КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 452538 томов
Объем библиотеки - 644 Гб.
Всего авторов - 212601
Пользователей - 99701

Впечатления

Koveshnikov про Katherine Applegate: Crenshaw (Сказки для детей)

...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про Агафонов: Небесный раскол (Самиздат, сетевая литература)

Ждешь от автора что-то вроде "Путь в Чёрный Город" или "Повелитель металла", а получаешь хэнтай... Заливающий! (возможно, сам автор) - потрудитесь указывать истинный жанр произведения - это поможет читателю избежать разочарование в авторе и отслеживать его другие произведения

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Иван Московский. Том 4. Большая игра (Неотсортированное)

автор не спеша повествует,книг на 15 рассчитывает, наверное

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
стикс про серию Хруст

отличная книжка

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Demiurge про Самсонов: Гранит (Самиздат, сетевая литература)

Нечитаемо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Островский: Солженицын. Прощание с мифом (Биографии и Мемуары)

Собственно — что-то меня постоянно «уводит» от моего привычно-любимого жанкра, в область «серьезной литературы»)) Видимо — это все же признак взросления))

Данная книга (опять же случайно) попалась мне «на развале». И конечно — я не за что не взял (бы ее), если бы не «назойливая реклама» от тов.Делягина (это который Михаил). По его мнению, это одна из тех книг, которые все же стоит прочитать... Ввиду этого (а так же не буду скрывать, небольшой цены)) я приобрел данную книгу, и со временем (о ужас) стал ее читать))

В начале (довольно таки объемного тома) меня смутила некая сухость (и библиографичность) изложения... В самом деле — автор начинает «сходу», чуть ли не с генеологических корней и описания жизни всех потомков «подэкспертного героя». Данное обстоятельства (попервой сперва) немного печалит, но потом... в мозгу начинает вырисовываться картина жизни некой личности... причем личности отнюдь не героической, а вполне... (и да же напротив).

При этом — сразу оговорюсь! Лично я (в юности, да и сейчас), являлся поклонником как раз Шаламова, а не Солженицына. А Солженицына если когда и читал (да взял «грех на душу», было такое)), однако от всего (этого) у меня остались только некие смутные и не совсем положительные «отзывы»)). Так что с одной стороны, я просто решил (таким образом) восполнить «пробел в образовании» (а вдруг «выстрелит»), с другой — понять вообще «что это был за тип» (которого я вообще оказывается всю жизнь путал с академиком Сахаровым)).

При этом автор вовсе не ставит себе задачу - «обелить или очернить» подэкспертного героя... Автор просто выстраивает его жизнь и описывает те или иные моменты (разъясняя одновременно и все «нормативно-правовые последствия» того времени), так — что даже «читатель-идеалист», постепенно начнет задумываться о сути «данного героя».

Не знаю «кто как», (а я) в данном случае сразу вспомнил (приписываемую) Ленину цитату «про интеллигенцию» (и ее роль «в сфере удобрений»)). Про это даже Геббельс вроде что-то писал (если верить К.Бенединтову из СИ «Блокада»)... А нет! Вру!)) Уточнил - некто Ганс Йост (драматург оттуда же) цитата: «Когда я услышу слово культура, у меня рука тянется к пистолету»... Это все - именно то, что можно отнести насчет «нашего героя» (а не культуры как таковой). ГГ «в молодости» (на иллюстрациях которые так же есть в книге) выглядит «отнюдь не подонком», однако ближе «ко временам своей славы» он выглядит как человек «реально обиженный чем-то»... Обиженный (не в тюремном понятии), а именно обиженный на весь мир (ну по крайней мере на одну страну занимающую 1/6 ее суши). И такое лицо у «этого героя» - что становится странным, что сперва «ничего такого» вроде бы (о нем) и нельзя было сказать)).

Впрочем я ни разу не «физиогномист»)) Так что «львиную долю» этих впечатлений составляет именно описание «жизни подэкспертного». Так ГГ «во времена самой лютой и звериной гэбни» он (оказывается) не только неплохо живет, но и в том числе и во время войны безопасно для себя воюет, во времена гибели миллионов, награждается и «руководит», и даже ПОЗВОЛЯЕТ СЕБЕ (в эти без кавычек ужасные времена) пускаться в какие-то пространные и интеллигентские рассуждения «о том как все НЕПРАВИЛЬНО устроено» и как бы (он видимо) «гениально устроил бы все по другому»... И после этого — (он) еще и УДИВЛЯЕТСЯ аресту и обвинению)) Далее (что опять же странно) «наш герой» попадает в «Гулаговскую мясорубку», но (так же) не только не гибнет в ней (как прочие миллионы), но и отделывается вполне легко (по сравнению с ними).

При этом всем — ОН ЕЩЕ ИМЕЕТ НАГЛОСТЬ требовать для себя «справедливости» (которой как бы не было тогда и нет и сейчас) и постоянно о чем-то ноет и ноет...

Самое странное — что сейчас он легко бы затерялся в толпе «жующих сопли» в ЖЖ и инстангаме (ВК и прочих), где «всяческие эксперты» уже «давно знают как надо бы» (только не знают «как это все сделать не на бумаге»)). И да — для справедливой критики всегда есть место (стараниями всех властей, прошлой и нынешней). Но то что «творит» именно наш ГГ напоминает дикий поток именно ИНТЕЛЛИГЕНТСКОЙ «мысли» от которой откровенно тошнит.

Сам же ГГ (вопреки своим «твердым убеждениям»), то уверяет всех в своей «приверженности идеалам коммунизма», то выбивает вторую квартиру (в прежней видите ли сильно шумят соседи в гаражах рядом, а это мешает «творчеству»), то покупает «дачку», то «машину» (с валютных поступлений! ДА! В СССР!), то пишет «покоянные письма товарищам из ЦК», то признает, то кается (в душе при этом «их всех презирая»), то прячет рукописи, то отправляет их заграницу... В общем ведет себя как минимум очень странно.

Автор «раскапывающий месяцы и годы» ГГ, показывает нам не «великого затворника», а человека который буквально каждый месяц «колесит по Союзу», знакомится с такими же «пострадавшими от режима», и то признается им в верности, то отказывается от них, то записывает их в верные друзья, то сетует «на их предательство»... В целом «вся это беготня» на 1/3 книги УЖЕ НАЧИНАЕТ НАДОЕДАТЬ, т.к вместо «работы» ГГ то и дело свободно ездит туда-сюда (включая Эстонию и прочие «оккупированные территории» заметьте) и что-то постоянно «мутит и мутит»... И всем (на это) как бы «наплевать!

Далее (в период своего «становления», да и ранее) герою «прям удивительно везет»... Там его замечают и там-то, приглашают, награждают, включают в Союзы (писателей и т.п). И вот наш ГГ «прям расцетает» и (обласканный) бежит «весь запыхавшийся» уверить «первых» о том что «ОН СВОЙ!!!»

В общем — много всяких случайностей (и это еще только то, что находится в 1/3 книги), но все это позволяет сделать вполне самостоятельный (без какой-либо «назойливой подсказки» конкретно от автора) вывод, что «наш человечек» не так прост «каким хочет казаться». Я лично думаю (субъективное мнение) что все его «покатушки» носили совсем не случайный характер... и что все это, очень уж сильно смахивает «на оперативную работу засланного казачка» (по выявлению оппозиции и по ее объединению... для дальнейшего соединения дел в одно производство)). Не знаю — так ли это на самом деле, но отчего-то ГГ (порой) живется (в «клятом Совке») настолько вольготно, словно он единственный (уже) живет в 90-х, а все остальные (пока) еще в... социализме.

Первое же (художественное) сравнение Солженицыну, которое сразу приходит на ум, - это персонаж из книги Антона Орлова «Гонщик» (некий журналист рода «либерастум сапиенс», который ради фееричного репортажа и рейтинга, готов в прямом смысле лить реки крови). А что? Очень даже похож))

Дописано 2021.03.01
Совсем недавно я оставил эту книгу «долеживаться» на полке недочитанной... И в самом деле — не прочитав и половины книги меня стало отковенно «тошнить» от данного персонажа... Все эти постоянные жалобы «на власть и непонимание» (которая кстати постоянно Солженицына обсуждает, на высшем ЦК-шном уровне и вместо того, что бы наконец «посадить отщепенца» и забыть о нем — отчего-то «с трудом высылает его за границу»). А все эти вопли ГГ:
- о предателях и «кровавой Гэбне» (которая отчего-то ведет себя в отношении данного лица, не как репресивная машина, а как какая-нибудь нидерландско-толерантная полиция наших дней),
- все эти «негодования» по поводу «бывших друзей» (предавших его), «бывшей жены» (бросившей его, видимо в силу столь малозначительного факта, как рождение ТРЕТЬЕГО ребенка от другой));
- «о непонимании» политики издательств и прочих «агентов», (в СССР и за границей) которые «все вечно что-то делали не так» (но тем не менее принесшие ЕМУ при этом, «мировую славу» и миллионы долларов, еще при жизни в Союзе);
- о вечном «таскании архивов» (и ожидании ареста, который «все так и не наступал), о бесконечном «переделывании» всяческих глав (и «узлов»), о вечном нытье на невозможность работы (которое по объему проделанной ГГ лично — никак не «тянуло» на собрание сочинений в виде многотомных томов), на вечное «отсутствие условий и вдохновения» (при том что ДАЖЕ свой ЛЮБИМЫЙ СТОЛ, «ГГ» таскал от места к месту и распорядился увезти с собой в СаСШ), на постоянную необходимость «решения мелких бытовых вопросов» (в виде ремонта ЛИЧНОГО АВТО, дележа ДАЧИ при разводе и т.п и т.п)

Таким образом — уже к середине книги читателя (в моем лице)) все это настолько откровенно начинает бесить, что книга отправляется «обратно на полку» недочитанной.

P.S Самое забавное — что автор «рисующий нам это все» не сколько не манипулирует фактами (как казалось бы) а ПРОСТО ПОКАЗЫВАЕТ НАМ лицо данного исторического персонажа, который САМ (своими словами) формирует такое представление о «себе любимом»)

Дописано 2021.03.13
Вернувшись через какое-то время обратно к чтению данной книги (с твердым намерением все-таки прочесть ее до конца) я опять стал обращать внимание на некую «странность событий». Вместо того что бы «наконец-то творить и творить» (находясь уже не в «презренной стране» Советов, а на «благословенном Западе») ОН продолжает бесконечные встречи, поездки, и обустройство «себя любимого».

При этом ОН настолько «распыляется», и словно стремится «доказать всему и вся», что... черное это белое и наоборот. При этом он настолько запутывается в своих стремлениях, что (его) практически начинает лихорадить «всяческими поучениями» (по поводу и без). Вся же его демагогия очень напоминает политику «двойных стандартов», когда любое (пусть даже обоснованное возражение» объявляется «стремлением его очернить», а любой кто задает «неудобные вопросы» мигом становится «агентом КГБ»).

Все это, а так же «бесконечные правки, бесконечные главки» и постоянный «трындеж» об этом — очень напоминает старый анекдот в стиле: «...мы пахали». Все это видно невооруженным взглядом и сразу же становится понятно, что «бывший несгибаемый кумир» (от интеллигенции) всего лишь очередной приспособленец, который «постоянно что-то вещает с умным видом» и постоянно «чему-то учит, учит... учит».

В общем — если данная книга и учит чему-то, так тому, что практически все «идеальные люди» при ближайшем рассмотрении могут оказаться … (совсем не тем, чем они казались).

Дописано 2021.03.23
Бросив уже в очередной раз эту книгу, я все таки нашел в себе силы ее продолжить... Ближе к «финалу», автор вдруг внезапно меняет тактику: и в ход уже идет не сколько «унылое перечисление дат и встреч», а уже выводы (автора) по конкретным (образовавшимся) вопросам к «герою данного романа». Самое забавное, что такое перечисление «несостыковок», уже фактически не нужно, т.к все первоначальное мнение (которое они по идее должны были сформировать) уже давно сложилось. Поэтому данная часть, уже не сколько «развенчивает миф», а сколько его «подкрепляет».

Так что «вся эволюция главного героя» уже представлена «в полных красках»: его многочисленные предательства, его позерства, и прочие вещи, порой стоящие жизни его бывшим соратникам. Однако хочется обратить внимание на другой факт — помимо художественной части в данной книге имеется и множество фотографий, показывающих нам: (сначала) то человека которому хочется верить, то человека «смертельно обиженного на всех» (во время жизни в Союзе). Между тем, что касается более позднего периода («времени славы» нашего героя «за бугром»), хочется отметить что (на мой субъективный взгляд) это уже лицо не столько человека смертельно уставшего... но и человека глубоко несчастного. А ведь это (казалось) самые лучшие моменты его жизни (Нобелевка, жизнь за границей и т.д и т.п).

Так что, хотя бы одно это (на мой взгляд) уже показывает его, как человека, который постоянно чего-то боится... Который вынужден «постоянно что-то придумывать» и постоянно оправдываться... Словно он живет не жизнью «всеми признанного гения в почете и достатке», а преступника который постоянно ждет «своего ареста и раскрытия»)) И что? Стоило это все того? Не знаю... На мой (опять же субъективный взгляд) конечно нет! Хотя... каждый идет «своим собственным маршрутом».

Дописано 2021.03.27
Фффух! Наконец-таки я дочитал данную книгу!)) Прям не верится)) И кстати — в этом мне очень помог... длинющий перечень отсылок и ссылок (аж на 100-150 страниц!!!)) И в самом деле... без него «автор рисковал», что эта книга останется недочитанной)).

А что касается финального вердикта (в части кем на самом деле являлся Солженицын), то думаю, что он не совсем правилен... Вернее правилен не вполне...

Да в части агента КГБ (и прочих разведок) — все логично и вполне обоснованно. Единственно, что касается выводов по КГБ, то они (по утверждению другого известного историка) только при Семичастном играли свою самостоятельную роль, а все что было после Андропова — это все лишь исполнение «руководящих указаний» верхушки... Так что в данном случае — думаю надо брать шире и не ограничиваться одним лишь «клеймом» (агент КГБ).

Что же касается заявленного тов.Делягиным масштаба (значения данной книги: прям в стиле «эпохально» и … прочее и прочее), думаю что данная книга довольна интересна (не только в части описания «жизни ГГ», но и в части атмосферы того времени), но такого: что бы «вот блин! Прям ващще..»)) сказать все же нельзя... Обычная книга-расследование, ставящая наконец «все на свои места» с помощью логики и исторических документов.

P.S Но вот то, какой объем автору удалось «перелопатить» (что бы написать данную книгу) все же не может не вызывать огромного уважения!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: А она бежала (Научная Фантастика)

Очередной микрорассказ из сборника, который я так долго не могу «добить»)) И вот я уже (казалось) на последнем десятке страниц... ан нет — количество рассказов никак не убывает, зато их объем упал до 2-х 3-х страниц... Вот я и застрял, что уже немного начинает раздражать))

Данный микрорассказ опять написан в стиле... нет — не плохо... и не хорошо... Просто — никак! (да простит меня автор)) И это при том что (в сборнике) имеется пара-тройка «настоящих и пронзительных вещей»! Однако здесь же все именно «никак»...

Потихоньку подходя к данному рассказу я (судя по названию) ожидал очередную грустную или лирическую заметку от автора, о некой … особе женского рода (с которой что-то приключилось). В мозгу уже крутились (как ассоциация) начальные кадры фильма «Край». Увы... действительность оказалась куда как... фантастичней...

По сюжету рассказа, некое «явление» происходящее безо всяких видимых (и главное разумных) причин начало грозить (масштабом своих последствий) всему «цивилизованному миру» . Ну а поскольку «сильные мира сего» не особо верят в чудеса — первое что им пришло на ум, это задействовать «привычные орудия убеждения».

В финале этого микрорассказа, сделан некий намек на последствия применения «данных весомых аргументов». Что же касается ответов на вопросы, здесь их просто нет — что превращает весь этот рассказ в некую зарисовку, без конечного смысла или логики... Что ж... единственное что можно сказать, так это только то, что этот рассказ (из сборника) является отнюдь не самым худшим))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Земля Осириса (fb2)

- Земля Осириса (пер. Анатолий Михайлов) 5.67 Мб, 198с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Стивен Меллер

Настройки текста:




Стивен Меллер
ЗЕМЛЯ ОСИРИСА
Тайны древнеегипетской цивилизации

Предисловие

Достигнув определенной степени зрелости, мы частенько оглядываемся на прошлое и вспоминаем события, которые либо радикально изменили нашу жизнь, либо оказали на нас заметное влияние. Что касается меня, то подобное событие случилось со мной в возрасте восьми лет. Моя мать, да будет благословенна ее память, всегда держала дома два замечательных иллюстрированных журнала — «Лайф» и «Нэшнл джиогрэфик».

Я отчетливо помню, как, небрежно перелистывая страницы «Нэшнл джиогрэфик», вдруг наткнулся на фотографию Великого Сфинкса и пирамид Гизы в Египте. Я долго не мог оторвать от них взгляд и, хотя не сумел бы внятно объяснить, что со мной происходило в тот момент, ощутил, что между нами установилась какая-то незримая связь. Сфинкс затронул в моей душе некие невидимые струны, и я понял, что с этого мгновения и до конца жизни меня будет волновать и очаровывать все, связанное с Древним Египтом.

Мне повезло: за последние десять лет я смог несколько раз побывать в Египте. И я никогда не изменял правилу — увидеть Сфинкс сразу же по приезде. Сфинкс — это страж и хранитель тайн Египта, многие века остававшихся сокрытыми от большинства людей. Но древнее пророчество исполнилось, и завеса тайны начала медленно подниматься перед теми, кто захотел узнать о них.

Невероятная череда событий привела меня на узенькую улочку деревни, приютившейся рядом с плато Гизы. В доме, из окон которого открывается великолепный вид на Сфинкса, живет человек, который практически в одиночку возродил древние традиции, позволяющие приподнять эту завесу тайны. Его зовут Абдель Хаким Авиан, и он является старшим наследственным хранителем древней мудрости — преданий, которые передаются из уст в уста в течение многих тысячелетий. После долгих часов, проведенных в его обществе за чашкой чая, эти предания постепенно представали передо мной во всей своей красе; предания, которые по стилю и толкованию можно было безошибочно отнести к африканским. Неправильно считать Египет частью Среднего Востока, ведь Египет — это часть Африки, и та доктрина, которая была открыта мне, совершенно определенно принадлежит к африканским народным устным преданиям.

Великий мистик Георгий Гурджиев однажды поставил вопрос, который я перефразировал и разделил на три части, а именно: существует ли смысл жизни, существует ли смысл человеческой жизни в целом, и существует ли смысл жизни каждого человека в частности. Гурджиев полагал, что каждое мыслящее существо рано или поздно обязано задуматься над этим. Теперь мне кажется, что тогда, в детстве, Сфинкс «заразил» меня тайной, скрытой в этих вопросах, и я невольно ступил на путь, который позволил мне получить ответы на некоторые из них.

Предлагаемая вашему вниманию книга явилась результатом моих поисков ответов на эти вопросы; поисков, растянувшихся на целую жизнь. В течение более чем тридцати лет я формально занимался изучением сведений о Древнем Египте, но, пожалуй, именно личные причины этих поисков, которым я посвятил почти пятьдесят лет своей жизни, и привели меня к раскрытию тайн древних африканских устных преданий, позволив прикоснуться к великой мудрости этой освященной веками колыбели человечества.

Все местные, если можно так сказать, предания, оказалось возможным представить в настоящей книге благодаря тенденции, начавшейся во второй половине XX века и продолжающейся в начале века XXI. На всех континентах Земли хранители древней мудрости заявили о себе, являя миру доныне известные лишь узкому кругу посвященных и передававшиеся из уст в уста тайные знания. Все эти учителя в один голос заявляли, что пришло время поведать об этих древних знаниях, так как колесо времени завершает свой оборот и люди должны это узнать, чтобы подготовиться к грядущим переменам. Именно так поступаю и я, рассказывая вам о том, что известно мне, чтобы помочь понять, откуда мы пришли, и лучше принять то, что с нами будет.

Своеобразие и уникальность учения, о котором я хочу рассказать, обусловлены характером доктрины Абдель Хакима. Хаким представляет физические свидетельства и доказательства — археологические, геологические и филологические, — что позволяет удовлетворить рациональный разум, одновременно пробуждая целостный эмпирический процесс непосредственного восприятия знания человеком. В свете вышесказанного я представлю доказательства, собранные в ходе полевых раскопок, а также описания-картины, в которых содержится как научная трактовка, так и мое личное восприятие событий, подтверждающих то, что в Северной Африке более десяти тысяч лет назад существовала высокоразвитая цивилизация. Эта цивилизация, обладающая достаточным уровнем знаний и мудрости, была известна как Древний Хемит (Khemit), а вовсе не Египет. Она состояла из множества туземных племен, а отнюдь не из превосходящих землян по уровню культурного развития чужаков (как бы их ни называли — жителями Атлантиды или инопланетянами), и именно эти люди и создали Сфинкс и пирамиды, которыми мы любуемся и сегодня.

Эти древние африканцы, которых называли хемитийцами (Khemitians), возвели сооружения, известные нам как пирамиды, для выработки, преобразования, использования и передачи энергии, а вовсе не для того, чтобы они служили усыпальницами для царей и фараонов. В связи с этим я коснусь теории прекрасного специалиста и инженера Кристофера Данна, который в своей книге «Энергостанция Гизы» утверждает, что Великая пирамида изначально была построена в качестве машины для выработки энергии. Одним из основных источников этой энергии была вода, возможности ее использования для этих целей были досконально изучены хемитийцами. К сожалению, современному человеку пришлось заново открывать эти знания, что и было сделано в последнюю сотню лет такими гениями, как Виктор Шаубергер и Иоганн Грандер.

Устоявшиеся в египтологии стереотипы, похоже, нуждаются в радикальном пересмотре. Для подтверждения такого подхода я воспользуюсь идеями профессора Томаса С. Кунна, который в пятидесятых годах прошлого века первым произнес знаменательные слова — «сдвиг представлений». Когда в семидесятые годы XX века я был студентом старших курсов, на меня произвела огромное впечатление книга Кунна «Структура научных революций». В этой работе Кунн выдвигает концепцию, гласящую, что настоящие прорывы в науке совершаются внезапно и быстро, а не постепенно, то есть так, как происходят изменения во время революции. Я надеюсь, что мне удастся заронить в умы читателей семена грядущей революции представлений с помощью той информации, которая изложена в этой книге.

Было бы самонадеянно полагать, что эта, одна-единственная, книга опровергнет все принципы египтологии. Основную свою задачу я вижу в том, чтобы представить новую концепцию, совершенно новый способ интерпретации и изучения того волшебства и очарования, которые и составляют суть Древнего Египта. Но самое главное — в мои намерения входит заинтересовать и пробудить молодые умы, да и умы зрелых людей тоже, подвигнуть их задавать вопросы, чтобы понять, что мы представляем собой нечто большее, чем нам всегда старались внушить; что мы обладаем колоссальным потенциалом, будучи творческими личностями, способными проявить себя во многих направлениях; чтобы оценить существование как целостный процесс, как это умеют делать туземцы-аборигены.

Мое продвижение по этому пути до настоящего момента оказало на меня очень большое влияние, позволило мне понять, что люди, которых мы сегодня называем хемитийцами, обладали мудростью и знаниями, сохранявшимися в течение тысячелетий тьмы и хаоса. Эта мудрость, которую хранили люди, подобные Абдель Хакиму, теперь доступна всем нам, причем я вижу божественную волю в том, что это стало возможным именно тогда, когда мы ждем сдвига в общественном сознании, который предначертано испытать человечеству.

Часть первая
ХЕМИТОЛОГИЯ

Глава первая
ПУТЕШЕСТВИЕ НАЧИНАЕТСЯ


Считается, что ученому следует быть сторонним наблюдателем в своей работе, так как наука должна объективно излагать факты. Но последние открытия в области Квантовой физики показали, что мысли и чувства наблюдателя могут влиять на наблюдаемые события. Наше сознание взаимодействует с тем, что мы изучаем, и способно повлиять на результат исследований. Вот почему я полагаю уместным начать с некоторой предыстории моего собственного путешествия, продолжающегося до настоящего времени. Для этого я представлю соответствующую концептуальную основу, чтобы читатель мог понять, откуда взялись все эти выводы, теории и представления.

На Западе считают обычным, если человек рассказывает о своей жизни либо путешествиях, но когда речь заходит об обычаях и традициях Востока, коренного индейского населения Америки и прочих аборигенов, такой подход оказывается невозможным. Мой собственный учитель египтологии Абдель Хаким Авиан считает верхом неприличия рассказывать о себе и гордиться собственными достижениями, полагая это недопустимым проявлением эгоизма. Может статься, так оно и есть на самом деле, но эволюция представлений и взглядов, а также то, почему одни концепции принимаются, а другие отвергаются, может представлять не меньший интерес, чем сами эти представления и взгляды.

Было бы неправильным утверждать, что с самого детства, с тех пор, когда я почувствовал некую связь между собой и Сфинксом, я понял, что древняя история, археология или египтология должны стать делом моей жизни, — ничего столь определенного не случилось, но я таки действительно стал интересоваться всем, что имело отношение к Египту. Однако все, что мне удалось узнать в юношеские годы, исчерпывалось известным повествованием об Исходе евреев из Египта в Ветхом Завете в Библии, относящимся к празднованию еврейской Пасхи. В этой версии изложения истории египтяне предстали жестокими надзирателями и мучителями, закабалившими евреев, за что их и покарал Господь. Но вскоре после того, как я подсознательно почувствовал связь между собой и Древним Египтом, я начал испытывать серьезные сомнения в правдивости этой истории. Судя по тому, что я вынес из созерцания изображений Сфинкса, Великой пирамиды и тому подобного (хотя я по-прежнему не могу выразить словами, что именно со мной произошло в тот момент), древние египтяне как-то не ассоциировались у меня с жестокими мучителями, навлекшими на себя проклятие Господне.

Итак, уже в юном возрасте я отверг религию как систему познания объективной истины. Я начал усиленно интересоваться научными дисциплинами — всеми подряд, полагая, что они помогут открыть истину, которую я искал. Моя академическая карьера в то время предполагала, что я должен добиться успехов в науке, хотя я еще не стремился заняться антропологией, археологией или египтологией.

Меня привлекала биология, химия, физика, вообще все естественные науки. На последнем курсе я решил было специализироваться в химии, но потом переключился на физиологию и анатомию человека, когда выяснилось, что высшая математика мне не дается. В двадцать один год я окончил колледж, получив степень бакалавра в области физиологии и анатомии, причем моей второй специальностью стала химия. Я горел желанием заняться медицинскими исследованиями и совершить великое открытие — такое, которое помогло бы человечеству избавиться от болезней.

Это было в 1967 году, когда Соединенные Штаты ввязались в войну во Вьетнаме. В то время, когда большинство моих сокурсников старались уклониться от призыва в армию, переквалифицировавшись в учителей, я попытался поступить в аспирантуру, стремясь приблизиться к своей цели. После того как меня последовательно отвергли все учебные заведения, в которые я подавал заявления, я завербовался на четыре года в ВВС США. Надо ли говорить о том, что эти четыре года круто изменили мою жизнь. Помимо исследований в области альтернативных состояний сознания, я использовал это время для того, чтобы с головой погрузиться в мир специальной литературы, для чтения которой у меня не было времени, когда я учился в колледже.

Я самозабвенно увлекся работами, посвященными религиозным течениям Востока, мистицизму и метафизике и испытал на себе потрясающее воздействие одной книги. Еще будучи выпускником, я интересовался работами Зигмунда Фрейда. В 1968 году я обнаружил его «последние труды» — книгу в потрепанной бумажной обложке под названием «Моисей и монотеизм», впервые вышедшую в свет в 1939 году. Я и до того увлекался историей иудаизма, но для меня стало настоящим потрясением, когда я прочел в работе Фрейда о том, что Моисей был египетским жрецом и что своими учениями и пророчествами он был обязан главным образом египетскому фараону Ахенатену. В 1937 и 1938 годах Фрейд написал серию очерков для австрийского психоаналитического журнала «Имаго», выходящего в Вене, в которых высказал убеждение в том, что основатель еврейских законов Моисей являлся жрецом египетского фараона Ахенатена и что именно учение монотеизма, впервые сформулированное этим египетским фараоном, которое Моисей преподал евреям, и легло впоследствии в основу иудаизма. В начале 1939 года, спасаясь от нацистов, Фрейд обосновался в Лондоне. Перед самой смертью он написал третий очерк, и в конце 1939 года, уже после его смерти, все три очерка вошли в книгу «Моисей и монотеизм».

Эта книга действительно изменила мою жизнь. Я едва не помешался на этом фараоне — Ахенатене — и прочитал о нем все, что смог найти. Я начал самостоятельно изучать египтологию и принялся читать работы Петри, Бристеда, Гардинера, Альдреда, Масперо, Буджа, Мюррея и многих других. Демобилизовавшись из военно-воздушных сил, я поселился в Калифорнии, чтобы поступить в аспирантуру (естественные науки). Я заинтересовался экологией, так как меня привлек ее целостный подход — понимание того, что в природе все взаимосвязано. Продолжая заниматься египтологией, я полагал, что карьера моя должна состояться в области науки об окружающей среде. Во время работы над получением степени магистра естественных наук в 1973 году я записался для участия в семинаре под названием «Доисторический человек и его окружение», который вела доктор Мег Фитц (в настоящее время она под именем Маргарет Конки — это ее девичья фамилия — преподает в Беркли, Калифорнийском университете). Мег стала моим личным другом и наставником и сумела привить мне любовь, даже страсть, к археологии. Летом 1974 года она помогла мне принять участие в археологических раскопках.

Именно там, на раскопках на юге Франции, я познакомился и работал вместе с профессором Франсуа Борде из университета Бордо, впоследствии директором Департамента по изучению древностей на юго-востоке Франции. Профессор Борде, защитивший докторскую степень по геологии, преподал мне не только курс полевой археологии, но и основы геологии. После этого обратного пути для меня уже не было. Я крепко попался на крючок доисторических эпох и археологии, причем главным для меня стало увлечение египтологией. На собственный страх и риск я продолжил обширные исследования.

В целях продолжения академической карьеры в 1977 году я возвратился в университет Сан-Хосе, где и получил свою первую степень магистра. Работая в Отделении общественных наук при факультете феминистических наук (который ныне расформирован), я принялся за написание научной работы по египтологии, специализируясь на роли и положении женщин в Древнем Египте. Большое влияние на меня оказали труды таких авторов, как Маргарет Мюррей, Барбара Леско и Мерлин Стоун, которым принадлежит честь открытия существования матриархальной структуры общества в Древнем Египте.

В 1975 году я открыл для себя книгу Питера Томпкинса «Секреты Великой пирамиды», после чего и начал усиленно интересоваться всей литературой, посвященной Великой пирамиде. Именно целостный подход Томпкинса заставил меня всерьез искать другие источники знаний о Египте, помимо научных публикаций. В 1977 году я начал тесно сотрудничать с Орденом розенкрейцеров (ДМОРК), штаб-квартира которого располагалась в Сан-Хосе, и занялся изучением метафизических традиций Древнего Египта в изложении розенкрейцеров, франкмасонов и Теософского общества. Я все больше убеждался в том, что такие авторы, как Г. Спенсер Льюис, Мэнли П. Холл, Рудольф Штайнер и Е. П. Блаватская унаследовали традиции и устные предания о метафизике и мистицизме, уходящие корнями в Древний Египет.

Во время моей работы для Ордена розенкрейцеров в качестве штатного научного сотрудника в период с 1978 по 1980 год произошло несколько важных событий. Во-первых, мне пришлось принять как данность не только то, что я был одновременно ученым и мистиком и что эти два понятия не взаимоисключали друг друга, но и то, что многие великие умы прошлого, такие, как Платон, сэр Фрэнсис Бэкон, сэр Исаак Ньютон, Роберт Фладд, Джордано Бруно, Иоганн Кепплер, Бенджамин Франклин, Николя Тесла и Альберт Эйнштейн серьезно интересовались мистицизмом. Я начал понимать, что, для того чтобы разобраться, что же собой представляла цивилизация Древнего Египта, необходимо сочетать науку (физику) с мистицизмом (метафизикой), и мой подход остается таким же и по сей день. Директор исследовательского отдела Ордена розенкрейцеров, доктор Джордж Ф. Булетца, в то время один из мировых авторитетов в области нейрофизиологии мозга и центральной нервной системы, познакомил меня с работами Р. А. Шваллера де Любица, французского алхимика, математика, философа, основателя символической школы египтологии. Проведенные Шваллером исследования убедили его в том, что цивилизация, которую египтологи нарекли Древним Египтом, называемая еще династическим Египтом, была на самом деле преемницей и наследницей мудрости и знания намного более старой и более развитой цивилизации.

В 1979 году произошли два события, оказавшие большое влияние на мое путешествие. Сначала я открыл для себя труды независимого египтолога и писателя Джона Артура Уэста, в частности его книгу «Змей в небесах». Уэст является одним из наиболее выдающихся сторонников и последователей Шваллера, и эта книга стала лучшим глашатаем его идей и взглядов. В этой работе Уэст впервые представил широкой публике теорию Шваллера о том, что Сфинкс подвергся воздействию воды, а отнюдь не песка и ветра, и поэтому возраст его намного старше, чем полагают остальные египтологи. Эта идея и подтолкнула Уэста к сотрудничеству с геологом из бостонского университета доктором Робертом М. Шохом, в результате чего был определен новый возраст и тип эрозии, столь пагубно повлиявшей на Сфинкса.

Также в конце 1979 года ко мне обратился Хэнк Берсок, в то время член Великой Ложи Ордена розенкрейцеров, и поинтересовался, знакомо ли мне имя доктора Дж. О. Киннамана. Я ответил, что не знакомо, и он дал мне прослушать магнитофонную кассету. На ней было записано выступление доктора Киннамана в середине пятидесятых годов перед небольшой аудиторией в северной Калифорнии (как я позже узнал, все присутствующие были масонами). Во время этой лекции Киннаман упомянул о том, что он в течение более чем сорока пяти лет поддерживал личное знакомство с сэром Уильямом Флайендерсом Петри, великим британским археологом — человеком, которого считают основателем современной египтологии, и проработал с ним в Египте свыше одиннадцати лет. Киннаман утверждал, что долгие годы занимался изучением Великой пирамиды вместе с Петри. Свое выступление Киннаман начал с обычного технического описания Великой пирамиды, т. е. говорил о том, из скольких блоков она состоит, каков ее приблизительный расчетный вес, сколько в ней внутренних камер и т. д. Но в дальнейшем Киннаман мимоходом упомянул о том, что они с сэром Флайендерсом обнаружили потайной вход в пирамиду с южной стороны («нормальный» вход, которым мы все пользуемся в настоящее время, находится на северной ее стороне) и нашли множество комнат и камер, неизвестных остальным исследователям. Киннаман заявил, что им с Петри также удалось найти древние «записи» из Атлантиды и «антигравитационные машины», которые использовались при строительстве Великой пирамиды.

Сказать, что эта пленка поразила меня до глубины души, — значит ничего не сказать. Я сделал для себя копию и прослушивал ее снова и снова. Стало очевидно, что из утверждений Киннамана можно было сделать всего три возможных вывода: либо он был сумасшедшим, либо патологическим лжецом, либо же в его рассказе содержалась хотя бы крупица правды. Занявшись изучением этого вопроса, я установил, что перед смертью Киннаман основал исследовательский фонд, который находился в Лоди, Калифорния. Я обратился к доктору Альберту Дж. Макдональду, исполнительному директору и президенту Фонда Киннамана, и договорился с ним о встрече в начале 1980 года. Доктор Макдональд оказался скромным мужчиной, которому недавно перевалило за шестьдесят, и я убедился в том, что он не был ни сумасшедшим, ни обманщиком. Представить какие-либо доказательства в поддержку заявлений Киннамана он не мог, но предложил мне доступ к архивам фонда, чтобы я смог либо подтвердить, либо опровергнуть заявления Киннамана.

Хотя меня чрезвычайно заинтересовали и увлекли утверждения Киннамана, а собственные мои исследования позволяли мне со всей серьезностью отнестись к возможной правдивости его невероятных открытий, я все-таки оставил этот вопрос открытым на несколько лет и занялся другими вещами. Вскоре, где-то в 1982 году, я познакомился и подружился с человеком, который стал моим партнером в проводимых исследованиях — Робертом М. Ваутером.



Рис. 1. Доктор Дж. О. Киннаман, начало 50-х годов XX века.
Фотография любезно предоставлена Фондом Киннамана.

Боб, инженер в области акустики и звукозаписи, талантливый музыкант (который недавно стал дипломированным антропологом и археологом), тоже проявлял большой интерес к метафизике, древней истории и египтологии. Мы создали дружеский партнерский союз, кульминацией которого в 1989 году стал проект «Исследований монументов и памятников Гизы». Первоначально проект предусматривал изучение всех возможных источников информации относительно Сфинкса и пирамид Гизы. С того времени масштабы его расширились, что нашло свое воплощение в теориях, изложенных в этой книге, и теперь он называется «Проект исследования земли Осириса», а Боб Ваутер занялся другими изысканиями.

В ходе нашего сотрудничества я познакомил Боба с кассетой и материалом, который собрал о Дж. О. Киннамане. После этого Боб вновь связался с доктором Макдональдом, и мы приступили к полномасштабному изучению жизни доктора Киннамана. Созданный в 1960 году «Фонд библейских и археологических исследований Киннамана» стал впоследствии именоваться просто Фондом Киннамана. Я был директором по исследовательской работе в Фонде Киннамана с 1994 по 1999 год, пока непримиримые разногласия между мной и доктором Макдональдом относительно того, в каком виде Фонд должен представлять результаты своих изысканий, не вынудили меня покинуть эту организацию.

Следующие события обрели отчетливые очертания в ходе исследований, проведенных в последние десять лет, в девяностых годах XX века. Мы с Бобом Ваутером занялись углубленным изучением творений Шваллера, Холла, Эдгара Кейса, Уэста и Блаватской. Из этих работ, и в особенности из теософского трактата Дж. Р. С. Мида «Гермес Триждывеличайший», мы вынесли твердое убеждение в том, что тайная организация адептов, мастеров, посвященных, которые направляли развитие Древнего Египта и унаследовали мудрость и знания от еще более древней цивилизации, в действительности когда-то существовала. В различных источниках этих людей называют Внутренним Храмом, Тайным Братством Луксора, Властителями Потустороннего, Братством Тота, Братством Змеи или же просто Братством. В нас зародилась надежда, что последние представители этой касты могут по-прежнему существовать в Египте, и нам отчаянно захотелось установить с ними связь.

Это стало возможным благодаря событиям исключительной важности. Я обнаружил работы оккультного автора Марри Хоуп. Будучи жрицей Виккан и последовательницей классических традиций мистицизма, в 1990 году миссис Хоуп написала книгу «Древний Египет: связь с Сириусом». В этой книге она упоминает о том, что поддерживает связь с некоей группой людей в Египте, которые до сих пор чтут и хранят старые традиции и обряды. Она назвала эту группу Фондом Аммонита, утверждая, что они не испытали на себе влияния ни ислама, ни коптского христианства и соблюдают традиции и обряды, возраст которых превышает три тысячи лет.

В марте 1992 года со мной произошло кое-что необыкновенное. Мы с Бобом Ваутером были на совещании, на котором также присутствовали доктор Макдональд и другие члены Фонда Киннамана. Совещание было созвано с единственной целью — поговорить и посоветоваться с человеком, с которым я когда-то (в 1979 году) уже сталкивался, когда работал на Орден розенкрейцеров (ДМОРК). Этого джентльмена звали доктор Альберт Г. Досс. Он был психиатром, имевшим практику в Северной Каролине (сейчас он уже вышел на пенсию), коренным египтянином, выходцем из известной и состоятельной семьи и высокопоставленным членом Ордена розенкрейцеров. Среди прочего мы обсуждали с доктором Доссом нашу уверенность в том, что греческая концепция Гермеса Трисмегиста (Триждывеличайшего), символически отображающая три ступени этого таинственного братства, встречается и в истории Египта. Эти различные ступени были необходимы для того, чтобы члены братства могли оберегать себя и свои знания от преследования со стороны приверженцев государственной религии. Он согласился с нами и, прикрыв глаза, заявил: «Да, но есть и четвертый Гермес». Мы с Бобом мгновенно обменялись взглядами и кивнули, придя к одному и тому же заключению: доктор Досс подтверждал, что такие люди (и их традиции) по-прежнему существовали в Египте. Потом доктор Досс сказал, что ничего не знает о Фонде Аммонита, но посоветовал нам самим отправиться в Египет и заняться поисками этих людей. Таким образом, возникла настоятельная необходимость отправиться в Египет, чтобы продолжать исследования в этом направлении.



Рис. 2. Доктор Альберт Г. Досс (слева) и автор.
 Фото Роберта М. Ваутера.

Благодаря помощи друзей, поддержавших наши намерения, я смог посетить Египет в ноябре 1992 года. Я прибыл в страну в составе туристической группы под руководством доктора Тоби и Тери Вейсса, с которыми я уже встречался несколько лет назад. Наш маршрут назывался «Тур по священным местам». С Тоби я познакомился на проходившей в 1987 году в Сан-Франциско выставке «Целая жизнь». Мы с ним стали друзьями, поскольку оба были приверженцами и последователями идей Р. А. Шваллера де Любица. Я решил, что, присоединившись к группе Тоби, смогу сохранить инкогнито и предстать в роли «еще одного обычного туриста». Вместе с вышеупомянутой группой в поездку отправлялась и компания, возглавляемая писательницей и учителем Никки Скалли, которая проводила ритуалы посвящения в местах, где проходили служения египетским богам. Я присоединился к Никки и ее группе и много повидал с нею, а также смог заняться собственными исследованиями. В первый же день своего пребывания в Египте я познакомился с гидом, услугами которого пользовались и туристы, отправляющиеся посетить святые места, и группа Никки Скалли. Его звали Абдель Хаким Авиан, но все называли его просто Хаким. Хаким был широко известен как египтолог-египтянин и работал гидом вот уже более сорока лет. Теперь мне представляется весьма знаменательным тот факт, что, когда я впервые увидел Хакима, он стоял рядом со Сфинксом. Я помню, как посмотрел на него, потом перевел взгляд на Сфинкса, затем опять на него. Кое-какие замечания, сделанные Хакимом во время нашего посещения священных мест, а затем и каирского музея, позволили мне заключить, что он не был мусульманином (особенно его слова о том, что его обучали «мастера»), и я почувствовал, что он может многое знать об обычаях и людях, которых я разыскиваю. Отбросив колебания, я отвел его в музее в сторонку и спросил, известно ли ему что-нибудь об аммонитах. Он поднял на меня глаза и ответил: «Да». Тогда я поинтересовался, не является ли он одним из них, он взял обе мои руки в свои, заглянул мне в глаза и ответил: «Да, а как вы догадались?» Я сказал ему, что читал книгу Марри Хоуп, и он воскликнул: «Ах да, Марри!» Я понял, что нашел того, кого искал!

Так началась моя дружба и обучение у этого замечательного человека. Со временем я узнал, что он не употребляет слово «аммонит» по причинам, о которых я расскажу позже, но предпочитает, чтобы его считали Хранителем устных традиций древней культуры, известной под именем Хемит, а не Египет. В равной мере удивительно и то, что тогда, в 1992 году, он не объявил о себе публично как о Старшем Хранителе Мудрости, а был известен всего лишь как египтолог-египтянин и гид. Никто: ни Джон Энтони Уэст, ни Никки Скалли, ни даже доктор Тоби Вейсс — не подозревали тогда о том, кем он является, хотя все они пользовались его услугами в качестве гида. Одна только Барбара Хэнд Кроу, к ее чести, сумела распознать эту «скрытую» сторону Хакима и организовала туры с посвящением при его участии в 1992–1996 годах. Уже потом Барбара заявила мне, что Хаким открыл ей в декабре 1992 года, что является Хранителем Ключей, то есть подтвердил, что он — хранитель древней мудрости. И по сей день Хаким иногда указывает на некоторых стражей древних священных мест, называя их хранителями, чтобы дать нам понять, что эти люди — члены его касты.



Рис. 3. Слева направо: доктор Тоби Вейсс, владелец и директор компании «Тур достопримечательностей», Абдель Хаким Авиан и писательница и учитель Барбара Хэнд Кроу. 1992 г.
Фото автора.

В ходе моего первого посещения Египта и бесед с Хакимом стало очевидно, что, судя по той уверенности и значительности, с которыми он рассуждал о Египте, он на самом деле был обладателем некой информации изотерического характера, которую до настоящего времени так и не раскрыл полностью. Хаким конфиденциально сообщил мне, что возраст Сфинкса превышает 50 тысяч лет и что большинство пирамид намного старше, чем полагают египтологи. Кроме того, он утверждал, что средняя пирамида в Гизе, известная как пирамида Хефрена, старше Великой пирамиды и является первой настоящей пирамидой. В ходе наших бесед Хаким «приоткрыл» передо мной дверь, чтобы я мог вернуться и углубиться в изучение принадлежащих ему знаний. Я возвратился из Египта в декабре 1992 года, и голова моя в буквальном смысле кружилась от идей и концепций, которые нуждались в рассмотрении и подтверждении.

