КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584984 томов
Объем библиотеки - 882 Гб.
Всего авторов - 233531
Пользователей - 107393

Впечатления

Влад и мир про Зайцев: Разрушитель (Фэнтези: прочее)

Понос слов. Начал читать и тут же бросил. ГГ - непонятно кто, куда то прется, попутно описывая всё что видит. Стиль Чукча - что вижу о том пою и без смысла и желательно на одной струне. Автор наслаждается, что может описывать предметы, но меня это почему то не восхищает, а даже просто грузит кучей не нужной и не интересной информацией. Спрашивается: А мне это интересно? Отвечаю: Нет.Не ценитель я художественной живописи в литературе при

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
greysed про Ланцов: Фрунзе. Том 2. Великий перелом (Альтернативная история)

Мерзкий этап нашей истории ,банка с пауками,ну и Ланцов тот ещё прозаик .

Рейтинг: +1 ( 4 за, 3 против).
s_ta_s про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

На тройку с натяжкой. Грамотность автора оставляет желать лучшего, знание реалий Британии 30-х годов не выдерживает никакой критики, логика хромает на обе ноги.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Абезгауз: Справочник по вероятностным расчетам. - 2-е изд., доп. и испр. (Математика)

Вот вы, ребята, странные люди. Хотите иметь хорошую книгу на халяву. Вам эту книгу на халяву делают, но вы даже не утруждаете себя тем, чтобы сказать спасибо чуваку, который сделал для вас на халяву книгу. Это ведь так утомительно - нажать две кнопки.
А я е..ся с этой книгой целый день. Нигде не найдете этой книги в лучшем качестве.
Так и с другими книгами и книгоделами. Хамство - норма жизни!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Серж Ермаков про Ермаков: Человек есть частица-волна. Суть Антропного ряда Вселенной (Эзотерика, мистицизм, оккультизм)

Вот ведь не уймется человек. Пишет и пишет, пишет и пишет... И все ни о чем. Просто Захария Ситчин и Елена Блаватская в одном флаконе. И темы то какие поднимает. Аж дух захватывает, и не поймет чудак-человек, что мир в принципе непознаваем людьми. Мы можем сколь угодно долго и с умным видом рассуждать и дуализме света (у автора то же самое и о человеке), совершенно не объясняя сам принцип дуализма и что это за "штука" такая. Люди!!! Не тратьте

подробнее ...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Stribog73 про Уемов: Системный подход и общая теория систем (Философия)

Некоторые провайдеры стали блокировать библиотеку https://techlibrary.ru/. Пока еще не официально. Видимо, эта акция проплачена ЛитРес.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Annanymous про Свистунов: Время жатвы (Боевая фантастика)

Мне зашло

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Констанца 1941 - альтернатива [Дмитрий Щеглов] (fb2) читать онлайн

- Констанца 1941 - альтернатива 744 Кб, 22с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дмитрий Юрьевич Щеглов

Настройки текста:



Вместо предисловия

Главы "Расстановка сил 22 июня 1941", "События 24 июня 1941", "События 24 июня 1941" и "Авиационный парк Одесского военного округа" – представляют собой цитаты из литературы, описывающей реальную историю. Потом начинается авторский вымысел.



Действующие лица и исполнители


1) командует Черноморским флотом тот, кто им бы и командовал при хоть сколько-нибудь разумной кадровой политике – расстрелянный 22 августа 1938 Иван Кузьмич Кожанов. Светлая ему память.


2) на пост Командующего Южным Фронтом я поставил Федора Ивановича Толбухина, 1894 года рождения (который в РИ оказался способнее Тюленева 1892 года рождения, но на 22.06.41 он служил начальником штаба Закавказского округа). В РИ Знаменательной вехой в деятельности полководца стала Ясско-Кишиневская операция, в которой он возглавил 3-й Украинский фронт. Операция проводилась совместно с войсками 2-го Украинского фронта и во взаимодействии с Черноморским флотом и Дунайской военной флотилией, затем он командовал войсками, освобождавшими Болгарию и Югославию от фашизма.


3) на должность командующего ВВС Южного фронта я переместил Александра Александровича Новикова, который в РИ провел самую масштабную операцию ВВС РККА 1941 года (Ранним утром 25 июня силы советской авиации под руководством командующего ВВС Ленинградского военного округа А. А. Новикова нанесли авиаудар по финской территории с использованием около 300 бомбардировщиков)


Расстановка сил 22 июня 1941

К июню 1941 года государственную границу СССР с Румынией прикрывали соединения Одесского военного округа (командующий генерал-полковник Я.Т. Черевиченко) и пограничные войска Молдавского пограничного округа (начальник генерал-майор Н.Н.Никольский). С ними взаимодействовала Дунайская военная флотилия под командованием контр-адмирала Н.О. Абрамова. В состав округа входили 9-й особый, 35, 14, 48 и 7-й стрелковые, 2-й кавалерийский, 2-й и 18-й механизированные корпуса, 150-я и 116-я стрелковые дивизии, два укрепленных района (80-й и 82-й), а также три авиационные дивизии. Согласно мобилизационному плану округ с началом войны часть сил должен был выделить для формирования полевого управления 9-й армии, в которую входили все соединения, за исключением 9-го особого корпуса, дислоцировавшегося в Крыму, и 7-го корпуса, находящегося в резерве Главного Командования. Армия развертывалась по рекам Прут и Дунай в полосе 480 км от Липкан до Черного моря

Вдоль Днестра на старой (1940 г.) государственной границе находились 80-й и 82-й укрепленные районы (УР). Они имели оборонительные сооружения почти по всей полосе округа на глубину 4–6 км. Так, 82 УР, обороняя фронт 150 км, имел 262 пулеметных и 22 артиллерийских долговременных сооружения, насчитывал более 10 тыс. человек личного состава, около 100 орудий, 632 станковых и 285 ручных пулеметов, а также другое вооружение. [5]

80-й УР (Рыбницкий укрепрайон) правым флангом начинался у села Грушка на берегу реки Днестр и практически смыкался правым флангом с Могилёв-Подольским УРом. Далее он располагался по берегу реки через населённые пункты Кузьмин, Каменка, Подойма, Рашково, Белочи, Рыбница, Попенки, Бугучаны, Цыбулевка, Гоян и заканчивался у места впадения реки Ягорлык в Днестр, почти смыкаясь в Тираспольским укрепрайоном.

