КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474479 томов
Объем библиотеки - 699 Гб.
Всего авторов - 221070
Пользователей - 102796

Впечатления

max_try про Кронос: Лэрн. На улицах (Фэнтези: прочее)

феерическая блевотина

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ордынец про Новицкий: Научный маг (Боевая фантастика)

детский сад младщая группа. с трудом осилил десяток страниц

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Генералов: Адъютант (Фэнтези: прочее)

начало как-то не внятное, потом довольно интересно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Качество djvu плохое из-за отвратительного качества исходника. Сделал все, что мог.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Санфиров: Шеф-повар Александр Красовский 2 (Альтернативная история)

неплохая дилогия, довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Михаил Самороков про Усманов: Охота (Боевая фантастика)

Может быть, кто-нибудь скажет(подумает, представит, и ещё что-нибудь сделает)...
Это кредо. Главного героя. И через страницу. И постоянные объяснения того или иного поступка, чаще всего - нелицеприятного. Паходу, ГГ - тварь ещё та. А все вокруг него настолько тупы и беспомощны, что можно главу клана на хер посылать.
Я пропускаю все характеристики персонажей в ЛитРПГ, я их просто пролистываю. Когда я начал читать этот цикл, то пролистывать пришлось по пять-шесть страниц. На пятой книге я сломался. Окончательно меня добило "надеть-одеть".
Больше ничего из творчества этого творца читать не стану.
ПыСы. Но что характерно - не противно было. Просто он меня заебал постоянными объяснениями на три листа, почему же он в очередной раз кого-нибудь подставил.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Кир про Фарг: Дом Ростовых. Новая Тень. Том 1 (Боевая фантастика)

Млиииннн... Авторы, да когда же вы научитесь думать о том что пишете? Достали перлы типа "вырезать аппендицит

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Успокоительное для грешника [Кэролайн Роу] (fb2) читать онлайн

- Успокоительное для грешника (пер. Дмитрий Владимирович Вознякевич) (а.с. Лекарь Исаак из Жироны -4) (и.с. Следствие ведет...) 817 Кб, 215с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Кэролайн Роу

Настройки текста:



Кэролайн Роу Успокоительное для грешника

Действующие лица

Алисия, жена господина Винсенса

Ана, жена Родриге, хозяина таверны

Аструх, богатый и доверчивый банкир

Баптиста, торговец дорогим товаром

Бартоломеу, торговец рыбой

Беренгер де Круильес, епископ Жироны

Бернат са Фригола, секретарь Беренгера

Катерина, торговка сладостями

Даниель, племянник Эфраима

Дольса, жена перчаточника Эфраима

Эфраим, перчаточник, дядя и опекун Даниеля

Франсеск Монтерранес, каноник в соборе

Гвалтер Гутьеррес, купец, торговец кожей тонкой выделки

Ибрагим, привратник и слуга в доме Исаака

Исаак, лекарь из Жироны

Жуаким, пастух из Тауль, в горах

Юдифь, жена Исаака

Лаура, молодая красивая дочь господина Винсенса

Марти Гутьеррес, сын Гвалтера

Мириам и Натан, близнецы Исаака и Юдифи, восьми лет от роду

Николау, муж Ребекки, зять Исаака, писарь

Педро Арагонский, король Арагона

Рамон де Орта, каноник собора в Жироне

Ракель, дочь Исаака и Юдифи

Ребекка, старшая дочь Исаака и Юдифи, обращенная в христианство

Себастьян, богач, страдающий ипохондрией

Шальтиель, ученый равви и оккультист

Сибилла, жена Гвалтера

Видаль де Бланес, аббат Сан-Фелиу, за пределами Жироны

Винсенс, доверчивый и честолюбивый торговец тканями

Юсуф ибн Хасан, ученик Исаака, подопечный короля

Пролог

Высоко в Пиренеях, на северо-западной окраине королевства Арагон, лежит сокрытая от мира деревня Тауль. Ведущая к ней извилистая дорога — крутая, опасная; поляны, на которых пасутся отары местных овец, редкие, каменистые. Огражденная горными вершинами, бурными реками и глубокими зимними снегами, Тауль дремала, не зная вторжений.

Собственно говоря, большинство деревенских жителей считало, что для захватчиков там нет ничего привлекательного — ни золота, ни тучных земель, ни чего-либо, обладающего особой красоты. Позолота солнца на горных вершинах, величавость темных, окутанных тучами сосен не считались у местного населения сокровищами, как и белизна овечьего молока в подойнике. Если б вы обратились с вопросом к жителям Тауль, они бы ответили, что самое красивое, что у них есть, — это три церкви. Если взберетесь на одну из массивных колоколен, высоко вздымающихся над их домами, сказали б они, то приблизитесь к небу больше, чем кто-либо из живущих в других местах мог бы надеяться. Во всяком случае, так они считали в год тысяча триста пятьдесят третий от Рождества Христова.

Хотя мало кто из них стал бы отрицать, что повседневная жизнь там трудна, подчас сурова, Тауль выглядела спокойным местом. Но даже в простых горных деревнях видимость обманчива. Безмятежная поверхность, как у горного озера, зачастую скрывает бурные глубины. Под ее наружным спокойствием, словно дракон на тайнике с золотом, дремала важная тайна, сокрытая от всего мира. Время от времени окружавшая ее завеса молчания приподнималась, и из деревни исходил слух. Некоторые чужаки из долины, поднимавшиеся в горы, вернувшись, шептались о том, что узнали во время своих визитов, но почти все их соседи не были склонны верить таким фантастичным историям и передавать их. Слухи затихали. Некий бродячий певец побывал в этой деревне и сложил об этой тайне вдохновенную песню, но все сочли ее поэтической фантазией.

Жители Тауля знали, что эта простая история — не поэтическая фантазия. Тысячу триста лет назад Иосиф Аримафейский — или его самый доверенный друг, или кто-то еще — пришел со святым Граалем в эту сокрытую твердыню, ища убежища. Пастухи, пасшие там свои отары, построили церковь Святого Климента, чтобы укрыть священный сосуд и воздать ему честь, и Грааль остался в Тауле. Во всяком случае, так гласила легенда. И многие готовы были поклясться в ее правдивости; когда до них доходили слухи, что другие деревни, церкви или дальние монастыри претендуют на обладание этой священной реликвией, они с уверенным видом усмехались.

В течение столетий Грааль был надежно спрятан. Никто точно не знал, где он находится; только его хранители — священник и ризничий — могли видеть священную чашу. Одна из самых старых женщин в деревне утверждала, что фреска с изображением держащей Грааль Богоматери, украшающая стену за алтарем, написана, когда ее дедушка был мальчишкой, что однажды он тайком пробрался в церковь, увидел поднимавшиеся из священного сосуда языки пламени и в ужасе бежал вверх по горному склону, пока его несли ноги. Старушка любила добавлять, что, по словам ее дедушки, художник, которому дозволили увидеть Грааль, чтобы написать его, ослеп, едва работа над фреской была окончена. Но поскольку монах, о котором шла речь, потом написал еще много запрестольных образов в ближайших деревнях, доказать это было трудно.

Однако даже таких могущественных защитников было недостаточно, чтобы уберечь священный сосуд от зла снаружи и предательства изнутри.

Глава первая

Жирона Май 1354 года

Обеденный час близился к концу; день выдался необычайно жарким, и в таверне Родриге у реки не было никого, кроме единственного посетителя, засидевшегося за чашей вина. При звуке быстрых шагов вверх по лестнице в главную комнату он поднял голову. Над уровнем пола появился пыльный капюшон, затем еще более пыльное одеяние. Облаченный в них человек со стуком бросил на пол посох и большой узел, потом перевел дыхание.

— Хозяин, — позвал он, откинув капюшон.

Одинокий посетитель в углу взглянул на него, увидел голову с вьющимися, светло-каштановыми волосами, блестящий глаз и красивое лицо. Пришедший весело улыбнулся ему.

— Улыбка, — сказал посетитель, — здесь ничего тебе не принесет. Ее недостаточно, чтобы растопить сердце матушки Родриге.

И снова уставился в чашу с вином.

Пришедший кивнул.

— Это кого-нибудь волнует?

В дверном проеме в противоположной стороне комнаты появилась внушительная жена Родриге.

— Он спит, — сказала она. — Принести вам чего-нибудь или разбудить его?

— Разбудить? Нет-нет, раз меня обслужит такая очаровательная хозяйка, — ответил пришедший. — Признаюсь, сеньора, я сегодня проделал большой путь, вышел на рассвете. Проходя мимо вашего заведения, ощутил сильную жажду и голод. И у меня в руке несколько монет, которые я хочу истратить. Что же вы можете мне предложить?

— Вина, — монотонно ответила женщина. Утонченная речь в таверне Родриге не ценилась. — Помимо него мало что осталось. Их Величества находятся в городе, и сюда зашел отряд их солдат. Они съели у меня все, кроме тушеной баранины.

— При такой жаре, — сказал приезжий, — тушеная баранина представляется пищей богов, хоть она и недостаточно вкусна для солдат Его Величества. Принесите мне кувшин вина, большую тарелку баранины и полкаравая хлеба, если он у вас есть.


— Выпейте со мной чашу этого превосходного вина, — сказал незнакомец хозяйке, отодвинув тарелку.

— У меня много дел, — ответила хозяйка заведения. — Время сейчас хлопотливое, в городе много приезжих. А с бестолковым лодырем-мужем и сыном, который пропадает невесть где, приходится все делать самой.

— Он отправился посмотреть на дона Педро, вот что. Нельзя винить парня за желание взглянуть на короля. Присаживайтесь, — сказал он, подмигнув. — Я подумываю, не остаться ли здесь на несколько месяцев. Еда превосходная, сытная, и я хотел бы разузнать кое-что об этом городе. Вы кажетесь проницательной женщиной, с более острым взглядом, чем у большинства местных жителей. Я прав?

— Здесь мало людей, о которых бы я не знала многого, — ответила сеньора Родриге. — Сейчас принесу свою чашу.

Одинокий пьяница, увидев, что хозяйка принесла для себя чашу, решил, что близится конец света, и ушел, пока мог.

— Вот и отлично, — сказал незнакомец, наполняя чашу матушки Родриге. — Теперь сядьте так, чтобы я видел вас, и расскажите о моих новых соседях.

— У меня на это не хватит времени, — ответила домовладелица.

— Я везде бывал, сеньора, занимался всякими делами, в том числе стряпней. И помогу вам на кухне, если посидите со мной, поговорите.

Женщина строго посмотрела на него, потом смягчилась.

— Что вы хотите узнать?

— Я зарабатываю на жизнь торговлей, — бодро ответил незнакомец, — а если что-то знаешь о человеке, легче продать ему товар. К тому же выгоднее продавать их тому, кто в состоянии за них заплатить.

— Какой товар? — спросила она.

Незнакомец подался к ней.

— Дорогой. На продаже золотых чаш заработаешь больше, чем на оловянных. Меня зовут Баптиста, и я слышал, что здесь много людей, которым моя посуда по карману.


В большом доме в еврейском квартале Жироны Юдифь, жена врача, пристально смотрела на своего привратника и слугу, Ибрагима.

— Ибрагим, повтори еще раз, — сказала она. — Слово в слово, как сказал тот человек.

— Его Величество хочет видеть своего подопечного перед вечерней, госпожа, — сказал Ибрагим.

— Это все? — спросила Юдифь.

— Да. И он дал мне письмо.

Юдифь посмотрела на него.

— Ракель, — громко позвала она.

— Да, мама, — ответила ее дочь, выглянув во двор.

— Спустись сюда.

— Что там такое? — спросила Ракель и быстро сбежала вниз по лестнице.

— Священник принес письмо.

— Какой священник?

— Не знаю, — раздраженно ответила мать. — И не знаю, что он сказал. Этот остолоп Ибрагим…

— Ясно. Где письмо?

Юдифь протянула его дочери.

— Что там сказано?

— Оно адресовано папе.

Ракель пристально посмотрела на печать и сломала ее.

— На нем королевская печать, — сказала она, — и в нем говорится: «Его Величество Педро, и так далее, и так далее, будет рад видеть своего подопечного, Юсуфа ибн Хасана, во дворце епископа дона Беренгера де Круильеса, перед вечерней». Подписано, думаю, одним из его секретарей.

— Где Юсуф? — спросила Юдифь.

— Занимается, — ответила Ракель. — Я помогала ему.

— Ему нужно готовиться, — сказала мать, и все в доме, за исключением врача Исаака, засуетились.


Задолго до вечерни ученик врача, опрятный, в лучшей одежде, с достоинством вошел во дворец епископа для аудиенции у Его Величества. Его тут же проводили в комнату, где король сидел за столом с небольшой группой советников, все они усердно трудились. Рядом с Его Величеством сидел дон Видаль де Бланес, настоятель монастыря Сан-Фелиу, толковый администратор и могучий союзник — в большинстве случаев — епископа Жироны. Он был недавно назначен прокуратором провинции на время предполагаемого отсутствия Их Величеств в стране. По другую его руку сидел епископ; остальные были придворными и чиновниками из Барселоны[1]. Юсуф опустился на колени и поклонился, коснувшись лбом каменного пола.

Педро Арагонский слегка нахмурился.

— Оставь, Юсуф, — сказал он. — Встань. Больше не выражай почтения таким образом при христианском дворе. Прибереги эти манеры для возвращения к своему народу.

— Слушаюсь, Ваше Величество, — испуганно ответил мальчик, поспешно поднимаясь на ноги.

Дон Педро рассматривал его целых полминуты, словно он представлял собой новый вопрос в логике.

— Мы слышали, у тебя появилась собственная лошадь, — сказал король.

— Да, Ваше Величество, — ответил Юсуф. — Гнедая кобыла отличной породы, подарок…

— Да-да. Мы знаем об этом, — сказал дон Педро. — И довольны. Мы также слышали, что ты ездишь на ней уверенно, но неправильно держишься в седле. Пора уже овладеть всеми видами мастерства, подобающими молодому человеку твоего происхождения. Ты должен отводить значительную часть дня этим занятиям. Дон Беренгер, — обратился он к епископу.

— Будет сделано, Ваше Величество, — негромко произнес епископ.

— Юсуф, мы допустили тебя на военный совет, — сказал дон Педро. — Мудрый командир проводит много часов, слушая других и составляя планы, перед тем как взяться за меч.

— Мой отец считал Ваше Величество мудрейшим из командиров, — сказал Юсуф.

— Война — сложное дело, Юсуф, — сказал дон Педро. — Требует как мужества, так и обдумывания. Пошел бы ты воевать вместе с нами против сардинцев?

— Охотно, Ваше Величество, — неуверенно ответил мальчик. — Но, боюсь, пользы вам от меня было бы мало. Я даже не владею мечом. Все, чему научился в детстве, я забыл, да и меч у меня был детский.

— Это постыдно, — произнес король, лицо его внезапно исказилось от подавляемого смеха. — В твоем-то возрасте. Так ведь, дон Беренгер?

— Конечно, Ваше Величество, — ответил епископ, подмигнув перепуганному мальчику. — В тринадцать лет!

— И ты по-прежнему много занимаешься со своим учителем?

— Да, Ваше Величество.

— Отлично. Посмотрим, — пробормотал король, словно подумав вслух, и вернулся к своим бумагам. — Мы еще поговорим до того, как я покину Жирону. И помни, мы намерены включить тебя в свои боевые планы.

Беренгер вышел из комнаты через несколько минут и увидел стоявшего посреди коридора побледневшего мальчика.

— Юсуф, Юсуф, — сказал он, хлопнув его по плечу. — Его Величество очень доволен тобой. Ты превращаешься в красивого, складного молодого человека, это заметно. И для него это важно.

— Значит, он не всерьез говорил относительно обучения, Ваше Преосвященство?

— Всерьез, — ответил епископ. — Он хочет, чтобы ты был обучен должным образом как придворный. Как и подобает тебе. Теперь ступай и скажи своему учителю, что, когда дон Педро и донья Элеанора уедут, мне потребуются его непрестанные заботы, по меньшей мере, в течение месяца. Их Величества изнурили меня. И скажи, что дон Педро очень тобой доволен.


Помимо составления военных планов королю нужно было провести судебное заседание, вынести решения, тщательно разобраться в городских делах перед тем, как отправиться в Росас, где стоял его флот. Наконец день отъезда наступил, и королевская чета с множеством мулов, охранников и припасов покинула Жирону. Когда последний мул вышел из городских ворот, с тяжкой задачей принимать Их Величества и внушительную свиту было покончено, и на изнуренный город снизошел покой.

В ближайшее воскресенье после их отъезда Баптиста вышел из собора после мессы. Очевидно, он решил остаться в городе. Он осмотрел толпу и потом направился к группе священников — каноников собора, — стоявших вместе у южного портала. Когда группа разошлась, Баптиста оказался рядом с рассудительным на вид человеком с красивым, умным лицом.

— Извините, отец, что нарушаю ваш воскресный досуг, — сказал Баптиста. — Но мне посоветовали…

— Кто? — отрывисто спросил каноник.

— Человек, занимающий довольно значительное место в городском совете, — вкрадчиво ответил Баптиста. — Этот сеньор сказал, что дон Рамон де Орта — самый подходящий человек для обращения по делу, которое может представлять интерес для собора.

— Какого рода это дело?

— Давайте отойдем в сторонку на несколько минут, я расскажу вам кое-что о нем.

И, не переставая негромко говорить самым серьезным тоном, он отвел священника подальше от кучек сплетничающих людей.

— Остановимся здесь. У меня сегодня мало времени, — раздраженно сказал де Орта, — и я не хочу тратить его на вопросы купли-продажи.

— Я прекрасно знаю, отец, как вы заняты, — заговорил Баптиста, — и не посмел бы обращаться к вам по делу подобного рода, особенно в воскресенье. Но, располагая предметом, настолько редкостным и драгоценным, что его очень хотят приобрести другие, я подумал, что должен сперва предложить его кому-нибудь в соборе. Как я уже сказал, мне назвали вас как наиболее подходящего человека для обсуждения этого дела.

— Так, — сказал Орта. — И что это за предмет?

Баптиста подался вперед и прошептал его название.

— Пойдемте в сад, — отрывисто произнес де Орта. — Думаю, сейчас там никого нет.

— Спасибо, отец, — сказал Баптиста.

Де Орта быстро вошел в сад и направился в укромный уголок.

— Так, — заговорил он, — каким бы нелепым это ни казалось, я хочу узнать, откуда этот предмет, как он оказался у вас и какую цену вы собираетесь за него запросить. Мы можем купить его хотя бы только для того, чтобы избежать проблем, которые возникнут, если вы продадите его кому-то другому.

— Вы сомневаетесь в его подлинности?

— Разумеется, — холодно ответил де Орта. — Кто угодно усомнился бы. Сколько вы просите за него?

— Тысячу золотых мараведи, — ответил Баптиста. — Я не могу просить за него меньше и не хочу запрашивать с церкви больше.

— Смехотворно, — сказал де Орта. — Но давайте встретимся через неделю. К тому времени я смогу проконсультироваться с епископом и дать вам ответ.

— Боюсь, что я не смогу терять столько дней, пока вы будете униженно ходить к своему епископу и добиваться разрешения поговорить, — сказал Баптиста.

— Я не сомневаюсь, что вы наглый вор, — сказал де Орта. — И поэтому не вижу причин прилагать чрезмерные усилия, чтобы оказать вам услугу.

— Для этого есть три причины, — сказал Баптиста.

— Три?

— Другие покупатели того, что я продаю. Если угодно, ждите неделю, отец, но к тому времени эта вещь может уйти.

Де Орта повернулся и вышел из сада.


На другой день незадолго до полудня Баптиста с уверенным видом вышел из двора прекрасного дома, стоявшего на самой крутой части склона к югу от еврейского квартала. Осторожно затворил за собой калитку и бодро зашагал к реке. В таверне Родриге близился обеденный час.

Взгляд его упал на, судя по виду, богатого торговца в одежде простого фасона, но из превосходной ткани, подпоясанного по моде очень низко. Баптиста как будто не изменил сменил направления и не заспешил к торговцу, однако каким-то образом внезапно оказался рядом с ним. День стоял прекрасный, и торговец пребывал в превосходном расположении духа. Они праздно болтали о погоде, о достоинствах встречных женщин и прочих предметах, совершенно неважных для обоих.

— Что это там за парень? — спросил Баптиста. — У него какая-то чужеземная внешность.

— Вы правы, — ответил Гвалтер — так звали торговца. — Это чужеземец. Говорят, мавр.

— Совершенно верно, — заметил еще один присоединившийся к ним человек.

— Это ученик врача Исаака, — сказал Гвалтер. — Он проделал большой путь. Говорят, когда сеньор Исаак взял его к себе, он был уличным мальчишкой. Попрошайкой.

— Удивительно, что врач доверяет ему, — сказал Баптиста.

— Я тоже слышал эту историю. Но это не может быть правдой, — вставил третий. — Этот мальчишка подопечный Его Величества.

— Дело в том, что он неожиданно появился у врача, — сказал Гвалтер. — Люди любят интересные истории, и чем хуже история, тем больше она им нравится. Когда я спросил сеньора Исаака, он засмеялся и сказал только, что это его новый ученик.

— Это правда? — спросил Баптиста. — Подопечный Его Величества? Почему?

— Кто знает… — беззаботно ответил Гвалтер. — В мире полно странностей.

— Все знают, — сказал третий. — Дело в том, что этот парнишка оказал Его Величеству какую-то значительную услугу.

— Что мог сделать такой мальчишка для Его Величества? — сказал Баптиста.

— Я слышал, — заговорил четвертый, — что это его отец оказал Его Величеству значительную услугу и при этом погиб. Его Величество не забывает тех, кто помог ему, — добавил он верноподданнически.

— И тех, кто критиковал его, — сказал вполголоса третий и провел по горлу пальцем.

Первые двое пожали плечами и покинули Баптисту. Близился обеденный час. У обоих были превосходные повара, и они слишком ценили хорошо приготовленную еду, чтобы прийти домой с опозданием, запыхавшись от спешки.

— Пожалуй, подойду, спрошу его, — сказал Баптиста. — Парнишка, должно быть, интересный.

Улица была уже заполнена людьми, возвращавшимися домой к обеду; многие из них с большим интересом наблюдали за встречей Баптисты и ученика врача, каждый по своим причинам.


Несколько дней спустя колокол у ворот пробудил врача Исаака от беспокойного сна. День был долгим, знойным — даже для мая — и в спальне было все еще жарко и душно. К тому времени, когда Ибрагим, слуга и привратник, начал подниматься по лестнице в спальню хозяина, Исаак уже был одет. Ему нужно было только взять лекарства и своего ученика.

— Кто там, Ибрагим? — спросил врач.

— Сообщение от сеньора Себастьяна, — ответил Ибрагим, широко зевая. — Он заболел и просит вас прийти к нему. Разбудить Юсуфа, сеньор Исаак?

— Да, разбуди, я тем временем соберу корзинку. И пришли сюда слугу Себастьяна. Я хочу поговорить с ним.

— Он ушел, — сказал Ибрагим. — Как только передал сообщение, тут же повернулся и ушел.

— Хорошо, — сказал Исаак. — Иди, подними Юсуфа.

Ученик был нужен не для того, чтобы вести слепого по городу в темную ночь. На пустынных улицах для Исаака не было неожиданностей, он мог идти по ним так же быстро, как зрячий — а в очень темную ночь даже быстрее. Но ему требовался человек, чтобы описать внешность больного. Он не верил, что сеньор Себастьян болен.

Пациент сидел в постели, потягивая из чаши разбавленное водой вино и грызя медовую лепешку.

— О, сеньор Исаак, — сказал он. — Рад, что вы пришли.

— Что беспокоит вас, сеньор Себастьян?

— Голова кружится…

— Давно? — спросил врач.

— Началось перед закатом, — раздраженно ответил Себастьян. — И в ушах сильный звон. Я проснулся в жутком страхе, едва мог дышать, и сразу же послал за вами.

— Минутку, — сказал Исаак. — Ничего не говорите, пока я вас не обследую. Тогда буду знать больше.

Покончив с этим, он отошел в угол вместе с учеником.

— Скажи, Юсуф, как он выглядит?

— Превосходно, господин, — ответил мальчик.

— Поточнее, Юсуф. Делай то же, что Ракель.

— Прошу прощения, господин. Цвет лица у него несколько темный, не особенно румяный, но он не бледен. Губы красноватые, здорового вида. Глаза ясные. Он не выглядит больным, — добавил ученик шепотом.

— Юсуф, спустись с этим в кухню, — сказал Исаак. — И пусть это опустят в горячую воду. В большое количество горячей воды.

— Иду, господин, — сказал мальчик.

— Ваш ученик — смышленый парнишка, — заметил Себастьян, как только Юсуф вышел из комнаты.

— Да, — сказал Исаак. — Я ценю его за это, хотя он только начал учение.

— Я слышал, он сведущ в восточной учености, — сказал Себастьян. — Это правда?

— Очевидно, это выдумка людей, у которых мало интереса в жизни, — ответил Исаак. — Он знает не больше, чем обычный мальчик его возраста. Ведь он покинул родную страну совсем маленьким.

— В сплетнях эта история понравилась мне больше, — сказал Себастьян.

— Так часто бывает, — сказал Исаак. — Так вот, сеньор Себастьян, по-моему, никакой серьезной болезни у вас нет. Тем не менее вам следует беречься. На некоторых людей очень сильно действует жара. Думаю, она стала причиной страха и затрудненного дыхания.

— А кое-кто может позволить себе прохладные рощи, фонтаны и большие дома, в которых можно укрыться в самые знойные дни лета Что делать такому бедняку, как я?

— Поднимайтесь пораньше, сеньор Себастьян, и делайте то, что нужно делать, при утренней прохладе, — оживленно ответил врач, решив принять его слова на веру. — Пейте напитки, которые не горячат кровь, не ешьте за обедом жирного. Я оставил вам травяное лекарство. Его нужно опустить в кувшин с горячей водой и держать там, пока вода не потемнеет. Дайте ей остыть, потом пейте. Это поможет вам не перегреваться. Пить можете, сколько нужно.

— А где ваша красавица-дочь? — спросил Себастьян. — Я надеялся увидеть ее. Это не значит, что я не согласен с вами относительно мальчика — парнишка он как будто сообразительный.

— Это верно, — охотно согласился Исаак. — Только, как все дети, подчас исчезает, когда больше всего нужен.

— Да, — сказал Себастьян. — Дети. Замечательные существа, но, согласен, очень ненадежные.

— А поскольку Ракель так усердно трудится днем, я даю ей поспать ночью, раз вместо нее могу взять Юсуфа.

— Хорошо, сеньор Исаак, вскоре, надеюсь, мне услуги врача не потребуются, — сказал Себастьян. — И по ночам я вас больше не буду тревожить.

— Я уверен, сеньор Себастьян, что вы скоро поправитесь, — сказал Исаак. — И проживете долгую жизнь.

— Надеюсь, — ответил его пациент удивительно бодрым голосом.

Глава вторая

Понедельник, 1 июля 1354 года

Всего несколько дней спустя Исаака, спокойно, крепко спавшего рядом с женой, разбудил громкий стук в ворота, а затем звон колокольчика. Затем послышался голос Ибрагима, привратник настойчиво просил его спуститься. Исаак неохотно приподнялся и сел.

Вечером майскую жару смягчил прохладный ветерок с гор. Теплая, уютная постель была очень приятным местом, и Исаак с сожалением ее покинул.

— Что такое, Исаак? — с беспокойством спросила Юдифь.

— Вызов из дворца, дорогая, — ответил он. — Очень жаль, что я тебя потревожил. Епископ нездоров.

— Епископ в своей надменности не думает о твоем здоровье. Ложись снова. Можно нанести ему визит утром. Тебе тоже нужно спать.

— Дорогая, я совершенно здоров. И чем быстрее ты заснешь снова, тем скорее я смогу уйти и вернуться.

Он снял свое длинное одеяние с вешалки и надел его.

— Если Его Преосвященство не болен серьезно — чего я не предвижу, — уверен, что скоро снова буду дома.

Исаак оказался прав наполовину.

Он отправился с двумя охранниками епископа и очень сонным Юсуфом в недальний путь от еврейского квартала Жироны к дворцу епископа, разговаривая с ними о пустяках. Высоко над городом плыла полная луна, ярко освещая булыжную мостовую и создавая непроглядные бархатные тени. Трое зрячих членов группы не отставали от Исаака, уверенно шагающего широким шагом по улицам, все повороты которых знал не хуже, чем собственный дом.

Медленно оправлявшийся от сна Юсуф неожиданно увидел темную фигуру в тени от ступеней дворца.

— Что там такое? — спросил он.

— Что ты видишь? — задал вопрос Исаак.

— Похоже, возле ступеней спит какой-то нищий, — ответил младший из охранников. — Сейчас прогоню его.

— Пусть себе спит, — сказал сержант, но не успел он договорить, как охранник ткнул черную тень тупым концом копья. Она грузно шлепнулась.

— Просыпайся, пьяный скотоложец, — сказал охранник, сильно встряхнув вялое тело. Ничего не последовало. — Сержант, кажется, он мертв.

— Ну так выясни, — приказал сержант.

— Сейчас, вытащу его на свет.

— Позвони привратнику, — сказал сержант.

— Оставьте его, — сказал Исаак, и все замерли. — Я сейчас скажу, мертв ли этот человек.

Потрогал шею лежавшего, потом грудь.

— Да. Он мертв, и причина его смерти у меня под рукой, всажена по рукоять между ребер.

— Убит? — произнес охранник и перекрестился. — Прямо на ступенях дворца Его Преосвященства?

— А что тут такого? — сказал сержант. — Думаешь, тот, кто пускает в ход нож, заботится о чувствах епископа? Привратник! — раздраженно позвал он.

— Что вам нужно? — послышался из-за двери недовольный голос.

— Принеси фонарь и посвети, — сказал сержант.

— Что тут у вас? — спросил привратник, выходя из своей каморки с мерцающим фонарем.

Сержант склонился над телом.

— По-моему, ты должен бы знать. Что ты делал всю ночь?

— Сидел там, — ответил привратник. — Ждал, когда кто-нибудь позвонит, как обычно. За это мне и платят. Утомительная работа.

— И не обратил внимания на то, что кого-то убили у тебя на пороге? — спросил сержант. — Будь уверен, капитан скажет что-нибудь по этому поводу. Но поскольку вы срочно нужны во дворце, сеньор Исаак, — добавил он, — пожалуй, мы предоставим вам с мальчиком идти дальше самим, а сами займемся этой маленькой проблемой.

— Да, конечно, — ответил Исаак. — Мы знаем дорогу.

— И поскольку Его Преосвященство нездоров, — предостерегающим тоном сказал сержант, — не нужно попусту беспокоить его этим.

— Понятно, сержант, — ответил Исаак. — Мы уходим, а вы делайте свое дело.


В просто обставленной, но уютной спальне Беренгер де Круильес, епископ Жироны, сидел в постели в состоянии крайнего раздражения.

— Сновидение, Исаак, вот что это было. Сновидение, а этот глупец Бернат перепугался и отправил охранников поднять тебя с постели. Его дело быть моим секретарем, а не нянькой.

— Что за сновидение, Ваше Преосвященство? — спросил Исаак.

— Какой прок говорить о сновидениях? — раздраженно спросил епископ.

— Иногда это приносит пользу.

— Бернат, можешь вернуться в постель. Утром у нас много дел, не хочу, чтобы ты был сонным.

— Я хорошо спал, Ваше Преосвященство, — ответил секретарь со спокойной настойчивостью. — Побуду немного здесь. Врачу может потребоваться помощь.

— По сравнению с тобой, Бернат, мул — образец покладистости, — сказал Беренгер. — Ладно, — добавил он с покорным вздохом. — Если хочешь, останься.

Исаак взял Беренгера за запястье. Пока епископ не произнес этих слов, врача не особенно беспокоило состояние пациента. Теперь он тревожно нахмурился. Обычной реакцией Его Преосвященства на советы — особенно от подчиненных — было решительное возражение. Это согласие было тревожащим.

— Мне приснился громадный мастиф в отцовском доме, — неожиданно заговорил епископ. — Зверь, который пугал меня в детстве. Все сожаления, что я испытывал уходя из дома в монастырь, быстро умерились, когда я понял, что собаки, которых держали монахи, были добрыми существами, таких злых не было.

— Что произошло в этом сновидении? — спросил Исаак. — Или содержанием его было появление собаки?

— Нет, — ответил Беренгер. — Мастиф влез на кровать, разлегся на мне и не давал пошевелиться.

Он глубоко вздохнул.

— Наверняка это была какая-то демоническая галлюцинация, — сказал он, — принявшая такую форму, чтобы расстроить меня, потому что я должен быть готов к утреннему собранию, где будет много споров.

— Не буду наставлять Ваше Преосвященство в духовных делах, — сказал Исаак, — но причиной этого сновидения могут быть не только демоны. Позвольте, Ваше Преосвященство, прослушать вашу грудь.

— Но с моей грудью все в порядке, — пробормотал Беренгер, развязывая шнурки рубашки.

Исаак приложил ухо к груди епископа и напряженно вслушивался, сперва с одной стороны, потом с другой.

— Неправда, Ваше Преосвященство, — сказал он наконец. — В груди у вас большое скопление мокроты. Я это очень ясно слышу. Вам нужно оставаться в постели и воздержаться от утреннего собрания. Я оставлю вам травяное лекарство. Выпейте чашку сейчас, потом еще одну, когда колокола зазвонят к утренней службе. Большие разъезды, большое количество работы и беспокойство по возвращении ослабили вас. Вам нужен отдых.

— Как я могу отдыхать? Да, я несколько устал, но чувствую себя полностью здоровым. И хотя многие, как будто считают иначе, епархия управляется не сама собой.

— Вызовите своих музыкантов; пусть кто-нибудь с приятным голосом и манерами почитает вам вслух. Забудьте о епархии и ее проблемах. И спите.

Исаак повернулся к слуге, который скромно ждал в дальнем углу комнаты.

— Принеси Его Преосвященству еще подушек, чтобы ему легче дышалось, пока это небольшое скопление мокроты не исчезнет, и позаботься, чтобы его не беспокоили.

— Хорошо, сеньор Исаак.

— Я вернусь перед обедом проверить ваше состояние, Ваше Преосвященство.

Дверь в спальню епископа внезапно распахнулась. Сержант охранников и Франсеск Монтерранес, самый доверенный каноник епископа, заглянули внутрь.

— Ваше Преосвященство, — сказал сержант. — Простите за вторжение, но мы нашли у ступеней дворца мертвого человека.

— В таком случае его нужно убрать, — устало сказал Беренгер. — И выяснить, кто он.

— Это сделано, Ваше Преосвященство.

— Тогда зачем беспокоить меня…

— Это Гвалтер Гутьеррес, — сказал Франссск. — Он убит ударом ножа в грудь.

— Вы говорите, Исаак, — мелодичная музыка. И приятные голоса, читающие мне вслух. Ничего подобного. Убийство прямо у меня на пороге — вот что уготовила мне судьба. И еще одно несчастье для епархии.

— Как может убийство одного человека, даже такого богатого, уважаемого, как сеньор Гвалтер, навлечь несчастье на епархию? — спросил Бернат. — Если его склад не будет открыт, те, кто покупал у него кожу для своих ремесел, ощутят утрату, но их наверняка смогут снабдить кожей другие торговцы.

— О, Бернат, — произнес епископ, уронив голову на подложенные подушки. — Похоже, сеньор Гвалтер находился в центре другой проблемы, которая, видимо, принесет нам много неприятностей.

— Вы не говорили мне об этом, — укоризненно сказал секретарь.

— И мне, — сказал Франсеск. — Пожалуй, Вашему Преосвященству лучше всего рассказать нам обо всем.

— Его Преосвященство очень устал, — твердо заявил Исаак.

— Может, и устал, но заснуть сейчас не смогу, — сказал епископ. — Я очень взволнован. И если мы расскажем об этом Бернату и Франсеску, сеньор Исаак, они смогут справиться с делом сеньора Гвалтера не хуже меня, а то и лучше, пока я буду слушать успокаивающую музыку дудки или ребека[2]. И мне не нужно рассказывать все.

Он указал на врача.

— Сеньор Исаак знает часть этой истории.

— Я буду брать на себя бремя рассказчика, когда смогу, — сказал Исаак.

Глава третья

Перед тем как приступить к рассказу, епископ выпил теплый настой трав, принесенный с кухни, затем обратился к врачу.

— Первая часть этой истории связана с сеньором Исааком. Предоставлю ему рассказать ее.

— Конечно, Ваше Преосвященство, — сказал Исаак. — Только скажите, с чего начать.

— Начнем с той минуты, когда вас срочно вызвали в дом Гвалтера Гутьерреса.

— В тот раз, когда кто-то в доме был при смерти?

— Да, — ответил Беренгер, закрывая глаза.

— Хорошо, Ваше Преосвященство. Как вы знаете, сеньор Гутьеррес живет в уютном доме, стоящем сразу за южной стеной еврейского квартала. Моя дочь, и я и мой ученик Юсуф поспешили туда, готовясь к самому худшему. Мы предполагали, что лечить придется жену Гвалтера, у нее было плохо со здоровьем с лета, с тех пор как исчез ее сын, она едва могла есть и спать.

Когда мы подошли к воротам, в доме царило смятение, и нам не сразу открыли, несмотря на то что мы несколько раз стучали, Ракель попыталась рассмотреть что-нибудь в щелку ворот, но увидела только темный проход, ведущий в пустой двор.

Могу добавить, что мы были очень раздосадованы этой задержкой.

И уже хотели уходить, когда послышался громкий голос: «Сеньор Исаак, большое спасибо, что так быстро пришли», и в проходе появился сеньор Гвалтер. «Это Марти. Мой сын. Он вернулся».

Выразив свою радость по этому поводу, я спросил, очень ли болен юный сеньор. Сеньор Гвалтер сказал нам, что его сын серьезно ранен и лишь несколько дней назад окреп настолько, чтобы тронуться в путь.

В спальне, где уложили Марти Гутьерреса, стоял сильный запах навоза. Молодой человек сказал, что ехал до города на крестьянской телеге, единственном средстве передвижения, каким располагал монастырь Гроба Господня в Палере, и только что оказался дома. Мне сказали, что он выглядит очень худым и усталым, но губы его были красными, глаза блестящими. Левая рука его была вся забинтована, и на нем была монашеская ряса, скрывающая все тело.

Я спросил Марти, что случилось, и перескажу ответ — насколько смогу — его собственными словами.

— Как ни странно, не знаю, — начал молодой человек весьма недоуменным тоном. — Помню, что ехал верхом по дороге из Монпелье с тремя спутниками. Потом очнулся в монастыре, одетый в рясу. Рука была забинтована, ребра и нога тоже. Прошло несколько недель с тех пор, как я покинул Монпелье. Монахи нашли меня голым возле какого-то ручья и принесли в монастырь, где ухаживали за мной.

Я обследовал его и заверил родителей, что парень поправится, но он был серьезно ранен, нуждался в отдыхе и уходе. Продолжать дальше, Ваше Преосвященство?

— Вы так хорошо рассказываете, — сказал Беренгер, открыв глаза, — что прошу продолжать, по крайней мере, какое-то время.

— Хорошо, Ваше Преосвященство. Закончив обследование парня, я сказал Гвалтеру Гутьерресу, что он должен быть благодарен монахам.

— Не сомневаюсь, что они были достаточно милосердны, — ответил он очень недовольным тоном.

— У вашего сына сломаны три кости, — сказал я ему. — Люди умирают и от меньших повреждений. По счастью, кто-то из монахов очень хороший костоправ.

Я сказал, что за Марти ухаживали очень заботливо и хорошо вылечили и что, когда к нему вернутся силы, он не будет ни на что жаловаться.

На это он ответил: «Я был бы больше доволен, если б они сообщили раньше, что наш сын жив. Его мать едва не умерла от горя. А если им не пришло в голову сделать это, парень должен был настоять».


— Не очень-то великодушный человек, — заметил Франсеск. — Я бы ожидал от него большей благодарности.

— Подожди, Франсеск, — сказал епископ. — Потом благодарности будет достаточно.


— Я сказал, что монахи могли не знать, кто такой юный сеньор Марти, — продолжал Исаак. — Поэтому и сообщить не могли. Думаю, парень и сам долгое время не знал, кто он такой. А этот монастырь высоко в горах. Путь оттуда долгий и опасный.

Гвалтер в конце концов согласился, что я прав.

— Думаю, можно было бы попытаться, — сказал он, — но я постараюсь, чтобы они были достойно вознаграждены.

— Что значит «достойно»? — спросила его жена.

— Что я найду достойное пожертвование для выражения благодарности за возвращение нашего сына, — резко ответил муж.


— И тут, — сказал епископ, снова открыв глаза, — мы подошли к основной части нашей истории. Теперь я продолжу рассказ. Спасибо, сеньор Исаак.

— Мы подошли к прошлой пятнице, — сказал Беренгер, отпив успокаивающего травяного отвара. — Конец мая. И нет нужды напоминать вам, что май в этом году похож на август горячими ветрами и жгучим солнцем, что город до сих пор задыхается от жары, ждет прохладных ветров с гор.

Под конец дня, посетив множество здоровых пациентов, которые требовали одного и того же — рассказа о недавнем путешествии Исаака в Таррагону, сплетен о своем епископе и его проблемах, слухов о войне, которую король собирается вести против сардинцев, Исаак сидел в кабинете сеньора Гвалтера Гутьерреса, вел разговор о местных делах, перед этим он принес большое облегчение жене сеньора Гвалтера, страдавшей от легкого недомогания.

— У нее было воспаление горла, — уточнил Исаак.

— Да, — продолжал Беренгер. — Врач упомянул об одной новости, которую слышал в тот день несколько раз, не имея понятия, что она должна храниться в большом секрете.

— Мне продолжать? — спросил Исаак.

— Теперь, — сказал Беренгер, — передайте ваш разговор с ним.


— Ваше Преосвященство, — негромко заговорил Исаак. — Я упомянул, что слышал о том, что он планирует большое новое предприятие, и сказал:

— Сеньор Гвалтер, как врач рекомендую вам дождаться прохладной осенней погоды, а потом уже начинать дело, которое потребует много труда и, возможно, бессонных ночей.

— Новое предприятие? — переспросил Гвалтер. — Кто говорил об этом?

— По крайней мере, трое или четверо, — ответил я, не называя имен. — Это неправда?

— Конечно, неправда. Нужно быть сумасшедшим, чтобы начинать новое дело в такую жарищу — ведь впереди еще июль. Интересно, откуда взялся этот слух.

— Нетрудно догадаться. Вы требовали возврата долгов. Значительных сумм. Поэтому соседи решили, что вы начинаете новое, требующие больших денег, — стало быть, значительное — предприятие.

— Неужели я не могу собрать долги, не вызывая таких нелепых домыслов? — проворчал сеньор Гвалтер.

Я рассмеялся.

— Это означало бы требовать от ваших соседей слишком многого.

— Собственно говоря, сеньор Исаак, я собирался побеседовать с вами об этом деле. В определенном смысле вы принимаете в нем участие.

— Я? В вашем новом предприятии?

— Нет-нет. Это не деловое предприятие. Я подумывал о том, чтобы сделать пожертвование в монастырь Гроба Господня в Палере. И по странной, полагаю, счастливой, случайности, я нашел превосходную вещь.

— Что же это?

— Только никому об этом ни слова, — сказал сеньор Гвалтер. — Я знаю вас как сдержанного человека и уверен, что вы не будете болтать с моими соседями. Мне повезло встретить человека, у которого есть такой священный — такой необычайный — предмет, что мне даже с трудом верится, что это правда.

— И что же это? — спросил я.

Он так подался вперед, что я ощутил в ухе его дыхание.

— Это священный Грааль, — прошептал он. — Та самая чаша, из которой Христос пил на Тайной Вечере. Никакой предмет не может быть более священным.

— И этот человек готов продать его вам? — спросил я.

— Да. Он слышал, что я честный человек, которому можно доверять.

— И вы будете хранить такую реликвию в своем доме?

— Ни в коем случае. Только очень короткое время. Я пожертвую ее.

— Очевидно, собору, — сказал я. — Это представляется логичным.

— Нет-нет. После всех неудобств и неприятностей, которые я претерпел, пока епископ был в отъезде, и промедления с решением моих проблем после того, как он вернулся? С какой стати мне что-то жертвовать собору? Нет. Священная чаша достанется монастырю Гроба Господня, где вылечили моего сына. Теперь он в полном здравии, и вы сами говорили, что я должен быть благодарен монахам.

— Совершенно верно, — сказал я. — Так оно и есть.

А потом спросил:

— Вы уверены в этом человеке?

— Даже если б не был уверен, — ответил Гвалтер, — у него есть документы, неоспоримо подтверждающие, что это подлинный Грааль.

— Конечно, — сказал я. — Он не мог обойтись без документов.


— И с этими словами, — стал продолжать епископ, — добрый сеньор Исаак покинул дом сеньора Гвалтера и пришел сюда. Этот его визит был последним в тот день, притом цель у него была более возвышенная, чем мои мелкие проблемы со здоровьем: мы собирались играть в шахматы.

— И вы сыграли? — спросил Бернат.

— Сыграли, — ответил Беренгер. — Потом. Но первым делом он рассказал мне о своем визите в дом сеньора Гвалтера. И о том, что этот добрый торговец говорил, включая лестные высказывания обо мне и моих канониках.

— И он сказал вам, что сеньор Гвалтер приобрел священный Грааль?

— Нет, — сказал Исаак. — Я сказал Его Преосвященству — сеньор Гвалтер говорил, что приобретет Грааль. Чаши тогда у него не было. Ему предлагал ее «один человек». Я пытался выяснить, кто это, но сеньор Гвалтер был очень скрытен.

— Неудивительно, — с иронией заметил Беренгер. — Это несколько щекотливый вопрос.

— Общеизвестно, что Грааль переправили в Сан-Хуан-де-ла-Пенья, чтобы уберечь от мавров во время их вторжения, — сказал Бернат. — Если его кто-то похитил… — он не договорил и покачал головой. — Это было бы поразительно. Говорят, его очень строго охраняют.

— Монахи в Сан-Хуане — не единственные, кто утверждает, что Грааль находится у них, — сказал Франсеск. — Хотя многие согласились бы, что их утверждение наиболее веское. Кто-то мог унести один из так называемых Граалей.

— Вполне возможно, — согласился епископ. — Если б эта чаша была из Сан-Хуана, ее похищение не могло бы оставаться тайной. Бернат, слышал ты что-нибудь о таком происшествии?

— Ни словечка, Ваше Преосвященство, а об этом шептались бы на Генеральном совете, когда мы были там.

— Сеньор Гвалтер просил меня помалкивать, — сказал Исаак, — но не как человек, который думает, что принимает участие в значительном преступлении. Он хотел избежать болтовни.

— Тогда еще более вероятно, что ему предложили чашу чьей-то бабушки. Исаак, почему люди — такие глупцы? — Епископ повернулся к Бернату. — Тогда я твердо сказал, что поговорю с сеньором Гвалтером, пока он не совершил очень глупого поступка. Нужно было немедленно отправиться к нему и выяснить, что происходит. Но я не похпел, и теперь эта бесчестная, подлая, нечестивая тварь убила хорошего человека.

— Но зачем? — спросил Бернат.

— Ради денег, которые сеньор Гвалтер собрал, чтобы расплатиться с ним, — ответил Исаак. — Я сомневаюсь, что там вообще был какой-нибудь Грааль, подложный, нет ли.

Глава четвертая

Когда Исаак с учеником покинули епископский дворец, чтобы ненадолго вернуться в постель, луна уже скрывалась за холмами и близился восход солнца. Беренгер де Круильес наконец сдался и выпил снотворное зелье, которое раздосадованный врач предлагал ему. В конце концов он заснул, примирясь с тем, что ему придется оставаться в спальне целый день, а то и дольше.

Когда Исаак входил в свой двор, он был почти таким же усталым, как и его пациент. Юсуфа он отправил в постель, велев спать, пока не позовет его, и направился прямиком в свой кабинет. Там у него была удобная кушетка, на которой можно было поспать несколько часов, не беспокоя домашних и не будя жену. Комната находилась на уровне двора, в отдалении от спален других членов семьи; он спал там всякий раз, когда имел основания полагать, что его вызовут ночью.

Возле двери Исаака остановило негромкое мурлыканье. Он повернулся, и пушистое животное вспрыгнуло в сгиб его руки.

— И ты тоже работала всю ночь, так ведь? — спросил он кошку. — Теперь мы оба крепко уснем.


С этими словами он вошел в кабинет.

Исаак проснулся, не зная, проспал ли он несколько часов или несколько минут, но со странным ощущением, что жизнь вокруг него замерла. Сквозь толстую деревянную дверь доносились приглушенные звуки, более неприятные для его ушей, чем обычный веселый шум домашних — члены семьи и слуги ходили еле слышно, словно в доме кто-то умер или серьезно заболел. Легкое позвякивание тарелок на столе под деревьями сказало ему, что все уже поднялись и пытаются выполнить почти невозможную задачу — есть бесшумно.

Он встал, с обычным старанием умылся и произнес молитвы. После этого, готовый ко всему, что мог принести день, распахнул дверь.

— Надеюсь, вы оставили мне хоть кусочек еды, — сказал он. — Я умираю с голоду.

— Почему ты поднялся так рано? — спросила Юдифь. — Тебе нужно поспать.

— Ой, папа, — сказала Мириам, его восьмилетняя дочь, сидевшая рядом с братом-близнецом Натаном. — Мы изо всех сил старались не шуметь и все-таки разбудили тебя. Я нечаянно уронила ложку.

— Я проснулся до того, как упала ложка, — ответил он. — И даже уже поднялся, — добавил он, почти не греша против истины. — Где Юсуф?

— Юсуф проснулся раньше тебя, папа, — ответила Ракель. — Схватил со стола кусок хлеба, сыр и побежал к конюшням. Кажется, ему обещали сегодня долгий урок в какой-то загадочной области верховой езды, — беззаботно добавила она. — Я сказала ему, что, скорее всего, он ничему не научится, а сломает себе шею, заснув и упав с лошади. Но сам знаешь, он меня не слушает.

— Должно быть, он любит верховую езду еще больше, чем я думал, — сказал Исаак, — если позволяет ей вставать между собой и завтраком. Или сном.

— Думаю, это потому, что он любит ходить в казармы охранников, — сказала Ракель. — Они рассказывают очень грубые истории, чтобы скоротать свободные от службы часы.

— Со стороны Его Преосвященства очень щедро — поместить эту лошадь в конюшню и дать Юсуфу наставников в верховой езде, — осуждающе сказал Исаак.

— Он делает это только потому, что Юсуф — любимец Его Величества, — заметила Юдифь.

— Его Преосвященство тоже любит мальчика, — сказал Исаак. — Ну, что у нас сегодня на завтрак?

И пока жена накладывала ему на тарелку свежевыпеченный хлеб, фрукты, разные виды сыра, в том числе с пряными травами, Исаак с дочерью оживленно обсуждали здоровье епископа.

— Папа, ты не думаешь, что он больше страдает от беспокойства и усталости, чем от мокроты в легких? Ему, несомненно, нужен отдых.

— Дорогая моя, изначальной причиной вполне могли быть беспокойство и усталость, — заговорил он. — Ему, конечно, нужен отдых, но скопление мокроты — реальность. Ты должна всегда помнить, что эффект так же реален, как сокрытая причина, и в большинстве случаев его нужно лечить в первую очередь. Разумеется, после приступа удушья ему не пошла на пользу весть о смерти Гвалтера Гутьерреса.

— Смерти сеньора Гвалтера?! — воскликнула Юдифь.

— Смерти? От чего он умер? — одновременно с ней спросила Ракель.

Исаак вздохнул. Из всего тщательно продуманного маленького урока в сознании слушателей осталась только смерть сеньора Гвалтера, и он был обречен до конца завтрака рассказывать о ней.

Их вновь прервали громкий стук в ворота и звон колокольчика.

— Должно быть, кто-то из домашних сеньора Гвалтера, — сказала Ракель. — Никто больше не стучит в наши ворота таким образом.


На сей раз Исаака срочно вызывали к жене сеньора Гвалтера.

— Сеньора настолько охвачена горем, — сказал посланный мальчик, — что не перестает причитать и плакать, и теперь начинает задыхаться. Сеньор Марти очень беспокоится.

