, так будет весь день? — испугалась Эйлин.

— И всю ночь, возможно, если кто-нибудь не найдет подходящего закона, чтобы остановить миссис Уотерстон.

Например, я. Я уже дала слово доброму десятку людей, напуганных приготовлениями к канонаде, что сумею остановить ее хотя бы на ночь. Теперь, когда стрельба началась, толпы недовольных, которые не отважатся, несмотря на все свое раздражение, обратиться к миссис Уотерстон напрямую, будут неуклонно расти.

— Просто дурдом какой-то, — прокомментировала Аманда.

Я спорить не стала.

— Мало того, что пришлось одеться как тетушке Джемайме, — ворчала соседка, возвращаясь к своему павильону, — так теперь еще и это.

— Ты великолепно выглядишь, — решила подбодрить ее Эйлин. — Так… аутентично!

Аманда оглядела свое домотканое платье и фыркнула. Надо сказать, не без оснований. Я всегда завидовала ее манере одеваться — яркие цвета и смелый, изысканный покрой. Мне и в голову не приходило, насколько удачно шикарные костюмы скрашивают чересчур пухлую фигурку. А если вспомнить об исторических ассоциациях, которые костюм колониального стиля может вызвать у чернокожей девушки, выросшей в Ричмонде, штат Виргиния…

— Ой… — пробормотала Эйлин. Судя по морщинке на ее обычно гладком лбу, последняя мысль тоже пришла ей в голову. — Бедняжке Аманде, наверное, страшно неприятно. Мы должны что-то…

— Внимание! — прошипел кто-то неподалеку. — Она приближается. Прячьте анахронизмы!

2


— Господи, ты же так и не распаковалась! — воскликнула Эйлин. — Ну и влетит тебе от миссис Уотерстон!

— У меня еще пятнадцать минут, — возразила я, пытаясь понять, кто подал сигнал тревоги.

Возле нашего павильона стоял круглолицый мужчина — пухлый, чуть ниже меня и наверняка знакомый. Будь он не в синем мундире, напудренном парике и черной фетровой шляпе с загнутыми полями — знаменитой колониальной треуголке, — а, скажем, в джинсах, я бы непременно его узнала.

— Замечательно выглядишь, Хорас, — сказала Эйлин.

Хорас? Я пригляделась повнимательнее.

— И верно, кузен Хорас собственной персоной! Я тебя еле узнала в этом костюме. Но тебе идет.

Кузен Хорас поглядел на свое одеяние и горестно вздохнул. Вообще-то он любил костюмированные вечеринки. Более того, считал любую вечеринку, на которую его приглашали, костюмированной и неизменно являлся в гости в своем любимом наряде — костюме гориллы. Уговорить его снять обезьянью голову, когда мы рассаживались для групповой фотографии на чьей-нибудь свадьбе, могла только моя мама. Не представляю, каким чудом миссис Уотерстон заставила Хораса натянуть колониальный костюм.

— Это одежда из «Обшивайки». — Он махнул рукой в сторону магазина миссис Уотерстон. — Скоро вы на каждом втором такую же увидите.

— Все равно смотрится неплохо, — настаивала Эйлин.

— Мэг, ты должна поговорить с миссис Уотерстон, — потребовал Хорас. — Она тебя послушает.

Это что-то новенькое — я, признаться, не замечала, чтобы миссис Уотерстон хоть к кому-нибудь прислушивалась. Разве что к Майклу. Вероятно, Хорас имеет в виду, что никто, кроме меня, не посмеет к ней обратиться.

— О чем поговорить? — вздохнула я.

Канонада? Анахронизмы? Или какие-нибудь свеженькие проблемы?

— У нее новая идея — мы, мол, должны разговаривать в духе того времени. Исключить современный сленг, пытаться произносить слова с подобающим акцентом.

— О Боже! — воскликнула Аманда. — Кем эта старая дура себя возомнила?

Хорас взглянул на меня и предпочел тут же испариться. Эйлин потупила глаза.

— Кто, скажите на милость, скончался и оставил ей престол? — продолжала Аманда.

— Прабабушка Агата, — ответила я. — Вообще-то старушка еще жива, но решила, что в девяносто три года уже не обладает достаточной энергией, чтобы возглавлять комитет по ежегодному празднованию Дня Йорктауна. Миссис Уотерстон вызвалась занять ее место.

— Да, уж у нее-то энергии хоть отбавляй, — резюмировала Аманда. — Только здравого ума не хватает.

— Миссис Уотерстон будет появляться здесь довольно часто, — сказала Эйлин. — Она мать Майкла — бойфренда Мэг.

— Ой, — смутилась Аманда, — тогда прошу прощения.

— Передо мной можешь не извиняться, — поморщилась я. — Я сама еще и не то о ней говорю на протяжении последнего года. Хотя и не всегда вслух…

— Если хочешь совета, детка, — сказала Аманда, — вот он: порви с этим парнем прямо сейчас. Ты представляешь себе ее в роли свекрови?

К несчастью, я представляла. И не раз. Однако на время ярмарки я немилосердно задвинула подобные мысли подальше, в глухие дебри подсознания, вместе с другими проблемами, которые могли подождать до конца праздника.

— Ты говоришь так, потому что не видела Майкла, — возразила Эйлин. — Посмотри-ка!

Она перебежала через проход между рядами к павильону Аманды, на ходу доставая из своей корзинки набитый бумажник. Порылась в пластиковых конвертиках с фотографиями и вытащила одну. Аманда поднесла ее к самым глазам, пытаясь рассмотреть.

— Ничего, — одобрила она.

— Майкл преподает актерское мастерство в Каэрфилльском колледже, — рассказывала Эйлин. — И сам прекрасный актер. Мы все думаем, что они с Мэг идеально подходят друг другу.

— Если только забыть о мамаше, — не успокаивалась Аманда. — А Майкл появится здесь сегодня?

— Конечно, — сказала Эйлин. — Они с Мэг просто неразлучны!

Да уж, мы настолько неразлучны, насколько можно, учитывая, что живем в разных городах, в нескольких часах езды друг от друга, и у каждого своя карьера, причем рабочий день у обоих не нормирован. Кстати, это одна из тех проблем, которые я отложила «на после ярмарки».

— Постараюсь попридержать язык, когда наконец придет твой красавчик, — пообещала Аманда. — Если я его, конечно, узнаю, потому что очки мне носить запретили, — добавила она, косо взглянув в мою сторону. — Не в духе того времени. Разрешена только проволочная оправа.

— Извини. — Я пожала плечами. — Майкла трудно не заметить.

— Мне сейчас все кажутся просто кляксами, — бурчала Аманда.

— Он будет похож на двухметровую кляксу в форме французских войск — белой, с лиловыми обшлагами и золотой отделкой.

— Тогда ты права, — прищелкнула языком Аманда. — Возможно, я выделю его из толпы.

— На руках у Майкла — мой сыночек Самьюэл, — комментировала фотографии Эйлин. — Это крестины. А вот праздник после крестин.

— Очень хорошенький, — пробормотала Аманда и с опаской взглянула на раздутый бумажник Эйлин, как бы прикидывая, сколько фотографий любимого дитяти может там поместиться.

— А вот Самьюэл с папочкой… — ворковала Эйлин.

На лице Аманды появилось загнанное выражение.

— Не в духе времени! — пропела я, хлопнув в ладоши, как делают учительницы начальных классов, чтобы привлечь внимание ребятишек. И когда Эйлин обернулась обиженно, добавила: — Хватит болтать, лучше помоги мне. Мы должны подать пример остальным.

Подруга вздохнула и, спрятав анахронизмы, вернулась к нашему павильону. Даже не знаю, почему я ее позвала. Аманда вполне могла решить сама, хочет ли она просмотреть полную хронологию двух первых месяцев жизни юного Самьюэла.

Поймите меня верно: я вовсе не против детей. Я обожаю выводок моей сестры Пэм — всех шестерых, хотя видеть их предпочитаю все же по одному за раз. Как крестная мать младенца Самьюэла, я горячо присоединяюсь к восторгам его родителей по поводу незаурядного ума и невероятной красоты обожаемого чада. Я даже не исключаю возможность произвести на свет собственного отпрыска, а то и двух, — разумеется, при наличии сносных условий и подходящего производителя.

Просто я уже раз сто видела эти фотографии. Слава Богу, у Эйлин хотя бы хватило ума оставить царственного Самьюэла дома с няней. Меня бесит, когда мне пихают в руки младенцев и восклицают, что я — готовая мамаша. Особенно в присутствии Майкла. Или его матери.

Кстати, о ней. Если Хорас не соврал, я срочно должна переубедить миссис Уотерстон по поводу акцента и так далее, иначе ремесленники поднимут мятеж. Единственное, что можно себе позволить, — отложить это суровое испытание до того момента, когда миссис Уотерстон подгребет к нашему павильону. Я поискала ее глазами и облегченно вздохнула, увидев, что суровая дама еще далеко — она стояла возле своей палатки, которая находилась в центре импровизированной городской площади.

Мы расставили палатки и павильоны так, чтобы создать иллюзию настоящего маленького городка; проходы между ними стали улицами, на которых висели указатели, со вкусом выполненные в консервативных цветах Уильямсберга,[3] с названиями, взятыми из истории Йорктауна и штата Виргиния, вроде: «Аллея Джефферсона»[4] и «улица Рошамбо».[5] Тридцать два указателя, я знаю точно, потому что именно мне пришлось придумывать все названия, просить мужа Эйлин — столяра-краснодеревщика — выпилить вывески и собственноручно ковать металлические держатели и дорожные знаки.

В центре располагалось то, что миссис Уотерстон торжественно величала городской площадью, а также имитация колодца и колодки для заключенных, в которые, как я опасалась, моя потенциальная свекровь собиралась запирать мелких правонарушителей. Ну и, разумеется, ее палатка — штаб главнокомандующего, — имевшая вид скорее музейного зала, чем реального штаба Джорджа Вашингтона.

Миссис Уотерстон повернулась, и я не поверила своим глазам. В отличие от всех остальных она не надела простое шерстяное или хлопчатобумажное платье. Нет, миссис Уотерстон была в бальном платье колониального стиля. Белый напудренный парик прибавлял ей как минимум сантиметров тридцать росту.

— Что за ерунда у нее на бедрах? — крикнула через проход Аманда.

— Это называется «панье», — объяснила я, имея в виду полукруглые фижмы, торчащие по обеим сторонам пышного тела миссис Уотерстон. — А в Ричмонде не надевают такие юбки во время подобных праздников?

— Никогда не видела, — ответила Аманда. — Если помнишь, в Ричмонде во время Войны за независимость не происходило ничего интересного. Наши больше любят разыгрывать 1860-е — Роберт Ли[6] и все такое — и ходят в кринолине. Кстати, я думаю, Скарлетт О'Хара выглядела ужасно, — качая головой, добавила она. — Не меньше метра в ширину.

— Что поделать, если была такая мода, — заметила я. — В стиле королевы Марии Антуанетты.

— Выглядит как кукла, — сказала Аманда. — Интересно, она сумеет встать, если вдруг свалится?

— Толкни ее, и посмотрим, — предложила я.

— Нечего меня соблазнять, — усмехнулась Аманда.

Миссис Уотерстон все еще стояла на площади и, медленно поворачиваясь, озирала свои владения. Внезапно лицо ее нахмурилось.

— О Боже, — пробормотала я. — Что еще?

— Что случилось? — спросила Эйлин.

— Миссис Уотерстон чем-то недовольна.

— Миссис Уотерстон всегда чем-то недовольна, — сказала Эйлин. — Не бойся, я уверена, что ты тут ни при чем.

Наверное. Но это не помешает миссис Уотерстон меня обвинить. Я устала как собака, стараясь, чтобы ярмарка ремесел имела успех. Пинками загоняла сюда участников. Угрозами, уговорами и шантажом заставила друзей и родственников прийти и непременно что-нибудь купить. Вынудила газетчиков широко разрекламировать событие.

И добилась успеха. Собрала рекордное количество ремесленников, причем гораздо более умелых, чем можно было ожидать, учитывая отсутствие у ярмарки громкого имени и непременное требование одеться в колониальном стиле. Большинство из них были моими старыми друзьями, которые пренебрегли невысоким престижем мероприятия ради того, чтобы мне помочь. Будем надеяться, миссис Уотерстон повидала достаточно ярмарок, чтобы понять: без меня все свелось бы к сборищу любителей, продающих букеты сушеных цветов и вязаные салфеточки.

И самое удивительное, что с небольшой помощью «Обшивайки» присутствующие действительно оделись в какое-то подобие старинных костюмов. Когда открылась ярмарка и толпа, бурлящая за оградой, стала постепенно втягиваться внутрь, я самолично убедилась, что все возможные анахронизмы убраны подальше от глаз посетителей.

И чем она в таком случае недовольна?

— Скучала без меня? — промурлыкал в ухо нежный голос, и мою талию обвили знакомые руки.

— Безумно, — ответила я, поворачиваясь к Майклу и стараясь не глядеть в сторону Эйлин, имевшей возмутительную привычку вздыхать и ахать: «Ну разве они не лапочки?» — всякий раз, когда она видела нас вместе.

— Я займусь тем, что осталось? — спросил Майкл, глядя на мои изделия.

— Да, пожалуйста, — ответила я и посторонилась, пропуская его в павильон. Слава Богу, теперь мои изделия будут распакованы в срок, а я тем временем смогу еще раз проверить, все ли кругом в порядке.

Аманда тайком достала из-под фартука пару очков. Я шутливо, пародируя миссис Уотерстон, погрозила ей пальцем. Соседка показала мне язык, надела очки и с интересом воззрилась на то, как Майкл, сняв отделанный золотом мундир, закатал рукава льняной рубашки и принялся таскать тяжелые кованые изделия. Понаблюдав за ним несколько секунд, Аманда перевела взгляд на меня и украдкой подняла вверх большой палец.

— Что же это творится?

Голос миссис Уотерстон. И гораздо ближе, чем я думала, хотя пока не у нашего павильона. Аманда сорвала с носа очки таким резким движением, что они упали на пол, Эйлин нервозно поправляла прическу и платье.

Один Майкл сохранил безмятежность. Я подивилась, далеко не впервые, на самом ли деле ему так наплевать на визгливые тирады его мамочки, как это кажется со стороны? Может, он просто притворяется? Или у моего избранника нелады со слухом?

— Немедленно уберите это!

Эйлин и Аманда заозирались, пытаясь сообразить, что именно надо убрать. Майкл невозмутимо расставлял железные подставки для дров прямо на земле перед павильоном. Я заглянула за угол, желая понять, кто или что именно привело миссис Уотерстон в такую ярость.

— О нет!

— Что там случилось? — Майкл бросил подставки и подошел ко мне.

— Там случился Уисли Хатчер, — простонала я.

— А кто это?

— Самый пронырливый репортер во всем мире, — объяснила я. — И живое доказательство того, что отсутствие мозгов и полная бесхребетность — не препятствие карьере скандального журналиста… Уисли! — громко окликнула я, и в павильоне тут же материализовалась затянутая в джинсу фигура с миниатюрным диктофоном в руке. — Будь добр, прячься где-нибудь еще.

Уисли повернулся и изобразил на лице то, что сам он, видимо, считал приветливой улыбкой.

— О, привет, Мэг! Давненько не виделись!

На самом деле мы виделись всего два часа назад. Уисли пытался раскрутить меня на рассказ о том, как жадные ремесленники обманывают несчастных покупателей. Будь на его месте любой другой репортер, я бы не преминула воспользоваться возможностью поведать, какую суровую и небогатую жизнь ведут большинство ремесленников. Но только не Уисли. Однажды я сделала такую ошибку и дала ему интервью, когда он начинал свою карьеру в качестве самого бестолкового из молодых журналистов, служивших в «Вестнике Йорктауна» за последние триста лет. Поэтому я, как и большинство горожан, была равно удивлена и обрадована, когда он оставил наш маленький еженедельник, чтобы появиться сначала в «Коммерческом вестнике Виргинии» — солидном деловом журнале, а потом в гораздо более подходящем ему «Суперсыщике» — третьеразрядном таблоиде, где явно платили неплохие деньги за сомнительной чистоты информацию. И что ему стоило подождать Дня благодарения, а не являться в родной город в разгар ярмарки?

— Ну, расскажешь мне что-нибудь интересненькое? — осведомился Уисли.

— Исчезни! — рявкнула я.

— Да брось! — хрюкнул Уисли. — Разве так положено разговаривать с родственниками?

— Он на самом деле твой родственник? — спросил Майкл.

— Нет! Да! — хором ответили мы с Уисли.

— Дальний-предальний и сейчас станет еще дальше. Правда, Уисли? — спросила я, беря в руки подставку для дров. Не то чтобы я угрожала, но хорошо бы Уисли подумал именно так…

— Я не буду мешать, просто не обращай на меня внимания, — проговорил Уисли, отступая на несколько шагов.

Значит, он решил крутиться поблизости в надежде услышать или увидеть что-нибудь «горяченькое». Или каким-то образом узнал о просьбе моей мамочки «рассказать бедняжке Уисли что-то такое, что понравится его издателю». Уисли — большой мальчик, и с какой это радости я должна помогать ему делать карьеру? Вчера вечером я честно провела с ним экскурсию по ярмарке в надежде, что он сам найдет, о чем писать. Даже показала ему колодки и сфотографировалась в них, зная, что рано или поздно Уисли заставит меня пожалеть о своем поступке. Неужели этого мало? И чем, кстати, он так разозлил миссис Уотерстон?

Я снова выглянула из-за угла. К моей радости, миссис Уотерстон вернулась на городскую площадь. Она медленно поворачивала голову, тяжелым взглядом окидывая наш ряд павильонов. И хмурилась. Может, ей вообще не нравятся павильоны? Да нет, вряд ли. Наш ряд и оба соседних — ближние ко входу, можно сказать, лицо ярмарки, я поставила сюда самых умелых ремесленников в самых лучших костюмах. Все, что похуже, запихала в задние ряды. Скорее всего она следит за кем-то, идущим по проходу. Кем-то, кто вот-вот поравняется с моим павильоном или даже зайдет…

— Привет, Мэг! Меня никто не искал?

Мой братец Роб.

— Нет, пока никто, — ответила я, разглядывая брата. Его наряд радовал глаз — ни одной неверной детали. Синий мундир, жилет и бриджи сидели просто восхитительно, отделанная кружевом рубашка и длинные чулки сияли белизной, туфли и пряжки на них были тщательно отполированы, волосы забраны назад и стянуты черной бархатной лентой, а треуголка венчала голову под лихим, но не чересчур, углом. В который раз я позавидовала аристократической бледности, унаследованной Робом от матери.

— Что-нибудь не так? — встревожился брат. — Я плохо выгляжу?

— Ты выглядишь прекрасно! — успокоила я. — Помоги Майклу расставить мои вещи.

— Знаешь, мне тут надо кое с кем встретиться. По делу, — сообщил Роб уже в двадцатый раз за этот день. — Не хочу выглядеть лохматым и вспотевшим.

— Хорошо, работай потихонечку, и чем скорее ты начнешь, тем лучше.

— Почему это? — поинтересовался Роб, засунув руки в карманы.

— Потому что сюда движется миссис Уотерстон, — оглянувшись, объяснила я. — Либо ты помогаешь мне распаковаться, либо она находит для тебя другую работу.

— Куда поставить? — немедленно осведомился Роб, хватая пару подсвечников.

— Я почти все выгрузил, — заявил Майкл. — Пойду погляжу, где остальные ребята из моего полка.

— Хорошо, — отозвалась я. — Роб поможет мне закончить.

— И принесу что-нибудь поесть, — добавил Майкл, наклонившись поцеловать меня. — Ты никуда не уйдешь?

— Боюсь, я буду бегать туда-сюда целый день, чтобы помешать ремесленникам и «Полиции времени» убить друг друга. А если будет время, схожу к павильону Фолка, посмотрю, как у него дела.

— А что, Фолк сам не разберется?

— Разберется, конечно. Но я хотела показать ему мой клинок.

— Ой, ты закончила клинок? — воскликнула Эйлин. — Тот, что с ручкой в виде сокола? Покажи скорее!

3


Пришлось показать. Не то чтобы я очень сопротивлялась, мне и самой хотелось похвастаться. Восемь месяцев назад мой приятель Фолк, который еще во время учебы в колледже приохотил меня к кузнечному делу, вернулся в Виргинию после того, как провел несколько лет в Калифорнии, работая у всемирно известного оружейника. Фолк горел желанием поделиться новыми знаниями, и я охотно пошла ему навстречу.

Два месяца я трудилась над кинжалом с замысловатой ручкой и многофункциональным стальным лезвием. И наконец закончила — во всяком случае, по-моему. Посмотрим, что скажет Фолк. Я с волнением ожидала слов опытного эксперта.

Эйлин громко охала и ахала, разглядывая кинжал, даже Аманда подошла, а вот Майкл, нахмурившись, стоял в стороне. Внезапно я сообразила, что уже не в первый раз мой любимый демонстрирует не то что холодность, а прямо-таки раздражение, едва речь заходит о кинжале. Что это с ним? Майкл никогда не протестовал против моих занятий кузнечным делом, что же изменилось?

Я перевела взгляд на клинок как раз вовремя, чтобы схватить за руку Аманду, которая хотела было попробовать пальцем остроту лезвия.

— Осторожно! — предостерегла я. — Он острый как бритва, ты себе палец отрежешь!

— У тебя много заказов на кинжалы? — спросила Аманда.

— Сейчас мода на изделия в стиле прошлых веков. Ярмарки, всякие общества поклонников Средневековья… ты удивилась бы, узнав, сколько их.

— И на ярмарках разрешается разгуливать с холодным оружием?

— На самом деле нет, это просто образец, — оправдывалась я. — По нему Фолк будет судить, хорошо ли я усвоила азы оружейного дела. Я должна была обработать сталь для лезвия так, как это делали в четырнадцатом веке, и заточить до максимальной остроты.

— А не легче ли просто купить лезвие? — спросил Роб. — Где-нибудь в Японии?

— Легче, и именно в Японии, а еще в Индии, большинство мастеров именно так и поступают. Но Фолк говорит, что если даже ты покупаешь лезвия, а сам занимаешься только ручками, очень важно знать, как делались кинжалы в старые времена, чтобы лучше чувствовать оружие. При покупке гораздо легче выбрать хорошее лезвие, если знаешь, как его изготавливают.

При упоминании Фолка Майкл нахмурился вновь. Ага, так его не кинжалы — его Фолк волнует!.. Тут Майкл улыбнулся — хотела бы я знать, насколько искренне — и, махнув рукой, растворился в толпе.

— Мистер Красавчик не в восторге от твоих увлечений? — спросила Аманда.

Я пожала плечами. Черт побери, от нее мало что скроешь. Я сама-то только что заметила.

— У вас вроде бы все в порядке? — прогудел с улицы чей-то голос.

Миссис Уотерстон. Мы мигом обернулись, и Роб, который как раз пробовал остроту лезвия, вскрикнул, порезав руку.

— Я же просила осторожнее! — воскликнула я, отбирая у него кинжал. Роб с перекошенным лицом сунул палец в рот.

Миссис Уотерстон послала ему суровый взгляд.

— Тебе что, нечем заняться?

Я заметила, что говорит она с акцентом, который мог спутать с английским только человек, который в жизни не встречал ни одного англичанина.

Роб напрягся и беспокойно задергал ворот рубашки.

Я почувствовала раздражение — почему это миссис Уотерстон обвиняет его в лентяйстве? Смешно, конечно, потому что, если бы не мой приказ, Роб и впрямь ничего бы не делал. Но если я и могу осуждать характер братца в семейной обстановке, я никогда не отдам его на растерзание миссис Уотерстон.

— Он помогает мне распаковывать вещи, — сказала я. — Подставку для ножа вот сюда, в самый центр, Роб.

— Кроме того, я тут кое с кем встречаюсь, — добавил Роб. — Деловая встреча.

— С представителем одной из компьютерных фирм, которая заинтересована в покупке «Адвокатов ада», — добавила я. — Ну, знаете, компьютерной игры, которую он придумал.

— Понятно, — кивнула миссис Уотерстон. — Кстати, я хотела поговорить с тобой об акценте…

— Не беспокойтесь, я уже дала распоряжения на этот счет, — перебила я. — Поскольку улицы ярмарки расположены за линиями обороны американцев, мы представляем ремесленников-колонистов, а не британцев. Поэтому всех, кто говорит с английским акцентом, «блюстители старины» будут арестовывать и запирать в колодки, как предполагаемых шпионов тори.[7]

— Конечно-конечно, — заморгала миссис Уотерстон, немедленно убирая из своей речи акцент. — Хорошо, продолжайте в том же духе.

Она одарила Роба еще одним суровым взглядом, как бы сомневаясь, что он может сотворить нечто такое, за что взрослый человек, находясь в здравом уме и твердой памяти, согласится заплатить хоть какие-то деньги, и величаво отплыла от нашего павильона. Двигалась она, правда, не без труда, так как ярмарка уже была запружена народом и миссис Уотерстон приходилось через каждые несколько шагов изворачиваться, протискивая сквозь толпу свои внушительные фижмы. В результате она походила не на галеон при полной оснастке, а на баржу, которую буксируют на тросе к переполненной пристани.

— Ничего себе! — выглянул из-за павильона кузен Хорас. — Это ты здорово придумала!

— Иди и скажи «блюстителям старины» об арестах тори, — скомандовала я. Хорас испарился.

— Спасибо, — пробормотал Роб, не сводя глаз с пышной фигуры миссис Уотерстон.

— Не за что, — ответила я. — Хотя, думаю, твой покупатель не появится раньше полудня.

— А вдруг появится? Я не хочу с ним разминуться!

И ради этого Роб пришел аж на два часа раньше? Однако сделка действительно важна для него.

— Можешь сидеть здесь столько, сколько нужно, только не мешай и не крутись возле прилавка. А еще лучше — помогай. Принеси, например, что-нибудь из подсобки.

— Это я мигом! — с энтузиазмом закивал Роб и исчез за занавеской, отделявшей заднюю часть павильона, которая носила у нас гордое имя «подсобки».

— Ты на самом деле встречаешься здесь с представителем компьютерной фирмы? — крикнула ему Эйлин.

— Да, — пропыхтел Роб, вытаскивая из-за занавески очередной ящик с тяжелыми металлическими изделиями. — Чтобы понять, во что одеваться.

Эйлин непонимающе посмотрела на него.

— Когда Роб впервые пошел на переговоры в компьютерную фирму, — объяснила я, — он надел костюм-тройку. А там все оказались в джинсах и футболках.

— И сандалиях, — добавил Роб. — Я чувствовал себя круглым идиотом. Разумеется, в следующий раз я натянул джинсы и футболку.

— Спорю, что все остальные были в костюмах, — сказала Эйлин.

— В точку, — отозвалась я. — Поэтому когда мы услышали, что этот тип приедет сегодня, в день ярмарки, я предложила Робу встретиться с ним в нашем павильоне. Роб посмотрит, как он одет, предложит встретиться часа через полтора в менее людном месте, а сам сбегает домой и переоденется во что-нибудь подходящее.

— А если он тоже нарядится в колониальный костюм? — встревожился брат.

— Поведешь его в одну из таверн на территории ярмарки, и обсудите все там.

— Классная идея! — оживился Роб. — Куда поставить?

Я обернулась и обнаружила, что брат держит в руках ярко-розового кованого фламинго.

— Назад в ящик. И быстро!

— Почему? — удивился Роб. Он вытянул фламинго перед собой, чтобы получше его рассмотреть.

— Убери немедленно! — рявкнула я, роняя пару каминных щипцов и кидаясь к брату. — Миссис Уотерстон лопнет от злости, если только его увидит!

— Не понимаю почему? — упорствовал Роб, нехотя выпуская фламинго из рук. — Он такой прикольный, дурацкий такой. Мне нравится.

— Не сомневаюсь, — ответила я, открывая ящик и запихивая фламинго обратно. — Но это полный анахронизм и…

— Да у тебя их полно! — воскликнул Роб, заглянув под крышку. — Нельзя мне одного…

— Мэг!

Миссис Уотерстон вернулась. Я рывком захлопнула крышку ящика и для пущей надежности с размаху уселась на нее, игнорируя возмущенный вопль Роба, который не успел вовремя убрать пальцы. Слева раздался грохот — один из покупателей уронил какую-то вазочку Эйлин и теперь смущенно топтался у занавесок в глубине павильона.

— Да? — отозвалась я, не обращая внимания на Роба, который кривился и тряс поврежденной конечностью. — Что такое, миссис Уотерстон?

Я не смогла выдавить даже самой слабой улыбки, надеюсь, хоть искреннюю заинтересованность сумела изобразить.

— Эти люди, которых ты нашла… они невыносимы! — воскликнула миссис Уотерстон.

— Кто именно? — попыталась уточнить я. Слева от меня Эйлин гудела покупателю что-то утешительное. Я встала с ящика и яростным взглядом предупредила Роба, чтобы тот не смел его открывать.

— Девушка-стеклодув! Она в мужском костюме!

— Мерри устраивает показы своего мастерства в двенадцать, два и четыре часа дня. Она не может надеть платье, — объяснила я.

— Почему, ради всего святого?

— Потому что это огнеопасно, — попыталась втолковать я. — Ожоги были одной из наиболее частых причин женской смертности в эру колонизации Америки, да и в другие эры, когда все готовилось и сушилось на открытом огне. Этим платьям, чтобы вспыхнуть, достаточно одной хорошей искры, — добавила я, с отвращением потрясая своими собственными юбками. — Если вы не хотите, чтобы Мерри разыграла перед кучей туристов сцену гибели Жанны д'Арк, советую вам смириться с ее мужским костюмом.

— По крайней мере она могла бы надевать платье между показами!

— Попробую что-нибудь сделать, если, конечно, получится, — вздохнула я.

— Если получится?..

— У нее может просто не оказаться платья, а кроме того, она вряд ли успеет что-нибудь продать, если будет проводить все время то на показах, то переодеваясь.

— Это не причина! — взорвалась миссис Уотерстон. — Неужели твои приглашенные не понимают, что мы здесь стремимся к аутентичности? Не понимают, что…

«А ты не понимаешь, что им надо на что-то жить?» — раздраженно подумала я и чуть не произнесла это вслух, чем, без сомнения, начала бы ссору, которой избегала все утро.

И вдруг заметила, что миссис Уотерстон замолчала и уставилась на что-то за моей спиной.

Что на этот раз, интересно?

4


Я обернулась посмотреть, что могло заставить миссис Уотерстон заткнуться на полуслове. У прилавка стоял стройный чернокожий парень лет двадцати с небольшим, одетый в бирюзовый бархатный камзол, персикового цвета парчовый жилет и обтягивающие панталоны из черного бархата. Весь костюм был обшит кружевом в таком количестве, что посрамил бы любое свадебное платье. От украшенных орнаментом серебряных пряжек на туфлях до увенчанной напудренным париком головы — гость словно сошел с картины восемнадцатого века. Одной рукой он опирался на элегантную, инкрустированную серебром черную трость, другой поднес к глазу монокль, с надменным видом рассматривая в него одни из моих каминных щипцов.

— О Боже, — пробормотала миссис Уотерстон.

— Тед! — взвизгнула я и повисла на шее молодого человека.

— Мэг, дорогая, — сказал Тед с ярко выраженным английским акцентом. — Выглядишь просто дивно!

— Странно, что тебя это удивляет, — парировала я. — Я всегда выгляжу неплохо, и, между прочим, без особого труда. Но ты — это что-то потрясающее!

Тед ответил мне изящным поклоном и покрутился из стороны в сторону, чтобы я смогла оценить костюм со всех сторон.

— Тебе очень идет этот цвет, — сказала я. — А парик… какой тонкий штрих!

Причем штрих необходимый. Миссис Уотерстон вряд ли одобрила бы спрятанные под ним косички-дреды.

— Миссис Уотерстон, — торжественно сказала я, — позвольте представить вам моего доброго друга Тадеуша Джексона!

— Очень приятно, — еще раз поклонился Тед.

— Что за великолепный костюм! — воскликнула миссис Уотерстон. — Но вы уверены, что он достаточно… аутентичен?

— Абсолютно уверен, — успокоил ее Тед и в доказательство начал демонстрировать мельчайшие детали своего наряда, в то время как я изо всех сил старалась сохранить серьезное лицо. Не думаю, что миссис Уотерстон решилась бы впрямую озвучить свои сомнения — она, конечно, имела в виду, что, как бы аутентично ни выглядел костюм Теда, вряд ли бы вы во времена колонизации Америки встретили чернокожего, одетого в такое количество бархата, шелка и кружев.

Я перехватила взгляд Теда и слегка махнула рукой в сторону, показав глазами на миссис Уотерстон. Мгновенно среагировав, Тед подхватил ее под руку и, не прерывая беседы, повлек прочь от павильона, чтобы распрощаться с ней в проходе очередным галантным поклоном.

— Я собирался надеть другой костюм, — сообщил он, вернувшись к павильону.

— Какой другой? — спросила Эйлин.

— Тед хотел появиться в наряде беглого раба — в лохмотьях и с кандалами на ногах, — объяснила я. — Еле отговорила.

— И не надо было отговаривать! — воскликнула Эйлин. — Люди обязаны помнить о несправедливости и угнетениях, царивших в те времена!

— Ой, только не начинай! — попросила я.

Тед явно был не в духе. Интересно, его расстроил наш разговор или что-то другое?

— Что случилось, Тед?

Он пожал плечами:

— Я тебе принес…

Тед оглянулся по сторонам и вытащил из внутреннего кармана небольшой квадратный конвертик из плотной бумаги. Компакт-диск, поняла я, — серебряный диск ярко переливался в круглом целлофановом окошке посреди конверта.

— Прячь скорее, пока «Полиция времени» не нагрянула, — сказал Тед.

— Прячу.

Я сунула диск в сумочку — не мою модную, современную сумку, которая была тщательно спрятана за занавеской в подсобке вместе с остальными анахронизмами, а в свисающий с плеча белый льняной мешочек.

— А что это?

— Патч[8] программы «Ремесло», — ответил Тед. — Только не пытайся установить, пока не кончилась ярмарка, подожди до дома.

— Что такое «Ремесло»? — заинтересовался Роб.

— Компьютерная программа для моей работы, забыл? — ответила я.

— Для работы? — удивился Роб. — Я думал, тебе для работы нужны только молоток да железо, прямо как в старые времена.

— Да я же не кую компьютером, я веду бухгалтерию и учет, — объяснила я. — Заказываю материалы и инструменты, записываю, сколько изделий отправлено в магазины и как они расходятся, оплачиваю и отправляю счета, подаю заявки на участие в выставках, составляю расписание — все, все, все.

Обычно Тед просто светился, слушая, как я возношу хвалу его детищу — программе «Ремесло». Теперь же он едва улыбнулся.

— Кстати, Тед, у меня появилась идея. Ты не мог бы сделать страничку в Интернете, куда люди заходили бы, чтобы посмотреть расписание выставок, задать какие-то вопросы, что-то заказать… Тед! Земля вызывает Теда! Прием!

— Извини, отвлекся, — с вымученной улыбкой произнес Тед. — Слушай, мне надо кое-что тебе рассказать.

— Говори, — отозвалась я.

Но прежде чем Тед смог продолжить, откуда-то вынырнул Майкл в компании таких же псевдофранцузов из своего подразделения.

— Ma cherie![9] — воскликнул Майкл и принялся знакомить меня с ними на жуткой смеси ломаного французского и английского с французским акцентом.

Товарищи, все как один, целовали мне руку и мурлыкали изысканные комплименты. Во всяком случае, я надеюсь, что это были изысканные комплименты. Я учила французский в школе, но так и не преуспела, две недели, проведенные в Париже, превратились для меня в сущую пытку: я ни разу не отведала ничего, хотя бы отдаленно похожего на то, что я заказывала.

Майкл, напротив, говорил по-французски бегло и со столь изысканным акцентом, что даже истинные французы приходили в бешеный восторг. Видимо, именно поэтому он и присоединился к частям французской армии, хотя раньше питал искреннюю симпатию к поверженным британским войскам. Может, просто решил, что у французов форма красивее?

В любом случае Майкл не протестовал против тех бессвязностей, что бормотали в мои обшлага его товарищи, поэтому я решила, что по крайней мере они меня не оскорбляют.

— Enchante! Merci![10] — стараясь мило улыбаться, бормотала я в ответ на предполагаемые комплименты. Хоть бы Тед меня спас! Но он только усмехнулся, помахал рукой и растворился в толпе.

Ладно, потерпим, рано или поздно даже французским военным надоест стоять на одном месте. Наконец гости обратили скучающе-вежливые взгляды на наш прилавок — вернее, на ту его часть, где стояли изделия Эйлин.

— А это ваша такая посудка? Tres jolies,[11] — сказал один из них таким тоном, что было ясно: на самом деле он считает «посудку» на редкость противной, но хочет сделать комплимент даме, делящей палатку с его собратом по оружию.

— Нет, посуду лепит моя подруга Эйлин. Я продаю вещи посерьезней, — сказала я и отступила на шаг в сторону, чтобы все увидели мою половину прилавка.

— Так вы кузнец? — расширив глаза и забыв про французский акцент, воскликнул тот, что спрашивал про «посудку». — Здорово! А можете починить одну вещь?

— Да, если она металлическая.

— Сломанный штык.

— Без проблем, — заверила я.

— А вот это вы сами сделали? — спросил другой солдат, изучая мою гордость — кинжал.

— Да, — ответила я. — И не только ручку, но и лезвие.

— Вы берете заказы?

Так и вышло, что следующие полчаса фальшивые французы вились около павильона, внимательно рассматривая мои изделия — особенно кинжал. Видимо, увиденное им понравилось, так как они засыпали меня заказами на починку и изготовление всевозможных видов оружия и амуниции.

Надо признаться, сначала их интерес меня вовсе не обрадовал. Хотите — зовите меня торгашкой, я даже спорить не буду, но для меня кузнечное дело — не хобби, а способ заработать себе на жизнь. И хотя я не голодаю, мне давно пришлось уяснить, что я не смогу и за жилье заплатить, если стану давать скидки каждому, кто состоит со мной в родстве, живет по соседству, ходил со мной в один детский сад или, вот как сейчас, разделяет хобби моего бойфренда. Поэтому на вопрос о ценах я дала более чем подробный отчет, слегка завысив некоторые цифры — просто чтобы посмотреть, что из этого выйдет.

И вот тут они меня обрадовали — услышав цены, ни один даже не моргнул, наоборот — разобрали мои визитки (даже взяли несколько про запас, чтобы раздать остальным «французам»), заново перецеловали мне руки, похлопали Майкла по спине и удалились, распевая «Au pres de ma blonde».

— Надо же, какой успех! — улыбаясь заметил Майкл. — Тебе надо почаще ходить на наши постановки.

— Постановки?

Я считала, что Майкл присоединился к группе актеров, которые должны были разыграть битву при Йорктауне, только для того, чтобы помочь матери. Во всяком случае, именно так он утверждал совсем недавно. Неужели он так сдружился с остальными участниками постановки? Надеюсь, это всего-навсего минутная вспышка энтузиазма — уж больно Майклу понравилось разгуливать туда-сюда в своей белоснежной форме. Возможно, его энтузиазм увянет, когда он вспомнит, что дирекция национальных парков запрещает актерам инсценировать собственные ранения и гибель, ему даже не позволили взять с собой искусственную кровь, ту, что используют на съемках фильмов.

— По-моему, следующая постановка состоится через месяц, — сказал Майкл, доставая из внутреннего кармана кусок картона, раскрашенного под пергамент. — Да. В День благодарения.

— Боюсь, День благодарения нам придется провести со своими семьями, — напомнила я.

— Прекрасно, просто замечательно! Я уверен, что твой отец тоже захочет посмотреть. Ему страшно здесь понравилось — все ребята были в восторге от его павильона. Я пойду приглашу его, ладно?

Майкл сорвался с места, не дождавшись моего ответа.

— О Господи, — пробормотала я.

5


— Что случилось, радость моя? — спросила Аманда и подошла ко мне, маневрируя между туристами. — Ты выглядишь расстроенной.

— Похоже, Майкл не на шутку увлекся постановочными битвами, — проворчала я.

— Как мило! — проворковала Эйлин. — Они никогда по-настоящему не взрослеют, эти мужчины, да?

— Что правда, то правда, — буркнула Аманда.

— Собирается продолжать в том же духе и после окончания ярмарки, — жаловалась я.

— Прекрасно! — ответила Эйлин. — Вы сможете всюду ездить вместе!

— Да, жить в палатках и носить старинные лохмотья, — не успокаивалась я. — Не люблю я всей этой походной жизни, даже в самых прекрасных условиях.

— Понимаю тебя, я тоже человек городской, — поддержала Аманда, озираясь кругом так, будто окружающие деревья внезапно превратились в разбойников. — Самое героическое, на что я способна, — остановиться в отеле с рестораном меньше чем на четыре звезды.

— Тогда здешние пикники тебе не понравятся, — заметила я. — На том, где я была, лакомились солониной и галетами.

— Это хоть съедобно? — наморщив нос, спросила Аманда.

— Теоретически, наверное, да, хотя если тебя интересует мое мнение, так лучше с голоду помереть. Я еле дождалась, когда смогу попасть в «Макдоналдс». Майкл, кстати, тоже.

— Тогда он вряд ли всерьез — насчет дальнейших представлений, — предположила Аманда.

— Боюсь, что всерьез, — покачала я головой. — Побежал в папин павильон, чтобы и его записать.

— Я и не знала, что у твоего папы тоже есть павильон, — удивилась Эйлин. — Что же он продает?

— Бинты и всякие ужасы.

— Что? — удивилась Аманда.

— Он вызвался организовать пункт первой помощи, — объяснила я. — Как-то умудрился убедить мать Майкла, что это очень познавательно.

— Замечательная идея! — воскликнула Эйлин.

— Папа изготовил палатку, которая выглядит как медицинский тент 1781 года — полная аутентичность, просто до мельчайших деталей!

— Бред какой-то, — пробормотала Аманда.

— Смотри, чтобы отец тебя не услышал, — предостерегла я. — Коллекционирование старинных медицинских инструментов — его главное хобби. Он чуть не свихнулся от радости, когда узнал, что сможет выставить свои сокровища на всеобщее обозрение. Хотя большинство из них — всего лишь копии, которые он заставил меня сделать. Не так уж много вокруг подлинных скальпелей и хирургических пил восемнадцатого века, а если и найдется несколько, их нельзя выставлять в такую влажность.

— Надеюсь, настоящие пациенты к нему не попадут?

— Заглянуло несколько бедняг с симптомами солнечного удара, но вид старинного операционного стола удивительно быстро их исцелил. После просмотра этого экспоната никто не согласился даже просто прилечь на одну из походных коек.

— Немудрено, — прищелкнула языком Аманда. — Ой, у меня покупатель! Забегу к вам попозже!

К нам с Эйлин тоже подошли люди, и в течение часа толпа любопытных и небольшая, но гораздо более полезная кучка покупателей здорово подняли мое настроение. День потерял свою первоначальную мрачность и стал просто первым днем ярмарки ремесел.

Или не просто. Вдобавок к большому количеству современно одетых туристов и покупателей глаз то и дело выхватывал из толпы то красные мундиры и меховые шапки английских гвардейцев, то одинокого французского солдата, осторожно обходящего лужи, дабы не испачкать сияющую белизной форму, то большие группы солдат колониальных войск в синем, красные обшлага и нашивки большинства из которых выдавали принадлежность к штату Виргиния, хотя встречались и белая, светло-голубая или темно-желтая отделки, указывавшие на то, что их обладатели представляют другие части страны.

Попадались и более оригинальные фигуры: вот шотландский горец в килте, вот человек в зеленом, чьи навощенные усы выдают в нем гессенского немца, а вот группа колонистов-первопоселенцев, неторопливо шагающих по ярмарке в куртках из оленьей кожи и с длинными винтовками на плечах.

И женщины в длинных платьях, большинство еще и в корсетах. Для меня все дамы выглядели одинаково — верхняя часть тела выступала из пышных юбок, как мороженое из рожка, и переливалась через край настолько, насколько позволяли приличия и фигура хозяйки.

Уверена, что, проходя мимо нашего павильона, дамы морщили носы при виде моей гораздо менее аутентичной фигуры, хотя, возможно, я просто удостаивалась звания неряхи. Самые презрительные взгляды доставались женщинам — в основном молоденьким — без перчаток и шляп.

— Хм! — фыркнула одна из дам, когда мимо нее пробежала девочка-подросток, похожая скорее на персонаж картины Рафаэля, чем на юную леди восемнадцатого века. — Разве можно пускать на территорию ярмарки таких шлюшек?

Посмотрев на наряд недовольной посетительницы, я решила, что респектабельная леди тех времен могла выставить на всеобщее обозрение всю свою необъятную грудь при условии, что на руках у достойной дамы перчатки, а на голове чепец или хотя бы соломенная шляпка.

В любом случае кузнецам в колониальный период явно жилось намного лучше, чем теперь. Я продала гораздо больше крючков, треножников, таганков и других мелких предметов обихода, необходимых людям, чтобы готовить на открытом огне, жить в палатке и вообще существовать под неусыпным надзором «Полиции времени», чем ожидала, и уже сделала неплохие деньги. А что будет, когда люди вернутся в лагерь и обнаружат, сколько всего они забыли дома? А некоторые поймут, что мои изделия служат им гораздо лучше, чем то, что они купили в магазинах. Не говоря уже о большом количестве нарядных дам и джентльменов, которые по нескольку раз возвращались к павильону, осматривая более крупные изделия одинаковым во все века жадным взглядом покупателя. Если хотя бы десятая часть из них до конца ярмарки решится на покупку…

Роб путался под ногами, притворяясь, что помогает, и при любом удобном случае выхватывал из коробки какого-нибудь фламинго, чтобы меня подразнить. Розовая птичья голова то просовывалась в щель между занавесками, то выглядывала из-за угла павильона, а один раз, когда я выбежала по делу, я, вернувшись, застала Роба упражняющимся в чревовещании. Реквизитом ему служила одна из птиц.

— У тебя ума меньше, чем у этого фламинго! — напустилась я на брата. — Если «Полиция времени» нас застукает, штраф платить будешь ты!

А «Полиция времени» не дремала. Ярмарка проработала всего лишь около часа, а я уже уладила с десяток скандалов по поводу так называемых анахронизмов. После того как я официально провозгласила, что целый ряд предметов — в том числе стеклянные бутылки, кожаные шнурки, железные сковородки, штопоры и другая мелочь — соответствует духу времени, «блюстители старины» немного успокоились. А может, поняли, что со мной лучше дела не иметь. Хотя в глубине души у меня шевелилось подозрение, что большая часть из них сидит сейчас в историческом отделе местной библиотеки, надеясь опровергнуть правильность моих указаний.

Рано или поздно мне все равно придется схлестнуться с миссис Уотерстон по поводу штрафов, которые «блюстители старины» наложили на ремесленников, пойманных с такими явными анахронизмами, что даже я не смогла ничего возразить. Мне, правда, удалось установить временное перемирие, объявив, что никто ничего не будет платить до окончания ярмарки. Таким образом, я получила отсрочку до воскресенья, до двух часов дня — к этому моменту я должна придумать, как уговорить миссис Уотерстон аннулировать штрафы.

Ладно, с этим помучаюсь позже, а сегодня день просто замечательный. Я уже не смущаюсь в ответ на приветствие «Доброе утро, госпожа», не гляжу, разинув рот, вслед семьям, в которых все, от мала до велика, одеты в костюмы восемнадцатого века, радуюсь, когда кто-нибудь, раскрывая книгу, показывает на образчик античного искусства и горячо допытывается, не смогу ли я сделать такой же.

Я как раз записывала условия одной выгодной сделки, когда кто-то тронул меня за локоть.

— Еще секунда, сэр, и я в вашем распоряжении, — не оборачиваясь, пробормотала я.

— Обещания, сплошные обещания, — пропел голос Майкла. — Вообще-то я ищу Роба.

— Роба? — переспросила я, обернувшись. — Он только что был тут — устраивал кукольный спектакль с парой моих фламинго, я отослала его подальше, надавав поручений.

— Фламинго? — удивился Майкл, и его озадаченный взгляд напомнил мне, что до сих пор я удачно избегала при нем упоминаний об идиотских птицах. — Какие еще фламинго?

— После расскажу, — сказала я, моргая. — Зачем тебе Роб?

— Познакомься, Роджер Бенсон, — произнес Майкл, представляя средних лет человека в современной одежде и с ошеломленным взглядом. — Представитель компьютерной фирмы. Он бродил тут неподалеку, любовался ярмаркой. Я столкнулся с ним у нашей палатки — он спрашивал дорогу к твоему павильону.

— Весело тут у вас, — промолвил Бенсон, озираясь. — И выгодно, наверное?

— Надеюсь, ремесленники внакладе не останутся, — ответила я. — Хотя организационный комитет не гонится за прибылью — вход у нас бесплатный, а весь доход пойдет на нужды местного исторического общества.

— Такие затеи привлекают туристов, — заметил Бенсон. — А за ними и деньги.

Конечно, он прав, и я сама надеялась кое-что заработать. И все-таки в его словах звучало что-то неприятное. Как можно гулять по палаточному лагерю, будто сошедшему со страниц исторического романа, по живописным улочкам ярмарочного городка, смотреть на людей, разодетых в необыкновенные костюмы, — и думать при этом только о деньгах?

«Брось, — сказала я себе, стараясь изобразить на лице приветливую улыбку. — Совсем не обязательно Бенсона любить. Если он купит игрушку Роба и сделает из нее хит, какая нам разница, насколько он меркантилен? Даже наоборот — в этих обстоятельствах его меркантильность нам только на пользу».

Тут вернулся Роб с двумя очень аутентичными оловянными кружками, аккуратно наполненными ужасным анахронизмом — кока-колой со льдом. Я бросила встревоженный взгляд в сторону Майкла. На лужайке неподалеку британский гренадер и колонист в костюме из оленьей кожи давали дюжине мальчишек наглядный урок различий между мушкетом и винтовкой. Майкл тоже уставился туда. Вдруг он заметил маленькую конопатую девочку, которая семенила по проходу, крепко вцепившись в материнскую руку, и рассматривала все кругом широко распахнутыми глазами. Майкл низко поклонился девчушке, так что его белая кокарда чуть не коснулась земли. Малышка расплылась в широкой улыбке, а когда она и ее мать растворились в толпе, Майкл снова засмотрелся на представление солдат.

«Ну ладно, — подумала я, поворачиваясь к Робу и Роджеру Бенсону. — Если уж Майклу так все это нравится, придется поучаствовать в следующих постановках. Даже интересно».

— Прямо как форма какая-то, — сказал Бенсон, глядя на костюм Роба.

— Да, я хотел соответствовать обстановке, — промямлил Роб.

— Понятно, — сказал Бенсон. — Могли бы предупредить меня — я бы тоже нарядился.

— Возьмите костюм напрокат, очень недорого, — оживилась Эйлин. — Миссис Уотерстон, устроительница фестиваля, держит свой магазин, и все, кто желает присоединиться к празднику, могут выбрать там что-нибудь подходящее.

— Правда? — произнес Бенсон. Почему-то мне показалось, что идея арендовать костюм совсем его не вдохновила.

— Прекрасная мысль, — подхватила я. — Роб, почему бы тебе не проводить мистера Бенсона в магазин?

— Э-э… да… спасибо, — ошарашенно выдавил Бенсон. — С удовольствием. Но перед этим, Роб, я хотел бы выяснить…

— Как идут дела? — спросил Майкл, отводя меня в сторонку.

— Неплохо, — ответила я. — Обговорила множество заказов, надеюсь, не все окажутся пустышками.

— Конечно, — заверил меня Майкл. — Одного моего подразделения достаточно, чтобы завалить тебя работой на два месяца вперед — штыки, мечи, пряжки, еще какие-то штуки, я даже всех и не знаю.

— Я начинаю любить твое подразделение, — засмеялась я. — Если бы еще кто-нибудь из них научился готовить удобоваримую пищу, я бы совсем растаяла.

— Я и понятия не имел, что ты умеешь делать все эти средневековые штуки — ты ведь умеешь, я прав?