82-й (Тираспольский УР) имел главнейшими направлениями дубоссарское и григориопольское, где его глубина достигала 5–8 км. Правый фланг ТиУР представлял отсечную позицию проходившую по речке Ягорлык, одновременно являясь стыком с Рыбницким укрепленным районом, от села Гояны укрепрайон шел вниз по течению Днестра по его восточному берегу через Дубосары – Григориополь – Тирасполь – Троицкое – Маяки. То есть левый фланг опирается на берег Днестровского лимана.

Механизированные корпуса были укомплектованы танками и личным составом в различной степени: 2мк – 32396 чел (90 %) и 527 танков, а 18мк – 26879 чел (75 %) и 282 танками. [6]


Ближе к середине дня 22 июня Народный комиссар ВМФ приказал Военному совету ЧФ нанести бомбовые удары по Констанце и Сулине с задачей уничтожения баз: нефтебаков, складов, мастерских, кораблей и железнодорожных депо. [1]

События 23 июня 1941 года

23 июня 1941 г. ВВС Черноморского флота произвели три налета на Констанцу. В них принимали участие 2 полка ВВС Черноморского флота: 2-й минно-торпедный авиаполк, вооруженный ДБ-ЗФ, и 40-й авиаполк, вооруженный бомбардировщиками СБ. Организационно оба полка входили в состав 63-й авиабригады.

ДБ-3Ф:


СБ:


Первый налет был произведен с 6 ч. 35 мин. до 7 ч. 42 мин. 63-й авиабригадой в составе 33 самолетов ДБ-3 и 27 самолетов СБ, которые бомбардировали зернохранилище, элеватор, нефтегавань и нефтегородок в Констанце, аэродром Мамая и батарею в Тапая. В ходе налета был потерян один СБ. [2]


Первый удар по румынской военно-морской базе Констанца был хорошо продуман, организован и оказался внезапным для неприятеля. Самолеты выходили к базе на высоте 5000–7000 м, после чего приглушали моторы, переходили в планирование и с высот 3500–5000 м из-за облаков сбрасывали смертоносный груз.

..Противовоздушная оборона Констанцы включала 18–20 батарей зенитной артиллерии, 12–15 прожекторов, а также примерно 30 истребителей. … Прожектористы смогли создавать световые поля лишь до высот 2000–2500 м; здесь же патрулировали румынские истребители. Советские самолеты относительно легко склонялись от перехватов, скрываясь в облаках или темных частях неба.

Им противостояли части «Авиационного командования Добруджа», куда входили 101-й и 102-й морские отряды (имели на вооружении преимущественно итальянские летающие лодки S.55, S.62bis и Cant Z.501), 53-я истребительная эскадрилья на британских истребителях «Харрикейн-I», в помощь которым в первые дни войны привлекли 43-ю истребительную эскадрилью на PZL P-11f (построенных в Румынии по польской лицензии). Кроме того, этому командованию придали немецкий 8-й отряд спасения на море (был оснащен поплавковыми самолетами Не59).

Следовательно, значительных сил истребительной авиации для прикрытия Констанцы румыны не выделили. Основными типами истребителей, которые вылетали ночью, были устаревшие монопланы-парасоли PZL P-11 f, близкие по летно-тактическим данным к советским бипланам И-15.


Хорошо освоенные личным составом, эти машины, однако, не имели какого-либо дополнительного оснащения для выполнения ночных полетов (например, навигационных приборов), вооружались всего двумя пулеметами нормального калибра и уступали в скорости советским бомбардировщикам СБ и ДБ-3. [1]

Второй налет силами семи ДБ-3 был произведен с 13 ч. 50 мин. до 14 ч. 04 мин. Наши самолеты бомбили военный мол, район железнодорожных мастерских и нефтегородок.

Третий налет девять ДБ-3 произвели в 17 ч. 35 мин., сбросив бомбы на нефтегородок, железнодорожные мастерские и элеватор.

В тот же день, в 13 ч. 04 мин. шесть СБ бомбили склады и транспорты в Сулине. А всего за сутки на Констанцу и Сулину было сброшено 54 бомбы ФАБ-500, 22 бомбы ФАБ-250, 90 бомб ФАБ-100 и 336 бомб ЗАБ-2,5. [2]

Как отмечали румыны, в городе и крепости действительно в результате налета возникли серьезные разрушения, а вот близлежащие аэродромы не пострадали. Во всяком случае, с Мамайи и Сюит-Геола беспрепятственно действовали румынские истребители. Вылетевшие на перехват истребители ПВО Констанцы каких-либо успехов в тот день не добились. А вот лейтенант X. Агаричи (Н. Agarici) из 53-й эскадрильи, которому командир эскадрильи капитан Э. Георгеску (Е. Georgescu) приказал перегнать «Харрикейн» для ремонта в Бухарест, по иронии судьбы, неожиданно наткнулся на возвращавшуюся группу СБ. Румынский летчик воспользовался предоставленным шансом и заявил о трех победах, из которых две ему зачли наземные службы. В действительности был сбит бомбардировщик 1-й эскадрильи 40-го бап, который пилотировал лейтенант Я. Никонов.