После своего визита в Египет я начал публикацию серии статей о результатах наших предварительных исследований. В журнале «Дайджест розенкрейцеров» в 1993 году увидела свет одна из моих статей, главным образом потому, что я уже сотрудничал с этим журналом в 1978 году, будучи научным сотрудником, а также потому, что на членов редколлегии мои взгляды произвели благоприятное впечатление. В 1995 году я написал статью о докторе Дж. О. Киннамане для журнала «Уорлд Искплорер», которая впоследствии была перепечатана журналом «Атлантис Райзин» в 1997 году. После этого, в 1998 году, я опубликовал еще одну статью в журнале «Атлантис Райзин».

Последнее недостающее звено в моих исследованиях было восполнено в ноябре 1996 года. Меня пригласили выступить в национальной радиопередаче Лауры Ли. Кроме меня, в ней принимал участие инженер и мастер-специалист Кристофер Данн, рассказавший о своей теории развитого машиностроения в Древнем Египте. Спустя несколько месяцев мы с Данном одновременно опубликовали свои статьи в одном и том же номере журнала «Атлантис Райзин». Вследствие этого нас обоих пригласили участвовать в программе кабельного телевидения, которая называлась «Режущая кромка», в Санта-Барбаре, Калифорния, в феврале 1997 года. Я удостоился чести стать редактором и рецензентом его великой книги — «Энергостанция Гизы». Как пишет Данн в своей книге, он увлекся различными теориями происхождения Великой пирамиды еще в 1970 году. Полевые изыскания в Египте убедили Данна в том, что Великая пирамида — и это подтверждается особенностями ее конструкции и использованных материалов — задумывалась ее создателями в качестве машины, а не гробницы фараона. Этот вывод полностью соответствует той информации, которую нам сообщил Абдель Хаким.

Именно с этого момента мое первое путешествие и последующие шаги в этом направлении начали воплощаться в том оригинальном исследовании, которому и посвящена настоящая книга.

Глава вторая
ИССЛЕДОВАНИЕ НАЧИНАЕТСЯ

Изучение всего, что было связанно с Древним Египтом, а также проведенные предварительные исследования все больше убеждали меня в том, что история человечества — зарождение цивилизации, технологии, духовности и религии — имеет самое непосредственное отношение к очень древней истории Африки. Физическая антропология утверждает, что человек появился в Африке, а метафизические традиции, которых придерживаются розенкрейцеры, масоны и другие ордена и ложи, указывают на то, что все духовные, спиритуалистические и метафизические практики зародились в Древнем Египте. Истекали последние годы последнего десятилетия XX века, когда в основу моего «нового» подхода к египтологии были заложены три краеугольных камня: работы и утверждения доктора Дж. О. Киннамана, учение Абдель Хакима Авиана и теория Кристофера Данна. Их взаимосвязь становилась для меня все более очевидной по мере того, как я все больше погружался в свои исследования.

Проблема заключалась в необходимости разработки связной и логически стройной гипотезы, которая объясняла бы, почему общепринятые в египтологии и антропологии взгляды неадекватно отображали историю развития человечества и становления Древнего Египта, и была бы достойной альтернативой общепринятым взглядам, базирующейся на трех вышеупомянутых аспектах. Конечно же, это предполагало необходимость дальнейших поездок в Египет и углубленное изучение альтернативных идей и представлений.

В начале девяностых годов XX века мы с Бобом Ваутером единодушно решили, что должны внимательно изучить утверждения и биографию доктора Дж. О. Киннамана и историю его фонда. Претерпев со времени своего основания несколько весьма существенных трансформаций (официальной датой его создания считается март 1961 года), Фонд Дж. О. Киннамана начал проводить изучение археологической информации в свете ее пересечения с Библией и другими историческими свидетельствами (см. рис. 4). Разбирая записки, проверяя выводы, к которым пришел доктор Киннаман, и некоторые его заявления, сделанные во время публичных выступлений, я пришел к заключению, что он мог поддерживать связь с членами некой тайной организации или касты. Киннаман утверждал, что они с Петри обнаружили документы, согласно которым Великая пирамида была построена более 36 тысяч лет назад. А Хаким при наших первых беседах отмечал, что возраст главных пирамид в Гизе исчисляется всего десятью тысячами лет.



Рис. 4. Доктор Дж. О. Киннаман (слева) и Сидни Фостер из Фонда Киннамана. Конец 50-х годов XX в.
Фотография любезно предоставлена Фондом Киннамана.

Изучение деятельности доктора Дж. О. Киннамана в последние десять лет его жизни привело к некоторым весьма интересным открытиям. Совершив четыре путешествия в Египет, причем одно за другим: в 1997, 1998 и дважды в 1999 году, я так и не сумел обнаружить секретный вход на южной стороне Великой пирамиды, хотя в 1995 году мне удалось найти записи доктора Киннамана, указывающие точное местонахождение входа на юго-западном ее углу. Не обнаружил я в пирамиде и камер или комнат с надписями из Атлантиды или какими-либо антигравитационными машинами и приборами, использовавшимися при ее строительстве. Однако я по-прежнему считаю, что некоторые устройства (и это вполне могли быть именно те, о которых говорил Киннаман) были все-таки найдены и даже экспонировались в Каирском музее. Комплект пластин, сделанных из аспидного вулканического сланца, мог использоваться для создания звуковых колебаний, с помощью которых можно было преодолеть земное притяжение и предельно точно установить те огромные блоки, из которых сделана пирамида (см. рис. 5). Левитация с помощью звука не признается ортодоксальной наукой, но в метафизической литературе упоминания о ней встречаются на протяжении многих веков. Хаким неоднократно уверенно заявлял о том, что звук играл важную роль в резке и обтесывании камней, а также в преодолении гравитации для установки их на место.



Рис. 5. Каирский музей. Пластина из вулканического аспидного сланца. 1998 г.
Фото автора.

Некоторые из утверждений Киннамана можно было подтвердить, другие же оставались загадкой. Научные степени и звания Киннамана были законными и вполне заслуженными; он окончил колледж «Три-стейт» в г. Ангола, штат Индиана, в 1894 году, получив классическое филологическое образование со специализацией в области греческой и римской литературы, истории древнего мира и классической археологии. Он поступил в аспирантуру по изучению греческого языка и классической археологии при Чикагском университете в 1900 году. В университете Рима в 1907 году он получил степень доктора философии, причем имя его упоминалось в одном ряду с такими известными итальянскими археологами, как доктор Секр Джионетти и доктор Рудольфе Ланчиани (см. рис. 6). Документально подтвержден тот факт, что доктор Киннаман был членом совета и вице-президентом Викторианского института в Великобритании, вице-президентом Общества по изучению апокрифических (неканонических) книг, членом Всемирного общества археологов, а также редактором пяти различных археологических изданий, в том числе и главным редактором «Американского антикварного и востоковедческого журнала». При этом он являлся издателем своего собственного журнала «Библейский и археологический дайджест» и был автором сотен статей и четырех книг. Впрочем, история его предположительного знакомства с сэром Уильямом Флайендерсом Петри и их отношений так и осталась для меня загадкой.



Рис. 6. Свидетельство (диплом) о присуждении докторской степени Дж. О. Киннаману. С любезного разрешения Фонда Киннамана.
Фото Роберта М. Ваутера, 1992 г.

В автобиографии Петри, написанной им в 1932 году и названной «Семьдесят лет в археологии», имя Киннамана вообще не упоминается. В наиболее точной биографии Петри, написанной его ученицей, Маргарет Драуер, в 1985 году, «Флайендерс Петри: Жизнь в археологии», имя Киннамана тоже не встречается. В 1992 году я написал мисс Драуер, и она подтвердила, что не только никогда не слышала о Киннамане, но и не встречала упоминания его имени ни в записках Петри, ни в его дневниках, ни в его архиве в Лондоне.

Переписка с мисс Розалин Янссон, помощницей смотрителя музея Петри в Лондоне, также показала отсутствие упоминаний о Киннамане в архивах музея Петри. Итак, как же могло случиться так, что о предполагаемых взаимоотношениях, якобы длившихся целых 45 лет, не говорится ни в одном из писем Петри, ни в одном из его дневников? К тому же и в архиве Фонда Киннамана за те пять лет, что я работал там директором по исследовательским вопросам, не удалось обнаружить писем от Петри.

Возникло предположение, что Петри с Киннаманом были масонами, и в связи с этим они хранили свою дружбу в тайне. Имея некоторое представление об истории розенкрейцеров, я знал, что многие знаменитые люди в прошлом хранили в тайне от широкой публики — а иногда и от своих семей — свою связь с тайными организациями. В архивах Фонда Киннамана я действительно нашел подтверждение тому, что Киннаман был масоном 32-го ранга, и я все еще пытаюсь доказать, что Петри также был членом братства. Во многих недавно опубликованных книгах, таких, как «Ключ Хирама», написанной бывшими масонами Кристофером Найтом и Робертом Ломасом, говорится о том, что некоторые масонские ритуалы были непосредственно заимствованы из практик посвящения в Древнем Египте. И хотя я не согласен с некоторыми выводами, сделанными авторами этой книги, Найт и Ломас многое сделали для того, чтобы показать преемственность между нерушимыми ритуалами Древнего Египта и современных метафизических обществ. Они намекали на то, что масоны вполне могли быть более сведущими в отношении Древнего Египта, чем сами египтологи.

Киннаман утверждал, что об их находках в Великой пирамиде не осталось никаких письменных свидетельств потому, что они с Петри дали клятву правительствам Египта и Великобритании до самой смерти не раскрывать подробностей того, что им удалось обнаружить. Далее Киннаман заявлял, что во время совершения их открытий (предположительно в 1922 году) было решено, что общество еще не готово узнать о возможностях преодоления гравитации и тех находках, которые они сделали в Великой пирамиде. Особый интерес представляет тот факт, что примерно в это же время над проблемой антигравитации работали и другие исследователи, в частности Никола Тесла и Виктор Шаубергер.

Если действительно такая клятва была принесена, то сэр Флайендерс сдержал слово, поскольку ни в оставшихся после него письменных документах, известных нам, ни в его выступлениях никогда не упоминалось ни о Киннамане, ни о том, что он обнаружил что-либо необычное в Великой пирамиде. В свою очередь, Киннаман в своих книгах и общественных выступлениях всего лишь упоминает о знакомстве с Петри, но ни слова не говорит о том, что ему удалось обнаружить нечто необыкновенное в Великой пирамиде, помимо общеизвестных фактов.

Тем не менее на закате своей жизни в середине пятидесятых годов прошлого века (Киннаман умер в 1961 году) он прочел несколько лекций членам некоторых масонских кланов. Магнитофонная запись, которую я услышал в 1979 году, была сделана примерно в 1955 году в частном доме в Стоктоне, Калифорния. Именно тогда он отказался от своей прежней клятвы и поведал о тайных комнатах, помещениях, записях и устройствах, найденных внутри Великой пирамиды. Итак, остается открытым вопрос о том, была ли предполагаемая дружба Петри и Киннамана главной причиной того, что об их взаимоотношениях, сотрудничестве и находках не осталось никаких известных нам следов?

Но все же существуют некоторые многозначительные крохи информации, которые указывают на связь Киннамана и Петри, если не прямо, то хотя бы опосредованно. Кроме того, что оба, вполне вероятно, в начале XX века принадлежали к братству масонов, они были членами Фонда Великобритании по Изучению Палестины, Викторианского института Великобритании (в те же годы), а двое коллег Петри, Генри Оффорд и Джозеф Проктор, регулярно поставляли статьи в «Американский антикварный и востоковедческий журнал» в то время, когда Киннаман исполнял обязанности его главного редактора (1911–1914 годы). Как свидетельствует автобиография Петри, после проведения первых исследований в восьмидесятых и девяностых годах XIX века (Киннаман утверждал, что познакомился с ним в 1894 году), он возвращался на плато Гиза всего один-единственный раз, в марте-апреле 1922 года. К сожалению, мне не удалось установить, где в это время находился Киннаман. Кроме того, в списке оппонентов Киннамана при получении им докторской степени в римском университете в 1907 году значится и доктор Рудольфе Ланчиани, о котором Петри в своей автобиографии отзывается как о близком друге — сэр Флайендерс и леди Петри частенько гостили на вилле Ланчиани во время частых визитов Петри в Италию.

Те немногие люди, которые лично знали Киннамана и с которыми нам удалось побеседовать (кое-кто с тех пор уже умер), непреклонно утверждали, что тот не был ни шарлатаном, ни лжецом или фантазером. Мисс Уилли Семпл, член Ордена розенкрейцеров, которая свела с доктором Киннаманом близкое знакомство в последние шесть лет его жизни, в 1962 году написала о нем статью для июньского номера журнала «Дайджест розенкрейцеров». В ней она пишет: «Откуда я знаю, что это (находки в Великой пирамиде) правда? По множеству причин. Главной является та, что невозможно было, поддерживая с доктором Киннаманом дружеские отношения в течение долгого времени, не заметить и даже не быть твердо уверенным в том, что он попросту не способен солгать, выдумать что-либо или хотя бы предаваться пустому теоретизированию о том, что всего лишь могло бы быть, особенно если это касалось археологии: он разыскивал факты, а не строил теории». Мисс Семпл скончалась в 1977 году, поэтому побеседовать с ней не представляется возможным, но ее письменные свидетельства живут и поныне. Доктор Макдональд впервые встретился с доктором Киннаманом в Денвере, Колорадо, в 1945 году и поддерживал с ним близкие отношения в течение последних 15 лет его жизни. И по сей день доктор Макдональд твердо убежден в том, что Киннаман говорил правду и яро защищает его от обвинений во лжи.

Есть и другие причины, по которым мой интерес к заявлениям Киннамана не угасает. Многие утверждения Киннамана о том, что он обнаружил в Великой пирамиде, прекрасно вписываются в мои нынешние представления о ее возрасте, назначении и методах, применявшихся при ее сооружении. Киннаман также заявил, что у Сфинкса женское, а не мужское лицо. Насколько мне известно, Киннаман оказался единственным дипломированным археологом, который отважился на подобное заявление. Я тоже пришел к подобному выводу, и это, на мой взгляд, заслуживает самого пристального внимания в виду того, что общество в Древнем Египте было матриархальным. Киннаман также воспользовался некоторыми нетрадиционными переводами иероглифов и утверждениями о седой древности цивилизации в Африке, что свидетельствует о том, что он мог поддерживать контакты с туземными хранителями мудрости.

В последнее время основным предметом моих исследований стали местные устные предания, по-прежнему существующие в Египте. Этот этап начался в 1996 году, когда Боб Ваутер отправился в командировку в Египет для проведения кое-каких исследований и познакомился там с Абдель Хакимом. Боб провел на полевых раскопках три недели, там ему и были изложены некоторые из тех учений, о которых идет речь в этой книге. Позднее мы столкнулись с Хакимом в Аламеде, Калифорния, в августе 1997 года, где приняли участие в оживленном обсуждении туземных традиций и учений, которые Хаким решил явить на суд широкой публики. Мы готовились к очередной экспедиции в Египет, которая состоялась в сентябре 1997 года (см. рис. 7). Обширные полевые раскопки, которые я в то время провел вместе с Хакимом, позволили мне по-новому взглянуть на ранее собранные факты и находки, то есть сделать это в свете местных, туземных учений, с которыми познакомил меня Хаким. С каждой последующей поездкой в Египет и с каждой новой, беседой с Хакимом мне все яснее становилось, что древнее учение, которое он представлял, являло собой связную и логически последовательную систему, чрезвычайно похожую на другие учения, известные нам из трудов и записок таких исследователей, как Карлос Кастанеда, Грегг Брэйден и Джон Мэйджер Дженкинс, которых чрезвычайно занимала древняя туземная мудрость. Если учесть, что некоторые местные хранители мудрости выступали в роли общественных учителей, как, например, Хунбаз Мен из племени майя или Томас Баньянка из племени хопи, то «хождение в народ» Хакима вполне соответствовало определенной тенденции — все возрастающего значения мудрости и знаний традиционных учений, обеспечивающих целостное понимание проблемы происхождения человечества.



Рис. 7. Абдель Хаким Авиан в своем доме в деревне Назлет-эль-Самман, Гиза, Египет. 1997 г.
Фото автора.

Считаю необходимым отметить, что Хаким, помимо традиционной подготовки, получил и формальное образование, являясь обладателем ученых степеней каирского университета в области археологии и египтологии. Свою дипломную работу он писал в Лейденском университете в Нидерландах, поэтому на его уникальном стиле преподавания отразились как обширные познания в египтологии, так и глубокое понимание древней мудрости его родной страны. Во время полевых раскопок он неоднократно поражал меня своей проницательностью опытного археолога. Хаким часто говорил со мной о древних обычаях, которых он придерживался (в последние годы XX века), заверяя, что его еще мальчишкой избрали старшие жрицы его племени на роль будущего хранителя мудрости. Это упоминание о матриархальном строении общества прекрасно вписывалось в те знания о традициях Древнего Египта, которые я получил ранее. Местная традиция, которую олицетворяет собой Хаким, является освященными веками учением и посвящением, зародившимися за тысячи лет до того, как люди изобрели письменность. Эта традиция родственна учениям африканских гриотов, которые сумели сохранить подробнейшую историю своего племени, многие поколения передавая ее из уст в уста. Хаким также продемонстрировал глубокое знание значения иероглифов и эволюции всех современных письменных языков — информации, которая имела важное значение для полевых раскопок (их мы проводили вместе) и опыта, который мы приобретали при разработке новых концепций.

Хаким также утверждал, что более 10 тысяч лет назад в древней Африке существовала высокоразвитая цивилизация, которая обладала умением обрабатывать камень (известняк, гранит, аспидный сланец, диорит, базальт и алебастр) с точностью, на которую почти совсем не обращают внимание современные египтологи и ученые.

Когда в 1996 году я познакомился с теориями Кристофера Данна и особенно после выхода в свет его книги (в 1998 году), последний фрагмент мозаики встал на место, и сформировался совершенно новый подход к этому вопросу. Кристофер Данн, имеющий более чем тридцатипятилетний опыт работы в машиностроении и инженерном деле, утверждает, что точность и погрешности (допуски), использовавшиеся при строительстве Великой пирамиды, свидетельствуют о том, что в то время применялись самые совершенные технологии для сооружения объекта, который должен был функционировать в качестве энергостанции. Опираясь на выводы Данна, теперь я могу представить цельную и логически связную теорию и веские доказательства существования древней мудрости, которая подпитывала туземные традиции и учение Абдель Хакима. Это учение находится в явном противоречии с общепринятыми представлениями академической египтологии, и я подробно расскажу о том, как и почему возникли эти противоречия. Было очевидно, что мне придется представить адекватное объяснение тому, почему египтология не в состоянии истолковать те аномалии, которые наблюдали Данн и я, а также почему и как они возникли. В последующих главах я подробно остановлюсь на этом и познакомлю читателя с новыми идеями и концепциями, которыми я предлагаю заменить уже существующие.

Глава третья
ЕГИПТОЛОГИЯ И ЕЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Как академическая дисциплина, которую преподают в университетах всего мира, египтология считается недавним феноменом, ей исполнилось всего-то около 150 лет. Тем не менее история ее насчитывает тысячи лет. У египтологии богатое наследство, на котором по ряду причин я не собираюсь останавливаться подробно. Большая часть ранних письменных свидетельств о Египте принадлежит грекам, которые считаются основателями первой великой цивилизации западного мира. Многие греческие философы и писатели странствовали по миру, записывая увиденное, — создавали первые литературные произведения, рассказывавшие о путешествиях и различных историях. Бытует мнение, что такие математики, как Фалес и Пифагор, побывали в Египте и приобрели свои знания и мудрость от египетских жрецов. Но именно с письменных сочинений двух греческих историков, Геродота и Манефона, начинается реальная история египтологии, и многие ее общепринятые концепции по-прежнему основываются на их работах.

Сегодня многие полагают, что египтология — наука точная, отвечающая всем требованиям официальной науки. Поскольку египтология имеет дело с изучением языка, культурного наследия и истории Древнего Египта, то в качестве дисциплины она входит в состав других наук — антропологии и археологии. Антропология — это наука, которая изучает человечество в сравнении с другими животными, а также изучает исключительно человеческий атрибут, коим является культура. Археология находит и анализирует древние артефакты и остатки культуры — так что, как мы видим, египтология изучает человека в Древнем Египте, его историю, язык и дошедшие до нас артефакты его материальной культуры. Но поскольку Египет является составной частью Африки, а не Среднего Востока, в сферу деятельности подобного изучения должны входить и местные устные предания и обычаи народов современной и древней Африки, а вот этого как раз и не хватает современной академической египтологии.

Таким образом, чтобы принять новые взгляды и положения, основывающиеся на местных учениях, устных преданиях и мифах, необходимо понимать, как и из чего возникли нынешние положения египтологии. Многие серьезные исследователи этой проблемы дерзают идти вперед без чувства истории, без понимания того, как зародилась избранная ими дисциплина, как и откуда возникли ее положения и понятия. Без исторических рамок и перспектив, без понимания истории, ее примеров и положений наука пуста и безжизненна, как вакуум, и ее невозможно, в моем представлении, осознать и подвергнуть сомнению.

Геродот побывал в Египте примерно в 440 году до н. э. и записал свои впечатления и наблюдения в третьем томе «Истории». Дебаты в отношении точности его работы, и даже в отношении его намерений и мотивов, не утихали никогда, а в последние 100 лет приобрели особенную остроту. Питер Томпкинс в своей книге «Секреты Великой пирамиды» пишет: «…в своей «Истории», содержащей первый всесторонний отчет о Египте, дошедший без изменений до наших дней, Геродот описывает некоторые особенности (конструкции) (Великой) пирамиды, но не всю представленную им информацию следует безоговорочно принимать на веру».

Итак, именно Геродот первым предложил концепцию, согласно которой Великая пирамида была построена как усыпальница фараона, — теорию, сейчас являющуюся общепризнанной в египтологии, но которая, на самом деле, противоречит туземным преданиям. «История» Геродота оказала большое влияние на его страну и народ, отчего многие греки, включая и великого философа Платона, воспылали интересом к Египту.

В своих «Диалогах» Платон приписывает египтянам великую мудрость и знания. В свою очередь, ученик Платона Аристотель услаждал своего воспитанника Александра Македонского рассказами о чудесах Египта. Начав завоевание мира в IV веке до н. э., Александр особенно заинтересовался Северной Африкой. Когда в результате аннексии Египет перешел под владычество Греции, Александр Великий оставил одного из своих военачальников, Птолемея, править этой страной, таким образом положив начало тому, что нынешние египтологи называют «эрой Птолемея» (305—30 годы до н. э.). Жрец из города Себенниты по имени Манефон составил историю Египта примерно в 270 году до н. э. До нас дошли лишь небольшие фрагменты его сочинения, но именно его взгляды на историю Египта и легли в основу современной египтологии. Манефон разделил историю Древнего Египта на периоды правления фараонов по фамильному признаку, где сыновья обычно наследовали отцам, и назвал эти периоды династиями.

Историю Египта писали и записывали многие греческие и римские путешественники, такие, как Диодор Сицилийский, Страбон и Плиний. После исламского вторжения в Египет в 640 году н. э. большая часть трудов греческих и римских историков была переведена на арабский язык, но из-за возникшего противостояния между христианством и исламом интерес к Древнему Египту в Европе угас на долгие века. В некоторых работах арабских историков — например, Аль Масуди, Абдель Латифы, Ибн Батуты и Ибн Абдель Хакима — содержатся истории и легенды, оставшиеся неизвестными грекам и римлянам, которые почти напрочь игнорируются современными египтологами.

Спустя несколько столетий после крестовых походов, когда в Европе начали интересоваться науками, путешественники снова устремились в Египет. Джон Грейвс, британский математик и астроном, которого заинтересовали рассказы о чудесах, сокрытых в Великой пирамиде, побывал в Египте в 1638 году. После проведения там широкомасштабных раскопок он возвратился в Англию, где и опубликовал одну из первых работ в Европе по египтологии под названием «Пирамидография». Работа Грейвса оказала большое влияние на двух других ученых, Тито Ливио Бураттини и сэра Исаака Ньютона, которые воспользовались измерениями Грейвса в надежде отыскать универсальные закономерности, скрытые в Великой пирамиде. Они надеялись использовать эти данные для определения географических координат, чтобы с их помощью рассчитать окружность Земли, поскольку греко-римские авторы утверждали, что эта величина была известна древним египтянам. В 1765 году британский путешественник Натаниэль Дэвисон посетил Египет с целью изучения Великой пирамиды. Он обнаружил первую из пяти потайных комнат в Великой пирамиде, расположенную над так называемой «комнатой фараона».

Многие египтологи, особенно французские, полагают, что современная египтология зародилась в 1768 году, когда Наполеон завоевал Египет. К его чести, честолюбивый и амбициозный Бонапарт привел с собой 175 «саван-тов», как называли в то время ученых. Двое из них, Доминик Виван Денон и Эдме-Франсуа Жомар, измерили Великую пирамиду и многие из тогда еще сохранившихся храмов на территории Египта и составили подробные чертежи. Денон издал два тома гравюр и офортов, которые пользовались в Европе бешеной популярностью и развеяли общепринятую во времена Возрождения теорию о том, что великая архитектура и скульптура из камня зародились в Греции. Французы выпустили в свет 21 том книг о своих открытиях в Египте во время правления Наполеона. Вероятно, самой впечатляющей находкой французов стал розеттский камень — плита диорита, обнаруженная в 1799 году капитаном Бушаром близ Розетты, области в северном Египте. На плите были начертаны иероглифы и надписи на греческом языке (демотическое письмо). Поскольку до тех пор никто из европейцев не понимал египетских иероглифов, наличие греческого перевода позволило ученым наконец расшифровать древние египетские символы, исходя из трактовки их греками. Французский ученый Жан-Франсуа Шампольон посвятил 20 лет своей жизни этому переводу и в 1821 году заявил, что сумел расшифровать иероглифы.

Собственно говоря, это выдающееся достижение и положило начало египтологии как науки. Теперь, когда считалось, что египетские пиктограммы (фигурные письмена) можно было перевести на французский или английский языки, появилась надежда, что удастся перевести надписи на стенах храмов или папирусные тексты и таким образом воссоздать основы истории и культуры древнего Египта. Однако перевод египетских надписей и текстов, которые легли в основу египтологии, был сделан представителями западной цивилизации — французами и британцами, использовавшими западный же источник, то есть понимание греками древнего египетского иероглифического письма. Поскольку греки имели склонность вмешиваться в дела других государств и народов, получается, что современная египтология зиждется на взглядах людей, которые не принадлежали к местной, туземной, культуре и к которым, собственно говоря, местные хранители мудрости этой культуры могли относиться враждебно. Помимо всего прочего, это может означать, что перевод символов, врученный грекам египетскими жрецами, мог быть неполным; именно на это часто намекал и Абдель Хаким.

После французов и англичан в развитие египтологии внесли свою лепту итальянские и немецкие ученые. Они проявили большой интерес к археологии и зачастили в Египет в начале XIX века. Одну из первых немецких экспедиций в Египет возглавил Карл Ричард Лепсиус, проложив, таким образом, дорогу для последующих немецких египтологов — Карла Бругша и Людвига Бор-хардта и многих других, много сделавших для развития этой отрасли науки в конце XIX и начале XX веков. Итальянцы проявили интерес к египтологии даже раньше немцев, если считать вышеупомянутого Бураттини в семнадцатом веке, за которым последовали Джованни Бельцони и Джованни Кавилья в веке девятнадцатом. И Бельцони, и Кавилья провели одни из первых археологических раскопок на плато Гизы и исследовали расположенные там пирамиды.

Среди прочих имен, способствовавших расцвету египтологии в Европе в девятнадцатом веке, следует упомянуть французов Огюста Мариетта, трудами которого был основан каирский музей, и Гастона Масперо, автора многих книг о Древнем Египте. Британия также отметила свое присутствие в этой отрасли науки такими представителями, как полковник Ричард Говард-Вайз, который раскапывал Великую пирамиду в 1837–1838 годах, и сэр Э. А. Уоллис Бадж, занимавший должность хранителя египетских древностей в Британском музее в конце девятнадцатого века. Бадж по совместительству был автором многих трудов, посвященных переводам папирусов, найденных в усыпальнице жреца Ани, которые стали известны современникам под названием «Египетская книга мертвых».

Что до меня, то я считаю величайшим британским египтологом все-таки вышеупомянутого сэра Уильяма Мэттью Флайендерса Петри. Именно ему, геодезисту-топографу и сыну инженера, принадлежит честь быть отцом современной археологии и британской египтологии. В восьмидесятых годах Петри организовывает широкомасштабные исследования Великой пирамиды, попутно разрабатывая стандарты ведения раскопок, которым все египтологи следуют и поныне. Петри написал множество книг по данному предмету, некоторые из них по-прежнему остаются классическими. Многие из британских египтологов более позднего времени, такие, как Маргарет Мюррей, Алан Гардинер, Говард Картер, Дж. Д. Пендлбери, Артур Вигалл, Уолтер Эрмори и И. Э. С. Эдвардс, были либо учениками сэра Флайендерса Петри, либо испытали на себе огромное влияние его работ.

Американцы пришли на «рынок» египтологии в конце девятнадцатого столетия. Одним из первых американских египтологов, если не самым первым, считается Джеймс Генри Бристед из университета Чикаго, который написал великое множество очерков по истории Древнего Египта. Джордж Райзнер, представитель Гарвардского университета, начал раскопки в Египте в самом начале двадцатого века. Райзнеру, прославившемуся своими колоссальными раскопками на плато Гизы, принадлежит много открытий в районе Великого Сфинкса и пирамид Гизы. Также следует упомянуть Джона Уилсона и Майкла Хоффмана, которые внесли значительный вклад в египтологию во второй половине XX столетия.

Из числа наших современников можно назвать Марка Лейнера, активно продолжающего дело Райзнера, который организовал многочисленные раскопки в Гизе в восьмидесятых и девяностых годах XX века. Лейнер считается ведущим американским представителем классической египтологии и является автором нескольких книг, на которых я с удовольствием остановлюсь позднее.

Нельзя также не отметить вклад египетских ученых. Такие личности, как Селим Хассан, Ахмед Фахри, Заки Саад и, в настоящее время, Захи Хавасс, прославили свою страну вкладом в египтологию, выступив организаторами многих раскопок и став авторами множества книг. Не так давно доктор Хавасс совершил значительное открытие — обнаружил захоронение в оазисе в западной пустыне Египта, ставшее известным как «Долина золотых мумий».

Такое краткое введение в историю египтологии недвусмысленно свидетельствует о том, что эта наука зародилась и развивается как типично западная наука. Начиная с греков и римлян и заканчивая французами, британцами, итальянцами, немцами и американцами, в ней преобладают евроцентричные западные понятия и представления. Даже упомянутые египтологи-египтяне изучали египтологию, антропологию и археологию по западным образцам и учебникам.

Разумеется, есть и другие ученые, которые написали книги и внесли вклад в развитие египтологии как академической дисциплины, но при этом придерживаются противоположной точки зрения на нее. О некоторых из них я уже говорил: это Р. А. Шваллер де Любиц, Джон Энтони Уэст, Питер Томпкинс и Марри Хоуп. Упоминание о других авторах, которых я считаю полноправными представителями этой науки, можно найти в библиографии. Пока же я считаю работы Кристофера Данна, Абдель Хакима Авиана и Карена Брайана самым важным вкладом в эту область в последнее время, проливающим новый свет на сделанные открытия и позволяющим взглянуть на них с точки зрения местных преданий, чего раньше никто из египтологов всерьез даже и не предполагал.

Возможно, в наше время египтология оказывает очень большое влияние и переживает пик популярности. Отделения египтологии существуют во многих университетах почти всех развитых стран мира. В 1999 году, например, раскопки в Египте вели университетские экспедиции из Японии, Польши, Швеции, Англии, Италии, Германии, Франции, Соединенных Штатов, Канады и, конечно же, самого Египта. Ежемесячно появляется просто огромное количество научно-популярных и академических книг и статей на эту тему. Не обходят вниманием некоторые аспекты этой науки и средства массовой информации, включая радио и телевидение. В сети Интернет создано множество сайтов, посвященных Древнему Египту, и обращение к любому поисковому серверу приносит сотни ссылок. В то же время в кругах, не принадлежащих к академической египтологии, созрело и крепнет убеждение, что некоторые основные понятия этой науки нуждаются в коренном пересмотре.

Глава четвертая
ВРЕМЯ РАДИКАЛЬНОГО ИЗМЕНЕНИЯ ВЗГЛЯДОВ

Переход во время кризиса от устоявшихся понятий и теорий к новым, из которых может возникнуть система новых наручных взглядов, чрезвычайно далек от кумулятивного процесса, который достигается объединением или расширением старых понятий. Скорее, это реконструкция науки с учетом новых, основополагающих знаний; реконструкция, которая Приводит к смене некоторых основных теоретических допущений и обобщений, а также методов и способов их применения, проявление элементарного прототипа того, что Происходит во время радикального изменения взглядов.

Эти мысли, высказанные профессором Томасом С. Кунном в 50-е годы XX в., бросают вызов нашим представлениям о том, как совершается мыслительный процесс в науке. Он ввел в употребление термин «сдвиг представлений» и расширил описание того, что собой представляют эти самые представления. Еще в 1969 году Кунн заявил: «Термин «парадигма» (т. е. взгляды, представления) используется в двух ипостасях. С одной стороны, он означает полную совокупность взглядов, представлений, ценностей, методик it прочего, которые разделяют члены данного сообщества. С другой — он обозначает определенный элемент в этой совокупности, конкретный метод решения головоломки, который, будучи использованным в качестве модели или примера, может привести к смене основных правил в решении оставшихся головоломок нормальной науки».

Именно с этой, второй, точки зрения Кунн разработал вызывающую споры и сомнения концепцию, гласящую, что наука в обычном смысле является предприятием субъективным и иррациональным. Он привел убедительные аргументы в пользу того, что, как только взгляды устоялись, большинству ученых и в голову не могут прийти мысли, им противоречащие. Кунн также усомнился в том, что наука изменяется постепенно. Напротив, когда накопленные данные приводят к сдвигу представлений (термин, который, как явствует из вышеприведенной цитаты, ввел сам Кунн), то начинается революционный процесс, радикальное внедрение абсолютно новых взглядов на уже собранные сведения и информацию, что означает полномасштабное изменение научного мышления.

Работа профессора Кунна сама по себе служит прекрасным примером его концепции. Он приводит исторические примеры перемен во многих областях науки, которые произошли в результате радикальных сдвигов мышления, а не постепенного изменения теоретических представлений, вызванных накоплением данных. Кунн установил, что сдвиг представлений всегда происходит внезапно и резко, то есть изменения в науке носят революционный, а не эволюционный характер. Его концепция, сама по себе будучи революционной, подверглась резкой критике со стороны многих ученых в 60-е годы, что лишь подтвердило правоту Кунна в том, что многие ученые субъективно «заперлись» в своих парадигмах (представлениях) и более не являются непредвзятыми, объективными исследователями новых идей.

Чаще всего такие радикальные сдвиги происходят вне академических дисциплин и областей, на которые они оказывают влияние, и их инициаторами являются отнюдь не профессора, надежно окопавшиеся на своих позициях в этих дисциплинах. Наиболее ярким примером здесь может служить Альберт Эйнштейн, который создал теорию относительности, работая клерком в патентном бюро в Швейцарии, и только потом стал профессором физики. Совершенно очевидно, что необходимость в сдвиге представлений в какой-либо науке или ее отрасли должна исходить извне, поскольку приверженцы и последователи этой науки настолько погрязли в устоявшихся взглядах и представлениях, что буквально «за деревьями не видят леса» и не в состоянии распознать происхождение сфомировавшихся у них взглядов. Я убежден, что именно в таком положении находится сегодня египтология! Томас Кунн страстно призывал ученых знать и осознавать историю, историю своей дисциплины и историю ее представлений. Именно поэтому я включил в эту книгу главу об истории египтологии; многим египтологам знакома обширная история раскопок и находок, но они не отдают себе отчета в том, как формировались такие привычные для них взгляды и представления. Глубоко укоренившееся представление о том, что наука и история начинаются с греко-римской культуры, исключает вероятность существования местной египетской культуры, которая может обладать чувством собственной истории и предыстории.

Недостаточно, однако, просто сознавать, что в основе Представлений в египтологии лежат наблюдения греческих авторов; мы также должны понимать и то, что сами греческие авторы оперировали этими же представлениями. Например, Геродот, которого часто называют «отцом истории», описывал всего лишь свои впечатления о том, что ему предположительно поведали египетские жрецы. Причем записал их, исходя из своего мироощущения, восприятия грека, а это была патриархальная точка зрения. В патриархальных культурах, как правило, особое внимание обращается на мужскую наследственную линию, когда правитель передает власть и собственность своему наследнику мужского рода. Но, как неоднократно говорили я и другие авторы, Египет на протяжении всей своей истории (в том числе и древней истории) оставался матриархальным государством, и наследование происходило по женской линии, то есть власть и собственность после матери наследовала дочь. Геродот, глядя на Египет сквозь призму патриархальных представлений, не обратил никакого внимания на это явление, полагая априори, что в этом смысле Египет был точно таким же, как Греция, то есть им управляли мужчины.

Этот момент остается по-прежнему неясным — то ли Геродот попросту не понял того, что поведали ему жрецы, то ли последние намеренно сказали ему неправду, воспользовавшись его неверными представлениями об их культуре. Геродот мог также намеренно представить неверную информацию, если он принес клятву местным хранителям мудрости в том, что не разгласит правду непосвященным. Вероятнее всего, хранители местных традиций, существование которых я обнаружил, сочли Геродота частью чуждой патриархальной культуры, имеющей захватнические и оккупационные тенденции и, восприняв его как человека, сующего нос не в свои дела, не рассказали ему правды об истории и культуре Египта. Манефон — жрец, принесший клятву верности патриархальному режиму грека Птолемея, записал «истории» о Египте, основанные на династиях мужского царствования, словно это была истинная парадигма социальной структуры и истории Египта. И снова мы можем лишь гадать — то ли Манефон, который был, скорее, греком, а не местным, туземным, хранителем мудрости, записывал то, что, по его понятиям, сможет воспринять и переварить греческое общество, то ли он искренне заблуждался в отношении подлинной матриархальной социальной истории Египта. Он, кстати, тоже мог дать клятву местным хранителям мудрости приукрасить реальную историю. Причина же, по которой подлинная правда могла быть скрыта от греков египетскими жрецами, заключалась в том, что египтяне считали греков «варварами», которые не ценят и не знают ни собственной истории, ни древней истории, к тому же в Египте учение и традиции, имевшие истоки в древней мудрости, были доступны только посвященным.

И вот, на основе записей Геродота и Манефона, египтологи сформулировали основные представления о древней истории и социальной структуре Египта. Но ведь совершенно очевидно, насколько шатки эти представления, если судить хотя бы по заявлениям самих египтологов. Например, Марк Лейнер утверждает: «…в записях греческого историка Геродота мы действительно находим смесь фактов и выдумок о пирамидах… именно Геродот создал ошибочную и теперь уже практически неискоренимую ассоциативную связь между строительством пирамид и рабским трудом». Ирония заключается в том, что Лейнер винит Геродота в том, что тот неправильно донес до нас сведения о том, как была построена Великая пирамида, но без возражений принимает версию Геродота о том, что Великая пирамида задумывалась как усыпальница для фараона!

Лейнер также утверждает, что Манефон был египетским жрецом (хотя неясно, был он местным жителем или греком) и что он написал свою историю «…вероятно, для того, чтобы исправить хронологию Геродота… Наша система взглядов на историю Древнего Египта по-прежнему основывается на списке фараонов, составленном Манефоном». Затем Лейнер заявляет, что именно Хуфу (Суфис или Хеопс по-гречески) построил Великую пирамиду. Получается, что Манефон, который писал по-гречески для греческой же аудитории, ничем не отличался от Геродота, поскольку оба пребывали в плену греческих патриархальных представлений о цивилизации, управляемой фараонами-мужчинами, в которой пирамиды являлись усыпальницами этих фараонов, — т. е. в плену двух основных парадигм, с которыми с готовностью соглашаются такие египтологи, как Марк Лейнер.

Тем не менее ни в одной из главных египетских пирамид не было обнаружено каких-либо надписей, чеканки, текстов или хотя бы подлинных останков, которые свидетельствовали бы о том, что пирамиды были усыпальницами фараонов. И снова Марк Лейнер заявляет: «Похоронные ритуалы и церемонии, которые проводились у пирамид, призваны были осуществить перенос царственного величия с умершего фараона на живого… Большая часть наших знаний о церемонии похорон в Египте получена из сценок в могилах высокопоставленной знати, поскольку изображения похорон фараона не найдены ни в одном из фигурных фрагментов, обнаруженных в храмах возле пирамид». То есть предположение о том, что пирамиды являлись усыпальницами для фараонов, живет и здравствует, хотя сам Лейнер недвусмысленно заявляет, что никогда не было найдено никаких доказательств: ни в виде изображений, ни скульптурного плана, того, что в пирамидах проводились похоронные церемонии. Лейнер также утверждает, что сами похороны неизменно изображались на стенах могил знати. В таком случае, если пирамиды тоже были могилами-усыпальницами, почему в так называемых «погребальных камерах» не обнаружено ни одного изображения похорон фараона? Существуют также и Тексты пирамид (которые, вообще-то, следовало бы называть «погребальными текстами»), но ни в одном из переводов этих текстов не упоминается о реальном захоронении фараона в пирамиде. Я еще вернусь к вопросу о переводе Текстов пирамид в другом контексте, но следует ясно понимать, что ни в одной из главных египетских пирамид, расположенных в Дахшуре, Сак-каре, Абу-Сире и Гизе, в погребальных камерах не было обнаружено ни одного рисунка, надписи или текста, которые свидетельствовали бы о том, что в них действительно намеревались похоронить фараона или кого-либо еще.

Не только представление о том, что пирамиды использовались в качестве усыпальниц для фараонов, нуждается в коренном пересмотре, но и общепринятым теориям о том, как пирамиды были построены, также не хватает реальных доказательств. Найденные египтологами наборы инструментов, которые, по их уверениям, использовались при строительстве пирамид (речь идет о бронзовых стамесках и зубилах, бурах и камнедробилках), как считают многие авторы, совершенно непригодны для этих целей. Каменные материалы, использовавшиеся древними, — базальт, гранит, диорит и алебастр — невозможно точно обработать даже лучшим бронзовым зубилом. Наиболее весомое возражение по этому поводу привел мастер-специалист и инженер Кристофер Данн в своей выдающейся книге «Энергостанция Гизы». В ней Данн недвусмысленно заявляет о том, что доказательства, собранные им и сэром Уильямом Флайендерсом Петри, указывают на то, что для резки и обработки гранита и базальта применялись токарные станки, желонки и, вероятно, ультразвуковое оборудование или какие-либо другие высокоточные технологии. Данн также обращает внимание на многочисленные сложные контуры каменных блоков, а также на точность с допусками в пределах 2/10,000 на дюйм при работе с этими камнями из гранита, базальта и алебастра, что может служить дополнительным подтверждением того, что древние ремесленники и инженеры использовали высокоточные технологии и аппаратуру Эти углы выдержаны слишком точно, а допуски слишком малы для того, чтобы их можно было объяснить как-то иначе (см. рис. 8).



Рис. 8. Плато Гизы. Автор стоит рядом с обработанным (машинами?) куском гранита. 1999 г.
Фото Кристофера Данна.

Основные общепринятые представления египтологии о праве наследования в патриархальном обществе, значении власти правителя, причинах и способах постройки пирамид и других сооружений не только неадекватны, но даже их понимание и переводы имеющегося письменного материала или интерпретация рисунков нуждаются в коренном пересмотре. Как уже говорилось ранее, именно открытие розеттского камня в 1799 году и его расшифровка Жаном Франсуа Шампольоном в 1821 году позволили египтологам сделать перевод иероглифов в местах других находок. Считалось, что греки, властвовавшие в Египте после захвата его Александром Македонским в 330 году до н. э., могли сами полностью и безошибочно расшифровывать символы. А что, если у этих символов наличествовало скрытое значение, о котором египетские жрецы ничего не сказали греческим оккупантам?

Что, если грекам сообщили только обычное, первое значение, которым и воспользовался Шампольон в своем фонетическом сравнительном переводе (сравнивая греческий текст с иероглифами на розеттском камне)? Именно такой сценарий развития событий и предлагает Р. А. Шваллер де Любиц в своих записках и основанная им школа, получившая название символистической египтологии.

Шваллер предположил, что существовали различные уровни понимания иероглифов (их трактовка), что и использовали египетские жрецы при начертании своих священных текстов, интерпретация которых наблюдателем (т. е. тем, кто их читал) зависела от уровня достигнутой им мудрости — уровня его посвящения. Символы имели как обычный, поверхностный, смысл, так и глубокий, метафизический, причем для понимания его глубины и сокрытой мудрости требовалась необходимая (соответствующая) степень посвящения. Вот почему вполне возможно, что все переводы, сделанные последователями взглядов Шампольона, — такими египтологами, как Уилкинсон, Бадж, Бристед, Гардинер, Эдвардс, Лейнер и Хавасс — отражают всего лишь первый, поверхностный уровень и потому не могут считаться полными и достоверными. В следующей главе я остановлюсь на этом подробнее, но сейчас я хотел бы порекомендовать работы Р. А. и Иши Шваллеров де Любиц, Люси Лэйми, Бики Рид и Нормандии Эллис как более соответствующие тому, что вкладывали в свои тексты древние. В частности, в книге «Повстанец в душе», принадлежащей перу Бики Рид, предлагается новый перевод известного египетского папируса, с намного более широким метафизическим значением, чем в него вкладывали другие египтологи раньше.