— Что-то умею, а чему-то научусь, — ответила я. — Я уже делала для отца кучу медицинских инструментов, помнишь? В крайнем случае могу спросить Фолка. Если он не поможет сам, то всегда подскажет кого-нибудь, кто в этом разбирается.

— Опять Фолк! — раздраженно сказал Майкл, его хорошее настроение испарилось. — Извини, но я устал все время слышать это имя!

6


— Майкл! — с чувством воскликнула я. — Неужели ты в самом деле ревнуешь меня к Фолку?

— А почему бы и нет? — огрызнулся Майкл. — С тех пор как он вернулся из Калифорнии, я только и слышу: Фолк — то, да Фолк — сё…

— Ваша речь, молодой человек!.. — прочирикала седовласая дама и щелкнула Майкла по макушке сложенным веером.

— Ты говоришь о нем чаще, чем о своей семье, — ворчал Майкл уже потише.

Явное преувеличение, и мне оно не понравилось.

— Последние полгода я всерьез занялась кузнечным делом. А Фолк — единственный, кто может мне помочь.

— Пока он здесь не появился, ты не так уж стремилась этим заниматься!

— Майкл, Фолк тебе не соперник. Мало того, что у него уже несколько лет кое с кем серьезные отношения, он еще и…

— А тебе какое дело? — внезапно рявкнул Майкл.

На секунду я решила, что он кричит на меня, и застыла в изумлении. Потом сообразила, что Майкл смотрит на кого-то за моим плечом.

Я обернулась и увидела Уисли Хатчера, который вился в пределах слышимости с блокнотом в руке. Видимо, пытался подобраться поближе, чтобы услышать, о чем мы спорим.

— Ложка дегтя в бочке меда, детки? — противно захихикал он. — Не обращайте на меня внимания.

— Именно так я всегда и делаю! — демонстративно поворачиваясь спиной к Уисли, отрезала я. — Слушай, Майкл, хочешь, пойдем к Фолку вместе, и по дороге я тебе все объясню.

Майкл вздохнул, открыл рот, чтобы ответить, и вдруг…

— Вор! Низкий, подлый ворюга!

Я развернулась и бросилась к павильону. Несколько ремесленников тоже кинулись туда. Такая тревога — дело серьезное. Большинство из нас живут на деньги от продажи своих изделий и львиную долю выручки тут же вкладывают в производство следующих, поэтому даже небольшая кража может превратить воскресную ярмарку из выгодного дельца в полное разорение. Я обрадовалась, увидев, что Аманда, как и все, у кого не было напарника, не оставила своих павильонов, чтобы их не обчистил настоящий вор, пока кто-то в стороне поднимает панику.

Я даже заметила одного из «блюстителей». Отлично! Пусть для разнообразия займется настоящим делом.

Однако, добежав до павильона, я с удивлением увидела, что тревогу поднял Тед. В гневе сорвав с себя парик, он потрясал кулаком перед лицом Бенсона.

— Что у вас пропало? — спрашивал «блюститель» у Эйлин.

— У меня — ничего, — отвечала та. — Этот человек только что пришел сюда.

— Не глупите! — Я показала на плоский кейс Бенсона. — Неужели вы думаете, что в эту штуку можно засунуть горшок или, к примеру, металлический подсвечник?

Говоря это, я на всякий случай взглянула, на месте ли мой кинжал.

— Тед, ты где его поймал? — спросила я.

— Он украл мое «Ремесло»! — возмущался Тед.

— Диск? — Я глянула за занавеску, где лежал мой ноутбук. — Как ему это удалось?

— Он работает на компанию, которая выпускает пиратские версии моего «Ремесла»!

— Нонсенс! — фыркнул Бенсон. — Должен отметить, что недавно мы действительно выпустили наш собственный лицензионный продукт в помощь ремесленникам. В честной конкуренции нет ничего плохого!

— В честной конкуренции? — взревел Тед. — Вы взяли копию моей программы, чуть изменили графику и продаете под своей маркой! Может быть, вы и зовете это честной конкуренцией, а я зову это компьютерным пиратством!

— Эти две программы выполняют одни и те же функции, — бесстрастно продолжал Бенсон. — Поэтому между ними, несомненно, имеется некоторое сходство. Просто параллельное развитие.

— Вы слизали мою программу, вот и все, — настаивал Тед. — И я смогу доказать это в суде.

Бенсон пожал плечами:

— Попробуйте. Боюсь только, зря потратите время. И деньги, — добавил он с неприятной улыбкой. — Особенно если начнете публично трепать имя нашей компании.

— Давайте-давайте! — парировал Тед. — Смейтесь, если хотите! Вы еще увидите — я этого так не оставлю. А ты, — он повернулся к Робу, — не вздумай отдать ему копию своей игры. Он на словах тебе золотые горы наобещает, а на деле не даст ни гроша. Как только этот прохвост получит диск с твоей игрушкой, можешь попрощаться с ней навеки. Я не один так нарвался, ты с людьми поговори.

С этими словами Тед тряхнул кружевами и косичками-дредами и разгневанно удалился. Бенсон снова пожал плечами.

— Итак, Роб, — начал он, — как мы с вами договаривались…

Роб обалдело глядел на него. Мне все происходящее совсем не нравилось. Я поймала за локоть «блюстителя».

— Все же проверьте, не жулик ли он, — приказала я.

«Блюститель» потопал к Бенсону и начал его допрашивать, а я отвела Роба в сторону.

— Что произошло?

— Понятия не имею, — с вытаращенными глазами ответил брат. — Мы с мистером Бенсоном разговаривали, и тут ворвался Тед и сразу начал кричать. Ты думаешь, он правду говорил?

Я заколебалась. Тед был не только гениальным программистом и системным инженером, но и очень неплохим бизнесменом. Компании выстраивались в очередь, чтобы заплатить ему далеко не маленькие суммы, которые он запрашивал за то, чтобы написать или отладить программу. Если он считает, что этот тип — пират…

С другой стороны, за те полгода, что я знаю Теда, я не раз видела, как он вскипает и мечет громы и молнии, а потом оказывается, что он просто-напросто ошибся или что-то недопонял. Правда, извиняться Тед умел так мило, что его почти всегда тут же прощали. Что, если он опять погорячился, а Бенсон окажется злопамятным? Вспыльчивость Теда может стоить Робу выгодной сделки. Нет, этого допустить нельзя.

— Будь пока полюбезней с Бенсоном, а я постараюсь узнать все поподробней, — решила я. — Шарахаться от него не стоит, но если Тед говорил правду, это меняет дело.

— Понимаешь, Мэг… — замялся Роб. — Он хочет, чтобы я дал ему копию игры для просмотра. Я как раз сегодня должен вручить ему диск.

Роб отогнул полу мундира и вытащил что-то из внутреннего кармана. Еще один маленький квадратный конвертик из плотной бумаги с компакт-диском, радужно сияющим сквозь круглое целлофановое окошко.

— Отдай-ка мне, — сказала я, забирая у брата конверт.

— Мэг, я в курсе, что диск — это анахронизм. Его никто не видел.

— Я позабочусь о нем, — пообещала я и сунула конверт к себе в сумку. — Когда Бенсон попросит у тебя диск, просто скажи, что ты не держишь его при себе, он в надежном месте. Это ведь будет правдой, верно? Я верну тебе игру, как только удостоверюсь, что с Бенсоном можно иметь дело, или дам тебе знать, если выясню, что он — обманщик.

— Бенсону это не понравится, — вздохнул Роб.

— Скажи, что во всем виновата я, — предложила я. — Мне на него наплевать.

— Хорошо, — с облегчением произнес Роб.

— Но прежде постарайся промариновать его как можно дольше.

— Попробую.

Я вернулась к Майклу, а Роб поплелся к Бенсону, который, по-видимому, рассказывал «блюстителю» что-то смешное. Оба громко ржали и хлопали себя по коленям.

— Над чем смеемся? — спросила я Майкла.

— Понятия не имею, — ответил тот, пожимая плечами. — Похоже, наш разносторонний мистер Бенсон быстро перенимает южный акцент.

— Хм… — задумалась я. — Никогда не верила людям, которые так легко переходят на чужую речь.

— Спасибо, однако.

— Нет, к тебе это отношения не имеет. Ты ведь актер.

— И поэтому ты позволяешь мне быть неразборчивым в акцентах?

— Я этого не говорила, — не в силах сдержать улыбки, запротестовала я. — Хотя в чем-то ты прав. Понимаешь, для тебя это работа, а я не верю людям, которые ведут себя как хамелеоны в обычной жизни. Они или чересчур внушаемы, или чересчур расчетливы. Угадай, на что я ставлю в данном случае?

Мы внимательно наблюдали, как Бенсон пожал руку «блюстителю старины», потом обнял Роба за плечи и повел его куда-то.

— Пойдем, мы собирались вместе навестить Фолка, — напомнила я. — Надо рассказать ему, что случилось.

— Ему-то зачем? — раздраженно сказал Майкл и двинулся следом за мной вдоль по ярмарочному полю к павильону Фолка.

— Фолк и Тед живут вместе уже около года, — объяснила я. — Поэтому он и вернулся из Калифорнии. Я очень люблю Теда, только он жутко вспыльчивый, и раз уж он бегает кругом и сыпет угрозами, я хочу, чтобы Фолк об этом знал. Кроме того, сам Фолк очень спокойный, но если уж рассердится, то всерьез. Поэтому будет лучше, если он узнает обо всем от человека стороннего, того, кто не будет поднимать больше шуму, чем заслуживает вся эта история. Понимаешь, Фолк излишне опекает Теда. Мы же не хотим, чтобы эта парочка испортила ярмарку, которую так долго готовила твоя мама? И… Майкл?

Майкл как вкопанный встал посреди прохода.

— Живут вместе? — переспросил он. — В смысле… вместе живут? То есть Фолк — гей?

— А что тебе не нравится? — спросила я, упирая руки в бока.

— Да нет, нет, ничего, — забормотал Майкл. — Просто… просто я не догадывался…

— Просто ты жутко ревновал меня к Фолку без всяких на то оснований?

Майкл растерянно пожал плечами.

— Пойдем, — позвала я. — Надо поговорить с Фолком.

— Выходит, Фолк скрывает свои… привязанности? — спросил Майкл, когда мы свернули к нужному павильону.

— Не совсем, — ответила я. — Скорее не афиширует. Его семья полна фамильной гордости — одни из первых переселенцев штата Виргиния и всякое такое, — и они, конечно, здорово консервативны. Не представляешь, как все были расстроены, когда он представил Теда родителям.

— Потому что Тед чернокожий — или потому что он гей? — спросил Майкл.

— Знаешь, не понять, что убило их больше. Во всяком случае, отца. Мать так обрадовалась возвращению Фолка из Калифорнии, что ей было все равно.

— Не могу поверить, что здесь до сих пор еще столько предрассудков, — покачав головой, сказал Майкл.

— Ребятам пришлось нелегко, — подтвердила я, надеясь, что сочувствие вытеснит из души Майкла остатки неприязни. — А вот и их павильон.

7


Павильон Фолка был гораздо красивее моего, он напоминал кованую беседку в саду какого-нибудь нувориша и был спроектирован таким образом, что в самом выгодном свете показывал работы владельца. Кроме того, он быстро и легко собирался и разбирался, а будучи упакованным, занимал на редкость мало места; казался легким и воздушным, а выдерживал ураганы, которые на моих глазах опрокидывали гораздо более серьезные сооружения. И, к моему удивлению, Фолку удалось избавить и павильон, и небольшую железную ограду вокруг него от всех острых углов и неровностей, которые могли бы представлять опасность для бегающих по ярмарке детей или неуклюжих взрослых.

— В чем дело? — спросил Майкл, видя, как я уставилась на павильон.

— Хочу такой же, — вздохнула я. — Не этот самый, конечно, но что-то подобное.

— Уверен, что ты можешь сделать не хуже, — сказал Майкл. — А то и лучше.

— И я уверена. Я даже помогала Фолку работать над этим, лет десять назад. Только не могу придумать дизайн. Мне не хочется тупо повторять павильон Фолка, я мечтаю создать что-то не менее потрясающее, но абсолютно свое.

— Ну и правильно, — поддержал меня Майкл. Интересно, он и вправду считает, что это правильно, или ему просто приятно наше с Фолком профессиональное соперничество? Трудно сказать.

Группка туристов остановилась около павильона, рассматривая вывеску, на которой вычурными старинными буквами было написано:


УИЛЬЯМ ФОЛКНЕР КЕЙТС. КУЗНЕЦ


Туристы заглянули, а потом и зашли в павильон.

— Попались! — откомментировала я.

— Что? — удивился Майкл.

— Понимаешь, заманить их внутрь — значит наполовину выиграть битву. Посмотри на людей — они гуляют по рядам, заглядывают в каждый павильон и стараются даже пальцем ноги не переступить невидимую линию, отделяющую его от прохода.

— Потому что внутри продавцу легче их уговорить?

— Именно. То же самое со взглядами. Посетители стараются смотреть на твой товар, а ни в коем случае не на тебя. Поэтому один из трюков — придумать что-то интересненькое, что сможет зацепить их и заставить войти.

— Как павильон Фолка?

— Точно.

Или, скажем, сам Фолк. Мой учитель кузнечного дела стоял в глубине павильона и разговаривал с двумя покупателями. Вернее, покупательницами — сколько я знаю Фолка, вокруг него всегда вьется больше представительниц прекрасного пола, чем вокруг любого другого кузнеца. Еще три покупательницы стояли в стороне и, притворяясь, будто рассматривают павильон и выставленные в нем вещицы, бросали заинтересованные взгляды на хозяина, думая, что никто этого не замечает.

И было на что посмотреть. Высокий голубоглазый блондин (внешность типичная для представителя одной из самых старых в этих местах семей) с мускулистым телом кузнеца. Одет Фолк был очень просто — синие бриджи и домотканая рубашка с небрежно закатанными рукавами, но на этом парне любая одежда смотрелась потрясающе.

— Мэг! — воскликнул он, заметив нас. С улыбкой извинился перед покупателями и кинулся ко мне с дружескими объятиями. Я почти физически почувствовала волны ненависти, исходящие от оскорбленных дам, да и Майкл недовольно отвернулся.

— Я на минуточку, — предупредила я.

— Давай тогда встретимся вечером, на празднике.

— Хочу показать тебе кинжал. Принести его на вечеринку я просто не рискну.

— На ваши семейные сборища даже пластмассовые вилки брать опасно, — хмыкнул Фолк. — Кстати, там будут крокетные клюшки, или службы общественной безопасности наконец-то спохватились?

— Миссис Уотерстон решила, что крокет не в духе тех времен, — ответила я. — Может, будет садовый боулинг, если найдется кто-то, кто знает правила.

— Как интересно, — скучным голосом сказал Фолк. — Ну давай, что там у тебя?..

Я развернула кинжал и рукояткой вперед протянула Фолку. Он взял его левой рукой, а пальцем правой хотел попробовать остроту лезвия.

— Осторожно, острый, — по привычке предупредила я.

— Вижу, что острый, детка, а то бы отправил тебя точить.

Фолк перекинул кинжал в правую руку, проверяя, как ложится в ладонь рукоять.

— Сбалансирован хорошо. И такое впечатление, что тебе удалось сделать его удобным для обеих рук. При асимметричном дизайне рукоятки это нелегко.

Конечно, нелегко. Я старалась сохранять на лице беззаботность, наблюдая, как Фолк, выйдя из павильона на свет и поднеся рукоятку прямо к глазам, изучает фигурку сокола, которая образовывала рукоятку кинжала, и время от времени проводит пальцем по отдельным деталям. А когда он переключил внимание на лезвие, лунным блеском сиявшее в ярком свете дня, я вообще затаила дыхание.

Фолк снова опустил кинжал и несколько раз перебросил его из руки в руку.

— Неплохо, — сказал он, возвращаясь к нам.

Внезапно, одним стремительным движением, совершенно неожиданным для человека его роста и сложения, Фолк метнул кинжал, целясь в поверхность прилавка; клинок глубоко ушел в дерево. Пожилая женщина с визгом метнулась вон из павильона, остальные — помоложе — вытаращили глаза. Думаю, Фолк с моим клинком долго будет являться им в эротических фантазиях.

— Совсем неплохо, — с улыбкой подтвердил Фолк.

— Потише, — сказала я, пытаясь выдернуть кинжал из прилавка. Пришлось тянуть и качать его взад-вперед не менее десятка раз. Хотя врать не буду, это было даже приятно. Если бы я напортачила — выбрала бы, к примеру, не ту марку стали, закалила на чересчур сильном или, наоборот, слабом огне, неправильно выковала бы лезвие… да массу ошибок можно сделать, месяцами работая над кинжалом, — лезвие треснуло бы, не выдержав силы удара.

— Из тебя выйдет неплохой кузнец, — подытожил Фолк.

— Спасибо, — поблагодарила я, стараясь выглядеть не слишком польщенной.

— По-моему, пора вернуться к нашим прилавкам, — сказал Фолк. — Надеюсь встретить вас обоих вечером.

— И мы тоже… Кстати, Фолк, — вспомнила я, — хочу предупредить тебя, что Тед чем-то очень сильно раздосадован.

Я описала ссору Теда с Бенсоном. По счастью, Фолк воспринял новость спокойно, хоть и выслушал мой рассказ с величайшим вниманием.

— Этот тип — жуткий проныра. Надеюсь, твой брат не станет иметь с ним дела?

— Если Бенсон действительно пытался украсть у Теда программу, то не станет, конечно. А ты уверен, что Тед не преувеличивает? Или, может быть, Бенсон просто невинный исполнитель — и за этим стоит кто-то другой?

Фолк отрицательно покачал головой.

— Тогда я предупрежу Роба.

— Не стоило Теду подливать масла в огонь, — посетовал Фолк. — И так до суда дело дошло.

— Какого еще суда?

— Тед во всеуслышание кричал, что Бенсон — пират, и призывал людей бойкотировать продукцию его фирмы, вот Бенсон и пригрозил ему судебным процессом. Клевета, дискредитация, нарушение свободы торговли — назови как хочешь.

— Но ведь в суде все выяснится? — спросила я. — Я имею в виду, если этот тип действительно пират.

— Может, и выяснится, если только суд вообще состоится, в чем я лично не уверен. Боюсь, мы просто не можем позволить себе судиться. У Бенсона, судя по всему, денег достаточно, а мы по уши в долгах. Лучше с ним не связываться. И тебе не советую.

Фолк вернулся к покупателям, а мы с Майклом двинулись обратно к моему павильону.

— Ну что же, — сказал Майкл после долгого молчания, — твой кинжал имел успех.

— Да, — с удовольствием согласилась я. — А тебе не полегчало, когда ты узнал, что нет смысла ревновать меня к Фолку?

Майкл призадумался.

— Не очень, — признался он. — Дело-то было не в Фолке.

— Да ладно!

— Правда. Фолк — только часть проблемы. Дело в ситуации в целом.

Я зажмурилась и вздохнула.

— Например, сейчас, — продолжал Майкл, — мы с тобой вроде бы проводим выходные вместе. Беда, однако, в том, что большую их часть ты торчишь в павильоне…

— А ты — на учениях, маршируя туда-сюда со своим полком, — парировала я. — Я вообще не воспринимала эти выходные как отдых, я думала, мы помогаем твоей матери успешно провести ярмарку.

— Да, конечно, — согласился Майкл. — Только мне казалось, мы будем проводить вместе больше времени.

— Пожалуйста, можешь провести в моем павильоне хоть целый день, — пригласила я.

— Благодарю покорно.

— Тебе даже не придется работать: будешь служить украшением и попутно развлекать меня. Мне-то ведь в твой полк не записаться — не пройду медосмотр.

— Дело не в этих конкретных выходных, — настаивал Майкл. — То же самое творится каждую неделю. Если бы ты согласилась переехать в Каэрфилли!.. Я даже не прошу тебя жить со мной, ты могла бы просто поселиться где-то неподалеку. Знаешь, я бы с удовольствием сам переехал к тебе, в северную Виргинию, если бы мне не нужно было жить поближе к колледжу, а ты ведь можешь заниматься своим ремеслом где угодно.

— Вовсе не где угодно! — запротестовала я. — Я не могу работать в твоей квартире, я ее просто сожгу!

— Мы нашли бы подходящее помещение, — настаивал Майкл. — Между прочим, за половину той цены, что ты платишь здесь. И к семье была бы поближе.

— К семье поближе? — эхом откликнулась я. — Ты уговорить меня пытаешься или отпугнуть навсегда?

— Хорошо-хорошо, — засмеялся Майкл. — На другом краю города, если ты их боишься. Чем тебе не нравится мое предложение?

— Всем нравится, кроме…

— Скажи коррупции: «Нет!» — заорал мне в ухо чей-то голос.

Я вздрогнула и чуть не выронила кинжал.

8


— Долой криминал! — не успокаивался голос. — Фенниман в шерифы!

— Здравствуйте, миссис Фенниман, — сказала я, поворачиваясь, чтобы поприветствовать лучшую подругу матери. — Как идет предвыборная кампания?

— А-а, это вы, — проворчала миссис Фенниман. — Не узнаю никого в этих дурацких костюмах.

Сама она, как всегда, была одета в черное, и колониальное платье шло ей куда больше, чем многим актерам со стажем. Миссис Фенниман было чуть за шестьдесят, как и моей матери, но если мама при желании могла казаться лет на десять, а то и пятнадцать моложе, то миссис Фенниман, с ее волевым подбородком и острыми булавочными глазками, всегда, сколько я ее помнила, выглядела старой каргой. На голове у нее красовался огромный черный капор, который она сдвинула на затылок, чтобы иметь возможность заглядывать людям в лицо — ростом миссис Фенниман едва доставала мне до плеча.

— Вы баллотируетесь на пост шерифа? — спросил Майкл.

— Вы не имеете права голосовать, — нахмурилась миссис Фенниман.

— Я живу в Каэрфилли, — возразил Майкл.

— Какое счастье, — проворчала миссис Фенниман. — А вы, юная леди, какого черта вы умотали жить в самый центр этого ужасного, набитого наркоманами города?

— Прекрасный вопрос, — пробормотал Майкл.

— На самом деле я живу в пригороде, — попыталась оправдаться я. — Мне там больше мешают опоссумы, чем наркоманы.

— А у нас теперь на выборы ходить некому! — возмущалась миссис Фенниман. — Ну ладно, раз уж голосовать не можешь, сделай хоть что-нибудь полезное. Вот, раздай.

И она сунула каждому из нас по пачке предвыборных листовок.

— Да, Мэг, — вспомнила вдруг миссис Фенниман, — надеюсь, ты не забыла моих фламинго?

— Нет, конечно, — заморгала я.

— Фламинго? — заинтересовался Майкл. — Ты ничего не рассказывала мне про фламинго.

— Я так замоталась с выборами, что чуть про них не забыла, — посетовала миссис Фенниман. — А когда проходила мимо твоего павильона, там не было ни тебя, ни птичек.

— Я не достаю их из ящика, — объяснила я. — Они не в духе времени. Но я их привезла, не сомневайтесь, и хотела принести прямо к вашему дому, когда окажусь поблизости.

— Не выйдет! — рявкнула миссис Фенниман. — В эти выходные я так занята, что дома почти не появляюсь.

— Тогда после ярмарки.

— Не глупи! — отрезала миссис Фенниман. — Я просто заберу их у тебя из павильона чуть попозже.

— Да о чем речь, в конце концов? — допытывался Майкл.

— Миссис Фенниман попросила меня выковать ей дюжину садовых фламинго, — объяснила я.

— Понятно, — сказал мой любимый таким тоном, что было ясно — он ожидал более пространных объяснений. Ничего, от члена моей семейки Майкл получит их без задержек. Только вот интересно, скоро ли он поймет, что без этих объяснений жизнь намного легче?

— Лишь бы успокоить проклятых «садовых нацистов»! — прорычала миссис Фенниман.

— Она имеет в виду ландшафтный подкомитет местного Комитета по эстетике окружающей среды, — пояснила я.

— Да как бы они себя ни называли! — кипела миссис Фенниман. — Банда назойливых сплетниц, если вам интересно мое мнение. Какая им разница, что у меня на лужайке? Это ведь моя лужайка, разве не так?

— Они выпустили указ, запрещающий устанавливать в саду пластиковые фигуры, — снова объяснила я. — Миссис Фенниман считает, что он направлен на борьбу с ее стаей пластмассовых фламинго.

— Не считаю, а знаю! — заявила миссис Фенниман. — Я подала иск о признании указа недействительным, но, пока суть да дело, они объявили незаконными моих фламинго. А этот идиот шериф их поддерживает!

— Поэтому вы решили заказать кованых фламинго? — понял Майкл.

— В указе специально оговаривается, что разрешены только металлические и каменные украшения, так что они ничего не смогут сделать с моими новыми фламинго, как бы те их ни раздражали. Ногой в мой сад не ступят!.. Кстати, о ногах: ты придумала, как установить фигуры? Не хочу, чтобы эти «садовые полицейские» их стибрили.

— У каждого фламинго есть подставка, — успокоила я, — падать не будут. А если пожелаете установить покрепче, просто забетонируйте подставку, и, чтобы их украсть, понадобится экскаватор.

— А птицы достаточно розовые? Мне нужен ярко-ярко-розовый цвет.

— Я покрасила в тот оттенок, который вы выбирали сами. Уверена, что сделать их еще ярче просто невозможно. Кроме того, они светятся в темноте.

— Правда? — Миссис Фенниман просияла. — Замечательно! Даже лучше старых, пластмассовых!

— Надеюсь, это шутка? — спросил Майкл.

— Значит, так, завтра я подойду к твоему павильону и заберу их! — отрезала миссис Фенниман.

— И не забудьте чековую книжку, — улыбнулась я.

— Розовые светящиеся фламинго… — пробормотал Майкл, когда миссис Фенниман унеслась прочь, взметая тучи пыли длинными юбками.

— Надеюсь, она придет достаточно рано, пока не собралась толпа, — пробормотала я. — Не хочу, чтобы куча народу пялилась на этих жутких птиц.

— Неужели они настолько кошмарные?

— Подожди, и ты увидишь, как они мерцают во тьме, — пообещала я. — Или даже не мерцают, а горят… Вроде спецэффектов из дешевого кино, знаешь, где режиссер пытается передать повышенный уровень радиации.

— Просто волшебно, — сказал Майкл. — Подобные чудовища наверняка должны иметь коммерческий успех.

— Помимо того, что это чистой воды светящийся анахронизм, они еще и ужасно безвкусные, и я забуду о них, как только миссис Фенниман заберет свой выводок. Женщине и так трудно добиться репутации хорошего кузнеца; я вовсе не желаю, чтобы обо мне заговорили как о «той леди, что кует милых розовых фламинго».

Вдалеке шумела миссис Фенниман, вспугивая окружающих и пихая им в руки листовки.

— Странно, — сказала я. — Ее наряд скорее напоминает мне о Салеме,[12] чем о Йорктауне.

— Или о Злой ведьме с Запада,[13] — добавил Майкл, шагая рядом со мной. — Так и вижу, как кругом рушатся дома. Так вот почему миссис Фенниман хочет стать шерифом? Из-за того, что ей запретили ставить на лужайке фламинго?

— Да, — ответила я. — И еще потому, что она считает нынешнего шерифа некомпетентным идиотом и уверена, что его пора менять.

— Возможно, она права, — заметил Майкл. — А у нее есть опыт в подобных делах?

— По ее словам, после того, как она вырастила двух детей и уже сорок пять лет держит в узде своего непутевого мужа, руководить округом для нее — плевое дело.

— А что об этом думают избиратели?

— Сторонники шерифа напуганы, а сам он заявляет, что нашел нового помощника с солидным опытом работы в полиции большого города, поэтому новый шериф нам не нужен.

— За кого будет голосовать твоя семья? — спросил Майкл, выказывая тонкую осведомленность в реалиях общественной и политической жизни нашего маленького городка.

— Пока еще не решили, так как оба кандидата — наши родственники, — сказала я. — Кстати, именно поэтому они так яростно и сражаются. А вот и шериф!..

Мы миновали городскую площадь, где шериф залезал в колодки, а кузен Хорас укладывал доску на две пары ветхих козел, пытаясь соорудить что-то вроде стола. Пока шериф возился, просовывая руки и голову в отверстия и стараясь найти для них положение поудобнее, Хорас устроил показуху, запирая его на огромный навесной замок, который Фолк выковал по личному заказу миссис Уотерстон. Я назвала это показухой, потому что замок был старомодный и без ключа не закрывался, что, к своему огорчению, выяснил вчера вечером Уисли, когда пытался в шутку запереть меня в колодки. Тем не менее выглядел замок внушительно, и к шерифу потихоньку стекался народ. Хорас тем временем установил плакат с надписью «Один бросок — десять пенсов» и начал аккуратно выгружать на импровизированный стол целую корзину гнилых помидоров.

— Интересный метод предвыборной гонки, — заметил Майкл.

— Мэг!

Я глянула вниз и увидела моего племянника Эрика, который взволнованно дергал меня за платье.

— У тебя есть монетка, а?

— У меня, пожалуй, найдется даже несколько монеток, чтобы профинансировать участие Эрика в избирательной кампании, — усмехнулся Майкл. — Договорим потом.

«Желательно после ярмарки», — подумала я, но улыбнулась и помахала Майклу, которого Эрик уже тащил к столу с помидорами.

— Черт бы побрал этого паршивца!

Миссис Фенниман стояла рядом со мной и с гневом глядела на собравшуюся вокруг шерифа толпу.

— Какой паразит, хотелось бы мне знать, подал ему эту идею? Даю голову на отсечение — шериф никогда бы сам до такого не додумался!

Она пригвоздила меня взглядом к земле.

— Мне нужен козырь, — заявила миссис Фенниман. — Ну-ка придумай что-нибудь! И не стой столбом, раздавай листовки!

С этими словами она крутнулась на каблуках и рванула прочь, столь яростно пихая листовки в руки окружающих, что едва не сбила одну женщину.

— Ты хорошо знаешь миссис Фенниман? — раздался чей-то голос.

Уисли.

— Она давняя мамина подруга, — ответила я, сунув ему в руки листовку и поворачивая к своему павильону. — И конечно, наша родственница.

— Ага!.. — заинтересованно произнес Уисли, стараясь идти со мной в ногу. — Забавно наблюдать, как два родственника борются друг с другом за кресло шерифа?

— Очень забавно, — подтвердила я. — Я так надеялась, что в кампанию включится хоть один разумный человек, но, видно, не судьба.

Уисли хохотнул, будто я пошутила; видимо, он слишком долго жил вдали от семьи. Я шла довольно быстро, попутно вкладывая листовки в руки туристов.

Когда мы дошли до павильона, с городской площади донесся радостный гул. Уисли фыркнул.

— Я мог бы изменить весь ход этих выборов, — похвастался он.

— Да. Пресса — великая сила.

— Да, мог бы, — повторил он. — У меня тут такое…

Уисли повертел что-то в руках. Я ощутила симптомы дежа-вю — очередной сияющий компакт-диск в бумажном конвертике, правда, Уисли по своей привычке уже заляпал его жирными пятнами и вымазал чем-то вроде кетчупа.

— Спрячь-ка это подальше, пока «блюстители старины» не заметили, — приказала я, изо всех сил желая, чтобы Уисли исчез. Две женщины осматривали выставленный на прилавке канделябр. Я пыталась незаметно подслушать их разговор.

— Разве ты не хочешь узнать, что здесь? — спросил Уисли.

— А зачем? Я тут больше не живу, к чему мне беспокоиться, который из наших чокнутых родственников пробьется в шерифы?

— Никогда не догадаешься, что это за диск! — искушал Уисли.

— И пытаться не буду.

— А вот если бы ты знала…

— Тогда у тебя не было бы секрета, чтобы меня дразнить! Все, Уисли, можешь прийти попозже и помахать передо мной своим анахронизмом еще несколько раз, а сейчас я очень занята. Вот, раздавай. — Я сунула ему в руки оставшиеся листовки.

— Твоя мама говорила, что ты поможешь мне, поделишься какой-нибудь историей, — стонал, уходя, кузен.

— Позже, — пробормотала я и незаметно двинулась в сторону посетительниц.

Теперь они рассматривали каминный набор — совершенно новый дизайн, которым я по праву гордилась: изящный, хотя чертовски сложный узор из виноградных листьев. Я почти год пыталась добиться нужного эффекта, и лишь в последние два месяца у меня стало получаться что-то такое, что уже не стыдно было выставить на продажу. Я подкралась еще ближе, пытаясь подслушать болтовню женщин.

— Да, — сказала одна, — очень мило. Но дороговато.

Я стиснула зубы, притворившись, что поправляю что-то на столе. Надеюсь, они не подойдут ко мне и не станут говорить прямо в лицо, что мой каминный набор чуточку дороговат, потому что в таком случае мне трудно будет сохранить спокойствие и выдавить нейтрально-вежливый ответ. А если они попытаются сбить цену? Они ведь не представляют, сколько труда вложено в этот набор! Как мало кузнецов смогли бы выковать вещи столь изящные и при этом столь прочные!

— Я видела что-то подобное у другого кузнеца, — сказала вторая. — И гораздо дешевле. Пойдем взглянем.

У другого кузнеца?!

— Эйлин, — сказала я, как только женщины отошли, — присмотришь за моей стороной? Я на минуточку.

— Конечно.

— Мэг, у тебя есть какая-нибудь мелочь? — спросил Майкл, вырастая у прилавка. — Твой кузен Хорас… Что стряслось?

— Проклятый жулик! — прошипела я, выбегая в проход и пускаясь вслед за посетительницами.

Майкл рванул за мной:

— Кто? Тут только две женщины.

— Потише, — попросила я. — Конечно, женщины — не жулики. Я надеюсь, они к нему приведут.

— Понятно, — сказал Майкл. — Возьми меня за руку. Не будем привлекать внимания — мы просто вышли прогуляться.

Ну конечно! Майкл в своей белой с золотом форме — да не привлекать внимания! Через каждые несколько шагов он отдавал честь группе солдат или обменивался приветствиями с наряженными горожанами, но никто, к счастью, не попытался остановить нас и втянуть в разговор.

Как я и подозревала, женщины привели нас в дальний край ярмарочного поля, куда я поставила самых неудачливых ремесленников.

— Точно! — пробормотала я, когда они нырнули в павильон кузнеца, последний в ряду.

— Чей это павильон? — спросил Майкл.

— Тони Гримса, — сквозь зубы ответила я. — Считает себя кузнецом, бездельник.

— А на самом деле?

— Неплохо торгует в магазинчике скобяных изделий. Что касается кузнечного дела — Гримс даже гвоздя толком не выкует, лучше б он их тихо-мирно продавал!.. Надо бы зайти посмотреть, что он там выставил.

— Мэг, — предостерег Майкл, — ты сейчас на взводе, может, лучше потом?..

Но я уже шагала к павильону.

— Удивительно, Тони, — заявила я, заходя внутрь. — Просто удивительно!

При звуках моего голоса Тони сначала подпрыгнул так, что уронил книгу, которую читал, потом втянул голову в плечи. Он был бы одного со мной роста, если бы не вечная защитная поза, словно Тони постоянно ждал, что кто-то, кого он обжулил или обсчитал, кинется на него с кулаками. В остальном это был невыразительный человечек с таким незапоминающимся лицом, что даже его собственная мама, думаю, забывала, как он выглядит, едва сынок отходил подальше.

Женщины, за которыми я следила, подняли головы, — они как раз осматривали каминный набор. Как я и подозревала, это оказались грубые копии тех изделий, что были выставлены в моем павильоне.

— Восхитительно, — продолжала я, поднимая щипцы из такого же набора и критически вертя их в руках. — Ты почти точно повторил форму — немного криво, но большинство покупателей не заметят. На твоем месте я бы эти щипцы покрасила — замаскировала бы брызги от сварки. Вряд ли швы достаточно крепкие, чтобы долго продержаться, с другой стороны, большинство покупателей и не собираются использовать такие вещи по назначению, покупают просто в качестве сувениров, верно?

Я заметила, что женщина, держащая в руках кочергу и щипцы, осмотрела их более внимательно и нахмурилась.

— Поэтому, — закончила я, — единственный недостаток твоих поделок в том, что ты в точности повторил дизайн, который я представила этой весной.

— Полегче, — предупредил Тони. — Такими обвинениями не бросаются.

— Нет, это ты полегче! — огрызнулась я. — Ты нарушаешь закон об авторском праве. Я уже советовалась с юристом… и, между прочим, не я одна.

Тони испуганно сглотнул. На самом деле я почти не соврала. После предыдущей ярмарки, где Тони в очередной раз выставил свои бездарные копии, я все уши Робу прожужжала по этому поводу. Не то чтобы он мог сказать что-то дельное — после прошлогоднего получения диплома брат проводил большую часть своего времени, работая над компьютерной игрой, а подрабатывал тем, что иногда помогал нашим многочисленным дядюшкам-юристам.

— Мало ли кто как работает по железу, — пошел в атаку Тони. — Стоит мне сделать хоть что-нибудь мало-мальски похожее на ваше, вы тут же поднимаете крик. А я продолжаю утверждать, что это просто параллельное развитие.

Параллельное развитие? Что-то слишком сложный оборот для Тони. Где я слышала его раньше?

— Понятно, — заявила я. — Пошли отсюда, Майкл.

И мы демонстративно покинули павильон Тони — надо сказать, изрядно опустевший. Когда мы дошли до конца ряда, я оглянулась и увидела, как в павильон ввинчивается Уисли Хатчер.

— Черт! — разозлилась я. — Теперь придется допрашивать этого хорька, чтобы выяснить, не продал ли ему Тони весь наш разговор.

— Тони выглядит нерадостно, — заметил Майкл. — Посмотри, Уисли его фотографирует. Должен отметить, что фотографии говорят сами за себя.

— Точно, — кивнула я. — Хорошо, что Уисли наконец-то нашел себе занятие. Надо предупредить Фолка, я заметила, что Тони слизал кое-что и у него. Надеюсь, он не разбушуется, когда услышит.

— По-моему, его уже кто-то предупредил, — сказал Майкл, когда мы подошли к павильону Фолка. — Бушует вовсю.

9


В павильоне, окруженном людьми, звучали возмущенные голоса. Мы пробились сквозь толпу и увидели Фолка и Роджера Бенсона: они отчаянно ругались и, казалось, сейчас кинутся друг на друга, к великому восторгу благодарных зрителей. Включая Спайка, любимого песика миссис Уотерстон, который яростно гавкал на обоих спорщиков и рвался с поводка, чтобы с наслаждением оказаться в самой гуще свары. Поскольку Спайк весил около четырех кило и напоминал небольшую черно-белую щетку, люди в толпе умилялись и показывали на него. Хотелось надеяться, что у них хватит ума держаться подальше от этого пса.

На другом конце поводка, пытаясь спрятаться за облезлым кустом остролиста, болтался мой братец Роб.

— Обязательно было притаскивать его сюда? — нахмурилась я.

— Мне сунула его миссис Уотерстон!

— Я имею в виду Бенсона. Ты что, нарочно привел его к павильону Фолка после утренней ссоры с Тедом?

— Я был совершенно сбит с толку, — оправдывался Роб, показывая на Спайка.

— Теперь иди и сбей с толку Бенсона, — распорядилась я. — Майкл, помоги мне поговорить с Фолком.

— С удовольствием, — отозвался Майкл, расправляя плечи. Роб закатил глаза, но не посмел ослушаться приказа старшей сестры. Втроем мы промаршировали к павильону.

— Мистер Бенсон, — начал Роб, пытаясь перекричать отчаянно лающего Спайка.

— Фолк, можно тебя на минутку? — позвала я.

Без особой надежды на успех я попыталась потянуть приятеля за рукав, когда вдруг услышала полный боли визг — неужели Спайк? — за которым последовал всплеск криков, воплей и еще более громкого лая.

— Да что творится? — испугалась я.

— Вы пнули маленького бедного песика! — визжала прямо в лицо Бенсону тучная женщина. — Я своими глазами видела! Да как вы посмели?

— Он хотел цапнуть меня за лодыжку, — оправдывался Бенсон. — И я его не пинал, я на него только топнул! Посмотрите, он цел и невредим!

— В прежние времена, если собака кого-нибудь кусала, ее могли и усыпить, — сказал голос в толпе.

— Чушь! Этот человек сам виноват — пнул такого малыша! — возразил другой голос.

Пока толпа обсуждала, кто кого пнул или цапнул, Роб из последних сил удерживал на поводке Спайка, который превратился в рычащий комок злобы и ярости, дрожащий от желания впиться в ненавистного Бенсона. Вдруг пес закашлялся, захрипел и завалился на бок. В толпе завизжали. Роб похолодел и с ужасом уставился на неподвижное тельце, лежащее у его ног.

— Он что, сдох? — пролепетал Роб. — Миссис Уотерстон меня убьет…

— Ерунда, — вполголоса успокоила я брата. — Скоро очухается. Просто слишком сильно рвался с поводка, вот и перехватило дыхание.

Словно в подтверждение моих слов, Спайк слабо вздрогнул, поднял голову и опять заворчал.

— Видишь, он приходит в себя, с ним все в порядке, — сказала я уже погромче. — Такое часто случается. Я отведу собаку к ветеринару, чтобы удостовериться, что все нормально. А ты бери этого, — кивком головы я указала на Бенсона, — и утаскивай его отсюда подальше.

— Хорошо. — Роб сунул мне конец поводка и двинулся к Бенсону. Тучная женщина уже отошла и присоединилась к другим зрителям, расположившимся полукругом у входа в павильон. Бенсон и Фолк снова стояли нос к носу.

— Можете не сомневаться, — закончил фразу Фолк ледяным голосом, который, как я знала по опыту, выдавал крайнюю степень раздражения. Его плечи находились как раз на уровне глаз Бенсона, и, будь я на месте последнего, я бы подумала дважды, прежде чем связываться с Фолком.

— Пойдемте, Роджер, — позвал Роб, похлопывая Бенсона по плечу. — Пойдемте отсюда.

— Черта с два! — фыркнул Бенсон, однако позволил Робу отвести его на несколько шагов, поближе к выходу. Фолк двинулся следом, как будто хотел удостовериться, что они на самом деле уходят.

Но стоило Бенсону подойти к выходу, как Спайк снова зашелся лаем, увидев свою добычу. Подпрыгивая, пес опрокинул подставку для дров прямо у Фолка на пути, тот споткнулся и полетел вперед. К несчастью, именно в этот момент Бенсон решил добавить к сказанному еще несколько слов. Он повернулся, открыл рот и шагнул обратно в павильон.

— Кроме того… — начал Бенсон — и тут кулак Фолка врезался прямо ему в нос. Бенсон крякнул, оба спорщика потеряли равновесие и рухнули на пол, со звоном опрокидывая стоявшие кругом металлические вещицы.

Удивительно, сколько крови может вылиться из обычного разбитого носа! А паники-то, паники!.. Нескольких зрителей как ветром сдуло — видно, побежали за помощью. Другие рванулись в павильон — разнять дерущихся, что явно было лишним: Фолк не шевелился, видимо, удар вышиб из него дух, а Бенсон и вовсе не мог драться, только раскачивался из стороны в сторону, трагическим голосом жаловался, что не может дышать, и требовал одновременно врача и адвоката.

Откуда-то, как стервятник, чующий поживу, вынырнул Уисли; он мешался у всех под ногами, делал пометки в блокноте и щелкал миниатюрным фотоаппаратом. Появились шериф и миссис Фенниман, они попытались одновременно оказать Бенсону первую помощь — причем каждый по-своему. Когда они сами чуть не подрались, споря, что именно — холод или тепло — надо прикладывать к разбитому носу, вмешалась я и приказала им отвести страдальца в палатку первой помощи, к моему отцу, а следом выслала Роба — попытаться утихомирить Бенсона.

Фолк наконец поднялся, перевел дыхание и тяжелым взглядом проводил «потерпевшего». Потом вышел из павильона через задний ход и быстро зашагал прочь от ярмарки.

— Пойти за ним? — спросил Майкл.

Я покачала головой:

— Ему надо проветриться. Пусть побудет один. Только вот не знаю, что теперь делать с его павильоном.

— Я могу посидеть тут, пока он или Тед не вернутся, — предложил Майкл. — Я ведь помогал тебе иногда, а у него тут все цены проставлены.

— Это было бы прекрасно, — с чувством произнесла я.

— А что с собачкой? — спросила тучная женщина.

Теперь, когда все интересное кончилось, большинство зевак разошлись, но она по-прежнему стояла возле павильона и наблюдала за Спайком, который шатался вдоль окаймляющей павильон ограды и с комичной серьезностью рычал на нее. Я вздохнула. Я ведь совсем забыла, что, отослав Роба вслед за Бенсоном, я обрекла себя на заботы о Спайке.

— Вы собирались отвести его к ветеринару, — напомнила женщина.

— Я сделаю даже лучше, — сказала я, дергая Спайка за поводок. — Я отведу его к доктору.

— Уверен, твой папа будет в восторге, — заметил Майкл, становясь в хозяйскую позу в глубине павильона.

Перед тем как двинуться в путь, я немного помогла Майклу освоиться — если честно, мне совсем не хотелось появляться у отца, прежде чем тот разберется с Бенсоном. Я пересекла городскую площадь и подошла к отцовскому павильону — большой палатке с вывеской над входом:


ТЕРАПЕВТ И ХИРУРГ


С тех пор как я заходила сюда утром, по дороге на ярмарку, картина несколько изменилась. Папа рекрутировал двух потрепанных актеров, чтобы те валялись снаружи перед павильоном и изображали раненых, создавая атмосферу реальности. У пациента, лежащего слева, оба глаза закрывала окровавленная повязка. У того, что лежал справа, казалось, была ампутирована нога. Кто-то из зрителей, правда, заметил, что из «культи» торчат пучки соломы, а «отрезанная» часть ноги уходит в дыру в земле.

— Очень впечатляюще, — сказала я, подходя к палатке.

— Если эта дрянь попытается снова написать мне на ногу, предупредила жертва ампутации, — я тресну его вот этим! — Актер помахал исторически достоверным грубым деревянным костылем.

— О Господи, — сказал второй раненый, приподнимая край повязки, чтобы взглянуть в мою сторону. — Надеюсь, теперь он на поводке?

Значит, они уже встречались со Спайком.

— Не беспокойтесь, — сказала я, подтягивая пса ближе к себе.

— Мэг! — окликнул отец, выглядывая из палатки. — Что там у тебя? Еще один разбитый нос?

Я вздохнула. За несколько часов, прошедших с начала ярмарки, папочка успел придать своему новехонькому колониальному костюму привычный потрепанный вид, которым отличалась вся отцовская одежда. И хотя в последнее время он тщательно отращивал волосы, чтобы, согласно историческому периоду, зачесать их в хвост, волос этих было так мало, что почти все они скрылись под черной бархатной лентой. Издалека казалось, что папа приклеил бантик прямо на лысину. Ну да ладно.

— Ты не можешь взглянуть на Спайка? — спросила я. — Я не знаю, ударил его Бенсон или только попытался.

— Конечно! — Отец перехватил поводок и повел пса в палатку. Я двинулась следом, игнорируя восхищенные комплименты Бенсону, раздавшиеся из уст лежачих пациентов.

Оказавшись внутри, я огляделась. И здесь усовершенствования. Я уже видела ветхий операционный стол, столики поменьше, заставленные псевдостаринными бутылками, пузырьками и фляжками, и впечатляющий ассортимент леденящих душу металлических инструментов. А вот скелета, свисающего с потолка, раньше не было. А еще отец принес несколько банок с пиявками. Кстати, это единственный павильон, по поводу которого мне ничего не наябедничала «Полиция времени». Интересно, они были потрясены его аутентичностью или просто побоялись входить внутрь?

— Здорово, правда? — воскликнул отец, видя, как я озираюсь кругом.

— Прекрасно, — согласилась я, рассматривая песок, которым был посыпан пол вокруг операционного стола. — Пожалуйста, скажи мне, что пятна крови — не настоящие.

— Настоящие, конечно, — радостно сказал отец. — Свежайшая курица.

— Можно было догадаться, — проворчала я, оттаскивая Спайка от пропитанного кровью песка, который он активно норовил попробовать.

— Давай положим пациента сюда, на операционный стол, — скомандовал отец, откладывая в сторону несколько блестящих скальпелей, чтобы освободить место.

— Положим? — переспросила я. — Ты имеешь в виду, что поможешь мне поднять собаку?

— Знаешь, наверное, будет лучше, если ты сделаешь это сама. Я не хочу его напугать.

— Просто не хочешь, чтобы он тебя цапнул.

Однажды я спасла Спайку жизнь, после чего он проникся ко мне необъяснимой и неразделенной любовью, то есть мои шансы быть укушенной были ниже, чем у большинства людей. Правда, если я буду держать пса на столе во время осмотра, шансы тут же сравняются.

К счастью, Спайк был слишком занят, чтобы кусаться — он плевался окровавленным песком, — но держать его все равно было нелегко.

— Если он не перестанет рычать, я не смогу прослушать сердце. Уговори его.

— Это невозможно, — пропыхтела я. — Тем более что я беспокоюсь за его ребра, а вовсе не за маленькое злое сердечко.

— С ребрами вроде бы порядок, — сказал отец. — Не думаю, что он пострадал, разве что страшно разозлился.

Состояние обычное для Спайка. Если он когда-нибудь начнет вести себя как ангел, я попрошу отца срочно созвать консилиум.

Помяв и пощупав пса еще немного, отец выдал ему «белый билет», и я отвела Спайка к себе, где, к моему удивлению, уже ошивался Роб, готовый забрать собаку.

10


— Что за жуткий день! — простонал брат. — И конца ему нет! Давай, я отведу Спайка домой к миссис Уотерстон, чтобы покормить.

— Отлично, — сказала я. — Ты не бросил мистера Бенсона одного?

— Он вернулся в мотель, — устало ответил Роб.

— Точно?

— Я видел, как он отъезжал.

— Скатертью дорога! Надеюсь, мы больше его не встретим.

— Похоже, он будет на вечеринке у миссис Уотерстон, — сказал Роб.

— Откуда ты знаешь?

— Он взял напрокат костюм, — пожимая плечами, объяснил брат.

— Ну и дела, — прошептала я, когда Роб со Спай-ком удалились. — Вот будет весело.

Я вздохнула, бросила сумку на землю и села, внезапно почувствовав страшную усталость.

Два «полицейских времени» ввалились в павильон, держа в руках ванночку для птиц, за ними тащился гончар, видимо, хозяин ванночки. Сил совсем не было, но я зажмурилась, мысленно досчитала до десяти, открыла глаза и мило улыбнулась:

— Чем я могу вам помочь?

— Нет-нет, ничем, — пробормотал, отшатываясь, один из «полицейских».

— Это не срочно, — поддержал второй, поспешно сделал шаг назад и, споткнувшись о подставку для дров, выронил ванночку. Гончар рванулся к нему, поймал свое изделие, как летающую тарелку на пляже, и тоже выскочил из павильона. Все трое стремительно удалялись, продолжая ругаться прямо на бегу. Я снова закрыла глаза и помассировала виски.

— Какой длинный день, — промолвила Аманда, облокачиваясь на мой прилавок.

— Не говори, — кивнула я. — Конца края не видно. Еще и вечеринка впереди.

— Впечатление, что ты идешь на эту вечеринку, как на расстрел. Что ж там такого страшного?

— Ничего, просто больше всего на свете я хочу влезть в джинсы и расслабиться, а не бродить в этих жутких юбках, — пожаловалась я, встряхнув подолом и подняв облако пыли. — А кроме того, мамаша Майкла будет биться в истерическом припадке при любом несоответствии, реальном или мнимом.

— Скажи ей, что она рискует повредить свои фижмы, — засмеялась Аманда. — И конечно, там будет высокий темноволосый и красивый Майкл.

Будет, и это единственное, что меня радует. Правда, если он и там заведет серьезную беседу о наших отношениях…

— Что-то случилось? — спросила Аманда. — Поссорились?

— Да нет, просто возобновили нескончаемый разговор. Что немногим лучше.

— Да уж, наверное. А в чем проблема? Мамаша, конечно, настоящая ведьма, но ты ведь у нас спец по налаживанию отношений даже с самыми кошмарными родственниками.