В целом 23 июня принес заметный успех ВВС ЧФ при незначительных потерях. Правда, 11 самолетов вернулись с серьезными повреждениями от зенитного огня и обстрела истребителей, они нуждались в ремонте. [1]

События 24 июня 1941 года

Тот факт, что многим экипажам 2-го и 40-го полков накануне удалось с честью выйти из сложных ситуаций, укрепил уверенность летного состава в своих силах. Фотоснимки подтвердили высокие результаты первых налетов. Поэтому понятно решение командования продолжить налеты на объекты противника. Однако противодействие неприятеля заметно возросло, что оказалось неожиданным неприятным сюрпризом. [1]

Утром 24 июня с 6 ч. до 6 ч. 35 мин. четырнадцать бомбардировщиков ДБ-ЗФ и восемнадцать СБ вновь бомбили порт в Констанце и близлежащий аэродром Мамая. На подходе к Констанце наши самолеты встретили шестнадцать румынских истребителей Хе-112.


Советские самолеты сумели отбомбиться, но потеряли три ДБ-ЗФ и семь СБ. По сообщениям наших летчиков, было сбито одиннадцать румынских истребителей, но это, видимо, преувеличение. На аэродроме Мамая, по германским данным, было уничтожено три истребителя Ме-109Ф.

Вечером Констанцу бомбили два ДБ-ЗФ. Их перехватили германские истребители. Наш бомбардировщик ДБ-ЗФ сбил один Ме-109Ф, но пилот оберфельдфебель Вальтер спрыгнул с парашютом и был спасен румынским гидросамолетом SM-62.

Всего за день авиация Черноморского флота произвела на Констанцу 40 самолетовылетов, сбросив 2 бомбы ФАБ-100, 21 бомбу ФАБ-500, 30 бомб ФАБ-250, 18 бомб ФАБ-100 и 6 бомб РРАБ-3. [2]

Фактически был повторен ночной удар (имеется в виду вылет в ночь на 23 июня, да и в ходе дневных рейдов наши бомбардировщики пользовались уже отработанными маршрутами), а это привело к потере такого важного фактора, как внезапность. На подходе к цели ударную группу встретили вражеские истребители. Налет оказался неудачным, бомбардировщики понесли большие потери.

К сказанному можно добавить, что советские бомбардировщики продолжали действовать на высотах 1800–4000 м эскадрильями и даже отдельными звеньями. Хотя уже по опыту советско-финской войны был сделан вполне обоснованный вывод о том, что на самолетах ДБ-3 и ДБ-3ф необходим при дневных вылетах четвертый член экипажа – воздушный стрелок, однако 23 и 24 июня подразделения 2-го мтап вылетали на задания без него.

Еще одна причина высоких советских потерь – и весьма важная – состояла в том, что немцы оперативно перебросили в окрестности Констанцы полностью укомплектованную авиагруппу III/JG52, которую накануне первой в люфтваффе вооружили 47 новейшими машинами Bf109F-4. Эта часть, подчинявшаяся непосредственно командующему авиацией немецкой военной миссии в Румынии генералу В. Шпайделю, получила приказ перебазироваться с аэродромов Бухарест-Пипера и Мизил (в 100 км северо-восточнее столицы Румынии) в Мамайю (в 50 км севернее Констанцы).


По данным противника, утром 24 июня они перехватили группу, по крайней мере, из 20 бомбардировщиков с красными звездами на подходе к Констанце и Мамайе, добились многочисленных побед. Их счет открыл обер-ефрейтор Ф. Ваховяк (F. Wachowiak) — сбитый им в 7 ч 15 мин по среднеевропейскому времени бомбардировщик упал на окраине Констанцы. Немцы утверждают: истребители III/JG52 сбили в ходе вылета 12 ДБ-3, еще 4 победы одержали румынские истребители, а дивизионы из 254-го и 905-го зенитных полков добились прямых попаданий в СБ и ДБ-3 над Констанцей.

Реальность была не столь однозначной. Советская сторона задействовала 18 СБ и 16 ДБ-3, сбросивших 32,5 т фугасных бомб, включая 12 тяжелых ФАБ-500, и признала потерю 7 и 3 машин соответственно. Несмотря на еще более усилившееся противодействие, большинство экипажей летчиков-черноморцев прорвались к целям, сохранив плотный строй. Отмечались прямые попадания в ангары и портовые сооружения, а несколько бомб вновь взорвались на территории нефтегородка. Одно из подразделений ДБ-3 метко сбросило смертоносный груз на летное поле Мамайи – три новейших «мессершмитта» сгорели. … Наши экипажи доложили об уничтожении в воздушных боях 11 (!) «мессершмиттов», которые «с дымом уходили в сторону моря». А по немецким данным, в воздушном бою сосредоточенным огнем стрелков 2-го мтап ст. сержантом И. П. Кузнецовым, сержантами И. Д. Мельниковым и Н. П. Смирновым был сбит лишь один Bf109F. [1]

Таким образом, в действительности воздушным атакам против Констанцы противостояло около 40 современных истребителей Bf109F, еще около 30 He112, и около 40 румынских PZL P-11 f. Все «мессершмитты» базировались на аэродром Мамайи.



События приобретают новый разворот
В 12–00 24.06.1941 года командующий Черноморским Флотом Иван Кузьмич Кожанов прилетел из Севастополя в Винницу, к командующему Южным Фронтом Генерал-полковнику Федору Ивановичу Толбухину.