Более того, я представляю переводы Абдель Хакима и местных хранителей мудрости из Египта в качестве основы для получения более полного и богатого значения иероглифов. Может статься, что только такие местные хранители мудрости, как Хаким, осуществляющие устную передачу учения и посвященные в глубокое понимание символов, будут в состоянии сделать полный перевод этих символов для нас.

Как пишет Томас Кунн в своих заметках о мышлении физиков в 50-е годы XX в. и о яростных нападках на его выводы корифеев общественных наук в 60-е, метаморфозы и трансформации взглядов и представлений не происходят постепенно; для их радикальной ревизии требуются драматические, революционные действия. Альтернативные исследователи, не связанные академическими представлениями и предубеждениями, сейчас стараются осуществить такую революцию, представляя свои идеи на суд широкой публики через посредство книг, статей, выступлений на конференциях, интервью в средствах массовой информации и на сайтах всемирной сети Интернет. Последнее десятилетие стало свидетелем буквально информационного взрыва во всех областях мысли, а количество сайтов, посвященных отдельным аспектам Древнего Египта, просто ошеломляет. Множество людей на форумах и чатах в сети Интернет призывают к внедрению новых взглядов на египтологию, требующих целостного подхода. В соответствии с высшими космическими циклами, настало время полностью явить древнюю мудрость Египта всему миру.

Глава пятая
ХЕМИТОЛОГИЯ — НОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ И ПРЕДСТАВЛЕНИЯ

Моя встреча и последующее обучение у Абдель Хакима, начиная с 1992 года по настоящее время, позволяют мне очертить рамки и сформулировать общие принципы всеобъемлющей и жизнеспособной системы, целью которой станет создание и разработка не только новых взглядов и представлений, но и целой новой дисциплины. Эта система впервые была представлена Хакимом и Кариной Брайан в их книге «Египет и пробуждение». Я вкратце познакомлю читателя с некоторыми из этих учений, которые позволят нам построить систему для правильного изложения материала.

Сведения, которые передал мне Хаким, ставят под сомнение название дисциплины — египтология — и даже наименование древней страны. Египет — так называется нынешняя страна, расположенная в Северной Африке. Слово «Египет» происходит от греческого «Aegyptos», но немногие ученые задались целью выяснить его происхождение. «Aegyptos» — это сокращение от термина «Hi-Gi-Ptos», что является греческой транслитерацией древнего термина «Hit-Ka-Ptah». Слово «Hit» (или «Het») означает «место», а слово «Ка» многие египтологи переводили по-разному, я же воспользуюсь определением «физическая проекция души» — обратите внимание, не тела, которое обозначалось словом «Khat» или «Khet», а личности, которая присоединялась к телу в метафизическом смысле. Ptah — имя одного из гак называемых богов-создателей, известного еще под именем Neter, о значении которого я более подробно расскажу далее в этой главе.



Рис. 9. Мемфис. Абдель Хаким указывает на глиф Het-Ka-Ptah, от которого и произошло слово «Египет». Стела Априеса. 1998 г.
Фото автора.

Итак, по существу выражение «Het-Ka-Ptah» означает «место проекции бога Пта», или «место, где проявилось изображение Пта». Это выражение начертано на стеле (каменной плите с надписями или символами на ней) поблизости от нынешней египетской деревушки Мит Рахайна, расположенной на развалинах древней столицы греков — Мемфиса, известной древним под именем Men-Nefer — «рождение гармонии». Поэтому выражение «Het-Ka-Ptah» относилось к одному строго определенному месту, городу, который стал столицей так называемого «династического» периода Древнего Египта, а не ко всей стране или цивилизации (см. рис. 9). Сами древние называли свою страну «КМТ», причем-писалось это название по-разному — «Ке-mit», «Kemet», «Khemet», «Khem», «Аl Khem», — а также так, как привыкли мы — «Khemit» (Хемит). В буквальном переводе оно означает «черная земля», олицетворяя богатую, темную, плодородную почву, образующуюся после разлива Нила, которая заложила основу существования сельского хозяйства этой цивилизации (см. рис. 10). Местные учения свидетельствуют, что цивилизация именовалась Хемит, а люди — хемитийцами. В матриархальном местном понимании не существовало «династического» различия, Хемит был только доисторическим и историческим.




Рис. 10. КМТ, Хемит — «Черная земля».

Таким образом, изначальное местное учение предлагает полностью отбросить слово «Египет», а также наименование «египтология». Новая дисциплина должна называться хемитологией и базироваться на устных преданиях, верованиях, знаниях и обычаях, созданных задолго до письменных свидетельств греков, задолго до появления первого из известных письменных языков, на традициях и учениях, возникших десятки тысяч лет назад. Арабы, вторгшиеся на эти земли после 200 года н. э., похоже, знали о местных традициях и учениях, поскольку нынешний Египет они называли Аl Khem. Отсюда происходит слово «алхимия». Нет сомнения, что и греческое слово «химия» также образовано от слова «Хемит», и оба занятия: и химия, и алхимия, считались «египетскими ремеслами». И действительно, все современные искусства и науки могли зародиться в древнем Хемите. Россказни о том, что алхимией буквально бредили отдельные личности в Средние века в Европе, пытаясь найти способ превращать свинец в золото, столь же поверхностны, как и представление греков о Хемите. Те, кто серьезно занимался изучением алхимии, знают, что концепция превращения свинца в золото — всего лишь метафора, иллюстрирующая сложную систему преобразования своего внутреннего «я», путь просвещения.

Исследования, проведенные Маргарет Мюррей, Барбарой Леско, Мерлин Стоун и мною, уже поставили под сомнение вошедшее в обиход с подачи греков представление о древнем Хемите как патриархальном царстве, где главенствовала мужская линия наследования; и теперь мы можем просто отбросить эту парадигму и заменить ее матриархальным обычаем древнего Хемита, где главной была преимущественно материнская линия наследования. Первое, что привлекло меня в учениях Хакима с момента нашей встречи и знакомства в 1992 году, — это то, что он упорно настаивал на преимущественно материнской линии наследования в древнем Хемите и главенствующей роли женщин в этом обществе, а ведь и я сам придерживался подобной точки зрения, начиная с 1977 года. Итак, теперь в нашем распоряжении имеются подлинные местные доктрины, чтобы наполнить конкретным смыслом понятие «хемитология».

Мы все слышали и сами употребляли слово «фараон» наравне со словом «царь», обычно подразумевая под ними мужчину. Даже самые дотошные египтологи не пытались разобраться в этимологии слова «фараон», которое на самом деле представляет собой греческое производное от хемитского выражения Пер-Аа, что означает «Высокий дом» и подразумевает не властителя мужчину, а женщину, главу хемитийского дома, семейства (см. рис. 11). Почему в древнем Хемите (так называемом династическом Египте) так много мужчин сочетались браком со своими родными и двоюродными сестрами, даже со своими дочерьми и матерями? Главным образом потому, что власть, статус и наследство передавались по женской линии, от матери к дочери, и, для того чтобы мужчины могли получить этот статус и добиться власти, им приходилось соединяться с наследницами этого положения, зачастую со своими собственными сестрами — не из какой-либо склонности к инцесту, а в соответствии с общепринятыми правилами социального устройства.



Рис. 11. Храм Хатор в Дендара. Абдель Хаким указывает на орнаментальный завиток с элементом Пер-Аа, Высоким Домом, который относится к женщине — главе царской фамилии, а не к мужчине- царю. Происхождение слова «фараон». 1998 г.
Фото автора.

Египтологи учат нас, что в основе модели монархической формы правления лежат мифические предания об Исиде, Осирисе и Горе. Крайне редко они упоминают о том, что символом Исиды является трон, что сама она была верховной владычицей и что, породнившись со своим братом Осирисом, она позволила ему занять место «хорошего царя» (см. рис. 12). После того как их сын Гор отомстит за убийство своего отца, совершенное «злым» дядей/братом Сетом, Гор — хемитийское слово Ног или Неги породило греческое слово «герой» — превратится в живое воплощение воскресшего Осириса, правящего «хорошего царя». И если греки особое внимание уделяли Гору как правителю, царю-муж-чине, то хемитийцы подчеркивали роль супруги Гора, Hat-hor (Хейтор), чье имя означало «Место/дом Гора» и то, что она была Пер-Аа, «Высоким домом». Когда Исида передала тронную власть Осирису, именно через Хейтор Гор получил право на царство. Такова древняя доктрина, которую греки истолковали превратно. Хаким также объяснил, что символ на голове Исиды — это большой стул, поскольку с женщиной, известной под именем Hemeti, главой семейства, следует обращаться с уважением и предоставлять ей комфорт, чтобы она могла присесть, возложив ноги на специальную скамеечку.



Рис. 12. Храм Осириса в Абидосе. Исида (в центре) и ее брат-консорт, Осирис. Трон на голове Исиды был символом ее царской власти. 1999 г.
Фото автора.

Осознание роли женщины в древнем Хемите — это первый вызов существующим в египтологии представлениям. Мнение великого египтолога Маргарет Мюррей (первая женщина, которая получила докторскую степень в этой области) по большей части попросту проигнорировали, когда в конце 40-х годов XX в. она написала: «В любом социологическом исследовании Древнего Египта следует четко представлять себе статус женщин… они (женщины) занимали очень любопытное положение, если принять во внимание, что вся земельная собственность передавалась по женской линии от матери к дочери».

Даже спустя 50 лет после того, как прозвучали эти слова, египтологи по-прежнему превозносят царей-мужчин и «династии» отцов и сыновей. В своей автобиографии «Мои первые сто лет» доктор Мюррей частенько сетует на чувство одиночества, испытываемое ею, единственной женщиной-ученым в этой области в начале XX века, и повествует о том, как ей приходилось скрывать множество своих идей из боязни быть осмеянной своими коллегами-мужчинами.

Многие исследователи, такие, как У. Маршем Адамс, Мэнли П. Холл, Поль Брайтон, Г. Спенсер Льюис и Кристофер Данн (и автор этой книги в том числе), высказывали сомнение в справедливости представления «пирамида-в-качестве-гробницы». Сейчас я познакомлю вас с туземным учением на этот счет, чтобы получить новое объяснение назначения пирамид. Если ранее я говорил о Пер-Аа, чтобы продемонстрировать хемитийские корни греческого слова «фараон» (на идише «Пер-О»), то сейчас познакомлю читателя еще с тремя хемитийскими выражениями: Пер-Ка, Пер-Ба и Пер-Нетер. Пер-Ка означает «Дом Ка» (физическую проекцию) и место, куда помещали мертвое тело (Khat), или могилу. В большинстве древних сообществ тело обычно клали в землю или в пещеру, чтобы до него не добрались хищники (особенно шакалы в Африке). Древние хемитий-цы выкапывали яму, а со временем водружали на могилу каменную плиту, которую арабы называли «мастаба» (уступ). Это и была Пер-Ка, и египтологи утверждают, что пирамида являлась логическим продолжением mastaba, и в качестве примера приводили знаменитую Ступенчатую пирамиду в Саккаре. Ступенчатая пирамида — это каскад уступов (скамеек), при котором следующий уступ устанавливался поверх предыдущего, пока не получилось сооружение, которое мы видим сегодня. Но Хаким проявил недюжинное упорство, утверждая, что, в соответствии с его учением, ступенчатая пирамида в Саккаре — это всего лишь воплощенная новая идея, олицетворяющая прославленную Пер-Ка, а не настоящую пирамиду. Пер-Ка, или могила, обычно означала яму, которую следовало вырыть в земле, коренной подстилающей породе, горе или песке, и она не «превращалась» в настоящую пирамиду.

Следующее выражение, Пер-Ба, в переводе означает «Дом Души или Духа», или храм, место для молитвы, медитации, хорового пения и проведения ритуалов — практик, цель которых освободить и поднять сознание на недосягаемую высоту. В хемитийской истории Пер-Ба появляется очень рано, и старейшие из этих сооружений все еще покоятся под слоем песков в Египте. Хаким приводит исчерпывающие объяснения происхождения храмов, которые уходят в далекую доисторическую эпоху. Местом возникновения каждого храма становился участок земли, обычно имеющий источник кристально чистой, проточной воды. На алтарь, как правило, водружались несколько камней, обязательно кристаллических по структуре, а сам алтарь сооружался из камня вулканического происхождения (гранита, базальта или алебастра). Такой участок земли превращался в «первоначальное» священное место, где проточная вода и кристалл создавали активное энергетическое поле. Сюда приходили люди, чтобы «воспарить», испытать измененные состояния сознания, пообщаться с Богом. Такое место сначала считалось святая святых и поначалу было доступно для всех желающих. Впоследствии, в конце доисторического периода или в самом начале исторического, на нем возводились стены, дворики, пилоны и ворота, и таким образом рождался Пер-Ба, храм.

Когда я впервые приехал в Египет в 1992 году и посетил храм Луксора, типичного династического хемитийского Пер-Ба, гид прошептал мне по секрету, что в ходе недавней (1992 г.) реставрации некоторых колонн во внутреннем дворике храма под новыми колоннами были обнаружены старые, что означало, что под нынешним храмом находится более древний Пер-Ба. Находку быстренько спрятали, и широкая публика о ней ничего не узнала. Разумеется, подобных историй можно услышать множество во всех разделах археологии, но в 1998 году, когда мы встретились в храме Луксора, Хаким подтвердил достоверность этой. Я считаю данный случай прекрасным примером того, как на священном месте, где ранее располагался древний Пер-Ба, позднее люди возвели новый храм на руинах старого. Вероятно, из-за того что сюда очень любили приезжать туристы (либо по какой-то иной причине), не было предпринято никаких раскопок более старого Пер-Ба под нынешним храмом Луксора.

Четвертое выражение, о котором пойдет речь сейчас, мне кажется имеет наиболее революционное значение. Хемитийское слово Пер-Нетер считается основой греческой концепции пирамид (см. рис. 13). Слово «пирамида» является производным от слов Pyramis или Pyramidos. Значение слова Pyramis точно неизвестно, и оно может иметь отношение к форме пирамиды. Pyramidos в переводе означает «огонь в середине» и, похоже, никак не ассоциируется с местом захоронения. Что же касается слова Нетер (Neter), то за последние 40 лет или около того оно стало предметом оживленных дискуссий и споров среди египтологов. Если первоначально, с подачи Шампольона, его переводили как «бог» или «богиня», то потом это значение было признано неверным. Первым, кто усомнился в нем в начале 50-х годов XX в., был Р. А. Шваллер де Любиц, который предположил, что Neter означает, скорее, «принцип» и/или «свойство, атрибут», как некий божественный аспект целого, а не в том смысле, в котором мы используем слово «божественность». Греки получили свое слово «природа» (nature) именно от Neter, т. е. они приравняли божественное к естественному (как научили их хемитийцы). Древним хемитийцам было известно и то, что каждый принцип или атрибут природы был божественным по своему происхождению, «данным богом» — все частное взаимосвязано и зависит от целого, от источника. В этом и состоит суть целостного понимания, характерного для всех местных учений, об этом же ныне заявляет и квантовая физика: все взаимосвязано.



Рис. 13. Абу-Сир. Глиф Пер-Нетер, хемитийское обозначение пирамиды на гранитной плите. 1997 г.
Фото автора.

Согласно местной, естественной традиции в толковании Хакима, Нетер также переводится и как «чувство», общее с нашими пятью чувствами, и как аспект сознания. Хаким утверждает, что у нас имеется 360 чувств, или нетер, которые даны нам от природы, хотя у большинства людей 355 чувств попросту спят (бездействуют) и ничем себя не проявляют. Много раз во время полевых раскопок Хаким «включал» у меня некоторые из Нетер, или спящих чувств, и никогда еще я не ощущал себя более живым, чувства мои были остры и напряжены, как у животного, и я получал эмпирическое подтверждение его учениям. Собственно говоря, мастера и старшие хранители подготовили Хакима для выполнения особого рода действия — он должен «поворачивать ключ» на священных местах, открывая поток энергии и позволяя людям лично чувствовать Нетер.

Вот почему я перевожу Пер-Нетер как «Дом природы» и «Дом энергии», и в этом состоит его фундаментальное отличие от Пер-Ка (дом захоронения) или Пер-Ба (дом молитвы/медитации/ритуала) (см. рис. 14). Пер-Нетер функционировал в соответствии с законами Господа и природы, и первоначальной его задачей было генерирование, трансформация, передача и использование энергии. В этой связи я категорически утверждаю, что, по первоначальному замыслу, никто не должен был быть похоронен в Пер-Нетер. В сущности, нет никаких доказательств того, что чье-либо тело или какая-либо его часть были изначально похоронены в настоящем Пер-Нетер где-либо в Египте/Хемите. Все тела или их части, которые каким-либо образом связаны с Пер-Нетер или найдены там, были идентифицированы как более поздние, чужеродные захоронения, сделанные через много тысячелетий после того, как прекратилась активная эксплуатация Пер-Нетер. Иначе говоря, спустя много времени после того, как Пер-Нетер переставал использоваться по своему прямому назначению, жрецы могли дать разрешение на захоронение чьих-либо останков поблизости или же прямо на месте Пер-Нетер, чтобы оказать уважение, позволив приблизиться к местам величия предков. В соответствии с этим новым предназначением пирамид любая мумия или ее часть, обнаруженная внутри, должна считаться интрузивным (чужеродным) захоронением. Даже Марк Лейнер, один из наиболее ярых и последовательных сторонников теории, утверждающей, что пирамиды представляют собой усыпальницы, признает, что в египетских пирамидах не было обнаружено следов первоначальных захоронений.



Рис. 14. Графическое изображение символов Пер-Нетер (пирамида) и Пер-Ба (храм). Изображения воссозданы Робертом М. Ваутером, 1998 г.

В настоящее время египтологи пытаются примириться с тем, что некоторые иероглифы, которые они переводят как «MR Pyramid», — это хемитийское обозначение пирамиды. Марк Лейнер заявляет: «В древнем египетском языке пирамиды обозначались словом Мег. В самом слове, похоже, не содержится никакого космического смысла. И. Э. С. Эдвардс, величайший знаток пирамид, пытался разбить это слова на части и найти свой смысл в каждой: М — «инструмент» или «место» + ег — «вознесение», «место вознесения». Хотя он сам скептически относился к подобному предположению, пирамида действительно являлась местом или инструментом вознесения царя после смерти. Даже соглашаясь признать ныне покойного смотрителя и хранителя египетских древностей в Британском музее И. Э. С. Эдвардса «великим знатоком пирамид», и несмотря на тот факт, что сам сомневался, что MR может иметь отношение к «месту вознесения», Лейнер упорно держится за свое представление о пирамидах как о месте захоронения. Наш местный эксперт, Абдель Хаким, переводит MR как «возлюбленная», по типу Meriamen (Возлюбленная Амена, Скрытого) или Meritamen (Возлюбленная Атена, Мудрейшего), то есть MR не имеет никакого отношения к Пер-Нетер, слову, которым хемитийцы обозначали пирамиды.

Поскольку Пер-Нетер означает «Дом энергии», Кристофер Данн в своей книге «Энергостанция Гизы» решительно выступил против общепринятых взглядов, высказав предположение, что Великая пирамида на самом деле была энергостанцией. Его теория прекрасно согласуется с местной концепцией Пер-Нетер. Данн предположил, что сначала Великая пирамида выступает в роли сейсмической пробки, которая реагирует на энергетические вибрации Земли, а также резонирует с такими природными минералами, как гранит, диорит, аспидный сланец и базальт, включая высокоорганическую осадочную породу, известняк, осуществляя гармоничное акустическое усиление этой основной энергии. После этого пирамида превращалась в систему передачи энергии, энергостанцию — для практического использования этой энергии. Сейчас многие авторы, включая и физиков-теоретиков из бывшего Советского Союза, высказывают мнения относительного того, как именно могла Великая пирамида функционировать в качестве энергетического устройства. Разумеется, я с готовностью признаю, что у Великой пирамиды были и другие функции, и мы поговорим о них позднее.

Радикально новое, по сути, предположение, высказанное Кристофером Данном, повлекло за собой еще более основательный сдвиг представлений не только в египтологии, но и в других, более широких областях эволюционной теории человека. Данна не занимает, кто и когда построил Великую пирамиду, он пытается найти ответ на другой вопрос — как и почему. Предлагаемые им ответы на эти вопросы носят поистине революционный характер, а я внесу свою лепту, рассказав, кто это сделал и когда. Кто построил Великую пирамиду, к настоящему моменту уже должно быть ясно — древние хемитийцы, а вовсе не пришельцы из космоса или жители Атлантиды, как я уже говорил ранее относительно якобы имевших место находок и открытий доктора Дж. О. Киннамана. Но перед тем как я дам исчерпывающий ответ, когда древние хемитийцы завершили сооружение этой грандиозной постройки, и представлю вам другую точку зрения на их возможные контакты с жителями мифической Атлантиды или инопланетными существами, я должен закончить подготовительную работу для представления новых взглядов и концепций. Сейчас я передаю туземные верования в то, что главные Пер-Нетер Хемита (Гиза и т. д.) были построены более 10 тысяч лет назад, наряду с древними Пер-Ба, многие из которых по-прежнему скрыты под древними песками. Древние хемитийцы не только обладали высокоразвитой техникой и технологией, как предполагает Кристофер Данн, но они также обладали огромными познаниями в математике, метафизике, естественных науках и эзотерике за многие тысячи лет до рождения современной цивилизации.

Весомый вклад в происходящий сдвиг представлений внесли и другие авторы. Дэвид Хэтчер Чайлдресс, Гуннар Томпсон, Грэм Хэнкок, Джон Энтони Уэст, Майкл Кремо и другие в свое время выдвигали обоснованные предположения о том, что за тысячи лет до официально признанного возникновения цивилизации существовало другое, высокоразвитое, человеческое общество. Д. С. Аллан, Дж. Б. Дилэйр и Поль Ла Вайолетт высказывали сомнения в правильности общепризнанных геологических и антропологических теорий, утверждая, что примерно 11,5 тысяч лет назад произошли колоссальные катаклизмы, которые буквально стерли с лица земли следы всех предшествующих цивилизаций. И лишь остатки огромных каменных сооружений, таких, как Сфинкс и пирамиды в Египте, Стоунхендж в Англии, Тиахуанако в Боливии, Баальбек в Ливане и некоторые другие, разбросанные по всему миру, служат напоминанием о том, что более 10 тысяч лет назад на земле тоже существовал технический прогресс.

Я присоединяюсь к этим авторам и предполагаю, что более 65 тысяч лет назад, как о том свидетельствуют местные учения, уже существовала древняя цивилизация Хемит. Более того, до нее могла существовать и другая, совсем уж древняя цивилизация, история возникновения которой уходит в такую незапамятную даль, что говорить о ней осмеливаются лишь немногие исследователи. Высказано предположение о колоссальных катаклизмах, подобных тому, который произошел 11500 лет назад и который мог уничтожить все следы древних цивилизаций, сведения о которых сохранились в нашей коллективной памяти в виде мифов и рассказов туземных хранителей мудрости. Джон Милтон, Майкл Кремо, Ричард Томпсон и Ллойд Пай подвергли суровой критике дарвиновскую теорию линейной эволюции человека, и я согласен с Кремо и Томпсоном, которые поддерживают ведическую веру в то, что развитие человека происходило в виде циклов, а не шло по прямой. Это согласуется и с местным хемитийским учением, которое утверждает, что все в природе совершается в виде циклов, включая развитие человечества, и ничто не исчезает бесследно.

В своей книге «Египет и пробуждение» Абдель Хаким Авиан и Карена Брайан изложили основные принципы хемитийского учения о циклах, которое представляется им простым, но достаточно всеобъемлющим. Шваллер де Любиц утверждает, что хемитийцы использовали свои знания, чтобы способствовать совершению незнаемого и пока невозможного. Наблюдаемые циклы и события в природе предполагают наличие невидимых духовных и метафизических циклов, о чем уже говорилось выше. Хаким говорит о том же самом — ежедневные циклы отражают гигантские эпохальные и космические циклы. Ежедневное движение Солнца по небосклону в хемитийской доктрине также отражает стадии развития человека.

Эти движения подразделяются на пять стадий, или этапов. Для хемитийцев небо представляло собой женскую сущность, воплощенную в теле Нетер («богини») Нут, которая рожает Солнце (ее сына) на рассвете и проглатывает его на закате. Таким образом возникал и создавался суточный жизненный цикл, который являлся основой ежедневного существования хемитийцев. Рассвет, рождение и появление солнца после ночной тьмы называлось Хепер («бурильщик»), по аналогии с жуком-скарабеем. Вторая стадия, когда солнце находилось в зените, называлась Ra («упрямец»), то есть именем, которое достаточно широко известно в специальной литературе. Третья стадия, когда солнце перемещалось по полуденному небу, называлась Оон («мудрец»). Следующая стадия движения солнца, когда оно было видно лучше всего, носила название Атен («мудрейший»), олицетворяя поздний полдень, вторую половину дня ближе к вечеру. И последняя стадия — это Амен («скрытый»), поскольку тогда солнце проглатывала Нут и оно исчезало на ночь.

Для представления сознания в развивающемся мироощущении человека также использовались три стадии. Хепер, Бурильщик, означал Рассвет Сознания (невинность детства), первый шаг на пути к просвещению. Ра, Упрямец, воплощал в себе эгоцентрическую стадию сознания (которую иногда еще называют Юностью), которое слишком упрямо, чтобы отказаться от рационального мышления, обретя первые крохи знания. Оон, Мудрец, означал зрелое сознание, когда приобретается мудрость. Стадия Атен (Атн), Мудрейшего, наступала тогда, когда сознание находилось в расцвете сил, достигая этапа перманентного просвещения. И последняя стадия, Амен (Имн), Скрытый, проявлялась тогда, когда весь свет исчезал и на смену ему приходили жадность, страх и темнота.

Эти стадии также отражают представления хемитийцев об этапах развития человечества. По их оценкам, нынешний цикл хемитийской истории начался со стадии Хепер, Рассвета, около 65 тысяч лет назад. Сейчас, предположительно, мы приближаемся к концу стадии Амен, которая началась примерно 4–6 тысяч лет назад и совпадает с патриархальной эрой массовых военных конфликтов и столкновений, безумного, неистового роста и развития технологий, при котором почти все системы и органы чувств человека потеряли равновесие и упорядоченность, когда люди растеряли подлинное духовное содержание и погрязли в невежестве и темноте. Стадия Амен соответствует расцвету так называемого династического Египта, который представляет собой всего лишь бледную тень того Хемита, каким он был в доисторические времена.

Сейчас местные хранители мудрости говорят нам о том, что надвигаются большие перемены в сознании человека. Главной причиной, по которой раскрываются тайны хемитийских доктрин и учений, является то, что мы подошли к концу стадии Amen, стадии темноты, и вскоре для нас начнется новый цикл Хепер, новый Рассвет Сознания. В этом смысле голос подлинного хемитийского Мастера, Абдель Хакима, присоединился к целому хору других учителей (хранителей традиций ведических, тибетских, а также майя, ацтеков, хопи и других коренных американских народностей), объявивших, что мы приближаемся к завершению многих совпадающих циклов, о которых к этому моменту времени говорили и другие доктрины и учения.

Очередной вопрос, на который необходимо дать ответ, это кем были древние хемитийцы. В последние 30 лет среди афро-американских ученых широкое распространение получило мнение о том, что хемитийцы произошли от черного африканского населения, поскольку современный Египет располагается на северо-востоке Африки. Эти ученые объединились в «Школу долины Нила» и обрели очень много сторонников среди афро-американских преподавателей и сотрудников вузов. Это мнение основывается, главным образом, на записях сингалезского исследователя Шейха Анты Диопа, который написал несколько книг на эту тему в 50—60-е годы XX века. Диоп утверждал, что древние хемитийцы были исключительно черными африканцами и что в доисторической Африке было много развитых цивилизаций. Из-за расистских взглядов белых европейских ученых, факт существования этих африканских цивилизаций практически полностью игнорировался. Диоп также настаивал, что слово «Хемит» имеет непосредственное отношение не к цвету почвы в долине Нила после разлива, а к черному цвету кожи его населения.

В 30-е годы прошлого века в ученой среде зародилось движение, получившее название «афроцентризм», члены которого считали, что почти все европейские цивилизации корнями уходят в тысячелетнее прошлое Африки. За прошедшие годы мы много беседовали с Хакимом на эту тему. И хотя он очень горд тем, что в его жилах течет черная африканская кровь (со стороны матери), он все-таки придерживается диаметрально противоположных взглядов. Хаким твердо уверен, что «Хемит» означает «черная земля» и не имеет никакого отношения к цвету кожи или расе людей, его населявших. Тем не менее Хаким все же считает себя афроцентристом, поскольку он убежден в том, что свыше 10 тысяч лет назад хемитийская и африканская культуры достигли поры своего расцвета.

Говоря о происхождении хемитийцев, Хаким утверждает, что есть цифра, которая неизменно присутствует во всех преданиях и мифах его народа. Цифра эта — 42. Важна она потому, что древний Хемит состоял из 42 племен, в состав которых входили представители всех известных рас и народностей. Северная Африка Считается одним из первых мест, где объединились все народности, и она дала миру множество развитых цивилизаций задолго до греков или кого-либо еще. Изображения этих племен, представителей всех народностей Хемита, вырезаны на каменных стенах величайших Пер-Ба. Я своими глазами видел эти примеры, представленные в искусстве Хемита, и различал их в современных людях, живущих в Египте. Заявление о том, что древний Хемит был цивилизацией черной Африки, можно считать расизмом с противоположным знаком, и оно отнюдь не способствует пониманию подлинного величия древних хемитийцев. Глядя на лица сегодняшних жителей Египта, вы смотрите на смешение всех представителей человечества, живших когда-либо на этой планете, и видите перед собой как первых людей, родившихся и прошедших эволюционный путь в Африке, так и тех, кто осел в Египте за последние 10 тысяч лет. Эти 42 племени действительно объединяли все народы, известные хемитийцам под именем Шеш.

Понятие «Шеш» невозможно переоценить, настолько важную роль оно играет в туземной мудрости хемитийцев.

Оно объединяет 42 племени и означает все народы, независимо от расы. Племенная же принадлежность сохраняла свое значение в так называемые «династические» времена, особенно для географических регионов, которые называли номами. Это действительно были племенные земли, тем не менее расовые различия не служили поводом для разделения хемитийцев, все они считались Шеш. Я совершенно убежден в том, что расовая концепция и практика расизма являются современными побочными продуктами эпохи Амена, патриархальной темноты, и их не существовало 6 тысяч лет назад, и уж точно их не знали древние хемитийцы.

Хемитийский язык, на котором говорили Шеш, был, вероятно, одним из первых человеческих языков на этой планете. Арабский, на котором говорят сегодня в Египте, на 80 % состоит из хемитийских слов, и на 20 % — из еврейских, и это при том, что арабы вторглись в Египет после 200 года н. э. Сам же иврит, по мнению филологов, развился из древних индо-европейских языков, таких, как санскрит, но мог произойти и от древнего хемитийского. Гипотеза эта не нова; французский ученый Фабр д’Оливе, современник Наполеона, написал в 1815 году книгу «Восстановленный иврит», в которой утверждал, что иврит Ветхого Завета развился только и исключительно из древнего египетского языка. Древний египетский, разумеется, был хемитийским языком, и он до сих пор живет в современном иврите и арабском. История о Вавилонской башне в Ветхом Завете может быть метафорическим описанием 42 племен, говорящих на одном и том же хемитийском языке. Как только они рассеялись по разным землям и континентам, возникли разные языки, на которых мы и говорим сегодня.

Согласно общепринятым научным теориям, письменность возникла примерно шесть тысяч лет назад в древнем Шумере (современный Ирак), а потом каким-то образом переместилась в Хемит. В хемитийских же преданиях говорится о том, что письменность зародилась на две или три тысячи лет раньше, и местом ее возникновения был именно Хемит. Древний Шумер вполне мог быть частью Хемита. Слово «суфи», которое в буквальном переводе с арабского означает «человек из шерсти», обычно считается определением группы исламских мистиков, которые сегодня по-прежнему очень активны. «Суфи» — производное от хемитийского слова «суф». Местные предания гласят, что «суф» означает «письменный язык Хемита» и является оригинальным определением письменности, которую греки назвали словом Hieroglyphica (священные символы). Термин же «суфи» может относиться к тем адептам, которые разработали эти символы и тайно передавали их эзотерическое значение от учителя к ученику на протяжении многих тысячелетий. Впоследствии они ассимилировались в ислам, но сумели сохранить систему тайных, устных традиций, которая вполне могла стать основой нынешнего суфизма. «Шерсть» суфи — это волокно из кокона бабочки, «родильное» волокно, и язык суф является прародителем всех письменных символических знаков.

Необходимость правильного использования языка и понимание происхождения всех современных наречий от хемитийского — одно из основных положений учения, которого придерживается Абдель Хаким. Ведь даже слово «иврит» не избежало родства с хемитийским. Согласно традиции, оно упоминается при появлении Аврама в Книге Бытия в Ветхом Завете (до того; как он стал Авраамом) и предположительно означает «переход, пересечение»; Аврама же называют «евреем», поскольку он пересек реку Иордан, чтобы осесть в Ханаане. Египтологи полагают, что слово «иврит» (Hebrew) произошло от хемитийских слов Apiru или Habiru, которые означали «иностранцы» или «чужеземцы» и подразумевали, что евреи, или семиты, принадлежали к другой расе, в отличие от хемитийцев, как о том повествует Ветхий Завет. Но хемитийское учение отрицает предположение о том, что евреи были чужестранцами для хемитийцев; наоборот, изначально они могли входить в состав 42 племен. Звук «Н» во многих современных языках произошел от «КЬ» в древних языках, и ему соответствует горловой «ch» в современном арабском и иврите. Хаким утверждает, что слово «иврит» (Hebrew) происходит от хемитийского слова Kheperu, во множественном числе — Kheper, которое означало жука-скарабея, олицетворяющего рождение солнца на рассвете, начало сознания. Это может означать, что изначально евреи были коренными хемитийцами, жившими за много тысяч лет до появления исторического персонажа, известного нам как Аврам или Авраам, и находились на стадии Kheper хемитийской древней истории, на Рассвете Сознания.

Это может показаться кощунственным, но до сих пор представления и взгляды на древнюю историю формулировались таким образом, чтобы подтвердить иудейско-христианские верования в том виде, в каком они представлены в Ветхом Завете. Сам Ветхий Завет был написан для того, чтобы создать историю и мифологию для изгнанного народа — евреев — после их изгнания из диаспоры ассирийцами и вавилонянами. Я подробно остановлюсь на этом вопросе во второй части книги. Многие авторы, в частности сэр Лоуренс Гарднер и Ахмед Осман, недавно высказали предположения о том, что нам следует воспользоваться другими источниками знания и постараться примирить с ними Ветхий Завет, а не наоборот, как делалось на протяжении многих лет.

Древние хемитийские учения олицетворяют устные верования и обычаи, которые, предположительно, зародились за много тысячелетий до того, как греки вошли в Хемит, и за сотни веков до так называемого «династического» периода, начало которого относят к 3100 году до н. э. Они представляют собой систему, основываясь на которой можно как развивать новые взгляды на хемитологию, так и интерпретировать те находки и открытия, которые сделаны к настоящему времени исследователями. Древние же предания говорят о цивилизации и народе, существовавших задолго до предполагаемого глобального катаклизма, 10 тысяч лет назад изменившего лицо планеты.

Во второй части книги я представлю читателю свои наблюдения и открытия, сделанные в ходе полевых раскопок, свидетельствующие в поддержку новых представлений и позволяющие нам понять культурную среду древней хемитийской цивилизации. Я еще раз остановлюсь на выдающейся работе Кристофера Данна, в которой тот приписывает древним хемитийцам высокоразвитую технику и технологию, машиностроение, способность преодолевать гравитацию, производить и передавать энергию в соответствии с их высочайшим знанием науки и законов природы.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
ЗЕМЛЯ ОСИРИСА

Глава шестая
ОПРЕДЕЛЕНИЕ И ОБЗОР

В документальном фильме «Загадки Сфинкса», впервые показанном телекомпанией NBC в ноябре 1993 года, писатель и независимый египтолог Джон Энтони Уэст и геолог бостонского университета Роберт М. Шох представили подробные доказательства в поддержку своей теории о том, что Великий Сфинкс Гизы и все, что его окружало, испытали на себе эрозию воды, в частности дождя. Поскольку в этой части земного шара проливных дождей не было вот уже примерно 5—10 тысяч лет, ученые предположили, что Сфинкса вырубили из скалы намного раньше, чем это считалось до сих пор (2500 год до н. э. или примерно 4500 лет назад). Чтобы хоть как-то объяснить обширную водную эрозию, Уэст пошел еще дальше и заявил, что возраст Сфинкса должен превышать 10 тысяч лет.

Марк Лейнер, ставя под сомнение работу Уэста и Шоха и их теорию о том, что Сфинкс может представлять более древнюю «египетскую» цивилизацию, подверг ее суровой критике. Он заявил, что если до династического Египта действительно существовала другая цивилизация, которая и создала Сфинкса, то где же еще следы этой самой цивилизации? Указывая на «проблему отсутствия культурного контекста» для более древнего Сфинкса, Лейнер бросает классическое замечание — «покажите мне глиняные черепки!».

Для меня, сторонника работы Уэста и Шоха, комментарии Лейнера послужили неким своеобразным стимулом для проведения обширных археологических раскопок в Египте с целью обнаружить другие следы древней цивилизации, которые могли бы послужить ответом на вопросы Лейнера. Первый прорыв в этом направлении был сделан в ноябре 1996 года Бобом Ваутером. За годы, прошедшие с момента моего первого посещения Египта в 1992 году, мы с Бобом частенько обсуждали имеющиеся у нас заметки об учении Абдель Хакима, которые я привез с собой. Впрочем, я старался не выпускать Хакима из виду, например я знал, что он работал гидом-экскурсоводом с Барбарой Хэнд Клоу, хотя мы не поддерживали с ним постоянных контактов. Недостаточное финансирование нашего проекта привело к тому, что, хотя мы с Бобом рассчитывали вернуться в Египет в 1993–1995 годах, нашим планам не суждено было сбыться. Наконец, в ноябре 1996 года, воспользовавшись собственными средствами, Боб отправился в Египет, где и встретился с Хакимом. Так у нас появился неиссякаемый источник информации о древних традициях Хемита, который не прерывается с тех самых пор, что и послужило основой для формирования наших взглядов и теорий.

Вернувшись после проведенных с Хакимом раскопок, Боб поделился со мной информацией о древних хемитийских учениях, о которых тогда я еще не знал. Он все время возвращался к разговору о древней части Хемита, которую Хаким называл Бу-Уиззер. Хаким неустанно подчеркивал основополагающую важность концепции Бу-Уиззер в понимании уникальности древней истории Хемита. Как уже говорилось ранее, следующая встреча с Хакимом состоялась в Аламеде, Калифорния, в августе 1997 года, результатом чего стала экспедиция в Египет в сентябре 1997 года, которую финансировал Фонд Киннамана. Время, проведенное на полевых раскопках с Хакимом, оказалось для нас с Бобом чрезвычайно полезным, и мы смогли разработать основы своей новой теории и найти необходимые доказательства, о которых пойдет речь в этой и последующих главах. Древнее предание гласило, что область, известная под именем Бу-Уиззер, или Земля Осириса, была заселена в Хемите раньше прочих, поэтому именно там мы и начали поиски археологических и геологических свидетельств существования древней хемитийской цивилизации.



Рис. 15. Карта, на которой показаны районы Бу-Уиззер, протянувшиеся с севера на юг.
Изображение воссоздано Робертом М. Ваутером, 1998 г.

Я уже говорил, что район Бу-Уиззер — это Земля Осириса, причем название это относится к географическому региону, в состав которого входят Дахшур, Саккара, Абу-Сир и Абу-Гураб, Завиет-эль-Ариан, Гиза и Абу-Роаш (см. рис. 15). Бу — древнее хемитийское слово, которое переводится как «земля», а Уиззер (которое также пишется как WZR) — это правильное хемитийское название «бога», или Нетер, которого греки именовали Осирисом, или Осаром, или Аусаром. Различные авторы придерживаются противоположных мнений о том, кем был на самом деле Осирис. Египтолог-классик Э. А. Уаллис Будж считал его мифическим персонажем, в то время как писатель-ученый Захария Сичин писал в своих книгах, что не исключает того, что Осирис был инопланетянином. Совершенно определенно, в хемитийской традиции он был фигурой, вызывавшей благоговение. Согласно местным поверьям, Уиззер считался одним из ранних вождей Хемита, мифологическим или, возможно, реально существовавшим персонажем, прообразом будущих царей, которые познакомили Шеш с сельским хозяйством, постройками из камня, инженерным делом, юриспруденцией, наукой, этикой и прочими элементами современной цивилизации, то есть иначе говоря, вывели свой народ из примитивно-первобытного состояния.

Многие люди, изучавшие историю Египта, близко познакомились с мифологией Осириса-Исиды-Гора, которая, как считается, легла в основу династической хемитийской цивилизации. Я рассматривал эту мифологию как основу для теорий царства в трактовке греков, сформировавших патриархальные представления, которым слепо верят египтологи. Самое главное для нас здесь — не зациклиться на Уиззере, как патриархальной модели царства, а помнить, что он — древний правитель, благодаря которому мы обратили внимание на более раннюю цивилизацию.

Бу-Уиззер — это определенная географическая область, которая существовала в пределах Хемита. Как уже говорилось, в ее состав входили районы, протянувшиеся с юга на север, по течению реки Нил: Дахшур, Саккара, Абу-Сир и Абу-Гураб, Завиет-эль-Авиан, Гиза и Абу-Роаш. Хотя египтологи придерживаются мнения, что эти регионы возникли во время так называемого династического периода, в частности Старого царства (2700–2100 гг. до н. э.), мы полагаем, что все эти места, составляющие Бу-Уиззер, возникли во время доисторической хемитийской цивилизации, достигшей своего расцвета более 10 тысяч лет назад. Во второй части этой книги я расскажу вам о ходе наших исследований в Бу-Уиззере.

Одно из главных положений древнего хемитийского учения в изложении Абдель Хакима заключается в том, что Нил — это не та река, которую знали доисторические хемитийцы. Я впервые столкнулся с концепцией существования более древней реки Нил в начале 90-х годов в книге «Египет до фараонов», вышедшей из-под пера американского египтолога Майкла Хоффмана. В этой работе Хоффман изложил свою теорию о более древней и более крупной реке, которая текла когда-то там, где сейчас раскинулась Западная пустыня Египта. Эту древнюю реку некоторые геологи назвают Ур-Нил, или Прото-Нил, и само ее существование — предмет ожесточенных споров среди ученых. В 1997 году Хаким пообещал представить мне доказательства того, что четыре главных оазиса, расположенные ныне в Западной пустыне и известные как Бахирия, Фарафра, Дахла и Харга, это остатки когда-то огромной и полноводной древней реки Нил. Когда мы проводили полевые раскопки с Хакимом в 1997 и 1998 годах, он настойчиво убеждал меня «следовать воде», чтобы найти доказательства гипотезы о древней реке Ур-Hun. С помощью этих доказательств, полагал он, можно будет сформировать новую систему взглядов на историю Египта, возраст древнего Хемита, который, по его мнению, превышает 10 тысяч лет, и доказать, что Хемит черпал свои водные ресурсы с запада, — там, где сейчас располагаются пустыня и оазисы.

Из-за грандиозного глобального катаклизма, который, по мнению многих авторов, произошел примерно 11,5 тысяч лет назад, коренным образом изменились геофизические и климатологические условия всего мира. Обильные проливные дожди, которые когда-то часто орошали Северную Африку и благодаря которым здесь была пышная растительность, озера и полноводные реки, практически полностью прекратились, в результате чего водные ресурсы резко сократились и появились пустыни. Вода, имеющая жизненно важное значение для людей, животных, растений, играла особенную роль в древней хемитийской цивилизации.

В последующих главах я познакомлю читателя с результатами наших четырех экспедиций в Египет, когда мы проводили полевые раскопки с Абдель Хакимом и искали свидетельства существования Бу-Уиззер и древней реки Ур-Нил. Уже имея определенные представления о хемитологии, оформлявшиеся в некую систему, я смог во время этих раскопок увидеть много нового, а также понять, что древние хемитийцы обладали огромными знаниями о физических свойствах и возможностях применения воды — этой волшебной жидкости, наличие которой многие из нас принимают как должное. У хемитийцев было несколько названий воды, но я хочу обратить ваше внимание на одно из них — Asgat, — с помощью которого изложу некоторые предварительные концепции, повествующие о возведении многих сооружений в Бу-Уиззер. В частности, конструкции Пер-Нетер сооружались для выполнения многих задач, имеющих практическую направленность, а отнюдь не в качестве гробниц или по прихоти царей — их строили группы мастеров-инженеров-ученых-жрецов, которые обладали обширными знаниями о законах природы, а также о том, как преодолеть предполагаемые ограничения законов физики.

Глава седьмая
ДАХШУР


Я начинаю с места, расположенного на самой южной границе Бу-Уиззер, которое сегодня называют Дахшур. При всех изменениях русла, течение Нила всегда сохраняло направление — с юга на север. Но карты древних хемитийцев оказались бы полной противоположностью нашим сегодняшним, потому что юг на них изображался вверху, а север — внизу.