— Он хочет, чтобы я переехала к нему, — объяснила я. — Или хотя бы поближе, чтобы чаще видеться.

— А ты?

— А я не знаю. Почему-то страшновато.

— Милая, все мои незамужние подруги без конца жалуются на то, как трудно найти мужика, который не боится связывать себя обязательствами. Похоже, тебе удалось подцепить именно такого.

— А я все сомневаюсь.

— Ну, если в комплект услуг входит его мамочка, ты имеешь полное право быть напуганной.

— Да нет, дело не в ней. Майкл — то, что мне нужно, и, как ты правильно сказала, одной чокнутой родственницей больше — одной меньше… Дело во мне.

— Тогда слушай себя, — сказала Аманда. — Время придет — почувствуешь.

Она вернулась к своему павильону, чтобы обслужить покупателя, а я вздохнула. Когда оно придет, это время? Может, уже пришло, а я просто не желаю этого замечать? А вдруг потом будет поздно?

— Фолк в конце концов вернулся, — донесся голос Майкла. — И вовремя — я понятия не имел, как закрывать павильон.

— Спасибо, что посидел за него, — сказала я. — Надеюсь, ты не пропустил никаких репетиций.

— Я думал, ты не хочешь, чтобы я в них участвовал.

— Я вовсе… — начала было я и осеклась. — Давай не будем сейчас заводиться, осталось всего пятнадцать — двадцать минут до начала вечеринки.

Майкл улыбнулся:

— Давай. Только до начала вечеринки меньше, чем ты думаешь. Еще секунд тридцать — и мы опоздали. — Он достал из жилета карманные часы и показал мне.

— О, черт! — вскрикнула я. — Подожди минуту, я сейчас закроюсь!

— Не бойся, мама не станет устраивать перекличку и не снимет очки за опоздание.

— Если бы… — пробормотала я.

Я поспешно сгребла коробку с наличными и ноутбук и нырнула за занавески в подсобку, где аккуратно уложила их в специальный металлический ящичек и заперла на замок.

— О-па! — Майкл нечаянно перевернул мою сумку, рассыпав все содержимое. В спешке он покидал вещи обратно и протянул спасенное имущество мне.

— Спасибо, — сказала я. — Хотя мне кажется, что раньше там не было ни сена, ни соломы.

— Никогда не знаешь, что и когда может пригодиться, — беззаботно ответил Майкл. — Пойдем.

Мы миновали ярмарочное поле, попрощались с «блюстителями старины», которые оставались, чтобы охранять его ночью, и поспешили на вечеринку.

Ярмарочное поле располагалось на большом участке земли, принадлежавшем Дирекции парков, на юг от небольшого пригорода, где жили мои родители, и отделялось от него неширокой заасфальтированной дорогой. Если двигаться по этой дороге на запад, то скоро попадешь на поле битвы при Йорктауне, где все мы стали лагерем, разбив живописные, но крайне неудобные палатки. Большинство актеров двигались туда, чтобы принять участие в тренировках и репетициях, а может, и в одной из многочисленных вечеринок. Только мы направлялись в другую сторону — на праздник к миссис Уотерстон.

Правда, и тут мы наткнулись на знакомое лицо. Перед тем как свернуть с дороги, я заметила шикарный «ягуар», стоявший у обочины; машина серебристо сверкала в лучах заходящего солнца. Человек в старинном костюме, взятом, видимо напрокат, склонился к приоткрытому окну водителя и разговаривал с гладко причесанной блондинкой, сидевшей за рулем.

— Неплохая получилась бы фотография, — кивнул в их сторону Майкл. — Контрасты, контрасты, вчера и сегодня, и всякое такое.

Пешеход выпрямился, и мы его узнали.

— Бенсон? — удивилась я, надеюсь, не настолько громко, чтобы он меня услышал. Бенсон огляделся, словно боялся, что кто-нибудь его увидит. Мы притворились, будто никого не заметили, и он поспешил прочь. Машина рванула с места и уехала в другую сторону, по направлению к полю битвы и городу. Девушка за рулем не обратила на нас внимания.

— Интересно, о чем они говорили? — задумчиво пробормотал Майкл.

— О чем-нибудь злодейском, — предположила я. — Тед был прав, я не верю этому человеку.

— Не знаю, — протянул Майкл. — По-моему, настоящий злодей способен обделать свои темные делишки, не привлекая всеобщего внимания. Ты посмотри, как он озирался!

— Да, с таким же успехом он мог запрыгнуть на стол и заорать: «Глядите на меня! Я что-то замышляю!» Хотя плохие актерские способности никому не мешают быть злодеем.

— Ты знаешь женщину, с которой он говорил? — спросил Майкл.

— Нет. Думаю, она не из наших мест.

— Ладно, какая разница?.. Можешь сообщить Робу, что Бенсон — прохиндей, и дело с концом.

— Правильно, — сказала я, приободрившись. Сама мысль о том, что Роб пошлет мерзкого типа куда подальше, подняла мне настроение. А если Роб побоится, я с удовольствием займусь этим сама.

11


Вдохновленная мыслью о том, как мы выставим Бенсона, я потащила Майкла по тропинке, ведущей к «Мурхаузу», белому фермерскому домику, где в 1781 году англичане и американцы подписали документ о капитуляции английских войск и тем самым положили конец осаде Йорктауна и фактически Войне за независимость. Миссис Уотерстон хотела устроить праздник прямо в доме, но не смогла получить разрешения у Дирекции национальных парков. Пришлось довольствоваться садом.

Когда мы приблизились, я заметила, что дом освещен изнутри — будто бы светом канделябров, хотя, зная, как суровы правила противопожарной безопасности в исторических зданиях, я сомневалась, что нам позволили использовать настоящие свечи.

Расцвечивая лужайку озерцами света и островками темноты, с деревьев свисали гроздья фонариков. Электрических, конечно, что, несомненно, раздражало миссис Уотерстон, хотя внутри у них стояли специальные лампочки, создававшие неплохую иллюзию мерцающего света свечей. Струнный квартет негромко наигрывал старинную мелодию, издалека доносились голоса гостей.

На освещенном участке сада промелькнул силуэт миссис Уотерстон. Либо я забыла, как внушительно выглядит ее наряд, либо она сменила парик на еще более высокий. Я почувствовала себя чуть ли не голой в своем скромном домотканом платье.

— Не беспокойся, — перехватив мой взгляд, сказал Майкл. — Миссис Транш приготовила для тебя платье.

Я вздохнула. Миссис Транш была компаньонкой миссис Уотерстон, но я, как и все в городе, считала, что последняя ее беспощадно эксплуатирует. Однажды в День поминовения,[14] насмотревшись фильмов про забастовки и выпив парочку-другую бокалов «Мерло», я воспылала священной ненавистью к подневольному положению миссис Транш и остальных работниц магазина — преимущественно эмигранток из Азии. Я рвалась в Йорктаун, чтобы поднять восстание среди угнетенных швей. Я так и видела, как все поют «Мы преодолеем» на вьетнамском, размахивая искусно вышитыми флагами.

Майкл испортил мне веселье, рассказав, как обстоят дела в реальности. Его мать и миссис Транш владеют магазином в равных долях. Миссис Транш нанимает персонал, ведет учет, платит по счетам, заказывает ткань и другие материалы, следит за порядком, в общем — ведет магазин.

— Что же тогда делает твоя мама? — спросила я.

— Она вложила первоначальный капитал, занимается продажами и маркетингом, — ответил Майкл. — И покупателями. Миссис Транш это ненавидит.

Все верно, но если вы спросите меня, я скажу, что миссис Транш делает львиную долю работы, а прибыль делится пятьдесят на пятьдесят. Возможно, дело в упорном нежелании миссис Транш говорить с миссис Уотерстон по-английски.

Я точно знаю, что миссис Транш может говорить по-английски достаточно бегло, хоть и не без ошибок, и уж тем более прекрасно все понимает. Правда, однажды я услышала от нее: «Je ne comprends pas»[15] — когда попыталась воспротивиться какому-то ее распоряжению.

Однако с миссис Уотерстон она упрямо говорит только на французском, и это при том, что французский миссис Уотерстон звучит еще кошмарнее, чем мой.

— Знаешь, она приготовила тебе прекрасный наряд, — прервал мои размышления Майкл.

— О Боже, я так вспотела, что мне впору нырять в ванну, а не натягивать новое платье.

— Ты разобьешь ей сердце, — возразил Майкл. — И мне. Я помогал придумывать фасон.

— Надеюсь, вы не нашили на него фижмы? — обеспокоенно осведомилась я. — Ни за что в жизни не надену платье с фижмами!

— Мне бы в голову не пришло уродовать твою фигуру какими-то фижмами! — возмутился Майкл. — Смехотворнее моды не найти!

— Аминь. Только не ляпни что-нибудь этакое при своей матери.

— Конечно. Правда, увидев, как мама представляет себе моду времен колонизации, я решил, что в следующий раз нам стоило бы оставить в покое Войну за независимость и разыграть войну 1812 года. Я питаю слабость к стилю ампир — к глубоким вырезам, полупрозрачным облегающим платьям…

— И таким ты хотел бы видеть покрой моего бального наряда? Пожалуй, интереснее, чем фижмы.

— Хотел бы. А вот и миссис Транш.

При виде нас суровые черты миссис Транш разошлись в некоем подобии улыбки. Она стояла возле вешалок с костюмами, рядом с двумя «леди», как гордо именовались швеи магазина. Мы сумели убедить миссис Уотерстон, что нельзя заставить всех посетителей ярмарки нарядиться в костюмы — мы просто распугаем народ, но для особенных событий, на которые приглашались только избранные — вроде этой вечеринки для ремесленников, — костюмы были обязательны. На всякий случай — вдруг кто-нибудь явится в современной одежде — миссис Транш имела большой выбор колониальных нарядов, сдающихся напрокат. Для женщин — платья всех размеров, выполненные в скромных цветах Уильямсберга, для мужчин — невероятное количество рубашек, бриджей и мундиров. Миссис Транш и «леди» хлопотали в магазине, обряжая гостей и принимая вполне умеренную плату за прокат.

В настоящий момент миссис Транш была занята по горло. Явились двое мужчин, одетых в столь яркие гавайские рубашки, что при виде их даже мой папочка сморщил бы нос, и обрезанные джинсы, такие потрепанные, что дырок было больше, чем ткани. В обладателях этих пестрых анахронизмов я узнала своих приятелей-ремесленников — мыловара и кожевенника — и помахала бы им, если бы не была уверена, что меня все равно не заметят. Оба тщетно стремились проскользнуть к бару. «Леди» миссис Транш обыкновенно имели дело либо с бьющимися в истерике невестами, либо с женихами, которые начинали подумывать о самоубийстве, как только кидали взгляд на свой свадебный костюм и впервые осознавали, какому изощренному издевательству подвергнут их те, кого они до сих пор наивно считали лучшими друзьями. После этого совладать с двумя строптивыми мужиками — детские игрушки.

Вешалки уже на две трети были заполнены конфискованными предметами современной одежды. В обыденной жизни мало кто из моих приятелей-ремесленников носит пестрые гавайские рубашки, фосфоресцирующие клетчатые шорты и другие не менее кричащие наряды. Хотя все мы — люди разные, но тяготеем в основном к джинсам и одежде из натуральных материалов. Поэтому я заподозрила, что налицо заговор, призванный взорвать историческую строгость вечеринки, однако героические усилия миссис Транш и «леди» его успешно пресекли.

— Здравствуй, милая, — раздался сзади голос матери.

— Привет, мам. Как ты… — начала я, оборачиваясь, и застыла с открытым ртом при виде маминого костюма. Она, как обычно, превзошла самое себя. Более того, она превзошла миссис Уотерстон, и наверняка с умыслом. Я оглянулась и, к своему облегчению, заметила, что миссис Уотерстон изображает приветливую хозяйку перед группкой только что прибывших гостей. Она еще не видела маминого наряда, и если я сбегу прямо сейчас, то успею уйти достаточно далеко от эпицентра взрыва.

И все-таки я не смогла справиться с соблазном сравнить оба костюма. Мама во всем пошла чуть дальше миссис Уотерстон. Ее белый напудренный парик был на несколько сантиметров выше и демонстрировал более богатую коллекцию бантиков, цветочков и искусственных птичек. Талия была затянута еще уже, а фижмы растопыривались еще шире, чем у соперницы. Верхняя юбка имела лишний ряд оборочек, а нижняя — более длинный кружевной подол. Одинаковыми оказались только мушки. Не думаю, что миссис Уотерстон прилепила вторую. На маминой груди красовалась одна, зато у самого края декольте, вырезанного до неприличия низко, гораздо ниже, чем у миссис Уотерстон.

Мама величественно удалилась, обмахиваясь веером, чуть более пестрым, чем у миссис Уотерстон.

— Твоя мать выглядит великолепно, — сказал Майкл обманчиво легкомысленным тоном.

— Да. Интересно, как отреагирует твоя мать?

Майкл выпучил глаза.

— Странно, правда? — продолжала я. — Моя как будто бы точно знала, во что оденется твоя, и сделала все возможное, чтобы переплюнуть ее по всем статьям.

— А как она могла это узнать? — изумился Майкл.

Я молча указала на миссис Транш, которая, притворившись, что наблюдает за швеями, уставилась в сторону прибывающих гостей и внимательно переводила взгляд с моей матери на миссис Уотерстон и обратно.

— О Господи! — произнес Майкл. — Они, должно быть, опять на ножах. Как я это ненавижу!

«Похоже, праздник будет не таким уж скучным», — подумала я, подходя к миссис Транш.

— Ваш костюм готов, — приветствовала меня она. — Вы идите в примерочную и там переодевайтесь.

— Не стоило так беспокоиться, — сказала я.

— Я лучше сделать десять платьев для вас, чем одно вот такое. — Миссис Транш кивнула на ряд вешалок с блеклыми колониальными платьями.

— У вас и так все выходные заняты.

Миссис Транш пожала плечами:

— Нет проблем. Много работы — много денег для моих леди. И для нее. — Она дернула подбородком в сторону миссис Уотерстон, которая стояла у бара и, по всей видимости, устраивала бармену разнос.

— Зато вся эта ярмарка отвлекает ее от вас. Можете передохнуть.

Миссис Транш скорчила гримасу.

— Не волнуйтесь. Скоро она выдумает что-нибудь еще, — подбодрила ее я.

— Надеюсь, — проворчала миссис Транш. — Вы с Майклом собираетесь пожениться? Не хотите, чтобы она занялась свадьбой?

Майкл прищелкнул языком. Не он ли натолкнул миссис Транш на эти мысли, бесстыдник? Или она придумала все сама? В любом случае я не намерена поддерживать такого рода беседу.

— Мне пора переодеваться, — быстро сказала я.

— Закатите пышную свадьбу, самую пышную в городе! Займите ее на целый год, пусть планирует торжество!

— Я подумаю, — пробормотала я, скрываясь в примерочной.

— И внучата! — заорала мне вслед миссис Транш. — Куча внучат, чтоб ей дух перевести было некогда!

Я нырнула за занавеску. Снаружи слышался голос Майкла, который беседовал с миссис Транш на смеси французского и вьетнамского. Я прижала ладони к горящим щекам. То ли на улице жарко, то ли я так застеснялась. Черт, когда же все вокруг перестанут силком толкать нас к алтарю? Может, мое нежелание жить вместе вызвано вовсе не страхом, может, это просто мое старое доброе упрямство?.. Может, если бы все, наоборот, вознамерились развести нас с Майклом…

«Потом, все потом», — подумала я, стащила рабочее платье и обернулась, чтобы посмотреть, что приготовили для меня миссис Транш и ее «леди».

Дизайн был явно выбран так, чтобы соответствовать белой с золотом форме Майкла. Молочно-белый шелк, расшитый золотой нитью и отделанный массой белых и золотых кружев.

В импровизированной примерочной стояло большое, в полный рост, зеркало. Я приложила к себе платье и вздохнула. Нельзя допустить, чтобы миссис Транш ничего не получила за свою работу. И хоть Майкл скорее всего заплатил за платье, мне тоже надо чем-то ее отблагодарить.

Теперь главное — как-то влезть в новый наряд. И без помощи мне не обойтись — платье застегивалось на спине на массу крючочков. Если я не ошибаюсь… Я поплотнее прижала ткань на талии. Конечно, очень узкое. Я не считаю себя толстой, но и анорексией тоже не страдаю и ума не приложу, как натянуть на себя такую вещь.

За спиной зашелестели занавески. Видимо, миссис Транш или одна из ее «леди» пришли помочь мне одеться. Придется расстроить их сообщением, что они ошиблись с размером. Я повернулась…

И обнаружила перед собой Майкла.

12


— Мама упала бы в обморок, если бы увидела кошмарные анахронизмы, надетые на тебе вместо простого и приличного белья, которое носили женщины периода колонизации, — сказал Майкл, обвивая руками мою талию. — Хотя мне нравится.

— Неудивительно, — ответила я, обнимая его за шею. — Ты ведь сам их выбирал. Может, ты — тайный владелец магазина женского белья?

— Нет, но, возможно, стоит об этом подумать, — промурлыкал Майкл, целуя меня в шею.

— Подумай, — посоветовала я. — Вернешь хотя бы часть денег, потраченных на платье.

— Хорошо, — кивнул он и тихо засмеялся. Этот смех заставил меня забыть обо всем.

Я уже была готова предложить смыться с вечеринки и укрыться ото всех в нашей палатке, как неподалеку раздался зычный голос миссис Уотерстон — она опять кого-то распекала.

— Черт! — пробурчал Майкл.

Даю голову на отсечение, мысли любимого потекли по тому же руслу, что и мои, но голос его матери мгновенно вернул нас обоих на грешную землю.

— Мы не можем уйти сейчас, она просто с ума сходит с этим праздником и бросается на каждого встречного. Давай-ка я затяну тебя в твой костюм.

— «Затяну» — хорошее слово, потому что я боюсь, что платье на меня не налезет. Оно слишком узкое.

— Совсем не узкое, потому что ты наденешь еще и корсет, — отозвался Майкл.

— Корсет?! Ты шутишь!

Но нет, когда я оглянулась на крючок, где висело платье, я заметила рядом бело-золотой корсет. Настоящий, на косточках и со шнурками на спине.

— Действительно корсет, — изумилась я. — Только тогда он назывался как-то по-другому.

— Приму к сведению.

— Посмотри, какая работа! Столько кружева и декоративной вышивки, которых никто никогда не увидит.

— Я думаю, корсет сшит для небольшой, но требовательной аудитории, — предположил Майкл. — Ведь именно миссис Транш отправила меня к тебе на помощь.

— Ну и глупо! — отрезала я. — Надо было сделать так, чтобы помощь понадобилась мне при раздевании, а не при одевании.

— Наверняка еще понадобится, — заявил Майкл.

Процесс занял немало времени, мешало то одно то другое. Майклу наконец удалось затянуть меня в корсет, слава Богу, не очень туго, я не люблю чувствовать себя как связанный пленник. И все равно пришлось утянуть изрядную часть моей талии, чтобы платье село как вторая кожа.

— Пора выйти наружу и дать миссис Транш полюбоваться ее творением, — предложил Майкл.

— И поглядеть, чем занята твоя мамочка, — добавила я.

— И это тоже.

— Я уже люблю это платье, — заметила я. — Оно, конечно, чистой воды анахронизм, зато тут есть карманы.

Я распихала по карманам необходимые вещи, и мы вышли наружу, предоставив миссис Транш и «леди» возможность поохать и поахать, восхищаясь собственным творением. Затем мы собрались с силами и присоединились к гостям.

Судя по всему, мы пробыли в примерочной дольше, чем мне казалось, — народу собралось предостаточно, почти все костюмы из проката разошлись. Эффект был невероятный — будто мы и впрямь перенеслись назад во времени и попали в колониальный Йорктаун.

Женщины в платьях под старину и вблизи выглядели неплохо, хотя большинство не рискнули надеть корсеты и не могли претендовать на звание образцовой колониальной дамы. А вот с мужчинами вышло хуже. Судя по всему, при изготовлении мужских костюмов миссис Транш обсчиталась, причем в меньшую сторону, и добрая половина приглашенных просто не смогла влезть в узкие бриджи. Оглянувшись кругом, я увидела по крайней мере полдесятка красавцев, чьи костюмы казались просто идеальными до тех пор, пока вы не замечали, что из-под синего мундира торчат джинсы или разноцветные летние брюки.

К счастью, миссис Транш и «леди» сшили множество специфических нарядов, которые у актеров называются «штаны» — хотя по мне они больше похожи на длинные белые гетры. Штаны начинались от середины бедра и спускались до носков обуви, так что современные брюки мелькали лишь изредка, когда гость передвигался с места на место. Равно как и современные ботинки. Конечно, миссис Уотерстон даже не пыталась обеспечить народ старинными туфлями и просто попросила всех, кто не имел надлежащей обуви, надеть что-нибудь потемнее. Она заставила меня выковать множество больших пряжек, которые прикреплялись на любые ботинки с целью придать им более-менее аутентичный вид. И теперь я видела плоды моего труда, украшавшие самую разную обувь. И дешевые мокасины, и черные кожаные кроссовки «Рибок» выглядели очень даже ничего, во всяком случае, на расстоянии.

К счастью, большинство гостей сами позаботились о каком-то подобии костюма. Не считая давешних бунтарей, почти все ремесленники просто остались в тех нарядах, в которых провели день на ярмарке. И скорее всего собирались провести оставшиеся два дня. Что ж, это лишь добавит ярмарке аутентичности. Майкл пригласил полдюжины «французских солдат», да и некоторые другие гости пришли в по-настоящему интересных костюмах. Среди них Тед, который по-прежнему блистал в шелках и бархате. Фолк решил отдать дань уважения своим шотландским предкам и надел килт, чем привлек к себе массу восхищенных взглядов.

— Мэг, выглядишь потрясающе, — сказала Аманда. Она так и осталась в своем рабочем домотканом платье и, судя по выражению лица, ругмя ругала себя за то, что не выбрала что-нибудь понаряднее. — И вес сбросила, — добавила она. — А в том мешковатом платье и незаметно было.

— Потому что я ничего не сбросила. У меня корсет под платьем. Проклятое приспособление действительно убирает с талии несколько сантиметров.

— И куда оно их девает?

— Выталкивает вверх и наружу, — ответил Майкл, окидывая меня одобрительным взглядом.

— Точно, — подтвердила я, пытаясь поправить тесное кружево на груди в тщетной попытке скрыть, сколь изрядная часть моего тела вытолкнута «вверх и наружу».

— Наверное, не слишком удобно? — спросила Аманда.

— Да нет, ничего. Дело в том, что эта штука здорово поддерживает спину, а после целого дня на ногах это не так уж плохо. К тому же чувствуешь себя как-то горделивей. И жмет не очень, и сутулиться не дает.

— Да, в корсете ты кажешься выше, — подтвердил Майкл. Ему нечего было бояться — при его двух с лишком метрах роста он мог не беспокоиться, насколько выше делает меня корсет.

— И не только выше, — прищелкнула языком Аманда. — Тебе придется хорошенько смотреть за ней, дружок, а то как бы ее не увел какой-нибудь бойкий офицер в красном мундире.

— Не волнуйся, — сказал Майкл, по-хозяйски обнимая меня за талию. — У меня не уведешь.

Мы прогулялись по саду, наблюдая за гостями. Струнный квартет чувствовал себя не слишком уютно. Сразу было видно, что музыканты не пробыли на ярмарке весь день, как большинство присутствующих, — они вздрагивали при каждом пушечном выстреле, в то время как остальные давно привыкли к канонаде. Интересно, а жители Йорктауна 1781 года так же спокойно относились к обстрелам? Наверное, нет, ведь для них каждый выстрел означал, что на город летит очередное пушечное ядро. Некоторые дома до сих пор хранят в своих стенах застрявшие ядра. Хотя я точно знаю, что одно из них — очень живописное — выпало из стены дома Нельсонов в начале двадцатого века и во время подготовки к празднованию стапятидесятилетия города в 1931 году было зацементировано обратно моей кузиной Холлингворт, которая тогда работала в Дирекции национальных парков. Туристам об этом не рассказывают.

Кто-то напел миссис Уотерстон, что в колониальной Виргинии чрезвычайно популярным развлечением был боулинг. Она тут же распорядилась отгородить часть лужайки и разместить там несколько комплектов шаров, на случай если кто-то из гостей рискнет начать игру. Это, несомненно, добавило бы исторической достоверности общей атмосфере праздника.

К несчастью, она забыла снабдить шары комплектом правил, а те, кто знал их, давно отошли в мир иной.

Подойдя поближе, мы с Майклом услышали спор между группой гостей, которые предлагали играть во что-то напоминающее серсо, только без колышков и колечек, и стайкой моих кузин, отстаивающих какой-то уродливый вариант крокета без молотков и воротец. Спор выходил чисто теоретическим, так как шары были давным-давно экспроприированы моим девятилетним племянником Эриком и его друзьями. Мальчишки прятались в кустах и перекатывали шары друг другу, стараясь, чтобы шар прошел как можно ближе от ног выбранного родственника, не задев их. Время от времени раздавались пронзительные крики — кто-нибудь из гостей наступал на шар. Если вы успевали обернуться, то лицезрели забавное зрелище — несчастный мгновенно тонул в море людей, сопровождаемый фонтаном еды и напитков.

— Ох ты Господи, — сказал шериф, который стоял неподалеку, потягивая пунш и меланхолично выковыривая из бороды застрявшие там помидорные зернышки. — Пора приструнить этих мальчишек.

— И побыстрей, — поддержала я. — Прикажите им оставить в покое нашу семью и честных ремесленников и обратить свое внимание на тех, кто заслуживает сломанной шеи. Вот на него, например, — предложила я, кивая на стоящего возле буфета с тарелкой в руках мерзавца Тони.

Шериф нервно хихикнул.

— Или на них, — добавил Майкл, указывая в другую сторону, где Уисли Хатчер о чем-то беседовал с Бенсоном.

Шериф проследил за его пальцем, вытаращил глаза и подавился пуншем.

— Что случилось? — спросила я, пока Майкл хлопал беднягу по спине.

— Пойду-ка утихомирю мальчишек, — прокашлял шериф, выплюнув изрядную порцию пунша.

— Что это с ним? — спросил Майкл.

— Хороший вопрос. Что-то его жутко напугало, и я подозреваю, что это «что-то» — наш разлюбезный Бенсон. Интересно только — почему?

— А может быть, Уисли Хатчер? — возразил Майкл. — Они стояли вместе. Давай, я пойду и помогу шерифу разогнать мальчишек, а заодно и попытаюсь его расспросить?

— Давай, — согласилась я.

Стоя в тихом уголке сада, я потягивала вино и наблюдала, как шериф и Майкл утихомиривают расшалившихся игроков. Господи, какая благодать! Кругом тишина и покой. Проведя весь день на шумной ярмарке, в бесконечных разговорах с покупателями, ремесленниками, туристами, актерами и примкнувшими к ним родственниками, я откровенно наслаждалась одиночеством и бокалом хорошего вина.

И тут возле меня возник Уисли Хатчер. Этот человек обладает редким свойством появляться именно там, где его меньше всего ждут. Уисли жадно уставился на мое декольте — я даже проверила, осталась ли у меня в бокале пара капель вина, чтобы выплеснуть ему в морду, если он посмеет сказать что-нибудь сальное.

Однако Уисли, по-видимому, помнил, что со мной шутки плохи. Перехватив направление моего взгляда, он нервно ухмыльнулся и с преувеличенным интересом уставился на пирующих гостей.

— То ли вечеринка, то ли поминки, — проворчал он.

13


— Брось, — сказала я. — Здесь очень мило.

— Тоска-а-а, — протянул кузен. — Как ты можешь здесь жить?

— Добро пожаловать в одноэтажную Америку, Уисли. Между прочим, по моим сведениям, Шестьдесят четвертое шоссе еще не перегородили, можешь слинять в любую минуту.

— Могу, только зачем? — чуть заплетающимся языком отозвался Уисли. — Раз уж свалился на меня нежданный отпуск, так надо его использовать. Все равно мне не заплатят, если наша газетенка накроется.

— Твоя газета может накрыться? — переспросила я. Не то чтобы я очень беспокоилась о судьбе «Суперсыщика». Даже не читала — так, время от времени проглядывала заголовки, если очередь в овощном двигалась слишком медленно. Но последние слова Уисли проливали новый свет на его возвращение в родной город.

— Кто знает? — ответил он, пожимая плечами. — В печатной индустрии вообще черт-те что сейчас творится. Возможно, стоит снова пустить тут корни — устроиться, к примеру, обратно в «Вестник».

«Лучше не стоит», — подумала я, так как помнила, что Уисли покинул город не в последнюю очередь потому, что на него собирались подавать в суд за клевету.

— По-моему, тебе было бы полезней вернуться в деловой журнал.

— Не сыпь мне соль на раны, — нахмурился Уисли.

— На какие еще раны?

— Журнал приказал долго жить. Его купила более крупная фирма и тут же уволила всех сотрудников. Я смылся оттуда как раз перед этим — перешел работать в «Сыщик».

— Извини.

— Ничего, — вздохнул он и отхлебнул из своего стакана. — И вот я здесь. В конце концов, когда-то я тут неплохо поработал.

— «Бизнесмен из Чарлоттесвилла похищен инопланетянами»? — ехидно спросила я. — «Элвиса Пресли видели в магазине в Норфолке»?

— Я имею в виду нормальную работу, — обиделся Уисли. — Карьеру серьезного журналиста, а не то, что я делаю сейчас. Если хочешь знать, когда закрылся «Коммерческий вестник», моя жизнь просто пошла прахом. Если бы мне найти материал — какой-нибудь громкий случай, сюжет, который послужил бы началом новой карьеры…

Уисли допил все, что оставалось в стакане.

— Или хотя бы газету поприличней, — добавил он. — Пусть я останусь все тем же презренным писакой, так хоть платить за это будут.

Неожиданно я почувствовала что-то вроде жалости к Уисли. Ощущение совершенно незнакомое, и я с удивлением прислушивалась к себе, пока кузен вылавливал кубик льда из пустого стакана.

— Помоги мне, а? — с полным льда ртом пробубнил Уисли. — Ты ведь знаешь все, что происходит в городе. Твоя мама сказала, что ты поможешь мне найти сюжет, что-нибудь «горяченькое»…

— Уймись, Уисли. Я знаю лишь, что мы празднуем Дни Йорктауна — и окрестности наводнила толпа, невиданная со времен праздника по случаю двухсотлетия города. Всем хорошо, всем весело.

— Это не новость — это реклама, — пробурчал Уисли. — Почему ты не хочешь… Эй, что там?

«Там» были Тед и Роджер Бенсон, они опять орали друг на друга. Уисли быстро юркнул поближе, на ходу доставая из кармана блокнот. Я решила, что прекрасно услышу все со своего места: спорщики и не думали понижать голос.

— Я даже не заходил в ваш дурацкий павильон! — кричал Бенсон. Он держал в руке покрытый бурыми пятнами платок, будто ожидал, что из носа вот-вот опять польется кровь.

— Прямо-таки и не заходили! — орал, в свою очередь, Тед. — Я прекрасно знаю, что вы все вещи в павильоне перетрогали, потому что вы их даже на место толком не поставили. Только зря вы там рылись — вам ни в жизнь не догадаться, где я спрятал доказательства!

— Доказательства! — фыркнул Бенсон. — Нет у вас ничего серьезного, и вы сами это знаете!

— Мне достаточно того, что у меня есть!

— Пора вмешаться? — спросил Майкл, возникая рядом.

— Пока нет, — шепнула я. — Погоди.

— По-моему, не стоит сейчас обнародовать тот факт, что это я перевернул вверх дном весь павильон, пока дежурил там за Фолка. Нужно было выписать счет, а я не мог найти бланки.

— Конечно, не стоит. Давай попозже, когда Тед немного остынет. Лучше бы он не орал на каждом углу, что у него есть доказательства, припрятанные в надежном месте.

— Почему? — удивился Майкл. — Ты думаешь, у него их нет?

— Уверена, что есть, но не уверена, что моя сумка — такое уж надежное место. Потому что подозреваю, что все доказательства собраны на том компакт-диске, что Тед сунул мне утром.

— Вот еще не хватало, — нахмурился Майкл.

Выкрикнув все, что было у него на душе, Тед развернулся и зашагал прочь. По дороге он наступил на шар для боулинга и несколько секунд балансировал и махал руками, будто пытаясь удержаться на одноколесном велосипеде. К счастью, он смог сохранить равновесие, если не достоинство, и канул в темноту, туда, куда не доставал свет фонарей.

Когда Тед пропал из виду, я оглянулась на Бенсона. И увидела, что Фолк тоже решил сказать компьютерному пирату пару ласковых. На этот раз я ничего не расслышала. Фолк замолчал, как только я обернулась, и они с Бенсоном злобно уставились друг на друга. Это было пострашнее, чем крики Теда, особенно если вспомнить, что случилось днем. Думаю, все гости застыли, страшась — или ожидая — матча-реванша. Отчасти потому, что Тед и Бенсон были примерно одного роста, в то время как Фолк возвышался над обоими как башня. А отчасти потому, что Тед, несмотря на природную вспыльчивость, никогда на моей памяти никого не ударил, а вот Фолк, бывало, выходил из себя и кончал спор кулаками. Особенно в молодости, в колледже, где мы вместе учились. Конечно, за прошедшие пятнадцать лет он здорово поработал над своим характером, но я по-прежнему складывала пальцы крестиком, когда видела, что он не в духе. Кстати, кровопускание, которое он по нечаянности устроил Бенсону, вряд ли улучшило Фолку настроение.

Поэтому я вздохнула с облегчением, увидев, что Фолк повернулся и быстро пошел прочь. Видимо, за Тедом, по крайней мере в том же направлении. Я только не знала, хорошо это или плохо.

Майкл, судя по всему, тоже.

— Может, пойти за ним? За ними? — спросил он.

— Думаю, не стоит, — поразмыслив, решила я. — Никто не успокоит Фолка лучше Теда.

— Чтобы тут же втянуть его в новые проблемы, — съязвил Майкл. — Если бы не Тед, Фолка и не пришлось бы успокаивать.

Я пожала плечами:

— Хоть бы Роб постарался держать Бенсона подальше! Кстати, где Роб?

— Роб? Я весь день его не видел.

— Если он опять играет в моем павильоне… — пробормотала я сквозь зубы.

Майкл прищелкнул языком.

— Мальчику просто нравятся фламинго. Сделай ему выводок.

— Никогда! — отрезала я. — Это первые и последние фламинго, которых я выковала в своей жизни. Я уже и так раскаиваюсь, что не разломала проклятых птиц на куски и не вернула миссис Фенниман ее деньги.

— Что, даже мне стайку не сделаешь?

— Нет, разве что ты пообещаешь поставить их где-нибудь, где я никогда их не увижу.

— Жаль. Вышел бы прекрасный подарок для мамочки. Она как раз едет на пару недель к сестре во Флориду. А мы пока установили бы птичек у нее в саду. Сейчас еще достаточно тепло, цемент отлично схватится. Замечательный вышел бы сюрприз!

— Хорошо, — сказала я, не сдержав улыбки. — Я, пожалуй, сделаю исключение для твоей матери, ради удовольствия поглядеть, как она будет ошарашена.

Мы расхохотались. Опасаясь, как бы миссис Уотерстон нас не подслушала, я огляделась и заметила ее совсем неподалеку. Она как раз услышала наш смех и, нахмурившись, обернулась.

Я вздохнула. Что опять не так? Меня никогда не покидало ощущение, что моя кандидатура на роль жены Майкла и вакантную должность невестки самой миссис Уотерстон отнюдь не приводит последнюю в восторг. Может, именно поэтому я так сопротивляюсь? Может, я с удовольствием переехала бы к Майклу, а потом — кто знает? — вышла бы за него, если бы миссис Уотерстон проявила ко мне хоть каплю симпатии?

— Привет, мам, — поздоровался Майкл. — Прекрасно выглядишь.

— Здравствуй, — ответила миссис Уотерстон, посмотрев на меня. — Ты тоже.

Я терялась в догадках, относится комплимент ко мне или все же к Майклу. Захотелось одернуть платье: его вырез внезапно показался слишком низким, а моя собственная грудь — чересчур высокой.

— Мэг, надеюсь, ты наконец нашла мне рецепт?

— Рецепт? — изумился Майкл. Он, как никто другой, знал, как глупо поступает любой человек, вздумавший просить у меня рецепты.

— Простите, миссис Уотерстон. Я так замоталась с этой ярмаркой, что не смогла выкроить ни минутки. Поищу его, как только вернусь домой.

— Надеюсь, — величественно промолвила миссис Уотерстон, отплывая восвояси.

— Что за рецепт? — спросил Майкл.

— Просто кулинарный рецепт. Я обещала его твоей маме.

— А именно?

— Говядина под перечным соусом, которую мы ели в июне у меня дома.

— Ты приготовила говядину под перечным соусом? — усомнился Майкл.

— Не надо так откровенно изумляться! — обиделась я. — Я что, по-твоему, совсем не готовлю?

— Не то чтобы совсем, но очень редко, — честно ответил Майкл. — Я и не думал, что ты сама все приготовила, я считал, что ты заказала еду в кафе, после того как сожгла жаркое.

— Конечно, заказала!

— Тогда при чем тут рецепт?

— Так ведь не скажу же я твоей мамочке, что накормила ее фаст-фудом!

— Блюда, которые готовит Диди, вряд ли можно назвать фаст-фудом.

— Пусть так, но я не сказала ей, что готовила не сама. Поэтому когда она попросила рецепт, я притворилась, что где-то его посеяла. Хотела потом найти где-нибудь похожий и отдать ей. И напрочь забыла.

— Я все-таки не понимаю… — опять начал Майкл.

— И не поймешь, — перебила я. — Это чисто женское.

— В следующий раз, когда она к тебе пристанет, просто скажи, что это ваш старый фамильный рецепт и твоя мама запретила раздавать его посторонним.

— Хорошая мысль, — согласилась я. — А еще лучше — я признаюсь.

— В том, что не готовила соус?

— Нет, в том, что потеряла рецепт, который написала мне когда-то мама. Пыталась вспомнить — не получилось, так что предложу твоей маме узнать его у моей. Моя матушка, несомненно, готовит фамильные блюда гораздо лучше меня.

— Да, и моя мама тут же поймет, что твоя никогда не откроет ей рецепта.

А мамы как раз сошлись в центре сада. Они стояли спиной друг к другу, не далее чем в десяти шагах, и с заученным изяществом беседовали, шутили, жестикулировали…

Вдруг, как по команде, обе повернулись и, демонстрируя друг при виде друга — надо сказать, несколько преувеличенно — любезность и изумление, ловко, несмотря на объемистые фижмы, сошлись поближе для обязательного поцелуя в щеку. Ну или где-то около щеки.

Интересно, а настоящие колониальные дамы тоже распыляли вокруг себя невероятное количество пудры? Плечи миссис Уотерстон были засыпаны будто искусственной перхотью, а когда ее и мамин парики соприкоснулись, послушные хореографическим упражнениям хозяек, в воздух поднялось облачко, напомнившее мне пороховой дым, который повисает над полем боя после первых выстрелов из мушкетов.

— Что-то мне это не нравится, — пробормотала я.

— Пойду поищу твоего отца, чтобы он разнял их, если потребуется, — решил Майкл.

Он чмокнул меня в щеку и ввинтился в толпу.

— Посмотри возле столиков с едой! — крикнула я вслед. Не уверена, что Майкл услышал; впрочем, он уже достаточно хорошо знает отца, чтобы самому догадаться, где его следует искать.

Понятия не имею, что успело произойти между ними, но мама и миссис Уотерстон явно изготовились к битве. Конечно, их оружием послужат лишь вежливый сарказм и изящные колкости, однако лучше, если я не позволю ссоре вспыхнуть.

Пора подойти к дамам поближе и попытаться предотвратить сражение.

Но стоило мне сделать шаг, как за спиной раздался шорох. Краем глаза я увидела синий мундир, из тех, что выдавались напрокат.

«Только не это!» — подумала я.

14


— Итак, что там с этим Фолкнером? — спросил Уисли Хатчер, подходя поближе. — Где я мог раньше его видеть?

— Наверное, на ярмарках, — наивно моргая, предположила я. — Он известный в наших краях кузнец.

— Да нет. Я на ваши ярмарки почти и не хожу, а вот его точно где-то видел.

К несчастью, я догадывалась где. Только не совсем его. Фолк был страшно похож на своего исполненного фамильной гордости папашу, и я могла лишь вообразить, как «обрадуется» старый мистер Кейтс, наткнувшись на описание личной жизни сына на первой полосе «Суперсыщика».

— Чую, где-то рядом бродит мой сюжет, — зудел Уисли.

— Уисли, давай поговорим попозже. У меня страшно болит голова.

Что и в самом деле было правдой.

— Видимо, кислородное голодание, — предположил Уисли. — Как ты вообще дышишь в этом платье?

— Уисли!

— Хотя, с другой стороны, в нем заметен каждый вздох…

— Очень смешно.

— Слушай, ты чихнуть не собираешься, а? Очень хотелось бы посмотреть.

Уисли подошел уже достаточно близко, чтобы заглянуть в вырез моего платья. Видимо, выпитый алкоголь его раззадорил.

— Если ты не прекратишь болтать пошлости, голова заболит у тебя, — предупредила я, делая шаг назад. — Уматывай немедленно, или я закричу, что ты пытался меня изнасиловать, и даже люди, незнакомые с тобой, поверят мне, увидев это платье.

— Так нечестно, — пробурчал Уисли, но, зная меня достаточно хорошо, понял, что мои угрозы — не пустой звук. Он смешался с толпой, направляясь в сторону бара.

Я зажмурилась и потерла виски. Может, не надо было прогонять Уисли? Пока кузен пялится на мой вырез, он хотя бы не бродит вокруг, пытая каждого встречного-поперечного по поводу Фолка и Теда. Возможно, стоит его догнать…

Поздно. Поганец Тони, который весь вечер методично наливался спиртным возле бара, встретил появление Уисли взрывом негодования.

— Ах ты, шпион проклятый! — заорал он и метнул в Уисли свою оловянную кружку.

— Эй! — вздрогнул тот, когда кружка просвистела мимо его головы. — Ты что делаешь!

— Если только ты напечатаешь свою чертову статью, я тебя пополам порву! — пообещал Тони, хватая Уисли за локоть.

— Отстань от меня! — взвизгнул Уисли, стряхнув пальцы Тони и отскочив назад.

— Дешевые, низкопробные поделки, а? — ревел Тони. — Ты у меня дождешься, я вот на твоей башке их испробую, тогда глянем, какие они низкопробные!

Уисли повернулся и побежал. Тони кинулся следом. Они пронеслись сквозь толпу, как два бильярдных шара. Гости испуганно смолкли, однако стоило Тони исчезнуть в той стороне, куда, по его мнению, юркнул Уисли, как разговоры возобновились.

Я спросила себя, не стоит ли их догнать. Пожалуй, нет. Тони так пьян, что вряд ли догонит Уисли, не говоря уже о том, чтобы причинить ему какой-нибудь вред. А судя по гримасе на лице миссис Уотерстон, можно было надеяться, что оба до конца праздника зачислены в персоны нон грата.

Я закрыла глаза, с улыбкой представляя, как Уисли с позором выпирают из Йорктауна или по крайней мере с ярмарки.

— Прекрасно сработано, леди.

Я обернулась и узрела очередной синий мундир из тех, что выдавались напрокат. Этот заключал в себе Роджера Бенсона. Кто-то наивно позволил ему воспользоваться оловянной кружкой, в которой помещалась по крайней мере пинта, и бармен неосмотрительно наполнил ее каким-то пойлом — видимо, не единожды, судя по тому, что цветом лица Бенсон напоминал вареного рака.

— Уверен, это все ваши штучки, — слегка запинаясь, сказал он. — Запретили своему братишке со мной общаться. Хотите деньжат побольше выбить?

— Дело не в этом, — ответила я.

— Вранье! — рявкнул Бенсон и качнулся ко мне. Будучи практически одного роста, мы оказались нос к носу, я даже сумела идентифицировать жидкость в его кружке — джин с тоником, а вовсе не пиво. — Вы что же, верите, что я на самом деле украл программу у этого придурковатого…

— Здесь нет ничего личного мистер Бенсон, — прервала я, боясь, что, если он начнет оскорблять Теда, я не смогу сдержаться. — Просто в сложившихся обстоятельствах лучше прояснить возникшее недоразумение, прежде чем продолжать наше сотрудничество.

— Неужели вы всерьез восприняли бредни этого Джексона? — продолжал Бенсон. — Вы же знаете, какие они, врун на вруне!

— Все программисты, с которыми я до сих пор общалась, были исключительно честными людьми, — возразила я. — Может быть, чуть занудливыми… Или вы имеете в виду только выпускников Массачусетсского института? Возможно, они чуть-чуть не от мира сего — путают реальность с виртуальностью, но это, знаете, не относится к Теду. Просто там стипендия была выше, чем в Калифорнийском технологическом.

— Мне все равно, где он в школу ходил! Он врет!

— Мистер Бенсон, я знаю Теда не первый месяц, и ни разу у меня не было повода усомниться в его правдивости. С вами я познакомилась часов пять назад и уже готова посоветовать хозяевам любого дома, куда вы придете в гости, покрепче запирать столовое серебро. Не давите на меня!

— Продолжай в том же духе, детка, — процедил он, делая еще один шаг вперед и обливая джином мое новое платье. — Если хочешь, чтобы дурацкая игра твоего тупого братишки никогда не увидела свет, продолжай в том же духе. Будь я на твоем месте…

— Будь я на вашем месте, — прервала я, — я бы заткнулась.

— Если…

— Пошел вон отсюда! — прошипела я.

Бенсон открыл рот, но даже сквозь алкогольный туман сообразил, что я не шучу, и отошел. Нетвердо ступая, доковылял до стойки, наполнил кружку и исчез. Скатертью дорога.

Вот теперь у меня по-настоящему разболелась голова. Будь я хорошей девочкой, я бы пустилась на розыски Фолка и Теда, нашла бы маму, чтобы увести ее подальше от миссис Уотерстон, смешалась бы с гостями, дабы продемонстрировать прекрасную работу миссис Транш; да тысячу вещей мне нужно сделать, чтобы вечеринка удалась. Вместо этого я ухватила очередной бокал вина с подноса проходившего мимо официанта и еще глубже спряталась в тень, надеясь, что теперь-то меня никто уже не побеспокоит.

Отсюда я видела Майкла: он развлекал группку гостей в составе моего папочки, миссис Фенниман, тетушки Фиби и дядюшки Стэнли; они стояли в приятной близости от столиков с едой и совсем недалеко от бара. Оживленно болтали о чем-то. Может, о том, как заставить всю округу коваными фламинго? Надеюсь, что нет. Должны ведь быть на этот счет какие-то законы, а дядя Стэнли — судья. Хотя он окружной судья, возможно, окружных судей не волнуют местные дрязги.

Майкл отошел к бару, продолжая через плечо разговаривать с моими родственниками. Я наблюдала, как он принес им свежие напитки. «Пора мне к ним присоединиться», — подумала я и осталась на месте. Хотелось побыть одной, а еще лучше — с Майклом. Предложить ему уйти? Нет, решила я, еще парочка бокалов вина до такой степени затруднит ему расстегивание корсета, когда мы окажемся наедине, что он не станет заводить традиционный разговор о наших отношениях.

Кто-то вежливо кашлянул у меня за спиной, и до моего локтя дотронулась рука в до боли знакомом рукаве. Опять этот мундир. Либо Уисли, либо Бенсон.

— Черт возьми! — рявкнула я, обернувшись. — Убирайся, понял? Не хочу я с тобой…

Я осеклась. Передо мной стоял кузен Хорас, одетый во взятый напрокат в магазине миссис Уотерстон синий мундир. Такой же, как у Бенсона, Уисли и половины мужчин на вечеринке.

— Извини, извини, — растерянно бормотал он, отшатываясь от меня, как от гремучей змеи.

— Ой, Хорас, прости. Я тебя кое с кем перепутала.

— Меня часто путают, — с виноватой улыбкой промолвил Хорас, отходя в сторонку.

— Подожди! Не нужно… — упавшим голосом сказала я, увидев, как Хорас налетел на официанта, толкавшего тележку с едой, вывалил на мундир половину закусок и растворился в толпе. Я поймала на себе несколько осуждающих взглядов. В том числе от родственников.

И я не могла с ними поспорить. Кричать на бедного, беззащитного Хораса — перебор даже для меня. Это хуже, чем пнуть Спайка. Тем более что Спайк, говоря по совести, частенько заслуживает хорошего пинка. В то время как Хорас…

Нет, в данный момент мне совершенно точно противопоказано людское общество. Окружающие вернулись к беседе, а я решила ускользнуть еще глубже под сень деревьев. Никто не заметит, что я исчезла, даже Майкл, который увлеченно беседует с моим отцом.

Ну и прекрасно, мне просто необходимо побыть одной. Моя мамочка обожает говорить о том, как из скандального ребенка Мэг выросла в благовоспитанную юную леди. Услышав ее в первый раз, я не смогла не расхохотаться. По-моему, я потратила полжизни на попытки обуздать свой характер. Научилась множеству полезных вещей — йоге, например, да и кузнечному делу. Удивительно, как исчезает злость, когда как следует постучишь молотом по железу. Однако темперамент у меня до сих пор вулканический. Впрочем, в последнее время я пытаюсь выпускать гнев наружу только наедине с собой и, пока не успокоюсь, к людям не выхожу. Конечно, меня не назвать благовоспитанной, но это лучше, чем ничего. Правда, отдых в тени деревьев мало способствовал успокоению — мне бы очутиться в каком-нибудь укромном местечке, где можно всласть побегать взад-вперед, поворчать, поругаться и даже отвесить стене пару-тройку пинков для лучшего результата.

В палаточном лагере, где квартировали мы с Майклом, такого места не найти. В родительском доме, как обычно, остановилась куча родственников, и вряд ли они все ушли на вечеринку.

Павильон! На ярмарке сейчас должно быть пусто. Я смогу не только отдохнуть от людей, но и успокоиться, поработав над какой-нибудь вещицей. А кроме того, неплохо было бы забрать ноутбук и коробку с деньгами. Хоть я и заперла их в подсобке, спокойнее иметь их при себе.

Я пошарила в кармане и вытащила спрятанные там наручные часы. Почти десять, вечеринка запланирована до одиннадцати. У меня как минимум час на то, чтобы отдохнуть и вернуться к Майклу.

Двигаясь по направлению к ярмарочному полю, я слышала затихающие за спиной звуки струнного квартета. Пошарив в сумке-мешке, я достала светящийся бэйджик, свидетельствующий о том, что я вхожу в число организаторов ярмарки, и надела его на шею — вдруг встречу кого-нибудь из «блюстителей старины». Хотя вряд ли, конечно, они сейчас все на празднике, охраняют бар и буфетные стойки.

«Может, и зря я сюда сбежала», — думала я, скользя по пустому полю и слыша вдали приглушенный шум вечеринки. Неумолкающие звуки канонады казались какими-то смазанными, зато мои шаги по усыпанным соломой дорожкам ярмарки — наоборот, оглушающими. А стоило мне ступить на городскую площадь…

— Помогите! — раздался крик. — Кто-нибудь! Помогите!

Я ускорила шаги и покрепче перехватила заплечный мешок, надеясь, что в случае чего он послужит мне оружием, хотя твердила себе, что лучше всего было бы кинуться на поиски кого-нибудь покрепче. Вряд ли я всерьез успокою нападающего сумкой — еще и мобильник сломаю.

Добежав до площади, я обо что-то споткнулась. Человеческая рука. Наклонившись, я разглядела поганца Тони, который лицом вниз валялся на земле.

— Тони! — вскрикнула я. Наклонилась и потрогала руку. Теплая. Хотела нащупать пульс, и тут громоподобный храп возвестил о том, что Тони вовсе не мертв. Просто мертвецки пьян.

— Мэг! Это ты?

Голос Уисли. Теперь я его узнала.

— Уисли! Что случилось? Где ты?

— Здесь!