— Сейчас придем, — сказал Исаак, и через минуту Ракель с наброшенной на голову вуалью и с корзинкой в руке шла к воротам, отец следовал за ней.


Исааку потребовалось некоторое время, чтобы унять нарастающую истерику, сдавившую горло и грудь сеньоры Сибиллы.

— Сеньора, — сказал он, когда всхлипы прекратились и она задышала легче, — у меня нет надежды утешить вас в вашем горе, но имейте в виду, что вы были нездоровы до этого ужасного происшествия. Если дадите волю своей печали, то быстро присоединитесь к мужу, оставив вдвойне злополучного сына горевать по обоим родителям. Ваш долг — держаться ради него, если не ради себя.

— Но, сеньор Исаак, какой смысл мне жить дальше?

— У вас еще многое осталось в жизни, сеньора Сибилла, — уверил он женщину. — Сейчас вы не можете этого понять, однако…

— Вы сами не знаете, что говорите, сеньор Исаак, — сказала она, с отчаянием ухватив его за руку. — Я разорена. И мой сын, и я. Мы нищие. Скажите — говорят, вы были там, когда обнаружили его тело — правда, что при нем не было никаких денег?

— Ни охранники, ни мой ученик не видели ничего такого, где могли бы находиться деньги.

— Ничего не было спрятано под одеждой?

— Мне сказали, что шнурки его кошелька были обрезаны.

— И бесценной серебряной вещи тоже не было?

— Бесценной серебряной вещи? — Исаак покачал головой. — Не слышал.

С уст сеньоры Сибиллы сорвался легкий стон.

— Мой муж был хорошим, добрым человеком, сеньор Исаак, хотя и склонным к раздражению и быстрым переменам в настроении. У всех у нас есть недостатки. Но хуже редких вспышек раздражительности была его глупость, какой больше ни у кого не встретишь в этом городе. Насколько я могу судить, вчера вечером он забрал все наши деньги до единой монетки — и сказал мне только, что собирается купить бесценную серебряную вещь. Один из слуг говорит, что подслушал, как он разговаривал с кем-то о ней и что эта серебряная вещь якобы священный Грааль. Только у моего мужа, — с горечью сказала она, — хватает — хватало — ума поверить, будто священный Грааль можно купить просто так, словно сосуд для пряностей или отрез шелка.

— Не мог же он заплатить все деньги, что у вас были, за эту серебряную вещь? — сказал Исаак.

— Он взял все деньги, — ответила вдова. — Я отговаривала Гвалтера, плакала, даже кричала на него. Он уверял только, что в этом году ему очень повезло, что склад полон самых лучших кож. Грааль приносит процветание, сказал он, поэтому кожи должны пойти по самой высокой цене. По его расчетам, через месяц-другой он должен был скопить еще больше денег, чем было при нем вчера вечером. Немного же теперь он скопит, — с горечью добавила она.

— Ваш сын знает об этом?

— Боюсь, что да, — ответила сеньора Сибилла. — Я не могла сдерживаться в своих причитаниях сегодня утром. Тяжело оставаться вдовой в моем возрасте, — печально добавила она, — я буду очень скучать по мужу. Мне придется чуть ли не побираться на улицах. А мой сын в такой ярости, что, боюсь, станет преследовать этого убийцу до того притона, где он живет вместе с ворами и бандитами. Что мне делать, сеньор Исаак, если и он будет убит?

— Много денег взял с собой сеньор Гвалтер? — спросил Исаак.

— Пятнадцать тысяч золотых мараведи, — прошептала горюющая вдова.

— Пятнадцать тысяч? — переспросил врач. — Как же он унес столько?

— Взял с собой двух сильных слуг, чтобы они помогали ему и защищали его, — ответила сеньора Сибилла. — Но отослал обоих, как только они пришли к месту встречи.

— Где это место?

— За собором. Святое место для столь благородного деяния, вам не кажется? — саркастически произнесла она.

Исаак утешил вдову, как мог, успокаивающей настойкой и снотворным отваром, пообещал зайти снова и, весьма обеспокоенный тем, что услышал, отправился домой.


Остальная часть долгого утра была слишком занята вызовами к пациентам, и Исаак не мог думать ни о епископе, ни о вдове. Когда колокола зазвонили к обедне, он мыл лицо и руки в прохладной воде своего фонтана, обдумывая, что лучше всего сделать после этого.

— Господин, — послышался негромкий голос у него за спиной.

— Да, Юсуф? — ответил врач. — Так рано закончил уроки?

— Нет, господин. Я их еще не начинал. Проснулся так поздно, что только что вернулся из конюшен, но солнце еще высоко, и я подумал, что вы захотите снова посетить епископа. Как обещали.

— Хорошо, что напомнил мне, мальчик, — сказал Исаак. — Хотя звон колоколов уже напомнил мне о моем долге.

— Но, папа, — сказала Ракель, перебиравшая сухие травы за столом под деревом, чтобы сложить их в коробки и приклеить к ним ярлычки, — ты забыл о нашей соседке?

— Какой соседке, дорогая моя?

— Сеньоре Дольсе. У нее воспаление горла.

— Признаюсь, на минуту забыл. Судя по тому, что сказала служанка, у ее хозяйки то же недомогание, от которого страдают многие наши пациенты. Ты ее хорошо знаешь. Сходи к ней вместо меня. Если все так просто, ты знаешь, что делать.

— Да, папа Знаю. Несколько капель настойки бриония.

— Не превышай этой дозы. И объясни, что ей нужно лежать в постели. Если у нее сильный жар, понизь его и скажи, что я навещу ее сегодня до вечера. И помни…

— Папа, — сказала девушка слегка раздраженным голосом. — Я знаю.

— Конечно, дорогая моя, — сказал отец. — Знаешь не хуже меня, что делать в таких случаях.


Исаак с Юсуфом поднимались на крутой холм, ведущий к южному фасаду собора, минуя обычную полуденную толпу женщин и мужчин, которые торговали или шли по своим делам. Их внимание привлекли два голоса, выделявшихся среди других повышенным тоном и гневной интонацией.

— Юсуф, кто это? — сиросил Исаак. — Этот голос кажется знакомым.

— Я только мельком видел их в толпе, господин. Между нами слишком много высоких людей. Но я готов поклясться, господин, что один из них Баптиста. Тот человек — нездешний, — о котором я вам говорил.

— Мелкий торговец. И если не ошибаюсь, другой голос принадлежит нашему бывшему пациенту. Тому молодому монаху, который лишился двух пальцев на ноге. Жуакину.

Когда они подошли поближе, эти голоса стали слышны отчетливее среди окружающего шума.

— Прекрати это, — говорил Баптиста сдержанным, убедительным голосом. — Ты только и знаешь что таскаешься за мной с тех пор, как я вышел. Это не принесет тебе добра. Ни малейшего.

— Я сказал вам — вы должны это сделать, — ответил Жуакин. В его громком голосе звучало отчаяние. — Должны.

— Не понимаешь, что я говорю, болван? Тебя это уже не касается, — сказал Баптиста. — Но я хочу быть справедливым. Может, мы и сумеем прийти к соглашению, — сказал он, сильно понизив голос.

— Никаких соглашений! — крик стал надрывным. — Вы должны сделать это.

Тут три человека в рясах монахов-бенедиктинцев быстро поднялись по холму, задев Исаака.

— Простите нас, — негромко произнес первый. — Простите. Брат Жуакин, — позвал он, не переводя дыхания. — Брат Жуакин.

— Да, брат? — ответил Жуакин своим обычным мягким тоном.

— Пошли обратно с нами.

— Конечно, брат, — ответил Жуакин. — Уже обеденное время? Простите, если опоздал. Спасибо, что пришли за мной.


— Кажется, половина людей в городе страдает какой-нибудь болезнью груди и горла, — сказал Исаак. — Но, по счастью, не все они изнуряют тело трудами и заботами, как вы, Ваше Преосвященство.

— А как вам удалось избежать болезни, мой друг? — спросил епископ. — Или вы тоже больны? Хотя с виду вполне здоровы, — добавил он.

— Ваше Преосвященство, в болезни много странностей, которых я не понимаю — в особенности, почему один человек заболевает, а другой нет. Кажется, сегодня не мой черед болеть, — сказал Исаак и нагнулся, чтобы еще раз послушать грудь епископа. — Но, боюсь, что Вам нужно оставаться в постели еще несколько дней. Уверен, что отец Бернат и отец Франсеск приложат все силы, чтобы пресечь любые ваши попытки вернуться к своим обязанностям на это время.

— Мы всеми силами старались избегать обсуждения дел епархии с Его Преосвященством, — раздраженно сказал Бернат. — Эта задача не из легких.

— Кажется, никто не понимает, сеньор Исаак, — недовольно заговорил епископ, — что если я буду лежать здесь весь день, задаваясь вопросом, что происходит и какие еще большие проблемы назревают, пока я не выхожу из спальни, то не смогу успокоиться. Я предпочел бы узнать самое худшее, а потом заснуть или слушать музыкантов, зная, что кто-то другой занимается упрямыми приходскими священниками и потворствующими им канониками. Я четыре раза спрашивал их о смерти сеньора Гвалтера, а они только принимают неловкий, загадочный и очень тревожащий вид. Потом уверяют, что тут не о чем беспокоиться.

— Пожалуй, Его Преосвященство прав, — сказал Исаак. — Наверное лучше сказать ему самое худшее, если это облегчит его душу. Когда же он почувствует себя слишком больным или усталым, чтобы слушать, он перестанет спрашивать.

Бернат с Франсеском переглянулись. Франсеск поднялся и, расхаживая туда-сюда, заговорил:

— Видимо, настало довольно трудное время, Ваше Преосвященство. Не знаю, как это произошло и из-за кого, но, кажется…

Он умолк, подбирая слова.

— Что «кажется», Франсеск? — спросил Беренгер.

— Очевидно, разошелся слух, что священный Грааль находится в городе, — отрывисто ответил тот.

— Что? — произнес епископ.

— Что он обладает ужасающей силой и стал причиной смерти сеньора Гвалтера.

— Пусть святой Нарсис, который спас нас от французов, вмешается еще раз и защитит нас от самих себя, — сказал Беренгер. — Кто это говорит?

— Я слышал от садовника, — сказал Франсеск.

— Я от одного охранника, — сказал Бернат. — И от писца, который пришел предупредить нас. А тот — от просителя, который пришел подать жалобу в церковный суд.

— Вы слышали это, сеньор Исаак? — спросил Беренгер.

— Нет, — ответил врач. — Но сегодня утром я был очень занят, едва находил время поздороваться с пациентами и не давал им возможности болтать. Мне сказали кое-что, что вам следует знать, — добавил он. — Хотя это не имеет отношения к слухам о Граале.

— Давайте сперва послушаем, что говорят люди, — устало произнес епископ. — Расскажите нам самое худшее, как обещали.

— Они говорят, что взгляд на Грааль несет смерть, — заговорил Франсеск. — Прикосновение к нему — мгновенную смерть. И если не найдется человек, который отнесет его в собор и поместит в каком-нибудь священном, потайном месте, город будет уничтожен.

— Кто же должен исполнить эту задачу?

— Это их проблема, так ведь, Ваше Преосвященство? Пусть они беспокоятся о том, кто должен найти Грааль и потом, рискуя жизнью, отнести его в собор.

— Кому-то придется сказать им, что сеньор Гвалтер был убит кинжалом, который держала человеческая рука, и что его кошелек похищен. Это ужасное злодеяние, но вместе с тем обыкновенное ограбление. И только. Или вы знаете больше, чем говорите.

— Я слышал кое-что, — сказал Исаак. — И не собираюсь скрывать это от Вашего Преосвященства. Сегодня утром меня вызвали к вдове Гвалтера. Она находилась в тяжелом состоянии, едва могла дышать от горя, но не по той причине, о которой вы можете подумать. Кажется, хотя она и оплакивает мужа, еще больше она расстроена утратой золота.

— Золота? В каком смысле? — спросил Беренгер.

— Я лишь передаю то, что рассказала мне она, — ответил Исаак. — И боюсь, что это вполне совпадает со слухами. Подозреваю, что они исходят от ее слуг.

Исаак повторил как можно точнее свой разговор с сеньорой Сибиллой.

— Пятнадцать тысяч мараведи! — произнес Бернат. — Это большая сумма.

— Думаю, ради нес многие с готовностью пошли бы на убийство, — сказал Исаак.

Глава пятая

Пока Ракель выслушивала грудь сеньоры Дольсы, внимательно осматривала ее горло и давала капли, которые должны были снять опухоль, ее муж, Эфраим, заботливо топтался поблизости. Даниель, их племянник, остался в лавке один.

День выдался спокойный, перед полуднем зашли всего несколько покупателей. Даниель склонился над парой превосходных лайковых перчаток, которые только что сшил, по-разному раскладывая на них бисеринки разных цветов, стараясь создать узор, который пока что существовал лишь у него в голове. Это увлекательное занятие прервал звук шагов; он положил бисеринки на стол и поднял глаза. В дверь вошли две женщины в дорогой одежде, мать и дочь, за ними следовали их слуги.

Даниель отложил работу и улыбнулся.

— Доброе утро, сеньора Алисия, — обратился он к старшей, поднимаясь с табурета. — Надеюсь, вы здоровы.

— Совершенно здорова, Даниель, спасибо, — ответила та с вялым, но добродушным видом.

Даниель скрыл легкое раздражение под маской вежливости.

— А сеньор Висенс? — дядя не раз журил его за то, что он не задает исчерпывающих вопросов о здоровье и благополучии покупателей — тратили ли те большие деньги на изящные лайковые перчатки или покупали грубые за гроши.

— Муж тоже здоров, — ответила она.

— Показать вам что-нибудь, сеньора Алисия? — спросил Даниель. — Или вам, сеньора Лаура?

В ответ сеньора Алисия улыбнулась и стала рассматривать выложенные на прилавок образцы.

Дочь нарушила ее задумчивость.

— Мама, — сказала она, — взгляни на эти. Красивые, правда? Я хочу такие. Только с вот таким узором, — предположила она, указывая на другую пару, — притом из зеленых бисеринок.

— Лаура, они, должно быть, очень дорогие, — предположила ее мать. Потом внимательно оглядела их. — Сколько они стоят, Даниель? Перчатки, которые хотелось бы иметь моей Лауре?

Даниель подался вперед и назвал сумму сеньоре Алисии на ухо.

— Я могла бы купить платье за такие деньги, — сказала пораженная женщина. — Может, и простое, но тем не менее… Это слишком дорого за пару перчаток.

— Но, мама, — сказала Лаура с жалобными нотками в голосе, — перчатки всегда дорогие.

— Они бы замечательно выглядели на сеньоре Лауре, — сказал Даниель. — Но у нас есть и другие фасоны, более дешевые, которые тоже будут превосходно смотреться на ее изящных руках.

— Мама, мне нравится узор на этих, — упрямо заявила Лаура. — И потом сейчас уже неважно, сколько они стоят, так ведь?

— Лаура, что ты говоришь?

— Мама, папа сказал, что мы разбогатеем. Значит, можно позволить себе их.

— Шшш, милочка, — сказала ее мать, беспокойно озираясь. — Не говори таких вещей. А если и так, подождем, когда это произойдет, а потом уж станем заказывать самые дорогие перчатки в лавке.

И она вытолкала дочь наружу, не дав никому сказать ни слова.

— Хорошенькая толстушка, — сказал подмастерье, он стоял, привалясь к косяку ведущих в мастерскую дверей, и молча слушал разговор. — Везет же тебе, а?

— Кто? — спросил Даниель, снова принимаясь раскладывать узор.

— Сеньора Лаура, — ответил подмастерье. — Правда, я не отказался бы и от ее матери.

— Да, конечно, — рассеянно сказал Даниель.


В то время когда сеньора Алисия и ее дочь думали о дорогих перчатках, их муж и отец узнал о смерти Гвалтера Гутьерреса. Он сидел в глубине лавки, предоставив ученику заниматься покупателями. За годы расчетливого, упорного труда и ловких сделок он постепенно превратил скромную лавку, где покупали материю сообразительные и прижимистые хозяйки Жироны, в большое предприятие, все шире ведя дела с купцами, портными и другими лавочниками. За его маленькой конторой находилась комната, до того забитая товарами, что ее называли складом.

Затишье в работе дало ему время строить смелые планы, которые он обдумывал уже две-три недели.

Услышав изумленный возглас ученика, Висенс встал и вошел в лавку.

— Дорогой сеньор Николау, — задушевно сказал он. — Как я рад видеть вас. Это просто визит — поверьте, очень приятный — или показать вам что-нибудь? Отрез красивой ткани для летнего платья вашей доброй жене?

— Сеньор Николау рассказывал мне об убийстве сеньора Гвалтера, — сказал ученик. — И об этом жутком похищении. А потом ваш друг Пере заглянул на минутку спросить, есть ли у нас новый шелк, его жена хочет взглянуть на него, и сказал нам, что у сеньора Гвалтера был священный Грааль, настоящий, он нес его в собор и его сразила Рука Господня. Он так сказал, правда, сеньор Николау?

— Священный Грааль у Гвалтера? — произнес Висенс слабым голосом.

— Это просто слух, сеньор Висенс, — сказал Николау Мальол. — Мы знаем только, что Гвалтера нашли возле дворца епископа.

— Но врач наверняка…

— Я распрошу тестя, когда увижу его, сеньор Висенс. Вне всякого сомнения, он знает больше.

— Совершенно верно, — сказал Висенс и грузно опустился на стул. — Врач Исаак знает все, что происходит в городе. Парень, — резко обратился он к ученику. — В лавке останусь я. Тебе нужно разнести покупки.

— Хорошо, сеньор Висенс, — сказал ученик, радостно взял два небольших свертка и поспешил к двери. Улица буквально гудела новостями, и ему очень хотелось окунуться в это возбуждение.

— Пожалуй, мне нужно проконсультироваться с вашим тестем, — сказал Висенс.

— Заболели? — спросил Николау. — Вы выглядите довольно бледным.

— Нет, я не болен. Огорчен и встревожен этой новостью, вот и все. У него в самом деле был Грааль?

— Не представляю, как такое могло случиться, — сказал Николау. — Откуда бы он взял его?

— Это я могу вам сказать, — произнес Висенс шепотом. — Один человек — нездешний — принес его в город. Недавно.

— Не верю, — сказал пораженный Николау. — Сюда?

— Почему бы нет? У нас красивый собор…

— Будет красивым, когда его достроят. Но как вы узнали об этом?

— Тот человек предлагал его мне. За большие деньги.

— Господи Боже, — сказал Николау. — Он говорил, что у него есть Грааль?

— Шшш, — прошипел Висенс. — Об этом никто не должен знать.

— Представьте, если б это было правдой, — сказал Николау.

— Вне всяких сомнений, это правда, — заговорил Висенс. — В подтверждение этого у него есть бумаги. Можете представить себе, чем хранение Грааля здесь — в соборе — обернулось бы для города? К нам повалили бы тысячи паломников. Прибывали бы сюда ежедневно, нуждаясь в еде и крове, с золотом в карманах и громадным желанием истратить его на безделушки, отрезы шелка и прочее, чтобы показать дома соседям.

— Тогда стало бы шумно и тревожно, — сказал Николау. — Там, где паломники, там воры, головорезы и всякие другие отвратительные люди. Нет — я думаю, Граалю лучше всего оставаться сокрытым от людских глаз.

Сеньор Висенс удивленно воззрился на него и покачал головой.


Торговец тканями проводил Николау Мальола до площади. Николау остановился и что-то пробормотал под нос.

— Прощу прощенья? — произнес Висенс.

— Извините, сеньор Висенс. Я засмотрелся на ученика моего тестя, увлеченного разговором с кем-то, и подумал о том, как сильно он вырос за год.

— Он разговаривает с Баптистой, — сказал Висенс. — Какие дела могут быть у Баптисты с учеником врача? Что он затевает?

— Юсуф?

— Нет, Баптиста, — ответил Висенс. — Простите меня, сеньор Николау. У меня дела.

И поспешил обратно в лавку.

— Николау, может ли это быть правдой? — спросила его жена Ребекка, когда они сели обедать.

— Нет, — ответил ее муж. — Не думаю. Но мне нужно заглянуть к Марти. Он очень любил отца, хотя Гвалтер сильно раздражал его, и, должно быть, раздавлен горем.

— Я пойду с тобой, засвидетельствую свое почтение сеньоре Сибилле.

— Я тоже хочу пойти, — сказал их сын Карлос.

— Не сейчас, — ответила его мать. — В другой раз. Я возьму с собой служанку, — обратилась она к мужу, — и по пути обратно, пока ты будешь разговаривать с Марти, я сделаю кое-какие покупки.


— Николау, мне невыносимо находиться в этом доме, — сказал Марти. Они сидели во дворе, стараясь поддерживать неловкий обмен вежливыми банальностями. — Давай погуляем вдоль реки.

— Должно быть, дом пробуждает мучительные воспоминания, — негромко произнес Николау.

— Долго это продолжаться не будет, — сказал его друг.

— Почему? — спросил Николау. — Уежаешь?

— Можно сказать так, — ответил Марти, поднимаясь на ноги. — Не то чтобы уезжаю. Скорее… — Он не договорил. — Я расскажу тебе всю эту ужасную историю. Думаю, вскоре ты все равно все узнаешь.

— Если не хочешь… — начал было Николау, выходя следом за Марти со двора. Сжигаемый любопытством, смешанным со смущением, он не закончил фразы.

Когда они удалились от толпы и сели на берегу, Марти стал рассказывать то, что узнал утром из слов матери.

— Пятнадцать тысяч мараведи, — произнес Николау. — Мне трудно поверить в это.

— Мне тоже, — сказал Марти. — Как и всякому разумному человеку.

Взял камешек, бросил его в воду.

— С таким же успехом он мог бы все, что нажил тяжким трудом, бросить в Оньяр. По крайней мере, его бы за это не убили.

— Ты не знал ничего о том, что происходит?

— Я понял, что отец что-то затевает. Знал, что он собирает долги — ходит от дома к дому, будто сборщик налогов, требует все, что ему задолжали. Я подумал, что он сходит с ума.

— Серьезно?

— Да.

Марти бросил другой камешек и стал смотреть на расходящиеся круги.

— Я вчера было решил предложить запереть его в комнате, пока он не наделал еще чего-нибудь.

— Ты спрашивал отца, что он делает?

— Да. Несколько раз. Мы жутко ссорились, орали друг на друга, говорили такие вещи, что даже не верится. Последнее, что я ему высказал, — пожелание, чтобы он гнил в аду.

Молодой человек закрыл лицо ладонями и мучительно заплакал. Наконец, утерев слезы, он сказал:

— Я был очень зол на него. Как можно любить человека и так на него злиться?

— Это легко, — сказал Николау, положив руку другу на плечо. — Легче, чем злиться на человека, который тебе не нравится.

— Моя мать в смятении. Боится, что мы будем голодать. Но есть дом, который теперь принадлежит мне. Я продам его. Вырученных денег и ее приданого будет достаточно, чтобы содержать мать если не в роскоши, то хотя бы пристойно. Она поговаривает об уходе в монастырь; деньги за дом уйдут туда. Думаю, это будет значительная сумма.

— А ты как же?

— Я молодой и сильный, — заговорил Марти. — Могу работать. Думаю, достаточно обаятелен, чтобы увлечь трудолюбивую молодую женщину с приданым, достаточным, чтобы начать торговлю. Да — думаю, я смогу даже продаться богатому тестю с уродиной-дочерью, которому нужен сын, что продолжит его дело, — добавил он с горечью.

— Я бы пока не отчаивался, — сказал Николау. — Подожди, пока ситуация не прояснится. Ну, мне пора. Давай дойдем вместе до твоего дома.

— Моего дома, — сказал Марти. — Это мой дом, так ведь, пусть и временно?

— Конечно, — сказал Николау.


Баптиста вошел в таверну Родриге уже не с той осторожностью, какую выказал, когда появился там впервые. Взбежал по лестнице в главную комнату, кивнул нескольким завсегдатаям, повернул и, откинув кожаную завесу в проеме двери, отправился на кухню. Матушка Родриге крошила овощи для супа.

Баптиста был верен своему слову. Он взял нож и с быстротой — результатом долгой привычки — стал чистить, крошить, нарезать вместе с хозяйкой.

— Что это с тобой? — спросила она.

— Ана, Жуакин в городе, — ответил он, с особой силой опуская нож.

— Тот, о котором ты говорил мне?

— Тот самый.

— Что ему нужно?

— Для себя? Ничего, — ответил Баптиста. — В том-то и беда, Ана. Я оказался сущим дураком. Должно быть, на меня так подействовал горный воздух. Как только начинаешь вести дело с людьми, которыми не движет простая жадность, возникают проблемы. Большие проблемы.

Он взял морковку и потряс ее так, словно это был монах Жуакин.

— Нужно было быть умнее, — сказал он с горечью.

— Кое-кто из тех, с кем ты ведешь дела здесь, тоже могут создать большую проблему, — заметила Ана. — На твоем месте, Баптиста, я была бы поосторожнее.

— Думаю, мне лучше всего быстро исчезнуть.

— Сядь. Я принесу тебе вина, и мы подумаем, что тебе лучше сделать, — сказала матушка Родриге.

Глава шестая

Аструх де Местр, торговец, банкир и умный, весьма уважаемый член совета, управлявшего еврейским кварталом Жироны, удобно устроился за столом под деревом во дворе Исаака вместе с хозяином. Дневная жара понемногу спадала, и они в своем тенистом убежище наслаждались приятной прохладой. На столе стояли кувшины с вином, водой и освежающим напитком с мятой и резким, кислым апельсиновым соком. На тарелочках лежали оливки, орехи и фрукты, свежие и сушеные. В фонтане струилась вода, также освежая воздух; с наступлением вечера птицы — на воле и в клетках — начали петь.

— Превосходный вечер, — сказал Исаак. — Я чувствую это и в воздухе, и даже в костях.

— Да, — подтвердил Аструх, налив себе вина и добавив в него щедрую порцию воды. — Давайте, налью вам вина, — сказал он и, не дожидаясь согласия, налил так же, как и себе.

— Однако мне не нравится звучание вашего голоса, сеньор Аструх, — сказал Исаак. — Думаю, вас что-то беспокоит. Надеюсь, я ошибаюсь. У вас дома все в порядке? Жена? Дети?

— Все хорошо, слава богу, — ответил Аструх. — У меня есть заботы, но пустяковые, особенно когда вы напоминаете мне о том, что действительно важно — о моей семье, моей общине.

— Тем не менее они, должно быть, достаточно серьезны, чтобы вызвать дрожь в голосе, — сказал врач. — Хотите поговорить о них? Или забыть? Предлагаю сыграть в шахматы — но вам придется отдать мне пешку, так как вы играете лучше Его Преосвященства.

— Исаак, друг мой, я пришел поговорить о своих небольших затруднениях — злоупотребить вашей добротой и получить совет. Потом мы сыграем партию, и я уступлю вам две пешки.

— Превосходно, — сказал Исаак. — Итак, в чем дело?

— Из-за злополучной смерти Гвалтера Гутьерреса я оказался в очень трудном положении.

— Вы? — удивился Исаак. — Каким образом?

— Я недавно одолжил этому человеку крупную сумму денег, — заговорил Аструх своим сухим, четким голосом. — Никаких проблем с этим займом я не предвидел. Деловые отношения существовали у нас на протяжении многих лет. Начав расширять свою торговлю, сеньор Гвалтер часто занимал у меня небольшие суммы, чтобы продержаться, пока не появятся деньги — заплатить работникам или купить кожи лучшего качества. Вскоре он достаточно преуспел, чтобы создать собственные накопления. Он занимал реже, но более крупные суммы на особые проекты — к примеру, чтобы построить склад побольше. Однако его поведение, когда он брал в долг, никогда не менялось. Он скрупулезно выполнял свои обязательства, безо всяких жалоб или отговорок.

— Приятно иметь дело с таким человеком, — сказал Исаак.

— Вы правы, — согласился Аструх. — Четыре дня назад он пришел ко мне. Сказал, что хочет одолжить большую сумму на какой-то совершенно особенный проект. Думал, сможет вернуть долг через месяц. От силы через два. Я не спрашивал его, что это за проект. В этом не было нужды. Гвалтер всегда одалживал у меня деньги по весьма основательным причинам, и мы доверяли друг другу полностью.

— Он написал расписку? — спросил Исаак.

— Конечно, — ответил Аструх. — Он всегда писал расписки. Однажды, когда он очень спешил, я сказал ему, что сам напишу расписку и отправлю ему на подпись. Он ответил, что по пути домой его могут убить и что тогда будет с моими деньгами? — Аструх умолк и отпил глоток вина. — Вот таким человеком был Гвалтер.

— Тогда я не совсем понимаю ваше затруднение.

— Исаак, Исаак, вы еще не все знаете. Проблема в размере займа. Я ссудил ему больше, чем мог сейчас себе позволить, потому что он надежный человек. И если эта крупная сумма, как говорят, похищена у него, то какова вероятность, что я получу свои деньги обратно? За последние четыре часа мне называли несколько сумм похищенного — все они сильно разнятся. Вы знаете эту сумму.

Исаак немного помолчал.

— Знаю, — неуверенно сказал он. — Видите ли, мне назвали эту цифру по секрету, она не должна стать широко известной.

Аструх раздраженно махнул рукой.

— Только назовите мне эту сумму, Исаак, ни одна живая душа от меня о ней не узнает.

— Пятнадцать тысяч золотых мараведи.

— Пятнадцать тысяч, — повторил Аструх. Голос его прозвучал совершенно бесцветно.

— Сколько вы одолжили Гвалтеру?

— Пять тысяч.

Он осушил свою чашу и наполнил ее снова.

— Должно быть, Гвалтер обратил все, что мог, в золото. У него ничего не осталось.

— Кроме дома и тех товаров, что остались на складе.

— Думаете, я собираюсь забрать у вдовы дом? — спросил Аструх. — И если это правда — вы слышали, что говорят? — что он хотел использовать мои деньги для покупки…

— Священной реликвии? — сказал Исаак. — Да, это так. Я не верю, что такая вещь есть в Жироне и что она была у человека, который предлагал ее Гвалтеру.

— Известно, кто этот человек? — спросил Аструх. — Если да, возможно, я смогу взыскать свой долг с него.

— Пока что нет, но станет известно, в этом я уверен.

— Мне бы вашу уверенность. Но вы сообщите мне, если узнаете что-то?

— Непременно.


Покончив с легким ужином, Франсеск Монтерранес вышел на прохладный вечерний воздух. Солнце давно зашло, однако на западе еще сохранялся бледный свет.

Сейчас, когда дневная жара спала и подул легкий ветерок, многие люди вышли на площадь или поднялись на крыши, но Франсеску не хотелось общества, поэтому он отправился в сад епископа.

— Отец Франсеск, — произнес очень знакомый голос, едва он вошел в сад. — Здесь приятно, правда?

— Приятно, отец Рамон, — ответил Франсеск, смиряясь с предстоящим разговором.

— Как себя чувствует Его Преосвященство?

— По-моему, ему немного лучше. Он нуждался в отдыхе.

— Несомненно, — сказал Орта. — После этой весны мы все нуждаемся в отдыхе, не правда ли?

Он сочувственно улыбнулся и продолжал, словно не ждал ответа:

— Вчера вечером произошло ужасное событие.

— Да, конечно, — сказал Франсеск. — Я буду от души молиться за убитую горем семью. Страшно и подумать о таком преступлении против честного, достойного человека в нашем тихом городе.

— Но тут есть одна очень интересная деталь, вам не кажется?

— Интересная, отец Рамон?

— Да, — ответил Орта. — Я слышал, Гвалтер был убит при попытке купить священный Грааль, чтобы пожертвовать его собору.

— Нет, — сказал Франсеск. — Кажется, он собирался пожертвовать его монастырю Гроба Господня в Палере.

— Правда? — сказал Орта. — Как удивительно. Очень, очень удивительно.

Каноник сделал паузу.

— Но, поскольку он не купил его, это несущественно, — оживленно добавил он. — Вам не приходило в голову, как важно было бы для нас — для нас всех — если бы Грааль был помещен в соборе?

— Важно?

— Вы наверняка об этом думали, мой дорогой, — сказал Орта. — Представьте, какую значительность обрел бы наш собор, если бы в нем хранилась такая реликвия.

— Пожалуй, — сдержанно произнес Франсеск.

— Несомненно. И эта значительность неизбежно распространилась бы на всех нас, от епископа до каноников, а потом и на горожан. Я думаю, что нам нужно сделать все, чтобы установить местонахождение Грааля и поместить его в соборе. Вы не говорили об этом с епископом?

— Нет, — ответил Монтерранес. — Но, будьте уверены, поговорю. Притом вскоре.

— Превосходно. Я слышал сегодня еще кое-что, о чем Его Преосвященство, видимо, захочет узнать, — добавил он и повел Франсеска Монтерранеса в густую тень самого дальнего угла сада.

Глава седьмая

Ранним утром следующего дня Марти Гутьеррес сел за стол с приказчиком отца и принялся неторопливо, методично разбирать отцовские бумаги. И через час или немного больше обнаружил помету, которая заставила его замереть.

— Что это? — спросил он приказчика, указывая на недавнюю запись.

— Не знаю, — ответил приказчик, подняв взгляд от бумаг, которые разбирал. — Это его личные финансовые сделки. Я никогда не занимался ими.

Марти негромко выругался, связал бечевкой пачку бумаг, с которыми работал, запер на ключ и вышел за дверь.


— Сеньор Аструх, — произнес Марти сдавленным, нервозным голосом, — очень любезно с вашей стороны, что согласились принять меня.

— Ну, что вы, сеньор Марти, — ответил Аструх, отходя от окна, чтобы приветствовать гостя. Указал на стул возле круглого стола, стоявшего посередине кабинета, и сам сел на другой, напротив.

Кабинет представлял собой уютную комнату, гораздо более приятную, чем загроможденный кабинет отца Марти. Все в нем находилось в гармонии с владельцем, словно выросло вокруг него. Здесь приятно пахло кожей, воском и деревом. Стол, за которым они сидели, был темным, отполированным, украшенным по краям затейливой резьбой. На его гладкой поверхности стояли пюпитр с раскрытой книгой, перья, чернильница, изящная песочница из дикого камня, лежали перочинный нож и лист бумаги, на котором Аструх писал до появления гостя. На двух полированных полках возле стола стояло впечатляющее собрание книг — Марти решил, около тридцати. За спиной Аструха висел на стене гобелен с мавританским узором, яркий, но не вызывающий. Не успел Марти оценить окружающую обстановку, как вошли слуга и мальчик, принесли подносы с закусками и напитками. Поставив их рядом с хозяином и гостем, тихо вышли.

— Я заметил, вы оглядываете мое скромное убежище от мира, — сказал Аструх. — Критически? Или восхищенно?

— Восхищенно, сеньор Аструх, — ответил Матри. — Кабинет производит на меня впечатление скромно обставленного, но уютного почти до роскоши.

— Это хорошая похвала, сеньор Марти, — сказал Аструх. — Здесь много вещей, переходящих из поколения в поколение. Даже песочница моего прадеда, — он любовно положил на нее руку. — Он держал в ней песок, которым посыпал пергамен, когда писал много лет назад. Он хранил ее с самого детства. Но, прошу вас, угощайтесь. День жаркий; это будет кстати.

Но бледный молодой человек отказался от предложенных закусок и напитков.

— Прошу прощенья, — сказал он, — но я не могу думать ни о чем, пока не поговорю с вами.

— В таком случае, если это облегчит вам душу, — сказал Аструх, — прошу вас, говорите свободно.

— Утром я разбирал бумаги в отцовском кабинете. Необходимо знать положение дел, чтобы привести их в порядок.

— Разумеется, — сказал Аструх. — Прекрасно понимаю. Задача печальная, однако необходимая.

Марти махнул рукой, словно отвергая всякое сочувствие.

— Я обнаружил в бумагах отца запись, сделанную пять дней назад. Там указан долг — расписка находится у вас, сеньор Аструх — в пять тысяч золотых мараведи.

— Да, такая расписка существует.

— И погасить долг требуется через двадцать пять дней.

— Как будто бы, — сказал Лструх. — Если позволите…

— Прошу вас, дайте мне договорить.

Аструх с серьезным видом кивнул.

— Не знаю, что вам известно об обстоятельствах гибели моего отца, но при этом у него была похищена крупная сумма денег — настолько крупная, что нам будет трудно собрать пять тысяч за двадцать пять дней. Но мы соберем их, уверяю вас. Я принес залог в знак серьезности моих намерений.

Марти развязал шнурки кошелька и достал два мараведи.

— Понимаю, это очень мало, но в настоящее время это все, что у меня есть.

— В таком случае, — сказал Аструх, — это слишком много.

Он придвинул одну из монет обратно.

— Пожалуйста, возьмите ее. Ваш отец, бедняга, уже заплатил кровью за это золото. Я получу то, что мне причитается, с похитителей, а не с вас и вашей матери, вы оба невиновны. Но поскольку вы предлагаете, я возьму один мараведи в качестве процента. Верну его, когда получу свои деньги с других.

Онемевший от удивления и смятения Марти взял золотую монету, поклонился и быстро пошел к выходу.

— С какой стати я это сказал? — произнес Аструх, глядя ему вслед. — Нужно будет спросить врача.


В то утро Беренгер де Круильес еще лежал в постели, когда его размышления прервали Франсеск Монтерранес и Бернат са Фригола.

— Доброе утро, Франсеск, Бернат, — сказал он. — Я ждал обещавшего навестить меня сегодня утром врача, а не вас.

— Сеньор Исаак уже здесь.

— Почему никто не сообщил мне об этом? Пригласите его, — сказал епископ. — Если только вы не принесли настолько важных и секретных новостей, что врачу не нужно их слышать.

— Нет-нет, Ваше Преосвященство, — сказал Франсеск. — Моя новость лишь несколько странная.

— Отлично. Приведите врача и говорите, в чем дело.

Пока Исаак вновь прослушивал грудь Беренгера, Франсеск описывал вечернюю встречу с Рамоном де Орта.

— Словом, Ваше Преосвященство, Рамон, видимо, считает, что неважно, подлинный Грааль или подложный, и даже существует ли, собственно говоря, здесь или где-то поблизости чаша, которая может оказаться Граалем. Он думает, что, если мир будет убежден, будто Грааль находится здесь, это будет замечательно для всех нас. Я редко видел его таким воодушевленным.

— Франсеск, — сказал епископ, — я не нахожу это странным. Рамон де Орта — честолюбивый человек. Он видит выход своему честолюбию в этой истории с Граалем.

— Кроме того, по его словам, он слышал, что Грааль все еще предлагают на продажу.

— Если вспомнить, что произошло с последним предполагаемым претендентом, только очень смелый человек станет теперь покупать его, — сухо сказал Исаак. — Или тот, кто располагает сильной личной охраной. Думаю, для большинства условия продажи не будут привлекательными.

— Утрата денег и жизни? — сказал епископ. — Думаю, что нет.

— Но у человека, который похитил золото Гвалтера, — сказал Франсеск, — Грааля, возможно, и не было.

— Как это понимать? — спросил Бернат.

— Гвалтера могли обмануть, — ответил Франсеск. — Ничто не помешает любому из нас предложить на продажу то, чего у нас нет.

— Разумеется, — сказал Бернат. — И этот человек вполне мог предложить то, чем не обладал, если собирался убить покупателя, когда тот придет в условленное место.

— Не представляю, чем могут помочь нам эти размышления, — епископ закрыл глаза и отвернулся от стоявших у кровати. — Пожалуй, вернусь ко сну, который вы прервали. Желаю вам успеха, отцы, с этими размышлениями. Мы нисколько не продвинулись вперед, поскольку не знаем, кто этот продавец.

— В груди у вас стало лучше, Ваше Преосвященство, — сказал врач.

Беренгер открыл глаза.

— Сеньор Исаак, и это все, что вы можете добавить к этой дискуссии? Я разочарован.

— Нет. Могу кое-что добавить, — сказал Исаак. — Это касается моего друга Аструха де Местра.

— Каким образом? — спросил епископ.

— Пять дней назад Гвалтер взял у него в долг пять тысяч золотых мараведи.

— И они похищены? — спросил Бернат.

— Похищены, — ответил Исаак. — Было бы замечательно для всех, если б обнаружили, у кого находится это золото.

— Конечно, — сказал Бернат. — Вдова и сын Гвалтера вряд ли могут надеяться выплатить столь большую сумму, если похищенное золото не будет найдено.

— Я думал обо всем этом деле, — сказал Беренгер. — О слухах относительно Грааля, смерти Гвалтера и похищении денег. И в конце концов, после долгих размышлений и молитв о наставлении, пришел к выводу, что было бы в высшей степени неразумно вмешиваться в это. Поэтому передадим это дело городским стражам, предоставим им искать местонахождение золота.

— Но, Ваше Преосвященство! — воскликнул Бернат. — Это же безнадежно. Они не найдут даже собаку, которая спит у вас во дворе. Почему вы думаете, что они смогут найти деньги вдовы?

— Я очень хочу спать, — сказал епископ, опуская голову на подушки. — Скажу вам после.

Он закрыл глаза и жестом велел всем удалиться.

— Ваше Преосвященство, — обратился к нему Франсеск, — прошу вас. Еще несколько минут. Поделитесь с нами хоть какими-нибудь соображениями об этом деле.

Беренгер открыл один глаз.

— Ну, ладно, — сказал он. — Помогите мне сесть.

Ему под спину подложили еще подушек, дали чашу вина с медом для смягчения горла, и он начал говорить.

— Мне это не нравится, Франсеск. Совершенно не нравится. В городе уже и без того, судя по вашим сообщениям, растет истерия, и если мы начнем искать золото и убийцу Гвалтера, то дадим подтверждение слухам. Я подозреваю, что это дело никак не связано с церковью. Это связано с обычной алчностью, присущей всем людям, и изобретательностью одного, очень порочного и корыстолюбивого. Поэтому предоставим дело властям, которые больше пригодны для этой задачи. Пусть рассматривают его как обыкновенное убийство с ограблением. Пятнадцать тысяч мараведи — большое количество золота, даже городская стража должна быть способна найти его. А теперь, как уже было сказано, я устал и не хочу обсуждать дальше эту проблему.


Николау Мальол, один из соборных писцов, муж Ребекки, дочери Исаака, принявшей христианство, увидел своего друга Марти в таверне у собора, когда проходил мимо, и, будучи в участливом настроении, решил присоединиться к нему. Но вскоре пожалел о своем решении. Марти горбился за столом, явно выпив больше, чем следовало.

— Николау, что он имел в виду? — повторил Марти в четвертый раз.

— Да, Марти? — отозвался его друг, охваченный раздражением: он старался и прислушиваться к собеседнику, и ждал звона колоколов к вечерне. До возвращения домой ему предстояло сделать несколько дел, и он уже опаздывал.

— Что он мог иметь в виду?

— О ком ты, Марти?

— Об Аструхе. Что он мог иметь в виду, говоря, что отец уже расплатился с ним кровью и что получит деньги с похитителей?

— Думаю, сеньор Аструх имел в виду, что твоя семья и так сильно пострадала и что он попытается получить деньги с преступников, когда их схватят. Спрятать так много золота нелегко. Оно будет найдено, и тогда он потребует то, что ему причитается.

Николау старался говорить спокойно, скрывая раздражение.

Марти покачал головой.

— По-моему, нет. Николау, Аструх, в сущности, признался в том, что нанял убийц. Он собирается вернуть свои деньги с процентами — даешь в долг человеку пять тысяч, убиваешь его и получаешь их обратно с еще десятью тысячами за хлопоты. Иначе почему он отверг мои попытки расплатиться с ним?

— Марти, думаю, ты составил неверное мнение об этом человеке, — сказал Николау, теперь его внимание было полностью обращено на друга. — Твой отец доверял ему…

— И смотри, чем это для него обернулось.

— Мой тесть о нем высокого мнения, а отца моей Ребекки нелегко провести. Аструх пользуется высокой репутацией в своей общине.

— Ты прекрасно знаешь, он не первый, чьи наружные добродетели и высокая репутация скрывают глубины зла, — сказал Марти, старательно произнося каждое слово.

— Может, и так. Ты не обязан доверять ему, — сказал Николау. — Я только прошу не сообщать другим эти твои мысли. Этот слух тут же разойдется по всему городу. А я искренне полагаю, что ты ошибаешься в Аструхе.

Марти, не отвечая, поднял свою чашу с вином и уставился в нее.

— Уже говорил, да? — сказал в раздражении Николау. — Говорил об этом с каждым встречным, не только со мной. Иногда ты бываешь сущим глупцом. Задумываешься ты, хоть на секунду, перед тем как что-то сказать?

— Боюсь, нечасто, — ответил Марти, виновато улыбаясь.


Во второй половине того жаркого дня таверна Родриге начала затихать. Мальчик-слуга собирал тарелки и чаши, большинство посетителей допили вино и жаловались друг другу на свою работу, налоги и дороговизну. Матушка Родриге ходила с кувшином по залу, подливая вина самым заядлым пьяницам. Родриге окинул зал наметанным взглядом и скрылся, предоставив жене заниматься засидевшимися посетителями.

Баптиста сидел один, уставясь в чашу с вином. Время от времени поднимал голову, прислушивался к жалующимся посетителям, а потом снова принимался смотреть в чашу.

Проходя по залу, жена Родриге остановилась у столика Баптисты.

— Чего ты там ищешь? — спросила она.

— Ответов, — признался Баптиста. — Признаюсь, я все больше и больше недоумеваю.

— Из-за чего?

— Послушай, Ана, моя умная красавица. Если ты войдешь в кухню, готовясь стряпать вкусное блюдо из бычьих хвостов, и увидишь, что на плите тушится баранья шея, ты не удивишься?

— Я бы задумалась, кто из этих ленивых олухов заходил в кухню, — ответила она. — Да, удивлюсь.

— Так вот, любовь моя, — негромко сказал Баптиста, — в моей кухне кто-то повозился. Я бы хотел знать, кто.

— Никаких ответов не нашел?

— Пока что нет, — ответил он. — Только возникло еще несколько вопросов.

— О чем? — спросила она и села напротив него, чем вызвала переполох среди своих посетителей. — Помимо бычьих хвостов и бараньей шеи.

— О покойнике возле собора.

— О том, которого убил священный Грааль? Считается, что случилось именно это.

Баптиста покачал головой.

— Грааль не может убить человека таким образом.

— А кто ты такой, — спросила Ана с прежней грубостью, — чтобы знать, может или нет? Священник?

— Кто, я? — ответил Баптиста. — Похож я на священника?

Она откинулась назад и оценивающе оглядела его.

— Не все священники выглядят одинаково, — сказала она и засмеялась. — Я повидала здесь многих священников.

— Скажем так, что, не будучи священником, я знаю, что если он держал чашу в руках, она бы его не убила. И я знаю, что в руках он ее не держал.

— Откуда знаешь?

— Я обычный человек, сеньора, но смогу распознать разницу между морковью и гранатом, хотя они оба красные, — Баптиста доверительно подался вперед. — Тут просто здравый смысл. Что мог делать этот человек с таким священным сосудом?

— Тогда чего ты беспокоишься?

— Беспокоюсь? — спросил он. — Да, пожалуй.

Он пристально посмотрел ей в лицо и положил ладонь на ее руку, словно удерживая ее.

— Ана, ты странная женщина.

— Не более странная, чем большинство, — ответила она, не убирая руки.

— Откуда у меня такое сильное желание сказать тебе, в чем дело — что меня беспокоит? Помогла бы ты мне, если б я попросил?

— Наверное, — ответила Ана. Задумалась на несколько секунд. — Да, помогла бы.

Баптиста встал и поманил ее.

— Хочу показать тебе кое-что — пошли ко мне в спальню.

— Оно там? — саркастически спросила она. — Интересно, что это может быть?

— Господи, Ана, я совершенно серьезно.

— Если я оставлю этот сброд больше, чем на минуту, они меня дочиста ограбят, — сказала жена Родриге.

— Клянусь, это не займет больше минуты, — сказал Баптиста.

Глава восьмая

Среда, 4 июня

Следующее утро выдалось солнечным, ясным, с редкими высокими облачками, лениво плывущими по небу. К тому времени, когда колокола собора зазвонили к заутрене, тучки исчезли и солнце слепило глаза. Едва Исаак и Юсуф вошли в еврейский квартал, возвращаясь из дворца епископа, их остановил молодой человек, немногим старше тринадцатилетнего Юсуфа.

— Сеньор Исаак, — сказал он, тяжело дыша, — я разыскивал вас. Прошу, будьте добры, пойдемте к моему хозяину. Боюсь, он болен, очень болен.

— Это юный Ави, так ведь? — спросил Исаак. — Который служит Шальтиелю?

— И набирается у его ног великой мудрости, сеньор Исаак.

— Конечно же, мы придем. Немедленно.

Исаак направился к дому философа, известного в еврейском квартале и на много миль за его пределами своей великой ученостью и пониманием тайн Каббалы. Он ускорил шаг.

— Юсуф может сбегать домой за моими скромными лекарствами, которые, возможно, потребуются твоему хозяину.

— Бегу, господин, — сказал Юсуф.

Исаак несколько удивился, когда мальчик повел его не в спальню философа, а в кабинет.

— Сеньор Исаак, — сказал Шальтисль. — Благодарю, что пришли навестить меня.

— Я пошел к вам, как только услышал, что вы больны, сеньор, — сказал Исаак. — Но в таком случае вам нужно лежать в постели, отдыхать.

— Предпочитаю встретиться с вами здесь, — ответил каббалист. — Нам нужно обсудить кое-какие дела.

— Вот как? Разговор с вами всегда просвещает ум, сеньор Шальтиель. Хотя, послав за мной таким образом, вы напугали своего ученика Ави, он, кажется, счел, что вы находитесь в когтях смерти, — заметил Исаак. — Но вы не похожи на умирающего.

— Я болен, сеньор Исаак. Легкое несварение и небольшой жар. Я бы не подумал беспокоить вас из-за такого пустяка, но это дало мне удобный повод и увидеться с вами, и расшевелить юного Ави: он зачастую витает в облаках. Хоть я и твержу ему, что величайшие умы должны быть постоянно загружены монотонным учением и весьма усердной работой. Но он хороший парнишка.

Шальтиель сделал паузу.

— Я отвлекся от темы. Прошу вас, Исаак, присаживайтесь. Стул рядом с вами.

Юсуф придвинул своему учителю стул, и Исаак сел.

— Обследовать вас, сеньор Шальтиель?

— Не сейчас, Исаак. С этим можно повременить.

Он побарабанил пальцами по столу, а потом, уже другим голосом, более громким и уверенным, заговорил:

— Я не вижу ничего дурного в том, что вы посвящаете так много времени лечению епископа. Я думал об этом и решил, что тут нет ничего дурного.

— Благодарю, сеньор Шальтиель, — учтиво сказал Исаак.

— Однако меня очень беспокоит, что вы помогаете ему в поисках идолопоклоннического символа — этого орудия зла — которым он хочет украсить свой храм.

— Я не делал этого, сеньор Шальтиель, — сказал врач.

— Пожалуйста, позвольте мне высказаться, а потом можете отвечать.

— Конечно.

— Кроме того, сеньор Исаак, вы втащили в это болото свою простодушную семью, в том числе и Юсуфа.

— С чего вы взяли? — спросил Исаак. — Это неправда.

— Мне сказали, что ваша дочь Ракель и ваша жена помогают вам, как и ваш ученик. Этим вы подвергаете их и нас серьезной опасности. Говорят, из-за этого предмета в городе пробудилась сильная ярость. Связь вашей семьи с ним означают, что эта ярость вполне может обратиться против нашей общины и привести к ужасным последствиям. Если уж не можете держаться в стороне от ложного бога, то старайтесь уничтожить его, а не спасти от забвения.

Исаак сделал пять глубоких вдохов, чтобы подавить нарастающий гнев. Через несколько секунд он перестал гневаться на человека, у которого на каждую минуту слушания праздной болтовни приходится десять часов размышлений на пути к мудрости, и гнев его обратился против тех, кто исказил действительность и наполнил слух ученого ложью. Исаак не отвечал, пока не почувствовал, что сможет сдержаться.

— Сеньор Шальтиель, — заговорил врач, — я не сомневаюсь в вашей учености. Вы росли под руководством великих учителей, кое-кто из них учился вместе с самим Нахманидесом. Я не сомневаюсь в вашей мудрости, но прошу подумать, верны ли ваши сведения.