Дахшур расположен примерно в пятнадцати милях к югу от знаменитого плато Гизы. На этом месте еще сохранилось несколько сооружений, среди которых два хорошо известных Пер-Нетер, которые ныне называют Изогнутой пирамидой (или Южной) и Красной пирамидой (или Северной). Примерно в миле к северу от них высятся еще несколько монументов, которые египтологи также называют пирамидами, но они, без сомнения, являются Пер-Ка (гробницами) и построены многие тысячелетия спустя после строительства Изогнутой и Красной пирамид. Нынешняя река Нил протекает в 6–8 милях к востоку от пирамид Дахшура, и сегодня здесь практически безраздельно властвует пустыня. Египтологи утверждают, что раньше Нил протекал ближе к этому месту, но данные, которые мы обнаружили, свидетельствуют об обратном.

Сооружения в Дахшуре интересны одним парадоксальным явлением. Египтологи пришли к выводу, что это место изначально относится к тому периоду династического Египта, который называют Древним Царством, если судить по некоторым надписям, в которых содержатся орнаменты в виде свитка, или картуши. Последнее в дословном переводе с французского означает «сумка с содержимым» или «бумажный пакет». Этим термином египтологи, используя предложенные греками представления о картушах как свитках, обозначают сверток папируса, на котором, по их мнению, начертано имя царя. Древнее же учение утверждает, что в картуше содержались всего лишь титулы: или титулы царя и его племенная принадлежность, или же названия самих сооружений. Обнаруженная на руинах пирамид надпись Снефру, по мнению египтологов, означает имя царя, который правил примерно в 2550 году до н. э» а именно первого царя четвертой династии Древнего Царства. Египтологи переводят слово Снефру как «воплощение красоты». Но Хаким убежден, что Снефру означает «Двойная Гармония», и это не имя какой-то определенной личности, а название, которое может относиться как ко всему месту, с его двумя древними Пер-Нетер, так и ко всем сооружениям, обнаруженным в этом районе.



Рис. 16. Дахшур. Руины пирамиды Среднего Царства. 1997 г.
Фото автора.

Во всей доступной литературе по египтологии высказывается предположение, что царь распорядился построить все главные сооружения в Дахшуре в качестве своей усыпальницы. Считается, что другие постройки, обнаруженные к востоку от главных пирамид Дахшура, всего лишь на несколько Столетий моложе и относятся к периоду Среднего Царства (См. рис. 16). Но в этом и скрыт парадокс: хотя разница Между сооружениями предположительно составляет всего лишь несколько веков, пирамиды, якобы принадлежащие Царю Древнего Царства по имени Снефру (Снефер), разительно отличаются от сооружений периода Среднего Царства. Очевидно, что и располагаются они не там, где должны. Пирамиды Среднего Царства, строившиеся, главным образом, из глиняных кирпичей, сегодня почти все лежат в руинах (см. рис. 17). Расположенные к востоку от более старых сооружений, они находятся и ближе к Нилу, во всяком случае, сегодняшнему Нилу. Более старые Пер-Нетер, построенные из известняка, базальта и гранита, удалены в пустыню. Если они действительно были построены во времена IV династии, как уверяют египтологи, то почему же они удалены от реки в более пустынную область? Сооружения Среднего Царства в Дахыгуре были построены к востоку от более старых Пер-Нетер и ближе к тому месту, где в то время протекал Нил, то есть примерно в 1900–1700 гг. до н. э.



Рис. 17. Дахшур. Крупный план пирамиды Среднего Царства, построенной, главным образом, из кирпича-сырца и почти полностью разрушенной. 1997 г.
 Фото автора.

Я придерживаюсь той точки зрения, что сооружения Среднего Царства, построенные из недолговечных материалов (глиняный кирпич вперемежку с маленькими вкраплениями известняка) и при явном отсутствии высоких технологий, строили другие люди, не те, кто возводил пирамиды из каменных блоков. Кроме того, я уверен, что эти сооружения Среднего Царства представляли собой не Пер-Нетер, а Пер-Ка и использовались только в качестве гробниц, фактических либо символических. А Красная и Изогнутая пирамиды являются подлинными Пер-Нетер, которые никогда и не предназначались для чьих-либо захоронений и были построены за много тысяч лет до династических периодов (см. рис. 18 и 19).



Рис. 18. Дахшур. Красная (Северная) пирамида. 1997 г.
Фото автора.



Рис. 19. Дахшур. Изогнутая пирамида. 1997 г.
Фото автора.

Используя учения хемитийцев как основу для наших рабочих парадигм (взглядов и представлений), нам удалось сделать наблюдения и открытия, которые позволили совершенно по-другому взглянуть на область вокруг двух Пер-Нетер в Дахшуре. Мы взяли пробы почвы в нескольких местах вокруг обеих пирамид и обнаружили в них следы наносного ила, керамических и гончарных изделий, костную стружку и известняк, фрагменты гранита и базальта. Наносный ил свидетельствует о наличии источников воды под песками пустыни, а также о том, что в древние времена на поверхности могла быть вода. Глиняные черепки указывают на то, что в этом месте царила жизнь, то есть здесь либо постоянно жили люди, либо часто приходили сюда во время паломничеств, а разнообразные виды этих осколков указывают на то, что жизнь продолжалась здесь в течение многих тысяч лет. Наличие костной стружки означало совершение жертвоприношений либо жертвенные пиршества, что также говорит о том, что место это было священным. Самое большое недоумение вызвали осколки известняка, базальта и гранита. Абдель Хаким представил нам доказательства существования многочисленных построек и сооружений вокруг двух пирамид в Дахшуре. Мы видели остатки сооружений, позволяющие предположить, что когда-то здесь высились стены из известняка, представлявшие собой рукотворные каналы, по которым на площадку поступала вода, тогда как осколки базальта и гранита означают наличие доков и пристаней на искусственном озере, воды которого некогда окружали Изогнутую пирамиду. Все эти сооружения, должно быть, были построены задолго до того, как в эти места пришла пустыня, а Это многие тысячи лет до наступления периода IV династии, во время которой, по мнению египтологов, и были построены эти пирамиды.

Более того, судя по остаткам известняковых стен, доков и прочего на искусственном озере, вода раньше поступала к ним с запада, а не с востока, где текут воды сегодняшнего Нила. Это может означать, что на древний Дахшур вода когда-то поступала из реки Ур-Нил, которая, вероятно, пересохла из-за глобальных изменений климата, произошедших более 10 тысяч лет назад. Я полагаю, эти наблюдения могут служить косвенным подтверждением существования намного более древней цивилизации, которая и возвела эти два Пер-Нетер, названные Красной (Северной) и Изогнутой (Южной) пирамидами. Наличие остатков других сооружений и водных каналов позволяет отказаться от точки зрения, согласно которой эти пирамиды в пустынном месте возвел для себя в качестве будущих усыпальниц какой-то одержимый манией величия царь.




Рис. 20. Дахшур, к северу от Изогнутой пирамиды, вид с востока. Видны остатки сооружений из известняка. Возможно, это остатки доков (причалов) на древнем искусственном озере (более 10 тысяч лет назад). 1999 г.
Фото автора.

Исследования внутренней части Красной пирамиды укрепили нашу уверенность в том, что она была изначально построена в качестве Пер-Нетер, сооружения для производства, преобразования, использования и передачи энергии. Роберт Ваутер, получивший профессиональную подготовку музыканта, инженера-акустика (инженера звукозаписи) и полевого археолога, смог провести серию предварительных экспериментов со звуком в сентябре 1997 года, которые показали, что Красная пирамида (Red Pyramid) создает гармонический резонанс на частоте, отличной от частот других пирамид. Я тоже провел кое-какие записи, когда мы втроем (Боб, Хаким и я) распевали гласные в ассонанс в разных камерах Красной пирамиды. Впоследствии Боб смог обработать эти записи на своем оборудовании и выделить некоторые частоты. Он обнаружил обертоны и резонансные эффекты, которые оказались записанными на частотах, отличающихся от тех, которые были зафиксированы исследователями в Великой пирамиде. Эта находка позволила нам предположить, что сооружения Пер-Нетер могли быть «настроены» на различные частоты, чтобы гармонично резонировать друг с другом (см. рис. 21). Кроме того, Хаким заставил нас медитировать в разных камерах Красной пирамиды, чтобы подсоединиться к до сих пор присутствующим там энергетическим потокам. Я даже смог почувствовать, что пирамида что-то негромко напевала, по-прежнему вибрируя на особой частоте, заданной древними хемитийцами многие тысячи лет назад. Тогда, в 1997 году, мы не смогли проникнуть внутрь Изогнутой пирамиды, чтобы провести звуковые тесты и наблюдения, но надеемся, что когда-нибудь нам удастся выполнить задуманное.



Рис. 21. Дахшур. Верхние стены внутренней камеры Красной пирамиды. Утопленные стены аналогичны Большой галерее в Великой пирамиде, использовались, вероятно, для создания гармонического акустического резонанса. 1997 г.
Фото автора.

В ортодоксальной египтологии бытует мнение, что так называемая Изогнутая пирамида была построена раньше Красной и представляет собой «ошибку» при строительстве. Нижняя часть пирамиды идет вверх под углом около 55 градусов, но примерно на половине расстояния она «изгибается» под более острым углом — в 43 градуса (см. рис. 22). «Ошибка», согласно ортодоксальным представлениям, заключается в том, что на основание кирпичной кладки при 55 градусах приходилось якобы слишком большое внутреннее напряжение, так что строителям пришлось изменить угол наклона до 43 градусов, чтобы довести строительство до конца. Хаким отвергает подобное объяснение, заявляя, что древние хемитийцы не допускали ошибок при строительстве таких грандиозных сооружений, и Изогнутая пирамида с самого начала задумывалась именно такой. И не потому, что древние хемитийцы были такими уж безупречными во всем, просто люди в здравом уме и твердой памяти не совершили бы подобной ошибки при таком ответственном строительстве, как Пер-Нетер. Изогнутая пирамида представляет собой настоящий Пер-Нетер и специально была построена именно так, чтобы вырабатывать энергию путем акустического гармонического резонанса, обусловленного ее уникальной формой. Красная пирамида, имеющая наклон сторон в 43 градуса, способна создавать специфический гармонический резонанс с Изогнутой пирамидой, и как раз отсюда могло происходить название Снефер, «Двойная Гармония», означающее вовсе не имя какого-то определенного царя. В мае 1999 года, когда мы с Кристофером Данном были в Египте, мы много говорили о возможных причинах этой Двойной гармонии. Он предположил, что Изогнутая пирамида, имея различные углы наклона, способна производить звуки разной частоты, и это могло стать причиной возникновения выражения «Двойная Гармония».



Рис. 22. Дахшур. Изогнутая пирамида, на северо-восточном углу видны два направления строительства. 1999 г.
 Фото автора.

Следуя указаниям Хакима, мы с особой тщательностью осмотрели в 1997 году участок от юго-восточного угла Красной (Северной) пирамиды до северо-восточного угла Изогнутой пирамиды. Там мы взяли пробы почвы, а заодно обнаружили и отметки уровня воды в верхних слоях песчаных дюн, по которым, как мы полагаем, древняя река отводилась каналами к этому участку (см. рис. 23). Эти отметки уровня воды и следы наносного ила, по мнению египтологов, свидетельствуют лишь о разливе Нила во времена Древнего Царства, но подобное объяснение не выдерживает никакой критики, если учесть направление этого тока воды — с запада на восток. Если же и в самом деле будет доказано, что вода текла с запада на восток, то в таком случае это никак не мог быть Нил (см. рис. 24).



Рис. 23. Дахшур. Красная пирамида, вид с севера. В песчаных дюнах видны илистые отложения. Фрагменты известняка, гранита и базальта на переднем плане свидетельствуют о том, что на поле первоначально присутствовало намного больше сооружений. 1997 г.
 Фото автора.




Рис. 24. Дахшур. Красная пирамида, вид с запада. Местность понижается с запада на восток, что свидетельствует в пользу теории о том, что в древности вода текла с запада. 1997 г.
Фото автора.

Для того чтобы в точности установить, для чего предназначалось это место, в Дахшуре необходимо провести обширные дополнительные исследования. Я совершенно уверен, что Красная и Изогнутая пирамиды никак не могли быть построены той же цивилизацией, которой принадлежат руины кирпичных сооружений Среднего Царства, расположенные дальше к востоку. Рабочая гипотеза состоит в том, что эти два Пер-Нетер были построены больше 10 тысяч лет назад в качестве энергетических устройств на южной границе Бу-Уиззер.

Глава восьмая
САККАРА

Знаменитая деревня Саккара расположена в нескольких милях к северу от Дахшура и примерно в восьми милях к югу от Гизы. В настоящее время считают, что в Саккаре можно найти целых одиннадцать пирамид, хотя от некоторых остались одни руины. Однако по-прежнему неясно, какие именно из них являются подлинными Пер-Нетер. Совершенно очевидно, что Саккара использовалась в качестве некрополя в разные периоды династической хемитийской истории, поскольку здесь во множестве присутствуют гробницы и места захоронения. Само название «Саккара» происходит от имени Сокар — «хранитель Запада», земли мертвых.

В районе Саккары обнаружено множество гробниц, сооруженных в течение одного только династического периода, что подтверждает статус этого места как священного захоронения. Но египтологи не задаются вопросом, почему именно этот район древние хемитийцы использовали в качестве места упокоения столь долгое время. Расположенная к западу от нынешнего Нила (около восьми миль), Саккара прекрасно вписывается в представления западных ученых о месте, где бродит дух умершего после смерти физического тела. Древние традиции свидетельствуют, что в хемитийском языке отсутствует слово «смерть». Когда тело прекращало функционировать, говорили, что оно «отправилось на запад». Но возникает вопрос: а не была ли Саккара выбрана в качестве священного места для династических хемитийцев из-за того, что в течение многих прошедших тысячелетий она оставалась для древнего Хемита центром жизненно важной энергий?

В Саккаре расположены многие сооружения, которые в разные периоды времени играли исключительно важную роль. Здесь стоит знаменитая Ступенчатая пирамида и окружающий ее комплекс, являющийся одним из самых посещаемых туристами за последние 150 лет (см. рис. 25). В ортодоксальной египтологии существует теория, что первоначально Саккара использовалась в качестве некрополя на самых ранних стадиях истории династического Хемита, начиная с так называемой I династии в 3000 г. до н. э. и вплоть до конца периода Древнего Царства в 2100 г. до н. э. Есть косвенные доказательства того, что и в более поздние периоды, например в годы Среднего Царства (1800 г. до н. э.) и XVIII династии Нового Царства (1300 г. до н. э.), это место использовалось для захоронения и строительства гробниц. Британский египтолог Уолтер Эмори проводил обширные раскопки в Саккаре с 1936 по 1956 годы и сумел обнаружить много раннединастических гробниц и сооружений, а также нашел несколько интересных артефактов, включая тайник с каменными изделиями, тарелками и кувшинами. Впоследствии раскопки в комплексе Ступенчатой пирамиды вел и французский египтолог Жан-Филипп Лауэр. Пожалуй, общепринятое представление о Саккаре как о некрополе, возникшем во времена Древнего Царства династического Хемита, обязано своим появлением именно работам Эмори и Лауэра.



Рис. 25. Саккара. Ступенчатая пирамида и окружающие ее сооружения. 1992 г.
Фото автора.

Многие египтологи полагают, что пирамиды, используемые в качестве гробниц или усыпальниц, произошли от ям для захоронений, вырытых в песке и накрытых каменными плитами (мастабами). Ярким примером этого может служить Ступенчатая пирамида, построенная, как считается, под непосредственным руководством жреца и целителя Имхотепа для царя по имени Джосер во время III династии Древнего Царства примерно в 2650 г. до н. э. Более того, существует мнение, что весь комплекс сооружений вокруг Ступенчатой пирамиды был построен в одно время и входил в состав некоего церемониального центра, включая и захоронение царя в Ступенчатой пирамиде. В пользу этих предположений имеются крайне немногочисленные скульптурные и документальные свидетельства, но они легли в основу взглядов и представлений в египтологии. Считается, что пирамида возникла в результате целой последовательности событий: от погребальных ям в песке до мастаб, затем поверх них добавили новые камни, превратив в результате в Ступенчатую пирамиду, и это была первая попытка построить гигантскую гробницу для царя. Последовательность и порядок строительства Ступенчатой пирамиды, похоже, свидетельствуют в пользу этой теории, поскольку на трех или четырех различных стадиях строительства видно, как сооружение развивалось из простой мастабы в пирамиду высотой около 200 футов, состоящую из шести ступеней-ярусов. Но, как гласит древнее хемитийское верование, Ступенчатая пирамида изначально представляла собой Пер-Ка, гробницу, которая была надстроена и увеличена, чтобы походить на Пер-Нетер. То есть получается, что она моложе, а не старше настоящих Пер-Нетер, о которых шла речь выше. Ступенчатая пирамида, в сущности, никогда и не функционировала в качестве Пер-Нетер. Древнее предание гласит, что возраст Ступенчатой пирамиды составляет, по меньшей мере, 6 тысяч лет, что почти на 1300 лет больше, чем принятая в египтологии дата ее сооружения в период Древнего Царства, но при этом окружающий комплекс был построен не одновременно с нею, и его возраст равняется примерно 12 тысячам лет. Окружающие сооружения построены явно не из того материала, что сама пирамида. Существует всего лишь предположение, что Имхотеп возвел весь комплекс одновременно, но нет никаких записей или подлинных доказательств того, что он строился весь и сразу — между временем возведения различных частей комплекса в Саккаре может быть разница в тысячи лет.

Стены ограждения сложены из известняка, имеющего ярко-желтый цвет, который выглядит очень старым. Хаким обратил наше внимание на то, что стиль ограждения напоминает месопотамскую архитектуру и на него могли оказать влияние шумеры (см. рис. 26). Но если оно было построено более 12 тысяч лет назад, это будет означать существование древнего Шумера за более чем 6 тысяч лет до официально признанной даты его появления. Хаким часто повторял, что существовал и доисторический Шумер, который входил в состав Хемита, и только в историческое время (4000 г. до н. э.) в Шумере, признаваемом официальной наукой, начала развиваться своя собственная уникальная культура.



Рис. 26. Саккара. Часть стены ограждения с колоннами Джеда. Известняк, из которого сложена стена, выглядит намного старше того, что использовался в Великой пирамиде. Свидетельство архитектуры в стиле Месопотамии (по утверждению Абдель Хакима). 1997 г.
Фото автора.

Мне неоднократно довелось побывать на раскопках в Саккаре вместе с Абдель Хакимом, и сделанные нами наблюдения относятся к числу наиболее важных. Мы в буквальном смысле смогли заглянуть под поверхность (см. рис. 27–31). Мы увидели там разветвленную систему туннелей, которые присутствуют на всех раскопках в Саккаре. Многие туннели были обнаружены во время предыдущих экспедиций, но египтологи практически обошли их своим вниманием и комментариями. Марк Лейнер называет подземные камеры и ходы под Ступенчатой пирамидой и составной частью похоронного комплекса Джосера, но не говорит ни слова о мириадах туннелей под всеми сооружениями Саккары.




Рис. 27. Саккара. Ступенчатая пирамида и ограждение на заднем плане. Стена на переднем плане построена, вероятно, в династический период. 1997 г. Фото автора.

Рис. 28. Саккара. Левее (к югу) видны туннели, пробитые в известняковой коренной подстилающей породе. 1997 г. Фото автора.



Рис. 29. Саккара. Еще левее (южнее) видны другие туннели, глубже погруженные в коренную подстилающую породу. Фото автора.

Рис. 30. Саккара. Крупный план нескольких уровней туннелей, пробитых в известняковой коренной подстилающей породе. 1997 г. Фото автора.



Рис. 31. Саккара. Крупный план шахты, уходящей прямо в подстилающую горную породу. По оценке Абдель Хакима, глубина шахты составляет около 300 метров (1000 футов). Обратите внимание на относительно гладкие, почти прямые стены. 1997 г.
Фото автора.

Пожалуй, наши находки подтверждают древние предания о том, что туннели были построены древними хемитийцами как водные каналы. Вода передавалась на площадку для выработки энергии, там она создавала гармонический акустический резонанс с древними скалами Пер-Нетер и соседними сооружениями. Мы считаем, что вода текла по каналам с запада, со стороны древнего Ур-Нила, а не нынешней реки, которая находится примерно в восьми-десяти милях к востоку от Саккары. Почва понижается в направлении с запада на восток, и, похоже, туннели тоже шли с запада. Туннели и каналы, которые мы наблюдали, расположены на разных подземных уровнях и прорублены в известняковой коренной подстилающей породе. Они имеют гладкие стены, прямоугольную форму и чрезвычайно извилисты. Все проходы явно рукотворного, а не природного, происхождения. Причина, по которой египтологи обходят молчанием эти туннели, заключается в том, что они не вписываются в их теорию, согласно которой во времена Древнего Царства бронзовые инструменты и каменные ступки считались передовой технологией — ведь такие туннели можно прорубить, используя высокоразвитую технологию.



Рис. 32. Саккара. Абдель Хаким стоит на бетонной плите, перекрывающей туннель, который может вести в Гизу, находящуюся примерно в 8-10 милях к северу. 1997 г. Фото автора.

Как-то Хаким рассказал мне историю, произошедшую с ним в возрасте 17 лет, когда он исследовал туннели Саккары. Он углубился в один из ходов и шел по нему в течение долгих часов. А вышел он из него на плато Гизы, на восемь-десять миль дальше! Конечно, кое-кто может возразить, что это всего лишь «россказни», доказать правдивость которых невозможно, но наши раскопки на одном только участке с полной уверенностью позволяют заключить, что Саккара буквально пронизана подземными ходами, причем некоторые из них располагаются на глубине нескольких сотен футов. Самое интересное заключается в том, что когда Хаким в 1997 году попытался показать нам тот самый туннель, в который он забрел юношей, то вход в него оказался закрыт бетонной плитой (см. рис. 32). Верховный Совет по историческим ценностям Египта, который контролирует все раскопки на всех площадках, без сомнения, одобрил бы такую меру в качестве превентивной против излишне любознательных туристов, но ведь другие туннели в той же Саккаре не перегорожены вообще ничем или же вход в них прикрывает декоративная решетка (см. рис. 33). Почему же был перекрыт именно этот? Может быть, это случилось из-за того, что кто-нибудь мог пройти по нему и доказать, что туннели соединяются в Гизе или, по крайней мере, тянутся до нее? Если же древние хемитийцы и в самом деле пробурили эти многомильные туннели для того, чтобы отвести воду из древнего Ур-Нила. на западе, то тогда более 10 тысяч лет назад Саккара, как и гласит хемитийское предание, была жилым районом, а вовсе не некрополем.



Рис. 33. Саккара. Дыра, ведущая в подземный туннель. Вокруг никаких следов ограждения. 1997 г. Фото автора.

Не вызывает сомнения и то, что эти туннели были прорублены и отрыты до постройки надземных сооружений, поскольку прокладка туннелей после того, как были построены пирамиды и храмы, могла привести к нарушению структурной целостности последних. Поэтому я уверен, что подземные проходы являют собой более старые археологические сооружения. Больше всего меня поразило то, что многие из этих туннелей уже были вскрыты раньше, и нам не пришлось вести обширные раскопки, чтобы добраться до них. Я полагаю, что если бы мы получили необходимые разрешения и достаточное финансирование для проведения глубоких раскопок, то обнаружили бы еще много миль этих туннелей и даже смогли бы проследить их дальше, в Западную пустыню, — по крайней мере, мы смогли бы более тщательно проверить эту гипотезу тем или иным способом.

Саккара — один из любимых археологических районов Хакима, он провел там многие сотни часов. Хаким всегда приводит людей в уединенное место к юго-востоку от Ступенчатой пирамиды, где, как он считает, раньше располагался обширный комплекс для врачевания. Древние предания гласят, что одной из основных функций всего района Саккары в древнехемитийские времена было исцеление звуком. В настоящее время от древних сооружений остались лишь стены из известняка, в которых раньше располагалось 28 ниш, по 14 с каждой стороны. Некоторые из этих ниш уцелели, и Хаким настойчиво предлагает туристам и археологам сунуть в них голову, чтобы ощутить энергию, которая до сих пор присутствует там (см. рис. 34). Во времена древнего Хемита пациент помещал голову в нишу, а целитель (жрец или жрица) вставали рядом на платформу и принимались негромко напевать. Благодаря звуковым колебаниям перед внутренним взором пациента возникали голографические изображения его тела, на котором, как при современных ЯМР-исследованиях, были видны кровеносные сосуды, органы, ткани и поток энергии, идущий по нервной системе. О блокаде или нарушении функций в каких-либо органах становилось незамедлительно известно целителю, и, как только появлялись эти изображения, между сознанием целителя и пациента устанавливалась связь и автоматически начинался процесс исцеления. Хаким всегда утверждал, что Саккара представляла собой древнюю лечебницу, где в качестве основного метода использовался звук, и только много позже, во времена династического периода, она превратилась в некрополь.

Именно в Саккаре Хаким впервые продемонстрировал свое умение обучать с использованием возможностей образного, интуитивного мышления, свойственного правому полушарию мозга, а также «поворачивать ключ», открывая доступ к энергии места. В ноябре 1992 года, когда я впервые побывал в Саккаре в составе группы Никки Скалли, Хаким прочел нам лекцию о лечебных свойствах ниш и о том, как древние применяли для исцеления звук. Он предложил нашей группе помедитировать на платформе, где когда-то стояли древние целители, напевая свой речитатив. Но уже начинало темнеть, сторожа и полицейские из департамента по охране культурного наследия принялись торопить нас, уговаривая поскорее вернуться в автобус, поскольку с заходом солнца все участки закрывались для посещений и обозрения. Хаким же настойчиво уговаривал нас задержаться и прогнал прочь посторонних, мешавших нам. Когда мы начали медитировать, Хаким присоединился к нам, сев рядом со мной и взяв за руку. Я ощутил колоссальный приток энергии, и на несколько кратких мгновений время и пространство как будто замерли. Затем я почувствовал, как мы, сидевшие в круге, начали вращаться и образовали энергетическую воронку, своего рода смерч, устремившийся вверх. Когда я вышел из транса, Хаким улыбнулся мне, и я понял, что это его рук дело. Это, разумеется, можно считать исключительно субъективным восприятием и наблюдением, но для меня это ощущение стало первым подтверждением того, что Хаким, исполняющий, по его словам, обязанности Хранителя Ключей, способен высвобождать энергию в местах древних сооружений.



Рис. 34. Саккара. Одна из сохранившихся лечебных ниш к югу от Ступенчатой пирамиды. 1992 г. Фото автора.

В августе 1997 года я встретился с Хакимом в Аламеде, Калифорния, чтобы обсудить подготовку к нашей экспедиции на раскопки Бу-Уиззер. Хаким пообещал показать мне руины храма Майя в Египте. Когда в сентябре 1997 года мы оказались на раскопках, он повел меня к каким-то сооружениям, располагавшимся примерно в миле к югу от комплекса Ступенчатой пирамиды. Это были развалины небольшого храма, построенного предположительно во время XVIII династии Нового Царства (1800 г. до н. э.), если следовать принятой в египтологии хронологии. Считалось, что храм назван в честь некоего человека по имени Майя, но Хаким настойчиво утверждал, что это титул, а не имя и что человека по имени Майя не существовало (см. рис. 35). Следует отметить, что слово «майя» — одно из существующих в сегодняшнем Египте слов для обозначения воды. Хаким предполагает, что Майя — это титул человека, который пришел в Хемит из доколумбовой Центральной Америки — вероятно, у хемитийцев слово «майя» означало «из-за большой воды». Но такие рассуждения представляются вымыслом, натяжкой, не имеющими никаких эмпирических подтверждений. Рассматривая руины, я тогда, в 1997 году, ответил Хакиму, что не вижу, на чем основываются его выводы — городище решительно напоминало постройки династического Хемита. Один из сторожей, хранитель, который не говорил по-английски, заметил, что я озадачен, и поманил меня за собой в маленькое святилище.



Рис. 35. Саккара. Рельеф Майя. Спустя 3300 лет все еще сохранилась краска. 1997 г. Фото автора.

Мы оттащили в сторону деревянные доски, которыми был загорожен проход, и вошли внутрь. На потолке были видны какие-то необычные геометрические глифы, которые показались мне не совсем хемитийскими (см. рис. 36). Позже, в ноябре 1997 года, я послал фотографию этих глифов летописцу майя Хунбацу Мену. Его почтовый адрес дал мне Алуна Джой Якс’ин, ученик Хунбаца Мена, с которым я уже встречался ранее. Хунбац любезно ответил на мое письмо, написав, что, по его мнению, эти глифы — работы древних майя, поскольку он узнает стиль, рисунок и последовательность цветов, которые традиционны для его предков. Он даже утверждал, что узнает два глифа. Понятно, что это наносит сокрушительный удар по принятым в археологии майя взглядам, поскольку возраст святилища — если будет подтверждена его принадлежность ко времени XVIII династии Хемита, — а вместе с ним и глифов составляет 3 тысячи 300 лет, что на тысячу лет раньше, чем время возникновения цивилизации индейцев майя, признанное официальной наукой!



Рис. 36. Саккара. Потолочные глифы святилища Майя. Эти геометрические символы могут быть частью древнего языка майя. 1997 г. Фото автора.

В феврале 1998 года я показал фотографию потолочных глифов еще одному старейшине майя, хорошо известной целительнице и жрице по имени Флордемайо. И хотя она не могла с уверенностью утверждать, что эти глифы созданы майя, первым ее впечатлением после того, как она рассмотрела снимок, стало предположение, что это потолок (и рисунки) из Мексики или Центральной Америки. Позже она с удивлением узнала, что это место располагается в Саккаре. Я передал Флордемайо несколько копий фотографии потолка, которые она, по ее словам, хотела показать своему учителю. Впоследствии я встретил Флордемайо на конференции в Седоне, Аризона, в апреле 1999 года. Она взволнованно принялась рассказывать мне, что показала фотоснимки своему учителю, старейшине майя дону Алехандро Сирило Оксладже Пересу, одному из признанных лидеров и хранителю мудрости древних обычаев майя-киче в Гватемале, и он подтвердил, что эти глифы действительно принадлежат древним майя. Дон Алехандро процитировал поверье майя, согласно которому их предки «пришли со звезд» в четыре района мира. Одним из этих районов и был древний Хемит, где их называли Naga Maya (нага-майя). Когда я рассказал об этом Хакиму в мае 1999 года в Египте, он очень обрадовался, что находка получила такое достоверное подтверждение. В октябре 1999 года, совершая вместе с Хакимом обзорную экскурсию по южному Египту, я узнал от него, что слово Naga происходит от древнехемитийского слова Ng или Nag, что означает «племя». Поэтому выражение Naga Maya на древнем хемитийском могло означать «племя, которое пришло из-за воды».

В Саккаре были также обнаружены остатки других пирамид, построенных в период V и VI династий хемитийской истории. По большей части, эти пирамиды лежат в руинах, и, похоже, «при жизни» они были Пер-Ка, а не Пер-Нетер. Наиболее известная среди них носит название Пирамиды Униса, предположительно последнего царя V династии (примерно 2350 г. до н. э.). Хаким утверждает, что это титул, а вовсе не имя и что он должен звучать как Венис, а не Унис (транскрибируемое как W. N. S.). В конструкции пирамиды очень мало известняковых блоков и совсем нет гранита или базальта, поэтому она не идет ни в какое сравнение с пирамидами Пер-Нетер в Дахшуре или Гизе. На стенах сооружения начертаны знаменитые так называемые Тексты пирамид, о которых написано столько книг. Общепринятое представление о них гласит, что эти тексты — ряд защитных заклинаний или молитв, с помощью которых душа умершего царя могла бы освободиться и невредимой вознестись к новым сферам. Другие ученые, такие, как Александр Бадавий, Джейн Селлерс и Роберт Бауваль, усматривают в текстах следы развитой космологии, имеющей отношение к звездной системе Ориона. В 1992 году, когда я впервые увидел эти тексты в присутствии Хакима, тот заявил, что их перевод и интерпретация неполны и неверны. Я еще вернусь к этим текстам в третьей части книги.

Когда мы с Хакимом проводили совместные археологические исследования, он все время старался обратить мое внимание на один участок. К северу от Ступенчатой пирамиды лежит район, где, как я полагаю, когда-то плескались волны древнего озера, вода в которое, вероятно, поступала по подземным туннелям с запада, из реки Ур-Нил. В центре дна этого высохшего озера возвышается холм, где обычно медитировал Хаким, чтобы соединиться с энергией участка. На этом холме я обнаружил отчетливые следы ритуальных подношений, керамической посуды, костную стружку и остатки сожженных зерен. Очевидно, этот участок представлял собой место священного паломничества в течение многих тысяч лет. Местное предание гласит, что на месте этого холма когда-то располагался Пер-Ба, от которого сейчас практически ничего не осталось. Именно в этом месте Хаким неоднократно демонстрировал мне свою способность «открывать» энергию места. В 1997 году Хаким ввел меня в состояние измененного сознания во время медитации, и я смог «увидеть» весь район таким, каким он был более 10 тысяч лет назад. Я видел древний Пер-Ба, высящийся на островке, со всех сторон окруженном водами озера, и буйную зелень вокруг. Каждый раз, стоило мне вернуться сюда, у меня возникало стойкое ощущение, что озеро и холм были объектом паломничества и считались священными на протяжении всей хемитийской истории. Мне кажется, что обширные раскопки этого района позволят обнаружить другие сооружения, скрытые под песком.

Говоря об археологических раскопках в Саккаре, не могу не сказать несколько слов о Серапиуме. Примерно в миле к северо-западу от Ступенчатой пирамиды располагается одно из самых замечательных мест в Египте — разветвленная подземная система камер, известная под названием Серапиум. Так ее нарекли греки, имея в виду священного быка Аписа и Нетер, Сераписа (произошедшего от Осириса-Аписа). В этих камерах лежат огромные каменные ящики, которые египтологи называют «саркофагами» (каменные вместилища для гробов, в дословном переводе с греческого означает «поедатель тел»). Считается, что они предназначались для тел священных быков. Почти все ящики сложены из больших кусков гранита, и только один сделан из базальта. По приблизительным подсчетам, вес каждой крышки составляет около 35 тонн, а весь саркофаг весит более 100 тонн. Вопрос о том, как их удалось вытесать из камня и опустить в узкие камеры, египтологи обходят вниманием. По мнению последних, Серапиум был построен во время X династии периода Нового Царства (примерно 1500–1300 гг. до н. э.), если судить по черепкам посуды, найденным на полу (а не в ящиках), что, естественно, может служить лишь косвенным доказательством их возраста.

Кристофер Данн высказал предположение, что гранитные и базальтовые ящики были вырублены из камня с использованием высоких технологий, а не вручную, бронзовыми или медными инструментами. Более того, Данн утверждает, что каменные ящики должны были быть вырублены прямо на месте, то есть непосредственно в узких камерах. Если бы их изготавливали на поверхности, то разница температур и влажности привела бы к изменению их форм, и они уже не так точно вписывались бы в свои альковы. Размеры ВСЕХ поверхностей обязательно бы изменились, если бы их вырубали наверху, а потом опускали вниз, в подземные камеры. Мы (Боб Ваутер и я) подсчитали, что в узкой камере с саркофагом могли бы более-менее удобно разместиться от пяти до восьми человек, а такого количества людей было явно недостаточно для того, чтобы вырубить ящики из камня вручную (бронзовыми зубилами), как полагают египтологи. Местное же предание определяет возраст Серапиума в несколько тысяч лет еще до периода династического Хемита. И это были не саркофаги для жертвенных быков, а вероятно, устройства для создания акустического гармонического резонанса, и рядом с ними и под ними текла вода. В этих каменных ящиках ни разу не были обнаружены мумифицированные останки быков, но, тем не менее, египтологи упорно цепляются за эту концепцию.



Рис. 37. Саккара. Ступенчатая пирамида. На переднем плане — внутренний двор. В настоящее время засыпан песком. Раньше пол внутреннего двора был выложен алебастром, и он может быть намного старше самой Ступенчатой пирамиды. 1999 г. Фото автора.

Я вновь возвращаюсь к комплексу Ступенчатой пирамиды, чтобы познакомить читателя с местным хемитийским учением о назначении и функциях некоторых этих сооружений. Как уже говорилось выше, я считаю, что окружающие строения были построены за много тысячелетий до Ступенчатой пирамиды и имели для древних хемитийцев намного большее значение, чем Пер-Ка, которая впоследствии стала пирамидой. По засыпанному песком пустыни внутреннему дворику разбросаны многочисленные обломки алебастра (см. рис. 37). Пол этого дворика был вымощен алебастром — минералом, используемым для передачи звуковой энергии. Согласно древнему преданию, в Саккаре звук использовался, главным образом, для исцеления. Хаким утверждает, что именно поэтому здесь работал великий целитель и жрец Имхотеп и что он был последним из древних мастеров, кто обладал этими умениями и обучал им своих учеников, и именно по этой причине греки приравняли его к Асклепию, своему богу медицины и врачевания. Согласно древнему хемитийскому учению, для возможности работы со звуком, акустическим гармоническим резонансом и были в основном предназначены Пер-Нетер и Пер-Ба.

Глава девятая
АБУ-СИР И АБУ-ГУРАБ

Примерно в двух милях к северу от Саккары лежат сдвоенные поля пирамид Абу-Сира и Абу-Гураба. «Абу-Сир» по-арабски означает «отец сардин», что представляется полной бессмыслицей, поскольку в этом районе вот уже много тысяч лет нет сколько-нибудь значимых водоемов, в которых могла бы водиться рыба. Однако Абдель Хаким обращает внимание на то, что слово «Абу-Сир» происходит от хемитийского выражения Бу-Уиззер и что это место могло быть центром или даже столицей древней цивилизации Бу-Уиззер.

В Абу-Сире обнаружены остатки нескольких сооружений, пирамид и храмов, а также других построек. На основе перевода надписей, обнаруженных около 100 лет назад, египтологи относят эту площадку к периоду V династии Древнего Царства (примерно 2450 г. до н. э.). Они считают это поле продолжением некрополя в Саккаре и погребальным местом царей. Но, как и в Саккаре и Дахшуре (и любом районе Бу-Уиззер, о которых я уже говорил или буду говорить), в древнем Пер-Нетер не было обнаружено ни одной мумии или останков, которые представляли бы собой изначальные захоронения.

Местное хемитийское предание гласит, что Абу-Сир очень стар и что руины Пер-Нетер и Пер-Ба, обнаруженные здесь, намного старше приписываемого им династического хе-митийского возраста. Во-первых, надписи на сооружениях (неверно переведенные, кстати говоря) могли появиться тысячи лет спустя после завершения строительства, так что они ни в коем случае не могут считаться изначальными. Мы обнаружили прямые и явные свидетельства существования водных каналов и озер на участке. В настоящее время к востоку от поля пирамид по-прежнему лежит озеро Абу-Сир, и египтологи полагают, что своим появлением оно обязано нынешнему Нилу. Однако мы нашли некоторые пересохшие озера и древние каналы к западу от озера Абу-Сир, что может означать, что нынешнее озеро — это все, что осталось от некогда обширной системы озер и каналов, тянувшейся с запада на восток, от древней реки Ур-Нил.

Мы исследовали развалины Пер-Нетер и окружающих сооружений, создание которых приписывается царю по имени Сахура (примерно 2440 г. до н. э.). Вместо того чтобы счесть пирамиду гробницей царя, а остальные сооружения — частью погребального комплекса, мы сделали крайне неординарные выводы. Тщательно обследуя местность между озером и комплексом, мы нашли известняковые каналы, ведущие к пространству перед Пер-Нетер, которое уж никак не походило на погребальный комплекс. Площадка перед Пер-Нетер имела базальтовые полы и гранитные стены и напоминала скорее ряд доков для лодок и судов (см. рис. 38). Мы обнаружили следы акведуков, которые шли от озера к этому месту, а вокруг него — остатки каналов для воды. Наиболее убедительным доказательством оказалось то, что местность понижалась с запада на восток, так что и вода могла течь именно в этом направлении (см. рис. 39). Принимая во внимание, что нынешний Нил протекает в восьми-десяти милях к востоку от поля пирамид, вряд ли можно было считать, что эти каналы были построены для отвода воды из современной реки; скорее, они питались другим источником, находившимся на западе — древней рекой Ур-Нил.



Рис. 38. Абу-Сир. Поблизости от пирамиды Сахуры. На верху гранитной колонны располагается картуш Сахуры. Абдель Хаким считает, что надписи были вырезаны тысячелетия спустя после сооружения колонны. Хаким (слева) стоит на том месте, где ранее располагались доки из базальта и гранита. 1997 г. Фото автора.
Рис. 39. Абу-Сир. На заднем плане — пирамида Сахуры. На переднем плане видны остатки древнего озера, вид с запада. Это не погребальный комплекс, а скорее, древний акведук для воды. Местность понижается с запада на восток, притом что источник воды находился на западе. 1997 г. Фото автора.


Вероятно, каналы для воды проходили под пирамидой Пер-Нетер, что может означать, что она была построена после сооружения акведуков и каналов для воды и каким-то образом ее функции были связаны с водой. Использование для строительства местных скальных пород, базальта и гранита было не прихотью царя, а необходимостью, вызванной практическими и геофизическими соображениями, для создания гармонического акустического резонанса. Взаимодействие воды и местных скальных пород было явно продуманным и намеренным. Это послужило дальнейшей основой для наших умозаключений относительно целей строительства и назначения пирамид Пер-Нетер.

Мы взяли пробы почвы поблизости от комплекса Сахуры и нашли следы наносного ила под верхним слоем песка, а также снова обнаружили отметки, оставленные водой на песчаных дюнах, что может означать только одно — когда-то здесь были обширные водоемы. Нам удалось найти различные образчики глиняных и керамических изделий, причем некоторые были явно вылеплены руками, вероятно, еще до изобретения колеса, что свидетельствует о том, что это место посещалось паломниками в течение многих тысяч лет. К северо-западу от комплекса, на двух песчаных дюнах, мы обнаружили фрагменты блоков из известняка, там же сохранились и отметки уровня воды, и мы выдвинули гипотезу, что эти фрагменты — остатки высоких стен из известняка (см. рис. 40). Стены образовывали акведуки, по которым вода поступала к комплексу. Марк Лейнер предположил, что доки, располагавшиеся перед пирамидой Пер-Нетер Сахуры, вероятно, соединялись с озером Абу-Сир на востоке от поля пирамид, то есть с нынешним Нилом. Однако наши находки и исследования показывают, что вода текла вниз, с запада на восток, а посему не могла поступать из сегодняшней реки. Я полагаю, что озеро Абу-Сир — это остатки некогда обширной системы озер, бравших начало у древней реки Ур-Нил, и это является, в свою очередь, подтверждением того, что возраст сооружений превышает 10 тысяч лет.




Рис. 40. Абу-Сир. Абдель Хаким идет на север от Абу-Сира в Абу-Гураб. Все поле покрыто тысячами фрагментов известняка, гранита и базальта, что свидетельствует о том, что ранее это было намного более оживленное место. 1997 г.
Фото автора.

Абу-Сир — еще одно излюбленное место Хакима, которое он посещает при первой же возможности. Каждый раз, когда я приезжаю сюда вместе с ним, нас сопровождает толпа ребятишек из близлежащей деревни. У многих из них зеленые глаза, что является отличительным признаком племени аваянцев, из которого вышли и предки Хакима. Дети (и взрослые) называют Хакима «дядей» или «дедушкой», подчеркивая таким образом фамильное родство. Как и на всех площадках Бу-Уиззер, сторожа и охранники выказывают Абдель Хакиму подчеркнутое уважение.

Примерно в миле к северу от Абу-Сира лежит Абу-Гураб. «Абу-Гураб» в переводе с арабского означает «отец вороньего гнезда», и это название, кажется, себя вполне оправдывает. Здесь высится большой холм, на котором когда-то стоял обелиск, а теперь громоздятся только руины храмового комплекса. С вершины холма открывается великолепный вид, отсюда и название «воронье гнездо» (см. рис. 41). От обелиска ничего не осталось, и внутренний двор лежит в руинах. Египтологи считают это место продолжением Абу-Сира, погребальным комплексом царей V династии.




Рис. 41. Абу-Гураб. Вид сверху на углубление, в котором раньше стоял обелиск, вид с юга. Можно видеть пирамиды Абу-Сира, а вдалеке — Ступенчатая пирамида Саккары. 1997 г. Фото автора.

Слово «обелиск» — греческого происхождения и означает «большой шампур, вертел». Обелиски считаются неотъемлемой принадлежностью хемитийской культуры, они представляют собой тонкие каменные шпили с пирамидальной верхушкой. Поскольку очевидно, что гробницами они служить не могли, египтологи определяют их как символы бога Солнца Ра (Нетер Ра) и полагают, что они сооружались с целью призвать благословение бога на умершего царя. Египтологи считают, что комплекс в Абу-Гурабе возведен в честь царя по имени Ниусерр и называют его Солнечным храмом.