— Где — «здесь»? Кругом темно, если ты еще не заметил.

— Здесь, в колодках!

Я прошла чуть дальше по площади, пока не разглядела во тьме колодки. И Уисли тоже разглядела, вернее, его спину, задницу и ноги. Он извивался, пытаясь то ли вылезти, то ли повернуться ко мне лицом, но его голова и руки были зажаты слишком крепко.

Я обежала колодки с другой стороны. Уисли в попытках освободиться тряс навесной замок.

— Наконец-то! — воскликнул он.

Я проверила замок. Настоящий. И заперт по-настоящему. А запасной ключ, который мы на всякий случай оставляли на крючке под платформой, исчез.

— Не стой же столбом, выпусти меня отсюда! — требовал Уисли.

— Я бы с удовольствием, да ключ куда-то пропал.

— Небось у этого идиота Тони!

— Мог бы предупредить до того, как я пробежала через всю площадь! — вскипела я, поворачиваясь, чтобы вернуться к храпящему Тони.

Однако у Тони ключа тоже не оказалось — ни в руках, ни в карманах. Я даже на земле вокруг него пошарила — пусто.

— Наверное, обронил его, пока ходил тут кругами, — проворчал Уисли, когда я вернулась, чтобы доложить о своей неудаче.

— Ходил кругами?

— Запер меня, а потом бродил взад-вперед по площади и насмехался надо мной, пока не вырубился, — объяснил Уисли. — Пошарь вокруг него еще немного.

— Без толку. Я пошла, жди.

— Не бросай меня здесь! — взвизгнул Уисли.

— Я тебя и не бросаю. Просто пойду за подмогой, — успокоила его я. — Уверена, что у кого-нибудь из «блюстителей» есть еще ключи, а если нет — вызову полицию.

— Тогда поторопись, — проворчал кузен.

По дороге к павильону я чувствовала себя уже гораздо спокойнее. И надо отметить, гораздо бодрее. Меня очень порадовал вид запертого Уисли, и я знала, что родной угол — не говоря уже о коробке с деньгами и ноутбуке — окончательно вернет меня в нормальное состояние. Смешно, конечно, потому что клочок земли, на котором располагался павильон, был мне не роднее, чем сотня других клочков, на которых мы с Эйлин множество раз его устанавливали. Хорошо, тогда родные стены, потому что павильон сейчас был моей вотчиной, пусть и временной.

Но, ступив внутрь и оглядевшись, я, вместо того чтобы успокоиться, разволновалась еще больше.

Кругом царил бардак. Кто-то перевернул на прилавке большую часть изделий, а остальное сбросил на пол.

Сильный ветер? Не может быть — посуда Эйлин в полном порядке. Даже веточки сушеного вереска, стоящие в изящной вазе, еле колышутся в жарком неподвижном воздухе. Кто-то целенаправленно рылся в моих вещах.

— Тони! Ах ты змей! — пробормотала я, ставя на место канделябр.

Хотя полной уверенности не было — вспомнились еще несколько человек, которые могли бы устроить погром. Но мне отчего-то казалось, что это именно Тони.

Если бы я даже не знала о том, как он однажды выкинул нечто подобное в павильоне Фолка, я все равно заподозрила бы его — очень уж на него похоже.

Грубо. Глупо. И совершенно бессмысленно — слава Богу, у него ума хватило не портить изделия Эйлин, а чтобы повредить мои, надо было приложить гораздо больше усилий.

«Если только он не тронул ноутбук, — внезапно испугалась я. — Или это вообще не он, а кто-то другой, кто решил стибрить коробку с деньгами и замаскировать все это под глупости Тони».

Я бросила подставку для дров, которую пыталась поставить на место, кинулась к занавескам, отделяющим заднюю часть павильона, и отдернула их. Я ожидала увидеть разгром — перевернутые ящики, разбросанные вокруг обломки ноутбука, вскрытую и опустошенную коробку для денег с жалкими остатками мелких монет…

Чего я точно не ожидала — так это наткнуться на труп.

15


— Ну, одет он, во всяком случае, в духе того времени, — пробормотала я, уставившись на тело.

Кто бы это ни был — лицо человека скрывала дешевенькая треуголка, — он был одет в один из вездесущих синих мундиров миссис Уотерстон. А в спине — глубоко, по самую рукоять в виде сокола — торчал мой кинжал.

Я отшатнулась, роясь в сумке и пытаясь нащупать сотовый. Спасибо анахронизмам!.. Только со второй попытки я попала пальцами на нужные кнопки, да и то сначала набрала сервисную службу вместо службы спасения.

— Надеюсь, ты из моих приятелей, — обратилась я к покойнику во время вынужденного ожидания полиции. — Не из самых близких, конечно; просто я боюсь, что, если мы с тобой не ладили, шериф меня тут же арестует.

Во всяком случае, именно так происходит в большинстве детективов, которые отец подсовывает мне при каждом удобном случае, — копы с удовольствием подозревают героя, нашедшего тело. А если учесть, что место и орудие преступления тоже принадлежат мне… Я начала ненавидеть убитого за то, что он так бесцеремонно погиб у меня в павильоне.

И вообще — не могу я больше терпеть эту неизвестность! Я взяла пару каминных щипцов, сделала шаг к недвижному телу и осторожно приподняла щипцами край шляпы — совсем чуть-чуть, чтобы только увидеть лицо.

Роджер Бенсон.

— Черт, — прошептала я, отпуская шляпу, которая упала на место. Головная боль вернулась еще до того, как я осознала все последствия, которые влечет за собой смерть Бенсона.

— Что тут случилось? — раздался за спиной знакомый голос.

— Кого-то убили, шериф, — отозвалась я.

— Убили? — воскликнул шериф. — О Боже!

Он неуверенно шагнул в павильон и уставился на тело.

— Он в колониальном костюме.

— Как и почти все сегодня, — сказала я. Включая самого шерифа, который сменил свой заляпанный томатами синий мундир на другой, на редкость противного зеленовато-горчичного оттенка.

— А может, это часть представления?

— Сомневаюсь.

— Сэр! — окликнул шериф. — Сэр! Извините меня, но если вы актер, не могли бы вы подать нам какой-нибудь знак? Чтобы мы не вызывали сюда полицейские машины с мигалками, «скорую помощь» и все такое и не портили бы постановку… Сэр?

Труп не ответил. В отличие от шерифа, который затаил дыхание, я и не ждала ответа.

— Кто это? — спросил шериф. — Ты посмотрела?

Я протянула ему каминные щипцы. Шериф непонимающе поглядел на них, и мне пришлось еще раз самой приподнять треуголку, чтобы из-под нее показалось лицо Роджера Бенсона.

— О Господи! — воскликнул шериф. — Надеюсь, Монти будет здесь с минуты на минуту.

— Монти?

Шляпа вновь вернулась на место.

— Мой новый помощник, — объяснил шериф. — Он долгое время работал в полиции большого города.

— Правда? Какого именно?

— Кливленд? — задумался шериф. — Или Коламбус? Где-то в Огайо.

— Может, Цинциннати? — предположила я.

— Может. Спросишь сама, когда он придет.

Я кивнула. Не то чтобы это было очень важно, но надо же о чем-то болтать, пока мы стояли тут и смотрели на покойного мистера Бенсона.

— Монти ведет все наши дела об убийствах, — пояснил шериф.

— А много их было, с тех пор как он поступил на работу? — спросила я. Йорктаун отнюдь не является колыбелью преступности.

— Да нет, — ответил шериф. — По-моему, ни одного. Но если бы было, занимался бы ими именно Монти. У него большой опыт еще по Цинциннати.

— Или по Кливленду.

— Или там, — согласился шериф.

— Так-так, что у нас тут? — прогудел бесстрастный голос.

Я повернулась и увидела тощего человека в полицейской форме. Он стоял у входа в павильон, заложив руки за спину.

— Убийство, — ответила я, подходя вместе с шерифом к вновь прибывшему. Маленькая медная табличка на его груди гласила: «Р. Р. Монтгомери», — что давало основания предполагать, что это и есть поднаторевший в убийствах Монти.

— Вижу. — Он взглянул на часы и достал из кармана крошечный блокнот, потом посмотрел на меня: — Хотите нам что-нибудь рассказать?

— Мне нечего рассказывать, — ответила я, потирая лоб. Головная боль усилилась.

— Что произошло, он вам не заплатил? — допытывался Монти. — Или будете настаивать, что в последний момент передумали и вам пришлось защищаться?

У меня отвисла челюсть, я еле сдержала хихиканье. Могу спорить, Монти хотел разглядеть меня с головы до ног и застрял где-то в районе груди.

— Монти! — воскликнул шериф. — Это моя кузина Мэг Ленгслоу. Как раз перед тем, как обнаружить тело, она участвовала в костюмированной вечеринке.

— Костюмированной вечеринке? — удивился Монти, оглядывая опустевшее ярмарочное поле.

— Да, в «Мурхаузе», — подтвердила я. — Я решила вернуться в свою палатку, а по пути заглянула в павильон, чтобы забрать коробку с деньгами. И увидела, что тут кто-то рылся, — я указала на беспорядок, — а в подсобке лежит тело, прямо за занавесками.

— Понятно, — протянул Монти. Он по-прежнему с повышенным интересом рассматривал мой костюм.

— Послушайте! — рассердилась я. — Не знаю, черт побери, как у вас в Коламбусе…

— Цинциннати, — поправил шериф.

— Вообще-то я приехал из Кантона, — нахмурился Монти.

— …но тут, в Йорктауне, мы привыкли, что когда представитель правопорядка прибывает на место преступления, он что-то делает, а не пялится на свидетельницу.

— Свидетельницу, ага! — прищелкнув языком, заметил Монти.

— Вы ведь осмотрите тело? — спросил шериф.

— Я не хочу топтаться на месте преступления — вы и без меня достаточно потрудились! — отрезал Монти. — Дождусь эксперта-криминалиста, за ним уже послали.

— У нас есть эксперт-криминалист? — удивился шериф. — Откуда он взялся?

— Помните того парня, который, как оказалось, учился когда-то на химика? — воодушевленно произнес Монти. — Вы еще подписали приказ о его направлении на учебу в Ричмонд месяц назад?

— Ах, Хорас! — вспомнил шериф. — Да-да. И как учеба? Есть результат?

— Вот сейчас придет — мы и проверим. — Монти взглянул на часы.

И тут же из-за угла павильона, робея больше обычного, показался кузен Хорас.

— Джимми сказал, что меня ждут, — проблеял он. — Что слу… о, привет, Мэг.

— Вы знаете этого человека? — требовательно спросил у меня Монти.

— Городок у нас маленький, — напомнил шериф. — Все друг друга знают, я вам тысячу раз говорил.

— Я — кузен Мэг, — промямлил Хорас так смущенно, будто пришел незваным.

Монти недоуменно посмотрел на шерифа:

— Я думал, ее кузен — вы.

— Точно, — согласился шериф. — И Хораса тоже.

— Мы все друг другу родня, — добавил Хорас.

— Почти все жители города — родственники, — встряла я. — Вам придется учитывать это при расследовании, Монти. На самом деле мы не такие уж плохие. Вы бы посмотрели на тех кузенов, которых мы держим взаперти!

Если бы кто-то из присутствующих оценил шутку, все вышло бы не так мрачно. Но кузен Хорас и шериф давно привыкли кивать и улыбаться в ответ на любое мое заявление, и их реакция, боюсь, убедила Монти в моей серьезности.

Я вздохнула.

— Почему бы вам не приказать Хорасу осмотреть место преступления? — предложила я. — Если вы не будете меня допрашивать прямо сейчас, я бы пошла прилегла где-нибудь. У меня страшно болит голова.

— Нет, почему же, я вас послушаю, — возразил Монти. — И вы никуда не пойдете, пока не снимете платье.

— Простите?..

— Оно понадобится мне для экспертизы.

— Экспертизы? — переспросил шериф.

— Ваша кузина утверждает, что нашла тело, но откуда нам знать, что это правда? — объяснил Монти. — Придется отдать платье на экспертизу, проверить, нет ли на нем следов крови.

Хорас, шериф и я взглянули на платье. Оно сияло ослепительной чистотой, если не считать светлого, еле видного пятна там, где Бенсон облил меня джином с тоником.

— Возможно наличие микроскопических следов, — разъяснил Монти.

И тут я увидела отца и Майкла, бежавших к нам по ярмарочному полю.

— Что стряслось, Мэг? — крикнул Майкл. — Хораса куда-то позвали и…

— Стойте! — рявкнул Монти. — Не приближайтесь к месту преступления!

— Майкл, ты можешь сбегать в нашу палатку и принести мне что-нибудь переодеться? — попросила я. — Лучше джинсы; маскарад, полагаю, на сегодня окончен.

Майкл огляделся, решил, что рядом с папой, Хорасом и шерифом мне ничего не грозит, кивнул и умчался.

— Мэг, что случилось? — спросил отец.

— Кто-то убил мистера Бенсона.

— Убил? — изумился отец. — Произошло настоящее убийство? Как интересно!

— Это еще кто? — осведомился Монти. — Очередной кузен?

— Да, вроде, — согласился шериф. — Со стороны супруги. Это отец Мэг.

— Хотите, я осмотрю тело? — предложил отец.

Монти напрягся и даже сделал шаг, чтобы встать между папой и трупом Бенсона.

— Он врач, — пояснила я. — Доктор медицины. Имеет некоторый опыт в… осмотрах места преступления.

Я не уточнила, что папин опыт состоял в том, что он пытался вмешаться в расследование любого преступления, когда-либо совершавшегося в нашей округе. Вряд ли это помогло бы ослабить растущее на глазах недоверие Монти. Отец благодарно улыбнулся мне.

— Думаю, лучше подождать коронера, — проворчал Монти.

— Он, наверное, еще на вечеринке, — сказал, глядя на часы, отец. — Хотите, поищу? Будет намного быстрее, если мы перехватим его, пока он не двинулся домой.

«Не говоря уже о том, что это дает папе шанс помочь коронеру при осмотре», — подумала я.

— Было бы неплохо, Джеймс, — одобрил шериф. — И пригласите одну из женщин-полицейских, если встретите. Чтобы надзирать за Мэг, когда она… м-м-м…

— Хорошо, — сказал отец.

«Прекрасно! — разозлилась я про себя. — Теперь придется ждать компании, чтобы переодеться. Хорошо бы папочка поспешил. На улице холодает, хочется натянуть что-нибудь потеплее».

— И заодно посмотрю, кто бы мог освободить Уисли, — предложил отец.

— О Господи! — воскликнула я. — Я совершенно про него забыла!

— Это тот назойливый репортер? — уточнил Монти, поглаживая пистолет. — И что с ним?

Я объяснила, какая беда стряслась с Уисли, и все решили сбегать на городскую площадь, оставив меня и Хораса на месте преступления.

Несмотря на обстоятельства, я с интересом наблюдала, как Хорас натянул резиновые перчатки и начал собирать улики. Это был совершенно новый для меня Хорас. Он осматривал вещи, фотографировал, рассовывал их в прозрачные пакетики и посыпал все вокруг порошком, чтобы собрать отпечатки пальцев. Не могу сказать, что кузен излучал уверенность, это было бы слишком, но он ни разу ничего не разбил и не опрокинул, что весьма нетипично для нормального Хораса.

Вернулись остальные, и мы продолжали наблюдать уже все вместе, под аккомпанемент доносящихся издалека жалобных воплей Уисли. Потом пришли отец с коронером. Последний, никого не удивив, провозгласил Роджера Бенсона мертвым и предоставил Хорасу копошиться возле тела.

Я как завороженная следила за обычно робким и забитым Хорасом, который снимал с убитого отпечатки пальцев с таким видом, будто всю жизнь возился с трупами. Если Монти хоть как-то поспособствовал такому перерождению Хораса, то он, возможно, не так уж и плох.

Папа, которого к месту преступления так и не подпустили, ушел разыскивать ключ от колодок. А коронер профессионально уклонялся от вопросов о времени смерти.

— Не больше трех-четырех часов назад, точнее сказать не могу, пока не проведу вскрытие. Хотя, возможно, и оно немногое прояснит.

— Можно подсчитать поточнее и не дожидаясь вскрытия, — возразила я. — Я ушла с праздника около десяти, а с Бенсоном говорила за пятнадцать — двадцать минут до этого. Кладем пять минут на дорогу сюда, и выходит, что он не мог попасть в павильон раньше чем в девять сорок пять. А во сколько я позвонила, вы, наверное, знаете.

— Десять тридцать пять, — сказал шериф. — Рики послал сообщение мне на пейджер, как только принял вызов.

— Итак, промежуток времени сужается до сорока пяти минут: с девяти сорока пяти до половины одиннадцатого.

— И ваш блокнот должен это подтвердить, — обратился шериф к Монти. — Во сколько вы начали допрашивать Мэг?

— В десять сорок пять, — нахмурился Монти.

— Точно? От участка сюда добрых пятнадцать минут пешком.

— Я не был в участке, когда поступил вызов. Я уже и так шел сюда, чтобы разобраться с жалобами по поводу этой проклятой канонады.

— Значит, время смерти установили, — кивнул шериф, гордый сам собой.

— Не забывайте, что оно основано лишь на устных показаниях мисс Ленгслоу.

— Поспрашивайте на вечеринке, — посоветовала я. — Если никто не заметил моей ссоры с Бенсоном…

— Ссоры? Вы ссорились с убитым?

— Да, я ссорилась с убитым, так же как и несколько других гостей. Его мало кто любил.

— Очередной кузен, что ли? — спросил Монти.

— Мистер Бенсон? — уточнил шериф. — Нет, он нам не родственник. Он даже не из наших мест.

— Что, видимо, означает, что он появился тут всего лет десять назад? — с отвращением предположил Монти.

— Скорее, десять часов, — ответила я. — Он прибыл в город для деловой встречи с моим братом Робом.

— Так-так, любопытно! — оживился Монти.

Вот этого-то я и боялась.

16


Хорас продолжал педантично скрести и скоблить мой павильон — так муравей, оказавшийся на чужой территории, проверяет каждый листик, каждую веточку и песчинку на предмет их съедобности. Монти в это время заставил меня до малейших деталей описать все мои встречи с Роджером Бенсоном в течение дня. И мне это не нравилось. Хотя я оставалась главной подозреваемой, Монти проявил повышенный интерес к Робу, Теду и Фолку. И к моему наряду, судя по мрачным взглядам, которыми награждал его Майкл.

Приехала «скорая» и увезла тело Бенсона. Устал и закончил работу даже настырный Хорас, а Монти все продолжал меня допрашивать.

— Итак, вспомните еще кого-нибудь, кто мог бы иметь причины недолюбливать Бенсона, — в конце концов сказал он и так пристально уставился на меня, будто подозревал, что я что-то недоговариваю. Так оно и было. Последние полчаса я боролась с желанием заявить, что, если неприязнь к кому-то может довести до убийства, Монти стоит нанять телохранителя, для того чтобы выжить в нашем городе. К счастью, в разговор влез кузен Хорас.

— Миссис Фенниман, — сообщил он, глядя на кусочки грязи в целлофановом пакете. — Я слышал на празднике, как она называла Бенсона мерзким проклятым ворюгой и кричала, что его надо пристрелить, как бешеную собаку.

— Но его не застрелили, — заметил шериф. — Да и вряд ли у миссис Фенниман есть пистолет.

— Я не говорил, что она его застрелила, — уточнил Хорас, — я сказал, что она так кричала.

— У нее есть меч, от дедушки, со времен Гражданской войны остался, — встрял отец.

— А при чем тут меч, если…

— Мы включим ее в список подозреваемых, — прервал Монти, выныривая из-за блокнота.

Он наконец-то позволил мне переодеться — конечно, под неусыпным надзором женщины-полицейского. Кузен Хорас вытащил пакет, достаточно большой, чтобы вместить мое платье, корсет и остальные предметы туалета.

— Ничего, если я возьму свой ноутбук и коробку с деньгами? — спросила я. — Для сохранности?

— Посмотрим, — ответил Монти. — Где вы их держите?

— В одном из ящиков, — ответила я, показав пальцем. — В том, что на замке.

Помощник шерифа поглядел на Хораса, тот пожал плечами.

— Если ящик был заперт, то почему бы и нет? — сказал он. — Тем более что я закончил.

— Дайте мне ключ, — велел Монти.

Я протянула ему связку, отделив нужный ключ, и с удовольствием наблюдала, как он смешал его с остальными и попробовал пять или шесть других, настолько отличных по форме, что даже идиот понял бы, что они не подходят. Неужели Монти и впрямь думает, что «хонда» запирается на навесной замок?

— А вот и он! — сказал Монти, когда ключ наконец подошел. Отпер замок и поднял крышку ящика. — Я думал, вы хотите забрать компьютер и деньги, — заметил он.

— Именно так, — согласилась я.

— А здесь ничего нет, кроме птиц.

— Птиц?

Я перескочила через желтую ленту, огораживающую место преступления, и заглянула Монти через плечо. Точно, открытый ящик был до краев набит ярко-розовыми коваными фламинго.

— Это не тот ящик, — сказала я.

— Он один тут с замком.

Я прошла вглубь, игнорируя протесты Монти, и начала открывать ящики и коробки. В большинстве своем они были пустыми, их содержимое стояло сейчас в павильоне. Но вот я нашла ящик, куда перед уходом заперла ноутбук и деньги. Компьютер был на месте. Деньги исчезли.

— Кто-то стащил мою коробку с деньгами! — воскликнула я.

— Ерунда, вы просто не там смотрите.

Но денег не оказалось ни в одном из ящиков. Они пропали.

— Может, вы забрали их с собой, когда уходили?

— Бога ради, что же я, не знаю, что я с ними сделала? — возмутилась я. — Прямо отсюда я пошла на вечеринку к миссис Уотерстон. Зачем мне тащить с собой коробку с деньгами? Я совершенно уверена, что положила ноутбук и деньги в этот ящик, чтобы забрать их позже. И повесила замок.

— Только запереть забыли.

— Вовсе не забыла!

Монти приподнял бровь. Я размышляла вслух:

— Кто-то забрался в павильон, вскрыл замок, взял деньги и… Конечно! Теперь понятно, что случилось с Бенсоном! Он вошел сюда во время ограбления, грабитель пристукнул его и пришел в такой ажиотаж, что повесил замок не на тот ящик!

По-моему, версия была чистый бриллиант, но Монти ею даже не заинтересовался.

— Очень любопытно, — сказал он. — Мы учтем ваши догадки.

«Да уж, конечно, вы учтете», — подумала я.

— Если вам интересно мое мнение, преступник забрал деньги просто для отвода глаз, — сказал Монти. — Кем бы ни был убийца, он перевернул весь павильон, чтобы создать иллюзию ограбления, и ему повезло — вы заперли не тот ящик. Для пущей достоверности он схватил коробку с деньгами, а компьютер не взял.

— А почему он не взял компьютер? В коробке было всего-навсего около сотни, а…

— Хорошо быть богатеньким — сотня ей не нужна! — хмыкнул Монти.

— Я не сказала, что она мне не нужна, — сквозь зубы прошипела я. — К вашему сведению, мне теперь придется аж до Дня сурка[16] лопать одни макароны с сыром! Я просто имела в виду, что ноутбук стоит по крайней мере вдвое дороже. Почему убийца забрал для прикрытия именно деньги, а не куда более ценную вещь?

— Возможно, потому что ему некуда его деть, — начал рассуждать Монти. — Банкноты все одинаковые, а если наш убийца — непрофессионал и не знает, где продать краденые вещи, что он будет делать с ноутбуком? А может быть…

Он сощурил глаза, и я почувствовала, что сейчас услышу что-то крайне неприятное.

— Может быть, убийца не хотел брать ноутбук как раз потому, что знал, что это дорогая и, главное, нужная вам вещь. Спорю, вы ведете все деловые записи именно там?

Я кивнула.

— Что, если убийца — ваш знакомый, и он не захотел причинять вам лишние неудобства?

— Это просто смешно! — попыталась возмутиться я, но получилось не очень. — Кроме того, я заметила кое-что еще.

— Что? — нетерпеливо спросил Монти.

— Дисковод закрыт не до конца.

— Тоже мне улика! — пробормотал сыщик.

— И кто-то здесь копался. — Стряхнув с пальцев порошок для снятия отпечатков, я обернула руку подолом рубашки и открыла дисковод.

— Чем докажете?

— Посмотрите сами.

— Выглядит как обычный компакт-диск, — сказал Монти, бросив на диск небрежный взгляд. Майкл тоже заглянул мне через плечо и удивленно приподнял бровь.

— Это и есть обычный компакт-диск, только он вставлен вверх ногами, — сказала я, осторожно приподнимая диск за края и показывая его Монти. — Видите, ярлычок на нижней стороне. Я играла в эту игрушку пару дней назад, да так и не вынула. Я точно знаю, что ставила ее нормально, иначе она просто не включилась бы.

Помощник шерифа отнесся к моим словам довольно прохладно, но все-таки приказал Хорасу взять ноутбук на экспертизу. Я надеялась, что они воспримут меня всерьез и проверят компакт-диск на наличие отпечатков, иначе получится, что я зря обрекла себя на серьезнейшие неудобства, связанные с потерей — хорошо бы временной — моего ноутбука.

— Не беспокойтесь, мы знаем, как обращаться с техникой, — отмахнулся Монти от моих взволнованных вопросов, не повредит ли компьютеру порошок для снятия отпечатков пальцев. — Почему бы вам, ребята, не пойти домой? У нас тут полно работы. И я хотел бы закончить большую часть до того, как появится пресса.

Таким образом, около часу ночи мы с Майклом двинулись наконец к палаточному лагерю, надеясь избежать встречи с «блюстителями старины», которые были бы рады привлечь меня за прогулки в джинсах и рубашке. Если они еще не спят. Скорее всего «блюстители», вслед за остальными, отправились домой, как только выяснили, что Монти не позволит кому попало топтаться на месте преступления. Хороши охранники, нечего сказать!

— По крайней мере теперь нам не надо волноваться, что Бенсон стибрит у Роба игру, — сказал Майкл.

— И то верно. Теперь пора волноваться, что Роба могут арестовать за убийство, — отозвалась я. — Или арестуют меня.

— Они исследуют платье и поймут, что ты никого не убивала, — успокоил Майкл. — А у Роба наверняка есть алиби; тем более я не могу представить никого, кто в здравом уме и твердой памяти решил бы, что Роб способен на убийство.

— Любопытно. Значит, меня оправдает заключение эксперта, а Роба — устойчивый характер, так, что ли? Хорошенький комплимент!

— Я не говорил про устойчивый характер, скорее наоборот, — запротестовал Майкл. — Я считаю, что у тебя хватит решимости ударить кого-то ножом, если не будет другого выхода — например, чтобы защитить себя или близких. А у Роба? Вряд ли.

— Наверное, ты прав, только поверит ли в это детектив, расследующий убийство? Или суд?

— До суда не дойдет. Кстати, по крайней мере твой отец имеет алиби. Он был со мной все время, пока ты бродила по ярмарке.

— Отлично. Значит, у тебя тоже есть алиби.

— И у Роба будет.

— Остаются Фолк и Тед. И миссис Фенниман, и черт знает кто еще. Не могу сказать, что помощник шерифа Монти при всем его опыте произвел на меня серьезное впечатление.

Когда мы вошли в лагерь, пришлось замолчать. Там и тут горели костры, и, проходя мимо них, нам приходилось раскланиваться с актерами. Но большая часть лагеря погрузилась в темноту. И неудивительно. Завтра всем предстоит тяжелый день. И мужчины, и немногочисленные женщины, занятые в постановке, будут маршировать, заниматься строевой подготовкой, стрелять, чистить мушкеты, а после обеда примут участие в репетиции боя, который запланирован на воскресенье.

Женщинам, остающимся в лагере, придется проветривать постели и готовить обед из трех блюд, убирать со стола и мыть посуду водой, которую они наносят издалека, прямо как в восемнадцатом веке. А также присматривать за детьми и домашними животными, переругиваться с «Полицией времени» и разыскивать все, что раскидают мужчины, которые умудряются в крошечной палатке растерять вещи так же легко, как и в нормальных размеров доме. Некоторые из женщин даже будут демонстрировать туристам искусство сбивать масло, варить мыло, лить свечи, шить и стирать так, как это делали в старину.

Я заметила, что среди полуночников, сидящих вокруг костров, нет ни одной женщины.

Мы миновали палатки актеров и вошли на территорию ремесленников. Я лично надзирала за тем, чтобы, разбивая лагерь, все строго следовали инструкциям миссис Уотерстон. Но тот, кто составлял план лагеря, несомненно, предвидел, что ремесленники не будут соблюдать историческую достоверность так ревностно и тщательно, как более опытные в этих делах актеры. Поэтому нас заткнули назад, подальше от дороги. Зато мы оказались ближе к цистернам с водой и туалетам.

Мы с Майклом нырнули в нашу палатку. Аутентичную, прошу заметить, палатку, из небеленого полотна. Веревки, которыми завязывался вход, абсолютно не спасали от мошкары. Кроме того, я сомневалась в ее водонепроницаемости, а стоила она в несколько раз дороже надежной дешевой нейлоновой палатки. Зато была на редкость несовременной.

И маленькой. Около метра восьмидесяти в ширину, двух с половиной в длину и такой низкой, что во весь рост не выпрямишься. Мы с Майклом с трудом размещались тут вдвоем, и я не могла не почувствовать жалости к рядовым колониальных войск, которые скорее всего спали в таких палатках вшестером.

Пока я разворачивала матрасы, Майкл умудрился найти и зажечь маленький фонарик.

— Наконец-то мы одни, — изрек он. — Какая жалость, что Монти забрал на экспертизу и корсет, и платье.

17


Я удивленно посмотрела на Майкла. В его голосе не прозвучало особого сожаления, а ведь он лишился шанса помочь мне высвободиться из корсета. Впрочем, у нас был трудный день.

— Они отдадут и то и другое, — обнадежила я. — И я смогу надеть все это на следующую постановку.

Реакция нулевая.

— Проверишь свою теорию — о том, что самостоятельно я не разденусь.

В ответ — кривая улыбка. Господи, уже так поздно, и я так устала!

— Майкл! Что еще случилось?

— Нам надо поговорить.

Неужели он хочет завести один из тех «серьезных разговоров», через которые время от времени проходят все влюбленные? В моей жизни такие разговоры случаются в основном тогда, когда у меня нет ни сил, ни терпения их поддерживать. Я открыла рот, чтобы ответить, лихорадочно пытаясь сообразить, что именно хочет услышать Майкл, как вдруг сзади донесся раздраженный голос:

— Вам обязательно разговаривать прямо сейчас? Завтра рано вставать.

— Погодите, — донесся другой голос, из-за спины Майкла. — Нам интересно.

Я высунула голову наружу — никто не прятался, скрючившись за углом и прижав ухо к полотняной стенке. Соседние палатки стояли темные.

— Может, вам и интересно, — донесся первый голос из палатки слева от меня, — а нам спать хочется.

— Вставьте в уши затычки, — посоветовал второй голос, из палатки справа.

— Эй! — окликнули из палатки напротив. — У вас что там, гулянка? У меня пиво на льду стоит, холодное!

— Нам придется поговорить в другом месте, — сказала я.

— Сам вижу, — согласился Майкл.

Мы снова обулись и вышли.

Не могу не отметить, что полотняные палатки имеют свое очарование. Снаружи. Глядя на раскинувшееся море тентов, которые изнутри освещали романтичные светильники, легко было представить, что мы на самом деле попали в лагерь армии Вашингтона.

А кроме того, на белые палатки трудно налететь в темноте, чего, к сожалению, не скажешь о грудах разнообразного хлама, который обитатели лагеря разбросали вокруг своих временных жилищ.

Проходя по лагерю, мы миновали палатку Фолка и Теда. Она не отличалась от остальных, особенно в темноте, но я узнала их голоса. И хотя слышно было одно слово из десяти, по тону разговора я поняла, что они опять ругаются.

— Я бы сунула голову в палатку, чтобы прервать ссору и выяснить, знают ли они уже об убийстве, — сказала я, — если бы ты не питал непонятного и беспричинного отвращения к Фолку.

— Я не питаю к Фолку никакого отвращения, — возразил Майкл. — Во всяком случае, к Фолку конкретно.

— Тогда почему ты хмуришься всякий раз, когда видишь его или слышишь его имя?

— Потому что Фолк — это символ. Символ доброй половины твоей жизни.

— Ты имеешь в виду мою карьеру?

— Карьеру и все остальное, что мешает нам почаще бывать вместе. Возьми эти выходные. Мы приехали сюда вдвоем, но ты столько времени проводишь с семьей и друзьями, что мы почти не видимся.

— Майкл, мы уже обсудили…

— Знаю, об этих выходных мы уже поговорили. Согласен, пример не лучший. А что ты скажешь о той неделе, которую мы собирались провести на море?

— Тоже плохой пример. Тогда поездку отменил ты — сказал, что едешь в Ванкувер сниматься в сериале у какого-то друга.

— Не отменил, а перенес.

— Да, с той недели, что я аж за полгода наметила как свободную, на ту, когда у меня была выставка. Очень престижная, хочу сказать, выставка, на которую я пыталась пробиться последние десять лет, не говоря уже о том, что заплатила за место кругленькую сумму.

— Не могу поверить, что ты до сих пор бесишься из-за этого сериала, — сказал Майкл.

— Я не бешусь, мне даже не терпится его посмотреть. Просто напоминаю, чтобы ты не говорил о сорванной поездке.

— Потише нельзя? — проворчал кто-то из ближайшей палатки.

— Простите, — пробормотали мы хором.

Дальше мы шли молча, пока не добрались до дороги, которая делила поле битвы надвое и ограничивала лагерь с севера.

— Разве с той стороны дороги никого нет? — нахмурилась я. — Могу поклясться, сегодня утром там ставили палатки, а теперь… Черт!

Я подпрыгнула от пушечного выстрела; здесь грохотало гораздо громче, чем на ярмарке. Несмотря на это, земля почему-то больше не тряслась. Наверное, я просто привыкла.

— Пушка вон там, слева, — махнул рукой Майкл.

— Знаю. Наверное, они метят по редутам.

— По чему?

— По редутам — так называются вон те защитные сооружения на поле. Видишь земляные насыпи с торчащими из них деревянными кольями?

— А-а, вот, значит, что такое редуты, — обрадовался Майкл. — В подразделении неделями обсуждали, как мы будем штурмовать редут, а я стеснялся спросить, что это такое.

— Видимо, речь шла о Девятом редуте. На самом деле французы штурмовали его за несколько дней до конца осады, — объяснила я, подпрыгнув от очередного выстрела. — Я, кажется, догадываюсь, почему отсюда исчезли палатки.

— Я тоже. Люди сбежали подальше от канонады, поэтому лагерь так переполнен.

— Неужели они намерены палить всю ночь? — возмутилась я. — Пойдем-ка потолкуем с ними.

— Мэг, зачем…

— Майкл, я помню, что ты хотел серьезно поговорить! — крикнула я через плечо, шагая через поле туда, где встали лагерем артиллеристы. — Но я, во-первых, жутко хочу спать, а во-вторых, совершенно обалдела от всего, что случилось. Вместо разговора выйдет скандал, которого я не хочу. Но если ты поможешь мне уговорить этих чертовых артиллеристов прекратить пальбу до утра, я думаю, мы придем к соглашению, тем более что я буду тебе благодарна… Ай!

Я почувствовала, что лежу на земле лицом вниз. Раздался голос:

— Стой! Кто идет?

— Ради всего святого… — пробормотала я.

— Мэг! Что с тобой? — воскликнул Майкл.

— Я обо что-то споткнулась, — объяснила я, пытаясь подняться.

— Я сказал: «Стой! Кто идет?»

— «Gatinois chasseurs»![17] — крикнул Майкл невидимому часовому. — Ты в порядке? — спросил он у меня.

— Я когда-нибудь рассказывала тебе, что на поле боя растут кактусы?

— Кактусы?

— Подойдите и представьтесь! — крикнул часовой.

— Через минутку, ладно? — попросил Майкл.

— Да, кактусы. Маленькие, аккуратненькие кактусы, всего несколько сантиметров в высоту.

— Мэг, ты что, головой ударилась?

— В детстве мы все знали, что здесь нельзя бегать босиком из-за кактусов. Колючки такие малюсенькие, что их даже пинцетом не вытащишь. Приходится ждать, пока сами выйдут.

— Ты ведь не босиком?

— Нет, — согласилась я, вставая на ноги. — Но я упала лицом в кактусы. Надеюсь, то, обо что я споткнулась, кинули не эти бестолковые артиллеристы. Хватит нам за вечер одного убийства.

— Может, поговорим с ними попозже? — предложил Майкл.

Я зашагала к лагерю артиллеристов — мы подошли так близко, что я уже видела блики костра между палатками.

Майкл с кем-то заговорил. Наверное, с часовым, решила я, прошла мимо, и тут передо мной в темноте выросло что-то огромное.

Я шагнула ближе и обнаружила, что смотрю в самое жерло пушки.

18


Я надеялась, что очередной выстрел раздастся чуть погодя, но на всякий случай отпрыгнула подальше. И только потом поняла, что возле пушки никого нет.

Странно. Они же только что палили. Утром, перед уходом в павильон, я наблюдала, как расчет артиллеристов суетится возле орудия, в то время как офицер подает команды — громко, чтобы слышала публика. Там было не меньше восьми человек — и это только половина от того числа, которое требовалось для той же самой операции в старину. Кроме того, процесс состоял примерно из тридцати стадий, треть которых заключалась в чистке дула после выстрела. Почему же никто ничего не делает?

Я снова подошла поближе и дотронулась до дула. Металл был той же температуры, что и окружающий воздух. Разве пушка не греется хотя бы чуть-чуть, когда из нее стреляют?

Я стояла в недоумении, и тут из палатки неподалеку вышел человек и подошел ко мне.

— Хороша, верно? — спросил он, оглаживая пушку, как любимую лошадь. — Представляете, каково им тут приходилось, когда тридцать таких малюток палили по городу?

— Хороша, да и звуки от нее неплохи, — ответила я. — Поэтому даже не желаю представлять, как это было. Вы всерьез собираетесь всю ночь продолжать пальбу?

Человек вздохнул.

— Они из лагеря, Джесс… я хотел сказать, капитан, — произнес часовой, подходя ко мне вместе с Майклом. — Заснуть не могут.

— Не удивляюсь, — кивнул капитан Джесс. — Мы вроде как обязаны стрелять всю ночь, мэм, — добавил он. — Пойдемте… раз уж мы вам спать не даем, так хоть позвольте вас развлечь.

Следуя за Джессом, мы прошли между палатками к центру лагеря, где горел костер. Вокруг него сидели мужчины и женщины. Одна наигрывала на гитаре. Несколько человек держали дымящиеся кружки, другие жевали тосты с сыром. Мой живот тут же забурчал, напоминая, что несколько часов назад я умчалась с вечеринки, так и не перекусив.

— Хотите чего-нибудь выпить? — предложил Джесс. — У нас есть пиво, сидр, вода и свежесваренный котелок нашего национального напитка. Никакого чая, разумеется.

— Национального напитка? — переспросил Майкл.

— Кофе, — объяснила я. — После Бостонского чаепития Континентальный конгресс официально провозгласил кофе национальным напитком. Мне, пожалуйста, чашечку.

— И мне, — добавил Майкл.

— И все-таки я настаиваю, что это анахронизм! — произнес один из людей у костра. — Сам по себе кофе аутентичен, но не тогда, когда его делают в кофеварке, да еще пропускают через фильтр.

— Тогда накапай мне две чашки горячего анахронизма для наших гостей, Мел, — попросил капитан. — Потому что я не желаю портить хороший кофе, кипятя его в том же котелке, в котором ты варил солонину. Вы, ребята, предпочитаете черный анахронизм или со сливками?

Я немного изменила свое отношение к бригаде артиллеристов, сидя с ними у огня и попивая отличнейший кофе; когда мне предложили горячий сандвич, я просто не смогла отказаться. Однако я не могла не помнить о том, что каждая проведенная вместе минута приближает нас к моменту очередного выстрела, и была полна решимости их остановить.

— Слушайте, — сказала я, дожевав угощение, — не хочу злоупотреблять вашим гостеприимством, но что у нас с канонадой творится?

Люди вокруг костра заворчали.

— Нас наняли, чтобы мы стреляли всю ночь, — объяснил Джесс.

— Да, знаю. Чтобы изображать обстрел, который начался десятого октября 1781 года и длился, пока командующий англичан лорд Корнуоллис не выбросил наконец белый флаг. Это я помню. Но для чего вам стрелять в середине ночи, когда все равно никто не слышит? Или, скажем так, не услышит, если вы дадите заснуть.

— Я сам был бы счастлив отдохнуть до утра, или до середины ночи, или до любого другого часа, который вы предложите, — сказал Джесс. — Только дело не во мне. Все решает мадам ван Штейбен.

— Ван Штейбен? — переспросил Майкл.

— Прусский генерал, которого Вашингтон нанял, чтобы навести порядок в американской армии, — объяснила я. — Знаменит любовью к строжайшей дисциплине и строевой подготовке, а также умением ругаться на трех языках.

— Вы прекрасно знаете историю, — с поклоном заметил капитан.

— Я выросла в этих краях, — пожала я плечами.

— И одна из праправнучек этого генерала помогает в организации праздника? — спросил Майкл.

— Майкл! Ради Бога! — воскликнула я. — Разумеется, они имеют в виду твою мать!

У капитана отвисла челюсть. Несколько человек у костра подавились кофе. Майкл вытаращил глаза, а потом расхохотался.

— Замечательно! — смеялся он. — Мадам ван Штейбен!

— Конечно, мы не зовем ее так прямо в глаза, — добавил Джесс.

— Конечно, нет, — согласилась я. — Иначе вас уже не было бы в живых.

— Она особо отметила, чтобы мы не прекращали стрельбы ночью. Сказала, что хочет добиться максимальной исторической достоверности. Заставить людей прочувствовать, что перенесли их прабабушки и прадедушки.

— Нужно было отказаться, отказались же мы от настоящих ядер, — заметил Мел.

— Настоящих ядер? — эхом откликнулась я.

— Когда она впервые увидела, как мы стреляем, я рассказал ей про откат. Если бы мы стреляли настоящими ядрами, откат у пушки таких размеров составлял бы около четырех-пяти метров. Именно поэтому орудийный расчет в те времена включал гораздо больше народу — около шести человек закатывали пушку на место после выстрела. И поэтому мы кричим: «Отход!» — перед тем как дать выстрел. А когда стреляешь холостыми, отката практически нет.

— И она, конечно, сказала, что это недостаточно аутентично, так?

— Снаряды летят очень далеко, — мрачно сказал Джесс. — Если помните, ваш город обстреливали именно отсюда.

— Стреляйте в сторону реки, — предложил Майкл.

— Мудрая мысль, — согласился Джесс. — Там по случаю праздника пришвартовалось всего-навсего штук пятьсот шикарных яхт.

— Простите, — фыркнул Майкл.

— А если целиться в сторону дороги? — предложил кто-то из артиллеристов. — Только я не хочу тратить снаряды на мелочь вроде легковушек. Давайте посмотрим, сколько грузовиков нам удастся подбить.

— Автобусы с туристами, — предложил Мел. — Хотите уничтожить как можно больше врагов — стреляйте по автобусам!

— Не обращайте внимания, — посоветовал Джесс. — Он любит подначивать туристов.

— Надеюсь, они не знают, где живет мама, — шепнул мне Майкл.

— Возвращаясь к ночной пальбе… — начала я.

— Если она не услышит стрельбы, то скажет, что мы нарушили контракт, — предупредил Джесс.

— Да она небось спит давно!

— Ага, уже час как легла, — поддержал Мел.

— Откуда такая точность? — изумился Майкл.

— Людям служивым положено знать, что поделывает начальство, — туманно объяснил Джесс, кинув на Мела свирепый взгляд.

— Давайте заключим сделку, — предложила я. — Вы перестаете стрелять, скажем, до шести утра, а я найду десяток добровольцев, которые завтра явятся к миссис Уотерстон и пожалуются на ночную канонаду.

Джесс задумался.

— На случай если она засомневается, я организую парочку людей, которые возразят, что это — дело привычки и они вообще не заметили никакой стрельбы.

— Да, неплохо было бы немного поспать, Джесс, — сказал один из артиллеристов.

— Договоренность действует до конца праздников — никакой стрельбы с полуночи и до шести утра.

— Вы уверены, что сможете это устроить?

— Уверена, — твердо ответила я.

— Без проблем, — поддержал Майкл.

— Тогда заметано, — согласился Джесс.

Мы пожали друг другу руки, и радостные крики разнеслись по всему лагерю. Несколько человек пожелали нам спокойной ночи и разошлись по палаткам, а Мел оделил всех желающих свежим кофе без единой жалобы на слишком современный метод его приготовления.

— Я вам вот что скажу, — подмигнул капитан. — Давайте-ка пальнем последний раз, закрепим, так сказать, договоренность.

Артиллеристы вскочили на ноги с таким энтузиазмом, что у меня не хватило духу протестовать. В конце концов, после предыдущего выстрела прошло не так много времени, успокаивала я себя, вряд ли кто-нибудь в лагере уже заснул.

— Вы должны нам помочь, — заявил Джесс. — Это ведь вы все затеяли.

— Спасибо за доверие, но…

— Я настаиваю!

Пришлось согласиться; честно говоря, я уже готова была чечетку станцевать на этой дурацкой пушке, лишь бы она прекратила стрелять. Но к моему удивлению, Джесс повел меня не к пушке, а к палатке, стоявшей на краю лагеря.

— Что там? — спросила я.

— А вы загляните, — ухмыльнулся Джесс.

Я с сомнением приподняла полотняный лоскут, прикрывающий вход, и с недоумением уставилась на огромную сияющую суперсовременную стереосистему, похожую на те, что ставят на рок-концертах.

— Мел, Фрэнк, включите колонки, — распорядился Джесс. — Кэрри, проверь кассету.

Мел и еще один солдат выволокли наружу невероятной величины колонки и поставили их по обе стороны палатки, а женщина в домотканом платье натянула пару наушников, покрутила какие-то ручки на панели и кивнула Джессу.

— Всем заткнуть уши, — скомандовал Джесс. — Возьмите затычки, мэм, — обратился он ко мне. — Теперь по моей команде вы нажмете кнопку, вон ту, на которую показывает Кэрри, и мы дадим по проклятым англичанам последний залп перед тем, как отправиться на боковую.

Я нажала кнопку и отскочила. Сквозь плотные затычки донеслось, как записанный на пленку голос Джесса выкрикивает команды, а потом раздался мощный грохот пушки.

— Вот что мы делаем ночью, — сказал Джесс.

Мел и Фрэнк убрали колонки, а Кэрри, сняв наушники, перемотала кассету в начало.

— Потому-то мы и знаем, когда ваша мама ложится спать, — объяснил Джесс Майклу по дороге к костру. — Мы стреляем по-настоящему, только пока кто-то нас видит. Вы не подумайте, нам нравится стрельба, просто, когда никого нет, неохота тратить время и заряды. Так что мы подрядили двух наших парней следить за ней. Когда она идет в нашу сторону, ребята звонят по мобильному, и к тому времени, как она появляется, у нас уже все в порядке.

— Блестяще придумано, — сказала я.

— И так исторически достоверно, — пробормотал Майкл.

— Черт, да вы поймите, — втолковывал Джесс. — Мы и сами стараемся придерживаться правил. Возьмите некоторых актеров — их вообще история не интересует.

— Побегают туда-сюда, постреляют из мушкетов, пока порох не кончится, а потом сядут у костра и пиво дуют, — поддержал его Мел, нахмурившись и кивая в сторону сидящих у огня. Один из них поднял кружку, громко рыгнул, будто тост произнес, и осушил ее.

— А другие, наоборот, настолько упертые, что стараются делать вид, будто двадцать первый век вообще не наступил, — косясь на Мела, добавил Джесс. — Хотят, чтобы все делалось именно так, как в прежние века, не важно, сколько времени на это тратится и нужно ли это вообще. Роют выгребную яму, вместо того чтобы пользоваться биотуалетом. Пьют сырое молоко. Варят себе кофе в котелке. Не удивлюсь, если в один прекрасный день они попробуют лечить больных кровопусканием — это ведь так аутентично!

— Люди имеют право делать то, что считают нужным, — упрямо произнес Мел.

— И я уважаю это право, пока они не пристают к остальным и не ущемляют их право делать то, что те считают нужным.

— Стой! Кто идет? — раздался голос часового.

— Мэг Ленгслоу, случайно, не у вас? — спросил чей-то голос.

— О Господи! — встрепенулась я. — Уисли.

— Кто-то, с кем вы не желаете встречаться? — спросил Джесс. — Мы можем отослать его обратно.

— Не хочу ущемлять свободу прессы, — сказала я. — Вы ведь именно за это сейчас сражаетесь? Дайте ему пройти.

Минуту спустя к нам присоединился Уисли Хатчер.

— Я полночи тебя ищу, — кинулся он ко мне. — Все говорят, что ты нашла труп.

19


— Труп? — переспросил Джесс. — Вы имеете в виду, что все эти разговоры об убийстве — правда? Я-то считал, что это часть постановки.

— К тому времени как они наконец нашли ключ и выпустили меня, тело уже увезли, и я ничего не увидел, — скулил Уисли. — Ты просто обязана дать мне интервью!

— Как говорит миссис Фенниман, единственное, что мы обязаны сделать в жизни, — прожить ее до самой смерти. Можно еще чашечку анахронизма? — обратилась я к Джессу.

— Конечно, мэм. — Капитан разлил кофе всем желающим, полностью игнорируя Уисли, который бегал туда-сюда, издавая жалобные стоны. Кузен походил на просящуюся гулять собаку.

— Стой! Кто идет?

— Не лагерь, а Центральный вокзал… — пробурчал Мел.

— Дэнни, наверное, рад, — сказал один из артиллеристов. — Обычно на ночном дежурстве очень скучно, еле держишься, чтобы не заснуть.

— Привет, Джесс, — сказал один из двух мужчин, подошедших к костру. — Ксавьер из музея «Виктори центр» спрашивает, не поможем ли мы ему приготовить заряды.

— Простите, я знаю, что вы устали за день, — сказал Ксавьер. — Но у меня безвыходное положение.

— Нет проблем, — отозвался Джесс. — Правда, неплохо было бы начать чуть пораньше.

— Да у нас все было готово чуть ли не за месяц, — оправдывался Ксавьер. — А вчера на складе трубу прорвало, и все промокло. В том числе и боеприпасы.

— Ясно, — вздохнул Джесс, а люди у костра понимающе закивали головами. — Хотите поучиться, как это делать? — спросил Джесс.

Майкл явно хотел, а у меня к тому времени открылось второе дыхание.

Джесс отрезал трапециевидный кусочек бумаги нужного размера, маленьким совочком отмерил необходимое количество пороха, завернул бумагу цилиндриком, как сигару, и загнул края.

С моей точки зрения, довольно нелепо делать старинные заряды для мушкетов, используя листки из вчерашнего выпуска «Вестника Йорктауна», но остальные и глазом не моргнули.

Даже Уисли присоединился к нам, хотя не думаю, что от него было много толку. Он смотрел на меня так, будто думал, что я вознагражу его долгожданным интервью, если он сделает побольше патронов.

— Следите за количеством пороха, — не в первый раз повторил Ксавьер. — Лучше не доложить, чем переложить.

— А зачем нужны эти патроны? — спросил Майкл.

— Когда устраивают постановки на открытом воздухе, именно мы занимаемся боеприпасами, — объяснил Ксавьер. — Изготавливаем и раздаем. Из соображений безопасности.

— А то некоторые умники любят насыпать побольше пороха, чтобы громче бахнуло, а это чревато, — добавил Джесс.

— Не говоря уже о дураках, которые используют то же оружие на охоте и даже не пытаются держать боевые заряды отдельно от холостых.

— Вы имеете в виду, что вот этим можно стрелять по-настоящему? — уточнила я. — Старыми газетами?

— Совершенно верно, — подтвердил Ксавьер. — Я сам увлекаюсь охотой и всегда использую страницы с комиксами для боевых зарядов, а остальную часть газеты для холостых, чтобы не перепутать.