У меня проблемы с Констанцей – признался Кожанов. — Немцы перебросили туда три эскадрильи «мессеров», и они очень эффективно действуют против бомбардировщиков ВВС Черноморского Флота. Мои истребители И-16 и И-153, сам понимаешь, с Крыма прикрыть их не могут – не хватает дальности, а в Измаиле их очень мало. Кроме того, мы никак не можем задавить аэродром в Мамайе – пикировщиков у меня нет, а с горизонтального полета точно отбомбиться не удается.

Толбухин задумался – наступать румыны пока не торопились, в воздухе в основном патрулировали «ишаки» и разведчики, и его бомбардировочные полки (как пикировщики Ар-2 и Пе-2, так и бомбардировщики СБ) простаивали без дела. Команды бомбить Румынию пока не поступало.

«Ладно, давай послушаем ВВС фронта» В кабинет пригласили командующего ВВС Южного фронта генерал-лейтенанта авиации Александра Александровича Новикова, начальника оперативного отдела майора К.Н.Одинцова, начальника разведывательного отдела подполковника Г.А.Дроздова, начальника связи военного инженера 1 ранга К.А.Коробкова, флагманского штурмана подполковника В.И.Суворова.

Флагманский штурман доложил, от Государственной границы до Констанцы около 100 километров, так что с точки зрения дальности из числа имеющихся на вооружении истребителей действовать против Констанцы может любая базирующаяся в Бесарабии или Одесской области машина. В Одесской области располагались аэродромы Аккерман, Болгарийка, Болград, Выгода, Колосовка, Котовск, Кулевча; и несколько вновь построенных аэродромов было в Бессарабии. Расстояние от аэродромов до Констанцы колеблется от 150 до 200 километров, аэропорт в Мамайи к нашим аэродромам ещё ближе. Практическая дальность без подвесных топливных баков даже у И-16 составляет 525 километров.

Начальник оперативного отдела возразил, что и И-153 и И-16 против Bf109F не может сражаться из-за недостаточной максимальной скорости, а МиГ-3 – высотный истребитель, и на средних и малых высотах он будет слабее «Мессершмитта» по маневру.


— А Вы не фигуряйте, — неожиданно прервал подчиненного командующий ВВС Южного фронта. — Набрали 8000, и с первого захода, массировано, сзади – и всё нормалёк будет.

— Ну а сколько их у тебя, этих МиГ-3? — спросил Кожанов

— Всего 181, — ответил Одинцов

— Ну а сколько летчиков завершило процедуру переобучения на Миг-3 к сегодняшнему дню? — спросил обеспокоенно Новиков

— 62 человека, — доложил Одинцов



— Мне-то надо всего около 40 «мессеров» завалить, неужто гуртом не справятся? — удивился КомФлотом

— Ну если 40, то вопросов нет, шапками закидаем! — рассмеялся Новиков. — Одинцов, отрядите полк МиГов и полк «ишаков», из последних модификаций, — распорядился он

— А пикировщики есть? — не отставал Кожанов

— Около 60 имеется… а какая цель?

— Один аэродром, в Мамайе.

Ладно, — подвел итоги совещаний Толбухин, — командование воздушной частью будет за ВВС Южного фронта, в том числе и твоими бригадами – пусть не отлынивают. В этом случае и истребители дам, и пикировщики, и СБ получишь. Но о результатах в Москву докладывать буду я.

— По рукам, — согласился Кожанов. Воздушная часть операции вырисовывалась. — Правда, надо будет еще увязать это дело с командующим ВВС РККА.

Черное море, 25 июня 1941 года

В 19–00 25 июня 1941 года в небо над крымским полуостровом поднялось два истребительных авиаполка, укомплектованных наиболее распространенными самолетами Одесского военного округа И-16.


Заняв эшелон 6000 метров, самолеты разделились на звенья и приступили к патрулированию, обеспечив отсутствие в радиусе 50 километров над Севастополем воздушной разведки противника. Возможно, для уверенного противоборства с «Мессершмиттами» их скорости и не хватало, но самолет-разведчик Fw 189A-2, прозванный красноармейцами за свой характерный корпус «Рама», был им вполне по зубам, особенно одиночный – против звена из трех машин.

С самого утра 25 июня командиры РККФ получили команду уладить свои личные дела в связи с перебазированием флота на восточное побережье Черного Моря, подальше от немецких бомбардировщиков. Лихорадочная суета в порту как будто подтверждала скорый уход кораблей.

На рассвете 25 июня тральщики, в сопровождении сторожевых кораблей «Шторм» и «Шквал», тщательно протралили рейд.

К этому моменту командование флота получило очередной доклад от направленных утром 22 июня в дальний дозор к черноморскому берегу пролива Босфор двух подводных лодок типа «С» IX-бис серии (С-31 и С-32), что боевых кораблей противника они не наблюдают. Кожанов опасался, что в Черное море войдут силы итальянского флота, и сразу по приведении флота в боевую готовность № 1 распорядился установить для 2-го дивизиона 1-й бригады подводных лодок следующее боевое расписание – пара «Эсок» 2 недели дежурит у пролива, другая пара – использует одну неделю для отдыха и одну неделю для ремонта. Смена караула – на точке дозора.

Разумеется, с рассвета 22 июня на средних и малых дистанциях в воздухе висели гидросамолеты МБР-2, а к дальнюю зону иногда захватывали разведывательные самолеты Р-10, практическая дальность которых 1300 километров позволяла фактически только долететь туда и обратно, и около 15 минут над горлом пролива.