Местное хемитийское учение сохранило совершенно другие сведения. И Абу-Сир, и Абу-Гураб первоначально были древними хемитийскими обрядовыми центрами, которые в династические периоды правления превратились в священные места. Обелиск по-хемитийски назывался Иб Ра (сердце Ра) и обозначал луч света, вырвавшийся из самого сердца солнца (см. рис. 42). Иб Ра олицетворял силу солнца, воплощенную в камне, для чего лучше всего подходил гранит. Поэтому представление, бытующее среди египтологов, о том, что «новый» культ Ра зародился во времена V династии, в корне неверно; это была всего лишь попытка людей, живших в династический период, возродить «стародавнюю религию». Местное же предание утверждает, что обелиск и культовые сооружения вокруг него были древними уже во времена V династии периода Древнего Царства. По хемитийским стандартам обелиск в Абу-Гурабе невелик, высотой всего 13–15 футов (тогда как некоторые обелиски достигали в высоту 150 футов), но зато вырублен из цельной глыбы гранита. В мае 1999 года мы обнаружили на площадке свидетельства того, что обелиск возвышался на верху пирамиды Пер-Нетер либо же был непосредственно соединен с ней, и оба сооружения составляли систему для передачи энергии, а вовсе не были построены для увековечения памяти какого-либо царя.



Рис. 42. Абу-Гураб. Гранитный блок с глифами lb Ra (сердце Ра), хемитийское обозначение обелиска. 1999 г. Фото автора.

Большая квадратная постройка из алебастра располагалась перед возвышением, на котором стоял обелиск. Она имеет форму хемитийского символа «Хотеп», значение которого египтологи переводят как «удовлетворенный» или «мир», тогда как доктор Дж. О. Киннаман полагает, что он означал «стол пожертвований». Пожалуй, именно этот перевод представляется наиболее правильным и значимым, поскольку у меня нет сомнений в том, что сооружение было алтарем для пожертвований и жертвоприношений (см. рис. 43). Это мог быть жертвенный стол для бога Ра или других богов, но уж никак не для умершего царя! Плавные изгибы и характерные углы алебастрового Хотеп снова наводят на мысль об использовании высокоразвитой промышленной технологии, так как их невозможно было бы создать с помощью примитивных орудий ручного труда (см. рис. 44). Кристофер Данн согласился с этим выводом, когда мы вместе посетили этот район в мае 1999 года.



Рис. 43. Абу-Гураб. Алебастровый Hotep, алтарь для приношений, вид с четырех сторон. 1997 г. Фото автора.
Рис. 44. Абу-Гураб. Крупный план алебастрового Hotep, на котором видны возможные следы машинной обработки. 1997 г. Фото автора.

Подлинную уникальность этого места, однако, невозможно оценить и осознать, опираясь лишь на логическое мышление, свойственное левому полушарию головного мозга. Величие учения Абдель Хакима заключается в возможности вовлечения в процесс мышления обоих полушарий мозга у тех, кто вместе с ним находится в поле, на раскопках, чтобы они могли острее осознать, что собой представляют исследуемые ими площадки. Хаким подключал нас к энергии места и учил применять интуицию наравне с интеллектом. Лично мне все, связанное с Абу-Гурабом, казалось очень древним, намного старше всего, что я видел до сих пор. Это чувство невозможно выразить словами, но воздействие энергии в сочетании с ощущением незримого присутствия многих сооружений древности, которые когда-то возвышались здесь, а теперь лежат в руинах, производит ни с чем не сравнимое впечатление самого древнего обитаемого места, которое мне довелось увидеть в своей жизни. Хаким настаивает на том, что Абу-Гураб — очень древний участок Бу-Уиззер и что, согласно местным преданиям, он связан с далеким доисторическим прошлым.

Некоторые сооружения в этих местах, от которых сохранилось хоть что-нибудь, являются предметом ожесточенных споров и дискуссий в научном мире. Несколько раз нам попадались куски алебастра с необычными рисунками, напоминающими шестерни или зубчатую передачу (см. рис. 45). Египтологи нарекли уже упомянутые сооружения «бассейнами», поскольку в верхней части у них имеются вмятины или впадины, углубления. Немецкий египтолог Людвиг Борхардт выдвинул гипотезу о том, что эти строения использовались для ритуальных жертвоприношений животных, но до сих пор не обнаружено ни костей, ни пятен крови, которые могли бы подтвердить эту теорию. Зато на стенках «бассейнов» отчетливо видны следы кругового движения высокотехнологичных инструментов, которыми пользовались древние хемитийцы для шлифовки и оконтуривания углов строений из алебастра, гранита и базальта (см. рис. 46).



Рис. 45. Абу-Гураб. Абдель Хаким исследует один из алебастровых «бассейнов». Обратите внимание на необычную, похожую на шестерню, конструкцию наверху. 1997 г. Фото автора.


Рис. 46. Абу-Гураб. Вид сбоку одного из алебастровых «бассейнов». Метками ленты обозначены следы круговой шлифовки, что может свидетельствовать о применении ультразвукового оборудования. 1997 г. Фото автора.

Никто из египтологов не удосужился предложить гипотезу о причинах появления этих «зубчатых передач» или рычагов на верхней части таких «бассейнов». Нам представляется очевидным, что вырублены они были с совершенно определенной целью — для прикрепления к ним чего-либо с последующим вращением. Согласно местному преданию, подобные сооружения никогда не предназначались для жертвоприношений, а алебастр использовался из-за его вибрационных, энергетических свойств.

Абу-Гураб — это место, значение которого можно понять, только побывав там. В разговорах со мной Хаким всегда подчеркивал его значимость, поскольку он твердо убежден, что это — одно из самых древних мест обитания либо проведения церемоний в Хемите, если не на всей планете. Нет никаких сомнений в том, что хемитийцы и древние египтяне, жившие во времена династического правления, почитали его как святыню и постоянно возвращались сюда, совершая ритуальные паломничества. Алебастр, наравне с гранитом, базальтом и известняком, использовался для создания физических и метафизических эффектов через посредство вибраций, которые воздействовали на органы чувств и стимулировали рост сознания и восприятия, что необходимо для прямого общения с ботами-Нетер. Предание гласит, что однажды сами боги-Нетер «спустились» с небес и посетили Абу-Гураб. Вот почему хемитийцы так почитали это место и совершали сюда святые паломничества на протяжении тысячелетий. Алебастр, гранит, базальт и известняк путем звуковых колебаний создавали гармонический резонанс, что настраивало органы чувств и повышало остроту ощущений для «общения» и единения с богами-Нетер. Согласно местным преданиям, такие районы были открыты для их посещения всеми людьми, Шеш, и никогда в древности не использовались в качестве мест упокоения членов царствующей фамилии.

Глава десятая
ЗАВИЕТ-ЭЛЬ-АРИАН

В трех или четырех милях к северу от Абу-Гураба и примерно в двух милях к югу от Гизы лежит небольшая деревушка Завиет-эль-Ариан. По-арабски «завиет» означает «угол», а Ариан — имя знаменитого коптского христианского священника. Также это место иногда называют Завиет-эль-Мусалим, или Угол мусульман. Здесь сохранились остатки нескольких сооружений, включая и то, что осталось от так называемой разрезанной пирамиды (официальное название — Ступенчатая пирамида), принадлежащей III династии периода Древнего Царства (около 2600 г. до н. э.). Неподалеку стоит другая пирамида, построенная, как полагают, в конце IV династии.

Хаким настойчиво убеждал меня в том, что в Завиет стоит съездить, что там есть кое-что особенное и что ему хотелось бы показать это мне. Еще с юных лет у него сохранились воспоминания о многочисленных пирамидах и окружающих сооружениях, которые буквально дышали древностью. Но Хаким уже много лет не бывал там, и деревня сильно разрослась за это время, поглотив большую часть руин, которые он хотел показать Бобу Ваутеру и мне. Кажется, он хотел, чтобы мы своими глазами увидели какое-то совершенно определенное место, но не мог его найти. Мы изъездили эту деревушку вдоль и поперек и потратили целый день, пытаясь найти его. По большей части, местные жители отнеслись к нам достаточно дружелюбно, но мы старались особо не мешать им и не вторгаться в их частные владения. Может быть, кому-то это покажется бессмысленной тратой времени, но мы понимали, что Хаким хотел показать нам нечто особенное, что может иметь большое значение для развития наших взглядов на древние сооружения Бу-Уиззер. Мы ждали в машине, пока Хаким расспрашивал старейшин. Когда он, наконец, вернулся, то сообщил нам, что теперь на том месте, которое мы искали, построена мечеть.

В самом центре деревни стоит мечеть, построенная там, где раньше была коптская христианская церковь, возведенная, в свою очередь, на развалинах династического хемитийского храма. Такое часто случалось в Египте (да и по всему миру). Это может служить прекрасным примером рассказов Хакима о том, что строения, принадлежащие различным периодам времени хемитийской истории и доисторической эпохи, располагаются «слоями». Последующие поколения или цивилизации благоговели перед священными местами предков, поэтому они строили свои религиозные святыни на тех же участках, которые давным-давно избрали древние из-за особой энергетики этих мест. Я считаю, что династические хемитийцы построили свой храм на развалинах еще более древней хемитийской постройки, которая принадлежала цивилизации Бу-Уиззер. Здесь присутствует очень мощное энергетическое поле. Когда мы попытались подойти к мечети поближе, чтобы сделать несколько фотографий, мусульмане-фундаменталисты заволновались и, выстроившись в ряд, преградили нам вход в мечеть. Дружеское отношение к нам растаяло без следа, и нам не позволили провести полномасштабные исследования. Было ясно, что люди считали это место священным, и нам не хотелось без крайней необходимости ссориться с ними. Мы просто сели в машину и принялись медитировать. У нас у всех появилось чувство, что присутствующая здесь энергия означает что-то важное.

Впоследствии, говоря об этом месте, Хаким снова и снова повторял, что, по его мнению, мечеть была построена над древним источником энергии, известным древним хемитийцам. Он чувствовал, что центр мечети располагался прямо над «святая святых» — центральной энергетической точкой древней пирамиды Пер-Ба. Он подчеркнул, что эта точка представляла собой энергетическую воронку, и такая же картина наблюдалась на всех полях и площадках Бу-Уиззер.

Исследователь Ларри Хантер, проводивший обширные раскопки в Завиете в течение последних нескольких лет, сообщил о том, что под руинами пирамид ему удалось обнаружить следы еще более древних сооружений, построенных из более крупных, массивных блоков известняка и гранита. Мне кажется, это можно считать примером хемитийских методов строительства и архитектурных стилей. В небольшом буклете под названием «Проект «Ворота к Ориону», Хантер и его партнер, Алекс Кнотт, опубликовали результаты своих исследований, согласно которым так называемая разрезанная пирамида, приписываемая III династии, была построена из небольших каменных блоков и представляет собой ступенчатую пирамиду, подобную обнаруженным в Саккаре. Но в песчаных дюнах, окружающих эти развалины, они нашли следы крупных известняковых блоков, аналогичных тем, которые найдены в Гизе и Дахшуре.

Они заявили, что маленькие блоки разрезанной пирамиды имеют коричневатый оттенок, в то время как подвергшиеся воздействию коррозии более крупные известняковые камни в песчаных дюнах отличаются белым цветом, как в Гизе. Хантер и Кнотт пришли к выводу, что более крупные, изъеденные коррозией блоки известняка принадлежат более позднему сооружению. Данные их наблюдений совпадают с нашими заключениями о других, уже исследованных, пирамидах, в том, что династические хемитийцы строили свои сооружения поверх или рядом с руинами древних хемитийских построек.

В своей книге «Древний секрет цветка жизни» Друнвало Мельхиседек описывает район неподалеку от Саккары, при посещении которого ему показали руины пирамиды, называемой Лехирит. Друнвало упоминает и о многих других пирамидах в этом районе, расположенных на территории военных баз или поблизости от них. Друнвало утверждает, что ему сообщили о том, что пирамида Лехирит намного старше Ступенчатой пирамиды в Саккаре. Поскольку военные базы находятся к западу от Саккары, Абу-Сира и Завиета, то, мне кажется, Друнвало показали руины неподалеку от деревушки Завиет. Друнвало упоминает, что на пути к развалинам, которые он имел в виду, его провезли через небольшую деревеньку, и было это в получасе езды от Саккары. Очень похоже, что это была Завиет-эль-Ариан, и Друнвало показали руины древних хемитийских сооружений. Когда я заговорил на эту тему с Хакимом, тот ответил, что никогда не слышал о пирамиде Лехирит, но подтвердил, что место, описываемое Друнвало, очень похоже на развалины к западу от Завиета.

Нам так и не представилась возможность тщательно обследовать сооружения, расположенные вокруг деревни Завиет-эль-Ариан. Учитывая то, что на развалинах более древнего храма построена мечеть, и видимо не случайно, а также то, что многие руины находятся на территории военных объектов, этот район все еще ожидает своего часа, когда там будут проведены широкомасштабные исследования.

Глава одиннадцатая
ГИЗА

Плато Гизы является, пожалуй, самым известным археологическим районом в мире. Расположенная в более чем двадцати милях к северу от Дахшура и в восьми милях к западу от современного Каира, Гиза (произносится с долгим звуком «и» и придыханием после «г») в переводе с арабского означает «юбка». Это название ныне относится ко всему плато, которое объединяет девять пирамид — три больших и шесть маленьких — Великого Сфинкса, а также многочисленные шахтные могилы, вырубленные в известняковых скалах (см. рис. 47).



Рис. 47. Гиза. Сфинкс, каким я впервые увидел его. 1992 г.
Фото автора.

Гизу также можно считать одним из самых трудных для проведения серьезных исследований участков, где расположены пирамиды, так как здесь жизнь днем буквально кипит — тут бывают тысячи туристов и постоянно живут сотни торговцев-лоточников, наездников на верблюдах, полицейских по охране древностей, военных, агентов в штатском, деревенских жителей из соседних поселений и археологов-любителей. Поэтому многие из наиболее серьезных раскопок приходилось вести в ночное время. Но это тот район, где нам удалось провести наиболее обширные исследования. Абдель Хаким оказал нам честь и провел с нами много часов на плато Гизы. Его деревня, Назлет-эль-Самман, находится прямо у подножия плато.

Именно Гизе, причем в большей степени, чем всем остальным археологическим районам, современная египтология обязана формированию большинства своих теорий. Я уже говорил о письменных свидетельствах историков Геродота и Манефона, которые положили начало представлениям о том, что пирамиды и храмы были построены в соответствии с религиозными верованиями о воскресении души мертвого царя. Египтологи видят в пирамидах Гизы только усыпальницы для царской семьи, и ничего больше. По-прежнему бытует убеждение, что Гиза была задумана и застроена в качестве некрополя во время IV династии периода Древнего Царства (около 2500 г. до н. э.). Археологические находки отчасти свидетельствуют в пользу этого представления, поскольку на плато действительно существовало кладбище и в определенный исторический период совершались многочисленные захоронения, на что и указывают египтологи, отстаивая придуманную греками теорию. Следует подчеркнуть что ни в одной из пирамид Гизы не было найдено ни единого захоронения, но этому факту не уделяется должного внимания и все списывается на грабителей пирамид.

Согласно общепринятой теории, в начале IV династического периода Древнего Царства (около 2600 г. до н. э.) плато Гизы представляло собой пустынную скалистую местность. Предполагается, что второй царь династии — Хнум-Хуф, или Хуфу (которого греки называли Суфисом или Хеопсом) — решил обосноваться в этом районе и построил для себя гробницу в виде пирамиды. Позднее его сын, которого нарекли именем Хафра, выстроил рядом пирамиду поменьше, но на более высоком участке, так, чтобы обе пирамиды казались одинаковыми. Он же (Хафра, или Хефрен, как назвали его греки) потом приказал из выхода известнякового пласта вырубить Великого Сфинкса, придав ему фамильное сходство. Сын Хафры, Менкаура (Мукеринос для греков), выстроил третью, самую маленькую пирамиду, рядом с первыми двумя. Вся их знать и слуги тоже были похоронены рядом со своими царями. После этого плато было заброшено, и следующая династия царей строила свои пирамиды в Саккаре и Абу-Сире.

Местные же учения предлагают совершенно иную историю появления сооружений Гизы. Я уже говорил о том, что пирамида Пер-Нетер никогда не была гробницей для царя (или для кого-либо еще). Детектив полиции Нью-Йорка Франко Доминго, полицейский художник и член исследовательской экспедиции Джона Энтони Уэста, подверг сомнению, а затем и опроверг утверждение о том, что лица и статуи Хафры похожи. С помощью биометрического метода измерив углы и расстояние между глазами, носом и подбородком на фотографии Сфинкса и у статуи с картушем Хафры, детектив Доминго убедительно доказал, что лицо Сфинкса и лицо статуи Хафры не могут принадлежать одному и тому же человеку (см. рис. 48). Более того, местное предание гласит, что то, что считается именами этих царей — это не имена, а титулы, которые могли принадлежать разным царям, так что мы можем и не узнать точно, кто из них был Хуфу, а кто Хафрой.



Рис. 48. Гиза. Сфинкс в профиль. Я согласен с детективом Франко Доминго, что это не то же самое лицо, что на статуе царя Хафры в Каирском музее. 1997 г.
Фото автора.

Другой хранитель народной мудрости, летописец майя Хунбац Мен, высказал догадку о том, как можно истолковать имена Хнум-Хуф или Хуфу. Как уже говорилось, я состоял в переписке с г-ном Меном в 1997 году. Тогда он заявил: «Оказывается, К’УФУ — настоящее название пирамиды КЕОПСА. К’У означает БОГ на языке майя-ица, или священная земля [выделено мной]». Хаким неоднократно уверял, что имена Хуфу, Хафра и Менкаура — это титулы, означающие некую определенную связь с Нетер, и могли либо относиться ко многим царям, либо быть названиями самих Пер-Нетер, или, как заявил Менбац, священной области плато Гизы.

Мои собственные исследования и наблюдения также противоречат выводам египтологов. Плато Гиза в буквальном смысле пронизывают подземные туннели. Египтологи никогда и не пытались дать вразумительное объяснение тому, для каких целей и каким образом эти туннели были построены, а только включили их в свои представления о пирамидах как об усыпальницах. Они полагают, что эти туннели представляли собой «пробу пера», своего рода тренировку в бурении или создании «плавательных бассейнов», и впоследствии использовались как проходы под пирамидами. Некоторые египтологи даже высказали предположения, что эти туннели представляют собой «символические усыпальницы богов». Они также полагают, что они были пробурены или вырублены с помощью тех же бронзовых инструментов, которые использовались для резки и обработки известняка и гранита при строительстве пирамид. Как человеку, который собственными глазами видел эти туннели, прорубленные в камне, — относительно гладкие стены, которые идут под нужными углами, — любое другое объяснение, кроме того, что эти проходы могли быть созданы только с помощью высокой технологии, представляется совершенно абсурдным (см. рис. 49). К тому же, находясь на плато Гизы в мае 1999 года вместе с Кристофером Данном, мы смогли убедиться в этом, собрав дополнительные доказательства того, что для прокладки этих туннелей и строительства пирамид применялась специальная техника и высокие технологии.



Рис. 49. Гиза. Внутри одного из туннелей под плато. Обратите внимание на относительно гладкие стены и углы, вырубленные в известняковой коренной подстилающей породе. 1997 г. Фото автора.

Местные предания недвусмысленно утверждают, что главной целью строительства подземных туннелей была доставка воды на плато Гизы. Мои собственные наблюдения и проведенные исследования как туннелей под плато Гизы, так и явных водоканалов на поверхности показали, что вода текла с юга и запада, то есть никак не со стороны нынешнего Нила, находящегося примерно в восьми милях к востоку от Гизы. Да и само плато Гизы имеет общий уклон с запада на восток.

Многие египтологи предполагают, что во времена IV династии Нил находился дальше к западу по сравнению с сегодняшним его руслом (но, тем не менее, по-прежнему к востоку от плато) и что именно этим объясняется наличие водоканалов и возможного озера перед Сфинксом. Но результаты наших наблюдений свидетельствуют о том, что вода текла вниз — с запада на восток — и что ее источник никак не мог находиться на востоке, а был именно на западе — это древняя река Ур-Нил (см. рис. 50). По словам Хакима, глубина отдельных шахт на плато составляет 300 метров, и, чтобы пробить их в толще известняка, понадобились бы колоссальные усилия. Кроме того, если, как мы полагаем, некоторые туннели тянутся на многие мили, то дальнейшие исследования могут подтвердить правдивость истории, случившейся с Хакимом в детстве. Представляется совершеннейшей нелепицей прорубать мили подземных туннелей и обводнять площадку, если она использовалась исключительно как некрополь, место захоронения царей и знати. Вода могла принести на плато жизнь, могла использоваться в сельскохозяйственных целях и для выработки энергии, что было совершенно ненужным для мертвых царей.



Рис. 50. Плато Гизы, вид с юга. Обратите внимание на уклон известняковой коренной подстилающей породы с запада на восток, по которому вода поступала во впадину Сфинкса. 1999 г. Фото автора.

Согласно местным хемитийским верованиям, туннели в Гизе тянутся ко всем участкам Бу-Уиззер. Кроме того, в западном направлении они идут до самой древней реки Ур-Нил. Чтобы узнать, насколько далеко на запад они простираются, необходимо провести тщательные полномасштабные исследования, но без специального разрешения Верховного Совета Египта по делам древностей и национального достояния, выполнение этой задачи представляется невозможным. С севера на юг эти туннели могут тянуться, по крайней мере, на 25–30 миль: как гласит местное предание, так было 10 тысяч лет назад. Мне представляется очевидным, что древние хемитийцы, пробившие эти туннели, должны были обладать чрезвычайно высокими научными знаниями и технологиями. Такой колоссальный проект по прокладке туннелей под землей, каналов и акведуков на поверхности должен был иметь и практическую цель, а не только религиозные, символические устремления.

Такого же мнения придерживается и Кристофер Данн в своей книге о Великой пирамиде. Столкнувшись с невероятной точностью измерений при строительстве монумента и окружающих его сооружений, а также с используемыми для этой цели материалами (известняком, гранитом и базальтом), Данн предположил наличие высокоразвитой научной мысли, техники и технологии. Такое грандиозное строительство просто обязано иметь веские как практические, так и мистические причины. Он рассматривает Великую пирамиду как энергетическую станцию, и эта его теория — одна из тех немногих, высказанных до настоящего времени, которые согласуются с хемитийскими представлениями о том, для чего использовался Пер-Нетер. Я считаю, что туннели и каналы являлись неотъемлемой частью Великой пирамиды и были связаны с нею. Более того, и построены они были именно в ту самую эпоху, то есть около 10 тысяч лет назад. Рассуждения Данна о методах и целях строительства Великой пирамиды прекрасно согласуются не только с местными верованиями, но и с утверждениями доктора Дж. О. Киннамана. После своих находок, сделанных им в Великой пирамиде совместно с сэром Флайендерсом Петри, доктор Киннаман заявил, что одна из задач Великой пирамиды состояла в том, чтобы функционировать в качестве гигантской радиостанции и рассылать сообщения по всей планете. Кристофер Данн уверяет, что энергию, вырабатываемую Великой пирамидой, можно было излучать в виде микро- и радиоволн, что свидетельствует в пользу утверждений Киннамана. В последнее время и другие исследователи выдвинули теории о функциональном предназначении Великой пирамиды (в качестве источника энергии). Совсем недавно украинский физик-теоретик доктор В. Красноголовец высказал предположение о том, что Великая пирамида была построена с целью усиления основных энергетических полей Земли на субатомном, квантовом уровне. Вероятно, только синтез множества различных идей и теорий позволит разработать системный, целостный подход к изучению целей и назначений этих сооружений.



Рис. 51. Гиза. Вид Сфинкса сзади и южная часть стены ограждения. Обратите внимание на следы обширной эрозии. 1992 г. Фото автора.

Многие люди ошибочно полагают, что туннели под плато Гизы были обнаружены относительно недавно. На самом же деле археологи знали о существовании туннелей еще с 20-х и 30-х годов прошлого века (а арабы — в течение многих веков). В 30-е гг. XX в. американский египтолог Джордж Райзнер вел обширные раскопки на плато Гизы и исследовал многие туннели. Под мощеной дорогой позади Сфинкса обнаружена шахта, названная шахтой Райзнера, глубина которой превышает 1000 футов и в которой есть вода. Хаким, карьера археолога которого началась в шестилетнем возрасте с работы на Райзнера, рассказал мне, что один из сыновей Райзнера утонул в такой шахте в конце 30-х годов XX века, пытаясь установить, как далеко протянулись туннели. Доктор Киннаман упоминает об этом в своей книге «Она?» Названием эта его работа обязана хемитийскому верованию в то, что Сфинкс олицетворяет женское воплощение комбинации льва-человека, а не мужское. Сфинкс воплощает в себе Tefnut (Тефнут), Sekhmet (Сехмет), Men-Het (Мен-Хет) и Mut (Мут) — египтологи называют их богинями-львицами. Богиня Нут олицетворяла небо, женское сознание пространства и космоса, и существовала до возникновения материи. В буквальном переводе Тефнут означает «слюна Нут» и представляет собой первое физическое проявление богини. Когда Нут «плюнула» на Землю, проявилась Тефнут и таким образом Сфинкс стал первым сооружением, возникшим в Гизе. Во времена ранних династических периодов Сфинкс ассоциировался с Хатор, также женским началом. И только в последующее правление, например, во время XVIII династии периода Нового Царства (около 1500–1100 гг. до н. э.), произошла патриархальная ревизия взглядов, и Сфинксу приписали мужское начало, Hor-em-akhet, или «Гор на горизонте».

Египтолог Марк Лейнер писал, что отождествление Сфинкса с мужским богом солнца началось с IV династии (2600 г. до н. э.). Он утверждает, что так называемый Сфинкс и Аллея храмов перед ним являлись частью культа солнца и что Сфинкс должен был олицетворять собой царя, приносящего жертву богу Ра в храмах — типично патриархальный взгляд, основанный на представлениях греков. Местное учение гласит, что сооружения перед Сфинксом не были Пер-Ба, а являлись частью древнего комплекса Сфинкса. Изначально Сфинкса окружало озеро, которое хемитийцы называли «озеро Хатор», перед ним были сооружены две постройки в качестве причальных доков, служивших для разгрузки товаров — нечто вроде древнего таможенного поста. Лодки со всего Хемита и даже из других земель приплывали к Сфинксу и «декларировали» свои товары и дары. Она (Сфинкс) была Хранителем плато, а также всех Бу-Уиззер. Древние хемитийцы также связывали Сфинкс со звездной системой Сириуса, и нет никакого сомнения в том, что они видели в статуе женское начало. В 1994 году я написал статью для журнала «Уорлд Иксплорер», в которой высказал предположение, что лицо Сфинкса — в том виде, в каком оно дошло до нас, — это лицо чернокожей африканской женщины (см. рис. 52). Я представил доказательства в пользу своей теории о том, что первый царь-мужчина династического периода, примерно в 3100 г. до н. э» которого называли Ног-Aha (Гор-Ага), мог приказать изменить лицо сфинкса, чтобы оно напоминало лицо его матери, Neith-Hotep (Нейт-Хотеп), и что она вполне могла быть чернокожей африканкой. Расовая принадлежность не имела никакого значения для хемитийцев, чего нельзя было сказать о племенной принадлежности и матриархальном принципе наследования, так что этот царь вполне мог решить почтить свое происхождение, оказав честь своей матери.



Рис. 52. Гиза. Сфинкс в профиль. Может быть, это лицо черной африканской женщины? 1999 г. Фото автора.

В своих рассказах Хаким не обошел вниманием и мощеную дорогу позади Сфинкса, заявив, что и она являет некоторые противоречия общепринятым взглядам. Согласно ортодоксальной хронологии, царь Хафра выстроил среднюю пирамиду как усыпальницу для себя, после чего проложил дорогу, а потом и изваял Сфинкса. Но реальное положение вещей противоречит этой хронологии. Сфинкс располагается в собственной впадине, выкопанной во время его сооружения, и вырубленные блоки были затем использованы для строительства сооружений перед ним. Но та самая мощеная дорога, идущая от средней пирамиды Пер-Нетер, не подходит непосредственно к тыльной стороне Сфинкса, а приближается как-то сбоку и под углом. Это указывает на то, что Сфинкс был уже построен, когда много лет спустя были возведены пирамиды Пер-Нетер и дорога. Последняя выложена из известняка, искусно врезанного в коренную подстилающую породу, а значит, представляет собой впадину и проходит над водоканалами.

Хаким всегда с жаром утверждал, что средняя пирамида, строительство которой не приписывается ни одному царю, была первой пирамидой Пер-Нетер, возведенной на плато Гизы (см. рис. 53). Доказательство своей правоты он видит в том, что средняя пирамида, будучи первой Пер-Нетер, была построена на возвышении, высшей точке плато. В этой связи небезынтересен тот факт, что определенное подтверждение заявлений Хакима о том, что средняя пирамида является первой Пер-Нетер, исходит от академических египтологов. Джон Бэйнс и Яромир Малек выступили с утверждением, что в древние времена средняя пирамида была известна под именем Великой пирамиды, а у нынешней Великой пирамиды было совсем другое название. Это заявление вполне могло быть навеяно местными преданиями, записанными Бэйнсом и Малеком, и может свидетельствовать о том, что средняя пирамида появилась раньше Великой пирамиды. Причина, по которой пирамида была возведена на вершине холма, а не врезана в его склон, заключалась в ее предназначении — слиться с землей и выполнять роль своего рода сейсмической пробки, резонирующей в такт основным колебаниям Земли. В своей книге Кристофер Данн пишет о том, что Великая пирамида выполняла аналогичную функцию, являясь резонатором и образуя акустический гармонический резонанс с природными колебаниями Земли. Таким образом, Данн считает Великую пирамиду двусторонним осциллятором, гармонично вибрирующим в такт основным колебаниям Земли. Я считаю, что средняя пирамида, первая Пер-Нетер, является главной сейсмической пробкой, а Великая пирамида была построена на резонансной частоте со средней пирамидой для усиления гармонического резонанса и использования этой энергии. Для того чтобы объяснить, какую роль играла в этом процессе вода, потребуется отдельная глава, так что сейчас я ограничусь лишь заявлением о том, что эксперименты и исследования, которые я провел вместе с Бобом Ваутером и Абдель Хакимом, позволили мне сделать вывод о том, что все Пер-Нетер Бу-Уиззера взаимодействовали друг с другом, создавая акустический гармонический резонанс.



Рис. 53. Гиза. Средняя пирамида, называемая пирамидой Хафры. Согласно преданию, это первая пирамида, построенная в Гизе. 1999 г. Фото автора.

Сейчас многие исследователи пытаются составить карту действительных акустических частот всех Пер-Нетер Бу-Уиззера. Я полагаю, что каждая пирамида Пер-Нетер была «настроена» на определенную частоту и что вместе они создавали то, что хемитийцы передавали глифом Не-фер, означающим не просто «красоту», как на том настаивают египтологи, но еще и «гармонию», то есть имеющим более глубокое значение. В некоторых Пер-Нетер мы записывали звук, используя разные частоты, но впереди еще предстоит большой объем работы. Инженер-акустик Томас Данли, после некоторых предварительных экспериментов в Великой пирамиде с записями звуков различной частоты, пришел к выводу, что она была построена для использования акустического гармонического резонанса. Думаю, что целью дальнейших исследований должно стать создание целостной динамической теории, которая бы объясняла все функции и причины строительства пирамид Пер-Нетер Бу-Уиззера.

В течение тех часов, которые мы провели с Хакимом в Гизе в наблюдениях и исследованиях, он показал мне многое, что говорило в пользу местных хемитийских традиций. Перед первым Пер-Нетер, средней пирамидой, располагается сооружение, которое египтологи именуют погребальным храмом, предположительно построенным царем Хафрой. Но в глазах местного мастера эта структура выглядит совсем не Пер-Ба, а огромным каналом для воды, которая поступала от пирамиды Пер-Нетер к озеру Сфинкса. Невооруженным глазом заметны гигантские «выступы», сооруженные из массивных плит известняка и образующие перемычку, проход, по которому текла вода (см. рис. 54). Это были доки для лодок, которым нужно было попасть к пирамиде Пер-Нетер. Я также видел огромные тротуарные плиты, лежащие перед пирамидами Пер-Нетер, камни, вес которых превышал 100 тонн, причем некоторые имели прямоугольную форму с длиной стороны в целых 30 футов. Кроме того, на восточной стороне Великой пирамиды лежат тротуарные плиты из базальта, уложенные поверх таких же плит из известняка (см. рис. 55). Египтологи никогда не обращали внимания на то, зачем и с какой целью это было сделано, я же считаю, что именно для усиления резонанса, когда базальт входил в гармонический резонанс с известняком. Источником вибраций служил подземный ток воды, о чем я еще буду говорить дальше.



Рис. 54. Гиза. Сооружения перед средней пирамидой. Абдель Хаким считает их каналами для лодок, построенными более 10 тысяч лет назад. 1999 г. Фото автора.



Рис. 55. Гиза. Восточная сторона Великой пирамиды. Видны остатки гигантских базальтовых глыб, уложенных поверх подстилающих известняковых плит. 1992 г. Фото автора.

Местное предание гласит, что, хотя сейчас на плато Гизы осталось девять пирамид, первоначально их было намного больше. Мы провели предварительные исследования этого района, отступив на некоторое расстояние от самой маленькой, третьей, пирамиды, которая могла оказаться остатками другой пирамиды, которую разобрали на камни. К югу от этого участка, под песками, может скрываться еще одна пирамида, но, чтобы убедиться в этом, потребуются дополнительные раскопки.

Во вторник, 2 марта 1999 года, телекомпания «Фокс» начала передачу в прямом эфире с плато Гизы. Это было грандиозное мероприятие, и ожидалось, что передача будет иметь бешеный успех. В ней принимал участие доктор Захи Хавасс, заместитель госсекретаря по делам плато Гизы, и было объявлено, что мир увидит «живую археологию». Однако в том, что касается показа настоящей археологии, передача не оправдала возлагавшихся на нее надежд. Все оказалось отснятым заранее, были показаны якобы «действительные» находки. После этой передачи я лично получил огромное количество писем по электронной почте и телефонных звонков, в которых археологи и просто друзья высказывали свое разочарование от увиденного.

Однако я всерьез надеюсь, что передача подтолкнет и вдохновит людей на поездку в Египет, чтобы своими глазами посмотреть на находки, что, несомненно, даст новый толчок развитию туризма, от которого так сильно зависит благосостояние этой страны. Но в том, что касается предоставления доказательств в пользу ортодоксальных теорий, Захи Хавасс совершил нечто прямо противоположное, высказавшись в поддержку наших новых взглядов в хемитологии. Чтобы доказать это, я подробнее остановлюсь на трех «находках». Первая, якобы действительно найденная мумия только разворошила все существующие противоречия. Проводя раскопки на западном кладбище — к западу от Великой пирамиды, где располагается явный некрополь IV династии, — Хавасс объявил об обнаружении могилы, «имеющей отношение» к верховному жрецу по имени Кай. В телепередаче компании «Фокс» Хавасс заявил, что в могиле, должно быть, лежал «родственник» Кая, поскольку среди надписей на наружных стенах было обнаружено его имя.

Однако, войдя в усыпальницу и аккуратно разобрав деревянный гроб на три части (и это явно было подстроено заранее), Хавасс вдруг заявил, без сколько-нибудь тщательного обследования, что прекрасно сохранившаяся мумия, лежавшая в нем, — это мумия самого верховного жреца, Кая! Откуда он мог это узнать? Затем Хавасс заявляет, что мумия относится не к периоду IV династии, а вероятно, к I переходному периоду, и возраст ее составляет 4 тысячи 200 лет (то есть на 300 лет позже периода IV династии). Но тогда получается, что это никак не может быть мумия Кая. Хавасс просто не мог знать всего этого, если только мумия не была найдена и не изучена заранее. И даже если так, если это произошло на 300 лет позже IV династии, то в таком случае эту мумию нельзя считать первоначальным захоронением, а только более поздним вмешательством, или интрузией. Как уже говорилось выше, интрузивным захоронением считается такое, когда группа людей, живших в более позднее время и желающих, чтобы их отождествляли с почитаемыми людьми, жившими в более ранее время, приказывала похоронить себя в монументах, памятниках или сооружениях этих людей, чтобы таким образом подчеркнуть свою связь с ними. Я утверждаю, что любые захоронения, обнаруженные в подлинных Пер-Нетер Бу-Уиззера и древних хемитийских Пер-Нетер и Пер-Ба, являются интрузивными захоронениями, поскольку вышеперечисленные пирамиды и сооружения никогда изначально и не задумывались в качестве мест упокоения (Пер-Ка). Династические хемитийцы превратили все недействующие Бу-Уиззер в некрополи, чтобы отождествить себя с легендарными, почти мистическими, персонажами древности.

Вторая «находка» Хавасса оказалась еще более экстраординарной. Хавасс, как и Марк Лейнер, признанный ярый поборник ортодоксальных взглядов на пирамиды только как на усыпальницы, и ни на что другое. И вот он повел зрителей, принимавших участие в передаче в прямом эфире, в одну из небольших пирамид, расположенных возле третьей пирамиды, которую предположительно построил царь Менкаура. Считалось, что эта пирамида предназначалась в качестве гробницы для одной из «жен» царя, его сестры, которая владела титулом Хамеренебти. В действительности же это она была Пер-Аа, «Высоким домом», и именно ей брат обязан был своим положением, в этом случае эта «небольшая» пирамида, как нас уверяют, должна была быть выстроена в качестве именно ее усыпальницы. Могу признаться, что я даже слегка занервничал, потому что мне показалось, что Хавасс действительно нашел веские доказательства в поддержку своих взглядов, но пришел в неописуемое изумление, когда он вынужден был признать перед всем миром, что «погребальная камера» оказалась неоконченной и неотделанной, а каменный ящик (саркофаг) — пустым и что в нем никто и никогда не был похоронен! Мы все очень обрадовались, ведь Хавасс непреднамеренно оказал неожиданно сильную поддержку местным преданиям о том, что никого и никогда не хоронили в подлинной пирамиде Пер-Нетер.

Последняя «находка» оказалась наиболее важной и значимой для нашей работы. Со словами «Я нашел гробницу Осириса» Хавасс явил миру изумительное зрелище. В центральном зале, на глубине примерно 100 футов ниже известняковой подстилающей породы плато Гизы, Хавасс и камеры телекомпании «Фокс» показали нам потрясающий вид. Правда, аудитория не узнала о том, что этот участок был обнаружен много лет назад, что он был затоплен водой и что понадобилось несколько лет, чтобы эту воду откачать и осушить камеру, что и было сделано в 1997–1998 годах. Хавасс со своей командой действительно нашли каменный ящик («саркофаг») — совершенно пустой, затопленный водой, в центральной части камеры. Они успели заглянуть внутрь, по крайней мере, год назад, так что, когда Хавасс поднимал крышку перед камерами, все опять было подстроено и отрежиссировано. Он объявил, что обнаружил «гробницу Осириса», но не представил никаких конкретных доказательств в пользу этого заявления. Я же пришел к выводу, что все это служит еще одним доказательством того, что туннели и все плато Гизы изначально не планировалось использовать в качестве некрополя, для проведения захоронений.

Для меня особенный интерес представляли мириады этих туннелей, которые сходились к центру, как спицы в колесе сходятся к центральной оси. Были ли они водными каналами, проложенными к этому участку ради какой-то особенной цели? Я полагаю, что на этот вопрос можно ответить «да», и постараюсь объяснить почему, когда мы будем говорить о роли воды в системе Пер-Нетер, а также о целях и назначении водных туннелей, каналов и акведуков. Сейчас же достаточно будет заметить, что Хавасс оказал поддержку новым взглядам и представлениям, а не устаревшим, ортодоксальным теориям. Хавасс даже не попытался объяснить, каким образом удалось прорубить туннели на глубине более 100 футов в известняковой подстилающей породе, а ведь мы обнаружили доказательства того, что туннели могут опускаться до глубины в 1000 футов.

Обсуждая с друзьями телепередачу компании «Фокс», мы сошлись во мнении, что она только усилила позиции учения Хакима о том, что, согласно хемитийским верованиям, наступает эра Расцвета Сознания, и как бы ни старались египтологи или кто-либо еще, истина все равно восторжествует.

Захи Хавасс снова заявил в ходе приснопамятной телепередачи, как и неоднократно писал до этого, что египтологи в ходе раскопок откопали не больше 20 %, что скрыто под плато Гизы. С этим я не могу не согласиться, более того, я знаю, что в последующие годы будет обнаружено еще много интересного. И все исследователи надеются, что об этих находках узнает весь мир.

Глава двенадцатая
АБУ-РОАШ

Последним по порядку, что не умаляет его значимости, участком Бу-Уиззер является Абу-Роаш. Расположенный примерно в пяти милях к северо-западу от Гизы, Абу-Роаш служил северной границей Бу-Уиззер, но на хемитийской карте он располагался бы внизу. По-арабски Абу-Роаш означает «отец поваров», и по-прежнему остается неясным, откуда возникло это название.

В ортодоксальной египтологии с Абу-Роашем связана чрезвычайно занимательная история. Считается, что сын Хуфу по имени Джедефра (не старший сын Кавит, или Ка-ваб, о котором не сохранилось никаких свидетельств, что он построил что-либо), покинул Гизу, где его отец возвел величайшую в мире пирамиду (опять же по мнению египтологов), и переместился на пять миль к Абу-Роаш. Египтологи могут только догадываться, зачем он сделал это: возможно, причиной послужило соперничество с другими братьями (например, Хафрой, который наследовал ему), и потому он начал строительство пирамиды в Абу-Роаш, которое так и не завершил.

Единственным доказательством существования некоей связи между Джедефрой и Абу-Роаш оказались обломки головы царя, вырубленной из темно-фиолетового кварцита и найденной затем в груде щебня рядом с полем пирамид. На картуше с головой красовался титул «Джедефра», поэтому сразу же возникло предположение, что именно этот человек построил для себя пирамиду в качестве гробницы. Египтологи утверждают, что стиль этой пирамиды свидетельствует о возврате ко временам III династии и что эта пирамида во всем проигрывает Великой пирамиде. Пирамида была построена на небольшом холме, и высота ее составила бы всего 190 футов, если бы она была закончена (с шириной подножия в 348 футов). В сравнении с Великой пирамидой, высота которой достигает 484 футов (вместе с замковым камнем сегодня ее высота равняется 454 футам), а боковая ширина граней исчисляется 755 футами, эта пирамида выглядит, просто миниатюрной. Почему же сын, ставший царем и получивший в свое распоряжение те же финансовые, людские и материальные ресурсы, которые были и у его отца, решил оставить о себе такую ущербную память?

Разумеется, внимательному читателю уже должно быть ясно, что я не приемлю предшествующую хронологию и объяснения, предлагаемые египтологами. Как утверждает местное предание, Абу-Роаш представлял собой древний участок Бу-Уиззер, и пирамида была не достроена. Холм, на котором ее возвели, примерно на 100 футов возвышается над плато Гизы, и с этой высоты на юг открывался бы прекрасный обзор. Но ведь нет никаких реальных доказательств, связывающих это поле пирамид с IV династией или любыми другими временными рамками Древнего Царства.

Проведенные мною в Абу-Роаш исследования оказались очень интересными. Во-первых, здесь нет полиции по охране древностей, нет торговцев билетами, нет разъездных торговцев и нет туристов. Марк Лейнер утверждает, что в 1995 году совместная франко-швейцарская экспедиция веда здесь раскопки, но, побывав там в 1997 году, я не заметил следов какой-либо археологической активности. Площадка выглядела по-настоящему заброшенной, и нашим с Хакимом исследованиям никто не мешал. Мы смогли разыскать «угловые камни», обозначающие расположение пирамиды, и даже тротуарные плиты (см. рис. 56). Мы обнаружили и многочисленные остатки гранитных блоков, которые недвусмысленно указывают на то, что это были строения, характерные для Бу-Уиззер хемитийского стиля (см. рис. 57). Египтологи воздерживаются от высказывания своих соображений относительно того, как древние смогли поднять тысячи тонн известняка и гранита на сотни футов вверх по холму, чтобы построить пирамиду.



Рис. 56. Абу-Роаш. Автор определяет местоположение подстилающих плит пирамид. 1997 г. Фото Абдель Хакима Авиана.



Рис. 57. Абу-Роаш. Свидетельства использования гранитных блоков при строительстве пирамид. 1997 г. Фото автора.

Результаты наших наблюдений показывают, что небольшой холм был «выбурен», чтобы устроить внутри него Пер-Нетер. Мы установили, что камни фундамента по-прежнему «врезаны» в подстилающую горную известняковую породу холма, и пришли к выводу, что пирамида совсем не была оставлена недостроенной; в свое время это была полноценная Пер-Нетер, если судить по камням, которые все еще стоят на своих местах (см. рис. 58). К своему нынешнему плачевному состоянию пирамида пришла либо в результате того, что ее разобрали на отдельные блоки, либо же ее сознательно разрушили. Нам удалось спуститься внутрь холма на глубину примерно в 100 футов, и я с интересом обнаружил там гладкие стены каверны, которые живо напомнили мне стены туннелей, в которые я спускался в Гизе и наблюдал в Саккаре (см. рис. 59). Мне представляется очевидным, что те же самые люди, которые пробурили туннели в Гизе и Саккаре, «вынули» внутренности холма и построили Пер-Не-тер в Абу-Роаше (см. рис. 60).



Рис. 58. Абу-Роаш. Инфраструктурные камни пирамид, сплавленные с природной известняковой породой. Фото автора.



Рис. 59. Абу-Роаш. Вид инфраструктурных камней снизу полой внутренности пирамиды. 1997 г. Фото автора.




Рис. 60. Абу-Роаш. Холм с каверной внутри. Видны следы камней основания. Для масштаба снят мальчик из местной деревни. 1997 г. Фото автора.