— Если что-то в данном вопросе может быть сказано в вашу пользу, сеньор Исаак, — произнес ученый холодным голосом, в котором звучало сомнение, — буду рад это услышать.

— Позвольте мне сказать, что, на мой взгляд, я делаю, и если вы обнаружите в этом зло, я выслушаю вас и…

— И прекратите?

— И подумаю, — ответил Исаак.

— Вы всегда были упрямы. Но я готов выслушать вас.

— Один человек — из числа моих пациентов — был убит.

— Все говорят, чарами и волшебством, — сказал ученый.

— Нет, сеньор Шальтиель. Кинжалом в сердце. Тут нет никакого волшебства. При этом у него была похищена крупная сумма в золотых монетах, треть которой принадлежит человеку, обладающему высокой репутацией и большим авторитетом в нашей общине.

— Дорога к мудрости не выложена золотом.

— Да, сеньор. Согласен. Но Аструх де Местр использует свое золото и для помощи бедным. Будет печально, если он не сможет больше этого делать. Дурное последствие дурного поступка, — Исаак сделал паузу. — Вы наверняка скажете мне, что бедным помогают и другие, и я признаю, что вы правы.

— Вы верно читаете мои мысли, сеньор Исаак.

— Что еще более важно, я стараюсь предотвратить самое дурное последствие этого поступка. Слухи о смерти Гвалтера разбудили неистовство страха и алчности, прикрываемых верой, которое может вызвать большую беду. Кто-то должен найти человека, который совершил убийство лично или подослал убийц, и золото, ради которого совершено это преступление. Кто-то должен показать испуганным толпам, что здесь действовала не волшебная сила, а человек. И что тут не божественное или дьявольское возмездие, а обычная алчность.

— Полагаете, вы сможете это сделать?

— Вы сомневаетесь в способности слепого найти убийцу?

— В этом я не сомневаюсь, Исаак. Все знают, что вы можете найти путь там, где зрячий не сможет. Меня беспокоит не физическая, а духовная ваша слепота. Вы слишком упрямы и не видите опасности вокруг, идя с полной уверенностью по лабиринту.

— Я вижу опасность, Шальтиель, — сказал Исаак. — Но иногда она кажется мне не достаточно важной, чтобы обращать на нее внимание.

— Будьте осторожны, Исаак. Те, кто грешит, должны нести кару за свои прегрешения.

Исаак медленно шел от дома философа, беспокойно хмурясь.


— Исаак, друг мой, — сказал Аструх, — я снова в вашем доме, чтобы поделиться своими тревогами. Не будь утрата всего этого золота уже достаточной неприятностью…

— Неприятностью? — переспросил Исаак.

— Я стараюсь убедить себя, что это лишь неприятность — со мной и моей семьей могло случиться много гораздо более плохого.

— Совершенно верно, — сказал Исаак. — И это похвальная точка зрения.

— Но теперь, — заговорил снова Аструх, — произошло нечто худшее. Юный Марти явился ко мне обсудить долг, о котором я вам рассказал. Принес два мараведи, чтобы начать выплату той суммы, которую одолжил у меня его отец. Исаак, не будь это так душераздирающе, я бы рассмеялся. При таком уровне выплаты наши внуки — мои, ваши и даже юного Марти — успеют умереть до погашения долга. Он сказал — это все, что у него есть. Я поверил ему, Исаак. И верю до сих пор. Я взял одну монету и вернул другую, сказав, что намерен возместить свою утрату, когда золото будет обнаружено и возвращено, не раньше. А теперь — несколько человек сказали мне об этом — он говорит всем в городе, кто готов его слушать, что это я убил его отца.

— Собственноручно? — спросил изумленный Исаак.

— Считает ли он, будто я совершил убийство сам или подослал убийц, этого я не знаю. Но это нелепо. Фантастично.

— И притом очень опасно, — сказал Исаак. — Я знаю молодого человека, который знаком с юным сеньором Марти. Поговорю с ним об этом деле.

— Даже будь я кровожадным — хотя, видит Бог, я не такой, Исаак — с какой стати мне совершать такую нелепость? Ссудить человеку пять тысяч золотых монет, а затем через несколько дней убить его, чтобы забрать их?

— Ради других десяти тысяч монет, Аструх. Ради остальных денег. Вот почему это очень опасный слух.

— Знаю, Исаак. И знаю, что это дело будет рассматриваться в христианском суде. Поэтому и пришел в ужас.


В то время как Исаак с Аструхом обсуждали в саду проблемы, вызванные смертью Гвалтера, Беренгер надевал самую простую черную рясу для встречи со своими канониками.

— Ваше Преосвященство, — сказал Бернат, — вам не следует подниматься с постели. Врач сказал, что завтра, если все будет хорошо, вы можете подняться и походить по дворцу, только не утомляясь. Это не значит созывать каноников для заседания, которое обещает быть нелегким.

— Если сеньор Исаак хочет, чтобы я провел в постели еще день, он знает — нужно сказать, что я обречен проваляться в ней еще неделю, — ответил Беренгер. — Я хорошо себя чувствую, очень устал от лежания, и мне нужно поговорить с канониками.

— Придут не все.

— Тем хуже для тех, кто не придет. Их голоса не будут услышаны. Пошли, — сказал епископ, — позаботься о том, чтобы писец был там и его перо было хорошо очинено.


— Я вас долго не задержу, — сказал Беренгер собравшимся. — Мне нужно сказать только одно. Никто из повинующихся мне не должен говорить о священном Граале. Даже между собой. Те, кто хочет высказаться на эту тему, могут сделать это сейчас.

— Но почему, Ваше Преосвященство? — спросил один из молодых каноников.

— Эта история уже возбудила слишком много страха — и алчности — чтобы допускать дальнейшее разрастание слухов, — ответил епископ.

— Как же нам быть, когда нас спросят о ней? Сейчас эта тема у всех на устах, — сказал Пере Виталис.

— Гвалтер взял с собой большую сумму денег, чтобы купить серебряную посуду редкого, изысканного мастерства, — ответил Берангар. — На него напали грабители и убили.

— Звучит не особенно убедительно, — послышался неуверенный голос.

— Если часто повторять, будет убедительно. Или слишком скучно, чтобы продолжать интересовать.

— Ваше Преосвященство, я возражаю.

На громкий, внезапно прозвучавший голос все, кроме Беренгера, повернули головы.

— Я хочу заявить, что против ваших попыток замолчать этот вопрос.

— Да, отец Рамон? — произнес Беренгер, глядя на своего возмущенного каноника. — Почему?

— Для секретности уже слишком поздно, — ответил тот. — Это одна причина. Все в городе знают, что Грааль здесь, и, отрицая это, мы лишь будем глупо выглядеть.

— А у вас есть и другая причина? — спросил Беренгер. — Потому что я не знаю — и не верю, — что Грааль находится здесь.

— Другая? Да. Его местонахождение в Жироне может значительно содействовать возрастанию репутации и значительности этого собора, что в свою очередь прибавит славы церкви повсюду.

— Орта, если это действительно священный сосуд, то нам бы пришлось иметь дело с похищенным, — заговорил Беренгер. — И с грабителем, который завладел этой вещью. В таком случае эта история навлечет позор на всех нас. Я не допущу этого. Не говорите на эту тему больше ни с кем.


Заседание закончилось ожесточенным спором, вызванным замечанием Рамона де Орта. Беренгер в гневе вышел из комнаты, но едва они оказались за пределами слышимости, Бернат сказал:

— Ваше Преосвященство, я думаю, он прав. Уже поздно делать вид, что ничего не случилось.

— Неужели весь мир сошел с ума? — вопросил епископ. — Неужели вы не понимаете, чему дадите волю, если мы не прекратим эту болтовню? Подумайте, друг мой, — сказал он, крепко стиснув плечо Берната.

— Я согласен с отцом Бернатом, — сказал Франсеск. — Нужно было заглушить эту тему, сразу как она возникла, но мы тогда еще не поняли необходимость этого. Теперь уже слишком поздно. Я совершенно уверен, что врач тоже старается выяснить, кто или что стоит за всем этим. Он боится, что в городе вырвется на волю еще большая сила.

— Как он может так говорить? — спросил Беренгер, ни к кому не обращаясь. — Поистине я окружен глупцами и сумасшедшими.

Глава девятая

До того как город пробудился от послеобеденной спячки, Исаак прекратил размышления в саду и пошел за дочерью.

— Ракель, — произнес он негромко перед дверью ее спальни, — нам нужно нанести визит-другой.

— К кому, папа? — спросила она, открывая дверь. — Я не слышала, чтобы кто-то вызывал нас.

Ей было досадно, что отец мог сидеть где угодно в доме и, прислушиваясь, точно знать, кто что делает, а она, зрячая, носилась туда-сюда и, как будто бы, упускала очень многое.

— Я получил сообщение еще утром, когда ты была у сеньоры Дольсы. Как чувствует себя наша соседка?

— Ей гораздо лучше, папа, — ответила Ракель, взяла вуаль и поспешно вышла в коридор. — По-моему, она почти здорова. Но зайди к ней, чтобы убедиться, — добавила она.

— По-твоему, ее болезнь проходит? — спросил Исаак, когда они спускались по лестнице.

— Да, папа. Я уверена в этом — почти уверена.

— Ракель, когда ты начала сомневаться в себе? — спросил отец. — На тебя это не похоже.

— Папа, я не сомневаюсь в себе. Но сеньора Дольса — добрый друг семьи, и случись что с ней, я буду…

— Будешь страдать. И Даниель будет страдать, и мой добрый друг Эфраим. Все верно. Теперь бери корзинку, не думай больше об этом, и пошли.

Ракель откинула с лица вуаль, взяла в кабинете корзинку и пошла к воротам.


— Папа, куда мы идем? — спросила она.

Исаак не отвечал, пока они не подошли к открытым воротам еврейского квартала и не вышли в город.

— В Сан-Фелиу, — сказал он. — Повидать твоих сестру и зятя. Николау остановил Юсуфа на обратном пути из дворца, куда тот относил лекарства, и передал с ним сообщение.

— Понимаю, — сказала Ракель.

Хотя ее мать знала, что они с Исааком посещают старшую, самую любимую дочь, Ревекку, говорить об этом она не хотела. Когда Ревекка покинула свою семью и свой народ, выйдя замуж за христианина, ее неповиновение и уход вызвали у Юдифи такую боль и гнев, что теперь она ощущала их так же остро, как и четыре года назад. Они не проходили, и когда соседки утешающе говорили ей, что такое случалось и в других семьях, и когда муж указывал, что она вышла за трудолюбивого, образованного, честного человека. Ракель и ее отец не упоминали о Ревекке, хотя она жила в десяти минутах ходьбы, за городом, в тени высокой северной стены.

Визит их был рассчитан так, чтобы застать Николау, когда он пообедает, но не уйдет на работу в епархию. Маленький Карлос, их сын, спал, Ревекка принесла прохладительные напитки в уютно затененный, маленький двор их дома.

— Надеюсь, я не особенно злоупотребил вашей добротой, папа Исаак, — сказал Николау, — попросив вас прийти к нам, но я не видел другого способа разобраться с этой ситуацией.

— А с какой ситуацией мы разбираемся? — спросил Исаак. — Думаю, нам нужно о многом поговорить, и если б ты не пригласил меня, я бы все равно пришел сюда по другому делу — в котором мне нужна твоя помощь. Но сперва скажи, о чем ты хотел говорить со мной?

— О Марти Гутьерресе, — ответил Николау. — Вы наверняка слышали о смерти его отца.

— Николау, — сказала его жена, — папа был возле дворца епископа, когда его тело обнаружили.

— Да-да, — сказал Николау. — Как я мог об этом забыть? Но тут возникли сложности, папа Исаак. Кажется, отец Марти был должен деньги Аструху де Местру.

И Николау на свой педантичный манер рассказал тестю всю историю о гневе и подозрениях Марти.

— Аструх разговаривал со мной, — сказал Исаак, — так что я слышал об этом многое, хотя и не в таком полном виде. Признаться, я нахожу это тревожным, и уверяю, что Аструх сейчас пребывает в беспокойстве. Быть обвиненным в убийстве христианина и предстать перед христианским судом — дело нешуточное.

— Конечно, — сказал Николау. — И поскольку мне кажется, что Марти строит свои обвинения на очень слабом основании, я рассердился на него и сказал, что он несправедлив, поступает злонамеренно и что убийца его отца уйдет от возмездия из-за его диких бредней. Тогда он был пьян, и я подумал, что он едва меня слышит, но сегодня утром я увидел его снова. У отцовской могилы.

Николау умолк.

— И что? — спросил Исаак. — Он изменил свои взгляды?

— Было ясно, что Марти страдает от горя и угрызений совести, потому что они часто ссорились с отцом, — ответил Николау. — Но его гнев превосходил все остальные чувства. Когда тело отца погребли, он поклялся в вечной мести убийцам Гвалтера.

— Во всеуслышание? — спросил Исаак.

— Да. Мать была так огорчена этим его заявлением, что я увел его, не дав ему продолжать. Он сказал мне, что по-прежнему считает возможным, что его отца убил Аструх, но есть и другие, которые могли это сделать, возможно, с большей готовностью. Потом сказал, что чем жить в нищете, он лучше умрет за дело справедливости.

Николау взял свою нетронутую чашу с вином и осушил ее.

— Я беспокоюсь и за него, и за сеньора Аструха. И не знаю, что делать.

— Возможно, Марти послушает епископа, — сказал Исаак.

— Возможно, — сказал Николау. — Но маловероятно. Всегда было трудно заставить его прислушаться к доброму совету, пока не становилось слишком поздно.


Баптиста откинул кожаную завесу, отделявшую кухню Родриге от зала.

— Ана, — сказал он. — Нам нужно поговорить.

Она подняла взгляд от кастрюли с супом.

— Сядь. Сейчас принесу вина.

Закончив свое дело, она дала указания мальчику-слуге и принесла к столу две чаши и кувшин с вином. Села напротив торговца, разлила по чашам вино и подняла глаза.

— Кое-что произошло, любимая, — прошептал он. — Мне оставаться в городе небезопасно.

Матушка Родриге захлопала глазами и отпила глоток вина.

— Когда уходишь? — спросила она стоически.

— Нужно уйти до рассвета. Мне очень жаль, — добавил он и положил ладонь на ее руку. — Я буду скучать по тебе.

— Ничего не поделаешь, — сказала она. — Я буду скучать по тебе еще больше, сам прекрасно знаешь. Встану пораньше, приготовлю тебе завтрак перед уходом.

— Не беспокойся, — сказал Баптиста. — Я уйду тихо, никого не разбудив.

Поднял глаза, он увидел застывшее выражение ее лица и покачал головой.

— Зачем только я сказал это? Буду благодарен, если приготовишь. И вот, — добавил он, придвинув ей наполненный монетами кошелек. — Это покроет мой счет и, может быть, останется на новое платье. Возьми, пожалуйста.

— Не нужно, — сказала она безжизненным голосом.

— Нужно, — ответил он. — Будь такая возможность, я бы взял тебя с собой, умная Ана.

Он встал.

— Увидимся позже.

Галантно поклонился и вышел из таверны.


Ракель взглянула на пациентку и удовлетворенно кивнула.

— Думаю, сеньора Дольса, завтра вы сможете встать.

— Завтра, — сказала жена перчаточника. — Моя дорогая Ракель, если я проведу еще минуту в этой постели, то с ума сойду от скуки. Я осталась в ней только потому, что Даниель просил меня следовать твоим указаниям. Но едва ты выйдешь из этой комнаты, я позвоню горничной, потребую платье и спущусь во двор.

— Но пошлете за мной, если почувствуете себя хуже? — обеспокоенно спросила девушка.

— Если тебе станет от этого легче, пошлю. Обещаю. Непременно, если покажется, что мне хуже. И благодарю тебя от всего сердца за твою заботу. Выходя, можешь позвонить горничной.

Ракель дернула за шнурок возле кровати сеньоры Дольсы и вышла. На повороте лестницы она ахнула от неожиданности и остановилась. Путь ей был прегражден.

— Даниель, — сказала она, придя в волнение и покраснев. — Я только что оставила твою тетю. Ей как будто гораздо лучше. Она собирается встать.

— Хорошо, — ответил он. — Она бы с удовольствием полежала еще день-другой, но сейчас она слегка раздражена.

Он улыбнулся.

— Я шел к ней в комнату попросить тебя спуститься во двор, немного посидеть. Если у тебя нет других визитов.

— Нет, — сказала она. — Папа взял с собой Юсуфа к епископу. Как и твоя тетя, он чувствует себя гораздо лучше и становится несговорчивым.

Стол во дворе был уставлен всевозможными деликатесами. Даниель налил для Ракели чашку холодного мятного отвара и понес к скамье в тени. Обычно суетливый дом казался покинутым, и Ракель огляделась в поисках каких-нибудь признаков жизни.

— Через минуту тетя спустится к нам, — сказал Даниель, угадав ее мысли. — Служанки носятся собирают для нее подушки и шали. Она будет недовольна, — добавил он. — Но их не унять.

— Она так редко болеет, — сказала Ракель, — что все беспокоятся, когда это случается.

Тут появилась сеньора Дольса в окружении суетливых служанок. С беспомощным жестом она улыбнулась Даниелю и Ракели и позволила служанкам ухаживать за собой.

— Они пытаются удержать меня в постели, — пожаловалась сеньора Дольса, — чтобы вести дом так, как им нравится, но я предупредила их, что у них есть время до завтрашнего утра, а потом мы вернемся к обычным порядкам.

Она оглянулась.

— Эсфирь, — сказала она своей горничной, — я хочу сесть там, — и указала на дальний от Даииеля и Ракели угол. — Там тише, спокойнее.

И, вновь устроив большую суматоху, служанки перетащили ее кресло, подушки, шали, еду и питье в другую часть двора.

— Она мстит им за всю воркотню, которую ей пришлось выносить в последние несколько дней, — сказал Даниель.

— Прошу прощенья. — сказала Ракель. — Даниель, извини. Я думала о другом и не слышала, что ты сказал. Папа беспокоится, очень беспокоится из-за того, о чем все толкуют последние дни — он отправился поговорить об этом с епископом, но помощи от епископа мало. У него свои заботы в связи с этим, и ему не особенно нравится то, что хочет сделать папа.

— Ракель, — спросил Даниель, — о чем ты?

— О сеньоре Аструхе, — ответила девушка. — Не слышал?

— Чего не слышал?

— О Марти Гутьерресе и Аструхе де Местре.

— А что там у них? Я и понятия не имел, что они знают друг друга, — сказал молодой человек.

— Даниель, — произнесла в раздражении Ракель. — Думаю, ты проводишь слишком много времени в мастерской. Ты, наверное, единственный человек в городе, который не слышал отвратительных слухов, которые Марти Гутьеррес распространяет об Аструхе.

— Я слышал, наследник Гвалтера думает, будто Аструх подослал убийц к его отцу, но это такая несусветная чушь, что вряд ли кто ей поверит.

— Многие верят, — сказала Ракель. — Все из-за денег, — добавила она и стала рассказывать то, что знала.

— И Марти утверждает, что Аструх убил его отца? — сказал Даниель. — Я не могу в это поверить. И никто не поверит. Менее вероятного убийцы не существует во всем королевстве. Как может Марти считать так?

— Как я слышала, — заговорила Ракель, — это из-за одного замечания сеньора Аструха. Он сказал Марти, что пусть не беспокоится о выплате долга, потому что он получит деньги с тех, кто взял их. А Марти подумал, что сеньор Аструх знает людей, которые унесли золото, и поэтому решил, что тот — соучастник убийства и похищения денег.

— Тут должно быть еще что-то, — сказал Даниель. — Это бессмысленно. Никто не мог бы подумать…

— Николау говорит, Марти слишком поспешен в суждениях и очень упрям, — сказала Ракель.

— Я поговорю с ним, — пообещал Даниель.

— Ты его знаешь?

— Знаю, конечно. Я не только сшил ему перчатки, которыми он очень дорожит, но еще мы покупали много кожи у них со склада. Они привозят очень тонкую телячью кожу, из которой получаются прекрасные перчатки для верховой езды. С ним приятно разговаривать, мы не раз вели беседы.

Даниель умолк и задумался.

— Боюсь, эта будет не особенно приятной.

— Даниель, я не уверена, что тебе следует это делать, — сказала Ракель.

— А я уверен, — решительно ответил он.


Короткая летняя ночь окончательно вступила в свои права. Над горами только что пошедшая на ущерб луна изредка проглядывала из-за несущихся облаков. Когда Баптиста подошел к воротам сеньора Висенса, город то погружался во тьму, нарушаемую лишь мерцающими факелами и тусклыми фонарями прохожих, то ярко освещался зеленовато-белым светом луны.

Привратник впустил его и проводил до лестницы, ведущей в жилую часть дома. Баптиста поднялся в просторную гостиную, где при свете четырех свечей в подсвечнике сеньор Висенс просматривал цифры, а его жена и дочь спорили о цветах своих вышивок по шелку.

Висенс поднял голову и тут же встал.

— Прошу прощенья, мои дорогие, — сказал он с полной невозмутимостью, — этот сеньор пришел поговорить со мной по важному делу. Извините.

Висенс подошел к двери, перемолвился несколькими словами с привратником и движением подбородка велел сеньоре Алисии уйти. Та вышла, прошуршав великолепным шелком и предоставив дочери собирать работу и нести вслед за ней.

— Добрый вечер, сеньор Висенс, — сказал Баптиста, нисколько не смущенный переполохом, который вызвало его появление.

— Почему вы здесь, приятель? — спросил Висенс. — Мы ведь договаривались не встречаться так открыто.

— Вряд ли это можно назвать открыто, — спокойно ответил Баптиста. — На дороге за вашими воротами совершенно темно. Привратнику и родным вы можете объяснить мое появление, как угодно. Думаю, вы умеете говорить убедительно, когда это в ваших интересах, — добавил он с лукавой улыбкой.

— Ладно, — нехотя сказал Висенс, снова опускаясь своей грузной тушей в кресло. — Но если вы будете приходить сюда слишком часто, об этом узнает весь мир. Чужие дела — пища для сплетен. Да сядьте вы, ради бога. Ставни не закрыты.

— Одну минутку, — сказал Баптиста, подходя к полке, на которой лежало несколько серебряных блюд. — Говоря по правде, сеньор Висенс, я очень обеспокоен тем, что происходит в городе, — добавил он, взяв одно из блюд и разглядывая его с большим интересом. — Пожалуй, я кончу здесь дела и отправлюсь куда-нибудь еще. Здешний климат вряд ли полезен моему здоровью.

— Но вы… это означает, что вы не продадите…

— Я, как и вы, торговец. И всегда продаю предназначенные к продаже товары, но если не могу сделать это быстро, предпочитаю двигаться дальше.

И, словно подчеркивая смысл сказанного, положил серебряное блюдо и повернулся к Висенсу.

— Я возьму ваш товар сейчас, чтобы он не уходил в другой город, — сказал Висенс. — Он должен остаться в Жироне. Чаша у вас при себе?

— Нет, конечно, — ответил Баптиста. — Я не такой дурак. Не хочу составлять компанию трупу возле собора. И не желаю нарушать данное другим обещание, лишая их возможности сделать покупку, — ханжески заявил он, широко раскрыв карие глаза с видом оскорбленной невинности. — Скажите, сколько вы готовы заплатить золотом сегодня ночью, и если больше никто не предложит столько, мы отправимся вместе туда, где чаша надежно спрятана — и она ваша. Если боитесь, можете взять с собой сильного охранника.

— Будет ли у меня возможность снова предложить цену после других? — спросил Висенс.

— У меня нет времени, — ответил Баптиста. — Я хочу отвести нового владельца туда, где спрятана чаша, когда начнет светать, и покинуть город. Сколько вы предлагаете?

Висенс подошел к двери, открыл ее и выглянул. Возвратясь к Баптисте, прошептал:

— Восемь тысяч. Но чашу нужно принести мне сюда, в этот дом.


Затем этот энергичный торговец посетил дом Себастьяна. Его вновь проводили в гостиную. После некоторой задержки и суетливой беготни в глубине дома появился хозяин.

— Ну? — сказал Себастьян. — Что же вы мне предлагаете?

— Ничего нового, — ответил Баптиста, — кроме времени. Мне нужно знать ваш ответ сегодня ночью.

— Почему?

Баптиста повторил почти слово в слово то, что говорил Висенсу.

— Какую цену уже предложили? — спросил Себастьян.

Баптиста немного помолчал.

— Честно говоря, я сомневаюсь, что следует вам говорить.

— Почему? Если не смогу предложить больше, я так и скажу. Это сбережет нам обоим время и силы. Если уже предложенные суммы невысоки, то мою цену вполне сможет перебить следующий. Или я последний?

— Нет, — ответил Баптиста. — Есть еще один.

— Превосходно. Тогда скажите мне.

— Восемь тысяч.

— Золотом?

— Да.

— Слишком много, — сказал Себастьян. — Мне очень хочется приобрести ее, но я не могу пойти на такой риск, понимая, что чаша вполне может оказаться подложной. Но спасибо, что дали мне возможность поторговаться. Всего доброго. Я провожу вас.


Баптиста бесшумно вышел из ворот Себастьяна и свернул на ведущую к собору улицу. Она была погружена во тьму. Ему предстояло сделать еще один визит. Он осторожно шел вдоль стены, ловя малейший звук. Мимо него прошла группа людей с факелами и фонарями, они разговаривали и смеялись. Он прижался к стыку двух стен и стоял совершенно неподвижно, погрузившись в размышления. Сумма, которую предложил Висенс, намного превосходила его самые алчные расчеты. Может, следовало сразу согласиться, но он был по-своему честен в своей бесчестности. Он обещал дать возможность каждому предложить цену, и хотел сдержать обещание. Шумная группа людей скрылась в одном из домов, и улица снова стала тихой. Тучи поредели, время от времени из-за них выглядывала луна, освещая ему дорогу. Баптиста быстро шел на север, подавляя желание запеть.

Быстрым шагом, с легким сердцем он перешел площадь, направляясь к назначенному месту встречи. Небо прояснилось. Лунный свет заливал окрестности, освещая двух бродячих кошек. Послышался какой-то звук.

Баптиста остановился и прислушался. Казалось, по булыжнику легко шаркала кожа. Продолжая прислушиваться, он молниеносно выхватил нож. Услышав, как кто-то поскользнулся, потом негромко выругался, Баптиста успокоился. Где-то неподалеку некий достойный гражданин возвращался домой после попойки или загула. Но Баптиста подумал, что к нему это не имеет никакого отношения, спрятал нож и стал подниматься по склону холма к собору и дворцу епископа. Пусть другие спокойно наслаждаются летней ночью, так как ему сейчас сопутствует удача.

Это было его первой серьезной ошибкой в этот вечер.

Глава десятая

Четверг, 5 июня

Первым обнаружил тело нищий, истративший собранную милостыню на вино, а не на хлеб. Он улегся спать за собором, в темном углу с высокой, мягкой травой, укрывшись от света луны. По опыту он знал, что там его ничто не потревожит, кроме отбивающих часы колоколов.

На рассвете нищий открыл один глаз. Яркий свет нового дня причинил глазу острую боль, он снова закрыл его и, ворочаясь, проспал до заутрени. На сей раз он проснулся окончательно, порадовавшись, что ему удалось проспать так долго без особых помех. Однако его мучили пульсирующая головная боль и сильная жажда, он с трудом поднялся на ноги, чтобы поискать холодной воды, которая поможет унять то и другое.

Нищий потянулся, оправил одежду, широко раскрыл глаза и в ужасе завопил. Бревно, рядом с которым он лежал всю ночь, оказалось человеком с перерезанным горлом.


— Долго пролежал там этот человек? — спросил епископ.

— Когда я увидел его, — ответил капитан стражи, — тело было совершенно холодным. И окоченелым. Нищий, который спал рядом с ним до заутрени, принял его за бревно. Значит, труп уже был холодным, когда нищий улегся спать.

— Зачем было нищему искать бревно? — спросил Беренгер.

— В надежде скрыться от патрулей, Ваше Преосвященство. Прошлой ночью луна была очень яркой. Конечно, он беспокоился, что там, где он лежал, в темноте на него может кто-то наступить, — ответил капитан.

— Конечно. А мы знаем, кто этот убитый? — спросил епископ.

— Он называл себя торговцем, Ваше Преосвященство, — сказал капитан. — Пришел в город в мае и снял жилье в таверне Родриге.

— Значит, не особенно удачливый был торговец, — заметил епископ.

— Он, видимо, торговал вразнос, Ваше Преосвященство, хотя, пожалуй, успешнее, чем многие. Мне посоветовали расспросить о нем матушку Родриге. Очевидно, она хорошо знала его, если можно верить слухам.

— Тогда, капитан, я вас больше не задерживаю, — сказал Беренгер. — Продолжайте расследование обстоятельств убийства этого торговца. И помните, что мне очень не нравятся все эти убийства и волнения возле собора.

Капитан поклонился.

— Разумеется, Ваше Преосвященство, — негромко произнес он, с возмущением подумав, неужели епископ считает, что ему нравится, волнение, которое вызвали два окровавленных трупа возле собора. Однако его лицо оставалось, как всегда, бесстрастным и непроницаемым.


Юсуф вернулся с утреннего урока верховой езды и обнаружил во дворе одну Ракель, которая сидела за длинным столом, перед ней лежала толстая раскрытая книга.

— Поздно ты сегодня, — сказала она. — Папа уже ушел.

— Я был ему нужен? — спросил с беспокойством мальчик.

— Папа сказал, что нет. Он посещает соседей, отказался и от моей помощи. По-моему, никто из них не болен, — уверенно сказала девушка. — Им нужны самые свежие слухи.

— Корзинка была готова, — сказал Юсуф, с беспокойством оправдываясь. — Я уложил ее утром.

— Юсуф, перестань волноваться, — сказала Ракель. — Если б ему кто-то был нужен, то здесь была я.

— И знаешь ты больше, чем я, — сказал мальчик.

— Это великодушное признание с твоей стороны, Юсуф. В свою очередь я признаюсь, что ты знаешь нечто очень важное, чего я не знаю. Твой язык. Я его совершенно не понимаю. А надо бы. На нем написано много важных трактатов по медицине.

Девушка придвинула к нему толстую рукописную книгу в кожаном переплете.

— Как этот. Видишь? Это трактат о растениях и травах. Многие из них я узнаю по рисункам, но, возможно, здесь указаны способы их применения, о которых я не слышала. И здесь есть изображения растений, совершенно мне неизвестных.

— Я научу тебя своему языку и как читать на нем, — сказал Юсуф. — Тогда ты сможешь изучать эту книгу самостоятельно.

— Я хотела бы научиться разговорному языку, — сказала Ракель. — Для начала. И ты сможешь научить меня ему, если захочешь. Но пока ты сам можешь читать почти одни только буквы. Как тебе научить кого-то читать на своем языке?

— Такая книга поможет мне припомнить то, чему я учился, — сказал мальчик. — Как бы то ни было, я знаю больше тебя. Знаю обычные слова, и, возможно, здесь есть ученые, которые помогут нам с трудными словами.

— Есть, — неуверенно сказала Ракель. — Папа знает этот язык, только не может видеть букв.

Юсуф придвинул книгу к себе и уставился на страницу.

— Это слово, кажется, означает «урожай». Только я давно не читал на своем языке. Скоро ты выйдешь замуж за Даниеля? — задал вопрос безо всякой паузы. — Я спрашиваю только потому, что мне нужно многому научиться, прежде чем я смогу помогать своему учителю так же умело, как ты. И нужно научить тебя читать на моем языке.

— Замуж за Даниеля? — спросила девушка, покраснев. — Кто тебе это сказал?

— Да ведь любой дурак видит, что он влюблен в тебя, — ответил Юсуф. — И сеньора всегда старается подвести вас друг к другу, когда он бывает здесь. Ты влюблена в него?

Ракель странно посмотрела на мальчика.

— Это не твое… ну, я полагаю, это не твое дело, так ведь? И в данном случае ответ отрицательный. Я не влюблена в него.

— Почему? — спросил Юсуф. По выражению лица было ясно, что для него это очень серьезный вопрос. — Он красивый, так ведь?

— Пожалуй, — сказала Ракель. — Я не обращала внимания. Он слишком… ну, слишком обычный. Он мне как брат, — сказала она раздраженно. — Как я могу в него влюбиться?

— Он тебе нравится? Мне да, потому что он умный. И веселый.

— Нравится, конечно. Его общество приятно. Но я не назвала бы это любовью. Помнишь сеньору Исабель?

— Помню, конечно, — сказал Юсуф. — Это было всего год назад.

— Любовь даже больше того чувства, что сеньора Исабель испытывала к своему бедному рыцарю.

— А что она испытывала? — спросил Юсуф. — Я спрашиваю тебя только потому, что, думаю, мужчины ощущают это по-другому, а здесь, в Жироне, у меня нет сестер, чтобы спросить их.

— Видимо, да, — сказала Ракель. — Если то, что рассказывают, правда, Исабель говорила, что внутри у нее появлялось странное, болезненное ощущение — для меня тогда это звучало очень тревожно, но… но я не ощущаю ничего подобного, когда вижу Даниеля.

Она отбросила с лица волосы.

— Жарко сегодня.

— Но ты знала эти ощущения, — заметил Юсуф.

— Чертенок, — сказала Ракель. — Да, знала, только не здесь и не сейчас. И не говори об этом папе. Это его только встревожит, а тут нечего тревожиться. Все-таки, думаю, я когда-нибудь выйду за Даниеля, потому что нужно выходить замуж, а он здесь лучше многих. Тогда все будут счастливы, так ведь?

— А ты?

— Не знаю.


Утреннее солнце поднялось уже высоко, когда Даниель нашел убедительный предлог отправиться в город, не вызывая любопытства дяди. Изначально он собирался объяснить, что кому-то надо поговорить с Марти Гутьерресом по поводу его безответственных обвинений, и поскольку он знает его, то займется этим. Но теперь его тревожило беспокойство Ракели. Если она считала объяснение с Марти безрассудством, то дядя воспринял бы его как полное сумасшествие. Поэтому он счел за лучшее помалкивать об этом. Даниель вышел из лавки, сказав, что пойдет кое-что купить, и вызвавшись доставить несколько сообщений. Конечно, за покупками можно было отправить слугу, а сообщения не были срочными. Но дядя решил, что племяннику просто не сидится на месте, и отпустил его.

Даниель шел по людной улице, обдумывая, что именно сказать Марти. Старательно выстраивал доводы, как пешки на шахматной доске, готовясь дать отпор любому выпаду, каждому оправданию, какое тот мог выдвинуть в свою защиту.

Однако его тщательно спланированное объяснение началось скверно. Марти, с мутным взглядом, несколько бледный, сам подошел к воротам. Увидел, кто это, и, пересиливая похмелье, улыбнулся.

— Оле! Даниель, — сказал Марти. — Очень хорошо, что пришел. Входи, входи. Голова у меня горит, словно кузнечный горн, а во рту будто козел ночевал, но при виде тебя я взбодрился. Давай выпьем по чаше вина.

— Нет, спасибо, Марти, — ответил Даниель, свирепо глядя на него. — Пить ничего не буду. Я только хотел поговорить с тобой.

Если холодный тон и жесткий ответ не насторожили Марти Гутьерреса, то от него не укрылись вызывающая поза и враждебное выражение лица.

— Что случилось? — спросил он.

— Мне нужно поговорить с тобой по поводу Аструха де Местра, — ответил Даниель, начав разговор, как планировал.

— Он попросил тебя об этом?

В голосе Марти прозвучала язвительная нотка.

— Это неважно, — ответил Даниель с легким замешательством. Этого вопроса он не предвидел.

— Это важно. Я думал, Аструх де Местр способен сам постоять за себя.

— Ты порочил его доброе имя по всему городу, — заговорил Даниель заготовленными фразами. — Даже человеку, который вполне способен защищаться физически, нужны друзья, чтобы защитить его доброе имя.

— А ты считаешь себя его рыцарем и защитником? — усмехнулся Марти.

От гнева у Даниеля из головы вылетели все заготовленные речи.

— Ты обвиняешь его в убийстве безо всяких оснований, — произнес он дрожащим голосом.

— У меня есть основания, — ответил Марти с уверенным видом, который в данных обстоятельствах бесил Даниеля. — Достаточно веские.

Сел, развалясь, на скамью и поднял глаза на гостя.

— Хотел бы я знать, кто толкнул тебя на это? Кто отправил ко мне? Уверен, не Аструх.

— Меня никто не посылал.

— Хорошенькая дочь врача, так ведь? И ради нее ты обвиняешь друга в наговоре, да?

— Лжешь! — сказал Даниель, выведенный из себя явной подлостью этого удара.

— Повтори, и я познакомлю тебя с моим мечом! — выкрикнул, подскочив, Марти.

— Нападешь на безоружного? Дай мне меч, и я докажу, что ты лжешь, — загремел Даниель. — Трус!

— Ты зашел слишком далеко, — сказал Марти. — Ладно, получишь меч, много же будет тебе от него пользы.

Он оглядел двор, словно ожидая, что кто-то сунет меч ему в руку.

— Мечи! — крикнул он.

Ничего не последовало.

— Принесите мечи, ленивые обормоты! — закричал Марти, вскинув в отчаянии руки.

— Марти, — послышался резкий женский голос. — Что ты делаешь?

Вид молодого человека, пытающегося сотворить из воздуха два меча на глазах у матери, внушительной сеньоры Сибиллы, показался Даниелю комичным.

— Даже слуги не обращают на нас внимания, — сказал он с усмешкой.

Тут Марти бросился к Даниелю, который был старше, выше, сильнее, словно собираясь драться с ним голыми руками.

Но двор уже заполнялся слугами. Сеньора Сибилла направилась к сыну.

— Не успел твой отец упокоиться в могиле, как ты уже буянишь во дворе, будто пьяный негодник, — возмущенно напустилась она на него. — Ступай в дом. Отведите своего хозяина, — приказала она привратнику и конюху. — Немедленно. Даниель, прошу прощения за поведение моего сына. Он вне себя. Я должна извиниться перед тобой. Всего тебе доброго.

И, шурша шелком, она быстро пошла к двери дома.

За Даниелем лязгнули, закрываясь, ворота. За сеньорой и ее сыном захлопнулась дверь. И тут же среди слуг поднялся гомон пересудов. Вернулись привратник и конюх, которым не терпелось добавить к скудным фактам собственные домыслы. Через несколько минут оживленного разговора кухонный подручный побежал рассказать захватывающую историю работавшему неподалеку приятелю; то же самое сделал один из конюхов; служанка схватила корзинку с большей, чем обычно, поспешностью и отправилась прямиком на рынок.

Первым делом служанка пошла за рыбой. Хозяйка не просила рыбы — измученной горем и беспокойством, ей было все равно, что есть — но вести Бартоломеу обычно бывали столь же обильными и верными, как его рыба свежей и дорогой.

— Поздно ты сегодня, — заметил он. — Вся лучшая толстая рыба для жарки уже распродана. Но есть замечательные сардинки. Они возбудят аппетит твоей хозяйки — бедная женщина. И очень свежая макрель.

— Бартоломеу, нет ничего удивительного в том, что я опоздала. У нас сегодня была такая заварушка…

— Ерунда по сравнению с тем, что происходит здесь, — сказал продавец рыбы, понизив голос до шепота.

— Правда? — спросила служанка с легкой досадой, что минута ее славы омрачена. — Мой молодой хозяин был в такой ярости…

— Не слышала об убийстве?

— Каком? Моего хозяина? Из-за него и произошла ссора…

— Нет, это старая история. Я говорю об убийстве торговца, который остановился в таверне Родриге, — негромко сказал Бартоломеу, наполняя ее корзинку сардинами.

Служанка прикрыла рыбу льняной тряпицей и подалась вперед.

— Его убили? Когда?

— Ночью, — ответил рыботорговец. — Или рано утром.

— Каким образом? — спросила она, невольно заинтересовавшись.

— Перерезали горло и бросили тело возле собора, у самых святых стен.

— Кто же это его?

— Думаю, Родриге вышел из пьяного оцепенения и узнал то, что знали все остальные, — сказал Бартоломеу. — Если верить мальчишке-слуге, наш дружелюбный торговец нашел матушку Родриге особенно гостеприимной. Вполне естественно, что Родриге воспользовался возможностью отстоять свои права.

— Ничего подобного, — сказала Катерина, торговка конфетами. — Родриге все еще наивен — и глуп — как новорожденный младенец. Я слышала — имейте в виду, от надежного человека, из собора — что Баптиста взял в руки священный Грааль, когда поднялся с прелюбодейского ложа, оскверненный этим грехом и наверняка еще многими другими грехами — и что прикосновение к священной чаше означает смерть для всех, кроме самых непорочных людей.

— На его теле нашли чашу? — спросила служанка, широко раскрыв глаза от удивления.

— Нет, — ответила Катерина, зловеще покачивая головой. — Ни в каком виде.

— Как это понять? — спросила служанка.

— Говорят, этот священный сосуд может превращаться во что угодно, чтобы уберечься от прикосновения дурных людей, от продажи, от использования в кощунственных целях…

— Есть такие люди, которые стали бы использовать его для волшебства? — прошептала служанка в сильном волнении.

— Для какой угодно нечестивой цели, — заверила ее Катерина. — Понимаешь, Грааль может оказаться любой вещью на этом рынке, и если ты коснешься ее, не будучи совершенно чистой от греха, то умрешь.

Служанка в большой тревоге попятилась.

— Стало быть, он может быть одной из рыб Бартоломеу? — спросила она, глядя в корзинку так, словно та была готова наброситься на нее.

— Нет, глупая девчонка, — сердито ответила Катерина. — Он может превратиться в оловянное блюдо, железную кастрюлю, даже в деревянную чашу. Не станет он скрываться в виде того, что можно убить и съесть.

Пока они так разговаривали, несколько женщин и даже двое любопытных мужчин подошли к рыбной лавке. При каждом высказывании Катерины они зачарованно бормотали.

— Значит, любое блюдо на рынке может оказаться Граалем, готовым убить нас? — спросила крупная, краснолицая женщина, стоявшая за спиной служанки сеньоры Сибиллы.

— Как нам распознать его? — спросила другая.

— Прикоснись к нему, — сказал какой-то шутник, — и посмотришь, скоро ли упадешь замертво.

Трудно сказать, когда этот разговор превратился из захватывающих слухов в истеричное неистовство. Возможно, когда молодая и очень легковерная кухонная служанка, которую отправили на рынок за луком, неохотно оторвалась от этого интересного разговора и столкнулась с женщиной, продававшей фаянсовую и глиняную посуду.

— Прекрасное блюдо, — проворковала она, протягивая глиняное изделие. — Для твоей хозяйки или твоего приданого. Вот, потрогай — какое оно гладкое, как старательно сделано.

Маленькая служанка завопила в ужасе и выставила вперед руки для защиты. Блюдо упало на землю и разбилось на множество осколков.

— Опять на нас идет смерть! — пронзительно выкрикнула она. — Помоги мне, Матерь Божия!

Глава одиннадцатая

Все, кто услышал этот крик, устремились туда посмотреть, что происходит; увидев истерично вопящую служанку и разбитое блюдо на земле, каждый сделал для себя поспешный вывод и принял свои меры. Когда там появились двое епископских стражников, одни уже разбежались с рассказами о роке и гибели на устах, другие стояли и смотрели, как двое мужчин, опрокинув стол, разбивали глиняную посуду. Владелица лавки держалась за порезанный большой палец и громко выражала негодование.

Двое увлеченно бивших посуду пьяниц были арестованы; при этом большинство зрителей скрылось в толпе. Однако истерику, которая охватывала город, подавить было нелегко.

Капитан охранников епископа проехал верхом небольшое расстояние от конюшен собора до рынка вместе с сержантом и теперь спокойно глядел на кучки всхлипывающих женщин.

— Капитан, сейчас я могу с этим разобраться, — сказал сержант. — Потом будет сложнее. Многие уже скрылись, едва завидев нас.

Капитан с угрюмым видом покачал головой.

— Его Преосвященство требует, чтобы мы, по мере возможности, не касались этого. Сюда идут городские стражники. Дождись их, расскажи, что видел, только дружелюбно и по-товарищески. А я поеду к Его Преосвященству с докладом.

— И без дальнейших указаний, Ваше Преосвященство, мы почти ничего не можем сделать, — сказал капитан и поклонился.

— Благодарю, — сказал Беренгер. — Держите меня в курсе событий, капитан, но пока больше ничего не предпринимайте.

Епископ подождал, пока капитан выйдет, а потом обратился к своим секретарю и канонику.

— Что вы еще слышали?

— Слухи, Ваше Преосвященство, — ответил Франсеск. — И еще слухи. Любители поболтать сказали мне, что их распускает Рамон де Орта.

— Орта, — повторил епископ. — Вы уверены, что источник слухов он? И что это за слухи?

— Он ничего не говорил мне, Ваше Преосвященство, поэтому не могу сказать, исходят ли слухи от него. Но говорят, они распространяются, как огонь по сухой траве. Та сцена на рынке была лишь первой, вскоре, полагаю, будут и другие.

— Что распространяется, Франсеск?

— Прошу прощения, Ваше Преосвященство. Люди снова говорят, что найден священный Грааль. Что его нашли на теле убитого. И что приближаться к нему очень опасно, даже неумышленно, если только не обладаешь незапятнанной добродетелью.

— Что еще? — устало спросил епископ.

— И что благодаря своей священной, чудесной силе он может превращаться в любой предмет, Ваше Преосвященство. Поэтому даже если его коснуться невзначай, последствия могут быть самыми ужасными. Это сборище легковерных идиотов там…

— Их немало, — пробормотал Беренгер.

— Они впали в панику, подумав, что их могут убить глиняное блюдо или чаша.

Епископ с решительным видом распрямился.

— Нужно выяснить, действительно ли эти слухи распространяет Орта. И если да, то с какой целью. Почему он хочет напугать людей?

— Возможно, думает, что это предотвратит попытки похищения священных сосудов из ризницы, Ваше Преосвященство, — неуверенно ответил Бернат. — Кое-кто может подумать, что Грааль находится там.

— Нет, если им сказали, что он может принять вид деревянной чаши, — сказал Беренгер. Покачал головой. — Я слишком устал и не могу сейчас заниматься безумием мира. Можете идти, но будьте добры передать Орте, что я хочу поговорить с ним.

— Сейчас, Ваше Преосвященство? — спросил Бернат.

— Нет. Сейчас я буду отдыхать. Приму его во время обедни здесь, в своем кабинете.

— Послать за врачом, Ваше Преосвященство? — встревоженно спросил Бернат.

— Нет, — ответил Беренгер. — Он такой же, как вы все. Убежден, что знает, что мне следует делать. Мне нужно одиночество, чтобы найти наилучшее решение этой проблемы.

Епископ поднялся и направился к своей спальне. Дойдя до маленькой двери, ведущей в нее, обернулся.

— Да. Сообщите ему, пусть приходит после ухода Орты.

И скрылся в спальне, оставив секретаря и каноника глядящими друг на друга.

— Я не думал, что он отнесется к этому происшествию таким образом, — дипломатично сказал Бернат.

— Боюсь, это может оказаться серьезной ошибкой, — сказал Франсеск. — Увидим.

— Его Преосвященство зачастую располагает сведениями, которыми не делится с нами, — сказал Бернат, более молодой и оптимистичный, чем его коллега. — Если так, возможно, он придерживается самого разумного поведения.

— Возможно.


Рамон де Орта был пунктуален с точностью до минуты. Как только первый удар призывающего к обедне колокола сотряс воздух, его проводили в кабинет Беренгера.

Бледный, с несколько усталым видом епископ ждал его, сидя за столом.

— Отец Рамон, — сказал он, — простите меня за этот столь властный вызов, но я хотел обсудить с вами некоторые очень важные для епархии дела.

Рамон де Орта, который не ожидал, что епископ будет выглядеть таким усталым, с недоверчивостью воспринял мягкий, умиротворенный тон Беренгера. Сел в предложенное кресло и сощурил глаза, готовясь к битве.

— Буду рад оказать вам любую помощь, какую смогу, Ваше Преосвященство, — смиренно сказал он.

Епископ откинулся назад и попытался непредвзято оценить каноника. «Что за человек Орта? — подумал он. — Честолюбивый, проницательный, умный, нетерпеливый. Возможно, больше всех остальных жаждущий власти и, определенно, наиболее сведущий».

— Отец Рамон, город сегодня полнится слухами, — сказал он. — Странными слухами. И самые странные имеют отношение к вам.

— Ко мне, Ваше Преосвященство? — переспросил Орта. — Я поражен. Разумеется, тот, кого они касаются, обычно узнает последним.

— Так говорят, — сказал Беренгер.

— Можно спросить Ваше Преосвященство, что это за слухи?

— Кажется, самый упорный, что эти выдумки — которые распространяются на рынке, на хлебной, шерстяной биржах и в судах — вышли из ваших уст, отец Рамон. Вы их автор?

— Неужели так говорят, Ваше Преосвященство? — спросил Орта. Он сидел в кресле расслабленно и вместе с тем прямо, представляя собой воплощение совершенно невинного человека. — Как удивительно.

— В вашем голосе не слышится удивления, отец Рамон.

Рамон де Орта покачал головой.

— Ваше Преосвященство знает, что это за выдумки?

— Знаю. Что священный Грааль находится в городе. Что его нашли на теле торговца Баптисты. Что приближение к нему грозит смертью и что он может принимать любые формы.

— Это не совсем точно, — с готовностью заговорил Рамон. — То, что он принимает любую форму — удачная выдумка, кроме того, я сказал, что Грааль не представляет опасности для благочестивого, святого человека. Чтобы Ваше Преосвященство могло взять чашу, если ее найдут, и люди не считали, что она вас убьет.

— Как? — произнес Беренгер, побледнев от гнева. — Вы ходили на рынок, на биржи, в суды и умышленно распространяли эту выдумку? С какой целью? Вы спятили?

— Никоим образом, Ваше Преосвященство. Меня встревожила смерть Баптисты, так как я узнал, что он говорил, что Грааль находится у него. Он хотел продать чашу. Обращался ко мне и еще к нескольким людям, чтобы выяснить, какую цену сможет получить. Кажется, первым из этих людей был погибший Гвалтер. Потом он погиб сам в ту ночь, когда должен был принести ее другому человеку.

— Вам?

— Нет, Ваше Преосвященство. Я сказал ему, что он запрашивает слишком много за вещь, которая вряд ли может быть подлинной. Сегодня утром в суде меня спросил о Граале один респектабельный гражданин, который уже слышал эти слухи, и я подчеркнул опасность владения чашей, надеясь предотвратить дальнейшее безумие. Это казалось хорошей мыслью, то же самое я сделал на биржах, затем на рынке.

— И ввергли город в истерику.

— Прошу прощения, Ваше Преосвященство, если моя идея не оправдала себя. Нужно было знать, что моя выдумка будет искажена.

— Могли бы сперва поговорить со мной, отец Рамон. Я бы с легкостью предсказал вам это.

— Вы были нездоровы. Я не хотел тревожить вас.

— Я нахожу последствия того, что вы этого не сделали, гораздо более тревожными.

Рамон де Орта встал и поклонился.

— Я снова смиренно прошу прощения Вашего Преосвященства. Разумеется, — добавил он почти небрежно, — если Грааль в городе, ему место в соборе, где он будет украшением и оплотом силы.

Когда он ушел, Беренгер некоторое время сидел совершенно неподвижно, поставив локти на стол и сложив пальцы пирамидой.

— Так, — наконец произнес он, — что ты думаешь об этом?

— Поразительно, Ваше Преосвященство, — сказал Бернат, выходя из спальни.

— Что у него на уме?

— Трудно поверить, что он совершил такой опасный поступок, не сознавая, какие могут быть последствия, — сказал Бернат. — Но, возможно, так оно и есть.

— Нет-нет, — сказал Берангар. — Орта достаточно умен и сведущ в человеческой натуре, чтобы не понимать, что делает. Но зачем он это делал? Что у него на уме? И где врач?

— Думаю, поднимается по лестнице, Ваше Преосвященство. Я видел, как он несколько секунд назад пересекал площадь, а ходит он так быстро, что мало кто может угнаться за ним.


— Устал я, Исаак, устал, — сказал Беренгер. Он снова лежал в постели, безо всяких признаков раздражения позволяя врачу обследовать его. — Вчера ночью я был таким усталым, что не мог заснуть, а сегодня город охвачен кошмарами.