Разыгрывает он меня, что ли?

— Боевые патроны делаются таким же образом, — объяснил Джесс. — Однако после того, как вы свернули бумагу и загнули один конец, вы кладете вслед за порохом пулю и только потом загибаете с другой стороны. Когда приходит время заряжать, вы скусываете бумажную гильзу зубами и высыпаете порох вот сюда, на полку.

— Одним из главных требований к желающим попасть в Континентальную армию, — сказал Мел, — было наличие как минимум двух передних зубов, чтобы скусывать гильзы.

— Что при тогдашнем уровне стоматологии… — Ксавьер покачал головой.

— А нельзя просто разорвать пальцами? — спросил Майкл.

— Можно, но тяжело, потому что в руках при этом находится ружье и шомпол, — ответил Джесс. — Смотрите!

Он взял мушкет и продемонстрировал, как нужно разорвать зубами гильзу, засыпал на полку немного пороха, а потом засунул бумажную гильзу в ствол.

— Если бы я стрелял не вхолостую, я бы оставил пулю обернутой в бумагу, что позволяет ей плотно сидеть в стволе. Бумага играет роль пыжа. Пуля поверх пороха, конечно, иначе она никуда не полетит. Потом я беру шомпол, чтобы удостовериться, что заряд до конца вошел в ствол. Обязательно убираю его на место; самое последнее дело — обнаружить в разгар битвы, что кругом валяются шомпола. Вот теперь ружье заряжено. Будь сейчас день, я бы пальнул в воздух, а потом показал бы вам, как его чистят. Впрочем, общую идею вы, надеюсь, уловили.

— Ты собираешься оставить ружье заряженным? — удивился Ксавьер.

Джесс мотнул головой.

— Чтобы вытащить заряд из ствола, используют так называемый червяк, — показал он штуку, похожую на штопор на раздвоенной ножке. Мы внимательно наблюдали, как Джесс вычищает куски бумаги, высыпает порох в общую кучу и выдувает туда же остатки.

— Если постановка нормально организована, там или раздают боеприпасы централизованно, вот как у нас, или проверяют всех солдат, — сказал Ксавьер. — А каждое подразделение устраивает еще и свою собственную проверку — на всякий случай.

— А можно по весу заряда определить, холостой он или боевой? — спросила я. — Ведь пули свинцовые, они тяжелее…

— Верно, но в пылу битвы кто это заметит? — ответил Мел. — Вы, наверное, понимаете, о чем я, — повернулся он к Майклу.

— Боюсь, что не очень, я тут новичок, — сказал Майкл.

— Известен случай, когда какой-то идиот прострелил противнику шапку. — Ксавьер помахал своей собственной шапкой. — Хорошо, что он целился выше головы, как и положено.

— А мои ребята еще удивляются, почему страховка растет, — вмешался Джесс. — Даже при стрельбе холостыми надо целить выше головы противника. Холостые заряды тоже не шуточки, при выстреле прямой наводкой можно и глаз выбить.

Я нахмурилась и посмотрела на Майкла. Неужели он об этом знает и ничего мне не сказал? Или сам только что услышал о том, как рискованно его новое хобби?

— Ужасно! — с жадным интересом воскликнул Уисли. — И часто такое случается?

— Почти никогда, — ответил Джесс, похоронив надежду Уисли на рассказ об опасностях военных постановок.

Через несколько минут Майкл заметил, как я широко зеваю, пытаясь отрезать кусок газеты, и предложил вернуться в лагерь. Мы пожелали спокойной ночи артиллеристам у костра и часовому.

— Или я должна сказать «Gatinois chasseurs», как ты?

— Нет, зачем?

— Не знаю. Что это вообще такое?

— Так называется мое подразделение, — обиженно сказал Майкл. — Я представился часовому.

— Ой, прости. Я знаю, как оно пишется, но понятия не имела, как произносится.

— Я не заметил, чтобы ты вообще хоть как-то его произносила, — надулся Майкл.

— А я и не произносила — вслух, — объяснила я. — Хотя про себя тренировалась.

— Эй, подождите! — окликнул нас Уисли. — Мне в ту же сторону.

— Оставь надежду, Уисли! — отрезала я. — Я слишком устала, чтобы с тобой болтать.

— Послушай, я просто обязан выяснить, что случилось!

— Обратись к Монти, — посоветовала я. — Он запретил нам контактировать с прессой.

— Это не для печати, — настаивал Уисли. — Это для меня. Я опасаюсь за свою жизнь.

— Неудивительно, если вспомнить кое-какие твои статьи, — поддела я.

— Ты можешь не рассказывать мне подробности, которые не подлежат разглашению, просто скажи: этого типа, Бенсона, не могли убить по ошибке?

— По ошибке? — не поняла я.

— Он был в синем мундире, как и я, — объяснил Уисли. — И примерно моего роста и веса.

— Уисли, нынче вечером в таких мундирах разгуливали десятки людей. И многие одного с тобой роста.

— Да, но у кого из них масса недоброжелателей? Я знаю секреты… секреты, о которых я не писал. Секреты, которые могут поломать кое-кому жизнь и погубить карьеру. Мне уже угрожали.

— Не сомневаюсь. Когда ты работал в «Вестнике Йорктауна», я сама несколько раз грозилась тебя убить.

— Анонимные письма с угрозами! — вещал Уисли. — В том числе и от людей, которые не любят шутить.

— Откуда ты знаешь, если они были анонимными?

— Потому что я знаю, кто знает, что я знаю!

— Ну и знай, — буркнул Майкл.

— Полным-полно народу на празднике видело, как твой друг Тони погнал меня в сторону ярмарки.

— Он мне не друг! — рявкнула я.

— Что, если один из гостей проследил за нами, желая меня прикончить, и по ошибке зарезал Бенсона? Если есть хоть малейший шанс, что так и было, я должен принять меры предосторожности.

— Прими их в любом случае, — посоветовала я. — Знаешь ведь, как люди относятся к папарацци. И не шуруй в моем павильоне среди ночи, потому что именно этим и занимался Бенсон, перед тем как его убили. И не доводи людей до того, что они могут запереть тебя в колодки. Если убийца действительно охотился за тобой, тебе повезло, что я его спугнула. Представь только, как легко он мог подойти сзади и…

— Прекрати! Мне и так уже кошмары снятся! Я отсужу у этого паразита Тони последнее пенни, клянусь!

— Тебе придется встать в очередь, сначала я подам на него за нарушение авторских прав.

— Ты же не допустишь, чтобы меня убили, Мэг? Ты что, до сих пор злишься из-за того студенческого бала?

— Студенческого бала? — повторил Майкл.

— Заткнись, Уисли, — предупредила я.

— Ты ходила с ним на бал?

— На его бал, не мой, и не по своей воле. Наши матери силком заставили меня, когда он не смог найти себе пару.

— И вовсе не так! — запротестовал Уисли. — Я сделал это из жалости. Как ты думаешь, сколько второкурсниц попали тогда на бал для выпускников?

— На одну больше, чем следовало, — отозвалась я. — Потише, Уисли. Мы уже подошли к лагерю.

— Ты все еще злишься, — продолжал бормотать Уисли. — И не пытайся уверить меня, что не нарочно надела тогда каблуки.

Я подавила смешок. Туфли с девятисантиметровыми каблуками, в которых я оказалась на добрых двенадцать сантиметров выше Уисли, были моей единственной формой протеста.

Я боялась, что Уисли захочет провожать нас дальше в надежде расспросить меня об убийстве, но, к моему облегчению, как только мы вошли на территорию ремесленников, он махнул нам на прощание и нырнул в свою палатку.

— Скатертью дорога, — пробормотала я.

— И что же произошло после бала? — осведомился Майкл.

— Не то, о чем ты думаешь.

— А откуда ты знаешь, о чем я думаю?

— Потому что, о чем бы ты ни думал, все равно не угадаешь. Несколько парней, которых Уисли довел до ручки, решили сыграть с ним шутку: похитили его, раздели до белья и бросили в глухом месте. Я думаю, ребята не ожидали, что он будет не один.

— Так тебя тоже похитили?

— Ага. Но мне по крайней мере оставили платье. Хотя это не очень помогло, учитывая, что завезли они нас в болото.

— Ты шутишь!

— Представь себе, нет.

— И как же вы сумели вернуться?

— Я дождалась рассвета, нашла еле заметную тропку и пошла по ней, пока не наткнулась на орнитологов, наблюдавших за птицами. Они подбросили меня до Скитертауна, а туда уже за мной приехал папа.

— А Уисли?

— Решил, что я его только задерживаю, и рванул один куда глаза глядят. Полиция отыскала его только через три дня.

— Да, теперь я понимаю, почему Уисли не самый любимый из твоих кузенов, — сказал Майкл, поднимая матерчатый клапан, чтобы войти в палатку.

— На самом деле он даже не кузен. По-моему, из всех родственников с ним ладит только мама.

Я моргнула, вспомнив мамино распоряжение найти для Уисли интересную историю. Убийство, несомненно, подошло бы, однако стоит ли доверять перу Уисли? Ладно, подумаю об этом позже.

Я рухнула на постель, благодаря судьбу за то, что подо мной тщательно замаскированный нами анахронизм — надувной матрас. Как я устала, даже пальцем пошевелить трудно! Если бы Джесс и его друзья-артиллеристы прикатили сюда пушку и начали стрелять над нашей палаткой, я бы, наверное, и глазом не моргнула.

— Боюсь, сегодня я буду храпеть во сне, — предупредила я.

— Сегодня, но, надеюсь, не прямо сейчас? — отозвался Майкл.

Что ж, оказалось, у меня еще остались кое-какие силы.

20


То ли артиллеристы решили подольше поспать, то ли я действительно привыкла к канонаде, только когда знакомый грохот сотряс палатку, я вскочила, вытащила из сумки часы и обнаружила, что уже начало восьмого.

Майкла выстрелы не разбудили, кроме того, он даже не почувствовал, как я толкаю и задеваю его, пытаясь побыстрее натянуть платье в тесной палатке.

Я выскочила наружу, выпрямилась и заморгала от яркого солнца. Еще один не по сезону жаркий день.

— Прошу прощения, госпожа, вы не могли бы показать мне, где здесь удобства?

— Какие удобства? — спросила я, оборачиваясь к растрепанному прохожему, сжимающему облезлый рюкзак.

— Удобства, — повторил он. — Ну, знаете, уборные…

— А-а, понятно!

Удобства — не совсем подходящее название для свезенных к палаточному лагерю переносных туалетов и раковин, которые оказались, напротив, такими неудобными, что ими пользовались лишь в случае крайней необходимости.

— Вон там, за изгородью. Мужчинам налево.

— Благодарю вас, госпожа. — Незнакомец галопом умчался в нужном направлении.

Я подумала, не посетить ли удобства мне самой, и решила, что это не срочно. Если я сейчас поспешу, то через пятнадцать минут дойду до дома родителей, оборудованного запрещенными современными выдумками вроде горячей воды и унитаза. Возможно, даже успею принять душ, если еще не проснулись гостящие в доме многочисленные родственники.

И, что особенно важно, успею поговорить с Робом. Он таинственным образом исчез со вчерашней вечеринки, и я побаивалась, что Монти рано или поздно решит его допросить. А поговорив со мной и высказав мне первые, необдуманные, комментарии по поводу убийства Бенсона, шансы Роба попасть в ряды основных подозреваемых несколько снизятся.

Пройдя через сонную часть лагеря, занятую ремесленниками, я попала в более оживленную — к актерам. Сегодня лагерь выглядел натуральнее. Вчера, когда все только обустраивались и изо всех сил старались вести себя «как в старину», я решила, что мы напоминаем скорее поверхностную телепостановку, чем реальный лагерь времен Войны за независимость. Все казалось слишком новым и чистым, даже запах был какой-то современный. А актеры изо всех сил демонстрировали знание эпохи.

Сегодня утром никто ничего не изображал — народ просыпался и пытался умыться и позавтракать в условиях, приближенных к концу восемнадцатого века. Люди перестали волноваться из-за того, что в их речи иногда проскакивают анахронизмы, а дети и собаки норовят изваляться в грязи, — они начали просто жить.

Выйдя на дорогу, я увидела современных полицейских, которые прочесывали лагерь, разрушая все очарование картины восемнадцатого века. Я почувствовала себя виноватой — боюсь, они разыскивают мою коробку с деньгами.

Парочка актеров, которые к тому времени полностью проснулись, решили использовать вторжение полиции, чтобы порепетировать, и отвели полицейским роль британских солдат, обшаривающих лагерь в поисках раненых мятежников. Один из них вскочил на пушку и произнес пламенную речь о правах колонистов и недопустимости обысков и арестов. Я заметила, как местные полицейские, привыкшие к таким штучкам, успокаивают пришлых, объясняя им, в чем дело.

— Вы имеете в виду, что каждый октябрь весь город вот так вот сходит с ума? — спросил один из чужаков. К сожалению, я не расслышала, что ему ответили.

Я пошла через ярмарочное поле в надежде, что полиция закончила ворошить мой павильон и я смогу хоть немного прибраться к открытию. Но на ярмарке полицейских оказалось еще больше, чем в лагере, они сновали туда-сюда, большинство лиц были мне незнакомы.

— Не входите! — крикнул, увидев меня, Монти.

Он говорил с чернокожим мужчиной. Я было решила с испугу, что это Тед, но, присмотревшись, поняла, что ошиблась — мужчина не носил ни дредов, ни исторического костюма и был по меньшей мере лет на десять старше Теда.

— Что ж, спасибо, — сказал Монти, пожимая собеседнику руку и провожая его к выходу из павильона. — Мы позвоним вам, если будут еще вопросы.

— Непохоже, что вы ему так уж благодарны, — сказала я, когда мужчина ушел.

— Верно. Мне очень нравился ваш приятель, Тед, в качестве подозреваемого. Похоже, вчера он весь день ссорился с убитым, и у него определенно есть мотив. Однако теперь у парня появилось алиби. Предположительно, он сидел вечером в кофейне в компании этого человека.

— Вот и хорошо.

— Я сказал «предположительно», — подчеркнул Монти. — Мы еще проверим его показания. Возможно, они в сговоре. И странно, что сам Тед ничего об этом не сказал, как вы считаете? Вам сюда нельзя. — Монти протянул руки, не давая мне войти.

— Ясно. Когда вы планируете закончить?

— Не могу ничего обещать. У нас тут несколько следователей из Ричмонда, и они все еще обыскивают павильон.

— Придется заглянуть попозже.

— Придется. Где вас найти, если у нас возникнут вопросы?

— Понятия не имею. Вы уже обнаружили мою коробку с деньгами?

— Нет. А когда обнаружим, оставим у себя для экспертизы.

— Ладно. Сейчас я иду к родителям — принять душ. Затем, наверное, в Йорктаун, в банк — мне нужны хоть какие-то наличные для сдачи покупателям, если вы, конечно, пустите меня сюда сегодня и у меня вообще будут покупатели. Стоит мне подходить, когда я оттуда вернусь, вы закончите к тому времени?

— Вряд ли. А где вы будете потом?

— Понятия не имею. Собиралась весь день просидеть в павильоне. Если понадоблюсь, поищите в палатке первой помощи; если меня там не будет, попросите отца передать мне все, что нужно.

— Вашего отца? Это он заведует медицинской палаткой?

— Да.

Монти скривился и потер кончик носа.

— Что папа натворил?

— А как вы предполагаете, что он мог натворить? — огрызнулся Монти.

— Понятия не имею. Это одно из лучших качеств папочки — он порывист и непредсказуем.

— Вы имеете в виду, что он немного… того?

— Нет, конечно. Я имею в виду, что он выдумщик, и никто не может угадать, что он выкинет в следующую секунду.

Хотя, если подумать и учесть, что папа — страшный любитель детективов и всю жизнь мечтал стать участником какого-нибудь запутанного расследования, я, пожалуй, могла бы высказать несколько догадок.

— По-моему, ваш отец пытается подтолкнуть меня к мысли, что именно он совершил преступление, а это совершенно невозможно — у него железное алиби. Поэтому я и предположил, что он один из тех типов, которые спешат признаться в каждом громком убийстве.

— Он признался?

— Нет. Пока нет. Но прибегал сюда уже два раза и старался убедить меня, что в его алиби имеются дыры. Вчера в окрестностях шаталось около двух тысяч людей в карнавальных костюмах, половина из них имела при себе мечи, кинжалы и мушкеты со штыками, а я должен заниматься придурком с дырами в алиби!

— Вы, наверное, сегодня и не спали? — посочувствовала я.

— Нет, — удивленно ответил Монти.

— Так оставьте все следователям и вздремните пару часов, — предложила я. — От вас все равно не будет толку, если вы устали и раздражены.

— Мечты, мечты!.. Но все равно, спасибо за предложение.

Монти смотрел на меня с подозрением — взглядом человека, которому не часто сочувствуют, видимо, потому, что окружающих он отпугивает гораздо раньше, чем им придет в голову это сделать.

— Я поговорю с папой, — пообещала я. — Он не идиот, просто детективов начитался.

— Какая разница? — пробормотал Монти мне в спину.

Я решила пропустить его заявление мимо ушей, отчасти потому, что спешила, отчасти потому, что никак не могла припомнить цитату о том, что детективы — отдых для интеллигента, или как там говорил отец.

Округа все еще нежилась в блаженном сне. Слышны были лишь птичьи голоса да какой-то странный стук — то ли дятел в поисках раннего завтрака, то ли миссис Фенниман прибивала предвыборные плакаты.

В доме родителей тоже царила тишина. Четверо приезжих родственников завтракали на лужайке в заднем дворе и кидали крошки нашим павлинам. Не лучшая идея — количество павлинов уже превысило все разумные пределы и продолжало увеличиваться с каждым днем. Неужели эти люди не смотрели «Птиц» Хичкока?

Папа любил рассказывать всем и каждому, как замечательно размножаются павлины благодаря прекрасному уходу, который он им обеспечивает, однако в последние несколько месяцев мы начали чувствовать, что они размножаются даже слишком замечательно. Мы приобрели их только в прошлом году, при подготовке к очередной свадебной церемонии, а теперь их уже вчетверо больше, и соседи начинают потихоньку звереть. Папа был не в силах избавиться хотя бы от части выводка, поэтому попытки заработать на них, продав несколько птиц на интернет-аукционе, странным образом провалились. Правда, он клятвенно обещал маме после Дня Йорктауна кастрировать или стерилизовать всех птиц.

И хоть даже я отказываюсь от вегетарианства на День благодарения, мы старались не слушать периодические рассуждения миссис Фенниман на тему о том, кого павлины напоминают на вкус — индейку или фазана?

Кроме четверки в саду, я больше никого не встретила. Мне повезло — судя по легкому похрапыванию за дверью комнаты Роба, брат еще дома.

Я постучала, храп не прекратился. Я позвала — никакой реакции. Пришлось войти и хорошенько потрясти братца. Он повернулся на другой бок и накрыл голову подушкой.

— Просыпайся, Роб, надо поговорить! — Я снова его потрясла.

— О-ох! — простонал Роб. — Дай еще хоть чуточку поспать!

— Мне надо рассказать тебе, что случилось вчера вечером.

— Слушай, я не нарочно. Извини.

— Ты не нарочно? — изумилась я и услышала в ответ все тот же храп. — Роб!

— Я потом пойду и признаюсь, — пробормотал брат.

21


— Признаешься? — воскликнула я. — Роб, что, черт возьми, ты имеешь в виду?

— Признаюсь, попрошу прощения, что угодно.

— Роб, немедленно проснись и все объясни!

— Зачем? Она что, уже тут? — Роб подскочил в постели.

— Кто «она»?

— Миссис Уотерстон.

— Миссис Уотерстон? — изумилась я. — Нет, ее здесь нет, а зачем она тебе?

— Может, она еще не знает? — с надеждой предположил Роб. — Может, я еще успею пойти, найти его и привести обратно?

— Роб, объясни, ради Бога, о чем ты?

— Спайк. Я его потерял. — И все?

— Тебе мало? Миссис Уотерстон меня пристукнет.

— У нее другим голова занята. Вчера вечером кто-то убил Роджера Бенсона.

— Ничего себе! Роб окончательно проснулся. — А кто?

— Пока неизвестно. Шериф поручил это дело своему новому помощнику Монтгомери, и тот рыщет по округе в поисках любого, у кого имелись причины недолюбливать покойного.

— Надо же! — покачал головой Роб. — Наверное, это прозвучит эгоистично, но я даже рад, что отделался от этого типа.

— К несчастью, та же мысль пришла в голову Монти. Скажи, пожалуйста, у тебя есть алиби на время с половины десятого до половины одиннадцатого вчерашнего вечера?

— Черт бы побрал этого пса!

— Ты гонялся за Спайком! — догадалась я.

— Точнее, искал его. Трудно назвать это погоней, поскольку я понятия не имел, где он может быть. Четыре часа скакал по окрестностям в поисках мерзкой твари!

— Лучше и быть не может, — вздохнула я, садясь на край кровати.

— Мэг, что, совсем плохо? Меня всерьез подозревают, да?

— Пока не знаю. Наверное, зависит от улик, которые они найдут. Может быть, нам повезло, и убийца оставил на кинжале свои отпечатки пальцев.

— На кинжале? Бенсона убили кинжалом?

— Да. Моим кинжалом с рукояткой в форме сокола.

— Тем, что я крутил вчера в руках?

Я озадаченно заморгала, но, чуть поразмышляв, успокоила Роба:

— Не переживай. Его еще и другие держали, включая, разумеется, меня. Если тебя это утешит, мне кажется, Монти подозревает меня больше, чем тебя.

— Тебя? Почему?

— Потому что кинжал мой. И Бенсона нашли в моем павильоне.

Я решила умолчать о том, что даже Майкл считает Роба в отличие от меня неспособным на убийство. И что я с этим согласилась.

— Вставай, пойдем потолкуем с полицией. Будет лучше, если ты явишься сам, не стоит ждать, пока они тебя найдут.

— Да, наверное. Как ты думаешь, что мне надеть — колониальный костюм или что-нибудь попроще… О черт!

— Что случилось?

— Мой костюм. На нем осталась кровь Бенсона — после того, как Фолк разбил ему нос.

— Фолк и не думал разбивать ему нос…

— Хорошо, после того, как Бенсон разбил нос о кулак Фолка.

Несмотря на тревогу, я не смогла сдержать улыбки.

— Ну ладно, после того, как Фолк случайно разбил Бенсону нос, — согласилась я. — Но ты же не один такой, верно? Кровь брызнула на всех, кто стоял неподалеку.

В основном на моих друзей, которых Монти и так уже подозревает. Дьявольщина!..

— Знаешь, что скажет твой Монтгомери? — мрачно промолвил Роб. — А я знаю: убийца Бенсона рассчитывал, что кровь из его носа замаскирует кровь от удара кинжалом. Он даже может добавить, что преступник решился на смертельный удар именно после драки или вообще драку затеял нарочно.

— Глупости! — отрезала я. — Он не настолько туп.

К несчастью, я ошибалась.

— Да, — сказал Монти, когда Роб предъявил ему заляпанную кровью одежду. — Это бросает серьезное подозрение на всех участников драки.

— Никакой драки не было, — попыталась объяснить я. — Просто… перебранка!

— Перебранка, в ходе которой один из участников получил удар по лицу, вызвавший потерю крови.

— Да нет же, у него только из носа кровь пошла.

— Это и есть потеря крови.

— Нет, потеря — это полное обескровливание, — не соглашалась я. — Как при укусе вампира. А у Бенсона крови оставалось достаточно, чтобы бродить кругом еще шесть-семь часов.

— Точно, — поддержал меня Роб. — Отец заплатил мне целый четвертак за «обескровливание», когда мне было восемь.

— Он имеет в виду, что выучил это слово, — пояснила я, пока Монти не вообразил себе чего-нибудь криминального. — Отец старался расширить наш словарный запас. Послушайте, Бенсон просто-напросто разбил нос, и у него пошла кровь. Вот и все. Если вам интересно мое мнение, это бросает не больше подозрений на присутствовавших, чем на весь остальной мир. Кроме того, к вечеру об этом знал уже весь город, поэтому любой мог совершить убийство в надежде, что подозрение падет на кого-нибудь из забрызганных кровью, если полиция не захочет копнуть поглубже.

— Мы копнем так глубоко, как сочтем нужным, — оскорбился Монти.

— Скажите, Бенсона прямо здесь убили или тело притащили сюда позже?

Помощник шерифа, не моргая, глядел на меня, изогнув губы в улыбке, которую он, видимо, считал вежливой, но загадочной. Будь моя воля, я бы вообще запретила таким типам улыбаться.

— Конечно, если вы это уже выяснили, — деликатно добавила я.

— Мы выяснили все, что нам нужно. А вот вам какое дело?

— Как же! — воскликнула я. — Если Бенсона убили в другом месте, убийца засунул тело в мой павильон по одной простой причине. Обратите внимание, почти каждый продавец имеет в своем павильоне что-то типа склада или подсобки, где он хранит товар, который не хочет пока выставлять на прилавок. Но только в моем павильоне этот отсек такой большой, что в нем можно спрятать труп. А если Бенсона прямо тут и убили, то, выходит, либо он, либо преступник явились сюда с какой-то целью; надо лишь выяснить, что это была за цель, и вы запросто вычислите убийцу.

— Мы и сами уже догадались, мисс Ленгслоу. — Монти смотрел на меня все с тем же странным выражением лица — то ли издевательским, то ли просто насмешливым. — А вам, повторяю, какое дело?

— Это мой павильон. Я тут работаю, вот какое.

Монти все сверлил меня взглядом. Возможно, он прочел где-то, что так можно расколоть заупрямившихся подозреваемых. Что ж, в гляделки лучше играть вдвоем. Я скрестила руки на груди и точно так же, не моргая, уставилась на него. Минуты шли, мы смотрели друг на друга, и я вдруг вспомнила документальный сериал, где ведущий, Марлин Перкинс, объяснял, что это обычное поведение для высших приматов, когда они хотят выяснить, кто вожак в стае — установить иерархию или как там у них это называется.

Гориллой-лидером оказалась я. Помощник шерифа внезапно посмотрел на часы, демонстрируя тем самым поведение обезьяны, которая неудачно притворилась, что ей надо куда-то спешить.

— Простите, — сказал Монти с потускневшей улыбкой. — У меня много дел.

— У меня тоже, — отозвалась я. — И я не могу заняться ими до тех пор, пока вы не освободите мой павильон. Скажите хотя бы примерно — когда?

— Мы дадим вам знать, — чванливо заявил сыщик.

— Разумеется, — пробормотала я и отвернулась, чтобы идти.

— Мисс Ленгслоу!

Я оглянулась.

— Спасибо, что привели ко мне брата. Но очень прошу вас не вмешиваться в расследование.

Я молча проглотила насмешку.

— Ваш отец думает, что мы — кучка пустоголовых неумех, которые беспомощны без ваших исключительных детективных способностей.

— Я вам уже говорила, мой отец обожает книги, в которых тихие библиотекари распутывают невероятные преступления и ловят жестоких убийц.

— А вы?

— Папа — пенсионер, а я день и ночь работаю, у меня нет времени на такие вещи.

— Так вы не будете совать свой нос в это дело?

Я повернулась и угостила его собственной версией взгляда, которым мама одаривала нас с братом, когда мы откалывали совсем уж идиотские шуточки.

— Знаете, я просто зря трачу время, ожидая, когда вы наконец закончите, что вы там пытаетесь делать в моем павильоне, и я начну работать. Мне остается лишь бродить по ярмарке и разговаривать с людьми. И я удивлюсь, если кто-нибудь заговорит со мной о чем-то, кроме убийства. Если это означает в вашем понимании «совать нос» — значит, я буду совать нос. Как только вы пустите меня в павильон, я совать нос перестану.

Монти нахмурился.

— Мы дадим вам знать, когда закончим, — повторил он.

Я нашла Эйлин, попросила ее раздобыть для меня наличность и отправилась кое с кем потолковать.

По дороге я заметила одного из моих племянников, который маршировал по площади вместе с военным оркестром. Оркестр репетировал «Мир перевернут вверх ногами» — мелодию, которую музыканты Корнуоллиса играли во время церемонии сдачи города. Интересно, чья это была шутка — Корнуоллиса или музыкантов? В любом случае название очень подходило к моему настроению, когда я шла к павильону Фолка, чтобы начать совать нос не в свои дела.

Фолк встретил меня злой как черт.

22


— Что с тобой? — воскликнула я при виде распухшей, покрытой синяками физиономии приятеля.

— А ты что, не помнишь? Ты же там была! — ответил Фолк. — Хотя разбитый нос недоброй памяти усопшего мистера Бенсона так потряс окружающих, что неудивительно, почему все забыли, как я грохнулся лицом на железные подставки.

— Ой, вспомнила. Спорю на что хочешь, Монти обратил на это внимание.

— Монти! — прорычал Фолк. — Если этот тип еще не полный кретин, то успешно движется в нужном направлении.

— Пожалуйста, только не говори мне, что у тебя нет алиби на время убийства!

— Я даже не знаю толком, где я был. И уж точно не встретил там ни единого человека, который мог бы подтвердить мою невиновность. Ты в курсе, что там, за деревьями, озеро?

— На самом деле это пруд. И что?

— Я туда упал. Возвращался с вечеринки такой злой, что даже не смотрел, куда иду. Просто шел-шел и вдруг свалился в озеро.

— Пруд.

— Какая разница? Любой водоем, достаточно глубокий для того, чтобы я в нем чуть не утонул, заслуживает названия озера. В общем, когда я вылез оттуда, то сообразил, что не имею ни малейшего понятия, где нахожусь. Я оказался на развилке трех проселочных дорог, выбрал одну и пошел по ней. Часа через полтора я добрался до Семнадцатой автострады, тогда только смог сориентироваться. И еще с час топал до лагеря по шоссе.

— Если ты упал в пруд там, где я думаю, любая из двух других дорог довела бы тебя до лагеря минут за пятнадцать — двадцать.

— Ты не представляешь, как бы я обрадовался. Тед пришел сразу после меня. Сказал, что в одиночку сидел на берегу реки с ноутбуком и играл в «Дум», пока батарейка не села.

— Что ж, это на него похоже, — сказала я, но в животе у меня похолодело. По какой причине Тед может скрывать от Фолка, что у него есть алиби? Только по одной — он не хочет, чтобы Фолк узнал, кто это алиби подтвердил.

— Да, похоже, — согласился Фолк. — Хотя Монти не поверил.

Я пожала плечами, гадая, давно ли Фолк говорил с Монти.

— Тогда из-за чего вы с Тедом ругались?

— Только не говори, что нас слышал весь лагерь! Я изо всех сил старался вести себя потише.

— Мы с Майклом проходили мимо.

Фолк вздохнул:

— Мы обвиняли друг друга, что глупо вели себя с Бенсоном. Что у него теперь будет преимущество, в том случае если дело дойдет до суда. Если б знать тогда, что он уже мертв! Мы бы переживали не из-за суда, а из-за опасности быть арестованными за убийство.

— Будем надеяться, до этого не дойдет.

— Будем. Однако сильно рассчитывать не стоит. Тем более что, даже если нас не задержат, газеты пережуют все подробности так, что мало не покажется.

— А ты-то хотел переждать по-тихому, пока отец привыкнет к твоему образу жизни!

— Это не проблема. Папочка, конечно, откажется от меня, но он и так делает подобные заявления примерно раз в году. Рано или поздно все забудут об этой истории — он и успокоится.

— Хоть бы поскорее. Пока не заметно, чтобы полиция особо продвинулась в расследовании. Шарят в моем павильоне…

— И в остальных. Похоже, в моем павильоне они провели вдвое больше времени, чем в соседних. Плохой знак.

Я не смогла придумать в ответ ничего ободряющего, просто попрощалась и ушла. Может быть, и стоило сказать ему про алиби Теда, но у меня духу не хватило. Хотя не исключено, что я своими догадками все только усложняю. Если Тед ночью был с кем-то еще, это же не значит, что он обманывает Фолка, правда? А может, Фолк уже и сам обо всем знает, просто решил скрыть от меня. С другой стороны, зачем? Чтобы сохранить лицо? О чем на самом деле спорили они с Тедом прошлой ночью в палатке? И верю ли я сама в алиби Теда?

Поскольку в павильон я попасть по-прежнему не могла, я прошлась по ярмарке, пытаясь отследить анахронизмы и заставить владельцев спрятать их до того, как «блюстители старины» наложат очередные драконовские штрафы, насчет которых, кстати, я так и не поговорила с миссис Уотерстон. «Блюстители» начали записывать суммы штрафов на доске возле колодок, для каждого ремесленника отдельно, и, глядя на стремительно растущие суммы, я понимала, почему моральный дух на ярмарке неуклонно ползет вниз.

Вскоре я наткнулась на Майкла — они с шерифом сидели в медицинской палатке отца и наблюдали, как папа демонстрирует чудеса колониальной хирургии супружеской паре туристов с сыном лет десяти. Посетители с ужасом поглядывали на окровавленный кожаный фартук отца.

— Конечно, в те времена люди гораздо чаще умирали от инфекционных заболеваний, особенно дизентерии, чем гибли на поле боя, — вещал отец.

— Что такое дизентерия? — спросил мальчик. К счастью, отец обернулся, чтобы поприветствовать меня, и вопроса не расслышал.

— Доброго вам утра, госпожа Ленгслоу, — низко кланяясь, произнес он. — Что я могу вам предложить? Что-нибудь тонизирующее? А может, слабительное?

— Мой павильон, пожалуйста, — ответила я, шлепаясь на один из соломенных тюков, которые отец приспособил под сиденья. — И желательно до конца ярмарки. Мне уже не до прибыли, хотя бы затраты окупить.

— Может, пустить вам кровь? — предложил отец, вынимая из-под грубо обтесанного стола, на котором размещалась экспозиция медицинских инструментов, банку с пиявками.

— Нет, спасибо, папочка, — ответила я. Он наверняка шутил. Во всяком случае, хотелось надеяться.

— Это кто это? — осведомился мальчуган.

— Пиявки, — ответил отец. — Кровь сосут, — уточнил он, что было совершенно излишним, но пролагало прямой путь к сердцу десятилетнего туриста.

— Настоящие пиявки? — пришел в восторг парнишка.

— Конечно.

— Круто!

— Хочешь подержать?

— Класс! Хочу!

— Джастин, нет! — испугалась мать.

— Они совершенно безопасны, мадам, — уверил отец. — Абсолютно чистые пиявки. Использованных мы держим отдельно.

— Использованных? — эхом откликнулся папа мальчика, его глаза испуганно проследили за жестом отца, показывающим на стоявшую на столе банку с использованными пиявками. Видимо, дела в медицинской палатке шли не очень-то хорошо — в банке плавало от силы штук десять пиявок. Я заподозрила, что и этих-то отец покормил сегодня собой, не сумев уговорить никого из туристов.

— После того как они сняты с пациента, сажать их на следующего негигиенично, — объяснял отец. — Конечно, в старые времена не знали о микробах, но нынешние доктора очень аккуратны при использовании пиявок.

— Нынешние доктора? — воскликнул отец мальчика. — Вы хотите сказать, что в здешних местах до сих пор используют пиявок?

— Разумеется! Для них и сейчас очень много работы! Пиявки очень полезны при замедленной циркуляции крови, в пластической хирургии и косметологии или при пришивании оторванных конечностей.

— Понятно, — кивнул турист, не в силах отвести взгляд от посыпанного песком пола под операционным столом, на котором валялись жуткого вида хирургическая пила и что-то похожее на оторванную руку — так и не сумев пришить, ее, видимо, выбросили.

— Конечно, использованных пиявок сажали отдельно даже в те времена, — продолжал отец. — Если посадить сытую пиявку вместе с голодными, они сожрут ее вместе с выпитой кровью.

— Клево! — восхищался мальчишка, изо всех сил упираясь ногами в пол, чтобы помешать родителям выволочь его на улицу.

— Вот, к примеру, вытащим одну… — Отец взял небольшие щипцы.

— Как занимательно, — произнес Майкл, чуть не протыкая носом банку, из которой отец пытался выудить пиявку. — Я почему-то всегда считал, что они короткие и круглые, а они, оказывается, длинные и тонкие.

— Поедят — потолстеют, — отозвался отец, прихватывая щипцами тощего коричневого червяка и поворачиваясь, чтобы с гордостью продемонстрировать туристам своего питомца. К сожалению, при виде пиявки супруги дружно подхватили сына и вихрем вылетели на улицу. Слышно было, как протестующие вопли мальчика затихают вдали.

— Странно, — пробормотал отец. Он разочарованно посмотрел на извивающуюся в щипцах пиявку, вздохнул и пустил ее обратно. Майкл и шериф тоже расстроились.

Я попыталась представить, как приехавшие домой туристы рассказывают жуткие истории о свихнувшемся докторе из Йорктауна и его кровожадных пиявках… Ну и ладно. Лишь бы никто не настучал миссис Уотерстон. Хотя тоже ничего страшного: пиявки — уж точно не анахронизм.

Майкл присел ко мне на солому.

— Я думал, сейчас у тебя просто отбою не будет от покупателей, — сказал он, обнимая меня за талию. — Сбежала на минутку?

— У всех отбоя нет от покупателей. А у меня — полный павильон полицейских и непроданного товара. Ума не приложу, что они до сих пор там делают. У них вся ночь была для обыска.

— Бедняжка, — посочувствовал Майкл и начал массировать мне плечи. Только тогда я заметила, как сильно, несмотря на ранний час, затекли мои мышцы. До сих пор не знаю, нравится ли мне, что Майкл раньше меня самой замечает, как я себя чувствую.

— Колючки от кактуса еще саднят?

— Тсс! — прошипела я. — Только не при отце. Потом объясню.

— По-дурацки они ведут расследование, — разорялся тем временем отец. — К вам это не относится, — обернулся он к шерифу, который кивнул, показывая, что так и понял. — А вот ваш помощник не заподозрит преступника, даже если тот подойдет и выстрелит ему в голову.

— Нет, Джеймс… — начал шериф.

— Мы все это уже обсудили, — вмешался Майкл. — Как вы можете быть подозреваемым, если ваше алиби подтверждают три человека?

— А папе, может, и не нужно никакое алиби, — вступилась за отца я. — Может, он хочет побыть подозреваемым, чтобы потом, в последний момент, неожиданный свидетель спас его от виселицы.

По оживленному лицу отца было видно, что именно этого он и хочет.

— Виселицы? В Виргинии не существует казни через повешение, — заметил шериф. — Только электрический стул или смертельный укол.

— Я метафорически, — объяснила я. — Кстати, а какое у папы алиби?

— Он простоял в самом центре сада, беседуя с тремя гостями, с того момента, как вы поругались с Бенсоном, до того момента, как ты позвонила в полицию, — сказал Майкл. — У него не было никакой возможности ускользнуть с вечеринки, зарезать Бенсона и вернуться назад так, чтобы эти три свидетеля ничего не заметили.

— А что за свидетели?

— Во-первых, одна из твоих тетушек — Фиби, та, что любит наблюдать за птицами.

— Да какая из нее свидетельница? — возмутился отец. — Она, кроме своих птиц, ничего кругом не замечает. Если бы вы хотели установить алиби какой-нибудь совы…

— Твой дядя Стэнли, судья, — продолжал Майкл.

— Старина Стэнли сильно сдал, — заметил отец. — Память у него уже не та…

— Да, пап, он ведь всего-навсего на пару лет младше тебя, верно? — припомнила я.

— И ваш покорный слуга, — закончил Майкл.

Папа вздохнул. Будучи самым горячим поклонником Майкла, он просто не мог сказать про него ничего плохого. Правда, я почувствовала, что в этот раз Майкл отца разочаровал, испортив ему все веселье.

— Ты уверен, что вы стояли с ним все время? — спросила я. — Не отлучались в туалет или к бару?

— Ты ведь приносил нам напитки! — просиял отец. — Точно, я вспомнил!

— Мы стояли прямо возле бара, — разбил его надежды Майкл, бросая на меня озверелый взгляд. — Я прекрасно помню, что мы не прерывали разговор, даже пока я стоял в очереди.

— Да, но ты мог отвлечься, беседуя с барменом, — указала я.

— Настолько я не отвлекался.

— Что я вам скажу, — подытожила я. — Можно провести следственный эксперимент. Поймать тетю Фиби и дядю Стэнли, разыграть заново весь эпизод и посмотреть, было ли у папы время ускользнуть.

— Отлично! — расцвел отец. — Уверен, когда мы пройдем все заново, вы сами убедитесь, какое хрупкое у меня алиби.

— Посмотрим, — согласился Майкл. Он по-прежнему был убежден в железобетонности отцовского алиби, однако поддался на слово «разыграть», от которого попахивало его любимым актерством.

— Извините, что не в тему, но у меня вопрос, — заявила я, оборачиваясь к шерифу.

— Я не могу разглашать информацию о ходе расследования! — нервно заявил тот.

— Это не имеет отношения к расследованию. Во всяком случае, я надеюсь, что не имеет. Что накопал против вас Уисли Хатчер? Почему он так уверен, что способен повлиять на результат выборов, если опубликует свою информацию?

23


Шериф подскочил.

— Это… это личное, — пробормотал он в конце концов.

— Я так и думала. Представить не могу, что он нашел изъяны в вашей работе.

— Спасибо, Мэг, — сказал шериф, пожимая мне руку. — Спасибо за высокое доверие.

Я решила не портить произведенного эффекта и не пояснила, что сомневалась в версии, связанной с должностными нарушениями, просто потому, что всему округу было известно — шериф использует любую возможность уклониться от своих обязанностей.

— Итак, личное… Что же? Мы были бы рады помочь вам, но нам надо знать, в чем, собственно, дело.

— У этого молодого человека есть доказательства моего случайного… прокола. Ничего нелегального или аморального. Просто глупая ошибка, однако если люди узнают об этом перед выборами… Он пытался шантажировать меня, требуя предоставить ему материалы для статьи.

— А что он хотел знать?

— Да ничего конкретного. «Что-нибудь погорячее» — так он выражался. Я клялся, что не знаю ничего «погорячее», а если бы и знал — не сказал бы. Теперь он, конечно, пытает меня по поводу убийства. Вот почему я держусь подальше от расследования: я ничего не смогу ему рассказать, если и сам знать не буду.

— А если он вам не поверит?

— Ну, придется ответить ему…

— «Черт с тобой, публикуй!», — предложила я.

— Да, что-то в этом роде. У тебя хорошо получается придумывать всякие словечки, Мэг. Только… ты думаешь, правильно говорить «черт с тобой» и всякое такое перед выборами?

— Миссис Фенниман и похлеще выражается, — успокоила я шерифа.

— Это точно. Только миссис Фенниман все-таки не состоит на государственной службе. Я лучше скажу: «Бог с тобой, публикуй!» — просто на всякий случай.

Тут в палатку просунул голову кузен Хорас:

— Свежие помидоры привезли!

— Надеюсь, не слишком свежие, — сказал отец.

— Нет, они уже порядком подгнили, — согласился Хорас.

— Тогда мне пора, — сказал шериф. — Пока еще возможно, нужно держать лицо.

Он поднялся, надел треуголку и вышел.

— Бремя государственной службы, — покачав головой, произнесла я.

— И чем ты собираешься заняться, пока Монти оккупирует твой павильон? — спросил Майкл.

— Сделать за Монти его работу, — объявил отец. — Раскрыть преступление.

— Нет, папа. Монти особо предупредил меня, чтобы я не совала нос в его дела. Я просто гуляю по ярмарке, выискиваю анахронизмы и беседую с людьми.

— И что, тема убийства ни разу не всплывала в ваших разговорах? — поинтересовался Майкл.

— Удивительное дело — всплывала.

— Потому что Монти постарался, чтобы все только об этом и думали, — сказал отец. — Пришел сюда сразу после открытия, объявил, что намерен обыскать мой павильон, и забрал добрую половину медицинских инструментов. Правда, через полчаса приволок их обратно.

— Странно, — согласилась я. — Итак, Майкл, хочешь побродить со мной по округе? Если, конечно, ты не занят на репетициях.

— Пока нет. Помнишь, Джесс рассказывал прошлой ночью о тех, кому больше всех надо?

— Только не говори мне, что твое подразделение состоит из людей, которые палят напоказ из мушкетов да дуют пиво!

— Прошу прощения, так можно сказать о ком угодно, но не о «Gatinois chasseurs».

— Извини…

— Мы французы! Мы только машем напоказ мечами да дуем шампанское!

— Много лучше. И когда вы будете открывать шампанское?

— Не раньше четырех, — ответил Майкл, подавая мне руку. — До тех пор я в вашем распоряжении.

— Пап, я еще загляну! — крикнула я, выходя из палатки.

— Заглядывай, расскажешь, что накопала! — крикнул в ответ отец.

Его голос прозвучал так одиноко, что я была рада, когда мы наткнулись на пару актеров, которые нерешительно топтались перед входом.

— Это павильон врача? — спросил один из них. — Я имею в виду, там настоящий врач, или он только роль играет?

— Настоящий, — заверила я. — Что с вами случилось?

— Ядовитый плющ.

— Я уверена, тут вам помогут, — заверила я, наблюдая, как пациенты заходят внутрь. — По случаю праздника папа, несомненно, захочет полечить их бальзамом, приготовленным по старинному рецепту, — сказала я Майклу, когда мы отошли на достаточное расстояние. — Вот почему я не хотела, чтобы он услышал про кактусовые иголки.

— Старинный метод лечения не действует на кактусовые иголки? — поинтересовался Майкл.

— Бальзам включает в себя топленый свиной жир и серную мазь. Действует он прекрасно, если ты согласен терпеть запах тухлых яиц, который будет исходить от меня в течение двух дней.

— Понял. Постараюсь держать лицо подальше от кустарников, пока твой папа не вернется в двадцать первый век. Enfin, ma cherie, ou allons-nouns?[18]

— Понятия не имею, что ты сказал, однако звучит очаровательно. Можешь говорить столь же чарующе-непонятно, пока мы бродим по ярмарке и допрашиваем подозреваемых.

— На самом деле я сказал…

— Нет-нет! Не порть впечатление, я предпочитаю думать, что ты сказал что-то остроумное, галантное и самую капельку неприличное. Ты знаешь, какое разочарование — впервые услышать любимую оперу по-английски?.. А вот и миссис Фенниман, пойдем расспросим ее.

— Она входит в число подозреваемых?

— Конечно, а если бы и не входила, все равно стоило бы с ней поговорить — она знает городские новости лучше всех, не считая моей мамы.

Миссис Фенниман хмуро поглядывала в сторону шерифа.

— Мне нужна другая предвыборная платформа, — пожаловалась она. — Он просто задавил меня своими сволочными помидорами. Придумай что-нибудь, Мэг!

— То, что все швыряют в него томатами, еще не значит, что все пойдут за него голосовать, — успокоила ее я. — Даже наоборот.

— Возможно, — пробормотала миссис Фенниман.

— Я думаю, общественное мнение будет зависеть от того, как быстро его контора раскроет это ужасное преступление.

— Ты меня успокоила. Потому что, если хочешь знать, этот придурковатый тип, новый помощник, гроша ломаного не стоит. Уж когда меня выберут, все будет по-другому.

— А чем именно занят сейчас Монти?

— Он послал всех своих подчиненных прочесывать ярмарку в поисках твоей коробки с деньгами. До них не сразу дошло, что тут каждый ремесленник имеет свою собственную коробку, поэтому они впадали в эйфорию в каждом новом павильоне. После первого десятка сникли. Не пойму, что он пытается найти, — наличные они и есть наличные. Не думает же он, что преступник будет разгуливать кругом, помахивая выписанным тебе чеком?

— Сомневаюсь, — кивнула я.

— Кажется, они ищут что-то еще, только никак не могу понять что. Что-то поменьше, чем коробка с деньгами, это уж точно. Кроме того, у Монти пунктик по поводу оружия. Некоторые актеры жаловались, что копы им шага ступить не дают — все время цепляются и просят показать то меч, то штык.

А вот это уже интересно. Если полиция знает, что орудием убийства послужил мой кинжал, почему же они цепляются к чужим мечам и штыкам? Что-то тут не так, только, наверное, Монти хочет утаить, что именно. А не смогу ли я вытрясти подробности из кузена Хораса?

— Клянусь, — заявила, потрясая кулаками, миссис Фенниман, — если б ты сказала мне, что Роджер Бенсон мертвый принесет больше неприятностей, чем живой, я бы назвала тебя вруньей. А ведь так и случилось.

— А чем он насолил вам?

— С чего ты взяла, что он мне насолил?

— Хорас сказал, что вы обзывали Бенсона мерзким проклятым ворюгой, и кричали, что его надо пристрелить, как бешеную собаку.

— Обзывала и могу подписаться под каждым словом. Но дело не во мне конкретно. Пока этот тип не занялся компьютерным рэкетом, он специализировался на слиянии компаний. У меня были вложены кое-какие деньги в целлюлозный заводик недалеко от Ричмонда. Фирма «Купер и Энтони». Они только начали осваивать новое производство, могли неплохо раскрутиться, если бы Бенсон со своими мошенниками не сыграли с ними подлую штуку.

— Какую?

— Скупили завод за долги, продали мало-мальски ценное оборудование, да и закрыли, — объяснила миссис Фенниман. — И несмотря на продажу оборудования, денег на выплаты акционерам почти не осталось. Во всяком случае, после того как Бенсон с друзьями заплатили долги и свои собственные зарплаты и премии. С бухгалтерскими документами они обращаются ловко, этого у них не отнимешь. Вся эта история немало мне стоила, хотя некоторым пришлось и хуже. Люди потеряли все, что у них было.

— Кто-то из наших мест? — заинтересовалась я. — Кто мог затаить злобу?

— Понятия не имею. Основной скандал разразился в Ричмонде, а не здесь. Кроме того, прошло то ли семь, то ли восемь лет, и если бы кто-то хотел с ним поквитаться, давно бы уже это сделал.

— Вы не представляете, как долго люди могут вынашивать планы мести. Кстати, насчет «поквитаться»… у вас есть алиби на вчерашний вечер?

— Ни малейшего, — фыркнула миссис Фенниман. — Весь день агитировала людей в свою пользу, поэтому страшно устала и рано легла в постель. Выходит, доказать, что Бенсона зарезала не я, не смогу.

— Но вы же не хотите, чтобы вас за это арестовали?

— Нет, черт побери. Я бы запросто его убила, если б собралась, только это не я, и не хочу я приписывать себе чужую славу и отбирать ее у того, кто ее заслужил.

— Прекрасно. Вряд ли ваш арест стал бы успешной предвыборной тактикой.

— На самом деле неплохая мысль, — нахмурилась миссис Фенниман. — В сложившихся обстоятельствах. Спасибо за идею, Мэг, я покумекаю…

Она двинулась прочь, глубоко задумавшись.

— Боже, — пробормотала я ей вслед. — Надеюсь, она не начнет доставать Монти намеками на отсутствие алиби. Ему и отца хватило.

— Да, я заметил, — кивнул Майкл. — Поэтому старался держать твоего папу в узде, вместо того чтобы идти искать тебя.

— Спасибо. О черт, опять Уисли…

— Расслабься. По-моему, он не тебя ищет.

— Нет, но что-то ищет, это точно.

Уисли брел, уткнувшись взглядом в землю. Налетев на ближайший павильон, вошел внутрь и, не обращая внимания на хозяев и посетителей, осмотрел пол и все горизонтальные поверхности, вышел и побрел дальше — к следующему павильону, где все повторилось сначала.

— С раннего утра так ходит, — пояснил Майкл. — Ну, не совсем так, раньше он был немного бодрее. Прискакал в павильон твоего отца и обшарил все с пола до потолка, приставая к нам, не находили ли мы что-нибудь из его вещей.

— Что именно?

— Не сказал. Мы предположили, что парень просто бегает везде, где побывала полиция, но теперь мне кажется, что он действительно что-то потерял.

— И клянусь, я знаю что, — объявила я и порылась в сумке, не забыв повернуться к Уисли спиной. — Вуаля!

— Компакт-диски? Уисли потерял три компакт-диска?

— Нет, один, конечно. Он махал им, когда хвастался, что может сорвать выборы. Наверняка уронил его в моем павильоне, а я машинально подняла, спрятала и забыла.