Наконец, в 13–00 25 июня 1941 года, ядро Черноморского флота вышло из Севастополя и направилось на юг, в открытое море. Главную базу покидала эскадра, которая была сформирована из следующих кораблей:

- Линкор «Парижская коммуна»,

- Отряд легких сил в составе крейсеров «Ворошилов» и «Молотов»,

- 2-й дивизион эсминцев в составе шести эсминцев проекта 7 (война застала лидер «Ташкент» в Николаеве, в доке завода имени 61 коммунара) "Быстрый", "Бодрый", "Бойкий", "Безупречный", "Бдительный", "Беспощадный"

- 3-й дивизион эсминцев в составе лидеров «Москва» и «Харьков» и трех эсминцев проекта 7у "Смышленый", "Сообразительный" и "Сердитый"

- 9 тральщиков типа Фугас.


Линкор «Парижская коммуна»


Крейсер «Ворошилов»


Эсминец проекта 7 «Бдительный»:


Лидер «Москва»


Тральщик типа Фугас


Эскадра со скоростью 14 узлов вышла из Севастополя и направилась на юг, в открытое море. Охрана водного района возлагалась на Бригаду крейсеров типа Светлана ("Червона Украина", "Красный Кавказ" и "Красный Крым"), 1-й дивизион эсминцев, состоящий из пяти эсминцев типа «Новик», и сторожевые корабли.

Воздушный зонтик, в составе которого к тому моменту уже произошла смена авиаполков на новые, с полными баками, следовал над эскадрой.

Через полтора часа, на расстоянии около 30 миль от берега, на кораблях сыграли сбор. Командиры зачитали боевой приказ о начале набеговой операции против важного порта противника «Констанца», и корабли взяли курс на запад. Ни немецкие шпионы на территории Севастополя, ни воздушная разведка своевременно узнать об этом не смогли. Для преодоления дистанции в 230 миль со скоростью 14 узлов эскадре требовалось 17 часов, что приводило ее к цели в 5 часа утра.

В авангарде шла Группа поддержки, которая представляла собой 3-й дивизион эсминцев (два лидера – «Москва» и «Харьков» и три эсминца проекта 7у "Смышленый", "Сообразительный" и "Сердитый").

С отставанием на 10 миль шли Корабли ударной группы, ордер которых был сформирован тремя кораблями первого ранка (линкор "Парижская Комунна", крейсера "Ворошилов" и "Молотов"), следовавшими строем фронта. Ордер возглавлялся девятью тральщиками, также шедшими строем фронта. Слева, справа и в арьергарде ордера шли, обеспечивая противолодочную оборону ордера, по паре эсминцев проекта 7.

По плану, группа поддержки должна была сковывать корабельный дозор противника, а ударная группа – нанести эффективный артиллерийский удар по порту Констанца, железнодорожному узла и нефтяным терминалам. Одновременно по аэродромам и нефтехранилищам должен был наноситься удар авиагруппой Южного фронта. Внезапность нанесения удара планировалось достичь быстротой развертывания сил.

Дальняя авиация

До весны 1940 г. позиция командования ВВС относительно ТБ-3 являлась однозначной: самолет полностью устарел, ни на роль бомбардировщика, ни десантно-высадочного самолета он уже не годен. Предполагалось отобрать машины поисправнее для военно-транспортной авиации и ГВФ, а остальные – списать. За год из ВВС хотели изъять в общей сложности 330 ТБ-3. Это при том, что на 1 февраля 1940 г. их общий парк в ВВС составлял 509 самолетов, из них 100 неисправных. На втором месте по численности стояли ТБ-ЗР; их имелось больше сотни, причем до 90 % могли подняться в воздух. Чуть поменьше имелось самолетов с М—34 и М-34РН; из них тоже 75–80 % числились боеготовыми. Средний ресурс планеров составлял около 30 %. Из всего этого количества непосредственно в строевых частях находилось 459 ТБ-3 (из них 92 неисправных). Уже готовилось решение о полном снятии этого типа с вооружения.


Но уже летом 1940 г. курс начал резко меняться. Уже становилось ясно, что вступления в большую войну не избежать. И при этом планы бурного расширения ВВС срывались, промышленность не успевала насытить их современной техникой. Многие дальнебомбардировочные полки, формируемые в 1940 г. и по плану вооружаемые ДБ-ЗФ и ДБ-240, не получили вообще ни одного самолета.

В этих условиях нельзя было пренебречь большим флотом еще более или менее годных ТБ-3.

К маю 1941 года советскому командованию было ясно, что около 300 устаревших бомбардировщиков ТБ-3 могут быть достаточно эффективны в ночных бомбометаниях по площадным целям, но практически не пригодны к работе днем, особенно непосредственно в боевых порядках, где они легко становились бы беззащитными мишенями для авиации и средств ПВО противника.

100 ТБ-3 (5 авиаполков по 20 машин в каждом) были дислоцированы на расстоянии около 500 километров от западной границы. С началом войны авиаполки ТБ-3 работали исключительно по крупным железнодорожным узлам, ночью, всегда массово: на боевой задание, как правило, вылетали все исправные машины полка, в сопровождении истребительного авиаполка на И-16.

200 ТБ-3 (10 авиаполков) отвели от границы на 1000 км, сформировав из них Первую и Вторую стратегические воздушные армии резерва верховного главнокомандования, подчинив непосредственно Москве.

Днем 24 июня 1941 года все 10 авиаполков с полными бомбоотсеками поднялись по тревоге, и, почти вытеснив воздух из неба, направились к украинским полевым аэродромам. В полночь с 24 на 25 июня временное электроосвещение выделило из темноты грунтовые аэродромы, на которые неторопливо принялись опускаться ТБ-3. По завершении утомительного перелета экипажи, выстраиваясь в колонны по одному, раздевались до гола и проходили под организованными у аэродромов уличными душами. На расставленных после душа столах было разложено чистое обмундирование. Экипировавшись, экипажи бегом направлялись в столовые, где под открытым небом накачивались крепчайшим кофе и шоколадом.