— Ваше Преосвященство не оправились от болезни, — сказал Исаак. — Я предупреждал вас. Вам нужно было оставаться в постели, а вы только и делали, что устраивали заседания и разбирались со сложными проблемами. То, что вы не покидаете дворца, не означает, что вы отдыхаете.

— А теперь я узнал, что беспокойство в городе вызвано одним из моих каноников. Исаак, я не могу махнуть на это рукой и лежать в постели.

— Если не будете лежать, Ваше Преосвященство, то не поправитесь. Я знаю, вы сильный человек, но даже сильные люди могут болеть и умирать из-за пренебрежительного отношения к болезни.

— Если Орта пытается убить меня, — сказал Беренгер, — то он выбрал слишком окольный путь для этого.

— Разве нельзя уличить его в этом, Ваше Преосвященство?

Беренгер с трудом поднялся в полусидячее положение.

— Это успокаивающая мысль, мой друг.

Закрыл глаза и снова лег,

— Ну, Исаак, что скажете об этом? Я буду отдыхать до воскресенья, когда должен буду произнести проповедь. Одобрите это?

— Нет, Ваше Преосвященство.

— Нет?

— Вашему Преосвященству нужно отложить всякие усилия еще на семь дней.

— На семь дней, — повторил Беренгер. — До следующего четверга.

Наступила долгая пауза.

— Я подумаю. Пусть это и неудобно, но возможно.

— Надеюсь, Ваше Преосвященство. Если это окажется и неудобно, и невозможно, то, может быть, вашу проповедь придется заканчивать вашему преемнику.

— Но, Исаак, я не чувствую себя настолько больным, чтобы залеживаться в постели.

— Меня это не интересует. Перед уходом я поговорю с вашим главным поваром о вашем столе. И вы должны будете есть то, что он приготовит.

— Ладно, сеньор Исаак, — покорно сказал епископ.

— Я еще зайду попозже.

Глава двенадцатая

Пятница, 6 июня

Очередное заседание городского совета Жироны уже разобралось с главной проблемой дня традиционным для находящихся в затруднении администраторов образом. Понс Манет, торговец шерстью и временный председатель совета, поднялся и кратко, спокойно доложил о волнении на рынке, заметив попутно — таким образом, который не допускал дальнейших дискуссий, — что охранники разобрались с виновными и потери торговцев возместили те, кто причинил их. Собравшиеся в зале сеньоры облегченно вздохнули и перешли к более приятным вопросам.

Едва начались довольно оживленные дебаты о лицензиях торговцам на ближайшую ярмарку, обычное спокойствие было нарушено совершенно беспрецедентным происшествием. Зал огласил громкий, пронзительный голос, поднявший скопившуюся за месяцы — если не годы — пыль и даже разбудивший нескольких дремавших членов совета.

— Я требую, чтобы меня выслушали!

Эти слова сами по себе были необычными, но то, что они исходили из уст молодой женщины — хорошенькой молодой женщины по имени Марта, одетой в ее лучшее платье, одно из тех, от которых отказалась ее хозяйка, — было еще более необычным. То, что она ухитрилась проскользнуть мимо двух стражников у двери и оказаться в зале, вызвало сильный испуг в рядах серьезных торговцев и юристов города.

— Стража! — выкрикнул один.

— Выгоните ее! — воскликнул другой, и тут зал разразился целым хором голосов.

— Я должна сказать нечто очень важное, — во весь голос сказала Марта, не думая о подобающей процедуре. — То, что, по-моему, вам, сеньоры, следует знать.

— Что же это? — произнес Понс, заглушив тех, кто предпочитал сразу выгнать ее, а не слушать. — Только говори быстро. Нам сегодня нужно многое обсудить.

— Вчера я узнала кое-что, — заговорила Марта с величайшим хладнокровием. — Хозяйка послала меня вчера утром подмести двор, хотя это не моя работа, и я обнаружила там кровь — засохшую кровь на камнях под лимонным деревом.

Это привлекло внимание собравшихся. В тишине Понс спросил:

— О чьем дворе идет речь?

— А, — сказала она. — Моего хозяина. О дворе сеньора Висенса.

Поднялся общий шум.

— Что она сказала? — раздался громкий жалобный голос.

— Кто она такая? — спросил с ошеломленным видом другой член совета, обращаясь, по всей видимости, к камням сводчатого потолка.

— Кровь на камнях во дворе сеньора Висенса? — повторил Понс, как только шум немного утих. — Не могу поверить.

— С этим нужно разобраться, — сказал еще один член совета, серьезный, редко говоривший человек. — И как можно скорее. Разве не может быть, что один из найденных у собора убитых был убит там?

— Маловероятно, — послышался чей-то твердый голос.

— Это так, — сказал еще один человек, — но разобраться нужно.

По залу прокатился согласный ропот.

— Прикажем его арестовать? — спросил ясноглазый человек, известный всем недруг торговца тканями.

— Нет, — ответил Понс. — Я не потребую ареста достойного человека на основании неподтвержденных слов его служанки. Но это заявление, разумеется, необходимо проверить.

Согласный ропот вновь прокатился по залу, и Марта воспользовалась возможностью выскочить так же, как вошла, — неожиданно и незаметно.


Исаак возвращался из епископского дворца в еврейский квартал в нерешительности. Погрузившись в задумчивость, он замедлил шаг, и его рука, легко лежавшая на плече Юсуфа, потащила мальчика назад.

— Господин, вы здоровы? — спросил Юсуф, который не представлял, что может до такой степени замедлить его учителя.

— Что ты сказал, мальчик?

— Вы здоровы, господин?

— Конечно. Совершенно здоров. Я задумался, и мир для меня исчез. Теперь я вернулся в него и останусь в нем на какое-то время, — добавил он добродушно.

— Его Преосвященству, кажется, стало немного лучше, — неуверенно сказал Юсуф.

— Лучше, — сказал Исаак. — Если он еще некоторое время полежит в постели, то, думаю, восстановит силы. Видимо, вчера я напугал его и заставил повиноваться. Но сейчас на уме у меня другое. Мне бы хотелось сегодня помириться с сеньором Шальтиелем, — продолжал он. — Больно видеть, как такой хороший, мудрый человек тратит время и силы, гневаясь на меня. Сегодня вечером начинается суббота, и я хочу покоя и примирения до захода солнца.

Как только они вошли в еврейский квартал, Юсуф направился к воротам сеньора Шальтиеля, но, не доходя до них, мальчик остановился.

— А если он откажется впустить нас? — робко спросил он.

— Передадим ему наилучшие пожелания здоровья, благополучия и уйдем, — простодушно ответил Исаак. — Я не стану навязываться другу или пациенту.

Дверь открыл ученик Шальтиеля, Ави, с беспокойством посмотрел на врача и пригласил войти.

— Как твой учитель? — спросил Исаак.

— Кажется, очень болен, — ответил Ави. — Сделайте для него что-нибудь.

— Это возможно только в том случае, если он согласится принять помощь.

На лестнице послышались тяжелые шаги.

— Шшш, — прошипел Ави. — Он идет в кабинет. Должно быть, услышал вас.

— Тогда идем за ним, — сказал врач.

— Хорошо, сеньор Исаак, — ответил мальчик.

Исаак встал в дверях кабинета философа.

— Сеньор Шальтиель, ваш ученик, юный Ави, говорит, что вы все еще нездоровы, — сказал Исаак. — Я пришел узнать, могу ли что-нибудь предложить для облегчения вашей боли.

— Ничего.

— У меня при себе простые лекарства, которые улучшат ваше состояние. Я прошу лишь дозволения оставить их здесь.

— Честно говоря, сеньор Исаак, мне неловко получать от вас помощь, — сказал Шальтиель.

— Почему? Если у вас случилась философская размолвка с пекарем, откажетесь вы есть его хлеб?

— Исаак, вы извращаете логику, она получается у вас четкой, искушающей.

— Разве я извратил логику? По-моему, только привел простую аналогию, чтобы подкрепить свой довод.

— Аналогия неверная. Философские убеждения пекаря — если только они у него есть — не отразятся на его работе.

— Уверяю вас, Шальтиель, что логика врача не влияет на измельчение трав или на обоняние и осязание. К примеру, я отсюда чувствую по запаху, что вы все еще в горячке и что вам нужна вода. Это скверно, — сказал Исаак и жестом велел Юсуфу принести корзинку. Запустил в нее руку и достал небольшой, плотно закупоренный пузырек. — Здесь опиат, очень действенный. Он позволит вам не только пить, но и есть, и спать. — Поставил пузырек на разделяющий их стол и снова полез в корзинку. Достал сверток с сушеными травами. — Если настоять эти травы в горячей воде и пить жидкость, жар у вас уменьшится и тело сможет избавиться от болезни. Эти лекарства не созданы колдовством или заклинаниями. Я узнал их рецепт, еще будучи учеником, и применял много-много раз, как и пекарь замешивал тесто много-много раз.

— Если я возьму эти лекарства, — спросил Шальтиель, — прекратите вы свои тщетные поиски? Перестанете беспокоить город и общину своими расспросами?

— Вы шантажируете меня своей болезнью, чтобы заставить бездействовать? — спросил Исаак.

— Сеньор Исаак, своими неловкими действиями вы навлекаете бесчестие на себя и нашу общину. Прошу вас, подумайте о своем честном имени.

— Что важнее? — спросил Исаак. — Истина и справедливость? Или репутация?

— Исаак, будь вы простым работником, я бы ответил — истина и справедливость.

— Почему?

— Потому что тогда ваши действия повлияли бы на немногих. Но поскольку вы тот, кто есть, люди наблюдают за вашими действиями и прислушиваются к вашим словам. Они верят, что вы правы. Убеждены в вашей нравственности и принимают ваши действия за образец, ничего не зная о ваших мотивах. Поскольку они не задаются вопросом, почему вы делаете то, что делаете, наружное восприятие становится столь же важным, как внутренняя реальность, — заговорил Шальтиель. — К примеру, если на июльском солнцепеке глупец сидит на камне, закутавшись в теплый плащ, люди скажут, что так может поступать только дурак, и пройдут мимо. Но если то же самое делает мудрый и нравственный человек, сочтут, что в таком поведении есть мудрость и нравственность, и не зададутся вопросом, почему мудрый человек поступает так. И кое-кто может начать подражать ему.

— В том, что вы говорите, много смысла, — сказал Исаак. — Не обещаю изменить свой подход, но буду иметь это в виду.

— Вы делаете это по просьбе своего друга епископа? — спросил Шальтиель.

— Нет, сеньор Шальтиель. То немногое, что я сделал, сделано ради Аструха де Местра, никого больше. Его Преосвященство гневается так же, как и вы, что я взбаламучиваю ту грязь, которую он хотел бы оставить на дне пруда.

— Я не гневаюсь, сеньор Исаак, — сказал Шальтиель. — Но меня огорчают ваши действия.

— Ваш гнев ощущается в воздухе, сеньор Шальтиель, — ответил Исаак. — Ее ощущает даже ваш ученик и трепещет при звуке ваших шагов в коридоре. Я ощущаю его как толстое одеяло, которое мешает вам дышать, и меня огорчает, что я являюсь причиной вашего гнева.

— Вы сами свободны от него, сеньор Исаак, раз упрекаете в нем других?

— Никоим образом. Гнев лежит, свернувшись кольцом в моей груди, постоянно. Обычно он спит, потом внезапно пробуждается, и тогда я становлюсь вдвойне слепым, потому что гнев подавляет другие мои чувства и разум. Я знаю его опасность и его запах, сеньор Шальтиель. Оставляю вам эти лекарства. Можете принимать их или нет, как хотите.

Врач повернулся и направился к двери.

— Осторожно, господин, притолока, — негромко сказал Юсуф. И высокий Исаак пригнулся, чтобы пройти под ней.


— Господин, гнев очень дурен? — спросил Юсуф, когда они вышли на улицу. — Я думал, в правом деле он благороден.

— Юсуф, ты сам мог видеть его опасность.

— То, что философ отказывается принимать лекарства?

— Нет, — что мой гнев на его упрямство заставил меня забыть, как низки двери в его доме. Если б не твое своевременное предупреждение, я бы сейчас страдал от того, что ударился головой. Только не говори об этом сеньоре, мальчик, — добавил он. — Не хочу ее беспокоить.

— Не скажу, господин.


— Исаак, ты почти ничего не ешь, — обеспокоенно сказала Юдифь. — Что случилось? Заболел?

— Нет, дорогая. Я совершенно здоров. Признаю, мой аппетит притупила жара, но больше ничто меня не мучит.

— Ты беспокоишься, — произнесла его жена.

— Я пребываю в превосходном здравии и расположении духа, — угрюмо ответил Исаак. — Или пребывал до последней минуты.

— Папа, ты беспокоишься? — спросила Мириам. — Почему?

— Я не беспокоюсь, дорогая, — резко ответил Исаак, — только вот ты слишком много прислушиваешься к чужим разговорам вместо того, чтобы заниматься своим делом.

Умолкшая Мириам принялась с огорченным видом крошить хлеб и бросать крошки птицам.

— Мириам, — сказала ее мать, — этот хлеб нужно есть самой, а не…

Их спас звон колокола. Юсуф поднялся со своего места на скамье и побежал открывать ворота. Вошла высокая женщина под густой вуалью и в темном платье.

— Можно мне поговорить с врачом? — спросила она и осталась стоять у ворот.

— Ракель, Мириам, — помогите Наоми убрать со стола, — сказала Юдифь, поднимаясь и давая понять, что обед окончен, хотя еда осталась нетронутой. — К вечеру нужно сделать еще многое, Наоми не сможет все успеть. Поживее!

Стол очень быстро был убран и перенесен в угол двора. Юдифь последовала за дочерьми на кухню, чтобы помочь в приготовлениях к субботе.


— Кто-нибудь заболел, сеньора? — спросил Исаак. — Сейчас соберу корзинку и…

— Нет, сеньор Исаак, никто не болен, — с беспокойством ответила женщина. — Я хотела поговорить с вами, вот и все.

— Тогда пойдемте к фонтану, поговорим. Выпьете чего-нибудь? День жаркий.

— Чашку воды, пожалуйста, сеньор Исаак. Ничего больше.

Юсуф поспешил принести холодной воды из фонтана.

— Спасибо, — негромко произнесла женщина и откинула вуаль, чтобы поднести чашу ко рту.

Тонкая, темная ткань, покрывавшая ее волосы, лицо и верхнюю часть платья, скрывала красивую женщину, широкоплечую, сильную, с темными глазами и румяным лицом. При виде ее лица Юсуф невольно сделал шаг назад.

Мальчик хорошо ее знал — гораздо лучше, чем она его. В дни бедности, когда он побирался на улицах Жироны, Юсуф не раз крал кусок-другой хлеба на кухне ее заведения.

— Матушка Родриге, — произнес он дрожащим голосом, уверенный, что она пришла наконец призвать его к ответу за те преступления.

— Так меня называют, — сказала женщина. — Мой муж Родриге, владелец таверны у реки. Но мое имя Ана.

— Так, сеньора Ана, вы пришли поговорить о своем муже?

Наступила долгая пауза.

— Юсуф, — сказал врач, — собери корзинку. Не забудь положить те лекарства, которые мы использовали утром.

— Да, господин, — нервно ответил мальчик, все еще ожидая удара. Зная матушку Родриге, он сомневался, что его присутствие удержит ее от жалоб учителю. Но она как будто потеряла к нему всякий интерес; оглядела двор, потом стены дома, словно собиралась построить себе точно такой же. Юсуф с облегчением решил, что он так изменился с тех пор, как вошел в этот двор — превратился из грязного уличного оборванца в вежливого, чистого, прилично одетого ученика значительного человека, — что матушка Родриге не узнала его. И побежал в кабинет учителя, приободренный этой уверенностью.

— Смышленый у вас парнишка, — сказала она. — Я видела его в городе.

— Он часто выполняет мои поручения, сеньора Ана. Очень надежный мальчик, — твердо сказал врач.

— Не сомневаюсь, сеньор Исаак, — сказала жена владельца таверны. — Но я осмелилась прийти к вам потому, что должна поговорить с вами о Баптисте, том человеке, которого нашли мертвым возле собора. В среду, если помните.

— Вы знали его, сеньора Ана?

— Знала. Он снял комнату в нашем доме, и мы, ну, скажем, стали друзьями. Возможно, он был не совсем честным, но приятным человеком. И во многих отношениях хорошим, — она приумолкла. — Смешил меня, хотя я думала, что разучилась смеяться.

— Тогда вы будете скучать по нему, — сказал Исаак. — Мне очень жаль.

— Он все равно собирался уходить, — сказала матушка Родриге, отмахнувшись от горя, которое, возможно, испытывала. — Вчера чуть свет. Расплатился по счету накануне вечером. Я собрала еды ему на дорогу и поднялась рано, чтобы приготовить ему завтрак, но когда пошла будить, в постели его не было. И он больше не вернулся. Потом я услышала, что он убит, и решила, что это как-то связано с вещью, которую он продавал.

— Что же это было? — спросил Исаак.

Но она пропустила его вопрос мимо ушей и продолжала рассказывать по-своему:

— У него был список людей, которым он пытался продать эту вещь…

— Длинный? — спросил врач.

— Нет, три или четыре имени.

— Простите, что перебил, — негромко произнес Исаак.

— Ничего, — ответила она. — Тогда, в ту последнюю ночь, он пошел навещать их всех, спрашивать, каким будет их последнее предложение. Разумеется, тот, кто предложил бы больше всех, получил бы ее. Уходил он, когда вечерня уже давно закончилась.

— И больше не возвращался?

— Кажется, я слышала, как он входил в дом и выходил, но, возможно, мне это приснилось. Я больше не видела его.

— Что он продавал?

— Чашу. Серебряную. Продавал как священный Грааль, — монотонно добавила она.

— И это был Грааль? — с любопытством спросил Исаак.

— Он и сам не знал, — ответила матушка Родриге. — Сказал мне, что человек, от которого он получил ее, верил, что да. А потом сказал, что, может, это Грааль. Сеньор Исаак, один из тех людей, к которым он ходил в последнюю ночь, очень хотел купить эту чашу, но у него не было золота, чтобы заплатить за нее, и он взял ее, перерезав Баптисте горло.

— Видели ее вы? — спросил врач.

— Да. До того как Баптиста решил, что держать ее в таверне небезопасно. Это была серебряная чаша — старая, притом в скверном состоянии. Очень простая, с сильными вмятинами. Потускневшая. Он не позволил мне почистить ее, сказал, что ей нужно выглядеть старой, а не блестящей.

— Вы касались ее?

— Касалась. Даже немного потерла рукавом, так скверно она выглядела. То, что говорят люди — сущая неправда, сеньор Исаак. Она не вредит никому. Я вполне здорова, только зла из-за Баптисты.

— Тогда почему вы пришли ко мне, сеньора Ана? Я ведь не могу избавить вас от злости.

— Сеньор Исаак, я слышала, что вы пытаетесь найти Грааль для епископа, и подумала, что вам может помочь мой рассказ о Баптисте. Меня беспокоит, что все говорят, будто ее взял сеньор Аструх, а я знаю, что в списке Баптисты его не было.

— А кто был? — спросил врач.

— Не могу сказать, сеньор Исаак. Я не видела списка. Да если б и видела, проку было бы мало, потому что я не умею читать и писать, умею только считать деньги. Цифры знаю, а в списке были только буквы, и он не читал мне его вслух.

— Тогда откуда вы знаете, что в нем не было сеньора Аструха?

— Потому что он еврей, — бесхитростно ответила она. — Баптиста сказал, что еврей или мавр заплатят за чашу только как за сосуд для питья. Он хотел больше. Поэтому евреев в списке Баптисты не было.

— Меня это не удивляет, — сухо произнес Исаак.

Матушка Родриге снова продолжала, будто слышала только собственный голос.

— Там были только богатые христиане — богатые и, как он надеялся, легковерные.

— Я все-таки остаюсь в недоумении, сеньора Ана. Почему вы пришли ко мне?

— Я не знаю сеньора Аструха. Он непьющий, а в банкирах у нас с Родриге нужды нет. Но по всему, что я видела и слышала, думаю, человек он честный. Меня разозлило бы, если б он несправедливо пострадал к радости своих врагов.

— Сеньора Ана, ваши чувства делают вам честь, — негромко сказал врач.

— Они не лучше и не хуже, чем у большинства людей, — сказала она. — Баптиста напомнил мне, как смеются. Я хочу, чтобы человек, который убил его, ответил за убийство, — она встала и опять закуталась в вуаль. — И я верю тому, что говорят люди — что вы можете добиться этого. Вот и все, что я хотела сказать, сеньор Исаак, — добавила она. — Если б я знала, кто убил его, то могла бы всадить острый нож ему между ребер, — сказала она со злобой. — И ваша помощь мне бы не потребовалась.

— Пойдете со мной рассказать эту историю секретарю епископа? — спросил Исаак.

— Вот не знаю, — с сомнением ответила сеньора Ана.


— Ваше Преосвященство, вы продолжаете поправляться, — сказал Исаак, прослушав грудь пациента и поднимая голову. — Как себя чувствуете?

— Все еще усталым, но могу спать, — ответил Беренгер. — С тех пор как мы последний раз виделись, я почти только и делал, что ел и спал. Кажется, силы у меня восстанавливаются быстро.

— Превосходно. Я привел женщину, которая сдавала комнату убитому. Она расскажет свою историю отцу Бернату, и он зачитает ее вам, когда будете здоровы. Но я хотел сказать вам, что она видела чашу, которую называют Граалем. Она брала ее в руки, даже слегка почистила. Могу заверить вас, что, несмотря на это, она совершенно здорова.

— Пусть расскажет свою историю совету. К епархии это не имеет никакого отношения. Это вопрос гражданского порядка, не религии, — Берангар повернулся на бок. — Теперь мне хочется спать.

— Очень хорошая мысль, Ваше Преосвященство.

— И вот что, Исаак, — сказал епископ. — Не говорите никому, что мне лучше. Я наслаждаюсь покоем.

— Разумеется, Ваше Преосвященство. Даже отцу Бернату и отцу Франсеску?

— Они зайти ко мне, и я скажу им — то, что им следует знать.

Глава тринадцатая

Суббота, 7 июня

По крайней мере за час до того, как городские колокола прозвонили зорю, Юсуф пробежал небольшое расстояние от дома Исаака до казарм стражников. Там хранилось в готовности его снаряжение для верховой езды; в дверях его поджидал капитан стражников.

— Сегодня утром вам придется изучать кое-что новое, сеньор Юсуф, — сказал он.

— Что же? — робко спросил мальчик.

— Его Величество выразил желание, чтобы вы научились держать в руке меч и поняли для чего он нужен. Поэтому Его Преосвященство распорядился начать уроки фехтования.

— А кто будет учить меня? — спросил Юсуф, оглядываясь, словно он ожидал увидеть учителя под табуретом.

— Его Преосвященство доверил мне преподать вам основы, а потом наймем учителя. Начнем сегодня утром, потому что вы свежи, а когда закончим, сможете вывести свою кобылу.

— Но у меня нет меча или…

— Не беспокойтесь, — капитан зашел в казарму и вернулся с длинным свертком. — Это для вас. Кажется, Его Величество обещал вам меч. Вот он.

Юсуф осторожно положил сверток на скамью и развязал веревку, которой был обвязан брезент. Внутри оказался длинный деревянный ящик с мечом, ножнами, портупеей и перчатками.

— Сапоги и шляпа там, — указал капитан подбородком в сторону караульного помещения. — Его Величество всегда делает дела, как нужно. Но одежда сейчас неважна. Нас прежде всего заботит, сможете ли вы держать меч.

— Когда начнем?

— Сейчас, конечно, — ответил капитан.


Колокола собора звонили к обедне. Жгучее июньское солнце стояло высоко в небе; на полянах и плоском противоположном берегу Оньяра потные люди спешили закончить недельные труды, кляня солнце, жару и мух, которые донимали их животных. Лавки были переполнены раздраженными домохозяйками, наполнявшими свои корзинки.

За высокими стенами слышны были только легкий шум торговли да звон колоколов, по которому все, и христиане, и евреи, узнавали время. Небольшие группы мужчин болтали на прохладных, тенистых улицах; во дворе Исаака бил фонтан, создавая легкий ветерок. Там было прохладно, тихо, приятно, домашние расположились под деревьями или в тени от южной стены.

Не было только Юсуфа. Юдифь твердо приказала, чтобы никто не ждал, чтобы мальчик работал в субботу. Когда Ракель необдуманно указала на тот бесспорный факт, что рабы-мусульмане усердно работают по субботам в некоторых соседних домах, на ее мать это не произвело впечатления. Если никто — мужчина, женщина или скот — не должен работать в субботу, сюда должен входить и мальчик-мусульманин, каким бы ни было его положение. Поэтому Юсуф мог проводить этот день, как ему вздумается.

В Жироне это был рыночный день, и он зачастую проводил свободное время возле рынка или в других частях города до заката. В то утро, как только его уроки закончились, он вернулся в дом — правая рука его ныла от непривычной нагрузки — только чтобы позавтракать и взять сверток с хлебом и холодным мясом на обед.

Холодное мясо было выложено на столе во дворе; те, кто был голоден, брали, что хотели и когда хотели. Пока сохранялись относительный покой и порядок, Юдифь позволяла себе отдохнуть от забот о еде от восхода до заката.

Ракель сидела у фонтана, прислушиваясь к праздному щебету птиц, пока звон колоколов по всему городу не заглушил их пение.

— Кажется, это мое любимое время, — сказала она, как только звон утих.

— Ты имеешь в виду полуденный час? — спросил Исаак.

— Нет, папа, я имею в виду субботу.

— Почему именно это время? — спросил ее отец. — Наверняка вчерашний вечер — говоришь ли ты о превосходном обеде или о красоте церемонии — превосходит это?

— Конечно, превосходит, папа, — ответила она. — И когда я думаю о семье, я думаю об этом. Но вот что еще. Мама сидит там, спокойная и счастливая. У нее нет никаких дел. Вскоре ей захочется чего-нибудь поесть — и в субботние дни, я заметила, она едва прикасается к тому, что особенно любит, — а потом будет спать всю вторую половину дня. Это единственное время, когда она позволяет себе отдохнуть. А мы, если не холодно и не идет дождь, сидим здесь. Я люблю этот двор и птиц. Люблю разговаривать с тобой вот так, не о больных или каких-то проблемах, просто праздно разговаривать. Должно быть, я очень ленива в душе, — призналась девушка.

— Для лентяйки, Ракель, — заметил любовно ее отец, — ты слишком усердно трудишься.

— Папа, — спросила она, — почему Юсуф так встревожился, когда эта женщина — сеньора Ана — пришла повидать тебя?

— Он встревожился?

— Ты наверняка это заметил. Даже я обратила внимание, что его голос звучал странно. А когда она подняла вуаль, он побледнел.

— Думаю, это связано с его жизнью до того, как он появился здесь, дорогая моя, — заговорил Исаак. — Поскольку он не хочет говорить об этом, я никогда не допытывался, как он ухитрялся выживать. Знаю только, что временами зарабатывал грош-другой. И когда мы его впервые встретили, он был очень голоден.

— Должно быть, просил на хлеб, — с беспокойством сказала Ракель. Ей представлялось невозможным, чтобы живой, державшийся с достоинством мальчик, живущий вместе с ними как член семьи, был вынужден побираться.

— Когда он впервые появился, твоя мать высказала мнение, что он обокрадет нас, и он отрицал подозрения в воровстве громко и возмущенно. Он резко заявил, что — за исключением изредка куска хлеба — он никогда в жизни ничего не крал. Теперь, когда мы узнали его, я убежден, что в то утро он говорил правду. Но какая-то часть хлеба — относительно него Юсуф признался — вполне могла исчезать у…

— Матушки Родриге, — со смехом сказала Ракель. — Бедный Юсуф. Видимо, он подумал, что она спустя столько времени пришла призвать его к ответу за те кражи. Она вряд ли даже узнала его.

— Узнала, — сказал Исаак. — И, возможно, вспомнила тот хлеб, но как будто не пожалела того, что он уносил. Странно, что некоторые люди волнуются из-за куска хлеба — того, что наша Мириам крошит птицам.

— Иногда она скорее накормит их, чем поест сама, — сказала Ракель, зевая.

— Как тот бедный монах, который лишился пальцев на ноге, Жуакин. Его очень мучила совесть из-за того, что он украл кусок хлеба. Помнишь?

— Нет, папа. Он не говорил, что украл кусок хлеба. Сказал просто, что украл что-то.

— Ты уверена? — изменившимся тоном спросил ее отец. — Мне помнится хлеб.

— Ты предположил, что такой простой парень вполне мог взять лишний кусок хлеба за обедом и подумать, что это такое же страшное преступление, как убийство.

— Помню, — сказал Исаак.

— Но мало того, — сказала Ракель. — Жуакин был беспокоен, в горячке. Все время порывался встать и повторял: «Я совершил ужасный поступок». — «Мы вылечим тебя», — сказал ты ему, папа, очень мягко.

— Я сказал это? — спросил врач. — Как странно.

— Потом он говорил со мной, когда ты беседовал о нем с хирургом.

— Вот как? Не подумал бы, что он тогда был способен на разумную речь.

— Он не был способен, папа. Повторял то, что говорил раньше, только бредил еще больше, — заговорила Ракель. — И в его словах было еще меньше смысла. Но вдруг он схватил меня за руку и подтянул поближе к своему лицу. Сказал: «Я должен был это сделать», или что-то очень похожее. Потом спросил, поняла ли я, и все твердил: «Меня заставили». Уронил голову на подушку и произнес: «Они заставили меня это сделать, и я проклят. Я не хочу гореть в аду. Скажите Пресвятой Деве, что я не хочу гореть в аду». Посмотрел на меня, как на хорошо знакомую, как люди, когда оправляются от горячки, знаешь?

— Да, — ответил ее отец. — Я знаю этот взгляд.

— Жаль, он не сказал, за кого меня принял. Сказал, что ни за что бы такого не сделал, и кажется, я ответила: «Конечно, нет», чтобы успокоить.

— «Они заставили меня»? — повторил Исаак. — Интересно, о ком он говорил?

— Мне в голову не пришло спросить его об этом, — ответила Ракель. — Но я спросила, о чем он говорит, и он стал повторять, что было грешно украсть священный предмет. И что он не хотел этого делать, но его заставили. И снова попросил меня сказать Пресвятой Деве, что он не хотел делать этого и не хочет гореть в аду.

— «Священный предмет». Ты уверена, что он так назвал эту вещь? — спросил врач.

— Да, папа. Он назвал ее священным предметом. Я снова спросила его, о чем он. А он посмотрел на меня очень странно. И на этот раз сильно стиснул мою руку — она несколько дней была потом в синяках — и стал повторять, что это он заставил его совершить кражу. И голоса. Потом начал бормотать, что то был его голос, но они были не теми самыми, и он не понимал. Тут я тоже перестала понимать его. Потом он уснул. Вот и все. Но раз теперь…

— Очень интересно, дитя мое, — перебил ее Исаак. — И это указывает на ошибки, которые можно совершить, обладая неполными сведениями.

— Папа, но ведь никто не может знать всего, так ведь? — спросила Ракель, готовая пуститься в долгие рассуждения по этому интересному вопросу.

— Только о немногом. Сейчас я полностью уверен в том, что голоден. Пожалуй, узнаю, что приготовлено для нас. А об этом поговорим в другое время.


В ту субботу над дворцом епископа нависло молчаливое ожидание. Его Преосвященство не покидал спальни — разве что выходил в кабинет. Так или иначе, он не принимал никого, передав ведение дел епархии Франсеску Монтерранесу. Слухи о его болезни распространись по всему городу, и поскольку никто не видел, чтобы врач ходил между еврейским кварталом и дворцом, все быстро решили, что Исаак перебрался во дворец, чтобы все время находиться при епископе.

На самом деле Беренгер был доволен тем, что оставался в постели почти всю пятницу и субботу, то дремал, то просыпался, видел только слуг и секретаря, предоставив другим заниматься обычной толпой докучливых священников и горожан. Ел предписанную легкую, но питательную пищу, с любопытством слушал сообщения о дворцовых слухах.

Когда епископ болен, все во дворце непременно начинают думать о его смерти. Оценивают местных претендентов на его место, всегда забывая о возможности появления человека со стороны, — так было и сейчас. Претенденты мучились, остальные беспокоились о воздействии на их планы со стороны того или иного человека, который может принять бразды правления. К закату в субботу дворец был полон волнением, страхом и жаждой власти.

Воскресенье, 8 июня. Троицын день

По главным праздничным дням епископ читал проповеди. Это был такой же непреложный принцип, как восход солнца на востоке. По этой причине, когда в Троицын день на кафедру поднялся Франсеск Монтерранес и начал читать тщательно составленную проповедь, которую он написал, консультируясь с Беренгером и Бернатом, паству охватила дрожь. К тому времени, когда месса окончилась, все пришли к выводу, что конец Беренгера близок. Час спустя большая часть горожан уже обсуждала его похороны и возможного преемника.


Ракель сидела во дворе, с досадой глядя на лежавшую перед ней арабскую книгу, когда появился Юсуф.

— Юсуф, иди сюда, — твердо сказала она. — Хочу поговорить с тобой.

Мальчик медленно подошел, и она взглянула на него.

— Садись, — сказала ему Ракель. — Ты бледен, как привидение. Что случилось?

— Не знаю, — ответил Юсуф. — Мне вдруг показалось, что я вижу у фонтана мою мать — но там никого не было.

Он сел, и Ракель увидела, что у него дрожат руки.

— Я подумал, она умерла, и ее душа прилетела посидеть здесь, у фонтана.

— Юсуф, не надо так думать. Ты очень расстроен. Я принесу тебе мятной настойки с лимоном.

— Запах мяты отгонит призраков? — спросил он с горечью и с любопытством.

— Нет, — ответила Ракель. — Но…

— Аромат! Вот в чем дело? — перебил он. — В этом дворе пахнет жасмином. И у нас пахло.

— Твоя мать смазывала кожу жасминовым маслом? — спросила Ракель.

— Не знаю. От нее всегда пахло жасмином.

— Извини, — сказала девушка.

— Это не твоя вина.

— Моя. Жасминовое масло такое приятное, что я всегда смазываю им волосы. Но смою его, если хочешь.

— Нет, мне оно нравится. Теперь, когда я знаю, в чем дело, беспокоить меня оно не будет.

Мальчик уставился вдаль, потом повернулся к лежавшей перед Ракелью книге и, указывая на раскрытый трактат, сказал:

— С такой трудной книги начинать не стоит.

— Мой папа, — Юсуф заговорил смущенно: ему до сих пор было трудно говорить об отце, эмиссаре эмира, убитом во время восстания в Валенсии в тысяча триста сорок восьмом году, — папа всегда заставлял меня писать буквы в пыли до того, как мы начинали занятия. Говорил, что таким образом руки учатся так же, как голова.

— Мама сочтет очень странным, если я сяду на корточки и начну писать на земле. Если ты маленький мальчик, дело другое. Люди подумают, что ты играешь.

— Можно насыпать пыли на этот стол, — сказал он, указывая на низкий столик, где лежало рукоделье Ракели. С видом заговорщиков, готовящих серьезное преступление, они поставили у стены маленький столик, придвинули к нему садовую скамью, чтобы собственные тела защищали их от любопытных взглядов, и торопливо набрали сухой земли с клумбы.

— Ну, вот, — сказала Ракель, разравнивая землю на столешнице. — Многовато камешков, но вполне годится.

Юсуф взял палочку и начал писать.

— Ракель, что ты там делаешь? — спросила ее мать, выйдя из кухни. — Наоми нужна помощь.

Вместо того, чтобы резко ответить, что Наоми могут помочь мальчик-слуга и Лия, Ракель с улыбкой повернулась.

— Ищем в этой книге кое-что, нужное папе, — ответила она с невинным видом. — Но если я нужна тебе, мы сможем сделать это завтра.

— Нет-нет, — сказала Юдифь, сразу идя на попятный. — Лия сможет помочь не хуже тебя.

После долгих писания, исправления, переписывания бесконечных букв по земле девушка в конце концов сломала прутик.

— Голова кружится, — сказала она, — и пальцы онемели. Продолжим завтра.

Ракель с Юсуфом начали прибираться в своем уголке двора, смахнули со стола землю и вернули все на место, пока никто не заметил, чем они занимались.

— Вчера ты долго ездил верхом, — сказала Ракель, когда они заканчивали.

— Я не ездил.

— Чем же ты тогда занимался?

— Его Величество прислал мне меч и все, что к нему полагается. Вчера я начал учиться фехтованию.

— Фехтованию? — переспросила Ракель. — Юсуф, к чему ты готовишься? Каждый день у тебя уроки — сперва ты учился ездить верхом, теперь сражаться.

— То, что я изучаю здесь, тоже очень важно, — сказал он и с несчастным видом посмотрел на нее: — Не знаю.

— В то время как папа учит тебя медицине, Его Величество хочет, чтобы ты стал придворным. Странно.


Исаак и Ракель вернулись к вопросу о несчастном молодом монахе Жуакине уже вечером. Вся семья собралась во дворе, когда к воротам подошли Даниель и его тетя, сеньора Дольса.

— Мы не будем задерживаться, — сказала она. — Остановились только попросить о небольшом одолжении.

— Пожалуйста, сеньора Дольса, — сказала Юдифь. — Будем рады помочь, чем только сможем, — добавила она с большей искренностью, чем обычно звучит в подобном обещании.

— Вот собрались отправиться на вечернюю прогулку, — сказала сеньора Дольса, — и надеемся, что вы присоединитесь к нам. Если сможете подождать несколько минут.

— Подождать?

— Мы уже собирались уходить — муж уже вышел — как появился один из его заказчиков, — заговорила сеньора Дольса, — хороший заказчик, клялся, что ему нужно очень срочно заказать несколько пар перчаток, — добавила она с удовольствием. — Вполне мог бы заказать их завтра утром, потому что не получит их ни минутой раньше срока. Я хотела ему это сказать, но Даниель предложил подождать Эфраима здесь. Это показалось хорошей мыслью.

— Я рада, что он это предложил, сеньора Дольса, — ответила Юдифь, и обе женщины пустились в непринужденный разговор о домашних делах и погоде — очень жарко, согласились они, хотя не чрезмерно для этого времени года. Даниель, не спеша, пошел к Ракели и ее отцу, надеясь увлечь обоих на прогулку.

— Мне представляется ясным, — говорила Ракель, — что раз бедный Жуакин мучился от сознания, что украл священный предмет, то, должно быть, он и принес Грааль сюда.

— Как он мог его принести? — спросил Исаак. — Насколько я понял, он прибыл сюда из Фигуереса без ничего. Определенно без свертка, в котором могла находиться серебряная чаша. Будь она у него, он вряд ли мог бы скрыть ее от монахов, так ведь?

— Тогда кто-то взял у него чашу, чтобы продать ее, — упрямо сказала Ракель.

— Украл, имеешь в виду? Кто?

— Баптиста, — ответила Ракель, — если та женщина из таверны говорила правду.

— Сеньора Ана? — спросил ее отец. — Думаю, правду, дорогая моя. Насколько она ее знает. А Баптиста вполне мог взять у него чашу. Хотя существуют и другие возможные объяснения.

— Но разве ты не говорил, что Жуакин до сих пор здесь? С монахами в Сан-Пере-де-Гальигантс?

— По крайней мере, несколько дней назад он был там. Интересно было бы поговорить с ним.

— Епископ наверняка может при желании поговорить с любым монахом в епархии, — вмешался в разговор Даниель.

— Добрый вечер, Даниель, — сказал врач. — Добро пожаловать. Да, ты прав. Мог бы, если б захотел, но не хочет. Не желает касаться этой проблемы. Говорит, это дело города, а не епархии.

— Но, папа… — начала было Ракель.

— Завтра я поговорю с настоятелем, — сказал Даниель.

— Ты? — спросила Ракель. — С какой стати?

— Почему бы мне не поговорить с ним? — ответил Даниель. — Мне нужно сходить в Сан-Пере, отнести ему пару перчаток. По крайней мере, могу спросить его о молодом монахе. Как-никак, вы, должно быть, интересуетесь его здоровьем, правда?

— Интересуемся, — сказал врач. — А также состоянием его души и совести, этот вопрос связан с первым.

— Папа, Жуакина могли отправить обратно в его монастырь, — сказала Ракель.

— Это тоже было бы интересно узнать. Я слышу приближающиеся к воротам шаги моего доброго друга Эфраима, — сказал Исаак. — Пойдем вместе с ним на вечернюю прогулку?

Глава четырнадцатая

Вторник, 10 июня

Рано утром во вторник дон Видаль де Бланес, настоятель монастыря Сан-Фелиу, нанес визит во дворец епископа, где его со сдержанной любезностью принял Франсеск Монтерранес и проводил к кабинету Беренгера. После негромкого разговора у двери, такого тихого, что его не могли расслышать проходящий писец и две стоявшие неподалеку служанки, каноник открыл дверь кабинета.

— Документы, которые Его Преосвященство приготовил для вас, находятся в его кабинете. Если соблаговолите взглянуть на них, дон Видаль, я постараюсь ответить на все вопросы, на какие смогу. С теми, которые находятся за пределами моей компетенции, можно будет обратиться к Его Преосвященству, как только он поправится.

Настоятель ответил не настолько громко, чтобы кто-то любопытный мог его услышать, но одаренный богатым воображением писец говорил, что лицо его напоминало грозовую тучу.

— Он был недоволен, — сказал писец. — Очень недоволен таким пренебрежением. Было бы лучше, если б Его Преосвященство поднялся с постели.

— Если бы мог, — заметил Рамон де Орта, задержавшийся, чтобы послушать сообщение о встрече настоятеля и каноника. — Нехорошо упрекать человека за то, чего он не в состоянии сделать.

— Да, отец, — пробормотал писец и поспешил извиниться.

Едва дверь в кабинет епископа закрылась за доном Видалем, дверь в спальню Беренгера открылась и епископ вышел приветствовать его.

— Дон Видаль, я прошу прощения за этот маленький обман, — сказал Беренгер. — Признаюсь, я был слегка нездоров, и врач настоял, чтобы я провел несколько дней в тишине и покое.

Из спальни в кабинет проскользнул слуга с подносом соблазнительных угощений и напитков, поставил его и вышел.

Настоятель монастыря Сан-Фелиу был проницательным человеком и способным администратором — благодаря своим способностям он получил положение прокуратора провинции на то время, пока Их Величества вели войну с сардинцами — и не был чужд лжи во благо.

— Дон Беренгер, я бы советовал вам провести недельку-другую за городом, — сказал он, садясь напротив епископа. — Это убедительнее.

— Не хочется покидать сейчас город, — ответил Беренгер.

— Это понятно, Ваше Преосвященство. И думаю, нам предстоит большой разговор о том, что происходит.

— Согласен. Вас сегодня привело сюда что-нибудь конкретное?

— Дон Беренгер, кажется, ваш врач поднял волнение среди моей паствы, — сказал настоятель.

— Мой врач?

— Вчера утром приятный молодой человек, искусный перчаточник, доставил пару перчаток, которые я заказал. Говорят, он помолвлен — или близок к этому — с дочерью врача.

— Это молодой Даниель, племянник Эфраима.

— Совершенно верно. Допущенный в монастырь, он долгое время разговаривал с одним из моих монахов — даже расспрашивал его. И это встревожило остальных, вызвало много домыслов. Это неприятность, не более того, но она меня беспокоит. Он пришел от вас, дон Беренгер?

— Разумеется, нет, дон Видаль. Если б я хотел поговорить с кем-то из монастыря, то обратился бы к вам. Нам это просто устроить открыто. Я разберусь с этим.

— Благодарю вас. Меня очень беспокоит молодой брат Жуакин. Очевидно, его нужно изолировать от мира.

— Он беспокоен?

— После того как вы отправили его ко мне, телесно он выздоровел довольно быстро, но мы видим, что на душе у него сильная тревога. Он как будто бы не знает многого, в том числе и откуда появился. После терпеливых расспросов мы пришли к выводу, что, возможно, он из монастыря Сан-Льоренте неподалеку от Баги. Кажется, это название что-то ему говорит — названия других монастырей не произвели на него никакого впечатления — и ясно, что он прибыл с гор. Я немедленно послал настоятелю запрос о нем. Но ответ получил нескоро.

— Это понятно, — сказал Беренгер. — Сан-Льоренте далеко.

— Еще до того, как пришел ответ, Жуакин рассказал кое-что из своей истории одному из братьев, к которому проникся доверием, а потом наконец мне.

— Было бы интересно послушать, — сказал епископ.

— Буду по мере сил точным, — заговорил дон Видаль, — но прошу вас понять, что он молодой, немногословный человек и многое говорит не по существу. Я скажу и о том, что, по моему мнению, произошло. Истоки этой история надо искать в начале ноября прошлого года в Тауле, высоко в горах. Однажды утром, задолго до того, как солнце должно было подняться над восточными вершинами, он стоял перед маленькой церковью Святого Климента и неотрывно смотрел на дверь, испытывая в душе большую тревогу. Не сомневаюсь, что он походил на затравленного оленя, слышащего лай приближающихся собак. Он выглядит так, когда приходит в замешательство или пугается. Когда он взялся за щеколду, железо обожгло ему руку, словно было раскалено в адском пламени, и он был уверен, что вся деревня наблюдает за его странным поведением. Думаю, деревенские жители все еще лежали в постелях. Никто не собирался вставать до восхода солнца, чтобы посмотреть, как бедняга Жуакин примется за дело. Из милосердия отец Ксавьер время от времени платил ему мелкую монетку — видимо, когда в церковном ящике для денег оказывался небольшой избыток, — чтобы он ежедневно подметал церковь, потому что старый, больной ризничий мог выполнять только самую легкую работу.

Кстати, подметание церкви было его единственной работой, если не считать присмотра за козами матери, которые не нуждались в нем. Одному из братьев он сказал, что остальную часть дня проводил на горных лугах, лежал в траве, смотрел на тучи, вьющиеся вокруг вершин, или просто бродил по горным склонам и лесу.

Он жил несколько лет таким образом, бедный и презираемый соседями. У него была превосходная клумба с цветами, за которыми он ухаживал; самые красивые он приносил и клал перед фреской Пресвятой Девы, но только по будним дням, когда мало кто, кроме самой Девы и священника, мог узнать о них. Похоже, что для Жуакина это была их церковь — его, отца Ксавьера и Пресвятой Девы. Я заметил, что он почти не понимает сложностей нашей веры и не стремится понять. Он знал только эту фреску и чисто подметенные камни. Они принадлежали ему.

Потом голос в голове сказал ему, что он должен войти внутрь, как всегда, рано, до появления отца Ксавьера.

Жуакин снова взялся за щеколду и на этот раз понял, что она не горячая, а ледяная от утреннего холода. Вошел в церковь, и его окутала привычная темнота. «Делай, что я велел тебе, — произнес тот же голос. — Если будешь помнить, что я сказал, с тобой ничего не случится».

Жуакин уставился на яркую, искусно выполненную фреску за алтарем. Написанные на стене лица святых, которые были его силой, его друзьями, его утешением, сурово смотрели сверху вниз. Пресвятая Дева, державшая в покрытой вуалью руке священную чашу, уже не улыбалась мягко. Когда стало светлее, ему показалось, что она предостерегающе покачивает головой. Потом голос в голове заглушил его мысли. «Ты должен сделать это сегодня, — произнес голос, — или на всю жизнь останешься жалким и презираемым».

Жуакин закрыл глаза ладонями и отвернулся от фрески, подумав, что будет легче, если не видеть лиц святых. Подошел к деревянному шкафу, спрятанному за гобеленом, и, достав из-под одежды напильник, стал отдирать замочные петли из мягкого железа. Когда они отошли, Жуакин с помощью напильника открыл дверь шкафа.

В маленьком шкафу находилось несколько алтарных сосудов, которыми редко пользовались. Жуакин взял потемневшую, побитую серебряную чашу, очень простую по форме — так он мне говорил, сам я ее не видел, — лежавшую за остальными сосудами, и сунул ее под одежду. Бросил напильник и повернулся к двери. Металл лязгнул о каменный пол. Я рассказываю вам так подробно из-за того, что, по его словам, произошло вслед за этим.

В пустой церкви громко зазвучал хор страдальческих голосов. «Остановись, — говорили они. — Остановись, Жуакин». Эти голоса, он был уверен, звучали не в его голове. Они шли от стен позади него; это были голоса его святых, взывавших к нему, говоривших, что он совершил невыразимое зло.

Жуакин распахнул дверь. И, выйдя из церкви, пустился бежать.

— Он рассказал вам все это? — спросил Беренгер.

— Да. Не за один раз и не именно такими словами, но я передаю вам то, что слышал от самого Жуакина.

Дон Видаль отпил немного вина и продолжал:

— Когда он пришел на место встречи, солнце уже поднялось высоко. Человек с этим голосом — Жуакин называл его так — ждал его там, с улыбкой на лице лежа на солнце в лощинке.

Жуакин полез под одежду и достал чашу. Сказал: «Вот она», — бросил ее ему и пошел дальше.

Тот человек крикнул, чтобы он подождал, сказал: «Это тебе», — и бросил Жуакину небольшой кожаный кошелек. Кошелек ударился о его спину и упал на землю.

— За риск. Когда продам чашу, поделим выручку.

— Не нужны мне ваши деньги, — ответил Жуакин. Оставил кошелек на земле и продолжил свой путь.

Настоятель умолк.


— Значит, чаша была похищена из Тауля, — сказал Беренгер.

— Он очень страдает из-за своего поступка, — сказал дон Видаль.

— Ему не следовало этого делать, — сказал епископ. — А уж раз сделал, нужно было вернуть чашу на место, не отдавать ее сообщнику. Больше он вам ничего не рассказывал?

— Сказал, что больше ничего не помнит. Возможно, сообщник ударил его по голове.

— Не исключено. Получали вы какие-нибудь интересные сообщения из Сан-Льоренте?

— Да. Настоятель монастыря написал, что у них пропал монах по имени брат Виталис, примерно сорока лет, среднего роста, с седыми волосами. Голубоглазый, круглолицый. Определенно не брат Жуакин.

— Определенно.

— Они боялись, что Виталиса убил молодой ризничий из Тауля, бежавший из деревни после похищения серебра из церкви. Рассудили, что человек, способный на такое святотатство, вполне мог убить проходившего монаха ради хлеба в его котомке.

— Жуакин.

— Они расследовали все обстоятельства и написали мне о том, что им говорили о Жуакине — что он похитил старую чашу из запертого шкафа в церкви, или, по крайней мере, что шкаф оказался взломан в тот день, когда молодой человек исчез. И это совпадает с его рассказом.

Погоню за Жуакином прервала внезапная перемена погоды, пошел проливной дождь со снегом. Преследователи поспешили домой; но Жуакин, кажется, перенял у лис и куниц не меньше, чем у отца Ксавьера. Он нашел каменистую нору, свернулся в ней клубком и уснул. Преследователи нашли его следы, которые вели к той норе. Что произошло потом, можно только догадываться, — добавил дон Видаль.

— Вы полагаете, что наш юный монах — вовсе не монах?

— Возможно, — ответил настоятель. — Но, как вам известно, в епархии Риполь, к примеру, в горах много маленьких монастырей. В большинстве из них приняли бы здорового, работоспособного молодого человека без особых расспросов. Краткость его пребывания с ними может объяснить его незнание и общую путаницу.

— Совершенно верно. Опросить всех было бы трудно.

— Я обнаружил еще кое-что, — заговорил настоятель. — Хотя, возможно, вы и не сочтете это свидетельством, но это вполне совпадает с тем, что я знаю о характере Жуакина. Этой зимой, как вы помните, было два сильных бурана, один перед Рождеством, другой — весной. Отец Ксавьер сказал настоятелю Сан-Льоренте, что даже мать прокляла Жуакина как праздного вора и глупого олуха, не стоящего ничьих молитв или слез. На стороне молодого человека были только он и пекарь. Они много молились о его безопасности в метель.

Пекарь утверждал, что у Жуакина не хватило бы ума похитить такую вещь. Он мог украсть лепешку, если бы она попалась ему на глаза и он был бы голоден, но на кражу чего-то из церкви был способен не больше, чем их кошка. Отец Ксавьер согласился, правда, он считал, что Жуакина удержали бы трепет и благоговение.

— Как вы говорите, это не свидетельство, но все-таки важно.