— Думаю, я запомнил бы, найди я на полу диск. Такое не каждый день случается.

— В обычный день и я бы запомнила, но вчера все как сговорились совать мне эти диски… Тед принес патч «Ремесла», Роб — свою игрушку. Я, видимо, решила, что выронила какой-то, и сунула его к себе в мешок.

— Или это сделал я, когда собирал все, что у тебя высыпалось.

— Точно.

— И что теперь, отдать ему обратно?

— Попозже. Когда мне вернут ноутбук и мы сможем выяснить, который из дисков принадлежит Уисли.

— Подозреваю, что для этого нам придется хорошенько их исследовать.

— Непременно. Уисли еще немножечко потерпит.

— Итак, — сказал Майкл, — куда мы теперь?

— Мэг! — окликнула меня миссис Уотерстон.

— Доброе утро, мам! — приветствовал ее Майкл.

— Доброе утро, — довольно рассеянно ответила она. — Мэг, этот шериф… он же твой родственник, верно?

— Дальний, — согласилась я, пытаясь догадаться, на что миссис Уотерстон хочет пожаловаться. По опыту я знала, что никто не интересуется моими родственниками, чтобы сделать им изысканный комплимент.

— Тогда ты не заставила бы его кое-что сделать? Потому что только так, видимо, можно добиться хоть чего-нибудь в этом… городишке.

Я попыталась мельком сообразить, какое прилагательное она опустила. «Идиотском»? «Чертовом»? «Богом забытом»? Я все их время от времени слышала, иногда даже не сдерживалась сама, но миссис Уотерстон знала, что ей лучше ничего такого вслух не произносить. А мне лучше не спрашивать.

— Что вы от него хотите? — поинтересовалась я.

— Я хочу, чтобы он закончил наконец расследование! Пока оно окончательно не погубило праздник!

— Не погубило праздник?

— Посмотри, сколько сегодня туристов! — воскликнула миссис Уотерстон, широким жестом обводя ярмарку. — Сотни! И что они видят? Аутентичный палаточный лагерь времен колонизации? Шумную ярмарку, полную типичных для того времени товаров? Срез жизни Йорктауна восемнадцатого века? Нет! В первую очередь они видят толпы шныряющих повсюду современных полицейских!

— А по-моему, большинству туристов нравится царящее у нас возбуждение, — заметил Майкл.

— А по-моему, им совсем не это должно нравиться! — отрезала миссис Уотерстон. — Чем, в конце концов, занята полиция?

— Полагаю, пытается раскрыть убийство, — объяснила я. — Опрашивает подозреваемых и обыскивает палатки и павильоны.

— Прекрасно, но ведь опрашивать они могут и не на виду у туристов, верно? А что они ищут? У них же есть орудие преступления?

— Орудие-то есть, а вот мою коробку с деньгами до сих пор не нашли.

— Твою коробку? — переспросила миссис Уотерстон неожиданно ослабевшим голосом.

— Да, с деньгами. Она исчезла из павильона после того, как я ушла к вам на вечеринку. И хотя у нашей местной полиции нет такого опыта раскрытия убийств, как у тех, кто служил в большом городе, они в состоянии сложить два и два. Поэтому они решили, что коробку скорее всего взял тот же человек, что убил Бенсона.

— Но… но… это невозможно, — запинаясь пробормотала миссис Уотерстон.

— Почему?

— Потому что это я взяла твою коробку. Хотя Бенсона, поверь, я не убивала.

24


Первым опомнился Майкл:

— Мама, ради всего святого, зачем ты стащила коробку Мэг?

— Я ее не стащила! — возмутилась миссис Уотерстон. — Я взяла ее на сохранение. Решила проучить Мэг, чтоб она так беспечно не бросала деньги у всех на виду в незапертом павильоне.

— Вот спасибо! — пришла в себя и я. — Между прочим, к вашему сведению, я ничего не бросала, я заперла коробку в прочный металлический ящик.

— Ну, знаешь, когда я проходила мимо твоего павильона, она просто валялась на столе.

— И когда это было?

— Где-то в полдесятого — в десять. Я ненадолго ушла с вечеринки — целый день не видела Спайка, вот и решила взять его к себе. Твой брат должен был привести собаку ко мне домой и покормить. А он даже с этим толком справиться не смог — видимо, позволил Спайку выскользнуть, когда запирал дверь, и я нашла моего бедного малыша во дворе, дрожащим от голода и холода! Я покормила его, и мы пошли обратно на праздник. Однако по пути Спайк сорвался с поводка и убежал на ярмарочное поле. Может, вора почуял.

— Или просто бродячую кошку, — предположила я.

— Я, конечно, за ним, — продолжала миссис Уотерстон.

— Даже несмотря на то что неподалеку мог бродить вор?

— Я думала, что там также должен бродить кто-то из «блюстителей старины», а они вместо этого толклись у бара, наливаясь до бесчувствия спиртным, — сказала миссис Уотерстон почти обычным своим тоном. — Такого, конечно, больше не повторится.

Я мельком посочувствовала «блюстителям».

— Назначаю тебя ответственной за их поведение до конца ярмарки.

Мое сочувствие тут же испарилось.

— В конце концов я все-таки зажала Спайка в углу твоего павильона, он просто разрывался от лая.

— Наверное, почуял убийцу, — не смогла промолчать я.

— О Господи!

— Мэг! — воскликнул Майкл. — Нет, мама, я думаю, это было всего-навсего тело.

— Спасибо, Майкл, это, конечно, намного приятней. Не убийца, а всего-навсего мертвое тело! И чего я, глупая, разволновалась!

— Итак, что случилось после того, как вы нашли Спайка?

— Я забрала его и заметила твою коробку для денег, она валялась на столе. Я и представить себе не могла, что в павильоне что-то произошло, а подумала, что ты легкомысленно оставила ее на виду. Поэтому взяла деньги на сохранение: заперла в сейфе, где держу свои собственные драгоценности. Деньги целы, я как раз собиралась сказать тебе сегодня. А с этим убийством у меня все из головы повылетало.

— И вы не догадались связать это с убийством — ведь вы нашли коробку в моем павильоне, и убийца был там же?

Миссис Уотерстон отрицательно помотала головой.

— И вас не насторожило, что павильон перевернут вверх ногами?

— По-моему, твой павильон всегда так выглядит.

— Мама! — Майкл укоризненно покачал головой.

— Прости, — сконфузилась миссис Уотерстон, — я не имела в виду…

— Ничего, — сказала я.

Она виновато посмотрела на Майкла, и первый раз в жизни я ощутила… неужели сочувствие? К миссис Уотерстон? Да, несомненно, сочувствие и даже какую-то симпатию. Она была так расстроена холодным тоном Майкла — гораздо больше, чем мыслью о том, что прошлой ночью чудом избежала встречи с кровожадным убийцей или его жертвой. Назовите меня слюнтяйкой, но трудно не проникнуться симпатией к человеку, для которого так много значит мнение любимого тобой мужчины. И зачем она раньше прятала свои нежные материнские чувства?

«Хватит, Мэг», — приказала я себе, а вслух произнесла:

— Вы понимаете, что вам нужно немедленно переговорить с полицией?

— О Боже!.. — только и сказала миссис Уотерстон. И тут же вскинула подбородок и расправила плечи.

— Хотите, мы пойдем с вами?

— Спасибо, Мэг, не стоит, — уже на ходу отозвалась она. — У вас, наверное, полно дел.

— Мне все равно в ту сторону, — крикнула я вслед. — И делать мне нечего, пока полицейские не освободят павильон. Надеюсь, они близки к завершению, уже почти полдень.

Я шагнула было за миссис Уотерстон, однако Майкл удержал меня на месте.

— Мэг, а если они заподозрят маму?

— Не переживай, сначала, может, и заподозрят, а потом отпустят.

— Почему? Она была в твоем павильоне как раз во время убийства — как она докажет, что это не ее рук дело? Спайк ее алиби не подтвердит.

— У нее алиби покрепче, чем у кого-либо на ярмарке, — успокоила я. — Видишь вон того парня?

— Какого парня? — нахмурился Майкл.

— Парня в синей форме с золотой отделкой, того, который делает вид, что прогуливается, а сам неотступно ходит за твоей матерью?

— И кто это?

— Один из ребят Джесса, без сомнения. Золотая отделка — это артиллерия, помнишь? Джесс говорил, что они беспрерывно следят за миссис Уотерстон.

— А ведь верно! — просветлел лицом Майкл. — Я совсем об этом забыл, хорошо, что ты помнишь! Побегу к артиллеристам, выясню, кто именно следил за ней вчера вечером. Чем раньше мы это узнаем, тем лучше.

— Хорошо. А я пойду в павильон и прослежу, чтобы полиция не поволокла ее в тюрьму прямо сейчас.

— Спасибо! — Майкл чмокнул меня в щеку и кинулся было бежать. Но через два шага затормозил и обернулся. — Мэг, я знаю, мама порой бывает невыносима, но она всегда хочет, как лучше.

С этими словами он понесся в сторону холма, где была установлена пушка и изо всех сил трудились артиллеристы. Во всяком случае, я надеялась, что трудились, так как пушка исправно грохала все утро; не рискнут же они повторять трюк с магнитофоном средь бела дня!

Я направилась к городской площади, где шериф снова сидел в колодках, а кузен Хорас бойко торговал подпорченными помидорами.

Сегодня среди метателей помидоров стало гораздо больше ремесленников — видимо, реакция на обыск, который подчиненные шерифа устроили на ярмарке. А может быть, ремесленники решили, что именно шериф в ответе за «Полицию времени».

— Привет, Хорас, — сказала я, подходя к прилавку. — Как дела?

— Твой брат Роб должен сменить меня через пятнадцать минут. Ты его видела?

— Он, наверное, все еще беседует с Монти, — предположила я, отсчитывая покупателю сдачу, пока Хорас вытаскивал помидоры. — Пойти поискать его?

— Если не трудно.

— Хорошо. Только прежде скажи мне кое-что: когда наконец Монти осчастливит меня сообщением, что Бенсона зарезали вовсе не моим кинжалом?

— Как ты?.. Откуда ты?.. Никто ведь не…

Хорас застыл с открытым ртом, сжав в каждой руке по помидору, да так сильно, что сок потек в рукава.

— Отдай человеку его снаряды, Хорас, и закрой рот.

— Мне не нужны такие мятые! — возмутился покупатель.

— Два прекрасных, свежих, гнилых помидора, быстро! — скомандовала я Хорасу.

Тот с потрясенным видом выронил два мятых и достал из ящика два целых томата.

— И не пробуй убедить меня, что я ошиблась. Если Монти выяснит, что мне все известно, можешь сказать, что я сама до этого дошла, методом дедукции. Частично благодаря тому, чем занималась все утро полиция, частично благодаря его собственным словам. Я так и заявлю, если он попробует повесить вину на тебя. Ну, выкладывай: почему Монти решил, что мой кинжал ни при чем?

— Форма раневого отверстия, — пробормотал Хорас, обслуживая очередного клиента. — Коронер сказал, что твоим клинком такого не оставишь.

— А чем оставишь? — уголком рта пробурчала я, пытаясь одновременно улыбаться стоявшему передо мной мужчине с долларовой банкнотой в руке.

— Чем-то большим, — ответил Хорас, отсчитывая десять помидоров.

— В смысле? Шире? Длиннее?

— Толще и тупее. Что-то вроде незаточенного кинжала. Вернее, не обязательно кинжала, просто чего-то незаточенного.

— Поэтому они и осматривали оружие?

— Ага! И ничего не нашли, — произнес Хорас уже спокойнее, так как все покупатели поспешили обстреливать шерифа. — У большинства актеров клинки хорошо наточены. Проверено на горьком опыте.

— Сами виноваты. Уж кто-кто, а полицейские просто обязаны знать, как обращаться с оружием. Никто всерьез не пострадал?

— Нет, несколько царапин, пришлось залепить пластырем.

— Скажи мне, что хоть один из этих пластырей красуется сейчас на Монти.

— Даже не один, — ухмыльнулся Хорас. — Теперь они обыскивают ремесленников, особенно кузнецов. Ищут тупое орудие.

— Спасибо, Хорас.

— Я ничего не говорил.

— Конечно, нет. Спасибо тебе за красноречивое молчание.

Я отправилась к своему павильону. Власти там были представлены Монти собственной персоной и двумя полицейскими, оба внимательно слушали миссис Уотерстон. Тут же находился и Майкл в сопровождении Мела из лагеря артиллеристов.

— Вы уверены, что все время висели у нее на хвосте? — спросил Монти, поворачиваясь к Мелу.

Не изменившись в лице, Мел полез в карман мундира, достал бумажник и протянул Монти. Тот, даже не вынув рук из карманов, вытянул шею. И скривился так, будто из бумажника высунулся хвост скунса.

— Вы, значит, паршивый наемный сыщик?

— Я частный детектив, — спокойно поправил Мел. — Хотя вы правы, мне часто приходится разыскивать злостных неплательщиков. Поэтому я вам гарантирую: с хвоста меня не стряхнуть.

Майкл склонился ко мне с таким видом, словно это была целиком моя заслуга — установить за его матерью наблюдение высокопрофессионального сыщика, и как раз во время убийства! Миссис Уотерстон, напротив, благодарной отнюдь не выглядела.

— Вы здесь следите за каким-нибудь несчастным беглецом из Ричмонда? — осведомился Монти.

— Я здесь участвую в постановке. Это мое хобби, — ответил Мел.

Мне не понравилось, как они смотрят друг на друга, и я решила вмешаться:

— Послушайте, вам ведь уже не нужен мой павильон — допрашивать людей можно и в другом месте. Вы не освободите его, чтобы я хоть немного поработала сегодня?

— Я как раз собирался за вами послать, — буркнул Монти. — Теперь, когда известно, куда исчезла коробка с деньгами, мы можем пустить вас обратно.

Монти удалился, уводя с собой миссис Уотерстон, Мела и полицейских.

Я огляделась. Если бы я была помощником шерифа и мое служебное положение зависело от того, переизберут ли моего босса, я бы поаккуратнее вела себя с избирателями. Совершенно очевидно, что в какой-то момент полицейские перестали воспринимать мой павильон как место преступления и превратили его в дом родной, судя по пустым пластиковым чашкам из-под кофе и оберткам от хот-догов по углам.

— Это я унесу, — предложил Майкл, сгребая мусор в кучу. — А на том краю ярмарки я видел Эйлин, пойду скажу ей, что вы открываетесь. Тебе что-нибудь принести?

— Парочку покупателей, если можно.

— Я имел в виду для уборки, — отозвался он уже снаружи.

— Забудь все, что я говорила раньше! — крикнула через проход Аманда. — Он помогает тебе с уборкой — он просто клад!

С помощью Майкла павильон был готов к работе гораздо раньше, чем я ожидала. А еще через несколько минут, как ни странно, явился кузен Хорас с моим ноутбуком.

— Нам он больше не нужен, — сказал он и испарился, не ожидая благодарности.

— Очень мило, — заметил Майкл.

— Надеюсь, он спросил разрешение у Монти. Не то чтобы меня это волновало, просто хочется поскорее просмотреть диски.

— Давай я займусь этим, если ты не возражаешь. С уборкой почти покончено.

— Давай. Позови меня, если наткнешься на что-нибудь пикантное.

— Мне придется утащить этот анахронизм за занавески.

— Чувствуй себя как дома. Но никаких шалостей! Не ори, как бешеный слон, не звякай кандалами, не стреляй холостыми.

— Я буду кроток, как ягненок, — пообещал Майкл и, подхватив ноутбук, исчез в подсобке.

25


Ничто не может привлечь покупателей так, как убийство. Люди стали заглядывать в павильон еще до того, как мы закончили уборку. Они как завороженные смотрели на занавески, за которыми, как уже всем было известно, я нашла тело, и подскакивали, едва Майкл издавал хоть малейший звук. Некоторые даже просили рассказать, что именно произошло. Потолкавшись в павильоне, многие из них чувствовали себя обязанными что-то купить, и я начала надеяться, что успею покрыть вчерашние убытки.

Будь у меня побольше времени, я бы стерла следы порошка для снятия отпечатков пальцев, покрывавшего в павильоне все, что только можно, прежде чем пустить внутрь людей. Однако вскоре я обнаружила, что павильон, хранящий на себе следы полицейского расследования, гораздо более выгоден продавцу, чем павильон чистый и аккуратный.

— Похоже, ты не в убытке, — сказала Аманда, подскочив ко мне во время одного из редких моментов затишья, когда ни у меня, ни у нее не было покупателей.

— Вроде бы да.

— Хотела спросить у тебя — это платье, которое было на тебе вчера вечером… где ты его взяла?

— Миссис Транш сшила по заказу Майкла. А что? Тоже такое хочешь?

— Я подумала, — немного смущаясь, объяснила Аманда, — что могла бы неплохо выглядеть в платье с корсетом. И вообще… если я и дальше буду участвовать в ярмарках, нужно иметь соответствующие наряды.

— Знаешь, еще вчера я сказала бы, что ты сумасшедшая, а сегодня уже чувствую себя просто замарашкой в этом домотканом платье, — с удивлением покачивая головой, сказала я. — Кстати, ты ведь в Ричмонде живешь?

— Всю жизнь. Даже в колледже там училась. А что?

— Слышала о компании «Купер и Энтони»?

— Даже слишком много.

— И что это такое?

— Лучше сказать, что это было такое, — поправила Аманда. — Небольшая семейная фирма, недалеко от Ричмонда. Начали с производства бумаги вскоре после Гражданской войны, потом расширились. А около семи лет назад свернули дела.

— Я слышала, что им в этом здорово помогли.

— Я тоже. В основном от людей, которые там работали. Мне всегда казалось, что бывшие сотрудники здорово пострадали и поэтому стараются обвинить кого-то со стороны, чтобы стало легче.

— Я недавно разговаривала с человеком, который потерял деньги, вложенные в «Купер и Энтони», и, поверь мне, те пострадавшие скорее всего правы.

— Черт! И что же мне теперь — вернуться домой и просить прощения у отца и дяди за то, что я все эти годы считала их параноиками?

— О нет! Только не говори мне, что мы обсуждаем твою семью!

— Не только мою семью, но и семь-восемь сотен человек, которые потеряли работу, когда компания накрылась.

— А не может быть, что кто-то из них до сих пор так зол, что готов и отомстить?

— Ты смерть Бенсона имеешь в виду? Он, что ли, приложил руку к закрытию?

— По словам миссис Фенниман, чуть ли не руководил.

— Папа будет счастлив услышать, что человек, из-за которого он потерял работу, — покойник.

— Осчастливь и меня — скажи, что у тебя есть алиби на момент убийства.

— Не волнуйся. У меня железное алиби, и если Монти посмотрит на меня так, как он на тебя смотрит, мое алиби запросто выбьет ему все зубы. Надеюсь, мои стариканы в Ричмонде в эту пятницу, как всегда, играли в покер, а то копы и к ним прицепятся. Эта парочка уже имела неприятности с полицией, когда завод закрылся.

— Плохо.

— Можешь присмотреть за моим павильоном? — попросила Аманда. — Я сбегаю и расскажу Монти про «Купер и Энтони».

— Без проблем. Думаю, Монти будет счастлив услышать о семи-восьми сотнях новых подозреваемых.

Конечно, Монти может решить, что «Купер и Энтони» — дело слишком давнее, чтобы всерьез принимать его в расчет, но мысль о сотнях людей из Ричмонда, жаждущих крови Бенсона, немного облегчила мой страх за судьбы местных подозреваемых.

— Не годится, — произнес кто-то у меня за спиной.

Я повернулась и увидела женщину со значком «блюстителя старины», хмуро глядевшую на мой прилавок со всякой железной мелочью.

— Я говорю, не годится, — повторила она и вытащила из сумки листок бумаги. — Во времена колонизации не было гвоздей.

— Разумеется, были, — возразила я, беря в руки один из гвоздиков. — Они, конечно, отличались от современных, поскольку делались вручную. Ножка обычно выходила квадратной, а шляпка — либо квадратной, либо пирамидальной формы, потому что…

— Чепуха! — оборвала меня женщина. Она вытащила перо и пузырек чернил, чтобы выписать мне штраф за анахронизм. — Тогда вообще не было гвоздей — только деревянные шпеньки.

— Да? Может, вы расскажете об этом кузнецам колониального Уильямсберга? — раздражаясь, спросила я. — Я провела там немало времени, изучая кузнечное дело восемнадцатого столетия, и могу вас заверить…

— Ерунда! — настаивала «блюстительница». — Деревянные шпеньки — вот все, что у них было!

— Послушайте, леди! Гвозди изобрели задолго до 1781 года! Как, по-вашему, люди крепили лошадям подковы, скотчем, что ли?

Женщина открыла рот. Потом захлопнула.

— Я удвою вам штраф!.. — возопила она, пускаясь прочь.

Я начала считать до десяти, чтобы успокоиться, и вдруг услышала аплодисменты. Я оглянулась — хлопал Джесс, капитан артиллеристов.

— Прекрасно! Хотя вы вряд ли ее убедили. Нужно было напомнить, что гвозди использовали в кавалерии.

— Мне не следовало сердиться.

Джесс пожал плечами:

— Да ладно. Сборище дебилов — эти «блюстители старины». Ни один не может отличить винтовку от мушкета.

— Боюсь, я тоже не могу.

— Да, но вы не бегаете по ярмарке, объявляя людям, что их дорогие, тщательно выполненные копии винтовок первых поселенцев — анахронизм.

Я не сдержала стона.

— Попробую с ними поговорить.

— Спасибо, — сказал Джесс. — «Блюстители» ходят за нами по пятам с тех пор, как мадам ван Штейбен выяснила насчет фокуса с магнитофоном. А после вчерашнего фиаско с потерей ключа они стараются выйти из немилости, свалив на нас все грехи. Кстати, вы хорошо знаете вашего кузена?

— Которого? В этом городе у меня их миллион.

— Того, которого заперли, репортера. Он хочет взять интервью у наших ребят. Можно ему доверять?

— Ни в коем случае! За приличный куш бабушку родную продаст!

— То есть язык особо распускать не стоит?

— А еще лучше вообще не разговаривать.

— Да мне его как-то жалко. Все журналисты, даже те, что вообще не были на ярмарке, написали каждый по статье, а он пропустил сюжет всей своей жизни, оказавшись запертым в колодки.

— Пусть скажет спасибо, что сам не попал в газетные статьи. В качестве главного подозреваемого, если не жертвы.

— Да, он один из немногих в городе, кто остался вне подозрений, — поворачиваясь, чтобы уйти, кивнул Джесс. — Он да еще тип, который свалился после того, как запер этого вашего кузена.

Когда Джесс ушел, я неожиданно засомневалась, является ли опьянение Тони достаточным алиби. Между прочим, он валялся там, где Уисли никак не мог его видеть. Тони вполне мог запереть Уисли, пойти в мой павильон, убить там Бенсона и вернуться. Не исключено, что он был в полном сознании, когда я о него споткнулась.

Тони — убийца… Эта версия мне нравилась.

Надо поговорить с Уисли — выяснить поточнее, что он помнит, и посмотреть, где в моей теории слабые места. Если их нет, я заставлю Монти выслушать меня, даже если придется свалить помощника шерифа на землю и сесть на него верхом.

Я нырнула за занавески, чтобы поговорить с Майклом, и увидела, что он смеется, глядя на экран компьютера.

— И что тут смешного? — спросила я.

— На первом диске ничего, это последняя копия игрушки Роба, — сказал Майкл, поднимая вверх один из белых конвертиков, который он пометил ярлычком с надписью «Адвокаты ада». — Ничего интересного.

— Для нас — ничего. А вот Робу, я надеюсь, она принесет успех.

— Только в том случае, если мне никогда больше не придется в нее играть, — заметил Майкл. Я его поняла. Роб так часто использовал меня в качестве эксперта, что мне его игра уже по ночам снилась, и я порядком нахваталась всяких юридических терминов, так что при необходимости вполне могла бы прикинуться, к примеру, адвокатом.

— А что на других дисках?

— Подозреваю, что тот, который сейчас в компьютере, и есть диск Уисли Хатчера.

— Со сведениями, порочащими шерифа?

— Совершенно верно. Порочащие фотографии, если быть точным.

— Что, совсем неприличные?

— Посмотри сама, — предложил Майкл, поворачивая ноутбук так, чтобы я могла видеть экран.

— Майкл! — отшатываясь назад, воскликнула я. — Я вовсе не хочу смотреть на грязные фотки, особенно если на них человек, которого я хорошо знаю. Тем более, смею напомнить, мой родственник. Кроме того…

— Не волнуйся. Просто посмотрели.

Я взглянула на экран. Там действительно был шериф. С женщиной. Они сидели друг напротив друга за пластиковым столиком возле окна. За окном виднелся фасад какого-то торгового центра.

— Они в ресторане фаст-фуда? — удивилась я.

— Судя по оформлению, в «Макдоналдсе».

— Ты прав. Я даже знаю, в каком именно — на Семнадцатой автостраде, в Глочестере, в семи-восьми километрах от Йорктауна. Я узнала торговый центр.

— По-моему, ты права.

— И это все? Он просто сидит с женщиной в «Маке»?

— Не только сидит. Вот здесь он пожимает ей руку, когда она садится за стол… берет коробочку «Чикен макнаггетс»… открывает горчичный соус… И — обрати внимание! — предлагает ей картошку фри!

— А она ест, не отказывается, — поддержала я, покачав головой. — Какой компромат!

— Может быть, дело в фаст-фуде? — предположил Майкл. — Может быть, этого он испугался? Не обещал он в предвыборном выступлении, что займется собой и сядет на диету?

— Я вроде не слышала. Да и зачем? Кому какое дело до его фигуры? А вот кто она? Как будто бы смутно знакома…

— Значит, ты ее не знаешь?

Я наклонилась поближе, и Майкл заново перелистал все фотографии.

— Слушай… это не та самая женщина, что вчера вечером говорила с Бенсоном? Та, что уехала в «ягуаре»?

— Я тоже так подумал, — подтвердил Майкл. — Только не был уверен.

— Ну-ка перелистни назад. Да, вот здесь. В профиль. Точно она, я хорошо разглядела ее профиль, когда она проезжала мимо нас.

— Замечательно, особенно если учесть, что мы не имеем ни малейшего понятия, кто она такая. Что нам это дает?

— Ты не знаешь, как вырезать отсюда кусок, чтобы у нас была только фотография женщины? У меня в машине портативный принтер, мы распечатаем копию.

— Прекрасная мысль. Пройдемся с фотографией по ярмарке и предъявим ее каждому встречному. Хотя… это займет чертову уйму времени, Мэг! Кроме того, мне кажется, мы должны показать ее Монти.

— Никаких встречных! — отрезала я. — Мы покажем фото маме; если она не знает, кто эта женщина, значит, не знает никто в городе, а если знает — тогда мы предъявим Монти снимок вместе с информацией.

— Молодец! — одобрил Майкл. — Сейчас попробую вырезать. Теперь посмотри сюда — что ты об этом думаешь?

Он открыл файл. Письмо от Уисли в департамент полиции Кантона, штат Огайо, с просьбой дать информацию о некоем Ранульфе Брэкенридже Монтгомери.

— Он подозревает Монти, — прошептала я. — Ты думаешь, это как-то связано с белобрысой Мак-Стервой?

— Не представляю. Похоже, Уисли случайно сохранил письмо в той же папке, что и фотографии шерифа. У меня часто так случается.

— Но пока мы не выясним, что ему ответили из Кантона, такую версию исключать нельзя.

Я вернулась к покупателям, а Майкл занялся фотографией. Я была бы не против ему помочь, но торговля шла хорошо, и мне хотелось возместить потерянное впустую утро.

Я, правда, сбегала к машине за остатками товара и принтером. Когда Майкл увидел, как я качу на тележке один из моих металлических ящиков, он отодвинул ноутбук и встал, чтобы помочь мне внести его в павильон.

— Подожди секунду, — попросила я. — Мне нужно сначала кое-что сделать.

Майкл с изумлением наблюдал, как я вытащила большую банку черного перца и щедро посыпала им содержимое ящика.

— Теперь можешь вынимать. Постарайся не стряхнуть перец.

— И зачем ты это сделала?

— Для приманки, — объяснила я. — Как только первые посетители увидели следы порошка для снятия отпечатков, они стали покупать как сумасшедшие. Скупили почти все, что стояло в павильоне. Поэтому я вынесла те вещи, что стояли в подсобке — там полиция, конечно, тоже все посыпала, — и их тоже смели, представляешь?

— А теперь ты посыпаешь то, что хранилось в машине, перцем, чтобы выдать его за порошок?

— Я же их не обманываю. Я просто ничего не говорю. Если им хочется думать, что это порошок для снятия отпечатков пальцев, пусть думают. Если меня кто-нибудь спросит, я отвечу правду. Но они не спрашивают, просто врываются в павильон, как шакалы, в поисках сувенира с места преступления. Вот им и сувениры.

Майкл прищелкнул языком, помог мне распаковать ящик и принялся подсоединять принтер к ноутбуку — совершенно неправильно, но я уже привыкла, что бесполезно делать Майклу замечания по поводу компьютеров. Поэтому, оставив его разбираться самостоятельно, я вернулась за прилавок — продавать свой щедро посыпанный перцем товар.

И тут же увидела проходящего мимо Уисли. Я выбежала к нему. Кузен так задумался, что мне пришлось схватить его за рукав, чтобы привлечь к себе внимание, а он вдруг заорал и подскочил, будто его булавкой ткнули.

— Успокойся, ради Бога, — сказала я. — Что с тобой?

— Прости. Я весь на нервах. Не могу поверить, что этот идиот Монти даже не хочет рассматривать версию о том, что убийца охотился вовсе не на Бенсона.

— Кстати… — Я попыталась использовать возможность вытянуть кое-что из Уисли. — Что мы вообще знаем о детективных способностях Монти?

— Немного. Шериф, кстати, тоже. Иначе не назначил бы парковщика главой расследования.

— Какого еще парковщика?

— Работника дорожной полиции. В смысле, что сыщик из него никакой. И подумать только — моя жизнь в его руках!

— Действительно! А вдруг он, так сказать, пустил козла в огород?

— Что ты имеешь в виду?

— Чем больше я об этом думаю, тем больше удивляюсь — как это Монти так быстро попал на место преступления? Он сказал, что, когда получил вызов, уже и так шел туда, чтобы разобраться с жалобами на артиллеристов, но кто докажет нам, что он не врет?

Уисли побледнел.

— Ты ведь не думаешь, что…

Я пожала плечами.

— Не надо было мне сюда приходить, — прошептал Уисли и заторопился прочь.

Я вернулась в подсобку — доложить Майклу последние новости.

— Теперь я чувствую себя виноватой, — добавила я. — Бедный Уисли, по-моему, твердо решил, что именно его наметили в качестве жертвы, и теперь у него всерьез разыгралась мания преследования?

— А если это не мания? — задумчиво предположил Майкл. — Довольно трудно различить людей, когда они все одеты одинаково. Я сам перепутал несколько человек из своего подразделения.

— И правда, — согласилась я, вспомнив, как набросилась на бедного кузена Хораса, решив, что это либо Уисли, либо Бенсон.

— Если убийца и вправду охотился за Уисли, у нас появляется куча новых подозреваемых, — сказал Майкл. — Я был бы рад, если бы знал, что полиция рассматривает и эту версию.

— Я была бы рада, если бы знала, что полиция ничего не скрывает. То фотографии шерифа, то новости про Монти — может, именно поэтому Монти приказал мне не совать нос в расследование.

— Или он просто не любит, когда кто-то мешает ему работать. Давай помалкивать про наше расследование — хотя бы до тех пор, пока не выясним, что Уисли накопал против Монти.

Я кивнула и вернулась за прилавок. Голова была занята мыслями о том, как нам проверить Монти, не дожидаясь конца выходных. Единственная идея, которая мне понравилась, — попросить какого-нибудь компьютерщика проверить Монти по Интернету, и единственным компьютерщиком, пришедшим мне в голову, оказался Тед. Которого я сама подозревала, хотя Монти и принял его алиби. Черт!

А ярмарка между тем шла своим чередом, и я не могла бросить торговлю, чтобы заняться расследованием. Поэтому о подозрениях пришлось на время забыть. Я была слишком занята — обслуживала покупателей и приглядывала за «Полицией времени». По каким критериям набирала миссис Уотерстон своих «блюстителей старины»? Ни малейшего знания истории, просто удивительно. Я только что накрыла одного «блюстителя», который считал, что мы празднуем День «Д».[19]

Заскочил Роб. По пятнам помидорного сока на его рубашке я заключила, что он сдержал обещание помочь кузену Хорасу.

— Ты не видела миссис Уотерстон?

— Видела, и, по-моему, ты легко отделался.

— Правда? — просиял Роб. — Что, выяснили, кто убил Бенсона?

— Я имела в виду — отделался от миссис Уотерстон. Она понятия не имеет, что ты потерял Спайка, считает, что ты совершил куда меньший грех — позволил ему выскользнуть за дверь, когда отводил домой.

— Это радует.

— С другой стороны, если ты расскажешь ей, как было дело, она может решить, что ты слишком легкомысленный, чтобы доверять тебе собаку впредь.

— Точно! — воскликнул Роб. — Мне ни в коем случае нельзя поручать такую ответственность — следить за беззащитным животным! Кто-то должен ее в этом убедить.

— Кто-то вроде твоей старшей сестры? — предположила я. — Пора…

— Я за моими фламинго! — объявила миссис Фенниман, входя в павильон.

26


— Фламинго? — заинтересованно произнес один из посетителей, опуская подсвечник.

Я заморгала. Мне не хотелось у всех на глазах отдавать миссис Фенниман фламинго. Не то чтобы я очень их стеснялась, нет, я работала над ними на совесть, хотя вряд ли рискнула бы назвать птичек произведением искусства. «Приятны глазу» — вот как я сама бы их определила. Каждый фламинго был выкован из цельного куска металла и имел слегка стилизованную форму. Я гордилась тем, как сумела передать легкие фигуры, грацию длинных, тонких ног, наслаждалась легким несоответствием между изяществом формы и тяжестью материала. И все были разными — одни кормились, другие прохаживались, некоторые подняли головы, некоторые опустили их к земле. Я потратила уйму времени, стараясь, чтобы у птиц не было острых, опасных для бегающих по саду детей элементов — даже клювы не были острыми; оптическую иллюзию создавала сужающаяся полоса розового и плавная замена его черным цветом. Идея, что фламинго будут светиться в темноте, тоже принадлежала мне. И хотя я посмеивалась, описывая ее Майклу, мягкое, таинственное свечение в сумерках придавало птицам особую прелесть.

И все-таки я не хотела прослыть «той самой леди-кузнецом, что делает прелестных розовых птичек».

— Итак? — произнесла миссис Фенниман, постукивая по полу носком туфли.

— Я сейчас очень занята. Может, занести их вам домой после ярмарки? А если вы будете в палаточном лагере, я оставлю их на заднем дворе.

— Ерунда. Тебе вовсе не стоит так беспокоиться, и потом — я хочу увидеть фламинго прямо сейчас. Занимайся своими делами — я сама вытащу их и осмотрю. А Роб поможет мне их отнести, — добавила она, протягивая руку и хватая брата, который попытался было улизнуть.

Я слишком хорошо знала миссис Фенниман, чтобы спорить.

— Тогда разглядывайте их за павильоном, — попросила я. — Они не аутентичны.

Я показала миссис Фенниман металлический ящик с птицами, протянула ключ — Монти, разумеется, все тщательно опять запер — и дала ей полную волю. Миссис Фенниман и Роб выволокли ящик на траву и начали расставлять птиц на лужайке. Перед павильоном.

— Я просила разглядывать их… — пробормотала я. — Хотя теперь уже все равно.

— И сколько такие стоят? — спросил один из посетителей.

Я подавила стон, сосчитала до десяти и назвала астрономическую сумму.

Посетитель начал выписывать чек.

— Это приговор, — прошептала я, проскальзывая за занавески, когда покупатель ушел.

— А что случилось? — спросил Майкл, отворачиваясь от экрана ноутбука.

— Я только что продала еще двух фламинго.

— Поздравляю. Но я считал, что ты сделала только двенадцать, для тетушки.

— Я заключила сделку. Он заплатил вперед.

Майкл посмотрел на чек в моей руке и вылупил глаза:

— Ты выручила столько всего за двух фламинго?

— Да, и никаких семейных скидок.

— Надеюсь, мне ты сделаешь семейную скидку, когда я закажу у тебя несколько птичек для матушки?

— Конечно. Ты можешь получить даже большую скидку для умницы-бойфренда, если скажешь ей, что фламинго изготовил кто-то еще.

— Учту, — пообещал Майкл. — Итак, хочешь ли ты узнать, что на третьем диске?

— Что-нибудь пикантное?

— Понятия не имею. Он все время запрашивает у меня пароль.

— Дай-ка посмотреть.

Я попыталась щелкнуть «мышкой» по значку компакт-диска на экране. Выскочила серая табличка с надписью: «Пожалуйста, введите суперсекретный пароль».

— Это, несомненно, шуточки Теда, — проворчала я. — На случай если мы запутаемся, какой из дисков его.

— Я попробовал все, что только приходило мне в голову, — пожаловался Майкл. — Включая все известные мне греческие слова.

— Почему именно греческие?

— На компакт-диске греческие буквы, видишь?

Он нажал кнопку, диск выехал из компьютера, и Майкл показал мне крошечные буквы, выцарапанные по краю диска.

— Ты знаешь Теда лучше меня, может, сообразишь, что тут за пароль?

— И соображать не нужно, — улыбнулась я. — Надпись уже все мне объяснила. Это не греческий, это эльфийский.

— Эльфийский?

— Ну да. Читал когда-нибудь Толкина?

— Да, только очень давно.

— Помнишь то место, где Хранители пытаются разгадать пароль, открывающий двери в Морию, и наконец догадываются, что он зашифрован прямо в надписи: «Ворота открывает заветное заклинание друга»?

— Смутно.

Я снова вставила диск в компьютер, щелкнула по значку и, когда появилось требование о пароле, напечатала в нужной графе: «Суперсекретный пароль».

«Добро пожаловать, Мэг!» — засветились на экране огромные красные буквы.

— Есть! — воскликнула я. — Юмор Теда плюс любовь к Толкину Фолка — равняется пароль! Не настоящий пароль, конечно, не тот, что остановит хакера, а просто для отпугивания слишком любопытных.

— Я любопытный, — отозвался Майкл. — И он определенно меня отпугнул.

Приветствие растаяло красивой дымкой, и на экране возникло множество маленьких иконок, обозначающих файлы и папки.

— С чего начать?

— Может быть, с файла под заголовком «Прочесть перед началом работы»? — предложил Майкл.

Конечно. Я открыла файл и увидела, что он содержит послание. Адресованное мне.

«Дорогая Мэг, — прочла я. — Я отдаю тебе этот диск на случай, если со мной что-нибудь случится. Или — что еще хуже — и со мной, и с Фолком. Я уверен, что ты разберешься, как им пользоваться.

Я собрал свидетельства против человека по имени Роджер Бенсон. Я начал собирать их, когда понял, что он украл мою программу «Ремесло» и выпустил ее пиратскую версию. Чем больше я искал, тем больше убеждался, что точно так же пострадало еще множество людей, и, что особенно страшно, те из них, кто пытался бороться с Бенсоном, часто попадали в катастрофы и погибали. «Ремесло» — не такая уж важная программа по сравнению с тем, что еще украл Бенсон, поэтому я надеюсь, что он не попытается меня уничтожить, но если это все же произойдет, пожалуйста, проследи, чтобы диск попал в ФБР или другое подходящее ведомство».

Под письмом стояла подпись «Тадеуш Р. Джексон», а под ней аккуратно расположились телефонные номера и адреса окружных и центральных отделений ФБР и других соответствующих организаций.

— Великолепно, — прокомментировал Майкл. — Он дал тебе в руки настоящую бомбу и сделал это настолько публично, что Бенсон точно знал, где ее искать.

— А мне кажется, что Бенсон искал игру Роба, — не согласилась я. — Он знал, что она у меня, а о том, что Тед передал мне доказательства, мог и не догадываться.

— Но точно мы не знаем, — возразил Майкл. — И не хочу обидеть ни Теда, ни Роба, однако мне кажется, что «Ремесло» и «Адвокаты ада» не стоят того, чтобы убивать из-за них людей.

— Видишь ли, согласно следующему файлу, Тед подозревает, что компания Бенсона использует производство игрушек и программ типа «Ремесла» как прикрытие для отмывания денег русской мафии.

— Ты серьезно?

— Откуда я знаю? Фолк — мой старый друг, а с Тедом он познакомил меня не так уж давно. Тед вроде бы славный парень.

— Немного экзальтированный.

— Ты имеешь право так говорить, — согласилась я. — Если бы я впервые встретила Теда на этой ярмарке, я бы решила, что он невротик с ужасным характером и давней обидой на Роджера Бенсона.

— Да, совпадает с моим первым впечатлением, — согласился Майкл. — Тебе не кажется, что Тед слишком сильно переживает из-за компьютерного пиратства?

— Нет, если они с Фолком даже влезли в долги, чтобы начать битву с Бенсоном, как я поняла из рассказа самого Фолка.

— Слушай, Мэг, мне неприятно это говорить, но на месте Монти я сделал бы Теда главным подозреваемым.

— Не стоит изображать тактичность, у меня и у самой есть подозрения, хотя я считаю его, черт возьми, своим другом. Или другом моего друга. Просто замечательно — нам предстоит выяснить, значат ли материалы на диске, что Тед в беде, или он просто переоценивает опасность. Или пытается скрыть убийство.

— Вариантов масса. Например: Тед решил, что зря оставил тебе диск, вернулся за ним в павильон, увидел, как Бенсон роется в твоих вещах, и напал на него.

— Или так: он пошел в павильон, чтобы забрать диск, а Бенсон пошел следом и набросился на Теда.

— Тоже возможно.

— А как же алиби?

— Алиби? А кто сказал, что алиби настоящее? С другой стороны, если алиби сфабриковано, значит, он готовился к убийству.

— Мне все это противно, — сказала я. — Ужасно противно. Представляю, как расстроится Фолк, если узнает, что мы подозревали Теда; и уж тем более он расстроится, если Тед в самом деле окажется убийцей. Майкл, не рассказывай никому, что мы просматривали диск. Если алиби Теда — фикция и он действительно убил Бенсона, а теперь сообразит, что мотив убийства он сам преподнес мне на блюдечке…

— Понял. Меньше знаешь — крепче спишь, — согласился Майкл и начал закрывать окна, которые открыла программа Теда. — Я попытался включить диск, но он затребовал пароль, и у меня ничего не вышло. Боюсь, мы должны отдать диск Теда Монти.

— Согласна. Только давай сделаем это при свидетелях. И предварительно снимем копию. Подумай, мы даже не знаем, квалифицированный ли Монти сыщик.

— Договорились. Сейчас скопирую.

— Мэг! — Эйлин просунула голову за занавески. — Там опять спрашивают насчет фламинго.

— Это приговор, — пробормотала я и вышла.

Я продала еще одного фламинго и разговаривала с покупателем, который хотел заказать несколько кованых журавлей, когда в павильон ворвалась миссис Фенниман.

— Я заплатила только за двенадцать фламинго! — заявила она.

— Прекрасно. Я двенадцать и выковала, — ответила я.

— Тогда тебе надо поучиться счету, девочка моя. Там их тринадцать.

— Не может быть.

— Посчитай сама.

Я вышла вслед за ней на лужайку, где толпа туристов окружила стаю фламинго.

— Очистить территорию! — скомандовала миссис Фенниман. Туристы послушно разошлись.

Я быстро сосчитала птиц. Миссис Фенниман была права.

— Вот видишь! — заметив, как я нахмурилась, сказала она.

— Вижу, — согласилась я. — Но я выковала только двенадцать фламинго, следовательно, один из них — чужак. И мне нетрудно установить, какой именно, — добавила я, разглядывая подкидыша.

О да. Его сделали в том же стиле, что и мои фламинго. Тот же метод, примерно та же величина, только работа грубее. Мои птицы имели силуэт летящий, плавный, а чужак — топорный, угловатый. Цвета он был кошмарного — не чисто-розового, а какого-то серовато-коричневого. Все выступающие части топорщились неровными углами. Зная, сколько соседских детишек носятся по саду миссис Фенниман, я тщательно следила за тем, чтобы не только клювы были тупыми, но чтобы вся целиком птица не имела никаких неровностей и острых краев. А у этого фламинго угрожающе торчал каждый изгиб, а клюв был такой острый, что ни один нормальный человек не поставил бы его в месте, где играют дети. И…

— Звони Монти, — сказала я Майклу. — У этого фламинго весь клюв в крови.

27


— В крови? — протрубила миссис Фенниман. — У одного из моих фламинго?

— Нет, — ответила я. — Вы же сами сказали, что заплатили только за двенадцать штук. Кровь на том, которого вы не покупали.

— Я еще не выбрала моих! — возмутилась она. — Что, если мне понравится именно этот?

Я сердито глянула на нее, и она отступила, сжимая в руках одного из незапятнанных фламинго.

С помощью чистых тряпок, чтобы не оставлять отпечатков пальцев — или, во всяком случае, не оставлять их поверх тех, что уже оставили миссис Фенниман и толпа любопытствующих, — мы с Майклом затащили лишнего фламинго обратно в павильон. И одного из моих — для сравнения. Миссис Фенниман пришлось временно довольствоваться одиннадцатью.

Явился Монти, он выглядел изнуренным и вовсе не лучился благодарностью.

— Что за бред по поводу запятнанного кровью фламинго?

— Мне кажется, я нашла орудие убийства, которые вы все ищете.

— А почему вы решили, что мы ищем орудие убийства, мисс Ленгслоу? — чуть громче, чем нужно, спросил Монти. — У покойника в спине торчал ваш кинжал.

— Вы давно уже знаете, что его убили не кинжалом, ведь так? С тех пор как коронер осмотрел тело. Утром, когда мы обсуждали моего отца, вы посетовали, сколько людей бродит кругом с ножами, мечами и штыками. С чего бы вам огорчаться, если бы вы уже имели орудие убийства? И кроме того, не секрет, что полиция обыскивала и лагерь, и ярмарку в поисках чего-то острого. У отца даже хирургические инструменты конфисковали.

— Почему вы думаете, что вы нашли так называемое орудие убийства, которое никто не мог найти?

Интересно, он всегда такой упрямый, или у него есть повод для того, чтобы вести себя до глупости несговорчиво?

— Боже мой, да вы хоть осмотрите его, Монти! — не выдержала я, показывая пальцем на фламинго. — Вы же не развалитесь, если посмотрите!

Насмешка сползла с лица Монти, когда он осмотрел клюв металлической птицы. Я заметила, на каком почтительном расстоянии он держал заклеенные пластырем руки.

— Черт, какая острая у вас получилась эта штука.

— Не у меня. Вот один из моих фламинго. — Я показала на свое изделие.

— По мне, так они одинаковые.

— Одинаковые? Вы что, с ума сошли? — возмутилась я и перечислила, чем отличаются мои тщательно выкованные фламинго от неуклюжего подкидыша.

— А мне кажется, похожи.

— Фемида действительно слепа, — пробормотала я.

— В одном вы правы. Клюв вот этого друга не проткнул бы и брусок масла, — признал Монти, с подозрением оглядывая моего фламинго. — Его можно использовать как тупой инструмент. А вот у этого клюв — просто холодное оружие. Где вы его нашли?

— Тут, в моем павильоне. Он все это время здесь пролежал.

Пара незваных зрителей захихикала.

— Этого не может быть, — возразил Монти.

— Помните, как я искала коробку с деньгами? Вы сами открыли ящик, где она должна была находиться, и сказали, что тут нет ничего, кроме птиц. Потом заперли ящик вместе с орудием убийства.

Смешки усилились.

— Вы целое утро искали то, что все время лежало у вас под носом. Пустили бы меня в павильон пораньше — может, и убийцу бы уже поймали.

— Если я выясню, что это вы спрятали улики и пытались ввести следствие в заблуждение… — угрожающе начал Монти.

— Тогда вы сможете меня арестовать, — закончила я. — Я получу скидку, если выплачу залог мелочью?

Лицо Монти побледнело, а потом стало каменным.

— Боюсь, вам придется освободить павильон до тех пор, пока мы не осмотрим новые улики, — сузив глаза, прошипел он.

Мне пора научиться держать рот на замке.

— Похоже, нас опять выгоняют? — спросил Майкл. Я с облегчением заметила, что у него хватило ума закрыть ноутбук, сунуть его в сумку и повесить на плечо, пока я бодалась с Монти.

— Похоже. Подожди секунду. Если уж мне суждено превратиться в «леди кованых фламинго», то я не хочу потерять свои денежки. Роб, не вздумай улизнуть.

В сопровождении Роба и Майкла я прошествовала к павильону Аманды.

— Напомни мне при случае, что я решила совершать все свои преступления только здесь, — сказала Аманда, глядя на Монти. — Живи я в вашем городе, я бы проголосовала против нынешнего шерифа независимо от того, кто еще баллотируется на эту должность.

Я пожала плечами.

— Он получил место только благодаря некрофилии, — объяснил Роб. — Так принято в здешних местах. Пора уж привыкнуть.

— Ты имеешь в виду… — начала Аманда, вытаращившись на него поверх очков.

— Непотизм,[20] конечно, — успокоила ее я.

Надеюсь, она мне поверила.

— Не против, если я оставлю у тебя объявление?

— Всегда пожалуйста. Твой павильон и ко мне привлекает столько народу, что грех жаловаться. Дать бумагу?

Я с благодарностью взяла листок, написала: «Желающие заказать кованых фламинго могут оставить свои координаты» — и приколола к стене павильона Аманды, потом расчистила небольшой клочок свободного места на прилавке и положила туда оставшиеся листки.

— Можешь придумывать что хочешь, когда они будут спрашивать, где я сама.

— Да уж, развернусь. Беги развлекайся.

Проходя мимо Монти, я услышала, как он рычит в полицейскую рацию:

— Так пусть их кто-нибудь найдет! Нет, я не знаю его фамилии, только имя — Хорас.

— Холлингворт, — подсказала я.

Монти зыркнул на меня, но фамилию повторил.

— Правильно. И коронера. Нет, у нас нет второго покойника… Не ваше дело, зачем я их ищу, просто найдите…

Дойдя до городской площади, мы увидели Хораса, который по-прежнему продавал помидоры. Я поставила на его место Роба, а кузену приказала лететь ко мне в павильон. Затем мы добрались до «Львиного клуба», где, как в восемнадцатом веке, жарили поросенка на углях, оторвали коронера от раздачи соуса и тоже отослали его к Монти.

— Майкл, ты — мой свидетель, — торжественно сказала я. — Мы снова помогли следствию.

— Значит, теперь можно получить свою порцию барбекю и передохнуть, пока Монти не освободит павильон?

— Нет, теперь мы пойдем навестить кое-кого по поводу фламинго.

Мы прошли мимо палатки отца, и по взрывам восторженного смеха я заключила, что отец и его группа дрессированных пиявок развлекают малолетних туристов.

— А это больно? — раздался мальчишеский голос.

— Нет, слюна пиявки содержит легкий анестетик, — ответил папа. — И антикоагулянт.

Хорошо бы укротитель пиявок сегодня не стал показывать слона. По словам Роба, трюк заключался в том, что отец присобачивал на нос самую длинную из имеющихся у него пиявок и бегал по комнате, трубя, как раненый слон. Роб до сих пор клянется, что именно так папа развлекал его, когда братец болел ветрянкой. Я предпочитаю верить, что человек, передавший мне половину своих ДНК, не способен на такие выходки, и списываю всю историю на неуемную фантазию Роба и тот факт, что он тогда валялся с температурой под сорок, однако в папин павильон заглянуть не рискнула. Люди имеют право питать хоть какие-то иллюзии.

— Мы не зайдем к твоему отцу? — спросил Майкл.

— Не будем ему мешать, — ответила я.

— А куда мы направляемся?

— К Тони, конечно. Единственная личность на ярмарке, которая регулярно копирует мои работы. Не говоря уже о том, что Тони вполне мог… Ну, сам увидишь. В общем, все указывает на Тони.