К этому времени механики завершили осмотр самолетов, и из 200 ТБ-3 для боевого задания были допущены 180 самолетов.

В 0:00, 25 июня 1941 года, 8 полков взяли курс на Констанцу, а еще 2 авиаполка – на аэродром Мамайя, где диверсионная группа Осназа РККА, предварительно разведав положение аэродрома Мамайи, нацелила на летное поле 120мм минометы с осветительными минами.

Навигация была облегчена еще одним успехом осназовцев – им удалось угнать два грузовика с зенитными прожекторами, и в условленных точках и в согласованное по радио время они дали в зенит прожекторные лучи, сыгравшие роль своеобразных маяков, необходимых для уверенной навигации в ночном румынском небе.

В два часа утра на взлетном поле аэродрома Мамайя начали рваться осветительные мины, эффект от которых был совершенно ничтожен, пока с ночного неба по подсвеченным целям не прилетели гостинцы поувесистее. Одновременно началась бомбардировка Констанцы – штурманы авиаполков сбрасывали в основном осветительные бомбы, а остальные бомбардировщики – стандартный комплект. Бомбардировка Констацы была признана достаточно успешной – цели были достаточно крупными и при отдельных попаданиях легко разгорались, давая дополнительное освещение.

К сожалению, ночная бомбардировка аэродрома Мамая лишь в незначительной степени уменьшила число боеготовых "мессершмиттов" (самолеты были рассредоточены и укрыты маскировочными сетями, стоянки окружали полукапониры).

ВВС Южного фронта

К шести часам утра взлетно-посадочная полоса была восстановлена, и к этому времени столь досадивший 23 июня советским летчикам аэродром накрыла первая, затем вторая, и затем третья волны ВВС Южного Фронта. Суммарно, в трех последовательных налетах, 23 пикировщика Ар-2 и 40 Пе-2, сопровождаемые примерно 60 истребителями МиГ-3 и таким же числом И-16 обрушились на аэродром, который только приходил в себя после ночных ужасов.

Под непрерывной штурмовкой и бомбежкой немцам удалось поднять почти две эскадрильи "мессершмиттов" (24 машины), которые были сбиты истребителями и пулеметами бомбардировщиков. На земле в ходе ночной и дневной бомбардировок немцами было потеряно 12 самолетов, часть из которых на следующий день удалось восстановить.

ВВС РККА потеряло примерно 20 МиГов, 18 единиц И-16 и 10 пикировщиков, но эти потери не были напрасны – ПВО Констанцы на 23.06.1941 было существенно ослаблено

К семи часам утра ни на земле, ни в воздухе не осталось ни одного исправного немецкого самолета, а большинство аэродромных строений, исключая подземные, превратились в дымящиеся развалины.

Тем временем, на смену 140 ночным бомбардировщикам ТБ-3 в небе над Констанцей вышли около 20 °CБ, сопровождаемые почти 180 истребителями И-16. ПВО города и порта лопнуло, как гнилая тряпка. И зенитные батареи, и немногочисленные тихоходные румынские истребители пали под ударами сталинских соколов.

К 8 часам утра были превращены в руины все объекты, относящиеся к нефтепереработке и хранению, а также железнодорожный узел. Некоторые повреждения получил и порт.


ВВС Черноморского Флота

Командир 2-го минно-торпедного авиационного полка ВВС ЧФ майор Алексей Григорьевич Биба поднял все пять эскадрилий по тревоге в 3 часа утра, и в 3:30 60 ДБ-3Ф взлетели с аэродромов в Сарабузе и в Карагозе. [8] К пяти утра самолеты вышли к Констанце.


Примечание: На фото экипаж зам комэска 2-го МТАП к-на М.А.Шульца (крайний справа) в составе (справа – налево) начальника МТС эскадрильи к-н Ф.И Калмыкова, младших сержантов Третьякова В.Н и Палкина Р.К. В этом составе экипаж в реальной истории вылетел 16 июля 1941 на бомбардировку Плоешти. В полете пилот потерял пространственную ориентацию и самолет вошел в штопор. Машину смогли покинуть Шульц и Калмыков. Парашют Шульца зацепился за оперение и он погиб вместе с машиной.


Морская часть операции
Румыния даже не собирались противодействовать Черноморскому флоту своей опереточной флотилией, а надеялись лишь на береговые батареи. В этом плане румынам хорошо помогли немцы. В 1940 г. южнее Констанцы немцы начали строительство береговой батареи «Тирпиц», вооруженной тремя корабельными пушками 28-см SKL/45. Точнее, немцы в 1940 г. перевезли все, что можно было перевезти, с одноименной береговой батареи, дислоцированной в Киле.

28-см пушки SKL/45 в годы Первой мировой войны устанавливались на линкорах типа «Нассау» и линейном крейсере «Фон дер Танн». Калибр орудий 283 мм. Длина ствола 45 калибров. Затвор орудий горизонтальный клиновой с ручными приводами. Орудия размещались в бетонированных колодцах. Управление стрельбой производилось с помощью 14-метрового дальномера и радиолокационной станции. Стреляло орудие снарядами весом 284 кг и 302 кг с начальными скоростями 885 м/с и 870 м/с, соответственно. Максимальный угол возвышения составлял 37°, что позволяло достигать дальности 36,1 км.

Батарея располагалась на возвышенности в 600 м от уреза воды. Расстояние между установками составляло 250–300 м.

К 22 июня 1941 г. батарея «Тирпиц» была введена в строй. Обслуживалась она немецкими расчетами.

Кроме «Тирпица» в Констанцскую дивизию береговой обороны входили батареи «Мирча», «Тудор», «Михай», «Елизабета» и «Аурора». Все они обслуживались румынскими расчетами.