— Ваше Преосвященство, как брат Жуакин пришел к вам, в монашеской одежде?

— Да, благодаря отзывчивости несчастного Гвалтера Гутьерреса. Это было незадолго до конца зимы, — заговорил епископ. — Кажется, в феврале. Гвалтер рассказывал, что он укрывался от сильной метели в какой-то таверне в Фигуересе, и туда вошел, пошатываясь, молодой монах. Ступни его были обернуты тряпьем, ряса была грязной, рваной, ноги были мокрыми до колен, и он дрожал от холода или лихорадки.

Гвалтер говорил, что этот несчастный молодой монах, стоявший у двери, напоминал своим видом утонувшую крысу. Он предложил парню войти и сесть поближе к огню, чтобы согреться. Затем, — продолжал Беренгер, — заказал тарелку хорошего супа для несчастного брата и чашу вина. Когда монах сказал, что не сможет заплатить, Гвалтер велел хозяйке приписать это к его счету и найти монаху постель с теплыми одеялами. Вы помните, каким он был щедрым, — добавил епископ.

— Да, в самом деле, — сказал дон Видаль.

— Гвалтер решил выяснить у молодого человека, откуда он и как оказался там.

Беренгер сделал паузу и отпил глоток вина, чтобы смочить горло.

— Гвалтер пострадал из-за своего неумеренного любопытства, — сухо сказал дон Видаль.

— Да, — сказал епископ. — Но тут хозяйка поставила перед молодым человеком тарелку супа и положила большой кусок хлеба. Тот потерял всякий интерес к Гвалтеру и принялся есть, как в конец изголодавшийся человек.

Гвалтер попытался заставить молодого человека остановиться на минуту — «пока он не навредил себе», по его словам, — и сказать откуда он. Сделал ли он это по доброте или из неумного любопытства, не знаю, — продолжал Беренгер, — но, видимо, снова потерпел неудачу.

Монах отправил в рот еще кусочек хлеба, проглотил его, а затем повернулся к своему благодетелю.

— С гор, — ответил он, сказав чистую правду.

— Значит, у тебя был тяжелый путь, — сказал еще один человек, сидевший поблизости. — Буран еще не кончился.

— Он застиг меня, — сказал брат, откусивший еще кусочек хлеба. — Он был сильным, но я оставался в лесу.

— Значит, ты заблудился, — сказал третий. — Все ясно.

Молодой человек покачал головой.

— Нет. Я шел по течению реки. Но поскользнулся, упал и потерял обувь.

— Значит, идти босиком в такую погоду тебя заставила не вера? — спросил Гвалтер.

Гвалтер говорил, что, видимо, этот вопрос только смутил молодого человека, — сказал Беренгер.


— Видимо, он не понял, о чем говорит Гвалтер, — сказал настоятель.

— Очевидно, вы правы, дон Видаль. Так и не узнав, откуда этот несчастный молодой монах, он спросил его имя и предложил привезти его сюда, заверив, что вы с удовольствием приняли бы его в свой монастырь.

— Конечно, — негромко произнес настоятель.

— Гвалтер решил, что молодой человек — в горячке, с поврежденными ногами — идти дальше не в состоянии, и предложил подвезти его. В благодарность за его доброту молодой монах сказал, что его зовут Жуакин, при этом смотрел на свои ступни так, словно видел их впервые. Хозяйка приготовила ему теплую постель у камина, видимо, решив, что холодный воздух на чердаке убьет его до наступления утра.

— Но в конце концов, — продолжал Беренгер, — Гвалтер привез несчастного Жуакина к себе в дом. Его поместили в комнатке возле кухни, хорошей, теплой, где спал мальчишка-истопник. Когда жена торговца запротестовала против чужака в доме, муж заметил, что, возможно, этот монах из того монастыря, где спасли от смерти их сына, Марти. Кроме того, они послали за врачом.

Исаак рассказывал мне, что едва вошел в комнату к пациенту, в ноздри ему ударил печально знакомый запах гниющей плоти, и он немедленно послал за хирургом, сказав Гвалтеру, что у Жуакина началась гангрена.

— Видимо, на ступнях, — пробормотал торговец. — Он бог весть как долго бродил по лесу без обуви, ступни были обмотаны тряпками.

— Он наверняка их отморозил. Нужно посмотреть, как далеко зашла гангрена. Я могу вылечить его от лихорадки и других болезней, но ему потребуется хирург.

Одного взгляда его дочери оказалось достаточно, чтобы найти гниющие пальцы на левой ноге, четвертый и пятый. К счастью, ничто больше еще не было поражено.


— Ножи хирурга были острыми, — продолжал епископ, — глаза зоркими, руки очень быстрыми. Пальцы оказались отрезаны, рана зашитой и забинтованной чуть ли не раньше, чем молодой человек, уже дремавший от притупляющего боль средства, которое дал ему врач, ощутил это.

Хирург и врач пошли сообщить о результатах своих усилий отзывчивому торговцу, тот уплатил им гонорар. Врач, как только счел подобающим, пришел ко мне, и я распорядился доставить молодого человека в ваш монастырь. Видимо, дон Видаль, вы тогда были в Барселоне.

— Видимо, да. А молодой человек не говорил вам, что монах? — спросил настоятель.

— Нет. Если он убил брата Виталиса…

— У нас нет ни малейших подтверждений этому, — перебил дон Видаль. — Однако, если он не монах, это не наша проблема. И все же, если кто и нуждается в нашей защите, то этот молодой человек. Я расспрошу его, на сей раз более подробно. Меня сильно отвлекли от моих обязанностей государственные дела и разъезды. Как и вас, дон Беренгер. Оставлю вас наслаждаться отдыхом и покоем на те несколько дней, что вы отвели себе.


Позднее в то же утро, впервые после пятницы, врача позвали к ложу Беренгера. Исаак пошел во дворец своим обычным быстрым шагом. Он почти ничего не говорил по пути в спальню Его Преосвященства, но те, кто прислуживал — и подслушивал, стоя в дверях — говорили, что врач казался озабоченным или даже встревоженным. «Он был сам не свой, — сказал привратник. — Обычно он обращается ко мне с добрым словом. На сей раз — как воды в рот набрал. Он был очень обеспокоен».

Исаака проводили в спальню Беренгера с большей поспешностью, чем всегда. Едва дверь за ним закрылась, многие во дворце нашли срочные дела неподалеку от апартаментов епископа. «Раз там столько людей, — сказал человек, подметавший в коридоре, имея в виду Берната, Франсеска и слугу, а также Исаака и Юсуфа, — мы знаем, по крайней мере, что Его Преосвященство не спит. Мне не нравилось подметать эту часть коридора с тех пор, как он заболел».

Несмотря на все усилия, они слышали только неразборчивые голоса за толстой дверью.

Глава пятнадцатая

— Как чувствуете себя, Ваше Преосвященство?

— Я в недоумении, сеньор Исаак.

— В недоумении? — переспросил врач.

— С какой стати юный Даниель тайком ходил по монастырю, шпионил за братьями? В частности, за братом Жуакином. Вот что вызывает у меня недоумение, — сказал епископ.

— Буду благодарен, если просветите меня в этом вопросе, — добавил он с сарказмом.

— За Жуакином?

— Исаак, для человека, который не носит меч, вы искусный фехтовальщик, — сказал Беренгер. — Вы прекрасно знаете, о каком Жуакине я говорю. Это тот молодой монах, который потерял два пальца на ноге, обморозив их в зимний буран. Вы лечили его, Исаак. Он был вашим пациентом.

— А, да, — спокойно сказал врач. — Я его хорошо помню.

— Хорошо? Что делал Даниель в монастыре?

— Полагаю, доставлял туда пару перчаток, — ответил Исаак. — Но пока Ваше Преосвященство не вышли из себя, что для вас было бы вредно, признаюсь — узнав, что Даниель собирается туда, я попросил его узнать о состоянии здоровья этого молодого человека. Мне было интересно.

— Если не считать чистого добросердечия, почему?

— В этом случае было много интересного, — ответил Исаак и умолк.

— Обмороженные зимой пальцы на ноге? Для хирурга простое дело. Я не верю вам. Ну-ну, признавайтесь.

— Согласен, Ваше Преосвященство, само по себе это интересным не было. Но разложение зашло далеко и вызвало сильный жар. Он бредил. Был без ума от горячки, когда я оставил его с моей дочерью, а сам обсуждал дела с хирургом и сеньором Гвалтером.

— Рассказ об этом у вас получается дольше болезни, — раздраженно сказал Беренгер.

— Простите, Ваше Преосвященство. Буду краток Он много раз повторял, что красть дурно, а красть священный предмет — еще хуже. Но прошу иметь в виду, Ваше Преосвященство, что человек в бреду не отвечает за свои слова. Зачастую он говорит о чем-то в далеком прошлом.

— Исаак, для далекого прошлого он слишком молод, — холодно сказал Беренгер.

— Возможно, некто, кого он уважал, похитил какой-то священный предмет.

— Верно, — заговорил Беренгер. — Это бы его расстроило. Он глуп, но, кажется, чувствует, что хорошо и что дурно. Исаак, что вы хотите мне сказать? Что не станете придавать значения тому, что Жуакин говорил в бреду?

— Совершенно верно, Ваше Преосвященство. Но я подумал, не знает ли он — или не слышал ли — как выглядит эта проклятая чаша в Жироне.

— Знает или нет, — сердито заговорил Беренгер, — это не ваше дело. Вы мой врач, Исаак, а не архиепископ, архидиакон или капитан моей стражи. Ваше дело — заботиться о моем здоровье, а не о духовном здравии епархии. Почему вы продолжаете заниматься этим?

— Потому что это важно, Ваше Преосвященство.

— Если это так важно, Исаак, то лучше всего предоставить это другим. Из-за вашего вмешательства дон Видаль провел утро здесь. Один из его монахов обнаружил Даниеля в монастырском саду, Даниель серьезно и долго говорил с Жуакином, и теперь дон Видаль думает, что я мог послать шпионов в его монастырь, выяснить, что на уме у его монахов.

— Я бы ни за что на свете не хотел этого, Ваше Преосвященство.

— Исаак, мы говорим о доне Видале. Знаете, что это означает? Хотя время от времени у нас случались разногласия, дон Видаль всегда был сильным союзником — и пока Его Величество не возложил на него дополнительной обязанности, одним из немногих людей, которым я мог доверить дела епархии. Дон Видаль и я многим обязаны друг другу, Исаак. У меня нет желания ссориться с ним.

— Понимаю, Ваше Преосвященство. Я не собирался раздражать его.

— Собирались или нет, он раздражен, — Беренгер с усталым вздохом откинулся на подушки. — Жуакин и так представляет для него проблему.

— Если кто-нибудь сможет выяснить, из какого монастыря он ушел, его следует отправить обратно, — сказал Исаак. — Потому что, если Даниель может найти путь к нему в саду, значит, может кто угодно.

— Совершенно верно, Исаак, но вы не ответили на мой вопрос.

— Какой вопрос, Ваше Преосвященство?

— Сейчас уже не знаю.

— Я боялся, что, повторяясь, рассержу вас еще больше, а для вас это было бы не особенно полезно.

— Исаак. Я хочу услышать не это.

— Прошу прощения, Ваше Преосвященство. Сеньор Гвалтер был моим пациентом. Иногда он совершал глупые поступки, но, в сущности, был хорошим человеком, его жена и сын — по-своему замечательные люди. Допустив, чтобы его лишили почти всего, что он имел, сеньор Гвалтер оставил обоих этих хороших людей в ужасном положении. Возможно, у его вдовы единственный выход — продать дом и с этими деньгами уйти в монастырь.

— Тогда пусть так и поступает. Это хорошая жизнь для женщины. По своим наблюдениям могу сказать, что жизнь в монастыре лучше многих — возможно, большинства — браков.

— Возможно, для нее это наилучшая жизнь. Не знаю. Но лучше бы она избрала ее по доброй воле. У сына Гвалтера ничего не осталось, кроме огромного долга, который он твердо решил выплатить. Их деньги находятся у кого-то в городе. Обладание ими не вернет мужа и отца, но даст им обеспеченную жизнь.

— Конечно. Все это правда, и я не оспаривал этого. Но дело это нужно предоставить гражданским судам, — твердо сказал епископ.

— А что они делают? — упрямо спросил врач.

— Исаак, эта вещь, этот предмет — наверняка еще одна подложная реликвия, как ноготь, срезанный у мертвого нищего и выдаваемый за ноготь несуществующего святого, какой-нибудь странствующий проповедник использует его, чтобы ослепить своих слушателей, прежде чем пустить по кругу суму для пожертвований, — с презрением сказал Беренгер. — Но гораздо более опасный. Не могу передать, как глубоко я взволнован мнимым появлением Грааля в Жироне.

Словно демонстрируя свое волнение, Беренгер резко сел в постели. Слуга поспешил накинуть шаль на плечи хозяина.

— Этот Грааль, видимо, подложный, — продолжал епископ, раздраженно сбрасывая шаль с плеч, — и в таком случае представляет собой глумление над верой, мерзость — в сущности, орудие дьявола.

— В моей общине много людей, которые согласятся в этом с вами, Ваше Преосвященство, и которые сердятся на меня так же, как вы, за попытки найти эту чашу. В том числе и философ Шальтиель.

— Рад это слышать, — с мрачным видом сказал Беренгер. — Существует другая, незначительная возможность, что Грааль подлинный. Если так, то этот предмет настолько священный, что я недостоин коснуться его.

— Почему вы не передали решение этой проблемы архиепископу или папе римскому? — спросил Исаак.

— Передал, — раздраженно ответил епископ. — Я тут же сообщил об этом архиепископу. Сегодня получил его ответ. Он хочет, чтобы мы сами разобрались с этим делом, пока оно не привело к хаосу.

— Хаос, — сказал Исаак, — сильное слово, Ваше Преосвященство.

— Он употребил его, — сказал Беренгер. — И я не могу не согласиться с ним.

— Ваше Преосвященство, покой важнее истины? Или даже справедливости?

— Вы сомневаетесь в моем повиновении церкви, сеньор Исаак? В вопросах веры и этики? — спросил Беренгер. — Клянусь Пресвятой Девой, на сей раз вы зашли слишком далеко. Переступили границу свободы, которую я отвел вам.

— Я не сомневаюсь, Ваше Преосвященство, — спокойно ответил врач. — Только спрашиваю, что важнее.

— Я терплю то, что окружен глупцами, не понимающими, что делают, сеньор Исаак, но вы неглупый человек. Теперь я вижу, что вы укрылись за моей спиной, чтобы действовать. И клянусь Богом, я именую это предательством.

— Ваше Преосвященство прекрасно знает, что я не предатель, — сказал Исаак.

— А как еще я могу это назвать, — заговорил епископ, повысив голос, — если не предательством? Вы говорите о справедливости, но заинтересованы только в том, чтобы найти деньги Аструха и вернуть их ему. А почему? — он ударил кулаком по постели. — Это не имеет никакого отношения к понятию справедливости. Дело в том, что он еврей, и вы нарушите любой зарок, чтобы помочь ему.

Произнося эти слова, Беренгер увидел побледневшее лицо врача и резко втянул воздух.

— Оставьте нас, — махнул он рукой остальным. — Ждите снаружи, пока я вас не вызову.

С бессвязным бормотанием Бернат нырнул в кабинет, слуга отправился в сторону кухни, а Франсеск Монтерранес — в сторону коридора, взяв с собой Юсуфа. Твердо закрыв дверь, Франсеск остался неподвижно стоять перед ней.

Епископ поднялся с постели. Мягко положил руку на плечо врача.

— Исаак, я бы отдал многое за то, чтобы эти слова не были произнесены. И еще больше за то, чтобы вы смогли их забыть.

— Не беспокойтесь, Ваше Преосвященство, — сказал Исаак дрожащим голосом.

— Видите, Исаак, — спокойно заговорил Беренгер, — эта чаша — поистине орудие дьявола. Это подложная реликвия, и она сеет раздор на своем пути. Я с дрожью думаю, что едва не отправил вас в дворцовую тюрьму.

Он сел на край кровати.

Врач подошел к окну, сделал глубокий вдох, потом вернулся к постели.

— Я очень виноват, Ваше Преосвященство, — заговорил он наконец негромким голосом. — У вас есть причина для гнева. Я позволил себе увлечься заботой о других. Погрузился в водоворот интересов, входящих в противоречие с вашими. Это было бы неоправданно в любое время, но когда Ваше Преосвященство больны, это очень дурно.

— Исаак, давайте не спорить о разделении вины, — мягко сказал Беренгер. — Но проблема у нас остается.

— Думаю, Ваше Преосвященство правы, говоря, что эта чаша, что бы она собой ни представляла, окружена злом. Но сама по себе она просто металлический предмет, сделанный из серебра, добытого из Божьей земли. Она безобидна.

— Совершенно верно, — сказал епископ. — Это люди делают ее приносящей добро или зло. В этом мы полностью согласны. Вопрос в том, что мы пытаемся сделать?

— Кто-то, — ответил Исаак, — должен найти золото сеньоры Сибиллы и сеньора Марти и вернуть его им. Его похищение было очень серьезным преступлением против них.

— И с обнаружением золота будет арестован убийца. Кроме того, я хотел бы, чтобы подложный Грааль был найден и уничтожен в топке серебряных дел мастера.

— Его необходимо найти и уничтожить?

— Да. Иначе он по-прежнему будет источником духовной заразы для города.

— Для того чтобы найти его, — негромко сказал Исаак, — сперва нужно сделать несколько дел.

— Ну, вот, Исаак, — сказал Беренгер обычным голосом, — вы опять наставляете меня, как руководить епархией.

— Прошу прощения, Ваше Преосвященство, но поскольку все во дворце уже-наверняка знают, что мы поссорились, мне пришло в голову, что можно использовать нашу ссору для того, чтобы помочь устроить ловушку убийце.

— Как она может помочь?

— У меня зародилось несколько идей, Ваше Преосвященство. Одна из них может спугнуть его.

— Изложите их, — сказал Беренгер.

Оба отошли в дальний от трех дверей угол спальни. Сели и погрузились в долгий, негромкий разговор.

— Испробуем это, — сказал наконец Беренгер, поднимаясь. — Но, думаю, вас не должны здесь видеть. Сможете выйти через задний ход?

— Конечно, Ваше Преосвященство. Пусть только Юсуфу скажут, чтобы не ждал меня в коридоре.

Исаак открыл узкую дверь, ведущую на кухню, и стал бесшумно спускаться. Через двадцать ступеней слева оказалась еще одна лестница, ведущая в сад епископа.

Юсуф догнал врача, когда тот шел через площадь к воротам еврейского квартала.

— Господин, — негромко сказал он. — Я не могу поверить в то, что произошло.

— Прекрасно. Иногда в сомнении лежит начало мудрости, — ответил Исаак.

— А как с моей лошадью? — обеспокоенно спросил мальчик. — Как я смогу приходить и ездить верхом?

— Юсуф, епископ на тебя не сердится. Веди себя, как всегда.

— Господин, как я могу? После того, что услышал?

— Послушай, Юсуф. Ты должен вести себя с Его Преосвященством так, будто этим утром ничего не произошло. Понимаешь? Завтра утром пойдешь во дворец и будешь делать то же, что всегда.

— Нет, господин. Не понимаю. Но раз вы говорите, что я должен, значит, буду.

Глава шестнадцатая

Слухи о близкой кончине епископа быстро распространялись с воскресного утра. В понедельник вызвали другого врача, но Его Преосвященство не захотел, чтобы тот его обследовал. В городе также поговаривали, что умную дочь сеньора Исаака видели входящей во дворец и выходящей оттуда, что она заботится о здоровье Его Преосвященства.

Тем временем Баптисту похоронили, его никто не оплакивал, кроме сеньоры Аны Родриге; городские стражники расспрашивали всех встречных, не знают ли они кого, внезапно приобретшего много золота. Но в последнее время на рынке никого не видели с кошельком, полным золотых монет, никто не видел сундуков с золотом в домах соседей.

— Чего эти глупцы ожидают? — сказал Бернат. — Что похититель будет разбрасывать золотые монеты на ступенях собора на глазах у всех? Тот, кто похитил деньги Гвалдреса, надежно припрячет их до тех пор, пока не сможет найти правдоподобное объяснение своему богатству.

— Бернат, не жалуйся на стражников, — ответил епископ. — Они выполняют важную задачу.

— Какую, Ваше Преосвященство?

— Убеждают горожан в том, что делается что-то полезное.


Стражники не преминули зайти во двор сеньора Висенса. Когда торговец вышел поговорить с ними, они стояли, неловко уставившись на вымытые булыжники.

— Прошу прощенья, сеньор, — сказал командир. — Можете вы объяснить происхождение этого пятна? Мы слышали…

— Знаю, что вы слышали, — раздраженно сказал Висенс. — Жена говорит, что об этом все знает привратник.

— Можно нам поговорить…

— Конечно, — сказал Висенс. — Мне сказали, он слег в постель, но, думаю, не настолько болен, чтобы не мог поговорить с вами.

Висенс хлопнул в ладоши, из кухни вышел, сутулясь, мальчик-слуга.

Молодого стражника отправили расспросить привратника. Стражник вышел покрасневшим и что-то прошептал на ухо командиру.

— Что? — выкрикнул командир.

— Он клянется в этом, — ответил несчастный юноша. — Собака поймала крысу и, терзая ее, обрызгала кровью камни. Привратник отогнал собаку и отбросил крысу пинком. Говорит, что сможет найти ее труп, если это важно.

Стражники ушли с извинениями.

— Все равно, — сказал командир, — он слишком богат и значителен, чтобы можно было бросить его в тюрьму.


Во вторник, после ссоры Исаака с епископом, врач сидел с Юсуфом и Ракелью.

— Если кто-нибудь спросит, что сегодня произошло между мной и Его Преосвященством, вы…

— Ответим, что ничего об этом не знаем, — твердо сказала Ракель.

— Ни в коем случае, — сказал ее отец. — Вы пожмете плечами, огорченно покачаете головой и ответите, что вам очень мучительно говорить о разрыве между врачом и пациентом.

— Так надо, господин? — спросил удивленный Юсуф.

— Да. А я, со своей стороны, постараюсь помочь вам с отговорками и полуправдами. Это одно.

— Но зачем? — спросила Ракель.

— Скоро увидишь, дорогая моя, — ответил отец. — Кроме того, у меня есть особые задания для каждого из вас. Слушайте внимательно.


Ракель и Юсуф вышли из восточных ворот еврейского квартала вместе с Лией, служанкой. Лия выглядела очень довольной, так как считала задачу нести корзинку с лекарствами для своей юной госпожи большим шагом вверх по сравнению с обычной работой по дому. Она надеялась, что они с достоинством войдут в парадную дверь дворца. К ее разочарованию, они обогнули площадь, подошли к дворцу епископа сзади и вошли на кухню.

— Привет, Юсуф, — сказал главный повар, — привет, сеньора Ракель. Мы рады видеть вас, несмотря на все неприятности.

И даже его первый помощник сменил улыбкой обычно мрачное выражение лица, приветствуя их, так как они стали общими любимцами в окружении епископа за время недавней долгой поездки в Таррагону и обратно.

— Я принесла корзинку с лекарствами. Папа не хочет, чтобы у Его Преосвященства кончилось что-нибудь необходимое.

— Предусмотрительно с вашей стороны, сеньора, — сказал повар. — Их лучше всего положить в кладовую вместе с остальными. И скажите брату Как-бишь-его, как их применять.

Пока Ракель с Лией выполняли эту задачу, Юсуф отправился поболтать с тем, кто временно окажется без дела. Он подсел к столу в дальнем конце кухни.


— Мой учитель расстроен, — признал Юсуф после недолгих вкрадчивых расспросов. — Очень расстроен. А все этот Грааль. Вот что встало между ними.

— Не представляю, как, — сказал слуга, заглянувший немного перекусить. — Мой хозяин говорит, что этот Грааль определенно подложный, и нечего о нем думать.

— Мой учитель думает иначе, — сказал Юсуф. Подался вперед и зашептал: — Этот Грааль убивает епископа. Вот что он думает.

— Каким образом? — спросил один из заинтересовавшихся конюхов. — Грааль не у Его Преосвященства, так ведь?

— Не у него, — сказал Юсуф. — Граалем владеет один из его врагов и колдует с ним. Если преуспеет, то наверняка убьет епископа.

— Мой хозяин ничего об этом не говорит, — сказал слуга, — а он, скорее всего, будет очередным епископом — он понимает эти дела.

— Или думает, что понимает, — с презрением сказал другой конюх.

— Кто еще, как не дон Рамон? — сказал слуга. — Все остальные слишком стары или слишком незначительны.

Сидевшие молча согласились. На взгляд дворцовых слуг, Рамон де Орта был первым кандидатом на должность епископа.

— А твой учитель, правда, думает, что Его Преосвященство умирает?

— А тогда почему он ведет себя так странно? — ответил Юсуф. И снова понизил голос до шепота: — То, что он отказался от услуг врача, когда болен — верный признак. Даже я видел это в самых серьезных случаях.

— И это еще не все, — сказал второй конюх. И тут началась долгая, подробная болтовня о дворцовых делах.


— Да, господин, — сказал Юсуф. — У меня был долгий разговор со слугой этого каноника. Похоже, он стремится прийти к власти вместе со своим хозяином. Те любопытные сведения, что я сообщил ему, станут, наверное, известны отцу Рамону задолго до вечера. А всем во дворце к завтрашнему утру, если не раньше.

— Хорошо, — сказал Исаак.

— Господин, мне всегда нравится бывать в дворцовой кухне, — сказал Юсуф. — А теперь я пойду, поищу сеньора Марти.

Пока мальчик искал Марти, Ракель и Лия старались сочетать обычную врачебную практику с распространением слухов.

Первым делом они отправились в дом сеньора Понса, торговца шерстью, в настоящее время председателя Совета и одного из самых признательных пациентов сеньора Исаака. Жена его посылала за кое-какими лекарствами и встретила Ракель с обычным спокойным дружелюбием.

— Сеньора, что вы думаете об этой истории с Граалем? — спросила Ракель, неторопливо ища в корзинке два пакетика.

— Это слухи и ничего больше, — оживленно ответила жена Понса.

— Многие люди верят им, — сказала Ракель. — Говорят, Грааль сейчас у одного из богатых горожан, — продолжала она, усилив поиски, чтобы не поднимать глаз. — Один из отцовских пациентов клянется, что у сеньора Понса.

— Боже упаси! — воскликнула его жена. — Чтобы Понс покупал такую вещь? Притом у жулика, у мошенника! Уверяю вас, сеньора, это неправда. У нас достаточно хлопот в жизни и без этих махинаций.

— Сеньора, я и не думала верить этому, — сказала Ракель. — На сеньора Понса это не похоже.

— Позвольте сказать вам, сеньора Ракель, мой муж — честный человек, и голова у него очень ясная. Он не увлекается мимолетными фантазиями и не тратит золото на воров и жуликов.

Щеки ее порозовели от негодования.

— Я никогда так не думала, — сказала Ракель. — Но мне любопытно, у кого в городе хватит глупости тратить золото на жулика?

— Это важно? — задала серьезный вопрос жена Понса.

— Кажется, важно, — ответила Ракель. — Грааль причиняет большой вред городу, разве не так? Две смерти свидетельствуют, что он находится здесь.

— Или слухи о том, что он здесь. Его же никто не видел, правда?

— Одна женщина — только одна, насколько мне известно — говорит, что видела. Точнее, видела то, что ей назвали Граалем. Это была простая серебряная чаша, помятая и потускневшая. Женщина коснулась ее, и чаша не причинила ей никакого вреда.

— Значит, она не увидела в чаше никакой волшебной силы, — сказала жена Понса. — Этой женщине показал ее тот человек, который говорил, что владеет Граалем?

— Да, — ответила с беспокойством Ракель, не зная, какого ответа ожидал бы ее отец.

— Только ребенок или тот, кто доверчив, как ребенок, способен думать, что такой священный предмет может находиться здесь, в этом городе, — сказала жена Понса. — Это в нынешнее-то время. Хотя в городе много таких глупцов, — добавила она.

— Настолько богатых, чтобы ввести в соблазн жадного мошенника?

— Да. Конечно, достаточно богатых, чтобы ввести в соблазн любого жадного человека.

Жена Понса ненадолго задумалась.

— Самый доверчивый человек, какого я знаю, это сеньор Хуан, торговец зерном. Но у него выдался скверный год, и я сомневаюсь, что сейчас у него достаточно средств — или хотя бы кредита — чтобы ввести в соблазн кого бы то ни было.

— Сеньора Гвалтера было легко обмануть?

— Бедняга… Да, он бы легко поддался на обман. Но его жена — нет. Сеньора Сибилла знает цену деньгам, она всегда пристально следила за ним и его сделками. Не представляю, как она прозевала эту.

— Она очень страдает.

— Но если человек, похитивший золото несчастного сеньора Гвалтера, тот самый, у которого находится Грааль, то стражникам нужно искать его.

— Должно быть, — сказала Ракель.

— В таком случае вы ищете жадного человека, сеньора Ракель, а их здесь так много, — со злобой заговорила жена Понса, — что я не смогу всех перечислить. Но ведь Его Преосвященство епископ должен знать об этих делах больше, чем все остальные? Не может сеньор Исаак спросить его…

Она не договорила.

— К сожалению, — сказала Ракель и задумалась, подбирая слова. — К сожалению, папа и епископ…

— Значит, правда то, что все говорят, — сказала жена сеньора Понса. — Дорогая моя, мне очень жаль. Надеюсь, они смогут помириться. А Его Преосвященство, говорят, очень болен.

Ракель в замешательстве кивнула и решила, что она не мастерица тонкого обмана такого рода. Ей нравился этот торговец шерстью и его семья, и попытки оказать влияние на жену Понса мучили ее. Она попрощалась, послала за Лией, которая сплетничала на кухне, и отправилась дальше, узнав лишь еще одно имя для своего перечня.

Ракели предстояло нанести еще один обоснованный визит в дом сеньора Себастьяна. Идти туда ей не хотелось. Она неожиданно вспомнила, что обещала сеньору Эфраиму принести фляжку укрепляющего настоя сеньоре Дольсе, чтобы предотвратить возврат болезни. Отправила Лию за фляжкой, а сама неторопливо пошла в направлении лавки перчаточника.

Поднявшееся солнце уже освещало улицу. Когда Ракель открыла дверь лавки, глаза ее еще плохо видели после яркого июньского света. В дальнем конце помещения, у двери в мастерскую, она увидела что-то светло-голубое и услышала знакомый голос Даниеля.

— Сеньора Лаура, — произнес он тоном, который был для нее внове.

Ракель помигала, и ее зрение прояснилось. Там, шагах в пяти от нее, Даниель обнимал Лауру Висенс. Голова ее запрокинулась, светлые волосы рассыпались над маленьким прилавком. Даниель, стоя спиной к двери, склонялся над ней.

Ракель повернулась и вышла, щеки ее горели.

Из-за угла появилась запыхавшаяся от быстрой ходьбы Лия.

— Сеньора, я принесла фляжку.

— Хорошо, — сказала Ракель. — Зайди, отдай ее сеньору Даниелю, если у него найдется свободная минута.

Лия быстро вошла в лавку и через несколько секунд вышла.

— Сеньор Даниель говорит «спасибо» и спрашивает, не задержитесь ли вы на несколько минут, пока он не обслужит покупательницу.

— Думаю, у него достаточно дел и без нас, — холодно бросила Ракель. — У нас есть еще вызовы.

— Я сказала ему, что нам нужно к сеньору Себастьяну, — печально сказала Лия.

Ракель некогда было думать о сцене в лавке перчаточника. У Себастьяна, даже несмотря на то, что рядом была Лия, ей приходилось быть начеку, разговаривая с хозяином дома, под его острым, пылким взглядом она чувствовала себя неловко.

Сеньор Себастьян жил в постоянном страхе болезни и близкой смерти. Бледный, рыхлый, он походил на человека, который мало двигается. Но, как, к своему смущению, знала Ракель, в этих вялых руках была сила. Однажды он ухватил ее за запястье, когда Исаак вышел из комнаты дать экономке указания относительно диеты пациента, и она, хоть и была сильной, здоровой, не могла вырваться.

В тот раз, после молчаливой борьбы она позвала: «Папа!» Себастьян одарил ее понимающей усмешкой и выпустил руку.

Поэтому теперь Ракель пошла прямо на кухню в поисках экономки, в надежде не встретиться с хозяином. В корзинке у нее было снотворное для сеньора Себастьяна и несколько травяных смесей, чтобы улучшить его пищеварение.

В кухне ей не было нужды поднимать тему Грааля. Едва она успела дать указания о применении лекарств, как оказалась сидящей за столом с закусками и последними слухами. Кухарка и экономка — заодно с кухонной служанкой и слугой, тощими, нездорового вида детьми, — бросили работу и подсели к ней.

Они рассказали ей о последних появлениях Грааля, ярко описали его и долго перечисляли ужасающие чудеса, совершенные этой чашей.

— Мария увидела Грааль на рынке, — сказала служанка, — и сразу совершенно ослепла. Но упала на колени, помолилась святой Текле, и зрение к ней тут же вернулось.

— Почему святой Текле? — спросил парнишка.

— Не знаю, — ответила служанка, и до конца визита Ракели эти двое детей спорили о святых, не имея никакого понятия о предмете спора. Никто не обращал на них ни малейшего внимания.

— Интересно, — сказала Ракель, — кто в этом городе настолько богат, чтобы тратить золото на жулика? Все говорят, что тот, кто пытается продать Грааль, — жулик.

— Любой, у кого есть золото и нет разума, — ответила кухарка, внезапно спустившись из сферы фантастических домыслов к повседневной действительности. — К примеру, наш хозяин, слишком скупой, чтобы заплатить за хорошее мясо.

Ее прервал дружный хор согласных голосов — все приводили примеры его прижимистости.

Свирепым взглядом кухарка заставила их всех умолкнуть.

— Хотя все знают, у него достаточно золота, чтобы вести десять хозяйств. А он раздает его шарлатанам и лжецелителям.

Это было явно больное место у слуг, должно быть, считавших, что получают мало за свою усердную работу. Грянул новый хор — с гораздо более долгим перечислением примеров.

— Прошу прощенья, сеньора, — сказала наконец кухарка. — Мы не причисляем вашего отца или вас к лжецелителям. Весь мир знает ваше умение. И тот сироп, который ваш отец составил мне от горла прошлой зимой, спас меня от смерти, потому что я не могла ни пить, ни есть.

— Рада, что он помог вам, — негромко произнесла Ракель.

Звон колокола у ворот заставил кухонных слуг прекратить бессмысленный теологический спор. Мальчик пошел посмотреть, кто там, и почти сразу же вернулся с девочкой в грязном фартуке, которая выглядела младше него, но упитанней. Девочка сделала книксен.

— Вы сеньора Ракель? — спросила она.

— Да, — ответила девушка.

— Хозяйка велела позвать вас, потому что молодая хозяйка плохо себя чувствует. Узнав, что вы здесь, она сказала, чтобы я зашла сюда и узнала, сможете ли вы навестить ее.

— Спасибо. А куда мне нужно зайти?

В ответ она получила бессмысленный взгляд.

— Какой дом принадлежит твоей хозяйке? — спросила Ракель, с трудом сдерживая смех.

— В дом сеньора Висенса, сеньора Ракель. Сеньора Алисия велела позвать вас к сеньоре Лауре.

Ракель почувствовала, что кровь снова прилила к щекам. Ей меньше всего хотелось идти в этот дом и еще меньше — видеть маленькую сеньору Лауру. Она хотела ответить служанке отказом, но тут вспомнила, что отец велел ей посетить помимо прочих и дом сеньора Висенса. Сделала глубокий вдох и выдавила улыбку.

— Передай хозяйке, приду, как только закончу дела здесь.

— Сеньор Исаак верит, что Грааль находится в городе? — спросила кухарка, как только маленькая служанка Висенса ушла.

— Да, — неуверенно ответила Ракель. — Или полагает, что это возможно.

— А что думает Его Преосвященство? Он согласен с сеньором Исааком?

— Кажется, у моего отца и Его Преосвященства из-за этого вышел разлад, — ответила Ракель.

— Значит, они вправду поссорились? — спросила кухарка. — Мы слышали о какой-то ссоре.

— Вправду, — ответила Ракель.

— И правда, что сеньор Исаак уже не врач епископа?

— Да.

— Мы слышали об этом, — сказала экономка, — но никто не мог поверить. Скажите, — продолжала она, жадная до новостей, — они поссорились только из-за Грааля, а то я слышала…

Кухарка ткнула ее в бок, и она умолкла.

Ракель поднялась, собираясь уходить. Ей пришло в голову, что, хотя все в кухне были готовы повторять слухи весь день и называть своего хозяина дураком и скупердяем, она сказала все, что нужно, и они не могли добавить к этому ничего полезного.


Сеньора Лаура лежала на боку, подобрав колени, лицо у нее, насколько видела Ракель, было бледным, почти зеленым. Волосы медового цвета разметались по подушке; под голубыми глазами появились темные тени. На ней поверх сорочки было просторное платье.

Ракель придвинула стул и взяла ее за руку.

— Скажите, сеньора Лаура, что случилось.

Та покачала головой.

— Ничего, сеньора Ракель. Просто обычное время. Но меня так тошнило, было так больно, что мама перепугалась и послала за вами. Так что, видите, делать ничего не нужно.

— Еще как нужно, — сказала Ракель. Звонком вызвала служанку и дала ей зашитый в льняную ткань пакетик. — Положи его в чашку и залей кипятком. Потом принесешь нам.

Как только служанка ушла, Ракель налила воды, добавила туда каплю жидкости из пузырька и протянула Лауре.

— Боль от этого прекратится. Выпейте.

— Меня вырвет, — ответила девушка.

— Ерунда, — твердо сказала Ракель. — Пейте.

Лаура с трудом села и, гримасничая от неприятного вкуса, выпила жидкость.

— Теперь ложитесь на живот, — сказала Ракель.

Лаура испуганно посмотрела на нее и повиновалась.

Ракель стала массировать ей поясницу сильными, умелыми пальцами. Служанка вернулась; Ракель кивком велела ей поставить чашку и продолжала массаж.

— Теперь лучше, — заговорила Лаура, голос ее повышался и понижался в такт движению рук Ракели. — Откуда вы знаете, что делать? Наверное, вы удивительно умная. Мама говорит, что единственное средство — это выйти замуж и родить ребенка. Я рада, что есть и другие средства.

— Сколько вам лет? — спросила Ракель, продолжая массировать ей поясницу.

— Четырнадцать. Папа говорит, замуж мне еще рано.

— Пожалуй, он прав, — сказала Ракель. — Для некоторых девушек — ничего, но большинству лучше повременить несколько лет.

Она прекратила массаж.

— Теперь перевернитесь. Знаете, массаж может делать вам ваша служанка. Если хотите, пусть втирает вам в кожу ароматические масла.

Лаура перевернулась и села. Ракель перелила жидкость в другую чашку и дала ей выпить.

— Это мамина служанка, — сказала Лаура. — Для меня она не станет делать этого. Она не причесывает меня, не помогает одеваться. Она все время суетится вокруг мамы. Мама любит постоянно выглядеть как можно лучше, — добавила она с легкой обидой.

— Тогда поручите это кухонной служанке. Она маленькая, но руки у нее, похоже, сильные — это все, что нужно. Давайте ей дополнительную монетку, и она будет рада учиться и помогать.

— Я знала, что мне нужны были вы, — с довольным видом сказала Лаура.

— Я?

— Да. На днях мы с мамой пошли к перчаточнику Эфраиму посмотреть, что у них есть, и там был очень красивый молодой человек — высокий, с очаровательной улыбкой и голосом. В общем… сегодня утром я опять пошла туда, потому что не могла принять решение, и папа сказал, что я могу иметь только одну пару перчаток, а не три, и, пока была там, я почувствовала слабость, и он сказал мне, как вы умелы, как умны, посоветовал попросить маму вызвать вас. Ваша служанка сказала, что вы будете у сеньора Себастьяна, — и закончила с почти злорадным торжеством в лице: — Его зовут Даниель.

— Да, — сказала Ракель слегка искаженным голосом, так как говорила сквозь стиснутые зубы. — Он очень обаятельный, правда?

— Меня больше совсем не тошнит, и голова не кружится, — сказала Лаура. Действительно, ее мертвенная бледность исчезла, и казалось, она готова спрыгнуть с кровати.

— От капель, которые я дала вам, захочется спать, — предупредила Ракель. — Вам лучше полежать немного. Тогда все будет в порядке.

Ракель оставила ей еще три пакетика трав от спазм, дала указания и стала спускаться, чтобы немного поговорить с сеньорой Алисией.

Ее остановил на лестнице доносящийся снизу знакомый голос. Даниель заботливо расспрашивал о сеньоре Лауре, он принес ей рисунок перчаток, который, видимо, считал наиболее подходящим для нее.

Голос этот услышала не только она. Наверху поднялась суматоха срочных приготовлений, и неожиданно быстро сеньора Лаура, подкрепленная дозой самого сильного болеутоляющего средства сеньора Исаака, протиснулась мимо нее и, белокурая, красивая, в голубом шелковом платье, стала спускаться по лестнице, мило улыбаясь запрокинутому лицу Даниеля.

— Привет, Даниель, — сказала Ракель. — Не ожидала увидеть тебя здесь.

— Здравствуй, Ракель, — ответил Даниель с поклоном. — Я не удивлен, что вижу тебя. Я убедил сеньору Лауру послать за тобой. И ты, как можно видеть, замечательно помогла ей, — любезно добавил он.

— Благодарю, — холодно ответила она. — Сеньора Алисия, можно поговорить с вами?

Ракель отвела в сторону хозяйку дома, дабы объяснить, что сделала.

— Я оставила кое-какие лекарства. Если она будет принимать их, когда начнется недомогание, сильных средств не потребуется. И пусть одной из служанок покажут, как массировать ей поясницу, это как будто приносит ей большое облегчение. Скорее всего, проблема станет менее острой примерно через год — она так мучительно ощущает это из-за возраста.

— У меня никогда не было таких мучений, — сказала сеньора Алисия. — И у моей матери тоже, поэтому я не знаю, что делать.

— Значит, вам повезло. Я приду завтра удостовериться, что ей лучше.

И, обмениваясь с хозяйкой комплиментами, Ракель ушла. Когда они с Лией уже подходили к дому, девушка осознала, что не достигла ни одной из своих целей в доме сеньора Висенса.

— Противная маленькая кокетка, — пробормотала она. — Это из-за нее.

— Прошу прощенья, сеньора? — сказала встревоженная служанка.

— Ничего, Лия, — успокоила ее Ракель. — Просто я вспомнила о том, что забыла сделать. Однако нам нужно поспешить, иначе мы опоздаем к обеду.

— Я только это и делаю с тех пор, как поднялась утром. Спеши, спеши, спеши. Мне лучше будет на кухне, — пробормотала Лия под нос и направилась прямо к Наоми с ворохом утренних сплетен.

Глава семнадцатая

Даниель зашел перед ужином и спросил сеньора Исаака

Юдифь покачала головой.

— Очень жаль, Даниель, — сказала она. — Мужа срочно вызвали к кому-то в городе.

— Когда вы ждете его обратно? — спросил Даниель.

— Он ушел несколько часов назад. Должен вернуться с минуты на минуту, — ответила она, выглянув за ворота. — Посиди с нами, поешь чего-нибудь.

— Спасибо, сеньора Юдифь, — ответил молодой человек. — Вы очень любезны, но дело, о котором я хотел поговорить с ним, пожалуй, очень незначительное, и мне нужно выполнить несколько поручений тети. Мальчик-слуга заболел, много дел остались несделанными. Я с удивлением узнал об этом, — беспечно добавил он, — так как готов был поклясться, что он за неделю и пальцем не шевельнул. Вот так можно ошибаться. Передайте мои наилучшие пожелания сеньору Исааку. И сеньоре Ракели.

С этими словами он ушел.

— Кто там был, мама? — спросила Ракель, спустившись через несколько минут.

— Даниель, — ответила ее мать. — Хотел поговорить с твоим отцом, зайти отказался. Интересно, что ему было нужно?

— Право, не знаю, — ответила Ракель, беря с блюда маслину и поднося ее ко рту.


— Юсуф, как прошел твой визит к юному сеньору Марти? — спросил Исаак. Они сидели во дворе в тишине позднего вечера. Теплая, насыщенная цветочным ароматом темнота была непроглядной, безлунной, Ракель пыталась вышивать при свете двух свечей. Со стола убрали остатки ужина, слуг нигде не было видно, Юдифь занималась близнецами.

— Не особенно успешно, господин, — ответил Юсуф. — Сеньор Марти очень порывистый, очень упрямый, слушает невнимательно. Поэтому разговаривать с ним трудно.

— Что ты говоришь, Юсуф? Это звучит пугающе, — насмешливо сказал Исаак. — Я уже знаю, как порывист этот молодой человек и как трудно его урезонить. Собственно говоря, он копия своего отца. Добродушный, ласковый, преданный семье и совершенно несговорчивый. Вот почему они так ожесточенно ссорились.

Он налил себе немного вина, разбавил его водой и выпил.

— Теперь, когда мы выслушали и приняли твои оправдания, расскажи нам о встрече с ним.

— Когда я нашел его, — сказал Юсуф, — он уже выпил слишком много вина.

— Где ты его нашел?

— В таверне матушки Бенедикты, — ответил мальчик. — Там было тихо, поэтому я подумал, что это хорошее место для разговора. Мне нужно было выбирать более осмотрительно, господин.

— Оставь это, — сказал Исаак. — Расскажи, что произошло.

— Ну, он сразу же заговорил, что если вы, господин, послали меня сказать ему, что сеньор Аструх неповинен в смерти его отца, то он сам уже это понял. Я сказал, что очень рад этому. Заговорил о Его Преосвященстве, и сеньор Марти сказал, что Его Преосвященству нет дела до того, что произошло с чьим бы то ни было отцом, и поэтому разговаривать о епископе он не хочет — только сказано это было, господин, в гораздо более резких выражениях…

— Понимаю, Юсуф, ты смягчаешь его слова, чтобы не оскорбить мои нежные уши, — сказал врач.

— Или мои, — добавила со смехом Ракель.

— Потом, к сожалению, двое мужчин за другим столом стали прислушиваться — сеньор Марти говорил очень громко — и сказали, что епископ ничего не может сделать, потому что очень болен, и что сеньор Марти слышал о крови во дворе, и что все боятся обвинять сеньора Висенса, потому что он богат и влиятелен, но очевидно, что это он убил сеньора Гвалтера. Потому что он убил этого Баптисту, ножом из своего дома, одним из пары, и сеньор Гвалтер был убит точно таким же образом, таким же ножом, другим из этой пары.

— Папа, это правда?

— Нет, — ответил Исаак. — Гвалтера убили длинным кинжалом, ударом под ребра в сердце. Лицом к лицу. На Баптисту напали сзади и перерезали горло. Очень острым лезвием, сказал капитан, который разбирается в таких делах. А кровь во дворе сеньора Висенса была крысиной. Но то, что эти слухи неверны, не делает их менее опасными. — Умолк, чтобы обдумать услышанное. — И сеньор Марти слушал всю эту ерунду? — спросил он наконец.

— Да, господин, — ответил Юсуф. — Сперва спросил, откуда им это известно, они ответили, что все это знают. Потом потребовал вина для всех — но матушка Бенедикта сказала, что хотела бы получить плату перед тем, как нести вино. И он ушел, призывая небесную кару на сеньора Висенса и матушку Бенедикту. Я следовал за ним, пока мог.

— Он пошел домой?

— Да, господин, в конце концов.

— Вот почему ты едва не опоздал к ужину, — сказала Ракель.

Среда, 11 июня

— Я обещала сеньоре Лауре проведать ее сегодня утром, — твердо сказала Ракель. — Значит, надо идти.

— Возьми с собой Юсуфа и Лию, — сказал ее отец. — Они могут делать дело на кухне, пока ты ублажаешь богатых дочерей.

— Папа, я не говорила, что ублажала ее.

— Это было ясно и без слов, дорогая моя.


И Ракель отправилась со своей свитой, твердо решив, что на сей раз заставит собеседников говорить о чем-то еще, кроме страсти сеньоры Лауры к перчаткам. И к перчаточникам.

Ворота открыла им кухонная служанка.

— Спасибо, — сказала Ракель, давая ей монетку, — но ведь ты не можешь работать и на кухне, и во дворе. У сеньора Висенса мало слуг?

— Нет, сеньора, — ответила служанка, засовывая монетку в карман под фартуком. — Но племянницу кухарки, ту служанку, что пошла на совет и сказала всем о крови во дворе, прогнали. Сеньора рассердилась на нее за это. Поэтому привратник делает свою работу и большую часть ее работы, а я делаю остальную часть и приглядываю за воротами, потому что привратнику некогда. А служанка сеньоры занята по горло с госпожой.

— Ясно. Хорошо, я поднимусь и постучу в дверь.

— Но, сеньора, боюсь, вы не захотите туда входить — там идет жуткий скандал. Этот молодой человек — сеньор Марти — орет на хозяина… но, думаю, сеньора Лаура будет очень рада подняться в свою спальню, лишь бы уйти оттуда. И, сеньора, поскольку вы сказали, что мне нужно научиться растирать ей поясницу, я буду каждый месяц получать дополнительную плату. Но сеньора не знает о дополнительной плате, — добавила она в тревоге.

— Я не скажу ей ни слова, — пообещала Ракель.

Пока кухонная служанка рассказывала ей о семейных делах, насколько знала, они шли через двор, и шум в доме слышался все громче и громче. Голос в доме определенно принадлежал Марти Гутьерресу. Едва Ракель подошла к двери, та распахнулась, словно в каком-то причудливом приглашении, и в проеме появился молодой человек. Он стоял боком, наполовину в комнате, наполовину за дверью, и продолжал кричать:

— А когда покончу с вами, сеньор Висенс, я тем же ножом перережу горло вашей ухоженной жене и вашей хорошенькой дочери. Тогда, возможно, вы поймете, что значит страдать.

— Нет, — послышался рассудительный голос позади него, — вряд ли. По вашим словам, я буду мертв, разве не так?

Марти повернулся спиной к комнате и оказался лицом к лицу с Ракелью.

— Надо было знать, что я обнаружу это ведьму здесь, в одном доме с убийцей. — Он обвиняюще указал на нее пальцем. — Вы тоже причастны к этому, не так ли, сеньора Ракель, вы и ваш отец крадетесь из дома в дом, подслушиваете чужие секреты, шпионите, вкрадываетесь в доверие к беспомощным вдовам.

— Мой отец не крадется, сеньор Марти, — с большим достоинством ответила Ракель, голос ее был ледяным от ярости. — И ваша мать отнюдь не беспомощная вдова. Она гораздо менее беспомощна, чем вы. Вы пьяны, сеньор Марти. А ведь еще утро.

— Я имею право быть пьяным, — заговорил он. — Клянусь Богом, после всего, что выпало на мою долю, имею. А ты — распутная ведьма, ты говоришь, как ваш друг-епископ. Читаешь мне нравоучения. Где вы обучились благородному искусству читать их, сеньора? В постели?

Его прервало рычание за спиной Ракели, и Даниель, вошедший в ворота и успевший услышать слова девушки и ответ Марти, ворвался в эту сцену.

— Ты грязный, лживый негодяй, Марти Гутьеррес! — выкрикнул он и пошел через двор широким шагом. Взяв Ракель за плечи, отстранил ее, сделал большой шаг вперед и ударил Марти по лицу.

— Прекратите, — послышался голос, и появился сеньор Висенс. Ухватил занесенную руку Марти, — Даниель, бери его за другую руку.

Они вдвоем крепко держали его.

— Пере, — громко крикнул сеньор Висенс, и тут же, словно по волшебству, появился привратник. — Окунай этого шумного щенка головой в фонтан, пока он не протрезвеет, а потом отведи к матери. Если нужна помощь, позови Энрике.

— Думаю, обойдусь, — ответил Пере. Ухватил вырывающегося Марти за воротник и зад брюк и, толкая, повел к фонтану.

— Сеньора Ракель, добро пожаловать, — сказал Висенс. — И сеньор Даниил. Вы оба очень желанные гости. Извиняюсь за столь драматичный прием в моем доме.


Висенс проводил их в гостиную, где его сдержанная, красиво причесанная жена безмятежно вышивала. Пригласил их сесть и крикнул, чтобы принесли вина.