Кроме того, что указывает на Монти.

Мы остановились в проходе, недалеко от павильона Тони, и, прежде чем подойти, несколько минут наблюдали за ним. Он выглядел уставшим и издерганным, хотя покупателей у него было не много.

— Сообщим Монти?

— Ты еще надеешься, что он будет нас слушать?

— Тогда какие планы?

— Тони нас заметил, пошли.

Если у меня еще оставались хоть какие-то сомнения в том, что Тони виновен, они исчезли, как только он нас увидел. Мерзавец нырнул за прилавок, стоило нам подойти к павильону, а когда мы вошли внутрь, начал оглядываться, будто прикидывая, не удастся ли выскочить через заднюю дверь.

— Куда собрался, Тони? — осведомилась я.

— Я… мне… нужно принести еще товара.

— Прекрасно.

Я обогнула прилавок и взяла книгу, которую Тони бросил при нашем появлении.

«Книга о замках и их изготовлении», прочла я и подняла книгу вверх.

— Интересно?

— Бизнес идет не очень-то. Хочу попробовать что-нибудь новенькое.

— Конечно-конечно, — согласилась я, хватая Тони за руку. — Пойдем поговорим. В спокойное место.

— Я не могу оставить павильон! — пискнул Тони, когда Майкл взял его за другую руку.

— Ты же собирался за товаром? Повесь табличку «Технический перерыв», люди тебя не осудят. Пойдем, пойдем, побеседуем, пока ты будешь пополнять запасы.

Павильон Тони стоял на самом краю ярмарки, там, где уже начинался редкий лесок, с двух сторон окаймляющий ярмарочное поле. Мы отвели Тони поглубже в лес и усадили на бревно. Я нависла над ним, а Майкл привалился к ближайшему дереву, угрожающе скрестив руки и скорчив злобную, кровожадную гримасу — он выучился ей несколько месяцев назад, играя Ричарда Третьего.

— Ну что, Тони, — заявила я, — игра окончена!

28


Тони вздрогнул и посмотрел на Майкла, который одарил его зловещей улыбкой.

— Мы знаем, что ты залез в мой павильон после того, как запер Уисли, — грозно начала я.

— Это просто смешно, — проблеял Тони.

— Мы знаем все о фламинго, Тони.

— Не может быть, — прошептал он.

— Мы знаем, как ты использовал одного из них. Почему бы тебе просто не пойти с нами к Монти и не признаться?

— О Боже, нет! — чуть не зарыдал Тони. — Он решит, что это я! А убийца поймет, что я все слышал!

Мы с Майклом недоуменно переглянулись.

— Да, — осторожно сказала я. — Возможно, ты прав.

— Тогда вы должны мне помочь! Я понимаю, не надо было так поступать, но когда я увидел, как мой фламинго торчит у него из спины, я жутко перепугался, и мне показалось, что убийца возвращается, и…

— Погоди, Тони, — остановила его я. Все шло не так, как я предполагала. Совсем не так. — Начни-ка сначала.

— Начни с того, как ты зашел в павильон Мэг, — поддержал Майкл.

— Ладно, — послушно кивнул Тони. — Ладно, начну. Ты, наверное, догадалась, что я хотел сделать таких же фламинго, как у тебя.

— Совсем не таких! — не сдержалась я.

— Да я лишь мельком увидел их на прошлой ярмарке, когда ты показывала птиц какой-то пожилой леди. Силуэт запомнил достаточно хорошо…

Я прикусила язык и кивнула.

— …а вот детали мне никак не давались. Ничего не выходило. Я подумал, что неплохо бы еще раз взглянуть на твоих птиц или поискать, не осталось ли у тебя каких записей. Поэтому после того, как я запер твоего кузена в колодки, я сообразил, что вокруг никого, а значит, самое время забраться к тебе в павильон. Я притворился мертвецки пьяным, потом встал и побежал сначала в свой павильон, чтобы взять фламинго, а потом — в твой.

— Не слишком ли сложно для «параллельного развития»?

Тони пожал плечами:

— Так или иначе, я открыл ящик с твоими фламинго и сделал несколько снимков «Полароидом». Но мне показалось, что этого мало. Я догадывался, что все ценное ты запираешь, поэтому захватил с собой инструменты и вскрыл замок за пять минут. Тебе нужны замки понадежней, Мэг, могу предложить…

— Позже, Тони. Вернемся к краже.

— Я ничего не украл!

— Что ты сделал с коробкой для денег?

— Ничего! Просто вытащил ее из ящика, чтобы не мешала. Я не нашел никаких записей и решил влезть в твой ноутбук. И тут услышал, как кто-то входит, пришлось мне нырять под стол.

— Сразу? Ты даже не попытался спрятать все, что вытащил?

— Я бросил ноутбук обратно в ящик и захлопнул крышку. Фламинго прятать не стал — понадеялся, что тот, кто войдет, решит, что птица — твоя.

— Что было дальше?

— Этот кто-то вошел.

— Кто именно?

— Не разглядел. Скатерть свисала почти до пола. Я, правда, нашел щелочку, но увидел только обувь.

— Хорошо, а потом?

— Вошел еще кто-то, один из них закричал: «Какого черта ты здесь делаешь?», — и они стали ругаться.

— Из-за чего?

— Не понял. После первых слов они заговорили очень тихо, а скатерть еще больше приглушала звуки. Могу сказать только, что оба очень злились.

— И оба были мужчинами? — вставил Майкл.

— Да, совершенно точно.

— Дальше, — приказала я.

— Ну, они ругались, и кто-то упомянул «эту проклятую собаку». Я видел две пары ног, обе двинулись к выходу из павильона, я услышал какой-то грохот и проклятия, и одна из них вернулась, потом я заметил, как на соседнем столе задвигалась скатерть, и решил, что за занавесками не хватило места для обоих и один пытается спрятаться под столом.

— Прямо водевиль какой-то, — сказал Майкл.

— Только в водевилях почти никогда не убивают героев, — заметила я.

— А потом вбежал тот маленький пес и начал гавкать, будто не мог решить, на кого из нас троих броситься. Знаете, этот комок шерсти, который вечно старается кого-нибудь сгрызть.

— Спайк, — поняла я. — Мне следовало сразу догадаться. Где Спайк, там неприятности.

— Вот и в этот раз за ним явилась та старая ведьма, что рулит всей ярмаркой.

— Мама? — воскликнул Майкл.

— А? Да… — сказал Тони. — Когда ваша мать наклонилась, чтобы нацепить на шавку поводок, я заметил ее лицо и ужасно огромный белый парик. Она выволокла пса на улицу, а он все гавкал, их еще долго было слышно.

— А ты все это время сидел под столом?

— Я решил, что, если буду вести себя тихо, первые двое меня не заметят. И как теперь вижу, правильно сделал, ведь один из них оказался убийцей.

— Что потом?

— Тот, что сидел под другим столом, вылез, заглянул за занавески и очень быстро выскочил из павильона. Я подождал чуть-чуть — думал, второй тоже выйдет, — а потом решил, что он, наверное, выбрался через заднюю дверь. Поэтому я выполз из-под стола и тоже заглянул за занавески, а там лежит какой-то тип, и из спины у него торчит мой фламинго!.. Это было как во сне. Я не понял, кто он такой, видел только синий мундир, прямо как у меня.

— И ты ударился в панику.

— Точно. Испугался, что все повесят на меня, понимаете? Фламинго-то мой! Поэтому я выдернул птицу, вытер ей клюв носовым платком и сунул в ящик вместе с твоими. Потом заметил кинжал и воткнул покойнику в спину, чтобы полиция не искала другое оружие.

— Ты гений, Тони. Только вот мой клинок и клюв твоего фламинго имеют совершенно разную форму. Полицейские практически мгновенно поняли, что Бенсона убили не кинжалом.

— Выходит, я что-то не додумал. Я ведь и вправду был пьян. Тем более ты хоть представляешь, что это такое — найти труп?

— Вы, по-моему, забыли, что Мэг наткнулась на то же тело несколько минут спустя, — заметил Майкл.

— Она не стала свидетелем убийства, — возразил Тони.

— Вы, можно подумать, стали, — съязвил Майкл.

— Да, Тони, — подхватила я, — когда ты расскажешь свою историю полиции, весь город узнает, что ты подслушал преступление. А убийца, наверное, начнет охотиться за тобой, чтобы ты его не опознал. Смешно, потому что ты не запомнил ничего, что помогло бы его опознать.

— Я знаю, что это — мужчина.

— О! Мы снимаем подозрения аж с пятидесяти процентов человечества! Осталось всего… Сколько миллиардов людей?

— Не издевайся. Я ведь уже говорил — пьян был. И видел только ботинки.

— Тогда сосредоточься на ботинках. Какого они были цвета?

Тони попытался сосредоточиться.

— Темные.

— Черные или коричневые?

— Не помню. Может, даже темно-синие.

— А какой формы?

— Не знаю. На них были пряжки, под пряжками не видно.

— Дай-ка угадаю: по одной пряжке на каждом ботинке!

— Ха-ха, — мрачно произнес Тони. — Послушай, я ведь уже говорил: я ничего больше не видел.

— Ладно, отставим шутки.

— Одна из пряжек была странной…

— А именно?

— С какой-то вмятиной, что ли.

— Ты бы узнал ее, если б увидел снова?

— Не знаю. Наверное.

— Тогда идем искать пряжку, — скомандовала я.

Мы вернулись к павильону Тони, попросили соседа присмотреть за ним в отсутствие хозяина и пошли шляться по рядам.

Сначала мы пытались сохранить какое-то подобие конспирации: ходили из павильона в павильон, я заводила беседы с хозяевами, а Майкл с Тони рассматривали их ботинки, равно как и обувь всех посетителей. Если хозяин стоял за прилавком, мы под каким-нибудь предлогом выманивали его наружу.

Когда мы добрели до палатки первой помощи, к нам присоединился отец, и вся конспирация тут же полетела к чертовой бабушке.

Мы таскались взад-вперед по ярмарочному полю, не отрывая взглядов от разнообразных ботинок и без конца врезаясь в их обладателей, так что приходилось извиняться направо и налево.

Стоило нам застыть, ожидая, пока Тони рассмотрит подозрительную пряжку, люди кругом немедленно приходили к выводу, что кто-то из нас потерял контактную линзу, и нас тут же окружала толпа добровольных помощников, старательно ползавших по земле.

Хотя мы вкратце пересказали отцу историю Тони, и он знал, что пряжка почти стопроцентно принадлежала мужчине, его, как всегда, заносило. После того как папа в третий раз получил по рукам за то, что пытался приподнять юбки идущей мимо ни в чем не повинной женщине, мы придумали ему важную работу — составлять список тех, кто уже прошел проверку, — чтобы он, не дай Бог, не угодил в полицию по обвинению в домогательстве.

Список достиг уже приличной длины, когда мы покинули территорию ярмарки и двинулись к палаточному лагерю.

Примерно через час про то, что мы что-то затеяли, догадалась уже вся округа. Папа придумал легенду, согласно которой мы — я и Тони — ищем особой формы пряжку, которая нужна нам как модель для будущей работы. Легенда была хлипкой, но мы упрямо ее придерживались. Большинство встреченных нами ремесленников решили, что мы с Майклом каким-то странным образом мстим Тони за плагиат — все знали, что он постоянно ворует у меня идеи, — а актеры уже перестали обращать внимание на чудачества местных жителей и не проявили к нам ни малейшего любопытства.

Разумеется, слухи о наших похождениях дошли в конце концов и до Монти. И разумеется, Монти связал их с убийством и выслал пару полицейских с приказом доставить нас в палатку, которую он сделал своим временным штабом.

Настроение Монти оставляло желать лучшего.

29


— Назовите мне хоть одну причину, по которой я не должен арестовать вас за сокрытие улик и попытку ввести следствие в заблуждение.

Я предпочла считать вопрос риторическим и сменила тему:

— Мы раздобыли для вас кучу новой информации.

— Знаю. И как давно вы бродите по ярмарке, рассматривая пряжки на ремнях и скрывая ваши сведения от полиции? — рявкнул Монти.

— Пряжки на ботинках, — поправил его отец.

— Мы хотели сначала проверить наши подозрения, а потом уж сообщать вам, — объяснила я.

— Точнее, хотели сами раскрыть преступление и присвоить себе славу?

Я прикусила язык, чтобы не ответить что-то вроде: нет, я просто не хочу делиться информацией с тем, кто может использовать ее против моих друзей, — особенно теперь, когда я не уверена, можно ли верить самому Монти.

Поэтому я промолчала и села слушать, как Монти прогоняет Тони через ту же процедуру, которую вчера проходила я. Нет, отвечал Тони, он не помнит, как выглядели сами ботинки. Нет, он не увидел такой пряжки ни у кого на ярмарке.

— Значит, вы больше ничего не помните? — уточнил Монти.

— Нет, про ботинки больше ничего.

— А про что-то другое?

Тони задумался.

— Я помню носки, — произнес он. — Да, полагаю, это были носки.

Все напряглись.

— Что за носки? — спросил Монти.

Тони вновь насупился. Или просто решил сделать эффектную паузу.

— В красную клетку, — наконец промолвил он.

— В красную клетку? — переспросил Монти.

Тони кивнул.

— Больше ничего? Может быть, края брюк?

— Нет, мелькнули только носки.

— Идиот! — не выдержав, взорвалась я. — Ты протаскал нас по всей ярмарке в поисках слегка помятой пряжки и ни словом не обмолвился о красных клетчатых носках!

Тони гадко ухмыльнулся:

— Ты про носки не спрашивала. Только про ботинки.

— Ну что, вроде бы все понятно, — подытожил Монти. — И не кричите на свидетеля, — обратился он ко мне. — Мы бы все равно рано или поздно пришли к тем же выводам.

— Каким? — спросила я с тоской, чувствуя, что уже почти уверена в ответе.

— На вашем карнавале было много интересных костюмов, — ответил Монти и приподнял одну бровь, как бы давая понять, что мой костюм запомнился ему в особенности. — Но я заметил только одного человека в красных клетчатых носках; по странному совпадению, это именно тот человек, которого я и собирался арестовать. Поэтому не нужно пугать Тони, мисс Ленгслоу. Его показания — всего лишь последний гвоздь в крышку гроба. А вот и мы!

Двое полицейских ввели в палатку Фолка. Он осмотрелся и остановил взгляд на Монти.

— Вы хотели меня видеть? — спросил Фолк.

— О нет! — прошептала я.

— Разумеется, хотел, — ответил Монти. — Зачитай ему его права, Фред.

— Он единственный ходил в килте, — сказал Тони.

— И красных клетчатых носках, — добавил Монти. — Которые вы и увидели.

— Да. Или это был край килта, — предположил Тони. — Трудно разглядеть через такую крошечную щелочку.

— Вы хотите арестовать меня за ношение килта? — с ненатуральным спокойствием осведомился Фолк.

— Нет, я арестую вас потому, что ваши отпечатки нашли на орудии убийства.

— Фламинго? — уточнил Фолк.

— Ага! — торжествующе подпрыгнул Монти.

— Ничего не «ага»! — вмешалась я. — Уже вся ярмарка в курсе, что Бенсона убили злополучной птицей. Об этом даже туристы болтают.

— Но ни один из туристов не оставил на фламинго отпечатков пальцев. Кровавых отпечатков, — уточнил Монти.

— Конечно, на птице мои отпечатки, — согласился Фолк. — Я же ее держал.

— Ага! — снова подскочил Монти. Отвратительная привычка.

— Убийство тут ни при чем, — продолжал Фолк. — Вчера днем я дождался, пока Тони уйдет, и обыскал его павильон, это случилось как раз после скандала с Бенсоном. Неудивительно, что на моих пальцах оставалась кровь. И я нашел этого фламинго.

— А почему ты мне ничего не сказал? — возмутилась я. — Когда увидел фламинго и понял, что Тони опять копирует мои…

— Здесь, черт побери, я задаю вопросы! — взорвался Монти. — Почему вы вообще полезли в чужой павильон? Какое вам до него дело?

Фолк вздохнул и провел ладонями по лицу, как человек, который настолько устал, что с трудом подбирает слова.

— Хотел посмотреть на изделия Тони. Он постоянно копирует их — у меня, у Мэг… да у всех кузнецов в округе! У этого типа ни малейшей фантазии. Вот я и решил поглядеть, у кого что он в этот раз передрал.

— Вы что, в суд на него подавать собираетесь?

— Может быть, — сказал Фолк, взглянув на меня. — Мы с Мэг толковали об этом. Хотя в основном я хотел понять, кто может точить зубы на этого мелкого Хорька. Последние три-четыре ярмарки мне приходилось буквально оттаскивать других кузнецов, чтобы они не избили его до полусмерти. Я решил разведать, кто именно захочет уби… избить его на этот раз. Поэтому и не сказал тебе, — добавил он, поворачиваясь ко мне. — Ты бы только разозлилась.

— По-моему, я имела право знать, — ответила я.

— Имела. И я собирался сообщить тебе сразу после ярмарки. Мне казалось, что ты сначала расстроишься, но если Тони не будет рядом, быстро придешь в себя. Я знал: ты делала фламинго без всякого удовольствия, и решил, что подделка Тони сильно тебя не заденет.

— Да, я ненавидела этот заказ, но в любом случае это была моя работа. Меня это задевает, причем сильно.

Фолк кивнул.

— Так сильно, что вы могли бы наброситься на него? — тут же прицепился Монти.

— Я?

— Нет, — с улыбкой ответил за меня Фолк. — Не могу представить, зачем Мэг набрасываться на кого-то с ножом, если она с легкостью способна уничтожить его с помощью своего острого язычка.

— Ну, спасибо, — пробормотала я.

— И конечно, вы сами тоже не причиняли ему вреда, — повернулся Монти к Фолку.

— Нет, — спокойно ответил Фолк.

— Разумеется. Все кругом рассказывают мне, что вы редко выходите из себя, но если уж разозлитесь — тогда держись. Кто знает? У меня есть информация, что вы практически обанкротились, помогая своему дружку, который готовился подать на Бенсона в суд. А может, вы просто перепутали Бенсона с Тони, который копировал ваши работы? Они примерно одного роста и веса, и, как все время жалуется тот журналист, все выглядят очень похожими в этой дурацкой синей форме. Мне в общем-то безразлично, за кем из двух вы охотились — у вас были причины ненавидеть как одного, так и другого. Следствие разберется, кого именно вы хотели укокошить. Фред, зачитай-ка ему права и нацепи парочку браслетов.

На ярмарке ремесел — как в деревне: стоит чему-нибудь случиться, как все, уже об этом знают, будто используют телепатию или африканские барабаны. Поэтому я совершенно не удивилась, когда, выйдя из оперативного штаба, чтобы проводить Фолка, увидела целую толпу людей, которые как бы случайно проходили мимо. Фолка любили многие, и в толпе раздавался возмущенный гул.

— Мэг, предупреди Теда, ладно? — крикнул Фолк через плечо. — И попробуй убедить его, что сейчас не время для оскорбленной гордости — пусть позвонит моим родителям, чтобы нашли хорошего адвоката. Может быть, они даже предложат его оплатить, у меня, боюсь, не получится.

Я кивнула.

— Э… может, я чем-то помогу? — спросил, выходя из толпы, Роб. — Я имею в виду, тебе ведь нужен хоть кто-то на первое время? А если хочешь, могу привести кого-нибудь из дядей.

— Не надо дядей, Роб, ты отлично подойдешь, — ответил Фолк. — Может быть, ты сможешь выяснить, как мне выйти под залог, чтобы не торчать остаток выходных в мерзкой кутузке?

— Не думаю, что наша кутузка такая уж мерзкая, — сказала я. — У нас довольно новая тюрьма.

— И на том спасибо. — Полицейские усаживали Фолка в машину, привычно наклоняя ему голову, чтобы он не стукнулся о дверную раму. — Прощай, леди-оружейник.

— Не могу поверить, что у вас хватило глупости объявить Фолка убийцей! — налетела я на Монти, который забирался на переднее сиденье.

— Вообще-то я думал, что это ваш приятель с косичками, пока не всплыло его алиби.

— Алиби? — переспросил Фолк с заднего сиденья. — Во время убийства Тед в одиночестве играл в компьютер.

— Я так и думал, что он сочинил для тебя нечто подобное, — мерзко хохотнул Монти. — Но пару часов назад парень, с которым твой дружок проводил время, явился ко мне и подтвердил его алиби. Кстати, вот вам и еще один мотив: мистер Кейтс выяснил, что его бойфренд ему изменяет, и в ярости укокошил первого встречного.

С этими словами Монти нырнул в машину и захлопнул дверь, в последний момент избавив меня от покушения на представителя власти — я уж было замахнулась мешком. Сумка шлепнула по крыше машины, не причинив ей никакого ущерба.

— Глупо, — пробурчала я самой себе, подбирая рассыпавшиеся вещи.

— Сочувствую, Мэг, — сказал Майкл. — Я знаю, ты очень дружишь с Фолком.

— И он не убийца, что бы там ни говорил идиот Монти. А еще бедный Фолк поехал в тюрьму с мыслями о том, что Тед его обманывает, а я в это не верю! Кроме того… Черт!

— Я с тобой согласен. Слушай, завтра мы…

— Майкл, у меня копии наших боевых приказов, — сказал, подходя к нам, «французский» солдат и протянул Майклу какие-то бумаги.

— Извини, я ненадолго. — Майкл подбежал к группе разодетых в белое «Gatinois chasseurs». Заметно было, что приказы кого-то расстроили, а кого-то насмешили, но в целом актеры выглядели взволнованными приближающимся началом битвы.

Появилась миссис Уотерстон в сопровождении человека в офицерской форме, несущего за ней перо, бутылочку чернил и дощечку, которая, видимо, в колониальные времена служила пюпитром.

— Кто еще желает участвовать в битве? Последняя возможность, подходите! — громовым голосом объявляла она.

Я наблюдала, как несколько человек, включая кузена Хораса, записались в войска, и миссис Уотерстон приказала им идти к миссис Транш — получать обмундирование.

«Хорошая возможность разделить наконец увлечение Майкла», — подумала я и ринулась вперед.

— Если вам не хватает пушечного мяса — я к вашим услугам!

— Это ты, Мэг? — произнесла миссис Уотерстон так, будто не видела меня сто лет. — Очень жаль, но, понимаешь, в те времена женщины не участвовали в сражениях. Мы не можем себе это позволить.

Она сладко улыбнулась и стала высматривать волонтеров-мужчин.

Я чуть не заспорила, потому что собственными глазами видела женщин-актрис, постоянных участниц подобных постановок. Но потом испугалась, что миссис Уотерстон о них не знает, а узнав, попытается немедленно выгнать. Не хотелось причинять людям неприятности.

— Ты можешь наблюдать за битвой со стороны, — добавила миссис Уотерстон, заметив, что я все еще здесь. — Вместе с другим обслуживающим персоналом.

30


Обслуживающим персоналом?!

«Она — мать Майкла, — повторяла я, заставляя себя разжать кулаки, загнать обратно несколько едких замечаний и спокойно повернуться и уйти. — Ты ведь не хочешь поругаться с матерью Майкла? И хоть мысль пристукнуть ее невероятно соблазнительна, лучше не поддаваться. Полиция рыщет неподалеку, да и Майкл расстроится».

Я покосилась на болтавшего с товарищами Майкла. Тот явно не слышал последних слов своей мамочки. Возможно, она вовсе не собиралась меня обижать.

Майкл заметил, что я на него смотрю, сказал что-то друзьям и подбежал ко мне.

— Что-то случилось?

— Хорошо, что вы наконец-то арестовали убийцу, — говорила в это время полицейскому миссис Уотерстон.

— Если бы убийцу, — пробормотала я.

— Она не со зла, — пытался оправдать миссис Уотерстон Майкл. — Она так занята своим праздником, что даже не задумывается, виновен Фолк на самом деле или нет.

— Знаю. Слушай, мне пора обратно в павильон, а тебе — на репетицию. Увидимся на поле боя.

— Мэг, ты точно…

— Майкл! — позвала миссис Уотерстон. — Почему ты еще тут? Мы готовимся к репетиции!

— Да, мне надо бежать, — согласился со мной Майкл. — Потом договорим.

Я кивнула и пошла к себе.

Ярмарка должна была работать еще около часа, я шла через ряды на автопилоте и отмахивалась от желающих узнать что-то о Фолке, отговариваясь тем, что спешу. Утешало то, что праздничные приключения меня не разорили. Эйлин и Аманда поработали в павильоне в мое отсутствие, и поработали неплохо. Я настолько устала, что даже не смогла подсчитать, сколько это — неплохо, но чувствовала, что в выходные поставлю свой личный рекорд, даже если не продам ничего в воскресенье. Собственно, и продавать-то уже было нечего. А еще я получила целый список заказов, что означало хорошую прибыль в обычно вялые зимние месяцы. Правда, большинство заказов было на кованых фламинго. Я решила расстроиться из-за этого попозже, чтобы сейчас вволю пострадать из-за ареста Фолка.

После закрытия ярмарки я решила заглянуть к родителям. Вероятно, я пропущу начало штурма, но искать меня никто не будет, а передышка мне просто необходима.

Передышка от биотуалетов. Передышка от вопросов, которыми меня забрасывают все, кому не лень. И от канонады, которая теперь грохотала беспрестанно — с тех пор как артиллеристы подтвердили алиби миссис Уотерстон, они лишились возможности проделывать свой трюк с магнитофоном. Даже на таком расстоянии у меня разболелась голова. Или это волнение виновато? Кстати, вряд ли наша договоренность на несколько часов спокойного сна теперь имеет хоть какую-то силу.

На полдороге я врезалась в своего племянника Эрика.

— Мэг! — Лицо парнишки просветлело. Приятно видеть, что тебе хоть кто-то рад, только почему он так взволнован?

— Что случилось?

— Утка опять заупрямилась, — пожаловался Эрик. — Села и сидит. Придумай что-нибудь.

— Заупрямилась? — переспросила я. Эрикова Утка была веселым, беспечальным существом, преданно следовавшим за ним повсюду — прямо как собака. Что с ней могло случиться и что мне делать по этому поводу — покрякать, чтобы уговорить ее стронуться с места?

— Заупрямилась, — подтвердил Эрик. — Сидит на яйцах. Можешь помочь?

Еще понятнее.

— А почему я должна помогать Утке?

— Она все время откладывает яйца в неположенных местах, и люди их разбивают или прогоняют ее прочь. Может, если мы перенесем яйца в тихое место, ей там понравится, и она их все-таки высидит?

— Хорошо, давай попробуем.

Увидев Утку, я поняла, что Эрик имел в виду, говоря о неположенных местах. Птица сидела на крыше отцовского автомобиля. Из-за ярмарки отец не ездил на машине целый день — нет, уже два дня. И Утка отложила как раз два яйца. Разумеется, отец мог не пользоваться машиной до конца праздников, но даже такой любитель птиц, как он, не в состоянии жить без транспорта, пока не вылупятся птенцы. Если птенцы вообще появятся — насколько мы знали, Утка была единственной уткой на много миль вокруг.

Я приказала Эрику принести для Утки какое-нибудь лакомство, а сама обдумала ситуацию. Решение пришло внезапно — меня как молнией ударило. Я несколько раз обдумала свою идею и не нашла в ней ни единого изъяна.

Эрик принес угощение. Нам удалось подманить Утку, и она отошла достаточно далеко от яиц, чтобы я смогла их взять. Утке это не понравилось, она закрякала и начала наскакивать на меня, угрожающе вытягивая клюв. Но стоило Эрику забрать у меня яйца, как она тут же успокоилась.

— Эрик, — сказала я, — как далеко ты сможешь увести Утку?

— Она ходит за мной куда угодно, — похвалился он. — Ну, во всяком случае, когда не сидит на яйцах.

— Прекрасно. Ты знаешь тех людей, которые палят из пушки, ну, на поле боя?

Я проводила взглядом Эрика, который шел по дороге с утиными яйцами в руках, Утка неотступно следовала за ним. Если только ему удастся подложить яйца на ствол пушки, у нас будет еще одна спокойная ночь.

А артиллерийский расчет будет истово заботиться об Утке.

Могут, правда, перекормить, но, с другой стороны, Эрик и папа делают это постоянно.

— Запомни! — крикнула я вслед. — Дождись конца репетиции! И постарайся, чтобы тебя никто не видел.

Эрик кивнул, даже не оглянувшись, так он был сосредоточен.

Когда я вошла в дом, мама и миссис Фенниман, поникнув головами, сидели на веранде. Перед ними на покрытом плиткой столе стояли, медленно нагреваясь, нетронутые стаканы с лимонадом.

— Привет, милая, — рассеянно сказала мама, когда я подсела к ним.

Миссис Фенниман ограничилась неразборчивым бормотанием.

Я подумала, не сходить ли мне на кухню за стаканом, чтобы тоже налить себе лимонаду, но сил совсем не было.

Я села в кресло-качалку и несколько минут раскачивалась в тишине. Время от времени то одна, то другая дама испускала глубокий вздох.

Не знаю, почему я не поддалась царившей на веранде атмосфере уныния. Хотя на самом деле я пришла немного поплакаться и поискать сочувствия у родных, вид мамы и миссис Фенниман, упивающихся своей тоской, подействовал на меня прямо противоположным образом. В конце концов, я имею право впадать в депрессию и жалеть себя, а вот если мама и миссис Фенниман не развивают бурную деятельность, сея вокруг себя неразбериху, мир явно перевернут вверх тормашками.

— Итак, что стряслось? — в итоге спросила я у миссис Фенниман.

— Я чувствую себя хуже, чем раздавленный червяк, — снова вздохнула она. — Этот проклятый скунс перетянул избирателей на свою сторону с помощью подлого фокуса с помидорами.

— Так пойдите и сделайте что-нибудь еще отвратительнее!

— Не могу.

— Нет, можете! Я свято верю в вашу хитрость и коварство!

— Я надеялась, ты для меня что-нибудь придумаешь, — простонала миссис Фенниман.

— Хорошо! Позаимствуйте бадью, в которую макают дураков на деревенской ярмарке, поставьте перед зданием суда и ныряйте! Или пустите по рукам рецепт тушеных помидоров, который достался вам от бабушки. А еще лучше — пойдите в магазин для садоводов, скупите там все помидорные семечки и развейте их по ветру.

Миссис Фенниман защелкала языком. Сначала рассеянно, затем, видимо, вдумавшись в мое предложение, пободрее.

— А ведь можно, — согласилась она, — Очень даже можно. А пойду-ка я туда прямо сейчас!

Она вскочила, залпом допила лимонад и вылетела на улицу.

— Сейчас октябрь, — заметила мама. — В магазине для садоводов вряд ли есть семена помидоров.

— Пока она туда добежит, так заведется, что выдумает что-нибудь получше. А с тобой что происходит?

— Ничего, милая.

— Здесь слишком тоскливо, — сказала я, вставая. — Пойду к полю, посмотрю репетицию. Миссис Уотерстон прекрасно организовала праздник. Наверное, в следующем году комитет фестиваля снова возглавит она.

Мама угрожающе засопела.

— И спорить готова, — продолжала я, — что битва станет настоящей кульминацией Дней Йорктауна. Люди будут вспоминать ее неделями. Да что неделями — месяцами!

— Чепуха! — воскликнула мама. — Битва станет позорищем! Ты просто не слышала, какие глупости она говорила. Эта женщина ничего не понимает в битвах!

— А ты? Ты понимаешь?

— Уж не меньше миссис Уотерстон! О битве при Йорктауне я и не говорю. В конце концов, я тут выросла! А она нам просто все испортит.

— Ну, теперь-то ты мало что можешь исправить.

— Еще посмотрим! — Мама воинственно встала и прошагала в дом, чтобы припудрить парик и увенчать его огромной, украшенной цветами шляпой. Выйдя на улицу, она пустилась по дороге бодрой рысью.

Я медленно побрела следом, размышляя, сделала я добрые дела или, напротив, дала начало новой цепочке неприятностей. Однако чувствовала я себя гораздо лучше, чем раньше.

На поле битвы царил хаос, само поле веревками отделялось от мест для зрителей, где рабочие уже начали сколачивать трибуны. Миссис Уотерстон в очередном богато украшенном платье бегала по полю взад-вперед, как футбольный судья, и гаркала приказания в безнадежно современный мегафон, причем «блюстители старины» его откровенно игнорировали. По высказываниям зрителей, среди которых было много родственников и друзей актеров, по выражениям их лиц я поняла, как она их раздражает. Можно было только догадываться, что думают о миссис Уотерстон сами актеры.

Особенно если вспомнить, что самые опытные из них участвовали в праздновании Дней Йорктауна далеко не в первый раз и прекрасно знали, что на самом деле творилось на поле боя в далеком 1781 году. Я наконец поняла, почему столько народу терпит бестолковое руководство миссис Уотерстон — она каким-то образом уговорила Дирекцию национальных парков, чтобы ей разрешили организовать постановку на историческом месте, там, где в действительности состоялась когда-то битва, — щедрость в последние годы неслыханная. Однако войскам совершенно не понравилось, что по полю носятся «блюстители старины» с детальными планами битвы в руках. Из толпы доносился недовольный ропот, некоторые возмущались в открытую.

И все-таки шоу продолжалось, и моя мать, похоже, имела к этому какое-то отношение. Как ни странно, она выступала в роли миротворца. После того как мимо группы военных проходила миссис Уотерстон, сея раздор и вызывая к себе примерно те же чувства, что вызвал в свое время налог на чай, у нее в кильватере проплывала мама и вызывала улыбку даже у самых сердитых солдат. Репетиция началась позже запланированного, но все же началась, мама уселась неподалеку от поля боя, и, как только где-нибудь возникали очаги неудовольствия, она улыбалась и махала участникам платком.

— Это слишком мило, чтобы быть правдой, — сказала я, садясь на трибуну рядом с отцом, который наблюдал, как очередная колонна военных маршем выходит на поле. — Она что-то задумала.

— Кто что-то задумал? — беспечно спросил отец.

31


— Не обращай внимания, — ответила я, зная, что отец все равно одобрит любые мамины выходки, даже самые экстравагантные. — А Монти-то повеселел.

Помощник шерифа стоял в нескольких шагах от нас и оживленно обсуждал что-то с группой людей.

— С кем это он разговаривает? — спросил отец.

— Журналисты, наверное. Да, точно, вон тот парень — из «Дейли пресс». И кузен Уисли тут как тут.

— Ни слова не удалось вытянуть, — пожаловался Уисли, отходя от Монти и шлепаясь на трибуну позади нас. — Ничего, они еще доиграются! Не имеют права так грубо игнорировать Первую поправку![21]

— Надеюсь, расследование проведут действительно тщательное, — сказал отец. — Мне почему-то кажется, что они что-то проглядели.

— И мне, — подхватил Уисли. — Например, убийца мог охотиться вовсе не на Бенсона. Они совершенно не рассматривают версию о том, что у преступника могла быть другая мишень.

— Ты, что ли?

— Ну сколько раз говорить: у меня полно врагов!

— Мое алиби даже не стали проверять, — жаловался отец. — Могли бы сообразить: я запросто мог улизнуть с вечеринки и убить Бенсона.

— Это смешно, папа! — не выдержала я. — Едва Уисли перестает ныть, что именно он должен был стать жертвой, как ты начинаешь стонать, что не попал в число подозреваемых. Вот он — твой звездный час! Видишь, Уисли? Вперед! Я даже одолжу тебе фламинго.

И отец, и кузен вздрогнули.

— Ну да, смейся-смейся, — скорбно сказал Уисли. — Как бы ты себя почувствовала, если бы это я валялся в твоем павильоне с клювом в спине? А? Твой родной кузен…

— Ничего, выжила бы.

— Хватит, перестаньте, — попросил отец. — Смотрите, вон подразделение Майкла. Парень чертовски хорош в белой форме!

Положим, «чертовски хорош» — это немножечко чересчур, но посмотреть на Майкла стоило.

Я следила за любимым глазами, но — спасибо папе и кузену! — мысли мои вернулись к убийству, аресту Фолка и опасению, что настоящий преступник уйдет безнаказанным.

— А ты что думаешь? — спросил Уисли. — Монти, похоже, уверен, что схватил убийцу. Ты веришь в то, что Кейтс виновен?

— Монти ошибается. И мы это докажем, как только он перестанет корчить из себя гения и начнет слушать, что ему говорят.

Во всяком случае, я надеялась, что докажем.

— А у тебя есть какие-то свидетели?

— Может быть, и есть.

Скорее всего доказывать невиновность Фолка придется мне одной, думала я, улыбаясь Майклу. Он явно наслаждался, демонстрируя себя зрителям в компании остальных «французов». Боюсь, от него будет мало толку.

Что ж, одной так одной. Обойду лагерь в поисках тех, кто тоже надевал вчера килт — вряд ли их было много. А ведь завтра в постановке должен участвовать целый отряд шотландских горцев! Может, кто-нибудь из них приехал пораньше? Кроме того, можно найти и расспросить «проклятого сыщика» Мела. Вдруг он заметил что-нибудь странное, пока шпионил за миссис Уотерстон? Тем более он тоже из Ричмонда. Что, если Мел — одна из жертв истории с фирмой «Купер и Энтони», возжаждавшая отмщения?

А еще я, возможно, зря отметаю подозрения Уисли, что именно за ним охотился преступник. Если кузен прав, у нас появляются новые подозреваемые — Тони, например. Что, если Монти не такой уж дурак, и Тони только притворялся пьяным, убив перед этим Бенсона?

Кроме того, Уисли считает, что с самим Монти что-то нечисто. Надо бы и его проверить. И что это за загадочная блондинка в «ягуаре»?

Придется выловить Тони и еще раз с ним потолковать. Может, удастся вытрясти из мерзавца что-нибудь по поводу этих носков. Опять же — Тони был в моем павильоне, о том, что он прятался под столом, нам известно лишь с его слов. Может, он вообще все выдумал про носки? Может быть, мы зря так рано исключили его из числа подозреваемых? У Роджера Бенсона врагов было больше чем достаточно. Надо выяснить, не входил ли в их число Тони. Почему на фламинго не оказалось его собственных отпечатков? Или они все-таки были, а полицейские не приняли их в расчет, потому что знали, что птицу выковал именно Тони? Я вспомнила, что и Тони, и Бенсон, оправдывая свои подлые делишки, употребляли одинаковую фразу: «параллельное развитие». Не значит ли это, что они были знакомы?

Неплохо бы и отыскать Теда — я ведь так и не сообщила ему об аресте Фолка — и вытрясти из парня всю правду о его таинственном алиби.

Перебирая в уме разнообразные версии, я повернулась, чтобы идти, и, спохватившись, оглянулась на Уисли. Трудновато будет беседовать с людьми, если он начнет путаться под ногами.

Уисли мрачно наблюдал за передвижениями войск. Казалось, он уставился прямо на Майкла.

Я подавила смешок. Когда кузен спросил меня о свидетелях, я как раз улыбалась Майклу. Вдруг Уисли подумал, что Майкл и есть мой свидетель?

«Ну и пусть, — решила я. — Майкл сейчас слишком занят, чтобы обращать внимание на происки Уисли, а мне как раз на руку, что тот за мной не увяжется».

Я с удивлением заметила, что мама в сопровождении эскорта офицеров уходит со своего места. Судя по цвету формы, провожатые были из разных войск. Что же она задумала?

Я было собралась проследить за таинственными перемещениями матери и тут заметила Джесса, капитана артиллерии.

— Эй, спасибо вам за мальчишку с уткой! — крикнул он. — Похоже, нам и в эту ночь удастся поспать.

— Значит, мадам ван Штейбен проглотила утиные яйца в качестве помехи стрельбе?

— Нет, конечно, — усмехнулся Джесс. — Она бы с удовольствием сделала из них омлет, прямо там, на пушке, а на десерт — утку в апельсинах. Однако… впрочем, взгляните сами.

Я пошла за ним, с трудом пробираясь против людского течения к небольшому холму. Там мы остановились, и Джесс махнул рукой в сторону лагеря артиллеристов.

Я увидела Утку; та с комфортом расселась на пушке и даже спрятала голову под крыло. Рядом, как ожившая горгулья, стояла миссис Фенниман, опираясь на лафет. В правой руке она держала одного из моих розовых фламинго — или я должна теперь сказать: ее розовых фламинго? — из клюва которого торчал какой-то плакат.

— А на плакате написано?.. — решила уточнить я.

— «Спасем пернатых друзей!», — сказал Джесс. — Чертовски симпатичная пожилая леди, хотя и немного чокнутая.

— Как большинство моих родственников.

— Я пошутил.

Я пожала плечами.

— Можно вопрос? Откуда второе яйцо? — поинтересовался Джесс.

— Второе яйцо?

— Да. Я заметил, что одно из яиц, на которых сидит утка, точно ее, а вот второе чересчур велико. Откуда оно?

— А-а-а! — догадалась я. — Скорее всего Эрик кокнул одно из яиц Утки и подложил ей павлинье. Мадам ван Штейбен не заметила?

— Нет, мы все там столпились, так что ей было не разглядеть. А вы серьезно насчет павлинов? Мне нельзя забрать птенца, если он вылупится?

— Без проблем. И вообще, если вам нужны павлины, поговорите с моим отцом, знаете — хозяином медицинского павильона. У него их полно.

— Думаете, он продаст мне парочку?

— Скорее всего.

— Здорово! — обрадовался Джесс.

— Только, я надеюсь, миссис Фенниман не придется торчать там всю ночь? — обеспокоилась я.

— Конечно, нет. Мы снова приставили Мела к госпоже начальнице. Как только она отправится отдыхать, мы уложим пожилую леди в одной из наших палаток. Ей будет удобно. Хотел бы я сказать так же про всех нас… Боже, нет, вы только поглядите!

Он указал на пятачок, где несколько опытных актеров начали муштровать отряд новобранцев миссис Уотерстон. К моему изумлению, я заметила среди них Уисли, который обычно избегал всего, что хотя бы отдаленно напоминало работу. Новобранцы маршировали туда-обратно, сжимая в руках грубо вырезанные деревянные мушкеты около метра длиной. Сантиметров пять шириной с одного конца, к другому концу они расширялись сантиметров до десяти, создавая подобие приклада. Скорее всего их позаимствовали в музее, где такие штуки использовали для демонстрации туристам методов обучения солдат колониальных войск.

— Поразительно, — покачал головой Джесс, наблюдая за безуспешными попытками инструкторов выстроить рекрутов в две шеренги. — Впервые вижу народ, который после команды «направо!» поворачивается куда угодно, только не в нужную сторону.

— Вы что, всерьез собираетесь выдать им мушкеты? — обеспокоилась я.

— Будь моя воля, я бы не дал им даже этих деревяшек, — ответил Джесс, глядя, как новобранцы изображают стрельбу из фальшивых мушкетов, причем те, что стоят во второй шеренге, заезжают своим соседям из первой прямо по голове. — Нет, конечно, огнестрельного оружия они не получат. Да и штыков тоже, — добавил он, заметив, как в нескольких местах между первым и вторым рядами вспыхнула кулачная драка. — Пойду посмотрю, нельзя ли чем помочь.

Я пожелала Джессу удачи и отправилась в палаточный лагерь, который заметно вырос — подъезжали все новые и новые актеры для участия в репетиции и завтрашнем сражении. Слышались звуки по меньшей мере двух групп, играющих английскую танцевальную музыку, лагерь сотрясался от взрывов хохота — встречались старые друзья.

У меня не было настроения веселиться, поэтому я миновала лагерь стороной и направилась к опустевшей ярмарке.

Мысль, соглашусь, не самая лучшая, учитывая, что я нашла вчера вечером в павильоне, но я нуждалась в тишине и покое и решила, что только в кино убийцы годами шныряют вокруг места преступления. Тем не менее, услышав какой-то шорох в одном из проходов между рядами, я подскочила от страха.

А потом вопреки всем законам здравого смысла подошла посмотреть, что там такое.

32


Я подкралась к источнику шума, досадуя на то, как громко шуршат мои юбки, прямо хоть в павильон беги — переодеваться. Незваный гость, кем бы он ни был, забрался в павильон Фолка.

«Небось прослышал, что Фолк за решеткой, и решил что-нибудь стибрить», — мрачно подумала я.

Пробираясь к цели, я старалась не показываться на открытых местах, пряталась то под пологом, прикрывающим выставку лоскутных одеял, то за невероятных размеров макетом углового шкафчика. Проползая мимо одного из павильонов, я подобрала забытый кем-то на прилавке молоток — с оружием в руках чувствуешь себя как-то увереннее. Наконец я затаилась за пышным кустом прямо напротив павильона Фолка. Отсюда даже можно было разглядеть захватчика.

— Стой где стоишь! — рявкнула я, выскочила из-за куста и ворвалась в павильон. И тут же, с другой стороны, с теми же словами туда ворвался кто-то еще.

Мы врезались друг в друга, заорали и отскочили. Я уронила молоток, заехала себе по ноге и свалилась обратно в куст. Второй «спасатель» — к моему удивлению, им оказался Тед — с грохотом полетел на стеллаж, набитый железными мелочами.

Пока мы поднимались, потирая ушибленные места, незнакомец успел смыться.

— Если он вообще был, — засомневался Тед. — Может, я заметил тебя?

— А я — тебя. Во всяком случае, мой незнакомец был в брюках.

— Так мы что, ловили друг друга?

— Нет, сюда явно забрался кто-то чужой. Давай обыщем павильон.

— Сомневаюсь, что замечу, если он что-нибудь унес.

— Не страшно. Главное, чтобы он ничего не подкинул. Какие-нибудь липовые улики.

Мы прочесали весь павильон и не обнаружили ничего подозрительного — ни окровавленного носового платка в мусорной корзине, ни записки о том, что Фолк собирался вчера вечером встречаться с Бенсоном. Ничего криминального.

Неподалеку от павильона валялись вещи какого-то «блюстителя», но как долго они там пролежали, сказать было невозможно. Миссис Уотерстон уже устроила мне выволочку за то, что «блюстители» бросают свой хлам куда ни попадя.

— Может быть, один из «блюстителей старины» услышал наши шаги, решил проверить, все ли в порядке, а мы спугнули его своими криками? — предположил Тед.

— Возможно, — согласилась я. — Или просто охотник за сувенирами.

— И такое бывает, — не стал спорить Тед. — В любом случае я все это сейчас упакую и сверну павильон. Так что больше сюда никто не влезет.

— Закроешь? Зачем? Ведь ярмарка работает и завтра, с десяти до двух.

— Ты что, серьезно считаешь, что я буду торговать здесь за Фолка, пока он сидит в тюрьме?

— А как же? Я думала, у вас каждая монетка на счету, а теперь тем более.

— Ты же не хочешь сказать, что арест по подозрению в убийстве привлечет к нам покупателей?

— Именно что хочу. Множество покупателей. Нам с тобой надо переписать все ценники. Повысить цены… раза в полтора.

— С ума сошла, — сказал Тед.

— Ты же сам говорил, что в павильоне мог шастать охотник за сувенирами. Ты видел, сколько я продала сегодня? А ведь мои изделия только стояли на месте преступления, а не выкованы рукой убийцы, как эти. В полтора раза — даже мало, стоит, наверное, удвоить.

— Думаю, и в полтора хватит, — потрясенно произнес Тед.

Он, правда, немного взбодрился, когда мы переправляли ценники, а к концу работы и вовсе воспрянул духом. Его хорошее настроение объяснялось еще и тем, что я пообещала сделать все возможное, чтобы схватить настоящего убийцу.

Позже, меняя ценники, я наткнулась на совершенно неожиданную вещь — огромный ключ, видимо, один из ключей от колодок. Интересно, это Фолк его здесь хранил? А не за этим ли ключом явился незваный гость? И для чего ему ключ? Спрятать?

Тед даже не моргнул, когда я взяла ключ в руки. Улучив момент, я убрала находку в сумку.

— Если ты села убийце на хвост, у него нет никаких шансов, — заявил Тед, когда мы спрятали ценники и ручки.

— Может быть, и так, — осторожно согласилась я и, глубоко вздохнув, сказала: — Но прежде чем я отправлюсь на поиски преступника, мне надо кое-что выяснить с тобой. С кем ты был в ночь убийства?

— О черт, и ты туда же! — устало произнес Тед. — Этот негодяй Монти уже и так достаточно наговорил в присутствии Фолка, теперь тот подозревает самое худшее, а ведь встреча была совершенно невинная, не имеющая, кроме того, никакого отношения к убийству.

— Докажи, — коротко попросила я.

— Хорошо, — вздохнул Тед. — Можешь мне не верить, но я клянусь, что встречался со своим братом.

— Каким еще братом? Тед, ты ведь всегда утверждал, что ты — единственный ребенок в семье. Да к тому же сирота.

— Я врал, — мрачно признался Тед. — Мой отец и вправду умер, а вот мать жива-здорова, кроме того, у меня два брата, три сестры и чертова уйма тетушек и дядюшек. Последние семь лет я никого из них не видел, а вчера вечером один из братьев приехал сюда ко мне.

— А что случилось? Я имею в виду семь лет назад?

— Сам не знаю. Когда я открыл им правду… ну, про меня… ее не очень-то хорошо приняли. С другой стороны, может, и я не дал им времени эту правду переварить. В общем, вышел скандал. Я тогда как раз закончил колледж, вот и уехал, не оставив адреса. Даже биографию себе переписал. Глупо, наверное.

— Пожалуй, — отозвалась я. — Но знаешь, совсем недавно мы с Робом выяснили, что в старших классах школы мы оба фантазировали, что нас каким-то образом перепутали в роддоме и вот-вот появятся богатые, знатные настоящие папа и мама и заберут нас к себе.

— Вы? — воскликнул Тед. — Почему? У вас же замечательные родители!

— Попробуй поживи с ними, потом говори, — вздохнула я. — Поэтому даже если ты свалял дурака, я тебя пойму. А почему ты передумал?

— Понятия не имею. Может, глядя на Фолка — семья так много значит для него, хотя и он со своими не всегда ладит. Я просто соскучился и позвонил одному из братьев. Только не знал, как сказать Фолку. Поэтому и пригласил брата в кафе в городе. Думал, если все пройдет нормально, я их завтра — в смысле сегодня — познакомлю. А тут убийство…

Он потряс головой.

— И Фолк до сих пор не знает?

— Нет, я смогу рассказать ему только на завтрашнем свидании. Если, конечно, твой брат не договорится, чтобы Фолка выпустили под залог. Но это вряд ли. У нас с деньгами напряженка.

— Мы завтра кинем клич на ярмарке. Не могу представить, что кто-то из наших поверил, что Фолк — убийца, а кто поверил, пусть лучше не показывается мне на глаза.

— Спасибо, — с видимым облегчением произнес Тед.

— Кстати, насчет завтра: нам обоим стоит появиться на ярмарке.

— Как ты думаешь, не провести ли мне акцию протеста? — уже выходя из павильона, спросил Тед. — Я могу нацепить свои кандалы и приковаться цепью к перилам на ступенях здания суда. Спорим, это привлечет внимание общественности?

— Вряд ли Фолку сейчас необходимо внимание общественности. Скорее, ему нужен хороший адвокат и приличный залог.

— Наверное, ты права, — вздохнул Тед.

— И еще одну вещь ты в состоянии сделать. Это поможет Фолку, хотя я, конечно, не гарантирую.

— Все, что угодно, только скажи.

— Выясни, кем работал Монти в полицейском управлении в Кантоне.

Я дала Теду полное имя Монти и примерную дату его появления в Йорктауне.

— Начну, как только вернемся в лагерь, — пообещал Тед. — У меня там компьютер в машине.

Добравшись до своей палатки, я попыталась изобразить взрыв энтузиазма по поводу предстоящей битвы. Вышло плохо. Майкл, в свою очередь, не смог вспомнить, видел ли он ключ, когда присматривал за павильоном Фолка, да я, признаться, этого и не ожидала.

К счастью, Майкл так устал, что не смог возобновить разговор о наших с ним отношениях. Он почти сразу же провалился в сон, а я все ворочалась с боку на бок, пытаясь связать воедино события сегодняшнего дня, включая арест Фолка. И сообразить, что мне делать завтра.

В конце концов я не выдержала и достала сотовый, чтобы, несмотря на поздний час, уладить то, что можно было уладить прямо теперь. И нечаянно разбудила Майкла.