Батарея «Мирча» построена в 1941 г. Вооружена она была четырьмя 152/45-мм пушками Кане, захваченными в России в 1918 г. Пушки стреляли русскими снарядами обр. 1907 г. весом 49,5 кг с начальной скоростью 750 м/с. Станок орудия модернизировали, и угол возвышения был доведен до 41,5°, благодаря чему дальность стрельбы составляла 18,5 км.

Батарея «Тудор» построена в 1928 г. и вооружена тремя 152/40-мм орудиями. Угол возвышения установок 25°. Вес снаряда 46,4 кг, начальная скорость 695 м/с. Максимальная дальность стрельбы 11,4 км.

Батарея «Михай» построена в 1940 г. и вооружена тремя старыми германскими корабельными пушками 17-см SKL/40. Угол возвышения установок 23°. Вес снаряда 64 кг, начальная скорость 860 м/с. Дальность стрельбы 18 км.

Таким образом, за исключением германской батареи «Тирпиц», румынские береговые батареи были вооружены устаревшей материальной частью и на июнь 1941 г. не имели хороших дальномеров.» [2]

В 50 милях от Констанцы Ударная группа эскадры Черноморского Флота снизила скорость до 10 узлов, и все ее боевые корабли, за исключением тральщиков, поставили параваны.

Группа поддержки поставила параваны и разделилась – авангард в составе двух лидеров («Харьков» и «Москва») прибавил ход до 20 узлов (с более высокой скоростью параваны можно было потерять), а эсминцы проекта 7у уравняли ход с ударной группой, также снизив его до 10 узлов.

В условленное время – 5.00 – оба лидера повернули на курс 221°. Через четыре минуты корабли вышли в точку поворота на боевой курс. Лидер "Москва" открыл огонь главным калибром с третьим залпом "Харькова" – пятиорудийная стрельба со скорострельностью 10 с. Огонь велся без корректировки, но после первых же залпов на берегу взметнулось пламя большого пожара в районе нефтяных баков.

В 5.04 ответный огонь по лидерам открыли плохо различимые в утренней дымке на фоне берега румынские эсминцы "Реджина Мария" и "Мэрэшти", несшие дозорную службу. Румынские эсминцы медленно двигались на север, а их залпы, принятые на лидерах за огонь береговых батарей, ложились с недолетом.

В 5.06 на головном лидере заметили две орудийные вспышки 280-мм батареи "Тирпиц". Первый залп лег с перелетом в 10 кбт от "Москвы", второй двухорудийный – уже с перелетом в 5 кбт, а третий залп накрыл "Москву" с недолетом 1 – 1,5 кбт. С лидера "Харьков" на "Москву" поступил сигнал по УКВ об отходе.

"Москва", прекратив в 5.12 огонь и поставив дымзавесу, резко отвернула на курс отхода. Курс вел к южной кромке заграждения, и неожиданный отворот лидера сбил стрельбу противника. Считая опасность от артиллерийского огня большей, чем от мин, командир лидера А.Б.Тухов приказал увеличить ход до 30 узлов и уходить противоартиллерийским зигзагом. В кильватер "Москвы" противоартиллерийским зигзагом шел лидер "Харьков". При маневрировании оба лидера потеряли как левый, так и правый параван, что неминуемо и должно было произойти при таких ходах.

Тем временем, летчики прибывшего по расписанию в воздушное пространство Констанцы 2-го мтаб высоты в 5000 метров тоже обнаружили батарею, и эскадрильи развернулись в боевой порядок. В каждом звене ДБ-3Ф комэска нес по две 1000-кг бомбы, а другие самолеты звена – по четыре 500 кг бомбы. Первые две эскадрильи отбомбились с высоты 3000 метров безуспешно, и комполка дал команду бомбить с малых высот. От зенитного огня было потеряно 12 самолетов, но все три орудия батареи «Тирпиц» были уничтожены.

Эсминцы проекта 7у соединились с Лидерами, и группа поддержки взяла курс на румынских эсминцев. Румыны боя не приняли и отошли.

Тем временем тральщики ударной группы подошли к месту описываемых событий и принялись прогрызать проходы в минной банке, достаточные прохода в порт ударнй группы.

Линкор и крейсера, находясь за пределами действия береговых батарей «Мирча», «Тудор», «Михай», «Елизабета» и «Аурора» и пользуясь превосходством в дальности, открыли огонь на их подавление. Авиация ВВС ЧФ на СБ и ДБ-3Ф и корректировала огонь, и добавляла сверху от себя.

Зенитчики с побелевшими костяшками рук всматривались во вражеское небо, но самолеты противника пока на расправу с советскими моряками не спешили. К 8:00 фарватер порта был расчищен, и по нему рванулись шесть эсминцев. За ними в акваторию неспешно втянулись линкор и крейсера. Ринувшиеся им наперерез торпедные катера были потоплены ураганным огнем эсминцев охранения, которые затем перешли к работе по специальности – торпедным атакам. К 10–00 все военные и гражданские суда в акватории порта были потоплены торпедами и артиллерийским огнем. Портовым сооружениям был причинен существенный ущерб.

Выпустив боекомплект, корабли взяли обратный курс. Нефтеперерабатывающей промышленности Румынии был нанесен удар, от которого она оправилась только через три месяца.

Ни одного самолета над эскадрой так и не появилось. Румынские бомбардировщики в условиях господства краснозвездной авиации в небо не поднялись. Рейд был завершен без потерь.