— Мы только что видели прискорбное воздействие излишка вина в ранний час, — сказал он, — но это в высшей степени досадная случайность. Думаю, сеньоре Ракели нужно немного выпить.

— Я не расстроена, сеньор Висенс, — сказала Ракель, хотя вуаль сдивнулась с ее лица, и бледность щек противоречила словам. — Понимаю, что сеньор Марти очень тяжело воспринял смерть отца и считает, что должен быть кто-то, кого можно винить в ней.

Внезапно она вспомнила, для чего находится здесь.

— В конце концов, весь город только и говорит об этой ужасной истории, поэтому нужно прощать…

— Но он должен научиться осторожности в обвинениях, — сказал сеньор Висенс, подавая ей чашу с разбавленным вином. — Во всяком случае, мы знаем, что все они бессмысленны.

— Все понимают, что нельзя принимать слова пьяного всерьез, — сказала Ракель, думая об обвинениях в убийстве.

— Вы мудры, сеньора Ракель, для своего юного возраста.

По его взгляду девушка поняла, что он счел, будто она имеет в виду замечания Марти относительно ее добродетели, и покраснела.

— Но я не такая юная, как сеньор Марти. Видимо, его возрастом объясняется то, что он так порывист и бездумен…

— Конечно. Кстати, о юности. Не ученика ли вашего отца я видел во дворе? Его не напугала эта сцена?

— Думаю, нет, сеньор Висенс, — ответила Ракель. — Полагаю, вы найдете его на кухне. У него есть достойная сожаления привычка находить путь в кухни и в души самых бессердечных поваров.

— Пусть проводит на кухне столько времени, сколько захочет, — неожиданно сказала сеньора Алисия. — Хотя он не должен считать, что его место там. Он ведь подопечный Его Величества?

— Да, — подтвердила Ракель. — Но ему нравится непринужденная обстановка на кухне, как и удобство большого помещения.

— Он еще мальчик, — сказала сеньора Алисия и снова погрузилась в молчание.

— Боюсь, ход ваших дел был сильно нарушен этим злополучным происшествием, — сказала Ракель.

— Да, — ответил сеньор Висенс, — но в наше время нужно привыкать к таким вещам, правда, моя дорогая?

— Видимо, да, — ответила сеньора Алисия и снова погрузилась в молчание.

— Ну мне нужно поговорить с сеньором Даниелем относительно пары перчаток, а вы, полагаю, пришли к моей дочери. Надеюсь, ей уже гораздо лучше.


Мимо дворца епископа медленно шли погруженные в разговор высокий человек в длинном плаще и монах-францисканец среднего роста и хрупкого сложения. Они пошли по дорожке, ведущей мимо двери на кухню, и незамеченными вошли в узкий проход.

— Сеньор Исаак, Его Преосвященство будет рад вас видеть, — заметил монах, закрыв за ними дверь.

— Ему сегодня лучше, отец Бернат? — спросил врач.

— Он пребывает в беспокойстве и раздражении, — ответил секретарь епископа. — Мне кажется, значительно лучше. Надеюсь, у вас есть время поиграть в шахматы.

И повел врача вверх по узкой винтовой лестнице, ведущей в спальню Его Преосвященства.

Тут в остальных частях дворца прекратилась всякая деятельность. Те, кто делал вид, будто выполняет свои обязанности, бросали все, заслышав шаги врача, и напрягали слух, чтобы первыми услышать о кончине Его Преосвященства.


Ракель вышла из дома сеньора Висенса в сильном раздражении. Дойдя до середины двора, вспомнила, что не позвала Лию и не сказала Юсуфу, что уходит. Руководствуясь запахом, она пошла вокруг дома на кухню, открыла дверь и свирепо посмотрела на них. Как она и ожидала, они уютно сидели за столом, ели, пили и болтали. Забыв, для чего отец отправил их сюда, Ракель отрывисто сказала, что уходит, и они поплелись за ней.

Когда они шли по двору, из дома вышел Даниель.

— Ракель, надеюсь, ты полностью оправилась, — заботливо сказал он.

— От чего?

— Марти говорил о тебе непростительные вещи, — с удивленным видом сказал Даниель. — Я тоже расстроился.

— А, это. Он был пьян, — сказала Ракель. — И к тому же вообще глуп, как пробка. Не представляю, как можно принимать его всерьез.

За отсутствием привратника кухонная служанка выпустила их из ворот, и они пошли в сторону еврейского квартала.

— Ты нашла сеньору Лауру в худшем состоянии, чем ожидала? — спросил Даниель, недоуменно хмурясь.

— У нее все в порядке, — ответила Ракель. — Женские неприятности. Волнение по пустякам. Не беспокойся — когда придешь в следующий раз, она будет вовсю улыбаться. И улыбалась бы сегодня, — добавила она ядовито, — только ей нужно было увидеться со мной, и служанка ее матери заставила ее оставаться в спальне до моего появления.

Она резко отвернулась.

— Мне нужно идти. Времени уже много. Я не собиралась задерживаться так долго в доме сеньора Висенса.

И пошла так быстро, что запыхавшаяся Лия далеко отстала от нее.

Даниель остановился и смотрел ей вслед.

— Что это с ней?

— Думаю, я мог бы сказать вам, сеньор Даниель, — ответил Юсуф, — но я не уверен. Могу ошибиться.

— Скажи своему учителю, что я хотел бы поговорить с ним кое о чем, — сказал Даниель.

— О чем же? — спросил Юсуф.

— Ты любопытен, не так ли? О Жуакине. Том самом монахе. Это, кажется, удивляет тебя?

И Даниель медленно пошел домой.

Глава восемнадцатая

Праздник тела Христова. Четверг, 12 июня

Это был ясный, солнечный день, прохладный ветерок умерял жару. Превосходный день для праздника, и толпа горожан в лучших одеждах стекалась к собору на мессу.

Многим было любопытно, кто будет вести службу, еще более любопытно — кто станет читать проповедь вместо Его Преосвященства. Если отец Франсеск, то в основном проповедь будет исходить от самого епископа. Если кто-то другой — особенно не из числа сторонников Беренгера — это даст любопытные указания на то, чего ждать в ближайшие годы.

Никого не удивило, что службу вел отец Франсеск. Однако когда пришло время читать проповедь, он скромно сел в кресло среди других каноников. Ближайшая к кафедре дверь открылась, кто-то вошел и поднялся по ступеням на кафедру.

Для многих стал сильным потрясением — правда, не для Франсеска Монтерранеса и не для Берната — вид Беренгера де Круильеса, глядящего сверху вниз на своих прихожан.

Кто-то впоследствии говорил с радостным изумлением в голосе, что епископ походил на умирающего. Другим показалось, что он несколько бледен. Но все соглашались, что говорил он обычным твердым, звучным голосом — хорошо слышным в самых дальних уголках собора.

— Beatus vir qui non abiit in consolio imporium, — произнес он, и в голосе его звучала горечь. — Что означает, дети мои, блажен муж, который не ходит на совет нечестивых.

Епископ посмотрел на своих прихожан, взгляд его, казалось, проникал всем в душу.

— Дети мои, — продолжал он, — слушайте меня внимательно, прошу вас, и запоминайте, что я скажу. Среди нас ходит зло, смертоносное, словно чума, и двое уже стали его жертвами. Два человека в расцвете жизни. Один из них, уважаемый горожанин, был нам всем известен; другой был чужаком среди нас и заслуживал, хотя, возможно, и был грешником, нашей помощи и защиты.

Они погибли, потому что слишком многие из нас — из вас, стоящих здесь перед алтарем, — слушали дурные советы нечестивых — злых или глупых мужчин и женщин — вместо того, чтобы заткнуть уши и прислушиваться к своему, Богом данному благословенному здравому смыслу.

Сегодня мы отмечаем великое таинство жертвоприношения Тела нашего Господа. Изначально я собирался говорить об этом священнейшем из жертвоприношений, но эти слова были вырваны у меня из уст деяниями иных сил.

Прихожане с неловкостью замялись.

— Кое-кто говорит, что она здесь, — произнес он обычным тоном, однако голос его был слышен у западной двери. — Сейчас, в нашем городе, — добавил он, повысив голос. — Эта чаша, священная чаша, Грааль, в которой Господь наш принес себя в жертву перед своими учениками[3]. Среди вас есть те, кто говорит, что эта священнейшая из реликвий находится здесь. И что она сеет зло вокруг себя. И они говорили не только это. Успокойтесь, дети. Я слышал все, что говорят грешные и глупые. Что Грааль может принести власть и неслыханное богатство, что он может менять обличье, чтобы его не коснулись недостойные руки, что он может убивать.

То, что говорят они — ложь, одна ложь. Подумайте сами. Я должен поверить, что чаша, вмещавшая в себя жертву нашего Господа, представляет собой камень алхимика? Что это волшебная палочка? Огонь шарлатана на рыночной площади? Или языческий идол? Если да, то Грааль поистине попал в руки сатаны, а поверить в это я не могу.

Вам достаточно знать, что эта священная чаша в безопасности. Она находится среди высоких и далеких гор; ее охраняют ревностные, заботливые монахи. Она была перенесена туда во время вторжения неверных, ради сохранения. И остается там, охраняемая толстыми стенами и горячими молитвами.

В городе нет никакой ужасающей священной реликвии, угрожающей вашей жизни и безопасности или сулящей неизмеримые богатство и власть. Уверяю вас, дети мои, такие верования нечестивы! Я не потерплю их в своей епархии.

Епископ повернулся к алтарю, негромко произнес: «In nomine Patris, et filii et Spiritus Sancti. Amen»[4], и быстро вышел в ту дверь, в которую вошел.


Большинство прихожан нашло эту проповедь интересной, хотя не поверило ни единому ее слову. Однако большую часть дня люди говорили о том, что прочел ее сам Беренгер.

Глава девятнадцатая

Во второй половине дня в доме врача царила тишина. С обеденного стола убрали, близнецы играли в одну из самых спокойных своих игр. Юсуф незаметно ускользнул, а Ракель во время обеда внезапно ушла в свою комнату, оставив родителей во дворе одних. Даже кошка спала, свернувшись клубком на скамье подле Исаака.

— Исаак, — сказала ему жена, — ты должен что-то сделать с Ракелью.

— Что с ней нужно делать? — спросил отец девушки.

— В последние дни она в дурном настроении, — ответила ее мать. — Стоит мне пожурить ее, она огрызается, как бродячая собака. И за обедом ничего не ест. Наоми очень расстроена.

— Этому наверняка есть причина, — спокойно сказал Исаак. — Может быть, даже хорошая. На твоем месте, Юдифь, я бы не обращал на это внимания.

— На нее это так непохоже. Может, она больна?

— Для больной, дорогая моя, они ходит слишком быстро. Оставь ее, посмотрим, не вернется ли к ней обычное настроение.


Ракель лежала на кровати, глядя на толстые потолочные балки, и думала, надолго ли ее оставят в покое. Посреди обеда, стремясь уединиться, она пробормотала какие-то извинения и выбежала из-за стола, но теперь, добившись своей цели, не была уверена, что хочет оставаться наедине со своими мыслями.

За обедом она упорно смотрела на красиво лежавшую на тарелке запеченную рыбу — одно из лучших блюд Наоми с острой фаршировкой и кисло-сладким соусом — и старалась убедить себя, что ничего важного утром не произошло. Молодой человек, которым она не интересовалась, но который ухаживал за ней, перенес внимание на дочку торговца тканями с большими коровьими глазами и полным отсутствием благоразумия, в голове у которой никогда не бывало больше двух мыслей — как причесаться без помощи материнской служанки и какое платье надеть.

Ракель подняла ложкой кусочек плававшей в соусе рыбы, поднесла ко рту, а потом опустила снова. Как он мог? Безмозглое существо — христианка — неспособное позаботиться о себе, как младенец. При этой мысли она почувствовала, что глаза ее наполняются слезами, и выбежала из-за стола.

Уединение в комнате не помогало. Унизительная правда заключалась в том, что ее волновало поведение Даниеля, то, что он обратил свое внимание на другую. Очень волновало. Ей в ее надменности не приходило в голову, что она может уступить его другой, более щедрой на улыбки и внимание. Она все время предполагала, что, если не появится кто-то более интересный, она выйдет замуж за Даниеля, и он будет очень благодарен ей за то, что она снизошла до него.

То, как незамужние подруги и знакомые поглядывали на Даниеля, веселило и радовало ее. Какой она была дурой! Любая другая восприняла бы это как предостережение. Никогда она не была так рассержена и обеспокоена, в тот момент, когда по велению долга занималась маленькой сеньорой Лаурой и была вынуждена терпеливо слушать ее болтовню о том, какой Даниель обаятельный. Велась болтовня наверняка со злым умыслом. Живя в городе, где простая кухонная служанка не может завести ухажера без того, чтобы все не обсуждали этого, Лаура прекрасно знала, что Даниель был привязан к Ракели.

Или не был? Что, если он никогда особенно не интересовался ею? Если он позволял дяде и тете подталкивать себя к ней, они были бы довольны этим браком, потому что он объединил бы уже дружественные семьи и принес бы их племяннику богатое приданое? Щеки ее вспыхнули, она перевернулась, уткнулась лицом в подушку и заплакала.


Покой во дворе нарушил звон колокола у ворот.

— Кто это может быть в такой час? — раздраженно спросила Юдифь.

— Я думаю, друг, — ответил Исаак. — Судя по спокойному поведению кошки.

Кошка открыла один золотистый глаз, дернула ухом в сторону ворот и снова задремала.

— Это Даниель, — сказала Юдифь, встала и направилась к воротам. — Я впущу его. Он может пол дня звонить, пока Ибрагим его услышит. Входи, Даниель. Надеюсь, все здоровы?

— Совершенно здоровы, сеньора Юдифь, — ответил молодой человек. — Простите, пожалуйста, что нарушил ваш покой, но я пришел повидать сеньора Исаака по одному незначительному делу.

— Ничего, — ответила Юдифь, воспитание не позволяло ей оставаться во дворе после такого недвусмысленного намека. — Прошу извинить меня. У меня много дел. Возможно, мы сможет поговорить потом, — негромко сказала она, быстро поднялась по лестнице и села там, откуда могла слышать разговор.

— Мама! Кто там? — спросила Ракель, открыв дверь своей комнаты.

— Просто-напросто Даниель, дорогая, — ответила Юдифь. — Пришел поговорить с твоим папой по какому-то делу.

— А, — произнесла Ракель. Закрыла дверь и снова бросилась на кровать.


— Сеньор Исаак, приношу прощения, — сказал Даниель. Если он и надеялся увидеть Ракель, сидящую с другими членами семьи, то не подал вида. — Прошло несколько дней с тех пор, как я побывал в монастыре. Я собирался сразу же рассказать вам, что там узнал, но всякий раз, когда приходил, было невозможно поговорить с глазу на глаз. Вы занятой человек, сеньор Исаак, — уныло добавил он.

— Я не беспокоился об этом, — ответил врач. — Твои подвиги хорошо известны.

— Какие?

— К примеру, ты очень долго разговаривал с братом Жуакином. Дон Видаль де Бланес упомянул об этом епископу.

— Неужели? — сказал Даниель. — Я думал, что был более осторожным.

— Даниель, я удивляюсь, — недовольно сказал Исаак. — Уж ты-то должен знать, как быстро расходятся новости и слухи в маленькой общине. Думаю, монах даже чихнуть не может, чтобы от силы через час это не стало известно всем.

— Но они как будто почти не разговаривают друг с другом! — сказал Даниель. — Ну, что ж — простите, если стал причиной неприятностей. Но все же позвольте рассказать вам о том визите.

— Конечно, рассказывай.

— Когда я закончил дела с настоятелем — у него ушла всего минута, сеньор Исаак, чтобы примерить перчатки и сказать, что он доволен ими — я спросил монаха, который привел меня в его кабинет, как себя чувствует молодой Жуакин. Объяснил, что встречался с ним в доме сеньора Гвалтера, и сказал, что всем интересно, как у него дела. Постарался задать вопрос небрежно — словно спрашиваю из простой любезности, а не из любопытства. Видимо, у меня это получилось плохо, — добавил он.

— И ты получил ответ? — спросил врач.

— Можно сказать так, — ответил Даниель. — Мы шли по монастырю, и этот брат указал мне на монаха, работавшего в небольшом декоративном садике в центре. Сказал: «Вот он. Ступня его зажила, но он все еще какой-то странный. С цветами обращаться умеет». Потом сказал, что привратник выпустит меня, и ушел. Сперва я счел это очень странным, потом я решил, что он тактично позволил мне поговорить с братом Жуакином. И я подошел к нему.

— У тебя получился разговор с ним?

— Да, — ответил Даниель. — Пожалуй. Однако это был очень странный разговор.

Он умолк.

— Даниель, — спросил Исаак, выждав подобающее время, — ты передашь мне, что говорил Жуакин?

— Конечно, сеньор Исаак, — поспешно ответил молодой человек. — Только это был очень странный разговор, — повторил он.

— Все-таки расскажи, Даниель.

— Казалось, он совершенно не интересуется своим здоровьем. Когда я спросил его о ступне, он посмотрел на нее и покачал головой. Не так, будто она беспокоила его, а словно бы не думал о своих ступнях годами. Я мог бы так посмотреть, если б вы спросили, как дела у меня с бровями.

— Интересно, — сказал Исаак.

— А потом я спросил, не собирается ли он вернуться в свой монастырь в горах. Ну… собственно, сперва я спросил, где этот монастырь находится. Он как будто бы не знал, сеньор Исаак, — сказал Даниель с недоумением. — Покачал головой и ответил, что сажал цветы, когда я спросил его о монастыре. Когда я спросил снова, он неожиданно заговорил. «Я должен вернуться в горы, — сказал он, — это единственное место, где она будет защищена от плохих людей. Я должен доставить ее обратно в горы. Ей здесь плохо». Я был поражен, как вы можете представить, и спросил, о ком он говорит. Жуакин уставился на меня. Наконец ответил: «О чаше». И тогда я спросил, у него ли она.

— Вы были одни, вас никто не подслушивал? — спросил Исаак.

— Мы находились в центре садика, разговаривали негромко, — ответил Даниель. — У Жуакина очень тихий голос. На людной улице его не расслышишь. Так что если даже монахи прятались в монастыре, не думаю, чтобы они могли нас подслушать.

— Я не был бы совершенно в этом уверен, — сказал врач.

— Может быть, и нет, сеньор Исаак, — заговорил Даниель с несколько смущенным видом. — Однако долгое время спустя — разговаривая с Жуакином, нужно набраться терпения — он сказал: «У меня ее нет. У меня забрали все, когда я был болен, но чаши у меня не было». Потом очень серьезно посмотрел на меня и сказал: «Я знаю, где она. Я всегда знаю, где она». Он говорил так мягко и так искренне, сеньор Исаак, что я почти поверил ему.

— И это все?

— Нет, — ответил Даниель. — Зайдя так далеко, я решил, что могу спросить его о чаше. И спросил, правда ли, что она опасна в руках грешника. Он ответил, что она священная, добрая и никому не причинит зла, но он должен отнести ее в горы, где она будет в безопасности. После этого, о чем бы я его ни спрашивал, я получал тот же ответ и в конце концов сдался.

— И это все?

— Все, что имеет какой-то интерес, сеньор Исаак.

— Даниель, расскажи все, что помнишь. Мне хотелось бы узнать и незначительные подробности.

— Как хотите, сеньор Исаак. Временами он говорил слишком уж сбивчиво, но я постараюсь. Я пожелал ему доброго пути. Жуакин ответил, что он уже почти готов к уходу, но не может пуститься в путь, пока луна очень яркая. Он был совершенно помешанным, сеньор Исаак, потому что тогда на нас весело светило утреннее солнце. Я согласился, что это было бы трудно — что еще можно было сказать? — и ушел, потому что из монастыря вышли несколько монахов, мне пришло в голову, что они могли заинтересоваться, о чем мы говорим.

— Они заинтересовались, — сказал Исаак. — Но гораздо меньше, чем я. Мне бы хотелось поговорить с этим парнем.

Он поднялся и стал медленно расхаживать по двору.

— Но, боюсь, скоро для этого станет слишком поздно.

Позади них лязгнули ворота, потом послышались легкие шаги по камням двора.

— Это вернулся Юсуф, — сказал Даниель.

— Господин, — спросил мальчик, — я был вам нужен? Вы сказали мне, что хотите отдохнуть…

— Я отдыхал, Юсуф. Нужен ты мне не был.

— Я вернулся так быстро, потому что получил сообщение для вас, — сказал мальчик, протягивая квадратик сложенной бумаги.

Исаак осторожно пощупал его. Он был запечатан воском, но знаки на печати были неразборчивы.

— Кто-то хочет встретиться со мной, — сказал врач, — но в такой тайне, что запечатал письмо изо всей силы. И как он думает, кто его прочтет?

— Я не должен больше вмешиваться в ваши дела, — сказал Даниель, поднимаясь на ноги.

— Спасибо, Даниель, — сказал хозяин дома — Мне было очень интересно то, что ты рассказал.

— До вечера, сеньор Исаак, — сказал молодой человек и ушел.

Исаак сломал печать, провел пальцами по поверхности бумаги и отдал ее Юсуфу.

— Там что-то написано, господин, — сказал мальчик.

— Прочесть можешь?

— Да, — неторопливо ответил Юсуф. — Надеюсь. Но буквы неразборчивы.

— Тогда позови Ракель, — сказал Исаак. — Вдвоем вы сможете разобрать написанное.


— Читать трудно, папа, — сказала успокоившаяся Ракель. Она умылась, но была рада, что может избежать внимательного взгляда матери. — Чернила бледные, перо отвратительное, почерк ужасный. К счастью, письмо короткое.

— Сможешь прочесть его? — спросил Исаак. — Признаюсь, мне не терпится узнать, что есть в письме, кроме неразборчивого почерка.

— Извини, папа. Оно начинается: «Уважаемый сеньор Исаак. Простите этот срочный вызов, но если… — Ракель умолкла, разбирая следующее слово. — Если возможно, приходите в мой дом между закатом солнца и восходом луны, со… — Она снова сделала паузу. — Кажется, тут написано: «со всей возможной осторожностью. Грааль найден, и мне нужен ваш совет. Если вы преподнесете чашу Его Преосвященству в знак доброй воли, это может оказаться значительным шагом на пути к примирению между вами. Подписано «Висенс», — сказала Ракель, возвращая письмо отцу.

— Висенс, — сказал Юсуф. — Этого не может быть.

— Почему ты так говоришь? — спросил Исаак.

— Не могу поверить, что сеньор Висенс может совершить такой дурной поступок.

— Какой? — спросил врач.

— Ну, как же — разумеется, похитить Грааль, — ответил мальчик. — Возможно, и деньги. А также убить сеньора Гвалтера. Разве он не говорит, что это дело его рук?

— Нет, здесь не говорит, — сказала Ракель, указывая на открытую страницу. — Ты не пойдешь к нему, правда, папа?

— Дорогая моя, я не отказался бы от этой встречи за все золото Арагона. Разумеется, мы пойдем.

— Мы? — переспросила Ракель.

— Ты нет, дорогая моя. Мы с Юсуфом. Но перед этим я должен нанести визит. Пошли, Юсуф. До заката нам нужно многое сделать.


— За последний час я получил два свидетельства, Ваше Преосвященство, — сказал Исаак. — Сообщение о содержании разговора и письмо. Оно у меня с собой; я получил его вскоре после обеда. Подумал, что вам захочется его увидеть.

Беренгер взял у врача письмо, взглянул на него, чуть отдалил от лица и взглянул снова.

— Оно очень скверно написано, Исаак, — сказал он, — и таким мелким почерком, что я не могу разобрать. Бернат!

Секретарь открыл дверь из кабинета.

— Да, Ваше Преосвященство? — спросил он.

— Прочти его вслух, — сказал епископ, закрыв глаза и откидываясь на подушки.

— Оно очень скверно…

— Мы знаем это, Бернат. Читай.

— Читаю, Ваше Преосвященство, — сказал секретарь и прочел его с легкостью человека, привыкшего читать самые неразборчивые почерки.

— Его написал Висенс? — спросил Беренгер.

— Не знаю, — ответил Бернат. — Не узнаю его руку.

— Я сомневаюсь в этом. Висенс не так глуп, чтобы подумать, будто от меня можно откупиться подложным Граалем.

— Я тоже очень сомневаюсь, что его написал Висенс, — сказал Исаак.

— Почему?

— Просто потому, что оно подписано именем Висенс, однако человек, который отправил его, постарался скрыть свою личность. К чему такая скрытность, если передаешь подписанное письмо?

— Юсуф, кто дал его тебе? — спросил Беренгер.

— Какой-то деревенский неряха, Ваше Преосвященство, — ответил мальчик. — Крестьянин.

— И как выглядит этот деревенский неряха? — спросил епископ.

— Высокий, широкоплечий, широкогрудый, Ваше Преосвященство. У него рыжевато-каштановые волосы, поредевшие на темени.

— Что еще? — спросил Беренгер.

— Несколько дней назад он чисто выбрился, Ваше Преосвященство, но борода отрастает снова. Нос у него большой, искривленный — словно был сломан. Глаза карие, темно-карие. Впалые щеки и раздвоенный подбородок. На нем было коричневое платье, поношенное и грязное, на ногах веревочные сандалии. Лицо и руки загорелые, и он грязный. От него дурно пахнет.

— Чем, Юсуф? — спросил Исаак.

— Скотным двором, господин, — ответил мальчик. — Свиньями и курами. И на левой руке у него длинный белый шрам. Нет — шрам был по левую сторону от меня — на правой.

— У меня такое чувство, что я знаю его лучше, чем свою любимую мать, — сказал Беренгер. — Хотя в твоем описании, Юсуф, он не особенно привлекателен.

— Похоже, это простой работник с фермы, — сказал Бернат. — Вне всякого сомнения, довольно честный. Кто-то дал ему монетку, чтобы он отнес письмо.

— Возможно, ты прав, Бернат. Но, думаю, нужно скрытно поискать его. Раздвоенный подбородок и шрам на правой руке легко обнаружить.

— Конечно, Ваше Преосвященство, — сказал Бернат. И почти бесшумно вышел. Но не успел разговор возобновиться, как он вернулся. — Я послал за капитаном стражи, Ваше Преосвященство.


— Исаак, у меня есть новость, которая может заинтересовать вас, — сказал Беренгер, пока они ждали стражников.

— Какая же, Ваше Преосвященство?

— Она касается одного из ваших пациентов. Того, которого обнаружил Гвалтер и привез в город. Жуакина. Он скрылся.

— Скрылся, Ваше Преосвященство?

— Ушел сегодня утром, сказав одному из братьев, что идет на рынок — это странно, потому что денег у него не было. И не вернулся.

— Я опасался этого, — сказал Исаак.

— Что он пойдет на рынок? — спросил Беренгер.

— Нет, Ваше Преосвященство. Что он может сегодня уйти. Нужно было постараться поговорить с ним, пока существовала такая возможность.

— Не понимаю, зачем, — сказал епископ.

— Он мог сказать кое-что интересное. Дон Видаль расстроен?

— Дон Видаль испытывает облегчение. Хотя все же несколько раздосадован. Кажется, я говорил вам, что он писал монахам в Сан-Льоренте, спрашивал, не исчез ли у них брат Жуакин. Кажется, они даже не слышали о таком брате. Он определенно не из того монастыря.

— Тогда кто он? — сказал Исаак. — Ваше Преосвященство, я тоже получил любопытные сведения о брате Жуакине. Юный Даниель наконец улучил минуту, чтобы передать мне суть их разговора. — И, стараясь быть точным, повторил то, что слышал от Даниеля. — Думаю, он собирается идти ночью.

— Тогда выберет темное время, — сказал Беренгер. — Луна сейчас на ущербе и взойдет очень поздно.

— Между заутреней и обедней, Ваше Преосвященство, — сказал Исаак.

— Где он сейчас? — произнес епископ. — В городе у Жуакина нет друзей, которые его приютят. Гвалтер убит, а его вдова не питает добрых чувств к этому парню.

— Думаю, прячется где-нибудь, — сказал Бернат.

— Я начинаю сожалеть, что упомянул о нем, — сказал Беренгер. — Исаак, давайте сыграем в шахматы, пока мы ждем возвращения стражников.

Исаак отправил Юсуфа домой с поручением сказать жене, что их не будет дома этой ночью, и стал играть в шахматы с епископом.


Вскоре после начала поисков стражники обнаружили работника, который доставил письмо, сидящим неподалеку с кувшином вина. Сказать им он мог очень мало.

— Я знаю его, Ваше Преосвященство, — сказал сержант, когда вернулся с докладом к епископу. — И готов поклясться, что он честен. Он сказал мне, что какая-то девушка, чья-то служанка, дала ему запечатанную бумагу и пять монет, чтобы он отыскал Юсуфа и отдал бумагу ему. Найти Юсуфа оказалось нетрудно, потому что он стоял на другой стороне площади. Но когда мальчик спросил, кто дал ему письмо, он заволновался. Плата за такое простое поручение была слишком щедрой, и он подумал, что сделал что-то не так. Я спросил его о служанке, но он сказал о ее внешности только то, что она очень юная — почти ребенок, что на ней был фартук и что у нее темные вьющиеся волосы. Она убежала прежде, чем он успел ее о чем-то спросить.

— Он пошел за ней? — спросил Беренгер.

— Нет, к сожалению, — сухо ответил сержант. — Пошел к матушке Бенедикте, чтобы оправиться от испуга, потому что у него было пять монет. Он уже истратил две на вино и какую-то еду. Я дал ему еще одну и сказал, чтобы он отнес деньги жене. Но не задержался, чтобы убедиться, что он так и сделает.

— Превосходная работа, сержант, — сказал Беренгер и повернулся к капитану. — Теперь пора обдумать то, что содержится в этом письме.

— И вопрос о Жуакине и ночной темноте, — добавил Исаак. — Я думаю, это связано со всем произошедшим после появления юного монаха. Монах он или нет, не так уж важно.

Капитан посмотрел на одного, потом на другого.

— Конечно, Ваше Преосвященство, сеньор Исаак. Давайте непременно подумаем о ночной темноте.

Глава двадцатая

Когда Исаак подошел к воротам своего дома, колокола зазвонили к вечерне. Юдифь сидела с рукодельем на коленях, неподвижно держа в руке иголку; она бросила то и другое на стол и поспешила навстречу мужу.

— Где ты был? — спросила она сдавленным от волнения голосом.

— Во дворце, дорогая моя, — ответил он. — Ты знала, что я буду там. И пришел не так поздно, чтобы ты беспокоилась.

— Да, — ответила она странно вялым голосом. — Конечно. Но все ушли, и дом казался чужим. Глупо с моей стороны.

— О чем ты говоришь? — спросил ее муж. — Все ушли? Куда?

— Сеньор Себастьян прислал слугу за травяной смесью от несварения — кухарка приготовила на обед утку с абрикосами. Неподходящая еда в такой жаркий день, — добавила она. — Я спросила, хочет ли Себастьян, чтобы ты пришел к нему с визитом, но, видимо, он решил, что травяной смеси будет достаточно. Ракель понесла ее туда.

— Слава богу, — сказал Исаак. — Мне уж надоело его несварение. Но почему вы не отдали смесь слуге сеньора Себастьяна?

— Ракели пришлось измельчить новую связку трав, покончив с этим, она вызвалась отнести смесь. Я сказала ей, чтобы оставила ее у двери, пусть возьмет служанка. Исаак, ей не следует находиться в одной комнате с сеньором Себастьяном. Ему нельзя доверять в таких делах.

— Отправила бы Юсуфа, — сказал ее муж. — Он не привлекает нежелательного внимания сеньора Себастьяна. Мне не нравится, что Ракель в этом доме — пусть даже только в дверях — совсем одна.

— Ракель не одна. С ней Лия, — сказала Юдифь. — А Юсуф еще не вернулся после того поручения.

— Какого поручения? — спросил Исаак.

— Ты лучше меня знаешь, что это за поручение.

— Юдифь, о чем ты говоришь? Я послал его домой с сообщением для тебя.

— Исаак, ты не мог забыть, — сказала Юдифь. — Ты послал Юсуфа за город доставить какое-то сообщение часа два назад. И Юсуф прислал друга сказать мне, что вернется до захода солнца.

— Какого друга? — резко спросил врач.

— Как тебе сказать? Обыкновенный мальчишка. Помладше Юсуфа, бедный. Но друзья у Юсуфа, как тебе хорошо известно, есть повсюду. Я спросила, куда пошел Юсуф, мальчишка ответил, что не знает. Юсуф не сказал ему.

Юдифь умолкла, глядя на мужа.

— Ты в самом деле никуда его не посылал? — спросила она изменившимся голосом.

— Юдифь, я уже сказал тебе, что отправил Юсуфа домой с сообщением. Он должен был сказать тебе, что на закате мы уйдем.

— Тогда где он? — пронзительно спросила она.

— Он не приходил домой? Хотя бы на минуту?

— Нет, — ответила Юдифь. — А я была во дворе всю вторую половину дня.

— Но должна была время от времени уходить.

— Уходила, — сказала Юдифь. — Но ненадолго. Если б он пришел, я бы заметила.

— Может, у него есть какие-то дела за городом, — сказал Исаак. — В конце концов, он знал, что до заката не понадобится.

— Он мог поехать за город верхом.

— Да, — неторопливо произнес Исаак. — Хотя день для верховой езды жаркий. То, что он ушел, не передав моего сообщения, на него непохоже. Может, передал его кому-то из слуг. Где Ибрагим? И позови Наоми и кухонного слугу. Возможно, они забыли сказать тебе.

— Возможно, — сказала Юдифь. Плечи ее ссутулились, и она опустилась на скамью, словно тряпичная кукла. Потом подняла голову и позвала слуг.

Однако никто из них не видел Юсуфа после обеда. Когда они уходили, Юдифь негромко сказала мужу:

— Нужно спросить Иакова у ворот. Выяснить, не видел ли он, как приходил Юсуф.

— И у всех других ворот, — сказал Исаак. — В том числе и городских. Скажи Ибрагиму…

— Кухонный слуга ходит быстрее, — сказала Юдифь. — И меньше вероятности, что он перепутает сообщения.

И кухонного слугу отправили узнать, видел ли кто-нибудь Юсуфа у ворот еврейского квартала или выходящим из города после обеда.

— Ты должен сообщить Его Преосвященству, — сказала Юдифь, внезапно выпрямившись. — Почему этот несносный мальчишка все время исчезает? — добавила она, вскочив на ноги и утирая глаза фартуком, который надела раньше, чтобы помочь Наоми.

— Думаю, на сей раз это не его вина, — сказал Исаак.

— Но куда он делся? — спросила Юдифь, выходя из себя от раздражения и беспокойства.

— Либо отправился неизвестно куда, думая, что указания исходили от меня, либо…

— Либо кто-то схватил его, — угрюмо сказала она. — Для продажи или получения выкупа.

— Где Ракель? — неожиданно спросил Исаак.

— Я сказала тебе. У Себастьяна.

— Одна?

— Нет, конечно. Я сказала тебе, что отправила с ней Лию.

— От этого толку мало, — резко сказал врач. — Нужно найти ее.

— Подожди минутку, — сказала Юдифь. Схватила легкий плащ, натянула капюшон, чтобы скрыть лицо, и направилась к воротам.

Едва они вышли из-за угла, появились оживленно болтающие Ракель и Лия.

— Мама! Папа! — позвала Ракель.

— Идите сюда, — сказал Исаак, маня их рукой, и принялся объяснять создавшееся положение. Даниель вышел на звук их голосов из лавки и присоединился к ним. Он услышал достаточно, чтобы решить — произошло что-то очень скверное.


Лию отправили помочь Наоми готовить ужин.

— Пойду, посмотрю, нет ли там для меня дела, — сказала Ракель.

— Ну, что ты, милочка, — сказала Юдифь. — Если они вдвоем не смогут приготовить простой ужин, значит, нам нужны новые слуги. Я уже провела час на кухне. Побудь с нами. Возможно, ты понадобишься папе.

Ракель с мучительной неловкостью села поближе к родителям и уставилась на свои ступни. Воцарилось молчание.

Мимо Даниеля пролетел листок. Молодой человек поймал его в воздухе и принялся разрывать на мелкие клочки, ожидая какой-то реплики. Ее не последовало, и он поклонился.

— Сеньора Юдифь, я пришел со своим пустяковым сообщением в неудачное время. Если ничем не могу помочь вам, я пойду.

— Думаю, это не только наша проблема, — сказал Исаак. — Или, боюсь, недолго будет только нашей.

— Юсуф не пришел домой? — спросил Даниель.

Исаак кратко обрисовал то, что они знали.

— Понимаю, это кажется совершенно неважным, — сказал он, — однако на мальчика это непохоже.

— Он ведь часто уходит в город один, так ведь, сеньор Исаак? Все в доме на это жалуются.

— Нет, — сказали в один голос Ракель и ее отец.

— Он никогда не уходит, если знает, что будет нужен, — сказал врач. — Или когда его учителя ждут. Если ему нечего делать…

— Он исчезает, — сказала Юдифь. — Как тень, когда из-за тучи выходит солнце. Оглянуться не успеешь, а его уже след простыл.

— Юсуф может быть беззаботным, Даниель, — заговорила Ракель с чрезвычайно обеспокоенным видом. — Иногда он совершенно не думает. И поскольку он не раз избегал опасности, считает себя неуязвимым. Знаешь, папа, если кто-то попросит его отправиться за город, он будет уверен, что сможет вернуться до того, как понадобится тебе. Когда он будет тебе нужен?

— На закате, — ответил ей отец. — Но кто отправил его? Я не отправлял. Я велел ему идти домой и передать сообщение — краткое, но важное. Он бы не пренебрег этим.

— Как думаешь, что-то случилось? — спросила Ракель.

— Он позволил схватить себя, — ответил Исаак.

— А зачем кому-то хватать его? — спросил Даниель.

— Чтобы продать, — категорически ответила Юдифь.

— Не нужно так думать. Пока что. Подумай, Юдифь. Торговец не смог бы продать его в Жироне, — заговорил Исаак. — Он слишком хорошо известен. А чтобы вывести его из города, пришлось бы незаметно миновать ворота.

— Но тогда нужно сообщить стражникам, — сказал Даниель. — Как можно скорее. И направить их к воротам.

— Мы отправили кухонного слугу спросить у всех ворот, не проходил ли Юсуф. Но ты прав, нужно оповестить стражу.

— Я займусь этим, — сказал Даниель. — Немедленно.

И с поклоном ушел.

— Если не торговец, — спросила Ракель, — то кто же?

— Возможно, кто-то хочет, чтобы вечером я вышел из дому один, — ответил ее отец.

— Но чем поможет захват Юсуфа? Неужели весь мир думает, что у тебя больше нет друзей? — спросила Ракель. — Что если Юсуфа здесь нет, ты пойдешь один?

— Я ходил довольно часто. И не так уж давно.

— И вот что, Исаак, — сказала Юдифь, — весь мир считает, что ты жестоко поссорился с епископом. Люди могут решить, что тебе трудно будет найти другого спутника.

Она помолчала.

— Разве что возьмешь с собой Ибрагима.

Исаак некоторое время не отвечал.

— Неужели все считают, что без епископа я останусь безо всякой поддержки?

— А почему бы нет? — язвительно спросила Юдифь. — У нас нет отряда больших, сильных мужчин, которые охраняли бы тебя, когда ты уходишь. Если возникает какая-то опасность, ты либо остаешься дома, либо епископ посылает за тобой своих людей.

— А Ибрагим не смог бы охранить быструю мышь от медлительной кошки, — сказала Ракель.

— Дорогая моя, это нелюбезно, — сказал Исаак.

— Может быть, зато правда.

— Он честный, добросовестный слуга, — сказал врач. — Но, возможно, ты права. На него нельзя положиться в минуту опасности.

— Конечно, — неторопливо сказала Юдифь. — Хотя он и крепкого сложения. Ибрагим может ударить по голове не того, кого нужно.

Она снова замолчала.

— Ты думаешь, что Юсуфа схватил тот человек, который написал тебе письмо, так как он хочет, чтобы ты один отправился к дому Висенса. Не потому, что Юсуф нужен ему по какой-то причине. Я в этом не уверена.

— Но, мама, в этом есть смысл, — сказала Ракель. — Он полагает, что папа вернется к своим прежним привычкам.

— Это ясно, — сказал Исаак. — Но я вполне мог бы взять с собой кого-то другого.

— Кого? Безмозглого Ибрагима? Одну из служанок? Жену или дочь? И насколько можно доверять посторонним, — трезво заметила Юдифь, — если они не присягали в верности епископу?

Исаак помолчал.

— Итак, ты возвращаешь меня к ссоре с епископом. Приятно узнать, что наши усилия оказались успешными. Мир узнал о ней, — насмешливо сказал он. — Только я не подумал об опасности для Юсуфа. Это моя вина.

— Исаак, сейчас не время говорить о вине, — сказала Юдифь.

— А какое время лучше? — ответил врач с горечью. — Я не только привязан к мальчику почти как к родному, но и в ответе перед Его Величеством за его безопасность.

Сказать тут было нечего.

— Мы предприняли первые шаги, — сказал Исаак. — Стражники будут искать его успешнее, чем могли бы мы. Нам нужно подумать, где он может быть. И почему.

— Как нам это сделать? — спросила Юдифь. — Он может быть где угодно в городе, заниматься почти чем угодно.

Все умолкли. Кухонный слуга вернулся с удрученным видом. Он не смог найти никого, кто видел бы Юсуфа у ворот или где бы то ни было в последние несколько часов.

— Только один мальчишка, — произнес он слабым голосом, — сказал, что, возможно, видел Юсуфа, разговаривающим с высоким мужчиной.

Однако дальнейшие расспросы ни к чему не привели.

Даниель вернулся быстрым шагом с вестью, что стражники оповещены, и капитан ждет за воротами, чтобы поговорить с Исааком.

Вскоре после этого Ракель и Лию в плащах и под вуалями сопроводили во дворец, чтобы поговорить с Его Преосвященством об исчезновении королевского подопечного.


Юсуф вышел из дворца в глубокой задумчивости. Перейдя площадь значительно медленнее, чем обычно, он остановился неподалеку от ворот в еврейский квартал.

— Эй! — Голос за его спиной был властным, но незнакомым, и Юсуф не обратил на него никакого внимания. — Ты! Мальчик!

Юсуф быстро оглянулся, понял, что обращаются к нему, и быстро зашагал к еврейскому кварталу, отказываясь реагировать. Ему не нравилось обращение как к слуге или рабу.

— Юсуф! — В голосе явственно звучал гнев. — Оглох? У меня есть сообщение для тебя.

Мальчик обернулся. К нему быстрым шагом шел незнакомый человек в знакомом мундире стражников епископа. Из почтительности к мундиру Юсуф, подавив досаду, остановился. Даже внимательно выслушал сообщение.

— Конечно, — сказал он стражнику. — Минутку.

И жестом подозвал проходившего мальчишку.

— Слушай, Рамон, — сказал Юсуф, — сможешь запомнить сообщение?

— А что? — спросил мальчишка.

— Потому что если сможешь и передашь его, получишь монетку. Но если узнаю, что не передал, найду тебя и вырву ее из твоего черного сердца. Запомни.

— Давай монетку, — сказал Рамон, на которого угроза не произвела впечатления.

— Сперва выслушай сообщение, — ответил Юсуф.

И Рамон засеменил прочь, сжимая в руке монетку, полученную от раздраженного стражника, чтобы передать сообщение Юсуфа.


Даниель проводил Ракель и Лию до ворот еврейского квартала, где оставил их на попечение сержанта стражников. Больше ничего он сделать не мог, поэтому пошел домой.

Во дворе своего дома Исаак и Юдифь ждали.

— Юдифь, когда луна была полной? — спросил ее муж.

— Неделю назад, — ответила та. — В понедельник. Не в прошлый — неделей раньше. В ту ночь был убит сеньор Гвалтер. Луна была полной, и я плохо спала. Слышала, как ты вышел, а потом вернулся. В тот день молодая сеньора Делия рожала — ты знаешь, это всегда происходит при полной луне.

— Я так и думал, — сказал Исаак. — Когда мы шли ко дворцу, Юсуф сказал, что на улицах светло, как днем.

— Исаак, но какое это имеет значение? Все это не поможет нам найти Юсуфа.

— Поможет, дорогая моя. Вскоре я узнаю, кто увел его, и если на то есть Господня воля, он все еще в безопасности.

— Один? Без помощи?

— Не один. И не без помощи. — Исаак помолчал, потом повернулся к ней. — Мне нужно кое-что объяснить тебе. Иди, сядь рядом.

Юдифь отложила рукоделье и подошла, слегка коснувшись ногами ног мужа. Он нежно потрепал ее по бедру.

— Слушай внимательно и ничего не говори, пока я не закончу.

Юдифь выслушала, и лицо ее побледнело.

— Исаак, — прошептала она, — не надо.

— Мы все будем в безопасности, — сказал он. — Обещаю.

Глава двадцать первая

Очнувшись, Юсуф сперва ощутил стук в голове, а потом сильную жажду. Открыл глаза и увидел только темноту. Жаркий воздух пахнул сеном и скотиной; тишина была полной. Мальчика охватил страх. Он протянул руку, чтобы на ощупь определить, где находится. Над ним и вокруг не было ничего, кроме жары и запаха. Потом его рука коснулась сена. Он лежал на куче пыльного сена. Почему-то он находился на чьей-то конюшне или в сарае. В носу защекотало, он с большим трудом подавил чиханье. Осторожно попытался сесть. Как ни странно, его ничто не стесняло, кроме пульсации в голове.

И было не так темно, как показалось вначале. Тонкие полоски света виднелись то здесь, то там в стенах и полу его тюрьмы. Юсуф пополз к ближайшему.

— Что там такое? — послышался голос внизу. Мальчик замер.

— Крыса, наверное, — послышался другой скучающий голос.

— Как думаешь, он очнулся?

— Очнется не раньше захода солнца, — ответил его собеседник. — Если вообще очнется.

— Хозяину это не понравится, — сказал другой и погрузился в молчание. — Почему он так важен? — спросил наконец этот же человек. — Просто-напросто мальчишка. Их полно на улицах.

— Он что-то знает, разве не так?

— Интересно, что?

Голоса смолкли снова.


Юсуф пытался понять, почему находится на сеновале, но от умственного напряжения голова заболела еще сильнее. Он отбросил «почему» и задумался, как попал сюда. Вспомнил, что говорил с незнакомым стражником, который дал ему какой-то запечатанный документ. Вспомнил, что отправил маленького Рамона сказать госпоже, что придет поздно. Ясно вспомнил, как отправился доставить этот документ, и стражник сказал, что он не должен идти один. Что Его Преосвященство потребовал, чтобы с ним кто-то шел для защиты. И что он ответил, что в таком случае стражник может доставить документ сам.

— Нет-нет, — сказал стражник. — Человек, которому мы должны доставить документ, не особенно доверчив. Тебя он знает, а меня в глаза не видел.

Юсуф посмотрел на лицо с резкими чертами, с узкими глазами, и молча понял недоверие человека, о котором шла речь.

— Я нездешний, — объяснил стражник. — Новобранец. Нас — новобранцев — тут несколько, и нас пока что никто не знает.

Все это Юсуф помнил. И жару, когда они вышли через северные ворота и какое-то время шли вдоль реки. И как стражник предложил ему попить из кожаной фляги, висевшей у него на поясе.

Мерзавец! Он до сих пор ощущал во рту вкус той воды.


Когда тот человек в форме стражника протягивал фляжку Юсуфу, двое настоящих новобранцев беспокойно хмурились, получая от сержанта первые приказания.

— Кажется, я знаю, где мы должны ждать появления врача, — сказал тот, что повыше. — Но как мы узнаем его, сержант? Не послать ли вам кого-то, кто знает, как он выглядит?

— Что ж, — заговорил сержант тем мягким тоном, который не предвещал ничего хорошего — Я согласен, что это может быть проблемой. Кто-нибудь пойдет с вами и укажет, где нужно ждать, но со знанием сеньора Исаака дело сложнее. В конце концов, он просто человек, разве не так? Такой же, как все люди? Конечно, между ним и всеми остальными есть какие-то различия. Он очень высок и широкоплеч. Но таких много, согласен. Он врач и носит длинное одеяние людей своей профессии — но его носят и некоторые другие. В руке у него постоянно длинный, толстый посох. — Голос сержанта поднялся до крещендо ярости. — И если вы все еще в недоумении, имейте в виду, что он еврей и носит плащ, у него каштановая борода, более длинная, чем у большинства здешних, и он слепой. В городе его знает каждый ребенок. Если вы, болваны, не сможете отличить его от остальных жителей Жироны, вам лучше всего вернуться туда, откуда явились. — Сделал паузу. — К сожалению, всех остальных моих людей сразу же узнают те злодеи, которых мы ищем. Я вынужден использовать вас.

— Ясно, сержант.

— Знаете, что делать, когда увидите его?

— Да, сержант.

— Тогда скажите. Хочу удостовериться, что вы поняли все после трех объяснений.


Внизу в пустом сарае, на сеновале которого Юсуф боролся со сном, люди достали игральные кости. Постукивание костей, движения их тел и негромкие голоса, когда кости катились по полу, создавали легкий шум, который, подумал мальчик, если быть осторожным, может заглушить шелест его движений в сухом сене. Во всяком случае, это будет лучше, чем неподвижно лежать.

Юсуф медленно пополз к самой широкой полоске света. Свет пробивался в щель между двумя плохо пригнанными досками, она была достаточно широкой, чтобы выглянуть наружу. Мальчик увидел небольшую часть луга, вдали скалу и темную зелень гор. По силе освещения он решил, что солнце близится к закату.

— Шесть! — Возглас был торжествующим. — Снова мой бросок.

— Нет, не шесть, — произнес другой голос. — Это будет три.

— Ладно. Полгроша бросок.

Перестук, бросок, подскакивание, затем вздох. Почти сразу же опять перестук костей. Очевидно, игра внизу становилась все более и более азартной. Под приглушенный шум, создаваемый его стражами, Юсуф смело принялся исследовать свою темницу.

Вскоре мальчик обнаружил вход в свою маленькую тюрьму. Это был люк в центре помещения. Он слегка приподнял крышку люка и посмотрел вниз. Там, так далеко, что не достать, кто-то приставил к стене длинную лестницу.


На закате двое новых членов епископской стражи, встав на одно колено на маленькой площади неподалеку от ворот сеньора Висенса, тоже играли в кости по мелочи. Вокруг них собралась небольшая толпа восхищенных детей. Один из стражников уже сложил столбиком пять или шесть монет, когда мимо них прошел высокий мужчина с толстым посохом, его сопровождал ребенок. Несмотря на жару капюшон его плаща был поднят, частично скрывая бороду, шел он быстро, решительно.

— Вон идет сеньор Исаак, — сказал самый маленький мальчик.

— Да? — сказал другой, не поднимая взгляда. Игру он находил гораздо более захватывающей, чем появление такого знакомого человека.

— Посмотри-ка, — сказал один из стражников. — Солнце уже почти зашло. Если не поторопимся, то опоздаем.

— Ну, давай поспешим, — сказал другой. Подмигнул ребятишкам, бросил им свой выигрыш, и оба пошли широким шагом по улице.

Вскоре они разделились, один пошел за высоким мужчиной и мальчиком к южным воротам города, другой быстро зашагал по узкой улочке туда, где ждал сержант еще с двумя стражниками.

Стражник, шедший за высоким мужчиной, был недалеким тугодумом. Неподалеку от ворот те, за кем он следовал, неожиданно остановились. Сделав два шага, стражник тоже остановился, едва избежав столкновения. Высокий мужчина что-то сказал мальчику, и тот убежал. Мужчина посмотрел ему вслед, затем повернулся и целеустремленно пошел к воротам. Стражник переводил взгляд с мужчины на мальчика в мучительной нерешительности.

Ему очень хотелось последовать за мальчиком. В казарме много говорили о значительности этого парнишки, о славе — и золоте — которые могут достаться тому, что приведет мальчика в целости и сохранности к епископу. Потом стражник подумал о приказах сержанта прежде всего охранять врача, потом о золоте, снова о сержанте, опять о золоте, и наконец решил, что следовать за врачом безопаснее. Но врач уже ушел так далеко, что он не мог разглядеть его в толпе гулявших вдоль реки, но с упорным оптимизмом пошел вперед, надеясь, что везение направит его за нужным человеком.