С вершины холма открывается великолепный вид на восток; мы смогли разглядеть все пирамиды Гизы, а в ясный день, когда не наплывает смог со стороны Каира, мы, вполне вероятно, увидели бы и Саккару (см. рис. 61). Может статься, что с вершины пирамиды после окончания ее строительства были видны и пирамиды Дахшура, находящиеся примерно в 25 милях к востоку. В то время облицовочные камни, которыми были выложены грани пирамид, ярко сверкали на солнце и их было видно намного лучше, чем сегодня. Мы совершенно уверены в том, что все участки Бу-Уиззер располагались на одной линии координат, которая остается пока неизвестной, и это свидетельствует в пользу местных преданий о том, что все эти сооружения были спланированы и построены примерно в одно и то же время одними и теми же людьми — древними хемитийцами.



Рис. 61. Абу-Роаш. Вид с вершины холма пирамид. Вдалеке видны пирамиды Гизы, а еще дальше — пирамиды Абу-Сира. 1997 г. Фото автора.

В 1997 году я посетил все участки Бу-Уиззер, один за другим, следуя с юга на север. Я смог разглядеть самую суть, то общее, что объединяло все эти поля пирамид, позволяя моему разуму и чувствам заглянуть в прошлое великой цивилизации. Последний кусочек мозаики встал на место в ноябре 1998 года, когда мы с Хакимом предприняли очередную невероятную вылазку в пески, чтобы найти истоки цивилизации Хемита.

Глава тринадцатая
УР-НИЛ И ОАЗИСЫ

Еще до того как познакомиться с учением Хакима, которое он изложил мне в 1997 году, о том, что древний Нил протекал в Западной пустыне Египта, я столкнулся с подобной концепцией в книге «Египет до фараонов» американского египтолога Майкла Хоффмана, вышедшей в свет в 1979 году. Я получил экземпляр книги в подарок от своего друга Чарльза Джейкоба, члена Ордена розенкрейцеров, в самом начале 1992 года, то есть до того, как осенью того же года впервые отправился в Египет. Теперь Чарльза нет с нами, но он всегда старался внушить мне, что никто и ничто не должно помешать моей работе. В своей книге Хоффман подробно рассматривает геологическое строение Северной Африки, основываясь на работах многих геологов, которые исследовали этот район.

Меня особенно поразила одна глава в его книге, в которой он пишет: «В начале века немецкий ученый М. Л. П. Бланкенхорн высказал предположение о том, что когда-то полноводный и широкий древний Нил — он назвал его Ур-Нил — протекал к западу от нынешней реки. В основу его предположения лег факт обнаружения древних галечников в Западной пустыне. Долгие годы ему никто не верил. Но сейчас, подобно огромному и медлительному маятнику, стрелка научного восприятия склоняется к тому, что Ур-Нил все-таки существовал». Эта цитата пришла мне на ум в конце 1992 года, когда в Египте я встретился с Джоном Энтони Уэстом и мы заговорили о его совместной работе с Робертом Шохом во время установления подлинной «даты рождения» Сфинкса. Уэст опровергал критические замечания Марка Лейнера, который заявил, что если действительно существовала древняя цивилизация, которая создала Сфинкс, то где-то должны оставаться и другие ее следы.

Уэст согласился, что действительно под слоем песка и вправду могут существовать остатки других сооружений, помимо Сфинкса, и, вероятно, исследователям стоило бы заняться поисками и изучением русла древнего Нила, чтобы отыскать эти следы. Уэст никогда не употреблял выражения «другой Нил», но я искренне благодарен ему уже за то, что он подвигнул меня на поиски в этом направлении. Когда Хаким в ноябре 1996 года познакомил Боба Ваутера с местными традиционными представлениями о том, что древняя хемитийская цивилизация существовала в дельте другой реки, протекавшей западнее, это стало решающим моментом в дальнейшем развитии моих представлений.

Большинство египтологов, подобно Марку Лейнеру, занимаются изучением исключительно геологии и истории нынешнего Нила, и, поскольку в соответствии с их взглядами, цивилизация в этой части планеты зародилась не ранее 3100 года до н. э., их не интересует более древняя река, которая, возможно, существовала в Западной пустыне. Но другие исследователи, например антрополог и эколог Карл Бутцер, провели огромную работу по изучению осадочных пород и гальки, чтобы проследить геологическую историю Северной Африки. Единой теории относительно возможности существования древнего Нила нет и не было из-за общепризнанных трудностей в обнаружении каких-либо сведений об истории реки. Предложение изучить речные слои осадочной аллювиальной почвы представляется трудно осуществимым, поскольку самые старые слои были разрушены эрозией. Тем не менее бытует мнение, что река, которую с натяжкой можно считать древним Нилом, действительно существовала на протяжении нескольких миллионов лет. Убедительным доводом в пользу такого предположения может стать точное определение характерных свойств давно высохшего русла и геологических скальных образований, созданных древней рекой. Согласно утверждениям Бутцера и других исследователей, возраст обнаруженных ими инструментов и мест обитания в Западной пустыне превышает 700 тысяч лет. Это был период дождей, когда великая река (Ур-Нил) протекала на много миль западнее ее нынешнего русла, которое располагалось на 300 футов выше сегодняшнего, и была на много миль шире теперешней реки. Геологическая стратиграфия слоев почвы показала, что в период от 700 до 10 тысяч лет назад периоды обильных дождей сменялись периодами страшной засухи. Условия, которые существуют в Западной пустыне сегодня, сложились менее 10 тысяч лет назад.

Существуют некоторые геологические находки, которые с уверенностью позволяют утверждать, что примерно 60–20 тысяч лет назад действительно существовал Ур-Нил, западная река. В этот промежуток времени засушливые периоды чередовались с менее засушливыми, когда возникновение жизни было делом трудным, но отнюдь не невозможным, а когда наступало время проливных дождей, длившееся тысячи лет, и западный Нил выходил из берегов, то тогда вполне могла возникнуть цивилизация Бу-Уиззер.

Некоторые египтологи и геологи полагают, что западный Нил исчез свыше 100 тысяч лет назад, но геологические данные показывают, что периоды проливных дождей продолжались и в период от 100 до 60 тысяч лет назад. Это значит, что Ур-Нил вполне мог существовать и даже положить начало древней хемитийской культуре. После того как мы с Хакимом закончили полевые раскопки в сентябре 1997 года, он предложил мне еще раз приехать в Египет, чтобы попытаться найти следы древнего Ур-Нила в четырех главных оазисах, которые по-прежнему существуют в Западной пустыне. Тогда я согласился с ним, что проведение раскопок непосредственно на месте поможет дать окончательный ответ на этот вопрос.

Экспедиция состоялась в ноябре 1998 года. В ее состав вошли четыре человека — я, Абдель Хаким, Карена Брайан и наш водитель Мохаммед. Мы отправились на экскурсию в Западную пустыню и посетили четыре оазиса: Бахарию, Фарафру, Дахлу и Харгу. И хотя вскоре стало ясно, что для окончательного подтверждения теории о существовании древнего Ур-Нила понадобятся более тщательные исследования, наша поездка оказалась исключительно плодотворной.

С первыми лучами солнца мы двинулись на юг, в полосу сплошного тумана. Через несколько часов мы достигли оазиса Бахария. Расположенная в 120–150 милях к югу от Гизы, Бахария явила нам пример того, что мы увидим во время своего путешествия. После того как в течение долгих часов мы наблюдали типичный пустынный ландшафт со скудной растительностью и немногочисленными источниками воды, в Бахарии нашим глазам предстала пышная зелень, пальмы и бурлящие жизнью деревеньки. Поскольку на поверхности земли отсутствовали признаки источника воды, а вероятность тропического ливня в пустыне практически равна нулю, было ясно, что где-то под землей должен скрываться действующий источник, давший жизнь растительности. Подобное явление характерно для всех оазисов, и мы вернемся к этому вопросу в конце главы.

В Бахарии мы задержались недолго, отправившись дальше на юг — в Фарафру. На протяжении 50–75 миль тянулись выжженные солнцем земли при практически полном отсутствии жизни, а затем снова как из-под земли возникли заросли зелени и пальм вокруг оазиса Фарафра. Мы видели, как работают на зеленеющих полях египтяне, и было непохоже, что деревни с трудом дотягивают от одного урожая до другого. Нам попадались руины древних сооружений из известняка и наносы ила, но остались ли они со времен Бу-Уиззер и древней реки? Тогда это представлялось возможным, но не более того. Мы исследовали развалины некоторых построек из кирпича-сырца, которые Хаким отнес к династическому периоду Птолемеев (около 300 г. до н. э.), так что существование династических хемитийцев сомнения уже не вызывало. Но возводили ли они свои сооружения на развалинах древних хемитийских построек? Ответа на этот вопрос не было.

Проехав еще около ста миль по пустынной местности, к полуночи мы достигли оазиса Дахла, но именно на этом отрезке пути окружающая нас природа изменилась коренным образом. Вместо желтых песков, дюн и мертвого пространства нам открылся вид, типичный для американского юго-запада. На сотни миль к западу протянулись скальные массивы, столовые горы, выходы соли и минералов, казалось, перенесенные сюда из Южной Уты и Северной Аризоны (см. рис. 62). Эти геологические образования, как и на американском юго-западе, наверняка были обязаны своим появлением огромным древним водным путям. Геологи признают, что миллионы лет назад на этом участке Северной Африки плескались океанские воды, а когда океан отступил на север, сюда с юга пришел древний Ур-Нил, который еще называют Протонилом, Палеонилом или Пренилом. Совместное воздействие океанской и речной воды в сочетании с вулканической и сейсмической активностью и породило этот потрясающий ландшафт, который предстал перед нашими глазами (см. рис. 63). Предположение о возможности существования древней реки в Западной пустыне почти превратилось в уверенность. Но открытым оставался вопрос — когда и как долго она существовала?



Рис. 62. Западная пустыня Египта. Геологические образования, свидетельствующие о существовании древних водных путей. 1998 г. Фото автора.



Рис. 63. Западная пустыня. Дополнительные свидетельства существования возможных древних водных путей. Поблизости от оазиса Дахла. 1998 г. Фото автора.

При восхитительном свете полной луны мы въехали в оазис Дахла. Он был намного больше Бахарии и Фарафры вместе взятых, и нашим взорам предстали обширные возделанные поля сельскохозяйственных культур и густые пальмовые рощи при явном наличии обильных грунтовых вод. И снова говорить о дождях не приходится, сооружений и следов внешней ирригации не было, так что растительность была обязана своим существованием исключительно подземным источникам воды. Мы переночевали в Дахле, а с раннего утра приступили к исследованиям. По всей территории оазиса были разбросаны многочисленные руины из кирпича-сырца с вкраплениями известняка, относящиеся к периоду Птолемеев. Но были ли эти фрагменты известняка остатками древних хемитийских сооружений?

Покинув Дахлу, мы двинулись на юго-восток и проехали еще 75—100 миль, прежде чем достигли оазиса Харга. И снова, стоило нам миновать окраины Дахлы, как окружающая местность разительно переменилась. Гигантские скальные массивы, выходы мрамора, холмы с крутыми склонами, столовые горы, типичные для пейзажа Южной Юты, вновь обступили нас и тянулись на много миль к западу. Мы остановились, чтобы я смог сделать несколько фотоснимков, и обследовали то, что показалось нам древним руслом реки (см. рис. 64).



Рис. 64. Западная пустыня (вид на запад). Между оазисами Дахла и Харга. Следы возможного существования древнего речного русла. 1998 г. Фото автора.

И здесь произошло нечто удивительное. Когда мы остановились, чтобы дать мне возможность сделать несколько фотоснимков различных образований, из пустыни к нам вдруг примчался маленький утенок. Мы пришли в неописуемое изумление, потому что никак не могли понять, откуда он взялся, ведь в округе не было явных источников воды. Должно быть, он свалился с грузовика, ехавшего в оазис Харга, поскольку самостоятельно жить в пустыне малыш просто не мог. Мы взяли утенка с собой, напоили и накормили его, а потом привезли в оазис и поручили заботам молодой девушки. Хаким обронил, что утка — это древний хемитийский символ рождения, Са, и это, вероятно, было подтверждением того, что мы нашли колыбель хемитийской культуры. Было очевидно, что маленький утенок обязан нам «вторым рождением», поскольку он вряд ли выжил бы в пустыне без воды и пищи.

Перед тем как въехать в оазис Харга, мы смогли полюбоваться еще более невероятными образованиями, сформированными древними водными потоками, и нас в очередной раз поразил внезапный переход к пышной зелени и растительности. В оазисе Харга, самом крупном из всех, возделанные поля занимали очень большую площадь, и там росли самые разнообразные зерновые, овощи и деревья. И снова мы не заметили следов каких-либо наружных оросительных устройств, если не считать насосов для перекачки грунтовых вод. Мы исследовали храм Птолемеев, который назывался Hebis (Ibis) (Гебис, Ибис), построенный в честь Нетер Джехути (Тота), священным животным или символом которого считался ибис. Хаким уверял, что этот храм построен на месте древнего хемитийского Пер-Ба, и мы действительно обнаружили многочисленные обломки известняка и гранита, оставшиеся от больших монолитных блоков, а также глиняные черепки самых разнообразных форм и размеров, что было обычной картиной для всех исследованных нами районов Бу-Уиззер.

Следующее утро, вместе с завтраком, принесло нам и кое-какие интересные новости. По всему Харгу стояли большие рекламные щиты с объявлениями «Посетите Новую долину!». Было очевидно, что египетское правительство начало развивать и осваивать эту местность, строя высотные дома, вспомогательные комплексы, а также выращивая разнообразные виды растительности. За завтраком мы познакомились с египетским ученым, кандидатом сельскохозяйственных наук, экспертом в области агрономии. Он не говорил по-английски, а я не разобрал его имени, но Хаким переводил для меня нашу беседу. Когда мы заговорили о египетской рекламной кампании, посвященной «Новой долине», он рассмеялся и поделился с нами своими соображениями о том, что этот район и все оазисы образовывали, в сущности, Старую долину! Когда же мы принялись расспрашивать его, что он имеет в виду, он заявил, что, по его глубокому убеждению, когда-то здесь протекала древняя полноводная река и что оазисы и грунтовые, поземные воды — это все, что от нее осталось. Мы не смогли добиться от него хотя бы примерной даты, когда река на поверхности пересохла, но и эта информация была весомой поддержкой нашим взглядам и представлениям.

Покинув оазис Харга, мы двинулись на север-восток, к городу Ассут. На этом отрезке путешествия окружающая местность обрела еще более поразительный вид. Мы поднялись в горы на несколько тысяч футов над уровнем моря, и здешний пейзаж живо напомнил мне окрестности Колорадо и Калифорнии. Мы ненадолго остановились, и я сделал несколько фотоснимков удивительтных видов, которые лежали перед нами на многие сотни миль окрест (см. рис. 65). Отсюда, с высоты в несколько тысяч футов, я мог различить, как первобытный океан и впоследствии река Ур-Нил, проложили долины и сформировали скальные образования внизу. Мне пришло в голову, что отсюда древнее русло реки видно на много миль в ширину, и на сотни миль в длину. Мы смогли даже разглядеть Каттарскую долину на севере, до которой была добрая сотня миль и которая представляет собой колоссальную впадину, оставшуюся после того, как отступил первобытный океан и образовалось огромное озеро. Много тысяч лет назад эта местность выглядела совершенно по-другому (см. рис. 66). Тогда вода здесь была в изобилии и на земле, и под землей. По словам египетского агронома, подземные воды сохранялись здесь в достаточном количестве в течение нескольких веков, если не считать циклических понижений их уровня, и оставались главным источником воды для людей на протяжении сотен тысяч лет.



Рис. 65. Западная пустыня (вид на запад). Между оазисами Харга и Ассут. Место, где возможно раньше находилось древнее русло реки. 1998 г. Фото автора.



Рис. 66. Западная пустыня, между оазисами Харга и Ассут (вид на восток). 1998 г. Фото автора.

Вернувшись из путешествия по оазисам и Западной пустыне, мне пришлось заняться бумажной рутиной. Я провел много времени в библиотеке университета Колорадо, разыскивая печатные работы по геологии Египта и Западной пустыни. Я обнаружил массу подобных работ, но только в нескольких из них хоть как-то затрагивался вопрос о возможном существовании древней реки на западе, причем все они цитировали выдержки из работ М. Л. П. Бланкехорна. Поскольку английского перевода его статьи я найти не смог (обнаруженные мною ссылки были на немецком языке и датировались началом XX века), мне пришлось удовольствоваться вторичными источниками, повествующими о его исследованиях.

В нескольких работах я обнаружил подтверждение теории существования обширного источника подземных вод. В сборнике тезисов Международной конференции в Египте в 1963 году содержалась полезная информация о наблюдениях и исследованиях подземных вод, проведенных геологами в Западной пустыне. Там же говорилось о том, что под Западной пустыней в Египте содержится такое количество воды, которого хватило бы на многие годы для всего Среднего Востока. Таким образом, многие ученые уверены в существовании обширных запасов воды, что подтверждают и проведенные нами полевые исследования.

Я считаю, что запасы подземных вод под Западной пустыней — это подземная река, а не какое-то стационарное хранилище. Вода, движущаяся по подземным проходам, подсказала древним хемитийцам идею пробить туннели и объединить их с природными каналами, открыв ей путь еще дальше на восток. Наземный древний Ур-Нил и подземная река были сестрами, и проливные дожди исправно снабжали свежей водой оба источника. Когда в конце последней эпохи оледенения, то есть примерно 10 тысяч лет назад, климат резко изменился и дожди почти полностью прекратились, Ур-Нил пересох, что положило начало возникновению Сахары и ливийской пустыни, и в неприкосновенности сохранилась только подземная река.

Хаким подал мне идею, которая заключалась в том, что древние хемитийцы «шли за водой» с запада и направили ее по каналам на восток. Они проложили туннели вплоть до нынешней долины Нила, и вода стала основным поставщиком пищи и топлива для древней цивилизации Бу-Уиззер.

Глава четырнадцатая
АСГАТ-НЕФЕР — ГАРМОНИЯ ВОДЫ

Из разговоров с Хакимом летом 1997 года в Калифорнии я вынес твердое убеждение, что он подталкивает меня к какой-то определенной точке в моих изысканиях, стремясь объяснить мне концепцию цивилизации Бу-Уиззер. Он постоянно подчеркивал первостепенную важность воды для древних хемитийцев, повторяя при этом хемитийское слово, обозначавшее воду — Asgat («Асгат»), Он рассказал мне, что приставка As (ас) по-прежнему используется в арабских названиях, например, Aswan (Асуан), то есть начало вод, и Assut (Ассут), конец вод. Похоже, это могло означать, что древняя река текла только от Асуана к Ассуту, что очень недалеко по нынешним меркам. Однако, может быть, современные города Асуан и Ассут расположены совсем не там, где когда-то протекала древняя река, поскольку свои теперешние названия они могли получить от более древних площадок, находившихся в других местах.

Полевые исследования, проведенные нами в сентябре 1997 года, подтвердили значимость воды для древней цивилизации. Рисуя картину подземных туннелей для воды, наземных акведуков, каналов и высоких известняковых стен, возведенных для направления тока воды, Хаким не уставал повторять, что древние полностью зависели от воды и знали, как использовать ее свойства. Он часто приводил в пример один из глифов, Асгат-Нефер, говоря при этом, что Пер-Нетер, Пер-Ба и другие хемитийские сооружения были построены для того, чтобы использовать силу воды. Асгат, естественно, означает «вода», но ключевое значение имел несколько необычный перевод слова Нефер. Египтологи традиционно считают, что Нефер означает «красивый» или «хороший», тогда как Хаким утверждает, что правильнее будет переводить это слово как «гармония». В данном случае «гармония» означает сознание, поднявшееся над понятиями «хорошо» и «плохо», «положительное» и «отрицательное», т. е. состояние равновесия, которое мастера описывают как «сознание блаженства». И вода, соответственно, содержит в себе самую суть Нефер, то есть способность поддерживать жизненные силы. Давно известный хемитийский символ Ankh (Анк), обозначающий жизнь и используемый в качестве словоформы для ключей, отворяющих двери или врата, переводится также и как «вода», то есть вода является ключом к жизни.

Разумеется, подобные заключения для нас не новы; всем известно, что долго без воды человек обходиться не может. Науке давно известен тот факт, что все живое нуждается в воде и что жизнь могла сначала зародиться в океане и только потом «выбралась» на сушу, что тела наши тоже, главным образом, состоят из воды, и т. д. Тем не менее, как это ни удивительно, мы относимся к воде как к чему-то само собой разумеющемуся и так давно привыкли к ней, что забыли о других ее — самых главных — свойствах и качествах, которые были хорошо известны древним хемитийцам.

После того как я обнаружил, что глиф Асгат-Нефер встречается на всех площадках Бу-Уиззер (см. рис. 67 и 68), и, увидев своими глазами туннели, каналы, акведуки, рукотворные озера, а также убедившись в существовании древней реки на западе, положившей начало предшествующей пред-династической цивилизации, я решил глубже вникнуть в то, что же представляет собой вода. Благодаря этому я открыл для себя работу двух ученых, Виктора Шаубергера (1885–1958) и Иоганна Грандера (р. 1930). Они оба, австрийцы по происхождению, восторгались водой и теми невероятными свойствами, которыми она обладала. Более внимательное изучение работы и идей этих великих умов позволило мне полнее осознать, почему хемитийцы затеяли такие монументальные проекты, непосредственно связанные с водой.



Рис. 67. Саккара. Храм Майя. Глифы, приведенные на четвертом элементе слева внизу представляют собой Асгат-Нефер, Гармонию воды. 1997 г. Фото автора.



Рис. 68. Саккара. Глифы в центре обозначают Асгат-Нефер, Гармонию воды. 1997 г. Фото автора.

Изучением воды занимались многие ученые, например Теодор Швенк, Фриц Кох, Генри Коанда, Никола Тесла, Самюэль Ханеманн (отец гомеопатии) и Антон Месмер. Но мне было очевидно, что Шаубергер и Грандер, гиганты в этой области, стоят особняком. Оба ученых верили, что вода представляет собой нечто большее, чем то, чему нас традиционно учат. Создается впечатление, что некий творец сознательно создал два газа: кислород и водород, обладающие поистине чудесными свойствами и образующие при соединении волшебную жидкость, которую мы называем водой. Вероятно, несколько неуместно употреблять в научной дискуссии слова «волшебный» и «чудесный» применительно к жидкости, которую мы воспринимаем как должное. Но поскольку я на себе испытал воздействие обоих этих эпитетов, и так как мои исследования являются одновременно физическими и метафизическими, и потому что я уверен в том, что и Шаубергер и Грандер сами приписывали воде эти качества, то и информация в этой главе должна подаваться именно таким образом: вода — это поистине дар Божий и может дать нам все, в чем мы нуждаемся — средства к существованию, питание и энергию.

Описанию жизни Виктора Шаубергера посвящены несколько замечательных книг. Я же остановлюсь на одной из лучших, которая называется «Живая энергия» и принадлежит перу Коллума Коутса. Я настоятельно рекомендую эту работу тем, кто хочет лучше и глубже узнать жизнь и творческие идеи Шаубергера, тогда как здесь я остановлюсь лишь на некоторых из них. Шаубергер родился в семье потомственных егерей — людей, которые в течение долгого времени привыкли иметь дело с природой и наблюдать. Виктор отказался от университетского образования, которое получили его братья, и провел долгие годы в уединении, в лесной глуши, изучая и наблюдая живую природу. Собственно говоря, в последние годы жизни Шаубергер заявил, что природа была его настоящим учителем, подразумевая под этим и бессчетные часы, проведенные за изучением рек и динамики бегущей воды.

Шаубергер заметил, что движение воды и незначительные перепады температур, наблюдающиеся в реках и ручьях, создают невероятный комплекс энергий. Он первым ввел в обиход выражение «вихревая динамика» для описания вихревого действия проточной воды и ее способности преобразовывать потенциальную энергию в кинетическую. Шаубергер разработал теорию, гласящую, что при соединении двух газов, кислорода и водорода, образующих жидкость под названием «вода», в этой системе накапливается колоссальное количество потенциальной энергии. При движении возрастает и частота ее колебаний, создавая уникальный вращательный и восходящий момент, который получил название «парной вихревой динамики». Вода при этом образует гигантское количество энергии. В своей книге о Шаубергере Коутс упоминает о трудностях, связанных с описанием сложных теорий Виктора. Вероятно, я тоже излагаю их слишком упрощенно, но я оставляю сугубо технические подробности специалистам. Меня же больше всего занимает общее направление работы и концепции Шаубергера.

Виктор Шаубергер очень любил немецкое слово Ur и, естественно, старался употреблять его как можно чаще в значении «изначальный», «первобытный». Аналогичным образом Бланкенхорн запустил в оборот выражение «Ур-Нил» для обозначения древней реки Нил. Шаубергер рассматривал Землю как живой организм, а воду, текущую по подземным магистралям, считал ее кровью, функции которой подобны функции крови в нашем организме. Вода не только предоставляет среду и создает условия для осуществления биохимических реакций, которые необходимы для поддержания жизни на Земле, но и обеспечивает энергию для работы всей системы. В этом, по моему мнению, и заключается суть работы Шаубергера и ее гениальность. При использовании того невероятного потенциала, которым обладает вода в качестве источника энергии, мы вообще никогда не зависели бы от сжигания ископаемого топлива и нам не пришлось бы испытать на себе страшные, разрушительные последствия расщепления атома. Именно неправильное понимание этих вопросов и привело нас к нынешнему кризису окружающей среды в масштабах всей планеты и к той дисгармонии, которая присутствует в наших современных энергетических системах. Еще в тридцатые годы XX века Шаубергер предсказал нынешний экологический кризис, исходя из нашего потрясающего невежества относительно возможностей применения наших водных ресурсов.

Шаубергер рассуждал о двух категориях энергетических реакций. Действие вихревой динамики воды, внутреннюю реакцию он назвал «имплозией» (направленным внутрь взрывом) и сравнил ее с действием центростремительных сил. Для описания имплозии он употреблял эпитеты «женственная» и «созидательная». Действие, направленное наружу, он назвал «эксплозией», отождествляя ее с центробежными силами и считал «мужской» «разрушительной» силой. По его наблюдениям получалось, что воде изначально присущи женственность и созидательность. То, что современная наука и технология уделяет слишком большое внимание эксплозивным (взрывным) реакциям получения энергии, Шаубергер считал проявлением возросшей активности мужских разрушительных сил, ответственных за отсутствие равновесия в устремлениях человека. Это похоже на крайность — полагать, что все мужские качества непременно разрушительные, поэтому «плохие», а женские — созидательные, потому «хорошие», но в природе нет ничего абсолютно хорошего или плохого. Баланс, равновесие этих сил и воплощает Нефер, гармония, которую всегда стремится поддерживать природа.

Что касается применения своих теорий на практике, Шаубергер внедрил и разработал множество изобретений и устройств, которые стали свидетельством его глубочайшего знания природы. Благодаря ему совершилась технологическая революция в австрийской лесозаготовительной промышленности. До начала XX века лесозаготовительная промышленность сохраняла примерно 20 % деревьев, срубленных и сплавляемых по рекам на лесопилки. Использование прямых каналов и металлических наклонных желобов приводило к массовой порче и потере срубленных деревьев на пути к лесопилке. Виктор, основываясь на том, что подражание природе в данном случае даст более эффективную систему, сумел повысить выход готовой продукции. Он предложил использовать деревянные (или каменные) желоба для того, чтобы имитировать естественное течение рек и ручьев, создав извилистые маршруты. Сначала над его идеями только презрительно посмеивались и немецкая профессура в области гидрологии подвергла их яростной критике. Но все-таки некоторые дальновидные и прозорливые ученые разглядели красоту его идей и поддержали их. В результате возникла система, которая позволяла сохранить до 80 % бревен. Тем не менее эта система не получила всеобщего распространения, которого она, безусловно, заслуживала, из-за косности и ограниченности руководителей промышленности, придерживавшихся устаревших взглядов и представлений.

Многими теориями и изобретениями Шаубергера воспользовалось в милитаристских целях в 30-х и 40-х годах XX века правительство нацистской Германии; например, при создании реактивных самолетов и летательных аппаратов, имеющих дисковидную форму, использующих для движения свойства имплозии и антигравитацию. Да, нацисты действительно испытывали дисковидные летательные аппараты в 40-х годах XX столетия, но не успели создать действующую модель — война закончилась. Сумев понять, что вода и воздух обладают сходными свойствами, Шаубергер утверждал, что аэропланам следует придавать аэродинамическую форму, напоминающую форму тела речных или океанских рыб, плавающих над самым дном. Взгляните на наш самолет «стелс», в основу конструкции которого легли теории Шаубергера.

Почти всю свою сознательную жизнь Шаубергер пребывал в состоянии войны с академическими учеными в таких областях, как гидрология и физика. Шаубергер выделял 33 разных типа воды, ни об одном из которых не упоминается в современных учебниках. Он утверждал, что наиболее полезна для человека, для поддержания его здоровья, та вода, которая поступает из самого сердца земли, из подземных родников и водоносных горизонтов, поскольку в ней содержатся в растворенном состоянии углерод и минералы.

Шаубергер считал, что человек никогда не заболеет раком или сердечными болезнями, если будет постоянно пить воду из этих источников, а мы лишаем воду жизненной силы и энергии, попросту уничтожаем ее применением современных технологий, прогоняя по металлическим трубам.

Иоганну Грандеру, своему соотечественнику, Шаубергер обязан дальнейшим развитием своих идей. Также сторонясь формального университетского образования, Грандер на фоне природы наблюдал и изучал правду таинства жизни. Чтобы избавиться от мучавшего его артрита, Грандер проводил эксперименты с магнетизмом и увлекся применением этого явления в лечебных целях. Собственно говоря, знакомство с магнетизмом началось у Грандера благодаря его отцу, которого интересовали различные области применения магнитной энергии. Это не было чем-то новым; на протяжении веков многие ученые занимались изучением магнетизма и электричества, а также их применением в медицине. Сэр Фрэнсис Бэкон, Антон Месмер, Бенджамин Франклин и другие, кому обычно приписывают увлечение философией розенкрейцеров, масонов или других мистических школ, считали что вибрация является основой созидания, были пионерами в области таких исследований.

Грандер экспериментировал с источниками энергии для своих приборов, в которых действие магнитного поля оказывало лечебный эффект, и изобрел устройство, названное им «водяной батареей», в котором вода использовалась в качестве источника энергии. Он обнаружил, что магнитная энергия, создаваемая в его приборах, переносилась самой водой. Подавая на воду электрические и магнитные заряды, Грандер установил, что это «оживляет» воду, возвращая ее в изначальное энергетическое состояние. Он назвал свою теорию «живая вода» и поверил в то, что изобрел панацею от многих болезней. Как и Шаубергер много лет назад, Грандер утверждал, что мы уничтожаем сами себя, «убивая» нашу воду, используя вредные химикаты и металлические транспортные системы, которые уничтожают жизненную силу воды и резко снижают ее естественную энергетику. С помощью разработанных им методов Грандер повысил частоту вибраций воды до ее естественной величины, так что стало возможным использовать ее для лечения многих заболеваний.

Грандер утверждал также, что вода обладает «памятью». Просто удалить все токсичные химические вещества и бактерии с помощью фильтрации недостаточно; вода по-прежнему хранит память об этих вредоносных добавках. И «память» об этих вредных вибрациях можно устранить только тогда, когда воде возвращается ее естественная, природная частота вибраций после обработки электрическим и/или магнитным полем. Грандер был не одинок в своей убежденности в том, что вода имеет память: и французский биолог Жак Беневист, и известный немецкий физик Вольфганг Людвиг, консультант Всемирного исследовательского фонда в Лос-Анджелесе, являются горячими сторонниками этой гипотезы. По мнению Грандера, вода, которую мы пьем из городских источников и водопровода, может приносить нам больше вреда, чем пользы.

Главная мысль, которую можно вынести из работ Шаубергера и Грандера, заключается в понимании того, что вода обладает уникальной способностью передавать свою вибрационную сущность и свойства средам низшего уровня, а также впитывать вибрационные свойства более высоких сред. Другими словами, вода, поступающая из глубины земли, обогащенная растворенными в ней минералами и углеродом, легко отдает свои свойства и питательные вещества человеческому телу, укрепляя, поддерживая и восстанавливая его здоровье. Но вода, лишенная своей природной сущности, своей жизненной силы, несущая в себе вредные вибрации токсичных химических веществ, бактерий и металлов, будет привносить эти вибрации в человеческое тело, причиняя таким образом огромный вред и приводя к возникновению заболеваний. Вот почему и Шаубергер, и Грандер так резко протестовали против наших современных систем добычи воды и подачи ее в городские центры. Питьевая вода в наших городах не только не обеспечивает нас необходимыми минеральными веществами, в которых мы так нуждаемся, а наоборот, лишает нас минералов и химических веществ, необходимых нам для поддержания здоровья, причиняя непоправимый вред нашему здоровью.

Сегодня Иоганн Грандер проживает в уединении в Австрии, отказывается давать интервью средствам массовой информации и даже отклонил приглашения переехать куда-либо в другую страну на Западе, потому что так называемые ученые навесили на него ярлык «чокнутый». Виктор Шаубергер подвергся преследованиям сначала со стороны нацистов в 30-е и 40-е годы XX столетия, а потом и американских индустриалистов, когда его вынудили перебраться на жительство в Соединенные Штаты Америки в 50-е годы XX века. И в том, что мы знаем о работах этих двух великих людей, большая заслуга Вальтера Шаубергера (сына Виктора), Олафа Александерссона, Коллума Коутса, Ганса Кронбергера, Джилл Фрейзер и доктора Джозефа Ланкастера.

Изучение работ Шаубергера, Грандера и других позволило мне осознать глубину понимания древними хемитийцами законов природы, их великую мудрость, а также понять, в каком направлении подталкивает меня Хаким в проведении моих изысканий. Именно благодаря тому, что он неустанно подчеркивал важность Асгат, мы сформулировали теории, которые стали достоянием читателей.

Розенкрейцеры и другие мистические школы учат нас, что все сущее есть вибрация. То, что мы называем физическим в отличие от нефизического, органическим в отличие от неорганического, представляет собой всего лишь набор атомов, вибрирующих с разной частотой. Сходные частоты имеют тенденцию вибрировать в гармоническом резонансе, а отличные друг от друга образуют дисгармонический резонанс, действующий разрушающе. Частоты Природы (или Бога, если вам угодно) стремятся создавать гармонический резонанс и «текут» потоками, или циклами. Предметы, созданные людьми, например пластик, синтетика, промышленные металлы и т. д., имеют вибрационные частоты, отличные от природных, и обычно приводят к возникновению дисгармонии в естественных, природных системах. В этом и заключается суть экологического кризиса, от которого страдает весь мир. Было выдвинуто предположение, что поскольку человеческие существа являются частью природы, то все, что они делают или производят, также должно относиться к категории «природного». Очевидно, что это не так; нейлон и дакрон не могут обладать абсолютно такими же свойствами, как шелк, хлопок, лен или конопля. Пластик, соответственно, нельзя сравнивать с деревом или камнем, а у промышленных металлов или синтетических камней частота вибраций совсем не такая, как у природных камней — таких, как диорит, аспидный сланец, базальт или алебастр, или таких осадочных пород, как известняк.

Великий розенкрейцер, русский художник и мистик Николай Рерих однажды заметил: «Когда вы стоите перед дилеммой, не зная, что выбрать: Реальное или Нереальное, всегда выбирайте реальное». Другими словами, если говорить о природных или произведенных человеком материалах, то первые всегда будут оказывать благотворное и здоровое влияние на организм человека. Как учили Шаубергер и Грандер, вода, добытая из глубин земли, всегда окажется для нас полезнее химически обработанной воды, поступившей из системы металлических трубопроводов.

Мне стало ясно, что Шаубергер и Грандер вновь открыли то, что было известно древним хемитийцам более 10 тысяч лет назад. Когда я высказывал теорию о существовании более древней реки Нил в Западной пустыне, служившей источником для всей системы водоснабжения древних хемитийцев, Рене Уилкинсон, геолог из Боулдера, Колорадо, заметила, что то, о чем мы говорили, — не древняя река, а просто обширные запасы грунтовых вод, которые питают оазисы и которые были источником воды для подземных туннелей. Я возразил ей, сказав, что мы говорим об одном и том же; наземный Ур-Нил и обширные запасы подземных вод были частью одной системы и питали друг друга. В ходе наших полевых исследований я обнаружил, что то, что мисс Уилкинсон называет «обширными запасами грунтовых вод», на самом деле представляет собой живой, движущийся поток, и течет он по природным подземным коридорам, которым пытались подражать древние хемитийцы, вырубая свои туннели, чтобы соединиться с этими природными артериями; в сущности, это — подземная река, потомок древнего Ур-Нила. Виктор Шаубергер сравнивал Землю с живым организмом, называя воду его кровью, а подземные туннели и проходы — его сосудистой системой, подчеркивая, что эти горизонты грунтовых вод в нормальном состоянии не пребывают в состоянии застоя, а находятся в движении, доставляя и получая энергию и жизненную силу.

Проведенные мною исследования показывают, что хемитийцы строили надземные акведуки, каналы и водоводы из природного камня, а также пробурили целые мили подземных туннелей в известняке с одной целью — получить Асгат-Нефер, Гармонию воды. Оба источника — полноводный наземный Ур-Нил и обширный подземный Ур-Нил — использовались древними хемитийцами в разветвленной системе так, как эхо не удавалось сделать ни одному народу с тех самых пор.

Древние хемитийцы понимали магию воды как источника жизни и энергии. Вот почему они избрали природные скалы и камни вулканического происхождения как средство для использования ее энергии. Как я уже говорил, недавно Кристофер Данн представил вполне убедительную теорию, иллюстрирующую хемитийскую концепцию Пер-Нетер, Дома Природы. Такие огненные камни (то есть камни вулканического происхождения), как диорит, гранит и базальт, содержат слюду, мельчайшие кварцевые кристаллы, способные усиливать и регулировать проходящие через них электрический ток, магнитное поле или любую другую вибрацию. Алебастр действует так же, как кварц. В осадочных породах, подобных известняку, содержатся нуммилиты, остатки морских организмов, придающих камню некие органические свойства и обладающие способностью проводить определенные вибрации. Как убедительно доказывает в своей книге Данн, выбор материалов и конструкции для Великой пирамиды осуществлялся не по прихоти страдающего мегаломанией царя; выбор был сделан осознанно, и сделан экспертами, которые прекрасно разбирались в вибрационных свойствах огненных камней и науке о Гармонии.

Кристофер Данн описывает Великую пирамиду как сдвоенный осциллятор — машину, которая входит в гармонический резонанс с уже вибрирующим источником. Этим источником была сама Земля, и Пер-Нетер был специально «настроен» на определенные вибрации для гармонического резонанса с Землей, выполняя роль сейсмической пробки. Задолго до того, как я познакомился с Кристофером Данном, и до того, как Хаким впервые встретил Данна в 1998 году, я узнал об этих функциях Великой пирамиды от Хакима еще в 1992 году. Как пишет Данн в своей книге, об этих принципах знал еще один великий ученый, Никола Тесла, открывший и изучивший явление переменного тока, человек, получивший более чем 600 патентов на различные изобретения.

Пирамиды Пер-Нетер выполняют функции сейсмических пробок, оттягивая на себя сейсмическую энергию Земли и вибрируя в гармоническом акустическом резонансе с Землей. Эту энергию затем можно использовать для утилитарных, практических целей. Главная заслуга Данна заключается в том, что в своей блестящей работе он сумел современным научным языком передать смысл древних учений. Такой подход очень импонирует многим людям, особенно инженерам и технократам, которые еще не погрязли в теориях и представлениях классической египтологии. Данн также объясняет внутреннее устройство Великой пирамиды, рассматривая ее как машину, энергетическую станцию, а не как гигантский мавзолей. Египтологам не удалось найти адекватное объяснение наличию гранитных перегородок в идущем вверх проходе, необычному устройству Большой галереи и Прихожей и использованию исключительно гранита в так называемой Усыпальнице царицы, зато это органично вписывается в теорию Кристофера Данна, гласящую, что Великая пирамида — это энергетическая станция.

В настоящей главе нас интересует и еще одно выдающееся открытие Данна, а именно: описание внутренней и внешней конструкции Великой пирамиды в сравнении со строением водорода. Наружные стены Пер-Нетер имеют «форму тарелки», и они могли служить для сбора и улавливания микроволновой энергии из космоса. Данн говорит нам, что частота, излучаемая атомом водорода, лежит в микроволновом энергетическом спектре, подразумевая, что эти факты не только были известны хемитийцам, но и сознательно использовались ими при строительстве Великой пирамиды. И вот здесь Данн делает очередное грандиозное допущение: топливо, производимое энергетической станцией Гизы, представляло собой водород.

И хотя с самой первой встречи с Данном в начале 1997 года я был очарован его идеями, лишь после того как в сентябре 1997 года я поработал с Хакимом в поле, я всерьез увлекся ими. Когда в начале 1998 года Данн показал мне гранки своей будущей книги, в моей голове буквально зазвенели колокольчики. Наконец, после того как я с головой погрузился в изучение работ Шаубергера и Грандера, после долгих бесед с Хакимом об Асгат-Нефер и о том, что Великая пирамида представляла собой энергостанцию, последние кусочки головоломки встали на свои места и на свет родилась всеобъемлющая новая теория.

В одиннадцатой главе своей книги Кристофер Данн излагает причины, по которым он уверен в том, что находки, обнаруженные в так называемой Усыпальнице царицы в Великой пирамиде, свидетельствуют о том, что для производства водорода, который использовался в качестве топлива для энергостанции, применялись химические вещества. Как гласит местное учение в изложении Хакима, не химические вещества служили источником водорода, а именно Асгат, вода! Книга Данна представляет собой единство научных обоснований и инженерного опыта и дополняет учение Хакима, который не уставал говорить о той жизненно важной роли, которую играла вода в Бу-Уиззер.

Древние хемитийцы пробурили мили туннелей в известняковых скалах, выстроили акведуки и водоканалы из известняка, гранита и базальта — и все это для того, чтобы создать феномен — воду, текущую так же, как это происходит в природе, по естественным путям, только здесь она подавалась по извилистым проходам, имитирующим природные изгибы реки, образуя магнитные поля и преобразуя потенциальную энергию в кинетическую. Вода, бегущая по «огненным» камням (породам вулканического происхождения), в которых много вкраплений слюды, заставляла их вибрировать с более высокой частотой. Иоганн Грандер утверждал, что текущая вода получает большую часть своей энергии от скальных пород и, в частности, от «огненных» камней. В ходе великолепно организованного природного процесса обратной связи вибрирующие камни отдавали свою энергию бегущей воде, экспоненциально увеличивая ее собственную энергию. В свою очередь, вода обратно отдавала энергию камням, заставляя их вибрировать на более высокой частоте, и так далее, до бесконечности, пока в этот процесс не вмешивалась посторонняя сила.

Среди прочего, Виктор Шаубергер наблюдал и то, как форель способна удерживаться на месте, невзирая на встречное течение. Он также заметил, что рыба может двигаться против течения, прилагая для этого очень малые усилия. Шаубергер пришел к выводу, что некий температурный градиент, который он рассчитал впоследствии и который оказался равным 4 °C (39° по Фаренгейту), названным им «аномальной температурой воды», противостоит всем силам, действующим на воду, образуя безупречный гомеостаз, гармонию равновесия. Притом что форель не окружает никакая энергия, она очень легко может плыть против течения, не встречая никакого сопротивления. Именно это наблюдение позволило Шаубергеру изобрести много устройств, основанных на принципе действия температурного градиента на воду.

Хаким продолжал знакомить меня с определенными сооружениями Гизы, которые могли служить наглядными примерами того, что древним хемитийцам были известны открытые Шаубергером принципы поразительного действия температурного градиента на воду. Во многих местах на плато Гизы в известняковых тротуарных плитах, положенных хемитийцами, можно наблюдать разрывы. Эти разрывы представляют собой отверстия круглой или квадратной формы, ведущие к подземным водным туннелям (см. рис. 69 и 70). Хаким утверждает, что через эти отверстия поступал солнечный свет, который нагревал бегущую воду. Получается, что хемитийцы использовали естественную солнечную энергию для нагревания воды, чтобы получить определенный температурный градиент, некую оптимальную температуру, которая нужна была хемитийцам для каких-то определенных целей при устройстве Пер-Нетер?




Рис. 69. Плато Гизы. Круглое отверстие в тротуарных плитах — вероятно для того, чтобы солнце нагревало воду внизу. 1999 г. Фото автора.


Рис. 70. Плато Гизы. Квадратное отверстие для нагрева солнцем воды внизу. 1999 г. Фото автора.

Бегущая вода, энергетически усиленная скалами вулканического происхождения и нагретая солнечными лучами, попадала в подземный бункер под Великой пирамидой, который называли «колодцем». В этом случае, по мнению Кристофера Данна, химические вещества (например, ангидрид цинка и раствор соляной кислоты) могли использоваться для производства водорода для энергостанции Гизы. Я полагаю, что с помощью гидролиза или каталитического превращения вода расщеплялась на компоненты: кислород и водород. Данн идет дальше, предполагая, что водород, свойства которого значительно усиливала Великая пирамида, действующая как замкнутый осциллятор, превращался в источник энергии для древних хемитийцев, образуя при этом радио- и микроволны. Итак, мы только что по-новому взглянули на проблему глифа Асгат-Нефер, который так часто появлялся на строениях Бу-Уиззер, то есть создали новую парадигму. Именно Гармония воды служила основным поставщиком энергии, используемой в пирамидах Пер-Нетер (см. рис. 71).