— Уже начало первого! — пробормотал он. — Куда ты собираешься звонить?

— В тюрьму, — ответила я. — Алло, кто это? Привет, Фред. Хорас там? Хорошо, а Рики? Отлично, позови мне его, пожалуйста.

— Зачем ты звонишь в тюрьму? — спросил Майкл.

— Передать кое-что Фолку, — объяснила я, прикрыв рукой трубку. — Не хочу, чтобы он мучился всю ночь… Алло, Рики? Привет, это Мэг! Сделай мне одолжение…

— Ты что, всерьез считаешь, что полицейские помчатся передавать арестанту твое сообщение? Да еще в полпервого ночи!

— Ты знаешь парня, которого арестовал Монти? Замечательно. Можешь ему кое-что передать? Монти нарочно наговорил ему гадостей, а я хочу его успокоить. Согласна, сволочь… Скажи, пожалуйста, тому парню, что Монти недоговаривает — алиби Теду подтвердил брат. Да, представляешь? Да, настоящий подонок.

— Не могу поверить, что он согласился, — прошептал Майкл.

— Спасибо, Рики. Поцелуй от меня тетю Элис. Пока.

— Очередной кузен? — спросил Майкл, когда я отключилась. — В Йорктауне есть хоть один человек, который не состоял бы с тобой в родстве?

— Я с удовольствием откажусь от Уисли. Кстати, и Монти мне не родня.

— Надеюсь, он не узнает, что ты опять суешь нос в расследование, — буркнул Майкл.

— Не узнает, — успокоила я.

Во всяком случае, я на это надеялась.

33


Наутро наступила очередь Майкла просыпаться на рассвете и натягивать одежду в палатке на двоих, стараясь не разбудить второго. У него это вышло еще хуже, чем у меня. К тому времени как он выбрался наружу, чтобы разобраться там с ботинками и ружьем, я оставила всякие попытки заснуть и лежа гадала, куда это он собрался в такую рань. Даже ярмарка открывается только через несколько часов, а уж битва вообще начнется в три.

Значит, так, если я не могу заснуть, надо с толком использовать образовавшееся время. Я порылась в разбросанных вещах, пока не нашла мобильник. Потом свернулась калачиком в спальном мешке и провела почти час, обзванивая родных и знакомых и спрашивая, нельзя ли позаимствовать у них мои собственные изделия, которые они когда-то у меня купили. Многие согласились и даже обещали доставить вещи прямо к павильону. Поскольку у меня практически не осталось товара, я решила повесить на заимствованные экземпляры таблички с надписью «Образцы. Заказывайте сейчас — получите к Рождеству» и посмотреть, что из этого выйдет.

Выдумка сработала: люди охотно делали заказы. Время от времени я бегала смотреть, как идут дела у Теда. Павильон Фолка был полон народу, а количество товара неуклонно уменьшалось. Ремесленники охотно скидывались на уплату залога, а потом явилась миссис Фенниман и пообещала выплатить недостающую сумму, если Фолк сделает ей беседку в стиле своего павильона.

— Если Фолка все-таки признают виновным, он вряд ли сможет заняться этим в ближайшее время, — предостерег ее Тед.

— Если его посадят, ему не нужен будет павильон — вот я его и заберу, — как всегда практично рассудила миссис Фенниман.

«Полиция времени» закусила удила и выписывала штрафы направо и налево. К счастью, мои друзья-ремесленники поверили, что я сумею что-нибудь придумать, и вели себя примерно. Я тоже. Этой ночью я долго крутилась, не в силах заснуть, но так и не приблизилась к разгадке преступления, зато меня озарило, как решить проблему штрафов, и я уже заручилась поддержкой Эрика и Теда.

Актеров почти не было видно. За исключением Уисли, который важно прохаживался туда-сюда в алой форме британских войск, все они завершали приготовления к предстоящей битве.

— А некоторые перепили пива и все еще спят, — сказала мне жена одного из солдат, недовольно покачивая головой. — Похоже, ребята вчера хлебнули лишнего, кое-кто даже валял дурака.

— Валял дурака? — заинтересовалась я. — А как именно?

Может, это паранойя, но я уже не могла не связывать с убийством Бенсона любое мало-мальски неожиданное происшествие.

— Да глупее не придумаешь! Кто-то бродил по лагерю и таскал разные вещи — без всякой корысти, как мы решили, большинство пропаж гроша ломаного не стоит. А сегодня утром эти вещи начали находиться в таких местах, которые этот пьянчужка посчитал забавными. Например, корсет одной из женщин висел на флагштоке, а пропавший у кого-то штык торчал в двери туалета вместо держателя для бумаги. Детские шалости, честное слово! Поэтому все на взводе, находят то мушкетные пули в кастрюле жаркого, то чьи-то кальсоны на заборе.

— У шутников, видно, Y-хромосомы играют, — предположила я, и мы дружно хохотали, пока женщина выписывала мне чек за железную кухонную полку, которую она заказала.

— Кто бы это ни натворил, ему лучше держаться подальше от Королевского уэльсского полка, — уходя, добавила покупательница. — Их полковое знамя так и не нашлось, ребята просто рвут и мечут.

Наверное, именно поэтому Майкла и не видно все утро. Помогает охладить горячие головы и отыскать украденные вещи. А скорее всего просто наслаждается, разгуливая по лагерю в белоснежной с золотом форме.

Пробило два, и те ремесленники, которые не собирались идти смотреть битву, начали закрывать павильоны, а остальные потянулись к полю боя. Я тащилась позади всех. Если б Майкл и половина мужчин моей семьи не участвовали в постановке, я бы осталась в павильоне и соснула часок-другой. Все утро, как только выдавалась свободная минутка, я бросалась расспрашивать людей, но так и не узнала ничего полезного, что помогло бы освободить Фолка. Окончательно меня добила встреча с миссис Уотерстон.

— А-а, вот ты где, Мэг, — произнесла она таким тоном, будто ей пришлось весь день за мной гоняться.

— Что случилось? — спросила я.

— Ты скорее всего не в курсе, куда мог подеваться твой братец?

— Наверное, ушел в подразделение, к какому он там приписан.

— А он что, участвует в постановке? — изумилась миссис Уотерстон.

— Ну, Роб все-таки мужчина, они обязаны воевать, даже если толку от них чуть, — буркнула я.

— Плохо, — не слушая меня, протянула миссис Уотерстон. — Тогда вот что, ты за ним последи.

С этими словами она сунула мне в руки поводок, на другом конце которого болтался Спайк, и уплыла прочь. Спайк поднял глаза и, увидев меня, радостно завилял хвостом. Я вздохнула и пошла искать туалет, к которому не змеилась бы очередь человек из пятидесяти. Такой нашелся только на окраине лагеря. Выйдя из него, я подошла к дереву, где привязала Спайка, и обнаружила только сиротливо лежащий на земле поводок с пустым ошейником. Пес опять сбежал.

— Как только закончится проклятая ярмарка, — прошипела я, пускаясь прочесывать окрестности, — я куплю этой собаке суровый ошейник. С шипами!

Я вихрем пронеслась по лагерю, громко окликая Спайка по имени. Тщетно. Проклятый пес вовсе не стремился быть найденным.

Мне встретился кузен Хорас, он возился с парой больших синих штанов.

— Ты не видел Спайка? — пропыхтела я.

— Нет. А ты мне не поможешь? — спросил Хорас.

— Встань смирно, не шевелись, — скомандовала я.

Он не смог стоять смирно, но по крайней мере перестал перебирать ногами, и я сумела расстегнуть штаны, застегнутые не на те пуговицы, и застегнуть снова, теперь уже правильно. Хорас над моей головой сражался с мундиром.

— Вот так, — сказала я, вставая. — Замечательная форма, Хорас.

— Я в Третьем легионе Виргинии, — гордо объявил кузен, поворачиваясь из стороны в сторону, чтобы я смогла оценить его темно-зеленый мундир.

— Никогда бы не натянул такую попугайскую форму, — раздался неподалеку протяжный голос.

Тони Гримс. Похоже, поднабрался храбрости с тех пор, как засадил Фолка за решетку, крысеныш. Хотя, подойдя поближе, я поняла причину этой храбрости. Видно, только что похмелился.

Тони сидел возле своей палатки, одетый в засаленный наряд из оленьей кожи, и пытался завязать шнурки на ботинках. Выходило у него плохо.

— Отличный прикид, Тони. Небось в огороде в нем копаешься, — съязвила я.

— Не забудь шляпу, солдат, — бросил Тони Хорасу. — Мадам ван Штейбен рвет и мечет, она под трибунал отдаст всякого, кто одет не по форме.

— О Господи, где ж я шляпу-то оставил? — простонал Хорас.

— Если не помнишь, беги скорее к миссис Транш, — посоветовала я. — У нее должны быть запасные, если она сама еще не ушла.

— И поторопись! — добавил Тони, залезая за чем-то в палатку. — Все «красные мундиры» уже полчаса как должны быть на поле боя.

Хорас унесся прочь, а я застыла с открытым ртом.

— Красные мундиры? — не дыша, переспросила я.

Форма Хораса была насыщенного темно-зеленого цвета.

Я бросилась к Тони. Он все сражался со шнурками.

— Что ты сказал?

— Я просто посоветовал твоему недотепе-кузену пошевелиться, — проворчал Тони. — Миссис Уотерстон собирала всех «красных» у редута еще полчаса назад.

— Да ведь Хорас-то не в красном, ты, маленький злобный хорек! — заорала я, подскочив к Тони. Схватила его за ворот рубахи и немилосердно затрясла. — Ты что, дальтоник?

— А тебе какая разница? — окрысился Тони, пытаясь вырваться.

— Такая! Ты сказал Монти, что убийца ходил в красных клетчатых носках! А с чего ты решил, что они красные? Может, они зеленые, синие или даже фиолетовые — откуда тебе знать?

— Я путаю только зеленый и красный! — возмутился Тони. — Все остальные цвета я вижу и даже научился различать, какой оттенок коричневого — это красный, а какой — зеленый.

— Ага, особенно хорошо это заметно по твоему фламинго! — рявкнула я. — Розовый для тебя красный, да? А зеленый с красным всегда путаешь, так? — допытывалась я, тряся мерзавца за воротник. — Признавайся!

— Хорошо-хорошо, может, с цветом носков я и напутал, но они совершенно точно были в клетку. И кто, кроме Фолка, надевал на праздник килт?

— Да масса людей могла надеть что-нибудь клетчатое под костюм! Клетчатые шорты, клетчатые носки — что угодно! Убийца вполне мог снять наряд перед тем, как зайти в павильон, а мог вообще не быть на вечеринке. Любой имел возможность совершить это преступление, ты, идиот!

Я резко отпустила Тони. Ладно, признаюсь, даже подтолкнула его немного. Он шлепнулся на спину, перекатился и уполз в палатку.

— Любой, — повторила я. Казалось бы, я должна испытывать облегчение — мое открытие наверняка спасет Фолка или по крайней мере вызовет серьезные сомнения в его виновности. Почему же так неспокойно на душе?

Может быть, потому, что я стою рядом с истинным убийцей? Рассказ Тони о том, что он делал прошлой ночью, вполне мог оказаться враньем от начала и до конца. Почему Монти упорно отказывается включить его в число подозреваемых?

Что ж! Если Монти не желает дожать Тони, это сделаю я.

— Проклятая псина! — раздался из палатки вопль Тони, и оттуда вылетел Спайк с грязной тряпкой в зубах. Или не тряпкой… Британский флаг! Не тот ли, что искали все утро?

Я наклонилась и заглянула в палатку. В нос шибанул отвратительный запах — смесь ароматов пота, пива и рвоты, как в какой-то ночлежке. Задержав дыхание, я протиснулась внутрь и разглядела Тони, который сидел на куче смятых одеял и потягивал что-то из бутылки, спрятанной в бумажный пакет.

— Хочешь, я верну флаг на место, или предпочтешь, чтобы тебя с ним поймали? — спросила я.

Тони поднял голову, посмотрел на тряпку в моих руках и нахмурился:

— Это что еще за штука?

— Из-за дерзких ночных краж весь лагерь с утра гудит, как растревоженный улей.

— Ночных краж?

— Флаг, пушечное ядро, корсет какой-то бедной женщины, поднятый на флагштоке.

— А-а, да! — с противной улыбкой припомнил Тони. — Точно. Классная шутка. Только никому не рассказывай, а то у нас будут неприятности.

— У кого это — «у нас»?

— У нас с Уисли.

— У вас? Когда это вы успели стать друзьями? Я думала, ты его терпеть не можешь.

— Да нет, он парень ничего. Согласился не писать обо мне статью. А я извинился, что запер его. Вот за это мы и выпили немножко.

Да не так уж немножко, судя по состоянию Тони. Ладно, дело не в этом.

— Значит, старое забыто, и вы теперь друзья?

— Мне пора на поле боя, — пробормотал Тони и попытался встать, но я толкнула его обратно. Что-то не давало мне покоя.

— Ответь-ка мне, Тони, еще на один вопрос, — роясь в сумочке, сказала я. — А потом можешь проваливать.

— Идет, — согласился Тони.

— Куда ты дел ключ?

— Какой еще ключ?

— Ключ от замка. Вот такой, — объяснила я, вынимая ключ, который нашла в павильоне Фолка. — Или даже этот самый. После того как ты запер Уисли в колодки.

— А у меня и не было ключа, — удивленно произнес Тони.

— Как же ты его запер?

— Так там же навесной замок! Никакой ключ не нужен. Я его просто защелкнул, и все.

С этими словами Тони протиснулся мимо меня и зашагал к месту битвы.

Выходит, Тони никогда не держал в руках ключ. Он даже не знал, что этот ключ существует.

А вот Уисли знал. Знал еще с четверга, когда попытался в шутку запереть меня в колодки. Знал и о замке, и о том, что мы вешаем запасной ключ на гвоздь под платформу. Тот самый запасной ключ, которого не было на месте, когда я прибежала спасать Уисли. Запасной ключ, которым он запер сам себя, чтобы обеспечить себе алиби.

Если Тони ушел с городской площади, чтобы забраться в мой павильон, то почему Уисли не мог сделать то же самое?

«Перестань! — одернула я себя. — Ты ведь не собираешься обвинить в убийстве собственного кузена? Какой у него мог быть мотив?»

Хороший вопрос.

Я развернулась и понеслась к палатке Уисли, волоча за собой Спайка. Там я привязала пса к палаточному колышку и нырнула внутрь.

В палатке стоял крепкий дух немытого Уисли вперемешку с ароматом застывшего жира, доносящимся от сваленных кучей в углу пакетов из-под фаст-фуда. Сюда же вплетался еще какой-то очень знакомый запах — дразнящий, острый.

Я лихорадочно принялась обыскивать палатку. Уисли должен сейчас находиться в рядах британских солдат, однако Уисли на то и Уисли, чтобы все время обнаруживаться где угодно, только не на месте. Я искала что-нибудь клетчатое — задача отнюдь не простая: грязная одежда, надеванная, по моим прикидкам, уже раз пять-шесть, устилала все вокруг. Приподняв пару посеревших трусов, я увидела под ними папочку-файл и уже собиралась было бросить исподнее обратно, когда заметила на газете, торчащей из папки, надпись «Купер».

Я открыла папку. В ней лежала подборка газетных вырезок, повествующих о деятельности Роджера Бенсона. Я бегло их просмотрела. Большинство статей рассказывало о кончине фирмы «Купер и Энтони», и я даже не удивилась, когда прочла, что именно этой фирме принадлежал «Коммерческий вестник Виргинии», закрытие которого лишило Уисли любимой работы и, как он сам говорил, разрушило его журналистскую карьеру.

— Что ж, мотив очевиден, — прошептала я.

Последняя статья была вырезана из «Вестника Йорктауна» — коротенькая заметка о Робе и «Адвокатах ада», тут же упоминалась фирма Бенсона, как одна из желающих продвигать игру на рынке. Неудивительно, что Уисли примчался в родные места!

Оранжевые клетчатые носки, засунутые в бумажный пакет из-под чизбургера, лишь довершили картину.

Я схватила пакет с носками, решив отнести их вместе с папкой прямо к Монти — нет, лучше к шерифу, я все еще не доверяла Монти, — и выскочила из палатки.

И как только я выпрямилась, промаслившаяся бумага порвалась, и вместе с носками на мою ногу свалилось что-то тяжелое.

— Черт! — подпрыгнув, вскрикнула я. Спайк погнался за одним из маленьких предметов, раскатившихся по траве, и зарычал, когда понял, что мушкетная пуля вовсе не съедобна.

Мушкетные пули. Четыре штуки. И порох, тонкой струйкой посыпавшийся из пакета вслед за ними. Так вот что за запах я узнала в палатке: крепкий, едкий запах старинного пороха! Зачем Уисли понадобились пули и порох? Я не заметила у него особого интереса к старинному оружию, когда Джесс и его команда обучали нас делать заряды. С другой стороны, он им тоже помогал, значит, знает, что к чему.

— И знает, как готовить боевые патроны, — произнесла я вслух и внезапно вспомнила, как злобно Уисли посмотрел вчера вечером на Майкла, когда решил, что Майкл — именно тот свидетель, которым я морочила ему голову. — Майкл! — вскрикнула я. — Уисли охотится на Майкла!

34


Я с дикой скоростью понеслась к полю боя. Впереди летел Спайк, бешеным лаем распугивая всех, кто попадался нам на пути. К несчастью, возле веревочных барьеров, отгораживающих поле боя от трибун, я налетела прямо на охранников.

— Простите, мэм, вам туда нельзя, — бесстрастно повторял один из них, игнорируя мои попытки объясниться. — Проходят только те, кто участвует в постановке.

— Один человек пронес на поле боевое оружие! — крикнула я.

— Это невозможно. Перед выходом на поле боя все участники подверглись тщательному осмотру. Гарантирую вам, что такая ошибка произойти не могла.

— Да не ошибка это! Он хочет убить другого участника!

Охранник даже не слушал. Он махнул своим товарищам, чтобы те вывели меня отсюда, однако я не стала их дожидаться и подобру-поздорову убралась сама, решив поискать кого-нибудь посговорчивее. Вот только первый охранник предупредил остальных, и когда я понеслась по периметру поля, меня заранее встречали настороженные взгляды.

«Ну хорошо! Вы пускаете только участников — что ж, я стану участником!» Я подхватила юбки и побежала к магазину миссис Транш. Она как раз подбирала Хорасу шляпу.

— Велика! — пожаловался он, когда шляпа упала ему на глаза.

— Больше ничего нет! — отрезала миссис Транш. — Хочешь шляпу — бери эту. Хочешь такую, чтобы подошла, — надо было приходить два часа назад.

— Миссис Транш, — окликнула я, — у вас осталась форма? Любая, мне все равно. Даже не важно, какой армии.

— Извини, все кончилось, — нахмурилась миссис Транш. — Что же ты раньше не сказала, что тебе нужна форма?

— Раньше была не нужна. Хорас, скидывай одежду, я беру ее напрокат.

— Нет! — возмутился кузен. — Я ее первый взял!

— Хорас…

Хорас развернулся и бросился бежать. Я схватила его за руку.

— Эй, подружка, в чем дело? — спросила Аманда, по счастливой случайности проходившая мимо. — Какая-то запарка?

— Хорас, скидывай форму! — зарычала я.

— Отстань от меня!

— Балдею я от голубоглазых, дружок, — подмигнула Аманда.

Хорас пытался высвободить руку.

— Мне нужна форма, чтобы спасти Майкла! — кричала я.

— А что с Майклом? — взволновалась миссис Транш.

— Что ж ты сразу не сказала? — упрекнула Аманда и схватила Хораса за вторую руку.

— Извини, — пробормотала миссис Транш и ловко сбила несчастного кузена с ног. Аманда уселась на него верхом и держала, пока мы с миссис Транш снимали с Хораса форму и натягивали ее на меня.

— Не имеете права!.. — верещал Хорас. В семейных трусах и майке без рукавов он выглядел жалко.

Я сунула ему в руку поводок Спайка.

— Найди шерифа и Монти. Скажи, это срочно.

К счастью, мы с Хорасом были почти одного роста, да и худобой он не отличался, так что я без труда влезла в его форму, несмотря на различия в фигуре. Только брюки чуть жали.

— А ты не садись, — посоветовала Аманда.

— И вот так! — Миссис Транш собрала мои волосы резинкой, а Аманда нахлобучила сверху шляпу Хораса. — Шляпу надвинь на лоб.

— А мушкетом прикрой грудь, — добавила Аманда.

— Хорошо. Ой, а ты не могла бы приглядеть вот за этой папочкой и пакетом из «Макдоналдса»? — спросила я, порывшись в мешке и протянув названные предметы Аманде. — Отдай Монти и шерифу, когда Хорас их приведет. Но только обоим вместе!

— Будет сделано, — пообещала Аманда, закидывая бумажный пакет за плечо.

И я снова понеслась к полю боя.

В этот раз охранники меня пропустили, предварительно проверив мушкет и боеприпасы, и посоветовали поторопиться — битва уже начиналась. Я надвинула шляпу прямо на глаза, поблагодарила охранников и бросилась бежать в указанном ими направлении. И тут же шлепнулась на землю под градом выстрелов.

— Холостые, — бормотала я себе, вставая. — Не обращай внимания, здесь стреляют только холостыми.

Все, кроме одного человека, — если я, конечно, не ошиблась. А Уисли не собирается стрелять в меня. Пока.

Я шла по краю поля, пытаясь понять, что здесь к чему. Черт, надо было внимательнее следить за вчерашней репетицией. Сейчас я видела только передвигающиеся в разных направлениях толпы потных, запыхавшихся людей, цвет формы которых медленно, но верно скрывала поднимающаяся кругом пыль.

— На первом этапе битвы, — раздался усиленный мегафоном голос миссис Уотерстон, — колониальные войска совершают вылазку на левом фланге. Повторяю: колониальные войска совершают вылазку на левом фланге.

— Кем она себя возомнила? — возмутился неподалеку от меня кто-то из солдат. — Наполеоном?

— Тетя Маргарет велела стоять на месте, — сообщил ему другой. — Когда будет пора, она махнет платком.

Солдат показал куда-то назад. Там на чиппендейловском стуле сидела мама в окружении разноцветных военных. Она, очевидно, отдавала свои собственные приказы. Одни солдаты бежали к ней, другие — от нее.

— Левый фланг, вы собираетесь двигаться? — прогремел мегафон.

Солдаты, в одном из которых я узнала очередного кузена, оглянулись на маму и остались на местах.

Я побежала вперед.

Вскоре я наткнулась на группу военных, скорчившихся за кустами, и инстинктивно скорчилась рядом с ними.

— Третий легион вон там, — сказал один из них, указывая пальцем.

— Знаю, — соврала я. — Я курьер. Где «Gatinois chasseurs»?

— Кто?

— Левый фланг, вперед! — грохотала миссис Уотерстон.

— Как же, разбежалась, — пробормотал себе под нос мой собеседник. — Мы тут воевали, еще когда вы и о Йорктауне-то не слышали, леди! И вперед двинемся, когда, черт побери, сочтем нужным! Вот так! Извините, я вас слушаю. — Он снова повернулся ко мне.

— Где «Gatinois chasseurs»? Французы, которые штурмуют Девятый редут? — пояснила я, заключив по его обалделому взгляду, что либо он никогда о таких не слышал, либо я так и не научилась правильно произносить название.

— Уже за редутом, полагаю, — ответил солдат. — А вообще кто знает? Мадам ван Штейбен умудрилась все перемешать. Никто не находится там, где должен быть в это время.

— Да нет, на самом деле мы разыгрываем битву при Каупенсе,[22] только она забыла нам об этом сказать, — съязвил другой солдат.

Все расхохотались.

Великолепно. На поле три тысячи человек, все не на своих местах. Да если бы и на своих — я их все равно не знаю. И как прикажете найти одного убийцу в красном мундире?

Начну оттуда, где должно находиться подразделение Майкла. Выросши рядом с полем боя, я помнила, где расположен Девятый редут. Хотя бы примерно. Я собралась с духом, выпрямилась и бодрой рысью двинулась туда.

Скоро я пришла к выводу, что во время битвы, пусть и постановочной, не так-то просто добраться до цели, передвигаясь по открытой местности. Открыта она по одной простой причине — там стреляют. И хотя стреляют холостыми, дыму от этого ничуть не меньше. Я металась из стороны в сторону, в конце концов наткнулась на группу гессенских наемников и поняла, что залезла за линию обороны противника.

— Ты убит! — заорал мне один из них. — Я в тебя попал!

— Прекрасно! — крикнула я в ответ. — Я убит, я уже привидение и лечу к Девятому редуту — попугать народ. В какой он стороне?

Мне показали, и я чуть изменила направление, но мои хаотические перебежки не остались незамеченными.

— Скажите этому солдату в зеленом, чтобы шел на свое место! — прорычал мегафон. — И уберите животных с поля боя!

Я обернулась и с изумлением увидела, что лишенный формы Хорас натянул свой любимый костюм гориллы и летит по полю следом за мной, грозя кулаком — очевидно, мне. Он так и не выпустил из рук поводка, и Спайк веселился изо всех сил, заливаясь оглушительным лаем и пытаясь цапнуть за ноги пробегающих мимо солдат.

Трибуны хохотали.

— Уведи мою собаку с поля боя, болван! — заорала миссис Уотерстон так громко, что мегафон пронзительно взвизгнул. Затем она поведала нам свои соображения по поводу интеллектуального уровня и ближайших родственников Хораса — речь содержательная и богатая эпитетами, но на месте миссис Уотерстон я бы не рискнула произносить ее в мегафон перед целой толпой народа.

На поле боя тоже покатились со смеху.

Я решила, что сейчас лучше затеряться в толпе, бросилась к ближайшей группе людей и, только приблизившись и услышав выстрелы, обнаружила, что несусь в сторону «красных мундиров». Тони Гримс мог бы не заметить меня среди них. Миссис Уотерстон — никогда.

— Мэг! А я и не знал, что ты тоже участвуешь!

Я оглянулась и увидела отца, стоявшего у меня за спиной с каким-то маленьким бочонком на плече. Я мимолетно удивилась, почему он разгуливает по полю боя с пороховой бочкой, и тут же заметила, что из-под отодвинутой крышки поблескивает глазок видеокамеры.

— Твое подразделение вон там, — показал отец. — Тебе надо…

— Подожди, — оборвала я. — Где Майкл? Я его ищу! Где Девятый редут?

— Успокойся, вот он, — ответил отец. — Майкл со своими французами будет штурмовать нас через несколько минут, можешь просто остаться со мной и…

Я сорвалась с места и побежала по рядам англичан, разыскивая Уисли. Кто-то из солдат лежал на земле, выставив дуло в бойницу в стене редута, другие глядели наверх в ожидании атаки.

— Мэг, что…

— Найди Уисли, папа! — крикнула я через плечо. — Быстро!

Услышав грохот мушкетных выстрелов и крики с той стороны редута, я подпрыгнула и продолжила лихорадочные поиски. Я хватала всех подряд и поворачивала лицом к себе, не обращая внимания на посыпавшиеся на меня проклятия.

Первый французский солдат в белой форме появился на гребне редута. Англичане выстрелили в него, и я заметила, как аккуратно они целят выше головы.

— Allons, mes amis![23]

Я взглянула вверх и увидела Майкла. Он стоял, размахивая мечом и подбадривая товарищей, и казался отсюда очень высоким.

Я оглянулась. «Красные мундиры» прицелились поверх головы Майкла. А один чуть ниже…

— Нет! — взвизгнула я и бросилась на Уисли, сбив его с ног.

Он все же успел выстрелить. Я могла бы поклясться, что мушкет дернулся не только в сторону, от моего толчка, но и назад, от отдачи. Что никак не могло случиться, стреляй он холостыми патронами. Значит, это был боевой.

Грохнувшись на землю, я подняла глаза на Майкла и увидела, как он схватился за грудь. На белом мундире медленно расплывалось ярко-красное пятно. Майкл закашлялся и упал.

35


— Убийца! — заорала я на Уисли. Вскочив, я безжалостно пнула его прямо в голову и, расшвыривая актеров в красных и белых мундирах, рванулась к Майклу.

Упала подле него на колени. — Майкл! Ты меня слышишь?

— Мэм, — окликнул кто-то, — мы вообще-то здесь воюем, вернее, пытаемся…

— «Скорую», быстро! — крикнула я. — Папа, брось свою бочку и беги сюда. Черт, Майкл, держись! — прорыдала я, пытаясь решить, надо ли поддерживать ему голову или лучше вообще его не трогать.

Майкл открыл глаза. Хороший знак.

— Мэг, ты можешь кое-что для меня сделать? — простонал он.

— Все, что хочешь, только молчи! Папа, где же ты там?

— Мэг, ты испортишь всю запись, — сказал отец, наклоняясь надо мной со своей бочкой-видеокамерой.

— Ты это снимаешь! — возмутилась я.

Камера жужжала, отец был совершенно спокоен. Я огляделась и заметила, что солдаты кругом едва подавляют смех. Кровавое пятно на груди Майкла больше не расплывалось. Оно казалось очень красным. Ненатурально красным.

— Майкл?

Он приоткрыл один глаз и подмигнул мне.

— Ты что, не ранен?

Майкл раскрыл ладонь и показал мне пластиковый баллончик, на дне которого плескались остатки краски.

— Майкл, сволочь ты такая! — заорала я.

— И вовсе нет, — покачал он головой.

— Я думала, ты умираешь! — верещала я, срывая с себя шляпу и нещадно колотя ею Майкла. — Я думала, этот хорек тебя пристрелил!

— И ты кинулась меня спасать! — сказал Майкл и потянул меня за руку, так что я уселась прямо на него. — Как трогательно!

— Трогательно! — фыркнула я. — Да я рвать и метать готова от злости! Ты понимаешь…

— Эй, свет не загораживайте, — окликнул кого-то отец. — Я снимаю.

Я поглядела в ту сторону и увидела отцов бочонок, направленный на нас с Майклом.

— Поблагодаришь меня позже, — вскочив, сказала я. — А сейчас…

— Мэг Ленгслоу! — прогремел мегафон. — Кто разрешил вам бегать по полю боя? Убирайтесь немедленно!

— Мэм, — сказал один из солдат, с трудом сдерживая хохот, — если вы уже кончили истерику…

— Смейтесь сколько хотите, — ответила я, отряхивая пыльную форму. — Но кое-кто из вашего подразделения — верней, он только притворялся, что из вашего, — только что выстрелил в Майкла боевым патроном.

— Мэг Ленгслоу! Вон с моего поля боя!

— С ее поля боя! — иронически передразнил кто-то.

— А ведь девушка-то не шутит, — сказал вдруг еще один солдат. — Кто-то на самом деле стрелял, вот — дыру во фляжке пробило.

— Он! — крикнула я, показывая на другой конец редута, где Уисли уже пытался улизнуть с поля боя. — Это он убил Бенсона и только что пытался убить свидетеля преступления! Хватайте его!

К счастью, Уисли сделал все возможное, чтобы окружающие мне поверили, — дал деру, как только услышал мой голос. Кроме того, людей всполошила сама весть о боевом выстреле. Солдаты пустились в погоню — сначала несколько человек, а там и все французы и англичане — как только новость облетела их ряды.

Через минуту куча народу со свистом гоняла Уисли по полю боя — несколько сотен солдат и охваченных энтузиазмом зрителей, не считая отца с камерой, Хораса в костюме гориллы и Спайка, заливающегося звонким лаем.

Я услышала пушечный выстрел и обернулась посмотреть, не случилось ли чего с Уткой и миссис Фенниман. Нет, обе были на месте, каждая на своем, а вот Джесс и его ребята вытащили наружу колонки и озвучили погоню грохотом беспрерывной пальбы.

— А он шустрый, — заметил Майкл, глядя, как ловко Уисли уворачивается от преследователей. С того места, где мы стояли, было видно, что за кустами притаился смешанный отряд индейцев и первопоселенцев, готовых схватить мерзавца.

— В старших классах школы занимался бегом по пересеченной местности, — пояснила я. — А в контактных видах спорта был слабоват, — добавила я, глядя, как Уисли, отрезанный отрядом поселенцев, сделал глупость — прыгнул вбок, попытался прорваться сквозь ряды шотландцев и бесславно закончил свой путь в клетчатой куче-мале.

К тому времени как кто-то нашел Монти и приволок его на поле боя, Уисли уже был вырван из рук пылающих излишним энтузиазмом горцев, связан, и сборный отряд американских, английских и немецких военных стерег пленника.

— Что тут происходит? — проскрипел Монти. — Почему этого человека связали?

— Потому что именно он убил Роджера Бенсона, — ответила я.

— И вы хотите сказать, что у вас есть доказательства? — недоверчиво хмыкнул помощник шерифа.

— Попридержи лошадей, мерзкий саквояжник![24] — сказала явившаяся вслед за Монти Аманда.

— Не то время, мэм, — поправил один из солдат. — Как насчет мерзкого тори?

— Подойдет, — согласилась Аманда и протянула мне мою сумку. Я вынула пакет из «Макдоналдса», прозрачную папку и торжественно подала их Монти.

Он с сомнением посмотрел на вещи, найденные мной в палатке, но оживился, когда «красные мундиры» принесли ему второй боевой патрон, найденный ими в сумке Уисли, и ту самую простреленную фляжку. А уж когда отряд милиции штата Виргиния приволок Тони Гримса и тот признался в своем дальтонизме и в том, что не знает, как устроен старинный навесной замок, Монти просто расцвел.

— Что ж, похоже, это дельце мы раскрутили, — сказал он. — Думаю…

— Что здесь происходит? — неожиданно налетела на него миссис Уотерстон. — Мы тут пытаемся разыграть битву при Йорктауне! Я почти год работала над организацией праздника, а вы разрушили абсолютно все! А ты… — она повернулась ко мне, — это все ты! Зачем ты выскочила на поле и…

— Мама, заткнись, пожалуйста, — спокойно сказал Майкл.

У миссис Уотерстон отвисла челюсть. Некоторые неуверенно захлопали, остальные зашикали на них.

— Человек, который убил Роджера Бенсона, пытался застрелить меня в суматохе битвы, — объяснил Майкл. — Мэг все узнала и, рискуя собственной жизнью, прибежала меня спасать.

— В самом деле? — усомнилась миссис Уотерстон.

«И совсем не обязательно так удивляться», — подумала я.

— Позвольте, я считала, что вы уже арестовали убийцу! — повернулась она к Монти.

— Это была просто уловка, чтобы заставить настоящего преступника потерять бдительность и выдать себя, — объяснил тот, игнорируя крики и свист, раздавшиеся из рядов зрителей.

— И кто же тогда убийца? — спросила миссис Уотерстон.

— Он, — ответил хор недавних преследователей, и все как один указали на Уисли, который, даже будучи связан, пытался изобразить, что он тут ни при чем.

— Тогда я лишаю его права участвовать в постановке, — разворачиваясь, провозгласила миссис Уотерстон. — Навсегда, — уточнила она, перекрывая раздавшиеся вокруг взрывы хохота.

— Я этого не переживу, — пробормотал Уисли.

— Да уж, теперь тебе есть о чем беспокоиться, — согласился Монти, жестом приказывая полицейским увести Уисли. — Например, о том, одобрят ли присяжные смертный приговор.

— Произошел несчастный случай! — тут же заявил Уисли. — Знаю, что не должен был ничего скрывать, но я был как в тумане.

— Несчастный случай? — переспросила я.

— Он сам упал на фламинго!

— Уисли, Уисли, — покачивая головой, промолвил отец. — Тебе никто не поверит. Как это можно — упасть на фламинго четыре раза?

— Четыре раза? — поразилась я.

— Как минимум. Согласно протоколу вскрытия, во всяком случае. Мне так и не разрешили лично осмотреть тело, — оскорбленно добавил отец.

— Уводите его, парни! — скомандовал Монти.

— Внимание! — поплыл над полем усиленный мегафоном голос миссис Уотерстон. — Приносим свои извинения за перерыв в битве. Полиция уже задержала виновников, и как только их уведут с поля боя, мы начнем все сначала.

— Она шутит, — пробормотал какой-то солдат, но и он сам, и его товарищи побрели в разные стороны, видимо, на исходные позиции.

— Прекрасно, — обрадовался отец, — я смогу снять все еще раз, под другим углом.

Он открыл пороховую бочку, достал из камеры кассету, заменил ее на новую, взвалил бочку на плечо и трусцой двинулся за «Gatinois chasseurs».

— Думаю, вторую битву я пересижу среди зрителей, — пробормотала я, пробираясь к барьерам, ограждающим поле боя. — Я уже вдоволь набегалась по полю и насмотрелась на военных.

— Так и они на тебя насмотрелись, — заметил Майкл, следуя за мной.

— Э… Мэг!

Я повернулась и увидела шерифа, разодетого в оленью кожу. На голове у него красовалась енотовая шапка. Шериф поспешал за нами.

— Когда ты обыскивала палатку этого типа, Уисли, ты, случайно, не нашла…

— Погодите, — я порылась в сумке, — фотографии у меня.

— Спасибо! — расцвел шериф.

— Скажите мне только одну вещь, — попросила я, держа перед собой компакт-диск Уисли. — О чем вы с ней говорили?

Шериф заморгал.

— Можешь не верить, но — Бог свидетель — я просто пытался отговорить ее от этого безумного проекта.

— А почему? — допытывалась я, изо всех сил изображая, будто знаю, кто такая «она» и о каком проекте они с шерифом могли толковать.

— Местные жители будут против того, чтобы превращать Йорктаун в тематический парк, — начал объяснять шериф. — Можешь себе представить — повсюду картонные персонажи в треуголках, макет деревушки периода освоения Америки, скачки на лошадях в парке развлечений. Я хорошо учился в школе и не припомню, чтобы наши прадеды строили «русские горки» и продавали хот-доги и поп-корн, Господи, прости. Меня не интересует, сколько рабочих мест обещает ее компания, все равно все обещания надо делить пополам, а даже если она и не врет, идея дурацкая, я так ей и сказал.

— Браво! — восхитилась я. — Всецело поддерживаю.

— А Уисли сфотографировал меня и начал шантажировать — будто бы он представит все так, что я с ней сговариваюсь.

— Не могу поклясться, что это единственные копии, — предупредила я. — Но даже если у Уисли есть еще, подозреваю, что долгое время ему никто не будет верить.

— И правда, — облегченно согласился шериф. — Спасибо.

Он отдал мне честь. Вспомнив, что я в форме, я салютнула в ответ, и шериф умчался прочь.

— Мэг!

— Похоже я превратилась в «Мисс популярность», — пробормотала я, увидев бегущих ко мне Теда и Роба.

— Мой диск у тебя? — кричал на ходу брат.

— И мой? — вторил ему Тед.

— Компакт-диски, появитесь! — повелела я и выдала каждому по квадратному конвертику.

Итак, — сказал Роб, — заключаем сделку.

Они с Тедом обменялись дисками и торжественно подали друг другу руки.

— Давайте разобью, — предложила я. — Что у вас за сделка?

— Я хочу найти солидную компанию, которая займется разработкой и внедрением на рынок «Адвокатов ада», — объяснил Тед, засовывая в карман диск Роба. — Может, придется чуть-чуть доработать. Есть у меня на этот счет пара идей, раскупаться будет, как горячие пирожки.

Он улыбнулся и хотел было уйти, но что-то вспомнил и вернулся.

— Помнишь, ты попросила меня проверить того типа, помощника шерифа? Он работал в Кантоне всего лишь год. Дорожная полиция.

— Значит, проклятый Уисли хоть в чем-то был прав: Монти — не детектив.

— Нет, он был и детективом, в Кливленде, но вылетел за сексуальное домогательство, — объяснил Тед. — Так и оказался сначала в Кантоне, потом в Йорктауне.

С этими словами он удалился в сторону трибун.

— Значит, он не жулик, — подытожил Майкл. — Просто грязный шовинист.

— Насчет последнего я могла бы тебе сразу сказать, — заметила я.

— Может, расскажем об этом шерифу? — спросил Майкл.

— Или миссис Фенниман? — добавил Роб.

— Или обоим? — предложила я. — Кстати, Роб, а что ты будешь делать с диском Теда?

— Собираюсь уговорить одного из наших дядюшек-адвокатов взять под свой контроль иск Теда против компании Бенсона и помочь ему, — объяснил Роб, пряча компакт-диск в заплечный мешок. — Я решил специализироваться на оказании юридических услуг в области компьютеров, вот и будет возможность поучиться.

Он сделал шаг, потом остановился, порылся в кармане и протянул мне листок бумаги.

— Мама просила тебе отдать, — пояснил он.

— «Sause au poivre», — прочла я. — Перечный соус. Что ж, будем надеяться, он близок к тому, который подают в кафе у Диди.

— А это тот самый и есть, — сказал Роб. — И еще мама просила передать, чтобы ты позвонила Диди и спросила, когда удобно прийти обмерить место под стеллаж для бутылок.

— Стеллаж для бутылок?

— Ты что, забыла? Ты делаешь ему стеллаж в обмен на рецепт соуса.

С этими словами Роб ускакал в сторону поля боя.

— Откуда, Боже мой, мама узнала, что мне нужен этот рецепт? — потрясенно прошептала я.

— От меня, — спокойно ответил Майкл. — Только я, конечно, думал, что она сможет достать его, не предлагая в обмен черт знает сколько часов твоей работы.

— Ничего страшного, — ответила я. — Оно того стоило.

— Определенно, — согласился Майкл, и мы с ним двинулись дальше. — У меня слюнки текут при одной мысли об этом соусе.

— Когда я сказала «стоило», я имела в виду, что смогу отдать рецепт твоей матери и она перестанет меня третировать.

— И это тоже, — не стал спорить Майкл. — В любом случае все будут довольны.

— Не все, — возразила я.

— Верно.

Мы пролезли под барьером на краю поля и двинулись сквозь толпу.

— Монти! — позвала я, заметив впереди помощника шерифа.

— Некогда мне с вами разговаривать, — заторопился он. — Мне в тюрьму надо — оформить нового подозреваемого.

— И освободить прежнего, полагаю, — с нажимом произнесла я. — Надеюсь, теперь, когда у вас есть настоящий убийца, вы не станете удерживать Фолка?

— Зачем? Чтобы каждый адвокат в вашей семейке дышал мне в затылок и кричал о неправомерных арестах? Шутите…

— Вот и ладненько. И кстати, не забудьте рассказать вашему боссу, почему вы покинули Кливленд.

— Он прекрасно об этом знает, — разозлился Монти. — Так же как и о проклятых психологических тренингах, которые мне пришлось пройти, чтобы меня хоть куда-нибудь взяли работать. Вы смотрите на самого культурного, просвещенного, демократичного полицейского, которого только видел ваш заштатный городок!

С этими словами он развернулся и потопал к патрульной машине.

— Если это новый, демократичный Монти, то я понимаю, почему Кливленд избавился от старого, — сказала я. — Ах ладно, пусть теперь шериф ломает себе голову.

— Или, возможно, миссис Фенниман — через несколько недель.

— Мисс Ленгслоу?

Я обернулась и увидела трех «блюстителей старины» с длинными свитками бумаги в руках.

— Все ремесленники, на которых наложены штрафы, говорят, что вы возьмете выплаты на себя.

— Разумеется, — ответила я. — И какова же общая сумма?

— Семь тысяч восемьсот сорок пять долларов, — с акульей улыбкой сказал «блюститель».

— Возьмите, — сказала я, порылась в мешке и вытащила пачку банкнот. — Здесь, я думаю, достаточно.

— Что это такое? — нахмурился «блюститель».

— Колониальные деньги, конечно, — улыбнулась я. — Вы же не хотите, чтобы я платила вам в анахронизмах, верно? Ах да, сдачу оставьте себе.

— Колониальные деньги? — заинтересовался Майкл, когда мы отошли, оставив «блюстителей» обалдело взирать на купюры.

— Тед нашел образцы в Интернете сегодня утром и распечатал на цветном принтере. А Эрик провел несколько часов, вымачивая деньги в чае и высушивая потом маминым феном. Я перед ними в долгу.

Мы миновали основное скопление народа, и я вздохнула с облегчением.

— Остались какие-то проблемы? — полюбопытствовал Майкл.

— Да вроде нет.

— А по-моему, есть одна. Не хочется напоминать заезженную пластинку, но…

— Нам надо поговорить, — закончила я. — Так и знала.

36


— Серьезно, — настаивал Майкл. — Ты собиралась или не собиралась что-то мне пообещать, там, на поле боя, когда думала, что я умираю?

— Собиралась, — смущенно сказала я. — Понимаешь, я себя ужасно чувствовала после того, как не обращала на тебя внимания все выходные, а потом заставила Уисли подумать, что ты и есть свидетель.

— Ничего страшного не случилось — ты же меня и выручила. Однако — разумеется, если мне будет позволено — я бы попросил в следующий раз, когда на меня нападет кровожадный, беспощадный злодей, спасать меня, не подвергая себя такому риску.

— Пообещать могу, конечно, но беда в том, что, если бы мы могли отмотать время назад и прожить все выходные еще раз, я бы кинулась делать то же самое. Если кто-то из моей семьи или друзей в опасности, я не могу стоять в стороне и смотреть, мне надо действовать.

— Обязательно самой всем помогать?

— Наверное. Такая уж я уродилась.

— Я и не прошу тебя меняться, я люблю тебя такой, какая ты есть, а вот где ты есть — это моя главная проблема. Меняться не надо, надо только переехать.

— Я не могу вот так вдруг упаковаться и завтра переехать.

— Встретимся в следующие выходные и присмотрим подходящее жилье.

— В следующие выходные у меня снова ярмарка.

Майкл закатил глаза.

— Но мы можем заняться этим, — предложила я. — У тебя найдется свободное время среди недели?

— Конечно! — воскликнул Майкл. Он подбросил в воздух шляпу, схватил меня в объятия и наградил страстным поцелуем, таким, какой рисуют на обложках любовных романов, — хотя там один из героев обычно носит юбку.

— Ур-р-ра! — радостно глядя на нас, грянул проходящий мимо отряд военных. Майкл поймал свою шляпу и отвесил им глубокий поклон.

Идея переезда все еще приводила меня в ужас, но шок, который я испытала, решив, что Майкл погиб, оказался сильнее. Лучше бояться переезда, чем потерять Майкла. Придется привыкнуть к мысли о том, что я должна сняться с насиженного места.

Я решила отложить окончательное решение — жить мне вместе с Майклом или просто поселиться неподалеку — до той поры, когда мы действительно подыщем что-то подходящее. Учитывая, что выбор жилья в Каэрфилли совсем невелик, мне не придется срываться с места прямо сейчас. Я подумала, что поиск может занять недели — или месяцы, — что приведет в бешенство Майкла, зато будет на руку мне. К тому времени как мы что-нибудь отыщем, я, возможно, буду вполне готова к переезду.

Вдалеке пропел рожок.

— Нам, наверное, надо вернуться, — сказала я. — Битва дубль два вот-вот начнется.

— А стоит? — засомневался Майкл, взглянув на свой залитый «кровью» мундир. — Мне, по-моему, боев на сегодняшний день хватило, тем более что я уже убит.

— А твои «Gatinois chasseurs» не рассердятся, что ты сбежал?

— Вряд ли. Они нормальные ребята. Да и вообще, хоть мы и здорово повеселились в эти выходные, я подумаю, есть ли смысл мне участвовать в постановках.

Я молча вознесла небесам благодарность.

— Все с огнестрельным оружием, сплошная техника, а я люблю мечи, — продолжал Майкл. — Попробую поискать группу, которая занимается более ранними периодами — Возрождением или Средневековьем.

Я оборвала молитву и с ужасом представила длиннющий список анахронизмов, которым, наверное, руководствуются постановщики сцен времен Средневековья.

— Как насчет Римской империи? — предложила я. — Мечей там было просто завались! А как тебе пойдет костюм гладиатора, все эти сандалии с ремешками!.. И мыться они любили.

— Надо подумать, — оживился Майкл. — Кстати, о мытье — почему бы нам не найти местечко, где мы могли бы сбросить грязную одежду и натянуть что-нибудь поудобнее? Только сначала — в горячую ванну!

— Внимание! — раздался с поля боя голос миссис Уотерстон. — Занять места! Начинаем все сначала! Повторяю: занять места! Зрители не должны бродить вокруг поля. Через несколько минут вновь начнется битва!

— Не знаю, — неуверенно произнесла я. — Твоя мама точно не станет нас искать?

— Британская армия! — трубила миссис Уотерстон. — Хотя бы сделайте вид, что вы пытаетесь победить! И в этот раз я не желаю слышать криков «Банзай!»[25] или «Джеронимо!»,[26] соблюдайте, пожалуйста, историческую достоверность! Итак, если все готовы, начинаем с самого начала!

— Ты шутишь? — засмеялся Майкл. — Да она про нас до вечера не вспомнит!


Примечания

1

Колониальный стиль — в Америке стиль периода, предшествовавшего Войне за независимость (1775–1783 гг.).

(обратно)

2

Марта Стюарт родилась в штате Нью-Джерси в семье иммигранта из Польши. Карьеру начала в качестве фотомодели, затем работала брокером на Уолл-стрит, а вскоре стала одним из самых известных в стране экспертов по домоводству. В многочисленных книгах, журнале «Martha Stewart Living», по радио и телевидению она рассказывала о премудростях кулинарии, давала советы об убранстве дома и многом другом.

(обратно)

3

Уильямсберг — основан в 1699 г. в качестве столицы колонии. После того как в 1780 г. столица была перенесена в Ричмонд, стал заурядным провинциальным студенческим городком. Исторический центр города, ныне известный как «колониальный Уильямсберг», был восстановлен в 1920-1930-х гг.

(обратно)

4

Томас Джефферсон (1743–1826) — президент США, автор Декларации независимости.

(обратно)

5

Граф Рошамбо командовал французскими войсками, которые в 1780 г. окружили в Виргинии армию генерала Корнуоллиса.

(обратно)

6

Роберт Эдвард Ли (1807–1870) — главнокомандующий вооруженными силами Конфедерации во время Гражданской войны (1861–1865 гг.).

(обратно)

7

Тори — название консервативной партии в Англии, вошедшее в употребление с 1680 г. Здесь — синоним англичанина.

(обратно)

8

Патч (от англ. — заплатка). Маленький файл, в котором указано, как перейти от одной версии файла к другой.

(обратно)

9

Моя дорогая! (фр.).

(обратно)

10

Восхитительно! Спасибо! (фр.).

(обратно)

11

Очень мило (фр.).

(обратно)

12

Салем был столицей Массачусетсской колонии со дня ее основания в 1626 г. и прославился процессами над ведьмами в 1692 г.

(обратно)

13

Злая ведьма с Запада — уродливая, страшная и злая волшебница из сказки Ф. Баума «Волшебник страны Оз».

(обратно)

14

День поминовения — официальный нерабочий день, отмечаемый в память о погибших во всех войнах США.

(обратно)

15

Не понимаю (фр.).

(обратно)

16

В начале февраля в некоторых городах Америки проходит традиционный праздник — День сурка. При стечении народа сурка вытаскивают из ящика и в зависимости от поведения этого зверька определяют, будет весна ранней или поздней.

(обратно)

17

Подразделение в составе французских войск, принимавших участие в осаде Йорктауна.

(обратно)

18

Ну так куда мы все-таки пойдем? (фр.).

(обратно)

19

День высадки, 6 июня 1944 г. — фактически открытие второго фронта во Второй мировой войне, когда союзные войска высадились в Нормандии.

(обратно)

20

Служебное покровительство родственникам и своим людям, кумовство.

(обратно)

21

Поправка к Конституции США, гарантирующая гражданские свободы.

(обратно)

22

Произошла в ходе Войны за независимость 17 января 1781 г. в районе Каупенса, Южная Каролина.

(обратно)

23

Вперед, друзья! (фр.).

(обратно)

24

«Мародер, мешочник» — прозвище предприимчивых северян, хлынувших на Юг после победы северных штатов в Гражданской войне 1861–1865 гг.

(обратно)

25

Боевой клич японских самураев.

(обратно)

26

Типичный для американского спецназа военный клич.

(обратно)

Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35
  • 36
  • *** Примечания ***