Исаак провел несколько долгих, томительных минут перед уходом во дворе, слушая жену и дочь, которые безуспешно пытались поддерживать разговор. Потом Лия крикнула с чердака, что солнце опускается за горы.

Исаак зашел в свой кабинет, помолился, потом сел и провел в тишине четверть часа, изгоняя из сознания отвлекающие эмоции и посторонние мысли.

Наконец вместе со спутником в поношенном, рваном коричневом плаще врач отправился в направлении дома сеньора Висенса. Вечер был жарким, и горожане вышли погулять в сумерках, благоухающих цветами, повсюду слышались разговоры и взрывы смеха.

— Думаю, не очень удачное время для тайной встречи, — сказал Исаак. — Улицы как будто полны народа.

— Полны, — сказал его спутник. — И это хорошо.

— Почему ты говоришь так?

— Потому что, сеньор, я думаю, это приглашение может оказаться уловкой, чтобы выманить вас к дому Висенса.

— Я знаю, что это уловка. Вот почему мы здесь, — спокойно сказал врач, идя вверх по улице, в правой руке он держал посох, левая легко лежала на плече спутника.

Когда они подошли к воротам сеньора Висенса, еще один человек в плаще, широкоплечий, высокий, стоявший неподалеку, быстро подошел к ним.

— Сеньор Исаак? — спросил он.

— Да, — ответил врач.

— Мой хозяин велел передать, он не рассчитывал, что из-за жары на улицу выйдет столько людей.

— Значит, твоему хозяину недостает обычного здравого смысла, — насмешливо сказал Исаак. — Сейчас июнь. Вечера очень приятны.

— Ну… он просил встретиться с ним за городскими воротами, в полях Сант-Доменека.

— Где именно?

— Я провожу вас к нему, — сказал этот человек.

— Превосходно, — ответил Исаак бодрым тоном. — В поля Сант-Доменека.

— Шшш, — прошипел провожатый. — Домашних потревожите.

— У сеньора Висенса домашние летним вечером так рано ложатся в постель? — заметил Исаак тем же голосом. — Пойдемте. Идите вперед, мы последуем за вами.

— Сеньор, — прошептал его спутник. — Думаю, нам не следует идти с эти человеком за пределы города. Что, если…

— Успокойся, дитя, — сказал Исаак обычным голосом. — Поля за воротами — не легендарные пустыни Востока. К тому же там будет прогуливаться много людей. Нельзя ожидать, что сеньор Висенс будет вести тайное дело посреди толпы за воротами. Уже стемнело?

— Еще нет, сеньор. На западе пока что есть свет.

— Хорошо, — сказал Исаак. — Пошли, мальчик.


После захода солнца массивные городские ворота закрывали и запирали. Когда Исаак и его спутник подошли к ним, их провожатый уже договорился о выходе, привратник запер маленькую внутреннюю дверь и повесил ключи на гвоздь. Он собирался вернуться к обычному вечернему времяпрепровождению, то есть к большому бурдюку вина. «Хочу отметить святой день» объяснил он и предложил им разделить с ним вино. Их отказ как будто вызвал у него недоумение, еще больше привратника удивило их нелепое желание выйти из города.

— Уже поздно, сеньоры, — сказал он. — Слишком поздно. Вам лучше бы остаться в городе.

— Мне нужно повидать человека, — ответил Исаак, — живущего за воротами.

Привратник вгляделся в его лицо.

— А, — произнес он. — Я знаю вас. Вы врач, так ведь? Там кто-то заболел? Это другое дело.

И снял кольцо с ключами с гвоздя.

— Нет, — сказал Исаак. — Я иду просто подышать свежим воздухом.

— Вы готовы платить деньги, чтобы подышать воздухом за воротами? — спросил озадаченный привратник. — Воздух там тот же самый, разве не так?

Усилия, потраченные на это логическое рассуждение, потребовали очередного возлияния, и привратник не замедлил принять необходимое средство. Потом взглянул на свои ключи.

— В самом деле, привратник. Воздух тот же самый, — сказал Исаак, позвякивая горстью монет. — Важно, кто дышит им вместе с тобой, так ведь? — добавил он.

— Да, сеньор, — ответил привратник, глядя теперь на руку врача.

— Открывай дверь, добрый человек, — нетерпеливо сказал спутник Исаака. — Наш друг уже заждался нас.

— А, — сказал привратник. — Конечно, — и завозился с ключами, сунул в замок сперва один, потом другой. — Ну, вот, — сказал он, толкнув толстые доски. — Дверь открыта, так ведь?

Исаак положил в раскрытую ладонь привратника монету, потом другую.

— В честь твоего святого дня.

Привратник, не закрывая двери, смотрел вслед уходящим.

— Пьяный небось, — пробормотал он, взглянув на деньги в своей руке. — Пьяный дурак, — произнес он громко, с трудом ворочая языком. Покачал головой, похлопал глазами, сосчитал деньги и сунул их с преувеличенной осторожностью в кошелек.

Спрятав свое маленькое богатство, привратник сел, прислонившись головой к воротам, и под умиротворяющим ветерком, дувшим в открытую дверь, спокойно заснул.


— Эй, сеньор Меркурий, — позвал Исаак. — Подождите минутку.

— Что? — спросил провожатый, прекратив быстрый подъем по крутому склону холма и оглянувшись.

— Где место, которое назначил для встречи сеньор Висенс?

— Я должен проводить вас туда, сеньор Исаак, — сказал провожатый. — Он приведет вас обратно.

— Да, я знаю, — сказал врач. — Где это?

— Хозяину еще не безопасно встречаться с вами. Слишком светло. Если последуете за мной, я провожу вас туда, где вы сможете спокойно подождать его.

Провожатый повернулся и стал подниматься впереди них.

— Скрытный человек, — прошептал Исаак спутнику. — Узнаешь его?

— Трудно сказать, сеньор. На голове у него капюшон, лицо в тени, но он мне кажется незнакомым.

— А, — сказал Исаак. — Голос его я уже слышал, но довольно давно. Его зовут Марк. Крупный человек, — добавил он, — с грубыми чертами лица и неприветливым выражением.

— Значит, вы видели его? Собственными глазами?

— Да. Уже давно, когда был еще зрячим. За год или два до того, как город поразила черная смерть. Он уехал после одного неприятного происшествия, оставаться здесь ему было неразумно. Удивляюсь, что он осмелился вернуться.

— Кем он был? Стражником?

— Слугой. В одной богатой семье. Очень полезным слугой, — добавил врач язвительно. — Где он сейчас?

— Над нами. Идет к купе деревьев у вершины склона.

— Там кто-нибудь еще есть?

— Я никого не вижу. Вы ожидали, что там кто-нибудь будет?

— Надеялся, — ответил Исаак.


Темнота спустилась во двор Исаака раньше, чем окутала холмы вокруг города. Юдифь сидела в меркнущем свете и думала. У нее не было склонности к размышлениям, и ее хлопотливая, организованная жизнь оставляла на это мало времени. Юдифь не тратила времени на вопросы, что хорошо и что дурно в этом мире, на обдумывание неисследованного, этот образ жизни она усвоила с детства. Но теперь считала, что должна отложить свою работу, забыть об указаниях мужа и долго, напряженно думать о том, что делать дальше.

Лия с Наоми закончили дневные дела; они стояли в коридоре перед кухней и смотрели во двор, наблюдая за хозяйкой с некоторой тревогой. Юдифь ничего не делала, сидела неподвижно. Близнецы, которым уже надлежало лежать в постели, играли возле кустарника, а она как будто не замечала их.

— Лия, уведи детей в дом, — сказала Наоми. — Она беспокоится. И спроси, нужно ли ей чего-нибудь. Это оживит ее.

Однако Юдифь лишь взглянула на служанку и сказала:

— Свечей, разумеется, Лия. Или думаешь, я буду сидеть в темноте?

Лия побежала за свечами. Когда она их зажгла, хозяйка отослала ее снова, и она села на ближайшую к кухне скамью во дворе вместе с Наоми. Оттуда они могли пристально наблюдать за хозяйкой и вполголоса болтать.

Свечи стали заметно короче, когда Юдифь снова пошевелилась.

— Мне нужен Ибрагим, — неожиданно сказала она.

Лия подскочила и побежала за ним.


Торжествующий Ибрагим вернулся с Даниелем, которого нашел беспокойно бродившим возле дома дяди.

— Сеньора Юдифь, я пришел сразу же, — сказал Даниель. — Что случилось?

— Пока ничего, — язвительно ответила она. — А если случилось, никто не сказал мне об этом. Я хочу знать, что происходит, и мне нужен ты, чтобы это выяснить.


На крутых склонах холмов к востоку от города долгие летние сумерки медленно переходили в темноту. Провожатый, петляя, шел по нервной земле; тропинка становилась все более и более крутой. Наконец спутник Исаака остановился.

— Сеньор, я уже не вижу его.

— Почему? — с ноткой раздражения спросил врач.

— Он быстро петлял, уходя все дальше и дальше от нас. А теперь скрылся в темноте. Не знаю, спрятался ли за чем-то или достиг купы деревьев слева от нас.

Исаак прислушался к негромким ночным звукам.

— Мы тоже направимся к деревьям.


Вооруженный фонарем, кремнем, кресалом и зная, что Исаак начал свои поиски у дома Висенса, Даниель быстро шел по кривой улице к его воротам. За пояс у него был заткнут кошелек с мелкими монетами — средством для развязывания языков.

На улице больше не было соседей, наслаждавшихся вечерним воздухом. Даниель видел лишь четверых уличных мальчишек, ведших в угасающем свете сложную игру с палочками.

— Эй, ребята, — сказал он, — кто хочет заработать монетку?

— А что нужно сделать? — недоверчиво спросил самый большой.

— Скажи, не видел ли ты моего друга. Я должен был встретиться с ним, но, кажется, перепутал место.

— Как он выглядит? — спросил один из мальчишек, с более светлыми лицом и волосами, чем остальные.

— Кто он? — спросил самый большой с уверенностью, что знает всех значительных людей.

— Сеньор Исаак, врач.

— А что, если мы все можем сказать? — спросил светловолосый. — Деньги все равно получит он?

— Если знаете все, то каждый что-то получит, — сказал Даниель, позвякивая монетами в кошельке.

— Мы видели его, — сказал светловолосый.

— Он был здесь, — робко сказал четвертый, решив принять участие в разговоре.

— Мы смотрели, как стражники епископа играли в кости, — сказал самый маленький.

— Мы поджидали его сестру, Ану, — сказал большой, указывая на малыша. — Очень долго. Ана работает здесь, иногда приносит ему что-нибудь на ужин, а когда удается, то и нам. Мы присматриваем за ним, потому что он совсем маленький.

— Он решил, что видел сеньора Исаака, — заметил робкий. — Он мало кого знает. Когда он это сказал, двое стражников епископа быстро пошли за тем человеком. Но это был не сеньор Исаак.

— Да, — сказал светловолосый. — Сеньор Исаак долго не появлялся.

— Появился как раз перед тем, как Ана вынесла нам хлеба, — сказал самый маленький. — Попросила чтобы мы подождали, потому что будут сыр и колбаса. Вот мы и ждем.

— Значит, сеньор Исаак появился позже, — задал вопрос Даниель. — Куда он пошел?

— За ворота, — ответил самый большой. — С этим рослым человеком, что работает теперь там, — добавил он, указав на верхнюю часть улицы. — Он нездешний. Его зовут Марк. И с сеньором Исааком был кто-то, только не Юсуф.

Решив, что получил за свои деньги вполне достаточно, Даниель достал четыре монеты и с серьезным видом раздал их.

— Вот это да, — сказал самый большой, который не рассчитывал получить монету такого большого достоинства. — Спасибо, сеньор Даниель. И вот какое дело, — прошептал он, — ворота заперты. Если вам нужно выйти за стену, идите туда.

И снова указал в направлении верхней части улицы.

— Получишь еще монету, если покажешь, — негромко сказал Даниель.


Уже совершенно стемнело, когда Даниель пролез в небрежно закрытую дыру в стене, оставшуюся после строительства новых, более крупных, оборонительных сооружений города. Юный проводник показал ему дорожку и заверил, что сеньор Исаак и его спутник-мальчик поднимались по крутому склону холма, когда он в последний раз видел их.


Капитан стражников удивленно посмотрел на сержанта.

— Как это «потеряли»? Он что, монетка, которую уронили в солому? Господи, он взрослый человек, очень высокий, широкоплечий? Как вы могли потерять его?

— Дело было так, капитан. Я отправил туда тех двух новичков, в которых еще никто не признает наших, как вы и приказали.

— Как мы решили, сержант.

— Да, сеньор. Как мы решили. И это была бы замечательная мысль, если б они не приняли за сеньора Исаака какого-то человека, одетого, как сеньор Исаак.

— Что?

— Мимо них прошел высокий человек с посохом. Какой-то уличный мальчишка сказал: «Вот сеньор Исаак», и, не взглянув на этого человека, один из этих двух идиотов пошел за ним. Другой позвал нас, и мы, наивные, как младенцы, отправились следом. Капитан, мы вышли за нашим стражником из ворот и пошли по барселонской дороге, не понимая, что он бесцельно бредет, ища взглядом высокого человека. Он потерял его у ворот, — со злобой сказал сержант. — Стыдно подумать, что мы поддались на такой старый трюк.

— Но ведь привратник должен был знать, что врач не выходил из ворот, — предположил капитал.

— Оно так. Мы, разумеется, спросили его. Но он был так пьян, что родную мать не узнал бы, если б открыл для нее ворота. Мы прочесывали поля к западу от реки, пока я не уверился, что нас одурачили, а потом навели справки у других ворот.

— И что?

— Двое привратников сказали, кому открывали и кого запомнили из выходивших до того, как на закате заперли ворота. Третий… — Сержант сделал паузу. — Третий слишком пьян, чтобы можно было добиться от него толку.

— Нужно проверить те имена, которыми мы располагаем, — удрученно сказал капитан. — А потом доложить Его Преосвященству. Он будет недоволен.


Да, епископ был недоволен. Его громкий голос разносился по всему Дворцу.

— Не только мой врач, капитан, — сказал Беренгер, — но и подопечный Его Величества. Они оба где-то за городом, в опасности.

— Да, Ваше Преосвященство.

— Тогда позовите сержанта. Нужно решить, что делать.

— Слушаюсь, Ваше Преосвященство, — ответил капитан, поспешил к двери и кивком подозвал сержанта.

— Сеньор Исаак вернется в город, когда поймет, что у него нет сопровождения? — спросил сержант, сразу приступая к сути дела.

— Кто знает? — угрюмо ответил епископ. — Но, думаю, он слишком беспокоится о мальчике, чтобы возвращаться.

— Тогда нужно выяснить, из каких ворот они вышли, — сказал капитан.

— А если они все еще в городе? — спросил Беренгер.

— Вряд ли, Ваше Преосвященство, — заговорил сержант. — Во-первых, ворота еврейского квартала открыли ему, когда он уходил, и он не возвращался через них. Во-вторых, я расставил людей здесь, здесь и здесь, — указал он на карте города. — Он не мог вернуться в центр незамеченным. Признаю, что человек, у которого есть друзья и который знает город, мог ускользнуть от нашего наблюдения, но сеньор Исаак не пытается спрятаться от нас, Ваше Преосвященство.

— Это так, — согласился Беренгер.

— Он должен находиться за городскими стенами. Как только выясним, из каких ворот он вышел, мы будем знать, где сосредоточить поиски. Возможно, он вышел в одни из южных ворот. Но мы наводим справки повсюду.

— Хорошо. Тогда я предлагаю вот что, — сказал епископ, склонясь над картой.


Исаак и его спутник шли бок о бок, выбирая дорогу, время от времени спотыкаясь, пока не подошли к деревьям, их направляли как посох Исаака, так и глаза его спутника.

— Сеньор, он, что, хочет, чтобы мы заблудились?

— Полагаю, да, — ответил Исаак. — Но меня беспокоят только неожиданности. Думаю, пора доставать фонарь.

— Да, сеньор. Если постоите на месте, я найду кремень и кресало.

Спутник Исаака поставил на землю объемистый узел, развязал его и отступил назад, освобождая место для содержимого.

С невольным испуганным вскриком, при этом шаге, спутник врача исчез с поверхности земли, покрытой прутиками и сухими листьями лесной подстилки.

Глава двадцать вторая

Спутница Исаака отчаянно пыталась ухватиться за что-нибудь, чтобы остановить падение. Рука ее коснулась каких-то веток, она ухватилась за них и упала на спину. Склон, на котором она находилась, очень круто уходил вниз, она сильно потянула на себя хрупкую веточку, оказавшуюся в ее руке, чуть покачалась и остановилась. Она лежала неподвижно, дрожа от внезапности произошедшего. Секунды через две поняла, что веточка, за которую так крепко держалась, оторвалась от дерева.

— Ракель. Дорогая моя. Говори. Ты…

Голос над ней был дрожащим, испуганным.

— Со мной все в порядке, папа, — ответила Ракель с легкой одышкой. — Испугалась, вот и все. Ничего не повредила. Я не ожидала падения. Только не знаю, где нахожусь, — добавила она, и в голосе ее прозвучала нотка паники.

— Надеюсь, не глубоко внизу, — сказал ее отец. — Можешь двигаться? Только будь осторожна.

Ракель коснулась правой рукой поверхности, по которой скатилась. Это была земля, покрытая грубой растительностью и камнями. Очень осторожно перекатилась туда вниз лицом. Чуть подождала, потом подтянула под себя колени и стала медленно подниматься на ноги.

— Папа, я стою, — сказала она наконец. — Но не уверена, что смогу подняться наверх.

Жесткий ком в горле помешал ей продолжать.

— Сейчас не время бояться. Чтобы определить, где находишься, веди руки вверх по этой поверхности. Сможешь дотянуться до края?

— Попытаюсь, — ответила Ракель и начала ощупывать путь наверх. — Да. Пальцами. Высоковато, чтобы подняться без упора для ног, — добавила она с дрожащим смешком. — Было б во что упереться, я бы смогла подтянуться.

— Нет. Не нужно. Подожди.

Исаак умолк.

Ожидание было тягостным. Легче было бы решиться на рискованные действия, чем неподвижно стоять, прижавшись лицом к неровным камням и осыпающейся земле. Время от времени Ракель слышала шуршание сухих листьев, словно кто-то искал потерянную драгоценность.

— Папа? — произнесла она наконец, когда молчание стало невыносимым.

— Ракель, у тебя есть какой-нибудь пояс поверх одежды?

— Да, папа. Подать его тебе?

— Подай, дорогая моя.

Она развязала пояс и подняла вверх.

— Вот он, папа.

— Отлично.

Шуршание, похожее на то, какое издавало бы животное, бегущее по сухой листве, подсказало ей, что отец чем-то усердно занят.

— Ну, вот, — сказал наконец Исаак. — Я нашел нечто, на что, надеюсь, ты сможешь опереться ногой. Привязал к этой штуке твоей пояс и буду опускать ее к твоим ногам. Встань на нее — и окажешься ближе к краю, оттуда мы сможем тебя вызволить. Подними руку снова, чтобы я мог найти ее. Мне нужно знать, где ты.

Вскоре Ракель ощутила успокаивающее касание отцовской руки.

— Папа, это моя правая рука.

— Знаю, дорогая моя. Если только у тебя в последнее время не вырос еще один большой палец, — сухо сказал Исаак. — Начинаю опускать к тебе кусок ствола.

— Помочь тебе?

— Не нужно, — ответил ее отец. — Сосредоточься на том, чтобы оставаться на месте.

Ракель почувствовала, как грубый предмет коснулся ее руки, затем бедра. Опускаясь, он раскачивался, ударяясь о ее ноги, потом ударил по лодыжке и лег на землю рядом с ней.

— Ну, вот, — сказал Исаак. — Я выпущу пояс, посмотрим, надежно ли лежит эта деревяшка. Выпускаю.

Кусок ствола замер на миг у ступней девушки, а потом, словно взбодренный кратким отдыхом, качнулся и покатился, подпрыгивая, вниз по склону.

— Ну и хорошо, — проговорил Исаак дрожащим голосом. — Там, где ты стоишь, земля ненадежна.

— Папа, — решительно сказала Ракель, в голосе ее было гораздо меньше страха, чем она ощущала, — ничего страшного. Нужно только быть терпеливыми. Подождем восхода луны, тогда я смогу видеть. Наверняка есть какой-то легкий путь наверх, только мне его не видно.

— Дорогая моя, в небе будет тонкий серпик луны. Полагаю, его сильно заслонят эти деревья.

— Тогда будем ждать рассвета. Июньские ночи короткие; я смогу дождаться. Когда рассветет, появятся люди и помогут нам.

— Ракель, дорогая моя, думаю, это будет труднее, чем ты себе представляешь.

— Нет, папа. Я знаю, что это будет трудно, — сказала девушка. — Но мне это по силам.

— Дай мне подумать об этом, — сказал ее отец.


Капитан с епископом сидели в приемной дворца на первом этаже, рядом с ними находились сержант, Бернат, писец, небольшая группа младших писцов записывали наскоро собранные сведения. Город был уже давно закрыт, чтобы ограничить поиски. Обо всех, про кого было известно, что они вышли из города, так или иначе были получены сведения. Тех, кто жил за городской стеной, привели в город, и они сидели, недовольно ворча.

— Удалось тебе отрезвить привратника с юго-восточных ворот? — отрывисто спросил капитан.

— До некоторой степени, — сдержанно ответил сержант. — Хотите его видеть? Я уже пытался допросить его.

— Что он сказал?

— Прежде всего, что кто-то — теперь он не помнит, кто — дал ему большой бурдюк вина.

— С какой стати? — спросил епископ. — У того человека был повод для такой щедрости?

— Нет, Ваше Преосвященство, не было, — ответил сержант. — Привратник приписал это дружеским чувствам.

— Приведите его сюда.

— Возможно, Ваше Преосвященство предпочтет пойти к нему, — тактично предложил сержант. — Не стоит допускать его во дворец.

— Он в таком скверном виде? Тогда мы спустимся к нему.


Даниель медленно поднимался по склону холма, нащупывая дорогу, потом остановился. Где-то впереди послышалось, как люди — или один человек — продирается сквозь подлесок. С дурным предчувствием он направился к темной массе деревьев.

Как ни трудно было идти по травянистому, усеянному камнями склону, лес в безлунную ночь оказался гораздо хуже. Маленькие камни словно бы выныривали невесть откуда и ранили его щиколотки; при каждом втором шаге его нога соскальзывала под упавшую ветвь, и он чуть не падал. Он с сожалением подумал, что создаваемый шум оповестит всех в радиусе нескольких миль о его присутствии.

Больно споткнувшись об острый камень, Даниель остановился, снял с пояса фонарь и поставил на землю перед собой. Опустил узел, который нес, и достал из него кремень и кресало. Едва фонарь загорелся, как звук позади заставил его обернуться. Даниель распрямился, подняв фонарь высоко перед собой, и в свете его увидел грубые черты лица рослого, широкоплечего мужчину.

— Привет, — сказал Даниель, исходя из того, что у этого человека не обязательно враждебные намерения.

Незнакомец занес руку и быстро сделал широкий шаг к нему. В какую-то долю секунды Даниель осознал опасность и вышел из оцепенения, и тут увидел зловещую черную тень сбоку от нападавшего, казалось, она набрасывается на них обоих.

И тут весь мир потемнел.


В ночной тишине лес и луговина постоянно оглашались какими-то звуками. В сухих листьях шуршали маленькие животные; вдали слышались легкие шаги по траве, уже настолько высохшей, что она похрустывала под ногами.

Внезапно между окружавшими их холмами раскатился какой-то грохот. За ним последовала целая серия ударов и крик испуганного животного.

— Папа, — спросила Ракель с колотящимся сердцем. — Что это?

— Шшш, — произнес ее отец.

У девушки перехватило дыхание, и она стала судорожно ловить ртом воздух.

— Наверное, лиса схватила зайца, — сказал Исаак. — И столкнула с места камень, который покатился вниз по склону.

— И только?

— Не беспокойся. Ночью звуки всегда кажутся громче.

— Папа, — сказала девушка после очередного долгого молчания, — не смог бы ты найти фонарь? Он у меня в узле.

— Попробую, — ответил он. — Вот зажечь его может оказаться более сложным делом.

— Понятно.

— Ты испугалась?

— Нет, папа, — ответила Ракель. — Дело не в этом. Но, кажется, моя ступня скользит вниз. Можешь поискать фонарь?

— Я пытаюсь найти его.

— Побыстрее, папа, — сказала она испуганным голосом. — Пожалуйста.

— Никак не могу найти его, — сказал Исаак. Девушка услышала негромкий стук. — Подними руку.

Ракель снова вытянула руку вверх. На сей раз вызванное этим движением легкое изменение баланса привело к тому, что земля под ногой слегка, но пугающе осыпалась. Потом что-то коснулось ее руки; она впервые подняла глаза и поняла две вещи. Глаза ее, уже привыкшие к окружающей тьме, видели предметы в менее густой темноте наверху, и одним из этих предметов был обнадеживающий толстый посох ее отца.

— Ухватись за посох, — сказал Исаак. — Я держу другой конец.

Девушка ухватилась за него — гладкий, хорошо выделанный, прекрасно ей знакомый — и невольно всхлипнула от облегчения.

— Ухватилась.

— Так легче?

— Да, папа, — ответила она и осознала, что по ее щекам текут слезы, но не осмелилась ни изменить положение, ни выпустить посох, чтобы утереть их. У нее не было силы и ловкости ярмарочных акробатов, чтобы подтянуться наверх. Отец и дочь, казалось, были обречены оставаться в таком положении, пока ее руки — и так уже уставшие — не разожмутся.


Привратник лежал на куче соломы неподалеку от казармы охранников, в епископской тюрьме. Он спал, похрапывая, мокрый от неоднократных попыток отрезвить его, в обильной рвоте. Зрелище было отталкивающим.

— Большую часть вина он выблевал, — философски сказал один из стражников. — Теперь его будет легче разбудить. Если б я знал, что Ваше Преосвященство придет сюда, то занялся бы им снова.

И со спокойствием человека, который делает это не впервые, он взял ведро холодной воды и пошел к уже мокрому привратнику.

— Проснись, болван! — крикнул он и вылил воду на голову лежавшему.

Это подействовало.

— Кончай, — сказал, садясь, привратник. Вытер ладонью лицо и огляделся. — Дай чего-нибудь выпить, а?

Стражник протянул ему чашу с водой.

— Пей.

— Вода! — пробормотал привратник, отпив глоток и выплюнув ее.

— Пей, пьяный обормот, и возьми себя в руки. Его Преосвященство хочет говорить с тобой.

— Его Преосвященство! Боже всемогущий, — произнес привратник.

— Нет, — мягко сказал Беренгер. — Всего-навсего епископ Жироны.


Потребовалось много времени и гораздо больше терпения, чтобы добиться от привратника какого-то внятного ответа. Наконец он поднял взгляд.

— Врач. Помню. Он вышел вместе с учеником.

— Когда?

Привратник начал петь, потом схватился за голову и застонал.

— Отвечай, — потребовал капитан, — пока не получил еще одной причины для стонов. Когда врач выходил в ворота?

— Я ничего не сделал.

— Когда он выходил?

— После заката. Я открыл ему дверь, и он… — На лице привратника появилось хитрое выражение. — Он поблагодарил меня и дал денег.

— Ты уверен, что с ним был его ученик? — спросил капитан.

— Кто же еще? — ответил привратник. — Кто же еще, — запел он, — кто же еще…

И, повалясь набок в солому, захрапел.


Какое-то время тюрьма Юсуфа была погружена в темноту. Мальчик осматривал — всякий раз, когда внизу было достаточно движения, чтобы заглушить шум, который он мог произвести — каждый ее дюйм. У людей внизу была свеча; чуть приподняв крышку люка, он смог оценить расстояние до пола — высоко, но спрыгнуть можно. Нужно только дождаться, когда они заснут, оптимистично подумал он, потом я спрыгну и убегу.

И Юсуф ждал. Время от времени погружался в дремоту и, вздрогнув, просыпался от малейшего шума внизу.

Неожиданно раздался громкий звон колокола, и мальчик едва не рассмеялся. Он был уверен, что это монастырский колокол, значит, дом близко. Полночь, подумал Юсуф. Должно быть, я проспал звон к вечерне, потому что не помню никакого звона в сумерках.

Едва звон колокола затих, мальчик услышал движение внизу.

— Как думаешь, он живой? — послышался голос.

— Не наша забота, — ответил другой. — Мы должны позаботиться о том, чтобы он оставался наверху, вот и все.

— Как скажешь.

Где-то внизу открылась и с громким стуком закрылась какая-то дверь.

Юсуф ждал, почти не дыша, считая на родном языке, потом на языке города до ста. Закончив, ухватил кольцо крышки люка и медленно поднял ее.

Те люди оставили свечу горящей — глупо, подумал он, здесь столько сена и соломы — но это означало, что их скоро кто-то сменит. Опустил дверь, ухватился за край проема и повис на вытянутых руках в нескольких футах над полом.

Внезапно чьи-то руки очень крепко ухватили его за талию.

— Добрый вечер, Юсуф, — послышался вежливый голос. — Ты избавил меня от необходимости подниматься за тобой. Спасибо.

Глава двадцать третья

Ракель слушала полуночные колокола с отчаянием. Ее безнадежное бдение, казалось, длилось уже очень долго — еще дольше оставалось до появления луны, целую вечность — до рассвета. Руки ее болели, пальцы сводило, долго вынести этого она не могла. Было бы проще принять свою участь и выпустить посох.

Потом совершенно неожиданный звук наверху заставил ее подскочить; из-под ступней посыпалась вниз еще одна струйка земли.

— Сеньора Ракель, это вы? — послышался негромкий, мягкий голос, мужской, но более высокий, чем отцовский.

— Кто это? — спросил Исаак. — Жуакин? Брат Жуакин? Ты здесь?

— Да. Жуакин. Я услышал вас и пришел. Никому не скажете, что я здесь?

— Нет, Жуакин. Не скажу. Тебя нужно называть так? — добавил он. — Ты не брат?

— Нет. У меня нет ни братьев, ни сестер, — ответил он. — И я не живу запертым в большом здании. Сеньора Ракель пострадала?

— Она упала, — ответил Исаак. — Вот сюда. Земля осыпалась.

— Глубоко?

— Неглубоко, Жуакин, — ответила Ракель. — Если видишь папин посох, я держусь за него.

— Я бы вытащил ее, — сказал Исаак, — но земля рыхлая. Как только шагну поближе к краю, она осыпается.

— Да, — сказал Жуакин. — Но девушка легкая. Больших трудов не составит. Сейчас мы ее поднимем.

Наступила мучительная пауза. Жуакин не сопровождал свои действия словами, и Ракель безуспешно напрягала зрение и слух. Над ней, казалось, все шуршало на свой манер: одежда, сухая листва, может быть, листья на молодых деревцах. Она слышала все, но звуки ей ничего не говорили. Наверху виднелись сквозь лиственый полог пятна звездного неба и черные тени в лесу. Но ни отца, ни Жуакина девушка не видела. Правая рука ее мучительно болела; сжимавшая посох ладонь стала скользкой от пота. Она очень осторожно попыталась сменить руки, но ощущение под ногами остановило ее.

Теперь Ракель понимала, что упадет.


Юсуф долго и упорно сопротивлялся, потом перестал, руки его были стиснуты за спиной противником, который держал его затылком к себе.

— Ну, Юсуф, — заговорил его похититель хриплым шепотом, — ты, должно быть, удивляешься, почему я взял на себя труд привезти тебя сюда.

Мальчик расслабил на время мышцы, но хранил молчание.

— Видишь ли, — сказал наконец похититель тем же голосом, — я знаю о тебе и Баптисте.

— Обо мне и Баптисте? — заговорил от удивления Юсуф.

— Молчи и слушай, — похититель продолжал шептать, будто думал, что за каждой кипой сена, даже под каждой охапкой соломы прячутся подслушивающие. — Баптиста сказал мне перед… — он умолк, словно подбирая подходящую фразу. — Перед смертью, — продолжал похититель, — что ты знаешь, где она находится, что ты и он единственные люди, которые могут ее найти. С тех пор я постоянно следил за тобой. Почему ты не пошел, не взял ее себе, Юсуф? — Голос его стал почти жалобным. — Он обещал отвести меня туда, выше Сант-Доменека, но он был жадным, Юсуф. Очень жадным.

— Я не представляю…

— Тихо, — прошептал похититель. — Сейчас я позову своих обормотов. Если скажешь при них хоть слово о том, что происходит, Юсуф, я перережу тебе горло.

Он топнул ногой, резко зазвенели шпоры.

Юсуф отчаянно думал, что может он знать такого, чего им нельзя говорить. Что их хозяин сумасшедший? Если они до сих пор не знали этого, то сами сумасшедшие.

Его похититель снова топнул ногой и зарычал:

— Эй, вы!

Мальчик догадывался, что значит «она», которую он должен найти, но с чего этот сумасшедший взял, что он — Юсуф — знает секреты души Баптисты? Человека, с которым разговаривал два-три раза в жизни? Или он должен привести этого сумасшедшего к пятнадцати тысячам мараведи? На миг у мальчика возникло искушение сказать своему противнику, что он ошибается, что схватил не того человка, сказать: «Я знаю о Баптисте только то, что известно всем». Но он продолжал молчать, отчасти из непреклонной гордости, отчасти из страха, что этот сумасшедший убьет его на месте, если поверит.

Дверь открылась, и те двое вошли, бормоча бессвязные извинения.

Юсуф повернул голову, взглянул и оцепенел от ужаса. У его похитителя под широким капюшоном не было лица. Это не сумасшедший. Юсуфа схватил призрак со сверхъестественной силой и одной лишь чернотой под окутывающим его плащом.

Мальчик замигал, взглянул снова и облегченно вздохнул. Кто-то поднял свечу, и в ее свете он увидел под капюшоном беспокойно бегающие глаза, полные губы, окруженные чернотой, которая морщилась и слегка двигалась. Маска. На лице этого человека была плохо прилегающая черная маска из ткани. И, твердо сказал себе Юсуф, под плащом, если сорвать его, окажутся сильные руки и коренастое тело.

— Свяжите ему за спиной руки, да покрепче, — сказал его похититель обычным, вполне человеческим голосом. — Остальную часть пути мы проедем верхом.

— А мы?

— Вы мне не понадобитесь. В конце меня будет ждать человек.


— Каково положение вещей? — спросил капитан, он снова сидел за столом в дворцовой приемной.

— Я приказал тем, кого поставил за южными воротами, вернуться сюда, — ответил сержант. — Как только они получат новые распоряжения, мы прочешем местность к востоку от города.

Дверь открылась, и оба поднялись на ноги.

— Ваше Преосвященство, — произнес капитан.

— Я еду с вами, — сказал епископ.

— Хорошо, Ваше Преосвященство, — ответил капитан, оценивающе оглядев Беренгера. — Сержант сообщал мне последние сведения. Как только прибудут остальные, тронемся в путь.

— Патрули обыскали застроенные районы, — сказал сержант. — Ничего значительного не обнаружили. И это странно, — заговорил он более непринужденным тоном. — Условия для поисков идеальные. Вечер теплый, многие люди вышли на улицу, им было больше нечего делать, как наблюдать за соседями. Многие из них могут узнать врача и Юсуфа даже ночью.

— Что у нас остается? — спросил Беренгер.

— Луговина и холмы, Ваше Преосвященство, — ответил капитан. — Стражники решили, что вряд ли найдут там многое, и оставили их напоследок.

— Тогда они, должно быть, там, — сказал епископ.

— Согласен. Попытаемся захватить их врасплох, Ваше Преосвященство? — спросил капитан.

— А как мы скроем отряд всадников в такую тихую ночь? — спросил Беренгер, не ожидая ответа. — Неважно, капитан, насколько медленно и осторожно мы будем действовать.

— Совершенно верно, Ваше Преосвященство.

— Я бы хотел быстро поскакать туда с зажженными факелами, — сказал Беренгер. — Если только у вас нет веских причин не делать этого.

— Веских причин? Нет, — ответил капитан. — Значит, будем действовать открыто.

— Но только когда окажемся на месте, Ваше Преосвященство, — негромко сказал сержант.

— Договорились? — спросил Беренгер.

— Договорились, — ответили все.


Падение больше не казалось желанным исходом. Ракель охватил страх; ноги ее задрожали. Под ее ступнями опять осыпалась земля. Она сделала глубокий вдох и попыталась размышлять здраво. Как далеко она упадет? Может быть, в конце концов она просто сползет на дно оврага и окажется у подошвы холма, и они будут смеяться надо всем этим, когда сойдут синяки. Или чернота внизу может скрывать речную долину; тогда ей конец. Склоны долины высокие, крутые, на них не удержится даже самая ловкая коза. Девушка начала молиться вполголоса.

— Послушайте, сеньора, — послышался мягкий крестьянский голос со странным акцентом. — Я спускаю к вам веревку. Она толстая, на ней есть узлы. Посоха пока не выпускайте, но другой рукой ощупывайте спускающуюся веревку, когда дойдете до третьего узла, обхватывайте ее прямо над узлом обеими руками. Сожмите колени над первым узлом, и мы вас вытащим. Держитесь крепко.

— Поняла, — ответила Ракель. — Третий узел.

— Когда будете готовы, крикните: «пора».

Ракель схватила веревку левой рукой, выпустила посох и потянулась к веревке правой. При этом земля под ней осыпалась. Она громко крикнула: «Пора!» и ухватилась за веревку обеими руками, опустилась по склону дюймов на десять, потом веревка натянулась. Тело ее беспомощно болталось, пока она старалась сжать колени на конце веревки.

На девушку дождем посыпались земля и камешки. Веревка глубоко врезалась в край, пока не дошла до твердой породы, и потом Ракель, касаясь земли, поднималась рывками вверх, пока вдруг не оказалась лежащей на животе. Она открыла глаза и смутно увидела перед собой две пары обуви.

— Нам лучше уйти отсюда, — сказал Жуакин. — Можете идти, сеньора?

— Конечно, могу, — ответила Ракель и, ухватившись за теплую, знакомую руку, поднялась на ноги. Невольно ахнула.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил ее отец. — Уверена, что можешь идти?

— Думаю, у меня ссадины и синяки по всему телу, — ответила девушка, — но никаких растяжений и переломов. Я хорошо себя чувствую, папа. Правда.

— Отлично, — сказал Исаак. — Тогда пошли.

Жуакин быстро вывел их из лесной полосы обратно на поросший травой склон. На открытом месте темная ночь казалась Ракели почти светлой. Небо было усеяно звездами; светлые скалы, казалось, улавливали звездный свет и слабо отражали его на склон холма.

— Посидим здесь, — сказал Жуакин. — Так мы сможем увидеть, как они приближаются.

— Но послушай, Жуакин, — заговорил Исаак. — Мы не прячемся, а ищем одного человека. Возможно, это тот самый, от кого ты убегаешь. Мы должны найти его. Он схватил моего ученика, Юсуфа, и утверждает, что Грааль находится у него.

— Да, — сказал Жуакин. — Мальчик с ним. Я знаю.

— Грааль меня не заботит, — сказал врач, — но я должен спасти моего ученика. Это очень важно.

— Жуакин, откуда ты знаешь, что мальчик и чаша у него? — негромко спросила Ракель.

— Я наблюдал за ним, — спокойно ответил он.

— Жуакин, этот человек уже совершал убийства, — сказал Исаак, отчаянно стараясь передать свое беспокойство этому странному молодому человеку. — Я боюсь за жизнь Юсуфа.

— Мальчик жив, — сказал Жуакин. — Или был жив, когда я видел его.

— Видел, Жуакин? — негромко спросил врач. — Когда?

— Было еще светло, — ответил Жуакин. — Я не мог ничего поделать. Чаши у него не было, но мальчик был с ним.

— Так давно? — пробормотал Исаак. — Господи, я был надменен и глуп, и даже хуже того.

— Папа, не говори так. Ты не знал, что произойдет.

— Вот-вот, — с горечью сказал Исаак. — А должен был знать. Одна минута вдумчивого размышления, и я бы знал.

— С ним пока что ничего не случится, — сказал Жуакин. — Мы будем ждать здесь. Он придет сюда и приведет мальчика.

— Почему?

— Он должен придти сюда, но, может быть, уже после восхода луны. — Жуакин поднял взгляд и стал неторопливо, внимательно осматривать небо. — Оно красивое, — сказал он, не опуская глаз. — Такое же красивое, как мои фрески. Этот человек думает, мальчик знает, где Грааль, — добавил он, словно эти два высказывания были частью одной мысли.

— А мальчик знает? — спросил Исаак, если б Юсуф знал, это бы его не удивило.

— Нет, — ответил Жуакин. — Но он приведет с собой мальчика. Вот увидите. До этих пор нам нужно ждать здесь.

Наступила тишина — такая полная, что Ракель вытянулась на высокой траве и поспала несколько минут. Потом, вздрогнув, проснулась и снова села.

— Почему ты пришел в Жирону одетым как монах? — спросил Исаак.

— Я нашел в снегу мертвого монаха, — ответил Жуакин с характерной для него простотой. — Его объели лисицы и все такое. У него были теплая ряса и толстый плащ, — добавил он, — так что я не знаю, от чего он умер, но был мертв.

— И ты поменялся с ним одеждой?

— Я сделал ему саван из своего плаща и одежды — хороший саван — и похоронил его под грудой камней, для обозначения могилы воткнул сосновую веточку. Одежду его взял себе, потому что мне было холодно.

— Ты убегал?

— Нет. Выслеживал одного человека.

— Но как ты жил? — спросила Ракель. — В горах, в снегу и холоде? В прошлом году зима была очень суровой.

— Я нашел оленя — он упал, как вы, сеньра, только у вас нет рогов, чтобы застрять в скалах. Олень висел там со сломанной ногой, поэтому я его убил. Несколько недель питался его мясом, даже обменял часть его на хлеб. Все было хорошо.

— Кого ты выслеживал? — спросила девушка.

— Не могу сказать, сеньора Ракель, — ответил он с жалким видом.

— Почему, Жуакин? — спросила она.

— Это не наше дело, — сказал Исаак. — Ты шел за ним через горы и пришел сюда. Ты нашел его? И убил?

— Нет, сеньор Исаак. Я в жизни не убил ни одного человека, — искренне ответил Жуакин. — Кроме… — Он содрогнулся. — Неважно.

— Тот человек знал, что ты его преследуешь? — спросила Ракель.

— Нет, сеньора. Я держался в стороне от дорог и тропинок. Иногда шел днем, как он. Иногда ночью. Все зависело от луны и трудности дороги. У меня все было хорошо, пока я не пришел туда, где было очень много людей.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Ракель.

— Кто-то украл мои сапоги, — ответил Жуакин. — Снял с ног. Когда я спал.

— Откуда ты знал, куда идти? — спросила Ракель. — Этот человек мог пойти куда угодно, не только в Жирону.

— Дома, — сказал Жуакин, — он все время разговаривал со мной. Был единственным человеком, кто со мной разговаривал. Кроме отца Ксавьера и иногда пекаря. Он пришел в город с тюком вещей для продажи, и долгое время жил у моей матери. Мы были друзьями, — сказал он, и в голосе его прозвучала вся горечь преданной дружбы.

— Вы были друзьями, — произнесла Ракель.

— Да, были. Он был умным. Я не понимал всего, что он говорил, но он все-таки разговаривал со мной. Много раз говорил мне, что чаша не должна лежать спрятанной в шкафу, где никто о ней не знает, кроме меня, ризничего и отца Ксавьера. Он хотел отвезти ее в Жирону, где красивый собор, и поместить ее в соборе. А потом я узнал, что он хочет ее продать. И понял, что, заполучив ее, он отправится в Жирону.

— Ты знал, где находится Жирона?

— Знал, что на востоке. Он сказал мне. И я пошел на восток. Когда вышел на дорогу, стал спрашивать людей, где Жирона. Все знали.

— Ты хотел продать ее? — спросил врач.

— Нет, сеньор Исаак, — ответил Жуакин твердо, словно вел этот разговор уже в сотый раз. — Продавать ее нехорошо. Я хотел, чтобы она находилась в красивом соборе, а не в шкафу, но ей там будет плохо.

— Откуда ты знаешь?

— Знаю, как знаю и то, где она находится — неподалеку от нас.

— Где она сейчас? — спросила Ракель, стремясь поддерживать этот разговор — любой разговор. Ей было холодно, неуютно, она смертельно устала, сидела в угрожающей тьме и разговаривала с сумасшедшим.

— Поблизости, — ответил он. — Вот почему я здесь. Он постоянно держал ее при себе, и я не знал, как ее забрать у него.

— Все это время она была в его доме? — спросила Ракель.

— Нет, сеньора. Чашу, что я дал ему, он отнес сюда. Я знал, что он так сделает. Мне нужно было только дождаться.

— Баптисту? — спросил Исаак.

— Да, сеньор, — ответил Жуакин. — Вы тоже знали его? Ждали?

— Нет, — сказал Исаак. — Но я немного знал о нем.

Когда их негромкий разговор прервался, тишина стала зловещей. На склоне больше никого не было.

— Где стражник? — спросил Исаак.

— Кто, папа? — спросила Ракель.

— Здесь нет никакого стражника, сеньор Исаак, — сказал Жуакин.

— У дома Винсенса, — заговорил врач, — поставили четверых стражников. Когда мы встретили этого провожатого, они должны были следовать за нами на значительном расстоянии. Ты не видел их? — спросил он, повернувшись к Жуакину.

— Нет, — ответил Жуакин. — А увидел бы. Будь они внизу, думаю, мы бы оба их услышали.

Говорить, как будто, больше было не о чем. Вокруг них царила тишина, изредка нарушаемая жужжанием и писком насекомых да негромкими, угрожающими звуками из леса.

Жуакин лежал, растянувшись, на поросшем травой склоне, глядя в небо и не обращая внимания ни на случайные звуки, ни на своих новых товарищей. Внезапно он сел.

— Смотрите, — негромко произнес он.

Находившаяся в последней четверти луна поднималась над холмами в ясное ночное небо.

— Она кажется слишком яркой, — пробормотала Ракель.

Жуакин поднялся на ноги. Произнес что-то неразборчивое и исчез в пятне темноты — слабой тени, которую отбрасывало дерево в бледном лунном свете.

— Папа, что он сказал? — спросила Ракель.

— По-моему, «здесь», — ответил ее отец.

— Он исчез, — сказала Ракель. — Вошел в тень и скрылся. Будто его и не было.

— Жаль, — сказал Исаак. — Глаза у него, как у сокола, уши, как у дикого оленя. Я был рад, что он с нами, но у него свои заботы.

— Папа, он не блещет разумом, — сказала Ракель.

— По-своему, — пробормотал ее отец, — он мудрее большинства людей. Послушай — луна яркая?

— Кажется яркой, — ответила девушка. — Только ночь до этого была очень темной.

— Тогда нам тоже нужно скрыться в тени, — сказал Исаак. — И в тишине.

Глава двадцать четвертая

Крепко связанный Юсуф лежал переброшенным через луку седла своего похитителя. Он проехал невесть какое расстояние в этом неудобном и унизительном положении, по пути не видел ничего, кроме земли под копытами лошади и случайного моста. Большей частью они избегали дорог, ехали по усеянной камнями луговине и руслам пересохших от летней жары речушек. Лошадь дважды спотыкалась. Юсуф был уверен, что его шея окажется сломана, прежде чем они доедут до места.

Наконец взошла луна, и хотя дорога стала более неровной, лошадь и всадник видели землю уже лучше. Они начали шагом подниматься по склону холма.

Наконец похититель спешился, прижимая мальчика одной рукой к лошади. Потом снова ухватил его за талию, снял и поставил на ноги, будто ребенка.

— Отсюда мы пойдем пешком. Луна на ущербе, но света от нее тебе будет достаточно, чтобы видеть, куда идти.

— Куда мне идти? — спросил Юсуф.

— Оставь эти детские шуточки. Я вспыльчивый человек, и в руке у меня острый нож.

Болезненный укол за ухом заставил мальчика замереть.

— Я держу веревку, которой связаны твои руки. Если закричишь или позовешь на помощь, то больше не издашь ни звука. Искать чашу буду только я. Лес вон он, впереди нас. Теперь иди.

И напрочь застрявший в чьем-то кошмаре Юсуф пошел к лесу.


— Я не чувствую, что мы здесь в безопасности, — сказала как можно тверже Ракель, не повышая голоса.

— Ты имеешь в виду — в холмах? — спросил ее отец. — Или здесь, в лесу, где, полагаю, темнее, чем на луговине.

— В лесу, папа, — ответила девушка. — Отсюда я не могу разглядеть, приближаются ли к нам люди.

— Но ведь легче услышать, как кто-то идет по лесу, чем по луговине, — сказал Исаак. — И здесь мы не так видны, как там.

— Папа, но чего мы ждем? Помимо того, что кто-то найдет нас?

— Если тебе страшно, дорогая моя, пожалуй, мне нужно попытаться отправить тебя отсюда. Я, во всяком случае, должен остаться. Это наша единственная надежда найти Юсуфа, — сказал Исаак.

— Не понимаю, — произнесла Ракель.

— Я тоже, — сказал Исаак. — Если это не история, рассказанная сумасшедшим. По какой-то причине он хочет, чтобы я находился здесь — он приложил большие усилия, чтобы заставить меня прийти сюда — и он схватил Юсуфа. Если он не убьет мальчика — а я не думаю, что убьет…

— Почему?

— Потому что после визита Его Величества все в городе знают, как ценен этот мальчик.

— Папа, может, он надеется получить за него выкуп? — негромко предположила Ракель.

— Это возможно, — сказал Исаак. — Или по какой-то непонятной причине хочет контролировать меня. Я бы хотел выяснить, в чем тут дело. Думаю, нас было бы легче вызволить Юсуфа, если б мы знали, почему он схватил мальчика. Но теперь предлагаю помолчать, пока мы не привлекли внимания Буйного Марка.

— Буйного Марка? — переспросила Ракель.

— Человека, который привел нас сюда.

— Он не ушел? — спросила Ракель с внезапным испугом.

— Я слышал в лесу разные шаги, — ответил Исаак. — Одни узнаваемые, другие — нет. Но не слышал, чтобы кто-то выходил из леса или спускался с холма. А думаю, услышал бы. Ночь тихая.

Врач чуть помолчал.

— Слушай, — негромко произнес он. — Там кто-то ходит — кто-то, кто не заботится о тишине.

Они долгое время сидели молча, потом тишину нарушил негромкий, протяжный свист.

— Что это? — прошептала Ракель.

— Там кто-то есть, — сказал Исаак. — Думаю, вызывает подмогу.


Очень трудно идти по неровной земле в темную ночь со связанными за спиной руками, решил Юсуф, стараясь сосредоточиться на незначительных вещах, чтобы не думать о важных. А где-то в отдалении — впереди и слева — были люди. Он услышал негромкие голоса, и уловил легкий запах. Замедлил шаг и прислушался.

Веревка, который были связаны его руки, дернулась, причинив боль, а кончик ножа уперся сбоку в его шею.

— Ты что делаешь? — прошептал шедший сзади человек.

Юсуф остановился и сказал первое, что пришло в голову.

— Думаю, она там, повыше.

— Думаешь? — пробормотал тот, дернув веревку. — Тебе лучше бы не только думать.

— Но, сеньор, — сказал Юсуф самым жалобным голосом, — ночью все выглядит иначе.

— Это так, — очень тихо произнес тот человек. — Вперед.

— Мне нужно сперва посмотреть повнимательней.

— Не трать на это всю ночь.

Но как ни напрягал мальчик слух, голосов больше не слышалось. Может, их вообще не было. Может, то были духи, посланные утешить его в последние часы. Он содрогнулся. Кто еще может быть там в это время? Разве что сообщники этого человека.

— Не здесь, — пробормотал он и, спотыкаясь, пошел вперед по сухим листьям и сосновым иголкам леса.

Ветерок потянул снова, на сей раз посильнее. Среди сильных запахов сосен, земли и лесных животных он явственно уловил аромат жасмина. Жасминовое масло в блестящих черных волосах. Должно быть, это Ракель и его учитель. Юсуф остановился снова.

— Нашел?

— Чуть повыше, сеньор. Она там.

И человек позади него негромко, протяжно свистнул.