Рис. 71. Эдфу. Храм Гора. Глифы Пер-Нетер (пирамида) и Асгат (вода) в центре. Свидетельство в пользу того, что вода была связана с пирамидами в качестве возможного источника энергии. 1999 г. Фото автора.

А теперь я хочу остановиться на последней альтернативной теории, касающейся методов строительства и использования воды в Великой пирамиде. В своей книге «5/5 2000 Лед: Всемирная катастрофа», новое издание которой вышло в свет в 1997 году, Ричард Нун предлагает свою версию того, как была построена Великая пирамида. И хотя я не согласен ни с его объяснениями, ни со сделанными им выводами, Нун, к его чести, — один из немногих современных исследователей, который вводит постоянную воды в уравнение Великой пирамиды. Собственно говоря, Нун цитирует работу малоизвестного изобретателя по имени Эдвард Кункель, который в 30-е годы XX столетия начал изучать вопрос о том, каким образом блоки, из которых построена Великая пирамида и которые весят просто невероятное количество тонн, могли быть подняты и установлены на свои места. Отбрасывая одну возможность за другой, он пришел к выводу, что ортодоксальная теория о применении массового рабского труда, с помощью которого блоки поднимались на деревянных салазках по пандусам из кирпича-сырца, не имеет ничего общего с действительностью. Кункель решил, что для подъема блоков и их установки использовалась вода и гидравлические насосы. Кункель назвал свою теорию «Насос фараонов» и высказал предположение о том, что Великая пирамида сама по себе представляла гигантский водяной насос. Нун использует теорию Кункеля, чтобы объяснить, как были построены все хемитийские пирамиды Пер-Нетер и Пер-Ба — дескать, сначала создавались озера и бассейны воды, а потом, повышая или понижая уровень воды, древние устанавливали блоки известняка, песчаника или гранита на место.

И хотя я не могу не восхищаться стараниями Нуна, направленными на то, чтобы обнародовать теории Кункеля и признать, что многие туннели и каналы на плато Гизы предназначались для доставки воды, я не согласен с последовательностью и хронологией событий. Разумеется, я согласен с тем, что туннели и каналы имели своей целью доставку воды на плато, но только как источника питания для пирамид Пер-Нетер, а не в целях строительства. Несмотря на то что «насосная» теория Кункеля очень интересна и, как сообщает Нун, Кункель получил патент на рабочую модель в 1958 году, мне трудно безоговорочно принять ее. Я не представляю, как 43 огромных блока из гранита, длиной по девять футов и весящие, в среднем, по 70 тонн каждый, могли подниматься на воде, да еще так точно устанавливаться на свое место. Нун также описывает некий химический двигатель в центре конструкции, создающий пламя для управления температурой, но на том участке, о котором говорят Нун и Кункель, никогда не было обнаружено никаких остатков горения химических веществ. Мне также невозможно представить, как это вода поднимается на высоту 400 футов, неся на себе плавающие блоки, чтобы достроить их на верхние уровни пирамиды Пер-Нетер.

В первоначальном варианте своей книги Нун определяет время постройки Великой пирамиды как 4000 г. до н. э., то есть намного раньше ортодоксальной даты в 2500 лет до н. э., но, тем не менее, и эта дата не идет ни в какое сравнение с предполагаемым возрастом цивилизации Бу-Уиззер в 10 тысяч лет. Я по-прежнему считаю, в полном соответствии с местной хемитийской традицией, что для преодоления силы тяжести древние использовали эффект левитации, создаваемый с помощью акустического гармонического резонанса с местными скальными породами, а также вибрацию воды на ультразвуковых частотах. Доктор Дж. О. Киннаман утверждал, что ему с сэром Флайендерсом Петри удалось обнаружить «антигравитационные машины» и «вибрационные устройства» в Великой пирамиде, которые использовались для ее строительства. Британский египтолог Уолтер Эмори в 30-х годах прошлого века обнаружил в гробнице в Саккаре тайник с изделиями из камня. Среди них было много пластин, сделанных из вулканического аспидного сланца с отверстиями в середине. Не зная, к какой категории находок отнести их, он интерпретировал их назначение как «церемониальные тарелки для цветов лотоса». Некоторые из этих тарелок выставлены в экспозициях каирского музея, и я полагаю, вместе с Кристофером Данном, что эти тарелки — составная часть машин, которые, вероятно, должны были вращаться, создавая звуковую вибрацию для преодоления силы тяжести (см. рис. 5). Эти пластины из аспидного сланца вполне могут быть элементами антигравитационных машин Киннамана (см. рис. 72). С Кристофером Данном и другими исследователями я обсуждал возможность найти источник финансирования для постройки рабочей модели энергостанции Гизы, а также устройства для получения водорода с помощью воды. Что-нибудь вроде презентации, на которой будет рассказано о практическом применении этих теорий, может оказаться достаточно, чтобы «подтвердить» их правильность для тех, кто нуждается в подобных доказательствах.




Рис. 72. Каирский музей. Примеры плит из вулканического аспидного сланца. Та, что в центре, могла быть частью машины. 1998 г. Фото автора.

Ричард Нун с энтузиазмом поддержал теоретические рассуждения Кристофера Данна, и, к чести Нуна будет сказано, он пересмотрел собственные идеи в отношении назначения Великой пирамиды. Представление Нуном теории водных насосов Кункеля открыло дорогу для понимания того, насколько важную роль играла вода в жизни древних хемитийцев.

Именно гармония воды, главная способность этой чудодейственной жидкости, многие из свойств которой были заново открыты Шаубергером и Грандером, поставляла жизненные силы и топливо для всей древней хемитийской цивилизации. Это также объясняет, почему так много сил было вложено в строительство Пер-Нетер, в бурение многих миль туннелей, а также и то, каким образом этой великой цивилизации удалось просуществовать многие тысячелетия. Теперь я могу ответить и на вопросы египтологов о том, «где другие доказательства», потому что эти доказательства налицо, они здесь — в милях туннелей, по которым бежит вода, в подлинном назначении самих пирамид Пер-Нетер, в тех артефактах, которые они сами обнаружили, но не знают, для чего они использовались. Главный, оставшийся без ответа вопрос заключается в том, что же на самом деле произошло с этой очевидно безупречной энергетической системой. Кристофер Данн предполагает, что случилось некое событие, положившее конец функционированию энергетической станции Гизы, — и об этом пойдет речь в следующем разделе этой книги.

Часть третья
РАССТАВЛЯЯ ВСЕ ПО СВОИМ МЕСТАМ

Глава пятнадцатая
ХЕМИТ И МИФ ОБ АТЛАНТИДЕ


Испытывая глубочайшее уважение к своему любимому поэту Бобу Дилану, в этой последней части я действительно постараюсь расставить все по своим местам. И это значит, что мне придется углубиться в явления и понятия, которые до последнего времени официальные ученые считали не заслуживающими внимания или серьезного анализа. Если бы они захотели обсудить миф об Атлантиде или возможные контакты с инопланетянами не только в наше время, но и в далеком прошлом, то это вызвало бы вполне определенную и предсказуемую реакцию. Эти «запретные» области дадут защитникам академических взглядов и представлений повод отвергнуть, целиком и полностью, все концепции и мысли, изложенные в этой книге. Но отнюдь не к этим людям с их твердокаменными верованиями обращался я на страницах этой книги, а к тем, кто способен увидеть и почувствовать тонкие лучики нарождающегося рассвета, когда все идеи и темы станут открытыми для честной и серьезной дискуссии.

Атлантида и ее жители стали темой многочисленных книг и расследований с того самого момента, когда Платон принес эту идею в западный мир в своих «Диалогах», написанных в IV веке до нашей эры. Платон утверждал, что эту историю передали греческому государственному деятелю Солону египетские жрецы. Еще несколько греческих и римских писателей упоминали о великой древней цивилизации, исчезнувшей в результате катаклизмов, изменивших лицо Земли. История о великом потопе присутствует в мифологии и литературе почти всех народов мира, что убеждает многих авторов в том, что так оно и было на самом деле. В своей книге «Катаклизм» британский ученый-историк Д. С. Аллан в соавторстве с геологом и антропологом Дж. Б. Делэром высказывает уверенность в наступлении всемирного катаклизма примерно одиннадцать с половиной тысяч лет назад, что очень близко к названной Платоном дате этих событий.

В ходе интенсивного изучения метафизики я узнал, что история Платона об Атлантиде и о других еще более древних цивилизациях, таких, как, например, Лемурия в Тихом океане, является составной частью западных метафизических преданий. Такие организации, как Орден розенкрейцеров, масонские ложи, Теософское общество, Ассоциация исследований и просвещения, Орден Золотой Зари и Орден тамплиеров, — все они принимают миф об Атлантиде как реальное событие, имевшее место во времени и пространстве.

В начале 70-х годов XX столетия, когда я впервые познакомился с работами Эдгара Кэйса об Атлантиде, я очень заинтересовался этим вопросом и прочел много книг, в частности написанных Игнатиусом Донелли, Робертом Стэйси-Джаддом и Мэнли П. Холлом. Размышления Кэйса были занимательными и очень подробными, и, судя по его жизнеописанию, он вполне заслуживал доверия. В его работах связь между Атлантидой и древним Египтом казалась очевидной, и, начиная свои исследования в 1970 году, мне представлялось вполне логичным допустить, что Египет возник в результате миграции высших существ с обреченного острова — Атлантиды. Следует отметить и то, что Марк Лейнер, так часто упоминаемый в этой книге в качестве одного из наиболее ярых поборников общепринятых взглядов академической египтологии, выражавший сомнение в существовании какой-либо хемитийской цивилизации до династического периода, начал свою карьеру в качестве последователя Эдгара Кэйса и в 1974 году написал книгу, в которой высказался в поддержку истории об Атлантиде и древней хемитийской истории.

Я впервые услышал лекцию доктора Дж. О. Киннамана, записанную на пленке, в 1979 году, и именно его заявление о том, что он и сэр Флайендерс Петри нашли в Великой пирамиде доказательства существования Атлантиды вместе с древними записями и антигравитационными машинами, пробудило во мне неожиданный интерес к его жизни и деятельности. Пожалуй, можно считать, что слова доктора Киннамана стали для меня той последней каплей, которая заставила меня действительно поверить в реальность Атлантиды. Получается так, что еще в самом начале XX века, до того как Кэйс предал гласности имеющуюся в его распоряжении информацию о связи между Атлантидой и Египтом, Киннаман и Петри нашли конкретные тому доказательства! Разумеется, с равным успехом можно утверждать и обратное — поскольку Киннаман никогда ни на людях, ни в частном порядке не обсуждал эти факты до самого 1950 года, а Петри вообще ни словом не обмолвился об этих предполагаемых находках, то Киннаман попросту выдумал эту историю после публикации книги Кэйса. Такой довод часто приводили мне скептики, и, откровенно говоря, в то время мне трудно было ответить им что-либо определенное.

Поскольку, как я уже говорил, Киннаман заявил, что они с Петри дали обещание правительствам Великобритании и Египта не рассказывать о своих находках при жизни, то все это остается чистой воды досужим вымыслом.

Однако было еще одно утверждение Киннамана, которое совсем недавно, благодаря работе Кристофера Данна, получило некоторое подтверждение. Киннаман говорил, что одним из предназначений Великой пирамиды было ее использование в качестве гигантской радиостанции, рассылавшей сообщения по всей Земле. Киннаман заявил, что от секретного входа в Великую пирамиду, который они обнаружили на юго-восточной ее стороне, отходил коридор, который заканчивался винтовой лестницей, по которой они опустились на 1000 футов, ниже скального известнякового основания. Там, в большой комнате на каменном столе лежал огромный куб кристаллического кварца со стороной грани в 30 футов. Внутри него размещались тысячи призматических структур, и он был источником радиоизлучения.

Среди исследователей, которые горячо поддержали идею о существовании предшествующих высокоразвитых цивилизаций (более 10 тысяч лет назад), был Дэвид Хэтчер Чайлдресс. Плодовитый писатель и путешественник, Чайлдресс написал несколько книг о забытых и потерянных городах в разных частях планеты. В своей книге «Забытые города Северной и Центральной Америки» Чайлдресс упоминает, что в одном из выпусков журнала «Аризона хайвейз», датированным 1960-м годом, он наткнулся на статью о том, что египетские артефакты предположительно были найдены в Гранд-Каньоне в 1909 году и что полный репортаж об этом был помещен в газете «Феникс Газет». Чайлдресс принялся за поиски и нашел копии газетных публикаций в общественной библиотеке. И действительно, в течение двух дней подряд в апреле 1909 года эта история не сходила с первых полос «Феникс Газет». В статье рассказывалось об обнаружении пещеры в Гранд-Каньоне в Аризоне, в которой лежали египетские мумии и артефакты. Находками занимался профессор С. А. Джордан из Смитсоновского института, но, когда Чайлдресс позвонил туда, чтобы ему подтвердили факт обнаружения, ему ответили, что никогда не слышали о подобных раскопках или артефактах. Собственно говоря, археологи Смитсоновского института категорически заявили, что в Северной Америке не было найдено ни одного египетского артефакта и что в самом институте никогда не слышали о профессоре С. А. Джордане. В денверском музее мне посчастливилось найти копии ежегодных отчетов Смитсоновского института. Отчеты за 1909 год отсутствовали, зато в отчете за 1911 год С. А. Джордан значился как полевой археолог Смитсоновского института.

В ходе бесед с доктором А. Дж. Макдональдом, Президентом и Исполнительным директором Фонда Киннамана, которые состоялись в 1994 году относительно сообщений Чайлдресса об обнаружении египетских артефактов и мумий в Гранд-Каньоне, доктор Макдональд конфиденциально поведал мне, что одним из мест, куда, по словам Киннамана, из Великой пирамиды были отправлены радиосообщения, был как раз Большой Каньон в Америке. Получается, что такой информированный археолог, как доктор Киннаман, вполне мог знать о находках в Большом Каньоне в 1909 году и даже мог знать самого профессора С. А. Джордана, связав, таким образом, египетские находки с Великой пирамидой. Впрочем, пока все это остается лишь домыслами и не более того.

Сейчас в нашем распоряжении имеется утверждение Кристофера Данна о том, что если Великая пирамида функционировала в качестве замкнутого осциллятора, то при этом она вырабатывала колоссальное количество микроволновой и радиоэнергии. Так что Великая пирамида вполне могла работать и как гигантская радиостанция, как о том и говорил Киннаман. Хаким неоднократно повторял, что, по местным преданиям, среди прочих назначений Великой пирамиды было и коммуникационное — таким образом, снова три наших источника информации дают подтверждения нашему новому представлению о Великой Пер-Нетер.

Теперь я могу связать воедино различные кусочки информации. В 1992 году у нас с Хакимом состоялись продолжительные дискуссии об Атлантиде. В то время его представления по этому вопросу были неясными и расплывчатыми, что, если говорить откровенно, весьма меня удивило. Он заявил, что доказательств реальности мифа нет и что Платон мог попросту выдумать историю о том, что Солон получил информацию от египетских жрецов. Когда же я заговорил об Эдгаре Кэйсе и традиционных представлениях об Атлантиде у западных мистических школ, Хаким заметил, что все они безоговорочно приняли историю Платона. Хаким, впрочем, объяснил, почему он придерживается таких взглядов. Дело в том, что ему не нравилось то, каким образом использовался миф об Атлантиде, то есть «монументы (пирамиды, Сфинкс и т. д.) были созданы неафриканцами». Хаким возражал против возможного расистского способа толкования мифа об Атлантиде, говоря о том, что миф интерпретируется в типично расистских традициях — дескать, некая «группа просвещенных белых людей» спаслась с тонущего континента, и в Африку пришла цивилизация, чтобы «научить невежественных, отсталых черных аборигенов достижениям цивилизации». Не могу не сказать о том, что здесь Хаким выражал собственное мнение о том, что миф используется для утверждения расистской точки зрения — якобы африканцы неспособны создать высокоразвитую цивилизацию без вмешательства белой, кавказской[1] расы. Я уже говорил о том, что Хаким — ярый афроцентрист, и его мнение о мифе об Атлантиде лишь выражает эту его позицию. Хаким твердо убежден в справедливости хемитийских преданий о том, что Хемит представлял собой высокоразвитое общество, являясь колыбелью человечества, и ему не нужны были «атланты» или кто-либо другой, чтобы научить хемитийцев строительству пирамид или других сооружений из камня.

Как человека, долгое время изучавшего традиции розенкрейцеров и других мистических школ запада, меня беспокоило подобное отношение Хакима. Многие годы я размышлял над нашими с ним беседами, не решаясь вновь затронуть этот вопрос. Однако, после того как Хаким предстал перед общественностью в роли местного хемитийского Мастера и Хранителя мудрости, в 1997 году я вновь поднял эту тему, но с некоторыми оговорками. Поскольку мы уже давно и много говорили о древнем Хемите и Бу-Уиззер, я сказал ему, что миф об Атлантиде был, в некотором роде, легендой о некоей Глобальной Морской Культуре, которая существовала до «потопа», до катаклизма, произошедшего 11с половиной тысяч лет назад, цивилизации, которая находилась в Северной Африке, в древнем Хемите. Я пошел еще дальше и предположил, что если континент под названием Атлантида действительно находился в Атлантическом океане у побережья Африки, то он, несомненно, был связан с Хемитом торговыми и родственными связями и никак не мог быть отдельной, более высокоразвитой цивилизацией. Такая постановка вопроса явно польстила Хакиму, и он больше не возражал против «теории об Атлантиде», если Хемит был главной величиной в этом уравнении. Эта теория и мне представляется достаточно правдоподобной, потому что теперь я уверен, что в своей истории об Атлантиде Платон (который был Посвященным хемитийских мистических школ), говоря о египетских жрецах, обратившихся к Солону, имел в виду хемитийцев и что на это у него были свои причины. Одна из них могла заключаться в том, что Платон, будучи Посвященным хемитийского учения, был связан клятвой не разглашать всю правду и оберегать тех, кто по-прежнему хранил эти традиции в современном ему династическом Хемите.

Теперь мне кажется, что и доктор Дж. О. Киннаман использовал миф об Атлантиде аналогичным образом. Вероятно, обнаружив доказательства существования древней хемитийской цивилизации, он сопоставил их с известным мифом об «атлантах», а также соотнес их с масонским учением, носителем которого он сам являлся. В некоторых других своих работах Киннаман писал, что знал о том, что возраст древнего Хемита был намного старше, чем считали ортодоксальные египтологи. Представляя свое видение истории группе масонов, Киннаман мог использовать миф об Атлантиде для красного словца, чтобы привлечь внимание, как поступил и Платон, потому что он знал, что время открыть правду о древних хемитийских учениях еще не пришло (даже масонам!).

Кристофер Данн тоже внес свою лепту в эту историю об Атлантиде. В своей книге Данн описывает рельефы (произведения искусства), обнаруженные в подземных криптах в Храме Хатор в Дендаре в Верхнем (Южном) Египте, которые указывают на то, что хемитийцам было, вероятно, известно электричество (см. рис. 73). Храм Хатор в Дендаре, в котором были обнаружены эти рельефы, относится к постройкам позднего династического периода, так называемой эре Птолемеев, примерно к 100-му г. до н. э. В одной из нижних крипт на стене с рельефами изображен бабуин, держащий два ножа перед явно электрической лампочкой (круксовой трубкой), изменяя, вероятно, направление потока электронов (см. рис. 74). Интерпретировать эти рельефы пытались многие ученые и писатели, в частности Джозеф Иохманс и Мойра Тимм, но никто из них не был знаком с местными традициями. Хаким утверждает, что то, что изображено на рельефах, это не знание об электричестве, доступное жрецам династического Хемита, которые и вырезали их в камне, а представление об энергии, которым обладали древние хемитийцы задолго до наступления династического периода. Далее он заявил, что бабуин, родственный символ Джехути (Тота), мудрости Нефера, держал ножи в знак предупреждения. По его мнению, на рельефах представлены те знания об энергии, которые были известны и использовались древними хемитийцами, затем оказались забыты и отброшены потомками.



Рис. 73. Дендара. Храм Хатор. Рельефы в нижней крипте храма, возможно, свидетельствуют о том, что древние знали электричество (изображение древних трубок Крукса). 1999 г. Фото автора.



Рис. 74. Дендара. Храм Хатор. На рельефах в нижней крипте показан Скрывший Свое Имя (бабуин, спутник Тота), держащий ножи перед возможными трубками Крукса. 1999 г. Фото автора.

Объяснения рельефов в Дендаре, данные Хакимом, заставляют нас вернуться к наблюдениям Данна внутри Великой пирамиды. Как уже упоминалось, Данн заявил, что обнаружил доказательства применения химических веществ для получения водорода, вырабатываемого энергетической станцией Гизы. В основу своей гипотезы Данн положил несколько наблюдений: первое — отложения солей вокруг южной шахты на южной стене так называемой усыпальницы царицы, которую он полагает местом, где смешивались эти химические вещества и где проходила реакция, остаточным продуктом которой и была соль. Он также утверждает, что наличие двух шахт, ведущих в усыпальницу, вызвано отнюдь не необходимостью дать дорогу душе умершего царя (как утверждается египтологами и даже некоторыми альтернативными теориями), а для подвода двух химических растворов, которыми, по мнению Данна, были ангидрид цинка и соляная кислота. В результате реакции образовывался водород, а цинк выпадал в виде осадка, чем и объясняются отложения солей на стенах усыпальницы царицы. Данн также упоминает о покрытых темными пятнами стенах камеры северной шахты, где, вероятно, и находилась соляная кислота, которая вступала в реакцию с известняковыми стенами. Все это свидетельствует об использовании двух разных химических растворов, а также объясняет наличие двух шахт (см. рис. 75).



Рис. 75. Великая пирамида Гизы. В северной шахте в усыпальнице царя видны темные пятна на известняковых стенах. Возможное свидетельство в пользу теории Криса Данна о том, что кислота могла применяться для производства водорода в Великой пирамиде. 1998 г. Фото автора.

Далее Данн высказывает предположение о том, что в усыпальнице царя произошла «авария», взрыв, который положил конец использованию Великой пирамиды в качестве энергостанции. Согласно выдвинутой им гипотезе, химическая реакция начиналась в усыпальнице царицы, в результате которой водород поступал в усыпальницу царя, которая реагировала на это образованием акустического гармонического резонанса, многократно усиливая его. Но однажды реакция вышла из-под контроля и произошел колоссальный взрыв, положивший конец процессу Данн полагает, что доказательством произошедшего взрыва можно считать выгнутые гранитные стены камеры и трещины в гранитных балках на потолке (см. рис. 76). Египтологи приписывают трещины в граните древнему землетрясению, но, как справедливо замечает Данн, доказательства, приводимые в пользу землетрясения непоследовательны и противоречат друг другу. Нет никаких свидетельств землетрясения в ведущем в подземные камеры Нижнем коридоре, который углубляется в известняковую скальную породу, он находился бы намного ближе к эпицентру землетрясения, и разрушения в нем должны были быть более существенными, чем в усыпальнице царя, располагавшейся намного выше, во внутренней структуре пирамиды.



Рис. 76. Великая пирамида. Трещины в гранитном потолке усыпальницы царя. После съемки правительство Египта заделало их. 1992 г. Фото автора.

Работая с гранками книги Данна (по его просьбе) перед ее публикацией в 1998 году, я должен был признать, что его гипотеза поставила передо мной ряд вопросов. Зная от Хакима, что вода, Асгат, была источником водорода и энергии Великой пирамиды, я вдруг понял, что логика и наблюдения Данна произвели на меня столь сильное впечатление, что мне надо найти способ примирить эти две явно различающиеся теории. Мои собственные наблюдения, которые я провел в Великой пирамиде в 1997 и 1998 годах, вынудили меня согласиться с Данном в том, что в усыпальнице царя действительно произошел взрыв. Стены камеры испещрены вздутиями и заметно отделяются от пола (я сфотографировал трещины в потолке). Никто, кроме Данна, не попытался объяснить изменение цвета гранитного каменного ящика (который ошибочно называют «саркофагом») в камере. Вырубленный из розового асуанского гранита, сегодня ящик имеет шоколадно-коричневый цвет, который не является его естественным, природным цветом. Данн полагает, что цвет изменился в результате колоссального взрыва, вызвавшего химическую реакцию в граните.

Теперь я могу свести все кусочки головоломки воедино и представить гипотезу, объединяющую сказанное в предыдущей и этой главе. На основе работ Виктора Шаубергера, Иоганна Грандера, Кристофера Данна, а также местного ученого Абдель Хакима, я сделал вывод о том, что именно вода была источником энергии для энергостанции Гизы. Когда пирамида Пер-Нетер окончательно обрела форму функционирующей электростанции, что, по моему мнению, произошло более 20 тысяч лет назад (Киннаман утверждал, что они с Петри обнаружили «доказательства» того, что возраст пирамиды превышал 36 тысяч лет), вода, в ходе каталитической реакции разлагающаяся на кислород и водород в великолепно организованной реакции имплозии, служила источником энергии.

Мы много разговаривали с Кристофером Данном на эту тему, и он поставил передо мной дилемму. Если вода действительно служила источником водорода, который применялся в энергостанции Гизы, то почему в усыпальнице царицы было две шахты, тогда как вполне достаточно было бы одной, если вода была основной средой реакции? После долгих часов, проведенных в медитациях и размышлениях, я все-таки нашел ответ. Перелистывая книги и просматривая многочисленные рисунки храмовых рельефов, я вдруг остановился на одной странице. Там был рисунок, знакомый по многим храмам Пер-Ба, — царя, новоиспеченного посвященного, «миропомазывали» водой два Нетера, Джехути (Тот) и Гор. Я назвал эту сценку «Две воды» и возвращался к ней снова и снова (см. рис. 77). В свете того, что Шаубергер различал много типов воды, мне стало ясно, что хемитийцы также подразделяли воду на категории, и на вышеупомянутой картине изображено использование двух ее разновидностей. Джехути, хотя и представленный фигурой мужского Нетера, представляет собой лунное, женское начало и мудрость (согласно тибетским хроникам, мудрость у них тоже женского рода). Гор олицетворяет солнечного Нетера и мужское начало (вероятно, сострадания, опять же согласно тибетским учениям). Теперь мне стало понятно, почему Хаким потратил столько времени, показывая нам две различные туннельные системы, одна из которых находилась глубоко под землей, а вторая — ближе к поверхности. Наличие двух шахт объяснялось тем, что в усыпальнице царицы использовалось два вида воды — холодная вода из подземного Нила, поступающая по туннелям, проложенным под плато Гизы, лунная по своей природе, женская, и подогретая вода, текущая ближе к поверхности сквозь базальт и гранит, заряженная солнечной энергией, мужская, поступающая через круглые и квадратные отверстия, прорезанные для этой цели в скальном основании.



Рис. 77. Ком-Омбо. Храм Собека-Гора. «Две воды», изображение царя, омываемого водой по лунному циклу, Тота (слева), и по солнечному циклу, Гора. 1999 г. Фото автора.

Вот в этом и заключается практический смысл выражения Асгат-Нефер для древних хемитийцев. Смешение женской и мужской воды приводило к созданию состояния Нефер и образованию огромного количества водорода в ходе чистой реакции имплозии. Эта реакция продолжалась в течение многих тысячелетий и, похоже, недостатка в энергии не было, поскольку обильные дожди поставляли достаточное количество воды, необходимой для получения водорода. Но что-то все-таки произошло, вероятно, начали повторяться продолжительные периоды засухи, вызвавшие сокращение дождевых осадков, и Ур-Нил пересох или же уровень его резко понизился, что привело к истощению источника воды. Другой причиной могло быть снижение сознательности людей из-за того, что Век Атона (Мудрейшего) подошел к концу и от использования воды в качестве поставщика водорода отказались вообще, заменив ее химическими веществами, либо же произошло одновременно и одно, и другое. Как бы то ни было, использование химических веществ привело к выпадению соли в осадок и появлению пятен на стенах, о которых говорит Данн, и вместо созидательной реакции имплозии (по Виктору Шаубергеру и Иоганну Грандеру) чудодейственной Асгат-Нефер произошла разрушительная реакция, опять-таки по свидетельству Кристофера Данна.

Таким образом, крипты (подземные часовни) Дендары как раз и могут повествовать о неправильном использовании огромной энергии, известной древним хемитийцам, и содержать предупреждение о грядущей катастрофе. Я полагаю, что этот взрыв, «авария» в усыпальнице царя произошли 12—6 тысяч лет назад, и именно это реальное событие и породило миф об Атлантиде. Но такое объяснение неизбежно порождает вопрос, который уже задавали мне в ходе моих лекций на протяжении последних нескольких лет — как могло получиться, что древние хемитийцы, обладая развитым сознанием и осведомленностью, перешли на использование химических веществ и допустили возможность такого инцидента? Следующая трудность состоит в том, что тот период (12—6 тысяч лет назад), к которому я отнес аварию, приходится на хемитийскую эру Атона — время расцвета сознания и чувств. Я не могу не признать, что по-прежнему не знаю, как объяснить подобные неувязки, но факт остается фактом — крипты в Дендаре несут в себе предупреждение об опасности неправильного применения знаний и технологии, и в Великой пирамиде на самом деле произошла авария. Если объединить то, что их водный источник, Ур-Нил, пересох, наступал период падения чувств и сознания, по мере того как Атон приближался к Амону, а также влияние всемирного катаклизма, произошедшего около 9500 г. до н. э., можно предположить, что коллективный страх вынудил древних хемитийцев вернуться к использованию химических веществ и реакции эксплозии для получения энергии и силы. Как пишет в своей работе Эдгар Кэйс, Атлантида погибла в результате безответственности и неправильного использования своих энергетических и технологических возможностей, а также пренебрежения к законам природы. Рельефы в Дендаре как раз и предупреждают об этом — о «Гибели Атлантиды». Я полагаю, что миф об Атлантиде был передан грекам в виде метафорического изображения реальных событий, произошедших в древнем Хемите, и, действительно, Хемит и Атлантиду нельзя считать независимыми цивилизациями.

Следующий этап моих исследований существования возможной связи между Хемитом и Атлантидой пришелся на 1998 год. Как я уже упоминал в начале книги, в течение многих лет меня очень интересовали работы Георгия Гурджиева. Серия очерков под названием «Гурджиев в Египте», написанная Уильямом Патриком Паттерсоном для журнала «Телос», а также последовавший за ними документальный фильм с тем же названием вновь всколыхнули угасший было интерес к работам Гурджиева. В своей второй книге, «Встречи с замечательными людьми», Гурджиев утверждает, что однажды видел карту «допесчаного Египта» (Египта без песков) у какого-то армянина-монаха. Собственно, это событие и подтолкнуло Гурджиева отправиться в Египет на поиски сведений о происхождении человека в древних школах мудрости.

Паттерсон также увлекся материалами о поездках Гурджиева в Египет, и стал внимательно изучать его работы. Паттерсон убежден, что Гурджиев видел изображение Сфинкса на карте «допесчаного Египта», после чего отправился в эту страну, чтобы лично заняться исследованиями. Разумеется, я согласен с тем, что если это действительно была карта «допесчаного Египта», то на ней наверняка были и пирамиды, и Сфинкс на древнем плато Гизы, когда оно еще не превратилось в пустыню. По мнению Паттерсона, Гурджиев утверждал, что свои представления он почерпнул у школы «Эзотерического христианства», которая зародилась в древнем Египте за много тысячелетий до прихода Иисуса. Я встретился с Паттерсоном на лекции, которую он читал в Денвере, Колорадо, в июле 1999 года. Мы оба сошлись во мнении, что Гурджиев вполне мог соприкоснуться с местными традициями более ста лет назад, особенно во время своего продолжительного пребывания в Эфиопии. Гурджиев был твердо уверен в том, что истоки всех современных эзотерических школ и учений следует искать в преддинастическом Египте, а это свидетельствует в пользу наших представлений о древнем Хемите.

Кроме того, Паттерсон упомянул еще о нескольких высказываниях Гурджиева, которые подтолкнули меня к дальнейшим поискам. В своих работах и устных высказываниях Гурджиев утверждал, что на стенах храма Тора в Эдфу, расположенного на юге Египта, он нашел некие надписи (посвящения), в которых упоминается Атлантида. В своих статьях Паттерсон упоминает книгу британского египтолога Э. А. Реймонда «Происхождение египетского храма», в которой приводится перевод текстов из Эдфу. Реймонд назвал эти надписи «Строительными текстами», будучи убежденным в том, что они представляют собой предания о происхождении зданий древних храмов.

Я счел переводы текстов из Эдфу, сделанные Рейнольдом, непоследовательными и неполными, и решил расспросить об этих текстах Абдель Хакима. Во время нашей экскурсии в октябре 1999 года мы посетили храм Гора в Эдфу и своими глазами увидели надписи на стенах. Нам стало ясно, что тексты Эдфу представляют собой копии намного более древних текстов, тогда как сам храм был построен в эру Птолемеев, примерно в 200 г. до н. э., и в них шла речь о событиях, произошедших в древнем Хемите за много тысяч лет до того, как был построен этот храм. Гурджиев считал, что в текстах говорилось о высокоразвитых существах, которых Реймонд, в соответствии с ортодоксальными приемами перевода, именовал «Нетер», т. е. «богами», которые пришли с острова, погибшего во время потопа, и принесли мудрость древним хемитийцам. Однако Хаким трактовал тексты совершенно по-другому. Я думаю, что тексты относятся ко времени существования древней реки Ур-Нил более 30 тысяч лет назад, когда разлив полноводной реки превратил всю Северную Африку в островной архипелаг. По мере объединения хемитийцы переходили с одного острова на другой, возводя храмы и пирамиды и создавая древнюю цивилизацию Хемита. И снова это переселение нашло свое отражение в мифе об Атлантиде. Хаким совершенно определенно отверг измышление о том, что тексты описывают приход более высокоразвитых нехемитий-цев из других, неафриканских земель, которые научили хемитийцев строить сооружения из камня. Я полагаю, что древние люди двигались вслед за рекой с юга и запада, и в Земле Осириса, Бу-Уиззер, основали союз 42 племен, создав поля пирамид на юге, например Эдфу и Абидос. Таким образом, тексты описывают переход хемитийцев на более высокий уровень сознания, объединения их с Нетер, раскрытия их чувств и создания их цивилизации. Тексты повествуют, как с разных островов прибывали Нетер и как они начали возводить колоссальные строения из камня. Мы не обнаружили никаких ссылок на катаклизм, но все равно хемитийцы наверняка «перепрыгивали» с острова на остров, пока все 42 племени не объединились, создав единую цивилизацию.

Но в Атлантике (или Антарктике, как утверждают некоторые источники) могла существовать высокоразвитая островная цивилизация, исчезнувшая в результате гигантского катаклизма примерно одиннадцать с половиной тысяч лет назад. При этом в Северной Африке в это же время также могли появиться большие острова, ставшие таковыми в результате разлива Ур-Нил а, заселенные представителями высокоразвитой цивилизации древних хемитийцев. Миф об Атлантиде может описывать всю Глобальную Морскую Культуру, которая существовала в разных частях мира примерно 10 тысяч лет назад, большая часть которой погибла во время стихийных бедствий планетарного масштаба. Мне кажется, в эту мифологию следует обязательно включить и древних хемитийцев.

Жрецы древнего Хемита могли развлекать греческих путешественников историями о стихийных катаклизмах, уничтоживших островную цивилизацию, преподнося им устные предания о Глобальной Морской Культуре, которая когда-то действительно существовала. Им было прекрасно известно, что отсвет прошлой славы озарял и древний Хемит, но всей правды греческим «варварам» они так и не открыли.

Глава шестнадцатая
А БЫЛИ ЛИ ПРИШЕЛЬЦЫ?

Одного упоминания об Атлантиде обычно бывает достаточно, чтобы самые ярые сторонники ортодоксальной науки недовольно морщили носы и отворачивались, но если затронуть вопрос о внеземных цивилизациях, то вас могут забросать камнями. Однако эта тема продолжает волновать умы людей с тех самых пор, как в 1947 году появились первые данные о неопознанных летающих объектах, то есть более чем 53 года назад! Да я и сам чрезвычайно увлекся ею с тех пор, когда впервые, в возрасте восьми лет, в самом начале пятидесятых годов, собственным глазами увидел первый НЛО. Я рос в шестиэтажной каменной коробке в Бронксе, Нью-Йорк, и моим любимым развлечением было залезать на крышу дома в предзакатные часы. Как-то в августе, когда день уже клонился к вечеру, я, по обыкновению, сидел на крыше, погрузившись в свои мысли, как вдруг заметил в небе три ярких световых пятна, двигавшиеся клином с северо-востока на юго-восток в направлении Манхэттэна. Достигнув некоей точки на юге, они внезапно развернулись на 180° и направились обратно на север, мигнули и пропали из виду. Я совершенно точно помню, что тогда мой умишко подсказал мне, что это никак не могут быть обычные аэропланы. До самого 1986 года я никому не рассказывал об этом происшествии, пока у меня не взяли интервью по поводу книги, в которой я писал о результатах своей работы с хрустальными черепами.

Это происшествие пробудило во мне пристальный интерес к уфологии, НЛО и научно-фантастическим кинофильмам пятидесятых годов. В этой книге я не ставил себе задачи проследить все этапы «движения», начиная с 1947 года, но в самом начале 70-х годов XX века я всерьез увлекся исследованием возможности контакта древних человеческих цивилизаций с представителями инопланетного разума. Именно одной малоизвестной книге, «Звездное дитя человеческое», написанной Максом Флиндтом и Отто Биндером еще в 1962 году, но опубликованной только в 1974, я обязан тем, что всерьез начал изучать возможность того, что человечество отнюдь не родилось на этой планете в результате эволюции, а возникло в ходе экспериментов по генной инженерии, которые проводили другие существа.

Работа Флиндта и Биндера намного больше напоминала подлинный научный труд, чем более популярная книга фон Даникена (которого сурово критиковали за ненаучный подход), но я прочел все записи фон Даникена, и меня поразило то потрясающее количество археологических аномалий, о которых он рассказывает. И все-таки наибольшее влияние на меня и других исследователей, занимающихся этой темой, оказал сугубо научный анализ и мысли Захарии Ситчина. Свое путешествие в то, что он назвал «Хрониками земли», Ситчин начал со своей первой книги «Двенадцатая планета», вышедшей в свет в 1976 году.

Об этом труде Ситчина я не имел ни малейшего представления до начала 80-х годов XX века, но, стоило мне с ним познакомиться, как я начал увлеченно читать все, написанное им. И хотя кое в чем, касающемся древнего Хемита, мы с ним расходимся во мнениях, общее направление его исследований о возможности существования еще одной планеты в нашей Солнечной системе, которую древние шумеры называли Нибиру, на которой когда-то процветала высокоразвитая цивилизация, непосредственно участвовавшая в рождении и становлении человеческой расы, продолжает весьма интересовать меня. Переводы шумерских клинописных текстов, дошедших до нас только в виде фрагментов и возраст которых превышает 5 тысяч лет, сделанные Ситчином, разительно отличаются от академических интерпретаций. Ситчин очень подробно и буквально переводит тексты, когда в них описываются боги, передвигающиеся в летательных аппаратах и вступающие в контакты с человеческими существами.

Разумеется, большинство антропологов и биологов полностью отвергают теории Ситчина, но за последние 25 лет ему удалось вырастить целую плеяду последователей, таких, как Друнвало Мелхиседек, Нейл Фриер и Ллойд Пай. В своей книге «Все, что вы знаете, — неправда» Пай приводит убедительные доказательства того, что эволюционные теории Дарвина не могут объяснить ни происхождение жизни, ни происхождение человечества. Пай приходит к выводу, что только теория о вмешательстве внеземного разума способна пролить свет на «скачки», которые должна претерпеть эволюция, чтобы породить вид Homo Sapiens, то есть нас!

Хотя в общем я согласен с тем, что человечество обязано своим появлением генетическим экспериментам других, высших, существ, меня не убеждают доводы Ситчина, Пая и других, что только одна-единственная группа, Аннунаки Нимбру, вступила в контакт с древними людьми. После того как я с головой погрузился в изучение древних хемитийских преданий и литературы, посвященной НЛО, передо мной начала вырисовываться более перспективная панорама.

В течение последних семи лет позиция Хакима относительно возможности жизни на других планетах и НЛО оставалась какой-то неопределенной. С одной стороны, он довольно-таки скептически отнесся ко многим сообщениям об НЛО и похищениям людей, считая, что они распространяются для того, чтобы посеять панику с целью подчинить себе людей, чего он никак не мог одобрить. С другой стороны, он представил мне такие доказательства, свидетельствующие о его убеждении в том, что древним хемитийцам приходилось иметь дело с пришельцами и что существование жизни на других планетах и в других измерениях — это реальность, о чем говорят и древние предания хемитийских хранителей мудрости. Мне стало ясно, что он во многом согласен с теориями Ситчина, но считает, что Аннунаки ни в коем случае не были единственными представителями иного разума, вступавшими в контакт с древними хемитийцами.

Чтобы продемонстрировать правоту Ситчина, Хаким обратил мое внимание на явно месопотамский стиль архитектуры, присутствующий в дворовом комплексе в Саккаре. Это может означать, что древний Шумер существовал задолго до того, как ортодоксальные ученые признали его цивилизацией, то есть более 10 тысяч лет тому назад. Возможно, что Аннунаки действительно оказали влияние на хемитийцев, возводивших каменные сооружения в Саккаре. Хаким также сообщил мне кое-какие сведения, которые наверняка не были известны самому Захарии Ситчину — о том, что на побережье Средиземного моря в северном Египте есть маленький городок в дельте, который носит название Нибиру. Хаким утверждает, что жители Нибиру издавна славились как замечательные рыбаки, и, когда на рынках, разбросанных по всему Египту, раздается их зазывный клич «Рыба из Нибиру!», покупатели спешат к ним со всех ног. Тот факт, что египетский город носит шумерское имя, — имя, которым была названа планета в нашей Солнечной системе, — может означать наличие некоей связи между Аннунаками с Нибиру и древним Хемитом.

Мои разногласия с Ситчиным начинаются тогда, когда он пытается приписать Аннунаки из Нибиру все достижения хемитийцев, то есть пирамиды и прочее, а Нетер (Богов) считает подлинными Аннунаки. Проведенные мною исследования показывают, что в контакт с древними хемитийцами вступали многие экспедиции инопланетян, и одна из наиболее важных прибыла из звездной системы Сириуса. И Роберт Темпл, и Марри Хоуп посвятили целые книги тому интересу, который хемитийцы проявляли к Сириусу. Именно Темпл в своей книге «Загадка Сириуса» описал африканское племя догонов, которое знало о том, что Сириус — двойная звездная система, задолго до того, как в XX веке современные астрономы открыли наличие 2-й звезды в системе и говорят о «Сириусе А» и «Сириусе Б». Вполне возможно, и даже вероятно, что современные догоны — прямые потомки одного из древних хемитий-ских племен, от которого к ним и пришло это знание.

Как пишет в своей книге «Древний Египет: связь с Сириусом» Марри Хоуп, у древних хемитийцев был точный календарь, в основе которого лежал гелиакический (солнечный) восход Сириуса. Династические хемитийцы связывали этот солнечный восход (наблюдаемый примерно 23–26 июля) с ежегодным разливом Нила, от которого в значительной степени зависел их урожай и само существование. Многие из хемитийских мифов связывают Нетер с Сириусом, в частности Птаха, Сехмета, Исиду и Осириса (Уиззер). Собственно говоря, беседа, которую я имел с Хакимом в каирском музее в 1997 году, лишь подчеркнула важность этой связи. Я рассказал ему о том, что в течение многих лет пытался подобрать соответствие хемитий-скому обозначению Сириуса, которое египтологи пишут как Sopdet (Sp. dt). Хаким заявил, что египтологи пишут это слово неправильно; оно должно выглядеть как S. pth, что, пр его мнению, значит Sa-Ptah (Са-Птах), то есть место рождения Пта. Когда он произнес это, у нас с Бобом Вау-тером от удивления глаза полезли на лоб. Получается, хемитийцы прямо утверждали, что Пта пришел из звездной системы Сириуса?

Более того, Пта считали «Тем, кто пришел с голубых небес», и всегда изображали его или в головном уборе голубого цвета, или с голубой кожей (см. рис. 78). Хаким предложил мне провести химический анализ собранных во время полевых раскопок образцов голубого пигмента, который хемитийцы использовали в своих настенных росписях, бисере и гончарных изделиях и который, по утверждению Хакима, отнюдь не был кобальтом или лазуритом. Насколько мне известно, этот пигмент так и не был до конца идентифицирован. Неужели он намекал, что этот голубой пигмент, который связывали с Пта, «Тем, кто пришел с голубых небес», имел внеземное происхождение? Неужели пигмент, как и Пта, пришел с Сириуса? Ответы на эти вопросы можно получить после проведения спектрографического анализа собранных мною образцов, денежные средства для которого я надеюсь найти в ближайшие годы. Хаким также посоветовал мне исследовать рельефы и статуи Пта, чтобы определить, какую расу он представлял. Обычно его изображают с азиатскими глазами, кавказским носом и негроидными очертаниями губ. Очевидно, он воплощает в себе множество рас, будучи Отцом или прародителем с Сириуса. Грекам Пта стал известен под именем Зевса, а впоследствии римлянам — под именем «патера» (отца): Пта, Патер, «Прародитель Рас». В 1999 году Хаким внес уточнения в перевод имени Пта как «Тот, кто приходит с голубых небес, через воды, со звезд». Совершенно очевидно, он ссылался на хемитийское учение о том, что Сириус является «звездным семенем» для человеческой цивилизации.