Послесловие

В реальной истории события 25 июня происходили совсем не так. Ни ВВС Южного фронта, ни ВВС Черноморского флота решительных массированных операций против Румынии, подобных вышеописанной альтернативе, до 1944 года не производили. ВВС Черноморского флота после 26 июня 1941 года действовало малыми группами самолетов. Набеговая операция РККФ 25 июня 1941 года против Констанцы производилась фактически силами только двух лидеров, и завершилась трагически – в ее ходе после нескольких залпов лидеры встали на курс отхода, на котором один из них (лидер 'Москва') был по ошибке потоплен советской подводной лодкой, которая, в свою очередь, была потоплена советским эсминцем.

В июне 1941 года на Южном фронте противник не противопоставил РККА и РККФ ни многочисленной воздушной армады, ни лавины танковых армий, ни могучего военного флота. Из многообразия факторов, повлиявших на неудачи РККА и РККФ летом 1941 года на Южном фронте, в качестве основного следует выделить человеческий фактор.

Чем же отличается описанная мною альтернативная реальность от реальной истории? Как был достигнут существенный рост качества командования и взаимодействия РККА и РККФ? Могу предложить некоторые размышления на этот счет:

Первое: В 1936 году в РККА начались регулярные командно-штабные игры, в которых участвовали абсолютно все лица высшего командного состава. Игры проходили 2 раза в год по олимпийской системе (проигравший – вылетает), занятие призовых мест в военных округах влекло за собой участие во всесоюзных играх при Академии им. Фрунзе, все результаты отмечались в личной карточке. К лету 1939 году, с учетом анализа успехов в боевой подготовке и с учетом продемонстрированного в командно-штабных играх оперативного искусства, сформировался новый состав командующих основными военными округами, который уже не менялся до Победы. Командующие округами в июне 1941 года стали командующими фронтами. Все они за два предвоенных года хорошо изучили территорию округов, вверенные им части, личные особенности командиров, располагаемые силы и средства.

Второе: С 1 сентября 1939 года газеты и радио формируют однозначную антинемецкую политику СССР. Освещается бесчеловечная сущность фашисткого режима и доносится предположение о надвигающейся войне с Германией. Никаких газетных публикаций, благожелательных к национал-социализму и никаких команд "не подаваться на провакации". Никто не внушал войскам, что немецкий рабочий не будет против них воевать. Самая жесткая реакция к нарушителям госграниц – немедленное уничтожение немецких боевых самолетов, отказавшихся сесть на советский аэродром.

Третье: Отсутствовали репрессии 30-х годов, унесшие жизни части командного состава РККА и РККФ, причем особенно жестоко судьба обошлась с мозгом армии – высшим командным составом.

Четвертое: В 1935 году было введено единоначалие в армии – Институт комиссаров бы упразднен, никаких политических руководителей (от заместителя политрука до генерального армейского комиссара), никаких заместителей командира по воспитательной или политической работе в армии не осталось. Желающие из числа проходивших службу в качестве армейских политработников – поступили в высшие военные учебные заведения, и по окончании военных училищ заняли командные или штабные должности, не желающие – нашли себя в народном хозяйстве. В то время проблем в трудоустройстве грамотного человека не было никаких.

Альтернативный Высший командный состав РККА и РККФ с 1939 до 1945 года:

Нарком Обороны – Иероним Петрович Уборевич. В реальной истории в 1930 – и.о. наркома на время длительного отпуска К.Е. Ворошилова. Ранее исполнял обязанности командующего армией с 1919 года на различных фронтах гражданской войны. Закончил в 1927–1928 курс высшей военной академии германского генерального штаба. Опубликовал в 1928 военно-теоретический труд "Подготовка комсостава РККА (старшего и высшего). Полевые поездки, ускоренные военные игры и выходы в поле". С 1931 года – командующий войсками Белорусского военногоокруга. Расстрелян в 1937.

1. Начальник Генштаба – Александр Михайлович Василевский

2. Зам начальника Генштаба – Кирилл Афанасьевич Мерецков

3. Командующий дальневосточным фронтом – Родион Яковлевич Малиновский

4. Командующие пяти приграничных округов (в дальнейшем – фронтов):

4.1. Ленинградского военного округа (затем – Северного фронта), — Леонид Александрович Говоров

4.2. Прибалтийского особого военного округа (Северо-Западного фронта), — Иван Степанович Конев

4.3. Западного особого военного округа (Западного фронта) — Георгий Константинович Жуков

4.4. Киевского особого военного округа (Юго-Западного фронта) — Константин Константинович Рокоссовский

4.5. Одесского военного округа (Южного фронта) — Федор Иванович Толбухин

Список использованной литературы

1 http://militera.lib.ru/h/hazanov_db2/16.html

2 http://www.krimoved-library.ru/books/chetyre-tragedii-kryma15.html

3 http://ravael.livejournal.com/29322.html?thread=23434

4 http://www.hrono.info/biograf/bio_k/kozhanov_ik.php

5 http://rkka.ru/oper/yuzhfr/main.htm

6 http://mechcorps.rkka.ru/

7 http://allaces.ru/cgi-bin/s2.cgi/sssr/struct/h/fjug.dat

8 http://www.allaces.ru/cgi-bin/s2.cgi/sssr/struct/p/mtap2.dat

9. http://old.redstar.ru/2007/07/04_07/4_04.html

10. http://det-model.ru/txt/konstanca.php



Оглавление

  • Вместо предисловия
  • Действующие лица и исполнители
  • Расстановка сил 22 июня 1941
  • События 23 июня 1941 года
  • События 24 июня 1941 года
  • Черное море, 25 июня 1941 года
  • Дальняя авиация
  • ВВС Южного фронта
  • ВВС Черноморского Флота
  • Послесловие
  • Альтернативный Высший командный состав РККА и РККФ с 1939 до 1945 года:
  • Список использованной литературы