Тут Юсуф понял, что, если будет и дальше идти в том направлении, приведет этого сумасшедшего и его сообщников прямо к своему учителю и Ракели. Если он слышал их. А что они смогут поделать против такого силача? Он, вне всякого сомнения, был силачом.

— Где она? — спросил похититель, схватив его за руку повыше локтя и встряхнув. — Где?

— Вон там, — ответил мальчик, указывая в сторону, противоположную аромату жасминового масла. — Возле того камня, сеньор. Помню, тот камень выглядел так, — добавил он, думая, долго ли сможет продолжать этот фарс.

— Тихо, — сказал похититель. — Иди. Я пока что тебя не отпускаю.

Он подтолкнул Юсуфа в сторону камня.

— Где же этот болван? — добавил он и свистнул снова.

Несколько секунд стояла тишина, слышалось только негромкое эхо второго свистка. В ночной тишине оно звучало поразительно громко. Даже насекомые и маленькие животные, ночная деятельность которых создавала приглушенный фон этой беззвучной сцене, притихли. Похититель Юсуфа встряхнул его.

— Иди, — сказал он. — Найди чашу. Сейчас здесь будет мой слуга с лопатой и фонарем.

При этих словах силы покинули мальчика. Он пытался уйти, увести этого человека от источника утешительных звуков и человеческих запахов, но спотыкался от слабости и страха.

— Где-то здесь, сеньор, — сказал он так громко, как осмеливался, опустил взгляд и в изумлении ахнул.

Похититель оттолкнул Юсуфа с такой свирепостью, что он потерял равновесие и упал, при этом больно ударясь.

— Что это? — закричал похититель. — Кто так поступил со мной?


Даниель пришел в себя. Постель его была жесткой и необычно комковатой, в голове гудело, во рту было тошнотворное ощущение, словно вечером он выпил целый бурдюк вина. Неужели? Он порылся в памяти и нашел там только смутные тени.

Его рука лежала на груди. Даниель пошевелил пальцами и ощутил ткань. Он лег спать полностью одетым. Осторожно подвигал ступней. На ногах была обувь. Протянул руку к краю кровати, коснулся сосновых иголок и палочек, и тут память стала постепенно возвращаться. Он был в лесу. Должно быть, споткнулся в непроглядной тьме, упал и ударился головой. Протянул к ней руку, рука коснулась шерстяной ткани, сложенной в несколько раз. Странно, кажется, он упал головой на мягкую шерсть.

Даниель открыл глаза и замигал. Ущербная луна освещала лес. Когда он находился в сознании, ночь была темной — темнее не бывает. Потом в его памяти промелькнула занесенная рука и грубое, злобное лицо в свете фонаря. Возможно, он ударился головой при падении; но сперва кто-то ударил его по голове.

Даниель очень осторожно сел и ощупал голову. Над ухом было липкое пятно — очень болезненное липкое пятно. От движения гул в голове и тошнота усилились; он неподвижно уставился в землю, чтобы успокоить желудок. В бледном свете луны он видел свой фонарь, стоявший рядом сбоку, пламя его погасло, кремень и кресало были положены рядом. Аккуратный убийца, тупо подумал он. И сочувственный. Поднял нечто похожее на большой монашеский капюшон, подложенный как подушка под его ушибленную голову.

Ему потребовалось некоторое время, чтобы повесить непослушными пальцами фонарь на пояс. Покончив с этим, набросил на плечи капюшон и встал, ухватившись за ствол деревца. Держась за него и пошатываясь от головокружения, услышал первый негромкий свист.

Даниель не мог заставить себя идти, пока второй, властный свист не достиг его ушей. Он нетвердо шагнул в ту сторону, ухватился за другое деревце и остановился. Подумал, что нужно немного побыть в покое. Пока не пройдет головокружение. Сел у основания дерева и перестал думать.


Первый свист был едва слышен среди неизбежного, хотя и сдерживаемого шума, собравшегося за воротами города отряда.

— Что это? — негромко спросил епископ.

— Кто-то свистит, Ваше Преосвященство, — ответил капитан.

— Ты уверен, что это человек? Не птица или животное?

— Думаю, нет. Сержант? Ты слышал?

— Кто-то свистит, капитан. В холмах.

Второй свист был более громким и ясным.

— Теперь слышу, — сказал Беренгер. — Это человек. Созывает своих собак?

— Может быть, — ответил капитан. — Или сообщников.

— Чего мы ждем? — раздраженно спросил епископ.

— Последнего отряда, Ваше Преосвященство. В нем десять человек. Хотите тронуться в путь без них?

— Нет, — ответил епископ. — Мы уже долго ждали, можно подождать еще несколько минут.


Похититель Юсуфа неподвижно стоял, уставясь в неглубокую, свежевырытую яму.

— Исаак! Вор! Шарлатан! Где ты? — пронзительно выкрикнул он и упал на колени. Принялся неистово рыть землю руками.

На дальней стороне поляны Исаак повернулся к дочери.

— Видишь его? Что он делает?

— Роет землю руками, будто собака в поисках кости, — ответила Ракель.

— Кто он?

— Не могу разглядеть, — ответила девушка. — На месте лица у него черная тень.

— Маска?

— Видимо.

Исаак поднялся на ноги и, нащупывая путь, осторожно пошел на голос.

— Вы хотели поговорить со мной? — спросил он.

Глава двадцать пятая

Когда Ракель услышала голос Юсуфа, а потом звук его падения, вспышка гнева рассеяла ее страх. Когда отец пошел прямо вперед — твердо отвергнув предложение сопровождать его — она осторожно поползла, описывая широкий круг, туда, где, по ее мнению, должен был находиться мальчик.

— Юсуф? — прошептала она.

— Сюда, — прошептал он в ответ.

Девушка с трудом разглядела темную фигуру, неподвижно лежавшую на земле. Поднялась на ноги и, пригибаясь, пошла боком к нему.

— Что ты там делаешь? — шепотом, в отличие от громкого голоса отца, спросила она. — Можешь встать?

— У меня руки связаны за спиной, — ответил Юсуф. — Я не могу пошевелить ими. Подниматься очень трудно, и я устал.

— Давай посмотрим, — негромко сказала она, склонившись над мальчиком и пристально вглядываясь. Не столько зрением, сколько ощупью нашла веревку, охватившую его запястья, и принялась развязывать ее.

— Быстрее, — прошептал Юсуф.

— Они позаботились о том, чтобы ты не смог легко освободиться, — сказала Ракель. — Я стараюсь изо всех сил.

Наконец, раздраженно хмыкнув, она расстегнула карман и достала ножницы.

— Придется разрезать веревку ими. Если задену твою кожу, скажи.

— Отлично, — негромко произнес мальчик, мужество стало возвращаться к нему. — Действуй. Только осторожно.

Человек в маске внезапно прекратил неистово рыть землю и поднял глаза на высящегося над ним врача. Ущербная луна находилась высоко в юго-восточном квадранте неба, и в ее свете Исаак казался громадного роста, словно один из библейских патриархов, изваянных в камне.

— Что вы здесь делаете? Как нашли меня?

— Вы послали за мной, — ответил Исаак. — И я пришел. Ваш слуга сопроводил меня сюда, и вот я здесь. Все очень просто.

— Вы насмехаетесь надо мной, врач, — сказал человек в маске. — Стоите там, смотрите на меня и смеетесь.

— Я не вижу. И не смеюсь. Я пришел на ваш вызов…

— Откуда знаете, что на мой? — недоверчиво спросил человек.

— Кто еще встретил бы меня здесь? Но я пришел по вашему требованию потому, что мне нужны ответы на два вопроса.

— Какие?

— Во-первых, почему вы послали за мной. Что вам нужно от меня столь важное, чтобы встречаться здесь ночью?

— Я хочу знать, где чаша, — ответил человек в маске и с трудом поднялся на ноги. — Вот и все. Где она? Вы знаете. Это сказал мне Баптиста. Сказал, что только он и ваш мальчишка знали, где она спрятана.

— Тогда зачем спрашивать меня?

— Баптиста сказал, что мальчишка всегда знал, где она — что, должно быть, узнал это от вас — а потом сказал, что вы можете безопасно касаться ее. Вы знаете, как обращаться с ней. Куда вы ее дели? Никто больше не мог взять ее, сеньор Исаак. Никто, кроме вас.

— Вас обманули, сеньор, — спокойно заговорил врач. — Обманули, провели, одурачили, если вы заплатили деньги за это сообщение. Я ничего не знаю об этой чаше. Подумайте. Что я могу знать о ней или о ее силах? — сказал он, подняв руки. Посох его отбрасывал тень на землю рядом с ним. — Я не могу поверить, что чаша обладает какими-то силами, а если обладает, не могу поверить, что они могут быть губительными.

— Лжешь! — закричал человек в маске, ринулся к слепому и схватил его за горло. Исаак бросил посох и ухватился за душившие его руки. Ему удалось оторвать от своей шеи один палец. Он дернул его назад с неожиданной силой.

Его противник с воплем отступил и стал безумно осматривать землю.

— Где мой ученик? — спросил Исаак, водя ногой по земле в поисках посоха.

Человек в маске увидел свой нож, схватил его и снова повернулся лицом к врачу.

— Лежит где-то здесь, — холодно ответил он. — Пошарь подольше и наверняка найдешь.


Крик разбудил Даниеля. Он в испуге сел. В голове у него мучительно стучало; он коснулся подсыхающего липкого пятна на волосах — и все вспомнил. Стук в голове уменьшился, прекратился, и он поднялся на ноги. Медленно. На сей раз земля под ногами не кренилась, деревья не качались. Он все еще пытался вспомнить, кто или что его разбудило, но безуспешно, и тут услышал ясный, громкий голос сеньора Исаака: «Вы послали за мной».

Медленно передвигаясь от дерева к дереву, Даниель пошел на голоса и наконец увидел между стволами лицо врача. Между ним и отцом Ракели стояла темная фигура, она выкрикивала пронзительным голосом оскорбления.

Понимая, что этот человек не услышит его шагов за собственным криком, Даниель пошел к нему. Боль в голове не унималась, но он уже воспринимал ее как внешнее, незначительное раздражение, вроде дождя или холодного ветра. Разум его был необычайно бодр и ясен, ноги не дрожали. Он машинально потянулся к ножу, не думая, что, как ни странно, человек, нанесший ему удар по голове, не потрудился его обезоружить.

Противник Исаака нагнулся и поднял с земли длинный, зловещего вида кинжал. Потом с негромким рыком бросился на беззащитного врача.

Даниель громко крикнул: «Берегитесь!», ринулся к нападавшему, и весь мир вокруг него обезумел.


Исаак услышал предостережение, пригнулся и отскочил назад. Почувствовал, что кто-то дергает его за одежду, и отступил еще на шаг.

— Папа, — послышался голос у его локтя, — пошли назад. Ты цел?

— Да, — ответил он угрюмо.

— Пошли, — настоятельно повторила Ракель, ведя его за деревья. — Я нашла Юсуфа. С ним ничего не случилось. Но, папа…

Ее голос заглушили громкие крики и тяжелый топот.

— Что это за шум? — спросил врач.

— Стой здесь, — сказала девушка и выбежала из-за деревьев. — Папа, наверное, это стражники, — сказала она, тяжело дыша от бега. — Поднимаются по холму с зажженными факелами. Но, папа, здесь Даниель. Он лежит на земле. Наверное, он пострадал в драке с этим человеком. У него кинжал, — сказала она с дрожью в голосе. — Дай мне свой посох.

— Нет. Нельзя идти с ним против вооруженного мужчины. Судя по звуку, вверх по склону скачут лошади, — сказал Исаак.

У Даниеля было достаточно смелости и ловкости, но не было практики в бою на ножах. Опытный солдат, даже будучи таким рассеянным и слабым, как был сейчас Даниель, мог бы защищаться лучше. Его гнала на противника слепая ярость. Не думая об опасности, он наступал, безрассудно коля и полосуя, нанося многочисленные порезы, лишь один из которых — рана в плечо — причинил вред противнику.

Хоть эта рана и замедлила движения противника, нанося ее, Даниель порезался и сам. Из ладони обильно текла кровь, и рука потеряла хватку. Противник лезвием ножа вывернул из нее оружие. Даниель отчаянно попытался схватить его руку, державшую нож. Противник сделал обманное движение, избежав его рук, и направил острое лезвие прямо в живот Даниелю.

Но вдруг его противник с проклятьями отпрянул и упал на землю. Даниель с торжествующим воплем поднял свой нож и склонился над врагом.

Продолжая браниться, противник ухватил его за окровавленное предплечье и попытался рывком свалить.


Лес и небольшая поляна были залиты светом. Капитан увидел схватку на земле. Сержант спешился, достал меч и приставил острие к горлу человека в маске.

— Выпусти сеньора Даниеля, — приказал он.

Даниель неуверенно поднялся, сделал шаг назад и повалился.

— Врача, — приказал капитан.

Ракель подбежала, таща за собой отца.

— Кто он? — спросил капитан, указывая на человека, над которым стоял сержант с оружием.

— Сейчас снимем с него маску, капитан.

— Это сеньор Себастьян, — сказал Исаак, поднимая голову от груди Даниеля. — Я сразу же узнал его, услышав голос. Однако долго же вы, — язвительно добавил он.

— Приношу извинения, сеньор Исаак, — сказал капитан. — Как сеньор Даниель? Это сеньор Даниель, так ведь?

— Очевидно, — сказал Исаак. — Кажется, он приходит в чувство.

— Сеньор Исаак? — сказал Даниель и с усилием сел. — Кажется, моей голове уже лучше.

— Ляг, — сказал врач, ощупывая голову Даниеля. — Кто-то сильно ударил тебя по голове.

— Не нужно ложиться, — ответил Даниель. — Я полностью оправился, — добавил он и потерял сознание.

— Присоединимся к Его Преосвященству, как только сеньора Даниеля можно будет перемещать? — спросил капитан. — Он ждет нас у подножья холма.

— Конечно, — ответил Исаак.


Даниель заморгал, отчего мир перестал расплываться перед глазами, и дико огляделся вокруг. Юсуф стоял возле него, потирая запястья. Напротив себя он увидел врача. Позади него в тени стоял кто-то, кого он не узнавал, какой-то мальчишка с черным от грязи лицом, одетый в грубый плащ с капюшоном. Кроме них он видел только стражников.

— А где Ракель? — спросил он. — Сеньор Исаак, что с ней?

— Я здесь, Даниель, — раздраженно сказал перепачканный мальчишка. — Можешь поздороваться.

— Ракель? — произнес он, пристально вглядываясь. — Но…

— Ты определенно хорошо изменила внешность, дорогая моя, — сказал ее отец, — однако, думаю, что с опущенным капюшоном ты бы ее узнал.

— Дело в лице, — сказал Даниель. — Оно все перемазано чем-то черным. Это сильно меняет внешность, — добавил он извиняющимся тоном.

— Чем-то черным? — проговорила озадаченная Ракель. И обеспокоенно спросила: — Как голова?

— Немного болит, — признался он, — но теперь, видя, что ты в целости и сохранности, я прекрасно себя чувствую.

— Если сеньор Даниель чувствует себя достаточно хорошо, чтобы осыпать цветистыми комплиментами мою дочь, — сказал Исаак, — то его вполне можно вести вниз.

— Тогда в путь, — произнес капитан.

— Что с ним? — спросила Ракель, когда Даниелю помогали подняться на ноги.

— Оставь пока, — сказал Исаак. — Обследуем все, когда у нас будут вода, свет и чистые бинты. Вот что бы я хотел знать, это как ты оказался здесь, — обратился он к Даниелю.

— Меня послала сеньора Юдифь. Сказала, что мне нужно выяснить, куда вы пошли, а потом следовать за вами так, чтобы вы меня не заметили, и позаботиться, чтобы стража не потеряла вас из виду.

Я оплошал. Из всего порученного только выяснил, куда вы пошли.

— И как ты это сделал? — спросил капитан.

— Подкупил ребятишек, чтобы они мне сказали, — застенчиво ответил Даниель. — Кроме того, они показали мне, как выйти из города, минуя ворота. Это было полезно узнать, но, видимо, завтра…

— С этим разберутся, — сказал капитан. — А теперь Юсуф. Твой учитель, должно быть, очень рад твоему возвращению Его Преосвященство тоже будет очень доволен, и я рад снова видеть своего ученика.

— Будь у меня мой меч, капитан, — сказал Юсуф, — они бы подумали перед тем, как пытаться схватить меня.

— Возможно, — сказал капитан. — Ты должен пойти с нами, если в состоянии вести разговор. А, Юсуф? Сможешь рассказать, что с тобой случилось?

— Я голоден, — ответил мальчик.


— Что привело вас сюда? — спросил Исаак, когда стражники собрались уходить с арестованным Себастьяном.

— Кто-то свистнул, — ответил сержант.

— Кто? — спросил Даниель. — Я тоже слышал свист. И пришел на него.

— Он, — сказал Юсуф, указывая на связанного Себастьяна, которого крепко держали два стражника. — Звал своего слугу, но тот так и не появился.

И он огляделся, словно ожидал увидеть того прячущимся среди деревьев.

— Интересно, где он?

— Думаю, увидев, как обернулось дело, дал тягу, — сказал сержант. — И вряд ли остановится, пока не дойдет до какого-нибудь дальнего города, где никто не знает его имени.

Глава двадцать шестая

Когда спасательный отряд проходил мимо ворот еврейского квартала, сержант и один из стражников проводили Ракель к дому врача. Мать ее, мучимая беспокойством, ждала во дворе новостей. Она подняла фонарь, направив свет на лицо и одежду дочери. И ахнула.

— Ракель, что с тобой случилось?

— Ничего, мама, — ответила девушка. — Мы все целы и невредимы. Нашли Юсуфа. А это просто грязь. У меня все благополучно, а голова Даниеля…

Она сглотнула, уткнулась лицом в плечо матери и заплакала.

— Ну и прекрасно, — сказала Юдифь, похлопывая ее по плечу. — Я рада, что ни с кем ничего не случилось. Иди, выпей чего-нибудь горячего, поговорим об этом утром. Спасибо, сержант, — обратилась она к нему. — Угостить вас чем-нибудь?

— Нет, спасибо, сеньора Юдифь. К сожалению, меня ждут во дворце.

— А что мой муж и мальчик?

— Вскоре они будут здесь, — успокоил ее сержант.


Несмотря на оптимистичное обещание сержанта, остальным участникам этого долгого ночного приключения суждено было еще какое-то время не ложиться в постель. Они расселись вокруг стола в епископском дворце, и каким бы волшебством ни управлялись такие кухни, как у епископа Жироны, еда — горячий суп, холодное мясо, фрукты и хлеб — появилась перед ними чудесным образом, несмотря на ночной час. Юсуф не ел с полудня и отдавал должное всему в пределах его досягаемости. Даниель, смертельно усталый и неважно себя чувствующий, пытался связно рассказать о том, что пережил этой ночью.

— Думаю, — сказал он, завершая рассказ, — что только благодаря счастливой случайности Себастьян не заколол меня кинжалом.

— Почему вы говорите так, сеньор Даниель? — спросил Бернат.

— Я кожей ощутил острие, когда этот человек оступился. Он вскрикнул и упал, выронив оружие.

— Это не совсем случайность, — сказал Юсуф с набитым ртом. Проглотил. — Тут не было ничего особенного, — добавил он извиняющимся тоном, оружия у меня не было, и я не мог придумать ничего другого.

— Что ты имеешь в виду? — нетвердым голосом спросил Даниель.

— Вот что, — ответил Юсуф с недовольным видом. — Он, казалось, вот-вот убьет вас, и он слишком сильный, чтобы я мог повалить его на землю голыми руками. Я бросил ему в лицо горсть земли, и, видимо, кое-что попало в глаза.

— Юсуф, этого оказалось достаточно. Я обязан тебе жизнью, — сказал Даниель.

— Раз так, — проговорил Беренгер, — нам нужно проявить заботу. Донесите молодого человека до постели со всей заботливостью и усердием, — распорядился он, махнув рукой, и снова повернулся к собравшимся.

И когда Даниеля несли на носилках домой под опеку его тети Дольсы, а писцы записывали показания остальных свидетелей, Ракель с ужасом глядела в зеркало при свете свечи на грязь, слезы и пот, смешавшиеся на ее лице.

— Неудивительно, — сказала девушка своей единственной свидетельнице, ночи, — что он не узнал меня.


Тем временем в скудном свете заходящей луны Жуакин шел широким, уверенным шагом, глядя то на звезды, по которым ориентировался, то на землю под ногами.

Время от времени путь Жуакина пересекался с людьми, у которых были свои причины выйти ночью за город. Его никто не замечал. Лишь ночные существа выдели, как он идет, и шумели немного громче, когда он шел среди них.


Епископ уютно сидел со своим врачом в тенистом уголке своего сада.

— Себастьян, — сказал Беренгер. — Никто не мог ожидать от него такого. Он казался смирным. Жадным, неприятным, но не головорезом.

— Полагаю, ему помогал один его старый слуга, — сказал врач. — Ваше Преосвященство помнит человека, которого называли Буйный Марк?

— Помню, — угрюмо сказал епископ. — Тот день, когда он бежал из епархии, был радостным для всех.

— Если я не ошибаюсь, он вернулся, — сказал Исаак и сделала паузу, потому что слуга принес им кувшин холодного питья. — И его сильные руки наверняка были очень нужны сеньору Себастьяну. Однако, несмотря на всего его жалобы и плохое пищеварение, Себастьян силен.

— Маленький Юсуф очень возмущался этим, — сказал со смехом епископ. — Казалось, считал, что с его стороны непорядочно быть таким сильным. Однако, мой друг, я не понимаю, как мог такой человек, как Себастьян, пойти на столь жестокие преступления.

— Но Ваше Преосвященство знает, что происхождение и воспитание не гарантируют добродетели, — заговорил врач. — У меня не возникло никаких подозрений. Я тоже считал его незначительным человеком, — добавил он с сожалением. — А ведь именно я должен был бы сразу о нем подумать. Богатый человек, он постоянно жаловался на то, как страдает из-за бедности; я знал о его жадности по тому, как он обходился со своими несчастными слугами. По его мнению, все остальные были богаче его и жили лучше. Но он тратил немало золота на то, чего хотел.

— Он много тратил на провидцев и астрологов…

— И на врачей, Ваше Преосвященство. Не упускате этого из виду. Хотя охотно отказался бы платить нам гонорар, если б счел это возможным.

— Вы отказались бы посетить больного, который не может заплатить вам гонорар? — спросил епископ. — Не ждал от вас этого.

— Если это человек бедный или недавно потерпел неудачу, я бы не думал о гонораре. Но если это богатый скупец, как Себастьян? Думаю, Ваше Преосвященство, что я бы настоял на получении справедливого гонорара, если он хочет, чтобы я снова посетил его, — сказал со смехом врач.

— И, значит, Себастьян всегда платил?

— Да, Ваше Преосвященство. Но я не надеялся его излечить. Себастьян страдал от болезни, которая моему лечению не поддается. Его мучила страсть — к женщинам, к вниманию, к золоту, к власти. Это ужасная слабость. И, страдая таким образом, он поверил утверждениям Баптисты, что эта чаша принесет ему несказанное богатство. И верил пугающим слухам о ее смертоносных силах.

— Их распространял один из моих каноников, — сказал Беренгер. — Он утверждает, что с самыми лучшими намерениями.

— Должно быть, Себастьяна очень раздражало, что Баптиста требовал за чашу золота.

— Вы по-прежнему думаете, что он один заманил Гвалтера, убил его и похитил деньги? Баптиста к этому никакого отношения не имел?

— Думаю, что да. Гвалтер не умел молчать о том, что его волновало. Когда Себастьян узнал, что он готов заплатить за чашу целое состояние, то, видимо, расставил ему ловушку.

— С помощью Буйного Марка.

— Несомненно, Ваше Преосвященство. — Исаак сделал паузу. — В конце концов, если они были партнерами, Баптиста ожидал бы смерти Гвалтера и не спешил бы прятать чашу. Он понимал, что Гвалтера кто-то убил ради чаши или денег. В ту ночь, когда погиб, он собирался уйти из города в страхе за свою жизнь. Но Себастьян опередил его.

— Но к этому времени у него чаши при себе не было.

— Судя по тому, что говорил Себастьян, у них был разговор о чаше до смерти Баптисты — то ли ранее в тот день, то ли перед убийством. Не знаю. Себастьян пришел к убеждению, что я знаю, где чаша, и могу обуздать ее губительные силы. Он считал, что Юсуф сообщник Баптисты, и предполагал, что мальчик поделился со мной тем, что знал.

— Бедный Юсуф, — сказал Беренгер. — Думаю, он больше интересуется лошадьми, чем волшебством. Но кое-кто думает, что мавританский мальчик должен знать такие секреты. Поэтому Себастьян и приготовил ловушку для вас обоих на том холме.

— Где мы должны были найти для него чашу, — сказал Исаак.

— И научить безопасному обращению с ней, — сказал епископ. — Потом, думаю, вас бы тихо убил Марк, — добавил он. — Вам повезло, что этот негодяй решил удрать.

Епископа прервало негромкое покашливание.

— Да, Бернат, — сказал Беренгер тоном терпеливого мученика.

— Ваше Преосвященство, можно на минутку прервать ваш разговор? — спросил секретарь, оживленно подходя к ним под деревья.

— Конечно, Бернат? В чем дело?

— Нашли слугу Себастьяна.

— Отлично. Пусть его приведут во дворец. Я бы хотел задать ему несколько вопросов.

— Боюсь, это уже невозможно, Ваше Преосвященство. Его нашли у подножья небольшого обрыва. Видимо, он споткнулся в темноте и упал.

— Он мертв? — спросил епископ.

— Мертв, Ваше Преосвященство.

— В таком случае неудивительно, что он не пришел на свист Себастьяна, — сказал врач. — Мне говорили, что прошлая ночь была очень темной. Известно, кто он?

— Сержант стражи опознал его как Марка, причинявшего неприятности наглеца, бывшего слугу Себастьяна. Несколько лет назад он покинул город.

— Прошлой ночью мы слышали громкий стук, — сказал Исак. — Перед полуночным звоном колоколов. Что-то упало. Я решил, что лиса напала на зайца, но это мог быть и человек, споткнувшийся в темноте и упавший.

— Этот человек кричал, падая?

— Нет, Ваше Преосвященство.

— Странно, — сказал Беренгер. — Мало кто падает молча, зная, что умрет.

— Если они не мертвы уже, Ваше Преосвященство, — сказал Бернат.

— Да, — сказал Исаак. — Это не так уже часто бывает, верно?

— У него сильный ушиб на темени, — сказал Бернат. — Сержант подумал, не ударил ли его кто по голове, а потом толкнул вниз. По мнению сержанта, тот, кто это сделал, оказал человечеству большую услугу.

— Это был не я, Ваше Преосвященство, — беспечно сказал Исаак. — И не Ракель.

— Я бы не подумал на вас, — сказал Беренгер. — А Юсуф был крепко связан. Я видел следы.

— Да, мне так сказали. Я обнаружил сегодня утром на его запястьях следы веревки.

— И если сеньор Даниель не ударял его по голове, — сказал Бернат, — а потом не бросил вниз, тогда кто ударил его?

— Даниель, как будто, долго пролежал без сознания, — сказал Исаак.

— Может, на холме с вами был еще кто-то, сеньор Исаак, — заговорил секретарь. — Человек, который — возможно — увидел, что сеньор Даниель подвергся нападению, и пришел ему на помощь. Может быть, он ударил нападавшего по голове, а когда понял, что тот мертв, избавился от него самым простым способом.

— Так полагает добрый сержант? — спросил Беренгер.

— Он предположил такую возможность, — ответил Бернат. — И только.

— Там мог быть еще один человек, — сказал Исаак. — Я слышал шаги нескольких людей.

— Может, это тот, кто сделал подушку под голову сеньора Даниеля? И поставил рядом с ним его фонарь? — спросил епископ.

Ему никто не ответил.

— Кто-то раскопал ту яму и забрал то, что в ней было, — сказал Бернат.

— Совершенно верно, — сказал Исаак. — Кто-то раскопал. Если только не животное. Животные роют норы.

— Возможно, — сказал Беренгер. — Кстати, сеньор Исаак, как вы оказались так близко к тому месту в лесу?

— Вы спрашиваете, не привел ли нас туда какой-то таинственный незнакомец? Право, нет, Ваше Преосвященство, — ответил врач и засмеялся.

— Бернат, я совершенно уверен, что этому существует простое объяснение, только мы его не знаем. А теперь я должен написать Его Величеству, — бодро сказал Беренгер. — Хотя, видит Бог, мне этого не хочется.

— Его Величество рассердится, Ваше Преосвященство? — спросил Исаак.

— Да, — ответил епископ. — Нужно либо убедить мальчика быть поосторожнее, либо научить его защищаться. Возможно, ему нужен охранник, — задумчиво произнес он.

— Думаю, он заставит охранника погоняться за собой, — сказал секретарь.

— Ты, несомненно, прав, Бернат, — сказал Беренгер. — Тяжело думать, как часто ты бываешь прав. Но можешь оставить нас, пока я не буду готов писать это письмо. Нам нужно еще о многом поговорить.

— Похоже, Ваше Преосвященство на удивление спокойны, несмотря на создавшееся положение, — сказал врач.

— Да, сеньор Исаак, — ответил епископ. — Как вы правильно заметили, на удивление. Я крепко проспал остаток ночи и проснулся в добром здравии. Уверен потому, что эта злополучная чаша исчезла вместе со всеми ее проблемами. Отправилась в другое место, за пределы моей епархии, мучить кого-то другого.

— Думаю, она уже далеко, — сказал Исаак. — Как и ее хранитель.

— Хранитель? — переспросил Беренгер. — А, вы имеете в виду Жуакина. Пожалуй, он чувствует себя ее хранителем. Человек он во многих отношениях странный. Вы знали, что Жуакин боится луны?

— Правда?

— Когда он в первый раз покинул монастырь без разрешения, он сказал братьям, которые были посланы за ним, что рад их видеть, потому что голоден и боится находиться под открытым небом при полной луне. Я подумал, что странно парню с гор бояться луны.

— Видимо, люди были недобры к нему, — заговорил Исаак. — И он предпочитал идти под покровом темноты, когда луна неполная. Жуакин наверняка хорошо ориентируется по звездам, и могу вас уверить, что он мог увидеть прошлой ночью злодеев раньше, чем они его. Жуакин совершенно невинный человек, Ваше Преосвященство. Воплощение невинности.

— Невинный, сеньор Исаак? Слишком невинный, чтобы убить человека?

Исаак обдумал этот вопрос.

— Да, — сказал он наконец. — Разве что это нужно для спасения другого.

— Сержант очень опытный и умный командир, — помолчав, сказал Беренгер. — Юный Даниель хороший человек, Буйный Марк хорошим не был. Если возникла необходимость делать между ними выбор…

— И Господь избавил нас, Ваше Преосвященство, от такого выбора, — сказал Исаак.

— Не нам судить тех, на чью долю выпало выбирать, — сказал епископ. — За что я приношу Ему благодарность. — Умолк, будто задумавшись. — Если пошлю за шахматами, сыграете со мной?

— С большим удовольствием, Ваше Преосвященство.


Во дворе Исаака Ракель, бережно накладывая целебную мазь на запястья Юсуфа и бинтуя их, тоже думала о событиях прошлой ночи.

— Очень хорошо, что ты оказался так близко к нам, — сказала девушка.

— Я старался, как мог, подвести сеньора Себастьяна поближе к вам, чтобы ты могла увидеть нас, — ответил он. — Или услышать.

— Откуда ты знал, где мы? — спросила Ракель. — Мы старались вести себя как можно тише. По крайней мере, я старалась, а папа вел.

— Я слышал только негромкий ропот, который мог быть голосами, — сказал Юсуф. — Я нашел вас не по ним. Я уловил запах твоих волос. Запах жасмина в твоих волосах.

— Знаешь, я ведь не единственная, кто пользуется жасминовым маслом, — сказала она. — А если б это были не мы?

— Я бы ушел, — ответил мальчик. — Но я должен был вести его куда-то. Он, видимо, думал, что я знаю, куда идти.


В то же утро отряд стражников явился в дом сеньора Себастьяна для обыска. Слуги, узнав о его аресте, решили, что в их интересах забыть о преданности, если она у них и была. Кухарка и кухонная служанка шептались о запертой комнатке на чердаке — так надежно запертой в течение нескольких лет, что ни один из ключей ключницы не открыл им замка, сколько они ни пытались.

Увидев возможность прославиться и даже разбогатеть, маленькая кухонная служанка крепко ухватила за рукав самого симпатичного из стражников и потащила его — а за ними последовали все в доме — на чердак. Там за гобеленом, между скатом крыши и широкой трубой, кто-то недавно сложил стену. В стене была толстая, низкая, крепко запертая дверь.

Сержант быстро отпер ее ключами сеньора Себастьяна. И там, в темном, тесном пространстве, стражники нашли то, что после смерти сеньора Гвалтера искал весь город. Наряду с сундуками, где лежали деньги, скопленные Себастьяном в результате деловых операций, там стояли еще два, крепких, очень тяжелых, окованных толстыми железными полосами и надежно запертых. В них лежали пятнадцать тысяч золотых мараведи, аккуратно уложенных в кожаные мешочки по сто монет.

Сеньор Аструх со сдержанной радостью получил обратно свои деньги — все пять тысяч мараведи.

Вдова Гвалтера тоже. И вместо того, чтобы уйти с десятью тысячами мараведи в монастырь, сеньора Сибилла, тридцатишестилетняя, все еще красивая и умная, внезапно стала предметом пристального интереса многочисленных вдовцов и холостяков разного возраста. Мало того, что к ней полностью вернулось семейное состояние, в том числе и значительная сумма, которая останется в ее руках, по городу пошли слухи, что когда состояние сеньора Себастьяна — конфискованное после его смерти от рук палача — будет распределено, корона выделит часть его удрученной горем женщине, которая стала вдовой по вине этого человека.

Поэтому сеньора Сибилла, решив, что ее сын слишком молод и ветрен для такой ответственности, взяла на себя управление делом Гвалтера. В свободное время она несколько месяцев развлекалась, вызывая ярость сына и облегчая горести вдовства игрой, будто кошка с мышью, с многочисленными поклонниками, потом наконец избрала трудолюбивого тридцатилетнего продавца, за которым пристально наблюдала в магазине. Он был не только робким, мягкохарактерным и красивым, но и знал о коже гораздо больше, чем ее покойный муж.


Задолго до этого значительного события, в конце воскресного дня после тяжкого испытания, перенесенного в холмах Даниелем, Ракель и Мириам принесли кастрюльку вкусного супа и тарелку маленьких пирожных больному в доме перчаточника. Как только служанка открыла им дверь, выбежала сеньора Дольса и заглушила их приветствия и вопросы о состоянии Даниеля громким потоком благодарностей и похвал за их соседскую заботу.

— Все хорошо? — спросила Ракель с некоторым беспокойством, как только сеньора Дольса умолкла, чтобы перевести дыхание.

В наступившей краткой паузе послышался серебристый смех — очень знакомый серебристый смех — доносившийся со двора. Ракель замерла перед порогом. Мириам толкнула ее локтем, пытаясь пройти мимо и избавиться от тарелки, которую держала в руках, за что получила резкий выговор. Ракель шагнула вперед, улыбнулась сеньоре Дольсе и сунула кастрюлю с супом служанке так резко, что он выплеснулся на чистый фартук несчастного создания.

— У нас есть и другие поручения мамы, — любезным голосом соврала Ракель. — Мы только поздороваемся с Даниелем и пожелаем ему здоровья, так ведь, Мириам? Но, боюсь, остаться не сможем.

— Он во дворе, — сказала Дольса.

— Я так и думала, — сказала девушка.

— Но, Ракель, — запротестовала Мириам, которая надеялась получить, по меньшей мере, одно из маленьких пирожных, старательно уложенных на тарелку, которую несла. — Ты говорила…

Ракель положила руку на плечо сестренке и больно ущипнула ее.

— Ой! — негромко вскрикнула та и умолкла.


Ракель поспешила во двор, юбка ее развевалась от быстрой ходьбы, и увидела раздражающую, но благопристойную сцену. Сеньора Лаура, сопровождаемая весьма надменной служанкой ее матери, сидела в добрых двух шагах от кушетки, на которой лежал Даниель. Она села так, чтобы ее было хорошо видно в платье из розового шелка с более темной мантией, причудливо расшитой серебряной нитью. Под маленькой вуалью ее светлые волосы спадали завитками на плечи.

Лаура увидела гостью первой.

— Сеньора Ракель, — воскликнула она, словно только появления дочери врача ей недоставало для полного счастья.

— Сеньора Ракель, — холодно сказал Даниель. — Очень любезно с вашей стороны, что пришли. Могу я предложить вам чего-нибудь?

Ракель сделала реверанс перед Лаурой; повернулась к Даниелю и сделала еще один легкий реверанс.

— Боюсь, мы не сможем нарушать ваше приятное уединение больше, чем на минуту, — сказала она. — Нам предстоит нанести еще несколько визитов. Сеньор Даниель, надеюсь, вы чувствуете себя лучше?

— Гораздо лучше, — ответил Даниель. — Мои друзья в последние несколько дней были очень внимательны. Как и ваш добрый отец.

— Очень рада, — сказала Ракель. — Желаю вам приятного вечера. Пошли, Мириам, — отрывисто приказала она и резко повернулась. Уголком глаза увидела, что на безмятежном лице Лауры с правильными чертами лица появилось ликующее выражение.

— Ракель! — позвал Даниель, когда она вошла в темную прохладу коридора.

— Подожди, Ракель, — сказала Мириам, ухватив ее за мантию и потянув. — Даниель хочет поговорить с нами.

— Мириам, я не хочу разговаривать с Даниелем. Пусти меня и иди сюда.

Она повернулась, чтобы взять сестренку за руку, и тут послышался зловещий звук рвущейся по шву ткани.

— Смотри, что ты наделала, — сказала Ракель со слезами гнева и досады. Мантия, которую она носила с лучшим летним платьем, порвалась на правом плече. — Только этого мне недоставало.

— Чего тебе недоставало? — нервозно спросила Мириам.

— Тебя, несносный ребенок. Теперь все пропало.

Девочка громко заплакала, едва не заглушив голос со двора:

— Ракель, подожди.

Она подняла взгляд и увидела Даниеля. Он прошел за ней через двор и стоял, прислонять к одной из колонн, поддерживающих верхний этаж. Лицо его было смертельно бледным.

— Даниель! — воскликнула она и, забыв о разорванной мантии, подбежала к нему, обхватила за талию и твердо положила его ладонь на свое плечо.

— Опирайся на меня, — сказала она и медленно повела Даниеля к креслу в коридоре.

— Перестань плакать, Мириам, найди сеньору Дольсу или кого-нибудь из слуг. Попросили холодной воды или мятного отвара для Даниеля.

Ракель опустилась коленями на каменные плиты коридора и стала растирать его ледяные руки.

— Что случилось?

— Это все моя глупость, — ответил он слабым голосом. — Больше ничего. Не волнуйся.

— Скажи, Даниель, что случилось, — потребовала Ракель, — а не то получишь по голове на сей раз от меня.

Он попытался улыбнуться.

— Я позвал тебя, а ты не обратила внимания. Лаура принялась говорить о чем-то — кажется, о цвете твоего платья — и я понял, что когда она закончит, ты скроешься. Поэтому слишком быстро вскочил…

— Что случилось? — Тетя Даниеля торопливо вышла из кухни в сопровождении служанки, несшей кувшин. — Мириам…

— Тебе нужно лечь, — сказала Ракель. — Сеньора Дольса, Даниель любезно, но опрометчиво поднялся на ноги, чтобы попрощаться с нами, и у него закружилась голова. Ему нужно полежать где-нибудь в тишине и прохладе, пока слегка не оправится.

— Конечно. Я положу его в гостиной.

— Кажется, во дворе у него остались гости, — небрежно добавила Ракель.

— Сейчас избавлюсь от них, — сказала сеньора Дольса.

И через минуту Даниель лежал на удобной кушетке в гостиной тети, Ракель сидела на скамеечке у его головы. Она отправила слуг за холодной водой и бинтами, чтобы перевязать ему лоб, и за чашей, чтобы попить. Мириам с пирожным в руке последовала за сеньорой Дольсой, ей было очень любопытно, как избавляются от гостей. К ее сожалению, на это потребовалось больше времени, и было сделано с большей вежливостью, чем она надеялась. Девочка была разочарована.

Даниель огляделся.

— Замечательная у меня семья, — сказал он. — При первом признаке слабости все меня покинули.

У Ракели покраснели щеки.

— Позвонить позвать кого-нибудь из слуг?

— Нет-нет, — ответил Даниель. — Зачем мне слуга?

— Извини, Даниель, что испортила тебе вечер, — сдавленно сказала девушка.

— О, Господи, Ракель, перестань так говорить. Это невыносимо, — сказал он с неожиданным гневом. — Где ты была? Я тут с ума сходил. Мне велено спокойно отдыхать, пока голове не станет лучше, а в доме топтался весь мир — все, кроме тебя.

— С какой стати мне…

— С какой стати? Я лежал здесь, думая, что ты больна, покалечена или того хуже, и никто не хотел сказать мне, что случилось.

— Ты все сказал? — спросила Ракель.

— Нет — не все. Почему не хотела меня навестить?

— Я обязана?

— Только по-дружески, — ответил он. — Мы ведь друзья, разве не так? И ты знаешь, как я к тебе отношусь.

— Вот как? У тебя странный способ выражать свое отношение, — сказала Ракель.

— Это совершенно несправедливо, — сказал Даниель. — Как…

— Уже несколько недель всякий раз, когда тебя вижу, ты находишься с этим существом, которое улыбается, хихикает, жеманничает и твердит тебе, какой ты красивый…

— Нет, — сказал он, и лицо его внезапно расплылось в улыбке. — Она никогда не делала этого. Это она тебе говорила, что я красивый?

Ракель почувствовала, что ее щеки начинают гореть еще жарче.

— Вижу, что да, — удовлетворенно сказал он. — И надеюсь, ты обратила на это внимание.

— Не могу представить себе, что стала бы обращать внимание на ее слова, — высокомерно сказала Ракель.

— Что ж, — сказал Даниель, — во всяком случае, она пробудила в тебе ревность, и, возможно, это лучшее, что сделала за всю свою жизнь. Ракель, почему ты не хочешь выйти за меня замуж? — спросил он.

— Я думала ты собираешься жениться на сеньоре Лауре, — ответила она.

— Что? Жениться на ней? Покинуть свою семью? Перейти в другую веру? Чтобы войти в их жалкое дело торговли тканями?

На его губах появилась легкая улыбка.

— Конечно, будь ее отец по-настоящему богатым, занимайся более интересным делом, то можно было бы выносить ее пустоголовость и бесконечную болтовню…

— Даниель, это отвратительно.

— Ракель, — сказал он серьезным тоном, — ты понимаешь, что я дразню тебя. Но я хочу знать, почему ты не хочешь выйти за меня замуж. Скажи, и я перестану докучать тебе. Но мне невыносимо жить между твоими «да» и «нет».

— Почему я не выхожу за тебя? Не знаю, — сказала Ракель. — Возможно, потому, что ты еще не просил меня об этом, а я стеснялась спросить тебя.

И когда слуга наконец принес холодную воду и бинты, он заглянул в гостиную и решил, что в них нет больше надобности. Оставил то и другое на столе возле комнаты и вернулся к другим делам.

— Ракель, значит, тебя заставили передумать медового цвета кудри сеньоры Лауры? — спросил Даниель чуть погодя.

— Она напомнила мне, что есть острозубые хищницы, стремящиеся вцепиться в тебя — а все знают, каким глупым временами может быть мужчина.

— И женщина, — сказал он. — Я отрицаю твое предположение, что мужчины имеют естественные права на всевозможные глупости. Но я уверен, что просил тебя выйти за меня замуж. Ты просто забыла.

— Не думаю, — сдержанно сказала Ракель. — Ты говорил об этом, но ни разу не сказал просто и ясно. И не говоришь до сих пор.

— Ракель, ты потратила очень много времени на изучение логики. Но раз ты требуешь, я повинуюсь. Ракель, дочь Исаака, окажешь мне честь стать моей женой? — произнес он громко и отчетливо к изумлению тети Дольсы, которая в эту минуту вошла.

Она уставилась на обоих, потом сказала каким-то странным голосом:

— Твое платье, Ракель. Кажется…

Дальше она не нашла слов.


В промежутке между закатом и темнотой, когда уже плохо видно, но зажигать свечу еще рано, Исаак и Юдифь сидели во дворе, наконец-то одни.

— Исаак, ты доволен помолвкой Ракели? — спросила Юдифь.

— Думаю, важнее спросить у Ракели, довольна ли она, — ответил отец девушки.

— Довольна, — сказала Юдифь. — Она выглядит счастливой. Более того, оживленной, как Мириам, когда происходит что-то приятное. Исаак, она росла чересчур серьезной. Казалось, все заботы мира легли на ее плечи.

— Как он выглядит? — спросил Исаак. — Какое-то время мне было любопытно.

— Он красивый. Как ты, Исаак. Почти с тебя ростом, по виду сильный. С улыбкой, привлекающей взгляды всех. Если внешность что-то значит, у нашей Ракели будет много детей.

Юдифь засмеялась.

— Хотя не знаю. Я не изучила его настолько хорошо.

— Надеюсь, — сказал муж, обнимая ее за талию. — Это завело бы материнскую заботливость, на мой взгляд, слишком далеко. Но если их дети пойдут в бабушку, они будут сильными, как львы, и красивыми, как величайшие королевы мира.

— Перестань, Исаак, — игриво сказала Юдифь, — а то окажешься в опасности качать на колене вместе и сына, и внука.

Эпилог

Широкий шаг уносил Жуакина все дальше и дальше от Жироны. Он шел по северной дороге до Фигуэреса и немного дальше быстро, как только мог, а потом пошел на запад через горы. Жуакин не возвращался домой, хотя родные места временами и манили его, и не искал какой-то другой деревни. Если б его спросили, куда он идет, он бы пришел в замешательство и ответил, что узнает, когда окажется там.

Ему никто не докучал. Под покровом сумерек и темноты он проходил через деревни и мимо других одиноких пешеходов, как ветер, порывистый, но невидимый. Казалось, видеть его могли только птицы и животные да, может быть, духи воздуха. Те, кто бодрствовал ночью, ощущали его присутствие, открывали ставни и выглядывали, но ничего не видели; те, кто спал, беспокойно ворочались. Когда Жуакин останавливался отдохнуть, суровые, недоверчивые жители гор кормили его и поили. Они узнавали в нем одного из своих, но его присутствие тревожило этих людей, и они были рады отправить его в путь с ковригой хлеба или куском вяленого мяса на дорогу.

Жуакин где-то обосновался, в горах больше не ощущалось его тревожащего присутствия, и его костей не находили на пути, которым он шел.

В годы, последовавшие за летом тысяча триста пятьдесят четвертого, люди время от времени говорили о святом, живущем в маленькой хижине, построенной в устье пещеры. Жилище этого отшельника удачно располагалось на краю солнечной поляны, где паслись немногочисленные козы, и было защищено от воющих ветров, налетавших зимой с севера. Говорили, что если его сможет найти искренне кающийся, то визит к жилищу этого отшельника принесет ему прощение и, возможно, даже здоровье. Те, кто приходил получить его благословение, всегда оставляли немного еды — ковригу хлеба или горсть зерна. Отшельник не принимал ничего иного.

Один человек, утверждавший, что побывал в этой горной твердыне, говорил, что когда спросил у отшельника, кто он и что он, отшельник ответил, что его имя Жуакин и что он хранитель. Однако не смог или не захотел сказать ничего больше.

Историческая справка

Немногие из религиозных символов так захватывали воображение западного мира, как священный Грааль, чаша, из которой Христос и Его апостолы пили на Тайной Вечере — их последней совместной пасхе.

Среди множества мест, где люди верили, что они хранят священный Грааль, утверждение, что он находился и находится до сих пор на Пиренейском полуострове, имеет за собой одну из самых давних традиций. Согласно многочисленным преданиям Грааль, простая чаша, был привезен туда давным-давно. Когда мусульманское вторжение, начавшееся во втором десятилетии восьмого века на юго-восточном побережье Испании, возбудило опасения, что священная реликвия в безопасности, чашу отправили на север, в провинцию Уэска в Арагоне.

Но за несколько столетий, пока положение дел не изменилось в пользу христиан, борьба за контроль над полуостровом распространялась на север. Уэска становилась уязвимой, и Грааль в большой тайне отправили в монастырь Сан-Хуан де ла Пенья, расположенный в горах к северо-востоку от Уэски. Там он был надежно защищен хранителями и окружающими горами.

Там Грааль и оставался в безопасности до правления Мартина, второго сына Педро Четвертого, короля Арагона с 1395 по 1410 годы. Мартин приказал отправить Грааль в Барселону и хранить там до тех пор, пока не представится возможность перенести его в укрепленную часовню Священной Чаши, где он остается по сей день. Часовня была построена по указанию архиепископа Валенсии Видаля де Бланеса, который прежде был настоятелем монастыря Сан-Фелиу, расположенного рядом с городом Жироной, во времена епископа Беренгера.

За этот долгий промежуток времени к простому изначальному зданию часовни были добавлены замысловатые и дорогостоящие приделы, как подобающие статусу священного Грааля.

Среди различных, противоречащих друг другу утверждений непросто выяснить истину. Однако легенды и предания о Граале обычно помещают его в окруженную неприступными горами крепость; стенная роспись в алтаре церкви Сан-Клемент в Тауле, высоко в Пиренеях, убедительно наводит на мысль, что в конце Средневековья в этих горных районах Грааль был объектом особого почитания. На росписи — работе замечательного мастерства, изящества и силы — изображена Пресвятая Дева, держащая в покрытой тканью руке простую чашу. Из чаши вздымаются языки пламени.

Изначальной росписи в этой маленькой церкви уже нет. Ее изъяли у воров произведений искусства, которые в начале двадцатого века аккуратно сняли ее по частям, чтобы продать в Соединенных Штатах. Роспись восстановлена в ее изначальном великолепии и теперь находится в музее Насиональ Арт де Каталонья в Барселоне. Для церкви Сан-Клемент была сделана точная копия.

Хотя в 1353 году самым убедительным местом, где сохранялся священный Грааль, признавался монастырь Сан-Хуан де ла Пенья, в некоторых маленьких горных общинах северо-восточной Испании, видимо, продолжали верить, что эта святыня надежно спрятана неподалеку от них. Очевидно, поэты имели в виду эту местность, когда сочиняли великолепные истории о благородных и добродетельных рыцарях, преданных рыцарским идеалам и поискам Грааля. Мысль о том, что такие люди могли где-то существовать, была, несомненно, утешительным противопоставлением окружающей действительности. В то время рыцари — праздные воины без повелителей, которые сдерживали бы их, — странствовали по сельской местности, насилуя и грабя. С другой стороны, созданные воображением поэтов благородные рыцари, такие, как Парцифаль и Галахад, искали и находили священный Грааль, даже получали дозволение стать хранителями этого сосуда, священный огонь которого слепил тех, кто его видел.

Примечания

1

В 1137 году королевство Арагон объединилось с Барселонским графством. В 1164 году графы Барселоны стали королями Арагона.

(обратно)

2

Ребек — старинный смычковый инструмент.

(обратно)

3

«И взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все; ибо сие есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов». Матф., глава 26, стих. 27–28.

(обратно)

4

Во имя отца и сына и святого духа. Аминь (лат).

(обратно)

Оглавление

  • Кэролайн Роу Успокоительное для грешника
  •   Пролог
  •   Глава первая
  •   Глава вторая
  •   Глава третья
  •   Глава четвертая
  •   Глава пятая
  •   Глава шестая
  •   Глава седьмая
  •   Глава восьмая
  •   Глава девятая
  •   Глава десятая
  •   Глава одиннадцатая
  •   Глава двенадцатая
  •   Глава тринадцатая
  •   Глава четырнадцатая
  •   Глава пятнадцатая
  •   Глава шестнадцатая
  •   Глава семнадцатая
  •   Глава восемнадцатая
  •   Глава девятнадцатая
  •   Глава двадцатая
  •   Глава двадцать первая
  •   Глава двадцать вторая
  •   Глава двадцать третья
  •   Глава двадцать четвертая
  •   Глава двадцать пятая
  •   Глава двадцать шестая
  •   Эпилог
  •   Историческая справка
  • *** Примечания ***