Рис. 78. Пта. «Тот, который приходит с небес», обычно изображался с голубой кожей или голубым головным платком.

Супругой Пта была Сехмет, одна из многих хемитийских богинь (Нетер) с головой львицы. В буквальном переводе ее имя означает «Власть», и выражение Hemet означает «Женщина власти» (которое египтологи совершенно неправильно переводили как «жена», в древнем Хемите такого понятия не существовало). Лицо Сехмет по-прежнему можно часто встретить на стенах храмов Пер-Ба, причем сохранились и следы голубого пигмента, и, таким образом, ее предположительная связь с Сириусом (см. рис. 79). Других львиц-богинь, таких, как Тефнут, Мен-Хет и Мут, тоже отождествляли со Сфинксом, ведь они были наполовину львицами, наполовину женщинами. Роберт Темпл отождествлял Сфинкса с Анубисом, или Ab-Nub (Аб-Нуб) по-хемитийски, богом с головой шакала, а также, следовательно, с Сириусом, ведь Сириус известен как Созвездие Пса. Но, цитируя Карену Брайан, мы не можем утверждать, что «древние мыслили так же, как и мы», то есть совсем необязательно, что хемитийцы связывали Сириус с собакой, как это произошло у греков. Нам доподлинно известно, что хемитийцы отождествляли Сириус с Исидой, сестрой-супругой Осириса, которая была неотъемлемой частью мифологии и преданий древнего Хемита.



Рис. 79. Ком-Омбо. Храм Собека-Гора. Сехмет, на ее лице все еще виден голубой пигмент, связывающий ее с Пта (слева) и Сириусом. 1999 г. Фото Терезы Л. Кратер.

Эта связь между Сириусом, Львицей и Сфинксом также прослеживается и в двух других книгах, принадлежащих перу Марри Хоуп. В этих книгах — «Люди-львы» и «Пашаты и прозрачные люди» — мисс Хоуп опубликовала информацию, полученную путем контакта с высшими существами. Многие отрицательно относятся к сведениям такого рода, подобным тем, которыми пользовался Кэйс, поскольку зачастую их нельзя подтвердить или задокументировать. Тем не менее еще в самом начале своих занятий мистикой я научился с уважением относиться к любым источникам информации. Работая в качестве научного сотрудника в Ордене розенкрейцеров (ДМОРК), мне приходилось проводить тестирование (с соблюдением всех научных требований и сохранением чистоты эксперимента) так называемых медиумов, которых мы предпочитали именовать людьми с оккультными способностями. Поэтому я на собственном опыте убедился, что интуиция заслуживает самого серьезного к себе отношения. Существа, которых Марри Хоуп представила в своих книгах, называют себя Пашатами (Paschats), по имени хемитийской богини с головой кошки Пашт (Pasht) и французского слова chat — кошка. Они утверждают, что принадлежат к семейству львов, что они прямоходящие, мигрировали в пятое измерение и потому не обладают более плотными трехмерными телами, подобно нам.

Пашаты заявляют, что они очень тесно связаны с древней хемитийской культурой; таким образом, многие боги в хеметийской мифологии могут, на самом деле, олицетворять именно их. Хаким, например, отождествляет Сфинкса с Тефнут, львицей-богиней, чье имя означает «Плевок Нут», поскольку она была первым физическим проявлением Богини Неба, Нут. Тефнут считается одной из старейших хемитийских богинь (Neter) и, подобно Сехмет, в древних преданиях она ассоциировалась с Сириусом. Вот почему я готов сделать допущение, что Сфинкс, возраст которого, по местным верованиям, превышает 50 тысяч лет, имеет непосредственное отношение к Сириусу и пашатам, а вовсе не к созвездию Льва, как утверждают Роберт Бауваль и Грэм Хэнкок, которые, соответственно, исчисляют возраст Сфинкса в 10 тысяч лет, что приходится как раз на последний астрологический период Льва. Я считаю, что Сфинкс развернут лицом именно в сторону гелиакического восхода Сириуса на — востоке, а вовсе не для встречи восхода солнца, как утверждают ортодоксальные египтологи. В 1992 году я состоял в переписке с Марри Хоуп и поделился с ней своими соображениями относительно связи Сфинкса с Сириусом и пашатами, и она с энтузиазмом согласилась со мной (см. рис. 80).



Рис. 80. Фигура «Lowenmensch», льва-человека. Обнаружена в пещере Hohlenstein-stadel в Германии, датируется 32000 г. до н. э. Рассматривается Марри Хоуп в ее книге «Пашаты и хрустальные люди». Хоуп цитирует немецких исследователей, которые утверждают, что статуэтка, обнаруженная в 1939 г. и расколотая на 200 частей, имела женскую грудь и явно изображала львицу-женщину (Сфинкс?). Это может свидетельствовать в пользу концепции о том, что образу женщины-львицы, по меньшей мере, 32 тысячи лет. Фото Кеннета Гаррета для Национального географического общества, 2000 г. Использована с разрешения Курта Вербергера из музея Ульма, Германия, и Национального географического общества.

Ярче всего поддержка Хакимом возможности контактов древних хемитийцев с инопланетянами проявилась на поле пирамид в Абу-Гурабе. Хаким всегда уверял нас в том, что Абу-Гураб — очень старый район, вероятно, один из самых старых, если не самый старый, на которых жили доисторические хемитийцы. Как уже говорилось выше, в течение всего периода династического правления хемитийцы совершали паломничества в Абу-Гураб, чтобы принести дары огромному алебастровому Хотепу, месту приношения даров богам (Neter). Я уже давно высказывал уверенность в том, что алебастровые сооружения, которые египтологи называют «бассейнами», использовались для чего угодно, только не для жертвоприношения животных. Хаким предположил, что эти сооружения имели какое-то отношение к машинам и/или использовались «инопланетянами» для взлета и посадки своих кораблей. Местные предания называют Абу-Гураб древней посадочной площадкой, и именно так относимся к ней и мы. Вот только для кого она служила посадочной площадкой? Я понимаю, что это лишь мои домыслы, не имеющие реальных доказательств (ведь нет никаких достоверных свидетельств присутствия инопланетного разума), но все это прекрасно вписывается в рассказы о «людях со звезд», которые местные хранители мудрости решили сейчас поведать миру.

В последние годы многие авторы увидели существование непосредственной связи между хемитийской мифологией и звездной системой Ориона. Эта тенденция приобрела особенную популярность после того, как в 1994 году вышла книга «Загадка Ориона», написанная инженером Робертом Баувалем и Адрианом Гилбертом. Дальнейшее развитие эта теория получила в книге Бауваля «Послание Сфинкса», написанной в соавторстве с Грэмом Хэнкоком и опубликованной в 1996 году. Однако пальма первенства в этой области принадлежит отнюдь не Баувалю, поскольку эту гипотезу выдвигали и Джейн Б. Селлерс в своей книге «Гибель богов в древнем Египте», а еще раньше — и Александр Бадавий, и астроном Вирджиния Тримбл. Бауваль упоминает этих авторов в своих книгах, так что он ни в коем случае не плагиатор, но именно его обычно считают первым, кому пришла в голову подобная идея. Бауваль считает, что пирамиды Гизы выстроены в соответствии с расположением звезд в Поясе Ориона, а другие пирамиды соответствуют другим звездам в созвездии Ориона. Исследователь Ларри Хантер развил теорию Бауваля, заявив, что он нашел поля пирамид, которые соответствуют другим звездам в созвездии Ориона. Однако местные предания вовсе не уделяют Ориону столь пристального внимания, как эти исследователи. Бадавий, Тримбл, Селлерс, Бауваль, Хэнкок и Хантер — все они ссылаются на так называемые «Тексты пирамид», которые послужили основанием для их гипотез.

Эти тексты предположительно датируются концом V династии периода Древнего царства (в соответствии с общепринятой хронологией), то есть примерно 2500 годом до н. э. Я считаю, что перевод этих текстов сделан неправильно, а их значение сильно преувеличено ортодоксальными египтологами и уже упомянутыми учеными-альтернатив-щиками. Впервые обнаруженные в пирамиде Вениса (не Унаса), тексты являются якобы магическими заклинаниями, призванными защитить душу умершего царя. Бауваль и другие интерпретируют тексты как магический ритуал погребения, отождествляя душу умершего царя с Уиззер (Осирисом), после чего связывают Уиззер с Орионом. В частности, эту теорию развивала Джейн Селлерс, которая утверждала: «В одном из его аспектов (воплощений) Осириса называли Саху. После изучения карт неба древних египтян стало ясно, что он соответствует нашему созвездию ОРИОНА». Но дальше она говорит: «Переводчики действительно постоянно переводят название Орион как египетский Саху». Многие ученые сочли эту веху отправной в своих исследованиях, уверовав в то, что Орион послужил источником хемитийских мифов и загадок, которому обязан своим происхождением Уиззер/Осирис. Однако в ходе одной из моих бесед с Хакимом, состоявшейся в октябре 1999 года, тот отрицает, что имя Саху имеет какое-либо отношение к Ориону. Хаким переводит Саху как «Тот, кто знает, но молчит», подчеркивая его связь с мудростью Уиззер, но не имеющей никакого отношения к звездной системе Ориона.

Многие годы я задавался вопросом, представляют ли тексты пирамид настоящую, чистой воды загадку, как утверждают многие ученые? И вот сейчас голос и древнее знание Абдель Хакима внесли вклад в появление противоположной точки зрения. Хаким утверждает, что последние тексты датируются 2350 годом до н. э., тогда как традиции ведения письменных записей (Суф) у хемитийцев исполнилось никак не меньше 6–8 тысяч лет. Все исследователи единодушны во мнении, что нынешние тексты представляют собой копии более древних текстов, но «оригиналы» последних так и не были обнаружены. Совершенно определенно можно утверждать, что ни один из таких текстов не был найден в пирамидах так называемой IV династии, но бытует убеждение, что тот же самый процесс, то есть отождествление умершего царя с Уиззер и, таким образом, с Орионом, существовал на протяжении всего периода Древнего Царства.

Я отвергаю концепцию Саху, которая отождествляет Уиззер с Орионом. Согласно традиционному хемитийскому учению, Уиззер — это воплощение Са-Пта (Сириуса), а также других ботоъ-Нетер, таких, как Исида, Пта и др. В ходе экскурсионной поездки в Египет в 1999 году мне представилась уникальная возможность впервые посетить храм Осириса в Абидосе на юге страны в обществе Хакима. Ортодоксальные египтологи именуют его храмом, построенным царем по имени Сети I и полагают, что он был построен около 1250 г. до н. э. Хаким же утверждает, что царя с таким именем не существовало, это был титул, который носили многие фараоны. Возраст Пер-Ба (храма) намного превышает предполагаемую дату его сооружения (1250 г. до н. э.), и он является священным, древним Пер-Ба, посвященным Уиззер. Этот Пер-Ба, славящийся своими замечательными рельефами, на которых сохранилась древняя краска — один из лучше всего сохранившихся памятников в египетской археологии; Хаким научил меня различать стили рельефов по их возрасту. Практически всегда (с некоторыми исключениями) лепные рельефы старше вырезанных. Название «лепные рельефы» говорит само за себя — сценка и символы приподняты над поверхностью камня, в то время как вырезанные рельефы вырублены в камне. Рельефы в храме Абидоса представляют собой великолепные образчики древних, лепных рельефов, возраст которых намного старше 1250 г. до н. э., приписываемого им (см. рис. 81). Абидос — это древний район, посвященный Уиззер, и Пер-Ба был возведен в честь бога (Neter), а не какого-то царя. На рельефах Уиззер в Абидосе у него голубая кожа — не черная или зеленая, как утверждают иные авторы, а именно голубая. Совершенно очевидно, что Уиззер при этом отождествляется с Пта и Сириусом, а не с Орионом. Хаким полагает, что храм в Абидосе на много тысячелетий старше так называемых «текстов пирамид», найденных в пирамиде Вениса в Саккаре.



Рис. 81. Абидос. Храм Осириса. Примеры лепных рельефов. Глиф Иси- ды находится в центре. 1999 г. Фото автора.

Неподалеку от храма Осириса в Абидосе располагается еще более древний храм Пер-Ба, известный под названием Осиреион. Будучи также посвященным Уиззер, это сооружение, ныне пребывающее в руинах, на 50 футов ниже вышеупомянутого храма, но, что достойно изумления, египтологи относят его к тому же самому периоду времени! Не нужно быть семи пядей во лбу и досконально разбираться в археологии, чтобы понять, что если постройка на 50 или более футов ниже соседней, причем поблизости отсутствуют природные холмы или скалы, то более низкое сооружение должно, без сомнения, принадлежать более раннему археологическому слою и, соответственно, быть старше первого, но, похоже, такая простая логика недоступна большинству египтологов. Осиреион, почти точная копия сооружений, располагающихся впереди Сфинкса в Гизе, построен из гигантских, мегалитических гранитных блоков (см. рис. 82). Династические же хемитийцы, по мнению египтологов, построившие этот храм, использовали более мягкий камень, песчаник, для строительства своих Пер-Ба, а вовсе не гранит, как это делали древние хемитийцы. В сущности, Хаким полагает, что возраст Оси-реиона приближается к 50 тысячам лет, что вполне сопоставимо со временем постройки Сфинкса и окружающих его сооружений. В Осиреионе кое-где встречаются надписи, но это всего лишь высеченные династические отметки, сделанные через много тысяч лет после постройки храма. Здесь же обнаружен символ, который стал популярным благодаря работе Друнвало Мельхиседека, — «Цветок жизни». Однако нарисован он красной краской, и потому вряд ли его можно считать изначальным рисунком (см. рис. 83). Хаким относит его к периоду от 300 г. до н. э. до 300 г. н. э» и он мог быть сделан последователями великого греческого математика Пифагора, поскольку он сам и многие его ученики были посвящены в хемитийскую мудрость и священную геометрию. Вполне может оказаться, что древний храм Пер-Ба, названный Осиреионом, превратился в учебный храм для преподавания геометрии, и здесь могли пройти обряд посвящения многие греки (которым официальная наука ошибочно приписывает «изобретение» геометрии), например Пифагор, Фалес, Евклид и Платон.



Рис. 82. Абидос. Храм Осиреиона. Построенный из больших гранитных блоков, он, скорее всего, намного старше династических храмов. Фото автора.




Рис. 83. Абидос. Храм Осиреиона. На стене — символ Цветка Жизни. 1999 г. Фото автора.

В своей теории об Орионе Роберт Бауваль и другие используют концепцию Теп Зепи, которую они переводят как «Первое время». Бауваль считает, что происхождение этого выражения относится ко времени Уиззер и, связывая его со своей теорией Ориона, он исчисляет его возраст примерно 10 тысячами лет. Но Хаким категорически заявляет, что понятия «первого времени» у хемитийцев попросту не существовало, поскольку они не различали начала или конца созидания (творения). Под существованием они понимали мириады циклов, причем нынешний цикл начался около 65 тысяч лет назад. Эра Уиззер считалась древней, не связанной с каким-либо движением звездной системы Ориона и, возможно, имеющей отношение к началу нынешнего цикла, Хепер, Рассвета, и, безусловно, превышает 10 тысяч лет. В своих статьях о поездке Георгия Гурджиева в Египет Уильям Патрик Паттерсон утверждает, что выражение Зеп Тепи первым ввел в обиход британский египтолог Э. А. Реймонд, встретивший его на стенах храма Гора в Эдфу.

В предыдущей главе я упоминал о том, что мне удалось заполучить один экземпляр книги «Происхождение египетских храмов». Реймонд заявляет, что термин ntr ntri hpr m sp tpy является полным выражением, использованным Баувалем, и он переводит его как «Посвященный бог, который обрел существование при Первой Возможности». Реймонд относит его к мифу о сотворении, к тому времени, когда Нетеры (боги) впервые явили себя людям. Я разговаривал на эту тему с Хакимом, и мы с ним изучили тексты на стенах. И снова Хаким высказал сомнение в том, что тексты относятся ко времени древнего творения; скорее, они описывают период, когда Шеш, люди, достигли уровня сознания, расцвета чувств в нынешнем хемитийском цикле, который начался более 65 тысяч лет назад. Я думаю, что этот период начался около 20–60 тысяч лет назад, когда хемитийцы достигли сознания, позволявшего им строить свои гигантские сооружения, бурить туннели для воды и созидать свою цивилизацию, что послужило основой для последующих мифов о творении. Период в 12 тысяч лет приходится на эру Атона в хемитийской хронологии — полный расцвет чувств (и исчезновение реки Ур-Нил), а не на начало начал, как утверждают Бауваль и другие, и он абсолютно не связан с циклами звездной системы Ориона.

Еще одна интересная концепция обязана своим появлением текстам на стенах храма в Эдфу. Речь идет о выражении «Шемсу Гор» (Shemsu Ног), о котором первым заговорил Р. А. Шваллер де Любиц, а потом и Джон Энтони Уэст, Роберт Бауваль, Грэм Хэнкок, Захария Ситчин, Барбара Хэнд Клоу и многие другие. Шваллер перевел его как «последователи Гора», и многие из вышеупомянутых ученых считают, что оно обозначает высокоразвитую расу, которая в доисторические времена пришла в Хемит, принеся с собой знание и цивилизацию. Захария Ситчин полагает, что это были инопланетяне, скорее всего, потомки Аннунаки. Однако в переводах Э. А. Реймонда выражение «Шемсу Гор» не встречается, зато есть слова «Шешу Гор» (Seshu Ног) или «Себтиу» (Sebtiu). Первое сочетание переводится как «люди Гора», но оно может иметь скрытый подтекст, отличный от того, который вкладывали в него Шваллер и другие. И опять я затеял оживленную дискуссию с Хакимом по этому вопросу в октябре 1999 года, когда мы были на площадке в Эдфу, где были найдены тексты. Хаким высказал твердую уверенность в том, что не существовало никаких «посторонних» людей: ни атлантов, ни инопланетян, ни каких-то там «последователей Гора», которые бы пришли в Хемит во время нынешнего цикла его истории и научили бы его народ какому-либо высокому знанию. Местные предания гласят, что Шеш пришли к своему полному осознанию самостоятельно, в соответствии с предопределенными космическими циклами.

Однако у Хакима нашлось кое-что интересное по поводу выражения Шешу Гор. Вместо того чтобы воспринимать Гора так, как это делают другие, то есть отождествлять его с династической концепцией Гора-царя или с понятием царской власти, внедренным монархическим правлением через посредство мифа об Исиде, Осирисе, Горе, Хаким полагается на местный перевод понятия Гор как реализовавшейся мужской личности. До того как в Хемите в ранний династический период, примерно 4000–3000 лет до н. э., возникло понятие царской власти и правления, слово «Гор» использовалось для обозначения мужчины, который достиг стадии расцвета чувств, стадии просветления. Изначально это понятие не имело ничего общего с царской властью, но впоследствии стало критерием, по которому женщина выбирала себе супруга в соответствии с материнской линией наследования, доминирующей в древнем Хемите. Я лично считаю, что термины Сеп Тепи и Шешу Гор, встречающиеся в текстах в Эдфу, относятся к тому периоду в нынешнем хемитийском цикле, когда мужчины достигли высокой степени развития своего сознания, задействовали все свои чувства (Нетеры) и начали крупномасштабное строительство каменных сооружений, создав цивилизацию Бу-Уиззер.

А теперь я хотел бы вновь возвратиться к вопросу об обсуждении Текстов пирамид. Эти «молитвы», которые следовало бы называть «погребальными псалмами» (поскольку эти сооружения были не настоящими Пер-Нетер, а всего лишь Пер-Ка), представляли собой внешние атрибуты религии, созданной в разгар династического периода Древнего Царства, и намеренно искажали подлинные хемитийские учения. Все возрастающее значение жрецов как касты, которых по-хемитийски называли Ганути, и их стремление контролировать доступ к информации и тайным знаниям, подвигло их на создание религиозного барьера вокруг мифов об Уиззере. Используя символ царя как Высшего Посвященного, достигшего Просветления, а на самом деле — как человека, обладавшего средствами и властью, чтобы обеспечить Танути сохранение их новообретенного статуса (власть и богатства), жрецы стали отождествлять царя с мудростью Уиззер (Саху).

Вместо того чтобы явить знание Уиззера, Пта и Нетер в качестве аспектов сознания, средств достижения просветления или хотя бы давних гостей из звездной системы Сириуса, жрецы решили приберечь это знание для себя. После этого они провозгласили себя глашатаями и проводниками воли Нетер, и «доступ» к богам стали иметь только они сами и члены царствующей семьи (и то только с разрешения жрецов). Изначальное знание Нетер и их связь с Са-Пта (Сириусом) была затушевана и скрыта, и если в текстах упоминался Сириус (что само по себе сомнительно), то жрецы заменяли его Орионом, чтобы создать фальшивую религию и сохранить все внутренние тайны и таинства для себя. Все это происходило в век Амона, 4–6 тысяч лет назад, когда начал зарождаться патриархат. Выдвинув на первые роли мужчину-царя вместо подлинной Пер-Аа, богини Высокого Дома, Ганути приступили к планомерному искажению хемитийского учения с целью скрыть знание от Шеш, своего народа. На мой взгляд, так родился шаблон создания религии, которому следовали все последующие поколения.

Я ни в коей мере не ставил себе целью приуменьшить важность исследовательской работы, проделанной Робертом Баувалем, Грэмом Хэнкоком и Джейн Селлерс. Археоастрономия действительно имеет право на жизнь, и я убежден, что на самом деле существует определенная связь между звездами и хемитийскими полями пирамид. Причем главенствующее место среди них занимает отнюдь не Орион, и я посоветовал бы тем, кто собирается двигаться в этом направлении, серьезно задуматься над возможной «причастностью» Сириуса, Плеяд и других звездных систем. Мне снова хотелось бы повторить древнее хемитийское учение о том, что изначально именно 42 племени создали цивилизацию Хемита. Не может ли это означать 42 различных направления в небе, или 42 линии звездного семени? Тогда к ним можно отнести созвездие Лиры с Вегой, Сириус, Плеяды, Арктур, Альдебаран, Андромеду, Возничего, а также Орион и Нибиру. В этих звездных системах могли быть, а может быть и поныне есть, планеты с высокоразвитой жизнью, информация о контактах которых с человечеством в прошлом или настоящем могла попасть к отдельным лицам (т. е. методом каналирования) или же быть упомянута в литературе по НЛО.

За последние несколько лет я неоднократно беседовал с Барбарой Хэнд Клоу, и она неоднократно заявляла, что наша работа с Кристофером Данном ведет к созданию совершенно новых, трехмерных, как она выразилась, представлений о Великой пирамиде. Она также высоко оценила труды Джейн Селлерс и Роберта Бауваля, свидетельствующие о наличии некой связи между звездными системами и Великой пирамидой, а также другими хемитийскими сооружениями. Я не собираюсь оспаривать очевидное и думаю, что и звездная система Ориона может играть здесь какую-то роль. В конце концов, мы все согласны с тем, что у Великой пирамиды было много назначений, и первым могло быть функционирование в качестве энергетического сооружения, что отнюдь не значит, что эта задача была единственной. Местные предания устами Абдель Хакима гласят, что Великая пирамида использовалась и как средство коммуникации, что вполне согласуется с утверждениями доктора Дж. О. Киннамана о том, что названное сооружение служило гигантской радиостанцией. Мы с Барбарой сошлись на том, что эти коммуникации могли осуществляться на разных уровнях, с любой точкой на Земле (на трехпространственном уровне) или с другими звездными системами на многопространственном уровне.

Еще один момент, в котором местные традиции и предания расходятся с утверждением Бауваля о том, что расположение трех главных пирамид Пер-Нетер в Гизе связано со звездами в Поясе Ориона, заключается в том, что изначально пирамид на плато Гизы во времена Бу-Уиззер могло быть больше. Хаким рассказывал нам еще об одном Пер-Нетер к югу от небольшой пирамиды Менкаура, которую могли разобрать на стройматериалы, и о следующей пирамиде, еще дальше к югу, которая вообще может быть похоронена под песками. Так что очередным шагом наших исследований должны стать раскопки к югу от пирамиды Менкаура.

Я считаю, что все пирамиды Пер-Нетер во времена Бу-Уиззер образовывали так называемую спираль («ракушку») Фибоначчи, и именно поэтому они располагаются по кривой, а не прямой линии (см. рис. 84). Друнвало Мельхиседек излагает эту идею в своей книге «Древний секрет цветка жизни» применительно к пирамидам в Гизе. В ходе приватной беседы, которую я имел с Друнвало на конференции предсказателей в Фениксе, Аризона, в октябре 1997 года, мы обсуждали с ним теорию пирамид и спирали Фибоначчи. Друнвало разработал теорию, согласно которой энергия входит в землю возле Гизы и выходит возле Гавайев, что подтверждают и местные хемитийские предания. Хаким неоднократно упоминал, что энергия притекает на Землю как раз в районе Гизы. В 1998 году я сообщил Друнвало, что мы предположительно нашли центр спирали Фибоначчи в Завиет-эль-Ариане, в том месте, где стоит мечеть, но не смогли попасть внутрь из-за исламских фундаменталистов. Его очень заинтересовала эта информация, а также то, что слово «Завиет» по-арабски означает «угол». И не об угле ли в спирали Фибоначчи идет речь? Не может ли быть так, что это место обладает настолько мощным энергетическим потенциалом, что все знания о нем и само оно по-прежнему охраняется его нынешними хозяевами, исламскими фундаменталистами? Этот случай очень похож на историю с главным храмом Иерусалима, Куполом Скалы (Dome of Rock), местом одинаково священным и для иудеев, и для мусульман.



Рис. 84. Изображение Пер-Нетер (пирамида) Бу-Уиззер на предполагаемой спирали Фибоначчи. Рисунок Пола Э. Боумена, 1999 г.

Мне повезло, и я удостоился чести слушать выступление хранителя мудрости народа хопи Томаса Баньянки в Денвере, Колорадо, в ноябре 1996 года. Заговорив вначале о пророчествах и предсказаниях хопи относительно ближайшего будущего человечества, он затем перешел к верованиям хопи в то, что они были «изначальным народом» и что их предки пришли со звезд. Врачеватель племени лакота Стоящий Лось в конце 90-х годов XX столетия организовал целую серию конференций и встреч под общим названием «Звезды предсказывают». В ходе этих конференций старейшины многих североамериканских индейских племен поделились традиционными преданиями своих народов о связи их предков с различными звездными системами. В статье, написанной Патрицией Гонсалес и Роберто Родригесом, опубликованной в газете «Денвер Пост» от 2 января 2000 года, упоминается летописец народа майя Хунбац Мен и его рассказ о том, как в 2700 году до н. э. древние майя совершили кругосветное путешествие. В той же самой статье авторы ссылаются и на старейшину народа майя Дона Алехандро, о котором мы уже говорили раньше, который во время выступления перед североамериканской аудиторией заговорил о нага-майя, древних майя, которые пришли с Плеяд. К этим свидетельствам я могу добавить и предания древних хемитийцев о том, что существа из различных звездных систем посещали древний Хемит сотни тысяч лет назад. Эти предания в течение многих тысячелетий передавались из уст в уста от одного туземного хранителя мудрости к другому по всему миру. Серьезные исследователи больше не вправе игнорировать эти предания, и пришло время людям Запада выслушать эти истории, открыв ум и сердце.

Глава семнадцатая
ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Подзаголовок этой книги звучит как «Введение в хемитологию», и, видит бог, введение или, если хотите, знакомство и было моей целью. Настоятельно советую всем, кто заинтересовался данным вопросом, обязательно прочесть книгу «Египет и пробуждение»; написанную Абдель Хакимом в соавторстве с Кареной Брайан, которая более подробно познакомит вас с хемитийскими преданиями и учениями. Основной моей целью была разработка новой концепции, чтобы иметь возможность отбросить устаревшие и неадекватные взгляды академической египтологии, а потом представить основы новой дисциплины и продолжить революционный процесс, который еще в 50-е годы XX столетия профессор Томас Кунн назвал «сдвигом представлений». Однако победить косные идеи и рутинное мышление не так-то просто, поэтому написать эту книгу было самой легкой задачей.

Долгие часы полевых раскопок, тщательный осмотр уже обнаруженных площадок и полей пирамид, анализ данных, интерпретированных в соответствии с общепринятыми представлениями, несчетные часы, проведенные за чтением и изучением различных теорий, а также тысячи и тысячи часов, 30 лет, потраченных на споры и обсуждения мнений со многими людьми — это действительно можно считать относительно легкой задачей, во всяком случае потому, что этот труд доставлял наслаждение, подогреваемое жгучим желанием поведать миру всю правду, подлинную правду.

Каждое изображение и фотография, на которые я смотрел, будь то Сфинкс или Великая пирамида, храмы или скульптуры, рельефы или надписи, свитки папируса и другие следы культуры и цивилизации, которую называют Древним Египтом, — все это разожгло во мне огонь, который невозможно погасить; вызвало жажду, которую невозможно утолить; пробудило желание познавать, которое невозможно удовлетворить чтением иудейских, христианских и исламских текстов, греко-римских письменных свидетельств и трудов современных академических ученых. Только глубокое изучение мистических учений Востока и Запада открыло передо мной путь, который привел меня в небольшой дом в современной египетской деревушке Назлет-эль-Самман в Гизе, Египет.

Встречи и беседы с замечательным человеком, истинным знатоком древних хемитийских традиций, Абдель Хакимом Авианом, стали подлинным бальзамом для моей души и источником вдохновения. Изотерическое знание, к которому имели доступ люди, создавшие эту потрясающую цивилизацию, и с которым они составляли единое целое, источник всего сущего — причем в намного более широком смысле, чем мы могли себе представить — все это, вся хемитийская мудрость нашли живое воплощение в человеке по имени Абдель Хаким. По всему миру сейчас мужчины и женщины, посвященные и старейшины, участвуют в слиянии подлинных традиций, и Абдель Хаким выступает провозвестником грядущего расцвета нового сознания.

Цикл Амона Скрытого, длившийся 4–6 тысяч лет, близится к завершению. Во всех уголках земного шара люди словно просыпаются от долгого сна и требуют ответов на вопросы, которые не смогли им дать религии и правительства, ученые и те, кто контролировал информацию. Как утверждают такие учителя, как Друнвало Мелхиседек и Барбара Хэнд Клоу, наступление эры пробуждения закодировано в нашей ДНК, словно Создатель задумал так с самого начала.

Я ни в коей мере не считаю, что у меня есть ответы на все вопросы и что только я один прав, а все остальные ошибаются. Все просвещенные мастера, которые ступили на этот путь, все они учили одному и тому же — просвещенное знание нельзя передать в полном объеме от одного человека к другому, каждый из нас должен постигать эту правду сам, как внутри себя, так и вовне. Но эти мастера указывают нам путь, предоставляя в наше распоряжение дорожные карты проверенных и освященных временем путей воссоединения с Источником.

Абдель Хаким Авиан представляет учение, традиции и предания древних хемитийцев — людей, достигших подлинного просвещения и полного единения с 360 Нетер, «Принципами Божественного Творения», и обладавших, как выразилась Карена Брайан, циклическим сознанием. Я глубоко убежден, что Божественное Творение было, есть и будет, оно представляется мне вечным и бесконечным. Вот почему никогда не было и не могло быть никакого Зеп Тепи, Первого Раза, точно так же как первое слово на иврите из Торы, Ветхого Завета, Bereshees, ошибочно переведенное греками как «генезис» и неправильно воспринятое в английском переводе как «в начале», может означать всего лишь очередной цикл, а не новое начало. Хемитийцы учили, что не было ни начала, ни конца, а между ними есть только циклы, и это знание ныне подтверждается теоретической и квантовой физикой.

Все взгляды, теории, идеи и представления, приведенные в настоящей книге, имеют право на существование здесь и сейчас, в данный момент времени и пространства, и запросто могут потребовать серьезного пересмотра уже завтра, с получением нового знания. Оставаясь непревзойденным археологом и историком, Абдель Хаким не утруждает себя рассуждениями о прошлом или будущем, он думает только о вечном. В этом, естественно, заключается некий парадокс, ведь он говорит о прошедших циклах и грядущем Рассвете Сознания. Но если разобраться, именно так и должно быть, потому что пробуждение собственного потенциала и сознания как раз и означает жизнь в вечности, где прошлое и будущее сливаются воедино.

Именно поэтому предложенное вашему вниманию введение в хемитологию призвано всего лишь посеять семена новых представлений и взглядов, в основе которых лежат учения столь древние, что они старше нашей западной цивилизации на десятки тысяч лет. Этими учениями владели люди, настолько сильные духовно, что они сумели разработать высокую технологию, которая пребывала в полной гармонии с природой, а не противостояла ей. Эта технология позволила им резать гранит и базальт, как горячий нож режет масло, обрабатывать и плавить камни с потрясающей точностью, создавать шедевры, недоступные нам даже сегодня, в век космических технологий, с легкостью манипулировать глыбами весом в 20 тонн и более, словно это были пушинки. Подобные вещи невозможно объяснить с помощью наших ограниченных представлений о том, кто мы есть на самом деле и откуда мы пришли.

Большинство исследователей обращают внимание на блоки в Великой пирамиде и сооружениях, располагающихся перед Сфинксом, чтобы подчеркнуть, какого гигантского размера были эти глыбы, которые следовало вырубить, обтесать и установить на место. В одной из телепередач компании «Нова Паблик Бродкастинг» принял участие египтолог Марк Лейнер и продемонстрировал, как, по его мнению, династические хемитийцы могли построить пирамиды, передвигая блоки известняка с помощью веревок и деревянных салазок. И пусть вес самого большого блока не превышал одной тонны, пусть создателям передачи пришлось задействовать автопогрузчик, чтобы наконец-то поставить его на место, все равно Лейнер посчитал, что справился с задачей, подтвердив свою точку зрения. Но в открытой каменоломне, примерно в 500 милях к югу от Гизы, откуда добывался знаменитый розовый кварцевый гранит для хемитийских пирамид Пер-Нетер и Пер-Ба, лежит незаконченный гранитный обелиск высотой около 110 футов и весом более 1180 тонн! Обелиск был брошен не потому, что древние (не династические!) хемитийцы не могли сдвинуть его с места, а потому что в нем была обнаружена трещина, уже после того как он был вырублен и обтесан (см. рис. 85).



Рис. 85. Асуан. Незаконченный гранитный обелиск, лежащий в карьере. Имеет длину примерно в 110 футов и вес около 1200 тонн! 1998 г. Фото автора.

Я должен заметить, что при всех наших разногласиях с такими видными египтологами, как Марк Лейнер и Захи Хавасс, я всегда стремился к тому, чтобы между нами никогда не возникло личной неприязни. Непростительно долго, в письменной форме и в Интернете, между Баувалем, Хэнкоком, Уэстом и другими, с одной стороны, и Захи Хавассом, с другой, наблюдалось противостояние не только научных взглядов — в ход шли оскорбления и насмешки, недостойные обеих сторон. Наконец-то это прекратилось, и противники, вероятно, устыдились своих поступков. И хотя некоторые исследователи недоумевают по поводу того, что же заставило Бауваля и компанию утихомириться, все-таки плохой мир лучше доброй ссоры. И хотя я никак не могу согласиться со многими теориями Лейнера и Хавасса, я уважительно отношусь к этим ученым и их коллегам. Они оба, особенно доктор Хавасс и, в меньшей степени, доктор Лейнер, многое сделали для того, чтобы пробудить интерес к египтологии и плато Гизы. Собственно говоря, только благодаря личному вмешательству доктора Захи Хавасса мы с Робертом Ваутером не стали жертвами вымогательства в 1997 году, и он очень сердечно относился ко мне, выказывая искреннее уважение Абдель Хакиму.

Колоссальный вес и размеры каменных блоков не доставляли трудностей древним хемитийцам, потому что те умели преодолевать гравитацию. То, что дали им Нетер (боги), все эти потрясающие вещи и явления, имеющиеся в наличии на этой огромной планете, они использовали для создания своей цивилизации. Они работали с огненными камнями, гранитом, базальтом, диоритом и алебастром, в которых в большом количестве содержались слюда и кристаллы кварца, что давало им возможность входить в резонанс с самой Землей, и в которых было много материала, необходимого и достаточного для создания, поддержания и процветания жизни — то есть воды. Немногие отдают себе отчет в том, что подавляющее количество воды, присутствующее на нашей планете, приходится отнюдь не на долю морей, рек и озер, а содержится в связанном виде в скалах вулканического происхождения.

Несказанную радость доставляет мне то, что я вижу, как каждый день все больше исследователей начинают увлеченно изучать загадки и тайны воды и пишут книги о своих открытиях. Один из них, Малидома Патрис Сам, являясь африканским хранителем мудрости, написал несколько книг о великом духовном учении о воде, которое родилось в самом сердце Африки. Он пишет: «Вода повторно оживляет высохшую систему, в которой сила движения возрастает до невообразимых величин. Африканская мудрость целителей рассматривает физическую хворь как огонь, который увеличивает энергию заболевшего человека до таких пределов, выносить которые он не в состоянии. Отсюда следует, что всем нам нужна вода, нужны водные обряды, чтобы сохранить равновесие и согласие с собой и природой».



Puc. 86. Диаграмма, демонстрирующая климатические изменения в Северной Африке и существование Ур-Нила в западной пустынной области. Составлена на основе информации, приведенной в книге Майкла Хоффмана «Египет до фараонов». Рисунок создан Полем Э. Боуменом, 1999 г.

Очень похоже, что Сам излагает концепцию Асгат-Нефер в том виде, в котором донес ее до нас Абдель Хаким, и можно представить себе, как древние хемитийцы участвовали в ритуальных церемониях в своих Пер-Ба, используя воду, а также применяли эту жидкость в качестве источника физической энергии в пирамидах Пер-Нетер.

Хемитийцы хорошо понимали и использовали волшебную природу и силу воды, которые вновь открыли для нас Виктор Шаубергер и Иоганн Грандер. Именно применение самого распространенного элемента в известной нам части Вселенной — водорода — в качестве топлива для своей цивилизации и воды как источника этого самого топлива, является недвусмысленным свидетельством их колоссальных знаний и мудрости.

Сорок два племени осознавали себя как единое сообщество, как Шеш, народ, а не как иудеи, христиане, мусульмане, индуисты, черные, белые, желтолицые и краснокожие. Откуда они пришли? В их мифах об Уиззере («добром царе»), о Пта (Том, Кто Пришел из Ниоткуда), о Хатор (Доме Гора), о Нут (Небе) говорится, что все они — дети звезд. Друнвало Мельхиседек как-то заметил: «Для сотворения человека Господь использует людей».

Не являются ли все мифологические персонажи представителями чужого, инопланетного разума и нашими предками, которые спустились к нам и генетически создали человеческую расу, научив хемитийцев и все древние народы священному знанию о нашем действительном происхождении? Или же они символически воплощают в себе те силы из скрытых измерений, которые незримо взаимодействуют с нашим трехмерным миром? Вероятно, это не тот случай, когда можно сказать «или — или», и обе возможности имеют равные шансы на существование, чем и объясняется жизнь на нашей замечательной планете Земля.

Эти вопросы заслуживают самого внимательного к себе отношения и пристального изучения. Я очень хочу верить, что эта книга даст побудительный толчок другим людям, особенно молодому поколению, со свежими силами взяться за исследование этих тайн. Я бросил в землю семена; пусть они упадут на благодатную почву.

В ходе своих публичных выступлений я часто повторяю: «Нет никаких инопланетян и представителей иного разума, они — это мы, а мы — это они». Я также заявляю, что мы — потомки древних хемитийцев и что мы обладаем врожденной, наследственной способностью создавать потрясающие Пер-Нетер и Пер-Ба. Баджван Шри Раджнеш, также известный как Ошо, однажды заметил, что мы все — Просвещенные; нам просто следует очнуться ото сна и осознать это. Георгий Гурджиев утверждал то же самое — что все мы спим и что нам нужно разбудить свой колоссальный потенциал.

Проведенные нами исследования заложили основу такого пробуждения. Я понимаю это как начало; предстоит проделать гигантский объем полевых раскопок. Я своими глазами видел следы великой древней реки, Ур-Нилг в Западной пустыне Египта и в современных оазисах. Мне представляется очевидным, что для подтверждения наших новых взглядов и представлений имеются убедительные геологические и климатологические предпосылки. Примерно 50–30 тысяч лет назад в Северной Африке продолжался период обильных проливных дождей. Во время этого периода древний западный Нил мог оставаться чрезвычайно полноводным, предоставляя, таким образом, возможность зарождения нынешнего цикла хемитийской цивилизации. Постепенное прекращение дождей и наступление засухи примерно 30–15 тысяч лет назад, вероятно, вынудили хемитийцев двинуться на восток. В ходе этой миграции они вернулись к своим районам Бу-Уиззер, которые уже в то время считались священными. Глобальные климатические и геофизические изменения, происшедшие 15–12 тысяч лет назад, привели к тому, что великая река на западе пересохла, в ландшафте начали преобладать пустыни и полупустыни и появился нынешний Нил (см. рис. 86). В развитии хемитийской цивилизации наступил период застоя, но она вновь возродилась около 8–6 тысяч лет назад.

Сейчас человечество подошло к такому моменту в своём развитии, что у нас появилась возможность начать осознавать свое прошлое величие. В Саккаре, например, можно побывать на развалинах древней пирамиды Пер-Ба. У постройки сохранились три окна-ниши в известняковых стенах — слева, справа и по центру. Просунув голову в первое окно, вы ощутите прилив радости, тепла, положительной энергии. Суньте голову во вторую нишу и вас охватит неуверенность, холод и страх. Но если ваша голова окажется в средней нише, вы почувствуете блаженство и подлинную целостность. Это и есть демонстрация Нефер — Гармонии. Хемитийцы жили в гармонии, и им были известны пути и средства выхода за пределы полярного сознания.

О величии их сознания свидетельствует использование ими воды — Асгат-Нефер. Когда мы плыли по Нилу на фелюге у Асуана, Хаким рассказал мне, что нубийцы, особенно племя матокке, до сих пор говорят на языке, схожем с древним хемитийским. Хаким упросил меня обратиться к нашему капитану с просьбой произнести на своем языке фразу «добраться до воды». Сначала он не понял, что мне от него нужно, но я настаивал, и он ответил: «Asbani asgatta!» Хемит до сих пор живет в Египте, и он может проснуться в любом из нас.

Именно концепцией Асгат-Нефер я и собираюсь закончить свое повествование. Виктор Шаубергер в начале XX века и Иоганн Грандер в последние годы доказали, что, если мы хотим выжить как вид, нам нужно сохранить и сберечь воду. Шаубергер разработал теоретическую базу, а Грандер создал практические устройства для восстановления жизненных свойств воды и превращения ее в «живую воду». Если древние хемитийцы оставили нам хотя бы часть своей глубочайшей мудрости, чтобы мы могли повысить уровень своего сознания и подготовиться к грядущему великому сдвигу, фазе Нового Рассвета, то она состоит в том, что мы должны сохранить свои запасы воды.

Итак, поднимем бокалы (с водой, Асгат) и произнесем тост. И на каком бы языке он ни прозвучал, это будет тост за наше здоровье, коллективное здоровье Шеш, всех людей, произошедших от одной матери-земли, которые обладают врожденным даром помнить всех 360 Нетер (богов) по имени и врожденной способностью стать теми, кем и должны были быть — богами и богинями.

Свет окружает меня,

Свет проходит сквозь меня,

Я есть свет!





Примечания

1

т. е. арийской (в этнографии это идентичные понятия)

(обратно)

Оглавление

  • Стивен Меллер ЗЕМЛЯ ОСИРИСА Тайны древнеегипетской цивилизации
  •   Предисловие
  •   Часть первая ХЕМИТОЛОГИЯ
  •     Глава первая ПУТЕШЕСТВИЕ НАЧИНАЕТСЯ
  •     Глава вторая ИССЛЕДОВАНИЕ НАЧИНАЕТСЯ
  •     Глава третья ЕГИПТОЛОГИЯ И ЕЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  •     Глава четвертая ВРЕМЯ РАДИКАЛЬНОГО ИЗМЕНЕНИЯ ВЗГЛЯДОВ
  •     Глава пятая ХЕМИТОЛОГИЯ — НОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ И ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
  •   ЧАСТЬ ВТОРАЯ ЗЕМЛЯ ОСИРИСА
  •     Глава шестая ОПРЕДЕЛЕНИЕ И ОБЗОР
  •     Глава седьмая ДАХШУР
  •     Глава восьмая САККАРА
  •     Глава девятая АБУ-СИР И АБУ-ГУРАБ
  •     Глава десятая ЗАВИЕТ-ЭЛЬ-АРИАН
  •     Глава одиннадцатая ГИЗА
  •     Глава двенадцатая АБУ-РОАШ
  •     Глава тринадцатая УР-НИЛ И ОАЗИСЫ
  •     Глава четырнадцатая АСГАТ-НЕФЕР — ГАРМОНИЯ ВОДЫ
  •   Часть третья РАССТАВЛЯЯ ВСЕ ПО СВОИМ МЕСТАМ
  •     Глава пятнадцатая ХЕМИТ И МИФ ОБ АТЛАНТИДЕ
  •     Глава шестнадцатая А БЫЛИ ЛИ ПРИШЕЛЬЦЫ?
  •     Глава семнадцатая ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • *** Примечания ***